Book: Игра с шакалами



Игра с шакалами

Барбара Вуд

Игры с шакалом

Эта книга посвящается памяти моего мужа Джорджа.

Все действующие в этом романе лица — плод воображения автора, и любое сходство с реальными персонажами, живыми или мертвыми, является чистым совпадением.


Глава 1


— Лидия, к телефону. Дженни моет руки. Она подменит тебя.

Миссис Кэтхарт ждала, пока я передам доктору Келлерману зажим. Не отрывая глаз от операционного стола, я сказала:

— Лучше я останусь здесь. Кто звонит? Мне можно перезвонить?

— Думаю, что нет, Лидия. Звонит твоя сестра Адель из Рима. Говорит, что не может ждать.

Я посмотрела на хирурга.

— Из Италии? — переспросила я. — Вы не ошиблись?

— Телефонистка так сказала. Рим. Личный разговор. К тому же срочный. Дженни готова заменить тебя.

В этот момент раздался голос доктора Келлермана:

— Быстро! Остановка сердца!

Я посмотрела на электрокардиограф. Пульса не было. Из громкоговорителя донесся спокойный холодный голос:

— Синий код, операционная. Синий код, операционная. Синий код, операционная.

Тут же забыв об Адели, я занялась привычной работой: быстро открывала стерильные шприцы, наполняя их эпинефрином и двууглекислым натрием. В руках у меня оказались электроды.

— Отойдите от стола! Включить ток!

Тело на операционном столе содрогнулось. Стрелка осталась на месте.

— Еще раз. Всем отойти. Поднять напряжение до двухсот вольт. Включайте!

Безрезультатно.

— Еще ампулу двууглекислого натрия. Лидия, держите электроды. Не уроните. Какая группа крови у этого парня? Проверили ее на совместимость? Его семье пока ни слова. Лидия, внимание. Включайте!

Все с надеждой смотрели на электрокардиограф. Послышался короткий писк. Затем еще один. Третий прозвучал неровно. Стрелка индикатора начала подрагивать.

— Хорошо, еще разок.

На этот раз получилось. Двести вольт заставили сердце заработать. Пациент находился в состоянии клинической смерти три с половиной минуты. С биологической точки зрения, он продолжал жить.

— Ладно, пора заканчивать. — Голос доктора Келлермана звучал твердо и ободряюще. — Привезите каталку из реанимации. Этому парню требуется наблюдение. Все, шьем. Лидия, нити для брюшинного шва, пожалуйста.

Я привычным жестом передала ему иголку. В глазах доктора Келлермана была улыбка, означающая: «Девочка, мы победили».

Бригада интенсивной терапии покинула операционную, оставив нас за обычной работой.

Когда пациента увезли, я оглядела царивший вокруг меня беспорядок: кучи пропитанных кровью тампонов, разбросанные инструменты, пустые шприцы. Я с ужасом подумала о предстоящей уборке, но тут появилась миссис Кэтхарт.

— Лидия, отдохни. Дженни уберется здесь. Тебе же нужно позвонить.

Ах, да, Адель. Срочный разговор. Совсем забыла.


Одной рукой я держала телефонную трубку, а другой нервно стаскивала маску, болтавшуюся на шее.

— Алло? — раздраженно произнесла я.

В трубке послышался равнодушный голос телефонистки:

— Я все еще пытаюсь соединить вас. Международные линии перегружены. Можно я вам перезвоню?

— Нет. Это срочно. Я подожду у телефона.

— Да, конечно. Попробую еще раз.

Голос телефонистки звучал приглушенно, будто она говорила сквозь целлофан.


Ожидая, я попыталась понять, что взволновало меня сильнее: звонок сестры, с которой я не виделась четыре гола, или внезапная остановка сердца пациента во время операции…

— «Резиденс Палас Отель», подождите минуточку, — произнес голос с итальянским акцентом.

Мне удалось дозвониться по номеру, который оставила Адель, и вот-вот меня соединят с сестрой. Мысли возвращались к случившемуся в операционной, но мне не терпелось выяснить, зачем звонила Адель и какой смысл она вкладывала в слово «срочно».

Мы с сестрой много лет назад были очень дружны, и так продолжалось до внезапной смерти наших родителей и брата. Гибель близких, обычно сближавшая семьи, странным образом разъединила нас с Адель. Четыре года назад мы окончательно расстались. Тогда мне было двадцать три, Адели — двадцать два. Я изучала хирургию, Адель осваивала искусство завоевания мужчин. В тот день сестра неопределенно говорила, что собирается отправиться в путешествие, а я завела речь о своих планах. Потом мы нехотя пожали друг другу руки, будто только что договорились о переносе чаепития на другой день. И все. За прошедшие четыре года я ничего не слышала о сестре.


— Лидди? Лидди, это ты?

— Это я. Адель, это ты? Боже мой!

— Как я рада, что дозвонилась до тебя. Да, Лидди, у меня потрясная новость! Ты не поверишь! Жду не дождусь, когда смогу тебе все рассказать!

Я не верила своим ушам! Сестра называла меня Лидди, как будто мы расстались только вчера.

— Успокойся, — сказала я, чувствуя, как мне передается ее волнение. — Что случилось? С тобой все в порядке?

— Конечно, все в порядке! Дела у меня идут блестяще. Лидди, я в Риме!

— Я это поняла.

— Цела и невредима. Но есть срочное дело. Лидди, ты сможешь приехать в Рим?

— Что ты сказала?

— Послушай, я тебе отправила посылку, со дня на день ты должна ее получить. Насколько я понимаю, ты еще ничего не получала. Надо было для надежности отправить заказной, а я послала авиапочтой. Ну да ладно! Ах, Лидди, ты обязательно должна приехать. Ну, пожалуйста!

Голос сестры звучал напряженно, в нем слышалась нотка паники. Я насторожилась. Как будто Адель была счастлива, однако внутренний голос подсказывал, что все обстоит совсем не так.

— Что-то случилось?

— Сейчас не могу сказать. Но это просто фантастика. Я обязательно расскажу тебе все при встрече. Ты сможешь приехать в Рим?

— Конечно, нет. Не глупи. — Адель не изменилась. Импульсивная и капризная. — Я не могу бросить работу. А теперь скажи, что слу…

— К черту твою дурацкую работу! Ты непременно должна приехать. Послушай, Лидди, мне некогда…

Ее голос внезапно оборвался. Через минуту я сказала:

— Продолжай, я слушаю.

Молчание.

— Адель, не устраивай спектакль. Если хочешь что-то сказать, не тяни время. Адель?

Ответа не было.

— Алло? Адель? — Я постучала по кнопке. Откликнулись с коммутатора больницы. — Нас разъединили, — объяснила я. — Вы можете соединить снова?

— Подождите, пожалуйста.

Я ждала, напряженно прислушиваясь. Звуки в трубке напоминали шум океана. Слышались какие-то щелчки, дыхание. Наконец раздался голос телефонистки:

— Извините, вас не разъединили. На том конце повесили трубку.

— Что? Не может быть.

— Хотите, я соединю еще раз?

— Но она не могла повесить трубку. Нас разъединили. Может, телефонист на том конце или кто-то из гостиницы.

— Извините, мне сказали, что ваша собеседница закончила разговор. Так соединить?

Немного подумав, я ответила:

— Спасибо, не надо. Перезвоню позже.

Я приняла душ, переоделась и сказала дежурному, что ухожу на полчаса раньше.

На Оушен-авеню меня встретил густой белый туман. После такого сумасшедшего дня он подействовал на меня освежающе. Здесь, в Малибу [1], в своей уютной квартире я проводила похожие один на другой вечера за чтением романа или вышивкой. Мое свободное время, увы, разнообразием не отличалось. Сегодняшний вечер не станет исключением. Конечно, если не считать предстоящего телефонного разговора с сестрой. Придя домой, я первым делом решила позвонить.

Прижав трубку к уху, я ждала, когда найдут человека, знающего английский. Попросив связать меня с сестрой и получив ответ, что Адель Харрис не записана в книге постояльцев римской гостиницы «Резиденс Палас Отель», я попросила позвать кого-нибудь из дежурных. Понимая, что на все это может уйти не меньше получаса, я покорно сидела в мягком кресле и нервно покусывала нижнюю губу.

— Алло? — послышался голос.

— Да?

— Вам нужна Адель Харрис? Мадам, сожалею, но ее здесь нет. Она выехала из гостиницы.

— Вы уверены? А куда она уехала?

— Не знаю, мадам. Она не сообщила.

— Хорошо. Видите ли, она моя сестра, и сегодня днем я разговаривала с ней. Адель звонила из вашей гостиницы. Может быть, она оставила сообщение для меня? Или номер телефона, по которому ей можно позвонить?

— Извините, мадам. Никакого сообщения нет.

— Для Лидии Харрис? Вы проверили?

Я представила, как он пожимает плечами.

— Мисс Харрис уехала некоторое время назад. В ее номере никого нет. Она расплатилась и не оставила никакого сообщения.

— Понимаю. — Разумеется, я ничего не поняла. — Что ж, благодарю вас. До свидания.

— До свидания, мадам.

Ничего не понимая, я повесила трубку. У этого ребенка, раздраженно подумала я, до сих пор ветер в голове. Звонит мне в операционную, просит позвать к телефону, убеждает всех, что это срочно, смеется, когда я говорю с ней, скрывает, в чем дело, затем бросает трубку, не дав мне договорить. И выезжает из гостиницы! Адель неисправима…

От этих мыслей меня отвлек стук в дверь. Пришла Шелли, моя соседка, официантка, работавшая по ночам и спавшая днем. В руках она держала потрепанный сверток.

— Привет, дорогая, я не буду входить. Вот это пришло сегодня.

— Что это?

Я взяла помятую коробку, обернутую коричневой бумагой. Адрес был написан рукой Адели.

— Почтальон не хотел оставлять посылку на ступеньках, поэтому я забрала ее. Он взял с меня расписку. Ты не сердишься?

— Нисколько. Большое спасибо. Заходи, выпьем что-нибудь.

— Я спешу. Скажи, что это такое? Посылка от сестры?

Имя Адели значилось в углу, прямо над адресом «Резиденс Палас Отель» на Виа Арчимеде в Риме.

— Да, это от нее.

— Это та, что ни разу не прислала тебе открытку на Рождество? А сейчас по какому случаю? Подарок ко дню рождения?

— Вряд ли. Спасибо, Шелли. Я твоя должница.

Я закрыла дверь и уставилась на посылку, которую держала в руках. Должно быть, внутри лежит тот предмет, который Адель прислала авиапочтой и пожалела, что не отправила заказной посылкой. Значит, там что-то ценное. Может быть даже нечто более ценное, чем сувенир… Интересно… Оберточная бумага легко поддалась, обнажая неказистую белую коробку. Я уже собралась содрать обертку полностью, как заметила уголок кусочка почтовой бумаги. Вытащив записку из-под свернутой газеты и салфеток, я прочитала: «Обращаться осторожно». И больше ни слова.

Я наконец раскрыла коробку и увидела в ней странный предмет.


Глава 2


Этот предмет, имевший форму конуса на одном конце и украшенный резьбой на другом, больше всего напоминал толстый нож для разрезания писем — длиной он был дюймов восемь, сделан из гладкого, кремового цвета материала, может быть, из слоновой кости. С одного конца предмет напоминал миниатюрную трость, набалдашник которой был выточен в форме головы какой-то диковинной собаки.

Я довольно долго рассматривала эту вещь, потому что когда подняла от нее взгляд, то заметила, что огонь в камине погас, и почувствовала, как по комнате гуляет прохладный ветерок. Недоумевая, я подошла к креслу, осторожно неся в руках «собаку» из слоновой кости, бумажную подкладку, коробку и оберточную бумагу, и опустилась в него. Очень аккуратно разобрала все листы бумаги, картонку и, к своей досаде, не нашла ничего, кроме маленького клочка бумаги для писем со словами: «Обращаться осторожно». Только и всего. Никакого письма. Ничего о том, что это за предмет и почему Адель его прислала.

Неужели он столь ценен, что Адель сочла нужным позвонить с другого конца света, чтобы сообщить об его отправке? И потом пожалела, что не выслала заказной почтой? И наконец, самое главное: зачем она прислала эту вещь?

Я снова повертела фигурку в руках. На вид она казалась очень древней, но я ничего не понимала в антиквариате. Для меня оставалось совершенной тайной, какой собаке принадлежала голова, украсившая широкий конец куска слоновой кости. Если, конечно, это была собака.

Ну и что теперь делать? Адель хотела, чтобы я приехала в Рим. Для чего? Нужно ли мне брать эту… безделушку с собой? Если так, то почему Адель покинула гостиницу, не оставив для меня никакого сообщения?

Я решила показать эту штуковину доктору Келлерману. Кто как не он, коллекционер антиквариата, мог раскрыть тайну странной статуэтки? Я тут же позвонила и поехала к нему домой. Он жил в десяти милях от меня.

— Я хочу вас кое о чем спросить, — сообщила я, удобно устроившись в его кабинете. Я взяла предложенный мне бокал вина и повернулась к ярко пылавшему в камине огню. Мне всегда нравился кабинет доктора Келлермана: среди обитой кожей мебели, древних карт и бюстов давно забытых людей было тепло и уютно. Плюшевые ковры поглощали звуки, ряды книг теснились вдоль стен.

— Лидия, я всегда рад помочь. Только, пожалуйста, побудь подольше. А то ты всегда впорхнешь, как птичка, и тут же упорхнешь. Пусть туман задержит тебя на некоторое время. — Он сел рядом со мной, в его глазах отражался огонь, пылавший в камине. — Рассказывай, с чем пожаловала?

Я рассказала о сегодняшнем телефонном разговоре с сестрой, о своем последнем звонке и о том, как обнаружилось, что Адель покинула гостиницу. Затем поведала о посылке, ее содержимом и короткой записке. После этого достала «собаку» из сумочки.

Доктор Келлерман долго вертел предмет в руках, внимательно рассматривая его. Он явно заинтересовался странной штуковиной, видно, вещь действительно редкая. Может быть, даже ценная.

— Говоришь, эту штуку прислали из Рима?

Я кивнула.

— Очень странно. Я ее уже видел раньше, только не могу припомнить где. Похожа на собаку, но не собака. Взгляни на уши. Видишь, какие они длинные и острые? А морда? Необыкновенное существо. Нет сомнений, сделано из слоновой кости. Но что это за животное? Где же я его видел?

Взгляд доктора Келлермана блуждал по комнате, по корешкам книг на стеллаже. — Вспомнил! — вдруг сказал он. — К Италии эта вещь не имеет никакого отношения. Я вспомнил, где ее видел.

Он встал и подошел к книжному стеллажу. Доктор Келлерман взял увесистый том с названием «Воскресший Древний Египет». Он подмигнул мне точно так, как много раз делал за операционным столом, и сел на диван рядом со мной.

— Лидия, это не собака, а шакал. Египетский шакал. Фигура из какой-то игры.

— Что?

— Фигура из игры. Как в шашках или шахматах. Спорю… — Он быстро листал страницы книги. — …Спорю, что это прямо… Ага! — Он хлопнул по странице открытой ладонью. — Вот он, наш шакал!

Мои глаза округлились от изумления. Фигурка на фотографии в книге и та, что мы держали в руках, были похожи как две капли воды. Доктор Келлерман прочитал краткое описание египетской игры, которая называлась «Псы и шакалы» и сопровождалась иллюстрациями. На одной из них я увидела доску из черного дерева, на которой были вырезаны замысловатые рисунки, симметричные линии и отверстия. Фигура вставлялась в отверстие острым концом, затем, словно игральные кости, бросались бабки, определяя, куда фигуре ходить. Хотя сегодня не известны ни точные правила этой игры, ни как в нее играли, похоже, имелось несколько псов и шакалов, и ими вполне могли делать ходы так же, как белыми и черными шашками.

— Лидия, если эта штука подлинная, вполне возможно, что она стоит огромных денег. — Доктор Келлерман передал мне книгу. Я взглянула на близнеца своего шакала. — Если твоя вещь подлинный египетский экземпляр — а я думаю, дело обстоит именно так, то даже трудно вообразить, какой ценности этот сувенир.

— Очень может быть. — Я с удивлением смотрела на фигурку из слоновой кости, которую держала в руке. — Но зачем он мне? Я уж точно не египтолог. Такие вещи никогда меня не интересовали.

— А твою сестру?

— Тоже нет, насколько я знаю. Но ее все время тянуло к таинственному. Адель всегда любила хиромантов и верила в древние проклятия. Видно, она нашла эту штуковину в Риме и подумала, что сможет заинтересовать меня.

Я нахмурилась, ибо сама не верила своим словам. Ничто из сказанного мною до сих пор не звучало правдиво. Однако я не хотела верить единственному объяснению поведения сестры, которое приходило в голову. Мне казалось, будто Адель пытается мне что-то сообщить.

— Говоришь, сестра хочет, чтобы ты приехала в Рим? И она не объяснила причину? Ну и ну. — Он потер подбородок. — В таком случае, думаю, Адель хочет выманить тебя в Рим. Скорее всего, она была почти уверена, что ты не поедешь, и прибегла к хитрости.

— Это никому не нужно, даже Адели. Тем более спустя четыре года. Она бы написала. Хотя бы коротенькое письмецо. Но нет… — Я повертела в руках странного шакала. — Не думаю…

— Почему?

Доктор Келлерман подложил дров в камин и поморщился, когда посыпались искры. Он был одним из немногих людей, чье мнение я ценила. И все же я впервые не могла согласиться с ним.



— Не знаю. Просто не знаю. Наверно, она позвонит еще раз.

— Не исключено. Скажи мне, ты позволишь ей выманить себя в Рим?

— Рим! — Я рассмеялась и коснулась его руки. — Вы шутите? Если я окажусь в Риме, в кого вы будете швырять зажимами, если дела вдруг пойдут не так?

— Лидия, ты никогда нигде не бываешь.

— Я бываю в разных местах, — громко возразила я.

— Ты права. Смотри, в прошлом году ты ездила в Колумбус, что в штате Огайо, на встречу операционных медсестер. До этого ты побывала в Окленде, что в Калифорнии, на съезде ассоциации медсестер. А до этого…

— Доктор Келлерман, я просто не люблю путешествовать, вот и все.

— Это точно. Насколько я помню, однажды ты чуть не отправилась в Гонконг, но струсила.

— Это к делу не относится. Ладно, я, пожалуй, пойду домой. С вашего разрешения, прихвачу эту книгу, своего шакала и дождусь звонка взбалмошной сестры. Не сомневаюсь, она позвонит. — Я встала и осторожно положила фигурку шакала в сумочку. — Не пойму, почему она бросила трубку, не дав мне договорить. А затем, не позвонив, расплатилась и выехала из гостиницы. Ах, Адель… Она в своем репертуаре.

Собираясь уходить, я заметила, что доктор Келлерман смотрит на каминные часы. Он поинтересовался:

— Когда тебе звонила Адель?

— Когда? Сейчас скажу. Это произошло в тот самый момент, когда остановилось сердце пациента. Примерно в час.

— А когда ты перезвонила ей?

— Спустя час. А что?

— Значит, здесь было два часа дня, когда ты разговаривала с ней.

— Около этого, а что?

Я тоже уставилась на старинные, изысканно украшенные часы, которые тихо отсчитывали секунды.

— Если я не ошибаюсь, римское время опережает наше на девять часов. Значит, там, где находилась Адель, было около одиннадцати.

— Допустим, что так.

— Это означает, что она покинула гостиницу ближе к полуночи. — Доктор Келлерман посмотрел на меня. — Мне кажется, это довольно странно. А тебе?

Я посмотрела на него.

— Мне тоже.

— Телефонист точно знал, что вас не разъединили, а твоя сестра бросила трубку? Зачем ей тогда звонить, бросать трубку и неожиданно посреди ночи выезжать из гостиницы?

Я снова взглянула на часы, представила погружавшийся в сон ночной Рим, Адель, которая расплачивается с заспанным клерком и ловит такси на пустынной улице.

— Но это ведь смешно!

Я начала было доказывать, что моя сестра, какой бы легкомысленной и непредсказуемой она ни была, не станет звонить по международному телефону, а затем, не договорив, бросать трубку, как заметила на лице доктора Келлермана признаки тревоги. Он глядел в камин отсутствующим взглядом, как будто не слышал меня.

Поэтому я сказала с наигранной беззаботностью:

— Что ж, как бы глупо это ни казалось, думаю, всему в свое время найдется логическое объяснение. Адель перезвонит и рассеет все сомнения. А тем временем я найду применение этому шакалу — буду открывать им письма или еще что-нибудь.

Доктор Келлерман проводил меня к машине, от тумана на наших волосах образовались капли воды. Он жил один в хорошем районе, старом и красивом.

— Лидия, мне жаль, что ты так скоро уезжаешь.

Я улыбнулась ему. За три года, которые я ассистировала доктору Келлерману, мы очень подружились.

— До свидания, — тихо сказала я и уехала в белевшую от тумана ночь.


Зайдя домой, я застыла, как вкопанная.

— Боже мой!

В моей квартире кто-то побывал.

Случайный гость или даже просто знакомый мог бы ничего не заметить, ибо некто почти не оставил следов. Но я сразу уловила едва видимые признаки вторжения. Как будто даже воздух стал другим. Затем я убедилась в своей правоте: абажур накренился на десять градусов, телефон изменил положение на столе, ящик не задвинут до конца. Моя квартира всегда в идеальном порядке, как и операционная, где я работаю. Поэтому стоило мне войти, как через несколько секунд я поняла, что мое уединение было нарушено.

Я машинально подошла к телефону и набрала номер доктора Келлермана. Меня душили слезы гнева и страшно разозлило, что кто-то грубо и бесцеремонно вторгся в мою жизнь. Этого я не могла вынести.

Доктор Келлерман задал мне вполне логичный вопрос:

— Что-нибудь украли? — Не дождавшись ответа, он быстро бросил: — Жди, сейчас приеду.

До этого момента мне и в голову не приходило, что это могла быть кража со взломом. Ожидая приезда доктора Келлермана, я провела небольшое, но тщательное расследование и выяснила, что все на месте. Квартиру просто обыскали, но не ограбили.

— Что-нибудь украли? — повторил свой вопрос доктор Келлерман уже на пороге моего дома.

Я покачала головой:

— Ничего не пропало. Ничего. Хотя комнату обыскали тщательно, здесь побывал не просто рядовой грабитель. Все вещи вернули почти на те места, где они находились прежде, чтобы я ни о чем не догадалась. Ничего не пойму. Кому понадобилось обыскивать мою квартиру? Что здесь искали?

Я устало опустилась на диван рядом с доктором. Он не мигая смотрел перед собой, напряженно о чем-то размышляя.

Через некоторое время он тихо спросил:

— Можно взглянуть на коробку, в которой прислали твоего шакала?

Я с удивлением посмотрела на него:

— Чертовски удачный момент для того, чтобы сменить тему разговора, правда?

— Лидия, дай-ка мне взглянуть на коробку.

Я встала и пошла к столу, но тут же остановилась и задумалась. Где же я оставила эту коробку вместе с самодельной подкладкой? Я оглядела комнату. Коробки в спальне нет. Я ее там не оставляла. Тут я взглянула на доктора Келлермана.

— Коробка исчезла, — сказала я без всякого выражения. — Все же хоть что-то украли.

Я устало опустилась на диван, уперлась руками в подбородок и пыталась заставить себя думать.

— Значит… кто-то пробрался сюда, обшарил квартиру, после чего забрал коробку, в которой лежал этот злосчастный шакал. Он забрал коробку, оберточную бумагу и записку со словами «Обращаться осторожно». Но зачем? Он охотился за шакалом?

— Похоже на то.

— Но кому он мог понадобиться? И зачем кому-то коробка и оберточная бумага?

— Лидия, кто бы это ни был, следует иметь в виду, что он знал, когда придет посылка. Кроме того, воспользовался твоим отсутствием, чтобы пробраться сюда.

Я не верила своим ушам:

— Вы хотите сказать, что за мной следили?

— Как же иначе они узнали, когда можно забраться в квартиру? Однако они не рассчитывали на то, что ты заберешь шакала с собой, иначе, бьюсь об заклад, он бы тоже исчез.

Мне стало не по себе. Я встала, взяла сумочку, вытащила из нее фигурку и вернулась на прежнее место. Мы с доктором Келлерманом долго молчали и смотрели на шакала.

Наконец он сказал:

— Лидия, вызывай полицию.

— Нет, — быстро возразила я. — Полицейским тут делать нечего. Они не найдут ни отпечатков пальцев, ни ключей к разгадке, и вы знаете это. И что же они станут дальше делать?

— Тем не менее, в твою квартиру забрались и кое-что похитили.

— Доктор Келлерман, чем полиция может помочь? Найти и вернуть потрепанную коробку? Нет, не надо никакой полиции. — Держа шакала кончиками пальцев, я начала машинально вертеть его. На ощупь фигурка была холодной и гладкой. Морда животного внушала суеверный страх, пасть была плотоядно оскалена, глаза широко раскрыты и похожи на человеческие. Необычно длинные и заостренные уши придавали шакалу нечто дьявольское.

Я была растеряна, но попыталась неуклюже пошутить:

— Трудно представить, чтобы за этим страшилищем охотится международная шайка воров. — Я пыталась нащупать хоть какой-нибудь мотив. — Но зачем он им? Все это так неожиданно, ума не приложу, как поступить дальше. Я не из тех, кто привык к подобным тайнам или сюрпризам. Сегодня в час дня в моей жизни произошел неожиданный поворот. Мне вдруг позвонила сестра, от которой не было ни слуху, ни духу целых четыре года. Я получила посылку с необыкновенным подарком, причем без каких-либо объяснений. А теперь… — я указала на комнату, — произошла кража. Какую бы тайну ни хранил этот шакал, она для кого-то очень важна. Я тоже хочу ее разгадать, потому что вломились не в чью-то, а в мою квартиру. Интересно… — Мысли в моей голове снова начали путаться, стремительно обгоняя друг друга. — Сколько может стоить эта вещь? Вы говорили, что она может быть ценной, если окажется подлинной.

— Да. Но вряд ли она стоит огромных денег. Это лишь одна фигура из всего комплекта. — Он пожал плечами. — Может быть, она ценна для коллекционера. Но не настолько, чтобы вламываться в чужую квартиру.

— И украсть коробку вместе с оберткой! Вот это совсем непонятно. Что в этой вещи такого? — Я поднесла шакала к свету, словно тот был прозрачным и внутри него — ответы на все вопросы. — Вы говорите, что были и другие фигуры?

— В Древнем Египте, но сегодня я не…

— Доктор Келлерман, если бы сохранился лишь этот шакал, то, наверно, он обладал бы большой ценностью?

Он пожал плечами.

— Вполне возможно. Но ведь мы же точно знаем, что это не единственная фигура.

— Разумеется. Об этом свидетельствует фотография в нашей книге. Там видны другие фигуры. В таком случае, почему именно эта фигура? Если только не… — Вдруг меня осенило: — Если только кто-то не пытается собрать весь комплект, а ему не хватает этого шакала — последней фигуры. А какова была бы цена всего комплекта? Комплекта «Псы и шакалы»?

— Думаю, он был бы бесценен.

— Хорошо. Предположим, кто-то в течение многих лет собирает эти фигуры вместе и до полного комплекта осталось найти, ну скажем, одну или две из них. Мой шакал стал бы ценным для такого человека. Значит, он мог бы попытаться украсть у меня эту фигуру.

— Лидия, это абсурд. Такой коллекционер просто обратился бы к тебе и предложил бы немалые деньги. Ты насмотрелась детективных сериалов. Любой коллекционер антиквариата попытался бы заполучить твоего шакала на законных основаниях, понимая, что он может оказаться всего лишь безделушкой или сувениром. Лидия, по-моему, ты упустила самое важное во всей этой головоломке. Главное отнюдь не в том, что кто-то проник в твою квартиру, украл коробку и даже не в стоимости этого шакала.

— Тогда в чем же?

— Дело в твоей сестре Адели.

— Адель! — Я всплеснула руками. — Ну конечно же! Она ведь заварила всю эту кашу. Но разве это не ведет нас к неведомому коллекционеру? А что если он собирался купить шакала у Адели, но та не захотела его продать? Положим, она отказалась от его предложения и отправила фигуру мне. При таком раскладе многое проясняется.

— Да, — задумчиво сказал он, но по выражению лица доктора я видела, что такая версия ему не по душе.

Я понимала, что он чувствует. Чем больше мы размышляли над этим делом, тем более запутанным оно становилось. Похоже, ни одно из наших предположений не вело к цели. Вот если бы шакал оказался полым и внутри него хранились бы украденные бриллианты, все стало бы намного понятнее.

Слова, которые я произнесла, напугали саму меня больше, чем доктора Келлермана:

— Я должна поехать в Рим.

— Что? — спросил он, будто я только что сказала нечто немыслимое. Я подняла голову и увидела, что его голубые глаза, полные доброты и тревоги, изумленно смотрят на меня.

— Видите ли, я должна так поступить.

Когда я произнесла эти слова, вся затея сразу показалась мне оправданной. Лишь один путь вел к истине — встреча с Аделью. Я не сомневалась, что ей все известно. К тому же я предполагала, что непрошенные гости снова могут нагрянуть в мою квартиру.

— Лидия, не делай этого, — сказал доктор Келлерман. Он не стал пугать меня гибелью или нагонять безумный страх. Он всего лишь сказал: «Не делай этого», и в его словах слышались серьезные опасения и неподдельная тревога.

— Доктор Келлерман, сестра ведь звонила как раз ради этого. В этом заключалась цель ее звонка. Она не собиралась говорить, что высылает шакала, а хотела, чтобы я была рядом. Адель не успела объяснить причину. Мне кажется, для нее это очень важно. В ее голосе звучало нечто… — Я решительно покачала головой. — Я обязательно должна ехать. В конце концов, из всей семьи у меня осталась она одна.

— Но четыре года.

— Это не так уж много, если учесть, что мы родные сестры. Если бы я позвонила Адели на другой конец света и сказала бы: «Приезжай, ты мне нужна», она бы непременно приехала. И вы это знаете.

Доктор Келлерман покачал головой.

— Лидия, это небезопасно. Ах уж этот век эмансипированных женщин! Я родился слишком не вовремя.

Пытаясь успокоить, я погладила его по руке и сказала:

— Не волнуйтесь. Я отправлюсь в «Резиденс Палас Отель», найду Адель и отдам ей эту штуковину, которую она так поспешно отправила мне. Затем вернусь и снова буду с вами работать. Правда, я долго там не задержусь.

— Лидия, мне не нравится твоя затея.

Слова доктора прозвучали почти спокойно, но мольба читалась в его глазах. Тогда, к сожалению, я не придала этому никакого значения. Когда до меня все же дошло, что именно доктор Келлерман так долго не решался сказать, было уже поздно.

Но об этом речь впереди. А пока каждый пытался убедить другого в собственной правоте. — Я думала, вы порадуетесь, что я еду в Европу, и проводите меня.

— Лидия, это не тот случай. Здесь что-то не так. Может быть, непрошеный гость или гости, обыскавшие твою квартиру, еще вернутся. Возможно, они даже следят за тобой. Ты в опасности, по крайней мере, до тех пор, пока шакал находится у тебя.

— Тогда я сама верну его туда, откуда он появился. У меня все еще хранится заграничный паспорт после той несостоявшейся поездки в Гонконг. Вакцина от оспы пока еще действует, и у меня в банке лежат деньги. Мне придется оформлять визу?

— Для Италии нет. Лидия…

— А пока я перееду к Дженни. Скажу ей, что в доме проводится дезинфекция. Затем пошлю Адель телеграмму в гостиницу. Завтра я скажу Кэтхарт, что мне надо отлучиться по неотложным семейным обстоятельствам, и полечу в Рим. Кстати, билет я закажу прямо сейчас. — И я решительно направилась к телефону.

— Лидия, это так на тебя не похоже.

Как ни странно, но он оказался прав. После окончания школы медицинских сестер я жила одна и за все это время ни разу не совершила ни одного необдуманного шага, о котором пришлось бы впоследствии сожалеть. А сейчас после одного нежданного телефонного звонка и странной посылки я стала вести себя глупо и ветрено, как и Адель. За один день во мне проснулись все те качества, за которые я ее осуждала.

Однако я ничего не могла с собой поделать. В тот момент, в тот необъяснимый и нарушивший мой душевный покой вечер, задуманное мною казалось единственно правильным решением.

Если бы я только послушалась своего коллегу…

Глава 3


В аэропорту доктор Келлерман, провожая меня, впервые за три года поцеловал. Я дружески обняла его и еще раз заверила, что ничего со мной не случится.

Доктор Келлерман говорил спокойно, стараясь ничем не выдать своего волнения.

— Это неразумно, Лидия. Тебе все же следовало обратиться в полицию. Воры больше так и не появились. Ты же понимаешь, что шакал тут ни при чем. Может, они еще что-то украли, а ты просто не заметила этого. Твоя сестра — легкомысленная, эгоистичная женщина. Она хитростью хочет выманить тебя в Рим. Вторжение в твою квартиру — всего лишь совпадение. Это могло случиться в любой другой день.

Однако переубедить меня было невозможно.

— Нет, доктор Келлерман. Моя сестра влипла в какую-то историю, и мне кажется, что она нуждается в моей помощи. Чем больше я думаю о нашем разговоре, тем больше убеждаюсь в этом. Сестра чего-то боится. Может быть, именно полому она так поспешно выехала из гостиницы и не сумела мне ничего передать. Возможно, с этим шакалом связана какая-то неведомая нам тайна. — Я похлопала рукой по сумочке, где лежала фигурка. — Доктор Келлерман, вы ведь всего лишь хирург. Что вы в этом смыслите? — поддразнила его я.

Он вновь поцеловал меня.

— Кэтхарт расстроена твоим отъездом. Она знает, что больше никто не способен ассистировать такому старому крокодилу, как я. Ты ведь еще не видела, как я швыряюсь ретрактором Бальфура.

— Вы и опомнится не успеете, как я вернусь.

— И кто же еще, кроме тебя, подаст мне так изящно спутавшиеся нити для швов? Ах, Лидия… — Смирившись с неизбежным, доктор Келлерман покачал головой.


Он посоветовал мне обменять часть денег на лиры, купить журнал кроссвордов и пораньше сесть в самолет. Наше прощание, к моему удивлению, получилось каким-то напряженным. Оказавшись на борту «TWA 747» и устроившись на сиденье у окна, я еще до взлета заказала коктейль. Не без удовольствия я обнаружила, что место рядом со мной пустует и до самого Нью-Йорка его никто не займет. Предстоящие несколько часов мне отчаянно хотелось побыть в одиночестве и собраться с мыслями.



Прощаясь, я не заметила в глазах доктора Келлермана то, что не упустила бы другая, более чуткая женщина. Поэтому я вылетела из Лос-Анджелеса с ложным чувством, будто никто не станет оплакивать меня, случись в Риме какое-нибудь несчастье.

Мои мысли невольно перескочили от доктора Келлермана к Джерри Уайльдеру, привлекательному анестезиологу, с которым я недолго встречалась. Странно, но я два года вообще не вспоминала об этом коротком романе. Когда самолет оторвался от земли, я без особой радости вспомнила наше последнее свидание и его слова: «Лидия, ты хорошая операционная сестра. Может, самая лучшая во всем отделении. Ты — исправный маленький механизм и отлично функционируешь. Все дело в том, что после работы ты не меняешься. К несчастью, ты идеальная медсестра, но в тебе нет ничего женского. Медицина для тебя на первом месте, и мне кажется, что в твоей жизни нет и не будет других интересов».

Эти слова поразили и обидели меня, однако в глубине души я знала, что он был абсолютно прав. За три коротких месяца свиданий мне в голову ни разу не приходила мысль, что в Джерри можно влюбиться. К тому же я не особенно увлеклась им. Как бы там ни было, все вернулось в русло вежливых, сугубо профессиональных отношений.

Рев самолета притих, давление на тело уменьшилось, заложенные уши обрели слух. Я принялась за второй коктейль, через наушники слушала классическую музыку и наконец вернулась к действительности.

Итак, впервые в жизни я лечу за границу на поиски сестры, которой там может и не оказаться. Более того, я поняла, что впервые бросила все ради путешествия, которое может быть очень опасным. Эта мысль меня удивила, но не испугала.

Даже теперь, сознавая неразумность своего поступка, я решила не идти на попятную. Будь что будет. И это ощущение тоже было новым, а поэтому немного пугающим.


Во время перелета через океан у меня появилась спутница. К счастью, ею оказалась тихая монахиня, которая большую часть времени либо спала, либо читала книгу. Полет из Нью-Йорка до Рима должен был занять около семи часов, до цели осталось еще три часа. Рим, существовавший лишь в моем воображении, стал приобретать вполне реальные черты.

Я пыталась устроиться поудобнее и вздремнуть, поскольку предыдущие два дня спала плохо. Звонок Адели подействовал на меня странным образом — он обрушил лавину воспоминаний, которую мне несколько лет удавалось сдерживать. Ее голос отворил какую-то дверь в прошлое, которую уже невозможно было закрыть. Детство, отрочество, смерть родителей и, наконец, наше отчуждение и прощание четыре года назад — все это нахлынуло на меня, будто мы с Аделью попрощались только вчера.

По телефону она называла меня Лидди.

Я вспомнила наш последний разговор перед ее отъездом. Адель, красивая, юная, с отличной прической и макияжем, как будто сошедшая со страниц журнала «Вог», иронично глядя на меня и снисходительно улыбаясь, говорила:

— Лидди, я уезжаю. Знаю, ты не желаешь видеть меня соседкой по комнате — ты всегда ценила уединение — поэтому я отправляюсь в путь. К тому же я думаю, что в Америке мне стало тесновато. Хочется везде побывать. Надо все успеть, пока мне не стукнуло тридцать.

— Ради бога, Адель, тебе ведь всего двадцать два года.

— Восемь лет пролетят быстро. Лидия, в твоей жизни ведь все предусмотрено, всему найдется свое время и место. Но я… — Она театрально вздохнула. — Я даже не знаю, что произойдет завтра. До тридцати мне хочется пожить в свое удовольствие.

— Почему до тридцати?

— Лидди, пойми, после тридцати жизнь уже позади, а я не хочу стареть.

— Адель, тебе надо подумать о том, чем ты будешь заниматься в жизни.

— У меня уже есть занятие!

— Вряд ли поиск богатого жениха…

— Тебе этого не понять, Лидди! — В ее заливистом смехе звучали нотки упрека. — Спорим, ты никогда не выйдешь замуж. Боже мой, ты на всю жизнь останешься старой девой!

…Я укуталась пледом до подбородка и прижалась лицом к иллюминатору, надеясь разглядеть хоть кусочек земли внизу. Но было еще слишком темно — самолет приземлится в аэропорту «Леонардо да Винчи» в 8:30. В иллюминаторе я увидела отражение своего лица, так похожего на лицо сестры. Мы действительно были очень похожи, однако Адель в отличие от меня знала, как себя преподнести.

Католическая монахиня поднялась со своего места.

— Извините, впереди сидят мои друзья. Я обратилась к бортпроводнице, и она разрешила мне пересесть к ним. Вы не возражаете, если я вас покину? Пожалуй, одной вам будет лучше.

Она взяла сумку и удалилась по проходу между рядами сидений.

Я смотрела ей вслед и не заметила, как рядом появился незнакомый мужчина. Словно давний знакомый, он широко улыбнулся мне. В руке мужчина держал небольшую сумку.

— Вы не против, если я сяду здесь? — спросил он.

Я пожала плечами.

Он тут же сел, задвинул сумку под сиденье и пристегнулся ремнем безопасности.

— Наша католичка ушла проведать кого-то из своей паствы и, по всей видимости, уже не вернется. А вот и кроссворды. Это ваше хобби?

Должно быть, я смотрела на него отсутствующим взглядом, ибо он повторил свой вопрос:

— Вы любите кроссворды? Я заметил журнал в кармане сиденья. Я прав?

— Да, правы. То есть не совсем. Я решаю их, когда путешествую.

— Вы часто летаете?

Я вспомнила Колумбус и Окленд и наморщила лоб.

— Нечасто. Кроссворды помогают скоротать время. Хотите попробовать?

Я протянула ему журнал, к моему удивлению, он охотно взял его.

— Спасибо. Вот эта логическая задача все еще не решена? — Он пролистал страницы. — Ага! Вот оно. Здорово. Похоже, это крепкий орешек. Большое спасибо. Два оставшихся часа пролетят незаметно.

Я посмотрела на своего нового спутника. Он углубился в журнал кроссвордов, который пристроил на подносе. Поудобнее устроившись в кресле, он разгладил страницу, выпрямил плечи и, словно школьник, коснулся языком кончика карандаша. Мой сосед выглядел лет на тридцать, он был хорошо одет, природа наделила его запоминающимся профилем. Хотя последние девять часов мне очень хотелось побыть в одиночестве, тем не менее, я не без интереса наблюдала за сидевшим рядом пассажиром. Когда он неожиданно посмотрел на меня, я вздрогнула и отвела взгляд.

— Надеюсь, я вам не помешал своим внезапным вторжением. Лучшие места остались позади, через два ряда. Я сидел там. — Он взмахнул рукой над своей головой. — Слева от меня расположился старый храпун, а справа вертелся непоседливый ребенок и, словно по расписанию, издавал протяжные вопли. Вот вы сейчас его слышите. Я все время поглядывал в эту сторону, надеясь, что освободится местечко. Держу пари, что лишь около десяти процентов пассажиров прибывают в аэропорт, сидя в тех же креслах, которые они занимали в начале полета. Монахиня проявила милосердие, освободив это место, иначе я заткнул бы носком рот храпуну или свернул шею этому пострелу, а может, сделал бы и то, и другое!

Он пристально посмотрел на меня, затем отвел взгляд и сказал:

— Да… хорошо. Во всяком случае, это очень трудная логическая задача…

Я улыбнулась, видя, что он снова взялся за журнал с кроссвордами, и отвернулась к окну. Занимавшаяся заря напомнила о другом рассвете, за которым я наблюдала. Тогда мне было восемнадцать, и я сидела у эркера гостиной, выходившего на покрытую росой лужайку. Сестры, которая была на год моложе меня, не оказалось дома. Адель в тот вечер ушла на свидание и еще не вернулась. Родители с младшим братом, уехавшие на выходные в Сан-Диего, должны были вернуться еще несколько часов назад. Я сидела в одиночестве, смотрела на утреннюю зарю и никак не могла понять, куда все подевались.

Затем раздался неожиданный стук в дверь. Я открыла — передо мной стояли двое полицейских.

— Вы решили хоть что-то?

Я вздрогнула.

— Эти кроссворды. Вам удалось решить хотя бы один?

— Ах, нет. У меня не хватает терпения.

— Я понял. — Он рассмеялся и покачал головой. — Мне это тоже не по зубам.

Кем бы ни был этот новый разговорчивый спутник, он вел себя с подкупающей естественностью. Я снова взглянула на него и обратила внимание на улыбчивые серые глаза. Он был одет в деловой костюм и излучал уверенность и раскованность. Как это не похоже на меня, отчаянно подумала я — непричесанные волосы, небрежный макияж, помятое платье…

— Джон Тредвелл, — неожиданно представился он, протягивая руку.

Я робко произнесла:

— Лидия Харрис.

— Как к вам обращаться — мисс или миссис?

— Зовите меня госпожой.

— Я так и думал. Вы госпожа господина или сама себе госпожа?

Я рассмеялась и покачала головой, признавая свое поражение. Видно, этот Джон Тредвелл даже устрицу вытянет из скорлупы.

— Я сама себе госпожа. Зовите меня просто «мисс».

— Отлично. Эмансипированные женщины пугают меня, но немного раскованности не помешает. Можно, я буду называть вас Лидия и спрошу, чем вы занимаетесь в этой жизни.

— Конечно. Я медсестра.

— И у вас отпуск?

— Не совсем. Я еду в Рим, чтобы разобраться в одном сугубо личном деле. — Я вспомнила о фигурке шакала, лежавшей в сумочке, которую я непроизвольно прижала ногами. — Это можно назвать и семейным делом. А чем вы занимаетесь, мистер Тредвелл?

— Я биржевой маклер.

— Собираетесь провести отпуск в Риме?

— У меня деловая поездка, но при этом я, конечно же, не отказываю себе в удовольствиях. Я и раньше бывал в Риме, так что этот город мне неплохо знаком. Остановлюсь в гостинице «Эксельсиор». А вы где будете жить?

Чуть поколебавшись, я сказала:

— В «Резиденс Палас Отель».

— Ах, да. Эта гостиница находится на холме Париолли. Очень красивое место. Это жилой район. Вам его порекомендовал агент бюро путешествий?

— Нет. Там остановилась моя сестра и… — Я осеклась.

— Извините, не хотел быть назойливым. Послушайте, если у вас выдастся свободный денек, дайте мне знать, и я с радостью покажу вам Рим. За пятьдесят лир мы на автобусе объедем весь город.

Я невнятно что-то буркнула в ответ. У меня были несколько другие планы. Правда, довольно призрачные.

Глава 4


Самолет постепенно снижался, и, взглянув на часы, я убедилась, что скоро мы будем на месте, в аэропорту «Леонардо да Винчи». Джон Тредвелл снова завел светский разговор, рассказывая что-то об Испанской лестнице [2], но я его не слушала, лишь делала вид.

Выйдя из самолета, мы прошли таможенный досмотр, а потом он предложил поехать вместе на такси. Я обрадовалась предложению — мысль остаться одной в незнакомом городе, немного пугала меня.

За двадцать с лишним миль пути от аэропорта, расположенного у устья реки Тибр, мы с Джоном Тредвеллом почти не разговаривали. Оба смотрели в окна такси и, пока оно мчалось по автостраде, любовались мелькавшими красивыми пейзажами. Водитель оказался болтливым маленьким человечком, который обгонял другие машины, не обращая внимания на сигналы, и рассказывал о том, как хорошо готовит его сестра. Мы молча слушали его болтовню.

Джон сказал, что моя гостиница находится в хорошем районе, и добавил:

— Автобусы там ходят регулярно. А если вам захочется прогуляться, то до стен рукой подать.

— Что находится за этими стенами?

— Рим, конечно. Вот мы и приехали.

Попетляв по извилистым узким улочкам, машина свернула на Виа Арчимеде и остановилась перед гостиницей «Резиденс Палас». С улицы гостиница выглядела простовато и ничем не отличалась от соседних жилых домов.

По счетчику мы должны были заплатить водителю почти шесть тысяч лир — я быстро подсчитала, что это около десяти долларов, и хотела передать Тредвеллу причитавшуюся с меня сумму. Но он не взял деньги.

— Вы рассчитаетесь, когда я сегодня или завтра буду вам показывать город. Вам с сестрой. Договорились?

— Хорошо, мистер Тредвелл.

— Зовите меня Джоном. — Он высунулся из окна такси и широко улыбнулся. — Нам, американцам, следует держаться вместе. Договорились?

— Договорились. Благодарю вас.

Я проводила такси взглядом и повернулась лицом к гостинице.

У входа не наблюдалось признаков жизни. Никто не входил и не выходил через двойные застекленные двери, сердитый швейцар не сдерживал нетерпеливых туристов, такси не создавали пробку у тротуаров. «Резиденс Палас Отель» совсем не походил на бурлящие столичные гостиницы и напоминал тихую обитель, которая вполне могла подойти мне. Но никак не моей сестре.

Адель. Сердце взволнованно забилось. Наверное, она уже получила мою телеграмму и ждет меня. Что произошло за четыре года — остались ли мы сестрами или стали совсем чужими? Наступят ли минуты неловкого молчания или же после столь долгой разлуки мы не сможем остановить поток слов?

Я вошла. В вестибюле было прохладно. Ковер немного поизносился, а растения покрылись пылью, но здесь все напоминало о лучших временах. На доске, похожей на мольберт, висело объявление, в котором на восточном языке перечислялись, как мне показалось, запланированные мероприятия для туристической группы. Вверху объявления была надпись на английском: «Экскурсии Такахаши, Киото».

Несколько японцев топтались у стола администратора. Надев белые соломенные шляпы и вооружившись кинокамерами, они весело болтали, рассматривая набор почтовых открыток. Адели здесь не было. Я подошла к дежурному администратору.

— Извините. Вы говорите по-английски?

— Да, мадам. — Он обворожительно улыбнулся.

— Слава богу. Вы мне не поможете? Я разыскиваю свою сестру Адель Харрис, которая проживала в этой гостинице два дня назад. Возможно, она еще зарегистрирована здесь, и, вероятно, оставила сообщение для меня, Лидии Харрис. Посмотрите, пожалуйста.

— Она американка? — спросил он.

Я энергично закивала.

— У нас сегодня нет американских туристов, мадам. В Риме сейчас вообще мало одиночных туристов. Очень плохой год. Они останавливаются внутри городских стен и проживают рядом с Римским форумом. У нас чаще останавливаются группы. На прошлой неделе, например, были французские туристы. Сегодня — туристы из Японии. В четверг прибывает группа из Югославии. Американцы не ожидаются.

— Моя сестра приехала одна. Думаю, она могла выехать два дня назад. Проверьте, пожалуйста.

— Конечно. — Он отвернулся и стал изучать регистрационную книгу. Вскоре сказал: — К сожалению, мисс Харрис не значится.

— Не может быть! — огорченно произнесла я. — Значит, она и в самом деле выехала отсюда. Вы точно уверены, что она не оставила адреса, по которому следует пересылать письма? Мне обязательно надо найти ее.

У мужчины был вид человека, который совершенно сбит с толку.

— Но это имя мне совершенно незнакомо. Скажите, когда она останавливалась у нас?

— Два дня назад. Сестра звонила мне из этой самой гостиницы. Поэтому я точно знаю, что она была здесь. Потом я отправила ей телеграмму. Должно быть, она получила ее. Пожалуйста, загляните в записи и проверьте, не оставила ли она сообщения для меня, Лидии Харрис.

— Мадам, я действительно не припоминаю такого имени, но ради вас еще раз проверю.

Здесь было что-то не так. Поведение этого человека или смутное подсознательное ощущение подало сигнал тревоги. Я почему-то была уверена, что он не скажет ничего обнадеживающего об Адели. Я оказалась права.

— Извините, мадам, но в нашей гостинице никто под именем Адель Харрис никогда не регистрировался. Возможно, она остановилась в другой гостинице Рима.

— Нет, сестра останавливалась в отеле «Резиденс Палас», — спокойно сказала я. — Она разговаривала со мной, вероятно, из этого же вестибюля. Я уверена. Сестра отправила мне посылку, на которой значится адрес гостиницы. Мне бы хотелось, чтобы вы еще раз проверили. Пожалуйста, на этот раз проверьте повнимательнее.

— Разумеется, мадам. Извините меня.

На этот раз он исчез и, пока его не было, я облокотилась на стол и еще раз оглядела вестибюль. Японцы, видимо, собирались на экскурсию. Из находившегося по соседству ресторана слышался стук посуды и обрывки разговора припозднившихся туристов. На стенах висели большие витиевато украшенные зеркала и старинные гравюры с изображением римских археологических раскопок.

Не знаю, как это объяснить, но что-то привлекло мое внимание к мужчине в холле. Он был немного выше меня, хорошо одет, смуглее, чем большинство итальянцев; огромные солнцезащитные очки закрывали часть лица. Он лениво прислонился к стене и читал какую-то итальянскую газету.

— Извините, мадам, — сказал дежурный администратор с искренним сожалением. — Я все проверил и даже просмотрел записи двухмесячной давности, но в этой гостинице Адель Харрис не останавливалась.

Не веря своим ушам, я уставилась на дежурного.

— Но это невозможно! Я знаю, что она была здесь!

Мужчина пожал плечами.

— Послушайте. Два дня назад я звонила в эту самую гостиницу и разговаривала с человеком, который сидел за этим самым столом. И он сообщил мне, что Адель расплатилась и выехала.

Он покачал головой.

— Возможно, она была здесь под другим именем. Возможно…

— Мадам, в этой гостинице не было американцев. Уже давно. Они едут в «Хилтон» или «Холидей Инн». В Риме сейчас дела идут плохо. За три месяца у нас останавливалось мало одиночных туристов, все прибывают группами. Поверьте мне, это так.

Ничего не понимая, я вздохнула. Видно, от него я ничего не добьюсь.

— Если это так, то почему мне по телефону сказали, что она оплатила счет? Кто тут дежурит ночью?

— Луиджи Барони.

— Замечательно, можно поговорить с ним?

— Он придет вечером, мадам.

— Хорошо. — Я оглядела вестибюль. Японцы ушли, однако незнакомец с газетой был еще здесь. Он вызывал у меня странное чувство, от которого я не могла избавиться. — Тогда, пожалуй, мне придется у вас остановиться. Найдется номер с ванной?

— Разумеется, мадам.

Отметившись в журнале и заплатив вперед, решила, что всему должно найтись простое объяснение. Я немного посплю, приму душ, поем в ресторане, затем непременно пригрожу администратору тюрьмой, если он не скажет, где находится Адель.

Дежурный постучал по колокольчику, и носильщик в красно-белом фартуке в полоску взял мой чемодан.

— Prego [3], — сказал он и жестом предложил пойти вперед. Проходя мимо него, я оглянулась.

Человек с газетой исчез.

После подъема на лифте размером с телефонную будку и беглого осмотра огромного номера люкс, я растянулась на постели, чтобы проверить, насколько она удобна, и тут же заснула.

Проспав шесть часов и увидев три странных сна, я проснулась и не сразу поняла, где нахожусь. Я чувствовала себя неплохо и была готова к встрече с новым миром. Мой номер был обставлен антикварной мебелью, пол устлан старинными коврами, на стенах висели очаровательные гравюры, похожие на те, которые я видела в вестибюле. Номер удивил меня, такой роскоши я не ожидала.

Двери с жалюзи вели на просторный балкон. Я вышла на балкон и осмотрелась. Передо мной открылся очаровательный вид. Потом я вернулась в номер.

Нежась в ванной, я раздумывала над тем, как поступить, если ночной дежурный откажется подтвердить, что разговаривал со мной. Где мне тогда искать эту сумасбродку? Что тогда делать? Вернуться в Америку?

Вытираясь большим, мягким полотенцем, я думала о полете домой, о том, как объяснюсь с доктором Келлерманом и буду жить, опасаясь, что в квартиру опять кто-нибудь проникнет в мое отсутствие.

Вдруг меня осенило — я поняла, почему мое внимание привлек мужчина с газетой.

Я его видела раньше!

Конечно же, это точно был он. Мы с Джоном Тредвеллом, пройдя таможенный досмотр, ловили такси. Осматриваясь вокруг, я заметила смуглого человека в огромных солнцезащитных очках, который читал газету, и мой взгляд на мгновение невольно задержался на нем.

Возможно, меня привлекла его совсем не итальянская внешность. Или то обстоятельство, что он, скорее, делал вид, что читает. Тогда в аэропорту я бросила на него мимолетный взгляд и села в такси.

Теперь он объявился в гостинице.

Я торопливо оделась. Перед уходом достала фигурку шакала, взглянула на нее, затем плотно завернула в носовой платок и спрятала на дне сумочки. Крепко прижав ее рукой, я побежала вниз по лестнице.

Человеку, привыкшему к порядку, в этой старомодной итальянской гостинице было трудно освоиться — хотя мой номер 307 вроде находился на третьем этаже, я спустилась вниз, лишь миновав шесть лестничных пролетов.

Я объяснила это тем, что здание стоит на склоне холма и, следовательно, поднимается вверх ярусами. Я сбегала вниз, скользя рукой по гладким мраморным перилам, слыша эхо своих шагов, и на мгновение мне показалось, будто я очутилась в церкви. На пути я видела белые стены, предметы старинной мебели и чувствовала окружавшую меня неестественную тишину. Проходя через бесшумно раскрывавшиеся двери, я убеждалась, что бывать в таком одновременно странном и очаровательном месте мне еще не доводилось.

Ресторан украшали те же старинные характерные скульптуры, гравюры в рамках, тусклые гобелены. С аппетитом поедая спагетти, я не сомневалась, что такого отменного блюда я еще не пробовала.

После двух бокалов вина у меня поднялось настроение, я расплатилась, прошла в гостиную, уселась за причудливым старинным письменным столом и стала сочинять письмо доктору Келлерману.

— Да? — Я обернулась, услышав, что ко мне обращаются по имени.

Позади меня стоял лысоватый итальянец.

— Я Луиджи Барони. Вы хотели поговорить со мной?

— Ах да! — Я торопливо собрала свои вещи и запихнула их в сумочку. Тут я почувствовала, что пальцы скользнули по жесткой фигурке шакала, и подумала о том, что надо найти ей место понадежнее. — Да, сэр, рада встрече с вами. Я Лидия Харрис. Мне кажется, я на днях разговаривала с вами.

— Не может быть! — Его лицо оставалось бесстрастным.

— Ну, довольно. По-вашему выходит, что можно забыть телефонный разговор с Америкой. Он состоялся после полуночи, я разыскивала свою сестру. Вы тогда сказали, что она только что уехала.

— Извините, мадам, но никакого разговора…

— В таком случае кто-то другой подходил к телефону. Послушайте, я разговаривала с кем-то из этой гостиницы! — Я теряла терпение и срывалась на крик. — Кто еще ночью работает за вашим столом?

— Никто, мадам. Вот уже несколько недель я дежурю один. Поскольку туристов стало меньше, нам пришлось отпустить служащих.

— Погодите. — Я пыталась говорить медленнее. — Два дня назад я звонила в эту гостиницу и разговаривала с дежурным, голос которого, как это ни странно, был похож на ваш. Он сказал, что Адель Харрис расплатилась и выехала. Мне хотелось бы взглянуть на квитанцию об оплате счета.

— Но, мадам…

— Не выводите меня из терпения. Я хочу взглянуть на записи.

— Мадам, но они для служебного пользования. Я не могу позволить…

Я уже была готова грубо прикрикнуть на этого человека, когда кто-то вступил в разговор:

— Возможно, я смогу вам помочь.

В непомерно больших очках, скрывавших глаза, передо мной стоял тот самый смуглый джентльмен, которого я заметила в аэропорту, а затем в вестибюле гостиницы.

— Я невольно услышал ваш разговор и подумал, что мог бы оказаться полезным, поскольку я тоже турист.

Он говорил на отличном английском тихим, вкрадчивым голосом, с едва заметным акцентом. Не знаю почему, но он мне сразу не понравился.

— Все в порядке. Спасибо, я сама справлюсь.

— Вы говорите, что разыскиваете сестру.

— Она здесь проживала, однако этот джентльмен утверждает, что на сей счет нет никаких записей. Так вот, я точно говорила с кем-то…

Незнакомец что-то сказал дежурному по-итальянски. Тот только пожал плечами.

— Тогда мы сами проверим записи.

Когда дежурный начал возражать, незнакомец поднял руку и подчеркнуто любезно сказал:

— Мы хотим сэкономить время и избежать неприятностей. Завтра эта молодая леди пойдет сначала в американское посольство, затем в полицию. И тогда не мы одни будем изучать ваши записи.

Эта угроза не подействовала на итальянца.

— Вы должны понять, — возразил он. — Записи предназначены для служебного пользования. Я никому не могу разрешить заглянуть в них без особого указания. Если вы должны обратиться в полицию, обращайтесь, но мы не можем допустить вмешательства в частную жизнь наших клиентов.

— Совершенно верно, — откликнулся незнакомец. — Эта молодая женщина приехала сюда из Америки, чтобы разыскать свою сестру, и выясняется, что для этого ей приходится обращаться в полицию за помощью.

— Мне бы хотелось вам помочь…

— Можно нам поговорить с управляющим?

— Ну, конечно!

Дежурный куда-то ушел, мне показалось, что он обрадовался возможности избежать ответственности. Я снова взглянула на человека, который предложил мне свою помощь.

— Вам действительно не стоило обременять себя, мистер…

— Извините. Меня зовут Ахмед Рашид.

Не знаю, почему меня так удивила встреча с арабом в Риме. Я попыталась скрыть свое удивление и неясную тревогу.

— Я Лидия Харрис. Спасибо вам, но я сама со всем справлюсь.

— Это меня нисколько не обременяет. Итальянцы исключительно гостеприимны и сговорчивы. А это очень хорошая гостиница. Мы скоро найдем вашу сестру.

— Мы? — удивилась я.

Дежурный вернулся вместе с другим человеком, которого представил как мистера Манджифрани, помощника управляющего гостиницей. Любезно улыбнувшись, он жестом пригласил нас пройти в свой кабинет, где предложил чаю и разрешил взглянуть на списки выбывших постояльцев гостиницы.

— Мисс Харрис, я сожалею, что причинил вам неудобства. Мне действительно хочется вам помочь. Но, как вы видите, ваша сестра никогда не значилась среди гостей нашего отеля.

Он вел себя радушно, говорил вежливо, и я почувствовала себя немного виноватой за свое несдержанное поведение.

— Может быть, она просто приходила в гости к кому-то в этой гостинице, а тот человек уехал, — предположил Рашид. — Когда вы позвонили, дежурный просто не разобрался, кто же на самом деле уехал.

Я не могла отказать ему в логике, если не считать двух обстоятельств: почему мистер Барони настаивал на том, что сюда не звонили с другой стороны океана, и где телеграмма, которую я отправила?

— Что ж, думаю, ничего не поделаешь. Спасибо за помощь, мистер Рашид.

— Можно я угощу вас кофе?

— Нет, — быстро возразила я. — Пожалуй, я поднимусь в номер и немного отдохну. Я уверена, что Адель скоро объявится. До свидания.

Я решила подняться по лестнице и только после третьего пролета вспомнила, что впереди еще три. Спохватившись, что в моем номере нет ни телевизора, ни журналов, я снова спустилась в вестибюль.

Когда я подошла к столу дежурного, в гостиницу вернулась группа японцев. Они разговаривали высокими певучими голосами и дружелюбно улыбались, проходя мимо меня. Некоторые из туристов двинулись дальше по улице. Я инстинктивно последовала за ними мимо Американского кинотеатра и вверх по чуть изгибавшейся Виа Арчимеде. Недалеко от гостиницы мы вошли в маленький магазинчик, который назывался «Дейли Америкэн».

В магазине звучала итальянская и японская речь, я разглядывала выставленный продавцом товар — сигареты, конфеты и книги. На английском книг и журналов было мало, я стала листать их, решая, что выбрать, и, случайно подняв голову, посмотрела через большую витрину.

Мистер Рашид стоял на противоположной стороне улицы и наблюдал за мной.

— Ой… — я начала вертеть книги в руках. — Скажите, сколько это стоит?

— Cinquecento lire, per favore. [4]

— Хорошо. — Мои ладони от волнения стали холодными, влажными и чуть подрагивали. — Я возьму вот эти.

После того как я подала продавцу деньги и тот вернул мне сдачу, я собралась с духом и снова посмотрела на витринy. Ахмеда Рашида уже не было.

Стемнело. Фонари на Виа Арчимеде излучали мягкий спет. Стоял теплый вечер, и, казалось, ничто не предвещало беды. Однако я уже не сомневалась, что Адель попала в какую-то переделку.

Шагая по тротуару в сторону гостиницы, я вновь обдумывала ситуацию. Вполне возможно, что произошло недоразумение. Адель могла навещать кого-то. Ее подруга или друг уехали из гостиницы. Все очень просто. Адель в Риме, но где-то в другом месте.

К несчастью, как бы логично ни звучало такое объяснение, оно не давало ответа на два ключевых вопроса: где телеграмма, посланная мною, и почему мистер Барони упорно отрицает, что сюда звонили из Америки?

Я все же решила воспользоваться лифтом, и, пока тот с грохотом поднимался, мне пришло в голову, что было бы неплохо посоветоваться с доктором Келлерманом. Когда лифт, сделав рывок, остановился и дверь со скрипом открылась, я окончательно поняла, как мне не хватает доктора Келлермана, и пожалела, что его нет рядом.


Я удобно растянулась на кровати, как вдруг зазвонил телефон.

— Алло? — торопливо произнесла я.

— Привет. Это Джон Тредвелл.

— А… — протянула я упавшим голосом. — Привет.

— Извините, что помешал.

— Ничего, не в этом дело. Я подумала, что звонит Адель.

— Хотите, я повешу трубку? Возможно, она сейчас пытается дозвониться вам.

— Нет, Джон. Вряд ли это так. Возможно, она и не звонила.

— Разве вы не знаете, где она? Я подумал, что она ждет вас в гостинице.

— Понимаете, к сожалению, произошла какая-то путаница. Похоже, ее здесь нет.

— Вы не хотите прогуляться по городу?

— Да нет… спасибо, мистер Тредвелл. Я хотела сказать Джон. Я очень устала.

— Тогда завтра. В котором часу мне зайти за вами в гостиницу? В восемь? Девять?

Я уже хотела отказаться от его предложения, как вдруг вспомнила, что Ахмед Рашид следит за мной.

— Давайте в восемь. Я буду ждать вас в вестибюле.

— Прекрасно. Мы поищем вашу сестру, идет?

— Договорились, спасибо. До свидания.

Повесив трубку, я подумала, что мысль о том, чтобы завести дружбу с Джоном Тредвеллом, может оказаться не такой уж плохой в нынешней ситуации — неизвестно, где сестра, за мной следит мистер Рашид и я одна в совершенно незнакомом городе.

Я выключила свет, устроилась поудобнее на кровати и думала о событиях происшедшего дня. Неожиданно я снова вспомнила доктора Келлермана. Как он там? Наверное, беспокоится обо мне, места себе не находит. Мысль о нем ободрила меня, и я незаметно уснула.

Мне снился доктор Келлерман, который о чем-то спорил со мной, и Ахмед Рашид, смотревший на нас своими странными глазами…

Глава 5


Когда солнечным утром мы с Джоном Тредвеллом вышли из гостиницы, я как будто увидела все впервые. Большую часть района Патриолли занимали жилые дома, тихие гостиницы и маленькие магазинчики. Над узкими, извилистыми улочками нависали высокие здания красно-коричневой кладки, усеянные сотнями балконов, поверх которых тянулись зеленые и бурые растения. Встречавшиеся нам в пути пешеходы, итальянцы и туристы, были дружелюбны и здоровались большей частью на английском. Изредка мимо нас с грохотом проносилась машина, встретились несколько велосипедистов и автобус с туристами.

— Пойдем пешком?

— Это далеко?

— До городских стен будет мили две. Дорога все время спускается вниз. К тому же мы будем проходить мимо красивых мест. Можем сесть в автобус. За пятьдесят лир он отвезет нас в центр города.

Я хотела как можно быстрее найти Адель. Проснувшись этим утром, я вспомнила мистера Рашида и попыталась убедить себя в том, что прежние встречи с ним были чистой случайностью. У стола дежурного я справилась, в каком номере он живет. Выяснилось, что Ахмед Рашид не является постояльцем этой гостиницы. Что за странные совпадения — сначала я встретила его в аэропорту, затем в вестибюле гостиницы и, наконец, у магазина!

— Давайте поедем. Так будет лучше.

Мы дошли до угла и встали под знаком, на котором было написано «Fermata» [5]. Пока мы ждали автобус, Джон рассказывал мне о достопримечательностях, которые встретятся нам по пути. Я наклонилась и погладила кошек, которые подошли поприветствовать нас.

— Рим — город кошек, — заметил Джон, смотря на часы. — Я здесь уже третий раз, но не перестаю этому удивляться.

— Их здесь очень много.

— Вы еще не то увидите.

Подъехал большой зеленый автобус. Я села у окна, а Джон мне рассказывал обо всем, что мы видели из окна. Трудно сказать, что поразило меня больше — движение на улицах или деревья. И того, и другого в Риме было больше чем достаточно. Я вскоре узнала, что римляне любят сады и зелень не меньше, чем разъезжать на автомобилях.

За окном то и дело мелькали новые гостиницы и офисы. Рядом со зданием времен Ренессанса высились современные строения, как на Мэдисон-авеню [6]. Разнообразие Рима совершенно очаровало меня.

Когда мы проезжали через древние ворота в стене времен Аврелия, меня поразила красота совсем другого рода. Частные особняки окружали высокие стены и пышные зеленые сады, а государственные учреждения со своими прямыми линиями и классическим орнаментом казались элегантными и неподвластными времени. Повсюду в глаза бросался все тот же коричневатый цвет.

— Изумительно! — сказала я. — Ничего подобного мне видеть не приходилось!

— Итальянцы очень заботятся о внешнем облике своей столицы и придерживаются строгих правил, когда строят дома. Все новые здания должны быть похожи на старые, чтобы не нарушать общей гармонии.

— Так вот в чем дело. Я подумала, что у меня разыгралось воображение. Невероятно!

— Есть, правда, одно исключение, с которым я вас познакомлю. С чего начнем?

— Не знаю, Джон, — ответила я.

— А что, если нам позавтракать?

Мы вышли из автобуса через переднюю дверь и оказались на многолюдной улице. Джон повел меня на боковую улочку в маленький магазинчик, рядом с которым находилась цветочная лавка. В похожей на аптеку конца века небольшой закусочной имелись стойка и столик у окна. Мы сели за столик, обратив на себя взгляды завсегдатаев этой закусочной, которые явно не привыкли видеть здесь туристов.

— Итак, расскажите мне, что случилось с вашей сестрой, — сказал Джон, добавляя сливки в крепкий кофе.

Я взглянула на него.

— Извините. Я забыла рассказать вам.

Я кратко изложила обстоятельства, приведшие меня сюда, и заметила, что он нахмурился.

— Вот так история! — сказал он, немного подумав.

— Может, я напрасно беспокоюсь?

— Нет, я бы так не сказал. Если бы давно исчезнувший родственник срочно позвонил мне с другого конца света, по почте пришла бы странная вещь, мою квартиру взломали бы и обнаружилось, что пропавший родственник так и не нашелся, я бы точно забеспокоился.

— Я боялась, что вы так и скажете. Адель на этот раз, скорее всего, во что-то вляпалась.

— Можно взглянуть на этого шакала?

— Ой, я не взяла его с собой. Он в надежном месте.

— Понимаю. Это действительно ценная вещь.

— Вполне возможно, — тут я вспомнила Ахмеда Рашида, о котором ничего не сказала Джону, потому что не могла понять, какую роль тот играет в этом сценарии. Может быть, он вообще ни при чем. — Я ценю вашу заботу, Джон, но знаю, что в Риме у вас дела, и не хочу вам мешать.

— Пустяки! Меня всегда манили тайны. Особенно если в них замешана хорошенькая девушка. Но, как вы уже сказали, нам предстоит разыскать вашу сестру. Не исключено, что нам сможет помочь американское посольство. Кто знает, она ведь могла оставить там сообщение для вас.

— Ну конечно! Как мне это не пришло в голову!

— К тому же, когда мы вернемся в гостиницу, вполне возможно, вас там будет ждать весточка от нее.

Я почувствовала облегчение и улыбнулась Джону Тредвеллу. Ему довольно легко удавалось успокоить меня.

— Но сперва в Форум. Я настаиваю. Посольство оставим напоследок, ведь если там мы ничего не узнаем, то весь день для вас будет испорчен. К тому же мне хочется, чтобы вы чаще улыбались, поэтому сначала я покажу вам Рим.

Хотя у меня не было особого настроения, я не смогла отказаться от предложения Джона приятно провести утро. Его обходительность, мягкое прикосновение руки сделали свое дело. К тому же Адель находится где-то рядом, и раз уж мы не виделись целых четыре года, то один-два часа ничего не решают.


Мы гуляли до четырех часов, пока не включили фонтан Треви [7], затем неторопливо направились в американское посольство.

Пока мы шли по маленьким и не столь оживленным улочкам, Джон пытался поддерживать непринужденный разговор и, чувствуя мое подавленное настроение, время от времени смешил меня. Под полуденным солнцем его волосы казались золотисто-коричневыми, с взъерошенными ветром волосами он напоминал маленького мальчика. Чем дольше мы общались, тем большей благодарностью я проникалась к монахине, которая в самолете пересела на другое место.

Американское посольство на Виа Венето располагалось в огромном здании. Но и здесь меня ждала неудача. Новости оказались неутешительными. От Адели не было никаких вестей…


— Извините, что не смогла пообедать с вами, — сказала я, когда старый зеленый автобус с грохотом начал взбираться на холм Патриолли. — Но вы должны понять меня. Если мне вообще суждено найти Адель, то я должна оставаться в гостинице.

Джон кивнул. Хотя ему хотелось сводить меня в один из модных ресторанов на Виа Венето, я видела, что он сочувствует мне. Полицейские мало чем могли помочь, поскольку у нас не было ни улик, ни даже фотографий. Визит в посольство стал для меня еще большим разочарованием, ибо если Адель хотела найти меня, то могла легко сделать это — ведь в ее распоряжении были целых три дня!

— Тогда позвольте хотя бы угостить вас обедом в гостинице, — предложил Джон.

Видя его улыбающиеся глаза, я не смогла отказать.

— Ну как? — спросил он. — Обедаем в гостинице?

— Обедаем, — сдалась я.

Джон согласился подождать меня в вестибюле, пока я поднимусь в свой номер. Извиняясь, я что-то пробормотала, но об истинных причинах не обмолвилась ни словом. Во-первых, у меня появилась слабая надежда, что Адель могла найти мой номер и положить под дверь записку, во-вторых, мне хотелось проверить, на месте ли шакал. После дерзкого вторжения в мою квартиру я опасалась, как бы это не повторилось здесь, в Риме.

Шакал лежал там же, где я его положила, в комнату никто не входил. От Адели не было никакой записки. Я быстро причесалась, накрасила губы и тут же вернулась к Джону.

Мы ели телячий эскалоп и пили вкусный крепкий кофе, после чего Джон уговорил меня прогуляться по окрестностям Патриолли. Шагая мимо ярко освещенных уличных кафе, продавцов цветов, стоявших на каждом углу, мне удалось немного расслабиться и просто любоваться красотами этого города.


— Что означает сокращение S.P.Q.R.? — спросила я. — Эти буквы встречаются повсюду.

— Это латинское сокращение: Senatus Populusque Romanus. Буквально эти слова означают: Сенат и народ Рима. В дни Республики, задолго до времен Цезарей, эти слова кое-что значили, и их унаследовала Империя. Сейчас в Италии есть президент, страна снова стала демократической, так что, думаю, итальянцы переняли это благородное наследие и продолжают традицию. Мне это нравится.

— Эти буквы значатся даже на пластмассовых мешках для мусора!

— Совершенно верно, вы увидите S.P.Q.R. даже на древних памятниках и на светофорах.

— Вы много знаете о Риме.

— Это очаровательное место.

— Сколько времени вы проведете здесь? Я не мешаю вам заниматься делом?

— Видите ли, в мои обязанности входит путешествовать, курсировать между нашей штаб-квартирой в Нью-Йорке и международными филиалами в Лондоне и Риме. У меня открытый счет, и, если я проведу здесь пару лишних дней, никто не станет возражать.

— Что ж, спасибо. Действительно не знаю, что бы стала делать без вас. Я так и не научилась разгадывать тайны и не готова к неожиданностям, потому что обычно веду размеренную, предсказуемую жизнь.

— Наверно, так все проходит в вашей операционной?

— Большей частью. За исключением тех дней, когда случается нечто, нарушающее установившийся порядок.

— Как с вашей сестрой?

Я рассмеялась.

— Да, как с моей сестрой.

Мы остановились на вершине холма, с которого открывался вид на лежавший внизу освещенный город.

— Как красиво, — прошептала я.

Мерцающий город рассекала черная лента — Тибр провел черту между восточной и западной частью столицы. Я поежилась, и Джон Тредвелл нежно обнял меня за плечи. Мне показалось, я понемногу начинаю любить этот город.

— Джон, становится прохладно. Может, вернемся?

— Вернемся.

Мы шли по освещенным улицам среди приветливых прохожих. Гостиница светилась яркими огнями и гостеприимно манила к себе. Я остановилась в холле, поблагодарила Джона за прекрасный день и за то, что он постарался помочь мне.

Джон немного помолчал, потом посмотрел на меня и спросил:

— Когда же я увижу вашего таинственного шакала?

— Приходите завтра, и я вас представлю ему, хорошо?

— Договорились. — Джон не уходил, и я угадала, о чем он думает.

Я сказала:

— Я действительно очень устала, правда.

— Могу я вам предложить на сон грядущий рюмку «бенедиктина» или «гран-марнье» [8]?

Я нерешительно покачала головой.

— Боюсь, сейчас из меня не получится хорошей собеседницы.

— Ну, я бы так не сказал. — Он не настаивал, а просто положил руки мне на плечи, коснулся губами моего лба и прошептал: — Утром я позвоню вам. Спокойной ночи, Лидия.

— Спасибо, Джон. Спокойной ночи.

Я провожала его взглядом, пока он не вышел на улицу и не сел в такси. Я благодарила судьбу за то, что она свела нас вместе. Не окажись его рядом, мне труднее было бы сделать первый шаг. Отныне я считала, что с дальнейшим справлюсь одна.

Такие мысли занимали мою голову, пока я пересекала большой холл и направлялась к лестнице. Тут я неожиданно столкнулась с мистером Рашидом.

— Извините меня, мисс Харрис. Мне хотелось бы узнать, удалось ли вам найти сестру.

— Гм… нет, еще нет.

На нем все еще были огромные солнцезащитные очки, а в руках та же газета. Эти два как будто предмета служили ему прикрытием. И поскольку он не жил в этой гостинице, я не могла понять, что понадобилось ему здесь на сей раз.

— Я ждал вас, — сказал он, словно читая мои мысли.

— Простите, не понимаю.

— Если вам вдруг не удастся найти сестру, я подумал, что смог бы помочь, поскольку говорю по-итальянски и неплохо знаю этот город…

— Спасибо, — смущенно сказала я. — Но мне уже помогают, и я сделала все возможное. Сестра не могла далеко уехать. Возможно, она в Неаполе или еще где-нибудь.

— Вы не справлялись в Египетском музее Ватикана?

Мои брови удивленно взметнулись, я отступила на шаг.

— Как вы сказали?

Лицо Ахмеда Рашида осталось бесстрастным.

— Мне просто пришла в голову такая мысль. Спокойной ночи, мисс Харрис. Желаю вам удачи.

Я оцепенело смотрела ему вслед и пришла в себя, когда холл неожиданно заполнила группа японских туристов. Я развернулась и, перескакивая через две ступеньки, преодолела шесть лестничных маршей, влетела в свой номер, заперла двери на два оборота и проверила, закрыта ли дверь с жалюзи, ведущая на балкон. Затем тяжело опустилась на край кровати и почувствовала, как сильно колотится мое сердце. Я хотела понять, на что намекал этот араб.

Ахмеду Рашиду, скорее всего, известно о существовании шакала!


Проснувшись от телефонного звонка, я сломя голову бросилась к трубке.

— Адель? — произнесла я, ловя воздух.

— Извините, это всего лишь я, — прозвучал голос Джона. — Я разбудил вас?

— Нет. — Я жмурилась от солнечного света, лившегося в комнату через окна. — Я давно проснулась. Просто плохо спала.

— Как долго вы собираетесь продолжать в таком духе? Я промолчала.

— Послушайте, давайте мы куда-нибудь выберемся. Сегодня у меня нет желания работать, и я еще даже не сообщил о своем приезде. Что скажете, если сегодня вместе прогуляем мою работу?

— Не знаю, Джон.

— Погуляем пару часов. Лидия, вы же не упустите возможность осмотреть самый прекрасный город в мире! Что вы скажете, когда вернетесь в Лос-Анджелес? Что все время проторчали в гостинице? Соглашайтесь, мне хочется сводить вас в одно замечательное место.

Перед Джоном Тредвеллом было трудно устоять. К тому же, после того как я всю ночь металась в постели, вспоминая загадочные слова Ахмеда Рашида, в которых сквозил намек, что он знает о моем шакале, я решила рассказать Джону об этом арабе. Но хотела сделать это с глазу на глаз.

— Хорошо, — ответила я. — Только ненадолго. Если заявится Адель… что ж, ей придется всего лишь дождаться меня.

— Вот молодец! Теперь послушайте, мне тут кое-что надо сделать. Почему бы вам не встретить меня? Поезжайте в Колизей, дорогу туда вы помните. Когда доберетесь до него, перейдете дорогу и поднимитесь на холм Оппиана. Вы обязательно увидите его. Я встречу вас перед Золотым домом. Вот что я хочу вам показать. Золотой дом Нерона.

— Замечательно. А что, если я потеряюсь?

— Не потеряетесь. Вы не можете пройти мимо холма, он весь зеленый и похож на парк. Спросите любого. Просто скажите «Domus Aurea» [9], и вам покажут, куда надо идти. Послушайте, сейчас уже девять. Что, если нам встретиться в десять? Я буду вас ждать там.

— Прекрасно. Встретимся в десять.

Я какое-то время раздумывала, не прихватить ли фигурку шакала с собой, чтобы показать его Джону. Затем решила оставить его здесь, но перепрятать. Тогда этот «дьявол» из слоновой кости будет в безопасности, и вечером я покажу его Джону.

Когда я оказалась на улице под ослепительным солнцем, мое настроение улучшилось. Никто не шел за мной следом. Не случилось ничего неожиданного. Светило солнце, сновали люди, над головой было голубое небо. Я села на 52-й автобус и вышла в центре города на площади Сан-Сильвестро. Дальше я пошла пешком, следя за тем, чтобы Тибр находился слева в качестве ориентира, и с удовольствием прогулялась до Форума и Колизея. На время забыв об истинной цели приезда в Рим, я вновь поддалась очарованию этого города.

Старые итальянки в изорванных черных шалях с бумажными авоськами в руках ходили от руин к руинам, кормя многочисленных кошек. Я пожалела, что не прихватила с собой кинокамеру.

Джон оказался прав. Я без труда нашла аллею, ведущую к Золотому дому, которая поднималась от улицы, огибавшей Колизей, до самой вершины холма Оппиана.

Пройдя среди скульптур по аллее с нависшими над головой деревьями, я оказалась у открытых железных ворот, по другую сторону которых уже собрались неугомонные туристы. Мои часы показывали уже пять минут одиннадцатого, а Джона еще не было.

Мужчина в билетной кассе курил сигарету и читал газету. Пятеро туристов время от времени посматривали на часы, затем на другие ворота, которые находились у склона холма. За воротами зияла мрачная бездна, да такая ужасная, что мне на мгновение показалось, будто мученики-христиане вот-вот встретятся со львами.

Я снова посмотрела в сторону находившейся за решеткой пещеры. Там находилось обиталище Нерона, самого грозного и отвратительного тирана в истории Рима.

Мои мрачные мысли прервала тучная женщина.

— Англичанка? — поинтересовалась она.

— Американка.

Сощурившись, я смотрела на ее очерченный солнечными лучами силуэт.

— Как замечательно. Я тоже. — Она села рядом и положила пухлую ладонь на мою руку. — Разве это не прекрасно? Разве это не захватывает дух?

— Золотой дом?

— Рим, моя дорогая! Вы пришли сюда вместе с группой?

— Одна.

— Мы тоже. Групп в этом году мало, виновата инфляция. Мы с мамой много лет копили деньги на эту поездку, и ничто не могло остановить нас. Вы здесь раньше бывали? Нет? Я приезжаю сюда уже второй раз, — продолжала тараторить толстуха. — Вы не поверите своим глазам, если увидите, что там внутри, особенно после осмотра всех красот на холме Палатин. Вы там уже побывали? Ну, это ни на что не похоже. Там темно и таинственно. Похоже на Черную дыру в Калькутте [10]. Очень может быть, что там обитают призраки. Ну я вам скажу, просто мороз по коже!

Я снова взглянула в сторону зиявшей за решеткой ворот мрачной бездны, уходившей в глубь холма. На мгновение мне показалось, что она напоминает склеп.

— Конечно же, некогда Золотой дом освещало яркое солнце, но с течением веков он ушел под землю. Внутри вы увидите немыслимый лабиринт. Сохранилось немного стенной росписи, мозаичных полов, но все там приводит в настоящий ужас. Это мое самое любимое место в Риме!

Соблюдая вежливость, я улыбнулась этой женщине с ярко накрашенными губами, которая так любила сверхъестественное. Ее волнение постепенно передавалось мне.

— Нерон все еще за этими стенами, — она продолжала щебетать. — Ведь люди и в самом деле видели его призрак!

— Как это интересно.

Я огляделась, ища глазами Джона. Было уже почти двадцать минут одиннадцатого.

— Смотрите. — Она приложила пухлую руку к своему уху. — Последняя группа возвращается.

Вслушиваясь в шум приглушенных шагов и голосов, я напрягла зрение, чтобы разглядеть за решеткой признаки движения. Тут вспыхнула искра. Она приближалась, и вскоре я сообразила, что это фонарь в руках гида, выводившего на дневной свет группу туристов. Ворота со скрипом отворились, и туристы, попрощавшись с гидом, проходили мимо меня. Я вглядывалась в их лица, стараясь понять, какое впечатление произвела на них пещера.

Как ни странно, их лица ничего не выражали. Все шли молча. Прочитать их мысли было невозможно. Меня охватило страшное любопытство — хотелось увидеть, что же осталось от этого чудовищного Нерона.

— Пойдем? — спросила моя американская знакомая.

— Что ж… — Оглянувшись, я увидела, как остальные туристы окружили маленького толстенького гида. — Когда начнется следующая экскурсия?

— Через час.

Я встала и огляделась вокруг себя. Джона не было.

— Да, пойдем.

Я побежала к кассовой будке и, не раздумывая, купила билет за сто лир. Когда я присоединилась к маленькой группе, гид как раз считал собравшихся. Затем он крикнул «Sei» [11]мужчине в кассе, который начертил цифру шесть на клочке бумаги. Обращаясь к нам, гид сказал:

— Вы все говорите по-английски. Очень хорошо. Джиованни говорит по-английски лучше всех. Иногда у меня бывают немцы, Francese [12], mamma mia [13], и даже греки! Сегодня Джиованни легко. Пойдем, хорошо? Держитесь ближе ко мне.

Он рывком открыл ворота, и мы бесстрашно шагнули в холодный туннель.

— В доме Нерона очень легко заблудиться. Будьте внимательны.

Мы держались друг за друга и, спотыкаясь на неровном полу, спускались вслед за тусклым фонарем Джиованни все глубже под землю. Чем дальше мы углублялись, тем больше нас окутывал мрак. У меня заболели глаза, оттого что я пыталась хоть что-нибудь разглядеть. Впервые в жизни я представила себе, каково быть слепым, и испугалась самой этой мысли.

Натыкаясь друг на друга, мы сделали первую остановку и удивленно оглядывали помещение, многочисленные двери, которые вели неизвестно куда. Пока Джиованни рассказывал о преступлениях и злодеяниях императора Нерона, у меня мороз пробежал по коже.

Теперь я поняла, почему перед входом сюда надо было пересчитать туристов — это очень опасное место, потеряться тут можно запросто.

Я держалась поближе к гиду. Это жилище Нерона, окутанное мраком, было ловушкой, в которую легко мог угодить беспечный турист, отбившийся от группы.

Мы переходили из одного помещения в другое и внимательно слушали, как итальянец красноречиво пересказывает легенды, связанные с этим таинственным историческим памятником. Ощущение тревоги не покидало меня, и я пожалела, что не дождалась Джона.

Наша группа уже минут десять брела по узким коридорам и холодным комнатам. Джиованни только что рассказал несколько жутких историй о призраке Нерона и уже выводил туристов из очередного помещения. Я задержалась, чтобы бросить прощальный взгляд на стенную роспись.

В следующее мгновение на мою голову обрушился удар, затем невыносимая боль, и я погрузилась в густой мрак…

Глава 6


Я очнулась. В ушах был странный шум, болела голова. Открыв глаза, сначала я увидела лишь расплывчатые цветные круги. По мере того как ко мне возвращалось сознание, стала проясняться окружавшая меня действительность.

Ужасный вкус во рту отдавал лекарством. Я услышала звук — пронзительный голос молодой женщины. Затем послышался мужской голос:

— Она проснулась. Лидия? Лидия, вы слышите меня?

Я удивленно уставилась на Джона Тредвелла. Как он здесь оказался?

— Да, слышу.

— Вот молодец.

Снова зазвучала пронзительная мелодичная речь — молодая итальянка засуетилась вокруг меня.

— Со мной все в порядке, — простонала я.

Это было явным преувеличением. Затылок раздирала невыносимая боль. Дотронувшись до него, я обнаружила огромную шишку. Я чувствовала слабость, к горлу подступала тошнота.

— Лидия, вы очень ушиблись. Поскользнулись в Золотом доме Нерона и сильно ударились головой.

— Какой ужас. — Я чувствовала себя отвратительно. Головная боль была невыносимой.

— Бедная Лидия. Как жаль, что я опоздал.

Я слабо махнула рукой.

— Вы тут ни при чем. Мне не терпелось встретиться с призраком Нерона. Похоже, я его встретила.

Я хотела было сесть, но Джон, положив руки мне на плечи, тихим голосом убедил не вставать. Я опустила голову на подушку, кровь стучала в висках.

— Мне плохо!

— Врач уже осмотрел вас, он скоро придет еще. Лежите спокойно, Лидия.

— Врач? Я в больнице?

Теперь я наконец обнаружила, что лежу на койке в комнате, напоминавшей палату интенсивной терапии. Со мной были Джон Тредвелл и медсестра. На столике, рядом с умывальником, находились обычные медицинские принадлежности. На одной стене висела выцветшая картина, воздух пропитался тяжелыми «больничными» запахами.

Когда вернулся врач, я обрадовалась, услышав, что он говорит на отличном английском и немного разбирается в том, что следует делать при травмах головы. После того как я сообщила ему, чем занимаюсь, он говорил о моем состоянии на профессиональном языке.

Он хотел сделать дополнительные анализы, но я стала возражать, объяснив, что мне известны признаки сотрясения мозга и я свяжусь с ним, если произойдут изменения к худшему. Это врача немного успокоило, и он попросил, чтобы я подписала ряд официальных бумаг, освобождавших итальянское правительство от дальнейшей ответственности, поскольку я фактически выписываюсь из больницы.

Я все подписала с радостью, хотя и чувствовала себя скверно. Мне не терпелось покинуть больницу и вернуться поскорее в гостиницу. Несмотря на скверное самочувствие, я неплохо контролировала ситуацию. Одна-единственная мысль не отпускала меня: это был не несчастный случай, меня стукнули намеренно. Но вот кто и за что?

Мне не терпелось поскорее вернуться в гостиницу и разобраться в случившемся. Я решительно надела туфли и оперлась о руку Джона.

Пока автобус пересекал древний мост, удаляясь от острова Тиберина, на котором находилась больница, я поведала Джону о своих опасениях. Как и следовала ожидать, он отреагировал сдержанно.

— Лидия, не скажу, что вы фантазируете, но я не могу согласиться с вашим предположением. Конечно, Золотой дом жуткое место и распалит чье угодно воображение. Когда ходишь по этим мрачным комнатам и слушаешь рассказы о призраке Нерона, вполне можно…

— Джон, — я прервала его, — вам придется поверить. Меня кто-то ударил.

Он посмотрел мне в глаза.

— Хорошо, если вы в этом уверены, то кто же вас ударил и с какой целью? С какой целью, Лидия?

— Не знаю, — я вспомнила Ахмеда Рашида и решила пока ничего о нем не говорить. — Джон, я это так не оставлю и не стану спасаться бегством. Может, я сейчас несу чушь, но то, что произошло в Золотом доме, не случайность.

Я прижала лицом к стеклу окна. Сквозь звон в ушах я слышала тихий голос доктора Келлермана, который говорил: «А кто же еще, кроме тебя, подаст мне так ловко спутавшиеся нитки для швов?» Жаль, что его нет сейчас рядом. Одно его присутствие вселило бы уверенность, что все не так плохо. Но нас разделяли десять тысяч миль. Он находился в Санта-Монике, спокойно работал в прохладной операционной, а я с больной головой неслась по Риму в грохочущем автобусе.

— Лидия?

Я посмотрела на Джона. Он говорил, а я не слышала ни слова.

— Извините.

— Обещайте, что сегодня останетесь в своем номере. Полежите и отдохните. Травмы головы очень опасны.

— Знаю. Я же медсестра, помните? Если появятся настораживающие симптомы, я вернусь в больницу. Но до этого меня ждут неотложные дела.

— Лидия, будьте благоразумны.

Я улыбнулась.

— Джон Тредвелл, вы меня еще не знаете. В своей жизни я еще не сделала ничего неразумного.

— Ну, не знаю. Судя по тому, что я слышу от вас, вы за несколько прошедших дней не совершили ни одного разумного поступка.

Я с удивлением посмотрела на него. Надо признать, он был прав.


В гостинице я, как обычно, справилась у дежурного, нет ли для меня сообщения от Адели. Мне ответили, что ничего нет, и я в вестибюле попрощалась с Джоном.

— Лидия, мне не хочется оставлять вас одну.

— Со мной ничего не случится. — В голове стучало так громко, что мне казалось, будто все слышат этот стук. — Я сумею позаботиться о себе. Сначала напишу письмо другу… — Я умолкла, снова вспомнив доктора Келлермана. — Может, лучше позвоню ему. Затем немного посплю.

— Я вернусь к восьми часам, и мы поужинаем. Хорошо?

— Пожалуйста, приходите, но не знаю, смогу ли я есть. Когда я собиралась уходить, он тихо сказал:

— Вам известно все, что связано с Аделью и шакалом, но вы не доверяете мне в такой мере, чтобы рассказать об этом.

Его слова удивили меня.

— Джон, прежде всего, я действительно понятия не имею, во что ввязалась Адель и при чем тут шакал. У меня даже нет никаких предположений на этот счет. Во-вторых, я доверяю вам, иначе бы вообще ничего не рассказала. В-третьих, все мысли, которые у меня возникают в связи с этой загадочной ситуацией, я держу при себе, ибо не хочу связывать вас с этой нелепой историей, в которую вы так легкомысленно впутались. Джон, я хочу быть честной с вами.

— Лидия, если вы хотите быть честной со мной, позвольте мне помочь вам. Вы думаете, что кто-то хочет причинить вам зло, и, вполне возможно, так оно и есть. А если дело обстоит таким образом, то вам понадобится защита.

— В этой гостинице я в безопасности, и я вам очень благодарна. Но сейчас мне хочется немного побыть одной. Позже, когда соберусь с мыслями, я вам расскажу, что думаю. А сейчас… — Я тяжело вздохнула. — Сейчас мне необходимо отдохнуть.

Джону не хотелось уходить, он пожал плечами, положил руки мне на плечи и заглянул в глаза. На мгновение мне захотелось, чтобы передо мной стоял доктор Келлерман, но я благодарно улыбнулась Джону и не противилась, когда он на прощание поцеловал меня.

Я приближалась к своему номеру с дурными предчувствиями. Виной тому был не страх, что на меня могут еще раз напасть, а смутное ожидание неизвестности. К несчастью, предчувствия меня не обманули. Случилось как раз то, чего я опасалась, — мою комнату обыскивали! И сделали это отнюдь не так аккуратно, как в моей квартире в Малибу. Следы вторжения были очевидны. Ящики не задвинуты до конца. Шкаф остался раскрытым. Чемодан лежал на боку.

Я безмолвно застыла в дверях, вдруг ощутив полную беспомощность. В Золотом доме один из пяти туристов стукнул меня по голове, чтобы я потеряла сознание и ему или его сообщнику хватило времени порыться в моих вещах в поисках фигурки шакала.

Машинально подойдя к занавескам, скрывавшим балкон, я дотронулась рукой до того места, где они сходились, словно собираясь раздвинуть их. Я медленно коснулась носком кромки занавески. Фигурка шакала была на месте. Я поступила мудро, выбрав тайником шов занавески. По крайней мере, на какое-то время шакал все еще оставался в моих руках.

Но в то же время это означало, что мне по-прежнему грозит опасность.

Раздвинув занавески, я посмотрела на стоявший напротив жилой дом. Вот такие дела. Либо я отдаю шакала и невредимой возвращаюсь домой к спокойной жизни и доктору Келлерману, либо цепляюсь за него изо всех сил, пока Адель и меня не прикончат. Простой выбор, ничего не скажешь…

— Мисс Харрис, как вы себя чувствуете?

Я мгновенно обернулась. В дверях моего номера стоял Ахмед Рашид.

— Почему вы спрашиваете?

Я пыталась взять себя в руки и ничем не выдать своего испуга.

— Я случайно услышал телефонный разговор — с острова Тиберина звонили сюда. Мне рассказали о произошедшем с вами несчастном случае. Золотой дом — рискованное место для неопытного посетителя. Неровные полы и низкие потолки.

— Да, я поступила неосмотрительно.

Пока мы смотрели друг на друга, я поняла, что впервые вижу его глаза. Он снял солнцезащитные очки, обнаружив большие черные глаза и длинные густые ресницы. Его взгляд вселял тревогу. Ахмед Рашид смотрел так, будто видел собеседника насквозь.

Я провела рукой по лбу. Затылок грозил расколоться на части, от нестерпимой головной боли подступала тошнота. Я пыталась держаться.

— Вы нашли сестру?

Мне хотелось ответить: «Вы же знаете, что не нашла», но я коротко ответила:

— Нет.

— Вам не везет. Боюсь, вашему приезду в Рим сопутствуют неблагоприятные обстоятельства. Мне хотелось бы вам помочь.

— Вы сделаете это, если уйдете, — грубо сказала я. — Я плохо себя чувствую.

Я довольно смело пересекла комнату и взялась за дверь липкой от пота рукой. Мне хотелось как можно быстрее избавиться от этого человека, потому что с каждой минутой мне становилось все хуже.

— Вы и вправду выглядите неважно, — сквозь стук в моей голове прозвучал его голос. — Вы ужасно бледны, мисс Харрис. Мисс Харрис? Вы слышите меня?

— Через минуту со мной все будет в поряд…

Тут у меня подкосились ноги. Я уже думала, что сейчас шлепнусь лицом об пол, но крепкие руки обхватили меня за талию и унесли подальше от двери. Комната плыла перед глазами. Я почувствовала, что меня положили на диван и накрывали одеялом.

Через мгновение обморочное состояние прошло, и я посмотрела на Ахмеда Рашида.

— Извините, — произнесла я, испытывая чувство признательности за то, что он оказался рядом.

— Мисс Харрис, я знаю, что произошло в Золотом доме. Думаю, будет лучше, если вы ляжете в больницу. Вы ведь медсестра и должны понимать это.

«Кто он такой и откуда все знает?» — мелькнуло у меня в голове.

Я пыталась приподнять голову, но не смогла. Тошнота прошла, но в голове все еще стучали молоточки.

— Что вы имеете в виду, говоря, что знаете о случившемся? И откуда вы узнали, что я медсестра?

Он пожал плечами.

— Мисс Харрис, я много чего знаю о вас, как и о вашей сестре и причине, по которой вы ее разыскиваете.

— Что?

— Видите ли, мне известно о существовании шакала.


Ахмед Рашид позвонил дежурному и попросил оказать помощь. Вскоре в дверях появилась горничная, неся на подносе чай, булочки и еще одно одеяло. Мне показалось, что мистер Рашид на отличном итальянском велел горничной наведываться ко мне каждый час и попросил сообщать администрации гостиницы о состоянии моего здоровья. Очень стараясь услужить, горничная скороговоркой заверила, что все будет в порядке.

— Они очень гостеприимны, — заметил мистер Рашид, после того как горничная ушла. Он сидел на стуле и пристально смотрел на меня.

— Мистер Рашид, вы очень великодушны, но из-за меня у вас возникло столько хлопот.

— Вы так думаете?

Я пила вкусный чай, а от четырех таблеток аспирина головная боль немного утихла.

— Кто вы, мистер Рашид?

Он обворожительно улыбнулся.

— Я просто Ахмед Рашид.

— Вам известно, где моя сестра?

— К сожалению, нет.

— Вы что-то говорили о каком-то шакале?

Он снова улыбнулся.

— Мисс Харрис, вы поступаете осмотрительно, соблюдая осторожность. Я говорю о шакале из слоновой кости, которого ваша сестра отправила по почте и которого, не сомневаюсь, вы привезли в Рим.

Я прикусила нижнюю губу.

— Не понимаю, о чем вы.

— Как хотите. Не я ударил вас в Золотом доме, и не я обшарил ваш номер. Однако я не рассчитываю, что вы безраздельно станете доверять мне. Если бы вы поверили, я посчитал бы вас глупой. А вы далеко не простушка.

— Где моя сестра, мистер Рашид?

— Мне бы очень хотелось это узнать. А сейчас отдыхайте, мисс Харрис. Надеюсь, мы еще поговорим.

— Думаю, нам не о чем говорить. К тому же у меня в Риме есть друг, он окажет мне необходимую помощь.

— Не сомневаюсь. Надеюсь, вам станет лучше. Иншалла. [14]До свидания.

Я подождала, пока в холле затихли его шаги, затем на цыпочках подошла к двери и заперла ее. Приключения этого дня окончательно измотали меня, и мне хватило сил лишь на то, чтобы дотащиться до дивана. В голове у меня царила путаница. Тревога не проходила. Казалось, мир и спокойствие моей прежней жизни находятся где-то далеко и в то же время очень близко. Адель впуталась в опасную игру и, сама того не желая, втянула меня. Совершенно неожиданно в моих руках оказался предмет, ценность которого я не смогла определить, предмет, за которым, вполне возможно, один или несколько человек ведут охоту, отчего моя жизнь висит на волоске.

С такими мыслями я заснула и спала до тех пор, пока стук в дверь не разбудил меня. Перешагивая через длинные тени на полу, отбрасываемые полуденным солнцем, я прижалась щекой к двери и спросила:

— Кто там?

— Scusi, signorina. Una lettera [15].

— Пожалуйста, положите его под дверь.

— Non capisco, signorina [16].

Я приоткрыла дверь. Передавая мне конверт, горничная спросила:

— Como sta? [17]

— Хорошо, просто замечательно. Благодарю вас.

Я смотрела на письмо затуманенным взором. Голова опять начинала болеть. На конверте, помеченном «авиапочта», были криво наклеены несколько цветных марок, и знакомая рука начертала мое имя и адрес гостиницы. Я разорвала конверт и развернула фирменный бланк с надписью на арабском и английском языках — «Шепардс Отель».

Тем же знакомым торопливым почерком была нацарапана следующая короткая записка:

«Лидди, ты должна немедленно прилететь ко мне в Каир. Найдешь меня в указанной гостинице. Все объясню при встрече. Поторопись! Адель».

Глава 7


Получив письмо от сестры, я через несколько часов была на борту самолета компании «Алиталия», взявшего курс на Каир. По крайней мере, я тешила себя тем, что знаю, где сестра и скоро получу ответы на все вопросы. Именно поэтому я не стала звонить из Рима доктору Келлерману, решив сделать это после встречи с Аделью, тогда хотя бы можно будет сообщить ему дату своего возвращения. Однако в моей бедной голове засел страх, что Адель снова ускользнет. Перспектива остаться в Египте одной пугала меня еще больше, чем краткое пребывание в Риме.

Осушив до дна третий «бурбон» с водой, я мысленно оценила создавшееся положение. Немного утешало то обстоятельство, что Ахмед Рашид не знал о моем отъезде — на этот счет у меня не было никаких сомнений. Я почувствовала себя спокойнее после того, как оказалась недосягаемой для этого загадочного человека, присутствие которого заставляло меня нервничать. Я приободрилась еще больше, когда Джон Тредвелл, прочитав послание Адели, настоял на том, чтобы лететь вместе со мной. Если Джон что-то вбил себе в голову, отговаривать его было бесполезно. Уже давно ни один мужчина не выказывал своих чувств ко мне, и меня это тронуло. Сказать сейчас, что я влюбилась Джона Тредвелла, было бы преждевременно, потому что при сложившихся обстоятельствах я могла думать лишь об Адели и ее проклятом шакале. Однако я понимала, что, встреться мы с шакалом при других обстоятельствах, это бы непременно произошло. Его присутствие вселяло уверенность. Мне было легче собраться с мыслями, прикинуть свои финансовые возможности и даже подумать о том, как поступить, если не удастся найти Адель.

— Вполне возможно, она хочет, чтобы вы бегали за ней по всему свету, — сказал Джон.

Я кивнула и увидела свое отражение в иллюминаторе. Наш самолет приземлится в Египте в три часа ночи.

— Джон, нехорошо вот так бросать работу.

Он взял меня за руку и сказал:

— Такое и раньше случалось. Я останусь с вами, пока не найдем Адель. Я прежде не бывал в Египте, но думаю, это не то место, где молодая женщина может путешествовать в одиночку. Говорят, в Каире полно темных личностей.

Вспомнив Ахмеда Рашида, я снова кивнула. Я решила не рассказывать о нем Джону. К чему еще больше осложнять и без того запутанную ситуацию?

Наше прибытие разбудило Каирский международный аэропорт, расположенный в пустыне на расстоянии пятнадцати километров от города. Джон и я оказались единственными пассажирами, вышедшими из самолета. Арабы в униформах, любезно улыбаясь, оформляли наши документы, пока мы проходили таможню, визовый и медицинский контроль. После многочисленных пожеланий доброго пути и приветствий на арабском и ломаном английском мы прошли в аэровокзал. Затем без труда нашли такси.

Улыбающийся араб взял наши чемоданы и пригласил сесть в маленькую машину, салон которой был украшен цветами, бумажными птичками и цветными бусами.

— В гостиницу «Шепард», пожалуйста, — сказал Джон, и машина тронулась.

Хотя в этот час дороги были пустынны, наша поездка оказалась такой же ужасной, как если бы мы мчались со скоростью ста миль в час по автомагистрали Харбор [18]. Водитель гнал на предельной скорости, и я с тревогой подумала, что здесь они, возможно, все такие и в Каире мне придется соблюдать крайнюю осторожность.

Было темно хоть глаз выколи, поэтому из окна такси город рассмотреть не удалось. Наконец мы добрались до центральной части города, сделали круг у большой площади, освещенной оранжевым светом редких уличных фонарей, и проехали мимо высокого здания. Водитель указал на него рукой и сказал: «Хилтон», полагая, что это должно произвести на нас впечатление. Миновав два квартала, остановились напротив гостиницы «Шепард».

Несмотря на усталость, я быстро выскочила из машины, взбежала вверх по лестнице, открыла тяжелые застекленные двери и направилась прямо к столу дежурного администратора, немного напугав дремавшего клерка. Сначала он что-то сказал на арабском, затем широко улыбнулся и произнес на английском:

— Добро пожаловать в Каир.

Я попыталась изобразить подобие улыбки и спросила:

— Скажите, в каком номере остановилась Адель Харрис? Она американка. Адель… Харрис…

— Сейчас, мадам. — Он открыл большую книгу на последней странице и начал водить пальцем вниз по строчкам — Пожалуйста, повторите имя.

— Харрис. Х-а-р-р-и-с. Адель Харрис.

Указательный палец пополз вниз, потом вверх и снова вниз. Тут я заметила, что араб сдвинул брови и улыбка исчезла с его лица. Его ответ сразил меня словно удар кинжала:

— Извините, мадам, но в нашей гостинице с таким именем никто не проживает.

— Видите ли… — Я пыталась взять себя в руки. — Она остановилась в этой гостинице. Она мне прислала письмо. Взгляните… — Я достала из сумочки письмо и, словно уличая дежурного во лжи, подвинула его к нему. — Видите? Это ведь ваш фирменный бланк.

— Да. — Он внимательно рассматривал конверт. — Но там, где она написала свое имя, не указан номер комнаты. — Он ткнул пальцем в обратный адрес. — Она не сообщила вам, в каком номере проживает.

— А не могла она выехать?

— Я проверю, мадам.

Похоже, прошла целая вечность. Где-то позади меня тикали часы, послышался звук шагов. Ко мне подошел Джон, а я с тревогой ждала, гипнотизируя регистрационный журнал. Дежурный с сочувствием в голосе сообщил:

— В нашей гостинице никогда не было мисс Харрис.

— Но разве не понятно, что она здесь все-таки была?

— Лидия, — тихо сказал Джон. — Давайте остановимся здесь, а утром во всем разберемся.

— А в этом городе нет другой гостиницы под названием «Шепард»?

— Нет, мадам, — ответил дежурный. — Это наш фирменный бланк. — Он со вздохом вернул мне письмо Адели. — Зачем ей утверждать, что она находится здесь, если это не так, — он пожал плечами. — Ничего не понимаю.

— Где же она? — крикнула я.

Вестибюль закружился перед глазами, боль в голове стала невыносимой.

Джон усадил меня и заказал номер. Мной овладело безразличие. Адель снова завела меня в тупик.

Разговорчивый коридорный повел нас в номер на восьмом этаже. Мне хотелось лишь одного: чтобы меня оставили одну. Двенадцать часов тому назад я подверглась грубому нападению в Золотом доме — явно недостаточно времени для того, чтобы прийти в себя. Похоже, что в Каире мне не придется отдохнуть. Не сейчас, по крайней мере.

Джон заботился обо мне, как мог. Он нежно обнял меня, когда мы поднимались в номер. Коридорного тут же отпустили, и Джон заботливо уложил меня на одну из кроватей, снял с меня туфли и накрыл шерстяным одеялом. Он осторожно ходил по комнате, запер дверь на задвижку, приоткрыл окно, поставил наши чемоданы в шкаф, затем вернулся ко мне и присел на край кровати. В комнате было темно, угадывался лишь его силуэт, но я чувствовала, что он, должно быть, улыбается. Когда его рука мягко коснулась моего лба и щек, я представила, как его глаза светятся нежностью. Когда его губы прильнули к моим, я охотно ответила на его поцелуй. Мои руки обвили его шею, и я, что было сил, прижала его к себе. Он обнял меня, наши поцелуи становились более страстными. В это мгновение я совершенно забыла об Адели, шакале и прочих неприятностях. Джон находился рядом — он был реальным, осязаемым и передавал мне свою силу.

Но тут Джон отпустил меня и прошептал:

— Не сейчас, Лидия. Я хочу, чтобы ты выспалась. Завтра все уладится.

Джон поцеловал меня в закрытые глаза, и я поняла, что он встает с постели. Страсть, от которой меня бросило в жар, еще не улеглась, но к этому моменту я совсем выбилась из сил и спустя мгновение тихо погрузилась в сон.


Проснувшись, я какое-то время не могла понять, где нахожусь. Мой взгляд блуждал по потолку, пока мысли постепенно не обрели более-менее связный характер. Я лежала в постели одетая. Голова болела. Страшно хотелось есть. Через занавески пробивались тонкие нити солнечных лучей, кровать рядом со мной пустовала, но было видно, что на ней спали.

— Доброе утро.

Я подняла голову. Надо мной склонился улыбающийся Джон.

— Тебе лучше?

Я потерла глаза.

— Который час?

— Скоро полдень. — Он присел на край своей постели и пристально посмотрел на меня. — Лидия, я все утро наводил справки. К сожалению, об Адели ничего не известно.

Ничуть не удивившись, я осторожно встала и пошла в ванную. Прохладный душ подействовал ободряюще.

— Я ходил в американское консульство, затем в офис «Америкэн Экспресс» [19], — говорил Джон из другой комнаты. — Проверил все крупные гостиницы и, наконец, наведался в полицию. Все были готовы оказать помощь, но не могли ничего сделать, к сожалению.

Я пожала плечами и огляделась в поисках аспирина.

— Тем не менее, я точно узнал, что твоя сестра прибыла в Египет.

Я просунула голову в дверь.

— Что?

— Помнишь всю эту бюрократическую волокиту, которую нам вчера пришлось пройти в аэропорту? Любому, кто приезжает в Египет, приходится делать то же самое и заполнять ряд анкет. Так вот, Адель тоже не избежала этого. В списках полиции она значится туристкой, прибывшей сюда четыре дня назад. Если точнее, в отделе виз сказали, будто она прибыла сюда через два дня после того, как уехала из «Резиденс Палас Отеля».

— Значит, Адель уехала из гостиницы посреди ночи и спустя два дня заявилась в Каир. Где же она провела остальное время?

— Если бы я знал.

— Они не сказали, где она сейчас?

— Им только известно, что из Египта она не выезжала. Лидия, постой, полиция проверяет авиарейсы. Мы скоро узнаем, не улизнула ли она снова.

— Думаю, она еще в Египте!

— Видишь ли, это большая страна, а Каир самый большой город в Африке. В нем легко затеряться. Она может быть где угодно.

— Но она здесь и знает, что я остановлюсь в этой гостинице. Мне всего лишь надо подождать, пока она сама не придет.

— Вряд ли разумно сидеть здесь без дела. — Он поднялся с постели, взял меня за руки и серьезно сказал: — Лидия, в Риме тебя подстерегали серьезные опасности, а здесь их, скорее всего, будет еще больше. Я думаю, что тебе не следует здесь оставаться.

— Уехать домой? Ни за что. — В конце концов, я ведь отделалась от Ахмеда Рашида. — Я в полной безопасности.

— В Риме ты говорила то же самое. Твоя жизнь в опасности до тех пор, пока шакал при тебе. Лидия, тебе, пожалуй, следует избавиться от него.

— Нет! Я столько пережила из-за этого маленького подлеца и не собираюсь сдаваться.

— Я хотел сказать, что ты можешь отдать им — кем бы они ни были — шакала, а затем продолжить поиски Адели.

Я решительно покачала головой.

— Путь к Адели ведет через эту вещицу. Пока она у меня, сохраняется постоянная связь между мной и сестрой. Не могла же она прислать мне эту фигурку без всякой причины. Если я расстанусь с ней, то потеряю шанс снова найти Адель.

— Тогда ради себя позволь мне позаботиться об этом шакале. Я могу спрятать его понадежнее…

Я возразила:

— Мы с этим шакалом объездили полсвета, и он в надежном месте. Джон, я способна позаботиться и о нем, и о себе.

— Какая же ты упрямая, Лидия. Хорошо, твоя взяла. — Он обнял и поцеловал меня. — Тебя, видно, не образумишь. — Затем добавил: — Я связан с этой вещицей не меньше, чем ты.

Я с благодарностью его поцеловала. Трудно представить, что бы я все это время делала без Джона.

— Знаешь что? Я ведь даже не видел этого шакала, ради которого рискую жизнью, и даже не представляю, как он выглядит.

— Тогда вас пора представить друг другу.

Но когда я отошла от Джона, чтобы достать фигурку из тайника, в дверь неожиданно постучали. Пробормотав что-то вроде «должно быть, это горничная», Джон открыл дверь — перед нами стоял Ахмед Рашид.


— Доброе утро, мисс Харрис, — сказал он в своей обычной вкрадчивой манере.

Застигнутая врасплох, я машинально ответила. Затем встала рядом с Джоном и взяла его за руку.

Джон недоуменно взглянул на меня, затем на Ахмеда Рашида.

— Лидия, он твой друг?

— Нет. Я его встретила в Риме.

— Мисс Харрис, я надеялся, что мы сможем поговорить наедине, — сказал мистер Рашид.

— Это исключено. Если честно, мне трудно представить, о чем мы могли бы говорить.

— Вам трудно представить? — Он заговорщицки улыбнулся. — Возможно, я пришел не вовремя.

— Мистер Рашид, ваш визит всегда будет не вовремя. — Я попыталась закрыть дверь.

— Мисс Харрис, вы ошибаетесь…

— Послушайте, мистер, — вступил в разговор Джон. — Мисс Харрис не желает вас видеть. Она ведь ясно сказала. А теперь будьте добры убраться или я врежу вам по физиономии.

— Мистер Тредвелл, не горячитесь. Я ухожу. Однако, мисс Харрис, на тот случай, если вы вдруг передумаете и захотите поговорить со мной, я оставлю номер своего телефона дежурному администратору.

В этот момент Джон захлопнул дверь перед улыбающимся лицом Ахмеда Рашида и тихо выругался.

— Лидия, кто это? И что ему нужно? Откуда он узнал мое имя?

— Джон, все это просто ужасно. И у меня страшно разболелась голова. Пойдем выпьем кофе.

Я переоделась, и мы пошли в ресторан. Там, налюбовавшись городом через раскрытые окна и почувствовав себя гораздо лучше, я поведала Джону об Ахмеде Рашиде, не приукрашивая свой рассказ мелкими опасениями и подозрениями.

— Жаль, что ты раньше мне не рассказала об этом, — сказал Джон, хмурясь. — Видно, он о тебе много знает. Не понимаю, откуда ему известно обо мне и какое отношение он имеет к этому шакалу.

Я крутила ремешок сумочки и завязывала его узлом. О том, что в сумочке сейчас находится эта злосчастная фигурка, замотанная в шарфик, знала только я.

— По крайней мере, это не он вчера ударил меня по голове. В этом я нисколько не сомневаюсь. Гид у Золотого дома пересчитывает всех туристов, и вне группы туда никто не может войти. А мистера Рашида там точно не было.

— Но он все же мог быть среди тех, кто обыскивал твой номер.

— Не знаю, Джон. Я почему-то думаю, что он этим не занимался. Если бы он охотился за шакалом, то давно бы заполучил его. Тут скрыто нечто другое. Такое впечатление, будто он ждет, когда я выведу его на Адель.

Джон с беззаботным видом намазывал булочку маслом.

— Что ты этим хочешь сказать?

— Не знаю. Шакал здесь играет не главную роль. Будто Адель наткнулась на что-то очень важное и каким-то людям не терпится найти ее, а также меня.

— Если шакал им не нужен, зачем обыскивать твой номер?

— Чтобы заполучить шакала, Джон, но лишь для того, чтобы с его помощью найти Адель.

— Лидия, все это страшно нелогично. — Он потягивал кофе и смотрел куда-то поверх моего плеча.

— Понимаю, но в таком случае нелогично все это путешествие. Почему-то мне кажется, что все только и ждут, когда я найду Адель. Не понимаю…

Я взяла еще один кусок безвкусного козьего масла и намазала его на булочку. Огромный зал ресторана был заполнен лишь наполовину. Официанты стояли чуть в стороне, готовые выполнить малейшее наше пожелание. Остальные туристы, в основном французы, о чем-то тихо разговаривали.

И вдруг я заметила толстяка. Он стоял за пальмой, росшей в горшке, и, похоже, очень внимательно наблюдал за нами. Как это ни удивительно, я уже привыкла к тому, что за мной шпионят. Маленький толстяк показался мне знакомым, где же я могла его видеть?

Наши глаза встретились.

— Джон… — Я пыталась легким кивком обратить его внимание на толстяка. — Ты раньше видел того человека?

Джон завертелся на стуле.

— Какого человека?

Я рукой указала на пальму, однако толстяк уже исчез.

— Сейчас там никого нет. Мне показалось, что я увидела знакомого человека.

— Правда? Как он выглядел?

— Бог с ним. Может быть, мне просто показалось.

Я еще чувствовала слабость, поэтому захотела вернуться в номер и прилечь.

— У тебя нет желания посмотреть Каир? — спросил Джон, когда мы направились к лифту.

— Конечно, есть, но не сейчас.

Он проводил меня в номер.

— Лидия, не волнуйся и не думай об этом Рашиде. Я его и близко к тебе не подпущу. Теперь поспи, а я узнаю, что удалось выяснить в полиции.

Я легла, не раздеваясь, Джон задвинул занавески, поцеловал меня и повесил на дверях табличку с надписью « Не беспокоить». Однако уснуть мне так и не удалось. Хотя аспирин ослабил головную боль, беспорядочно мелькавшие в сознании мысли напрочь прогнали сон. Несколько вопросов не давали покоя: зачем Ахмед Рашид последовал за мной в Каир и о чем он хотел со мной поговорить? Кто этот толстяк, который явно шпионил за мной, и где я его видела?

Через час мое терпение иссякло, и я решила спуститься вниз. Если нужно найти Адель и прояснить ситуацию, то этого не сделаешь, лежа в номере.

Отчетливо понимая, что вот-вот сделаю очередную глупость, я все же решила позвонить Ахмеду Рашиду.


Спускаясь на лифте, я легко нашла оправдание своему поступку. Во-первых, я поняла, что в Каире мне никак не удастся ускользнуть от Рашида. Во-вторых, я не сомневалась, что он располагает информацией об Адели, и решила выяснить, с какой целью Рашид разыскивает ее.

Во всяком случае, такие мысли занимали мою голову, когда я вышла из лифта в вестибюль. Вдруг я заметила Джона Тредвелла, который стоял у стола дежурного администратора и оживленно беседовал с толстяком, шпионившим за мной. Я застыла и спряталась в нише в стене. Меня осенило: я вспомнила, откуда мне знакомо лицо толстяка! Он был в группе туристов, которые совершали экскурсию по Золотому дому!


Спустя некоторое время они, тихо посмеиваясь, вошли в лифт. Мне показалось, прошла целая вечность, пока я пыталась понять поведение Джона: он разговаривал с толстяком как давний знакомый.

Конечно, после этого я начисто забыла, что собиралась позвонить Рашиду, и решила догнать Джона и его толстого дружка. Стараясь успокоиться, я подошла к лифту и наблюдала, как на старомодной шкале мелькают цифры. Лифт наконец остановился на верхнем этаже. Я вошла в другой лифт и нажала кнопку восьмого этажа. Мысли путались: если толстяк вместе со мной ходил по Золотому дому, то, что он делает в Каире и почему так дружелюбно разговаривал с Джоном? Ответ был очевиден, но я тешила себя глупым предположением, будто Джон, скорее всего, подошел к толстяку, чтобы поинтересоваться, почему тот следил за нами.

События развивались слишком стремительно, я почувствовала, что очень устала. Перелет через несколько часовых поясов, утомление, неприятные сюрпризы — вот причины моего неразумного поведения.

На восьмом этаже было спокойно. Горничных не видно, а постояльцы ушли знакомиться с городом. Я осторожно ступала по красному ковру, желая, чтобы мое появление осталось незамеченным, и опасливо поглядывала по сторонам.

Все двери были закрыты, за исключением одной, в конце коридора. Я решилась и открыла ее. Джон лежал ничком на полу. Что же это такое? Во всем происходящем было что-то дьявольское и нелепое. Действующими лицами этого кошмара были похожие на мальчиков биржевые маклеры, таинственные арабы в больших очках и странные толстяки. Я произнесла: «Ах, Джон», в глазах потемнело, и я рухнула рядом с ним.

Глава 8


Очнувшись, сначала я почувствовала знакомую тупую боль в затылке. Не без труда приподнявшись, я пробормотала какое-то ругательство и, наконец, окончательно придя в себя, внимательно огляделась.

Комната была незнакомой. Слабого освещения хватало, чтобы определить, что это не гостиничный номер.

Это была спальня. Скромная обычная комната почти без мебели. Стены украшали фотографии, прикрепленные как попало, одни в рамках, другие без. Зеркало туалетного столика также обрамляли фотографии меньших размеров, многие выцвели и состарились. На туалетном столике лежали расческа, помятый галстук, открытые письма, спички, старинная книга с названием на арабском языке, туалетные принадлежности и тому подобные вещи. За закрытой дверью было тихо, хотя через щель внизу пробивался свет.

Тут меня осенило.

Я еще раз взглянула на туалетный столик. Галстук, пузырек с лосьоном после бритья — все это могло означать лишь одно: я очутилась в спальне мужчины.

Я опустила ноги на пол и на цыпочках приблизилась к двери. Ни звука. Кто бы за нею ни находился (не могли же меня оставить совсем одну!), он вел себя чертовски тихо.

Я чуть приоткрыла дверь и осторожно заглянула в щель. Не зная, что меня ждет за дверью, я набралась смелости, открыла ее и вошла в хорошо освещенную комнату. Звучала тихая арабская музыка, пахло незнакомыми, но приятными ароматами. Меня окружала совершенно чужая обстановка: белые стены, украшенные картинами с видами Древнего Египта, полки, заставленные старыми статуэтками, пол, застеленный красивым восточным ковром. На видавшем виде телевизоре стояла ваза с засушенными цветами и портрет президента Анвара Садата. В комнате стоял диван, заваленный книгами, а рядом с ним — письменный стол, тоже заваленный книгами, бумагами и конвертами. Окна закрывали ставни, так что я не могла понять, какое сейчас время суток.

Вошел Ахмед Рашид, вытирая руки полотенцем, и что-то сказал мне. Я была так поражена, что не услышала его. Он рассмеялся и повторил свой вопрос:

— Почему вы так удивлены, мисс Харрис? Вы же знали, что окажетесь здесь.

Я отступила, нахмурилась, отчаянно пытаясь вспомнить, что же произошло. Однако мне удалось лишь вспомнить лежавшего на полу Джона Тредвелла. А вот что случилось после этого?

— Мы вместе вышли из гостиницы и сели в такси. Вы этого не помните?

— Нет…

Я не могла двинуться с места.

— Бедная мисс Харрис! Я так и думал, что вы не вспомните. Садитесь, пожалуйста, я вам все объясню.

Он освободил мне место на диване, а сам вышел. Через минуту вернулся, неся поднос с чаем и печеньем. Потом сел рядом и продолжил:

— Я обнаружил вас лежащей на полу в комнате мистера Тредвелла. Мне удалось привести вас в чувство. Вместе мы вышли из гостиницы. Я хорошо знаком с управляющим и объяснил ему, что вы мой друг и вам плохо. На такси я привез вас сюда, в свой дом. Теперь вспомнили?

Некоторое время я смотрела на чай, затем покачала головой. Стук в голове ослабевал, а мне не давала покоя мысль о том, как ужасно я, должно быть, выгляжу. В памяти мелькало множество бессмысленных картинок. Я смутно вспомнила яркие вспыхивающие огни. И людей. Множество людей. Все это мне ни о чем не говорило. Я снова покачала головой.

— Что ж, об этом жалеть не стоит, — спокойно заметил он. — Пожалуйста, пейте чай, вам станет лучше.

Я глотнула чаю, пожалев, что это не бурбон, и незаметно наблюдала за Рашидом. Наверно, у меня был вид кошки, собравшейся пуститься наутек, потому что он сказал:

— Пожалуйста, не беспокойтесь, здесь вам бояться нечего.

Мне хотелось поинтересоваться: «Чего я должна бояться?», но вместо этого спросила:

— Как дела у Джона? С ним все в порядке?

Мистер Рашид отвел глаза.

— Все произошло очень быстро. Я проходил мимо открытой двери и увидел вас на полу… Ситуация не из приятных, вы понимаете. Если бы меня не знали в гостинице…

Я загремела чашкой, словно объявляя, что вновь обрела силы.

— Мистер Рашид, мне бы хотелось задать несколько вопросов. Например, такой: кто вы и с какой целью выслеживаете меня?

Наступило тягостное молчание. Казалось, от стен эхом отдавался стук моего сердца. Мне вдруг стало все безразлично. Я была в плену у этого человека. И никто не знал, где я нахожусь.

— Мисс Харрис, вы имеете право на ответ, и я прошу прощения за неудобства, которые причинил вам. Видите ли, на самом деле я следил не за вами, а за мистером Тредвеллом.

Ничего не понимая, я захлопала глазами.

— Вы следили за Джоном?

— Я ждал его прибытия в аэропорту «Леонардо да Винчи» и поехал следом за вами до «Резиденс Палас Отеля». — Мистер Рашид мельком взглянул на свои ногти. Он явно раздумывал над тем, о чем сказать мне и о чем промолчать.

— К тому же, — пробормотала я, — кто вы такой, чтобы следить за другими людьми и чем Джон провинился?

— Об этом я тоже расскажу, мисс Харрис, но позвольте мне, пожалуйста, вам кое-что вам объяснить. Видите ли, в Риме я действительно следил за мистером Тредвеллом и в тот день ожидал его возвращения. Однако я не рассчитывал, что с ним будет еще кто-то, то есть вы, и поэтому решил некоторое время понаблюдать за вами, чтобы выяснить, какое отношение вы имеете к мистеру Тредвеллу.

— Почему вы ожидали его возвращения?

— Несколькими днями ранее мистер Тредвелл был в Риме и останавливался в «Резиденс Палас Отеле».

— Что? — Комната поплыла перед глазами. — Вы хотите сказать, что Джон уже был в Риме за несколько дней до того, как приехал туда вместе со мной?

Мистер Рашид задумчиво кивнул.

— Погодите. Я вам не верю. Кто же вы?

— У вас есть право знать это. Я работаю на правительство Египта. Я тот, кого вы стали бы называть следователем.

— Правительство Египта!

Он широко улыбнулся.

— Могу предъявить вам документы, но все записи в них на арабском языке.

Я прищурилась:

— Что вы расследуете?

— Мисс Харрис, этого я не могу сказать, так же, как сотрудник вашего правительства не имеет право предать гласности имеющиеся у него сведения. Допустим, что я нечто вроде секретного агента полиции и моя задача заключается в том, чтобы наблюдать за мистером Тредвеллом.

— Боже мой.

Я провела рукой по лбу, давая понять, что устала и пытаюсь разобраться в сказанном, а сама, усаживаясь поудобнее, исподволь разглядывала Ахмеда Рашида. Рядом со мной сидел смуглый человек, немногим больше тридцати, с красивыми глазами и густыми черными волосами. На нем были широкие брюки и белая рубашка с закатанными до локтей рукавами. Он говорил, тщательно подбирая слова, с каким-то интригующим, завораживающим акцентом.

Однако я все еще не верила ему.

Он отпил еще немного чая и продолжил:

— Когда мне стало ясно, что вы друг мистера Тредвелла, я подумал, что ваши действия могут стать ключом к разгадке его намерений.

Меня ужасно возмутило, что в мою личную жизнь вторгались без всякого зазрения совести. Однако постепенно смысл сказанного дошел до меня, и я повторила:

— Джон был в «Резиденс Палас Отеле» за несколько дней до того, как я туда приехала?

— Я сам его там видел.

— Но Джон ничего не сказал… — Мой голос угас, я проклинала себя за доверчивость. Я встретилась глазами с Ахмедом Рашидом. — Договаривайте, — прошептала я, хотя в глубине души боялась услышать правду.

— Мисс Харрис, думаю, вы уже догадались, что Джон Тредвелл знал вашу сестру Адель.


Я крепко зажмурила глаза, а когда открыла их, комната все еще была на месте. Восточный ковер, запах чая, тихая арабская музыка — все это никуда не исчезло. Как и Ахмед Рашид — таинственный полицейский — мужчина с загадочными глазами.

— Знаете, я вам не верю.

Он пожал плечами.

— Я не утверждаю, что он ее хорошо знал. Однажды днем я видел их за обедом в ресторане гостиницы.

— Джон там был зарегистрирован?

— Да, но под другим именем. Он вместе с двумя мужчинами проживал в номере-люкс и зарегистрировался как мистер Арнольд Росситер. — Мистер Рашид внимательно смотрел на меня, ожидая ответа. Я знать не знала никакого Росситера, и мой собеседник, несомненно, понял это.

— Среди них не было маленького толстяка? — ни с того ни с сего, спросила я.

Ахмед Рашид приподнял брови:

— Ну конечно же!

Вот и разгадка. Джон и толстяк были знакомы.

— Толстяк в Египте. Сегодня я видела его вместе с Джоном, они очень мило беседовали. Ну а потом…

— Значит, его друзья здесь. Это меня не удивляет.

Я нервно поерзала на диване. Все происходившее казалось слишком странным и опасным. Цепь невероятных событий привела меня в квартиру незнакомого араба, выдававшего себя за секретного агента полиции и преследовавшего моего друга Джона Тредвелла, который, как выяснилось, врал мне и в Риме проводил время вместе с моей сестрой. Ничего не понимаю!

— Значит, Джон Тредвелл знал мою сестру? А из этого следует, что он намеренно прибыл в Лос-Анджелес, чтобы якобы случайно сесть рядом со мной в самолете, вылетающем в Рим, и делать вид, будто не знает Адель. Извините, мистер Рашид, но я не вижу в этом никакого смысла.

— И я тоже, мисс Харрис.

— Итак, Джон знал, что я вылетаю в Рим. В таком случае Адель, должно быть, сообщила ему, что собирается позвонить мне и вызвать в Рим. К чему такая секретность? — Разумеется, я уже знала ответ. — Наверное, именно он или его друзья устроили обыск в моей квартире в Малибу.

— Вашу квартиру обыскивали?

Похоже, это удивило его.

Я кивнула и закрыла глаза. Мне стало еще хуже.

— Значит, Джон также знал, кто стукнул меня по голове в Золотом доме Нерона, и, может быть, даже был соучастником этого нападения.

— Боюсь, это правда, мисс Харрис.

Ахмед Рашид молча сидел, ожидая, что я скажу дальше. Я собралась с духом и выпалила:

— Итак, вы ведь знаете, что шакал все еще у меня?

— Да, — спокойно подтвердил он.

У меня закружилась голова.


Мы чинно потягивали чай, будто сидели в саду среди гостей. Потом он принес вазу с апельсинами и долго рассказывал о достоинствах египетских фруктов. Я, конечно, не слушала его, раздумывая, как внести во все это хоть некоторую ясность. Мне вдруг стало невыразимо грустно. Не хотелось верить тому, что говорил Рашид, однако все, видно, так и было. Я получила страшный удар, обнаружив, что Джон Тредвелл обманул меня. Как же поступить в этой ситуации? И почему я вообще должна верить тому, что Ахмед сказал о Джоне Тредвелле? О мужчине, в которого я чуть не влюбилась.

Он передал мне вторую чашку чая, а я недоверчиво посмотрела на нее.

— Может, у вас найдется более целебный напиток?

— Простите, не понял.

— Бурбон, шотландское виски, водка, вино?

— Извините, не держу алкогольных напитков. Я мусульманин и не употребляю спиртного. Могу предложить кофе или сок.

— Нет. Пустяки. Все в порядке. — Я потягивала чай. Он действительно был очень вкусным. — Мистер Рашид, можете ответить еще на один вопрос?

— Конечно.

— В чем замешан мистер Тредвелл?

— Мисс Харрис, к сожалению, это конфиденциальная информация, и я не могу…

— Позвольте мне задать тот же вопрос другими словами. — Я поставила чашку на стол и распрямила плечи. — Чем же таким занимается Джон Тредвелл, во что впуталась моя сестра, а сейчас и я?

— Мисс Харрис, я вас хорошо понимаю, но не имею права говорить. Да, ваша сестра впуталась в неприятности, хотя вполне возможно, что в этом нет ее вины.

— В чем?

— Не имею права сказать. — Его голос звучал спокойно и твердо. — Пожалуйста, поверьте мне. Так будет лучше. Чем меньше вы об этом знаете, тем безопаснее для вас.

— Послушайте, мистер Рашид. Мне все равно, даже если вы возглавляете египетское ЦРУ, но я не стану с этим мириться. В этой стране у нас есть посольство…

— Консульство.

— …куда я могу немедленно обратиться. Там не понравится, что американскую гражданку вопреки ее воле удерживает египетская полиция…

— Мисс Харрис…

— …к тому же без объяснения причин.

— Мисс Харрис, выслушайте меня. Я понимаю ваши чувства. А теперь позвольте вам все объяснить. Хорошо? Прежде всего, египетская полиция, как вы выразились, не держит вас вопреки вашей воле. Я привез вас сюда ради вашей же безопасности.

— Зачем? Не потому ли, что Джон и его толстый друг повздорили? Но там мне ничто не угрожало, в этом я совершенно уверена. В Золотом доме все было иначе. Благодарю вас, что вы подняли меня с пола и смахнули пыль, но я не просила, чтобы меня тайком увезли в никому не известную пещеру Али Бабы.

Ахмед Рашид с трудом сдерживал смех, и я поняла, что меня занесло. Это было так не похоже на меня.

— К тому же, — продолжила я более сдержанно, — мне хотелось бы узнать, что же такого в этом проклятом шакале, если все так жаждут добраться до него.

— К сожалению, мисс Харрис…

— Да-да, знаю. Вы не имеете права сказать. Вы хотя бы можете отвезти меня в гостиницу прямо сейчас?

Его лицо вдруг помрачнело, и я сказала:

— Значит, меня держат против моей воли.

— Нет, это не так. Видите ли, вы только что сказали, что вам не нужна защита и в гостинице вы в безопасности, но это не совсем так. Мисс Харрис, сейчас вам грозит опасность. И вы не можете туда вернуться.

— Но почему?

Наконец он поднял голову, наши глаза встретились. Я была не в силах шевельнуться.

— Что случилось? Скажите мне, — прошептала я.

— Джон Тредвелл мертв.


Комната поплыла перед глазами. Смутные воспоминания и обрывки информации пронеслись в голове. Может, мне все это приснилось? Вот я выхожу из гостиницы «Шепард», прижав руку ко лбу, мистер Рашид держит меня за талию, у двери царит неразбериха, кто-то говорит «Айва, айва! [20]», вспыхивает яркий свет, мелькают униформы полицейских…

— Теперь вспомнила, — прошептала я. — В гостиницу нагрянула полиция.

— Горничная обнаружила вас обоих на полу в комнате Джона. Когда она сообщила об этом дежурному, я случайно все услышал, решил подняться наверх и проверить. Вы пытались встать, и я вам помог. Через несколько минут мы добрались до вестибюля, к тому времени явилась полиция. Все же из-за неразберихи нам удалось ускользнуть. Я предъявил свои документы, и нам разрешили покинуть гостиницу.

Ничего не выражающим взглядом я смотрела на Рашида.

— Горничная не смогла вас точно описать, — продолжил он. — Она лишь повторяла «американка, американка». В этом городе много американцев. Так что у них нет вашего описания.

— Но мой паспорт… Он остался в столе дежурного администратора.

— Я забрал его вместе с вашим чемоданом и сумочкой. К счастью, вы их не распаковали. Я сказал своему другу, дежурившему в тот день, что вы выезжаете. Видимо, мистер Тредвелл зарегистрировал вас под своей фамилией, с тем, чтобы избавить вас от необходимости расплачиваться за номер. В любом случае, сейчас никто не догадается искать вас. Никто не знает ни вашего имени, ни внешности.

Он напряженно улыбнулся.

Я с трудом произнесла:

— Что вы сейчас намерены делать?

— Египетские полицейские очень дотошны, особенно когда дело касается скандального убийства. Власти будут требовать результатов. Вскоре они проверят записи обо всех зарегистрированных паспортах, прошедших через их руки за последние несколько дней. Запись о вас тоже имеется, и через какое-то время они начнут вас разыскивать.

Дело осложняется тем, что вы не можете остановиться в другой гостинице. Полицейские будут подкарауливать американку с номером вашего паспорта.

— Понятно. — Я пыталась вернуть самообладание, но тщетно. Перед моими глазами мелькал лежавший на полу Джон Тредвелл с взъерошенными, как у маленького мальчика, волосами. Не успев расплакаться, я сумела вымолвить:

— Спасибо, мистер Рашид, за то, что вы вытащили меня оттуда. Если бы вас там не оказалось… — Я покачала головой. — В Риме я подумала, что вы мне враг.

— Теперь вы понимаете, что у нас с вами одна цель?

— Какая цель? — вопрос прозвучал как выстрел.

— Найти вашу сестру.

Я вдруг потеряла к происходящему всякий интерес, почувствовав себя сдувшимся шариком. Поудобнее устроившись на диване, я вонзила ногти в кожуру апельсина и стала думать только о Джоне, дорогом милом Джоне, который был ко мне так добр. А теперь он мертв, и я даже не знаю, почему его убили.

Почувствовав прикосновение рук Ахмеда к своим щекам, я догадалась, что плачу, а он вытирает мои слезы:

— Знаете, Аллах желал нам вечного счастья и поэтому наделил нас способностью смеяться. Но он также наделил нас способностью плакать, чтобы смех казался еще слаще. Думаю, вы любили Джона Тредвелла. Мне очень жаль, что именно я принес вам такие плохие вести.

— Я плачу по человеку, которого принимала за Джона Тредвелла. Он водил меня за нос с самого начала, если вы сейчас не врете, и продолжал обманывать до последнего дня. А если верить вашим словам, что Джон Тредвелл дружил с толстяком, чему, признаться, я сама была свидетелем, тогда, надо полагать, он причастен к нападению в Золотом доме. Я не могла бы любить такого человека, и я его не люблю. Я плачу по утрате того Джона, которого сама придумала. Вот и все.

Держа наполовину очищенный апельсин и обливаясь слезами, я чувствовала, как печаль понемногу вытесняется злостью и разочарованием. Было бы напрасной тратой времени оплакивать человека, который принимал меня за круглую дуру. Дело принимало серьезный оборот. Убит человек. Меня тоже чуть не убили. И все произошло из-за этого злополучного шакала.

Я снова взглянула на мистера Рашида.

— Значит, вы скрываете меня от полиции? Разве это законно?

Он пожал плечами, его лицо оставалось серьезным.

— Вы не убивали Джона Тредвелла и не сможете сказать, кто это сделал. Следовательно, полиции от вас мало пользы и ваш арест ничего не даст. Глупо позволить им задержать вас. Для всех это станет пустой тратой времени и затянет поиски вашей сестры. Да, я прячу вас от полиции и, разумеется, поступаю незаконно. Но это продлится недолго. Завтра из моего учреждения последуют исчерпывающие объяснения, и перед полицией вы будете чисты.

Я впилась в апельсин. Мистер Рашид оказался прав — апельсин был вкусным. Он наблюдал за мной, пока я ела, смущавшие меня глаза смотрели пристально и ничего не выражали. Он явно знал больше, гораздо больше, чем говорил, и мне следовало раньше догадаться об этом.

— Мистер Рашид, — осторожно начала я, — я влипла в какое-то темное дело. По-видимому, вы и египетское правительство разыскиваете мою сестру. Джон был замешан в том же деле, что и моя сестра. И вполне возможно, каирская полиция начнет разыскивать меня по обвинению в убийстве. Естественно, у меня возникают вопросы. Будет справедливо, если вы ответите на них. Я имею право знать, во что вляпалась, сама того не подозревая, и чем таким занимался Джон Тредвелл, если его за это убили. Я также имею право знать, почему вы разыскиваете мою сестру и при чем тут этот шакал.

— Да, вы имеете право услышать ответы на эти вопросы. — Он улыбнулся и взял апельсин. — Все же поверьте, мисс Харрис, исключительно ради вашей безопасности я не стану отвечать. Будет лучше, если до поры до времени вы останетесь в неведении. Ко всему происходящему причастны и другие люди, они ни перед чем не остановятся ради того, чтобы узнать, где ваша сестра. А если вы попадетесь им в руки… — Он умолк, чтобы подчеркнуть серьезность своих слов.

— Например, в руки того Арнольда Росситера, которого вы упомянули?

— Вот именно.

— Значит, вы меня и от него скрываете?

— Откровенно говоря, вы правы.

— Мистер Рашид, почему вас так волнует моя безопасность?

— Если вас убьют, возможно, я никогда не найду вашу сестру.

— Теперь понятно.

Какое-то время мы сидели молча, вслушиваясь в звуки монотонной музыки, завораживающей своей необычностью.

— Мисс Харрис, хотите еще что-нибудь?

— Только получить ответы на вопросы, если вам угодно.

— Я довольно долго наблюдал за мистером Тредвеллом, чтобы выяснить природу, скажем так, одного дела. В Риме я видел, как он познакомился с Аделью Харрис, оба были дружны некоторое время, затем он улетел в Соединенные Штаты. Я узнал, что сестра отправила вам фигурку шакала почтой и по телефону пригласила вас приехать в Рим. Больше всего меня удивило то обстоятельство, что вы приехали вместе с Джоном Тредвеллом. Я не знал, связаны ли вы с ними, или, точнее, с группой Арнольда Росситера, а может, работаете вместе с сестрой. Или же вы тут совсем ни при чем. Сейчас у меня сложилось именно такое мнение. Когда вы получили письмо от сестры, мы все вместе покинули Рим. Я не ожидал, что Джона Тредвелла убьют. Не понимаю, зачем они пошли на это.

— Люди Арнольда Росситера?

— Да. — Ахмед Рашид нахмурился. — Это убийство все осложнило.

— Значит, я вам понадобилась для того, чтобы найти Адель. Кстати, сейчас вы занимаетесь тем же — используете меня в качестве приманки.

— Боюсь, это единственно возможный выход. Ваша сестра либо прячется, либо ее где-то держат взаперти. В любом случае она постарается связаться с вами.

Я пыталась осмыслить то, что он сказал. Прячется или ее держат взаперти. Неужели он прав?

— Значит, вам был нужен Джон Тредвелл, однако после его смерти расследование все же продолжается. Только на этот раз в центре внимания оказалась моя сестра.

— Она все время была под подозрением. Но сейчас стала главным подозреваемым.

— В чем, мистер Рашид?

— Не имею права сказать.

— Тогда скажите мне вот что. Шакала ей передал Джон Тредвелл?

— Не знаю.

— Значит, шакал мог быть у нее до встречи с Тредвеллом, а они оба уже были причастны к этому делу еще до того, как произошла их встреча в Риме?

— Да.

— Другими словами, Джон Тредвелл разыскал мою сестру, чтобы завести с ней дружбу, поскольку ему нужен был шакал. Когда та избавилась от шакала, он принялся за меня.

— Похоже на то.

— Тогда мне одного не понять — почему Джон просто не забрал шакала? Для этого у него была возможность, и не одна.

— Потому что вы для него представляли большую ценность. Вы привели бы его к Адели. Какой смысл красть шакала и испортить хорошие отношения с вами, если у него в руках, собственно говоря, были и вы, и эта фигурка.

Я задумчиво кивнула.

— Да, мы оба были в его руках. Значит, в таком случае Адель является ключом к разгадке этой тайны.

— Да, это так. Однако вполне возможно, что все не столь серьезно, как вы полагаете. Ваша сестра может быть так же непричастна к этой истории, как и вы, и, сама того не подозревая, влипла в нее случайно. Трудно сказать. С другой стороны, она, возможно, виновна в серьезных преступлениях и ей грозят неприятности. Нам ничего точно неизвестно, вот почему я пытаюсь во всем разобраться.

Я положила еще одну дольку апельсина в рот и задумалась.

— А как моя сестра покинула Рим? Вы знаете, что это случилось посреди ночи?

— Нет, я этого не знал. Она там провела один день, а на другой ее уже не было. Я упустил ее по собственной беспечности. Не знаю, уехала ли она самостоятельно или ее похитили.

У меня возникло какое-то странное чувство, будто стою в стороне и смотрю на все, как на представление. Какая-то Лидия Харрис влипла в какую-то идиотскую историю. Интересно, как она из нее выпутается? Если вообще сумеет выпутаться…

— Вы защищаете меня только от полиции?

Его молчание было красноречивее слов.

— Значит, тот, кто убил Джона, возможно, охотится за мной. Почему в таком случае меня просто не убили в Риме и не украли шакала?

— Не знаю, мисс Харрис.

Я оглядела комнату в поисках своего чемодана. Как будто прочитав мои мысли, Рашид сказал:

— Не волнуйтесь, ваши вещи я не трогал.

— Вы настоящий полицейский.

Он засмеялся и передал мне еще один очищенный апельсин.

— Не совсем, но пока я смирюсь с таким определением.

— Вы работаете на правительство, а это должно означать, что Адель причастна к преступлению против государства. Какой ужас!

Я страшно устала и с трудом сдерживала слезы. Итак, меня чуть не убили в Риме, после чего я села в самолет и прилетела в Египет, второй раз потеряла след сестры, каирская полиция внесла меня в список разыскиваемых лиц, а теперь скрываюсь в доме какого-то таинственного араба, который не имеет права сказать, кто он такой.

Откуда-то издалека донесся мой усталый голос:

— Что же мне теперь делать?

Я терпеть не могла просить о помощи, потому что привыкла все делать сама. Я привыкла к упорядоченному, предсказуемому миру, в котором нет места для неожиданностей.

— Боюсь, вам нельзя останавливаться ни в одной гостинице, полиция вас найдет. Поскольку я занимаю должность в правительственном учреждении, в моих силах снять с вас обвинение, но на это потребуется время. К тому же тот, кто убил Джона, будет наблюдать за гостиницами, надеясь обнаружить ваш след. Я предпочел бы, чтобы вы остались здесь, где вам ничто не угрожает.

При этих словах я сощурила глаза. Откуда мне знать, может быть, Ахмед Рашид и есть убийца Джона? Я не собираюсь бездумно доверять ему.

— Вы в безопасности, пока находитесь здесь.

А есть ли у меня иной выбор, кроме как верить этому человеку и надеяться, что он говорит правду? Вряд ли будет лучше, если меня арестуют прямо сейчас или же найдет человек, убивший Джона Тредвелла.

— Мой дом — ваш дом, — сказал он.

Когда смысл этих слов дошел до меня, я мгновение смотрела на него с некоторым недоверием. Остаться здесь? Мои мысли блуждали. Не пытаясь скрыть своих опасений, я оглядывала комнату, останавливаясь на книгах и бумагах, разбросанных как попало, на хаотичных узорах ковра, закрытых ставнями окнах и потертом диване, на котором мы расположились. Остаться здесь? И где же точно было это «здесь»? В квартире мужчины, который, может быть, хотел убить Адель. Мужчины, который выдавал себя за кого угодно, но ничем это не подтверждал.

— Вы мне не доверяете, — произнес он равнодушно, как будто прочитав мои мысли.

— Нет, не доверяю.

— А у вас есть выбор, мисс Харрис? Считать меня своим врагом и рискнуть вернуться в ту же гостиницу? И поставить на карту свою жизнь? Сейчас в Каире вечер, — тихо сказал он. — На улицах темно и много людей. Даже если вы мне не доверяете, выбирайте, что лучше — остаться со мной или попасть в лапы человека, который убил Джона Тредвелла?

Я услышала свой голос:

— Откуда мне знать, что это не вы убили его?

Мистер Рашид не ответил, лишь странно посмотрел на меня. Я никак не могла понять, что он за человек.

— Я устала, — наконец сказала я, — и мне все это порядком надоело. У меня нет сил принимать серьезные решения. Пусть так, вы, возможно, не убивали Джона. Мне не хочется рисковать. Пожалуй, вы могли убить меня в гостинице «Шепард». А может, вы просто ждете, пока я найду Адель, чтобы пришить нас обеих.

Я коснулась своих щек и почувствовала, что они пылают.

— Мне хочется только одного — лечь и остаться одной.

— Значит, вы останетесь здесь?

— У меня же нет выбора, правда?

Мистер Рашид улыбнулся. Он встал и убрал чашки и апельсиновую кожуру. В его отсутствие я пыталась трезво оценить свое положение. А что, если он действительно не убивал Джона? Все равно опасно оставаться. А что, если он прячет меня от Адели и совсем не ждет, когда я найду ее? Ответа не было.

Все это были лишь предположения. В этот момент я могла только безоговорочно верить, что он именно тот, за кого себя выдает, и поставить точку. В конце концов, он спас меня от полиции, не похитил моего шакала и не сбежал с ним. И… я оглядела его квартиру… жилище показалось мне вполне надежным.

Когда вернулся мистер Рашид, я поднялась и почувствовала ставшую уже привычной смертельную усталость.

— Располагайтесь, я буду спать в другой комнате, — сказал он.

Я еще раз огляделась. Эта холостяцкая квартира явно нуждалась в уборке. Я вспомнила собственную квартиру: внутренняя отделка в красно-бело-голубых тонах, всюду хром и стекло. Моя квартиру не назовешь суперсовременной и стильной, зато она была, по крайней мере, опрятной.

Больше всего на свете мне хотелось остаться одной и поспать. Пусть даже в квартире незнакомого мужчины и в его постели.

Он открыл дверь в спальню.

— Будьте спокойны, мисс Харрис. Никто не узнает, что вы здесь.

Я слышала голос этого странного человека и не могла понять, почему в этот момент мне так хотелось верить ему. Джона Тредвелла убили, меня разыскивает полиция. Как ни крути, мне, с Аделью или без нее, придется выпутываться из этой переделки, чтобы вернуться к нормальной жизни, казавшейся сейчас космически далекой.

— Пожалуйста, — сказал он, пальцами коснувшись моего локтя. — Уже поздно.

— Да, конечно.

Войдя в спальню, я увидела, что мой чемодан и сумочка стоят в углу.

— Вы хорошо себя чувствуете? — раздался его голос за моей спиной. Я кивнула. — Тогда спокойной ночи, мисс Харрис.

— Погодите. Как бы то ни было, я должна поблагодарить вас, — произнесла я слабым голосом.

Он кивнул.

— Вы в безопасности. Никто не знает, где вы. Я буду следить за гостиницей «Шепард» — вдруг заявится ваша сестра. Сделать это не сложно.

— Знаю, но… я хочу сказать…

Не припомню, бывало ли раньше так, чтобы я не могла найти слов. Я поежилась, в этой теплой комнате мне стало зябко. Ахмед Рашид сверлил меня колючим взглядом. Не знаю, что меня пугало больше — смерть Джона или мое положение, сулившее тот же конец.

— Вы любили его? — неожиданно спросил он меня странным голосом.

Я не знала, что ответить. В своей хорошо управляемой и очень упорядоченной жизни я ни разу по-настоящему не влюблялась ни в одного мужчину. Об этом меня никогда раньше не спрашивали, хотя у моих друзей было много любовных романов и все давно ждали, когда я найду мужчину и, наконец, выйду замуж.

Что же ему ответить?

— Нет, я его не любила. Но мне жаль, что он мертв.

— Он вместе с Аллахом.

— Я думаю…

— Спокойной ночи, мисс Харрис.

— Да, — прошептала я. — И спасибо вам.

— В Египте говорят «шукран» [21].

— Шукран.

— Афуан [22]и спокойной ночи.

Глава 9


Меня разбудил призыв на молитву. Веки дрогнули, я лежала, не двигаясь, пока не поняла, где нахожусь. Через ставни пробивался слабый свет, ободряющий свет раннего утра, откуда-то снизу слышались звуки. Я лежала, прислушиваясь к далекому голосу муэдзина [23].

Первым пришло ощущение, что я отлично отдохнула. Затем я вспомнила Джона Тредвелла — сначала с грустью, потом с гневом. Гнев сменился горечью — я поняла, за какую дуру он, видимо, принимал меня и как легко я пошла у него на поводу. Немного мужского обаяния — и я была готова доверить ему свою жизнь. Я не знала, что разгневало меня больше — его обман или моя собственная глупость. Однако в одном я не сомневалась — Лидию Харрис больше не проведет ни один мужчина, каким бы обаятельным он ни был.

Потом я вспомнила доктора Келлермана. Наверно, он сейчас страшно беспокоится и злится на себя за то, что позволил мне улететь. Очень хотелось узнать, кто помогает ему во время моего отсутствия, я улыбнулась — кто бы это ни был, все с нетерпением ждут моего возвращения. В операционной он вел себя как грубый старый медведь, но положение лучшего хирурга в штате давало ему на это право. Вспомнив о нем, я улыбнулась и решила сегодня же позвонить ему.

И наконец, мои мысли остановились на главной виновнице всего происходящего: моей сестре Адели. Я не знала, пытается ли она связаться со мною и где находится. Но больше всего мне не давала покоя тайна, которая нас связывала.

Я провалялась в постели целый час, потом все же решила встать. Голова еще побаливала, очень хотелось есть. За дверью не было слышно ни звука, я оделась и с минуту разглядывала шакала. Когда накануне вечером Ахмед вышел из спальни, я сразу взяла свою сумочку и не без удивления обнаружила фигурку шакала на месте. Несколько минут я раздумывала, куда бы его спрятать, в конце концов засунула в подушку.

Сейчас я вытащила фигурку из наволочки и, поскольку уже полностью оделась, пристроила ее в глубоком кармане широких брюк. Было не очень удобно, зато надежно.

Я посмотрела в зеркало. Все в порядке, ничего не заметно. За несколько последних дней ценность этого куска слоновой кости многократно возросла. У меня возникло ощущение, будто я храню драгоценности британской короны.

Ахмеда Рашида дома не было. Это и успокоило меня, и немного озадачило. Все еще не зная, считать себя его пленницей или гостьей, я с опаской вышла из спальни. Меня никто не охранял. Входная дверь открылась, когда я толкнула ее рукой. Ничего не понимая, я заперла дверь, пересекла комнату и отворила ставни.

Шум и свет, суматоха и ароматы — все смешалось в калейдоскопе жизни. Я была на четвертом этаже, окно выходило на улицу, где царило оживление. Взглянув на пешеходов, я тут же отошла и затворила ставни. В это мгновение я поняла, что имел в виду мистер Рашид, когда утверждал, будто на улицах много народу и мне в этом доме оставаться безопаснее, нежели оказаться за его пределами. Боже мой, на этой улице такое множество людей, и любой из них мог оказаться убийцей Джона.

Я прижала лицо к ставне и пыталась хоть что-нибудь рассмотреть. Через дорогу, прямо напротив, стояли жилые дома — они казались невероятно старыми и серыми: одни были с балконами, другие — с замысловатыми окнами, многие окна закрыты занавесками или ставнями. Похоже, с той стороны мне опасность не грозила. Однако как разглядеть, кто скрывается среди этой плотной толпы внизу, на улице. И причем так, чтобы он меня не заметил первым.

Я вспомнила толстяка и невольно вздрогнула. А что, если он ходит там, внизу? Насколько уверен Ахмед Рашид, что никто не видел, как мы выходили из гостиницы, и не узнал, кто я такая? Чем больше я думала о Джоне Тредвелле, тем больше приходила в ярость. Даже не из-за того, что он обманул меня, а потому что сама оказалась столь слепа и наивна. Если Ахмед Рашид задумал использовать меня, покорить обаянием, то у него ничего не выйдет. В этот момент я доверяла лишь одному мужчине на свете — доктору Келлерману — и все отдала бы ради того, чтобы он был здесь, рядом со мной.

Я вздрогнула, услышав какой-то шум у двери. Вошел мистер Рашид с газетой под мышкой. Заметив удивление на моем лице, он сказал:

— Извините. Я не хотел вас испугать. Не думал, что вы уже встали. Еще так рано.

— Да, знаю. Доброе утро.

Он улыбнулся и ответил:

— Сабах аль-хейр [24]. Я приготовлю вам чай.

Он ушел в другую комнату. За дверью слышался шум — гремела посуда, из крана лилась вода, на пол упала то ли ложка, то ли вилка. Вскоре он появился снова, беззаботно улыбнулся и снял пиджак.

Я наблюдала, как мистер Рашид ходит по комнате, и не знала, что сказать. Меня выручил он сам, спросив:

— Как спалось?

— Спасибо, хорошо.

— Замечательно, рад слышать. Сон вам был необходим. Присаживайтесь, пожалуйста.

Я села на диван, а он опустился в мягкое кресло напротив.

— Сегодня утром я был в полиции. Мне не хотелось терять время. Инспектор, расследующий убийство Джона Тредвелла, — мой друг. Мы поговорили с глазу на глаз.

Я объяснил ему, что вы, вероятно, та американка, которую они разыскивают, и не имеете никакого отношения к убийству. Он вычеркнул описание вашей внешности, номер паспорта из рассылаемых по гостиницам объявлений, и вы уже не в розыске.

— Слава богу! — выдохнула я.

— Теперь это больше не должно вас беспокоить.

— Это значит, что я могу остановиться в гостинице? Полиции я больше не нужна.

— Да. — Он нахмурился. — Однако убийца мистера Тредвелла еще не найден. Не исключено, что он по-прежнему охотится за вами.

— Толстяк.

— Или Арнольд Росситер. Им известно, что вас нет в гостинице «Шепард». Теперь они будут искать вас.

— Мистер Рашид, мне бы хотелось узнать, в чем дело. Ради чего кому-то желать моей смерти?

— Скорее всего, они хотят взять вас в заложницы, чтобы добраться до вашей сестры. Таково мое предположение.

— И зачем им нужна моя сестра? — устало спросила я.

— Извините. — Он встал. — Похоже, чай готов.

Я подошла к окну и, чуть приоткрыв ставни, посмотрела вниз, на улицу. Машины проезжали редко, зато пешеходов было много. Некоторые были одеты по-европейски, многие — в просторной длинной одежде с широкими рукавами, без воротника и пояса. Все торопились по своим делам.

— Уверяю вас, они не знают, где вы.

Я повернулась и посмотрела на Ахмеда Рашида. В руках у него был поднос с чайником, чашками и горой пухлых булочек. Поставив поднос на низкий столик перед диваном, он сказал:

— Когда мы вчера входили из гостиницы «Шепард», я внимательно оглядел вестибюль. Никого из тех, кто работает на Росситера, там не было. И к тому же они не столь глупы, чтобы светиться там после совершенного убийства.

Я вздохнула и подошла к дивану. Он передал мне чашку с чаем и придвинул тарелку с булочками.

— Мисс Харрис, за квартирой никто не следит. Я в этом убедился.

Я взяла одну булочку, которая оказалась необыкновенно вкусной. А вот чай был чересчур сладким.

— Вам надо подкрепиться, — сказал он и настоял, чтобы я взяла еще одну булочку.

Я жевала булочку, он тем временем говорил:

— Один мой приятель работает в гостинице «Шепард», и я сказал ему, что разыскиваю вашу сестру. Он будет начеку и даст мне знать, если она там появится. К тому же чиновники таможни в аэропорту сообщили, что ваша сестра не покидала Египет.

Я хотела задать вопрос, но он опередил меня:

— Однако это вовсе не означает, что Адель находится в Каире. Я жду сообщений из Александрии и Луксора, откуда легко перебраться в Судан.

— Судан! Зачем ей туда перебираться?

— Мисс Харрис, я знаю не больше вас.

— А когда же вы собираетесь рассказать мне все остальное?

— Скоро, уверяю вас.

Похоже, это было его излюбленное выражение. Когда он подвинул тарелку поближе, я сдержанно поблагодарила:

— Нет, спасибо.

Мы молчали, я старалась не смотреть на него, чувствуя его взгляд, в котором читался неподдельный интерес. Казалось, он впервые видит меня.

Ситуация была странной. Да и мужчина, сидящий рядом со мной, необычный. Мягкий, обволакивающий голос с характерным акцентом. Он подбирал слова, говорил неторопливо, словно проверяя, доходит ли до меня смысл сказанного.

— Мне пора, — вдруг сказал он, будто опомнившись. — Я вернусь сегодня днем. Пожалуйста, чувствуйте себя как дома.

— Спасибо.

— Шукран.

Когда он надел пиджак и направился к двери, я спросила:

— Вы не возражаете, если я воспользуюсь вашим телефоном? Я переведу расходы на вызываемое лицо.

— У меня нет телефона, мисс Харрис. В Каире мало кто может позволить себе телефон, это роскошь. Недалеко отсюда есть телефонная станция. Это срочно?

— Да.

— Мне бы не хотелось, чтобы вы одна выходили на улицу. Попозже я сам отведу вас туда. Так будет безопаснее. До свидания.

После ухода Ахмеда Рашида я заперла дверь, послушала, как удаляются его шаги, и подошла к окну. Через маленькую щель в ставнях я увидела, как Ахмед Рашид вышел из дома на улицу и влился в поток пешеходов. Когда он исчез из виду, я некоторое время рассматривала проходящих людей, окна напротив и крыши домов. И не заметила ничего подозрительного.

Досадно, что нельзя позвонить доктору Келлерману, но я решила сегодня вечером обязательно это сделать.

Я налила себе чашку чая и прилегла. Мне не хотелось думать об Адели или Джоне Тредвелле, шакале или Ахмеде Рашиде, тем более о тех, кто собирался меня убить. Нужно было успокоиться, подумав о чем-то знакомом и приятном. Поэтому я вспомнила доктора Келлермана.

Он упрекал меня в том, что я слишком разборчива, аккуратна и предсказуема. Жаль, что он не видит меня сейчас. Я перелетаю из одной страны в другую, скрываюсь где-то в Каире, в квартире малознакомого человека, а в глубоком кармане брюк прячу фигурку шакала, словно тайное оружие…


Я потеряла счет времени. Думая о докторе Келлермане, я утратила связь с настоящим. К действительности меня вернул муэдзин, затянувший свою заунывную песню. Уже который раз я вставала и подходила к окну, смотрела на улицу, выискивая подозрительных лиц, и возвращалась обратно, успокоившись. Если кто и наблюдал за этой квартирой, то делал он это весьма искусно.

Я мерила комнату шагами. Приступы головной боли напоминали о происшедшем. Теперь мне казалось, что все это слишком похоже на мелодраму. Когда-нибудь всему найдется простое объяснение.

Тут меня осенила мысль. Почему она раньше не приходила мне в голову? Что, если Джон жив? Я застыла посреди комнаты. Вопросы посыпались один за другим.

Где Адель, что означает эта фигурка шакала, кто такой Ахмед Рашид, с какой стати мне доверять ему, почему я должна верить, что это не он убил Джона?

Я медленно опустилась на диван и бессмысленно уставилась на свои руки. Боже, не исключено, что Джон и самом деле жив, ищет меня и, вопреки утверждениям Ахмеда Рашида, остался мне другом. Но Джон ведь встречался с толстяком, и как он оказался на полу без сознания?

У меня снова разболелась голова. В этом темном деле все так запутано! Хорошо, что у меня не было сомнений, кто я такая. Я даже не знала, какой сегодня день. Меня охватило отчаяние — я была удручена своей беспомощностью и невозможностью действовать. Мне хотелось держать нить событий в своих руках, но я потеряла контроль над происходящим и оказалась лишь пешкой в чужой игре.

Неужели Джон жив?

Я снова нервно заходила по комнате. Как это проверить? Я не могла выйти отсюда, чтобы попытаться разыскать Джона. Риск был слишком велик.

Я остановилась: мое внимание привлекла свернутая газета, которую утром принес Ахмед Рашид и оставил на журнальном столике. Меня охватили дурные предчувствия. Казалось, даже не открывая газету, я знаю, что в ней.

Развернув газету, на первой полосе я увидела выведенный арабской вязью заголовок, фотографию накрытого тела и предположила, что это сообщение об убийстве в одной из лучших гостиниц Каира.

Глаза наполнились слезами. Я снова с горечью переживала смерть Джона, вспомнив его милое лицо и обаятельную улыбку.

Думаю, бредовая мысль о том, что Джон все еще жив, — не что иное, как слабая попытка измученного сознания ухватиться за любую надежду. Но реальность говорит о другом: Джон мертв, ничего не изменилось, и все вопросы остаются без ответа.

На лестнице послышались шаги. Кто-то подошел к двери. Раздался негромкий стук.

Я бросилась в спальню и быстро захлопнула дверь. Прижав фигурку шакала, я чуть приоткрыла дверь спальни и затаила дыхание. Послышался звук вставляемого в замочную скважину ключа. Дверь в квартиру медленно отворилась.

Я стояла ни жива, ни мертва от страха. Кто-то вошел, вытащил ключ из замка и спокойно закрыл за собой дверь.

Это была незнакомая молодая женщина примерно моего возраста, с черными как смоль волосами до пояса, оливкового цвета кожей и большими глазами. Она огляделась, все еще держа ключи в одной руке и сумочку в другой.

Я сдерживала дыхание. Мне казалось, она слышит, как бьется мое сердце.

— Мисс Харрис! — позвала она. Я вздрогнула.

Она прислушалась, еще раз оглянулась и снова позвала:

— Мисс Харрис!

Я решила выйти. Все равно она меня найдет. Так что будь что будет…

Я распахнула дверь и решительно вышла.

— Да?

— О, мисс Харрис! — Ее лицо озарилось лучезарной улыбкой. — Здравствуйте. — Она протянула мне руку. С сильным акцентом женщина сказала: — Я рада познакомиться с вами, спасибо. — Затем проговорила что-то на арабском. Посмотрев на мое неподвижное лицо, она рассмеялась, покачала головой и указала на себя. — Асмахан, — сказала она. — Я Асмахан.

— Здравствуйте, — ответила я. — Вы уже знаете меня.

— Айва.

Затем она быстро затараторила на арабском, и мне показалось, что я уловила слово «Ахмед».

— Ахмед?

— Айва! — Она энергично закивала.

Мне показалось, что этой девушке я могу доверять. У нее было открытое приятное лицо, приветливая улыбка и располагающие манеры. Тем не менее, я решила на всякий случай не терять бдительности.

Асмахан продолжала болтать на арабском так непринужденно, будто я понимала каждое ее слово, затем вдруг отвернулась и исчезла на кухне. На мгновение я застыла на месте, прижимая рукой фигурку из слоновой кости. Через секунду я услышала грохот посуды, затем шум воды и пошла к ней.

Асмахан готовила чай.

— Доброе утро, добрый день и добрый вечер, — произнесла она высоким голосом. — Я говорю по-английски, как дела?

Асмахан откинула назад длинные черные волосы, оглянулась и сверкнула глазами, похоже, ожидая моей реакции. Я лишь улыбнулась в ответ.

Она следовала обычному ритуалу — вскипятила воду, отмерила чайные листья, проверила, чисты ли чашки. Меня не покидало впечатление, что она чувствует себя здесь как дома.

Когда чай был готов и мы вернулись в гостиную, моя гостья вновь попыталась заговорить.

— Я говорю по-английски, — сказала она, когда мы сели на диван перед подносом с чаем и пирожными. — Вот столечко. — Она развела большой и указательный пальцы. — Мало, — добавила она.

— Я уже догадалась. К сожалению, я не говорю по-арабски.

Асмахан пожала плечами.

— Маалейш [25]. Пейте чай, мисс Харрис.

Я взяла чашку, ощутив приятный аромат мяты, и отпила глоток. Только теперь я почувствовала, как проголодалась.

— Мисс Харрис, Ахмед разговаривал со мной. Вы понимаете?

— Он прислал вас сюда.

Асмахан нахмурилась.

Я повторила свои слова медленнее, на этот раз она меня поняла.

— Айва. Ахмед говорит, мисс Харрис здесь. Мы друзья. Вы понимаете?

— Думаю, что да.

В присутствии этой словоохотливой и улыбчивой девушки было трудно держаться неприступно. К тому же она открыла дверь ключом, знала, как меня зовут, искала меня, а теперь утверждала, что ее прислал Ахмед. Я не сомневалась: Асмахан либо его девушка, либо невеста, которую пришла сюда, чтобы составить мне компанию или наблюдать за мной. А может быть, и то, и другое. Хорошо придумано.

— Приятно, что вы оба так беспокоитесь обо мне, — сказала я, не зная, все ли она понимает. — И чай очень вкусный.

— Айва.

Когда она пила чай, длинные волосы упали ей на плечи, обрамляя прелестное лицо и подчеркивая большие темные глаза. Мы выпили чай и съели пирожное, не произнося ни слова. Время от времени она широко улыбалась, я отвечала ей едва заметной улыбкой. Я поймала себя на том, что с нетерпением жду возвращения Ахмеда.

Потом мы вместе мыли чашки, не проронив ни слова, но молчание не было тягостным. С Асмахан было легко и спокойно.

Ахмед вернулся, когда начало смеркаться. Увидев его, я искренне обрадовалась.

Увидев нас с Асмахан, он удивился и нахмурился. Девушка вскочила, подбежала к нему, поцеловала в щеку и быстро заговорила на арабском языке, сопровождая речь отчаянными жестами. Он кивал, отвечал односложно и несколько раз посмотрел на меня.

Наконец, когда поток слов Асмахан иссяк, Ахмед подошел ко мне и сказал:

— Мисс Харрис, извините. Это произошло по моей вине. Вы, наверное, страшно испугались.

Ничего не понимая, я посмотрела на Асмахан.

— Я просил Асмахан прийти сюда, мисс Харрис, чтобы она составила вам компанию. Только велел ей прийти сегодня вечером, после моего возвращения. Но Асмахан очень хочется вам помочь и стать вашей подругой. Я объяснил, что вы гостья, которая нуждается в помощи, и Асмахан, спеша проявить гостеприимство, явилась слишком рано. Мне следовало вас предупредить. Представляю, как вы испугались, когда она нагрянула столь неожиданно!

— Я действительно испугалась.

— Простите, это моя ошибка.

Как он красноречив…

— Ничего страшного. Я почти сразу поняла, что она не сделает мне ничего плохого. Но, должна признаться, сначала не знала, как поступить.

Ахмед Рашид улыбнулся.

— Тогда все в порядке. Скоро будем пить чай.

— Мистер Рашид, скажите, вам удалось что-нибудь узнать? Есть новости?

— К сожалению, ничего.

Мне хотелось спросить: «А вы пытались узнать?», но я промолчала.

— Давайте поужинаем. Вы, наверно, проголодались.

— Честно говоря, да.

Они с Асмахан о чем-то переговорили, и та быстро ушла на кухню. Улыбнувшись, Рашид сказал:

— Асмахан очень хочется приготовить для вас что-нибудь особое. Я хотел отговорить ее, но в Египте так принято встречать гостей.

Не успел он договорить, как появилась Асмахан с сумочкой и пакетом в руке. Сказав несколько слов на арабском, она скрылась за дверью.

— Мисс Харрис, садитесь, пожалуйста.

— Совсем никаких новостей? Из гостиницы «Шепард»? Из отдела визового контроля? Ничего?

— Мисс Харрис, я вас понимаю и сожалею, что у меня нет никаких новостей. Думаю, пока.

Это новое разочарование я удивительно легко перенесла. Возможно, уже начинаю привыкать к неприятностям.

— Как вы пообщались с Асмахан? — поинтересовался он. Мистер Рашид сидел на диване рядом со мной, и я почувствовала едва уловимый запах лосьона после бритья. Он снова внимательно смотрел на меня.

— Трудно сказать. Она не очень много говорила по-английски, а я арабского совсем не знаю.

— Но это ведь неправда! Вы можете сказать «шукран» и «сабах аль-хейр». А если вы не понимаете, то скажите «ма фахемтиш» [26].

— Асмахан часто повторяла одно слово — «маалейш». Что оно значит?

К моему удивлению, он рассмеялся.

— Это самое важное слово в арабском языке! Это значит — ничего страшного.

— Как интересно. — Я невольно улыбнулась.

— Арабы не видят трагедии в том, что вы их не понимаете или они не понимают вас. Есть нечто гораздо важнее слов. Это дружба. Вы с Асмахан теперь подруги, хотя вам сложно общаться. Понимаете?

Как все просто. Никаких сложных взаимоотношений, никакого анализа чувств, никаких размышлений над тем, совместимы ли собеседники. Понятно и просто.

— Вы еще услышите такие слова, как «ахлан ва сахлан» и «мехалабея». Первое выражение означает — добро пожаловать. Вы услышите, как многие люди скажут вам «ахлан ва сахлан», приветствуя вас и желая вам мира.

Мы замолчали, и это было неловкое молчание. У него хватило приличия отвести от меня взгляд, но мне казалось, что ему хочется меня о многом спросить.

— Извините меня, мисс Харрис, но я мало встречался с американцами.

Я с удивлением посмотрела: к чему это он?

— Вы мне интересны. Ну… наверное, это не совсем точное слово. В Египте мы редко встречаемся с американцами с глазу на глаз. Для араба американцы — это туристы, переезжающие из одной гостиницы в другую на автобусах. Они живут в «Хилтоне», едут на автобусе в Хан аль-Халили [27], а потом в Цитадель или к пирамидам. Мало кому из нас удается пообщаться с ними.

И снова он пристально на меня своим обволакивающим взглядом. Но я не собиралась сдаваться. Меня теперь не проведешь!

— Мистер Рашид, сейчас мне хотелось бы узнать только одно: что вам известно об Адели?

На его лице появилась едва заметная улыбка и не исчезала, пока я говорила.

— Я имею право знать, — решительно сказала я.

Тут Ахмед Рашид посмотрел мне в глаза и сказал:

— Просто доверяйте мне.

Как просто. «Доверяйте мне». — будто эти слова решали все. Что это — просьба или приказ? Возможно, это всего лишь дежурная фраза из обоймы его привычных любезностей.

— Не могу, — ответила я. Мы снова замолчали. Издалека доносилась негромкая музыка.

— Со временем вы станете доверять мне, — убежденно сказал он.

Может, меня задела его самоуверенность или была свежа рана, нанесенная Джоном Тредвеллом. Но когда Ахмед Рашид попытался убедить меня в своей искренности, я решила дать ему отпор.

— Скажите мне, что происходит, — сказала я резко. В его глазах появились едва заметные искорки.

— Разве недостаточно того, что я этим занимаюсь, вы в безопасности и все мы в руках Аллаха?

Я покачала головой.

Ахмед смотрел на меня, и в его взгляде скрывалась какая-то тайна. Может, я просто начиталась сентиментальных романов? Он всего лишь мужчина — вот и все. Хотя таких глаз я не видела никогда. Таких загадочных глаз.

Он поднялся, словно почувствовав мое волнение.

— Скоро вернется Асмахан, и мы поужинаем.

Он сделал несколько шагов и остановился. Я заметила, что он смотрит на развернутую газету, лежавшую на столике. На ту самую газету с фотографией на первой полосе.

Не говоря ни слова, он подошел к столу, взял газету, свернул ее и ушел на кухню. Вскоре вернулся, на его лице читалась тревога.

— Мне жаль, что вы видели это, мисс Харрис. Я допустил непростительную оплошность.

— Ничего страшного, — пробормотала я, сомневаясь, что все это произошло по чистой случайности.

Очень кстати вошла Асмахан, держа обеими руками полную сумку. Она быстро затараторила на арабском и не умолкала до самой кухни. Ахмед последовал за ней, и они оба, продолжая разговаривать, доставали покупки. Прислушиваясь к их разговору, я поняла, что они давние знакомые, а может быть, и не только…

Мои мысли прервало появление Ахмеда. В руках у него была ваза с апельсинами.

— Асмахан приготовит вам особое блюдо. Ей доставит большое удовольствие, если вы его отведаете. Она думает, что вы никогда не ели египетской пищи.

— Это правда.

Он сел напротив меня, улыбнулся и сказал:

— Асмахан все приготовит.

Он поудобнее устроился в кресле и продолжал чистить апельсин, а я сидела на краю дивана и не понимала, чего от меня ожидают. Когда я хотела встать, Ахмед жестом остановил меня.

— Вы наша гостья. Вам нельзя появляться на кухне.

— Я должна помочь.

Он рассмеялся:

— Асмахан обидится. Пожалуйста, побудьте здесь.

Я устроилась на диване и решила ни о чем не думать. Мысли блуждали без всякой цели, я разглядывала шоколадные руки Ахмеда, когда он чистил апельсин. Думала о Риме — теперь этот город остался позади и сохранился в моей памяти. Думала о Джоне или, точнее, о том разочаровании, причиной которых он стал. Я думала об Адели — она, неуловимая, была неизвестно где и занималась бог весть чем.

— Мы сможем пойти позвонить? — вдруг спросила я, потому что вспомнила о докторе Келлермане.

Ахмед посмотрел на меня с удивлением и, похоже, серьезно задумался над моей просьбой. После довольно длительного молчания он сказал:

— Пожалуй, это не совсем разумно, мисс Харрис. Надо выйти из квартиры на улицу и некоторое время провести у всех на виду.

— Но вы же утверждали, что я в безопасности!

— Да, здесь. — Он положил недоеденный апельсин на стол и наклонился ко мне. В его глазах появилась тревога. — И возможно, на этой улице. Но телефонная станция находится на некотором расстоянии отсюда. Поблизости могут оказаться люди Арнольда Росситера. Где гарантия, что они не следят за телефонной станцией? Разве они не могут предположить, что вы захотите кому-то позвонить? Я думаю, это слишком рискованно.

В глубине души я была согласна с ним, но мне очень хотелось позвонить.

— Боже милостивый, сколько же в Каире телефонных станций? Можно подумать, что на Росситера работает сто человек!

Ахмед задумчиво смотрел на меня.

— На телефонный разговор уйдет не очень много времени. Вероятность, что один из этих людей заметит меня, практически равна нулю, — настаивала я.

Он не сводил с меня глаз.

— Мистер Рашид, кто я — ваша гостья или пленница? Видно, он обдумывал, что ответить.

— Мисс Харрис, вы ни то, ни другое. Вы под моей защитой. То есть под защитой египетского правительства. Поскольку дело серьезное, я должен проявлять большую осторожность. К сожалению, не могу позволить вам пойти позвонить.

От досады я прикусила губу. Мне отчаянно хотелось поговорить с доктором Келлерманом, рассказать ему, где я нахожусь, услышать его голос и совет…

В этот момент в комнату вошла Асмахан и объявила, что все готово.


Ужин доставил мне огромное удовольствие. Я не предполагала, что египетская еда такая вкусная. Собеседники тоже были отличные. За обедом Асмахан все время поддерживала легкий, шутливый разговор с таким деловым видом, будто она понимала английский, а я — арабский. Ахмед сидел между нами, то переводя, то заставляя меня повторять название всех блюд, которые мы ели.

— Аиш балади, — сказал он, беря круглый хлеб и отламывая от него кусок. — Вот так мы едим фул ва тахмея, — и он обмакнул его в сосуд с фасолью, приправленной специями.

Я последовала ею примеру и повторяла арабские слова до тех пор, пока они не зазвучали правильно. Еще мы ели чечевичный суп, шербет ахде, зеленый сачат, салат худра, шиш кебаб [28], сушеные овощи и, наконец, рисовый пудинг, мехалабею.

Когда я хотела поблагодарить Асмахан за прекрасный ужин, вмешался Ахмед:

— Если вам понравилась еда друга, в Египте говорят: ханиян [29].

Я взглянула на Асмахан и сказала:

— Ханиян.

На это она ответила:

— Аллах яхун ниихий.

— Асмахан сказала вам: «Пусть бог даст тебе счастье за такое пожелание». Она рада, что вы довольны.

— Я счастлива, что она счастлива.

Мы рассмеялись, Асмахан тоже, словно все поняла, и встали из-за стола. Когда я хотела помочь убрать посуду, мне объяснили, что гостье положено отдыхать в гостиной за чашкой чая.

— Асмахан счастлива тем, что доставила вам удовольствие своим кулинарным искусством. Она ни за что не позволит вам помогать ей на кухне.


Вскоре Асмахан присоединилась к нам, и следующий час прошел за светской беседой, которая вращалась главным образом вокруг американских фильмов и кинозвезд. Пока мы болтали, Ахмед переводил, а я удивлялась, почему мне так легко здесь. Все это совсем не походило на мою привычную жизнь, мое замкнутое и упорядоченное существование. Я с ногами забралась на диван, пила арабский чай и смеялась вместе с этими египтянами, будто была давно знакома с ними. Только когда мой локоть случайно скользнул по жесткой фигурке из слоновой кости, спрятанной в кармане брюк, я вспомнила, почему нахожусь здесь, и вновь почувствовала дыхание опасности, нависшей надо мной.

Мне захотелось побыть одной. День показался слишком долгим, надо было собраться с мыслями. Через час Асмахан сказала, что ей пора уходить.

Ахмед надел пиджак.

— Я провожу ее и сразу вернусь.

— Вам незачем спешить, — сказала я, подумав, что оба, наверное, хотят побыть вместе, а я им мешаю.

— Мисс Харрис, я не буду спешить, но долго не задержусь. Пожалуйста, заприте дверь после того, как мы уйдем.

Я сделала, как мне велели, и стояла у двери, прислушиваясь, пока не затих звук их шагов. Затем подошла к окну и чуть приоткрыла ставни. Ахмед и Асмахан появились на тротуаре.

Они взялись за руки и, прижавшись друг к другу, влились в людской поток.

В Каире наступил вечер. На улицах и площадях кипела жизнь, движение машин не прекращалось, люди гуляли по ночному Каиру. Из витрин лился яркий свет, из магазинов доносилась музыка. Город жил своей жизнью, а Ахмед и Асмахан были его частью.

Я думала о них. Асмахан была поразительно красивой девушкой, а он, не стану отрицать, — привлекательным мужчиной. Признаюсь, я позавидовала.

Я ужасно завидовала тому, что им хорошо вместе. Я завидовала их настоящему и будущему. Я завидовала, потому что сомневалась, случится ли нечто подобное в моей жизни.

Пока одни мечтания сменялись другими и жизнь других людей сравнивалась с моей собственной, я сделала одно открытие.

Я изменилась.

Эта мысль, а скорее, смутное ощущение, была лишена всякой конкретности или подтверждений. Я почувствовала, что меняюсь, но не могла понять, как это происходит. Причина изменения, конечно, не вызывала никаких сомнений. Моя привычная жизнь была нарушена, а представление о ценностях пошатнулось. Представления о будущем изменились, и теперь я смотрела на многое под другим углом. От прошлого не осталось и следа, а произошедшая со мной перемена вела к новым открытиям.

Уже в который раз я вспомнила доктора Келлермана. Он как наяву стоял передо мной в зеленом халате хирурга, на лице — напряжение и усталость. Я представила, как он входит в операционную, внушая почтение одним своим присутствием. Я видела, как поверх маски мне улыбаются его ярко-голубые глаза — глаза, которые замечают любую мелочь, пытаются и выразить, и скрыть столь многое.

Странно, но я только сейчас догадалась — доктор Келлерман давно влюблен в меня.


Я вздрогнула, когда открылась дверь и вошел Ахмед Рашид. Его не было всего минут десять, и я удивилась, как он мог так быстро оставить Асмахан.

— Мисс Харрис, чаю хотите?

— Нет, спасибо. Честно признаться, я очень устала и мне хочется спать.

— Конечно. Если вам что-нибудь понадобится, я буду в своей комнате. Не стесняйтесь.

— Не буду. Спасибо. Шукран.

Мне было немного не по себе, когда я оставила его стоящим посреди комнаты. Я открыла дверь спальни и в замешательстве остановилась: что должна подумать Асмахан, зная, что мы с Ахмедом находимся в одной квартире?

— Мистер Рашид, как долго мне придется здесь оставаться?

— Не знаю.

— Несколько дней? Недель?

— Если честно, надеюсь, что нет.

— И сколько мне ждать, пока вы не скажете, почему я здесь? Думаю, положение весьма серьезное.

Он обворожительно улыбнулся.

— Весьма серьезное, мисс Харрис. Уверяю вас, когда об этом можно будет говорить, я вам скажу.

— Спасибо. Спокойной ночи.

Когда я закрыла дверь, он произнес:

— Тесбах алал хейр [30].

Я, несмотря на усталость, долго не могла уснуть. Мне не давали покоя тревожные мысли. И прежде всего, кто этот человек, находившийся за дверью, и насколько ему можно доверять? Как ни странно, шакал его, видно, интересовал меньше всего, однако эта фигурка почему-то оказалась в центре загадочных событий. Дважды ее искали в моей квартире; из-за нее убили человека; из-за нее моей сестре, вероятно, грозит серьезная опасность. На ночь я все же еще раз спрятала фигурку шакала в наволочку на тот случай, если Ахмед Рашид ведет какую-то игру.

Медленно погружаясь в сон, на сей раз, я твердо решила осуществить то, что задумала сегодня вечером. Что бы ни случилось завтра, я все равно выберусь из этой квартиры и позвоню доктору Келлерману.

Глава 10


Следующим утром Ахмеда Рашида дома не оказалось. Почувствовав себя неплохо отдохнувшей и значительно более уверенной, чем в последние несколько дней, я намеревалась серьезно оценить свое положение и продумать план действий. Приняв душ и снова засунув фигурку в карман брюк, я первым делом осмотрела стол, за которым Ахмед Рашид вчера работал допоздна.

Я рассчитывала найти какую-нибудь улику, подтверждавшую род его занятий, надеялась выяснить, какую именно должность он занимает в правительстве (если, конечно, не врет), но меня постигла неудача. На столе остались кое-какие бумаги и официальные документы, но все на арабском. Там была корреспонденция — недавно запечатанные письма, готовые к отправке, разрезанные конверты полученных писем, которые также были на арабском языке и поэтому не представляли для меня никакой ценности. На столе лежало несколько книг, какой-то каталог, периодические издания и вырезки из газет. Повсюду беспорядочно валялись полуисписанные листы бумаги, в спешке нацарапанные заметки и нечто вроде докладных записок какого-то учреждения. Однако все это также было на арабском.

Я вспомнила замечание, которое однажды сделал доктор Келлерман, когда зашел ко мне в гости. «Лидия Харрис, аккуратно прибранный стол свидетельствует о больной психике». Я улыбнулась. Мой стол в квартире напоминал музейный экспонат, этот стол — обычный офис.

Мне пришла в голову мысль хорошенько обыскать эту квартиру, найти деталь, которая могла рассказать что-нибудь о личности моего «покровителя». Если бы мне удалось выведать, какую работу он выполняет для египетского правительства, тогда можно было бы догадаться, в какой переделке оказалась Адель. Но я не могла так поступить. Во-первых, воспитание не позволяло. Во-вторых, от этого опрометчивого шага меня удерживало то, что Ахмед Рашид может запросто застать меня за таким неблаговидным занятием.

Так что я отодвинула этот вариант на последнее место и решила прибегнуть к нему лишь в крайнем случае. А сегодня, прямо сейчас, меня ждали более срочные дела.

Я долго смотрела через ставни, выискивая что-либо подозрительное. Но ничего не заметила. Как и прежде, по улице шли люди, совершенно не догадываясь о существовании этой квартиры и прячущейся в ней беглянке.

На этот раз приход Асмахан не удивил меня. Наоборот, я ее с нетерпением ждала. На ней было миленькое платье, туфли на высоком каблуке и широкополая шляпа. Асмахан снова притащила набитую до отказа сумку с едой.

— Миис Харри-й-сс, — нараспев произнесла она, захлопывая дверь ногой. — Сабах аль-хейр. Добрый вечер.

— Доброе утро, — поправила я.

Асмахан опустила сумку на пол и продолжала тараторить на арабском языке. Когда она сбросила широкополую шляпу и распустила свои роскошные волосы, я позавидовала ей. Черные как смоль волосы Асмахан ниспадали до пояса густыми тяжелыми волнами. Счастливчик этот Ахмед Рашид. Асмахан была настоящей красавицей.

Асмахан не переставала говорить по-арабски и разгружала авоську, выкладывая на стол жестяные банки с фруктовыми соками, плитки шоколада, горсть жевательной резинки и полную коробку каких-то кондитерских изделий. Все это, как я догадалась, предназначалось мне.

Когда сумка опустела и щедрые дары оказались на столе, Асмахан повернулась ко мне и, обаятельно улыбнувшись, спросила:

— Вам нравится?

— Да, мне нравится. Шукран.

— Афуан! Теперь пьем чай. Пожалуйста, садитесь.

Пока Асмахан хлопотала на кухне, я прорабатывала детали своего плана. Его успех во многом зависел от того, насколько Асмахан осведомлена о моем положении и как Ахмед велел ей поступать со мной. Он сказал, что она приходит сюда лишь ради того, чтобы составить мне компанию. Мне хотелось проверить, так ли это.

Асмахан вернулась через несколько минут со сладким чаем и булочками. Подошла бы и чашка хорошего черного кофе, но я не решилась просить, боясь обидеть ее. Пока мы завтракали, я несколько раз пыталась заговорить.

— Как давно вы знакомы с Ахмедом?

Асмахан недоуменно посмотрела на меня, было видно, что она не понимает. Поэтому я упростила свой вопрос:

— Вы и Ахмед?

Однако Асмахан покачала головой. Вероятно, она не понимала, что я хочу узнать, или же не могла найти нужных слов, но мне показалось, что вопрос ясен как божий день.

— Жаль, что вы не говорите по-английски, а я по-арабски.

Она попивала чай и улыбалась.

Я задумалась на мгновение, стоит ли игра свеч. И решила идти напролом и рискнуть, выложив все как есть.

— Мне очень надо позвонить по телефону.

— Телефон? — спросила она.

— Да, вы знаете.

Я жестами изобразила, что подношу трубку к уху и набираю номер.

— А! Телефон! — вдруг сказала она. — Айва, айва!

— Но у Ахмеда нет телефона. Жаль, что я не могу пойти туда, где…

Она импульсивно взяла мою руку, ее лицо светилось от радости. С ее уст слетали арабские слова, среди которых я услышала «телефон». Затем она встала, подошла к ставням, открыла их и жестом указала в сторону улицы.

— Телефон! — взволнованно произнесла она.

Я угадала правильно — Асмахан ничего не знала о моем истинном положении, и Ахмед не давал ей указаний держать меня взаперти.

— Мы идем! — взволнованно сказала она. — Мы идем, да? — нетерпеливо добавила Асмахан.

Тут я задумалась. Видимо, мистер Рашид доверял мне, считая, что я позабочусь о собственной безопасности, и полагал, что не окажусь столь безрассудной, чтобы на свой страх и риск выходить из квартиры. А, была — не была… Вряд ли кто-то из моих таинственных врагов мог знать, где я нахожусь. А безобидная прогулка к телефонной станции не займет много времени.

Я подошла к Асмахан и посмотрела в окно. Под нами, словно река, лился поток пешеходов. Ахмед Рашид прав. Никто из людей Росситера не знает, где я прячусь. Ничего не случится: я быстро позвоню, и тут же назад. Уверена, никто не обратит внимания на двух прогуливающихся девушек. Скоро, через считанные минуты, я поговорю с доктором Келлерманом.

— Пойдем? — нетерпеливо спросила я Асмахан. Мое собственное волнение, казалось, передалось ей.

— Айва! — Затем она еще что-то добавила на арабском и рассмеялась.

Я на мгновение заскочила в ванную, боясь, как бы она не передумала, схватила сумочку, убедилась, что шакал на месте, и в последнюю секунду решила надеть свитер. Так мои белые руки будут незаметны в потоке смуглых пешеходов-арабов.

Когда мы собирались, я с восхищением посмотрела на шляпу. Асмахан кончиком пальца дотронулась до моего лица, затем указала на свое лицо, давая понять, что у нас разный цвет кожи. Тогда она подняла руку, очертила в воздухе круг и снова коснулась моей щеки. Я была уверена, что поняла ее жест — он означал, что я могу обгореть под лучами полуденного солнца и поэтому должна надеть шляпу.

Выходя, я задержалась у зеркала. Шляпа почти скрывала лицо, большие солнцезащитные очки делали меня неузнаваемой. Затем я перебросила сумочку через плечо, последний раз подумала о том, что делаю, решила идти до конца и открыла дверь.


Мы вышли на залитую солнцем улицу, настроение у меня было отличное. Выход был необходим мне по нескольким причинам. Во-первых, мне хотелось поговорить с доктором Келлерманом и сообщить ему, что со мной все в порядке. Во-вторых, сидеть взаперти стало просто невыносимо. Третья, менее осознанная причина, заключалась в том, что мне хотелось доказать кое-что себе самой и убедиться, что убийцы Джона Тредвелла не подкарауливают меня где-то неподалеку. В общем, я решила испытать судьбу и потеряла бдительность.

Мы с Асмахан слились с сотнями других пешеходов и наслаждались прогулкой под солнцем. К своему удивлению, я обнаружила, что мы находимся совсем недалеко от центра Каира. Улица, по которой мы шли и на которой жил Ахмед, была главной и называлась Ат-Тахрир [31]. Вскоре мы с Асмахан оказались на оживленной, шумной площади Свободы, на противоположной стороне которой находились «Найл Хилтон» и Египетский музей. Слева, за зданиями от нашего взора скрывалась гостиница «Шепард». Оказывается, в тот злополучный день Ахмеду не пришлось вести меня далеко.

Как только мы вышли на залитую солнцем улицу, я настороженно всматривалась в лица прохожих, оглядывалась, прислушивалась к подозрительным звукам. Однако яркое солнце и новые впечатления сделали свое дело, и в конце концов я стала просто наслаждаться прогулкой.


Когда мы вошли в телефонную станцию, нас встретила желанная тишина. Это было маленькое помещение на первом этаже, с большими окнами. Везде стояли телефонные кабинки без дверей, некоторые были уже заняты, звонившие теснились в этих маленьких будках, говорили вполголоса, не обращая внимания на окружающих. Слева от нас у коммутатора сидели три женщины.

Асмахан поговорила с одной из них и спустя минуту получила полоску бумаги, которую мне предстояло заполнить.

— Вы говорите по-английски? — с надеждой в голосе спросила я.

Женщина утвердительно кивнула.

— Вы напишите имя человека, с которым будете говорить, а также номер его телефона. Заплатите сейчас за вызов, а потом, окончив разговор, оплатите его. Вы поняли?

— Да-да. Спасибо.

Я взяла огрызок карандаша, который она мне предложила. Моя рука застыла над полоской бумаги. Какой номер телефона записать?

Меня осенило:

— Вы случайно не знаете, который сейчас час в Лос-Анджелесе?

Она бросила взгляд на часы, висевшие на стене, и, немного подумав, сказала:

— Десять часов вечера.

Десять часов. Вот это да! Я решила записать номер коммутатора больницы. Так мне удастся найти доктора Келлермана, где бы он ни находился.

Когда женщина сообщила, что до разговора необходимо внести плату, я вспомнила об египетских фунтах, выданных в обменном пункте в день приезда. Я вытащила несколько банкнот и нерешительно передала их женщине.

— Чтобы связаться с Америкой, потребуется некоторое время, — сказала она, разглядывая номер телефона. — Посидите, я позову вас. Тогда вы подойдете к телефону. Понятно?

Мы присели на деревянную скамью и, скрестив руки на груди, стали ждать. Ожидание было тягостным, казалось, прошла целая вечность. За это время я не вспомнила ни Ахмеда Рашида, ни Адель, ни шакала, ни смерь Джона Тредвелла, ни грозившую мне опасность. Когда телефонистка позвала меня, я быстро вскочила со скамейки.

Она подтолкнула ко мне бумажку, на которой было что-то написано аккуратным почерком.

— Это лицо не удалось найти. Они просили вас позвонить через некоторое время.

Я прочитала аккуратно выведенные слова: служба секретарей-телефонисток доктора Келлермана сообщала, что в тот вечер его не удалось найти, а на адресованные ему звонки отвечает доктор Томас.

— Проклятие! — пробормотала я.

Раз он поручил это другому врачу, то его сегодня вряд ли удастся найти. Осталась единственная возможность — позвонить ему домой. Поэтому я заполнила еще одну бумажку, попросила Асмахан внести дополнительную плату и снова села на скамью. Мы ждали минут пятнадцать.

— Этот номер не отвечает, — сообщила телефонистка. Мне хотелось задать нелепый вопрос: «Вы уверены?», но я поняла его бессмысленность. Доктора Келлермана либо не удалось найти, либо он не хотел, чтобы его беспокоили. Вот почему он поручил доктору Томасу отвечать на адресованные ему звонки. Вот почему молчал телефон у него дома. Я была в отчаянии и посмотрела на Асмахан с таким видом, будто вот-вот расплачусь.

Увидев выражение моего лица, та погладила меня по руке и сказала:

— Ана асифа [32].

— Да, мне тоже жаль. — Мой план рухнул. — Я позвоню еще раз. — Я спросила телефонистку: — До которого часа вы работаете?

— Через час у нас перерыв на три часа, в пять мы снова открываемся. Работа заканчивается в десять.

— Хорошо. Мы придем еще раз.

Я лихорадочно соображала. Если мы с Асмахан вернемся через час, в Лос-Анджелесе будет около полуночи. Может быть, доктор Келлерман к тому времени уже вернется домой. Я попросила телефонистку рассказать Асмахан о моем намерении. Та заговорила на арабском, Асмахан энергично закивала, давая понять, что согласна, и о чем-то спросила меня.

Телефонистка перевела:

— Она хочет узнать, что вы собираетесь делать все это время?

Я пожала плечами.

Асмахан быстро заговорила с телефонисткой, жестикулируя и показывая рукой куда-то через плечо. Женщина перевела ее слова:

— Ваша подруга хочет отвести вас на Муски [33]. Она говорит, там можно погулять.

— Это далеко?

Та повела плечами.

— Близко. Но это очень длинная улица.

— А что такое это Муски?

— Там можно кое-что купить. Вы увидите.

Женщина отвернулась, прежде чем мы успели спросить ее о чем-нибудь еще.

Асмахан тянула меня за руку, я последовала за ней.

— Не знаю… — с сомнением произнесла я.

— Миис Хариис. Итнейн баад иддухр [34]— Она постучала по циферблату своих часов и подняла два пальца. — Итнейн баад иддухр. Телефон.

— Вы уверены, что мы успеем вернуться к двум?

— Айва! Айва! — Она закивала головой и взяла меня под руку. — Теперь идем на Муски. Вы увидите красивые вещи. Идем.

Отправиться бог знает куда хотелось не только Асмахан, но и мне — к этому располагало яркое солнце, многолюдные улицы и ощущение полной безопасности. Когда я ловила свое отражение в витринах магазинов, я не узнавала себя: так изменилась моя внешность. Как приятно гулять на свежем воздухе и забыть хотя бы на мгновение о проблемах.


Через полчаса как раз посреди Муски я потеряла Асмахан. На мгновение нас придавили к лавке, мы рассматривали прекрасные льняные полотна, а в следующее мгновение ее рука случайно выскользнула из моей. Я не придала этому значения, думая, что Асмахан хочет посмотреть еще на что-то, и поняла, что случилось, только когда подняла голову, чтобы о чем-то спросить ее.

Я обнаружила, что она исчезла из виду.

Сначала я не волновалась, настоящий страх, почти ужас охватил меня позже. Когда я, оглянувшись, не нашла Асмахан, сердце ушло в пятки. Я старалась сохранять спокойствие, оставаясь на месте, будто ничего не случилось, и поглядывала то в одну, то в другую сторону, ожидая, что Асмахан вдруг появится в толпе. Но она не появилась. Мимо меня шли сотни людей, от оглушительных криков разболелась голова.

И тут я вспомнила Золотой дом. От этого воспоминания мне стало еще хуже.

Я наконец решила пройти несколько шагов в том направлении, в котором, как мне показалось, исчезла Асмахан. Но ее нигде не было. Меня толкали сновавшие кругом люди. Вдруг из громкоговорителя зазвучал голос муэдзина, испугавший меня.

В нос ударил запах лука, кокоса и чего-то прогорклого. Ноги ступали по неровному булыжнику. Грязные, оборванные малыши тянули меня за блузку и кричали:

— Бакшиш! Бакшиш!

Асмахан нигде не было. И чем больше я искала, тем дальше уходила от того места, где мы потеряли друг друга. Солнце уже не казалось мне не столь чудесным, и я поняла, что вряд ли найду дорогу обратно. К тому же я не запомнила названия улицы, на которой жил Ахмед.

Во время бесконечных блужданий по Муски я больше всего боялась, что все дальше и дальше ухожу от центра Каира. В одном я не сомневалась — гораздо разумнее оставаться в толпе на этой базарной площади, чем рискнуть пойти по какой-нибудь из многих начинавшихся здесь узких улиц. Среди тысяч сновавших вокруг меня местных жителей я, по крайней мере, чувствовала себя в относительной безопасности.

Больше всего я боялась приближения вечера и наступления темноты. Вот тогда беды не миновать.

Тут я заметила американских туристов. Их было человек двенадцать, они собрались у лавки серебряных изделий. То, что это американцы, было заметно по их одежде, громким голосам и манерам. Я начала пробиваться к ним сквозь встречный поток людей.

Одни спорили о цене на какие-то украшения ручной работы, другие разглядывали товар и выражали свое восхищение стоявшим за столом мастерам. Три араба, должно быть, дед, отец и сын, склонились над работой, а женщина, обсуждала цены с туристами.

— Десять египетских фунтов! — выпалил голосистый американец, держа в своих ручищах изящную серебряную чашечку. — И за это вы просите десять фунтов?

Женщина-арабка пожала плечами и всплеснула руками.

— О господи! Сколько же это в настоящих деньгах? Эдна! — Американец обернулся и заорал мне прямо в лицо: — Эдна! — Затем смущенно улыбнулся и сказал: — Извините меня, пожалуйста. Мою жену не видели?

— Нет.

— Видно, пошла куда-то тратить деньги. Скажите, вы знаете, сколько будет десять египетских фунтов в наших деньгах?

— Нет, не знаю. Извините, не могли бы вы подсказать мне…

— Эдна, где ты?

Это был большой и сильный мужчина, он тяжело дышал и говорил с легким южным акцентом. Ища жену, он вращал головой то в одну, то в другую сторону.

— Извините, вы не знаете, как пройти в «Найл Хилтон»? Он посмотрел на меня сверху вниз.

— «Хилтон»? Конечно, это вон туда, — мужчина дернул головой налево. — Мы как раз там остановились. Черт побери, где же моя жена?

Другие туристы, решив сделать покупки, пытаясь перекричать друг друга, стремились обратить на себя внимание женщины-арабки.

— Пожалуйста, вы не могли бы объяснить мне поточнее? Где же находится этот «Хилтон»? — громко спросила я.

— А? Ах да. Вам туда. — На этот раз он ткнул большим пальцем налево. — Я вряд ли смогу подсказать вам, как туда добраться. Поезжайте на каком-нибудь чертовом автобусе. В этой стране на улицах творится черт знает что. А что, вы потерялись? Где ваша группа?

— Я одна.

— Тогда берите такси. — Он огляделся поверх голов столпившихся людей. — Если поймаете.

— Я уже пыталась, — прокричала я. — И совсем заблудилась. Разве к «Хилтону» нет прямой дороги?

— Женщина, вы меня утомили. Почему бы вам не позвонить в «Хилтон»? Они могут кого-нибудь прислать за вами.

Он отвернулся и, вытянув шею, стал разглядывать серебряные украшения.

— Видите ли, я, к сожалению, не живу в «Хилтоне» Я думаю, что они не…

Мужчина снова взглянул на меня с некоторым раздражением.

— Где же вы тогда остановились?

— У… друзей.

— Так позвоните им. Или назовите таксисту их адрес. Где же, черт подери, Эдна? — Он встал на цыпочки и еще раз оглядел скопление народа. — Вот она! — Среди шума толпы раздался его голос: — Эй, Эдна! Я здесь! — Мужчина снова взглянул на меня и пошел прочь, сказав: — Извините меня.

Я замешкалась, видя, что его широкая спина исчезает в толпе, затем невольно крикнула:

— Подождите минутку, пожалуйста!

Мужчина остановился и обернулся.

— Как вы думаете, мне можно вернуться в «Хилтон» вместе с вами и вашей женой? Вы не против?

— Почему бы и нет. Я не против, — равнодушно ответил он.

Мне сразу стало легче. Я знала, что как-нибудь найду обратную дорогу к дому Ахмеда, если доберусь до «Хилтона».

— Когда отъезжает ваш автобус?

— Черт возьми, я не жду автобуса. У меня от этого места разболелась голова. Как только мне удастся вытащить Эдну из магазина, мы возьмем такси и с удовольствием подбросим вас к дому ваших друзей. Как вы сказали, где они живут?

— Я… не помню. То есть не помню название улицы. Стоит мне увидеть ее, как я сразу вспомню.

В это мгновение кто-то врезался в меня, и отбросил к этому напоминавшему медведя туристу. Тот схватил меня за руку.

— Осторожно, мадам! В этой толпе вам придется туго. Мы, американцы, должны держаться вместе. Давайте найдем мою жену, и уходим отсюда. — Он снова двинулся вместе с людским потоком и потащил меня за собой, бормоча: — Десять фунтов за такое барахло!

Именно в этот момент, когда соотечественник, железной хваткой вцепившись в мою руку, тащил меня за собой, я почувствовала леденящий страх. Не знаю, что вызвало этот страх и почему вдруг именно сейчас у меня возникли новые опасения, но, пока мы пробивались сквозь кучку американских туристов, я невольно вздрогнула и быстро посмотрела через плечо.

Прямо за мной шел тог самый жирный толстяк в больших очках.

Если бы мой спаситель крепко не вцепился в мою руку, я бы упала, потому что у меня подкосились ноги. Я начала спотыкаться, прижалась к своему мощному спутнику, в считанные секунды собралась с духом и взяла себя в руки. Как нашел меня этот толстяк? А может, он не узнал меня? Нет, вряд ли это было простым совпадением. Он следит за мной, именно за мной. Сомнений нет.

Ощутив внезапный прилив сил, я подалась вперед и поймала своего спутника за рукав рубашки.

— Где же ваша жена? — с отчаянием в голосе спросила я.

— Вон там, видите? Транжирит мои денежки.

Я растерянно смотрела вдаль.

— Пожалуйста, давайте пойдем быстрее.

Он сжал мою руку так крепко, что мне стало больно.

— Не волнуйтесь, — спокойно сказал он.

Дальше события развивались стремительно. Справа вдруг перевернулась телега, и на нас обрушился град апельсинов. Я вскрикнула и почувствовала, что на меня свалилось чье-то тело.

Дюжий турист выпустил мою руку, снова хотел ухватиться за нее, но не смог — его оттолкнули в сторону. Помня, что за мной идет толстяк, я в ужасе протянула руки к мужу Эдны, но людской поток разметал нас в разные стороны. Суматоха усилилась, рухнула лавка с товаром из керамики, орали все: женщины, мужчины и ослы. Моя шляпа отлетела в сторону, волосы рассыпались по плечам. Я невольно покрепче прижала фигурку шакала, которая впилась мне в бок. Мне наступали на ноги и чуть не вырвали сумочку из рук. Я лихорадочно искала выход, но не находила его. Пока я пыталась вырваться из суматошной толпы, пару раз мне показалось, что я вот-вот рухну на землю. Вдруг кто-то двумя руками схватил меня сзади за пояс и потащил в обратном направлении.

— Нет! — задыхаясь, произнесла я. Я пыталась сопротивляться, но силы оставили меня. — Пожалуйста, не надо.

Нападавший оказался сильнее и, крепко сжав мои руки, вытаскивал из толпы. Я кричала, но никто не слышал.

— Не надо! — что было сил закричала я, пытаясь вырваться.

Нападавший вдруг остановился и повернул меня лицом к себе. Я не могла поверить своим глазам — передо мной стоял Ахмед Рашид.

— Молчите. Нам надо уходить. Быстрее.

Он взял меня за руку, и мы рванули вдоль узкого переулка подальше от неразберихи, царившей на рынке. Мы неслись по мостовой, уклоняясь от спящих ослов, тревожа дремавших нищих. Я начала спотыкаться и отставать, но Ахмед тащил меня за собой, пока мы не увидели черно-белое такси.

Мистер Рашид распахнул дверцу, затолкнул меня в такси, сел сам. Он что-то сказал водителю на арабском, машина резко тронулась с места.

— Боже мой! — воскликнула я, закрывая лицо руками. — Боже мой! Боже мой!

Он обнял меня за плечи, но не проронил ни слова.

Слезы ручьями текли по моим щекам, я плакала от облегчения, пережитого страха и полного изнеможения. Бросив солнцезащитные очки на пол, я зарыдала еще сильнее. Прошло несколько минут, прежде чем я немного успокоилась, кулаками потерла глаза, затем взглянула на мистера Рашида. И пожалела об этом.

Ахмед Рашид, не убирая руку с моих плеч, зло смотрел на меня, едва сдерживая гнев. Его глаза пылали, лицо перекосилось от бешенства.

Такси неслось вперед, водитель не обращал внимания на движение, не останавливался на красный свет, объезжал пешеходов, не уступал дорогу другим водителям. В Египте клаксон полностью заменял тормоза. Я прижала ноги к полу и вцепилась руками в спинку переднего сиденья, пока машина пробиралась через многолюдные тесные улочки. Мы, наконец, оказались в знакомом месте.

Когда мы остановились у дома, в котором жил Ахмед, я, выйдя из машины, услышала, как высокий голос зовет меня.

— Мисс Харрис!

Асмахан выбежала на тротуар и обняла меня. Глаза ее были заплаканы, веки покраснели от слез.

Ахмед Рашид взял меня за руку и повел в дом, перед этим предусмотрительно убедившись, что за нами никто не следит.

Только когда мы оказались в квартире, заперли двери и закрыли ставни, он, наконец, заговорил со мной.

— Мисс Харрис, как это, по-вашему, называется?

Я открыла рот, собираясь ответить, но сумела лишь вымолвить:

— Извините.

— Представляете, какой опасности вы себя подвергли?

— Я не подумала…

— Мисс Харрис… — Он повысил голос… — Вы не имели права так рисковать собою и Асмахан. Я и так многое вытерпел, чтобы защитить вас. Когда я пришел домой и Асмахан мне сказала, что потеряла вас, я ей не поверил. Неужели этот телефонный звонок столь важен?

Я не ответила, просто смотрела на него как провинившийся ребенок.

— Когда Асмахан сказала, что вы остались на Муски совсем одна, меня охватил страх! Я не знал, что делать! Найти вас среди всех этих людей до того, как до вас не добрался кто-то другой… — Его голос оборвался.

Ахмед стоял перед мной, было видно, что он еще злится. Он продолжал, тщательно подбирая слова.

— Я не говорил Асмахан, почему вы здесь и что вам грозит опасность. Я лишь сказал ей, что вы наш друг, не знакомы с Каиром и вам надо где-то остановиться. Если бы я сказал правду, то заставил бы ее напрасно волноваться. Даже сейчас она не отдает себе отчет в серьезности сегодняшнего происшествия. Если бы я сейчас сообщил ей, что вас могли убить…

— Погодите. Постойте, пожалуйста. Во всем виновата одна я.

— Я это знаю и не сержусь на нее. Но вы сами видите, что она считает себя виноватой. Когда вы остались на рынке одна, она удивилась, что я так тревожусь из-за вас. Она уверяла меня, что вы найдете дорогу обратно.

— Мистер Рашид…

— Как вам пришло в голову выйти из квартиры и подвергнуть Асмахан такой опасности?

— Я подумала, что ничего не случится. Вы же говорили, что я в безопасности…

— Вчера вечером я говорил, что мы пока не будем выходить из этой квартиры. Вы забыли, что произошло с Джоном Тредвеллом?

— Одну минутку! — Я вдруг разозлилась. — Я же извинилась. Мне не нравится, что вы меня отчитываете. Сколько же раз мне извиняться! Я сожалею о случившемся. Я знаю, вы волновались за Асмахан, и вы правы — мне не следовало брать ее с собой. Я ужасно переживаю случившееся! Мне и так плохо. Хватит меня отчитывать! Я устала!

Мои слова повисли в воздухе…

— Больше такое не повторится, — пробормотала я. Ахмед Рашид по-прежнему стоял передо мной и не сводил с меня глаз.

Я последний раз извинилась, в моем голосе прозвучала горечь.

К моему удивлению, Ахмед тяжело вздохнул и тихо сказал:

— Я волновался за вас.

Где-то далеко, сквозь бледно-лиловый закат, поверх крыш плыл заунывный голос муэдзина. Звук проникал сквозь ставни и струился по комнате, как бы ненавязчиво напоминая, кто мы и где. Доносился приглушенный шум улиц, звук арабской музыки едва пробивался сквозь стены. В комнате стало совсем темно, я невольно поежилась.

Не знаю, как долго мы с Ахмедом стояли, глядя друг на друга. Когда голос Асмахан нарушил тишину, я отвела глаза. Загорелся свет, Асмахан торопливо прошла мимо нас и скрылась на кухне. Я смотрела ей вслед и чувствовала тяжелый взгляд Ахмеда.

— Простите меня, — тихо сказал он. — Я не имею права так сердиться на вас.

Я обернулась.

— Вы можете поступать, как вам угодно, — добавил он.

— Мне не следовало впутывать в это Асмахан. Извините. И… спасибо, что спасли меня. Боже, как глупо все вышло.

Похоже, еще какая-то мысль не давала ему покоя, но он передумал и решил присоединиться к Асмахан.

Я немного походила по комнате, пытаясь успокоиться. Болела рука, каблуки туфель были ободраны — на них наступали во время толчеи. Я потирала больные места и мысленно возвращалась к тому, что со мной произошло.

Асмахан и Ахмед тихо вернулись в комнату, поставили на столик чашки, пирожное и молча сели. Разливая чай, Асмахан краем глаза посматривала на меня.

— Мисс Харрис, — заговорил Ахмед, сидевший на диване рядом со мной. — Скажите, на базаре никто не вызвал у вас подозрений? Я хотел спросить, не показалось ли вам, что кто-то следит за вами?

— Там был толстяк в больших очках, о котором я вам говорила.

Он прикрыл глаза.

— Понятно.

— Но я не знаю, как долго он там пробыл и когда меня увидел. А я, похоже, блуждала часа два, прежде чем наткнулась на туристов.

— Туристов?

— Да, на группу американцев. Признаюсь, я обрадовалась, когда встретилась с ними, так как два часа слышала лишь арабскую речь и видела незнакомые лица. Видите, мистер Рашид, все же я способна позаботиться о себе. Меня уже провожали к «Хилтону», как разразилось это светопредставление и появились вы… — Я нахмурилась, стараясь воспроизвести в памяти весь этот кошмар.

— Кто вас провожал?

— Американский турист с женой. Мне показалось, что я в безопасности, пока иду вместе с ними. Так что человек в очках все равно не добрался бы до меня.

Ахмед задумался.

— Американский турист? Как выглядела его жена?

— Эдна? Ну, точно не знаю. Я ведь ее не видела. Она отлучилась в магазин.

— Тогда откуда вам известно, что она там была?

— Простите, не поняла.

— Откуда вы знаете, что американец, вместе с которым вы собирались отправиться в «Хилтон», прибыл в составе той группы?

— Что? — Я с недоверием взглянула на него. — Вы не шутите? Погодите, мистер Рашид. — Я выдавила из себя смешок. — Пожалуй, вы слишком преувеличиваете.

Не говоря ни слова, Ахмед встал и подошел к стулу, на спинке которого висел его пиджак. Он что-то достал из внутреннего кармана и вернулся на прежнее место.

— Скажите, мисс Харрис, — произнес он, протягивая мне фотографию, — вы раньше не видели этого человека?

Не веря своим глазам, я уставилась на лицо мужчины на фотографии. Это был он американский турист.

— Но это ведь…

— Мисс Харрис, этот человек — Арнольд Росситер.


Звон чашки, дребезжавшей на блюдце, вернул меня к жизни. Я повернулась на звук и увидела дрожавшие руки Асмахан. Мужской голос спросил:

— Мисс Харрис, вам плохо?

Я посмотрела на Ахмеда Рашида и снова содрогнулась всем телом.

— Он схватил меня, — слабым голосом прошептала я, — и показала красные пятна на руке. — Он крепко держал меня и куда-то уводил. Мне было больно, но я подумала, что он не нарочно. Мне показалось, что ему хочется скорее найти жену и поймать такси… — Я замолчала.

— Теперь вы понимаете, почему я так беспокоился за вас? Этот Арнольд Росситер очень коварный человек. Известно, что он отличный актер. И кстати, не американец, а британец.

— Он смог одурачить меня, — сказала я без всякого выражения.

— И он это сделал. — Мистер Рашид забрал у меня фотографию, разглядывал ее некоторое время и положил на стол. — Но вам трудно было раскусить его. Потерявшись в чужом городе, вы были готовы довериться любому, кто казался честным человеком. По-моему, весьма забавно, что вы мне не доверяете, хотя я ваш единственный друг.

Я резко подняла голову.

— Однако, — продолжил он, — не думаю, что им удалось выследить нас. Мы быстро покинули рынок в тот момент, когда там начался полный хаос.

— О господи! Я была в руках Арнольда Росситера! Если бы тогда не перевернулась ослиная повозка, вы бы так и не смогли… — Я взглянула на Ахмеда Рашида. На его лице появилось загадочное выражение. — Вы? — спросила я. — Вы это сделали?

— У меня не было другого выхода, мисс Харрис. Я уже полчаса рыскал по Муски и вдруг заметил вас. А увидев, что вас за руку держит человек, смахивающий на Арнольда Росситера, человек, гораздо крупнее меня, я понял, что нужно чем-то отвлечь его. И тут удачно подвернулась эта повозка с апельсинами.

Мне вдруг стало ужасно смешно.

— Здорово получилось!

— Да. — Он наконец улыбнулся.

Я удивленно покачала головой.

— Просто поверить не могу. Как он умудрился оказаться на Муски раньше? Если он шел за мной следом, как ему удалось опередить меня, присоединиться к той группе и затеять разговор о деньгах как раз в тот момент, когда я проходила мимо? Тогда он должен знать заранее, что я иду на Муски, а этого он никак не мог узнать, поскольку мы с Асмахан решили пойти туда в последний… — Я поднесла руку ко рту. — Ну конечно же, телефонистка. Он мог все выведать у нее. Он пошел следом за мной, увидел, что я ухожу… Какой ужас! — Я снова потрясла головой.

Ахмед погладил меня по руке.

— Все в порядке, мисс Харрис. Теперь вы в безопасности, а это самое главное.

Когда я увидела, что он улыбается, мне стало немного лучше.

— Вы, должно быть, подумали, что я настоящая дура. — Я улыбнулась. — Вы очень рисковали, чтобы спасти меня. Спасибо.

Тут он встал и, поговорив с Асмахан на арабском, взял свой пиджак.

— Уже поздно. Я провожу ее домой и скоро вернусь. Заприте дверь, хорошо?

На этот раз я не стала подглядывать за ними через ставни, а заперла дверь, забралась на диван и с удовольствием допила свой чай. Я страшно устала и чувствовала себя разбитой. Но могла ли я заснуть после такого бурного дня? На Муски я пережила страшные минуты, меня чуть не похитил убийца и, в довершение всего, я так и не смогла поговорить с доктором Келлерманом.

Меня переполняли мысли, чувства и смятение. Я вытащила фигурку шакала и поднесла ее к глазам. Я рассматривала морду диковинного зверя, его ухмылку, хитрые глаза и острые уши. Какие секреты хранит эта древняя игрушка? Почему она так ценна и почему столь зловещие события разворачиваются вокруг нее?

Картинки недавних событий, как в калейдоскопе, замелькали предо мной. Американский турист с южным акцентом и ощущение безопасности в его обществе. Неподдельный страх, когда я за своей спиной заметила толстяка. Ужас, охвативший меня, когда перевернулась повозка и толпа бросилась врассыпную. А еще я вспомнила, как руки Ахмеда Рашида обвивают мою талию, и представила его вместе с Асмахан. Наверное, они целуются.


Заслышав шаги Ахмеда на лестнице, я быстро спрятала шакала и залпом допила остатки чая. Заперев дверь, Ахмед торопливо сказал:

— У дома все спокойно. Мистер Росситер понятия не имеет, где вы и с кем сейчас находитесь.

— Слава богу.

Он улыбнулся:

— Иншалла. Вы не проголодались, мисс Харрис?

— Нет, я совсем не голодна. — Я встала и разгладила свою смявшуюся одежду. — Я чувствую себя ужасно и хочу спать.

— Очень хорошо.

Он подошел к столу и начал снимать пиджак.

— Мистер Рашид, кто же такой этот Арнольд Росситер?

Он застыл на мгновение, затем снял пиджак и аккуратно повесил его на спинку стула. На Ахмеде была ослепительно белая рубашка или же она такой казалась на фоне его смуглой кожи.

— Вы не хотите сказать мне, правда?

— Не сейчас. Еще рано.

— Пусть будет по-вашему. — Я направилась к спальне. — Во всяком случае, я сожалею, что сегодня доставила всем так много неприятностей. Уверяю вас, я и в мыслях не допускала, что могу попасть в такую переделку.

Он стоял рядом со мной, на его лице играла едва заметная улыбка.

— И я искренне сочувствую Асмахан. Когда я проснулась сегодня утром, мне хотелось лишь позвонить доктору Келлерману; все остальное казалось неважным. Я чувствовала себя в полной безопасности и, думаю, была чересчур уверена, что меня никто не узнает. Я не имела права подвергать вашу невесту такой опасности.

Улыбка на лице мистера Рашида перешла в недоуменную гримасу:

— Невесту?

— Да. Ну, как вам сказать. То есть вашу подружку. Или, как мы говорим по-английски, вы с Асмахан помолвлены!

— Да, мне известно это слово, мисс Харрис. Но Асмахан не моя невеста.

— Не ваша невеста?

— Нет, — ответил он и рассмеялся. — Она моя сестра!

Глава 11


Я легла на кровать и уставилась в потолок. В какой-то момент мне показалось, будто я лежу так уже много столетий и дожидаюсь, когда воскресну из мертвых. Перед моими глазами то возникала, то исчезала вереница лиц: Арнольд Росситер, Ахмед Рашид, Джон Тредвелл, Асмахан, доктор Келлерман. Я будто заново переживала события предыдущего дня. Вспомнив слова Ахмеда, что Асмахан его сестра, я снова почувствовала, как радостно забилось мое сердце.

Почему я так отреагировала на это? С какой стати меня должно волновать, кем ему приходится Асмахан — невестой или сестрой?

Нет сомнений, Ахмед Рашид особенный, и он мне нравится — по крайней мере, себе-то я могу в этом признаться.

Предрассветный час — лучшее время для размышлений. Позади день, который я с радостью вычеркнула бы из памяти. Но что сулит мне новый день? С тех пор как Адель позвонила из Рима, прошла неделя, которая показалась вечностью. События, произошедшие в течение этих семи дней, разворачивались стремительно, и я понимала, что мои приключения закончатся нескоро.

Мои мысли вернулись к Ахмеду Рашиду. Затем — к доктору Келлерману. Затем — к перемене, которая произошла во мне. Потом незаметно для себя я уснула.

Я услышала, как закрылась входная дверь, и решила встать. Первым делом заперла дверь. Затем долго стояла под душем, обшарила кухню в поисках еды, сама приготовила чай (я уже пристрастилась к этому напитку), устроилась поудобнее и начала ждать Асмахан.

Она так и не пришла. Я не обиделась на нее за то, что она не зашла, или на Ахмеда за то, что он не разрешил ей прийти. Эта игра становилась весьма опасной, и Асмахан чуть не стала ее жертвой. Разумнее не впутывать ее в эту историю… День тянулся мучительно долго. Временами, слыша шаги на лестнице, я надеялась, что возвращается Ахмед. Но каждый раз шаги останавливались перед другой дверью. Я слышала, как муэдзин три раза призывал к молитве, но Ахмед все не приходил.


Я пыталась написать письмо доктору Келлерману. Вероятно, оно могло дойти до него скорее, чем я до телефона… Но что я могла написать ему? Дорогой доктор Келлерман, вы не поверите, но я живу у египетского секретного агента, который прячет меня от убийцы, а полиция Каира вчера шла по моему следу, поскольку подозревает меня в убийстве человека, вместе с которым я прилетела сюда из Рима. Помните шакала, которого я вам показывала? Похоже, все только и делают, что пытаются отнять его у меня. Этот секретный агент, Ахмед Рашид, считает, что из-за шакала меня могут убить, он пытается спасти мне жизнь, ибо рассчитывает, что я найду свою сестру, но ничего не говорит, зачем она ему понадобилась. Мне здесь весело. Жаль, что вас нет рядом.


Письмо так и не было написано. Я надеялась, что скоро мне удастся рассказать доктору Келлерману обо всем при встрече.

Надо ли говорить, что когда Ахмед наконец вернулся, я искренне обрадовалась. Его приход прервал мои бесплодные размышления.

Ахмед был в свитере и широких брюках и сейчас очень смахивал на американца. Он тепло поздоровался со мной и широко улыбнулся.

— Мистер Рашид, вам удалось узнать что-нибудь новое?

— Ваша сестра не возвращалась в гостиницу «Шепард».

Это меня не удивило. Я на это и не рассчитывала.

— И больше ничего?

Наконец он отвлекся от приготовления чая.

— Мисс Харрис, давайте сначала попьем чай… Потом я вам скажу кое-что.

— Хорошо. — Я поднялась и присела рядом с ним. — Что вы хотели сказать?

Разливая чай, он спросил:

— Что вы собираетесь сказать сестре, когда увидитесь с ней?

— Вы задаете странный вопрос. Зачем вам это знать?

— Видите ли, мисс Харрис, важно, чтобы вы соблюдали осторожность. Не забывайте о том, что я разыскиваю ее по другой причине.

— И вы считаете, что я вас выдам?

— Простите, не понял?

— По-моему, вы боитесь, что… я расскажу ей о вас.

— Вот именно.

— Что ж. Я намерена спросить, что же с ней произошло в Риме и почему ее не оказалось в гостинице «Шепард», ведь в письме она обещала ждать меня там. Я хочу, чтобы она рассказала все о шакале. Помимо этого… возможно, мне захочется поговорить о прошлом. Узнать, чем она занималась все эти четыре года…

Я замолчала и представила встречу с капризной сестрой. Я не знала, что скажу ей. Мне хотелось просто найти Ад ель.

— Разве вы ничего не скажете обо мне?

— Не скажу, если таково ваше желание. Можно узнать, почему я должна так поступить? Хотя бы на это я имею право.

— Да, имеете. Скоро я вам отвечу.

— А как быть, если вы первым найдете Адель?

На этот раз он улыбнулся, потом рассмеялся и с явным удовольствием сказал:

— Мисс Харрис, я уже нашел ее.

Эти слова прозвучали как гром среди ясного неба.

— Что?!

Ахмед засмеялся еще громче и достал конверт, из которого извлек небольшую фотографию, на которой не совсем четко была запечатлена группа людей. Ахмед поднес фотографию к моим глазам.

Ошибки не было — среди других я разглядела лицо Адели.

— Это она! Адель! Где она? Когда был сделан этот снимок?

— Один момент, и я вам все объясню. Это точно ваша сестра? Хорошо. Я тоже так считал, но ждал, когда вы это окончательно подтвердите. Этот снимок сделал человек, который работает на меня. Два дня назад я отправил его в небольшое путешествие вверх по Нилу. У вас, американцев, для этого есть особое слово: предчувствие. Итак, я решил проверить это предчувствие, и, как видите, оно меня не подвело. Посланный мною человек действовал по моей наводке и хорошо обыскал этот район. В результате появилась эта фотография.

Я ничего не понимала.

— Вверх по Нилу! Обыскал этот район! Что вы такое говорите? Разве моя сестра не в Каире?

— Как видите, нет. Вчера утром, когда сделали этот снимок, ваша сестра была в Луксоре [35], который находится в пятистах милях к югу отсюда.

— Мистер Рашид, чем мог привлечь мою сестру этот Луксор?

— Ее не столько привлек Луксор, как то, что находится рядом с ним, в пустыне.

— В пустыне? — Это было так похоже на Адель. Песок и дюны, верблюды и шейхи, скачущие на диких лошадях. — Когда я смогу поехать туда?

— Мисс Харрис, туда ехать довольно опасно.

— Я уже так далеко заехала… Послушайте, вы же знаете, через что я прошла ради нее? Вы думаете, стоит только пригрозить убить меня, и я остановлюсь?

Он снова рассмеялся. Меня раздражала эта привычка все превращать в шутку.

— Разумеется, вы поедете к ней. И чем раньше, тем лучше. Я недоверчиво взглянула на него.

— Я сам поеду в Луксор и не собираюсь оставлять вас здесь.

— Когда мы сможем поехать? — тихо спросила я.

— Мы полетим на самолете завтра днем. Сегодня туда больше нет рейсов.

Мое сердце громко застучало, ладони стали холодными и влажными. Неуловимая Адель стала реальной и досягаемой — оставалось лишь сесть на самолет и полететь к ней. Мне хотелось поскорее ее увидеть.

— А сегодня вечером мы не можем поехать?

Ахмед поймал мой тревожный взгляд, и я подумала, что ему должны быть понятны мои чувства, ведь он так обожает свою сестру.

— Туда идет поезд, но он отправляется в восемь часов.

Я взглянула на свои часы. Они показывали половину седьмого.

— Мы успеем! — воскликнула я. — Когда мы прибудем в Луксор?

— В восемь утра, но…

— Прошу вас, мистер Рашид. — Я импульсивно взяла его за руку. — Мы можем упустить ее. В Риме я потеряла ее. Я не хочу, чтобы это случилось еще раз.

Он сжал мою руку.

— Мисс Харрис, но это долгое путешествие, на самолете гораздо приятнее и быстрее.

— Но поезд прибывает намного раньше! Умоляю вас!

Он неохотно согласился.

— Ну, хорошо. Но нам следует поторопиться. Мне придется отлучиться на несколько минут, вы за это время соберете свои вещи. Когда я вернусь, мы сразу отправимся в путь.

Мы поднялись одновременно, все еще крепко держась за руки.

— Мисс Харрис, это опасное предприятие. Вы не должны слишком обнадеживать себя, вас может постигнуть разочарование.

— Мистер Рашид, я уже научилась справляться с разочарованиями. Меня этим не удивишь.

Как только он вышел, я отправилась в спальню и тщательно упаковала свои вещи. Я раздумывала, куда положить шакала — в сумочку или в чемодан, но, в конце концов, засунула его в пояс своих брюк и выпустила блузку. Мы с этим маленьким зверьком стали неразлучны.

Я остановилась перед зеркалом и увидела прежнее отражение: бледную копию своей красивой сестры. Однако в глазах появилось что-то новое, бесстрашие, что ли.

Сейчас, когда предстояло еще одно путешествие, на этот раз к верховью Нила, мне показалось, что я всего лишь беглянка, отшельница, которой нет дела до жизни, кипевшей за пределами ее крохотного личного мирка.

Что ж, я теперь вылупилась из своей защитной скорлупы и должна была полагаться только на себя. Теперь мне и в самом деле ради себя и сестры придется стать бесстрашной.


Поезд в Луксор отправился со станции «Рамсес», своим названием обязанной возвышавшейся перед ней исполинской статуе Рамсеса II [36]. В этот вечерний час, когда прибывает и отправляется много поездов, на станции было многолюдно. Никто не обращал внимания на хорошо одетого араба и молодую американку, пока мы протискивались через шумную толпу.

Ахмед завел меня в какую-то пристройку, напоминавшую кофейню. Здесь было полно мужчин, в воздухе висел густой табачный дым. Ахмед принес чай и снова ушел. За время его отсутствия мне вдруг стало страшно, пока я вглядывалась в смуглые лица, которые окружали меня со всех сторон. Мужчины, поймавшие мой взгляд, обращались ко мне на арабском или говорили: «Добро пожаловать в Каир». Я с тревогой выискивала среди них толстяка в очках или Арнольда Росситера. Но в толпе не оказалось ни одного европейца. Повсюду были только арабы — одни сидели, а те, кому не хватило мест, стояли между столиками.

Ахмед вернулся вовремя. В руках он держал билеты.

— Почему вы не пьете чай?

— Я слишком волнуюсь.

Я снова оглядела кофейню. Стены выцвели и облупились, пол из сплошного бетона, никаких украшений — ни одной картины, ни цветов, над головой — голые лампочки. Меня окружала толпа счастливых, смеющихся арабов, которые не обращали никакого внимания на убогость помещения.

— Наш поезд уже прибыл?


— Да, я купил билеты. Ночью только один поезд идет в южном направлении до Асуана [37]. Это поезд второго класса. Я купил билеты в купе, чтобы нам никто не мешал. Вы сможете поспать.

— Если смогу заснуть. Когда отправляется поезд?

— Через пятнадцать минут. Допейте чай, и пойдем.

Ахмед терпеливо ждал, пока я пила чай. Его красивые глаза смотрели в одну точку, он напряженно думал о чем-то. Я не могла отвести от него взгляда.

— Вы готовы? — спросил Ахмед. — Теперь можно идти.

Он нес и мой, и свой багаж и предложил мне, как и прежде, взять его под руку. В другой руке я держала сверток, который собрала Асмахан. Я не сомневалась, что в нем еда. Затем мы стали пробираться сквозь толпу. Я глазами искала указатели выхода к поездам, но не увидела ни одного. На стенах не было почти ни одного слова, но их украшали простые рисунки и стрелки. Все объяснялось тем, что большинство пассажиров были неграмотны.

Когда мы шли по длинному переходу, я на мгновение выпустила руку Ахмеда, и кто-то оттолкнул меня назад. Крестьянин рассыпался в извинениях, Ахмед, смеясь, ответил ему на арабском. Затем он передал мне свою сумку, которая оказалась намного легче моей, крепко обнял за плечи, и мы двинулись дальше.

Когда мы приблизились к платформе, он отпустил меня и снова забрал свою сумку. Потом жестом подозвал мальчика, стоявшего неподалеку. Мальчик, на вид лет десяти, одетый в лохмотья, подбежал к нам, и Ахмед заговорил с ним на арабском, опустил ему в руки монетку и отошел в сторону. Мальчик широко улыбнулся и отдал ему честь.

Я с изумлением смотрела, как десятилетний мальчик придвинул сумки ко мне и встал рядом, почти касаясь меня.

— Ты мой телохранитель? — я обратилась к нему.

Широко улыбнувшись, он сказал:

— Добро пожаловать в Каир. Здесь вам рады.

— Спасибо.

Он чопорно поклонился.

— Генри Киссинджер [38], мисси.

— Да, Генри Киссинджер тоже приехал сюда.

Ахмед вернулся в сопровождении мужчины в длинной просторной рубахе. Ахмед дал мальчику еще одну монету, затем вручил наши билеты носильщику. Тот поклонился мне и, бормоча что-то, забрал сумки и проворно ринулся в самую гущу толпы. Ахмед взял меня за руку, и мы последовали за носильщиком.

Зайдя в вагон и убедившись, что номера дверей в купе соответствуют номерам на билетах, носильщик внес наши сумки, стряхнул пыль с сидений, поправил подушки и несколько раз на арабском языке пожелал нам «доброго здоровья». Ахмед дал ему несколько монет, и тот ушел.

— Знаете, мы ведь сами могли принести багаж и сэкономить деньги.

Ахмед Рашид как-то странно посмотрел на меня.

— Мисс Харрис, моя страна очень бедна и, не сомневаюсь, не похожа на Америку. Многим египтянам нужна работа. Когда нет работы, мы должны ее предоставить. Тому мужчине, наверное, приходится кормить многодетную семью, и он согласен работать долгие часы за несколько монет. Мало кому везет так, как мне. А раз мне повезло, значит, я должен помогать другим. Таков закон Аллаха.

— Да, но ведь…

Я не нашла, что возразить, и принялась разглядывать купе… Оно было очень тесным, однако чистым. И это меня порадовало. Свободного места было два дюйма на четыре, остальное пространство занимал шкаф, раковина и спальные места. В целом же довольно уютно.

— Вам нравится? — спросил Ахмед.

— Очень. Я буду спать как убитая.

Мы оба сели, и Ахмед закрыл дверь — стало тише.

— Мое купе находится рядом, но я останусь здесь, пока поезд не покинет пределы Каира и не проверят ваш билет. Возможно, кондуктор не знает английского. Затем пойду в свое купе, а вы запрете дверь. Вам понятно?

— Да, сэр.

— Если я вам понадоблюсь, постучите по этой стене, и я вас услышу. — Он постучал костяшками пальцев по стене у моего спального места. — Я сразу приду.

— Понятно.

— В Луксоре вы отправитесь в гостиницу. Не знаю, в какую — думаю, в «Нью Винтер Палас» может не оказаться свободных мест, но в «Винтер Палас» или «Луксор Отель» будут свободные номера. У меня нет времени звонить туда. Но это хорошие гостиницы.

— Мне все равно.

Он вежливо улыбнулся и искоса посмотрел на меня.

— Я так не думаю. Видно, вам моя страна не очень нравится. Не знаю, какова ваша страна, скорее всего, она очень богата и великолепна.

Я чуть не брякнула: «Так оно и есть», но поняла, что он иронизирует. Вместо этого я сказала:

— Я буду говорить с вами откровенно, мистер Рашид. До тех пор пока сестра не позвонила мне из Рима, я ни разу не покидала Соединенные Штаты. Меня поразило все, что я увидела в Риме. А вот теперь меня потряс Египет. Вы не можете винить меня за то, что я ошеломлена!

— Я вас ни в чем не виню…

— Нет, это неправда! Я всего лишь реагирую естественно. Если кто-то демонстрирует свою гордость и обиду, то это вы. Мне кажется, что вы стыдитесь Египта и хотите быть тем, кем на самом деле не являетесь. Вы обращаетесь с этими жалкими нищими так, будто они гораздо ниже вас, и с радостью бросаете им несколько монет. Мистер Рашид, не вините меня в том, в чем виноваты вы сами!

Он молча смотрел на меня. На улице раздавались приглушенные крики на арабском. Я сидела в купе вместе с этим человеком, которого я едва знала и во власти которого находилась. Зачем я на него напустилась? Какая муха меня укусила?

Я услышала голос Ахмеда Рашида:

— Наверное, вы правы, мисс Харрис. Не буду с вами спорить.

Я снова взглянула на него, увидела его влажные глаза и смуглую кожу. Если бы Ахмед надел белую куфию, завязал ее черным шнуром, он стал бы похожим на шейха в пустыне — таинственного и романтичного. Однако сейчас он был просто Ахмедом Рашидом, государственным чиновником, который выполняет свои обязанности.

— Извините. Я просто взвинчена. Послушайте… — У меня на коленях лежал сверток, приготовленный для нас Асмахан… — давайте заморим червячка, хорошо?

— Как вы сказали?

— Давайте перекусим. — Я сорвала веревку и уже хотела было содрать бумагу, но он остановил меня.

— Бумага очень ценна, мисс Харрис.

— Это правда. Что тут у нас такое…

— Буртукан. — Он вытащил апельсин. — Буртукан суккари [39]. А вот это — торта [40]. А вот хлеб, айш балади.

Я рассмеялась.

— А я проголодалась.

Когда поезд тронулся, я отодвинула занавеску, но в темноте ничего не удалось рассмотреть. В стекле я увидела отражение своего лица, а за ним наблюдавшего за мной Ахмеда Рашида.

Вошел молодой человек, похожий на кондуктора. Он тщательно изучил наши билеты, проштамповал их, надорвал, написал свои инициалы, прокомпостировал и вернул нам. За это время он с Ахмедом разговаривал на арабском, затем молодой человек вышел.

— Вам теперь придется идти в свое купе?

— Пока нет. Этот человек проверил лишь оплату за дорогу. Придет еще один проверить наши билеты.

— Там, где нет работы…

Он улыбнулся мне.

— Теперь вам понятно.

Когда пришел второй кондуктор, поболтал с Ахмедом и ушел, мой спутник сказал:

— Мисс Харрис, я пойду. Пожалуйста, заприте дверь. И не забудьте о стене… — Он снова постучал по ней. — Если я вам понадоблюсь.

— Не забуду. Спасибо. Шукран.

— Афуан, мисс Харрис. Тесбах алал хейр.

— Спокойной ночи.

Я тут же заперла дверь, свернулась калачиком на своем месте и укуталась одеялом. Конечно же, мои мысли вернулись к Адели.

Что меня ждет в Луксоре? Это был самый важный вопрос. Я понятия не имела, в какую историю угодила моя сестра. Не знала, чем она занималась все это время после того телефонного звонка из Рима. Неужели ее похитили? Может, она заодно с бандой преступников? Или же путешествует в одиночку? На все эти вопросы пока нет ответа.

Воображение рисовало разные картинки. Сначала я увидела свою сестру, связанную веревками, с кляпом во рту. Затем — как она совершенно беззаботно и игриво присматривает одежду в магазинах Луксора.

Я вспомнила фотографию. На ней, вне всякого сомнения, была моя сестра, но снимок казался каким-то нечетким, смазанным, по нему нельзя было определить, где она точно находится и чем занимается. Адель с озадаченным выражением лица, подбоченись, стояла среди местных жителей в шапочках и просторных рубахах, галабеях. На моей сестре были брюки цвета хаки, блузка и высокие черные сапоги. Волосы кое-как собраны в пучок на макушке.

Не совсем в духе Адели, но это еще ни о чем не говорило. Шутки ради она была готова на что угодно. Конечно, если все это действительно шутка. Или все начиналось как шутка, но сейчас дело обстоит немного серьезнее. Сейчас не до смеха.

Лежа в темноте и слушая стук колес, я мысленно вернулась к эпизоду на Муски. Все могло закончиться трагически, не появись в то мгновение Ахмед Рашид.

Я стала думать о своем спутнике. Кто же он? Куда везет меня? Что будет, когда мы приедем? Сейчас я верила ему, ведь он уже дважды спас мне жизнь, учитывая тот случай в гостинице «Шепард». Да, ему можно доверять, решила я.

Но у меня все еще не было ответа на вопрос… кто же он, этот Ахмед Рашид?

Глава 12


Ночью я несколько раз просыпалась. Слышался перестук колес, поезд ритмично покачивался, за окном мелькали неясные очертания. Когда я засыпала, мне снились странные сны. Едва прорезались первые слабые лучи поднимавшегося за рекой солнца, я встала и начала готовиться к предстоящему дню.

Надев брюки и блузку, я умылась и привела себя в порядок, закурила и стала ждать, когда окончательно взойдет солнце. Решив позавтракать, я съела несколько кусков ароматного пирога, который испекла Асмахан, и стала смотреть в окно. Зрелище было завораживающим: показалась долина Нила во всем своем величии.

Наш поезд мчался к югу по западному берегу Нила. В половине шестого солнце озарило окрестности. Поезд сделал короткую остановку на маленькой станции под названием «Грига», и снова тронулся. За окном мелькали небольшие деревушки. Волы и верблюды вращали огромные водяные колеса, поднимавшие воду Нила для орошения пастбищ. Потемневшие от солнца крестьяне в белых галабеях трудились, пока утро дарило прохладу. Я представила, что позднее, когда наступит самое жаркое время дня, все отправятся на полуденный отдых.

Мы проезжали мимо построек из простой глины с отверстиями, которые служили дверями и окнами. Они были запыленными, кособокими и лепились друг к другу почти вплотную.

Бескрайние поля сахарного тростника, которые постирались на многие мили, проносились за окном. Тянулись ряды финиковых пальм, хлопковые и пшеничные поля. Пыльные дороги расчертили поля на квадраты, каждый из которых, видимо, принадлежал работавшему на нем феллаху [41].

Пока поезд с грохотом мчался мимо, шумные толпы молодых людей и детей устремлялись к рельсам, размахивая руками и крича. Взрослые были одеты в длинные белые рубахи, а маленькие бегали голышом. Собаки лаяли на гудок поезда, одинокие коровы разворачивались и в испуге бежали подальше. Это был другой Египет, совсем не похожий на Каир. Провинциальный, но такой очаровательный…

Сквозь стук колес пробился новый звук и заставил меня поднять голову. Кто-то стучал в мою дверь. Я прислушалась, затем спросила:

— Кто там?

— Ахмед Рашид. Я разбудил вас?

— Нет. — Я поспешила открыть дверь и увидела его улыбающееся лицо. — Сабах аль-хейр, — поздоровалась я.

— Сабах аль-хейр, мисс Харрис. Вам хорошо спалось?

— Еще бы.

— Я собираюсь пить чай. Пойдете со мной?

— В поезде есть вагон-ресторан? Как замечательно! Я только прихвачу свою сумочку.

Натыкаясь друг на друга и пошатываясь, мы пробирались к цели, прошли три вагона и наконец оказались в вагоне-ресторане. В столь ранний час там никого не было, но все столы были накрыты чистыми скатертями, а воздух наполнял приятный аромат кофе. Мы сели за столик слева, чтобы быть поближе к окну, причем я сидела по ходу поезда, а Ахмед лицом ко мне. Мы попросили официанта в белом фраке принести чай и кофе и принялись смотреть в окно.

— Мистер Рашид, вы часто ездите в Луксор?

— Часто, но не поездом. Я всегда летаю самолетом, так быстрее. Иногда мне приходится спешить.

— Этого требует ваша работа?

— Да. Мисс Харрис, я обещал, что кое-что объясню вам. Теперь пора сдержать свое слово.

Он умолк, когда подошел официант.

— Шукран, — поблагодарила я, и официант радостно ответил:

— Афуан, афуан!

— Здесь не привыкли к американцам, которые говорят на арабском, — улыбнувшись, заметил Ахмед. — Этим вы доставляете египтянам удовольствие.

— Мистер Рашид, вы собирались кое-что объяснить мне, — напомнила я, смотря, как он кладет четыре куска сахара в чай. Из серебряного сосуда я налила себе полную чашку кофе и добавила горячих сливок. Кофе получился очень вкусным.

— Да, я не забыл. Сначала должен сказать, кто я такой. Я работаю в Министерстве культуры и занимаю должность в Управлении по делам древностей.

— Вы археолог?

— Не совсем. Я не веду раскопок. Но я специалист по древностям. В моей работе требуются хорошие знания в области археологии.

— Вы работаете в музее?

— Нет-нет. Не спешите, мисс Харрис, я все расскажу. Вы сказали, что приняли меня за полицейского. В некотором смысле вы правы, хотя я детектив — следователь, если выразиться точнее.

Из кармана пиджака он достал небольшой кожаный бумажник, затем открыл его — я увидела значок и удостоверение личности. На них было что-то написано на арабском языке.

— Что вы расследуете?

— Производство и незаконную продажу фальсифицированных предметов древности…

— Фальшивые предметы древности! Мой шакал!

— По долгу службы я веду розыск людей, которые незаконно вывозят из Египта антиквариат.

— Какое из этих преступлений приходится на мою душу?

— Второе, мисс Харрис. Ваш шакал настоящий, ему примерно три тысячи лет. По моим оценкам, он относится к двенадцатой династии наших фараонов.

— Вы видели его?

— Да. Когда вы спали в моей квартире после того, как мы покинули гостиницу «Шепард».

Я раскрыла рот, собираясь сказать что-то, но передумала.

— Имя Пол Джелкс что-нибудь говорит вам? — спросил он.

— Нет.

— Это британский археолог, который сейчас работает близ Луксора. Мы уже довольно долго наблюдаем за ним.

— Это преступник, которого вы преследуете?

— Не знаю. Однако мы определенно заинтересованы в том, чтобы арестовать Арнольда Росситера, за которым охотимся уже три года, но ему каждый раз удается улизнуть от нас. Вывозя контрабандой предметы древности, он совершил не одно убийство. Мы должны обязательно остановить его.

— Вы думаете, что он работает на Пола…

— Джелкса. Мы можем только гадать, хотя мне кажется, что это не так. Все началось несколько недель тому назад, когда до моего управления дошли слухи, что молодая женщина, ваша сестра, наведывается к торговцам древностей на рынке Хан аль-Халили и интересуется тем, сколько может стоить какой-то шакал из слоновой кости. Она не собиралась продавать шакала, а лишь хотела узнать цену. Это показалось странным. Создавалось впечатление, будто она соблазняет торговцев древностями купить не шакала, а нечто другое. Будто шакал — это всего лишь — как вы это называете? — приманка. Естественно, мы заинтересовались этим, тем более что, по моим сведениям, шакал был настоящим. В данный момент очень мало столь замечательных вещиц переходят из рук в руки. Она наотрез отказалась сказать, где приобрела этого шакала. Я навел справки и, в конце концов, последовал за вашей сестрой в Рим, где в гостинице «Палас Отель» произошла ее встреча с Джоном Тредвеллом. Ваша сестра показала ему шакала, и оба некоторое время о чем-то разговаривали. Когда я уже собрался подойти к ней, она неожиданно исчезла. Следом за ней исчез и Джон Тредвелл. Через несколько дней вы, мисс Харрис, прибыли в Рим. Вполне естественно, мне очень хотелось узнать, какова ваша роль во всем этом деле.

Я, молча, кивнула в знак согласия.

— И что же все это означает?

— Я могу предложить вам лишь свою версию, мисс Харрис. Но я убежден, что она близка к истине. Скорее всего, в Луксоре ваша сестра познакомилась с Полом Джелксом, и оба действуют заодно. Арнольду Росситеру нужно то, что хочет продать Пол Джелкс. Мне кажется, что вы оказались меж двух огней.

— Если это не шакал, то, что же тогда собирается продавать Пол Джелкс?

— Мы считаем… — он заговорил вполголоса и огляделся, — мы считаем, что он собирается продать содержимое недавно обнаруженного захоронения.


В задумчивости я помешивала кофе до тех пор, пока тот не остыл. Стук колес доносился откуда-то издалека. Я не обращала внимания на яркие зеленые и желтые цвета, мелькавшие мимо окна, пытаясь вспомнить, что мне довелось читать о древнеегипетских захоронениях. Но в голову ничего не приходило.

— Я ничего не слышала о том, что обнаружено захоронение.

— В том-то и все и дело, разве вы не понимаете? Это секрет. На самом деле об этом никто не знает. По правде говоря, я даже не уверен в том, что обнаружено какое-то захоронение.

— Вы хотите сказать, что захоронение могло быть обнаружено, но они об этом помалкивают?

— Мы так считаем.

— Но зачем держать это в секрете?

— Видимо, чтобы первооткрыватель мог продать содержимое такому типу, как Арнольд Росситер, и уехать из страны, обогатившись.

— Но Джелкс ведь сам мог бы легко продать содержимое захоронения, разве не так? Зачем понадобился ему Росситер?

— Мисс Харрис, все найденное в египетских песках принадлежит египетскому народу. В прошлом египетские сокровища оптом экспортировались в музеи мира, а нашей стране доставались лишь жалкие крохи. С тех пор изданы законы, и люди вроде меня назначены следить за тем, чтобы эти законы соблюдались. Мы не желаем, чтобы наше наследство тайно переправлялось в какую-нибудь зарубежную страну. Когда ведутся раскопки захоронений, это делается под бдительным оком египетского правительства. А решение о любом вывозе древностей из страны принимается в управлении по делам древностей. Что и говорить, найдутся нечистые на руку люди, которые готовы пренебречь этими.

— Итак, вы думаете, что Пол Джелкс обнаружил место захоронения, подобное гробнице Тутанхамона, и пытается контрабандой вывести сокровища?

— Или, по крайней мере, продать сокровища такому субъекту, как Росситер, который потом тайно вывезет их из Египта.

— А Адель? Какое она имеет отношение к этому?

Ахмед Рашид пожал плечами.

— Не знаю. Вероятно, она не подозревает о том, что происходит. Скорее всего, Джелкс уговорил ее отправиться на Хан аль-Халили и узнать, во сколько оценивается шакал, сказав ей, что у него имеется небольшая коллекция предметов, которую ему хотелось бы продать. Не знаю.

— Затем она встретилась с Джоном Тредвеллом, потом позвонила мне и исчезла после того, как выслала шакала по моему адресу.

— Мисс Харрис, это всего лишь предположение, но пока у нас больше ничего нет.

— Послушайте, Адель, может быть, не знает Джелкса. Скорее всего, она этого шакала нашла или купила в Луксоре.

— Тогда зачем ей ехать в Рим на встречу с мистером Тредвеллом?

— Что затеял Арнольд Росситер? Он же вполне мог согласиться на предложение Адели в Риме и купить шакала. Что случилось?

— Мы не знаем. Она показала шакала Джону Тредвеллу, вероятно, чтобы убедить того, что на месте захоронения еще много сокровищ, затем исчезла, но неизвестно почему. Когда вы появились в Риме с шакалом…

Я едва заметно улыбнулась.

— Догадываюсь, что вы, должно быть, подумали. Извините за то, что нагрубила вам, мистер Рашид. Жаль, что вы мне раньше не сказали об этом.

— Разве я мог? Сначала, в Риме, я не доверял вам. У меня не было полной уверенности, что вы сестра Адели Харрис. Вы вполне могли быть заодно с Арнольдом Росситером. Я подумал, что здесь есть какой-то подвох, раз вы путешествуете вместе с Джоном Тредвеллом. Но после того как его убили и вы оказались в моем доме, я начал верить вам. А теперь не сомневаюсь, что вы говорите правду.

— Спасибо.

Я тяжело вздохнула и огляделась. Еще несколько пассажиров пришли в вагон-ресторан и весело болтали. Поезд сделал короткую остановку в местечке под названием Дендера. На моих часах было семь.

— Где мы остановимся в Луксоре, мистер Рашид?

— Сначала отправимся в гостиницу. Затем я переговорю с двумя агентами, которые в Луксоре работают на меня. Посмотрим, вышли ли они на след вашей сестры и могут ли сказать, где она. Если нет, думаю, мы сами проведем расследование на базарах Луксора.

— Я нервничаю. Там обязательно будет Арнольд Росситер. Объясните, мистер Рашид. Почему они охотятся и за шакалом, и за мной?

— Наверно, они думают, что эта вещица выведет их к месту захоронения. Некоторые климатические особенности могут проявиться на древних предметах и тем самым выдать место захоронения. Разные династии фараонов производили захоронения в различных местах. Мисс Харрис, им нужно место захоронения, а не ваша сестра. Они следят за вами, чтобы выйти на Адель, которая, как они надеются, приведет их к месту захоронения.

— Вы тоже на это надеетесь.

— Да.

— А что будет, если они найдут место захоронения?

— Вы им больше не понадобитесь.

— Но я ведь могу сообщить об этом властям.

— Только в том случае, если вам сохранят жизнь.

Его слова не удивили меня. Я уже сама пришла к такому выводу. Если бы Арнольд Росситер нашел место захоронения без моей помощи, тогда было бы удобно «убрать меня с дороги», чтобы я не смогла обратиться к властям. И, как ни странно, я отнеслась к этой мысли совершенно спокойно.

— Зачем он убил Джона Тредвелла?

Ахмед снова пожал плечами. Как раз это и раздражало меня больше всего — скудный объем информации, в общем, сплошные белые пятна…

Нам придется побыстрее заполнить их.


Я устроилась поближе к окну, когда поезд стал приближаться к Луксору. Ахмед ушел в свое купе готовиться к выходу, так что мне удалось провести несколько минут наедине со своими мыслями. Я верила всему, что он говорил, даже самым странным и невероятным фактам. Вдруг я прониклась к нему полным доверием и даже рассчитывала на то, что он меня спасет. Он должен найти Адель и уберечь нас от Росситера. Как-никак это ведь его работа.

Поезд снова замедлил ход. Впереди показался дорожный знак, на нем по-английски и по-арабски было написано «Кус». Из окна была видна бесплодная пустыня и унылый ландшафт. Мы пересекли Нил еще в Дендере и сейчас находились на правом берегу реки, на ее восточной стороне. Луксор располагался на восточном берегу, до него осталось ехать считанные минуты. Я смотрела в окно. Здесь начинались египетские пески, кишевшие скорпионами, кобрами, грифами и дикими шакалами. Местами через жесткий песок пробивалась коричневая сорная трава. Кактусы боролись за выживание со страшной жарой и засушливостью.

Мои глаза выхватывали детали ландшафта, и только спустя несколько минут сознание фиксировало увиденное.

В нескольких ярдах от замедлявшего ход поезда валялись высохшие скелеты крупных животных. Огромные грудные клетки напоминали белые заборы из кованого железа. Унылую картину довершала корова, стоявшая среди скелетов, низко опустив голову и едва шевеля ртом.

Неподалеку от маленькой деревушки Верхнего Египта под названием Кус находилось кладбище животных, куда брел крупный рогатый скот, чувствуя приближение смертного часа. Поезд пошел быстрее, а я продолжала с недоумением смотреть до тех пор, пока кладбище животных не скрылось из виду. Я была потрясена увиденным.

Ахмед Рашид, должно быть, стоял в дверях уже некоторое время, прежде чем я его заметила. У меня вырвалось:

— Глазам своим не могу поверить…

Он, таинственно улыбнувшись, ответил:

— Вы еще не видели Долину царей [42].

«Нью Винтер Палас» отличалась от гостиниц в Соединенных Штатах лишь тем, что перед постояльцем, вышедшим на балкон, здесь открывался вид, какого не найдешь ни в одной другой стране. После приезда нам посчастливилось найти два номера, хотя я подозреваю, что Ахмед и тут успел приложить руку. Я оставила свой паспорт на столе дежурного администратора и вместе с Ахмедом и носильщиком вошла в лифт. Носильщик широко улыбнулся, закивал головой и сказал:

— Генри Киссинджер.

И снова нам сопутствовала удача — наши номера оказались рядом. Номер мне понравился: в нем было светло, просторно, да и ванная соответствовала мировым стандартам. Чистая, с накрахмаленными полотенцами, на которых была надпись: «Компания Гостиниц Верхнего Египта».

А какой отсюда открывался вид! От него дух захватывало! Окна выходили на зеленовато-голубой Нил, справа был виден хорошо сохранившийся Луксорский храм, а слева — коричневое здание «Винтер Палас», где останавливались те, кому не досталось места в «Нью Винтер Палас». Луксор расположен на восточном берегу Нила, а западный берег — территория древних Фив, или, города мертвых, где находятся памятники древней культуры.

Мы с Ахмедом Рашидом стояли на балконе. Мне не хотелось говорить, я просто смотрела на город и слушала цоканье лошадиных копыт. Шума машин не было слышно. Здесь передвигались либо пешком, либо верхом на лошади, либо на осле. Внизу был разбит декоративный сад, за ним шла мощеная дорога, к которой примыкал Нил. По реке сновали вездесущие фелюги [43], свет утреннего солнца очерчивал их треугольные паруса. Внизу на якоре стояло большое речное судно, на каких совершали двухнедельные круизы от Каира до Асуана туристы. Два крупных паромных судна пришвартовались рядом в ожидании путешественников в Долину царей.

Куда бы я ни бросила взгляд, передо мной открывались изумительные виды. На какое-то время я, казалось, забыла о предстоящем опасном деле.

Ахмед невольно напомнил мне об этом.

— На том берегу находятся самые известные достопримечательности Египта: Храм Хатшепсут, Колоссы Мемнона, Долина цариц, Долина царей…

— Это то место, где работает Джелкс?

— Там ему полагается быть, как раз на это он получил разрешение. Там мы все равно найдем его лагерь.

— Адель тоже там?

— Думаю, да.

— А это чертово захоронение?

Он наклонил голову.

— Почему вы первым делом не приехали сюда?

— Я приехал бы, но тут появились вы. Сначала мне пришлось следовать за Аделью до Рима и там наводить о ней справки. А когда она исчезла, надо было придумать, как дальше вести ее поиск. Но затем приехали вы в сопровождении Джона Тредвелла, и я не сомневался, что найду Адель, если последую за вами. Но случилось так, что ее обнаружили мои два агента, которые работают здесь.

— А я найду сестру, следуя за вами.

— Выходит, что так.

— Вы когда-нибудь встречали этого Пола Джелкса?

— Нет. Но мое управление располагает его фотографией и документами еще с того времени, как он обратился к нам за разрешением вести раскопки. Со всем этим я уже ознакомился.

— Если он ведет раскопки с вашего ведома и разрешения, то как он надеется скрыть свою находку?

— Ему вообще не положено вести никаких раскопок, разрешения на это не было дано. Ему разрешили фотографировать находки в уже обнаруженных захоронениях. На все находки еще нет полной документации, а фрески могут пострадать от климатических условий, порожденных Высотной Асуанской плотиной [44].

— Как же он мог вести раскопки без вашего ведома?

— Это большая пустыня. Мы не всегда в силах за всем уследить. Он не мог вести раскопки в самой долине Нила, но в других местах подобную деятельность отнюдь нельзя исключить.

Я взглянула на великолепный Луксорский храм и представила, какая работа потребовалась для того, чтобы его реставрировать. Затем я представила, что Пол Джелкс, британский египтолог, и моя сестра Адель ведут в безбрежной пустыне раскопки в поисках захоронений.

— Жаль, что я не приехала сюда раньше. И совсем по другой причине. Наверное, впечатление было бы более ярким!

— Думаю, вы правы. К сожалению, политические события удерживают многих от поездки сюда. Их пугают наши войны. С 1967 года туристов стало меньше. Затем разразилась война в месяце рамадане [45]. Американцы не хотят приезжать сюда.

— Война в месяце рамадане?

— Это было в октябре.

— Вы имеете в виду войну Судного дня?

— Вы ее так называете? — Он удивленно взглянул на меня. — Война Судного дня? — Он улыбнулся. — Понятно…

— А я думала, что американцев здесь не любят. Однако мои опасения не подтвердились. В Каире люди относились ко мне дружелюбно, особенно когда узнавали, что я американка.

— Некоторые, возможно, завидуют богатству вашей страны или ее мощи. Но я все-таки уверен, что люди везде одинаковы. — Он рассмеялся с присущей ему беззаботностью. — Сегодня прекрасный день, давайте не будем говорить о столь серьезных вещах. К тому же мне пора браться за дело. Но до этого надо переговорить с двумя моими агентами. Возможно, вы хотите отдохнуть. Я знаю, в поезде вам не удалось хорошо выспаться, потому что вам не терпится найти сестру. И мне тоже. Поэтому я хочу, чтобы вы оставались здесь, пока меня не будет.

— Хорошо… — неохотно согласилась я.

— Я вернусь после того, как переговорю со своими людьми. Затем мы пообедаем и обсудим план действий.

— Разумеется, — сказала я без большого воодушевления. — Но почему мне нельзя сейчас поискать свою сестру? Она вполне может оказаться в вестибюле этой гостиницы!

— Это не совсем безопасно. Сестру вы можете и не встретить, а вот Росситер вас не упустит. И тогда уж точно мне придется разыскивать вас обеих.

— Да, понятно. Вы правы. Я сделаю так, как вы говорите.

— Думаю, так будет лучшее. Мы не должны торопить события, чтобы ничего не испортить.

Я проводила его к двери и заперла ее. Затем вернулась на балкон и еще долго любовалась Луксором.


Я приняла душ и вымыла голову. Вскоре вернулся Ахмед. Был полдень, становилось жарко, поэтому я опустила занавески, чтобы преградить путь лучам солнца. Ахмед громко постучал в дверь, и я открыла.

— Ну что?

— Боюсь, ничего хорошего.

Он сел на стул, а я устроилась на кровати напротив него.

— Что вы хотите сказать? Что вы узнали?

— Эта фотография была сделана три дня назад. С тех они вашу сестру больше не видели.

— Разве они не наведывались в лагерь?

— Нет, я им не разрешил. Я обязательно должен присутствовать при встрече с Полом Джелксом. Мои люди могут совершить ошибку, и тогда все пропало. Они сделали так, как я им велел, и поступили верно, когда в толпе сфотографировали вашу сестру и сами не засветились. Затем они потеряли след Адели и с тех пор не видели ее.

— Вы, по крайней мере, надеетесь, что ваших людей не заметили.

— Верно.

— В таком случае моя сестра должна находиться в лагере, — настаивала я.

— Мне бы тоже хотелось так думать.

У меня вытянулось лицо. Он посмотрел на меня, и его взгляд мне не понравился.

— Мисс Харрис, мне не хотелось бы, чтобы вы питали ложные надежды.

— А вы что думаете?

— Я не исключаю, что Арнольд Росситер мог прибыть сюда раньше нас.

— Тогда нам следует сразу отправиться в лагерь! Немедленно!

— Мы поступим не очень разумно, если поедем туда сейчас. Лучше отправиться рано утром. Поверьте, я лучше знаю.

— Ваши люди узнали что-нибудь о Джелксе?

— Только то, что он занимается своей работой в Долине царей, хотя дело продвигается медленнее, чем ожидалось. И что раз в неделю в город приезжает молодая американка пополнить запасы продуктов. Иногда она останавливается на ночь в этой гостинице.

— Адель. Значит, сестра работает вместе с ним. Должно быть, она вернулась в лагерь.

— Надеюсь на это.

— Я тоже.

Некоторое время мы молчали, затем он сказал:

— Мисс Харрис, я проголодался, составите мне компанию?

— Совершенно не хочется есть, — вздохнула я, — но пойдемте…

Ресторан оказался довольно вместительным, там было полно туристов. Мы нашли маленький столик у стены, и несколько официантов принялись нас обслуживать. Хотя еда была вкусной и атмосфера успокаивала, меня хватило лишь на чашку чая.


Когда Ахмед поел и мы пили чай, я тихо спросила:

— Что это за план, который вы хотели обсудить?

— Ах, да. — Ахмед откинулся на стуле и огляделся. К этому времени ресторан был почти пуст, несколько человек сидели так далеко, что не могли нас расслышать. Он наклонился ко мне и сказал: — Все, что я вам до сих пор говорил, это всего лишь версия. Фактов нет. Но в моей работе часто все начинается с версий, факты приходиться искать. Я начал расследование, основываясь исключительно на слухах, и продолжил его, имея одну не очень убедительную улику. Точнее, до Рима я следил за молодой американкой, при которой имелся предмет неизвестного происхождения и которая затем вступила в контакт с известным в международных кругах контрабандистом, — все это вы назвали бы гипотезой.

И предположение, что вся эта история началась с Пола Джелкса, также всего лишь версия. Он может быть невиновен, хотя более вероятного подозреваемого нам трудно представить. Мы знаем, где расположен его лагерь. Если мы отправимся туда и учиним обыск, вполне можем ничего не найти и насторожить его, после чего никогда не узнаем правду. Если Джелкс ни при чем, то истинный виновник может узнать о нашем допросе и таким образом найти способ, как улизнуть от нас. Видите ли, мисс Харрис, ведь это тонкая работа, ибо мы имеем дело с хитрыми людьми. Они не глупы, и нам также не следует делать глупости.

— И что же мы будем делать?

Он снова огляделся и наклонился еще ближе.

— Мне нужны более убедительные доказательства, прежде чем идти к Полу Джелксу. Если каким-либо образом удастся точно узнать, что это он, тогда я, не теряя времени, нанесу ему визит. Если выяснится, что именно Пол Джелкс ищет возможность сбыть объекты древности, тогда я могу отправиться к нему в лагерь и данной мне властью конфисковать все, чем он располагает. А затем я буду допрашивать его до тех пор, пока он не скажет, где находится захоронение.

— Если оно есть.

Ахмед чуть наклонил голову.

— Хорошо, но как вы раздобудете доказательства?

— Не обязательно доказательства, мисс Харрис, а путеводную нить, которая подтвердит правильность моих версий. Как раз для этого я разработал план. Но для его выполнения потребуется ваша помощь.

— Разумеется, я буду рада помочь.

— И… — его голос прозвучал безрадостно, — это опасно.

— И что? Разве мне все это время не угрожала опасность?

Он довольно улыбнулся.

— Тогда все в порядке. Вот в чем суть плана. Мои агенты посетили в Луксоре всех торговцев предметами древности, и мало кто сказал, что видел шакала в руках молодой американки. Это неспроста. Можно допустить, что она посетила лишь несколько торговцев, но я в этом сомневаюсь, потому что в ее же интересах встретиться со всеми ними. Не все торговцы станут признавать этот факт, поскольку они опасаются государственных чиновников. Этот народ действует осторожно, боясь лишиться лицензий. А это произойдет, если они окажутся — как это у вас называется — замешаны в незаконных сделках. Понимая все это, они при встрече с государственным служащим…

— Держат рот на замке?

— Да. Они не признаются, что видели эту американку с шакалом. Возможно, некоторые вызвались принять находки из захоронения, но испугались, когда мои люди стали задавать им вопросы. Перед нами много препятствий, мисс Харрис.

— Так в чем заключается ваш план?

— Мне пришло в голову, что если та самая американка вместе с шакалом еще раз явится к этим торговцам и предложит еще кое-что, возможно, они начнут говорить с ней более откровенно.

— Адель? Но каким образом?

— Нет, мисс Харрис. Я имею в виду вас.


В течение следующего часа мы с Ахмедом снова и снова изучали этот план и, наконец, остались им довольны. Я была спокойна. Если все задуманное получится, я найду свою сестру. А это самое главное.

Мне всего лишь предстояло обойти лавки древностей, торговцы которых имели лицензии, помахать шакалом, словно приманкой, и ждать, пока кто-то из них не проболтается. Рискованное предприятие, но игра стоила свеч.

— Сейчас мы не сможем туда отправиться, потому что лавки закрыты и откроются только в четыре. Сейчас два часа. Погуляем немного до того, как приступить к делу?

Мы вышли из «Нью Винтер Палас» навстречу тихому дню, теплому ветерку и запахам цветов. Как в Каире, Риме и многих других городах с жарким климатом, Луксор между часом и четырьмя погружался в тишину, чтобы пережить самую горячую часть дня. Это мне понравилось и, хотя мне не терпелось ринуться на поиски Адели, я обрадовалась возможности сбавить темп после предыдущих сумасшедших дней.

Аль-Нил-стрит шла параллельно реке, и мы решили прогуляться. Шли молча, были сосредоточены и думали каждый о своем. Я не могла угадать, что происходит в его голове, но в моей вертелись все те же вопросы без ответов. Что я узнаю сегодня вечером об этом шакале и сестре после обхода лавок торговцев древностями? Все ли пойдет так, как надо?

Мы обошли Луксорский храм, возле которого расположился городской парк. Там на нас набросились сорванцы, кричавшие:

— Бакшиш, бакшиш!

Ахмед расщедрился на несколько монет и прогнал их. Мы пошли дальше по Аль-Нил-стрит, пока не вышли к отелю «Савой».

Было очень жарко. Ахмед нашел каменную скамью, и мы сели под тенью дерева. Наслаждались передышкой, наблюдали за скользившими по реке фелюгами и слушали, как вода с тихим плеском набегает на траву. У меня было спокойно на душе, я чувствовала себя почти безмятежно. Луксор — красивый город, тихий, живописный, жаль, что такие тревожные обстоятельства привели меня сюда.

Адель была где-то совсем рядом: либо в городе, либо в песках пустыни по ту сторону реки. Или же отправилась еще куда-нибудь. Меня уже порядком утомили все эти тайны, опасности и погони. Хотелось бы остаться здесь на месяц, безмятежно гулять по городу и мечтать. И еще… неплохо, если бы рядом был бы Ахмед Рашид.

Запряженные в экипажи лошади с цокотом везли туристов к Карнакскому храму [46]. Я время от времени оборачивалась, чтобы взглянуть на них — каждый экипаж отличался от другого, ярко украшен в соответствии со вкусом его владельца.

Вдруг Ахмед спросил:

— Не хотите прокатиться на таком?

— Простите?

— Экипажи. Вы поглядываете на них. Мы можем прокатиться до Карнака и обратно. Или вокруг Луксора. Не желаете?

— Хочу, конечно, это было бы просто здорово!

Вскоре показалась лошадь, тянувшая пустой экипаж. Ахмед взмахом руки остановил его. Он помог мне сесть и попросил отвезти нас к Карнакскому храму, затем откинулся на сиденье и стал рассказать о достопримечательности Египта.

Но я не слушала его. От того, что он рассказывал, меня отделяли огромные расстояния и множество миров. Мои мысли парили над зеленовато-голубой рекой и опускались на грешную землю. Какой бы раньше ни была Лидия Харрис, она изменилась за последние десять дней настолько, что стало даже трудно вспомнить, какой же она действительно была раньше.

Нет, это нечто большее, чем перемена… Возникло ощущение, будто я пробуждаюсь. Мне вдруг стало ясно, что всю жизнь я только и делала, что остерегалась влюбиться. Да, я все время поворачивалась спиной к любви.

Я всегда считала себя храброй женщиной, которой не страшны никакие препятствия. Сталкиваясь со множеством трудностей, я, не жалея сил, боролась и побеждала их. Однако, в конце концов, оказалось, что храбрости у меня-то и не хватало, да и настоящих трудностей не встречала. Самой большой из всех трудностей оказалась любовь, а ее я как раз и боялась.

Делая вид, что любуюсь красотами Луксора, я исподволь изучала сидевшего рядом человека. Я всегда избегала людей и старалась не связывать себя с кем бы то ни было. Но сейчас я чувствовала к нему неподдельный интерес и желание, чтобы наши отношения продолжились.

Ахмед смотрел в сторону, по его глазам было видно, что он о чем-то напряженно думает. Может быть, обо мне?

Хотя вряд ли. Он такой чужой, думала я, нас разделяет целый мир. Разве можно влюбиться в этого человека, и разве может он влюбиться в меня?

— Баранья тропа, — послышался его голос.

Я взглянула на Ахмеда.

— Что вы сказали?

— Вы спросили меня, что это за статуи.

— Я спрашивала?

— Это припавшие к земле бараны, указывающие путь к пилонам Карнакского храма. Величественные процессии фараонов когда-то шествовали посреди этих животных. Это боги.

Я не сводила глаз с Ахмеда Рашида.

— Мне надо почитать обо всем этом, — услышала я свой голос. — С этим так много связано.

Он тихо рассмеялся:

— Вы меня не слушаете.

— Почему вы так говорите?

— Я это вижу по вашим глазам. Вы просто делаете вид, что слушаете. Вам сейчас не следует думать о сестре…

— Я не думала о ней. Правда. Я думала о ком-то… кто остался дома.

— Понятно. О друге?

— В некотором смысле. Он очень хороший друг. Только он знает, почему я приехала сюда. Я хотела позвонить ему из Каира…

— Он работает в вашей больнице?

— Да. Он хирург.

— Понятно, — снова сказал Ахмед, хотя мне показалось, что он ничего не понял.

Я снова вспомнила доктора Келлермана, думала об этом смуглом человеке, сидевшем рядом и говорившем со странным акцентом, и чувствовала смятение. Разве можно любить сразу двух мужчин?

Ахмед пристально разглядывал меня. Я не очень удивилась, когда он спросил:

— Почему вы не замужем?

— А вы, почему не женаты? — спросила я в ответ.

— Я был женат один раз. Жена умерла четыре года назад от диабета. Все произошло неожиданно. Спасти ее не удалось.

— Диабет! Очень жаль. Извините. — Я считала, что в наше время не умирают от такой болезни. Она поддается лечению. Но ведь люди все еще умирали от полиомиелита и оспы, хотя в это трудно поверить. — Я не хотела лезть в чужие…

— Но я ведь спросил вас первым. — Ахмед снова улыбнулся. — Мы должны знать побольше друг о друге, если хотим стать друзьями. Теперь вы знаете обо мне все.

— Так просто?

— Так просто.

Я вжалась в сиденье и закрыла глаза, мысленно представляя, как Ахмед кладет сахар в чай. Затем открыла глаза и взглянула на него. Значит, он одновременно был и наивным, и мудрым. Подобно всем египтянам он был по-детски простодушен и одновременно хитер.

— Уже поздно, — сказал он, взглянув на часы.

— Да, — пробормотала я.

Я чувствовала, что раздваиваюсь, испытывая нежность к доктору Келлерману, — спокойную, будто ласковый ветерок трогает мое сердце. И новые чувства к Ахмеду Рашиду — смущавшие и волновавшие, пробуждавшие дремавшие во мне страсти. Неужели такое возможно?

— Сейчас мы вернемся в гостиницу, а оттуда пойдем на базар. Мисс Харрис, вы не передумали?

Я заглянула в его большие и чистые глаза. Теперь я доверяла ему, чувствовала себя с ним в безопасности, он меня волновал, я все больше любила его…

— Я не боюсь.

Глава 13


Фигурка шакала снова перекочевала в мою сумочку. Когда она находилась в кармане брюк, мне было спокойнее. Кроме того, шакалу придется сыграть роль приманки, это меня тревожило.

— В Луксоре много лавок, где продают учтенные предметы старины, но все посетить мы не сможем. Однако я составил список тех, с которыми Джелкс, как мы подозреваем, может иметь дело. У торговцев этих лавок дело поставлено на широкую ногу, и через них проходит много товара. Ну, вам ясно, что надо делать?

— Да. Это нетрудно. Мне всего лишь надо войти в магазин и разглядывать товар, чтобы проверить, не примет ли меня кто-нибудь по ошибке за Адель. Если нет, я подойду к продавцу, достану фигурку шакала и посмотрю, как тот поведет себя. Если продавец останется равнодушным, я спрошу, не помнит ли он эту вещь. Дальше действую по обстоятельствам.

— Отлично. Вы понимаете, что я не смогу войти в лавку вместе с вами. Я должен оставаться снаружи и не засвечиваться.

— Да, я это знаю.

Он умолк и посмотрел на меня. Затем неожиданно взял меня за руку и, легко пожав ее, сказал:

— Лидия, вы идете на огромный риск. Если хотите, можете отказаться пока не поздно. Вы не обязаны это делать.

Я покачала головой.

— Мне так же, как и вам, не терпится скорее закончить с этим делом. Может быть, даже больше, чем вам.

— Ну, тогда все хорошо. Можно приступать.


Самые лучшие и дорогие лавки находились рядом с «Нью Винтер Палас», поэтому мы начали именно оттуда. Первая располагалась посреди комплекса магазинов, в которых торговали сувенирами, одеждой и ювелирными изделиями, и принадлежала Мухаммеду Рагибу, имеющему патент торговца древностями. Над дверями висела табличка с позолоченными буквами, на ней значился номер государственной лицензии.

Лавка оказалась большой, хорошо освещенной, оборудованной витринами с двух сторон, современными осветительными приборами на потолке; места в ней хватало, чтобы передвигаться и осматривать товар. Поскольку владелец магазина в данный момент обслуживал другого клиента, я разглядывала прилавки, не выпуская из виду входную дверь. Я хотела быть начеку в случае, если бы кто-нибудь вдруг вошел.

— Добрый день, мадам, — сказал араб, заметив меня. Покупатели вышли, и я осталась с ним в магазине одна. — Чем могу вам помочь?

Он приблизился ко мне, от него разило картошкой и луком.

— Видите ли, я еще не решила…

Я повернулась к нему, чтобы дать ему получше рассмотреть свое лицо. По его поведению нельзя было сказать, будто он узнал меня.

— Мадам, может быть, вас интересуют драгоценности? Пройдите сюда, пожалуйста.

Он указал на длинный застекленный прилавок, стоявший вдоль стены, и направился к нему.

Я осторожно пробиралась среди хрупких предметов древности — больших статуй фараонов и цариц, гигантских ваз с античным рисунком, изящных столов с инкрустацией из слоновой кости. Каждый предмет снабжался биркой, которая подтверждала его подлинность и регистрационный номер, присвоенный ему правительством.

Араб торопливо зашел за прилавок и тут же начал доставать подносы со старинными драгоценностями.

Пухлыми руками он достал большой и тяжелый кусок золота, которому была придана форма грифа, инкрустированного полудрагоценными камнями.

— Это нагрудное украшение изготовлено в Фивах во время девятнадцатой династии, — сообщил он. — Возьмите его, мадам. Вам покажется, будто крылья и тело птицы изящно инкрустированы лазуритом, сердоликом или полевым шпатом. Видите ли, это совсем не так. Это древнее стекло, да так хорошо сделанное, что даже эксперты не способны определить разницу. Древние египтяне пробовали подделать стекло под драгоценные камни, а вы заметили, что их стекло не похоже на наше. Смотрите, оно блестит совсем не так, как современное, потому что содержит меньше кварца и извести. Мадам, теперь проведите по нему пальцем. Крохотные пузырьки воздуха на поверхности придают этому стеклу то же самое строение, что и драгоценному камню, под который оно подделано. Наши предки были очень умными.

— Да, конечно…

Я положила нагрудное украшение.

— У меня есть несколько аметистовых предметов времен Среднего царства, — торопливо продолжил он. — Их нашли в районе Асуана. Или мадам, возможно, интересует что-либо из последнего периода? Вот ожерелье, сделанное из берилла и датированное эллинистическими временами.

— Нет, спасибо. Думаю, что нет.

— Может, мадам хочет чаю? Я как раз собирался…

— У меня мало времени, простите, так что перейду сразу к делу. Мне хотелось бы, чтобы вы просветили меня кое в чем.

Стараясь выглядеть как можно спокойнее, я достала из сумочки узел, развернула его и положила фигурку шакала на прилавок между двух подносов с драгоценностями. Я внимательно следила за лицом араба, пытаясь уловить его реакцию, но ничего особенного не произошло.

Он уставился на шакала, взял его в руки, чтобы пристальнее изучить фигурку, затем сказал:

— Что именно вы хотите узнать?

Значит… Адель сюда не заходила.

— Возраст и, если это возможно, откуда он.

— Ах, мадам, как я могу это сказать? Этот кусок слоновой кости является частью комплекта. Я ничего не смогу сказать о нем, если не увижу остальные предметы. Или коробку-доску от игры, в которой эта фигурка находилась. У вас есть доска?

— Нет.

— Это и понятно. Слоновая кость долговечнее черного дерева. Фигурки из этой игры пережили века, однако доски, на которых играли, не сохранились. Те немногие, что пережили века, сейчас в музеях.

— Вы случайно не знаете, где можно купить такую доску или, может быть, остальные фигуры комплекта?

Он покачал головой.

— Ничто не доставило бы мне большего удовольствия, мадам, чем продать вам такие предметы.

— Что ж, все равно спасибо.

Я снова завернула шакала, спрятала его в сумочку и быстро вышла из магазина.

Ахмед ждал меня на другой стороне улицы, под деревом на поросшем травой берегу реки.

— Бесполезно, — сказала я, подойдя к нему. — По лицу торговца было видно, что я ему никого не напоминаю. Он даже не поинтересовался, откуда у меня этот шакал.

— Тогда пойдемте в другую лавку.


Я обошла еще три лавки в районе «Нью Винтер Палас», но везде меня ждала неудача. После этого мы с Ахмедом снова встретились на берегу, подальше от посторонних глаз.

— Теперь пойдем в город. Там, на базаре, есть лавочки, куда Адель могла заглянуть. Вероятно, она сторонилась тех, которые расположены близ гостиниц.

Я посмотрела в ту сторону, где от Аль-Нил-стрит ответвлялась извилистая улочка, исчезавшая за Луксорским храмом. Она вела в центр города к многолюдному базару. Я знала, что он мало чем будет отличаться от базара на Муски, и была расстроена тем, что нам до сих пор ничего не удалось обнаружить, но Ахмеду ни словом не обмолвилась об этом.

Я посмотрела на реку. Солнце скрывалось за скалы на другом берегу, превращая пальмы в силуэты, окрашивая небо в сиреневый, а воды реки в темно-синий цвет. Скоро совсем стемнеет.

— Пойдемте, — сказала я.

Мне не терпелось поскорее оказаться в центре города, и я прибавила бы шагу. Но мы оба понимали, что нельзя привлекать к себе внимание, поэтому надо идти не спеша, подстраиваясь под остальных пешеходов.

Там все было точно так же, как на базаре Муски, и, когда я убедилась в этом, мое сердце забилось быстрее. Хотя луксорский базар по длине уступал каирскому Муски, он показался не менее грозным, чем его каирский собрат, — на нем было столь же многолюдно, шумно и страшновато. И я не на шутку занервничала.

Первая лавка находилась в стороне, в маленьком переулке, и снаружи выглядела скромно. Мне пришлось обойти осла, чтобы добраться до двери, а когда я вошла, внутренняя обстановка не произвела на меня впечатления. Эта лавка принадлежала Рамешу Гупте и оказалась чуть просторнее большого стенного шкафа. Ее украшали ряд полок с книгами, ювелирные изделия и несколько акварелей с видами Нила. Вместо прилавка стоял письменный стол, заваленный бумагами.

Мистер Гупта, выходец из Индии, был в тюрбане, безупречном деловом костюме и разговаривал высоким певучим голосом.

— Bonjour, madam.

— Hello.

— А, вы из Британии?

— Нет, я американка.

— Вот как. — Он поклонился. — Могу я предложить вам чаю?

— Нет, спасибо.

Чайник и несколько чашек занимали большую часть стола. Душная комната наполнилась ароматом мятного чая.

— Чем может служить вам Рамеш Гупта?

Я изучала его лицо, глаза и не увидела ничего, кроме обычной вежливости к новой посетительнице. Я оглядела крохотную лавочку. Ума не приложу, зачем Ахмед послал меня сюда.

— Хотите что-то купить, мадам? Все предметы старины здесь подлинные и зарегистрированы правительством. Разрешите, я вам покажу…

Он потянулся к огромной книге, едва помещавшейся на полке над столом. Книга со стуком упала и открылась на странице, которая вполне могла перекочевать сюда из манхэттенского телефонного справочника. В каталоге Гупты значились тысячи предметов, к каждому из них прилагались описание, регистрационный номер и цена. Все это было напечатано мелким шрифтом.

Так вот почему я оказалась здесь! Ассортиментом эта скромная лавка превосходила остальных.

— Мне хотелось бы, чтобы вы взглянули на одну вещь.

— Разумеется.

Улыбка не сходила с его лица, он хотел угодить мне.

Но когда я развернула шакала и положила фигурку на стол, выражение его лица изменилось. Сначала он нахмурился, затем, будто вспомнив о чем-то, снова заулыбался.

— А, вы та леди с шакалом. Значит, вы все еще не нашли покупателя?

Мое сердце отчаянно забилось.

— Я надеялась, что вы мне поможете.

— Но мадам, — сказал он извиняющимся тоном, — я вам уже говорил, что не занимаюсь подобными вещами. Я имею дело лишь с правительством. Вы должны это понять. Я честный человек. И должен предупредить вас, что два дня назад сюда приходили чиновники из управления и расспрашивали меня. Но я, конечно же, ничего им не сказал.

— Я ценю это, спасибо. Вы не могли бы сказать мне, кто…

— Я уже говорил вам, что не хочу связываться с этим. Я даже не могу назвать имен торговцев, которые помогут вам, ибо правительство сурово обходится с преступниками. Я не желаю потерять свою лицензию, мадам.

Я некоторое время молчала, думая, как поступить дальше. Он пока еще не сказал ничего, что могло бы навести на мысль о причастности Джелкса к этому делу, но больше не оставалось сомнений, что Адель занимается чем-то незаконным. Из слов торговца нельзя было понять, что ему известно. Сказала ли Адель ему о захоронении?

Рамеш Гупта сам прояснил мои сомнения.

— Вы должны прислушаться к моему совету, мадам. Совету, который я дал вам в прошлый раз. Обладание небольшим количеством предметов древности еще не является преступлением. Отнесите их египетским властям. Намного лучше продешевить, чем лишиться свободы.

Я поблагодарила его, вышла на улицу и нашла Ахмеда, который ждал меня в глубине переулка. После того как я слово в слово пересказала ему разговор в магазинчике, он спокойно сказал:

— Итак, ваша сестра, похоже, действовала осторожно и, видно, намекнула, что она помимо шакала незаконно владеет лишь несколькими предметами, которые хотела бы продать. Исходя из этого, можно предположить, что она рассказала бы о захоронении, если бы нашла торговца, который в отличие от Гупты пошел на сделку.

— Тогда она рассказала бы и о Джелксе.

— Да. Пока у нас практически ничего нет. Придется искать дальше.

— Да, я думаю…

— С вами все в порядке?

В его глазах была тревога. Мы стояли в тени, сгустившиеся сумерки погрузили улочку в полный мрак. Ахмед взял мою руку и крепко сжал ее. Мы стояли близко, почти касаясь друг друга.

— Со мной все в порядке.

— Возможно, Росситер находится совсем рядом, — спокойно сказал он, подразумевая многолюдный базар, шум которого долетал до нас.

— Я знаю.

— Лидия, сейчас пойдем в гостиницу и подумаем, что нам делать. Возможно, следует отправиться в лагерь Джелкса и, веря в удачу, допустить, что он причастен к этому делу.

— Нет, — поспешила возразить я — А что, если он не причастен? Или он причастен, но вы в этом не уверены. Вы ведь не арестуете его, правда? Наше появление все испортит. Я все же буду ходить по лавочкам до тех пор, пока кто-то не потеряет бдительность. Если выяснится, что Джелкс замешан в этом, тогда можно действовать наверняка.

— Действовать наверняка?

— Ахмед… не меняйте свой план из-за меня. Я сумею постоять за себя.

Я долго смотрела ему в глаза, чувствовала его близость, он держал мою руку. Раньше я не отличалась храбростью, но сейчас стала другой. Ради того, чтобы вызволить сестру из беды, я готова пройти сквозь огонь и воду и далее встретиться лицом к лицу с Арнольдом Росситером.

Посещение следующих двух лавок тоже ни к чему не привело. Уже стемнело, когда я снова вернулась к Ахмеду. И вдруг ощутила тревогу. Возможно, разыгралось воображение или сказалось то, что меня чуть не убили в толпе на базаре на Муски — ужасные воспоминания о случившемся не отступали — но мне становилось не по себе. Все шло как-то слишком гладко, без особых происшествий. Это и настораживало.

Наконец мы дошли до лавки С. Хури, имевшего лицензию торговца подлинными предметами древности. Лавка находилась у самого базара, в большой витрине были выставлены древние статуи, фигурки и вазы. Ахмед ободряюще кивнул мне, затем смешался с толпой и исчез. Я решительно открыла дверь лавки.

Это была маленькая затхлая лавочка, битком набитая медными украшениями, гобеленами, скульптурами, книгами и картинами. Все это освещалось лишь двумя лампами, висевшими на потолке. От тусклого света создавалось впечатление, что здесь тесно и многолюдно.

По узкому проходу я добралась до стеклянного прилавка в глубине, ступая осторожно, чтобы не задеть маленькие столики, на которых стояли изящные фигурки.

Храмовые колокольчики у входной двери возвестили о моем приходе, после чего из-за украшенной бусами ширмы тут же выглянул хозяин. Это был маленький, похожий на ласку мужичок с хитрыми глазами и узким лицом. Его прилизанные черные волосы напоминали шлем, отражавший падавший сверху слабый свет. Приближаясь, я следила за его лицом, пытаясь уловить малейший намек на то, что он узнал меня. Но ничего особенного не заметила.

Он улыбнулся и вкрадчивым голосом сказал:

— Добрый вечер, мадам.

— Здравствуйте.

Я подошла к нему ближе, нас разделял лишь прилавок, и не увидела на его лице ни малейшего намека на то, что он узнал меня. Он сиял, излучая любезность.

— Мадам интересуется антиквариатом?

— В некотором смысле. — Я огляделась. Удушающе пахло благовониями. Появилось ощущение, будто меня заперли в тесную клетку. — Мне хотелось бы, чтобы вы взглянули кое на что.

— С удовольствием.

Я поставила сумочку на прилавок, пытаясь скрыть волнение. Мне удалось унять дрожь в руках, пока я доставала сверток. Потом я как можно спокойнее развернула носовой платок и показала фигурку шакала.

Человек со звериным личиком хранил полное спокойствие.

— Какое совершенство, — произнес он и взял фигурку. — Прелестная вещица. И идеально сохранилась.

Я внимательно наблюдала за ним, пока он рассматривал фигурку шакала. Мне показалось, что он слишком контролирует себя и заранее отрепетировал свои действия. Хотя видимых причин так думать у меня не было. Мистер Хури приветливо улыбался, был учтив и проявлял обычный интерес, как и другие. И все же… в его поведении проскальзывало что-то другое. То, чего не было у всех остальных. И это настораживало.

— Откуда у вас эта прелестная вещь? — услышала я его вопрос.

Мне показалось, будто в углах лавки собираются зловещие тени. Опять появилось чувство, будто я попала в ловушку.

— У меня есть еще другие… — неуверенно произнесла я. С его лица не сходила слащавая улыбка.

— Я не сомневаюсь, что они у вас есть. Вы позволите мне разглядеть эту вещь при более ярком свете?

Араб вышел из-за прилавка и встал под лампой. В этот момент мне почудилось чуть заметное шевеление за украшенной бусами ширмой.

Мистер Хури обошел меня, вертя фигурку в руках, и встал лицом к прилавку. Мне пришлось повернуться к нему.

— Похоже, что вещь подлинная, — заключил он. — Думаю, она относится ко времени Нового царства. — Затем он посмотрел на меня, прищурившись. — Что у вас еще есть?

Я, набравшись смелости, решила продолжить игру.

— Я вам уже говорила об этом, когда приходила сюда последний раз.

Его лицо расплылось в улыбке.

— Конечно, говорили. Не знаю, зачем делать вид, будто вы не заходили сюда раньше, но это не имеет значения. Я знал, что вы вернетесь. — Он задумчиво взглянул на фигурку, постучал ею по ладони и сказал: — Но в тот раз я говорил, что буду иметь дело не с вами, мадам, а напрямую с вашим хозяином. Вы помните?

Мое сердце бешено застучало. Значит, Адель на кого-то работает.

— А поскольку вы предлагаете так много товара, — продолжил угодливый мистер Хури, — я засомневался, что в Луксоре или Каире кто-то возьмется за подобную сделку. Только мне по силам сбыть такое количество предметов.

У меня перехватило дыхание. Значит, захоронение все-таки существует!

— Если вас это интересует, — смело сказала я, — то можете действовать через меня.

Он покачал головой и протянул мне фигурку.

— Извините, мадам. Я не могу так рисковать. Пожалуйста, передайте Джелксу, что мы должны встретиться либо наедине, либо навсегда забыть о разговоре.

Кровь застучала у меня в висках. Сердце отчаянно забилось. Он назвал Джелкса… Значит…

В следующее мгновение сзади послышался шум, я резко обернулась и увидела прямо перед собой того самого толстяка в очках.


— Добрый вечер, — сказал он. — Может быть, я смогу вам помочь?

Я охнула и снова обернулась. Мистер Хури незаметно исчез.

— Разрешите представиться. Я Карл Швейцер.

Я снова повернулась к нему. На его лице светилась глуповатая улыбка, а глаза за толстыми линзами казались преувеличенно большими.

— Может, я смогу вам помочь? — повторил он с немецким акцентом.

Я быстро соображала, что делать. Ведь Ахмед стоит на другой стороне улицы и не видит происходящего в магазине. Он даже не услышит, если я закричу. Торговец антиквариатом исчез — его либо вынудили к этому, либо он был в сговоре с толстяком. Так что я находилась один на один с человеком, который убил Джона Тредвелла.

— Как вы хотите мне помочь, мистер Швейцер? — спросила я сдавленным голосом.

Я подалась немного назад и почувствовала, что моя нога натолкнулась на какое-то препятствие. Слева от меня находился прилавок, а передо мной стоял толстяк. Это означало, что выйти я могла лишь справа по узкому проходу со многими препятствиями, причем до двери было довольно далеко.

— Я иногда торгую предметами древности. — Он указал на фигурку шакала в моих руках. — Если я правильно понимаю, вы хотите кое-что продать?

— Видите ли…

Я хотела выиграть время и оценить ситуацию. Вполне возможно, Швейцер не догадывался, что я знаю, кто он такой. Вероятно, он валяет дурака, чтобы отвлечь меня. У меня внезапно пропало желание играть в опасные игры. Мне захотелось покончить со всем и вернуть сестру. Я хотела побыстрее избавиться от преследующего меня кошмара, а этого нельзя было добиться притворством, ложью, игрой или хитростью. Я собиралась покончить со всем честно, и готова была постоять за себя.

Я решила пойти ва-банк и решительно сказала:

— Я знаю, кто вы, мистер Швейцер.

Улыбка на его лице застыла.

— Правда?

— Вы были вместе со мной в Золотом доме.

В ответ он не сказал ни слова и не шелохнулся.

— И я видела вас вместе с Джоном до того, как его убили.

Швейцер задумчиво кивнул.

— Понятно…

Я крепко обхватила голову шакала — его длинная морда и острые уши впились мне в руку. Я держала его крепко, словно кинжал, как будто готовясь нанести удар.

— Тогда нам нет смысла терять время, — тихо сказал он. Мы уставились друг на друга, настороженные и готовые действовать.

— Мы можем оказаться полезны друг другу, — произнес толстяк.

— Каким образом?

Я дрожала.

Он молниеносно вытащил пистолет и нацелился на меня.

— Идите за мной, — тихо произнес он.

Не веря своим глазам, я уставилась на пистолет.

— Куда?

— А вы не догадываетесь? Если вы знаете, кто я, тогда вам должно быть известно, куда мы пойдем.

— Мы можем поговорить здесь, — как можно спокойнее ответила я.

Сердце стучало так громко, что у меня, казалось, заложило уши.

— Я так не думаю, дорогая. Будьте благоразумны. Неприятности нам ни к чему.

Я решила больше не тратить времени на раздумья. Если Швейцеру удалось застать меня врасплох, то я тоже могу преподнести ему сюрприз. Не раздумывая, я левой рукой подбросила вверх его руку с пистолетом, а правой машинально нанесла удар. Основание шакала угодило в цель, пистолет описал дугу в воздухе, а не ожидавший подобного Швейцер схватился за раненное плечо.

Я побежала к выходу, задевая столы, отталкивая статуи и отчаянно выбираясь из сваленных в кучу предметов. Распахнула дверь и сломя голову бросилась в толпу. Не оглядываясь и не думая о вежливости, я уносила ноги подальше от лавки, как вдруг почувствовала, что руки Ахмеда Рашида обвивают меня и притягивают к себе.

— Лидия!

— Быстро… — выдавила я, — бежим…

Мы не глядя пробирались сквозь толпу, причем никто не обращал на нас ни малейшего внимания, и вскоре добрались до какой-то неприметной двери вдали от света и людей.

Я урывками говорила что-то невнятное, рыдая, а Ахмед, чувствуя мою беззащитность, бережно обнял меня.

— Что случилось? — несколько раз спросил он, затем взял шакала и заметил, что тот покрыт кровью.

— Толстяк… — вымолвила я, — у него был пистолет…

— Понятно.

Мы тут же покинули район базара и побежали дальше по темным, пустынным улицам, торопливо шли по узким переулкам, скользким мостовым и безлюдным аллеям. Ахмед хорошо знал дорогу и уводил меня в сторону гостиницы, в безопасное место.

Когда мы наконец приблизились к «Нью Винтер Палас» и снова оказались в привычной толпе пешеходов, он отвел меня в сторону. Ахмед сказал, что я очень бледная, а блузка забрызгана кровью.

— Хотите сейчас подняться в свой номер? — спросил он.

— Да.

— В вестибюле нас увидят люди…

— Мне все равно, я хочу подняться в номер. Прямо сейчас.

Мы прошли через сад и взбежали по ступенькам к центральному входу. Швейцар, к счастью, разговаривал с водителем такси и не заметил нас. Мы сами открыли застекленные двери и торопливо прошли через вестибюль к лифтам. Нам повезло — дверь одного лифта тут же открылась и закрылась, когда мы оказались внутри. Кроме нас с Ахмедом в лифте больше никого не было.

Оказавшись в номере, я без сил опустилась на одну из сдвоенных кроватей. Задернув занавески и заперев дверь, Ахмед сел рядом со мной и разжал руку. Он испачкал пальцы оставшейся на фигурке кровью.

— Вы сможете рассказать, что произошло?

— Да. Сейчас.

Я сделала глубокий вдох и рассказала обо всем, что случилось в лавочке Хури, не забыв рассказать об ощущении, будто я попала в ловушку и о том, что заметила движение за ширмой.

— Итак… — произнес он после непродолжительной паузы, — толстяк Швейцер был там еще до вашего прихода. Это означает, что он либо знал, что вы туда придете, либо у него были какие-то дела с мистером Хури.

— Откуда ему было знать, что я загляну в эту лавочку?

— Может быть, от кого-то из других торговцев, кто запросто мог сказать, что вы одну за другой обходите лавочки. Он мог сделать вывод, что вы, в конце концов, придете к мистеру Хури, хорошо известному торговцу антиквариатом.

Я задумалась над его словами и неожиданно вздрогнула.

— Я действительно ударила его этой фигуркой!

Не говоря ни слова, Ахмед стал и пошел в ванную. Я услышала, как из крана потекла вода. Когда он спустя минуту появился и сел рядом со мной, его руки и фигурка шакала были чисты.

Тут я взглянула на свои руки — они были перепачканы кровью.

— Ахмед, меня не это беспокоит. Я привыкла к крови на работе. Но здесь совсем другое дело.

— Понимаю, — тихо сказал он.

— Серьезно… я в самом деле ранила его.

Ахмед обнял меня за плечи и притянул поближе.

— Вы спасали свою жизнь, — тихо сказал он. — Я виноват в том, что произошло.

— Вашей вины тут нет. Я знала, на что иду и ни о чем не жалею. Другого пути не было. Мне с самого начала приходится иметь дело с опасностью. Сегодня случилось то же самое. Не сомневаюсь, Адель ради меня поступила бы точно так же. — Я вздохнула и покачала головой. — Боже милостивый! С фигуркой шакала из слоновой кости против пистолета! Должно быть, я спятила.

— У вас ведь получилось, разве не так?

— Да… получилось. — Я представила пистолет, нацеленный в мое сердце, толстые пальцы, державшие его. В тот момент я ни о чем не думала и действовала импульсивно — мною двигал инстинкт самосохранения. — А что если бы я промедлила?

— Не стоит думать об этом.

— Если бы я не ударила его, то он не выронил бы пистолет. Он вполне мог удержаться на ногах и пристрелить меня. — Я взяла фигурку шакала у Ахмеда и взглянула на него. — Какая безобидная, правда? Тем не менее, она стала причиной всего, что произошло за эти последние… страшно подумать, одиннадцать дней. Он привел меня сюда, на другой конец света. Из-за него я чуть не погибла. И он спас мне жизнь, как ни странно…

Я неторопливо вертела фигурку. Ахмед крепко держал меня за руку. Тут мне в голову пришла мысль: именно шакал изменил меня и всю мою жизнь.

— По крайней мере, мы добились своего, — сказал Ахмед. — Мы теперь точно знаем, что Пол Джелкс причастен к этому делу, и завтра я отправлюсь в его лагерь совершенно официально.

Я взглянула на него. Сердце забилось быстрее; нет, не из-за случившегося, а скорее из-за близости к Ахмеду, тепла, излучаемого его телом, из-за того, что он крепко прижал меня к себе. Когда он наклонил голову и поцеловал меня, казалось, что так все и должно быть. Его губы коснулись моих, словно крылья бабочки, и тут же слились с ними. Его страстный поцелуй не испугал меня, напротив, я жадно впилась в его губы. В то роковое мгновение мне показалось, что ради этого я ждала этого всю свою жизнь.

Когда он ослабил объятия и немного отстранился, я заметила, что его глаза как-то странно заблестели, а на лице появилось загадочное выражение. Затем он произнес каким-то странным, почти торжественным голосом:

— Теперь я подойду к нему с чистой совестью. Я уверенно посмотрю ему в глаза, ибо не сомневаюсь, что правда на моей стороне. За это я должен благодарить вас, мисс Харрис.

— Да, конечно.

Я высвободилась из его объятий и встала. Потрясение прошло. Теперь я вновь чувствовала себя сильной.

Я пошла в ванную, вымыла руки и лицо, вернулась в комнату, села на кровать напротив Ахмеда Рашида и посмотрела ему прямо в глаза.

— Почему ты только что назвал меня мисс Харрис?

Он смотрел на меня и молчал.

— Раньше ты звал меня Лидией.

— Да, знаю.

Он не отводил от меня взгляда. Я почувствовала, что мое сердце вновь учащенно забилось, но на этот раз совсем по другой причине.

Я вспомнила доктора Келлермана и почувствовала нежность. Но пылкое чувство к Ахмеду означало волнующую, страстную любовь.

— Мисс Харрис… Лидия, — начал он очень неуверенно. — Я никогда раньше не был знаком с американкой. Ты и я, мы родились в разных мирах. У тебя другая религия. У вашей страны другая политика. У нас совсем разные обычаи. Мы… — он развел руками, — совсем не похожи друг на друга.

— И кого ты пытаешься убедить? — тихо спросила я. — Себя или меня?

Он отвел глаза. Я догадалась, что в его душе происходит борьба. Пока мы молчали, я вспомнила ночь в гостинице «Шепард», когда Джон уложил меня в постель, обнял меня и мы целовались. Я помнила, сколь жадны были те поцелуи и свою проснувшуюся страсть. Я смотрела на мужчину, который сидел передо мной. Он волновал меня без поцелуев и прикосновений. Сама его близость будила во мне страстное желание.

— Уже поздно, а завтра рано вставать. Тебе нужно поспать, Лидия. Но я не оставлю тебя, потому что это небезопасно.

Я встала, подняла сумочку с пола, снова завернула фигурку в носовой платок и начала стаскивать покрывало с кровати. Мой спутник продолжал неподвижно сидеть на месте.

Когда я сбросила туфли и забралась в постель, Ахмед поднялся и взял мою руку.

— Лидия, ты должна кое-что понять. Я испытываю те же чувства что и ты, — смущенно сказал он тихим голосом. — Но так не должно быть. Мы встретились случайно, и ты скоро вернешься домой. У тебя есть работа и хирург, который ждет тебя, а меня ждет работа в своем управлении. Мы из разных миров и не виноваты в том, что произошло между нами. Но так не должно быть. Завтра мы отправимся в пустыню, и, надеюсь, найдем твою сестру. Тогда вы обе вернетесь в тот мир, откуда пришли.

— Я знаю, где мой мир, — прошептала я.

Он еще крепче сжал мою руку. В этот момент я отдала бы все за то, чтобы он обнял меня и снова поцеловал. Мне хотелось, чтобы Ахмед сам понял, сколь бессмысленны его слова, и пришел к выводу, что разные культуры и религии ровным счетом ничего не значат.

— Лидия, если такова воля Аллаха, то все так и будет. Но я думаю, что это не так, потому что знаю — мы скоро расстанемся и больше никогда не увидимся. То, что случилось между нами и что происходит сейчас, не было предначертано судьбой.

Я отняла у него свою руку. Словно во сне, я скользнула под покрывало. В моей усталой голове шевельнулась мысль: должно быть, так чувствуешь себя во время анестезии.

Кто-то выключил свет. Не было слышно ни звука. Луксор спал. В гостинице царили тишина и покой. Глядя в темноту, я услышала, как кто-то прилег на соседнюю постель и вздохнул. И тут я почувствовала, как погружаюсь в долгожданный сон.


Я проснулась, как от толчка. На мгновение мне показалось, что вовсе не спала. В комнате было очень темно. Я напрягла слух, надеясь уловить хоть какой-то звук, движение или дыхание. Но было тихо.

— Ахмед? — прошептала я.

Свет можно было не включать, я уже чувствовала, что его здесь нет. Я выбралась из постели и подошла к окну и раздвинула шторы. В комнату проник лунный свет — кровать, на которой спал Ахмед была пуста.

Ничего не понимая, я подошла к двери, приложила к ней ухо и прислушалась. За дверью послышался приглушенный звук. Кто-то тихо разговаривал, словно не желая быть услышанным.

Я немного приоткрыла дверь и увидела Ахмеда — он стоял в коридоре и с кем-то шептался. Его собеседника я не разглядела. Тот прислонился к стене и небрежно держал руки в карманах. Казалось, он был совершенно спокоен, доволен собой, словно просто приятно проводил время. Он приглушенно засмеялся. Кто же он, этот невидимый собеседник?

Я прильнула к щели и наконец разглядела, с кем Ахмед так доверительно беседовал.

Это был тот самый толстяк — Карл Швейцер.

Глава 14


Осторожно закрыв дверь, я легла, тут же провалилась в сон и не посыпалась до утра. Приняв прохладный душ, я попыталась осмыслить увиденное вчера, но пришла лишь к одному заключению, которое, впрочем, мало что проясняло: Ахмед Рашид и Карл Швейцер знакомы.

Стоя перед зеркалом, я расчесывала влажные волосы. Ну что ж, значит, Ахмед Рашид всего-навсего обманщик и мошенник? Если Швейцер оглушил меня в Золотом доме и убил Джона, что же можно ожидать от его друга Ахмеда?

Я почувствовала горечь, разочарование и злость на себя. Меня в очередной раз одурачили, вот и все. Обвели вокруг пальца, как доверчивую простушку. Что еще должно произойти, чтобы я перестала бездумно доверять людям? Но я не собиралась сдаваться и была полна решимости продолжить поиски сестры во что бы то ни стало.

Ахмед постучал несколько раз и, не получив ответа, все же вошел в номер. Я стояла на балконе. Он подошел ко мне и сказал как ни в чем не бывало:

— Доброе утро. Я не знал, проснулась ли ты. Как ты себя чувствуешь?

— Отлично. — Я старалась не смотреть на него. — А ты?

— Очень хорошо. Я неплохо выспался.

Я ждала, что он, может быть, сейчас расскажет о своей встрече со Швейцером, и мои сомнения развеются. Однако он стал говорить совсем на другую тему.

— Скоро отчаливает первый паром. Второй будет только через час. Хочешь поехать на первом или сначала позавтракаешь?

— Я не голодна, — ответила я.

— Очень хорошо.

Ахмед пошел в комнату. Посмотрев на свои руки, я увидела, что вцепилась в перила с такой силой, что костяшки пальцев побелели.

Я должна была принять какое-нибудь решение. Что же делать? Сказать ему все начистоту или промолчать? Я увидела Ахмеда, и мое сердце растаяло. Да и вообще, грустно подумала я, он все равно соврет мне, и я ничего не добьюсь. Еще некоторое время можно делать вид, что я ничего не знаю. По крайней мере, до тех пор, пока не найду Адель.


Утреннее солнце в прямом смысле жгло глаза. Паром переправлял нас на западный берег, в царство, где Амон-Ра [47]каждое утро плавал когда-то под парусом своей солнечной лодки. В этот ранний час на пароме не было никого, кроме нас двоих, и это меня вполне устраивало. Не хотелось оказаться в толпе.

Из-за быстрого течения парому пришлось плыть вверх, чтобы потом спуститься вниз, и, поскольку мы не могли переправляться напрямую, путешествие оказалось долгим. Пока паром плыл к другому берегу, я наблюдала за Ахмедом, стоявшим у перил. Мне нравилось смотреть на него. В каком-то смысле я даже жалела о том, что прошлой ночью увидела его вместе с Швейцером. Лучше было пребывать в счастливом неведении и по-прежнему доверять ему, испытывая симпатию, а может быть, нечто большее.

Теперь же я чувствовала лишь досаду и разочарование.

На другом берегу стояло несколько свободных такси. Прежде чем отправиться в путь, мы договорились о цене — за один египетский фунт такси было в нашем распоряжении до самого обеда. После этого цена возрастет.

Мы с Ахмедом устроились на заднем сиденье, такси устремилось вперед по неровной дороге, оставляя за собой облако пыли. Ахмед рассказывал о тех местах, которые мы проезжали, правда, слушала я невнимательно.

— Эта маленькая деревушка справа от нас была построена в 1955 году вашим Сесилом ДеМиллем [48]для съемок фильма «Десять заповедей». Когда съемки закончились и съемочная группа уехала, здесь поселились местные крестьяне. Вот почему это место так отличается от других египетских деревень.

Мы проезжали поля с сахарным тростником и временами были вынуждены останавливаться, чтобы дать дорогу верблюдам. Дети: в длинных галабеях махали нам руками и что-то кричали.

Вскоре с правой стороны дороги показались две огромные статуи, и Ахмед пояснил:

— Это Колоссы Мемнона, гигантские статуи, когда-то охранявшие вход в храм, которого уже нет. Говорят, что одна из статуй много лет назад пела восходящему солнцу, поэтому считали, будто в ней воплотится дух царя. Однако, в самом деле пение объясняется трещинами от землетрясения. Через них проникал ветер и возникал звук, похожий на свист.

Я молча смотрела на статуи.

— Лидия, ты сегодня немногословна.

— Наверное.

— Я понимаю тебя. И надеюсь, что все скоро закончится.

Нет, ты не понимаешь, сердито подумала я. Конечно, чем скорее это закончится, тем лучше. Я зажмурилась. Ах, Ахмед Рашид, почему ты меня предал?

Такси кренилось и подпрыгивало на нескончаемой пыльной дороге. Наконец мы подъехали к храму Хатшепсут в местечке Дейр аль-Бахри. Прямые линии колонн, встроенных в оранжевую скалу, произвели на меня сильное впечатление. Чтобы получше все разглядеть, я хотела опустить окно, но Ахмед предупредил:

— Лучше, не открывайте, чтобы песок не проникал сюда. У вас начнет сохнуть горло и будет нечем дышать. Воздух очень сухой и пыльный, вот почему здесь все так хорошо сохранилось. Цари и царицы Египта сохранились до сегодняшнего дня не столько благодаря искусному мумифицированию, сколько из-за сухого воздуха пустыни.

— Храм бесподобен, — невольно сказала я. — В него можно войти?

— Да, правда, верхний уровень сейчас реконструирует группа польских археологов. Средний уровень был перестроен американцами, а первый — французами. Видите, сокровища Египта принадлежат всему человечеству.

За Дейр аль-Бахри машина снова свернула к Нилу и поехала по очень пыльной и ухабистой дороге. Когда мы подъехали к мотелю, Ахмед предложил сделать остановку и перекусить. Я отрицательно покачала головой. Не хотелось терять времени.

Слева от нас тянулись отвесные скалы. Долина царей находилась с другой стороны скал, поэтому дорога оказалась долгой и утомительной.

— Разве еще не все захоронения обнаружены? — поинтересовалась я спустя некоторое время.

— Лидия, ты не поверишь, но еще очень многое скрыто под песками Египта. Но моя страна слишком бедна и не может тратить деньги на археологию — это очень дорогое удовольствие. Другие страны вкладывают деньги в более срочные экономические проекты. Да, здесь еще множество захоронений, множество храмов, которые еще не найдены. Однако не забывай, что найти совершенно не тронутые захоронения удается не часто.

— Чем это объяснить?

— Виноваты грабители захоронений.

— Их нельзя остановить?

Ахмед рассмеялся.

— Я имею виду грабителей времен фараонов. К сожалению, мало кому из фараонов удалось воспользоваться сокровищами в жизни после смерти, как бы они ни старались скрыть места будущих захоронений. Жрецов удалось подкупить.

— Что же тогда спасло Тутанхамона?

— Нам неизвестно. Вы, американцы, называете это везением. Лидия, найти захоронение со всеми сокровищами, каким оно было в день похорон фараона, — большая редкость!

Крестьянские хозяйства остались далеко позади, я смотрела на окружавшую нас пустыню и пыталась вообразить, сколько же царей и цариц скрыты под песками. Тут меня осенило.

— Мой шакал!

— Что?

— Мой маленький шакал, скорее всего, был найден в одном из таких захоронений. Наверно, именно это Адель имела в виду, когда по телефону говорила, что кое-что отправила мне и я все пойму.

— Теперь тебе понятно значение того, что происходит?

— О боже…

Я взяла свою сумочку и прижала ее к груди. Шакал был там, внутри. Маленький кусочек слоновой кости вполне может оказаться сокровищем, извлеченным из только что открытого места захоронения — никому не известной гробницы, в которой сохранилось все имущество царя. От этих необузданных фантазий у меня закружилась голова.

— Лидия, если такое захоронение действительно существует, мы окажемся причастны к самому удивительному открытию с того времени, как нашли гробницу Тутанхамона! Откроются новые факты из истории Египта. Сюда приедут журналисты со всего мира, чтобы рассказать об этом. Тысячи гостей будут прибывать каждый день. Туристы начнут тратить у нас свои деньги, а это поможет моей стране. Вот почему мы не должны позволить такому человеку, как Арнольд Росситер, добраться до гробницы раньше нас, понимаешь, Лидия?

Когда он сказал это, я прижалась лбом к окну и закрыла глаза. Разве это возможно? — спрашивала я себя. — Как он может говорить так искренне и в то же время быть заодно с Швейцером и Росситером, теми самыми людьми, которых он столь красноречиво осуждал?


У меня взволнованно забилось сердце, когда вдали показалась Долина, а впереди, в углублении среди скал, ряд белых палаток.

— Где же захоронения? — спросила я, смотря по сторонам.

— Впереди. Ограда и ворота — это начало района захоронений. Лагерь доктора Джелкса вон там, он виден отсюда.

— Он здесь единственный археолог?

— В Долине царей единственный. У Дейр аль-Бахри работает группа французов, несколько американцев восстанавливают гробницу в Долине цариц.

Я наклонилась вперед, упершись в переднее сиденье. Когда сквозь облако пыли начал вырисовываться лагерь, я искала глазами знакомые очертания фигуры Адели. Я совершила такой длинный путь и забралась так далеко… Скоро мы увидимся!

Я выскочила из такси раньше, чем оно успело остановиться, Ахмед поспешил следом. Шум двигателя привлек внимание обитателей лагеря, и к нам вышла небольшая группа встречающих. Женщин среди них не было.

— Здравствуйте! — крикнул высокий мужчина. — Кого вы ищете?

— Доктор Джелкс здесь?

— Сейчас его нет. Я его помощник, доктор Вилбур Эймс. Я могу вам чем-нибудь помочь?

— Я Ахмед Рашид. Я работаю в управлении по делам древностей. — На лице мужчины не дрогнул ни один мускул. — Когда вы ожидаете возвращения доктора Джелкса?

— Он должен скоро подойти. Он с самого рассвета работает в гробнице Сети [49]. Не зайдете попить чаю?

Доктор Эймс направился к лагерю, мы последовали за ним. Мне казалось, я вот-вот услышу крик Адели: «Лидди! Лидди!»

Мы шли к самой большой палатке, которая служила столовой. Стол и скамьи занимали одну сторону, а на другой стороне находилась современная плита. Хозяева расселись по одну сторону стола, мы устроились напротив них. Девочка лет шестнадцати подала нам чай.

— Это моя дочь, — представил ее доктор Эймс, бросив на меня любопытный взгляд. — Розали хочет стать египтологом, как ее папочка. Итак, скажите мне, мистер Рашид, чему мы обязаны столь неожиданным визитом?

— Я все объясню, когда вернется доктор Джелкс. Скажите мне, пожалуйста, мисс Адель Харрис здесь?

— Адель?

У меня чуть сердце не выпрыгнуло из груди.

— Забавно, что вы об этом спрашиваете. Мы не знаем, куда она подевалась. В лагере ее нет со вчерашнего дня.

— Боже мой! — сказала я, схватив руку Ахмеда. — Не может быть!

Доктор Эймс непонимающе взглянул на меня. Ахмед пояснил:

— Это Лидия — сестра Адели. Она приехала сюда из Лос-Анджелеса.

— Действительно, ваше лицо мне показалось знакомым. Вы очень похожи на сестру. Адель провела с нами уже несколько недель; она прелестное создание и чудесная подруга для Розали.

— Где же она?

— Неизвестно. Адель была здесь вчера вечером, затем села в машину и уехала в Луксор. По крайней мере она так сказала. Но еще не вернулась.

— Вы не искали ее? — Мне стало не по себе.

— Нет. Адель часто ездила в Луксор, чтобы переночевать в гостинце. Вашей сестре время от времени хочется принять ванну и поспать, как она выражается, на настоящей кровати.

— Когда она обычно возвращается? — спросил Ахмед, держа меня за руку.

— Обычно к восходу солнца, чтобы помочь Полу в работе. Ваша сестричка отличная помощница.

— Но сейчас уже почти одиннадцать! — воскликнула я.

— Может быть, она ходит по магазинам?

Я повернулась к Ахмеду:

— Случилось что-то страшное. Я чувствую это!

— Послушайте, почему вы волнуетесь?

Вилбур вел себя удивительно спокойно для человека, который знает об открытии захоронения и сбывает сокровища контрабандистам, если это захоронение вообще существует.

Я краем глаза следила за Ахмедом. Вчера вечером в Луксоре был Швейцер, вчера вечером Адель исчезла, и вчера вечером я видела Ахмеда вместе с Швейцером. Какое странное совпадение.

Ахмед объяснил Эймсу, что в Луксор меня привело письмо Адели.

— Мисс Харрис, она сегодня обязательно появится, когда точно — не скажу. У меня на этот счет нет сомнений. Она страшно обрадуется вашему приезду. Какие бы она ни испытывала чувства к Полу, здесь ей порядком надоело.

— Чувства к Полу? Что вы имеете в виду?

— Разве вы не знаете? Она не упомянула об этом в письме? Ваша сестра влюблена в доктора Джелкса.

Ничего не понимая, я взглянула на Ахмеда.

— Да они уже помолвлены и скоро поженятся.

Так вот в чем дело! Адель завязла в эту историю значительно глубже, чем я предполагала. Этот мошенник, египтолог Пол Джелкс, обворожил мою сестру и вынуждает торговать крадеными сокровищами. Я не испытывала особого доверия и к Вилбуру Эймсу. В прохладе палатки, куда едва проникал свет, я начала судорожно обдумывать возможный выход из положения. Будет нелегко, наверно, даже невозможно вырвать Адель из лап проходимца!

Только я собралась задать еще один вопрос, как в палатку кто-то вошел.

— Здравствуйте, — сказал незнакомец. — Адель уже вернулась?

— Пол, у нас гости. Познакомься с сестрой Адели. Это Лидия Харрис.

Молодой человек приветливо улыбнулся:

— Приятно с вами познакомиться! Я слышал о вас от Адели.

— А это, — продолжил доктор Эймс, — Ахмед Рашид из управления по делам древностей.

Лицо Пола Джелкса оставалось спокойным.

— Здравствуйте! Чем могу быть вам полезен?

— Я провожу плановую инспекцию этого района. Как у вас продвигается работа?

— Прекрасно! Просто замечательно!

Большими шагами он подошел к газовой конфорке и налил себе чаю. Доктор Джелкс оказался как раз из тех мужчин, в кого Адель запросто могла влюбиться: высокий, мускулистый, симпатичный блондин. Ему было не больше тридцати пяти, загоревшее лицо, мозолистые руки. Соломенные волосы были коротко пострижены. Когда он сел рядом со мной и широко улыбнулся, я даже пожалела о том, что он так обаятелен.

— И что же вас привело сюда, дорогая Лидия?

— Адель просила меня приехать.

— Правда? Мне она об этом ничего не говорила. Где же может быть моя непредсказуемая невеста? Наверное, ходит по магазинам.

Тут он высунулся из палатки и крикнул что-то на отличном арабском.

— Я отправил человека в Луксор за Аделью. Думаю, он скоро привезет ее.

— Мистер Рашид, хотите, я покажу вам результаты своих трудов? От эпохи Сетов сохранились отличные фрески. Теперь, когда лето позади и на носу уже ноябрь, дни станут прохладнее. Боже, от этой проклятой жары нет никакого спасения!

В разговор вступил доктор Эймс.

— Хотите посмотреть лагерь? Вы можете осмотреть все, что пожелаете.

— Нет, спасибо, доктор Эймс, в этом нет необходимости. Я хотел бы поговорить с вами наедине, если угодно. Я имею в виду нас четверых.

Джелкс и его коллеги переглянулись.

— Конечно, мистер Рашид. Надеюсь, мы не нарушили никаких правил?

— Пока еще нет.

Остальные неохотно покинули палатку, за ними ушла и Розали. Я понятия не имела, что задумал Ахмед. Доктор Джелкс сел рядом с Вилбуром Эймсом, так что мы сидели по обе стороны стола, будто собираясь начать парную игру.

— Доктор Джелкс, могу я вас кое о чем спросить?

— Конечно, я слушаю.

Ахмед открыл мою сумочку и вытащил сверток, потом бросил шакала на стол. Сидевшие напротив нас мужчины отшатнулись, будто перед ними была змея.

— Что это? — спросил Джелкс. Его голос утратил прежнее спокойствие.

— Я надеялся, что вы мне ответите на этот вопрос.

— Попытаюсь. — Джелкс взял фигурку, повертел перед глазами, обследуя каждый дюйм ее поверхности. — Здесь не очень хорошее освещение, но я бы сказал, что эта вещь, скорее всего, относится к временам фараонов восемнадцатой или девятнадцатой династии. Да, прелестная вещица.

— Доктор Джелкс, я спрашиваю не об этом. Я надеялся, что вы скажете, откуда она взялась.

Пол удивленно приподнял брови:

— Откуда она взялась? Вы имеете в виду место, откуда взялась слоновая кость?

— Доктор Джелкс, вы отлично знаете, что я имею в виду. Уклончивые ответы вам не помогут. Я хочу знать, где находится место этой гробницы.

— Откуда мне знать? Эта вещь могла находиться…

— Доктор Джелкс, — ровным голосом сказал Ахмед. — Если вы раскопали новую гробницу, мне бы хотелось об этом знать.

— Новую гробницу? Вы шутите. Вы первый узнали бы об этом…

— В таком случае я расскажу вам, как у меня оказался этот шакал. Мисс Харрис отправила его своей сестре по почте.

— Адель?

— Если точнее, она отправила его из Рима.

— Из Рима? — Пол Джелкс начал говорить неуверенно. Он взглянул на Вилбура Эймса и отвел взгляд.

— Вы же знали, что почти две недели назад она была в Риме, правда?

— Да, честно говоря, я знал, что она поехала туда на несколько дней. Ей понадобилась новая одежда и…

— Доктор Джелкс, вам знаком некий Арнольд Росситер?

Теперь оба мужчины заметно занервничали. Вопросы Ахмеда лишили их деланной невозмутимости. Наигранное спокойствие рушилось.

— Доктор Джелкс, Арнольд Росситер находится в Луксоре, и я думаю, что он идет по моему следу. А теперь хотелось бы узнать, где находится гробница, чтобы можно было поставить вокруг нее полицейских. В противном случае пострадают многие люди, а ценные предметы внутри гробницы попадут в нечистые руки.

— Мистер Рашид… — Пол Джелкс нерешительно встал.

— Как египтолог, мистер Джелкс, вы в своих действиях должны руководствоваться чувством порядочности. — Ахмед стукнул кулаком по столу. — Неужели вы хотите, чтобы Росситер присвоил содержимое гробницы!

Эта неожиданная вспышка поразила меня. Раньше Ахмед был такой спокойный и покладистый, а сейчас продемонстрировал такую безудержную страстность и силу, что я не на шутку испугалась.

— Так, где находится гробница?

— Хорошо! — воскликнул Джелкс. — Хорошо, я скажу вам! — Он снова сел и обхватил голову руками. — Слишком поздно, Вилбур, я должен рассказать им. Нам не следовало браться за такое дело, это не наша игра. Я знал, что Росситер рано или поздно доберется до нас. Мы должны им все рассказать.

Когда Пол Джелкс начал рассказывать, я с удивлением наблюдала за Ахмедом. На его лице заиграла едва заметная улыбка победителя. А поскольку он одержал победу, я гордилась им. Но в то же время что-то не давало мне покоя, меня терзали сомнения.

Откуда он узнал, что Росситер находится в Луксоре?

Глава 15


Доктор Пол Джелкс поведал нам невероятную историю.

— Приехав в Египет, я сначала хотел лишь фотографировать гробницы, переводить иероглифы, надеясь заполнить некоторые пробелы в истории. Поскольку я трачу собственные деньги, то вести раскопки мне не по карману. Я решил довольствоваться обычной исследовательской работой. Однако спустя какое-то время мое внимание привлек интересный случай.

Как это бывает с любым иностранцем, оказавшемся здесь, меня тут же стали осаждать местные жители, предлагая обычные подделки предметов старины и рассказывая о тайных гробницах, разумеется, требуя за это немалые деньги. Собственно, мы все еще занимались устройством лагеря, когда они стали наседать на нас, причем у каждого вновь прибывшего имелось более фантастическое предложение, чем у предыдущего. Однако поскольку я профессиональный египтолог и раньше не раз уже сталкивался с подобным явлением, то не придавал значение всему, что мне предлагали. Так продолжалось до тех пор, пока не наступил один вечер.

Моего фотографа и инженера, Марка Спенсера, и меня однажды отвлекла от игры в карты старая женщина, которая пришла в лагерь, заявив, что хочет нам кое-что подарить. Мои арабские охранники собирались прогнать ее, но, услышав шум, я вышел из палатки. «Подарок», который она принесла, очень заинтересовал нас. В перевязанном веревкой коврике из тростника находилась часть свитка из сафьяна с иероглифами. Такого рода находка в моей практике встретилась впервые, и мне очень хотелось проверить, насколько искусна подделка.

Тщательно осмотрев свиток при свете лампы, мы увидели настолько отличную работу, что я поинтересовался у старой женщины, кто это сделал. Она туманно ответила, что это работа ангелов. Подозревая, что она не откроет истинное происхождение свитка, я спросил, сколько она просит за него.

И тут произошло самое удивительное — она собиралась не продавать свиток, а подарить его мне. Более того, она настаивала, чтобы я взял свиток, и отказалась принять даже один пиастр. Видя, что женщина чем-то напугана, я продолжал расспросы до тех пор, пока она, наконец, не сдалась и не призналась, что на свитке лежит проклятие. Это проклятие лежит и на ее семье и останется до тех пор, пока свиток не вернут туда, откуда он взялся.

Понимаете, терять мне было нечего, я мог лишь приобрести интересную подделку и, разумеется, оценить эту старую вещь по достоинству. Я взял у нее проклятый свиток, и женщина растворилась в ночи. — Пол Джелкс шумно выпил остатки чая. — Подумать только, свиток напоминал таблички Тель аль-Амарны [50].

— Продолжайте, пожалуйста, — сказал Ахмед.

— Так вот, я уже говорил, что прибыл сюда с небольшой группой и единственным намерением копировать похоронные тексты с гробниц. Поэтому я несколько дней не придавал свитку особого значения. И вот однажды ночью, когда Марк и все остальные уснули, я взял эту проклятую вещь и тщательно исследовал ее. Я был потрясен — она оказалась подлинной!

Я изучал свиток в течение долгих часов. Затем отправил его фрагмент в лондонскую лабораторию, чтобы установить его возраст. Сафьян и чернила были настоящими. Иероглифы были выведены три тысячи лет назад.

Джелкс умолк и вытер лоб. В палатке становилось очень жарко.

— Что и говорить, я испытал шок. Мистер Рашид, вы понимаете, какая редкость подобные свитки, а этот сам приплыл ко мне в руки. Он идеально сохранился, иероглифы легко читались, а текст представлял собой записки архитектора о строительстве царской гробницы.

— У вас сохранился этот свиток?

— Да. Я покажу его вам позже.

— Продолжайте.

— Само собой, я перевел свиток, и можете представить мое волнение, когда я понял, что читаю. В свитке содержалось подробное описание не только плана гробницы, но также указывалось точное место ее расположения. Самого факта, что свиток был подлинным и в нем указывалось место гробницы, было достаточно для того, чтобы решиться на смелый эксперимент. Я взял Марка и одного араба, и мы двинулись по описанному в свитке пути. И ночью, чтобы нас не заметили, мы стали рыть лопатами в указанном месте.

Мы все напряженно ждали, что Джелкс скажет дальше.

— И что?

— К утру мы откопали каменную ступеньку. Мистер Рашид, вы как специалист оцените исключительную важность этого! Вероятность того, что свиток попадет ко мне, была один к миллиону, и все-таки он нашел меня! Никто не знает, как он попал к этой старой женщине! Да и кого это интересует? По-видимому, свиток хранило не одно поколение, может, в течение многих столетий под глинобитной хижиной или еще где-нибудь, потому что считали его заговоренным или чем-то вроде этого.

И тут на этот род случайно обрушились болезни. Причиной этого они посчитали таинственный свиток, который принадлежит ангелам. И они несут его ко мне, лишь бы сбыть его с рук поскорее.

Он налил себе еще чашку чаю и тут же залпом осушил ее.

— Тогда я послал за Вилбуром. Мне нужна была его помощь и деньги. Мы наняли больше людей. Им можно доверять, особенно когда речь идет о деньгах. Об астрономической сумме денег.

— Доктор Джелкс, насколько ценно то, что вы нашли на месте захоронения?

Тот наклонился вперед и прошептал:

— Ценнее сокровищ Тутанхамона!

Ахмед закрыл глаза.

— Слава Аллаху!

— Затем в Луксоре я встретил Адель. Она путешествовала с группой туристов. Боже, я сразу влюбился в нее. Я привез ее в лагерь, и она решила остаться. Вскоре мне пришлось рассказать ей о гробнице, и она пришла в неописуемый восторг.

— Это похоже на Адель.

— Лидия, мне жаль, что ее здесь нет. Вы проделали такой долгий путь.

Теперь я рассказала ему, что мне пришлось испытать, чтобы найти сестру — сперва Рим, потом Каир, — но я не упомянула о Джоне Тредвелле и Арнольде Росситере. Я боялась навредить Ахмеду, сболтнув лишнее.

— Подумать только! Вам пришлось так много пережить. Мне жаль, что она вас не встретила в Риме, особенно после того, как отправила вам шакала и позвонила.

— Доктор Джелкс, она была в гостинице «Резиденс Палас»?

— Зовите меня Полом, пожалуйста, поскольку мы скоро станем родственниками. Да, она останавливалась в этой гостинице, но я посоветовал зарегистрироваться под другим именем на тот случай, если кто-то следит за ней.

— Так вот почему ее имя не значилось в книге записей! Наверно, то же было и в гостинице «Шепард»? Теперь все понятно.

Я также предположила, что Росситеру, должно быть, каким-то образом удалось подслушать мой телефонный разговор.

Тут заговорил Ахмед:

— Доктор Джелкс, скажите, пожалуйста, как вы умудрились связаться с Арнольдом Росситером?

— Должен признаться, удача отвернулась от нас. Мы с Вилбуром хотели продать из гробницы лишь несколько предметов, чтобы покрыть расходы, а затем обратиться за разрешением провести раскопки и придать найденной гробнице статус законной находки. Как вы сказали, мистер Рашид, у нас тоже есть свои представления о порядочности. Нас, египтологов, интересует не денежное выражение сокровищ, а ценные исторические сведения, которые раскроет гробница. Когда я сказал Адели, что мы задумали, она сама вызвалась найти покупателя. Мистер Рашид, Адель непричастна ко всему этому. Вы должны мне поверить! Если бы я знал… В любом случае, ей это показалось безобидной шалостью. Я велел ей отправиться в Каир и, не привлекая внимания, найти того, кто купит небольшую коллекцию — ничего не говоря о месте захоронения. Однако Адель иногда не чувствует земли под ногами и не отличается большим прагматизмом. Похоже, кто-то на Хан аль-Халили посоветовал ей навестить в Риме Джона Тредвелла и сказал, что тот заплатит хорошие деньги.

Адель, полагая, что заключила для меня выгодную сделку, попалась в сети Арнольда Росситера. Джон Тредвелл сначала вел себя прилично, но, когда Адель отказалась предоставить ему больше информации, стал наглеть. Она нечаянно произнесла слово «гробница», и с этого все началось. Росситер ночью увез Адель из Рима в какую-то виллу на окраине Неаполя, где собирался учинить ей допрос, чтобы выяснить, где находится гробница. А если это не сработает, хотел держать ее в заложницах, требуя в качестве выкупа содержимое гробницы.

Однако Адель оказалась не такой глупой, как они считали, и сумела убежать в Рим, где Марк Спенсер, которого я послал за ней, нашел ее и привез в Каир. Там она собиралась дождаться вас, но случайно увидела Росситера в «Хилтоне» и испугалась. Адель почему-то была уверена, что вы в любом разыщете ее.

— К сожалению, — заметил Ахмед, — Росситер тоже.

— Да, я не ожидал, что все обернется столь скверно.

— Мистер Джелкс, ситуация очень тревожная. Один человек уже убит.

— Что?

— Убили Джона Тредвелла несколько дней назад.

— Но за что?

— Кто знает? Может быть, они повздорили и не могли прийти к согласию. Или у мистера Тредвелла, возможно, возникли собственные планы.

Я наблюдала за Ахмедом Рашидом. Когда он случайно повернулся и взглянул на меня, я тихо спросила:

— Откуда тебе известно, что Росситер находится здесь?

Его лицо стало непроницаемым.

— Мисс Харрис…

— Да какое это имеет значение! — воскликнул Пол. — Если этот мерзавец здесь, тогда нам лучше отправиться к гробнице. Надеюсь на бога, что я не погубил величайшее открытие в истории археологии!

Он быстро встал, за ним последовал Эймс.

— Если честно, я рад, что все закончилось. Эти дела не для меня. Мистер Рашид, не хотите сейчас посмотреть гробницу?

— Очень хочу, спасибо.

Я встала и пошла за ними, будто во сне. Стояла духота, свет горел тускло. Когда Ахмед коснулся моей руки, непроизвольно отдернула ее.

Что-то меня настораживало, но я никак не могла понять что. Дурные предчувствия не покидали меня.

— Знаете, Долина царей, возможно, самое легендарное место на земле, — рассказывал Пол Джелкс, пока мы тряслись в «лендровере» по грунтовым дорогам. Марк Спенсер сидел за рулем, Пол — рядом с ним. Я уселась на заднем сиденье между доктором Эймсом и Ахмедом Рашидом. — Веками Долина царей была излюбленным романтическим местом. Греки и римляне первыми начали писать и рисовать на стенах в общественных местах, а средневековые монахи устраивали жилища в заброшенных гробницах. Век Просвещения дал нам философов, а викторианские археологи считали это место чем-то вроде Диснейленда. Однако только наш век принес величайшие открытия, а сколько их еще предстоит сделать!

Я закрыла глаза и откашлялась. В машине было душно и нестерпимо пахло потом. Мне хотелось остаться в лагере и дождаться Адели, но Ахмед почему-то считал, что будет лучше, если я поеду с ним. Это меня не слишком обрадовало.

— Тысячелетиями древние египтяне строили гробницы, а над ними или рядом устанавливали погребальные часовни, чтобы душа могла легко перенестись туда, — продолжал Пол. — Однако часовни в то же время указывали путь к месту гробниц. Поскольку часовня должна была находиться при гробнице, то последние почти всегда находили, а потом грабили.

При фараонах восемнадцатой династии стали проводить захоронения не на восточной, а этой стороне горы, где покоятся Хатшепсут и династия Рамсесов. С часовнями было покончено. После этого гробницы стало не так-то легко обнаружить.

Я не поняла, кому он это рассказывает, ибо Марк Спенсер, Вилбур Эймс и Ахмед Рашид все это знали, а я почти не слушала. Тем не менее, он не умолкал.

— К сожалению, даже это не помогло, поскольку сложные лабиринты и ловушки не помешали ворам разграбить гробницы дочиста, так что после фараонов двадцатой династии здесь больше уже никого не хоронили. Много гробниц находятся в Долине царей и почти все из них оказались пустыми, за исключением этой и Тутанхамона.

Ветер уносил его голос. Я чувствовала опустошенность и странное безразличие. Мы вторглись в пространство, где царила вечность, где остановилось время, где то, что было вчерашним днем, продолжало оставаться сегодняшним и будет неизменным завтра. В общем, вторглись в вечность…

От пыли не было спасения, жара становилась невыносимой. «Лендровер» включил привод на четыре колеса и начал взбираться по крутой тропе.

— Разумеется, мистер Рашид, — сказал Пол, повернувшись к нам, — днем я сюда приезжаю впервые. Мы всегда работали ночью.

Я понятия не имела, куда мы едем, но мне хотелось, чтобы все поскорее закончилось. Оглянувшись назад, я увидела исчезавшую долину, входы в гробницы, подобные маленьким черным углублениям, становились все меньше, удаляясь от нас.

— Лидия, вон та вершина в форме пирамиды самая высокая среди Фивейских гор и называется Западным пиком. Считается, что там жила страшная богиня-змея Меритсегер [51], или «Любящая молчание». Окружающие нас горы священны и полны тайн.

Мне эти горы казались бесплодными и бесконечными. Под палящим солнцем у крутых зазубренных скал лежали только кучи камней, не было видно ни травинки. Когда машина подскочила на куске бревна и понеслась вниз, я вскрикнула.

— Держись, Лидия. Здесь очень неровная местность, и, скорее всего, по этой причине царь Тетеф выбрал себе такое место упокоения. Здесь нет высохших русел рек или горных проходов. Чтобы добраться сюда, надо быть опытным альпинистом и отчаянным человеком.

— Одному господу известно, как им удавалось строить пирамиды, — добавил Марк.

— Верно. Египтяне были изобретательны. Когда дело касалось жизни после смерти, они не жалели сил. Задачей номер один было скрыть гробницу. Даже гробницу Тутанхамона, столь остроумно спрятанную под гробницей другого царя, было суждено найти лишь волею случая. Но эта гробница, гробница Тетефа, так и не была найдена на протяжении тысячи лет. Вот почему Тетеф оказался одним из немногих счастливчиков — его гробницы не коснулись руки грабителей. Он уцелел вместе со своим имуществом.

Мы ехали по узкому ущелью, которое было немногим шире самой машины, и вдруг остановились.

— Вы хотите сказать, что царь все еще покоится в гробнице? — спросила я.

— Да. Нам потребовалась не одна неделя, чтобы открыть последнюю дверь, но его тело мы нашли несколько дней тому назад.


Мы застряли в узком проходе между двух гор, напоминавшем букву V. Перед нами возвышалась наклонная песчаная стена. Я не могла представить, как здесь можно найти вход.

— Однако мы нашли, — сказал Пол, как будто прочитав мои мысли. — Точно следуя указаниям свитка, стали копать в нужном месте.

— Где же этот вход? — спросила я, щурясь, ибо солнце светило прямо в глаза.

— Идите за мной.

Нам пришлось двигаться цепочкой вслед за Джелксом, горячий песок доходил до лодыжек и набивался в ботинки.

На стыке стен из песка и узким дном ущелья Пол опустился на колени и стал разбрасывать землю. Через считанные секунды он расчистил широкую деревянную дверь, идеально скрытую под песком и незаметную даже с близкого расстояния. Тогда Джелкс поднял эту «дверь», наскоро сколоченную из деревянных ящиков, и перед нами открылся туннель из ступенек, ведущих в глубь горного склона.

— Осторожно, Лидия. Эти ступеньки страшно неровные. У меня есть фонарь.

Трое из нас начали спускаться вниз, Марк и доктор Эймс остались на месте. Пока мы спускались под землю, меня охватило чувство тревоги и страха перед неизведанным.

— Мистер Рашид, вы сейчас увидите то, что три тысячи лет было скрыто от человеческого взора. В отличие от гробницы Тутанхамона, которую, судя по оставшимся следам, пытались разграбить, эта уцелела и выглядит точно как в тот день, когда жрецы запечатали ее.

— Никогда не подумал бы… — начал Ахмед, но не договорил.

В нос ударил отвратительный запах. Свет от фонаря Пола скользил по стенам и выхватывал рисунки фантастических существ и таинственные надписи.

— Конечно, здесь не очень чисто, — раздался его голос. — Мы не смогли навести здесь должный порядок. Мы выбросили всю грязь наружу, чтобы использовать ее в качестве маскировочного средства. Теперь вы увидите, — он пересек помещение, — что планировка здесь совсем простая. Тетеф был так уверен, что это убежище никогда не найдут, что не утруждал себя сооружением замысловатых люков и ловушек, какие обнаружены в местах других захоронений. Должно быть, он полагал, что сложные люки не понадобятся, если гробницу хорошо спрятать, так что он первым указал предкам на ошибки, которые те совершали. У него все получилось.

Мы спускались по наклонному проходу, бесконечно уходящему в темноту. Когда мы прошли около половины пути, Джелкс остановился и прислушивался. — Вам не послышалось, что кто-то звал меня?

— Нет.

— Странно, я мог бы поклясться… — Он передал фонарь Ахмеду. — Идите вперед. Я вернусь назад узнать, что им нужно. Думаю, долго не задержусь. — И он начал торопливо подниматься по скату.

Я взглянула на Ахмеда, фонарь едва освещал его лицо. Он стоял очень близко ко мне.

— Я пойду за тобой, Лидия.

Я пошла вперед.

Мы вошли в помещение, заполненное древними сокровищами. Кровати в форме львов, рулоны льняных и шелковых тканей, кувшины с благовониями, чемоданы из черного дерева, наполненные драгоценностями, мумия кошки. Все происходящее казалось таким нереальным, что я просто не могла поверить своим глазам.

— Смотри, Лидия! — вдруг сказал Ахмед.

Я быстро обернулась. Свет фонаря выхватил квадратную деревянную коробку с дырками на поверхности, сбоку стояли фигурки для игры.

— Вот откуда шакал! Он из этого комплекта!

Я присела на корточки и с близкого расстояния рассмотрела фигурки, затем улыбнулась Ахмеду.

— Не хочешь взглянуть на царя? — спросил он.

— Что? — Я с трудом встала. Похоже, здесь очень мало кислорода. — Нет… мне не очень хочется.

— Ты ведь не хочешь сказать, что испугалась мумии, а? — Ахмед взял меня за руку.

— Конечно, нет.

— Фараон там, внутри. Лидия, подобной чести удостаиваются очень немногие — увидеть царя таким, каким он был при жизни. Нанесем ему визит?

Мы осторожно ступали среди хрупких сокровищ и приблизились к еще одной двери. Она была встроена в стене — узкая, не менее пяти футов толщиной. Рядом лежал огромный квадратный камень, на котором остались следы, свидетельствовавшие о том, что ею передвигали и обтесывали.

— Лидия, не трогай этот камень, он соединен со спусковым механизмом, который возвращает его на прежнее место. А теперь иди вперед.

Ахмед держал фонарь, освещая маленькое помещение, я шла следом за лучом света. Увидев саркофаг из гранита, я спросила:

— Что это?

В это мгновение свет вдруг погас, и я услышала странный звук, напоминавший свист.

Обернувшись, я поняла, что двери больше не видно. Я также не смогла разглядеть стену. И даже свою руку, поднесенную к лицу.

Ахмед задвинул камень на прежнее место.

— Что это, — ничего не понимая, сказала я, протянула руки и двинулась вперед. Я толкнула камень. Естественно, тот не сдвинулся с места. — Ахмед? Ахмед! — Я прижалась лицом к неровной стене. — Ну, выпусти же меня! Помогите! Хоть кто-нибудь!

Я орала что было сил, понимая, что это бесполезно. Дверь была такой мощной, что никто не смог бы выбраться.

Я обернулась и прижалась к стене. Стояла кромешная темнота. На меня надвигался страх и оцепенение.

— О боже, — заскулила я. — Боже!

Я села на пол и поджала под себя ноги. Пыталась сдерживать плач, но слезы непроизвольно покатились из глаз, и я громко и отчаянно зарыдала.

Одна-единственная мысль билась в сознании: Ахмед Рашид замуровал меня в этой гробнице.

Спустя некоторое время я перестала плакать и почувствовала, что мое горе вытесняется злостью. Значит, он все-таки заодно с Росситером! Возможно, он даже не государственный служащий или же он им был, но оказался жуликом! И где Адель? Неужели вчера вечером Ахмед вместе с толстяком «позаботились» о ней?

На моем языке вертелись всевозможные бранные слова. Возмущению не было предела — меня уже дважды обвели вокруг пальца. Я пришла в бешенство от того, что так до смешного глупо сама попала в ловушку.

Но что делать?

И как же Ахмед все объяснит Полу Джелксу?

Пол Джелкс. Я уставилась в темноту. Слова Пола эхом отдавались в моих ушах: «Нам потребовалась не одна неделя, чтобы открыть последнюю дверь».

Какая же я дура, что сказала Ахмеду, будто никто, в том числе доктор Келлерман, не знает, где я нахожусь. А Пол Джелкс боится оказаться за решеткой, так что ему придется действовать по указке Рашида.

Как я разозлилась! И испугалась… Мрак подавлял, душил словно одеялом. Мрак пугал меня. Но я была не в полном одиночестве. Фараон Тетеф находился рядом со мной. Ничего себе компания.

Очнувшись, я не могла определить, как долго была в забытьи. Казалось, я скоро потеряю рассудок. Я ударилась в истерику, перенапряглась и упала в обморок. Теперь, если я хотела прожить хоть какое-то время, нужно вести себя очень тихо и пореже дышать.

Тут я вспомнила того, кто рядом со мной находился в гробнице. Фараон Тетеф. Его тело находитесь в нескольких футах. Мумия, столетиями безмолвно пролежавшая в безмятежном сне, находилась рядом, но я не видела ее. Может быть, фараон рассердился, что я явилась сюда без приглашения? Неужели я оскорбила его древний обычай, гласивший, что место вечного покоя неприкосновенно? Какую кару мог этот древний фараон, которого так грубо вырвали из безмятежного царства мертвых, наслать на меня за преступления, которые я не совершала?

«Возьми себя в руки!» — мысленно воскликнула я.

Я отчаянно пыталась сдержать бежавшие по моим щекам слезы.

Говорят, перед глазами умирающего проносится вся его жизнь. Теперь я сама убедилась в этом. События всей моей жизни мелькали, как в калейдоскопе.

Я стала медсестрой, посвятила себя спасению жизней и прежде ни к кому по-настоящему не испытывала чувства любви. Убитая смертью родителей и брата, я не удержала сестру, замкнув сердце перед миром, полным любви и надежд. Доктору Келлерману не удалось подобрать ключи к нему, Джон Тредвелл лишь смог разбудить в нем нежность. И только араб со странными, красивыми глазами сумел широко распахнуть мое сердце навстречу страсти и любви.

А теперь он же меня предал.


Трудно сказать, открыты у меня были глаза или закрыты, ибо я все равно ничего не видела. Я лежала на спине и думала о древнем Тетефе, лежавшем в своем саркофаге. Что ж, вероятно, рука грабителя не касалась его три тысячи лет, но теперь ему покой лишь только снится. В конце концов, фараона нашли для того, чтобы украсть у него бессмертие.

Я была уверена, что страдать мне осталось недолго, и по иронии судьбы мне не хотелось умирать лишь по одной причине.

Несколько последних дней я думала о любви к двум абсолютно разным мужчинам. О любви к доктору Келлерману и Ахмеду Рашиду. Я понимала: выбор все равно придется сделать.

Однако теперь, в последние минуты жизни, странным образом все прояснилось. Сердце подсказало мне, кого мне больше всего жаль покинуть.

Я представила его стоящим перед собой и даже сумела улыбнуться. Даже в последние минуты жизни я думала о нем.

Из полуобморочного состояния меня вывел какой-то звук. Затем еще один. Какой-то звон. Кто-то скреб землю. Разгребал ее.

Кто-то хотел проникнуть сюда!

Я пыталась закричать, но не хватало сил. Я лежала и ждала, когда эти звуки станут громче. Вдруг темноту прорезал тонкий луч света. Затем послышались голоса. Раздался страшный грохот, и посыпались камни. Стало светлее.

Кто-то опустился на колени и взял меня на руки.

— Лидия, — прозвучал тихий голос.

— Быстрее, — сказал Пол Джелкс. — Уходим. Ей не хватает воздуха.

Я почувствовала, как две сильные руки поднимают меня и выносят через дверь. В соседнем помещении пахло дымом от взрыва динамита. Меня торопливо уносили вверх по скату. Свет резал глаза. Солнечный свет.

— Слава Аллаху, ты жива!

— Сколько…

— Лидия, ты провела там три часа.

— Три…

Я закрыла глаза. Ахмед бережно положил меня на землю, и я почувствовала, что в моем теле снова пробуждается жизнь.

— Бедняжка! Должен сказать, вы попали в самый ад, — посочувствовал Пол Джелкс. — Ну, ну, все уже позади. Мы отвезем вас в лагерь.

Я отняла руку от лица и увидела, что Ахмед смотрит на меня.

— Что там случилось? Эта дверь…

— Здесь появился Арнольд Росситер.

— Росситер!

— Лидия, он выследил нас, а его люди держали Марка и доктора Эймса под дулом пистолета. Затем он велел им вызвать Пола. Потом он захлопнул за тобой дверь и приставил пистолет к моей груди.

— Скорее, — торопил Джелкс. — Возвращаемся в лагерь. Она пережила такой удар.

— Со мной все в порядке, — слабым еще голосом сказала я.

Пока мы шли к машине, Ахмед поддерживал меня и помог устроиться на заднем сиденье. Когда «лендровер» со скрипом преодолевал склон, я заметила трех мужчин в форме, охранявших вход в гробницу.

— Кто эти люди? — удивленно спросила я. — И как ты…

Ахмед тихо рассмеялся и с нежностью посмотрел на меня.

— Это Карл Швейцер спас нас всех.

— Что…

— Лидия, ты его не за того приняла. Я сам только вчера вечером узнал, кто он такой. Он искал не Пола Джелкса, а Росситера.

— Ничего не понимаю.

— Карл Швейцер работает в музее Западного Берлина и много месяцев ищет Арнольда Росситера в связи с кражей ряда шедевров. Он подумал, что ты в сговоре с Росситером, потому что видел тебя вместе с Джоном Тредвеллом, одним из подручных Росситера.

— Как это нелепо! Боже, надеюсь, мне не грозят неприятности из-за того, что я его ударила.

Ахмед широко улыбнулся.

— Интересно, что Швейцер был не меньше удивлен, увидев тебя в лавке Хури, чем ты его. Он расспрашивал хозяина лавки, пытаясь узнать, где может быть Росситер, как вдруг зашла туда ты. Для него это была полная неожиданность.

А если ты заодно с Росситером, как он полагал, то зачем тебе ходить по лавкам и пытаться сбыть этого шакала? Швейцер в этом не видел никакого смысла, но все равно собирался задержать тебя.

— Но он убил Джона Тредвелла.

— Нет, скорее всего, это дело рук Росситера. Карл Швейцер оставил Джона в живых, он лишь потом узнал об убийстве.

— Должно быть, я упустила Росситера за какие-го секунды…

— А в Золотом доме он шел за тобой следом, но не он ударил тебя. Это сделал кто-то другой, один из людей Росситера.

— Я этому не верю.

— Уверяю тебя, это правда. Когда я вчера вечером разговаривал с ним, он показал мне…

— Вчера вечером! Ахмед, почему ты ничего не сказал мне?

— Ты меня не спрашивала.

Я удивленно смотрела на него и вдруг почувствовала усталость. Моя голова опустилась Ахмеду на плечо, глаза на мгновение закрылись.

Когда он взял меня за подбородок и начал целовать, это не удивило меня. Я обняла его за шею и стала отвечать на поцелуи, забыв о том, что в машине еще кто-то есть. Он держал меня крепко, словно боясь потерять. На мгновение мы забыли обо всем.

Машина остановилась. Я подняла голову и выглянула в окно. Через облако оседавшей пыли я разглядела лагерь Пола Джелкса и очертания нескольких человек. Большинство из них были одеты в форму.

Ахмед помог мне выйти. Я спрыгнула на песок, едва удержавшись на ногах, и уставилась на мужчин, стоявших в нескольких футах от меня.

Одним из них был Росситер (ну конечно, тот самый американский турист на Муски), а вторым — Карл Швейцер. Когда я увидела его перевязанное плечо и подвязанную правую руку, мне вдруг страшно захотелось расхохотаться.

Мы с Ахмедом подошли к ним. Он что-то тихо сказал одному полицейскому. Тот кивнул.

Шум со скрипом приближавшейся машины заставил меня обернуться. Подъезжал другой «лендровер» с четырьмя пассажирами.

Предполагая, кто может оказаться в этой машине, я испытала волнение. Шагнула навстречу машине, затаив дыхание. Дверцы машины распахнулись. Вышли двое полицейских и молодая женщина в брюках цвета хаки. Она оглядела лица присутствующих и, заметив меня, вдруг с криком устремилась ко мне:

— Лидди!

Мы крепко обнялись, бормоча что-то невнятное и обливаясь слезами. Затем Адель, не отпуская моих рук, отступила, чтобы разглядеть меня. С ее лица не сходила улыбка.

— Ах, Лидди, Лидди, — повторяла она снова и снова, качая головой. — Кто бы мoг подумать? Здесь, посреди пустыни? Боже мой, боже мой.

Я улыбнулась ей, смахивая ресницами слезы. Первое волнение от встречи улеглось, и я заметила, как сильно изменилась Адель. Под глазами появились темные круги, щеки впали, волосы сильно стянуты в узел. Нет, годы не могли так изменить Адель. На ее лице отразилось нечто большее, чем годы: в нем была жестокость и агрессия.

Адель вскинула голову и оглядела собравшихся. Ее взгляд остановился, и я услышала, как сестра равнодушно сказала:

— Привет, Арнольд.

Ахмед обратился к офицеру, который вел «лендровер» Адели. Они недолго о чем-то переговорили, потом Ахмед повернулся ко мне и сказал:

— Они задержали твою сестру в аэропорту Луксора, Она собиралась улететь.

— Собиралась улететь! — повторила я в изумлении.

Адель криво усмехнулась Ахмеду.

— Несколько дней назад я заметила, как двое ваших агентов сфотографировали меня. Я понимала, что скоро вы арестуете меня. Вчера вечером я отправилась в Луксор, воспользовавшись обычным предлогом, что хочу провести ночь в гостинице, а там я кое-что проверила. Когда я заметила эту жирную гадину… — она кивком указала на Швейцера, — то поняла, что настало время.

— Куда ты собиралась улетать? — спросила я, совершенно сбитая с толку.

— Куда угодно, дорогая сестра. Подальше от этой забытой богом страны.

Я не могла поверить своим ушам. Неужели это Адель? Как она могла так измениться? А самое непонятное — почему она так изменилась?

Раздался голос Ахмеда:

— Скажите нам, пожалуйста, почему вы собирались покинуть Луксор?

Адель перевела взгляд с него на меня, затем с Пола Джелкса на Швейцера и наконец на Росситера. От волнения ее глаза быстро забегали, она напряженно думала, что ответить. Вокруг нас гулял ветер, поднимая тонкую пелену сухого песка, и обдавал им наши лица, тоскливо и глухо завывая, со свистом проносясь над безбрежной пустыней.

— Я отвечу, почему бы и нет! — дерзко ответила она. — Чего я добьюсь, если стану молчать? Вы хотите знать, почему я собиралась покинуть Луксор? Я вам объясню. — Наконец ее взгляд остановился на мне. — Я хотела скрыться от полиции.

— Но почему? Джелкс ведь не совершил большого преступления, Адель…

Сестра скривила губы в усмешке.

— Я это делала не из-за Джелкса! Ах, Лидди, я ведь не так глупа. Ты хочешь сказать, что и в самом деле ничего не понимаешь? Ты до сих пор ни о чем не догадываешься?

Я покачала головой.

Адель перевела взгляд и посмотрела на человека, за которого собиралась выйти замуж.

— Пол, я тебя обманула, — заявила она.

Джелкс смотрел на нее, ничего не понимая. Никто из присутствующих не сдвинулся с места и не проронил ни слова.

— Я пошла на это ради денег, Пол, — продолжала Адель, — вот и все. В Риме мне встретился Арнольд Росситер и сделал предложение, от которого я не смогла отказаться. Во всяком случае, мы на какое-то время стали компаньонами.

Веря и все же не веря словам, которые произнесла Адель, я вымолвила:

— Зачем же ты тогда звонила мне?

— Потому что наши отношения испортились. Росситер стал грубо обращаться со мной, и я испугалась. Не могла же я бежать к Полу после того, что задумала обманом завладеть сокровищами гробницы. Мне нужен был союзник. Человек, которому я могла бы доверять. Лидия, ты осталась моей единственной надеждой. Я не могла сказать об этом по телефону, но подумала, что ты, возможно, прилетишь в Рим, если послать тебе фигурку шакала, и тогда с твоей помощью мне удастся выпутаться из этой переделки. Похоже, я просчиталась.

— Но в Каире…

— Да, я знала, что ты в Каире. Боже мой, Лидди, когда я увидела тебя вместе с Джоном Тредвеллом в ресторане гостиницы «Шепард», то не поверила своим глазам. Я могла лишь подумать, что Росситер и тебя купил. Тогда конец моим надеждам выбраться из этой переделки. К тому же я была в шоке, увидев Тредвелла в Каире. Я не думала, что ему хватит наглости заявиться в Египет, при его-то известности в полиции. Но вот он здесь, правая рука Росситера, и к тому же вместе с моей сестрой. Я не знала, что предпринять. Поэтому воспользовалась случаем и застала его одного. Видишь, я боялась, что он может все рассказать Полу, и мне не видать сокровищ гробницы.

— Ты пошла к Джону?

— Я не только пошла к нему. Лидди, Джон угрожал мне. Он стал издеваться надо мной. И я убила его.

— Ты…

— Чуть позже я вернулась в гостиницу «Шепард», но тебя там уже не было. Ты исчезла, и никто не знал, где тебя искать. Теперь я осталась совсем одна и боялась всего. Пол остался моей единственной надеждой. Я сразу вернулась в лагерь и рассказала ему, что Росситер угрожал мне. — Адель улыбнулась Полу Джелксу. — Извини, любимый. Я тебя использовала с самого начала. Меня интересовали только деньги.

Наконец Пол Джелкс заговорил, его голос звучал беспристрастно, будто издалека.

— Если бы ты вышла за меня замуж, у тебя были бы деньги и все, чего бы тебе ни захотелось.

— Да уж! — воскликнула она с неожиданной горечью. — И прожила бы остаток жизни в какой-нибудь забытой богом пустыне. Неужели ты и в самом деле считаешь, что я любила тебя? Сначала я относилась к тебе лишь как новой игрушке, которой можно позабавиться. Я уже собралась бросить тебя, как ты рассказал мне о гробнице.

— Адель… — прошептала я.

— Да, Пол, ты говорил, что эта гробница принесет несметные богатства и славу, и я призналась тебе в любви, чтобы не упустить эти сокровища. И тут ты добавил, что потребуются годы, чтобы полностью раскопать гробницу, а деньги будут уже потом. Так вот, мне не нужно было это «потом». Когда ты велел мне взять шакала и попытаться найти покупателя, в моей голове созрел план. В Риме случай свел меня с Росситером, предложившим мне половину выручки после того, как будет продано содержимое гробницы. Сначала все шло гладко, затем Росситер стал наглеть.

Адель прошла мимо меня, словно не видя, приблизилась к Росситеру и неожиданно плюнула в него.

— Ты дурак! — завопила она. — Если бы ты ухаживал за мной и правильно вел себя, я бы привела тебя сюда в нужное время. Я тогда не стала бы звонить Лидди, мы сумели бы избавиться от Джелкса, и гробница была бы в нашем распоряжении! — Адель вдруг набросилась на Росситера с кулаками: — Ты все провалил, никчемный…

Полицейские тут же схватили сестру, оттащили oт Росситера и надели на нее наручники.

— Они отвезут ее в Каир… — сказал Ахмед.

Полицейские повели Адель к машине. Двигатель громко взревел, нарушив тишину пустыни. Я продолжала стоять, храня полное молчание.

Потом полицейские увезли Арнольда Росситера и Пола Джелкса, Карла Швейцера и остальных мужчин из группы Джелкса. Когда все машины растворились в облаках песка, мы с Ахмедом остались в опустевшем лагере. Становилось холодно. Надвигались сумерки.

— Они отвезут Адель в Каир, — снова повторил Ахмед. — Ее будут судить. Но я не могу сказать…

— Я знаю, — прервала я его глухим голосом. — Сестра виновна в убийстве человека, в обмане других и в преступлениях против египетского правительства. Что я могу сказать? Она моя сестра. Адель по телефону умоляла меня приехать и помочь ей. Как бы там ни было, она заслуживает, чтобы я находилась рядом с ней. Если бы я не отправилась на ее поиски, то не встретила бы тебя. Не могу этого представить! Я ждала тебя всю жизнь…

Ахмед обнял меня, и я поняла, что у меня есть и другие, более веские причины, чтобы остаться в Египте.

Тут я услышала, как он тихо прошептал:

— Если на то воля Аллаха…


Примечания

1

Малибу — популярный курорт в Южной Калифорнии. — Здесь и далее прим. пер.

2

Лестница в Риме на Площади Испании.

3

Prego (итал.) — прошу вас.

4

Cinquecento lire, per favore (итал.). —Пятьсот лир, пожалуйста.

5

Fermata (итал.) — остановка.

6

Мэдисон-авеню — одна из центральных улиц Нью-Йорка.

7

Треви — самый популярный фонтан в Риме. По легенде, тот, кто правой рукой через левое плечо бросит монетку в фонтан, стоя к нему спиной, обязательно еще раз вернется сюда.

8

«Бенедиктин», «гран-марнье» — названия ликера и коктейля.

9

Domus Aurea (лат.) — Золотой дом.

10

Черная дыра — тюрьма в Калькутте, в которой в 1756 году за одну ночь задохнулся почти весь брошенный туда местный гарнизон, состоявший из европейцев.

11

«Sei» (итал.) — шесть.

12

Francese (итал.) — французы.

13

Mamma mia (итал.) — ой, мамочка!

14

Иншалла (арабск.) — Если Аллаху будет угодно.

15

scusi, signorina. una lettera (итал.) — Извините, синьорина. Вам письмо.

16

Non capisco, signorina (итал.) — Синьорина, я не понимаю.

17

Como sta? ( итал.) — Как у вас дела?

18

Харбор — оживленная автомагистраль в США.

19

Америкэн Экспресс — американская почтовая служба.

20

Айва, айва! (арабск.) — Да, да!

21

Шукран (арабск.) — спасибо.

22

Афуан (арабск.) — не за что!

23

Муэдзин (арабск) — служитель мечети, призывающий мусульман на молитву.

24

Сабах аль-хейр (арабск) — доброе утро.

25

Маалейш (арабск.) — ничего страшного.

26

Ма фахемтиш (арабск) — я тебя не понимаю.

27

Хан аль-Халили (арабск.) — рынок в Каире, действующий с 1400 г.

28

Шиш кебаб (арабск.) — шашлык на вертеле.

29

Ханиян (арабск.) — на здоровье.

30

Тесбах алал хейр (арабск.) — Спокойной ночи (букв.: надеюсь увидеть вас утром в добром здравии!).

31

Ат-Тахрир (арабск.) — освобождение.

32

Ана асифа (арабск.) — мне жаль.

33

Муски — улица в старой части Каира, на которой находится одноименный рынок.

34

Итнейн баад иддухр (арабск.) — в два часа после обеда.

35

Луксор — город в Верхнем Египте, который находится напротив Фив — столицы Древнего Египта и резиденции фараонов.

36

Рамсес II — фараон (1292–1225 гг. до н. э.), при его правлении Египет достиг небывалого величия.

37

Асуан — город в Верхнем Египте, где во времена фараонов добывался гранит для статуй.

38

Генри Киссинджер — Государственный секретарь США, в 70-х годах прошлого века часто посещал Египет в рамках так называемой «челночной дипломатии».

39

Буртукан суккари (арабск) — сахаристый апельсин.

40

Торта (арабск.) — пирог.

41

Феллах (арабск.) — крестьянин.

42

Долина царей — долина на западном берегу Нила, где покоятся многие фараоны и царицы XVIII и XIX династий (1350–1200 гг. до нашей эры).

43

Фелюга — вид парусной лодки.

44

Высотная Асуанская плотина была построена при содействии Советского Союза и заложила основу египетской энергетики. Высота плотины — 111 метров, протяженность — около 5 километров.

45

Рамадан — девятый месяц мусульманского лунного календаря, в 1973 г. соответствовавший октябрю. Тогда разразилась Октябрьская война, которую в Израиле называют войной Судного дня.

46

В Луксоре сохранились два основных храма — Луксорский и Карнакский Это сложные архитектурные ансамбли, олицетворяющие различные эпохи в истории Фив.

47

Амон-Ра — бог вселенной и верховное божество Древнего Египта.

48

Сесиль ДеМилль — американский кинорежиссер (1881–1959 гг.).

49

Сети — фараон XIX династии, предшественник Рамсеса II.

50

Тель аль-Амарна — местечко у Нила, где во времена фараона Эхнатона (1411–1358 гг. до н. э.) располагалась столица Древнего Египта — Ахетатон. Здесь в 1887–1888 гг. н.э было найдено 400 табличек — письма Эхнатона.

51

Меритсегер — богиня фиванского некрополя, покровительница мертвых. Ее изображали в виде змеи или лежащей львицы с головой змеи.


home | my bookshelf | | Игра с шакалами |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу