Book: Чудеса наших субтропиков



Чудеса наших субтропиков

В. В. Петров

Чудеса наших субтропиков

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

Предисловие

Когда мы видим вокруг себя разнообразные растения, мы редко задумываемся над тем, где их родина, где они растут в диком виде. Мы почти не интересуемся тем, принадлежат ли они к нашей природной флоре, местному растительному населению, или же являются гостями из дальних краев. Эта сторона жизни растительного мира часто не привлекает нашего внимания. А между тем очень важно знать, какие из окружающих нас растений относятся к числу аборигенов, а какие являются чужеземцами. Далеко не все то, что растет вокруг нас, имеет местное происхождение. Это касается даже некоторых самых обычных, хорошо знакомых деревьев, кустарников.

На улицах и площадях наших городов нередко можно видеть стройные голубые ели с особым сизым оттенком хвои. Эти деревья украшают и нашу столицу Москву. Именно они, словно часовые торжественного караула, зимой и летом бессменно несут вахту у Мавзолея В. И. Ленина. Красавица голубая ель — не наше местное дерево, это пришелец из далеких краев, с другого континента. Родина ее — Северная Америка.

Подобным же образом обстоит дело и с такими хорошо известными всем растениями, как чай и мандарины. У нас на Черноморском побережье Кавказа чайные плантации и мандариновые рощи занимают огромные площади. Они так хорошо растут и так естественно вписываются в местный пейзаж, что кажутся произрастающими здесь издавна. Однако и чай, и мандарины — гости с другого континента. Их родина — Юго-Восточная Азия.

Эти примеры показывают, что в каждом районе земного шара можно с успехом выращивать множество таких растений, которых здесь не было «от природы». Словом, к естественной, дикой флоре всегда можно добавить немало зеленых иноземцев, в том число и очень полезных для человека. Сама природа сделать это не в состоянии. Только человек, вооруженный научными знаниями, сознательно и целеустремленно переселяет растения с одного континента на другой. Цель такого переселения — получить как можно больше поставщиков пищевых и иных ценных растительных продуктов, увеличить ассортимент декоративных растений.

Путь ботанических переселенцев в новые края часто лежит через ботанические сады. Именно эти сады служат первым пристанищем зеленых путешественников. Отсюда они впоследствии попадают на поля и в парки, на плантации и в сады и становятся там полноправными хозяевами.

Ботанические сады — наглядное свидетельство могущества человека в деле обогащения местного растительного мира, улучшения и преобразования природы. Это своеобразные памятники человеку — преобразователю природы.

В нашей стране имеется много ботанических садов. Есть они и в субтропических районах — на Черноморском побережье Кавказа и Южном берегу Крыма. Здесь на теплом юге выращивается много растений из других стран, с других континентов. Многие из этих растений культивируются и вне ботанических садов — на улицах городов, в парках, скверах, возле санаториев и домов отдыха. Для того чтобы познакомиться с субтропическими растениями, лучше всего отправиться в Батумский ботанический сад. Здесь наиболее богато в нашей стране представлена субтропическая флора земного шара. Тут мы найдем почти полный набор растений, которые культивируются в наших субтропиках. Множество удивительных, замечательных растений есть в этом саду. Много нового откроет для себя человек, интересующийся растительным миром, когда попадет сюда. На страницах лежащей перед вами книги рассказано о наиболее интересных растениях Батумского ботанического сада.

Однако книга посвящена не только одному этому саду. Она имеет более широкое и общее значение. Это рассказ о растительных богатствах наших субтропиков. Ведь многие из тех растений, о которых идет речь, есть не только в Батуми. Их можно встретить почти по всему Черноморскому побережью Кавказа, а некоторые и на Южном берегу Крыма.

Лето в январе

Стоит жаркий январь... Это не опечатка — именно январь и именно жаркий. Кругом — настоящее лето. Светит яркое, не по-зимнему теплое солнце и в некоторые дни термометр показывает 20—25° тепла. Люди ходят без пальто, в одних костюмах и платьях. Цветут розы и другие растения. На цветках суетятся пчелы, в воздухе мелькают бабочки. После жаркого солнечного дня наступает восхитительная ночь, ласковая и теплая. Легкий ветерок шевелит листву деревьев и порою доносит характерный сладкий запах каких-то цветов.

Где это все происходит? Что это за экзотический край? Может быть Австралия или какой-нибудь другой уголок Южного полушария, где в январе разгар лета?

Ничуть не бывало! Такой сказочный уголок есть у нас в СССР. Он находится на самом юге Черноморского побережья Кавказа — в районе Батуми. Климат здесь совершенно особый, какого нет нигде больше в нашей стране. Среднегодовая температура почти как в Неаполе и Риме (+14°), а осадков выпадает за год около 2500 мм — почти в пять раз больше, чем в Москве. Недаром район Батуми называют самым «мокрым» местом в СССР. Здесь много тепла и влаги — это типичный климат влажных субтропиков. Он очень похож на климат Средней Японии и некоторых районов Гималаев.

Зимой в Батуми бывают, конечно, не только жаркие дни. Иногда становится прохладно, идут дожди — совсем как у нас в Подмосковье поздней осенью. В эти периоды температура может опускаться почти до нуля. А порою, при прояснениях, случаются и заморозки. Погода зимой очень капризна и переменчива. Местным жителям знаком и снег, и мороз. Правда, снег лежит лишь несколько дней, а мороз бывает редко и небольшой (не более 5—8°). В некоторые теплые зимы снег совсем не выпадает и столбик термометра ни разу не опускается даже до нуля. Словом, снег — это для местных жителей целое событие.

С нашей точки зрения в Батуми зимы совсем не бывает — просто затянувшаяся осень постепенно переходит в весну.

Именно здесь, в этих благодатных краях, и находится тот замечательный, единственный в своем роде Батумский ботанический сад, о котором рассказывает эта книга (см. рис. 1 на вклейке[1]).

Но, прежде чем начать рассказ о саде, надо немного сказать о естественной, так называемой коренной растительности в районе сада — своеобразных батумских лесах. Правда, сейчас сохранились лишь небольшие их клочки, но и они дают ясное представление о внешнем облике и особенностях тех первобытных лесов, которые господствовали здесь в недалеком прошлом. Для северного человека эти леса совершенно необычны, как и климат батумского края. Знакомиться с ними лучше всего зимой. Именно в это время года хорошо видны их наиболее характерные черты.

Когда смотришь зимой на батумский лес издали, то ничего необычного сразу и не увидишь — деревья безлистные, голые как и в нашем северном лиственном лесу. Но если присмотреться к ним внимательно, легко заметить, что эти деревья особые, совсем не те, что у нас. Иной у них и общий облик, и стволы, и ветви, и почки на ветвях. Здесь растут бук восточный, настоящий каштан, граб кавказский, липа кавказская — листопадные теплолюбивые южные деревья. У нас в Средней России они не встречаются.

Но еще больший «сюрприз» ожидает нас, когда мы посмотрим на кустарники в батумском лесу — так называемый подлесок. Здесь сплошная зелень. В этом ярусе леса как будто нет зимы. Кустарники одеты густой листвой и под ними очень темно. Листья их большие, темно-зеленые, кое-где виднеются цветки. Ничего подобного в наших северных лесах никогда не бывает.

Самое распространенное дерево батумских лесов — бук восточный (Fagus orientalis). Это дерево сразу обращает на себя внимание пепельно-серой гладкой корой и мощным стволом. Зимой на, земле легко найти плотные эллиптические листья этого лесного великана, заостренные у основания и на верхушке. Край их совершенно ровный, без всяких зазубринок, как будто обрезанный ножницами. После опадения на землю листья долго не перегнивают (как и листья нашего дуба). Под деревьями бука всегда можно встретить оригинальные твердые шарики размером с вишню, покрытые снаружи множеством коротких деревянистых шипиков. Разломишь такой шарик — внутри него один-два трехгранных светло-бурых орешка, похожих по форме на сильно увеличенные зерна гречихи. Эти орешки — плоды дерева. Зимой на ветвях бука отчетливо выделяются своеобразные почки — крупные, очень длинные и острые. Они напоминают наконечники пик.

Бук — поставщик высококачественной древесины, которая находит широкое применение. Она используется как строительный материал, из нее делают гнутую, так зазываемую «венскую» мебель, бочки для хранения сливочного масла. Идет она также на фанеру для внутренней отделки помещений, паркет, некоторые части музыкальных инструментов. Буковые дрова — хорошее топливо, они дают много тепла.

Орешки бука съедобны в сыром виде, но лучше есть их поджаренными. Из ядра этих орешков добывают масло, которое применяется и как пищевое, и как техническое.

Другое распространенное дерево — граб кавказский (Carpinus caucasica). По внешнему облику и форме листьев он немного похож на бук, но отличается тем, что его листья по краю зазубренные, пильчатые. Да и почки иные. Они хотя и острые, но короткие, вздутые. Граб — родственник березы (он из семейства березовых). Зимой под его деревьями можно найти интересные трехлопастные пластинки — особые кроющие листья, развивающиеся при плодах-орешках (очень маленькие чешуйки сходной формы можно найти и под деревьями нашей березы).

Древесина граба — менее ценная, чем у бука. Как строительный материал она мало пригодна из-за того, что стволы дерева обычно кривые. Древесина очень твердая и вязкая, с трудом ломается и раскалывается. Используют ее главным образом там, где требуется большая прочность и сопротивление трению, — на рукоятки для инструментов и топорищ, сапожные колодки и т. д. Она идет также на паркет, клавиши для роялей и пианино. Дрова из граба — очень высокого качества, это один из лучших видов топлива.

Третье дерево батумских лесов — настоящий каштан (Castanea sativa). Это совсем не тот ложный, или конский, каштан, который весной украшается пышными белыми «свечами» соцветий и имеет пальчато-сложные листья.

Настоящий кавказский каштан выглядит иначе. Его листья длинно-эллиптические, по форме как у черемухи, но раза в два-три больше. А цветки очень мелкие, невзрачные (мужские собраны в висячие сережки, как у орешника). Под деревом зимой обычно попадаются оригинальные бурые «ежи» величиной с небольшое яблоко. Они почти неприступны из-за своих многочисленных иголок — длинных, тонких и очень колючих. Такой «еж» можно взять в руки только с большой осторожностью. Внутри него осенью развиваются коричневые блестящие плоды-каштаны округлой формы. Мякоть их съедобна даже в сыром виде и довольно приятна на вкус (напоминает лесные орехи и желуди дуба). Но обычно каштаны едят жареными или вареными. После варки мякоть становится рыхлой и рассыпчатой, по вкусу она похожа на вареный картофель.

Древесина настоящего каштана очень ценна. Она тверда и весьма устойчива против гниения. Это незаменимый материал для постройки деревянных домов в условиях теплого и влажного батумского климата, где древесина многих деревьев быстро разрушается.

Но древесина каштана пригодна не только для строительства. Она используется также в столярном, мебельном и токарном производствах.

В подлеске батумского леса чаще всего встречается вечнозеленый кустарник рододендрон понтийский (Rhododendron ponticum). Листья его почти как у комнатного фикуса: сходной формы, крупные, блестящие и плотные, но только чуть более узкие (см. рис. 2). Цветки довольно большие, розовато-сиреневые, очень красивые, но без запаха. Нередко их можно видеть на растении даже зимой (если зима теплая). Обильное же цветение бывает весной. Лавровишня лекарственная (Laurocerasus officinalis) также имеет крупные, кожистые, темно-зеленые листья узкоэллиптической формы. При растирании листьев ощущается специфический запах (по этому признаку лавровишню легко отличить от рододендрона). Растет она не только как кустарник, но в виде настоящих деревьев, правда, невысоких. В Батумском ботаническом саду их довольно много. Цветки лавровишни мелкие, белые, душистые, собраны в узкие соцветия цилиндрической формы, торчащие вверх, как свечи. Они немного напоминают соцветия нашей черемухи. Цветение иногда можно видеть зимой, но обычно оно бывает ранней весной. Черные плоды лавровишни очень похожи на плоды черемухи, только немного крупнее. Эти плоды съедобны и имеют сладкий вкус. Из листьев получают лавровишневые капли, применяемые в медицине. Интересные свойства имеет древесина лавровишни. Она исключительно крепкая и очень тяжелая. Из нее прежде изготовляли ткацкие челноки, клише и другие предметы, где требуется особая твердость.

Обратимся к травянистым растениям батумского леса. В январе многие из них зеленеют, а у некоторых есть раже цветки. В этом ярусе леса, как и в подлеске, никакой зимы не чувствуется.

Среди зеленеющих зимой трав особенно интересна иглица подлистная (Ruscus hypophyllum) — высокие стебельки с крупными темно-зелеными листьями, похожими на укороченные листья ландыша. Иглица хорошо знакома жителям среднерусских городов — это одно из немногих живых растений, которое привозят к нам зимой с юга. Зелень иглицы обычно добавляют к каким-нибудь цветам в букете. Зимой на широких плотных листьях иглицы иногда можно найти ярко-красные шарики, похожие на большие бусины. Это не что иное, как плоды. Но почему они оказались на листьях? Ведь такого в растительном мире не бывает — ботаники утверждают, что цветки и плоды никогда не образуются на листьях. Загадка разрешается просто: то, что у иглицы принимают за листья, на самом деле совсем не листья, а плоские стебли — филлокладии. Настоящие листья — всего лишь мелкие невзрачные чешуйки, которые даже не сразу заметишь на растении. Каждая такая чешуйка отходит от обычного стебля в том месте, где начинается филлокладий. Зимой иногда удается найти и цветки растения. Они похожи на очень мелкие звездочки и подобно плодам располагаются на листовидных стеблях.

Иглица — интересный пример видоизменения (метаморфоза) стебля, который становится внешне похожим на лист. Однако такой «лист» нетрудно разоблачить: его стеблевую природу сразу выдают цветки и плоды, которые на нем образуются.

Нельзя не упомянуть и о своеобразных папоротниках, которые встречаются в батумском лесу. Многие из них в отличие от папоротников более северных районов сохраняют зимой зеленые листья. Некоторые из этих растений имеют странный, непривычный для нас облик. Таков, например, птерис критский (Pteris cretica), листья которого несколько напоминают листья ясеня.

Еще интереснее выглядит папоротник филлитис, или листовик (Phyllitis scolopendrium). Его листья — широкие и длинные языковидные пластины, за что немцы и чехи называют его «олений язык». Человек, не искушенный в ботанике, вряд ли подумает, что перед ним папоротник (ведь обычно листья папоротников более или менее «кружевные»). Понять, что это за растение, можно только тогда, когда увидишь на нижней стороне листа бурые толстые черточки — так называемые сорусы. Правда, и они не такие, как у многих папоротников: форма их не округлая, а линейная.

В батумском лесу есть замечательный папоротник многоножка пильчатая (Polypodium serratum), который растет только на стволах деревьев (такие растения называют эпифитами). Нередко он располагается на дереве довольно высоко и там прекрасно развивается. Этот папоротник, как и другие, о которых мы говорили, круглый год остается зеленым. В этом растении можно сразу узнать папоротник: листья его перистые, на нижней стороне их — крупные рыжеватые сорусы, похожий на «жирные» точки.

Эпифитные папоротники — особенность батумского леса, отличающая его от среднерусских лесов (там в качестве эпифитов на деревьях мы встречаем только мхи и лишайники).

Наконец, в батумском лесу есть еще одна группа растений, почти не представленная в лесах Средней России. Это лианы. Их здесь несколько видов. Чаще всего мы сталкиваемся с лианой, которая называется сассапариль (Smilax excelsa) и относится к семейству лилейных. Знакомство с ней оказывается не всегда приятным. Стебель этого растения усажен множеством очень крепких и острых шипов, которые могут поранить тело и даже разорвать одежду. Настоящая колючая проволока растительного происхождения!

Чудеса наших субтропиков

Листья растений батумских лесов:

а — настоящего каштана, б — папоротника птериса критского, в — папоротника филлитиса


Таким образом, батумские леса имеют ряд специфических черт, отличающих их от среднерусских лесов: вечно-зеленые лиственные кустарники и небольшие деревья, папоротники-эпифиты, лианы. Все это характерно для лажных тропических лесов. Поэтому батумские леса представляют собой как бы переходную ступень от северных лиственных лесов к тропическим гилеям. Интересно, что некоторые тропические особенности имеет не только батумская природная растительность. Нечто подобное наблюдается и в отношении животного мира, почв и климата. Батумский край — поистине экзотический уголок нашей страны!



Ботаническое Эльдорадо

Район Батуми испытал на себе 300-летнее турецкое владычество, которое закончилось сравнительно недавно — около 100 лет назад (территория отошла к России в 1878 г. после русско-турецкой войны). В период господства турок этот край был глухим, малообжитым. Кругом простирались густые девственные леса, куда почти не ступала нога человека. В этих лесах водились медведи, кабаны и волки, бродили стаи шакалов. Батуми был небольшим поселком. В середине XIX в. его население составляло немногим более тысячи человек. К домам подступал дремучий лес и болота. Батумцы нередко стреляли в диких зверей прямо из окон своих домов.

После присоединения батумского края к России началось быстрое его освоение. Сюда устремились крупные военные чины, фабриканты, откупщики и т. д. Они получали огромные земельные участки и спешили построить себе дачи на экзотической «Кавказской Ривьере». Появились пышные особняки, на крутых склонах возникли добротные цементные лестницы, украшенные вазами и статуями. Возле дач стали разбивать скверы и парки, сажать самые разнообразные привозные деревья и кустарники. Многие из этих посадок сохранились до сегодняшнего дня. Некоторые деревья поражают своими огромными размерами, но они еще сравнительно молоды — им не более 80—90 лет.

Глухой, дикий батумский край стал постепенно оживать. Сюда в 1883 г. была проложена железная дорога из Баку. Батуми стал крупным портом.

На неповторимый, уникальный для России климат и растительность этого уголка Закавказья обратил внимание выдающийся русский ботаник и географ, профессор Андрей Николаевич Краснов. Крупный ученый и путешественник, объехавший буквально полсвета и побывавший в ряде субтропических и тропических стран, он сразу оценил по достоинству богатейшие возможности батумского края. Именно Краснов высказал мысль о необходимости организовать здесь субтропический ботанический сад. После долгих хлопот ему в 1912 г. удалось добиться согласия властей на организацию такого сада. А. Н. Краснов был назначен его директором.

Закипела работа, в которой сам он, несмотря на тяжелую болезнь, принимал деятельнейшее участие — руководил планировкой территории, наблюдал за посадкой растений и т. д. Дело быстро подвигалось, но и силы оставляли Краснова. В конце 1914 г. ученый умер. Однако труды его не пропали даром — ботанический сад был основан и стал существовать.

В последующие годы сад расширялся и пополнялся новыми растениями, но первоначальный «красновский» план его остался прежним. Основная масса растений сада, которые мы видим сейчас, также была посажена при Краснове. Основатель и первый директор сада профессор А. Н. Краснов сделал большое дело. Он положил начало крупнейшему в России (а теперь в СССР) ботаническому саду в условиях влажных субтропиков.

Но ему принадлежит и другая, не менее важная заслуга. Именно он был инициатором широкого внедрения батумском крае ряда хозяйственно-ценных растений из восточной Азии («даров Востока»). К ним относятся чай, цитрусовые, хурма, бамбук, тунг и др. До Краснова некоторые из этих растений выращивались в районе Батуми (например, чай, турецкий апельсин), но площади, занятые ими, были ничтожны. Привезенные Красновым уроженцы Восточной Азии так прижились на Черномордом побережье Кавказа, что сейчас стали самыми обычными культурными растениями.

Похоронен А. Н. Краснов, в соответствии с его завещанием, на территории сада в одном из живописных уголков. Отсюда открывается прекрасный вид на побережье Черного моря, хорошо видна Чаква, где начинал свою деятельность в батумском крае А. Н. Краснов. Сейчас на могиле Краснова стоит памятник, увенчанный бронзовым бюстом ученого (он выполнен его внучкой ?. Н. Вертинской). Здесь всегда можно видеть людей, а экскурсанты, которые осматривают сад, обязательно посещают могилу Краснова. Так народ отдает дань любви и уважения крупному ученому, большому труженику и настоящему патриоту, который заботился о процветании своей Родины.

Батумский ботанический сад — чудесный уголок, расположенный на берегу Черного моря в 9 км к северу от Батуми. Здесь выступают в море, образуя мыс, высокие живописные скалы, густо поросшие растительностью. Место это так и называется — Зеленый мыс.

Сад располагается на больших холмах, разделенных глубокими ложбинами, почти ущельями. По дну их журчат ручьи. С одной стороны — крутой обрыв к морю. Этот обрыв очень высок, и с него в обе стороны далеко видно побережье. Отсюда зимой в ясную погоду можно различить на юге далекие заснеженные горы на территории Турции, а на севере — величественную белую цепь гор Главного Кавказского хребта.

Батумский сад поражает своими размерами. Площадь его поистине огромна — более 100 га. Главная аллея сада, пересекающая его из конца в конец, имеет длину несколько километров. Не только осмотреть такой сад, но просто обойти его весь невозможно за один день.

Батумский сад не похож на многие другие и потому, что это не ботанический сад, а скорее дендрарий, т. е. собрание деревьев и кустарников. Дело в том, что специально культивируемых иноземных травянистых растений здесь почти нет (не считая, конечно, декоративных на клумбах, бордюрах, вдоль дорожек и т. д.). Культивируются почти исключительно деревья и кустарники. К тому же и дендрарий это не совсем обычный. Некоторые виды деревьев здесь представлены не отдельными экземплярами, а целыми рощами. Таковы рощи конфетного дерева, североамериканского ликвидамбара, кордилины и т. д.

Наконец, сад имеет и еще одну специфическую черту, отличающую его почти от всех остальных ботанических садов страны, — тут всегда что-нибудь цветет. Когда бы вы ни приехали сюда, даже в зимнее время, вы обязательно найдете цветущие растения. В полном смысле слова это сад вечного цветения.

Батумский ботанический сад по праву можно назвать «ботаническим Эльдорадо». Здесь собрано более 1500 видов только одних древесно-кустарниковых растений, не считая травянистых. Это обитатели субтропических и умеренно-теплых районов всех континентов. Среди них есть очень редкие, отсутствующие в других ботанических садах СССР.

Есть ли какой-нибудь порядок в расположении растений на территории сада? По какому принципу размещены здесь растения?

В отличие от многих садов принцип размещения растений тут географический. Это значит, что сад разбит на участки, и на каждом из них выращиваются представители только какой-либо одной крупной географической области (например, Северной Америки, Австралии и т.д.). Такие «ботанические посольства» той или иной страны называют географическими отделами. Подобный способ размещения растений наиболее удобен для знакомства с флорой различных континентов и стран. Именно так считал необходимым расположить растения в саду его основатель — профессор А. Н. Краснов, который был прежде всего географом. Он сам выбрал и место для каждого отдела. Выбор этот был, конечно, не случайным. Краснов обратил внимание на то, что различные участки крайне неровной территории сада сильно отличаются друг от друга по температурному режиму и влажности. Здесь есть и холодные низины, и сырые ущелья, и теплые сухие склоны. Для каждого отдела Краснов стремился подобрать такой участок, который лучше всего отвечал бы потребностям «населения» этого отдела. Он старался разместить отделы так, чтобы в условиях Батуми чужеземные растения чувствовали себя возможно лучше.

Какие же географические отделы есть в саду?

Самый большой из них и самый богатый по количеству растений — восточноазиатский. Здесь собраны выходцы из Японии и Китая.

В одном из уголков этого отдела Краснов создал миниатюрный японский садик по образцу тех, которые он видел в Японии. Здесь до сих пор сохранились карликовые, плакучие и причудливо подстриженные деревья, ручейки, островки, бамбуковые мостики, каменный грибок. Этот садик и сейчас кажется уголком далекой экзотической Страны Восходящего Солнца. Он пользуется особенным вниманием у всех, кто впервые попадает в сад. Это традиционное место для фотографирования экскурсантов:

Довольно велики североамериканский, гималайский, средиземноморский, австралийский отделы. Меньше по площади и беднее растениями новозеландский, мексиканский и особенно южноамериканский (бывший чилийский) отделы.

Наряду с отделами, где сосредоточены «чужеземцы», ость и отдел «местных жителей» — там собраны кавказские растения. Это отдел влажных субтропиков Закавказья. Значительную часть его составляет заповедный участок, где сохраняется естественная (коренная) растительность. Именно здесь можно на довольно большой площади видеть уже знакомый нам батумский лес из листопадных лиственных деревьев с вечнозеленым подлеском. Он сравнительно хорошо сохранился. Этот природный эталон, дающий представление о первобытной туземной растительности, — одна из достопримечательностей сада. Далеко не все ботанические сады имеют такие заповедные участки.

Помимо географических отделов, заложенных Красновым, сад включает в себя и так называемые Нижний и Верхний парки. Это земельные участки, принадлежавшие до революции богатым частным владельцам. Они интересны тем, что здесь сохранилось много некогда посаженных деревьев и кустарников из других стран. На этой территории можно видеть наиболее старые и мощные экземпляры некоторых экзотических деревьев (гинкго, магнолия крупноцветковая, эвкалипты и др.). В географических отделах растения, конечно, значительно моложе и меньше по размерам. Правда, на территории парков не соблюдалось географического принципа в размещении растений. Эти парки имели декоративное назначение. Поэтому мы видим здесь растущими рядом европейский пробковый дуб и североамериканскую магнолию, гималайский кедр и южноамериканскую араукарию. В Верхнем парке находится здание, в котором сейчас помещается дирекция сада. Это бывший частный особняк, построенный задолго до основания сада — в 1902 г.

Таков в общих чертах Батумский ботанический сад.

Познакомимся теперь подробнее с населением этого «ботанического Эльдорадо». В какое время года лучше всего совершить туда экскурсию? Пожалуй, зимой. Как ни странно, но именно в это время лучше всего видны многие интересные особенности сада.

Растительный мир субтропиков зимой

Итак, заглянем в этот уникальный сад зимой — в январе. В это время у нас на севере сильные морозы, все засыпано снегом, нигде не найдешь ни одного зеленого листика. Природа спит... Приехав в Батуми, видишь совершенно иное. Кругом зелень, зелень и зелень... Как не похоже все на наши заснеженные леса, поля и луга! Куда ни глянешь — всюду вечнозеленые деревья и кустарники. Немало их и в ботаническом саду. Они дают много тени, и поэтому некоторые уголки сада зимой так же тенисты, как летом. Идешь под сенью зеленой листвы и совершенно забываешь о том, что на календаре — зима.

Вечнозеленые деревья и кустарники в саду очень разнообразны. Среди них много хвойных, но еще больше лиственных — магнолии, эвкалипты, камелии и другие. Есть и такие вечнозеленые деревья, которые имеют очень своеобразный, непривычный для нас облик (пальмы, бамбуки, казуарина).

Помимо вечнозеленых имеются также листопадные деревья и кустарники. Зимой они стоят без листьев и на первый взгляд кажутся однообразными, ничем не примечательными. Но это впечатление ошибочно. Именно зимой у них можно видеть много интересного и прежде всего, конечно, плоды. А среди них встречаются настоящие диковинки, например плоды конфетного дерева. Ими можно полакомиться только зимой.

Имеются в саду и такие необычные растения, как листопадные хвойные деревья (ведь не все хвойные — вечнозеленые!). Зимой воочию убеждаешься в том, что они действительно сбрасывают свою хвою на холодное время года.

Наконец, в саду есть удивительные «растения-зимоцветы», которые действительно цветут зимой, словно не обращая внимания на календарь. И в этом можно удостовериться только в том случае, если посетишь сад в зимнее время. Словом, преимущества зимней экскурсии очевидны.

Познакомимся теперь подробнее с каждой из перечисленных групп растений.

Вечнозеленые хвойные деревья

Эта группа растений богато представлена в саду. Здесь можно встретить хвойные деревья со всех континентов — из Европы и Азии, из Северной Америки и Австралии, из Южной Америки и Африки. Когда посмотришь на них издалека, многие чем-то похожи по внешнему виду на наши северные хвойные — сосну или ель. Но вблизи, как только увидишь хвою и особенно шишки, этого не скажешь. Заметнее всего отличаются шишки. У разных хвойных они очень различны — мелкие и крупные, рыхлые и твердые, короткие и длинные, торчащие вверх и свисающие вниз, в виде шара и в виде бочонка, похожие на конус и напоминающие цилиндр и т. д. Зима нисколько не мешает нам знакомиться с хвойными. В это время года они стоят с зеленой хвоей, нетрудно бывает отыскать и шишки.

Больше всего в саду, пожалуй, различных сосен. Их насчитывается здесь до 30 видов (а вообще на земном шаре около 100 видов). До чего они разнообразны! Мы даже не представляем себе, какие интересные бывают сосны! Вот, например, сосна длиннохвойная (Pinus longifolia) родом из Гималаев. Она вполне оправдывает свое название. Ее иглы — невероятной длины (до 30 см). А шишки тоже необычные — очень крупные (больше, чем кулак) и твердые, почти как камень. Такой шишкой можно забивать гвозди. Пока шишки висят на дерево, они плотные, чем-то похожие по внешности на небольшой ананас. Но если шишка упала на землю и сильно подсохла, она меняется до неузнаваемости: чешуи ее растопыриваются во все стороны, форма делается иной (нечто подобное бывает с шишками пашей северной сосны).

Огромные, но более легкие шишки имеет сосна приморская (Pinus pinaster), родина которой — берега Средиземного моря. Эти шишки хорошо знакомы многим из тех, кто бывал на Черноморском побережье Кавказа и на Южном берегу Крыма: там нередко встречается в парках приморская сосна и под деревьями обычно можно найти опавшие шишки. Приезжих всегда привлекает необычно большой размер таких шишек, и они охотно увозят их с собой домой как сувенир с юга. При подсыхании шишки сильно «раздуваются», становятся очень широкими и рыхлыми. Смолистые шишки приморской сосны прекрасно горят и дают много тепла. Зимой их специально собирают местные жители — это отличное топливо для печей.

Чрезвычайно декоративна сосна Монтезумы (Pinus montezumae), растущая в диком виде в горах Мексики. Ее длинная мягкая хвоя повисает красивыми рыхлыми пучками, напоминающими пряди волос (рис. 3). Это как бы «плакучая» хвоя. Она находит весьма своеобразное применение — сухая опавшая хвоя используется для набивки мебели, матрацев и т. п.

А вот сосна высокая (Pinus excelsa), происходящая из Гималаев. Она интересна своими «еловыми» шишками. Шишки ее внешне очень похожи на шишки пашей ели, но только раза в три крупнее. Они хотя и довольно большие, но очень рыхлые и легкие. Как топливо такие шишки, конечно, никуда не годятся. Поражает их длина — до 30 см (но и это не рекорд: у североамериканской сосны Ламберта, или сахарной сосны, шишки еще длиннее — до 60 см!).

Очень похожие по строению, но гораздо более мелкие шишки имеет веймутова сосна (Pinus strobus), уроженец Северной Америки. Надо заметить, что этот континент очень богат разнообразными соснами. Веймутова сосна иногда культивируется у нас на севере.

Своеобразные колючие шишки имеет другой представитель флоры Северной Америки — сосна ладанная (Pinus taeda). Каждая чешуйка такой шишки снабжена на конце небольшой острой колючкой наподобие крючка. А сами шишки довольно мелкие.

Итальянская сосна, или иначе пиния (Pinus pinea), привлекает внимание своим необычным видом. Деревья ее похожи на гигантские зонтики. Пинии — характерный элемент ландшафта Италии, их часто можно видеть на итальянских пейзажах. Шишки пинии большие, тяжелые. Семена этой сосны крупные, бескрылые и очень напоминают всем известные кедровые орешки. В Италии их называют «пиньоли». Они съедобны и еще в глубокой древности использовались в пищу человеком. Правда, скорлупа этих орешков гораздо тверже, чем у кедровых.

Как видим, шишки разных сосен сильно отличаются по своему внешнему виду. Есть различия между соснами также и в расположении хвоинок на ветвях. У одних видов сосен хвоинки собраны в пары, у других — в пучки по три иголки, а у некоторых — по пять. Когда будете знакомиться с соснами, посмотрите, как у них расположены хвоинки. Заметно отличается у разных сосен также и кора. Она бывает то ячеистая, разделенная на четкие многоугольники, то бороздчатая, прорезанная продольными и поперечными трещинами, то, наконец, гладкая и отслаивающаяся тонкими «лепешками».

В Батумском ботаническом саду сосны, как и некоторые другие деревья, растут в толщину исключительно быстро. За год ствол в нижней части иногда утолщается на 4 см (ширина годичного кольца достигает 2 см). Северяне просто не могут поверить, что толстые могучие сосны, которые едва обхватывают два человека, еще совсем молоды — им не более 70—80 лет (на севере их сверстницы раза в два-три тоньше).



Помимо сосен, в саду имеются и разнообразные пихты. Это хвойные деревья, которые по внешнему виду похожи на нашу ель. Однако во всем остальном сходства мало. У пихт иные хвоинки: не иглы, а очень узкие пластинки, как правило, с закругленным концом (поэтому почти всегда мягкие, не колючие). Иные у пихт и шишки. На ветвях они не висят, как у ели, а торчат вверх и после созревания рассыпаются на отдельные чешуйки, которые опадают на землю одновременно с семенами. От шишки остается на дереве только длинный тонкий стержень.

Пихты — обитатели Северного полушария. Они есть в Европе, Азии, Северной Америке и Северной Африке. В более северных широтах (например, у нас в Сибири) пихты растут на равнине, а в более южных (например, на Кавказе) — только в горах. В Батумском ботаническом саду в числе прочих есть интересные южные пихты, родина которых — горы Греции, юга Испании и Северной Африки.

Мы познакомились с некоторыми соснами и пихтами, родина которых находится за пределами нашей страны. Эти деревья хотя и не растут у нас в диком виде, но их родовые названия нам знакомы. Однако в саду есть такие экзотические хвойные, которые мало кому из нас известны даже по названию. К ним относится, например, криптомерия японская (Cryptomeria japonica). Это первое растение с видовым названием «японская», которое встречается на страницах данной книги. Дальше мы познакомимся с целым рядом других растений с тем же видовым названием (их в саду более трех десятков).

Криптомерия — мощное дерево с довольно гладким красновато-коричневым стволом и густой пирамидальной кроной. Внешне она несколько напоминает крупный кипарис. Интересна хвоя этого растения. Короткие игольчатые хвоинки словно вросли в веточки и составляют с ними одно целое. Эти хвоинки не осыпаются с дерева поодиночке, а опадают вместе с веточкой, на которой они сидят. Иными словами, опадают не отдельные хвоинки, а целые веточки с хвоей. Удивительное и незнакомое нам явление «ветвепада»! Оно встречается не только у криптомерии, но и у ряда других иноземных хвойных деревьев — туи, араукарии, куннингамии, таксодиума, тайвании, секвойя-дендрона. С некоторыми из них нам еще предстоит познакомиться. Хвоя криптомерии обладает приятным запахом и находит применение как благовонное средство.

Криптомерия часто культивируется с декоративными целями в странах с достаточно теплым и влажным климатом. В благоприятных условиях дерево достигает высоты более 50 м при диаметре до 2 м. Родина растения — горы Южной Японии и Южного Китая. Древесина криптомерии, легкая и очень прочная, используется в кораблестроении, при постройке мостов, выделке различных инструментов, украшений и т. д. Окраска древесины красноватокоричневатая. Старая древесина, долгое время пролежавшая в почве, приобретает темно-зеленый цвет и высоко ценится для разных поделок (в частности, в Японии).

Деревья криптомерии часто встречаются в Батумском ботаническом саду. Их много и в окрестностях сада. Они обычно бывают посажены рядами. Такие «лесополосы» широко используются для защиты чайных плантаций от холодных ветров. Но в Батуми криптомерия имеет и другое, несколько неожиданное применение. Она здесь служит новогодней елкой (настоящей ели тут не достанешь). Деревца криптомерии, украшенные обычными елочными игрушками, можно видеть на Новый год в клубах многочисленных домов отдыха и санаториев, в домах местных жителей. Эта «елка» даже лучше, чем наша северная, — хвоинки ее совершенно не осыпаются. Никакого мусора на полу от нее нет.

В ботаническом саду можно видеть еще одно интересное хвойное — каллитрис продолговатый (Callitris oblonga), родина которого — Австралия. По внешнему виду он напоминает обыкновенный кипарис небольшого размера. Однако шишки его совершенно не «кипарисовые». Они вообще не похожи на шишки — настолько причудлива их форма. Это словно какие-то странные одревесневшие луковицы черного цвета. Такие шишки долго не опадают, и их видишь даже на довольно толстых стволах (они словно наклеены на кору). В саду есть небольшая рощица каллитрисов близ метеостанции. На родине, в Австралии, каллитрис имеет хозяйственное значение: из растения получают особую смолу, а из листьев и плодов — ценное эфирное масло.

Мы привыкли видеть в наших лесах только такие хвойные деревья, у которых листья — тонкие иглы. Но есть хвойные с листьями в виде пластинок. Вот, например, японское хвойное дерево — подокарпус Наги (Podocarpus nageia), растущий в Батумском ботаническом саду. Листья его ни в малейшей степени не похожи на хвоинки: это пластинки почти такой же ширины, как листья нашей березы. Форма их удлиненно-овальная, а концы острые. Никаких шишек у этого хвойного дерева никогда не образуется, крупные семена развиваются поодиночке на концах особых коротких веточек. Семя шаровидное и внешне напоминает вишню. Оно несколько сходно с вишней и по строению: снаружи — рыхлая мякоть, глубже — косточка. Не правда ли, странное хвойное дерево? У него нет ни шишек, ни хвои! Если показать ветку подокарпуса с листьями и семенами не очень опытному ботанику, он может ошибиться и принять крупные семена за плоды, а само растение — за представителя цветковых.

Среди вечнозеленых хвойных мы встречаем в саду и кедр гималайский (Cedrus deodara). Это настоящий кедр. (А то дерево, которое дает всем известные кедровые орешки, представляет собой один из видов сосны.) В диком виде в СССР кедр не растет, его родина — Гималаи. В саду имеется довольно много экземпляров гималайского кедра. Это красивые мощные деревья с длинными, горизонтально распростертыми ветвями и сизоватой хвоей. Молодые деревья по внешнему виду немного похожи на лиственницу.

Чудеса наших субтропиков

Шишки хвойных деревьев:

а — псевдотсуги тиссолистной, б — кедра гималайского (чешуйки шишки, семя), в — каллитриса продолговатого


Интересны шишки кедра — толстые, короткие, похожие на бочонок. На ветвях дерева они располагаются, как свечи на елке. Когда шишки созревают, они рассыпаются на отдельные чешуи и на ветке остается один стержень. Точь-в-точь, как у пихты. Созревание шишек продолжается два года, рассыпаются они в течение осени и зимы. В зимнее время чешуи пташек обычно во множестве валяются под деревом вместе с семенами. Когда видишь все это на земле, можно подумать, что над шишками основательно потрудились какие-нибудь птицы или животные, доставая себе корм.

Что же представляют собой семена кедра? Они «крылатые» и несколько похожи на семена нашей сосны или ели, только крылышко их значительно больше и шире. Собственно семя чуть больше конопляного зерна и содержит много смолы. Эти семена, конечно, совершенно несъедобны. Их не едят даже грызуны.

Древесина кедра твердая, светло-бурая, ценится как строительный материал и используется для изготовления мебели и различных столярных изделий. Она обладает специфическим приятным запахом. По своим механическим свойствам кедровая древесина близка к древесине нашей лиственницы.

Кроме гималайского кедра, известно еще несколько видов настоящего кедра. Все они очень декоративны. Их часто культивируют у нас не только на Черноморском побережье Кавказа, но и на Южном берегу Крыма (они достаточно засухоустойчивы). Один из видов кедра — ливанский — изображен на флаге государства Ливан. Кажется, это — единственное дерево, которое удостоилось такой чести.

Очень своеобразны по своему облику и строению хвойные деревья Южного полушария — араукарии. Некоторые виды их обитают в Южной Америке, другие — в Австралии и на островах в южной части Тихого океана. В ботаническом саду можно познакомиться, например, с араукарией чилийской (Araucaria imbricata). Внешний вид ее для нас совершенно необычен. Крона дерева очень рыхлая, так что хорошо видна каждая из кривых, изогнутых кверху ветвей. Они толстые, словно мохнатые от густо покрывающей их темно-зеленой хвои. Своеобразна и хвоя. Она совсем не похожа на хвою нашей сосны и ели. Каждая хвоинка — широкая остроконечная пластинка, напоминающая лист какого-то цветкового растения. Хвоинки араукарии очень долго сохраняются на ветвях (10—15 лет). Интересно, что на молодые ветви араукарии не садятся птицы. Эти ветви для птиц неудобны, так как они густо покрыты жесткими колючими пластинками-листьями.

На своей родине, в горах Чили и Юго-Западной Аргентины, араукария чилийская образует своеобразные редкостойные светлые леса. Она отличается засухоустойчивостью и является самой морозостойкой среди других видов араукарий. В благоприятных условиях вырастает мощным деревом до 60 м высоты. Крупные коричневые шишки араукарии, достигающие 20 см в диаметре, имеют шаровидную форму и содержат семена, похожие на большие орехи. Семена араукарии съедобны. В некоторых районах Чили они составляют основную пищу местных жителей — южноамериканских индейцев. Прочная светло-желтая древесина находит разнообразное применение (она, например, пригодна даже для получения бумажной массы).

Чудеса наших субтропиков

Ветви «широколистных» хвойных деревьев

а — подокарпуса Наги, б — араукарии чилийской


Одна из достопримечательностей Батумского ботанического сада — оригинальное японское хвойное дерево, которое называется сциадопитис мутовчатый, или зонтичная сосна (Sciadopitys verticillata). Хвоинки этого дерева — узкие и очень длинные лентовидные пластинки, толстые, плотные и блестящие. Расположены они на ветвях своеобразными пучками (так называемыми мутовками). В каждом пучке хвоинки направлены во все стороны, как спицы раскрытого зонтика. Благодаря этому ветви и крона дерева имеют не совсем обычный вид. Надо заметить, что хотя это растение и называется «зонтичная сосна», но настоящей сосне оно не родственно (относится к другому семейству). Зонтичная сосна — обитательница горных районов Японии с прохладным и влажным океаническим климатом. В условиях Батуми она растет хорошо, но в засушливом климате Южного берега Крыма гибнет.

Совершенно незнакомы многим два хвойных дерева родом из Северной Америки. Первое из них — тсуга канадская (Tsuga canadensis). Внешне она похожа на нашу ель, однако хвоинки у нее совсем другие — плоские, более короткие и не колючие. Удивляют крохотные шишки этого дерева. Это шишки-малютки: они не больше желудя нашего дуба и напоминают сильно уменьшенные и немного вздутые шишки ели. С ними легко познакомиться, не залезая на дерево — их всегда можно найти на земле. Тсуга канадская широко распространена в восточной части Северной Америки. Ее древесина, как и древесина нашей ели, — основное сырье для производства бумаги, кора используется как дубитель кожи. Тсуга принадлежит к числу сравнительно медленно растущих древесных пород. Она очень требовательна к влажности воздуха, не выносит сухих почв.

Второе североамериканское дерево — псевдотсуга тиссолистная (Pseudotsuga taxifolia). Это одно из самых мощных хвойных деревьев в мире. У себя на родине оно достигает высоты 100 м и диаметра 6 м. Известен случай, когда из одного очень крупного ствола псевдотсуги получили столько лесоматериала, что его хватило на постройку дома в 14 комнат. По хвое псевдотсуга напоминает пихту: у нее такие же плоские, хотя и узкие, хвоинки. Но зато шишки особенные — «лохматые». На поверхности шишки виднеется множество бурых «хвостиков» (концы так называемых кроющих чешуй). Зимой эти шишки также легко найти под деревьями.

Область распространения псевдотсуги — тихоокеанское побережье Северной Америки с умеренно теплым морским климатом. Дерево сравнительно мало требовательно к почве, но плохо переносит продолжительную засуху и ветры. В условиях Батуми это дерево растет очень хорошо.

Псевдотсуга — одна из наиболее важных древесных пород, поставляющих древесину в странах умеренного пояса, особенно в Северной Америке. Дерево отличается быстрым ростом, что позволяет получать большее количество древесины и в более ранние сроки, чем у многих других хвойных. Поэтому псевдотсуга широко культивируется для получения древесины в США и во многих странах Западной Европы с подходящими климатическими условиями.

Чудеса наших субтропиков

Ветви и шишки «мамонтовых деревьев»

а — секвойи вечнозеленой, б — секвойядендрона гигантского


Наиболее мощными хвойными деревьями в мире являются так называемые мамонтовы деревья, также обитатели Северной Америки. Их два вида — секвойядендрон гигантский (Sequoiadendron giganterum) и секвойя вечно-зеленая (Sequoia sempervirens). По внешнему облику оба они довольно сходны. Но зато хвоя их совершенно различна: у первого дерева — короткие толстые чешуйки, у второго — длинные узкие пластинки. Интересно, что оба вида на земном шаре нигде кроме Северной Америки в диком состоянии не встречаются. Говоря ботаническим языком, это эндемы, или эндемичные растения, Северо-Американского континента.

Мамонтовы деревья — настоящие гиганты растительного мира. У себя на родине, в горных лесах Сьерра-Невады (штат Калифорния), они достигают высоты свыше 100 м. Наряду с некоторыми эвкалиптами это самые высокие деревья в мире. Они же и одни из наиболее долговечных (доживают до 4—5 тыс. лет). Поражает толщина ствола этих колоссов — до 10—11 м в нижней части. Известен, например, случай, когда громадный пень одного из мамонтовых деревьев служил танцевальной площадкой и на нем свободно танцевало 16 пар. Для перевозки по железной дороге ствола старого дерева, распиленного на части, едва хватает целого товарного поезда.

Внешний вид старых мамонтовых деревьев очень своеобразен: непомерно толстые громоздкие стволы, совершенно не соответствующие относительно «жидкой» кроне. Удивительно, что при своих гигантских размерах мамонтовы деревья имеют, однако, совсем небольшие шишки — величиной не более сливы — и очень мелкие семена. Это один из парадоксов природы.

Мамонтовы деревья — вымирающие растения. В прежние геологические эпохи они росли не только в Северной Америке, но также в Европе и Азии (об этом свидетельствуют ископаемые остатки). Однако с течением времени область их естественного распространения сильно сократилась. Во многих районах они вымерли, а сейчас сохранились только в юго-западной части Северной Америки.

Названия мамонтовых деревьев — «секвойя» и «секвойядендрон» — имеют интересное происхождение. Оба они даны в честь создателя первого индейского алфавита — североамериканского индейца по имени Секвойя, жившего с 1770 по 1843 г.

В Батумском ботаническом саду есть оба вида мамонтовых деревьев. Но одно из них — секвойя вечнозеленая — чувствует себя в здешнем влажном климате явно лучше (она и на родине растет в более влажных приморских районах). Ее деревья, несмотря на свой «младенческий» возраст (им около 70 лет), выглядят могучими старыми великанами. Высота их более 40 м, диаметр — 1,3 м. Эти гиганты намного превосходят по размерам 200—300-летние сосны и ели у нас на севере.

Интересна кора секвойи. Она темно-коричневая, очень толстая (у старых деревьев — до 30 см) и весьма рыхлая, волокнистая, напоминающая асбест. Сходство с асбестом не только внешнее. Кора эта почти не загорается, вследствие чего дерево не боится лесных пожаров. Для секвойи даже полезно, если огонь проходит по земле, уничтожая сухую опавшую хвою — на обнажившейся почве лучше прорастают ее семена.

В размножении секвойи есть примечательная особенность. Это одно из очень немногих хвойных деревьев, которое способно восстанавливаться от пня после рубки. Почти все остальные хвойные, подобно нашей сосне и ели, никогда не дают поросли от пня. На родине секвойи нередко встречаются рощи этого дерева, имеющие порослевое происхождение.

В Америке секвойю называют «redwood» — красное дерево. Древесина ее имеет красивый красноватый цвет и используется на разнообразные поделки. Ценится она исключительно высоко. В 1969 г., например, 1 м3 древесины секвойи стоил в США 2 тыс. долларов (это цена первоклассной легковой автомашины новейшей марки). Древесина секвойи загорается с трудом и быстро впитывает воду, что облегчает борьбу с пожаром.

На этом мы закончим знакомство с главнейшими хвойными деревьями Батумского ботанического сада. Как видим, эти растения во многих отношениях заслуживают внимания. Они имеют много интересных особенностей в своем строении и развитии, размножении и распространении. Важную роль играют они и в жизни человека, доставляя строительный материал, топливо, пищевые продукты, сырье для производства бумаги и многое другое.

Хвойных насчитывается на земном шаре около 600 видов. Среди них есть мощные деревья и низкорослые кустарники, влаголюбивые растения болот и засухоустойчивые обитатели песчаных дюн. Очень разнообразны листья хвойных: у одних — длинные, узкие иголки, у других — широкие пластинки, у третьих — короткие толстые чешуйки.

Хвойные можно найти почти по всему земному шару — от тропиков до полярного круга, от высокогорных областей до равнин. Самое холодостойкое из всех деревьев на земле — лиственница — относится к числу хвойных. В географическом распространении хвойных много примечательного. Наибольшее количество видов их встречается сейчас в Северном полушарии. Но распределены они здесь очень неравномерно: в одних районах мало, в других много. Особенно богаты хвойными Северная Америка и Восточная Азия (Япония и Китай). Европа же сравнительно бедна ими. Чем объяснить этот факт? Прежде, в третичном периоде, хвойные были распространены в Северном полушарии более или менее равномерно и видов их было много. Об этом свидетельствуют данные, полученные при изучении ископаемых растений. Но позже, в четвертичном периоде, флора хвойных испытала на себе сильное влияние оледенений. Надвигавшийся ледник одни хвойные уничтожил, другие оттеснил далеко к югу. Особенно пострадали от ледника хвойные в Европе и на большей части Азии. Гораздо меньший урон понесли хвойные в Северной Америке. А в Юго-Восточной Азии, куда ледник вовсе не дошел, флора хвойных осталась почти такой же богатой, как в третичное время.

Вечнозеленые лиственные деревья

Такого рода растений у нас в Средней России нет — климат здесь для них слишком суров. Вечнозеленые лиственные деревья теплолюбивы. Это — за редкими исключениями — обитатели субтропических и тропических стран. Побывав зимой в Батумском ботаническом саду, можно получить хорошее представление об этой группе растений. Субтропические вечнозеленые деревья прекрасно растут здесь прямо под открытым небом. В отличие от северных деревьев листья их обычно крупные, темно-зеленые, лоснящиеся, часто как лакированные. Попробуйте их наощупь — они плотные, как будто сделанные из толстой чертежной бумаги.

Из вечнозеленых лиственных деревьев в Батумском ботаническом саду часто встречается ложнокамфарный лавр (Cinnamomum glanduliferum). Жесткие блестящие листья этого дерева при растирании издают специфический запах, несколько напоминающий запах камфары. Древесина также имеет довольно сильный характерный запах. Ароматическая древесина — не редкость у деревьев теплых стран.

Ложнокамфарный лавр — обитатель горных лесов на склонах Гималаев. На родине он растет в очень влажных районах — там, где выпадает не менее 1500 мм осадков в год. Поэтому во влажном батумском климате он чувствует себя очень хорошо. Пожалуй, ни одно вечнозеленое лиственное дерево не может здесь состязаться с ним по темпам роста (особенно в толщину): 80-летние деревья кажутся тысячелетними великанами. Стволы их в несколько обхватов. Они не цилиндрические, а похожи на пучок отдельных деревьев, сросшихся вместе. Ложнокамфарный лавр — отличная декоративная порода. Он украшает некоторые улицы города Батуми.

В Батумском ботаническом саду у ложнокамфарного лавра есть несколько близких родственников, также вечнозеленых деревьев. Один из них — настоящий камфарный лавр (Cinnamomum camphora), который в диком виде растет в Китае и Японии. Именно это растение поставляет ценное лекарство — камфару. Листья его при растирании издают настоящий «камфарный» запах. Древесина также сильно пахучая. Изделия из нее сохраняют запах столетиями. Настоящий камфарный лавр внешне очень похож на ложнокамфарный.

Родственником ложнокамфарного лавра является и коричник Лоурейра (Cinnamomum loureirii). Это дерево интересно тем, что его кора по запаху неотличима от известной пряности — корицы. Совершенно «коричный» запах издают и листья, если их растереть. Однако корицу получают не из этого дерева. Ее поставщиком является коричник цейлонский — обитатель тропиков. (Его, конечно, нет в Батумском ботаническом саду в открытом грунте.)

Все четыре растения принадлежат к одному и тому же роду, латинское название которого «циннамомум». Как видим, природа наделила представителей этого рода самыми разнообразными запахами. Род ципнамомум относится к семейству лавровых — тому самому, к которому принадлежит и лавр благородный, дающий всем известный ароматический «лавровый лист». Семейство лавровых богато запахами.

А вот еще одно крупное вечнозеленое дерево. Казалось бы, ничем не примечательное: с довольно узкими, как у вербы, листьями и гладким стволом. Такие деревья нередко можно видеть в ботаническом саду. Как ни странно — это один из видов дуба. Взгляните на землю под деревьями — там валяется множество мелких желудей. Разве можно подумать, что бывают вечнозеленые дубы, да еще с гладкой корой и «ивовыми» листьями? Растение, о котором идет речь, — дуб мирзинолистный (Quercus myrsinaefolia) родом из Японии. В восточноазиатском отделе сада есть целая роща таких дубов — прямо уголок экзотической Японии. Зимой и летом здесь глубокая тень, всегда влажно. А на земле под старыми дубами растет множество маленьких дубков высотой не больше карандаша. Эти дубочки появились естественным путем из желудей (лесоводы называют их самосевом).

Странно, но факт: японское растение дает потомство в условиях Батуми. Но в этом нет ничего удивительного, ведь батумский климат — это климат Средней Японии. Поэтому японские дубы чувствуют себя здесь, как дома.

В саду имеется еще несколько видов японских вечнозеленых дубов с совсем «не дубовыми» листьями. К числу их относятся дуб сизый (Quercus glauca), дуб острый (Quercus acuta), дуб филлиреевидный (Quercus phylliraeoides). Если не увидишь под ними желудей, ни за что не скажешь, что это дубы.

В Японии довольно много видов дубов. А вот средняя полоса европейской части СССР очень бедна ими: здесь растет всего один вид дуба из нескольких сотен известных на земном шаре. Да и тот листопадный.

Итак, мы познакомились с удивительными вечнозелеными дубами, у которых совершенно необычные для дубов листья. Эти деревья поражают тем, что имеют совсем «не свою» листву. Но вот еще один пример такого же рода и не менее поразительный. Речь идет о вечнозеленом дереве, которое называется клен продолговатый (Acer oblongum). Родина его — Гималаи. Листья этого дерева ни в малейшей степени не похожи на листья наших среднерусских кленов: они почти такие же, как у тополя. Даже видавший виды ботаник вряд ли сможет узнать в этом дереве клен. Только когда увидишь на ветвях типично кленовые крылатые плоды, поймешь, что это за растение. Правда, листья того клена, о котором идет речь, расположены на ветвях обычным образом — так же как у всех остальных кленов (супротивно, один против другого).

Среди вечнозеленых деревьев особого упоминания заслуживает магнолия крупноцветковая (Magnolia grandiflora). Это, пожалуй, одно из самых распространенных у нас на юге вечнозеленых деревьев. На нее в первую очередь обращают внимание все те, кто впервые приезжает летом отдыхать на берег Черного моря. Да и как не обратить внимания? На ветвях этого дерева — душистые белые цветки необыкновенно большой величины (до 20—25 сантиметров в диаметре). Эти цветки украшают дерево на протяжении всего долгого южного лета.

Гигантские цветки магнолии у всех приезжих вызывают восторг. Они действительно хороши. Но в них таится опасность — их сильный запах производит одуряющее действие. Поэтому такие цветки нельзя оставлять в комнате на ночь. По той же причине пассажирам, садящимся в самолет, не разрешают брать с собой в кабину букеты магнолии. Роскошные, но коварные цветы!

Чудеса наших субтропиков

Плоды и ветви вечнозеленых лиственных деревьев

а — плод магнолии крупноцветковой, б —часть ветви дуба мирзинолистного, в — часть ветви клена продолговатого


Зимой, когда магнолия не цветет, она выглядит менее нарядно, чем летом. Но и в это время года невольно обращаешь внимание на ее мощные листья. Они очень похожи на листья комнатного фикуса — такие же толстые, жесткие и блестящие. Словом, магнолия — это как бы громадный фикус, растущий под открытым небом. Опавшие с дерева листья настолько тверды, что напоминают по плотности тонкий картон. Зимой под деревом можно найти оригинальные плоды магнолии, очень похожие на черную шишку какого-то хвойного дерева. Но только эта шишка не совсем обычная: она с толстым стебельком — как будто с ручкой.

Магнолия крупноцветковая — не только декоративное дерево. Из ее цветков, незрелых плодов и листьев получают душистое эфирное масло, которое находит применение в парфюмерии. Некоторое представление о запахе этого масла вы можете получить даже во время зимней экскурсии. Оторвите кусочек листа, хорошенько разотрите и поднесите к носу: вы почувствуете слабый приятный запах. Родина магнолии — Северная Америка.

На земном шаре известно около трех десятков видов магнолий, и почти все они листопадные. Вечнозеленых, подобных магнолии крупноцветковой, очень мало. Интересно географическое распространение магнолий: некоторые виды их встречаются в Северной Америке, другие — за много тысяч километров, в Восточной Азии. Так что ареал (площадь распространения) рода магнолия как бы разорван на два куска, и они находятся очень далеко друг от друга. Ботаники говорят, что род магнолия имеет дизъюнктивный (разъединенный) ареал. Не правда ли, странно: близкие родственники оказались на разных континентах! И такое явление наблюдается не только в роде магнолия, но и во многих других (их более 150). Одни виды рода — в Северной Америке, другие — в Японии и Китае.

Познакомимся теперь с эвкалиптами, которых довольно много в Батумском ботаническом саду. Эти деревья обращают на себя внимание даже тех, кто далек от ботаники. Слишком уж необычен их облик — беловатые стволы, с которых лентами отслаивается кора, своеобразная, всегда зеленая, редкая крона, повисшие листья.

Эвкалипты интересны во многих отношениях. Это обитатели далекого от нас континента Австралии и некоторых прилегающих островов. На земном шаре известно свыше 600 видов эвкалиптов. Почти все они вечнозеленые. Среди эвкалиптов есть виды тропические и субтропические, засухоустойчивые и влаголюбивые, высокие деревья и низкие кустарники. Некоторые эвкалипты имеют высоту около 100 м и считаются наряду с секвойями высочайшими деревьями в мире. Скорость роста многих видов исключительно большая. Возле здания дирекции Батумского ботанического сада растут несколько громадных, поражающих своими размерами деревьев эвкалипта прутьевидного (рис. 4). Их диаметр значительно больше метра. Но эти гиганты еще совсем молоды: им не более 80 лет.

Листья многих эвкалиптов занимают вертикальное положение. Благодаря этому в эвкалиптовом лесу почти нет тени. Строение листьев тоже своеобразно. Если у наших среднерусских деревьев верхняя сторона листа внешне отличается от нижней (она всегда темнее, на ней не выступают жилки), то у эвкалиптов этого различия нет. Обе стороны листа совершенно одинаковы. Интересна и резко выраженная разнолистность эвкалиптов: на одном и том же дереве можно найти как узкие серповидные листья, так и очень широкие, почти круглые. Трудно поверить, что это листья одного и того же растения.

Чудеса наших субтропиков

Ветви австралийских вечнозеленых деревьев

а — эвкалипта шаровидного (часть ветви и более крупно — бутон), б — акации чернодревесной (молодое растение)


В листьях всех эвкалиптов содержатся сильно пахучие эфирные масла, запах которых ясно ощущается при растирании листа. Он нередко напоминает запах скипидара, а у одного вида эвкалиптов такой же запах, как у лимона. Эвкалиптовые листья имеют лекарственное значение. Местные жители в Батуми, по-видимому, не без основания считают их весьма эффективным средством против простуды, насморка, гриппа и т. д.

В Батумском ботаническом саду культивируется несколько десятков самых холодостойких субтропических видов эвкалиптов, например эвкалипт прутьевидный (Eucalyptus viminalis), серо-пепельный (Eucalyptus cinerea). Но многие из них в более суровые зимы обмерзают, а некоторые даже погибают. Большинство видов эвкалиптов цветет зимой.

Познакомимся с двумя другими «австралийцами». Вот дерево с ажурной сизоватой листвой и гладким серовато-зеленоватым стволом. Каждый его лист — словно рыхлое, кружевное перо какой-то большой птицы (он дважды перистосложный). Дерево это известно под неправильным названием «мимоза» (его цветущие ветви продают зимой на улицах северных городов). На самом деле это акация серебристая (Acacia dealbata) — один из многочисленных видов настоящих акаций. В Батуми это дерево чувствует себя прекрасно: оно пышно цветет, обильно плодоносит и дает самосев. Акация серебристая — одно из одичавших в данном районе иноземных деревьев.

Другой «австралиец» — акация чернодревесная (Acacia melanoxylon). Хотя это дерево — ближайший родственник «мимозы», листья его совершенно иные. Они напоминают узкие листья некоторых наших ив. Интереснее всего, что это совсем не листья, а лишь плоские листоподобные черешки, так называемые филлодии (пластинка листа не развивается). «Фальшивые» листья великолепно выполняют функции обычных листьев. Филлодии имеет не только данный вид акации, но и некоторые другие. Их называют филлодийными акациями. Они очень характерны для засушливых районов Австралии. В этих условиях кружевные, перистые листья с большой суммарной поверхностью для растения были бы невыгодны — они испаряют слишком много воды. Филлодии же испаряют ее гораздо меньше. Молодые экземпляры акации чернодревесной имеют настоящие ажурные дважды перистосложные листья. Кроме них, на тех же самых ветвях можно встретить также типичные филлодии и нечто среднее между теми и другими. У взрослых деревьев развиваются только одни филлодии (рис. 5).

В Батумском ботаническом саду есть и другие представители австралийской флоры из числа вечнозеленых деревьев и кустарников. Среди них особый интерес представляет растение под названием хакея иволистная (Hakea saligna). Это высокий вечнозеленый кустарник с небольшими плотными листьями узколанцетной формы (рис. 6).

Чем же интересно данное растение? Прежде всего своими плодами. Когда зимой подходишь к кустам хакеи, сначала не видишь ничего особенного — сплошная зеленая листва. Но присмотревшись внимательнее, вдруг замечаешь на ветвях какие-то странные желваки овальной формы (величиной они немного меньше грецкого ореха), похожие на болезненные разрастания. Все желваки имеют одинаковый размер и форму, все они крупнобугорчатые с поверхности и каждый сидит на особой короткой веточке. Догадываешься, что это плоды. Но как они все же необычно выглядят!

Каждый из них имеет на конце короткий клювик и очень напоминает по форме голову какой-то птички. Плоды хакеи деревянистые, исключительно прочные. Расколоть их с помощью перочинного ножа (если они еще незрелые) просто невозможно. Зато когда плод созревает и подсыхает, он сам раскрывается на две половинки, и из него высыпается несколько черных семян оригинальной формы. Они имеют крылышки и напоминают семена сосны или ели.

Цветет хакея в Батумском ботаническом саду весной — в апреле-мае. На ветвях среди «ивовых» листьев появляются пучки белых нитевидных отростков, похожих на тычинки. Но каждая отдельная ниточка — вовсе не тычинка, а целый цветок. Хакея — представитель замечательного семейства протейных, которое совершенно неизвестно в умеренных широтах Северного полушария. Нет протейных в диком виде, конечно, и в СССР. Да и в наших ботанических садах они в открытом грунте чрезвычайно редки.

Географическое распространение этого семейства на первый взгляд совершенно парадоксально — основная масса видов встречается в Австралии и Южной Африке, некоторые есть в Азии и Южной Америке. Словом, разные виды разбросаны по разным континентам, отстоящим друг от друга на тысячи километров и разделенным огромными просторами океана.

Чем можно объяснить этот удивительный факт? Только историческими причинами. Ученые считают, что в отдаленные геологические эпохи Австралия, Южная Африка, Южная Америка и Антарктида были единым континентом (или во всяком случае имели между собой сообщение по суше). А затем каждый из этих участков земной поверхности отделился от другого и занял свое современное положение. Именно благодаря такому расчленению первоначально единой суши семейство протейных и оказалось разбросанным по разным концам Земли.

Несколько слов еще об одном австралийском вечнозеленом растении, которое называется каллистемон (Callistemon speciosus). Это высокий кустарник или маленькое деревце. Зимой растение обращает на себя внимание своими необычными плодами и их интересным расположением на ветвях. Плоды — деревянистые шарики, напоминающие горошину, — словно налеплены на ветви. Причем они располагаются на небольшом протяжении ветви, близ ее верхушки, целыми скоплениями. Ветвь словно покрыта со всех сторон футляром из этих «горошин». Шарики-плоды очень крепко сидят на ветвях и оторвать их не так-то легко.

В начале лета каллистемон очень красиво и оригинально цветет. На концах его ветвей появляются пушистые красные соцветия цилиндрической формы. Каждое из них очень напоминает ярко-красную щетку для мытья бутылок. Это впечатление создается благодаря тому, что из мелких цветков растения высовываются многочисленные очень длинные тычинки. Словом, и плоды, и цветки каллистемона выглядят не совсем обычно. Такая причудливость во внешности — характерная черта многих австралийских растений.

Австралия для ботаника — исключительно интересный континент. Флора этой части света — нечто совершенно необыкновенное, настоящая живая коллекция уникальных растений. Более 9 тыс. видов австралийской флоры не встречается нигде, кроме Австралии. Это эндемы данного континента. Они составляют около трех четвертей всего количества видов, встречающихся на самом большом острове мира. Нужно видеть, какой причудливый, подчас фантастический вид имеют австралийские растения! Как будто выходцы с другой планеты! Все необычно и странно у таких растений — их листья, цветки, плоды. Так же причудлив и животный мир. Как тут не вспомнить известную характеристику Австралии, содержащуюся в старинных учебниках географии: «Там лебеди не белого, а черного цвета, звери там кладут яйца, как птицы, и имеют утиные клювы. Деревья там ежегодно сбрасывают не листья, а кору, и вишни там растут косточками наружу».

В чем же причины исключительного своеобразия флоры и фауны Австралии? Почему так непохожи австралийские растения и животные на своих собратьев в других частях света? Дело здесь прежде всего в том, что этот материк очень давно потерял связь с остальными континентами. Он уже много тысячелетий отделен от них морскими просторами. А поэтому никакого обмена растениями и животными с остальным миром нет. Флора и фауна Австралии очень долгое время развивалась своими особыми путями, будучи отделена от всей остальной суши. Здесь сохранились древнейшие животные и растения, которые давно вымерли на других континентах. Здесь в ходе эволюции могли появиться новые виды, неизвестные в других частях света.

Но простимся с редкостным растительным миром Австралии. Познакомимся теперь с двумя вечнозелеными растениями из Новой Зеландии.

В обширном семействе сложноцветных (куда относятся, например, подсолнечник и ромашка) почти все растения — травы. Но в Новой Зеландии в диком виде растет сложноцветное совсем иного облика — вечнозеленое деревце. Называется оно олеария Форстера (Olearia forsteri). Листья его ничем не примечательны — небольшие, овальной формы, светло-зеленые. Их видишь на деревце в любое время года. Зимой олеария ничем не привлекает к себе внимания. Но в конце лета, когда она цветет, можно видеть, что это близкий родственник ромашке (на родине, в Новой Зеландии, ее называют даже ромашковым деревом). В это время на ветвях развивается множество миниатюрных беловатых соцветий-корзинок (каждая из них очень напоминает отдельный мелкий цветок). Природа в одном отношении «обделила» это растение: в каждой корзинке — всего лишь один цветок. Почти у всех остальных сложноцветных в корзинке обычно много цветков.

Заслуживает упоминания еще одно новозеландское растение — питтоспорум тонколистный, или смолосемянник (Pittosporum tenuifolium). Зимой это небольшое деревце всегда стоит зеленым. Листья его напоминают листья лавра и ничем не примечательны. Зато плоды очень интересны. Именно им растение обязано своим названием. Это небольшие широко раскрытые коробочки с довольно крепкими деревянистыми створками и совершенно необычным содержимым. Оно представляет собой клейкую смолистую массу темного цвета, в которую погружены семена (отсюда и название «смолосемянник»). В растительном мире мы привыкли видеть либо такие плоды, где семена заключены в сочную мякоть (например, помидор, арбуз), либо сухие плоды, внутри которых только одни семена и нет никакой мякоти (мак). Но чтобы семена были заключены в смолоподобное вещество — такое вряд ли кому-нибудь из нас приходилось встречать!

Весной, в апреле-мае, питтоспорум обращает на себя внимание цветками необычной окраски. Лепестки их почти черные. Такую окраску цветков редко встретишь у растений.

Продолжим знакомство с вечнозелеными деревьями. Вот еще одно из них — фация бумажная, или бумажное дерево (Fatsia papyrifera). Родина его — Китай. Внешний вид растения очень своеобразен. У него деревянистый стволик высотой в два-три человеческих роста и толщиной немного больше ручки лопаты. На его верхушке — пучок очень крупных, величиной иногда почти с зонт листьев характерной формы, сидящих на длинных черешках (рис. 7). Издали фацию можно принять за какую-то странную веерную пальму с необычным, несколько искривленным и слегка узловатым стволом (у пальм таких стволов не бывает). Своим оригинальным видом это растение привлекает к себе внимание всех посетителей сада.

Зимой на верхушке стебля помимо листьев можно видеть большое рыхлое соцветие, состоящее из множества мелких невзрачных цветков зеленоватой окраски. Из цветков в феврале-марте созревают плоды. Но это бывает не каждый год, а только после достаточно благоприятной зимы.

Название «бумажное дерево» фация получила потому, что все части растения могут использоваться для изготовления бумаги высокого качества. Широкому распространению фации на Черноморском побережье Кавказа препятствует ее слабая морозоустойчивость (уже при минус 5—6° подмерзают концы веток). В Батумском ботаническом саду имеется более десятка экземпляров фации близ здания дирекции сада. Они очень декоративны и сохраняют свой оригинальный вид круглый год.

Многим знакомо слово «самшит». Это название растения. Но как выглядит само растение, знают не все. Самшит (Buxus colchica) — вечнозеленое лиственное деревце с мелкими овальными листьями, как у брусники.

Листья темно-зеленые, довольно жесткие и блестящие, как у многих других вечнозеленых деревьев и кустарников. Листва самшита имеет характерный запах, который ощущаешь, когда приближаешься к этому растению. В СССР самшит в естественном состоянии растет только на Кавказе. Здесь есть даже специальный заповедник, где заросли самшита взяты под охрану (замечательная тиссово-самшитовая роща в Хосте). Тут можно встретить довольно крупные деревья самшита — до 30 см в диаметре и до 15 м высоты.

Самшит — растение интересное во многих отношениях. Он исключительно теневынослив. Среди древесных пород ему нет равных в этом отношении. Когда первый раз попадаешь в заповедную тиссово-самшитовую рощу, просто поражаешься, как могут расти самшитовые деревца в глубокой тени горных ущелий под густыми кронами вечнозеленых великанов-тиссов. В условиях такого «светового голодания» все другие деревья давно бы погибли.

Нельзя не удивляться и другой особенности самшита — его крайне медленному росту. Ствол этого дерева утолщается каждый год не больше, чем на миллиметр, а годичные кольца настолько узки, что почти неразличимы невооруженным глазом.

Примечательна и еще одна особенность самшита — его «любовь» к извести. Для нормального роста этого растения требуется много извести в почве. Поэтому естественные заросли самшита мы, как правило, находим лишь там, где почва богата этим веществом. Нередко, как в Хосте, деревца самшита растут прямо на влажных известняковых скалах, едва прикрытых тонким слоем почвы. Подобным «известколюбием» отличается не только самшит, но и некоторые другие растения (их называют кальцефилами). Наряду с ними в растительном мире есть и их антиподы — растения, избегающие извести (кальцефобы). К их числу относятся, например, чай, камелия.

Нельзя не сказать и о древесине самшита. Она имеет совершенно исключительные свойства — необыкновенно твердая и очень тяжелая. Свежая, неподсохшая древесина тонет в воде — ее удельный вес больше единицы. Ввиду своей исключительной твердости древесина самшита широко использовалась для изготовления ткацких челноков, типографских клише и других предметов, где требуется особая прочность материала. Сейчас из этой древесины изготовляют разнообразные сувениры — шкатулки, коробочки, пудреницы и т. д. До революции самшит у нас хищнически вырубали из-за ценной древесины, и крупных экземпляров этого растения осталось мало.

На Черноморском побережье Кавказа мы чаще встречаем самшит не в диком виде, а в качестве декоративного кустарника. Он высоко ценится из-за своей красивой зелени. Листва самшита густая, всегда зеленая, растение прекрасно переносит подстрижку. Кусту самшита можно придать обрезкой самую разнообразную форму — шара, конуса, куба и т. д. И эта форма очень долго сохраняется вследствие медленного роста растения.

Особенно распространены бордюры из самшита. Они составляют непременное украшение всех наших южных приморских городов. В районе Батуми и всюду на побережье самшит очень часто встречается в качестве декоративного растения. Есть он, конечно, и в Батумском ботаническом саду.

Среди вечнозеленых лиственных деревьев и кустарников мы находим не только декоративные растения. Некоторые из них дают человеку ценные пищевые и другие продукты. Остановимся на наиболее важных из них.

Одно из полезнейших растений — чайный куст (Thea sinensis). В районе Батуми огромные площади заняты чайными плантациями. Внешний вид их своеобразен: это как бы темно-зеленое море с многими похожими друг на друга округлыми «волнами» (рис. 8). В Батумском ботаническом саду чай высажен в виде бордюра по краю главной аллеи сада на значительном ее протяжении. Внешне чай — самый обычный вечнозеленый кустарник, ничем не привлекающий к себе внимания. Листья его несколько напоминают листья черемухи, но в отличие от нее имеют темно-зеленый цвет и более толстые. Зимой у этого кустарника можно видеть не только листья, но и цветки (чай цветет осенью и зимой). Они несколько похожи на полураскрытые цветки яблони: такие же беловатые лепестки и множество желтых тычинок. Зимой можно найти и плоды чая — деревянистые коробочки, раскрывающиеся тремя толстыми створками. Внутри коробочки — три крупных семени, напоминающих лесные орехи.

Чудеса наших субтропиков

Ветви вечнозеленых лиственных деревьев и кустарников: а — чая, б — пробкового дуба (часть ветви)


Чайный куст — один из «даров Востока», который привез в Батуми и широко внедрил здесь в культуру основатель ботанического сада — профессор А. Н. Краснов. (До него культура чая в данном районе была очень слабо развита.) Сейчас площадь чайных плантаций в Грузии составляет более 60 тыс. га.

Другой «дар Востока», привезенный из Восточной Азии А. Н. Красновым, — цитрусовые, прежде всего мандарины и апельсины. Известно много видов и огромное количество сортов цитрусовых. Большинство из них северянам совершенно незнакомо. Плоды у них самой различной величины: от маленького кинкана величиной не более вишни до огромного грейпфрута размером более головы новорожденного ребенка. Разнообразна и их окраска: желтая, оранжевая, красная. Плоды одних цитрусовых можно употреблять в пищу в свежем виде, другие для этого совершенно непригодны. Цитрусовые удивляют не только разнообразием плодов, по и однообразием своих листьев. В этом отношении они довольно сходны. Зимой, когда на деревьях только одна листва и нет плодов, приезжему трудно, например, определить, где мандарин, а где апельсин. Легче узнать кинкан: его листья сравнительно мелкие и при растирании не пахнут лимоном, как у других цитрусовых.

В районе Батуми местное население чаще всего культивирует мандарины (Citrus reticulata). И это не случайно. Ведь они — наиболее морозостойкие из культурных цитрусовых (погибают только при —12°). Менее морозостойкие апельсины (Citrus sinensis) занимают меньшие площади. Еще более чувствительные к морозу лимоны (Citrus limon) почти совсем не выращиваются. Кое-где есть посадки кипкана (Fortunella japonica). Из этого цитруса-малютки батумские жители варят вкусное варенье (прямо из целых плодов). Можно есть и сырые плоды кинкана вместе с кожурой. Мякоть плода очень кислая, зато кожура сладкая и ароматная. Именно кожура и ценится у этих своеобразных цитрусовых. Она составляет значительную часть плода, гораздо большую, чем, например, у мандарина. В окрестностях Батуми хорошо растет также грейпфрут (Citrus paradisi). Мякоть плодов этого дерева имеет своеобразный слегка горьковатый вкус.

Однако основной плодовой культурой из числа цитрусовых являются мандарины. Мандариновые сады цветут в мае-июне. На деревьях появляется множество красивых и душистых белых цветков (рис. 9). Их сладкий и пьянящий аромат далеко разносится вокруг. Сбор мандариновых плодов производится обычно в ноябре (в это время стоит теплая солнечная погода).

В ботаническом саду можно познакомиться с разнообразными видами и сортами цитрусовых. Интересно, что по своим требованиям к почве цитрусовые — своеобразные «антиподы» чая: они лучше развиваются на карбонатных почвах, чем на кислых.

Мало известно северянам восточноазиатское вечнозеленое плодовое дерево — мушмула японская, или локва (Eriobotrya japonica). Можно сказать наверняка, что почти никто на севере не пробовал ее плодов.

В Батуми мушмула — самый ранний фрукт. Ее плоды созревают действительно очень рано — уже в мае (для жителя средней полосы это удивительно: ведь наши самые ранние фрукты созревают намного позднее). Известен случай, когда после необычайно теплой зимы 1954—1955 гг. первые плоды мушмулы появились на батумском рынке даже в начале апреля.

Мушмула — красивое дерево с крупными удлиненными темно-зелеными листьями. Они плотные, слегка складчатые, как бы чуть гофрированные. Плоды небольшие, шаровидные, размером с пятикопеечную монету, желтые. Внешне они очень напоминают мелкое яблоко, но внутреннее строение их несколько иное. Значительную часть плода составляют 1—3 очень крупных округлых семени. Остальное приходится на долю съедобной сочной мякоти, которая имеет очень приятный кисло-сладкий вкус. Плоды мушмулы мягкие, нежные. Они совершенно не переносят перевозки.

Мушмула относится к семейству розоцветных и является довольно близкой, родственницей яблони (она из подсемейства яблоневых). К семейству розоцветных мы, жители умеренных широт, должны относиться с особым уважением. Ведь это основной поставщик плодов и ягод в наших садах. (К этому семейству относятся яблоня, груша, вишня, слива, малина, клубника.)

Большой интерес представляют особенности развития мушмулы. В этом отношении она резко отличается от всех остальных плодовых деревьев. Цветет она осенью (в ноябре-декабре), а плодоносит весной (в мае). Настоящее дерево-безвременник! Зимой, в январе, иногда еще можно видеть последние цветки. Они немного напоминают цветки черемухи. В это же время уже заметны разросшиеся зеленые завязи — они больше горошины. Плоды зреют в зимние месяцы, и поэтому урожай определяется характером зимы каждого года. Если зима теплая — урожай хороший, холодная — плохой или плодов совсем нет.

Как плодовое растение мушмула с древних времен культивируется в Китае, Японии, Индии. В одной только Японии производится свыше 10 тыс. т плодов в год. Цветки мушмулы очень душистые, они используются в парфюмерии. Родина растения — Центральный Китай.

Немногие знают и мексиканское вечнозеленое плодовое дерево авокадо (Persea gratissima). Это родственник лавра (из семейства лавровых). Дерево имеет темно-зеленые словно лакированные листья (рис. 10) и оригинальные плоды, похожие на большую грушу. Окраска их разнообразна — от зеленой до фиолетовой. Эти плоды получили название «крокодильей груши». Они съедобны и очень питательны. Их желтовато-зеленая мякоть содержит много жира и по вкусу несколько напоминает сливочное масло. Но она «пресная». Сладости и кислоты в плодах не ощущается. Нет у них и запаха. Это скорее овощи, чем фрукты. Недаром их обычно едят сырыми с перцем, уксусом и луком. Чаще всего из плодов авокадо приготовляют салат, иногда используют также в виде пюре, и даже делают из них мороженое (с прибавлением сахара и некоторых других веществ).

В Мексике, Центральной и отчасти Южной Америке плоды авокадо — один из самых распространенных пищевых продуктов. Авокадо — древнее культурное растение. Еще до открытия Америки оно выращивалось местным населением Центральной Америки и Вест-Индии в течение многих столетий.

По своему пищевому и диетическому значению плоды авокадо — очень ценный продукт. По химическому составу они сильно отличаются от всех знакомых нам плодов и фруктов. В них необычно много жира, белков и минеральных солей, имеется богатый набор витаминов, но зато очень мало сахара. Ввиду незначительной сахаристости плоды авокадо очень хороши для диабетиков. Некоторые считают, что эти плоды могут целиком заменить человеку всю остальную пищу и можно нормально существовать, если питаться только ими и пить воду.

Авокадо — растение довольно теплолюбивое. Морозостойкость его невелика. В этом отношении оно приравнивается к апельсину и лимону. Поэтому успешно выращивать его можно только в самых теплых районах наших влажных субтропиков — там, где разводят цитрусовые. В Батумском ботаническом саду авокадо развивается хорошо и плодоносит.

Теперь речь пойдет о растениях, дающих несъедобную продукцию. Всем знакомы пробки растительного происхождения, которые иногда никак не удается вытянуть штопором из горлышка бутылки с вином. Эти пробки изготовлены из коры вечнозеленого пробкового дуба (Quercus suber), родина которого — западные берега Средиземного моря. С ним также можно познакомиться в Батумском ботаническом саду, где имеется несколько старых деревьев. Стволы их одеты слоем самой настоящей пробки. Поверхность ее очень неровная, с глубокими бороздами и трещинами. Этот растительный материал был первым объектом, на котором человек, вооруженный микроскопом, познакомился с тканями растений. Пробка предстала взгляду исследователя как множество мелких пустых камер, или ячеек, отделенных друг от друга тонкими стенками. Эти камеры были названы клетками. Все они мертвые, заполненные воздухом. Стенки их пропитаны особым веществом суберином и не пропускают ни воду, ни газы. Поэтому-то пробку и используют для закупорки бутылок.

Кроме того, пробка — великолепный тепло- и звукоизолятор. Она очень легка и плавуча, вследствие чего широко используется для спасательных поясов, поплавков и т. д. Применение пробки очень разнообразно.

Но обратимся к растениям пробкового дуба. Если показать жителю Средней России ветвь этого дерева с листьями, он вряд ли подумает, что перед ним дуб. Ведь листья дерева зимой зеленые и совсем не похожи на дубовые — форма их овальная. Они больше похожи на листья жимолости. Только тогда, когда на ветвях удастся найти желуди, сразу станет ясно, что перед нами дуб.

Наибольшую площадь леса пробкового дуба занимают в Португалии, Испании, Алжире, Тунисе, Южной Франции, Марокко, Италии и Корсике. Именно отсюда вывозится пробка во многие страны мира.

Пробковый дуб может жить до 500 лет, но хорошую пробку дает только в возрасте 50—150 лет. Первый раз пробку снимают, когда дереву около 20 лет. Слой пробки аккуратно срезают по всей окружности ствола, стараясь не повредить живые ткани растения. Первая, «девственная» пробка неполноценна: грубая, бугорчатая, шершавая. Через несколько лет взамен срезанной пробки нарастает новая, уже лучшего качества, ее опять срезают. Только после третьего раза пробка становится достаточно хорошей. В дальнейшем операцию снятия пробкового пласта повторяют через каждые 9—12 лет, это не причиняет вреда дереву.

Ежегодный мировой урожай пробки достигает 300 тыс. т.

К числу вечнозеленых деревьев относится и лавр благородный (Laurus nobilis), родина которого — Малая Азия. Сухие листья лавра — всем известная приправа к пище. Они настолько знакомы каждому, что нет никакой необходимости описывать их форму и размеры. В листьях, как и во всех других частях растения, содержится сильно пахнущее эфирное масло. У нас в стране для сбора листа лавр широко культивируют в Грузии. Промышленная заготовка лаврового листа проводится зимой — с 15 ноября по 15 февраля. С одного гектара собирают до 3 т листа (в расчете на сухой вес).

Лавр с его густой красивой кроной — хорошее декоративное дерево. Он украшает зимой и летом улицы южных городов, в том числе и Батуми. Хорошо растет лавр и в комнате. Срезанные ветви лавра имеют совершенно особое назначение. Лавровым венком еще в Древней Греции увенчивали победителей в спортивных состязаниях, героев, ученых, поэтов. Лавровый венок — общепризнанный знак высокого почета. Именно в этом смысле говорят о лаврах (например, «почил на лаврах» и т. д.). Слово «лауреат» также происходит от слова «лавр» и означает «увенчанный лаврами».

В СССР лавр культивируется по всему Закавказью и на Южном берегу Крыма. Это дерево нетребовательно к почве и засухоустойчиво. Не переносит лавр только избытка влаги. На Черноморском побережье Кавказа лавр выращивается с давних времен. Он здесь нашел для себя вторую родину и местами одичал.

Другие вечнозеленые растения

Познакомимся теперь с некоторыми другими вечнозелеными растениями. Начнем с деревянистых однодольных. Что это за растения, чем они примечательны? Как известно, к числу однодольных растений относятся такие, у которых в семени имеется только одна семядоля (злаки, осоки, лилейные и представители некоторых других семейств). В нашей стране растет в диком виде много разных однодольных. Но почти все они — травы. Однодольных, растущих в виде дерева, у нас нет, это обитатели более теплых стран. Они имеют крепкие одревесневшие стволы, которые поднимаются иногда на много метров над землей. Вид у растений очень своеобразный, для северян непривычный. Лишь немногие из них культивируются у нас в субтропиках.

Вот первое такое растение — кордилина южная (Cordyline australis). Ее иногда неправильно называют драценой. Это обитатель далекой Новой Зеландии. Внешне кордилина несколько напоминает пальму. Растение имеет прямой деревянистый ствол, на верхушке которого скопление длинных и узких листьев, постепенно заостряющихся к концу. Они торчат во все стороны, образуя густую шапку. Однако в отличие от пальм ствол кордилины в верхней части обычно разветвляется на несколько более тонких, и каждый из них несет свою шапку листьев.

Кордилину часто разводят на Черноморском побережье Кавказа. Здесь она — одно из самых распространенных декоративных растений, которое украшает скверы, парки, бульвары.

Молодые листья кордилины в Новой Зеландии используют в пищу как овощ. По вкусу они напоминают нашу капусту, вследствие чего новозеландцы называют кордилину «капустным деревом». Но в Батуми листья имеют совсем другое применение. Длинные, тонкие и очень крепкие они широко используются как веревки для завязывания мешков, подвязывания растений и т. д. В условиях Батуми это настоящее «веревочное дерево».

В саду на территории новозеландского отдела имеется довольно большая роща кордилин. Вид у нее совершенно экзотический (рис. 11). Когда смотришь на эту удивительную рощу, кажется, что находишься на другом континенте, в какой-нибудь далекой тропической стране.

К деревянистым однодольным относятся и пальмы. Внешний вид их очень характерен и знаком каждому: тонкий длинный ствол, почти одинаковой толщины на всем протяжении, на его верхушке пучок крупных красивых листьев.

Пальмы составляют особое, довольно большое семейство (их насчитывается свыше 1200 видов). Все они — вечнозеленые растения. У одних листья перистые, удлиненные, у других — пальчатые, похожие на гигантский веер. Пальмы очень разнообразны по своему внешнему виду — среди них есть и мощные деревья с огромными листьями, и низкие кустарники, и даже лианы. Для этих растений характерен прямой неветвящийся ствол, по есть пальмы, у которых ствол разветвляется наподобие рогатки. Разнообразны пальмы и по своим требованиям к условиям жизни. Среди них встречаются засухоустойчивые обитатели пустынь и влаголюбивые жители болот. Некоторые виды растут на морских побережьях, другие проникают в глубь тропических лесов.

Большинство пальм распространено в тропических странах, и лишь некоторые обитают в субтропиках. Многие читатели, возможно, и не подозревают, что в Европе также есть дикорастущие пальмы. Правда, всего один вид. Называется эта пальма хамеропс низкий и растет на побережье Средиземного моря в Испании. На остальной территории Европы дикорастущих пальм нет.

Пальмы — очень полезные растения. Они не только красивы, но дают человеку ряд ценных продуктов (вспомним финиковую, кокосовую, масличную пальмы).

В Батумском ботаническом саду в открытом грунте можно, конечно, видеть, только субтропические пальмы. Интересно, что некоторые из них хорошо переносят морозы до —15°.

Среди пальм в саду чаще всего встречается трахикарпус, или китайская веерная пальма (Trachycarpus fortunei). Это, пожалуй, самая распространенная пальма на всем черноморском побережье Кавказа — от Сочи до Батуми. Именно ее чаще всего мы видим на улицах приморских южных городов. У нее тонкий длинный ствол и красивые веерные листья. Старые экземпляры бывают довольно высокими — они выше двух-трехэтажного дома. Растение ежегодно и обильно плодоносит. Круглый год на вершине ствола можно найти большие грозди черносиних мелких плодов шаровидной формы (они долго не опадают после созревания). Каждый плод размером немного больше горошины. Эти плоды охотно поедают птицы. В саду можно встретить и самосев трахикарпуса — маленькие пальмочки с узкими листьями, мало похожими на листья взрослых пальм. Этих «малышей» видишь буквально во всех уголках сада. Распространяют пальму птицы, поедающие плоды. Иногда птицы «производят посев» даже на ветви старых деревьев. И тогда высоко над землей где-нибудь в развилке толстых сучьев могучего бука или граба появляются маленькие зеленые пальмочки.

Любители комнатных цветов могут выкопать из земли маленькие экземпляры трахикарпуса и посадить у себя дома — из них вырастут нормальные пальмы.

В саду обращает на себя внимание мощная пальма с толстым стволом и громадными (до 4 м длины) перистыми листьями — финик Канарский (Phoenix canariensis). Родина его — Канарские острова. Ствол дерева не гладкий, а крупно-ячеистый, немного похожий на панцирь гигантской черепахи или чешую исполинской рыбы (рис. 12). Каждая ячейка имеет ромбическую форму. Это место, где некогда прикреплялся лист (так называемый листовой рубец). Финик канарский ценится за свою декоративность и культивируется у нас почти по всему Черноморскому побережью Кавказа. Плоды этой пальмы несъедобны. Знакомые всем сладкие финики дает другое дерево — настоящая финиковая пальма.

Внушительно выглядит крупная веерная пальма с жесткими, почти как жесть, широкими листьями сизого цвета — эритея вооруженная (Erythea armata). Она родом из Мексики и называется еще мексиканской голубой пальмой. Черешки ее листьев имеют своеобразное вооружение: они покрыты по краю острыми, крепкими и довольно длинными шипами. На родине эта пальма растет в засушливых районах на малоплодородных почвах вместе с кактусами. В Батумском ботаническом саду есть крупные экземпляры.

А вот мощная бразильская пальма бутия головчатая (Butia capitata) с толстым коротким стволом и длинными перистыми листьями. Внешне она похожа на финик канарский. На некоторых экземплярах зимой можно найти желтые шаровидные плоды, значительно более крупные, чем у пальмы трахикарпус. Эти плоды, величиной с большую вишню, съедобны. У себя на родине, в Бразилии, пальма растет в горных районах на песчаных почвах. Вкусные плоды растения используются в пищу местным населением. Они идут также на приготовление ароматного напитка. Из листьев получают текстильное волокно.

Почти у всех пальм, растущих в Батуми, имеется вертикальный, совершенно прямой ствол. Он никогда не ветвится. Это типично не только для батумских пальм, но и многих других. Не менее характерна еще одна черта: ствол имеет почти одинаковую толщину на всем протяжении. Значит нижняя, старая его часть, не толще, чем верхняя, молодая. Следовательно, ствол с возрастом не утолщается, как у наших северных деревьев, например у дуба или ели.

Почему же так происходит? Объяснение тут нужно искать в особенностях анатомического строения растения. В стволе наших деревьев имеется особая живая ткань, так называемый камбий. На протяжении всей жизни дерева эта ткань продуцирует все новые и новые клетки, главным образом, древесину. Именно благодаря работе, камбия ствол разрастается в толщину. А у пальм в стволе нет камбия, и новых клеток с возрастом не образуется.

Оттого-то и сохраняют они всю жизнь ту толщину, какую имели в молодости.

Остается рассказать еще об одной интересной детали. Тот, кто бывал на Черноморском побережье Кавказа, наверно обращал внимание на то, что стволы пальм обычно не бывают голыми. В их верхней части долго сохраняются сухие остатки отмерших листьев. Особенно хорошо заметны они у пальмы трахикарпус — настоящий войлок из очень толстых, грубых волос коричневого цвета. Этот материал очень прочен, и из него батумцы делают метлы. Что же это такое?

Каждый волос представляет собой миниатюрный шнур — он как бы сплетен из очень топких нитей. Большинство нитей — крепкие волокна. А некоторые из них — микроскопические трубочки, по которым проходят соки растения. Весь волос в целом ботаники называют сосудисто-волокнистым пучком. Множество таких пучков пронизывает ствол пальм и заходит отсюда в листья. Когда лист отмирает, его более мягкие ткани сравнительно быстро разрушаются, а очень прочные сосудисто-волокнистые пучки остаются на стволе и долго на нем держатся. Именно они и образуют уже знакомый нам грубый войлок коричневого цвета.

Сосудисто-волокнистые пучки хорошо заметны не только у пальм. Их легко наблюдать у знакомого всем растения — подорожника. Попробуйте аккуратно разорвать черешок листа, и вы увидите, что внутри него тянутся какие-то довольно крепкие, немного пружинящие нити. Это и есть сосудисто-волокнистые пучки.

На этом кончается наше знакомство с пальмами. Познакомимся теперь с другими представителями деревянистых однодольных растений, которые имеются в Батумском ботаническом саду. К их числу относятся бамбуки.

Со словом «бамбук» у нас связано представление о лыжных палках и удочках для ловли рыбы. Стебли бамбука всем хорошо знакомы. Они не гладкие, а узловатые, по строению очень похожие на стебли ржи, пшеницы и других злаков (полые трубки с поперечными перегородками в местах вздутия стебля). Только они значительно толще и прочнее.

Бамбуки относятся к семейству злаков. Но это злаки совершенно особые, не такие, как все остальные. Многие из них имеют мощные деревянистые стебли, из которых в тропических странах изготовляют даже барабаны (все остальные злаки — травы). У них и строение цветков несколько иное, чем у других злаков.

На земном шаре известно более 600 видов бамбуков. Многие из них — растения тропические, некоторые — субтропические. Они имеют самый разнообразный внешний вид, размеры и строение — от приземистых стебельков с листьями до мощных деревьев высотой 35—50 м.

Некоторое представление об этом разнообразии можно получить в Батумском ботаническом саду, где есть только субтропические бамбуки. Здесь в открытом грунте выращивается около 20 видов бамбуков, относящихся к 7 родам.

Самый крупный здешний бамбук — филлостахис съедобный (Phyllostachys edulis), происходящий из Китая. Растение это весьма интересно во многих отношениях. Съедобным бамбук назван потому, что его молодые ростки в вареном виде употребляют в пищу (точно так же, как молодые ростки спаржи). Размножается он в условиях Батуми почти исключительно вегетативным путем — с помощью длинных узловатых корневищ толщиной с трость. В здешних условиях достаточно где-либо в подходящем месте посадить в почву отрезок корневища с почками, и на этом месте через несколько лет появится куртина бамбука, а затем и целая роща. Если бамбук достаточно мощно разросся, корневище ведет себя очень агрессивно: оно быстро растет в длину, захватывая новую площадь. Скорость такого «наступления» достигает 4 м в год.

В благоприятных условиях от корневища каждый год отрастают новые вертикальные стебли. Каковы же эти «стебельки» в условиях Батуми? Это настоящие стволы! Они бывают диаметром до 20 см и высотой до 20 м. Таких огромных стеблей у этого бамбука нельзя видеть нигде больше в СССР, кроме Батуми (даже в Сухумском ботаническом саду они гораздо меньше).

В районе Батуми толстые стволы филлостахиса используются как строительный материал. Их сначала распиливают на отрезки, а затем раскалывают пополам. Из этих половинок делают, как из досок, скамейки, домики, беседки, заборы, лестницы и т. д.

В условиях теплого и влажного батумского климата бамбук как строительный материал имеет важное преимущество перед досками — он устойчив против гниения. (Доски тут быстро разрушаются.) Из стволов филлостахиса изготовляют также различные сувениры, например стаканы для карандашей, кружки и т. д. В городе Батуми есть даже уникальный (вероятно, единственный в нашей стране) киоск сувениров, построенный из стволов бамбука. Он сразу обращает на себя внимание необычным видом (рис. 13).

Но вернемся вновь к самим растениям филлостахиса. Стебель бамбука с отходящими от него тонкими веточками и ажурной листвой очень декоративен. Замечательно, что громадные высокие стволы филлостахиса вырастают за поразительно короткое время — всего около 3 месяцев. После этого ствол не растет ужо ни в высоту, ни в толщину. Происходит только так называемое созревание древесины — первоначально ярко-зеленый ствол через несколько лет становится оранжево-желтым. Созревшая древесина приобретает легкость и крепость.

Темпы роста стебля в высоту поистине поразительны: в период особо интенсивного роста он иногда только за сутки удлиняется больше, чем на метр. Это скорость движения минутной стрелки ручных часов. Как тут не вспомнить известную сказку об усталом охотнике, который заснул возле ростка бамбука, повесив на него свою шляпу! Когда после долгого сна охотник проснулся, то шляпа была уже так высоко, что ее нельзя было достать рукой.

В Батумском ботаническом саду имеется большая роща филлостахиса. Она производит незабываемое впечатление — густой тенистый лес из гигантских зеленых «лыжных палок», увенчанных наверху ажурной листвой. Картина совершенно экзотическая! Так как бамбук — растение вечнозеленое, то в таком лесу всегда темно — и зимой, и летом. Именно здесь встречаются самые мощные стволы бамбука. Эта роща — одна из главных достопримечательностей сада.

Антиподом филлостахиса по размерам является небольшой бамбук плейобластус двурядный (Pleioblastus distithus). Высота его не более 1,5—2 м, а часто только 40—50 см. Он встречается обычно в виде густых зарослей, сплошь покрывающих почву. Глядя на это растение, мало кто из приезжих догадается, что перед ними бамбук. Слишком уж он похож на обычный травянистый злак.

Очень декоративен бамбук саза пальмата (Sasa palmata), который в диком виде растет в Китае и Японии. Этот бамбук сравнительно низкий (не выше 2—3 м). Он отличается от всех других, имеющихся в саду, своими крупными широкими листьями, необычными для бамбуков (до 35 см длины и до 10 см ширины). Саза пальмата — самый крупнолистный вид в саду. Листья его в Японии находят своеобразное применение — в них завертывают соленую рыбу и другие продукты.

Весьма интересен бамбук под названием бамбуза нана (Bambusa nana), который растет очень плотными кустами. Каждый куст — громадный густой пучок тонких длинных стеблей, словно исполинская метла (высота его 5—6 м). Через такую чащу стеблей не могут пробраться даже дикие животные. Если убегающий от врагов крупный зверь натыкается на заросли этого бамбука, его быстро настигают преследователи.

Растут ли в диком состоянии бамбуки в СССР? Наверно, многие ответят на этот вопрос отрицательно. Но это неверно. У нас на Сахалине и Курильских островах есть дикорастущие бамбуки, правда, довольно низкорослые. Их около 10 видов, и все они относятся к роду саза.

На этом мы заканчиваем рассказ о деревянистых однодольных растениях — кордилине, пальмах и бамбуках.

Теперь пойдет речь о двух растениях совершенно необычного облика. Первое из них — казуарина (Casuarina cunninghamiana), обитатель Австралии. Издали она несколько похожа на какое-то хвойное дерево. Это сходство еще увеличивается, если посмотреть растение вблизи — зимой на нем видны маленькие шаровидные шишечки. Но тем не менее это дерево не хвойное. Оно относится к цветковым растениям, и весной у него можно видеть маленькие шаровидные соцветия, состоящие из очень мелких невзрачных цветков (впоследствии из каждого соцветия образуется «шишечка»). То, что издали у казуарины можно принять за длинные хвоинки, — совсем не хвоинки. Каждая из них состоит из отдельных члеников и весьма напоминает очень тонкий стебель хвоща. Это в действительности и есть стебель. А где же листья? Они настолько мелкие, что почти не видны простым глазом — крохотные чешуйки, расположенные на стебле кольцами-мутовками.

Конечно, такие листья-чешуйки не могут прокормить растение. Их работу выполняет зеленый стебель. Такое явление подмены листьев стеблем — не редкость в мире растений. Оно наблюдается, например, у замечательного дерева наших среднеазиатских пустынь — саксаула. У него, как и у казуарины, листья — крохотные чешуйки, а их функции с успехом выполняют тонкие зеленые стебли.

Казуарина — один из растительных аборигенов Австралии. Это дерево имеет характерный, неповторимый облик. Своим названием она обязана другому обитателю этого далекого континента — птице казуару, также имеющей очень своеобразную внешность.

Последнее вечнозеленое деревянистое растение, с которым мы познакомимся, — коллеция крестовидная (Colletia cruciata). Родина ее — Южная Америка. Этот крупный кустарник имеет настолько фантастический облик, что его хочется назвать «марсианским растением». Представьте себе стебли, сплошь покрытые широкими зелеными треугольными пластинками, точно какими-то странными одревесневшими листьями. На конце каждой пластинки (на вершине треугольника) — острая крепкая колючка. Пластинки эти располагаются парами, причем крестообразно — одна пара перпендикулярна другой. Кажется, что все растение состоит только из одних таких зеленых «крестов», больших и малых. Так что видовое название «крестовидная» очень удачно: оно подчеркивает самую характерную деталь строения этого растения.

Интересно, что толстые деревянистые зеленые пластинки у коллеции не что иное, как плоские стебли. Именно они «кормят» растение. Листья же очень мелкие, и их можно видеть только в период роста побегов, так как они быстро опадают. Зато плоские листоподобные стебли живут довольно долго — несколько лет. Итак, мы видим у коллеции уже знакомое явление — стебель выполняет функции листьев.

Внешний вид живой ветви коллеции и высушенной совершенно одинаков. При сушке не меняется ни форма ветви, ни ее цвет. Так что нет ничего проще, чем сделать гербарий этого растения: не надо ни особой бумаги, ни Специальной гербарной сетки. Сорви ветвь, положи в сухое место, и жди, пока она высохнет. Конечно, такой гербарий ботаники забракуют — ведь он не плоский, а объемный. Сделать же классический, плоский гербарий коллеции довольно трудно: попробуйте-ка сплющить между двумя листами гербарной бумаги крепкие и колючие деревянистые «кресты»!

Чудеса наших субтропиков

Ветвь южноамериканского кустарника коллеции крестовидной с цветками


Как ни странно, коллеция родственна крушине ломкой — ничем не примечательному кустарнику наших северных лесов (оба растения — из семейства крушинных). Казалось бы, что общего может быть у «марсианского растения» и вполне «земной» крушины! Ведь они так непохожи! Но различия их касаются только внешнего вида. А цветки довольно сходны по своему строению, и поэтому оба растения — родственники. (Читатели, вероятно, помнят, что классификация растений основана прежде всего на особенностях строения их цветков и плодов.) Мелкие белые цветки коллеции можно видеть зимой. Крупные, всегда зеленые кусты этого оригинального растения имеются в южноамериканском отделе сада.

Теперь остановимся на интересном обитателе мексиканских пустынь — агаве американской (Agave americana). Это растение имеет пучок громадных узкоклиновидных мясистых листьев, поднимающихся прямо от земли. Каждый лист заканчивается длинной крепкой колючкой. Чтобы представить себе лист агавы, нужно вспомнить, как выглядит лист нашего обычного комнатного растения — столетника (правильное его название — алоэ древовидное). Увеличьте лист столетника раз в 10, и вы получите лист агавы. Растения с мясистыми листьями, как у агавы и столетника, или с толстыми сочными стеблями, как у кактусов, называют суккулентами. Такие растения характерны для пустынь Мексики и Южной Африки (наш столетник — выходец из южноафриканских пустынь).

Агава — растение вечнозеленое, и ее листья живут много лет. Эти листья — необыкновенные гиганты. Каждый из них весит до 10 кг и более. В них скапливаются большие запасы воды и питательных веществ. Долго копит агава эти запасы — многие годы. Но однажды наступает момент, когда все, что накоплено за целую жизнь, расходуется в течение нескольких недель. Это происходит во время цветения, которое бывает только один раз в жизни. Оно совершенно необыкновенно. Растение выбрасывает огромную, высотой до 8—10 м, стрелку с бесчисленным количеством зеленовато-желтых цветков (их несколько тысяч). Такой цветоносный стебель напоминает огромный канделябр. На его образование уходят все силы растения. После цветения и плодоношения оно погибает. Интересная жизнь: долгое накопление «приданого» на протяжении многих лет, очень короткий «брачный период» и сразу после этого смерть. Растения такого типа, цветущие только один раз в жизни и после этого погибающие, называют монокарпическими.

Агава американская — хорошее декоративное растение. Она часто украшает улицы, скверы и парки на всем Черноморском побережье Кавказа. Ее необыкновенно толстые сизые листья обращают на себя внимание всех приезжих. Мощные экземпляры этого растения есть в Батумском ботаническом саду на так называемой мексиканской горке.

На земном шаре известно свыше 100 видов агав. Многие из них растут в диком виде только в Мексике. Эти растения имеют разнообразное хозяйственное применение. Длинные деревянистые колючки, которыми заканчиваются листья агав, в Мексике с успехом используются как швейные иглы. Листья агав в печеном виде употребляют в пищу. У некоторых агав из листьев получают ценное очень крепкое волокно (так называемое сизальское). Из сока стебля и листьев приготовляют мексиканский напиток «пульке».

Мясистыми растениями-суккулентами являются и всем известные кактусы. Они широко культивируются в открытом грунте на пашем Черноморском побережье и, конечно, имеются в Батумском ботаническом саду. Здесь они растут круглый год под открытым небом на мексиканской горке и на клумбах в других местах сада.

Кактусы составляют особое довольно многочисленное семейство (их около 1500 видов). Почти все кактусы в диком виде растут только в Америке. Они имеют мясистые, толстые стебли самой разнообразной формы — в виде вертикальных колонн, извивающихся змей, лепешек, лент, шаров и т. д. У себя на родине кактусы достигают громадных размеров — некоторые имеют высоту до 10—12 м. Настоящих широких листьев у многих кактусов нет — они видоизменились в колючки. Функции зеленых листьев выполняют стебли. Снаружи они зеленые, а внутри заполнены беловатой сочной мякотью. У некоторых видов внутри стебля имеются обширные полости, заполненные водой, — настоящие резервуары, в которых может скапливаться до 100 л воды.

Кактусы — почти исключительно обитатели пустынь. Они прекрасно переносят засуху и жару. Всем любителям комнатных цветов известна их неприхотливость. Эти растения можно не поливать месяцами, и они не погибают.

В Батумском ботаническом саду в открытом грунте выращиваются лишь немногие виды кактусов, главным образом из рода опунция. Эти кактусы имеют оригинальный вид — нагромождение больших овальных зеленых лепешек, которые расположены вертикально и растут одна на другой. На этих лепешках весной можно видеть темно-малиновые сочные плоды, которые по величине и форме напоминают крупные сливы. У некоторых видов опунций плоды съедобны и обладают приятным вкусом.

В оранжерее сада ассортимент кактусов гораздо богаче. Здесь есть мощные колонновидные цереусы (выше человеческого роста); крупные шаровидные эхинокактусы, густо покрытые длинными колючками; округлые, но неколючие мамиллярии и др. Весной можно любоваться яркими красивыми цветками этих растений.

В семействе кактусовых не все растения сочные, мясистые. И не у всех вместо листьев только игольчатые колючки. Есть кактусы, у которых стебли обычные, тонкие, а листья нормальные, широкие. Таковы, например, виды рода пейреския. Это настоящее ботаническое чудо. Никто, кроме ботаника, глядя на эти растения, не подумает, что перед ним кактусы. К семейству кактусов пейрескии относят по той причине, что их цветки имеют такое же строение, как и у всех остальных представителей данного семейства. А сами растения нисколько не похожи на кактусы — обычные деревца с широкими листьями удлиненно-овальной формы.

В некоторых уголках сада зимой обращает на себя внимание вечнозеленое японское растение саговник поникающий (Cycas revoluta). Его можно принять за приземистую низкорослую пальму. Растение имеет ствол толстый, как бревно, но очень короткий — меньше роста человека. Поверхность его неровная, бугристая. На верхушке ствола — пучок длинных перистых листьев, торчащих в разные стороны. Они очень красивы и напоминают гигантские перья страуса (рис. 14). Листья темно-зеленые, очень плотные и сверху блестящие, точно покрытые лаком. Саговник весьма декоративен и считается одним из самых изысканных комнатных растений. Его изящные листья иногда используют для венков. В Южной Японии растение специально выращивается на полях для получения крахмала, который содержится в сердцевине ствола (так называемого саго). Семена саговника съедобны, их едят в свежем или поджаренном виде.

Саговник — очень древний обитатель нашей планеты. Он существует на Земле уже более 100 млн. лет. Это настоящее живое ископаемое. Способ размножения у него тоже очень древний, архаический. Растение образует крупные красные семена с толстой сочной оболочкой, похожие на сливу. Семена развиваются на особых коротких буроватых листьях и располагаются совершенно открыто, они словно выставлены напоказ. Такое открытое расположение семян бывает только у более древних представителей флоры. Саговник относится к голосеменным растениям, и, следовательно, он сродни нашим хвойным деревьям. Ну разве подумаешь, что это родственники!

Саговник — растение двудомное. Одни его экземпляры — женские, другие — мужские. У первых на самом конце ствола, в центре пучка темно-зеленых перистых листьев иногда образуется своеобразный лохматый «кочан». Он состоит из множества коротких рыжеватых, но также перистых листьев, на которых впоследствии образуются семена. У мужских экземпляров в центре пучка листьев вырастает огромная вертикально стоящая шишка. На ее многочисленных сочных чешуях развиваются мириады крохотных желтых мешочков с пыльцой — так называемых микроспорангиев.

Родина саговника — Южная Япония, район с теплым и влажным климатом. Поэтому растение довольно чувствительно к морозу. Листья его повреждаются уже при минус 4—5°, а при минус 8—9° полностью отмирают. В условиях Батуми саговник более или менее успешно растет в открытом грунте и образует семена. В ботаническом саду есть около десятка экземпляров этого ценного декоративного растения.

Есть в Батумском ботаническом саду и вечнозеленые деревянистые лианы. Самая распространенная из них, пожалуй, — плющ (Hedera colchica, Н. caucasigena). Его молодые топкие стебельки с плотными темно-зелеными листьями часто можно видеть на стволах деревьев. Они не обвиваются вокруг ствола как у некоторых других лиан, а ползут прямо вверх по коре. Попробуйте отделить такой стебелек от дерева, и вы обнаружите, что он плотно прирос к стволу. Его можно только оторвать. Секрет этого срастания прост: от стебелька отходят многочисленные корешки, которые как бы пришивают его к коре дерева. Это особые корни-прицепки. С их помощью плющ может легко взбираться не только на стволы деревьев, по и на другие вертикальные предметы — каменные стены, стекла в оранжереях и т. д. Поселяясь на крупных деревьях, плющ густо заплетает ствол и толстые ветви. Листопадные деревья, приютившие у себя такого непрошенного и бесцеремонного гостя, зимой имеют странный вид: их ствол и основания толстых сучьев сплошь покрыты темно-зеленой листвой, а более тонкие ветви безлистные. Не сразу догадаешься, что листва на дереве чужая, принадлежащая плющу. Такие деревья с «квартирантом» видишь повсюду не только в районе Батуми, но на всем Черноморском побережье Кавказа. Еще более странный вид имеют высокие экземпляры пальмы трахикарпус, если на них разрастается плющ. Дерево становится как бы двухэтажным: вверху листья пальмы, ниже сплошная масса пышной темно-зеленой листвы плюща, совершенно закрывающая ствол. Такие деревья можно видеть в Батумском ботаническом саду (рис. 16).

Плющ — довольно мощная лиана. Ствол старого, сильно разросшегося экземпляра в своей нижней части достигает внушительной толщины — он такой же, как рука человека. Интересен плющ своей разнолистностью (так называемой гетерофиллией): листья молодых нецветущих побегов имеют совершенно иную форму, чем листья плодоносящих ветвей (первые — неправильно треугольные, вторые заостренно-эллиптические). Различие это настолько велико, что их можно принять за листья разных растений.

Столь же мощна другая вечнозеленая деревянистая лиана — фикус низкий (Ficus pumila). Это близкий родственник знакомого всем комнатного фикуса, но внешне имеет с ним мало общего. Листья растения некрупные, овальные, на нижней стороне их очень рельефно выступают жилки. Иногда на ветвях лианы можно видеть какие-то удлиненные зеленоватые «сливы» с полузакрытым отверстием на конце. Так выглядят соплодия. Стенки их толстые, они образованы суховатой плотной тканью, внутри небольшая полость. В эту полость ведет отверстие, находящееся на конце «сливы». Похожее строение, но сочную и сладкую мякоть имеют соплодия инжира (так называемые винные ягоды, или фиги). Описываемая лиана и инжир — разные виды одного и того же рода «фикус». В этом роде свыше 600 видов, которые распространены главным образом в тропических странах. У всех фикусов соплодия по строению такие же, как у инжира.

Только у разных видов они имеют различную величину и окраску — красноватую, оранжевую, зеленую, желтоватую и т. д.

Фикусы очень разнообразны по внешнему виду — от могучих деревьев тропических лесов с крупными широкими листьями до тонкостебельпых лиан с крохотными листочками. Почти все фикусы вечнозеленые.

Но вернемся вновь к фикусу низкому. Он, как и плющ, забирается на высокие деревья и мощно там разрастается, отягощая дерево множеством стеблей и большой массой листвы. Ствол лианы в нижней части бывает толщиной в руку.

В заключение надо отметить, что вечнозеленый фикус, растущий круглый год под открытым небом, — большая редкость для нашей страны. Такое можно видеть, пожалуй, только на Черноморском побережье Кавказа. Ведь почти все вечнозеленые фикусы — обитатели тропических стран. На севере мы видим их лишь в комнатах и оранжереях. Фикус низкий, растущий в Батуми, — один из самых холодостойких.

А вот еще одна вечнозеленая лиана. Она сравнительно «хилая»: стебель тонкий, листья мелкие. Но зато у нее можно видеть нечто необычное. Среди массы листвы нередко попадаются пучки из трех тонких крючочков — точно лапки миниатюрной птички. Каждый из крючочков на конце острый и очень напоминает по форме и величине коготь кошки. Когда проводишь рукой по листве, «коготки» цепляются за кожу. Карл Линней назвал эту лиану бигнония кошачьи когти (Bignonia unguis-cati). Великому систематику принадлежит множество очень образных, удачных названий растений. Родина лианы — Аргентина.

В Батумском ботаническом саду описываемая лиана не забирается на деревья, как плющ или фикус низкий. Многочисленные ее стебли сплошь оплетают снаружи одну из стен так называемой «Красновской» оранжереи. Зимой бигнония невзрачна и обращает на себя внимание только своими коготками. Но зато весной, в мае, она покрывается крупными ярко-желтыми красивыми цветками, напоминающими по величине и форме цветки глоксинии. Интересно, что перед цветением у этой лианы происходит массовое опадение перезимовавших зеленых листьев.

Несколько слов о крупных вечнозеленых травах.

Вот, казалось бы, ничем не примечательное растение — пучок очень длинных лентовидных листьев шириной в 3—4 пальца, поднимающихся от земли. Эти гладкие сизоватые листья, заостряющиеся к концу, несколько похожи на мечи. Длина их достигает 1 м и более. Растение с такими листьями называется новозеландский лен (Phormium tenax). Внешне оно несколько напоминает гигантский ирис.

Но какое отношение имеет это растение к льну? Ведь оно совершенно непохоже на наш северный лен. Чтобы ответить на этот вопрос, надо подробнее познакомиться с его листьями.

Они имеют одно замечательное свойство. Оторвите от широкого листа-ремня узкий ремешок шириной 1,5—2 см. (Надо взять обязательно свежий живой лист, но не слишком молодой.) Теперь попробуйте разорвать поперек этот живой ремешок. Несмотря на все ваши старания у вас ничего не получится. Предложите сделать то же самое любому из ваших знакомых — результат будет тот же.

В чем же секрет такой сверхпрочности? Дело в том, что в листьях новозеландского льна имеется много исключительно крепких волокон. Из этих волокон изготовляют чрезвычайно прочные веревки и канаты. Так что название «лен» не случайно — это действительно «текстильное» растение. Но только волокна у него добывают не из стебля, как у нашего льна, а из листьев. Новозеландский лен, между прочим, вовсе и не родственник нашему льну — он относится к совершенно другому семейству (лилейных).

В Новой Зеландии это растение образует естественные заросли на больших площадях. Здесь в основном и заготавливается ценное волокно. В настоящее время новозеландский лен культивируется во многих тропических и субтропических странах. Растение дает не только волокно. Оно относится к числу медоносов, является поставщиком некоторых лекарств. Цветки используются для ароматизации сладких напитков. Новозеландский леи издавна использовался местным населением — племенами маори — как источник получения ценного волокна, из которого изготовляли одежду, корабельные снасти, рыболовные сети.

В Батумском ботаническом саду имеется целая плантация новозеландского льна, примыкающая к бамбуковой роще и к роще кордилин.

Теперь о бананах. Всем знакомы плоды этого растения. Для нас это лакомство, а для жителей некоторых тропических стран — основная пища. Внешний облик растений банана очень своеобразен: от земли поднимается длинный, совершенно прямой «ствол», на его верхушке — громадные узкоэллиптические листья, раскинутые в разные стороны. Они необыкновенно велики — длина их иногда значительно больше человеческого роста. Именно такие растения можно видеть в Батумском ботаническом саду. В теплые зимы они стоят, как летом, — с зелеными листьями. Но это не те тропические бананы, которые дают съедобные вкусные плоды. В Батуми выращивают субтропический японский банан (Musa basjoo), плоды которого совершенно несъедобны (мякоть их суховатая, с несколькими семенами). Он имеет только декоративное значение.

Зимой на верхушке «ствола» банана наряду с листьями иногда можно видеть своеобразную цветочную стрелку — длинный, дугообразно свисающий стебель. На конце его — коричневатая округлая «почка» величиной больше кулака. Это мужское соцветие, одетое крупными чешуями. На середине длины стрелки — пучки недозревших плодов (маленькие темно-зеленые бананчики).

Банан — удивительное растение. Тот «ствол», который несет на себе листья, с ботанической точки зрения, оказывается, совсем не является стеблем. И вот почему. Каждый лист банана имеет не только громадную листовую пластинку, но и черешок в виде длинной толстой трубки. Такие трубки, принадлежащие разным листьям, плотно вложены одна в другую и в совокупности образуют то, что называют ложным стеблем. Он отрастает от мощного корневища, скрытого в почве. (Вот где настоящий стебель!) Внутри, в самой середине ложного стебля, имеется узкий канал, сквозь который проходит при своем росте уже знакомая нам цветочная стрелка. Ложный стебель достаточно прочен и хорошо выдерживает тяжесть громадных листовых пластинок. Так что он «работает» ничуть не хуже настоящего стебля.

Теперь немного о другом растении. Жители Средней России хорошо знают, что почти все наши дикорастущие злаки имеют сравнительно небольшие размеры. Это касается и плотнокустовых злаков, примером которых может быть ковыль. Совсем не таков южноамериканский плотнокустовой злак — кортадерия серебристая, или трава пампасов (Cortaderia argentea). Это растение можно видеть в южноамериканском отделе Батумского ботанического сада. Перед нами поистине злак-великан. Его огромный куст гораздо выше человеческого роста. Зимой он похож на светло-зеленую копну сена. Летом над пышной копной поднимаются метра на полтора-два красивые серебристые соцветия-метелки. Этот житель южноамериканских степей-пампасов просто ошеломляет приезжего своей мощью.

Листья кортадерии вполне под стать ее огромному росту — они очень длинные и крепкие. Край листа — настоящая мелкозубчатая острая пила, зубья которой прекрасно видны невооруженным глазом. У наших злаков иногда также имеются зубчики по краю листа, однако они настолько мелкие, что совершенно не видны без микроскопа или по крайней мере лупы.

Кортадерия с успехом культивируется у нас как декоративное растение на Черноморском побережье Кавказа и Южном берегу Крыма. У себя на родине и в некоторых других районах земного шара она имеет кормовое значение — это зимний корм для коров. Растение используется именно зимой, так как в другое время года, особенно в период цветения, оно ядовито (содержит цианистую кислоту). После цветения ядовитые свойства пропадают.

В заключение несколько слов об одной маленькой вечнозеленой травке, которая называется офиопогон японский (Ophiopogon japonicus). Это декоративное растение. В районе Батуми оно очень распространено. Им обсаживают дорожки, аллеи. Травка имеет темно-зеленые узкие листья, очень похожие на листья какого-нибудь злака. Растет она всегда так густо, что сплошь закрывает землю. Бордюры из этого растения напоминают густую зеленую шевелюру. Они очень красивы и долговечны. Никакого ухода за ними не требуется, разве только подстрижка, чтобы предотвратить слишком пышное разрастание.

Интересно, что хотя листья офиопогона вполне «злаковые», он не относится к злакам. В этом легко убедиться, если найти плоды растения (а их надо искать зимой). Раздвиньте руками густую темно-зеленую «шевелюру», и вам кое-где встретятся стебельки с васильково-синими шариками плодов. Размер их с горошину. Плоды очень красивы — словно яркие блестящие бусины. Таких плодов у злаков не бывает. Офиопогон относится к семейству лилейных. Но если не видеть синих шариков-плодов, можно подумать, что это злак.

Офиопогон — растение не только декоративное. Местные жители находят интересное применение его листьям. Их срезают, сушат, как сено, и используют для набивки матрацев. Оказывается, это отличный материал для подобных целей. Он достаточно мягкий, но в то же время эластичный и прочный.

Лиственные деревья и кустарники с опадающей на зиму листвой

Помимо вечнозеленых деревьев и кустарников в саду имеются и листопадные. Осенью их листва окрашивается в разнообразные яркие тона и затем опадает. Зимой они стоят без листьев и кажутся безжизненными. Их унылый вид напоминает нам, что по календарю все-таки зима. В это время года листопадные деревья и кустарники хорошо заметны среди вечнозеленых.

Итак, познакомимся с теми деревьями и кустарниками, которые сбрасывают свою листву на зиму. Что интересного можно у них увидеть зимой? Казалось бы, ничего. Но это не так. Обратите внимание на безлистные ветви деревьев и кустарников. У каждого вида этих растений ветви особенные. Если к ним внимательно присмотреться, то можно увидеть, что различаются по многим признакам и сами стебли, и расположенные на них почки. У одних растений почки длинные и острые (как у бука), у других — тупые и короткие (как у липы). Неодинаковы и молодые ветви — иногда они тонкие и мохнатые (как у орешника), а порой толстые и гладкие (как у ясеня) и т. д. Существуют специальные справочники-определители, с помощью которых нетрудно узнать, ветви какого дерева или кустарника у вас в руках.

Некоторые деревья имеют настолько своеобразные ветви, что название растения легко узнать, не прибегая к помощи ботанических справочников. Такова, например, белая акация (Robinia pseudoacacia) — широко распространенное на юге дерево, которое весной покрывается массой белых душистых цветков. Родина этого растения — Северная Америка. В районе Батуми белая акация была когда-то посажена, но теперь ее уже никто специально не высаживает и никакого ухода за ней не проводится. Растет она великолепно и дает обильный самосев. Дерево настолько приспособилось к местным условиям, что кое-где внедряется в естественные леса и успешно там растет.

Зимой ветви белой акации можно узнать сразу. Они покрыты тонкими, довольно длинными шипами, сидящими попарно. Эти «шипы-близнецы» представляют собой одревесневшие прилистники. (Летом можно видеть, что в промежутке между ними прикрепляется черешок длинного перистого листа.) Когда нечаянно касаешься ветвей белой акации, ее крепкие шипы цепляются за одежду и могут поранить руки.

Белая акация — декоративное дерево. Она широко распространена в городах и селах степной и лесостепной полосы страны часто встречается в уличных посадках городов Приазовья и Причерноморья. Широко используется также для облесения оврагов, создания лесополос и т. д. Дерево очень, неприхотливо, засухоустойчиво. Не выносит оно только задернения и влажных почв.

Древесина белой акации имеет темный зеленовато-бурый цвет, тяжелая, твердая, хорошо противостоит гниению. Она находит разнообразное применение. Паркет из белой акации — более прочный и долговечный, чем дубовый.

Цветки белой акации выделяют много нектара, дающего пчелам, особенно на юге Украины, обильный взяток высококачественного меда. Из цветков добывают эфирное масло, применяемое в парфюмерии. Листья обладают хорошими кормовыми качествами.

Нетрудно узнать зимой и другое дерево — гледичию обыкновенную (Gleditschia triacanthos). У нее на ветвях также есть колючие отростки, но они всегда сидят поодиночке. Вид у них гораздо более грозный. Это миниатюрные острые кинжалы длиной в палец или больше. Помимо основного «клинка» у такого кинжала имеется еще несколько боковых отростков, они тоже очень острые и крепкие. Мощные ветвистые колючки — хороший отличительный признак гледичии.

Гледичия относится к семейству бобовых и имеет характерные для бобовых перистые листья. Осенью у нее созревают бобы — очень крупные, плоские и изогнутые. Однако цветки гледичии совершенно не похожи по строению на цветки знакомых нам северных бобовых, например гороха. У них нет ни крупного верхнего лепестка «паруса», ни двух боковых «весел», ни выдающейся снизу из цветка «лодочки». Все лепестки одинаковой формы, а сами цветки мелкие. Окраска их желто-зеленая.

Почему же у гледичии такие необычные для бобовых цветки? Дело в том, что семейство бобовых очень большое, и общим признаком семейства является плод — боб. В этом семействе выделяют несколько подсемейств, различающихся по некоторым деталям строения цветков. Гледичия относится к одному из них (подсемейству цезальпиниевых), а наши северные бобовые — к другому (мотыльковых). Так что гледичия и наши бобовые не очень уж близкие родственники. Интересно, что представители того подсемейства, к которому относится гледичия, почти исключительно тропические и субтропические растения.

В последнее время подсемейства, входящие в состав бобовых (мотыльковые, цезальпиниевые, мимозовые), ботаники чаще рассматривают как самостоятельные семейства.

Родина гледичии — восток Северной Америки. В культуре она распространена во многих странах. Растет очень быстро, мирится с некоторой засоленностью почвы, засухоустойчива. Относится к числу медоносных растений. Очень прочная древесина гледичии обладает большой стойкостью против грибов и насекомых. На родине растения она идет на шпалы, столбы и т. д. Гледичия используется для колючих живых изгородей, защитных полос, укрепления оврагов, как декоративное дерево в парках, на улицах. Бобы — хороший корм для скота. Семена съедобны, пригодны как суррогат кофе.

Название «гледичия» дано в честь известного немецкого ученого Гледича (1714—1786), профессора ботаники в Берлине.

Но вернемся вновь в Батумский ботанический сад. Зимой здесь можно познакомиться не только с отличительными особенностями ветвей разных деревьев, но и с их листьями. Они тоже у каждого вида особенные. Но как же увидеть листья зимой, когда деревья голые? Нет ничего проще. Если летом листья надо искать на ветвях, то зимой их приходится разыскивать на земле. Стоит только внимательно осмотреть поверхность почвы под деревом, и обязательно найдете листья.

Познакомимся сначала с оригинальными листьями лириодендрона, или тюльпанного дерева (Liriodendron tulipifera), родина которого — Северная Америка. Тюльпанным дерево названо потому, что его крупные цветки по форме и величине напоминают цветки тюльпана (правда, по окраске они не похожи — лепестки их зеленоватые с крупным оранжевым пятном у основания). Листья этого дерева крупные и широкие, с четырьмя большими зубцами. В отличие от листьев многих растений у них на верхушке выемка. Форма листовой пластинки настолько своеобразна, что, раз увидев эти листья, запоминаешь их надолго.

Помимо листьев на земле можно найти множество каких-то узких чешуй, напоминающих чешуи шишек хвойных деревьев. Это не что иное, как отдельные плодики тюльпанного дерева. Они никогда не раскрываются, и у них в утолщенной нижней части заключены маленькие семена. Сложный плод этого растения, образующийся из «тюльпана» после его отцветания, немного напоминает по внешности шишку и состоит из множества таких плодиков-чешуек. По созревании он рассыпается (как шишка настоящего кедра).

Тюльпанное дерево — родственник магнолии крупноцветковой, о которой уже была речь (оба растения относятся к семейству магнолиевых).

У себя на родине, в восточных штатах Северной Америки, тюльпанное дерево бывает очень мощным — до 70 м высоты и до 3,5 м в диаметре. В условиях Батуми оно растет хорошо. Сравнительно молодые экземпляры, которым не более 80 лет, выглядят гигантами: ствол их толще метра.

Тюльпанное дерево — поставщик ценной древесины. В Северной Америке оно имеет большое лесопромышленное значение. Красивая древесина, легко поддающаяся обработке и полировке, используется для изготовления музыкальных инструментов, корпусов - радиоприемников, телевизоров и т. д. Цвет древесины желтый, из-за чего дерево иногда называют желтым тополем.

Чудеса наших субтропиков

Ветви, листья и плоды листопадных лиственных деревьев

а — часть ветви белой акации, б — часть ветви гледичии обыкновенной, в и г — лист и части плода тюльпанного дерева, д —лист «живого ископаемого» — гинкго


Продолжим знакомство с листьями деревьев. В некоторых местах сада на земле попадаются очень своеобразные ярко-желтые листья, похожие на маленький полураскрытый веер с длинной тонкой ручкой. Иногда у «веера» есть как бы глубокая продольная выемка посредине, разделяющая его на две половины. Если мы нашли эти листья, значит где-то поблизости растет замечательное дерево — гинкго двухлопастное (Ginkgo biloba). Его по справедливости называют живым ископаемым. Дело в том, что род гинкго, куда относится наше дерево, один из древнейших среди семенных растений. Он существует на Земле уже около 100 млн. лет. Об этом неопровержимо свидетельствуют отпечатки листьев, находимые в толщах древних горных пород. Гинкго — остаток (или как говорят ботаники «реликт») очень отдаленных геологических эпох — мезозойской эры. Это современник ископаемых древних животных — летающих ящеров и гигантских бронтозавров. Все близкие и даже более отдаленные родственники гинкго давно исчезли с лица Земли. И поэтому среди растений, населяющих сейчас нашу планету, нет ни одного, которое было бы похоже на гинкго.

В наши дни древнее растение доживает свой век. В диком состоянии оно теперь уже не встречается, а только в культуре. Если бы не человек, гинкго, возможно, уже в не сохранилось бы до нашего времени.

Гинкго — дерево очень декоративное благодаря своей нарядной листве, светло-зеленой летом и ярко-желтой осенью. Оно нетребовательно к почве, хорошо переносит задымленность воздуха и пыль.

Как декоративное растение гинкго широко культивируется в странах Азии, Европы, Северной Америки. В СССР это дерево можно встретить не только по берегам Черного моря. Оно с успехом выращивается в южных и юго-западных районах европейской части страны, есть кое-где даже в Прибалтике.

Гинкго относится к голосеменным растениям. Однако шишек у него никогда не бывает. Крупные семена развиваются прямо на концах особых тонких веточек. По своей величине и строению семена очень напоминают сливу — снаружи желтоватая дурно пахнущая мякоть, в середине крупная белая косточка. Внутри «косточки» заключено собственно семя, все остальное — только оболочка семени. В Японии и Китае семена гинкго употребляют в пищу в поджаренном виде.

В Батумском ботаническом саду некоторые экземпляры гинкго дают семена. Зимой их легко найти под деревьями в большом количестве. Семена эти имеют хорошую всхожесть. Если вы захотите вырастить у себя дома «живое ископаемое», возьмите два-три семени и посейте в цветочном горшке с обычной землей. Гинкго хорошо растет у нас на севере в комнате. Не пугайтесь, если поздней осенью листья его пожелтеют. Растение не погибло. Оно просто готовится сбросить листву, как делает это и на юге в открытом грунте. Не забудьте поливать безлистное деревце зимой, и тогда весной оно вновь порадует вас своими красивыми веерными листьями.

А теперь обратим внимание на необычные листья другого дерева, лежащие на земле. Они поражают своими размерами — раз в 5—10 больше ладони. Такие листья имеет магнолия обратнояйцевидная (Magnolia obovata) — одна из листопадных древесных пород Батумского ботанического сада. Зимой под деревом магнолии лежит много листьев. Все они имеют овальную форму, снизу беловатые.

Постарайтесь найти самый крупный из них. Такой «листик» по длине больше портфеля. Листья наших северных деревьев просто пигмеи по сравнению с этими великанами.

Осенью, перед листопадом, деревья магнолии обратнояйцевидной очень декоративны — их листва приобретает фиолетово-сизую окраску. Красивы деревья и весной, когда на ветвях среди громадных листьев распускаются довольно крупные белые цветки. Родина растения — Япония и Курильские острова.

А вот лежат на земле другие, казалось бы ничем не примечательные листья. На вид они невзрачные, буроватые, немного сморщенные, похожие на листья яблони. Но это листья совсем необычные, у них есть одно удивительное свойство. Возьмите под деревом сухой лист, положите его на ладонь и хлопните по нему другой ладонью. Хрупкий лист, конечно, разломится на несколько кусочков. Теперь возьмите черешок сломанного листа и поднимите его. Что за чудо? За черешком потянулись все обломки листа. Лист не рассыпался, его части оказались каким-то образом соединенными друг с другом. Если посмотреть хорошенько, можно увидеть, что скрепляющую роль выполняют тончайшие нити, похожие на паутину.

Дерево с такими удивительными, не ломающимися листьями называется эвкоммия вязолистная, или гуттаперчевое дерево (Eucommia ulmoides). Родина его — Китай. В опавших листьях этого растения, а точнее, в жилках листа, содержится весьма эластичное вещество — гуттаперча. Нити именно этого вещества и скрепляют обломки листа. Гуттаперча находит широкое применение в промышленности, медицине и домашнем обиходе. Сырьем для ее получения служат главным образом листья эвкоммии, которые собирают во время листопада. Гуттаперча содержится также в коре корней и стеблей и даже в плодах.

Но, пожалуй, хватит о листьях. Познакомимся теперь с плодами некоторых листопадных деревьев и кустарников. Зима — самое подходящее для этого время. У некоторых растений плоды еще висят на ветвях, у других уже лежат на земле.

Остановимся у толстого дерева с необычным стволом. Этот ствол с поверхности крупнопятнистый, похожий на грязную степу, с которой кусками отслаивается сероватозеленоватая штукатурка. Дерево называется платан восточный (Platanus orientalis). К его ветвям словно подвешены на длинных веревочках какие-то буроватые шарики размером с грецкий орех. Эти «подвески» придают растению очень своеобразный вид. Шарики состоят из множества мелких пушистых плодиков и легко рассыпаются, когда плодики созреют. Листья платана очень похожи на листья нашего северного дерева — клена остролистного, только крупнее их. Платан — ценное декоративное дерево, обычное у нас на юге. Его часто высаживают вдоль улиц в городах.

Некоторое сходство с платаном имеет ликвидамбар смолоносный, или амбровое дерево (Liquidambar styraciflua), родом из Северной Америки. У него почти такие же пальчатые листья и почти такие же «шарики», словно подвешенные к ветвям на веревочках. Правда, «шарики» очень крепкие и не только не рассыпаются сами, но их даже нарочно разломить трудно. Кора ликвидамбара — совсем не такая, как у платана. Ствол дерева темно-серый однотонный, покрытый сетью трещин. Он похож на ствол нашего дуба. В Северной Америке из сока ствола ликвидамбара добывается ароматическая смола «амбра», находящая применение в медицине и парфюмерии. Листья при растирании издают приятный запах. В североамериканском отделе Батумского ботанического сада имеется целая роща больших ликвидамбаров. Зимой она очень напоминает наш дубовый лес.

Мы уже говорили о том, что в Японии растут удивительные дубы — вечнозеленые деревья с «недубовыми» листьями. Но в Стране Восходящего Солнца есть и листопадные дубы, которые зимой стоят без листьев. Вот один из них —дуб пильчатый (Quercus serrata). Желуди его необычные — они имеют правильную шаровидную форму и похожи на наши лесные орехи. Еще интереснее чашевидная плюска, одевающая снизу желудь. Она снаружи густо покрыта бахромчатыми чешуйками и кажется лохматой. Это словно миниатюрная меховая папаха, которая так и просится на голову какого-нибудь смешного игрушечного человечка. Такие «папахи» и шарики-желуди отыскать зимой нетрудно: они в изобилии валяются под деревом. Тут же мы найдем и листья растения, совершенно не похожие на листья нашего среднерусского дуба — удлиненно-овальные, без всяких выемок и выступов. Опять приходится удивляться!

Чудеса наших субтропиков

Плоды и ветви листопадных лиственных деревьев и кустарников из Восточной Азии

а — желудь и плюски дуба пильчатого, б — плоды айланта, в — ветвь понцируса с листом и колючками


Много разных плодов можно найти зимой на земле. Вот, например, своеобразные пленчатые плоды. Представьте себе небольшую беловатую перепонку сильно удлиненной овальной формы, в центре которой находится округлое темное вздутие (семя). По внешнему виду эти плоды несколько напоминают крылатки ясеня. Еще больше они похожи на пистоны для детского пистолета, но только не округлой формы, а в виде сильно вытянутого эллипса. Перед нами плоды айланта, или китайского ясеня (Ailanthus altissima). Дерево образует множество таких крылатых плодов, которые ветер переносит на значительное расстояние. Зимой плоды висят на ветвях целыми гроздьями, часть их лежит на земле. Летом у айланта можно видеть его своеобразные очень длинные перистосложные листья, образованные многими парами крупных листочков. Каждый лист настолько велик и длинен, что его можно принять за олиственную ветку. При растирании листья издают неприятный «мышиный» запах.

Айлант культивируется у нас на Кавказе, в Крыму, на юге Средней Азии, в южных и юго-западных районах Украины. Он ценится, главным образом, как декоративное дерево. Используется также для укрепления склонов оврагов, осыпей, песчаных и каменистых мест. Айлант не требователен к почве, жароустойчив, но светолюбив. Растет быстро, хотя живет недолго (40—50 лет). От корней дерева могут отрастать надземные побеги (так называемые корневые отпрыски), обладающие большой силой роста. В наших южных городах такие побеги пробивают даже асфальтовые покрытия тротуаров.

Айлант интересен своим географическим распространением: в диком состоянии он растет только в Китае. Надо сказать, что эта страна имеет очень богатую флору. Здесь довольно много растений, которые нигде, кроме Китая, не встречаются. К их числу принадлежит и айлант. Таким же растением является эвкоммия, о которой говорилось выше.

Познакомимся с некоторыми другими листопадными деревьями, родина которых Китай.

В средней полосе европейской части Союза встречается ничем не примечательное травянистое растение — норичник шишковатый. Цветки его не больше горошины, такой же величины и плоды-коробочки. Это растение относится к семейству норичниковых, которое у нас на севере представлено только травами. В Батуми растет родственник норичника, принадлежащий к тому же семейству. Но какой это удивительный родственник — огромное дерево! На его ветвях зимой можно видеть крупные овальные плоды-коробочки величиной со сливу. По своему строению они точно такие же, как у норичника. Дерево это называется павловния войлочная (Paulownia tomentosa).

Дерево в семействе норичниковых! Для ботаников-северян это настоящее открытие. И таких удивительных вещей в Батумском ботаническом саду много. Возьмите, например, вечнозеленый кустарник, который относится к семейству зонтичных — буплеурум кустарниковый (Bupleurum fruticosum). Северные, знакомые нам представители этого семейства — только травы (морковь, укроп, тмин и др.). А тут — кустарник, да еще вечнозеленый. Его можно видеть в средиземноморском отделе Батумского ботанического сада.

Чего только не встретишь в этом удивительном, уникальном саду! Здесь есть, например, деревья, которые являются родственниками незабудке (относятся к семейству бурачниковых), и деревья, которые сродни декоративному травянистому растению вербене (из семейства вербеновых). Есть даже дерево, родственное нашей плакун-траве (оно из семейства дербенниковых). Для нас все это неожиданность: ведь на севере в этих семействах известны только травы.

Но вернемся снова к павловнии. Зимой на ее деревьях помимо плодов-коробочек есть еще и множество каких-то маленьких рыжеватых шариков. Они собраны гроздьями на торчащих вверх веточках. Каждый шарик снаружи покрыт как будто тонким войлоком. Если его разломить или. разрезать вдоль, можно увидеть внутри крупные пыльники тычинок и пестик. Оказывается это бутон. А его наружная покрытая войлоком оболочка — не что иное, как чашечка будущего цветка. Этот своеобразный панцирь хорошо защищает зимой венчик и остальные внутренние части цветка. Весной из шариков-бутонов развиваются крупные колокольчатые бледно-фиолетовые цветки. Они очень красивы и имеют приятный крепкий запах. Интересно, что предусмотрительное дерево уже с осени заготовило бутоны, в которых есть все части цветка. Наступит весна — и павловния, не теряя времени, зацветет.

Точно такую же предусмотрительность проявляют и некоторые наши северные растения, которые цветут ранней весной, например копытень. Бутоны у них сформированы еще с осени. В этом вы можете легко убедиться во время прогулки за город в один из солнечных октябрьских дней.

Древесина павловнии совершенно особенная — очень легкая (почти в пять раз легче воды) и притом прочная. В Японии из нее делают ящики, шкафы и т. п. Павловния — декоративное дерево. Она очень хороша для парков и аллей. У нас в стране выращивается на Кавказе, в Крыму, в Средней Азии.

Заслуживает упоминания еще один уроженец Китая — идезия многоплодная, или ландышное дерево (Idesia polycarpa). Это представитель малознакомого нам семейства флякуртиевых, которого нет во флоре СССР. Ландышным дерево названо потому, что его цветки пахнут ландышем. Однако по внешнему виду цветки совершенно иные, чем у ландыша, — мелкие, зеленоватые, невзрачные. Дерево очень красиво зимой: на нем крупные свисающие грозди ярко-красных шариков-плодов. Особенно эффектно плодоносящее дерево с его красным бисером плодов в солнечные январские дни на фоне яркосинего неба. Такие деревья можно видеть в саду у главной дороги между восточноазиатским и североамериканским отделами.

Помимо семейства флякуртиевых мы встречаемся в саду с представителями разнообразных других экзотических семейств, отсутствующих у нас на севере и вообще в СССР. Таковы семейства лярдизабаловых, симарубовых, протейных, логаниевых, монимиевых, стираксовых. Когда приезжий ботаник-северянин экскурсирует по саду и видит эти ботанические чудеса, его удивлению просто нет пределов.

А сейчас — вновь о плодах. Зимой на земле кое-где встречаются интересные плоды — черные шары величиной с небольшое яблоко, похожие на ядра старинной маленькой пушки. Их можно найти под деревьями своеобразного облика, которые стоят зимой без листьев. Тонкие прямые ветви этих деревьев располагаются пучками, которые напоминают спицы раскрытого зонтика. Это тунг Форда, или масляное дерево (Aleurites fordii), тоже «дар Востока» (родина его — Китай). Подняв с земли плод, легко снять с него нетолстую оболочку. Под ней несколько очень крупных семян. Эти семена богаты ценным, быстро высыхающим маслом, которое используется для изготовления особо стойких лаков и красок. Интересно, что, если покрыть подводную часть корабля краской, приготовленной на тунговом масле, на ней совершенно не поселяются ракушки и водоросли. Из-за масла, содержащегося в семенах, тунг широко культивируется. В районах Батуми и в ботаническом саду есть целые плантации этого растения.

Семена тунга немного напоминают каштаны или орехи — они очень крупные и мясистые. Но есть их ни в коем случае нельзя. Семена очень ядовиты.

Интересно, что тунг относится к семейству молочайных, т. е. он родственник хорошо знакомых северянам молочаев — травянистых растений с обильным млечным соком. Опять знакомое явление: северные травы имеют на юге древовидных родственников! Такое нам уже встречалось в семействе норичниковых, сложноцветных и др.

К листопадным древесным породам относится и ховения, или конфетное дерево (Hovenia dulcis). Напрашивается мысль, что «конфеты» — это плоды растения. Как ни странно, по это не так. Плоды ховении — мелкие сухие шарики, совершенно несъедобные. Но зато толстые сочные веточки-плодоножки, на концах которых сидят эти шарики, вполне съедобны. Они сладкие и по вкусу очень напоминают изюм, слегка ароматизированный ромом. Это-то и есть «конфеты». Плодоножки довольно длинные, причудливо извилистые, коричневатого цвета (и тут сходство с изюмом), немного тоньше карандаша. С дерева опадают целые грозди таких конфет, и зимой их легко найти на земле. В ботаническом саду имеются не только отдельные плодоносящие деревья ховении. Тут есть целая роща их. Зимой здесь всегда найдется угощение для любителей сладкого. Приходи и собирай! Часть урожая, впрочем, висит еще на деревьях, придавая им несколько необычный вид.

Чудеса наших субтропиков

Ветвь конфетного дерева с плодами и сочными плодоножками — «конфетами» (внизу более крупно изображена часть ветви)


Летом ховения выглядит совершенно иначе — она одета красивой, немного блестящей листвой. Именно из-за листвы и ценят это дерево во многих странах с достаточно теплым климатом (ховения чувствительна к морозам). Однако, в Юго-Восточной Азии, особенно в Японии и Китае, конфетное дерево выращивают для получения сладких плодоножек (в них содержится до 40% фруктового сахара). Плодоножки едят свежими, используют в кондитерской промышленности, из них вырабатывают спирт и т. д. Высушенные плодоножки служат лакомством, их продают в небольших коробках в прессованном виде. На родине растения, в Китае, плодоножки служат лекарством против пьянства.

Ценится и древесина конфетного дерева — твердая, красивая, красноватого цвета. Она идет на мебель, музыкальные инструменты (в Китае ее называют «японским красным деревом»).

Название «ховения» дано растению еще в XVIII в. ботаником Тунбергом в честь Давида Ховена — сенатора из Амстердама.

Небезынтересно отметить, что ховения относится к семейству крушинных и, следовательно, приходится сродни «марсианскому растению» коллеции и нашей северной крушине. До чего же не похожи по внешности эти родственники!

Тот, кто хочет посмотреть, как растет ховения, может привезти домой ее семена и посеять их в горшке с землей. Семена хорошо прорастают в комнатных условиях. Из них довольно скоро появятся на свет маленькие конфетные деревца. Конечно, «конфет» от таких малышей получить не удастся.

Если конфетное дерево почти незнакомо северянам, то этого никак нельзя сказать об инжире (Ficus carica). Его сладкие соплодия ели многие из нас, если не в свежем, то хотя бы в сушеном виде. Это всем известные фиги, или винные ягоды. Инжир также листопадное дерево. Он широко культивируется в странах Средиземноморья, а в СССР — в Крыму, на Кавказе и в Средней Азии. Сушеные фиги алжирского, греческого и турецкого производства нередко продаются в наших северных городах и считаются лакомством. Они очень вкусны и ароматичны.

Инжир хорошо растет на Черноморском побережье Кавказа, в том числе в районе Батуми. Зимой его деревья стоят без листьев и привлекают внимание своими необычными толстыми молодыми ветвями. Сравните инжир хотя бы с березой. У нее молодые веточки очень тонкие, как спички, а у инжира они гораздо толще карандаша. Такое бывает лишь у немногих древесных пород. Молодые ветви инжира извилистые, слегка узловатые и заканчиваются изогнутой острой почкой. Даже зимой деревья инжира легко отличить от других деревьев — настолько характерны ветви.

Инжир — один из представителей фикусов. Он родственник комнатному фикусу. Но в отличие от многих своих тропических вечнозеленых сородичей инжир — дерево листопадное и субтропическое. Весной у него появляются крупные пальчатолопастные листья, несколько напоминающие увеличенные листья винограда или хмеля. Интересно, что в растении содержится млечный сок. Сорвешь лист — и из черешка сочится беловатая водянистая жидкость. То же происходит, если сорвать лист комнатного фикуса. У него млечный сок также белый, но более густой.

Семена инжира распространяются птицами — теми, которые выклевывают сладкую мякоть из фиг, висящих на деревьях. Проходя через пищеварительный тракт пернатых, семена не теряют всхожести. Птицы заносят эти семена повсюду, и поэтому молодые деревца видишь иногда в самых неожиданных местах.

Инжир — удивительно неприхотливое растение. Он может расти на скалах, каменных стенах и заборах. Совсем как наша непритязательная береза, которую иногда видишь на карнизах старых кирпичных домов и в других местах, казалось бы, совершенно не подходящих для деревьев. Инжир нисколько не боится близкого соседства моря. Он хорошо растет на крутых прибрежных склонах, куда в изобилии попадают соленые брызги волн. Размножают растение с помощью черенков, которые очень легко укореняются.

Родина инжира — Центральная и Малая Азия. Это теплолюбивое растение сухих субтропиков. Оно требует большого количества тепла летом, но в то же время не очень боится морозов зимой (выдерживает температуру до -18°).

Познакомимся теперь с восточноазиатским мыльным деревом (Sapindus mukorossi). Ботаническое название его — «сапиндус», что в переводе с латинского означает «индийское мыло». На земле под деревьями зимой нетрудно найти своеобразные плоды этого растения. По величине и строению они несколько напоминают плоды вишни. Снаружи — желтовато-белая, полупрозрачная оболочка, под ней — черная, шаровидная, очень твердая косточка, похожая на большую гладкую бусину. Эти плоды с древнейших времен использовались как мыло населением некоторых стран Азии, из-за чего дерево и получило свое название. Кипячением плодов в воде получают эмульсию, в которой прекрасно отстирываются шелковые и шерстяные ткани. При этом они не теряют своей окраски и приобретают красивый блеск. Черные косточки, заключенные внутри плодов, также находят применение — из них делают бусы и четки.

На Черноморском побережье Кавказа и в Батумском ботаническом саду культивируется еще одно дерево со сходными по внешности плодами. Это так называемая мелия иранская (Melia azedarach). Зимой деревья мелии стоят без листьев, но тем не менее обращают на себя внимание. На ветвях висит множество мелких беловатых шариков-плодов, похожих на маленькие вишни белого цвета. Грозди этих плодов придают деревьям очень своеобразный вид. Плоды можно найти не только на дереве, но и на земле (часть их опадает). Они имеют почти такое же строение, как и плоды мыльного дерева: снаружи — мякоть, внутри — очень твердая косточка. Мякоть рыхлая и неприятно пахнет, а косточка оригинальная. Она совершенно иная, чем в плоде мыльного дерева, — белая и продольно-ребристая.

Плоды мелии имеют почти такое же применение, как и плоды мыльного дерева. В Восточной Азии мякоть их используется в мыловарении и свечном производстве, из косточек делают бусы и пуговицы. Плоды мелии ядовиты. Ядовитые свойства имеют и все другие части растения. Из листьев приготовляется экстракт, применяемый как яд в борьбе против саранчи, тли и других вредителей сельскохозяйственных культур.

В условиях Батуми мелия — одно из наиболее поздно распускающихся весной листопадных деревьев. Она очень долго стоит без листьев в то время, как многие другие деревья уже полностью или частично оделись листвой. Листья аделии крупные, двоякоперистые. Крона дерева очень декоративна — она словно кружевная. Красивая ярко-зеленая ажурная листва дерева не опадает до глубокой осени.

Цветки появляются в начале лета, вскоре после распускания листьев. Они небольшие, но красивые. Лепестки их бледно-сиреневые, растопыренные наподобие звездочки; в центре цветка темно-фиолетовая трубка (это сросшиеся между собой нити тычинок). Цветки имеют сильный медовый запах и содержат много нектара. Мелия — хороший медонос. В цветках содержится эфирное масло, которое ценится в парфюмерии. Мелия является также лекарственным и красильным растением, обладает ценной древесиной. В некоторых странах деревья мелии используются для притенения плантаций кофе и чая. Родина мелии — Гималаи, где она растет на высоте от 1 до 2 км.

Железное дерево... Очень выразительно это название растения. Так называют некоторые древесные породы с исключительно крепкой, действительно «железной» древесиной. Таких деревьев на свете несколько. Мы расскажем только об одном из них. Оно имеется в Батумском ботаническом саду и растет здесь в средиземноморском отделе.

Научное название этого растения — парроция персидская (Parrotia persica). Почему «персидская»? Да потому, что в диком виде дерево растет в Иране. Там оно обитает в горных лесах на севере страны. А в пределах СССР железное дерево встречается только в самом южном уголке западного побережья Каспийского моря, на границе с Ираном — в Талыше.

Парроция — крупное листопадное дерево, зимой оно стоит без листьев. В это время хорошо виден его несколько необычный ствол с пятнистой, шелушащейся корой. В конце зимы внимательный глаз заметит на молодых, топких веточках дерева ярко-малиновые пучки тычинок. Это началось цветение. Летом дерево одевается ничем не примечательными листьями, немного похожими на листья серой ольхи или орешника (рис. 17).

Парроция обладает одной весьма интересной особенностью. Ветви дерева, соприкасаясь друг с другом, могут срастаться. Иногда срастаются даже сучья соседних деревьев. Такое явление встречается в растительном мире не часто. Наши среднерусские древесные породы — береза, дуб, липа и др. — этой способности, например, не имеют. В лесу, где растет железное дерево, можно встретить затейливые узоры, образованные сросшимися стволами и ветвями, — фигуры фантастических животных, причудливые арки, беседки и т. д.

Теперь о древесине парроции. Железным деревом она названа, конечно, не случайно. Древесина ее действительно очень крепкая, гораздо крепче нашего дуба. Из нее некогда делали ткацкие челноки и даже детали некоторых машин. Древесина парроции — одна из самых твердых и тяжелых. Она имеет удельный вес больше единицы и тонет в воде.

Почему же так крепка древесина этого растения? И чем вообще обусловлена крепость древесины? Почему, например, так мягка древесина у липы и так тверда у дуба? Объяснение здесь нужно искать в особенностях микроскопического строения древесины. Общее правило таково: чем толще стенки клеток, слагающих древесину, тем она прочнее. У лиственных древесных пород прочность придает древесине особая ткань — так называемый либриформ. Эта ткань состоит из длинных клеток-волокон, у которых очень толстые и прочные стенки. Чем больше в стволе дерева этих клеток и чем толще их стенки, тем крепче древесина. В стволе липы, например, либриформа почти нет, зато у дуба его довольно много.

Но вернемся вновь к парроции. Она интересна и еще в одном отношении. Дерево это «стреляет». Кому приходилось бывать осенью в лесах Талыша, тот слышал своеобразную трескотню. Это с силой разлетаются семена железного дерева и ударяются о листья и стволы. Из раскрывающихся плодов-коробочек семена далеко разбрасываются вокруг.

Парроция — довольно древнее растение, сохранившееся еще с третичного периода. Она существует на Земле как ботанический вид уже не один миллион лет. Название «парроция» (или «парротия») дано растению в честь немецкого врача и ботаника Паррота (1792—1841).

Среди листопадных деревьев в Батумском ботаническом саду есть представители рода катальпа (Catalpa bignonioides, Catalpa speciosa). Это довольно крупные деревья, которые часто культивируются у нас на юге. Зимой они очень заметны благодаря своим длинным стручковидным плодам, которые висят на дереве как тонкие прямые палки. Если раскроем такой плод, отделив одну его створку от другой, то увидим внутри многочисленные плотно «упакованные» семена. Они совершенно плоские, крыловидные и имеют узкоовальную форму. Летом катальпы цветут очень красивыми крупными белыми цветками, немного напоминающими по форме цветки комнатного растения глоксинии. Катальпы ценятся как декоративные деревья. Некоторые виды их успешно культивируются у нас в средней полосе европейской части страны.

Род катальпа, подобно роду магнолия и многим другим (всего их более 150!), имеет так называемый дизъюнктивный ареал — одни виды встречаются в Северной Америке, другие в Восточной Азии.

Среди листопадных деревьев Батумского ботанического сада есть и представители рода кария, которые распространены подобно видам уже знакомого нам рода катальпа: одни — в Северной Америке, другие — в Восточной Азии. Как же выглядят карии? Это сравнительно крупные деревья, во многом напоминающие деревья грецкого ореха: у них сходные листья, цветки и плоды. Карии и грецкий орех не просто похожи, они — родственники (из одного и того же семейства ореховых).

Зимой удобно познакомиться с плодами карий — они лежат на земле под деревьями. У разных видов плоды сильно различаются по величине. Самые крупные из них — размером с большой персик, они черного цвета. Снаружи плод покрыт толстой (до 1 см) плотной оболочкой. Она обычно растрескивается, и в трещинах виднеется что-то светлое. Если снять эту темную оболочку, в наших руках окажется самый настоящий грецкий орех беловатого цвета. Разбив твердую скорлупу, можно вынуть его содержимое. Оно съедобно и по вкусу напоминает ядро грецкого ореха. В нем много жира. Таковы плоды у карии овальной (Carya ovata).

Но есть карии с мелкими плодами размером немного более вишни. Снаружи у них также плотная темная оболочка, под ней небольшой «грецкий орешек» беловатого цвета. Ядро его имеет сильно вяжущий вкус и несъедобно. Именно такие плоды мы встречаем, например, у карии водяной (Carya aquatica).

В Батумском ботаническом саду имеется целая аллея различных карий — как с крупными, так и с мелкими плодами.

Все виды карий дают высококачественную древесину, известную на мировом рынке под названием гикори. Древесина имеет светло- или темно-коричневый цвет, тяжелая, упругая, гибкая. Она применяется в вагоностроении и в сельскохозяйственном машиностроении.

К листопадным деревьям относится и японская хурма (Diospyros kaki). Ее мягкие оранжево-красные плоды размером с яблоко напоминают крупные помидоры. Под тонкой кожицей сочная слизистая мякоть без всякого запаха. В ней несколько плоских довольно крупных семян овальной формы. Зрелый плод очень сладкий и совершенно не имеет вяжущего вкуса. Плоды хурмы отличаются питательностью, в них довольно много соединений железа. Это ценный диэтический продукт, который хорошо усваивается организмом человека. Одним хурма не нравится, другие, напротив, от нее в восторге. Японцы, например, ценят ее очень высоко и считают «плодом из плодов». Хурму едят не только в свежем виде, но и в сушеном. Из нее приготовляют варенье, джем, желе, цукаты, вино.

Хурма культивируется уже на протяжении около 3 тыс. лет. Известно до 1500 сортов этого растения. Дерево достаточно морозостойко, может выносить кратковременные понижения температуры до —18°. В этом отношении хурма превосходит все остальные субтропические плодовые культуры Черноморского побережья.

Родина хурмы — горные леса Китая. Именно в Китае это растение было первоначально введено в культуру. Отсюда хурма попала в Японию, а затем в другие страны Азии, в Европу и Америку. К нам на Кавказ хурма была завезена еще в прошлом веке, но широкое распространение получила только за последние 30—40 лет. Сейчас это одно из самых обычных плодовых деревьев Черноморского побережья Кавказа. Плоды хурмы в большом количестве продаются осенью на батумском рынке.

В районе Батуми хурма отлично прижилась и нашла для себя как бы вторую родину. Почти ежегодно она обильно плодоносит. Особенно хорошее плодоношение бывает в годы с прохладным дождливым летом (как в 1967 г.). Осенью, после сбрасывания листьев, деревья хурмы еще долго стоят с яркими красными плодами (они не сразу опадают после созревания). Эти красивые плоды придают деревьям очень нарядный вид.

В ботаническом саду довольно много деревьев хурмы и есть даже целая плантация.

Интересно, что у японской хурмы имеется дикий родственник на Кавказе. Это хурма кавказская (Diospyros lotus), также листопадное дерево. Она растет в местных лесах. Плоды ее мелкие, не больше вишни, и в зрелом виде имеют сине-черную окраску. Однако их строение точно такое же, как у культурной хурмы: та же округлая, слегка остроконечная форма плода, плоские овальные семена и четырехлистная жесткая чашечка. Эти плоды также съедобны и даже довольно приятны на вкус. Их продают на рынке наравне с другими фруктами. Синие ягодки дикой хурмы зимой можно без труда найти на земле под деревьями.

Хурма относится к семейству эбеновых и является близким родственником известного тропического черного дерева (принадлежит к тому же роду).

Познакомимся теперь еще с одним интересным растением — единственным листопадным представителем цитрусовых (все остальные цитрусовые — вечнозеленые). Называется он понцирус, или дикий трехлисточковый лимон (Poncirus trifoliata). Это колючий кустарник или небольшое деревце. Родина растения — Китай. Понцирус отличается от других цитрусовых не только тем, что сбрасывает листья на зиму. У него и сами листья иной формы — тройчатые, как у клевера. Иные и ветви — они усажены многочисленными крепкими и длинными колючками. Благодаря этому вооружению понцирус используют для создания великолепных живых изгородей. Такой живой забор настолько колюч, что через него не могут проникнуть не только животные, но и домашние птицы. В наших влажных субтропиках живые изгороди из понцируса очень распространены — общая их длина составляет, наверное, многие километры. Есть они и в Батумском ботаническом саду.

Зимой понцирус не производит впечатления листопадного кустарника — ветви и колючки его зеленые. Поэтому и живая изгородь имеет зеленый цвет и издалека кажется зарослями какого-то вечнозеленого растения. Только подойдя поближе, замечаешь, что кустарник стоит без листьев. Дикарь-понцирус — наиболее морозостойкий представитель цитрусовых. Поэтому на него прививают менее морозостойкие апельсины и мандарины.

Весной, еще до распускания листьев, на ветвях понцируса появляются белые душистые цветки. К осени созревают желтые плоды размером с грецкий орех. Внешне они похожи на маленькие шаровидные лимоны. Правда, поверхность у них не такая, как у лимона, — тонкобархатистая, матовая. Внутреннее строение сходно с лимоном, только мякоти мало, а семян много. Однако плоды понцируса совершенно несъедобны. Мякоть их одновременно и кислая и горькая, а кожура имеет специфический «смолистый» вкус. Откусишь кусочек такого «лимона» — долго остается во рту очень неприятное ощущение.

Продолжим знакомство с листопадными деревьями. Все мы хорошо знаем, что в наших северных широтах растения безобидные. Если они не колючие, мы к ним прикасаемся, не опасаясь каких-либо неприятностей. Самое страшное, что с нами может случиться, это ожог от крапивы. Но растения южных стран далеко не так безобидны. Есть, например, тропическое растение ляпортея, которое жжется во много раз сильнее, чем наша крапива (оно, кстати, из того же семейства крапивных). Если к нему нечаянно притронуться, получаешь такой сильный ожог, что можно потерять сознание от боли. В Батумском ботаническом саду этого опасного тропического растения нет. Но зато есть одно дерево, к которому также ни в коем случае нельзя прикасаться во избежание больших неприятностей. Оно называется сумах лаконосный, или лаковое дерево (Rhus verniciflua).

Название растения не случайно. Из него в Китае и Японии вырабатывается великолепный лак, необыкновенно прочный и долговечный. Веками сохраняют свой зеркальный блеск предметы, покрытые этим лаком. Их поверхность не тускнеет от воды, солнца и высоких температур. Чтобы получить лак, надо добыть сначала лаконосную смолу. Для этого на стволе дерева делают надрезы и затем собирают вытекающую из них вязкую жидкость. Подобным образом производится у нас подсочка сосны — добыча смолы (живицы).

Лаковое дерево — ценное растение. В Китае и Японии его специально разводят на промышленных плантациях. Но это растение очень коварное. Сок листьев и особенно коры, попадая на кожу, вызывает болезненные, долго не заживающие язвы (так называемая «лаковая болезнь»). Поэтому, сорвав лист или веточку этого дерева, можно нажить много бед. Опасно даже простое прикосновение к листьям, стволу, цветкам и т. д. На коже появляются мелкие пузырьки с жидкостью, вызывающие нестерпимый зуд.

Лаковое дерево — листопадная древесная порода. Зимой можно видеть только голые ветки дерева. Да и те приходится рассматривать на почтительном расстоянии, так как экземпляры этого «злого» растения в ботаническом саду обнесены изгородью, чтобы к ним не подходили экскурсанты. Весной дерево покрывается крупными листьями, напоминающими листья нашего ясеня или грецкого ореха (рис. 18).

Помимо листопадных деревьев и кустарников, в саду можно видеть и листопадные лианы. Наиболее мощная из них — глициния, или вистерия китайская (Wisteria sinensis). Родина ее — Восточный Китай. Деревянистый гладкий стебель этой лианы похож на исполинскую змею — он иногда бывает таким же толстым, как нога человека (рис. 19). Такой «удав» нередко охватывает своими железными объятиями ствол какого-нибудь дерева и медленно душит его (дерево погибает). Но иногда эта лиана ведет и вполне мирный образ жизни, забираясь на степы зданий, поднимаясь по различным опорам.

Весной, до появления листьев, глициния пышно цветет, восхищая всех большими красивыми гроздьями беловатосиреневых цветков. В эту пору все растение бывает почти сплошь покрыто цветками. Они не только радуют глаз, но и доставляют наслаждение своим тонким ароматом. Его всегда ощущаешь, когда проходишь весной поблизости от цветущей глицинии.

Цветки этого растения по величине и строению очень похожи на цветки гороха (глициния относится к семейству бобовых). Из них к осени развиваются крупные длинные бархатистые бобы с очень крепкими деревянистыми створками (таких створок у северных бобовых не бывает). Внутри боба помещаются плоские дисковидные семена, похожие на несколько вздутые копеечные монетки. Зимой на земле под глицинией нетрудно найти эти буроватые «копеечки». Их можно собрать и посеять дома — они хорошо прорастают.

Интересна другая листопадная лиана — актинидия китайская (Actinidia chinensis). Ее длинные тонкие стебли легко забираются на деревья. Молодые стебли имеют коричневатую окраску и характерные крупные вздутия на поверхности, расположенные поодиночке на некотором расстоянии друг от друга. Каждое из них развивается в том месте стебля, где в предыдущем году прикреплялся лист. По этим вздутиям на стеблях актинидию легко узнать даже тогда, когда она лишена листьев.

Зимой у этой лианы созревают сочные плоды, напоминающие по величине и форме сливу, но в отличие от нее сплошь покрытые рыжими жесткими волосками. Внутри них зеленоватая полупрозрачная мякоть, сладкая и ароматная. Она съедобна и очень приятна на вкус. В мякоти заключено много мелких черных семян. Когда ешь плод, они слегка хрустят на зубах, как зернышки в ягоде клубники. Этот вид актинидии дает наиболее вкусные плоды. Весной лиана покрывается крупными шершавыми листьями овальной формы, а затем цветет большими белыми цветками, которые несколько напоминают цветки шиповника.

Актинидия китайская с успехом культивируется в Новой Зеландии, где она растет даже лучше, чем у себя на родине, и дает очень крупные плоды. Новозеландцы и австралийцы очень любят эти плоды и называют их почему-то kiwi-fruit (название дано в честь бескрылой птицы Новой Зеландии — киви).

Как известно, лианы имеют тонкие слабые стебли, которые не могут расти вверх без какой-либо опоры. В природе такой опорой для них чаще всего служат стволы и ветви деревьев. Забираются вверх лианы различными способами. Одни из них, как глициния, обвиваются вокруг ствола дерева, подобно спирали. Другие цепляются за окружающие предметы с помощью усиков. Третьи, наподобие плюща, ползут прямо вверх по стволу, прикрепляясь к нему посредством особых корней. Но есть и иные способы подниматься вверх. Один из таких способов можно наблюдать у листопадной лианы, которая называется цезальпиния японская (Caesalpinia japonica). Она забирается на ветви деревьев с помощью особых крючкообразных шипов, густо покрывающих стебли и черешки листьев. Растение можно сравнить с электромонтером, который поднимается на деревянный телеграфный столб, надев на ноги серпообразные металлические «кошки» с острыми зубьями. Шипы цезальпинии, как рыболовные крючки, вонзаются в ветви деревьев и прочно «заякоривают» лиану.

Зимой лиана выглядит очень своеобразно. Ее тонкие безлистные густо переплетенные стебли напоминают тенета. От стебля в разные стороны отходят дугообразно изогнутые тонкие «веточки», усаженные шипами. Не сразу сообразишь, что каждая из них представляет собой остаток сложного листа, его главный стержень. У других листопадных деревьев и кустарников осенью опадают все части сложного листа, а у цезальпинии дело обстоит иначе. Главный стержень листа не только не опадает, а одревесневает и становится очень крепким. Оторвать его от стебля трудно.

Знакомство с шипами цезальпинии для неосторожного человека может оказаться малоприятным. Попав в тенета этой лианы, трудно освободиться от впившихся в одежду и тело «рыболовных крючков».

В зимнее время цезальпиния не особенно привлекает к себе внимание. Но весной, в мае, она покрывается красивой ажурной листвой и крупными кистями светло-желтых цветков, которые придают ей нарядный вид.

Родина растения — Япония. Название «цезальпиния» дано в честь итальянского ботаника Цезальпино (1519—1603).

Хвойные деревья с опадающей на зиму хвоей

Со словом «хвойные» у нас связано представление о таких деревьях, которые всегда остаются зелеными, вроде ели или сосны. Действительно, почти все хвойные — вечнозеленые. Однако из этого правила есть исключения. Какие же хвойные сбрасывают свои иглы на зиму? Задайте этот вопрос человеку, не слишком искушенному в ботанике, и вы получите ответ: «лиственница». Это правильно, но только отчасти. Действительно, лиственница осенью желтеет, а затем и совсем сбрасывает свою мягкую хвою, т. е. ведет себя подобно нашим северным лиственным деревьям (откуда и ее название).

Но только ли одно это дерево сбрасывает хвою на зиму? Нет ли других хвойных, которые вели бы себя подобным же образом? На эти вопросы человек, малознакомый с ботаникой, не ответит. Между тем среди хвойных есть листопадные деревья и кроме лиственницы. Некоторые из них можно увидеть в Батумском ботаническом саду.

Вот первое из них. Зимой оно очень похоже по внешнему виду на лиственницу. Однако внимательный глаз заметит, что на дереве нет ни одной шишки. Под деревом же валяется много каких-то ромбических немного утолщенных деревянистых пластинок. Здесь же можно найти и крылатые семена, напоминающие семена сосны и ели, только несколько более крупные. Легко догадаться, что ромбические пластинки не что иное, как опавшие с дерева чешуи шишек. Следовательно, шишки рассыпаются при созревании, как у настоящего кедра. А раз так, то это не лиственница (у нее шишки никогда не рассыпаются и долго висят «целыми» на ветвях). Перед нами совершенно другое растение — ложная лиственница Кемпфера (Pseudolarix kaempferi). Область ее естественного распространения — горы Восточного Китая. Там она растет в хвойных лесах на высоте 900—1200 м над уровнем моря. В культуре ложная лиственница ценится как декоративное дерево из-за своей красивой хвои.

Второе листопадное хвойное дерево — таксодиум двурядный, или болотный кипарис (Taxodium distichum). Родина его — Северная Америка. Болотным кипарисом дерево названо потому, что часто растет на болотах. Кипарисом оно также названо не случайно: его шаровидные шишки напоминают шишки настоящего кипариса. Но если у обычного кипариса шишки очень крепкие и сломать их рукой трудно, то у болотного кипариса они совсем иные. Стоит поднять с земли зрелую шишку и немного сдавить в руке, как она рассыпается на части.

Болотный кипарис имеет редкую способность развивать особые дыхательные корни, так называемые пневматофоры. В отличие от обычных корней они растут вверх, поднимаясь над землей. Внешний вид их очень своеобразен — толстые, деревянистые отростки причудливой формы, похожие не то на кегли, не то на какие-то узловатые бутылки. Дыхательные корни состоят из очень легкой пористой древесины, хотя и достаточно прочной; внутри проходит канал. Они имеют для растения жизненно важное значение. Через эти отростки проникает воздух к корневой системе дерева, скрытой в болотной почве. А почва болот очень неблагоприятна для жизни растений из-за избытка воды и недостатка кислорода. Не будь специальных пневматофоров — дерево могло бы погибнуть. Дыхательные корни отрастают от толстых горизонтальных корней, распространяющихся от ствола в разные стороны.

Благодаря дыхательным корням болотный кипарис может расти на таких участках, которые в течение нескольких недель или даже месяцев покрыты водой. В этих условиях вертикальные корни вырастают до такой высоты, при которой они оказываются над поверхностью воды. Максимальная их высота достигает 3 м.

В Батумском ботаническом саду хорошо выраженные дыхательные корни можно видеть у одного из больших деревьев болотного кипариса, растущего, на очень сыром месте (рис. 20). У других экземпляров, находящихся на более сухих участках, такие корни не образуются.

У болотного кипариса наблюдается уже знакомое нам явление ветвепада — осенью опадают целые веточки вместе с хвоей. Правда, так бывает не со всеми веточками. Часть их остается на дереве, с них осыпаются лишь хвоинки.

Интересно географическое распространение болотного кипариса. В настоящее время он растет в диком виде только на юго-востоке Северной Америки. Но прежде он был широко распространен на земном шаре и в том числе в Европе, где нередко находят ископаемые остатки данного растения. Болотный кипарис является одним из наиболее ценных лесопромышленных деревьев Северной Америки и усиленно вырубается. Древесина его — превосходный строевой и поделочный материал, она долго сохраняется в почве.

Листва болотного кипариса красивая, светло-зеленая, кружевная. Это дерево часто культивируют с декоративными целями на сильно увлажненных почвах, по берегам водоемов, где не могут расти другие древесные породы.

Третье листопадное хвойное — знаменитая метасеквойя (Metasequoia glyptostroboides). Это дерево в самом настоящем смысле слова «ожившее ископаемое»: оно как бы «воскресло из мертвых». Его встречали только в ископаемом состоянии и считали полностью вымершим. И вдруг 8имой 1941—1942 гг. в одном из районов Китая ученые случайно обнаружили живое, довольно старое дерево метасеквойи. А чуть позже, в 1944 г., была найдена целая роща. Оказалось, что растение отнюдь не вымерло. Это открытие произвело настоящую сенсацию в ботаническом мире. Подобные случаи бывают и у зоологов, когда находят животных, которых считали давно исчезнувшими с лица Земли (например рыба латимерия).

Понятно, что в Батумском ботаническом саду, как и в других садах, можно видеть лишь молодые экземпляры метасеквойи, им не более 20—30 лет.

Что же представляет собой метасеквойя? Это стройное деревце с прямым стволом и конусовидной кроной, которая начинается почти от самой земли. Летом деревце очень декоративно — крона имеет красивую нежно-зеленую окраску. Хвоя мягкая, а отдельные хвоинки — почти такие же, как у болотного кипариса.

Зимой метасеквойя ничем не привлекает к себе внимания — только одни голые ветви. Посмотришь на нее издали — и даже не подумаешь, что это хвойная древесная порода. Да и вблизи не сразу узнаешь. Правда, если посмотреть на землю, видно, что под деревом лежат не листья, а рыжеватая сухая хвоя. Точнее сказать — целые веточки с хвоей. Метасеквойя, как и болотный кипарис, — дерево «ветвепадное». В зимнее время, когда на деревьях нет хвои, ветви того и другого растения довольно похожи. Однако у метасеквойи тонкие молодые веточки расположены иначе, чем у болотного кипариса: они отходят от более толстых ветвей попарно, одна против другой.

Зимой узнать в метасеквойе хвойное дерево можно и по шишкам, которые кое-где виднеются среди ветвей. Правда, они небольшие и не очень бросаются в глаза. Внешне они напоминают шишки секвойи вечнозеленой. Удивляться этому сходству не приходится: оба дерева — довольно близкие родственники. Как мы уже знаем, одно из них растет в Северной Америке, а другое в Юго-Восточной Азии. Опять знакомое явление — близкие родственники на разных континентах.

Растения, цветущие зимой

В самом начале нашего рассказа говорилось о том, что в районе Батуми в январе можно найти цветущие растения. Для людей, впервые приезжающих сюда зимой с севера, это, конечно, полнейшая неожиданность. Ведь у нас ничего подобного никогда не бывает. С удивлением и радостным волнением смотрит приезжий на цветы, украшающие ветви кустарников и деревьев в скверах и парках. У себя на севере за несколько осенне-зимних месяцев он уже успел отвыкнуть от живых цветов под открытым небом и, приехав в Батуми, словно переносится из зимы в весну.

Для Батуми цветущие растения в январе — картина самая обычная. Но много ли в это время цветущих видов и что именно цветет? Может быть, всего какой-нибудь десяток видов? Ничего подобного! В особенно теплые зимы, когда столбик термометра в январе пи разу не опускается даже до нуля и ни разу не выпадает снег, можно насчитать свыше 120 видов растений, которые имеют цветки (так было, например, в 1966 г.). Но даже в более холодные снежные зимы в январе цветет не менее 50— 60 видов (как было в 1968 г.). Эти цифры относятся к территории Батумского ботанического сада, где сосредоточены богатые коллекции иноземных растений.

Что же цветет здесь в январе?

Прежде всего те растения, которые как бы остаются в наследство от лета. (Нормально они цветут летом и осенью, но при теплой погоде продолжают цвести и зимой.) Сюда относятся, в частности, некоторые дикорастущие травы: Черноголовка, яснотка белая («глухая крапива»), паслен черный и др. Эти растения есть всюду и в Средней России. Они цветут у нас до глубокой осени, пока не наступят морозы. В Батуми не прерывают цветения на зиму и некоторые декоративные травянистые растения, например нарциссы, маргаритки, ноготки, а в теплые зимы даже такие представители тропической флоры, как настурции, канны, бегонии. Трудно себе представить, что эти обитатели тропиков могут цвести в открытом грунте в январе! Ведь на севере мы видим их цветущими на клумбах только в теплые летние месяцы. При первом же легком заморозке осенью они погибают.

Не менее удивительно для приезжего видеть розы, цветущие зимой под открытым небом. Однако и это в Батуми — явление самое обычное. В теплые зимы здесь можно нарвать целый букет благоухающих роз разных оттенков. Правда, они не такие крупные, как летом, это последние цветки. Пышного цветения, конечно, нет. Зимой розы только доцветают. Такие же мелкие последние цветки мы находим у бегоний и капп, о которых только что говорилось.

Особенно интересны те растения, для которых зима — нормальное время цветения. Это своеобразные «зимоцветы». Они цветут регулярно каждую зиму, словно не обращая внимания на то, что иногда выпадает снег и бывает слабый мороз.

Зимоцветов насчитывается в саду не менее 40 видов, среди них главным образом такие растения, которые не растут в диком виде в СССР. Большинство из них — вечнозеленые деревья и кустарники, но есть и листопадные. К зимоцветам относятся и некоторые дикорастущие травы.

Познакомимся сначала с зимоцветами из числа деревьев и кустарников. Вот вечнозеленое деревце с небольшими овальными листьями, немного похожими на листья лавра. У него мелкие белые или чуть розоватые цветки, собранные в густые плоские соцветия-щитки на концах побегов. Белые круглые пятна соцветий хорошо выделяются на фоне темной листвы. В теплые дни цветки издают медовый запах. Зимой можно видеть и мелкие черно-синие плоды растения. Называется деревце калина средиземноморская (Viburnum tinus). Ее родина — берега Средиземного моря. Неспециалисту трудно узнать в этом растении калину. (Ведь наша северная калина сбрасывает листву на зиму, листья ее совсем другой формы, а плоды иной окраски.) Почему же это все-таки калина? Да потому, что ее цветки и плоды имеют то же строение, что и у северной калины. Вы помните, конечно, что классификация цветковых растений основывается прежде всего на особенностях строения их генеративных органов, т. е. цветков и плодов. Это важнее всего. Обратите внимание также на расположение листьев на ветвях: они, как и у знакомой нам среднерусской калины, прикрепляются к ветвям супротивно, один против другого. На земном шаре известно много видов калины — около 100. Большинство их распространено в Северном полушарии.

А вот еще один ботанический сюрприз — вероника Андерсона (Veronica andersonii), обитатель далекой Новой Зеландии. Она сильно отличается от своих собратьев — наших отечественных вероник. Все они — травы, а их новозеландская родственница — кустарник, да еще вечнозеленый. У этого растения красивые темно-малиновые густые соцветия удлиненной формы. Их всегда можно видеть зимой.

В зимнее время обращает на себя внимание небольшой колючий кустарник с желтыми цветками. Он весь зеленый, хотя на нем нет ни одного листа. Вместо листьев на ветвях множество тонких зеленых колючек, торчащих во все стороны. Это утесник европейский (Ulex europaeus), выходец из Южной Европы. Цветки его точно такие же, как у желтой акации (растение относится к семейству бобовых). Настоящих листьев у этого растения нет, все они видоизменились в зеленые колючки. Утесник — характерное растение естественных сосновых рощ Средиземноморья, образованных итальянской сосной пинией.

Зима — обычное время цветения и некоторых листопадных магнолий. К ним относится, например, магнолия звездчатая (Magnolia stellata), происходящая из Восточной Азии. Это небольшое деревце зимой стоит без листьев и покрывается в январе-феврале крупными белыми красивыми цветками. Их узкие лепестки широко распростерты, и цветки похожи на крупные белые звезды с закругленными лучами. Безлистное деревце, покрытое большими белыми цветками, — красивое зрелище. При первом взгляде на растение кажется, что это не его цветки. Слишком уж не совместимы они с безжизненными, голыми ветвями.

Описываемое деревце — зимоцвет в полном смысле слова. Оно цветет только зимой. Даже весной в пору пышного цветения многих растений его красивых цветков уже не увидишь. В это время года магнолия покрывается листвой и уже ничем не привлекает к себе внимания.

К типичным зимоцветам относится и магония японская (Mahonia japonica) — вечнозеленое маленькое деревце оригинального вида. Деревянистый тонкий стволик обычно не превышает роста человека. На его вершине розетка крупных удлиненных листьев. Каждый лист состоит из широких плотных пластинок, которые располагаются по бокам длинного тонкого стержня. Такой лист ботаники называют непарноперистым.

Магония образует небольшие желтые цветки, похожие на те, что бывают у нашего барбариса. Цветки собраны узкими длинными кистями и имеют слабый, но очень приятный запах. Время цветения — только зима. Весной на растении уже нет цветков — только зреющие мелкие плоды.

Такую же «верность» зиме сохраняет и интересный вечнозеленый кустарник — посконник мелкоцветковый (Eupatorium micranthum). Это выходец из Центральной Америки (его родина — Мексика, Гватемала, Коста-Рика). Он относится к числу немногих деревянистых представителей семейства сложноцветных. Читатели, вероятно, помнят, что в этом семействе очень мало деревьев и кустарников. Поэтому каждое такое растение «на особом счету». Соцветия-корзинки у описываемого кустарника мелкие, чуть больше зерна пшеницы, белые и собраны небольшими рыхлыми скоплениями. Посконник можно видеть не только в Батумском ботаническом саду. Он иногда культивируется как декоративное растение и в окрестностях сада.

Зимой цветет и земляничное дерево, или земляничник крупноплодный (Arbutus unedo). Это выходец с берегов Средиземного моря. Примечательна его «родословная»: он — родственник известного северянам низкого кустарника вереска (оба относятся к семейству вересковых). Однако в отличие от вереска земляничник — настоящее дерево. Опять знакомое явление — южанин намного обогнал в росте своего северного сородича. Земляничник круглый год покрыт листвой. Листья его овальные, плотные, блестящие. Цветки очень похожи на цветки черники — мелкие желтовато-зеленоватые «фонарики», собранные густыми гроздьями.

Свое название растение получило из-за плодов. Они похожи на плоды земляники — такие же красные, с такой же мелкобугорчатой поверхностью. Правда, внутреннее строение их совершенно иное — в мякоти плода заключены мелкие семена. Плоды эти сочные, сладкие и вполне съедобны. Из. них приготовляют варенье, спирт, вино и ликер.

Зимой плоды земляничника можно найти под деревьями. Но в условиях Батуми растение плодоносит очень слабо. Слишком неподходящ для земляничника здешний климат. Ведь это обитатель берегов Средиземного моря, где летом очень сухо, а в Батуми лето чрезвычайно дождливое. Сказанное относится и к некоторым другим растениям Средиземноморья — маслине, пробковому дубу. Они также влачат жалкое существование из-за неблагоприятного для них климата.

Кроме земляничника крупноплодного, существует еще земляничник мелкоплодный (Arbutus andrachne). Он отличается от своего сородича тем, что имеет гладкий ствол оранжево-красной окраски. Это дерево в диком виде растет у нас на Южном берегу Крыма и в немногих местах на Черноморском побережье Кавказа. В Крыму его можно видеть, например, в заповедном участке Никитского ботанического сада под Ялтой.

Ярко раскрашенные стволы земляничника выглядят очень красиво и вместе с тем необычно. Редко встречаешь У деревьев подобное явление. Свою нарядную красную окраску ствол сохраняет не все время. Дело в том, что он ежегодно «линяет», сбрасывая тонкую, как бумага, старую кору. Происходит это летом, с наступлением жары. До «линьки» ствол напоминает по цвету хорошо загоревшую румяную кожу человека. А после нее он первое время стоит светлым, зеленоватым и лишь затем постепенно приобретает свой красивый «загар». Из-за этой периодической смены окраски дерево называют «курортницей». Земляничник мелкоплодный — вечнозеленое дерево. Его листья, цветки и плоды — почти такие же, как у земляничника крупноплодного. Только цветет он не зимой, а весной.

В начале этой книги говорилось о батумской зиме и о том, как январским теплым вечером ветер разносит иногда сладкий запах каких-то цветов. Какое же растение распространяет этот аромат? Небольшое вечнозеленое дерево османтус, или душистая маслина (Osmanthus fragrans), один из распространенных батумских зимоцветов. Цветки растения очень мелкие, беловатые, невзрачные. В массе темной жесткой листвы их и не заметишь. Они имеют необыкновенно приятный и очень сильный запах, напоминающий запах цветков известного декоративного травянистого растения желтофиоли. В Китае эти благоухающие цветки употребляются для ароматизации чая. Удивительно, как такие крохотные цветки могут издавать столь сильный запах. Он далеко разносится токами теплого вечернего воздуха. Душистая маслина широко культивируется в районе Батуми. Однако это растение здесь почему-то никогда не образует плодов.

Следующие три кустарника также могут доставить большое удовольствие любителю приятных запахов. Их цветки издают чудесный аромат. Первое такое растение — мерация ранняя (Meratia ргаесох), один из немногих листопадных зимоцветов. Родина кустарника — Китай. Зимой его безлистные тонкие ветви словно облеплены множеством некрупных цветков. Они издают довольно сильный и очень приятный запах, похожий на запах цветков гиацинта. О приближении к этому кустарнику можно узнать по одному только запаху, даже если не видишь самого растения. Цветки мерации имеют нежно-желтые, полупрозрачные, словно восковые, лепестки, центр цветка темно-красный. Очень оригинальны сухие плоды растения, напоминающие небольшие овальные погремушки. Они гремят, если их встряхнуть.

Второе благоухающее растение — жимолость душистейшая (Lonicera fragrantissima), происходящая из Восточного Китая. Природа не наделила этот кустарник особой красотой — он похож по внешности на нашу северную лесную жимолость: такие же овальные листья и небольшие беловатые цветки, сидящие на ветвях попарно. Но зато запах цветков удивительно приятный. Им можно наслаждаться, кажется, без конца. Недаром эту жимолость назвали «душистейшая».

Зимой жимолость сохраняет зеленые листья, и можно подумать, что она относится к числу вечнозеленых растений. Но это вовсе не так. Обратите внимание, какая редкая, жидкая бывает зимой листва этого кустарника. Летом растение выглядит совершенно иначе. Если вы увидите его в это время года — не узнаете. Кусты покрыты пышной густой зеленью. Чем же объясняется такое различие между зимой и летом? Оказывается, растение сбрасывает к зиме значительную часть листьев, но некоторые из них все же остаются. Жимолость душистейшая — интересный пример полувечнозеленого кустарника. (Такие растения занимают промежуточное положение между вечнозелеными и листопадными видами.)

А вот и третье растение, способное привести в восхищение ценителя ароматов. Его название — дафна душистая (Daphne odora) — также подчеркивает прекрасный запах цветков. Этот низкий вечнозеленый кустарник — уроженец Японии и Китая. У него темные кожистые удлиненные листья. Белые или розоватые цветки напоминают по форме и величине цветки сирени и собраны плотными пучками. Их тонкий аромат представляет смесь запахов корки лимона и цветков розы. Растение, о котором идет речь, — ближайший родственник среднерусского лесного кустарника волчьего лыка. Оба родственника — разные виды одного и того же рода. У них очень сходные цветки, обладающие сильным приятным запахом. Довольно похожи и листья, но только у дафны душистой они сохраняются на растении круглый год, а у волчьего лыка опадают на зиму.

Мы познакомились с несколькими зимоцветами, которых многие читатели, наверное, до сих пор не знали. Однако среди зимоцветов есть и гораздо более популярные, известные всем хотя бы по названию. К их числу, несомненно, относится камелия (Camellia japonica). Этот нежный поэтичный японский цветок сравним по красоте только с розой. Камелия — вечнозеленое деревце с плотными, темно-зелеными, словно лакированными, листьями. Они несколько напоминают листья чая, с которым камелия находится в близком родстве. Цветки камелии, обычно махровые, имеют разнообразную окраску — от чисто белой до ярко-красной и малиновой — и очень напоминают цветки розы. Однако они, к сожалению, совершенно лишены запаха. После отцветания венчик цветка опадает целиком, не рассыпаясь на части, так как все лепестки прочно соединены между собой. Зимой под деревьями камелии валяется множество этих венчиков — красивых пышных «роз» с совершенно свежими лепестками.

Камелия — цветок нежный. Лепестки при соприкосновении с какими-либо предметами быстро буреют и теряют свой красивый вид. Поэтому перевозить камелию трудно. Видимо, в этом причина того, что многие жители Средней России никогда не видели живых цветков этого замечательного растения. Их на север редко привозят.

Известно огромное количество сортов камелии. Они отличаются друг от друга по окраске и размерам цветков, по расположению лепестков и т. д. Многие камелии имеют однотонные цветки, но есть сорта и с пестрыми цветками. В Батумском ботаническом саду выращивается около 80 сортов камелии.

Камелия очень популярна в некоторых странах, например, в Италии, США, Новой Зеландии, Японии. В городе Сакраменто (США) и в Японии ежегодно устраиваются даже фестивали камелий. Существует международное общество «камелистов» в Англии, которое издает журнал «International Camellia Journal».

Все сказанное относится только к камелии японской. Но кроме нее есть еще другой вид камелии — масличная, или эвгенольная (Camellia sasanqua). Она отличается более мелкими листьями. Кроме того, ее цветки не махровые, а простые и имеют приятный запах. Сухие листья при растирании пахнут гвоздичным маслом. Они могут служить сырьем для получения эвгенола, применяемого в зубоврачебной практике. Эта камелия в диком виде растет в Японии и Китае.

К зимоцветам относятся и известные всем хотя бы по названию эвкалипты. Зимой всегда можно видеть их своеобразные беловатые мелкие цветки, собранные пушистыми пучками. Строение этих цветков интересно, и раскрываются они необычно. Бутон эвкалипта внешне очень напоминает крохотный спортивный кубок или миниатюрный самовар. Он плотно прикрыт сверху маленькой крышечкой. Под давлением многочисленных тычинок, находящихся внутри бутона, крышечка в определенный момент приподнимается и затем отваливается (под деревом легко найти эти крышечки). После этого тычинки расправляются и большим пучком высовываются из цветка. Лепестков и чашелистиков в цветке нет. Так своеобразно распускаются бутоны у эвкалиптов. И в этом отношении эвкалипты отличаются от других растений.

Последний древесно-кустарниковый зимоцвет, несомненно, известен всем не только по названию, но и по внешнему виду. Речь идет об акации серебристой, которую часто называют мимозой. Цветущие веточки этого южного растения украшены множеством желтых пушистых шариков. Как приятно зимой, когда все покрыто глубоким снегом и природа еще спит, получить в подарок такую веточку! Ее можно поставить в вазу и без воды — нарядный вид все равно сохранится.

Мимозу привозят к нам с Черноморского побережья Кавказа, в том числе из Батуми. Она, не в пример камелии, прекрасно переносит перевозку.

Мимоза — уроженец далекой Австралии. В Батуми она, как и многие другие австралийские растения, цветет зимой — в то самое время, когда у нее на родине лето.

Цветение бывает чаще всего не в январе, а немного позднее — в феврале-марте.

Что же представляют собой те желтые пушистые шарики, которые мы видим у мимозы во время цветения? Это не цветки, а шаровидные соцветия из очень многих крохотных цветков, не различимых простым глазом. Из каждого цветка торчит пучок очень тонких волосков-тычинок. Именно из-за них «шарики» кажутся пушистыми. Мимоза относится к семейству бобовых и у нее, как у всех представителей этого семейства, развиваются плоды-бобы. Они небольшие, плоские, буроватые, с двумя тонкими створками и несколькими семенами. Зрелые бобы вместе с семенами опадают на землю. В условиях Батуми из семян естественным путем, без помощи человека вырастают маленькие «мимозки» (так называемый самосев). Их в саду довольно много.

Если посмотреть крохотные цветки мимозы в сильную лупу, можно убедиться, что по своему строению они не похожи на цветки знакомых нам северных бобовых. И это не удивительно — мимоза относится к особому подсемейству мимозовых, а не к подсемейству мотыльковых, куда входят северные бобовые. Некоторые систематики считают мимозовые самостоятельным семейством.

Акацию серебристую лучше не называть мимозой во избежание путаницы. Ведь на свете есть и настоящая мимоза. Это тропическое растение с «чувствительными» ажурными листьями. Если к ним прикоснуться, они быстро складываются и поникают. Настоящую мимозу можно видеть в СССР только в оранжереях ботанических садов.

Обратимся теперь к травянистым растениям, которые всегда цветут зимой. Все эти растения — батумские аборигены. Они сохранились здесь от тех далеких времен, когда в глухих первобытных местных лесах еще не ступала нога человека.

Какие же травы цветут зимой? К ним относится прежде всего галантус, или белый подснежник (Galanthus woronowii). Местами на склонах в саду его очень много — целые скопления. Тут и там виднеются пучки светло-зеленых листьев и множество белых поникших цветков, словно подвешенных на тонких стебельках. Они очень, изящны, будто фарфоровые. Подует ветер — раскачиваются в разные стороны. Когда прохладно, цветки закрыты, но при теплой погоде широко раскрываются.

Многим знакомо это растение — его белые букетики продают зимой в Москве и других северных городах. Галантус в условиях Батуми растет и цветет только зимой. К весне листья его желтеют и затем засыхают, а из цветков образуются плоды-коробочки. Летом и осенью этого растения уже не увидишь. Но оно не погибло. Жизнь теплится в это время в луковице, спрятанной в почве. Пройдет больше полгода, прежде чем над землей вновь появятся листья и изящные нежные цветки.

Чудеса наших субтропиков

Травы-зимоцветы

а — галантус Воронова (белый подснежник), б — зимовник кавказский


Не правда ли, странное растение галантус? Летом, когда условия для роста и цветения наиболее благоприятны, оно «спит». А зимой, наоборот, пробуждается и цветет. Такие растения называют эфемероидами за их короткую (эфемерную) надземную жизнь. Для них характерна продолжительная летняя спячка и короткий взрыв вегетации и цветения. У всех этих растений есть разнообразные подземные кладовые, в которых хранятся запасы питательных веществ, — луковицы, клубни, корневища. Заблаговременно приготовленные запасы быстро мобилизуются в период роста и цветения.

Зимой цветет и другое травянистое растение — цикламен аджарский (Cyclamen adsharicum). У него красивые листья округлой формы с вырезкой у основания. Сверху они темно-зеленые с оригинальным светлым рисунком, а снизу однотонные, розоватые. Цветки одиночные, яркорозовые. Листья и цветки отрастают от округлого темного клубня, напоминающего репу. Он находится у самой поверхности почвы. Цикламен не относится к эфемероидам — его листья весь год остаются зелеными.

Цветки цикламена очень красивы, но не имеют запаха. Если их сорвать и поставить в воду, они довольно долго стоят. Если же сорвать бутоны, то цветками можно любоваться еще дольше — дней 10. Особенно красив розовобелый букет, составленный из цикламенов и галантусов. Жители Средней России хорошо знают цикламен — его, как и галантус, тоже привозят к нам зимой с юга для продажи.

Нельзя не упомянуть и еще об одном травянистом растении, цветущем в зимнее время. Его называют геллеборус кавказский, или зимовник (Helleborus caucasicus). У него крупные зеленоватые, широко раскрытые цветки с многими тычинками и большие темно-зеленые пальчатые листья. Эти листья сохраняются и зимой.

В районе ботанического сада зимовник в диком виде не растет, но немного выше, в горах, его можно встретить. Он широко распространен в поясе лиственных лесов по всему Кавказу. В саду специально посажено несколько экземпляров этого растения, которые регулярно цветут каждую зиму. Цветки зимовника часто продают не только на рынках южных городов, но и у нас на севере.

Перечисленными тремя зимоцветами (галантус, цикламен, зимовник) отнюдь не ограничивается перечень трав, всегда цветущих зимой. К ним относятся еще норичник круглолистный с желтыми мелкими шаровидными цветками, лапчатка мелкоцветковая, поразительно похожая в цвету на землянику, зубянка пятилистная с розоватыми четырехлепестковыми цветками, молочай прямой и др.

Южная весна

В Батумском ботаническом саду интересно бывать в любое время года. Не составляет исключения, конечно, и весна. Что же можно увидеть в Батуми весной, в апреле-мае?

В эту пору тут, с нашей точки зрения, самое настоящее лето. Уже в конце апреля — первых числах мая бывают такие теплые дни, что можно загорать на пляже. Песок на берегу моря днем так сильно нагревается солнцем, что становится горячим. А какое жгучее солнце! Если долго загорать на пляже — «обгоришь». В воздухе в это время приятная летняя теплота. Мужчины ходят в легких рубашках, а женщины — в летних платьях.

В начале мая уже можно купаться в море. Правда, вода довольно прохладная, и долго купаться не захочешь. Зато после такой охлаждающей «ванны» особенно приятно погреться на горячем песке. Словом, житель севера, побывавший в Батуми в начале мая, возвращается домой с хорошим загаром и может похвастаться тем, что уже купался в море.

В мае иногда бывает и настоящая жара — температура поднимается до +30° и выше. Становится душно. Тут уже стараешься спрятаться в тень и отсиживаться подольше в этой спасительной прохладе.

Такова погода. А что происходит в мире растений?

Весна — всюду чудесная пора обновления природы и цветения. Но батумская весна особенная, необыкновенная. Нужно видеть, как пышно, как роскошно, как красочно цветут здесь растения! Это какое-то невероятное буйство цветения! Такое множество красивых цветов мы никогда не видим в Средней России. Мы даже не представляем себе, что может быть такая роскошь. Юг есть юг: здесь сильнее бьется пульс жизни, ярче краски, разнообразнее запахи, богаче природа.

Особенно поражают цветущие деревья и кустарники. Они покрыты необыкновенно яркими и крупными цветами, каких в наших северных краях не встретишь. Окраска цветков необычная — розовая, красная, сиреневая. Скромная северная флора никогда не балует нас такой роскошью.

Итак, что интересного можно видеть в апреле-мае в Батумском ботаническом саду?

Пожалуй, больше всего поражают приезжего в это время пышно цветущие кусты азалии индийской (Azalea indica). Цветение такое обильное, что из-за цветков почти не видно ветвей. Окраска цветков самая разнообразная — от чисто-белой до ярко-красной и темно-малиновой. Интересно, что каждый куст имеет свой цвет и двойников по окраске почти нет. Издалека цветущие кусты азалии кажутся огромными роскошными букетами разнообразных тонов. Глядя на них, поражаешься, сколь богата оттенками палитра южной природы, как сочны и свежи ее краски.

Азалия индийская — вечнозеленый кустарник родом из Восточной Азии. Это один из наиболее распространенных декоративных кустарников в странах с влажным субтропическим климатом. Известно очень много сортов этого растения. Некоторые из них культивируются у нас на севере в комнатах и оранжереях и цветут зимой. Пышное зимнее цветение азалий разнообразных оттенков можно наблюдать, например, в оранжереях Главного ботанического сада Академии наук СССР в Москве (в Останкино). Для успешного роста азалии необходима большая влажность воздуха и сравнительно низкая температура зимой (немного выше нуля). Ни того, ни другого нет в городских квартирах с центральным отоплением. Поэтому выращивать азалию в этих условиях довольно трудно.

В Батумском ботаническом саду и его окрестностях азалия широко распространена. Некоторые ее экземпляры при теплой зиме начинают цвести очень рано — уже в январе. Но массовое цветение бывает в апреле-мае.

Роскошно цветет и другой вечнозеленый кустарник — рододендрон понтийский (Rhododendron ponticum). Он гораздо более мощный, чем азалия, — значительно выше роста человека. Его кусты с крупными овальными листьями часто попадаются в саду. Это остатки прежнего, первобытного местного леса. Весной кусты рододендрона покрыты множеством крупных цветков розовато-сиреневой окраски. Форма их такая же, как у азалии индийской (оба растения — близкие родственники).

Рододендрон цветет пышно и очень красиво, но окраска его цветков более скромная, чем у азалии. У него не бывает таких ярких тонов и такого разнообразия колеров. Это попятно: он — «дикарь», а над азалией потрудился человек-селекционер. Тем не менее разные кусты заметно отличаются по интенсивности окраски — у одних она более темная, сочная, у других более светлая. Вариации оттенков в данном случае — результат «работы» природы, а не человека. Это проявление той самой индивидуальной изменчивости, которая наблюдается среди всего живого на Земле. (В природе нельзя найти двух совершенно одинаковых экземпляров какого-либо вида растения или животного.) Весной заросли цветущего рододендрона — словно волшебный фантастический сад.

Замечательно цветет уже знакомая нам лиана глициния (Wisteria sinensis). Весной у нее появляется множество крупных свисающих кистей нежно-сиреневых душистых цветков. Интересно, что эти цветки в Китае употребляются в пищу. (В этом, впрочем, нет ничего удивительного — ведь у нас на юге дети нередко едят цветки белой акации.) Соцветия глицинии очень напоминают пышные кисти сирени. Издалека неопытный глаз может даже принять цветущую глицинию за сирень. Эту лиану батумцы называют «первомайским цветком» — она почти всегда встречает 1-е Мая в цвету.

Глициния — одно из самых заметных весной растений. Ее цветение — очень красивое зрелище. Оно особенно эффектно потому, что в это время у растения еще нет листьев.

Весной пышно цветет и декоративная японская вишня — сакура (Cerasus serrulata). Она очень популярна в Японии и считается там национальным цветком. Сакура растет в виде деревца. Цветки ее довольно крупные, махровые, с многими лепестками, точно маленькие розочки. У разных деревьев они разных оттенков — от белого до темно-розового. Цветение очень обильное и пышное, а вид деревьев исключительно нарядный. Особенно красиво выглядит бело-розовая сакура на фоне ярко-синего неба. Это один из самых роскошных подарков батумской весны.

После отцветания все «розочки» опадают с дерева, и на земле видна целая россыпь цветков. Она тоже очень красива — сплошной розовый ковер.

Великолепны в цвету и некоторые листопадные магнолии, особенно магнолия Суланжа (Magnolia soulangeana) и лилиецветная (Magnolia liliflora). Представьте себе дерево, на котором почти нет листьев и в то же время много-много больших нарядных цветков. Каждый цветок размером с кулак. Лепестки крупные, снаружи темно-малиновые, а внутри белые, точно фарфоровые. Такие цветки похожи на нарядные чайные чашки из дорогого сервиза. Опавшие на землю лепестки тоже очень красивы. Непременно их заметишь, не пройдешь мимо.

В эту же пору привлекают внимание цветущие экземпляры так называемого Иудина дерева. Научное название его — церцис европейский (Cercis siliquastrum). Растение имеет вид крупного куста или небольшого деревца. Чем оно интересно весной? Конечно, своими ярко-розовыми цветками. Они довольно мелкие, но на растении их очень много. Ветви буквально облеплены ими. Цветущее Иудино дерево очень красиво. Оно напоминает пышный розовый букет огромного размера.

Цветки расположены на растении очень своеобразно. Они вырастают прямо от толстых сучьев, а иногда даже и ствола. Такое явление получило название каулифлории (в переводе с латинского «стеблецветение»). Это типично тропическая черта в растительном мире. Она наблюдается у многих тропических деревьев. У них цветки нередко вырастают прямо на толстом стволе (например, у дерева какао).

Иудино дерево — представитель семейства бобовых. Его плоды, как и у других видов этого семейства, — бобы. Однако листья растения очень необычны для бобовых — каждый имеет округло-сердцевидную форму. Такие цельные, простые листья в этом семействе встречаются довольно редко. У большинства бобовых листья сложные, перистые, состоящие из многих отдельных листочков, которые сидят на общем тонком стержне.

Один из сюрпризов батумской весны — цветущие деревья павловнии Форчуна (Paulownia fortunei). В апреле на них еще пет ни одного листа и в то же время несметное количество больших белых цветков. Издалека такое дерево несколько похоже на пышно цветущую яблоню.

Но подойдешь поближе — сходство пропадает. Иначе расположены цветки — они собраны огромными торчащими вверх гроздьями (рис. 21). Да и форма их другая — нечто вроде сильно удлиненной мужской шляпы с очень короткими полями. Каждый цветок очень велик — он почти такой же длины, как палец человеческой руки. Подобных цветков-великанов у наших северных деревьев мы никогда не видим. Цветки павловнии не только красивы, но и приятно пахнут.

Очень заметна и эффектна позже цветущая павловния войлочная (Paulownia tomentosa). Ее цветки имеют красивую бледно-фиолетовую окраску, они душисты, но несколько мельче, чем у предыдущего вида. Деревья павловнии с множеством светло-лиловых цветков на безлистных ветвях — незабываемое зрелище. Если увидишь такое на картине, подумаешь, что это фантазия художника.

Нельзя не заметить в апреле и цветущего лоха (Elaeagnus multiflora, Е. umbellata). Его кусты и небольшие деревца, правда, не особенно привлекательны — цветки мелкие, невзрачные, желтоватые. Но зато они имеют сильный острый аромат, напоминающий запах гиацинта. Им всегда наслаждаешься, когда проходишь мимо растения.

Весной всегда обращает на себя внимание цветущее дерево, которое называется тунг Форда (Aleurites fordii). Издалека оно кажется белым от цветков и несколько напоминает цветущую сливу или вишню. Но это впечатление пропадает, если обратить внимание на форму кроны дерева — она обычно приплюснутая к земле, несколько зонтиковидная. Цветки тунга довольно крупные, белые, с кирпично-красной серединой. Они очень мало времени держатся на растении и быстро опадают. Во время цветения появляются и листья тунга. Цветущие ветви этого дерева с множеством белых цветков очень декоративны (рис. 22).

А вот дерево с цветками совершенно необычного запаха. Они пахнут, как корка апельсина. Растение называется птеростиракс (Pterostyrax hispida). Цветки его беловатые, небольшие, собраны в крупные гроздья, имеющие характерную, форму из-за того, что все цветки «висячие» — они направлены вниз. На цветущих деревьях птеростиракса можно видеть множество пчел. Родина растения — Япония и Китай.

Примерно в это же время цветет и стиракс Обасса (Styrax obassia) — листопадное дерево с крупными овальными листьями, несколько похожее издалека на липу. У него среди листвы выделяются красивые грозди снежнобелых цветков, похожих на цветки садового жасмина. Некоторые деревья цветут настолько обильно, что кажется, будто цветков у них больше, чем листьев. Когда цветение заканчивается, масса белых венчиков опадает на землю. Под деревом все становится белым — как будто выпал снег. Стиракс Обасса — уроженец Японии.

Цветет в мае и лавр благородный, о котором уже была речь. Листья его всем хорошо знакомы, а как цветет дерево — видели немногие. Цветки лавра мелкие, желтоватые, располагаются на ветвях плотными маленькими пучками. Они хорошо заметны среди темной кожистой листвы (рис. 23). В период цветения деревья лавра выглядят гораздо наряднее, чем зимой, их просто не узнаешь.

Любители тонких ароматов не пройдут мимо небольшого вечнозеленого деревца, которое называется питтоспорум Тобира (Pittosporum tobira) и происходит из Японии. Оно также цветет весной. Его довольно мелкие белые цветки напоминают звездочки с закругленными на конце лучами. Они собраны пучками на концах ветвей и издают сильный аромат, напоминающий запах цветков цитрусовых. Это один из самых приятных запахов, которыми можно наслаждаться весной в Батуми.

Если уж зашла речь о запахах, надо упомянуть еще об одном растении. Название его — михелия ржавая (Michelia fuscata). Это вечнозеленое японское деревце зацветает в конце весны. Цветки его напоминают по строению цветки некоторых магнолий, только значительно уступают им по размерам. Когда бы мы ни взглянули на цветки — они всегда полузакрыты. Широко раскрытыми их никогда не увидишь. Лепестки цветков толстые, снаружи желтоватые. Цветущее дерево на вид невзрачно, а цветки, похожие на бутоны, мало заметны. Но их сильный запах совершенно необычен: он очень сходен с запахом грушевой эссенции. Когда проходишь мимо цветущего дерева михелии, ясно ощущаешь этот своеобразный «леденцовый» аромат. Его чувствуешь все время и тогда, когда положишь цветок в карман. Каких только запахов не бывает в растительном мире!

В Батуми всю весну можно любоваться цветками уже знакомой нам камелии японской. Мы называли ее в числе зимоцветов. Но она пышно цветет не только зимой. Цветение продолжается и весной — в апреле-мае (цветут поздние сорта). Деревца камелии с темно-зеленой, слегка блестящей листвой в это время, как и зимой, украшены множеством красивых цветов белой, розовой и красной окраски. Камелия цветет долго — почти до лета.

Однако многие другие древесно-кустарниковые зимоцветы ведут себя иначе. В апреле-мае их цветущими уже не увидишь. Таковы мерация ранняя, магония японская, посконник мелкоцветковый, акация серебристая («мимоза»), чай, магнолия звездчатая.

Мы говорили сейчас об одном из самых характерных и заметных проявлений весны — цветении растений. Но не только цветущие растения обращают на себя внимание весной в Батуми. Здесь мы встречаемся и с многими другими интересными весенними явлениями в растительном мире.

Одно из них — необычная весенняя раскраска молодой листвы у некоторых иноземных декоративных видов клена, в частности, у клена дланевидного (Acer palmatum). Представьте себе деревья, которые покрыты густой молодой листвой темно-красного цвета — как будто бесчисленными яркими цветами. Зрелище очень красивое, но для многих совершенно необычное. Ведь у северных деревьев весной и летом листва всегда зеленая, а раскрашивается она только к осени. Особенно хороши красные листья клена, если смотреть на них против света, когда они освещены ярким солнцем. Листовые пластинки словно загораются багрянцем.

Клены, о которых шла речь, — одно из самых поразительных и красочных весенних явлений в Батуми. Эти клены очень красивы на фоне зеленой листвы других деревьев. Они вносят свою лепту в то необыкновенное разнообразие красок, которое мы видим весной в Батумском ботаническом саду.

Многие из краснолистных кленов растут в виде деревца и имеют типично кленовые пальчатые листья. Но есть среди них и интересные плакучие формы в виде приземистых округлых кустов. Издалека они похожи на небольшие темно-красные копны сена. Листья таких кленов бахромчатые, они сильно рассечены на очень узкие дольки. Даже не догадаешься, что это клен!

Если наблюдать весной за краснолистными кленами на протяжении нескольких недель, нетрудно заметить, что их наряд со временем бледнеет. Первоначальный яркий цвет листвы сменяется более светлым, а затем появляется даже зеленый оттенок. Дело в том, что красными эти клены бывают только весной, а к лету они зеленеют. Но к осени листва их вновь расцвечивается яркими красками и опять радует глаз. Так что у этих кленов красная окраска бывает дважды в году — весной и осенью. Поразительное явление!

Весной обращает на себя внимание североамериканское листопадное дерево — клен красный (Acer rubrum). В конце апреля у него еще нет листвы, но на ветвях уже виднеется что-то красное — не то маленькие, еще совсем юные листья, не то цветки. Их очень много и издалека кажется, что дерево одето в пурпурное кружево.

Что же придает растению красный цвет? Оказывается совсем не листья и не цветки, а молодые, только-только «завязавшиеся» плоды. Этот клен цветет очень рано и к концу апреля у него уже успевают вырасти небольшие плоды. Они имеют ярко-красный цвет и напоминают по форме те «крылышки», которые мы видим у среднерусских кленов. Только размером они гораздо меньше. Листья у этого дерева распускаются значительно позднее.

Итак, опять новое, незнакомое явление — дерево украшают весной не листья и не цветки, а молодые плоды.

Весной в Батуми, как и у нас на севере, появляется молодая нежная листва у листопадных деревьев и кустарников. И у каждого вида — в свое время. Одними из первых начинают зеленеть местные деревья — бук и граб. У них раньше всех распускаются почки. Зато другой абориген — настоящий каштан — явно не торопится и долго стоит без листьев. Листва у него появляется намного .позже, чем у бука и граба. Особенно медлительны некоторые чужеземцы — стеркулия платанолистная, мелия иранская, сальное дерево, гималайская шелковая акация.

Они распускаются последними, когда многие другие деревья уже полностью оделись листвой и имеют вполне летний вид.

Нечто подобное бывает и в Средней России. Одни деревья распускаются раньше, другие позже. Наверное, многие наблюдали, что у нас весной раньше всех покрывается молодой листвой черемуха, а позже всех дуб и черная ольха.

А как ведут себя весной вечнозеленые деревья и кустарники? Появляются ли у них в это время новые листья? Оказывается весна не обходит и эти растения. У них тоже распускаются почки и растут молодые побеги с листьями. Но только на фоне старой, перезимовавшей зелени это не так заметно, как у листопадных пород, где слишком резок переход от «голого» зимнего состояния к весеннему олиственному. Если присмотреться весной к вечнозеленым деревьям и кустарникам, нетрудно увидеть молодые побеги. Они имеют более светлую зеленую окраску, иногда даже красноватую. Такие побеги весной в изобилии образуют камелия, ложнокамфарный лавр, калина средиземноморская и многие другие вечнозеленые растения. Именно эти молодые побеги с листьями — первый весенний урожай чая (они называются флеши). Их срывают сборщицы чая на плантациях начиная с первых чисел мая.

В Батумском ботаническом саду у вечнозеленых лиственных пород весной можно видеть и еще одно замечательное явление, совершенно незнакомое северянам, — весенний листопад. Именно в это время года, когда растут молодые побеги, с деревьев опадают многие перезимовавшие старые листья. Иногда листопад довольно обильный. Много крупных мертвых листьев опадает, например, весной с деревьев магнолии крупноцветковой. У некоторых древесных пород листья перед опадением красиво раскрашиваются. Необычно яркую красную окраску имеют перезимовавшие листья ложнокамфарного лавра, фотинии пильчатой, ярко-желтую — листья некоторых бамбуков.

Странно выглядит весной уже знакомая нам роща бамбука филлостахиса съедобного. Она похожа на островок осени в море весны. Издалека роща кажется мертвой, засохшей — листва бамбука наполовину желтая. Потрясешь бамбуковый ствол — и на землю сыплется настоящий дождь сухих желтых листьев. В чем дело? Не подумайте, что бамбук погибает. Просто у него весенний листопад.

Весной можно видеть и молодые ростки бамбука. Они настолько своеобразны, что обращают на себя внимание всех экскурсантов. Каждый росток — точно гигантское шило черно-бурого цвета. У основания он такой же толщины, как рука или даже нога человека, а кверху постепенно сужается и заостряется. Снаружи росток покрыт крупными, почти черными мохнатыми чешуями (это влагалища листьев), под ними скрыт молодой растущий стебель. Каждая чешуя имеет на конце небольшой оттопыренный плоский «хвостик» (это недоразвитая листовая пластинка — так называемый псевдофилл). Все «хвостики» ориентированы определенным образом: они располагаются по бокам ростка двумя вертикальными рядами. Одни из них отходят от ростка в одну сторону, другие — в другую, противоположную (рис. 24).

Пока росток еще короткий, стебля совершенно не видно — он весь закрыт чешуями. По мере удлинения «шила» покрывающие его чешуи постепенно опадают, и тогда обнажается гигантская «лыжная палка» сизоватозеленой окраски — бамбуковый стебель. После того как стебель освободился от покровов, он уже больше не утолщается. В самом его низу, у земли, долго сохраняются несколько чешуй треугольной формы. Эти чешуи-великаны, каждая из которых значительно больше ладони, всегда можно найти (рис. 25). Когда стебель станет достаточно высоким — выше телеграфного столба, на нем появляются боковые веточки, а на них листья. Происходит это уже не весной, а летом.

Ростки бамбука имеют огромную силу роста — они без труда пробивают асфальтовое покрытие дорог. Когда видишь результаты их разрушительной работы, невольно вспоминаешь о казни на бамбуке, которая в древности практиковалась в Китае. Она считалась одной из самых мучительных: острый и крепкий росток растения медленно и неумолимо пробуравливал тело осужденного человека.

Ростки бамбука имеют одну интересную особенность. Каждый из них — своеобразная гигантская капельница, с которой по каплям медленно стекает вода. Если стоит сухая погода и поверхность почвы подсохла, придите в бамбуковую рощу утром и посмотрите на землю под ростками. Под каждым ростком заметно мокрое пятно, будто кто-то их специально поливал. Это «плач» самого растения и, как видим, довольно обильный. Бывает он по ночам. Вода выделяется из плоских «хвостиков», торчащих на поверхности ростков. Выделение листьями капелек воды получило название гуттации.

Полезна или вредна для растения гуттация? В условиях влажного климата при большой влажности воздуха, несомненно, полезна. Ведь при этом корни нормально поглощают воду из почвы и снабжают ею растение, а испарение влаги из листьев затруднено. Гуттация позволяет растению избавиться от излишка воды.

Одно из самых заметных весенних явлений — цветение пальм трахикарпусов. В начале мая на вершине ствола среди черешков веерных листьев этой пальмы появляются мощные светло-желтые зачатки соцветий, свисающие вниз. В ранней стадии развития они несколько напоминают зрелые початки кукурузы, но только гораздо более крупные и разветвленные. Соцветие вначале состоит из множества мелких желтых бутонов, точно из крупинок пшена. Позднее оно превращается в гигантскую раскидистую желтую метелку.

Посмотрим теперь, что интересного можно увидеть в апреле-мае у других батумских растений.

Вот уже знакомая нам лиана сассапариль, у которой стебли усажены крепкими шипами и напоминают колючую проволоку. Весной у этого растения появляются невзрачные зеленоватые цветки, собранные небольшими кучками. Цветки мелкие, почти как у ландыша, а по строению похожи на тюльпан. В каждом цветке шесть небольших лепестков, совершенно не сросшихся друг с другом (ботаники называют их долями простого околоцветника), шесть тычинок и пестик. Сассапариль — растение из семейства лилейных. Она — родственница лилии и тюльпана. Но родственница необычная.

Как выглядят лилейные у нас в Средней России? Это исключительно травянистые растения. А сассапариль — деревянистая лиана. Опять неожиданность — лиана из семейства лилейных.

Надо сказать, что цветки сассапарили встречаются довольно редко. Зато всюду видишь весной ее красноватые молодые стебельки, которые только-только появились на свет. Это совсем не та «колючая проволока», с которой мы познакомились раньше. Они тонкие, как спичка, очень мягкие и нежные. От этих стебельков отрастают многочисленные тонкие усики, с помощью которых лиана зацепляется за различные предметы. Именно благодаря усикам она легко поднимается на деревья.

Усики сассапарили интересны для ботаника тем, что имеют необычное происхождение. Они отрастают от основания листа (при каждом листе всегда два усика). Легко догадаться, что это не что иное, как прилистники. Так бывает у растений редко. Гораздо чаще усики имеют иное происхождение.

Но вернемся вновь к нашей лиане. Давайте сорвем молодой стебелек этого растения. Он почти такой же мягкий, как перышко лука. Все ткани его очень нежные. Даже шипы, которые уже появляются на поверхности стебля в этом младенческом возрасте, тоже очень мягкие, совершенно неколючие. Такой стебелек можно безбоязненно пожевать, как травку. Но со старым стеблем так, конечно, не сделаешь. С возрастом он становится толстым и грубым, как ветки дерева. Его тогда не только сорвать, но даже срезать довольно трудно. Молодые, растущие стебельки сассапарили вполне съедобны. Они используются местным населением для приготовления одного из национальных грузинских блюд — так называемого «пхали» (нечто вроде салата). На рынке в Батуми молодые стебельки сассапарили продаются наряду с разной другой зеленью — луком, петрушкой, укропом и т. д.

Теперь поговорим немного о травах. Среди них есть несколько заслуживающих внимания. Они появляются на свет только весной, в зимнее время их не увидишь. Одно из таких растений — дюшенея индийская (Duchesnea indica). Она примечательна своими плодами. Это настоящие плоды-обманщики. Выглядят они точь-в-точь, как у земляники. Сочные, ярко-красные, с многочисленными зернышками на поверхности. Встретив их впервые, радуешься, что нашел «земляничку». Берешь в рот такую ягодку и... сразу же выплевываешь. На вкус она водянистая, чуть сладковатая, а запах неприятный. Плод несъедобен.

Дюшенея похожа на землянику не только своими плодами, но и листьями. Настоящий двойник земляники! Однако ее выдают цветки: у них не белые, как у земляники, а желтые лепестки.

Дюшенея часто встречается в Батумском ботаническом саду и на прилегающих к нему территориях. Это один из распространенных сорняков, но не местного происхождения. Родина растения — некоторые страны Юго-Восточной Азии. Отсюда дюшенея широко распространилась по свету и попала в Батуми. Здесь она отлично себя чувствует и вполне одичала. Название этому растению дано в честь известного французского ботаника Дюшена, жившего в конце XVIII—начале XIX в.

Познакомимся еще с одним интересным травянистым растением. Оно называется кирказон понтийский (Aristolochia pontica). Его также никогда не увидишь зимой. Но зато весной нельзя не заметить. В это время года растение привлекает внимание своими необычными крупными цветками причудливой формы. Каждый цветок словно подвешен на особой тонкой веточке-цветоножке. Окраска его коричневатая, а запах неприятный. По внешнему виду цветок напоминает кривую воронку, к которой снизу прикреплен шарик. Внутри шарика находятся тычинки и пестик. Оригинальный цветок кирказона — ловушка для насекомых. Дело в том, что внутренняя поверхность воронки покрыта крупными жесткими волосками, направленными к основанию цветка. Если какое-либо мелкое насекомое заползает в воронку и пробирается по узкому коридору в глубь цветка, волоски ему не мешают это делать. Но когда оно проникает в шарик, то оказывается в плену. Обратный путь закрыт — волоски не дают выбраться назад. Значит ли это, что насекомое обречено на гибель? Отнюдь нет! Если пленник, ползая внутри шарика, совершит опыление, он «получает отпускную»: волоски внутри воронки отваливаются, опадают и уже не мешают ему освободиться. Насекомое свободно выползает из цветка. Таким способом растение эксплуатирует своих гостей, заставляя их производить опыление.

Чем же заманивает растение насекомых внутрь цветка? Специфическим запахом, напоминающим запах падали.

Вот сколько всяких чудес можно увидеть весной в Батуми. Здесь не только красота и благоухание, но и масса интересного для всякого любознательного человека. Обо всем, конечно, рассказать невозможно. Надо просто побывать весной в этом чудесном уголке и увидеть все своими глазами.

Цветы и плоды сентября

Перенесемся еще на несколько месяцев вперед и посмотрим, что делается в Батуми в сентябре. Здешний сентябрь совсем не похож на наш среднерусский. В Средней России в это время стоят солнечные, но прохладные дни. Осеннее солнце светит, но уже не греет. Ни купаться, ни загорать в эту пору, конечно, не захочешь. Деревья и кустарники радуют глаз яркими осенними красками своей листвы. Чудесная золотая осень! А часто бывает и такая погода, когда не выйдешь из дома без пальто — пасмурно, холодно и дождливо.

Совсем не то в Батуми. Здесь в сентябре еще продолжается лето. Погода, как у нас в июле. Иногда бывает настоящая летняя жара, воздух нагревается до +30°. Днем так жарко и душно, что неудержимо тянет в море искупаться. Солнце очень горячее. Для приезжего оно опасно — с непривычки можно перегреться, если слишком долго загорать. А море? В сентябре оно теплее, чем ваши реки в самом разгаре лета. Плаваешь, плаваешь и не хочется выходить на берег — вода словно ласкает. Недаром сентябрь называют бархатным сезоном!

Но батумская погода капризна. Здесь в сентябре нередки дожди. Иногда они идут несколько дней не переставая. Тем приятнее после такой ненастной погоды теплые солнечные дни — настоящий подарок природы.

А что мы видим в сентябре в мире растений? Здесь тоже совсем не чувствуется осени. Все зеленое, даже в кронах деревьев почти нет признаков желтизны. Много цветов. Особенно удивительно то, что цветут, и притом пышно, некоторые кустарники и деревья. Цветки их яркие и красивые, разнообразных тонов — розовые, красные, сиреневые, белые, желтые. А сколько ярких цветов на клумбах! Совсем летняя картина.

Ну, а плоды? Есть ли они в это время в Батуми? Разумеется! Всюду красуются во дворах домов черные грозди спелого винограда, распространяя вокруг особенный аромат. На деревьях в садах висят аппетитные груши, яблоки, айва, гранаты, инжир и другие фрукты. Плодоносят деревья настоящего каштана и грецкого ореха. С них опадает на землю много плодов.

Сентябрь — месяц винограда, инжира, граната, каштана, грецкого ореха. Но не все плоды созревают в это время. Цитрусовые, например, еще совсем зеленые. Хурма только начинает желтеть. Эти плоды созревают гораздо позднее.

Посмотрим теперь, что же цветет в сентябре в Батумском ботаническом саду и его окрестностях.

Сначала речь пойдет о некоторых широко распространенных деревьях и кустарниках — тех, которые видишь повсюду в районе Батуми и даже на улицах города. К растениям такого рода относится прежде всего лягерстремия, или индийская сирень (Lagerstroemia indica). Это невысокое деревце с небольшими овальными листьями. Ветви его немного напоминают увеличенные в несколько раз веточки черники — такие же по форме листья и так же расположены на ветвях. В сентябре зеленые деревца лягерстремии украшены ярко-розовыми соцветиями и выглядят очень нарядно. Особенно красивы они на улицах города среди домов и асфальта.

Почему данное растение называют индийской сиренью? Вероятно, потому, что его соцветия несколько напоминают кисти сирени. Однако, если сравнить отдельные цветки того и другого растения, никакого сходства заметить нельзя. У лягерстремии они во много раз крупнее, чем у сирени, и строение их совершенно иное. В цветках хорошо видны четыре отдельных лепестка, которые сильно суживаются к основанию. Лепестки распростерты в разные стороны, и от этого весь цветок кажется каким-то рыхлым. По внешнему виду он несколько похож на цветок иван-чая.

Лягерстремия имеет одну интересную особенность — у нее необычный, совершенно гладкий ствол телесного цвета. Если деревце более или менее крупное, он напоминает худые, жилистые руки или ноги какого-то сказочного великана. Ствол обладает способностью линять: с него ежегодно крупными кусками сбрасывается кора. Совсем как у некоторых эвкалиптов и уже известного нам крымского земляничного дерева. Такая способность отмечена лишь у немногих деревьев. У северных древесных пород этого не бывает.

Особенно хорошо видны светлые гладкие стволы лягерстремии зимой, когда она стоит без листьев (это дерево листопадное). Родина лягерстремии — Китай. Небезынтересно то, что описываемое дерево родственно нашему северному травянистому растению, которое называется плакун-трава (оба из семейства дербенниковых).

Цветет в сентябре и известный многим вечнозеленый кустарник олеандр (Nerium oleander). На севере его часто выращивают в комнатах, где он имеет довольно чахлый вид и редко цветет. А здесь это мощные кусты, значительно выше роста человека, с розовыми или белыми цветками. Их всюду видишь в скверах, парках, у домов. Олеандр имеет узкие (ланцетные) листья, которые расположены на ветвях необычно. Они отходят от стебля сразу по три — так называемыми мутовками. Цветет олеандр красиво, по это коварное растение. Дело в том, что он ядовит, и об этом почему-то далеко не все знают. Ядовиты, в частности, листья. Поедание их травоядными животными (например, коровами) может привести к смертельному исходу. Как ядовитое растение олеандр используется для уничтожения крыс. В то же время это и лекарственное растение. Из него получают препараты, которые используются в медицине при лечении сердечных заболеваний. Родина олеандра — Средиземноморье.

Часто видишь в сентябре на Черноморском побережье Кавказа — от Сочи до Батуми — еще один красиво цветущий декоративный кустарник — хибиск сирийский (Hibiscus syriacus). Он покрыт крупными бледно-розовыми цветками с широко распростертыми лепестками. Цветки растения — как у мальвы. И не удивительно: хибиск относится к семейству мальвовых. Листья его почти такие же, как у известного комнатного растения — «китайской розы». Хибиск ценится за свою декоративность, цветет он долго и пышно. Известно очень большое количество форм и сортов этого растения. Его с успехом можно культивировать и в комнатных условиях. Родина растения — Индия и Китай.

Зимой кустарник имеет унылый, неинтересный вид: только одни голые ветви (он сбрасывает листву на зиму). Зато в это время можно видеть его плоды-коробочки с очень оригинальными семенами внутри. Каждое семя окружено кольцом из довольно длинных рыжих волосков. Это обрамление напоминает миниатюрный меховой воротник.

В сентябре в районе Батуми привлекает внимание красиво цветущий декоративный кустарник, который называется буддлейя Давида (Buddleia davidii). Бросаются в глаза, конечно, в первую очередь его красивые соцветия, которые расположены на концах ветвей. Они имеют конусовидную форму и довольно темную розово-сиреневую окраску. В каждом соцветии много мелких цветков. Листья растения удлиненно-овальные, беловатые от тонкого опушения. На ветвях они расположены попарно: один против другого. Для ботаников интересна родословная этого кустарника. Он относится к малознакомому нам семейству логаниевых, представители которого у нас в стране в диком виде не растут. Родина буддлейи — Китай. Название «буддлейя» дано в честь английского ботаника XVII—XVIII вв. Буддле.

Среди цветущих в сентябре растений мы находим и чай. Его темно-зеленые кусты в это время буквально усеяны множеством небольших белых цветков. Сентябрь — разгар цветения этого полезного растения.

В главе о зимоцветах мы познакомились с нежным и поэтическим цветком — камелией японской. В сентябре у нее никогда не бывает цветения. Зато в это время вовсю цветет ее ближайшая родственница — камелия эвгенольная (Camellia sasanqua). Деревца этой камелии с плотными темно-зелеными листьями украшены крупными цветками бледно-розовой или белой окраски. Они очень напоминают цветки шиповника — такие же растопыренные лепестки, такое же скопление желтых тычинок в центре цветка. Цветки камелии эвгенольной, в отличие от камелии японской, имеют запах. Он хотя и не очень сильный, но приятный.

В листьях и стеблях растения содержится своеобразное пахучее вещество — гвоздичное масло. Но его запах неощутим, если растереть листья осенью. Нужно сорвать весной с деревца кончик совсем молодого, еще не вполне развитого побега, затем подержать его между пальцами, чтобы «согреть», и наконец растереть. Только тогда можно почувствовать специфический запах гвоздичного масла. Он сразу же напомнит вам кабинет зубного врача. Ведь это вещество, как мы уже знаем, употребляется в зубоврачебной практике.

Не правда ли, странно бывает в растительном мире? Одну камелию — японскую — природа не наделила никакими запахами (у нее не пахнут даже цветки), зато у другой — эвгенольной — имеются пахучие вещества и в цветках, и в листьях. А ведь оба эти растения — очень близкие родственники!

Не редкость встретить в сентябре и цветущую юкку (Yucca filamentosa). Это оригинальное растение видел каждый, кто бывал на Черноморском побережье Кавказа. Юкка здесь часто культивируется. Высотой она обычно в рост человека или немного больше. Характерная черта растения — огромный шаровидный пучок длинных шиловидных листьев, которые торчат во все стороны. Своеобразный гигантский еж! Он очень похож на пучок листьев у уже знакомой нам кордилины.

В цветущем состоянии юкка выглядит очень эффектно — над листьями возвышается мощное белое соцветие (рис. 15). Благодаря этому наряду она обращает на себя внимание всякого, кто проходит мимо. В соцветии масса довольно крупных цветков колокольчатой формы. Каждый из них вдвое-втрое больше наперстка. Все цветки поникшие, и от этого еще больше увеличивается их сходство с колокольчиками.

Однако, если рассмотреть детали строения цветков юкки, никакого сходства с колокольчиками мы не найдем. Зато обнаружим много общего с цветками тюльпана и лилии. Юкка — представитель семейства лилейных. Она, подобно кордилине, принадлежит к числу немногих деревянистых растений среди лилейных.

На земном шаре известно более 30 видов различных юкк, почти все они в диком состоянии распространены в Америке. Некоторые виды культивируются с декоративными целями в открытом грунте в южных районах нашей страны.

Юкки — полезные растения. Листья их содержат много ценного волокна, которое в ряде стран широко используется для изготовления мешковины, веревок, канатов, шпагата. Из этого волокна вырабатывают также ткани типа льняных. Некоторые юкки дают сырье для производства бумаги. В Мексике крупные цветки юкк используют в пищу как овощ. Юкки ценятся как декоративные растения, а виды с колючими листьями находят применение при создании живых изгородей.

В районе Батуми красиво цветет осенью довольно мощная лиана с деревянистым стеблем — кампсис укореняющийся (Campsis radicans). Крупные цветки этого растения имеют оранжево-красную окраску. Их видишь иногда высоко на каком-нибудь дереве, на которое забралась лиана. По форме цветки напоминают длинные трубки, немного расширяющиеся на конце. Длиной они почти в палец руки человека.

Листья кампсиса перистые, большие. Они состоят из многих широких долек, которые с двух сторон прикрепляются к длинному тонкому стержню. Стебель растения имеет одну примечательную особенность: от него отрастают корни-прицепки (как у плюща). Множество таких корешков прочно прикрепляет стебель лианы к коре дерева. Вот почему кампсис имеет видовое название «укореняющийся». Впрочем, молодые, тонкие побеги никаких корешков не образуют, и свободно висят в воздухе. Корни отрастают лишь от более старых, толстых стеблей.

Осенью можно видеть не только цветки, но и плоды этого растения, правда, незрелые. Они свешиваются вниз наподобие крупных остроконечных стручков, часто изогнутых, как сабли. Длина их, — как карандаш или больше, а ширина — в палец. Плоды кампсиса довольно похожи на плоды знакомой нам катальпы. Сходство понятно — оба растения родственники, они относятся к одному и тому же семейству бигнониевых.

Кампсис — листопадная лиана. Зимой растение лишено листьев и ничем не привлекает к себе внимания — только одни голые стебли. Родина кампсиса — Северная Америка.

В сентябре красиво цветет и другая лиана — пуэрария опушенная (Pueraria hirsuta). Ее цветки малиновые, небольшие и собраны в плотные, торчащие вверх кисти. Строение цветков почти такое же, как у гороха (лиана относится к семейству бобовых). Листья очень крупные, состоящие из трех широких пластинок и очень похожие на сильно увеличенные листья фасоли. Стебли лианы тонкие и длинные, густо покрытые грубыми рыжими волосками. Поражает быстрота их роста: за год стебель может вырасти на 15—20 м (высота дерева средней величины). Удивляет и другая особенность стеблей — их большая прочность на разрыв. Попробуйте перервать засохший тонкий стебелек — это вам не сразу удастся. Он содержит много крепких волокон. В Японии и Китае из них вырабатывают тонкие и прочные ткани. В условиях Батуми большинство стеблей пуэрарии живет только один год. Они ведут себя так же, как стебли нашего хмеля: весной появляются, а к зиме засыхают. Но некоторые из них перезимовывают живыми и превращаются в многолетние побеги.

Чудеса наших субтропиков

Плод листопадной лианы кампсиса

Листья пуэрарии (а) и баугинии (б).


Интересны и подземные органы пуэрарии — длинные мясистые корни, напоминающие сильно вытянутые Клубни. Толщина их бывает до 10—12 см, а длина более метра. Они очень богаты крахмалом исключительно высокого качества. Эти клубневидные корни японцы используют для получения крахмала.

Пуэрария — лиана очень агрессивная. Она сильно разрастается на открытых склонах, образуя сплошную массу листвы и вытесняя все остальные растения. Ее длинные стебли забираются высоко на деревья, легко поднимаются на отвесные скалы, обрывы. Размножается она в условиях Батуми только вегетативно, из цветков почему-то никогда не образуется плодов.

Родина пуэрарии — Япония и Китай. После того как ее завезли на батумское побережье, она стала здесь быстро распространяться и сейчас играет уже заметную роль в местном растительном покрове. Пуэрария — один из интересных примеров чужеземного растения, почти одичавшего в Батуми и быстро захватывающего новые площади. Название «пуэрария» дано в честь швейцарского ботаника Пуэрари.

Мы познакомились с несколькими растениями, которые цветут в сентябре и широко распространены в районе Батуми. Они встречаются не только в ботаническом саду, но и вне его.

Теперь несколько слов об одной ботанической редкости — интересном дереве, которое имеется в ботаническом саду и цветет также в сентябре. Называется оно баугиния крупноцветковая (Bauhinia grandiflora). Растение привлекает к себе внимание прежде всего своими крупными белыми цветками. Присмотревшись более внимательно, замечаешь и оригинальные листья этого дерева. Необычна их форма: каждый лист немного похож на большую зеленую бабочку с двумя широко распростертыми крыльями. Он состоит из двух совершенно симметричных «половинок» овальной формы, сросшихся на некотором протяжении друг с другом. Интересно, что свое название растение получило именно из-за этих своеобразных листьев.

Почему же оно называется баугиния? История этого вопроса такова. В XVI—XVII вв. в Швейцарии жили два известных ботаника — братья Иоган и Каспар Баугины. Они занимались систематикой растений и были в некотором отношении предшественниками Линнея. Именно он решил увековечить память этих двух братьев и назвал растение с двухлопастными листьями баугинией.

На страницах этой книги мы не раз встречались с тем, что название растения связано с именем того или иного человека. Чаще всего такие названия даны в честь каких-то ученых.

А теперь опять о баугинии. То растение, о котором мы говорили, — не единственный вид данного рода. Известно свыше 150 видов баугиний. И у всех — сходные по форме двухлопастные листья. Родина баугинии крупноцветковой — Южная Америка.

Перейдем теперь к цветущим травам. В сентябре в Батуми клумбы полны цветов. Это роскошные, яркие ковры. Каких только цветов тут ни увидишь! А как разнообразна и ярка их окраска!

Житель средней России видит на клумбах много знакомых растений. Вот канны разных оттенков, шалфей блестящий с чисто-красными цветками, разнообразные по расцветке бальзамины, ципнии, георгины, петунии, коричневато-оранжевые бархатцы, ноготки и др. Они здесь чувствуют себя великолепно — ведь стоит настоящая летняя погода.

Но вместе с тем глаз замечает и незнакомые цветы. Они попадаются тут и там и привлекают к себе внимание. Что же это за растения? С некоторыми из них мы сейчас познакомимся подробнее.

Вот одно из таких растений — ветреница японская (Anemone japonica). У нее крупные белые цветки, немного похожие по форме на цветки шиповника. Они вдвое-втрое больше пятикопеечной монеты. Само растение тоже крупное — иногда выше роста человека, большие у него и листья. А ведь этот гигант — очень близкий родственник наших северных дикорастущих ветрениц, которые по сравнению с ним — просто карлики.

Мощное батумское растение больше всего похоже на нашу среднерусскую ветреницу лесную, но, конечно, во много раз ее крупнее. Растение красиво днем, когда его ослепительно-белые цветки с желтой серединой широко раскрыты. К вечеру цветки закрываются и уже не выглядят так привлекательно.

На клумбах повсюду можно видеть и другое незнакомое цветущее растение, которое называется клеома колючая (Cleome spinosa). Бело-розовые цветки клеомы имеют интересную особенность строения — пестик далеко вынесен из цветка на длинной нитевидной ножке (она называется гинофор). Такое можно встретить у очень немногих растений (например, у каперцев). Из цветка клеомы впоследствии развивается небольшой удлиненный плод, похожий на стручок капусты. Он, как и пестик, сидит на конце длинной тонкой веточки.

Цветущая клеома выглядит очень характерно: в самой верхней части растения собраны бело-розовые цветки, а чуть ниже множество горизонтальных нитевидных веточек, которые отходят от стебля во все стороны и заканчиваются стручковидными плодиками. Листья у клеомы пальчатые — они напоминают сильно уменьшенные листья конского каштана.

А вот декоративное травянистое растение-обманщик с малиновыми или белыми цветками. Называется оно мирабилис (Mirabilis jalapa). Это двойник флоксов. Очень уж сходны внешне их цветки. Однако детали строения цветков того и другого растения различны. Иное и строение плодов. Оба они совсем не родственники и относятся к разным семействам. Мирабилис ведет себя странно. Красивые цветки растения словно боятся яркого света: днем в солнечную погоду они закрыты и открываются лишь к вечеру. К утру цветки опять закрываются. Из-за этой интересной особенности цветения растение получило название «ночной красавицы». А за рубежом его называют «четыре часа» (в это время обычно открываются цветки) или «перуанское чудо» (родина растения — Южная Америка). Рассматриваемое растение очень популярно и его культивируют во многих странах.

Другой «обманщик» из числа декоративных растений — торения Фурнье (Torenia fournieri). У этой небольшой травки цветки очень похожи по окраске на двухцветные сиренево-фиолетовые анютины глазки, хотя по форме они совершенно иные. Окраска цветков настолько вводит в заблуждение, что издалека заросли цветущей торении легко принять за клумбу с анютиными глазками. Название рода «торения» дано в честь Олафа Торена — одного из учеников Линнея. А видовое название «Фурнье» связано с именем французского врача Фурнье, жившего в XIX в.

В сентябре повсюду можно видеть цветущим одно сорное травянистое растение с красивыми ярко-голубыми цветками. Называется оно коммелина обыкновенная, или синеглазка (Commelina communis). В каждом цветке хорошо заметны два довольно крупных голубых лепестка — точно широкие ушки на крохотной мордочке какого-то зверька. Восхищает чистая, яркая голубизна лепестков коммелины. Между прочим, из этих лепестков можно получить хорошую голубую краску.

Уместно сказать здесь немного о растительных красках вообще. Имеется немало растений, которые могут служить поставщиками самых разнообразных красок. Прежде такие растения широко использовались человеком. Знаменитые своей яркой расцветкой персидские ковры окрашивались в старину только растительными красками. Эти краски не только очень ярки, но и необыкновенно стойки, долговечны. Сейчас, в век бурного технического прогресса, о красильных растениях почти забыли — всюду применяются искусственные, синтетические краски.

Однако в одной отрасли народного хозяйства краски из растений не только не забыты, а, напротив, широко применяются. Мы имеем в виду пищевую промышленность. Вы, наверно, никогда не задумывались над тем, какими веществами «красят» сливочное масло в желтый цвет, сладкий сироп — в красный и т. д. Для этого используют только растительные краски — все иные вредны для человека. Сейчас ботаники нашей страны заняты поисками новых красильных растений, из которых можно получить краски для пищевых продуктов. Таких красок нам нужно довольно много.

Но обратимся вновь к коммелине. Мы говорили о ее небесно-голубых цветках, но ничего не сказали о внешности самой травки. Листья коммелины — удлиненно-овальные, с острыми концами, очень похожие на листья известного комнатного растения — традесканции. И сама коммелина тоже похожа на традесканцию. Сходство не случайно — оба растения принадлежат к одному и тому же семейству. Название «коммелина» дано в честь голландского ботаника Коммелина (1667—1731). Коммелина распространена не только в Батуми, но и в некоторых других районах пашей страны (особенно на Дальнем Востоке). Она — опасный сорняк, засоряющий сады, поля, огороды.

Хотя это растение чувствует себя в Батуми как дома, оно не относится к числу батумских аборигенов. Родина его — Китай. Таких «иноземцев» из числа сорных растений в Батумском ботаническом саду и его окрестностях много. Они попали сюда из самых отдаленных мест — Индии, Китая, Японии, Африки, Америки. Некоторые нашли здесь себе как бы вторую родину — прекрасно растут и распространяются на все новые и новые участки. Пример такого рода — довольно мощный злак мискантус китайский (Miscanthus sinensis) с крупными пушистыми метелками. Он сейчас стал в районе Батуми самым обычным растением. Другой пример — маленький злак с широкими листьями, который называется поллиния (Pollinia nuda, Pollinia imberbis). Эта травка часто образует сплошной покров на почве и иногда разрастается даже в посадках эвкалипта.

Но не все иноземные сорняки так агрессивны. Некоторые из них ведут себя сравнительно скромно и долгие годы растут на том месте, где первоначально появились. Таково, например, североамериканское растение саурурус поникший (Saururus cernuus). Оно примечательно своей необычной родословной — относится к семейству сауруровых. О таком семействе не слышали даже некоторые специалисты-ботаники.

Теперь расскажем об одном интересном водном травянистом растении, которое также цветет в сентябре. Называется оно эйхгорния, или водяной гиацинт (Eichhornia crassipes). Родина его — Южная Америка. Это растение можно видеть в небольших бассейнах с водой, которые имеются на территории Батумского ботанического сада. Над поверхностью воды возвышаются широкие листья размером с ладонь на довольно коротких черешках. Листьев много, растение образует целые заросли.

Если посмотреть на эйхгорнию внимательно, нетрудно видеть ее характерную особенность — черешки листьев в нижней части сильно вздуты. Кажется, что растение имеет на поверхности воды крупные зеленые луковицы. Это своеобразные поплавки. Благодаря им эйхгорния держится на воде. «Луковицы» заполнены рыхлой тканью с большим количеством воздуха и поэтому непотопляемы.

Чтобы поближе познакомиться с эйхгорнией, надо вынуть ее из воды. Взяв за лист, мы поднимаем сразу все растение. Листья собраны в розетку и торчат в разные стороны. От основания розетки свешивается вниз настоящая черная борода, состоящая из множества корней. Розетки листьев эйхгорнии свободно плавают на поверхности воды — корни растения не прикрепляются ко дну.

Когда увидишь цветущую эйхгорнию, сразу понимаешь, почему это растение называют водяным гиацинтом. Цветки собраны в такое же кистевидное соцветие, торчащее вверх, они имеют красивую розовато-сиреневую окраску. Но сходство ограничивается чисто внешними признаками. Строение цветков совершенно иное. Нет у них и того острого аромата, который ценят в гиацинтах. Эти два растения, конечно, совсем не родственники. Они относятся к разным семействам.

Об эйхгорнии можно рассказать много интересного. Это, казалось бы, безобидное, красиво цветущее растение причиняет огромный вред в тропических и субтропических районах земного шара. Оно сильно разрастается на поверхности водоемов и образует сплошной ковер, который парализует судоходство и делает невозможной рыбную ловлю. Доступ кислорода в водоемы затрудняется и в результате рыба и водные растения погибают. Недаром эйхгорнию прозвали «голубой чумой».

Поразительна способность этого растения к необыкновенно быстрому размножению и расселению. Оно буквально прошло триумфальным маршем по различным континентам.

Из Южной Америки, со своей родины, эйхгорния в конце прошлого века была занесена в Северную Америку и за 25 лет распространилась там на огромной территории бассейна роки Миссисипи. Затем она завоевала Австралию, Азию и Африку. Переносчиками растения с континента на континент были любители цветов, которых привлекала красивая внешность эйхгорнии. Свое название растение получило в честь немецкого политического деятеля XIX в. Фридриха Эйхгорна.

На этом заканчивается наше знакомство с цветущими растениями. Расскажем теперь о плодах.

В сентябре в Батумском ботаническом саду и его окрестностях можно видеть много разнообразных плодов, совершенно не знакомых жителям России.

Одни из них —просто «ботанические диковинки», на которые интересно посмотреть, другие — съедобны и вкусны.

Начнем с плодов камелии японской. В сентябре их можно найти под деревьями. Более молодые, еще не раскрывшиеся плоды совсем не интересны — твердые зеленые шарики. При созревании плод-коробочка раскрывается тремя створками, которые остаются соединенными у основания. Эти створки очень толстые и крепкие, деревянистые. Чтобы переломить одну из них, нужно приложить немало усилий. Толщина их иногда с карандаш и даже больше. Внутри плода одно—три крупных шаровидных семени, немного похожих на лесной орех. Сходные семена имеет и чай — близкий родственник камелии. У него и плоды похожи — такие же деревянистые коробочки с тремя створками. Но только немного меньшего размера.

Теперь о плодах полезных, хотя и мало нам знакомых.

Вот один из них — словно очень длинный зеленый огурец. Это плод растения, которое называется люффа (Luffa cylindrica, Luffa acutangula). В мякоти такого плода заключен своеобразный скелет из очень крепких, переплетающихся волокон белого цвета, точно белое кружево. Волокна, как вы наверно догадались, представляют собой сосудисто-волокнистые пучки. Именно «скелет» плода и ценится человеком — это всем известная банная мочалка. Поставщиком таких мочалок как раз и является люффа.

Как же выглядит само растение люффы? Оно немного похоже на тыкву — такой же слабый стебель, нуждающийся в опоре, такие же крупные желтые цветки, такой же формы листья. Люффа, как и тыква, — растение однолетнее. Их каждый год надо высевать заново. Оба растения относятся к семейству тыквенных.

Выращивают люффу, давая ей возможность подняться над землей по какой-либо опоре. Обычно вкапывают в грунт колья и натягивают между ними веревку или проволоку. Растение взбирается на эту опору и хорошо развивается. Осенью со стеблей свешивается вниз множество тех самых длинных зеленых огурцов, о которых мы говорили в самом начале.

В Грузии люффа широко культивируется. Плантации этого растения с массой торчащих кольев выглядят очень своеобразно и чем-то напоминают плантации винограда. Их можно видеть, например, из окна поезда на участке между Сухуми и Самтредиа.

В районе Батуми выращивается еще одно интересное растение из семейства тыквенных — так называемый чайот, или мексиканский огурец (Sechium edule). Его плоды используются в пищу. Они сочные и в противоположность люффе не содержат грубых волокон. Эти плоды замечательны тем, что по своему строению совсем не такие, как у всех знакомых нам тыквенных — огурца, дыни, тыквы, арбуза. В них только одно-единственное семя, правда, очень крупное — больше косточки персика. Сам плод тоже не маленький — с кулак или чуть больше. Он похож на очень крупную грушу светло-зеленого цвета, немного сплюснутую с боков. Плоды чайота используют для приготовления салатов и различных блюд. Они хороши в соленом, печеном, маринованном виде. Соленые плоды очень похожи по вкусу на соленый огурец. Свежие плоды могут долго сохраняться, прекрасно переносят перевозку.

В Батуми чайот выращивается как однолетнее растение. Развитие его начинается весной и продолжается лишь несколько месяцев. До следующей весны он не доживает, так как погибает зимой от холода. Тем не менее растение хорошо плодоносит.

В тропических странах с очень теплой, безморозной зимой чайот растет много лет. В этих условиях у него под землей образуются мясистые клубни, богатые крахмалом. В ряде стран такие клубни используются в пищу. Родина чайота — Центральная Мексика, где растение возделывали ацтеки и майи еще задолго до появления европейцев.

В сентябре в Батуми можно видеть зрелые соплодия инжира — фиги. Размером они раза в два больше грецкого ореха. По форме напоминают грушу, а окраска у разных деревьев различная, по большей частью желто-зеленая. Фиги при созревании слегка растрескиваются на конце, и тогда становится заметным их вишневокрасное внутреннее содержимое. На такие зрелые фиги жадно набрасываются птицы и выклевывают красную сладкую мякоть, в которой заключены семена. Спелые фиги привлекают и множество пчел.

Для человека съедобны только те фиги, которые стали мягкими и имеют трещины на конце. В более ранней стадии зрелости их есть нельзя — они содержат жгучий млечный сок белого цвета. Зрелые фиги обычно не едят целиком, с них прежде снимают кожицу. Мякоть их очень сочная и нежная, сладкая на вкус и содержит много крохотных зернышек — почти таких же, как на плоде клубники. Из инжира получают отличное варенье. Очень хорош он, конечно, и в сушеном виде.

Интересны плоды дерева, которое называется азимина трехлопастная (Asimina triloba). Эти плоды съедобны и очень вкусны. Но, к сожалению, растение у нас даже на юге довольно мало распространено. Поэтому его плоды не знакомы не только северянам, но и многим местным жителям в районе Батуми. Плод азимины немного похож на небольшой огурец с совершенно гладкой поверхностью. В зрелом виде он имеет желтоватозеленоватую окраску. Кожица его тонкая, а под ней желтая мякоть. Она почти такая же мягкая, как сливочное масло, причем очень сладкая и ароматная. Совсем как крем с торта! В мякоти содержится несколько крупных плоских семян овальной формы. Плоды азимины настолько сладки, что в годы войны некоторые батумцы использовали их как конфеты к чаю.

Вполне созревший плод очень нежный и быстро портится от сдавливания и ударов. Перевозить такие плоды на далекое расстояние или хранить сколько-нибудь продолжительное время трудно. Это плоды только для местного употребления.

Азимина — листопадное дерево с большими вытянутоовальными листьями. Оно цветет весной, в мае. На еще голых ветвях распускаются довольно крупные цветки необычной для растений черно-красной окраски.

Интересно, что азимина — представитель мало известного у нас семейства аноновых, распространенного почти исключительно в тропических странах. Некоторые виды этого семейства дают ценные, очень вкусные плоды. Так что азимина — «чуть-чуть тропическое» растение. Она напоминает нам о том, что на свете есть множество удивительных плодов, о которых мы не имеем ни малейшего понятия. Родина азимины — Северная Америка.

Теперь о другом интересном плоде. Он образуется у лианы, которая называется акебия (Akebia quinata). Растение имеет тонкие стебли и небольшие листья, которые состоят из пяти отдельных овальных пластинок, расходящихся в разные стороны. Плодоносит эта лиана довольно редко. Плоды ее весьма своеобразны — словно короткие бананы голубой окраски (так выглядят созревшие плоды, пока они еще не раскрылись). Такие «бананы» висят на ветвях лианы иногда по две-три штуки вместе. Сходство с бананом у них не только по форме, но и по некоторым другим признакам. Сходны прежде всего стенки плода — они мягкие и почти такой же толщины. Под ними сладкая сочная мякоть. Она вполне съедобна и имеет приятный вкус. Но в отличие от банана мякоть слизистая и содержит много мелких черных семян.

Чудеса наших субтропиков

Лист и плод североамериканского дерева азимины трехлопастной


Плод акебии раскрывается по одной линии вдоль на всю длину. При этом широко распахиваются две сочные створки, открывая сероватый «цилиндр» из слизистой мякоти. Этот толстый стержень чем-то напоминает уменьшенный початок кукурузы. Когда плод раскроется, становится видно, что его створки только снаружи голубые, а внутри они белые — как будто с белой подкладкой. Таковы диковинные плоды акебии.

С ботанической точки зрения, каждый «голубой банан» — это но плод, а только часть плода. Как известно, плодом ботаники называют все то, что со временем образуется из цветка. А у акебии из цветка обычно вырастает не один «банан», а несколько (в цветке имеется несколько пестиков). Родина акебии — Юго-Восточная Азия (Китай, Корея, Япония).

Чудеса наших субтропиков

Лист и плод лианы акебии


Одно из самых замечательных растений Батумского ботанического сада — небольшое деревце под названием циноксилоп головчатый (Cynoxylon capitata). В сентябре это деревце выглядит очень нарядно — среди зеленой листвы тут и там виднеются красивые красные шары величиной с небольшое яблоко. Но на яблоко они не похожи — поверхность их усеяна «точками». Они скорее напоминают крупные шаровидные плоды клубники. Из-за этого растение получило еще одно название — клубничное дерево. Сходство с клубникой здесь не только внешнее. Красные шары почти целиком состоят из сладковатой слизистой мякоти и вполне съедобны. Правда, мякоть их не такая по цвету, как у клубники, — желтая. И в ней заключены довольно крупные «зернышки», каждое немного меньше зерна пшеницы.

Что же представляют собой красивые красные шары, которые висят осенью на ветвях клубничного дерева? Можно подумать, что это плоды. Но с ботанической точки зрения это — соплодия. Каждое из них образуется в результате срастания в одно целое многих отдельных очень мелких плодов. Вероятно, вы уже догадались, что клубничное дерево совершенно но родственно нашей клубнике. Оно относится к другому семейству. Это родственник кизила. У него почти такие же листья удлиненно-овальной формы с заостряющимися концами. Они так же расположены на ветвях парами (супротивно) и имеют такие же не ветвящиеся боковые жилки, напоминающие дуги. В диком состоянии клубничное дерево растет в Гималаях и в южной части Центрального Китая.

В сентябре в Батумском ботаническом саду можно видеть и еще одну ботаническую достопримечательность — сочные семена хвойного дерева, которое называется цефалотаксус, или головчатый тисс (Cephalotaxus fortunei). Это дерево имеет хвоинки, как у тисса, — длинные узкие пластинки. Оно и внешне похоже на тисс. Семена его очень напоминают красноватые сливы — снаружи сочная мякоть, внутри косточка. Ничего похожего на семена знакомых нам хвойных! Осенью деревья цефалотаксуса с семенами выглядят совершенно необычно: на ветвях среди хвои красуется множество аппетитных красноватых слив. Смотришь и удивляешься, как попали сюда эти сочные плоды. Кажется, что природа совершила какую-то странную ошибку.

Чудеса наших субтропиков

Сочное соплодие клубничного дерева, несколько напоминающее плод клубники


Цефалотаксус — вечнозеленое хвойное дерево. Родина его — Центральный и Южный Китай.

В заключение несколько слов о листве деревьев и кустарников. Мы уже говорили, что в сентябре в Батуми все кругом зеленое. Даже листопадные деревья выглядят совсем как летом. Ярко-зелеными стоят бук, граб, каштан, тюльпанное дерево и очень многие другие. Эти деревья не только но собираются сбрасывать свою листву, но даже и не желтеют. У них не увидишь ни одного желтого листика. Никакого намека на осень! Идешь, идешь по ботаническому саду среди летней зелени и кажется, что кругом лето.

Но все же веяние осени кое-где чувствуется, и желтый цвет начинает понемногу напоминать о себе. Нет-нет да проглянет желтая прядь в кроне белой акации. А деревья катальпы уже сильно пожелтели. Они первыми отзываются на приближение холодного времени года. Но таких деревьев мало, встречаются они редко, и впечатления осени все равно не создается.

Таков батумский сентябрь — настоящий летний месяц в нашем понимании.

Золото и багрянец ноября

А что делается в Батуми еще через месяц — в начале ноября, во время ноябрьских праздников? Какая стоит погода? Какой вид имеет листва деревьев, что цветет и что плодоносит?

Сравним опять Батуми с нашей Средней Россией. У нас в это время обычно уже наступает зима. Землю слегка припорошило снегом, а нередко даже лежит сплошной снежный покров. В воздухе легкий морозец. Люди ходят в теплых пальто и шапках.

Но вот вы попадаете в Батуми, и снова удивлению нет конца. Особенно сильно впечатление, когда вы прилетели с севера на самолете: выходите из самолета и вас охватывает настоящее летнее тепло. Светит яркое южное солнце, почти такое же горячее, как лотом. Ненужной и обременительной становится теплая зимняя одежда, в которой вы прилетели с севера, — пальто, шапка, перчатки. Просто не знаешь, что с ними делать.

Солнцу сначала радуешься и с удовольствием греешься в его лучах. Но затем появляется желание спрятаться от него в тень — слишком уж печет. И это в ноябре!

В начале ноября погода в Батуми такая же, как у нас в августе. Вполне можно загорать и даже купаться в море. Правда, это надо делать только в середине дня — утром и вечером уже довольно прохладно. Ноябрь все же не лето.

Но обратимся к миру растений. Он не менее удивителен в эту пору.

Когда подлетаешь к Батуми на самолете и смотришь на землю, как-то не чувствуешь осени. Кругом сплошная зелень и очень мало деревьев с пожелтевшей листвой. Даже лиственный лес на склонах гор, прилегающих к морю, почти совсем зеленый, он лишь едва тронут желтизной. Ничего похожего на нашу северную золотую осень!

Оказавшись на земле, чувствуешь осень сильнее. Это ощущение возникает от того, что видишь вблизи, «крупным планом», отдельные деревья с желтеющей листвой. Едва взглянешь на них, замечаешь, что они совсем не такие, как у нас в Средней России. Оказывается, в условиях Батуми деревья желтеют иначе. На севере листва отдельного дерева желтеет хотя и постепенно, но более или менее дружно — все листья примерно в одно и то же время. Под конец дерево становится совсем желтым и стоит в этом красивом наряде некоторое время. Именно поэтому и бывает у нас восхитительная пора золотой осени, когда весь лес одевается в золото. Листопад проходит довольно быстро и также сравнительно дружно. Не успеешь оглянуться, как вся листва уже лежит на земле сплошным ковром.

В Батуми мы такого не видим. Тут все иначе. Крона дерева осенью расцвечивается очень недружно — одни листья еще зеленые, другие начали желтеть, третьи совсем желтые. А часть их уже опала и валяется под деревом. Интересно и необычно для нас то, что на одной и той же ветке можно видеть листья ярко-зеленые, живые, и совершенно желтые, мертвые, которые вот-вот упадут. Крона дерева кажется пятнистой, пестрой — всюду перемежаются зелень и желтизна. Так выглядят деревья каштана, бука, платана, белой акации и других древесных пород.

В условиях Батуми листопад длится долго. Это тоже характерно. Осенние и весенние явления в мире растений в Батуми вообще проходят вяло, они сильно растянуты во времени. Здесь нет того резкого взрыва цветения весной и того массового листопада осенью, которые мы привыкли видеть на севере. Все идет очень постепенно.

Осеннее пожелтение и опадение листьев с деревьев в Батуми несколько напоминает нам то, что наблюдается у тропических вечнозеленых древесных пород, например, у фикусов. Посмотрите на них в оранжерее какого-нибудь северного ботанического сада. На фоне живой зеленой листвы дерева всегда выделяются отдельные желтеющие и совершенно желтые листья. Они составляют резкий контраст остальной листве. Желтые листья постепенно опадают в течение всего года. Придите в оранжерею с тропическими вечнозелеными деревьями утром, до того, как уборщица успела подмести пол, и вы непременно увидите на земле несколько опавших листьев. Они опали в течение суток. И так бывает каждый день.

Присутствие в кроне дерева листьев зеленых и желтых, постепенный, растянутый во времени листопад — характерные черты тропических деревьев. Нечто похожее мы видим и в Батуми. Особенно хорошо выражены эти явления у аборигенов — бука, каштана, граба, липы. Не есть ли это еще одно свидетельство того, что Батуми — место «чуть-чуть тропическое»?

Правда, далеко не все листопадные древесные породы в условиях Батуми имеют пестрые, пятнистые, желто-зеленые кроны. Некоторые из них желтеют довольно дружно, совсем как наши среднерусские деревья. Но так ведут себя только иноземцы — главным образом обитатели Северной Америки (тюльпанное дерево, азимина трехлопастная, различные виды карий и др.).

Какие же краски мы наблюдаем у листопадных деревьев и кустарников в начале ноября? Некоторые из них стоят еще совершенно зелеными, как, например, абориген батумского края ольха бородатая, дикая кавказская хурма и павловния. Но таких мало. У большинства в кроне явственно проступают желтые и бурые тона. Некоторые деревья сплошь желтые и выглядят очень нарядно.

Встречаются, конечно, и багряные топа. Красноватый оттенок имеет, например, листва сумаха яванского (Rhus javanica). У него можно видеть различные переходы от чисто-желтого до красного цвета (как у клена остролистного — обычного дерева среднерусских лесов). Большинство экземпляров имеет оранжевый или чуть красноватый цвет. Они хорошо заметны на фоне зеленой и желтоватой листвы других растений. По цвету сумах яванский сразу можно узнать. Он осенью очень красив.

Красноватые тона мы встречаем и у некоторых деревьев культурной хурмы. Листва этого растения очень варьирует по окраске — от желто-оранжевой до красно-фиолетовой.

Очень эффектны в ноябре некоторые экземпляры ликвидамбара лаконосного. У них многие листья пунцовокрасные, а часть — более темные, вишнево-фиолетовые.

Яркую листву цвета красного флага имеет кустарник энкиантус (Enkianthus perulatus) и некоторые клены. Они издалека кажутся огромными багряными пятнами. Зрелище очень красивое.

Итак, в начале ноября в Батуми можно видеть богатую палитру красок. Здесь есть и желтые, и красные топа — и золото, и багрянец. Однако каких-либо особых, неизвестных на севере, красок тут пет. Наша северная осень по своей красочности, пожалуй, ни в чем не уступает батумской. Каких только пи увидишь у нас оттенков листвы осенью! Это время года на севере гораздо более красочно, чем даже весна. Но все же в одном отношении батумская осень превосходит нашу среднерусскую — по масштабам красной раскраски листвы. У нас на севере яркий красный цвет имеют лишь отдельные листья или небольшие кустики и деревца. А здесь ярким багрянцем пламенеют огромные деревья.

Листопад в условиях Батуми по сравнению со Средней Россией сильно запаздывает. В начале ноября почти все древесные породы еще одеты листвой. На земле листьев мало. Голыми стоят лишь катальпы. Они, как уже говорилось, и желтеют раньше всех. Эти деревья в ноябре имеют вполне зимний вид. Первыми пожелтели и первыми сбросили свой наряд.

Почти без листьев находим мы лягерстремию (индийскую сирень) и хибиск сирийский. Значительную часть листьев потеряли уже и некоторые деревья бука. Но на ветвях бука листьев все же гораздо больше, чем на земле, и среди них есть совершенно зеленые.

Среди листопадных деревьев одно заслуживает особого упоминания — стиракс Обасса. Осенью, до тех пор, пока не начали опадать листья, на его тонких веточках не найдешь ни одной почки. В чем же дело? Что за странность? Разве может быть дерево без почек? Посмотрите любое среднерусское дерево осенью — у него на ветвях, рядом с тем местом, где прикрепляется каждый лист (в так называемой пазухе листа), всегда можно видеть и почку. А что у стиракса?

Оказывается, это растение с секретом. У него тоже есть почки, но они не видны до тех пор, пока не опадут листья. Каждая почка со всех сторон одета основанием черешка листа, как футляром. Она как бы вросла в черешок и потому совершенно не видна, пока не опал лист. Подобное же явление наблюдается и у нашего северного садового жасмина, а также у платана.

Но довольно о листьях. Расскажем теперь о цветении растений.

Мы уже знаем из предыдущего рассказа, что Батумский ботанический сад — это сад непрерывного, круглогодичного цветения. Здесь всегда цветут какие-нибудь растения. Не составляет исключения, конечно, и ноябрь. Что же цветет в Батуми в это время и много ли цветущих видов? Есть ли какие-нибудь специфические осенние растения, которые цветут только в эту пору? Что больше всего обращает на себя внимание?

Посмотрим сначала на цветники и клумбы. В начале ноября они, как и в сентябре, полны цветов. Тут мы видим многое из того, что цветет в сентябре — бело-розовую клеому, разных цветов циннии, ярко-красные канны и шалфей блестящий, разнообразные по окраске петунии, бальзамины, бархатцы, ноготки и др. Когда посмотришь на все это, можно подумать, что еще продолжается сентябрь. Но обратите внимание на характер цветения. Оно совсем не такое пышное, как в сентябре. Это уже доцветание.

Есть, однако, и специфические ноябрьские цветы — хризантемы. Их в сентябре никогда не увидишь. Они цветут только поздней осенью. И притом очень пышно, совсем как иные цветы весной. Это главное украшение ноября.

Каковы же батумские хризантемы? В Батуми мы встречаем совсем не те крупные белые хризантемы, которые поздней осенью привозят к нам с юга. Здесь клумбы украшают другие хризантемы — более мелкие, похожие на небольшие астры. И к тому же они обычно не белые. Окраска их самая разнообразная. Одни из них желтые, причем самых различных оттенков, другие розовые и также разные по сочности цвета, третьи коричневато-красные и т. д. Некоторые напоминают по форме наши ромашки. Цветение очень обильное и красивое. Один куст весь в желтых цветках, другой — в розовых и т. д. Но есть кусты и с белыми цветками.

Мелкоцветковые хризантемы в Батумском ботаническом саду — настоящее открытие для приезжего. У нас на севере эти декоративные растения почти неизвестны. А между тем они очень хороши. Можно без конца восторгаться богатством и разнообразием их окраски. Восхищает и пышность цветения.

Разгар цветения и у другого декоративного травянистого растения, которое называется крестовник Кемпфера (Senecio kaempferi). Это также специфический позднеосенний вид. Ни раньше — в сентябре, ни позже — в январе его цветущим не увидишь. Растение имеет у земли розетку широких округлых листьев, похожих на листья мать-и-мачехи. Над ними высоко поднимается стебель, который несет наверху рыхлое соцветие из небольших ярко-желтых «ромашек». Цветущий крестовник охотно посещают пчелы (в условиях Батуми они трудятся и в ноябре).

Из дикорастущих травянистых растений в ноябре пышно цветет, пожалуй, только одно — цицербита понтийская (Cicerbita pontica). У этого растения довольно высокие стебли, которые несут наверху рыхлое соцветие из сиренево-голубых мелких «одуванчиков». Цветущую цицербиту часто можно встретить на целинных участках. На некоторых склонах ее очень много, и издалека кажется, будто они подернуты голубой дымкой.

Теперь о цветении деревьев и кустарников. Много ли видов их цветет? Есть ли пышно цветущие?

В смысле цветения ноябрь — месяц бедный. В это время цветущего мало. Многие «сентябрьские» виды уже кончили цвести (олеандр, хибиск сирийский, магнолия крупноцветковая и др.), а зимоцветы еще не начинали (камелия японская, дафна душистая, мерация и многие другие). Своеобразное межсезонье!

В ноябре, пожалуй, меньше всего цветущих деревьев и кустарников по сравнению со всеми остальными месяцами.

В это время пышно и красиво цветет только одно дерево — камелия эвгенольная. Темно-зеленые кроны этого дерева уже издалека привлекают к себе внимание — они украшены множеством крупных цветков розовой или белой окраски. Совсем как весной!

Цветки камелии можно видеть и раньше — в сентябре, но тогда растение только начинает цвести. В ноябре же цветение в полном разгаре. Проходя мимо, каждый раз любуешься красивым убранством растения и не упускаешь случая понюхать цветки — они имеют приятный запах.

В ноябре в полном цвету стоит и знакомое нам дерево-безвременник — мушмула японская (она цветет осенью и зимой, а плодоносит весной). В цветущем состоянии дерево выглядит довольно скромно — среди густой темно-зеленой листвы тут и там виднеются небольшие гроздья беловатых цветков. Они не особенно радуют глаз. Запах их несколько напоминает запах цветков черемухи. На цветках часто видишь пчел. Эти труженики закладывают основу будущего урожая. Будет теплая зима — появятся весной плоды.

Среди цветущих в ноябре деревьев специалиста-ботаника пожалуй больше всего поражает один из видов ольхи — ольха непальская (Alnus nepalensis), которая в диком виде растет в Гималаях и Юго-Западном Китае. Она имеется в ботаническом саду. В начале ноября это дерево стоит с совершенно зеленой листвой, на фоне которой хорошо заметны длинные тонкие Сережки бледно-желтого цвета. Они свешиваются с ветвей, как сережки у нашего орешника ранней весной. Что же здесь удивительного? То, что ольха в данный момент цветет. Дотроньтесь до сережек — из них высыпается обильный желтый порошок пыльцы. Ну как не удивляться — ольха цветет поздней осенью! У нас в Средней России местные виды ольхи цветут совсем в другое время года — только ранней весной.

В заключение немного о плодах. Какие плоды можно видеть в ноябре? Что есть интересного?

Ноябрь — месяц, когда созревают мандарины и хурма. В начале месяца мандарины имеют еще зеленоватую окраску, они лишь чуть тронуты желтизной. На ветвях деревьев среди темно-зеленой листвы они не особенно заметны. В таком виде плоды выглядят как-то не аппетитно, они кажутся недозрелыми.

Однако зеленоватые мандарины вполне съедобны и имеют почти такой же вкус, как и оранжевые. Больше того. Именно такими их снимают с дерева при сборе урожая, не дожидаясь, когда они совсем пожелтеют. Делают так потому, что убирать урожай в более позднее время рискованно — может помешать плохая погода.

Собранные зелеными или чуть желтоватыми мандарины хранят в помещении, и они в процессе хранения постепенно приобретают свой обычный оранжевый цвет.

Техника сбора плодов довольно интересна. Их не срывают, а срезают с дерева поодиночке. Делают это с помощью особых садовых ножниц (так называемого секатора). Почему же нельзя просто сорвать плод? Да потому, что он тогда плохо сохраняется. Необходимо, чтобы у него остался кусочек той веточки, на которой он висел, — плодоножки. Покупая мандарины в магазине в наших северных городах, вы наверное замечали, что почти каждый плод имеет маленький зеленый хвостик. Его специально оставляют, когда срезают плоды. Мандарин без этого хвостика — брак, его не примут заготовители. Срезать мандарины с дерева не так просто, как кажется. Это надо делать умело. Плодоножка, которая оставляется при плоде, должна быть очень короткой и в то же время тупой, не колючей. В противном случае при укладке собранных мандаринов она будет колоть соседние плоды и может их повредить.

В начале ноября основная масса мандариновых деревьев стоит еще с зеленоватыми плодами. Но на некоторых плоды уже желто-оранжевые. Такие деревья выглядят очень нарядно — среди темно-зеленой листвы красуется множество оранжевых шариков. Точно золотые яблоки в легендарных садах Гесперид!

Теперь о хурме. Когда проходишь или проезжаешь по окраинам Батуми и в его окрестностях, сразу замечаешь на деревьях плоды хурмы. Они выделяются среди листвы, как ярко-оранжевые яблоки. Окраска их необыкновенно яркая, броская — никак нельзя не заметить.

Плоды хурмы, как и мандарины, обычно снимают с деревьев, не дожидаясь полного созревания. Их кладут на хранение, и они постепенно дозревают, становясь краснооранжевыми.

Различают обычную хурму и так называемые корольки. Первая имеет в зрелом виде красноватую окраску и очень мягкое, слизистое содержимое. Но пока плоды не размякли и не покраснели, есть их совершенно невозможно — они имеют сильный вяжущий вкус. Откусишь кусочек — и сводит весь рот.

Совсем иные корольки. Их вполне можно есть, когда они еще твердые и имеют бледную светло-оранжевую окраску. Мякоть их, хотя и плотная, но довольно сладкая и почти не вяжущая. Такие плоды очень хороши для перевозки и пересылки — они и сладкие, и достаточно твердые. Обычную хурму в зрелом виде перевозить крайне трудно, а пересылать и вовсе невозможно.

В Батумском ботаническом саду имеется довольно много деревьев культурной восточноазиатской хурмы с крупными оранжевыми плодами. Есть тут и деревья дикой кавказской хурмы с мелкими черно-синими плодами. О существовании этих двух видов хурмы читателю уже известно из предыдущих страниц этой книги. Но, оказывается, есть еще и третий вид хурмы, который также можно видеть в саду. Это хурма виргинская (Diospyros virginiana), дико растущая в Северной Америке. Плоды ее имеют грязновато-оранжевую окраску и очень напоминают немного уменьшенные плоды обычной культурной хурмы. Они вполне съедобны. Вкус их довольно приятный, мякоть сладкая и имеет слабый аромат. Словом, североамериканская хурма — это как бы уменьшенная копия восточноазиатской.

В ноябре созревают и плоды интересного южноамериканского растения — небольшого вечнозеленого деревца фейхоа (Feijoa sellowiana). Это растение — родственник эвкалиптов (из того же семейства миртовых). Его овальные некрупные листья по форме и величине напоминают листья нашей лесной жимолости. Только они более плотные, как у всех вечнозеленых деревьев и кустарников, и к тому же сизые. Если взять лист в руку и хорошенько растереть — ощущаешь специфический приятный запах.

Плоды фейхоа не сразу заметишь в кроне деревца — они даже в зрелом виде имеют зеленоватую окраску и теряются в массе листвы. Внешне они несколько похожи на зеленоватые сливы с пучком коротких хвостиков на конце. Эти плоды съедобны и имеют одно ценное, уникальное свойство — они содержат воднорастворимые соединения йода, так необходимого организму человека.

Из-за своего зеленого цвета плоды выглядят неаппетитно, кажутся незрелыми. Но стоит рискнуть и съесть хоть один плод — и вы убеждаетесь, что он вовсе не так уж плох, как кажется. Находящаяся внутри беловатая мякоть с многими мелкими семенами имеет приятный кисло-сладкий вкус и совершенно своеобразный аромат. Его сравнивают с запахом земляники и ананаса (так же пахнут и листья).

Если вы захотите полакомиться плодами фейхоа, то не рвите их с дерева. Лучше подберите с земли, куда они опадают после созревания. Там они и лучше заметны, чем на дереве, и более вкусные.

Плоды фейхоа едят не только в свежем виде. Из них получается ароматный компот и великолепное варенье. Северянам эти плоды почти незнакомы. Не знают их и многие жители юга. К сожалению, фейхоа у нас на Кавказе — еще мало распространенная плодовая культура.

Фейхоа имеет довольно крупные цветки с розоватыми лепестками. Множество длинных ярко-красных нитей тычинок, пучком торчащих из цветка, придает им нарядный вид. Все любуются этими цветками, но лишь немногие знают об одном их секрете. Толстоватые сочные лепестки красивых цветков имеют сладкий вкус и съедобны. Попробуешь — удивляешься. Как-то в голову не приходит, что цветочные лепестки могут быть сладкими. Цветет фейхоа в мае-июне.

В ноябре плодоносит и еще одно диковинное растение — кудрания трехконечная (Cudrania tricuspidata). Родина ее — Китай. Это небольшое листопадное деревце, которое на протяжении почти всего года ничем не привлекает к себе внимания. Но поздней осенью его нельзя не заметить. Среди желтеющих листьев тут и там виднеются красивые ярко-красные шары размером с грецкий орех. Они похожи на большие ягоды малины шаровидной формы — такие же ярко-красные и матовые, такие же мягкие, с такой же своеобразной поверхностью, состоящей из мелких кусочков. Это сочные соплодия растения. Они съедобны, имеют сладкий вкус и немного напоминают хурму. Но когда откусишь кусочек красной мякоти, кое-где проступает какая-то белая жидкость, точно сочится молоко. Это не что иное, как млечный сок.

Не правда ли, удивительно — в красной мякоти содержится белый сок? Такой же сок есть в листьях растения. Сорвешь лист, и из места разрыва выступает белая жидкость. Много ли вы знаете деревьев, у которых есть млечный сок? Наверно, нет. Комнатный фикус да инжир — вот и все. Теперь к скудному списку «белокровных» деревьев можете добавить и кудранию.

Соплодия кудрании очень сочны и нежны, как малина. Они совершенно не выносят пересылки и перевозки. На севере они никому не известны. Да и на юге их никто не знает, кроме сотрудников некоторых ботанических садов.

Два слова о названии этого растения. Кудрания имеет пока только одно научное ботаническое название. А почему бы не дать ей популярное имя? Ведь оно напрашивается само собой. Из-за сходства соплодий с малиной кудранию так и хочется назвать «малиновым деревом». Разве плохо?

И, наконец, о родословной кудрании. Она относится к семейству тутовых и, следовательно, родственница известной многим шелковицы (или тутового дерева) и инжира. Соплодие кудрании по строению вполне сходно с соплодием шелковицы, только оно гораздо крупнее и несколько другой формы. Внутри него округлые зернышки, очень похожие на орешки конопли.

Чудеса наших субтропиков

Плоды фейхоа (а) и соплодия кудрании (б)


А вот несъедобные плоды. Они имеют только декоративное значение — крохотные шарики, словно дробинки, яркого розовато-лилового цвета. Целые грозди таких красивых «дробинок» можно видеть на ветвях кустарника, который называется калликарпа японская (Callicarpa japonica). Они очень эффектны на фоне ярко-зеленой листвы.

Поражаешься необычному цвету плодов и их обилию. Кажется, что видишь грозди бесчисленных мелких цветков. Когда впервые встречаешь это растение, создается впечатление, что оно пышно цветет, а вовсе не плодоносит. Редкий случай, когда плоды из-за их окраски можно принять за цветки.

Более скромную, черную окраску имеют плоды уже знакомого нам вечнозеленого дерева — ложнокамфарного лавра. В начале ноября они опадают, и их кое-где видишь на земле под деревьями. Они очень напоминают мелкие черные вишни слегка овальной формы. Строение плодов такое же — снаружи мякоть, внутри косточка. Однако в отличие от вишни мякоть имеет зеленоватый цвет и слегка пахнет лавровым листом. Когда впервые увидишь на земле эти черные блестящие «вишенки», не сразу догадаешься, какому растению они принадлежат. Приходится смотреть вверх, на листву деревьев, и соображать, с какого дерева они могли упасть.

И, наконец, еще об одной интересной находке под деревьями. В начале ноября на земле кое-где попадаются какие-то странные мелкие «камешки» ярко-красной окраски. Они напоминают по форме несколько вытянутые мелкие семена фасоли. Привлекает внимание их необыкновенно яркая окраска. Что же это такое?

Посмотрев вверх, да листву деревьев, нетрудно сообразить, что перед нами семена магнолии крупноцветковой. Поздняя осень — время их массового опадания. В эту же пору с деревьев магнолии начинают опадать и уже знакомые нам из предыдущего рассказа крупные сложные плоды, похожие на шишку с ручкой.

Такова в Батуми поздняя осень — пора пышного цветения хризантем самых разнообразных тонов и расцветок, пора сбора урожая мандаринов и хурмы, пора теплой солнечной погоды, когда еще можно загорать и купаться в море.

Заключение

На этом рассказ о Батумском ботаническом саде заканчивается. Перед нами прошла целая галерея «портретов» растений. Среди них удивительные деревья, у которых ежегодно сбрасывается кора и корни растут вверх над землей, причудливое «марсианское» растение коллеция и «ожившее ископаемое» метасеквойя, древнее вымирающее гинкго и замечательное конфетное дерево.

Но вряд ли у читателя осталось впечатление, что он просто побывал в ботанической кунсткамере и познакомился с ботаническими чудесами. Ведь многие из рассмотренных растений очень поучительны. На их примере мы увидели, насколько богата и разнообразна субтропическая флора, как много полезного она может дать человеку, наконец, сколь интересен вообще растительный мир. Рассматривая «портреты» отдельных растений, мы затронули ряд общих вопросов ботаники, касающихся строения и жизни растений, их происхождения, классификации и географического распространения.

Иными словами, мы познакомились с некоторыми основными положениями таких разделов ботаники как морфология, систематика и в особенности география растений. На ряде примеров было показано, что современное географическое распространение некоторых растений кажется непонятным и необъяснимым, если не обратиться к прошлому Земли, к ее истории. Близкородственные растения на разных континентах, отстоящих друг от друга на многие тысячи километров, удивительное богатство флоры некоторых районов земного шара — эти и многие другие факты могут быть объяснены только историческими причинами. Длительный «дрейф» континентов, гигантские поднятия и опускания земной коры, мощные оледенения — вот далеко не полный перечень тех стихийных сил, которые во многом предопределили характер, современного распределения растений по земной поверхности.

В книге рассказано не только о зимнем состоянии Батумского ботанического сада и о том интересном, что можно здесь увидеть зимой. Сад прошел перед читателем и в своем весеннем наряде, и в своем осеннем убранстве. Мы проследили здесь несколько времен года. И благодаря этому удалось познакомиться с удивительными, незнакомыми северянам, явлениями из жизни растительного мира субтропиков. Среди них — зимнее цветение растений и весенний листопад, первые плоды в апреле и летняя зелень в сентябре. Большое внимание уделено в книге описанию наиболее примечательных особенностей строения отдельных растений, их жизни и развития. Мы постарались возможно полнее рассказать также о практическом использовании представителей субтропической флоры. Затронут интересный вопрос о происхождении названий различных растений — тех, о которых идет речь на страницах книги.

Хочется надеяться, что читатель узнал из нашего рассказа много нового, интересного и в нем пробудилось желание поближе познакомиться с замечательным миром растений. Прочитав эту книгу, вы, наверное, с большим вниманием, чем прежде, будете смотреть на окружающие вас растения и, возможно, в какой-то мере заинтересуетесь ботаническими вопросами. Если это так, то автор будет считать свою задачу выполненной.

И последнее. Если вы, дорогой читатель, еще не были в Батумском ботаническом саду, этом чудесном уголке Закавказья, непременно побывайте. Не пожалеете, даже если вы далеки от ботаники, если вы просто любознательный человек. Лазурное море с ласково-теплой водой, горячее южное солнце, зеленое царство экзотических растений — вот что ждет вас в Батуми.

Вклейка

Чудеса наших субтропиков

Рис. 1. Батумский ботанический сад зимой (видно здание дирекции сада)


Чудеса наших субтропиков

Рис. 2. Вечнозеленый кустарник батумских лесов — рододендрон понтийский


Чудеса наших субтропиков

Рис. 3. Ветвь мексиканской сосны с очень длинной хвоей


Чудеса наших субтропиков

Рис. 4. Ствол эвкалипта прутьевидного (возраст этого мощного дерева около 80 лет)


Чудеса наших субтропиков

Рис. 5. Ветви акации чернодревесной во время цветения


Чудеса наших субтропиков

Рис. 6. Ветвь австралийского кустарника хакеи иволистной с цветками и плодами (снимок сделан в мае)


Чудеса наших субтропиков

Рис. 7. Листья бумажного дерева


Чудеса наших субтропиков

Рис. 8. Чайная плантация в окрестностях Батуми


Чудеса наших субтропиков

Рис. 9. Цветки мандаринового дерева


Чудеса наших субтропиков

Рис. 10. Ветка вечнозеленого плодового дерева авокадо


Чудеса наших субтропиков

Рис. 14. Древнее голосеменное растение — саговник поникающий


Чудеса наших субтропиков

Рис. 15. Цветущая юкка


Чудеса наших субтропиков

Рис. 16. Пальма трахикарпус, заплетенная плющом


Чудеса наших субтропиков

Рис. 17. Ветвь железного дерева — парроции персидской


Чудеса наших субтропиков

Рис. 18. Листья лакового дерева


Чудеса наших субтропиков

Рис. 19. Толстый стебель лианы глицинии обвился вокруг дерева и «задушил» его


Чудеса наших субтропиков

Рис. 20. Дыхательные корни болотного кипариса, поднимающиеся над поверхностью переувлажненной почвы


Чудеса наших субтропиков

Рис. 21. Ветвь павловнии Форчуна с цветками


Чудеса наших субтропиков

Рис. 22. Цветки тунгового дерева


Чудеса наших субтропиков

Рис. 23. Цветение лавра благородного


Чудеса наших субтропиков

Рис. 24. Молодой росток бамбука филлостахиса съедобного


Чудеса наших субтропиков

Рис. 25. Нижняя часть молодого ствола бамбука (у земли видны очень крупные чешуи, которыми бывают покрыты весной ростки бамбука)


Примечания

1

На вклейках помещены рис. 1—25.


home | my bookshelf | | Чудеса наших субтропиков |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу