Book: Человек проходит как хозяин



Вальдберг Геннадий

Человек проходит как хозяин

Геннадий Вальдберг

Человек проходит как хозяин...

(рассказ)

Вместо ужина Мишка приперся в клуб. Саданул ногой дверь, так что петли взвизгнули, бухнулся на скамейку и по-чувствовал, как зубы в мелкой дрожи зашлись.

Вот ведь как получается! Надули его, значит!...

"Ты с этой бумажкой можешь в гальюн. А сейчас в би-блиотеку катись! Стены расписывать!"

А это вот видел?! - чуть не заорал Мишка.

Но врет. "Заорал" - это он сейчас придумал. И как огрыза-ется, и как кукиш Мартынову тычет. А там, на ковре, как са-лага последний, только глазами хлопал. А чего, спрашивается, хлопал? Чему удивлялся? Будто здесь хоть когда-то иначе что делалось?...

На сцене сидел Гриша Каз. Округлый, ухоженный. Полоска усов над припухлой губой. И такие же пухлые лычки на ка-ждом погоне. Блестят будто воском надраенные. На коленях у Гришы аккордеон, но держал он его с какой-то брезгливостью, мол, не тот инструмент, и клавиши перебирал также нехотя, как будто одолжение делал. А у микрофона два салажонка. Руки по швам, и дружно так, дрожащими голосами:

Я другой такой страны не знаю,

Где так вольно дышит человек!...

Один из салажат не дотягивал, словно боялся чего-то, и Гриша его подгонял:

- Здесь ля, дурачье! Надбавь-ка немного!

И салажата старались надбавить. Этакие крольчата на задних лапках.

А Гриша опять:

- Бемоль я, что ли, брать буду?! - и снова по клавишам с той же брезгливостью.

От Москвы до самых до окраин,

С Южных гор до Северных морей...

Но моря как-то плохо виделись, хотя до них и рукой по-дать можно. Зато рыхлая рожа Мартынова с бородавкой на обочине носа и желтой слезой на провисшем веке... Мишке казалось: это у него желчь глазами выходит.

- Хитрить вздумал? - поигрывал карандашом Мартынов, то тупым, то острым концом в бумажку его воткнет. - Ду-маешь, служил - всех дурачил, так и дембельнуться на ду-рака выйдет? А вот врешь, служивый. На хитрую жопу у нас кой-чего с нарезкой имеется. Враз резьбу всю попортим! - и бумажка как-то сама в корзину слетела.

А слеза хоть бы что: туда-сюда по веку катается.

- Уговор-то какой у нас был? Чтоб домой-то поехать - заслужить еще надо. Вон бригада Гунько - забор новый ста-вит. Мамедовцы - теплотрассу кладут. А ваше благородие - пальчики, небось, отморозит?

- Я тоже работал, - сказал Мишка. Но гнусно сказал. Тут кулаками об стол, чтобы стекла вдребезги. А он - будто милости просит. - Вы сказали: аккорд - и я копировальный станок для Управления сделал. Вот и капитан Загородников записку прислал...

- Какую записку? Не вижу никакой я записки...

Человек проходит как хозяин!...

- надрывались салажата. Этот "человек" им уже поперек горла стоял. Но на первой скамейке сидел сержант, и под его грозным взглядом они тянули снова и снова.

"Хозяин чего? - почему-то подумал Мишка. - Мартынов

- понятно. А мы?..."

Надо было уйти. Но что-то удерживало. Вообще-то, он с Гришей пришел посоветоваться. Нельзя все в себе лишь но-сить. Весь гной в душу вытечет. Но чем ему Гриша поможет? Да и есть ли вообще чем помочь? Терпи, скажет. Немного осталось. Недели какие-то... А дело же тут не в неделях. Он раньше ведь как рассуждал: лишь конец замаячь - что было, что не было - все разом спишется... А теперь получалось - не списывается. Смерзлось как в нужнике. И носить - силы нет, и оттаивать - мерзость...

А еще ведь вчера себя уговаривал. Мол, ничего, перемелется. Письмо домой написал. Чтобы елку купили. Только не наря-жайте, я сам. И Лене обязательно звякнмте. Плевать, что не ждет. Я ее уж простил. Но этот Новый год все равно пусть уступит. Отпразднуем - и разбежимся. Будто не было этих трех лет. Ничего не было.

И Мишка представил свой дом. Столько раз представлял... Две ступеньки, обмерзшие льдом, и дворничка Клава снег у подъезда раскидывает. А в подъезде тепло, кошатиной пахнет... И Мишка бежит по лестничным маршам, наверх и наверх; давит кнопку звонка...

Мишка - дурак!

- это Лена, когда еще в школе учились и Мишка с ее братом, Вовкой, подрался, гвоздиком выцарапала.

...а на звонок не откликаются. Он звенит и звенит в пустоте, ошалелый, испуганный. Пока, наконец, - Мишка слышит, - щелкает выключатель - и золотистая лужица света вытекает под дверью. Потом мамины шлепанцы - щ-шик, щ-щик - как кошачьи коготки по линолеуму. И замочный язык, в два приема, гильотиной выходит из паза...

Но дальше, почему-то, ничего нет. Мама и брат... Но их уже Мишка не видит. Только себя, как стоит в пустоте и будто в замедленном фильме срывает погоны. Трещат лоскуты, расползаются нитки, и невесомая кувыркается в воздухе пуговица. И все ложится как будто в песок. Ни единого звука.

- Завтра еще попоем, - выпустил воздух их мехов Гриша.

- После завтрака приводи.

Салажата спрыгнули в зал, и сержант повел их на выход.

- Чего там сидишь? - щелкнул замками.

Но Мишка не ответил. Прошел по проходу и сел поближе.

- Ну и дал он тебе "обходной"?

- Вот он что дал!

- И чего говорит?

- А все то ж. В библиотеку иди. Ленина, говорит, во всю стену малюй. Чтобы как во Дворце Съездов было.

- А ты?

- Ничего. Как мудак, вот, сижу. Вперед чтоб не рыпался.

- Без аккорда все равно б не уехал.

- А вот ты и врешь! В "Приказе" о том не написано.

- Да видел ты этот "Приказ"?

- В газете печатали!

И тут Мишку вдруг повело:

- А знаешь, я к прокурору пойду!

- Какому еще прокурору?

- Военному. В комендатуре бывал - так соседняя дверь. Своими глазами читал: "Военная прокуратура". Для чего-то ж написано?

Но Гриша только усы разгладил, пальцем туда и сюда:

- Может, того, в Кремль сразу?

- А хоть бы и в Кремль! Тычут тебя тут "Уставами", так и эдак выкручивают. А ты - будто грамоте не учили.

- Зря обижаешься, - слез со сцены Гриша. - Но сам посуди: как ты в эту прокуратуру пойдешь? Ведь она, небось, только днем работает. Значит, в служебное увольнение надо, чтобы маршрут был указан. А кто тебе такое увольнение даст? Мартынов? Своей же рукой "Прокуратура" напишет? Мол, я на вас жаловаться иду. Подмахните, пожалуйста.

- Дай сигарету, - порылся в кармане Мишка. - Свои куда-то девал.

Гриша - холодная голова. Верно всегда рассуждает. Но именно это и злило.

- Чего ж предлагаешь?

- Сначала поспи, - выпустил колечко Гриша (лихо у него получается, одно в одно, будто круги по воде). - А утром еще денек из календаря вымараешь, все к дембелю ближе. Время теперь на тебя работает. А там и в библиотеку можно...

- Не-ет! - опять набычился Мишка. Но Гриша не слушал:

- Мартынова, один черт, не объедешь. Только измором взять можно. Слыхал про итальянские забастовки? Вроде, работаешь, а дело так, между пальцев течет... Ведь как получается: в Управлении ты больше не числишься. И как наряд закрывать - где денечки достанешь? Один-два, положим, не станут связываться. А больше - за тунеядство притянут. А в библиотеке все же тепло. Малюй по-маленьку...

- Зачем же тогда я копировальный станок для них делал?

- А Новый год хотел дома встретить. Думаешь, не понимаю? И они понимают. И пока у тебя шанс еще есть на этот Новый год до дома добраться будут как танки давить. А как только поймут, что проехали, и тебе уж теперь все равно - без всяких аккордов отпустят. Ведь тут, за денечками вырученными, можно похуже в историю вляпаться.

- Не в денечках дело! Он мне душу изгадил. Всю как есть дерьмом вымазал. И теперь промолчу - вроде как спасибо сказал.

- А ты как хотел? Чтоб тебе? Мол, спасибо, Мишенька Манфред, что своим беззаветным трудом Север помог нам освоить. Так сказать, приблизил светлое завтра всего человечества... Да ты на них помолись-ка сперва, что вообще домой отпускают, что в три года укладываются, а десять-пятнадцать не сделали. А потом рассуждай.

Но Мишка не хотел рассуждать. И молиться на них и не думал.

- Я тебе очень просто скажу, - тем временем продолжил Гриша, - рыбка где глубже любит, даже если в вонючую лужу пустили. Вот пристроился в Управление, чертил там чего-то, станок какой-то выдумывал - худо, тоска, а все траншеи не нюхал. Ну а что с дембелем промахнулся - так не все же выгадывать. Это даже честности ради, пусть хоть по-мелочи отыграются. Потрафят, так сказать, ущемленному чувству. Гегемоны, все-таки. А то какой-то без рода без племени...

- А если все же пожаловаться? - не хотелось отступать Мишке. Хотя уже чувствовал, уступает. И даже если сейчас Гриша перестанет его отговаривать он уж и сам по мудрому... Столько раз уже было.

- Кому? - раздавил окурок и затолкал под скамейку Гриша. - Ну, положим, доберешься ты до этого прокурора. Если прежде патруль не накроет. И что ты ему расскажешь? Что Мартынов слово офицера давал и теперь мундир свой позорит? Да он только со смеху лопнет.

- А может, к Окулову, начальнику Управления?... Однако Окулова Гриша меж ушей пропустил, но как-то вдруг посерьезнел и огляделся: никто ль не подслушивает? - и сразу же тихо, совсем другим голосом:

- Если уж совсем невтерпеж, - и еще раз в углы посмотрел, - то я бы с лейтенантиком, ну-у, из Особого, потолковал...

Но Мишка только головою затряс. Не-ет, в Особый он сам не пойдет.

- Тогда не ропщи, - развел ладонями Гриша, и даже как-то повеселел, будто камень с плечей уронил. - Лучше часика через два приходи. Мы тут репетировать будем.

- "Человек проходит как хозяин"? - огрызнулся Мишка.

- Нет. Это для самодеятельности. А мы рок-н-рольчик вчера один сбацали! Джон Ленон от зависти лопнет!

- "В нашем доме поселился замечательный сосед"? - все же хотелось побольней уколоть Гришу Мишке.

- Да что ты заладил? "Соседа" замполит любит. А мы "Желтую подводную лодку" разучиваем. А Генка Жуков - знаешь, как он "Гел" поет? Слезу прошибает. Эх, ничего ты не слышал!

Но Мишке уже и не хотелось слушать. Прошел по проходу, постоял в дверях:

- А рыбка-то, знаешь, с головы вонь пускает. Но сказал тихо.

- Чего-чего? - не разобрал Гриша.

- А так, ничего! - не захотел повторять Мишка. Посмотрел только, как Гриша аккордеон в чехол убирает, распахнул дверь и со злостью захлопнул.

Ришон-Ле-Цион (Израиль)

1985-1996




home | my bookshelf | | Человек проходит как хозяин |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу