Book: Примирение



Альбе

Примирение

Название: Примирение

Автор: Альбе

Издательство: Самиздат

Страниц: 295

Год: 2014

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Вариация на тему орков и эльфов. Что могут сделать обыкновенные дети леса, столкнувшись с разрушительной силой одной весьма своеобразной эльфийки?

Ирика медленно брела по тропинке, полностью погруженная в свои переживания. Листва на земле заглушала шаги, ранняя осень в Лесу прекрасна. Я шла около подруги, мне хотелось поддержать ее, но я прекрасно понимала, что прямыми действиями вызову лишь раздражение. Поэтому я просто шла рядом и молчала. Отчасти в ее состоянии была виновата я, конечно, лишь частично, но всетаки.

Когда вчера меня в очередной раз выгнал Совет, всего после пары сомнений произнесенных в слух. Эйвинэкэ вспомнила, что надо когото отправить к оркам, для налаживания нормальных взаимоотношений. Правительница предложила план, как начать жить в мире с орками. Суть его была проста до крайности, в орочий Стан направлялась я, и ктонибудь еще, чтобы меня сразу не прибили. Через некоторое время там появляются нормальные эльфы, но на моем фоне их просто не заметят. Я рассмеялась вслух этому бредовому предложения, но Совет, к сожалению, задумался и решительно поддержал эту идею. В общем моя кандидатура не вызвала ни у кого нареканий, а вот мой спутник наоборот.

Со мной вызвалась идти Мастер Боли, я была категорично против, не смотря на то, что я Целитель, ее работу мне удается исправить далеко не всегда, да и сама по себе эта эльфийка вызывала массу отрицательных эмоций в силу ее специальности. Совет после продолжительных споров согласился, потом вызвалась идти Лалин, но тут Совет выступил сразу против. Рисковать Наследницей никто не хотел, да и отрицательное отношение ее самой к оркам наверняка создало бы трудности, уж слишком она сильный маг. После этого одна из Мастеров Магии предложила отправить со мной мага уже закончившего обучение, но еще недостаточно сильного и закостенелого, чтобы не начал вспоминать старые обиды. После тщательного рассмотрения всех возможных спутников, половина которых отпала сразу слишком велика вероятность, что они сами прибьют меня по дороге. А вторая еще очень молода и подвержена пагубному влиянию с моей стороны никто потом не хотел долго и упорно заниматься их перевоспитанием, выбор оказался небольшим Мей или Ирика.

Обе давно со мной дружат и обе уже давно сформировавшиеся личности. При этом на меня так недовольно взглянула Мастер Икиноэль ученицами которой они являлись, что мне захотелось оказаться как можно дальше, кстати, мое желание осуществилось. Мей оставили в покое, она еще не полностью пришла в себя, зато осчастливили выдернутую из кровати посредине ночи Ирику. Только благодаря вмешательству Правительницы, подруга не убила меня на месте, зато теперь дулась всю дорогу, как будто я в чемто виновата.

Я прислонилась спиной к дереву чутьчуть, чтобы мгновение передохнуть. В голове неожиданно, но как уже бывало ни раз, сложились строки

Летят века, шумит война

Живет вражда, горят деревья

А ты все та ж, моя земля

В красе таинственной и древней ...

Порой меня пугал этот дар. Неожиданный и как мне кажется даже не нужный, и без него мне хватало своих заморочек. Я не поэт и не бард, просто иногда Лес вкладывал в меня свои мысли и слова. Я надеюсь, что это Лес, а не мое больное воображение. Дерево за моей спиной обдало меня теплом. Огромное высокое вечное, оно стоит тут, наверное, со дня появления Леса. Листва осторожно скользит вниз, чтобы не помещать, не побеспокоить нас. Лес всегда заботится о своих детях. Даже в чужих для нас эльфов землях. Я тяжело вздохнула и собралась, расслабляться не стоило.

На мгновенье осмотревшись, я в который раз восхитилась Лесом. Высокие деревья, заканчивающиеся гдето там почти на небе. Ветки начинают расти на несколько метров выше, а на соседнем дереве от самой земли, как интересно и необычно. Лес велик и могуществен, несмотря на то, что мы живем здесь уже несколько тысяч лет, он попрежнему остается для нас загадкой. Здесь весь нижний ярус, растения по земле представляют сплошные и разнообразные папоротники. У нас преимущественно травы, а в этой части, нет. Странно, хотя кто может понять Лес? Только сам Лес.

Ирика успела уйти вперед, недалеко, но все же не настолько далеко, чтобы я могла потерять ее из вида. Оглянувшись на меня, она махнула рукой, я кивнула и принялась ее догонять. Снова остановившись и повернувшись ко мне, подруга на несколько мгновений застыла, я в который раз ей восхитилась, и чутьчуть позавидовала про себя. Высокая, стройная, статная, красивая и притягательная. Она непохожа на большую часть эльфов, синезеленые волосы с ярко синими прядями перед лицом, она всегда заплетает их в тонкие косички и постоянно вплетает небольшие зеленые листочки, становясь похожей на легендарных Стражей Леса. Чуть синеватые брови, яркие синие глаза с тонкими черными зрачками, чуть полноватыми губами темнокрасного цвета, причем даже в них присутствовал синий оттенок. Не знаю, как ей это удается, но это ее натуральные цвета. Еще Ирика предпочитает ожерелья вплотную по шее из магических знаков, точно такие же она носит в серьгах. Из металлов вы подруга предпочла чистейшее серебро, даже небольшая налобная цепочка выполнена из серебра. Вкупе с чуть выступающими верхними клыками, это производит сильное впечатление. Хотя она упорно отказывается признавать в подобной внешности вмешательство магии, я не верю, что такое бывает само по себе...

Тяжело вздохнув, я чуть прибавила шаг. Надо было внимательнее смотреть по сторонам. Конечно у нас вечный и нерушимый мир с орками, но не все думают так же и шанс поймать "случайную" стрелу очень велик. Особенно на их исконных землях...

Мы объединились с орочьим кланом Триим уже две недели назад. Это тяжелое и неприятное испытание. Очень тяжелое и крайне неприятное. Вдруг впереди нас словно из ниоткуда вышли двое орков, интересно чем они воспользовались. Ни один из амулетов не сработал, странно. Судя по меткам из ухорезов, они были на патруле. У них явственно перекосились лица. Я напряглась и сжала зубы, чтобы не потянуться за оружием.

Ирика рассмеялась, ее немного истерический смех не прекращался, затем она остановилась и внимательно на нас посмотрела:

Тоже мне, надежда древней крови и продолжатели рода ильгеле . Вы даже в одном лесу находиться не можете, не говоря уже " любви и счастье на века". Вы уже хотите перегрызть друг другу глотки и однажды сделаете это.

Продолжая смеяться она исчезла в лесу. Ирика частично маг для нее это не составило проблемы. Мы переглянулись. Орки молчали, я сочла нужным объяснить:

Моя подруга несколько расстроена этим союзом.

А кто нет? злобно сказал один из них и повернувшись исчез среди листвы.

Второй хотел последовать за ним, но с явным усилием сдержался и приглашающее махнул рукой. Я попыталась пойти за ним, но он вежливо пропустил меня вперед. Орк за спиной крайне нервировал и раздражал, мне все время хотелось обернуться и посмотреть, но я сдержалась. Уже почти дойдя до их стоянки, я резко остановилась. Ктото рядом громко с кучей эмоций возмущался против союза с эльфами:

...мы никогда не сможем поладить с этими тварями. Я в обморок упаду, если увижу эльфу висящую на орке...

Спокойней Тгир, все не так плохо, особенно если верить Совету, тем более сейчас от нас ничего не зависит, нам нужно встретить их и проводит к Старейшинам, надеюсь, ты ничего не выкинешь по дороге, я за вас всех поручился, не очень уверено и явно недовольно сказал другой. Видимо старший...

Судя по нашивкам, на его счету не меньше двух десятков эльфов. Ненавижу. Хотя слова Тгира меня заинтересовали и заставили мои мысли начать работать в другом направлении, я тут к ним со всей душою можно сказать, а они плевать в ответ? Я повернулась к сопровождающему и тихо спросила на орочьем:

Как зовут того что был с тобой?

Калхе, недоуменно ответил тот, с явной опаской смотря на меня, ожидая, наверное, магии.

Какой наивный гадости я хорошо делаю сама по себе, талант у меня такой можно сказать. Я улыбнулась ему во все зубы и в один прыжок скользнула на поляну. Все тут же потянулись к оружию, но затем неохотно его положили, скрипя зубами. Звук стал такой, что и у меня свело челюсти. Я с недоумением, граничащим с полным шоком осмотрела их, сделала огромные удивленные глаза идиотки и, заметив Калхе кинулась к нему через всю поляну, радостно заулыбалась и, повиснув на его шее, пропела:

А вот и я...

Мигом около моего сердца оказался кривой кинжал, он больно упирался в кожу, казалось еще мгновение и это оружие станет частью моего тела. Я попрежнему тепло улыбалась, словно ничего не заметила, и продолжала гнуть свою линию. Калхе недоуменно и растеряно на меня смотрел, затем неохотно убрал кинжал. Обернувшись, продолжая висеть на шее орка, смахнуть меня он не догадался, я присвистнула на меня смотрели восемь луков, это уже прогресс. Во взглядах всех было с трудом сдерживаемое желание убить, и еще проглядывался страх неизвестности, может изза моей улыбки? Неохотно оружие опустили, я отошла на шаг и возмущенно посмотрела на разговорчивого орка, затем, поставив руки в бока, начала закатывать сцену:

А обморок?! Ты обещал? Что это такое, везде мужики одинаковые, только обещать и могут, а как выполнять, так их нет!

Мои сопровождающие чуть напряженно рассмеялись. Спустя мгновение к ним присоединились почти все. Кроме старшего и Тгира. Тот поднял ятаган и мягко подошел ко мне, лицо его не выражало ничего хорошего, оно вообще ничего не выражало. Я его понимаю, выглядеть дураком не хотелось никому. Я мило и тепло улыбнулась, ему улыбнулась:

И что дальше, собрат? Убить ты меня не можешь, это нарушит договор, тем более вот так при всех. А совесть меня насмерть не замучает, я ее дома забыла, может, заключим перемирие? я протянула ему руку.

Орка перекривило, как и всех присутствующих, для них это страшное оскорбление, как и для нас сравнение с орками.

Я теперь своя, родня, можно сказать, продолжала я копаться в любимой болячке, руку не убирая, а что полагается за причинение вреда своей? Правильно Малый Лист, а, учитывая, что я слабенькая и беззащитная, то и до Среднего дело может дойти? спросила я.

Тгир наплевав на все, решился атаковать. К счастью ему помешали, между ним и мной возник старший, он стал полу боком почти полностью закрывая меня собой. И как не опасался чегонибудь в спину от меня? Правильно я хорошая и в спину бить не буду, хотя так хочется...

Возьми себя в руки, ты воин и какаято вертлявая эльфа вывести из себя парой слов. Затем он повернул ко мне злое напряженное лицо и с трудом сдерживая себя, сказал. А ты отойди подальше и помолчи, ясно?

ХА!

Фыркнула я, но сделала, как велели, не такая уж я и непонятливая, особенно если вежливо попросить. Все смотрели на меня насторожено, и с опаской, но хотя бы открытую агрессию не выражали. Мне здесь совершенно не нравилось, полянка была небольшая, по мне место было выбрано не удачно. Ни ручейка поблизости, не одного из эаро под которыми я любила ночевать в Лесу. Я предпочла бы переночевать одна, прошла еще бы пару километров, нашла свое дерево и провела ночь на нем, а не с компанией орков, но выбирать не приходилось, уйди я сейчас покажу свою слабость. Так что, стиснув зубы, я заставила себя остаться, сесть на землю и мило улыбнуться. Плащ у меня был свой, а вот еда осталась у Ирики. Кормить меня здесь явно не собирались, что слегка шло в разрез с моими планами, умирать от голода и исполнять тайное желание Тгира, я не хотела. Не знаю почему, но когда я попала на поляну, то весь внутренний мир перевернулся, все оказалось не так уж и плохо. Интуитивно я ожидала когото страшного и непонятного, а обнаружила вместо этого тех же привычных воинов, храбрых и бесшабашных в бою, но теряющихся перед женскими заморочками. Да раньше я была готова вцепиться в горло ближайшему, но сейчас нашла другое развлечение. Именно развлечение, это оказывается на порядок приятнее.

Все молча жевали лепешки, стараясь не смотреть на меня, но при этом я постоянно чувствовала на себе настороженные и любопытные взгляды. Ночь, костер, и приятная беседа в своей компании, а тут я, они не знали о чем говорить в моем присутствие, поэтому молча ели. Я решила внести некоторое разнообразие в это мерное пережевывание:

Простите что мешаю, а может вы меня покормите?

Молчание и тишина, на меня смотрели как на редкостного зверя, и что я такого сказала? Как у них лепешка попрек горла не встала, я тут сижу голодная, а они спокойно жуют. Я продолжила с некоторой ехидцей:

Я конечно могу сегодня и поголодать, но я же не воин и если завтра я не смогу идти сама, то кому то придется меня нести. Хотя надо признаться я не против... не закончила я.

Старший тяжело вздохнул и бросил мне на колени лепешку. Я от испуга подпрыгнула и лепешка упала в костер.

Простите, можно так больше не делать? А то я чуть чуть испугалась?

Он поднялся и подошел ко мне, одной рукой протягивая лепешку, а в другой держал ятаган. У меня задрожали руки, настолько страшен он был, вернее, хотел таким казаться. Судя по его эмоциональному фону, орк предпочел, чтобы я никогда не появлялась, но сейчас он уже смирился с моим присутствием и находил мои выходки чемто забавными. Я решила его поддержать и никак не могла ухватиться за еду...

А можно без ятагана? робко попросила я, честно смотря ему в глаза.

Явственно скрипнув зубами, он отвел руку с оружием, в глазах же плавали смешинки, не только я наслаждалась этим представлением. Взяв лепешку, я опустила глаза и от всего сердца поблагодарила:

Спасибо.

Лепешка была, мягко говоря, безвкусной, больше напоминая золу из костра, надо будет узнать, в какой пекарни они это берут. С трудом, прожевав пару кусков я решила попытать счастья еще раз, не могли же они есть сами такую дрянь, наверное?

Простите, я конечно жутко извиняюсь, но не могли бы вы отломить кусочек от своей, а то мне бракованная попалась. По вкусу как зола, я честно посмотрела ему в глаза.

Орк с размаху загнал ятаган в землю по самую рукоятку.

У вас тоже лепешка не вкусная? догадалась я. Ничего появиться Ирика и я нашими поделюсь, пообещала я.

Я молча давилась золой. Орки ели и недовольно смотрели на меня. Я пока решила повнимательнее изучить своих временных спутников. Всего их было десять, это традиционное число в отрядах, но на поляне сидело семеро, еще трое должны были находиться гдето поблизости, я их не чувствовала, но это не о чем ни говорило. Уж чтото, а маскироваться они умели.

Среди сидевших около костра ярко выделялись несколько. Старший, я не знаю его имени, на вид ему пятьсот. Он был самым опытный и опасный, не знаю почему, но от него шла дрожь по коже, не самое приятное ощущение, хотя я видела только доброжелательность. Тгир, мой почти что лучший друг, ему чуть больше трехсот, судя по нашивке на куртке наделенный какойто силой, но явно не маг. Внимание привлекал еще один орк, пожилой, ему ни как не меньше шестисот, а он по прежнему в отряде, это странно, с двумя шрамами через все лицо. Он смотрел на меня более насторожено и в тоже время понимающе, словно раскусил меня, в нем чувствовалось скрытое знание. Заметив мой взгляд, он уважительно склонил голову, как будто узнал. Я почувствовала себе неловко, а в голове билась мысль, не может быть, еще никто не узнавал. Я ему залихватски улыбнулась и состроила дурацкую рожицу, дескать не надо мне приписывать того что бы не знаете. В ответ получила доброжелательную улыбку и опущенные вниз глаза, словно разрешение продолжать дурачится. Остальные были сравнительно молоды, примерно моего возраста, но уже достаточно опытны и опасны, хотя не так интересны. Особых различий между воинами нет, конечно, они не похожи на нас, но не так уж и сильно отличаются...

Все местные уроженцы, все из отрядов ухорезов, а это самом по себе достаточно почетный статус. Вот собственно и все. Хотя нет, они все недавно были ранены, а чувствовала это по их движениям и конечно благодаря своим способностям. Я могла бы помощь многих, хотя почти все раны проблем для меня не представляли, но предлагать свою помощь я не собиралась. Скорее всего, недавно попали в стычку, с людьми, между орками и эльфами давно не было открытых схваток. И теперь они возвращались домой, в Стан, но не все так просто, наверняка в пути получили просьбу захватить нас с собой. Спорю, они были счастливы...

Я в очередной раз подивилась тишине и попыталась развеселить компанию рассказав парочку анекдотов. Когда после третьего старший прижал меня к дереву, вот это скорость, я даже заметить не успела, и начал ласково сжимать пальцы на моей шее, до меня дошло, что анекдоты про нетрадиционную ориентацию орков им лучше не рассказывать. Не понимают, какая деревенщина...

Норх, оставь ее, тихо сказал Тгир. Она не стоит этого.

Старший разжал пальцы и я начала падать, по привычке целясь за все. Разумеется в первую очередь за Норха. Он не успел меня стряхнуть как замерцало облачко портала и на поляне оказалось тесновато. На нас в шоковом состоянии уставились все прибывшие. А именно пять орков из их Совета и наша правительница. А так же еще пяток охранников и сопровождающих.



Отвращение читалось на каждом из них. Я была права, ничем они от нас не отличаются, проще будет работать. В нестандартных ситуациях все реагируют одинаково, не то, что наши, их стало так сложно удивить. Тут один из старейшин видимо первым придя в себя, осторожно спросил, косясь на меня:

Норх, все в порядке?

А ЧТО НЕ ВИДНО, КАК ВЫ НЕ ВО ВРЕМЯ? возмутилась я, не давая никому вставить ни слова.

Орк повернулся вместе со мной и со стороны наши объятия смотрелись довольно эффектно, маленькая щупленькая я, счастливо улыбающаяся на орке.

Зря мы волновались, видимо они поладили, миролюбиво сказала пожилая орка из Совета. Сама не веря своим словам, продолжая в недоумении смотреть на нас.

Я благодарно ей улыбнулась. Правительница с удивлением посмотрела на меня, потом тяжело вздохнула и спросила:

Лире, ты уверена, что все хорошо?

Конечно, вы сами советовали мне найти подходящего мужа. Я почти нашла, и если некоторые не вмешивались, он уже почти согласился, при этом я их всех сил сжимала руку орка, не давая ему вырваться.

Мне так понравилось их шокировать. Народ не знал, как реагировать и даже многолетняя политическая практика не помогла. Лица напоминали ритуальные маски Устрашения.

Можно просьбу, не вламывайтесь без предупреждения?! И еще я хотела уточнить, а как теперь будут выглядеть свадебные обряды?

Этого они не пережили, пробормотав "мы подумаем", все скрылись в портале. Как только окна портала погасли, орки сложились пополам от хохота. Меня аккуратно поставили на землю. Я отошла чуть в сторону и не мешала радоваться. Тгир отсмеявшись спросил:

А почему тебя отправили к нам?

Чтобы наш Совет и Дом не доводила, честно призналась я. Они тоже от меня устали и решили немного отдохнуть.

Не смотря на то, что ты эльфа, ты неплохая, вынужденно признался он. С тобой будет весело в Стане.

Я замечательная именно потому, что я эльф.

Наступила тишина. До этого признания они оказались не готовы. Все молча начали укладываться спать. Когда снова возникло облачко портала, оно сработало не сразу, несколько раз моргнуло, и только затем из него вышла орка из Совета.

Приветствую, надеюсь теперь я не настолько помешала?

Ее сдержано ее поприветствовали. Ее появление не вызвало ни лишнего ажиотажа, ни неприязни, все были очень корректны. Значит, она не так проста, как кажется, надо будет это учесть. А в том, что я встречусь с ней дальше, я не сомневалась.

О твоем вопросе, было решено, что свадебные обряды будут проходить по общему старинному обычаю, орка, глядя на меня, почти выплюнула эти слова, затем взяла себя в руки и спокойнее произнесла. Хотя я по другому поводу, Норх, полагаю вам нужна помощь целителя?

Старший кивнул.

Так вот у нас сейчас никого нет, сами знаете, но Эйвинэкэ из Падающего Листа предложила помощь своих Целителей, культурно закончила она.

Тут я уже не выдержала:

А она это с нами согласовала?

Прости?! удивилась орка.

Я Целитель, но без согласования оплаты работать не буду, предупредила я.

Да? удивилась орка. Она не сказала, что ктото в принципе согласен, вернее наоборот заявила, что сейчас работать не кому.

Конечно, подтвердила я. Из нас никто не соглашался браться за исцеление. Правительница отказалась оплачивать работу, к тому же лечить врагов и так не было желающих, а задарма тем более.

Мы отныне сородичи, мягко напомнила она, пытаясь поставить меня на место.

С чем я была совершенно не согласна:

Разве я спорю? Но как будет осуществляться оплата работы, с надбавкой за риск или без, и если с надбавкой, то какой в два раза или подругому?

Орки пораженно меня рассматривала, сразу появился гомон, их настроение резко изменилось.

Ты, правда, согласна применить свое искусство, если тебе заплатить? спросила орка из Совета.

Конечно, а что в этом особенного, легко согласилась я. Деньги лишними не бывают, к тому же вы сами только что сказали мы сородичи.

Меня обдало волной презрения, я насмешливо им улыбнулась:

Как вы думаете, много найдется желающих у меня полечиться, то есть полностью доверить свою жизнь мне? К тому же в сложных случаях процент смертей довольно высок, добавила я, мило улыбнувшись.

Теперь на меня смотрели как на наемного убийцу предупредившего жертву за пару минут до удара. Я продолжая мило всем улыбаться, уселась около костра, орка покачала головой и ушла в портал. Мои практически ставшие родными спутники настороженно на меня покосились, но ничего не сказали. Просьб о лечении не поступило, что позволило мне спокойно лечь спать. Незаметно, я активировала один из камней охраны, он завернет меня в Абсолютный кокон Защиты, при непосредственной угрозе моей жизни.

Я только заснула, как начался какойто шум, послышались встревоженные голоса, мимо меня ктото пробежал. Вскочив и выхватив кинжал, я мигом оказалась на ногах. Но через секунду уже лежала на земле рука держащая кинжал отдавала пульсирующей, накатывающей болью. На мне лежала скала, я задыхалась. Вдруг она зашевелилась и пропала и я смогла вздохнуть, открыть глаза, оказывается все это время, они были закрыты. С трудом сев я удивленно рассматривала поляну. Была глубокая ночь, слабо светил костер, прошло всего несколько часов, с момента как я улеглась. Нет, у них всетаки хуже, чем у нас, даже передохнуть не дают.

На поляне стало тесно, появился еще один отряд орков, все со злостью рассматривали меня. Как будто я в чемто виновата, как ни странно, но Тгир и Норх резкими отрывистыми фразами успокоили новоприбывших. Лица у тех вытянулись, на них можно было увидеть недоумение, смешанное обидой, а обижаться то на что? Орки разошлись и окружили чтото в центре, я ничего не видела, это расстраивало и сбивало с толку, я привыкла быть в курсе всего. Но сейчас я не рискнула подойти поближе, слишком агрессивно были настроены некоторые, такое чувство, что это я их личные враг. Все чтото говорили, размахивали руками, были чемто расстроены, я уже собиралась подойти и посмотреть в чем дело, как раздался голос Норха:

Лире, подойди.

От его приказного тона у меня тут же появилось необъективное желание плюнуть и отвернуться, но я сдержала свой порыв, но принципиально осталась на месте.

Лире, повторно позвал он, довольно спокойный голосом, судя по всему с трудом переступая через себя.

Я смилостивилась и подошла. К тому же так я увижу что там такое интересное.

Ни за что, эта мерзкая и, орк, командир второго отряда, судя по нашивкам, с трудом сдержался. Эльфка не подойдет к нему.

Нывур, подожди, не горячись, она Целитель, сейчас она единственная наша надежда, невозмутимо признался Тгир.

Орк с трудом сдержал рвущееся наружу проклятие, его прямо распирало от ненависти. Я тем временем приблизилась и умиротворенно улыбнулась. На плаще лежал орк, он умирал, у него были разворочены все внутренности, весь плащ был в крови, сам он почти не дышал. Ему осталось совсем не много.

Ну, подтолкнул меня в спину Тгир, дожидаясь какойто реакции.

Что ну? удивилась я. Он умирает, что я еще могу сказать?

Ты не хочешь ему помочь? возмутился Норх.

На его лице было написано такое недоумение.

Нет, пораженно глядя на него ответила я. С какой стати? Умрет еще одна мерзкая тварь и мир станет лучше.

Меня больно сжали за шею и приподняли от земли. Да что же это такое, еще пара таких рывков и у меня будет самая красивая шея в этом Лесу, если она вообще будет.

Ты поможешь ему или умрешь. Ясно? прошипел орк мне в ухо.

Убивайте, отозвалась я, пытаясь нащупать амулет, тот ни как не реагировал.

Или мне как обычно повезло и подсунули бракованный или ситуация не так плоха и пока ничто моей жизни не угрожает. Учитывая обстановку первое вероятнее.

Ты будешь умирать долго и мучительно как он.

Как он? усмехнулась я, глядя в глаза Нывуру, Это не так страшно как ты думаешь, основная боль прошла и сейчас его жизнь уходит с каждой каплей крови, но он этого не чувствует. Его смерть будет легкой, незаметной для него самого.

ты, ты ... он задохнулся от бешенства.

Вдруг меня поставили на землю. Я стояла около умирающего орка, и ничего не чувствовала. Не было ни ненависти, ни злости, радости в прочем тоже не было. В некотором отдалении застыли остальные. На меня бросали полные ненависти взгляды, но никто ничего не делал, словно все смирились с моим отказом, признавая за мной право, поступать, как я считаю нужным. Вдруг от общем массы отделился и подошел ко мне Калхе:

Помоги ему, пожалуйста, если можешь, это мой брат, слова давались ему с трудом, застревали в горле.

У меня тоже был брат, ему выпустили кишки орки, я не успела, на полдня...

Я обхватила себя за плечи, эти воспоминания всегда будили во мне боль и горечь. Калхе тем временем присел около брата и сжал его руку, словно пытался удержать. Промелькнуло в голове, что точно так же сидела я, держа за холодную руку Ильзана. Он не был мне кровным братом, просто с первого моего дня в новом доме, он опекал меня, заботился обо мне, помогал освоиться. Новый дом, новая семья приняла хорошо, но полностью примериться помог он. Даже дружба с Лалин была другой, этот мальчишка из соседнего дома, худощавый подросток с мягкими карими глазами сумел показать радость жизни. Смог вернуть меня к нормальному состоянию. Воспоминания причиняющие такую боль снова вернулись. Он умер более тридцати лет назад в одной из приграничных стычек. Я попрежнему испытывала ненависть к оркам, но к этому отдельному умирающему, уже нет.

Меня проклянут свои...

Отойди.

Я мрачно нарисовала один из знаков Возрождения. Он мягко засветился зеленым светом, долго, несколько секунд мерцал, словно давая мне, время на раздумье, принятие решения, затем резко упал на раненого. Тот дернулся, весь оказался окутан пеленой зеленого цвета, меня мигом откинуло назад откатом Силы. Я не упала, как ни странно, меня перехватили в полете.

Затем бережно поставили на землю, все замерли в ожидании, несколько минут ничего не происходило. Кокон мерно переливался, меняя цвет от светлозеленого до насыщенного, затем он стал переходить в коричневый и потихоньку пропадать. Я впервые видела такое странное исцеление, с другой стороны, я впервые лечила орков, так чему удивляться? Затем кокон исчез совсем.

Раненый пришел в себя, его раны затягивались у нас на глазах. Он медленно сел на залитые его кровью плащ, не произнеся ни звука. Над поляной висела такая же мертвая тишина, после все сразу заговорили, подскочили к нему, стали расспрашивать. Я почувствовала такую внутреннюю пустоту, что в пору было завыть, смотреть на это я не могла. Поляну я покинула почти бегом, не знаю, сколько продолжался мой бег, остановилась я только когда начала уставать. Через какое то время, я села на наклонное дерево и заплакала. И зачем я вмешалась? Что потянуло меня? Я ведь не боялась смерти, тогда зачем? Я сидела и не знала как ответить на этот вопрос. Мне было холодно, как всегда бывает при большой потере Сил, но я не могла заставить себя пойти обратно, да и вряд ли бы сейчас мне удалось найти поляну....

Вдруг на плечи теплый упал плащ, словно снятый с чужого плеча. Дернувшись я по привычке, вытащила кинжал. В двух шагах от меня стоял Норх.

Спасибо.

Я усмехнулась и отвернулась. За что? За плевок себе в лицо, в свою честь и предков. Не за что...

твои предки поймут тебя. Вдруг сказал он.

Что ты знаешь о моих предках, Орк?

Они мало, чем отличались от моих. Пойдем, здесь ты скоро замерзнешь, он протянул мне руку.

Я с удивлением на нее посмотрела. Для Норха это тоже было открытием, но руку он не убрал, хотя и показал такое намерение. Я с некоторой опаской взялась за нее и тут же в меня полилась его Сила, его уверенность, благодарность, физически стало легче. Плащ согревал спину, хотя и запах от него был весьма специфический. Я пошла за орком. Как странно, я иду за руку со своим извечным врагом. Чего только не бывает среди Леса.

В том числе и внезапного примирения со своими заклятыми врагами. Если верить древним легендам когдато давно в Великом Лесу жил народ древней крови ильгеле , этот народ был силен и велик. Сколько времени он просуществовал, мы не знаем, но говорят однажды, среди Лесов пролилась родственная кровь, что это вызвало никто толком не знает. Я, например, считаю, что это была элементарная борьба за власть. Начались распри, и некогда великий народ разделился, так возникли эльфы и орки.

Мы отстаивали честь своих предков и выполняли их заветы мщения, орки, наверное, свои. Уже несколько тысяч лет среди Лесов лилась кровь его детей. С каждым годом нас становилось все меньше и меньше, но и орков тоже. Каждый надеялся что презренный враг будет уничтожен, и вновь засияет величие народа. К сожалению этого не происходило.

Мы рождались и умирали с ненавистью. Нас становилось все меньше и меньше, к тому же в дела Леса все чаще стали вмешиваться люди. Если поначалу на них не обращали внимания, затем с ними пытались договориться, но со временем убедились в их коварстве и непостоянстве. Они метались между нами, помогая то одним, то другим вырезать друг друга, постепенно все больше Домов и Кланов пропадали среди листвы. Так наверное однажды и исчезли бы оба народа, если бы не одно но...

Десять лет назад каждый увидел Проклятую, это случилось в Дни празднования. Единственный праздник, который отмечают оба народа, в это дни мы никогда не убиваем друг друга. Она пришла каждому, что само по себе было странно и непонятно, такого еще не было. Ее речь окончательно возмутила всех, но никто ничего не смог поделать. Потом начали выяснять кто эта личность, прозванная в народах Проклятой, за свое вмешательство в вечную вражду.

Она оказалась полукровкой наполовину эльф наполовину орк, такое рождение дало основное ее преимущество, основную силу огромный магический потенциал. Ее появление было не самым приятным в силу двойственности ее натуры, но подобные особи появляются периодически, точно такая же и Лалин, это не смертельно. Хотя каждому известно, что наши народы могут иметь общих детей, но обычно этого избегают, по большой части те, кто рождаются от разных родителей, лишены ненависти и, по сути, могут быть как с одними, так и с другими. Насилие над побежденными принесли с собой люди, но довольно быстро это было забыто. Так проигравшие получали мучительную, но смерть.

Родители Проклятой были изгнаны из народа, за что изгнали эльфийку, узнать не удалось Дом Черной Лилии молчит и всякие попытки влезть в Хроники их Дома, пресекались на корню. Орк ушел сам за несогласие с политикой Клана, это официальная формулировка, что там было на самом деле так же тайна, покрытая мраком. Они сошлись на какомто далеком острове среди южных морей, и вместо ненависти и смерти нашли свою судьбу. Так родилась она Проклятая. Если честно то о ней никто не знал, пока она не решила вмешаться в судьбы двух народов. К ней какимто образом попали две великие Реликвии. Одна эльфов, вторя орков. Из шести, вернее семи, всего существующих, но седьмая всегда была в руках Стражей, и само ее существование давно было под сомнением. Полукровка оказалась магов, и как обычно смешение двух кровей придало ей огромную Силу. Непонятно какими путями у нее оказались давно считающиеся утерянными, а одна из Реликвий даже уничтоженной, но оказались. Скорее всего, до этого, они были у людей, выяснить, чтолибо точно так и не удалось.

В общем, в день Слияния она появилась перед каждым и сказала:

Я довольно далека от своих сородичей, но сегодня я поняла, что должна вам помочь. Вы сами прекрасно понимаете, что рано или поздно погибните. Вы заметили, что пропали Стражи Леса, нет? Сколько лет никто из них не показывался на глаза. Раз их нет, я помогу вам, если Лес больше не может защитить себя, ему надо помочь. Уже сейчас вы разбалансированы. Я помогу вам, а заодно поменяю и внутренние установки...

И она связала всех в единое целое. Именно в этот момент она и стала Проклятой, хотя может чуть позже, когда все осознали, что именно она натворила. Если раньше любой встречный орк был врагом, то теперь я воспринимала его как своего. Как сородича, да он не был другом, между собой мы тоже постоянно выясняем отношения, но и не врагом...

С тех пор в течение нескольких лет прямых больших стычек не было, почти не было. Мелкие конфликты имели место всегда, но только мелкие. Мы не жили в мире, но и открыто не воевали. С одной стороны всех устроило это негаданное перемирие, надо было привести себя в порядок, собрать новые силы перед очередным сражением. С другой, оно не дало нам ничего хорошего, если нет внешнего врага, надо искать внутреннего, но, не считая нескольких основополагающих запретов, названных Кодеком Дома, каждый может делать практически все. Само собой большая часть находиться в подчинении, есть и те кто чемто недоволен. Но таких не много и открыто они выступают редко, уничтожить коголибо без очень веской причины в принципе нельзя. Самое страшное наказание это изгнание. Внутри каждого Дама и Клана зрело недовольство, неизвестно во что бы оно вылилось, но произошло еще одно странное событие.



Несколько лет назад по праву Крови в одном из орочьих кланов оказалась эльфийка. После Слияния на орков распространились наши внутренние правила, а именно если эльф убивает другого, то занимает его место в доме и семье. В общем, эльфа оказалась среди орков и смогла там ужиться, не представляю, через что ей пришлось пройти, но она смогла, сумела, выжила. Затем она связала свою жизнь с одним из них, бр... мерзость какая. И перешла в его клан Клан Груон. Все бы ничего, это событие мало кого затрагивает, да конечно для орков и эльфов смешанные браки перестают быть ругательствами, но и не настолько важно, если бы не другая грань листа. Эльфа оказалась из практически полностью истребленного рода Черной Амирей. Рода некромантов. Те же Груон полностью вырезали их за полсотни лет до этого. Она пришла в Клан и ее приняли. Она заняла место Правительницы, у орков управляет Совет, у нас Правитель, сейчас чаще Правительница и Совет. Она пришла и принесла с собой магию. Об этом многие недалекие барды слагали легенды и песни, те, кто постарше и как следствие поумнее предпочли петь про нечто нейтральное красоту Лесов.

В последние сотни лет у эльфов рождались одни девочки, причем по большей части наделенные магическими или иными подобными способностями. У орков наоборот, магов среди них практически не было. Некромантку приняли, и остатки ее рода, вернее подчиненных ей родов вошли в Груон.

Это настолько усилило Клан, что с ним стало необходимо считаться. И до этого Клан был опасен изза своей численности, а уж после того как они получили магов и некромантов, тем более. Причем не только соседним кланам, но и всем жителям Великого Леса. К ним присоединились еще пара кланов послабее и насколько сотен эльфов из ближайших родов. На объединенном Совете Гуон стали диктовать свою волю. Всем стало понятно либо мы объединимся сами, либо попадем под власть Гуон. И кланы и роды стали скрипя сердце объединяться. Иначе однажды на голове Амирей окажется Лиственная Корона символ единой власти, оставшийся с незапамятных времен, по слухам от самих ильгеле . На уровне ненависти друг к другу была только любовь к власти и подчинению. Этим Проклятая и воспользовалась, чтобы помешать другим мы готовы смириться с собственными неудобствами. Если не ошибаюсь и наша Правительница и Совет орков уже потирает ручки и прикидывает выгоды, а так же начинают заманивать других в это объединение. Такими темпами в Великом Лесу скоро останется десяток кланов, но контролирующих огромные территории.

Если до этого мы не могли без ненависти смотреть друг на друга, то теперь когда наша Правительница договорилась об объединении с Триим, мы стали близкими друзьями. Кстати та же Амирей сделала еще один приятный подарок почти убила полукровку гоблина возлюбленного Проклятой. За это ей были благодарны все, я мстительно улыбнулась, подумав про это. Хотя от одной мысли, что можно спать с гоблином мне делалось дурно, я в принципе готова согласиться с орком. Если расплести косички то они чемто походи на нас, но с зелеными гоблинами!? Правду говорят что, Проклятая не совсем в своем уме. Еще один явный плюс теперь Проклятая не вмешивается в наши дела, она больше занята спасением гоблина. А на это уйдет много времени, уж что что, а убивать некроманты умеют очень хорошо, можно сказать профессионально.

Чему улыбаешься? вдруг спросил Норх, идущий впереди меня.

подумала о Проклятой, честно призналась я и тут же спросила. А как ты догадался, что я улыбаюсь?

Не знаю, наверное, почувствовал. Орк довольно усмехнулся.

Мы друг друга поняли, ее горе нас объединило. Вдруг орк посерьезнел:

Мне жаль твоего брата.

Да? не поверила я.

Да. Знаешь с одной стороны умер эльф, это хорошо. Но с другой стороны именно твоего брата мне жаль.

Спасибо, саркастически сказала я. Но позволь мне усомниться ведь каждый из убитых тобой эльфов приходился комуто братом, сыном или мужем, а может женой.

Орк остановился и внимательно посмотрел на меня. В его зеленых глазах плескалась злость. Я, наверное, смотрела так же, наше прошлое будет долго стоять между нами, хотя сейчас я пожалела, что не промолчала. Не знаю, мне не хотелось обострять отношения, я начала привыкать к этому отряду.

Вдруг впереди послышались какието звуки, не вписывающиеся в общую обстановку. Лес стоял темной стеной, ничего не было видно, свет звезд позволял разглядывать лишь общие очертания. Орк бросился вперед, уже на ходу крикнув мне:

Спрячься, люди...

И исчез. Я замерла, пробую понять, почувствовать обстановку вокруг, как назло поблизости не было больших деревьев. Позвав Лес, я мигом услышала ответ, чуть поодаль росло большое раскидистое дерево. Оно звало, манило меня к себе, обещая защиту. Я моментально пробежала, эти метры и одним прыжком взлетела на дерево, удобно устроившись, начала собрать малый лук. Он всегда был при мне, шум борьбы приближался, раздавался лязг мечей, крики, но никто не появлялся, зато в воздухе ощутимо запахло кровью и смертью. Вдали блеснул свет факелов, и это в Лесу? Удивилась я, мы всегда использовали магический свет, а орки закрытыми специальными камнями, которые не давали яркого пламени. Да и не нужен он был свет в Лесу, по большей части нам хватало зрения.

Я прислушалась к Лесу и попробовала найти орков, дерево подсказало. Практически все орки были ранены, пока все живы, но некоторые получили тяжелые ранения и без помощи истекут кровью за несколько минут. Прижавшись спиной к дереву, я попросила " Прощу тебя дай мне сил, чтобы помочь им". В глубине души я опасалась отказа, но мое тело вдруг переполнила сила. Используя полученную Силу я начала плести Исцеление, затем, собрав несколько в паутинки, наложила их на большой участок Леса, орки оказавшиеся в паутине резко воспротивились чужой силе, попытались скинуть ее, может, приняли за вредную, не знаю. По случайности один из них коснулся Исцеления, его раны мгновенно затянулись. Не знаю, что он сказал остальным, но орки перестали сопротивляться. Я плела Исцеление и снова и снова. Если поначалу орки сопротивлялись, то потом расслабились и поверили, странно принять помощь от недавнего врага, не знаю, я неверное так бы не смогла...

Он гдето здесь, ищи, крикнул человек внизу. Быстрее, найдите этого мага.

Под деревом, на котором я расположилась, выскочило несколько человек. Разгоряченные боем, они ошалело оглядывались по сторонам.

Быстрее, иначе они порубят нас в капусту, приказывал он.

Но здесь никого нет, найти в этом чертовом лесу мы никого не сможем. Сэр, вы не ошиблись? Да и стоит ли бегать за одним, когда нас почти сотня, попробовал возразить один из них.

Уже нет, идиот. Если мы провалим задание то я не завидую нам...

Но командир они объединятся только после смерти, и рассмеялся.

Дурак, а если в этом проклятом лесу при жизни. Ты не подумал? Рассредоточится, кристалл показал на это место, маг здесь.

Это бред, возразил все тот же. У орков давно нет магов, а если и есть то очень слабые, даже слабее наших.

Остальные в это время истоптали все окрестности и теперь возвращались к командиру.

А если маг эльф? Будь прокляты эти твари, ругнулся первый. Я так хотел это сберечь...

И он достал отливающийся магией кристалл, положил его на руку. Чуть свесившись с дерева, я смогла его хорошо рассмотреть, такой большой камень огня я видела впервые. Свет в нем начал потихоньку разгораться, человек тихо чтото шептал, пробуждая камень, только этого не хватало. Великий Лес. Он погубит все живое...

"Ирика" закричала я мысленно, зовя свою сестру, подругу, себя....

Ответ пришел не сразу, она находилась гдето очень далеко, уже сейчас она летела ко мне, но до нее еще так долго. Времени у меня, к сожалению не было.

Я принялась стрелять, продолжая брать силу из дерева и раз за разом вгонять Исцеление в порядком уставших орков. Первая стрела попала в горло ближайшему, вторая в руку с кристаллом. Человек застонал, кристалл начал медленно падать на землю, он попытался перехватить его, но не смог. Упав в яркозолотистую листву, камень на мгновенье потерялся, затем ярко вспыхнул, так что на мгновение ослепил и рассыпался красными искрами, я зажмурилась, ожидая худшего, но ничего не происходило, на наше счастье он не успел его до конца активировать. Человек наклонился, поднял камень, тот давал гораздо более тусклый свет, подняв его вверх, он осветил все дерево, меня заметили:

Он здесь на дереве.

По мне начали стрелять, они пока не попали, но это только вопрос времени.

Он здесь, закричал человек. Наверху. Стреляйте остолопы...

Тут выскочили двое орков Кархе и его брат. Видно было, что они вымотаны, брат Кархе особенно, после такого Возрождения надо неделю приходить в себя и привыкать к своему обновленному телу. Ятаганы в их руках превратились в размытые росчерки металла. Снова наложив на них Исцеление, я крикнула на эльфийском:

Тот с раненой рукой старший. И еще их в Лесу около сотни.

Орки кивнули и, оглушив человека, скрылись среди деревьев. Я аккуратно спустилась с дерева, и осторожно оглядываясь по сторонам, последовала за ними. Хотелось бежать, но Лес словно не пускал меня туда, цепляясь каждой веткой, каждой травинкой. Я конечно молодая и глупая, но не настолько, чтобы не слушать Лес.

На полянку я выглянула изза куста и остолбенела, орков загнали на нашу поляну. Со всех сторон стояли люди, их методично расстреливали из арбалетов, даже моя помощь не помогала. Исцеление залечивало раны, но новые появлялись слишком быстро, а, сейчас отойдя от дерева источника Силы, я уже не могла давать так много. Мрачно подняв лук, я приготовилась стрелять, многих мне не убрать, я не воин, но когото с собой захвачу...

И тут среди деревьев и людей, на противоположном краю поляны из ниоткуда выступила Ирика. Поднявших на нее оружие, она просто смела силовой волной. Подруга внимательно осмотрелась, все стрелы, пущенные в нее, отскакивали от защитного кокона. Затем подруга подняла глаза и насмешливо спросила:

Зачем ты позвала меня Лире? в голосе ее звучала ярость, Чтобы я помогла нашим врагам?

Да, согласилась я. Помоги, прошу...

Появление Ирики вызвало шоковое состояние, на несколько мгновений все замерли, орки в ожидании со слабыми проблесками надежды, люди со злостью они нашли мага.

Ну, если ты так хочешь, с непонятной интонацией сказала она и сказала несколько непонятных слов...

И деревья вдруг пошевелились и поднявшимися корнями захватили людей. Те закричали, попробовали убежать, начали цепляться руками за землю, но спустя пару секунд все было кончено. Поляна оказалась пуста и чиста, люди пропали среди сплетенных корней. Некоторые из орков попадали на землю без сил, я накинула очередное Исцеление, остальные удивленно осмотрелись и настороженно рассматривали Ирику, та отвечала им равнодушным взглядом. Меня всю трясло и от пережитого и от дисбаланса сил. Я упала на колени и прислонилась лбом к молодому деревцу. Сил оно давало не много, но позволило сохранить сознание.

Лире, ты как? спросил Норх, подходя ко мне.

Выглядел он ужасно, весь залитый кровью, одежда порвана, сквозь дырки на одежде виднелись свежие раны.

Плохо, сказала я, пытаясь улыбнуться. Лечить не смогу, даже не проси.

На что тут насмешливо, добродушно улыбнулся:

Еще чего, я об этом и не думал, это ж надо эльфу просить об исцелении.

Я слабо улыбнулась в ответ, оценив шутку, села, обхватила себя за плечи, пытаясь согреться, затем убрала руки и распрямилась. Никому не удаться унизить истинного эльфа.

Сядь, мы ничего не видим, сказал орк устало отворачиваясь от меня.

Затем принялся распоряжаться. Он велел снова разжечь костер, осмотреть раненых и помочь чем можно. Несколько орков были направлены на дальнюю разведку, остальные разошлись по ближайшим окрестностям, проверить все ли мертвы. Я с трудом поднялась и раздобыв котелок начала готовить расслабляющий отвар. Ирика посмотрев на нас презрительно фыркнула:

Из людей жив только один, он оглушен, других людей в радиусе километра нет, можете не суетиться. Остальные уже стали питанием для Леса.

Затем она исчезла. Я же, покопавшись в кармане, вытащила укрепляющую настойку и сделала пару глотков. Противная на вкус, но помогает хорошо, затем чуть придя в себя, занялась сбором трав, в поиске нужных пришлось отойди довольно далеко, люди вытоптали все. Тут ко мне присоединилась Ирика:

Лире, зачем?

Что именно? спросила я, как будто не поняла.

Зачем ты решила помочь? устало переспросила подруга.

Они нам больше не враги, к тому же знаешь зачем шли люди?

Ирика молча смотрела на меня не показывая как ей любопытно. Но по легкому подрагиванию ушей было видно, что подруга с трудом сдерживает нетерпение.

Я только хотела ответить, как появился орк. Он осмотрел нас и убрал руки от оружия, так как на ладони Ирики мигом возникло зеленое пламя.

Вас разыскивают, сказал он мрачновато.

Уже идем, отозвалась я.

Орк явно недовольно повернулся к нам спиной и пошел первым, показывая путь. Я приблизилась к Ирике и почти на ушко прошептала, чтобы орк не расслышал. У них как и у нас отличный слух.

Ты заметила как на тебя смотрел, тот другой?

Какой? удивленно отозвалась она.

Старший во втором отряде?

И как? судя по голосу она заинтересовалась.

С восхищением.

смеешься, обиделась она.

Думай как хочешь, возмутилась я.

Ирика задумалась. Я ушла чуть вперед, тропа сузилась. Оглянувшись я чуть не рассмеялась, Ирика явно не совсем осознано подправляла прическу и разглаживала одежду. Увидев мой взгляд подруга смутилась и убрала руки. Я отвернулась и дабы помочь спросила:

А как зовут предводителя второго отряда?

какого? удивился орк.

Ну там где не Норх, пояснила я. А ты оттуда, прости, не поняла.

Орк напрягся, но промолчал. Через пару мгновений ответил:

Нывур.

спасибо, а тебя?

На сей раз ответ мы получили незамедлительно:

Дтур.

Затем некоторое время все молчали. Судя по звукам, подруга переоделась в парадное платье. Про себя я ликовала. И решила узнать как можно больше. Все мы взяли за основу рассказывать все о себя по прическе. Но если эльфы укладывали волосы прядями с помочью разноцветных лент, то орки использовали косички и цветные бусины. Если знать что они обозначают, то можно с легкостью прочитать все историю жизни. О чем я и узнала у нашего проводника:

Дтур, прости что мешаю, но не мог бы ты рассказать про бусины. Не хотелось бы когонибудь оскорбить изза незнания, фраза далась мне с большим трудом.

Орк удивленно оглянулся:

а вы разве не знаете? Как язык?

Нет, язык учат все, а в бусинах разбираются только воины. Если честно, то отряд Норха первые орки которых я увидела.

И он и Ирика пораженно на меня посмотрели. Я пожала плечами:

Я никогда далеко не уходила от дома. А там к счастью орки не проходили.

Дтур удивленный продолжил путь и заодно начал рассказ. Наш новый лагерь находился довольно далеко от предыдущего. Мы узнали все основные особенности плетения и значения цветов. Если честно то это не сильно отличалось от наших лент.

Полянка была чуть больше. В середине уже горел костер и к моей радости на нем грелся котелок с корнями. Я мигом высыпала туда листья, оставив часть на запас. Сейчас настой чуть остынет и его можно будет пить. Сняв котелок и пристроив его около себя я осмотрелась. Орки ходили туда судя, и никак не могли остановиться. На одном из деревьев на нижней ветке головой вниз висел человек. Около него стояло трое орков и Ирика. Я тут же подошла к ним полюбопытствовать. Человек молчал и ехидно усмехался.

а чему он так рад? удивилась я.

Да смотрю и пытаюсь понять вы орки или эльфы? А то и косички и пряди, странно...

А что так не видно? спросила я, ловя Ирику за руку и заодно отводя ятаган.

Нет. Вы не обижайтесь, но все клыкастые на одно лицо что эльфы, что орки. Те же уши, глаза, телосложение...

Ятаган Норха коснулся его шеи, человек замолчал. Я возмущенно повернулась к остальным и заговорила на орочьем:

Вы спятили? Он вас специально провоцирует, чтобы умереть. И вообще идите пить настой, тогда и разум вернется.

какой настой? подозрительно спросил Нывур.

Я тяжело вздохнула и начала объяснять:

Настой специально используется после частых исцелений, как было у вас сегодня. Вы заметили что все ходите не прекращая?

Орки переглянулись. Норх кивнул:

Это последствия?

Да. Настой избавит от них, это тоже вредно.

Все еще настороженно орки попробовали питье. Да, тяжелый случай, так нам с ними будет не просто. Когда травы начали действовать все успокоились и расселись около костра. Я подошла к ирике и внимательно на нее посмотрела, подруга кивнула. Это странно и приятно, но у всех орков пропали нашивки на плечах. Там где раньше были плетенные полоски, говорящие сколько убитых эльфов на счету. Теперь их не было и еще у Старших пропали пару бусин в волосах. Не знаю к чему это, но пропали...

Ты заметила? спросила я шепотом.

Что? Ирика удивленно взглянула на меня.

Но у нее плохо получилось, чтото выдавало ее взгляд. Она как и я рассмотрела Нывура подробно. Ни жены, ни детей у него не было. Ему самому было чуть больше четырехсот лет, отличный воин, второй в Роду. Почти сказка...

Пока мы перешептывались орки сгруппировались.

Что то случилось? насмешливо спросила подруга.

Нет, невозмутимо ответил Норх.

Если вы о наших беседах, то Лире не знает как предложить. Для приведения себя в гармоничный порядок хорошо помогает массаж. Она специалист...

Орки словно подавились воздухом. Видимо эта перспектива никого не обрадовала. Я смущенно посмотрела на небо.

Да специалист, кто нибудь хочет попробовать? улыбнулась я.

Желающих не было. Как ни странно, я обиженно отвернулась и подошла к пленнику. Он умирал, люди не могут так долго висеть вниз головой, по крайней мере этот индивид точно.

Эй, кто нибудь. Он у вас умрет, а вы и не заметите.

Вот еще, возмутился Нывур, подходя ко мне. У меня еще никто сам по себе не умирал.

Значит этот будет первым, улыбнулась я.

Орк недовольно на меня посмотрел, почемуто я вызывала у него раздражение. К нам присоединились Норх и Ирика. Подруга профессиональным взглядом окинула пленника:

Правда умирает, к тому же в нем сильный магический блок. Под пытками он умрет, но не скажет зачем здесь.

Сможешь снять?

Конечно, кивнула подруга.

Они так легко нашли общий язык, что я мысленно себя поздравила. Норх хотел чтото сказать, но я наступила ему на ногу. Орк издал странный звук, к нему все обернулись. Пока он не испортил всю атмосферу я вмешалась:

он согласился на массаж. Вы тут сами справитесь?

Нывур и Ирика согласно синхронно кивнули, но во взглядах обоих легко читалось ненормальный. Как ни странно Норх промолчал и отошел вместе со мной. Он снял куртку и рубашку и лег на землю. Как бы случайно около нас застыли половина его отряда, причем все с оружием. Я мигом разоружилась, чтобы не нервировать и попыталась помассировать спину. Орк был полностью напряжен, так что у меня возникло ощущение будто массаж я делаю дереву.

Слушай, расслабься. Оружия у меня нет, а голыми руками я тебя не задушу. И скажи чтоб твои разошлись...

Что все это значит?

Ты не понял? Мы там были лишними.

То есть? орк приподнялся и посмотрел мне в глаза.

С другого края поляны на нас удивленно смотрели Ирика и нывур. Я махнула им рукой не отвлекайтесь. Слегка недоуменные те повернулись...

Неужели не видишь? шепотом возмутилась я.

Что? раздраженно спросил орк.

Я может, хочу увидеть новые свадебные ритуалы.

Что?!

Орк повернулся на другую строну и посмотрел на пленника. Было плохо видно, мешали ходящие по какимто непонятным делам орки. Издав тихий полу свист Норх рассмотрел пленника и происходящее там. В это время там шла тихая задушевная беседа, судя по отсутствующему лицу пленника явно не о пытках и признаниях.

Ничего себе, потрясенно выдохнул орк.

отвернись и ляг, я тебе вроде как массаж делаю. Теперь понял?

Да, приглушенно отозвался он. Но это бред Нывур и эльфийка...

Почему? возмутилась я и кулаком по позвоночнику.

Тут же около моей шеи возникло острие кинжала. Норх повернулся и недовольно рявкнул:

Рунх, исчез. Будете нужны позову.

Он отвернулся и не видел как у Рунха отвалилась челюсть. Я не сдержалась и показала ему язык, он потрясенно на меня посмотрел и отошел. Мигом около него образовалась небольшая группка. Я решила проявить родственные чувства:

Норх у тебя будут проблемы.

Почему? удивился орк.

все собрались в кучку и обсуждают происходящие. Нывур их тоже попросил не вмешиваться, народ это не понял.

великий Лес, ругнулся орк. Спасибо тебе большое...

Не за что, мило ответила я.

Самое интересное, что когда мы начали разговаривать орк расслабил спину. И я смогла сделать массаж не дереву.

Все закончилось.

Что? не понял орк.

Я сделала массаж, возмутилась я.

Орк встал и потянулся. Затем удивленно на меня посмотрел и кивнул. Стало лучше...

Я прошлась по полянке разминая руки. Затем подошла к пленнику. Беседа резко прекратилась.

Ну как успехи или вы все о своем?

В тоже мгновение я оказалась зажатой в руке орка, он слегка сдавливал мою шею, а Ирика начала подпаливать огонек рядом с моим лицом.

я все про тоже, вы у пленника чтонибудь спросили?

Лире, иди отсюда, мягко попросила подруга.

Я благоразумно отошла. Меня встретили заинтересованные лица. Я возмущенно фыркнула:

Они не нашли времени задать пленнику пару вопросов, а я своим присутствием им мешала.

Кто то тихонько засмеялся, я возмущенно обернулась. Народ засмеялся поголовно.

Что интересного? мягко но с легкой угрозой уточнил Нывур.

Эльфа смешная, пояснил ктото.

Орк окинул меня удивленным взглядом, но промолчал. Хотя в глазах явно плескалось презрение. Не знаю как, но я оказалась в полете. Видимо я бросилась на него...

Приземление было жестким и неприятным, я отбила все что могла и не только. Пока я приходила в себя, орки быстро и умело собрали лагерь. Уже утро? А спать?

Лире, мы выступаем, сказал мне Норх.

Он был непонятно задумчив и молчалив. Я шла в середине отряда, около меня несли человека. Ирика шла ближе к хвосту отряда вместе с Нывуром. Никто ничего не говорил, но общее отношение явно витало в воздухе. Идти пришлось быстро и тяжело, я не привыкла к такой нагрузке. К тому же болело все тело...

Готовься это на весь день, сказал вдруг орк шедший за мной.

Я удивленно оглянулась и чуть не упала.

Иди.

Он встал около меня, тропа это позволяла.

Я Кетф. Из отряда Норха, пояснил он.

Приятно познакомиться. А тебе не тяжело?

Пока нет, бывало и хуже.

У меня есть эликсир восстановления сил, дать?

Да. Спасибо.

Я начала копаться в сумке. Очаровательно. Сколько всего не нужного у меня есть оказывается, а вот и он. Орк мигом убрал сосуд в один из внутренних карманов. И продолжил идти рядом. Я с удивлением на него посмотрела. Все равно человек тяжелый, и как он не устает?

Человек был обездвижен и мешком лежал на плечах орка. Тот увидев мое удивление спросил:

впервые такое видишь?

Да...

А своих?

Я рассмеялась:

У нас почти воины женщины, они за такое запросто вгонят кинжал под ребра.

Да? теперь удивился орк. Не думал...

Ты часто сталкивался на мечах, вернее ятаганах?

Нет, в основном это были стрелы, вынужденно признал он.

Затем чуть понизив голос спросил:

А у тебя все знакомые такие как сама?

В смысле веселые? Нет, по большей части наоборот серьезные и собранные. А что, познакомить с кемто?

Орка передернуло, но отнекиваться он не стал. И я его хорошо понимала, как бы там не было они не такие мерзкие как я привыкла считать. Не знаю почему, но я продолжала ненавидеть народ орков в целом, но не этих конкретных лиц. Странно и непривычно, хотелось уйти и подумать, но я прекрасно знала что меня не поймут. Все равно мне не слишком доверяли, и я и Ирика были чужаками. Через пару часов я не выдержала, болели ноги, спина, я люблю ходить по Лесу и могу ходить долго, но не в таком же темпе, и спросила:

А привал у нас будет?

Нет, удивленно ответил Кетф изза моей спины. Уже устала?

Да, немного, призналась я, с неохотой оглядывая Лес.

Полдня уже прошло, краски начали густеть, стало свежо.

Хочешь, я скажу Норху? А так мы будем идти до вечера, предупредил он.

Ничего, я просто не привыкла к такому темпу...

Мы продолжили идти. День был долгий, очень долгий, но никто не высказывал недовольства. Для них это было нормой, я поразилась выносливости своих вынужденных спутников, мы для дальних переходов обычно пользуемся порталами. Сейчас это был невозможно, так как портал привязывается к определенному месту или личности. Стоит нам попасть в Стан, как можно будет провести временный портал на нас, а чуть позже создать постоянный на место...

Когда объявили привал, я уже ни как не отреагировала, от усталости полностью закрылась и телом и сознанием просто, когда все остановились, я тоже встала. Пленника связали с деревом, ктото занялся костром остальные чемто еще. Я же прислонилась спиной к дереву и попросила сил. Как и прошлый раз Лес откликнулся незамедлительно, укутав в теплые и заботливые объятия, я словно попала в теплые и заботливые объятия. Затем это ощущение закончилось...

Я почувствовала внутреннюю усталость и опустошенность. Болело все...

Как ты? около меня присела Ирика. Ты плохо выглядишь, помочь чемнибудь?

Все хорошо, я думала этот день никогда не закончится ...

Только не смейся, но я не заметила как прошел день. Не поверишь сколько всего знает Нывур. Он такой интересный собеседник, с ним легко общаться.

Да? удивленно спросила я, пытаясь взглядом найти предмет обсуждения, он находился около костра.

Если быть совсем честной, то ей не требовалось моя заинтересованность. Подруга сияла, ее оливкового цвета кожа начала отливать зеленцой. Так бывало с ней когда она переставала контролировать свои эмоции...

Следующие пять минут я выслушивала восхищенные возгласы в его честь. Периодически прерываемые заверениями, что это она просто, познакомилась с интересной личностью, в общем. Чуть придя в себя она внимательнее осмотрела меня и громко ахнула, чем привлекла совершенно не нужное внимание...

Что случилось? около нас мигом появился Нывур, на его лице читалась тревога и озабоченность.

Ничего, рявкнула подруга. Ни считая того, что Лире идиотка. Что ты сразу не сказала? Нет, строила из себя героя, все поняли и оценили, так? Нет, ты понимаешь что для них это норма, а ты, тут она махнула рукой, видимо не найдя слов.

Ирика с трудом сдерживалась, чтобы не начать кричать, ее останавливало только присутствие орков. Но не на долго...

А в чем дело? переспросил орк, присаживаясь напротив, рассматривая меня.

Она весь день тянула из себя запасы силы. После вчерашних постоянных исцелений она должна была выспаться и прийти в себя, но вместо этого шла весь день наравне с остальными словно ничего не произошло. Еще пара дней такой ходьбы и она упадет и больше не встанет.

Прекрати устраивать истерику, со мной все в порядке, возмутилась, я пытаясь подняться на ноги.

Тело отказывалось слушаться, было впечатление, будто на меня насыпали гору земли.

Меня резко усадили обратно.

Нет не в порядке. Надо оставить ее здесь на пару дней, потом, когда я побываю в городе, то смогу сюда переместится порталом и забрать ее. Обратилась Ирика к Нывуру.

Она все подобралась, ожидая возражений, и напоминала лесную кошку перед прыжком.

Не знаю, надо подумать, отозвался орк, впервые столкнувшись с такой Ирикой, он растерялся.

Его глаза с восторгом оглядывали разъяренную подругу, та слегка опешила и сбавила тон:

Серьезно ей не дойти. Нужен долгий отдых и хорошая еда, что у тебя есть из трав, это она обратилась ко мне. Давай заварю.

Я не глядя, вытащила из внутреннего кармана куртки маленький мешочек с золотым корнем и протянула его Ирике. Та развернула и удивленно присвистнула:

Где ты нашла такое сокровище?

Подарила, огрызнулась я. Не все считают меня идиоткой, некоторые очень даже ценят.

Нывур, видя нашу перебранку, ушел обратно к костру, там они устроили совещание с Норхом, затем оба подошли к нам. До нас доносились только приглушенные голоса.

Мы не можем позволить тебе здесь остаться одной, мало ли, сколько еще людей ходят среди Леса, сказал Нывур, и, не давая вставить ни слова, добавил. Мы знаем, в Лесу ты не пропадешь, но рисковать не будем.

Но она не сможет идти сама, возразила подруга.

Значит мы понесем ее, отозвался орк. Не такая уж она и тяжелая.

Как? в полный голос воскликнула подруга, от возмущения она потеряла контроль над собой и начала подсвечиваться изнутри. Это внешнее проявление силы, неуправляемой силы.

Теперь на нас посмотрели все, хотя сдается мне все, и так были в курсе происходящих событий...

В чем дело? спросил Норх, с осторожностью посматривая на Ирику.

Ты позволишь нести себя, орк? уже более спокойно спросила она, беря эмоции под контроль.

Если не будет другого выхода, пожал плечами тот. Что в этом такого?

Эльфам? уточнила Ирика со злобой. На глазах у двух десятков ЭЛЬФОВ?

Орки недовольно переглянулись и снова отошли. Тут подал голос человек:

Барон был прав, ваш так называемый союз долго не продержится и зачем мы пошли сюда? Надо было только подождать, хрипло сказал он на исковерканном и очень плохом эльфийском.

Не правильно, все это не правильно люди в принципе не способны овладеть древним языком. В его исполнении язык был осквернен. Орк находящийся ближе всего к нему, легко поднялся на ноги и схватил человека рукой за шею и тихо на человеческом произнес:

Помолчи, червь...

А то что? прохрипел человек уже на общем языке.

Загирд, скомандовал Норх. Займись им, а то червь разговорился слишком.

Один из орков с улыбкой подошел к человеку. Мгновение спустя начались душераздирающие крики, я поежилась. Мне не нравились крики, чтото похожие издавали раненые. Умирающие, когда я пыталась ухватить нить жизни...

Вдруг они прекратились, я забеспокоилась, что человечек мертв, но оказывается ему, просто завязали рот.

Оцени, сказала Ирика, протягивая мне лепешку.

И усаживаясь рядом, она снова была очаровательна и мила.

К счастью нашу лепешку.... Я удивленно на нее взглянула...

Когда ты закрыла глаза Норх велел заткнуть ему рот.

Но?

Да, все заметили что тебе неприятно, но никто не понял почему...

Точно так же кричат умирающие когда ускользает нить их жизни. Ты пытаешься ухватить ее, а она ускользает между пальцев. И снова и снова...

Успокойся, ешь...

Не хочу, я отвела ее руку, к горлу подкатила тошнота. Я не голодна...

Тебе надо поесть, упрямо повторила она, держа лепешку перед моим лицом.

Я мило, как мне кажется, улыбнулась.

Нечего показывать смерть, возмутилась она, вскакивая. Кстати ты, конечно можешь отказаться, но тогда орки будут кормить тебя насильно. Уж я об этом позабочусь, и им будет приятно.

Ха, я принялась, есть лепешку, затем в руках оказалась глиняная кружка с отваром Золотого корня, по телу разлилась приятная истома. После еды я мигом погрузилась в сон...

Утро началось неожиданно. Меня коснулись за плечо, очень осторожно и нежно, с трудом разлепила глаза, и отпрянула, надо мной застыл орк. Я снова отпрянула и уже потянулась за кинжалом, затем нехотя убрала руку с оружия. И мило улыбнулась.

Орк хмыкнул, но промолчал...

А где моя подруга? спросила я, подходя к костру и оглядываясь.

Ирики не было, Нывура тоже, костер догорал, его тепло приятно грело озябшие руки. Я чувствовала себя пожеванной, болело все. А тут еще подруга болтается неизвестно где, не то чтобы опасаясь за нее, но все же беспокоясь. Все понимающе усмехнулись но промолчали. Голос подал человечек:

Изучают с орком особенности вневидового размножения...

За что тут же получил затрещину от орка и замолчал. Я тупо посмотрела на орков, находящихся неподалеку пожала плечами и отвернулась. Мне както стало неприятно, даже больше противно и гадко. Мы те, что правили миром и диктовали свои условия всем, теперь вынуждены слушать насмешки от низших, от тех, кто никогда и ничего не мог сделать сам. Все что они делали, было мертво, сейчас может быть впервые, поняли причины примирения. Мы должна снова стать великим народом, вновь воцарить над миром.

Убрав предложенную лепешку в карман, я поднялась на ноги. Все можно идти вперед...

Когда мы выступили я подошла к Норху:

А Ирика?

Они нас догонят, с усмешкой отозвался орк. Нывур здесь хорошо ориентируется. Лире, не волнуйся за свою подругу, он не даст никому ее обидеть.

Я усмехнулась, обидевшие Ирику долго не проживут, но природная вредность заставила спросить:

А если нет? продолжала допытываться я.

Тогда в обед мы их поищем, отозвался орк и махнул рукой.

Отряд снова двинулся вперед. Я опять оказалась рядом с Карфом, тот нес оглушенного человека.

Как дела? культурно осведомилась я.

Хорошо, а у тебя?

Замечательно, нам еще долго идти?

Не очень, но все равно прилично. Будь добра если устанешь, дай знак, а то...

Что то? заинтересовалась я.

Да так. А вот кстати и твоя подруга.

И действительно откудато сбоку к нам присоединились Ирика и Нывур. Подруга мигом направилась ко мне, но ее остановил орк. Она мотнула головой и перетащила меня в другую часть отряда, там, где шла сама.

С добрым утром, улыбаясь, начала она. Правда хорошая погода?

С добрым, не поддержала ее настроение я. Хорошо отдохнула? не удержалась я от колкости.

А что? Ирика удивленно на меня взглянула.

Знаешь сколько намеков я выслушала за утро?

Каких? удивилась она.

Сама догадайся, отозвалась я, начиная злиться на ее непонятливость.

Стоп, ты о чем? глаза ее стали еще больше, разве что веселья в них поубавилось.

Как ты думаешь, когда вас двоих не было в лагере, что подумали остальные?

Мы пошли на прогулку, все еще недоумевающее сказала она. Просто пошли на прогулку, Нывур показал мне местность.

Затем до нее дошло.

Что?!

Ирика резко остановилась. Отряд тоже застыл, но както расслабленно. Понимающе. Как только она натолкнулась на понимающую улыбку одного из орков, на ее руке тут же возникло зеленое пламя. Нывур мигом погасил его и явно злорадно усмехнулся на притихших орков:

Не надо, сейчас не надо, мягко попросил он.

Но они, слабо возразила она, покраснев. Они, они...

Они свое еще получат, его глаза обещали всем большие неприятности.

Орки опустили головы, но продолжали изучать эту интересную пару.

Хорошо...

И мы продолжили путь. По ближайшим оркам чувствовалось, что им не нравится такая постановка вопроса, но они молчали. Мы шли дальше. Ирика полностью погрузилась в свои думы. Я оказалась предоставлена сама себе, это в принципе не так уже и плохо...

Сейчас мы двигались быстро, но не так изматывающее. Ближе к вечеру Нывур вдруг остановил отряд и подошел к Норху. Они принялись чтото оживленно обсуждать, размахивая руками. Норх был явно недоволен, но затем согласился. Среди орков прошелестело...

"болота"

Мы недоуменно переглянулись.

Анох, что за болота? спросила Ирика у ближайшего.

Пойдем через болота, это на три дня быстрее, недовольно отозвался орк, с укором глядя на нас.

Но обычно вы их обходите, уточнила подруга.

ДА. А теперь попремся напрямик, так же недовольно отозвался тот.

А почему? удивилась она.

Я сочла нужным вмешаться:

Помнишь Нывур сказал, что всем остальным тоже будет весело? Это именно оно. Я только одно не поняла, зачем на это согласился Норх.

На меня посмотрели как на дуру. Затем Ирика пояснила:

Изза тебя, чем быстрее закончиться эта ходьба, тем лучше.

Ага, так я тебе и поверила, возмутилась я. Он заботиться так о каждой встречной эльфе?

Мы не знаем, обычно он их убивал, а сейчас возможно все, отозвался Анох и снова чемуто усмехнулся. Сейчас у нас мир и любовь, все возможно, повторил он.

Мы снова тронулись в путь. Вскоре показалось болото. Сказать что идти через него было тяжело значит ничего не сказать. Я доползла на остатках гордости. Когда уже ночью мы вышли на твердую землю я сделала несколько шагов и упала.

Проклятье, возмутилась Ирика, подбегая ко мне.

Я с трудом поднялась на ноги, перед глазами все плыло, к горлу опять подкатывала тошнота.

Со мной все в порядке, возразила я и сделала шаг вперед.

Хватит, скомандовал Нывур. Анох, несешь ее...

Ни за что, я мигом вытащила кинжал.

Орк остановился на полпути. К нам подошел Норх:

Что у вас?

У Лире нет сил идти, пояснила Ирика.

Есть, возразила я. Просто я немного устала.

Ясно, отозвался он, както странно взглянув на Ирику, та непонятно на что кивнула головой.

И я упала в темноту...

Очнулась я на руках орка. Как ни странно, ожидала, что меня понесут как человека, но ошиблась. Орк нес меня на руках. Что вообще возмутительно, я вдруг поняла он не испытывал ко мне, ни ненависти, ни неприязни. Чувствовалось, что он устал и хочет пить...

Поставь меня.

Пришла в себе?

Да, поставь меня, а пойду сама, я попыталась вырваться, но не смогла пошевелиться.

Не волнуйся ты временно обездвижена.

И кто так постарался? Ирика? Она же оглушила меня?

Будь у меня возможность, я бы мигом забыла про хорошие манеры, объясняя про ее нехорошее поведение.

Сама догадалась, похвалил орк. Мы почти пришли, пред станом я тебя поставлю на ноги, пообещал орк.

Но не успел сделать этого. Вдруг раздалась орочья речь, и к нам на встречу вышло несколько орков. Увидев нашу дружную компанию, они резко остановились и пораженно посмотрели на нас.

Приветствую, безразлично сказал Норх.

Как ты можешь нести на руках эту ..., начал один из них, его лицо перекосила бессильная злоба и презрение.

Тут подошли Ирика и Нывур. Меня наконецто поставили на ноги и вернули подвижность. Увидев подругу даже я потеряла дар речи что уже говорить про этих...

Нижняя часть волос, около висков была заплетена в косички. Все хранили молчание пока я не выдержала:

Ты меня заранее предупредишь? попросила я, стараясь говорить как можно серьезнее, еле сдерживая себя. Смех как и страсть к приключениям рвались наружу.

О чем? удивилась подруга.

Когда такая красивая покажешься маме, ладно? Чтобы я успела на другой край Великого Леса уйти, хорошо?

Потвоему это поможет? насмешливо переспросила она. Мама маг, она тебя где угодно найдет, было бы желание...

Хорошо, я буду здесь, сюда она просто не пойдет, ответила я, вспоминая Тамириэль.

Как же ты не права, ласково улыбнулась Ирика. Маму ничего не остановит.

Орки вдруг подняли оружие и направили его на меня. Я даже опешила:

Ну, почему я всегда крайняя? Что сейчас не так?

Если они будут, попытаются угрожать Ирике, то станут врагами Нывура, пояснил мне Норх, широко улыбаясь одними губами, но вот глаза оставались настороженными. А значит и нашими тоже.

Очаровательно. А вы в курсе что мы теперь друзья навсегда? спросила я у крайнего ко мне.

Поэтому тебя несут на руках? он выплюнул эту фразу как ругательство, но уже без прежней злобы и агрессии.

Тоже хочешь? Не ревнуй, я согласна, я протянула ему руки, делая вид будто собираюсь перебраться к нему.

Орки отпрыгнули от меня как больной заразной болезнью. Ирика рассмеялась, глядя на отпрянувших оркам.

Знаете, почему Правительница отправила нас перед собой? Лире чтобы немного потрясти местное общество, после нее обычные эльфы будут подарком Лесов, а меня, чтобы ее раньше не прибили...

Анох, поставь Лире на ноги, приказал Норх. Всем привести себя в порядок. Идем как обычно эльфиик в середину. Быть предельно внимательными, не хватало еще потерять их около Стана, от случайной стрелы пущенной в тренировочный манекен, затем он повернулся ко мне и, глядя в глаза, попросил. Мы к тебе почти привыкли и к выходкам относимся по большей части спокойно, но, пожалуйста, в Стане веди себя осмотрительно, хотя бы первое время.

В течение ближайшего получаса приводили себя в порядок, чистили одежду, переплетали волосы, убирали оружие. Мы тоже заразились общим настроем и с помощью магии Ирики привели себя в порядок, правда, за несколько минут.

Город орков встретил нас приглушенными шумами и разговорами. Вообщето города как такового, в человеческом понимании тут, как и у нас не было. Стан это и есть Стан. На нескольких больших полянах свободных от других деревьев Леса, стояли высокие величественные и самое главное широкие деревья дома, в свободном порядке. Коегде они стояли в ряд на расстоянии пяти семи метров, образуя прямые и не очень улицы. Коегде они выстраивались полукругом, образуя небольшие полянки. Почти около каждого дерева был огородик или просто разграниченное невысокими кустиками пространство дома.

Своим присутствием мы заинтересовали всех. По пути я с интересом вертела головой, многое как у нас, но коечто совершенно иное. Неизменным оставалось любопытство. Почти из каждого дома или садика за ними внимательно наблюдали. Одиночки или группами по несколько. Много воинов и много оружия, интересно, если я сделаю шаг в сторону, меня сразу убьют или сначала предупредят. Взглянув на лица, я поняла сразу, а потом будут объяснять, я зубами пыталась перегрызть всем горло. Это же поняли и сопровождающие меня, так как они перестроились и шли закрывая не орков от нас, как раньше, а наоборот. Подобный поступок не остался незамеченным и вызвал массу недоумения и осуждения. Постоянно слышались проклятия и ругательства, но в полголоса, недостаточно для открытого ответа. Мало ли кто что думает и, а разговаривать можно и самому с собой. Меня это все не удивляло, а скорее забавляло. Точно такая же реакция была бы и у нас, приведи мы орков. Только у нас магов много и проклятия были бы качественнее, потом замучаешься снимать. Больше радовало другое, какой простор для фантазии, какое поле для деятельности. Всю дорогу я то улыбалась, то стоила рожицы, у нас на меня уже не реагируют, а здесь у многих вытянулись лица, коекого даже перекосило. Никто не остался равнодушным. Приятно.

Когда мы почти дошли до Совета, к нам от ближайшего дерева выбежал и остановился маленький орченок. Невысокий, около метра ростом, с внимательными зелеными глазами, сейчас почти черными, он робко нам улыбнулся. Его взгляд вскользь прошел по оркам и остановился, задержавшись на нас, внимательно осмотрел, пришел к какомуто выводу. Явно расстроился от увиденного и неожиданно, то ли спросил, то ли сказал:

Вы, какая то странная. Что у вас на голове? А почему у вас такие ленты? Вы в гости, а к нам зайдете? У меня мама хорошо пироги печет, похвастался он, вернее она, судя по голосу и одежде.

Теплая зеленая куртка расшита ярким бисером по воротнику и рукавам. Штаны из плотного материала так же по боковому шву расшиты узором, а сапожки из тонкой и мягкой кожи тоже подобраны в цвет. При такой погоде почти точно так же выглядит маленькая эльфийка. Разница в бусинках, вплетенных в волосах и чуть более резких чертах лица, которые впрочем, встречаются и у эльфов.

Я не странная, а нормальная эльфийка, возмущенно заявила я, пытаясь прийти в себя от подобного натиска.

Вы злобная эльфа? удивилась она еще больше, ее глаза стали совсем черными, рот приоткрылся.

Отойдя на шаг и рассматривая меня внимательнее, увиденное ее явно не порадовало. Почемуто на Ирику она вообще не обратила никакого внимания, хотя та стояла рядом и улыбалась, как будто здесь только одна я. Непонятно.

Да да, я злобная и страшная эльфа, я протянула к ней руки, словно пытаясь поймать. Сейчас я тебя схвачу и съем.

Та сделала еще шаг назад и отрицательно покачала головой:

Не похожи, они вот такие... ребенок широко распахнул руки, обрисовывая круг. У них большие уши, черные зубы и вот такие клыки, показанным клыкам от всей души позавидовали бы тигры и волки.

Я правда эльф, возмутилась я, уже обидевшись.

Ребенок тяжело вздохнул, отвернулся и пошел к дому. Через мгновение изза кустов раздался ее обиженный голос говорящий:

Мама, тут такая странная орка, вот...

Ирика рассмеялась, орки тоже улыбались. Нашли бесплатное представление за мой счет. Затем подруга дружески хлопнула меня по плечу:

Не расстраивайся. В следующий раз придумаешь чтонибудь получше, по реалистичнее, а то тебе даже дети не верят. "Злобная и страшная" эльфа, она улыбнулась.

Ничего не подумаешь, я ее завтра напугаю...

Потом придет ее мама и сделает из тебя вечное пугало, согласилась она, продолжая улыбаться. На меня можешь не рассчитывать.

Я промолчала. Что на это можно ответить? Мало ли какая у нее мама?

Точно сделает, добавил один из орков. Она раньше тоже в отряде была.

Мы подошли к Совету, орки стояли полукругом и приветствовали нас. Один из них чересчур пристально рассматривал Ирику, затем тяжело вздохнул. Внешне он был очень похож на Нывура, приглядевшись к бусинкам, я поняла, что не ошиблась это его отец.

Молчание затянулось, никто не решался нарушить его первым, вернее меня крепко накрепко держала за руку подруга. Ирика слегка изменив цвет на фиолетовый, спокойно смотрела на Совет, чувствовалось, что ей не ловко, но она не отступит. Я решила высказаться и попытаться разрядить обстановку, но для начала вырвала руку из легкой железной хватки подруги, а то мало ли что. Удалось это с трудом, судя по ощущениям, выхватила я только кость, ну да ладно, как нибудь. Отойдя на полшага, вроде как с ней, но в тоже время сама по себе, сказала:

Да, она скоро войдет в ваш дом. Правда замечательно?

Судя по лицу орка он так не думал, но промолчал. Нет, так дело не пойдет:

Я буду подружкой на свадьбе. Представляете все это в лентах и цветах. А так же большой эльфийский оркестр...

Передо мной мигом оказался молодой орк с ятаганом. Наши сопровождающие напряглись, в руках оказалось оружие, только свалки здесь на хватало:

Хорошо, будет сводный эльфо оркский оркестр, согласилась я, как можно миролюбивее.

Ятаган оказался на уровни груди, этого я не могла оставить так:

Что же ты сразу не сказал, я согласна на прогулку средь деревьев, моя попытка кинуться орку на шею закончилась провалом. Мужчины всегда так, сначала лезут лапаться, а как жениться их сразу нет.

Он отступил назад.

Надеюсь, ты никогда не войдешь в мой дом, вдруг сказал отец Нывура.

Это предложение? не поверила я и не зря.

Орк промолчал, но глаза опасно сузились, тут вперед выступила Ирика:

не обращайте на нее внимания, ее прислали специально, чтобы свой Совет не повесил. Они уже пару раз пытались...

Вот и не пытались, не согласилась я.

Лире, помолчи. Мы не будем уточнять ничего хорошо?

Ладно, я отвернулась. Можно прогуляться? вежливо спросила я.

Пока не надо, мне улыбнулась пожилая орка. Не все из нас отличаются завидным терпением и могут не так отреагировать...

Да у нас тоже не все были рады, но как только высказали мысль, что может быть Правительница получит Лиственную Корону с идей союза смирились почти все, сказала Ирика.

Особенно если орки у нас не появятся, добавила я.

И Лире на ближайшие пару сотен лет останется здесь, с милой улыбкой сказала подруга.

Я обиженно на нее посмотрела.

Это вряд ли, не согласилась орка. Мы не будем мешать Лире увидеть родные Леса.

Не переживайте. Для меня весь Лес родной.

Это мы обсудим потом, дипломатично увела разговор орка. Чтонибудь еще?

Нет, спасибо, поблагодарила Ирика.

Я была с ней не согласна:

А у меня будет пара просьб. Дело в том что Правительница обещала жилье. Вы знаете?

Да, согласилась орка.

Хорошо. Значит вы уже все согласовали? В общем если это возможно мне хотелось бы получить просторное дерево, с большой лужайкой, водоемом и садиком. А так же при возможности чтобы это было гдето в центре и не очень близко к остальным, я плохо переношу постоянный шум, спасибо!

Орков из Совета перекосило. Те что пришли с нами тихо посмеивались, но в слух никто не выражал свои мысли. Затем та же милая орка с полуулыбкой разочаровала меня:

К сожалению мы не сможем предоставить вам Дом Совета, а больше ничего подобного у нас нет. Но мы подберем максимально удобный вариант. К сожалению только завтра, а сейчас вам придется заночевать на улице.

На счет сегодня не волнуйтесь, я переночую у Нывура, он нас пригласил, но спасибо за беспокойство.

Орка из совета аж передернуло от предстоящей радостной перспективы, чувствовалось, что он с трудом сдерживает себя. Остальные орки беспокойно взглянули на него, но никто не сделал попытки за нас вступиться, жаль, зато какое поле деятельности впереди. Все промолчали и мы, вежливо попрощавшись, под ручку с Ирикой отправились за Нывуром. Нам предоставили дорогу, перед нами все расступались, это было просто замечательно и, хотя Ирика приветливо всем улыбалась, но, судя по объятию, она стремилась сломать мне руку, причем сразу в нескольких местах. Надо будет с ней об этом поговорить, подобные дурные привычки появляются легко, а избавиться от них потом трудно. Пару раз, повернув, мы, остановились у большого раскидистого старого дерева.

Прошу, будьте моими гостями. Лире, пожалуйста, веди себя прилично, отец был категорично против объединения, попросил Нывур. Он ко мне привязан, но старое ломается с трудом, не стоит его провоцировать.

Это заметно. Хорошо, пообещала я, тяжело вздохнув.

Эмоции ушли, осталось слабость и усталость. Дом действительно был большим и удобным, судя по внешнему виду. Нывур и Ирика застыли друг около друга, сейчас стало понятно они очень красивая пара, маленькая хрупкая эльфийка хорошо смотрелась на фоне высокого крепкого орка, наклонившись к самому уху, он чтото объяснял ей, показывая на дерево. Я отошла на некоторое расстояние за небольшой куст, чтобы им не мешать...

За моей спиной тяжело вздохнули, это вздыхала пожилая орка, со странным выражением лица наблюдала за парой. Лицо выражало радость при взгляде на Нывура и чтото похожее на обиду, когда ее взгляд останавливался на Ирике. Я полностью повернулась к ней и поклонилась, как того требовали обычаи.

Приветствую, кивнула орка. Как я понимаю, ты вторая разговорчивая эльфа, лучше промолчи при муже. Очень прошу, у него тяжелый характер, да и не нужен тебе лишний враг на Совете.

Хорошо, пообещала я. Вам не нравиться Ирика?

Она эльф, печально сказала та.

Ну и что? Они друг другом довольны, возразила я, показывая головой на влюбленную пару.

И что изза этого? недовольно спросил орк.

Пришел отец Нывура. Он недовольно смотрел на них, его ноздри яростно раздувались.

Они могут быть счастливы вместе, добавила я. Если некоторые не станут мешать.

Он может быть счастлив и с оркой, не согласился тот, Если бы захотел создать пару.

Но за все это время он так никого и не нашел? не удержалась я.

Мне не нравилось такое отношение. Орку мое высказывание пришлось не по душе. Он недовольно на меня посмотрел, но промолчал. К тому же его жена положила руку ему на плечо и чуть ушла в тень, как бы за него. Я удивленно на них смотрела, для меня это было дикостью. У нас все могли спокойно высказывать свое мнение, и быть в чьейто тени считалось унижением. Но это другой Клан со своими обычаями, и чтобы не заостряться на этой проблеме, сказала:

Мою семью убили орки, но я же не кидаюсь на вас!

Наш старший сын тоже умер на этой войне, злобно сказал орк.

Наш лекарь не смог ему помочь, тихо добавила орка, отвернувшись, чтобы спрятать набежавшие слезы.

Я Целитель, а Ирика Маг...

Да? Это правда? удивился орк, сразу посветлев лицом. Какой?

Стихии и Земля, просветила их я, в душе радуясь.

Всего несколько слов и они смотрят на Ирику по другому.

Почему на Совете не сказали? продолжал допытываться он. Надеюсь это не шутка!

Там никто не спрашивал, если мне не верите, спросите Ныфвура и остальных орков, что были с нами...

Это потому что ты умудрилась всех сбить с толку, где ж тут было спрашивать недовольно сказал орк, ворча уже больше по привычке.

Отвернувшись, он теперь с полуулыбкой посмотрел на сына и Ирику.

А тебя правда выставили эльфы? полюбопытствовала орка, в ее глазах исчезла настороженность, и появилось чисто женское любопытство. Не хочу тебя обидеть, но об этом говорили стражи Совета.

Нет, но в ближайшее время мне рекомендовали не появляться на эльфийский землях, нехотя призналась я, честно глядя ей в глаза.

Она аж засветилась все, какая тема для разговоров появилась. Через неделю я с удивлением узнаю, что меня под конвоем вывели наши стражи и передали местным. Велика сила самовнушения и само заблуждения.

Сказав это чуть громче, чем нужно, я тут же привлекла внимание парочки.

Лире ты там с кем? спросила Ирика, оборачиваясь.

Я лучше промолчу, а ты сама догадаешься...

Понятно, тяжело вздохнул Нывур. отец ты ее еще не убил?

Они вышли к нам. Ирика внимательно осмотрела меня и явно успокоенная увиденным кивнула. Нывур видя, как изменилось отношение к подруге, недоуменно посмотрел на меня.

Я только одного не могу понять, почему первыми прислали вас? недовольно сказал орк, распахивая перед нами дверь и наблюдая за нашими попытками подойти ближе к дереву.

Если на поляне чувствовалось недовольство дома, то сейчас стоял барьер. Любой Дом неохотно пускает чужаков, Ирику под покровительством своего принял, пусть и не охотно, а меня не хотел даже знать. Все замерли в ожидании, отец Нывура ехидно улыбался, если я правильно помню обычаи, то гостя знакомят с Домом и просят приюта и покровительства на время нахождения в нем. Здесь же сделано не было, нет, меня не оттолкнули, и даже дверь открыли. Проблема в том, что войти туда я могу, полагаясь только на себя. Что ж мало в Лесу деревьев, с которыми я не могла бы договориться, подумала я про себя. И послала вперед волну приветствия, поклонения и просьбы приюта, немного приоткрыла настоящую глубинную суть, и замерла в ожидании решения дома. Спустя несколько минут меня окатило волной теплого воздуха, барьер пропал, я стала для Дома роднее и ближе своих. Нывур и его мать облегченно вздохнули, отец сделал вид, будто ничего не произошло.

Ирика тяжело вздохнула, глядя за всеми этими махинациями, и призналась:

Лире чтобы подняла все тут с ног на голову, после этого появление обычных эльфов вы даже не заметите. А меня чтоб ее раньше времени не убили.

Разумно, согласился орк. Ты маг?

Да, недоуменно ответила Ирика оглядываясь на меня. Я сделала самые невинные глаза.

Хорошо, сказал орк и ушел во внутреннюю часть дома.

Нас провели на кухню. Через пару секунд Нывур тоже исчез, а мы остались есть поздний ужин, который состоял из рагу с овощами и уже знакомых пресных лепешек. Вкус у рагу был непривычным, но приятным, а главное все было свежем и очень горячем. Лепешки трогать не стали, сделав вид, будто не очень голодны, орка понимающе улыбнулась, но промолчала. Затем перед нами выставили блюдо с пирожками и две большие кружки травяного чая. Ирика молча ела, орка тоже молчала. Как мне кажется они не знали как себя вести, учитывая возможные родственные узы. К счастью меня это не ограничивало и я проявила любопытство:

Извините пожалуйста а как вас зовут. Может Нывур и сказал Ирике, но я не знаю.

Орка удивленно на меня посмотрела:

Меня зовут Варидэ, а мужа Шоар, я думала тебе не приятно обращаться к нам по имени.

Понятно. А можно еще вопрос почему вы тамикар не толчете, а посыпаете целыми зернами?

А его разве толкут? в свою очередь удивилась орка.

Конечно, а вы не знали? В толченом виде он имеет более нежный вкус и аромат, как и все специи, добавила я, запивая пирожок чаем. Пироги у вас изумительные.

Спасибо, тепло улыбнулась она нам, А про тамикар не знала.

Показать?

Может утром? предложила Ирика, вставая изза стола. Большое спасибо.

Я рада, что вам понравилось, пойдемте, покажу вашу комнату.

Мы согласно кивнули. Нам предоставили большую и просторную комнату. Покупавшись я сразу легла, а Ирика некоторое время пообщалась с Нывуром через порог пока я не выдержала и не взмолилась:

Может вы гденибудь еще поговорите или отложите не завтра?

Подходя к кровати подруга больно ударила меня в спину и молча легла рядом. Затем она долго ворочалась и вздыхала, я сделала вид, что сплю. Сама же долго пыталась расслабиться и вздохнуть, говорить ни о чем не хотелось, в голове все было перемешано.

Утро началось с тихого шелеста листвы на дереве, наступает время ветров. Как же приятно и не привычно крыша над головой. Я просто лежала и наслаждалась этими звуками. Как приятно, как не привычно. Ирика еще спала, я тихо встала, чтобы не мешать ей. На кухне как ни странно собралась вся семья. В том числе таинственный младший брат Нывура, все мирно завтракали. Пока не пришла я.

С добрым утром!

Добрым, отозвался Нывур.

Его мать кивнула. Молодой орк рассержено бросил нож и поранил руку. Он злобно посмотрел на меня, как будто это я его порезала, тяжело вздохнув, окинула его исцелением, после чего удерживать чересчур буйного брата пришлось Нывуру.

Сядь, велел Шоар тихим, но непреклонным голосом.

С трудом подавив желание вцепиться мне в глотку он сел и произнес:

Как долго эта эльфа будет у нас гостить?

Я мило улыбнулась и сказала:

мы успеем узнать друг друга поближе...

Орк снова вскочил, но затем с явным трудом сел за стол. Орка и Нывур улыбнулись мне, отец семейства окинул недовольным взглядом, но промолчал. Уже достижение...

Я снова всем улыбнулась и устроилась за столом. На нем стояло большое блюдо с лепешками, сыр и кувшин с горячим настоем трав. Мне тут же налили кружку и протянули лепешку с сыром. Видя, что я колеблюсь, Варидэ сказала:

Ешь, сама пекла.

Я поблагодарила, она улыбнулась в ответ. Брат Нывура чтото недовольно пробормотал, по прежнему не находя себе места, судя по эмоциональному лицу, он был совсем молод.

Я конечно извиняюсь, но вы не могли бы дать посмотреть мне местную карту, а то я боюсь заблудиться?

Эльфе? младший брат снова поднялся и возвысился над столом...

Не успели мы доесть, как раздался мягкий перезвон. Все удивленно переглянулись и вышли из дома, Нывур приглашающе махнул рукой и по дороге объяснил:

Это означает что у нас гости из других родов, странно но сейчас мы никого не ждали...

Около вчерашнего дерева действительно собралась большая толпа. Чуть в стороне держались гости. Знаменитая некромантка: высокая, как словно прозрачная, испускающая белый, неживой свет, черные волосы собраны в высокую замысловатую прическу. В волосах виднеются серебряные нити, выполненные, словно живые веточки. На правой щеке тонкая изогнутая ветвь с маленькими иголочками, это уже не просто в гости на минутку забежала, а прибыла с торжественной миссией. Пятеро сопровождающих ее были орками. Трое из их Совета довольно пожилые, судя по нашивкам, занимают не последние места, на всех официальная одежда, и еще парочка охрана, руки на оружие и настороженные взгляды на всех. К нам пожаловал клан Груон. Очаровательно.

Приветствуем, сказала Правительница Амирей, слегка склонив голову. Приносим извинения за столь ранний визит, но мы сочли своим долгом вас навестить. До меня дошли слухи, что вы объединились с эльфийским домом, весь Лес говорит об этом. Жаль, что я не вижу представителей Дома Падающего Листа, но мы по другому поводу Клан Груон предлагает свое покровительство и поддержку. Мы могли бы обсудить это, если вы не против...

Орки оторопели, чувствовалось, что никто не знает, как реагировать на это заявление. По лицам членов Совета было заметно колебание. На одной стороне сама Правительница Амирей, что приятно и льстит самолюбию, а на другой две эльфийки говорящие, что одна маг, а другая Целитель, но все это на словах.

А можно влезть?

Я подняла руку, помахала ей, привлекая внимания к своей персоне, и вышла вперед. Эльфийка окинула меня презрительно брезгливым взглядом, но промолчала. Интересно что ей во мне не понравилось? Наверное, по предыдущим своим выступлениям запомнилась надо быть скромнее и незаметнее, подумала я про себя, завтра начну.

Наверное, слухи не врут, мы всетаки объединились, я точно сказать за всех не могу, есть еще некоторые разногласия.

Тогда я попрошу тебя не вмешиваться, мягким голосом прервала меня эльфийка, взгляд ее был полон презрения и высокомерия.

Я хотела как лучше, тихо, но так чтобы все услышали, пробормотала я, опуская руку в карман.

Затем активировала один из камней призыва:

Лалин, ты не поверишь, Правительница Амерей предлагает нам свое покровительство. Конечно не мне лично, а Клану Триим.

Что?! яростно воскликнула эльфийка. Не услышал Наследницу, наверное, только глухой, затем ее голос поменялся и ласково произнес. Лире, а может она только тебя под покровительство возьмет, мы ей еще и доплатим за это?

Амирей отрицательно помахала головой, я возмутилась, что за попытками от меня избавиться? Мысли с меня любимой перекинулись на политику.

Предложение Покровительства было одно из самых ярких оскорблений. Наследница нашего дома была категорично против союза с орками, но подобные высказывания, точнее намеки на честь своего Рода она не потерпит ни от кого. Мигом возник портал и из него вышла Лалин. Высокая, немного нескладная с чуть оттопыренными ушками и не пропорциональным лицом, она сильно отличалась от канонов красоты принятых в Лесу. Но все же чтото в ней притягивало взгляд, заставляло чувствовать ее силу и власть. Это невозможно передать, а только испытать. Ее темно зеленые глаза начали чуть переливаться признак ярости. Я всегда преклонялась и восхищалась ей. Сейчас от нее явственно веяло ненавистью.

Поединок или война? насмешливо спросила Лалин.

В данной ситуации на орков она не обратила ни малейшего внимания. У нее была только она противница Правительница Амирей.

Она мягко широким кругом стало обходить Повелительницу Груон. Голос ее источал яд.

Зачем так сразу? попыталась мягко вернуться к привычному руслу Груон, на лице ничего не отражалось.

Ты приходишь практически ко мне домой, начинаешь диктовать свою смешную волю. Вернее как ты выразилась " предлагаешь покровительство" и спрашиваешь почему? Лалин так интересно махнула ушками, что на ее уши внимательно посмотрели все.

Груон чуть наклонила голову, ей явно не нравилось происходящее. К тому же она была не просто наслышана о характере Лалин. Они дрались уже дважды, насколько мне известно. И оба раза их разнимали. Если быть честной то я так и не поняла почему они действовали друг на друга так раздражающе, но это факт. Теперь одна пыталась выйти из этой ситуации с честью и живой, вторая же всеми силами провоцировала стычку. Надо было на комто сорвать зло, если в своем Клане не дают развернуться, то пойдем по гостям, ей было все равно, во что это выльется, Амирей наоборот только приобрела так много и совершенно не собиралась рисковать. Но и потерять лицо она не могла себе позволить, это было у них в крови, как мне кажется.

Ты полагаешь что имеешь право оскорблять меня? с легкой полу издевкой спросила она и встряхнула головой. Косички из высокой замысловатой прически с чуть слышным перезвоном бусинками рассыпались по спине.

Лалин поморщилась услышав этот звук и пренебрежительно махнула рукой:

Война? Поединок?

Ты рассчитываешь убить меня? Груон рассмеялась, всем видом показывая, как ей смешно.

Но прозрачноматовая пелена, закрывающая ее тело, начала сгущаться, Повелительница собирала силу.

Они стояли друг против друга, одни из самых сильных магов Леса: царственная Амирей в ее дорогом и торжественном наряде и слегка угловатая Лалин, с ее домашней одеждой и взбитой на бок прическе. Короткая кожаная курточка наследницы давно не стирана, в теплых брюках переживших уже не одно сражение и стирку. Самое смешное, что никто наверняка не сказал бы о исходе поединка, за Амирей опыт и мастерство, за Лалин сила, юность и уверенность в победе.

Затем, когда в руке Лалин появилась небольшая изогнутая Скрижаль, резко замолчала. Одна из реликвий Леса уже много тысяч лет была главным богатством нашего Дома.

Ты наивно считаешь, что бессмертна, некромантка? Лалин выплюнула последнее слово как ругательство и успокоилась.

Сейчас на ее стороне было больше аргументов, все слова сказаны, теперь только действия. Она явно провоцировала войну, потому что поединок она выиграет в любом случае. Чтобы сражаться с магом, имеющим реликвию, надо обладать другой реликвией. Магом Амирей была, а вот реликвии равноценной Скрижали у нее не было. По крайней мере сейчас.

А можно я влезу? поспешила вмешаться я, расталкивая остолбеневших орков. Они не привыкли к подобным сценам, но ничего как только мы полностью подружимся это станет частью повседневной жизни.

Меня мигом ветром отбросило назад, больно ударило и прижало к ближайшему дереву. Удар такой силы мог бы убить, сползя на землю, я с трудом тряхнула головой, но упорно поднялась и снова вернулась, когда нибудь она меня точно убьет, не смотря на нашу дружбу. Вытянув руки перед собой, показывая раскрытые ладони, я сказала:

Я конечно не специалист но точно могу сказать чего добивается наша многоуважаемая Наследница.

И замолчала, внимательно вглядываясь в лица стоящих. Лалин взглянула на меня недовольно, Груон заинтересовано, что уж говорить об орках, собрался почти весь Клан, все недоуменно переглядывались. Я продолжила:

Благодаря маленькому, но разрушительному конфликту произойдет массовое истребление орков. Так как именно они пойдут в двух первых рядах. Это будет войной Кланов, а воины у нас кто? Правильно орки, а маги это эльфы их всех, можно нейтрализовать, имея на руках реликвию, правильно? Если здесь прольется кровь эльфов, скажут, что виноваты орки им никогда не отмыться.

Груон окинула Лалин недовольным взглядом, взмахнула ушами, активируя портал, и вся ее делегация исчезла.

Они всегда такие хамы, даже не прощаются? удивленно спросила я у всех. Орки промолчали, а Лалин высказалась, да еще так цветасто, что я заслушалась. Надо же сколько слов я еще не знаю. Бурный монолог вызвал улыбки у собравшихся, и сразу же сняло напряжение. Началось оживленное обсуждение увиденного, постепенно орки начали расходиться. Около дерева Совета осталась наша маленькая компания, семья Нывура и Совет.

Я тебя убью Лире.

Ха, не сможешь. Ты ко мне привыкла. И вообще это маленькая месть...

За что? удивленно и возмущенно спросила наследница.

Как за что? Кто не вмешался на совете в мою судьбу?

Лалин отвернулась и принялась разглядывать дерево, можно подумать я поверю будто ей стыдно:

Как будто я могла чтото изменить. Надо чаще молчать и улыбаться, а не делать и говорить гадости причем зачастую причем зачастую так проходя мимо и не обращая внимания, что ты ляпаешь. Против всего Совета я никто, к тому же я обещала маме перед Советом не вмешиваться. По секрету скажу ты и ее довела. Подожди и только изза этого ты поступила со мной так?

Конечно, но не только это. Я тебя вызвала чтобы Амирей поставить на место, а ты чуть снова меня без Дома не оставила и не надо делать такое лицо, я с улыбкой глядела на возмущенное лицо Лалин. Хочешь, я тебе первой сногшибательную новость сообщу? Но это секрет. Ирика выходит замуж за орка!

Лалин истерично рассмеялась и осмотрела стоящих около нее, затем она махнула рукой:

И когда ты только успела. Вы здесь всего ничего. А это надо полагать радостная родня жениха?

А при чем здесь я?

Ни за что не поверю, что это все Ирика.

Как ты догадалась? Я тебе еще их не представила.

По их радостным лицам заметно. Только учти я говорить это Тамириэль не буду, она меня сразу убьет не раздумывая.

А давай я ей послание напишу? А ты его передашь?

Разве что подкину в окошко. Сталкиваться с ней один на один я совершенно не хочу...

Она не тронет Наследницу? не очень уверенно предположила я еще одну попытку. Знаю я их все равно мне придется об этом сообщать.

А если убьет, а только потом подумает что же я натворила. Нет и не уговаривай. И послание я отправлять не буду, она меня по остаточной ауре признает...

Лалин так же не попрощавшись исчезла в портале. Я повернулась к оркам и мило улыбнулась:

Она обычно у нас гораздо более вежливая и культурная, просто сейчас расстроена немного...

Скорее очень, раздался голос Ирики, подходящий к нам издали. Лалин в принципе недолюбливает орков.

И что нам с ней делать? недовольно спросила орка из Совета.

Ничего со временем она привыкнет, не уверенно сказала Ирика, на лице ее сияла блаженная улыбка. Сейчас она явно была гдето далеко. Мы живы это и ладно...

Я гораздо более реалистично добавила:

Ничего, как только познакомиться с папочкой станет покладистей. У нее отец орк. Именно этим и объясняются некоторые ее странности и отклонения от нормы...

После моих слов повисла тишина, недовольная тишина. Я не выдержала:

А что вы хотели? У нас несогласные с Правительницей в подобных вопросах долго не живут. Это про политику можно спорить сколько душе угодно, а личные темы под запретом. К тому же Лалин одна из сильнейших магов. Так как она тоже полукровка то ее приравнивают по силам с Проклятой.

У нас уже начался настоящий ад, а эльфы только вчера прибыли, что же будет дальше? тихо с какойто мрачной обреченностью спросил отец Нывура, пристально осматривая нас, словно пытаясь заглянуть в будущее.

Дальше будет только интересней, заверила я его и улыбнулась самой доброжелательной и невинной улыбкой. Он слегка поморщился:

В чьем понимании интересно? Вы и так за полня, поставили все с ног на голову, что может быть интереснее?

И почему народ такой непробиваемый? Не понимаю!

Да, ничего. Вы скоро привыкните, поспешила утешить я их.

К чему? К эльфам? Сомневаюсь!

К своеобразному чувству юмора Лире, пояснила Ирика и повернувшись стала с кемто беседовать. К ней подходили орки, чтото спрашивали, она, размахивая руками, принялась объяснять. Ирику приняли в Клан, пусть пока без формального ритуала, но теперь здесь она своя.

Я снова всем улыбнулась и направилась к дому Нывура. По пути возник тот самый маленький орчонок. Она мило мне улыбался.

Здравствуйте, тетя эльф, вежливо начал ребенок, а лицо ее сияло от восторга.

Надеюсь это изза возможности общения со мной, а не какаято неизвестная мне гадость.

Здравствуй, обрадовалась я, глядя в ее честные и открытые глаза. Они, правда, оказались темнозеленого цвета.

Поверила наконецто, к тому же, как приятно, что хоть ктото мне рад.

А можно я с вами пойду? тихо, доверительно спросила она, пристраиваясь рядом.

Конечно. Тебя как зовут? Я Лире.

Я знаю. Мне мама говорила. А я Корна. Мне уже десять лет!

Да? засомневалась я.

Не знаю я точно не в курсе, но, помоему, у нас дети в этом возрасте больше, она вообще мало, чем отличалась от эльфийских детей, может чуть крупнее и коренастее. Точно не знаю, мало опыта для сравнения.

А когда у тебя день рождения? спросила догнавшая нас Ирика.

Не давно был, гордо ответила она, взглянув еще раз на Ирику, с сомнением спросила. Вы тоже эльф?

Да, а разве непохожа?

Нет, честно призналась ребенок. Но я вам, верю, если вы считаете себя эльфом, значит, так оно и есть. Хотя у нас эльфам тяжело, все считают, что они вредные и плохие.

У меня от удивления вытянулось лицо, она принялась разъяснять:

Так все говорят, но Лире, не переживайте, вы такая красивая. А мне ленточку можно заплести?

Не знаю, ошарашено ответила я, нет, конечно, приятно, что меня считают красивой, но десятилетний ребенок. Корна, если мама позволит, то заплету.

Вы с ней сговорились, она запретила, возмущенно заявила Корна. А я уже большая.

Я замолчала, с надеждой взглянув на Ирику, та наслаждалась происходящем, но помогла:

Тяжело было веточки съесть? продолжала допытываться она.

Да. Я их ем и ем, целых девять штук съела, похвасталась Корна.

Значит тебе девять, сделала логичный вывод подруга.

Нет, возразил настырный ребенок. Почти десять...

Так не может быть, не согласилась я.

слушай, Лире, как будто на тебя логика действует. Не приставай к ребенку. А кстати, Корна твоя мама не против что ты с нами?

Нет, я пообещала ей вести себя хорошо, гордо ответил ребенок.

Мы переглянулись. Что это значит? Как ребенка вообще можно было отпустить на прогулку с незнакомыми эльфийками. С другой стороны постоянное сопровождение за спиной и тихий, несколько навязчивый взгляд. В голове крутилась другая настойчивая мысль какого монстрика они нам подсунули?

На тропинку перед нами вышел Нывур, он выглядел несколько растерянным. Мы остановились. Он окинул Корну внимательным взглядом, удивленно приподнял бровь, словно хотел чтото сказать, но промолчал, вернее, обратился к Ирике:

Ты не занята?

Нет, мигом отозвалась подруга ... и ушла с ним.

Я повернулась к своей новой знакомой. Орчонок честно смотрела мне в глаза. Я вздохнула и попросила:

Пойдем, покажешь мне окрестности.

Какие? удивился ребенок. У нас здесь столько интересного, что вы хотите посмотреть?

Я задумалась, откуда я знаю какие. Обычно местные жители сами знают, что показать.

Например, реку, у вас же есть река? Я помыться хочу...

Конечно, есть, удивленно отозвалась она. Она у нас вот такая, ребенок начала размахивать руками, словно обхватывая весь Великий Лес.

Мы вышли на едва заметную тропинку и направились кудато в южном направлении. Встречающиеся орки удивленно осматривали нас, но никто ничего не говорил. Я уже начала сомневаться в правильности нашего пути, но Корна уверенно шла вперед. В принципе не заблудимся, да и места здесь очень красивые, деревьев домов больше не было. Через некоторое время мы вышли на поляну. Лес был такой же, как у нас изумительный, слегка притихший полусонный, весь золотисто красный в вышине и желто зленный внизу, красота. Корна молчала, только смотрела на все широко открытыми глазами, мы уже отошли на довольно приличное расстояние, когда почувствовался запах воды.

Вода. Замечательно. Река оказалась широкой, метров двадцать, но не очень быстрой. Ее вода имела чуть зеленоватый цвет, пахла лесом и травой. Почти как дома. Постояв немножко на берегу, я поискала глазами спуск, так как берег был довольно крутой, а ломать ноги мне не хотелось. Тропинка проходила чуть в стороне от нас, я быстро направилась к реке. Корна остановилась, словно колеблясь идти или нет.

Может не стоит туда ходить? вдруг попросила она взволнованным голосом.

Тебе запретили, да? спросила я, видя ее волнение. Посиди здесь, хорошо? а я спущусь на минутку.

Да, огорченно отозвалась она, садясь на землю.

Наверное, опасаются, как бы не утонула. Правда эльфята замечательно плавают, но мало ли что? Я наклонилась и пару раз с удовольствием пропустила воду сквозь пальцы. Прелесть. Вдруг послышался непонятный звук, проплыло чтото большое...

Я удивленно подняла взгляд и застыла. На меня двигалась пасть с мелкими острыми зубами...

Мне кажется, я каждый зубик видела в отдельности, слишком острые и слишком много.

Завизжав, я откатилась в сторону и бросила Смерть. Одну из обратных сторон Исцеления. Рядом со мной на землю упал тикунку. Большая земноводная прыгающая ящерица, живущая обычно на островах, как она попала сюда не известно. Я сама не заметила как оказалась на расстоянии десяти метров от воды. Меня всю трясло, руки дрожали, уши тоже...

Какой кошмар, а если бы я не успела. Она бы меня сожрала, от этой мысли сразу подкосились ноги и я плюхнулась на землю. Она запросто могла меня съесть...

Так вы хотели на тикунку поохотиться? А почему мне не сказали? Я бы вам помогла, расстроено произнесла ребенок.

Меня всю трясло, я с возмущением смотрела на монстрика. Мне очень хотелось или наорать или ударить ее. Орчонок ответила мне обиженным и возмущенным взглядом. Тут до меня дошло. Это они придумали способ от меня избавиться причем очень коварный, под маской ребенка. Поглядев на нее, я строго спросила:

Почему ты меня не предупредила?

Корна ответила с явной обидой в голосе:

Это вы не казали, что идете охотиться. Все знают, что здесь купаться нельзя.

Подожди Корна, я попыталась взять себе в руки и спокойно разобраться во всем, что случилось. Зачем мы пришли сюда?

Вы хотели посмотреть на реку, но не сказали, что будете охотиться, в ее глазах стояли слезы.

Я не собиралась охотиться, а просто окунуться.

Но мы же здесь не моемся, внизу по реке есть запруда, там купаются все.

Почему ты не сказала про тикунку? произнесла я, стуча зубами.

Вы не спрашивали, удивленно отозвалась она.

Точно. Это попытка отменяя избавиться. От этой мысли мне стало малость полегче. Когда знаешь планы противника все же проще. Я нашла в себе силы подойти к зверю и от души пару раз пнула его ногой. На душе стало легче, правда нога разболелась, но это мелочи...

Тяжело вздохнув и почти успокоив выпрыгивающее из груди сердце я сказала:

Пошли к запруде. Мыться.

А тикунку?

Что тикунку?

Надо отнести его Совету, честно отозвался ребенок.

Да?

Да. Все так делают.

Зачем, спрашивается. Они что из них чучела делают? Странные всетаки орки!

Хорошо, тяжело вздохнула я. Пошли, поможешь!

Тикунку оказалась жутко тяжелой. Протащив ее метров сто, я полностью выдохлась. А еще Корна которая больше мешала чем помогала. Тут меня в очередной раз осенило...

Корна ты не могла бы позвать когонибудь на помощь?

Конечно, кивнула головой она и бегом скрылась.

Я села отдохнула. Корны не было. Тяжело вздохнув, я снова потащила тикунку. С каждым шагом он становился все тяжелее и тяжелее...

Все заняты, раздался рядом голос Корны.

Он смотрела на меня расстроенными и несчастными глазами.

Все все? не поверила я.

Да...

Тут у меня шевельнулось нехорошее предчувствие:

И что ты говорила?

Не могли бы вы помочь тете эльфе?

Тяжело вздохнув, я уселась на землю, Корна устроилась рядом, виновато глядя на меня. Хотелось ругаться матом вслух. Она специально. Конечно, ни кто не мог помочь эльфе, хотя почему никто?

А орков из отрядов Нывура или Норха ты спрашивала? Ты же их знаешь? Те что пришли вместе со мной?

Конечно, знаю, мигом кивнула она, вскочив на ноги, затем чуть настороженно взглянула на меня. Я не спрашивала, мама не велела подходить к воинам со своими просьбами, они заняты.

Я подняла глаза и начала считать до десяти на языке бенстири. У них сложный гортанно легочный язык, толком выучить не смогла, знала только ругательства, зато это почему то успокаивало...

Успокоившись, я снова взглянула на ребенка и уточнила свою просьбу:

Корна, сделай одолжение сбегай к комунибудь из этих отрядов и передай мою просьбу, хорошо?

Конечно.

Ребенок снова исчезла. Посидев, не много подумав о несправедливости в жизни, потащила тикунку дальше. Да, не простая эта работа переноска тикунку ...

Особенно таких тяжелых, и ужасающе красивых, острая морда, с множеством острых зубов, гладкая отливающаяся перламутром кожа. Я прошла полпути до дерева Совета, под удивленными взглядами орков, когда вернулась сияющая орчонок:

Сейчас, идут.

Замечательно, обрадовалась я, снова усаживаясь на землю и переводя дыхание. Он такой тяжелый!

Конечно, согласился ребенок. У нас обычно их переносят несколько воинов которых дает Совет.

Что? А почему ты не сходила туда?

Так вы же не говорили? честно удивилась она.

Я без сил упала на землю. Она точно пытается свести меня в могилу. Тут появился Норх. Он удивленно посмотрел сначала на меня, потом на тикунку и спросил:

Ты что сама его несешь? А зачем? Совет дает орков для переноски?! Он же очень тяжелый.

Может, я так развлекаюсь, сказала я и затем пояснила. Этот милый ребенок забыл мне сказать

С тебя станется, рассмеялся Норх.

Не забыла, возмутилась Корна. Тетя эльфа об этом не спрашивала...

Я тяжело вздохнула и промолчала, не объяснять же ему истинное положение вещей!

Орк без проблем понес тикунку за хвост. Его морда ползла по земле, щелкая зубами. Мы шли рядом. Около дерева Совета стояла небольшая группа народа. Все чтото яростно обсуждали, заметив нас резко замолчали.

Норх почему ты сам несешь тикунку? удивленно спросила орка из совета, наша старая знакомая.

Попросили об этом.

На меня задумчиво взглянули все. Я чуть смутилась. Тут ко мне подошла Ирика:

А зачем ты его вообще убила? Неужели есть захотелось, могла бы найти чтонибудь поменьше.

Это он пытался меня съесть, возмутилась я. Пришлось защищаться.

Так они же в реке живут, а ты что там забыла?

гуляла я там...

Понятно, странным голосом ответила ирика. Тогда ответь еще на один вопрос А зачем ты его сюда несла?

Не знаю, Корна сказала, что так надо, чуть удивленно отозвалась я, Мне не хотелось нарушать местные обычаи.

Об этом я как то не подумала. Подруга лишь тяжело вздохнула:

Лире знаешь гдето ты умная даже чересчур, но гдето дура дурой...

Я обиделась. Вовсе нет, просто я очень испугалась и все...

Тикунку несут Совету если хотят стать Охотниками, пояснила орка. Ты можешь считать себя принятой, любезно сказала она, однако глаза ее ехидно улыбались.

Хорошо хоть комуто весело.

Мне даже нехорошо стало от этой перспективы:

Спасибо, но я не хочу, попыталась отказаться я.

Поздно. Принеся добычу нам ты становишься охотником. Корна отведет тебя к старшему, и он расскажет про твои обязанности...

Но ведь можно перестать быть Охотником? с надеждой уточнила я.

Да. Умерев, так же любезно ответила она, теперь уже не пряча улыбки.

У меня появилось стойкое желание удавить мелкую гадину, которая смотрела на меня восхищенными глазами. Я не разделяла ее эмоций. Судя по взглядам окружающих дурой меня считали все, но если не дурой, то стойкой ненормальной. На Ирику я даже смотреть не стала и так знаю что она скажет...

Гордо подняв голову и распрямив плечи я ушла. За мной следом побежала Корна, восхищенно тараторя:

Это великая честь. Я тоже когда вырасту, стану Охотником, а потом воином, вот! Я вы вообще первая эльфа ставшая Охотником. Правда здорово?!

Я резко затормозила, теперь я Охотник? Меня засмеют свои же, какойто кошмар. Надо попросить Ирику молчать.

Корна, возвращаемся. Мне нужна Ирика.

Ребенок мигом развернулся и послушно пошел следом. Около дерева Советов снова было толпа. Интересно им что больше делать нечего? Только все время собираться и чтото обсуждать, странно.

Выступал один оратор:

...их надо уничтожить. Мы не сможем жить вместе. Когда они появляться здесь их просто надо будет всех перерезать. И все. Наши сородичи нас подержат...

Ты не прав, Тогин, возразил ему один из совета.

Я еще не научилась их различать. Но это точно не отец Нывура.

Им некуда будет деваться, продолжал настаивать на своем орк.

Тут я не выдержала. Наверное сказалось нервное потрясение, но вместо того чтобы промолчать и дослушать я полезла вперед.

Вы наверное родственники с Лали. Перед моим уходом она точно такую же речь произнесла...

Орк замолчал и напрягся. Лицо стало жестче и неприятнее. В принципе он был довольно молод. Дветри сотни лет максимум. Но судя по поведению лидер, и поддерживают его многие.

Чисто для информации. Такое поведение обсуждалось на Совете Эльфов. Это когда собираются одни правители и чтото решают. Меня с собой взяла Лали, ей нравиться как я действую на всех. Так вот там было принято решение. Что если любой эльфийский Дом перебьет Клан с которым решит вроде бы жить в мире и согласии, то остальные не будут останавливать орков и даже помогут им уничтожить отступников. Так на Общем Совете Леса станет на один голос меньше, а эта мысль пришлась по душе всем поголовно.

Орк усмехнулся, он почемуто считал себя лучше. Не понимаю я этого...

Это эльфы, а орки совершенно другие...

Конечно, зеленые и в пятнышку, не стала оспаривать очевидное я.

Орк вытащил ятаган.

Не поняла, я соглашаюсь, но это тоже почемуто не устраивает. Вы сами то решите чего вы хотите, тогда можно будет смело идти вперед, добавила я.

Обязательно, кивнул орк и смерил меня презрительным взглядом.

Я пожала плечами. Подобное на меня уже давно не действует, наши старейшины смотрят гораздо более выразительно и многообещающе.

Что же, эльфа мы выслушали. Осталось узнать мнение человека и тогда вообще все будет замечательно...

Если честно то это хорошая идея, согласилась я. Откуда люди узнали о предстоящем союзе? я плавно двинулась к орку. Они шли специально чтобы устроить резню и уничтожить затею на корню. Надо отметить если бы не мы с Ирикой им бы это удалось. А знаете что самое странное. Предводитель того отряда нес Уничтожающий огонь. Причем орочий. Эльфы запечатывают его подругому. И тут возникает вопрос кто именно связался с людьми?

Я стояла напротив орка и почти соприкасаясь к ним лицом. Он задумчиво смотрел на меня и осмысливал мои слова. Но первыми отреагировали Совет.

Ты уверена? спросила ора.

Да. Хотите, уточните у ирики. она в этом лучше разбирается...

Это не возможно, сказал другой орк.

Я отошла и посмотрела на них. С удивлением и, наверное, легким превосходством:

Вы так уверены в том что может, а чего не может быть? Неужели вы полагаете что у когото не может быть своего мнения. И этот ктото не сможет попытаться воплотить его в жизнь. А вы не задумывались сколько орков в последнее время было на внешних границах леса?

Это мог быть эльф. Отозвался отец Нывура.

Да. Но люди шли по землям Клана, а не Дома. И самое интересное как они смогли зайти так далеко? До внешних границ почти месяц хода...

Две недели, не согласился молодой орк.

Для людей? не поверила я. Как такой большой отряд мог миновать все заставы незамеченным? Как она смогли пройти все ловушки? Я ни за что не поверю, что ваши защитные полосы идут только на границе с эльфами? Откуда у людей или как вы полагаете у нас могли быть карты, схемы не знаю как это называется с расположением преград? А теперь скажите мне вы уверены что поблизости нет еще пары таких отрядов?

Я замолчала. Последнее предложение было наверное самым действенным. Я интуитивно произнесла его полушепотом. Теперь на старейшин было лучше не смотреть. Подобные мысли им явно в голову не приходили и то что я открыла на них глаза мало кого обрадовало.

Привести пленника, скомандовала орка.

В ее голосе послышались раскаты приближающейся грозы.

Атыр, никуда не уходи, у нас пара вопросов. Проверьте все, мигом. Усиленно. Принесете ловушки, вперед.

Затем она взглянула на меня:

А ты исчезни куда нибудь, чтоб никому на глаза не попадалась, хотя бы какоето время, иначе я не уверена в продолжение твоей жизни...

Вам ее все равно не убить, тихо сказала вдруг Ирика. И не надо все сваливать в одну кучу.

Она явно была чемто расстроена. Взглянув на меня подруга сказала:

спасибо тебе большое. Нывур последний месяц провел на внешней границе, знаешь что теперь будет?

Я кивнула. Будут многочасовые беседы, когда никакие клятвы не помогают. Причем доказать что ты ни при чем практически не возможно. Так ближайшее время к Ирике лучше не приближаться. Она еще раз окинула меня расстроенным взглядом, но промолчала. Уже хорошо...

Интересно о чем она собиралась сказать? Это заинтересовало не только меня, орка спросила:

Ты о чем?

Как вы думаете, она избавилась от тикунку? Не до инфаркта его же довела? Это обратная сторона исцеления и она может применять ее в крайних ситуациях. Так что она совсем не так безобидна как кажется...

На меня посмотрели насторожено, но особенно никто не забеспокоился. Это радует, поймав задумчивый взгляд орки из Совета я тяжело вздохнула. Она в принципе не права, но не стоит их сейчас разубеждать. Пусть лучше я буде простой безобидной дурочкой чем опасным врагом. Так проще и понятней....

Все равно, Мы вас не задерживаем.

Это намек что нам пора уходить? А я может еще не все видела. Вздернув нос я осталась на месте. Но меня невежливо приставив ятаган к спине выпроводили...

Всегда все самое интересное и без меня!

Около меня шла непривычно молчаливая Корна шла рядом. Народа стало гораздо меньше и те кто попадался, бросали на меня недобрые взгляды. Наверное я своим выступлением многим жизнь попортила, но что поделаешь надо же както сосуществовать дальше....

А хотите я ваше дерево покажу? спросила вдруг Корна. До него совсем не далеко осталось.

А почему ты уверена что это мое дерево? не поддалась я.

Так мама вчера сказала " этой ненормальной эльфе достался Одун, хотя для нее будет самый раз", процитировала она с интонациями.

Да? у меня появилось нехорошее предчувствие. Давай ты мне расскажешь что про него слышала?

Корна с удовольствием принялась пересказывать детские страшился. К тому моменту когда мы дошли до злополучного дерева мне хотелось убежать сломя голову. В детских историях легко проскальзывало зерно истины.

Дерево насчитывало чуть более тысячи лет. Обычное семейное дерево, таких полно по всему Извечному Лесу. Появлялись новые обитатели, уходили к предкам старые, почти все как у всех. Кроме одного но...

Примерно полтысячелетия назад произошла большая беда. Очередная стычка между эльфами и орками приняла вид маленькой войны. Погибло очень много, не только с нашей, но и их стороны. В один день из обычной семьи осталась лишь молодая орочка разом потерявшая родителей, братьев и мужа. Она сошла с ума, оставшись совсем одна. Пока хоронили мертвых, лечили раненых, заново обустраивали жизнь, ее горе не заметили в том общем, что витало в Лесу. Все понимали ее скорбь и не лезли в душу, считая, что со временем все отойдет переболеет, у каждого свои заботы и проблемы. Так продолжалось несколько лет, затем она пропала. Говорят ее кости остались среди корней. Некоторое время дерево жило одно, никто не знает точно как, но оно выстояло. Обычно при сильной взаимосвязи с обитателями при их смерти оно тоже умирает. Высохнув за ночь...

Затем много позже попробовали поселиться другие, дальняя родня откудато еще. Дерево не приняло их. Так бывает. Еще позже ктото повторил попытку, и снова дерево отказало. Раз за разом становясь все злее и агрессивнее. Последнюю сотню лет его не беспокоили, изза скверного характера оно осталось одно. Другие рядом стоящие дома предпочли разойтись.

Когда я увидела его, у меня защемило сердце, на глаза навернулись слезы. Мне стало так жаль могучее дерево столько вынесшее по нашей вине. Они видели и помнили жизнь единого народа.

Высокое, могучее. Но все переплетенное, его ветви и кора сплошь состояла из узелков и перегибов. Полу свернутые листья напоминали жала ос. Трава у корней была тонкой и колючей, она умудрялась прорезать кожу сандалий.

С трудом пройдя траву я прислонилась к стволу. Мне было жаль его, жаль это дерево по чужой вине вытерпевшее столько. Я стояла и обнимала дерево пытаясь хоть както разделить его боль. Сначала оно было против и пыталось меня оттолкнуть, но затем признало. Я поняла что испытало оно. Деревья тоже умеют привязываться и любить. А еще они могут сходить с ума, совсем как мы. Не знаю почему но мне легко и хорошо с ним. Это было мое дерево, мой дом. Ну и пусть оно стоит далеко от центра все равно это самое прекрасное дерево из всего Леса, мое дерево. Вдруг земля зашевелилась. Я плотнее прижалась к коре и осмотрелась. Корна отбежала назад. Вытащив один из корней, дерево облокотилось на него. Затем другой. Затем еще и еще, я их не видела а только ощущала. После этого дерево приподнялось над землей на несколько метров и пошло. Я видела подобное впервые. Это совсем не походило на оживление деревьев в лесу. Оно плыло мягко и неторопливо. Все встречные успевали разойтись, а другие деревья убирали ветви. Мы достигли дерева Совета и тут Одун свернул вправо. Остановившись на некотором расстоянии от всех, он начал медленно погружать корни в землю. Полностью устроившись дерево затихло. Мгновением позже в десяти шагах от него появились небольшие кустики, означающие границу владения. Потом чуть в стороне выросло углубление. Из ниоткуда появился небольшой фонтан в виде проливающий воду из кувшина орочки. Моя мечта в действии.

Спасибо. Я прислонилась к дереву и погладила кору. Та ответила мне приятным теплом. Затем сбоку от меня образовался проем. Дверь в мой новый дом...

Обустройство заняло массу сил и времени. Последующие два дня я ничего не видела и не слышала. Мы с Одуном решали как все будет выглядеть. У нас возникла масса разногласий по поводу внутреннего убранства. Самое обидное что я проигрывала. Если мне не удавалось переубедить дерево то оно оставляло все на свой вкус. Единственное на что я его уговорила, это создание балкона. Здесь я не видела их ни у кого, а у нас это было нормой. Всегда мечтала иметь свой балкончик, где я могла бы спокойно любоваться небом и ветром. Уйти от суеты под ногами, чтобы меня никто не отвлекал. Дом долго не мог понять, что именно я хочу, мне несколько раз пришлось рисовать в голове эту картинку, пока он почувствовал. И еще день в результате был потрачен на него. Дереву оказалось сложно переплести ветви так чтобы я не проваливалась и не висела в воздухе как переспелый плод. Но у нас все получилось.

Смирившись и практически перестав натыкаться на углы, я занялась уборкой и разбором завалов. Ко мне постоянно забегала Ирика. Когда не была занята дома у Нывура. На мой взгляд несмотря на ворчание его отца все шло замечательно. Он категорически возразил против ее переселения ко мне. Так же он возражал против частых визитов, полагая будто я отрицательно влияю на Ирику. Словно не нее вообще можно повлиять?

Так подруга полностью погрузилась в домашние дела, както заготовка всего чего не попадя. Устройство магических незаменимых в быту артефактов. Которыми она, кстати, начала приторговывать. По ее словам там уже целая очередь клиентов. Посадили необходимые травки в саду. Нашла общий язык практически со всем селением. Ее даже вчера пригласили на заседание Совета и никто не возражал. На ее робкое предложение позвать меня был шквал возмущение. Это вообще нечестно, но ее в отличие от меня перестали воспринимать как эльфийку. С ней здоровались на улице, тогда как при виде меня хорошо если не тянулись за оружием. К ней постоянно обращались по вопросам лечения. На разумный довод, что есть настоящая Целительница никто не реагировал.

Правительница вместе с Лалин оказались правы. На моем фоне орки с готовностью примут кого угодно. Я проспорила им по желанию, что не добавляло мне хорошего настроения. И если подумать честно то я себя можно сказать замечательно вела, подумаешь пару раз высказалась и все!

Даже приобретения для дома мне приходилось делать через нее. При моем появлении сразу все у всех заканчивалось. Это уже не интересно. Хорошо подруга хоть садик мне засадила и помогла с порталами, я смогла пару раз смотаться домой и принести оттуда кучу всего нужного. В том числе свой гардероб и инструмент.

Жизнь начала налаживаться. К такому выводу я пришла с утра. Выглянув на улицу. Приятный ветерок шевелил листву, капельки росы холодили ноги. Всегда бы так...

Эй, ты что ли эльфийка? крикнул с улицы молодой орк.

Как будто по мне не видно или нас здесь так много, что и перепутать недолго?

Ну, я, так же неприветливо отозвалась я.

Такое утро испортить. Как только совести хватает?

Тебя Мастер Кхон ждет, сказав это он развернулся и быстро начал удаляться.

А это кто? крикнула я ему в след.

Это старший Охотник, любезно пояснила мне Ирика, заходя на траву. С добрым утром.

И тебе того же. И что надо обязательно идти? ужаснулась я.

Конечно. Раз ты стала Охотником то да. Пойдем я тебя провожу.

Только не говори что была у него в гостях?

Была, вчера. У него младший сын тяжело болеет. Как мне кажется он отравился. Я заодно схожу, посмотрю как он.

Всегда так, посетовала я и пошла переодеваться.

Дорога к дому Охотника не заняла много времени. Он жил неподалеку. На травке сидело десять орков разного возраста. И чуть поодаль стоял тот самый Мастер. Он искренне обрадовался Ирике, скривился при виде моей приветливой улыбки, но промолчал. Чего не скажешь об остальных. Трое самых молодых и потому несдержанных принялись во все проклинать меня. Оказывается благодаря моей пламенной речи сейчас более половины всех орков объясняли Совету что они не причем. В смысле с людьми не связаны. Верили им с трудом. В смысле не верили совсем. С другой стороны сейчас окрестные леса так патрулировались что найти добычу было даром Лесов. А уж без проблем дойти туда или вернуться обратно вообще нереально. При этом у Совета были жесткие правила по доставке мяса в селение. Никто не должен был голодать, мясо должно продаваться свободно. В последние два дня с этим были проблемы. Обычно часть приносили охотники, а часть для себя ловили войны. Примерно половина на половину. Свободных воинов не было, либо общались с Советом, либо патрулировали леса. С другой стороны и охотников стало меньше, многих тоже заподозрили в слишком частых отлучках.

Сегодня с утра Совет велел нормализовать поставки мяса, чтобы не трогать запасы. Привлечь на это всех имеющихся Охотников. В том числе и меня. Именно последняя мысль особенно всех воодушевила. По непонятной для меня причине, все всем происходящем была обвинена я! Их послушай, так я хуже войны.

Мастер Кхон молчал не мешая оркам выговориться, а мне узнать ситуацию. Затем он поднял руку и на полянке повисла тишина.

До крокодила ты когонибудь убивала, из зверья?

Пару кроликов, честно призналась я.

Опасаясь ругани. Но все оказалось гораздо хуже:

Замечательно, значит охотничий опыт у тебя есть. Сейчас у нас такая расстановка. С каждого в день требуется одна тушка оленя. И себе все что сверх. Мясо приносится ко мне, оплата по расценкам в зависимости от качества. Обычно у нас всем хватает. Охотничьи карты тебе показывать смысла нет, но обычно есть некоторое деление по местам. Сейчас все так кишит, что это бессмысленно. Где хочешь там и охоться. Вроде бы все. Вопросы есть?

Я тупо смотрела на него.

Это что вы предлагаете мы отправиться на охоту? переспросила я.

Конечно, раз ты охотник.

Я Целитель.

Но раз так свои силы ты не применяешь, то пока будешь охотником. Обычно такие вещи рассматриваются Советом. Выбирается самый нужный вариант. Понятно?

Я кивнула. В голове вертелась мысль где мне взять пять оленей? Чтобы хоть одного убить! Вот влипла. Я развернулась и отправилась было обратно размышляя над новой напастью, как раздался голос Ирики:

Лире. Смотри когда кожа покрывается бледно голубыми пятнышками с ярко синим центром, это аллергия на пыльцу синецвета?

Нет, рассеяно отозвалась я. Если при надавливании пятно расползается то Голубая Лихорадка, а если наоборот собирается в кучку то скорее всего яды из древних захоронений. Второй вариант практически не лечится.

А если при надавливании меняет цвет на темно зеленый? странным голосом спросила она.

Последняя стадия Могильной Лихорадки. Практически не излечимо, я слышала всего о двух случаях об ее избавлении. Ирика, ты сейчас занята? Мне надо с тобой посоветоваться по поводу оленей.

Каких оленей? Там умирают...

Олени умирают? не поняла я.

И обернулась к подруге. С каждым разом все непонятнее и непонятнее. Ирика стояла бледная и растерянная. Она смотрела на меня горящими глазами. Около нее застыл точно такой же Мастер Охотник. Я удивленно на них посмотрела:

Ирика что с тобой?

Ты уверена насчет пятен?

Каких пятен? не поняла я. Об синеватых, то о чем говорила? Да, если верить твоему описанию. На самом деле все может быть совершенно иначе. Порой неправильное лечение дает эффекты и пострашнее, так что не обращай внимания. Пойдем. Ты проверила что хотела?

Нет. Пошли со мной, сама посмотришь. Мне не нравиться твоя теория насчет Могильной Лихорадки.

Куда?

Лире что с тобой?

Она схватила меня за руку и втянула в дом. Я мало что понимала. Увидев ребенка лет пятидесяти всего покрытого разноцветными пятнами, до меня дошло.

Ты про это говорила?

Осмотрев его. И выведя на солнце я рассмеялась.

Слушай и как ты решила лечить такой странной смесью трав? Нет это не лихорадка, а обычная реакция на сырой гриб амикок. Он совершенно здоров, но вот такой расцветкой будет сиять еще очень долго.

Все расслабились. Еще пятеро детей сверкало симпатичными разводами. Успокоив всех что это просто подвид маскировочной окраски и вреда он не причинит, я уже собиралась уходить. Когда чуть поодаль заметила немного дрожащего юношу. Он сидел на земле, обхватив себя руками, и словно пытался согреться. Этот орк был старше, ему наверняка исполнилось около сотни. Он явно был болен.

Вкор, тебе лучше? Нет, странно, обычно травы сбивают температуру.

Я подошла поближе. И застыла, напророчила, пронеслось в голове....

Все отошли, рявкнула я.

Лире, ты что? послышались шаги Ирики.

Это и есть Могильная Лихорадка, наклонилась к орку и приказала уже без сантиментов. Пошли со мной. Ирика, выжги Очищением его дом. И проверь родню. Пошли...

Он сделал два шага и упал. Мне пришлось помочь ему подняться и практически на себе тащить домой. На тропинке нам навстречу попались Старейшины, они были удивлены, видимо еще не знают.

Отойдите и никому не приближаться, это Могильная Лихорадка. Думаю сами знаете что делать.

Лире я все, раздался вдруг рядом голос подруги. Обработала все, больше ни у кого ничего не обнаружила. Но буду проверять каждый час.

Замечательно, ты знаешь что делать. Спасибо.

Не за что, давай помогу, она сделал шаг к нам.

Не приближайся.

Лире, что с тобой. Я как и ты не могу заразиться, удивленно ответила она.

Ты нет, а твой ребенок запросто. Лучше всего вызови кого нибудь еще из магов. Сама держись от всего это подальше.

Я беременна? подруга выглядела порядком удивленной.

В другой время я бы порадовалась ее реакции, не говоря уже про предударное состояние отца Нывура. Но сейчас мне надо было спешить. Дом понял меня. Он мигом отгородил большую светлую комнату с массой воздуха и окон.

Я не успевала. Болезнь зашла слишком далеко. Но я все равно пыталась ее остановить. Настои, отвары, магические камни. К вечеру ко мне привели еще двоих. Появилась сама Лали, она мигом нашла заразившихся. С ней прибыло трое магов облазивших все, они нашли место распространения и полностью выжгли его. Ирику осмотрели раз десять. Она периодически связывалась со мной мысленно. И ругалась. Дома ей устроили лежачий режим, как для тяжело больной. Отец Нывура рвался с нее пылинки сдувать. Вопрос про свадьбу стал очень актуальным, но по правилам мнение Ирики учитывалось конечно, но спрашивать согласия нужно было у ее родителей. В смысле матери. Нывур порывался отправиться один, но подруга благоразумно его не отпускала.

Вечером я вышла на улицу, подышать свежим воздухом, пока больные заснули, больше ничем помочь им не могла. Через пару минут ко мне подошел молодой орк и вежливо пригласил на поляну Совета, очень вежливо, надо же, но заострять на этом внимание было лень устала. Там собрались почти все, в том числе и Ирика. Подруга невероятно мне обрадовалась, она пыталась на чтото уговорить Дивиаэль, но та упорно отказывалась.

Лире, ты пришла. Как хорошо, а что там? она неопределенно махнула рукой.

пока. Все что можно было сделать сейчас, я сделала. Утром будет видно...

Наступило молчание. Затем подруга встряхнулась:

Будем надеяться на лучшее. У меня к тебе огромная просьба ты не могла бы проводить Нывура к маме?

Я аж подпрыгнула:

Я что ненормальная? Она меня по травке размажет...

Лире пожалуйста!

Попроси когонибудь другого.

Никто больше не соглашаются, она раздраженно махнула руками. Хотела сама а меня не пускают.

Я тоже жить хочу, возмутилась я.

хорошо. Лире, помнишь, ты проспорила желание Лалин?

И что? в душе шевельнулось нехорошее предчувствие.

Да. Она подарила мне его. Ты проводишь, да?

Мне резко поплохело...

Может чтото еще? с надеждой спросила я.

Нет.

Она мигом открыла портал и я зажмурившись шагнула вперед. В неприятности. Мы оказались в Большом Зале. Тут находилась мама Ирики, Лалин и еще несколько сильных магов. Чуть поодаль стояла Правительница. Они довольно раздраженно отреагировали на орка. Нывур стоял с независимым и гордым видом. Это раздражало всех еще больше. Надо сразу разделаться с этим и потом попытаться выжить...

Тамириэль, вы не можете его убить. Это ваш будущий зять...

Позвольте попросить у вас руки Ирики? вежливо сказал орк, не давая мне продолжить.

Я мигом рванула вперед и успела спрятаться за спину Лалин. Огромная молния шарахнула по Наследнице.

Вы что себе позволяете? возмущенно сказала Лалин, стараясь спрятать улыбку.

Ощутимо запахло паленым. Волосы слегка подпалились. Я рискнула выйти на свет. И мигом оказалась отброшенной магическим ударом.

На орка никто не обращал внимания. Раздраженные взгляды были направлены на меня.

Я здесь не причем. Возмутилась я.

Моя дочь собирается выйти замуж за орка? Ни за что!

Она ждет ребенка, слабо вставила я.

Что? тон Тамириэль мигом поменялся.

Поймав меня и Нывура за руки, перенесла нас порталом к дому Нывура. Там нервно вышагивала Ирика. Увидев маму она обрадовалась, затем благоразумно отступила назад. Тут вперед вышли родители Нывура. И если отец немного повозмущался и переругался, затем они поняли друг друга. То у матерей разговор вышел гораздо более эмоциональным. Они принялись выяснять кто, где будет жить, какая будет свадьба и прочее прочее прочее...

Вскоре женщины ушли оживленно жестикулируя.

Поздравляю, надо полагать, это согласие с обеих сторон, высказалась я, оглядывая окружающих.

Ирика была счастлива как ребенок. Правда другие орки мало разделяли ее радости. Скорее все выглядели подавленными. Еще бы такое событие. Чуть постояв в сторонке я направилась домой, посмотреть как там мои больные. Все были живы это радует. Но не надолго, к утру все может измениться....Не долго думая, я отправилась спать.

Утро наступило неожиданно и както странно. Не понятно почему я проснулась. Чуть полежав в кровати до меня дошло это Дом. Я нужна пациентам.

Двое орков пришли в себя, ошарашено глядели по сторонам, оба были бледными с ввалившимися глазами, а тот первый умер. Тело уже было покрыто защитной смесью, чтото наподобие смолы. На душе стало пусто, я ничего не могла поделать. Подойдя к кокону я просто постояла рядом. Это жутко. Смерть всегда меня поражала и выбивала из колеи. Я снова оказалась бессильна, умом я понимала, что стадия очень запущена, но смирится с этой смертью, было тяжело...

Вытащить кокон чуть в сторону, так чтобы дерево могло изолировать его от окружающих. Проверив состояние остальных, они победили болезнь и теперь спят, вышла на улицу. Утро только начиналось, рассвет уже ощущался в воздухе, но пока не наступил. Я была, жила и действовала на инстинкте. На том как должно. Спросила у первого встречного орка как пройти к нужному дому. Постучалась. Дом пропустил сразу же. Разбудить семью ни свет, ни заря и тихо сказать:

Я не смогла. Простите. Вкор умер...

а остальные? женщина была испугана и одновременно спокойна. Она уже смирилась.

Вопрос чуть удивил меня:

С ними все в порядке. Еще пара дней и смогут вернуться домой. Правда силы будут восстанавливаться долго. Может несколько лет...

Но они живы? прервала меня орка, с надеждой глядя мне в глаза, словно пытаясь, прочитать по моему лицу правда это или ложь.

Да, конечно, удивилась я.

Хвала Лесу, она отошла назад и без сил опустилась на стул.

Я подошла поближе и принялась лечить ее. Нервное потрясение и истощение сил.

Лучше спасибо, она чуть отстранилась и облегченно улыбнулась.

Затем лицо ее потемнело. Она поняла что я сказала. Ни слова ни говоря женщина поднялась и прошла на кухню. Я на всякий случай последовала за ней. Мало ли что?!

Но все в порядке. Если это можно так назвать. Около пятидесяти лет назад во время одной из стычек погиб ее муж. А вот теперь заболели дети. Все трое ее сыновья. От Могильной Лихорадки нет спасения. Она почти похоронила всех. Гдето шевелилась слабая надежда, что приезжая эльфийка поможет, но ... верить эльфам...

Оставлять ее в таком состоянии одну нельзя. А то у меня появиться еще один пациент а лечить душевные болезни во много раз сложнее и неприятнее. Вывод надо найти ей компанию. Быть не может, чтобы за все это время она не приглянулась никому из орков. Женщин здесь действительно мало.

Соседи не спали. Хотя надо отметить мой визит их крайне удивил. Попытки остаться один на один с оркой ни к чему не привели. Ни ее муж, ни сын никуда не собирались выходить. Ей было так неудобно, но при мне ругаться она тоже не могла.

Хорошо, я хотела как лучше для вас, затем я повернулась к орке. Дело в вашей соседке, правда я не знаю как ее зовут. Я лечу ее сыновей. Вкор к сожалению умер, я не успела, не смогла. Два других перебороли болезнь. Скоро они поправятся. Я сказала ей об этом, но она к сожалению так перенервничала что ей скоро понадобиться моя помощь сама по себе. Ей нельзя оставаться одной, как я поняла муж умер довольно давно. Так вот, я окинула взглядом мужскую половину семьи. Оба орка явно поняли к чему я клоню и довольно спешно покинули кухню. Орка тоже поняла, но ей надо было услышать это из моих слов. Я полагаю наверняка есть орк который решить поддержать ее в данной ситуации. А там как знает, чем все закончится. Правильно?

Орка кивнула. Она уже была согласна и готова действовать. Прямо как любая эльфийка, нас тоже не остановишь когда мы с самыми благими намерениями лезем в чужую судьбу.

Сами понимаете, я вмешиваться не могу. Не так поймут, а вот вы...

Действительно, согласилась орка. Я сегодня же этим займусь.

Спасибо.

Мы вежливо раскланялись и я поспешила домой. При виде меня орки все еще отворачивались но скорее по привычке. А около дома меня ждал сюрприз. Десяток полностью вооруженных орков и недоуменно хлопающая ушками Ирика.

Всем доброе утро, спокойно сказала я.

Тебе того же, ответила подруга. Если это утро действительно доброе.

А что это у вас такое здесь происходит?

Тебя убивать пришли, любезно пояснила она, показывая на собравшуюся толпу.

Орки хранили спокойное молчание. Все были напряжены, натянуты как стрела перед полетом.

За что?

За смерть соплеменников, с ехидной улыбкой ответила Ирика.

Я тут же стала серьезной. Ведь действительно не помогла, а должна была, но не сделала...

Лире, что с тобой? обеспокоено бросила она, подойдя ближе.

Вкор умер. Я не смогла помочь. Я не спасла.

Лире, не расстраивайся. Было уже слишком поздно. Это я виновата, не разглядела Лихорадку.

Ирика, ты маг, а не Целитель. Ты сделала все что смогла. К тому же остальные живы...

Не знаю чем бы это закончилось, но тут во двор ко мне зашла мать больных. Ее сопровождал орк. Не пожилой, но уже в возрасте. Как я вижу соседка быстро навела порядок. Он только взглянул на вооруженный отряд как те мигом исчезли. Интересно кто это? Надо будет не забыть спросить.

Я могу увидеть сыновей?

Конечно.

Я проводила их. И оставила там пообщаться. Конечно говорить им, больным пока тяжело но по крайней мере все живы. Почти все...

Вскоре орк вышел и подошел ко мне. Я сидела на траве и смотрела на небо. Не скажу что его было хорошо видно деревья у нас ветвистые и широколиственные.

Спасибо, сказал орк пару минут спустя.

Не за что.

Нет, действительно. И за детей и за Кирин. Если бы не твое вмешательство, то так продолжалось бы еще очень долго.

Странный орк. Я удивленно подняла на него взгляд. Он не выдавливал из себя слова, ни делал мне одолжение. А просто относился как к равной, грубо говоря как к орке. Это странно и не понятно. Это надо выяснить:

Вы странно ко мне относитесь, начала я издалека.

Я один из тех кто понимает что объединение необходимо, пояснил он.

Вдруг раздался перезвон. Совет, что ли?

Совет. Пойдем? спросил он у меня.

Я пожала плечами. Он исчез внутри и мигом вернулся.

Пошли. Я предупредил всех.

Не скажу чтобы нас ждали или встретили с распростертыми объятиями, но и выгонять не стали. Обсуждался факт нападения на меня, попытки нападения. Молодые орки доказывали Совету, что от меня надо избавится. Совет пока молча слушал и не возражал.

Ктонибудь еще хочет высказаться? спросила пожилая орка.

Мой спутник вышел вперед:

С этой ерундой пока заканчивать. Я понимаю почти все не могут взять в толк зачем нам объединение с эльфами но оно жизненно необходимо. Неужели вы до сих пор не поняли этого? Магиня уже помогла многим, ее товары расходятся быстрее чем она успевает их делать. С ней почти смирились, но это во многом изза брака и характера. Целитель уже спасла два десятка жизней во время нападения людей. Сегодня она помогла детям Кирин, да Вкор умер. Это режет нам сердце, но зато другие выжили. В прошлый раз Могильная Лихорадка унесла две десятка молодых жизней. Уже это хорошо, а что касается характера подождите немного вернется Тхад и всем снова станет весело и без эльфийки.

Он замолчал, остальные тоже соблюдали тишину. Тут я решила высказаться:

А кто такой Тхад?

Орк, ответила одна из Совета.

Похожий на тебя, добавил мой спутник. Именно изза этого он месяцами патрулирует дальние границы. В прошлый раз когда их оправили через день после возвращения его грозились прибыть свои же...

Я не одна такая? эта мысль меня ужаснула.

Орки усмехнулись. Только воинственная молодежь продолжала убивать меня взглядом.

Хотите совет? Чтобы убить взглядом надо это уметь делать. Обратитесь к Лалин или Правительнице чтобы вас научили. Они умеют.

Орки развернулись и ушли, шумно высказывая, что думают обо мне. Судя по походке желание, разорвать меня на части лишь усилилось.

Теперь поговорим начистоту откуда пришла Лихорадка?

Орки удивленно переглянулись. Совет, в лице пожилой орки спросил у меня:

Они нашли пещеру и выжгли ее изнутри, что не так?

В обычной пещере не могла появиться Лихорадка, разве что там находился труп умершего от нее. Откуда пришла болезнь?

Орки снова переглянулись. Но все молчали.

Это конечно пока нас не касается, но если ее принесли один раз, затем еще раз, то где гарантия, что однажды не заболеют все, мы рисковать не станем. Сейчас спрашиваю я, чуть позже появиться Повелительница. Думайте, что вы ответите ей...

Я пошла домой, проверить больных, да и позавтракать не мешает. Больным было лучше. Орка послушала меня и направилась домой, я разрешила ей заходить как захочется. Только я налила себе чаю и достала булочку, купленную по дороге, как ктото пришел. Дерево мигом сказало мне об этом.

Ко мне пришли все. Ну если не все то десятка три орков точно. Совет, куча мастеров разных ремесел и просто влиятельных шишек.

Домой не приглашаю, но можете располагаться на траве, любезно начала я.

Тут влетела Ирика, вернее она летела пока не натолкнулась на взгляд будущего родственника. После этого подруга медленно, с достоинством и довольно осторожно донесла себя до меня. Как интересно!

Мы пришли чтобы поговорить о Лихорадке, начала орка.

И замолчала. Мне это не понравилось. Так дело не пойдет.

Давайте пригласим Правительницу, предложила Ирика. У нас конечно свобода и все такое прочее, но ей не понравиться принятие решений без нее.

Хорошо, согласился Совет.

Вызов Правительницы взяла на себя Ирика. Та откликнулась мгновенно и не одна. С ней пришел наш, эльфийский Совет и куча важных эльфов. Плюс Лалин. Явно не по своей воле, она даже толком не причесалась. В отличие от матери, выглядящей как всегда идеально. Некоторое время выясняли кто и что, затем пытались устроиться как положено. В общем почти час ушел ни на что, а у меня там завтрак. Я прикрыла глаза, пытаясь не заснуть при этом и тут Наследница не выдержала:

Я понимаю, ядовитым голосом начала она, мигом обратив на себя внимание. Сейчас все заняты невероятно важным делом, но кто может поручиться что гдето в Лесу не вышел еще один больной Могильной Лихорадкой?

Все мигом устроились и недовольно посмотрели, но не на нее, а на меня. Очаровательно, а при чем здесь я? Вот так всегда...

Начнем, мягко предложила Правительница. Действительно появление Лихорадки пугает...

Это закономерный итог, возразила Мастер Стихий.

Что именно? И на что именно?

Все началось. Я моментально исчезла под благовидным предлогом помощи больным. За мной в кухню просочились Ирика и Лалин.

Приятного аппетита, сказала последняя с усмешкой.

Угощайтесь, вынуждена была пригласить всех я.

Спасибо.

Чай, булочки и тишина. Если не прислушиваться к гомону на улице. Обсуждают. Сначала там были слышны только эльфы. Потом стали влезать орки. А теперь судя по всем обсуждают вопрос объединения. Весело. Ближе к обеду, я не выдержала и вышла на улицу. Все разбились на небольшие группки и чтото яростно друг другу втолковывали.

А можно я влезу? крикнула я. Ктонибудь помнит о причине сбора? Нет? Говорили о Лихорадке.

В наступившей тишине все недовольно на меня посмотрели, но промолчали. Зато раздался насмешливый мужской голос:

какая Лихорадка, когда можно узнать кто и что сказал друг другу пару тысяч лет назад? с искренним удивлением спросил он.

Мы рады твоему возвращению Тхад, сказала орка из Совета, она стояла рядом с Правительницей и чтото пыталась втолковать ей. Раз уж вы вернулись и полны сил то составите компанию этой эльфе.

Вы идете с Лире, как сопровождение и охрана, на месте она страршая, спокойно добавила Правительница.

В наступившей тишине хорошо был слышен голос командира пришедшего отряда и громкий подзатыльник, который он отвесил Тхаду:

Еще раз рот откроешь и я тебя прибью.

Затем он повернулся ко всем остальным:

Нет ли возможности отправить когото другого? Мы уже полгода дома не были? он не просил, но чтото похожее угадывалось.

Нет, отрезала правительница, после отрицательного кивка орки. Заодно с вами идет Лире. Нам нужен от нее отдых.

А я здесь причем? от возмущения у меня перехватило горло, и тише прошипела. Нашли крайнюю.

Все. Лире. Ты идешь.

А кто еще? спросила я.

Отряд орков, удивилась правительница.

А маг? А Заклинатель? А...

Не слишком ли много ты хочешь? возмутилась она.

Эльфийка поднялась и теперь нависала надо мной. Я не знаю как ей это удавалось, она была лишь чуть выше меня. Но создавалось впечатление словно надо мной нависает скала. Так оно наверное и было. Она была есть и будет истинной Правительницей.

Что происходит? поинтересовалась Лалин, выйдя на поляну.

Она спасла, может не ситуацию, но меня точно.

Лире, отправляется в Город Мертвых, ответила Правительница. Ей нужен маг.

А Заклинатель? робко встряла я.

Обойдешься. У тебя будут орки, прошипела правительница.

Среди них есть заклинатель? удивилась я и обернулась к ошарашенным оркам, они отрицательно покачали головами.

Ну, вот, что и требовалось доказать.

Мигом передо мной оказалась Лалин и волна, направленная на меня ударилась об нее.

Спокойнее, она сейчас уйдет. Она сделает все что нужно, заявила Лалин, оборачиваясь и глядя мне в глаза.

А сборы? возмутилась я. Не могу же я пойти с пустыми руками, что я самоубийца?

За ее спиной хорошо было возмущаться, почти безопасно.

Лалин, убери ее куданибудь, попросила правительница, отрывая взгляд от меня и начиная рассматривать свои замечательные длинные ногти. А то у нас появится замечательный Мертвый Страж.

Я хотела было открыть рот, но Лалин встала на мои ноги. Всем своим весом, я чтото прохрипела и замолчала. Больно.

Хорошо. Я могу пойти с ними.

Нет, ты нужна мне здесь.

Тогда кто? Ирика не может, а другие столько времени в ее обществе не вынесут.

Надо подумать.

Все замолчали не мешая Правительнице. Она задумчиво осмотрела всех и вынуждена была признать:

Не знаю. Но когото надо отправить...

Я вежливо поклонилась пошла вовнутрь, собираться. Очаровательно. Я даже знаю какой выход она найдет. Меня обвешают талисманами и амулетами. Дадут несколько надежнейших камней связи и помашут ручкой. Словно это равносильно магу?

Почему я такая везучая? Даже не знаю. Я готовила ужин когда ко мне заглянула Лалин. Подруга немного виновато на меня взглянула и сказала:

Мага не нашли, но зато вы получите талисманы ото всего на свете, заверила она меня.

На мой скептический взгляд подруга пожала плечами:

Я сама прекрасно знаю это не то, но ничего не могу изменить. Меня не отпускают, Ирика беременна. Молодыми не хотят рисковать, никто из опытных с тобой и этим говорливым идти не хочет. Я не знаю, вернее почти знаю, но мне надо коечто уточнить.

Ты придумала? удивилась я. И кого?

пока не скажу, не знаю получиться ли, если что завтра утром узнаешь.

Будем, надеется на лучшее, оптимистично решила я.

Маг в отряде это замечательно.

А как твои пациенты?

Пока отсыпаются как смогут ходить пусть перебираются домой. Надо пить общеукрепляющие отвары и пожалуй все. Присмотри за ними или пусть ктото из Целителей навестит пару раз. А кстати, тело надо сжечь. Я не смогла...

Хватит, резко сказала наследница. Всем сразу было видно он не выживет. Тивээль сразу отказалась смотреть после описания. Ты и так много сделала. Не вини себя. Все выспись. Об остальном я позабочусь и осторожней там ладно?

Странный был день. Непонятный. Но и неплохой. Просто странный.

И мглою бед неотразимых

Грядущий день заволокло...

Утро принесло свежесть и тепло. Тихо шелестела листва и дул легкий ветерок. Приятно так не хотелось подниматься, а надо. Я еще никому не успела испортить настроение. Так не пойдет они тут без меня скоро форму потеряют. В последний раз навестив больных, попрощавшись в домом. Он пообещал ждать меня и просил вернуться. Собрав коечто с собой я вышла на улицу.

На полянке перед домом Совета меня уже ждали. Я принесла небольшой рюкзак, вшитый в куртку. Очень удобно. И натолкнулась на целую толпу. Посредине сидели орки, судя по их лицам они невероятно рады были меня видеть. Примерно столько же радости читалось на лицах провожающих, всех вчерашних спорщиков. Както мрачно тут у них. Меня не хватает.

С добрым утром. Все вы с нами? Замечательно. Правительница, а ведь говорили нет мага вы лучше...

Больше я не смогла сказать ни слова. Мышцы лица не повиновались. Замечательно. Только этого не хватало.

Все в сборе. Это, она протянула небольшой мешочек. Талисманы. К сожалению мага мы вам дать не можем...

Доброе утро, из портала вывалилась Лалин.

Следом за ней вышла Мейроэль. Ура! В душе я ликовала. Всетаки мне повезло.

Я нашла мага, мягко обрадовала нас всех Лалин.

Судя по лицу Правительницы ничего подобного она не ожидала. Мей одна из немногих магов ровесников нам. С ней легко можно было общаться и магом она была сильным. Просто последние два десятка лет она восстанавливалась после схватки с подземным призраком одним из стражей гномов. Что у нас делало магическое творение подгорного народа непонятно. Но натолкнувшись на эльфят он приступил к выполнению долга уничтожению врагов. К счастью неподалеку оказалась Мей, дети успели убежать. А она сумела избавиться от призрака. Но надолго лишилась сил, от перенапряжения она не могла дотянуться до того что рядом. Ей конечно вынесли благодарность. Она вышла на один уровень вверх. И на два десятилетия осталась не у дел. Мы постоянно общались с ней, поддерживали, да и просто не бросали подругу. Силы стали возвращаться к ней постепенно.

Ты уверена? обеспокоено осведомилась правительница. Может пока не стоит?

Я хочу попробовать, если что у меня есть заготовленный портал. Уйти я смогу всегда.

Одна? уточнила Лалин.

Да. Одна точно. Так что амулеты оставьте, предложила Мей.

Хорошо. Но если что уходи. У нас не так много магов, чтобы раскидываться ими.

Хорошо, улыбнулась Мей.

Удачи, пожелала правительница.

И нас всех унесло в портал. Мы оказались гдето около одинокой скалы. Замечательно. К тому же вернулась способность говорить, что тоже радовало. Мей осмотрелась, затем повернулась к оркам.

Я еще не полностью пришла в себя, поэтому постарайтесь пока ни во что не влезать и не рассчитываете на мою помощь. Я буду идти сама по себе, так я быстрее восстановлюсь. Если что я рядом. Когда дойдем до Города я появлюсь.

И она исчезла среди деревьев. Два орка последовали за ней. Но довольно быстро вернулись и удивленно пожали плечами. Я пояснила:

Она не стала вас травмировать...

Да ты что? поразился Тхад. А я и не заметил.

Внимательнее надо быть. Так вот обычно они, маги сразу растворяются в воздухе. И дальше обитают в виде силовых оболочек. Поэтому она вроде бы с нами, но вроде и как нет. Надеюсь всем все понятно? не удержалась я.

Как тебе сказать...

Молча, рявкнул предводитель. Куда мы собственно идем?

А вы не знаете? В Город Мертвых, это не шутка, удивленно ответила я.

На меня мигом взглянули восемь пар взбешенных глаз. Я даже сделала пару шагов назад, по инерции:

Я здесь ни при чем. Вернее я лечила троих заболевших Могильной Лихорадкой. Один умер. Было решено найти источник распространения болезни и запечатать или уничтожить. Для этого иду я и Мей. А вы как проводники и силовая поддержка. Вам что не сказали?

Про город нет, отрезал вожак. тхад, еще раз чтонибудь ляпнешь честное слово убью.

Понял уже. Буду молчать.

Хорошо. так мы у Одинокой скалы. Отсюда еще почти пять дней быстрого хода. Рассредоточились. Двое на дальних рубежах, двое на ближних. Остальные цепью. Эльфийка в середине. Понятно?

Я робко подняла руку, привлекая внимание. И мигом оказалась прижатой к дереву с кинжалом около горла.

Запомни, эльфка. Может у нас с вами союз. Может так будет постоянно, но тебе лучше быть невидимой и не слышной. Понятно? Если хочешь вернуться живой, а не сгинуть среди Города. Достаточно того, что меня лишили нашивок...

Он мигом ушел, а я без сил села на траву. Снова и заново. Опять доказывать чтото комуто. Когда это прекратится?

Выходим.

Я поднялась и пошла. Орку передо мной не нравилось мое соседство, но он молчал. Хотя постоянно оставался на пределе. Полушаг полубег начался. Уже через час я начала хрипеть и потянулась к Лесу. Как обычно в последнее время тот откликнулся с радостью. Бежать стало проще. Привычнее...

К наступлению ночи я устала до нельзя. Появилось отупение и равнодушие. Привалов не было, от орков волнами шла неприязнь. Лучше не становилось. Костер разводить не стали. Просто пожевали лепешек, теперь они по вкусу напоминали наши. Орки удивились, но подобное открытие их обрадовало. Уже засыпая я услышала:

Эльфка, так медленно мы двигаться на может. Завтра пойдем в обычном ритме.

Хорошо.

Мне было все равно. Я умру на полдороги. Но это будут не мои трудности...

Следующий день мало чем отличался от предыдущего. Ни считая увеличившейся скорости и чуть меняющего леса. Я не знаю как это объяснить, но менялось отношение леса к нам. Ко мне в частности. Он попрежнему давал силы, именно поэтому я не подала. Но неохотно, он был нам не рад.

В голове крутились разные обрывочные мысли. Как жаль, что пропали Стражи Леса, эту полуживые, а наполовину духи Леса всегда защищали и оберегали Лес и его жителей. Пока были стражи внешние границы оставались нетронутыми, можно обмануть эльфа или орка, но практически не возможно Лес. Стражи всегда следили за спокойствием внутри, в времена с ними такие язвы как Мертвый Город были только стертыми воспоминаниями. По слухам Стражи были живыми существами, имеющими дом и родню, но порой когда Лесу была нужна их помощь, они уходили, затем возвращались. Последним Стражем, о котором было точно известно, что это Страж была эльфийка из Рода Амирей. Она жила при прошлой Правительнице, и считалась гарантом спокойствия. Если бы чтото стало не так, то она должна была уничтожить, полностью уничтожить род некромантов. Но еще триста лет назад, она ушла, стала частью Леса. Если верить легендам и слухам Стражи не умирают, а становятся практически бессмертными деревьями эаро . Таких деревьев много и они растут в основном по одному, но иногда образуют своеобразные рощицы. Раньше эти деревья и образовывали границу Леса, они очень живучие и жесткие, их практически не возможно повредить, не говоря уже про спилить или срубить. Потом почемуто они ушли вглубь, обнажив гораздо более ранимые. Всего для Леса характерны, пять видов деревьев: эаро , деревья дома, остролистые серебрицы (они растут в основном в северных районах), широколиственные тарицы и наиболее частые анорили. Все эти деревья бывают немного разными по цвету коры и листьев, в зависимости от места, где растут.

Стражи, подумав о них, я снова тяжело вздохнула, как же их не хватает. Стражи знают про Лес практически все, могли перемещаться, не используя традиционные порталы и магию, а так же всегда считались лучшими воинами Леса. Стражей видели многие, они не прятались специально, но и на контакт шли только в случае крайней необходимости. Узнать в высоком воине светлозеленого цвета с темными зелеными волосами, когда кожа полностью покрыта черными полосками и точечками, и одетым в темнозеленую одежду идеально подходящую под цвет листвы, так что даже мы лесные жители видим их только в упор, своего соплеменника, а то и соседа практически не возможно. Может они до сих пор живут среди нас...

Мы шли бежали в затемненном подлеске. Темные деревья характерные для южной части леса. Большая затененность, немного другие мхи. Это было необычно. Это интересно, если найти время и силы для детального изучения. Вместо ночного привала эликсир восстановления сил. Только я открыла рот, чтобы возразить как мигом почувствовала кинжал на шее. И холодные черные глаза вожака, словно заглядывающие в душу.

Усталость. Боль. Отупение. Я сдалась. Дальше мы бежали и бежали. Больше я ни помню ничего. Остановок больше не было.

Все вдруг резко остановились. Я тоже. Что там такое? Лениво подумалось мне. Гдето в груди теплились последние крохи силы. День, а может два дня назад Лес отказал мне в помощи. Свой запас исчерпался.

Эльфка, мы пришли. Вот Город Мертвых.

Я вышла вперед и пожала плечами. Чуть дальше начиналось голое лишенное деревьев пространство. Там виднелись каменные постройки или их развалины. Не знаю.

Мы пришли, повторил орк.

И что? хрипло, чужим голос спросила я.

Все.

Орк повернулся ко мне с излюбленным кинжалом. Я просто посмотрела на него и все. Силы закончились. Потом наступила темнота...

Сначала появилась боль. Потом ощущения. А затем и звуки...

Голос Мей:

Не стоит. Я конечно очень слаба, но сил чтобы размазать вас по этому дурацкому Городу у меня хватит. Говорю же успокойся, послышалось шипение и хруст костей. Теперь я полагаю лучше? Перерождение это одна из любимых моих сторон. Вы очень спешили и выгадали целый день? Поздравляю, по моим подсчетам лире понадобиться порядка недели чтобы прийти в себя полностью и то при надлежащем уходе. Который вы ей и создадите. Я кому сказала, потрясти вас еще немного? Какие же вы непонятливые. Так вот Лире необходим покой и отдых в благожелательной обстановке. Которую вы создадите. Ей нужно хорошо полноценно питаться: мясо, фрукты, зелень. Всевозможные чаи. Еще нужно будет сделать маленький, но уютный шалашик для нее. Желательно все делать с любовью и нежностью, так полезней будет. Теперь о другом. К Городу близко не подходите, там опасно. Далеко в лес не уходите, не сможете вернуться здесь частичная магия места. Осторожнее с местным зверьем оно сплошь измененное и ядовитое. Далеко по одному не уходите, да и парами не стоит. Здесь бродят зомбики с амулетами, надеюсь вы не хотите присоединиться к ним? Тогда надо будет хорошо выполнять мои просьбы и у нас будет мир и дружба. Еще одно, вас здесь десяток. Один будет охранять, один ухаживать за Лире, остальные чтобы не скучали, возьмутся и нарисуют мне план города, можно пару видов. Я попробую поймать силовые линии, надеюсь вам ясно? Это хорошо. Далеко в глубь не заходите, но старайтесь изобразить все что видно в деталях. Так чтобы вы не скучали я на каждого посажу змейку Подчинения. На случай внезапной агрессии, и еще ответьте мне пожалуйста на один вопрос чем вам не угодила Лире? Лично вам она ничего плохого не сделала. В Стане вы были около суток, вы должны были слышать о ней чтонибудь и не плохое. Но вместо спокойного отношения вы сорвали на ней злость, надо полагать стало лучше? Надеюсь мы поладим и вы не увидите как я срываю на вас свое настроение. Вот собственно и все. Хотя нет, есть еще одно но...постарайтесь не получать травмы. Я лечить никого не буду, а Лире не сможет. Теперь все. Я ухожу, но буду поблизости. Конечно если что зовите, но лучше меня не беспокоить. Теперь наверное совсем все...

Мне на лоб легла теплая рука:

Спи и не беспокойся, все будет хорошо. Я рядом.

Я снова провалилась в темноту...

Порой я выплывала, порой снова погружалась во тьму. Иногда около меня было чтото агрессивное и недовольное, порой чтото нейтральное. И лишь раз, то что желало мне добра. Странно.

Я открыла глаза и шарахнулась. Около меня сидел орк. Высокий мощный в возрасте. Ему было около трехсот. Не женат и без детей. Я успела разглядеть все это на косичках, пока зажималась в уголок шатра.

Спокойно, тихо произнес он на эльфийском, показывая пустые руки.

Как будто не может свернуть мне шею голыми руками.

Спокойней, после появления твоей подруги мага и полудня нахождения в подвешенном состоянии с тебя пылинки сдувают. Сегодня я присматриваю за тобой.

Спасибо, хрипло сказала я.

Сейчас принесу воды.

Он мигом вышел из шатра и вскоре вернулся.

Пей.

В чаше был слабый травяной чай.

спасибо.

Я попыталась лечь, но присутствие рядом такого большого орка пугала. Да, я понимала что он не причинит мне вреда, но все же...

Успокойся, я не трону тебя.

Знаю. На тебе целая куча убийственных и болевых нитей, а так же чтото из контроля. Точно не знаю, но противное наверно.

Ты права. Оно как ножом по затылку. Неприятно. Но сами напросились. Ничего теперь надо полагать они их снимет.

Вряд ли. Мей уберет только на подходе к Стану. Там это не одобрят, она довольно консервативна и тоже считает что хороший орк мертвый орк.

Еще лучше, возмутился орк. Спать ты явно не хочешь, может, выкупаешься?

А можно? с надеждой спросила я.

Конечно, засмеялся он.

Я с трудом встала на ноги, но идти уже не смогла. Постояв рядом и молча посмотрев на меня, орк подхватил на руки и понес кудато. В десятке метров обнаружилась небольшая запруда. С удовольствием посидев в воде и смыв с себя болезнь, я выбралась на берег. Орк был поблизости но не мешал. Переодевшись я смогла идти сама. Правда не долго. Хорошо, что он успел меня поймать.

странная у тебя манера все время падать, усмехнулся он. Или это попытка привлечь к себе внимание.

А у меня получается? не удержалась я.

Конечно, я же рядом.

Я засмеялась. Когда мы подошли к стоянке, там уже сидели остальные. Не скажу что меня были рады видеть.

Можно я здесь сяду?

Нет, лучше поближе к огню, да и безопасней там.

Кому мне?

Конечно.

После этих слов у вожака явственно повело челюсть. Он поднялся и направился ко мне. Его намерения мне не понравились. Но на его пути возник мой нынешний компаньон и Тхад.

Сядь, она ни в чем не виновата.

Правда, Ашон, не трогай ее.

Даже так? Ашон презрительно взглянул на орка. Ты готов заступиться за эльфку, Кнош?

Да, если понадобиться, огрызнулся Кнош, так оказывается его зовут.

Повисло недоумение. Вожак не отступал, но и Ктош стоял на месте.

Можно я влезу? ...

Что нам Великий лес?

Когда мы сами боги

Что нам слова?

Когда у нас вражда... и почему мне не сидится на месте. Давайте я попрошу Мей порталом отправить вас обратно, а сюда прислать другой отряд? Мы не то что задание выполнить, а даже просто не переругаться не можем? И какой идиот отправил со мной настолько негативно настроенный отряд?

Как мне кажется это наилучшее решение, когда я подняла глаза увидела потрясенные лица. На них на какоето время появилось чтото доброжелательное, нормальное. На всех кроме Ашона.

Как обычно, распределением заданий между отрядами занимается только один орк. В этот раз нам явно не повезло. К тому же, кто согласиться прийти сюда? насмешливо спросил Ашон.

Отряд Норха. Нывур сейчас никуда не пойдет, так?

Так, согласился Кнош. вернее без него отряд не пойдет, в этом нет смысла. С другой стороны они могут взять когонибудь на замену или разбиться на новые отряды с другим составом. Обычно у нас так. Кстати почему Нывур ушел?

А вы не знаете? Он собирается пожениться с Ирикой. Это эльфийка маг, сейчас она ждет ребенка.

Тогда отряд разойдется и если еще ктото разойдется то образуются два новых отряда. Ты знаешь Норха? удивился орк.

Да. Они первые орки, с которыми я познакомилась, я непроизвольно улыбнулась. Они такие интересные, сначала хотели меня тихонько придавить. Потом на нас напали люди, и пришлось сражаться вместе...

И как от тебя много помощи, вставил Ашон.

Много, согласилась я. Когда я в силе, то могу постоянно кидать исцеления около часа. Чем я им и помогала.

Что значит кидать исцеления ? удивленно спросил Тхад, подсаживаясь ко мне поближе.

Постоянно обновлять и исцелять организм. Это сложно объяснить на пальцах, а показать сейчас не могу сил нет. Но все раны полученные в это время мгновенно заживают. Даже смертельные не успевают убить.

Даже так? удивились орки.

Конечно, правда это тяжело и выматывает. Затем надо пить очищающий настой, потому что силы так и вылезают наружу и невозможно прийти в нормальный ритм. Но это считается приемлемыми последствиями. Так же познакомились и Ирика с Нывуром. Они всю дорогу шли сами по себе.

Я снова улыбнулась. Орки переглянулись, Тхад спросил:

Ты всегда такая радостная?

Обычно да, но радуюсь я другому.

Чему же?

Сделал комунибудь маленькую гадость, например показал на ошибку и так хорошо, не поверишь.

Тхад рассмеялся:

Не права верю. Именно изза этого мы месяцами не бываем дома. Когданибудь они меня правда прибьют. А сейчас ты какую гадость сделала?

Причем здесь гадость, другому радуюсь. Около вас я быстрее восстанавливаюсь, сейчас когда вы менее враждебны. Город не отнимает столько сил. Он забирает у вас понемножку, а до меня не дотягивается. Мне легче. И всетаки давайте вы поменяетесь с ними.

Нет, отрезал Ашон.

Почему? тихо спросила я. Я вам не нравлюсь, всем станет лучше. Мы не можем выполнить задание при таком раскладе.

Нет, уже тише и обреченнее добавил он.

Я замолчала. Нет, значит нет. Орк повернулся и ушел кудато, без него стало еще легче. Не скажу что все стали милыми и ласковыми, но атмосфера изменилась. Пропала давящая тяжесть. Я потянулась как хорошо.

А теперь чему радуешься? спросил Кнош.

Он ушел, стало легче. Вы может не замечаете, но его эмоциональный фон подавляет. Так легче...

Его жену убили несколько недель назад, сейчас он ненавидит...

Всех эльфов, закончил фразу Ашон, появившись из темноты и ненавидяще взглянул на Кноша.

Мы? удивилась я, пытаясь разобраться в ситуации. Странно.

Ты всетаки допускаешь это? подозрительно спросил орк, испытывающее глядя на меня.

Я точно не знаю, давно не была у нас, но наверное девчонки бы сказали. Убить когото из Клана сейчас значит оскорбить Повелительницу и Лалин. И если первая может, промолчит, то Лалин не потерпит подобного.

А если из другого Рода? спросил Кнош, в его голосе звучала надежда, на то, что все можно решить подругому.

Не важно, это тоже оскорбление, но иное. Убить любого находящего под покровительством Древнего Рода это тяжелое оскорбление.

Тогда почему никто не вмешался? прошипел Ашон.

А они знают? я слегка насторожилась. Вы уверены, что об этом всем известно. У нас об этом никто не говорил. Вы хотите сказать, что сюда, в это проклятое место отправили отряд, где командир сходит с ума от ненависти и здраво рассуждать не может? Это же заранее провальное дело, как я смогу работать если все время буду ожидать удара в спину.

Орки замолчали. Странно. С трудом я высвободила руку изпод одеяла и нашла камень Лалин. Она быстро ответила на вызов, передо мной возникло небольшое окошко. Наверное ближайшее к ней зеркало:

Что случилось? С тобой все в порядке? Сейчас найду зеркало побольше, мне тебя плохо видно...

Подожди, у меня мало сил. Я хотела спросить об убийстве орки пару недель назад.

Каком убийстве? Я никого не убивала. Ты что спятила?

Да, не ты. Несколько недель назад убили орку из Клана Триим. Что ты знаешь?

В первый раз слышу. Ты в этом Клане больше месяца, почему ничего не сказала. Как ее звали и кто убил? в ее голосе звучало недоумение.

Я узнала об этом только сейчас. Говорят ктото из эльфов.

Наши? не поверила Лалин, удивленно взглянув на меня.

Нет другие.

Сейчас узнаю, потом свяжусь, щелкнув клыками наследница прервала связь.

Она была в бешенстве, что впрочем легко прогнозировалось. Я посмотрела на орков, те молчали. И словно застыли. К моему лицу наклонился Кнош и почти в ухо прошептал:

Шиин была в отряде на дальнем патруле, нам сообщили в Доме Советов, как только мы появились. Почему не сказали вам, мы не знаем. Я был уверен, что об этом знают все и просто делают вид, будто ничего не случилось.

Но мы, правда, не знали. И если вы сейчас ни сказали, неизвестно когда все это выплыло.

Они не ожидали подобного. Да и я если честно тоже...

Пару мгновений спустя снова возникло окно связи. Лалин была в ярости, она кудато шла и явно не с мирными намерениями:

Ты права. За время заключения договора было убито два орка, вернее орк и орка. Эльфами. Из Дома Желтой Тарсии, как они объяснили это случайность. Совет орков не стал расстраивать нас этим известием, что мне совершенно не нравиться, но с ними я разберусь завтра.

Вдруг она исчезла в портале и вышла в чужом Доме. На стенах, которого были яркие цветы тарсии. Затем оглянулась на меня и добавила:

Мне не нравиться твое состояние, ты плохо выглядишь, чем ты там занимаешься, вопрос? Ладно завтра поговорим. А пока у меня дела...

Ей навстречу вышли несколько эльфом она смела их силовой волной и прервала связь.

Вот так, тихо сказала я, тупо глядя перед собой. Если ее сейчас не остановить будет война с Домом. Очаровательно.

Глянув на остолбеневших орков, явно не ожидавших ничего подобного, я размышляла, как выйти из этой ситуации с наименьшими потерями.

Мей! крикнула я.

Тебе, надо полагать лучше? Раз кричишь? ее звонкий голос разлился по поляне.

Да. Ты можешь связаться с правительницей?

Конечно. По поводу Лалин? Не волнуйся я ей уже сказала, она кинулась наперерез. Хотя ей тоже не понравилась скрытность орков.

Из тени вышла Мей, она приветливо мне улыбнулась. Ее маленькое словно кукольное личико всегда вызывало у меня зависть. Она выглядела как раз как древние легендарные героини. Маленькая, хрупкая, скромная, довольно нейтральная или равнодушная. Она практически ни во что не лезла, правда при этом не любила когда ктото чересчур пристально интересовался ее делами. Я ей постоянно, ну периодами точно завидовала. Ее внешность никого не оставляла равнодушными. Вот и сейчас двое орков уделяли ей не очень явное, но все равно ощутимое внимание. Она вызывала интерес у всех. Почти всех. Ашона она злила, так как была эльфийкой. Кнош рассматривал ее как произведение искусства, а не живую личность. Тхаду явно хотелось сказать какуюто гадость. Но он благоразумно помалкивал...

Подойдя ко мне подруга положила руку на голову. Не нравится мне такое изучение, но что поделаешь придется терпеть.

Все, я закончила. Действительно ты настроена на одну волну с этим Городом, поэтому он тянет из тебя силы. К тому же ты довольно слаба и не можешь толком закрыть себя. Теперь будешь все время находиться рядом с орками, так они тебя частично закрывают. Всем понятно?

Орки нехотя кивнули.

Замечательно. Тогда устраивайся на ночь и я тоже пойду.

Хорошо, спокойной ночи, улыбнулась я уже в темноту.

Мей исчезла. Завернувшись в одеяло, я принялась устраиваться удобнее.

Ты не хочешь вернуться в шатер? удивился Кнош.

Нет, там на меня все давит, лучше не воздухе. Вы же не против?

Как будто наше мнение ктото спрашивает, хмыкнул Ашон.

Я промолчала. Хотя мне хотелось пить, но лучше потерпеть, чем просить при всех.

Держи, около меня лег небольшой бурдюк. Если захочешь пить и не обращай внимания на брата, он ничего против тебя не имеет. Просто в прошлый раз они поругались и это последнее что запомниться ему...

Кнош устроился неподалеку. Буквально в двух локтях от меня. Я кивнула, теперь я действительно поняла почему орк все время раздражен. Надо будет завтра попробовать помочь. Если смогу...

Утро началось рано со ссоры.

И все равно мы сможем убить обеих.

Ашон, ты сам понимаешь о чем говоришь?

Да...

Брат, одумайся.

Дольше молчать я не могла:

Не надо меня убивать, я хорошая.

Открыв глаза я мигом увидела застывших около меня орков. Радости на их лицах заметно не было, но не все праздник в Великом Лесу. Ашон раздраженно отвернулся. Я поднялась:

Подожди, давай я попробую тебе помочь?

Орк резко развернулся:

Как? Ты сможешь вернуть мне жену?

Нет, конечно. Но я могу попробовать изменить твое отношение, помочь смириться и принять...

Мигом к шее полетел кинжал. Но он был отброшен назад, орк повис в воздухе. Словно чтото душило и держало его за шею. Из ниоткуда появилась Мей:

Опять? Ты так ничего и не понял? Правда что ли орки тупые?

Мей, отпусти его, попросила я.

Еще чего, возмутилась подруга. Если его отпустить, то он снова попытается тебя убить.

Хорошо. Сделаем подругому. Я подошла к орку и коснулась его кожи. Он попытался отдернуть руку, но не смог. Магия Мей сдерживала полностью, как коконом или в коконе.

В сознании орка была и ярость и злость, но все это пыталось перекрыть боль. Боль, заливающую всю его сущность, все его сознание. Я не могла убрать ее, зато можно было показать, что больно бывает не ему одному. Я заставила его посмотреть на мир моими глазами. Глазами маленького ребенка, который прибегает к дому и видит сгоревшее дерево дом и повсюду пепел от пожара. Букет цветов, падающий из рук, который целый час собирала для мамы. Изза которого она и задержалась. Боль, страх, одиночество. Темнота Леса, нет, даже чернота и нет никакого просвета. Нет желания жить или дышать, и видимо просто судьба, ведущая кудато в неизвестность. Потом пустота, затем мягкий ласковый голос, сказавший " Спи, все будет хорошо"

Я с трудом встала, пошатываясь, отошла назад. Мей нехотя отпустила орка, но оставалась настороже. А тот вместо атаки на меня сел на землю и стал раскачиваться. К нему мигом подбежал Кнош. Я отвернулась и поймав подругу, снова решившую раствориться, решила увести ее с полянки. Не скажу что это просто, особенно когда ноги заплетаются и не слушаются.

Тело вдруг наполнила легкость, Мей поделилась силой. Как же хорошо...

Мне конечно жалко, я удивленно на нее взглянула. Нет, не для тебя. А подкармливать Город, но что поделаешь. Кушай.

Спасибо.

Не за что, отмахнулась ушком эльф.

Нет я про твое вмешательство в историю с орками.

Тем более, не за что. Можно вопрос? Почему ты вмешалась, тебе так нужно комуто помочь?

Она выглядела такой удивленной. Сама не веря своим глазам и ушам...

Нет, конечно. Я просто хочу дальше идти спокойно. Ты сама прекрасно понимаешь, что твоя магия не способна на все. Ты сможешь подчинить орков и они не причинят мне вреда, но порой достаточно просто отойти и не протянуть руку. А от этого не застрахован никто.

Я тяжело вздохнула и посмотрела на небо:

К тому же мне правда неприятно смотреть как ктото мучается. Я не смогла спасти того орка от Лихорадки...

Знаешь, Лире, порой ты умная, а гдето полная дура. Я прекрасно понимаю про не помочь, но зато смерть одного обреченного пациента не должна так выбивать из колеи Целителя. Ты просто давно не лечила.

Мей, а была ли у меня возможность лечить? Смех сказать, но сейчас у орков у меня уже было больше пациентов чем за последние десять лет у нас. Так что с этой точки зрения мне очень даже нравиться. К тому же я нашла свое дерево и успела стать Охотником, похвасталась я.

Что? Зачем Охотником? удивленно посмотрела на меня Мей.

Это вышло случайно. Там есть такая маленькая орочка, ей около пяти. Она решила пообщаться со мной. Для начала отвела меня к реке мыться...

И что? удивилась подруга.

Там у нас крокодилы живут, сказал Кнош. Купаются у водопадов.

Вот именно. Представь что почувствовала я когда на меня прыгнул крокодил?

Они еще и прыгают? поразилась она.

Да.

Только зачем ты несла его Совету? удивленно спросил орк. А просто смерть крокодила ничего не означает.

Я же не знала! А этот маленький вредитель сказала " надо нести", я и потащила.

Сама? удивился орк.

Да. Это мне потом сказали, что Совет дает когото для переноски.

Орк промолчал, но на его лице явственно читалось что он думает по этому поводу. Я решила не расстраиваться и не обращать на такие мелочи внимания. Мей тем временем потянулась и растворилась в воздухе. Вот еще чего не хватало!

Мей! А смотреть на изображение Города?

Ты специально, да?

Я честно промолчала. Подруга развернулась и направилась к нашей стоянке. Я, повиснув на орке, последовала за ней. Когда мы подошли к костру, там уже во всю царило чтото...

Мей подпрыгивала перед орком и размахивала листом бумаги. Остальные с любопытством наблюдали за этим. Листов бумаги с рисунками было много, но почемуто подруга выбрала именно этот. Ничего особенно, просто Город, правда, с непонятой точки зрения, но может просто я не видела его под таким ракурсом.

Мей, ты чего? Это какаято ритуальная пляска, а почему я о ней ничего не знаю? я была глубоко возмущена.

Нет, ты только посмотри, ты это видишь? она трясла у меня перед лицом листом бумаги.

Я пыталась отодвинуться, чтобы не получить по физиономии.

Если, ты дашь мне рассмотреть, то, наверное, пойму...

Мей остановилась и удивленно посмотрела на нас всех:

Вы действительно не видите или просто претворяетесь? Ты провела с ними целую неделю и молчала? Как ты могла?

Увидев нашу растерянность, она несколько раз вздохнула и дала листок мне в руки. Продолжая рассматривать нарисованный Город, я удивилась изменениям, которые произошли. Город словно оживал, появлялись новые здания, улицы, шли кудато тени. Было непонятно может Город оживает, а может рисунок. Я недоуменно перевела взгляд на немолодого орка создателя рисунка, потом на Мей. Та стояла с гордым и довольным видом я нашла.

Мей, это ведь дар, потрясенно сказала я.

Оглядывая недоумевающий отряд: орки не знали как на это реагировать. Ктото поздравил, а ктото посочувствовал. Только Ашон оставался безучастным. Он был полностью в себе, но при этом жестко контролировал окружающую обстановку. Не лучшее состояние, но это начало пути к себе. Ему надо вернуться домой и через пару десятилетий он придет в себя. Если конечно не встретит когонибудь раньше. А это идея! Надо познакомить его с Тиг, она тоже полностью в трауре после смерти мужа. Они чемто похожи, Тиг тоже воин. К тому же какойто внутренний инстинкт говорит мне они поладят.

Чему улыбаешься? спросил рядом Кнош.

Как твой брат отнесется к воинственным эльфийкам?

Орк усмехнулся:

Не знаю, раньше он их сразу убивал.

У меня гениальная идея. Если что вы без него сможете выбраться?

Конечно, удивился орк. Мы все знаем эти места, просто он лидер.

Замечательно, Мей, крикнула я. Подойди пожалуйста, дело есть.

Что еще? недовольно спросила подлетевшая эльфийка.

Вам всем нужен перерыв, и я быстренько зашептала ей на ухо. Помнишь Тиг? Она сейчас вся в скорби! Как ты отнесешься к идее соединить два страдающих сердца?

Мей засмеялась:

Я только за, но боюсь что не все с тобой согласятся.

Прекрасно, перекинь его к ней.

Она его убьет,

Сомневаюсь.

Я ей улыбнулась. Мей хитро прищурилась и создав портал втолкнула туда Ашона. Послышался шум и портал закрылся.

Орки мигом оказались на ногах с оружием. Их агрессивные намерения мне не понравились. Только Кнош оставался спокойным:

все в порядке, просто нескорые эльфийки жить не могут не влезая ни во что. Теперь коекто решил устроить счастье орка и эльфийки. Самым интересным будет реакция осчастливленных.

Все не так, возмутилась я. Просто мы хотели как лучше...

Орки рассмеялись, я нахмурилась. Мей фыркнула и исчезла.

все ясно, сказал Тхад. Я наивно надеялся, что этим Эльфы отличаются.

Мы и отличаемся, согласилась я. Просто ктото должен сделать чтото хорошее...

Эта позиция нам ясна, усмехнулся другой орк.

И странным образом давно известна, продолжил третий.

Хорошо, а о чем шла речь до нашего появления?

Да, так, ерунда, отмахнулся орк с которым и общалась Мей.

Не совсем, не согласился Тхад. Скажи пожалуйста, а как определяют магов?

Я задумалась. Сложный вопрос, но как то же их определяют?

Если честно не помню. Просто у нас всегда есть поблизости маги, и когда в комто обнаруживают магические способности, то предлагают обучение. Маганаставника можно выбрать самому, а можно довериться на выбор совета магов. Обычно так и делают, но и тут есть масса сложностей. Та же Мей очень молода и не обладает достаточным влиянием, поэтому учеников ей еще не доверяли. А мать Ирики например постоянно имеет как минимум двух. Что странно, но в это никто не лезет. Хотя теперь наверное Ирика и Мей смогут найти себе учеников среди орков.

А сколько учатся на мага? спросил ктото.

Всю жизнь, заученно ответила я, затем увидев пораженные лица орков уточнила. Основной курс занимает около пятидесяти ста лет. В зависимости от способностей ученика и учителя. Затем маг выход как самостоятельная личность с определенной ступенью. Всего их десять, Мей сейчас на шестой, Ирика пока на пятой. Это считается верх без учеников, дальше в процессе обучения другой личности учитель тоже поднимается выше. На десятой у нас если не ошибаюсь Правительница и еще два мага, но точно сказать не могу. Лалин Наследница на седьмой, но у нее тоже нет учеников. Это те про кого мне точно известно, конечно всех магов я не знаю. По большей части нам не о чем говорить, да и раздражаю я их порой. Старшее поколения, я имею в виду. А так вроде все, но детали можно узнать у Мей.

а если обнаружились способности, обязательно учиться?

Понятия не имею. У нас вроде бы все учатся, я точно не могу сказать. Хотя мне, когда стало ясно что я Целитель предоставили выбор. Я схватилась за него с радостью, остальные наверное тоже. В принципе можно отказаться. Но как мне кажется если у когото из вас проявятся способности вам просто некуда будет деваться. Свои же надавят, чтобы получить мага. И проще выбирать из Мей или Ирики, как мне кажется, у более опытных, а значит и законсервированных эльфов учиться будет сложнее. Молодежь просто не возьмет учить врага, она более воинственная.

Дальше повисла тишина. Я посидев немного, улеглась спать. Надо же восстанавливаться. Идеальное оправдание собственной лени...

Я осмотрелась и старалась не прислушиваться. Шатер уже убрали, эта полянка стала временным лагерем. Темнело, от Города шла негативная волна, темная и поглощающая силы. Орки были на стороже, но без агрессии. Костер создавал причудливые тени. И сложные переплеты силы над собой. Так красиво, кстати...

Я посмотрела на город, в лунном свете он завораживал. Никто не знал, откуда он появился, но такое впечатление, что в Лесу он был всегда. Никто не знал, кем были его жители, и что заставило их уйти, если они ушли. Выдвигалось много версий, наверное, всех из нас в детстве пугали этим Городом. И сейчас я смотрю на него, с замиранием сердца. Он не жив и не мертв. От него идет сила, но это сила не от живых, а мертвые мертвы? Нас отделяло от города более двухсот метров, полностью заросших высокой цеплючей травой. Всегда полусухой, но от этого более неприятной и непроходимой.

Я оглянулась на наш костер, хорошо, что мы расположились на краю Леса. Отсюда было видно не много, полуразрушенную крепостную стену и несколько разрушенных высоких зданий. Как мне кажется заросших какимто мхом, толком не видно, а подходить ближе без необходимости, желающих нет. Еще раз взглянув на город, я пошла к своим. Около костра было целое представление.

Да, не так, попробуй почувствовать его внутреннюю сущность. Относись не как к ветке, а как к источнику силы, кричала Мей на когото.

Около костра остался один орк, не считая бегающей туда сюда Мей. Остальные перебрались чуть поодаль, я подобралась к ним:

А что это такое?

Орки усмехнулись, затем, переглянувшись, Тхад выдал:

У Миртора обнаружились магические способности. И он попросил эльфийку взять его в ученика. Она мигом появилась и вот уже два часа объясняет ему внутреннюю суть. Сначала на нас, но мы быстро ушли, а теперь на этой злополучной ветке.

Безрезультатно? на всякий случай уточнила я.

Сама видишь.

Да, странно. Обычно это дается легко.

Мей, ты в принципе не правильно учишь, тихо сказала я, некоторое время, понаблюдав за их мучениями.

Мгновенье и взбешенная эльфийка стояла передо мной. Вернее висела в воздухе. Глаза стали темнозелеными с узенькими полоскамизрачками. Уши были резко отведены назад судя по признакам классическая первая боевая стойка мага. Загляденье, если это направлено не на тебя.

Что ты хочешь этим сказать? прорычала она, пробуя нависнуть надо мной.

Звук вышел низким и грудным, словно гдето внутри нее поселился дикий зверь. На ее грудь взглянула не только я, но и орки, все были очарованы, приятно посмотреть. Эльфийка моргнула, слегка расслабилась, поставила ладони вперед и в них стала собираться сила. Завораживающе красиво, воздух начал густеть, переливаться, собираться в светящийся шар.

А вот этого не надо, ты здесь чтобы помогать, так помогай. Я не говорю что ты в принципе не права, после потери сил именно так и начинают восстанавливаться. Но разве в самом начале обучения учитель работал с тобой так? Вспомни. Мне, например, она показывала...

Мне тоже, задумчиво сказала Мей и ее поза поменялась.

Шар пропал, с ней снова стало приятно общаться. Она расслабилась и наклонила голову к плечу. Другим ухом эльфийка к чемуто прислушивалась.

Ты наверное права. А почему раньше молчала? Я два часа бьюсь, а ты молчишь. Не буду больше тебе помогать, вредитель. Я о тебе заботилась, я тебя чаем отпаивала, такую охрану организовала. Ну, тебя.

Мей мигом переместилась обратно к костру и принялась хватать орка за руки. Тот осторожно их убирал, он выглядел озадаченным и явно желал о своем желании выучиться на мага. Но теперь подругу было не остановить. Смотрелось со стороны это интересно. Маленькая эльфийка пытается поймать орка вдвое крупнее ее, тот осторожно отступал, в ловкости он ее явно превосходил. Затем она чтото крикнула ему через костер и завладела руками. Орк выглядел сдавшимся на поле боя на милость победителя, и это состояние было для него новым и непривычным.

Лире, это нормально?

Я чуть замечталась, глядя на огонь, поэтому вопрос застал меня врасплох.

Что?

Это нормально?

Подняв глаза, я остолбенела. Мей и орк кружились около костра в медленном романтическом танце. Пока я не могла точно сказать в каком. Но и само по себе это было странным, непонятным и нереально красивым...

Нет. Наверное нет. Такой реакции я еще не встречала, призналась я, оглядываясь.

Ко мне стали подтягиваться остальные.

И что делать будем? спросил Кнош, не отрывая глаз от танцующей пары.

Пока ничего, а там видно будет, предложила я.

Кто знает как отреагирует на вмешательство Мей? Как мне кажется скорее негативно, если верить своему опыту.

С каждым разом все страннее и страннее, магия сама по себе загадка, не всегда видно как она проявиться в очередной момент, призналась я.

И в этот момент со стороны Города раздался вой. Низкий, протяжный, связывающий душу. Все мигом оказались на ногах. Танец прекратился. Кольцо огня окружало Мей и орка, надо полагать защита единственного ученика. Подумала я ехидно.

Лире, ты чтонибудь чувствуешь? спросила Мей, выходя из транса.

Она выглядела усталой, но счастливой, хотя и слегка встревоженной.

Нет, прислушалась я, но гдето в глубине меня прозвучало.

в ночи, когда уснет тревога

и Город скроется во мгле

о сколько музыки у Леса

какие звуки на земле...

Странно, а я чувствую. Надо идти туда как можно скорее и покидать это место. Если бы не Ашон все давно стало на свои места.

Мы переглянулись и собрались. Костер тут же потушили. Слов нет, ночь, причем полной луны. А мы собираемся идти в Город Мертвых. И кто мы после этого? Правильно ненормальные или подругому сказать объединенный эльфо орочий клан. Очаровательно.

Тихо. Лире первая, я последняя. Все остальные идут шаг в шаг и никуда не лезут. Всем ясно?

Орки кивнули, лица у всех были напряженные и зачарованные, как будто они собирались шагнуть в пропасть с обрыва и твердо были уверены внизу их встретят. Может, мне все это показалось, но не могут же они быть такими ненормальными?

Мы медленно двинулись вперед. Дойти да границы Города было не сложно, а вот дальше начинались проблемы. Они появились сразу же, стоило перешагнуть незримую границу. Дышать стало тяжелее. Воздух стал тягучим вязким противносладковатым. Мы словно перенеслись из Леса в человеческий город, с его грязью на улицах и помойными ямами возле домов. Странно. Хотя это еще слабо сказано, кругом чувствовалась Сила, она никак не проявляла себя, но была рядом. Словно ожидала наших дальнейших действий. Я замерла в недоумении, не зная как поступить. Кнош и Тхад шедшие за мной, выглядели торжественно, да что же с ними такое? Город, не дождавшись никакой реакции начал меняться. Со стороны Леса Город казался руинами. Сейчас по обе стороны выросли здания. Они мрачными темными силуэтами нависали по бокам, пытаясь раздавить, размять, уничтожить. Под ногами начала чавкать грязь, мы оказались на центральной улице. Очаровательно.

В паре метров перед нами возникло пятно. Светло зеленого цвета. Неестественно красивого цвета, оно переливалось, манило к себе, мне вдруг захотелось подойти к нему и потрогать его, оно обещало радость и покой. Я сделала несколько шагов вперед, грудь обожгло огнем, волна жара прокатилась по всему телу. Руки непроизвольно расстегивали куртку, хотелось раздеться до гола и сбросить все это. От жара в голове несколько прояснилось, исчез сладковатый запах, да и пятно уже не вызывало такого желания окунуться в него. Взглянув на грудь, я онемела, ничего не горело, просто активировались три защитных амулета, два моего дома полыхали яркожелтым цветом, и один из Стана орков давал мерцающий фиолетовый цвет. Во что же мы вляпались, я никогда не видела, чтобы амулеты давали такие яркие цвета, да и так сильно жгли кожу. Наверняка останется ожог. Быстро запахнув куртку, я оглянулась на своих, те замерли в ожидании. В глазах всех отражался зеленый отблеск пятна, но, помоему, они его не видели. В голове крутились тысячи мыслей и как всегда ни одной толковой. Гдето там, в подсознании мелькнула идея пропустить их всех вперед, а самой вместе с Мей исчезнуть. Мысль промелькнула и пропала, не вызывая прежней радости. Они были неприятные в общении, но свои, я не могла оставить их на растерзание этой силе. Вот выберемся, я их сама всех поубиваю, главное выбраться. Мои силы здесь не помощники, может Мей справиться? Потянув шею, я попыталась ее рассмотреть. Где там широкие спины орков, закрывали хрупкую фигурку Мей.

Мей, тут впереди пятно зеленого цвета. Видишь?

Где? удивилась она и начала проталкиваться ко мне.

Прямо передо мной. Три шага, больше метра в диаметре, заметив ее передвижения, прошипела я. Конечно, скорее всего, оно глухое, но кто знает. Мей не шевелись, оно реагирует на Силу, попробуй ударить оттуда.

Ударить, разумеется, могу, для меня это не проблема, но я ничего не вижу. Ты не ошибаешься? А вы видите? обратилась она к оркам.

Нет, за всех ответил Тхад, с удивлением глядя на меня.

Мей присвистнула и ...ударила огнем. Пятно отпрыгнуло и оказалось на стене. Тени на стенах подозрительно зашевелились, как будто все пришло в движение. Мгновенно изменилось все вокруг, и без того сумрачное небо потемнело до черного пятна, неестественного пятна. Воздух и без того тягучий можно было брать руками, он физически давил и жал, как живое существо.

Мей, ты промазала. Оно отпрыгнуло и теперь на стене.

Не может быть, возмутилась она.

Клянусь.

Все, сказал вдруг Тхад, подойдя ко мне поближе, почти в плотную и с тревогой глядя по сторонам. Мы пробудили Город. Теперь чтобы выбраться надо дойти до центральной площади.

Вы здесь уже были? удивилась я, вот что означало выражение их лиц, в самом начале.

Да, подтвердил он, с недоумением глядя на меня. Все орки в качестве доказательства собственной храбрости проходят через Город.

И некоторые приносят болезнь, возмутилась я, заметив утвердительный кивок головой.

Сказать об этом раньше было никак. А теперь расхлебывай все это.

Что ждет нас дальше? недовольно спросила Мей, крутя головой и пытаясь найти, откуда идет опасность.

Кто знает, каждый раз это чтото новое.

Путь до центра занял полчаса, а может полдня, время здесь не воспринималось, мы блуждали по пустынным улицам, то и дело попадая в тупики. И если бы не всезнающие орки, может мы там бы и остались. Логику этого места не понимала ни я, ни Мей. Пятна прыгали как живые, пару раз выходили трупы. От них мигом избавлялась Мей. Выйдя на площадь, огромное пространство в центре с разрушенным фонтаном, мы выжидающе посмотрели на остальных, ожидая дальнейших указаний. Кнош приложил палец к губам и кивком головы указал на фонтан, мы так же молча кивнули. Затем он жестами несколько минут объяснял, что мы срывается с места и бегом прыгаем в фонтан, всю жизнь об этом мечтала. По мне это дурацкая затея, но обведя взглядом остальных увидела в их глазах подтверждение и решимость. Лишь Мей безучастно ждала моего решения, она както осунулась, стала еще меньше и тоньше. Почемуто все ждали моего решения, вернее моей команды, после кивка все сорвались с места. Хотя это только часть правды, мы с Мей оказались подхваченными под руками, и почти не касаясь земли, летели к фонтану. Собственно это все...

Выйдя из Города посредством неприятного человеческого портала, уже оказавшись не твердой земле мы не могли стоять на ногах, меня выворачивало наружу. Ребята выглядели не лучше, Мей лежала без сознания. С трудом приведя себя в вертикальное положение, я добралась до подруги, махнула рукой подзывая всех к себе. Никто не спорил, даже странно. Грязные, измотанные, они смотрели на нас, как на равных. Ктото протянул мне бурдюк с водой, она была не совсем хорошая, но все равно, такая родная. Еще раз обведя свое воинство взглядом я улыбнулась, зрелище было еще то, тогда я решилась на то что в другое время просто не пришло мне в голову. Трясущейся рукой, слабость была страшенная, я разорвала тонкую цепочку из трав, что была у меня на шее, почти месяц работы и тут же мощная волна исцеления прошла сквозь нас неся облегчение, силу, тепло и счастье. Мей села на корточки, недоуменно тряся головой, к ней вернулся естественный цвет лица. У меня на душе стало свободно и легко, но я не собиралась оставлять это так. Мы быстро собрали лагерь, и Мей порталом отправила нас в Стан, для этого ей пришлось активировать несколько камней, своих сил просто не хватило.

Сказать что нас не ждали значит ничего не сказать. Сказать что нам обрадовались тоже было преувеличением. Правительница чтото хотела сказать, она даже успела спросить:

Как успехи?

Как меня понесло. Я высказала все что думаю об оркам отправляющих нас неизвестно зачем. Оказывается все знали, что молодежь проверяет там свои силы, и это почему то не вызывает неодобрения Совета.

Я хочу задать несколько вопросов Совету, я изучала их глаза, подолгу не отводя взгляд от каждого. Сколько раз за последний год они приносили Лихорадку? Зачем отправлять нас, если это Вас устраивает? Ктонибудь хоть когда нибудь подумала, они ведь каждый раз будят Город, что будет, если он однажды полностью проснется? Тогда мало не покажется никому.

Совет растерялся, ктото попытался объясниться, а может оправдаться, но я уже отвернулась и посмотрела на Правительницу. Сказав об эльфах, которые ничего не знают и главное их ничего не интересуют. О смерти, которая однажды полностью выйдет оттуда и захватит весь Лес, а так же прошлась по куче прочих мелочей. Вроде прыгающих крокодилов, в которых как ни странно не поверили, и это после того как я притащила его в Стан!

Я не говорю уже о том, что меня отправили туда с отрядом Ашона, который недавно потерял жену. Да да, теперь я знаю, что они не долго прожили в месте, но раз слова Расставания не были произнесены, то они все равно являлись парой, я понимала, что перехожу опасную грань, но меня уже было не остановить. Прищуренный взгляд Эйвинэкэ приказывал замолчать, плевать. Выскажу все, и будь что будет. Я Целитель, а не укротитель воинственно настроенных орков, я не могу разрываться между долгом и ненавистью.

Это все было весело и интересно. Потом встала Правительница, ее лицо было напряжено, глаза прищурены, а губы тепло и мило улыбалась. В таком приступе гнева я не видела ее уже очень давно, можно было говорить еще много, но договорить, вернее, высказаться мне не дали, магией спеленав меня, так что я дышала даже через раз. Совет замер, затаив дыхание, все со налетом злорадства наблюдали за нашим нетрадиционным общением, это они с непривычки, магини ни на что не реагируют, подумала я, пробуя вздохнуть. На что кокон среагировал негативно, подобное своеволие было ему не по нраву, дышать стало вообще нечем.

Затем она подошла ко мне и высказалась о всяких личностях повсюду сующих свой нос и причиняющих больше вреда, чем пользы. Оказывается Ашон и Тиг не поладили, разрушив при этом половину дома, но, по крайней мере, вышли из хандры. Так же я узнала массу всяких глупостей о себе, как будто я этого не знаю. Потом выяснилось, что я дурно влияю на Наследницу, словно на нее вообще можно повлиять, как будто я в это поверю. Затем мне сказали, что я некультурная и вместо необоснованных претензий можно было просто рассказать, что мы узнали, а не предъявлять массу какихто нелепых претензии. В итоге меня попросили удалиться куданибудь из Стана. Но не в эльфийские поселения. И при этом не попадаться ей на глаза, насколько реально это распоряжение никто не подумал, хотя как можно уйти от правительницы ощущающей каждый метр своей земли? Когда меня освободили, Правительница была белоснежной с темнозелеными практически черными глазами и пронзительным голосом.

Я гордо развернулась и ушла, напоследок бросив выданные талисманы на землю. Подумаешь, выгнали. Нет, можно было конечно поскандалить еще, наговорить гадостей, попробовать еще раз доказать свою правоту. Но мне не хотелось, на душе было пасмурно и гадко, словно плюнули в душу. Не в первой, меня постоянно отовсюду выгоняют и главное ни за что, вернее есть за что, я не умею держать язык за зубами. Надо быть милой и слегка отстраненной, как Ирика, например, ведь ее приняли как свою. Конечно, большую роль играет ее ребенок, но только для близких, хотя тот же Совет разговаривает с ней спокойно и уважительно.

Выйдя от Совета, я направилась к Дому, первые шаги давались с трудом, затем, вдохнув свежего холодного воздуха, я почувствовала себя лучше. Можно было перейти на бег, в теле была необычная легкость, в голове в коемто веке ясность. Я права, я молодец, я высказала почти все что хотела, а прожить смогу и одна. С трудом, удерживая себя от желания побежать, сделала приятное лицо и неспешным шагом продолжила путь. Не хватало только, чтобы потом говорили, что меня выгнали из Стана и я бегала по Лесу как ненормальная. Несколько встреченных орков, мне сдержанно кивнули, я ответила тем же и то хорошо.

Благо идти мне было не далеко. Уже подойдя к дому, остановилась и принюхалась, слабый ветерок доносил до меня приятные запахи свежего хлеба. На соседней улице была маленькая пекарня, чуть подумав, проведя рукой по коре, извиняясь, я пошла за хлебом, уйти я всегда успею, но почему надо делать это голодной? Около пекарни было пусто, испугавшись, что она закроется, время то позднее, я быстро вошла вовнутрь. Тетушка Тирха правда уже убиралась, увидев меня сначала радостно улыбнулась, затем потупилась. Слухи везде разлетаются быстро.

Мне, пожалуйста, пять лепешек с собой и большой пирог с овощами.

Видя ее замешательство, я поспешила уйти, мне не хотелось смущать ее еще больше.

Сейчас заверну, а пока у меня есть свежий чай, будешь? в ее глазах было сочувствие и участие, я уже отвыкла от этого. И еще пирог с ягодами.

Буду, пирог обязательно, ответила я, смотря в эти ярко серые глаза. Спасибо, вам.

Та кивнула, и пока я пила чай и ела изумительный пирог, собирала в плетеную корзину мой заказ. Тетушка Тирха было одной из моих клиенток, в первый визит за хлебом, я заметила, как ей тяжело работать левой рукой, та плохо сгибалась в локте. Несмотря на некоторое сопротивление пациентки, я применила свои способности Целителя. Рука, разумеется, прошла, вернее, вернулась в норму, с тех пор она пользовалась моими услугами еще пару раз. Хорошее отношение было обеспечено, я конечно, не корыстная, но приятно когда тебе всегда рады.

Рассчитавшись и повесив корзину на руку, я направилась домой. Сборы были недолгими, но бестолковыми, что собирала, тут же клала на место, не знаю, что именно брать с собой. Где буду ночевать непонятно. Прощание с домом чуть затянулось, я никак толком не могла объяснить свой уход, в воздухе висло недоумение, куда и зачем? Я не могла объяснить свое состояние словами, поэтому просто прижалась к стене и показала происходившее на Совете. Через некоторое время меня окутала пелена теплого воздуха, Дом понимал и поддерживал меня. Я пообещала, что если не смогу быстро вернуться, то буду его навешать. Он заверил что будет ждать, но был отстраненным и далеким, словно впадал в спячку.

Выйдя на улицу и мысленно простившись со всем этим, а я только начала привыкать, пошла на север по тропинке ведущей кудато за пределы Стана. Там я еще не была, пройдя всего десяток как сзади послышался странный шум. Остановилась и прислушалась. Чтото стонало и скрипело, послышались возмущенные голоса, я из последних сил сдерживалась и не оглядывалась: чтобы там не происходило меня, это уже не касается, но любопытство, в конце концов, победило, обернувшись, я застыла за мной шло мое дерево. Как мило, я шмыгнула носом, не хватало еще расплакаться. Не ожидала. Там мы и прошли по тропинке мимо Совета, я и мое дерево.

Привлеченные шумом на поляне стояли все. Правительница закатила глаза. Лалин согнулась в истерическом хохоте. Все остальные сделали вид, будто не заметили меня, хотя лица их выдавали. Не обратить внимание на дерево сложнее, особенно учитывая, что оно уходило гордо, слегка собрав крону вверх. Задевая все остальные, не успевшие свернуться.

Тетя эльфа, тетя эльфа. Я иду с вами...

Ко мне медленно шел тот самый монстрик. Она двумя руками тащила слишком тяжелое для нее оружие. Боевой топор, видимо фамильный.

Деточка может не надо? попросила я с надеждой.

Надо. Ктото должен же вас защищать.

Тебе не тяжело?

Тяжело, признался ребенок. Но это мой долг...

Мне даже не хорошо стало после этих слов. Что я буду с ней делать? Временно одолжив оружие и пообещав его вернуть в случае какойлибо опасности, я смогла идти быстрее.

В такой веселой компании мы и прошли мимо массы остолбеневших орков и эльфов. Многим знакомым я махала руками, те кто знали меня чуть лучше, почемуто сгибались от смеха. Перебравшись через маленький ручеек, я остановилась. Дерево устало, всетаки ему уже не сотня лет. А здесь мы как раз сами по себе и от Стана недалеко. И место красивое...

Тетя эльфа, мы пришли? Будем жить здесь? Корна восхищенно осматривалась по сторонам. Здесь красиво, правда?

Правда, красиво. Да я останусь здесь, а ты сможешь меня навещать. Только полностью обустроюсь и приходи.

Я тоже буду жить здесь.

А твои родители согласятся? Ты им сказала? И не смотри так, я укоризненно на нее взглянула.

Орченок была сама не своя, настолько честный взгляд, что я против воли верила. Хотелось уступить, но я сдержалась.

Я им объясню...

Именно в этот момент показалась запыхавшаяся орка. Увидев нас, она чуть замедлила свой бег, и дальше шла спокойным шагом, стараясь выровнять дыхание и казаться менее испуганной. Видимо не хотелось показывать свою слабость, как это знакомо.

Добрый вечер.

Добрый, согласилась я, просто из вежливости.

Хотя говорить о доброте этого вечера у меня язык не поворачивался. Вечер начал действительно налаживался, хоть Корну заберут. И я смогу побыть одна...

Мама мы останемся здесь жить? Можно? спросил монстрик. Посмотри как здесь красиво.

Нет, конечно. Ты куда дела топор? Придет отец мало не покажется.

Ну, мама. Давай останемся здесь? Присматривать за тетей эльфой? Она же одна пропадет. Нет. Навестишь ее завтра. А сейчас домой. К нам бабушка обещала зайти. Бери топор и домой.

Мама, жалобно хлюпнула носом ребенок и подняла на нее заплаканные глаза. А охранять? Я обещала!

Ночью за ней присмотрят стражи, а утром придешь сама.

Сказав это орка одной рукой подхватила ребенка. Другой взяла топор и кивнув мне на прощание быстро направилась обратно. В ее взгляде было извинение, хотя может, мне просто показалось. Вот это сила, я сама с трудом несла оружие двумя руками.

Ладно, давай обустраиваться, что ли...

Разложить вещи по своим местам много времени не заняло. Дерево тоже чувствовало себя хорошо. здесь ему даже больше нравилось никто не мешал, места много и вода рядом. Спать не хотелось я была слишком на пределе, поэтому вышла на улицу. В садик. Это конечно странно, но мое дерево имело весьма своеобразное представление о домашнем уюте. Как оно умудрялось не только переходить само, но еще и переносить кусты и фонтан, я понять не могла.

Устроившись на скамеечке я наслаждалась тишиной и прохладой. Вдруг послышались шаги и голоса, сюда ктото шел. Может мимо или гуляют?

Лире, ты где? раздался насмешливый голос Ирики.

Тут, отозвалась я.

И ко мне в дворик вломилась целая куча эльфов и орков. Кроме Ирики, Мей и Нывура там присутствовали почти все знакомые мне орки.

Как ты тут? осведомилась Мей, оглядываясь.

Еще не знаю. Не успела понять. Но пока хорошо, тихо и спокойно. Когда никто не бродит поблизости...

Это ты на нас что ли? удивилась Ирика. Так мы проверить как у тебя дела. Посмотреть не нужна ли помощь.

А заодно порадоваться за тебя. Неделя у орков и тебя и отсюда выставили, добавила Лалин, выходя из портала.

Я сама ушла, гордо отозвалась я.

Ты нет. Дерево да, не согласилась Лалин, до сих пор не пойму как ты умудрилась с ним поладить. Кстати по секрету. Мама разрешила тебе вернуться если захочешь. Она дескать немного погорячилась и возможно некоторые твои претензии имели причины, но сама понимаешь лучше тебе пока не попадаться на глаза. К тому же ты умудрилась вывести из себя еще и магов. То что Мей в обход всех взяла себе ученика, когда многие из опытнейших и достойнейших их не имеют никому не понравилось.

Мей кивнула, радостно добавив:

Я все свалила на тебя. Это ты дескать увидела и ты рассказала об ученичестве, но не могла же я отказаться.

Я возмущенно на нее взглянула. Замечательно. Что будет дальше? Эльфийка мило мне улыбнулась, почти как я сама и невинно похлопала глазками. О чем я и говорила...

Они хотя бы видели картину?

Да, все согласились, что дар есть и большой, но меня сразу предупредили, что будет нелегко. И ему и мне мешает возраст, он уже не молод, а я наоборот слишком молода. Разговаривая с ним, предложили более опытного мага, тут она снова рассмеялась и добавила. Видела бы ты его реакцию, он гордо отказался, заявив, что из всех эльфов доверяет только мне и тебе, так как мы прошли город. Так что теперь мы местные герои, надо было просто сказать об этом на Совете и тебя на руках носили бы, а не из Стана выгоняли. Я только что оттуда, рассказала, что там видела меня теперь считают приемной дочерью Стана.

Зато меня попросили, прежде чем брать учеников посоветоваться с кемнибудь, обиженно сказала Ирика.

Давай я тебе посоветую. Знаешь монстрика?

Какого монстрика? удивилась подруга, оглядываясь по сторонам.

Который пытался скормить меня тикунку и сегодня уходил вместе со мной, пояснила я.

А ее, рассмеялась подруга, Конечно. Тут ее все знают. А разве у нее есть дар? Я не заметила. Задумчиво сказала она.

Она маг. Вернее у нее есть некоторые способности, я бы сказала не малые.

Да? удивилась Ирика. С чего ты взяла?

Ее приняло мое дерево, причем сразу. Вовторых, она чувствует, когда мне плохо и блокирует негативную реакцию других, когда она рядом я чувствую себя защищенной, это уже дар и не малый.

Ирика тяжело вздохнула:

Мне все равно нельзя пока брать учеников, она ласково погладила себя по животу.

Абсолютно плоскому надо сказать. У нас беременность проявляется на последних месяцах и то не сильно.

Зато мне можно, улыбнулась вдруг Лалин и повернулась ко мне. Ты меня с ней завтра познакомишь?

Конечно, согласилась я, тяжело вздохнув, и добавила. Приходи пораньше, пока нас опять не выгнали, и она опять со мной не ушла...

Замечательно, не хандри, ты знаешь, я тебе даже завидую. Как только тебя выгоняют ты обязательно, чтонибудь новенькое узнаешь или находишь. Теперь у тебя есть свое дерево, не каждый род может похвастаться таким, плюс ты охотница, плюс Герой Мертвого Города, плюс свой хранитель. И не делай такие глаза, если тебе верить, а я верю, и "монстрик" маг, то это лояльность магов нескольких поколений и орков тоже, просто они этого не поняли и надеюсь, твои новые знакомые не проболтаются. Наследница внимательно осмотрелась.

Орки молчали, все время находились рядом и ни во что не вмешивались, но все равно присутствовали здесь. Сейчас Нывур показал руки и успокоил Лалин:

Мы все будем молчать. Трудно сразу перестроиться, особенно когда, вокруг все так резко меняется.

Да? с сомнением переспросила она. Хотелось бы в это верить, вашим надо смириться с переменами.

Ты все равно не сможешь их заставить их молчать, так чтобы это не было заметно, добавила Мей, смеясь. Пусть все идет как есть, с них одной Лире хватает.

Лалин кивнула, но на ее лице и легких помахиваниях ушками явственно читалось желание так и сделать. Это уже не лечиться, как Целитель говорю.

Побыв у меня еще некоторое время и поделившись последними новостями, при этом орки все так же молчали и смотрели на все это с некоторым недоумением. Все удалились оставив меня в компании Наследницы.

Когда мы остались одни, стихли шум голосов и шагов, она подошла и уселась рядом. Наступила ночь, небо было черным и глубоким, звезды сияли, в верхушках деревьев, гдето там высоко дул холодный северный ветер. Через пару минут тишины Лалин тихо не нарушая гармонию места, сказала:

Ты как?

Я удивленно на нее взглянула, но промолчала. В отличие от Наследницы, я не могла так гармонично вписаться в это пространство и место, мне всегда требовалось больше времени. Лалин усмехнулась, но ласково и нежно и продолжила:

Я в общем. Если тебя так сильно расстроила мама, то я могу отменить ее распоряжение. Вернешься в Стан, если хочешь перенесу тебя к нам, побудешь чуть дома отдохнешь...

нет, не нужно. Всетаки мое дерево не вьюнок, чтобы бегать туда сюда. Мне и здесь хорошо с одной стороны далеко, а с другой все рядом. Просто я порой от всего этого устаю. Ты знаешь, как хочется стать утром, а кругом мир и благодать? Во мне все время звучать стихи, смех сказать, когда Мастер Иэльнь учила слагать Рифмы, я не могла собрать пару строк, а сейчас само рвется наружу. Может, я устала?

Понимаю, как никто другой понимаю. Но у каждого из нас своя ноша и нести нам ее пока стоит Великий Лес, закончила она известной присказкой.

Я сама это прекрасно понимаю, но порой когда снова и снова сталкиваешься с одним и тем же просто сложно подругому относиться.

Это ты о Городе Мертвых?

Да. Нет, я сама понимаю это природный механизм регулирования численности. Чем нас больше, тем больше вероятность вынести Могильную Лихорадку, но Лалин. Сейчас нас и так практически нет. И такими темпами мы очень долго не дойдем до действительно критических количеств, так почему же не уничтожить это место. Может не уничтожить? Не знаю, но хотя бы свернуть пространство? Будет нужно, Лес создаст новое. Но нет, вместо этого мы продолжаем играть с Судьбой, хотя все прекрасно знают у нее нельзя выиграть. Самое большее чуть отсрочить наступление результата или приговора. Кому как больше нравиться...

Тише, Лире, тише. Не надо нарушать покой этой ночи, когда еще будет такая благодать? Это все прекрасно понимаем и мы и орки, но доверие. Настоящее доверие появиться гораздо позже. Если появиться вообще.

Не надо быть такой пессимисткой. Все будет, да не сейчас, но будет. Верь в это и оно случиться. Для чего мы собственно говоря и нужны.

Надеюсь, это то что нам остается. А насчет Города его решили уничтожить. Этим займется сама мама. Так что будь спокойна, избавляться от лишнего и не лишнего она умеет в совершенстве. Кстати тебе наверное не сказали, но убийц орков, помнишь ты мне об этом сказала, выдали нам. Орки рвались их уничтожить, но маме вместе с их Советом удалось убедить, в том что они могут стать полезными нам. Пока они у нас...

Правда полезны? засомневалась я, пытаясь в темноте заглянуть ей в глаза.

Конечно, удивилась Лалин. Любая жизнь полезна сама по себе.

Я знаю, чуть улыбнувшись ответила я. Основы Мироздания.

Они самые.

Спасибо что пришла...

Это намек пора уходить? усмехнулась Наследница.

Как тебе сказать?

Я поняла, значит правда пора. Запомни если что скажи мне. Обязательно.

Хорошо. Непременно, пообещала я.

И улыбнулась. Она ответила мне тем же. Мы обе прекрасно понимали, я промолчу, но надо же было попытаться убедить друг друга и себя в обратном. К сожалению для этого надо выбирать более отдаленного человека, а не подругу детства и свою тевиора .

Еще мгновение спустя она растаяла в воздухе, сразу стало холодно, значит, все это время она поддерживала тепло, а я не заметила. Несколько раз вздохнув, я вернулась к дому. Дерево почти освоилось на новом месте и теперь врасталось в этот слой реальности и вероятности. Это означает что мы здесь надолго. Чуть прикоснувшись к нему, и потянувшись к сознанию, я увидела, почувствовала, что оно в полуспячке. Для него тяжело дался наш переезд. Больше так делать не буду, пообещала я себе...

Только я собиралась войти в дом, как на полянку перед ним выскочил небольшой зверек и остановился в паре шагов от меня. Это что? Маленький пушистый с длинным хвостиком и выступающими ушками с меховыми кисточками. Очаровательно. Длинным с полруки гибким телом беловато серым телом и черными точками. Зверек умилительно смотрел на меня, я сходила в дом и принесла ему несколько кусочков вяленого мяса. Зверь довольно начал есть, как хорошо, что хоть комуто стало лучше.

Купание смыло усталость дня, и сон пришел, моментально окутав меня чемто теплым и мягким. Как хорошо быть ДОМА...

Ко мне ктото пришел. Я проснулась от прикосновения дерева к сознанию. Интересно кто ходит в гости по утрам на рассвете, сейчас пора поздней осени, солнце встает поздно. Время сильных холодов, хотя Лес защищен от снегов и морозов, но месяц осенних холодов наш, я нехотя вылезла из кровати, придавить бы гада...

Или гадину, вернее монстрика. Теперь уже точно моего, когданибудь лет через сто, спрошу, что вызвало у нее такой интерес ко мне. Сейчас нельзя, это разрушит хрупкое доверие между нами, ведь чтото заставляет ее держаться около меня. А может она просто чувствует, как гдето глубоко в душе, я ее уже люблю? Я улыбнулась сама себе, ведь правда люблю, такую навязчивую, упрямую и обаятельную. Передо мной снова предстала невысокая, грациозная, но уже с небольшим намеком на массивность. Миловидная с острыми ушками, тонкими скулами, огромными зелеными глазами и копной темнорусых волос, когда нибудь она станет красавицей.

С добрым утром, тетя эльф, улыбнулся мне орченок, прижимая к себе боевой топор.

С добрым. И как тебя мама из дома с топором выпустила? строго спросила я, пытаясь спрятать улыбку.

Она не заметила, как я ушла, похвасталась ребенок. Вчера вернулся папа, и она была занята, гордо закончила она, мама думает, что я сплю, я попросила дерево сделать мне окно, чтобы уйти.

Наверное не часто подобного ребенка оставляют предоставленного самого себе.

Ты хотя бы позавтракала?

Нет, спешила к вам. Кто знает, вдруг на вас напали, честно посмотрела мне в глаза она. Вы ведь теперь далеко от Стана, никто не услышит, что вам нужна помощь. А у вас еда есть? Нам хватит?

Понятно, я ее еще и кормлю. Что будут дальше?

Пошли в дом, поедим, что найдем и пойдем в город за продуктами.

Хорошо. А на охоту мы пойдем?

Великий Лес я про нее совсем забыла. Надо забежать к мастеру, не помню как его там узнать как у нас дела.

Не знаю, но на охоту если что пойду без тебя, а то вдруг что случится, меня твои родители прибьют.

В душе скажут спасибо, только я этого уже не услышу. Перекусив на скорую руку мы отправились в Стан. Ребенок категорично отказался оставлять здесь боевое оружие символ своего рода, пришлось тащить железку с собой. А весит она надо отметить прилично, такой просто по голове ударишь и нет больше живых, только мертвые.

Стан еще только просыпался, на улице было тихо, чуть пахло дымом. С огромным трудом я пыталась уговорить ребенка зайти домой и сказать, что она со мной. Монстрик категорично не соглашался, тут к счастью меня осенило. Первый же встречный орк указал дорогу к дому ее родителей. Корна хотела, было отстать, но так как я шла впереди и несла оружие рода, совесть ей этого не позволяла.

Родители обнаружились во дворе. Они чтото оживленно обсуждали, речь была быстрой, не очень понятной для меня, по крайней мере, но довольно эмоциональной, заметив нас, а вернее меня все замолчали. Кроме них. Там присутствовало еще пять орков. Судя по бусинам родня.

Корна, я тебя просила не брать фамильный боевой топор? мать Корны пыталась выглядеть строгой, ей это плохо удавалось. Радость оттого, что с ней все в порядке легко читалась на ее лице.

Да, мамочка.

Ты взяла? продолжала допытываться она строгим, усталым голосом.

Да, но я должна защитить тетю эльфу, честно и серьезно ответила орченок. это мой долг, ей здесь плохо, ее никто не любит, давайте возьмем ее в семью?

Оркам стало нехорошо, так нехорошо, что мне захотелось провалиться сквозь землю. У них не было ненависти ко мне, но легко чувствовалась неприязнь всего нового и неприятного, а эльфы приятными не бывают. Мать, подошла ко мне забрала оружие, при этом недовольно посмотрела на меня, тут я решила высказаться:

Давайте вы больше не будете давать ей такое оружие. Очень тяжело его таскать...

Никто и не просил его, вас носить, недовольно сказал отец семейства.

Довольно молодой, но с уставшими и расстроенными глазами. И еще чувствовалось, что ему неудобно за дочь, он ее любит, но не понимает. Это единственный ребенок, видит он ее редко, любит, скучает и вот возвращается, а его дитя все время занято охраняет никому не нужную эльфийку. Не то что не нужную, а еще и неугодную, и нельзя даже кричать " эльфы все сволочи", так как у нам мир, свои же не поймут.

Я приподняла брови.

Вот только не надо обвинять меня во всех грехах Леса. Это ваш ребенок постоянно пытается меня защитить непонятно от чего, а не наоборот.

А зря, отрезал орк, отвернувшись от меня, и всем видом давая понять разговор окончен.

Корна виновато шмыгнула носом.

Корна веди себя прилично, велел отец.

Ребенок еще раз шмыгнул носом и разревелась. К ней подошла мама и присев на корточки, прижала ребенка к себе. Корна вдруг всхлипнула и отстранилась. Тут орка принялась ругаться:

Ты сказала, что покажешь тете эльфе свою ранку. Так? Ты показала?

Нет, виноватым голосом призналась она. Она все время была занята.

Корна ты о чем? удивилась я, присаживаясь рядом, чтобы оказаться на одном уровне с ребенком.

Орченок отвернулась. Ее мать осторожно завернула рукав и показала небольшую ранку. Наклонившись, поближе я остолбенела. Это был корный нарост, довольно редко встречающееся заболевание.

Чем лучше помазать, чтобы зажило? спросила она, уже совсем другим голосом.

Не знаю, ответила я и, не давая ей вставить ни слова, добавила. Тут нужен маг.

На вызов Лалин откликнулась мгновенно. Выйдя из портала она мило со всеми поздоровалась и удивленно посмотрела на меня. Я показала на ранку.

Прости Лире, не понимаю. Ты же знаешь, я не очень хороший Целитель.

Лалин, вопервых, это тот самый одаренный ребенок. Вот родители, потом поговоришь об ее обучении магии, а вовторых, посмотри внимательно это корный нарост. Помнишь такое заболевание. Когда постепенно кожа покрывается как чешуей старыми наростами, но это заболевание воинов. Это свернутая магическая субстанция, она наноситься на оружие, чаще всего на наконечники стрел. Попав в рану она проникает в энергетическую оболочку. Ее сложно вывести, в идеале нужно найти мага, создавшего болезнь.

Я помню, но как мог заразиться маленький ребенок? удивилась Наследница, наклоняясь к Корне и добавила, сейчас это уже не используют.

Родители вышеупомянутого ребенка молчали и настороженно смотрели на нас. Вдруг мать шагнула вперед к нам и сказала:

От мужа. Он был ранен, сначала мы не переживали, рана была небольшая, стрела навылет пробила плечо, но очень болезненная и неприятная. Рука стала неметь и покрываться коростами. Корна тогда была маленькая, но она все время переживала, как папе больно. Если бы мы могли забрать чтото на себя ему не было бы так больно.

Лалин задумалась, посмотрела на притихшее семейство, затем зачемто подмигнула Корне, та робко улыбнулась в ответ.

Вполне возможно. Тогда она сама этого не осознавая применила магические способности и перенесла нарост на себя.

Но это можно вылечить? забеспокоилась мать.

Конечно. Нарост проявляется очень быстро и вскоре захватывает все тело раненого. Но Корна научилась его сдерживать, полностью избавиться она не может, просто не представляет как, хотя и пытается, ей не хватает элементарных знаний. Она же не говорила о нем Лире, так?

Ребенок нехотя кивнул.

Правильно. Она сразу знала, что Целитель ей помочь не сможет. Я научу ее этому. Лалин выпрямилась и очень торжественно сказала. Так, теперь как положено. Позволите ли вы мне стать Наставницей Корны? У нее есть большой дар, пока подумайте, я вернусь и мы завершим, как положено, если захотите. Я вас не тороплю, теперь прошу меня извинить.

Лалин мигом исчезла. Родители удивленно переглянулись. И задумались. Остальные не вмешивались, я так понимаю это либо соседи либо настолько дальняя родня, которая просто по сути права голоса не имеет.

А это хорошо? спросил у меня отец, срывающимся от волнения голосом.

Я думаю, подчеркнула свои слова я, Что это наилучший вариант. Быть ученицей будущей Правительницы само по себе не плохо, к тому же обычно у них только одна ученица. И она всегда далеко идет. У нынешней Правительницы нет и не было ученицы, зато ученица ее матери сейчас первый маг среди нашего Дома. Не считая, Правительницы Эйвинэкэ и Наследницы, но они всегда немного в стороне. Уж если учиться магии, то у лучших, что у Корны дар магии вы сами убедились.

Орки кивнули. Подобная перспектива им понравилась.

К тому же Совет орков наверняка будет в восторге, добавила одна из сторонних орочек.

Это тоже было принято к сведению, но все равно отдать своего ребенка в чужие руки эльфийки это слишком и както чересчур. Особенно так сразу, в этом я хорошо их понимала.

Оставив на некоторое время родителей наедине обдумывать сложившуюся ситуацию, я прошла чуть дальше. И остолбенела перед открывшейся мне картиной. Несколько орков ходили вокруг дерева, старого дерева и периодически подходили к нему и клали руки на кору, чтото шептали или пели. Впервые сталкиваюсь с ритуальными плясками орков. Надо узнать чему это просвещается и запомнить все это, мало ли что в жизни пригодиться...

Не стой столбом, рявкнула на меня проходящая мимо орочка, рассерженно тряхнув головой. Лучше помоги.

А что делать надо?

Как что? Уговорить дом нас впустить, чтоб прибраться Старая Асита возвращается, не слышала что ли?

Нет, ответила я и тоже подошла к дереву. Я не смогу, если оно вам не открывается, то почему впустить меня.

Тебя приняло ненормальное дерево, а они от одного прародителя, а это еще и очень старое, своих забывает.

А это мысль, надо уговорить свое дерево вырастить маленькое. Это же такое событие будет и так интересно. Я еще никогда не видела, как растут деревья дома.

Я подошла к дереву, если мое не подпускало уже на расстоянии уже пяти метров, чувствовалась невидимая преграда, то здесь было безразличие, и положила руки на ствол. Пусти, пожалуйста, любопытно, интересно, необычно. А подспудно билась мысль о необходимости выращивания еще одного дерева. На это он и откликнулся " Хорошо хоть одна додумалась, давно надо этим заняться. А то все сами и сами, а вам бы только пользоваться" Я еще не полностью осознала сказанное, как дерево образовало дверь. Орки мигом исчезли внутри, та самая орочка еще раз недовольно меня осмотрела и буркнула, заходя вовнутрь:

А еще придуривалась! Тоже мне Охотница, только цену себе набивает!

Я тоже зашла во внутрь. Здесь явно никто давно не жил, но хозяин еще жив. Нет свойственной нежилым домам ауры. Орки быстрыми темпами наводили порядок. Принимать участие в чужой генеральной уборке мне не хотелось, и я быстренько исчезла.

Корна уже успела стать ученицей Лалин, что вызвало у ребенка дикую радость, она подкидывала в руках маленький светящийся комочек света, хвастаясь своим первым магическим опытом и не замечая ничего вокруг. В частности дикую ярость эльфиик магов. Перед Наследницей стояло трое белых как снег магов. Все сильнейшие и древнейшие, а так же такие несдержанные. Кричать на Лалин они не могли, воспитание, да и окружение не позволяло. Но это совершенно не мешало им шипеть и плеваться ядом. К счастью словесным, атмосфера накалялась стремительно.

Я и здесь думала о себе, например, о самосохранении отдельной особи и осталась в сторонке. Помогло это не очень, как только Лалин начала огрызаться магини собрались уходить. Они прекрасно чувствовали допустимую грань во взаимоотношениях с правящей ветвью. Но не со мной. Да и кто я по сути такая? Так подумали они, и перекинулись на меня бедненькую. Уходить надо было раньше, теперь не получится, поздно ...

Надо же кого мы видим!

И этот ктото хочет нам чтото пообещать.

Например, сообщать о талантливых орках нам для начала, а не всем посторонним...

Извините, влезла я, между шипениями. А с этого буду иметь я?

Магини разом замолчали, обдумывая мои слова, на поляне сразу стало тихо и спокойно, как хорошо. Затем Икиноэль глава магов нашего дома решила:

Мы постараемся относиться к тебе лояльнее на Советах.

Задумчивое предложение. Обычно они как раз были категорично против меня после одной крайне удачной шутки лет сто назад, но надо уточнить:

Насколько лояльнее? подозрительно уточнила я, пытаясь в их глазах прочесть ответ.

Эльфийки переглянулись, но ответила не глава, а Тамириэль мать Ирики:

Чем больше учеников орков, тем лояльнее. После второго десятка можешь смело считать себя нашим другом...

Пока в очередной раз не устроишь всем какуюнибудь пакость, добавила Икиноэль, чтобы сразу опустить меня на грешную землю.

Третья из них, невысокая, загадочная чуть далекая от всего и вся Гахоиэль молчала. Сильнейший стихийник и немного некромантка редко влезала в политические и властные заварушки, она полностью была предана своему делу, своей сути магии. И сейчас она разошлась только потому, что дело касалось учеников, то есть ее непосредственно. На Советах она была самой простой и предсказуемой, во всем поддерживая подруг. Но есть одно маленькое но, о котором я узнала недавно, случайно оброненные фразы Ирики и Мей собрала воедино. При необходимости, если она решала, что это важно то запросто могла влезть во все, и объяснить кому угодно, считая Правительницу, что та не права. К ней прислушивались, иногда ее голос менял все. С такой хорошо дружить или, по крайней мере, не враждовать.

Вот и сейчас она молчала на протяжении всего разговора, но ее внимательные спокойные и понимающие глаза неотрывно рассматривали меня. Но не создавалась ощущения угрозы или пристального внимания. Просто она здесь, она рядом...

Тамириэль и Икиноэль ушли порталами, прежде чем я успела чтото добавить, мою приподнятую руку заметила только она.

Да, Лире? голос у магини был мягкий и плавный, как ветер в вершинах деревьев.

вот так всегда, хотела показать потенциальных магов? А обо мне уже забыли, вы этим тоже интересуетесь? выдавила из себя я.

Конечно, отозвалась она и ее глаза синезеленого оттенка, как небо перед сильными ветрами поздней осенью, засветились. В прямом смысле стали чуть отсвечивать.

Поддерживающе улыбнувшись мне, она протянула руку, я как в гипнозе взяла ее. И повела эльфийку мимо почти всего селения, по пути показывая на тех, в ком я успела разглядеть искры магии, что примерно они представляют с моей точки зрения. Она молчала и ни разу не прервала меня. Когда перед деревом Совета я остановилась, Гахоиэль рассмеялась, искренне и светло. Тут же воздух стал приятнее и теплее, свежее, роднее, не знаю, как это объяснить.

Их ровно двадцать один. Девочкам придется стать твоими друзьями, затем она плавно оборвала смех. Спасибо, это очень важно для нас, да ты и сама понимаешь это. Возьми, я знаю, тебе делают амулеты подруги, но он пригодиться. Еще раз спасибо.

Не за что, удивленно отозвалась я, рассматривая простой плетеный браслет из кожи.

Еще раз на прощание, мне, улыбнувшись, магиня повернулась к орочьему Совету и чуть поклонившись, спросила:

Можем ли мы взять учеников орков?

Обучение магии? уточнил один из орков. Вы будите обучать магии орков?

Да. У нас да. Другие смогут принести ремесла и целительство, но мы магию, спокойно уточнила она, глядя ему в глаза. Раз мы союзники то должны быть сильными со всех сторон.

Конечно, через пару минут отозвался Совет.

Спасибо, эльфийка была сама вежливость.

Затем один взмах рукой и через порталы возникли две другие магини. Судя по их ошарашенному виду, вытащили их без позволения, как зверька за поводок. Конечно обе мигом взяли себя в руки, но и этого мгновения было достаточно, чтобы понять, насколько они были не готовы. Девчонки были правы, Гахоиэль действительно очень влиятельна.

Еще через пару мгновений эльфийки удивленно посмотрели на меня и без слов последовали за Гахоиэль, проходя мимо, обе бешено сверлили меня глазами. До них дошло, что теперь они мои друзья, подобная перспектива почемуто никого не обрадовала. Не знаю, сами же обещали...

Главное не в этом, все подобные события я заметила, но не особенно на них отреагировала, взглядом больше, взглядом меньше. Гораздо больше меня занимал браслетик из кожи, причем кожи самой магини. Если я правильно поняла это защита от некромантии. Гахоиэль была права, такого у меня не было и нет, а при встрече с некромантами действительно может помочь.

Потрясенная, я брела по тропинке, разглядывая браслет, когда на когото наткнулась. Извинившись, я попыталась обойти препятствие, но оно было везде. Застыв на месте, я раздумывала, на какую руку лучше надеть подобное украшение. Как до меня дошло, со мной говорят, подняв глаза, я потеряла дар речи. Предо мной стояла пожилая, почти древняя орка. Причем она была полукровкой. И ей насчитывалось никак не меньше тысячи лет. Такого просто не может быть, оказывается, последние слова я произнесла вслух, так как бабуля возмущенно ответила:

Что значит, не может быть? Как не может быть? Молодая наглая хамоватая полукровка пытается доказать мне что правила приличия и все допустимые нормы поведения не могут быть? И кто ты после этого? Я во времена моей молодости всегда слушала старших и внимала им, не то, что нынешняя молодежь. Закрой рот, так стоять не прилично, и какая же молодежь пошла, слов нет...

Извините, секундочку, вставила я и, повернувшись, побежала по тропинке, расталкивая собравшихся орков.

По пути крича:

Мей, Ирика, да ктонибудь...

Ирика сейчас занята...

Да и Мей тоже, добавила Тамириэль, появляясь на дорожке, приподняв одну бровь, что сделало ее еще интереснее, и пристально на меня посмотрела, ожидая продолжения.

Кивнув ей, я открыла рот, чтобы попросить об одолжении, как заметила стальных магинь, я бросилась к ним. Выбрав, разумеется Гахоиэль:

Срочно нужен портал домой.

Эльфийка удивленно на меня посмотрела, но создала портал и последовала за мной. Дома, на с детства знакомых полянках, я повернулась и спросила у нее:

А где бабушка Эзу?

На Озере, лечится, как всегда, ты же знаешь, продолжая так же удивленно рассматривать меня, отозвалась магиня через пару мгновений.

Видно было, что происходящее ее очень забавляет.

Туда скорее...

Хорошо.

Еще один портал и вот бабушка. Она сидела на камне и рассматривала воду в Озере, наверное, лечилась так. Увидев меня, только открыла рот, чтобы чтото спросить, как я кинулась к ней и, схватив за руку, приволокла к магини. Бабушка чуть упиралась, но затем пошла сама.

Обратно, к оркам.

Удивление было написано на лицах обеих. Только если на лице бабушки было написано недоумение, то лицо магини всегда сдержанное выражало недоумение и с предчувствием нечто необычного. Но они не возражали, просто не успели, ошарашенные моим напором. Мгновенный переход и мы неподалеку от толпы орков. Протолкаться туда было делом нескольких секунд. Я тащила за собой обеих. Уже в центре я отпустила руку магини. И дальше поволокла только бабушку.

Вот, гордо сказала я, смотря на нее.

В двух шагах от нас застыла та самая пожилая полукровка, уже отчитывающая когото из молодежи.

Эзу...

Асита ...

Мгновение спустя они оказались в объятиях друг друга. Аура радости, недоверия, недоумения, опять радость, но теперь узнавания, счастье увидеть родственную душу, окутывало их. Они гладили друг друга по голове, плечам, чтото говорили, плакали. Я отошла и с умилением посмотрела на эту идиллическую картину. Потом до меня дошло, что я натворила, но было поздно...

Подняв глаза на окружающих орков, на лицах всех я прочитала только одно желание убить меня. Зато Гахоиэль рассмеялась:

Ты не исправима, и исчезла среди орков.

В центре, на некотором отдалении от всех стояло два кошмара. Две бабушки, пережившие не только несколько крупных войн, а так же детей и внуков. И как мне кажется, однажды они переживут сам Лес, не переставая при этом поучать всех и вся. Благодаря мне они встретились, этот день станет счастьем для них и днем воплощением всех кошмаров, для остальных. Моих точно, судя по "радостным" лицам сегодня меня выгонят еще и от орков. Вернее предложат выполнить чрезвычайно нужное и важное задание гденибудь на краю Леса, а то и на далеком человеческом Севере.

Бабушка Эзу была воплощением кошмаров всех эльфов. Пожилая сварливая, придирчивая и прочая прочая прочая. Нет, внешне она была яркой и интересной. Высокая, статная. Несгибаемая, даже внешне. С копной седых волос, собранных в сложную прическу, с массой разноцветных лент, описывающих ее жизнь. Первое время все заняты исключительно рассматриванием ее прически, одно изучение ее жизни занимает несколько дней. А уж как весело всем, когда она моет голову и каждую неделю расплетает прическу, а затем повторяет ее вновь.... Обычно в этот день все страшно заняты, причем далеко от дома, но все равно какаято неосторожная личность попадает в ее тонкие аккуратные ручки, после этого с достоинством обреченного пытается с наименьшим уроном выбраться. Что в принципе невозможно, это я про урон. Если сравнить то орочья бабушка мало от нее отличается. Разве что в прическе использует не ленты, а бусины, да и жизнь у нее была другая. Надо будет какнибудь попозже рассмотреть внимательнее.

Она была, есть и будет собранным в одном теле комков всего того, что считается негативными чертами характера. Она лезла участвовать во всем, она одна из постоянных членов эльфийского Совета. Причем порой ей удавалось переспорить даже Правительницу. Говорят, что мать нынешней уходя в вечный путь по Лесу, сказала " Я ухожу со спокойной совестью, раз Эзу остается с тобой".

Если верить семисотлетним сплетням, она довела предыдущую Правительницу, и как мне кажется, однажды доведет нынешнюю. Бабушка Эзу давно вошла в поговорки, как сугубо специфическая личность. Ее невозможно переспорить, и не получается поставить на место. Она старше и, наверное, мудрее, по крайней мере, мы так воспитаны.

Я в детстве, да и сейчас порой много времени провожу в ее обществе, в качестве перевоспитания. Эйвинэкэ все еще продолжает наивно надеется сделать из меня нормальную эльфу, а раньше было даже хуже. Поэтому я научилась получать от общения с ней удовольствие. Как ни как, но ей за тысячу лет, она много видела и знает. Такие красивые легенды как от нее я не слышала ни от кого. Очень часто бабушка Эзу жаловалась, на Великий Лес, изза которого давно потеряла связь со своей подругой юности Аситану. Из ее рассказов, я поняла, что раньше мирные контакты между орками и эльфами были возможны. Но стоило спросить об этом вслух, как бабушка Эзу возмущенно взмахивала руками и обрушивала на мою бедную голову всю историю вражды эльфов и орков. Мило уходя так далеко от первоначального вопроса, что я даже завидовала. Увидев ее на тропинке, я сделал то, о чем дано мечтала украдкой. Порадовала бабушку этой встречей.

Жаль только, остальные не разделят моего отношения.

На полянке Совета было не протолкнуться. Сейчас там собрался объединенный Совет, двадцать три особи, включая Правительницу. Плюс все желающие послушать и поучаствовать, это еще два десятка орков и эльфов. Лалин не было, наверное, общается со своей ученицей. Все были настроены благодушно, такое отношение висело в воздухе. Прямо даже не интересно.

Благоразумно решив далеко не заходить, я подошла поближе, чтобы все услышать и остановилась в тени дерева, наивно надеясь не привлекать внимания, разумеется, мне подобное не удалось. Меня заметили. Настроение у всех чуть испортилось, как будто я им гадости делаю. Даже не приятно честное слово. Хотя...

Здравствуйте, извините что вмешиваюсь, но можно я коечто скажу? Да? Спасибо. Правительница, а вы клянетесь меня не убивать, да?

Эта фраза явно была не удачная. Всех перекосило, Правительница подняла посох из священного дерева. Точно знаю тяжесть жуткая.

Говори, потребовала она, в ее глазах появилась темнота, нельзя так реагировать это вредно для здоровья.

Я насчет обещания? робко попросила я.

Я подумаю. Говори, тяжело вздохнув, она велела. Лире, не тяни.

Вздохнув, я призналась:

Там на полянке бабушка Эзу встретила свою давнюю подругу, похожую на нее как две капли воды бабушку Аситану...

Я отпрыгнула, поэтому молния, брошенная, попала в траву. Саму Эйвинэкэ перехватили двое орков, затем к ним присоединились и эльфы. Судя по лицам, рвались убить меня все, но для начала надо было успокоить власть держащую. Отец Нывура раздраженно махнул рукой и велел:

Сгинь.

Пришлось последовать его совету. Полянку, место встречи старых подруг я обогнула по широкой дуге, дальше тропинка была мне еще не знакома. Я не весь Стан обошла. Еще. Не успела, мне постоянно ктото мешает. Все время дают массу поручений, даже пожить для себя некогда. И вообще в последнее время Правительница стала неприятно нервная, это не порядок. С этим надо бороться, вернее лечить. Самым лучшим средством, очищающим кровь, издревне считались пиявки. А это мысль, надо найти пару пиявок. Улыбка и вежливый голос сделали свое дело, немолодой орк охотник объяснил, где можно найти пиявок, а так же добавил, что Совет снял с меня обязанность по добыче мяса. Я считаюсь свободным Охотником. Замечательно, какой удачный день сегодня. Поймать пару пиявок в небольшой лужице, труда не составило. Там все были голодные и ласковые от этого. Сложнее, оказалось, оторвать их от себя и завернуть в плотную ткань, чтобы донести свое подношение целым.

Обратная дорога была красивей и запоминающейся. Густая мягкая трава, масса цветов. Я не удержалась и нарвала небольшой букетик. Засушу, и он будут радовать меня и мой дом еще очень и очень долго. День близился к завершению, когда я добралась до Совета. Правительница молча сидела на своем возвышении и выслушивала бабушек. Те говорили по очереди, судя по обрывкам фраз, они ее чемуто учили, терпению, и правильно...

Извините, пожалуйста, вежливо начла я.

От звука моего голоса все нервно передернулись и с раздражением повернулись ко мне. Причем выражением лиц орки уже ничем не отличались от эльфов. Это называется преемственность...

Простите, что прерываю, но бабушка Эзу вам пора принимать настой и греть ноги, вы же помните?

Конечно, отозвалась она и с величием королевы подняла седую голову, махнула мне, подзывая ближе. Мы уже уходим, Асите это тоже не повредит...

Я не стала говорить, что в этом возрасте ей вообще мало, что может причинить вред.

Надеюсь, это не настолько вонючее как в прошлый раз? подозрительно спросила бабушка Асита обращаясь к подруге.

Нет, лучше.

Гораздо, вставила я. Это новая, специально для вас.

Сомневаюсь я в этом, ты постоянно проводишь на мне опыты. И вообще где я теперь живу?

Как где? удивилась подруга. У меня, а потом мы поедим к моим внукам.

Договорились, а затем к моим.

Они, как ни странно действительно покинули Совет, переговариваясь между собой. Проходя мимо меня, бабушка Эзу тепло и благодарно, мне улыбнулась. Остальные вздохнули с облегчением. Но не надолго, у них быстро появился новый объект неприязни я. Почему во всем всегда виновата именно я?

Правительница, я принесла вам пиявок. Они очистят кровь и сделают вас гораздо спокойнее.

Знаешь, Лире, ее голос звучал устало и почти покорно судьбе. Ты гораздо лучше них справляешься с питьем моей крови. Их я уже не выдержу. Но спасибо за заботу и букет.

Цветы, которые я с таким удовольствием собирала для себя, по воздуху перелетели в руки Эйвинэкэ. Она с наслаждением принюхалась. Затем взглянула на меня и продолжила:

Что мне с тобой делать? Убить сразу или еще помучаться? она посмотрела на Совет.

Ко мне подошла Икиноэль и, встав передо мной и закрыв собой, высказалась в мою защиту:

Может не стоит так радикально разбираться с ней? Она еще очень молода и может, поэтому порой вредит всем, но это не со зла, просто у нее слишком много энергии...

Ики, ты ее волосами душишь, прервала подругу Правительница, ее лицо осветила мягкая улыбка.

Да? удивилась магиня.

Я молчала, изо всех сил сражаясь за каждый вздох. Как только я оказалась в относительной безопасности от остальных за спиной магини, ее волосы взялись за меня. Одна тонкая прядь отделилась от замысловатой прически эльфийки, я не обратила на нее внимания. А зря, как только та легла мне на плечо, она принялась душить меня. Вряд ли глава магов делала это осознано, но тихое, скрытое желание удавить меня ее тело взялось воплощать.

С явно недовольным видом магиня убрала прядь обратно, и притворно смущаясь, отошла на свое место. Я отдышалась лишь спустя пару минут. На лицах многих было написано явное разочарование ненужным вмешательством.

Правительница внимательно и задумчиво рассматривала мое лицо, затем еще раз ощутив дивные запахи букета, она приняла какоето решение:

Лире, в течение ближайшей недели меня не будет. А надеюсь, за это время тебя так же не будет видно и слышно, и еще одно я рассчитываю, что на момент моего возвращения ты будешь гденибудь очень далеко и надолго. Понятно?

Да, но можно я скажу?

Эйвиэкэ тяжело вздохнула и подняла глаза на прекрасное и восхитительное небо, наверное, пытаясь в его темной синеве, найти ответы на все свои вопросы.

Говори, смирившись с судьбой, согласилась она.

Бабушек можно отправить на Совет Лесов.

Он состоится только через месяц, поставила меня в известность Правительница.

Да, но ктото же должен разведать обстановку не вызывая подозрений?

Это мысль, Эйвинэкэ чуть оживилась. Я учту это, но, тем не менее.... Да, воскликнула она вдруг радостно, глаза засветились скрытым торжеством. Лире, ты тоже получишь важное и нужное задание. Совет расскажет тебе подробнее, но главное выглядит так. По Лесам кочует Клан Бьорх. Он не большой, но важный для нас. Твоя задача найти их и уговорить присоединиться к нам. К Клану Трииим или роду, не важно. У тебя неделя на подготовку. Иди.

Лица всех присутствующих просияли, надо полагать, они только за, мое против не учитывалось. Почему никого не интересует мое мнение. Я поклонилась и медленно побрела к дому. Очаровательно. Так и знала, что она поспешит от меня избавиться. Как только у нее совести на это хватает. Пока я медленно брела по тропе, со мной периодически здоровались орки. Странно, раньше такого не было. Интересно как там Корна, я успела без нее немного соскучатся. Непривычно немного. Домой идти совершенно не захотелось, а куда податься еще я не знала. У себя можно было бы зайти к комунибудь в гости, а здесь?

Здесь у меня есть Ирика. Давненько я ее не навещала. Свернув пару раз, я оказалась около лавки торгующей игрушками. Как раз самое то, куплю чтонибудь для ее малыша. Орк хозяин встретил меня удивленно, но не мешал обойти все в поисках игрушки. Конечно, в основном здесь были всевозможные деревянные или меховые зверьки, а так же интересные камушки и прочее. Глаза разбегались, но это все было рассчитано не взрослый уже детей, а не на самых маленьких, пришлось обратиться к хозяину.

Извините, а вы не подскажите. Моя подруга должна родить и я хочу ей чтонибудь подарить, ну не ей, а ее ребенку...

Ирике? прервал меня хозяин.

Да, удивилась я, а откуда вы знаете?

Так у нас больше никого беременного сейчас нет, да и раньше почти не было. Не то, что во времена моей молодости...

Подвинув мне, небольшой стульчик хозяин пустился в рассказ. Оказывается у орков, как и у нас, дети стали рождаться все реже и реже. Но если поначалу многие не были готовы к тяготам родительстива, то потом стало заметно, что пары просто не могут иметь детей. Именно поэтому когда после недели знакомства стало известно, что Ирика беременна никто не посмел возразить. Смех, а может слезы, но предыдущим ребенком, появившимся здесь, была Корна.

Раньше, да и сейчас он открывал свою лавочку, если к нему приходили и просили об этом, а сегодня просто почувствовал желание сделать это. Просто для себя...

Заверив орка, что это не надолго и скоро по всему Стану будут звучать детские голоса, я получила интересную вертящуюся игрушка для самых маленьких и расплатившись вышла. Да, у нас в принципе тоже самое, просто на свои проблемы мы научились закрывать глаза, поэтому чужие сразу видны и заметны. Надо будет обсудить это с Лалин и Правительницей.

Найти жилье Ирики было просто. Хотя поначалу подруга пыталась отвоевать себе отдельное дерево, ничего у нее не вышло. Когда против вся родня сложно комуто чтото доказать. Поэтому она смирилась и согласилась, что пока поживет у его родителей. Я пару раз видела ее свекровь, помоему, это звучит так. Мать Нывура всегда была чемто занята, наверное, подготовкой к свадьбе, но в тоже время счастлива. Так приятно видеть подобное со стороны и знать, что это все именно благодаря тебе...

Здравствуйте, радостно начала я, как только мне открыли дверь, дерево спокойно подпустило меня к себе, приняв как равную.

Лире, ты чего? удивленно спросила Ирика.

Может быть я культурная.

Может, может, задумчиво согласилась подруга, осматривая меня с ног до головы.

Ничего себе, она, что не заметила эту черту моего характера? А еще подруга называется! Вежливо впустив меня в дом и проводив на кухню, где уже собралась вся семья, включая отца Нывура. Неужели Совет закончился? Както быстро?

Я почувствовала себя немного лишней, надо будет уйти побыстрее. Окинув меня недовольным взглядом, он промолчал, я это оценила. Поприветствов всех еще раз, согласилась поужинать. Только ради этого запеченного мяса стоило прийти в гости! Я попыталась поговорить о чемнибудь, ради приличия беседа не клеилась. Нет, с каждым по отдельности можно было пообщаться, но со всеми вместе не получалось. Я еще острее поняла я здесь лишняя.

Тут мне в голову пришла мысль о подарке. Мигом, притащив сверток, я торжественно вручила его будущей матери. Все растерялись, я улыбнулась. После этого открывать его взялся как ни странно Нывур. Ирика отошла и пыталась посмотреть изза его плеча. Желание вцепиться комунибудь в глотку начало преобладать. Приятно когда тебе так не доверяют, просто слов нет, как приятно. Ну ладно орк. Но Ирика! Мы с ней знакомы уже две сотни лет, она то почему молчит.

Женская половина обрадовалась, по их лицам это было видно сразу. Еще раз всем улыбнувшись, я простилась. Меня очень обидело странное поведение Ирики. К счастью на улице было уже темно, поэтому никто не видел моего перекошенного лица. Не успела я отойти на пару шагов от дома, как чтото попало в сапог, пришлось его поправить. В это время из открытого окна кухни раздались громкие голоса. Конечно я не любопытная, но может, подруге нужна моя помощь? Я на нее обижена, но только изза этого мы не перестанем дружить...

Обойдя кустики ограды, я застыла на месте. Ирика громко и с душой ругалась. Ее настолько взбесил поступок Нывура, что она даже отказывалась выходить за него замуж. При мне ругаться она не стала, но если он думает что решает все, то сильно и глубоко ошибается. Свекровь менее эмоционально и чуть тише, но полностью ее поддерживала. Нывур пытался оправдаться, но както вяло и удивленно. Видимо Ирика еще ни разу не демонстрировала свой знаменитый нрав, полностью унаследованный от мамочки...

С трудом, пересилив себя, чтобы не вернуться и не кинуться ей на шею, я отправилась домой. Хотя так хотелось остаться и узнать, что будет дальше. Но моя воля оказалась крепче, завтра у нее самой спрошу.

Ночь. Легкий ветерок, чуть слышный шелест листвы, тихие обрывки фраз от проходящих мимо. Идиллия. Я шла к себе и наслаждалась всем этим. Тихо, спокойно, красиво, множество светящихся огней...

И детский плач, нарушающий всю гармонию. Я удивленно остановилась. Странно, какие сейчас могут быть дети? Прислушавшись, я пошла на шум. Около дома стояло несколько десятков орков, они смотрели кудато вниз, оттуда доносился плач. Первое, что подумалось, к дому подкинули ребенка, но где его родители, и почему никто из присутствующих не возьмет его на руки? С извинениями, протиснувшись мимо, я остолбенела. Прижав к себе камушек, около старого, сейчас нежилого дома, сидел на земле и плакал ребенок. Ребенокпризрак. Сквозь маленькое полупрозрачное тельце был виден рисунок коры. Еще совсем маленький, около года, не больше. Не понятно может орк, а может эльф, в этом возрасте трудно различить. Он заливался слезами. Голос проникал в самую суть. Я остолбенела. Что делать? И что он здесь делает? Орки тоже удивленно и растеряно обсуждали все это. Перекинувшись парой фраз с ближайшими, я окончательно растерялась. Такого еще ни разу не было и они так же не знали что делать. Совет уже известили. Ктото принес детские игрушки и одеяло. Ребенок завернулся в него и поменял камушек на игрушку, но плакать стал жалобнее. Я чуть сама не разревелась. Странно, с чего бы это?

То противное и осторожное начало, что позволило мне выжить, несмотря на все наши ссоры с Правительницей, подсказало выход.

Лалин, позвала я, тряхнув головой, пытаясь удержаться от слез.

Шум на мгновение затих. Ребенок замолчал. Орки тоже затихли и с удивлением взглянули на меня. Наследница появилась быстро.

Лире, я уже спать легла, чего тебе? Говорю сразу, насчет мамы можешь даже не говорить.

Тихо, ты, прервала я ее. Вот видишь!

Удивленно осмотрев ребенка, она протянула к нему руки. Тот заплакал сильнее. Создав огонек, подруга обошла его и удивленно присвистнула.

Первый раз вижу такое странное приведение. Это даже не призрак, а чтото еще. Непонятное. Но не угрожающее. Пойду, покопаюсь в летописях.

И она исчезла. Все потихоньку стали расходиться. Я тоже побрела домой. Но из головы все никак не уходил образ плачущего ребенка, его голос преследовал меня, да и не только меня одну, в эту ночь, мало кто заснет спокойно.

Дом поддержал меня и успокоил, оградив от тягостных размышлений, окутал теплом, заглушил все звуки и убаюкал.

Огромный всплеск магической силы был гдето неподалеку. Толком, не проснувшись, я сорвалась с кровати и выбежала на улицу. По пути, застегивая жилетку и заплетая волосы. Народу на улицах было много. Судя по солнцу скоро полдень, выспалась, называется. Всплеск произошел там, где вчера находился ребенок. Чуть поодаль стояли недоумевающие орки, но среди них, среди их аур начинали проскальзывать искорки зла и раздражения.

Около дерева полностью связанная магическими путами стояла эльфийка, злая, рассерженная и сбитая с толку. Магиня, из молодых, то есть чуть моложе Ирики и Мей. Над ней зависла разъяренная Лалин, которую удерживали трое магинь эльфиик. Трое Мастеров. Судя по их голосам, они уговаривали ее не спешить и не убивать всех сразу. Получалось плохо.

Опять тихо заплакал ребенок. Эльфийки обернулись и удивленно застыли. Лалин высвободилась и подошла к призраку ближе, села на корточки и, пытаясь погладить его, провела рукой по дереву. Не знаю, чем ударила молодая дурочка, но дерево она повредила изрядно. Можно биться об заклад, за это ее по голове не погладят.

Это тот самый призрак? чуть хрипло спросила Гахоиэль, уже в который раз за эти дни, вижу наших магов выбитыми из колеи.

Она подалась вперед, протягивая к нему руки. Ребенок свернулся калачиком и заплакал сильнее. Магиня заметно расстроилась.

Вот видите, возмущенно воскликнула эльфийка, глядя на него ненавистно. Он нежить, и через чуть ослабившиеся пути начала ткать что то убийственное.

Взмах руки Лалин и она с огромной силой отброшена назад. Удар о дерево, здесь почемуто везде стоят деревья и хруст костей. Тихий и полный злобы стон раненой эльфийки, возмущенный шум толпы, не знающей как реагировать на все это, ребенок призрак и эльфы между собой деруться. Тихий на одной ноте плач ребенка. Слова магинь, слова Совета, в попытке разрядить ситуацию. Но все бесполезно. И почему всегда всю грязную работу должна делать я!

Добрый день, громко во весь голос.

На меня мигом обратили внимание. Неодобрение, и слабая надежа, что все уладиться. Как всегда. Выйдя не середину, чтобы было видно всем, начала говорить:

Можно вмешаться? Если я правильно поняла, та эльфийка, простите, не помню, как ее зовут, попыталась убить ребенка, но у нее ничего не получилось? Так я и подумала. Наследница изза этого вышла из себя? Как обычно, но знаете что самое возмутительное? Во всем этом обвинят меня!

Почему? удивленно спросил ктото.

Откуда я знаю? Нравиться им так. Ну, ладно пока оставим эту тему. Уважаемая Глава магов...

Магиня нехорошо прищурилась и посмотрела на меня. Наверное, желала, что вчера не додавила.

... У вас замечательная ученица, по плану плетения заклинаний. Но вы для начала не пробовали научить их думать. Хоть немножко? Чутьчуть...

Меня силовой волной отбрасывает назад, но ктото ловит. Судя по глазам Лалин она. Я снова на земле, встаю, отряхиваюсь и продолжаю, вытащив при этом камень защиты, так чтобы все видели, хватит меня кидать...

Уважаемая Гахоиэль может, вы скажете что увидели? И тогда все успокоятся сами собой?

Магиня заговорила, ее голос обволакивал и успокаивал:

Это не призрак, поэтому он имеет другую структуру. Это воплощение мечтаний и надежд. Просто обычно это находит выход в виде камня или дерева, когда же их становиться слишком много они выходят в мир в виде подобных созданий. Там есть масса интереснейших для магов деталей, но важно не это. Для всех интересно другое его смысл, суть. Любая женщина мечтающая иметь ребенка может протянуть к нему руки и если он ответит тем же, то вскоре она забеременеет. Когда часть его получит физическое воплощение, он снова станет скульптурой. Здесь во дворе, скорее всего, когдато стояла скульптура изображение маленького ребенка, так? В этом доме жил мастер по Камню, но своих детей у него не было?

Да, удивленно ответил ктото.

После некоторого числа воплощений снова появиться скульптура. И пара сможет прийти сюда и узнать, а может и получить дитя.

Пока она говорила, ребенок молчал, словно прислушивался к ее словам. Но стоило ее голосу утихнуть, как он снова заплакал. Ктото из орочек не решительно шагнула к камню и, подойдя к ребенку, протянула руки, он ответил тем же. Плач на мгновение стих и чтото светлое метнулось к ней, все застыли, она поклонилась, поблагодарила и скрылась в толпе. Ее тут же окружили родственники, чтото спрашивали, она лишь растеряно и счастливо улыбалась. Затем немолодой уже орк, нежно обнял ее за плечи и повел кудато, скорее всего домой. Несколько минут стояла тишина, присутствующие переглядывались, на лицах многих читалось недоверие, а вдруг обман? Многие косились на магинь, к тем же вернулась невозмутимость, те же стояли чуть в стороне, тихо переговариваясь между собой, искоси наблюдая за происходящим. Вдруг из толпы вышел молодой орк, один из отряда Нывура, оглянулся назад и протянул руку, ему навстречу вытянула руку орка, с широко распахнутыми зелеными глазами. Так за руки они и подошли к ребенку, орка потянулась к нему, ребенок некоторое время молча смотрел на нее, затем улыбнулся и к предполагаемой матери направилось белое пятно света. Пара поклонилась и пошла обратно, раздался вздох облегчения, и к ребенку выстроилась очередь, некоторым ребенок отказывал, но большая часть получила свет. Совет орком тут же велел сообщить об этом всем. На некоторое время ребенок затих.

Все удивленно смотрели на эльфийку магиню, та чуть грустно улыбалась. Ей ребенок отказал. Вот почему интересно обо мне забыли? К дереву подошла побитая магиня, сейчас она уже не выглядела на все сто. Надо сделать гадость.

Уважаемая магиня. Вы далеко не исчезайте, как мне кажется, Совет, вряд ли одобрит попытку уничтожить одно из деревьев.

На меня разъяренно посмотрела не только магиня, но и ее наставница. Зато Совет орков оживился, тягучее состояние грусти прошло. Только Лалин все еще была не в себе, сейчас она с раздражением поправляла прическу, делая ее еще хуже, чем была, надо подбодрить ее:

Лалин, надо быть спокойнее и хладнокровнее. Принести тебе пару пиявок?

Теперь я оказалась связанной, даже спеленатой, защита не помогла, видимо потому что она сама ее и ставила, надо запомнить на будущее, и попросить у когонибудь другого. Наследница нехорошо мне улыбнулась:

Возьмешь у орков примерную карту передвижения Клана, и чтобы к вечеру тебя не было не только на землях Дома, но и Клана Триим, понятно?

А моя неделя? прохрипела я.

Она закончилась. До свидания.

Маги ушли, Совет тоже кудато собрался. Орки посмеиваясь, стали расходиться. И только тут мои путы ослабли. Я возмущенно осмотрелась. И делай после этого добро!

Знаешь выражение " Язык мой враг мой?". Это про тебя, сказал Нывур, подходя ко мне. Это карта. Темно зеленым показаны места, где они бывают чаще всего, чем светлее цвет, тем реже их там видели. Ну, а белым там где они совеем не появляются. Сейчас они гдето в северовосточной части. Неподалеку от нас, это уже хорошо. Держи, и мой тебе совет. Можешь подойти к Совету и попросить отряд. Сегодня уходят два ,может ктонибудь тебя захватит.

Спасибо, поблагодарила его я и развернула карту.

Лучше бы я этого не делала. Половина всего Леса была обведена зелеными цветами. Даже если брать только самый темный, то это пятая часть карты. Даже если поверить Нывуру, а я не вижу причин ему не верить, то мне надо обойти двадцатую часть Леса. Как раз на ближайшие пятьшесть сотен лет. Спасибо Правительница, чтобы я без вас делала. Даже заняться нечем...

Проклиная всех и вся, я уже собралась уходить, как обернулась и удивленно застыла. Ребенок больше не плакал. И после очередной эльфийки, и откуда она здесь взялась? Он исчез, зато чуть поодаль появилась каменная скульптура. Малыш, завернутый в одеяло и протягивающий руки комуто. Другая эльфийка подошла уже к ней.

Странно, я не заметила, как везде появились постоянные порталы. Сквозь которые входили и выходили эльфы и орки. Слияние о котором мечтала Эйвинэкэ началось. Постепенно с явной настороженностью, но вечные враги начинали находить общий язык. Около скульптуры собрались те, кто мечтал о малыше и, судя по разговору, который я услышала граем уха, проходя мимо. Одна расстроенная отказом орка утешала двух эльфиик, что познакомит их с несколькими замечательными парнями орками. Они воины и чтото там еще такое...

Пока я добралась до поляны Совета, то заметила и кусочком услышала массу бесед. Объединение началось. Самое возмутительное, что в половине случаев обсуждали меня. Зато с какой эмоциональностью. Орки рассказывали, что я натворила здесь, а эльфы обо мне дома.

Как будто больше не о чем поговорить! Даже возмутительно. В одну группку, довольно большую я влезла, там был тот молодой орк, что в самом начале предлагал избавиться от эльфов, нанеся удар в спину. Сейчас он явно грелся в лучах обожания и восхищения. Коекого из эльфиик я знала, они сами ни во что не лезут, но им очень нравиться когда это делает другой. У нас например я. На мое гневное выступление никто не обратил особенного внимания, зато орк посоветовал быстрее отправиться к Совету. А то темнеть начнет быстро, а земли у Клана большие, идти далеко придется. Эльфийки были в восторге, орки тоже. Одна я была недовольна.

Такой я и пришла к Совету. На мои претензии никто не отреагировал, Лалин вообще посоветовала вести себя тише и незаметнее. Ее на моем фоне никто не обсуждает. Хотя никто не сказал этого вслух, но всем нравилась сложившаяся ситуация. Стычек практически не было, а те что возникли, были решены на месте, еще до появления Мастеров или Совета.

В качестве благодушного жеста мне выделили отряд орков, которые должны были помочь в поисках блуждающего Клана.

А почему такая щедрость?

Это не щедрость, отозвалась Лалин, сейчас она при отсутствии матери выполняла ее обязанности. Но место ее никогда не занимала, предпочитая обходиться подлокотниками. Они наказаны, поэтому идут с тобой. К тому же мама согласилась с этим. К твоему сведению сегодня с утра бабушки отправились на разведку.

Можно прерву? Помните того орка, что предлагал ударить исподтишка. Я еще сравнила его тактику с идеей Лалин, Наследница недовольно на меня взглянула, но промолчала. Так вот он стоит в компании десятка эльфиик и расписывает в красках свое общение с вами. Молодежь настроена уже не так воинственно.

Это хорошо, согласился один из орков. Но не будем отвлекаться от основной темы.

Лалин противно мне улыбнулась. На мой укоризненный взгляд она ответила недовольным взмахом ушей. Тут в голове возникла гениальная идея.

Я не могу никуда сейчас отправиться. Я должна присутствовать на свадьбе Ирики, довод был железный.

Улыбкой Наследница переплюнула любую ядовитую змею.

Свадьба состоится не скоро. Еще не все вопросы решены, но если к этому моменту ты не вернешься, судя по ее голосу, я никогда не вернусь. То я приду за тобой, не волнуйся. А сейчас тебе лучше собраться в дорогу, желаю удачи.

Я пересилила желание плюнуть в ее сторону, не поймут. А так хотелось...

Дом расстроился, узнав что я опять ухожу. Тут я и подкинула идею о выращивании молодого деревца. Дом, подумав, согласился, правда, с условием, что нужно место более безопасное, а так это мысль.

Уходила я со спокойным сердцем. Проститься со мной пришла и Ирика и Мей. Обе выглядели немножко возмущенными.

Когда же ты поумнеешь?

Да, сколько это может продолжаться?

Тебе самой еще не надоело?

Правда. Если большую часть времени ты будешь проводить в Лесу, а не дома, то так никого себе не найдешь...

Наоборот, попыталась я вмешаться. Большая часть орков почти все время проводит в патрулях. А куда мы идем?

Туда, где тебя ждут остальные, ответила Ирика недовольно. Ты не права.

Даже если и так, зачем все время кудато лезть, когда можно остаться дома? удивлялась Мей.

Я не специально, оправдывалась я.

Конечно, оно само так выходит, хором возмутились девчонки.

Оцени, хоть не одна по лесам ходить будешь.

Тоже верно. Возвращайся скорее и попытайся научиться молчать.

Постараюсь, пообещала я.

Обе переглянулись и с сомнением посмотрели на меня. Я честно и открыто им улыбнулась. Не помогло. Может, просто мы давно были знакомы?

Отряд действительно ждал меня на месте выхода их Стана. Только я ожила увидеть молодняк, а вместо этого там оказались те, с кем я уже бродила по Лесам. Правда, в новом составе, непонятном мне.

Ура, дождались, воскликнул Тхад.

Наконецто, выходим, скомандовал какойто орк.

По моему раньше я видела его в отряде Нывура. Ничего не понимаю. Мы вышли из Стана. На прощание я долго махала рукой девчонкам, так что пару раз наткнулась на идущего передо мной орка. В последний раз он приподнял меня за плечо, и я больше не оглядывалась. Недружелюбно здесь както.

Вдруг идущий первым командир остановился и негромко ругнулся. Чуть поодаль стояла Лалин и спокойно смотрела на нас.

Я не надолго, хотите, даже перекину вас куданибудь поближе.

Хорошо, согласился командир.

Затем Наследница повернулась ко мне:

Лире, я на тебя не обижаюсь, но все же научись сдерживаться. Это полезно. Надеюсь, вы найдете этот Клан. Буду ждать. Если мама успокоиться и согласиться на твое возвращение я тебя найду. Кстати для остальных, не найдете никого можете возвращаться. Вы здесь ни при чем, это ее выгнали. Вот собственно и все...

Лалин создала портал, в который мы вошли, и оказалась гдето в Лесу. Напоследок она махнула нам рукой и тихо сказала:

Удачи....

Затем растворилась среди деревьев. Орки переглянулись, и отряд перестроился. Ко мне подошел Тхад.

Я никак не отреагировала. Надо было сначала перестроиться на такую ходьбу. Для меня это поначалу было не привычно и неестественно, постепенно все получилось. Как только я перестала думать, куда поставить ногу и как идти быстрее, чтобы орк за спиной не дышал в нее. То снова заинтересовалась окружающим миром.

Тхад, вопрос на засыпку вас набрали из разных отрядов, да? Командир мне когото напоминает, но никак не могу понять кого.

Угадала! голос орка светился восхищением, как если бы травинка поднялась и заговорила.

Я вообщето умная, похвалилась я.

Да, ты что! поразился орк, затем словно спохватился. Конечно умная.

Приятно когда это заметно со стороны.

Хочешь рассказу вам про страшное, невероятное наше везение. К нам не попала ни одна эльфийка....

Я рассмеялась вслух причем искренне и честно. Орки не останавливаясь, удивленно на меня оглядывались. Отсмеявшись, я пояснила коечто Тхаду:

Как ты думаешь, как долго вы бы привыкали к эльфийки? Правильно, очень долго. Поэтому Лалин позаботилась, чтобы здесь были только орки. А в остальном жеребьевка была честной. Знаешь, что я хотела бы увидеть? Это совместный отряд. Весело там будет в первое время, просто невероятно весело.

Тише, рыкнул на меня командир.

Не столько для тишины, сколько как способ выместить злость. Им мое предположение не понравилось. Но, подумав, все были со мной согласны. И это злило всех еще больше. Дальнейший путь мы проделали молча. Привал устроили только, как начало темнеть. Я с благодарностью прислонилась к дереву и начала питаться силами Леса. Если бы не они, то давно бы уже померла. На радость отдельным личностям. При мысли о "родных и близких" настроение тут же поднялось. Ни за что не доставлю им такую радость, как моя неожиданная смерть в таком юном можно сказать возрасте. Пока я была гдето далеко, орки разбили походный лагерь. Это в смысле без костра на одних лепешках и под одеялом.

Не люблю такую жизнь. Зато орки были спокойны и расслаблены. Не знаю, почему у меня пробудилось некое подобие совести, но я предложила:

Если хотите, завтра вернитесь назад. Дескать, не можете со мной дальше идти. И все, а я пока одна погуляю.

Тхад рассмеялся:

Ты так еще и не поняла, почему мы с тобой? У нас поверие, что как выполнишь первое задание, так пройдет и вся дальнейшая жизнь отряда. Так что мы с тобой до победного, до самого конца. Пока не найдем бродячий Клан, затем тихо добавил. О тебе уже ходят легенды, говорят, все, за что ты берешься, всегда получается, так что мы с тобой до конца.

Это радует. Может мне повезет?

Лучше бы мне никогда не везло. А может, если бы меня вообще не было на свете. И почему тогда я не погибла с родными. И зачем меня взяла на воспитание приемная мама? Оставила бы в Лесу и сейчас я была бы уже среди своих.

Как же я устала за эту неделю. Да, вот уже вторую неделю мы преследуем бродячий, а по мне так скорее неуловимый клан. Они все время были здесь чуть раньше. Ушли, может час назад, а может меньше.

Первое время каждая стоянка осматривалась и изучалась, орки пыталась понять, что представляет, из себя блуждающий Клан, как им удается так быстро перемещаться в Лесу, как и чем они живут. Что готовят? И прочее. Часть ответов были найдены сразу, но это то, что было известно и раньше. А основные остались без ответа. Как можно всем так быстро уходить от преследователей и при этом вести обычный образ жизни? Неясно. Поначалу я тоже лезла и строила предположения, потом мне надоело. Как раз во время одной из этих стоянок ко мне подошел Тхад, с ним у меня были довольно дружественные отношения. В принципе подобные отношения установились со всеми, после того как на гневные фразы и отчитывания я ответила силой. Повториться ситуации с Ашоном я не дала. В общем, ко мне подошел Тхад и завел разговор про магию и магов. Через полдня блуждания вокруг и около он сказал, что именно его интересует:

Познакомь меня с Мей, пожалуйста.

У меня от удивления пропал дар речи, и я молча выслушала сбивчивое восхищение ей. Ее характером, внешностью, манерой, всем те, что делает нас нами. На мой возмущенный взгляд орк рассмеялся и пояснил:

Ты конечно замечательная, но даже дружба с тобой тяжелое испытание не для всех.

Возмущенно фыркнув, я обиделась. И почти неделю демонстративно с ним не общалась.

Когда в очередной раз мы обнаружили только недавно оставленную полянку, я не выдержала и, подняв лицо к небесам, закричала. Не знаю, что я вкладывала во все это, боль, разочарование, усталость, надежду, мольбу о пощаде....

Чуть поодаль возникли орки. Большая группа. С них словно слетело покрывало невидимости. Орки были удивлены, как мои, так и те. Но мне было плевать. Я начала собирать Исцеление и менять, ломать его. Так я делала всего несколько раз. И сейчас будет очередной. Я не успела сплести заклинание, как меня сбила магия. Силовая волна. Среди них есть настоящие маги!!!

Тихо, ты, кричала рядом Лалин.

Она снова вышибла из меня дух и теперь смотрела в глаза. Я чуть отступила и когда она отвернулась и поприветствовала тех орков, бросилась вперед. На сей раз меня, резко перехватила Правительница. Ее руки больно держали меня за запястье. Сила ушла обратно и потекла по венам как обычно.

Все Лире, успокойся. Сила ушла? Хорошо.

Подняв глаза, я наткнулась на нагловатую ухмылочку одного из вновь появившихся орков.

Поздравляю. Вы наконецто догадались, мы вас слушаем.

Меня отпустили, все приготовились к долгим переговорам. Я сделала два шага в сторону и кинулась на орка с кинжалом, мне так захотелось стереть нагловатую улыбочку с его физиономии. Захват за шею и кинжал в аорту, некоторые навыки были вбиты на уровне автоматизма. От удивления он даже не сразу отреагировал. Но убить его, я не успела, он пришел в себя слишком быстро. И отбросил меня с невероятной силой, затем меня оттащили свои. Дальше Тхад держал меня с жестким заломом рук за спиной.

А Эйвинэкэ сама договаривалась о принятии. Клан категорично отказался входить в Триим, но согласился, войди в эльфийский Дом. Мы все порталом вернулись домой. В смысле я сразу оказалась на поляне Совета. Правительница смотрела на меня с некоторым сожалением. Остальные уже не смотрели в мою сторону.

Лире, знаешь. В следующий раз я отправлю тебя далеко, далеко и даже еще дальше.

Так далеко земель нет, сказала Лалин.

Будет плыть по океану. Не важно. Мы благодарны тебе за объединение с Кланом...

Я все это время молчала, слушала и рассчитывала силы, чтобы в два прыжка оказаться около недобитого мной воина. Может это и есть знамений боевой азарт, но пока его не убью, не успокоюсь. Сначала он был насторожен и наряжен, но вот расслабился и ....

Правительница продолжала говорить, но я ее не слышала. Я прыгнула. Достала. Кинжал он мигом выбил, но я попыталась удавить его голыми руками...

Золотце, ты мне тоже нравишься, но не стоит так сразу, при всех, сказал он, отрывая мои руки от своей шеи.

Он был сильнее и опытнее. И вскоре я стояла отдельно от него. На меня с удивлением смотрели все, но меня это уже не занимало, я не отрываясь, смотрела на моего недавнего врага, пытаясь понять, что в нем не так. Азарт борьбы прошел, оставив только боль в руке, теперь неделю синяки будут. Лалин тихо хихикала в сторонке. Правительница ничего не сказала, а только взмахнула рукой, и меня затянуло в портал.

Я оказалась одна посреди Леса. Некоторое время ушло на то чтобы полностью успокоиться и сориентироваться. Лес как всегда помог, дал силы, затем принес тишину, покой рассудок, я недалеко. В паре часов ходьбы. Это радует. Они обе мне все равно беспокоятся.

Чуть подсобравшись я пошла, так как великолепно научилась за эти пару недель поиска и вылавливание гадов. Руки непроизвольно сжались в кулаки. Убить их готова, не всех, но того точно, затем я остановилась, раскрыла руки и рассмеялась, это я Целитель, готова сорваться изза одной нагловатой усмешки. Нет, пора отправляться на источник. В голове моментально появился образ теплого источника около Великих Озер, совершенно случайно обнаруженного мной лет пятьдесят назад, о нем не знает даже Лалин.

Озера занимают огромную площадь и считаются нейтральной территорией. Гдето на юговостоке, недалеко от каменной гряды, разделяющей два Озера, из расщелины бьет маленький теплый родник. Воду пить из него нельзя, но в небольшой луже можно лежать и расслабляться. Несколько лет потребовалось, чтобы сделать небольшую купель, вокруг посадить колючий сорняк, отваживающий случайных прохожих и теперь это моя территория. Эта вода словно давала новую жизнь, полностью забирая в себя не только болезни, но и отрицательные мысли и эмоции. Вода приятно покалывала и пощипывала, выходя оттуда, я чувствовала себя заново рожденной. Единственным недостатком был маленький ручеек, чтобы полностью обновиться воде в купели требуется неделя. Конечно, хотелось поделиться с Ланин, но ручеек то маленький, а то, что известно двоим знает весь Лес.

Продолжая мечтать, я почти дошла до знакомых болот, там находился стандартный портал к центру селения. Как впереди почувствовался запах смерти. Можно было обойти это место стороной, но я не удержалась, чтобы не зайти на полянку. Хоть краем глаза посмотрю. На поляне стояли, сидели и лежали трупы людей, ожившие трупы. Я чуть резче, чем нужно отпрыгнула назад, надо сказать своим. Они услышали и встрепенулись.

Повелительница!

Я побежала быстрее и быстрее, так быстро я никогда не бегала, теперь путь с орками уже не казался мне таким тяжелым. Они следовали за мной, не отрываясь, очень шустро для трупов. На огромной скорости я влетела в Стан. Мне невероятно повезло. На небольшой начальной полянке находился кочующий Клан. Там стояли Эйвинэкэ и Лалин, все оживленно чтото обсуждали.

Помогите, я кинулась к ним.

За мной на поляну высыпались люди, чтото крича при этом. Но я была спокойна за спиной Правительницы. Люди остановились в десятке метром и упали на колени, протягивая руки вперед. Орки уже все были на ногах и с оружием, но разве оно поможет против мертвяков?

Лалин снова рассмеялась. Затем резко стала серьезной и исчезла. Появилась она уже в компании Гахоиэль. Магиня была невероятна удивлена:

И на кого они притянуты?

Правительница вытолкнула меня вперед. Руки потянулись ко мне. Я снова попыталась спрятаться, но ничего не вышло. Их воспитывали не только как магов, но и как воинов.

Интересно, интересно, и как ты так угодила?

Я принялась рассказывать, пытаясь отойти подальше. Мертвяки следовала за мной как привязанные.

Их можно уничтожить, я узнала все, что требовалось. Мне нужен отряд, чтобы пройтись до того места.

Конечно, согласилась Эйвинэкэ, Лире, прогуляйся со мной до границы Стана.

И взяла меня за руку, больно. Обратно мы шли так же быстро, мертвецы последовали за нами, выйдя за границу Стана, она нарисовала рукой ограничивающий Круг, и уничтожила трупы огнем. Те поддавались неохотно, это необычно для умерших, обычно первоосновы быстро разрушали все неестественное.

Запахло гарью, зато я была свободна. Это восхитительно.

Лире, не дергайся, сейчас мы вернемся.

Маленький портал и мы снова на поляне, откуда недавно ушли. Это путешествие проло спокойнее, в обществе Правительницы, я чувствовала себя гораздо увернее Помахав всем ручкой, а быстренько поспешила удалиться. Как ни странно, но моего дерева на месте я не обнаружила. Восхитительно, а куда делся мой дом? Корна вежливо сказала, что он снова в центре селения и взялась показывать мне дорогу, по пути рассказывая каково это быть ученицей мага.

Если верить ребенку, то это крайне весело и занимательно. Учитель рассказывает столько нового и интересного, а так же учит всяким мелочам. И ребенок с гордостью зажег на ладошке огонь. Родители тоже довольно, она все время занята и под присмотром. Тут Корна пожаловалась, оказывается, Лалин приставила к ней духа смотрителя. Который за ней присматривает и не позволяет развлечься, вернее сразу же бежит рассказывать Учителю или маме. А так все замечательно.

В центре мы с ней расстались, она пошла домой и я тоже. Дерево действительно обнаружилось на старом месте, правда, вело оно себя немножко необычно. Полностью закрыв одну сторону листвой. С чего бы это?

Я только собралась прижаться с нему, как заметила маленькое тоненькое деревце словно вьюн, растущий по коре моего. Оно было высокое, уже с меня, но тоненькое с руку. Всего с тремя веточками. Листья на них были чуть желтоватые, это плохо. Чуть коснувшись коры, я почувствовала тепло и удивление. Я была для него новым и неизвестным. Впервые вижу маленькое дерево дом. Как это чудесно. Погладив его еще немножко, я отошла и поприветствовала свое. Оно гордо сообщило мне о маленьком новом. Я порадовалась за него и себя. А так же рассказала о желтых листьях и посоветовала в хорошую погоду давать ему греться на солнце. Сначала дерево возмутилось. Но через несколько минут медленно начало убирать ветви и листья, так чтобы вниз падали солнечные лучи. Меленькое попыталось спрятаться, но затем гордо развернуло и поставило свои листочку солнцу. Они на глазах начали зеленеть.

Замечательно, когда все счастливы. Мне сейчас для счастья нужна ванна и новая, чистая одежда. Дом, родной милый и любимый дом, как же здесь хорошо. Я слетала на водопадики помыться и радостная вернулась домой. Устроиться на небольшом одеяле под солнечными лучами. Что может быть приятнее? Волосы сохли на солнце. Мне не нужно было кудато спешить, да и вообще идти. Мечта, а может идиллия, не знаю, но как приятно...

Привет, раздался неподалеку радостный голосок Мей.

Привет, откликнулась я, не открывая глаз.

Привет, настойчиво повторила магиня.

Тяжело вздохнув, я села и посмотрела на нее. Мей стояла чуть поодаль и хитро улыбалась:

Так приятно быть знакомой с великой повелительницей мертвяков, не поверишь...

Уже знаешь? тяжело вздохнула я.

Конечно, об этом твоем подвиге не знает только глухой, но как мне кажется таких сейчас не много. А твое молодое деревце вообще стало для многих причиной для глухой зависти. ервое задание так пройдет и вся дальнейшая жизнь отряда. ать возрасте. шала массу бесед. ьными парнями орками.холдя мимо. т. чилось? едать э

О нем то откуда узнали? удивилась я.

Такая интересная, все деревья в Стане об этом сразу же узнали, ну и мы чуть попозже. Ты не поверишь, но одна известная мне Целитель вообще является самой обсуждаемой темой в Лесу.

Так прямо и в Лесу, преувеличиваешь, не согласилась я.

Конечно, не стала спорить подруга. Не во всем, но в нашей части точно.

Спасибо, утешила.

Не за что. Всегда, пожалуйста. Но я к тебе по другому поводу, так сказать по основной направленности. Ты еще Исцелением занимаешься?

Конечно, я даже чуть приподнялась от удивления.

Тогда мы всех смело направляем к тебе. До свидания, я попозже еще забегу.

Буду ждать.

Закрыв глаза, я предавалась блаженству и ничего не деланию, как раздался мужской голос:

Не помешал? Здесь говорят еще и лечат, а не только убивают?

Поодаль стоял недобитый мной орк, я с трудом разжала пальцы, словно судорогой сведенные в когти.

Наверное, мне лучше уйти, сделал верный вывод орк, но осуществить это желание не смог.

За его спиной возникла Правительница и тут же принялась доказывать, что очень я компетентный Целитель, и просто мечтаю вылечить его.

Не так ли, Лире?

Я заскрипела зубами и согласилась:

Почти всю жизнь мечтала об этой встрече.

Замечательно, обрадовалась она, уходя.

Скрипя сердце я поднялась и махнув рукой позвала его за собой. Переодевшись мигом, я вернулась к пациенту. С трудом положив скальпель, который сам попал мне в руку и улыбнувшись, спросила:

Что беспокоит?

Не считая твоего оскала? Шея побаливает, почемуто.

Правда? обрадовалась я.

Ты Целитель или палач?

Я улыбнулась и убрала скальпель подальше. Почему он все время у меня под рукой? собравшись духом, я подошла ближе. Несколько глубоких порезов в опасной близости от крупных сосудов. Если я была чуть более меткой...

Жить буду?

Нет.

А пока вроде жив, удивился орк, пытаясь отодвинуться.

Это только пока. Не шевелись. Мне же неудобно.

Я начала раскрывать ранки и наносить туда мазь. Орк заскрипел зубами, но промолчал. Я ощутила себя отомщенной. Мазь была очень болезненной, зато помогала хорошо. Странно, но у него на висках и за ушами словно прорисованы сеточки вен. Но таких в этих местах нет, чтобы это? Я легонько дотронулась пальцем, он мигом перехватил руку. Все что я успела почувствовать жесткий нарост, на ощупь он напоминал кору молодого деревца. Странно....

Не надо, это нормально, недовольно сказал он.

Руку отпусти, больно.

Хватка у орка была жесткой и болезненной, а еще она оказала сильнее чем мне доводилось встречать раньше. Обработав шею, я отошла. Вот так со стороны это был чисто кровный орк, а чуть ближе создавалось впечатление, будто черты мягче, пластичнее, как у нас. Не понимаю этого.

Все? Больше ничего не беспокоит?

Нет, зло ответил он и ушел.

Я задумчиво поднялась на балкончик и принялась размышлять. Конечно, нельзя сказать, что у меня было много разнообразной практики. Не со всеми случаями я сталкивалась, но ориентировалась довольно хорошо. По словам моей Наставницы " Если Целитель будет знать болезнь после практического лечения, то очень скоро Лес опустеет"

Я не знала такой болезни, но чтото было не так. Жесткая кожа, как нарост коры, сила, орк в любой момент мог сломать мне руку, восстановление, его порезы слишком быстро зарастали. Я поранила его легко, легче чем думала, но при этом умудрилась потревожить старую рану, содрать молодую только наросшую кожицу. Поэтому повторное восстановление идет дольше и болезненнее. Но по коже было видно восстановление, даже сейчас она зарастала слишком быстро. За полдня такое возможно только при использовании специальных мазей, хотя нет. Однажды Лалин сильно пострадала, у нее регенерация шла с такой же скоростью. Но она эльф, причем из правящей ветви. У орков такие ветви никогда не были так обособлены. В Совет входят мудрейшие из них, причем не важно из какого рода.

Все это мне не нравиться, я этого не понимаю. Мысленно я снова нарисовала образ орка. Высокий, мощный, но это обычное сложение для мужчин. Волосы заплетены в сложную прическу с массой бусин. Очень длинные пальцы, вдруг вспомнилось мне, длиннее чем у меня. Но это может быть наследственное. Плюс уже известные мне детали, на соседнем дереве тоненькие веточки образовали причудливый рисунок.

Рисунок, татуировка. Как же я упустила это? Когда я мазала ранки, то заметила в вырезе безрукавки. Сейчас лето, тепло, поэтому практически все ходят в безрукавках. Некоторые молодые девушки даже в топиках, я искренне им завидовала. Но в своей фигуре находила очень много недостатков, чтобы открываться так. И штанах или бриджах. Воины и охотники, а так же все те, кто много времени проводят в Лесу, предпочитают тонко выделанную кожу, как он. Все остальные выбирают тонкие ткани. Мне нравиться естественность, да и не мне одной. Как я заметила орки мало отличаются от нас в выборе одежды. Да и цвета предпочитают натуральные. Все оттенки зеленого, желтого (особенно в нашем Доме), коричневого и красноватого.

Конечно, основной выбор цвета всегда шел в зависимости от волос. Я от всей души завидую Лалин и Эйвинэкэ с их золотисто красноватыми волосами. Мои коричневые гораздо прозаичнее, даже с прокрашенными желтовато золотистыми прядями. Еще мне нравятся волосы с легкими зеленоватыми оттенками, как у этого орка.

Кстати все это хорошо, но мне нужно немного обновить гардероб. Совершенно нечего надеть. Хочу чтонибудь желтое и зеленое с коричневыми вставками. Нравиться мне это, хотя Лалин утверждает, что мне идут и красно коричневые вещи, но я думаю, она просто хотела меня поддержать или спихнуть коечто из своих.

Вновь взглянув на ветки, я улыбнулась. Балкон появился у меня не так давно, но, уже сегодня пробегая мимо, я разглядела такой же практически на каждом дереве. Что будет дальше?

И всетаки кто этот орк или что с ним? Я прислонилась к дереву и задумалась, снова перебирая в уме детали, но так ни к чему и не пришла. Я не знаю, или не помню....

"Оборотень" сказал вдруг мой дом. Я даже растерялась, затем расслабилась. Одун показывал картинки которые видел, воспринимал когдато. Орки или эльфы, не разобрать, очень похожи и на тех и на других. Вот они перекидываются в странных животных, чтото наподобие волков, но мощнее, крупнее. Затем несколько из них застывают на месте и становятся деревьями. Не домами, а обычными деревьями в Лесу, не большими, но настоящими. Орки пробегают мимо, не обращая на них внимания. Картинка пропадает, я удивленно оглядываюсь. Я попрежнему на балконе, снова вечереет. Как быстро идет время, непривычно. Обычно у меня как раз наоборот, день тянется не прекращаясь. А в последнее время я мало, что успеваю сделать. Конечно, до настоящего вечера еще далеко, но начинает ощущаться завершение дня.

Пойду, прогуляюсь до лавки одежды, если не ошибаюсь, Кири осуществила свою мечту и открыла собственную лавку. Заглянув к маленькому деревцу и убедившись, что у него все в порядке, листики зеленеют, скоро он выпустит еще веточку. Как быстро растет...

Я поспешила на улицу. Народа с каждым разом становилось все больше. Улыбнувшись молодой эльфийке, я спросила про лавочку Кири. Та любезно меня проводила, посоветовав обращаться к ней, если захочу выбрать пару новых украшений. Она занимается составлением из камней.

Как мне сегодня везет, столько новых сведений. Кири оказалась на месте, она подгоняла по фигуре орку походную куртку с массой карманов. Орк молча стоял как изваяние и не торопил ее. Вот это выдержка, со мной она так работать не может и предлагает зайти попозже, когда она сделает то, что нужно.

Привет, радостно сказала я.

Здравствуй, воскликнула эльфийка, не отрываясь от работы.

Орк буркнул чтото непонятное. То же наверное приветственное. Пока она была занята, я решила побродить посмотреть вещи. Все было аккуратно развешено на плечиках. Выбрав половину с женской одеждой, я как стервятник накинулась на нее. Отобрав то, что мне сразу не понравилось, а так же то, что мне в принципе не нужно я выложила все остальное перед собой на стол. Сразу получилась огромная гора.

Лире, знаешь, тебе, наверное, столько не нужно, со смешком крикнула мне Кири.

Ничего, я померяю.

Примерка была долгой. Благо зеркал было много и большие, было видно себя со всех сторон. Половину вещей я сразу вернула обратно, насчет остальных была не уверена. Затем мне на глаза попались платья. Не то чтобы они были мне нужны, но когданибудь у Ирики всетаки будет свадьба.

Примерка продолжилась. Орк ушел, Кири подошла ко мне, затем пришел ктото еще, и она снова ушла. Надев последнее платье, состоящее из небольших, нешироких полосок кожи толщиной с ладонь, очень открытое и свободное, я поняла это мое. Но для начала надо посоветоваться.

Кири, как тебе? я вышла из примерочной.

Около нее стояло несколько орков, из того самого блуждающего Клана. В том числе гад, которого я так и не убила. Надо будет спросить, как хоть его зовут.

Вообще мило, сказал он, рассматривая меня.

Кири крутилась рядом, подтягивая коечто и поправляя, сразу стало удобнее.

Мне нравиться, помоему, тебе идет. Конечно, коечто надо подправить, а в остальном хорошо.

Замечательно. Беру. И остальное тоже.

Хорошо, я на днях подправлю и принесу тебе.

Наверное, я сама зайду. А то вдруг меня опять куданибудь выгонят, тихо сказала я, собирая вещи.

Эльфийка рассмеялась звонко и весело.

Уже все? удивился орк.

Да, скальпель с собой не захватила.

Могу одолжить кинжал, предложил он.

Насовсем?

Запросто, удивленно ответил орк, протягивая оружие.

Я фыркнула и гордо покинула лавку, на прощание, улыбнувшись Кири. Удавить его готова, хотя связываться с оборотнем себе дороже. Я точно не помню, но несколько сотен лет назад их было довольно много. Затем они напали на глав Домов, и после этого началась массовая охота не перевертышей. Почти все погибли, но, судя по этим, достаточное их количество все таки уцелело.

Я не такой специалист, надо поговорить с кемнибудь кто хорошо в этом разбирается. Лалин я отмела сразу, она больше из меня вытянет, кто остается? Маги, все будут удивлены этой темой. Воины? Еще сильнее. Тогда кто? Жаль, что бабушек нет, они наверняка знают...

Знают. Мей создала какойто научный труд про особенности оборотней. Мне нужно Мей. Поиски ни к чему не привели то, что она нужна мне, мало кого интересовало. Пришлось прибегнуть к последнему средству Ирике. Подруга удивилась, но позвала Мей. Оказывается, я совсем выкинула это из головы, сейчас та очень занята у нее появился ученик. Поэтому она не отзывается на призывы и редко появляется дома. Хорошо хоть другие маги могут до нее докричаться.

Знаешь, не получается, она говорит, что занята и придет к тебе попозже.

Ничего страшного, а как у тебя дела?

Поболтав немного, я заметно повеселев, отправилась домой. Стемнело, хотя ночь не полностью легла на землю, но все же сумрак уже окутал Лес. Около моего дома меня ждал гость, это не дом, а проходной двор, подумала я. Надо будет объяснить дереву о необходимости создания забора. Высокого и колючего. Может это хоть немного когонибудь задержит. Переведя взгляд на гостя, я даже застыла от удивления, увидев маленькое покрытое мехом создание. Чуть позже до меня дошло, что это оборотень. Только маленький. Совсем. Длиной в три ладони, с малюсеньким хвостиком, весь в густой серо черной шерсти, с небольшими черными глазами и большим черным носом, он пытался сердито на меня сопеть. Дожили, пришел ко мне и еще и ругается, вернее сопит. Постояв немного, и рассмотрев друг друга, по крайней мере, я его, он тяжело вздохнул и лег на землю. Мне вдруг стало его жалко, слишком слабым и болезненным он выглядел. Повертев головой в поисках матери, я никого не обнаружила. Странно, оборотней поселили на краю Стана, в их переносных, разборных шатрах, но не мог же он один так далеко уйти. Подумав немного, осторожно протянула к нему руки, нет, я боялась его, а опасалась крика изза кустов, что ворую чужого ребенка. Крика не последовало, и я взяла его на руки.

Немного пошипев на меня, зверек позволил себя осмотреть. Судя по усталым и слезящимся глазам он отравился. Я впервые лечила подобного пациента, совсем маленького, к тому же с непонятной физиологией. Промыв глазки и ушки, а так же обработав две неглубокие царапины наверняка продирался сквозь кусты, я напоила его толченым корешком, который дается при всех отравлениях. Он был такой интересный и необычный, что я все время находилась около него.

Буквально сразу же ему стало лучше. Носик зашевелился и начал старательно обнюхивать все, а я начала объяснять, что нельзя есть все, что не попадя. Он соглашался, но прямо при мне взялся жевать сухие травы. Дальше, завернув его в одеяло, я носила больного на руках. Тут же возник вопрос, где его родители и что делать дальше? Я конечно могу оставить больного у себя, но както последующие за этим выяснения отношений не радуют. Хотя, в любом случае все равно найдут к чему придраться. Я тяжело вздохнула и погладила его пот голове.

Поэтому когда ко мне влетела Ирика с криком:

Бегом на Совет.

Я взяла его с собой, забыла. Знаю, так не хорошо, но что поделаешь.

Дерево вовремя переехало, бежать мне было недалеко. Вскоре я стояла на поляне Совета. Одна из разведчиц эльфиик о чемто эмоционально докладывала. Остальные ее внимательно слушали. Я ничего не поняла, просто не успела. Девушка замолчала, а Совет принялся обсуждать услышанное. Тут Правительница заметила меня и хлопнув в ладоши создала тишину:

Лире, что там у тебя?

Щенок, честно ответила я, он чемто отравился, но я ему уже помогла, поспешила я успокоить всех.

Тишина из недоуменной, стала негодующей, но пока оставалась тишиной.

Лире, ты знаешь, что отряды стражей заметили оборотней?

теперь, да, но этого следовало же ожидать, удивленно отозвалась я, оглядывая их.

Что это значит? взбешенно спросил один из орков, вскакивая с места.

Как что? теперь не понимала я.

Вы сами меня отправили на поиске блуждающего Клана или как он там теперь зовется. Мы его нашли. Так что не ясно? Если вы сами привели их сюда.

Ты хочешь сказать, что Клан... Эйвинэкэ не договорила, удивленно взглянув на двух не молодых орков, с сегодняшнего дня присоединившихся к Совету.

Теперь на них в недоумении смотрели все. Я решила разрядить обстановку:

А вы что не знали, кого приглашаете?

Представь себе нет, прошипела Правительница. Это правда?

Да, отозвался один из орков с легкой почти незаметной улыбкой.

Они имели все причины для улыбок. Если я правильно поняла, то они уже часть Дома, поэтому неприкосновенны. Многие годы они находились все закона в эльфийских Домах точно, про орков не знаю. Но сейчас став частью Дома, получили все то что и другие. Свободу и право жить внутри Дома, как захотят.

Правительница так обрадовалась этой перспективе и реакции на нее остальных, что просто лицом изменилась. Не знаю, к чему бы это привело, но тут вперед влезла Лалин:

А можно посмотреть, как это выглядит?

Тяжело вздохнув, орк устало сказал:

Можно, но надеюсь это больше не повториться? Мы же не просим продемонстрировать вас, что вы умеете...

А зря, снова влезла я. Лалин Мастер Меча и хотя я сама не воин, но со стороны могу заявить, нее есть чему поучиться. Кстати она не имеет право отказать, если просят более двух десятков подданных. Закон такой.

Наследница так душевно мне улыбнулась, что я отошла на два шага назад, просто на всякий случай.

Действительно? удивленно спросил орка.

Да, недовольно отозвалась Лалин. Но я могу перенести занятия, если занята, как сейчас.

Ну, полагаю, что вы сможете выделить немножко времени...

Я победно улыбнулась. В ближайшее время Лалин будет по уши занята, никто не упустит шанса позаниматься с Мастером.

А второй облик? вернула нас на первоначальную тему она.

Сейчас. Умир.

Тот недобитый мною орк сделал пару шагов вперед и словно поплыл. Мгновением позже на поляне стоял высокий выше моего пояса монстр. Не медведь, но и не волк. Я даже не знала к чему его отнести. Через мгновение он развернулся и вернулся назад. Тут щенок у меня на руках завозился и спрыгнул на землю. Выбежав на середину полянки, он поднял мордочку и завыл. Попытался завыть, сейчас из его горла раздался высокий тонкий вскрик. Затем он принялся откашливаться и затих.

Что это было? недоуменно спросила Лалин.

Я любезно пояснила:

Заявление на тему я теперь здесь хозяин. И знаешь что самое интересное, с таким монстриком за спиной, я ему верю...

На меня недовольно взглянули все. В этот момент щенок поднялся и подбежал к Умиру и принялся устраиваться у него около лапы.

Лире, полным бешенства голосом начала Правительница. Это опять твои выходки?

Но ее прервали, на поляну вбежала молодая орочка. Она была запыхавшаяся, растерянная и удивленное. Немедленно осмотрев полянку и заметив на ней щенка, она облегченно вздохнула, а затем нахмурилась.

Тарки, я тебя по всему Лесу ищу, недовольно воскликнула она.

Щенок, тут же виновато опустив голову, направился к ней. Оказавшись на руках матери, он сразу начал лизаться.

Нечего подлизываться, ты наказан, затем она повернулась к нам. Извините, что помешали.

Ничего, сказала Правительница с улыбкой. Он у вас милый.

Орочка тяжело вздохнула, но спорить не стала. Она собралась уходить, когда я снова вмешалась:

Он пришел сегодня ко мне. Он чемто отравился, не волнуйтесь, я ему помогла, но я не очень разбираюсь в физиологии оборотней, так что...

Спасибо, что помогли. Я буду за ним лучше присматривать, просто сами понимаете, первый день на новом месте.

Конечно, если что заносите его ко мне, когда захотите чуть от него отдохнуть.

Спасибо, орочка открыто и искренне улыбнулась.

Она ушла, а я осталась. Под ласковым змеиным взглядом Правительницы, я пожалела, что осталась. На меня смотрели все, причем негодование большей части, сменялось насмешливым любопытством со стороны орков оборотней.

Лире, ты занимаешься исцелением оборотней? спросила Эйвинэкэ. Надо полагать ты в этом уже специалист?

Еще нет, практики маловато, призналась я и под тяжелым взглядом начала защищаться. Он был около моего дома, такой маленький и слабенький, как я могла ему не помочь. Тем более что мы с ними объединились.

Правительница напряженно сжала челюсти:

Лире, иди отсюда. Иди, иди и иди, и еще иди, ее голос зазвучал, казалось у меня в голове.

Я медленно начала отступать назад, дойдя до края поляны, я чуть развернулась, но все равно, чтобы видеть ее и стала уходить еще дальше. Сама не заметила, как оказалась очень далеко. На краю Стана.

Сколько я просидела на небольшом камушке сказать не могу. Уже давно была ночь, луна красиво отсвечивалась от камней. Я замерзла. Пора домой.

Идти пришлось далеко. Но вот показались первые деревья дома, уже почти все. Пришла. Света от них не было, все нормальные жители Леса давно спят, только такие как я бродят по ночам.

Ктото зашипел и зашумел неподалеку. Я тут же оказалась в боевой стойке с кинжалом в руках. Шум прекратился, я настороженно пошла дальше. Сбоку ктото мелькнул. Несколько эльфов прошли мимо. Странно. Что здесь можно делать ночью украдкой. Я обернулась, в случайном луче луны четко высветился силуэт эльфа. Канторен один из детей Правительницы Ночной Бабочки. Странно. Может они снова пытаются поладить?

Я выкинула это из головы и спокойно легла спать, как только пришла домой. Как хорошо дома....

Грохот не лучший способ проснуться. Ко мне со всем своим детским энтузиазмом рвалась Корна. Я удивленно посмотрела на ребенка. После начала постоянных занятий с Лалин, орочку практически не было видно. Она постоянно была занята.

Здравствуйте, тетя эльфа, мило улыбнулся мне ребенок.

Может это не она, а ее фантом. Хотя до такой сложной магии, она вроде не должна была пока дойти. Не понимаю.

Тетя эльфа, вы в порядке?

Да, Корна. Просто удивляюсь, где Лалин? Она тебя обычно никуда не отпускала.

Да, но учитель сейчас занята, а перепоручить меня другому магу не может, точно копируя голос и интонацию Наследницы, сообщала она. Потому что сейчас я еще только начала заниматься. Она просила проводить вас к ней, Учитель дает уроки боевого мастерства, с гордостью закончила Корна.

Замечательно, значит ты сегодня со мной?

Да, а может еще и завтра, пока учитель не освободиться.

Вредитель явно была довольна, я же внутренне поежилась. Ее компания вызывала у меня немного другие чувства.

Заходи, тяжело вздохнула я. Но кормить тебя не чем, у меня попрежнему ничего нет.

Я уже позавтракала.

И на этом спасибо!

Долго находиться в доме в ее присутствии я не смогла, чересчур любопытный малыш лезла во все. Она умудрилась понюхать и попробовать все, что находилось поблизости, а так же открыть шкаф с сильнодействующими снадобьями. К счастью я успела переодеться и привести себя в порядок достаточно быстро.

И мы отправились на улицу. Стан заметно оживал. Если раньше я питалась в основном из походного рациона, то теперь зайдя в недавно открывшуюся в центре лавочку готовой пищи, смогла и позавтракать теплыми ароматными булочками с ягодами и закупиться в прок. Молодая орочка Хозяйка данного заведения явно процветала. На улице под навесом из веток дома стояли десяток деревянных столов и все были заняты. Внутри же толпился народ, очень многие подобные мне личности, еще не обремененные семьей с удовольствием затоваривались у нее. Сама хозяйка и две ее помощницы буквально летали вокруг посетителей. В итоге я вышла с тремя переполненными корзинами и еще две небольшие несла Корна. Хорошо, что до дома недалеко. Затем в компании орченка, я направилась за фруктами. Оказывается здесь, как и у нас были небольшие рынки, на которых продавали свою продукцию все желающие. Работали они по утрам и через день.

По пути мы прошли мимо полянки, на которой Лалин давала уроки боевого мастерства. Сейчас она агрессивно сражалась с оборотнем, Умиром если не ошибаюсь. Несколько десятков орков и эльфов стояли чуть поодаль и с интересом наблюдали за поединком. На многих уже были ссадины и ушибы, когда только успели. Приветливо кивнув всем, я прошла мимо.

Мне повезло, на рынок я успела уже перед самым закрытием. Многие начинали сворачиваться, но при виде готовой раскошелиться покупательницы решили задержаться. Лучше бы они ушли. Кроме продуктов я накупила кучу всяких мелочей и сувениров, а так же просто приятных вещиц. Коллекцию искусно вырезанных из дерева животных, малый боевой топор (и зачем он мне нужен?), а так же массу всего иного. Только когда закончилось все серебро, золото вышло еще раньше, я угомонилась и остановилась. Правда, сама донести это не смогу не под каким видом, Корна здесь не помощник. В который раз я пожалела, что не купила у Ирики пространственный карман редкое и сложное заклинание, подруга была готова уступить его за полсотни золотых. Почти все имеющиеся у меня на тот момент деньги, я отказалась, зато Лалин с удовольствием приобрела его. Бессовестная.

Кстати о Лалин, проходя обратно в компании одного сердобольного орка, он предложил помощь, но за те деньги что я оставила у него, это и не удивительно, в общем Наследница продолжала бой с Умиром. Странно разве что он тоже Мастер меча, ладно попозже у нее спрошу. Со стороны они представляли красивое и захватывающее зрелище. Быстрое мелькание тел и серебристые росчерки оружия, я даже остановилась посмотреть. Если в первый раз движения были видны и понятны, то сейчас остались лишь контуры. Красиво. Вот противники на мгновение остановились и посмотрели друг на друга. Лалин казалась совершенно другой, в темнозеленом топе и бриджах, с тонкой повязкой на собранных в пучок и уже порядком растрепавшихся волосах так, что из под нее горизонтально торчали ушки. С лицом и капельками пота, бегущими вниз по телу, она совершенно не напоминала себя, а некое абстрактное создание. Непривычно. Оборотень был ее полной противоположностью. Спокойный, уверенный весь одет в черное, ему не жарко? Создавалось впечатление, что он кудато шел и на минутку остановился, заметив чтото интересное. Интересная пара. И очень, очень опасная. Об этом нельзя забывать ни на минуту. Мгновение позже схватка продолжилась, и по поляне снова закружились силуэты.

Только я придумала и начала воплощать способ, как избавиться от очень говорливой Корны, за полдня она сумела полностью забить мне голову собой, как ко мне потянулись больные. Большая часть из них это воины после тренировки с Лалин, но многие заходили просто так, взять мазь от ожогов на всякий случай или чтонибудь от порезов. Запасы быстро истощались, конечно, в периоды бездействия дома, я заготовила много и всего, как смеялась моя Наставница " Твоих зелий хватит на весь Лес", но сейчас они быстро подходили к концу. Затем было два интересных случая магических травм, первый ученик Мей, не рассчитавший свои силы. Не знаю, чем он там у нее занимается. А второй случай произошел около моего дома орк пришедший за кровоостанавливающим средством, с неприятной глубокой резаной раной на кисти, он, что не знает, как меч держать, получив помощь, что то недовольно буркнул, уходя. Я на это даже внимание, не обратила, зато Корна ни на минуту не оставляющая меня одну попыталась напугать его огнем, но ошиблась и чуть не сделала из него факел, на долю секунды его охватило магическим огнем, к счастью орочка не рассчитала сил и только сильно обожгла кожу, ну и сама упала в глубокий обморок изза перерасхода Сил. Теперь у меня стало на два пациента больше, ошалевший орк с опаленными волосами и дымящейся одеждой, и бледно зеленая Корна. Факел заметили многие, так что с орком помогли: сняли одежду, намазали мазью, данную мной, так как мне он не дал приблизиться к себе, категорически отказываясь от моих услуг. При этом выглядел вежливым и напуганным. За это время Корна начала приходить в себя, пришлось покопаться в запасах и дать ей вытяжку из трав для восстановления сил. Потом был Совет, на котором долго и нудно воспитывал меня, чуть пожурили Корну и Лалин, и снова занялись моим воспитанием. Слабые попытки оправдаться ни к чему не привели, их просто не расслышали в гуле возмущенных голосов.

Единственное что доставило мне искреннее удовольствие процесс воспитания непослушной ученицы. Наследница прервала свой поединок к Умиром (такое чувство, что остальные просто изредка попадались и на пути и мешали бою), и долго отчитывала орочку. Та смущалась, извинялась и под конец нотации даже разревелась, после яркого и красочного примера как когдато давно один нерадивый ученик умер изза перерасхода сил. За тем Лалин ненадолго отлучилась, по свои делам то бишь по вызову Совета, а Корна пыталась успокоиться и не на кого ни обращала внимания, оборотень спросил:

Это правда, про смерть от перенапряжения? голос его звучал, встревожено, он рассматривал Корну, пытаясь найти первые признаки надвигающейся неминуемой смерти.

Как назло, несмотря на некоторую бледность и зареванность орочка выглядела как обычно.

Не обращай внимания, отмахнулась я.

Остальные тоже обеспокоено прислушались.

И всетаки?

Больше трех тысяч лет назад был один единственный такой случай, но опять таки это был полукровка человек, причем даже не на половину, а хорошо, если на четверть, так что не обращайте на это внимание.

А причем это здесь?

Видели, какой яркий и эмоциональный образ? Он надолго остается в памяти и ограничивает самодеятельность. Если хотите, то меня напугали другой сказкой, у какогото лекаря недоучки пациент в ходе выздоровления получил лишние органы и конечности. Знаете, с какой опаской я смотрела на всех, пока не поняла, что мне это не грозит. Корна слышишь? Не расстраивайся, пойдем, найдем успокоительные травки и займемся сбором трав, а то меня многие закончились...

Правда? со всхлипом спросил ребенок.

Конечно, я собиралась предложить это, перед тем как ты устроила огненное буйство, не плачь, а пойдем. Он жив, ты жива, а Лалин так больше с тобой говорить не будет.

Да? усомнился орк.

Корна с надеждой посмотрела на меня.

Да. Передайте ей мои слова, если она еще раз доведет ребенка до этого, то я пожалуюсь Правительнице, и вместо ученицы ее саму возьмутся учить. Всетаки есть свои преимущества и у постоянного мелькания у всех перед глазами.

Это ты мне угрожаешь? тихо, но с явной угрозой уточнила появившаяся из портала Лалин.

Нет, говорю то что есть. Посмотри, до чего ты ее довела, она еще совсем маленькая, тебе подобное устроили на полвека позже.

Я подобное не вытворяла.

Сейчас ты сделала хуже, давай не будем ругаться, но я серьезно еще раз сделаешь так, и я на тебя нажалуюсь, причем не Правительницы, а Мастерам Магии и все. Ни этой ученицы, ни других у тебя не будет. Ты их знаешь.

Угрожаешь?

Лалин, ты так хочешь поругаться, да? Тебе тоже досталось? я даже подпрыгнула от внезапной догадки. Тебе уже досталось за ее выходку и за свою? Сильно?

Да, недовольно отозвалась та, встряхивая гривой непослушных волос и бросая взгляд украдкой на Умира.

Корна молчала, затем она подошла и прижалась к Лалин. Та чуть проведя рукой по ее волосам, тихо и спокойно сказала:

Прости меня, пожалуйста, я не должна была так на тебя кричать, но больше так не делай, хорошо?

Орочка мигом закивала головой.

Хорошо. А на твой вопрос Лире, только благодаря вмешательству мамы Корну еще не забрали, но пообещали внимательно присматривать за мной.

Даже так? удивилась я.

Хуже, но спасибо. Теперь я хоть знаю, что не ты им сказала...

Как ты могла подумать на меня? я настолько возмутилась, что была готова сама накинуться на нее. Ты меня хорошо знаешь, я всегда предпочитаю поговорить сначала с тобой, а только как крайность сказать другим.

Я знаю, извини, но ты тоже хороша.

Согласна, мир?

Мир. Ты заберешь ее с собой?

Конечно, мне действительно нужны травы, а Корна знает, где что растет.

Лалин вернулась на поляну, а мы пошли за травами. По пути я немного исцелила ребенка и задумалась, почему Лалин отреагировала так бурно? Чтото странное творилось вокруг, а я никак не могла разобраться, и мне это совершенно не нравилось. Этим же вечером ко мне пришел мой зверек, как он нашел мой Дом, учитывая, что мы переехали? Не знаю, но ему я искренне обрадовалась. Кроме кормежки я решила заняться еще и его дрессировкой, это оказалось слегка проблематично. Лесной хищник упорно не желал меня понимать, но моя настойчивость сделала свое дело. Зверек, я назвала его Огоньком, начал откликаться на свое имя, это уже хорошо.

Еще в течение пяти дней я наслаждалась обществом Корны. После взбучки орочка притихла и поумнела что ли, не знаю, но она сильно изменилась. Теперь все чаще она задумывалась о магии и силе вообще, все больше вопросов задавала. Теперь она поняла дар это не игрушка, а наказание. Я тоже коечто поняла, Лалин специально перешла все мыслимые и немыслимые границы, чтобы столкнуть ее с привычного понимания. Магов у орков не было уже очень давно, и каждое новое поколение воспитывалось в убежденности в непогрешимости и могуществе магии и мага. У нас все как раз наоборот, чем больше ты можешь, тем больше тебе нельзя. Но магия была, есть и наверное будет всегда. Как и оглядка на тех, кто за спиной, никто ни всевластен, никто ни непогрешим. При необходимости останавливали и Правительницу и Лалин. Для орков это непривычно и диковато.

Отдельным эпизодом встало произошедшее с Ашоном. Однажды нас с Мей выловила Эйвинэкэ и принялась долго с душой отчитывать. Оказывается последствия той переброски, о которой я уже успела забыть, наивно надеясь, что забыли и остальные, прослеживались до сих пор. Тогда два разъяренных, убитых болью существа не уничтожили друг друга только изза вмешательства Мастера Боли, но при этом умудрились нахамить вызванной туда Правительнице и мигом получили наказание. Связанные на понимание друг с другом их закинули в Бор Теней. В принципе это небольшой участок Леса, но покинуть его можно, только если в тебе нет ненависти к тому, с кем там находишься. Орк и эльфийка пока блуждали там. Я кстати тоже прошла его.

Клятвенно пообещав больше так не делать, мы были милостиво отпущены на волю, и тут я выполнила просьбу Тхада и заново познакомила их друг с другом. Это стоило сделать хотя бы изза выражения лица Мей. Такой удивленной, потрясенной и недоумевающей, я не видела ее еще ни разу. На душе стало легко и приятно.

Дрессировки продолжались, конечно, приносить предметы Огонек еще не умел, но уже начал понимать, о чем я говорю и за что ругаюсь. Например, всего после двух запираний его в банке он понял, что из моей тарелке ем я одна, он ест из своей. Знакомые и не очень, заходящие ко мне в гости удивленно рассматривали мое домашнее животное и только изредка тяжело вздыхали. Но молчали, это уже достижение. Дом тоже привык к новому обитателю и свободно впускал и выпускал его.

Полностью помирившись с подругой, так же наладив контакт с ребенком, ее живость вернулась в усиленном варианте, я занялась таки сбором трав. Вскоре весь дом пропах и оказался заполонен всевозможными веточками и листиками, а так же коекакими корешками. Я погрузилась в родную стихию, по ходу дела занялась воспитанием чужой ученицы в вопросе целительства.

Я навестила бабушек и с удовольствием пообщалась с ними. Несмотря на постоянное воспитание и многочисленные добрые полезные советы, беседа с ними принесла мне радостное настроение. Корна тихонечко сидела в сторонке, и пила чай, я же удостоилась чести сидеть с ними за одним столом. Второй раз в жизни так везет. Беседа была не очень оживленно пока речь не зашла про сплетни, в этом нужном и важном деле бабульке были молодцы.

Я точно знаю объединение случилось изза остальных Кланов.

Нет, ты не права, на всех конечно давят, но на самом деле Объединение это тайный заговор.

Да? ужаснулась я, как они могли догадаться.

Да, деточка, правда, в других Кланах говорят об огромной внешней угрозе, да выпрями ты, наконец, спину, нельзя сидеть, согнувшись пополам. Лире, это я не про тебя, а про вас молодая леди.

Корна судорожно выпрямилась. Я бросила на нее сочувственный взгляд.

На самом деле говорят, Лес умирает, и только мы, объединившись, можем его спасти.

А вы слышали, я чуть понизила голос. Только никому не говорите, что это от меня, а то влетит от Правительницы. На самом деле Черная Амирей собирается провести сложнейший обряд и призвать когото, сами эльфы остановить это не смогут, нужны большие силы.

Да ты что? хором удивились бабушки и замолчали.

Я пару раз кивнула, но несильно, со значением. Вскоре после этого мы простились.

Еще два дня я потратила на составление всего возможного и невозможного, а так же постоянные консультации, как, когда и что лучше собирать. Что из чего делать, и как этим пользоваться. Затем ктото невероятно болтливый (доберусь до этой таинственной личности, голову оторву) рассказал про мои крема. Косметика моя маленькая слабость, всем простительно. И потянулся нескончаемый поток посетительниц. Ктото просто покупал, а ктото еще и просил помочь исправить, подлечить.

Через десять дней дома, я устала как еще никогда и начала мечтать о небольшом походе, чтобы отдохнуть, прийти в себя. Но мечтам не суждено было сбыться. Меня пригласили на Совет, интересно, что случилось, я вроде бы ничего не натворила.

Приветствую всех, тихо и задумчиво сказала Правительница. Сегодня я собрала вас здесь по не совсем обычному поводу, до меня дошли слухи...

Простите! я робко приподняла руку. А причем здесь слухи?

Лире, не мешай. Хорошо? я сама знаю, слухи не самый лучший источник знаний, да и не самый проверенный, но его нельзя просто так сбрасывать со счетов. В общем, поговаривают, будто Амирей собирается провести какойто сложный и опасный обряд. Не знаю, зачем и для чего, но просто так проигнорировать это мы не можем. Давайте подумаем, что она может стремиться, этим достичь и что именно она может попытаться сделать.

Орки начали предполагать, чего не хватает в Клане Груон, а магини объяснять, что именно можно сделать с помощью магии. Получилось много и интересно, мне понравилось. Я стояла чуть поодаль и улыбалась про себя, вот что значит великая сила сплетен. Как все зашевелились....

Лире, тебе есть что сказать?

Не признаваться что я источник беспокойства? Разумеется, нет, меня здесь же придавят, значит, будем импровизировать:

А вы не пробовали осторожно узнать, что об этом известно остальным?

Разумно.

Совещание продолжилось, но я решила уйти от греха подальше. Если не ошибаюсь, остальные Кланы промолчат и все успокоиться.

В очередное радостное утро ко мне никто не пришел, и даже Корна не ломилась в гости на рассвете, это уже радость. Я выспалась и отдохнула. До обеда. Потом заскучала, оказалось, я успела к ней привязаться.

Найти ребенка было не проблемой. Бесенок с легкостью обнаружился дома. И с удовольствием был выдан мне мамой, вместе с теплым домашним пирогом. Мы прогулялись до оборотней, где я попыталась разговорить орочку со щенком. Та охотно беседовала о погоде и урожае, но упорно отмаливалась на все остальные темы. Корна сначала ловила щенка, потом убегала от него, потом вместе охотились на прохожих. В общем, были счастливы. В воздухе висел визг, гам, крик, небольшая поляна оказалась центром радости и счастья.

Затем мы распрощались и пошли дальше. Навестив Ирику, и попав в эпицентр стихийного бедствия именуемого подготовкой к свадьбе, мы немножко покружились рядом, создавая видимость помощи и участия, затем быстренько сбежали. Хорошего понемножку...

Навестив Мей, мы натолкнулись на интереснейшую картину, в прямом смысле этого слова. Оказывается, ее ученик уже не сможет стать полноценным магов, возраст, да и застывшее мировоззрение мешают ему. Но зато он нашел способ реализовать свой талант посредством живописи. Три его картины моментально собрали толпу и вызывали кучу разнообразных эмоций. Он действительно творил. Все полотна были разными, они изображали наш Лес, вернее уголки Леса знакомого и одновременно неизвестного. На одном полотне ветка колючего мелкого кустарника заслоняла небольшую поляну, заросшую полусухой травой, стволы деревьев. Казалось отодвинь ветку в сторону и попадешь в царство тишины и покоя. На втором маленький родник, еле видный среди травы и деревьев, но уже живой и блестящий, сверкающий на солнце. Казалось, он знает какуюто тайну, надо только внимательно приглядеться. На третьем скалы около Озер, невысокие, но спокойные и величественные, с яркой зеленью у основания и голубым безмятежным небом вверху. Можно забраться на вершину и увидеть весь мир.

Вроде бы ничего особенно, но оторвать взгляд сложно, а когда это удается, чувствуешь себя отдохнувшим и помолодевшим. Одно из полотен, то с родником, я получила в подарок, за поддержку в самом начале пути, еще одно досталось расстроенной Мей. Ученика у нее больше не было и смысла пытаться его задержать тоже, это прекрасно понимали все. Еще одно полотно получила в подарок Правительница, вызванная мной, как и Лалин. Я решила они должны это увидеть. После их ухода долго не стихали недовольные и недоуменные пересуды, все рассчитывали на продажу последнего полотна, высказал в слух их сам творец:

Лире, ты никуда не ходишь без общества Правительницы и Наследницы?

Почти, не поверите, насколько я к ним привыкла за эти годы! Спасибо за картину.

Не за что, отмахнулся орк, посмотрел на меня знающими глазами, и тепло, поддерживающе улыбнулся.

Мей так же чуть хитро улыбалась, она прекрасно знала, о чем я, собственно говоря, сказала. Решив отблагодарить подругу, я украдкой познакомила ее с перспективной на мой взгляд орочкой из оборотней. Благодарны были обе, в отличии от магинь, появившихся буквально сразу же после клятвы ученичества. Сколько же я выслушала! Они смертельно разобиженные на меня ушли, пообещав все гадости, которые только есть на свете. Зато Мей счастливо улыбалась, ее вообще обошли вниманием изза моей персоны. Ладно, переживу, все равно лично для меня это почти ничего не стоило, поддержки от них практически никакой, уж очень они меня лично недолюбливают. И все изза пары шуток сотню лет назад, как можно быть такими злопамятными?

Продолжая болтать с Корной обо всем на свете, я размышляла о ... Лалин. В последние дни я постоянно видела ее сражающейся с оборотнем. Она пыталась стереть насмешливую улыбочку с его лица, а он просто доказать свое превосходство. Получалось у обоих не то чтобы хорошо восхитительно. Противники стали двигаться с нереальными скоростями, я, да не только, там начала собираться огромная толпа, состоящая не только из воинов, смогла насладиться грацией обоих и голым торсом Умира. В последнее время он сражался именно в таком виде, что как мне кажется, еще больше злило Лалин, и все желающие могли увидеть шикарные расписанные многочисленные татуировки. Они покрывали почти все тело и заканчивались на шее. Черные, подвижные словно живые, они манили и завораживали. При такой скорости движения они сливались в причудливые картины: молодой волк в прыжке, тонкое дерево, склоняющееся под порывом ветра, двое воинов танцующих с мечами.

Все бы ничего, если бы не сегодняшний день, когда Лалин появилась в компании орка и о чемто с ним тихо переговаривалась. Уже когда они уходили, она начала спрашивать его о рисунках на теле, водя по ним пальцем. Только теперь до меня дошла причина подобного поведения, кто знает, но, наверное, очень скоро будет объявлено о еще одной свадьбе. Я ничуть не удивилась, когда чуть позже заметила оборотня уже одетым, надо полагать Наследница спрятала такую красоту для себя одной.

Единственная загадка для меня когда они успевали наносить синяки и ушибы остальным? Поток нуждающихся в помощи не иссякал ни разу...

Слухи это зло, поняла я чуть позже, когда к нам в гости заявилась Черная Амирей с логичным вопросом что за обряд я собираюсь проводить? Осторожные вопросы всколыхнули весь Лес и докатились до виновницы переполоха, предполагаемой виновницы. Долгие переговоры сначала только между Правительницами, потом с участием обоих Советов не принесли желаемого результата. Да и вообще никакого если честно, Амирей ни в чем не признавалась, наши отказывались назвать источник сплетен. Тупик. Зато поговорили о торговле и общей политической ситуации в Лесу. После ухода некромантки наши пришли к логичному выводу обряд имеет место быть, но Груон не хотят его афишировать. Они скорее всего подумали о чемто похожем, наши проводят обряд связанный с некромантией, в случае провала или привлечения всеобщего внимания, все попытаются свалить на них. Вывод: весело, одна удачно брошенная фраза и все засуетились, зашевелились. Зато не скучно...

Грохот не лучший способ проснуться. Ктото навязчиво ломился ко мне в дверь, вернее в дом, но дерево упорно не пускало. Спасибо. Я встала.

Дверь распахнулась и вскоре появилась запыхавшаяся и взволнованная Лалин. От неожиданности я даже уронила бриджи. Вместе с ней пришла волна неприятного гниющего запаха.

Быстрее, нужна твоя помощь, задыхающимся от волнения голосом, сказала она.

И тебе с добрым утром, ты, что свалилась в свежий могильник? пошутила я, чтобы привести ее в чувство.

Лалин ответила таким бешеным взглядом, что я непроизвольно замолчала. И выбежала следом за ней на улицу. Вонь усилилась, нутро выворачивало на изнанку:

Что это?

Трупная Лилия, если ее сорвать то, умирая, она издает такой запах. Быстрее.

Мы бежали кудато. По пути я заметила небольшие поникшие белые цветы лилии. Никогда не видела такого количества в одном месте сразу, подобными массивами они не растут. Вообщето они красивы, эти Лилии белоснежные лепестки с мелкими бархатными краями, довольно крупные на старых захоронениям и мелкие на еще недавних. Никто их не сажает, но давно замечена закономерность, через несколько лет после отдания тела земле, они вырастают сами. Росли они только там где находились массовые захоронения, все равно кого орков или эльфов, подобное случалось только после больших войн. При цветении испускали мягкий, чуть печальный аромат. Если их срывали, быстро вяли и буквально через несколько часов начинали издавать тяжелый запах гниющей плоти. Очень неприятный, но не опасных для нас, но для оборотней считался сильнейшим наркотиком, вызывая изменение психики, в больших дозах удушье и смерть.

Все встретившиеся нам по пути собирали их, многие при этом закрывали лицо тканью, цветов оказалось на удивление много. Вскоре Лалин вывела меня на край Стана, там, где поселились оборотни. Здесь запах был слабее, но эффект от него оказался сильнее. Все взрослые сидели, сжавшись в комочек, и с трудом сдерживали себя. Дети и те, кто моложе перекинулись и теперь нападали на всех, это было страшно, угловатые всклоченные с горящими глазами и пеной у рта, их периодически останавливали выкрики старших, помогало это мало, но пока удерживало от прямой агрессии.

Лалин?

Сегодня с утра везде обнаружили эти цветы, сама чувствуешь запах неприятный. Но мы особенно не задумались над этим. Начали искать виноватых, да и вообще разобраться с происходящим, когда пришли сюда. Запах здесь стоял самый сильный и неприятный, мы уничтожили цветы, мама прогоняет свежий воздух из Леса, но помогает мало. Оборотни плохо контролирует себя под действием этого запаха. Но не в этом дело, сейчас разведчики осмотрятся и все уйдут глубже в Лес, но многим по настоящему плохо. Им нужна помощь Целителя.

Пока она говорила все это, мы вошли в один из домов, там, на полу лежал подросток лет пятьдесят, не больше в глубоком обмороке. Чуть поодаль сидела женщина. Она умирала.

Отойди, сейчас я ничего не могу поделать, просто не понимаю.

Закрыв глаза, я воззвала к Лесу и снова почувствовала гдето рядом силу. Силу, которую Лес давал мне. Знак Исцеления возник внутри, в самой сути. Я окинула им всех. Вообще всех кто сейчас был в Стане, затем только оборотней и потом самых уязвимых. Оборотни зашевелились, с трудом поднимаясь на ноги.

Лалин, убери всех отсюда кого сможешь, не важно куда, но убери. Попроси помощи, надо убрать отсюда всех, повторилась я.

Кивнув, Наследница порталами увела всех оборотней. Мы вышли на улицу. Вонь была слабее, но попрежнему ощущалась в воздухе.

Где они?

У нас, тихо отозвалась она, и облокотилась на меня.

Такой расход силы для нее тоже большой. Это Правительница постоянно настроена на Скрижаль, а Лалин то нет. Надо было подумать, и позвать Эйвинэкэ, а не ее...

Ничего, сейчас восстановлюсь.

Хорошо.

Мы пошли к поляне Совета. Почти все уже собрались, о случившемся знали все, настроение было не радостным. Правительница выглядела уставшей.

Ктонибудь мне объяснить что происходит? Откуда взялось столько цветов, и как они попали судя? Что все это значит? она сорвалась на крик.

Затем замолчала и села, судя по лицу, Правительница готова убивать. Еще ни разу за все время ее правления ничего подобного не было, это не просто косой взгляд в ее сторону, а полноценный удар по ней, как Правительнице. Сейчас она не просто поставит здесь когонибудь, а запихнет сильнейших магов...

Я не потерплю подобного, с этого дня как минимум двое мастеров Магии постоянно будут находиться на землях Кланов, и один в Стане. Это, Она махнула рукой в сторону скромно стоящей Мастера Боли. Мастер Боли, она разберется во всем этом.

Я робко приподняла ручку.

Что тебе, Лире? зарычала она.

Можно добавить? Это не первый подобный случай, в самом начале на нас с Ирикой и двумя отрядами орков напал большой отряд людей. Никто так и не выяснил, как они смогли так далеко пройти в Лесу и обойти все ловушки и секреты. Из их разговора стало ясно они шли, чтобы устроить резню и не допустить слияние.

Почему я слышу об этом впервые? ее голос обещал большие неприятности.

Так никто не спрашивал, к тому же я думала, Совет сообщил вам об этом.

Надо и им гадость сделать.

Нет, ласково произнесла она. Мне никто ни о чем не сказал, но насчет этого мы поговорим позже.

А еще можно отправить меня к оборотням, им, скорее всего, нужна помощь.

Нет, не волнуйся. Ими занялась Мастер Ватээль, если она сама не справиться, то свяжется с тобой. Теперь вопрос идеи есть? Нет? Мне это не нравиться, от всех должен быть какойто толк, тихо закончила она.

Невероятно, насколько она не в духе. Даже срывается на Совете, ладно наши, они и не такое видели, а вот для орков это не привычно. Снова я, и опять я буду крайней...

Простите, но это ваша вина, тихо прошептала я.

Меня не просто услышали, меня еще и поняли. Я оказалась в давящем захвате, как большая змея душит жертву, так действует и оно.

Что ты сказала, Лире?

Так захотелось жить, что возникла мысль промолчать, но раз начала надо заканчивать.

Если бы вы провели обряд Принятия, то знали бы обо всем.

Если бы ты хотя бы изредка прислушивалась к остальным, то знала бы, что Обряд Принятия можно провести только в ночь полной луны, прошипела она мне, не ослабляя захват. Клятвы были произнесены и приняты.

Как будто я не знала, но не стоит об этом говорить.

Может, хватит? вмешалась Икиноэль, вид у нее был усталый и недовольный.

Я смогла сделать вздох. Захват пропал.

Да?

Да, она пытается как лучше, спокойно ответила магиня, глядя в глаза Правительнице.

Так сейчас они еще и подерутся.

Простите, Правительница, а как вы относитесь к внукам?

Ты решила выйти замуж? удивилась она.

От удивления она даже вернулась на свое место и с любопытством ощупывала пространство вокруг меня. Пытаясь разглядеть только ей видное чтото. Лалин со всей силы наступила мне на ногу, а вскрикнула от боли и храбро продолжила, вернее возмутилась:

Это почему я? При чем здесь вообще я? Это все Лалин.

правда? Эйвинэкэ с интересом рассматривала дочь.

Наследница с независимым видом посмотрела на мать. Ее лицо выражало удивление и превосходство. Вокруг них закружились силовые потоки, мать пыталась увидеть кто это, дочь всеми силами скрыть. К счастью мне повезло, и Икиноэль сказала:

Ты нужна своему Учителю.

Я с готовностью нырнула в портал. Учитель действительно во мне нуждалась. Пострадали практически все, ктото меньше, ктото больше. Но все.

Я занялась легкими повреждениями. То бишь в основном взрослыми. Все без проблем пили положенные снадобья. Чуть позже, когда большая часть пришла в себя и дальше поправиться сама, присоединилась к Мастеру. Она выхаживала детей. Я тут же приметила вчерашнего щенка.

Привет, ты, почему листик есть не хочешь?

Он с независимым видом отвернулся. Я настаивала, щенок уходил, потом зарычал. Затем сдался и начал жевать. Получив разрешение Учителя, я вынесла его матери. Она с благодарностью забрала его, и зарылась лицом в мех. По ее щекам текли слезы.

Все будет хорошо, не расстраивайтесь. Он еще долго будет своевольничать.

Она засмеялась сквозь слезы:

Я знаю, но он у меня первый и я так волнуюсь, а он как будто специально лезет во все.

Она говорила и говорила, ей невероятно много пришлось пережить с этим щенком. Я сидела рядышком и иногда поглаживала его. Хотя ей это и не нравилось, не знаю специально или нет, но она отодвигала его от меня. Ее муж сейчас был далеко на патрулировании, он ночью зашел ненадолго и снова ушел. При отце щенок ведет себя хорошо, а ее знает и шалит. У нее рука не поднимается его сильно наказывать, чем он во всю пользуется. Выговорившись, орочка улыбнулась мне и, извинившись, подошла к родне.

Я вернулась к больным, но здесь моя помощь уже не требовалась. Мастер справилась сама. Она сидела довольная немного уставшая и улыбалась:

Ты молодец, я хотела подойти к ней и поговорить, помочь, но ни как не могла вырваться.

Ну, что вы, это мелочи.

Нет, из таких сомнений и рождаются душевные болезни, да ты и сама знаешь. Как там у тебя дела?

Присев я начала рассказ. Хотя особенно сама никого не лечила, но постоянно давала советы. Мастер похвалила меня, от этого на душе стало приятней и теплей.

Я вышла и наткнулась на разъяренную Лалин. Судя по ее глазам и нервно подергивающимся ушам, сейчас как никогда Наследница была готова к моему убийству.

Ну, как? Узнала?

Вопрос был в принципе не верный. Лалин еще сильнее разозлилась и только появившаяся на улице Учитель спасла меня.

Тебя зовет мама, зло прошипела она. Она очень хочет тебя увидеть.

Попрощавшись со всеми я смело, дрожа как лист на ветру, шагнула в портал. Меня действительно ждали, причем с нетерпением, но начала Правительница, как и положено отвлеченно:

Как состояние больных?

Всем лучше, практически все поправились. Есть несколько более тяжелых случаев, но Учитель помогла и там, со временем все придет в норму, ответила я.

Хорошо, тогда скажи, кто является избранником Лалин?

Я неуверенно отошла от Наследницы:

А можно я промолчу, а то меня первый же лист насмерть прибьет?

Разумеется, этого не случиться, возмутилась Эйвинэкэ.

А если? продолжала настаивать я. От несчастных случаев со смертельным исходом никто не застрахован.

Лире, укоризненно сказала Правительница. После твоего заявления Лалин и близко к нему не подойдет, и я ничего не узнаю...

Может это к лучшему?

Зря я это спросила. Глаза Эйвинэкэ стали пронзительно зелеными, это первый признак, предвещающий беду.

Что ты под этим подразумевала? тихо, с лаковыми нотками уточнила она.

Ничего, попыталась я оправдаться и подать назад.

Но не тут то было, жесткий магический захват и я снова как рыбка в сети. Умирающая от удушия рыбка. Отстраненный голос Лалин:

Отпусти ее это Умир.

Какой приятный воздух нынче и как мило смотрятся все! Сказать что Совет в шоке, значит промолчать. Обеспокоенные взгляды, бегающие глаза, недоумение граничащее с ужасом. Не понимаю, почему, но этим заявлением Лалин выбила всех из колеи. Только Правительница спокойна и расслаблена, она, кажется, даже довольна, что не ошиблась. Так и есть, Эйвинэкэ рада что угадала. Она предполагала, но ей важно было услышать подтверждение из слов самой Лалин.

Ее спокойствие постепенно передается остальным, сколько раз я говорила ее аура сильна и подавляюща. Сама не осознавая этого, а может наоборот, делая осознано, Правительница успокоила всех и заставила просчитывать варианты. Если прислушаться, легко можно понять, о чем сейчас размышляют почти все: что даст полное объединение с оборотнями? До этого все надеялись еще немножко и они снова уйдут. Теперь же останутся надолго, это надо обдумать.

Среди всей этой какофонии выделялось лишь несколько островков спокойствия. Эйвинэкэ, Лалин, Старейшины Оборотней и как ни странно магини. Все трое словно давно ждали чегото подобного. Странно.

Если быть честной самой с собой, то мне порой, кажется, что магини знают и умеют гораздо больше чем говорят. Натолкнувшись на взгляд Икиноэль, я поняла это правда. Мастер Магии так же владела искусством чтения по ауре. Странно, почему я об этом не знала?

Вот уже многие годы я постоянно присутствую при всех маломальски важных событиях, Правительница даже придумала этому какуюто причину. Хотя настоящая в том, что я могу по ауре, отголоску мыслей и чувств рассказывать об общем настроении всех и каждого. Подобный талант редок и сложен. Сначала по книге я пыталась этому научиться, но выходило только хуже, пока однажды Лалин не внесла здравое предложение просто верить себе. С тех пор я могу увидеть и рассказать об увиденном. Именно поэтому я разбираюсь в магии в общих чертах, маг знает, что он делает и представляет как именно это происходит. Конечно у каждого свой взгляд, но, в общем, все равно заклинания похожи.

Я искренне считала, что пусть не одна такая, но нас мало. Теперь же судя по магиням можно смело сказать нас много. И это меня не радует, Правительница полагает, что я одна такая. Ее необходимо поставить в известность...

Совет закончился быстро и немного бестолково, все разошлись по внезапно возникшим делам, чтобы в спокойной обстановке обдумать увиденное и услышанное. Я подхватив, Наследницу за руку направилась в логово зверя домой к Эйвинэкэ. Лалин практически не сопротивлялась, размышляя о чемто своем.

Мне нравилось находиться в доме Правительницы, дерево хорошо принимало меня и часто баловало любимыми красками и звуками. Вот и сейчас в первой комнате, напротив входной двери появилась интересная и необычная картина, всполохи зеленоватых оттенков, ложащихся в разнообразные узоры, гдето на краях переходящие в желтокоричневые краски основы. Понятно, дерево сегодня умиротворенно приветливое. Мягкая, чуть слышная музыка окружила нас. Приветливо распахнулся боковой проем приглашение в святая святых кабинет Эйвинэкэ.

Лалин всегда возмущалась такому отношению ко мне и, фыркнув, прошла вперед. Там, как ни странно было многолюдно. Все три Мастера Магии собрались за кружкой травяного чая.

Проходи, махнула на меня рукой Икиноэль.

Я, тяжело вздохнув, приняла приглашение. Лалин уселась в старинном глубоком сплетенном из коры кресле. Мне достался небольшой стульчик.

Я тебя слушаю, предлагая мне чашку чая, сказала Эйвинэкэ.

Магини обладают тем же талантом что и я, я сразу сказала суть дела.

ДА? Правительница удивленно посмотрела на подруг.

Те согласно кивнули. И с улыбкой посмотрели на меня, такое странное чувство, будто чегото я не знаю. Говорить начала как обычно Икиноэль:

Мы действительно может видеть отголоски чувств. Только у нас это не талант, как выразилась Лире, а способность. Одно из вариаций магии Восприятия. Когда сегодня я взглянула на нее исходя из этого, то сразу поняла, почему она составляет тебе компанию везде. Мы в принципе тоже так можем, но применяем эту способность редко, не знаю как Лире, но у меня она вызывает сильнейшую головную боль...

Это в принципе не существенно, все можно перебороть, добавила Гахоэль, но для того чтобы воспринимать мир так, необходимо отказаться от привычного магического взгляда. Как правило, результат не стоит таких усилий.

А, протянула я, задумчиво.

На меня удивленно посмотрели все. Значит надо пояснить:

Нет, для меня это не составляет проблем и трудностей. Просто я могу смотреть на мир обычными глазами, как сейчас, когда вижу вас и так далее. Могу взглянуть как Целитель, тогда Лес, окружающий нас предстает в виде темнозеленых свернутых и направляющихся кудато потоков Силы, а все находящиеся в нем светло зелеными личностями, но на которых видны их болезни и вообще беспокоящие места. Лалин например очень волнуется о чемто своем, настолько, что это становиться вредным для здоровья. Вы, Мастер Икиноэль, пытаетесь самостоятельно залечить сильнейшую рваную рану на животе уже в течение нескольких дней, откат какойто магии, давайте я вам лучше помогу, так будет надежнее. Остальные просто сильно вымотаны магически, но у вас состояние магического фона уже вошло в часть тела и отражается на здоровье упадком сил и прочем, здесь я, к сожалению, бессильна. Для меня это нормально и естественно, точно так же я могу посмотреть на вас с точки зрения аур, как я их называю эмоциональный фон и самые сильные мысли и слова.

Да, так? удивилась Икиноэль, подходя ближе и открывая живот.

Рана выглядела внешне не плохо, чуть воспаленные края и я привычно попросив Сил у Леса, я занялась исцелением. Не так просто как казалось, повреждены и внутренние органы, но через некоторое время все прошло.

Спасибо, поблагодарила магиня. если хочешь, мы может дать тебе пару свитков по этому умению. Но там сплошная высшая магия, даже для нас сложно разобраться, если ты хочешь, займись этим, я помогу.

Тогда не нужно, спасибо, к тому же я умею им пользоваться. Пока этого хватает, но может быть позже.

Все выяснили? после непродолжительной паузы спросила правительница, подливая чай. Тогда мы можем заняться действительно срочными делами, это происшествие с Лилиями меня пугает. Мастера вы нашли чтонибудь?

Нет, за всех ответила Икиноэль. Чтото смазанное и непонятное, но это может быть обычным магическим фоном, всетаки там живут магини, да и Лалин в последнее время использовала Силу. Сам фон Стана изменился, за последнее время многое произошло, отследить все следы практически не возможно.

А Дом Ночной Бабочки, вы его проверили? спросила я, отпивая маленькими глоточками горячий чай.

У меня так не получает, хотя давно знаю рецепт, и не раз видела, как его заваривают.

На меня удивленно посмотрели все, пришлось пояснять свое высказывание. Воцарила полнейшая тишина. Визит подобных гостей они пропустили, затем меня мило отправили домой, а сами занялись уточнением всего. Как обычно, самое интересное и без меня.

Портал открылся около Дома Совета, до своего дома дойти я не успела, как меня перехватили уже на последних шагах и потребовали показать место, где я их видела. Побурчав немножко для приличия, пришлось провожать. Магические следы были старательно затерты, магини исползали все чуть ли не на корточках, но так ничего и не нашли. Я скромно сидела в сторонке, затем меня нашел щенок. С ним стало гораздо веселее, особенно наше игра в палочку, которую он находил по запаху, а это мысль:

Мастера, можно совет?

Икиноэль недовольно на меня посмотрела, на лице явственно читалось желание съязвить, но она себя сдержала, чуть выждав, спросила:

Что еще?

Там вы ничего не можете разобрать, верно? На это и рассчитывали, так? А если пойти нестандартно? я показала щенка. У оборотней невероятно развито обоняние.

Предлагаешь использовать малыша? усмехнулась магиня, подходя ко мне и садясь рядом.

Щенок зарычал на нее, пригнулся, приготовился к атаке, и всем видом продемонстрировал желание загрызть, защищая меня. Дожили, во всем Стане на мою защиту встают только маленькие дети, о чем это говорит?

Зачем? Гораздо полезней взрослый самец, если я правильно помню основы природы, то у них самое развитое чутье.

Магини задумались, затем, мило мне, улыбнувшись, отправили меня за оборотнем. Я встала, попрощалась со щенком и пообещала ему вернуться, в ответ он пару раз недовольно рыкнул и увязался следом. И почему я не могу промолчать? Просьбу выполнить было не сложно, уже через пять шагов мне попался Умир с Лалан, они о чемто оживленно беседовали, передав им просьбу магов и получив взгляд от подруги, обещающий долгую и мучительную смерть, я смело пошла дальше. Лалин выглядела слегка потрепанной, опять сражалась, но вся светилась внутренним светом. В физиологии оборотней не разбираюсь, но на мой взгляд, Умир тоже как то изменился, он словно бы плыл, обволакивал Лалин. Отойдя, оглянулась, вроде бы ничего особенного, просто идут, разговаривают и почему такие вещи в голову лезут?

Пройдя чуть дальше, оказалась свидетелем семейной драмы, снова появился отец щенка и снова ненадолго. Жена пыталась добиться от него ухода из патруля и просила остаться дома, он же не соглашался. Остальные словно растворились в воздухе, им явно не привыкать к подобным сценам, странно для эльфов считалось неприличным выяснять отношения при всех, зачем все выносить на обозрение, когда можно разобраться дома, подальше от чужих взглядов. Видя, что еще мгновение, и они вообще разойдутся, я снова вмешалась:

Здравствуйте, а я вашего щенка принесла.

Спасибо, поблагодарила орочка, тщетно пытаясь успокоиться, вытирая рукой слезы со щеки.

Но они все равно продолжали катиться по лицу, она находилась в таком расстройстве чувств. Но и орк чувствовал себя не лучше, ему тоже хотелось остаться дома, но он не мог. Какаято клятва вынуждала его идти наперекор семье, хотя и он знал, что если сейчас он не согласиться, то жена уйдет. Странно, что здесь то происходит.

Простите, а вы что снова уходите? Так ведь после возвращения из дальних походов вы должны столько же времени быть дома? вслух удивилась я.

Мгновением позже, он стоял передо мной и был готов меня разорвать. Так проще выместить злость и собственное бессилие. Вот интересно, почему в последнее время меня упорно собираются все убить? Что я им такого плохого сделала?

Не лезь, куда не просят, понятно?

Я тут же кивнула головой. А орочка не выдержала и безжизненным голосом сказала:

Наши Старейшины не могут пока отказать в просьбе дать оборотней для всех отрядов, чтобы не портить отношения. А нас не так много...

Ничего себе, возмутилась я. Правительницы на вас не хватает.

Только изза какойто ерунды ломать семьи? Вызвать Эйвинэкэ было делом одного мгновения, появилась она так же быстро, как всегда выглядела эффектно и величественно, как ей это удается. Сейчас она была в темнозеленом закрытом брючном костюме, волосы собраны в косу, изящно уложенную вокруг головы, минимум украшений, широкий кожаный ремень и меч, на нем. Смысл поняла сразу, а затем я робко спряталась за спину оборотня, так как вышла из себя владыка еще быстрее. И тут досталось всем.

Молниеносно эта полянка стала местом очередного собрания Совета. Влетело всем и каждому индивидуально. Не вовремя попали на глаза. Оборотням за уступчивость, оркам за наглость, эльфам за невмешательство. Молниеносно практика приставления ко всем оборотней была прекращена, теперь они будут попадать в отряд по жеребьевке, причем только те, кто действительно этого хотят.

В общем, когда выдохлась и успокоилась, на Совет можно было смотреть только сочувственно. После ухода Правительницы все принялись совещаться, я же подошла к Умиру:

Слушай, а если вас так мало, то почему ты и еще несколько мужчин здесь, вместо того чтобы общаться с Лесом?

Да, для видимости. Наши решили оставить когото кто привлечет внимание.

Ничего себе, возмутилась я.

На полянке Совет тем временем решил благополучно проигнорировать распоряжение Эйвинэкэ, пользуясь отсутствием ее самой и Лалин. Дескать, да, они перестарались, но все равно на дальние рейды нужно сопровождение, особенно старался Мастер Эстан. Отец щенка, не знаю, как его зовут, лишь мрачно усмехнулся, орочка побледнела, они ожидали подобного. Ничего себе заявочки...

Я осторожно прикрылась, снова вызвала Правительницу. Она появилась злая и мокрая, наверное, решила принять ванную.

Что еще Лире?

Я так скромно вздохнула и сказала:

Они вас проигнорировали. Все равно с отрядом должен быть оборотень, но при этом для видимости в Стане останутся такие наглые и яркие как Умир, а все остальные поселятся в лесах. И потом однажды этот щенок, я показала его всем. Однажды спросит у отца, а вы кто такой?

Щенок возмущенно тявкнул, но его никто не услышал. Эйвинэкэ показывал свою власть. Всех разметало, а потом жестко сжало, пускай на собственной шкуре почувствуют мои постоянные ощущения. Дальнейшее было некрасиво и не приятно, с помощью силы Правительница довольно жестко показала, почему она то кто есть. Теперь ее поняли и услышали все. Одно странно, при магии Правительница все время использовала руки, обычно она работала только взглядом. Непонятно.

После карательных мер наступили гораздо более неприятные. Переселение, оборотней переместили к нам, поближе к ней самой. Все дальнейшие использования их только после согласования с ней. Двух мастеров Магии наоборот переместили в Стан, для красоты. Здесь же было предложено поселиться Мастеру Боли. Та, скромно стоя в сторонке, согласилась, а потом при всех перечислила все грешки каждого из Совета. Наказания пошли по второму кругу, кое кого сразу же переселили к нам и поменяли поле деятельности. Мастер Эстан, занимающийся до этого распределением отрядов и заданий, стал над нами Целителями. Зрело недовольство, переходящее в войну, такое отношение терпеть не будет никто.

Этого я уже не вынесла и рассмеялась, чем привлекла в себе внимание:

Лире? Тебя чтото не устраивает?

Да, не обижайтесь, но какой из него Целитель, да и зачем? Учитывая, что он давно продался другому Клану.

Гробовая тишина и тихий голос Мастера Боли, я ее до полусмерти боюсь и ничуть этого не стесняюсь:

Ты чтото об этом знаешь?

Немножко. Коечто сказали здесь, коечто там. Все отряды идущие со мной кудалибо имели только одну цель избавиться от меня и развязать крупный конфликт. Зачем? Кому может принести пользу бойня? Весь Клан пострадает. Были проверены все патрули, никто не связывался с людьми, но только вчера я узнала, что есть общая карта ловушек, причем у начальника. Потом меня удивила его личность. Обычно такие должности занимают самые опытные или Мастер Меча или Мастер Боя. А в самом начале после первого Совета, когда мне показали его, Нывур привел пример, что у него нет семьи. Здесь нет...

Мастер боли сняла маску и улыбнулась, так улыбалось только смерть. Холодные черные глаза, столь нехарактерные для нас на белоснежном лице. Постоянно меняющемся лице, не знаю, как ей это удавалось, но она словно перетекала, менялась каждое мгновение. Вместе с плавной грацией движение, поистине завораживающее зрелище. Никто не понял, как она оказалась рядом с орком и только уйдя в портал все поняли что произошло.

И вот палач рукой костлявой

Вобьет в ладонь последний гвоздь...

Первой опомнилась Правительница:

Очаровательно, что будет дальше? И почему ты, кстати, решила, что это он, Лире?

Только что он яростнее и убежденнее всего доказывал необходимость присутствия оборотня, но ведь до этого ходили же просто отряды, без них? К тому же он сказал странную фразу, оборотень должен быть сам по себе и никому не подчиняться. В отряде это странно, сама по себе могу быть я и то недолго.

Что ж, лучше поздно чем никогда, а сейчас все пойдут обряд Честности. Это когда вы не сможете солгать на заданный вопрос...

Тут же послышались возмущенные перешептывания, которые впрочем, мигом стихли при следующей фразе Правительницы:

Если вы откажетесь, то умрете, или сразу заявив об этой, покинете Совет. Всем понятно? Икиноэль ты подашь пример?

Хорошо, недовольно отозвалась Мастер.

А можно я сразу скажу?

Назад во мглу, в глухие склепы

Вам нужен бич, а не топор...

Но это так, для общего фона, сказала я, видя недоуменные лица, затем, повернувшись к правительницы, обращалась именно к ней. Я спрошу? Пока не началось дознание?

Тяжело вздохнув, Правительница решилась:

Спрашивай.

Вы дадите мне десять минут собраться и увести дерево, я не могу оставить Дом не вражеской территории? И предупредить коекого надо, Ирику например.

Ты о чем? раздраженно спросила Эйвинэкэ.

О войне, недоуменно ответила я. Сейчас все начнут войну против нас. Верно? обратилась я к ближайшему орку.

Тот согласно кивнул.

Ах, так, разъярилась Владыка.

Хватит, тихий голос Лалин услышали все. Мама возьми себя в руки, успокойся.

Что ты имеешь в виду, она повернулась к дочери.

Успокойся, или отдай мне Скрижаль.

Эмоции взлетели до небес, ярость Правительницы и молчаливое спокойствие Лалин и магинь. Мастера Магии встали на ее сторону.

Отречение?

Если не будет другого выхода, непреклонно сказала Лалин.

Можно мне влезть? снова подала голос я.

Вызывая бурю негодования со стороны эльфов, как ни странно орки относились доброжелательнее и смотрели с интересом.

Почему никто без меня не может ни с чем справиться?

Правительница, а тот камень у вас на руке всегда издает такое магическое свечение?

Какой?

На руке Эйвинэкэ было три интересных перстня, один из них излучал небольшое свечение в магическом фоне. Эйвинэкэ недоуменно посмотрела на руки и начала снимать их. Два соскользнули легко, а третий не снимался, он, словно врос. Мей, появившаяся из ниоткуда, как она это любила, тихо сказала неподалеку от меня:

Это из арсенала управления чужой волей, тебя мягко подталкивают в нужную сторону, чуть ослабляя или усиливая те или иные эмоции. Сложно почувствовать со стороны, а сама вообще никогда не заметишь.

Совет зашевелился, подобное событие объясняло все странности в поведении Правительницы. Маги не смогли снять кольцо и теперь все отошли, меня замутило, когда Эйвинэкэ вытащила меч и точным ударом отрубила кисть. Кровь не успела брызнуть, застывая, я тут же оказалась рядом и убрала боль. Конечность она отрастит сама. Ее голос был, тих и задумчив, глаза казались огромными, занимали поллица:

Приношу свои извинения, но вы тоже совершенно не правы.

Как вы? спросил ктото из Совета, с побледневшим до зелени лицом.

Всетаки магия великая вещь, они к этому не привыкли и так бурно реагируют.

За меня не волнуйтесь, кисть мне проще будет отрастить, чем палец. Где Мастер Боли?

Она возникла моментально, словно ждала, когда о ней спросят. Дальше распинали ее, как могла случиться, что ктото наложил на кольцо правительницы подобное заклинание и как его активировал, ну и главное, почему это все прошло мимо ее внимания? Мастер извинилась и, получив полномочия изучить все, занялась допросом магов. Магини тоже пострадали за правое дело, пытаясь объяснить, почему они не заметили воздействие на нее. Икиноэль от души огрызалась, чем порадовала всех, а когда перешли к старым разборкам, вообще вызвала массу положительных эмоций.

Я снова вылезла вперед до перехода на личность Лалин:

А можно я опять спрошу?

Лире, может не надо? недовольно спросила она. Посмотри, к чему привел предыдущий вопрос.

Зато может войны не будет, не согласилась я.

Спрашивай.

А нам обязательно нужен такой большой Совет? Нет, я понимаю традиции и все такое прочее, но например магов могла бы представлять только Мастер Икиноэль. Раньше у нас, когда было нужно собрать двенадцать голосов, звали всех, а сейчас. И Совет сразу же станет меньше, до положенных двенадцати тринадцати с Вами или Лалин членами?

Мое предложение многих заинтересовано, подумав немного, было решено согласиться. Судя по всему, теперь останутся только те, кто никогда и ничем не был против слияния. Когда были выбраны представители, произошел еще один неприятный сюрприз. Вопросы задавала не сама Эйвинэкэ, а Мастер Боли, как специалист в этой области. Причем всем и оркам и эльфам.

И если поначалу я еще хотела послушать, то через полчаса после начала общения с Икиноэль сдалась и ушла. Это не просто надолго, а на очень долго. Зато все остальные заинтересованные лица остались, ночь будет переломной для многих.

Кстати о ночи, она уже наступала. Сумрак уже окутывал, все находящееся чуть поодаль пары шагов от себя, поэтому выскользнувшие из портала орки заставили меня нервно вздрогнуть. После моего выступления неизвестно кто и как отреагирует.

Спасибо, тихий полный счастья голосок орочки застиг меня врасплох.

Из постоянного портала вышла счастливая семья: орочка, ее муж и щенок радостно бегающей вокруг них.

Все в порядке?

Да, рассмеялась она.

Мне разрешили уйти со службы, займусь натаскиванием молодняка, пояснил ее муж.

Я за вас рада, честно, от всего сердца призналась я.

Спасибо, улыбнулись оба.

Щенок неожиданно напал на мою ногу изза кустов, правда, в последний момент он не удержал равновесия и упал.

А можно узнать почему он у вас все время в виде щенка, а не ребенка?

Так проще обучаться владению тела, пояснила улыбающаяся мать. Затем через пару лет он станет человеком. И будет обучаться языкам и поведенческим навыкам.

Понятно, обрадовалась я. За разговором мы пришли к моему дому.

На тропинке недалеко от моего дома, чтото светилось, отражаясь от луны и магических светильников, висящих практически на каждом Доме. Подойдя, ближе мы увидели небольшой интересный цветок, никогда такого не видела. Как его днем не затоптали, пронеслось у меня в голове.

Это что? удивленно спросила я сама у себя.

К моему удивлению ответил орк:

Осторожно, этот цветок крайне ядовит. Откуда он здесь взялся? Они изредка встречаются по всему Лесу. Обычно растут в отдаленных местах, где никто не ходит, в последний раз я видел такое неподалеку от гор.

Да?

Кинув на него обратное Исцеление, я аккуратно собрала все в тряпичный мешок. Надо будет завтра показать комунибудь и попытаться узнать, откуда он здесь взялся. Попрощавшись со всеми, особенно со щенком, я отправилась спать.

Приятное теплое светлое утро, как же хорошо, а главное просыпаешься не от грохота. Никто не стучится, так необычно, пожалуй, мне нравиться такое утро. Позавтракав, для разнообразия дома я вышла на улицу и улыбнулась дню. Мгновением позже руку пронзила боль. В глазах потемнело, я не могла призвать Силу.

Помогите! крик в голос и мысленно.

Около меня возникли все, те, кто находился рядом: на улице и те до кого я дотянулась мысленно. Я же кричала и просила:

Отрубите руку, быстрее.

Затем наступила темнота.

Открыв глаза, я поморщилась. Счастье долгим не бывает, какое утро испорчено. Лучше бы ктонибудь вломился ко мне, и весь день прошел как обычно. Тело неприятно ломило, все вокруг было тусклое, словно покрытое пеленой мрака, магии не было. Я заплакала...

Лире, успокойся, раздался рядом голос учителя.

Учитель? обернулась я на голос, дожила, даже ее не почувствовала.

Да, я. Страшное дело, когда ты вынужден лечить учеников. Теперь успокойся, все будет нормально. На некоторое время ты не сможешь пользоваться даром, но это недолго. Икиноэль успела блокировать распространение заразы.

Как долго? спросила я и с настороженностью посмотрела на свою руку, та выглядела как обычно.

Затем я осмотрелась. Мы находились в доме Учителя. Как часто я была здесь во время ученичества и вот оказалась в качестве больной, сейчас я находилась в маленькой комнате, закрытой плотной шторой. Через тонкую стенку чувствовался запах трав, доносящихся из кладовой. За шторой большая комната, мой уголок просто ее отгороженный кусочек. Там кроме плетенных кресел были полки с инструментом, большой стол в центре. Одновременно для операций и изготовления лекарств. Сколько времени я провела здесь не счесть.

Не знаю, может день, может год, может дольше. Не важно, ты цела и скоро поправишься.

Хорошо, я могу уйти?

Куда? удивилась Учитель. Куда ты все время торопишься?

Домой, я лучше полежу дома, ответила я глядя в ее дымчатые глаза, и увидела в них понимание и заботу.

Конечно. С тобой хотели поговорить все, но я им не дала. Кстати спасибо тебе, за эту неразродившуюся войну с орками и когда все это закончится. Ты знаешь, как мне хотелось написать книгу, но не могу выбрать, выгадать время. Тебе не сказали, что было потом?

Нет, я сразу же ушла, а что было чтото интересное?

Через обряд прошли все включая Правительницу и Наследницу. Причем Лалин заставила нервничать всех, она открыто признала, что до сих пор думает, как избавиться от орков, но уже сделала исключение для оборотней. Но только думает, не принимая никаких действий. Кости промыли всем, вытащили практически все. Только изредка Мастера останавливали, когда она начинала нырять слишком далеко. Правительница отвечала на вопросы полдня. Лалин дольше, сама она, кстати, тоже подверглась подобному допросу. И у орков и у оборотней есть подобные специалисты, как же Мастер ругалась, но прошла через это.

В общем, сейчас в Совете почти что мир, не удержалась я.

Был, пока не ранили тебя. Когда узнали про цветок убийцу сказка пошла по новой. Подобная перспектива никого не обрадовала, что и понятно, твое участие во всем заметили все. Видимо не все обрадовались такому фактору, как ты.

Ничего, я так просто не сдамся...

Конечно, учитывая, что к тебе приставят охрану, спокойно сказала она.

Как охрану, зачем?

Учитель лишь пожала плечами, затем активировала встроенный портал и я оказалась перед Советом. Замечательно, только их мне для радости не хватало.

Мы рады, что ты поправилась, улыбнулась мне Правительница.

Лалин подошла и встала около меня, поддерживая. Жаль, что так не думала:

Я лишилась способностей и может навсегда.

Мастер сказала...

Да в большей части случаев они восстанавливаются, но не всегда, прервала ее я.

Ничего страшного, недовольно сказала Эйвинэкэ. Все будет в порядке, я в это верю.

Я лишь усмехнулась, нерадостно усмехнулась. Лалин спросила:

Ты чтонибудь помнишь?

Нет, утро, солнце и боль, когда потянулась к Силе, наткнулась на пустоту. Какая разница, Стан как проходной двор, кто хочет тот и ходит. Я прошу разрешения переселиться вместе с деревом.

Отказано, равнодушно отрезала Правительница, стараясь придать лицу более добродушное выражение. Не стоит пороть горячку, мы приставим к тебе охрану...

И откуда вы ее возьмете? Все воины заняты ерундой, выполняя одну и тоже работу, снова прервала ее я.

Уточни, потребовала Правительница, лицо стразу вытянулось и стало отстраненно холодным.

Эльфы стерегут дальние границы, орки их же стерегут. То же самое с передними, поэтому никого и не остается, чтобы присматривать за порядком на своих землях, еще чутьчуть и выясниться, что там уже другой клан поселился.

Лире, ты расстроена, поэтому я тебя прощаю, но постарайся больше не хамить всем. К твоему мнению, этот вопрос уже решен, сейчас создаются общие отряды, и патрулировать все будет они. Больше подобной ерунды, как ты выразилась, не будет.

Сомневаюсь я в этом.

Лире, не стоит так себя вести. Иди домой отдохни, кто знает, может Сила вернется к тебе уже завтра.

Я развернулась и нехотя побрела домой. Все. Умом я все понимала, Целитель из меня неплохой, я знаю практически все травы в Лесу и могу составить любой сбор, могу остановить кровь не прикасаясь к магии Леса, могу многое сделать для других, но сама чувствую себя совершенно одинокой, потерянной. Словно с меня сняли не просто одежду, но и кожу позже. Сейчас подойдя к Дому, я ощутила ветер, обдувающий меня, но это был просто ветер, он ничего не приносил, ничего лично для меня, а если и нес, я не могла это почувствовать. Нет знакомой лучистой энергии, обдающей внутренний мир волнами умиротворения и единства со всеми. Пропал звенящий тончайшими звуками невесомый лесной дух, вливающий в тело живительную силу, который приносил с собой тысячи оттенков, отголосков этого мира. Ушла переполняющая, сумасшедшая, безоглядная радость единства с Лесом. Слабые солнечные лучи, проскальзывающие сквозь ветки и листву моего дома, попадали на кожу, отражались и летели дальше, ничего не оставляя в моей душе. Не знаю, сколько я смогу так продержаться, если даже мой Дом теперь был просто местом тепла и спокойствия. Что делать дальше я не знала, захотелось лечь и умереть. Но даже такое скромное желание осуществить мне не удалось. Около дерева меня ждала встревоженная Корна, по лицу орочки было видно, она во всем винила себя.

Тетя эльфа, вы поправились? Я так и знала, меня нет, и вас обидят, теперь я все время буду рядом, торжественно пообещала она, предано смотря мне в глаза.

Может не надо? Я теперь все время буду дома, и меня никто не тронет, а тебе надо заниматься с Учителем.

Я пока не буду заниматься, было видно, что это решение далось ей с трудом, но упрямо поднятый подбородок, сжатые губы, говорили о решении идти до конца.

Корна нет никакой необходимости идти на такие жертвы, зато, когда ты вырастишь и станешь магом, то сможешь мне помочь.

Так чтобы вас не выгоняли? не подетски серьезно спросила она. Ни когда, никогда?

Да, улыбнулась я совершенно искренне.

А почему бы и нет?

Сколько это будет продолжаться? Как же мне все это надоело, кто бы знал. Чтобы прийти в себя и успокоиться я выпила несколько глотков успокающего средства. Не помогла, через час я все так же металась по комнате. Выпив еще полстакана, я поняла, на меня оно не действует надо взять чтото более сильное. Так, это подойдет. Еще полстаканчика и я стала гораздо спокойнее и миролюбивее. Вот так гораздо лучше, тело наполнилось легкостью и силой. Надо чемто занять себя, а то скучно стало. Меня чуть пошатывало, так, где у меня чтонибудь для укрепления иммунитета?

После очередного глотка общеукрепляющей настойки стало вообще хорошо, в голове приятно шумело. Наверное, зря их смешала, да ну ладно, вреда не принесет. С трудом, надев второй сапог, он почемуто категорично не желал налезать на ногу, я вышла на улицу. Куда пойти? Надо проверить больных, например щенка...

Как далеко они живут, однако, иду иду и все никак не дойду. Завтра пожалуюсь Лалин...

Хорошо и не страшно в Лесу,

Легкий крест одиноких прогулок,

Я покорно снова несу...

Оборотни кудато спешили, и все время мелькали перед глазами...

В Лесу обманутые волки

Глазами страшными глядят...

Тихий низкий голос прорычал над ухом:

А почему обманутые?

Я оглянулась, но никого не увидела, приятно разговаривать сама с собой. Но надо ответить, вежливость важна.

Потому что обманули, обежали сделать волками, а сделали непонятно кем.

Я еще раз оглянулась, деревьев стало больше в несколько раз, они слабо колыхались. Между ними ктото мелькал. Как быстро растут...

Отнеси меня в ночь, где безмолвье течет

И дорога до звезд доведет

Потому что не волк я по крови своей

И меня только равный убьет...

Тут об мою ногу чтото ударилось. Щенок, выкатился из кустов и принялся радостно меня облаивать, я никак не могла его поймать, он зачемто бегал кругами.

А я тебя нашла...

С трудом, поймав его, я сообщила:

И печальна так и хороша

Темная звериная душа...

Щенок согласно заскулил, всегда приятно найти понимающего собеседника. Я чуть подкинула его. Чтобы он почувствовал все прелесть небес...

Забудь, забудь о страшном мире

Взмахни крылом лети туда...

Щенок вывернулся из моей руки и мягко приземлился на траву, чуть отойдя от меня, он недоуменно тявкнул.

Счастлив тот, кто падает вниз головой

Мир для него хоть на миг, но иной...

Тяжело вздохнув, я обратилась к щенку:

Деточка иди домой найди маму и скажи, чтобы она больше по ночам не выпускала тебя одного. А то тут у вас совершенно тихо и пустынно, даже странно, куда все подевались? Пойду, поищу хоть когото...

С трудом повернувшись, меня занесло в сторону, какие тут кочки, и откуда они взялись? Я сделала пару шагов, когда наткнулась на группу их орков и эльфов, они о чемто спорили, голоса звучали вдалеке, приглушенно враждебно. На мое появление все отреагировали несколько неадекватно, а именно замолчали. Я решила, что с ними надо поговорить:

Друг другу мы тайно враждебны

Завистливы, глухи, чужды,

А как бы и жить и работать

Не зная извечной вражды

Что делать, изверившись в счастье

От смеху мы сходим с ума

И пьяные с улицы смотрим

Как рушатся наши дома...

Натолкнувшись на недоуменные взгляды и холодную стену молчания, гордо тряхнула головой, я пошла дальше, даже поговорить не с кем, ничего не понимают. Вдруг из ни откуда появилась поляна Совета. Она что по Лесу бегает? Мое появление заметили.

Лире, ты к нам? спросила издалека Правительница, удивленно.

А чему удивляться? Чтото она неважно выглядит, расплывается, и зеленцой отдает. Наверное устала, ей нужен укрепляющий настой. Я протянула ей фляжку:

Прими Владычица Вселенной

Сквозь кровь, сквозь муки, сквозь года

Последней страсти кубок пенный

От недостойной же меня...

Лире, что с тобой? поколебавшись, она ее взяла фляжку и начала принюхиваться к содержимому. Поняв что в ней неприятно поморщилась.

Вдохновение посетило. А что нельзя? Вы не можете меня остановить. Я почти, что Глас Леса... Эйвинэкэ, вы от себя не устаете? Я устала от себя, от вас и от Совета и вообще от жизни, ой только не надо меня воспитывать. Завтра я опять буду хорошая и примерная и вы снова успеете меня выгнать или отправить на невыполнимое задание. И всем опять станет хорошо и спокойно. А ну вас, я махнула рукой и пошла домой.

Дорога домой слилась в единый гул вокруг, темноту и редкие огни. Не знаю, сколько я шла, поняла, что дома уже на балконе. Меня все время чтото держало сзади, извернувшись, я увидела ветку. Дом? Он успокаивал и обволакивал, но настойки требовали своего. Я не оставила попутки объяснить миру и существам его населяющим их несовершенство. Пусть не поймут, но я попытаюсь:

Свобода приходит нагая

Бросая на сердце цветы

И мы с ней, в ногу шагая

Беседуем с небом на ты...

Вздохнув, я продолжила:

Вы так ничего и не поняли, мне жаль вас.

Надеюсь, что хоть ктото чтото понял ...

Утро. Чтото не так, совершенно не так, но я ни как не могу понять что? Я дома, с деревом все в порядке, тогда что? Не знаю, и это меня беспокоит. Не считая болящую голову и легкое тошноту. Вывод пить надо меньше или не смешивать разные лекарственные настойки, особенно спиртовые. Осторожно приподняла голову, в комнате все кружилось и переливалось разными оттенками серого.

Тело болело, опять хотелось умереть. Собрав волю в кулак, я доползла до ванны и с наслаждением погрузилась в ледяную воду. Как же хорошо...

Через некоторое время я открыла глаза и вышла из воды, как хорошо, как приятно. Все. Алкогольное отравление прошло, больше не буду так делать, пообещала я себе. Интересно я вчера правда бродила по Стану или мне это привиделось? Выходить на улицу не хотелось, а вдруг я правда чтото натворила, нужна информация, а где ее получить? Правильно...

Лалин, позвала я ее мысленно.

Ответила подруга не стразу, а чуть погодя. Портал. Из него вышла радостно улыбающаяся Наследница, выглядела просто сияющее, ослепнуть можно.

С добрым утром, пьяницам.

И тебе того же...

Я что, по твоему брожу по Стану в таком состоянии как ты вчера? Не замечала.

Значит ты невнимательная. А что я такое натворила?

Тебе по порядку или по самое запоминающееся?

хоть как нибудь...

Лучше бы я промолчала. Сколько всего, оказывается, успела вчера натворить. Сегодня с утра Стан снова бурлил, обсуждая меня. Слов нет одни эмоции. Поднявшись, я вышла на улицу и поползла извиняться. Идти туда мне совершенно не хотелось, поэтому я именно ползла. Медленно и неторопливо. По пути я зашла, извинилась перед оборотнями, они легко со всем согласились. С интересом, рассматривая меня, некоторые даже принюхивались, только так чтобы я не видела. Видимо опасаясь, что меня подменили, мелькнула в голове и исчезла, тоня в остаточной мути алкоголя, мысль. Единственное что их волновало мои вчерашние высказывание. Сославшись на провалы в памяти, я молчала. Как партизан. Больше всего мне обрадовался щенок, приятно встретить понимающую личность, о чем я и сказала вслух. Зря, вчера вечером было сказано то же самое. Выпутавшись из этой части истории, мы направились к следующей гораздо белее эмоциональной и неприятной предстояло общение с Советом.

Мне обрадовались, наверное, сказать точно сложно, вся радость была запрятана гдето глубоко, и внешне разглядеть ее было сложно. Но я пыталась, очень пыталась, безуспешно. Правительница тяжело вздохнула при виде меня:

Доброе утро Лире? Или нет? Надеюсь, ты пришла сюда не для того чтобы продолжить?

Нет, прошу прощение и приношу свои самые искренние извинения за вчерашний вечер и свое недостойное поведение, тихим покорным голосом сказала я.

Эйвинэкэ тяжело вздохнула:

Мы, конечно, принимаем твое искреннее и чистосердечное раскаяние, так ведь?

Совершенно верно, согласилась я.

Это радует, надеюсь, больше подобное не повториться.

Да, честно сказала я, подумав про себя, второго раза уже сама не выдержу.

Да, это не повториться или да еще будет? с улыбкой уточнила она.

Я смутилась.

Ладно, оставим эту тему и поговорим о другом... она повернулась в членам Совета и продолжила начатый до меня разговор.

Постояв немного, осмотрев поляну Совета еще раз, подумала, что я могла здесь наговорить? Как вдруг встретилась глазами с отцом Нывура, увидела в нем понимание и сочувствие. Сделав изящный полупоклон я удалилась. День прошел живо и бестолково, я вроде бы ничего не делала, но потратила на это весь день.

Всю ночь мне снились кошмары, я не помнила что именно, но явно неприятное и угрожающее, причем не только мне, а всем, почти всему Лесу. Утром я была разбита и подавлена, хотя попрежнему, как и вчера светило солнышко, гулял легкий ветерок. Он не прекращался после появления Лилий. Заплетя волосы на новый манер половина лент, половина бусин, тоже интересно, я поновому постаралась взглянуть на Лес и происходящее в нем.

По идее мир и благодать, но с другой стороны, когото эта картина совершенно не устраивала. Только кого? От нечего делать, я принялась размышлять. Выводы не радовали: по сути, никому из нас, живущих в Лесу не выгоден большой конфликт, как война эльфов и орков. Нечто подобное полностью уничтожит всех, с другой стороны каждый мелкий принесет только пользу, появиться возможность захватить кусочек чужой территории. То, что перекраивалось только после серьезных потрясений. Значит, несмотря на свое отношение, никто из Эльфийских Правителей или орочьих Старейшин, не стал бы создавать большой межрасовый конфликт.

В дверь постучались, и ко мне заглянула Лалин:

Привет, хандришь?

А что не видно?

Еще как, слушай, ты мою ученицу не видела? в ее голосе чувствовалась тревога.

Она заходила ко мне вчера вечером, отозвалась я. Обещала бросить учебу и защищать меня от вас, но мы решила подождать пока, она вырастет.

Да? Странно, я думала она у тебя, ну ладно, наверное, дома отсыпается, удивленно предположила она.

Я пожала плечами. Сомнительно, но кто знает, может и в самом деле ребенок нуждается в отдыхе? А мама не стала ее будить, удивленная подобным и необычным зрелищем.

Ты только за этим пришла?

Нет, конечно, хотя и это учитывала. Просто мама отправилась на Совет Леса, и как мне кажется, твоего присутствия там явно не хватает. Это сугубо мое личное мнение.

Я усмехнулась все может быть. Переодевшись, всетаки подобные события случаются не каждый день, а через один, я смело нырнула в портал за Лалин. Моего присутствия точно не хватало, договориться не получалось, ни под каким видом. Часть Кланов и Домов уже объединились, примерно половина еще нет. Груон под предводительством Амирей мог бы подмять под себя остальных, но, к сожалению, а может и счастью орков, некромантка, в самом деле, не увлекалась политикой и сейчас тихо скучала.

Как обычно Большой Совет Леса проходил на единственной нейтральной территории около Озер. Раньше во времена вражды, только здесь было гарантировано ненападение.

Само по себе это место было красивым и защищенным. Немного выпирая в сторону Озера, так что получался полукруг из каменной стены. Там обычно находились Правители и Старейшины. С другой росли высокие деревья, начало Леса, это место иногда называют истоком всего. Между скалами и Лесом была большая просторная поляна, она никогда не зарастала чемлибо крупнее травы. Чуть поодаль среди деревьев тоже было расположено несколько полян, там разбивали лагерь желающие участвовать или просто послушать. Все Советы были открытыми, и присутствовать мог любой житель Леса.

На этот Совет прибыли все Правители и Старейшины. Собрались почти сотня важных и влиятельных личностей. Многие сразу же начали выстраивать политические коалиции. Долго решали где и кто будет находиться. В общем, весело как обычно, но пока ничего интересного.

Лично меня больше заинтересовала мода, сейчас на всех, почти на всех прослеживались несколько основных направлений. Особая отделка кожи, более тонкая, чем обычно и переплетение рисунков и мотивов. Каждый элемент одежды носил как эльфийские, так и орочьи мотивы. Некоторые сочетания, на мой взгляд, получились довольно удачными.

Пообщавшись с бабушками, похвалив их вкус, они тоже переоделись, да и в целом както помолодели, и выслушав массу наставлений и поучений, я была введена в курс дела, всех дел. Эльфы и орки никак не могли договориться, совсем никак. Постоянно возникали какието таинственные конфликты. Все косились на всех. К тому же в самом начале выступило два краевых клана и эльфийский Дом. Те, что чаще сталкивались с людьми, по их словам Лесу грозила война, большая война. Но их не услышали, вернее все пообещали прислать больше патрулей и все.

Понятно. Все как всегда, единственное, что вероятность войны не радовала. Если я права и все заговорили о войне, значит там действительно тяжелая ситуация. Уточнить ее, значит признаться в собственном бессилии. А, так и есть...

Слово дали всем желающим. Выступал один из орков, он рассказал о сложном положении на границах Леса, о куче проблем и трудностей и живущих так близко к людям, его выступление было ярким и красочным, очень эмоциональным, его выслушали и заверили все в порядке. Когда же это прекратиться...

Надо что ли самой высказаться? Никто больше не рвался вперед, и слово взяла я. В очередной раз, оказавшись перед таким пристальным вниманием, я чуть растерялась, что заметили все, но вот отреагировали неоднозначно. Орки удивились, эльфы растворились:

Лире, ты уверена в этом? спросила Глава Зеленой Паутинки, глядя на меня с сочувствием своими огромными песчаного цвета глазами. На ее лице появилась еще одна мелкая зеленоватая паутинка, это означает крупную перемену в жизни, не забыть поговорить с ней об этом.

Нет, но ктото же должен, отозвалась я и, осмотревшись, повернулась лицом ко всем.

К моему счастью последовали давней традиции, по которой высокие гости занимали одну половину круга, а все желающие вторую.

Я постараюсь быть краткой и культурной, но когда говоришь о том, что знают все, но предпочитают игнорировать трудно сдержаться. Я не буду говорить про нашу тупость это и так для всех понятно, а скажу про другое...

Говорила я с душой и красотой, так как учили меня на занятиях риторикой. После пяти минут некоторые особо нервные попытались меня убить, через двадцать к ним были готовы присоединиться коекто из Совета. Через полчаса, только несколько личностей сохраняло спокойствие. Причем надо отметить наша Правительница к ним не относилась.

А самое смешное, что я сказала только правду, причем чистую правду. Про нашествие людей, про специально возникающие конфликты, про желание завладеть лучшим куском, пусть всего на час. Потом все рухнет в бездну, но все равно захватить. Да, мы такие, мы знаем...

Про нашествие людей, многим тупоголовым несколько раз сказали про войну, но пока человечки не будут, ходит по моему дому или топтать мой огород, я ничего не понимаю. Про то что ктото специально провоцирует столь крупный конфликт на уровне глобальной войны и полного уничтожения всех и вся. Тихий и незримый, мы в упор не заметим этого когото даже столкнувшись с ним нос к носу. Нас стравливают как, как мы когдато людей. И попрежнему все мы упорно кричим, что самые самые.... Умные, хитрые, дальновидные....

Это печально и грустно, особенно на фоне маленького расцветающего тут и там счастья. Когда орки и эльфы находят друг друга, но даже здесь мы будем долго думать какие обряды вспоминать и что вообще делать. И вместо детского смеха, красивых мелодий и радости, разлитых вокруг, будем наслаждаться звоном мечей и человеческими голосами.

Как только я закончила меня, закрутил портал, и я оказалась на пороге собственного дома. Это выступление настолько меня вымотало, что не заметила, как ко мне вернулась Сила.

Меня ждали, я не успела открыть дверь, как с двух сторон ко мне подошли обеспокоенные мамаши. Оказывается, Корна ушла рано утором, тогда же пропал и щенок. Теперь все хотели узнать, куда я их дела? Не со мной ли они были?

Поклявшись самым ценным и святым, я заверила родительниц, что понятия не имею об их детях, и с утра была на Совете Леса, вместе с Лалин. Это известие взволновало их еще больше, тут же начались поиски. Я приняла в них самое активное участие, правда без толка, но все же...

Появившиеся через пару часов Правительница и Наследница тут же были в них активно включены, Лалин не на шутку обеспокоилась судьбой ученицы. Она даже забрала Скрижаль и начала прочесывать Лес, от Стана. Примерное направление показали оборотни. По их словам выходило, что Корна и Тарки пошли в сторону реки. В Стане их следы находились легко, но в некотором отдалении от него сразу исчезали.

Время все шло, а известий не поступало. Оборотни ничего не находили, отряды патруля тоже. Маги молчали и разводили руками, Корна была еще очень мала и не оставляла кругов в магическом пространстве, как другие. Искать иначе с помощью магии было сложно...

Наконец издав радостный крик, появилась Лалин, она напоминала труп из фамильного захоронения. Осунувшаяся, бледная, зеленоватого оттенка, только глаза ее жили. Сейчас они сияли, нашла...

Сразу говорю, не точно. Радиус около десяти метров, там чтото сильно сбоит. Надо быть настороже...

Не важно, откликнулись мамы, теперь это были не растерянные женщины, а воинственно настроенные орки.

Надо идти с ними, мало ли что случится. Обе мигом собрались, и мы вошли в портал.

Иногда я думаю, что хуже, чем было раньше, быть не может, но жизнь и Судьба наглядно демонстрирует еще как может, и гораздо хуже. Откуда такие вообще берутся? Грохот, вскрик, удар, боль и темнота...

Сознание возвращалось медленно и неохотно, в последнее время я все постоянно становлюсь мишенью, для кого ни попадя...

Открыв глаза, я пожалела о таком опрометчивом решении. Голова тут же отдала болью и звоном. Странные звуки, как будто читают древние заклятия такой же нечеткий речитатив. Последствия удара головой, звуковые галлюцинации. Надо будет показаться Учителю на всякий случай. Плюс темнота кругом, я закрыла глаза, борясь с головной болью и тошнотой, несколько минут лежала, просто пытаясь почувствовать пространство, выходило плохо. Все глухо запечатано, надо опять открывать глаза и осматриваться. На всякий случай внутренним зрением осмотрела себя, все цело, это радует. Открыла глаза осторожно, боль вернулась слабее. Темнота была не плотной, надо мной виден каменный потолок значит это пещера. Смутно проглядывались торчащие острые камни и толста цепь, держащаяся за чтото там вверху.

Повернув голову, я осмотрелась. Повезло. Я находилась в старой клетке. Проржавевшие прутья, но накачанный заклятием металл. Клетка просторная, около двух метров в диаметре и столько же в вершине конуса. Наша, эльфийская работа, подумала я с гордостью.

Дура, нашла, чем гордиться. Осторожно подползя к краю, я остолбенела. Пол находился метрах в десяти, но не это важно. Сейчас я была чуть в стороне от центра пещеры, но хорошо видела происходящее внизу. Несколько орков и эльфов, все с магическими способностями вычерчивали пентаграмму. Сложную, многосоставную, тщательно вычерчивали, используя специальные камни. Судя по боковым отрывочным символам, это знак призыва или возвращения. Но при чем тут я?

Первая пришедшая на ум мысль совершенно не понравилась. В таких ритуалах нужна жертва, причем, чем необычный вызываемый, тем необычней должен быть и жертвуемый. Роль жертвы меня совершенно не прельщала, я отодвинулась и задумалась. Как я вообще здесь оказалась? Последнее воспоминание огромный призванный зверь. Кабан. Неуязвимый для магии и оружия, как там Лалин и дети? Я забеспокоилась. Мысленный зов разбился о стену, но, к сожалению его, услышали ее хозяева.

Спустите клетку, она очнулась, раздался звонкий женский эльфийский голосок.

Хвала Лесу, может удаться договориться, о чем нибудь хорошем?

Клетка с неприятным звуком поехала вниз. Рывками, наверное давно не смазывали. Неприятно ударившись о каменный пол, она остановилась. Ко мне подошли десяток орков и эльфов. Все молодые. Странно.

Приветствуем тебя, полукровка...

Я только собиралась возмутиться, но не смогла сказать ни слова. Мое состояние заметили, и один из орков любезно пояснил:

Не обращай внимание, это Молчание. Ты, наверное, слышала о нем.

Они рассмеялись, тот же орк продолжил, в голосе звучала гордость, самодовольствие, уверенность в своих действиях:

Здесь твоя магия бессильна. Не расстраивайся, но мы хотим привести один обряд, для которого нам нужна твоя кровь и жизнь. Ничего направленного против тебя лично, но поднятие Великого Ахтора требует подобного. И еще призванный зверь упал через десять минут после твоего исчезновения, он был настроен на твою ауру.

Я в шоке уставилась на него. Орк ободряюще мне улыбнулся:

Да, для тебя это шок, но ничего страшного, до полуночи у тебя будет время все обдумать. Еще одно, перед обрядом мы полностью обездвижим, всего хорошего.

Они отошли, клетка снова поползла вверх, чья то заботливая рука положила ко мне флягу с водой. Спасибо, заботливые. Вернувшись на привычную высоту, я задумалась, так могла влипнуть только я. Мало того, что пока Лалин там, зверь практически не уничтожим, одна надежда, что они совместными усилиями справятся. Так и здесь мне не веселее.

Покопавшись в памяти, я смогла найти упоминание про Ахтора. Один из героев ильгеле , один из последних героев воин, маг, заклинатель чегото непонятного мне. Очаровательно. Самое противное не смерти, я просто не могла поверить, что умру, а в последствиях. Такие сущности нельзя тревожить по пустякам, одно дело действительно вернуть и воплотить, а другое позвать и поманить. В отместку, а может откатом так ударит, что мало не покажется. Моей сущности в любом случае не хватит, мажет, Лалин и подошла бы всетаки она маг и в ней есть древняя кровь, хотя сомнительно. А уж я...

К тому же меня беспокоили мысли другого плана. Чтобы воплотить когото надо иметь его тело или часть хотя бы. Я сильно сомневаюсь, что его тело лежит гдето, а даже если и так, то найти его все равно не реально. Тогда как они собираются поступать?

Полежав и подумав, я снова подползла к краю. Напившись воды, я легла и прислушалась. Дети, а все они дети, лет по сто максимум, не просто ошиблись, а очень ошиблись. Один из Кланов нашел древнее захоронение, они предположили, что это ильгеле . Комуто пришла в голову идея, будто это могила Ахтора. И тогда эти дети решили осуществить давнюю мечту многих вернуть когото из ильгеле . Один из них прихватил кость на ней и собирались проводить призвание. Они даже подумали и нашли тело орка, умершего на краю Лесу в стычке с людьми, чтобы было куда вселяться.

Мне хотелось выть кричать и плакать. Эти идиоты в принципе ошиблись. Чтобы орки не раскопали, это никак не может быть могилой древнего народа, они хоронили своих умерших в корнях деревьев, чаще всего домов. Копалась глубокая, узкая яма и тело погружалось в нее. Затем дерево конями оплетало его и выпивало, таким образом, дух становился частью дерева. Это одна из основных причин невозможности обрядов призвания. Просто нечего призывать, потому что даже если воин умирал далеко, домой приносилась какаято его часть. И хоронилась...

Я беззвучно рассмеялась. Единственное кого можно призвать орка или эльфа, потому что наши души духи бродят в Великом Лесу, постепенно растворяясь в нем, становясь частью него. Шансы выжить смертельно уменьшаются, если в самом начале я была убеждена, что ничего страшного не случиться, дух просто не отзовется, и я с небольшой потерей крови буду на свободе, то теперь все наоборот. причем чустую правду. дцать к ним были готовы присоединиться коекто из Совета. назндалось. около стрегут. снова прервала ее я. может навсегда.мне Правительница.зала она.етили все. ерез это. орков, но не оборотней. , ну и гла и рождаются душевные болезни. ются душевные болезни. лась. ользуется. ушел. я. к Мастеру. ишь в основном взрослыми. ями. то то больше. видеть кто это, дочь всеми сылами скрыть. можно провести только в ночь полной луОбычно всплески такой мощности быстро замечают и ктото появляется. Меня найдут, и все будет хорошо...

Но только если дух этой личности уже стал частью Леса, иначе, скорее всего я умру. Эта мысль не вызвала вдохновения и радости, хотелось выть и кричать, плакать и смеяться. Умереть так глупо по ошибке какихто идиотов, Великий Лес, за что мне такое наказание?

Внизу начался интересный разговор.

Не обижайтесь, но вы уверены, что это именно ильгеле ? Не хотелось тратить такую кровь на всякие мелочи?

Конечно не до конца. Но на этом месте в древности располагались их поселения, отозвался спокойный мужской.

Да? уточнил третий.

Да, согласился второй. Потом там был Клан Бьющих в тумане, помните, их перебили в предпоследнюю войну?

Конечно, согласился женский, первый. Мой дом принимал в этом активное участие.... Ой, простите....

Ничего, сказал ктото четвертый. Но будет лучше, если ты больше не будешь говорить.

Конечно, забылась.

Ладно, пошли дальше, сказал тот орк, что общался со мной. Подумаешь, там когдато жили древние, они везде жили, даже там где сейчас человеческие поселения. Почему это не может оказаться могилой орка?

Не привычные ритуалы захоронения, принялся разъяснять второй. Непонятные камни, лежащие на теле, с таким мы еще не встречались, отсутствие оружия, странные символы, нарисованные на ткани, укрывающей тело. Какието звери волк и чтото еще. Ну и само захоронение, небольшая полянка в лесу, холмик по которому мы все ходили. У Бьющих в тумане конечно были свои обряды, но вряд ли они настолько отличались от других орков.

Но если это ранние обряды, как раз после Раскола? Тогда кланы многое взяли от предков, как и эльфийские Дома? Первичные обряды вообще покрыты мраком тайны, никто не нашел захоронений. Более поздние после Первой Войны да, но не раньше, разумно сказала эльфийка.

Да, в принципе это возможно, но если как ты сказала первых захоронений нет, то и судить точно нельзя. К тому же Бьющие в тумане как Клан появились почти на пол тысячелетия позже отделившись от Блуждающего Клана, и в отличие от него начали оседлый образ жизни.

Тем более, продолжила настаивать эльфийка. Если это первое захоронение Бьющих в тумане?

Орк рассмеялся:

Ты всегда такая настырная? Хорошо, поясню, как вы, наверное, знаете, у нас недавно появились эльфийские маги, и Правительница осмотрев могилу, была в таком недоумении. Она сказала это создание не орк и не эльф, а часть Леса. Это все что она смогла увидеть и понять. Теперь этого достаточно? Кто еще он может быть такой, если не представитель древнего народа?

Все согласно кивнули. Я же застонала вслух, таинственные Бьющие в тумане, мы находились очень далеко от их земель и поэтому сами с ними не сталкивались. Эти самые скорее всего оборотни, поэтому они не орки или эльфы, а часть Леса. Повезло, так повезло, и обряд захоронения это объясняет.

Дураки, кого они собираются вернуть? Разговор тем временем продолжался:

Вы слышали про объединение Триим и Блуждающих?

Конечно, про это слышали все. Наши долго ругались и возмущались той эльфийкой, что догнала их и уговорила присоединиться к ним...

Наши не только ругались, правительница сказала что однажды ее убьет, это, кстати, она выступила на Большом Совете.

Да? Такая молодая...

А главное наглая, наши Старейшины, конечно, ее не поддержали, но согласились, что надо было комуто сказать все это вслух.

И все стразу зашевелились...

Ага, по ее сравнению " Все теперь забегают как тараканы"

Скажи, что не забегали, усмехнулся орк. Давно пора, а мы с воскресшим им в этом поможем.

Они замолчали и отошли, кто то восхищенно присвистнул. Они справились, меня это не обрадовало, совершенно. Но ничего если они допустили гдето ошибку и не догадаются проверить сейчас, то обряд может сорваться.

Проклятье, на ваши головы. Детишки оказались начитанными и проверили, затем занялись исправлением ошибок. Их было много, чем сложнее рисунок, тем проще ошибиться. Их ошибок как раз хватило для распада заклинания.

Закрыв глаза, я прислушалась к себе, ничего хорошего. Мое возможно замечательное будущее может оборваться сегодня и, причем так глупо. Сейчас, когда от меня ничего не зависело напрямую, я успокоилась, на душе наступило умиротворение, мысленно попрощалась со всеми кого знала. Всетаки глупо вот так расставаться с жизнью и немного жаль....

Я открыла глаза, когда клетка снова поехала вниз. Медленно и неровно. Меня уже ждали, банальный кляп и полностью жестко связанные руки, я даже опомниться на успела, когда оказалась обездвиженной. Затем меня отнесли в центр пентаграммы и аккуратно положили около покойника, затем с величайшей осторожностью между нами поместили кость. Два надреза на правой руке и все...

Я одна не считая труп. Обряд был долгим и муторным, уже буквально через час меня укачало и начало подташнивать изза клубящейся и переливающейся магии. Поэтому я пропустила момент, когда призываемый отозвался. Моя последняя потайная надежда, что он умер от старости, и откажется возвращаться, не сбылась. На момент смерти ему было как раз чуть за триста, и он горел желанием вернуться. Последним судорожным усилием воли я потянулась к нему я и чуть подправила рисунок, стремясь внести в него часть себя. Свое бессилие, свое желание выжить и тихую чуть слышную мольбу о помощи...

С каждым выходом меня шатало из стороны в строну. Тело рядом зашевелились, касаясь меня окоченевшими частями. Я потеряла себя, и вдруг он закричал, хрипло пытаясь заставить вновь работать связки. Потом, меня мотало из стороны в сторону, чтото закричали дети и вдруг появившаяся из ниоткуда волна Силы смела нас с места. Удар, вода на губах, удар...темнота...

Я задыхалась, не хватало воздуха, вдруг чья то рука ухватила меня и я смогла вдохнуть. Как же хорошо, какой он вкусный, я дышала и не могла надышаться. Легкие запротестовали против такой работы, хриплый голос устало сказал:

Успокойся, я держу тебя. Дыши.

Спасибо.

Вдруг послышался неприятный гул. Водопады, я в страхе взглянула на орка. Тот отвел взгляд и прислушался. В принципе если это не кольцо смерти поломает немного и все. Исцелюсь.

Кольцо Смерти, вдруг сказал он, словно услышал мои мысли.

И мне стало по настоящему страшно. Великий Лес ты даровал мне жизнь там, чтобы я умерла здесь? Эти завихрения полные острых камней очень редко удавалось покинуть живым. За всю сознательную историю нас таких счастливчиков было меньше десятка.

Держись, вдруг сказал орк.

И отплыл в сторону, как будто так у нас больше шансов. Затем он изменился. Все таки оборотень, подумала я с гордостью за свою догадливость и отшатнулась. То, что подплыло, было таким жутким, что я непроизвольно вскрикнула. Монстр не приближался...

Грохот усилился до невероятности. Вода бурлила как будто хотела закипеть, течении становилось все быстрее и быстрей, теперь я не смогла бы утонуть, просто не успела. Я почти оглохла. Монстр нырнул и, схватив меня, прижал к себе, свернулся и ... мы полетели.

Трясло, мотало, но я крепче цеплялась в мокрый мех. Удар, мы снова оказались в воде. Это длилось вечность, лишь однажды я вздохнула и все...

Вода успокоилась, мы плыли по реке. Водопады закончились, только ударившись об землю, я почувствовала берег. Мы живы, мы выбрались...

Зверь отпустил меня.

Лире, раздался крик Лалин. Лире!!!

Я чуть придушено усмехнулась. Она меня нашла, я спасена. Руки, аккуратно потрогавшие тело, тихий чтото говорящий голос. И ощущение полного счастья...

Открыв глаза, я ощутила присутствие Учителя гдето рядом. Я дома, я в безопасности. С этой мыслью я снова заснула.

Около меня сидела Лалин и нежно проводила рукой по волосам. С чего бы это? Обычно мы довольно отстраненные, не смотря на хорошее отношение и прочее близкие тактильные контакты редкость. Нет, при необходимости или чтобы подчеркнуть чтото мы постоянно можем касаться друг друга, но это скорее не правило, а исключение.

Проснулась? ее голос прозвучал ласково, как ты себя чувствуешь?

Жить буду, прохрипела я.

Судя по звуку как ворона с простудой, неприятно...

Лалин рассмеялась, ее голос в отличие от моего прозвучал нежно и ласково. Приятно для ушей...

Я так рада, что ты пришла в себя, не поверишь, как мы переживали.

Изза зверя?

Нет, удивилась она. Причем здесь зверь? Просто ты вот уже три дня в беспамятстве лежала. Мы и забеспокоились... ее голос завораживал, я не заметила, как заснула.

Поэтому, а может по сотне других причин, я так никогда и не узнаю в подробностях, как по всему Лесу металась Повелительница в поисках меня, как Лалин заверила всех, что если меня не вернут, то от Леса останутся одни головешки. Эльфы и орки отмахивались, от какой либо причастности к пропаже меня и сами начинали поиски. Буквально через полдня меня искали почти все, кроме разве что деревьев. Как вдруг меня почувствовали и кинулись на помощь, но не успевали. Как, найдя меня полуживую на берегу, не поверили своим глазам. Как в селении Учитель не отходила от меня ни на шаг даже вопреки прямому приказу Правительница. Как та рвалась сама посмотреть за моим бездыханным телом. Как ко мне пришла Корна со щенком, затем Мей и Ирика, затем другие знакомые со мной эльфы и орки, как к вечеру второго дня меня навестил почти весь Клан, в том числе и Старейшины. Как в какой то миг все задумались и поняли, кого им не хватает. Как со стороны на это внимательно смотрели Мастера Магии и задумчиво покачивали головами.

Открыв глаза, я потянулась и улыбнулась. Я жива, я цела, значит все прекрасно. Я счастлива.

пришла в себя?

Ко мне рядышком подсела Учитель:

Лире, надо быть осторожнее уже второй раз я тебя лечу от таких серьезных травм, знаю, тебе не нравиться когда я сравниваю тебя с Тарокоэном, но его я ни разу не спасала от подобных неприятностей.

Я несогласно выдохнула. Да, я другая, зато в отличие от первого ученика, делаю гораздо больше для Леса, поэтому все время и попадаю во всякие неприятности. Кто же в этом виноват? Не я точно.

Ладно, не сопи. Я знаю и ценю, то, что делаешь ты, но все равно постарайся быть чуть внимательнее и осторожнее. Если надо возьми пару уроков воинского мастерства у Лалин или матери.

Хорошо, Учитель. Я вас не подведу.

Спи, не подведет она. Так я тебя и поверила.

Сон пришел, моментально стоило чуть расслабиться. Организм очень вымотался и сон одно из лучших лекарств в этой ситуации.

Около меня присела Правительница. Ее присутствие ощущалось сразу массой мелочей, таких как запах духов, обволакивающий все вокруг. И самое интересное он потом с трудом выветривался проникая во все. Мощные силовые щиты тут же отрезающие от окружающего мира, но позволяющие их обладательнице считывать пространство вокруг себя на огромные расстояния и незнакомые мне измерения. Легкий ветерок, не раздражающий и даже не заметный, если о нем не знать то нипочем не догадаешься, он всегда дул от ее волос. Теплые руки, чье прикосновение невесомо и не ощутимо, пока она не сожмет тебя в мертвой хватке. Длинные яркие ногти зеленых тонов не видны издалека, но вблизи на них можно увидеть все земли Дома. Длинное строгое прямое платье, в мгновение с легкостью переходящее во чтото еще, причем без магии. Я никогда не могла понять, как ей это удается и как такому можно научиться. Обычно все великие издалека личности при близком знакомстве оказываются простыми и понятными, те же Мастера Магии, но не она...

Даже рядом в ней ты видишь Правительницу. И Лалин точно такая в своей сути, да ей еще далеко, но она в отличие от меня может пройти по этому пути, как жаль...

Не грусти, птичка. Да, для тебя наша дорога не доступна, но ты можешь пойти по любой другой, сама выбирая свой путь. Наш же заранее известен и предопределен. Чтобы я не думала, и как бы не хотела изменить свою дорогу, мне не удастся этого сделать. Так стоит ли завидовать чужому счастью, построенному на боли? Мне кажется, нет, но решать, конечно, тебе самой.

Здравствуй, я ласково потерлась головой о ее руку. Ты, разумеется, права, но мне как хочется порой хоть на некоторое время стать такой как ты, призналась я.

Склонившись надо мной, так что ее волосы ласково пробежали по моему лицу, она призналась:

Я думаю точно так же, как бы мне хотелось хоть ненадолго стать тобой и спокойно покуролесить, не смотря на последствия и не обдумывая каждый свой шаг.

Сочувствую, вздохнув, сказала я.

Ничего, я понимаю, знаю, и почти привыкла, хотя и не совсем, судя по ее голосу, она искреннее пытается не только и не столько меня, скорее себя в этом убедить.

Подобное, на мой взгляд, сложнее всего, но если добиться успеха, то дальше весь мир становиться просто игрой. К счастью в последние несколько тысяч лет такого у нас в Лесах не происходило, последние великие Правители ильгеле , решившие поиграть с судьбой мира давно остались в прошлом. Именно изза этого маленького, такого простого и понятного желание, но миру не нравиться когда в его любимую игрушку начинают играть посторонние. Расплата за такое вмешательство порой чудовищна, не смотря на многовековую вражду двух рас и постоянно возникающие войны, количество погибших в сотни, а может и тысячи раз меньше чем тех, кто умер во время раскола и разделения.

Сейчас мало кто знал и помнил истинную причину раскола, да и не нужно это знание, не все смогут его понять и принять. Поэтому знающие хранят молчание сегодня и всегда.

О чем задумалась, птичка? Когда ты делаешь такое лицо, то мне всегда кажется, что ты размышляешь как минимум о проблемах мироздания, засмеялась она.

Почти, согласилась я, и как она это поняла?

Опыт, многолетний опыт общения с тобой, ответила она на невысказанный вопрос. Я рада, что тебя лучше, мы очень беспокоились о тебе.

Да? Правда? удивилась я, в душе ликуя, всегда приятно осознавать, что ты комуто дорога.

Конечно, видела бы ты что тут творилось, когда ты пропала. На ноги был поднят весь Клан, да и не только он. Я наведалась повсюду, мало ли кто решил исполнить свое потайное, но такое искреннее желание и придавить тебя под кустом. К моему удивлению никто в этом не признался и даже все принялись тебя искать, ты будешь смеяться, но весь Лес объединился, чтобы найти самую неугомонную личность из когда либо живших в нем.

Я с интересом слушала рассказ, как удивленная Лалин мигом попытавшаяся уничтожить монстра, но не сумевшая это сделать, порталом выкинула всех в Стан. К ней пришли маги, и втроем без труда справились с не столько сложным, сколько извращенным плетением. Сама Лалин скучала неподалеку, ей не дали поохотиться, заявив, что Наследница у них одна, и никто не может ей рисковать. Как они вчетвером обшарили Лес в поисках меня, но не найдя сразу не обратили особенного внимания. Так как я уже пару раз исчезала в Лесу, непонятно как, все решили, что я убежала от монстра и к вечеру вернусь сама. Я не вернулась, искать меня, пошла сама Правительница, прихватив Лалин и Умира. Больше всех сказал оборотень, именно он выяснил, что я пропала из того места, где и появилась. Это уже было странным, магией порталов, я не владела. Правительница, сама занимающаяся моим обучением была в этом уверена.

Я про себя улыбнулась, да мне не доступны порталы, я владею другим искусством быстрого перемещения. Она тем временем продолжила, запустив большой магический поиск, она собралась высказать мне все, что думает по данному поводу, но безуспешно. Поиск ни дал ничего, обычно когда такое бывало, он сообщал я в Лесу, но занята, вернусь сама. А сейчас тишина и пустота, что дальше непонятно. Потом она как раз навестила других Правителей и к поискам подключились все. По прежнему тишина, что делать дальше не знал никто. Магия не помогла, а обойти весь Лес тоже проблематично. Хотя, отрядам на патрулях и был выслан мой портрет, и распоряжение связаться с кемнибудь если увидят. Молчание.

Как последнее средство Правительница сходила к дереву эаро силе и знанию Леса. Одно такое росло неподалеку от Стана, дерево откликнулось сразу же, но все что смогло сообщить я жива, и закрыта мощнейшими магическими щитами. Рано или поздно они ослабнут, ждите...

Ждать пришлось недолго, на конец вторых суток с момента исчезновения я появилась яркая и сияющая. Ко мне кинулась Лалин, но не успела выхватить до водопада. К счастью падала я в обнимку с огромным зверем, кто это кстати? Он исчез, как только подлетела Лалин.

Пришла моя очередь рассказывать. Про клетку, про обряд, и про зверя. На последнем я улыбнулась и позвала его, откликнулся он сразу и создав, наверное, портал странную черную дыру, вышел к нам.

Это мой кровный брат Арарх.

Правительница застонала, я улыбалась. Орк, да, это был именно орк, мило скалился всеми зубами, ему тоже понравилось происходящее. Он был из давно исчезнувшего Клана, имеющего несколько сущностей. И вот он вернулся. А вдруг нам было скучно?

Ты не поможешь мне? Я пока буду отлеживаться, а Арарх наверное захочет увидеть новый Клан. Познакомиться с оборотнями, нет нет, я все понимаю, но познакомь его хотя бы с Умиром?

Хорошо, явно расстроенным голосом согласила она, затем поднялась, встряхнулась и перед нами снова Правительница.

Братик тут же картинно упал на пол, умудрившись сделать вид, что ударился лицом. Я улыбнулась, у меня появился достойный продолжатель.

Встань, а не то, правда, прибью. А пока поговорим о твоем портале, а еще не сталкивалась с подобным использованием магии.

Может не надо? жалобно попросил он, отпрыгивая от кинжала, мигом оказавшегося в руке Правительницы.

Ой, хорошо, уговорили, пойдемте, побеседуем, совершенно серьезно сказал он.

И тут перед нами словно оказалась другая личность. Теперь это был, не подросток, а многое повидавший в своей жизни воин, хорошо знающий цену всему на свете. Метаморфоза была настолько быстрой и настолько явной, что я даже растерялась, зато Правительница нет.

Замечательно, а теперь о главном: кто ты, сколько тебе лет, откуда, когда умер .....

И еще и еще и еще. Вопросы не прекратились даже когда они вышли из комнаты, голос Правительницы звучал глуше и непонятней. Арарх пока молчал...

Даже такое непродолжительное общение меня утомило, и я заснула.

Ко мне подсела Лалин и терпеливо дожидалась моего пробуждения. Разумеется, проснулась я сразу, может не моментально, но после третьего тяжелого вздоха наверняка.

Привет, с возвращением, птенчик.

И тебе того же, недовольно отозвалась, пытаясь ее подвинуть.

Мне срочно надо было посетить ванную комнату, а некоторые расселись как тысячелетний эаро. Это дерево всегда славилось своими огромными корнями, которыми оно умудряется переплетать корни еще до нескольких десятков деревьев.

Ополоснувшись и переодевшись, я почувствовала себя гораздо лучше и живее. Ничего не беспокоило, но не, потому что я уже умерла, а просто так, показатель я полностью готова к свершениям.

Пойдем, пройдемся, предложила я.

Лалин недовольно смотрела на меня, потом, видя обескураженное выражение моего лица, рассмеялась и пояснила:

Я проспорила твоему Учителю, она еще сегодня с утра сказала, как только ты проснешься, тут же попытаешься уйти.

Я пожала плечами, что на это можно сказать. Учитель знает меня гораздо лучше чем я сама, как ни прискорбно это осознавать.

ладно, пошли, я буду тебя ловить если что...

То есть, как только я заявлю что падаю, ты поспешишь, отойди...

Конечно, перебила она меня, чтобы освободить пространство, я не варвар, какойнибудь, с чувством собственного достоинства закончила Лалин.

Я в тебе никогда не сомневалась.

Разумеется, улыбнулась она, и мы вышли на улицу.

День был в разгаре, но уже перевалив за полдень. Солнце в первое мгновение ослепило меня, чуть позже глаза привыкли. Я улыбнулась, на душе стало настолько прекрасно, что нельзя описать никакими словами. Теплые лучики грели кожу, приятный почти неощутимый ветерок охлаждал ее, тихо шелестела листва деревьев, сплетаясь в только одним им понятный разговор. То, что это разговор я могла сказать с полной уверенностью, знала точно, откуда мой маленький секрет. Чуть слышные голоса и слова из разных фраз создавали еще одну причудливую грань в этой картине. Ее нельзя описать, о ней нельзя рассказать, ее можно только видеть и чувствовать.

Рядом со мной застыла Лалин. В своей неподвижности она выпадала из окружающего мира, существующей гармонии, но выпадала мягко, не внося дисбаланса. Наследница не видела мир как я, но в такие моменты она не мешала, словно уходя из него. Я переступила с ноги на ногу и она снова оказалась рядом:

Почувствовала, птичка? Идем?

Идем, спасибо.

Раньше в самом начале своего пути я пыталась объяснить ей, и Эйвинэкэ, то что вижу и как вижу мир. Они слушали, кивали головой, пробовали, но всегда натыкались на тишину. Гораздо позже я поняла, для них это недоступно, как и для меня, их видение.

Неделя тишины и спокойствия. Она была такой тихой и красивой, а так же невероятно скучной. Я медленно вошла в Большой Зал главное, центральное помещение любого дома Совета. Этот вот уже несколько тысяч лет был Залом Советов Дома Парящего Листа. Сейчас здесь собрались всего несколько эльфов и один орк. Высокий мощный старый, ему было под тысячу лет, и он когдато был одним из Совета Клана Триим, потом он ушел, занявшись другой авантюрой. Темные почти черные глаза, абсолютно белые волосы, у нас это редкость. Все тело покрыто сотнями шрамов, войны были неотъемлемой частью его жизни. Он совершенно не смущался изза своего одиночества, чувствую себя как дома. По сути, он и был дома, сколько часов мы провели здесь в занятиях воинским искусством не счесть.

Никто никогда не узнает, почему встреча в Лесу один на один представителей враждующих народов закончилась не смертью одного, а порождением новой жизни. Это навсегда останется тайной и для них самих, не все в Лесу происходит само по себе, но мало кто должен об этом знать.

Эйвинэкэ молча и величаво сидела на своем троне. Правительница Рода она была воплощением спокойствия и разума. На самом деле вывести ее из себя трудно, очень трудно, но возможно. Я не однократно делала это. Чуть поодаль кружась в ритме, только ей одной слышимой мелодии танцевала ее дочь Лалин Наследница Рода. Вот собственно и все, на этом собравшиеся закончились. Ну, плюс конечно еще и я, а куда без меня!

Добрый день, вежливо начала я.

Добрый, согласился орк, окидывая меня приветливым взглядом.

Остальные кивнули, Лалин прекратила танец. Все с интересом посмотрели на меня. Я не стала их томить ожиданием:

Все согласны. Нет, разумеется, попрежнему есть те, кто не в восторге от этого слияния, но их мало и это те, кто еще ничего для себя лично не получил. Со временем они растворяться среди остальных.

Ты уверена? Стан это еще не весь Клан, уточнил орк.

Да, но за последнее время здесь появились орки практически из всех земель Клана. И я видела и общалась со многими. Ильгеле возродились.

На мгновение воцарилась тишина, затем Правительница подалась вперед:

Ты уверена?

Абсолютно. Это уже не орки и эльфы, а ильгеле . Они сами не осознают это, но теперь мы другой народ.

Правительница улыбнулась, открыто и честно, такой она бывает очень редко, к большому сожалению:

Замечательно, я так рада, что этот безумный план осуществился. Я была не уверена в Проклятой, но к счастью Лалин справилась и она влезла нам помогать. Я так волновалась, что артефакты не сработают, как следует. И больше всего я боялась, что ктонибудь обо всем этом узнает. Но нам повезло.... До сих пор не верю.....

Орки догадались, поспешила уведомить ее я и, натолкнувшись на удивленные взгляды, пояснила. Вчера я была у Ирики, и ее свекор, помоему, так это называется, принялся удивляться вслух таким совпадениям. Они, по крайней мере, он, чтото заподозрил. А, увидев Катроха, сложил все воедино, но они тоже увидели все выгоды. Просто на будущее, чтоб не недооценивать их.

Учту, согласилась Эйвинэкэ.

И никто не оценил мой актерский талант, думаете, так просто было играть роль недалекой дурочки, сначала говорящей, а только потом думающей об этом.

У тебя это так хорошо получалась, что даже я, знающая тебя с детства, временами верила, призналась Правительница. Как хорошо, что тогда я решила остановиться на одной своей дочери и одной приемной, больше бы детей, я не вынесла. А теперь еще и этот орк...

А сейчас? тихо, но со вторым смыслом спросил Катрох.

Мама удивлено и растеряно посмотрела на нас, мы с Лалин закивали головами, и хором сказали:

Соглашайся.

Я подумаю.

Очень редко я видела ее такой растерянной, и недоумевающей. Мы с Лалин понимающе переглянулись и улыбнулись друг другу. Мы с ней прекрасно понимали друг друга с полувзгляда. Меня подобрала Эйвинэкэ в десять лет, Лалин тогда исполнилось пятнадцать. Все детство провели вместе, осваивая и ее магию и мое целительство. Так же пытаясь выучить боевые искусства, сестренке в отличие от меня это удалось, причем в совершенстве. Столько времени мы были практически неразлучны, мама всегда была занята. Большой Род это всегда большие заботы. Плюс еще встречи с отцом. Потом они придумали этот безумногениальный план слияния. И как не странно сумели его воплотить, не без нашей помощи само собой.

Зато теперь, когда они добились того, к чему стремились и представить, что им просто не чем заняться дальше. Некуда приложить свою кипучую энергию, эта мысль меня немного пугала. Ребенок сын, второй ребенок у Правительницы всегда сын, я не считаюсь приемная, это потрясающе. И у нас появиться братик, замечательно. И у мамы останется гораздо меньше времени на наше воспитание...

Если вы думаете, что я забуду про вас, то глубоко ошибаетесь, возмутилась она, как то мигом разгадав наш тайный замысел.

Мама, укоризненно сказали мы хором.

И честно посмотрели ей в глаза.

На меня ваши взгляды уже давно не действуют, насмотрелась, за эти годы.

Все, спасибо всем большое, поблагодарила она нас.

Мы, переглянувшись, направились к выходу, но тут я вспомнила о подарке и мигом вернулась. Стащить с одной из ветвей небольшую ажурную и жутко неудобную корону особого труда не составило. Никто не мешал, только с любопытством наблюдали за моими действиями. Согласно преданиям это одна из вещиц ильгеле . Достать из пространственного кармана другую тоже было делом нескольких секунд. Соединять их вместе не пришлось, они сами срослись.

Я с гордостью подняла перед собой испускающую мягкий свет Корону. Лиственную Корону Ильгеле ....

Тонкая и невесомая и чуть более жесткая и правильная. Ее невозможно описать словами, ее невозможно изобразить красками, ее можно только увидеть и запомнить...

Я бережно отдала ее маме и поспешила к выходу. Громкий крик настиг уже около самых дверей:

Лире, паршивка, вернись немедленно.

Исключительно из чувства самосохранения, я не послушала ее. Но до чего же быстро она пришла в себя, я думала времени будет больше. Всетаки величайшее произведение искусства. Но мысли что с ним делать дальше победили красоту...

Ты ежик, возмущенно, но с потаенной смешинкой сказала Лалин, появляясь из ниоткуда. Я может тоже, так хочу. Пришла, протянула Корну и гордо ушла. А они теперь ломают головы, что делать с ней дальше.

Я улыбнулась. Не только надо мной можно смеяться и у меня настал праздник.

Завидуешь?

Конечно, а ты как думаешь?

Знаю, но, не смотря ни на что, я люблю тебя, сестренка.

Я тоже тебя люблю. Пошли, самый непредсказуемый фактор в Великом Лесу.

Это кто так меня обозвал? возмутилась я.

Икиноэль, конечно. И ты не поверишь, но с ней почемуто никто не стал спорить.

Даже, ты?

Тем более я, уж мнето известно про тебя гораздо больше чем всем остальным.

Конечно, это очевидно. Именно ты как никто другой знаешь, что на самом деле я тихая, скромная, спокойная, ласковая и приветливая...

Я не договорила, как сестренка принялась искренне и от всей души смеяться. Мне показалось, что ее звонкий смех облетел весь Лес...

Радовалась Лалин недолго, через некоторое время сестренка, остановилась и насмешливо взглянула на меня:

Что это за слухи о появившемся у меня брате?

Я хитро улыбнулась в ответ:

А как ты думаешь?

Только не говори, что тот орк, с которым мама общалась последнее время и есть мой новоиспеченный родственник?!

Конечно, я промолчу, ты сама догадалась, честно ответила я.

Не может быть!

Я удивленно на нее взглянула, почему не может? Еще как...

Лире, ты нечто. Подумай, как на это отреагирует Совет?

Я пожала плечами:

Пусть порадуются за мой счет, мне уже не жалко.

Пошли, познакомишь меня с ним, настойчиво сказала Лалин, ведя меня за руку.

Вырваться из ее хватки проблематично, нет, возможно, но только расставшись с рукой.

Портал, ведущий в Стан, улыбающиеся и здоровающиеся с ними орки, поворот, еще поворот. И чемто непривычные дома, чтото в них не так, но что? И почему оборотни опять оказались здесь?

Лалин, а что здесь делают оборотни?

Ах, ты же не знаешь. Они настояли на своей независимости от мамы и переселились суда, небрежно отмахнулась она от меня.

Тут изза ближайшего дерева показались Умир вместе с Арархом. Они подошли к нам.

Всем привет, начала я сразу не давая никому рта открыть. Это моя сводная сестра Лалин, это мой названый брат Арарах. Вы теперь тоже родственники, радостно закончила я.

Не настолько обрадованная родня подозрительно и изучающе друг друга осмотрела, затем молниеносно сорвались в танец танец оружия. В руках Лалин оказались ее мечи, Арарх вооружился длинным мечом и кинжалом. Они сразу же взвинтили скорость и начали показывать сложнейшую технику. Я рассматривала их с неподдельным интересом. Кто победит было ясно с самого начала, разумеется, Правительница, которая уже почувствовала, как две части ее начали бой. Как только она поймет, что это значит и появиться здесь, поединок сразу же прекратится.

Встав чуть поодаль, чтобы насладиться зрелищем без лишних волнений, а то мало ли что, ктонибудь "случайно" уронит на меня чтонибудь, все бывает, доказывай потом свою правоту. В общем я наслаждалась поединком, рядом со мной встал Умир. Судя по его насмешливому лицу, оборотень тоже предполагал чтото подобное. Мы переглянулись и понимающе улыбнулись.

Вдруг все тело свело ненормальной жуткой болью. Ничего подобного я еще ни разу не испытывала. Я не могла вздохнуть, я не могла пошевелиться. Боль, везде только боль. Сознание не выдержало и отключилось, в этот момент я поняла, что произошло. Лес, всегда бывший частью меня пришел сейчас, и я взглянула на мир другими глазами глазами Стража.

Да да, с самого рождения я являюсь частью Леса, его Стражем. Мои родители так же были Стражами, они спасли меня и ушли став деревьями. Когда я прибежала на пожарище и увидела мертвых отца и мать, я закрылась от Леса, отгородилась от всего. Много лет спустя, по настоянию приемной матери, я вернулась на ту поляну, там уже не было никаких следов былой трагедии. Красивое место, высокие стройные деревья, уходящие кронами в небо, чистый ручей поющий о чемто. Не знаю, сколько времени я просидела там, пока моя душа очистилась от обиды одиночества, негодования. Я сидела и слезы лились из глаз сами по себе, затем послышался тихий голос матери, он раздавался отовсюду, она сказала, что она жива и Страж Леса, но страж в обличии дерева. Почемуто здесь на поляне я в это сразу поверила. Затем отец рассказал, что произошло тогда на самом деле. В то утро все было как обычно, не считая развеянной в воздухе тревоги. Они ни как не могли понять, в чем дело, но на всякий случай отослали меня подальше. Через час возник стихийный портал, из которого вывалились люди, неся с собой чтото способное разрушить Лес. Будь все как обычно, убить их не составило бы труда, но гибель Леса допустить нельзя. Они заблокировали отраву собой, от чего и вспыхнули, изза чего погибли их тела. Лесу больше ничего не угрожало, им тоже, они начали новую жизнь как эаро . Единственное что их печалило, моя отдаленность, пока я была полностью закрыта, они не могли меня поддержать и успокоить, хорошо, что хотя бы теперь я пустила их в свою душу. С этого дня я приняла себя такой, какая я есть и Лес.

Я часто навещаю их, под тенью их листвы я чувствую себя гораздо лучше и ближе, роднее, любимее. К тому же я всегда знала если что они могут вернуться, возродиться в тело. Это одна из наших маленьких тайн, просто сейчас не время.

Уйдя через ближайшее дерево, я села и задумалась. Странно, но пока я не понимаю, что случилось, тело болит, ноет душа чтото сильное и невероятно опасное, только изза этого Лес мог нас позвать.

Прикрыв глаза, я поняла это конец. Один из человечьих магов сделал то, что не удавалось никому он уничтожил часть Леса, не просто несколько деревьев, а саму землю. Снова переход, живущие в Лесу никогда не поймут, как это возможно, но достаточно просто подойти к ближайшему дереву и попросить его перенести тебя в определенное место. Корни всех деревьев взаимосвязаны, входя в кору здесь в тот же миг можно выйти в любом другом месте. Именно этим пользовались Стражи.

Картина, открывшаяся моим глазам, поразила и вывела из себя. Да, я представляла что увижу, но мне и в голову не могла прийти, насколько жутким будет подобное зрелище. Небольшой раньше чуть выступающий участок Леса теперь представлял собой жуткий черный обугленный участок. Не было деревьев, не было и земли. Этот уже не Лес, а просто так, голый безжизненный кусок пространства.

Как? Зачем? Почему? Вопросы в голове появлялись снова и снова, ответов пока не было. Чуть поодаль в Лесу находись несколько десятков орков и эльфов, они, молча с грустью, болью и сожалением смотрели на то, что некогда было Лесом. Их эмоции и переживания захлестывали и ломали, через некоторое время я смогла отойти от такого наплыва чувств и подойти с ним.

ВЫ ЗНАЕТЕ КТО ЭТО СДАЛАЛ?

Да, Страж, отозвался один из орков. мы были ближе всех и видели, но никто не подумал, что он сможет нечто подобное...

Я знаю, в этом нет вашей вины, прервала его я. Как он выглядел?

Орк обернулся и махнул рукой, вперед вышел молодой и необученный маг, с волнением смотря на меня, он начал рисовать фантом. Удалось это ему не сразу, я не торопила. Вскоре после пары неудачных попыток появилась целостная картина.

Человек, молодой, лет двадцать тридцать, делал обычный огонь, но чтото пошло не так и он ударил этим. Я не знаю, что выглядит так ... так страшно, надо будет посоветоваться со старшими. Они наверняка знают.

Благодарю Вас, я кивнула и отошла на пепелище.

Что делать дальше? Найти когонибудь из Старших, чтобы понять что происходит? Или рискнуть и напасть на него сейчас? Пока человек еще поблизости, но с каждой минутой уходит все дальше и дальше? Как много людей он посвятил в свое открытие, да и было ли оно?

Нет, рисковать нельзя, надо уничтожить всех. Деревья мигом отозвались на мой Зов, могучие огромные, многовековые деревья, служащие границей Леса поднялись и пошли вперед, все, ускоряясь и ускоряясь.

Я побежала перед ними, человеческий лагерь находился поблизости в трех полетах стрелы, деревья оказались там быстро, очень быстро. Стражники ничего не поняли и не успели им помешать. Деревья начали убивать, я же устремилась дальше, туда, где находился неведомый маг. Бег, невероятно быстрый бег, даже по меркам лесного народа, я догоняла их, в то же время я знала они тоже в курсе погони. Ничего, не важно, их нужно уничтожить любой ценой. Крик, далекий мысленный крик других Стражей...

"Вернись, подожди, вернись"

Я не обратила на него внимание. Нас слишком мало, я пришла одной из первых, другие чуть позже, каждый из нас посвоему чувствует Лес и реагирует на происходящее в нем. Далекие эаро тоже стонут от боли, и будут стонать еще очень долго. Мне жаль их, я сочувствую им, но сейчас моя задача уничтожить возможную угрозу со стороны людей. Меньше часа я потратила на то, чтобы догнать убегающих. Большой отряд, двое опытных мага, ученик, тот, что уничтожил Лес, и десяток солдат в сопровождении. Меня ждали, несколько ловушек установленных на земле, я просто обежала, не обезвреживая, лесной народ почувствует и обойдет, а люди поймут на себе.

Уже издалека в меня полетели огненные и воздушные шары, от подобной магии уклониться не сложно, бывает хуже. Ближе в ход пошли огненные копья, отбить их так же проблем не составило. Двое матерых опытных мага начали плести чтото странное и необычное в основе огня, это как раз то чего я опасалась...

Ждать некогда и незачем, стремительных рывок и я уже среди них, взмах меча и маги мертвы. На меня накинулись солдаты, ученик мага бросился бежать. Не важно, догоню, один без сил, справлюсь. Десяток опытных бойцов были бы опасны для обычной эльфийки, моих лет, но не для Стража.

В момент принятия в Стражи приходят умения и знания всех остальных, поэтому и из весьма посредственных получаются идеальные воины. Как я в этот миг...

Несколько мгновений и они мертвы, я снова бегу. Болит бок, рана Леса еще долго будет напоминать о себе, столько, сколько будет заживать в самом Лесу.

Поймать испуганного человека труда не составляет, я просто сдергиваю его с лошади и взвалив на себя бегу обратно в Лес.

Бежать тяжело, человек тяжелый, рана болит, так что хочется выть, к этому примешивается тяжелая гнетущая аура живущих в Лесу и скорбь Стражей. Я одна из них, я часть чего то большого и целого, мне тоже больно и плохо, но я справлюсь, я сильная.

Пробегаю мимо разгромленного лагеря людей, тишина и пустота. Деревья уже ушли. Хорошо, нигде не видно поваленных стволов, значит, все целы. Только теперь я понимаю, во что втравила Лес, в лагере наверняка были маги. Глупость, торопливость что опасна для окружающих. Я могла погубить очень многих, на счастье пока все живы, но что будет дальше неизвестно. Именно от этого отговаривали меня остальные.

Лес поставил новую границу, вперед вышли другие целые и сильные деревья, они пропускают меня во внутрь без колебаний, но негодование моим поступком проступает в шелесте листвы и скрипе ветвей. Черное выжженное пятно закрыто несколькими рядами стволов, Лес попытается восстановить его.

Орки, патруль без вопросов забирает человека, я же ухожу вглубь и уду к своим. На одной из полян эаро собрались все два десятка нынешних Стражей. На меня смотрят с грустью и жалостью, но их эмоциональный фон переполнен негодованием. Склоняя голову в знак примирения, рука непроизвольно трогает рану.

Простите, я понимаю, что поспешила.

Это радует, лучше поздно, чем никогда, но подобные ошибки нельзя повторять, тихо произносит пожилой орк. с твоей раной бегать нельзя, и протянул кусочек коры с чемто пахучим.

Как я заметила, уже все обработали свои раны этим средством. Боль Леса и наша боль, но она не должна перебивать все остальное.

Он самый старший из нас, он научил меня всему, он имеет право судить и наказывать. Именно ему принадлежит гениальная идея объединения народов, благодаря его усилиям, две потерянный частицы встретились и сошлись на далеких южных морях. Он организовал попадание туда реликвий, на время, выпустив даже нашу, сейчас она уже вернулась обратно, с первому Стражу первому эаро . Старое дерево стоит чуть поодаль, оно поддерживает постоянный контакт с ним, не с нами.

Что ж, ты сама понимаешь недопустимость подобных поступков...

Я промолчала, зачем подтверждать очевидное? Что они предложат?

Ты станешь деревом и научишься терпению.

Да, я наклонила голову, принимая чужую волю, соглашаясь с чужим решением. Я могу попрощаться с близкими?

Конечно, ты можешь выбрать место своего произрастания. Это не наказание, это урок и тебе надлежит его выучить.

Поклонившись, я ушла, все остальное меня не касается, я попрежнему буду частью Леса, но другой, более спокойной и стабильной.

Меня ждали, с недоумением и беспокойством. Как только я появилась на поляне Совета, выйдя из дерева, все разговоры прекратились. Правительница моя приемная мать чуть подалась вперед и с удивлением посмотрела на меня.

Они не знали, никто из них не знал, что я Страж, мое появление в таком виде вызвало шок.

Лире?

Да, я Страж, но сейчас это не важно, я покину вас, я слишком тороплива, буду учиться терпению. Может быть, позже я вернусь, может быть, удачи вам и берегите Лес...

Лире, ко мне подошла Лалин. Но как?

Я стану деревом эаро, все мы становимся деревьями.

Я сняла с руки сестры красную ленту и надела не себя:

По ней ты сможешь меня найти, не волнуйтесь вы и без меня не заскучаете, недаром я привела брата. Кстати у меня несколько просьб. Лалин, присмотри пожалуйста за Огоньком, Домом и маленьким деревом, которое оно выращивает. Ладно? Еще обрати внимание на Тарки и будь помягче к Корне. Не забудь меня найти, я буду ждать, со мной можно будет общаться, мы все понимаем. Наверное это все, до свидания. Всего хорошего...

Проведя по руке Лалин и Эйвинэкэ, я снова ушла, теперь надолго, может быть навсегда. Где бы мне приткнуться? Навестив полянку с родными и пообщавшись с ними, я пошла дальше. Меня здесь примут, но это место не мое, не совсем мое...

После недолгих блужданий, я вышла к своей купели. А почему бы и нет? Это мое и только мое место, но когда меня найдут оно станет общем, пусть будет так...

Расслабившись, я потянулась к своей сути, самому главному в себе. Лесу, который есть в каждом из нас, мои мысли пришли в порядок и покой. Дело начало меняться. Я еще ни разу не была в этом состоянии, но знала, что оно собой представляет и как не него войти.

Кожа становилась корой, ноги стали корнями, а руки ветвями. Я потянулась наверх к солнцу, находясь на земле....

Я нашла ее, воскликнула Лалин, вбегая в одну из комнат большого дома Правительницы.

Та стояла спиной к входу и рассматривала чтото на столе, загораживая это собой.

Мам, ты меня слышишь?

Да, слышу. И где сейчас эта неугомонная?

Около небольшой купели с исцеляющей водой, я искупнулась и почувствовала себя заново рожденной. Невероятно, она попрежнему осталась целителем.

И не только!

О чем ты? Даже не верится, что спустя десять лет я ее нашла, у нее правда на одной из ветвей красная повязка.

Раз она обещала, нет ничего удивительного.

Да, но под конец поисков я уже мало во что верила, в Лесу оказывается столько эаро .

Да, мы и не знали, сколько Стражей было и есть у Леса, согласилась Правительница.

Лире, просто замечательная и неповторимая личность, жаль, что ее больше нет в привычном смысле, мне ее не хватает. К тому же скучно без нее...

Кому как, недовольно отозвалась Эйвинэкэ и возмущенно взглянула на дочь, отходя в сторону.

Лалин несколько секунд рассматривала стол, а затем рассмеялась. На нем вырос большой колючий розовый куст, верхние ветки складывались во фразу. "С днем рождения"

Твоя сестра даже сейчас не может успокоиться, недовольно сказала она дочери. Представляешь, сколько сил нужно было потратить, чтобы вырастить здесь цветок? Сколько времени уговаривать дерево?

Да, все эти десять лет Лире была занята, зато подумай, сколько времени теперь придется потратить тебе, чтобы уговорить Дом его убрать? Наследница рассмеялась и быстро покинула разъяренную мать.

Все же, несмотря на постоянные возмущения и попытки сделать Лире, такой как все, к ней привыкли. Ее не хватает, недавно на Совете даже отец Нывура признал, что без нее Лес стал серее, более безликим. Все попрежнему ждут, как она выйдет изза дерева и ляпнет чтонибудь. Отряды готовы отправиться куданибудь, чтобы сопровождать неугомонную сестричку. Ее отсутсвие ощущалось во всем и всеми, вчера Мастера Магии признались, наверное не хватает разнообразия, живости, то бишь Лире...

Выйдя на улицу, я пошла кудато. Ноги принесли меня с Одуну Дому Лире. Он попрежнему выращивал молодое дерево, сейчас оно росло в метре от ствола прародителя, и ждал возвращение Лире, отказываясь принимать коголибо другого, не считая Корны. Ее маленькая ученица заметно повзрослела за это время, но попрежнему остается ребенком. Она зачастую сидит на балконе плетет чтото и говорит с домом, о чем? Не знает, наверное, никто. Корна взяла к себе Огонька и теперь это ее домашний любимец, хотя родители до сих пор против. Маленький оборотень начал перекидываться в человека, он так же провидит много времени с Корной. Все те, кто был сильно привязан с моей оригинальной сестрички с истинно спокойным, врожденным терпением жителей Леса ждут ее возвращения. Они убеждены, она однажды вернется и тогда в Лесу снова станет не скучно.

Надеюсь, вы действительно знаете больше нас, и она вернется...


home | my bookshelf | | Примирение |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 3.2 из 5



Оцените эту книгу