Book: Возвращение в Гринвуд Хаус



Дебора Хейл

Возвращение в Гринвуд Хаус

Часть 1

— Это, должно быть, он! — прошипела Иви Гринвуд, чувствительно двинув локтем сестре под ребра.

— Увы, — пробормотала Розмари, глядя в указанном направлении.

Она различала только смутные контуры в глубине зала. Необходимость экономить, и, конечно, тщеславие до сих пор удерживали ее от покупки очков. Она не хотела казаться старой девой только потому, что в свои 24 года еще не была замужем.

— Не смотри! Отвернись! — прошептала Иви, прячась за раскрытым веером.

— Кто это? — спросила заинтригованная Розмари, тоже разворачивая веер. — И почему мы не можем смотреть на него, он же наблюдает за нами?

— Он идет к нам!

Розмари попыталась удержать под контролем свою нетерпимость по отношению в сестре. В последнее время их сосуществование становилось все более раздражающим.

— Поскольку ты не говоришь мне, кто к нам приближается, я должна подождать, пока он представится сам.

— Новый владелец Хартсиза, это же ясно! — ответила Иви, тряхнув локонами цвета меди. — Говорят, он вдовец. И он должен быть очень богат, если позволил себе такую покупку.

Розмари послала сестре язвительную улыбку:

— Имеешь на него виды?

— Ты должна понимать, что он мог бы решить все наши проблемы…

— Но мог бы создать другие, — скептически пробормотала Розмари. Определенно. богатый вдовец не казался ей таким уж привлекательным.

Поверх веера она бросила взгляд на человека, который приближался к ним. Это был высокий мужчина, много моложе, чем она думала, и в превосходном костюме, идеально облегавшем его статную фигуру.

— Уважаемые леди, прошу прощения, что имею дерзость говорить с вами, не будучи представленным по всей форме…

Певучий звук этого голоса заставил Розмари слегка подпрыгнуть. Как она не старалась забыть его, но за эти годы ей так и не удалось встретить мужчину с более красивым голосом.

— Вероятно, вы не помните меня, — произнес он, взглянув на Розмари. Ах, какие у него серебристо — серые глаза! — Я уверяю вас, что мы знакомы. Меня зовут Мерритт Темпл.

Не помнить его? Розмари могла бы расхохотаться от нелепости этого предположения, если бы не комок в горле.

Не то чтобы Мерритт Темпл был точно таким же, как раньше. Семь лет назад это был страстный, немного застенчивый юноша. Сейчас же это был мужчина во всех смыслах. Волнистые каштановые волосы, достигающие широких плеч, открытый высокий лоб, красивое лицо, казавшееся бронзовым от жаркого испанского солнца.

Но не эти изменения заставили задрожать сердце Розмари. Он казался закаленным в сражениях, но в то же время имел вид человека, раненого чем — то или кем — то в прошлом, и так и не оправившегося от душевной раны.

Была ли она той, которая это сделала?

Глядя на женщину, разбившую когда — то его слишком хрупкое сердце, Мерритт Темпл разговаривал с Розмари Гринвуд и ее сестрой свободно и непринужденно. Сердце же его колотилось, как сумасшедшее.

— Я учился в школе вместе с вашим братом Торном. Он любезно предложил мне приезжать на каникулы в Барнхилл. От тех визитов у меня остались самые приятные впечатления.

Мерритт не уточнил, что это были одни из немногих прекрасных воспоминаний в его жизни. Три кратких лета, проведенных с Гринвудами, были его единственным опытом семейной жизни. И возможно, именно по этой причине он вернулся в Латбери, для того, чтобы растить своего сына.

Но глядя на Розмари, чья девичья прелесть превратилась в подлинную красоту, он понял, что именно надежда встретить ее привела его в эти края.

— Мистер Темпл! — возбужденно вскричала Иви. — Торн будет счастлив узнать, что Вы и есть новый хозяин Хартсиза. Разве это не удивительная новость, Розмари?

— У меня нет слов, — тихо ответила та, пытаясь совладать с чувствами.

Все же она не казалось особо довольной. Если бы она действительно была рада видеть его, то покраснела бы, как это было в прошлом, когда он делал вид, что хочет украсть ее поцелуй.

Она, наоборот, побледнела, а сияющие серо — голубые глаза внезапно потемнели от растерянности.

— Что…что привело Вас в Латбери после стольких лет, мистер Темпл?

Он едва совладал с желанием открыть ей правду.

— У меня есть маленький сын, чья мать, к несчастью, скончалась вскоре после его рождения. Его здоровье беспокоит меня, и врачи посоветовали ему деревенский воздух.

— Ребенок! — воскликнула пораженная Иви. — Мне не хватает терпения при общении с малышами. А вот Розмари их обожает. Не так ли, Розмари?

Лицо Розмари замкнулось, и Мерритт испытал внезапное желание успокоить ее каким — нибудь образом.

— Дорогой мистер Темпл, мы весьма сожалеем о Вашей потере. И о хрупком здоровье Вашего сына, — сказала она официальным тоном.

В то время как она произносила слова поддержки, Мерритт чувствовал, что не имеет права принимать сочувствие Розмари, которая чувствовала себя более виноватой, чем огорченной.

Оркестр заиграл веселую мелодию…мелодию, под которую они танцевали вдвоем в далекий летний вечер. Он хотел бы просить Розмари танцевать с ним в память о старой дружбе. Но было ли правильным рискнуть снова почувствовать ее легкое прикосновение?

Она сразу же узнала музыку. Как будто снова вернулась в тот день, полный бесконечного счастья, которое она испытывала, танцуя с Мерритомм. Кто знает, может, и он об этом помнил…Или то чувство, которое она испытала, когда глаза их встретились, было только плодом ее воображения?

Если он пригласит ее танцевать, что она должна сделать?

Нужно отказаться, вежливо, но решительно. Даже если мистер Темпл не ненавидит ее, как должен был бы, ничего не может быть между ними. Никогда больше. По вполне понятным причинам, их любовь не может возродиться спустя семь лет.

Как только Мерритт начал говорить, она открыла рот, собираясь отказаться от приглашения.

— Вы окажете мне честь танцевать со мной…мисс Иви?

Иви?!

Часть 2

— Я? — Иви так же, как и Розмари, была поражена приглашением Мерритта. — Я бы с удовольствием, но у меня болит щиколотка.

Она подтолкнула вперед сестру:

— Розмари будет счастлива оказаться на моем месте.

Этот жест отправил девушку прямиком в объятия Мерритта, но что — то удержало ее от того, чтобы отодвинуться, как требовала ситуация. Возможно, все те ночи, когда она засыпала, мечтая оказаться в теплом кольце его рук.

— Осторожнее, мисс Гринвуд, пол неровный, — предупредил он. Его ладони коснулись ее рук, обнаженных до плеч согласно моде. Раньше такие прикосновения волновали его, а сейчас он держался с видимой холодностью.

Розмари почувствовала, что начинает ненавидеть его. Как он мог оставаться таким невозмутимым, в то время как у нее внутри бушевал вихрь чувств.

— Прошу прощения, мистер, — пробормотала она, пытаясь отстраниться. — Конечно же, Вам не хотелось быть кавалером столь неуклюжей барышни.

— Напротив, — ответил он, подавая ей руку. — Вы могли бы скатиться в ручей, и остаться такой же изящной.

Он негромко рассмеялся:

— Если не ошибаюсь, подобное уже случалось.

При этих словах Розмари вспомнила, какой стыд она тогда чувствовала, и как взбесил ее взрыв смеха Мерритта…как она была глупа и полна собой, в то время!

Теперь же она, кружась в танце, весело смеялась в объятиях Мерритта.

Чуть позже они выпили пуншу и предались воспоминаниям. Розмари возвращалась к жизни, как цветок после долгой зимы.

— К сожалению я должен покинуть Вас, — Мерритт казался огорченным необходимостью уходить. — Я беспокоюсь, если надолго оставляю своего сына. Могу я навестить Вас завтра?

— Нет! — внезапно вырвалось у Розмари. — Торна нет, и…

А что еще она могла сказать?

Все, кроме правды.


Очевидно, мисс Гринвуд не желала его посещений. Темпл презирал себя за слабость. Его сердце недостаточно затвердело, это ясно.

Он был глупцом, когда думал, что семь лет назад она отвергла его из — за бедности. Скорее всего, она видела в нем только друга. И это положение вещей не изменилось бы даже теперь, когда у него есть наследство покойной жены.

— Тогда в другой раз, — он не хотел показывать свое сожаление.

Розмари тряхнула головой, отметая и эту возможность:

— Боюсь, наш дом сейчас не приспособлен для приема гостей. Мы переезжаем в Бат.

— Мне жаль слышать это, — Мерритт старательно симулировал равнодушие. — Скоро ли вы уезжаете?

— Через две недели.

— Какая удача, что мы смогли встретиться и возобновить наше знакомство до вашего переезда. Доброго вечера, леди! Надеюсь, вы хорошо устроитесь в Бате.

Когда Мерритт встал, чтобы уйти, Иви воскликнула:

— Подождите, мистер Темпл! Мы не в состоянии принять Вас у себя, но мы бы с удовольствием навестили Вас в Хартсизе. Не так ли, Розмари?

— Нет, мы не должны надоедать мистеру Темплу сейчас, когда он еще не обустроил свой новый дом.

Решив не настаивать, Мерритт произнес:

— Я был бы раз насладиться вашим обществом. Я никого еще не знаю в Латбери, и пока не готов к новым знакомствам.

Иви притворилась, что не заметила колкого взгляда сестры:

— Дайте нам знать, когда это будет удобно для вас, и мы, конечно же, приедем.

* * *

— Я хотела бы родиться сиротой, — простонала Розмари, плотнее закутываясь в плащ.

Воздух этим весенним вечером был холодным, а путь до Барнхилла неблизким.

— Лучшей сестры, чем я, ты не заслуживаешь, — Иви подышала на озябшие пальцы. — Подумать только: отклонить предложение мистера Темпла подвезти нас — якобы мы должны проводить леди Горхэм!

— Прогулка хорошо повлияет на твою больную лодыжку, — парировала Розмари. — И если мы действительно хотим поговорить об этой глупой отговорке…

— Знаешь ли ты, скольких приглашений на танец стоила мне эта ложь? — спросила задетая за живое Иви. — Было бы лучше, если бы я не попыталась устроить твою встречу с мистером Темплом?

— А я не хочу встреч с мистером Темплом.

Иви даже остановилась.

— Почему же? — изумленно спросила она чуть погодя.

Розмари пыталась разобраться в буре собственных эмоций.

— Когда у мистера Темпла не было перспектив, я, учитывая желания отца, не поощряла ухаживаний Мерритта. Я не оправдываюсь. Это было благоразумным поведением. Теперь же наши позиции переменились: он богат, мы — нет. Наши встречи будут выглядеть так, как будто я охочусь за хорошей партией.

— Но этот мужчина все еще интересует тебя. И ты отказываешься от него, потому что он богат? — Иви покачала головой. — Это самое глупое объяснение, которое я слышала!

Розмари спросила себя, как она могла убедить сестру в собственной правоте, если сама не была в ней уверена.

* * *

Мерритт прогуливался по комнате, держа на руках ребенка.

— Что ты об этом думаешь, Гарри? Мисс Гринвуд приедет навестить нас или твой глупый папа поторопился пригласить ее?

Далекий от отцовских забот, малыш послал Мерритту беззубую улыбку.

— Ты прав: не имеет смысла ждать ее. Абсурдно думать, что наследство твоей мамы настолько заинтересует ее. Как я только мог об этом подумать?

После этих слов малыш заехал ему ручкой по носу.

— Никакой разницы, верно, старичок? Пока мы вместе, зачем нам женщина? Создадим эксклюзивный клуб, только двое членов.

Маленький Темпл одобрительно закричал.

Подойдя к окну, Мерритт увидел подъехавшую коляску. Конечно, вряд ли она вернулась бы так быстро из Барнхилла, если бы сестры Гринвуд приняли бы его приглашение. Но, несмотря на слова, обращенные к маленькому Гарри, Мерритт почувствовал, как его желудок совершил кульбит.

— Пойдем спросим Тома, почему они не приехали. — Он вздохнул, хорошо зная, что Гарри не осудит его слабость. — Может быть, они приедут в другой раз.

Мерритт проклял собственное нетерпение. Он знал, что Розмари не собиралась возобновлять их дружбу. Конечно, не стоило ему так явно демонстрировать свое желание поскорее увидеть ее.

Но в его распоряжении было так мало времени! Гринвуды уезжали в Бат так скоро.

— Если она не приедет познакомиться с тобой, малыш, то многое потеряет.

Выйдя в холл, Мерритт резко остановился и чуть не уронил ребенка от неожиданности.



Часть 3

Когда Розмари Гринвуд вошла в двери Хартсиза, ей удалось увидеть Мерритта Темпла минутой раньше, чем он ее заметил. В это мгновение все ее желания, потускневшие за последние семь лет, снова возродились: весь он был сосредоточен на ребенке.

Серые глаза смеялись, весь он был сконцентрирован на защите маленького хрупкого создания в его руках.

Едва увидев их, Мерритт дернулся, как от удара…словно они были неожиданными визитерами. Возможно, он послал за ними коляску из вежливости, в надежде, что они отклонят его приглашение, как это было в прошлый вечер. Зачем только Розмари позволила Иви убедить ее поехать?

Но в этот момент ребенок поднял глазки, широко улыбнулся и протянул к ней ручки. Этого жеста было достаточно, чтобы она тут же безоглядно влюбилась в нового члена семьи Темплов.

— О Мерритт! — Она быстро прошла через холл, не заметив, что назвала его по имени. — Вы как всегда очень скромны. Почему Вы не сказали, что у Вас самый красивый ребенок во всей Англии?

Малыш явно любил комплименты. Он запрыгал на руках отца, пытаясь дотянуться до Розмари. Мерритт передал ей ребенка, как ценное сокровище.

— Если бы Вы его увидели, когда он только родился, Вы не сочли бы его таким красивым, — вздохнул Мерритт. — Он был совсем красным и сморщенным. При появлении на свет он казался лишенным всякого шанса на выживание. Но, против всех ожиданий, он продемонстрировал бойцовский характер.

— Да, действительно, кажется, что сейчас его здоровье превосходно, — заметила Иви, в то время как Розмари целовала малыша и прижимала к его груди, не заботясь о том, что выглядит немного дурочкой.

Мерритт покачал головой с озабоченным видом.

— Доктор говорит, что легкие мальчика недостаточно развиты. Гувернантка утверждает, что это моя вина, потому что я не даю ему плакать в кроватке. Может быть, она права, но…

— У этой женщины нет сердца, — сердито бросила Розмари. — Заставлять плакать ребенка, который и так остался без матери…какое варварство!

— Я хотел найти ей замену, когда она только поступила ко мне, — заметил огорченно Мерритт. — Но эта женщина надежна и работяща. Думаю, лучше бы я не нашел. Я не привык набирать персонал, и прислуги, которую я нанял в Лондоне, конечно же, недостаточно для такого большого дома.

— Розмари могла бы помочь Вам набрать подходящих людей, — решительно заявила Иви. — Не так ли, Розмари? Она всегда занималась этим в Барнхилле.

Розмари бросила на сестру красноречивый взгляд. Даже если бы она всем сердцем желала бы помочь Мерритту и его сыну, она не могла приходить в этот дом изо дня и в день и мучиться видениями счастливой семейной жизни, которая была бы у нее …если бы только она вышла замуж за Мерритта.

* * *

Юношей он считал, что Розмари Гринвуд красива? Мерритт и не отрицал этого.

Но здесь, в его доме, когда она держала его ребенка на руках…ее красота затмевала те совершенные черты, которые он помнил. Черты ее лица стали тоньше и изящнее, золото волос обогатилось медовым оттенком. Непосредственность юности сменилась на терпимость и любезность.

Было бы так легко подарить ей свое сердце. Но он должен был проявить осторожность, чтобы не напугать ее своей поспешностью. Но как он мог быть терпеливым, если в его распоряжении было всего две недели?

Он позавидовал Гарри, который задремал, прижавшись к груди молодой женщины.

— Я должен был бы объяснить Гарри, что никогда не следует засыпать в обществе красивой леди.

Сказав это, он осторожно вынул ребенка из объятий Розмари, наслаждаясь мимолетным прикосновением к ее рукам.

— Это можно извинить только его неопытностью.

Розмари грустно посмотрела на малыша.

— Вы должны отнести его в кроватку?

— Обычно это время его дневного сна. — Мерритт был благодарен Розмари за привязанность к его сыну. — Мы с гувернанткой согласны в том, что у ребенка должен быть строгий режим дня. Если вы хотите пройтись по саду, я присоединюсь к вам, как только этот парень окажется в своей колыбели. Позже мы могли бы выпить чашку чаю. Моя повариха — настоящее сокровище, хотя, конечно, ей требуется помощь при работе на кухне.

Когда через десять минут Мерритт спустился в сад, Розмари в одиночестве прогуливалась по цветущей липовой аллее.

— Иви говорит, что у нее все еще побаливает щиколотка, — объяснила, краснея. Розмари.

Мог бы он предложить ей руку? Страстно желая этого, Мерритт все же предпочел идти один, замедляя шаги, чтобы ей удобнее было сопровождать его.

— У Вас чудесный сад, мистер Темпл. Подумайте, как Гарри будет рад играть среди деревьев и цветов, когда станет старше.

Представить ее играющей в прятки с его сыном было радостно и…страшно. Он должен прекратить мучиться из — за того, что никогда не произойдет.

— Я благодарен Вам за то, что смогли навестить меня сегодня, — обрел он, наконец, равновесие. — Я знаю, насколько Вы заняты.

В конце липовой аллеи росли кустарники. Подойдя к ним, Розмари и Мерритт как будто окунулись в душистое облако.

Мерритт собрал букет голубых, только распустившихся бутонов.

— Это розмарин, — пробормотал он. — Пусть они станут напоминанием об этом моменте.

Она приняла подарок и нервно сжала в руках, вздохнув.

— Скажите мне, Мерритт, Вы … ненавидите меня? — тихо прошептала она. — За все плохое, что я сделала тогда, в прошлом.

Часть 4

— О…ненавижу Вас? — эта мысль глубоко потрясла его. — Как я могу?

Иногда он хотел бы, чтобы так и было. Ему было бы легче сосуществовать с ненавистью, чем мучиться от неразделенной любви.

— Вы поступили как должно.

Розмари продолжала теребить букетик цветов, обрывая лепестки.

— Вы вправду так думаете?

Мерритт кивнул.

— Только теперь я понимаю, что брак между людьми из разных общественных слоев становится тяжелым грузом для обоих. Я не хотел бы подобной судьбы для нас.

Этими словами он хотел дать ей понять, что поскольку теперь у них одинаковое финансовое положение, проблема могла считаться решенной.

Но обеспокоенный взгляд Розмари подсказал ему, что это высказывание было несвоевременным. Но он не мог понять, чем его слова ранили ее. Очевидно, недостаток средств не был единственной причиной, по которой она отвергла его семь лет назад.

Он попытался исправить ситуацию.

— Дорогая моя, то, что произошло между нами тогда, в юности, теперь принадлежит прошлому. Я надеюсь, это не помешает нам стать друзьями сейчас.

— Друзьями? — слабым голосом спросила она. — Конечно. Я всегда вспоминала о Вас с большой симпатией, дорогой мистер Темпл.

В то время как ее губы произносили эти слова, Мерритт прилагал титанические усилия, чтобы не сжать ее в объятиях. Ему хотелось целовать ее, целовать глубокими страстными поцелуями, заставить забыть того юношу, который когда — то ухаживал за ней.

Но мог ли он подвергнуть опасности их драгоценную дружбу ради того, что казалось ему более желанным?

Движением целомудренным, но полным чувства, он сжал ее ручку и удобно устроил в выемке своего локтя.

— Теперь я могу считать себя счастливейшим из людей. Можем ли мы вернуть в дом, прежде чем Ваша сестра поддастся искушению съесть все сладости?

— Отличная идея! — ответила Розмари с несколько натянутым смешком. Однако она казалась повеселевшей. — Мы должны наверстать упущенное время и подробно рассказать, что с нами произошло. Мы с Иви читали в газетах о Ваших кампаниях с генералом Веллингтоном. Вам нравилась жизнь солдата?

Пока они возвращались через сад к дому, он рассказывал о своих приключениях в составе стрелковой бригады, наслаждаясь ее смехом и искренним интересом, который он ясно видел в ее глазах. Он сохранит эти мгновения как драгоценное воспоминание.

— Как долго вас не было! — сразу же пожаловалась Иви, хотя в действительности совсем не казалась огорченной. Я взяла немного сладостей. Подожди, пока попробуешь, Рози…они великолепны. Не хочешь ли разливать чай? У меня невероятная жажда.

Розмари бросила вопросительный взгляд в сторону Мерритта.

— Вы сделаете честь моему дому, — произнес он, предлагая ей стул. — Я хорошо помню Вас в этой роли в Барнхилле.

Иви принялась вспоминать забавные моменты прошлых чаепитий, Розмари разливала чай, а Мерритт наслаждался этим зрелищем, представляя, что она действительно хозяйка его дома.

* * *

— Торн! — закричала Иви, когда брат вернулся из Лондона, два дня спустя после их визита к Мерритту. Угадай, кто приехал в Латбери и купил Хартсиз?

Хоторн Гринвуд снисходительно улыбнулся сестре, но Розмари ясно различила озабоченность в его глазах.

— О ком бы не шла речь, я предпочел бы, чтобы подобное предложение сделали и в отношении нашего дома.




home | my bookshelf | | Возвращение в Гринвуд Хаус |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу