Book: Замок цветов



Замок цветов

Роум Маргарет

Замок цветов

Глава 1

Сад засыпал под тяжелым одеялом августовской жары. Цветы источали душистые запахи вполовину силы, дожидаясь, когда вместе с проливным дождем их аромат начнет изливаться в полную мощь на радость, истомленному зноем, миру. В тишине сада слышалось только жужжание большой пчелы в мохнатой шубе, да и оно звучало натужно: монотонный звук окончился усталым вздохом облегчения — это пчела села на выпяченную нижнюю губу лепестка львиного зева.

Флер Мэйнард праздно следила, как пчела погрузилась в глубину цветка; руки девушки тут же бросили свою работу — она лущила горох в ярко-синюю миску, стоявшую у нее на коленях. Какая мирная картина! Флер откинулась в кресле и убрала прядь волос, упавшую на лицо. Покой… Но нужен ли ей покой? Кажется, жизнь навсегда избрала ровный, безмятежный курс — ни сердечных мук, ни горьких разочарований; беды не нарушали однообразную канву ее существования, но и радости не было тоже… При этой мысли девушка слегка усмехнулась. Что бы сказали прихожане, если бы узнали, как тихая, скромная дочь священника, у них на глазах выросшая в сдержанную, простодушную молодую женщину, вполне довольную тем, что во всем помогает отцу и рано или поздно, наверняка, станет воспитательницей для малыша или сиделкой для человека пожилого, на самом деле, всей душой желает вырваться из сонной деревеньки в графстве Суррей, где прожила всю свою жизнь, в огромный мир, который манит ее?

Дремавшая в соседнем раскладном кресле мать Флер пошевелилась и открыла глаза.

— Отец еще не вернулся? — спросила та озабоченно.

Флер улыбнулась. Она не уставала радоваться, глядя на любовь и привязанность, которую родители питали друг к другу.

Хотя они оба были уже далеко не среднего возраста, их чувства, казалось, стали с годами только крепче. Мама всегда очаровательно краснела, когда папа говорил ей комплименты, а он, в свою очередь, не без удовольствия слушал, когда жена рассуждала о том, как повезло жителям деревни Гиллингхэм с таким викарием. Флер давно знала, что они постоянно добры друг к другу. Впрочем, родители ни в ком не видели зла, и даже худший из злодеев получал у них сострадание. Наверное, поэтому даже самые зачерствевшие сердцем люди покидали дом священника с благодарной улыбкой и возрожденной надеждой на лучшее в человеке, а Флер высоко ценила родителей, была к ним внимательна и проявляла всяческую заботу даже в мелочах.

— Не волнуйся, дорогая. — Голос Флер звучал почти по-матерински ласково, чего она сама не замечала. — Ты же помнишь — сегодня папа посещает больницу, беседует со своими постоянными подопечными. Я уверена, он скоро будет дома.

Когда лицо матери перестало выражать беспокойство, Флер поднялась, отдала ей тазик с начищенным горохом и стала потягиваться, чтобы поскорее избавиться от усталости, появившейся после неподвижного пребывания в кресле.

— Ах, так-то лучше!.. Хорошо, конечно, вот так посидеть, но все же безделье не очень меня устраивает, мама!

Джин Мэйнард с нежностью глянула на дочь и, в очередной раз про себя, поблагодарила судьбу, которая подарила им ребенка уже после того, как они с мужем простились со всякой надеждой иметь детей. И какого ребенка! Они дали дочери подходящее имя — та была действительно прелестна, как любой цветок в их старомодном садике. Джин любовалась матовой, безупречно гладкой кожей дочери, ее полными, чувственными губами, похожими на лепестки шиповника, и глубокими темно-синими глазами. Волосы цвета светлой пшеницы падали тяжелыми волнами на хрупкие девичьи плечи. Зеленое платье облегало точеную фигуру, а еще не развившееся тело, обещало в будущем роскошные и чувственные формы. И все же Малькольм и Джин Мэйнард больше всего радовались внутренней красоте своей дочери. Характер Флер был столь доброжелательным и столь великодушным, что ее любили все в деревне, — и тут мать плутовато улыбалась, — хотя иногда девушка производила впечатление умудренной опытом женщины, которая покровительственно печется не только о своих не от мира сего родителях, но и добровольно взваливает на себя все заботы об окружающих.

Флер вопросительно подняла бровь, и мать, спрятав улыбку, встала, чтобы идти в комнаты.

— Я начну готовить обед, дорогая, а ты пока переодевайся. К тому времени как все будет готово, отец как раз должен быть дома.

Флер кивнула в знак согласия и, взяв мать под руку, зашагала рядом.

Когда, час спустя, преподобный Малькольм Мэйнард вернулся, обед уже можно было подавать на стол. Но как только он вошел, жена и дочь поняли — что-то случилось. Его лоб был нахмурен, а искорка веселья, которую они привыкли видеть в его глазах, сменилась печалью. У Малькольма было сердце достаточно большое для того, чтобы вместить горести всех, кто обращался к нему за помощью; его умение сострадать, словно плащ, окутывало теплом каждого смертного. Все же викарий пытался соблюдать меру, так чтобы ни он, ни его семья не оказались в плену тех несчастий, с которыми приходилось встречаться. Однако, в этот раз священник был встревожен столь сильно, что даже не мог притворяться.

— Малькольм, дорогой мой. — Жена бросилась к нему. — Что случилось?

Флер и не пыталась его расспрашивать. В такие минуты она чувствовала, что не стоит сразу вмешиваться: отец с матерью были двумя половинками единого целого, и, когда на одного наваливались заботы, бремя разрешить их поровну распределялось между обоими.

Малькольм покачал головой и пошел не в столовую, где его дожидался обед, а в маленькую комнату, которую использовал как кабинет, и там сел в кожаное кресло. Глава семейства дождался, пока к нему присоединятся жена и дочь, и, когда обе, встревоженные, сели напротив, он начал рассказывать.

— Сегодня я очень расстроился, побывав в больнице… Господь свидетель, я посещал сотни больных, многие из которых слепые и не имели надежды когда-либо вернуть зрение, но этот молодой человек, — его голос дрогнул, — он никому не позволяет утешать себя, отклоняет все предложения познакомиться… Более того, четко сформулировал, что не верит ни во врачей, ни в священников!

Жена, подавшись вперед, ободряюще похлопала его по руке.

— Расскажи с самого начала, дорогой, тебе станет гораздо лучше, когда ты снимешь камень с души.

— Тут дело не во мне, Джин, — сурово ответил он. — Мне надо найти способ помочь ему.

После довольно продолжительной паузы Малькольм принялся рассказывать:

— Сегодня в больнице меня дожидалась записка от сэра Фрэнка Хэмлина, знаменитого глазного хирурга, — я уверен, вы уже неоднократно слышали о нем от меня. Сэр Фрэнк просил, чтобы я, прежде чем идти в палаты, переговорил с ним. Вот я и отправился его разыскивать.

Флер склонилась вперед, стараясь не пропустить ни одного отцовского слова.

— Оказалось, доктор озабочен в связи с появлением нового пациента — это молодой француз, чья семья хорошо знакома сэру Фрэнку. Он рассказал мне, какое несчастье постигло молодого человека. Два года назад тот ослеп от кислоты. Все это время доктора во Франции давали ему надежду, но очень слабую. Затем, после шести безуспешных операций, его семья обратилась к сэру Фрэнку, который велел немедленно везти больного в Англию, в нашу больницу. Сразу после несчастного случая молодой человек очень верил докторам, никогда не жаловался ни на боль, ни на страдания, которые, должно быть, были изрядны, надеясь, что ему вернут зрение. Но постепенно его оптимизм таял, уступая место горькому разочарованию. А после последней безуспешной операции он впал в полное отчаяние и поклялся, что больше никогда не даст себя оперировать.

— Бедный, бедный мальчик, — прошептала Джин Мэйнард, с трудом удерживая слезы.

— Да, его действительно стоит пожалеть.

— Но, папа, чего же хотел от тебя сэр Фрэнк? — с недоумением спросила Флер.

— Доктор уверен, что его операция окажется успешной, и очень хочет попробовать. Семье больного удалось уговорить своего отпрыска, рискнуть в последний раз. Тот, хотя и очень неохотно, согласился. Однако настроение больного внушает Фрэнку Хэмлину большую тревогу. Бесполезно оперировать человека, в душе которого лишь черное отчаяние и безнадежность… Поэтому доктор и просил моей помощи, чтобы немного ободрить молодого человека. Сам сэр Фрэнк пытался это сделать, то же самое пробовала сделать и семья, но все без толку. Боюсь, теперь они смотрят на меня как на последнюю надежду.

Викарий в полном отчаянии понурил голову.

— Но ты сумеешь, мой милый! — утешала его жена. — Вспомни, сколько таких людей удалось тебе поддержать и ободрить!

— Я пытался, — покачал головой викарий, — но у меня ничего не вышло. Никогда еще мне не доводилось встречать такого глубокого, мрачного пессимизма… точнее, равнодушия к жизни. Молодой человек никому не дает проникнуть сквозь броню, в которую заковал душу, и в ответ на все усилия, я получил лишь холодную улыбку, а под конец услышал те слова, которые уже передал вам: «Простите, но, боюсь, я больше не верю ни врачам, ни священникам!» Да и никому другому не верит, пожалуй, тоже, — горько прибавил викарий. — Мне кажется, этот молодой человек перенес такие мучения, и, похоже, не только физические, что решил никогда больше не поддаваться никаким чувствам!

Наступило неловкое молчание, во время которого каждый из них пытался представить себе, какая же боль должна была вызвать такое безразличие ко всему… Тихонько вздохнув, Джин Мэйнард робко предложила:

— Флер могла бы постараться помочь…

Девушка вздернула голову:

— Я? Что же я могу сделать? Папа…

Она повернулась к отцу и увидела, что отчаяние на его лице сменилось улыбкой.

— Конечно!.. Почему я об этом не подумал? Действительно, стоит попытаться!

— Нет, папа. Я не могу…

Флер спорила весь обед. Она каменела при одной мысли о встрече с человеком, о котором рассказал отец, представляя, какой прием ожидает ее, если тот расценит участие и сочувствие грубым вмешательством в его частную жизнь. Но родители так расстроились, услышав твердый отказ дочери, что, в конце концов, Флер вынуждена была согласиться.

На следующий день Флер пораньше поехала в больницу. Обычно в свое дежурство в палатах она записывала просьбы больных доставить им то, чего не могла обеспечить больница, и выполняла их мелкие поручения. На сей раз, девушка решила сначала с кем-нибудь поговорить, а уж потом идти к тому пациенту. Лучше всего, конечно, с Дженнифер Далтон, старшей медсестрой больницы.

Флер нашла подругу в небольшой комнате медсестер — та попивала чай и просматривала отчеты, лежавшие перед ней на столе.

— Дженнифер, у тебя найдется для меня минутка? — чуть приоткрыв дверь, спросила она.

— Входи, Флер, ты как раз вовремя появилась, я уже чуть не плачу! Честно говоря, наши стажеры пишут свои отчеты таким почерком, что я с трудом разбираю. Налить тебе чаю? — сказала она, придвигая стул для гостьи.

— Спасибо, — ответила Флер, садясь. — Мне нужен твой совет.

Дженнифер внимательно взглянула на озабоченное лицо Флер и немного наигранно напустилась на нее:

— Неужели тебе обязательно печалиться по поводу каждой встреченной хромой собаки, дорогая?

Флер открыла рот, собираясь протестовать, но Дженнифер продолжала:

— Не оправдывайся, я тебя знаю! Какая разница, кто по дороге попался тебе на глаза: кошка, собака или какой-нибудь убогий старик?.. Ты всегда беспокоишься о тех, кто не заслуживает твоего внимания… Когда же ты, наконец, начнешь думать о себе, хотела бы я знать?

Флер нисколько не обескуражила отповедь подруги. Кипучая натура Дженнифер была полной противоположностью застенчивому характеру Флер, однако они прекрасно друг с другом ладили.

— Обо мне давай поговорим в другой раз, ладно?

Дженнифер откинулась на спинку стула с видом терпеливого ожидания.

— Хорошо. Тогда признавайся, ради кого или чего ты пришла ко мне?.. Кто взволновал тебя на сей раз?..

— Ваш новый пациент, — призналась Флер. — Папа просил меня зайти к нему сегодня, чтобы попытаться его ободрить. Я надеялась, ты подскажешь мне, как лучше это сделать, я ведь даже не знаю, о чем с ним разговаривать.

— Неужели ты про нашего французского графа? — вскинулась Дженнифер.

Флер рассмеялась.

— Ну, если вы так его называете…

— Дорогая моя, весь наш персонал пытался хоть немного развлечь его!.. Унылый, мрачный, капризный, высокомерный — мы уже не знаем, как его назвать! Половина медсестер его ненавидит, другая половина в него влюблена, но в одном все единодушны — он невыносим!

У Флер упало сердце. Отец немного подготовил ее, но чтобы Дженнифер — прямая, отважная Дженнифер — приходила от него в раздражение… Это плохое предзнаменование.

— Он же слепой, Дженнифер, — осторожно заметила Флер.

Дженнифер помрачнела:

— Да, как и большинство других наших пациентов… Однако они не пользуются отдельной палатой и безраздельной заботой сэра Фрэнка! Флер, этот молодой человек ужасно избалован, тут не может быть сомнения. В его состоянии, кажется, не до фанаберии, но он именно так реагирует на сочувствие, а его реакция на это, кого хочешь выбьет из колеи. Флер, пожалуйста, не попадай ему на язык. Пусть с ним попробуют справиться опытные и очерствевшие медсестры. Им он не по зубам — тебе тем более.

Флер густо покраснела и покачала головой:

— Я должна зайти к нему, я уже обещала папе и теперь не могу нарушить свое обещание. Когда удобнее это сделать?

Дженнифер в отчаянии всплеснула руками:

— Хорошо, если ты так решила, то сама пеняй на себя!.. Лучше всего — если заглянешь в палату, когда закончится обход врачей, процедуры и так далее. Перед вечерним чаем, сэр Фрэнк тоже покинет больницу, тогда я позабочусь, чтобы этот пациент остался совершенно один. Когда ты появишься у него, он настолько устанет от самого себя, что будет, пожалуй, рад любому посетителю. Ну как?

— Спасибо!

Флер поднялась и направилась к двери. Ирония Дженнифер, ее скептические подначки еще звучали у нее в ушах, когда она шла по коридору. Однако надо было собраться, взять себя в руки…



Глава 2

Все время, которое девушка провела с пациентами общей палаты, ее мысли вертелись вокруг новенького, визит к которому еще предстоял. Она не могла сосредоточиться, и ее подопечные, многие из которых были давними друзьями, добродушно подтрунивали над ней… Наконец, покончив с делами, она набрала полную грудь воздуха, словно перед отчаянным прыжком в ледяную воду, и тихо постучала в дверь палаты француза.

— Entrez! note 1 — раздалось отрывистое приглашение.

Неуверенными шагами Флер вошла в комнату. Посмотрев первым делом на кровать, она увидела, что там никого нет. Закрывавшие ее шторки отодвинуты, простыни и тугие подушки гладко расправлены. У окна, выходившего во двор больницы, неподвижно стоял высокий мужчина в темном халате из плотного шелка. Сердце девушки на секунду замерло, а затем застучало громкими, мучительными толчками. Свет падал из, частично занавешенного, окна, освещая красивую голову молодого человека, и неудивительно, что сердце Флер ответило романтическим трепетом. Мужественное, словно высеченное из камня лицо, подбородок упрямо вздернут, прямой, как лезвие, нос, а ноздри напряжены, будто чувствуя опасность… На глазах — черные очки. Молодому человеку не хватало рыцарского камзола, развевающегося плаща и длинной тонкой рапиры у худого бедра. Он был похож на Дон-Кихота, принимавшего ветряные мельницы за великанов, а овец, за полчища врагов; складывалось впечатление, что дружескую беседу он может принять за провокацию, а заботу — за оскорбление.

— Ну, — нетерпеливо нарушил тот тишину. — Кто вы и что вам нужно?

Это напомнило Флер, что молодой человек — слепой, и ее охватило сострадание. Стараясь сдержать в голосе дрожь, она, запинаясь, сказала:

— Я… я Флер Мэйнард, дочь преподобного мистера Мэйнарда, что навещал вас вчера, если вы не забыли…

Он высокомерно качнул головой и произнес нечто ужасное:

— А, этот дурачок священник? Мне кажется, я понятно вчера объяснил, что считаю его присутствие излишним, так зачем же он прислал сюда свою дочь? Наверное, хотел, чтобы вы поберегли мою белую трость и поводили погулять по саду?.. Или дал более ответственное задание — научить меня азбуке слепых. Это достойное занятие для дочери викария, но я в таких услугах не нуждаюсь!

Если бы молодой человек высмеивал Флер, она бы простила его, но слушать, как позорят ее доброго, чистосердечного отца, было свыше ее сил. И девушка кинулась на француза, как тигрица.

— Мне кажется, вы чересчур самовлюбленный тип, мсье! Теперь понятно, почему люди предпочитают оставлять вас наедине с самим собой, чтобы вы вволю натешились собственной вздорностью и детскими капризами!

Ее вспышка была встречена тяжелым молчанием. Молодой человек в гневе стиснул кулак, словно сжимая эфес воображаемой рапиры. Никто, наверное, еще не разговаривал с надменным французом в таком тоне. Ей стало стыдно, горячая краска залила щеки. И, заговори тот в прежнем тоне, Флер не смогла бы сдержаться и отчитала бы его еще покрепче. Однако француз, кажется, успокоился. Девушка и представить не могла, что услышит слова извинения.

— Вы правы, мадемуазель, со мной невозможно ужиться. Я не могу справиться со своим дурным настроением и не знаю, что мне делать. Может быть… — голос его стал дружелюбным, — вы мне поможете? — Наверное, он уловил, как Флер от неожиданности ахнула, потому что едкая насмешка вернулась в его интонации вновь. — Ну, дочка викария, где же ваше милосердие? Вы не можете сказать мне «нет» хотя бы ради вашего отца, иначе тот огорчится, когда узнает, что его дочь отказала в помощи отчаявшемуся человеку…

Этот француз очень умен — сразу и безошибочно нашел ее слабое место. Если она сейчас хлопнет дверью, отец будет расстроен гораздо больше, чем этот вздорный пациент.

— Чем я могу помочь вам, мсье? Люди гораздо более опытные, чем я, ждут, когда вы их позовете, почему же вы не хотите принять их помощь? — сухо, даже холодно спросила Флер.

Молодой человек отошел от окна. Ориентируясь на ее голос, направился к ней и остановился всего в одном шаге. Трудно было поверить, что он не видит, — так точны были все его движения. Его лицо было устремлено на Флер, словно он пытался ее рассмотреть. Она невольно покраснела. Только теперь девушка заметила тонкую паутину шрамов, бороздившую его верхние веки и лоб. Никакие черные очки не могли скрыть следы недавних пластических операций. Смутившись, Флер покраснела еще больше.

— Почему обращаюсь именно к вам? — неожиданно резко переспросил он. — Просто потому, что за все это несчастное время, вы — первый человек, который сказал мне в лицо правду! Мне лгут два года, и меня уже тошнит! Ваши слова для меня были как освежающий глоток весеннего воздуха. Вы — человек, который, как я надеюсь, всегда будет искренен и откровенен до конца, поэтому мне бы не хотелось терять вас из виду. Лично вам придется успокаивать и подбадривать меня, иначе я… откажусь оперироваться! Ну, что вы ответите? Соглашаетесь?

— Вы меня шантажируете! — Флер задохнулась от возмущения. — Разве у меня есть выбор?

Француз пожал плечами и вернулся к окну. Встав в полосу света, он поднял голову, подставляя лицо нежной ласке солнечных лучей. Потом, обернувшись в сторону девушки, резко отчеканивая слова, заговорил:

— Да, у вас нет выбора! Я вовсе не стремился стать целью вашего гипертрофированного чувства долга, тем более меня нельзя обвинить, будто я им пользуюсь в своих целях! — Он замолчал, потом прибавил устало: — А теперь уходите, мне надо отдохнуть. Завтра жду вас к себе на ленч.

Флер, обескураженная таким поворотом дела и столь бесцеремонным обращением, покинула палату, пожалев, что полчаса назад переступила этот порог.

Сэр Фрэнк был удивлен и очень обрадован переменам в настроении своего пациента, хотя прошло лишь две недели после того, как тот начал общаться с Флер. Дженнифер пришла в восторг — подруге удалось достичь невозможного! Француз, ранее безвылазно сидевший в своей палате, стал в сопровождении девушки выезжать на автомобильные прогулки. Малькольм Мэйнард преисполнился гордостью за дочь, поскольку та буквально стала глазами несчастного молодого человека. Но напряжение, которое испытывала Флер, не могло не быть замечено матерью — Джин огорчалась, наблюдая, как все грустнее и беспокойнее делается ее любимая дочка.

Однажды миссис Мэйнард попыталась поговорить с Флер — та как раз собиралась на очередную прогулку со своим подопечным.

— Дорогая, ты выглядишь усталой, почему бы тебе сегодня не отдохнуть? А я позвоню в больницу и скажу, что ты плохо себя чувствуешь и не можешь сопровождать мсье Тревиля на скачки.

Флер как раз надевала через голову розовое платье, поэтому ее ответ прозвучал несколько невнятно:

— Мама, я нисколько не устала. Не суетись. — Она натянула, наконец, платье и продолжила более твердо: — Ален будет разочарован, если я не поеду. Он без ума от скачек и очень взволновался, когда узнал, что неподалеку будут проводиться соревнования. Я просто не могу его бросить, понимаешь?

Мать вздохнула.

— Все это очень хорошо, Флер, однако я начинаю тревожиться. Ты стала не такая бодрая, да и побледнела очень. Ален Тревиль — очаровательный молодой человек, весьма разумный, но такой эгоистичный! С тех пор как он попросил твоего шефства, у тебя совершенно нет свободного времени. Ты не думаешь, что это слишком?

Флер отвернулась, чтобы скрыть слезы, вызванные словами матери. Хорошо, что родители считали Алена Тревиля очаровательным и разумным. Только она знала, какая тяжелая депрессия часто наваливается на него, поэтому научилась молчать, когда он жаловался и проклинал судьбу из-за своей слепоты… Флер стала как бы предохранительным клапаном для чувств молодого француза, его «мальчиком для битья», обязанным все терпеть. Для всех же остальных в больнице он стал образцовым пациентом — не капризничал, не привередничал, со всем соглашался, и только Флер достался груз мучений с ним… В душе француза постоянно гнездилось жестокое отчаяние. И, только сорвавшись на постороннем человеке, Алену становилось чуть легче. Сначала, когда его одолевали подобные настроения, Флер называла его паникером, трусом, а тот злился и в ответ сам не давал ей спуску. Острый на язык, он не щадил ее! Тогда Флер решила идти по линии наименьшего сопротивления и тихо дожидаться, пока дурное настроение Алена изменится… Случались и дни, когда Ален оказывался очень милым, любезным и столь же обаятельным. Именно в один из таких дней Флер поняла, что влюбилась.

— Флер! — Мать нетерпеливо окликнула ее. — Не молчи же, наконец.

Дочь подошла, опустилась перед ней на колени.

— Мама, сэр Фрэнк сообщил мне, что на следующей неделе хочет оперировать Алена, значит, скоро моя помощь ему уже не потребуется. Когда зрение к нему вернется, он уедет домой и мое шефство кончится. — Сердце Флер болезненно сжалось, но она заставила себя продолжать. — Постепенно моя жизнь войдет в привычную колею, и у меня появится много свободного времени… Но пока Тревиль нуждается во мне, я должна быть рядом с ним, понимаешь?

Мать похлопала ее по руке, услышав в словах дочери гораздо больше, чем той хотелось бы…

— Очень хорошо, моя дорогая. Помни одно… — Миссис Мэйнард помолчала. — Мы с отцом хотим, чтобы ты была счастлива… И какое бы решение ты в жизни не приняла, мы воспримем его как должное.

Флер обняла мать.

— Какое же решение мне придется принять, чтобы моим родителям не пришлось раскаиваться в собственной мудрости? — рассмеялась она.

Мать улыбнулась и вышла, но Флер так и осталась сидеть на полу у кровати, думая о своем.

Прибыл, немного опоздав, автомобиль сэра Фрэнка. Ален сидел в машине на заднем сиденье, и через открытое окно спальни девушке было слышно, как мать просит его не беспокоиться: Флер спустится через несколько секунд. Схватив сумочку, она сбежала вниз по ступенькам, стремясь поскорее узнать, в каком настроении сегодня Ален — в хорошем или, Боже милостивый, ей опять придется не один час выслушивать его едкие замечания.

С первого же взгляда Флер поняла, что день сегодня счастливый, — Ален невольно улыбался, приветствуя ее, как только услышал шаги на гравийной дорожке.

— Ты готова? — нетерпеливо спросил он.

— Да, Ален, — ответила она, немного запнувшись на его имени.

В тот день, когда Флер явилась к нему на ленч, молодой человек настаивал бросить формальности вроде «мсье Тревиль» и называть друг друга по именам, но ему потребовалась почти целая неделя, чтобы Флер сказала, наконец, «Ален».

— Хорошо, тогда поехали, я не хочу опоздать на первый забег.

Для такой прогулки погода была просто идеальная — приятное тепло не превращалось в удушающую жару, благодаря легкому бризу. Им удалось найти удобное место на траве поодаль от трибун с их толчеей и гвалтом. Отсюда Флер было хорошо видно беговую дорожку. Когда они устроились, Ален отпустил шофера, сказав, что до времени возвращения в клинику, тот совершенно свободен.

Флер не разбиралась в скачках, но инстинктивно чувствовала, какие моменты должны заинтересовать Алена. Она описала все, что предшествовало старту, а когда начались сами скачки, ее комментарии стали особенно подробны и точны. Ален ликовал — он будто видел перипетии борьбы собственными глазами.

В перерыв, между очередной серией забегов, из корзины для пикника Флер достала еду — слоеные пирожки с мясом, сандвичи с чудесной розовой ветчиной, грудку цыпленка, фрукты, бутылку игристого вина, которое предусмотрительно захватили с собой в дорожном холодильнике. Они поели, и Ален прилег на спину на покрывало, которое было расстелено на траве.

— Это просто здорово! Спасибо тебе за такую чудесную прогулку, Флер! Когда я вернусь домой, приезжай ко мне в гости — я тоже отвезу тебя на скачки.

Сердце девушки радостно взмыло вверх. Ален впервые заговорил о доме и, вообще, о себе. Ей очень давно хотелось расспросить его, но она боялась, что он грубо ее оборвет. Однако сейчас, видя, в каком хорошем настроении тот пребывает, она все же отважилась.

— Ален, а где ты живешь? — осторожно спросила она.

Он нахмурился.

— Возле Грасса, — коротко ответил он, потом неохотно продолжил: — Грасс, если ты не знаешь, — центр парфюмерной промышленности Франции, про него говорят — «сад Франции». Весь год вдоль Средиземноморского побережья цветут цветы — самые разные. Канн славен своими розами, акацией и жасмином, Ним — тимьяном, розмарином и лавандой, Ницца — фиалками и резедой. Но Грасс известнее всех, поскольку мы выращиваем очень много цветов и именно у нас делают духи.

Флер слушала затаив дыхание. Неудивительно, что он так любит солнце, если вырос в таком раю!

— Цветы круглый год? — повторила она, больше всего понравившуюся ей фразу.

— Да, — кивнул Ален. — Каждый месяц. С января по март — фиалки, жанкилии и мимоза, в апреле, мае и июне — розы, резеда, гвоздика. Потом на побережье царствует лаванда, жасмин и туберозы, а в августе, сентябре и октябре будет мята, герань и акация. Даже на Рождество все городки превращаются в море цветов — цветет кассия, на многие мили распространяя свое благоухание.

— О, погоди, — шутливо остановила его Флер. — Я больше не могу! Как тебе повезло — жить в такой красоте и как ты, наверное, хочешь все это снова увидеть!

Ей бы прикусить язык, но поздно. Ален не пошевелился. Флер почувствовала, как он словно отдаляется от нее. Она обеспокоенно посмотрела ему в лицо — оно было бесстрастно, а глаза сквозь темные стекла очков было не разглядеть… Его худое тело казалось расслабленным, пока Флер не обратила внимание на сжатые так сильно кулаки, что побелели костяшки. Пожалев о своих неосторожных словах, девушка накрыла рукой его стиснутую ладонь.

— Ален, ты снова будешь видеть, я знаю! Не давай отчаянию лишить тебя шанса на успех. Очень важно, чтобы на следующей неделе, когда сэр Фрэнк будет тебя оперировать, ты находился в отличном настроении.

Он в ярости отбросил ее руку:

— О Господи! Перестань меня утешать! Что ты знаешь про операции? Я перенес их уже шесть — бесплодных, мучительных. «Не переживай, — любишь бодро говорить ты, — шрамы вокруг глаз очень хорошо заживают!» Какое мне дело до шрамов, если мне всего лишь нужно видеть!

Флер с трудом удерживала слезы. Ей хотелось вытерпеть очередные едкие нападки в свой адрес, понимая, что ему легче после таких взрывов, но она страшилась даже подумать, какой отчаянный поступок может совершить этот молодой человек, если ему скажут, что для него нет надежды, и он останется слепым на всю жизнь.

Девушка подавленно молчала, собирая остатки еды и укладывая корзину. Ее подопечный ушел в себя, замкнулся, и теперь, какие бы она ни сказала слова, он не воспринял бы их. Флер молилась, чтобы грядущая неделя прошла как можно скорее, чтобы ее измученная душа не ослабела в борьбе с отчаянием в душе Алена. Иначе… иначе, зачем, вообще, она взялась за столь ответственное и трудное дело?..

Глава 3

Операция закончилась. Всего несколько минут назад в комнату ожидания забежала Дженнифер, чтобы сказать подруге: Алена уже везут в палату, но и сэр Фрэнк хочет поговорить с ней.

Флер беспокойно шагала из угла в угол, поглядывая на дверь, а хирург не приходил. Операция заняла несколько часов, и все это время девушка просидела в больнице, надеясь, что ее близость как-нибудь передастся Алену и принесет ему хоть небольшое облегчение. Теперь ей очень хотелось побыстрее увидеть его. Лично убедиться, что с ним все в порядке…

Наконец появился сэр Фрэнк. Лицо хирурга выглядело осунувшимся от усталости.

— Мисс Мэйнард, спасибо, что дождались меня. Мне очень надо с вами поговорить.

Он придвинул стул, подождал, пока Флер сядет напротив. Тут-то она и обнаружила не столько его усталость, сколько нешуточную тревогу… Флер нервно поежилась.

— Мы сделали пересадку роговицы на правом глазу, а через несколько дней я собирался сделать то же самое и на левом. Вы, конечно, понимаете, да и Ален сам понимает, что это необходимо делать не сразу, а два этапа? — Он смолк и лишь спустя несколько секунд продолжил: — После операции на правом глазу я тщательно исследовал левый…

— И?.. — похолодев, спросила она.

— Боюсь, результаты исследования не очень утешительны…

— Вы хотите сказать — левый глаз безнадежен?..

Доктор еще помолчал, подыскивая слова, чтобы смягчить удар.

— Левый глаз Алена пострадал больше, но я все равно надеялся, что его можно будет спасти. Сегодня, однако, я нашел признаки опасной инфекции. Теперь надо с ней справиться, а это означает, что вторую операцию придется отложить надолго, до полного выздоровления. Поэтому я и хотел переговорить с вами, моя дорогая… Вы сотворили с Аленом просто чудо, и мне бы хотелось быть уверенным, что вы будете рядом с ним и впредь. Ваша психологическая помощь непременно ему потребуется после того, как он узнает о моем решении…



Словно погребальный звон доносились до Флер слова доктора. Будет ли видеть правый глаз — еще неясно: рано говорить об этом. С левым проблема вообще в тумане — операция откладывается на неизвестный срок. Ален жил надеждой — вот почему перенес уже семь операций. Не лучше ли было медикам сразу оставить Алена без всякой надежды, чем испытывать его душу на зыбких качелях обещаний, не это ли постепенно привело его к такому отчаянию? Флер в слезах накинулась на сэра Фрэнка:

— Почему вы не оставили его в покое? Зачем надо было соблазнять человека заверениями, что он станет зрячим, если надежды практически никакой?

— Надежда есть всегда, моя дорогая, — мягко возразил сэр Фрэнк. — Нам, докторам, это хорошо известно, иначе мы не смогли бы оперировать… Я огорчен не меньше вашего, но молю вас — помогите Алену поверить в это тоже! Через год, даже раньше, я смогу успешно закончить операцию, но мне очень нужно, чтобы вы сумели убедить Алена смотреть в будущее с надеждой. Могу я рассчитывать на вашу помощь?

— Всему есть предел, оптимизму тоже. Он ни за что не согласится, — одеревеневшими губами ответила Флер. — Сейчас или никогда — он так считает, я уверена.

Сэр Фрэнк поник.

— Его мать — хороший мой друг, я дружил и с его покойным отцом, и больше всего на свете мне хотелось бы вернуть их сыну зрение, чтобы все обрели, наконец, счастье… Но если то, что вы говорите, правда, я этой цели никогда не достигну.

Его отчаяние тронуло Флер.

— Я сделаю все, что в моих силах, сэр Фрэнк. Скорее всего, Ален откажется от вашего предложения оперироваться через год, но, пожалуйста, не вините в этом себя. Потом, постепенно справившись со своим отчаянием, он, может быть, согласится попробовать еще раз.

Доктор погладил ее по руке.

— Вы милое дитя, и я не удивлен, почему мой пациент так любит ваше общество. Уверен, если вы останетесь с ним в это нелегкое время, вы спасете его.

Уже вечером он разрешил Флер войти в палату Тревиля, хотя и предупредил, что Ален еще не скоро придет в сознание, так что пусть она не пугается… Прямо с порога она глянула на лицо молодого человека, темневшее на белоснежной подушке. Его голова была зажата в держателях, укрепленных по обеим сторонам изголовья, а глаза закрывала повязка. Его длинные чуткие пальцы, наконец, обрели покой и не пытались найти эфес невидимой рапиры; под простыней неподвижное тело выглядело так, словно принадлежало не живому человеку, а покойнику…

В то утро, когда сэр Фрэнк решил сказать Алену о своем решении, девушка была рядом. После операции прошла всего неделя, но Ален больше не был прикован к постели. Он сидел у окна в своем темном шелковом халате, который только подчеркивал бледность его лица. В нарушение предписаний Ален слегка раздвинул шторы; нежные лучи солнца освещали его волосы цвета воронова крыла. Однако он все время морщил лоб — раздражала, все еще закрывавшая глаза, повязка, и Флер, увидев вошедшего в палату сэра Фрэнка, приготовилась выслушать очередной горячий спор по поводу того, что пора уже снимать бинты.

— Ну, Ален, я думаю нам пора поговорить! — с порога начал доктор.

Ноздри Алена раздулись. Флер знала, это нехороший признак.

— Да, в самом деле, пора. — В голосе Алена звенела сталь. — Давайте, наконец, кончим эту игру, которую я вынужден терпеть всю последнюю неделю!

— Игру?

Сэр Фрэнк сделал вид, будто обескуражен.

— Вы думаете, я так глуп, что не отличу удачу от провала? Ошибаетесь. Ваше преувеличенное внимание и тайное беспокойство не могут скрыть от меня правду! Кроме того, и Флер потихоньку пытается меня утешать. Конечно, и она знает, что операция не удалась! В каждой ее интонации звучит жалость.

Флер взглянула на Алена полными слез глазами. И снова тот проявил удивительную проницательность.

— Не лей по мне слез! Я их не выношу! Теперь я должен привыкать к жизни слепого, пора постигать шрифт Брайля и ходить с белой тростью… Еще мне придется научиться терпеть, когда меня жалеют, но только не ты, Флер! Ты должна быть честной со мной, слышишь? Если я когда-нибудь узнаю, что ты солгала мне, я тотчас же откажусь от твоей помощи!

— Я не стану лгать тебе, Ален, но и ты должен поверить мне. Твой случай не безнадежен! Сэр Фрэнк хотел сказать, что через несколько месяцев ему удастся удачно закончить операцию. Необходимо только вылечить инфицированную область роговицы левого глаза, а дальше все будет хорошо. Пожалуйста, Ален, послушай доктора, я прошу тебя!

В ответ Ален с проклятиями сорвал бинты с глаз и бросил их на пол.

— Хватит! — вскричал он, сраженный горьким разочарованием. — Я не желаю больше слышать ни слова на эту тему!

В течение следующих недель сэр Фрэнк и Флер не раз нарушали табу Алена. Доктор убеждал его, что даже простейшие глазные болезни часто поражают оба глаза. Его правый, который уже прооперирован, не видит из-за инфекции в левом. Победив ее, можно и нужно будет заняться роговицей левого. Только в таком случае есть надежда победить слепоту в обоих. Однако Тревиль оставался тверд в своем нежелании оперироваться.

Флер втайне лелеяла надежду, что, оказавшись дома, Ален все-таки переменит решение… Физически он уже сейчас стал гораздо крепче. Их прогулки постепенно возобновились, Флер проводила в его обществе почти каждый день, но, напрочь, перестала говорить о дальнейших операциях, так как ей совсем не хотелось подставлять себя под удар гневной бури, которой сопровождался каждый такой разговор.

Ален стал частым гостем в доме Флер, более того — настоящим любимцем ее родителей, и сам, в свою очередь, кажется, находил удовольствие в их обществе. Однажды, когда они вдвоем сидели в саду, наслаждаясь покоем и тишиной, Ален поверг ее в изумление, спросив, как бы невзначай:

— Флер, ты выйдешь за меня замуж?

Он сидел, откинувшись в садовом кресле, и с бесстрастным видом пожевывал стебелек травы.

— Э-э… что ты сказал? — шепотом спросила Флер, боясь, что ослышалась.

Ален, нетерпеливо отбросив травинку, выпрямится.

— Ты нужна мне, Флер, я не представляю, как приеду во Францию без тебя. Ну, может быть, ты хотя бы… подумаешь?

У Флер заколотилось сердце и все оборвалось в душе. Она так любила Алена, что была бы счастлива умереть ради него, а он сделал ей предложение почти безразличным тоном… Флер уже открыла, было, рот, чтобы сказать ему о своих чувствах, но, прежде чем первые слова успели сорваться с ее губ, Ален холодно произнес:

— Конечно, это будет брак по расчету. Я не могу требовать от тебя больше, чем получал, довольствуясь твоими заботами в качестве сиделки… Обещаю, однако, — ты тоже получишь выгоду от нашего брака…

Это ошеломило девушку. Она ощутила постыдное облегчение от того, что Ален не видит, как на нее подействовали столь оскорбительные слова. Предложение руки обернулось ужасной обидой, и утешаться Флер могла только тем, что Ален совсем не догадывался о ее любви к нему. Тот сидел, склонив голову набок, пытаясь на слух уловить хоть какое-то движение с ее стороны, а Флер застыла, словно окаменела.

— Ты здесь? — нетерпеливо спросил он.

— Да, — ответила Флер, намеренно стараясь, чтобы голос звучал как можно спокойнее.

Ален едва заметно улыбнулся.

— Хорошо, а то я решил, что ты меня не слышала… Ну, Флер, как же ты мне ответишь — выйдешь за меня замуж и поедешь со мной во Францию или нет?..

— Да, — выдохнула она.

Прореагировал тот странно: вроде радостно, но в то же время с циничной ухмылкой.

— Спасибо, я так и думал, что тебе понравится эта идея.

Флер было непросто держать себя в руках — она напоминала себе, как несчастен и одинок Ален, и какая тоска таится в глубине его души. Два года он жил надеждой, которой больше нет, и теперь, чтобы встретить будущее, ему нужен человек, способный стать для него опорой. Да, он ищет не любовь, а опору — вот что ей надо понять!.. Флер не забывала слова сэра Фрэнка: «Я уверен — если бы вы остались с ним, вы бы стали его спасением!» Может быть, глупо приносить себя в жертву, позволяя использовать собственную жизнь таким образом, но Ален слишком много значил для ее сердца. Отказать ему она не могла.

Относительно причин, по которым Флер согласилась стать его женой, у Алена было свое мнение. Цинично приподняв брови, он спросил:

— Нравится тебе перспектива стать графиней?

Флер вопросительно посмотрела на него, потом вспомнила, что он ее не видит, и глупо переспросила:

— Гра… графиней?

— Ну, перестань, — неприятно рассмеялся он, — не притворяйся, будто ты не знала, что, выйдя за меня замуж, ты станешь графиней де Тревиль. Моя мать охотно сложит с себя часть обязанностей по управлению делами в замке.

Девушка пришла в крайнее замешательство.

— Я тебя не понимаю, Ален! Неужели ты действительно граф и у тебя есть замок? Если это так, я не приму твое предложение — мне страшно даже подумать о подобном аристократическом титуле. Ну, скажи, что ты пошутил…

— Нисколько. Я сказал правду, — горделиво ответил он. — Наша фамилия одна из старейших во Франции, а замок «Шато де Флер» был построен моими предками еще в двенадцатом веке.

— Почему ты мне раньше не сказал?

Ален помолчал, потом хмуро ответил:

— Я думал, ты знаешь… В больнице это не секрет. Некоторые сиделки за моей спиной часто говорили так: «Наш граф опять сегодня не в духе»…

Флер припомнила: нечто подобное слышала от Дженнифер… Правда, тогда она решила, что медперсонал так прозвал своего нового пациента из-за его высокомерного характера, и только теперь поняла: он, и в самом деле, граф!

— Да и отец твой, между прочим, знает о моем титуле, — продолжал Ален. — Я сам говорил с ним об этом несколько дней назад, прежде чем решил сделать тебе предложение. Было бы нехорошо заставить твоих родителей сомневаться, смогу ли я тебя обеспечить.

— О, Ален!.. — Девушка не могла не отметить столь старомодный стиль. Кроме того, ее отец так мало значения придавал практическим делам, что ему бы никогда не пришло в голову, подходить к вопросу брака с материальной стороны. Единственное, о чем он может спросить у человека, который хочет жениться на его дочери, — это любит тот ее или нет, а Флер не была уверена, что, в данном случае, отец получил бы искренний ответ…

Затянувшуюся паузу Ален властно прервал:

— Ну, хватит, ты приняла мое предложение, и я не позволю тебе забрать слово «да» назад. Мы должны сказать родителям о нашем решении и начать готовиться к свадьбе. Мне бы хотелось, чтобы она состоялась здесь, в Англии, тогда дома я смогу представить тебя своей женой — графиней де Тревиль!

Это было произнесено с таким мрачным удовлетворением, что у Флер возникли тоскливые подозрения… Он торжествовал, как человек, который, наконец-то, нашел способ свести какие-то старые счеты. Кому в родовом замке «Шато де Флер» предназначалась месть, вынашиваемая Аленом?.. И зачем надо предпринимать столь отчаянный шаг — женитьбу, чтобы отомстить? Флер похолодела: она смирилась с ролью жертвы-спасительницы больного, руководствуясь своей горячей любовью к нему, но стать орудием мести в его руках — это уж чересчур… Но видно, у судьбы свои капризы.

Глава 4

Через три недели они поженились в маленькой деревенской церкви, где в свое время Флер была крещена. Девушка шла по проходу между скамьями навстречу отцу и мрачному смуглому мужчине, который станет ее мужем. На ней не было ни белого платья, ни длинной фаты — лишь простой белый костюм, а вместо пышного букета, в руках — маленький молитвенник, отделанный слоновой костью. Флер заметила, что церковь украшена вазами со сладко пахнущими цветами, празднично выделявшимися на фоне мрачных дубовых панелей. Она не могла не улыбнуться, потому что узнала руку матери — таким образом, миссис Мэйнард все-таки выразила протест против желания Алена не устраивать никакой помпы. Тот твердо отклонил порыв Джин пригласить на церемонию половину прихода, разучить с хором новые гимны, нанять повара из ближайшего города. Ему даже удалось красноречиво убедить ее насчет свадебного платья. Поразмыслив, Джин и тут с ним согласилась — ее дочери вовсе не обязательно надевать традиционный наряд невесты, так как ее будущий муж ничего не видит. Флер была очень благодарна родителям за то, что они решительно поддержали ее, ни о чем не расспрашивая, и за то, что они скрывали беспокойство и даже страх, по поводу будущего своей единственной дочери.

Флер вошла в церковь очень тихо, держа под руку сэра Фрэнка, но, заметив, как Ален сразу повел головой в ее сторону, она догадалась — тот узнал знакомые шаги. Он четко выступил вперед и протянул ей руку. Да, Ален вел себя спокойно и уверенно, однако Флер отметила, как дергается уголок его рта, и догадалась, какую муку испытывает ее жених из-за своей слепоты. Она нисколько не пожалела, что отказалась от торжественной церемонии, которая причинила бы ему еще больше мучений.

Служба была простой и короткой, а после нее все отправились перекусить в дом викария. Дженнифер, которая вместе с сэром Фрэнком была свидетельницей, единственная из всех пребывала в хорошем настроении, и ее веселый разговор скрасил обед, который иначе показался бы совсем мрачным. Ален был взвинчен, но ему удалось расположить к себе всех, однако, когда пришло время ехать в аэропорт, он откинулся на спинку сиденья в автомобиле, любезно предоставленном сэром Фрэнком, и с облегчением произнес:

— Слава Богу, все кончено, я больше не вынес бы ни минуты…

Флер не ответила. Оставшись наедине с мужчиной, которого всего несколько часов назад поклялась любить и почитать до конца дней, она вдруг ощутила прилив паники. Золотое кольцо показалось тяжелее гири. В отчаянии ей захотелось сорвать его с пальца и швырнуть в окно!

Может быть, Ален почувствовал ее страх — Флер не переставала удивляться, как тонко он угадывает малейшую перемену в ее настроении.

— Совсем скоро мы отправимся во Францию, — с необычной для него нежностью заговорил Ален. — Надеюсь, тебе понравится полет. Когда я позвонил матери и сказал, что мы прилетим первым же рейсом, на который сможем купить билет, она сказала, что наши соседи предложили воспользоваться их самолетом.

— У твоих соседей собственный самолет? — спросила Флер просто ради того, чтобы отвлечься от своих мыслей.

Ален рассмеялся.

— Да, это люди, которые занимаются шампанским. Их поместье рядом с нашим, но они бывают там всего несколько месяцев в году. Мсье Шесней — бизнесмен, и самолет ему просто необходим, так что это не такая уж и роскошь, как ты думаешь.

— Понятно, — не очень уверенно кивнула Флер, не в силах представить себе, каково быть владельцем собственного реактивного самолета. — Да, это, наверное, удобно…

Ален, услышав сарказм в ее голосе, замолчал и не делал больше попыток развлекать ее разговором.

Наконец, автомобиль подъехал к аэропорту. Шофер сэра Фрэнка, получивший надлежащие указания, проводил молодоженов, помог им выполнить все необходимые формальности и передал их молодому французу, который представился пилотом их самолета. Он вел их по летному полю, и Флер едва могла поверить, что изящный лайнер цвета шампанского может принадлежать одному человеку. Молодая, очень красивая стюардесса встретила их у трапа и затем провела в салон, отделанный с бесстыдной роскошью. В салоне помещались места для восьми пассажиров — мягкие кресла с подголовниками были обиты зеленой кожей, а пол устилал ковер цвета шампанского. Ален со вздохом облегчения опустился в одно из кресел и сказал стюардессе:

— Как только взлетим, принесите мне выпить.

— Конечно, мсье, — ответила она. — А мадам, не хочет ли чего-нибудь?

Мадам! Удивленная, Флер пыталась свыкнуться с мыслью, что теперь она стала частью жизни Алена. Из задумчивости ее вывела не вежливая стюардесса, которая терпеливо ждала ответа, а Ален, вернее, тон его взволнованного голоса:

— Флер! Почему ты молчишь?..

Она тронула мужа за плечо, опускаясь в соседнее кресло.

— Я здесь, Ален, и всегда буду рядом.

Он откинулся на спинку и едва заметно улыбнулся…

Флер впервые летела на самолете и впервые оказалась в новом для себя, многообещающем мире. Во время всего полета ее глаза были с любопытством прикованы к иллюминатору, в котором постепенно исчезала из виду береговая линия Англии, и вот уже самолет, словно подвешен между неподвижным небом и волнующимся океаном. Флер была разочарована — ей так хотелось поскорее увидеть Францию, а тут облака начали затягивать обзор, и уже нельзя было разобрать, что находится под крылом.

— Скоро облака рассеются, и можно будет полюбоваться чудесным видом средиземноморского побережья, — сказала стюардесса, сразу угадавшая пассажирку-новичка. — А пока поешьте, пожалуйста. Если не понравится, я подам другое.

Ален не принимал участия в разговоре — он сидел, погрузившись в мрачное молчание, ел очень мало и едва пригубил шампанского из бокала, который крутил в длинных чутких пальцах. С каждой милей он становился все более напряженным, и, когда пилот объявил: «Мсье граф, мы заходим на посадку», он так стиснул ножку бокала, что тот хрустнул в его руке.

— Ален! Ты не порезался?

Флер наклонилась посмотреть, но Ален поспешно спрятал руку в карман.

— Ничего страшного, — резко ответил он, сильно побледнев. — Не суетись, пожалуйста.

У Флер не было времени на споры, потому что появилась стюардесса, чтобы проверить, застегнуты ли привязные ремни.

Через несколько минут самолет плавно приземлился. Их с Аленом тут же проводили в роскошный лимузин и повезли по совершенно невероятной красоты местности — нечто подобное, Флер раньше видела только в кино и с трудом верила, что так бывает на самом деле.

Слева, вдали, виднелись горы с белыми вершинами, а справа, вдруг показалось синее море, показалось и… исчезло, словно кокетливо подмигнувший синий глаз ветреной красавицы. Дорога вилась среди холмов, поросших чабрецом, розмарином, майораном и амброзией, вдвойне привлекательных своим первозданным видом. Среди сосен прятались маленькие домики, а небольшие ручейки, журча, бежали в долины, покрытые буйной субтропической растительностью. Воздух был напоен благоуханием, которое бывает, наверное, только в библейском раю. То и дело мимо проплывали роскошные виллы, окруженные просторными садами, где цвели экзотические цветы и взмахивали своими листьями пальмы; а вдоль дороги, как часовые, стояли кипарисы…

Флер едва сдерживала восторженные восклицания, но, когда они все-таки прорывались, мрачное лицо Алена заставляло ее умерить свой пыл. Пришлось сложить на коленях руки и молча восхищаться красотами природы.

Когда машина, затормозив, свернула на боковую дорогу, перегороженную чугунными коваными воротами, Флер опомнилась, и ее сердце встревожено забилось. Это, наверное, дом Алена? Высокая башня в отдалении напомнила ей о средневековых замках…

Мощную квадратную центральную часть замка с четырех углов замыкали башни, соединенные друг с другом зубчатой стеной с бойницами. Флер не удивилась бы, если бы вышли стражники в форме и при оружии или раздался салют из десяти пушек. Подъехав ближе, она увидела во дворе толпу народа, а вдоль последних метров их пути по обеим сторонам стояли люди с валторнами. Машина была замечена, музыканты по сигналу заиграли приветственный марш. Флер показалось, будто она попала в двенадцатый век. Нечего удивляться, что Ален так себя ведет, если у них приняты такие порядки: его горделивость, высокомерие шли вовсе не от заносчивости или дурного характера. Здесь, в Провансе, французскую аристократию по-прежнему уважали и почитали.

Заслышав звуки валторн, Ален выпрямился, вздернул подбородок, пытаясь справиться с собой перед предстоящей церемонией. Он не был дома два года и поклялся, что не вернется, пока снова не станет видеть, но теперь сам же нарушил свою клятву. Флер решила подбодрить его:

— Какая чудесная встреча, Ален! Должно быть, очень приятно знать, что так много людей рады приветствовать тебя дома. — Она заметила несколько человек, стоявших отдельно на верхней площадке каменной лестницы, ведущей к главному входу в замок. — Кажется, я вижу твою взволнованную маму.

— С кем она?

Рядом со стройной пожилой женщиной стояла девушка, а на шаг позади них — мужчина, который, кажется, был на несколько лет моложе Алена. Флер собралась рассказать ему об этом, но машина остановилась, и шофер распахнул перед ними дверцу.

Когда Флер и Ален вышли, раздались громкие крики приветствия. Флер, привычным движением, взяла Алена под руку, чтобы вести его к дому. К ее удивлению, тот не стал хмуриться, решив, что лучше примириться с ее настойчивостью, чем споткнуться под внимательными взглядами десятков людей.

Толпа двинулась к ним навстречу — женщины и девушки в черном, с покрытыми головами; загорелые, крепкие мужчины; старики, снявшие береты в знак почтения к молодому графу, которого они явно обожали.

Впервые Флер увидела, как Ален счастливо улыбается, отвечая на приветствия, по имени называя каждого, кто обратился к нему, словно он мог всех видеть и всех узнать… Из толпы к ним протиснулась какая-то старушка и схватила Алена за рукав. По лицу ее бежали слезы.

— Мой бедный Ален, какая жалость!..

Флер плохо знала французский, но это искреннее чувство не понять было невозможно, и она внутренне сжалась, ожидая вспышки гнева. Однако Ален взял руку старушки, сжал ее в своих ладонях и ласково ответил:

— Не плачь, матушка Руж… ничего… — и тихо двинулся дальше.

Они подошли к подножию лестницы, где их встречала семья. К счастью, прежде чем Флер собиралась предупредить Алена о первой ступеньке, к ним спешно спустился молодой мужчина и, взяв его под локоть, осторожно повел наверх.

— Добро пожаловать домой, дорогой Ален, давно же тебя не было!..

Ален сразу перестал улыбаться и ответил с явной издевкой:

— Едва ли мышь будет рада возвращению кошки, Луи… Брось лицемерить! Или ты думаешь, что вместе со зрением я лишился и рассудка?

Флер тихонько ахнула.

— Ну, Ален, зачем так реагировать на приветствие кузена?.. — Тот поклонился Флер, обратив внимание на ее побелевшую, чуть закушенную нижнюю губу. — Твоя жена просто в ужасе. Скажи ей, что я не такой уж дикарь, а то она, кажется, готова убежать.

— Это мой двоюродный брат. Лучше всего не верить ни единому его слову. В некотором смысле, Луи безвреден — потому что ему не хватает ни темперамента, ни ума. Он, ничуть не смущаясь, прожигает жизнь, а потом, оправдываясь, врет как сивый мерин, — презрительно, сквозь зубы процедил Ален.

Флер поспешно отвернулась, слишком смутившись, чтобы отвечать на плутовскую улыбку кузена. К счастью, они поднялись на верхнюю площадку лестницы. Мать Алена с мучительным вниманием следила за каждым шагом сына, молясь, чтобы тот не споткнулся, направляясь к ней. Флер поняла: если бы не толпа, хозяйка дома отбросила бы всю свою королевскую сдержанность и сама побежала бы к сыну, чтобы обнять его, но ей приходилось подавлять свои чувства и вести себя так, как и положено по ритуалу. Флер испугалась — сама она совершенно не способна нести подобное бремя. Ей страшно было представить, что подумает эта элегантно одетая и тщательно причесанная женщина о жене сына — ее неловких манерах и скромном костюмчике. Конечно, Флер интересовали платья, она любила красивые вещи, но в семье викария не хватало денег на роскошества, и девушка привыкла ценить простоту, удобство повседневной одежды и, по этому поводу, никогда не комплексовала.

— Мой милый, милый мальчик!

Мать шагнула вперед, и Ален обнял ее. Несколько мгновений они стояли молча. Потом Ален, отстранившись, повернул голову в поисках Флер.

— Мама, — сказал он, когда девушка взяла его за руку, — ты, наверное, хочешь поскорее познакомиться со своей невесткой. — Ален легонько подтолкнул их друг к другу. — Дорогая, надеюсь, ты полюбишь ее так же, как люблю ее я… Мою жену зовут Флер.

Взволнованная, она тут же услышала, как ахнула красивая девушка, стоявшая чуть позади матери Алена. Конечно, тот тоже это услышал, но темные очки не позволяли прочесть выражение его глаз.

Флер, потом, никак не могла вспомнить слова, которые сказала свекрови, и что та ответила ей. Поняла одно — ей легко будет полюбить старую графиню, но мысли ее сосредоточились на реакции незнакомой девушки. Красота ее была совершенной. Черные, как у Алена, волосы оттеняли нежную кожу. Яркая помада привлекала внимание к безупречно очерченным губам, а элегантное платье подчеркивало женственность фигуры. Красавица пристально смотрела на Алена, даже не пытаясь скрыть чувство негодования: только что она услышала невероятную для себя новость! Молчание затягивалось, карие глаза незнакомки метали громы и молнии.

— Селестин, подойди поближе, пожалуйста, — сказал Ален, хотя в его голосе звучали отнюдь не вежливые, а откровенно злые, как пощечина, интонации. — Селестин, мне хотелось бы представить тебе мою жену — новую графиню де Тревиль!

Ален явно торжествовал! Эта девушка почему-то стала объектом его расчетливой, жестокой мести. И момент он выбрал самый эффектный.

Глава 5

Флер разглядывала огромный встроенный шкаф для одежды, который занимал целую стену спальни. Она только что повесила последнее из своих платьев, и, хотя расположила их на вешалках как можно просторнее, большая часть пространства осталась пустой, что только подчеркивало скудость ее гардероба. Пожав плечами, Флер захлопнула дверцы. Она чувствовала себя неуютно. Мысли ее вертелись вокруг уклада жизни столь богатой семьи и собственного скромного происхождения.

Чтобы отвлечься от помпезной обстановки спальни, Флер подошла к окну, надеясь, что простота природы за окном вернет ей равновесие. Но и снаружи вид был, не менее, грандиозным. Ей так захотелось оказаться дома, в Англии, в их маленьком садике!.. Две слезинки невольно потекли у нее по щекам, и, наверное, она громко разрыдалась бы, но тут раздался стук в дверь.

— Войдите! — крикнула девушка, поспешно вытирая слезы. Флер смутилась, увидев в дверях худенькую и прямую фигуру свекрови. — Графиня… Я не подумала, что это вы… — Флер покраснела, как школьница, пойманная за неблаговидным занятием. — Может быть, хотите присесть?..

Та благодарно улыбнулась. Оправив шелковое, серое платье с дорогими кружевами и сверкнув драгоценными украшениями на пальцах, графиня села в кресло. В данную минуту, свекровь олицетворяла ту роскошь, которая начинала подавлять Флер, внушая ей чувство собственной неполноценности.

— Садитесь и вы, дитя мое, — ласково попросила графиня. — Мы должны многое обсудить. Вы согласны, дорогая, или сейчас предпочтете отдохнуть?..

— О нет, — честно ответила Флер, — я не устала.

Свекровь наклонилась и погладила Флер по руке.

— Тогда начнем с того, как вас будут называть… Теперь вы графиня де Тревиль, и к вам именно так будут обращаться. — Она немного помолчала. — Если вас это устроит, дорогая, мне бы хотелось, чтобы вы называли меня maman, как Ален…

Флер широко раскрыла глаза: ее удивила не столько просьба, сколько застенчивость в голосе хозяйки. Величественная аристократка волновалась так же, как волновалась бы на ее месте, любая новоиспеченная свекровь… Склонившись к ногам пожилой графини, Флер сказала:

— Вы оказали мне честь, maman.

На миг девушке показалось, что графиня сейчас расплачется, но годы самодисциплины пришли той на выручку.

— Знаете, — начала графиня дрожащим голосом, — перед вашим приездом сюда было много добрых предзнаменований. Например, вам не приходило в голову, какое удачное у вас имя?

— Это потому, что меня зовут Флер, а ваш замок называется «Шато де Флер»? — улыбнулась девушка. — Да, это удивительное совпадение.

— А потом, — графиня скорбно подняла глаза, — сегодня ровно два года, как с Аленом произошел этот несчастный случай. Каким трагичным было бы для моего милого мальчика возвращение домой, если бы рядом не было вас!..

Улыбка Флер погасла. Теперь она не сомневалась — Ален специально скрывал от нее подробности всего, что происходило до их знакомства, но есть такие вопросы, на которые ей непременно надо найти ответ, иначе свекровь посчитает ее просто бессердечной.

— Как… как это случилось, maman?..

Графиня вздрогнула, но мука, которая отразилась на лице девушки, была неподдельной.

— До сих пор никто не знает, что произошло на самом деле… Ален работал в лаборатории, экспериментируя с новым ароматом, который ему удалось получить, и который ему самому очень нравился. — Она взглянула на Флер, чтобы убедиться — та понимает, о чем идет речь, однако, увидев, что девушка озадачена, пояснила: — Мы не одно десятилетие занимаемся парфюмерией; вы, конечно, слышали, моя дорогая, о духах «Мэзон Тревиль»?.. Это наша торговая марка.

Флер вспомнила крохотный флакончик очень дорогих духов, которые однажды на Рождество ей подарила Дженнифер. Флер наслаждалась каждой их капелькой, а потом положила опустевший пузырек в шкаф, чтобы остатки чудесного запаха держались подольше.

— Конечно. Все знают «Мэзон Тревиль»!

Графиня радостно кивнула:

— Ален — гений парфюмерии! Он потратил не один год на обучение. У него врожденное чутье на запахи, которое позволяет ему определять не только тончайшие оттенки, но и безошибочно называть все их составляющие… Однако его главный талант — смешивать различные эссенции и масла, чтобы получать совершенно новые композиции! Они так искусно составлены, что даже лучшие специалисты снимают перед ним шляпы… Нашему делу очень не хватало Алена эти два года… Его кузен Луи тоже не без способностей, однако, божественным даром, увы, он не наделен, да и деловых качеств ему не хватает. Не то, чтобы он не старается — просто в душе он еще мальчик и предпочитает удовольствия и развлечения… Впрочем, когда-то и Ален был такой же беззаботный… — Она замолчала, борясь с нахлынувшими воспоминаниями, а после паузы неожиданно сказала: — Флер, попросите Луи, чтобы он показал вам фабрику. Я уверена, вам понравится, Луи очаровательный собеседник.

— Хорошо, maman, — не очень уверенно ответила Флер, припомнив, как Ален гневно отчитал кузена при встрече. — Как-нибудь… при случае я его попрошу…

— Чепуха! Вы поедете завтра, я сама договорюсь с Луи!

— Вы хотели рассказать мне, как произошло несчастье с Аленом, — о том несчастном случае, — осторожно напомнила ей Флер.

Но графиня, то ли очень устала, то ли сочла предмет разговора слишком для себя мучительным. Она едва заметно пожала плечами.

— Я почти все рассказала… Один из рабочих прибежал в дом сообщить, что, когда Ален работал в лаборатории, ему попала в глаза кислота… Она используется для того, чтобы промывать колбы, пробирки, прочие принадлежности, — на них не должно оставаться никакого запаха, иначе все опыты пойдут насмарку. Даже Селестин, которая находилась тогда в лаборатории, не смогла сказать ничего внятного, Ален же вообще отказывается с тех пор разговаривать на эту тему.

Услышав такое, Флер почувствовала, как новое подозрение закралось ей в душу… Однако графиня поднялась, собираясь уйти.

— Мы как-нибудь поговорим еще, — ласково сказала она, — Флер, дитя мое, я, собственно, пришла сказать вам одно — я рада, что вы согласились выйти замуж за Алена. Ваша жизнь может стать… трудной… иногда очень утомительной, но, пожалуйста, никогда не сомневайтесь в своем выборе. Как бы ни был мой сын суров, скрытен или язвителен, у меня нет сомнений: вы его счастье, как и он — ваше. Примите же мое материнское благословение.

Флер еще долго размышляла над словами графини. Безусловно, судьба свела ее с талантливейшим человеком! Ей нетрудно было поверить в то, что Ален когда-то был бесшабашным повесой и причинил матери немало огорчений. Разве сама она не распознала в нем, с первого же взгляда, те черты, манеры, которые так очаровывают женщин и заставляют их сердца биться быстрее? Разве сама не подпала под его обаяние?.. Но что будет, когда Ален избавится от своей черной депрессии?.. Не пожалеет ли о том, что выбрал в жены дочку простого сельского священника, а не Селестин, например, которая во всех отношениях достойнее ее?.. Девушку бросило в жар. «Самое лучшее сейчас — принять прохладный душ», — подумала она.

Они с Аленом занимали две комнаты: Флер — большую спальню, Ален — размером поменьше. Ванная была посредине — одна на двоих. Из спальни Алена не доносилось ни звука, и Флер смело открыла дверь в ванную. Она стояла под водой до тех пор, пока тело не покрылось мурашками от холода. Быстро выскочив из-под душа. Флер стала растираться полотенцем, чтобы согреться. Ей было не до того, чтобы сразу перекрыть кран, поэтому и не услышала, как открылась дверь спальни Алена.

— Кто тут? — вдруг раздался его голос.

От неожиданности она замерла и от смущения не могла вымолвить ни слова.

— Отвечайте, черт возьми! — Он раздраженно шагнул вперед, но споткнулся о табурет и упал бы, если бы Флер инстинктивно не кинулась к нему на помощь, забыв при этом о своем обнаженном, еще влажном теле. И буквально оказалась в его объятиях, моментально ощутив железное кольцо мужских рук.

— Ален, — умоляюще произнесла она, пытаясь освободиться.

— Извини, Флер, — хрипло выдохнул он, однако не разжал рук. В его глазах, не спрятанных за черными очками, разгоралось пламя, а губы расплылись в мягкой улыбке. — Кузен сказал мне, что ты — прелестная английская роза… Не возражаешь, если я сам проверю?.. К сожалению, я не могу увидеть собственными глазами свою жену, чья красота, как выразился тот же Луи, заставит всех завидовать мне.

Флер не отшатнулась, когда его пальцы коснулись ее лица. Они осторожно ощупали лоб, дотронулись до бровей и густых ресниц, погладили щеки, подбородок, ямку на шее.

— Скажи, это правда, что у тебя яркие синие глаза, большие и лучистые, как васильки, — пробормотал он, — а волосы цвета золота, губы оттенка коралла, кожа как спелый персик?

В висках Флер стучала кровь. Каждое прикосновение возбуждало и сладостно разливалось по телу. В следующее мгновение, Ален впился в ее губы жгучим, жадным поцелуем, в который вложил всю страсть, накопившуюся за годы воздержания. Флер отвечала ему пылко, она ведь любила его всей душой, всем сердцем и была готова на все. Однако, когда казалось, что пучина вожделения затягивает их обоих, Ален вдруг резко отстранился и, тяжело дыша, произнес:

— Прости меня! Два года, словно монах, я был лишен женского общества, в смысле любовных утех, которым по натуре своей вовсе не чужд… Но сейчас это нисколько меня не извиняет.

Ей было страшно слушать его хриплый голос, смотреть на его побелевшее лицо.

— Флер, ты простишь меня?

— Перестань, Ален. — Она хотела обнять его, но он поймал ее руки и не дал этого сделать. — Почему ты извиняешься?.. Я ведь твоя жена.

— Мне жаль, что я обманул тебя, буквально заставив выйти замуж за калеку… — Наступило неловкое молчание, потом, справившись с собой, Ален продолжил: — Я должен сказать тебе правду, ты ведь никогда не обманывала меня, и я не могу поступить с тобой по-другому.

Флер похолодела, она поняла, что услышит сейчас что-то крайне неприятное.

— По разным причинам, одну из которых ты знаешь, мне была нужна жена, а ты казалась мне идеальной кандидаткой. Внимательная, заботливая, добрая — что еще нужно человеку в моем положении? О том, какая ты внешне, — я не задумывался. Ужасно другое: никто раньше не удосужился сообщить мне, что ты — очень, очень красивая девушка и, наверное, имела возможность выбирать из десятка поклонников. Поверь, я был потрясен, услышав, как описал тебя Луи. Вообще-то я подумал, что это один из его глупых розыгрышей, поэтому дотошно и подробно расспросил его…

— Значит, если бы я оказалась синим чулком не первой молодости, с толстыми ногами и в длинной юбке, такой женой ты был бы сейчас доволен? — ехидно сказала она, задев Алена за живое.

— Мне не до шуток. Флер. Я не понимаю, почему ты приняла мое предложение?.. Чем объяснить согласие красавицы связать свою жизнь со слепым? Поскольку деньги и роскошь для тебя не очень важны в силу воспитания, остается одно — ты по молодости совершила опрометчивый, глупый поступок…

Ее сердце испуганно дрогнуло. Пусть лучше он заподозрит ее в эгоистических, например, устремлениях, чем в глупости! Стараясь удержать предательски дрожавшие губы, которые могли выдать ее обиду, Флер ответила ледяным голосом:

— Ты не учел, где жила Флер… Гиллингхэм — ужасная дыра, я всегда мечтала удрать оттуда и не могла пропустить возможности это сделать. Так что не нужно осуждать себя, Ален. Ты купил меня, но я и сама хотела, чтобы меня купили, и только время покажет, кому из нас эта сделка принесет выгоду… Давай оставим все как есть.

Его ноздри затрепетали. Кажется, он был столь ошеломлен, что не мог найти слов для ответа. Просто, досадливо махнув рукой, повернулся и вышел из ванной. Тут-то Флер и разрыдалась. Горько, безутешно.

Глава 6

Во всяком страдании есть вершина, достигнув которой человек перестает ощущать боль. Сердце Флер заледенело, в душе не осталось надежды. На счастье с любимым человеком можно было поставить крест…

От идеи немедленно вернуться в Англию она отказалась сразу: решила — не стоит травмировать отца и мать, хотя и знала, что всегда может рассчитывать на их сочувствие и помощь. Да и графине лучше не знать о том, какая пропасть лежит между сыном и его женой. Ален особо это подчеркнул, когда встал вопрос о том, где им разместиться.

Флер согласилась, что, когда графиня поблизости, они будут притворяться мужем и женой. Согласиться-то она согласилась, однако отныне ради свекрови надо держать свое слово, даже если придется навсегда поселиться в этом доме… Флер приняла и другое решение — она больше не станет потакать капризам Алена и безропотно сносить его грубости. Хотя будущее представлялось ей безрадостным, нельзя позволять Алену делать ее жизнь вовсе невыносимой.

Флер оделась и неохотно пошла вниз, по пути разглядывая анфиладу комнат и залов. Широко раскрыв глаза, девушка всматривалась в потолки, искусно расписанные то гирляндами цветов, то летящими фигурами ангелоподобных танцовщиц. Из высоких узких окон свет падал на стенные панели, украшенные столь затейливой резьбой, что она казалась работой ювелиров, а уж никак не резчиков по дереву. Кованая изящная решетка поддерживала перила широкой мраморной лестницы, спускавшейся на первый этаж, где пол был выложен мозаикой из белого и розового мрамора. Потом, изрядно поблуждав, Флер попала в библиотеку. Здесь, от пола до потолка, в шкафах стояли тысячи книг в разноцветных переплетах. Узенькие лесенки вели к антресолям. «Вот прекрасное место для уединения», — подумала Флер и решила, что непременно им когда-нибудь воспользуется. Среди книг ей было как-то уютнее и спокойнее.

— А, наша прелестная Флер! Как я рад, что обнаружил вас здесь. Ну, давайте знакомиться.

Увидев, как девушка от неожиданности вздрогнула, Луи виновато развел руками.

— Извините, если испугал… Пойдемте, выпьем, я хочу избавиться от робости, которая, уверяю вас, посещает меня не часто….

Флер невольно улыбнулась. Какого бы мнения не был о нем Ален, она не могла устоять против озорного, откровенного характера своего нового родственника.

— Спасибо, — кивнула она. — Я тоже, признаться, несколько оробела, знакомясь с вашим домом…

В буфетной он подошел к столу, уставленному разнообразными бутылками.

— Перно подойдет?

— Да, все равно, — ответила Флер, немного нервничая, поскольку не представляла, как ей следует дальше вести себя с ним…

Направляясь к Флер с бокалом, Луи незаметно оглядел ее. В голубом платье простого, без вычурностей, покроя она представляла для него совершенно иной тип женщины, чем те, что входили в привычный круг знакомств. Отсутствие макияжа, замысловатой прически, дорогих украшений только подчеркивали ее естественную красоту и здоровье. Волокита Луи невольно сравнил Флер с полевым цветком. Тепличные цветы, как бы ни были они вызывающе яркими, быстро вянут, а свежая, природная красота этой девушки, казалось, обладала особой силой и притягательностью.

Флер пригубила свой бокал — анисовый привкус напитка не очень ей понравился — и спросила, когда появятся остальные члены семьи. Оценивающие, призывные взгляды Луи смутили девушку гораздо меньше, чем тот надеялся, — в данный момент ее занимал вопрос, кто будет за обеденным столом…

— Селестин тоже приглашена? — как бы мимоходом спросила она.

— Непременно. Думаю, сейчас Селестин наводит красоту, чтобы выглядеть неотразимой и подтвердить марку первой красавицы округа. Сегодня она, наверняка, особенно расстарается, хотя объект ее внимания не сможет оценить затраченных ею усилий…

Прямо взглянув ему в глаза, Флер вежливо спросила:

— Вы ведь Алена имеете в виду?.. Мне, наверное, следует узнать, почему вы выражаетесь обиняками?..

Луи опешил, но быстро справился с собой и нарочито беззаботно пожал плечами.

— Все здесь знают — Ален и Селестин должны были пожениться. Так что и вы теперь в курсе. — Он поежился, увидев, как Флер прикусила губу, и поторопился успокоить ее: — Не надо расстраиваться, — это было более двух лет назад. Селестин разорвала помолвку вскоре после несчастья с Аленом. Тогда он лежал в больнице, и мы все расценили ее поступок как подлость… Мне кажется, maman до сих пор ее не простила… Накануне я пытался уговорить Селестин не приезжать сегодня в замок, но та сказала, что непременно хочет встретить Алена. Конечно, она думала, что он возвращается домой один, потому что maman, которая, как я уже говорил, никакого дружеского расположения к ней не питает, взяла с меня слово молчать, насчет вашего брака. Думаю, — лукаво прищурился Луи, — хотя графиня добрейшей души человек, она насладилась тем унижением, которое испытала Селестин, увидев Алена с молодой женой.

— Надо ли это понимать так, что она намеревалась помириться с Аленом?..

Луи сосредоточенно наморщил лоб:

— Никто не может сказать наверняка, что затевает Селестин. Эти два года мы редко видели ее здесь. Предполагаю, она прослышала, будто последняя операция Алена может быть успешной, и, соответственно, выстроила свои планы… Селестин проявила невиданный энтузиазм — ведь сама уговорила отца послать за Аленом самолет. Мы, конечно, знали, что операция не помогла, а она — нет. Представляю, как потрясло нашу красавицу столь неожиданное открытие. Я могу только гадать, но мне кажется, что, обнаружив сразу две правды — ее герой и слеп, и женат, — Селестин из чистого любопытства решила остаться на нашем семейном обеде… Зачем? Не могу представить. Пожалуй, она считает Алена своей собственностью и, несмотря на то, что сама ни при каких обстоятельствах не вышла бы замуж за слепого, все равно злится на вас, Флер! Я бы на вашем месте опасался ее. Такая женщина может быть страшным врагом и заставит платить за любую вину, которую сама же вам и припишет, — с нехарактерной для него серьезностью, закончил Луи.

Флер пришла в замешательство. Вот, наконец, и объяснение некоторых поступков Алена. Он женился на ней, чтобы отомстить бывшей невесте за его растоптанную любовь. Она сама — всего лишь жалкий вспомогательный инструмент. У нее потемнело в глазах, острая боль пронзила сердце, девушка покачнулась и, если бы не Луи, подхвативший ее, рухнула бы на пол.

— Флер, Флер, — шептал он, стараясь привести ее в чувство.

— Так, так. — В дверях буфетной появилась Селестин, а за ней — Ален. — Ты опять за свое, Луи?.. Спешишь познакомиться покороче с хорошенькой женщиной? — воскликнула она со злобной радостью. — Видел бы ты, Ален, с какой нежностью твой кузен и твоя жена обнимают друг друга!

Луи и Флер, как ужаленные, отскочили в разные стороны.

— Что бы я без тебя делал, Селестин? — после паузы весело произнес Ален. — Если бы не ты, я бы сейчас оказался, пожалуй, самым слепым из мужей, хотя это удел и многих зрячих…

Слова Алена были полны нескрываемой иронии: он давал ясно понять, как расценивает, так называемую, объективность своей бывшей невесты.

«Луи прав, — подумала Флер, — Селестин — опасный враг». А если судить по злобному взгляду, брошенному в их сторону, — Луи и ей объявлена война…

Появление в буфетной графини разрядило обстановку. Чтобы не подвергаться допросу с пристрастием, молодые люди поспешили сделать вид, будто ничего не случилось.

— Ах, maman, вот и вы. Теперь можно садиться за стол, — первым приветствовал ее Ален.

— Как же ты узнал, что это именно она вошла? — ехидно спросила Селестин.

Флер вздрогнула от такой бестактности, Ален же, как ни в чем не бывало, пожал плечами.

Графиня и Луи таинственно улыбались, и только Флер ничего не понимала.

— Кажется, я догадалась!.. — Селестин картинно постучала пальчиками по лбу. — Глупая моя голова — твоя мать пользуется духами, которые ты создал специально для нее и теперь, конечно, сразу почувствовал их. Тебе всегда нравились такие забавы, да, Ален? Сейчас, даже слепой, ты точно знаешь, когда твоя мать входит в комнату… А ты не забыл, дорогой, что обещал придумать духи и для меня? Ты ведь именно этим занимался, когда произошел несчастный случай? Надеюсь, формула не утрачена?

Лицо Алена нахмурилось, костяшки сжатых пальцев побелели. Инстинктивно Флер шагнула к нему, но Луи покачал головой, предупреждая, чтобы не вмешивалась.

— В тот день была утрачена не только формула, — жестко ответил Ален. — Моя слепота, мне кажется, теперь достаточно уважительной причиной для отказа от всех обещаний…

— Но ты не должен бросать работу, Ален! — воскликнула Селестин. Она явно демонстрировала теплоту и заботу. — Ведь редкостное обоняние, которым ты обладаешь, нисколько не пострадало! Конечно, слепота большая помеха, но я могу тебе помочь… Вспомни, ты всегда радовался, когда я помогала тебе в лаборатории! Поверь, мы вдвоем, Ален, сможем вернуть былое чудо «Мэзон Тревиль»!

— Вы хотите сказать, что знаменитая марка духов перестала быть популярной? — холодно уточнила графиня.

Селестин пожала плечами:

— «Мэзон Тревиль», увы, почивает на лаврах… Признайте — отсутствие Алена нанесло немалый урон делу. За последние два года не было создано ни одной выдающейся новинки, и ваши конкуренты уже потирают руки, наблюдая, как лидер сходит с арены.

Луи покраснел от обиды, но возражать ей не стал. Флер было его ужасно жалко — за напускной бравадой читалась обида юноши, который вынужденно взвалил на себя ношу, но не справился с ней.

— Селестин, ты, как всегда, в курсе событий! Но я прошу тебя не говорить о делах, в первый же вечер моего возвращения. Пока меня не было, мы с Луи постоянно поддерживали связь, и я обо всем знаю. — Ален говорил четко, тоном, который исключал всякие возражения. — Что же касается твоего предложения помочь личным участием, надеюсь, ты не сочтешь меня неблагодарным, если я откажусь. У меня теперь есть человек, который проведет меня через все трудности, — это Флер, моя жена!

Селестин, пытаясь справиться с поражением, которое нанес ей Ален, задиристо вздернула подбородок, а тот лишь улыбался… Флер же подумала: эти двое — выдающиеся артисты и ведут себя, как на сцене. Остальные присутствующие — всего лишь статисты…

— Ты прав, что сделал мне замечание, Ален. Я, как всегда, лезу не в свое дело. Это один из самых ужасных моих недостатков! Ты простишь меня, друг мой?..

Она так очаровательно вела свою партию, что Флер чуть, было, не поверила в ее искренность. Однако зеленые глаза красавицы горели, как у дикой кошки, которая вынуждена сдерживать ярость до ближайшей, более удачной охоты.

Кажется, Алена она все же обманула. Во всяком случае, тот галантно поцеловал кончики ее пальцев.

— Не извиняйся, пожалуйста… Мы слишком хорошо знаем друг друга, чтобы придавать значение словам. — Он повернулся в сторону матери: — Не пора ли всем приступить к обеду, maman? Словами сыт не будешь…

В тот же миг Селестин взяла под руку своего недавнего противника, остальные, молча, отправились следом.

Флер была благодарна Луи за его внимание за столом. Селестин узурпировала право беседовать с Аленом, что, в общем-то, выглядело нетактично по отношению к остальным. Графиня, пытавшаяся завязать общий разговор, наконец, напрямую обратилась к сыну:

— Ален, я уговорила Луи пройтись завтра с Флер по нашим лабораториям, как ты думаешь, ее заинтересует такая экскурсия?

— Почему Луи?.. Почему я сам не могу сделать это? — резко спросил он.

Графиня, чуткая к переменам настроения сына, растерялась. Не могла же она сказать вслух, что главным препятствием к этому, будет его слепота — какой же из него экскурсовод?..

— Да, сын мой, ничто не мешает тебе тоже пойти. Заодно Луи ознакомит тебя с новым лабораторным оборудованием, которое приобретено, пока тебя не было. — Покраснев от смущения, графиня повернулась к Флер и быстро продолжила: — Дорогая, сначала пусть Луи отвезет вас на цветочные плантации — такое зрелище нельзя пропускать. Еще вы обязательно должны встретиться с нашими работниками — среди них есть семьи, которые в течение нескольких поколений трудятся на нас. Матушку Руж, например, я помню с первого дня, как сама приехала сюда молоденькой невестой. Ее сыновья выросли потом вместе с Аленом и Луи… Боже, как давно же это было!..

Флер, стараясь увести ее от грустной темы, ласково сказала:

— Maman, вы, наверное, были просто прелестной невестой, и я уверена, что ваше обаяние и доброта немало способствовали доброжелательной атмосфере хозяйства, где занято так много людей.

Графиня посветлела лицом.

— Спасибо, детка. Я могу с вами согласиться лишь отчасти… Мой муж был великодушный человек и близко к сердцу принимал заботы своих рабочих. Он был настоящий аристократ, а сочувствовал им куда больше, чем многие теперешние богачи-соседи, выходцы из среднего класса.

На какую-то долю секунды графиня метнула взгляд на Селестин.

Флер подумала: а не принадлежит ли семья Селестин к последней категории?.. Луи, сидевший рядом с ней, с трудом сдерживал смех; все стало ясно, когда красавица вдруг потупилась.

Устыдившись, что нарушила приличия столь прозрачным намеком, графиня быстро сменила тему:

— Как я уже говорила сегодня сыну, вы, моя дорогая Флер, можете менять в замке все, что вас не устраивает. Помню, в какой восторг пришла я сама, когда муж разрешил изменить по моему вкусу отделку помещений и даже планировку. Несколько веков стиль был один и тот же. Конечно, что-то подновлялось, но из поколения в поколение все придерживались старой темы. В каждой комнате замка свой цветочный мотив — вы сами увидите, когда я покажу вам. Ваша спальня — розовая, тогда как моя, выдержана в нежных оттенках мимозы. Другие помещения оформлены в тонах лаванды, фиалки, белой лилии, красной герани — в цвет каждого цветка, который растет вокруг замка. Но, знаете, когда дело дошло до конкретных перемен, я сама отказалась от них.

— Что касается меня, — заверила ее Флер, — декор навсегда останется таким, как был. Мне кажется, это очень оригинальная идея, и я не посмею ее испортить.

Все обратили внимание на Селестин, которая тоненько хихикнула:

— Как можно называть идею оригинальной, если в нее ничего нового не привнесено?.. Старомодный костюм или платье не может заинтересовать современную женщину, хотя наша милая Флер — скорее исключение из этого правила.

Последовало ужасающее молчание, и Селестин поняла, что зашла слишком далеко.

— Но, Селестин, — протянул с насмешкой Луи, — я не перестаю удивляться, как девушки, подобные тебе, постоянно толкутся в самых дорогих модных магазинах и выглядят, будто из инкубатора. Флер же ни с кем не спутаешь. Одень ее хоть в рубище, она все равно останется прекрасной — на зависть всем.

Ален нахмурился, недовольный оборотом, который принял разговор. Селестин внутренне кипела — ей не хватало сообразительности, чтобы ответить быстрому на язык Луи его же оружием, но признавать этого не хотела.

Графиня поднялась:

— Думаю, Алену и Флер пора идти к себе. Мы, кажется, забыли, — она с укором взглянула на Селестин, — что для наших молодоженов сегодня был долгий и трудный день и им хочется пораньше лечь отдохнуть. В конце концов, в их жизни это знаменательный день! Давайте пожелаем счастья и простимся.

Графиня подошла к Алену и положила руку ему на плечо.

— Веди Флер к себе, сын! Бедное дитя от усталости уже засыпает на ходу.

Флер с тревогой подумала о том, как Ален отреагирует на, столь недвусмысленно высказанное, приказание матери. Ослушается или послушается, чтобы угодить ей?..

— Наверное, вы правы, maman, день был длинный и полный событиями… Флер, если ты готова, давай пойдем наверх.

— Хочешь, я помогу тебе, Ален.

Луи предусмотрительно выскочил.

— Нет, спасибо, — последовал почти раздраженный ответ. — Флер справится! Спокойной ночи, maman. Спасибо тебе, Селестин, за то, что удостоила своим присутствием. Если ты собираешься еще побыть тут, то утром встретимся за завтраком.

— Возможно…

Они уже уходили, поэтому только Флер заметила, что Ален улыбнулся, услышав такой обиженный ответ, но она была слишком занята тем, чтобы Ален не оступился, а не анализом собственных мыслей по поводу его реакции на Селестин.

У дверей его спальни они пожелали друг другу спокойной ночи, но Ален дождался, пока Флер откроет свою дверь, и только потом вошел к себе. «Он такой внимательный в некоторых случаях, — раздумывала Флер, раздеваясь, — и почему же совершенно бездушный в других?.. Невозможно догадаться, о чем он размышляет, или предсказать переменчивость его настроения». Флер решила больше не морочить себе голову странностями характера их взаимоотношений и быстренько направилась в душ. В этот раз никто ей не помешал, и, менее чем, через десять минут она уже вернулась в спальню, набросив на освеженное тело шелковую черную кружевную ночную сорочку, которую купила специально для первой брачной ночи, предвкушая, как экстравагантно она будет выглядеть…

Ночь была душной. Флер подошла к окну, распахнула створки. В ночной тьме не было видно ни единой звездочки, зато воздух наполняли волшебные ароматы цветов. Они, словно вино, пьянили ее. Так она и стояла в забытьи, наслаждаясь тишиной и покоем. Вдруг из комнаты Алена стали доноситься монотонные звуки. Похоже, тот шагал из угла в угол. Сердце Флер сжалось… Но потом она решила, что, если Алену нужна помощь, ему достаточно позвонить, и явится лакей. Прислушиваясь, Флер уловила ритм его передвижений: три шага — и звук задвигаемого ящика, пять шагов — и щелчок выключателя, шесть шагов — и скрипнули петли оконной рамы. Флер поняла — Ален хочет запомнить, где что расположено, сколько шагов от одного предмета до другого.

— Ах ты, мой бедный, — сочувственно прошептала она.

Наконец шаги затихли у двери, которая соединяла их комнаты.

— Входи, — сказала Флер громко, чтобы тот услышал.

Флер не включала свет, и, когда Ален вошел к ней, его фигура в темном халате была едва различима в неосвещенной комнате.

— Я не помешал? — Голос Алена был напряженным, и Флер поняла — ему и впрямь не по себе. — Не могу уснуть… Если не возражаешь, может, поговорим?..

Зная, как злится Ален, когда его жалеют, Флер постаралась, чтобы ее ответ прозвучал непринужденно.

— Конечно, входи, я тоже не могу уснуть, мы вполне составим друг другу компанию.

Глаза Флер давно привыкли к полутьме, и, когда Ален подошел ближе, она увидела, что волосы у него взлохмачены — он судорожно ворошил их длинными пальцами. Под халатом виднелась пижамная куртка — верхняя пуговица была расстегнута, открывая смуглую шею, на которой напряженно пульсировала жилка. Тот явно нервничал.

Флер тихонько заговорила — обо всем и ни о чем, особо даже не подбирая слова, пока не почувствовала, что Ален успокоился… Теперь она просто стояла рядом у открытого окна.

— Флер, ты такая милая, уравновешенная — полная мне противоположность! Наверное, это и привлекло меня к тебе.

— Тише, Ален. Если ты справишься со своими нервами — тебе сразу полегчает. Не взвинчивай себя, пожалуйста…

— Ах, если бы!.. Сегодня я даже мать обидел… Никто не понимает, — сквозь стиснутые зубы, произнес Ален, — никто не может понять, как мучительно пытаться выжить в полной темноте… Я слышу голоса, вслушиваюсь в слова и все время злюсь, так как не могу уловить все оттенки смысла, потому что не вижу лиц… Когда мне говорят: «Как я рад вас видеть», я спрашиваю себя: этот человек искренне улыбается, или лицемерит? Когда я ем, я спрашиваю себя, не вызывает ли отвращения моя неловкая манера ощупью находить нож и вилку?.. Я не верю даже словам матери, но их, по крайней мере, можно терпеть, потому что я знаю — она намеренно не станет меня обманывать. А ты, Флер? Скажи правду: на ком я женился — на доброй, заботливой девушке или на расчетливой девице? — Ален так встряхнул Флер за плечи, что она принуждена была прикусить губу, чтобы не вскрикнуть. — Впрочем, ты сама призналась, что пошла на сделку, связав свою судьбу со слепцом ради возможности вырваться из прозябания в убогой деревне. Этим ты убила меня!.. Я не предполагал, что ты дрянь!

Флер пыталась вырваться — она была напугана его злобой. Тигр, который минуту назад казался прирученным, вдруг прыгнул и оказался таким свирепым. Его ладони жгли ей плечи, а в, обращенных к ней, глазах пылала ненависть. Чувство сострадания к нему было слишком слабым, чтобы победить страх — страх, который стал совсем паническим.

— Понимаю, сейчас тебе удобнее смолчать… Но я заставлю тебя платить по счету, коли ты продалась, а я тебя купил.

Рывком он поднял ее и швырнул на кровать. Она не сопротивлялась. Ни тогда, когда Ален навалился на нее всей тяжестью своего тела, ни тогда, когда грубо раздвинул ей колени и вошел в нее… Флер почувствовала резкую боль, застонала, а он — он лишь расплылся в белозубой улыбке и, подстегнутый ее сдавленным криком, до конца овладел ею. Боли больше не было. Внутри начало разгораться пламя, которое буквально захлестнуло, заставив трепетать каждую частичку ее тела. Ален сразу почувствовал, как подалась Флер навстречу его резким посылам, как в такт его движениям стали вздыматься ее бедра, прогибаться спина. Страсть охватила обоих…

В открытое окно долетел душный запах роз. Всю жизнь потом розы напоминали Флер об этой ночи, когда из гнева, недоверия и ярости родилась взаимная тяга. Непреодолимая и естественная, как зов природы.


Потом, когда Флер лежала и тихо плакала, слушая, как совсем рядом спокойно бьется его сердце, она попыталась разобраться в своих ощущениях — отделить радость от боли, страх от удовлетворения, наслаждение от стыда. Любит он ее все-таки или презирает?.. И кто она для него — жена или продажная женщина, которой платят не чувствами, а лишь удовлетворяют свой, чисто половой мужской, инстинкт?..

Ален заворочался, во сне пробормотал ее имя и покрепче обнял ее. Флер счастливо улыбнулась. Однако вопрос, который она задавала себе, пока так и остался без ответа…

Глава 7

Когда Флер утром проснулась, Алена рядом уже не было, и только вмятина на подушке доказывала, что ночное событие ей не пригрезилось.

Она сидела перед зеркалом и дрожащей рукой расчесывала волосы. Глубокая синева залегла у нее под глазами. Вглядываясь в свое отражение, Флер не сразу обнаружила у себя за спиной Алена. От неожиданности даже выронила щетку, которая звонко стукнулась о стеклянную поверхность туалетного столика.

— Я испугал тебя? — спросил тот совершенно спокойно.

Лакей хорошо над ним потрудился — Ален был одет в светлый костюм и шелковую рубашку с, щегольски повязанным, галстуком. Темные волосы еще блестели после душа.

— Ты мог бы постучать.

Флер пыталась говорить ровно.

— А зачем? — Голос его звучал невыносимо холодно. — Я не могу тебя видеть, а даже если бы и мог, какое это имеет значение… теперь?

Флер покраснела и вскочила, пытаясь обойти Алена, но тот схватил ее за плечо.

— Я пришел не извиняться, — мрачно кривя рот, произнес он. — Что произошло, то произошло… Мужчина и женщина разделили общую постель — только и всего…

Где-то в глубине ее души тихо умерла, недавно родившаяся, надежда. Ей казалось невозможным, что надменные фразы звучат из уст того же человека, который всего несколько часов назад шептал ей по-французски нежные слова и чья буйная, а затем нежная страсть привнесла в жизнь Флер столько новых ощущений!

Она молчала, и Ален отпустил ее.

— Молчишь? Ну, да это ничего не меняет. Я позабочусь, чтобы сегодняшняя ночь была компенсирована… Я не смогу выкроить времени и съездить с тобой в Париж, но договорюсь с одним из модных домов, чтобы тебе прислали коллекцию платьев — оставишь, которые понравятся. Ты можешь также выбрать себе что-нибудь из фамильных драгоценностей. Я попрошу maman, чтобы она их показала и посоветовала, какое тебе к лицу…

Каждое слово больно ранило ей сердце. Кажется, Ален хотел еще что-то добавить, но потом крепко стиснул губы, словно не решаясь произнести слова, слушать которые, у Флер уже не было больше сил. Когда за ним захлопнулась дверь, она опустилась на кровать и в полном отчаянии разрыдалась…

Луи как раз заканчивал завтрак, когда Флер спустилась вниз. Она, конечно, взяла себя в руки и привела в порядок, но Луи сразу увидел несчастное выражение в ее прекрасных глазах. С необычным для него тактом он удержался от комментариев и вежливо предложил ей на выбор сок или кофе.

— Спасибо, Луи, — ответила она равнодушно.

Он уже достаточно хорошо знал Флер, чтобы понять: расспрашивать о том, что случилось, — совершенно бесполезно.

— От кофе не откажусь.

— Может быть, ты все же возьмешь круассан? — упрашивал Луи.

Флер покачала головой:

— Нет, не хочу, но кофе попрошу погорячее, если можно.

Наполняя ей чашку, Луи заметил, что Флер нервно поглядывает на дверь и судорожно теребит салфетку. Ей было явно не по себе.

— Ален не просил его подождать?.. — после паузы спросил он. Когда же Флер снова, молча, покачала головой, он нахмурился. — Сейчас я еду на фабрику, вообще-то мы собирались ехать вместе, но, если он ничего не просил передать, я больше не могу терять время. Поедешь со мной или у тебя другие планы?

Даже не допив чашечку, Флер вскочила.

— Я с удовольствием поеду с тобой, Луи! — воскликнула она. — Только поднимусь за сумочкой, ладно?

— Погоди! — улыбнулся Луи, видя ее нетерпение. — Ты совсем ничего не поела, так нельзя.

— Ерунда, я сыта по горло! — усмехнулась Флер и быстро вышла.

В любой другой день Флер пришла бы в полный восторг при виде картины, открывшейся им по дороге к фабрике. Просторы дышали покоем. Они ехали мимо необъятных полей, засаженных розами, жасмином, и аромат цветов, казалось, делал воздух густым. Стараясь не возвращаться к собственным мыслям, Флер прислушивалась к рассказам Луи о парфюмерной промышленности, который великодушно не ждал от нее участия в разговоре. Кое-что Флер все-таки запомнила. Оказывается, семьсот цветков дают литр духов, из десяти фунтов лепестков роз выходит два фунта эссенции.

Флер задумчиво помахала рукой сборщикам цветов, которые оторвались от своего нелегкого труда, чтобы поприветствовать пассажиров, проезжавшего мимо автомобиля, и снова, как пчелы, принялись за свое дело.

Луи хмуро улыбнулся, когда, услышав от него имя Алена, девушка непроизвольно переспросила:

— По-твоему, Ален личность выдающаяся?..

Проклиная внезапный укол ревности, пронзивший ему сердце, Луи повторил свои последние слова:

— Как я уже тебе говорил, в мире всего пятнадцать человек, которые способны различать шесть тысяч различных запахов. В настоящее время двенадцать из них живут в Грассе. Ален, конечно, один из них.

— А ты, Луи? — с участием сказала Флер.

Луи с трудом удержался, чтобы не поцеловать ее.

— Я уверена, что и ты не последний человек в своем деле, просто почему-то не хочешь в этом признаться. Почему?..

— Во всем, чем бы мы ни занимались, Ален всегда превосходил меня, и я понял — соревноваться с ним бесполезно. Давным-давно было решено, что я — де Тревиль номер два. — В его голосе слышалась едва заметная горечь. — Отец Алена и мой отец были близнецами, и всего из-за десяти минут разницы в рождении, его отец унаследовал замок и поместье, а моему пришлось довольствоваться тем, что осталось. Я был еще ребенком, когда оба моих родителя погибли в авиакатастрофе. Моя тетушка, которую я тоже всегда называл maman, привезла меня сюда; с тех пор я так и живу здесь. Даже в школе я существовал в тени славы Алена. Он — предмет, а я — тень…

Его уныние расстроило Флер, и она, нагнувшись к нему, попыталась его утешить:

— Это ребячество, Луи! Пообещай, что никогда больше не будешь так думать!

Ее искреннее беспокойство, близость розовых, пухлых, невинно, как у ребенка, приоткрытых губ совсем лишили его разумной предосторожности, и, прежде чем Луи успел сообразить, что делает, он уже целовал ее сладкий рот.

Флер немедленно отодвинулась. Она была шокирована, а он принялся оправдываться:

— Извини, Флер, мне очень стыдно! Я сделал это под влиянием порыва. Ты была такая милая, так беспокоилась обо мне, что я не смог устоять. Ну, пожалуйста, прости меня!

Впервые в своей жизни он не на шутку встревожился. Флер для него представляла все то, что он когда-то искал в женщине, искал, а потом бросил, решив не гоняться за сказкой. И самое мучительное — теперь, когда он встретил именно такую женщину, оказалось, что она принадлежит единственному человеку в мире, который всегда стоит на его пути, — его кузену. Человеку властному, эгоистичному, даже жестокому, ставшему карой семьи, особенно после несчастья, которое с ним случилось.

Необычайно встревоженный вид Луи убедил Флер, что он искренне сожалеет о своем поцелуе. Честно говоря, она отнесла сей поступок на счет его юной непосредственности и тут же его простила.

— Хорошо, я прощаю тебя, но чтобы больше этого не было! — сказала она нарочито сурово.

И, только заметив, как скривились уголки его губ, Флер поняла, какой, наверное, она показалась ему чопорной и строгой — как классная дама, которая бранит школьника, и невольно заулыбалась.

Через миг лед был сломан, и они оба расхохотались. Искренне, от всей души. Луи даже уткнулся в руль и остановил машину. Наконец, он справился с приступом веселья и сказал:

— Спасибо, милая Флер, для меня день без смеха — потерянный день!

Флер, позабывшая все грустные мысли, светло улыбнулась в ответ:

— Спасибо и тебе, Луи, я тоже когда-то была хохотушкой…

— Тогда я рад, что помог тебе это вспомнить, — отвечал он и тут же стал серьезным, как только вспомнил, какой несчастной была Флер утром. — Надо будет целовать тебя почаще, особенно когда ты в плохом настроении.

Флер фыркнула, понимая, что он шутит. Подъехав к Грассу, они были по-прежнему в веселом, даже озорном настроении. Луи поставил машину на стоянку, откуда открывался, захватывающий дух, вид на окрестности и цветочные поля.

— Послушай, Флер, мне нет необходимости идти на фабрику прямо сейчас. Давай сначала я покажу тебе город — мне кажется, он тебе понравится. Потом пообедаем в отеле — я знаю, где тут самая лучшая кухня. Ну как, согласна?

Ее не надо было долго уговаривать. Солнце ярко светило, небо было безоблачным. Кроме того, на фабрике она могла случайно встретить Алена… Взявшись за руки, они спустились с горной террасы в старую часть города.

Луи оказался отличным гидом. Он показал дома восемнадцатого века, опоясанные колоннадами, старый, ранней готической постройки собор, потом они долго бродили по лабиринту крошечных улочек, где дома располагались на склоне холма, а ступеньки, ведущие к парадным дверям, украшались ящиками с цветущими растениями. Возле подъездов сидели старушки в черных платьях и безупречно чистых передниках, спрятав головы от солнца под белыми муслиновыми чепцами; они беседовали с соседками или приглядывали за детишками, играющими на мощенной булыжниками улице. Флер была зачарована всем, что видела, и могла бы часами бродить между крохотными лавочками, где продавалось все — начиная от горшков и кастрюль до старинных украшений и картин…

— Нам надо возвращаться, если мы хотим поесть перед тем, как идти на фабрику, но как-нибудь, когда будет время, я снова привезу тебя сюда — тогда будешь ходить здесь, сколько захочешь.

— Чудесно, — вздохнула Флер. — А нам хватит времени пообедать? Может быть, лучше сразу отправиться на фабрику?

Но Луи твердо решил угостить ее своим любимым блюдом, и они отправились в ресторан.

Рыбный суп оказался таким вкусным и наваристым, что второе Флер одолеть уже не смогла. Чтобы доставить удовольствие Луи, она отпила немного вина, однако, оно показалось ей несколько крепким, и она оставила большую часть напитка в бокале. Через полтора часа, когда ее спутник так и не сделал попытки встать, Флер забеспокоилась. Она уже мягко намекнула, что хотела бы уйти, но на столе стоял кувшин, наполненный вином, и Флер с ужасом поняла: молодой человек не тронется с места, пока все не выпьет.

Уже перевалило за полдень, когда ей, наконец, удалось вытащить Луи из ресторана. Она закусила губу, увидев, как тот нетвердым шагом идет к машине, но промолчала. Еще за столом, по мере того, как вино в графине убывало, Луи делался все более бесшабашным. А за рулем вел себя, как лихач. У нее волосы вставали дыбом на крутых виражах. Наконец, они оказались перед большим кирпичным зданием, по фасаду которого красовалась, составленная из золоченых букв, надпись: «Мэзон Тревиль». Завизжали тормоза, машину едва не занесло, они остановились.

Флер стремилась поскорее выйти из машины, поэтому не заметила, как рядом тихо притормозил другой автомобиль.

— Ах, вот и вы, наконец! — раздался громкий голос Селестин. — Я в поисках вас обыскала весь город! Ален очень сердит!

Она со злобной радостью посмотрела на Флер, жестом приглашая ее следовать за собой.

Они оставили разом протрезвевшего Луи и отправились вверх по каменной лестнице.

— Я привезла Алена сюда, когда нам сказали, что вы с Луи уже уехали. Конечно, он ожидал увидеть вас здесь. Ему не терпелось поколдовать над духами, работу над которыми он когда-то не закончил. Естественно, в его положении без помощников это сделать невозможно. Кому-то ведь надо орудовать пипеткой, смешивая составляющие будущей композиции по миллиграммам, а вас рядом не было… Поэтому я предложила свою помощь… Вообще-то, он учил меня этим премудростям несколько лет тому назад, так что вы, дорогая моя, были бы сейчас ему скорее помехой, чем помощницей…

Флер ничего не ответила, и Селестин самодовольно продолжала:

— Есть еще одна причина, по которой я хочу помочь ему закончить именно теперешнюю его работу. Эти духи Алена могут стать настоящим шедевром! Композиция была почти закончена, когда произошел тот несчастный случай, — не хватало только нескольких последних ингредиентов, и наш автор был бы удовлетворен, а я получила бы эксклюзивные духи, созданные для меня фирмой «Мэзон Тревиль»!

Они поднялись на верхнюю площадку лестницы, и, прежде чем открыть дверь в лабораторию, Селестин остановилась. Ей хотелось убедиться — дошло ли до Флер, какие прочные нити связывали ее и Алена с давних пор.

— Вы, моя дорогая, найдете Алена раздраженным вашим и Луи отсутствием, — с усмешкой прибавила она. — Постарайтесь не обращать внимания на его ревность… Однажды он решил, что у него есть причины подозревать в неверности женщину, которую любил, и с тех пор он никому полностью не доверяет.

— Женщиной, которую он любил, были вы, Селестин?..

Та, кажется, удивилась.

— Откуда вы знаете? Луи сказал?.. Хотя какое это имеет значение. — Выражение лица Селестин переменилось, в нем появилось что-то беззащитное, ранимое. Прелестные губы обиженно дрожали, глаза подернулись слезой. — Мне даже думать об этом больно… Мы с Аленом должны были пожениться. Но за день до того несчастного случая кто-то — я до сих пор не знаю, кто именно, — сказал Алену, что у меня… есть любовник. — Ее голос сорвался, но она все же овладела собой, решив рассказать все до конца. — Конечно, это была ложь! С тех пор, как мы объявили о помолвке, я и не взглянула ни на одного другого мужчину, но ничего нельзя было поправить — Ален отказался слушать какие-либо объяснения и разорвал нашу помолвку. — Селестин заговорила быстрее, словно опасаясь, что ее сейчас перебьют. — О, конечно, все было обставлено так, будто это я взяла назад свое слово. Как он тогда сформулировал — для того, чтобы пощадить мои чувства, хотя именно он в ответе за наш разрыв. Ален отказался обсуждать это событие с кем бы то ни было, даже с матерью, и, что бы я ни говорила, я уже ничего не могла изменить: он принял решение… Примите дружеский совет. Если хотите счастья — будьте осмотрительны, поступайте и говорите с осторожностью. Ален слишком самолюбив и очень, очень ревнив.

Флер была поражена — она и представить себе не могла, что Ален способен поверить какому-то человеку, а не девушке, которая должна была стать его женой. Почему же Ален, который, наверное, очень любил свою невесту, отказался ее выслушать?.. Зачем дал прорасти в своей душе холодной подозрительности и недоверию? Флер вспомнила слова своего отца: «Этот человек перенес так много боли, и не только физической, что решил больше не поддаваться никаким чувствам!»

Ей стало жаль Алена. Душевные муки по поводу вымышленной измены возлюбленной, кажется, оставили в его сердце чудовищно болезненные шрамы… Потом ей стало жаль себя. Ален намеренно искал жену, которую можно было бы предъявить Селестин в качестве заслона от прежних своих чувств. Он хотел найти женщину, которая заполнила бы пустоту, образовавшуюся в его жизни. Ему трудно, поэтому Ален неуравновешен, а ей, дуре, кажется, что он жесток. Его сердечная боль еще не прошла, а она, глупая, хочет нежности по отношению к себе. Только став ему настоящей опорой во всем, она сумеет растопить лед, сковавший его. Только своей заботой и любовью она сумеет завоевать его — или проиграет… У дверей с табличкой «Лаборатория», Флер остановилась.

— Ален здесь, как я понимаю?.. Знаете, я должна поговорить с ним с глазу на глаз, — сказала она твердо.

Селестин, видя упрямо вздернутый подбородок Флер, решила не спорить и, пожав плечами, отступила.

— Если Ален меня спросит, я с Луи, — сказала она в ответ и стала спускаться по лестнице.

Алена Флер застала за разговором с серьезным молодым человеком в белой куртке, который отмеривал пипеткой несколько капель жидкости из колбы. Ряды бутылочек, каждая из которых была снабжена этикеткой с химической формулой, стояли на специальных деревянных подставках-ячейках на расстоянии вытянутой руки. Флер вспомнила, как Луи назвал лабораторный стол клавиатурой, собранием запахов, из которых парфюмер составляет композиции, выбирая и отмеряя нужные ему. Тут же, на опаловом стекле, теснились пробирки, мензурки, чашки петри. Стол, залитый ярким светом, стоял у облицованной белым кафелем стены. Флер впервые попала в эту специальную лабораторию и, оглядываясь по сторонам, почувствовала разочарование от того, что волшебные ароматы, оказывается, рождаются в обстановке, которая напоминает скорее больницу.

Молодой человек что-то быстро сказал Алену и кивнул в ее сторону. Флер поняла — тот сообщил о ее появлении. Ален застыл, ответил что-то, не оборачиваясь. Молодой помощник, с извиняющимся видом, взглянул на гостью, снял рабочую куртку и вышел из комнаты через другую дверь, оставив их вдвоем.

Флер начала оправдываться со всей застенчивой серьезностью ребенка, который хочет получить прощение:

— Извини за опоздание. Наверное, мне надо было предупредить тебя, что я еду на фабрику с Луи. Я не подумала, захочешь ли ты поработать, и не потребуется ли тебе моя помощь.

Ален рывком повернулся к ней, высокомерно вздернул голову:

— Ты не подумала… или хорошо все обдумала?.. Я очень хорошо знаю, что мой братец очень внешне привлекателен и обаятелен в общении. Он, как ты, наверное, уже выяснила, просто воплощение идеального мужчины-француза. К несчастью для тебя, у него кое-чего недостает, а именно денег! Доходы Луи едва покрывают его экстравагантные выходки, так что если ты хочешь поживиться за его счет, то зря теряешь время!

Его слова были точно пощечина. Флер даже отшатнулась, как от настоящего удара. Оскорбленная, она, однако, не стала возражать и, молча, смотрела, как горько кривятся его губы. Было совершенно ясно — тот не станет ее слушать. Ален же быстро повернулся к столу и хотел взять какой-то предмет, но не дотянулся до него. Стукнув кулаком по столу, он резко бросил через плечо:

— Мне нужна Селестин! Немедленно позови ее и попроси, чтобы тебя отвезли домой, — только пусть это будет не Луи, он мне требуется здесь, у нас много работы, и мне совсем не надо, чтобы ты его отвлекала!

— Хорошо, — ответила Флер, стараясь говорить ровным голосом. — Я выполню твою просьбу. Я не собиралась отвлекать Луи от работы, да и тебя тоже. До свидания. — Она поморгала, пытаясь скрыть слезы. — Я позабочусь, чтобы Селестин немедленно поднялась в лабораторию, коли ты того хочешь…

В течение последних четырех дней Флер старалась избегать Алена, насколько это было возможно. Она спускалась вниз, предварительно удостоверившись, что машина, на которой Ален, Луи и Селестин отправлялись на фабрику, уже ушла. С утра Флер обычно ходила на плантации, где ее всегда радовали цветы и встречи с дружелюбными сборщиками, потом возвращалась домой, чтобы вместе с графиней посидеть за ленчем, затем прогуливалась с ней по саду. Она очень подружилась со свекровью. Трогательная привязанность графини, на которую Флер отвечала таким же искренним чувством, словно бальзам, залечивала душевные раны Флер.

Во время одного из таких разговоров, графиня откровенно дала понять, как переживает, наблюдая, что между ее сыном и невесткой не все в порядке. Они сидели в саду, рядом журчал фонтан, и вдруг графиня наклонилась к Флер и проницательно на нее посмотрела.

— Дитя, вы печальны. Я-то надеялась, что ваше жизнерадостное настроение передастся Алену, но происходит наоборот — в вашу душу тоже проникает уныние. Не отрицайте, моя дорогая… Вы, конечно, стараетесь делать вид, будто все хорошо, но ваше лицо слишком грустно для девушки, которая всего две недели замужем… Мой сын — не очень ласковый муж, не так ли?

Флер побледнела, и графиня поспешила оправдаться:

— Простите меня, я понимаю, что вторгаюсь в очень интимную сферу.

— Ничего, maman. — Флер с трудом удалось улыбнуться. — Я знаю, как вы переживаете за сына и как хотите, чтобы он был счастлив. Боюсь, ему никогда не найти своего счастья, по крайней мере, со мной.

— Если не с вами, то и ни с кем другим! — с горячностью воскликнула графиня. — Его невнимание к вам непростительно. Каким он был когда-то нежным, любящим! А теперь — не узнать. Его душа словно одета в железо. Иногда мне кажется — мой любимый сын для меня навсегда потерян!

— Нет! Никогда так не говорите! — с неожиданной для себя силой возразила Флер. — Если бы Ален смог обрести зрение, он снова стал бы самим собой. Нам бы убедить его, что необходима еще одна операция!.. Он не верит в удачу, а зря. Я, например, верю!

Энтузиазм Флер передался графине.

— Тогда, дорогая моя, мы должны обе постараться и вдвоем решить, как это лучше сделать. Возможно, даже придется пойти на хитрость…

Флер попыталась привести в порядок свои мысли. Она понимала — в броне Алена должно быть слабое место, и надо найти его, чего бы это ни стоило. Вряд ли ее любовь придаст ему силы, но, если, причинив ей боль, сам Ален обретет все-таки счастье, — что ж, жертва уже будет оправдана… Из задумчивости Флер вывел голос графини.

— Когда-то Ален напоминал мне моего мужа, они были очень похожи. Поэтому я почувствовала себя вдвойне обделенной, когда сын утратил не только зрение, но и свой добрый, великодушный нрав. Мой муж был человеком сильных чувств, его любовь могла выражаться в нежной заботе или в ужасном гневе. В один миг, если ему казалось, будто есть повод, он превращался в безумного ревнивца. — Графиня тихонько рассмеялась. — А потом, успокоившись, стыдился своей вспышки. «Считай, что это не мой недостаток, а комплимент тебе, — если бы я так не любил тебя, то и не ревновал бы» — вот как он говорил. Какая же женщина может устоять перед таким доводом?.. Он никогда не пытался подавлять порывы души, будь то восторг или гнев! У Алена сейчас все наоборот. Он замкнулся, очерствел. Иногда я задаюсь вопросом: а осталось ли у него в душе еще хоть что-нибудь живое?..

Они помолчали, а графиня вдруг громко ахнула. Флер увидела, что свекровь улыбается.

— Нашла! — Графиня аж прищелкнула пальцами. — Надо заставить Алена ревновать, — решительно сказала она, озадачив Флер еще больше.

— Ревновать?.. Зачем?..

— Затем, что таким образом вы докажете и ему и себе, что он — не бездушное существо, каким старается казаться! Ревность, — торжественно заключила графиня, — сестра любви. Если появится одна, тут же появится и другая!

Сердце Флер упало. Отношения ее с Аленом были далеко не так просты, как представлялось свекрови. Той и в голову не могло прийти — не то что любовь, а даже и просто привязанность не играла решающей роли в их странном союзе. Флер обещала Алену не посвящать графиню в мотивы, которыми они оба руководствовались, вступая в брак. Слишком переплелись в них истина и ложь. Где правда, где нет — уже даже не разберешь. Одни сомнения… Поэтому Флер осторожно попыталась разубедить свекровь.

— Боюсь, maman, ваш план не сработает. Ален никогда не станет меня ревновать. Во-первых, сейчас мы очень редко с ним видимся. Во-вторых, поводов к ревности у него совсем мало: большую часть времени я провожу с вами или на плантациях, и он это знает.

— Наверное, надо привлечь Луи. Мне кажется, он не откажется принять участие в розыгрыше. Да, мы непременно должны обратиться к нему.

Флер почувствовала, что ситуация выходит из-под контроля и ей пора проявить твердость, однако свекровь перехватила инициативу.

— Мы должны устроить нечто вроде вечеринки или праздника! — в возбуждении воскликнула она. — Наши соседи и друзья очень хотят поприветствовать Алена, но еще больше — познакомиться с тобой, моя дорогая. Я всем отказала под тем предлогом, что у вас медовый месяц. Однако, Ален целыми днями работает в лаборатории, и эта новость уже распространилась по всему Грассу. Хотя бы поэтому, он не сможет возражать против званого обеда, ну а вы как?

У Флер не хватило духу разочаровать свекровь.

— Ну что ж, — робко сказала она, — вам виднее… Праздник так праздник!

— Хорошо, — обрадовалась графиня. — А вы, моя дорогая, пожалуйста, не стесняйтесь принимать комплименты и не тушуйтесь. Ален не пропустит их мимо ушей, я уверена. Когда же мы закончим свою наступательную кампанию, он будет так хотеть вернуть себе зрение, что сметет все преграды на пути.

— Надеюсь, вы окажетесь правы, maman! — вздохнула Флер.

Графиня, наклонившись к ней, взяла за подбородок и, увидев в грустных глазах невестки слезы, тихо сказала:

— Не плачьте, дитя мое! Вы должны плакать только от радости. Ну, вытрите глазки, я хочу кое-что вам показать. — Графиня поднялась и повела Флер к дому. — Сегодня утром Ален просил, чтобы я показала вам наши фамильные драгоценности, — вы можете взять все, что понравится. Я только сейчас вспомнила об этом. Думаю, столь щедрый жест моего сына — хорошее предзнаменование.

Графиня, сама того не подозревая, нанесла Флер рану в самое сердце. Как бы расстроилась свекровь, если бы узнала, что ее руками Ален собирается выплатить жене то, что, по его мнению, задолжал ей!

Глава 8

Молочно-белые жемчужины, тщательно подобранные друг к другу, были снизаны в ожерелье из трех нитей, почти достававшее Флер до пояса. Бриллиантовый гарнитур, состоящий из тиары, сережек и браслета, выглядел столь величественным, что его можно было надевать только по редчайшим, не иначе чем королевских масштабов, случаям. Поражало обилие рубинов, сапфиров, изумрудов, изящно оправленных в золото. А сказочный выбор колец, брошей, подвесок с самоцветами тончайшей огранки!.. Сокровища, извлеченные из потайного сейфа в библиотеке, рядами лежали перед Флер. Но вся эта красота не трогала ее. Более того, они были ей неприятны. В других обстоятельствах она, наверное, с удовольствием полюбовалась бы игрой света на гранях драгоценных камней, чистотой линий и изящностью отделки ювелирных изделий, но сейчас ей казалось, что каждый бриллиант — это застывшие слезинки, а каждый рубин — капелька крови. Ее невыплаканные слезы, ее раненого сердца кровь…

Графиня с любовью перебирала драгоценности графов де Тревиль, то и дело, поднося к свету одно украшение за другим, чтобы солнечный свет, проникнув в сердцевину камня, как бы зажег его изнутри.

— Ну, дорогая моя, что вам больше нравится?

— Они все превосходны, maman, — запинаясь, ответила Флер, — но для меня они слишком роскошные — я буду бояться их потерять.

— Чепуха! Вы теперь графиня де Тревиль и скоро привыкнете носить драгоценности. Наши соседи много общаются между собой, и у вас отбоя не будет от приглашений. Такие визиты очень нравятся дамам. Это повод лишний раз нарядиться и отвлечь мужей от вечной работы. Ну, давайте посмотрим, какие украшения лучше всего подойдут вам.

Но даже для удовольствия графини Флер не смогла изобразить хоть толику радости. Свекровь вскоре поняла — Флер все это пиршество неинтересно. Она долго распространялась о достоинствах каждого камня, однако, не получив отклика, пожала плечами и стала собирать украшения в футляры, захлопывая крышки с резкостью, выдававшей ее разочарование.

Флер попыталась замять неловкость. На самом дне одной из бархатных коробок лежал маленький медальон с финифтью — такой чужой, среди прочих великолепных украшений. С напускным интересом она вытянула его за тоненькую золотую цепочку.

— Мне… вот это очень нравится.

— В самом деле?.. Детка, да он почти ничего не стоит… Много лет назад Луи подарил мне эту безделушку в день рождения — он был тогда еще мальчиком.

— Тогда, наверное, вам не стоит расставаться с личным памятным подарком… — робко заметила Флер.

Графиня улыбнулась:

— Я рада, что вы нашли хоть что-то себе по душе. Смотрите! — Она указала на надпись внутри медальона. — «Unis mais toujours sйparйs». В переводе с французского это означает: «Всегда рядом, но не вместе».

Сердце Флер болезненно сжалось. Насмешка судьбы — оказывается, она выбрала единственную вещицу, которая так четко определила их с Аленом отношения!

К низкому вырезу голубого шелкового платья, которое она надела вечером, так и просилось какое-нибудь украшение, и финифтевый медальон подошел просто чудесно. Он был скромен, поэтому и стал родным для нее, а надпись, скрытая под крышечкой, лишний раз воочию напоминала: не строй иллюзий, будь трезва!

Да, та ночь их близости, когда их сердца бились в унисон, а тела вибрировали от наслаждения, была упоительной и сладостной. Даже при одном воспоминании об этом горячая волна желания поднималась в ней. Всего на несколько коротких часов они безраздельно принадлежали друг другу, ошеломленные невиданной силы экстазом… Пусть даже эта ночь останется единственной в ее жизни, Флер ни о чем не жалела, потому что, какими бы чужими они ни стали друг другу потом, та ночь единения была, как подарок судьбы… Флер закрыла глаза, чтобы сейчас не видеть в зеркале своего несчастного лица.

Ален вошел бесшумно. Когда его резкий голос раздался из-за ее спины, она вздрогнула.

— Я только что разговаривал с матерью. Она сказала — ни одно из украшений тебе не понравилось, это так?

Флер развернулась и приложила руку к синему медальону на груди, словно это был талисман, который мог защитить ее от гнева мужа.

— Не совсем, — с трудом вымолвила она, — они слишком красивые и дорогие для меня. Не забывай — я сельская девушка, выросшая в довольно аскетических условиях…

Ожидая саркастического ответа, Флер сжалась, но в голосе Алена прозвучали странно мягкие, нежные ноты:

— Может, это и хорошо… Зато в тебе нет жеманства, да, надеюсь, оно и не привьется…

Флер, не привыкшая к такому обращению, с удивлением смотрела на него. Но когда Ален сделал шаг к ней, она невольно отшатнулась, задев край туалетного столика. Сразу закачались и забренчали флакончики и пузырьки.

Ей стало стыдно, потому что его смуглое красивое лицо моментально помрачнело, а губы сложились в презрительной усмешке.

— Не надо меня избегать! Тем более так демонстративно! — воскликнул он. — Я пришел по просьбе maman. Она решила — я уделяю тебе слишком мало внимания. Ей, конечно, и в голову прийти не может, что ты предпочитаешь мое невнимание моему обществу. Сделай поправку в своем поведении, хотя бы на людях. Мать уговорила меня пригласить гостей на званый обед, чтобы друзья и соседи могли познакомиться с новой графиней де Тревиль. В ближайшие две недели я буду очень занят и не смогу вам помочь с подготовкой, но уверен, вы с maman отлично справитесь. Надеюсь, она перестанет упрекать меня в невнимании к молодой жене, а ты сможешь начать привыкать к своему новому положению хозяйки дома. Таким образом, — с сарказмом закончил он, — все будут совершенно счастливы.

Флер подумала, что никогда не видела менее счастливого человека. Похоже, наладившиеся отношения с Селестин, никак не повлияли на настроение Алена.

— Вниз пойдем вместе, — сказал тот, безошибочно протягивая к ней руку, будто ориентируясь по тайному компасу.

В столовой семья уже была в сборе. Графиня, претворяя свой хитроумный план в жизнь, скорее всего, успела переговорить с Луи, и, едва Флер села за стол, он начал с ходу флиртовать:

— Как приятно, малышка, что ты выбрала именно мой скромный взнос в сокровищницу де Тревилей. Тебе понравился медальон сам по себе или же, смею надеяться, это знак судьбы?..

Флер смутилась. За нее громко ответила графиня:

— Ей полюбился медальон, как только она его увидела. Все остальные ценности были отложены в сторону ради этой твоей безделицы. Ты не возражаешь, что я отдала его?

— Возражать? Maman, да я просто счастлив! Флер поделилась с ним своей красотой. Видя, как он покоится у нее на груди, я сожалею, что не могу сам оказаться на его месте…

Флер покраснела. Она старалась не смотреть на Алена, хотя и заметила: несмотря на внешнее безразличие, тот так крепко стиснул вилку, что костяшки пальцев на руке побелели.

Селестин тут же обернула ситуацию в свою пользу.

— Бедняжка Флер, не позволяй Луи так с собой обращаться! Он известный повеса, его нельзя принимать всерьез, особенно такой неискушенной девушке, как ты. Хотя, Луи, не могу не признать — твой флирт пошел Флер на пользу: посмотри, как она раскраснелась и какая стала хорошенькая!

Селестин, сама того не подозревая, помогла графине в ее замысле заставить Алена ревновать.

— Да-да, — поспешила согласиться та, — ты, кажется, вообще хорошо на нее действуешь, Луи. В твоем обществе Флер становится такой оживленной!

— Я тоже рад ее обществу, — тут же ответил он, хитро подмигнув графине через стол. — Мне всегда нравилось развлекать хорошеньких женщин, а уж таких красавиц, как моя новая кузина, надо еще поискать. — И он неожиданно переключился на Алена: — Как это ужасно, братец, — иметь жену, красотой которой может наслаждаться любой мужчина, только не сам ты. Извини, конечно, но я бы на твоем месте не успокоился, пока собственными глазами не оценил бы сокровище, которым, на законном основании, владею.

— Луи! — одернула графиня, предупреждая, что тот зашел слишком далеко, однако он только пожал плечами.

— Ну что, Ален, или предпочитаешь не видеть, чтобы не мучиться ревностью?..

Ален намеренно аккуратно сложил салфетку, давая понять окружающим, что терпение его истощилось.

— Тебя всю жизнь мучило желание оказаться на моем месте, не так ли?.. Тогда ты бы владел всем семейным делом и мог бы транжирить сколько душе угодно… Продал бы замок, невзирая на чувства родственников, и отправился бы путешествовать в свое удовольствие! Как нам всем повезло, что ты не на моем месте! — Он едва сдерживал гнев. — Тебе никто не позволит завладеть бизнесом, замком или… моей женой!

Флер была испугана враждой, которая внезапно обнаружилась между двоими мужчинами.

— Ален, не говори так! Луи имел в виду совсем другое. Он только хотел помочь…

— Это что-то новенькое! Самому себе — тут он горазд! — с вызовом бросил Ален.

И Флер приняла вызов. Может быть, Луи и слаб как человек, но вовсе не злодей, каким обрисовал его Ален, и было бы просто справедливо защитить его, однако вмешалась графиня:

— Ален! Луи! — Ее тон был твердым как сталь. — Немедленно прекратите!

Но братья уже вскочили из-за стола. Они стояли друг против друга, стиснув кулаки, оба белые как мел.

Луи повернулся к Флер и, увидев ее отчаяние, устыдился собственной ярости. С трудом сдержавшись, он сдавленно усмехнулся, признавая себя побежденным.

— Прости, Ален, я погорячился.

Ален же, наоборот, казался разочарованным оттого, что противник сдался. Он все еще кипел от негодования, поэтому, ограничившись сухим кивком, протянул руку Селестин, приглашая ее, а не Флер проводить его.

Когда дверь за ними закрылась, Луи с отчаянием упал на стул.

— Ох! — воскликнул он. — Мне на миг показалось, что мы сейчас подеремся! Maman, если у вас есть еще какие-нибудь идеи разбудить чувства Алена, не принимайте, пожалуйста, меня в расчет. Уж лучше бы я дразнил тигра!..

Графиню его шутка ничуть не позабавила.

— Луи, ты очень жестоко обошелся с Аленом — намеренно жестоко! Зачем?.. Так нельзя!

— Я решил, — начал неловко оправдываться Луи, — что лучше не щадить его, а откровенно пройтись на счет его слепоты… Ну, ведь это сработало! Сработало, и еще как! Ничто другое его бы не задело… Я так понял — это и было вашей целью, правда? Теперь же я оказался кругом виноват!

Флер стало жалко Луи, она легонько потрепала его по плечу.

— Maman больше расстроили твои действия, а не слова. Просто ужасно было смотреть, как ты собрался драться со своим слепым братом, Луи!

Тот беспомощно всплеснул руками.

— Его проклятая заносчивость вывела меня из терпения! Из-за нее я забыл, что он слепой! Иногда, когда я вижу, как Ален спускается по лестнице или садится на стул, я спрашиваю себя: вправду ли мой братец слепой или же издевается над нами? Я знаю, знаю — конечно, он ничего не видит, и мне очень стыдно за свои подозрения, но объясните мне, если можете, как ему это удается.

— Он считает… — ответила Флер.

— Считает? — изумился Луи.

— Да, считает. Везде, где он так уверенно ступает, он уже не один раз проходил потихоньку и знает точно, сколько шагов отделяет его от той или иной цели. По ночам, когда все спят, Ален двигается по коридорам, холлам, лестницам — тренируясь, пока не будет уверен, что сможет пройти без ошибок.

— Господи! — воскликнул Луи. — Какое терпение… и какое мужество!

— А ты сомневался? Напрасно, — произнесла графиня, у которой на глазах блестели слезы. — Может быть, в характере Алена чего-то и не хватает, но мужества ему не занимать.

Флер подумала было, что сейчас графиня окончательно утратит самоконтроль, но после некоторой внутренней борьбы, та вдруг решительно вскинула голову и улыбнулась.

— Ну, дети мои, мы не должны бросить свой план на полдороге. Нельзя опускать руки от первой же неудачи, которую постигли сегодня. Будем за него бороться, даже если придется быть коварными и жесткими.

— Так точно, полковник, — не мог не пошутить Луи, отдавая ей честь.

— Я… готова на все, чтобы только помочь Алену, — хлюпнула носом Флер, уткнувшись в плечо старой графини.

Глава 9

Флер ехала на цветочную плантацию. Более трех недель она помогала свекрови готовить званый прием, который должен был состояться сегодня вечером, а теперь, когда утро выдалось свободным, решила, как следует проветриться. Ей нравилось общаться со сборщиками цветов. Прованские крестьяне тепло относились к ней, осознавая тот искренний интерес, который проявляла молодая хозяйка к ним. Флер же, в свою очередь, чувствовала себя как дома, расспрашивая их о семьях, житье-бытье, заботах и проблемах, — словно по поручению отца, навещала прихожан. Они очень много работали. Трудились от восхода до заката почти круглый год, поскольку сезон сборки цветов длился непрерывно. Сначала созревал урожай на плантациях, расположенных на склонах холмов, затем в предгорьях, долинах и так далее.

Полдень еще не наступил, но было уже очень жарко. Флер шагала по тропинке между делянками. Под горячим, синим небом расстилался пейзаж, похожий на роскошный ковер изумительной красоты. Однако в душе ее было пасмурно и тоскливо.

Она замужем почти месяц, а за последние три недели видела Алена только мельком — в основном со спины, наблюдая из окна спальни, как муж садится в машину, чтобы ехать на фабрику, да иногда мельком совсем поздно вечером… После ужасной ссоры братьев, Ален избегал семейные застолья, объясняя это тем, что у них с Селестин много работы, и они не поспевают домой к ужину.

Замысел графини застыл на мертвой точке. Фактически контакты между Флер и Аленом почти прекратились, став формальными. Более того, за последнее время она все больше приходила к горькому убеждению, ничего уже поправить нельзя — Селестин и Ален явно выказывали, увеличивающееся, взаимное влечение. Похоже, он теперь жалел, что, поддавшись порыву отчаяния, женился…

Только приветственные возгласы вывели, наконец, Флер из задумчивости. Посторонние люди к ней куда внимательнее и любезнее, чем человек, с которым она связывала мечты о счастье.

Флер провела целый час, беседуя со сборщиками; их ловкие пальцы ни на минуту не замирали, собирая ароматные лепестки, а тем временем солнце поднималось выше, стало еще жарче, и у нее вдруг заболела голова. Сборщики постепенно уходили с поля — днем у них был перерыв, а вечером, когда не так палило, они опять возвращались. Флер пошла следом за ними в деревню — голова у нее болела нестерпимо.

Матушка Руж пригласила ее за стол — хоть немного перекусить.

От еды Флер отказалась — желудок наотрез отказался принимать черный хлеб, сухой сыр и лук, который ей предложили, но охотно взяла чашку черного кофе. Матушка Руж, глядя на нее, с упреком заметила, что Флер необходимо было надеть шляпу.

— Наше солнце гораздо горячее вашего, английского! Мадам, вы… такая бледная. Жан-Поль! — крикнула она щекастому мальчонке-внуку, который как раз пробегал мимо. — Сбегай-ка к соседке и спроси, не может ли она одолжить нам свою новую шляпу, да поживее!

— Ой, не надо, не стоит беспокоиться… — запротестовала Флер, раздумывая: неужели она и впрямь так плохо выглядит?

А тут еще молоденькая девушка, чьи лучистые глаза ни на минуту не оставляли Флер, робко заметила:

— Она права, мадам. У вас, северянок, такая нежная кожа. Надо ее беречь.

Флер смутилась, но еще больше от слов довольно пожилого мужчины, произнесшего витиеватый комплимент:

— У вас удивительное имя, мадам. Если мне будет позволено так сказать, вы — самый чудесный цветок из всех, что растут вокруг. Я прозвал вас английской розой, но потом передумал. Английские розы красивы, однако им не сравниться с розами Болгарии. Не случайно из них получают знаменитое парфюмерное масло. Розы, которые растут в этой гористой балканской стране, — самые прекрасные в мире, никакие другие не могут сравниться с ними, так же как, по моему мнению, никто не может сравниться с вами, мадам… Теперь, когда господин граф закончил свои опыты, у нас есть два повода к празднику — появление в семействе де Тревиль прелестнейшего, редкого по красоте цветка и тончайшего аромата духов, созданных фирмой «Мэзон Тревиль»! Это двойная удача! За нее не грех и выпить.

Значит, Ален завершил свою работу! Флер не сомневалась в истинности слов старика крестьянина — в деревне секрет держится ровно столько времени, сколько требуется одному человеку, чтобы рассказать новость другому. Но у Флер не хватило духу признаться, что новые духи предназначены не ей, а совсем другой женщине. Да и кому нужно знать, такие сугубо личные, подробности. Пусть вдоволь повеселятся всей деревней сегодня на празднике — старая графиня и ту часть мероприятия тщательно продумала, заранее заготовив для рабочих-сборщиков и их семей отличное угощение.

Вдруг улыбающиеся лица вокруг Флер словно подернулись дымкой. Густой запах сыра и лука подступил к горлу. Голова пошла кругом, а в глазах потемнело до черноты…

Придя в себя, Флер обнаружила, что лежит на кушетке в домике одного из крестьян. Кругом было темно и тихо. Флер не сразу поняла, где она, попыталась сесть, но над ней склонилась матушка Руж.

— Полежи еще, дитя, — сказала та, меняя ей прохладное полотенце на лбу.

— Вы были правы… Это у меня, наверное, от солнца…

— Так и есть, — горестно вздохнула старая крестьянка. — Господин граф ужасно расстроится, когда узнает, что мы не уберегли его молодую жену от солнечного удара!

— Я сама виновата — буду знать, как ходить без шляпы! Сейчас немного отдохну и пойду домой.

— Господи! — всплеснула руками матушка Руж. — Нет уж, пешком не отпущу! Один из наших людей отвезет вас в замок.

Никакие протесты Флер не подействовали. Вскоре она была доставлена к главному входу в грузовом фургоне, который ревел так, что поднял на ноги всех.

Сначала появились слуги, потом на верхней площадке лестницы показалась старая графиня. Одного взгляда на белое лицо Флер той было достаточно, чтобы без проволочек отдать распоряжения. Флер и опомниться не успела, как оказалась в постели своей, слава Богу, прохладной спальни, где были опущены шторы, защищавшие комнату от солнца. Графиня не сказала и слова упрека, но, взглянув в осунувшееся лицо невестки, нахмурилась:

— Отдохните, детка, за доктором уже послали, скоро он будет.

Флер ответила глубоким вздохом, а свекровь на цыпочках вышла, тихонько прикрыв за собой дверь. Проводив ее глазами, она подумала, что графиня, потратившая столько усилий на подготовку сегодняшнего вечернего приема, очень расстроится, если скверное самочувствие не позволит Флер быть среди гостей… Однако мысли ее стали путаться, и она погрузилась в глубокий сон, вернее, какое-то долгое, тяжкое забытье…

Кровать слегка скрипнула, когда она, наконец, шевельнулась.

— Ты проснулась? Вот и хорошо, — раздался голос из полумрака комнаты. Это был Ален. На фоне плотно закрытых штор его едва можно было различить. — Как ты себя чувствуешь?

— Вроде ничего, — ответила она не очень уверенно.

Сердце ее учащенно забилось, когда Ален подошел и присел на краешек постели.

— Вот и слава Богу. Наверное, лекарство более-менее привело тебя в норму.

— А разве доктор приходил?

Ален кивнул:

— Я сам привез его, когда maman позвонила и сказала, что ты заболела… Симптомы теплового удара были очевидны. В полудреме ты выпила лекарство, а потом хорошо отоспалась. Он распорядился, чтобы ты несколько дней не показывалась на солнце, особенно днем. Можешь встать, когда захочешь, но нагрузки тебе противопоказаны.

Ален вдруг улыбнулся, и у Флер от этой доброй улыбки перехватило дыхание.

— Даже наши сборщики и то не подставляют головы полуденному солнцу, а ты, глупышка, наверное, и не подумала об этом? Обещай впредь быть осторожнее, ладно?

Эта «глупышка» и эта неподдельная забота тронули ее.

— Извини, я принесла всем столько забот.

— Чепуха. Главное, что ты пришла в себя. Остальное не имеет значения…

Наступило весьма многозначительное молчание, Ален не пытался его нарушить. Флер нервно теребила краешек шелкового покрывала, и их пальцы случайно соприкоснулись. Она попыталась отдернуть руку, Ален задержал ее в своих ладонях. Осторожно, но твердо. Потом нежно погладил ей каждый пальчик. Внутри ее сладко заныло. Он впервые дотронулся до нее с их первой брачной ночи, начавшейся с гнева и презрения, переросших в мрачную страсть. Почему-то Флер почувствовала, как он одинок. Это ощущение одиночества и потерянности потрясло ее. Рука ее непроизвольно дрогнула. Ален растолковал сей порыв на свой лад.

— Не торопись, — спокойно сказал он. — Мы давно не разговаривали, так почему бы нам не воспользоваться этим сейчас?

Она горько поморщилась, вспомнив, как они поговорили в прошлый раз, но, когда Ален, протянув руку, погладил ее по щеке, Флер обомлела.

— Твоя кожа как бархат, — прошептал он, — как бархатистый лепесток розы… на утренней заре.

Он касался ее так трепетно, так чувственно, что Флер затаила дыхание. Ее израненное, измученное сердце впервые за целый месяц не судорожно билось, а плавилось, истекая в неге.

— Ален, когда ты хочешь, ты можешь быть таким… ласковым и чутким, — сдавленным от волнения голосом, прошептала она.

— Не дразни меня, Флер, — предупредил он. — Я мужчина, а не мальчик, которого можно поманить, а потом отослать в детскую.

Его реплика означала одно — он не верит в ее искренность, сомневается в серьезности ее чувств. Еще секунду назад возникшее между ними эмоциональное равновесие, оказалось таким хрупким, что одно неверное слово — и Ален опять замкнется в своей скорлупе.

— Что бы между нами ни случилось, Ален, я никогда не пожалею, что ты пробудил во мне женщину… Женщину, которой без тебя нет жизни…

Он обхватил ладонями ее лицо, притянул к своему и горячо выдохнул прямо ей в губы:

— Флер, радость моя, повтори, что ты сказала. Повтори еще раз.

Она тихонько рассмеялась и подалась к нему. Дыхание их смещалось, губы соединились, сердца застучали в унисон.

Раздался стук в дверь, и послышался голос графини:

— Ну, детка, как вы себя чувствуете?

Ален поднялся с кровати, как только мать вошла в комнату, и теперь стоял поодаль, в нескольких шагах, сохраняя невозмутимое выражение лица. Графиня сразу угадала ситуацию и, желая воспользоваться ею, со значением кивнула Флер и хитро спросила:

— Можно Луи войти? Бедный мальчик весь испереживался из-за твоего недомогания. Он не успокоится, пока не убедится, что с тобой все в порядке!

Увидев, как потемнело лицо Алена при упоминании имени брата, Флер пришла в отчаяние. Благие намерения графини порвали тонкую нить, соединившую ее и Алена. Она готова была взвыть.

— Ну что ж, конечно, скажите ему, что он может войти, — вежливо сказала Флер и закрыла глаза, чтобы не видеть прямую спину Алена, молча выходящего из комнаты.

Часа через два Флер, внешне спокойная, начала готовиться к праздничному вечеру. Огромный шкаф, который когда-то подчеркивал скудость ее гардероба, больше не был пуст — несколько дней назад прибыла коллекция одежды из Парижа, и у Флер теперь был выбор на любой случай. Но, как и драгоценности, эти дорогие платья ничуть не радовали ее. Размер, покрой, цвет — все подходило ей как нельзя лучше — человек, который подбирал заказ, должно быть, получил подробнейшие инструкции, но, если бы не парадный ужин, Флер надела бы что-нибудь свое, более простое и скромное, сшитое еще дома матерью.

Она стояла в нерешительности, пытаясь сообразить, что надеть, и, наконец, остановилась на платье из шелковой тафты, по цвету напоминавшей чуть распускающийся розовый бутон. Она уже приняла ванну и теперь подошла к туалетному столику, чтобы уложить на затылке свои густые волосы — такая прическа придавала ее природной грациозности царственное величие. Один взмах кисточкой с тушью для ресниц, один мазок неяркой помады — и Флер была готова одеваться.

Платье зашелестело, когда Флер сняла его с вешалки, зашелестело, когда надевала его и застегивала. Она шла по комнате, и шорох сопровождал каждое ее движение. Однажды, еще в Англии, Ален как-то сказал, что ему хочется, чтобы она носила платья из тафты, — не имея возможности видеть ее, он мог хотя бы постоянно слышать, где она находится. Вот почему большинство длинных вечерних платьев оказалось сшито именно из этого роскошного материала, а к каждому короткому платью прилагалась нижняя юбка тоже из тафты.

Флер отошла на шаг от зеркала: хотелось, как бы со стороны, оценить общий вид своего одеяния. Лиф платья был как розовая раковина, из которой поднимались ее атласно-гладкие белоснежные плечи; юбка ниспадала до пола, изящно облегая контуры тела и немного не доставая до серебристых ремешков босоножек. Флер прикусила губу. Ее невеселое настроение выдавала печальная складка в уголках рта и темные круги под глазами. Все это могло вызвать ненужные толки среди гостей, ожидающих увидеть счастливую молодую жену… Она решила попудриться, чтобы скрыть столь откровенные следы своего грустного настроения. Тут раздался стук в дверь, и Флер едва успела убрать с дороги пару туфель, которые оставила посреди комнаты, — иначе ничего не подозревающий Ален непременно споткнулся бы. Но тот остановился на пороге. Она поняла: он прислушивается, пытаясь определить, откуда раздался шорох ее платья.

— Флер, — позвал он.

— Я здесь, — отозвалась она.

Чуть помедлив, Ален шагнул ей навстречу.

— Я хочу, чтобы сегодня ты надушилась моими новыми духами… Как раз над этой композицией я работал все последнее время. Надеюсь, они тебе понравятся.

Удивленная, Флер взяла протянутый ей флакончик. Неужели это как раз те, которые предназначались Селестин; почему же Ален предлагает их ей?.. Его следующие слова, произнесенные холодным тоном, стали ответом на ее невысказанный вопрос.

— Большинство приглашенных нынче гостей — не только друзья семьи, но и наши конкуренты. Они все уже наслышаны о новых духах фирмы «Мэзон Тревиль», и я решил, что сегодня подходящий случай, чтобы продемонстрировать свое последнее достижение в парфюмерии.

— Понимаю, — ответила Флер, передернувшись.

Граф де Тревиль имел репутацию, которую поддерживать было делом его чести. Этого достаточно, чтобы принять такое решение, какое принял он; потом же, после «демонстрации своих достижений», духи будут вручены их законной владелице.

Она невольно отшатнулась, когда Ален подошел ближе.

— Я сам надушу тебя, — будничным голосом сказал Ален, будто имел дело с бездушным манекеном. Следовало бы, конечно, отказаться, но он уже взял флакончик из ее дрожащих рук. — Во-первых, — Ален провел кончиком пробки по запястьям Флер, — духи наносятся именно на запястья. Потом на сгиб локтя. — Его пальцы обожгли ей кожу. — А потом в ямку на шее. — Под его равнодушными прикосновениями пульс Флер забился как бешеный, ей пришлось приложить немало усилий, чтобы сдержать дрожь, пронизывавшую все тело. — Еще мазок предназначен для верхней губы. Вот и все.

Он отпустил Флер и отступил на шаг.

Облако чудесного аромата, равного которому она не встречала, окутало ее.

— Тебе нравится? — спросил Ален таким тоном, будто ему совсем неинтересно, что, на самом деле, ему ответят.

— О да. Он напоминает мне о том, как пахнет в саду после ливня. Райское наслаждение — вдыхать столь сказочный запах, полный удивительной свежести и чистоты.

— Никогда не наноси духи на кожу за ушами или на тыльную часть шеи, — не слушая Флер, заговорил Ален. — Тогда запах будет тянуться позади тебя. Правильно нанесенные духи способны творить чудеса. Нет другого столь же деликатного и невинного способа женского самовыражения. Это не просто косметика, а определенный код, по которому мужчина безошибочно ориентируется в выборе пары.

Если верить его словам, духи — вещь индивидуальная; как же тогда он может дарить ей те, которые создавал для другой — и физически и духовно во всем противоположной Флер? Она вдруг почувствовала, что больше не может терпеть столь двусмысленную ситуацию. Будь такая возможность, Флер смыла бы и эти чужие духи ко всем чертям. Она ощутила отвращение, словно обстоятельства заставили ее надеть одежду другой женщины, и, когда заговорила, не смогла скрыть этого.

— Из твоих рассуждений выходит, что духи — это приворотное зелье, приманка для ничего не подозревающего самца! Что существует связь между запахом и индивидуальностью женщины, но, коли это так, тебе, Ален, стоило бы получше учитывать психологию… Я не желаю пользоваться духами, предназначенными для возбуждения мужских инстинктов, и была бы признательна, если бы ты вручил этот изящный флакончик особе, для которой духи были изначально предназначены. Я никогда не стану пользоваться ими!

Черные брови Алена сошлись в прямую линию. Все его высокомерие сразу проявилось в гордо вздернутом подбородке и раздувающихся ноздрях.

— Как хочешь! Пожалуйста, будь готова — через пять минут нам встречать гостей.

Он вышел. Флер застыла в нерешительности, затем вновь вспыхнувшая волна гнева помогла ей принять решение. Она схватила флакон, который Ален оставил на тумбочке, — и выбежала в коридор. Комната Селестин находилась на том же этаже, и Флер, подойдя к двери, не стала стучать и, дабы не поддаться трусости, просто вошла. Флер решила немедленно вручить духи их настоящей владелице. Пусть это станет для нее знаком, что Ален, конечно, ради гостей будет разыгрывать сегодня роль молодого любящего супруга Флер, тогда как, на самом деле, его сердце принадлежит не ей.

В комнате никого не было. Селестин, видимо, только что ушла. Ее вещи были разбросаны, везде царил страшный беспорядок. Флер, морщась от отвращения, перешагнула через брошенную на пол одежду и подошла к туалетному столику, где валялись грязные салфетки, пуховки и еще кое-какие мелочи, свидетельствующие о неопрятности хозяйки. Флер расчистила место перед зеркалом и поставила флакон так, чтобы его можно было сразу заметить…

О прибытии первых гостей объявили, как только Флер заняла свое место рядом с Аленом; весь следующий час она старательно пыталась запомнить имена и лица гостей, которых ей представляли. Элегантно одетые женщины в сопровождении солидных мужчин — все жаждали с ней лично познакомиться; их любопытство сменялось искренней симпатией, когда Флер приветствовала их в своей дружелюбной, немного застенчивой манере. Гости не скупились на комплименты молодоженам, и мрачное лицо Алена немного прояснилось. К тому времени как все оказались за огромным столом, Флер почувствовала, что Ален оттаивает. Она, конечно, понимала — с его стороны это не более чем игра, но ей все равно было приятно ощущать доброе к себе отношение, и веселые искорки снова заблестели в ее глазах.

Селестин за столом оказалась слишком далеко от Алена и не могла даже репликой принять участие в беседе, которую тот вел. Зато после обеда, когда гости разбрелись по залам или сидели в креслах и курили, Селестин направилась прямо к нему. Небольшой кружок мужчин как раз обсуждал достоинства новых духов фирмы «Мэзон Тревиль».

Флер решила, что это очень забавно — оказаться в центре внимания обладателей уникальных носов, и чуть не рассмеялась вслух, когда мсье Деверо, тоже владелец парфюмерной фабрики, взял ее руку и начал шумно втягивать носом воздух, обнюхивая кожу у запястья.

— О! — Он секунду подумал. — Свежая, ароматная нота! — И Деверо обратился к Алену: — В наличии бергамот, апельсин, вербена, лимон и дикий мандарин!

— И?.. — спросил Ален, улыбаясь.

Этот загадочный вопрос привел мсье Деверо в полное замешательство. А мсье де Эссаль, еще один член их компании, пояснил Флер:

— Наш Деверо — один из лучших экспертов, дорогая графиня. На этот раз, судя по всему, ему придется признать поражение в определении ингредиентов, которые использовал ваш муж. Дегустатор запахов должен уметь определять тончайшие оттенки ароматов, различать натуральные вещества и синтетические, однако Ален добился такого равновесия, что все мы, эксперты, тоже озадачены…

Флер было очень приятно услышать такую похвалу, поскольку соперники признавали — Ален не только не утратил своего мастерства, но даже превзошел их ожидания. Она собиралась поблагодарить мсье де Эссаля, однако тут раздался голос Селестин:

— Ален, а ты уже решил, как назовешь свои новые духи?

Вопрос прозвучал, как вызов.

— Да, решил, — спокойно ответил он. — Я назову их «Fleur d'Amour».

Среди всеобщего восторга только Флер заметила гримасу ярости, которая исказила лицо Селестин.

— О! — воскликнул мсье де Эссаль. — Цветок любви! Очень удачное название, друг мой. Вам удалось почти невозможное — передать в запахе духов свежесть и красоту вашей жены. Конечно, столь точный «портрет» не может не носить ее имя.

Сердце Флер замерло. Она услышала, как мсье Деверо добавил:

— И в самом деле, Ален, никто не сомневается, что именно молодая графиня вдохновила тебя. Браво, мастер! Браво «Цветку любви»! Браво женщине — музе мастера!

У Флер появился вопрос, который она не могла не задать.

— Спасибо вам, господа, но не могут ли эти духи подходить какой-нибудь молодой даме — вот Селестин, например?

— Конечно, если женщина своей внешностью и темпераментом похожа на вас, ей подойдут такие духи, но Селестин?.. Ни за что! Ее тип красоты требует восточных ароматов — яркую ноту жасмина и пачулей, олицетворяющих изощренную страстность. А «Цветок любви» Алена — сама нежность.

Флер увидела на его лице мрачное торжество. Как же, наверное, она обидела Алена, отказавшись от подарка, созданного в ее честь! Глупость, что не поблагодарила его, еще большая — что своими руками отнесла флакончик в комнату Селестин. Спасение теперь только в том, если духи так и стоят на туалетном столике, никем не обнаруженные! В этот момент Флер нашла глазами Селестин, которая покидала компанию мужчин, слишком занятых профессиональной беседой о делах, чтобы уделить ей должное внимание.

Собираясь незаметно улизнуть, Флер миновала группу дам, собравшихся рядом со свекровью. Ей не хотелось, чтобы та заговорила с ней или втянула в общую беседу. У нее была цель, поэтому она спешила. Но у лестницы, ведущей на второй этаж, чья-то рука придержала ее за локоть.

— Куда ты бежишь в такой спешке? — спросил Луи, любуясь румянцем, залившим ей щеки.

— Я… забыла у себя в комнате… платок…

— Сейчас отправим служанку, — ответил Луи, не собираясь ее отпускать.

— Оставь, пожалуйста, — произнесла Флер, досадуя на задержку. — Ты же знаешь, я не могу приучить себя к вашей привычке все поручать слугам. Мне и в голову не придет просить другого человека выполнить то, что я с успехом могу сделать сама.

Луи вдруг прищурился.

— Ты сегодня выглядишь не совсем обычно, — с удивлением сказал он, заглядывая ей в лицо. — Я еще за обедом это заметил, но никак не мог объяснить. Сначала подумал, что это платье, которое так тебе идет, преобразило тебя. Потом я увидел, как смутили тебя рассуждения насчет духов, названных Аленом твоим именем. Тебя словно бросает из крайности в крайность. Что такое, Флер? Я же вижу — ты вдруг то оживлена, то полна мрачных предчувствий. То витаешь в облаках, то стремительно спускаешься с небес на землю…

Флер стало грустно при мысли о том, что перепады ее настроения стали достоянием любопытных глаз. Она даже со страхом подумала: а вдруг гости тоже это заметили?.. Впрочем, другие вряд ли отличаются такой проницательностью, как у Луи. Разве что Ален обладает тем же свойством, но он, в отличие от своего кузена, не может видеть чисто внешних проявлений ее настроений! Флер попыталась напустить на себя безразличный вид. Ей даже удалось рассмеяться.

— У тебя богатое воображение, Луи, а вино распаляет его еще больше.

Сходство между кузенами никогда так сильно не проявлялось, как в минуты, когда бывала задета их гордость; Луи вздернул подбородок, и она поняла, что обидела его.

— Ты хочешь сказать — я пьян? — холодно, как Ален, спросил он.

Флер совсем расстроилась. Она вовсе не хотела обижать Луи, но и не собиралась позволять ему лезть к ней в душу. К тому же с каждой минутой ее шансы незаметно забрать флакон все уменьшались.

— Нет, еще не пьян, но скоро будешь, — добродушно сказала она, — и maman опять расстроится. Лучше пойди и помоги ей развлечь дам. У тебя это замечательно получается, когда ты в форме. Уверена, они будут очень довольны.

Не дожидаясь его ответа, Флер заспешила вверх на лестнице…

Горничная уже прибрала в спальне Селестин, но духи стояли там, где их оставила Флер. Она на цыпочках подошла к туалетному столику, собираясь взять флакончик.

— Ты не хочешь объяснить, что делаешь в моей комнате?..

Селестин стояла на пороге, иронично усмехаясь.

— Извини, я по ошибке оставила здесь кое-что свое и теперь хочу забрать.

— Твое? — Селестин подошла к столику; ее глаза потемнели, когда она заметила флакон. — Откуда это взялось здесь? — требовательно спросила она.

— Я принесла духи перед обедом, — призналась Флер, поняв, что больше не может отвечать уклончиво. — Ты сама мне говорила, будто Ален создавал их для тебя, поэтому, когда ради собственного престижа перед гостями он попросил меня подушиться именно ими, я вежливо согласилась, но сам флакон вернула по назначению, то есть тебе… Теперь же я знаю, как ужасно ошиблась…

Селестин от злости аж позеленела:

— Ну и дьявольскую шутку он выкинул!

Флер отшатнулась.

— Ты хочешь сказать — он нарочно сделал это, чтобы задеть тебя? — прерывающимся голосом, спросила она.

— А зачем же еще? Я должна была догадаться, что он что-то затевает, когда вместо меня взял себе новую ассистентку. Но я и представить не могла, как он обведет меня вокруг пальца! Сколько времени я провела, слоняясь по лаборатории и ничего не делая… Я хотела быть под рукой, если ему вдруг потребуется моя помощь, и что же получила в награду? Пощечину от жестокого графа, который не успокоится, пока не преподаст мне хороший урок!

— Ты хочешь сказать, — Флер пыталась ухватиться за соломинку, — все время, пока вы были в лаборатории, ты почти его не видела?

Селестин презрительно фыркнула.

— Да, детка, и это тоже было частью моего наказания — он хотел отомстить мне за мои воображаемые грехи! Но не надо тешить себя ложной надеждой, дорогая, будто между нами все кончено. Посмотри в лицо правде! Как ты думаешь, почему мужчина, который якобы равнодушен к женщине, сводит с ней счеты? Загадки здесь нет — наши с ним чувства, можно назвать единством противоположностей: любовь — ненависть, которые гораздо сильнее того сахарного сиропа, который вы, англичане, трепетно называете лю-бо-вью… Если я позову, он тут же придет, как бы жена ни взывала к его чувству долга! Мать может напоминать ему хоть каждый день о его обязательствах по отношению к супруге, но Ален связан со мной гораздо более крепкими узами, чем законный брак. Он сам знает это, знает графиня, а теперь вот и ты.

Как Флер могла спорить? По своему опыту она знала, что Ален тем сильнее обижает человека, чем ближе тот ему. И потом, с самого начала подозревала — между ним и Селестин было нечто скрытое, которое оба не демонстрировали явно, но все-таки существовавшее.

Она гордо выпрямилась и, молча, направилась к двери.

— А как же духи? Разве ты не за ними пришла?

Флер собрала все силы, чтобы ответ прозвучал спокойно.

— Распорядись ими по своему усмотрению, пожалуйста. Я все равно никогда не стану ими пользоваться…

Доносившиеся с улицы голоса и шум автомобильных моторов свидетельствовали — торжество закончено. Селестин повертела в руках флакончик, и таинственная улыбка заиграла у нее на губах. План созрел, она знала, как поступить…

Флер тоже услышала, как гости расходятся, но не смогла заставить себя к ним спуститься. Зная, что семья придумает какую-нибудь причину, извиняющую ее отсутствие, она с облегчением плотно закрыла дверь своей спальни. Здесь не надо было притворяться, будто между ней и Аленом все в порядке. Целый вечер изображая любимую и любящую жену, Флер была в напряжении, теперь же силы оставили ее.

Она в изнеможении рухнула на кровать. Однако спасительный сон не шел, мысли путались. Слова Селестин насчет отношений с Алленом, казались ей правдой и полуправдой одновременно. Еще до свадьбы тот ясно дал понять Флер, что не предлагает ей любви и не ждет ответной, но твердо обещал сделать их семейную жизнь, по возможности, благополучной и фактически старался все для этого сделать. Неужели же власть красавицы Селестин до сих пор столь сильна над ним? Ответить на этот вопрос он мог только сам. А в его честности Флер никогда не сомневалась.

Кажется, прошло еще достаточно долгое время, прежде чем она услышала шаги Алена, направлявшегося по коридору мимо ее спальни к себе. Можно было встретиться с ним прямо сейчас, но вопросы, на которые Флер хотела получить ответ, лучше было задавать утром, когда успокоятся нервы. Однако она уловила еще чьи-то легкие шаги в коридоре, заставившие Флер насторожиться. Она встала, набросила пеньюар и вышла в ванную комнату, соединявшую их с Аленом спальни.

На кафельном полу лежала полоса света из приоткрытой двери, притягивавшей Флер, словно магнит. Картина, которую она увидела, заставила ее окаменеть… Селестин, облаченная в соблазнительную ночную сорочку, молча, стояла перед Аленом, обвив руками его шею. На миг тот, кажется, удивился, словно не ожидал проявления такой нежности, но в следующее мгновение на его лице появилось выражение такого неземного счастья, что Флер сразу поняла — этот мужчина влюблен. Когда он положил руки на талию Селестин, Флер не стала больше медлить. Но прежде чем успела закрыть за собой дверь, она услышала страстный шепот Алена:

— О любовь моя, как же я мечтал тебя обнять!..

Глава 10

На следующее утро Флер покинула замок. Беглянка спустилась по главной лестнице, захватив с собой только старенький чемодан, в котором лежали платья, привезенные ею из Англии. При каждом скрипе ступенек она замирала, боясь быть обнаруженной.

Тяжелые парадные двери открылись неожиданно легко. Флер пустилась бежать, не позволяя себе остановиться, пока не достигла въездных ворот: тут она перевела дух — ее уже никто не мог увидеть из окна замка.

Флер не представляла, в какую сторону ей идти, она знала только, что ей надо в Ниццу, — из тамошнего аэропорта можно было купить билет в Англию, домой, — поэтому пошла наугад. Она прошагала, кажется, не одну милю по шоссе, однако не увидела ни одного указателя. Ноги у нее начали заплетаться, чемодан, казалось, весил целую тонну, ее подташнивало.

Она уже собиралась передохнуть, когда услышала вдали рокотание тяжелого мотора. Сначала Флер хотела спрятаться, но потом рассудила, что вряд ли кто-нибудь в замке встал в такую рань и обнаружил ее исчезновение, поэтому стала терпеливо ждать у обочины.

Наконец, показался трактор-фургончик, нагруженный коробками со свежесрезанными цветами; Флер ощутила бесконечное облегчение, когда на ее вопрос: «Аэропорт?» — молодой парень кивнул и ответил: «Да, мадемуазель».

Она чуть не расцеловала веселого водителя, когда тот помог ей забраться в кабину и подвинулся, давая место рядом. Кажется, он был рад ее обществу, и, хотя шум мотора делал разговор между ними почти невозможным, Флер поняла — тот везет цветы на цветочный рынок в Ницце, а когда вытащил из кармана сверток с хлебом и сыром и предложил спутнице, утро уже не казалось ей безнадежно мрачным.

Жуя кусок свежего, недавно из печи хлеба, намазанного тоненьким слоем масла, Флер рассматривала побережье и чувствовала, как покой наполняет ее душу. Скоро она окажется рядом с любящими родителями и друзьями, по которым так скучала. Потом вдруг подумала о старой графине — будет ли та скучать по ней?.. Флер не успела написать записку, она покинула замок под влиянием порыва, но теперь дала себе слово, что, как только приедет домой, напишет письмо графине и попытается как можно мягче объяснить свой поступок.

Вскоре трактор уже катил по улицам Ниццы, они были пустынны, а на цветочном рынке только двое продавцов устанавливали свои лотки. Флер выпрыгнула из кабины, поблагодарила своего спасителя и отправилась, следуя его указаниям, искать стоянку такси.

Приехав в аэропорт, Флер бегом бросилась в зал, который, несмотря на ранний час, был полон народу.

— Одно место на ближайший рейс в Англию, пожалуйста, — запинаясь, произнесла она, судорожно теребя сумочку.

Девушка за стойкой ободряюще улыбнулась, полагая, что пассажирка нервничает, так как трусит лететь самолетом.

— Вы будете в полном порядке, мадемуазель, нет причин беспокоиться! Когда услышите по радио объявление о вашем рейсе, идите к указанному выходу — там будет ждать стюардесса. У вас еще много времени, — прибавила она, увидев, как Флер, схватив билет, уже собралась бежать. — Самолет отправляется в рейс через два часа.

Два часа! Флер никак не ожидала такой задержки. Она представляла себе, что тут же сядет в самолет и улетит в Англию, прежде чем ее хватятся в замке. Но два часа! Алену вполне хватит времени, чтобы перевернуть половину провинции!

Пройдя по просторному залу ожидания, Флер выбрала укромное местечко за большой пальмой и села, повернувшись лицом к стеклянной стене, выходившей на летное поле. Она решила не думать о событиях, из-за которых пришлось покидать Францию. Флер провожала глазами взлетающие и садящиеся самолеты, однако в каждой группе пассажиров ей мерещился, как минимум, один высокий худой мужчина, чей облик напоминал Алена Тревиля. Это ее издерганные нервы заставляли всюду видеть именно его.

С десяток раз она поглядывала на часы, словно стараясь заставить стрелки бежать быстрее, пока, наконец, не услышала объявление о своем рейсе. Тогда торопливо прошла к выходу и уже заняла очередь среди пассажиров, когда вдруг чья-то рука тронула ее за плечо.

— Флер! Слава Богу, я нашел тебя!

Побледнев, она обернулась:

— Луи?..

— Флер! Подожди! Я должен поговорить с тобой!

— Не сейчас, Луи. Я опоздаю на самолет. Напишу тебе, как только приеду домой, обещаю!

Флер уже проходила контроль, когда Луи снова догнал ее. Тот был явно взволнован. Волосы всклокочены, под глазами темные круги, рубашка взмокла, будто ему пришлось бежать, не переводя дух…

— Флер, у нас несчастье — maman плохо. С ней случился удар. У нее уже был доктор, но она зовет только тебя…

— Графиня? О нет! — пораженная столь печальной новостью, воскликнула Флер.

Она больше не думала о самолете, который ждал ее.

Только в машине Луи смог рассказать, что же случилось. Он пытался говорить сдержанно, однако голос выдавал его смятение.

— Maman лежала на полу в твоей спальне — ее нашла горничная, когда принесла тебе утренний чай. Скорее всего, maman беспокоилась о тебе, поскольку ты не вышла проводить гостей вчера. Ален объяснил этот факт просто — ты рано легла спать из-за слабости после солнечного удара. Maman, кажется, ему поверила, но, встав сегодня пораньше, решила сама поинтересоваться, как ты себя чувствуешь. Ей стало плохо буквально на пороге твоей спальни, она не успела даже позвать на помощь. К счастью, горничная обнаружила ее довольно скоро — иначе последствия могли бы быть более серьезными. Конечно, удар — это всегда плохо, а в ее возрасте тем более…

— И как она теперь? — дрожащими губами прошептала Флер.

— Половина тела парализована, но доктор надеется, что при правильном уходе, движение может восстановиться. Речь смазанная, я ничего не мог разобрать, но Ален понял. Она звала тебя, и я мог успокоить maman только одним способом — пообещать ей, что привезу тебя. Слава Богу, догадался начать с аэропорта, иначе через десять минут ты бы уже улетела в Англию! — Он глянул на Флер и был потрясен, увидев, какая мука стоит в ее глазах. — Ради Бога! Не вини себя за то, что случилось с maman, ты ведь не могла знать, чем все обернется…

Она зарыдала. Луи остановил машину, прижал голову Флер к своей груди, пытаясь успокоить.

— Ты не виновата, слышишь! Графиня уже в таком возрасте, когда, и без видимой причины, может случиться непоправимое…

Флер была безутешна. Рыдания буквально душили ее.

— Ты не по-ни-ма-ешь…

— Я не стану тебя расспрашивать, Флер, — печально сказал он, — но я вижу, что у вас с Аленом отношения гораздо хуже, чем нам с maman казалось… Я прошу тебя об одном — останься в замке, Флер! Рядом с maman должна быть женщина, которую она любит всем сердцем. Останься ради нее, умоляю… Она отчаянно в тебе нуждается!.. После твоего сегодняшнего отъезда, Ален из гордости ни за что не станет просить тебя об этом, хотя я в такой ситуации забыл бы о фанаберии.

Флер смертельно побледнела.

— Он должен меня ненавидеть за то, что случилось с его матерью, — прошептала она в отчаянии. — Да и зачем ему я, если у него есть Селестин?

— Она уложила чемоданы и уехала в Париж сегодня утром, — коротко ответил Луи.

— А Ален знает? — спросила Флер, с трудом веря такой новости.

— Конечно, ведь это он сам мне сказал. — Луи пожал плечами. — Еще вчера вечером я слышал от Селестин план насчет Парижа, а сегодня утром, несмотря на несчастье с графиней, наша красотка не стала менять свои намерения — она не очень-то любит возиться с больными… Ну и скатертью дорога! — мстительно прибавил он.

Долгое время они молчали. Наконец, Луи нарушил молчание:

— Я не принуждаю тебя, Флер, но, если ты считаешь, что не можешь остаться, для maman будет менее мучительно, если ты вообще не вернешься в дом. Поверь мне, дорогая, как бы ты ни поступила, я все пойму. Только скажи, и я отвезу тебя обратно в аэропорт.

Луи предоставлял ей выбор, но Флер понимала — выбора у нее нет. Даже если бы она всей душой не любила графиню, ее собственное чувство долга не позволило бы ей оставить беспомощную больную женщину в трудную минуту. Но ведь придется снова встретиться с Аленом… Это было самое трудное для нее решение.

— Поехали, Луи. Конечно, я остаюсь.

— Я всегда знал, что ты самая замечательная девушка на свете, — облегченно вздохнул Луи.

Приехав, Флер сразу же прошла к графине, на цыпочках приблизилась к ней и с испугом обнаружила, какой маленькой и изможденной она выглядит. Лицо на подушках казалось белее фарфора, руки, неподвижно лежавшие на покрывале, выглядели странно безжизненными без многочисленных колец, которые обычно украшали ее изящные пальцы.

Послышался едва различимый шорох, потом стон, и графиня, приоткрыв глаза, увидела, что над ней склонилась Флер. Она с трудом шевельнула губами, но усилие оказалось слишком большим, и больная снова провалилась в забытье — только в уголках рта появилась слабая улыбка.

Сиделка поманила Флер прочь из комнаты и сама вышла за ней.

— Она вас узнала, мадам, и теперь довольна. Она не проснется, пока действует лекарство, поэтому послушайте моего совета — поспите сами час-другой. Похоже, вам это тоже не помешает…

Оказавшись у себя в спальне, Флер поняла, что уснуть не сможет. Лучше уж сразу увидеться с Аленом, чем в уме перебирать слова, заранее подбирая подходящие столь трудному диалогу.

Он в одиночестве сидел в библиотеке — большое кожаное кресло было развернуто к окну, и солнечные лучи падали на его осунувшееся лицо. У нее защемило сердце. Красивый, гордый — тот выглядел сейчас совершенно потерянным.

— Ален!

Она попыталась сказать это громко, но получился лишь испуганный шепот.

Нетвердыми шагами Флер приблизилась к нему. Тот весь напрягся, когда она оказалась рядом.

— Если можешь, прости меня…

Ален выпрямился и встал.

— Ты ее видела?..

— Да. — Спазм сдавил ей горло. — Она узнала меня… она улыбнулась…

Продолжать Флер не могла, губы не слушались, голос дрожал.

Его лицо стало менее мрачным. Он сделал неуверенный, неловкий шаг и, зацепившись за ножку кресла, потерял равновесие. Флер кинулась к нему на помощь, но Ален уже успел схватиться за спинку. Флер испугалась. Впервые за все время, что она его знала, он выказал свою беспомощность, обычно тщательно им скрываемую.

Но вдуматься в произошедшую в нем перемену, Флер не успела. Надменно, словно стараясь загладить неловкость, допущенную им секунду назад, Ален процедил:

— Сядь, пожалуйста, Флер. Думаю, нам пора поговорить о нашем будущем…

«Разве у нас с тобой есть будущее?» — горько подумала она, наблюдая, как жесткая гримаса исказила его черты. Ей очень хотелось, чтобы он знал, как тяжело у нее на душе. Ее мозг полнился словами, которые она готова была произнести, но дрожащие губы могли вымолвить только одно:

— Прости меня, Ален, прости…

Он побледнел:

— Прости и ты меня, Флер, что я уговорил тебя на брак, который не принес тебе ничего, кроме огорчений. Я сделал ужасную ошибку… Ах, если бы можно было повернуть вспять часы, чтобы мой эгоизм не оказался причиной твоей разбитой судьбы…

Какое раскаяние звучало в его словах — неподдельное, искреннее…

— Не беспокойся о моей судьбе, Ален. Сейчас куда важнее другое… Я побуду здесь, пока твоей маме не станет хоть немного лучше, а потом…

— Спасибо, что в таких обстоятельствах ты приняла столь великодушное решение. Я знаю, как много может значить для maman твое присутствие, поэтому от души тебе признателен, но… — Голос Алена сорвался, потом он помолчал и продолжил совершенно спокойно: — Как ты думаешь, может быть, тебе будет легче оставаться в замке, если я скажу, что хочу на время уехать?

— Может быть!

Гордость вынудила Флер ответить ледяным тоном.

Ален поднялся и пошел к дверям.

— Неужели ты даже не спросишь, куда я еду? — с неожиданной горечью сказал он, не оборачиваясь.

Ответ уложился в одно слово:

— Нет!

Опередив его, Флер первой, молча, вышла из библиотеки. Сомнений у нее не было — коли Селестин в Париже, так куда же Алену еще ехать?..

Глава 11

Флер катила кресло графини по садовой дорожке вокруг замка. Уже наступил октябрь. С того дня, как с графиней приключился удар, прошло почти два месяца, и почти столько же — с того времени, как Ален покинул замок. Стоял теплый, солнечный осенний сезон. Пахло уже не розами и мимозой, а геранью и дикой мятой. Флер остановила кресло в тени высокого кипариса и села рядом на складную скамеечку.

— Maman, вам удобно? Может быть, подложить подушку под спину?

— Детка, перестаньте суетиться! Доктор же сказал, что я почти поправилась, а вы все беспокоитесь… Отдохните, посидите.

Мягко сказанные слова, все же были приказанием хозяйки замка. Если не принимать в расчет, что свекровь еще плохо ходила и легко уставала, она удивительно быстро поправлялась. Не одну неделю Флер провела рядом с больной, часто не оставляя ее даже на ночь, пока доктор, обеспокоенный уже самочувствием Флер, не стал настаивать, чтобы молодая графиня почаще отдыхала. Флер не могла следовать его совету, поскольку предупреждала малейшие желания свекрови. Она начала избавляться от сознания собственной вины только тогда, когда ее подопечная явно пошла на поправку. Вот тут-то Флер и почувствовала психологическое облегчение.

Отсутствие Алена, однако, нависало, как гигантский вопросительный знак. Maman никогда не расспрашивала Флер, что случилось между ней и Аленом накануне бегства из замка, словно хотела стереть из памяти само это событие, и Флер была ей очень благодарна, потому что понимала — пожилая женщина еще недостаточно окрепла, чтобы вести разговоры на столь болезненную тему. Рано или поздно отношения Алена и Селестин станут всем известны — пусть уж лучше это случится попозже, у графини будет больше шансов перенести очередной шок.

— Вчера вечером я говорила по телефону с Аленом, — вдруг сказала свекровь.

Флер вздрогнула. Она знала, что Ален часто звонил матери, но никогда не звал к телефону лично ее, самой же ей не хотелось напрашиваться.

— Ну и как он?

Флер удалось задать вопрос довольно спокойным тоном.

— Он был в удивительно хорошем настроении, мне даже показалось, будто я говорю со своим прежним сыном. Ален не стал много говорить о себе. Я начала расспрашивать, когда собирается вернуться домой, а он отшутился, сказав, что хочет сделать сюрприз, но, приехав, сообщит мне что-то очень, очень важное. Какая нелепость эти его секреты, — нахмурилась графиня. — Он даже не хочет мне сказать, откуда звонит. Почему?

Флер не отвечала. Ей было мучительно думать, что Ален сейчас в Париже с Селестин. Сколько раз во сне ей чудилось, будто он обнимает ее, нашептывает страстные слова. Просыпаясь, она ощущала себя словно на пороге счастья… Как той душной ночью однажды, когда за окном упоительно пахли розы. Помнит ли он об этом? Или вычеркнул из памяти, так же, как название собственных духов. Или «Fleur d'Amour» — цветок любви — ему все-таки дорог?

Но сейчас Флер с горечью подумала, что хватается за соломинку, мечтая о несбыточном. Ален был в хорошем настроении, сказала графиня. Что ж, если Селестин удалось вызвать в нем столь удивительные перемены, ее надо поздравить. Даже maman, хоть ее и не любит, не сможет бросить камень в женщину, которая возродила для нее сына, и, конечно, не станет возражать против их союза, если Ален заявит, что в ней, в Селестин, все его счастье.

— Я уверена, maman, Ален не будет долго держать вас в неведении, и вам надо перестать волноваться. Представьте, как он расстроится, если найдет вас в печали. Подремлите, а я пойду немного пройтись, чтобы вам не мешать.

Она посидела рядом минут десять, потом, убедившись, что графиня спит, направилась на свое любимое место, откуда открывался чудесный вид на цветочные плантации, — правда, сейчас вся эта красота ее почти не трогала…

Луи нашел ее через полчаса. Флер не сразу осознала, что он, издали, наблюдает за ней.

— Как странно тебя видеть в это время дня, Луи! Maman только сегодня утром говорила, что ты редко появляешься. Кажется, ты становишься трудоголиком!

Тот сел рядом и, пропустив шутку мимо ушей, сказал:

— Флер, я должен поговорить с тобой.

— О чем, Луи? Почему ты такой серьезный? Это на тебя не похоже.

Кажется, Луи не мог подобрать нужные слова. Флер терпеливо ждала, пока он соберется с мыслями, и буквально онемела, когда услышала его вопрос:

— Между тобой и Аленом все кончено… или как?

— Ты не имеешь права спрашивать об этом, — упрекнула она.

— Нет, имею! — вдруг взорвался Луи. — Не один месяц я наблюдаю, как ты увядаешь, дожидаясь хоть слова, хоть знака от человека, чье безразличие к тебе лишает его всех прав, называться твоим мужем! Каждый день твои глаза становятся все печальнее, лицо все прозрачнее, и вот теперь ты уже похожа на тень. Черная тоска, поселившаяся в твоем сердце, мешает тебе увидеть любовь, которую я не в силах больше скрыть. Я люблю тебя, Флер! И хочу вернуть тебя к жизни! Поехали со мной, и я клянусь — сумею залечить твое раненое сердце заботой и лаской, загладить жестокие обиды, которые нанес тебе Ален. Поверь, я буду хорошим мужем.

Луи притянул ее к себе, намереваясь поцеловать дрожащие губы, но Флер, наконец, опомнилась и оттолкнула его.

— Как ты можешь, Луи! — воскликнула она, тяжело дыша. — Как ты можешь предавать не только нашу дружбу, но и доверие своей семьи! Ты совсем не подумал о maman! Я знаю, что у вас с Аленом много разногласий, но, при всех его недостатках, он не заслуживает предательства брата! Луи, я его жена! Может, ты забыл об этом? Возможно, он забыл тоже… но я-то помню!..

Ее голос сорвался, и она смолкла.

— Я ничего не мог с собой сделать, Флер, — робко сказал, наконец, Луи. — Я настолько потерял рассудок, что решил украсть жену у слепого мужа. Если бы Ален был зрячим, я бы, конечно, боролся за тебя иначе. Я бы сказал ему, что только подлец может оставить больную мать и отправиться куда-то по своим делам, не думая ни о ней, ни о жене… Почему ты его защищаешь? Неужели ты все еще его любишь?

— Ты хочешь сказать — я должна его ненавидеть или мстить только потому, что он меня не любит? — криво улыбнулась Флер.

— Почти все женщины, которых я знаю, именно так ведут себя в подобных ситуациях.

— Тогда неудивительно, что ты так циничен, а жаль.

— Господи! — Луи пожал плечами. — Конечно, как я мог ждать, что ты ответишь на мое искреннее чувство?.. Видно, самое правильное, если я уеду куда подальше.

— Как ты можешь такое говорить? Опомнись! Нельзя оставлять maman в таком состоянии! Ты должен остаться — хотя бы ради нее и, главное, ради вашего семейного дела. Кто будет принимать решения на фабрике, если нет ни Алена, ни тебя?

— Ален! Ален! Ты только о нем и думаешь!

Луи темпераментно всплеснул руками, не понимая, как Флер может беспокоиться о человеке, который разбил ей сердце. Он так негодовал, что Флер решила внести ясность.

— Уехать придется мне, — стараясь говорить совершенно спокойно, начала она. — Я улечу домой, когда вернется Ален… с Селестин… Не вечно же им жить в Париже…

— Не может быть! Ты серьезно?

Луи не мог поверить услышанному.

— Да, пусть они поселятся в замке, а я отправлюсь домой, — ответила Флер и, увидев вспыхнувший вновь огонек надежды в его глазах, поспешила добавить: — Но это ничего для тебя не меняет, Луи! Я всегда буду любить Алена. Всегда…

Флер положила руку на маленький голубой медальон, с которым не расставалась, и Луи догадался, о чем она думает, — о том, что слова «Всегда рядом, но не вместе» удивительным образом совпадают с историей ее брака с Аленом. А еще — что Луи сам себе напророчил любовь без взаимности еще в далекой, далекой юности… Похоже, у него и в самом деле не было надежд ни на что. А у Флер?.. Скорее всего, тоже, но она сильная личность, а он… ничтожество. Ему стало вдруг стыдно за себя.

— Хорошо, я останусь здесь, но только потому, что ты настаиваешь. Господь свидетель, если мое присутствие может хоть чем-то скрасить твою здешнюю жизнь, готов служить тебе преданным рыцарем, Флер.

Растроганная, Флер чуть не заплакала.

— Прости меня, если я тебя обидел.

— Я всегда буду дорожить нашей дружбой, Луи, и давай не будем ее терять, хорошо?..

В тот день Флер было трудно выбрать наряд к обеду — столько с утра было эмоциональных событий, взбудораживших ее, поэтому она решила, что к ее теперешнему настроению лучше всего надеть нейтральное, спокойного серого цвета платье с тоненьким белым воротничком.

Легкий шифон взлетал от малейшего ее движения и мягко опадал вокруг бедер. Флер расчесала волосы, но решила не убирать их, оставив свободно лежать на плечах.

Где-то внизу, под окнами, послышались звуки необычного оживления. Дважды стукнула дверца машины, в прихожей раздались голоса, потом зазвучали шаги на лестнице — энергичные, быстрые, выдававшие нетерпение идущего… Шаги замерли перед ее дверью. Сердце Флер вдруг забилось, во рту пересохло. У нее было одно желание: чтобы человек, который стоял в коридоре, вошел поскорее, не важно, с какой новостью — с хорошей или плохой.

Сквозняк, из открывающейся двери, всколыхнул ее платье, и на миг она предстала словно фея в облаке тумана. Флер замерла, увидев на пороге высокую фигуру Алена. Она смотрела, как он идет к ней, его глаза по-прежнему скрывались за черными очками, но взгляд был неожиданно пристальным. Вдруг, смутившись непонятно отчего, Флер ужасно покраснела и, когда Ален остановился совсем близко от нее, услышала, как кровь стучит в ее висках.

— Ален, — волнуясь, начала она, прерывая напряженное молчание. — Ты… вернулся?..

— Здравствуй, Флер. — Несмотря на легкую бледность, Ален излучал ощутимую жизненную силу, которой прежде не было. — Ты рада меня видеть?

С его стороны было жестоко задавать такой вопрос. Конечно, он был счастлив и не скрывал этого, но зачем надо было тыкать своим торжеством ей в лицо? Селестин, наверное, внизу, дожидается, когда можно будет обсудить вопрос расставания Алена с нелюбимой женой, стоящей им поперек дороги. Флер гордо вздернула подбородок. Ален не понимал, что ей известно, где и с кем он провел это долгое время; пришел момент все прояснить.

— Ну, как там, в Париже? — холодным, как осенний дождь, голосом спросила она.

— В Париже? — переспросил он, не смущенный, а бесконечно удивленный.

— Я же знаю, что ты был с Селестин в Париже! Не пытайся отрицать, Ален. Ты как-то однажды сказал, что ждешь от меня только правды. Разве не могу и я ожидать того же от тебя?..

Его изумление было совершенно искренним. Флер стало не по себе от пронзительного взгляда его, ничего не видящих, глаз. Она отстранилась, но Ален взял ее за руку.

— А ты, оказывается, любишь принимать поспешные решения, а, Флер? — с опасной мягкостью заговорил Ален. — Я не был в Париже. Не встречался и с Селестин с того самого дня, как она уехала из замка!

— Прости, — прошептала Флер, чувствуя, как сердце готово выпрыгнуть из ее груди. — Может быть, я и приняла поспешное решение, но какое это имеет значение? Я же знаю, что ты любишь ее… Я видела Селестин у тебя в комнате… слышала твои собственные слова: «О, любовь моя, как же я мечтал тебя обнять»…

Она всхлипнула, замолчала и отвернулась.

— Поэтому на следующее утро ты немедленно и сбежала, — сказал Ален так нежно, что слезы хлынули из глаз Флер потоком. Он отошел к окну и сел на диван, приглашая ее за собой. — Садись рядом.

Диван был достаточно широкий, и Флер хотела сесть в противоположном углу, но Ален поймал ее за руку и притянул к себе.

— Если ты так уверена, что я люблю Селестин, мне кажется, я должен поделиться с тобой секретом, который известен только ей и мне. — Ален говорил совершенно спокойно, но давалось ему это очень нелегко. — Это из-за Селестин я ослеп. Подожди, не перебивай, иначе я не смогу продолжать.

После мучительной паузы, Ален заговорил снова:

— Мы были помолвлены и собирались пожениться — это было так естественно для молодых людей, которые росли вместе, да и наши родственники и друзья давно ждали нашей свадьбы. Сначала я не обращал внимания на ее вечные капризы — она была единственным ребенком, очень избалованным, ее слово в семье было законом. Но я не из тех, кто готов забросить работу, дело, ради пустого времяпрепровождения и вечеринок. Они меня угнетали, выбивали из колеи, и я постепенно пришел к выводу, что мы совершенно разные люди, нашу помолвку, пока не поздно, лучше разорвать… — Ален замолчал, будто набираясь сил перед тем, как продолжить. — Это случилось в тот день, когда я сказал ей о своем решении. Мы вдвоем сидели в лаборатории. Я закончил дневную работу и промывал колбы, которыми пользовался. Наверное, я и сам отчасти виноват — надо было сразу перелить кислоту из специального сосуда, а я не знал еще, куда лучше перелить, и держал склянку в руках. Селестин мое решение расстаться, привело в бешенство. Она запустила в меня чем-то, склянка разлетелась в куски, а кислота выплеснулась прямо мне в глаза.

Наступило молчание. Ален словно заново переживал случившееся, а Флер так просто прийти в себя не могла.

— Боже, как она могла! Какой ужас!

— Не кори ее слишком сильно, Флер, — сказал Ален, обнимая ее. — Мое увечье, как ни говори, помогло мне встретиться с тобой в вашей английской клинике. Сама судьба, в лице Селестин, свела нас.

Щека Флер горела от жаркого дыхания Алена.

— Но она же стала и разлучницей, ведь так?

Ален, взяв Флер за подбородок, поднял к себе ее лицо.

— Той ночью, после званого обеда… когда ты увидела Селестин в моей комнате… Ведь я принял ее за тебя, Флер…

— За меня?.. Но почему?.. — запинаясь, спросила она.

— Я вошел к себе и услышал шелест тафты — я привык, что так шелестит твоя одежда. К тому же в воздухе стоял запах духов — тех духов, которые я сделал специально для тебя и к которым, как мне казалось, никто, кроме тебя, не имеет доступа. Поэтому подумал — это ты… Мои слова «О, любовь моя, как же я мечтал тебя обнять!» были адресованы тебе, Флер.

От такого признания Алена по ее спине пробежали мурашки.

— Что еще ты хочешь, чтобы я объяснил тебе? Мое постоянно скверное настроение, вызванное тем, что не могу полюбоваться женой, с которой однажды познал высочайшее сексуальное наслаждение? До тебя я и не знал, какую радость может дарить женская плоть мужчине.

Он поцеловал Флер в губы, и все ее тело накрыла душная волна непреодолимого вожделения. Даже сквозь одежду они оба чувствовали, как призывные токи пронзают их тела.

Прошло несколько минут, прежде чем Ален ослабил объятия — и то только для того, чтобы, слегка отстранив ее, нежно прошептать:

— Флер, ангел мой, я люблю тебя! Я думал, Луи преувеличивает, описывая твою красоту, но он преуменьшил! Я никогда не видел женщины красивее тебя!

Флер застыла, вслушавшись в его слова. Ее испуганный и молящий взгляд остановился на черных очках, закрывающих его глаза. Ален снял их, и Флер была поражена энергией, живостью его взгляда.

Ален улыбнулся в ответ на ее невысказанный вопрос:

— Да, Флер, я вижу тебя! И этим я обязан Селестин. В тот вечер она задержалась в моей комнате ровно настолько, чтобы выслушать мое мнение о себе, и тогда же я решил, что ничьи руки, кроме твоих, не станут обнимать меня, ничьи губы, кроме твоих, не станут меня целовать. Поэтому, как только я убедился, что maman вне опасности, я поехал в ваш английский госпиталь. Так что, дорогая, у меня есть алиби — я был не в Париже! — поддразнил он ее.

Флер была так потрясена, что не могла произнести ни слова. Она целовала Алена в веки, губы, упрямый подбородок, вихор на макушке. Целовала, целовала и плакала от радости.

— Скажи, что ты любишь меня, Флер.

— Я всегда любила тебя, Ален.

— Всегда? А разве не ты сказала, что вышла замуж за слепого по расчету?..

— А ты, глупый, поверил?..

— Нет, любовь моя, клянусь! Я был зол — а это совсем другое дело! Я вымещал на тебе отчаяние собственного несчастья, безнадежность своего положения, физическую и психологическую ущербность… Бесился и ревновал к Луи! Но ничто не могло сравниться с тем безумием, которое я испытал, когда подумал, что могу потерять тебя. Я любил тебя всегда, и буду любить до гробовой доски…

Их губы, трепещущие от страсти, встретились, Ален так крепко обнял ее, что порвалась тоненькая цепочка, и голубой медальон упал с груди. Так он и лежал, забытый, на полу, потому что слова, выгравированные на его внутренней стороне, утратили свою силу. Теперь — рядом и вместе навсегда!


КОНЕЦ


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст, Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование, кроме предварительного ознакомления, запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий. Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


note 2 Войдите! (фр.)

Note1

1

Note2

1


home | my bookshelf | | Замок цветов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.3 из 5



Оцените эту книгу