Book: Шедевр



Шедевр

Элис Броуч

Шедевр


Шедевр

Иллюстрации Келли Мерфи


Перевод Ольги Бухиной

и Галины Гимон

Посвящается Зои, Гарри и Грейс


Шедевр

Мы не смотрим на цветы: они слишком малы.

Нам вечно некогда, а цветы требуют времени.

И дружба тоже требует времени.

Джорджия О’Кифф

Шедевр

Домашняя катастрофа

Семья Марвина жила в кухне под мойкой, в дальнем сыром углу. Труба слегка подтекала, поэтому штукатурка вокруг размягчилась и стала крошиться. Тут, прямо за стенкой, и прокопали три просторные комнаты. Отличное расположение, часто повторяли родители Марвина. Тепло — в стену вделаны трубы с горячей водой; сыро — значит, рыть легко; темно и плесенью пахнет — семейство Марвина всегда селилось в таких местах. А главное, под боком белое пластмассовое мусорное ведро, где всегда полно яблочных огрызков, хлебных крошек, луковой шелухи и фантиков от конфет. Есть чем подкрепиться!

Марвин и все его родственники были жуками. Блестящая черная спинка, шесть ног, средний жучиный размер — не намного больше изюминки. Они прекрасно видели в темноте, очень быстро бегали по столам и стенам, легко проскальзывали под закрытой дверью. Жили они в Нью-Йорке, в большой квартире человеческой семьи по фамилии Помпадей.

Как-то утром Марвин проснулся от непривычных звуков. Обычно его будило тихое шуршание родителей в соседней комнате и звяканье кастрюль в кухонной раковине. А сегодня он услышал яростный стук высоких каблуков миссис Помпадей и ее пронзительный крик. Он даже удивиться толком не успел, как в комнату заглянула Мама.

— Марвин! Идем скорее, милый!

Произошла катастрофа.


Шедевр

Марвин сполз с ватного шарика, служившего ему кроватью, и, еще не вполне проснувшись, поспешил за Мамой. В гостиной о чем-то разговаривали Папа, дядя Альберт и кузина Элен. Элен подбежала к Марвину и ухватила его за лапку.

— Миссис Помпадей потеряла контактную линзу! Уронила в раковину в ванной! Только ты умеешь плавать, тебе и доставать!

От неожиданности Марвин даже отпрянул, но кузина продолжала восторженно трещать:

— А вдруг ты утонешь?

Марвина такая перспектива не слишком обрадовала.

— Не утону, — спокойно возразил он. — Я хорошо плаваю.

Марвин вот уже месяц тренировался, используя в качестве бассейна наполненную водой крышку от банки. Он единственный во всей семье научился плавать, чему родители дивились — и, конечно, гордились сыном.

— У Марвина исключительная координация движений, он прекрасно владеет ножками, — частенько говаривала Мама. — Прямо как я, когда занималась балетом.

— Если он решил чего-то добиться, его не остановишь, — добавлял Папа. — Весь в отца!

Но сейчас это не утешало. Одно дело плавать в крышке, где воды всего чуть-чуть, совсем другое — в настоящей трубе под раковиной. Марвин нервно ползал по комнате.

— Ни за что! Он же еще ребенок! — сердито втолковывала Мама дяде Альберту. — Пусть вызывают водопроводчика!

Папа покачал головой.

— Слишком рискованно. Если водопроводчик сюда сунется, сразу поймет, что стенка сгнила. Скажет, что ее пора менять, и что тогда будет с домом Альберта и Эдит?

Дядя Альберт торопливо кивнул и повернулся к Марвину.

— Что скажешь, мой мальчик? Тебе придется нырнуть в сифон и найти эту контактную линзу. Сумеешь ее удержать?

Марвин колебался. Мама и Папа продолжали спорить.

— Сынок, — сказал наконец Папа. — Я бы сам пошел, не сомневайся, если бы умел плавать. — Вид у него был совсем несчастный.


Шедевр

— Марвин плавает лучше всех! — провозгласила Элен. — Но вдруг даже Марвин плавает недостаточно хорошо? В трубе полно воды. Неизвестно, как глубоко придется нырять. — Она сделала паузу для пущего эффекта и добавила: — Быть может, он не выберется на поверхность.

— Заткнись, Элен, — сказал дядя Альберт.

Марвин подтянул к себе арахисовую скорлупку (в бассейне она помогала ему держаться на воде) и глубоко вздохнул.

— Можно попробовать. Я буду осторожен.

— Тогда я иду с тобой, — решила Мама. — Послежу, чтоб ты не лез на рожон. Если будет хоть малейшая опасность, рисковать не станем.

И они отправились в ванную комнату Помпадеев: впереди дядя Альберт, за ним Мама, а за Мамой Марвин, неловко зажав арахисовый поплавок под одной из лапок.

Шедевр

Вниз по трубе

Путь до ванной комнаты занял немало времени. Сперва надо было выползти из-под мойки на свет. На кухне в высоком стульчике сидел малыш Уильям и колотил ложкой по тарелке, разбрасывая овсяные колечки по всему полу. В другое время жуки подождали бы в сторонке и, улучив момент, утащили бы штучку-другую на обед, но сегодня их ждало более важное дело. Они быстренько пробежали вдоль плинтуса до двери в гостиную и начали утомительное путешествие по темно-синему восточному ковру. Одно хорошо — на темном фоне их почти невозможно заметить.

Всю дорогу до ванной Марвин слышал, как мистер и миссис Помпадей орут друг на друга.

— Не понимаю, почему бы тебе просто не разобрать сифон, — громко жаловалась миссис Помпадей. — Уверена, Карл давно бы так и сделал.

Карл был ее первым мужем.

— Тебе надо, ты и разбирай! Затопи хоть всю ванную. Обойдется дороже, чем твоя дурацкая линза! — Кипя от злости, мистер Помпадей двинулся к телефону. — Вызову водопроводчика.


Шедевр

— Прелестно! Жди его теперь целый день! Мне через двадцать минут на работу, а без контактных линз я даже до двери не дойду!

Джеймс, сын миссис Помпадей от первого брака, вошел в комнату. Десятилетний мальчишка, тощий, с большими ногами и россыпью веснушек на щеках. Завтра ему исполнялось одиннадцать, и Марвин с семьей уже подумывали, что бы такого приятного для него сделать — Джеймс нравился им гораздо больше, чем остальные Помпадей. Джеймс был мальчик спокойный и разумный, не склонный к резким движениям и неожиданным выкрикам.

Марвин вспомнил, как пару недель назад Джеймс его засек. Марвин тащил шоколадное драже семье на сладкое и на радостях позабыл, что надо держаться возле плинтуса. На светлом плиточном полу он был как на ладони. Увидев прямо перед собой голубые кроссовки Джеймса, Марвин оцепенел, выронил конфетку и со всех ног кинулся бежать. А Джеймс не сказал ни слова, только нагнулся, чтобы разглядеть получше.

Марвин так и не признался родителям, что был на волосок от гибели, просто дал себе слово впредь быть осторожнее.

Джеймс топтался на пороге. Сегодня он был в тех же голубых кроссовках.

— Ты можешь надеть очки, мамочка.

— Очки! Прекрасно! Превосходно! И никого не интересует, как я буду выглядеть на встрече с клиентами. Может, мне отправиться на работу в купальном халате?

К этому времени дядя Альберт, Марвин и Мама добрались до двери в спальню, а там и до ванной недалеко. К сожалению, дальше дорога была перекрыта. Три пары ног — одна в кроссовках, другая на высоких каблуках, третья в туфлях-мокасинах — топтались в проходе. Как тут проскочишь?

— Держись поближе ко мне, — скомандовала Мама. Она торопливо двинулась вверх по дверному косяку и дальше по стене, за ней Марвин и дядя Альберт, ловко уворачиваясь от шпилек миссис Помпадей.

До раковины добрались благополучно. На светлой кафельной стенке они могли стать превосходной мишенью для тапочки или свернутой газеты, но сейчас Помпадей были слишком увлечены спором и не заметили, как три блестящих черных жука заползли на раковину.

— Я на стреме, — объявил дядя Альберт, — вы двое — вперед!

Марвин с Мамой скатились по гладкой поверхности раковины к сливному отверстию. Нырнули под серебристую затычку и остановились у края трубы, вглядываясь во тьму. Сначала Марвин слышал только тихий плеск, но постепенно глаза привыкли к темноте и он разглядел совсем близко внизу черную, грязную воду. Марвин вспомнил мрачное предсказание кузины Элен и содрогнулся. Почему Мама решительно не воспротивилась этому дурацкому плану?

— Ну… я готов, — прошептал Марвин.

Мама нежно пожала ему лапку.

— Только не рискуй, милый! И не торопись.

И сразу же возвращайся, если почувствуешь опасность.

— Ладно, — пообещал Марвин.

Крепко прижав к себе арахисовый поплавок, он глубоко вздохнул и бросился вниз.

Он едва не забыл зажмуриться. Холодная вода накрыла его с головой, он яростно заработал всеми шестью лапками и всплыл на поверхность. У мутной воды был привкус зубной пасты, и пахла она ужасно.

— Марвин! Где ты, Марвин? — Мамин голос эхом отдавался в трубе.

— Я тут!

Он барахтался в пенистой воде, а вокруг плавал весь тот мусор, который попадает в человеческую сливную трубу: остатки пищи, волосы, кусочки мыла. Его затошнило.

— Нашел линзу? — спросила Мама.

— Пока нет.

И тут Марвин вдруг понял — он не имеет ни малейшего представления, как выглядит контактная линза.

Он уже собирался вернуться, как вдруг заметил под водой тонкий пластиковый диск, прилипший к стенке трубы. Совершенно такой же, как ваза для фруктов у них дома. Задыхаясь, Марвин вынырнул на поверхность.

— Мама, нашел, нашел!

— Молодец! — Мама вздохнула с облегчением. — Торопись, не то они включат воду, и нас смоет.

Марвин понял, что ему не удержать одновременно и линзу, и арахисовую скорлупку. Неохотно он отпустил поплавок, набрал побольше воздуха и нырнул.


Шедевр

Сверху послышался Мамин голос:

— Марвин! Поплавок!

Избавившись от скорлупки, он быстрее задвигал задними ножками, скользя сквозь темную воду. Добрался до линзы, обхватил ее двумя передними лапками. Оторвал линзу от трубы и вынырнул обратно на поверхность. Все расплывалось перед глазами. Мама спустилась по стенке трубы ближе к воде и протягивала к нему лапки.

— Марвин, ты молодец! Какая координация! Какое владение ножками! Ах, если бы тебя могли видеть мои старые подружки из кордебалета! Фу, какая вонища. — Мама подхватила линзу. — Ничего себе! Совсем как наша ваза для фруктов. И из-за такой ерунды — столько шуму?

Закинув линзу за спину и придерживая ее лапкой, чтобы не упала, Мама осторожно поднялась по трубе и пролезла под затычкой. Марвин за ней. Вдвоем они вытащили линзу на край раковины.

— Надо же, получилось! — дядя Альберт уже спешил им навстречу. — Ты герой, Марвин, мальчик мой! Настоящий герой! Нужно скорее рассказать тете Эдит.

Марвин только скромно улыбался, стряхивая воду с лапок.

— Куда бы ее положить? — спросила Мама.

Они огляделись.

— Может, возле крана? — предложил Марвин. — Чтобы обратно в трубу не смыло.

Они положили линзу возле горячего крана и спрятались за зеленым стаканчиком для воды. Как раз вовремя — в ванну уже входил Джеймс.

— Обидно будет, если не найдут, — мрачно шепнула Мама. — Мы столько возились.

Марвин внимательно разглядывал контактную линзу. В ярком утреннем свете она отливала голубым.

Мистер Помпадей говорил по телефону с водопроводчиком:

— Что проверить? А, понял. Сейчас посмотрю. Джеймс! Ты в ванной? Хоть раз от тебя польза будет! Взгляни, трубы медные или оцинкованные?

Джеймс остановился перед раковиной.

— Не знаю, что тут за трубы, но, мамочка, вот же твоя линза, лежит прямо возле крана.

Какая поднялась суета! Мистер Помпадей громко извинялся перед водопроводчиком, миссис Помпадей, не веря, ринулась в ванную, а Джеймс протянул ей на ладони контактную линзу.

— Ну, вот и все! Я и не сомневалась, что получится, — сказала Мама, когда ванная опустела. — Пойдем скорей, а то Папа волнуется.

Мама, дядя Альберт и Марвин отправились домой, где все им очень обрадовались. Папа, тетя Эдит и Элен хлопали Марвина по спинке, но никто не решился его обнять — такой он был мокрый и липкий, да и пахло от него соответственно.

— Мне надо помыться, — объявил Марвин.

Мама с Папой заботливо наполнили крышку от банки теплой водой и добавили бирюзовую крупинку средства для мытья посуды. Марвин погрузился в ароматную пену и наплавался всласть. Вскоре он снова стал чистым и блестящим.



Шедевр

День рождения

Назавтра, в субботу, у Джеймса был день рождения. Намечалось грандиозное празднование. Столовую украсили бумажными гирляндами и воздушными шарами. Марвин с родителями как раз промышляли под кухонным столом и все слышали.

— Никакой еды в гостиной, — объявила миссис Помпадей. — Проследишь, чтобы мальчики ели праздничный торт за столом.

— Ну что ты говоришь, мамочка, — возразил Джеймс. — Как я могу им указывать, они мне даже не друзья.

Уильям оглушительно колотил ложкой по перекладине высокого стульчика и вопил: «Е-е! Е-е!» Насколько было известно Марвину, на небогатом, но выразительном младенческом языке это означало «Джеймс».


Шедевр

— Какой большой мальчик, — проворковала миссис Помпадей, вытирая малышу лицо салфеткой. Потом повернулась к старшему сыну. — Почему это не друзья? Фентоны живут прямо над нами. Ты видишь Макса каждый день.

Джеймс только вздохнул.

— Фентоны — мои клиенты, — продолжала миссис Помпадей. — Они уже рекомендовали меня нескольким своим друзьям. Ты же понимаешь — в моем бизнесе хорошие отзывы важнее всего. Без них никуда!

Под столом Мама и Папа переглянулись и закатили глаза.

— Надеюсь, ты будешь мил с Максом, — продолжала миссис Помпадей.

Мама покачала головой:

— Клиенты! У нее одно на уме. Бедный мальчик! Интересно, они пригласили хоть одного его друга?

— Конечно нет, — ответил Папа.

Марвин видел достаточно праздников в этом доме, чтобы понимать: Папа с Мамой совершенно правы. По какому бы поводу ни собирались гости, среди них всегда оказывались те, с кем миссис Помпадей работала или собиралась работать. Весь вечер она сновала от одного к другому, с важным видом намекая на известные только ей сведения с манхэттенского рынка недвижимости.

Миссис Помпадей ловко извлекла Уильяма из стульчика и напомнила ободряюще:

— Мы пригласили фокусника. Ты же очень любишь фокусы, Джеймс!

— Мама… Но ведь… Такое только на праздниках для малышей устраивают.

— Что за чепуха! Все любят фокусников. Они вроде клоунов.

Сам Марвин клоунов терпеть не мог. Он их часто видел по телевизору — миссис Помпадей почему-то обожала цирк. Клоуны путали Марвина своей непредсказуемостью, жуткими раскрашенными рожами и непонятным желанием рассмешить совершенно посторонних людей.

Почти все, что жуки знали о внешнем мире, они черпали из непрерывного потока телепередач. Миссис Помпадей обожает сериалы из больничной жизни и мыльные оперы, мистер Помпадей предпочитает документальные фильмы на непонятные темы. Джеймс любит мультики. Марвин тоже не прочь посмотреть красочные мультфильмы, особенно про смелых и сильных насекомых. Но самое лучшее в телевизоре, конечно, то, что Помпадей всегда жуют, пока смотрят любимые передачи. К концу вечера можно рассчитывать на настоящий шведский стол — тут тебе и изюминки, и попкорн, и чипсы.

Джеймс покачивал ногой в кроссовке, а Марвин внимательно за ним следил.

— Мам, как ты думаешь, папа придет?

— Не знаю, Джеймс. Сказал, что постарается. Но у нас и без него получится замечательный праздник, вот увидишь! — Расчувствовавшись, миссис Помпадей поцеловала сына в макушку. — Не хмурься, у тебя сегодня день рождения! Лучше помоги мне разложить по пакетам конфеты для гостинцев.

Отец Джеймса был художником, создателем огромных абстрактных картин, одна из которых висела над диваном в гостиной. Полотно, по большей части покрытое синей краской, называлось «Лошадь» и являлось источником постоянных споров между миссис Помпадей и ее вторым мужем.

— Почему я должен каждый вечер смотреть на это? — жаловался мистер Помпадей. — Вовсе не похоже на лошадь. Вообще ни на что не похоже. Джеймс и то нарисовал бы лучше.

Миссис Помпадей всегда отвечала ему одно и то же:

— Зато изумительно подходит к ковру! Знаешь, как трудно подобрать картину в тон к восточному ковру?

Марвин втайне восторгался картиной. Иногда он проделывал долгий путь вверх по латунной ножке торшера, чтобы получше разглядеть четкую синюю линию в центре. Может, и не похоже на лошадь, но кажется, что это лошадь — быстрая, грациозная, свободная.

— Что бы подарить Джеймсу на день рождения? — спросил Марвин у родителей. Они как раз тащили домой два кусочка хлопьев и крошку хлеба с маслом. — Хочу придумать что-то замечательное!

— Погляди в сундуке с сокровищами, — посоветовала Мама. — Там непременно найдется что-нибудь стоящее.

Сундуком с сокровищами называлась бархатная коробочка без крышки. Когда-то в ней хранились серьги, и жукам было совсем нелегко затащить ее в дом. Она постепенно наполнялась всякой мелочью, которую люди роняют на пол или кладут не на место, мелкими предметами, которые закатываются под мебель или застревают в щелях. К тому же Уильям рос и ухитрялся засовывать все больше всякой всячины за батарею. Сейчас в сундуке с сокровищами лежали: пара скрепок, две монеты, пуговица, золотой замочек ожерелья, узкий серебристый стерженек с ремешка наручных часов, ластик, колпачок от ручки и — самый ценный предмет — жемчужная сережка.

Жуки знали, что жемчужная сережка, обнаруженная среди мусора после новогодней вечеринки, принадлежит любимой клиентке миссис Помпадей. На следующий день эта клиентка позвонила в страшном волнении и рассказала о пропаже. Мама считала, что сколько-нибудь ценные предметы надо возвращать их человеческим владельцам (просто-напросто оставить пропавший предмет на видном месте, где его с воплями облегчения кто-нибудь непременно найдет). Но в этом случае жуки решили жемчужную сережку не возвращать, потому что мистер и миссис Помпадей уж слишком сурово выбранили Джеймса после вечеринки — он убирал со стола и нечаянно разбил фарфоровую тарелку.

— Вряд ли там есть что-нибудь подходящее для Джеймса, — озабоченно сказал Марвин. — Все это не он потерял.

— Может, ему надо что-нибудь починить? — спросила Мама. — Радиобудильник? Плейер? Дядя Альберт будет рад помочь.

Дядя Альберт стал неплохим электриком — навык, чрезвычайно полезный в ветшающей квартире Помпадеев. Если выходил из строя термостат, регулирующий отопление, дядя Альберт соединял провода — хотя иногда после такого ремонта жара в квартире становилась просто невыносимой. Хитрые штуки, эти термостаты, приговаривал дядя Альберт.

— Нет вроде, — ответил Марвин. — Не слышал, чтоб он на что-нибудь жаловался.

Хотя Джеймс вообще был не из тех, кто жалуется.

— Может, монетку подаришь? — предложил Папа. — У нас есть редкая монета — никель с бизоном, таких сейчас не выпускают.

Марвин размышлял. Заметит ли Джеймс, что никель не простой? Возможно. Джеймс многое замечает.

— Ладно, — решил наконец Марвин. — Пусть будет никель, если ничего лучше не придумаю.

Мистера Помпадея с Уильямом отправили гулять в парк. Праздник оказался настоящим кошмаром — по квартире, не обращая на Джеймса ни малейшего внимания, носились одиннадцать громогласных юнцов. Они свалили аккуратно завернутые подарки на буфет и, галдя, затопали из комнаты в комнату.

Сломали кнопку в стереоустановке, пролили содовую на ковер в гостиной, заперли маленького нервного мальчугана по имени Саймон в шкафу — причем никто даже не заметил его отсутствия. Фокусника замучили разоблачениями:

— В другой руке! Точно! Я видел!

А когда фокусник отвернулся, один из мальчишек покопался в кожаной сумке с реквизитом и победоносно вытащил связку наручников.

— Поиграем в тюрьму!

Марвин наблюдал за представлением с безопасной позиции под диваном. Кроссовки шумно топотали по паркету, не задевая Марвина. «Осторожность — превыше всего, — учила Мама. — Главное, чтобы тебя не заметили. Бывают такие мальчишки, им жука раздавить — одно удовольствие». Жуки часто повторяли пословицу: «Для человека веселье — для жука смерть». К тому же Марвин слишком хорошо помнил участь своего дедушки, раздавленного каблуком-шпилькой. Дедушка всего лишь хотел утащить кусочек бекона на приеме, который Помпадей устраивали для соседей.

Из-за края обивки Марвин глядел на Джеймса. Мальчик тихонько сидел в сторонке, а мать раздраженно его шпыняла:

— Джеймс, что расселся? Покажи гостям свой новый компьютер! Джеймс, поблагодари Генри за чудный красный свитер, он очень пригодится на День святого Валентина! Джеймс, расскажи Максу, как мы прекрасно покатались на коньках в Рокфеллер-центре. Мы ходим туда каждые выходные, днем, когда не так много народу. Хочешь, Макс, в следующий раз возьмем тебя с собой?

Из предыдущих разговоров Марвин знал, что Помпадей были там лишь однажды, да и то миссис Помпадей оставила Джеймса на катке, а сама отправилась через улицу в большой универмаг «Сакс» покупать подарок кому-то на свадьбу. Джеймс кататься не умел, поэтому ему, вместо того чтобы нарезать круги, пришлось битый час подпирать стенку, пока более опытные конькобежцы со свистом проносились мимо.

В дверь позвонили. Миссис Помпадей захлопала в ладоши.

— Как раз вовремя! Мальчики, это за вами! Пришли родители!

Она потеснила гостей к входной двери.

— Это вам! Джеймс, иди сюда, раздавай гостинцы!

Марвин, рискуя быть увиденным, промчался стрелой вдоль плинтуса в прихожую с мраморным полом. Миссис Помпадей распахнула дверь. Но это оказались не долгожданные родители — на пороге стоял Карл Терик, отец Джеймса. Миссис Помпадей разочарованно отступила.

— А, это ты, Карл…


Шедевр

Вся орава равнодушно прогрохотала обратно в гостиную. Зато Джеймс просто расцвел:

— Папочка! Ты пришел!

Отец у Джеймса был высокий и длинноволосый, с темной спутанной бородой. Марвину страшно нравилась его теплая, нежная, ленивая улыбка — такая улыбка просто не могла не быть искренней.

— Привет, сынок! Ну конечно, я пришел… у тебя же день рождения!

Он сгреб Джеймса в охапку.

— Можешь зайти, но только на минуточку, — твердо объявила миссис Помпадей. — Мальчиков скоро заберут, и мне нужен Джеймс, чтобы раздавать подарки, пока я буду разговаривать с родителями.

— Делишки обделываешь? — все еще улыбаясь, осведомился Карл.

— Да ничего подобного! — пренебрежительно бросила миссис Помпадей, но голос понизила. — Понимаешь, здесь сын Мередит Стейнберг, а они нацелились на роскошную пятикомнатную квартиру. Не повредит шепнуть ей словечко-другое.

Марвин всегда удивлялся, как Карл Терик вообще мог жениться на такой женщине. Абсолютно разные люди! Однажды Марвин подслушал, как Джеймс задал отцу подобный вопрос, но как-то запинаясь, словно не очень-то хотел получить ответ. Карл ответил просто: «У твоей матери превосходный вкус. Я это сразу заметил, с первого дня знакомства. Способность оценить красоту — редкий дар».

Марвину не верилось, что можно любить кого-то за хороший вкус. Так оно и вышло — оказалось, нельзя.

Карл взъерошил сыну волосы.

— Я тебе тут кое-что принес.

Он поставил мятый пластиковый пакет на столик в прихожей.

Марвин даже оторвался от плинтуса, силясь разглядеть подарок. Что там? Что Карл принес своему сыну?

Джеймс благодарно улыбнулся и залез в пакет. Он вытащил темно-синюю коробочку и осторожно ее открыл.

— Ох!

Марвин поспешно вскарабкался по скользкой полированной ножке стола. В коробке оказался широкий стеклянный пузырек с темной жидкостью.

— Чернила, — объяснил Карл.

Джеймс молча вертел стеклянный пузырек в руках. Марвину показалось, что он разочарован.

— Это набор для рисования: ручка с пером и чернила. — Карл порылся в пакете и достал плоский черный футляр. — Тут ручка. Гляди, вот твои инициалы. Все будут знать — это принадлежит тебе.

Марвин заметил три четкие золотые буквы на крышке.

— Еще я принес пачку хорошей бумаги, — добавил Карл.

Джеймс наклонил пузырек, наблюдая, как жидкость, переливаясь, плещется внутри.

— Классно! Спасибо, папа! Мне нравится!

— Это настоящие чернила? — осведомилась миссис Помпадей. — Пятна от них остаются?

— Ну да… Обыкновенные чернила для рисования.

Миссис Помпадей вздохнула.

— Отнеси чернила к себе в комнату, Джеймс, и поставь на письменный стол. Мне не нужны чернильные брызги по всему дому. — Она покачала головой. — Ах, Карл! Не очень-то подходящий подарок на одиннадцать лет.

Карл смутился.

— Он будет осторожен. Ты же знаешь, Джеймс очень аккуратный мальчик.

Миссис Помпадей только фыркнула.

— Ему будет интересно попробовать. — Карл обнял сына и притянул к себе. — Ты только взгляни на ручку, сынок.

Джеймс вынул ручку из футляра и отвинтил колпачок. Марвин увидел изящное серебристое перышко с тонким кончиком.

— Здорово! — Джеймс изо всех сил старался продемонстрировать полнейший восторг.

— Вот так ее обмакивают, — показал Карл. — Если правильно держать руку во время рисования, то никаких клякс не будет. Ты постепенно научишься.

Снова зазвенел дверной звонок.

— Вот они, наконец! — воскликнула миссис Помпадей. — Мальчики! Джеймс, скорей, где гостинцы? — Она локтем подтолкнула Карла к двери. — Покажешь завтра. Ты его в полдень заберешь?

— Да, или чуть попозже. Ладно, Джеймс?

Джеймс взглянул на отца, на мать и поспешно кивнул.

— Конечно, папа.

Миссис Помпадей поджала губы и бросила на ходу:

— Хотела бы я знать, когда ты придешь. У нас могут быть свои планы. Если опять отменишь, как в прошлый раз, позвони хотя бы. А то Джеймс ждал, ждал… Да и мне это ни к чему. У меня, знаешь ли, есть своя жизнь!

— Мне очень жаль, — промямлил Карл. — Так как-то получилось.

Миссис Помпадей уже открывала дверь, улыбаясь во весь рот.

— Джулия! Мы чудесно провели время, даже не заметили, как поздно. Вот увидите, Райана будет нелегко увести домой! А это отец Джеймса, Карл Терик. Правильно, художник. Он уже уходит.

Шедевр

Подарок для джеймса

Вечером, когда дом затих, Марвин и Элен рылись в сундуке с сокровищами. Обе пары родителей в соседней комнате бросали тоненькие металлические скрепки для степлера — жучиная версия игры в подковки. Две команды набрасывают скрепки на обломанные зубочистки, воткнутые в пол. Любой жук может кидать по четыре скрепки зараз, так что по воздуху со свистом носилось множество острых предметов, и взрослые предпочитали перед началом игры выставить детей в другую комнату.

— Поосторожней, Альберт! — донесся до Марвина Мамин голос. — У нас и так хватает дырок в стенах.

Марвин и Элен изучали содержимое сундука в поисках подарка для Джеймса.

— Вот этот никель, — сказал Марвин.

— Ага! Никель с бизоном! — воскликнула Элен. — Джеймс будет в восторге! Они редко попадаются. Можно продать и купить чего хочешь. Я бы так и сделала на его месте.

Марвин дотронулся до тусклой монетки.

— Тут ничего лучше не сыщешь, но я бы хотел подарить ему что-нибудь на память.

— Может, Джеймс и сохранит никель на память, — с готовностью согласилась Элен. — Мальчишки хранят всякие дурацкие вещи! Взять хоть твою коллекцию кнопок. Вот скажи, для чего они тебе?

— Как для чего? Это же оружие! — возразил Марвин.

Элен смеялась так, что не удержалась на краю коробочки и свалилась на спину, дрыгая всеми шестью ножками.

— Марвин, помоги! Переверни меня!

Но Марвин и внимания не обратил. Он подлез под никель, напряг спинку и выбросил монетку из сундука с сокровищами. Поставил ее на ребро и выкатил через дырочку в стене в темноту под мойкой.

— Марвин! — кричала Элен вдогонку. — Вернись!

Путешествие по погруженной во тьму квартире до комнаты Джеймса оказалось нелегким. По гладкому плиточному полу монетка катилась относительно легко, но на пороге Марвину пришлось попыхтеть. К тому же повсюду таилась опасность. Остерегаться надо было не только бродящих в ночи Помпадеев, но и ловушек — забытой жвачки, обрывка клейкой ленты на полу, голодной мыши. Мышь, конечно, была страшнее всего.

Марвин добрался наконец до спальни Джеймса, но тут ему пришлось присесть на минуту, чтобы перевести дух. Фонарь за окном лил в комнату тусклый свет. В голубоватом сумраке Марвин различил силуэт спящего под одеялом мальчика, услышал его ровное дыхание.

Марвин вспомнил сегодняшний праздник. Доволен ли Джеймс? Гостей никак не назовешь его друзьями. Подарки неинтересные — какие-то электронные игры да пара модных тряпок. Миссис Помпадей даже в день рождения сына думала только о себе и излишне суетилась. Да и даже отец Джеймса, который вообще-то Марвину очень нравился, не смог выбрать подарок, чтобы действительно порадовать сына.

Марвин поглядел на потертую монету. Разве сумеет никель, даже никель с бизоном, перевесить все остальное? Наверно, нет.

Марвину сделалось невыносимо грустно. День рождения — особенный праздник, самый лучший день в году. День, когда надо радоваться, что ты появился на свет! Нет, у Джеймса день рождения явно не удался.

Марвин выкатил монетку на заметное место посреди пола, подальше от края ковра. Тут Джеймс ее точно увидит. Марвин в последний раз окинул взглядом темную комнату.



И тут он заметил пузырек с чернилами. Он стоял высоко на письменном столе и, кажется, был открыт.

Движимый любопытством, Марвин прополз через комнату и быстро вскарабкался на стол. Джеймс расстелил на столе газету и выложил два или три листа бумаги, из тех, что принес отец. На одном листке Джеймс пробовал перо — начеркал какие-то каракули и написал свое имя. Ручка, аккуратно завинченная, лежала рядом, но пузырек он закрыть забыл, и чернила посверкивали в слабом свете уличного фонаря.

Сам не зная зачем, Марвин подполз к перевернутой крышечке и обмакнул обе передние лапки в лужицу чернил на дне. На задних, не испачканных, добрался до чистого листа бумаги. Взглянул на ночную улицу: невысокий дом, облицованный коричневым камнем, — такие в Нью-Йорке называют «браунстоунами» — ряд темных окон, запорошенная снегом крыша, фонарь, голые кружевные ветки одинокого дерева. Мягко, осторожно, сосредоточенно он опустил передние ножки и начал рисовать.


Шедевр

Чернила гладко стекали с лапок на бумажный лист. Хотя он никогда ничего подобного не делал, все казалось совершенно естественным, единственно возможным. Он посматривал наверх, внимательно вглядывался в детали и переносил их на бумагу. Словно лапки всю жизнь ждали этих чернил, этого листка, этого фонаря за окном. Марвин пришел в неописуемый восторг.

Он рисовал и рисовал, потеряв счет времени. Сновал взад и вперед между крышечкой с чернилами и листом бумаги. Аккуратно обмакивал передние лапки в черные чернила, стараясь не посадить кляксу и не испортить уже нарисованное. Картина постепенно обретала форму. На бумаге возникало сложное переплетение линий и завитков. Вблизи рисунок казался просто узором, но стоило Марвину отступить назад, как рисунок обернулся точным изображением вида за окном, в мельчайших деталях переданной копией зимнего городского пейзажа.

Освещение начало меняться. Небо из черного стало темно-синим, потом серым. Фонарь погас. Город просыпался. По улице, гудя и грохоча, проехала мусорная машина. Джеймс зашевелился под одеялом. Марвин, надеясь все-таки закончить работу, пока мальчик не проснулся, еще быстрее забегал между бумагой и крышечкой. Чернил, кстати сказать, уже почти не оставалось. Наконец он замер и обвел взглядом свою маленькую картину.

Она была закончена.

Она была прекрасна.

Она была умопомрачительна.

Сердце Марвина переполнялось радостью. Никогда в жизни у него не получалось ничего столь красивого и значительного. Он обтер перепачканные чернилами передние лапки о газету и спрятался за настольной лампой. Он раздувался от гордости, он дрожал, предвкушая, что будет, и тут Джеймс откинул одеяло.

Мальчик слез с кровати и протер глаза. Стоя посреди комнаты, неуверенно огляделся, выпрямился, его глаза блеснули — он заметил никель.

— Ну и ну! — прошептал он, нагнулся и подобрал монетку.

Ай да Джеймс, подумал Марвин. Нечего было волноваться, что он пропустит подарок.

— Интересно, — Джеймс улыбнулся и повертел никель на ладони. — Откуда ты взялся?

Джеймс шагнул к письменному столу, и Марвин испуганно отступил еще дальше за лампу.

Джеймс ахнул, побледнел и во все глаза уставился на рисунок. Быстро обернулся, словно надеясь найти у себя за спиной ключ к разгадке. Откуда такое взялось?

Нахмурившись, Джеймс медленно подвинул стул и сел. Наклонился над листом бумаги.

— Надо же! — только и произнес он. — Надо же!

Марвина переполняла гордость.

Джеймс по очереди изучал то рисунок, то вид за окном и бормотал себе под нос:

— Малюсенькая картинка, а все прямо как настоящее! Просто потрясно!

Марвин даже выглянул из-за настольной лампы, чтобы не пропустить ни одного слова.

— Но… как? — Джеймс взял ручку, отвинтил колпачок, внимательно осмотрел перо. Поднял пузырек с чернилами, закрыл крышечкой. — Кто это нарисовал?

И тогда — неожиданно для самого себя, не успев подумать о последствиях, — Марвин выполз на свет. Пересек безбрежную столешницу и, затаив дыхание, замер у края собственного рисунка. Прямо под носом у Джеймса.

Джеймс глядел на него во все глаза.

После бесконечной паузы — Марвин чуть не удрал под стол, в укромное местечко за стенной панелью, — Джеймс заговорил.


Шедевр

— Это ты нарисовал? Правда, ты?

Марвин выжидал.

— Но как?

Марвин помедлил, но все-таки пополз к пузырьку с чернилами.

Джеймс протянул руку — Марвин съежился, увидев чудовищные, огромные, розоватые пальцы пугающе близко от себя. Но мальчик его не тронул, он осторожно поднял пузырек, встряхнул, открыл. Потом поставил крышечку прямо рядом с Марвином.

— Покажи мне, — шепнул Джеймс.

Марвин обмакнул две передние лапки в чернила и двинулся по листу бумаги к своей картинке. Не желая ничего поправлять, он просто нарисовал рисунку рамку и отступил назад.

— Просто лапками? Вот так? Макая лапки в чернила? — спросил Джеймс. Широкая довольная ухмылка расплылась по его лицу. — Жучок — а так рисует! В жизни не видел ничего более удивительного!

Марвин светился от радости.

— И подарок пригодился! Без моего деньрожденного подарка ничего бы не вышло! — Джеймс наклонился над столом, голос мальчика звенел от волнения, теплое дыхание чуть не сдуло Марвина.

— Это значит — мы вместе! Знаешь что? Мне этот подарок сперва не понравился, я же не похож на папу, что мне делать с этими рисовальными штучками? Я совершенно не умею рисовать. Но теперь… Это лучший подарок в моей жизни! Это лучший день рождения в моей жизни!

Марвин расплылся в улыбке. Он был совершенно счастлив. Конечно, он знал, что мальчик не может разобрать выражения жучиного лица, но почему-то был уверен: Джеймс, неведомо как, все понял.

Тут в коридоре послышался шум, и громкий голос миссис Помпадей произнес:

— Джеймс, что ты там делаешь? С кем ты разговариваешь?

Марвин бросился в укрытие. Он едва успел нырнуть под фарфоровую свинку-копилку, как в комнату ворвалась миссис Помпадей.

Шедевр

Это потрясающе!

Джеймс поспешно отскочил от стола.

— А, мам, привет! Пора в церковь? Я сейчас.

— Поторопись, дорогой!

Мама, едва удерживая младшего сына на руках, наклонилась и чмокнула Джеймса в щеку. Уильям рвался к брату и восторженно вопил «Е-е! Е-е!»

— Да, Уильям, это Джеймс. Ну-ка, скажи: Дже-е-е-ймс!

Малыш обеими ручонками ухватился за ее жакет.

— Не смей пачкать мамочкин выходной костюм, — рассердилась миссис Помпадей и тут же переключилась на старшего сына. — Джеймс, собирайся скорее, а то мы опоздаем. Как же все в этом доме копаются! Почему я одна должна помнить, что в церковь надо прийти вовремя и в приличном виде?

Она бросила взгляд в зеркало и осталась весьма довольна своим отражением.

— Кстати, с кем это ты разговаривал?

— Ни с кем, сам с собой.

— Больше так не делай, ты ведь не сумасшедший. И не оставляй чернила открытыми. Пузырек может перевернуться. Ты же обещал…

Джеймс попытался спрятать листок с картинкой Марвина, но не успел. Миссис Помпадей заметила рисунок.

— А это что такое?

Джеймс замер. Украдкой бросил взгляд в сторону свинки-копилки. Марвин вжался в стол, стараясь стать совсем незаметным.

— Ничего, мама… просто рисунок.

— Я вижу. — Миссис Помпадей внимательно рассматривала картинку. — Где ты это взял?

Не говори! Пожалуйста, не говори ей.

Марвин осознал, наконец, какому риску себя подверг: нарисовал картину, показался Джеймсу, гордо объявил себя автором настоящего произведения искусства. Если миссис Помпадей поймет, что картину нарисовал жук, в опасности окажется не он один. Стоит ей узнать, что в доме есть жуки — талантливые художники или нет — всему семейству несдобровать. От таких, как миссис Помпадей, толерантности не жди!

Миссис Помпадей внимательно разглядывала рисунок.

— Он был вместе с набором для рисования, как образец? — спросила она. Повернулась к окну, держа листок перед глазами. — Как же это? Джеймс! О Господи! Ты это сам нарисовал? Не верю своим глазам! Это потрясающе!


Шедевр

Марвин из-под копилки наблюдал за Джеймсом. Тревога, удивление, нескрываемая радость поочередно отразились на лице мальчика. Еще бы — оказывается, мама в восторге от рисунка.

— Джеймс, я и понятия не имела, что ты так рисуешь! — Уильям потянулся за листком, но миссис Помпадей подняла его повыше, чтобы малыш не достал. — Нет, Уильям, нельзя.

Она держала рисунок на вытянутой руке и внимательно его разглядывала.

— Не понимаю, почему школьный учитель рисования ничего мне не говорил. У тебя редкий талант, дорогой!

Марвин видел — Джеймс открыл было рот, чтобы возразить, но нерешительно закрыл. Миссис Помпадей никак не могла остановиться:

— Это изумительно, вот что я тебе скажу. Как тонко переданы все детали! Надо Бобу показать.


Шедевр

Она несколько раз позвала мужа. Наконец он явился, завязывая галстук на ходу.

— Ну? О чем шум?

— Посмотри, Боб, какую чудесную картину нарисовал Джеймс!

Мистер Помпадей взял в руки листок и хмыкнул.

— Не мог Джеймс такого нарисовать! Это больше похоже на музейную вещь, знаешь, на старую гравюру.

— Знаю, знаю, — согласилась миссис Помпадей. — Я и сама так сперва подумала. Но, взгляни, это же вид из окна. Вот где новый набор для рисования пригодился.

Мистер Помпадей взял листок и подошел к окну. Выглянул на улицу, потом опять внимательно посмотрел на рисунок.

— Ха! Ты права, — он недоверчиво покосился на Джеймса и проворчал: — Откуда у тебя этот набор для рисования?

— Папа подарил, — Джеймс упорно смотрел вниз. — На день рождения.

— Это правда, Карл заходил вчера, — подхватила миссис Помпадей. — Притащил Джеймсу ручку и чернила. Я была не в восторге, зачем одиннадцатилетнему мальчику чернила? Только клякс насажает. Честное слово, я глазам своим не верю. Никогда не думала, что у него талант к рисованию!

Марвин весь дрожал.

— Конечно, его отец художник, — продолжала миссис Помпадей. — Джеймс мог унаследовать от него кое-какие способности, но такое…

— Карл! — фыркнул мистер Помпадей. — Этому мазиле в жизни так не нарисовать.

— Рисунок — настоящее чудо! Мне не терпится показать его Мортонам. Они вечно покупают на аукционе Сотбис какие-то странные маленькие эскизы за безумные деньги. Посмотрим, что они скажут, когда увидят рисунок моего сына.

Миссис Помпадей погладила Джеймса по плечу, а Уильям, улучив момент, вцепился брату в волосы. Неуверенно улыбаясь, Джеймс отвел его руку.

— Мам, мне надо одеться. Нам же в церковь пора?

— Посмотрите на часы! — воскликнул мистер Помпадей. — Поторапливайся, Джеймс! Через двадцать минут выходим.

Он перехватил Уильяма у жены и протопал в коридор.

Миссис Помпадей двинулась за ним, по-прежнему с рисунком в руках. Джеймс тронул ее за рукав:

— Мам, оставь мою картинку, пусть лежит тут, вместе с рисовальным набором.

— Да? Ну ладно. Я просто хотела кое-кому показать твой рисунок. Он в самом деле очень хорош! — Она с сожалением положила листок на стол. — Будь аккуратен, не пролей ничего. Может, ты еще днем порисуешь?

Джеймс виновато покосился на Марвина.

— Не знаю, мама… постараюсь. Наверно, времени не будет — днем ведь папа придет.

— Ума не приложу, где ты вчера-то нашел время — праздник и всякое такое, — она тепло улыбнулась сыну. — Просто не верится, что ты так рисуешь. Подумать только, если бы не папин подарок, мы бы так и не открыли твой поразительный талант!

Стуча каблуками, миссис Помпадей вышла из комнаты. Ее похвала почему-то напомнила Марвину о его собственной Маме. Она, наверно, страшно волнуется! Его же не было дома всю ночь, и родители понятия не имеют, куда он делся. Путь был свободен. Марвин поспешно пересек стол и спустился по деревянной ножке на пол.

— Постой! Ты куда? — крикнул вслед Джеймс, но Марвин спокойно пополз дальше.

Почему-то он был уверен: новый друг не станет его останавливать.

Шедевр

Новые неприятности

Марвин заполз под мойку, добрался до задней стенки и очутился дома. В гостиной ждала толпа взволнованных родственников. Когда он появился, все вздохнули с облегчением. Только Элен, казалось, была слегка разочарована.

Мама бросилась к нему и обняла сразу всеми лапками.

— Марвин! Где же ты был? Мы так волновались!

— Что случилось, сынок? — потребовал ответа Папа. — Элен сказала, ты пошел отнести никель. Мы с дядей Альбертом искали тебя повсюду!

— Мы уж подумали — произошло нечто ужасное, — мрачно добавила Элен. — Что угодно могло случиться. В щели ногой застрял, никель тебя придавил, кто-нибудь из Помпадеев решил ночью прогуляться в туалет и на тебя наступил…

— Заткнись, Элен, — привычно отреагировал дядя Альберт.

Бабушка крепко обнимала Марвина и никак не могла успокоиться.

— Марвин, Марвин! Ты что, забыл про дядю Джорджа? Тебе жизнь надоела?

Марвин только вздохнул. Конечно, он не забыл про дядю Джорджа. Как можно забыть про дядю Джорджа, когда родители постоянно напоминают о его печальной участи? Лучший трубач в местном оркестре, он однажды ночью осмелился пойти поискать под плитой сухую макаронину (свой любимый инструмент) и встретил необыкновенно наглую голодную мышь. С ним был еще бас-гитарист, но тому удалось спастись, а вот дяде Джорджу не повезло.

— Простите, я не хотел. Я был у Джеймса в комнате, на письменном столе. Вот Папа меня и не заметил.

— Что тебе там понадобилось, милый? — удивилась Мама. — Джеймсу не разрешают есть в комнате. Там не может быть ничего вкусного.


Шедевр

— Я не за едой туда пошел… — Марвин нерешительно оглядел озадаченных родственников.

Даже кузен Билли, большой сумасброд, который потерял ножку, занимаясь серфингом в измельчителе пищевых отходов, и то никогда не пропадал на всю ночь. В жучином мире это означало почти неминуемую гибель. Слишком многое могло пойти не так.

— Что ж ты там делал, Марвин? — спросил Папа.

— Я… — Марвин не знал, как объяснить. Рисование казалось ему чем-то слишком хрупким, слишком чудесным — поймут ли его родные? — Я хотел порадовать Джеймса, ведь у него был такой ужасный день рождения. Помните, отец подарил ему рисовальный набор? Пузырек с чернилами стоял на столе с открытой крышкой.

— Ты упал в чернила? — Мама задохнулась от ужаса.

— Нет, Мамочка, вовсе нет!

Вся семья ждала.

— Я обмакнул передние лапки в чернила и нарисовал картинку.

Ответом ему было молчание. Марвин перевел глаза с Мамы на Папу.

— Картинку? — спросил Папа. — Какую картинку?

— Вид из окна, — пробормотал Марвин, не поднимая глаз. — Дом напротив, дерево, фонарь. Просто маленький рисунок.

— Но тебя же могли поймать, — тихо сказала Мама. — Рисунок… Что скажет Джеймс? Он хоть сможет разглядеть твой рисунок? Наверно, не поймет, кто его мог нарисовать. Джеймс слишком взрослый, чтобы верить в фей.

— Он знает, что это я.

— ЧТО? — Крик вырвался одновременно у всей семьи. Жуки застыли от ужаса.

Марвин торопливо объяснил, как все произошло.

— Но Джеймс никому не скажет, я уверен. Он меня не подставит.

Мама покачала головой.

— Марвин, я знаю, тебе нравится Джеймс — нам всем он нравится, — но он человек. Жуки для него ничто. Людям нельзя доверять!

— Придется выкрасть рисунок, это единственный выход, — сказал Папа дяде Альберту.

— Нет, Папа, пожалуйста! Это же подарок. Я рисовал для Джеймса. Мистер и миссис Помпадей уже видели рисунок и решили, что это Джеймс нарисовал. Он такой счастливый! Нельзя просто так забирать подарки!

— Марвин, — сурово сказал отец. — Мне кажется, ты не вполне понимаешь всю серьезность ситуации.

Бабушка кивнула, соглашаясь:

— Знаю, мальчик мой, ты не хотел ничего плохого, но рисунок всех нас погубит.

Марвин в отчаянии обернулся к Маме, но и она была неумолима.

— Пойми, милый, нельзя оставлять рисунок у Джеймса, раз он знает, кто это сделал.

Родственники одобрительно зашумели:

— Ты должен его забрать.

— Иди сейчас же, пока они в церкви.

— Бумага тяжелая. Придется помочь тебе.

Марвин был совершенно раздавлен.

— Хорошо, — сказал он наконец.

Марвин печально возглавил небольшой жучиный отряд: родители, дядя Альберт, дядя Тед и Элен. Они двинулись по пустой квартире в комнату Джеймса.



Картина по-прежнему лежала там, где ее оставили — на уголке письменного стола, на газете. У Марвина тревожно забилось сердце. Родители застыли на месте.

— Марвин… — Мамин голос прервался.

У Папы отвисла челюсть.

— Сынок, это твоя работа?

Элен захлебнулась от восторга:

— Марвин, вот красотища-то! Какие тонкие, аккуратные линии. И похоже-то как, хотя ты рисовал в темноте. Людям так нипочем не сделать, они вообще в темноте не видят.

— Великолепно, мой мальчик, — согласился дядя Альберт. — Ничего не скажешь, великолепно!

Дядя Тед похлопал Маму по надкрыльям.

— Марвин — настоящий художник! Подумать только, такой мастер в нашей семье. Помните, какие фрески рисовала Дженни зубной пастой? Но они и вполовину не были так хороши.

Марвин сиял от гордости.

Мама погладила его по спинке.

— Потрясающий рисунок, милый! Такой красивый… и точный. Как это тебе удалось? Неудивительно, что Джеймс был доволен. Замечательный подарок.

Папа с виноватым видом рассматривал картинку:

— Как жаль, что ее придется забрать.

И тут они услышали, как в замке поворачивается ключ. Входная дверь открылась, из прихожей послышался фирменный рев Уильяма.

— Ох, Помпадей вернулись из церкви! — вскрикнула Мама. — Скорее, поднимаем!

Жуки окружили листок бумаги — четверо по углам, еще двое — по длинным сторонам, подлезли под края. Шаги Джеймса уже слышались в коридоре.

— Не успеть, — шепнул Папа. — Ничего у нас не выйдет.

— Прячемся под свинку-копилку — и вниз по стене, — велел дядя Тед.

— Так мы не забираем картину Марвина? — удивилась Элен. — Зачем же мы сюда приходили?

— Заткнись, Элен! — проворчал дядя Альберт. — Джеймс сию минуту войдет.


Шедевр

Жуки метнулись в укрытие как раз вовремя — в комнату уже вбегал Джеймс. Всей толпой они сгрудились под свинкой-копилкой. Дядя Тед первым скользнул вниз по стыку деревянной панели, указывая путь остальным.

Только Марвин задержался.

— Папа, можно мне остаться ненадолго? Хочу посмотреть, что он станет делать с рисунком.

Папа замер на краю стола.

— Не нравится мне это, сынок.

— Вдруг Джеймс переложит рисунок, тогда я буду знать, где он.

Папа нахмурил брови, размышляя.

— В общем, это может оказаться полезным.

Он проследил глазами за отступающим строем жуков. Они уже одолели половину дороги вниз.

— Ладно, — решил он наконец. — Только хорошенько спрячься, слышишь? Ждем тебя к ужину.

— Конечно, Папочка, — пообещал Марвин. — До ужина полным-полно времени.

Шедевр

Вылитый Дюрер

Марвин тихонько вернулся на свой любимый наблюдательный пункт позади настольной лампы. Джеймс склонился над столом, внимательно разглядывая рисунок. Улыбнулся во весь рот, потом поднял глаза, оглядел стол и прошептал:

— Привет, малыш!

Марвин так и застыл. Он-то думал, что хорошо спрятался. Вспомнив Папины предостережения, он забился под лампу.

Джеймс продолжал, негромко и спокойно:

— Я называю тебя малыш, потому что ты и вправду малыш. — Он на секунду запнулся. — А может, ты девочка?

ЧТО? Марвин так и подскочил, хоть и собирался сидеть тихо.

— Не бойся, я тебя не обижу. — Джеймс смотрел прямо на Марвина. — Нет, ты не девочка. Думаю, ты мальчик, как и я.

Марвину стало полегче, но он по-прежнему вжимался в стол.

— Может, ты меня и не понимаешь, ну ничего. Сейчас папа придет, мне не терпится показать ему рисунок. Это просто чудо какое-то!

Джеймс подпер голову ладонями.

— Все думают, что я это нарисовал. Вот в чем проблема. Как им сказать?

Серые серьезные глаза Джеймса смотрели прямо на лампу. Марвин съежился.

— Они ни за что не поверят, что это ты. Какой же смысл говорить?

Никакого, хотел сказать Марвин. Не волнуйся. Завтра рисунка здесь уже не будет. Давай обо всем забудем.

Он уныло взглянул на свою картинку.

Громко хлопнула входная дверь, из прихожей послышались приглушенные голоса. Через минуту Карл Терик и миссис Помпадей уже были в комнате.

— Джеймс, Джеймс, покажи отцу рисунок. Взгляни, Карл. Уверяю тебя, это потрясающе! Так мелко, так изысканно. Прямо не терпится показать Мортонам. И Сандре Ортис, из галереи.

Карл улыбнулся и шагнул к письменному столу. Было ясно — он готов похвалить любую картину сына. Но при виде рисунка Марвина всю его невозмутимость как рукой сняло. Он выпучил глаза и затеребил бороду.

— Можно? — он потянулся к рисунку.

— Конечно, папа, — смущенно разрешил Джеймс.

Марвин осторожно подвинулся вперед — только бы не пропустить ни слова.

— Ну, что я тебе говорила, — встряла миссис Помпадей. — Разве не чудо?

Карл поднес рисунок к свету.

— Как ты это сделал?

Джеймс сглотнул.

— Просто нарисовал. Изобразил то, что вижу за окном.

Карл поднес листок прямо к носу, пристально разглядывая рисунок, потом отставил его на расстояние вытянутой руки.

— Какие изящные, четкие линии! Вот уж не думал, что перо такое тонкое.


Шедевр

Джеймс промолчал.

Карл покачал головой.

— Это похоже на… Звучит странно, но это вылитый Дюрер.

И Марвин, и Джеймс, ничего не понимая, уставились на него. Карл задумчиво вертел рисунок в руках.

— Очень похоже. Ничуть не хуже.

Миссис Помпадей сияла от счастья.

— Да, точь-в-точь Дюрер.

— Что это? — спросил Джеймс. — Что такое дюрер?

— Альбрехт Дюрер, — объяснил Карл. — Немецкий художник эпохи Возрождения. Живописец, гравер, много рисовал пером, в том числе и такие вот миниатюры, жил давным-давно. Детали на твоем рисунке превосходно проработаны, Джеймс! Никак в себя прийти не могу.

Джеймс радостно улыбался родителям. Марвин радостно улыбался Джеймсу.

— Сколько времени у тебя занял рисунок? — спросил отец.

Джеймс скосил глаза на лампу и закусил губу.

— Ну, точно не знаю, я не обратил внимания. Я долго рисовал.

— Еще бы! — Карл даже присвистнул. Он потрепал сына по затылку и взволнованно сказал: — Знаешь, что мы сделаем, дружище? Мы сейчас пойдем в Метрополитен. Как раз открылась выставка рисунков старых мастеров — Дюрера, Беллини, Тициана, Микеланджело. Ты должен это увидеть. И рисунок с собой возьмем.

Марвин чуть не вывалился из-за лампы на всеобщее обозрение.

Нет! Джеймс! Останови его!

Карл схватил со стола учебник по математике и аккуратно вложил в него рисунок.

— Пойдем, пойдем! Хочу, чтобы ты сам убедился, как хорош твой рисунок.

— Правда? И ты думаешь, мой рисунок не хуже, чем у этих знаменитостей?

— Истинная правда! — сказал отец и взъерошил Джеймсу волосы.

Миссис Помпадей, казалось, была недовольна.

— По-моему, не стоит уносить рисунок. Вдруг с ним что-нибудь случится? Как я тогда покажу его друзьям?

— Да никуда он не денется, — рассмеялся Карл и сунул учебник под мышку. — Только через мой труп. Это же настоящее чудо. Разве я не понимаю?

И что теперь? Марвин отступил подальше за лампу. Что делать? А если рисунок унесут навсегда?

Родители с сыном направились к двери. Вдруг Джеймс остановился.

— Чуть куртку не забыл, — объяснил он отцу.

Джеймс вернулся в комнату, достал из шкафа нейлоновую куртку, помедлил возле письменного стола. Нагнулся к Марвину, заслоняя его от родителей.

— Пошли с нами! — прошептал Джеймс. — Посмотришь рисунки. Хочешь?


Шедевр

Огромный человеческий палец опустился на столешницу совсем близко от Марвина.

— Пойдем, — настойчиво повторил Джеймс. — Я не дам тебя в обиду. Мы ненадолго.

Марвин не мог думать ни о чем, кроме своего рисунка — сейчас его унесут в музей Метрополитен. Секунда мучительных колебаний — и он вскарабкался на кончик мягкого, теплого пальца.

— Я тебя спрячу в безопасное место, — шепнул Джеймс.

Мальчик тихонько сунул жука в карман. Дрожа от страха, Марвин вцепился в нейлон, вглядываясь с непривычной высоты в быстро мелькающий мир.

Шедевр

Храм искусства

Никогда в жизни Марвин не был на улице. Честно говоря, он пару раз выползал на оконный карниз. Как-то женщина, приходящая к Помпадеям убираться, настежь открыла окна — декабрьский денек оказался неожиданно теплым, и она решила проветрить комнату. Марвин тогда быстренько вылез на подоконник и успел рассмотреть далекое небо наверху и узкую шумную улицу внизу. Хотя он часто смотрел телевизор вместе с Помпадеями, мир за пределами квартиры оставался для него огромным и непознаваемым.

Марвин не мог поверить, что отважился на такое путешествие. Он сидел у Джеймса в кармане, только голова наружу. Февральский мороз обжигал спинку, тротуар стремительно убегал назад, пешеходы внезапно возникали перед ним и столь же внезапно исчезали. Машины с ревом проносились мимо, со скрежетом тормозили и пронзительно гудели. Все вокруг было слишком большим, слишком шумным, слишком непривычным. Марвин знал, что и тут живут жуки. У него самого были родственники в Грамерси-парке. Он только не понимал, как они ухитряются жить в мире, который меняется каждую минуту. В городе опасности подстерегают на каждом шагу, но до чего же тут интересно! У Марвина голова шла кругом.

Сидя у Джеймса в кармане, Марвин вдруг вспомнил про тетю Сесиль, известную в семье своей страстью к путешествиям. В один прекрасный летний день она прихватила из кухни использованный пакетик из-под чая, открыла пакетик, тщательно выгребла содержимое и, крепко держась за ниточку, выпрыгнула, как с парашютом, из окна гостиной.

Жуки следили за ее смелым полетом. Крошечная парящая точка исчезла, едва коснувшись тротуара, и больше тетю Сесиль никто никогда не видел. Как она живет в этом огромном суматошном мире? Жалеет ли о своем безрассудном поступке? Или это был первый шаг к новой жизни, к новым невероятным приключениям?

— Это он? — спросил Джеймс, указывая на огромное светло-серое здание.

— Ну да, это Метрополитен, — ответил отец. — Ты же здесь уже был, помнишь? Хотя я чаще вожу тебя в Музей современного искусства.


Шедевр

Марвин заметил большие яркие плакаты с надписями, висящие высоко над входом в музей. Он понятия не имел, что там написано. Жуки научились понимать человеческую речь и даже в конце концов постигли идею времени, но грамота им никак не дается, ведь сами жуки на своем языке никогда не пишут. Марвин впервые понял, до чего это полезно. Сколько всего важного и интересного он бы рассказал Джеймсу, научившись писать по-человечьи!

Перешагивая через две ступеньки, они поднялись по высокой каменной лестнице — Джеймс бережно прикрывал ладонью карман куртки — и очутились в похожем на гигантскую пещеру зале. Марвин во все глаза глядел на толпы людей в темных зимних пальто, на большие красивые вазы с цветами, на широкие ступени, ведущие на второй этаж.

— Сюда! — Карл, широко шагая, повел его вверх по центральной лестнице.

Справа и слева тянутся два сводчатых коридора, залитые мягким теплым светом. В подсвеченных стеклянных витринах — пестрота фарфоровых ваз и чаш.

— Точно, я тут был, — вспомнил Джеймс. — Это место похоже на церковь.

Отец улыбнулся.

— В каком-то смысле это и есть церковь… точнее храм. Храм искусства.

Марвин успел разглядеть мраморные статуи и картины в золоченых рамах. Через минуту они вошли в огромную длинную комнату, увешанную рисунками.

— Ух ты! — воскликнул Джеймс. — Сколько всего!

Отец взял его за руку и потащил дальше.

— По-моему, рисунки Дюрера в третьем зале.

Марвин был слишком далеко от стен, чтобы хорошенько разглядеть рисунки. К тому же его так трясло в кармане, что перед глазами все расплывалось. Ага, в основном здесь портреты и человеческие фигуры, иногда попадаются пейзажи. Приглушенные цвета — черный, серый, коричневый, терракотовый. Как только мальчик замедлял шаг, Марвин старался выползти из кармана, чтобы лучше видеть, и Джеймс опасливо косился в его сторону.

— Здесь, — сказал наконец Карл. — Вот смотри! Понимаешь, что я имел в виду?

Они остановились. К этому моменту Марвин уже четырьмя лапками вылез из кармана — все для того, чтобы лучше видеть, — и с трудом сохранял равновесие. Так он и качался, пока Джеймс не протянул ему палец. Слегка помедлив в раздумье, Марвин все же заполз Джеймсу на палец. Мальчик поднял руку к плечу, Марвин перебрался к нему на куртку и спрятался под воротником.

— Ух ты! — снова вырвалось у Джеймса.

Рисунок, возле которого они остановились, оказался маленьким, но очень подробным изображением внутреннего дворика. Линии — невероятно тонкие и четкие; всё — от оконных переплетов до камней мощеного двора — тщательно выписано. Края шиферных крыш кажутся острыми, как осколки стекла.

Марвин глядел во все глаза. Он почти видел руку художника, выводящую каждую черточку. И чем дольше он смотрел, тем больше, казалось, оживал рисунок.

Карл оглянулся. Посетители музея спокойно проходили мимо. Он положил учебник по математике на пол, бережно достал листок с рисунком Марвина и поднял его повыше.

— Видишь? Твоя техника точь-в-точь как у Дюрера.

Джеймс только молча кивнул.


Шедевр

Медленно двинулись они вдоль ряда рисунков, останавливаясь, чтобы внимательно рассмотреть каждый. Еще один маленький пейзаж. Старуха с девочкой. Кролик. Детали переданы почти с фотографической точностью, ни один рисунок не похож на другой. Выразительные лица, грубые резкие черты. Настоящие, живые люди, подумал Марвин.

— Пап, смотри, — Джеймс прошел уже почти весь ряд. — Какой маленький рисунок! Что это может быть?

Марвин выполз из-под воротника и увидел миниатюру в рамке. Девушка в длинном платье обхватила руками какое-то животное. Лев! — понял Марвин. Длинные волосы ниспадали волнами по ее спине, а львиная грива такими же волнами струилась по широким плечам зверя.

Карл прочел табличку.

— «Мужество». Здесь написано, что это одна из четырех главных добродетелей. Знаешь, что такое мужество?

— Нет, — сказал Джеймс.

— Смелость. Сила.

— Она что, пытается поймать льва?

— Мне кажется, она с ним борется. Взгляни лучше на детали. Рассмотри складки ее одежды, львиные когти. Руку Дюрера всегда узнаешь! Невероятная точность деталей. Твой рисунок мне сразу его напомнил.

Карл сжал плечо сына.

И я бы так сумел, подумал Марвин. Он глаз не мог отвести от рисунка.

— Карл?

Все трое повернулись на голос. От группки посетителей отделился мужчина в помятом костюме и, радостно улыбаясь, двинулся прямо к ним.

— Я тебя сразу узнал!

Шедевр

Девушка и лев

— Денни! Здравствуй, — Карл широко улыбнулся и протянул руку для пожатия. — Джеймс, это Деннис Макгаффин, мой старый друг еще со времен Пратта. Это художественный колледж, где я учился. Помнишь, я тебе рассказывал? Денни, познакомься с моим сыном Джеймсом.

Денни слегка поклонился и подмигнул Джеймсу.

— Не такие уж мы старые, так ведь, Джеймс? Рад познакомиться! Всегда приятно видеть молодежь на такой выставке.

— А ты как здесь очутился? Я вроде слышал, что ты где-то на западе — в Калифорнии, кажется?

Денни кивнул.


Шедевр

— Все правильно. Я работаю в Музее Гетти. Куратор отдела графики. Дюрер и этот Беллини — наши.

Рядом с Дюрером висел еще один рисунок, изображающий женщину со львом. Очень похожий — тот же сюжет, тот же размер. Марвину показалось, что второй рисунок не так искусно выполнен, как будто более толстым пером.

— Мы отправили сюда целый ряд экспонатов, так что я помогал мисс Балкони с развеской.

Денни махнул рукой девушке, не сводившей глаз с рисунков. Обогнув толпу посетителей, она подошла ближе.

Марвин выбрался из-под воротника, чтобы получше ее рассмотреть. Стройная, подтянутая, в облегающей блузке, светлые волосы собраны в аккуратный узел. Прямоугольные темные очки плотно сидят на маленьком носике. Очень привлекательная, но держится так, будто понятия об этом не имеет — и оттого кажется еще милее. Марвину она сразу понравилась.

— Кристина, — позвал Денни. — Познакомься с моим другом Карлом Териком и его сыном Джеймсом. Ты, наверно, слышала о нем, Карл выставляется в галерее Эрнста Оже. Он не только мой добрый друг, но еще и прекрасный художник.

— Нет, боюсь, что ничего о вас не слышала, — улыбнулась Кристина.

— Мой цикл «Свобода» прошлой осенью был у Стейнхолма. Не помните — такие большие абстрактные полотна?

Марвину показалось, что Карл немножко смущен, но надежды не теряет.

— Нет, не припоминаю.

— Может, видели мои работы на Биеннале в Музее американского искусства Уитни?

Кристина покачала головой.

— Увы, всё, что моложе четырехсот лет — вне моей компетенции.

— Вне вашей компетенции или вне ваших интересов? — осведомился Карл.

Марвин с удивлением заметил в его голосе нотки раздражения.

— Думаю, и то и другое, — улыбнулась Кристина. — Прошу прощения, не принимайте мое неведение за оценку вашей работы. Я помешана на второй половине пятнадцатого века… Просто застряла там. Германия, Италия, Голландия.

Вторая половина пятнадцатого века. Время создания этих рисунков. Марвин и вообразить не мог, как давно это было. Для жука — немыслимая древность.

Кристина пожала Карлу руку и широко улыбнулась Джеймсу.

— Тебе здесь нравится?

Мальчик застенчиво кивнул.

— Нам обоим нравится, — сказал Карл. — Очень! Особенно Дюрер.

— Прекрасные рисунки! Он наш любимый художник, правда, Денни? Мы всегда стараемся купить любую его вещь, выставленную на продажу. Необыкновенное внимание к деталям, безупречная техника… Сами можете судить, сравните хотя бы с Беллини, — она повернулась к Джеймсу. — Один сюжет, а мастера разные. Скажи, какой тебе больше нравится?

— Этот, — прошептал Джеймс и показал на рисунок Дюрера.

Мне тоже, подумал Марвин. В чем-то Беллини был даже красивее, но Марвин предпочитал четкие, резкие линии Дюрера.

— Почему? — Кристина старалась подбодрить мальчика, но Джеймс смущенно молчал.

— Джованни Беллини был великим итальянским художником, — продолжала Кристина. — Дюрер называл его «лучшим из художников».

— Но он не был так знаменит, как Дюрер, — возразил Карл.

— В свое время был. Теперь он теряется на фоне Микеланджело, Леонардо, Рембрандта. — Кристина с легкой улыбкой изучала оба рисунка. — Дюрер ездил в Венецию учиться у Беллини, но посмотрите, какие они разные. С хорошими учителями всегда так. Они не учат, как надо рисовать, а раскрывают все лучшее в ученике.

Она показала на рисунок Беллини.

— Смотрите, какие нежные линии. Сплошные тени и изгибы. Женщина словно играет со львом.

Марвин понял, что она хочет сказать. Ни в девушке, ни в фигуре льва не было ничего грозного, хотя картина называлась «Мужество».

— Теперь взгляните на Дюрера. Он старался повторить беллиниевский идеал итальянской красоты, но не смог этого сделать. Девушка у Дюрера — настоящая немецкая крестьянка. Взгляните на плечи. Широкие, как у льва. Будьте уверены, это битва не на жизнь, а на смерть.

— Ставлю на девчонку, — со смехом объявил Денни.

Джеймс кивнул. Марвин под воротником — тоже.

— Джеймс любит рисовать, — вступил в разговор Карл. — Собственно, поэтому мы здесь. Я подарил ему на день рождения набор для рисования — и посмотрите, что он сделал.

Карл достал листок и показал Денни и Кристине.

— До сих пор не могу поверить, что такое мог нарисовать мой сын.

Кристина Балкони переменилась в лице. Маска вежливого интереса исчезла. Она потянулась к рисунку.

— Это нарисовал ваш сын?


Шедевр

Денни заглянул ей через плечо и ахнул. Кристина наклонилась к Джеймсу.

— Это ты нарисовал? Сам?

Джеймс залился краской и кивнул.

— Ты что-то копировал?

— Нет. Это просто… просто вид из моего окна.

Кристина выпрямилась, переводя взгляд с листа бумаги у нее в руке на рисунки на стене.

— Как это похоже на нашу миниатюру Дюрера. Вот на этот пейзаж. Какая техника… просто сверхъестественно!

— Знаю, — отозвался Карл. — Поэтому мы и пришли. Я сразу сказал сыну: так писали мастера Возрождения.

Кристина пошла вдоль стены, по-прежнему держа рисунок перед собой.

— Те же линии, такая же дотошность. Вот уж не думала, что это возможно.

Марвин подался вперед, чтобы не упустить ни слова. Она говорит о моем рисунке! Сравнивает его со знаменитыми творениями!

Наконец Кристина отвернулась от картин. Лицо ее пылало.

— Пойдем со мной, Джеймс. Хочу тебе кое-что показать.

Шедевр

Девушка с мечом

Марвин торопливо нырнул Джеймсу под воротник — как бы не увидели! Теперь Кристина смотрела прямо на мальчика.

Джеймс застенчиво прижался к отцу.

— Куда пойдем? Что показать? — удивился Карл.

Кристина перевела глаза на рисунок.

— Потрясающий рисунок! Он навел меня на одну мысль…

— Рискованные идеи — ее конек, — усмехнулся Денни.

— Нет-нет, — Карл покачал головой. — Мы зашли всего на пару часов, к пяти я должен доставить Джеймса домой.

Кристина окинула взглядом зал — одни пожилые пары да вдалеке группа с экскурсоводом.

— Это ненадолго. Пожалуйста, давайте заглянем в мой кабинет, я вам кое-что покажу.

Марвину показалось, что в голосе у нее звучат умоляющие нотки.

Карл положил руку сыну на плечо.

— Но мы только начали смотреть выставку…

— Знаю, знаю. Обещаю, я не займу все ваше время. Я просто хочу показать вам другие рисунки Дюрера. Джеймсу будет интересно.

— Наверно… — Джеймс колебался.

Он нерешительно взглянул на отца. Марвин видел, что Карл теряет терпение.

— Прошу прощения, но я лучше повожу его по выставке. За этим мы и пришли, — Карл забрал у Кристины рисунок, который она очень неохотно выпустила из рук. — Мать Джеймса будет недовольна, если он опоздает к ужину. Как-нибудь в другой раз.

Кристина огорчилась.

— Совсем ненадолго, мистер Терик.

— Зовите меня Карл.

— Карл! Останется время и на выставку.

Наконец и Денни счел нужным вмешаться.

— Карл, это может быть важно. Сделай мне одолжение.

Марвин не мог не заметить, что Карл и Кристина уже злятся друг на друга. Наконец Карл пожал плечами.

— Будь по-вашему. Не понимаю, к чему разводить такую таинственность, ну да ладно. Пошли, Джеймс?

Джеймс кивнул, и они вслед за Кристиной направились к неприметной деревянной двери за углом.

— Сюда? — спросил Джеймс. — Похоже на тайный ход.

Кристина улыбнулась.

— Это вход в отдел графики. Удобно, правда?

— Сейчас открою, — Денни достал из кармана небольшую связку ключей и подмигнул Джеймсу. — Вход только для избранных друзей музея. Стараюсь использовать ключи на полную катушку, пока я здесь.

Он повернул ручку и пропустил Карла, Джеймса и Кристину. Марвин в изумлении огляделся. Ничем не примечательная дверца вела в огромное помещение, тут было еще множество дверей и коридоров. По стенам висели книжные полки. И все это спрятано за стеной галереи!

— Ты тут надолго, Денни? — спросил Карл.

— Всего на пару недель. Потом обратно в Лос-Анджелес. Сказать по правде, мне уже не терпится вернуться из здешнего холода в калифорнийское тепло.


Шедевр

Кабинет Кристины Балкони помещался в конце длинного коридора. Большая комната, окна выходят на Центральный парк, от пола до потолка книжные полки, набитые пухлыми пыльными томами. Наверно, это книги по истории искусств, решил Марвин. Несколько обшарпанных стульев возле длинного стола. Отыскивая на своем письменном столе нужную книгу, Кристина махнула им рукой — рассаживайтесь. Джеймс с отцом и Денни сели. С трудом удерживая огромный альбом и одновременно листая его в поисках нужной страницы, Кристина отыскала глянцевую репродукцию и положила альбом на стол перед Джеймсом.

— Вот еще один Дюрер. Рисунок пером, похожий на «Мужество». Называется «Справедливость».

Марвин внимательно смотрел, по-прежнему стараясь никому не попадаться на глаза. Рисунки действительно были похожи: одинаковые квадратики со стороной не больше трех-четырех дюймов, одинаковый оттенок чернил, такая же невероятная тонкость рисунка. Нарисована женщина в длинном ниспадающем одеянии с мечом в одной руке и весами в другой. Она стоит вполоборота к зрителю, взор устремлен куда-то вдаль, весы высоко подняты, тяжелый меч упирается в землю.

— Это та же девушка, что и со львом? — спросил Джеймс.

— Нет, — ответила Кристина. — Посмотри внимательнее. Люди у Дюрера всегда такие настоящие, ни один не похож на другого. Но на всех лицах лежит печать меланхолии.

— Что такое «меланхолия»?

— Печаль, — объяснил Карл, не сводя глаз с Кристины.

— Или уныние.

— Почему они печальные? — спросил Джеймс.

Девушки действительно печальные, подумал Марвин, но тут кроется что-то еще. Обе глубоко погружены в себя, в свои собственные мысли.

Кристина пожала плечами.

— Кто знает? Дюрер сам был не очень-то счастлив. Даже в браке: у его жены был дурной характер, и она слишком уж думала о деньгах. Он прятался в живопись, чтобы обо всем забыть.

Жена Дюрера чем-то похожа на миссис Помпадей, подумал Марвин.

— Дюрер верил в красоту, — добавил Денни. — Однажды он сказал: «Не знаю, что такое красота, хотя и нахожу ее повсюду». Он верил, что искусство находит красоту в самых обычных вещах.

— Как в твоем рисунке, Джеймс, — ласково произнес Карл. — Ты превратил обычный вид за окном в нечто поистине прекрасное.

Джеймс застенчиво улыбнулся и так покраснел, что даже веснушки потемнели.

— Как любой художник, — продолжала Кристина, — Дюрер привносит реальность в свои картины. Эти рисунки — отражение его печали и одиночества.

— Что за домыслы? — нахмурился Карл.


Шедевр

— Почему домыслы? Мы многое знаем о жизни Дюрера из его писем.

— Ну и что? По-вашему, творчество — только отражение собственной жизни художника? Может, девушка печальна, потому что так нужно именно для этого рисунка? Может, Дюрер пытается сказать нам что-то важное о справедливости?

О чем это они? Марвин ничего не понимал. Почему всегда невозмутимый отец Джеймса на этот раз вдруг вышел из себя?

Кристина проигнорировала Карла и обратилась к Джеймсу.

— Ну, какова бы ни была причина, на всех картинах Дюрера мы видим это щемящее одиночество. Ты не находишь?

«Справедливость». Марвину захотелось поближе взглянуть на рисунок. В нем была сила — и в то же время сдержанность.

— Этой картины нет на выставке? — спросил Джеймс.

— Нет… ее нет.

Денни и Кристина переглянулись.

Карл посмотрел на часы.

— Ну? Надеюсь, это все, что вы собирались нам показать?

Кристина нахмурила брови.

— Что я собиралась показать Джеймсу? Да, все.

Марвин смотрел на них в замешательстве.

Никогда он не видел, чтобы Карл невзлюбил кого-нибудь с первого взгляда. И, похоже, ему отвечали взаимностью.

Кристина склонилась над столом, взглянула Джеймсу прямо в глаза.

— Ты когда-нибудь пробовал копировать картину? Вот ты нарисовал то, что видишь за окном. А если это будет не настоящий пейзаж, а другой рисунок?

— Через кальку?

Кристина покачала головой.

— Нет, просто нарисовать еще раз. Создать копию, стараясь подражать манере художника.

— Нет, не пробовал. Ну, может, комиксы когда-то срисовывал… — еле слышно ответил Джеймс.

— А рисунок Дюрера скопировать сможешь?

Джеймс растерялся.

— Вот этот?

— Нет, — быстро сказала Кристина. — Не этот. А тот, что висит в галерее. Рисунок из музея, где работает Денни. «Мужество»…

— Но для чего? Кому это надо? — вмешался Карл.

Он смотрел то на Кристину, то на Денни, ожидая объяснений.

Денни и сам ничего не понимал.

— Ты хочешь, чтобы мальчик скопировал «Мужество»? Зачем?

— Сама не знаю… Может, ничего и не выйдет. Просто подумала, вдруг у него получится.

— Что, прямо здесь? Сейчас? — Карл покачал головой. — Я же вам объяснял: мы просто пришли на выставку. У нас нет времени на рисование.

Джеймс явно испугался: Марвин почувствовал, что мальчик весь дрожит.

— Мой рисовальный набор остался дома!

Кристина выпрямилась, продолжая опираться на стол.

— Хочешь взять альбом домой? Ну и прекрасно. Смотри, вот где «Мужество», — она перевернула страницу. — Сразу за «Справедливостью». Я просто хотела бы посмотреть, как у тебя получится… если ты не против, конечно.

Она взглянула мальчику прямо в лицо.

— Никто так пристально не всматривается в мир, как Дюрер. Ему нет равных в передаче мельчайших подробностей. Ты так же чувствуешь детали.

Марвин раздулся от гордости.

— Дюрер — не Леонардо. И не Микеланджело, — возразил Карл.

Кристина кивнула, соглашаясь.

— Конечно, я не сравниваю их по эмоциональному воздействию. У Дюрера нет их самобытности, их предвидения. Он куда скромнее. Но его бесконечное терпение…

— Правильно, — отозвался Денни. — Он верит, что красота обнаруживает себя, слой за слоем, там где ее не ждешь, в обыденной жизни — и в этом ему нет равных.

— «Краса есть правда, правда — красота…»[1] — Кристина перелистнула страницу назад, к «Справедливости».

Денни хлопнул Джеймса по плечу.

— Что скажешь? Я не совсем понял, что затевает наша таинственная мисс Балкони, но почему бы не попробовать?

А Марвин глаз не мог отвести от рисунка: видно, что девушка сильная, она стоит совсем одна, в правой руке меч, в левой, высоко поднятой, — медные весы. Вот бы уметь так рисовать! Вот бы понять, что чувствовал Альбрехт Дюрер, вырисовывая каждую деталь, добиваясь все большей и большей точности.

Он знал, что скажут родители, что скажет вся семья: нелепая, опасная затея.

Только бы Джеймс согласился!

— Ну не знаю, — выдавил наконец Джеймс. — А если не получится?

— Просто попробуй, — настаивала Кристина. — Пожалуйста!

Джеймс закусил губу.

— Ладно, попробую.

— Спасибо! Огромное спасибо!

Она наклонилась и обняла мальчика. Золотистые волосы оказались совсем близко, Марвин ощутил теплый, чистый аромат ее кожи.

И тут она заорала:

— О ГОСПОДИ! ЖУК!

Шедевр

Покинутый

Марвин хотел спрятаться, но не успел. Он получил сильнейший удар еще прежде, чем осознал, что происходит, — и полетел в никуда. Комната слилась в неясное пятно, Марвина завертело в воздухе, потом ударило обо что-то твердое — что это, стена? шкаф? — и он грохнулся на пол. Там и остался лежать кверху лапками.

— Где он? — закричал Джеймс.

— Не бойся, я его смахнула. Жук сидел прямо у тебя на шее, под воротником. Откуда только взялся, да еще зимой? Тьфу!

— Куда он делся?

Лежа на спине, Марвин ничего не мог видеть и лишь яростно крутил всеми шестью лапками, стараясь перевернуться.


Шедевр

— Понятия не имею. Валяется где-то. А может, сдох.

— ЧТО?

Марвин услышал стук кроссовок Джеймса по паркету.

— Не волнуйся, сынок! — сказал Карл. — Это же всего-навсего жук.

Марвин не знал, чего больше бояться — что его увидят или что на него наступят. На свете нет ничего беспомощнее, чем жук, лежащий на спине. Он изгибался и вертелся, отчаянно стараясь перевернуться. Дома они так играли с Элен, иногда выходило перевернуться самостоятельно, иногда нет. У меня получалось гораздо лучше, чем у Элен, вспомнил Марвин, собирая последние остатки сил. Мужество, сурово сказал он сам себе.

Рывок, еще рывок! Он перекатился на брюшко и понесся прямо под стол, подальше от чужих глаз. Уф!

Из-под стола Марвин видел только обувь — четыре пары. Джеймс нервно постукивал кроссовкой об пол.

Карл встал и направился к двери.

— Идем, Джеймс. Мы и так уже задержались. Вряд ли успеем досмотреть выставку.

Джеймс не пошевелился.

— Пора, сынок.

Черные лодочки Кристины процокали к кроссовкам.

— Возьмешь альбом с собой?

— Нет! — воскликнул Джеймс и поспешно добавил. — Мне бы хотелось рисовать здесь. Можно, папа? Можно вернуться завтра?

Он меня не бросит, он хочет вернуться.

— Завтра? Музей по понедельникам закрыт.

— Залы закрыты, — возразила Кристина, — но не служебные помещения. Так может быть еще удобнее. Приходи после школы, Джеймс. Сможешь расположиться тут, у меня.

— Погодите, — запротестовал Карл. — А что скажет его мать? Понятия не имею, какие у нее планы.

— Конечно, только в том случае, если у мальчика нет других обязательств, — учтиво согласилась Кристина.

— Нет у меня никаких обязательств!

Джеймс нагнулся, украдкой осматривая пол, и Марвин увидел его грустное побледневшее лицо.

Тут я! — чуть не завопил Марвин, хотя вряд ли от этого был бы толк.

Он попытался рассчитать: можно ли незаметно пробежать через комнату и забраться Джеймсу на кроссовку.

— Это маме решать, сынок, — сказал Карл. — Но она скорее согласится, если ты сегодня вернешься вовремя.

Джеймс вздохнул.

— Ладно, ладно. Я вернусь завтра, — объявил он чуточку слишком громко.

Черные лодочки развернулись на каблуках.

— Вот моя визитка. Позвони, чтобы я знала, когда ты придешь. — Она понизила голос, чтобы услышал только Джеймс, по крайней мере Марвину так показалось. — Это очень важно для меня. Завтра расскажу тебе еще кое-что о рисунках Дюрера.

— О «Справедливости»? — спросил Джеймс.

— И о других.

Ботинки Денни двинулись по направлению к двери.

— Жду не дождусь, — пробормотал он. — Может, завтра поймем, что ты затеяла.

— Джеймс! — нетерпеливо позвал Карл.

— Иду, папа!

Марвин следил, как кроссовки неохотно потащились за поношенными туфлями Карла. Все четыре пары обуви переместились в коридор, свет потух, и дверь со стуком закрылась.

Марвин сжался в комок и слушал удаляющиеся шаги, пока они совсем не затихли.

Родители с ума сойдут от беспокойства. Но что теперь поделаешь? Джеймс вернется завтра, Марвин был в этом совершенно уверен. Между ними протянулась ниточка. Он был уверен: Джеймс чувствует то же самое. Они познакомились только сегодня утром, а кажется — знают друг друга давным-давно. Между ними возникло таинственное взаимопонимание. У Марвина раньше ни с кем такого не было.


Шедевр

Он выполз из-под стола и вскарабкался по одной из массивных деревянных ножек. Раскрытый альбом лежал перед ним. Бумага слегка отдавала плесенью — привычный уютный запах. Марвин вспомнил о влажных стенах родного дома. Он прополз по шелковистой странице и остановился на краю «Справедливости». Тут он устроился на ночь, разглядывая и запоминая каждый штрих.

Шедевр

У Кристины в кабинете

Первый солнечный луч косо упал через большое окно. За дверью послышался шум, и в комнату ввалился уборщик в коричневом комбинезоне с ведром и корзинкой для мусора. Марвин юркнул под корешок альбома. Оттуда он мог наблюдать, как уборщик лениво возит шваброй по полу, высыпает кучку мусора в корзину, небрежно вытирает тряпкой стол. Он не стал себя утруждать и передвигать альбом, так что Марвина не заметил.

Пока кабинет пуст, надо заняться изучением местности. Марвин торопливо сполз по ножке стола, добежал до противоположной стены и забрался на подоконник. Какой вид на парк, просто голова кружится! Сквозные серые деревья, асфальтовые дорожки, люди в темных зимних пальто спешат по своим утренним делам. Сверху они кажутся ничтожными точками. Вот так же люди видят жуков, подумал Марвин.


Шедевр

По подоконнику он добрался до письменного стола. На нем почти пусто — только две аккуратные стопки бумаги, стаканчик для карандашей, часы и фотография в серебряной рамке. На фото — Кристина сидит на диване, поджав ноги, а рядом две девочки. Точнее, не рядом, а чуть ли не верхом, подумал Марвин. Одна — рот до ушей — лежит у нее поперек коленей, другая навалилась на плечи и преспокойно наматывает на палец ее волосы. Вид у Кристины совсем не такой, как вчера, волосы растрепаны, блузка помята. Зато лицо сияет. У девочек ее тонкие черты и такие же золотистые волосы, только немного светлее. Наверно, дочки, решил Марвин.

Уже целое утро Марвин путешествует по кабинету. Забирается на полки, осматривает плотные ряды книг. Цепляется за шнур от шторы, отталкивается от стены и забавляется, раскачиваясь взад-вперед, пока вся комната не начинает вращаться. Получается немного похоже на полет. К сожалению, летать по-настоящему Марвин не умеет — он же не долгоносик и не божья коровка. Вот кому вся родня Марвина завидует!

Потом он нашел под письменным столом кнопку. Дома он бы сразу оттащил ее в свою коллекцию — похвастаться Элен. Здесь же он толкает кнопку через всю комнату и прячет за ножкой большого стола. Теперь он в относительной безопасности — оружие под рукой.

Марвин проголодался. Сытный завтрак не повредил бы. Мама с Папой, наверно, сейчас как раз начали трапезу — Помпадей угощают. Бублики с мягким сыром? Оладьи с кленовым сиропом? Выбор широк! Ежедневный пир под высоким стульчиком Уильяма начался, когда малыш научился есть ложкой, и будет продолжаться, пока ему не надоест швырять еду на пол.

Возле картотечного шкафа стоит корзинка для бумаг. Марвин заполз на нее в надежде найти какой-нибудь забытый кусочек. Правда, уборщик вытряхнул корзинку, но по небрежности смахнул на пол несколько крошек со стола. Марвин сначала решил, что это черствые хлебные крошки, оставшиеся от каких-то давних бутербродов. Но, о радость, это оказались микроскопические кусочки клубничного печенья.

Разделавшись со сладким, Марвин почувствовал себя значительно лучше. Перспектива провести полдня в одиночестве в пустом кабинете его больше не смущала. С набитым животом он залез на стол, чтобы снова взглянуть на рисунок. Какие нежные, но вместе с тем уверенные линии. Поразительный рисунок. Какое печальное лицо у Справедливости. А меч очень тяжелый. Ему больше хочется перерисовать эту картину, чем другую, со львом. Когда же наконец Джеймс принесет чернила!

Спустя несколько часов в замке повернулся ключ. Марвин снова спрятался под корешком. Как раз вовремя — в дверь уже входила Кристина. За ней Джеймс, а Карл замешкался в дверях. Кристина выглядела безупречно — как и вчера. Свежая шелковая блузка, темно-синие брюки, волосы гладко причесаны и стянуты сзади черепаховой заколкой. Джеймс нервно озирался, пристально смотрел то на пол, то на стены, то на стол. Меня ищет, догадался Марвин.

— Я тебе так благодарна, Джеймс! Хорошо, что смог выбраться, — Кристина положила руку мальчику на плечо. — Наверно, устал после школы? И вам спасибо, мистер Терик. Для вас это лишние хлопоты.

— Ничего, — отозвался Карл. — Раз Джеймс сам захотел…

Пожав плечами, он неловко оперся о дверной косяк.

Кристина уже снова смотрела на Джеймса.

— Тебе будет удобно за столом? Я освобожу место.

Она убрала лишние бумаги. На пустой полированной столешнице остался только альбом рисунков Дюрера.


Шедевр

— Давай-ка найдем «Мужество», — она перелистнула страницы.

Марвин только дрожал и глубже вжимался в переплет. Страницы так и мелькали над его головой.

— Вижу, ты захватил свой рисовальный набор. Тебе нужна бумага? Что-нибудь еще?

Джеймс уставился в пол.

— Только лист бумаги. Но… — он замялся.

Кристина нагнулась к мальчику.

— Что ты хотел сказать?

Марвин слышал, как Джеймс возит кроссовкой по полу.

— Я… я не знаю, смогу ли… может, здесь у меня не получится.

Кристина кивнула.

— Понимаю. Искусство — вещь особенная. Не каждый раз получается. Даже у великих. — Она поощрительно улыбнулась.

— По-моему, это слишком серьезное задание для ребенка, — негромко произнес Карл.

— Не волнуйся, Джеймс, даже если не получится — ничего страшного. Знаешь, и у Дюрера не всегда получалось.

Карл нахмурился, а Кристина протянула руку и дотронулась до его плеча. Карл отпрянул, но она не отступила.

— Мистер Терик, я рада, что вы смогли прийти. И мне хочется, чтобы мы с вами нашли общий язык. Можно я угощу вас чашечкой кофе? А Джеймс пусть пока спокойно порисует.

Она улыбнулась, и Карл слегка смягчился.

— Ну, хорошо, — неохотно протянул он. — Сколько времени тебе нужно, Джеймс? Час? Полтора?

— Вот бумага. — Кристина положила на стол пачку плотной бумаги для рисования. — А вот «Мужество».

Она провела рукой по гладкой альбомной странице.

— Просто попробуй, Джеймс.

— Ладно. — Мальчик чуть-чуть покраснел.

Как только за взрослыми закрылась дверь, Джеймс плюхнулся на колени, и Марвин перестал его видеть. Но он слышал, как Джеймс шепчет, ползая по полу:

— Где ты? ГДЕ ты? О, пожалуйста, пожалуйста, найдись!

Марвин выбрался из-под корешка и заторопился к краю стола. Джеймс продолжал ползать по полу. Он заглянул под письменный стол, за ржавую батарею. Марвин дождался, пока Джеймс встанет на ноги, разочарованно обведет глазами комнату. Тогда он побежал по краю стола, надеясь, что движение привлечет внимание мальчика.

— Ура! — воскликнул Джеймс. — Ты тут!

Он сел на стул, оперся подбородком о столешницу и широко улыбнулся. Марвин сразу же вскарабкался на подставленный палец и крепко в него вцепился. Джеймс поднял палец повыше.

Марвин еще ни разу не видел, чтобы Джеймс был так счастлив. Мальчик прямо ожил.

Это потому, что он беспокоился обо мне, понял Марвин. Потому что мы друзья.

Шедевр

Копия с копии

— Как я рад, что ты цел, малыш! — Джеймс расстелил перед Марвином лист бумаги и встряхнул пузырек с чернилами. — А я волновался, думал: что если тебя раздавили? Что если тебя уборщики вымели?

Точь-в-точь Элен, подумал Марвин.

— Надеюсь, у тебя получится! Она на тебя рассчитывает. Знаешь, на что все это похоже? На сказку братьев Гримм, про девушку и солому. «Румпельштильцхен» — вот как она называется! Помнишь? Там еще девушку заперли в такой комнатке во дворце, чтобы она напряла из соломы золота, а иначе ей отрубят голову.

Марвин содрогнулся. Неудивительно, что человечьи дети, наслушавшись таких сказок, отрывают жукам лапки просто для развлечения.

— И тут появляется карлик, или кто-то вроде, и помогает ей, — продолжал Джеймс. — Вот как ты мне помогаешь. Хотя нет, не совсем так — карлик был противный, а ты, наоборот, очень-очень милый.

Джеймс перевел дух.

— Ну что, начнем? Ты готов? Вот твои чернила.

Он снял крышечку с пузырька.

— А я буду держать книгу, чтоб тебе было удобно. — Джеймс поставил громадный альбом стоймя и подпер его другими книгами. — Так ты сможешь видеть рисунок, понимаешь? Иначе тебе придется ползать взад и вперед во время работы. А так получается похоже на вид из окна моей комнаты. Как думаешь, выйдет у тебя?

Вот именно, выйдет ли? Марвин рассматривал рисунок. Джеймс прав, не так уж отличается от пейзажа за окном. Все здесь на своем месте, все соразмерно, остается только перенести на бумагу.

Но это же рисунок гениального художника, выполненный сотни лет назад! Как можно такое повторить и ничего не испортить?

Раздумьями делу не поможешь, решил Марвин… все равно что размышлять о темной воде в сливной трубе, перед тем как нырнуть. А когда уже нырнул, не важно, что там за мусор плавает вокруг. Решил делать — делай.

Он глубоко вздохнул, обмакнул передние лапки в чернила и принялся за работу.

Перед ним простиралась бескрайняя гладь чистой бумаги, но Марвин сосредоточился на участке размером с будущий рисунок. Отметил углы воображаемого квадрата — три на три дюйма — крошечными чернильными точками и начал рисовать. Старался, чтобы штрихи были такими же четкими и уверенными, как у Дюрера, но и про тонкость линий не забывал. Начал с вьющихся волос девушки. Потом перешел к лицу.

Джеймс сидел за столом, опустив подбородок на скрещенные руки. В основном молчал, иногда ободряюще шептал:

— Вот трудное место… но у тебя получится.


Шедевр

Марвин так увлекся, что почти о нем забыл. Девушка обретала форму. Под тканью платья проступили крепкие мускулистые ноги. Лев, вписанный в крут человеческих рук, получался даже легче. Марвин заштриховал льву бок, пририсовал закрученный хвост.

— Класс! — беззвучно выдохнул Джеймс, словно боясь развеять чары.

Марвин понял, что если просто механически копировать отдельные части рисунка, рисунок не оживет. Он попытался схватить ускользающий образ. Труднее всего рисовать плавно и уверенно, как будто ты сам все придумал и это твое собственное, совершенно новое произведение.

— Ой! — Джеймс вдруг вспомнил о времени и посмотрел на часы. — Почти полшестого. Они скоро вернутся. Ты уже кончаешь?

Марвин заскользил быстрее. Он двигался словно загипнотизированный — как в тот раз, когда он рисовал пейзаж за окном. Сейчас он не думал ни о чем, кроме страницы в альбоме и чернильных линий.

Рисунок был закончен.

Марвин попятился назад, держа перепачканные в чернилах лапки на весу.

Джеймс, едва дыша, прошептал:

— Как похоже!

Марвин окинул взглядом свою работу. Все на месте — и девушка, и лев, каждая деталь передана верно. Но хорош ли рисунок? Тут уверенности нет, не то что в первый раз. У Дюрера наверняка лучше.

Но Джеймс был в полном восторге.

— Они глазам своим не поверят!

Через пару минут явились Карл, Кристина и Денни. Джеймс как раз успел спрятать Марвина в карман куртки, чтобы не получилось, как вчера. Жук вцепился в край кармана, взволнованно ожидая, что скажет Кристина.

— О! — только и смогла она выговорить. — О, Джеймс!

А Денни засмеялся.

Марвин никак не мог понять — хорошо это или плохо? Понравилось им или нет?

— Ничего себе! — это к столу подошел Карл. Теребя молнию на куртке, Джеймс сделал шаг назад. Марвин взглянул вверх и увидел, что щеки мальчика заливает румянец.


Шедевр

— Джеймс, это потрясающе! — Кристина взяла лист бумаги в руки. — Просто не верится! Должна признаться, я считала, что попробовать стоит, но такого и вообразить не могла. Денни, только взгляни! Ты ведь тоже не ожидал, да? А вы, Карл?

К своему удивлению Марвин заметил, что отношения между Карлом и Кристиной в корне переменились. Взаимное раздражение исчезло.

— Ну, не знаю… У мальчика твердая рука. Однако копирование требует особого мастерства. Пропорции соблюдены, Джеймс, но то, как ты расположил фигуры… У Дюрера больше простора. Согласны, Кристина? — Карл улыбался, заразившись увлеченностью Кристины, а та низко склонилась над альбомом.

Марвин понял, что он имеет в виду. В оригинале фигуры девушки и льва образуют широкий треугольник.

— Ты прав, — отозвался Денни. — Но работа прекрасная. Техника просто потрясающая.

Кристина кивнула.

— И это с первой попытки. Притом он копировал с репродукции, не с оригинала! — Она покачала головой. — Боюсь сглазить, но у меня появляется надежда.

О чем это она толкует? Марвин посмотрел на Джеймса. Он явно тоже ничего не понимал.

— Какая надежда? — спросил Карл.

— Давай, Кристина, рассказывай! — вмешался Денни. — Хватит разводить таинственность. Зачем копировать именно «Мужество»? Все горюешь, что я перебил у тебя цену на аукционе?

Кристина расхохоталась.

— Нет, нет, я давным-давно успокоилась.

— Так в чем же дело? — настаивал Денни. — Зачем тебе копия «Мужества»?

Кристина едва сдерживала волнение. Ее глаза сверкнули.

— Чтобы ее украсть.

Шедевр

Украденная Добродетель

— Как? — одновременно закричали Денни и Карл.

Марвин подался вперед и чуть не вывалился из кармана.

— Не волнуйтесь, не оригинал, а копию Джеймса.

— Все равно не понимаю, — заявил Карл.

Денни нахмурился и провел рукой по волосам.

— Я тоже ничего не понимаю, но хочу немедленно разобраться. Все-таки оригинал принадлежит Музею Гетти. Давайте сядем.

Кристина подвинула стул и решительно уселась. Рисунок она положила перед собой на стол, закрывая его с обеих сторон, будто стараясь защитить. Денни и Карл сели справа и слева, Джеймс остался стоять. Это чтобы мне лучше было видно, благодарно подумал Марвин.

— Денни хорошо знает предысторию всего этого, — заговорила Кристина. — А вот Карл и Джеймс — вряд ли. Вы знаете что-нибудь о кражах произведений искусства?

— Конечно, — отозвался Карл. — Были знаменитые случаи — «Мона Лиза», Музей Изабеллы Стюарт Гарднер в Бостоне…

— Что за знаменитые случаи? — спросил Джеймс.

Не сводя глаз с рисунка, Кристина сняла очки и положила их на стол.

— Самые известные музейные кражи, — ответила она. — «Мону Лизу» украли в 1911 году. Это один из сотрудников Лувра, итальянец, хотел вернуть картину на родину. Ее не могли найти два года, но потом «Мона Лиза» все-таки возвратилась в Лувр. Музею Изабеллы Стюарт Гарднер повезло меньше. Самая крупная кража в истории — в 1990 году два злоумышленника, переодетые полицейскими, явились в музей рано утром, якобы по вызову. Надели на охранников наручники и вынесли, среди прочего, трех Рембрандтов, Вермеера, Мане и пять работ Дега. Почти на четыреста миллионов долларов. Картины так и не нашлись.


Шедевр

— Ничего себе! — воскликнул Джеймс, а Марвин с грустью подумал обо всех этих пропавших картинах.

— Зачем красть картины? — удивился Джеймс. — Что они потом с ними делают?

Кристина вздохнула.

— Обычно продают. Конечно, известные картины нельзя открыто продать на аукционе.

— Рынок краденых произведений искусства — непростая штука, — кивнул Денни. — Их не продашь в музей или уважаемому арт-дилеру. Частный коллекционер, купив краденую картину, не сможет ее выставлять. Но он может наслаждаться картиной тайно, в одиночестве.

— Чаще всего, — сказала Кристина, — произведения искусства попадают на черный рынок… Преступники обменивают картины на запрещенные товары: наркотики, оружие.

— Правда? — Джеймс широко раскрыл глаза.

Марвин тоже не понимал, как можно менять чудесные, изысканные старинные картины на тайные запасы оружия.

— Да, бывают и такие воры, — согласился Денни. — Но кражи произведений искусства не похожи на обычные преступления. Иногда деньги ни при чем, кражу совершают ради любви.

— Это правда. — Кристина кивнула. — За преступлением могут стоять искренние чувства. В случае с «Моной Лизой» похититель просто хотел, чтобы полотно вернулось на родину, в Италию.

— А ему какое дело? — спросил Джеймс.

— Это самая известная картина Леонардо да Винчи, — объяснил Карл. — Итальянцы считают ее своим национальным достоянием. Их совсем не радует, что «Мона Лиза» оказалась во французском музее.

— Работы Леонардо очень часто становятся мишенью для похитителей, — добавила Кристина. — Несколько лет назад из одного шотландского замка была похищена «Мадонна с прялкой». Двое грабителей явились под видом туристов, связали экскурсовода и сняли картину прямо со стены.

— Она тоже стоила кучу денег? — спросил Джеймс.

— О да! Это же шедевр. Пятьдесят миллионов. Или сто. Картину так и не нашли.

Джеймс тяжело вздохнул — Марвин не совсем понял, то ли о пропавших деньгах, то ли о пропавшей картине.

— А их находят хоть иногда? Картины, я имею в виду.

— Редко, но случается. Ты даже не представляешь, какая это радость! — Кристина положила руку мальчику на плечо. — Когда нашелся «Крик» Эдварда Мунка, музей был открыт всю ночь и посетителям подавали шампанское. Все причастные к миру искусства были вне себя от радости. А еще то странное ограбление в Манчестере — помнишь, Денни? Пару лет тому назад, где-то в Англии, нашли картонный футляр, а в нем несколько свернутых холстов Ван Гога, Пикассо и Гогена. Пропавшие картины обнаружились позади общественного туалета на той же улице, где и галерея, откуда их похитили всего за два дня до этого.

— А вора поймали? — спросил Карл.

Денни покачал головой.

— Насколько я слышал, нет. Зато он оставил записку: поздравил галерею с отличной охраной. Как видите, опять не обычное преступление и не обычные преступники.

— Ну, встречаются и обычные, — возразила Кристина. — Вспомните Национальный музей Швеции — как туда вломились трое вооруженных бандитов и украли двух Ренуаров и автопортрет Рембрандта.

— Правда, так и было, — подтвердил Денни. — Они сбежали с места преступления на быстроходном катере. А картины потом удалось вернуть благодаря одному датскому полицейскому, который выдал себя за покупателя.

— Неужели? — удивился Карл. — И все картины нашлись?

— Да, — задумчиво сказала Кристина. — Все нашлись.

В комнате повисло молчание. У Марвина кружилась голова. Трудно вообразить, что в пыльных тихих музеях творятся такие хитроумные преступления. Еще труднее поверить, что рисунок или картина могут стоить миллионы долларов.

— А какое все это имеет отношение к рисунку Дюрера? — спросил наконец Карл.

— На самом деле рисунков четыре, — объяснила Кристина. — По одному на каждую главную добродетель: Мужество, Справедливость, Благоразумие и Умеренность. Беллини нарисовал только Мужество. А Дюрер — все четыре. Рисунки маленькие, но невероятно подробные.

— А что это такое… «благоразумие»? — спросил Джеймс.

— Осторожность, — ответил ему отец. — Благоразумный человек всегда думает о последствиях.

Похоже на Джеймса, подумал Марвин. Вот кто всегда осторожен.

— А умеренность — это сдержанность, — объяснила Кристина. — Хорошего — понемножку.

Марвин закатил глаза, хотя никто его не видел. Взрослых не поймешь! Хорошего много не бывает.

— Понятно, рисунков Дюрера четыре, — напомнил Карл. — И дальше что?

— Ну… их украли. Три рисунка. «Благоразумие» и «Умеренность» два года назад пропали из небольшого музея в Баден-Бадене, это в Германии. Вор снял рисунки со стены и прямо в рамках засунул под пиджак.

Такие маленькие рисунки спрятать нетрудно, подумал Марвин.

— «Справедливость»… — Кристина запнулась.

Марвин заметил, что Денни как-то странно смотрит на девушку — одновременно сочувственно и огорченно. Кристина молчала, и Денни продолжил сам:

— «Справедливость» украли в прошлом году. Метрополитен только что приобрел рисунок у лондонского арт-дилера, как раз по настоятельному совету Кристины. Большая удача для музея — рисунки старых мастеров вскоре после этого стали гвоздем сезона, они подскочили в цене до сотен тысяч долларов. Конечно, я хотел купить «Справедливость» для Гетти, — он улыбнулся Джеймсу. — В пару к «Мужеству». У нас в Калифорнии отличная коллекция европейского рисунка, а я питаю слабость к Дюреру. В частности, к «Добродетелям».

— Рисунок немного пострадал от воды и находился в реставрационном отделе, — продолжила Кристина. — В марте туда вломились грабители, но пропал только Дюрер.

— Ужасно! — подхватил Денни. — Я как раз был в Нью-Йорке на конференции, это ограбление начисто испортило нам уикенд. Все были потрясены.

— Я читал об этом, — вспомнил Карл. — Но почему именно этот рисунок? На реставрации были, наверно, и другие ценные работы?

Денни с Кристиной грустно переглянулись.

— Потому что Дюрер! — вздохнул Денни.

— Да, Дюрер, — согласилась Кристина. — Вы правы, там хранились и другие ценные картины. Но, видно, это не был обычный вор, и деньги тут ни при чем. Как и в случае кражи двух других «Добродетелей» — «Благоразумия» и «Умеренности». Дело в самом Дюрере.

Карл недоуменно поднял бровь.

Но Марвин понял сразу. Рисунки притягивали к себе, они были как живые. В них таились грусть и простота, которые близки каждому человеку.

Джеймс задумчиво рассматривал рисунок Марвина — с девушкой и львом.

— А зачем вам понадобилась копия именно этой картины? Она же у вас есть! Лучше уж сделать копию «Справедливости», раз она пропала?

— Сейчас объясню, Джеймс, — быстро, горячо заговорила Кристина. — Думаю, кто-то хочет собрать все эти рисунки. Кто бы это ни был, ему нужен полный набор. Все четыре «Добродетели». Не хватает только одной. Денни, я говорила с людьми из ФБР, из отдела по борьбе с кражами произведений искусства. Они считают, что это может сработать, и готовы помочь.

— Что может сработать? Ничего не понимаю! — Карл даже расстроился.

Джеймс сел на стул. Поле зрения сразу уменьшилось. Марвин выбрался из кармана и тихонько пополз вверх по молнии на куртке Джеймса, радуясь, что взрослым явно не до него.

Кристина глубоко вздохнула.

— Простите, — сказала она. — Понимаю, это слишком запутанно. Но операция почти готова! ФБР нас поддержит, у них есть секретный агент, связанный с торговлей крадеными картинами. Все, что нужно, — поддельный рисунок.


Шедевр

— Но зачем? — спросил Джеймс.

Кристина сжала руки. Ее лицо пылало.

— План такой: ты снова нарисуешь «Мужество», на подходящей бумаге, подходящими чернилами. Мы подменим настоящий рисунок твоей копией и инсценируем кражу. Понимаешь, рисунок должен быть хорош, но совсем не обязательно, чтобы он был идеальным. Все знают, что «Мужество» привезли на выставку. Известно, что это подлинник. Вор не станет заниматься экспертизой, только покупатель… А до покупателя рисунок не дойдет.

— Какой вор? — недоуменно спросил Карл. — Объясните же наконец. Вы собираетесь нанять вора, чтобы он украл «Мужество»?

— Подделку, а не подлинный рисунок. «Вор» будет работать на ФБР, — она помедлила. — Они поставят специальное устройство — микрочип, или, как они говорят, жучок, на копию «Мужества», и ФБР сможет отследить покупателя…

Жучок? Марвин ужасно удивился. Жучок поможет раскрыть преступление?

— А он приведет к другим украденным рисункам, — закончил Денни. — К «Справедливости». Хитро придумано!

Да уж, хитро, подумал Марвин. Кто заподозрит музей в организации кражи? Или в подделке собственной картины?

Карл покачал головой.

— А как рисунок попадет на черный рынок? Это нелегко. Разве у вас есть постоянные контакты в криминальном мире? Надеюсь, что нет.

— Нет, — признала Кристина. — Но вспомните, что Денни рассказывал о краже в Стокгольме. Картины нашли, потому что полицейскому удалось выдать себя за покупателя. Это один из самых эффективных способов вернуть краденые картины: офицеры полиции или агенты ФБР выдают себя за подпольных дилеров. Уверена, наша фальшивка попадет в хорошие руки. Точнее, в плохие.

— Снимаю перед тобой шляпу, Кристина, — заявил Денни. — Потрясающе придумано!

— Так вы хотите сделать вид, что воруете мой рисунок? — спросил Джеймс.

Кристина кивнула.

— А если вы ошибаетесь? — спросил Карл. — Вдруг за этим стоит не один человек? И «Добродетели» вовсе не находятся в одном месте?

— Что ж, может быть и так.

— А что будет с моим рисунком? — подал голос Джеймс.

Марвина прямо в дрожь бросило. Его рисунок… неужели он исчезнет в страшном мире фальшивых полицейских, пистолетов и пропавших картин стоимостью в миллион долларов?

Кристина нагнулась к Джеймсу и оказалась в опасной близости от Марвина. Жук едва успел спрятаться в складку ткани.

— Знаю, тут есть риск, — она ласково, внимательно смотрела на Джеймса.

Марвину очень нравилось, как она разговаривает с Джеймсом — будто его вопросы не менее важны, чем слова взрослых.

— ФБР не заботит, — продолжала Кристина, — выйдем ли мы в итоге на украденные рисунки Дюрера или другие пропавшие картины. Им важно арестовать участников подпольного рынка. Но это заботит меня. Если мы не найдем «Справедливость»… я ужасно огорчусь.

Карл все еще сомневался.

— Это может сработать, но придется ведь поставить в известность множество людей? Охрану в музее, полицию Нью-Йорка, газеты?

— Только не газеты, — вмешался Денни. — Газетчики пусть думают, что кража была настоящая.

— Верно, — согласилась Кристина. — Все должно выглядеть по-настоящему. Но я согласна с вами, Карл, кое-кому придется сообщить. Надо получить разрешение директора Метрополитена и заручиться поддержкой местной полиции. Вот почему важно, что ФБР на нашей стороне. А тебе, Денни, придется обговорить наш план в Гетти, ведь речь идет об одной из ваших картин. Дело в том…

Кристина не отрывала глаз от Джеймса.

— Эта мысль пришла мне в голову несколько месяцев назад, когда мы с Денни только планировали нынешнюю выставку. Но я и не надеялась найти подходящего художника, чтобы подделать «Мужество». Не верила, что такое вообще возможно… пока не увидела твой рисунок, Джеймс. И тут я поняла: «Вот кто сможет!» И ты смог!

Марвин страшно загордился и одновременно испугался. Джеймс покраснел и опустил глаза.

— Понятно, — произнес он чуть слышно. — Вы просите меня скопировать рисунок, чтобы его можно было украсть.

— Да, — согласилась Кристина. — Украсть подделку, чтобы найти подлинник. «Справедливость».

Шедевр

Садись, подвезу!

Карл, Джеймс и Марвин добрались домой только в семь часов. Миссис Помпадей получила правдоподобное, но без лишних подробностей, объяснение, почему Джеймсу необходимо еще раз на этой неделе посетить Метрополитен. Карл представил предстоящий визит как индивидуальную художественную консультацию куратора отдела графики. Он сыграл одновременно на ее стремлении к особому обслуживанию и на желании приблизиться к избранному кругу профессионалов, а заодно польстил ее материнским чувствам: еще бы, ее сына сочли особо одаренным! Было решено, что Карл зайдет за сыном в среду в четыре.

Наконец Джеймс очутился в безопасном убежище — в своей спальне. Тут Марвин понял: ему тоже пора возвращаться в лоно собственного семейства. Родители, наверно, с ума сходят от беспокойства. Он пропал на всю ночь — снова! — и на весь следующий день. А они даже не знают, что с ним. Марвин вылез из кармана и заторопился вниз по брючине. Джеймс пальцем преградил ему путь.

— Эй, я хочу тебе помочь. Не знаю, куда ты торопишься, но, наверно, надо пройти по коридору. Где ты живешь?


Шедевр

Марвин вздохнул. Вот было бы здорово — Джеймс подбросил бы его домой за пару минут, не придется полчаса, а то и больше, ползти через всю квартиру к кухне. Жаль только, они с другом никак не могут договориться.

Но вдруг Джеймс что-нибудь придумает? Стоит попробовать. По крайней мере, по коридору пройдем, решил Марвин. Он залез мальчику на сгиб пальца, и они направились к двери.

— Сперва убедимся, что путь свободен.

Джеймс открыл дверь и выглянул. Посмотрел налево, направо. Никого, только Уильям орет на кухне: «Е-е! Е-е!»

— Иду, Уильям, — отозвался Джеймс.

Почему Джеймс так терпелив с братом? И за волосы его таскают, и игрушки без конца поднимать приходится — а он даже ни капельки не сердится. Вот этого никто из жуков не мог понять.

— Все в порядке, мама готовит ужин. Джеймс нагнулся и опустил палец на пол, поближе к плинтусу.

— Здесь?

Марвин собрался было уползти, но тут Джеймсу пришла в голову новая мысль.

— Слушай, знаешь что? Ползи на кончик пальца, только когда я доберусь до нужного места. Тогда я смогу доставить тебя прямо домой!

Джеймс присел на корточки.

— У нас получится игра в горячо-холодно.

Марвин пришел в восторг. До чего же Джеймс умный! Он покрепче уселся на сгибе пальца. Мальчик двинулся по коридору, время от времени останавливаясь и наблюдая за реакцией Марвина. Жук держался крепко.

Джеймс заглянул в ванную, сунул нос в родительскую спальню. Только не сюда! — подумал Марвин. Он терпеть не мог мистера и миссис Помпадей и совершенно не желал их лишний раз видеть. И так тошно от их постоянных ссор и перебранок.

— Эй, — шепнул Джеймс. — Тебе понятно? А то ты что-то застрял на одном месте. Если я иду не туда, ползи к ладони, ладно?

Марвин тут же пополз в указанном направлении.

Джеймс даже рассмеялся от радости.

— Это ты, Джеймс? Что тебя рассмешило? — Миссис Помпадей выглянула из кухни.


Шедевр

Джеймс резко опустил руку. Марвину пришлось изо всех сил вцепиться в палец.

— Да так, ничего. Увидел кое-что смешное.

— Тут, в коридоре? — миссис Помпадей смотрела подозрительно. — Надеюсь, ты не над моей Апсарой смеешься?

Она подошла к столику в коридоре и взяла в руки деревянную статуэтку ручной работы, изображающую обнаженную индийскую танцовщицу.

— Я заметила, что твои друзья на дне рождения над ней смеялись, но ты, надеюсь, уже достаточно повзрослел. Женское тело прекрасно, Джеймс.

Джеймс поежился.

— Я не над ней, мамочка.

— Вот и хорошо. Ты у нас теперь художник! Должен ценить искусство других народов… Даже дурацкие эскимосские резные фигурки, с которыми твой отец вечно носится. Знаешь, я как подумаю, что твои прелестные рисунки могут появиться в каком-нибудь салоне, — просто мурашки по коже.

Она нагнулась и поцеловала Джеймса в макушку.

Джеймс смутился и спрятал руку за спину, прикрывая жука.

— Скоро ужин? — ему хотелось поскорее сменить тему.

— Минут через двадцать.

Миссис Помпадей вернулась на кухню, а Джеймс побрел в гостиную.

— Почти все комнаты обошли, малыш. Может, тут?

Он остановился прямо посреди восточного ковра. Марвин замер у него на пальце.

— Видел папину картину? С лошадью? — спросил Джеймс чуть слышно. — Правда, здорово?

Он подошел поближе, встал коленками на диван, чтобы было лучше видно. Марвин тоже подался вперед, балансируя на задних ножках. Прекрасная, сильная картина. Бьющий в глаза сочный синий цвет. Конечно, так сразу не догадаешься, что на картине лошадь, но когда знаешь, что это именно лошадь — ничего другого уже не увидишь.

Джеймс посмотрел вниз, на Марвина.

— Думаешь, я когда-нибудь смогу написать такую картину? Наверно, нет. — Мальчик тяжело вздохнул. — Я даже рисовать не умею. Это ты у нас художник.

Марвин сочувственно смотрел на друга.

— Зато без моих чернил ничего бы не вышло! — Джеймс внезапно развеселился. — Значит, тебе тоже необходима моя помощь. А красками бы у тебя получилось? Вряд ли. Такую громадную картину тебе точно не написать. Это же займет годы! Давай лучше держаться малого размера.

Оказывается, с Джеймсом можно вести разговор, не говоря ни слова. У жуков тоже так бывает: один все время говорит, другой молчит… Но Джеймс, похоже, и слушать умеет — говорит то за себя, то за Марвина. Будто мысли читает.

— Так, теперь в столовую. — Джеймс медленно прошел через арку. Марвин не шелохнулся. — Вряд ли ты живешь у Уильяма в детской. Знаешь, Уильям однажды проглотил божью коровку. Не веришь? Подобрал с пола и сунул прямо в рот. Мама чуть с ума не сошла.

Марвин пришел в ужас, а Джеймс продолжал, как ни в чем не бывало:

— Ладно, пошли на кухню, но осторожно — все уже, наверно, там.

Как только они повернули к кухне, Марвин перелез обратно на сгиб пальца.

— Ага, теплее! — ухмыльнулся Джеймс и на цыпочках вошел в кухню.

Миссис Помпадей хлопотала у плиты, помешивая что-то металлической ложкой. Марвин дополз до самого кончика пальца. Джеймс торопливо нагнулся и опустил его на плиточный пол недалеко от мойки.

Спасибо, отлично доехали — просто и быстро! Довольный Марвин юркнул в темноту.

— Джеймс! Как ты меня напугал! — воскликнула миссис Помпадей. — Я чуть не упала. Зачем ты сел на пол?

— Да вот, шнурок развязался, — пробормотал Джеймс.

Марвин уже исчез под раковиной.

Шедевр

Слишком опасно

Мама немедленно ударилась в слезы.

— Марвин, милый, где ты был?

— Прости, пожалуйста!

Но Мама уже обхватила его сразу четырьмя лапками и чуть не задушила в объятиях. Папа спешил следом.

— Мы с ума сходили от беспокойства. Почему ты не вернулся ночевать? Зря я позволил тебе вчера задержаться, Мама меня чуть не убила.

— Мы были в музее.

— В каком еще музее? — удивилась Мама. — Ты выходил на улицу? Марвин, какое тебе дело до людей? Это слишком опасно! Ты хотел помочь Джеймсу, но нельзя же рисковать собственной жизнью! Папа и дядя Альберт сто раз искали тебя в комнате Джеймса. Мы понятия не имели, куда ты делся.

— Простите! — повторил Марвин. Он рассказал родителям все: как они отправились в музей, как Кристина сбила его на пол и как ему пришлось ночевать у нее в кабинете.

— Ужас какой! — воскликнула Мама. — Скажи спасибо, что жив остался! Что ты там делал, в этом кабинете?

Марвин тяжело вздохнул. Так много всего случилось со вчерашнего дня. Как им объяснить?

— Я есть хочу, — сказал он. — Давайте поговорим после ужина.

— Конечно, конечно! — кивнула Мама. — Ты наверняка с голоду умираешь. Садись, поешь. У тебя был трудный день.

Три жука расположились вокруг кухонного стола — на самом деле это был прямоугольный розовый ластик. Мама уставила стол фольговыми тарелочками со всякими вкусностями. Тут были и мелкие соцветия брокколи, только что сваренные миссис Помпадей на ужин, и два кубика сыра чеддер, которые Уильям уронил за обедом, и хрустящая куриная кожица, и кусочек лимонной корки, и ломтик жареного картофеля, и мятная конфетка с дырочкой на десерт.


Шедевр

Марвин проглотил все до крошки, да еще ухитрился с набитым ртом рассказать родителям о Дюрере и о пропавших «Добродетелях». И о том, как он копировал «Мужество». И о «музейной краже», которую задумала Кристина.

Изумленные родители, забыв про еду, слушали сына.

— Поразительно! — покачал головой Папа, когда Марвин закончил рассказ. — Музейные сотрудники сами крадут у себя рисунок, надо же!

— Не настоящий рисунок, — снова объяснил Марвин, — а мою копию.

— Уверена, у тебя получился прекрасный рисунок, — ласково улыбнулась Мама. — Хотела бы я на него посмотреть. Но человечья жизнь такая сложная. Зачем красть то, что не сможешь ни продать, ни даже повесить у себя дома?


Шедевр

Марвин задумался. Все-таки он мог понять этих воров.

— Просто чтобы иметь эту картину. Потому что она такая красивая… и можно любоваться, когда захочешь.

— По-моему, это совершенно бессмысленно! — вздохнула Мама. — И к тому же дурно.

— Сами себе создают проблемы, — согласился Папа.

— Как я рада, что ты наконец дома! Выбрось всю эту историю из головы.

— Я не могу, Мама.

— Что значит «не могу»?

— Кристине Балкони, той женщине из музея, нужен Джеймс, чтобы нарисовать копию «Мужества». По-настоящему хорошую копию… А это значит, что Джеймсу нужен я.

— Еще один рисунок? Ни в коем случае! — решительно покачала головой Мама. — Нет, милый, нет! Это слишком опасно.

— Мама права, — сказал Папа. — Нам с самого начала не нравилась вся эта история. Вспомни, мы и от первого рисунка хотели избавиться. А теперь во что ты ввязываешься? Это страшный риск для всех нас.

— Но…

— Марвин, я знаю, тебе хочется помочь Джеймсу, — мягко сказала Мама. — Ты сделал все, что мог. Пусть дальше сами справляются.

— Ну что ты, Мама, — возразил Марвин. — Ты просто не понимаешь. Джеймс не умеет рисовать. Он рассчитывает на меня.

Мама крепко взяла Марвина за лапку и повела в спальню.

— Я понимаю одно — эта история слишком затянулась. Сплошной обман, хоть и хитро придуманный. Для благой цели или нет, все равно это неправильно. Не зря же говорят: «Лишь слово лживое скажи — завязнешь в паутине лжи»[2].

У Марвина глаза на лоб полезли.

— Мама, «паутина» — это же про пауков!

— Ничего, про жуков так тоже можно сказать… Ты помогаешь Джеймсу обманывать. Дважды не ночевал дома, тебя могли ранить, даже убить. Хватит, милый! Пора спать. У тебя был трудный день.

— Но, Мама…

— Спокойной ночи, малыш, сладких снов. — Мама поудобнее устроила его на ватном шарике, поцеловала в жесткую спинку и ушла.

Марвин никак не мог заснуть. Лежал на боку и смотрел в стену. Сегодня понедельник. Джеймс должен идти в музей в среду после школы. Марвин представил себе, как мальчик томится перед чистым листом бумаги и не знает, что делать. Разве можно его подвести? Что такое дружба? Готовность помочь в трудную минуту. Беда друга — твоя беда.

Марвин вздохнул. Если ничего не придумается к среде, Джеймс пропал.

Шедевр

Зимний сад на балконе

Утром Марвин заспался — очень уж устал за последние дни. А когда проснулся, увидел возле постели Маму.

— Мы с Папой решили сводить тебя на прогулку — проветришься, выбросишь вчерашнее из головы. Эдит, Альберт и Элен идут с нами. Устроим пикник на балконе, мы давненько там не были. Это тебя подбодрит. Уборщицы приходят в девять, так что поторапливайся.

У Помпадеев был зимний сад — застекленный балкон, уставленный цветущими растениями, — единственная возможность для жуков выбраться на природу. А это всегда приятно, особенно зимой. Экзотическая зелень и сладкий аромат цветов позволяют на время забыть о холоде и темноте за окнами квартиры. Для однодневной экскурсии далековато, но по вторникам две девушки приходят убираться, и жуки научились подъезжать до балкона, прицепившись к днищу пылесоса. Уборка всегда начинается с кухни, а потом — сразу балкон, потому что пол и там и там плиточный, для него нужна специальная насадка.

В обычное время перспектива провести день в зимнем саду привела бы Марвина в восторг, ведь для жучиной молодежи балкон — настоящий парк развлечений. Но сегодня это только отвлекало от более важных дел.

— Ладно, — угрюмо буркнул Марвин, по-прежнему занятый мыслями о Джеймсе и рисовании.

— Марвин, пожалуйста, развеселись. Будет здорово! Ешь скорее, сегодня на завтрак бекон. Джеймс, должно быть, промахнулся мимо мусорного ведра, очищая тарелку. Смотри… вот и Элен.

Мама вернулась на кухню, а Марвин скатился с кровати, протер глаза и заметил в дверях любопытную кузину.

— Марвин! Не могу поверить! Ты был в музее? Почему без меня? Потрясающе! Страшно небось? Жу-у-утко страшно! Эта тетка тебя стукнула, да? Хорошо еще, что не раздавила. А если бы она приняла тебя за комара? Бах — и ты покойник!

— Знаю я.

— Жаль, меня там не было! Хочется мир повидать! Так и проторчишь всю жизнь на одном месте. Надое-е-ело!

Марвин ее понимал. Безопасность, конечно, хорошая штука. Но скучная. Вечно пропускаешь самое интересное. Небольшой риск не помешает, внесет в жизнь разнообразие. Только небольшой, подумал Марвин.

Он торопливо проглотил завтрак. И все семейство жуков — Марвин, Элен, тетя Эдит, дядя Альберт, Мама и Папа — выползли из-под мойки и отправились к посудомоечной машине. Там они обычно дожидались попутного пылесоса. Притаившись, они наблюдали, как уборщицы заканчивают пылесосить кухонный пол. Пока две девушки собирали чистящие средства, шесть жуков рванули к пылесосу, вскарабкались на пыльное колесико и юркнули в укрытие — под тяжелый металлический корпус. Папа и дядя Альберт с трудом тащили битком набитую корзинку для пикника — кончик пальца желтой резиновой перчатки, перевязанный обрывком бечевки.


Шедевр

Одна из уборщиц подтолкнула пылесос, он легко покатился по кухонному полу, потом по коридору и по ковру в гостиной. Девушка остановилась, чтобы открыть стеклянные двери на балкон, перетащила пылесос через порог и брякнула на пол. Это был самый сложный этап путешествия — всегда кто-нибудь падал. На этот раз чуть не свалилась Мама, она на мгновение ослабила хватку, чтобы затянуть бечевку на корзинке для пикника. Хорошо, что Папа успел ухватить ее за край надкрыльев.

— Держись крепче, дорогая, — крикнул он.

Наконец жуки очутились на балконе и, спрыгнув на пол, притаились под пылесосом. Теперь надо дождаться, когда уборщицы отвлекутся, — и дёру. Главная проблема — чтобы не заметили корзинку. Она, конечно, по человечьим стандартам маленькая, зато ярко-желтая, привлекает внимание. Мама и тетя Эдит повели всю компанию вверх по ножке жардиньерки — шаткого сооружения из нескольких полочек с цветущими растениями на витой кованой подставке.

Элен тут же заторопилась куда-то и потянула Марвина за собой.

— Мы на разведку, — объявила она.

— Встретимся возле грядки с пряными травами, — крикнула им вслед Мама. — Около двенадцати. Не опаздывайте, будет салат из майорана.

— Ладно, Мамочка!

Марвин и Элен нырнули под кустик лаванды. Для них балкон был полон аттракционов. Элен любила начинать с ящика с геранью. Здесь миссис Помпадей всегда оставляла садовый совок. Обычно совок прислоняли к стенке ящика как раз под нужным углом — съезжай, как с горки. Жуки вскарабкались по стенке, перебрались на деревянную рукоятку и осторожно спустились к металлической части.

— Ты первый! — объявила Элен.


Шедевр

Она всегда предпочитала подстраховаться. Как знать: вдруг на нижнем конце совка ее ждут неприятные сюрпризы? Однажды совок воткнули прямо в куст герани. Элен этого не заметила, со свистом слетела с горки, ударилась головой о твердый стебель и чуть сознание не потеряла.

Марвин приготовился. Теперь он держался за край совка только двумя задними лапками.

— Я пошел! — крикнул Марвин и стрелой полетел вниз.

— Уууууууух!

Оранжевые цветы и зеленые листья герани слились в неясное пятно.

— Ноги подожми! — кричала вслед Элен. — Быстрее будет!


Шедевр

Перед самой землей Марвин оттолкнулся ножками от совка, взлетел в воздух и приземлился прямо на цветок герани.

— Потрясающе! — восхищенно вопила Элен. — Моя очередь! Смотри!

Она плюхнулась на спину и полетела с горки вниз, радостно болтая ножками в воздухе. Даже быстрее, чем я, подумал Марвин, только сейчас врежется в землю — а как же иначе, когда едешь на спине? Так и вышло.

— Здорово съехала! — одобрил Марвин.

— Давай паровозиком, — предложила Элен.

Они снова забрались на рукоятку совка и сцепились лапками — задние лапки Марвина и передние лапки Элен. Так получилось еще быстрее — двойной вес тянул вниз.


Шедевр

Они долго катались с горки, изобретая все новые и новые способы: двухэтажный автобус (один на другом), волчок (рядом, сцепившись всеми шестью лапками), двойной пузошлеп (держа друг друга за передние лапки, подпрыгнуть и шлепнуться на живот). Наконец они в изнеможении свалились на мягкую землю.

— Скоро обед? — поинтересовалась Элен. — Умираю с голоду.

— И я, — отозвался Марвин. — Надо взглянуть на часы.

Большие сине-зеленые часы, украшенные керамическими вьюнками, висели в простенке между окнами. Фигурные стрелки делили циферблат ровно пополам. Путем долгих наблюдений за кухонными часами жуки научились определять время — чтобы знать, когда Помпадей сядут за стол. Марвин не различал цифры, зато твердо знал: в полдень обе стрелки торчат прямо вверх.

— Придется немножко подождать?

— Чем займемся? А, знаю! Давай поглядим, проснулась ли черепаха.

Вообще-то Элен прекрасно знала, что к аквариуму с черепахой подходить не разрешается. И Мама и тетя Эдит считали, что это слишком опасно.

Марвин задумался. Что тут плохого? Они же будут с другой стороны стекла, а черепаха такая ленивая, ничего вокруг не замечает и жуков тем более не заметит.

— Ладно, пошли.

— Правда? — Элен страшно обрадовалась. — Вот уж не ждала. Ты стал гораздо храбрее.

Она одобрительно хлопнула Марвина по спинке, торопливо выбралась из ящика с геранью, проползла по железной полочке и спустилась на пол по одной из ножек жардиньерки. Марвин за ней, предварительно оглянувшись по сторонам — убедиться, что уборщицы ушли. Обычно они недолго возились на балконе и всегда оставляли стеклянные двери открытыми, чтобы проветрить в комнате. Миссис Помпадей закроет двери только вечером — к тому времени жуки давно уже будут дома. Изредка жуки выбирались на балкон с ночевкой, тогда взрослые внимательно следили за человечьими передвижениями. Не хватало только, говорил Папа, чтобы Помпадей обнаружили жуков у себя на балконе. Решат еще провести полную дезинфекцию — и загубят прекрасное место для отдыха.

— Путь свободен, — объявил Марвин.

— Держись с той стороны от стола, чтобы родители не заметили.

Марвин пополз первым. Аквариум возвышался посреди большого деревянного стола в окружении горшочков с фиалками и орхидеями. Марвин вскарабкался по оштукатуренной стене до края стола и по гладкой столешнице добрался до стеклянного угла. Аквариум наполовину заполнен грязно-зеленой водой, возле стенки — плоский каменный островок, на нем пластмассовая миска с кормом. Сюда черепаха выползает погреться на солнышке, когда ей надоедает плавать. Кажется, она вообще редко плавает. Вот и сейчас она невозмутимо устроилась на краю островка, поближе к миске с едой.

— Бездельничает, как обычно, — заметил Марвин.

— Вот старая дура! — Элен поднялась на пару дюймов вверх по стеклянной стенке аквариума. — Интересно, она нас видит?

— Прекрати, — забеспокоился Марвин. — Не стоит этого делать.

— Да ладно, что тут такого? Я же снаружи.

— Нам вообще не разрешают сюда ходить.

Марвин опасливо оглянулся. Увидят взрослые, поднимут шум.

— Идешь? — нетерпеливо спросила Элен.

Марвин неохотно пополз за ней. Стекло оказалось холодным и скользким.

Элен размахивала лапками, пытаясь привлечь внимание черепахи.

— Йо-хо-хо! Я здесь, тупица! Разуй глаза!

Черепаха не реагировала.

— Слепая она, что ли?

Элен решительно двинулась к верхнему краю аквариума.

— Не смей! Свалишься! — крикнул Марвин.

— А вот и нет! А если и свалюсь, эта старая ленивая дура и внимания не обратит.

Марвин поднялся чуточку выше. Вдруг — плюх! Он так и не понял, что это было. Аквариум тряхнуло, и Марвин свалился на стол.

Вот хитрюга, подумал Марвин. Все-таки заметила. Бросилась, не понимая, что он по другую сторону стекла, и теперь мечется вдоль стенки аквариума, мотает взад и вперед гладкой кожистой головой.

— Ты видела?

Элен не отвечала. Марвин вернулся на стеклянную стенку и осмотрелся. Где же Элен?

— Элен! — закричал Марвин.

Может, черепаха сбросила и ее? Марвин еще немного поднялся по стенке аквариума и обернулся. Оглядел круглые пушистые листья фиалок, бледные соцветия орхидей.


Шедевр

— Элен, где ты?

Ответа нет. Марвин совсем потерял голову. Он вскарабкался повыше для лучшего обзора и снова позвал:

— Элен!

И тут он ее увидел. Элен неподвижно лежала кверху брюшком на поверхности воды, а черепаха то ныряла, то всплывала поблизости.

Шедевр

Кто кого?

Она свалилась в аквариум, когда черепаха атаковала стекло.

— Элен, не шевелись! — крикнул Марвин. — Ни звука! Она тебя не заметит. Я иду!

Хорошо еще, что Элен опрокинулась на спину. Она совсем не умеет плавать. На спине, по крайней мере, можно держаться на воде… Но ведь она совершенно беспомощна. Черепаха лихо ныряет и непременно ее заметит, это просто вопрос времени.

Не сводя глаз с кузины, Марвин помчался вокруг аквариума. Он вскарабкался на заднюю стенку, осторожно перелез через край и начал спускаться по внутренней стороне стекла. Пока черепаха его не видит, но надо незаметно проделать и весь оставшийся путь.


Шедевр

Элен широко раскрыла глаза от страха. Черепаха плавает и ныряет уже совсем близко от нее. Длинная блестящая шея мотается взад-вперед, как у морского чудовища.

Марвин дождался, пока черепаха отвернется, и быстро-быстро пробежал по влажному скользкому стеклу. Черепаха повернула голову в его сторону, и Марвин застыл на месте. Элен сносит к плоскому камню, черепаха нацелилась туда же, мощные ноги так и вспенивают воду.

Что же делать? Легче всего перебраться на камень и вытащить Элен, когда ее прибьет к островку. Но нет времени. Черепаха плывет прямо к ней.

— Элен! Держись крепко, когда я схвачу тебя за лапку.

Набрав воздуху, Марвин бросился со стены прямо в мутно-зеленую воду. Он глубоко нырнул, открыл глаза и увидел над собой массивное черепашье брюхо. Лапы молотят по воде, Элен завертело в бешеном водовороте и несет прямо к черепахе.

Марвин кидается к вертящейся черной спинке, вслепую цепляется за одну из лапок и утаскивает Элен на глубину. Он скорее чувствует, чем видит, как щелкают челюсти черепахи.


Шедевр

Вниз, вниз, вниз сквозь темную воду. Марвин плывет зигзагами, увертываясь от черепахи, плывет изо всех сил, но с ним нет арахисового поплавка, а на задней лапке висит Элен — особо быстро не получается. Он поминутно оглядывается, черепаха все ближе, круглые блестящие глаза смотрят прямо на жуков.

Они все-таки добрались до островка! Марвин подсаживает Элен, переводит дух и снова в воду, надеясь, что черепаха бросится за ним. Вместе не убежать, черепаха успеет до них добраться.

К счастью, черепаха устремляется следом за Марвином. Он плывет на другой конец аквариума, добирается до угла, высовывает из воды передние лапки и отчаянно пытается залезть на стекло.

Слишком скользко! Черепаха нависает над ним, челюсти щелкают.

— Марвин! — кричит Элен.

Марвин ныряет, увертывается от разинутого рта черепахи и всеми шестью лапками вцепляется ей в шею. Черепаха вертит головой, корчится, мечется во все стороны. Марвин держится крепко. Наконец черепаха погружается в воду и плывет обратно к камню.

— Марвин! — снова кричит Элен. — Прыгай!

Марвин больше не может сдерживать дыхание. Островок уже близко. Марвин отпускает мускулистую шею черепахи. Сквозь воду Элен кажется неясным пятном. Мне уже не вынырнуть! Но тут Элен хватает его за лапку и тянет вверх, вверх, вверх, на воздух.

— Скорее!

Они бегут к скользкой стенке аквариума. Черепаха с плеском вылезает из воды и пытается их догнать.

— Не оборачивайся! — предупреждает Марвин и тащит Элен за собой. Они из последних сил карабкаются по стеклу.

Минутой позже они добираются до верхнего края аквариума, тут черепахе их не достать. Переваливаются через край — и наполовину съезжают, наполовину падают вниз. Наконец-то в безопасности!

— Ох! Мы были на волосок от смерти! — заявила Элен, как только они плюхнулись на стол. — По-моему я спасла тебе жизнь.

— Ты — мне?!

— Ну, когда вытащила тебя на камень.

— А кто, интересно, упал в аквариум?

— Жутко было, правда? Кто бы мог подумать, что старая карга окажется такой прыткой? В следующий раз будем осторожнее.

— Какой еще следующий раз?

— Да ладно, не бери в голову! Пошли лучше обедать.


Шедевр

Они пересекли стол и перебрались на окно. Там в длинном ящике нежились на солнце пряные травы. Марвин вдохнул аромат мяты и тут заметил Маму. Она открыла желтую корзинку для пикника и раскладывала припасы на листике базилика. Марвин и Элен пробрались к родителям через колышущиеся стебли укропа и майорана.

— А, вот и вы! — обрадовалась Мама. — Я уже начинала волноваться.

— Я ей говорил, — улыбнулся дядя Альберт. — Что может случиться здесь, среди цветов? Людей-то вокруг нет.

Марвин и Элен скромно переглянулись.

— Простите, что опоздали, — сказал Марвин.

— Кругом столько интересного, мы забыли о времени, — добавила Элен.

— Ничего страшного, — ответила Мама. — Мы ведь затем сюда и пришли — чтобы вы хорошенько отдохнули. Особенно ты, Марвин.

Марвин украдкой скорчил кузине гримасу, но она только плечами пожала.

— Умираю от голода, — объявил Папа. — Давайте есть!

Компания из шести жуков расположилась вокруг богатого стола под сенью благоухающих трав, и полуденный пир начался. Чего здесь только не было: кусочки сушки, черника, дынные семечки, крошки кекса, чуть-чуть темного шоколада. И главное — салат из свежего майорана.

Шедевр

Тебя это не касается

Два дня Марвин только и делал, что беспокоился о среде. Мама с Папой высказались ясно: больше никакого Метрополитена и никакого рисования.

— Тебя это не касается, — заявил Папа. — Джеймс умный мальчик, он что-нибудь придумает.

— Понимаю, ты волнуешься, — сочувственно добавила Мама. — Но так рисковать нельзя. Это погубит нас всех.

Марвин промолчал, но в душе у него все кипело. Оставалось только надеяться, что к среде, к четырем часам, ему в голову придет какая-нибудь гениальная идея.

К трем никаких идей еще не было. К тому же он с понедельника не видел Джеймса.


Шедевр

— Схожу, пожалуй, навещу Джеймса, — заявил Марвин родителям. — Не смогу помочь, так хоть посмотрю, как дело обернется.

Мама с Папой переглянулись.

— Не нравится мне это, — сказал Папа. — Тебе будет только тяжелее.

— А о Джеймсе вы подумали? Он же меня ждет, он будет волноваться.

Мама покачала головой.

— Марвин, милый, и как ты собираешься с ним объясняться? Папа прав, Джеймс сам что-нибудь придумает.

— Мама! — Марвин чуть не плакал.

Сейчас он мог думать только о Джеймсе.

Мальчик собирается в музей, волнуется, ждет, что к четырем часам Марвин будет рядом.

— Мама, прошу тебя, я не могу просто исчезнуть.

Мама только вздохнула.

— Мы же друзья!

Целую минуту Мама молча смотрела на сына. И наконец решилась.

— Ладно, пойдем вместе.

Втроем Папа, Мама и Марвин выбрались из-под мойки и поползли вдоль плинтуса. В проеме двери в детских прыгунках висел Уильям, раскачивался из стороны в сторону и молотил ногами по полу.

— Осторожнее! — предупредила Мама, когда они оказались в опасной близости от его толстеньких брыкающихся ножек.

— Ай-яй-яй! — верещал Уильям.

Ниточка слюны свисала у него с подбородка.

Жуки заторопились дальше по коридору. Из гостиной послышался раздраженный голос миссис Помпадей:

— Конечно, он еще не готов. Еще рано. Мы же договаривались на четыре.

И взволнованный голос Джеймса из спальни:

— Уже иду, папа! Еще минуточку.

Марвин взглянул на Маму. Карл уже здесь? Бедный Джеймс!

— Ничего страшного, — смиренно ответил Карл. — Я не собирался мешать. Просто я освободился и подумал — чем раньше мы придем в Метрополитен, тем больше времени у нас будет.

— А зачем вам больше времени? Занятие назначено на четыре тридцать, ты же сам сказал.

— Конечно, конечно. Неважно. Пойдем, когда соберешься, сынок.

Жуки проползли под закрытой дверью в комнату Джеймса и спрятались под густой бахромой ковра. Мальчик сидел за столом, уронив голову на руки, и бормотал себе под нос:

— Где же ты? Где ты, малыш? Я так давно тебя не видел. Что мне делать, если ты не придешь?

Его плечи тряслись. Марвин в ужасе смотрел на Маму.

— Он плачет!

— Конечно, мальчик расстроен. Но вот увидишь, он сумеет взять себя в руки.

— Джеймс? Как ты? Готов? — позвал из гостиной Карл.

Джеймс обернулся и яростно вытер нос рукой. Глаза мокрые, щеки пылают.

— Иду, папа… сейчас.

Мальчик медленно поднялся, снял куртку с ручки шкафа.

— Ничего не понимаю, — он закусил губу. — Почему ты не вернулся?

— Мама! — закричал Марвин. — Он не справится один!


Шедевр

Мама строго покачала головой.

— Мы это уже обсуждали.

— Джеймс мой друг!

— Милый, он человек! Как можно дружить с человеком? Вы из разных миров. Даже разговаривать не можете.

— Еще как можем! Мы разговариваем, хотя и без слов… по-другому. Кроме того, разговоры — не главное.

Марвин тоже чуть не плакал. Как Мама не понимает? О самом важном не обязательно говорить вслух.

Джеймс надел куртку, в последний раз безнадежно окинул взглядом комнату и прошептал:

— Я знаю, ты бы пришел, если бы смог. Надеюсь, с тобой ничего не случилось.

— Мама, — взмолился Марвин, — ты только посмотри на него!

Джеймс собрал набор для рисования, повертел в руках футляр — Марвин успел разглядеть три золотые буквы на крышке.

— Я совсем не умею рисовать, не то что ты. Одному мне не справиться.

На Джеймса было больно смотреть — бледное встревоженное лицо, поникшие плечи.

Марвин представил себе, как Джеймс одиноко сидит у Кристины в кабинете, перед ним чистый лист бумаги и прекрасная миниатюра Дюрера. Вспомнил ужасный день рождения в субботу — шумных равнодушных мальчишек, брюзжащую миссис Помпадей. И за что она вечно сердится на сына?

Нельзя быть слишком скромным! Таким, как Джеймс, трудно в жизни, решил Марвин. Их оттирают, ими командуют, ими пренебрегают, а пробиться, настоять на своем у них не получается.

Наконец-то Джеймс оказался в центре внимания! И что, теперь все потеряно?

Нет, ты не одинок, думал Марвин. У тебя есть я!

Он решительно обернулся к Маме.

— Мама, я ему нужен. Я не могу подвести друга. Вы с Папой сами учили меня быть верным другом.

— Но, милый…

— Настоящий друг никогда не подведет. Ни в чем.

Джеймс расправил плечи и шагнул к дверям.

— Я иду с ним, Мама. Я должен. Он без меня пропадет.

Мама пыталась возразить, но Марвин уже выбрался из-под бахромы, бросился к двери и заполз на латунную дверную ручку. Тут его нельзя не заметить.

— Марвин! — донеслось ему вслед.

Джеймс застыл на месте.

— Эй! ТЫ ТУТ!

Дверь рывком распахнулась.

— Ради всего святого, Джеймс, с кем ты разговариваешь? — осведомилась миссис Помпадей.

Но Джеймс уже взялся за ручку двери, Марвин переполз ему на палец, а оттуда — в рукав куртки.

— Ни с кем, сам с собой, — пробормотал Джеймс.

— Прекрати сейчас же, это дурная привычка, я тебе уже говорила!

В комнату заглянул Карл.

— Пойдем, сынок? Набор для рисования захватил?

— Да, папа, я готов.

— Будь осторожен! — услышал Марвин издалека голос собственной Мамы.

Марвин высунулся из-под трикотажной манжеты и помахал Маме на прощанье. А Джеймс довольно улыбался. Он улыбался, выходя из квартиры, спускаясь на лифте и даже на улице, хотя день был серый и промозглый.

Шедевр

Искусство подделки

Когда они появились на пороге кабинета, Кристина явно обрадовалась.

— Вот и вы! Я весь день только о тебе и думаю, — она расплылась в улыбке. — Как же мне с тобой повезло, Джеймс! Даже не верится.

Джеймс, застенчиво улыбаясь, уставился на свои кроссовки.

— Прости, — рассмеялась Кристина. — Не хотела тебя смущать. Я и с племяшками моими всегда так.

— Это они? — Карл рассматривал фотографию на письменном столе.

— Да. Это дочки моей сестры, Кейти и Элинор.

Было видно, что Кристина просто без ума от племянниц.

Марвин решил забраться повыше, на воротник куртки, ему хотелось снова посмотреть на фотографию. Какое у Кристины умиротворенное лицо, как нежно она обнимает девочек. На снимке Кристина совсем другая — спокойная, без всякой настороженности. Однажды, вспомнил Марвин, Карл объяснял Джеймсу: люди обычно плохо представляют себе, как они на самом деле выглядят. Отражение в зеркале не очень помогает. Карл сказал, когда смотришься в зеркало, привычное выражение лица волей-неволей меняется.

А если встречаешь незнакомых людей? Выражение лица тем более должно меняться, подумал Марвин. Может, ты похож на самого себя только рядом с теми, кого любишь? Но таким видишь себя нечасто, разве что на фотографии вроде этой.

— Младшая — прямо ваша копия, — Карл взял фотографию в руки.

— Заметно, да? — улыбнулась Кристина. — А Элинор вся в отца. Знаете, как иногда получается с родительскими генами — один ребенок похож на отца, а другой — вылитая мать. Я говорю сестре, что она меня избавила от многих проблем — теперь мне заводить детей уже незачем.


Шедевр

— Вообще-то, — заметил Карл, — с детьми не так уж много проблем.

— Да, конечно, я совсем не то хотела сказать. — Кристина взглянула на Джеймса и, неожиданно застеснявшись, отвернулась к столу.

— Вот посмотрите, что Денни принес. Это старинная бумага, на такой в шестнадцатом веке писали. В подделке что самое главное — чтобы все было правильного времени, чтобы бумага была не новая…

— Но вы сами говорили, точную копию делать необязательно, нам же не коллекционера убеждать, а обычного вора.

— Это так. Но все равно, рисунок Джеймса будет совсем как настоящий, ведь подделка не должна бросаться в глаза с первого взгляда.

Она осторожно разложила бумагу на столе, сдвинула верхний защитный слой папиросной бумаги. Желтоватые, слегка разлохматившиеся по краям листы кое-где выцвели, а кое-где, наоборот, потемнели. Еще бы, пятьсот лет, подумал Марвин.

— Изготовители подделок со всей серьезностью подходят к выбору исходного материала. Используют старинную бумагу из книг или рукописей нужной эпохи, подбирают оттенки чернил, которыми пользовались в те годы. «Старят» свои рисунки, мнут края, сажают грязные пятна. Ничто так не выдает подделку, как излишнее совершенство исполнения.

— Подлинное всегда несовершенно, — кивнул Карл.

— Именно, именно. И в мире искусства, как ни странно, ценность доказывается как раз изъянами.

Джеймс поглядел на разложенные листы.

— А мой рисовальный набор? Он же новый! Нам можно им пользоваться?

Нам, повторил про себя Марвин, потирая передние лапки. Он уже предвкушал удовольствие.

— Если бы рисунок попал к настоящим экспертам, то нет. И все же как ты ухитряешься своим пером выводить такие тоненькие линии? Прямо как у Дюрера.

— А чернила? — спросил Карл.

— Чернила нужны коричневые, как на настоящем рисунке. Я два дня искала подходящий оттенок. И нашла наконец — так что можно пробовать. Тебе, наверно, придется сделать пару копий, пока не получится. Хорошо?

Джеймс молча кивнул.

— Тогда договорились, — Кристина повернулась к большому рабочему столу. — Располагайся здесь. Музей скоро закроется, и Денни принесет тебе подлинник «Мужества».

— Настоящий рисунок? — Джеймс с беспокойством взглянул на отца.

— Как это можно? — удивился Карл. — Прямо со стены снимете? А сигнализация?

— Днем сигнализации нет, только охрана. Мы то и дело перевешиваем картины, — объяснила Кристина, накручивая прядь волос на палец. — Что с тобой, Джеймс? Нервничаешь?

Марвин тоже заметил, как побледневший Джеймс нервно кусает губу.

Кристина положила руку мальчику на плечо, и Марвин нырнул под воротник куртки.

— Не беспокойся, — заверила она. — Рисунок под стеклом, ты его не повредишь.

Надеюсь, что нет, подумал Марвин. Ему уже не терпелось начать, поскорее посмотреть на подлинный рисунок мастера.

— Хорошо, — еле слышно прошептал Джеймс.

Кристина потрепала его по плечу.

— Пойду посмотрю, как там Денни. И принесу чернила.

Как только она вышла, Джеймс спросил отца:

— А вдруг я стекло разобью. Или чернила пролью на рисунок?

Марвин разозлился. Это все миссис Помпадей! Вечно твердит об аккуратности.

— Не беспокойся, сынок, — рассмеялся Карл. — Рисунок в рамке и под стеклом. Все будет в порядке, вот увидишь.

— Понимаешь, папа, это ведь… ну, это шедевр, да?

Карл на минутку задумался.

— Ну, не «Мона Лиза» же. И не фреска из Сикстинской капеллы.

Джеймс недоуменно покачал головой.

— Почему они шедевры, а этот рисунок не шедевр?

Марвину ужасно захотелось выползти из-под воротника, чтобы не пропустить ни слова.

— Я этого не говорил. Шедевр — великое произведение искусства, самое лучшее, что художник создал за всю жизнь, единственное в своем роде. — Карл задумчиво теребил бороду. — Но часто люди еще долгие годы не понимают, что это шедевр… Иногда понимают уже после смерти художника. Очень трудно сказать, чем одна работа разительно отличается от других. Что такого особенного в «Моне Лизе»? Сначала кажется, это просто изображение улыбающейся женщины.

— Это и есть изображение улыбающейся женщины, — пожал плечами мальчик.

— Но с другой стороны, в этой улыбке столько всего таится, — продолжал отец. — Что это, гордость, сожаление, кокетство? А может, любовь? Посмотришь на нее подольше, получишь свой собственный ответ. У каждого свой взгляд на эту картину. По правде говоря, и «Мужество» можно назвать шедевром — маленьким шедевром.

— Ага, — Джеймс, похоже, был доволен.

Марвин поежился, пытаясь представить себе, с каким чувством он будет сейчас копировать шедевр.

Тут как раз появились Кристина и Денни. Денни нес что-то завернутое в кусок белой ткани.

— Всем привет! — Глаза Денни хитро посверкивали. — А вот и то, чего вы ждете…

Он откинул край ткани и выложил «Мужество» на середину стола.

Марвин, стараясь разглядеть рисунок, придвинулся поближе. И затаил дыхание.

Уверенные тонкие красивые линии — именно такие, как ему запомнилось. Девушка бесстрашно обхватила рычащего льва.

— Стоит кучу денег, да? — тихо, почти шепотом спросил Джеймс.

Кристина кивнула.


Шедевр

— За «Справедливость» мы заплатили семьсот тысяч долларов. «Добродетели» Дюрера датируются самым началом шестнадцатого века, поэтому они ценятся даже больше остальных рисунков великого мастера.

Денни кивнул, поглаживая пальцами раму.

— Музею Гетти повезло, нам досталось «Мужество». Такой маленький рисунок, но в превосходном состоянии. Совершенно исключительная работа. От Дюрера осталось больше тысячи рисунков, но «Добродетели» стоят особняком. — Он помедлил. — В них есть некое величие.

— Что? — удивился Джеймс.

— Возьмем «Справедливость», к примеру. Справедливость — всеобщий идеал, от нее зависит само существование цивилизации. Ради нее ведутся войны, люди жертвуют жизнью.

Кристина потянулась к пыльному альбому Дюрера, пролистнула несколько страниц.

— Есть замечательное высказывание Плутарха. Джеймс, ты знаешь, кто это? Древнегреческий философ и историк. — Она наконец нашла нужное место. — Вот тут: «Справедливость — первейшая из добродетелей, без справедливости, что пользы в доблести? Коли все мужи судили бы справедливо, в доблести вовсе не было бы нужды».

— А что такое доблесть? — спросил мальчик.

— Храбрость, — объяснил Карл. — Смелость.

— Или мужество, — задумчиво добавил Денни. — Плутарх хочет сказать: если бы все было по справедливости, мужество бы не понадобилось.

Кристина кивнула.

— Греки считали, что все четыре главных добродетели связаны между собой. Невозможно совершенствоваться в одной, не совершенствуясь в остальных.

Денни улыбнулся.

— С другой стороны, Ницше… — он повернулся к Джеймсу, — знаменитый немецкий философ — утверждал прямо противоположное. Ницше считал, что различные добродетели друг с другом несовместимы. Он, например, говорил, что нельзя быть одновременно и мудрым, и храбрым.

Марвин заполз обратно в укрытие — под воротник куртки. Об этом надо подумать. Конечно, показаться Джеймсу на глаза тогда, в самом начале, только-только закончив рисунок, было делом нешуточной храбрости. Но мудрым этот поступок никак не назовешь. Взять все четыре Добродетели, нарисованные Дюрером, — Справедливость, Мужество, Умеренность и Благоразумие. Если надо выбрать одну, какая из них самая важная? Что лучше, быть мудрым или храбрым? Рассудительным или честным? Наверно, зависит ситуации, решил Марвин.

— Ты готов, Джеймс? — Денни провел пятерней по своей седеющей шевелюре и ободряюще улыбнулся.

— Да, кажется… — отозвался мальчик. Правда, Марвину показалось, что Джеймс совершенно ни к чему не готов. Карл обошел вокруг стола и встал рядом с сыном, вглядываясь в рисунок.

— Не волнуйся, Джеймс, — добавила Кристина. — И не напрягайся. Это куда важнее, чем все в точности воспроизвести. В хорошей подделке главное — легкость… Линия должна быть гладкая, плавная, без запинок. Понимаешь, что я хочу сказать?

Кристина обернулась к Джеймсу, и Марвин, вспомнив, как она его в прошлый раз заметила, тут же спрятался глубже под воротник. От Кристины приятно пахло мылом, щеки у нее были нежные, а волосы пушистые.

— Каждый рисунок рассказывает свою историю, — пробормотал Денни. — Каждый из них говорит с тобой.

И люди, и жук не сводили глаз с «Мужества». Марвин, крепко вцепившись в ткань куртки, разглядывал напряженные мускулы нарисованной девушки. И льва, готового то ли броситься на нее, то ли бежать прочь.

Все собравшиеся в комнате благоговейно молчали. Будто загипнотизированные, подумалось Марвину. Шум машин за окном отодвинулся куда-то далеко-далеко.

Первым, не отводя взгляда от рисунка, заговорил Денни:

— Порой кажется, что от картин Дюрера веет холодком. Рисунки — совсем другое дело. Они по-настоящему добрые.

Кристина отозвалась не сразу:

— Но все равно в них есть какая-то недосказанность. Как будто художник просто не решается показывать всем переполняющую его нежность.

Марвин сразу понял, о чем она говорит. Дюрер словно видел в своих героях что-то удивительно хрупкое и прекрасное — и старался защитить все это от грубого мира.

Кристина повернулась к Джеймсу и заботливо сказала:

— Можешь не торопиться, Джеймс, времени у тебя предостаточно. Мы вернемся через час, договорились? Вот коричневые чернила.

Она поставила на стол маленький флакончик и придвинула один из листов старинной бумаги.

— Да, надо перышко почистить. Чтобы и следа твоих чернил не осталось, — Кристина вынула из футляра ручку, смочила чистый носовой платок прозрачной жидкостью из стоящей на столе бутылочки и тщательно протерла кончик пера.

Положив ручку обратно в футляр, Кристина выжидающе посмотрела на мальчика:

— Начинаем?

— Ну что, сынок, готов? — Карл ласково обнял Джеймса.

— Да, — ответил мальчик. Марвин обрадовался, услышав его твердый голос.

— Вот и молодец! — заключил Денни.

И трое взрослых вышли из комнаты.

Шедевр

Не просто копия

Как только за ними закрылась дверь, Джеймс отогнул манжету. Не обнаружив Марвина, заглянул под воротник куртки и с облегчением воскликнул:

— Ты тут, малыш? Думаешь, справишься? Вот он, настоящий рисунок, смотри!

Мальчик посадил Марвина на палец и осторожно опустил на стол.

Жук взобрался на рамку, пополз по стеклу, закрывающему подлинный рисунок. Надо хорошенько запомнить, где девушка, а где лев. И как их тела наклонены друг к другу. В прошлый раз Карл и Кристина говорили, что фигурки на рисунке Марвина оказались близковато? Что ж, значит, на этот раз он сделает лучше.

— Ты ведь слышал, что Кристина рассказывала о Дюрере? — спросил Джеймс. — О том, как он рисовал? Поможет это тебе нарисовать похожую картинку? Совсем как у него?

Мальчик встряхнул флакон с чернилами, отвинтил крышку и поставил рядом с чистым листом бумаги. На блестящей темно-коричневой поверхности играли красновато-золотистые искорки.

Марвин глубоко вздохнул и подполз ближе. Обмакнул передние лапки в чернила, не торопясь вернулся к листу бумаги и принялся рисовать.


Шедевр

Казалось, время остановилось. Марвин так увлекся работой, что совершенно забыл обо всем на свете, даже о Джеймсе. Стены комнаты будто исчезли, и стол куда-то уплыл. Остались только чистый лист бумаги, чернила и «Мужество».

Он работал быстро, уверенно наносил на бумагу плавные тонкие линии. Уже появились очертания тела девушки, сильная спина, крепкие мускулистые руки. Девушка почти сливается со своим грозным противником.

Марвин то и дело переводил взгляд с оригинала на свой рисунок, выверял пропорции, вглядывался в мельчайшие детали — затейливое кружево на платье девушки, пышную кисточку львиного хвоста. В центре листа теснились и переплетались тонкие коричневые линии.

Джеймс не сводил с него широко раскрытых глаз.

А Марвин все рисовал и рисовал, сверяя каждую линию с рисунком Дюрера. Глаза болели, лапки ломило от усталости.

— Уже час прошел, — прошептал Джеймс. — Они скоро вернутся.

Наконец Марвин, совершенно обессиленный, вытер передние лапки и устроился на краю листа, оглядывая проделанную работу.


Шедевр

— Ой! — выдохнул Джеймс и расплылся в широченной улыбке. — Получилось!

Марвин внимательно оглядел законченный рисунок. Крошечный и прекрасный, он был полон жизни и огня. Это было оно, «Мужество» — в каждой черточке, в каждой детали.

Марвин знал, что лучше у него уже не получится. Оставалось только надеяться, что и другим рисунок понравится.

В дверь тихо постучали.

— Джеймс? — донесся из коридора голос Кристины. Мальчик вопросительно взглянул на Марвина. Тот пробежал по столу, взобрался на руку Джеймса и спрятался в рукав.

— Все, — крикнул мальчик. — Готово!

Кристина, Денни и Карл один за другим медленно вошли в комнату.

В полном молчании подошли они к столу и окружили Джеймса. Взрослые не сводили глаз с рисунка, и в комнате все будто замерло.

Кристина первая нарушила молчание, и по голосу Марвин сразу догадался, как она взволнована:

— Знаешь, что бы сказал Дюрер? «Сокровища, что ты тайно копишь в сердце своем, явят себя с помощью твоего искусства». Прекрасный рисунок, Джеймс. Это не просто копия. Ты повторил рисунок Дюрера, но это и твой рисунок.

Марвин, притаившийся за манжетой, не мог унять радостную дрожь.

— Удивительно! — Денни покачал головой. — Просто удивительно. В жизни бы не поверил, если бы не увидел собственными глазами.

— Слышишь, сынок? — Карл откинул голову и громко захохотал, словно бурлившая в нем радость рвалась наружу. — Ты привел экспертов в восторг! Значит, этот рисунок — шедевр.

Джеймс густо покраснел и закусил губу.

— А другие тоже поверят, что он настоящий?

— Без сомнения, — твердо ответила Кристина.

— И что нам делать теперь? — поинтересовался Карл.

— Вам — ничего, — улыбнулась Кристина. — Зато у меня будет куча работы. Нужно организовать ограбление.

— Сдается мне, что шедевр скоро украдут, — подмигнул сыну Карл.

Шедевр

Ссора

Кристина объяснила, что ей нужно еще не меньше недели на подготовку ограбления. Она уже обо всем условилась и с директором музея, и с особым подразделением ФБР, которое занимается музейными кражами, и, конечно же, с городским управлением полиции. Но кое-какие детали еще надо было уточнить.

— Полицейских пришлось поуговаривать, — усмехнулась она. — К тому же Денни все еще ждет окончательного разрешения от Музея Гетти, хотя подлинный рисунок никакой опасности не подвергается.

— До начала следующей недели ничего не произойдет, — еще раз повторила Кристина, когда Карл с Джеймсом собрались уходить. Марвин с тоской поглядел на свой рисунок. Неужели он его больше не увидит?

Похоже, у Джеймса возникла та же мысль. Он тронул отца за рукав.

— А если что-нибудь произойдет и рисунок обратно не вернется?

Карл вопросительно взглянул на Кристину.

— Может случиться и такое, — серьезно проговорила она, и, наклонившись, взяла мальчика за руку. Тонкие пальцы оказались совсем близко от Марвина — можно дотронуться лапкой. Какие у нее красивые руки, нежные, но сильные — наверно, они умеют обращаться и с кистью, и с молотком, подумал Марвин.

— Прости, Джеймс, я бы очень хотела обещать тебе, что все будет в порядке, но не могу.

Джеймс отозвался не сразу:

— Можно тогда мне еще разок прийти посмотреть на рисунок?

Марвин с облегчением вздохнул. Похоже, они еще не навсегда прощаются с «Мужеством».

Денни удивленно взглянул на мальчика, но Кристина ободряюще кивнула.

— Конечно. Рисунок будет храниться у меня до следующей недели. Приходи в четверг или в пятницу.

— Можно, папа? Ну пожалуйста!

— Придется спросить маму, Джеймс, — неуверенно ответил отец. — Мне не трудно, но вдруг у нее есть какие-то планы.

— Надеюсь, что нет! — взволнованно сказал мальчик.


Когда они вернулись домой, дверь квартиры распахнулась прежде, чем они позвонили.

Мистер Помпадей сухо кивнул Карлу и втащил Джеймса внутрь.

— Пошли скорее, твоей маме не терпится кое-что тебе рассказать, — с нескрываемым восторгом в голосе заявил он.

Марвин никогда раньше не слышал, чтобы мистер Помпадей говорил таким тоном. Интересно, что же его так обрадовало.

— Но папа хотел кое-что спросить… — смущенно начал мальчик.

— Не сейчас, сынок, — остановил его отец. — Я позвоню завтра.

Он наклонился, прижал сына к себе, крепко поцеловал.

— Ты сегодня хорошо потрудился, молодчина!

— Спасибо, — застенчиво ответил Джеймс.

Карл открыл футляр с ручкой и сказал:

— Надо только почистить… — Он вынул ручку из футляра и вдруг умолк.

Марвин в ужасе замер. Конечно, ни следа коричневых чернил. Ведь они даже не обмакнули перо в чернила!

Как же они забыли? Марвин беззвучно застонал. Ну что им стоило хоть раз обмакнуть перо? А теперь его серебристый кончик, почищенный Кристиной несколько часов назад, блестит как новенький.

— Не надо, — Джеймс быстро забрал у отца ручку. — Я уже почистил перо.

— Когда ты успел? — удивленно спросил Карл.

— Еще там, в музее, — Джеймс уложил ручку в футляр и защелкнул крышку.

— Если вы закончили, Карл, — вмешался мистер Помпадей, — давайте прощаться. Мать Джеймса…

— Конечно, — кивнул Карл, все еще недоумевая, почему перо оказалось чистым. — Завтра поговорим, сынок.

Уже у двери он обернулся и прошептал:

— Я тебя люблю, сын.

— И я тебя, пап, — ответил Джеймс, не поднимая глаз.

Мистер Помпадей резко захлопнул дверь и потащил мальчика в гостиную, где под мягким светом торшера миссис Помпадей уютно устроилась в кресле рядом с журнальным столиком красного дерева. Перед ней лежал первый рисунок Марвина — маленький городской пейзаж.

— Наконец-то ты вернулся! — воскликнула она и даже захлопала в ладоши. — Джеймс, ты не поверишь, что случилось! Я сегодня пригласила Мортонов посмотреть на твой хорошенький рисунок. И знаешь, что они сказали? Они хотят его КУПИТЬ!

— Правда? — мальчик широко раскрыл глаза.

Она вскочила, схватила сына за руку, подтащила к журнальному столику.

— Как ты думаешь, сколько они готовы заплатить, Джеймс? Угадай, сколько.

Но ты же не продашь рисунок? Марвин не на шутку разволновался. Я его тебе в подарок сделал.

— Они за него заплатят деньги? — Джеймс уставился на рисунок.

— Я им сказала, что поговорю с тобой. Понимаешь, Джеймс, это будет твое первое проданное произведение. Ты теперь художник! Настоящий художник! Подумай об этом.

— Сразу заработаешь больше, чем твой отец, — мистер Помпадей прищелкнул языком. — Даже не думал, что искусство такое доходное дельце! Может быть, эти твои маленькие рисуночки и впрямь пойдут в ход.

Марвин чуть-чуть высунулся из-под рукава, пытаясь разглядеть лицо мальчика. Это же подарок тебе на день рождения!

Джеймс покраснел, в глазах отразился восторг, обуявший родителей.

— Ну и сколько же?

— Сам догадайся! — хихикнула мать. — Нет, в жизни не угадаешь. Слишком много. ЧЕТЫРЕ ТЫСЯЧИ ДОЛЛАРОВ!

При виде оторопелого лица сына она снова захлопала в ладоши.

— Конечно, я сама в жизни не запросила бы такую цену, но оказалось, что они подыскивают миниатюру — повесить в ванную на первом этаже. И твоя им страшно понравилась.

В ванную? Марвин в ужасе взглянул на Джеймса. Пожалуйста, скажи нет. Скажи, что не продашь рисунок.

Но Джеймс улыбнулся — широченной, полной изумления улыбкой:

— Четыре тысячи долларов. Потрясно! Никто в школе просто не поверит.

— Тогда я им скажу да? — Мальчик кивнул, а она обняла его, позвякивая браслетами. — Джеймс, я тобой горжусь. Ты такой молодец!

Марвин в полном расстройстве снова заполз под манжету. Эти люди! Не нужны им ни красота, ни дружба. Только деньги.

Плотный трикотаж заглушал голоса. Мистер Помпадей все еще восторгался по поводу предложенной Мортонами цены, а миссис Помпадей уже командовала: скорей снимай куртку и идем на кухню, ужинать пора.

— Мне только надо рисовальный набор убрать. — Джеймс отправился в свою комнату. Плотно закрыв за собой дверь, он тут же сбросил куртку и оглядел рукав свитера в поисках Марвина.


Шедевр

Марвин не хотел даже смотреть на Джеймса. Стоило мальчику поднять руку, как Марвин уполз на другую сторону. Когда Джеймс повернул руку, Марвин снова пополз на противоположную сторону, подальше от его взгляда.

— Что с тобой такое? — спросил мальчик. — Хочешь слезть?

Он оперся рукой о письменный стол, и Марвин тут же соскочил с рукава и направился прямиком к стене.

— Эй, куда ты собрался, малыш? — палец Джеймса перегородил жуку дорогу. — Хочешь домой? Давай я тебя отнесу, как в прошлый раз, так будет быстрее. Забирайся.

Марвин сердито обогнул преграду. Он даже видеть Джеймса больше не хотел.

— Что случилось? — не сдавался мальчик. — В чем дело?

Он осторожно подцепил жука на ладонь и поднял повыше, внимательно вглядываясь в него встревоженными серыми глазами.

Марвин рассердился не на шутку — мало того, что Джеймс вот так запросто согласился продать подарок, теперь еще такое унижение: хватают его бесцеремонно, когда он собирается сам уйти подобру-поздорову. Он отвернулся от Джеймса, подобрал лапки и превратился в маленький неподвижный черный комочек. (Притворяться мертвым при столкновении с неминуемой опасностью — обычное для жука дело. Марвин никогда раньше не прибегал к такому способу выражения гнева — но при общении с человеческими существами приходится быть изобретательным.)

— Ты на меня злишься, — догадался Джеймс.

Марвин даже не пошевелился.

— За что? — Джеймс, казалось, и впрямь ничего не понял. — В музее все так здорово получилось. Ты замечательно поработал. Отличную копию нарисовал… Ты, по правде сказать, совершенно гениальный жук.

Марвин решил, что ни за что не станет отвечать.

— Так в чем же дело? — ласково продолжал Джеймс. — Это из-за твоего первого рисунка, да? Ты не хочешь, чтобы я его продавал?


Шедевр

Мальчик тяжело вздохнул и опустился в кресло у стола.

— Я тоже не хочу его продавать, — тихо сказал он.

Марвин, стараясь не слушать, еще туже сжался в комок.

— Ты ведь сам знаешь, какой ты молодец. Такой замечательный рисунок подарил, он мне ужасно нравится. Лучший подарок на день рождения в моей жизни. — Мальчик вздохнул. — Дело в том… ты, наверно, не понимаешь, но мама… она…

Джеймс бережно снял жука с ладони и посадил обратно на стол.

— Уходи, если хочешь. Я тебя не буду останавливать.

Марвин медленно расправил лапки, но с места не двинулся.

Джеймс продолжал:

— Понимаешь, она так мной гордится. Обычно все совсем иначе. И я, собственно, ничего не сделал, это все ты. — Он оперся локтями о стол и опустил голову на руки. Бледное лицо мальчика оказалось совсем близко, и Марвин почувствовал теплое, немножко солоноватое дыхание. — Теперь она может мною хвастаться перед своими друзьями. Знаешь, мне бы, конечно, хотелось, чтобы она мною гордилась за всякие обычные вещи…

Марвин повернулся к Джеймсу. Он подумал о Маме и Папе: они всегда им ужасно гордятся, даже когда гордиться особенно нечем. Это будто кто-то постоянно за тебя болеет — как на стадионе. Иногда это страшно раздражает, но чаще всего очень приятно. Получается, родители верят в его исключительность вообще без всякой причины, а когда у него и вправду получается что-нибудь исключительное, они просто лопаются от гордости. Интересно, а Джеймсу это чувство знакомо?

Джеймс продолжал тихонько говорить:

— Они мне сразу сказали, когда развелись, что я ни в чем не виноват, что это не из-за меня. И сейчас повторяют: «Ты ни в чем не виноват, мы все равно тебя любим, для нас ничего нет важнее тебя». Но если я так для них важен, почему они не могли ради меня остаться вместе?

Он глядел на Марвина, словно тот и впрямь знал ответ.

— Если бы они меня спросили, — наконец пробормотал мальчик, — чего мне больше всего хочется, я бы ответил: чтобы мы опять были вместе.

Марвин подполз к локтю Джеймса и посмотрел ему в глаза. Вся злость куда-то улетучилась. Он вздохнул. Придется простить Джеймса за то, что он решил продать рисунок. Слишком уж многое их связывает.

Джеймс снова с шумом выдохнул воздух:

— Правда, если бы они не развелись, не было бы Уильяма. Получается, Уильям — единственное, что из этого получилось хорошего.

Марвин ужасно удивился. Все жуки считали Уильяма довольно противным и весьма опасным — он непрерывно пытался что-нибудь схватить и то и дело плакал. Он понимал, что Джеймс относится к брату иначе, но ему и в голову не приходило, что мальчик так сильно любит Уильяма. Удивительно, конечно. Но приятно, что надоедливый малыш вносит радость в жизнь брата.

Джеймс выпрямился и провел рукой по лицу.

— Сам не знаю, почему я тебе все это рассказываю, — неуверенно продолжал мальчик. — Наверно, мне просто нравится с тобой разговаривать. И потом, ты уж точно никому не расскажешь.

Он хмыкнул и снова протянул руку.

— Давай, залезай, отнесу тебя домой.

Марвин залез на палец, и Джеймс отправился на кухню.


Поздно вечером, когда все успокоились, выслушали полный отчет о приключениях в музее, порадовались его благополучному возвращению и хорошенько выбранили за рискованное поведение и непослушание, Марвин улегся в постель. Слова Джеймса не шли у него из головы. В конце концов пришлось позвать Маму.

— В чем дело, родной? Мы с Папой собрались за добычей.

— Никак не могу заснуть, — объяснил Марвин.

— Неудивительно, ты совершенно сбился с режима, уже который день живешь по человеческому времени. Устал, наверно, от всех этих приключений… Что тебя беспокоит, милый?

— Сам не знаю. Я все время думаю о том, что мне Джеймс рассказал.

Мама присела на край ватного шарика и погладила сына по жесткой спинке.

— Про что же он рассказывал?

— Про то, как разводились его родители. Мартин перебирал в памяти подробности разговора с мальчиком. — А почему жуки никогда не разводятся?

Мама на минуту задумалась:

— Наша жизнь так коротка, родной мой. Зачем нам разводиться? У нас совсем мало времени, нам просто некогда быть несчастными.

Она поудобнее подоткнула ему под спинку кусочки ваты.

— Мы не многого ждем от жизни, не то что люди. День прожит, никто на тебя не наступил, кое-какой едой живот набил, в укромный уголок на ночь забрался, родные и друзья рядом — значит, хороший был денек, даже больше того, замечательный денек выдался. Чего еще желать?

— Не знаю, — Марвин глубже зарылся в мягкий ватный шарик.

— Вдобавок, у нас нет адвокатов. — С этими словами Мама вышла из комнаты.

Шедевр

Идеальное преступление

Неделя прошла без особых происшествий. Мама и Папа ужасно радовались, что Марвин вернулся домой целым и невредимым. Элен взахлеб слушала истории про далекий мир, лежащий за порогом квартиры. Мистер и миссис Помпадей, все еще на седьмом небе от предстоящей продажи рисунка, занялись повседневными делами — и даже когда вышел из строя таймер микроволновки, злились совсем недолго. К счастью, дядя Альберт исхитрился влезть в микроволновку через вентилятор, встроенный в заднюю стенку, и подтянул ослабевший контакт. Проблема была решена, но супруги уже успели затеять весьма громкую дискуссию о ненадежности иностранных товаров. Затем последовал обмен любезностями: «Откуда у тебя руки растут?» — «Если ты так хорошо готовишь, зачем вообще микроволновка?» Дискуссия захлебнулась на полуслове, когда таймер вдруг, ни с того ни с сего, замигал, а Альберт подобру-поздорову убрался с кухни. (Миссис Помпадей: «Смотри, смотри, работает!» Мистер Помпадей: «Вот видишь, я все починил!»)

Джеймс заметно повеселел и держался куда более уверенно. Марвин почти каждый день приходил в комнату мальчика и все пытался понять, что так повлияло на его друга — успешное копирование рисунка? Внимание, с каким миссис Помпадей отнеслась к его признанному таланту? Предвкушение кражи? Как бы то ни было, Джеймс был счастлив, а вместе с ним был счастлив и Марвин.

Наконец настала пятница. Карл с Джеймсом (и, конечно же, с Марвином) ровно в пять тридцать, как им было велено, вошли в кабинет Кристины. На этот раз Мама и Папа даже не возражали, когда Марвин объявил, что уходит. Целую неделю Марвин убеждал родителей, что ему совершенно необходимо еще раз — кто знает, может быть, в последний раз — взглянуть на свой замечательный рисунок. Кража спланирована на сегодняшний вечер; теперь, когда все было решено, дело закрутилось с невероятной быстротой.

Сияющая Кристина весело поздоровалась и с отцом, и с сыном. Наклонилась и крепко обняла мальчика. Джеймс казался смущенным, но Марвин знал — на самом деле ему приятно.

— Ну, как поживает мой маленький специалист по подделкам?

— Нормально.

— Готов в последний раз взглянуть на рисунок? Он уже в зале, на том самом месте, где висел оригинал. Никто ничего не заподозрил. Вчера вечером Денни мне помог перевесить рисунки. Представь себе, сегодня посетители весь день разглядывали миниатюру Джеймса Терика, думая, что видят Дюрера.

— Не может быть! — хмыкнул Джеймс.

— Очень даже может. Когда глядишь на оба рисунка рядом, сходство удивительное. А паспарту и рама у них одинаковые. Мы с Денни вчера весь день трудились.

— И жучок уже на месте? — спросил Карл.

— Этим занимается ФБР, — отозвалась Кристина. — Но они нам все вчера объяснили. Агент поставит микрочип еще до того, как рисунок покинет здание.

— А когда рисунок будут выносить из музея, сигнализация не сработает? — забеспокоился Карл.

— Нет, этот микрочип могут опознать только специальные устройства, а посетителей на выходе мы не обыскиваем. Так что проблем не будет. У ФБР тут целая бригада, чтобы следить за рисунком в городе, пока…

— Пока он не приведет нас к настоящим ворам, — закончил Карл.

— И хорошо бы — к другим украденным рисункам.

— Вдруг воры возьмут только рисунок, а паспарту оставят? — Карл затеребил бороду. — Тогда жучок вам ничем не поможет?

Кристина нахмурилась.

— Да, мы долго это обсуждали. Именно поэтому и решили не ставить жучок на раму. Даже если агент ФБР возьмет картину вместе с рамкой, следующий, кто ее получит, скорее всего, от рамки избавится — так легче перевозить, — она решительно поправила сползшую на нос дужку очков. — Но у нас просто нет выбора.

На самом рисунке жучок легко заметить, бумага слишком старая и хрупкая. Если прикрепить его к паспарту — больше шансов, что никто не обратит внимания. Но вы правы, Карл, риск тут немалый.

Марвин заметил, как забеспокоился Джеймс, да ему и самому стало не по себе.

— А где настоящий рисунок? — спросил мальчик.

— Вчера вечером был тут, в моем кабинете, — улыбнулась Кристина. — Не поверишь, сколько раз мы с Денни сравнивали оба рисунка, хотели убедиться, что все в порядке. Потом упаковали рисунок Дюрера и убрали его на всякий случай подальше — в сейф в кабинете директора.

— Этот парень из ФБР, который возьмет рисунок Джеймса, — спросил Карл, — он уже тут?

Кристина покосилась на закрытую дверь.

— Нет еще. Сегодня был совершенно сумасшедший день. Столько всяких дел с ФБР. Я только недавно сама вернулась. Мне не стоит входить во все эти детали… — извиняющимся тоном добавила она, но тут же поправилась: — Нет, вам двоим я все равно скажу. Если бы не вы, ничего бы вообще не получилось.

Она взяла Джеймса за руку и притянула к себе.

— Только об этом никому нельзя рассказывать, — прошептала Кристина. — Никто ничего про это не знает. Понимаешь, Джеймс? Ужасно важно, чтобы и публика, и похитители картин — все считали, что украден настоящий Дюрер.

Карл, Джеймс и Марвин не сводили с нее глаз, ожидая продолжения.

Кристина помедлила.

— План такой. Сегодня мы открыты допоздна, до девяти вечера. За пятнадцать минут до закрытия служители попросят всех покинуть музей. Один из агентов ФБР из подразделения по борьбе с кражами произведений искусства переоденется в форму музейного служителя. Как только все посетители выйдут, он войдет в зал с холщовой сумкой.

— Но ведь служители знают друг друга. Они удивятся, увидев новичка.

— Только не по пятницам, — покачала головой Кристина. — В пятницу вечером и в выходные приходится нанимать дополнительных служителей. Так что тут проблем не будет.

— И он вот так запросто возьмет картину? Снимет со стены — и все? — заволновался Джеймс, а Марвина внезапно охватили дурные предчувствия.

Кристина кивнула.

— Ну, конечно, при этом никого не должно быть рядом. Ему придется действовать быстро. План такой: он спрячет рисунок в сумку и немедленно отправится в кладовку уборщиков рядом с музейным магазином. Помнишь магазинчик на втором этаже напротив галереи, где висят рисунки? Мы нарочно оставили эту кладовку открытой.

— А зачем? — удивился мальчик. — Если рисунок уже у него, почему сразу не уйти?

— Кристина еще не кончила, — мягко напомнил отец и повернулся к Кристине. — Вряд ли кто-то может так вот запросто выйти из музея с большой сумкой в руках, даже музейный служитель.

— Лучше не рисковать, — согласилась Кристина. — Поэтому он переоденется в другой костюм, а в пиджаке будет специальный водонепроницаемый карман с жесткими стенками, как раз по размеру рисунка. В кладовке и инструменты приготовлены — чтобы вынуть «Мужество» из рамки и поставить жучок. Он снимет форму, положит рисунок в карман, а когда в коридоре никого не будет, выйдет из кладовки и вместе с толпой посетителей покинет музей перед самым закрытием.

Спрятавшись под манжетой, Марвин разглядывал веселое лицо Кристины: она была ужасно довольна, словно за время ее рассказа все уже прошло по плану, без сучка, без задоринки.

— Здорово! — обрадовался Джеймс.

— Идеальное преступление, — задумчиво кивнул Карл. — Похоже, вы все до мелочей предусмотрели.

Кристина слегка нахмурилась:

— Да, тут многое приходится учитывать. Слишком серьезное дело. У агента на всю операцию — пятнадцать минут. И надо, чтобы ни у кого не возникло никаких подозрений и второй служитель не успел бы заметить пропажу. Но надеюсь, все пройдет гладко.

Джеймс нервно переминался с ноги на ногу, и Марвину пришлось покрепче уцепиться за рукав куртки.

— Можно на него сейчас посмотреть? На мой рисунок?

Кристина взглянула на часы.

— Я бы сходила с тобой. Я сегодня за весь день ни разу не была в зале. Но сейчас никак не могу, нам с Денни надо еще разок встретиться с агентом ФБР. Сходи с папой, хорошо? И знаешь что, Джеймс… — Она взъерошила мальчику волосы и улыбнулась. — Не волнуйся. Я даже не сомневаюсь, что ты снова увидишь свой замечательный рисунок.

— А вас? — Джеймс поглядел на Кристину. — С вами мы еще увидимся?

Марвин тоже взглянул на девушку и подумал, что Джеймс не зря беспокоится. Теперь, когда подготовка к инсценированному преступлению закончена, им больше незачем сюда приходить. Пока не вернут рисунок Марвина… если вернут.

— Обязательно увидимся, сынок, — смущенно вмешался отец. — Кристина, вы ведь нам расскажете, чем все кончилось?

— Конечно! — Кристина отбросила со лба прядку волос и уверенным движением заложила ее за ухо — вот бы и все остальные проблемы решались с такой же легкостью! — Без вас бы вообще ничего не вышло. Надеюсь, уже к воскресенью будет что доложить. Только эти парни из ФБР и мне не слишком много рассказывают. В свои секреты не посвящают, устройство слежения не показывают, наблюдать вместе с ними за перемещениями картины не разрешают.

Карл рассмеялся:

— Что же вы хотите? Это же ФБР, а не что-нибудь. У них работа такая!

— Да, пожалуй. Но после выходных они обещали рассказать мне, как все прошло. Кто знает, может скоро мне выпадет честь представить вас самой «Справедливости». — Улыбнувшись, Кристина проводила их к двери.


— Только недолго, сынок, — предупредил Карл, пока они шли по длинному коридору к потайной двери в галерею графики. — Я обещал маме, что ты вернешься к семи, а сейчас уже начало седьмого.

— Я просто еще разок взгляну на рисунок, — согласился Джеймс.

На другом конце галереи виднелась широкая лестница и просторный мраморный зал.


Шедевр

Справа и слева — статуи и освещенные матовым светом витрины с вазами и чашами. Поток одетых по-зимнему посетителей вливался с лестницы в галерею.

Карл положил руку сыну на плечо.

— Здесь, — прошептал он, показывая на противоположную стену. — Смотри!

На том месте, где раньше был подлинник, теперь висел их рисунок — девушка, обеими руками обхватившая льва. Марвин в приливе гордости крепко вцепился в рукав куртки, стараясь разглядеть все получше.

Джеймс взял отца за руку и подтащил поближе.

— Висит… рядом с настоящими, видишь? — прошептал он.

— Надо же, словно по полному праву висит, — хмыкнул Карл. — Ты прямо мастер.

Они пробрались сквозь толпу к стене и подождали, пока отойдет какая-то пожилая пара.

— Сынок, у нас две минуты, — ласково сказал Карл.

Джеймс кивнул, вглядываясь в рисунок. Марвину хотелось вскарабкаться повыше, но кругом было слишком много народу. А снизу совсем ничего не видно! Марвин расстроился, и тут мальчик вдруг поднял руку, будто у него шея зачесалась. Марвин быстро перелез с рукава на воротник и оказался почти на одном уровне с рисунком.


Шедевр

Он глубоко вздохнул и вгляделся в собственную работу.

И тут его сердце замерло.

Это не его рисунок.

Это Дюрер.

Дюрер! Кому, как не Марвину, знать разницу. Жук застыл в полнейшем недоумении. В чем же все-таки дело? Наверно, он чего-то недопонял, и они еще не подменили рисунок.

Он не сомневался, что смотрит на подлинник. Марвин с таким старанием изучал линии Дюрера, так тщательно воспроизводил каждый завиток волос, каждый мускул… Марвин точно знал — это не его затейливые штрихи! Рисунок так же неповторим, как почерк. Один почерк похож на другой, посторонний человек сочтет их совершенно одинаковыми, но ты сам свой почерк никогда с чужим не спутаешь.

Марвин вылез из-под воротника куртки на свет и воздух. Теперь он совсем на виду, и любой посетитель музея может его заметить, но он уже не в силах сдерживаться. Перед ним — подлинник, по-дюреровски меланхоличный и полный собственного достоинства.

Марвин лихорадочно пытался сообразить, что произошло. Почему вместо копии висит подлинник Дюрера? Где его, Марвина, рисунок? Он вцепился в куртку, силясь найти ответы на эти вопросы. Кристина сказала, что подлинный рисунок заперт в сейфе в кабинете директора. В чем же дело? Марвина охватил ужас.

Он метался по краю воротника. Через два часа, не больше, агент ФБР придет забрать рисунок. Наверно, Кристина ошиблась и каким-то образом перепутала рисунки.

Конечно, агент поставит на рисунок следящее устройство, напомнил сам себе Марвин. И ФБР будет знать, куда делся рисунок. Но теперь получается, что микрочип поставят по ошибке на настоящий рисунок Дюрера. Внезапно ему припомнилось, что Кристина предупреждала об опасности плана: вдруг рисунок и впрямь украдут и он уже никогда не отыщется? Даже от мысли, что может пропасть его собственный рисунок, в душе у Марвина поднималась тревога. А теперь получается, что настоящий рисунок Дюрера исчезнет из музея и затеряется в странном, темном мире музейных воров и пропавших шедевров.

А Карл с Джеймсом, похоже, ничего не подозревают.

— Просто замечательно, — прошептал Карл. — Прямо как настоящий.

Да он и есть настоящий! Марвин поспешил укрыться под воротником, чтобы Карл его не заметил. Как же их предупредить? Как спасти «Мужество», пока его не украли, как остальные три «Добродетели»?

— Сколько деталей, — продолжал Карл. — Нужно время, чтобы по-настоящему все разглядеть.

Да уж, подумал Марвин. Пожалуйста, Джеймс, вглядись повнимательнее! Вглядись, и ты все поймешь!

Но Джеймс неподвижно стоял перед рисунком, не сводя с него глаз.

— Пора идти, — сказал наконец Карл. — Не беспокойся, твой рисунок скоро вернется.

Нет! Нет! Не уходите! Но Марвина никто не услышал.

— Надеюсь, — неуверенно ответил Джеймс, переминаясь с ноги на ногу.

Ну, пожалуйста, Джеймс, умолял Марвин. Это же не мой рисунок!

— Пойдем, сынок, — Карл взял сына за плечо.

Джеймс собрался уходить, но Марвин не мог думать ни о чем, кроме рисунка. Вот так просто взять и уйти?! Не придумав ничего лучшего, он поспешно заполз на кончик воротника, нацелился на ближайшую стену и прыгнул в никуда.

Шедевр

Мужество и судьба

Марвин вниз головой летел в пустоту. Бум! Он дважды перекувырнулся и наконец замер на полу галереи. К счастью, серое ковровое покрытие смягчило удар. В голове слегка шумело. Вокруг толпились незнакомые ботинки, а голубые кроссовки Джеймса были уже далеко. Остаться у всех на виду — беды не избежать, и он поспешил к стене зала и затаился у истертого плинтуса.

Теперь надо добраться до рисунка. Но ползти по стене, когда вокруг столько народа разглядывает картины, — чистое самоубийство. Попытаешься прямо сейчас начать долгий путь наверх, кто-нибудь да заметит черную блестящую спинку. Как ни волновали Марвина шедевр Дюрера и грозящие ему опасности, он счел за благо подождать: к вечеру толпа наверняка схлынет. В суматохе перед закрытием музея легче проскочить незамеченным и опередить агента ФБР.

Время летело быстро. Чтобы отвлечься, Марвин принялся разглядывать посетителей музея. Ему всегда нравилось разглядывать людей. Марвин стал считать обувь: двенадцать черных туфель-мокасин, шесть коричневых, четыре туфли на шпильках, восемь на шнуровке, шесть лодочек, четыре туристских ботинка, восемь полуботинок, одиннадцать кроссовок (и одна нога в гипсе). Интересно, а можно по типу обуви угадать, как долго человек простоит перед картиной? Лодочки и черные мокасины разглядывали рисунок подолгу, туристские ботинки отставали от них совсем ненамного. Кроссовки либо задерживались дольше всех (студенты, решил Марвин), либо проносились мимо на всех парах (дети).

Прошел час-другой, и Марвин почувствовал, что умирает с голода. Пол, к сожалению, блистал чистотой — в музей не разрешалось проносить еду и напитки. Но через несколько минут мимо прошла женщина с коляской, в которой сидел малыш и жевал сладкие колечки. Наконец одно из колечек упало на пол. Марвин оживился. Улучив момент, когда поблизости было поменьше людей, Марвин отважно бросился к колечку. Он сунул голову и передние лапки в дырку и, отталкиваясь задними лапками, покатился колесом в укромное место, к плинтусу — дома они с Элен много раз проделывали этот трюк. У края коврового покрытия он вытащил голову и уселся поужинать. Колечко оказалось не первой свежести, но все еще хрустящее — отличная еда, нечего жаловаться.


Шедевр

В конце концов из динамика раздался звуковой сигнал и женский голос объявил: «Музей закрывается через пятнадцать минут. Пожалуйста, пройдите к выходу».

Марвин немного помедлил и, убедившись, что посетители уходят, торопливо вскарабкался по стене. Добравшись до «Мужества», он остановился, чтобы взглянуть на рисунок, и еще раз восхитился тонкими изящными штрихами — не его, Марвина, а Дюрера. И нырнул под нижний левый угол деревянной рамки.

Долго ждать не пришлось. Спустя пару минут он услышал стремительные шаги, а потом почувствовал, что рисунок сняли со стены. Марвин крепко вцепился в рамку, которую торопливо сунули в холщовую сумку. В сумке царила полная тьма. Взглянув вверх, Марвин увидел, как толстые пальцы, поросшие редкими волосками, сжимают ручки сумки. Сначала сумка болталась туда-сюда, но вскоре ее поставили куда-то с глухим стуком.

Значит, пришли в кладовку, сообразил Марвин. Зашуршала одежда, и жук переполз на верхний край рамки. Полумрак ему не мешал, Марвин привык уверенно двигаться в темноте. Он увидел, как плотно сложенный коротышка торопливо снимает форму служителя музея.


Шедевр

Коротышка решительно вынул рисунок в рамке из мешка и положил лицом вниз. Марвину пришлось спешно отползти вбок и распластаться. Он совсем забыл об этой части плана Кристины. Сейчас рисунок извлекут из рамки. Свирепо щелкнули ножницы, перерезая крепежную проволоку, прямо над головой сверкнуло лезвие ножа. Марвин еле увернулся, а нож уверенно и четко вырезал квадрат бумаги, закрывающий рамку сзади.

Главное — продержаться всего пару минут, но каких важных минут! Стоит Марвину ослабить хватку, и его стряхнут вниз или, хуже того, заметят и смахнут на пол. Тогда все пропало, никто так и не узнает, куда подевалось «Мужество».

Раздался звук разрываемой бумаги, в темноте резко вспыхнул маленький фонарик, и тонкий луч света скользнул по обороту рисунка.

Марвин в ужасе метнулся в сторону. Теперь он смог получше разглядеть невысокого мужчину. Хмурое лицо, темные волосы, вид самый что ни на есть обыкновенный. Наверно, тайным агентам ФБР обыкновенный вид только на руку. Мужчина крякнул, отбросил вырезанный бумажный квадрат, и Марвин увидел что-то белое — паспарту. Когда агент протянул руку, чтобы вынуть рисунок из рамы, Марвин в один миг оказался на паспарту. Перегнувшись через жесткий край, увидел старинную желтоватую бумагу — оборотную сторону подлинного рисунка Дюрера — и уловил особый, неповторимый аромат далеких веков.

Положив фонарик, агент достал из внутреннего кармана маленькую серебристую вещицу. Жучок-микрочип, догадался Марвин. Теперь будет два жучка! Агент приподнял паспарту, быстро и уверенно сделал крохотный надрез ножом. Марвин крепко держался за противоположный край. Похоже на хирургическую операцию, подумал он, глядя, как агент вживляет в отверстие микрочип — тут его никто не заметит. Еще немного повозившись с паспарту, агент наконец выключил фонарик.

Микрочип был на месте.

Едва Марвин успел уцепиться покрепче, как рисунок резко поднялся в воздух и скользнул куда-то в темноту и тесноту. В спину уперлось что-то жесткое. Это потайной карман, вспомнил Марвин. Значит, «Мужество» готово покинуть музей.


Внутри кармана было совсем темно, и даже Марвин, привыкший к неосвещенным, укромным уголкам, почувствовал себя немножко неуютно. Он вспомнил, как они с Элен однажды заигрались внутри футляра для очков, а миссис Помпадей резко захлопнула крышку. Он тогда даже запаниковал, бессмысленно тыкаясь в обитые фетром стенки, и Элен потом долго над ним ехидничала из-за того, что его чуть не стошнило. К счастью, миссис Помпадей намеревалась посмотреть повтор одной из своих любимых телепередач, и вскоре ей снова понадобились очки. (К тому же она так увлеклась телевизором, что даже не заметила, как два маленьких жучка с блестящими спинками выскочили из футляра.)

Марвин раскачивался в потайном кармане в такт шагам агента. Он сообразил, что коротышка выходит из кладовки. Вот он помедлил, проверяя, свободен ли путь. Теперь торопится по коридору, широко шагает по ступеням главной лестницы музея. От тряски у Марвина в животе противно бурчали остатки непереваренного колечка.

Прижатый к широкой теплой груди агента, Марвин все же слышал сквозь плотную ткань приглушенный шум толпы. Стало заметно холоднее: это они вышли из музея в сырой и промозглый нью-йоркский вечер. Открылась и тут же захлопнулась дверца машины. Агент пробормотал шоферу адрес, а потом Марвин услышал попискивание кнопок мобильного телефона.

Он напряг слух, пытаясь разобрать слова.

— Дело сделано. Буду через двадцать минут. Какой номер комнаты? Договорились, до встречи.

Это будет первая остановка, но, должно быть, не последняя. Рисунок отправляется в далекое путешествие. Марвин, сжавшись в тугой комочек, с трудом припоминал подробности плана. Надо сосредоточиться и вспомнить! Трудно думать, когда в спину тебе упирается твердая картонка. Что дальше? Сначала агент ФБР передаст рисунок перекупщику — кажется, Кристина именно это слово употребила. Этот перекупщик — свой человек в мире краденых произведений искусства. А уже потом рисунок попадет к настоящим похитителям.

ФБР отслеживает передвижения рисунка, так ведь? Может, все будет в порядке? Они же собирались следить за подделкой и в конце концов получить ее обратно. Но ведь Кристина предупреждала, что поддельный рисунок, может, и не удастся возвратить. Марвин вспомнил Джеймса — как неуверенно он в последний раз глядел на рисунок. И тут Марвин вдруг затосковал. Ему захотелось домой, к Папе и Маме. Если ехать всего двадцать минут, значит, сейчас за пределы города они не выедут, но, кто знает, вдруг потом рисунок повезут еще дальше? А он, Марвин, незадачливый защитник украденного шедевра, так и застрянет в этом кармане? Вдруг ему не удастся вернуться, и он никогда больше не увидит родителей?

Как же он решился на такой рискованный шаг? Теперь его судьба и судьба «Мужества» связаны неразрывно. Он слегка вздрогнул, прислушиваясь к приглушенному урчанию мотора: машина ехала по шумному усталому городу.

Шедевр

Посредник

Наконец они остановились. Агент выбрался из машины и уверенно куда-то зашагал — Марвину внутри темного кармана оставалось только гадать куда. Агент по телефону спросил про номер комнаты — что это, офис или гостиница? Неожиданно в животе у Марвина будто все оборвалось, и он догадался: они в лифте. Потом движение прекратилось. Еще несколько шагов, приглушенный стук в дверь.

Послышался новый голос — тихий, но решительный.

— Привез?

Неужели это тот, кто переправит рисунок настоящим похитителям?

— Он тут.

— Покажи.

Марвин не успел даже как следует приготовиться. Пришлось вцепиться мертвой хваткой: агент торопливо вытаскивал рисунок из потайного кармана. Но тут Марвин нечаянно зацепился за край кармана, не удержался на паспарту, попытался ухватиться снова, но ничего не вышло. Марвин взлетел в воздух, пару раз перекувырнулся и со стуком приземлился на твердую гладкую поверхность стола.

Он замер, поджав ножки, — авось не заметят. К счастью, стол оказался темным. Марвин украдкой огляделся по сторонам и узнал безликое убранство гостиничного номера. Сколько их было таких в многочисленных мыльных операх, которые они с Элен смотрели по телевизору вместе с миссис Помпадей: темно-зеленый ковер на полу, простая обшарпанная мебель, на кровати покрывало в цветочек. Агент ФБР положил рисунок Дюрера на стол, на самую середину, прямо рядом с Марвином. Худой бородатый мужчина склонился над рисунком с лупой, внимательно вглядываясь в каждую деталь.

Марвин забеспокоился, но тут же вспомнил, что рисунок настоящий, не подделка. Он наверняка пройдет проверку.


Шедевр

Ни один из мужчин не проронил ни слова.

— Ладно, — наконец проговорил бородатый. — Я передам его кому надо.

— А моя доля? — спросил агент.

— Вон, в конверте, — бородатый указал на тумбочку, где лежал небольшой конверт. Агент поспешно сунул его в карман пиджака.

Оба повернулись к двери, и Марвин глубоко вздохнул. Теперь или никогда! Он помчался к рисунку, но внезапно прямо рядом с ним по столу хлопнула огромная ладонь и мгновенно смахнула его на пол. Перекувырнувшись в воздухе, Марвин шлепнулся на пропахший табаком ковер.

Где-то совсем рядом по полу затопали огромные ботинки: ближе, еще ближе. Марвин еле успел укрыться за ножкой стола.


Шедевр

— Что там такое? — раздался далеко в вышине голос агента.

— Жук какой-то, — ответил бородатый. — Надеюсь, рисунок не заражен жучком.

— Да нет… Может, это гостиничный? Наверно, тут клопы.

Клопы! Марвин был смертельно оскорблен. До чего же люди невежественны!

Брезгливо фыркнув, бородатый пошел провожать агента к двери.

Когда агент ушел, для Марвина оборвалась последняя связь с музеем, с Джеймсом, с безопасной жизнью. Он остался один.

Шедевр

Тайное путешествие

Марвина не слишком радовала перспектива провести ночь в гостиничном номере, но бородатый явно расположился здесь надолго. Он дважды звонил по мобильному телефону. Первый раз говорил на каком-то незнакомом языке, второй раз сказал только: «Он у меня». А потом: «Завтра в десять утра, как договаривались. Да, совершенно уверен. До встречи».

Пока Марвин прятался в густом ворсе за ножкой стола, бородатый открыл шкаф и вынул черную кожаную сумку. Поставил ее на пол, в шаге от Марвина, и расстегнул молнию. Внутри оказались папки из плотного картона. Бородатый раскрыл одну из них и осторожно поместил в нее рисунок. Затем аккуратно сложил все папки обратно в сумку и закрыл молнию.

Марвин с растущей тревогой следил за действиями бородатого. Ему же надо попасть поближе к рисунку, но всем известно, что молнии — непреодолимая преграда для жуков.

Бородатый снова убрал сумку в шкаф, закрыл дверь комнаты на засов и цепочку, сбросил туфли и завалился на кровать. Через минуту включился телевизор, потом послышался треск открываемой пластиковой упаковки, и бородатый захрустел чем-то съедобным. Больше ничего за вечер не случилось, телевизор что-то бормотал, постоялец продолжал жевать — и Марвин наконец крепко уснул в своем укромном уголке.

Когда Марвин открыл глаза, в комнате было темным-темно. Человек на кровати храпел. Марвин знал — нужно придумать, как забраться в сумку, но ужасно хотелось есть, а до утра было еще далеко. С трудом пробираясь сквозь густой ворс, он дополз до прикроватной тумбочки в надежде, что бородатый оставил после своей трапезы хоть пару крошек. Забравшись на тумбочку, Марвин обнаружил смятую красно-желтую упаковку и горку твердых скорлупок.

Арахисовая скорлупа, сообразил Марвин, и его охватила неодолимая тоска по любимой скорлупке, той самой, что потерялась в трубе под раковиной в ванной комнате Помпадеев. Вот бы нырнуть прямо сейчас в свою купальню — крышку от большой банки! И двух недель не прошло с тех пор, как он, после приключений в сливной трубе, отмывался в ароматной пене, а кажется, что прошла целая вечность. Это было еще до того, как он нарисовал свой самый первый рисунок, до того, как они с Джеймсом подружились, до того, как он впервые услышал имя великого художника Альбрехта Дюрера.

Никакой еды на тумбочке, увы, не оказалось, зато обнаружился стакан с водой. Марвин немножко повеселел, подхватил передней лапкой кусочек арахисовой скорлупки и вскарабкался по стенке стакана. Помедлив на краю, вгляделся в спокойную гладь воды, потом глубоко вдохнул, задержал дыхание и нырнул в стакан. Вода плеснула с тихим звуком, человек на кровати повернулся на другой бок. Марвин, держась за скорлупку передними лапками и быстро работая задними, поплыл кругами. Прохладная чистая вода приятно омывала спинку. Он сразу же почувствовал себя гораздо лучше.


Шедевр

Немного позже Марвин, освеженный ночным купанием, вскарабкался по мокрой стенке стакана и выбрался наружу. Нашел рядом с будильником скомканную бумажную салфетку и хорошенечко вытерся. Потом спустился на пол, прополз по ковру до шкафа и подлез под дверцу. Это заняло у него немало времени.

Добравшись до сумки, он задумался: где бы найти безопасное местечко? В конце концов решил, что наружный кармашек ему подойдет, и залез под кожаный клапан. Удобно — есть за что держаться и все вокруг видно.

Он, должно быть, снова заснул, но вдруг очнулся от громкого стука — распахнулась дверца. Было уже совсем светло. Худой бородач вынул сумку из шкафа, положил на стол. Потом быстро собрал разбросанные по комнате вещи, подхватил сумку и торопливо вышел.

Оказавшись на улице, они двинулись по тротуару в плотной толпе прохожих. Люди вокруг были одеты по-зимнему и закутаны в шарфы. Марвин сразу замерз, в кармане у агента ФБР было куда теплее. Куда они направляются? Эту часть города Марвин никогда раньше не видел. Огромные здания теснятся друг рядом с дружкой, тянутся к небу. Широкие проспекты запружены машинами и автобусами. Витрины магазинов заполнены одеждой, украшениями, электроникой. Через несколько кварталов они подошли к массивному серому зданию со шпилем: церковь, решил Марвин. Бородатый поднялся по широким ступеням и нырнул в дверной проем.


Шедевр

В полутемном просторном, словно пещера, зале толпился народ. Одни зажигали свечи, другие стояли по двое, по трое и о чем-то шептались, третьи расположились на церковных скамьях, склонив головы в молитве. Худой бородач пристроился с краю, в последнем ряду. Марвин быстро огляделся. Что теперь? Спустя пару минут рядом уселся другой мужчина. Ни один не произнес ни слова. Бородатый подвинул к соседу сумку, встал и вышел из церкви.

Марвин затаил дыхание.

Внезапно мужчина потянул к себе сумку с такой силой, что Марвин не удержался под клапаном и свалился внутрь кармашка. Отсюда ничего не было видно, но Марвин понял: путешествие рисунка продолжается. Марвин несколько раз пытался выбраться из кармашка и поглядеть, куда они идут, но сумка так сильно раскачивалась, что Марвина все время сбрасывало вниз. В конце концов он сдался.

Хлопнула дверца машины. Слабо запищали кнопки мобильного телефона, и раздался новый, незнакомый голос. У говорящего был такой сильный иностранный акцент, что Марвин ничего не мог разобрать. Он чувствовал, что машина быстро движется — но куда?

Прошло немало времени, а может, время просто тянулось медленно для Марвина, которому страшно хотелось понять, что все-таки происходит за пределами сумки. Машина то останавливалась, то снова набирала ход. Вдруг послышался чей-то голос — наверно, водителю объясняли, куда ехать.

Неужели они все еще в Нью-Йорке? Марвин понятия не имел. В темноте в голову лезла всякая всячина: тот вечер, когда он впервые вздумал рисовать, и как у него перехватило дыхание при виде «Мужества». Сейчас он чувствовал присутствие рисунка рядом, за кожаной стенкой сумки, — это почему-то было приятно — и вспоминал рассказ Кристины об Альбрехте Дюрере, печальном одиноком гении, чье перо сотворило мужественную девушку и льва.

Марвин незаметно задремал. Он проснулся от резкой встряски и глухого стука: сумку куда-то поставили.

Чьи-то руки расстегнули молнию, полностью раскрыв сумку, и от этого кармашек, где прятался Марвин, расплющился. Марвин поспешно вынырнул из-под клапана и спрыгнул на какую-то деревянную поверхность. Снова послышался голос с иностранным акцентом:

— Вот она. Хороша, да?

Ему ответил другой голос:

— Ничего не скажешь, стоит своих денег. Теперь она почти дома.

Марвин замер от неожиданности. Он узнал этот голос.

Шедевр

Скрытые добродетели

Денни!

Сначала Марвин ужасно обрадовался. Денни тут, значит, все будет в порядке! Он уж догадается, что это подлинник Дюрера. Они с Кристиной, наверно, обнаружили ошибку. Больше не нужно ни уловок, ни тайн — «Мужество» возвращается в музей.

— А вот это нам ни к чему! — усмехнулся Денни.

Марвин чуть-чуть высунулся из укрытия и увидел, что Денни отделяет рисунок от паспарту. Они были в пустом вестибюле какого-то здания, с обеих сторон виднелись стеклянные двери, а вдоль стен стояли скамьи.

— Такси еще ждет? — спросил Денни темноволосого мужчину, который принес сумку.

— Си, синьоре.

— Сядешь — засунь эту штуку под сиденье. Это их займет на какое-то время. — Денни протянул собеседнику оторванный от паспарту уголок. — А это тебе, — добавил он и вручил ему пухлый белый конверт.

Марвину некогда было размышлять о том, что происходит, у него оставались лишь считанные секунды. Он пробрался под сумкой поближе к Денни, вскарабкался наверх по рубчатому вельвету его брюк и всеми шестью лапками вцепился в петельку пояса.


Шедевр

Человек с акцентом затолкал белый конверт в карман.

— Грацие, синьоре.

Он сунул клочок паспарту в сумку, застегнул молнию и поспешно вышел через стеклянную дверь обратно на улицу.

— Все в порядке, моя красавица, — пробормотал Денни, склонившись над рисунком. — Сейчас я тебя как следует упакую — и пора двигаться.

Он бережно поместил «Мужество» в плотную картонную папку и убрал папку в портфель-дипломат.

Марвин не мог унять дрожь. Он судорожно пытался сообразить, что все-таки происходит. И когда же они наконец вернутся в музей?

Денни встал, полы его куртки закрыли Марвину обзор. Наверно, они вышли на улицу, потому что Марвину снова стало холодно. Они погрузились в гул большого города.

На этот раз идти было недалеко, и машина не понадобилась. Скоро Марвин услышал, как, чмокнув, открылись двери лифта, тихо звякнула кнопка нужного этажа. Пара минут, и лифт остановился. Зазвенели ключи.


Шедевр

До Марвина донесся еле слышный шелест, довольное мурлыканье Денни. Ага, понятно, он кладет свой портфель на стол, открывает его. Теперь вынимает рисунок.

— А вот и ты, моя красавица, — еле слышно прошептал Денни.

Он сбросил куртку, и Марвин смог оглядеться. Они находились в маленькой полутемной комнате, горела всего одна лампа в углу. Наверно, кабинет, подумал Марвин. Темные красно-коричневые деревянные панели, по стенам книжные полки. Денни положил рисунок на большой полированный стол. Марвин взглянул и охнул от изумления.

На столе лежали еще три рисунка.

«Благоразумие».

«Умеренность».

«Справедливость».

— Поздоровайся с сестрами, — пробормотал Денни. — Они так долго тебя ждали!

Шедевр

Среди похитителей

У Марвина кружилась голова. Что Денни делает? Они тут — все четыре «Добродетели» Дюрера. Марвин окончательно запутался и ужасно испугался — но все равно его так и тянуло полюбоваться рисунками. Он еле заставил себя сидеть на месте, затаившись под брючной петелькой.

Украденные, давно пропавшие рисунки — тут, у Денни!

Жучка-микрочипа на рисунке больше нет, значит, ФБР никогда не найдет «Мужество». Что же все-таки произошло? Неужели Кристина так и задумала? Выходит, она сама подменила рисунки?

Марвин задрожал от ужаса. Объяснение напрашивалось само собой: Денни и Кристина украли рисунки, все четыре. Значит, они с самого начала в этом деле вместе? Так вот что они задумали — украсть последнюю из «Добродетелей»!

Но почему?

Денни склонился над столом, и Марвин осторожно выглянул из-за петельки — ему хотелось получше рассмотреть рисунки. Какие прекрасные, какие знакомые тонкие, уверенные линии пером — словно привет от старого друга. Девушки на остальных рисунках такие узнаваемые, такие дюреровские. Крошечные фигурки полны мощи и силы — нарисованные и вместе с тем совершенно живые, хоть и на бумаге. Задумчивое выражение лиц знакомо по «Мужеству», все четыре девушки словно выбрали одиночество своей судьбой.

Вот «Благоразумие» — юная девушка отстраняется от купидона, подносящего ей лавровый венок. Символ «Умеренности» — девушка переливает какую-то жидкость из кувшина в чашу. Все линии утонченные и изысканно-волшебные, словно узор крыла бабочки.

И, наконец, «Справедливость». Рисунок живой, объемный, совсем не плоский, как в альбоме Кристины. Девушка опирается на меч и грустно смотрит куда-то вдаль, она уже не ожидает от этого мира ни малейшей честности. В руке у нее весы, она подняла их высоко-высоко — так держат фонарь.


Шедевр

Марвин услышал глубокий вздох и понял: Денни, завороженный рисунками, тоже забыл обо всем на свете.

Денни выпрямился и потянулся к мобильному телефону. Марвин тут же спрыгнул с брюк на стол и спрятался в желобке под краем деревянной столешницы.

— Лизель? Как дела, дорогая? Все по плану, встретимся во Франкфурте. Я купил билет с открытой датой, еще не знаю, когда именно смогу вылететь. Ты мне закажешь машину из аэропорта?

Пауза — Денни молча слушает ответ.

— Отлично. Договорились. Я с тобой свяжусь. До скорого, Лизель.

Вот и все, подумал Марвин. Денни и Кристина планируют вывести рисунки за пределы страны. Имя «Лизель» — какое-то иностранное.

Денни налил янтарную жидкость из бутылки в широкий хрустальный бокал и снова взглянул на рисунки.

— За «Добродетели», — хрипло прошептал он, поднимая бокал (Марвину показалось, что Денни готов заплакать). — И за творца «Добродетелей», неподражаемого Альбрехта Дюрера!

Он осушил бокал и поставил его на письменный стол. Потом прикрыл «Добродетели» папиросной бумагой и вышел из комнаты.


Шедевр

Марвин выбрался на стол и устроился в чудесной близости от рисунков. Он был в замешательстве. Невозможно себе представить, что Денни и Кристина — похитители картин. Они же преклоняются перед мастерством Дюрера. Марвин вспомнил тот разговор в кабинете Кристины, когда они, перебивая друг друга, восхищались рисунками старого мастера. Неужели это было притворство? Непонятно.

А потом Марвин вспомнил слова Денни о похитителях произведений искусства: иногда картины крадут ради любви.

Шедевр

План вырисовывается

Марвин пристроился рядом с четырьмя миниатюрными шедеврами Дюрера. Надо что-то делать — мысль об этом сидела в нем острой занозой. Действовать надо немедленно, но как? Должен же быть какой-то способ остановить воров. Если бы только Джеймс был тут! Марвину так нужна сейчас помощь друга.

Он спустился по ножке большого стола и прополз по ковру до стола письменного. Вскарабкался наверх, по гладкой столешнице добрался до подоконника. Оконное стекло не блистало чистотой, но даже сквозь пленку зимней городской грязи можно было кое-что разглядеть. Вдоль улицы растут деревья, невысокие красивые дома из камня и кирпича чередуются с маленькими магазинчиками и ресторанами. Похоже на район, где живет семейство Джеймса. Может, они где-то неподалеку? Думать об этом было приятно — хоть Марвин и понимал, что у жука уйдет не меньше месяца, чтобы одолеть пару городских кварталов.

Он в отчаянии оглядел письменный стол. Что теперь? На столе — металлический стаканчик для ручек и карандашей, рядом блокнот, блюдечко со скрепками и резинками, стопка конвертов, несколько газет. Он подполз ближе.

Наверно, свежая почта, подумал Марвин. Он немного разбирался в человеческой системе доставки почты: всего неделю тому назад Папа ему все подробно объяснил. Однажды с кузеном Бьюфордом случилась пренеприятная история, его нечаянно запечатали в конверт вместе с контрактами на недвижимость, которые миссис Помпадей собиралась отправить срочной почтой. Когда Марвин спросил, куда же все-таки попадет кузен, Папа объяснил, что адрес написан на конверте, но жуки, увы, не умеют расшифровывать человеческие буквы. (Чтобы немножко утешить Марвина, Папа объяснил, что куда бы ни отправился Бьюфорд в своем конверте, в десять тридцать следующего утра он уже будет на месте.) Оставалось только надеяться, что он доберется до этого места благополучно и сумеет начать там новую жизнь. Честно говоря, Марвин сомневался, что Бьюфорд сможет сам себе бутерброд сделать, не говоря уже о новой жизни. Но что зря расстраиваться, все равно уже ничем не поможешь.

Зато почтальон понимает, куда нести письмо, — по надписи на конверте. Марвин помедлил у стопки газет. На одной из них белела наклейка. Может, это и есть адрес квартиры? Адрес места, где спрятаны все четыре «Добродетели»? Похоже на то. Если бы удалось как-то передать этот адрес Джеймсу, он бы догадался, где искать украденные шедевры. Но надо спешить, а не то Денни упакует рисунки и уедет за границу.

Получится ли? Но ничего другого в голову не приходит. Чем сидеть сложа лапки, лучше уж заняться делом, пока четыре рисунка не исчезли в неизвестном направлении.


Шедевр

Марвин пополз по газете. Надо как-то отодрать наклейку. Осторожно, чтобы не попортить адрес, он принялся подгрызать желтый клей. До чего же вкус противный! Помогая себе всеми шестью лапками, отодрал, наконец, наклейку от листа газеты. В процессе жевания она немножко загрязнилась и подмокла, но все три строчки адреса прекрасно видны. Марвин расправил наклейку, а потом аккуратно сложил несколько раз — так они всегда складывали подстилку и полотенца, когда отправлялись на пикник. Наклейка превратилась в маленький сверточек, чуть меньше его самого. Теперь сверток надо чем-нибудь перевязать.

На стуле висел пиджак Денни. Ожидания Марвина оправдались, к плечу пристала пара седых волосков. Одним из них Марвин тщательно привязал сверток с адресом под брюшко. Двигаться стало невероятно трудно. Он еле добрался до стопки газет и присел, тяжело дыша, отдохнуть. Ну и устал же он! Теперь надо придумать, как передать адрес Джеймсу.

В этот момент раздался звонок, и в дверях кабинета появился Денни. Он что-то кричал в телефон.

— Что? Что случилось, Кристина? Я не понимаю.

Кристина! Сообщница! Даже думать о ней противно. А она Марвину сначала так понравилась.

— Что случилось? — продолжал Денни. — Уже нашли? Только уголок паспарту и больше ничего? Ну, да, конечно, с жучком. Успокойся, прошу тебя, я совершенно ничего не понимаю.


Шедевр

Марвин высунулся из-под газеты, стараясь не пропустить ни слова. Почему Кристина так расстроена? Все ведь идет по их плану.

— Ужасно жалко, конечно, но разве это так уж…

Долгое молчание. Денни, внимательно слушая, оперся о стол. Его пальцы легонько постукивают по столешнице рядом со «Справедливостью». Вдруг он шумно вздохнул.

— Нет! Подлинный Дюрер? Этого не может быть, Кристина!

Марвин в недоумении глядел на него из-под газет. Конечно, подлинный Дюрер. Они же сами его и украли. Из трубки слышался полный отчаяния голос Кристины.

— Да, я был вчера в галерее, но ничего такого не заметил. Конечно, я особо не вглядывался, ты же сама вставляла его в раму. Ты права, совершенно бессмысленно, но… Просто поверить не могу. Это точно?

Ура, Кристина ничего не знает! Марвин так разволновался, что едва успел спрятаться, когда Денни направился к письменному столу. Уже в газетном укрытии он облегченно вздохнул: Кристина ни в чем не виновата. Она и правда любит Дюрера, она не врала и не притворялась перед Карлом и Джеймсом.

— Да, да, конечно, я сейчас же приду, — продолжал Денни. — Я должен сам в этом убедиться.

Голос в телефоне продолжал что-то объяснять, а Денни стоял у письменного стола и терпеливо слушал.

— Совершенно невозможно себе представить, что и «Мужество» теперь пропало, — голос Денни звучал расстроенно, но спокойные движения рук выдавали его истинные чувства. Марвина передернуло от отвращения. Какой актер! — Если это правда, придется немедленно сообщить директору Гетти, ну и правлению музея, конечно.

До Марвина донесся встревоженный голос Кристины. Ах да, ведь «Мужество» привезли из музея, где работает Денни. Украденный рисунок даже не принадлежит музею, из которого его украли. Теперь понятно, почему Кристина в таком ужасе. Выходит, что она кругом виновата.

Минуту-другую Денни слушал не прерывая, потом сказал:

— Нет, нет, ты приняла все меры предосторожности. Я сам был с тобой. Перестань себя казнить, Кристина. Все равно, скажу тебе честно, не понимаю, как такое могло произойти. Рисунок Джеймса, конечно, очень похож, но все же… Ты уверена, что пропал именно подлинник?

Как он может так притворяться? Марвин просто не верил своим ушам.

— Да, да. Мне очень жаль. Невероятно, да. Ты уже известила дирекцию музея? Полицию? — снова пауза. — Да, ты права. Я сейчас же приду, пойдем вместе. Может, ты все-таки ошибаешься… И Джеймс там? Да? Ага… Да… понимаю.

Марвин сразу же почувствовал себя куда лучше. Джеймс уже в музее. Если он доберется до Джеймса, то как-нибудь сумеет ему все объяснить. Может, еще удастся спасти замечательные шедевры Дюрера.

— Буду у тебя в кабинете через двадцать минут, — продолжал Денни. — Вместе поговорим с директором.

Он отключил телефон и потянулся за пиджаком.

Марвин понял: час настал. Не успел Денни дотронуться до пиджака, как Марвин с трудом — мешал привязанный к брюшку сверток — спрыгнул с края стола прямо на рукав пиджака. Из-за лишнего веса он чуть не промахнулся и только в самый последний момент успел всеми шестью лапками уцепиться за ворсистую ткань.

Денни снял пиджак со стула, повернулся к столу, на котором лежали рисунки, и довольно улыбнулся:

— Мои дорогие дамы, я не могу оставить вас у всех на виду.

Он достал из стенного шкафа целый ворох упаковочной бумаги. Аккуратно, хирургически точными движениями завернул каждый рисунок и, один за другим, уложил в портфель. Маленькие рисунки прекрасно туда поместились. Потом Денни закрыл портфель и убрал обратно в шкаф.

Марвин наблюдал за происходящим в безмолвном отчаянии. Оставалось только надеяться, что он видит «Справедливость», «Мужество», «Умеренность» и «Благоразумие» не в последний раз.

Через минуту он еще крепче вцепился в рукав пиджака: Денни спешил в музей Метрополитен.

Шедевр

Друг всегда поможет

Десяток кварталов промелькнули с необычайной быстротой. Марвин с облегчением понял, что квартира находится недалеко от музея — раз они не взяли такси и не поехали на метро. Денни мигом взбежал по высокой лестнице музея и ворвался в кабинет Кристины. Там царило полное смятение. Кристина, опустив голову и закрыв лицо руками, сидит за столом — щеки мокры от слез, очки отброшены куда-то в сторону. Рядом стоят совершенно убитые Карл и Джеймс.

— Моя карьера загублена, навсегда загублена. Ума не приложу, как все это объяснить. Никто не поверит. Как я умудрилась? Это ужасно, ужасно.

— Кристина, — ласково начал Денни, — давай сначала все проверим. С тех пор как рисунок унесли из музея, я разговаривал с тобой по крайней мере шесть раз, и все шло по плану. Я не верю, что ты могла допустить такую ошибку.

Марвина аж передернуло: какой все-таки негодяй! А говорит-то как убедительно, словно и впрямь сочувствует.

— Сам посмотри, — тихо ответила Кристина.

Денни подошел к Кристине, а Марвин сполз вниз по рукаву, оттуда на штанину и наконец на пол. Привязанный к брюшку сверток очень затруднял движения, но все же ему удалось спуститься и затаиться под столом. Теперь надо как-то привлечь внимание Джеймса.

Можно попытаться взобраться мальчику на запястье, он так раньше уже делал, но все настолько поглощены рисунком, что Джеймс вряд ли его заметит. Марвин замер у ножки стола, не зная, что предпринять. А наверху продолжался весьма неприятный разговор.

— Они просто очень похожи, — говорил Джеймс. — Помните, их никто не мог различить.

Кристина вздохнула.

— Поэтому я и попросила вас всех поскорее прийти, надеялась, может, я не права. Но… сами посмотрите. Как только агент ФБР сказал, что в такси нашли обрывок паспарту с жучком, я сразу забеспокоилась. Пошла проверить подлинник, чтобы убедиться, все ли в порядке. И… сами видите… Ты же видишь разницу, Денни?

Уж он-то видит разницу, хотелось закричать Марвину. Он же все и подстроил. А теперь еще кивает с сочувственным видом.

— Это не Дюрер, — тихим, ровным голосом произнес Денни.

Безутешная Кристина повернулась к Джеймсу:

— Можно устраивать какие угодно проверки, но когда смотришь на рисунки Дюрера столько лет, нутром чуешь. Так всегда с подделками. — Она покачала головой. — Тесты и проверки это хорошо, но в конечном итоге все решает человеческое чутье. Когда по-настоящему знаешь художника, что-то в подделке начинает тебя беспокоить, и чем дольше глядишь, тем больше беспокоишься. Да так, что сил нет терпеть.

Она взглянула на рисунок, но тут же зажмурилась. Марвин вздрогнул: неужели его творение причиняет ей такую невыносимую боль? Но раздумывать обо всем этом не было времени, потому что он вдруг заметил, как рядом с ножкой стола что-то блеснуло. Это же его оружие — кнопка! Он же сам ее припрятал, когда ночевал здесь.

Отлично, сейчас ему это оружие пригодится. Нет, нападать он ни на кого не собирается, а вот подать сигнал кнопкой можно распрекрасно. Марвин ухватил металлическую штуковину передними лапками. С кнопкой и тяжелым свертком, он все же ухитрился доползти до ноги Джеймса. Вскарабкался на кроссовку, забрался под штанину и легонько ткнул острием кнопки в голую лодыжку.

Никакой реакции. Продолжают разговаривать.

Марвину пришлось поднапрячься и ткнуть посильнее.

— ОЙ! — вскрикнул Джеймс.

— Что такое? — забеспокоился Карл.

— Даже не знаю, нога что-то заболела, — мальчик запрыгал на месте, чуть не сбросив Марвина на пол. Потом он опустился на одно колено и задрал штанину.


Шедевр

— Ты ее не вывихнул? — Карл наклонился, посмотреть, в чем дело, но Джеймс уже углядел маленького жучка.

— Нет, ничего, все в порядке, папа! Просто нога затекла. Как иголками колет.

Джеймс осторожно поднял Марвина и, бросив незаметно кнопку под стол, пересадил его под манжету.

Марвин испустил долгий вздох облегчения. Пока все идет неплохо. Конечно, надо еще показать Джеймсу наклейку с адресом. Теперь, с высоты своего нового положения, Марвин видел, как Денни рассматривает рисунок. Рамка такая же, как у подлинника, но, несмотря на стекло, Марвин не сомневался: это его собственная работа.

— Ума не приложу, как это получилось, — продолжала Кристина. — Я была так внимательна. Сто раз перепроверила. Как же я могла их перепутать?

— Они и правда очень похожи, — Карл встал рядом с Кристиной, ласково положил руку ей на плечо. — Никто вас не уволит из-за одной-единственной ошибки.

Она безнадежно подняла глаза:

— Денни, ну объясни же им. Этот рисунок стоит, по крайней мере, полмиллиона долларов! К тому же это собственность другого музея. А я подвергла рисунок ненужному риску — ради какой-то своей дурацкой идеи.

— Нет, не говорите так, — покачал головой Карл. — Вы пытались найти другой украденный рисунок, найти «Справедливость». Идея была отличная.

— Отличный был план, Кристина, — подтвердил Денни. — И мы все с ним согласились. Но, боюсь, отношения между нашими музеями от этого не улучшатся. По правде говоря, мы оба с тобой в ответе за рисунок, и нам обоим придется расплачиваться за этот… ужасный промах.

Как он смеет так говорить, возмутился в душе Марвин.

Кристина прижала ладони к вискам.

— Дело даже не в том, что меня уволят, плевать. Дело в том, что «Мужество» пропало, и это моя вина.

— Вдруг ФБР еще удастся найти рисунок? — Карл обнял Кристину за плечи. — Я знаю, что микрочип потерялся, а может, его нарочно сняли, но по крайней мере известно, где рисунок до того побывал.

— В разных людных местах — в гостинице, в церкви, в большом здании со множеством офисов. Жучок не может указать, в каком именно номере гостиницы был рисунок. А потом он все время двигался, нигде подолгу не оставался, так что у ФБР не было времени до него добраться. Только когда такси приехало в гараж, они нашли обрывок паспарту под задним сиденьем. Они пока еще ищут — вдоль всего маршрута, — но надежды, увы, мало.

— Пора уже сообщить, кому положено, — тихо напомнил Денни.

— Ты прав, — безжизненным голосом подтвердила Кристина. — Я просто хотела дать ФБР побольше времени. Вдруг… Ой, Денни, как это ужасно!

— Конечно. Мне так жаль…

Марвин больше не мог переносить этого вранья. Нет сил смотреть на грустное, испуганное лицо Кристины. Словно читая его мысли, Джеймс пробормотал:

— Мне в туалет надо.

— Ты знаешь, куда идти, сынок, — кивнул отец.

Как только они вышли из кабинета, Джеймс поднял руку и взглянул на Марвина.

— Где ты был все это время? Я никак понять не мог, куда ты делся? Ты был в музее? Упал случайно с куртки? Надо придумать для тебя какое-то более надежное место. Я так боялся, что ты совсем потеряешься.

Не спуская глаз с Джеймса, Марвин проворно перекатился на бок, чтобы мальчик заметил бумажный сверточек.

— А это что такое? — удивился Джеймс.

Марвин развязал волосок передними лапками и протянул бумажку мальчику.

— Похоже на кусок газеты. Словно комок жеваной бумаги… Это чтобы через трубочку плеваться, да?

Марвин выжидающе глядел на Джеймса.

— Нет, это что-то совсем другое.

Марвин в восторге забегал по рукаву.

— Подожди, — мальчик присел у стены в коридоре. Он повернул руку так, чтобы лучше видеть Марвина и не уронить его невзначай.

— И что прикажешь с этим делать? — мальчик вопросительно взглянул на жука. — Развернуть, что ли?

Он развернул крохотный сверточек, потом осторожно расправил клочок бумаги на колене и принялся изучать.

— Гордон Перри, Восточная Семьдесят четвертая улица, дом 236, квартира 5Д, город Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, — прочел мальчик.

Марвин нахмурился: на почтовой наклейке не было имени Денни. Но это точно та самая квартира. Семьдесят четвертая улица — совсем близко от музея, всего несколько кварталов.

— Кто это? — Джеймс внимательно поглядел на Марвина.

Марвин быстро-быстро ползал по рукаву.

— В чем дело? Чего ты так распрыгался? — мальчик не спускал с жука серьезных серых глаз. — Давай снова, как раньше. Если я прав, ползи на кончик пальца. Этот парень имеет какое-то отношение к пропавшему рисунку? К подлиннику, да?

Марвин заспешил к самому кончику пальца.

— Ага! Он украл рисунок, да?

Ну, не совсем так, но Джеймс умница и догадается.

— Правда? — Джеймс от волнения прикусил губу. — Что нам делать? В полицию позвонить?

Марвин пополз вниз по пальцу. Нет, полиция тут не поможет. Они ничего не смогут сделать, и вообще полиция им не поверит.

Джеймс снова посмотрел на адрес, нахмурил брови.

— Ну, что будем делать, малыш?

Марвин проворно забрался на самый кончик пальца и замахал передними лапками в воздухе.

— Хочешь, чтобы я тебя куда-то отнес? Куда?

Марвин еще неистовей махал лапками.

— Ага, понял. Туда, по этому адресу.

Джеймс молодчина! Все с полуслова понимает. Марвин продолжал размахивать лапками в воздухе.

— А что делать, если этот парень и вправду вор?

Марвин махал лапками не переставая. Пора уже приниматься за дело и отправляться в путь.

Джеймс бросил взгляд на дверь кабинета.

— А им сказать?

Марвин не на шутку перепугался и сразу пополз на сгиб пальца. Они собираются наведаться в квартиру, где спрятаны шедевры Дюрера, а Денни об этом узнает? Страшно подумать, что тогда будет!

— Нет? Ты прав, наверно. Они не поймут, и меня не отпустят, — вздохнул Джеймс.

Он все еще раздумывал.

— Хорошо, тут совсем близко. Папа, конечно, с ума сойдет от беспокойства, так что давай побыстрее. Не знаю, чего ты хочешь, но когда доберемся, как-нибудь объяснишь.


Шедевр

Марвин в восторге вернулся на кончик пальца.

— А это не опасно? — встревоженно спросил Джеймс.

Смешно: обычно этот вопрос Марвин сам задает Элен перед очередной авантюрой. Смешно-то смешно, но и страшновато. Если Денни останется в музее, все обойдется. Хочется надеяться, что обойдется. Он взглянул на Джеймса, не зная, что ответить — да или нет.

Надо как-то попасть в квартиру — но это полдела. А как он будет потом показывать Джеймсу, где рисунки?

Зажав клочок бумаги с адресом в кулаке, Джеймс вскочил на ноги, посадил Марвина под манжету и понесся к выходу из музея.

Шедевр

Взломали и вошли

Джеймс времени не терял и шагал куда быстрее, чем ожидал Марвин. Вот они уже проскочили десять кварталов — от музея до дома на Семьдесят четвертой улице. Поднявшись по крутой каменной лестнице к входной двери, мальчик помедлил минутку, изучая металлическую дощечку с номерами квартир. Пошел легкий снежок, снежинки таяли, не долетая до тротуара.

— И что теперь? Нажать кнопку звонка? — спросил мальчик. Марвин неуверенно пополз к кончику пальца. В квартире же все равно никого нет.

— Смотри, 5Д. — Джеймс снова перечитал наклейку. — Гордон Перри. Да, это тут.

И нажал кнопку звонка. Никакого ответа.

Джеймс переминался с ноги на ногу, посматривал на высокий фасад дома, смаргивал снежинки с ресниц, а потом решительно произнес:

— Надо как-то пробраться внутрь, да? Наверно, хоть в какой-то квартире люди есть.

Он провел пальцем по двойному ряду кнопок и принялся нажимать все подряд. Переговорное устройство ожило, сразу несколько голосов стали спрашивать: «Да?» и «Вам кого?» Потом кто-то нажал кнопку, открывающую замок, раздалось негромкое гудение, Джеймс поспешно ухватился за ручку двери — и оказался в тесном, выложенном плиткой подъезде.

Они уже поднялись на лифте на пятый этаж, а Марвин все пытался сообразить: как же им попасть в квартиру? Он-то может проползти под дверью, но Джеймсу это ничем не поможет. Хорошо, предположим, он, Марвин, проберется внутрь и постарается включить пожарный сигнал (дядя Альберт, большой специалист по электричеству, научил его паре-другой приемчиков). Если сигнализация сработает, прибежит управляющий и откроет дверь. Только как Джеймс объяснит, что он тут делает?


Шедевр

Джеймс подошел к двери с латунной табличкой «5Д» и испуганно огляделся.

— Ну, давай постучим, — сказал он Марвину. — Надеюсь, там не прячется какой-нибудь настоящий преступник.

Он глубоко вздохнул и постучал в дверь. Никто не ответил. Мальчик посмотрел на Марвина:

— И что теперь?

Марвин перебежал на самый кончик пальца и отчаянно замахал лапками в воздухе.

— Понял, понял. Ты хочешь туда попасть. Но как? — Джеймс обеими руками потянул на себя дверь. — Заперто.

Марвин, улучив момент, перебрался на дверную ручку. Ему пришло в голову, что можно попытаться открыть замок. Он внимательно вгляделся в черноту замочной скважины — и нырнул внутрь.

— Куда ты? — заволновался Джеймс.

В замочной скважине было совсем темно и полно холодного и противного металла. Марвин прекрасно представлял себе устройство замка, но как же все-таки его открыть? Двоюродная бабушка Марвина, бабушка Милдред, была семейным специалистом по замкам, она не раз читала всем домашним длинные лекции, объясняя механику замков, но тогда Марвину и в голову не приходило, как скоро ему это знание понадобится. Главное — найти рычаг, вспомнил он бабушкины слова.

— Эй! — прошептал Джеймс в замочную скважину, наполнив ее своим теплым дыханием. — Где ты, малыш?

Мальчик озабоченно заглянул в замочную скважину — Марвин увидел его глаз.

— Хочешь открыть замок? Правда, что ли? Вот здорово!

Марвин с силой толкнул металлическую защелку замка, но она даже не шевельнулась.

В замочной скважине снова повеяло теплым дыханием.


Шедевр

— В жизни не догадаешься, что я в кармане нашел. Скрепку! Поможет? Держи.

Джеймс чем-то деловито зашуршал, и в отверстии показался конец согнутой проволочки. Марвин еле успел отпрыгнуть: металлическая штуковина чуть не проткнула его насквозь. Полегче, дружок, полегче.

— Поможет? — снова прошептал Джеймс. Марвин примерился глазом к проволочной скрепке, снова покосился на защелку. Стал судорожно припоминать бабушкины поучения. Осторожно приставил скрепку к механизму замка под нужным углом, повернулся спиной и со всей силой надавил на скрепку. Потом надавил сильнее, отталкиваясь всеми шестью лапками.

Никакого движения.

Еще сильнее.

Ничего.

— Ну как, поддается? — шепнул Джеймс. — У тебя, наверно, силенок не хватает. Давай я попытаюсь повернуть скрепку.

Марвин снова подтянул к себе тонкую проволочку, надавил что было силы, а мальчик начал тихонько поворачивать другой конец скрепки. Есть рычаг, ура! Послышался тихий щелчок, и защелка наконец подалась.

— Получилось! — восторженно прошептал Джеймс и взялся за дверную ручку. Марвин вылез из замочной скважины прямо к нему на палец. Еще секунда — и они уже внутри квартиры.

Шедевр

Находка

Джеймс тихонько прикрыл за собой дверь, включил верхний свет и оглядел маленькую, аккуратно прибранную гостиную.

— Чья эта квартира? Кто он, этот Перри?

И правда, кто он? Друг Денни? Сообщник? Марвин понятия не имел. Он снова заполз на самый кончик пальца и замахал лапками.

— Куда пойдем? — Джеймс начал медленно двигаться по комнате.

Используя уже знакомый прием, Марвин направлял Джеймса — пара проб и ошибок, и они добрались до двери в кабинет.

— Сюда? — мальчик открыл дверь. — Что тут?

Он осмотрелся вокруг. Ничего особенного: стол, книжные полки. Да, еще письменный стол, а на нем кипа газет.

— Точно, он тут живет. Но здесь ничего нет, малыш. Куда теперь? — он остановился у окна, поглядел угрюмо на падающий снег. — Мне пора назад. Отец будет ужасно беспокоиться и маме позвонит… Сам понимаешь, как она рассердится.

Нет, нет, только не сейчас, Джеймс. Марвин без остановки носился взад и вперед по пальцу.

— Хорошо, хорошо, успокойся. Что ты хочешь мне сказать?

Джеймс еще раз огляделся, но жук явно указывал на дверцу шкафа.

— Что-то в шкафу?

Марвин затопал всеми шестью лапками на самом кончике пальца, словно исполняя неистовый танец.

Нахмурив брови, Джеймс подошел к шкафу, открыл дверцу — несколько курток, картонные коробки. Портфель-дипломат стоял на полу, позади коробок.

Рискуя сорваться, Марвин в восторге запрыгал на кончике пальца.

— В чем дело? — Джеймс присел на корточки. — Тут просто куча коробок. Чего ты так разволновался?

Марвин безостановочно кружил по пальцу. Как же хочется, чтобы Джеймс наконец обнаружил секрет Денни.

— Ты из-за рисунка беспокоишься, да?

Не в силах больше ждать, Марвин спрыгнул с пальца и понесся по дощатому дну шкафа к портфелю.

— А, достать тебе эту штуку? — догадался мальчик. — Давай посмотрим.

Он осторожно поднял жука, а потом вытянул портфель из шкафа. Сел на пол, скрестив ноги, поставил портфель перед собой и щелкнул замочками.

— Да тут просто куча бумаги.

Марвин снова спрыгнул с пальца и с легким стуком приземлился прямо в портфель.

— Послушай, малыш. Нам пора возвращаться в музей. Не знаю, что ты тут надеешься найти, но…

Марвин, окончательно потеряв терпение, забарабанил лапками по тонкой бумаге.

Джеймс тяжело вздохнул.

— Мне кажется, не стоит рыться в чужих вещах. Этот парень, Перри, рассердится, если узнает.

Марвин перекатился на спинку и замахал в воздухе всеми шестью лапками — как еще можно выразить глубокое отчаяние и призыв к незамедлительной помощи?

— Ладно, не сходи с ума. — Джеймс кончиком пальца дотронулся до бумаги. Марвин тут же перевернулся на брюшко и потянул за край.

Мальчик сдвинул верхний слой бумаги и медленно, неохотно развернул сверток.

Перед ним предстало «Мужество» — во всей красе.


Шедевр

— П-подлинник… — Джеймс заикался, словно не веря своим глазам. — Это он, да! — Мальчик в восторге смотрел на Марвина. — Ты его нашел. Это тот, украденный! Как тебе удалось?

Джеймс, дрожа, вскочил на ноги. Он кружил вокруг стола, обхватив голову руками и бормоча так быстро, что Марвин с трудом улавливал суть:

— Этот Перри, наверно, и украл. Надо папе сказать. Надо рассказать Кристине и Денни. А вдруг он сюда вернется? Вдруг он нас найдет?

Джеймс быстро подхватил Марвина, посадил его в безопасное место под манжету. Оглядевшись вокруг, заметил телефон и тут же взялся за трубку.

— Надо папе позвонить. Он сообразит, что делать.

Мальчик набрал номер и прижал трубку к уху.

— Не могу дозвониться! — простонал он. — Папа, наверно, в таком месте, где нет мобильной связи.

Марвин пытался найти выход из положения, но Джеймс уже набирал другой номер.

— Алло. Да. Нью-Йорк. Можно мне телефон Метрополитена? Да, музея. Нет, подождите. Мне нужен не автоответчик, а живой человек. Спасибо. — Он записал несколько цифр в блокноте, лежавшем рядом с телефоном, затем снова набрал какой-то номер. — Соедините меня, пожалуйста, с кабинетом Кристины Балкони.

Голос мальчика дрожал от возбуждения.

— Денни! Денни, это я, Джеймс! Я нашел рисунок! Я нашел «Мужество»!


Шедевр

Шедевр

В ловушке

Марвин застыл в смятении. Денни! Пожалуйста, не говори ничего Денни!

Но Джеймс ведь не догадывался, что именно Денни украл рисунок. Он радостно кричал в телефон:

— Правда! Я в квартире. Там живет Гордон Перри. Адрес… — Джеймс стал читать наклейку: — Восточная Семьдесят четвертая улица, дом 236, квартира 5Д.

Не говори ему ничего! Марвин метался по пальцу.

— Да, настоящий. Да, совершенно в этом уверен. Нет… Нет, я не могу объяснить по телефону. Пожалуйста, позовите к телефону моего папу, мне надо с ним поговорить.

Длинная пауза.

— Его нет? Хорошо, тогда расскажите ему. И Кристине расскажите. И пожалуйста, приходите побыстрее. Я боюсь: вдруг этот Перри скоро вернется?

Он повесил трубку и с видом победителя взглянул на Марвина.

— Мы его нашли! — Мальчик скакал от радости. — Папы и Кристины не было в кабинете, они пошли искать меня, но Денни обещал их найти и все рассказать. Они придут сюда. Все будет в порядке!

Увы, нет! Марвин совсем упал духом. Джеймс не понимает, в какое ужасное положение они попали.

Никто не знает, что они тут, только Денни. А Денни и есть вор. И он уже спешит сюда, в эту квартиру. Он уж точно ничего не скажет ни Карлу, ни Кристине. Марвин задрожал от страха. Что он сделает с рисунками, когда сюда доберется? И главное, что он сделает с Джеймсом?

Мальчик поднял руку и внимательно поглядел на жука.

— Что такое, малыш? Ты, похоже, совсем не рад.

Глубокий вдох, выдох. Не стоит впадать в отчаяние. Нужно просто убедить Джеймса поскорее уйти отсюда. И рисунки забрать. Но как ему все объяснить?

Он дополз до кончика пальца и снова помахал передними лапками.

— Куда ты теперь хочешь идти? — Джеймс глядел на него недоуменно. — Мне кажется, лучше подождать здесь.

Марвин продолжал махать лапками в сторону портфеля.

Джеймс нерешительно подошел к шкафу, опустился на корточки и положил руку на пол, чтобы Марвину было удобнее слезть. Марвин подполз прямо к одному из замочков портфеля и выжидающе замер.

— Хочешь, чтобы я его закрыл? — спросил Джеймс.

Марвин взобрался на металлический замочек.

— Почему? Денни, и папа, и Кристина скоро придут. Пусть сами посмотрят.

Марвин нетерпеливо забарабанил передними лапками по замочку.

— Я боюсь повредить рисунок. — Марвин не двинулся с места. Джеймс вздохнул. — Ты просто командир и начальник, я тебе скажу.

Он старательно завернул рисунок в бумагу.

— Беда только, что ты обычно оказываешься прав. И рисунок ты нашел. — Он снова вздохнул, закрывая портфель. — Осторожнее, малыш.

Марвин уже собирался спрыгнуть с портфеля, как вдруг заметил что-то под самой ручкой. Полустертые, тисненные в коже, золотые… буквы!

Три буквы. Почти совсем стерлись, трудно даже разобрать.

Марвин попытался вспомнить, где он уже такое видел — чтобы были буквы и именно три разом. Что же это такое? Что-то из мира людей. Ага, на полотенцах в ванной у миссис Помпадей. И на серебряных запонках ее мужа. И на ручке, которую Карл подарил Джеймсу на день рождения, тоже были буквы. («Смотри, тут твои инициалы, все будут знать — это принадлежит тебе».)

Инициалы. Инициалы Денни!

Марвин чуть с ума не сошел от радости. Он подпрыгнул, перевернулся в воздухе, замахал всеми лапками. Вот, смотри, смотри, что тут написано, Джеймс!

Буквы были совсем маленькие и стертые. Только жуку впору заметить такую мелочь. Жуки и мальчики — они всегда все замечают.


Шедевр

— Ну, чего ты снова завелся? — изумился Джеймс. — Успокойся, что еще стряслось? Или у тебя припадок, как у Билли Данвуда, когда ему летом мячом по голове попали?

Марвин подполз как можно ближе к буквам и постучал лапкой по коже портфеля.

— Ага, вижу, вижу, инициалы, — Джеймс мельком взглянул на портфель. — Ну и что? Я даже прочесть их не могу. Д… Потом что-то еще. Д.Е.М. Зачем они тебе, эти инициалы?

Марвин решил, что с места не сойдет, покуда Джеймс не догадается. Он только продолжал постукивать лапкой по буквам.

— Ну хорошо. Д.Е.М. Кто это такой? Вероятно, не Гордон Перри. Но, может, он просто портфель у кого-нибудь одолжил? А может, этот Д.Е.М. помог ему украсть рисунок.

В полном восторге Марвин снова замахал лапками.

— Ты думаешь? Этот Д.Е.М. помог украсть «Мужество»? Понимаешь, я никого не знаю с такими инициалами… — Мальчик остановился на полуслове, придвинул портфель и сощурился, пытаясь получше разглядеть буквы. — А это что?

Он провел пальцем по маленькому тисненому квадратику, в котором тоже что-то было написано, — Марвин его раньше не заметил.

— Г-Е-Т-Т-И, — прочел вслух Джеймс. — Гетти. Это же тот музей, где Денни работает! В Калифорнии.

Мальчик широко раскрыл глаза и прошептал, повернувшись к Марвину:

— Какая у Денни фамилия? Мак… и что-то там еще. Макгаффин.

Он покачал головой.

— Но зачем бы ему… Он не может… Он сам…

Ну же, догадайся! Почему нельзя просто читать мысли? Как было бы здорово, умей Джеймс читать его мысли.

— Вот ужас! — внезапно выпалил Джеймс. — Если это Денни… Он идет сюда. Нужно поскорее смываться.

Ура! Наконец-то! Марвин прыгнул на протянутую ладошку Джеймса и уцепился за манжету. Мальчик схватил портфель и ринулся к двери.

Они уже выскочили из квартиры, когда раздался шум поднимающегося лифта.

— А что, если это Денни? — Джеймс огляделся в поисках двери на лестницу. — Куда бежать?

И как раз в ту секунду, когда медленно открылась дверь лифта, мальчик с портфелем в руке распахнул широкую металлическую дверь с красной табличкой «Запасный выход».

Скорее, скорее, звучало в голове у Марвина.

Оказавшись на узкой полутемной лестнице, Джеймс помчался вниз по ступеням, портфель бил его по ноге.


Шедевр

— Только бы он нас не заметил! Только бы не заметил! — прыгая через две ступеньки, Джеймс не переставая шептал это магическое заклинание. Марвин, вцепившись всеми лапками в ткань куртки, беспомощно болтался у мальчика на рукаве и тщетно пытался оглядеться.

Вот наконец и первый этаж. Джеймс распахнул тяжелую входную дверь и сбежал по крутой лестнице на улицу. Остановился, огляделся и помчался по тротуару, не обращая внимания на снегопад.

Шедевр

Все вместе

Марвин съежился от холода и залез под манжету, но все равно то и дело высовывал голову, чтобы посмотреть, куда они идут. Он так устал объясняться знаками, что просто не в силах был больше думать.

К счастью, Джеймс тоже неплохо соображал. Он накинул на голову капюшон куртки и сказал Марвину:

— Надо папе на мобильник позвонить. Может, теперь соединится. Пора бы уже.

По скользкому тротуару мальчик добрался до угла улицы, где был маленький ресторанчик.

Прямо у дверей стояла официантка с пачкой меню в руках.

— Простите, — робко начал Джеймс. — Можно мне… не знаете ли вы…

Женщина ласково улыбнулась:

— Что-то стряслось, милый? Маму потерял? Или тебя тут ждут?

Мальчик покраснел и замотал головой:

— Нет, нет, мне просто надо позвонить… Пожалуйста.

— Потерялся? Конечно, звони. Вот сюда. — Она подошла к телефону, сняла трубку и нажала кнопку. — Ну, звони. Номер знаешь?

Джеймс, прикусив губу, кивнул и быстро-быстро набрал номер.

Услышав взволнованный голос отца, Джеймс облегченно вздохнул. Марвин тоже.

— Пап, пап, это я! — Сначала Джеймс только молчал и слушал, потом: — Нет. Нет. Я в порядке. Все в порядке. Прости… Прости. Нет, не в музее. Пап, послушай… Жди меня в кабинете Кристины! Я прямо сейчас приду. Жди меня там.

Джеймс торопливо положил трубку и повернулся к двери.

— Куда ты, мальчик? — забеспокоилась официантка. — Не хочешь здесь подождать?

— Нет, нет, все в порядке. Спасибо, что разрешили позвонить. — Он неловко перехватил портфель в другую руку и открыл дверь.

— Там же холодно… — сказала она, но Джеймс уже выскользнул на улицу.


Шедевр

Он, не останавливаясь, бежал всю дорогу до музея, шлепая кроссовками по мокрому тротуару. Марвин по-прежнему что было сил цеплялся за его рукав. Джеймс прерывал бег только для того, чтобы подождать зеленого света у очередного светофора. Уже начало смеркаться, сероватые облака почернели. Приближалась еще одна темная зимняя ночь. Падал снег, сперва он таял на асфальте, но постепенно все вокруг стало белым. Марвин с изумлением следил за этими переменами. Когда они добрались до музея, долгожданное снежное покрывало укутало город, смягчило острые углы и приглушило громкие звуки.

Не успел Джеймс подняться по широким ступеням музея и войти внутрь, как ему преградил дорогу один из охранников.

— Как тебя зовут, парень? — спросил он, ухватив мальчика за плечо.

— Джеймс Терик.

— Так я и думал! — пророкотал охранник. — Вот уж твой отец обрадуется. Тебя тут все обыскались. Хорошо, что нам сразу сказали, какого цвета у тебя куртка.

Он снял с пояса радиопередатчик:

— Эд? Я нашел этого парня, Терика. Да, да, у главного входа. Где они? Ладно, веду его прямо туда.

Он повернулся к Джеймсу:

— Твой отец в кабинете у мисс Балкони. Пошли. А это у тебя что? — Он ткнул пальцем в портфель.

— Кое-что… для папы, — буркнул в ответ Джеймс.


В кабинете Кристины мальчик сразу же попал в крепкие объятия отца.

— Джеймс! Джеймс! Где ты был? Ну и напугал ты нас, дружище. Я так боялся, что с тобой что-то случилось. — Карл прижал к себе сына и никак не мог отпустить. — Никогда так больше не делай. Мы все кругом обыскали.

И Кристина волновалась, Марвин видел это даже из-под манжеты.

— Хорошо, что ты нашелся, Джеймс. Хватит уже пропаж на сегодня.

— Я прошу прощения, — пробормотал Джеймс, прижимаясь к отцовской груди. — Но это очень важно. Я… — Он глубоко вдохнул, отступил на шаг и поглядел на них обоих. — Я нашел «Мужество».

— ЧТО? — воскликнули хором Кристина и Карл.


Шедевр

— Вот тут. — Джеймс протянул им потертый портфель, с виду самый обычный.

Никто не торопился забрать у него портфель.

— Откройте, — попросил Джеймс.

Карл, нахмурившись, взял портфель, положил на стол и откинул крышку. Внутри лежало что-то завернутое в тонкую упаковочную бумагу.

— Что это? — спросил он. — И чье это?

— Это портфель Денни, — нахмурилась Кристина. — Где ты его взял, Джеймс?

— Откройте, — повторил мальчик.

Кристина шагнула вперед, сняла верхний слой бумаги и внезапно остановилась, судорожно схватившись за край стола.

Марвин переполз с рукава на воротник куртки, пытаясь разглядеть, что происходит.

— Карл, — позвала Кристина.

— Что такое?

— Лучше вы.

Карл развернул последний слой.

— Боже мой!

Давайте, не останавливайтесь, заволновался Марвин. Сейчас вы увидите все четыре «Добродетели» — впервые за десятилетия, а может, и за века.

Но Карла не надо было подгонять. Осторожно, затаив дыхание, он вынул маленький рисунок и повернулся к Кристине.

— Это подлинник?

Она кивнула, не сводя глаз с рисунка.

Карл развернул остальные свертки.

— Боже мой, Кристина! Тут все четыре.

У Кристины подогнулись колени. Не подхвати ее Карл вовремя, она бы упала на пол.

— Откуда они взялись, откуда? — еле слышно бормотала она.

— Не знаю, — Карл в полном недоумении повернулся к сыну. — Но они тут. Смотрите.

Он выложил на стол все четыре рисунка, один за другим. «Мужество». «Умеренность». «Благоразумие». «Справедливость».

Кристина охнула.

Карл, поддерживая, обнял Кристину за плечи и вопросительно взглянул на сына.

Щеки Джеймса горели, он во все глаза глядел на рисунки. Марвин притаился под воротником куртки, боясь шевельнуться.

Кристина склонилась над столом, любовно оглядывая каждую линию и каждый штрих.

— Поверить не могу… — Ее голос прервался. — Они все тут!

Шедевр

Похититель Добродетелей

Все четверо склонились над «Добродетелями» Дюрера. Марвина охватил тот же восторг, что и при первом взгляде на рисунки в кабинете Денни.

Карл не сводил глаз с миниатюрных изображений.

— Вы уверены, что эти — настоящие? — спросил он Кристину. — Те самые, что были украдены?

Кристина кивнула, не в силах произнести ни слова. Она смотрела то на одну дюреровскую девушку, то на другую и, наконец, остановила взгляд на «Справедливости».

— Вот и ты! А я уж думала, мы никогда больше не встретимся.

Затаив дыхание, Кристина прошла вдоль разложенных на столе рисунков.

— «Умеренность»! «Благоразумие»! Они пропали больше двух лет назад!

Собранные наконец все вместе, рисунки словно излучали пульсирующую энергию, которая, подобно музыке, наполнила всю комнату. Конечно, они настоящие, подумал Марвин. Теперь уж ни за что не ошибешься.

Кристина обернулась и посмотрела на мальчика.

— Как же ты… Я ничего не понимаю. Где ты их нашел?

Джеймс прикусил губу.

— Откуда ты взял этот портфель? — тихо спросил Карл.

В серых глазах мальчика читалась тревога. Переминаясь с ноги на ногу, он в конце концов ответил:

— Вот в этой квартире. — Вынув из кармана джинсов скомканную бумажку с адресом, он положил ее на стол.


Шедевр

Кристина подняла наклейку и нахмурилась:

— В этой квартире живет Гордон Перри.

— Наверно, он и взял рисунки, — неуверенно сказал Джеймс.

— Погодите, погодите… Кто такой Гордон Перри?

— Один из наших кураторов, — объяснила Кристина. — Постой, Джеймс, что ты такое говоришь? Гордон сейчас во Флоренции, в Италии, помогает реставраторам в Галерее Уффици. Он там уже целый месяц. В его квартире живет Денни.

Не сводя глаз с Кристины, Джеймс нервно покусывал губу.

— А где, собственно говоря, Денни? — нетерпеливо спросил Карл. — Надо ему рассказать, что случилось.

— Да, конечно, я сейчас ему позвоню, — Кристина потянулась к телефонной трубке.

— Он знает, — пробормотал Джеймс.


Шедевр

Кристина и Карл взглянули на мальчика так пристально, что Марвин поспешно нырнул поглубже под воротник.

— То есть как — знает? — удивился Карл.

Джеймс молча уставился в пол, а Кристина наклонилась и спросила ласково:

— Джеймс, объясни, в чем дело?

— Я уже Денни все сказал. Я позвонил по этому телефону, в ваш кабинет, и рассказал ему про «Мужество», и он обещал передать вам… Но не передал?

Кристина взяла мальчика за плечи и взглянула ему прямо в глаза. Марвин злился на самого себя при виде ее искреннего недоумения. Как он мог ее в чем-то подозревать? Очень стыдно! Вот бы рассказать ей всю правду — Кристина этого заслуживает. Как же Джеймсу теперь выкрутиться? Нелегко объяснить, что произошло.

— Джеймс, давай, рассказывай, — настаивала Кристина. — Где ты нашел эти рисунки? Откуда ты взял портфель?

— Понимаете, — начал Джеймс. Сейчас даст волю воображению, догадался Марвин. — Когда мы пришли сюда сегодня и Кристина показала нам мой рисунок, я нашел этот адрес. Он на полу валялся, прямо тут, скомканный. — Джеймс ткнул пальцем куда-то под стол. — У меня было такое странное чувство… Не могу объяснить. Мне показалось, что адрес имеет какое-то отношение к рисункам. Я подумал, может, он вывалился из каких-то бумаг, понимаете, из пакета, в котором должен был быть настоящий рисунок.

Джеймс в полном отчаянии взглянул на двух взрослых.

Тут даже Марвин почувствовал, что теряет нить рассказа, а уж Карл и Кристина были совершенно сбиты с толку. Чем дальше, тем менее правдоподобной становилась вся эта история.

— Вот так. — Джеймс упорно смотрел в пол. — Это почтовая наклейка. И мне показалось, это должно быть очень важно. Но я подумал, что вы мне ни за что не поверите, правда, папа… Поэтому я туда сам пошел, никому не сказав.

Мальчик тяжело вздохнул и продолжил бессвязный рассказ:

— А потом я в этой квартире нашел «Мужество». Я пытался тебе позвонить, папа. И позвонил сюда, а Денни взял трубку. Примерно час назад я звонил. Я ему сказал, где я, и про рисунок рассказал. А он… он ответил, что вас найдет, и вы все сразу же придете.

Джеймс остановился, поднял глаза, взглянул на отца и Кристину.

— Но он же вам не сказал, да? Я думаю, он сам и украл рисунки, потому и не сказал. Они были в квартире того парня, Гордона Перри. В портфеле Денни.

— Джеймс! — Марвин никогда не слышал, чтобы голос Карла звучал так строго. — Как ты можешь человека так вот запросто обвинять?

— Я понимаю, папа, но…

Карл покачал головой:

— Денни мой старый друг. Я уверен, найдется какое-то объяснение…

Джеймс с несчастным видом уставился на портфель и пробормотал:

— Понимаешь, на портфеле знак Музея Гетти… и инициалы Денни…

Кристина все еще стояла рядом, но теперь глядела не на мальчика, а на портфель. Потом она медленно перевела взгляд на рисунки, и на пару минут в комнате воцарилось тяжелое молчание.

— Денни мне сам помог все организовать для похищения, — в конце концов проговорила она. — Он знал все подробности, все планы. Где кто будет и в какое время, куда прикрепят жучок, как зовут агента ФБР.

— Ну и что такого? Вы тоже все это знали. — Карл не сводил с нее глаз.

Кристина качнула головой, будто пытаясь поймать какую-то ускользающую мысль.

— Мы же о Денни говорим, не о ком-то другом, — возмутился Карл.

— Да, Денни был здесь со мной позавчера, поздно вечером, когда я поменяла рисунки местами. Во всем музее больше никого не было, только мы и охранники.

— Правильно, — согласился Карл, — но это не доказывает, что он вор.

— Когда мы меняли рисунки, я принесла подлинного Дюрера сюда, в кабинет. И Денни был со мной. Я завернула рисунок в бумагу… Нет, не понимаю… Нет, это же Денни, он не мог так поступить.

— Конечно, он же не вор.

— Но послушайте, — задумчиво продолжала Кристина. — Время от времени, помнится, мы с Денни были в разных местах. Он мог подменить упаковку. Это он пошел повесить рисунок Джеймса обратно в зал, пока я относила подлинного, как я думала, Дюрера наверх, на пятый этаж, в сейф в кабинете директора.

— Кристина… — перебил ее Карл.

— Знаю, знаю, трудно в это поверить. — Она снова замолчала, глядя на рисунки. — Карл… сегодня, когда я ему сказала, что «Мужество» пропало… он так странно себя повел. Конечно, он был расстроен, но он как будто больше всего огорчился из-за меня. И я все думала: как же так, одна из самых знаменитых работ из коллекции Гетти пропала… может быть, навеки — а он жалеет меня?

— Конечно, жалеет. Денни любит Дюрера, но и за вас он тоже беспокоится.

— Это так, — вздохнула Кристина. — Да только это его портфель, я совершенно уверена. Посмотрите, Д.Е.М. и знак Гетти. — Она потянулась к телефону. — Нам надо поговорить с самим Денни.

Джеймс с тревогой наблюдал за ней, а Марвин высунул голову из-под воротника куртки, боясь что-нибудь пропустить.

— Трубку не берет. — После долгого молчания она проговорила в телефон: — Денни, это Кристина. Пожалуйста, перезвони мне, когда получишь сообщение. Это очень важно. — А потом Карлу: — Надо позвонить в квартиру Гордона.

Она снова набрала номер. Карл и Джеймс напряженно ждали.

— И там не отвечают, — покачала головой Кристина.

Кристина положила трубку и снова взглянула на «Мужество».

— Я вчера была так занята — разговаривала с ФБР, проверяла все на свете. Даже в музее почти не была. Мне и в голову не пришло еще раз взглянуть на рисунок. Мы все сто раз проверили-перепроверили здесь, в кабинете. И я доверяла Денни! Полностью доверяла, даже пару раз попросила его еще раз посмотреть, все ли в порядке, а он только повторял, что все отлично.

— Поверить не могу, — покачал головой Карл. — Денни… он хороший парень. И Дюрера знает не хуже вас.

— Куда лучше меня, — возразила Кристина.

— Тогда зачем красть рисунки, рисковать своей карьерой, а то и срок схлопотать?

— Неужели его в тюрьму посадят? — удивился Джеймс.

По-моему, он это заслужил, пусть в тюрьме посидит, подумал Марвин.

Но Карл, не отвечая сыну, смотрел на Кристину.

— Да и откуда у него такие деньги, чтобы купить хотя бы один рисунок?

— По правде сказать, Денни из весьма богатой семьи, — немного помолчав, объяснила Кристина. — А может, он на кого-то другого работает. Кто знает?

Марвин вспомнил телефонный разговор, который слышал в квартире, с той женщиной со смешным именем. Которая обещала заказать машину из аэропорта.

— На черном рынке, — продолжала Кристина, — эти рисунки можно купить значительно ниже их настоящей цены. Дюрер не так известен в мире, как знаменитые художники итальянского Возрождения — их вообще невозможно перепродать легально.

Карл вышагивал взад-вперед по комнате, Джеймс следил за ним широко раскрытыми глазами.

— Какая-то бессмыслица получается. «Мужество» ведь и так принадлежит Музею Гетти. Почему не украсть его оттуда? Зачем ждать, пока рисунок перевезут на другой конец страны?

— Это-то как раз совершенно понятно, — вздохнула Кристина. — В Калифорнии его бы сразу вычислили. А когда рисунок находится в Метрополитене, за него отвечаем мы, а не Денни… О Боже! — вдруг вспомнила она. — Денни же был в Нью-Йорке, когда украли «Справедливость»! Приезжал на конференцию и несколько раз заходил в музей. У него было разрешение заходить в любой отдел, я же сама об этом позаботилась. Как будто специально облегчила ему задачу!

— Вы думаете, он все четыре рисунка украл? — ошарашенно спросил Карл.

— Не знаю, может, не сам, а нанял кого-то, — задумчиво ответила она, устало оперлась на стол и снова взглянула на «Мужество». — С этим-то рисунком у него вообще хлопот не было. Уж лучше бы я его сразу в подарочную бумагу завернула и лично Денни вручила.

Джеймс, бледный от усталости, следил за разговором взрослых. У него сегодня был очень трудный день.

— Вы говорите, что эти рисунки нельзя продать? И нельзя даже никому показать или рассказать, потому что полиция их ищет? Так зачем же он это сделал?

Кристина разглядывала рисунки на столе:

— Может быть, ему просто хотелось посмотреть на все четыре разом… полюбоваться ими в полном одиночестве.

Марвин вспомнил, как Денни со слезами на глазах любовался рисунками у себя в кабинете.

— А что теперь делать? — Карл повернулся к Кристине. — Будете звонить в ФБР?

— Если все подтвердится… — поморщилась Кристина. — Представляете заголовки в завтрашних газетах? Что с ним будет? И с нашими музеями? И со всеми нами?

— А его посадят в тюрьму? — снова спросил Джеймс.

Карл и Кристина молчали. А потом Карл сказал:

— Посмотри, какое у Справедливости выражение лица. Теперь ты понимаешь, от чего она такая грустная.

Джеймс вопросительно смотрел на отца, и тот объяснил:

— Понимаешь, иногда правильный поступок причиняет ужасную боль.

Больше обсуждать было нечего. Марвин с тяжелым сердцем затаился под воротником куртки.

Карл тряхнул головой:

— Придется звонить в ФБР. Рассказать им про рисунки. Только я все равно не понимаю, как ты их нашел, Джеймс. Как ты вообще попал в эту квартиру? Откуда ты узнал, что они там?

Джеймс неловко отвернулся, чтобы не смотреть отцу в глаза.

— Я же сказал, я нашел адрес… просто догадался… — почти шепотом ответил он. — А потом пришел туда и скрепкой открыл…

— Что? — Карл не верил своим ушам. — Ты взломал замок?

— Вроде того, — мальчик повернулся к Кристине, и Марвин понял, что сейчас он постарается сменить тему. — А почему вы просто не можете вернуть рисунки — и все? Вернуть — это ведь самое главное. Зачем вам рассказывать полиции про Денни?

Кристина легонько коснулась его волос.

— Понимаешь, это преступление. Подумай о дюреровских добродетелях… Умеренность, Благоразумие, Мужество и Справедливость. Справедливость, которая превыше всего. Согласись, наш долг — вести себя в соответствии с этими добродетелями.

Джеймс в тревоге перевел взгляд на отца:

— Но как насчет всего остального? Как насчет того, чтобы другим помогать? Это же тоже важно? Денни — твой старый друг.

Но он совершил ужасный поступок, захотелось крикнуть Марвину. Как же он, Марвин, рассердился, когда Денни по телефону утешал Кристину, притворяясь, что не знает о пропаже рисунка! Денни ей солгал. Он их всех обвел вокруг пальца.

Да, но Джеймс-то этого не знает, вдруг сообразил Марвин. Для Джеймса Денни — милый, слегка запутавшийся человек, который без ума от Дюрера.

— Древние греки утверждали, что каждая из этих четырех добродетелей содержит в себе все остальные, помните? — Кристина поглядела на Карла.

Тот покачал головой:

— Нет, не согласен. Денни — мой добрый друг, я просто не могу поверить, что он способен на такой поступок. Но если это правда… Как насчет сострадания? Как насчет прощения?

Марвин высунулся из-под воротника — еще раз взглянуть на миниатюрные рисунки. Четкие, уверенные линии, казалось, не оставляли места для прощения. В них были мощь и владение собой. Одна девушка борется со львом, другая отмеряет вино, третья отказывает крылатому почитателю, четвертая опирается на меч. Прощение — добрее и щедрее. Прощая, мы скорее даем что-то другому, чем требуем чего-то от себя.

— Это преступление. И не нам решать, что делать, — тихо повторила Кристина и протянула руку к телефону. — Кто знает? Может, я не права. Может, найдется объяснение, о котором мы даже не подозреваем? Но мы обязаны известить ФБР, и пусть они со всем этим разбираются.

Набирая номер, она прошептала:

— Удивительно! Все четыре «Добродетели» — вместе. Как и задумал Дюрер.

Марвин еще раз вгляделся в каждый рисунок, ослепительно прекрасный до самых мельчайших деталей. Странные они, люди, столько суеты из-за таких маленьких штуковин. Но это почему-то приятно.

Карл притянул сына к себе.

— Агенты ФБР захотят с тобой поговорить, сынок. Но пока — идем-ка домой. Вскрытые замки, украденные и вновь обретенные шедевры… Я бы сказал, на сегодня хватит.

Домой. Марвин вдруг понял, что он страшно соскучился по Маме с Папой, по своему ватному шарику, по всей своей многочисленной суматошной родне. Даже по Элен. Ему не терпелось очутиться дома.

Шедевр

Благополучное возвращение

Возвращение Марвина наделало много шуму, не счесть было восторженных восклицаний и суровых упреков, радостных объятий и заявлений в духе «Ну, я же тебе говорил!». Джеймс спустил Марвина на пол возле мойки, и жучок, пробравшись сквозь лаз в штукатурке, попал наконец в знакомую гостиную. Тут его немедленно окружила толпа обеспокоенных родственников, и десятки лапок потянулись похлопать его по спинке.

— Марвин! — хором воскликнули Мама с Папой, обнимая и целуя сыночка.

Родители совсем извелись, пока сыночка не было дома, потому что сами разрешили ему отправиться в это ужасное и опасное путешествие.


Шедевр

— А мы-то, мой мальчик, думали, что тебе крышка, — гудел дядя Альберт. — Ушел из дома людям помогать — просто безобразие.

— Совершенное безобразие, — поддакивала бабушка. — Слушал бы старших! Хватит уже заниматься людскими делами, ни к чему хорошему это не приведет.

— Марвин, — Элен глядела на него, вытаращив глаза, — ты себе не представляешь, как мы волновались. Я была просто уверена — с тобой ужас что происходит. Когда я узнала, что ты отправился обратно в музей, я сказала себе: «Как бы он не утонул в этой бутылке чернил…»

— Элен, — одернула дочь тетя Эдит.

Марвин, вспомнив, как Элен бултыхалась в черепашьем аквариуме, буркнул себе под нос:

— Ты-то знаешь, я неплохо плаваю.

В остальном он молча, без жалоб, выслушал все упреки. Теперь он понимал — его родня бывает надоедлива, но они так себя ведут от любви к нему, Марвину. Все-таки ужасно приятно — все о нем волнуются, носятся с ним, он — центр внимания. А как ужасно одиноко ему было еще вчера, когда он боялся, что больше никогда не увидит ни Папу, ни Маму, ни остальных родственников. Именно этого ему так недоставало во время путешествия с «Мужеством» — любви и привязанности, сплетающей их всех в тесный семейный кокон. В каком-то глубинном смысле все, что с ним случилось — и прекрасное, и ужасное — коснулось и его родни. Каждый переживал за него, как за самого себя.

Весь вечер Марвин с бесконечными подробностями рассказывал о своих приключениях. Описал каждую волнующую деталь, каждое ужасающее мгновение — кражу рисунка, путешествие по городу в темном кармане вместе с «Мужеством», находку остальных трех рисунков, неожиданное открытие — тот страшный момент, когда он понял, что кражу организовал сам Денни.

На Марвина сыпались бесчисленные вопросы, и разговор не умолкал ни на минуту. Тем временем Мама и тетя Эдит успели накрыть на стол. На тарелках красовались картофельные очистки, кусочки вареного тунца, кусочки апельсиновой корки и хлебные крошки, перемешанные с остатками невероятно вкусного варенья из ревеня. К полуночи все наелись, наговорились и начали клевать носом.

— Марвин, тебе пора отдохнуть! — Мама была непреклонна. — Ты уже перебрал свою норму волнений и страхов.

— Да, Мамочка, я страшно устал, — пришлось согласиться Марвину.

Элен пошла его проводить.

— Тебе все-таки ужасно повезло, — она понизила голос, чтобы никто из взрослых не услышал.

— Я знаю. Я боялся, что никогда не попаду домой.

— Нет, я не про то, — отмахнулась она. — Ты везучий, два раза уже выбирался из квартиры. Мир повидал!

Марвин задумался. Да уж, это точно, мир он повидал. Было ужас как страшно, зато как интересно! Кому бы в голову пришло, что мир — такой необычный, такой запутанный? Элен права. Вот уж действительно повезло. Ему многое открылось в окружающем мире, и про самого себя он немало узнал. Сидя дома, в тишине и покое, никогда не догадаешься, что у тебя спрятано внутри.


Только на следующий день Марвину удалось снова встретиться с Джеймсом. Жук пробрался в комнату мальчика и увидел: Джеймс согнулся над столом и рисует, макая перышко в чернила. Рисунок получался совсем не такой, как у Марвина. Толстые, неуверенные линии не складывались в законченную картинку, развернутое в неправильном ракурсе кресло казалось слишком угловатым, толстые ветки дерева за окном торчали в разные стороны. Но Джеймс так увлекся рисованием, что даже не заметил, как Марвин заполз на краешек листка. Когда мальчик наконец его увидел, он с облегчением вздохнул и скромно отложил перо в сторону.

— Это ты, малыш! Я так боялся, что ты больше не появишься. Нам надо придумать, как вызывать друг друга. Давай, если мне нужно что-то тебе сказать, я оставлю под мойкой какой-нибудь знак. Ты увидишь и придешь. А если я тебе понадоблюсь, ты тоже можешь оставить знак. — Он слегка задумался. — Ага, придумал!

Он оторвал уголок бумажки и нарисовал на нем крестик.

— Мы спрячем эту бумажку за мусорным ведром, прямо рядом с твоим домом. Положим ее крестиком вниз. Если ты мне нужен, я переверну бумажку крестиком вверх. А если я тебе нужен, ты ее перевернешь. Как увидишь крестик, приходи сюда, в мою комнату. Договорились? В четыре часа — я к этому времени всегда возвращаюсь из школы.


Шедевр

Джеймс закивал, ужасно довольный собой. Марвин улыбнулся в ответ и тоже закивал. Хоть они и не могут поговорить, существует множество других способов понять друг друга.

— Смотри, что я сделал, — Джеймс показал на рисунок. — У меня, конечно, никогда так красиво, как у тебя, не получится. Но рисовать все-таки приятно.

Марвин забрался на протянутый палец Джеймса.

— Понимаешь, я столько всего должен тебе рассказать. Я сегодня был в полицейском участке. Там и камеры с решетками есть, и все такое. Я с агентом ФБР разговаривал, — мальчик на мгновенье нахмурился. — Мне кажется, они не поверили ни одному моему слову про то, как я рисунки нашел. Но тут вмешалась Кристина, стала им про Денни рассказывать, и меня отпустили домой.

Джеймс склонился поближе к Марвину и понизил голос:

— ФБР нигде не может найти Денни. Когда они добрались до той квартиры, его уже и след простыл, ни вещей, ничего. Наверно, уехал из страны. Они думают, он в Германии. Кристина сто раз звонила по мобильнику, но он трубку не берет. Я знаю, что он дурно поступил и всякое такое, но все равно, хорошо бы его не поймали.

Неожиданно Джеймс рассмеялся.

— Знаешь что? По телеку по всем программам передали про наши рисунки, — сказал он. — Только не сказали, как нашли. Их уже куче экспертов показали. Это сегодня самая главная новость. Все время про это говорят. Они взяли интервью у одного парня из Германии, он из того музея, откуда украли два других рисунка. Он все время повторял что-то вроде «вундербар, вундербар» — папа сказал, что по-немецки это значит «поразительно».

До чего же здорово, подумал Марвин. Музейные сотрудники сейчас рады-радешеньки — все четыре рисунка Дюрера, все потерянные «Добродетели» разом нашлись.

Джеймс поднял Марвина повыше и широко улыбнулся.

— А кто молодец? Мы с тобой? Вернее, ты. Но я тоже помог. И Кристина сказала, что им разрешили выставить все четыре рисунка вместе, прежде чем вернуть их владельцам. Мне папа только что звонил — сказал, очередь в музей на улице стоит. Мы тоже пойдем, прямо сегодня. Здорово, правда?

Джеймс глубоко вздохнул.

— И ты с нами пойдешь, да? Ты же настоящий герой! — Он посадил Марвина на стол и повторил с гордостью: — Живой герой. Ничего, что никто не знает. Ты все равно герой.

Конечно, ничего. Ты-то знаешь.

Что говорить, опасное было приключение. Но они все делали вместе, и теперь у них с Джеймсом есть общая тайна.

Шедевр

Талант Джеймса

Странная маленькая группка появилась в галерее графики музея Метрополитен. Они пришли сюда, чтобы поглядеть на только что вывешенные рисунки Дюрера. У бокового входа их с почтением встретил один из музейных служителей — не стоять же им в очереди. И теперь Карл с Джеймсом (и Марвин, надежно упрятанный под манжетой — маленький жучок торжественно поклялся Маме с Папой, что ни под каким видом не покинет свое укрытие), а также супруги Помпадей с Уильямом в прогулочной коляске ждали Кристину у входа в галерею.

Мама Джеймса, конечно, не знала всех подробностей возвращения рисунков, но и того, что ей рассказали, было довольно — ее просто распирало от гордости за такого замечательного сыночка. Миссис Помпадей, хоть и не могла оценить его истинной роли в этом деле, все равно безмерно гордилась. Она с важным видом похлопывала Джеймса по спине и то и дело оглядывалась в поисках представителей прессы.

— Интересно, Джеймс, возьмут у тебя интервью? Должны взять. Конечно, когда все придет в норму и успокоится, я хочу, чтобы ты снова взялся за рисование. Это просто золотая жила — ты же помнишь, Мортоны предложили четыре тысячи! Только подумай, сколько еще заплатят за твои чудные рисуночки!

Мистер Помпадей согласно хмыкнул:

— У меня на работе кое-кто может заинтересоваться. Неплохой способ заработать деньги на колледж.

Марвин поморщился, а Джеймс густо-густо покраснел.

— Я не уверен, что мне нравятся эти маленькие картинки. Они отнимают ужасно много времени.

— Что ты такое говоришь? — в ужасе воскликнула миссис Помпадей. — Они такие замечательные! Ты не можешь бросить искусство, Джеймс, у тебя талант.

— Я понимаю, но все-таки мне бы хотелось нарисовать картину побольше.

— Да нет же! — Мама была очень недовольна. — Твои рисунки такие очаровательные. Вся прелесть в том, что они маленькие.

Марвин неслышно застонал. Ну, и что им теперь делать? Не может же он продолжать рисовать за Джеймса. И так уже из-за этих рисунков проблем по горло… Хотя грех жаловаться, украденные шедевры все-таки нашлись.

— Может, ему просто нужен небольшой отдых, — вмешался в разговор Карл. — Каждому художнику это иногда необходимо.

— Я не думаю… — начала миссис Помпадей.

— Друзья мои, — в дверях появилась радостная Кристина.

Последовали необходимые представления и знакомства. «У вас чудесный сын», — сразу же сказала Кристина, и миссис Помпадей важно кивнула в ответ.

Кристина повела всю группу сквозь толпу посетителей в третий зал, где на самом почетном месте были вывешены «Добродетели»

Дюрера. Марвин крепко вцепился в запястье Джеймса и немножко высунул голову, чтобы получше разглядеть рисунки.


Шедевр

В красивых рамах маленькие рисунки смотрелись внушительно. Хотелось без конца разглядывать каждую деталь. Невольно сравнивая рисунки между собой, Марвин подумал, что Мужество теперь кажется еще мужественнее и решительнее, а Справедливость в компании сестер выглядит и суровее, и грустнее.

До чего же они хороши. Ни у кого так здорово, как у Дюрера, не получается. Даже у меня.

Внезапно Марвин понял, что не хочет больше никого копировать. Ни за что. Ему вдруг ужасно захотелось нарисовать что-то свое.

— Я теперь вижу детали, которых раньше даже не замечала, — восторженно сказала Кристина. — Посмотрите, какой у Умеренности решительный подбородок. А как Справедливость держит руку! Такое впечатление, что рисунки между собой разговаривают.

— Они должны висеть вместе, — улыбнулся ей Карл. — Совершенно очевидно, что так и было задумано.

— На этой стене они неплохо вместе смотрятся. — Миссис Помпадей любила, чтобы последнее слово оставалось за ней. — Джеймс, почему бы тебе самому не нарисовать несколько миниатюр, вроде этих. Может чудно получиться. У него талант, вы же знаете, — доверительным шепотом сообщила она Кристине.

— Конечно, знаю. — И Кристина ласково улыбнулась мальчику.

У него и впрямь есть талант, только не тот, что вам кажется, подумал про себя Марвин.

— Выставка уже привлекла внимание к Дюреру, — продолжала Кристина. — Это очевидно. Сегодня у нас посетителей — как никогда. Десятки звонков от представителей прессы. О возвращении рисунков рассказали в новостях по всему миру. Мне кажется, Дюрер теперь получит заслуженное признание.

Пока остальные любовались рисунками, Джеймс потянул Кристину за руку.

— А что с Денни? — тревожно спросил мальчик. — Полиция его нашла?

Кристина покачала головой.

— Они установили наблюдение за аэропортами в Германии. Но пока без толку.

— Думаете, его поймают?

— Не знаю, Джеймс, — прикусила губу Кристина.

— Надеюсь, не поймают. Он мне нравится, этот Денни.

— Мне тоже, — вздохнула Кристина.

— Как вы думаете, он очень на меня злится? — серьезные глаза мальчика смотрели с тревогой.

— Да нет, Джеймс, — решительно ответила Кристина. — По правде сказать, ему, наверно, даже легче стало. Конечно, получилось совсем не так, как он задумал, но все уже позади.

Она пристально вглядывалась в миниатюры на стене.

— Сам знаешь, наверно: раз солжешь, а потом приходится придумывать следующую ложь, за ней еще одну — только чтобы первая наружу не выплыла. А когда тебя разоблачили, стыдно ужасно, но в каком-то смысле даже легче становится… понимаешь? Потому что лгать больше не надо. Конечно, лучше бы и не начинать, но что теперь поделаешь. Зато все кончено — будто ничего не было.

— Ага, — задумчиво кивнул мальчик, а чуть-чуть погодя добавил: — Я понимаю.

Марвин знал, что он думает о своих рисунках. Нелегко увиливать от бесконечных обсуждений на тему его, Джеймса, художественного дара. Когда же наконец закончится эта ложь?

— Я думаю, что в душе Денни тебе благодарен, — продолжала Кристина. — Ну, может, сейчас пока нет, но потом точно поймет, что все обернулось к лучшему.

— А мы его еще когда-нибудь увидим?

— Не знаю, — задумалась Кристина. — Он совершил серьезное преступление. Если вернется в Соединенные Штаты, его сразу же арестуют. Агенты ФБР разговаривали с немецкой полицией, они пытаются разобраться, причастен ли Денни к остальным кражам.

Джеймс прикусил губу.

— Ужасно не хочется, чтобы он в тюрьму попал.

— Я понимаю, — кивнула Кристина.

— Великолепная выставка, ничего не скажешь, — вмешалась в разговор подошедшая миссис Помпадей. — Но у нас зарезервирован столик в этом, знаете, маленьком французском ресторанчике около Бродвея, на Восемьдесят шестой улице. Нам пора идти, мисс Балкони, очень приятно было познакомиться.

— Мне тоже, — ответила Кристина. — Спасибо за вашего замечательного сына! Не знаю, что бы я без него делала.

— Я уверена, Джеймсу ваши уроки пошли на пользу. Такую возможность грех упускать.

— Не знаю, вряд ли я его многому смогла научить, — с сомнением в голосе пробормотала Кристина.

Она повела их по длинной лестнице на первый этаж, и, пока мистер и миссис Помпадей спускали вниз коляску с Уильямом, заговорила с Карлом:

— Спасибо, вы нам так помогли. Я ужасно рада, что познакомилась с вами обоими.

— А мы разве больше не увидимся? — сокрушенно спросил Джеймс. Марвин тоже был страшно разочарован. Ему даже в голову не приходило, что они навсегда прощаются с Кристиной.


Шедевр

— Конечно, увидимся, если вы захотите. Я всегда буду вам рада. — Она дотронулась до плеча Карла.

Тот поглядел на девушку и едва заметно покраснел. Как похоже на Джеймса, подумал Марвин: он тоже краснеет, когда смущается.

— Мы могли бы как-нибудь вместе выпить кофе, если вы не против, — неуверенно начал Карл.

— С удовольствием, — кивнула Кристина.

— Отлично, тогда я вам позвоню! — И Карл повел Джеймса вниз по лестнице.

Когда они вышли из музея, Карл наклонился и поцеловал сына в макушку:

— Я тебя люблю.

— Ага, пап, и я тебя.

— Увидимся в среду, да?

— Мы еще посмотрим, Карл, будет ли у Джеймса время, — прервала его миссис Помпадей. — Ему же рисовать надо.

Джеймс скривился, а отец взглянул на него с сочувствием и ласково потрепал по волосам.

— Ничего, это мы потом обсудим.

Карл ушел, а миссис Помпадей подозвала такси. Рыдающий Уильям, пытаясь вывернуться из прогулочной коляски, корчился и бил ногами по подножке.

— Проголодался, мой маленький? — ворковала мама. — Мы уже идем.

Она вынула малыша из коляски, вручила его супругу и позвала старшего сына:

— Джеймс, положи коляску в багажник.

Джеймс сложил коляску и протянул таксисту. Марвин почувствовал, что мальчик на мгновенье замешкался. Еще ничего не понимая разумом, но уже предчувствуя беду, Марвин застыл. Нет, Джеймс, нет!

Джеймс вытянул правую руку, и она оказалась под крышкой багажника как раз в ту минуту, когда водитель с треском ее захлопнул.

Леденящий душу глухой звук. Тяжелая металлическая крышка багажника на что-то обрушивается. Что это? Там же ничего не должно быть… Страшный крик.

Джеймс отпрянул, всхлипывая от боли и поддерживая правую руку левой.

Нет, нет, нет, стучало у Марвина в голове.

— Джеймс! — это уже закричала миссис Помпадей.

Шедевр

Шедевр

Через несколько дней, солнечным зимним утром Марвин выполз из дома и обнаружил за мусорным ведром маленький листок с неровным черным крестиком. Вот и хорошо, он давно Джеймса не видел. С того сумасшедшего дня, когда они неслись на такси в больницу и Джеймс храбро пытался сдерживать слезы. Мать и отчим взволнованно обвиняли самих себя и друг друга в том, что попросили Джеймса положить коляску в багажник. («А что, если рука никогда не заживет? Вдруг он больше не сможет рисовать? Я никогда себе этого не прощу, никогда!» — рыдала миссис Помпадей.) В больнице куртку отбросили в сторону, и Марвину пришлось изо всех сил цепляться за рукав, пока Джеймса осматривали и делали ему рентгеновский снимок. Потом мальчику наложили гипс, а миссис Помпадей тревожно спрашивала то одного доктора, то другого:

— Это ведь не навсегда?

— Перелом сложный, — ответил один из врачей. — Мы назначим ему физиотерапию. Не волнуйтесь, до свадьбы заживет.

— Нет, нет, вы не понимаете, — не успокаивалась миссис Помпадей. — Мой сын — настоящий талант, он рисует такие замечательные миниатюрные картинки…

— Поживем — увидим, — оборвал ее доктор. — Посмотрим, как будет срастаться кость.

Вернувшись домой, Марвин никак не мог отделаться от воспоминаний о страшной сцене на улице. А вдруг Джеймс это нарочно? Наверняка не скажешь. Когда он все рассказал Маме и Папе, те пришли в ужас.

— Конечно, не нарочно, — убежденно возразила Мама. — Джеймс никогда бы так не сделал.

— Да и кто знает, что будет с рукой, — добавил Папа. — Рисование рисованием, но как насчет бейсбола? Вдруг он не сможет в бейсбол играть, даже писать не сможет? Джеймс умный мальчик, он не стал бы так рисковать.

Марвину очень хотелось верить родителям, но что-то не давало ему покоя. Он знал, как Джеймсу надоело притворяться талантливым художником.

Марвин несколько раз появлялся в комнате Джеймса, но никак не мог его застать. Он даже разок спрятался под кухонным столом, чтобы послушать, как Джеймс рассказывает про школу. Одноклассники просто забросали его вопросами о сломанной руке и об украденных рисунках. Все хвалили его за храбрость и дрались за право расписаться на гипсе. Теперь все хотели сидеть рядом с ним в школьной столовой. Марвин был рад: похоже, Джеймс на время стал знаменитостью. Неплохо. Мальчику нужны человеческие друзья.

Но не только же человеческие! Марвин страшно соскучился по своему товарищу. Они так давно не виделись, а ведь раньше почти не расставались. Главное, совместные приключения их по-настоящему сплотили. И сам Марвин после них сильно переменился — только никто, кроме Джеймса, этого не поймет.

— Почему ты такой грустный, милый? — спросила вечером Мама.

— Скучаю по Джеймсу. Думаешь, он совсем про меня забыл?

— Конечно, нет! Он про тебя не забыл. Пойдем, я кое-что тебе покажу.

Мама ласково взяла его за лапку и повела по узенькому коридорчику, соединявшему их дом с домом Альберта, Эдит и Элен. Марвин заметил новый проход, ответвлявшийся от коридора.

— Что это?

— Загляни внутрь, сынок.

У Марвина даже дух захватило. Внутри крошечной, только что вырытой комнатки — белая пыль от штукатурки не успела еще полностью осесть — стояла крышечка с чернилами, закрытая сверху кусочком пластиковой пленки, а рядом лежала стопка маленьких бумажных листочков.

— Мама, что это такое? — завопил Марвин.

— Твоя мастерская, сынок. — Мама просто сияла от счастья. — Настоящая мастерская художника. Твоя. Папа и дядя Альберт весь день трудились. А как ты думаешь, откуда взялись чернила?

Марвин уже сам все понял.

— Он вчера оставил их прямо под мойкой. Даже пленкой сверху прикрыл, чтобы не высохли… Какой же он умный мальчик, и заботливый, да? — Мама обняла Марвина. — Теперь ты сможешь рисовать, сколько захочешь. И что захочешь.

Марвину показалось, что его сердце сейчас лопнет от радости или просто выскочит наружу.

На следующий день Марвин углядел за ведром листочек бумаги с нарисованным крестиком. К четырем часам он добрался до комнаты Джеймса. Мальчик лежал на кровати и читал, неловко подперев руку в гипсе подушкой.


Шедевр

Пока Марвин бесконечно долго полз по ковру, он заметил, что Джеймс то и дело поглядывает на стол. Конечно, Джеймс обо мне не забыл. Он ждет меня с нетерпением.

— Вот ты где, малыш! — обрадованно воскликнул Джеймс. — Давай подвезу! — Он вскочил с кровати, протянул маленькому жучку руку в гипсе и широко улыбнулся. — Ну, как тебе это нравится? Правда, здорово?

За подписями и каракулями не видно гипса, все разрисовано цветными фломастерами.

— Весь класс расписался, и еще половина класса миссис Келлог. Ребятам ужасно понравилось.

Марвин забрался на загипсованную руку, и Джеймс поднял его вверх.

— Нашел чернила? И бумагу? Я проверил потом, их там не было — значит, нашел. Теперь можешь рисовать в свое удовольствие. А когда чернила кончатся, просто выставь крышечку под мойку, и я снова ее наполню. Договорились?

Марвин довольно улыбнулся.

Джеймс понес его через всю комнату.

— Хочу кое-что тебе показать, — объявил он, с трудом скрывая волнение.

Джеймс остановился у противоположной стены и высоко поднял загипсованную руку.


Шедевр

Перед ними на стене — прямо рядом с окном — висел рисунок Марвина, в паспарту и красивой рамке. Миниатюрное повторение заоконного вида: уличный фонарь, дерево, крыша дома напротив.

Марвин не верил своим глазам. Он-то думал, что рисунок продан Мортонам, за четыре тысячи долларов. Тогда откуда он тут взялся? Висит, как настоящая картина. Прямо как в музее.

— Правда, здорово смотрится? Это Кристина его в рамку вставила. И знаешь, что еще? Она и твое «Мужество» обещала в рамку вставить. И мне отдать. Она сказала, что она у меня в долгу за мою помощь. — Он широко улыбнулся Марвину. — За нашу помощь.

Марвин в изумлении взглянул на Джеймса. Он опять увидит «Мужество»! И покажет рисунок Маме, Папе и всей родне.

Джеймс поднял руку в гипсе почти к самому рисунку, и Марвин оказался совсем рядом с маленьким городским пейзажем.

— Глазам не веришь, да? Думал, его продали уже? Мы сначала собирались продать, а потом, когда вся эта петрушка с рукой приключилась, мама раздумала. Она беспокоится, что я второго такого не нарисую. И она, — улыбнулся мальчик, — права.

Джеймс пошевелил пальцами и посмотрел на руку в гипсе.

— Жутко больно было. Но, в конце концов, все к лучшему. Не могли же мы с тобой без конца рисовать эти маленькие картинки? Ужасно хочется всем правду рассказать, да только как расскажешь? Что они с тобой тогда сделают? Подумать страшно…

Марвин смотрел на Джеймса, и в нем нарастала радость, какой он раньше никогда не испытывал. Не просто счастье, не просто привязанность к другу и благодарность. Нет, его переполняло новое, куда более глубокое чувство: его любят таким, какой он есть, и это прекрасно.

Это не похоже на любовь родителей. Папа с Мамой его просто обожают, но родительская любовь постоянна и неизменна, как фонарь за окном. А тут его выбрали в друзья. Этот мальчик из всего огромного мира выбрал в друзья не кого-то, а его, Марвина.

— Вот мама и решила не продавать рисунок, — продолжал Джеймс. — Вдруг это мой последний шедевр, пусть лучше останется у нас. Она хотела повесить его в гостиной, чтобы все смотрели.

Мальчик рассмеялся:

— Но ему лучше тут, правда? Прямо как еще одно окошко… только совсем маленькое. Как будто твоя комнатка прямо рядом с моей, и это вид из твоего окошка.

Марвин улыбнулся. И то правда, окошко как раз подходящего жучиного размера.

Джеймс перенес Марвина к столу и осторожно пересадил на деревянную столешницу.

— Ни за что не угадаешь, куда я иду сегодня. Я собираюсь встретиться с папой и… — мальчик помедлил, растягивая удовольствие, — и с Кристиной. Пойдем все втроем пиццу есть.

Он таинственно понизил голос:

— Мне кажется, она ему очень-очень нравится.

Карл и Кристина. Подходящая пара, одобрил Марвин. Пусть у Джеймса будет вторая семья — но другая, из мира искусства.

Джеймс внезапно рассмеялся:

— Знаешь, ты мой самый лучший друг. Забавно, правда?

Марвин просиял от удовольствия.

Настоящая дружба — как произведение искусства, подумал Марвин. На нее требуется немало времени и усилий. А еще нужна какая-то искорка, которую так трудно описать. И счастливая случайность. Тогда в тебе просыпается это теплое чувство к кому-то, кого ты раньше в глаза не видел.

Раздался стук в дверь, и Марвин услышал голос Карла.

— Пора идти, — шепнул мальчик. — Папа пришел. Завтра увидимся. Я метку у мусорного ведра проверю.

Он схватил куртку и помахал на прощанье Марвину:

— Пока, малыш.

Марвин поднял одну из шести лапок и тоже помахал в ответ.

Комната опустела. Марвин подполз к самому краю письменного стола и выглянул в окно. Сколько всего интересного можно сделать, когда придет весна. Можно пойти гулять с Джеймсом по улицам. Можно отправиться в парк. Или в музей с Карлом и Кристиной. А потом вернуться в маленькую мастерскую и начать рисовать.

Марвин улыбнулся. За окном такой большой мир, хочется все посмотреть, а Джеймс для этого дела самый подходящий товарищ.

— От автора —

Об искусстве

Все, что я рассказала в этой книге об Альбрехте Дюрере и его времени, — правда. Точнее, все, кроме четырех «Добродетелей»: они существуют только в моем воображении. Дюрер оставил после себя несколько маленьких рисунков пером; они, подобно описанным в книге, выполнены с превеликим множеством мелких деталей. А еще Дюрер был большим поклонником Джованни Беллини, знаменитого художника эпохи итальянского Возрождения. У Беллини есть миниатюрный рисунок «Мужество», на нем изображена девушка, которая борется со львом. Этот рисунок действительно находится в Музее Гетти в Калифорнии. Именно он и описан в книге.


Шедевр

О ворах

Все описанные в книге случаи похищения музейных шедевров — кроме кражи выдуманных «Добродетелей» — произошли на самом деле. И особое подразделение ФБР по борьбе с кражами произведений искусства тоже существует на самом деле. Конечно, художественные музеи и подразделения специальных служб, по понятным соображениям, не слишком охотно рассказывают об особых мерах предосторожности, принимаемых для охраны музейных экспонатов. Все подробности истории кражи «Мужества» из музея Метрополитен и описания действий агента ФБР были мною, конечно, выдуманы.

О жуках

Марвин и вся его родня принадлежат к семейству жужелиц, в котором более двух тысяч разновидностей. Жужелицы живут от трех до четырех лет. Чаще всего они обитают на открытом воздухе, но иногда забредают в дома и поселяются там. Большинство видов жужелиц летать не умеет. Они питаются чем придется и склонны к ночному образу жизни.


Шедевр


— Слово благодарности —

В книге, посвященной дружбе, особенно приятно поблагодарить тех, чья помощь для меня по-настоящему важна. Это мой редактор Кристи Оттавиано, чей внимательный глаз и необыкновенная проницательность значительно улучшили книгу; моя сестра Мэри Броуч, которая ухитрилась прочесть рукопись будущей книги как родитель, ребенок и критик одновременно; а также необычайно талантливые и разносторонние читатели, они же мои чудесные друзья — Джейн Бернс, Клер Карлсон, Лора Форте, Джейн Каменски, Джилл Лепор и Кэрол Шериф. Мне повезло, что они у меня есть!

Еще я благодарна первым юным читателям и слушателям моей книги. Это Джейн и Маргарет Урхейм, а также Гидеон Лик и Саймон Лик. Особая благодарность — Кэролайн Меклер, за ее подробный рассказ о работе музея Метрополитен, и всем сотрудникам издательства «Холт», которые проделали потрясающую работу, чтобы представить читателям мои книги.

Наконец, огромное, бесконечное спасибо моей семье — мужу, Уорду Уилеру, и детям, Зои, Гарри и Грейс, за их энтузиазм, понимание и поддержку. Много лет назад в китайском ресторане я разломила печенье с предсказанием и прочла: «Твоя семья — один из шедевров природы». Так оно и есть.

— Об авторе и иллюстраторе —

Элис Броуч — автор известных книг «Тайна Шекспира» и «Через пустыню». Идея написать «Шедевр» возникла, когда Элис уронила контактную линзу в раковину. Сидя на кафельном полу, она битый час пыталась раскрутить сифон и мечтала — вот бы какое-нибудь крошечное существо достало потерянную линзу. Вечером она написала первые главы будущей книги и забыла о ней на целых двадцать лет. Элис изучала историю в Йельском университете. Ее семья живет в Истоне, штат Коннектикут. www.elisebroach.com




Келли Мерфи проиллюстрировала множество детских книг, в том числе «Не плачь, дракончик». Она живет в Норт-Аттлборо, штат Массачусетс. www.kelmurphy.com


— От переводчиков —

Еще о жуках

Семейство жуков, которое явно сродни семейству Марвина, поселилось в нью-йоркской квартире одной из переводчиц, в большом многоэтажном доме посреди огромного города, не так далеко от музея Метрополитен. Жаркими летними вечерами то один, то другой такой Марвин любит прогуляться по квартире, разведать, что делается в ванной (наверно, там прохладней). Сначала переводчица их ужасно боялась и каждый раз громко визжала, а теперь вспоминает, что они родственники Марвина, и только иногда, когда такой жук сильно нахальничает, ловит его в большой бумажный пакет, выносит на улицу и оставляет под деревом — пусть попутешествует, посмотрит мир.

Еще об искусстве

Если вам понравилось читать о музее Метрополитен, прочтите еще одну книгу, выпущенную издательством «Розовый жираф». Она написана знаменитой американской писательницей Э. Л. Конигсбург и называется «Из архива миссис Базиль Э. Франквайлер, самого запутанного в мире». Эмма и ее брат Джимми убегают из дома и прячутся в том же самом прекрасном музее, где пришлось провести ночь Марвину. И речь снова идет о таинственных расследованиях и замечательных произведениях искусства.

Примечания

1

Джон Ките, «Ода к греческой вазе» (1819), перевод В.А. Комаровского (здесь и далее прим. переводчиков).

2

Вальтер Скотт, «Мармион» (1808).


home | my bookshelf | | Шедевр |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 1.5 из 5



Оцените эту книгу