Book: Младший сын Курсора



Младший сын Курсора

Игорь Алексеевич Будков

Младший сын Курсора

Званые и незваные гости

По шпионски тихо скрипнула дверь, и в подъезд жилого дома вошли двое. Замерли и прислушались – никого. Поднеся палец ко рту, один из них, обутый в грубые сапоги, указал глазами на выключатель и протянул отвертку. Обладатель огромной черной кепки взял отвертку и, подсунув ее под электропровод, выдернул его. Свет в подъезде погас.

– Сеанс связи перенесли на ноль часов, – прошептал обладатель грубых сапог. – Подождем англичанина у меня. Только тихо!


Стибрил – вирус с планеты Воришек – наслаждался чтением книги при свете настольной лампы. В читальный зал вирусной библиотеки он проникал незаконно почти каждый день, открывая входную дверь отмычкой, которую легко изготовил, будучи воришкой. Где и у кого хранились ключи, никто не знал, или, вернее, не помнил. Забыли.

Стибрил открыл первую книгу еще до обеда, и она увлекла его так, что он совсем забыл о времени. Изучая очередной справочник по астрономии, он вдруг понял, что скоро полночь. Палец медленно перемещался по карте галактики Любви – на нее он убывает сегодня. Ему предстояло путешествие на планету Знания и встреча Нового года в кругу друзей.

Планету Знания населяют в основном буквы, знаки и цифры. Стибрил ждал не дождался встречи с Вопросяткой, отец которого служил в контрразведке и занимался задержанием незаконно проникших на планету вирусов. Стибрил, хоть и был вирусом, получил официальное приглашение от Вопросятки и поэтому имел законное право посещения планеты по гостевой визе, как и другие друзья Вопросятки – вирусы-ботаники: курносый Лютик и Подснежник – всегда в очках на крупном носу. Оба неразлучных вируса с Зоологической планеты когда-то участвовали в одной из атак вирусов-гладиаторов на планету Знания. Они помогали сержанту, носившему военную кепку американского образца, перегружать с помощью специальной аппаратуры его солдат в буквы и знаки или придавать им вид других вирусов. Им и сержанту удалось удрать с планеты знания после провала операции. И уже позже, путешествуя по Интернету, они повстречались с Вопросяткой и его подружкой Улей, маленькой буквой У, и подружились.

В читальном зале было три стола. За одним из них в полном одиночестве и читал Стибрил – днем, вечером и уже наступающей ночью. Но теперь он, аккуратно отложив в сторону справочник, встал, потянулся и взглянул на часы. Пора уходить. А так не хотелось покидать мир книг! Стибрил снова опустился на стул, выключил лампу и закрыл глаза. Некоторое время он так и сидел с закрытыми глазами и улыбался, в очередной раз вспоминая своих товарищей. Уже давно гостит на планете Знания Аппендицит, добрый крупный вирус-желудок. Любитель много и часто кушать, а после этого еще и поспать.

Внезапный визг автошин заставил его оторваться от приятных мыслей и подойти к окну. Библиотека располагалась на втором этаже. Внизу стоял черный лимузин с ярко горящими фарами и включенным на крыше проблесковым маячком. Маячок крутился, освещая двор и фигуры. Незнакомцы явно что-то искали, заглядывая под скамейки, раздвигая кусты и роясь в мусорных контейнерах и за ними. С улицы донеслись звуки сирены, и во двор въехала другая черная машина с мигающими на крыше красно-синими огнями. Из нее повыскакивал новый народ и тоже принялся заглядывать под те же кусты и скамейки. Новая вспышка автомобильных фар – и во двор влетела третья машина, чуть не передавив тех, кто суетился у мусорных контейнеров. Выпрыгнувшие из последнего авто личности быстро осмотрели двор и возвратились к автомобилю. Одновременно задние двери всех трех машин открылись, из них появились новые пассажиры и направились к библиотеке. Закрытую входную дверь сняли с петель и приставили к стене. Вскоре Стибрил с ужасом услышал и шаги по коридору. Не долго думая, он схватил книгу и на всякий случай нырнул под стол, расправив за собой скатерть. Было темно. В носу защекотало от поднявшегося в воздух толстого слоя пыли. Невыносимо захотелось чихнуть. Но тут заскрипела дверь и в комнате раздались шаги. Они приблизились к столу, под которым сидел Стибрил, – возле двух других столов отсутствовали стулья.

– Почему для встречи выбрали библиотеку? Никогда раньше здесь не бывал, – громко пробасил один из прибывших.

– В это хранилище знаний не заглядывают ни вирусы, ни мерзляки, ни пакостники, да и никто другой, – пропищал в ответ тонкий голос. – Ключи утеряны, а информация о том, кто был первым и последним библиотекарем, удалена из памяти.

– Понятно… Мы не любим читать, и поэтому здесь самое пустынное место в нашей галактике, а значит – полная безопасность, – прошепелявил третий.

Тайные посетители выдвинули стулья и сели, подняв ногами под столом новое облако пыли. Стибрил отчаянно сдерживал чих. Шепелявый начал приглушенную речь. Слышны были лишь отдельные обрывки фраз.

– Подснежник? Это хорошо.

– …и Аппендицит.

– …ну что же, Курсор так Курсор.

– Покончим раз и навсегда!

Последнее восклицание прозвучало громко, после чего все трое разразились дружным громким смехом. Незнакомцы с явным удовольствием откинулись на своих стульях, а их ноги взметнулись вверх, так что с трех сторон ударили в Стибрила ботинками. От сильной боли он вскрикнул и тут же прикусил язык.

– Простите, что пнул вас, – пробасили над столом сквозь смех.

– Взаимно, – прошепелявили, хихикая в ответ.

– Пинок на радостях, – пропищал третий голос, всхлипывая от хохота.

Они вновь зашептались, а Стибрил, не мигая, смотрел на огромные ботинки басиста, со страхом ожидая нового всплеска радостных эмоций и одновременно ловя отдельные фразы, доносящиеся сверху.

– …так, они уже на месте…

– …Лопух не подведет?

– …сегодня ночью? Отлично…

– Я согласен.

– И я.

– Договорились!

Все трое резко встали и с силой задвинули стулья, уперев их в Стибрила.

– Отключите всю связь на планете Воришек до первого числа включительно.

– Здание на всякий случай следует запереть до утра, а во дворе оставим по одному члену из нашей личной охраны.

– Согласен. С наступающим Новым Годом, господа!

– Спасибо. Взаимно!

– Удачи всем нам в Новом году!

Дверь в читальный зал закрылась, и шаги медленно удалились по коридору. Стибрил вылез из-под стола и подошел к окну, потирая ушибленный бок. Машины, включив сирены и мигалки, выехали из ворот. Во дворе остались три темные фигуры.

Стибрил взглянул на настенные часы – 30 декабря, 22 часа 40 минут. Все окна первого и второго этажа, а также дверь библиотеки выходили во двор. Покинуть здание незамеченным не получится. Он достал телефон и набрал номер – ничего! Так, связь на планете уже отключили. Стибрил сел, положил локти на стол, закрыл глаза и попытался сосредоточиться.

Через два часа он планировал сесть в автобус и уехать на планету Знания. Аппендицит уже давно там, Лютик уехал сегодня утром, у Подснежника билет на вечерний рейс.

Каким образом выбраться из библиотеки и предупредить друзей о надвигающейся опасности? Раз за разом он задавал себе этот вопрос и не находил ответа.


Лютик действительно прошедшим утром выехал на автобусе по маршруту «Зоологическая планета – центральный Интернет-вокзал». На вокзале он в девятом часу произвел посадку в автобус, следующий до планеты Знания, и занял место у окна в конце автобуса. С любопытством рассматривая пассажиров, он достал носовой платок и вытер мокрый нос – накануне он поймал вирус и теперь его беспокоил насморк. На посадку проходили буквы, знаки, цифры… Они находились в Интернете по служебным или личным делам, а сейчас спешили на Новогодний праздник домой.

В середине автобуса место у окна занял вирус-ботаник с большими ушами, одетый в дубленку. На голове у него красовалась меховая шапка. В каналах Интернета тепло, но многие, подобно людям из реального мира, зимой носили теплую одежду.

– Наверное, Лопухом зовут, – подумал про ботаника Лютик и перевел взгляд за окно. Там продолжалась посадка. Внимание Лютика привлекла группа из трех безобидных вирусов. Первым к автобусу шел вирус в ковбойской шляпе и сапогах, неся в руке чехол, похожий на чехол от гитары. Второй держал руки в карманах брюк, на его голове красовалась огромная черная кепка. Он шел, наступая на развязавшиеся шнурки кроссовок, а за плечами у него висел чехол с чем-то длинным и, по-видимому, круглым. Третий, в спортивном костюме и грязных кроссовках, нес огромный рюкзак, к которому был привязан чайник.

Войдя в автобус и встретившись взглядом с ботаником в дубленке, вирус в шляпе на мгновение замер, но затем слегка кивнул головой и, получив в ответ едва заметный наклон головы, прошел на свое место. Два других вируса прошли на свои места, не обращая ни на кого внимания.

Вирус в спортивном костюме снял рюкзак и поставил его себе в ноги, затем неспешно расстегнул рюкзак, извлек из него карту планеты Знания и углубился в ее изучение. При этом из рюкзака выглянула рукоятка черного пистолета.

«Как настоящий! Хорошая игрушка кому-то достанется», – подумал Лютик и отвернулся к окну.

Автобус отправился строго по расписанию. За окном замелькали палатки, магазины, мастерские сайтов и случайные прохожие.

Вскоре автобус мягко остановился у пропускного пункта планеты Знания, а после прохождения необходимых таможенных процедур доставил всех желающих к гостинице «Интурист».

Троица безобидных вирусов направилась к выходу. Уже ступив на нижнюю ступеньку, вирус в ковбойской шляпе обернулся и снова едва заметно кивнул ботанику в дубленке. Голова в меховой шапке-ушанке слегка наклонилась в ответ.

Автобус покатил дальше, к станции метро «Аксиома» кольцевой линии.

В гостинице вирус в ковбойской шляпе зарегистрировался под именем Шансон. При оформлении он поинтересовался у служащих, пользуется ли на планете популярностью авторская песня.

У второго вируса по-прежнему был развязан шнурок. Он даже споткнулся и чуть не упал, но так и не нагнулся, чтобы завязать его. Не обращая внимания ни на кого вокруг, он снял свою большую кепку, подошел к окну и, запрокинув голову, уставился на небо. Его зарегистрировали под именем Чердак.

Третьего из компании звали Пройдоха. Удивленным служащим гостиницы он объяснил, что так его прозвали друзья за постоянную потребность проходить самыми трудными туристическими путями и тропами через леса, болота, горы и даже ходить по морям на небольших яхтах.

– Интересные ребята, – подумал Лютик.

Он получил ключи от номера, расположенного рядом с номером Аппендицита, и отправился распаковывать сумку. Дежурная по коридору сообщила, что Аппендицита нет и приходит он в номер лишь тогда, когда заканчиваются занятия в школе.


Аппендицит приехал на планету Знания ровно за неделю до Нового года. Он поселился в гостинице, но ходил каждое утро в школу. Там, в спортивном зале, Аппендицит любовался привезенной из лесу елкой. Еще он иногда ходил на уроки, но чаще во время уроков посещал школьный буфет, где общался с буфетчиком Гривно, или сидел на школьном крыльце и грыз семечки. Ученики школы устраивали для него обеды из приносимых из дому сладостей.

Так продолжалось два дня, пока Аппендицит не встретил Звездочку. Эта встреча была подобна вспышке яркого света, после которой у него в глазах плавали, летали, кружились и мерцали звезды. Он перестал много есть, а рот его был постоянно растянут в улыбке. Когда Аппендицит увидел ЕЕ во второй раз, она улыбнулась ему, а он от неожиданности выронил бутерброд из правой руки, но в последнюю секунду всё же успел подхватить его левой.

Теперь Аппендицит приходил первым в школу, садился на крыльцо и грыз семечки, ожидая прихода Звездочки. Увидев ее, вставал и, не отрывая глаз, смотрел, как она идет к школе.

– Привет, Аппендицит, – говорила Звездочка на ходу, приветливо помахивая рукой.

Он качал головой и что-то шептал пересохшими губами. После этого еще долго никого не видел и не слышал. Не приводил его в чувства даже нежный запах свежего бутерброда с докторской колбасой. Ночью Аппендицит куда-то уходил и возвращался лишь под утро. Он похудел и купил себе новые брюки. Старые, теперь уже слишком большие, постирал, повесил на балкон и забыл про них.


Стибрил посмотрел на часы – 23 часа 00 минут.

– Автобус с Подснежником движется в сторону планеты Знания, – подумал он. – Ночью что-то произойдет. Эти три высокопоставленных вируса из Верховного межгалактического правительства упоминали в разговоре Аппендицита, Подснежника и еще какого-то Лопуха, а также Курсора. Кому-то явно грозит опасность!

Он подошел к окну, осторожно отодвинул штору и выглянул. Во дворе блуждал огонек ручного фонарика. Осветив по очереди кусты, скамейки, забор, ворота со стоящим в них охранником и вход в библиотеку, луч полез по окнам первого этажа – на второй. Стибрил отпустил штору и отодвинулся в сторону.

– Западня, – проговорил он и перевел взгляд на часы.


Подснежник отъехал от Интернет-вокзала в автобусе компании «Вирус-Транс». Немного раньше, при посадке в автобус, ему лично пожали руку на прощание и пожелали удачи начальник вокзала, начальник транспортной компании и еще кто-то в строгом костюме. Эти трое каждому проходящему в автобус пассажиру желали счастливой дороги, но руку жали и что-то по очереди шептали на ухо только Подснежнику.

За окном проплывала яркая реклама сайтов. Подснежник смотрел на рекламные щиты и пытался понять, почему ему устроили такие пышные проводы. И что ему говорили? Да ничего конкретного. Но вскоре его мысли переключились на план предстоящего мероприятия.

«Аппендицит обязательно предложит свои варианты, – думал он, протирая очки мягкой тканью. – Главное, не идти у него на поводу. И все обязательно получится, как надо».

Подснежник еще раз проверил правый боковой карман – спички на месте. Он снял очки и закрыл глаза в надежде подремать.

«Автобус довезет только до пропускного пункта, въезд транспорту вирусных компаний на территорию планеты Знания закрыт. Ничего, возьму такси, так даже быстрее получится», – размышлял Подснежник, пытаясь поудобнее пристроиться на сидении.

Задремать так и не удалось, и он здорово обрадовался, когда автобус наконец остановился. Пройдя необходимые таможенные процедуры, он направился к стоянке такси с огромной сумкой на плече. Но не прошел и десяти метров, как его окликнул таксист в форменной куртке с поднятым воротником и надвинутой на глаза фуражке.

– За вами прислали такси, – проговорил он негромко и оглянулся. – Пройдемте к машине.

– Спасибо!

Подснежник двинулся вслед за шофером. В салоне было тепло. Он уютно разместился на заднем сидении и, с удовольствием потянувшись, невольно улыбнулся.

– Ознакомьтесь с инструкцией, – таксист протянул ему лист бумаги.

Бегло прочитав текст, Подснежник вернул его обратно.

– Все понятно. Спасибо.

Машина тронулась с места, и вскоре Подснежник наконец задремал. Он и не подозревал, что все время, с момента выхода из здания пропускного пункта и до посадки в такси, за ним внимательно наблюдали. На мониторе, установленном в слабо освещенном кабинете, было видно, как такси быстро набирало скорость. Женская рука с маленькими часиками на металлическом браслете нажала на кнопку, и на мониторе появился ночной двор жилого дома.



Предновогодние хлопоты

В школьном спортивном зале звучала веселая негромкая музыка. Дети украшали новогоднюю елку. Все с нетерпением ждали праздника, и потому в зале присутствовала почти вся школа. Вопросятка и Лютик вешали игрушки на елку, взобравшись на стремянку: Вопросятка вешал, а Лютик, шмыгая курносым носом, подавал игрушки.

Аппендицит, заглатывая на ходу бутерброды, помогал Уле и Звездочке составлять программу Новогоднего бала. Больше всего ему не понравилось, что Дед Мороз принесет только один мешок с подарками.

– Необходимо убрать Снегурочку, она не нужна, – искренне возмущался он, делая круглые глаза. – Вместо нее поставить медведя с мешком подарков. А Деда Мороза попросить принести два мешка – один мешок закончится через десять минут. Неужели это ему непонятно? А еще лучше включить в программу праздника сразу трех Дедов Морозов с двумя мешками у каждого. Я могу объявить конкурс «Кто быстрее отнесет свои подарки домой и вернется за новыми».

– Я не согласна, – возразила Уля. – Во-первых, конкурс вызовет только смех у ребят, а во-вторых, ты вновь думаешь о себе и о том, как бы побольше съесть.

– И вовсе не о себе, а о Звездочке. Она такая маленькая – наверное, все время кушать хочет.

Потупив взор, Аппендицит теребил в руках маску зайца.

– Спасибо тебе за заботу, – улыбнулась Звездочка, – но я совсем не хочу кушать.

– А еще, – не сдавался Аппендицит, – можно поиграть в чехарду и попрыгать через Дедов Морозов, когда у них закончатся подарки.

– Если ты настаиваешь на прыжках, то ребята будут прыгать через тебя. – Уля саркастически усмехнулась.

– В таком случае, это шутка. – Аппендицит опустил маску зайца на лицо. – Да, да, шутка.

Подошли Вопросятка и Лютик.

– Тебе больше подойдет маска бегемота, – сказал Лютик, разглядывая маску зайца. – Мы закончили, ребята расходятся по домам.

– Улю я провожу, а кто проводит Звездочку, а, зайчик? – улыбнулся Вопросятка.

– Я, я! – Аппендицит снял маску и угрожающе двинулся на Вопросятку. – Я!

– Хорошо, хорошо, – Вопросятка вытянул руки, упершись в грудь Аппендицита. – Я не возражаю.

– Я тоже. – Звездочка взяла, было, со скамейки свой портфель, но его молниеносно перехватил Аппендицит.

– А я пойду в гостиницу, – произнес Лютик, – скоро Подснежник приедет.

Аппендицит бережно нес портфель Звездочки, прижимая его к груди обеими руками. Он увлекся рассказом о том, как он и его друзья-желудки встречали предыдущий Новый год на сайте кондитерской фабрики. Желудки украсили шоколадную елку одними конфетами. Праздник продолжался долго, минут пять. Елку быстро съели, и к концу праздника от нее осталась одна крестовина.

– Было так весело, – улыбнулся Аппендицит и тут же вздохнул.

– Не горюй, у нас будет еще веселее, – заверила Звездочка.

– Я надеюсь.

В одной руке Аппендикс держал портфель, а другой шарил в карманах. По-видимому, он не мог обнаружить то, что искал, так как на лице его появилась растерянность. Но, наконец, из заднего кармана брюк был извлечен коробок спичек, и, облегченно вздохнув, Аппендицит сунул его обратно. После чего украдкой посмотрел на ручные часы. Звездочка ничего не заметила, так как оживленно рассказывала, как правильно собирать гербарий, вертя в руках два фиолетовых листика в форме шестиконечной звезды.

У подъезда ее дома они попрощались.

– Я обязательно вернусь, – заметно волнуясь, проговорил Аппендицит и, кивнув на прощание, быстро направился к автобусной остановке.


Стибрил сидел на столе в библиотеке и смотрел на часы.

«Подснежник уже на планете Знания. Аппендицит гостит там не меньше недели. Какое дело до них боссам вирусного мира?» Размышляя, он подошел к окну. Внизу по-прежнему перемещались фигуры, периодически включая ручные фонарики и освещая двор, окна и крышу здания.


В темном подъезде по лестнице поднимались три едва различимые фигуры.

– Который час? – едва повернув голову, произнесла шепотом личность во главе процессии.

Двигавшаяся за ней по пятам фигура в огромной черной кепке поднесла часы к самым глазам.

– Осталось три минуты. Фу-ты! – вскрикнула вторая личность, споткнувшись о ступеньку.

На нее наскочила третья, замыкающая личность.

– Англичанин, ты что, слепой?

– Тихо!

Во двор въехала машина. Через небольшое окно подъезда свет фар осветил обувь поднимающихся вверх по лестнице. Первый из них носил грубые сапоги. У второго на ногах были кроссовки, на одном из которых шнурок был развязан и волочился по полу. У третьего на кроссовки налипли кусочки земли. Первый поднял руку, и все остановились. Первый подошел к двери квартиры и открыл ее ключом. В помещение вошли двое. Третий сел на ступени, достал садовый нож и принялся очищать кроссовки, стряхивая сухую землю прямо на пол. Иногда он прерывал свое занятие и прислушивался к едва доносившимся из-под двери звукам – азбуке Морзе. Вскоре все стихло, первый и второй вышли и заперли дверь на ключ.

– Ну что? – спросил третий в очищенных от грязи кроссовках.

– Все в порядке. Мы передали сообщение об успешном начале операции «Курсор», – произнес шепотом обладатель грубых сапог. – Получено разрешение на переход к главной фазе операции.

– И когда? Сроки не сдвинули?

– Нет, сегодня утром в 4 часа 30 минут. Вот, ознакомьтесь с инструкциями, а после сожгите. Жду вас в условленном месте, – тихо прошептала личность в сапогах и беззвучно спустилась по лестнице в подвал, осторожно прикрыв за собой дверь.

При свете фонарика оставшиеся на лестничной клетке прочитали и, чиркнув спичками, сожгли каждый свою инструкцию. После чего подняли воротники, надвинули поглубже головные уборы и покинули подъезд. Благополучно миновали пустынный двор, вышли на улицу и сели в темно-зеленый фургон.

Прогул

У старика Курсора было три сына.

Старший сын – Многоликий Курсор, наиболее часто принимал полюбившийся ему образ стрелки или руки с указательным пальцем.

Будучи стрелкой, он становился несколько растерянным и забывчивым. Мог задремать на мониторе, находясь долго в одном положении, или уснуть в автобусе, следуя на работу. При этом еще мог и забыть надеть монтажную каску, а когда его будили на нужной остановке, резко вскочить и пробить головой острием стрелки крышу автобуса.

Будучи рукой с указательным пальцем, он становился энергичным и важным. К концу рабочего дня буквы и знаки начинали посмеиваться над его непрерывными требованиями и директивными указаниями. Он вмешивался во все дела и указывал всем, как и что нужно делать.

Средний сын – Курсор-крестик, тихий и работящий. Его постоянное место работы – отчеты, схемы, таблицы. Всегда подтянут и бодр.

Младший сын – Мигающий Курсор, весь в мечтаниях и ожиданиях, задумчивый и улыбающийся. Всегда стремится душой куда-то вдаль, к новым, еще ненаписанным текстам, к неоткрытым законам и несвершенным изобретениям. Гаснет ученым, а загораясь, является уже поэтом. Он всегда стремится на монитор в момент подготовки текста к печати, помогая устанавливать необходимый интервал, шрифт. Мигает от нетерпения. Он ждет и надеется, что именно сейчас и здесь ляжет текст гениального произведения или сформируется новый закон физики, за которым последуют новые открытия и изобретения. Он совершенно не думает о себе. Мало ест и потому худощав, но при этом высокого роста. И только ранним утром, когда засыпают в реальном мире последние пользователи Интернета и компьютера, он может позволить себе партию в шахматы с Абзацем. Но и тогда он появляется на мониторе, следит за текстом, потом исчезает с монитора и появляется за шахматной доской, делает ход и вновь исчезает на монитор. Игра в шахматы происходит во дворе дома, где проживает Абзац.

Абзац не имеет тела, это только сгусток энергии, сбитый как бы в прозрачный овал, который при движении колеблется. Если смотреть на предметы сквозь Абзаца, то они преломляются, но незначительно. Всегда серьезный, уравновешенный и глубоко верующий в Бога. Постоянно пребывая в тексте Библии, он хорошо ее изучил, то есть выучил наизусть. В воскресные и праздничные дни обязательно посещает церковь, паря над прихожанами вместе с Интервалом.


В эту ночь работа на мониторе проходила, как обычно, в спокойной обстановке. Под утро, сделав знак Мигающему Курсору, чтобы не задерживался, Абзац улетел во двор расставлять на шахматной доске фигуры. Едва он сделал первый ход, как на противоположной стороне стола появился Курсор. Он оценил ход, сделанный Абзацем, и сделал свой, после чего погас и исчез. Абзац закряхтел, обхватил голову руками и принялся усиленно обдумывать ответный ход, не замечая, что происходит вокруг.

А происходило следующее. На улице остановился зеленый фургон и, направляя машину задним ходом в арку, въехал во двор. Из машины вышли двое, в полумраке едва различимые. Они подошли к сидящему на скамейке субъекту в грубых сапогах, и один из них кивнул вопросительно головой:

– Как протекает игра?

– Вовремя начали. Идемте к ним. Раствор готов?

– Готов.

– Тогда вперед!

Медленно подошли к столу с игроками. Курсор сделал ход и исчез. Абзац закряхтел.

– Вот это игра! Ух, жарко.

– Пожалуйста, водички не желаете? – трое подошли к столу. Тот, что в грязных кроссовках, открыл бутылку, а субъект с развязанным шнурком налил содержимое в стакан и протянул его Абзацу. Тот с удовольствием выпил и решительно передвинул фигуру на шахматной доске.

Появился Курсор и сделал удивленные глаза.

– Ты хорошо подумал? Странный ход.

– Я подумал, ходи, пожалуйста.

Абзацу явно не терпелось сделать следующий ход.

– Хорошо, будьте любезны, – Курсор сделал ход и исчез.

Абзац протянул руку к фигуре на доске и замер.

– Скажите на милость, я забыл, как ходит эта фигура! Мне кажется, ее зовут кобылой.

Троица быстро переместилась на противоположную сторону стола и расстелила на сидении огромный мешок. И тут вновь появился Курсор.

– Извините, а с какой целью постелили на сидение чехол? – обратился он к троице.

– Это плед.

– Плед?

– Для тепла.

Заискивающе улыбаясь, троица ринулась укрывать Курсора.

– Спасибо, но мне это ни к чему. Я сейчас вновь исчезну.

– Не успеешь!

И они дружно накинули мешок на Курсора и завязали его. Самый крупный из троицы, в грязных кроссовках, взвалил мешок на плечо и понес к машине. Абзац откинулся на скамейке – он спал, нежно посвистывая.

Как всегда, в 4 часа 45 минут на работу вышел дворник-вирус. Он, как и многие другие вирусы, которых после незаконного проникновения задерживали и отправляли на перевоспитание, после прохождения курса осознал вред, который наносят вирусы, отказался возвращаться на Родину и остался в образе, в который его перегрузили изначально – то есть в образе свеклы.

Вирус-свекла увидел Абзаца, неподвижно сидящего за столом. Это показалось ему странным. Он подошел поближе и ахнул: «Спит!».

Набравшись храбрости, вирус-свекла поднял метлу и ткнул в Абзаца.

– Эй, милок, жавой или нежавой? – пропел он и отскочил назад.

Абзац очнулся.

– Я что, уснул? – он огляделся. – А где остальные?

– Какие остальные?

– Ваши друзья, вирусы?

– Так один я. Баклажкин подойдет с минуты на минуту. – Дворник понимающе закивал, – крепко, видно, задремал.

– Да уж, Свеклыч, крепко, прямо отключился, – кивнул Абзац и вдруг спохватился: – мне же на монитор нужно!

В одно мгновение слегка помутневший сгусток энергии сорвался с места и исчез за крышей дома.

– Летают, себя не помнят, – проворчал Свеклыч и взмахнул метлой.


Зеленый фургон мчался по улицам города с условленной скоростью. За его движением следили в слабо освещенном кабинете. Когда автомобиль остановился, рука с женскими часиками нажала кнопку, и на мониторе появилось изображение Свеклыча. Размашистыми движениями он подметал двор метлой из пурпурных веточек с треугольными листьями.


Стибрил не отходил от окна. Рассвело. Все три охранника сошлись на середине двора, взглянули на часы, пожали на прощание друг другу руки, вышли за ворота и разошлись в разные стороны. Стибрил кубарем скатился вниз по лестнице, выбежал на улицу и припустил бегом к автовокзалу.


Подснежник прибыл в гостиницу «Интурист» в шестом часу утра. Получил ключи от забронированного номера, протер очки и не удержался, спросил администратора, большую букву Г, чьи это грязные следы от мокрой обуви тянутся к лифту.

– Следы вашего друга Аппендицита. Всю ночь он отсутствовал, а пришел только что с огромным мешком. И угодил ногой в ведро уборщицы. Но то ли из-за своего необъятного мешка, то ли из-за громадного бутерброда ничего не заметил и пошел с ведром на ноге дальше. А вся вода на полу. – Администратор покачала головой. – Поспешите, если желаете его видеть. Он очень рано уходит в школу.

– Спасибо. А больше ничего странного вы не заметили?

Получив отрицательный ответ, довольный Подснежник направился к лифту. Нажал кнопку вызова, наклонился и завязал шнурок.


А в это время Вопрос Вопросович в военной форме начальника контрразведки, как всегда, ехал на работу в трамвае. Ему оставалось проехать еще одну остановку, и тут зазвонил телефон.

– Да…да…уже тридцать минут не появляется на работе?! – Вопрос Вопросович встал со своего места и направился к выходу. – Этого еще не хватало! Через пять минут буду на месте. Пригласите ко мне Джорджа.

Буквы, знаки, цифры и другие пассажиры трамвая в изумлении уставились на Вопрос Вопросовича:

– У нас что – прогул???

– Ну что вы, что вы, какой прогул! Скорее, ЧП – чрезвычайное происшествие.

Скрипка и трубка

Джордж, вопросительный знак английского алфавита, уже находился в кабинете. Задумчиво глядя через открытое окно на небо, он придерживал левой рукой торчащую изо рта незажженную трубку, а правой теребил край клетчатой шотландской юбки.

– Скрипка и трубка, все как у Шерлока Холмса. Значит это серьезно. – Вопрос Вопросович повесил пиджак на спинку стула, на котором лежала скрипка в футляре, затем повернулся к своему заместителю. – Что удалось выяснить?

– Мигающий Курсор не вышел на монитор в 4 часа 45 минут, – заговорил Джордж. – Служба безопасности совместно с электриками, сантехниками, кровельщиками и остальным обслуживающим персоналом обследовала все дымоходы, вентиляционные шахты, форточки, вытяжки и другие отверстия, через которые мигающий Курсор вылетал и затем влетал в здание. Проверяли на тот случай, если он вдруг застрял где-нибудь по неосторожности или зацепился подтяжками и висит вверх ногами. Никаких следов. Проверили медицинский пункт на случай голодного обморока – его и там нет.

– Да, кушает он очень мало, – закивал Вопрос Вопросович, – худой – смотреть боязно, штаны только на подтяжках и держатся. Необходимо обзвонить родственников и знакомых. Где его видели в последний раз?

– Он каждое утро в пятом часу играет в шахматы во дворе Абзаца.

– С кем?

– С Абзацем. Это уже традиция. Делают ход – и на монитор, затем возвращаются к столу – и вновь на монитор.

– Курсор играет черными, – сделал вывод Вопрос Вопросович, – а Абзац белыми.

– Возможно. Не проверял.

– Где Абзац? Что он говорит?

– Абзац на мониторе или дома, зависит от объема работы. Думаю, его следует пригласить для разговора к нам, так быстрее получится, он легко передвигается в пространстве.

Вопрос Вопросович согласно закивал головой. Джордж поднял телефонную трубку и передал просьбу диспетчеру главного процессора. Далее открыл чехол, но достать скрипку не успел – в форточку влетел или скорее просочился и тут же плюхнулся на стул Абзац.

– Здравствуйте, например! – проговорил он с ходу, несколько запыхавшись.

– Здравствуйте, пожалуйста! – ответил Вопрос Вопросович, уважительно наклонив голову. – Будьте любезны вспомнить шахматную партию сегодня утром с Мигающим Курсором. И то, как вы расстались.

– С премногим удовольствием. Как обычно, первый ход был сделан в половине пятого. Игра у меня не заладилась с самого начала, я слегка занервничал и захотел глотнуть немного воды. И тут вдруг появились дворники-зрители и предложили, как нельзя кстати, стакан воды. Я пребывал весь в игре и выпил все до дна, даже не рассмотрев толком этих самых зрителей. А в следующий момент с моим сознанием что-то произошло – оно стало исчезать. Прибыл Курсор, я помню его удивление сделанным мной ходом. Он сделал свой и убыл на монитор. Далее я ничего не помню до того момента, когда меня разбудил Свеклыч.

– Свеклыч – это кто? – задал вопрос Вопрос Вопросович, не поднимая головы, – он все записывал.



– Дворник, он живет в подвале нашего дома, там же у него и мастерская.

– Как развивались события дальше?

– Я очнулся. Спросил у Свеклыча про тех дворников, что дали мне воды. Он удивился и сказал, что никаких дворников, кроме него, тут нет, а его напарник скоро подойдет. После чего я спохватился и улетел на монитор. Вернулся с монитора во двор – Курсора нет. Свеклыч сказал, что Курсор не прилетал. Я вернулся на монитор, затем обратно во двор, вновь на монитор, и здесь мне уже сообщили, что Курсора нет нигде.

– Что вы скажите о воде? – поинтересовался Джордж и засунул трубку обратно в рот.

– Вода с горьким и жгучим вкусом.

– Сколько присутствовало зрителей? – на секунду поднял глаза от бумаг Вопрос Вопросович.

– Утверждать не буду, но мне сдается – трое. Рука, которая протянула мне стакан, белая, но с темным пятнышком. Больше ничего добавить не смогу.

– Если вспомните что-то важное, на ваш взгляд, то звоните. – Вопрос Вопросович протянул визитку.

– Спасибо, у меня нет карманов. Если вспомню, прилечу.

– Хорошо. А мы, – Вопрос Вопросович повернулся к Джорджу, – выезжаем на место, где видели Курсора в последний раз. – И снова обратился к Абзацу. – Окажите любезность, слетайте к себе во двор и предупредите Свеклыча, чтобы никто не подходил к столу и не затаптывал следы, пока мы будем добираться.

– Конечно! – Абзац приподнялся со стула и, медленно вытянувшись, плавно перетек в форточку.


За два светофора до двора Абзаца движение замедлилось из-за огромной автомобильной пробки. Водители невольно притормаживали, устремляя взоры в сторону двора, надеясь увидеть там что-нибудь интересное. Полицейские регулировали движение, не допуская возможности автомобилям остановиться. Вопрос Вопросовичу и Джорджу вскоре удалось, включив спецсигнал, протиснуться между машинами и въехать во двор. Услышав звуки сирены, жители соседних домов высунулись в окна. Они с удивлением смотрели на неподвижно стоящего у стола Свеклыча, который держал на плече метлу. Криминалисты приступили к работе, и Вопрос Вопросович задал Свеклычу свой уже не первый за сегодняшний день вопрос.

– В котором часу вы вышли во двор?

– Согласно должностной инструкции в 4 часа 45 минут, ваше высокоблагородие, – Свеклыч вытянулся в струнку и щелкнул каблуками грубых сапог.

– Этого не нужно, – Вопрос Вопросович похлопал Свеклыча по плечу. – Вольно! Говорите проще, мы не в армии.

– Виноват, – Свеклыч выдохнул и обмяк. – При виде военной формы сработала привычка, я служил в 125 особой гренадерской дивизии Черви Морриса.

– Слышал про такую дивизию. Так что вы увидели во дворе, когда вышли из дома?

– Заскрипела открывающаяся дверь автомобиля, который стоял в арке, – сосредоточившись, медленно начал говорить Свеклыч, – двое забросили в него тяжелый мешок. Один из них сел внутрь металлического фургона, другой закрыл за ним дверь и проследовал в кабину. Затем запустили двигатель, автомобиль резко тронулся и выехал на улицу.

– Что вы подумали в этот момент? – Джордж записывал беседу в блокнот.

– Ничего особенного. Я и не успел подумать. Смотрю, а за столом спит Абзац. Извиняюсь, не помню по батюшке. Вот это меня сильно удивило. Обычно они играли до пяти часов, а то и дольше. А здесь спит. Мне кажется, он вообще не спит, все работает. А здесь спит. Пригляделся я к нему, а он как будто мутный. Я его осторожно концом черенка от метлы толкнул, он и проснулся, но явно не в себе. Долго озирался по сторонам, затем спохватился и улетел. Вскоре прилетел и спрашивал про Курсора, не мигал ли здесь. Нет, отвечаю, не мигал и, естественно, не прилетал.

– Опишите грузчиков и фургон подробнее. – Вопрос Вопросович крутил в руках одноразовый стакан, поднятый им из-под стола. – На экспертизу! Срочно! – он протянул стакан подошедшему криминалисту.

– В арке темно, никого и ничего не разглядел. Лишь когда фургон выехал из арки, я увидел, что он зеленый.

Джордж захлопнул блокнот:

– Зеленый так зеленый.

– Постойте, – Свеклыч смотрел на шотландскую юбку Джорджа – Мне кажется, но утверждать не буду, на одном из них было надето что-то похожее.

– Попробуйте вспомнить.

– Нет. Пожалуй, нет. Померещилось. – Свеклыч махнул правой рукой в сторону юбки.

Вопрос Вопросович вышел на середину двора и несколько раз громко хлопнул в ладоши. Затем обратился к жильцам, высовывавшимся из открытых окон:

– Попрошу тишины! Кто видел что-то подозрительное и не только сегодня утром? Прошу откликнуться!

В ответ тишина.

– Нас интересует зеленый фургон и три грузчика.

В ответ полная тишина.

– Обидно, – пробормотал Вопрос Вопросович и обратился к Свеклычу:

– Сколько дворников обслуживает двор?

– Я и Баклажкин.

– А где он сейчас?

– Отпросился у начальства. Срочные дела. Пошел в магазин, а затем на почту отправить посылку на родину для племянника в честь дня рождения.

Подошел криминалист из передвижной лаборатории и доложил, что в одноразовом стакане был напиток, содержащий алкоголь, а более полная информация будет получена позже.

– Я так и думал, – Джордж достал трубку и сунул в рот.

– Итак, мы имеем зеленый фургон и трех грузчиков. Один из них – белый и, по всей вероятности, с родимым пятном на руке. – Вопрос Вопросович вновь оглядел двор и жильцов в окнах. – Кто-то хорошо знал расписание утренней шахматной баталии.

– Об этом знали не только жители двора, но и многие сослуживцы в главном процессоре, – Джордж сунул трубку в карман. – Мне необходимо поиграть на скрипке.

– Хорошо. Едем в управление.

Они сели в автомобиль. По дороге Вопрос Вопросович звонил по телефону и давал указания, в том числе – велел изучить записи с ближайших камер видеонаблюдения и проанализировать информацию о находящихся на планете с визитами вирусах.

Первые подозреваемые

Джордж держал в зубах трубку и беспорядочно водил смычком по струнам скрипки. Вопрос Вопросович сидел за столом и разговаривал по телефону правительственной связи. Вошел сотрудник управления и разложил на приставном столе материал, который удалось собрать по факту исчезновения Курсора. Джордж оставил скрипку и сел за стол. Перелистав стопку отчетов работников контрразведки, он остановился на материале из гостиницы «Интурист». Плотнее придвинул стул, открыл первую страницу, и в этот момент Вопрос Вопросович положил телефонную трубку на аппарат.

– Что интересует наше правительство в первую очередь? – спросил Джордж, не поднимая глаз от отчета.

– В первую очередь они поинтересовались, что за звуки раздавались у меня в кабинете.

– Звуки не раздавались, а звучали.

– Они так не считают.

– Что ж, может, они и правы. Предлагаю вместе ознакомиться с отчетом из «Интуриста».

Из материалов следовало, что все постояльцы с 4 до 5 часов утра находились в номерах, кроме следующих вирусов:

1. Аппендицит. Покинул гостиницу накануне вечером, возвратился утром в 5 часов 15 минут с огромным мешком на спине. Видеокамера, установленная в вестибюле, зафиксировала, как он вошел с огромным, но не тяжелым мешком, обернулся на входе и угодил ногой в ведро с водой. Не заметив этого, продолжил шагать к лифту с ведром на ноге, пока его не догнала уборщица.

– Не заметить, что у тебя на ноге ведро с водой… – Джордж сжал губы и покачал головой, – он явно был взволнован.

2. Подснежник. Прибыл на планету Знания в 23 часа 07 минут согласно записи, сделанной на пропускном пункте. В гостиницу «Интурист» вошел в 5 часов 20 минут. Подъехал к гостинице на такси города Иероглифов.

– Третий из тех, кто сидел за рулем фургона, мог быть иероглифом, – Джордж постукивал трубкой о край стола. – Фургон бросили и пересели в такси.

– Не исключаю и такого развития событий. Где находился Подснежник всю ночь?

Вопрос Вопросович поднял телефонную трубку и отдал указание не выпускать из гостиницы Подснежника и Аппендицита до его приезда.

Под подозрение попали и три безобидных вируса: Шансон, Чердак и Пройдоха.

Шансон и Пройдоха вышли из гостиницы в 20 часов 10 минут. Шансон нес на плече зачехленную гитару, а Пройдоха так низко нагнулся под тяжестью рюкзака, что не видно было лица. Чердак из гостиницы не выходил, и дежурная по коридору утверждает, что не видела его с вечера и до сих пор.

Пройдоха возвратился в гостиницу в 5 часов 21 минуту, а в 5 часов 23 минуты вернулся Шансон. Но в 6 часов 30 минут оба покинули гостиницу, не прихватив багажа.

– Чердака могли вынести из гостиницы в чехле из-под гитары или в рюкзаке. – Джордж барабанил пальцами по столу. – И так же занести – в мешке. Или не заносить. Возможно, они вернулись забрать что-то важное и после этого исчезли все вместе.

Вопрос Вопросович снял трубку прямой связи с дежурным по управлению и распорядился объявить трех вирусов в розыск, а фото всех троих прислать в гостиницу «Интурист», куда они с Джорджем выезжают немедленно.


Вопросятка проснулся рано. Ему хотелось до начала занятий в школе повидать Подснежника и Стибрила. Как и положено всякому вопросительному знаку, в голове Вопросятки уже созрели первые утренние вопросы, но задать их было некому. Папа, как всегда, уехал на работу в контрразведку искать и обезвреживать нелегально проникших на планету вирусов. Мама приготовила завтрак и ушла на работу в бюро, чтобы подготовить и провести очередной опрос общественного мнения.

Вопросятка со школьным рюкзачком за плечами вышел из дома. К остановке подъезжал автобус, и он бегом припустился к нему. В автобусе стоял гул множества голосов. Пассажиры обсуждали утренние новости.

– Мне кажется, Курсор как глубоко верующий отправился по святым местам, ведь скоро Рождество Христово, – говорил один.

– Исключено, – отвечал ему другой, – он бы сообщил о принятом решении сослуживцам и предупредил родных.

– А может, он улетел далеко-далеко и там зацепился за что-то. Либо здесь замешаны вирусы, – высказался третий.

– Извините, – Вопросятка обратился к букве Ж. – Что случилось?

– Мигающий Курсор отсутствует на мониторе с 4 часов 45 минут.

– И как же обходимся без него?

– Вызвали папу, старика Курсора. Он, конечно, работает медленно, но что делать?

Вопросятка с роем вопросов в голове подходил к гостинице, и в этот момент к ней подъехало такси. Из задней двери вышел Стибрил с полупустой дорожной сумкой. Они радостно обнялись.

– Я знал, что с Курсором что-то произойдет, – сказал Стибрил.

– Вот с этого момента, пожалуйста, поподробней, – возле них как из-под земли выросли Джордж и Вопрос Вопросович. – Пройдемте в гостиницу.

Все разместились в номере Аппендицита и внимательно выслушали рассказ Стибрила о его ночных приключениях.

– Вы говорите, что они упоминали в своем разговоре Аппендицита, Подснежника и Лопуха? – задал первый вопрос Джордж.

– Да, – кивнул Стибрил, – и очень веселились при этом.

– Постойте, – вступил в разговор Лютик, высмаркиваясь. – Когда я уже сидел в автобусе, в него вошли три с виду безобидных вируса, и один из них едва заметно кивнул ботанику, уже сидящему в автобусе. Ботаник был одет в дубленку и меховую шапку. В реальном мире зима, но у нас тепло, и не обязательно носить вещи, неудобные в повседневной носке. И главное – у него были большие уши. Я еще тогда подумал, что его, по всей вероятности, зовут Лопухом. Эти безобидные вирусы поселились в нашей гостинице.

– Безобидные ли они? Вот в чем вопрос, – ни к кому не обращаясь, проговорил Джордж.

– Назовите, пожалуйста, время и номер рейса, на котором вы прибыли на планету, – попросил Вопрос Вопросович Лютика, а затем обратился к Джорджу:

– Попросите проверить пассажира Лопуха.

Вопрос Вопросович прошел к окну и вдруг, словно его осенило, спросил:

– Три безобидных вируса – это Шансон, Чердак и Пройдоха? Я прав?

– Точно! Как вы догадались?

– Контрразведка – дело серьезное! – Вопрос Вопросович заходил по комнате – Хотелось бы послушать разъяснения Подснежника и Аппендицита о том, как они провели эту ночь.

Аппендицит поднял руку и встал.

– Дело было так, – начал он. – Я вышел вчера вечером из гостиницы около пяти часов и направился в школу наряжать елку и составлять план новогоднего праздника. Елку мы нарядили, план составили, и поздним вечером я проводил Звездочку до дома. Возвращаться в гостиницу не хотелось, и я гулял всю ночь по городу и нюхал воздух.

– Дышал свежим воздухом, – поправил Лютик.

– Точно, дышал свежим воздухом.

– Мешок, который вы принесли в номер, – что в нем? – спросил Джордж.

– Мешок?! – Аппендицит растерялся от неожиданности, но, справившись с волнением, признался, что ездил за город за цветами и листьями для гербария, который он сделает, чтобы подарить Звездочке.

– Вас кто-то видел? Кто подтвердит ваше алиби? – не унимался Джордж.

– Грибы. Они ходили за мной и помогали собирать опавшие листья.

– А где мешок?

Аппендицит подошел к шкафу и достал из него огромный мешок с листьями. Открыл, показал, закрыл, убрал на место и сел.

Со своего места поднялся Подснежник, поправил очки, обвел взглядом присутствующих и рассказал свою историю.

Он отъехал от Интернет-вокзала в автобусе компании «Вирус-Транс», который довез его до пропускного пункта планеты Знания. Далее, за пропускным пунктом, его окликнул водитель такси и пригласил в машину. В уютном теплом салоне он вскоре уснул. По прибытии в гостиницу его разбудил таксист. Подснежник покинул машину и прошел мимо улыбающегося швейцара в вестибюль, где попросил у администратора ключи от забронированного для него номера.

– Пожалуйста, ваши документы, – попросил администратор, кланяясь.

Подснежник протянул удостоверение и в ожидании оформления придвинул к себе брошюры, лежащие на стойке. Первая приглашала всех на занятия гимнастикой. Вторая – в ресторан (в разделе «Завтраки» он насчитал двадцать пять блюд из риса).

– Извините, на имя Под Снеж Ник не забронирован номер. – Администратор был растерян. – Если желаете, я размещу Вас в любом свободном номере, выбор огромен, пожалуйста.

Тут же выяснилось, что в гостинице не зарегистрированы ни Аппендицит, ни Лютик, ни Стибрил. А после нескольких наводящих вопросов и вовсе выяснилось, что Подснежник находится в городе Иероглифов в гостинице «Интурист». Но Подснежник не растерялся – посетив ресторан и отведав блюда из риса, он заказал такси, которое и доставило его в город Знания.

– Как выглядел водитель такси, доставивший вас в город Иероглифов? – задал вопрос Вопрос Вопросович.

– Мне кажется, это был кабачок, – Подснежник пожал плечами, – я плохо в овощах разбираюсь. Лицо белое. На руках перчатки…

– Перчатки – чтобы не оставить отпечатков пальцев, – сделал вывод Джордж. – С какой инструкцией он вас ознакомил?

– Дал прочесть памятку пассажира такси. С какой целью? Я так и не понял. – Подснежник развел руками – Пожалуй, все.

– Кто может подтвердить ваше алиби? – задал еще один вопрос Джордж.

– Администратор гостиницы «Интурист» в городе Иероглифов, надеюсь.

– Хорошо, мы пошлем запрос и ваше фото в город Иероглифов. А пока…

Вопрос Вопросович не договорил – вошел сотрудник контрразведки. Он принес фотоснимки безобидных вирусов. После изучения фото выяснилось, что никто, кроме Лютика, этих вирусов прежде не видел.

– Попрошу вас, Подснежник, и вас, Аппендицит, не покидать гостиницу до особого указания, – и Вопрос Вопросович направился к двери.

– Папа, эта мера совершенно излишняя! – закричал ему в след Вопросятка.

Вопрос Вопросович вернулся, подошел вплотную к сыну и, грозя указательным пальцем, проговорил строгим и не терпящим возражений голосом:

– А ты чтобы через десять минут прибыл в школу! И не вздумай влезать в это дело!

Он шагнул, было, к двери, но приостановился, и в воздух во второй раз взметнулся указательный палец.

– Я перезвоню через двадцать минут директору школы и попрошу его не отпускать тебя с уроков. Освободи помещение!

Указательный палец вытянулся в сторону двери.

Выбора не было – Вопросятка поднял рюкзачок и поплелся к выходу.

– Джордж, запросите разрешение на проведение обыска в номерах Шансона, Чердака и Пройдохи, – распорядился Вопрос Вопросович, одновременно доставая телефон и набирая номер.

– Таксопарк? С дирекцией соедините, голубушка. Вопрос Вопросович на связи. Буква Т? Подскажите, есть ли у вас таксисты, работающие в перчатках. Да, спасибо. Угнано такси? Очень хорошо, едем, встречайте.

И Вопрос Вопросович обратился к Подснежнику:

– Вы можете сейчас поехать со мной для опознания?

– С удовольствием, – Подснежник уже шел к двери, поправляя на крупном носу очки. – Только переоденусь, не возражаете?

– Да, да, конечно. – Вопрос Вопросович повернулся к Аппендициту. – А вам я разрешаю покинуть гостиницу. Но сообщите сотруднику нашего управления свое местонахождение – вы можете еще понадобиться.

– Сообщаю, – не замедлил ответить Аппендицит. – Буду на школьном крыльце до окончания уроков. Затем – провожаю Звездочку и возвращаюсь в гостиницу. Вечером буду на Новогоднем балу.

– Нам достаточно и того, что будете в школе до окончания занятий. К этому времени мы найдем и Курсора, и зеленый фургон, и грузчиков. – уверил его Вопрос Вопросович и вышел.

Молоко и два таксиста

Вестибюль гостиницы «Интурист» Вопросятка покинул с чувством огорчения и обиды. Обидно, что его считают маленьким и не допускают участвовать в столь запутанном деле. Порыв ветра задрал края его расстегнутой курточки, и Вопросятка повернулся к ветру спиной. Он так и шел спиной вперед к автобусной остановке, глядя на гостиницу, все окна и форточки которой были наглухо закрыты из-за ветра – лишь на одном балконе ветер рвал огромные вывешенные на просушку штаны.

– Аппендицит может остаться без брюк, – подумал Вопросятка, – ветер того и гляди сорвет их с веревки.

Он уперся спиной в остановку. Судя по отсутствию народа, автобус только что ушел – значит, ждать придется долго. До двора, где проживает Абзац, десять минут пешком, но в другую сторону. Вопросятка закрыл глаза, постоял так несколько секунд и зашагал в сторону двора Абзаца.

Войдя во двор, он пообщался пять минут с группой бабушек и, получив от них полную картину утренних событий, направился к подъезду, в котором проживал Свеклыч.

Вопросятка вошел в сумрак подъезда и нащупал выключатель. Однако, свет включить не удалось – выключатель не работал. В полумраке Вопросятка спустился на несколько ступенек вниз к подвальной двери. За дверью что-то тихо шипело. Вопросятка приложил ухо к дверной щели и замер, вслушиваясь в звуки за дверью. Шипение усиливалось, и вскоре послышался шлепок, как если бы кто кинул мокрую половую тряпку на пол. Три секунды тишины, и шлепающие звуки приблизились к двери. Преодолевая нахлынувшее чувство страха, Вопросятка три раза стукнул в дверь. За дверью все стихло. Стукнул еще три раза. Тихо. Вопросятка потянул дверь – не закрыто. В коридоре было темно. Он шагнул вперед, и тут что-то метнулось, ухая на ходу, в сторону кухни, сбив в темноте ведро со шваброй. Шлепающие звуки стихли. Полная тишина. И вдруг с шумом открылась дверь, ведущая в комнату. В дверях появилась фигура. Вопросятка сразу узнал – это был Свеклыч.

– Кто здесь? Выходи! – устрашающе громко сказал Свеклыч и включил свет.

– Кто здесь? – еще раз, но уже тише, повторил Свеклыч, в упор разглядывая Вопросятку.

– Я, Вопросятка.

– Ты один? – Свеклыч выглянул за дверь.

– Один. Вас что-то беспокоит?

Вместо ответа Свеклыч подошел к стоящему в коридоре шкафу и резко открыл настежь обе его дверцы. Все оглядел и, ничего не найдя, двинулся на кухню, где перерыл все шкафы и заглянул под стол.

Когда очередь дошла до плиты, Свеклыч облегченно вздохнул:

– Ух ты, это молоко убежало.

– Куда? От кого?

– Наверное, в форточку. – Свеклыч потрогал форточку. – Мокрая. И на полу следы. Включил и забыл на плите, вот оно и убежало. От меня, конечно.

Свеклыч пододвинул стул к столу.

– Присаживайся. Чай будешь?

И, не дожидаясь ответа, подошел к окну и осмотрел двор.

– Ты один?

– Один.

– Хорошо. Итак, говоришь, молоко убежало?

– Это вы говорите, – Вопросятка перевел взгляд на плиту.

– Ну да, ну да, я говорю. – Свеклыч никак не мог прийти в себя. – А ты что говоришь?

– Я хотел поговорить с Баклажкиным.

– Еще не вернулся. Расстроится, что молоко убежало.

Свеклыч поставил чайник на плиту.

– Ух ты, я ведь заснул, а тут шум в коридоре. А мне приснилась в очередной раз атака на компьютерные сети. Я же солдат. Сегодня генерал приезжал, так в памяти все всплыло. Прилег отдохнуть, а оно приснилось.

– Он не генерал, полковник. – Вопросятка понимающе закивал. – Вы где служили?

– В дивизии Черви Морриса. Слышал?

– Да, это вошло в историю: захватив компьютерные сети, вы удерживали их до пяти дней.

– Молодые были. Да… Отборные войска, гренадеры… Ты с чем чай будешь?

– Могу просто чай.

– Сейчас посмотрим, что у нас есть. – Свеклыч стал шарить на полке. – Ах, сахарная пудра! Наверное, Баклажкин купил попробовать.

– Любите пудру?

– Нет, мне мед нравится, вкусно и полезно. Баклажкин предпочтение варенью отдает, а пудру, по всей вероятности, он хотел в молоко добавить. А оно убежало, вот незадача.

Выпили чаю. Вопросятка отодвинул чашку и встал из-за стола, собираясь уходить.

– Я позже зайду, можно? – и указал на телефон. – Разрешите?

– Звони, звони. И приходи – чаю попьем.

Вопросятка набрал номер телефона и вскоре ему ответили.

– Могу я услышать Абзаца? Где? В центральной библиотеке? До которого часа? Спасибо. – Он положил трубку, кивнул на прощание Свеклычу и вышел.

Во дворе дул сильный ветер. Его порыв отбросил Вопросятку назад, к двери подъезда. Наклонив голову вперед, он с усилием оторвался от двери и пошел навстречу ветру.

Свеклыч стоял у окна и, отодвинув край занавески, следил за Вопросяткой до тех пор, пока он не покинул двор.


На въездных воротах таксопарка Кабачков дежурил жгучий перец. Тщательно изучив документы Вопрос Вопросовича, он пропустил автомобили на территорию парка и долго смотрел ему вслед. Начальник таксопарка увидел въезжающий автомобиль и помахал рукой, приглашая подъехать его к отдельно стоящему такси.

– Скажите, пожалуйста, у вас работают только кабачки-вирусы? – задал первый вопрос Вопрос Вопросович.

– Таксистами – да. А вот механиками, слесарями, на мойке и на других участках – самые разные вирусы.

– Водители предпочитают работать в перчатках?

– Да что вы! Нет, никто не работает в перчатках, кроме Кабачо.

– Мы можем с ним поговорить?

– К сожалению, у Кабачо вчера была последняя смена, а теперь он уехал в отпуск к океану Науки. Но его автомобиль вы можете осмотреть, если это поможет быстрее найти Курсора. – Начальник таксопарка поднял воротник куртки. – Вы приехали, и ветер резко усилился.

– Увы, к сожалению. Многие знают и передают другим, что мы здесь. – Вопрос Вопросович также поднял воротник. – С этим сложно бороться.

Приступили к осмотру автомобиля. Начальник таксопарка Буква Т рассказал, что водители, заступившие в ночную смену, отдыхают четыре часа. Кроме дежурных, которые работают без перерыва.

Водитель-напарник Кабачо жил на соседней Лабораторной улице. Машину он поставил в двенадцатом часу ночи, сообщил об этом диспетчеру и ушел домой. В половине четвертого он подошел к автомобилю, и тут в его голову закралось первое подозрение – машина стояла слишком близко к бордюру. Произведя полный осмотр, он обнаружил в салоне под сидением пассажира пакет с сахарной пудрой.

– Больше ничего подозрительного. Сейчас он отдыхает после ночной смены. – Буква Т почесал нос и развел руками. – Вот такие дела.

Одна группа криминалистов осталась осматривать автомобиль, а другая вместе с Вопрос Вопросовичем перешла к такси, за рулем которого работал таксист в перчатках. Перчатки лежали здесь же, между передними сидениями, старые и затертые. Бегло осмотрев такси, Вопрос Вопросович задал вопрос Подснежнику:

– Что-то вам знакомо?

– Второе авто – нет: оно старое и потертое, а перчатки без кончиков пальцев. А тот таксист носил обычные тонкие перчатки, а салон автомобиля был новым, как в первой машине. Да там должны быть мои отпечатки пальцев!

– Правильно. – Вопрос Вопросович жестом пригласил Подснежника за собой. – Пройдемте к первому автомобилю.

Окунуться в прошлое

Ветер рвал одежду и волосы Вопросятки. С трудом преодолев двор и арку, он оказался на широкой улице и свернул направо. Чем дальше он отходил от двора, тем ветер дул слабее.

«Сосредоточься, действуй по порядку и двигайся вперед, – глядя себе под ноги, бормотал Вопросятка. – Что мы имеем?»

Аппендицит и Подснежник здесь ни при чем. Подснежника пытаются опорочить и уводят следствие по ложному пути, для чего подсылается таксист, который и увозит его в город Иероглифов. Затем таксист возвращается и, сев за руль зеленого фургона, въезжает в арку двора Абзаца. С водителем были еще двое, они и грузили мешок в фургон. Остается много вопросов, а главный из них – проживает ли во дворе кто-то из злоумышленников. Возможно, существует и четвертый, который и руководит операцией. В контрразведке пока под подозрением три безобидных вируса и некто Лопух. Про Лопуха еще ничего не известно, а вот фото Шансона, Пройдохи и Чердака необходимо показать Абзацу. Абзац сейчас в библиотеке.

Вопросятка достал из кармана фото троих безобидных вирусов (в гостинице при ознакомлении он незаметно оставил по одной фотографии себе).

В вестибюле библиотеки часы показывали 8 часов 30 минут, а значит, в школе начались занятия.

Из-за стойки навстречу Вопросятке вышла большая буква Б.

– Здравствуйте, у вас проблемы? Почему не в школе?

Лицо библиотекаря выражало обеспокоенность и участие.

– Исчезновение Курсора, вот проблема. И еще то, что в этом подозревают моих друзей. – Вопросятка скинул с плеча рюкзачок и достал библиотечную карточку. – Абзац у вас?

– Да, он мне все рассказал. Какой ужас!

Буква Б покачала головой и заахала.

– Где он сейчас?

– В Библии. С головой.

– Тогда мне тоже Библию.

– Почитать или окунуться?

– Окунуться с головой и желательно на туже страницу, что и Абзац.

– Абзац окунулся, чтобы проследить за волхвами. Очень переживает, прилетает по два-три раза в день. – Она взглянула на монитор и восстановила загрузку Абзаца. – Я окуну вас на ту же страницу, но не уверена что вы его застанете. Он мог переместиться, следуя за волхвами, дальше.

– Хорошо, окуните меня туда же.

Вопросятка прошел в кабину, снял с крючка и на ходу надел специальный рюкзак. Спустился по ступеням в маленький бассейн. Справа голубым светом загорелась лампочка, и бассейн быстро наполнился воздушной, как бы голубой, водой. Как только Вопросятка окунулся в воду-туман с головой, все погасло. И вновь загорелось. Он стоял за большими камнями, рядом никого не было. Осторожно высунув голову из-за камня, он разглядел вдали караван верблюдов.

– Далеко. Догонять нет времени, – прошептал Вопросятка и дернул за кольцо на левой лямке рюкзака. Катапульта сработала, все исчезло, а затем вновь все окутал голубой свет. Вопросятка снова оказался в наполненном бассейне, правой рукой нажал на зеленую кнопку и, удерживая ее, попросил библиотекаря переместить его на две страницы вперед.

– Перемещаю, – раздался голос – Вам лучше закрыть глаза. Окунаю.

Вопросятка закрыл глаза, досчитал до трех и открыл. В трех шагах перед ним между камней колыхалось прозрачное тело Абзаца – прячась за камнями, он смотрел в сторону проходившего мимо каравана верблюдов. Услышав за спиной шорох, Абзац обернулся.

– Здравствуйте, например, – вполголоса проговорил он.

– Здравствуйте, пожалуйста, – ответил Вопросятка и кивнул головой.

– Что опять случилось?

– Ничего нового. Прошу вас, взгляните на эти снимки, не напомнят ли они вам утренних зрителей, – Вопросятка протянул фотографии.

Абзац внимательно просмотрел все три, затем еще раз и медленно покачал головой.

– Не знаю. Я их видел боковым зрением, и у всех у них были большие белые лица. Хотя вот этот с рюкзаком имеет не маленькую физиономию…

Он протянул обратно фото и, замотав головой, запричитал:

– Не знаю. Я ничего не знаю. Я ни в чем сейчас не уверен. Ни в чем!

Он резко отвернулся к каравану.

– Вас беспокоят волхвы? – Вопросятка начал проникаться состраданием к этому совершенно прозрачному и глубоко ранимому жителю виртуального мира.

– Да, они. – Абзац почти плакал. – Плетутся и плетутся, а через неделю Рождество Христово. – Казалось, еще мгновение – и он зарыдает. – Что они себе думают? Вчера первую половину дня поили верблюдов, затем проверяли, целы ли подарки: золото, миро и ладан. Сегодня с утра тронулись в путь на полтора часа позже – видите ли, у одного из них живот заболел. Есть нужно меньше! А что у них приключится завтра?

Абзац с тоской в глазах смотрел на Вопросятку и ждал от него ответа.

– Все будет хорошо, – попытался успокоить Вопросятка.

Но Абзац не стал его слушать.

– Где же хорошо! В прошлом году в это время они были вон у той горы, – он указал рукой в даль. – Видите?

– Да, да, вижу, – спокойно ответил Вопросятка. – Все будет хорошо. Библия непоколебима. Все, что написано, не изменяется. Они прибудут на Рождество в нужное место и точно в срок. Вы должны свято верить в это и ждать прихода праздника. И не поддаваться всяким сомнениям.

– Я понимаю, – уже спокойно ответил Абзац, – но очень переживаю. Вдруг небо тучами затянет? А ведь им дорогу звезда указывает. Праздник-то, какой великий.

– Не затянет! – уверенно сказал как отрезал Вопросятка.

Абзац внимательно посмотрел на него.

– Ну хорошо, вы меня успокоили, – облегченно вздохнул он.

– Вот и отлично! А мне пора возвращаться. До свидания! – Вопросятка потянулся к кольцу на левой лямке рюкзака.

Ветреные мысли

Оба автомобиля покинули таксопарк, проехали без пробок по городу и остановились у гостиницы «Интурист». Ветер гнул деревья, срывал с них листья и, добавляя их к остальному мусору, швырял листья на окна гостиницы. Из первой машины, помогая друг другу, вышли Вопрос Вопросович и Подснежник, из второй – группа криминалистов. Все пригнулись как можно ближе к асфальту и, крепко держа в руках оборудование, двинулись к вестибюлю. Пыль и мусор забивались в глаза, уши и рот.

Едва они вошли в гостиницу, Вопрос Вопросович заговорил:

– Позвоните, пожалуйста, на телевидение и радио, – обратился он к поджидавшему их Джорджу.

Затем опустил воротник, пригладил рукой волосы, сделал глубокий вдох и продолжил:

– Попросите обратиться к жителям города с просьбой перестать думать о Курсоре и, тем более, о гостинице «Интурист» и дворе, где проживает Абзац. Все их одиночные мысли складываются вместе и, образуя целый ураган, врываются во все эти места в виде шквалистого ураганного ветра. Горожане совершенно не думают о том, что мешают работать нам и создают невыносимые условия для жителей района!

Все поднялись в номер Аппендицита. Диваны и кресла оказались застелены газетами с разложенными на них на просушку листьями. Пришлось переносить оборудование в номер Подснежника.

Поступило подтверждение из города Иероглифов – Подснежника опознали. Он действительно побывал в местной гостинице, а обнаружив, что попал не туда, заказал такси с небольшой обзорной экскурсией по городу, после чего машина отвезла его в город Знания в гостиницу «Интурист».


Джордж, не вставая с кресла, принялся пересказывать ход событий вчерашнего вечера и прошедшей ночи. Главными героями его рассказа были три безобидных вируса.

– Шансон, – начал он с выражением, – покинул гостиницу в 20 часов 10 минут, неся на плече чехол из-под гитары. Он дошел до остановки и свернул направо. В указанном направлении находится киноконцертный зал, принадлежащий таксопарку Кабачков. Мы посетили киноконцертный зал и, пообщавшись с директором, заглавной буквой К, выяснили следующее: Шансон прибыл с гитарой за 30 минут до начала концерта (если точно, то в 20 часов 30 минут) и проследовал в гримерную. Договоренность о концерте была достигнута две недели назад по телефону. Заранее по городу были развешаны афиши. Билеты продались быстро, полный аншлаг. Концерт, как и планировалось, продолжился до 23 часов 30 минут. После концерта поклонники в вестибюле накрыли стол и пили чай до утра, сопровождая чаепитие любимыми песнями. Со слов сторожа, Шансон покинул киноконцертный зал в пятом часу утра, неся на плечах огромный мешок. Гитару оставил, так как придет репетировать перед школьным Новогодним балом, в программу которого включен его номер. На изображении с видеокамеры, установленной на черном входе в гостиницу, хорошо видно, как он несет огромный мешок и при этом все время оглядывается. Вошел в гостиницу в 5 часов 21 минуту.

– Двор Абзаца находится между концертным залом и гостиницей. – Вопрос Вопросович рассуждал в слух. – Он мог бросить по дороге мешок, а с другим, полученным недалеко от двора Абзаца, войти в гостиницу.

– Пройдоха, – продолжил Джордж, – покинул гостиницу одновременно с Шансоном, но сел на 1043 маршрут автобуса, конечная остановка которого – у злоносящих болот. Водитель хорошо запомнил пассажира с рюкзаком – он вышел из автобуса на конечной остановке и направился к болотам. Мы связались с работниками канатной дороги, и они поведали нам о курьезном случае, произошедшем в 3часа 50 минут утра у билетной кассы, продающей билеты на поездку по маршруту «болота – город». Распугав немногочисленных пассажиров, в окно билетной кассы просунулась грязная голова с огромными глазами. Голова что-то бухтела и хохотала. Напуганный кассир вскоре пришел в себя и попросил пассажира снять с себя маску. Под противогазной маской скрывался безобидный вирус, который пять минут воодушевленно рассказывал, как он вышел из города вечером и пошел напрямую через болота в противогазной маске, чтобы не подвергаться воздействию одурманивающих газов. Как тонул, но все-таки прошел. Когда стихло радостное веселье, он представился. Это был Пройдоха. Он убыл в город по канатной дороге. В гостиницу вошел в 5 часов 23 минуты – весь грязный, уставший, но довольный. Где находился в 4 часа 45 минут – доподлинно неизвестно. Шансон и Пройдоха покинули гостиницу утром и, как выяснилось, отправились на экскурсию. Чердак видимым образом гостиницу не покидал, стало быть, и не входил, если только не спрятался в мешке Шансона.

– Если двое находятся на экскурсии, а это не вызывает сомнения, то место нахождения Чердака меня крайне беспокоит. – Вопрос Вопросович смотрел в пол, обхватив рукой подбородок. – И еще. Про Лопуха мы что-то уже знаем?

– Нет. На видеокамерах не видно его лица. – Джордж развел руками. – Он искусно прикрылся меховой шапкой.

– Профессионал! Разрешение на обыск получено?

– Да.

– Пожалуй, приступим.

– Извините, – Лютик поднялся со своего места и шмыгнул носом, – Можно мы с Подснежником и Стибрилом примем участие? Все-таки мы свидетели.

– Да, да, конечно, – Вопрос Вопросович двинулся к двери. – Пройдемте на восьмой этаж по лестнице – для ознакомления, я еще на ней не был.

Лестницу обследовали, но ничто на ней не привлекало внимания.

Все вошли в номер Пройдохи. На полу у окна лежал полупустой рюкзак, из него торчала ручка пистолета. Криминалист осторожно вытащил пистолет. Как оказалось, пистолет выполнял функции зажигалки, фонарика, ложки, вилки, пылесоса и еще много чего, но только не стрелял пулями. Грязная одежда, сапоги и противогаз кучей лежали в ванной комнате. На столе перед балконом в стеклянной вазе остывала кучка пепла.

– Сожгли инструкции, коды и шифры, – сделал вывод Джордж.

Номер Шансона утопал в цветах. Букеты занимали весь стол и были расставлены по всем углам. Из-за нехватки ваз и емкостей оставшиеся цветы лежали в ванной, залитые водой. Пустой мешок с остатками листьев и лепестков лежал у телевизора. В шкафу обнаружили сундучок с флакончиками, аэрозолями и мазями, который тут же отправили вниз в передвижную лабораторию. Семь наглаженных концертных костюмов висели в шкафу.

Номер Чердака пребывал в первозданном виде – полный порядок. Складывалось впечатление, что он в него лишь вошел, оставил вещи, взял что-то из длинного чехла и исчез. Чехол лежал на столе.

– В нем хранят что-то длинное, – Вопрос Вопросович наклонился над чехлом, – и это длинное раскладывается в длину. Но Курсор в этот чехол не поместится.

Открытый чехол по очереди крутили все желающие, но никто не мог понять – для чего он? Уже решили вскрыть обшивку, когда в номер ввалился Чердак, споткнувшись о вытянутые ноги криминалиста, забравшегося под кресло в поисках улик. Обведя всех полусонным взглядом, он обратился к Стибрилу, находившемуся ближе всех:

– А что, собственно, вы все тут делаете?

Первым очнулся от неожиданности Джордж. Он сидел на шкафу, свесив ноги.

– Извиняюсь, вы будете Чердак? – спросил он первое, что пришло в голову.

– Чердак. А вы кто? – он вновь обвел всех глазами. – Зачем взобрались на шкаф?

– Происходит генеральная уборка, – пришел на помощь Вопрос Вопросович, – протираем пыль на шкафах, под креслами и диванами. Вы отсутствовали, спросить разрешение было не у кого, вот мы и решили произвести уборку. Но все, мы закончили. Скажите, пожалуйста, интересный чехол, наверное, для флейты?

– Нет. – Чердак широко зевнул, да так, что его черная кепка съехала на затылок. – Нет, это из-под телескопа.

– Интересно, интересно, – загалдели все разом. – А можно поглядеть?

– Пожалуйста, но только осторожно! – Чердак поднял руку с вытянутым указательным пальцем вверх. – Он там, на чердаке. Уже установлен. У вас в распоряжении два часа, а я немного посплю и вновь пойду смотреть.

– А ваши товарищи любят смотреть? – Джордж поднял глаза к небу.

– Нет. Пройдоха только обещает подняться на чердак, но у него совершенно нет времени. Вчера принесли подробную карту болот, так он сжег ее в вазе. Сказал, что пойдет по компасу и все. Как отрубил. И прошел, я заглянул к нему в номер, там полна ванна грязной одежды. Сильная личность! – Чердак замолчал и сонно повел взором в сторону постели.

– А Шансон?

– Нет. Он все время репетирует.

– Скажите, пожалуйста, – Вопрос Вопросович подошел поближе, – неужели и тот гражданин в дубленке и меховой шапке, с которым вы ехали в одном автобусе, не интересуется звездами?

– Я догадался, о ком вы. О ботанике? Не так ли?

– Да, о нем, – Вопрос Вопросович закивал головой.

– Он поздоровался с Шансоном – так ведь он артист, его многие знают. Мы спросили: «Кто это?» А Шансон, – он как всегда, – отстаньте, потом скажу. Пока не сказал. Да я и не спрашивал больше.

– Так вы не ложились со вчерашнего вечера? – Джордж сочувственно покачал головой.

– Я и больше могу не спать. Но сейчас на улице ветер, все время летают какие-то предметы и закрывают звезды. Посплю пока два часа – и снова на чердак.


Выйдя от Чердака, все направились в номер к Подснежнику. Джордж поднялся на чердак, взглянул в телескоп и спустился.

– Троица безобидных вирусов не очень-то вписывается в схему с зеленым фургоном, – задумчиво произнес Вопрос Вопросович.

– Совсем не вписывается, – отозвался Джордж из другого конца комнаты.

Из лаборатории вернулись криминалисты, доставив сундучок на место. В нем оказались одеколоны, дезодоранты, кремы для рук и всякая мелочь. Ничего противозаконного.

– Почему вирус должен пахнуть не так, как он пахнет на самом деле? Для чего путать всех посторонними запахами? – Джордж рассматривал на свет один из флаконов.

– Артисты, – проговорил Вопрос Вопросович. – Джордж, что будем делать? Где искать Лопуха?

В это время у Лютика зазвонил телефон. Он вышел в коридор. Звонил Вопросятка.

– Что нового?

– Безобидные вирусы имеют почти стопроцентное алиби, – начал рассказывать Лютик, шмыгая носом – Вопрос Вопросович и Джордж решают, что делать. И где искать Лопуха.

– А подозрение с Аппендицита и Подснежника снято?

– Да, такси было в угоне, в нем обнаружен пакет с сахарной пудрой и больше ничего существенного. Такси угнали не далеко от таксопарка. Иероглифы опознали Подснежника.

– Фото Лопуха есть?

– Нет, он закрывался от камер меховой шапкой.

– Кто с ним знаком?

– Только Шансон. Чердак и Пройдоха видели его в автобусе в первый раз.

– Где сейчас троица вирусов?

– Чердак в гостинице, прилег отдохнуть, затем вновь пойдет смотреть на звезды. Шансон и Пройдоха на экскурсии.

– Где? – задал очередной вопрос Вопросятка.

– В библиотеке.

– В центральной?

– Да.

– Я сейчас здесь. Сижу в вестибюле и смотрю, как по телевизору диктор призывает жителей не думать о Курсоре, гостинице «Интурист» и дворе Абзаца.

– Что планируешь делать?

– Пойду искать Шансона и Пройдоху. Как найду – позвоню. И пожалуйста, скажи Аппендициту, чтобы снял свои штаны с балкона, а то сорвет ветром. Пока.

Песчаный пляж

Аппендицит, получив разрешение покинуть гостиницу, быстро-быстро собрал две охапки листьев для приготовления гербария и кубарем выкатился из гостиницы. Но его первым же порывом ветра отбросило назад, на входные двери. Повернувшись широкой спиной к ветру, он бережно прижал обеими руками листья к груди и попятился к автобусной остановке. Наконец спина уткнулась в павильон, он облегченно вздохнул и поднял глаза на гостиницу. Ветер приносил к ней все новый и новый мусор, который летал вокруг здания. Но вдруг весь мусор понесся, вытянувшись длинной змеей, прочь от гостиницы – видимо, мысли большинства горожан переключились на двор Абзаца.

– Штаны необходимо снять, а то торнадо их действительно унесет, – прижавшись к павильону, думал Аппендицит. Прозвучал сигнал подъезжающего автобуса. В полупустом салоне Аппендицит проехал до остановки «Школа» и направился к магазину.

– Как всегда? – спросил продавец.

– И шоколадку для Звездочки, – он утвердительно кивнул головой.

Войдя в школьный вестибюль, Аппендицит прошел в гардероб и поинтересовался:

– Звездочка пришла?

– Да, как всегда вовремя. Спрашивала о тебе.

– Отлично, – промямлил он, улыбаясь.

Аппендицит вышел из школы, достал первый пакет купленных в магазине семечек и расположился на крыльце, придвинув ногой урну. Но вдруг рука его остановилась на полпути к пакету, а рот остался полуоткрытым. Глаза уставились в одну точку, и лишь голова на шее поворачивалась вслед за вирусом, который проходил мимо школы. Метнувшись в гардероб, Аппендицит оставил листья для Звездочки, попросил присмотреть за семечками и выбежал из школы. На улице он догнал вируса и пошел за ним, соблюдая дистанцию.


Вопросятка подошел к библиотекарю.

– Будьте любезны, экскурсия из гостиницы «Интурист» в читальном зале? Или погрузились с головой в книгу?

– Они все ушли с головой в русские народные сказки.

– В какую именно?

– На это вам ответит Оглавление, оно выполняет в книге роль диспетчера. Желаете пройти в кабину?

– Да.


Аппендицит, пыхтя, семенил за вирусом, то и дело подтягивая на ходу штаны. За последнее время он здорово похудел. Вирус с огромным портфелем в руках в дубленке и меховой шапке, которая держалась на ушах размером больше среднего, двигался вниз по улице. По всей вероятности, к железнодорожному вокзалу, виднеющемуся вдалеке.

У памятника Первой Радиолампе его остановил наряд полиции. Аппендицит облегченно вздохнул и с надеждой взглянул на оставленную позади школу. Но полицейские после обмена любезностями вручили вирусу длинный шерстяной шарф, и он продолжил движение к вокзалу.

Войдя в здание, вирус занял очередь в билетную кассу. Аппендицит встал за ним. Цифра 6 стояла в очереди впереди вируса, она обернулась и смерила его взглядом с ног до головы, затем что-то шепнула. После чего вирус обернулся к Аппендициту и смерил уже его взглядом, затем, повернувшись к ожидавшей его цифре 6, утвердительно кивнул головой и открыл портфель. Цифра 6, многозначительно глядя на вируса, опустила в портфель меховые рукавицы.

Купив билет, вирус отошел от кассы. Аппендицит попросил у билетного кассира проездной билет до того же пункта назначения, убрал его в задний карман брюк, осмотрел зал и, обнаружив меховую шапку в буфете, с удовольствием направился туда же. Закусывая за соседним столиком, он не забывал посматривать, прикрываясь огромным бутербродом, в сторону меховой шапки. Вскоре тот встал, направился на перрон и сел в вагон. За ним через одно сидение расположился Аппендицит. Поезд отправился по расписанию, и Аппендицит, поглаживая живот, два раза зевнул, пытаясь побороть сон. Но после третьего зевка уснул. А вирусу в шапке не спалось, он что-то искал в портфеле. Затем обратился к соседу:

– Сколько времени мы будем в пути?

– 32 минуты.

– Успею!

И вирус покинул пассажирское место.


Поезд летел по скоростной железной дороге, минуя мосты и туннели. Мелькали поля, леса и населенные пункты. Но как бы быстро он ни передвигался, за ним внимательно наблюдала, глядя на монитор, обладательница женских часиков на левой руке.


Вопросятка открыл глаза. В трех шагах от него за столом сидело Оглавление и что-то объявляло в микрофон. Оно было похоже на скелет, только вместо костей у него были названия сказок.

– Вы определились, с какой сказки начнете? – обратилось Оглавление к Вопросятке, отодвинув от себя микрофон.

– Мне желательно с той сказки, в которой находится экскурсия из гостиницы «Интурист».

– Экскурсанты разошлись по разным сказкам.

– Тогда меня интересует, где находятся Шансон и Пройдоха.

– Они начали с Колобка. Я их отговаривала, пыталась объяснить, что Колобок последнее время проводит экскурсии экспромтом, то есть не только по своей сказке, – Оглавление протянуло руку к телефону. – Одну минуту. Сейчас выясним, где Колобок. Алло, здравствуйте, это дедушка? Колобок у вас? Ушел к бабе Яге. Один? Спасибо.

Оглавление положило трубку и стало размышлять вслух:

– От дедушки ушел не один, с Шансоном и Пройдохой. Но пошел не по своей сказке, а повел их к бабе Яге. Позвоним бабушке.

К телефону не подходили.

– Не подходит. Возможно, их всех троих в печке жарит. – Оглавление посмотрело на Вопросятку. – К сожалению, и такое бывает.

Оглавление собралось положить трубку, но в этот момент из нее раздался старческий голос.

– Алло, баба Яга на проводе. Кто звонит?

– Здравствуйте, бабушка. Я – Оглавление.

– Здравствуй, милое, тебе чего?

– Колобок заходил?

– Да, – баба Яга икнула в трубку.

– Скушали?

– Нет, милое, к его приходу я уже позавтракала.

– Он был не один?

– С ним два вируса. Повел их к Кощею.

– А где Кощей?

– А где ему быть в такую рань? Над златом чахнет.

– Спасибо. – Оглавление отключило микрофон. – Пошел не по своей сказке. Где они теперь? Не знаю.

– Я попробую сам их найти. Подскажите, как пройти к Кощею.

– Очень сложно, у нас не коридоры, а лабиринт. У нас самый настоящий лабиринт. Заблудитесь. Подождите-ка… – Оглавление протянуло руку и нажало на пульте кнопку.

– Лиса слушает, – раздалось из трубки

– Привет, Лиса!

– Привет!

– Придет Колобок, так скажи ему, что его экскурсантов здесь у меня ожидают.

– Он что, снова не один придет? – в голосе у лисы звучало недовольство. – Я не в театре работаю. Пришел, я его съела – и все. Мне зрители не нужны, тем более, если еще и слабонервные. Он перешел все границы, возомнил себя звездой. Мол вас, лис, много, а я один – Колобок. Что без меня делать будете? Как придет, я его сразу съем, без всяких разговоров. Надоел, зазнайка!

– Хорошо, хорошо, только отправь ко мне экскурсантов.

Оглавление посмотрело на Вопросятку.

– Колобок вышел из своей сказке и бродит по всем коридорам. Это может продолжаться долго, до тех пор, пока экскурсанты сами не запросятся обратно.

– Что же делать?

– Я дам вам клубок. Он покажет вам дорогу к Кощею, а если потребуется – то и далее, за Колобком. Клубок замигает зеленой лампочкой, если я раньше вас обнаружу Колобка, и в этом случае приведет вас ко мне. Подходит?

– Конечно! – Вопросятка разулыбался. – Мы найдем Колобка раньше, чем его съест лиса. Я в этом уверен.

Из-под стола появился клубок и, не останавливаясь, покатился по коридору. Вопросятка поспешил за ним. Миновав короткий коридор, на первом пересечении с другим коридором они свернули налево.


У Стибрила зазвонил телефон.

– Алло.

– Я есть хочу, – послышалось из трубки. – И у меня нет темных очков.

Послышалось непродолжительное сопение.

– Тут так солнечно!

– Где?

– На пляже.

– Не понял. Ты где?

– На пляже.

– На каком пляже?

– На песчаном.

– На берегу океана Науки? Так надо понимать?

– Да, так надо понимать.

– Как ты туда попал?

– С железнодорожного вокзала экспрессом.

– Пожалуйста, начни по порядку. Итак, ты вышел из нашей гостиницы. Продолжай.

Аппендицит подробно изложил Стибрилу, как он следил за вирусом в зимней одежде и меховой шапке до вокзала, как его разбудили в экспрессе на конечной станции и не накормили, как он шел по солнечному песчаному пляжу за объектом наблюдения до причала. Где объект и купил билет на паром до острова Открытий. Сейчас, ожидая начала посадки на паром, объект гуляет по пляжу в дубленке и меховой шапке, подвязал подаренный шарф и надел только одну рукавичку. На пляже много отдыхающих, но больше всего – улыбающихся смайликов. Серьезные смайлики работают на острове Открытий и еще в электронной почте. А когда у них выходной, они приезжают на пляж отдыхать и загорать. При этом сменив серьезное выражение лица на улыбку. Аппендицит еще раз напомнил, что голоден и продолжать слежку у него нет сил.

– Жди.

Стибрил по второму телефону связался с Вопрос Вопросовичем и известил о звонке Аппендицита.

– Хорошо, мы с Джорджем срочно вылетаем на вертолете на остров Открытий. Аппендицит может возвращаться.

Стибрил взял первую трубку.

– Аппендицит, возвращайся, но лишь после того, как паром с ботаником в меховой шапке отойдет от причала.

– Если не умру от голода, то вернусь.

– Ждем тебя, – и Лютик отключил связь.

Колобок

Колобок был абсолютно круглым, лысым, и от него вкусно пахло хлебом. Он много говорил, пел и охотно рассказывал Шансону и Пройдохе о сказочном мире. Покинув бабу Ягу, они направились в коридор, и Колобок запел:

– Я от дедушки ушел, я от бабушки ушел, – и вдруг как мячик отскочил в сторону. – Осторожно, прижмитесь к стене!

Шансон и Пройдоха вжались в стену. Мимо них на огромной скорости промчался серый волк, неся на спине Ивана Царевича.

– За невестой поскакали. – Колобок отлип от стены и покатился к ближайшей двери. – Зайдем к Кощею, он тоже жениться собрался. Серьезный мужчина, я вас с ним сейчас познакомлю.

Дверь, за которой обитал Кощей, сияла великолепием узоров из злата и серебра. Справа на стене висела табличка – «Кощей». Ниже – «бессмертный».

– А еще у вас есть Кощей смертный, – сделал вывод Пройдоха. – Правильно?

– Нет. У нас один Кощей. Вводит всех в заблуждение, будто бессмертный, а на самом деле его смерть на конце иглы.

Колобок постучал в дверь.

– Скажите, пожалуйста, как интересно, – уже не в первый раз удивился Шансон.

Кощей открыл не сразу – золото и драгоценности прятал, а после долго возился с запорами и замками. Открыв, поднял глаза на гостей и удивленно спросил:

– Колобок, а это что за ребята с тобой? Никак, лешие?

– Ты что? Темнота! Вирусы из Интернета, прибыли на экскурсию. Слыхал про таких?

– Яга говорила, что ее кот на своем компьютере вируса поймал. Лучше бы он мышей ловил.

– Эти вирусы безобидные. Уже безобидные. На гитаре играют и песни поют.

Кощей замотал головой и руками в разные стороны:

– Мне не надо. У меня гусли волшебные, сами играют. А этим скоморохам еще и платить нужно, а я, ты знаешь, жадный.

– Невесты щедрых женихов любят. Ты с невестой-то определился или как? – Колобок, подняв глаза к потолку, разглядывал золотую люстру. – Не упадет? Слишком тяжелая – столько золота и камней на нее нагрузил. Хорошо прикрутил?

Кощей кивнул. Тогда Колобок еще раз спросил:

– Определился?

– Яга говорит – к любой сватайся, отказа не будет. За тебя, за олигарха, всякая пойдет: и Василиса прекрасная, и Елена премудрая, и Марфа-царевна. Хотя я склоняюсь к Несмеяне-царевне. Серьезная девушка. А то у меня от смеха кости ломит. Мне бы такую, как мачеха в Морозко. Во злюка! Но замужем. Хороших сразу разбирают. – Кощей вздохнул и перевел взгляд на вирусов. – А вы, ребята, не стесняйтесь. Спрашивайте, если что интересует.

– Спасибо. – Пройдоха кивнул головой. – Не вижу охраны. У олигархов ведь всегда охрана.

– Мне без надобности. – Кощей приподнял голову и выпучил глаза. – Я бессмертный.

– А на кончике иглы? – допытывался Пройдоха. – Мы все знаем.

– Ух, Колобок, уже разболтал! – Кощей погрозил в его сторону кулаком. – Есть проблема. Спать не могу. Не знаю, где иглу хранить. Может, сейф купить?

– Как вариант, – вступил в разговор Шансон. – А что же яйцо?

– Поджарить могут на сковороде. Поймают утку – и все! Вон сколько дачников да охотников развелось.

Колобок враз засобирался и покатился к двери.

– Засиделся я у тебя. Пойдем дальше. А ты, Кощей, не забудь приглашение на свадьбу прислать.

Уже в коридоре Колобок запел:

– Я от дедушки ушел, я от бабушки ушел, я от Кощея ушел.

На следующей двери висела табличка «Царевна Лягушка».

– И к ней Кощей сватается? – поинтересовался Шансон. – Мы разве не зайдем?

– Сватается… Он ко всем сватается. – Колобок прокатился мимо. – К ней не пойдем. Болото, тина – обувь испачкаете.

– Я грязи не боюсь, – Пройдоха остановился.

– Зато я боюсь. У нее сыро, туман по утрам и вечерам, обои от стен отваливаются. На кухне плесень. Катимся дальше.

И Колобок покатился, уступив дорогу Илье Муромцу, грозно скакавшему на своем коне.

– Куда это он? – Шансон прижался к стене.

– Змей Горынычу головы рубить.

– Не торопится… Наверное, страшно на бой выходить?

– Нет. Просто читатель еще на первых страницах, и до схватки с Горынычем далеко.

– А мне очень нравится сказка «Волк и семеро козлят», – заявил Пройдоха.

– Не наша сказка, – замотал быстро-быстро головой Колобок. – Эта сказка в другой книге.

– Жаль, – со вздохом проговорил Пройдоха. – А я так мечтал побывать в ней! Выхожу из этой книги.

– Спокойно! Я вас отведу к волку. Но это нарушение. Никому ни слова.

Колобок покатился вперед, мимо беседующих у окна лисицы и журавля. Повстречав мужика в лаптях, спросил, в котором часу открывает Кот в сапогах. И услышав в ответ, что уже открыл и представляет новую коллекцию, прибавил оборотов своего кручения-движения.

– Поторопись ребята, – подгонял он вирусов, – у Кота новая коллекция, весь бомонд соберется: Красная шапочка, десяток волков из разных сказок. Под ноги смотрите, чтобы не наступить на мышку-норушку!

– А новая коллекция – это что? – Пройдоха шел спортивной ходьбой.

– Ты как-то шагаешь странно, – забеспокоился Колобок. – Все нормально?

– Да, спасибо! Просто тренируюсь в спортивной ходьбе.

– Молодец, тренируйся. У Кота новая коллекция. Он организовал свой магазин обуви так, что войдя в него из своей книги, можно выйти в коридоры множества других сказочных книг. У него склонность к бизнесу. Помните, как он без одежды оставил короля? Можно сказать, до нитки обобрал.

– А вот и магазин, – обрадовался запыхавшийся Шансон.

– Нет. Это магазин ковров– самолетов. Наш следующий.

Кот был не в шляпе и сапогах, а в джинсах и в футболке, на ногах летние туфли. Увидел Колобка и заулыбался.

– Очень рад тебя видеть. Как кроссовки? Удобно в них от бабки с дедкой уходить?

– Я доволен.

Колобок повертел ногой в кроссовке.

– Тебе и твоим друзьям скидка на все 15 процентов.

– Спасибо. Волк из сказки про семеро козлят не заходил?

– Был. Ничего не смог купить. Живот полный, уже съел козлят. Трудно наклоняться, чтобы примерить обувь. Зайдет позже.

– А сейчас он где?

– В свою книгу собирался вернуться.

Тут Кот вдруг подошел к одной из витрин, увидев что-то через стекло.

– Так вот же он! – он указал лапой за витрину. – Телевидению интервью дает.

И они вышли из магазина в книгу со сказкой «Волк и семеро козлят». Волк сидел в кресле и смотрел в направленную на него огромную телекамеру.

– Что бы вы пожелали нашим маленьким телезрителям? – задал очередной вопрос корреспондент.

– Слушаться маму. – Волк сыто икнул и обхватил передними лапами живот. – Извините, на чем я остановился?

– Вы пожелали нашим маленьким телезрителям слушаться маму.

– Да, да. Первое – это слушаться маму, второе – козла папу. И уже потом бабушек и дедушек. Меня слушать не обязательно и даже вредно для здоровья. Это относится не только к козлятам, но и ко всем ребятам. – У волка начали сонно слипаться веки. Но вдруг он встрепенулся. – Козы не видно?

– Нет, – успокоил его корреспондент.

– Тогда я посплю немного. Выключайте микрофон.

Волк задремал. А Колобок с вирусами вернулся в магазин. С противоположной стороны в дверь протиснулся медведь с дверью на спине. Так и держа ее на спине, он принялся рассматривать и щупать обувь, толкая покупателей.

– Вы не могли бы поставить свою дверь в сторонку, например, к той стене, – попросил один из покупателей.

– Украдут. Я ее стерегу, – буркнул в ответ медведь.

– Здесь можно где-то перекусить? – обратился Шансон к Колобку.

– У трех медведей, но только если их нет дома.

И они вышли через нужную дверь в сказки Толстого. Оглавление в лаптях указало на нужную дверь.

Машенька уже сидела за столом и ела похлебку. Они не стали ей мешать и сели за соседний столик. Похлебка понравилась всем. Шансон облизал ложку.

– Ой, как вкусно. – проговорила Маша, зевнула и потянулась. – Пойду, посплю.

– А нам пора уходить. – Колобок сделал таинственное лицо, указал глазами на дверь и прошептал. – Поскорее!

– А что случилось-то? – поинтересовался уже в коридоре Пройдоха.

– Скоро медведи вернутся, а они не любят оставаться без похлебки.

Едва они через магазин вернулись в свою книгу сказок, в коридоре погас свет и наступила полная темнота.

– Я думаю, нужно прижаться к стенке? – тихонько спросил Шансон.

– Пока не пойму, в чем дело, – шепотом ответил Колобок. – Немного подождем.

Одна, две, три секунды и – яркая огненная вспышка справа.


Вопросятка миновал четыре двери, прежде чем коридор разделился на два коридора поменьше. На этом «перекрестке» лежал огромный камень, к которому с двух сторон были придвинуты рекламные щиты.

Щит слева гласил:

«Налево пойдешь – найдешь:

1. Студия художественного свиста Соловья разбойника.

2. Обувь от Кота в сапогах на любую погоду.

3. Прокат самоходной печи от Емели.

4. Студия красоты – всегда свежие яблоки и вода двойной фильтрации от сказки «О молодце-удальце, молодильных яблоках и живой воде».

5. Свежие яйца от курочки Рябы».

На щите справа:

1. «Дедке и бабке требуется помощник по сбору урожая репы.

2. Змей Горыныч приобретет недорого костюм сварщика.

3. В сказку Царевна-Несмеяна требуются две пары калош.

4. Загадки, кроссворды, шарады в сказке «Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что».

Вопросятка повернул направо, что бы помочь дедке с бабкой собрать урожай репы, но вскоре остановился. Клубка не было. Вопросятка обернулся – клубок стоял на месте. Пришлось вернуться, и клубок покатился налево.


За первой огненной вспышкой последовала вторая, не менее яркая, а затем и третья.

Колобок сложил ладошки рупором и крикнул в сторону появления огня:

– Горыныч, это я Колобок. Прекрати, слышишь? И так душно. Включи свет.

Горыныч кончиком хвоста задел выключатель, и свет загорелся. Все три головы весело смотрели и хихикали.

– Ну как, страшно было? – спросила голова с левой стороны.

– Очень неожиданный, – Шансон медленно подбирал нужные слова, – эффектный выход на сцену.

– Я же говорила, говорила, – обрадовалась средняя голова, – а ты сомневалась. – Она посмотрела на голову справа.

– Я не сомневалась, я опасалась. Опасалась того, что мы случайно пошутим с Ильей Муромцем, и он вмиг нас отрубит. И притом не только вас, но и меня.

– Я с тобой не согласна, – заявила голова с левой стороны.

– А я не согласна так, что должна заявить протест…

– Все, все, все! Вы тут сами без меня, а я пошел. Пошли, ребята!

Колобок покатился и запел: «Я от дедушки ушел, я от бабушки ушел. Я от Кощея ушел, я от Кота ушел, я от Горыныча ушел».

Сначала Шансон, а затем и Пройдоха подхватили песенку. И так, весело напевая, они почти миновали дверь с надписью «Пузырь, соломинка и лапоть», но Пройдоха вдруг остановился.

– Мне хочется поглядеть на лапоть, – заявил он, обращаясь к Колобку. – Меня один раз назвали лаптем, хочу посмотреть.

– Нет, нет и нет! – категорически заявил Колобок. – Не пойдем. Будет трагический конец. Пузырь увидит вас и обязательно начнет смеяться, а потом от смеха лопнет. А мне его жалко, он такой же круглый, как я. Не пойдем.

– Хорошо. В таком случае зайдем к Аленушке и братцу Иванушке.

– Договорились, – Колобок кивнул. – Но предупреждаю: ничего не пить, тем более из копытца, а то козленочками станете.


Вопросятка шел за клубком, а тот все катился и катился мимо дверей, за которыми обитали сказки. Но вот, наконец, коридор вновь раздвоился и на камне Вопросятка прочитал:

«Налево пойдешь – ничего и никого не найдешь.

Направо пойдешь – то, что было обещано, найдешь».

Клубок покатился направо, миновал три сказки, магазин ковров-самолетов, магазин обуви, еще две сказки и остановился у дверей с надписью «Аленушка и братец Иванушка».

Вопросятка протянул руку к входной двери, но на ней висела табличка «Не входить, идет экскурсия». Тогда он уселся на ближайший подоконник и стал ждать. За окном находился точно такой же коридор, по которому двигался отряд богатырей. Тридцать три богатыря и с ними дядька Черномор, – сообразил Вопросятка. Он открыл форточку, и до него донесся голос, усиленный динамиком:

– Белка, срочно пройдите в свои апартаменты, вас ожидает поставщик золотых орешков с ядрами из чистого изумруда. Примите реквизит по накладным и сообщите Оглавлению о готовности. Читатель на третьей странице нашей сказки. Повторяю. Белка, срочно….

Вопросятка быстро встал и закрыл форточку, так как из открывшихся дверей сказки «Аленушка и братец Иванушка» выкатился Колобок. Через мгновение появились Шансон и Пройдоха. Аленушка сняла табличку и закрыла за собой дверь.

– Добрый день, Колобок, здравствуйте, друзья! – поздоровался Вопросятка.

– Здравствуйте. А мы знакомы? – протянул руку Колобок.

– Нет. Но я о вас много слышал. И очень рад познакомиться. – Вопросятка пожал протянутую руку. – Меня зовут Вопросятка, я с планеты Знания, и еще меня можно при желании найти через библиотеку в книге «Виртуальные приключения Вопросятки».

– Отлично. Будет время – заходите, чайку попьем.

– Спасибо. Могу я задать пару вопросов Шансону и Пройдохе?

– Пожалуйста. – Колобок отошел к подоконнику и тихонько завел: «Я от дедушки ушел, я от бабушки ушел….»

– Извините, – Вопросятка обратился к Шансону и Пройдохе, – вам известно, что мигающий Курсор уже несколько часов не выходит на монитор?

– Да, конечно, – закивал головой Шансон. – Когда мы ехали на экскурсию, об этом только и говорили в автобусе, да и потом, в вестибюле библиотеки.

– Вы обладаете какой-либо информацией по этому делу?

– Боюсь, что нет, – покачал головой Пройдоха.

– Шансон, будьте любезны, взгляните на это фото. – Вопросятка протянул вирусу снимок ботаника в дубленке, лицо которого закрывала меховая шапка. – Он вам знаком?

– Мне кажется, – начал Шансон, крутя фото, – что это курьер дипломатической почты. Я видел его однажды в посольстве планеты Ботаников. Я получал там визу на гастроли, а его хвалил в коридоре посол за вовремя доставленную дипломатическую почту. И еще. Когда я уходил, то внизу в гардеробе вновь с ним столкнулся. Ему, по случаю дня его рождения, гардеробщик подарил дубленку и шапку. Эти вещи кто-то оставил, и они уже три месяца висели на крючке без хозяина. Ботаник был очень тронут подарком. Пожалуй, все.

– Спасибо. Что ж, хорошей экскурсии! До свидания, Колобок!

Вопросятка улыбнулся, помахал рукой, после чего дернул кольцо на левой лямке рюкзака и исчез.

Тупик

Вопросятка медленно поднялся по ступеням из бассейна, повесил на крючок рюкзак и вышел в оживленный вестибюль библиотеки.

– До свидания. С наступающим Новым Годом! – он взял свой школьный рюкзачок и достал телефон.

– Привет, Лютик! Как у вас дела?

– Пока не очень. Ты нашел Шансона?

– Нашел. Ботаник в дубленке – дипломатический курьер вашей зоологической планеты.

– Да, мы уже знаем. Ждем тебя, на месте все расскажем.

– Буду через 15 минут.

– Хорошо, мы за это время вскипятим чайник.

Но поставить чайник Лютик не успел. В номер влетел Аппендицит с двумя пакетами продуктов и потребовал поставить не чайник, а самовар. Он был очень голоден и торопился в школу к окончанию последнего урока. Вскоре пришел Вопросятка. Ему подробно рассказали о путешествии Аппендицита к океану Науки, о перелете Вопрос Вопросовича на остров Открытий и о том, что вирус в дубленке имеет дипломатический паспорт.

– А что он делал на острове? – не мог не задать вопрос Вопросятка.

– Привез Новогодние поздравления Президента группе ученых с Зоологической планеты, уже два месяца работающих на острове по приглашению ученых планеты Знания.

– В каком направлении движется расследование? – Вопросятка откинулся на спинку кресла и смотрел в потолок.

– Сложно сказать. Вопрос Вопросович сам сообщил о курьере, а спрашивать о планах неудобно. – Лютик убрал носовой платок и потрогал самовар. – Готов.

– Спросим. – Вопросятка достал телефон. – Папа, добрый день! Как дела? Я сейчас у ребят в гостинице. Все пятерки за полугодие. Нет, я расследованием заниматься не буду. Просто всем интересно, меня и попросили позвонить. Таксопарк вызывает подозрение, и вы сейчас этим занимаетесь. Понятно. Хорошо. Логично.

Он отключил телефон и убрал в рюкзачок.

– И что? – спросил Подснежник.

– Тупик, – задумчиво произнес Вопросятка.

Стибрил поправил скатерть на столе. Вопросятка встал и заходил по комнате.

– Они в таксопарке. Там кто-то знал распорядок работы таксистов и угнал машину недалеко от парка. Им уже понятно, что угонщик незаметно отлучился из парка, угнал машину, встретил Подснежника и увез его в другой город, а затем поставил машину на место и вернулся на рабочее место. Во дворе Абзаца также кто-то знал об утренних играх в шахматы. И в том, и в другом случае свидетели указывают на сходство преступников с кабачками.

Аппендицит накрыл стол, разложил на нем содержимое пакетов и заварил чай. Затем спросил у Вопросятки:

– Ты был в школе? Видел Звездочку?

– Я позвонил классному руководителю и объяснил причину отсутствия на занятиях, а также узнал оценки. Звездочку, естественно, не видел. – Вопросятка остановился у накрытого стола. – Аппендицит, а у тебя не рано ли начались каникулы? И как ты закончил школу?

– Каникулы у нас начинаются за две недели до Нового года и длятся весь январь, – ответил Аппендицит с полным ртом. – За полугодие у меня только три четверки.

– Остальные пятерки??? – ахнули все разом.

– Нет. Остальные у меня тройки. Как говорит сторож нашей школы, тройка самая твердая оценка, она говорит о стабильности знаний.

– Интересно, по каким предметам четверки? – спросил Стибрил.

Аппендицит загнул первый палец:

– По первым блюдам, по вторым блюдам, – загнул второй палец и облизнулся, – и по третьим блюдам. Прошу всех к столу.

Все расселись, и за чашкой чая разговор вновь перешел на обсуждение исчезновения Курсора.

– Если не найдем до Нового года, – сказал Лютик, – праздник будет не веселый.

– Даже и не думай, – Вопросятка замотал головой. – Папа и Джордж найдут Курсора в ближайшее время. Аппендицит, а ты в каком костюме будешь на бал-маскараде?

– Хотел нарядиться зайчиком, пушистым, с морковкой в кармане, но меня отговаривают. – Аппендицит пожал плечами. – Говорят, таких больших зайцев не бывает. А медведем или бегемотом я и сам не хочу. Сейчас будем пробовать сахарную пудру, мне ее предложили в магазине вместо сахара.

Он взял в руки коробочку, повертел перед глазами, вскрыл и понюхал содержимое. Понюхал так, что третью часть сахарной пудры всосал в нос, как пылесос. После чего приоткрыл рот, моргнул несколько раз, выдохнул и глубоко вдохнул. Широко открытыми глазами обвел всех присутствующих и чихнул так, что из коробочки вылетела вся оставшаяся пудра. Она припудрила стол и окрасила лицо Аппендицита в белый цвет.

Все дружно взорвались смехом, в том числе и Аппендицит. Смеялись долго, но лицо Вопросятки вдруг стало серьезным.

– Мне пора, – сказал он и вышел из комнаты.

– Я за ним. – Стибрил встал из-за стола. – Он что-то задумал.

– А я в школу, – засобирался Аппендицит, на ходу засовывая в рот остатки еды. – Скоро уроки заканчиваются.

– В таком случае, мы с Подснежником отправляемся в магазин за новогодними костюмами к балу маскараду, – оповестил всех Лютик и шмыгнул носом.

Комната опустела.

В полной темноте

Стибрил защитил голову капюшоном от летящего песка и мелкого мусора. Преодолевая напор ветра, он подошел к автобусной остановке и спрятался за ней на короткое время, чтобы перевести дыхание. Перед ним возвышалась гостиница, вся серая от кружащегося вокруг нее мусора. Фигура Вопросятки виднелась в двухстах метрах.

«В сторону двора Абзаца идет», – подумал Стибрил и еще раз взглянул на гостиницу. Штаны Аппендицита рвало ветром.

– Молодец, – улыбнулся Стибрил, – крепко же он их зацепил. И почему не снимет? Странно. – Он посмотрел в сторону Вопросятки, натянул посильнее капюшон и двинулся за ним.

Вопросятка преодолевал порывы ветра, низко наклонив голову. Вот он вошел в арку двора Абзаца и ухватился за новые перила. Помогая себе руками, вскоре оказался во дворе. Здесь было немного потише.

– Свеклыч прикрутил, не иначе, – подумал Вопросятка с благодарностью.

Во дворе никого – сильный ветер разогнал всех по домам. Вопросятка с трудом открыл дверь подъезда и вошел. Свет горел. Спустился в подвал, остановился у дверей и прислушался, не бегает ли по коридору молоко. Тихо. Постучал и вошел. Дверь в комнату Свеклыча открыта настежь. Заглянул в нее и прошел к дверям Баклажкина. Постоял у дверей и тихо постучал. От несильного стука в дверь она тихо и плавно отворилась. В зашторенной полутемной комнате с маленьким окном – ни души. Вопросятка сделал шаг вперед и спросил:

– Есть кто-нибудь?

Тишина.

Он постоял, глаза привыкли к темноте. В комнате стояла железная кровать, стол, стул, телевизор, шкаф, гантели, сапоги. На противоположной от кровати стене висела картина. Вопросятка шагнул к ней, пытаясь понять, что изображено на картине.

А в это время из-под кровати его пристально рассматривала пара глаз, медленно наливаясь злостью.

– Ничего не понимаю, – пробормотал Вопросятка и вышел в темный коридор.

Обладатель злых глаз боком выкатился из-под кровати, тихонько вытянул за собой дубину, подкрался к двери и бесшумно открыл ее. Спиной к нему стоял Вопросятка. Мягко, как кошка, обладатель злых глаз сделал два шага и занес дубину. Но тут хлопнула входная дверь подъезда, и в подвал кто-то начал спускаться. Вопросятка двинулся к двери и открыл ее.

– Ты? – удивился он.

– Я, – ответил Стибрил. – Следил за тобой. Подождал немного во дворе, и вдруг какое-то тревожное чувство появилось. Вот и пришел.

– Никого нет. Выйдем во двор, может, они там.

Вопросятка поднялся по лестнице и попытался открыть дверь подъезда. Сразу не получилось. Навалились вдвоем. Кое-как открыли и вышли во двор. Ветер прижал их к стене. На счет три сделали глубокий вздох, наклонили головы и шагнули навстречу ветру. Но в этот момент все кругом потемнело. Едва успев поднять головы, они увидели, как на них сверху падает огромное темное облако. Оно запутало и поглотило друзей целиком, увлекая за собой в кромешную темноту. От ужаса они заорали не своими голосами.


Обладательница женских часиков на левой руке невольно улыбнулась, наблюдая на мониторе за тем, что произошло с Вопросяткой и Стибрилом. После чего максимально увеличила изображение.


Работники контрразведки внимательно изучили дела всего персонала таксопарка. Вначале водителей, затем работников шиномонтажа, мойки, слесарного цеха и, в последнюю очередь, – дежурных въездных ворот. В смену на воротах таксопарка дежурит два работника. Ночью каждый из них, по очереди отдыхает два часа. Огурец – работник круглосуточного буфета – сообщил, что прошедшей ночью дежуривший на воротах Бакласян не приходил пить кофе. Что было крайне удивительным и случилось впервые – Бакласян всегда приходил в часы отдыха, посидеть в буфете за чашечкой крепкого кофе и пообсуждать последние события. С Бакласяном дежурил Картофель, который и рассказал, что ночью его напарник куда-то отлучался. Точное время он не помнит, но где-то с одиннадцати часов вечера и до начала шестого утра, сказавшись больным. Утром Бакласян пришел с признаками недомогания на лице – бледный, почти белый и уставший. Но принял душ и посвежел. После смены за ним приехал товарищ на фургоне зеленого цвета, и они уехали. Куда – он не знает, и товарища Бакласяна видел в первый раз.


Продолжая кричать во все горло, Вопросятка протянул руку и ухватился за Стибрила. Тот прекратил орать, Вопросятка – следом.

– Что нас накрыло, в чем мы? – произнес Вопросятка.

– Попробуем встать, – вместо ответа сказал Стибрил.

Но встать не получилось. Облако придавило их к земле с такой силой, что удалось подняться только на колени. Друзья решили кричать и звать на помощь, но не успели – послышался грубый голос. Он исходил из глубины облака и медленно приближался к ребятам, что-то недовольно ворча. И вдруг голос прогремел над самыми головами.

– Кто вы? И почему создаете так много шума на моей территории?

Вопросятка откашлялся и, держась одной рукой за Стибрила, ответил – Я Вопросятка, со мной мой друг Стибрил. На чьей мы территории? И кто вы?

– Я вирус. Зачем вы забрались в этот парус или огромный мешок? Мне сразу трудно понять.

– Мы не сами, оно, облако, нас накрыло. Если можно, то помогите нам освободиться, пожалуйста.

Вирус что-то пробурчал, и облако задвигалось над головами ребят. А вскоре пришло и освобождение из плена. Перед ребятами, держа в руках огромный сверток материи, стоял Свеклыч.

Стибрил закрыл глаза, мотнул головой, открыл и подошел к Свеклычу.

– Штаны Аппендицита. Все-таки они слетели с балкона. – Он сунул руку по локоть в карман брюк и достал мятый листок с таблицей умножения. – Постирал брюки вместе с сухарем. Аппендицит больше думает о Звездочке, чем о своем желудке.

Свеклыч попытался растянуть в руках одну штанину, после чего произнес с удивлением:

– Это из гардероба вашего знакомого?

Получив утвердительный ответ, он удивленно качнул головой.

– Отлично. Пойдемте ко мне пить чай. Вам необходимо прийти в себя.

И все вместе они спустились по лестнице и вошли в коридор. На кухне хлопнуло окно.

– Молоко убежало, – догадался Вопросятка.

– Сейчас, посмотрим, – Свеклыч прошел на кухню. – Проходите, проходите, – махнул он рукой, приглашая за собой. – Молоко на месте. Странно. – Он положил крышку на кастрюлю и вышел в коридор. Постучал в дверь Баклажкина и, не получив ответа, вошел. Вскоре вернулся на кухню.

– Странно. Баклажкин вернулся минут 25–30 тому с новым карнизом. – Свеклыч морщил лоб и двигал бровями – Я поинтересовался, зачем ему новый карниз, а он промолчал. Теперь вот на кухне хлопнуло окно, и нет Баклажкина, и нет нового карниза. Странные вещи происходят последнее время. И еще эти ваши летающие штаны-монстры. Вы штаны заберете?

– Заберем. Стибрил отнесет их хозяину. – Вопросятка открыл крышку на кастрюле и взглянул на молоко. Убедившись, что оно на месте, закрыл.

– Скажите, а Баклажкин, он кто? – Вопросятка подошел к окну и выглянул во двор.

– Дворник.

– Я понимаю, что дворник. По происхождению? Он тоже служил в дивизии Черви Морриса?

– Нет. Мне он сказал, что он змеелов и баклажан. Но очень спортивный, по утрам делает зарядку, да и по вечерам, а иногда и днем. Я вот сейчас начинаю сомневаться, змеелов ли он. Молчаливый, замкнутый. На кухне гантели на полу бросит, или в коридоре штангу оставит, а я ходи, спотыкайся.

– У него есть особые приметы?

– Да. Шрам через все лицо. Но где получил, не говорит. Куда это он подевался?

Свеклыч выглянул во двор через голову Вопросятки и предложил:

– Чай пить будете?

– Нет. Спасибо. Нам пора. – Вопросятка засобирался. – До свидания!

– Пока, – Свеклыч потянулся за чайником.

Во дворе ветер вновь прижал друзей к стене дома. Они взялись за руки и, помогая друг другу, выбрались на улицу. Вопросятка достал телефон, позвонил Вопрос Вопросовичу и сообщил о странном дворнике баклажане со шрамом через все лицо. И поинтересовался, не попадают ли в поле расследования баклажаны.

– На воротах таксопарка прошедшей ночью дежурил баклажан, который отлучался с позднего вечера и до половины шестого утра. Вернулся почему-то весь бледный? – Вопрос Вопросович задал вопрос сам себе, помолчал секунду другую и продолжил. – Утром, после сдачи дежурства, за ним заехал баклажан на зеленом фургоне. Мы пытаемся обнаружить зеленый фургон.

– Наш дворник вернулся примерно 30 минут назад и сразу исчез, – Вопросятка сделал паузу. – Баклажаны могли напудрить лицо сахарной пудрой и потому выглядели, как некрупные кабачки-таксисты. И потому Подснежнику показалось, что руки таксиста были в перчатках.

– Согласен, – сказал Вопрос Вопросович. – Будем искать фургон и баклажана со шрамом. Сейчас передам информацию Джорджу. Что собираешься делать? Может, зайдешь домой пообедать?

– Хорошо.

И Вопросятка отключил телефон.

– Пойдешь обедать? – удивился Стибрил.

– Нет, конечно. Пойду в библиотеку. Я видел утром баклажана со шрамом. Узнаю, что он делал в библиотеке, и перезвоню.

Библиотекарь обрадовалась, увидев Вопросятку.

– Я уже не ожидала тебя увидеть в этом году. Что привело тебя на сей раз?

– Утром я видел здесь баклажана со шрамом по фамилии Баклажкин. Посмотрите, пожалуйста, что его интересовало? – Вопросятка снял свой школьный рюкзачок.

– Одну минуту. – Библиотекарь застучала по клавишам компьютера – Вот, пожалуйста, басни Крылова.

– Он читал или погружался с головой в книгу?

– Уходил с головой.

– Как часто он посещает библиотеку?

– Минуту. – Библиотекарь заглянула в компьютер. – Раз в неделю. Последние три дня каждый день.

– И какие книги его интересуют?

– Только басни Крылова Ивана Андреевича. Один раз он посещал книгу «Огненный меч вурдалака».

– Отлично. Он сейчас, случайно, не в библиотеке?

– Нет.

– Если придет, не говорите ему о нашем разговоре. А меня, пожалуйста, с головой в басни Крылова.

– Пройдите в кабинку.


Баклажан со шрамом поднялся на третий этаж и позвонил коротко четыре раза. Дверь открыл другой баклажан и пробурчал:

– Входи.

Затем он повернулся к стоящему за дверью баклажану с внушительной дубиной:

– Свои.

Баклажан со шрамом вошел. Из-за двери, оставив дубину, вышел баклажан в шотландской клетчатой юбке и спросил:

– Что нового?

– Ничего хорошего. – Баклажан со шрамом прошел на кухню, налил стакан воды и залпом выпил. – Они вышли на нас.

– Откуда информация? – Баклажан в юбке заволновался и сел за стол.

– Во-первых, от Джорджа. Во-вторых, вновь приходил мальчонка Вопроса. Ищет встречи со мной. – Баклажан барабанил пальцами по пустому стакану. – Я иду на встречу. А вы перекрасьте фургон, зеленый цвет хорош в лесу, где его не видно. А сейчас фургон уже ищут. Уходите в лес и ждите моего звонка. Не забудьте прихватить чемоданчик для перезагрузки.

– Что делать с Лопухом и всей этой аппаратурой? – спросил второй баклажан из коридора.

– Бросайте все и срочно уходите. Фургон необходимо перекрасить и замаскировать, накидав сверху веток.

Баклажан со шрамом двинулся к выходу.

Стрекоза и муравей

Уже в третий раз за сегодняшнее утро Вопросятка с рюкзаком на спине спустился в бассейн. Подождал, когда его накроет с головой, посчитал до трех и открыл глаза. На столе одиноко стоял микрофон, Оглавления не было видно. Вопросятка решил не дожидаться прихода Оглавления, вышел в просторный светлый коридор и остановился у первой двери с надписью «Стрекоза и муравей». За дверью слышалось сольное пение.

– С вас и начнем, – подумал Вопросятка и, как можно тише, открыл дверь.

Стрекоза репетировала за роялем, который стоял у окна, но ей видна была входная дверь. Увидев входящего Вопросятку, она искренне обрадовалась:

– Проходите, проходите, – спешила она ему навстречу. – Усаживайтесь на диван, а я буду петь. Что бы вы хотели услышать?

Вопросятка обвел взглядом просторную комнату, перегороженную посередине ширмочкой.

– Извиняюсь, а муравья можно услышать?

– Должна вас огорчить, он не поет. – В голосе стрекозы послышалось сострадание. – Все время работает у себя, там, за ширмочкой. Строгает, пилит, стучит. – И вновь оживилась. – А что вас интересует? Я про него все знаю, столько лет вместе.

– Видите ли, любезная стрекоза, к вам мог заходить посетитель со шрамом на лице. – Вопросятка взял со стола перо и чернила и нарисовал на листе Баклажкина. – Посмотрите, это лицо напоминает вам кого-либо?

Стрекоза взяла в руки рисунок и тут же швырнула его на стол.

– Как же, помню! Весьма не воспитанный тип. Говорит мне, а дело было поздней осенью, что, кумушка, лето красное пропела, оглянуться не успела. Оглядел помещение, заглянул через щелку к муравью и ушел. Мне и так было трудно, осень. Я очень даже не люблю осень. И он еще учить взялся вслед за муравьем.

– Все ясно. Спасибо. Мне пора. Извините. До свидания! – Вопросятка протянул руку к столу. – Можно я рисунок с собой возьму?

– Да, пожалуйста. До свидания! Заходите, всегда рада вам спеть.

На следующей двери красовалась табличка «Кот и повар», а ниже был прикреплен на кнопку лист бумаги с надписью «Коту продукты не предлагать». Вопросятка вошел. В просторном холле горел свет. Кот сидел на диване со свернутой газетой в лапе и облизывался, при этом с любопытством глядя на посетителя. Из холла на кухню вел небольшой темный коридор, в конце которого горел свет. На кухне гремел кастрюлями и ворчал на кота повар.

– Здравствуйте, я Вопросятка. А вы кот Василий?

– Просто Васька, – продолжал облизываться кот.

– Закончили завтрак? Вкусно было?

– Вкусно. Повар, правда, ворчит, но он уже два века подряд ворчит. Не обращайте на него внимания. Что вас привело к нам? Рыбки хотите?

– Спасибо, не голоден. – Вопросятка протянул рисунок. – Посмотрите, пожалуйста. Вам знакомо это лицо?

– Очень даже. Помню, как сейчас. Кушаю я сметану, и тут он заходит. Очень любезный: «Приятного аппетита, как дела? Что нового?» У меня полный рот, я ему – «мяу-мяу». А он: «Кушайте на здоровье, не отвлекайтесь». И ушел. Очень культурный.

– Больше не заходил?

– Нет. Я всегда в прихожей, мимо меня на кухню никто не прошмыгнет.

– До свидания. И спасибо. Мне пора. Рад был познакомиться.

– Взаимно.

За следующей дверью громко тявкала собачка, а надпись гласила «Слон и Моська». Вопросятка хотел, было, уже пройти мимо, как лай вдруг прекратился. Тогда он вошел. К нему тотчас подбежала Моська.

– Привет! Как поживаешь? – завиляла она хвостом. – Проходи, я только что закончила полемику со слоном. Я ему высказала все. И на все это у него не нашлось ничего в ответ. Он не прав, я ему это заявила в категорической форме. Он не прав уже более двухсот лет.

Слон сидел в кресле и смотрел телевизор, не поворачивая головы, будто и не слыша разговора в прихожей.

– Так чем обязана? – Моська наклонила голову на бок.

– Посмотрите, пожалуйста, рисунок. Помните посетителя?

– Помню. Была поздняя осень, я еще лапы промочила, пришла с прогулки и давай высказывать слону все, что я о нем думаю. А посетитель постоял-постоял, не дождался и ушел.

За следующей дверью стояла тишина. «Мартышка и очки» – прочитал Вопросятка и вошел. Мартышка примеряла очки.

– Проходите, проходите, – пригласила она. – Ничего не вижу. Я, знаете ли, к старости слаба глазами стала.

На рисунок взглянула, но ничего не смогла ответить. Только развела руками – не разглядела.

Вопросятка постучался и вошел в басню «Кукушка и петух», но его никто не заметил. Он громко поздоровался, но остался не услышанным. За столом напротив друг друга сидели кукушка и петух. Кукушка, открыв рот, слушала петуха, не пропуская и ловя каждое его слово восхваления. Вопросятка стоял и с любопытством смотрел за происходящим. Наконец, петух закончил и умолк. Вопросятка достал рисунок и протянул его сидящим напротив друг друга птицам. Но начать разговор не удалось, хвалить петуха принялась кукушка. Они слушали только друг друга, не замечая присутствия Вопросятки. Он обошел помещение, посидел на старинной кровати. Еще раз попытался с ними заговорить, но безрезультатно – птицы сидели за столом и без устали хвалили друг друга. Вопросятка подошел к столу, налил из графина воды, выпил и молча покинул басню.

Следующая дверь вела в басню «Лебедь, рак и щука». Все трое сидели на телеге и пили чай.

– Садитесь с нами чай пить, – предложил лебедь.

– С удовольствием. – Вопросятка взял протянутую ему чашку горячего чая. – У вас перерыв?

– Да. Чай попьем, отдохнем, и будем тянуть телегу каждый в свою сторону, – проговорил рак.

– Я предлагаю в воду, но они со мной не согласны, – прошелестела щука.

– Извините, коли у вас перерыв. – И Вопросятка достал лист бумаги. – Посмотрите на этот рисунок. Узнаете посетителя?

– Хороший парень, – зашевелил клешнями рак. – Он стал тянуть вместе со мной и воз тронулся. Но потом засмеялся и ушел. А воз и ныне там.

– Спасибо за чай. – Вопросятка спрыгнул с телеги, раскланялся и вышел в коридор.

В басне «Волк и ягненок» Баклажкина вспомнил ягненок. По его словам, он попрощался сразу, как только появился волк.

В басне «Ворона и лисица» на Баклажкина жаловалась ворона. Она рассказала, что он вошел в тот момент, когда она, на ель взгромоздясь, позавтракать, уж было, собралась. Тут же прибежала и лиса. А он спросил у лисы, хочет ли она сыра.

– Угости, – промурлыкала ему лиса.

Тогда он и говорит: «Ну, ворона, ты и красавица. С твоей-то внешностью только первые места в конкурсе красоты занимать. И голосок должно быть ангельский. Спой светик, не стыдись. Я и каркнула во все горло. Сыр выпал. Лиса ему – мерси, взяла сыр, и с ним была плутовка такова. И он сразу ушел.

Вопросятка подошел к басне «Квартет», и тут за дверьми ударили в смычки. Дерут – а толку нет. Вопросятка вошел. Его увидели, и репетиция прекратилась. Косолапый мишка засеменил навстречу.

– И ноты есть у нас, и инструменты есть. Скажи лишь, как нам сесть?

– Извините, господа, – Вопросятка пожал плечами, – я не специалист. Вам необходимо обратиться к соловью. Взгляните на этот рисунок, вы не спрашивали совета у того, кто здесь изображен?

Первой подбежала мартышка и схватила рисунок.

– Он! Он высоко отозвался о нашем коллективе и посоветовал пригласить ворону солисткой.

– Да, ему понравилось, – закивал головой и задвигал ушами осел.

– Он задержался у вас?

– Нет, сразу ушел, – затряс бородой козел.

– До свидания! И мне пора.

И Вопросятка откланялся.

Он вышел в коридор и задумался: «Что здесь делал Баклажкин раз в неделю? Ходил по басням и что-то искал? А в последние дни перед операцией посещал каждый день. Он получал здесь информацию и передавал свою. Но как? Через кого? Его здесь все помнят, и ни у кого он не задерживался надолго. Необходимо поговорить с библиотекарем», – решил для себя Вопросятка и дернул за кольцо на левой лямке.

Лопух

Положив брюки Аппендицита на полку в шкаф, Стибрил опустился в кресло и взял в руки маску бегемота.

– Думаете на него налезет?

– Самый большой размер, – Подснежник сдвинул очки на кончик носа. – Хочешь посмотреть костюмы?

– Позже, – Стибрил положил маску. – Выяснилось, что в деле замешаны два или даже три баклажана. Вопросятка просил сообщить вам, что они могли использовать сахарную пудру для перевоплощения в кабачки. Вот почему Подснежник и решил, что таксист в перчатках. Есть соображения?

– Есть, – ответил Лютик и шмыгнул носом.

– Да, есть, – закачал головой и Подснежник.

– Какие? – оживился Стибрил.

– После провала операции с участием змееловов, – начал Подснежник, – трех гладиаторов мы с Лютиком перегрузили в баклажаны. Это происходило на явочной квартире, которую они, я думаю, используют до сего времени.

– Они знали Подснежника в лицо, – добавил Лютик, – и поэтому таксист легко узнал его и проводил в свою машину. Сам же, чтобы не быть узнанным, припудрился сахарной пудрой.

– Ну вы и ЦэРэУшники! – Стибрил достал телефон и набрал номер. – Вопрос Вопросович, я передаю трубку Лютику, он сообщит вам важную информацию.


Баклажан со шрамом первым покинул подъезд и двинулся вниз по улице. Остальные двое направились к метро. Не привлекая внимания к себе, они вошли в вестибюль и приблизились к турникету. В момент открытия турникета для пропуска первого баклажана с чемоданчиком внезапно раздался звуковой сигнал и замигал маячок на проезжающей мимо метро полицейской машине.

Полицейские машины с разных сторон въехали на улицу и остановились у дома с явочной квартирой. Поднялись по лестнице, подобрали ключи и вошли в квартиру. Знак собака обследовал комнаты и указал одной лапой на дверь, а на второй выставил вперед три пальца. Он и еще двое полицейских спустились по лестнице на улицу. Вскоре полицейские вернулись и сообщили Вопрос Вопросовичу, что один вирус ушел вниз по улице, а еще двое в сторону метро.

Вопрос Вопросович молча кивнул головой и криминалисты приступили к обследованию помещения. В одной из комнат стоял аппарат, состоящий из бака и выходящей из него трубки змеевика, которая проходила через емкость с охлаждающей жидкостью. Рядом на столе стояла открытая банка с солеными огурцами и кружка.

– Что это? – удивился криминалист. – Они готовили здесь жидкую бомбу! Необходимо вызвать саперов.

– Не нужно никого вызывать.

Вопрос Вопросович подошел к аппарату и принялся активно крутить крышку, дергать змеевик, нюхать содержимое емкости.

– Все ясно, – произнес он вскоре. – Перед нами перегонный аппарат. Они использовали его для приготовления напитка, которому дали правильное название – лопух. Он содержит алкоголь. И у всякого, кто его употребляет, замедляется реакция, путаются мысли, он становится слабо реагирующим на окружающую действительность. Вообще, становится обыкновенным лопухом. По всей вероятности, они дали его Абзацу и, возможно, Курсору. – Немного помолчав, он добавил уверенно: – Абзац здорово лопухнулся!


Два баклажана проехали три станции метро и по одному вышли в город. Баклажан в шотландской клетчатой юбке сел в такси. Второй, в огромной черной кепке, уехал на автобусе. Но пути обоих вновь пересеклись на окраине города. Они вошли в автобус, следующий по автомагистрали к океану Науки.

Баклажан со шрамом прошел быстрым шагом почти до конца улицы, где и свернул налево в переулок. Переулок вывел его на улицу, на противоположной стороне которой стояло здание центральной библиотеки.


Вопросятка повесил рюкзак и вышел из кабинки. В задумчивости он вышел на середину вестибюля и остановился. Его взор невольно устремился через окно на улицу. Он вздрогнул от неожиданности. На противоположной стороне улицы, ожидая разрешающего сигнала пешеходного светофора, стоял баклажан со шрамом. Вопросятка крикнул библиотекарю: «В басни Крылова Ивана Андреевича!» – и захлопнул за собой дверцу кабинки.

Баклажан со шрамом поздоровался с библиотекарем и прошел в кабину. Двигаясь по коридору басен, он несколько раз оглянулся. Прошел басню «Кукушка и петух», остановился у «Зеркало и обезьяна». Постоял, делая вид, что читает табличку с кратким содержанием басни, еще раз оглядел коридор, вернулся назад и вошел без стука в «Кукушка и петух». Кукушка хвалила петуха. Он прошел мимо них, заглянул за штору окна, и в этот момент в комнату через другую дверь, установленную на противоположной стене, вошел коренастый вирус в военной кепке американского образца. Они встретились взглядом и молча кивнули друг другу. Баклажкин сел на кровать, а вирус в кепке взял стул и разместился у своей двери.

– Они знают, что мы баклажаны, – тихо произнес Баклажкин.

– От кого поступила информация?

– От самого. От Джорджа.

– Джорджу можно верить?

– Джордж в не всяких подозрений.

– Где сейчас Курсор?

– На конспиративной квартире. Работать на нас отказывается.

– Оставьте его там и перегрузите Бакласяна в Курсора, он высокого роста и разница будет несущественна. – Вирус снял кепку и покрутил ее в руках. – Вам удалось собрать аппаратуру по тем чертежам, что я передал?

– Да с аппаратурой все в порядке, но мощности хватит только на одну перезагрузку, Бакласян так и останется Курсором.

– Его предназначение быть Курсором. После перезагрузки Том отвезет его на объект, а ты проникни внутрь и подготовь площадку для приема.

– Как скоро?

– Приступайте немедленно. Они ищут баклажанов и скоро выйдут на вас. Все. Уходим.

– Нет, не уходим, – Из-под кровати выползал Вопросятка. – Вы оба арестованы! – И, распрямившись в полный рост, добавил: – руки вверх!

Баклажкин покрылся красными пятнами поверх фиолетовой кожи.

– Не прибил я тебя в коридоре, так сейчас прибью. Но в начале вытяну тебя в восклицательный знак.

Он встал и двинулся на Вопросятку.

Встал и вирус в кепке и остановил движением руки Баклажкина:

– Уходи, нужно спешить. Я сам.

Он повернулся спиной к двери, через которую вошел Вопросятка, и которая только что захлопнулась за ушедшим Баклажкиным.

– Попался. Ну и кто теперь будет задавать вопросы?

– Я и буду задавать. – Вопросятка принял стойку, удобную, чтобы отскочить в сторону при нападении. – Вы кто? Это мой первый вопрос.

– Я сержант армии Гладиаторов, – вирус улыбнулся, – но ты об этом никому не скажешь, не успеешь.

– Об этом вы скажете сами. – Вопросятка направил на него указательный палец, словно это был пистолет. – Вы арестованы!

Сержант медленно надвигался на Вопросятку, широко расставив руки и пытаясь загнать его в угол. Вскоре ему это удалось. Уткнувшись спиной в шкаф, Вопросятка сжал кулаки и с криком бросился на сержанта. Тот свел руки вместе, пытаясь его схватить, но Вопросятка, размахивая кулаками, пролетел сквозь руки, а затем и сквозь тело сержанта. Проскочил и остановился от удивления, а затем быстро повернулся. Тот уже обернулся к Вопросятке и растерянно держал руки перед собой. Они медленно пошли на встречу друг другу и, соприкоснувшись, прошли друг друга насквозь, не причинив вреда ни себе, ни противнику.

– Вы вошли в книгу через какой-то сайт? – первым пришел в себя Вопросятка.

– Да.

Вопросятка подошел к двери на сайт, но не смог ухватиться за ручку – рука проходила сквозь нее. Попытался толкнуть дверь, и рука ушла внутрь нее, уткнувшись во что-то упругое.

– Понимаю, – произнес он облегченно. – Дверь появляется тогда, когда кто-то входит на книгу с сайта. Вот почему я никогда ее и не видел.

Вопросятка повернулся и погрозил сержанту пальцем:

– У вас ничего не получится. Мы найдем Курсора, а баклажаны попадут в корзину.

– Вот вам с папой, – сержант сплел пальцы правой руки в огромную фигу и ткнул ее в лицо Вопросятки. – Видел?!

– Ну, это мы еще посмотрим. – Вопросятка в очередной раз дернул кольцо на левой лямке.

Два карниза

Вопросятка торопливо вышел из кабинки, на ходу забрасывая за плечи школьный рюкзачок. Направляясь быстрым шагом к выходу, он вспомнил о библиотекаре и повернулся к ней:

– С наступающим Новым годом! До свидания!

– До свидания. Приходи после школьной елки, буду рада тебя видеть, – улыбнулась ему в ответ буква Б.

Перейдя улицу по пешеходному переходу, Вопросятка повернул в сторону гостиницы, достал телефон и позвонил папе.

– Представляешь, я видел баклажана со шрамом, – выпалил он.

– Где?

– В библиотеке. И еще другого вируса в военной кепке.

– Так?!

– Я подслушал, о чем они говорили. Они встречались в библиотеке в книге басен Крылова Ивана Андреевича.

– Так?! И о чем?

– В разговоре они упомянули Джорджа. Якобы, информацию получают от него.

– Интересно. Что еще? – Вопрос Вопросович был явно шокирован полученной информацией. – Ты в порядке?

– Да. Все хорошо. Вирус в военной кепке дал указание перегрузить одного из баклажанов в Курсора. Курсор отказался работать на них и пить какой-то лопух.

– Естественно. У нас не может быть предателей. – Вопрос Вопросович смолк и после небольшой паузы спросил: – Так говоришь, информация поступает от Джорджа?

– Да. Ерунда какая-то.

– Вовсе и не ерунда.

– Ты что? Думаешь Джордж ЦэРэУшник? – Вопросятка остановился.

– Да нет, нет. Что ты, – успокоил его Вопрос Вопросович. – Ты куда направляешься?

– В гостиницу к ребятам.

– Вот и хорошо. Я тебе скоро позвоню, а ребята расскажут о последних событиях.

Вопрос Вопросович отключил телефон. Он стоял в коридоре конспиративной квартиры вирусов и смотрел через открытую дверь на окно в средней комнате. На окне не было штор. Он прошел к двери первой комнаты и заглянул в нее – шторы висели. В третьей комнате окно зашторено. «Ладно», – сказал он сам себе и набрал номер телефона.

– Джордж, что нового?

– Ничего. Никаких интересных фактов и событий, – ответили в трубке.

– Джордж, дружище, а скажите вы мне, пожалуйста, – Вопрос Вопросович остановился на мгновение, – кто у вас садовник?

– Том Бакл. А что?

– Он баклажан?

– Да.

– Мы уже точно знаем похитителей Курсора, это три баклажана. Один из них, по всей вероятности, ваш Том Бакл. Отключите и отдайте специалистам свой телефон и свою одежду, в ней полно жучков. Они слушали все, что вы говорите. И сейчас, возможно, слушают наш разговор. Но, тем не менее, немедленно высылайте в свой дом группу захвата. Один баклажан ушел с конспиративной квартиры в сторону библиотеки, где его и видел Вопросятка. А двое других направились к метро и далее, возможно, к вам домой.

– Я все понял, направляю наряд полиции к дому.

И Джордж отключился.


Полицейские с двух сторон въехали на улицу, где проживал Джордж. Никого не встретив, обследовали дом и участок, где также никого не обнаружили, однако нашли чемодан, набитый деньгами. Знак собака взял след и пустился бегом за угол дома. Все – за ним. Миновали двор, и в саду он вдруг остановился и показал лапой, что это ложный след.

– Они у вас не появлялись, – сообщил по телефону старший полицейского наряда Джорджу.


Черный фургон, за рулем которого сидел Том Бакл, мчался по улицам города с максимально разрешенной скоростью. Рядом с ним сидел, уткнувшись головой в потолок, фиолетовый Курсор в огромной черной кепке. Аппаратура перезагрузки, собранная своими силами, дала сбой, и цвет баклажана не изменился. Курсор сидел в мешке, и только голова была на свободе.

Некоторое время назад они добрались на автобусе до леса, где стоял спрятанный фургон. С большим трудом освободили кабину и кузов от грибов, которые расположились на отдых целой грибницей. А затем, используя ранее приготовленную краску, перекрасили автомобиль в черный цвет. Все это время грибы стояли, плотно окружив автомобиль, и внимательно наблюдали за происходящим. Лишь иногда показывали друг другу на фургон пальцем и кивали.

Машина свернула к зданию главного процессора, и Том Бакл вышел из кабины. Озираясь кругом, он обошел автомобиль и открыл дверцу перед фиолетовым Курсором. Снял с него кепку и надвинул на голову капюшон. Затем аккуратно достал его из салона и, взвалив вытянувшегося во всю длину Курсора на плечо, понес вдоль здания. За четвертым подъездом он сел на лавку, чехол с Курсором привалил к дереву и стал ждать. Ждать пришлось недолго. Вскоре на втором этаже открылось окно, из него высунулся Баклажкин. Том убедился, что его никто не видит, взял Курсора, как копье, и метнул в открытое окно ногами вперед.

Баклажкин находился в мужском туалете второго этажа. По дороге в главный процессор он увидел висящую на дверях магазина табличку «учет» и унес ее с собой. Чтобы никто не вошел и не помешал осуществлению плана, он повесил ее на двери в туалет.

Курсор влетел в окно и стукнулся ногами о стену, после чего упал вниз, на подхватившие его руки Баклажкина, который ловко освободил его от чехла. Затем, молча похлопав Курсора по плечу, Баклажкин взял его, как оглоблю, и сунул головой в заранее открытое вентиляционное отверстие. Курсор полез внутрь, и скоро его ботинки уже исчезли в вентиляции. Баклажкин закрыл вентиляционное отверстие, вышел из туалетной комнаты, снял табличку и бросил ее под ближайший диван. Оглядевшись по сторонам, он проследовал к дверям операторской, где и расположился на мягком диване, ожидая дальнейшего развития событий.


Тем временем Том Бакл отогнал угнанный автомобиль на автостоянку, где его и бросил. Затем сел в такси, которое доставило его до пропускного пункта в канал Интернета. Войдя в помещение, он расправил складки шотландской юбки, предъявил удостоверение работника контрразведки на имя Тома Бакла и благополучно покинул планету Знания.

Захлопнув дверь пропускного пункта со стороны канала Интернета, он облегченно выдохнул. Затем вздохнул полной грудью и, напевая военный марш, неспешно двинулся по тротуару вдоль палаток сайтов. В прекрасном настроении он проследовал мимо перекрестка, разглядывая товары на сайтах и наслаждаясь свободой. И вдруг сайт с яркой вывеской «Кукольный театр» вызвал в нем удивление, а содержание афиши привело его в восторг.

– Весь мир – театр, – произнес он вслух, поднял глаза и правую руку к небу и так стоял некоторое время. Затем решительно направился к входу.


Баклажкин недолго ждал развития событий. Вскоре за дверью раздался удивленный крик, затем другой. Он бросился к двери, приоткрыл ее и увидел следующее: на полу валялась оторванная вентиляционная решетка, а из отверстия в облаке пыли вылезал Курсор. Когда его ноги достигли пола, он встал, осмотрелся по сторонам и объявил:

– Я – Курсор.

Поднялся неимоверный радостный шум, все спешили обнять серого от пыли Курсора и пожать ему руку.

– Что? Что случилось? – спрашивали его со всех сторон.

– Застрял. Досадная неудача, – твердил он, поворачиваясь в разные стороны, – мне бы на монитор, сменить папу.

– Да, да, конечно.

Все засуетились и стали расходиться, а Курсор направился к двери с надписью «курсорская».

За дверью находилась небольшая комната с монитором на стене. Перед ним на столе стоял электрочайник и три чашки с чаем, тарелка с конфетами и банка меда. Из ниоткуда, спиной к серо-фиолетовому Курсору, предстал многоликий Курсор. Он взял чашку с чаем и отпил глоток.

– Здравствуй, брат, – произнес ложный Курсор.

Многоликий Курсор обернулся и радостно воскликнул:

– Привет! Ты откуда?

– Из вентиляции. Застрял. Вот, весь в пыли.

Он похлопал себя по брюкам, из которых поднялась туча пыли.

На мониторе загорелась лампочка в виде стрелки в правом нижнем углу.

– Я сейчас. – Крикнул многоликий Курсор и исчез.

Но тут появился средний брат, Крестик. Он вырос прямо перед ложным Курсором.

– Нашелся! – Обрадовано воскликнул он. – Это хорошо, а то папа волнуется. Ты где был?

Застрял в вентиляции, – ложный Курсор все больше входил в роль. – Чайку налей!

– Какой тебе чай? Ступай, смени отца!

– Успею. Конфеты вкусные?

Серо-фиолетовый Курсор развернул конфету и сунул в рот. Громко чавкая, потянулся за другой, но его руку остановил средний брат:

– Ты же не любишь конфеты?

– Это я так, попробовать. – Бакласян понял, что выдает себя. – Пора на монитор.

– Так иди, чего ждешь?

– Устал, что-то. А не выйти ли мне через принудительную загрузку? – Бакласян хитро прищурился.

– Иди уже быстрей.

Крестик нажал на кнопку внизу монитора, и Бакласян исчез из комнаты.

– Странный он какой-то, – произнес в задумчивости Крестик.

Вновь появился старший брат многоликий Курсор.

– Почему такой задумчивый? Брата видел?

– Видел, странный он какой-то.

– И мне он показался странным, – раздался голос из стоящего в углу кресла. – Он как будто меня не признал. Иди, говорит, отдыхай, папаша. Он меня так никогда не называл. Только папа.


Баклажкин закрыл дверь в операторскую и направился к выходу. Радостная весть опережала его. Коридор наполнился веселыми голосами.

– Радуйтесь, радуйтесь. Недолго вам осталось веселиться, – зло ворчал он себе под нос.

Покинув главный процессор, он перешел на другую сторону улицы и сел в павильоне, ожидая автобус. К главному подъезду подъехали два автомобиля. Среди пассажиров был Вопросительный знак. Баклажкин зло сощурился и плюнул в его сторону.


Оба сына вмиг исчезли, оставив в кресле одного старика Курсора. На мониторе они появились вблизи левого угла и сразу поняли, что произошло. После ухода старика Курсора Ложный Курсор спустился в нижний левый угол монитора и нажал на пуск. После чего направился к окошечку «завершение работы». Но добраться не успел – его остановил на огромной скорости летящий многоликий Курсор стрелочкой вперед. От столкновения многоликого Курсора откинуло в сторону, и он упал на спину. Бакласян устоял на ногах, но стоял неуверенно, покачиваясь из стороны в сторону и тряся головой. И вот его вновь попытались сбить с ног. На этот раз среднему брату Крестику это удалось, их отбросило на середину монитора. Оба лежали на рабочем столе и трясли контужеными головами. Первым пришел в себя Бакласян и на четвереньках пополз к левому углу. Но очнувшийся Крестик произвел отмену, и окошко свернулось.

Бакласян приподнял голову – на пути у него стоял многоликий Курсор. Бакласян заревел, как раненый лев, поднялся на ноги, сделал один шаг, но вновь упал и стал медленно удаляться от изумленных братьев в сторону правого нижнего угла монитора. Его тащили туда веревкой, зацепив за правую ногу, а он рычал, ругался и плакал, в то же время пытаясь схватиться за что-то на рабочем столе. Но его все ближе и ближе подтаскивали к правому углу. Наконец, он исчез с монитора. Наблюдавшие за происходящим братья-курсоры опомнились и также покинули монитор.

Бакласяна стащили с монитора и связали веревкой. За происходящим наблюдал Вопрос Вопросович. Он только что прибыл в главный процессор. Благодаря информации, полученной от Вопросятки, на мониторе установили петли ловушки – лассо. В одну из них и угодил ложный Курсор.

– Вопросы можете не задавать, – исподлобья проворчал Бакласян, – я отвечать не буду.

– Знаю.

Вопрос Вопросович повернулся к сотруднику контрразведки:

– Итак, что мы знаем о баклажане со шрамом?

– Баклажан со шрамом вошел в главный процессор по ложным документам, выданным на имя работника контрразведки. На данный момент он покинул главный процессор, его местопребывание не установлено. И еще: через пропускной пункт по поддельным документам ушел в Интернет Том Бакл.

– Баклажкина вам не найти, так же как и Мигающего Курсора, – злорадствовал Бакласян. – А ваш главный процессор мы все равно отключим. Факт!

– Я обещаю, что Баклажкин составит вам компанию в корзине.

Вопрос Вопросович повернулся к работнику полиции:

– Уведите, пожалуйста.

Ложного Курсора увели, и Вопрос Вопросович достал телефон. Он позвонил Вопросятке и рассказал о последних событиях, поинтересовавшись, что нового у ребят и какие планы.

– Готовимся к Новогоднему балу! Костюмы уже готовы. – Вопросятка помолчал и добавил – Мне не дает покоя карниз. Свеклыч видел, как Баклажкин принес новый карниз, а уже через двадцать минут его не оказалось в комнате. Куда он подевался?

– И мне не дает покоя карниз, вернее – его отсутствие в одной из комнат на конспиративной квартире баклажан. – Вопрос Вопросович некоторое время молчал в трубку, а затем дал наставление Вопросятке: – Ни во что не вмешивайся. Готовьтесь к Новому году.

– Хорошо, папа.

– А я навещу маму.

– Хочешь навестить маму?

– Да. Это будет к стати. Тем более я рядом.

– Передавай привет!

Мама

Вопрос Вопросович прошел по коридору главного процессора к лифту. Войдя в кабину, нажал кнопку «минус третий этаж».

По хорошо освещенному пустому коридору, украшенному картинами и фотографиями первых вычислительных машин и компьютеров, Вопрос Вопросович миновал три двери и свернул налево. Это был холл перед красивой массивной дубовой дверью. Он постучал в нее и вошел.

За дверью находилась огромная комната. Вдоль стен располагались шкафы с горящими на них лампочками, кнопками и рубильниками. На дверцах шкафов были нанесены многочисленные трафареты с надписями и числами. У дальней стены, за небольшим пультом, в темно-синем рабочем халате и домашних тапочках сидела мама. Она еще какое-то время продолжала вязать, быстро-быстро двигая спицами, но, довязав до нужной петли, отложила вязание в сторону и подняла глаза.

– Батюшки мои, – ахнула мама, – какими судьбами, сколько лет мы не виделись? – она встала со своего кресла – Безумно рада тебя видеть. Как жена? Как Вопросятка? Наверное, уже в садик ходит?

– Бери выше, уже в школе выпускной класс.

– Как бежит время… А ведь я помню, когда и кому он задал свой первый вопрос. Молодец, что зашел.

Она поправила пристегнутую к халату карточку с надписью «Материнская плата» и посмотрела на посерьезневшее лицо Вопрос Вопросовича.

– Понятно. Про младшего Курсора вопросы задавать будешь?

– Да. Необходима информация. Любая.

– Хорошо. С кого начнешь? – Она провела рукой, указывая на шкафы.

Первый по стене стоял самый большой шкаф с надписью «Главный процессор», за ним – шкаф меньших размеров с надписью «Резервный процессор». Далее расположились шкафы дисководов, клавиатуры, мышь и еще шкафы по правой стене вплоть до входной двери.

– Лучше с оперативной памяти начать, – Вопросительный знак указал на шкаф с этой надписью. – Мало ли что на данный момент интересного происходит.

– Как скажешь. Я сейчас сниму тапочек и постучу в стенку, ее кабинет за перегородкой, она и придет.

– Спасибо, не нужно. Я лучше сам к ней зайду. – Вопрос Вопросович засобирался уходить – Найду Курсора – навещу.

– Приходи, чаем угощу. – И, всплеснув руками, направилась к пульту – совсем забыла: от главного процессора поступило сообщение, ему жарко. Необходимо направить ремонтную бригаду на крышу и проверить систему вентиляции.


На мониторе с большой скоростью неслось изображение третьей автомагистрали. Внезапно кадр изображения замер перед группой грибов, переходивших дорогу.

Рука с женскими часиками на левой руке нажала на кнопку, и монитор поменял изображение на пропускной пункт Интернета.

В этот момент в дверь постучали. Женщина отключила изображение на большом мониторе и, повернув голову к входной двери, негромко сказала:

– Войдите!

В комнату вошел Вопрос Вопросович.

– Добрый день! Как дела? Что у вас нового?

– Все нормально, за исключением неприятностей с младшим Курсором.

Оперативная память встала из-за стола, сделала несколько шагов навстречу и протянула руку. Вопросительный знак пожал ее, и они сели за приставной столик.

– В связи с этим я и пришел к вам. – Вопрос Вопросович положил руки на столик и обвел взглядом множество включенных мониторов на стене напротив стола Оперативной памяти. – У вас есть что-нибудь для меня?

– К сожалению, на данный момент нет. Я, как вы знаете, обладаю информацией только на текущее время, – развела руками Оперативная память. – Вам нужно к Всепомнящему. Вся информация от меня уходит к нему. Единственно, что могу, так посмотреть где сейчас Вопросятка.

– Интересно, и где же сейчас юный следопыт?

Оперативная память поднялась с места и включила изображение на большом мониторе. Вопросительный знак увидел гостиничный номер, ребят и Вопросятку, разговаривающего по телефону.

– Спасибо, – поблагодарил он и улыбнулся. – Не буду вас отвлекать от текущей работы, пойду к Всепомнящему.

– До свидания! Удачи!

Вопросительный знак вышел в коридор. Навстречу ему шла Мышь, элегантная, в красивом брючном костюме черного цвета с четырьмя оттенками серого.

– Добрый день, Вопрос Вопросович! – мило улыбнулась она.

– Здравствуйте! Как поживаете? Много работы?

– Да, много. Была у Всепомнящего, сейчас иду к маме.

– Как Всепомнящий? В каком настроении?

– У нас состоялся серьезный, очень жесткий разговор.

– Жесткий? Это хорошо. У него всегда только так – жестко, – согласно кивнул Вопрос Вопросович.

Они простились, и Вопросительный знак двинулся дальше. Кабинет Всепомнящего находился почти в конце коридора. Из него вышла Видеокарта и приветливо кивнула головой.

– К Всепомнящему?

– К нему, – кивнул в ответ Вопрос Вопросович.

– Проходите, он один. Роется в памяти.

В конце просторного кабинета за столом сидел с закрытыми глазами Жесткий диск. Он не реагировал на открывание-закрывание входной двери. Сидел, подперев голову руками, и блуждал по своей памяти.

– Привет, Винчестер! – громко приветствовал его Вопросительный знак.

В ответ тишина. Вопрос Вопросович прошел к столу и сел. Вскоре Жесткий диск едва заметно вздрогнул и открыл глаза. Увидел затуманенным взором посетителя и едва заметно улыбнулся:

– Привет!

– Как поживаешь, Винч?

– Да нормально вроде…. У тебя проблемы? – его взор стал светлее.

– Не у меня, а у нас.

Вопрос Вопросович поводил указательным пальцем из стороны в сторону перед лицом Жесткого диска.

– Все нормально. Я здесь. – Винчестер отмахнулся от пальца.

– Ты знаешь, я ищу младшего Курсора. Тебе придется порыться в памяти и повыуживать из нее все вот по этому списку. – Вопрос Вопросович протянул список.

Жесткий диск быстро пробежал глазами по листку.

– Это все?

– Все.

Подперев голову руками, Винчестер закрыл глаза и вскоре начал говорить:

– Ночь. Такси движется среди рисовых полей к городу Иероглифов.

– Уже не нужно.

– Зеленый фургон выехал со двора Абзаца и вижу, как он въехал в лес, при этом распугав и чуть не передавив грибы.

– Что было до этого? – тихо спросил Вопросительный знак.

– Фургон остановился в городе на Симфонической улице. Из него извлекли мешок и занесли в подъезд.

– Еще что видишь?

– Баклажана со шрамом и библиотеку. Торнадо у гостиницы «Интурист». Карниз на плече баклажана со шрамом. Джордж и его садовник.

– Куда отнесли карниз?

– Двор Абзаца. Подъезд, баклажан со шрамом спускается по лестнице вниз. Поднимается по лестнице на верхние этажи подъезда.

– С карнизом?

– Не вижу. В подъезде полумрак. Опять библиотека.

– Время?

– Пять минут назад.

Жесткий диск замолчал.

– Все?

– Все.

– Благодарю! А теперь возвращайся в кабинет.

Вопросительный знак достал телефон и позвонил Джорджу. В ходе беседы он рассказал о последних событиях и попросил его отправить наряд полиции в центральную библиотеку.

Придя в себя, жесткий диск спросил:

– Информация поможет?

– Да. Мы знаем, что Баклажкин спрятался в библиотеке, и что нам необходимо найти карниз.

Вопрос Вопросович попрощался с Жестким диском и вышел в коридор. В лифте он подсел в кабину к дисководам, которые направлялись в столовую.

Театр

Вопрос Вопросович вышел из главного процессора через третий подъезд и направился к служебной автомашине. Предстояла поездка к Свеклычу, и он просчитывал в уме возможные направления поиска мигающего Курсора. Но его отвлек шум приближающегося вертолета, а затем и звонок телефона. Звонил Джордж.

– В кукольном театре проблемы. Мне звонил художественный руководитель Серый волк и просил помощи. Я выслал за ним вертолет, он летит к главному процессору.

– Я его вижу. – Вопрос Вопросович придерживал одной рукой головной убор, чтобы его не сдуло ветром от вращающихся лопастей. – Перезвоню позже.

Из вертолета выскочил Серый волк в головном уборе Красной шапочки, в панталонах ее бабушки и с ружьем охотников за плечами.

– Здравствуйте, – с ходу начал он. – Спасайте положение, в театре коллапс.

– Что случилось?

– Вероятно, к нам проник вирус и все, что только мог, перепутал.

– Вам нужно в антивирусную программу.

– Вирус проник к нам по удостоверению контрразведки вашей планеты, и мы решили, что вы можете его знать. Антивирусы его ищут, но пока безрезультатно, они просят вашей помощи. – Волк снял с плеча ружье и поставил прикладом на асфальт. – И самое главное. У нас появился Фантомас!

– Что у вас с гардеробом?

– Фантомас, напугав гардеробщика, снял маску кролика и, громко хохоча, закричал: «Я Фантомас!». После чего гардеробщик вылетел стрелой из гардеробной, прибежал ко мне в кабинет и спрятался за диваном, отказываясь выходить. Вместо него Лис разнес по гримеркам одежду без разбору – кому какая достанется. Мне досталось то, что вы видите.

– Кто еще видел Фантомаса?

Вопрос Вопросович отодвинул от себя дуло ружья, случайно направленное на него волком.

– Крот.

– Он же слепой. Крот из «Дюймовочки»?

– Да, из «Дюймовочки». Он слепой, но не глухой. Кто-то щелкнул его по носу и засмеялся, как Фантомас.

– Хорошо. – Вопрос Вопросович достал телефон. – Сейчас позвоним Джорджу, он к вам приедет. Я не могу, необходимо срочно найти Курсора.

– Огромное вам спасибо!

Волк направился к вертолету.


Свеклыч играл в шахматы с Абзацем и очень обрадовался, увидев Вопрос Вопросовича.

– Наконец-то можно прекратить игру, – с облегчением выдохнул он, – сложно обучиться игре, когда так много разных фигур. Я их путаю. И ходят мудрено.

– Хорошо, заканчиваем, – Абзац не отрывал взгляда от фигур на доске, – но в следующий раз продолжим обучение. К чему неуверенность? Вы очень способный ученик.

Свеклыч встал из-за стола навстречу Вопрос Вопросовичу.

– Как дела? Что нового в поисках Курсора?

– Расследование продвигается. Не могли бы вы мне показать комнату Баклажкина? И скажите – карниз не нашелся?

– Пройдемте в комнату, на месте и посмотрим.

Спустились по лестнице. Свеклыч открыл дверь и пропустил Вопрос Вопросовича, затем извлек из темного угла огромную дубину, оглянулся и вошел за ним в коридор.


Первое, что увидел Джордж, подъехав на автомобиле к сайту театра кукол, была скамейка, на которой сидели Волк и Красная шапочка. Между ними стояло блюдо, полное пирогов.

– Попробуйте пирожок, – предложила Красная шапочка Джорджу.

– Спасибо. Я не голоден.

– Пироги просто девать не куда, – пожала плечиками Красная шапочка. – Мама печет и печет. А что ей остается делать, у нее роль такая в спектакле. Расписание спектаклей потеряно. Вся труппа слоняется от безделья по коридору и из гримерки в гримерку.

По каналу Интернета проехал автобус, из окон которого смотрели мыши, бурундуки, коты, утята.

– Вот, пожалуйста, полюбуйтесь. Артисты поехали на гастроли. А мы не можем найти расписание спектаклей на сегодня.

Волк находился в крайней растерянности.

– Спокойно. Пройдемте в помещение.

Джордж направился к дверям театра.

В фойе пираты играли на сундуке в кости. Вместо пистолетов и кинжалов они были вооружены половниками и вилками. Фантомаса они не видели. И в сундуке у них он спрятаться не мог, так как на нем всегда сидит один из пиратов и сторожит сокровища.

Олень из спектакля «Снежная королева» видел Фантомаса. Тот предложил ему свободу в обмен на помощь по блокированию сайта, то есть нужно было подпереть дверь со стороны Интернета скамейкой так, чтобы никто не смог открыть ее изнутри. Олень позвал Кая, но Фантомас успел скрыться, убежав по коридору в сторону гримерки Дюймовочки.

Дюймовочка видела Фантомаса, он зашел к ней в гримерку, но ее саму не заметил. Походил, порылся в ящиках стола и ушел. Она очень испугалась и не стала звать никого на помощь, решив просто подождать.

Джордж запросил у волка весь список труппы. Внимательно ознакомился с ним и попросил пригласить всех в зрительный зал. Стоя во входных дверях, они с Волком сверили прибывших со списком. Вся труппа была в сборе, за исключением стойкого оловянного солдатика.

Опрос показал – никто в труппе больше не видел Фантомаса.

Джордж попросил всех оставаться на своих местах в зрительном зале, а сам с волком отправился в гримерку к оловянному солдатику. Дверь в гримерку была закрыта. На стук ответил оловянный солдатик:

– Кто там?

– Это я, волк, и со мной наш друг, открой.

– Не могу. Я в замочной скважине.

– Зачем вы туда забрались? – спросил Джордж.

– Пришел ко мне кто-то весь фиолетовый и говорит: «Я солдат, и ты солдат, мы оба солдаты, давай дружить.

Оловянный солдатик вдруг закряхтел и засопел.

– Что с вами? – спросил Джордж.

– Ух, ты, отпустил. Он меня на себя тянул, пытался вытащить из замочной скважины. Ну, так вот, – продолжил стойкий оловянный солдатик, – «Я, – говорит мне фиолетовый, – забрал все ваши расписания спектаклей, списки реквизитов и все остальное, необходимое для нормальной работы театра. Но мне одному не справиться, нужен помощник, соглашайся. Будешь директором, а я художественным руководителем, хочу спектакли ставить, посвятить жизнь искусству. Поставим перед театром свои условия, никуда они не денутся, как шелковые у нас ходить будут». Я ему – хорошо, а сам к дверям, ключом дверь закрыл и бросил его на пол, а сам залез в замочную скважину и растопырился ружьем в стороны. Он тянет – потянет, а вытянуть не может. А я знал, что вы скоро меня хватитесь и поспешите на помощь.

– Тебе не больно – в скважине? – проявил заботу волк.

– Нормально, я привык к трудностям.

– Что он сейчас делает? – поинтересовался Джордж.

– Ходит по комнате, все награбленное бросил на диван. – Оловянный солдатик, было, замолчал, но вскоре продолжил. – Остановился у окна и примеряет, пролезет ли его фиолетовая физиономия в форточку.

Джордж постучал в дверь:

– Том, это я, Джордж. Не нужно глупостей, сдавайтесь. – И после небольшой паузы: – Мы неплохо ладили. Вспомните, как вместе ухаживали за деревьями и кустами. Сколько мешков с деньгами в землю зарыли, удобряя участок.

– Извините, Джордж, не могу. Ничего личного, только служба.

– Подумайте, Том. Ваша участь улучшится при добровольной сдаче.

– Уже подумал, – раздался голос стойкого оловянного солдатика. – Он вылезает в форточку.

– Оставайтесь здесь, – приказал Джордж волку, а сам кинулся по коридору к входной двери сайта. Выскочил из сайта и побежал направо. Сразу за первым углом он увидел удирающего со всех ног Тома Бакла. За ним по пятам гнались два антивируса. Том разогнался и с разбегу прыгнул через забор. Но к своему удивлению и к удивлению Джорджа и антивирусов, не приземлился за забором, а полетел вверх.


Вопрос Вопросович вошел в коридор, подождал Свеклыча и включил свет. Свеклыч шел к нему с суровым выражением лица, держа перед собой дубину. Он поднес ее к лицу Вопросительного знака и, мелко тряся, спросил:

– Вот скажите вы мне, пожалуйста, зачем Баклажкину эта дубина?

– Не нужно так нервничать. Разберемся, не все сразу. Пройдемте в комнату Баклажкина.

В комнате поддерживался полный порядок. Кровать заправлена, сапоги начищены, шторы задернуты.

– Это старый карниз? – спросил Вопрос Вопросович.

– Да, старый. Он давно здесь висит. – Свеклыч подвинул стул к окну, встал на него, дотянулся до карниза и провел по нему рукой. – Вот, пожалуйста, пыль, – протянул он руку в сторону Вопросительного знака.

– Да, пыль. Нового карниза здесь нет.

В этот момент хлопнула входная дверь и быстрыми шагами кто-то проследовал на кухню. Вопрос Вопросович вопрошающе взглянул на Свеклыча. На кухне задвигали стулом и затем с шумом накрыли кастрюлю крышкой.

– Молоко прибежало. Я его опять перегрел.

Осмотрели коридор и кухню. Нового карниза не нашли, но обнаружили ключи, спрятанные между блинами штанги.

– Как вы догадались блины снять со штанги? – удивился Свеклыч.

– Служба плюс опыт. – Вопрос Вопросович крутил в руках ключ. – От чего? Как вы думаете?

Свеклыч сосредоточил взгляд на ключе и задвигал бровями.

Очередной визит

Ребята расположились в номере Подснежника и бурно обсуждали последние события. Всех волновал карниз, который видел Свеклыч у Баклажкина. Где он? Они помчались бы к Свеклычу, но туда выехал Вопрос Вопросович. Вынужденное бездействие угнетало.

И тут у Вопросятки зазвонил телефон. На другом конце библиотекарь буква Б взволнованно сообщила, что баклажан со шрамом силой отстранил ее от пульта управления чтением. Затем заложил программу погружения в книгу с последующим стиранием памяти. В результате он ушел с головой в книгу, но в какую – неизвестно, и где его искать – неясно.

– Не волнуйтесь, мы скоро будем.

Вопросятка положил телефон в школьный рюкзачок.

– Баклажкин в библиотеке. Подснежник, сообщи в полицию, пусть немедленно высылают наряд в библиотеку. Все за мной!

Из гостиницы выкатились кубарем, и бегом – к библиотеке. Бежать было легко, ветер стих. По телевидению диктор постоянно призывал жителей не думать о Курсоре, дворе Абзаца и гостинице «Интурист». Последним бежал Аппендицит, поддерживая одной рукой спадающие штаны. Последние события в его жизни отодвинули на второй план заботу о желудке.

Прибежали одновременно с полицией. Вопросятка попросил всех войти в библиотеку и расположиться у стойки библиотекаря. Затем он объяснил всем, что Баклажкин сам не выйдет, придется кому-то уйти в книгу с головой и, схватив вируса, вернуться.

– Да, но где вы его будете искать? – задала вопрос буква Б. – Библиотека огромна. Начнете с басней Крылова?

– Нет. В баснях его нет. Он ушел в книгу «Огненный меч вурдалака». – Вопросятка обвел присутствующих взглядом. – Есть добровольцы?

– А почему вы решили, что в эту книгу? – удивилась буква Б.

– Он посещал ее однажды, ознакомился, и ему все понравилось. Ни в одной другой книге он не был, только в баснях Крылова. – Вопросятка помолчал и повторил вопрос. – Добровольцы есть?

Подснежник, Лютик, Стибрил и Аппендицит – все изъявили желание вступить в борьбу с Баклажкиным.

– Я не боюсь Баклажкина, – заговорил Вопросятка, – но ни я, ни другие буквы и знаки добровольно не вступят на территорию книг врагов Божьих. – Вопросятка был серьезен. – А вурдалаки таковыми являются. Баклажкин это хорошо знал, и потому выбрал именно эту книгу. Он посчитал, что в погоню за ним никто не пустится. И он отдохнет в этой книге до лучших времен, пока все не успокоится, и тогда он попытается ее покинуть. К нему же на свидания будут приходить вирусы, проникая в книгу через сайты, ее выложившие. Но он просчитался. Есть кому его преследовать и в этой книге.

Вопросятка махнул в воздухе сжатым кулаком.

– Каков ваш план? – поинтересовался полицейский правая скобка.

– Мы отправим в книгу Стибрила или Аппендицита, – приступил к разработке плана Вопросятка – Лютика и Подснежника он знает.

– Вчера в библиотеке те трое из правительства вспоминали Аппендицита. – Стибрил вышел вперед, – я пойду.

– Но им могли не предоставить фотографию Аппендицита, и они знают только его имя и то, что он желудок, – высказал предположение Лютик.

– Предпочтительнее отправить Аппендицита – если он схватит за шиворот, то не вырвешься, – высказал свое мнение Подснежник.

– Итак, отправляем Аппендицита. – Вопросятка обвел взглядом присутствующих. – Все согласны?

Все закивали головами.

– Может, мне его в карман засунуть? – спросил Аппендицит у Вопросятки.

– Нет, твоя задача схватить его и дернуть за кольцо на левой лямке рюкзака. – Вопросятка взял Аппендицита за руку – Войдешь в книгу, сразу встретишь Оглавление, оно сидит, как правило, за столом. Спроси, где вирус с фиолетовой физиономией, ты будто бы его друг вирус, прибыл передать поздравления в связи с успешным окончанием операции. Не суетись и главное – не бойся вурдалака с огненным мечом: он не настоящий, и никакого вреда тебе причинить не сможет. Понял?

– Понял. Просто дам пинка, если полезет драться.

– Это можно. – Вопросятка повернулся к остальным – Вопросы есть?

– Да, – вышел вперед старший наряда полицейских – наши действия?

– Будете все время находиться в кабинке, и когда появится Баклажкин, то прыгайте в бассейн и арестуйте его.

– Понятно.

Первым в кабинку вошел Вопросятка, за ним Аппендицит и полицейские. Аппендицит спустился вниз, и бассейн заполнился голубым воздушным туманом.

– Присядь, – попросил Аппендицита Вопросятка.

Как только Аппендицит присел, и голова его погрузилась в туман, он исчез. В полумраке кабинки медленно тянулись минуты.


– Так от чего ключ? – повторил вопрос Вопрос Вопросович.

– Я полагаю, от двери. Большой ключ. От шкафа ключи поменьше. – Свеклыч затряс головой – Точно меньше. От шкафа гораздо меньше.

– Отлично. А где может находиться эта дверь?

– Разрешите посмотреть поближе. – Свеклыч взял в руки ключ. – От входной двери, – заявил он решительно и вернул ключ.

– От чьей двери?

– А я откуда знаю? – удивился Свеклыч. – У нас в подъезде все двери открываются одним ключом, – он указал пальцем на ключ в руках Вопрос Вопросовича, – вот этим ключом и открываются. Очень удобно – если кто потеряет, то берет у соседа.

– Как же я сразу не сообразил, – удивился Вопросительный знак. – Наверное, потому, что у нас в подъезде потеряли последний ключ уже как полгода. Вовсе не закрываем.

Он прошелся по коридору до конца, вернулся и остановился напротив Свеклыча.

– Баклажкин этим ключом открывал квартиры и входил в них с преступной целью. Так?

Свеклыч пожал плечами.

– Наверное.

– Сколько квартир сейчас пустует в подъезде?

– Одна на третьем этаже – уехали в свадебное путешествие, и две квартиры на четвертом – съехали, получив квартиры в новом доме.

– Все?

– Все, – решительно мотнул головой Свеклыч.

Поднялись на третий этаж, открыли дверь и вошли. Постояли, огляделись, а когда закрыли за собой дверь, с двух сторон громыхнуло так, что оба невольно присели.


Аппендицит уже давно находился в книге, и Вопросятка забеспокоился. Он повернулся к полицейским, но тут вдруг бассейн осветился голубым светом, и появился Аппендицит с крепко зажатым кулаком. Какое-то он время испуганно и удивленно смотрел на кулак, а затем перевел взгляд на Вопросятку.

– Где Баклажкин? – спросил он, не разжимая кулак.

– Это ты знаешь. Рассказывай по порядку.

Лютик, Подснежник и Стибрил увидели свет в кабинке и ворвались, надеясь оказать помощь при задержании, если понадобится.

– Рассказывай, – повторил Вопросятка.

Что рассказывать. – Аппендицит разжал пустой кулак и сел на ступеньку бассейна. – Оглавление, как только меня увидело, закудахтало, мол, надо же, второй посетитель за один день, до вас два года никто не заходил на нашу книгу. Я у нее спросил про посетителя – где он? Оказывается, Баклажкин взял огненный меч и тренировался в фехтовании. Я к нему. Вурдалак меня увидел, зашипел, но Баклажкин его успокоил. Наш говорит, идет посетитель, вирус, не иначе ко мне. Я ему говорю, что да, с депешей и лезу в карман, там у меня приготовлена была открытка для Звездочки. Протягиваю одной рукой открытку, а второй хвать его за шиворот, а дальше, как учили, дергаю за кольцо на левой лямке. И вот я здесь, один.

– За кольцо на чьем рюкзаке ты дернул? – спросил Вопросятка.

– Как на чьем? На своем.

– Понятно. Дернул на своем – сам и вернулся. А если бы дернул его кольцо, вернулся бы он. – Вопросятка похлопал друга по плечу. – Не переживай, что-нибудь придумаем.

– Я вернусь и дерну его кольцо. – Аппендицит встал.

– Нет, нет. Он тебя не подпустит и спрячется, как увидит. Да и вурдалак может дверь закрыть.

– Так что делать? – Аппендицит сильно расстроился.

– Хитростью нужно брать. – Вопросятка осмотрел всех по очереди. – Какие будут предложения?

– Есть предложение.

Подснежник не спеша снял очки.


Тряхнув головой, Вопрос Вопросович подошел к музыкальному центру и выключил его. В момент закрытия двери квартиры автоматически сработало реле и включило на полный звук музыкальный центр с записью марша Мендельсона, который и стал неожиданностью для обоих.

Эту шутку устроили друзья молодоженов. Она приготовлена была к их возвращению из свадебного путешествия.

Обследовав квартиру, ничего интересного не нашли – ни одной зацепки. Поднялись этажом выше.


Подснежник предложил позвонить Джорджу и попросить его привезти аппаратуру для перезагрузки. Перегрузить Стибрила в гладиатора в военной кепке. В контрразведке наверняка есть конфискованная аппаратура ботаников.

Вопросятка позвонил Джорджу.

– Аппаратура действительно есть, и я знаю, как ее вам быстро передать, – заявил Джордж.

Все обрадовались. Еще не успели снять с Аппендицита рюкзак, как в открытое окно просочился Абзац с чемоданчиком для перезагрузки. Подснежник с Лютиком быстро настроили аппаратуру, и вскоре в вестибюле библиотеки стоял крепыш в военной кепке.

Стибрил спустился в бассейн и исчез. Он поздоровался с Оглавлением, прошел по коридору и заглянул в открытую дверь, за которой слышался лязг клинков. Баклажкин обучал вурдалака искусству фехтования.

Стибрил вошел.

– Приветствую вас, – по очереди кивнул он обоим, – и поздравляю с успешным завершением операции. Процессор отключен. В городе паника, все экстренно покидают планету. Через минуту-другую отключится электричество, и вы навсегда останетесь в книге – последние слова он говорил, обращаясь к Баклажкину. Немедленно покиньте книгу. Все, я ухожу, как и пришел, через сайт. Встретимся на родине, – махнул на прощание Баклажкину и быстро вышел из комнаты.

Баклажкин, не раздумывая, дернул за кольцо на левой лямке рюкзака и очутился в бассейне. На него тут же набросились полицейские и взяли его в скобки. Следом появился и вирус в кепке. Его перегрузили в Стибрила, и Абзац с чемоданчиком улетел в окно.

– До свидания! – первым попрощался с библиотекарем Вопросятка. – С наступающим Новым годом!

– Приходите, ребята, в новом году на каникулах, буду рада вас видеть, – заулыбалась буква Б. – Все приходите!

– Спасибо! – почти хором ответили ребята, и вышли на улицу.

Вопросятка позвонил Вопрос Вопросовичу и сообщил о задержании Баклажкина, в свою очередь узнав о том, что Тому Баклу удалось безнаказанно уйти из театра.

– Папа, ты у Свеклыча?

– Да, и у нас здесь кое-что интересное.

– Что? – оживился Вопросятка.

– Пока не знаю, мы только что вошли в квартиру. Позвоню позже.

Вопрос Вопросович отключился.

– Том Бакл ушел? – спросил Подснежник.

– Да. – Вопросятка отвел взгляд в сторону. – Но мы его все равно поймаем!

– Как? С неба упадет? – съязвил Аппендицит.

И тут на небе появился воздушный шар, который, медленно снижаясь, направился к библиотеке. Полицейские помогали Баклажкину сесть в автомобиль. Шар снизился, и из него на веревке начали опускать связанного Тома Бакла.

– Это же неизвестные из Интернета, на воздушном шаре, – обрадовались ребята. – Они поймали Тома Бакла!

Неизвестные помахали рукой из корзины воздушного шара и стали подниматься к небу. Шар взял курс на канал Интернета. В машину, к удивлению Баклажкина, посадили Тома Бакла. Их взгляды встретились, и они отвернулись друг от друга. Полицейская машина уехала, а ребята направились в гостиницу.

– Интересно, что обнаружил папа в одной из квартир подъезда Свеклыча? – задумчиво проговорил Вопросятка.

– Да, интересно, – согласились друзья.

Новогодний бал

На Новогодний бал собрались не только ребята школы, но и много приглашенных друзей. Вообще, пришли все желающие.

Под потолком парил Абзац – сделает два круга и исчезнет, затем опять появится.

Шансон пел песни под гитару, Чердак рассказывал про звезды и галактики, а Пройдоха – о трудных туристических маршрутах.

В центре зала, переливаясь огнями и сверкая игрушками, радовала глаз красавица елка. Зал был украшен шарами, гирляндами, «дождиком» и плакатами. Горели разноцветные огни, и звучала негромкая музыка. На противоположной стене от входа висел огромный шуточный рисунок, изображающий Аппендицита с семечками на школьном крыльце.

Молоко вновь убежало от Свеклыча и теперь радостное сидело под елкой.

Участникам конкурсов выдавались призы, да и всех присутствующих ожидали сюрпризы.

Ребята рассказывали Уле и Звездочке, как шло расследование и задержание вирусов-баклажанов.

– Хитро придумали они с сахарной пудрой, – рассказывал Аппендицит, – замаскировались, а когда нужно было принять прежний вид, то облизали друг друга – и все.

Ребята дружно засмеялись.

– Я не вижу знака собака. Ты не знаешь, где он? – спросил Лютик у Ули.

– Дружок работает на электронной почте и много путешествует. Посетил Африку, затем Австралию, звонил с Чукотки. Прислал по СМС сообщение, что обязательно будет на Новогоднем балу.

– И почему у вас все песни только о еде? – удивлению Аппендицита не было границ.

– Какие песни?

– Возьмем, к примеру, вот эту, которую мы слышим сейчас: «Со слоненком подружиться и найти перо жареной птицы».

– Не жареной, а Жар-птицы. Это сказочный персонаж. Из сказки.

– Усложняете вы все, – покачал головой Аппендицит.

И в этот момент к ним подошел знак собака в сомбреро и с большим пакетом сувениров. Когда ребята закончили обнимания, появился мигающий Курсор.

– Здравствуйте, например, – произнес он, подражая Абзацу.

– Здравствуйте, пожалуйста, – ответил ему Вопросятка, а затем и все ребята.

– Расскажи, как тебя нашли? – спросила Звездочка.

– Вопрос Вопросович и Свеклыч поднялись на четвертый этаж, где находились две квартиры, оставленные жильцами. Там-то в пустой квартире и бросился им в глаза одиноко висящий над окном карниз. Тем более точно такой и искал Вопрос Вопросович, он запомнил, как выглядели два карниза на конспиративной квартире. А третьего не было.

– А ты был внутри? – удивился Аппендицит.

– Минуточку, – произнес Курсор и исчез. Но вскоре появился. – Понимаете, они сунули мою голову в карниз, а с другой стороны подключили пылесос. Меня и засосало внутрь.

– Больно было, – сочувственно произнес Лютик.

– Нет, я же без костей. И я не прощаюсь, – произнес Курсор и исчез.

– Я слышал, что у вас взрослые перед Новым годом любят ходить в какую-то баню. Это правда? – задал вопрос Аппендицит.

– Правда. Они любят ходить в баню с веником.

– А с друзьями нельзя? – удивился Аппендицит.

– С друзьями и ходят, а веник заказывают в бане, – улыбнулся Вопросятка.

– Я лучше щи из квашеной капусты закажу и пирогов с картошкой.

Новый взрыв смеха – и появился Курсор.

– Необходимо Курсора отвести в буфет и как следует накормить, дед Мороз с подарками еще не скоро придет, – не унимался Аппендицит. – А он сегодня пропустил и завтрак, и обед, и полдник, и, наверное, ужин.

Мигающий Курсор улыбнулся и исчез.

– Аппендицит, это правда, что ты будешь брать у Шансона уроки игры на гитаре? – спросил Лютик.

– Правда. Завтра и начнем.

– И зачем это тебе? Будешь артистом?

– Нет. Хочу под окнами Звездочки петь серенады.

Вновь появился Курсор, и Аппендицит уже открыл рот, но сказать ничего не успел – послышался голос деда Мороза, и ребята направились поближе к елке.

Подснежник отстал от ребят. Он медленно шел и хлопал себя по карманам в поисках спичек, которые приготовил заранее для бенгальских свечей.

В реальном мире отсутствие мигающего Курсора длилось две секунды, и потому изложенные события остались незамеченными.


home | my bookshelf | | Младший сын Курсора |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу