Book: Кольцо света



Кольцо света

Annotation

Словно зачарованная, девушка провела кончиком указательного пальца по деревянной раме, обрамлявшей зеркало. На губах ее застыла мечтательная улыбка. Вдруг гладкая зеркальная поверхность пошла кругами, будто кто-то невидимый бросил камень в воду. В смятении Рэйчел хотела было отдернуть руку, но незримая сила крепко держала ее, не позволяя сдвинуться с места или отступить. С какой бы силой она ни тянула, рука не отрывалась от рамы. Первый испуг сменился паникой, которая подобно лавине захлестнула ее, когда, глядя на свое отражение в зеркале, она заметила, что оно постепенно бледнеет, уступая место чьей-то тени. На ее глазах силуэт принял очертания человеческой фигуры: теперь перед ней рядом с ее собственным тусклым отражением стоял мужчина.


Патриция Деманж

Читайте в следующую среду, 1 января


Патриция Деманж


Кольцо света


Словно зачарованная, девушка провела кончиком указательного пальца по деревянной раме, обрамлявшей зеркало. На губах ее застыла мечтательная улыбка. Вдруг гладкая зеркальная поверхность пошла кругами, будто кто-то невидимый бросил камень в воду. В смятении Рэйчел хотела было отдернуть руку, но незримая сила крепко держала ее, не позволяя сдвинуться с места или отступить. С какой бы силой она ни тянула, рука не отрывалась от рамы. Первый испуг сменился паникой, которая подобно лавине захлестнула ее, когда, глядя на свое отражение в зеркале, она заметила, что оно постепенно бледнеет, уступая место чьей-то тени. На ее глазах силуэт принял очертания человеческой фигуры: теперь перед ней рядом с ее собственным тусклым отражением стоял мужчина.

Стоя в длинной пробке, Рэйчел Паркер отчаянно боролась с дремотой. Девушка в очередной раз попыталась сконцентрироваться на дороге, но, проведя за рулем вот уже почти четыре часа, она чувствовала себя усталой и вымотанной. Сейчас она направлялась в одну далекую деревушку на юге Англии, где находилась небольшая частная клиника, в которой ей предстояло отныне работать и жить.

Рэйчел была дипломированной сиделкой. После окончания университета девушка около года работала в одном из домов для престарелых в Лондоне. Но из-за тяжелой для организации экономической ситуации она была вынуждена уволиться и заняться поиском новой работы. Сначала ей казалось, что в многомиллионном мегаполисе найти хорошую работу будет не так и сложно, поэтому какое-то время она просто наслаждалась вынужденным отпуском. Но, приступив к поискам, Рэйчел, к своему ужасу, поняла, что, несмотря на диплом с отличием и прекрасные рекомендации от прежнего работодателя, ей никак не удается найти подходящую работу.

Конечно, всегда была возможность зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя и подыскать частных клиентов, которым был нужен уход. Но тогда Рэйчел пришлось бы вести бухгалтерию, сдавать отчетность и платить налоги, а этого она хотела бы избежать.

Однажды в одной из газет она совершенно неожиданно наткнулась на объявление, размещенное частной клиникой, о вакантной должности сиделки. Девушку устраивали условия и зарплата, которую они предлагали. Поэтому, не теряя времени, она позвонила по указанному номеру и, к своему огромному счастью и удивлению, была принята на работу без собеседования. Ей назначили испытательный срок три месяца и попросили приступить к своим обязанностям как можно скорее.

Упаковав вещи, Рэйчел отправилась в «Тихую обитель». Именно так называлась частная клиника, в которой ей предстояло работать, как она надеялась, долгое время. Разумеется, в случае неудачи она могла вернуться к подруге, с которой снимала квартиру все это время, но девушка все же рассчитывала получить постоянное место.

Потолкавшись на шоссе еще около часа, она, наконец, миновала затор и понеслась в сторону клиники. Когда девушка добралась до места, был глубокий вечер. Солнце уже давно опустилось за горизонт, и на темном небе сияла бледная луна.

Остановившись у кованых железных ворот, девушка вышла из машины и с удовольствием размяла ноги. К счастью, дождь закончился, и теперь над землей стелился густой туман. Рэйчел вдохнула свежий лесной воздух и огляделась. Перед ней за оградой возвышалось огромное здание. Освещенное серебристой луной, оно напоминало мрачную зловещую крепость, готовую поглотить и уничтожить любого, кто к ней приблизится.

Девушка тряхнула головой, стараясь выкинуть дурные мысли, которые овладели ею при виде клиники, и подошла к кнопке вызова, расположенной справа от ворот. Она назвала человеку на другой стороне домофона свое имя и цель прибытия, и железные створы ворот открылись. Рэйчел вернулась в машину и въехала во двор.

Для персонала на стоянке были выделены специальные места. Рэйчел укоряла себя за то, что не выехала из дома раньше. Завтра с раннего утра ей уже предстояло приступить к работе, а перед этим хотелось бы отдохнуть. С другой стороны, она приехала бы засветло, если бы не дурацкая пробка. Рэйчел вышла из машины и подошла к багажнику, чтобы достать чемодан.

В этот же момент из-за тучи снова выглянула огромная луна. Девушка только сейчас обратила внимание, что было полнолуние. Ей стало не по себе настолько, что даже закралась мысль прыгнуть в машину и рвануть обратно в город, но, отогнав страх, она достала чемодан и решительным шагом направилась к центральному входу.И все же неприятное чувство, закравшееся в сердце еще на въезде, не покидало ее. Казалось, что темные тучи, быстро бегущие по ночному небу, навсегда скрыли солнечный свет. Девушке рисовались пугающие и жуткие картины…


* * *

– Куда мне ехать? В «Тихую обитель»? Где, черт возьми, находится это место?

Я в недоумении взглянула на Генри, моего жениха. Никогда раньше я не слышала о месте с таким названием, хотя самоуверенно полагала, что знаю родную страну вдоль и поперек.

– Кажется, нашел, – пробубнил Генри, уставившись на разложенную на столе карту Великобритании. – Недалеко от Лондона, кстати говоря.

– В самом деле? – я удивилась еще больше, не ожидая, что он все-таки найдет это место.

– Я тоже думал, что хорошо знаю окрестности Лондона, – улыбнулся Генри, поднимая глаза. – Впрочем, неудивительно. Ведь это место настолько крошечное, что на обычных картах его часто вовсе не отмечают.

– Вот как!? И в эту дыру ты меня отправляешь?

– Виктория, дорогая, – его улыбка стала еще шире, – не надо заранее настраиваться на худшее.

Я вздохнула. Генри Аббот – писатель, причем довольно успешный. Он не был ограничен какими-то рамками, мог писать, о чем вздумается. Исторические романы? Пожалуйста! Детективы? Нет ничего проще! Триллеры? Принимайте работу! Его книги моментально раскупались, поэтому издательство, с которым он сотрудничал, носило его на руках.

Какое-то время назад я сама работала редактором в одном из крупнейших издательств страны. С Генри мы познакомились во время интервью, и я сразу без памяти влюбилась в стройного, высокого и безумно симпатичного мужчину, с которым тогдашняя моя беседа о его книгах толком не получилась… Меня сразили темно-синие глаза, бездонные, словно океан. Его подбородок упрямо выдавался вперед, что придавало его лицу мужественности. Одним словом, Генри был привлекателен. Но помимо внешности, он был просто очарователен. Не знаю, чем я заслужила его внимание, но после интервью он пригласил меня на свидание. Потом на другое…

Со дня второго свидания мы не разлучались. Из издательства я ушла и теперь работаю на моего возлюбленного. Я занимаюсь поиском интересного материала для его будущих книг. Вы можете подумать, что такой профессии не существует и я, в сущности, ничего не делаю. Но на самом деле успешные писатели нуждаются в человеке, который готов выполнять «черную» работу: отправляться за тридевять земель в поисках увлекательных историй, которые лягут в основу нового романа. Кроме того, на мои плечи легла обязанность отвечать на письма, которые приходят Генри ежедневно и в большом количестве, назначать интервью на телевидении или в радиопередачах, чтобы писатель не терял свою популярность. В общем, такая работа требует много сил и времени, но я нахожу ее очень занимательной. Конечно, у меня, как у девушки Генри, есть ряд преимуществ. Во-первых, я хорошо знаю его, что позволяет мне легко находить то, что его заинтересует. Во-вторых, путешествуя по стране в поисках интересного материала, мы можем проводить больше времени вместе. Конечно, прибыв в какой-нибудь город, Генри остается в гостиничном номере, чтобы писать очередной роман, а мне приходится изучать этот город вдоль и поперек. Но такое положение вещей нас устраивает больше, чем совсем разлучаться на время его поездок.

– Расскажи подробнее, чем мне предстоит заняться в этой глуши? – обратилась я к Генри.

– «Тихая обитель» – это клиника… Подожди секунду, у меня записано… – Генри порылся в ящике письменного стола. – Вот, нашел! Частная клиника, расположенная в огромном здании. Одно отделение занимается косметологией, а в другом крыле находится пансионат для престарелых. Согласно отзывам, лечение и уход за пациентами там первоклассный, оборудование хорошее, новое. В общем, отзывы клиентов об этом месте хорошие. Но есть кое-что…

– Должно быть, большой земельный участок прилагается, – перебила я.

– Само собой, – снова кивнул Генри. – Мне рассказал об этом месте один коллега. Эта клиника просто овеяна легендами и разными историями. Поговаривают, будто раньше на этом месте находился дом-интернат для девушек, из которого периодически бесследно пропадали люди. Никто не мог понять причину их исчезновения, но из-за этих инцидентов интернат был закрыт, а оставшийся персонал распущен. Спустя несколько лет на месте интерната открыли психиатрическую лечебницу. Но люди снова начали пропадать таинственным образом. Долгое время это здание стояло пустым, пока в конце концов один богатей не открыл там частный пансионат для престарелых.

– Понятно. И что именно ты хочешь, чтобы я там нашла?

– Я хочу знать все о прошлых случаях исчезновения людей. Но меня также интересует и нынешнее время. Кто он, этот владелец клиники? Каков персонал? Ну, ты понимаешь лучше меня!

– Все ясно, – кивнула я и улыбнулась: – И все это мне нужно сделать как можно скорее, так?

– Как получится, – улыбнулся Генри, ласково глядя на меня. – Я бы с удовольствием поехал с тобой, любимая, но в этот раз, к сожалению, не получится. Ты же знаешь, что завтра начинаются семинары, поэтому я должен остаться.

– Конечно, я все понимаю, – я подошла к нему и поцеловала. – Но мне нужна подзарядка, чтобы все прошло удачно…

Он без лишних слов поднял меня на руки и отнес в спальню. В следующую секунду он уже снимал с меня одежду…


* * *

– А что если я тоже исчезну? – спросила я, когда мы лежали в постели после любовных утех. – А что если все эти слухи не на пустом месте возникли и там действительно есть привидения или какие-нибудь страшные духи?

– Вздор! Это просто выдумки, – сказал Генри, обнимая меня. – Кстати, а где твое кольцо?

– Оно всегда со мной.

Однажды, когда я еще работала редактором, мне предстояло брать интервью у охотников за привидениями. К несчастью, я тогда попала в странную переделку, и мне грозила настоящая опасность: вместе с охотниками я пошла в старый дом, который прямо на наших глазах стал рушиться, когда мы были внутри. Кто знает, было ли это дело рук призраков или дом развалился от старости…

Симон Кэмбелл, один из охотников, спас мне жизнь, толкнув в сторону от внезапно упавшей плиты, но при этом сам получил смертельные травмы. Уже умирая, он снял со своего указательного пальца кольцо и протянул его мне. Он сказал, что кольцо предупредит меня о приближении привидений или других загробных существ.

С тех пор я уже сто раз попадала в разные таинственные неприятности. Мне кажется, что это кольцо каким-то образом притягивает потусторонние силы ко мне. Какое бы редакционное задание я ни выполняла, даже самое заурядное, я всегда сталкиваюсь с темным миром. Кольцо, как магнит, притягивает темные силы. Но оно же и помогает мне в борьбе с духами и демонами.


* * *

– Как долго ты работаешь в этой клинике? – Рэйчел вопросительно посмотрела на Майка Олсена, своего молодого коллегу, с которым они вместе обедали в больничной столовой.

Майк был высокого роста и спортивного телосложения. Короткие белокурые волосы красиво обрамляли его лицо, подчеркивая выразительные голубые глаза.

Парень засмеялся, обнажив безупречные зубы, и с нарочитой гордостью произнес:

– Уже целых три недели.

– Я предполагала, здесь люди работают годами, – с удивлением протянула Рэйчел.

– Интересно, сколько же мне, по-твоему, лет, если я тоже работаю здесь годами? – поддразнил девушку Майк.

– Это… это не то, что я имела в виду, – Рэйчел смутилась и отвела взгляд.

– Шучу, шучу, – отмахнулся парень, допивая свой кофе. – Вообще-то ты в некотором роде права. Мы с тобой здесь, пожалуй, самые молодые. Все остальные гораздо старше нас. Причем не только персонал, но и пациенты.

– Было бы удивительно, если бы в доме престарелых пациенты были другие, – теперь засмеялась Рэйчел.

– Да, разумеется, – немного помедлив, растерянно согласился Майк. – Но в косметологическом отделении тоже все клиенты уже солидного возраста! Впрочем, может быть, это потому, что молодым пока нечего исправлять. Ну и как тебе здесь? Как твой первый рабочий день?

– Ой, лучше не спрашивай, – тяжело вздохнула девушка. – Очень напряженный выдался день. Надеюсь, после обеда будет чуточку полегче. Сложно не только потому, что я здесь совсем новенькая и ни с кем не знакома, но и потому, что я уже давно нигде не работала.

– Не переживай, – ободряюще подмигнул ей Майк. – Ты привыкнешь быстрее, чем думаешь. Это же не отделение экстренной помощи, а простой пансионат. Здесь жизнь идет потихоньку, без суеты. Честно говоря, я даже не совсем понимаю, почему это место называют клиникой. Здесь есть лишь косметология и пансионат для стариков, который больше похож на курорт, ничего общего с больницей!

– Ты много знаешь об этом месте? – поинтересовалась Рэйчел. – Почему такое странное сочетание – косметология и пансионат для стариков?

– Не задумывался об этом, – пожал плечами Майк. – Знаю только, что богачи, которые мечтают вернуть себе молодость, выкладывают кругленькую сумму за косметологические процедуры и проводят в этом месте выходные. За это время их оближут с ног до головы. Здесь можно попробовать все, что душе угодно: травяные и грязевые ванны, различные обертывания, массаж. Ходят слухи…

– Какие?

Майк понизил голос:

– Только учти, я тебе этого не говорил. Ходят слухи, что здесь тайно делают пластические операции. Хотя, – добавил он уже обычным голосом, – этого точно никто не знает.

– А почему это такая большая тайна? – с удивлением спросила Рэйчел. – Это ведь совершенно обычные вещи, пластические операции.

– Якобы клиника не имеет на это разрешения или лицензии. Но, вероятнее всего, это просто слухи…

– Понятно, – кивнула девушка. – А насчет курорта ты верно подметил. Это место больше напоминает пятизвездочный отель, нежели пансионат.


* * *

Остаток рабочего дня вопреки надеждам Рэйчел прошел очень напряженно. Она привыкала к новому коллективу и относительно новым обязанностям. Но, по правде говоря, девушка напрягалась по большей части из-за того, что отношения с одной из начальниц сразу не сложились.

Мисс Грейсток, женщина лет пятидесяти, вела себя довольно высокомерно с новой сотрудницей и сразу безо всякой причины проявила свою неприязнь. Было видно, что начальница гордится своим положением и к подчиненным относится, как к людям второго сорта.

Рэйчел не нравилось подобное отношение. Никогда прежде она не сталкивалась с такой открытой враждебностью. Ей предстояло здесь работать, а эта женщина делала ее и без того сложный первый рабочий день невыносимым.

Остальные сотрудники приняли новую коллегу спокойно, хотя и вели себя, как показалось ей, слегка скованно. Но такое поведение было вполне понятно: каждому человеку требуется время, чтобы сблизиться с новым знакомым. К тому же наверняка все заметили отношение начальницы, мисс Грейсток, к новенькой и теперь опасались проявить дружелюбие.

Единственным исключением был Майк, с которым они вместе обедали. Скорее всего, он потянулся к ней, так как сам работал здесь всего три недели и еще не успел сойтись с кем-то или проникнуться глубоким уважением к мисс Грейсток.



Рэйчел радовало то, что все-таки большую часть времени ей предстояло проводить не с коллегами, а с пациентами, или, как их тут называли, клиентами или постояльцами. На слово «пациент» пожилые богачи обижались. Они, как и все старики, засыпали новую сиделку вопросами о личной жизни, интересах и планах. Особенно преуспела в этом девяностолетняя миссис Ямиссон. Слегка капризная дама, она отнеслась к Рэйчел очень любезно.

– Очень надеюсь, что вы останетесь у нас надолго, мисс Паркер, – прощебетала она, познакомившись с девушкой. – И на мисс Грейсток не обращайте внимания. Насколько мне известно, эта старая дева придирается ко всем молоденьким девушкам. Уж можете мне поверить, мисс Паркер. Моя дочь точно такая же, как эта мымра…

– Миссис Ямиссон, – вежливо прервала разболтавшуюся даму Рэйчел, – не стоит так говорить о вашей дочери.

– Почему нет? – старушка равнодушно пожала плечами. – Моя дочь – старая дева. Я этого не скрываю. И мисс Грейсток такая же.

Когда вечером за ужином Рэйчел пересказала Майку ее разговор с миссис Ямиссон, парень разразился громким хохотом:

– Узнаю старушку Ямиссон! Надеюсь только, что мисс Грейсток не узнает о ее словах. С этой грымзой лучше не связываться. Меня она, к счастью, пока не трогает. Но я заметил, что на многих коллег начальница имеет необычно сильное влияние. И если уж она кого невзлюбила, этому человеку несдобровать!

Рэйчел тихонько вздохнула. Она прекрасно понимала, что Майк имел в виду. Разумеется, она не ждала, что станет начальнице лучшей подругой, но надеялась на менее холодный прием. Причины, по которой мисс Грейсток была так враждебно настроена к ней, девушка до сих пор не могла понять.

– Извини, я тебя как-то обидел? – прервал ее размышления Майк. Выглядел он действительно обеспокоенным, видимо, неверно истолковав ее вздох.

– Нет, конечно, нет, – покачала головой Рэйчел. – Ты здесь совершенно ни при чем. Я просто думаю, что мне понадобится некоторое время, чтобы привыкнуть к новому месту. Вероятно, мисс Грейсток тоже потребуется время, чтобы привыкнуть ко мне.

Рэйчел и самой хотелось верить в это.

Попрощавшись с Майком, она отправилась в свою комнату, которую ей выделили здесь же, в пансионате. Она чувствовала себя изможденной, голова гудела от боли и усталости. Ей хотелось поскорее принять душ и лечь в кровать.

«Завтра все будет немного легче», – с надеждой подумала она, проходя мимо палаты миссис Ямиссон.

Внезапно пронзительный вопль заставил ее замереть на месте.


* * *

Несколько секунд она стояла как вкопанная, не в силах пошевелиться. В наступившей тишине она слышала, как громко стучит ее сердце.

Когда она практически поверила, что крик ей лишь померещился, дверь палаты открылась и на пороге показалась старушка Ямиссон.

– Вы тоже ее видели? – с тревогой спросила дама, хватая девушку за руку. – Вы должны были увидеть ее!

Старушка выглядела очень взволнованной. Скорее всего, она уже спала: ее седые волосы были спутаны, а под глазами виднелись темные круги.

Рэйчел взяла перепуганную женщину под руку и осторожно повернула к палате.

– Наверняка вам приснился дурной сон, миссис Ямиссон, – произнесла она, ласково гладя старушку по руке. – Вы так громко закричали, что я испугалась.

Неожиданно миссис Ямиссон жестко отвела руку девушки.

– Не надо считать меня слабоумной старухой, мисс Паркер! – твердо сказала она. – Да, я стара, но я не сумасшедшая! Вы тоже должны были ее видеть!

– Кого ее? – искренне изумилась Рэйчел. – Кого я должна была здесь увидеть?

Девушка с удивлением смотрела на пациентку и не узнавала ее. Дрожащими пальцами женщина теребила кружева дорогой белоснежной сорочки. Ее глаза лихорадочно блестели. В них читался ужас.

– Расскажите мне, что случилось, миссис Ямиссон, – Рэйчел старалась, чтобы ее голос звучал спокойно.

– Но вы же должны были видеть ее, мисс Паркер, – снова повторила старушка. В ее голосе слышалась мольба. – Она же должна была пройти мимо вас!

– Я… я никого здесь не видела, – покачала головой Рэйчел. – Посмотрите сами, миссис Ямиссон. Коридор совершенно прямой, но мимо никто не проходил. Я лишь слышала ваш крик.

Старушка внимательно смотрела на Рэйчел, когда из ее груди вырвался слабый стон, и она начала медленно оседать. Девушка не растерялась: она подхватила миссис Ямиссон, которая весила едва ли больше подростка, и потащила ее к огромной кровати, стоявшей в палате. Старая женщина продолжала что-то невнятно бормотать, но Рэйчел не могла разобрать, что именно она говорит.

Некоторое время миссис Ямиссон пребывала в полубессознательном состоянии, затем начала потихоньку приходить в себя. Ее дыхание стало спокойным и ровным. Наконец, женщина заснула крепким сном. Этот срыв, однако, очень обеспокоил девушку. Что же могло испугать эту даму так сильно? Самым логичным объяснением Рэйчел по-прежнему считала приснившийся старушке кошмар. Но необъяснимое неприятное чувство неизвестности не покидало ее.

Девушка еще раз проверила миссис Ямиссон и, убедившись, что та крепко спит, собиралась покинуть палату. Внезапно она отчетливо услышала голос:

– Будь осторожна, Рэйчел Паркер…

Девушка замерла. Голос, который она услышала, без сомнения, мог принадлежать только миссис Ямиссон, ведь, кроме нее, в палате никого не было.

– Вы что-то сказали? – отчаянно борясь со страхом, Рэйчел обернулась к кровати, где лежала старушка. Но та лишь мирно посапывала.

Не желая больше оставаться в этой комнате, девушка бросилась к двери и выбежала в коридор. Не помня себя от страха, она добралась до своей спальни и без сил рухнула на кровать. Первый рабочий день и пережитый в комнате пациентки ужас настолько вымотали ее, что через несколько минут она уже спала, позабыв погасить ночник.


* * *

– Рэйчел… Рэйчел Паркер…

Девушка резко открыла глаза. Мучимая загадочными и мрачными сновидениями, она спала очень чутко. Рэйчел отчетливо понимала, что она не одна в комнате. Она слышала, как кто-то звал ее по имени.

Боясь шелохнуться, чтобы не выдать себя, она прислушалась. На лбу проступили капельки холодного пота, сердце стучало, словно бешеное. В комнате было совершенно темно, и только сейчас девушка вспомнила, что, когда она ложилась спать, горел свет. Должно быть, незваный гость его потушил…

– Рэйчел…

Девушка испуганно вздрогнула. Голос доносился будто бы издалека, но ей казалось, что кто-то стоит рядом с изголовьем кровати и нашептывает слова прямо ей в ухо ледяным безжалостным голосом.

Ужас стальной рукой сжал ей горло. Рэйчел попыталась вдохнуть, но, казалось, будто что-то давит на грудь, не позволяя сделать вдох. Что это могло быть? Она услышала тихое хихиканье, которое постепенно перерастало в громкий истерический хохот:

– Ты не ускользнешь от меня, Рэйчел Паркер! Ты навеки моя!

Дрожащими руками девушка лихорадочно нащупала кнопку, чтобы включить ночник на прикроватном столике. В темноте ее пальцы наткнулись на стакан с водой, который, зашатавшись, с дребезгом упал на пол. Наконец, она нашла выключатель, и комната в ту же минуту озарилась светом.

Рэйчел затравленно оглянулась, но рядом никого не было. Все произошедшее казалось лишь дурным сном. Из ее горла вырвался слабый стон, и слезы градом полились из глаз. Она чувствовала себя такой беспомощной и жалкой, что прорыдала весь остаток ночи и смогла заснуть лишь под утро.


* * *

На следующее утро Рэйчел чувствовала себя совершенно разбитой. Произошедшее минувшей ночью теперь казалось чьей-то злой шуткой. Ледяной потусторонний голос никак не выходил у нее из головы. Действительно ли она его слышала? Мог ли этот голос быть лишь плодом ее воображения?

Тяжело вздохнув перед неизбежной встречей с начальницей, девушка раздвинула занавески и открыла окно. Прохладный воздух сразу же наполнил комнату утренней свежестью. Сквозь облака уже пробивались первые лучи восходящего солнца. Но даже столь прекрасная картина не помогла ей избавиться от неприятного предчувствия, поселившегося в сердце в ту минуту, когда она въехала во двор клиники.

Завтрак начинали подавать с семи часов. Бросив взгляд на будильник, стоявший на прикроватном столике, Рэйчел поняла, что проснулась слишком рано: у нее в запасе было еще около двух часов. Сидеть в комнате не хотелось, поэтому она спустилась в парк, находящийся на территории пансионата. Свежий воздух и прогулка, как она надеялась, должны пойти ей на пользу.

Парк был великолепен. Наверняка, будь это место известно широкой публике, здесь было бы полно отдыхающих и туристов, прогуливающихся по ухоженным аллеям вдоль заботливо подстриженных деревьев или устроившихся на покрывалах на зеленых газонах.

Рэйчел опустилась на траву и с наслаждением вдохнула по-деревенски чистый воздух. Подставляя лицо первым солнечным лучам, ей с трудом верилось, что ее первое впечатление от этого места было не совсем приятным. Здесь, в этом уютном парке, все дурные предчувствия постепенно покидали ее, оставляя место для новых хороших эмоций.

– Доброе утро, мисс Паркер, – раздался знакомый голос за спиной. – Вы, как я вижу, тоже предпочитаете утренние прогулки.

– Доброе утро, доктор Блэк, – повернувшись, девушка приветливо улыбнулась. – Здешний парк просто прекрасен. Было бы неразумно с моей стороны не воспользоваться его гостеприимством.

– Рад это слышать, – главный врач клиники, доктор Блэк, с благодарностью склонил голову. – Как прошел ваш первый день, мисс Паркер? Осмелюсь предположить, что вам пришлось нелегко. Вы прогуляетесь со мной до кабинета? – он указал рукой в сторону клиники. – А по пути поделитесь вашими первыми впечатлениями.

Рэйчел, кивнув, поднялась с газона. Доктор Блэк помог ей встать, галантно протянув руку. Она рассказала этому весьма привлекательному мужчине лет пятидесяти, как прошел ее день, умолчав о напряженных отношениях с мисс Грейсток. Когда же речь зашла о миссис Ямиссон, мистер Блэк рассмеялся.

– Да, наша миссис Ямиссон исключительная личность, – произнес он, вытирая подступившие от смеха слезы. – Порой мне с трудом верится, что у нее не всегда… ясно в голове.

– Вы хотите сказать, у миссис Ямиссон, – Рэйчел замялась, с трудом подбирая подходящее слово, – старческое слабоумие?

– Это уже ни для кого не секрет, – врач провел рукой по тронутым сединой вискам, – ведь ей уже за девяносто. Последние несколько лет она быстро угасает. Ханна стала забывать даже собственное имя, путать события и еще жаловаться, что ей не дают покоя чужие голоса. Да, безусловно, иногда она бывает в здравом уме и говорит вполне осмысленные вещи, но такие ясные моменты, увы, у нее бывают все реже и реже. Боюсь, болезнь все-таки берет свое.

– Я никому не собиралась рассказывать, доктор Блэк, – смущенно пробормотала девушка, – потому что не хотела, чтобы у миссис Ямиссон были неприятности, но раз уж вы сами упомянули… Вчера вечером она вела себя по-настоящему странно.

Остановившись, Рэйчел поведала главе клиники о произошедшем накануне. После того как она закончила рассказ, доктор Блэк некоторое время стоял, молча глядя перед собой.

– Это очень меня печалит, – наконец, произнес он. – Знаете, ведь миссис Ямиссон одна из первых клиентов нашей клиники. Она мне действительно дорога. Мне жаль, что я не смог помочь ей. Да и вряд ли кто-нибудь смог бы.

Доктор попрощался с девушкой и, пожелав ей хорошего рабочего дня, удалился к себе.

Рэйчел направилась в столовую. Она не чувствовала себя голодной, ей просто хотелось встретиться с Майком, чтобы обсудить необычное поведение старой пациентки и узнать, что он думает по этому поводу. Возможно, он уже замечал какие-то странности у пожилой дамы.

Девушка не сомневалась в том, что доктор Блэк сказал правду: у старушки действительно возрастное слабоумие. Но почему-то этот диагноз, несмотря на свою логичность, не укладывался у нее в голове.

Возможно, отчасти ее сомнения были вызваны теми предостерегающими словами, которые миссис Ямиссон произнесла вчера вечером, когда Рэйчел уже собиралась уходить… Девушка в недоумении покачала головой. Она была убеждена, что старушка крепко спала, ей не было нужды притворяться.

Оставалось два объяснения всему происходящему: либо миссис Ямиссон задумала какую-то подлость и теперь играла с новенькой в свои коварные игры, или же здесь происходило действительно что-то жуткое и необъяснимое…


* * *

– Вам совершенно не нужно об этом беспокоиться, сэр. Я уверена, что мисс Паркер ни о чем не подозревает, – на бескровных губах мисс Грейсток играла высокомерная улыбка. – Эта девушка наивна до безумия.

Доктор Блэк молча заварил две чашки крепкого кофе.

– Вы не думаете, что недооцениваете нашу новую сотрудницу, Мелинда? – неторопливо произнес он, протягивая коллеге одну из чашек. – Я только что беседовал с ней, и мне она показалась вполне сообразительной девушкой. Вы сами понимаете, что если кто-то встанет у нас на пути, мы не сможем осуществить свой план. У нас просто не будет времени на второй шанс.

Мисс Грейсток вздрогнула от его спокойного, ледяного тона.

– Не волнуйтесь, доктор Блэк, – покорно опустив голову, произнесла женщина. – Я позабочусь о том, чтобы она не помешала нам.

– Я очень надеюсь на вашу компетентность, Мелинда.


* * *

– Что именно ты подразумеваешь под странным поведением? – нахмурился Майк, безуспешно пытаясь наколоть гриб на вилку. Сцена была действительно смешной, и Рэйчел не смогла сдержать улыбку, хотя разговор, который они вели, был нешуточный.

– Замечал ли ты какие-нибудь странности в поведении миссис Ямиссон? Может быть, она делала или говорила что-то необычное? – терпеливо пояснила Рэйчел.

– Необычное… необычное… – Майк задумчиво почесал переносицу и отрицательно покачал головой. – Если ты хочешь знать, выбегала ли миссис Ямиссон в парк в чем мать родила или заявляла ли, что она реинкарнация Наполеона, то однозначно нет. Но я не совсем понимаю, к чему ты клонишь? Тебя беспокоит что-то конкретное?

Рэйчел посмотрела на парня, мучительно соображая, стоит ли довериться ему и рассказать, что случилось минувшим вечером. Наконец, она не выдержала и поведала Майку все, включая свой разговор с главой клиники, доктором Блэком.

– То есть, выслушав твой рассказ, он только и сказал, что миссис Ямиссон маразматичка? – поразился Майк.

– Ну, не так грубо, но общий смысл ты уловил.

– Знаешь, я, конечно, работаю здесь всего три недели, – парень пожал плечами, – но мне показалось, что миссис Ямиссон на удивление ясно соображает. Я ни разу не заметил никакого намека на старческое слабоумие.

Рэйчел согласно кивнула. Ей самой за целый день общения Ханна Ямиссон показалась вполне здравомыслящей дамой. Да, она была эксцентричной, но определенно не сумасшедшей.

– Рэйчел, – необычно мягким голосом сказал Майк, – у тебя уже есть планы на завтрашний вечер?

– Пока нет. Почему ты спрашиваешь? – девушка удивленно посмотрела на слегка покрасневшего коллегу. Он явно нервничал: бумажная салфетка, которую он беспокойно мял в руках, постепенно превращалась в сотни крохотных бумажных кусочков.

– Я тут подумал… – запинаясь, начал Майк, – мы могли бы вместе погулять в парке. Конечно, если ты хочешь, – поспешно добавил он и с надеждой посмотрел на Рэйчел.

– Почему бы и нет, – улыбнулась девушка. Майк был ей симпатичен и, помимо всего прочего, с ним было о чем поговорить.

Второй рабочий день прошел менее напряженно, чем предыдущий. Утренний разговор с Майком поднял ей настроение, и теперь даже косые взгляды, которые время от времени бросала на нее мисс Грейсток, не имели большого значения. Рэйчел улыбнулась, с наслаждением предвкушая завтрашнюю прогулку с Майком. Она знала парня всего лишь два дня, но ей нестерпимо хотелось узнать его поближе, вне рабочей обстановки.

Взволнованное предстоящим свиданием сердце забилось сильнее.


* * *

Когда я остановила машину у ворот «Тихой обители», было уже совсем темно. Всю дорогу до клиники я размышляла над тем, под каким предлогом смогу попасть внутрь. Но ничего стоящего в голову не приходило.

Обычно я довольно легко придумывала, чем объяснить свое появление в том или ином месте. Но не могла же я в этот раз заявиться в пансионат для престарелых и поселиться там под видом клиентки. Я позвонила в косметологическое отделение, но там мне вежливо сообщили, что на ближайший месяц все приемные часы уже расписаны.

Так что теперь я стояла у ворот злая как собака, что не смогла ничего придумать. Одно было ясно наверняка: стоять здесь не имело смысла. С таким же успехом я могла оставаться в Лондоне.



Я села в машину и повернула обратно в сторону крохотной деревеньки, которую проехала по пути сюда. Тогда мне в глаза бросилась вывеска небольшой гостиницы-таверны, где сдавались свободные комнаты. Я решила остановиться там. Возможно, мне удастся узнать что-то новенькое о клинике, что поможет мне попасть внутрь.

Деревенька представляла собой небольшое скопление крошечных домиков. Рядом с уже упомянутой мной таверной был маленький магазинчик, в котором можно было найти все самое необходимое: от продуктов и чистящих средств до швейных принадлежностей. Очевидно, это был единственный магазинчик в округе. На противоположной улице находилась почта, насколько можно судить по старому ржавому ящику для писем, приколоченному снаружи. Также здесь были булочная и мясная лавка, а вдали блестел шпиль местной церквушки.

Я припарковалась у гостиницы под большой вывеской, на которой был изображен лебедь с двумя головами. Некогда ярко-красная краска местами облупилась, но все-таки вывеска все еще привлекала внимание проезжающих мимо путников.

Я с опаской отворила дверь и оказалась в небольшом уютном помещении старинной английской таверны. Вспомнилось вдруг, что однажды мне уже приходилось ночевать в подобном месте. Правда, тогда на вывеске был изображен черный дрозд, сидящий на голове осла. Посетители, долго не мудрствуя, называли ту гостиницу просто «Осел».

Не заметив никого у входа, я двинулась прямо в бар, откуда доносились голоса, и сразу же стала объектом пристального внимания всех находящихся там людей. Видимо, местные жители не привыкли к гостям в своем захолустье. Не обращая внимания на провожающие меня взгляды, я твердым шагом направилась к барной стойке.

– Что будете заказывать, мисс? – вежливо спросил бармен, как я позже поняла, он же хозяин заведения. – Светлое или темное? Или, возможно, вы хотите поужинать. Я распоряжусь на кухне, чтобы вам что-нибудь приготовили.

Сначала я хотела отказаться и просто попросить комнату, но желудок урчанием намекнул, что он не против поесть. Поэтому я согласилась на ужин.

Хозяин улыбнулся, обнажив ряд пожелтевших зубов:

– Никаких проблем, мисс. Будет вам и ужин, и комнатка.

Я присела за дальним столиком, где, как мне показалось, было не так шумно.

– Вы не местная, мисс? – вдруг, перекрывая общий гул, раздался громкий голос рядом.

«Очень остроумно, иначе зачем мне заказывать комнату», – подумала я, но вслух произнесла:

– Вы правы. Я возвращаюсь домой, в Лондон. Здесь проездом.

– Жалко, мисс, – не дожидаясь приглашения, за мой столик подсел мужик, от которого разило виски. – У нас здесь мало таких хорошеньких дамочек.

Очевидно, посчитав свои слова за стоящий комплимент, он ухмыльнулся. Жидкие волосы едва скрывали лысину, плотное лицо стало уже совсем багровым от выпитого. Неприятный тип. Тем не менее я заставила себя вежливо улыбнуться в ответ на его слова: может быть, внешне он и противен, но, как-никак, он местный житель, а значит, наверняка может рассказать что-нибудь интересное о деревне и клинике, куда мне нужно попасть.

– По дороге сюда я проехала мимо довольно большого здания. Возможно, это какой-то отель, – начала я сочинять легенду. – Вы случайно не знаете?

– Наверное, вы имеете в виду «Тихую обитель», – немного подумав, ответил мужчина. – Это не гостиница. Это больница. Пансионат для престарелых.

– Не может быть! – театрально воскликнула я. – Я долгое время работала поваром в гостинице в Бристоле. Но, к сожалению, пришлось уволиться. Так что сейчас я как раз ищу новую работу. Сначала я подумывала было вернуться в Лондон, наверняка там что-то подвернется. Но, возможно, я смогу найти работу здесь.

Это звучало, конечно, глупо, но то ли мой собеседник был уже изрядно пьян, то ли я умело сыграла простушку, но он не подал и виду, что его удивили мои слова.

– Хм, не знаю, не знаю, – пробубнил он, с пониманием глядя на меня. – Честно говоря, не думаю, что вы сможете найти здесь что-то стоящее, мисс. Неплохо было бы устроиться в эту таверну, но у здешнего хозяина уже есть Нелли, так что вряд ли он вас возьмет. Хотя… – он прищелкнул языком, – возможно, ваша мысль об устройстве в «Тихую обитель» не так уж и плоха. Моя Мэри работает там начальником на кухне. Они не ищут новых сотрудников, но, думаю, если она замолвит за вас словечко, то найдется и для вас место!

«Ничего лучшего и быть не может! – ликовала я про себя. – Как же мне повезло!» Вежливо улыбнувшись, я протянула мужчину руку:

– Я была бы вам очень благодарна, сэр. Меня зовут Виктория Кларк.

– Грей. Джон Грей, – представился он, сжимая обеими руками мою ладонь.

Грубые и потные, с грязными ногтями, его лапы слишком уж долго задерживали мои руки, но, «проглотив» свою брезгливость, я выдержала это и еще раз поблагодарила его любезной улыбкой:

– Вы полагаете, у меня будет возможность поселиться в пансионате? Конечно, при условии, что я получу работу, – быстро добавила я и с надеждой посмотрела на Джона. Если я буду жить прямо в пансионате, то смогу собирать информацию для Генри без особых проблем.

К моему удивлению, в глазах собеседника промелькнул страх. Его губы задрожали:

– Это не очень хорошая мысль, мисс. Не следует такой молоденькой беззащитной девушке селиться в этом… месте!

– Почему нет? – я удивленно подняла бровь. – Вы же только что сказали, что это всего лишь дом для престарелых. Разве они как-то могут мне навредить?

– Дело не в них. Конечно, старики вам не причинят вреда, – Грей покачал головой. Было очевидно, что ему сложно объяснить свое беспокойство. – Но… но вы просто не можете жить там, мисс!

– И все-таки почему нет? – настойчиво поинтересовалась я. – Если меня возьмут на работу, то я смогу платить за проживание. Это будет гораздо удобнее.

– В «Тихой обители» происходят странные вещи, мисс! – выпалил мужчина, но, оглянувшись по сторонам, торопливо прикрыл себе рот рукой, словно только что выдал мне страшный секрет.

– Странные вещи? – шепотом переспросила я. Наш разговор становился все более интригующим. – Но…

– Если вы мне прямо сейчас не пообещаете, – грубо перебил меня Джон Грей, – что ни при каких обстоятельствах не поселитесь в «Тихой обители», то, боюсь, я вам помочь не смогу. Можете сразу забыть про работу, Виктория.

Я не могла потерять такой шанс попасть внутрь пансионата. Поэтому я поспешила успокоить разволновавшегося мужчину:

– Не волнуйтесь, мистер Грей. Я сниму комнату здесь, в таверне, если вы считаете, что оставаться там небезопасно.

– Поверьте мне, мисс, – с облегчением вздохнул Джон Грей, – так будет лучше для вас. Я обещаю, что, как только приду домой, сразу же поговорю с Мэри о работе на кухне для вас.

В это время хозяин заведения принес мою еду, а мистер Грей, попрощавшись и еще раз пообещав сразу же со мной связаться, удалился на свое место.

Глядя на аппетитные кусочки поджаренного картофеля, я поняла, что после нашего разговора с Джоном мне совсем расхотелось есть. Почему мужчину так напугали слова о том, что я буду жить в пансионате? Что конкретно он имел в виду, говоря о происходящих там странных вещах?

Я знала от Генри, что об этом месте ходит много разных жутких сплетен, но неужели жители деревни до сих пор верят во все эти сказки?

Долгая дорога и размышления основательно меня вымотали. Подняться в приготовленную комнату и лечь – большего удовольствия я себе и представить не могла.


* * *

Третий рабочий день Рэйчел в пансионате был не таким напряженным, как первые, но и легким он не был. Ей приходилось по-прежнему многому учиться, поскольку некоторые вещи здесь делали совсем иначе, нежели на ее прежнем месте работы. Да и за стариками она раньше не ухаживала. Она уставала из-за того, что ей приходилось по несколько раз на дню рассказывать о себе пациентам. Всем старикам было интересно послушать новенькую сиделку, все они задавали одни и те же вопросы: где родилась, где выросла, чем занимались родители. К концу дня Рэйчел чувствовала себя очень уставшей, но не могла отказать милым людям.

Мисс Грейсток бросала на нее недобрые осуждающие взгляды, когда они сталкивались в коридорах пансионата. Рэйчел понимала, что начальница не изменила своего отношения и по-прежнему недолюбливает новую коллегу.

Девушка старалась чаще думать о предстоящей встрече с Майком. Ее сердце замирало, когда она представляла их сегодняшний вечер. Все чаще и чаще она ловила себя на мысли, что ведет себя, как глупенькая влюбленная школьница: планировала, что надеть вечером и что говорить, чтобы произвести впечатление. Рэйчел стеснительно озиралась по сторонам, опасаясь, как бы кто не заметил, что весь день она витает в облаках.

Когда рабочий день закончился, она поспешила в свою комнату. Приняв душ, девушка достала из платяного шкафа симпатичный брючный костюм и надела его. Критично оглядывая себя в зеркало, висящее рядом со шкафом, Рэйчел, к своему удовлетворению, отметила, что выглядит она превосходно: неброско, но элегантно. То, что надо для первого свидания.

Бросив последний взгляд на свое отражение в зеркале, она вышла из комнаты и направилась в холл. Именно там они с Майком договорились встретиться. Он, однако, пока еще не появился.

Девушка решила осмотреться. Несмотря на то что только за сегодня она уже несколько раз была в холле, она не могла оценить грандиозность этого помещения: то спешила, то под неодобрительным, ледяным взглядом мисс Грейсток боялась поднять глаза. Теперь же она смогла оценить: все здание ее прежнего места работы могло бы целиком уместиться только в этом холле. Под высоченным потолком, бросая блики на гладкий мраморный пол, сверкала роскошная хрустальная люстра. Массивная дубовая лестница вела на второй этаж, где, как ей уже было известно, располагался кабинет директора и главврача, доктора Блэка.

Из холла две деревянные двери вели в восточное и западное крыло здания. Рэйчел довелось побывать пока только в западной части, где и находился пансионат для престарелых. Овеянное легендами восточное крыло, где была косметологическая клиника, оставалось для нее тайной.

Девушка заметила, сотрудники двух отделений между собой не общаются и, скорее всего, даже не знают друг друга. Лично она знала лишь тех, кто работал только в пансионате.

Неожиданно в дальнем конце вестибюля что-то блеснуло, и Рэйчел машинально сделала несколько шагов в ту сторону. Сама не понимая почему, девушка чувствовала некую опасность, исходящую от этого объекта, но любопытство взяло верх. Перед тем как подойти еще ближе, она украдкой оглянулась: в вестибюле никого не было.

Предметом, привлекшим ее внимание, оказалась картина или нечто, очень похожее на картину. Точнее Рэйчел сказать не могла, поскольку большую часть предмета скрывал тяжелый черный материал. Девушка в нерешительности замерла у стены. С одной стороны, она понимала, что картина висит здесь не просто так: скорее всего, ее скрывают от посторонних глаз. Здесь ее совсем не видно ни с лестницы, ни из центра холла, где чаще всего проходят люди. Собственно говоря, Рэйчел и заметила-то ее совершенно случайно. Но с другой стороны, ею овладело искушение слегка отодвинуть занавес и посмотреть, что же он скрывает. И вновь любопытство оказалось сильнее, и она отдернула черную ткань.

Из груди девушки вырвался вздох изумления: это было зеркало! Зеркало очень искусной работы в резной раме из черного дерева. Прежде Рэйчел не доводилось видеть такой талантливой резьбы, хотя однажды, будучи подростком, она провела все лето, подрабатывая в антикварной лавке. Уж там-то она насмотрелась на различные диковинные вещицы. Это зеркало было определенно работой мастера.

Словно зачарованная, девушка провела кончиком указательного пальца по деревянной раме, обрамлявшей зеркало. На губах ее застыла мечтательная улыбка. Вдруг гладкая зеркальная поверхность пошла кругами, будто кто-то невидимый бросил камень в воду. В смятении Рэйчел хотела было отдернуть руку, но незримая сила крепко держала ее, не позволяя сдвинуться с места или отступить. С какой бы силой она ни тянула, рука не отрывалась от рамы. Первый испуг сменился паникой, которая подобно лавине захлестнула ее, когда, глядя на свое отражение в зеркале, она заметила, что оно постепенно бледнеет, уступая место чьей-то тени. На ее глазах силуэт принял очертания человеческой фигуры: теперь перед ней рядом с ее собственным тусклым отражением стоял мужчина.

Злобно улыбнувшись, он кончиками пальцев коснулся затылка ее отражения. Рэйчел громко вскрикнула. Она почувствовала, как ледяной холод распространяется от того места, где он коснулся, по всему ее телу до кончиков пальцев рук и ног. Она больше не могла двигаться, не могла кричать, не могла дышать.

Беспомощно она смотрела на свое отражение в зеркале и видела, как меняется ее внешность. Ее гладкая упругая кожа начала усыхать и стала морщинистой, словно у старухи. К своему ужасу, она увидела, как ее зубы один за другим выпадают изо рта, а роскошные русые волосы, предмет особой гордости, быстро поседели и теперь торчали неухоженными сухими пучками. Слезы стояли в глазах Рэйчел, когда она увидела, как в ее отражении сухая морщинистая кожа, обтянувшая ее череп, неожиданно с глухим треском лопнула. Все поплыло перед глазами, и девушка почувствовала, как силы покидают ее. Свободной рукой она облокотилась о стену, чтобы не упасть.

– Ты, наверно, уже меня заждалась?

Голос Майка вернул ее к реальности. Она закрыла глаза, чтобы немного успокоиться.

– Вовсе нет, – улыбнувшись, ответила Рэйчел. – Честно говоря, я специально пришла рано, чтобы немного здесь осмотреться.

– Нашла что-нибудь интересное? – Майк с любопытством смотрел на нее.

– Нет, – коротко бросила Рэйчел и торопливо поднялась. Ей хотелось как можно скорее покинуть это здание, вдохнуть свежего воздуха и забыть обо всех галлюцинациях. Ничем иным произошедшее у стены в дальнем конце вестибюля быть не могло. Просто галлюцинации!


* * *

– Парк здесь просто очарователен! – восторженно произнесла Рэйчел, ступая по тропинке вслед за Майком.

Прогулка на воздухе с молодым человеком постепенно успокоила ее. Майк вел себя непринужденно, много болтал, так что вскоре Рэйчел и думать забыла о том, что она увидела в зеркале.

– Мне кажется, – продолжила девушка, – я могла бы бродить здесь часами…

– Если тебе понадобится сопровождающий, – улыбнулся Майк, – я всегда к твоим услугам.

Казалось, сама природа добавила романтики их свиданию: на абсолютно безоблачном небе были отчетливо видны яркие созвездия, теплый ветерок слегка касался ветвей деревьев, заставляя их тихонько шелестеть в ночной тишине. Рэйчел, наслаждаясь каждой секундой, с упоением вдыхала теплый воздух, пропитанный ароматом роз и лаванды.

По тропинке они вышли на узкую аллею, и Майк с таинственной улыбкой на лице повел девушку к белоснежной скамейке, стоявшей у обочины.

Сердце Рэйчел начало учащенно биться, когда они сели в непривычной близости друг от друга. Казалось, никто не знал, что сказать. Спустя несколько минут они заговорили одновременно.

– Знаешь…

– Скажи-ка…

Посмотрев друг на друга, молодые люди засмеялись.

– Начинай ты, – попросила Рэйчел своего спутника.

– Честно говоря, я даже не знаю, что должен сказать, – со смущенной улыбкой произнес Майк. – Но признаюсь, сейчас я очень нервничаю…

Рэйчел подумала, что она чувствует себя точно так же: руки дрожат, сердце колотится, но вслух она сказала:

– На тебя это не очень похоже. В клинике ты не производишь впечатления человека, которого так уж легко застать врасплох или смутить. С тех пор как я приехала сюда, я ни с кем не проводила больше времени, чем с тобой, – она кокетливо улыбнулась парню. – Собственно говоря, мы с тобой уже словно старые друзья, согласись.

– К слову «старый» я отношусь несколько неоднозначно, учитывая то, в каком месте мы работаем, – пошутил Майк и подмигнул девушке.

– Ты прекрасно понял, что я имела в виду, – рассмеялась Рэйчел, узнавая в спутнике привычного ей Майка. – Признаться, я тоже немного волнуюсь.

– «Немного волнуюсь», – Майк шутливо передразнил подругу. – Всего-то? У меня такое чувство, что сотни бабочек атаковали мой живот…

Майк взял девушку за руку, и у той от радости сердце подпрыгнуло в груди. Она немного испугалась, не слишком ли быстро развиваются их отношения. Могла ли она действительно влюбиться в человека, зная его всего несколько дней? Но если это не любовь, что же тогда она испытывала к парню, который сейчас сидит рядом с ней?

Майк заставил все сомнения, которые несколько секунд назад поглощали ее, исчезнуть, раствориться в дивном аромате ночи. Он, привстав на цыпочки, потянулся к Рэйчел, молясь, чтобы она не остановила его. Рэйчел поймала его лицо руками и встретила его губы. Будто огненный шар пронесся по телу Рэйчел. Это был поцелуй, который заставил оцепенеть ее разум, а тело – жаждать близости с Майком…


* * *

Наутро, когда я спустилась вниз, хозяин таверны поприветствовал меня любезной улыбкой. В баре витал соблазнительный запах свежего кофе.

– Доброе утро, мисс, – кивнул мне хозяин, когда я подошла ближе. – Вы, должно быть, голодны. Я распоряжусь, чтобы Нелли приготовила вам завтрак.

Словно в подтверждение его слов, мой желудок жалобно заурчал. Это было неудивительно, учитывая, что вчера вечером, умирая от усталости, я едва дотронулась до ужина, который был мне любезно предложен.

– Честно признаться, я умираю от голода, – смущенно произнесла я.

Хозяин добродушно улыбнулся.

– Ох, пока не забыл, мисс, – неожиданно вспомнил он. – Старина Джон забегал сегодня ни свет ни заря, спрашивал вас. Я, разумеется, сказал ему, что вы еще спите. Тогда он велел передать, что он для вас все устроил. Не знаю, что именно он имел в виду, – хозяин в недоумении пожал плечами и с любопытством продолжал смотреть на меня, видимо, ожидая объяснения странных слов старины Джона.

Я же, в свою очередь, ясно понимала, что Грей договорился о моем трудоустройстве в «Тихую обитель». Поблагодарив хозяина таверны, я не стала вдаваться в подробности.

Когда я завтракала, дверь бара отворилась и на пороге показался мистер Грей собственной персоной. Заметив меня, он радостно улыбнулся и быстрым шагом направился к моему столику.

– Мисс Кларк, рад вас видеть, – поприветствовал меня мужчина. – Надеюсь, Кевин уже рассказал вам о том, что я забегал утром. Я обо всем договорился, и вас возьмут на работу!

– Да, он рассказал, – кивнула я. – Даже не знаю, как отблагодарить вас, Джон!

Он внимательно посмотрел на меня:

– Мы же договорились вчера: если вы обещаете не подвергать себя опасности, я с удовольствием вам помогаю.

Я поспешно кивнула. Ему вовсе не обязательно знать о моих планах поселиться в пансионате как можно скорее, чтобы вести расследование. Пускай думает, что мне нужна лишь работа. Однако втайне я сильно надеялась, что для меня найдется другая работенка, нежели просто прислуживать на кухне.

Мистер Грей предложил подвезти меня полпути до пансионата, и я с удовольствием согласилась. Свою машину я решила оставить у таверны, чтобы не привлекать лишнего внимания. Часть дороги мне придется пройти пешком, но это даже и хорошо: будет время поразмыслить и осмотреться.

Я сердечно попрощалась с хозяином таверны в надежде, что к вечеру мне удастся-таки вселиться в одну из комнат «Тихой обители».

Из деревни к пансионату вела всего лишь одна дорога. Она в столь ранний час была абсолютна пуста: кроме бродячих кошек, мы не встретили ни одной живой души.

С Джоном мы попрощались на развилке, где, пожелав мне удачи, он свернул в сторону полей. Когда его автомобиль скрылся из виду, я пешком двинулась дальше. Вдруг за спиной послышался шум подъезжающей на огромной скорости машины. Должно быть, водитель сильно торопился. Я оглянулась назад, и вовремя: красный спортивный автомобиль несся прямо на меня. В ту секунду, когда я отпрыгнула в сторону, машину резко развернуло, ее пыльное крыло мелькнуло буквально в считанных сантиметрах от меня, лишь чудом не задев. Не удержавшись на ногах, я грациозно села в мягкое грязное болотце прямо на обочине дороги.

Проклиная весь белый свет, я медленно поднялась на ноги и увидела, как машина впереди затормозила и теперь водитель быстро ехал задним ходом ко мне. Дрожащими пальцами я расправляла заляпанную одежду, безуспешно пытаясь хоть немного ее очистить. Помимо грязи на правой штанине была большая дыра.

– Вы идиот? – не удержалась я, когда автомобиль остановился рядом со мной и водительское стекло опустилось. Парень за рулем изумленно смотрел на меня, его лицо было совсем бледным от испуга. – Вы определенно сумасшедший! – кричала я, демонстрируя ссадины на ладонях. – Вы же могли меня убить!

Водительская дверь открылась, и парень неуклюже выбрался наружу.

– Мне так жаль! – искренне пробормотал он. – Я отвлекся лишь на мгновение, а когда вновь посмотрел на дорогу, вы уже сидели на земле. Я не думал, что кто-то может оказаться здесь в столь ранний час.

– Ну вот я оказалась, как видите, – все еще гневно ответила я. – Неужели ваша спешка стоит того, чтобы покалечить кого-нибудь?

Он смущенно сжал губы, не находя подходящих слов, чтобы меня успокоить. Даже сердясь, я не могла не отметить, насколько красивы его голубые глаза!

– Вы правы, – кивнул он. – Я должен был кое-что привезти из деревни своей… знакомой, но так как я проснулся позже, чем планировал, то решил наверстать упущенное время в дороге.

– Значит, для своей девушки? – я намеренно сделала ударение на последнем слове и с интересом заметила, как покраснели его уши. – Скажите, вы случайно не в «Тихой обители» работаете?

– Откуда вам это известно? – он с любопытством посмотрел на меня.

– В округе не так много других мест, где можно работать, а вы не похожи на крестьянина, – я протянула ему руку и представилась. – Виктория Кларк. С сегодняшнего дня буду работать помощником повара на кухне в пансионате.

– Майк Олсен. Санитар, – представился парень и улыбнулся. – Надеюсь, вы не откажетесь, если я предложу подвезти вас до пансионата и тем самым хотя бы немного заглажу свою вину?

– С удовольствием, Майк, если вы обещаете внимательнее смотреть на дорогу, – помедлив, кивнула я. Хотя, надо признать, в тот момент я бы к самому черту села в машину, лишь бы не тащиться пешком до пансионата в порванной одежде.


* * *

Ханна Ямиссон отчаянно боролась со сном. Стоял полдень, когда всем пациентам полагается немного отдохнуть и поспать. Но пожилая женщина, оставшись одна в своей комнате, боялась закрыть глаза. Странные видения, в последнее время посещавшие ее в «Тихой обители», совсем измучили миссис Ямиссон. Единственное, что она могла сделать – это просто не ложиться спать: так она будет в безопасности.

Перед обедом она украдкой приготовила себе чашку горячего шоколада в надежде, что это поможет ей бодрствовать. Врачи определили у старушки сахарный диабет, так что шоколад был ей запрещен категорически, за этим неусыпно следила строгая мисс Грейсток. Но все же Ханне иногда удавалось обходить жесткий контроль врача и баловать себя любимым лакомством.

Внезапно воздух перед глазами старушки задрожал, как случается, если смотреть сквозь дым у костра. С той лишь разницей, что в центре дрожащего воздушного шара начали вырисовываться очертания человеческой фигуры, до боли знакомой миссис Ямиссон.

Джулия Уилсон, любимая сиделка пожилой женщины, работала в клинике около двух лет назад, как вдруг внезапно исчезла, даже не попрощавшись, что очень обидело миссис Ямиссон. Другие сиделки и работники клиники шептались, что Джулия сбежала со своим богатым любовником, но Ханна чувствовала: случилось что-то неладное. Теперь пропавшая девушка стояла прямо перед ней, дрожа в покачивающемся воздухе. Чашка шоколада выскользнула из ослабевших рук старушки и упала на пол.

– Вы должны ей помочь, Ханна, – различила миссис Ямиссон едва слышные слова, которые она поначалу приняла за тяжелое дыхание призрака.

Она не поняла, что хочет сказать призрак. Кому «ей»? Или Джулия сказала «вы обязаны мне помочь»? Это было бы более-менее логично, хотя миссис Ямиссон сомневалась, что она, старая женщина, может что-то сделать для бедной девушки. Наверняка уже было поздно, все-таки прошло уже около двух лет с момента ее исчезновения.

Ханна хотела переспросить, но образ Джулии Уилсон начал стремительно меняться, и перед глазами испуганной старушки предстало нечто другое. У ее кровати, будто бы пройдя сквозь стену, словно темное облако, появилась какая-то тень. Обретая очертания мужского силуэта, тень парила в воздухе, тщательно осматривая комнату, и Ханне показалось, что мужчина кого-то или что-то ищет.

С яростным ревом, потрясшим и без того напуганную женщину, мужская тень кинулась на призрак Джулии. Девушка, успев кинуть на Ханну умоляющий взгляд, быстро заскользила к стене. Мужчина следовал за ней по пятам, пока они оба, пройдя сквозь стену, не исчезли.

Из груди старушки вырвался тихий стон, и от пережитого ужаса она полностью лишилась сил. Позднее она еще не раз вспоминала то, что ей привиделось. Она не помнила, как несколько раз теряла сознание и снова приходила в себя, пока заботливая новая сиделка, мисс Паркер, укладывала ее в постель.

Ханна заметила, что Рэйчел ведет себя с ней немного настороженно.

«Должно быть, девушка решила, что я сумасшедшая старуха», – с сожалением подумала миссис Ямиссон, проваливаясь в сон.


* * *

Рэйчел Паркер была на седьмом небе от радости. Девушка едва замечала строгие взгляды, которые на нее бросала дотошная мисс Грейсток. Сегодня ничто не могло помешать ее счастью.

Одно имя постоянно крутилось в голове: Майк, милый Майк. Он был совсем не похож на ее предыдущих ухажеров, которые льстили ей лживыми комплиментами и засыпали любовными обещаниями только для того, чтобы получить желаемое. После чего каждый исчезал в неизвестном направлении, забыв о данных клятвах. Но Рэйчел меньше всего хотела вспоминать о них в столь радостный момент своей жизни.

Майк был другой. Совсем другой.

Задумчиво девушка смотрела в окно, ожидая его приезда. Перед глазами расстилался чудесный парк, где они вчера впервые поцеловались. Она заметила, как по главной дороге к центральному входу подъехал красный спортивный автомобиль Майка. Единственным желанием, переполнявшим ее, было сорваться с места и броситься ему навстречу. Но увидев, как вслед за водительской дверью открылась также пассажирская, Рэйчел замерла. С тревогой и напряжением она наблюдала, как из машины выходит молодая девушка, вероятно, всего лишь на пару лет старше ее самой. Красивые каштановые волосы волнами ниспадали на плечи. Ее фигура казалась совершенной: стройной, высокой, подтянутой. Она улыбнулась Майку, обнажив безупречные белоснежные зубы.

Пораженная, Рэйчел застыла на месте. Эта девушка была очень красива. Она была просто великолепна.

«Рядом с ней ты просто жалкая невзрачная мышь», – прошептал тихий голос в ее голове, пробуждая в ней жгучую ревность. Возможно, Майк с самого начала водил ее за нос. Но зачем?

Глубоко в душе она понимала, что парень был честен с ней. И должна быть веская причина, почему эта прекрасная незнакомка оказалась в его машине.

«Забудь о нем. Он все равно выберет ее, – настойчиво шептал тот же голос, стараясь помешать ей сохранять хладнокровие. – Забудь его, Рэйчел Паркер. Ты никогда не будешь вместе с ним. Ты только моя!»

Рэйчел казалось, что она уже слышала этот голос тогда ночью, в своей спальне.

– Нет! – решительно прошептала девушка, на этот раз не испугавшись тихих предостережений. – Я не принадлежу никому: ни Майку, ни тебе, кем бы ты ни был! Оставь меня!

«Разве ты не влюблена в него? – удивился голос. – Разве тебе не понравились те сладкие слова, которые он шептал тебе на ушко? Бедненькая… Он просто воспользовался твоей наивностью».

– Уймись! – Рэйчел закрыла ладонями уши. – Я не хочу тебя больше слушать!

«Знай же, глупенькая, – не унимался голос, – у твоего возлюбленного есть свои тайны, о которых ты даже не подозреваешь…»

Рэйчел, опустив руки, оглянулась вокруг и с облегчением вздохнула, когда вкрадчивый голос в ее голове затих. Она по-прежнему не понимала, что с ней происходит.

Сказанные слова возымели свое действие: как вулкан, ее переполняла ревность, смешанная с дикой яростью. Неужели Майк действительно лишь воспользовался ею? Что он скрывает? Почему она слышит этот голос? Эти и другие вопросы один за одним заполняли ее разум, и ответов на них не было. Рэйчел всегда считала себя довольно приземленным человеком, и различные суеверия вроде веры в духов или потусторонние миры были ей чужды. Но с тех пор как она приехала в «Тихую обитель», это уже второй случай, когда возникают таинственные видения.

Сердцем Рэйчел чувствовала, что никогда не сможет быть по-настоящему счастливой здесь. Что, собственно говоря, вообще кроме работы держит ее в этом месте? Девушка едва удержалась, чтобы не броситься в комнату, упаковать чемоданы и убраться отсюда подальше. Она понимала, что все снова будет в порядке, как только она вернется в Лондон и будет далеко от этого проклятого места. Однако в то же самое время она знала, что не может поступить так. Только не сейчас, когда она встретила Майка и полюбила его. Она не может так просто бросить все, не узнав этого парня лучше.


* * *

Подойдя к комнате Майка, Рэйчел украдкой оглянулась, но, кроме нее, в коридоре больше никого не было. Сам парень, должно быть, сейчас был в столовой в сопровождении той темноволосой красотки. Осторожно Рэйчел повернула ручку, и дверь с тихим скрипом отворилась. Девушка еще раз опасливо оглянулась и, зайдя внутрь, затворила дверь. Комната, в которую она тайком проникла, казалась какой-то пустой и безличной. Здесь не было ни картин, ни фотографий, ни каких-либо других личных вещей, дорогих для хозяина комнаты.

Майк, однако, не отличался аккуратностью: рядом со шкафом громоздилась куча грязного белья, незаправленная кровать была завалена документами и вырезками из газет и журналов. Сгорая от любопытства, Рэйчел подошла к кровати и вытянула наугад несколько статей. К ее удивлению, все они тем или иным образом были посвящены «Тихой обители». Девушка была озадачена: зачем Майку все это?

В эту секунду из коридора послышался шум: кто-то приближался к комнате. Рэйчел юркнула за шкаф. Это было не самое надежное убежище, но если вдруг кто-то заглянет сюда, то вряд ли сразу ее заметит. С бешено колотящимся сердцем девушка прислушалась. Снаружи раздались голоса, один из которых, как она сразу же безошибочно определила, принадлежал мисс Грейсток.

– Она глупа и наивна, я вас уверяю, – донеслись до нее слова начальницы отделения, сопровождавшиеся ехидным смешком. – Эта девушка идеально подходит для нашей с вами цели.

– Мелинда, умоляю вас, – еле слышно бормотал в ответ мужской голос. Рэйчел пришлось напрячь слух, чтобы разобрать его слова. – Это не самое лучшее место для подобных обсуждений. Не забывайте, прошу вас, если мисс Паркер хоть что-то заподозрит, все пропало.

Рэйчел перестала дышать. Неужели этот мужчина только что произнес ее имя? Его голос показался ей смутно знакомым. Мысленно она пробежала все свои разговоры, которые вела за последние несколько дней в пансионате, и, к своему ужасу, поняла, что сейчас за дверью мисс Грейсток разговаривает с доктором Блэком, главой клиники. Рэйчел с шумом выдохнула и снова замерла, прислушиваясь. Что же они планировали? Каким образом это связано с ней? Подождав еще пару минут, Рэйчел осторожно выглянула в коридор и, никого не заметив, пулей понеслась к себе в комнату. Только уже у себя она заметила, что до сих пор сжимает в руке вырезки из газет, которые схватила с кровати Майка.


* * *

Для меня все складывалось как нельзя лучше, несмотря на заляпанные грязью штаны. Мой новый знакомый, Майк Олсен, проводил меня до кабинета директора, где мне предстояло представиться и изложить цель своего прибытия.

После того как все формальности с бумагами были улажены, секретарь предложил мне занять одну из жилых комнат пансионата, предоставленных специально для персонала. Должно быть, они не знали о нашей договоренности с Джоном Греем, что в нерабочее время я буду держаться от этого места подальше. Мне, однако, это предложение было только на руку, поэтому, разумеется, я дала свое согласие. Теперь, поселившись здесь, я смогу больше работать над своими прямыми обязанностями, то есть вести расследование, которое Генри мне поручил.

Комната оказалась маленькой и довольно скромной, но я ведь и не планировала задерживаться здесь надолго. Как только узнаю то, что мне нужно, сразу же вернусь в Лондон. Мне предстоит познакомиться и сблизиться с клиентами пансионата, а также – по возможности – со здешними работниками. Думаю, они располагают кое-какой информацией. Начать, как я полагала, мне следовало с Майка Олсена. Он упомянул по дороге сюда, что работает здесь недолго. Всегда интересен взгляд человека со стороны, еще не успевшего здесь толком обжиться. И возможно, ему известны слухи и легенды, которыми обросло это место.

Чем быстрее я приступлю к своим обязанностям, тем быстрее вернусь в Лондон к Генри. От этой мысли я радостно вздохнула.


* * *

Рэйчел сидела на кровати в своей комнате и пристально смотрела в пустоту. Сначала случайно подслушанный разговор мисс Грейсток и доктора Блэка, в котором упоминалось ее имя. Потом она прочитала вырезки, принесенные из комнаты Майка. Эти статьи запутали ее еще больше. Самая старая из газетных вырезок датировалась двадцатью годами ранее. Тогда еще этой клиники, возглавляемой доктором Чарльзом Блэком, не существовало, а на ее месте находился интернат для девочек-подростков. В статье упоминались таинственные исчезновения нескольких девушек, случившиеся в то время.

Из другой статьи Рэйчел узнала, что позже на месте интерната была основана психиатрическая лечебница, которая в скором времени также была закрыта после загадочного и необъяснимого исчезновения одной из пациенток.

Рэйчел сидела сама не своя, когда на глаза ей попалась более свежая заметка из газеты двухлетней давности. Автор статьи в ярких красках описывал зловещее исчезновение молоденькой санитарки, работавшей в «Тихой обители» на той же должности, что и Рэйчел в настоящее время. Звали пропавшую сиделку Джулия Уилсон.

Некоторое время Рэйчел сидела, ничего не понимая. Такого просто не могло быть. Люди не могут вот так бесследно исчезать. Должно быть какое-то логичное объяснение всему, что происходило в этом месте.

Одно Рэйчел знала наверняка: ей не следует искать разгадку и ждать ответов на свои вопросы. Нужно как можно скорее покинуть клинику. Ничто не должно удерживать ее здесь. Даже Майк…


* * *

В надежде познакомиться со здешними сотрудниками я прошла в столовую. Я полагала, что за обедом мне удастся вывести кого-нибудь из них на откровенный разговор, который помог бы моему расследованию.

Но, к сожалению, все оказалось совсем не так. Сотрудники клиники вели себя весьма отстраненно, если не сказать враждебно, по отношению ко мне. В то время как в столовой практически не осталось ни одного свободного места, за моим столом сидела лишь я одна. Чувствуя себя прокаженной, я, опустив голову, уныло ковыряла вилкой кусочки шпината в своей тарелке. До этой минуты все складывалось так удачно, что мне с трудом верилось, что я не продвинулась ни на шаг в своем исследовании. Неужели никто из этих людей не хочет обсудить слухи, которыми славится это место?

Заметив тень у моего стола, я подняла голову. Настроена я была, нужно признать, скептически.

– Привет, Виктория, – мой старый знакомый Майк опустился на стул напротив меня. – Привыкаешь потихоньку?

Я с деланным безразличием махнула рукой и усмехнулась:

– Разве не заметно, сколько людей хотят дружить со мной? Даже не знаю, кого из них выбрать.

– Не стоит беспокоиться по этому поводу. – усмехнулся Майк. – Здесь всегда так. Я начал работать здесь около месяца назад, и отношение окружающих ко мне было точно таким же. Каждый раз, проходя мимо зеркала, я осматривал себя, думая, что подхватил эту заразную болезнь отчужденности.

Я уже приготовила было ироничное замечание в ответ на его слова, как вдруг заметила, что парень смотрит на дверь столовой, в которую только что вошла девушка. По взгляду Майка я поняла: это и есть его подруга, к которой он так спешил во время нашей первой встречи. Его глаза так блестели, что несложно было догадаться, что между ними есть нечто большее, чем просто дружба.

– Вы, очевидно, влюблены друг в друга, – поддразнила я его. Но, к моему удивлению, обычно веселый парень, не удостоив мой комментарий вниманием, продолжал, не отрывая взгляда, следить за девушкой. Меж тем она взяла поднос с едой и села на свободное место за дальним столиком.

– Ничего не понимаю, – пробормотал Майк и, поднявшись с места, направился к своей подруге.

С любопытством я наблюдала за ними. Хоть я не слышала, о чем именно они говорили, по жестам и мимике девушки я поняла, что она чем-то недовольна и сейчас высказывает свои претензии парню. Я испуганно вдохнула, когда девушка неожиданно занесла руку и отвесила парню звонкую пощечину. Что же у нее случилось? Общаясь с Майком, я не заметила, чтобы он упоминал о каких-то проблемах в отношениях. Наоборот, мне казалось, он выглядел счастливым.

Очевидно, не ожидав такого поворота событий, Майк застыл на месте, схватившись рукой за горевшую щеку. Девушка резко развернулась на каблуках и пулей вылетела из столовой, бросив на меня испепеляющий взгляд.

Ее поведение показалось мне довольно странным. Я знать не знаю эту девушку, а она меня уже за что-то невзлюбила. Без каких-либо колебаний я поднялась с места и проследовала за ней в холл. Долго мне искать ее не пришлось: она остановилась у массивной мраморной колонны, видимо, не зная, что делать дальше.

Повернувшись ко мне спиной, она шептала, глядя в пустоту:

– Оставь меня, умоляю! Ты не сможешь заставить меня остаться здесь! Уходи!

Меня она не видела, поэтому я с любопытством заглянула за колонну, чтобы увидеть, с кем она говорит. Но, к моему изумлению, в холле больше никого не было. Только она и я. Все же интуитивно я чувствовала, что она обращается к кому-то, кто ее явно беспокоит и кого я не могу видеть.

В ту же секунду, словно в подтверждение моих мыслей, кольцо на моем безымянном пальце начало немного нагреваться. Теперь я была уверена, что в холле присутствует нечто потустороннее. Я внимательно посмотрела на украшение, которое уже неоднократно спасало мне жизнь.

Камень величиной с небольшую жемчужину в матовой серебряной оправе начинал мягко вибрировать при приближении к сверхъестественным объектам. Сейчас я понимала, что большой угрозы ни мне, ни девушке нет, иначе реакция кольца была бы совершенно другой. Но тем не менее я была абсолютно уверена, что в «Тихой обители» происходят вещи, которые не поддаются здравому смыслу.


* * *

Словно затравленный зверь, Рэйчел Паркер поглядывала на дверь, боясь, что кто-то войдет и помешает ее планам. Она твердо намеревалась покинуть это опасное место, поэтому была занята укладыванием вещей в чемодан, который распаковала буквально несколькими днями ранее.

Она не хотела оставаться здесь ни одной лишней ночи. Это место было пропитано злом. Она не знала, откуда вдруг возникла такая уверенность, но сомнений больше не оставалось. Этот дом был опасен для нее. Чтобы не привлекать лишнего внимания, она планировала уехать этим же вечером, когда все разойдутся по своим комнатам и палатам. Сообщать кому-либо о своем решении она не хотела. В этой клинике, как оказалось, и у стен есть уши, поэтому второго шанса убраться отсюда могло и не представиться, расскажи она кому-нибудь.

Внезапно тихий стук в дверь оторвал ее от беспокойных раздумий. Рэйчел вздрогнула.

– Кто там? – робко спросила она.

– Это Майк, – последовал ответ после нескольких секунд молчания. – Рэйчел, можно мне войти?

Девушка с облегчением выдохнула.

– Сейчас не самое подходящее время, Майк, – сказала она, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно жестче. – У тебя был шанс. Ты его упустил. Сейчас уходи! Я не хочу больше тебя видеть!

В наступившей тишине было слышно, как молодой человек тяжело дышит, пытаясь подобрать правильные слова.

– Но… Рэйчел, – запинаясь, наконец, пролепетал Майк, – послушай, я не понимаю, что случилось. Вчера я думал, что мои чувства к тебе взаимны…

К глазам Рэйчел подступили слезы. Больше всего на свете ей хотелось открыть дверь и броситься ему на шею, прошептать, как сильно она его любит, и усыпать страстными поцелуями его лицо.

– Уходи, Майк, – заставила себя сказать девушка. – Нам не о чем больше говорить!

Спустя несколько секунд, услышав, как шаги парня стихают в глубине коридора, Рэйчел вытерла слезы и подавленно вздохнула. Ей было безумно жаль обращаться с Майком таким образом, но иначе расстаться она не могла. Ей хотелось покинуть «Тихую обитель» и не оглядываться назад, не думать, что кто-то может ее здесь ждать. Помимо всего прочего, она не знала, можно ли доверять Майку, ведь он ни словом не обмолвился о том, что ему известно о печальных событиях прошлых лет, произошедших в этом месте.

Рэйчел взглянула на настенные часы, висевшие над кроватью. Они показывали четверть шестого. Конечно, будет правильнее, если она спустится на ужин. Ее отсутствие будет сильно бросаться в глаза, а она не хочет привлекать пристального внимания к своей персоне. Почему-то Рэйчел была уверена, что ее внезапное решение покинуть «Тихую Обитель» воспримут неодобрительно. Будет намного лучше, если все узнают об этом уже после ее ухода.

На всякий случай девушка задвинула чемодан под кровать и натянула покрывало вниз, чтобы скрыть его от посторонних глаз. Ее не покидало ощущение, что она не единственная, кто имеет доступ в эту комнату.


* * *

Мелинда Грейсток, злобно усмехнувшись, покинула свой наблюдательный пост, расположенный в старом чулане. Место было не совсем удобное, крохотное и тесное, но оно идеально подходило для слежки. Со временем Мелинда привыкла к тесноте и даже начала получать удовольствие от того, что знает самые сокровенные секреты некоторых людей, живших в этом пансионате. Доктор Чарльз Блэк будет доволен полученными сведениями. Сейчас она уже предвкушала, какое у него будет лицо, когда она расскажет ему, что только что видела.

У нее были все причины гордиться собой. Ведь именно она, Мелинда Грейсток, посоветовала начальнику разместить новую сотрудницу, Рэйчел Паркер, в комнате по соседству с тайным чуланом.

Однажды, уже давно, Мелинда заметила, что одна комнатка была чуть меньше и уже, нежели все остальные в этом крыле. Спустя несколько дней усердных попыток понять почему, ее труды, наконец, увенчались успехом. Она нашла потайное помещение, скрытое от посторонних глаз, но соединенное с жилой комнатой посредством большого зеркала на стене. Теперь, находясь в крохотном чуланчике, через это зеркало Мелинда могла спокойно наблюдать за всем, что происходит в комнате.

Коварная женщина знала, что когда-нибудь это открытие сослужит свою службу, и она оказалась права. Только что она стала свидетелем того, как молоденькая и наивная Рэйчел Паркер упаковала свои вещи и спрятала чемодан под кроватью, видимо, надеясь тайком улизнуть из «Тихой обители».

От удовольствия у Мелинды вспотели ладони. Теперь доктор Блэк должен благодарить ее на коленях за такие сведения. Пускай он еще раз убедится, какая ценная сотрудница у него в распоряжении.

«Возможно, когда-нибудь он поймет, что между нами может быть нечто гораздо большее, нежели просто рабочие отношения», – с тоской подумала Мелинда и вздохнула.


* * *

Пансионат «Тихая обитель» окутала тишина. Лишь шум теплого ночного ветра в ветвях высоких каштанов свидетельствовал о том, что за стенами этого заведения по-прежнему продолжается жизнь.

Сама же клиника словно вымерла. Мрачные темные тучи, подгоняемые ветром, лениво ползли по звездному небосклону, то скрывая, то вновь освобождая желтую луну. Зловещая ночь, казалось, несла смерть.

В небольшой комнатке прямо под крышей здания внезапно дернулась занавеска. Тусклый свет ночного светильника осветил силуэт молодой женщины. Рэйчел Паркер, дождавшись полуночи, поднялась с кровати и осторожно выглянула в окно. Сейчас, как она полагала, было самое время бежать из этого места.

Еще раз она пробежалась глазами по комнате, проверяя, не оставила ли какую-нибудь мелочь на прикроватном столике или на подоконнике. Тишина оглушала ее. Рэйчел была уверена, что в это время все пациенты и сотрудники клиники уже должны спать, так что ее уход останется незамеченным. Вновь и вновь она напряженно прислушивалась к тишине в коридоре, но слышала лишь свое взволнованное дыхание. Снаружи никого не было.

На цыпочках она подошла к ночному столику и выключила светильник. В кромешной темноте она пробралась к двери, стараясь не задеть стоящий наготове чемодан, и осторожно повернула ручку. С тихим скрипом дверь отворилась. В коридоре было настолько темно, что Рэйчел чудом удалось миновать все колонны и цветочные горшки, не задев их, и выйти к лестнице, ведущей вниз к главному входу.

Вдруг ей послышался какой-то шорох. Затравленно девушка оглянулась назад, боясь быть пойманной с поличным, но никого не увидела.

«Должно быть, это просто ветер гуляет по старым трубам», – с облегчением пронеслось у нее в голове.

Глаза к тому времени уже привыкли к темноте, и Рэйчел осторожно, ступень за ступенью, спустилась на второй этаж. Отсюда можно было спуститься в главный холл и выйти через центральный вход, но девушка знала, что огромная дубовая дверь может ненароком скрипнуть. Поэтому она решила воспользоваться запасным выходом. К нему также следовало сначала спуститься.

Шаг за шагом, очень аккуратно, боясь оступиться, Рэйчел шла вниз по деревянной лестнице. Наконец, почувствовав под ногами ровный мраморный пол, она с радостью выдохнула и направилась прямиком к выходу. Она не хотела оглядываться, так как знала, что в дальнем конце холла висит то злополучное зеркало, которое однажды едва не свело ее с ума.

Теперь, будучи почти свободной, Рэйчел казалось, что с момента ее приезда прошла не одна неделя, а целая вечность. Но еще буквально несколько шагов разделяли ее мрачное прошлое и, как она смела надеяться, радостное будущее вдали от этого места. Всего лишь несколько шагов…

Но судьба, видимо, была настроена против нее.

За дверью послышались чьи-то неторопливые шаги. Неизвестный определенно приближался к двери. Тихий стон отчаяния вырвался из груди Рэйчел, вспотевшие ладони отпустили ручку чемодана, и он с грохотом упал на пол.

– Кто там? – еле слышно прошептала девушка, но не получив ответа, развернулась и хотела было бежать назад, как вдруг чьи-то сильные руки схватили ее за волосы и со всей силы рванули к двери. Рэйчел застонала от боли и потеряла равновесие.

– Думала, тебе так просто удастся ускользнуть отсюда? – раздался свистящий шепот прямо у нее над ухом, и влажная тряпка опустилась на ее лицо.

Перед глазами Рэйчел все закружилось в мягком беспорядочном танце. Чувствуя, что руки и ноги больше не слушаются ее, она перестала сопротивляться и спустя несколько секунд потеряла сознание.


* * *

Ночью Майк не мог сомкнуть глаз. Беспокойно ворочаясь в кровати, в мыслях он постоянно возвращался к их разговору с Рэйчел. Почему девушка так странно себя вела? Ему показалось в парке, что она тоже испытывает к нему симпатию. Иначе как трактовать их горячий поцелуй. В ее взгляде тогда он видел нежность. Но вчера она ударила его и потом так грубо прогнала, когда он постучался к ней, чтобы поговорить.

Майк попытался вспомнить, сказал ли он ей что-то обидное или, может, как-то неуклюже пошутил, но на ум ничего не приходило. Просто в голове не укладывалось, что могло так сильно изменить ее поведение.

Парень уже некоторое время назад признался себе, что влюблен в Рэйчел. Для него это было больше чем банальный роман. Эта девушка пробудила в нем нечто, как ему казалось, давно забытое и потерянное… Потерянное в тот день, два года назад, когда его возлюбленная Джулия Уилсон бесследно исчезла в этом самом месте.

Именно по этой причине Майк пришел сюда работать. Не веря слухам о том, что Джулия могла убежать с другим мужчиной, он надеялся узнать настоящую причину ее исчезновения в ту роковую ночь. Майк знал, что Джулия была не из трусливых девушек, и если бы она хотела расстаться с ним, то сказала бы ему в лицо о своем решении. Нет, с ней случилось что-то странное. Странное и страшное, в этом он не сомневался.

И вот, когда ему удалось уже так много узнать, появилась Рэйчел и покорила его своей миловидностью и дружелюбием. Практически с самого первого дня ее появления здесь ему хотелось поцеловать ее и прижать к себе, защитить от всего зла этого мира и подарить ей настоящее счастье. Несколько дней Майк боролся с этим чувством, считая, что, поступив так, он предаст свои чувства к Джулии. Но, не видя Рэйчел, Майк сходил с ума от тоски и в конце концов все-таки решился пригласить девушку на свидание.

И вот теперь она не желала его видеть! Весь его мир, который только-только вновь начал обретать стабильность и смысл, снова пошатнулся. Майк задумчиво покачал головой. Ему не хотелось сдаваться. Он будет бороться за эту девушку, чего бы ему это ни стоило. Она была слишком дорога для него, чтобы вот так просто ее потерять.

Едва взошло солнце, Майк решил пойти еще раз поговорить с Рэйчел. Пускай она выскажется, накричит на него, ударит еще раз, если захочет, но он не уйдет без объяснений, почему она себя так странно ведет.

Он поднялся с кровати и направился к комнате Рэйчел. Постучав несколько раз, он приложил ухо к двери: внутри было тихо. Решив, что девушка, возможно, уже на рабочем месте, Майк отправился прямо туда. Он спрашивал у каждого, кого встречал по дороге, не видел ли кто-либо мисс Паркер, но люди лишь отрицательно качали головой. Со вчерашнего ужина никто молодую сиделку не видел. Майк пробежался по комнатам лежачих пациентов, но нигде не встретил Рэйчел.

К конце концов он снова оказался у комнаты девушки. Не зная, как ему поступить, парень в замешательстве замер у двери.

– Вы ищете мисс Паркер? – раздался голос за его спиной.

Мисс Грейсток подошла так тихо, что Майк от неожиданности вздрогнул и обернулся. Эта женщина вызывала у него самые неприятные чувства. Но, возможно, ей что-то известно о судьбе девушки, поэтому, поборов свою неприязнь, он вежливо кивнул.

– Вы долго будете ее искать, – на тонких бескровных губах начальницы играла легкая усмешка. – Девочка сбежала отсюда под покровом ночи, чтобы никто не заметил.

Несмотря на все свои усилия сохранять хладнокровие, Майк широко раскрыл глаза.

– Этого просто не может быть! – выкрикнул он в лицо начальницы.

Мисс Грейсток равнодушно пожала плечами и достала из кармана белого рабочего халата ключи. Открыв дверь комнаты, где жила девушка, она жестом разрешила парню войти и осмотреться.

– Теперь вы мне верите, мистер Олсен? – язвительно осведомилась она. – Мисс Паркер тайком собрала все свои вещи и улизнула, никого не предупредив. Вам нужны еще доказательства?

Как же Майку хотелось в тот момент вцепиться в глотку этой ведьме, но она, судя по всему, не лгала. Скрипя зубами от досады, он осмотрел комнату. Рэйчел действительно не оставила никаких следов. Сейчас ничего в этой комнате не говорило о том, что буквально вчера здесь кто-то жил.


* * *

Рэйчел очнулась в кромешной тьме. Она вскрикнула, почувствовав, как что-то маленькое и отвратительно мохнатое ползло по ее колену. В панике девушка вскочила на ноги начала стряхивать существо руками, не видя, что именно это было. Теперь Рэйчел казалось, что эти мерзкие твари были повсюду. Всхлипывая, она снова и снова лихорадочно проводила рукой по волосам, каждый раз убеждаясь, что там никого нет.

Ее глаза уже немного привыкли к темноте, и она могла различить очертания комнаты. Однако она по-прежнему понятия не имела, где находится и кто ее сюда привел. Одно было известно точно: ее держат здесь насильно, и она абсолютно не знает, как отсюда выбраться. Девушка почувствовала, как паника холодной волной вновь поднимается внутри нее.

– Спокойнее, – прошептала она самой себе, стараясь контролировать свое сознание. – Ты должна сохранять ясную голову.

Наугад девушка сделала несколько осторожных шагов вдоль каменной стены. Она чувствовала, как каждое ее движение отдается болью в мышцах, но бездействовать было нельзя. Внезапно ее пальцы наткнулись на ровную гладкую поверхность, отличающуюся от шероховатой поверхности стены. Что это могло быть? Дверь?

Ее сердце застучало сильнее. Дрожащими руками она сантиметр за сантиметром ощупывала поверхность, надеясь найти щеколду или замок, но смогла обнаружить лишь тонкую щель, через которую холодный воздух проникал в помещение, где она находилась. Все-таки это могла быть только дверь. Вот только изнутри ее никак нельзя было открыть.

Несмотря на все попытки Рэйчел держаться стойко, слезы отчаяния подступили к ее глазам. Как же ей отсюда выбраться? Кто ее сюда привел?

Она попыталась прокрутить в памяти вчерашний вечер, если, конечно, весь этот кошмар случился вчера и она не провела без сознания несколько дней. Она отчетливо помнила, что собиралась покинуть «Тихую обитель», но, очевидно, о ее планах кто-то узнал, потому что уже у выхода на нее напали. И вот теперь она здесь, в этом крохотном и дурно пахнущем гнилью и плесенью помещении, напоминающем тюремную камеру. Больше ничего вспомнить Рэйчел не могла. Возможно, тот, кто ее здесь запер, больше никогда не вернется, и ей предстоит умереть тут от голода и жажды.

Беспомощно, не чувствуя в себе сил бороться, Рэйчел опустилась на пол, прислонившись спиной к холодной влажной стене. Кровь шумела в ушах. Кто мог с ней такое сделать? Неужели она кому-то причинила вред? Но самое главное, зачем ее держат здесь?


* * *

Чарльз Блэк удовлетворенно кивнул головой. Холодная улыбка играла у него на губах, однако глаза по-прежнему оставались пустыми и бездушными. Они лишь горели расчетливым блеском.

Теперь все шло по плану. Какое-то время он действительно волновался, что эта юная особа, Рэйчел Паркер, обо всем догадается и помешает ему осуществить задуманное. Позже, узнав от коллеги, что мисс Паркер собирается бежать, доктор Блэк и вовсе запаниковал, боясь, что план вот-вот сорвется.

Теперь же, когда им удалось похитить девушку, все стало налаживаться. Пускай это заняло немножко больше времени, чем они рассчитывали изначально, но, в конце концов, цель оправдывает средства.

Мелинда была права: Рэйчел Паркер была идеальным кандидатом – никаких близких родственников, которые могут поднять тревогу. Лишь кучка друзей или, скорее, знакомых, с которыми девушка общалась довольно редко. Никто и не заметит, если мисс Паркер просто исчезнет.

Для доктора Блэка эта девушка ничего не значила. Его не будут мучить угрызения совести или бессонные ночи. Он пожертвует ею и глазом не моргнув. В принципе, как и любым другим человеком на пути к достижению своих целей. Всю свою жизнь он с холодным безразличием спокойно шел по головам, не обращая внимания на чужие чувства, эмоции или планы. Для Чарльза Блэка существовал лишь один человек – он сам.


* * *

– А ты уверен, что она уехала? – я нахмурилась, скептически поглядывая на Майка, который только что поведал мне о том, что случилось минувшей ночью. Я молча выслушала все его душевные излияния, хотя у меня уже были догадки, что с девушкой случилось нечто из ряда вон выходящее. Ее вчерашний монолог, а также вибрации моего кольца насторожили меня.

– В ее комнате не было никаких вещей, – кивнул парень. – Я даже не догадывался, что у нее на уме.

– Но как же она могла ни с того ни с сего уйти?

– Понятия не имею, – Майк пожал плечами. В его глазах стояли слезы отчаяния и беспомощности, хотя он изо всех сил пытался с ними бороться. Видимо, он был как раз из тех парней, которые полагают, что мужчинам непозволительно плакать. – Даже не понимаю, как я мог этого не заметить!

– Так, подожди делать поспешные выводы и не падай духом, – я положила руку ему на плечо. – Честно говоря, не думаю, что она так уж далеко отсюда. Точнее, я уверена, она все еще где-то здесь.

Майк так резко подпрыгнул со стула, что я вздрогнула.

– Все еще здесь? Раз ты уверена, тогда чего мы ждем? – вскрикнул он, с мольбой глядя на меня.

Оглянувшись по сторонам, боясь, как бы кто-нибудь не заметил его реакцию, я жестом велела ему сесть на место и соблюдать спокойствие.

– Не привлекай внимания, Майк, – прошипела я. – Моя теория не имеет никаких доказательств.

Опустив голову, Майк снова опустился рядом со мной.

– Но ты сказала, что уверена, – уныло пробормотал он, кусая ногти. – Прости, я знаю, что ты пытаешься меня поддержать. Но должен признаться, мне тяжело сидеть без дела, если Рэйчел, возможно, угрожает опасность. Моя беспомощность просто сводит меня с ума.

Мне были понятны его чувства. Не представляю, что бы я делала, если бы вдруг мой любимый Генри пропал. Думаю, я бы сделала все возможное и невозможное, чтобы найти его. Но сейчас я знала, что никто посторонний не должен заметить того, что у нас появились сомнения насчет столь поспешного отъезда Рэйчел Паркер.

– Послушай, – я серьезным тоном обратилась в Майку, – сейчас я хочу задать тебе несколько вопросов. Возможно, некоторые из них тебе покажутся очень странными, но поверь мне, они очень важны. Так что подумай, прежде чем ответить, хорошо?

– Конечно, давай, – без раздумий согласился парень.

– В общем, я приехала сюда не для того, чтобы работать на кухне, – набрав побольше воздуха в легкие, я сразу же перешла к сути. – Я полагаю, что это место, то есть клиника «Тихая обитель», включая пансионат и косметологическое отделение, проклято. Оно одержимо духами и призраками.

Заметив, что Майк поглядывает на меня с недоверием, я вздохнула:

– Ты, возможно, считаешь меня сумасшедшей, Майк. Поверь, не ты первый, не ты последний. Но тем не менее я должна попросить тебя выслушать меня. Это может быть важно для Рэйчел.

Я бы поняла, если бы парень просто встал и ушел. Недоверие в его глазах сменилось непониманием, но Майк остался рядом со мной. Поэтому я продолжила:

– Рассказывала ли тебе Рэйчел когда-нибудь о вещах, которые ей казались необычными? Или, возможно, она сама вела себя странно?

Я заметила, что первой реакцией парня было все отрицать, но все же он на не несколько секунд задумался, а после неохотно кивнул. Обрадованная этим небольшим успехом, я попросила его рассказать, что именно он имел в виду.

– Однажды… однажды она мне кое-что рассказала, – помедлив, начал Майк. – Если я не ошибаюсь, это случилось в ее первый же рабочий день. Одна из пациенток пансионата, миссис Ямиссон, довольно сильно ее напугала. Что именно у них случилось, я точно уже не помню, но на следующий день Рэйчел спросила, замечал ли я странности в поведении старушки?

Майк на минуту задумался, стараясь припомнить что-то еще. Я терпеливо ждала. Наконец, он продолжил:

– Рэйчел рассказала, что она говорила с мистером Блэком, это директор и главный врач, и он сказал ей, что у миссис Ямиссон старческое слабоумие, поэтому не стоит обращать внимания на ее выходки. Однако мы с Рэйчел оба считаем, что он преувеличивает. Миссис Ямиссон, конечно, чудная дамочка, но слабоумие… вряд ли.

– Хорошо, – кивнула я. – Это может быть важно.

– Если честно, я вообще не понимаю, как это может быть связано с исчезновением Рэйчел, – парень рассеянно пожал плечами.

– Отведи меня к миссис Ямиссон, – огорошила я его своей неожиданной просьбой. – Думаю, мне стоит поговорить с этой женщиной. Возможно, она прольет свет на некоторые события.


* * *

Ханна Ямиссон отдыхала в своей комнате. Последнее время она жила ожиданием, что кто-то к ней придет. Поэтому даже не вздрогнула, когда раздался стук в дверь.

– Входите. Открыто, – спокойно произнесла она.

Дверь отворилась, и на пороге показался Майк Олсен, симпатичный молодой санитар. Раньше Ханна не имела возможности познакомиться с ним лично, но она его заметила, как только он появился в пансионате. Вместе с ним в дверях стояла незнакомая ей симпатичная девушка.

– Надеюсь, мы не помешаем вам, миссис Ямиссон, – сказал парень, прикрывая дверь. – Если вы хотите отдохнуть, мы можем попозже…

– Бросьте, Майк, – улыбаясь, старушка беззаботно махнула рукой. – Это в вашем возрасте еще существует слово «попозже». Таким, как я, лучше ничего не откладывать на потом.

– Миссис Ямиссон, меня зовут Виктория Кларк, – представилась спутница парня.

По ее виду Ханна поняла, что эта девушка привыкла добиваться того, чего хотела. Это, однако, не обидело и не огорчило старушку. Она сама была человеком прямолинейным и любила, когда люди не ходят вокруг да около, а сразу переходят к делу.

– Миссис Ямиссон, – девушка действительно не стала долго тянуть, – Майк рассказал мне, что несколько дней назад здесь произошло нечто странное. Я думаю, вы, как непосредственный свидетель и участник событий, сможете рассказать мне гораздо больше.

– Я думаю, что понимаю, о чем вы говорите, мисс Кларк, – задумчиво кивнула старушка. – Честно говоря, я надеялась и ждала, что рано или поздно кто-то спросит меня об этом.

– Надеялись? – Виктория с откровенным недоверием посмотрела на женщину. – Тогда, возможно, вы расскажете мне свою версию событий.

– Разумеется, – согласилась миссис Ямиссон и слегка откинулась назад на подушку, – я не делаю из этого тайны. Я видела здесь призрак Джулии Уилсон…


* * *

Я хотела было подойти поближе к миссис Ямиссон, как вдруг Майк при ее словах внезапно поперхнулся и закашлял. Нахмурившись, я посмотрела на не него. Что, черт возьми, с ним случилось? Парень во все глаза смотрел на старушку.

– Вы… вы видели здесь Джулию? – запинаясь, медленно произнес он. – Здесь? В «Тихой обители»?

Теперь я вообще ничего не понимала. Кто такая эта Джулия Уилсон? Почему упоминание ее имени так взволновало парня?

Миссис Ямиссон, казалось, наоборот, все поняла. С сочувствием она взглянула на Майка:

– Вы знали ее, не так ли, мистер Олсен?

Я думала, что меня уже невозможно будет ничем удивить. Все в этом месте каким-то образом связаны. Но все же я вздрогнула от неожиданности, когда Майк тихо произнес:

– Джулия была моей невестой.

– Она была замечательным человеком, – с сочувствием кивнула миссис Ямиссон. – Добрая и отзывчивая. Неудивительно, что вы проделали такой путь, чтобы найти ее, мистер Олсен.

– Может быть, кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит? – нахмурившись, не совсем вежливо потребовала я. – Кто такая Джулия Уилсон? И откуда вы ее знаете?

Мой спутник молча смотрел на меня. В его глазах я видела огромную боль потери, которую он, казалось, все это время успешно скрывал. Но сейчас простое упоминание имени некой неизвестной мне девушки вновь открыло старую рану.

– Ты приехал сюда не для того, чтобы работать санитаром, Майк? – начала догадываться я.

– Нет, – печально покачал головой парень. – Честно говоря, я устроился сюда, чтобы понять, что случилось с моей возлюбленной в ту злополучную ночь два года назад. Я чувствовал, что с ней произошло что-то страшное. Она не оставила бы меня вот так, не сказав ни слова. Мы любили друга…

– Но потом ты встретил Рэйчел, и у тебя возникли чувства к этой девушке? – продолжила я за него.

Майк молча кивнул.

– Но почему ты решил, что с ней произошло что-то страшное здесь? – спросила я. – Я имею в виду, с чего ты взял, что исчезновение Джулии как-то связано с «Тихой обителью»? Ведь с ней могло случиться что-нибудь и в другом месте, на дороге, например, или в деревне.

– Я забеспокоился, когда перестал получать от нее письма. На мои сообщения она также не отвечала. Я знаю Джулию, и такое поведение показалось мне странным. Она как сквозь землю провалилась… Потом, немного почитав об этом месте, все эти разные легенды и слухи… я пришел к выводу, что с ней что-то произошло именно здесь, в «Тихой обители».

– Понятно, – кивнула я. – Ты уже знаешь, Майк, что я также прибыла сюда не для того, чтобы работать на кухне. Я хочу выяснить больше об исчезновениях, которые произошли здесь. Сейчас мне ясно одно: Джулия одна из многих, кто бесследно пропал в этом месте.

Я замолчала, уставившись в пустоту. Моя интуиция подсказывала мне, что нынешняя подруга Майка, Рэйчел Паркер, была сейчас в гораздо большей опасности. И после того как миссис Ямиссон рассказала нам о своем видении, у меня не осталось в этом никаких сомнений.

– Ты думаешь, Рэйчел тоже больше не вернется? – голос Майка, полный отчаяния, оторвал меня от размышлений. – Думаешь, она разделит судьбу Джулии?

Не зная, что ему ответить, я лишь пожала плечами. Парень схватился за голову. Было очевидно, что у него с трудом получается сдерживать слезы. Если бы мне только удалось найти связь между всеми этими исчезновениями! Не могли же люди исчезнуть безо всякой на то причины! Я была готова схватиться за любую соломинку, но мне нужна была подсказка. Вдруг случилось неожиданное.

Воздух начал колебаться, точно как описывала миссис Ямиссон, рассказывая нам о своем видении. В этом большом воздушном сгустке, висящем как бы в воздухе, стал вырисовываться женский силуэт. Несколько секунд спустя я уже смогла разглядеть молодое привлекательное лицо, обрамленное рыжими кудрями, чувственные губы и большие невероятно печальные глаза. Краем уха я услышала, как Майк, стоявший за моей спиной, судорожно сглотнул. Я чувствовала легкие вибрации моего кольца и видела мягкий свет, исходящий от камня в серебряной оправе.

По реакции парня я поняла, что перед нами появился призрак Джулии Уилсон.

– Не бойтесь, я здесь, чтобы помочь вам… – услышала я нежный голос.

– Джулия, дорогая, – голос Майка срывался и дрожал, – кто сделал это с тобой? Что здесь произошло?

– Майк, любимый мой, – призрак девушки печально посмотрел на парня, – я каждый день молилась, чтобы еще раз увидеть тебя. И вот теперь ты здесь. Но я не могу терять времени. Вам нужно спешить, иначе будет слишком поздно…


* * *

Майк не мог поверить своим глазам. С вытянутой дрожащей рукой он сделал небольшой шаг вперед и приблизился к воздушному сгустку. Призрачная девушка протянула свою руку ему в ответ и, казалось, вот-вот сможет коснуться кончиков его пальцев.

Но его рука просто прошла насквозь, не встретив сопротивления. Он почувствовал лишь, как что-то прохладное дотронулось до него. Что-то не из нашего мира…

С глухим стоном он отдернул руку и в изумлении посмотрел на нее.

– Я уже не та, что была прежде, Майк. Ты не можешь дотронуться до меня или почувствовать, – в голосе девушки звучало искреннее сожаление. – Многое изменилось с тех пор, как мы виделись в последний раз. Но я хочу, чтобы ты знал, я любила тебя.

– Я должен кое-что тебе рассказать, – лицо парня скривилось от душевной боли. – Боюсь, ты разочаруешься во мне, когда узнаешь. Возможно, даже возненавидишь, но я не хочу ничего скрывать. Ты была моей первой и самой большой любовью. Когда мы были вместе, я бы ни за что не подумал, что в моей жизни может появиться другая женщина. Но потом… ты… исчезла, и я думал, что больше никогда тебя не увижу. Я старался ни на кого не обращать внимания, но когда приехал сюда, чтобы узнать правду о тебе, то встретил Рэйчел и…

– О, Майк, я знаю, – ласково улыбнулась девушка. – Я желаю тебе лишь счастья. И если ты нашел его рядом с Рэйчел, я очень рада за вас и не хочу стоять на пути. Но, Майк, Рэйчел сейчас в большой опасности, и у нас очень мало времени, чтобы помочь ей!


* * *

Рэйчел уже давно потеряла счет времени. Ей казалось, что она сидит в этой тюремной камере, иначе эту грязную холодную комнату нельзя было назвать, уже очень много часов. Время от времени она звала на помощь так громко, что ее горло уже саднило, но, очевидно, стены этого помещения были настолько плотные, или, возможно, она находилась очень далеко от людей, и ее криков никто не слышал.

От того, кто похитил и запер ее здесь, также не было ничего слышно. Рэйчел даже не знала, охраняют ли ее снаружи. Иногда она прижимала ухо к гладкой поверхности двери, но в ответ слышала лишь тишину. Снаружи, казалось, никого не было.

С каждой секундой бессильное отчаяние окутывало ее больше и больше. Если сначала она боялась, что ее похититель придет за ней, то со временем ее единственным желанием стало, чтобы кто-нибудь уже решил ее судьбу и избавил от мучений.

Каждая минута бездействия в этой тесной каменной комнате тянулась бесконечно долго. Как вдруг снаружи послышались шаги. В стоявшей тишине Рэйчел отчетливо различила, как с глухим стуком шаги отражаются от каменных стен и приближаются к месту ее заточения. Совсем рядом зазвенели ключи, и с тихим писком внешний засов начал отодвигаться в сторону. Дверь медленно отворилась, и в глаза испуганной девушки ударил яркий свет. Прищурившись, она во все глаза смотрела в дверной проем, стараясь разглядеть своего посетителя. Но, увидев несколько силуэтов в темных, скрывавших лица капюшонах, Рэйчел замерла от страха.


* * *

Все еще не веря услышанному о том, на какие подлости и коварства способны люди, я стремительно мчалась по лестнице в холл главного здания. Майк следовал за мной по пятам. Его глаза горели отчаянной решимостью. Хотя он также пребывал в шоке от рассказа Джулии Уилсон, я видела, что он сделает все, чтобы уберечь Рэйчел от беды.

Бледный лунный свет проникал сквозь высокие резные окна холла и тоненькой дорожкой отражался на холодном мраморном полу.

Мы осторожно приблизились к деревянной двери, ведущей в восточное крыло клиники. Никто не должен был заметить нас. Неожиданность и внезапность – это единственный козырь, который мы имели, наше единственное преимущество над врагом.

На первый взгляд, крыло, в котором располагалось косметологическое отделение, ничем не отличалось от помещения пансионата. Скорее наоборот, все здесь выглядело еще роскошнее и богаче.

Длинный, облицованный черно-белым мрамором коридор простирался перед нами. Окна, расположенные исключительно на левой стороне, выходили в парк. С правой стороны я увидела только двери. Я вопросительно посмотрела на Майка, но парень лишь пожал плечами. Он также никогда не бывал в этой части клиники.

Все же решив, что планы обеих половин этого здания должны совпадать, мы осторожно начали двигаться вперед. Та скудная информация о местонахождении Рэйчел, которую мы получили от Джулии Уилсон, не вселяла в меня особой уверенности, но делать было нечего. Я же просила соломинку, за которую можно было ухватиться в этом деле. Джулия ее предоставила.

Друг за другом мы медленно шли вперед по коридору, стараясь ступать как можно тише, потому что каждый, даже самый осмотрительный наш шаг эхом отдавался в огромном помещении. Только теперь я заметила, насколько здесь было тихо. Струйки холодного пота градом катились по моей спине. В месте, где столько людей, такая тишина просто невозможна!

Наконец, мы достигли поворота, о котором говорил призрак Джулии Уилсон. Остановившись, мы увидели, что теперь не только справа, но и по обеим сторонам коридора были двери. Невероятное множество дверей.

– Как мы сможем найти Рэйчел? – пропыхтел Майк позади меня. Взволнованный, он не смог скрыть своего отчаяния.

Я прислушалась к своему внутреннему голосу в надежде, что он подскажет, что теперь делать. Как вдруг совершенно неожиданно мой слух уловил чьи-то гулкие шаги вдали. Шумно втянув воздух, я поняла, что медлить нельзя. Как только человек покажется из-за поворота, прятаться будет уже поздно. Стремительно распахнув ближайшую дверь, я юркнула туда и потянула за собой Майка.

Стараясь успокоить дыхание, я прижалась ухом к двери и прислушалась. Мы едва-едва успели спрятаться: шаги теперь раздавались совсем близко. Кроме них, я услышала чей-то слабый стон.

– Рэйчел! – Майк догадался раньше меня и хотел было открыть дверь и броситься девушке на выручку.

Мне пришлось навалиться на него всем своего весом, чтобы удержать на месте. Судя по звуку шагов, Рэйчел сопровождали минимум трое. Было бы безумием бросаться на них с голыми кулаками, не имея никакого плана. Жестом я велела Майку сохранять спокойствие и молчать. Нам нужно было обдумать, что делать.

Когда шаги стихли вдалеке, я решилась, наконец, открыть дверь. С громко стучащим сердцем я осторожно выглянула в коридор и услышала, как где-то щелкнул дверной замок. Сделав знак Майку, я вышла из комнаты и на цыпочках направилась в ту сторону, куда только что прошли похитители. Дверь была не заперта. Ком подступил к моему горлу. Дрожащими пальцами я медленно повернула ручку и немного приоткрыла дверь. Не заметив ничего подозрительного, я распахнула ее полностью. Перед нами была темная комната.

Майк за моей спиной удивленно охнул. Как и я, он пребывал в полнейшем недоумении. Комната, куда мы попали, едва ли была больше трех квадратных метров площадью, никаких дверей или окон. В углу беспорядочной кучей поверх груды штукатурки были свалены инструменты.

Этого просто не могло быть! Я четко слышала, как здесь щелкнул замок, то есть люди затащили Рэйчел прямо сюда. Спрятаться в таком крохотном помещении было негде. Но не могли же они раствориться в воздухе!

Я задумчиво посмотрела на свои руки и только сейчас заметила, как сильно мерцает кольцо на моем пальце. Видимо, в порыве эмоций я не обратила сразу на это внимания. Но сейчас камень светился намного сильнее, чем при нашей встрече с Джулией.

Значит, это все-таки была правильная комната. Она приведет нас к источнику всех таинственных происшествий в «Тихой обители». Мои мысли с головокружительной скоростью проносились в голове. Я понимала, что наше время, словно песок, быстро убегает сквозь пальцы.


* * *

Сильные мужские руки крепко держали Рэйчел. Сначала она пыталась сопротивляться, но после утомительных часов, проведенных в темной комнате, сил у нее практически не осталось. Кричать она тоже не могла: рот был забит влажной вонючей тряпкой. Горькие слезы бессильно текли по щекам девушки, пока трое неизвестных мужчин грубо подталкивали ее вперед по коридору. Сострадание им было чуждо.

В какой-то момент Рэйчел поняла, что они покинули коридор и оказались в темной комнате. Она услышала непривычное бряцание замка и почувствовала, что стало заметно прохладнее. В тонкой шелковой блузке Рэйчел дрожала теперь не только от страха и переживаний, но и от холода.

Они оказались на какой-то лестнице. Девушка чувствовала, как неровные ступени ведут вниз. Здесь было еще темнее, чем прежде, если это вообще возможно. Буквально на ощупь Рэйчел продвигалась вниз. Она заметила, что хватка сопровождавших ее людей немного ослабла.

За все время, пока они шли, никто из ее «охранников» не проронил ни звука. Они не общались между собой, не ругались, не кричали на нее. Рэйчел даже начала сомневаться, были ли они вообще людьми.

Наконец, казавшаяся бесконечной лестница закончилась. Вдалеке девушка увидела тусклый свет, но его было достаточно, чтобы понять, что они вышли к широкому туннелю.

Ей было страшно и раньше, но теперь, казалось, ее конец был неминуем. Паника волной захлестнула девушку. Ее сердце забилось еще сильнее, если это вообще было возможно, словно подсказывая ей, что через несколько мгновений ей суждено умереть. Здесь, в этом холодном мрачном туннеле.

От безысходности она закричала что было силы, но с губ сорвался лишь тихий глухой стон.


* * *

Майку удалось обнаружить потайной проход в крохотном чулане абсолютно случайно. Несколько минут они с Викторией тщательно, но безуспешно простукивали стены, когда парень не выдержал и с тихим стенанием опустился на пол там, где находился.

Как вдруг стена позади него бесшумно отъехала в сторону. Застыв от изумления, Майк несколько секунд таращился в темный коридор, открывшийся перед его глазами. Виктории, которая быстрее пришла в себя, пришлось даже тронуть его за плечо, показывая жестом следовать за ней. Опасность, грозившая Рэйчел, не оставляла им времени на удивление или раздумья.

В кромешной тьме коридора Майк разглядел неровные ступени, ведущие вниз. Им нужно спускаться по лестнице! Перед глазами парня предстало чудовищное зрелище: он сам лежит у подножья лестницы с переломанными руками и ногами. Майк вздрогнул и тряхнул головой, прогоняя ужасную картину. Каждый их шаг теперь должен быть не только тихим, но и крайне осторожным.

На ощупь они медленно продвигались вниз друг за другом. Майк чувствовал, как капли холодного пота катятся по его спине, но отступать было нельзя. Если кто и мог помочь Рэйчел, так только они.

Наконец, Виктория, идущая впереди, с облегчением вздохнула, почувствовав под ногами ровный пол. Бесконечная лестница закончилась, и они очутились в просторном каменном туннеле, в дальнем конце которого мерцал тусклый свет. После долгого времени, что они провели в кромешной тьме, этот неяркий свет казался оптическим обманом. Майк крепко зажмурился и вновь открыл глаза: свет по-прежнему горел.

– Нам вперед, – прошептала Виктория, указывая на свет, как вдруг тишину разорвал дикий, полный боли крик.

Внезапно мысли Майка стали ясны как никогда, и он рванул вперед с такой скоростью, которая прежде была ему не свойственна.


* * *

Рэйчел освободили от кляпа, но, замерзшая, уставшая и скованная страхом, она была не в силах не только кричать и звать на помощь, но даже шептать. Беспрекословно, будто марионетка, она выполняла все приказы своих мучителей.

Ее подвели к продолговатой деревянной доске, стоявшей неподалеку от какого-то камня, напоминающего полуразрушенный церковный алтарь, исписанный сатанинскими символами.

Резко сдернув с нее шелковую блузку, один из мужчин грубо толкнул ее на гранитный алтарь. В это время двое других ловко приковали ее руки и ноги, так что теперь она совсем не могла ими пошевелить. Ледяной холод быстро распространился по ее беззащитному замерзшему телу.

Смирившись, девушка покорно закрыла глаза. Как вдруг до ее слуха донеслось тихое невнятное бормотание. Слова, не представлявшие для Рэйчел никакого смысла, тем не менее казались отвратительными. Ей было сложно представить, что такие противоестественные, мерзкие слова могут быть произнесены человеком.

Она приоткрыла веки и увидела прямо перед собой ледяные и полные презрения глаза главы клиники.

– Доктор… доктор Блэк, – еле слышно прошептала Рэйчел. – Помогите мне, пожалуйста! Эти люди… они хотят убить меня.

Крохотная надежда, что доктор Блэк пришел ей на помощь, вновь поселилась в ее сердце. Но и она угасла, когда Рэйчел увидела, как в ответ на ее просьбу доктор насмешливо улыбнулся, поджав свои бледные тонкие губы. Теперь девушка знала, кто стоит за всем этим кошмаром. В это мгновение она уже была уверена, что ее смерть близка.

– Вы были правы, Мелинда, – услышала девушка безразличный голос доктора. – Мне не следовало волноваться за наш план. Мисс Паркер, кажется, до сих пор не догадывается, что здесь происходит.

Еще один человек показался в поле зрения Рэйчел. Медленно он откинул черный капюшон, и пораженная девушка увидела, что над ней склонилась мисс Грейсток.

Рэйчел закричала что было силы. Последнее, что ей запомнилось, как в руке доктора блеснул кинжал. Его острое лезвие сверкнуло в неярком свете факелов, освещавших помещение. После чего Рэйчел погрузилась в кромешную тьму…


* * *

У меня не было ни единого шанса удержать Майка на месте. Как только вдали раздался громкий женский вопль, он с проклятием сорвался с места. Мне не оставалось ничего иного, как бежать следом за ним. Поначалу тусклый свет становился все более отчетливым. Вместе с тем вибрации кольца на моем пальце усиливались. Взглянув на него, я увидела, что внутри камня уже сверкали огненные молнии. Мое кольцо света четко чувствовало присутствие демонической силы где-то совсем рядом.

Приближаясь ближе к источнику зла, мы увидели, что широкий туннель заканчивался большим углублением, по каменным стенам которого горели дюжины факелов. В центре грота темнели две тени в черных капюшонах. Они стояли спиной к нам, повернувшись лицом к алтарю, где без сознания лежала…

– Рэйчел!

Майк, не раздумывая, протиснулся в грот и с яростным воплем накинулся на одного из людей. Выкрикивая проклятия, он прижал человека к земле и сорвал капюшон. Это лицо было мне знакомо. Я вспомнила, что когда приехала сюда, то встретила эту женщину у кабинета главы клиники. Мелинда Грейсток, кажется, ее звали именно так.

Я вслед за Майком проникла в грот. События теперь летели одно за другим. Я с ужасом заметила, что у второго человека в руке был зажат острый кинжал. Не обращая внимания на катавшихся по полу Майка и мисс Грейсток, он, казалось, хотел побыстрее завершить начатое дело. Его рука с ножом уже взмыла над беззащитной девушкой, как вдруг неожиданно невидимая сила отбросила его назад. Нож вылетел из его руки и, ударившись о каменную стену, звякнул и упал на пол. Капюшон спал с головы человека, и я своими собственными глазами увидела искаженное от ярости лицо Чарльза Блэка, главы всей клиники.

Не теряя времени, я ринулась к тому месту, куда упал кинжал. Но, споткнувшись о небольшой камень, я упала на сырой пол грота и поранила себе ладони. Острая боль пронзила мои руки, и я почувствовала, как из ран на ладонях струится горячая кровь. Не обращая на нее внимания, я потянулась за ножом, но мои руки схватили лишь пустоту. Я рассеянно взглянула наверх: надо мной со зловещей ухмылкой на губах стоял доктор Блэк. В руке он сжимал кинжал.

– Ты проиграл, Чарльз Блэк! – раздался откуда-то глухой голос.

Глаза доктора наполнились ужасом. Он резко обернулся. Только сейчас я заметила, что в гроте стало заметно темнее. Факелы погасли, и весь свет сосредоточился вокруг некоего силуэта.

Со стоном доктор Блэк упал на колени и умоляюще сложил ладони.

– Не наказывай меня, хозяин! Я всегда служил тебе верой и правдой! – вскрикнул он, заламывая руки. Его голос больше не был жестоким, а надменная улыбка и подавно исчезла с его лица. Сейчас он заискивал и лебезил, словно дворняжка, выпрашивая кусок хлеба у хозяина.

– Ты всегда был предан мне, поэтому, как никто другой, должен знать, что сострадание мне чуждо!

Чарльз Блэк содрогнулся всем телом, жадно глотая воздух. Его ладони беспомощно скребли сырую землю. Он задыхался. Мелинда Грейсток, пользуясь тем, что Майк также отвлекся, и видя мучения своего предводителя и кумира, подползла к нему, но, будучи не в силах ему помочь, беспомощно застонала и легла у его ног.

С отвращением я смотрела на эту сцену, пока, наконец, доктор Блэк не прекратил свои попытки и с тихим хрипом повалился на землю.

Я знала, однако, что еще не все кончено. И словно в подтверждение моих мыслей, где-то совсем рядом со мной раздалось злобное хихиканье, от которого мурашки пробежали по коже. Холодная рука сжала мое горло. Понимая, что скоро бороться будет бесполезно, я использовала последний воздух, что еще оставался в моих легких, чтобы произнести магические слова.

Кольцо света, ожидая этой команды, в то же мгновение словно взорвалось миллиардами ярких лучей, которые осветили весь грот. Я видела, как тень, жестоко душившая меня, с диким воплем ярости отскочила прочь. Ее крики еще долго оглашали тишину каменного подземелья, пока, наконец, под лучами яркого света она не растаяла, словно снежный сугроб на горячем солнце.

Когда вновь стало тихо, кольцо медленно погасло. Он выполнило свое задание: потусторонний призрак невиданной силы был уничтожен. Факелы, закрепленные на стенах грота, вновь осветили пещеру.


* * *

Все вместе мы вышли из грота. Майк нежно нес по-прежнему бесчувственную Рэйчел на руках, Мелинда Грейсток брела самостоятельно, уставившись себе под ноги. Глядя на нее, я сомневалась, что эта женщина когда-либо вернется к своей прежней жизни. Она так близко видела чудовищную смерть доктора Чарльза Блэка, что у меня не оставалось никаких сомнений – женщина проведет остаток дней в психиатрической больнице.

По дороге мы с Майком говорили мало. Мы практически не обсуждали, что только что произошло. Одно мы оба знали наверняка: никто из нас не задержится здесь ни одной лишней секунды.

Майк осторожно положил Рэйчел на заднее сиденье своей машины, затем мы вместе пошли складывать свои вещи.

Когда мы шли по мраморному холлу пансионата, Майк остановился и внимательно посмотрел на меня.

– Все эти души, которые так долго томились в этом доме, теперь свободны. Все это благодаря твоей смелости… – он слегка замялся, не находя подходящих слов.

– Не забывай, – я похлопала его по плечу, – мы многим обязаны Джулии Уилсон. Именно она указала нам, куда идти. Честно говоря, думаю, это она выбила нож из рук доктора Блэка там, в гроте.

– Нет, – улыбнулся Майк, – это я постарался. Просто ты не заметила. Но все же… почему так много людей погибло? – Майк больше не сдерживал слез. – Почему Джулия должна была умереть?

– Думаю, все началось еще тогда, когда на этом месте была школа-интернат, – помедлив, произнесла я. – Желание директора интерната обрести вечную молодость заставило его проводить эксперименты на своих ученицах. Однако эти попытки не увенчались успехом. По крайней мере не тем успехом, к которому он стремился. Когда люди узнали, что он повинен в исчезновении нескольких девушек, они устроили над ним самосуд. Но дух его никогда не покидал этих комнат. В потустороннем мире он продолжал ставить свои эксперименты, надеясь, что сможет вернуть свое человеческое тело. Все, что ему было нужно, это прекрасная молодая девушка. Когда Чарльз Блэк встал во главе этой клиники, он вступил в сделку со злобным духом. Теперь он мог руководить успешной клиникой, в то время как дух профессора мог спокойно продолжать свои эксперименты в поисках нужной души. Многие девушки, о которых мы даже не знаем, исчезли здесь бесследно, и Блэк прикрывал все это… Но я думаю, нам пора ехать, Майк.

Парень молча кивнул и отворил для меня входную дверь. С вещами мы подошли к машине. Майк наклонился над Рэйчел и, взяв ее руку, нежно поцеловал. Веки девушки дернулись, и она слегка приоткрыла глаза.

– Майк? – слабым голосом произнесла Рэйчел, в недоумении глядя на парня. – Что произошло? Почему ты здесь?

– Я тебе обязательно все расскажу, любимая, но позже, – ответил Майк, ласково гладя ее волосы. – Сейчас нам нужно уезжать как можно дальше отсюда.

Он повернул ключ зажигания, и машина плавно тронулась с места. Сидя на пассажирском сиденье, я еще долго наблюдала в зеркало заднего вида, как огромное мрачное здание «Тихой обители» становится все меньше и меньше, пока оно не превратилось в крохотную точку на горизонте, а вскоре и вовсе пропало из виду.

В деревне мы попрощались. Я пожелала влюбленным всего самого наилучшего, что, как я нисколько не сомневалась, непременно ожидает их.

Когда я села за руль своей машины, то поняла, насколько сама устала. Все произошедшее совсем вымотало меня. Вздохнув, я покрутила ручку радиоприемника, настраивая его на свою любимую волну, и замерла. Они играли нашу с Генри любимую песню. Тоска по жениху захлестнула меня. Единственное, о чем я сейчас могла мечтать, это оказаться в объятиях Генри и поскорее забыть те ужасы, которыми был наполнен минувший день. Только рядом с ним я чувствую себя в полной безопасности.

Читайте в следующую среду, 1 января


Кольцо света

Мэрилин Мерлин

Тайна Ундины

Никогда не забуду лицо Кэри! Глаза впились в Ундину и излучали всепоглощающую ненависть. Она скрючила пальцы и выглядела безобразно. Так безобразно, как могут выглядеть лишь ненависть и безумие.

Все произошло очень быстро. Мне не удалось ее удержать. Подобно снаряду она устремилась на Ундину. Железной хваткой она схватила девушку за плечи и толкнула ее. Ундина рухнула на пол и ударилась головой о край одного из столов со свечами.

Кэри выбежала из комнаты.

И тут я увидела пламя, которое с невероятной быстротой распространялось по гробу. При падении Ундины одна из свечей упала в гроб!

Я содрала тяжелые гардины с окна, с шумом они упали на пол. Я набросила тяжелую ткань на гроб, и пламя погасло от нехватки воздуха. Комната мгновенно наполнилась едким дымом. Мне показалось также, что я ощущаю запах сгоревшего мяса, но сказала сама себе, что мне это кажется.


...


home | my bookshelf | | Кольцо света |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 2.0 из 5



Оцените эту книгу