Book: Классический вариант



Классический вариант

Светлана Игоревна Бестужева-Лада

Классический вариант

(из сборника «Стерва на договоре»)

Мини-предисловие

Раньше было модно заканчивать практически любой роман свадьбой — в крайнем случае, рождением ребенка. Так модно, что в головы подавляющего большинства читателей (а особенно читательниц) прочно вбили одну нехитрую идейку: главное, услышать звон свадебных колоколов. Что будет после этого — неважно, поскольку будет реальная жизнь, а не художественная литература.

Конечно, искусство на месте не стояло, законы жанра не были монолитны, даже в позапрошлом веке делались робкие попытки проникнуть за занавес «брачной каморы» и проследить жизнь героев дальше. А в прошлом веке вообще могли начать со свадьбы, а закончить…

Да практически чем угодно закончить. Хоть очередной свадьбой, хоть трагической смертью всех главных персонажей. Но ведь не зря говорят: все новое — это хорошо забытое старое. И сейчас, в новейшей российской, особенно женской литературе, практически невозможно встретить произведение без традиционного «хэппи-энда».

Короче, «каждой Золушке — своего принца, в крайнем случае — его дядю-герцога». Что ж, тоже концепция, имеет полное право на существование.

Но, в отличие от художественной литературы, в жизни каждая история любви кажется единственной и неповторимой. Хотя бы потому, что таковой она является в глазах ее главных героев. Миллионы людей ежедневно открывают для себя уже миллиард раз открытое, но искренне полагают, что только у них все это — Настоящее. И страшно удивляются тому, что реальная жизнь не подвластна никакой классике жанра, и то, что началось, как Гимн Любви, вполне может закончиться пошлым фарсом, а высокая трагедия обрести черты жуткой «бытовухи». От чего, как говорится, спаси и сохрани.

И, тем не менее, классика жанра есть, причем именно в реальной жизни. Издавна существует некий классический вариант, по которому развиваются любовные отношения. Разница только в том, какие моральные критерии приняты в данном конкретном обществе и как строятся в нем стандартные отношения мужчины и женщины. Плюс, безусловно, пресловутое женское равноправие, от которого в развитых странах уже никуда не денешься и которое нахально задает свой тон основной теме.

Но в жизни, как и в музыке, существуют тема и вариации. Вариации могут быть очень причудливыми, но тема неизменно повторяется на протяжении многих веков: встретились Он и Она. Полюбили друг друга. Стали жить, как говорится, одним домом, все чаще при этом не размениваясь на такие формальности, как регистрация брака и флердоранж на белоснежной фате невесты. И…

И вот одну такую историю любви я и хочу рассказать. Отличается от других она только концовкой. Точнее…

Впрочем, вы всё очень скоро поймете сами.

Глава первая

Женская интуиция

Самым сильным чувством из всех имеющихся в наличии у Маргариты была интуиция. Женская, разумеется. Это не значит, что в остальном она была как бы бесчувственна: природа наградила Риту и приличным слухом, и хорошим зрением, и тонким обонянием, и еще много чем. Но вот интуиции плеснула щедро, не несколько капель, а сколько выплеснулось.

Сказать по правде, Маргарита немного стеснялась этого своего качества, поскольку иногда оно буквально граничило с ясновиденьем, а ко всей этой мистике отношение у двадцатичетырехлетней женщины было, мягко говоря, скептическим. Равно как и к астрологии, гороскопам и прочим современным увлечениям как слабого, так и сильного пола.

По мере возможности выпускница института иностранных языков, незамужняя, бездетная и неплохо устроенная в этой жизни, Рита предпочитала здравый смысл и тщательные размышления. Обычно это получалось, но иногда интуиция пересиливала, причиняя своей обладательнице немало не всегда приятных хлопот.

С другой стороны, нельзя, чтобы все было хорошо и все в себе устраивало. Так бывает только у абсолютно безмозглых людей. Та же самая природа наградила Маргариту довольно пышными и слегка вьющимися каштановыми волосами, глазами орехового цвета, которые при умело наложенном макияже были очень даже хороши, ровной, гладкой кожей, прекрасными зубами и совершенно обворожительной улыбкой.

Все это при среднем росте и стройной фигурке смотрелось просто классно. Не так, правда, чтобы со всех сторон предлагали стать фотомоделью или манекенщицей, но подавляющее большинство мужчин оборачивались вслед паре стройных ножек на высоких каблучках, а заодно любовались и остальными достоинствами.

Правда, на работе Рита была только «одной из»: сотрудниц туда старались подбирать не только квалифицированных, но и симпатичных. Почему — загадка. Возможно, потому, что Главный шеф вообще любил хорошеньких женщин, а возможно, потому, что кадры набирал мужчина, тоже неравнодушный к женским чарам. Словом, женская часть коллектива представляла из себя со вкусом подобранный и достаточно стильный букет без лишней экзотики, но и не слишком простой.

Маргарита работала в медицинской страховой компании, не самой крупной в столице, но достаточно престижной. Свободно владела английским, французским и итальянским, которыми приходилось пользоваться почти ежедневно. Но после шести часов вечера, если не было редких ночных дежурств, оказывалась совершенно свободным человеком и была вольна тратить свой досуг на что угодно, благо мудрые и прогрессивные родители подарили дочери к окончанию института премилую однокомнатную квартирку не слишком далеко от центра и предоставили полную независимость.

Маргариту это устраивало во всех отношениях. Заработки в страховой компании были достаточно высокими, чтобы жить так, как ей нравилось, и время от времени навещать родителей не с просьбами о материальном пособии, а с милыми сувенирами или дорогими кондитерскими изделиями.

Личная жизнь… Вот тут все было как у всех. Ничем не кончившаяся первая любовь со всеми ее глупостями, трогательностями и неловкостями. Бурный институтский роман с твердым намерением пожениться, как только… Герой романа действительно женился, только не на Маргарите, а на девушке, с которой во время пресловутой «практики» случился небольшой житейский казус: она забеременела. Папа девочки был, как сейчас принято говорить, достаточно «крут», чтобы новая семья создалась практически мгновенно.

А Маргарита, поплакав, сколько могла себе позволить, твердо решила, наподобие одной из героинь рекламного ролика, «не влюбляться не в тех парней». Решение она выполнила очень просто: не влюблялась, а позволяла себе легкие, безобидные увлечения. Прогулки, дискотеки, кафе, более интимные вечера — и ничего серьезного, Боже сохрани!

И что же? А то, что после защиты диплома и устройства — очень удачного! — на работу Маргарита решила, что пора определяться в этой жизни более основательно, тем более что появилась отдельная от родителей жилплощадь и финансовая независимость. Легкие интрижки ей надоели. И когда она поняла, что очередное светловолосое и сероглазое увлечение с оригинальным именем Роман занимает в ее сердце и жизни куда больше места, чем первоначально было положено по сценарию, она подсознательно даже обрадовалась этому.

Познакомились они на корпоративной вечеринке, куда Риту привел один из ее мимолетных поклонников. Поклонник исчез, а Роман остался, и, простите за не слишком тонкий каламбур, начал развиваться роман. Сначала сходили в кино на нашумевший фильм, потом посидели в ресторане, потом…

Потом роман из платонического превратился в нормальный, вполне земной и очень современный: никаких пылких объяснений в любви, никаких взаимных клятв. Просто в один прекрасный вечер Рита зашла к Роману вечером «на чашечку кофе» и задержалась до следующего утра, благо было оно утром выходного дня.

— А в тебе есть стиль, — одобрительно заметил Роман, глядя на полусонную Риту, сладко потягивающуюся в его постели. — Даже с утра смотришься классно. Не то, что другие…

— И много у тебя было других? — с ленивой усмешкой спросила Маргарита.

Роман нахмурился было, но тут же усмехнулся:

— Я не считал.

— И это правильно! — одобрила Рита, пребывавшая в отличном расположении духа. — Кофейком на дорожку напоишь девушку?

— Ты уже уходишь? — искренне удивился Роман.

— Я уже собираюсь, — мягко поправила его Рита. — Или у тебя запланирован совместный поход в магазин и генеральная уборка?

Роман все еще смеялся, когда отправился на кухню готовить кофе. Что и говорить, в девушке действительно чувствовался класс. Ни деланого смущения, ни классического «будешь ли ты меня теперь уважать», ни, главное, стремления задержаться хотя бы на лишнюю пару часов. Неглупая, красивая, самостоятельная — что еще мужику для счастья нужно? Только чтобы не мешала спокойно смотреть по телевизору хоккейный матч под хорошее пиво.

Напившись кофе, Маргарита оделась, привела себя в относительный порядок и, сопроводив прощальный поцелуй ни к чему не обязывающим «созвонимся», выпорхнула из квартиры Романа, оставив того в некотором недоумении, но отнюдь не с сожалением о завязавшейся интриге. Он по-прежнему мог считать себя свободным и, наверное, именно поэтому через два дня позвонил Рите и предложил сходить послушать модную эстрадную певицу.

— А на работу завтра не проспим? — поинтересовалась Рита.

— А я тебя после концерта провожу и вернусь к себе.

— Ну-ну, — хмыкнула его собеседница, но приглашение приняла.

Хотя интуиция подсказывала ей, что окончание вечера будет совсем иным, нежели предполагается, и произойдет скорее всего на ее территории. Исключительно из-за близости к месту работы обоих.

Говорят, что женская интуиция срабатывает в подобных случаях молниеносно. Правильно, кстати, говорят. И пресловутая женская логика, над которой так любят потешаться практически все без исключения мужчины — лишь продолжение этой самой интуиции. Женщина чувствует, мужчина — думает. Ошибаются, конечно, иногда оба, но… Инстинкт, он же интуиция, зародился куда раньше, чем способность мыслить.

Итак, интуиция Маргариту и на сей раз не подвела, причем нельзя сказать, чтобы она об этом пожалела. То есть в постели все было прекрасно и удивительно, равно как и вне ее. Роман хвалил все, на что падал его взгляд: от клеенки на кухонном столе до стилизованной под старину настольной лампы. И сама хозяйка получила положенную долю комплиментов, даже больше, потому что в какой-то момент расслабилась и пропустила одну из мелких, но многозначащих деталей.

Сладко потягиваясь, Роман сказал:

— Только телевизор у тебя поставлен неправильно. Лежа его никак нельзя смотреть.

Рите было настолько хорошо, что она на это просто не среагировала. Хотя в обычной ситуации наверняка ответила бы, что принимать пищу, читать и смотреть телевизор она предпочитает сидя, а ложиться в постель только для того, чтобы спать. Как правило. Но уж в любом случае не для того, чтобы смотреть сериалы.

Уже потом она сообразила, что у самого-то Романа весь «развлекательный комплекс»: телевизор с «видаком», музыкальный центр и телефон находились в пределах досягаемости и видимости с дивана, служившим заодно спальным местом. То есть горизонтальное положение было, по-видимому, его излюбленным. Сообразила — и забыла. В конце концов, каждый человек имеет право у себя дома устраиваться так, как ему хочется. Мой дом — моя крепость. А что, не так?

Кроме того, Маргарита совершила самую распространенную среди женщин ошибку: приняла сексуальную гармонию за нечто более тонкое и возвышенное. Не за любовь, конечно, но уж точно за влюбленность. А это придавало обычной, в общем-то, интрижке некий налет стабильности и респектабельности. Роману, кстати, это и в голову бы не пришло: если мужчине хорошо с женщиной в постели, значит… ему с ней хорошо в постели. И все. Другие нюансы находятся в лучшем случае в другом файле, если не в другой директории.

Ну, а если влюбленность, если им друг с другом хорошо и даже есть о чем поговорить в вертикальном положении, то… То не пора ли, уважаемая Маргарита, перестать порхать по жизни легкомысленным мотыльком и обзавестись так называемым «гражданским мужем»?

То есть ни о каком законном браке и речи пока быть не может, но вполне можно проводить вместе все свободное время, ночи — поочередно то у него, то у нее, а там уж и до «совместного ведения хозяйства» рукой подать. Два-три года такой жизни, и если не произойдет ничего экстраординарного, можно и о детях подумать. Точнее, о ребенке. Родители к тому времени достигнут пенсионного возраста…

Да конечно же Рита, со свойственной ей прагматичностью, учла и это. Уходить с работы больше, чем на год — глупо, матери на пенсии все равно делать нечего (да и какие такие особенные дела могут быть у пенсионерки на шестом десятке лет?), отец всегда был домоседом и крепким хозяином. В конце концов, все так поступают.

Ну, не все, а у кого есть такая возможность. Некоторые няню нанимают, некоторые… Ну, некоторые вообще становятся домохозяйками, теперь это даже престижно, но только не в ее случае.

Что характерно, родителей Рита в свои планы не посвящала и в личную жизнь особенно не впускала. Помощь — это одно, а внутренняя свобода — совсем другое. Она же не школьница, чтобы отчитываться перед предками за каждый свой шаг, правда? Они и с Романом, кстати, еще не знакомы, и торопить это мероприятие ни в коем случае не нужно, потому что так можно спугнуть потенциального мужа.

Самое интересное, что в это время интуиция Риты то ли взяла отпуск, то ли решила просто побездельничать. Во всяком случае, молчала глухо, даже не пыталась делать никаких подсказок. Тут бы ее обладательнице и насторожиться: с чего это вдруг шестое чувство, до сего времени не оставлявшее ее практически ни на минуту, вдруг куда-то подевалось? Но Рита не насторожилась, а решила: раз интуиция молчит, значит, все правильно, и путь ею избран верный. По нему и следует двигаться.

Движение происходило практически без заминок до тех пор, пока не встал вопрос об отпуске. Со сроками проблем не было: и Роман, и Рита могли отгулять положенный срок в любое удобное для них время. Проблема была в том, что Рите страстно хотелось увидеть Францию, то есть Париж и замки Луары, а Роман мечтал о том, чтобы поставить палатку на берегу какого-нибудь безлюдного озера и наслаждаться рыбалкой и транзисторным телевизором. Если подгадать время отпуска к очередному чемпионату мира по чему-то там предельно важному, то о большем счастье и мечтать не приходится.

Покажите мне женщину, которая разделила бы эту мечту. Я лично таких не знаю. То есть знаю семейные пары, которые делят отпуск на две половины и одну проводят так, как хочется жене, а вторую — по выбору мужа, причем иногда эта вторая половина проводится вообще врозь. Иногда супруги врозь отдыхают вообще принципиально. Но чтобы любовники… Нет, не поверю никогда в жизни.

Вот и Маргарита сказала, что ловить рыбу, жить в палатке без удобств и стряпать на костре ей как-то не хочется. Равно как и сопереживать спортивным страстям, которые будут бушевать на крохотном телевизионном экране почти круглые сутки. А посему пусть Роман выбирает: она или рыбалка с телевизором. То есть телевизор может смотреть дома, до отпуска или после него, а вот все остальное…

— Но я всегда так отдыхаю, — страшно изумился Роман. — И терпеть не могу шляться по заграницам. Они мне в служебных командировках осточертели.

— Меня, к сожалению, в такие командировки не отправляют, — мило улыбнулась Маргарита. — И хочется поглядеть мир, пока я молода и полна сил. В Турции я была, в Италии и Испании — тоже. Теперь мечтаю о Франции.

— Да ради бога! — покладисто ответил Роман. — Хоть об Антарктиде. Только меня в эти поездки не втягивай, сделай милость. Иначе мы поругаемся еще в зале ожидания аэропорта. Тебе этого хочется?

— Нет, — честно ответила Маргарита. — Этого мне совсем не хочется. Но еще меньше хочется кормить комаров и муравьев в каком-нибудь медвежьем углу. Не мое. Мы тоже поругаемся, правда, не знаю где и когда. Тебе этого хочется?

— Нет, — отозвался Роман. — Но мне хочется в отпуске быть самим собой и получать то удовольствие, которое я хочу. Так что боюсь…

— Консенсуса в этом вопросе у нас не получится, — мягко закончила Маргарита. — Это понятно. Тогда я приглашу в Париж Милку, по крайней мере поддержу традицию.

— Значит, отдыхаем врозь? — уточнил Роман.

— Значит, врозь, — кивнула Маргарита.

— Заметь, это твое решение, — неожиданно сказал Роман. — Я бы предпочел провести отпуск с тобой.

— Так поедем во Францию!

— Исключено, — отрезал Роман.

— Значит, отдыхать вместе мы никогда не сможем? — вырвался у Маргариты роковой вопрос.

Вырвался — и вырвался, обратно не возьмешь, интуиция подскочила, как ужаленная и истошно заголосила: «Что ты делаешь, ты же все испортила, кто задает такие вопросы в начале серьезного романа?» Но и интуиция со своими правильными словами, похоже, слегка запоздала.



— Почему же? — неуверенно промямлил Роман. — Просто в этом году чемпионат… И вообще… Слушай, давай не усугублять, а? Все было так хорошо.

— Давай, — с милой улыбкой согласилась Маргарита, кляня себя в душе на чем свет стоит. — Значит, вопрос с отпуском каждый решает для себя сам. Может быть, так даже лучше, немного отдохнем друг от друга…

Бац! Второй ляп за пять минут. Результат не заставил себя ожидать.

— Ты от меня устала? — с некоторым раздражением спросил Роман.

— Нет, но…

— А я, представь себе, немного устал. Твои культурные запросы сильно превышают мои потребности. Мне иногда нужно расслабиться, поваляться с пивком на диване, посмотреть какой-нибудь тупой боевик.

— А я тебе мешаю?

— Иногда.

— Почему же ты молчал? Мы могли бы реже встречаться.

— То есть я тебе нужен только для приятного дела?

«Приплыли, — устало подумала Маргарита. — Если мужчина прибегает к типично женским уловкам, чтобы свалить всю ответственность за ссору на партнера, значит, процесс зашел слишком далеко. Где-то я пропустила критический момент и пошла не по той дорожке. Что ж, еще не вечер. И брошенной я не буду, пусть не мечтает».

— Если ты обо мне такого мнения, — ледяным тоном сказала она, — то разговор, пожалуй, разумнее прекратить. И не звони мне, пока не поймешь, как глубоко меня обидел. Не волнуйся, я не помешаю тебе наслаждаться чемпионатом мира.

Дело происходило в кафе, что значительно облегчило Маргарите задачу гордого ухода. Ни вещи собирать, ни на дверь указывать. Просто встать и, не оглядываясь, гордо прошагать к выходу. Это она уходит, по собственной инициативе. Вот так, чей ход эффектней, мой мармеладный?

Вечером, конечно, не обошлось без слез. Но — малых. Так сказать, спонтанный выплеск эмоций. Интуиция, проснувшись и, судя по всему, чувствовавшая за собой определенную вину, усиленно твердила, что все сделано правильно, что нельзя плясать под дудку мужика, даже если он супер-любовник, и что одной постелью жизнь не ограничивается. Маргарита слушала ее вполуха, курила (что делала довольно редко) и пыталась думать рационально.

Рыбалку она не любит и не полюбит никогда — это раз. Значит, каждый отпуск будет сопровождаться вот такими беседами, или придется каждый отпуск проводить врозь. Футбол (или хоккей) она любит чуть больше, чем рыбалку, и то потому, что телевизор все- таки находится в квартире со всеми удобствами, а на кухне у нее стоит второй, маленький. Так что это даже не проблема, а вопрос. Но вопрос принципа.

И, в-третьих, она пока еще не знает, насколько глубоко пустила корни привязанность к ней в душе Романа. Вариантов тут была масса: от окончательного и молчаливого разрыва до попытки извиниться. Найти компромисс, постараться чем-то задобрить женщину (надо надеяться — любимую) и вообще совершить ряд каких-то поступков. В зависимости от них можно будет простить или…

Но если не прощать, то не лучше ли сразу приготовиться к тому, что сегодня они виделись в последний раз? И ни в коем случае не звонить и не просить вернуть забытые в его квартире тапочки и бешено дорогой пеньюар, равно как и разные другие мелочи. Врач сказал — в морг, значит — в морг. Это не любовь, а влюбленность, нужно просто проявить силу воли и пережить смутное время. А пока заняться организацией отдыха собственными силами.

Первым пунктом в плане этого мероприятия стоял звонок Милке — испытанной боевой подруге. И на следующий вечер, придя с работы, Рита ей и позвонила. Но тут ее ожидал сюрприз: Милка находилась в состоянии бешеной, невменяемой влюбленности, собиралась поехать с предметом своей неземной страсти то ли на Капри, то ли на Кипр, и в спутницы для поездки по Франции решительно не годилась.

— А что у тебя голос такой кислый? — вспомнила к концу разговора Милка о своих обязанностях лучшей подруги. — С Романом поругалась?

— Типа того, — неопределенно ответила Рита.

— Вот, кстати, как раз не того типа. Я имею в виду, что он тебе совершенно не подходит. И не переживай, вспомни, что я тебе на Новый год нагадала.

Маргарита непроизвольно фыркнула. Это был действительно забавный эпизод, случившийся во время встречи последнего Нового года аккурат на квартире у Милки, которой Роман нашел какого-то кавалера. Кавалер Милке понравился (к сожалению, без взаимности), и она из кожи вон лезла, изображая из себя очаровательную хозяйку. В общем, было нескучно, а к концу праздника тем, кто еще что-то соображал, был предложен кофе. Кофе Милка варила отменный и всегда — только натуральный.

Когда Рита допила свою чашку, на тонком фарфоре проступил кружевной золотисто-коричневый узор кофейной гущи, в котором она разглядела нечто интересное и тут же поделилась этим с окружающими:

— Похоже в этом году мне предстоит разбогатеть!

— И откуда же такая эксклюзивная информация? — спросил Роман.

— Вот видишь знак, похожий на доллар: это наверняка к большой денежной прибыли.

— Или к большим расходам, — охладила ее восторг Милка. — А давайте лучше на картах погадаем. Мне на работе подарили новую колоду.

Почему-то считалось, что Милка классно гадает на картах, хотя Рита к этому таланту подруги относилась с огромным скепсисом. Она-то знала, что основные знания в этой области Милка почерпнула от бабушки, женщины невероятной доброты, которая твердо знала одно: предсказывать нужно только удачу и непременно скорую, угадаешь или нет, но маленькое удовольствие человеку обязательно подаришь.

Все, однако, загорелись этой идеей, и Милка, надо отдать ей должное, свою роль гадалки сыграла с блеском. Рита уже плохо помнила, кому и что она предсказала, главное — всем понравилось. Но то, что Милка нагадала самой Рите, было по меньшей мере странным: встречу с молодым, красивым и одиноким мужчиной… брюнетом. Смущенная присутствием Романа, который явно относился к совершенно другой масти, Милка перекладывала карты раза три, но возле бубновой дамы все время оказывался трефовый король. Который, сами понимаете, не блондин.

— Ладно, будем считать, что брюнет у меня еще впереди, — вздохнула Рита. — А твой-то кто? Миллионер поди? Или милиционер?

— Просто хороший человек, — не приняла шутки Милка. — И говорит, что еще не встречал такой женщины, как я. Красивую, нежную…

Это Милка-то! У которой ни фигуры, ни внешности, только интеллект хорошо развит да бюст. Интересно, кто на нее все-таки клюнул?

Положив трубку, Рита вернулась к своим размышлениям об отпуске. Поехать одной? Заведомо поставить себя в положение «ищущей женщины»? Париж для этого, конечно, идеален, особенно со знанием языка, а язык Рита знала. Но летом там жарковато, а до осени надо еще дожить. Кстати, за эти два месяца что-то определится в отношениях с Романом.

Или с кем-то еще, срок достаточно долгий. Во всяком случае, нужно заняться собой, своими туалетами, выбором оптимальной программы для поездки и выкидыванием из головы всевозможных романтических глупостей. Никуда Роман не денется, такой женщины он больше не найдет.

Или — найдет? Но тогда им просто не о чем будет разговаривать: последнее, что она может простить мужчине, — это дурной вкус. Променять ее на кого-то еще? Да сам этот факт будет просто могильной плитой на их отношениях.

И в этот момент раздался звонок в дверь.

«Явился, голубчик, — не без злорадства подумала Рита. — Конечно, телефон был долго занят, мобилку я включить забыла, вот он и решил сам приехать. Что ж, пожалуй, я его прощу. Если только… Если только опять не возникнет выбора между мной и удочкой».

Рита открыла дверь и застыла от изумления. Вместо фигуры пришедшего мириться любовника на площадке переминалось с ноги на ногу нечто бомжеватого вида, неопределенного пола и возраста. В руках «нечто» держало большой пластиковый пакет.

— Ты, что ли, Маргарита? — спросило существо хриплым голосом.

— Я, — отозвалась та, все еще не придя в себя от изумления.

— Тогда это тебе. Просили передать.

Рита протянуло руку, но «посыльный» проворно спрятал сумку за спину.

— Сто рублей.

— Какие сто рублей?

— За доставку.

— А что это вообще?

— Почем я знаю? Мне дали — я пру. А что там, мне бим-бом.

— Кто дал?

— Конь в пальто! Будешь много вопросов задавать, уйду нафиг. Давай сто рублей или сворачиваем базар.

Рита вынула из сумочки в коридоре купюру нужного достоинства и протянула собеседнику. Тот в ответ сунул ей в руки пакет и молча развернулся к лестнице. Задавать какие-либо вопросы в спину было явно бессмысленно, так что Рита предпочла закрыть дверь и заглянула в пакет.

Там лежали те вещи, которые она оставила у Романа. И только. Никакой сопроводительной записки не было, сколько Маргарита ни перетряхивала содержимое пакета. То есть ситуация разрешилась с предельной ясностью и без единого слова объяснения.

Тоже красиво.

Минут пять Маргарита решала сложный вопрос: хлопнуться на диван и зареветь, позвонить Роману и спросить, как он прикажет все это понимать, или разложить присланные вещи по местам, принять ванну с любимой лавандой и сделать вид, что все именно так и должно быть. Не реагировать. Жить дальше, забыв упрямого любовника, как вчерашний дождь. Ну, промокла, ну, замерзла, так не вешаться же теперь по этому поводу.

Рита выбрала третий вариант еще и потому, что он не исключал использования впоследствии и второго. Только разговор произойдет не на истерике, а в более спокойных тонах. До базарного визга она не опустится, пусть и не мечтает…

Не мечтает? Да ведь он именно затем все это и затеял, чтобы она ему позвонила и начала выяснять отношения. И уже он будет решать, как они сложатся дальше. Вариант абсолютно беспроигрышный: сам факт ее звонка принесет ему несомненное моральное удовлетворение (ждала же она, что он ей позвонит), а приносить какие-то жертвы и идти ради нее на компромиссы он явно не собирался. То, что он сделал, доказывало это со всей очевидностью.

Да и интуиция, проснувшаяся после довольно длительной спячки, подсказывала, что с таким упертым мужиком каши не сваришь, что, поддавшись на эту провокацию, точнее, заглотнув наживку, она вынуждена будет и в дальнейшем играть по его правилам, покорно приняв в их отношениях роль ведомого. Оно ей надо? Она что, влюблена в него до потери самосознания? Жить без него не может? Именно с ним мечтает «свершить смиренный жизни путь»?

Чушь болотная!

Не будет она ему звонить, и отношения продолжать не будет, а сто рублей — это плата за неумение разбираться в людях и за то, что связалась «не с тем парнем». Не слишком дорого, надо признать. То есть практически даром.

Маргарита вышла из ванной, тщательно вытерлась, намазала тело ароматным лосьоном, заварила себе чашечку ромашкового чая, и спустя полчаса улеглась в уютную, удобную и такую просторную постель…

О том, как жить дальше, она решила подумать завтра.

Глава вторая

Лебединое озеро

Но завтра подумало за нее. С утра пораньше выяснилось, что один из клиентов их агентства, застрахованный по полной медицинской программе, сломал ногу во время отпуска. И теперь нужно ехать туда и на месте решать вместе с клиентом: оставлять его в местной больнице, точнее, санатории, где он проводил курс лечения, или эвакуировать в Москву. И отправляться в эту командировку предстояло именно Маргарите, поскольку так решило начальство.

«Перст судьбы, — подумала Рита, узнав о командировке. — Именно то, что мне сейчас нужно: сменить обстановку».

— Куда ехать-то? — спросила она, втайне надеясь на какую-нибудь экзотическую страну или, на худой конец, европейский курорт.

Именно в таких местах проводило отпуск подавляющее большинство их клиентов, поскольку страховое агентство было не из дешевых.

— В Литву, — ответил начальник. — За границу, но недалеко, ночь в поезде — и ты на месте.

— Что, прямо в санатории? — не удержалась и съязвила Маргарита.

— Нет, в Вильнюсе, — пропустило колкость мимо ушей начальство. — Там тебя встретят и отвезут на курорт, километров сто пятьдесят южнее. Называется Друскининкай, слышала о таком месте?

— Может быть, Трускавец?

— Трускавец — это Украина, — снисходительно пояснило начальство. — Плохо у тебя с географией, Маргоша. Ты вообще-то в Прибалтике была?

Маргарита покачала головой.

— Родители когда-то отдыхали в Паланге. А я не сподобилась.

— Да, поздновато родилась. Значит, поезжай сейчас в литовское посольство, я договорился, визу тебе сделают прямо сегодня. В порядке исключения, разумеется. А потом вернешься сюда, получишь билет на вечер, документы, командировочные — и вперед. Поезд отходит в семь часов вечера.

— А собираться когда?

— Параллельно. Сейчас десять утра. Часа в четыре освободишься — и поезжай, собирайся. Между прочим, едешь максимум на три дня, так что много вещей тебе вряд ли понадобится.

Маргарита вздохнула и вышла из кабинета. Ничего экстраординарного не происходило, специфика ее работы заключалась именно в том, что большинство событий происходило спонтанно и непредсказуемо. Придется сегодня покрутиться, зато три дня как минимум можно не появляться в присутствии, а заниматься делами самостоятельно, да еще почти за границей.

Конечно, она не собиралась ехать на три дня даже с одним чемоданом, вполне достаточно было элегантной дорожной сумки. Спасибо тому, кто изобрел джинсы: одежка универсальная, удобная, на все случаи жизни. Пару маек и свитерок — вот и все. Все-таки начало июня, морозов и даже холодов не ожидается, а ветровку можно приторочить к сумке, тряпочка почти невесомая.

Приятный сюрприз ждал и после возвращения из посольства: билет удалось достать только в «СВ». Все равно все расходы — за счет клиентов. Так что без пятнадцати семь Маргарита в полной боевой готовности была уже на Белорусском вокзале, возле своего вагона номер один, и общалась с приветливыми, улыбчивыми проводницами, прекрасно говорившими по-русски.

Второй приятный сюрприз ждал внутри: стерильная чистота. Ничего общего с теми пассажирскими поездами, в которых доводилось ездить Маргарите в течение всей ее сознательной жизни. Ужин можно было заказать проводнице, а можно было ограничиться «подарочным набором», входившим в стоимость билета: сок, банан, пирожное и пара конфет. Все это премило запаковано в прозрачную коробку — Европа, буквально Европа.

С соседом по купе ей тоже повезло: пожилой, молчаливый литовец довольно быстро улегся спать, вежливо попросив не обращать на него внимания, так как разбудить его довольно проблематично. Практика показала, что не просто проблематично, а — абсолютно невозможно. При этом он как-то ухитрялся не храпеть.

Пока было светло, Маргарита любовалась пейзажами за окном, попутно съела «подарочный набор», напилась чаю, поболтала с проводницами, выкурила в стерильно чистом тамбуре пару сигарет и решила, что пора и на боковую. Тем более что в шесть утра ожидалось прохождение таможни, а тут уже явно будет не до сна.

В девять утра поезд плавно подкатил к перрону Вильнюсского вокзала. Маргарита выпорхнула из вагона, ощущая какой-то непонятный ей самой душевный подъем. То ли перемена мест действительно полезна при душевных травмах, то ли утро выдалось такое — солнечно-голубое, теплое — трудно сказать. Но у Риты было впечатление того, что она приехала сюда не в командировку, а для настоящего, полноценного отдыха. Курортно-отпускное настроение, проще говоря, причем без видимых уважительных причин.

Она огляделась вокруг и тут же заметила спешащего к ней мужчину с табличкой «Эгле» в руках. Ну вот, все в порядке, транспорт в санаторий подан.

— Вы госпожа Маргарита из «Ассы»? — спросил мужчина на отличном русском языке.

— Да.

— А я — Альгимас, ваш сопровождающий. Этим поездом приехали еще двое отдыхающих, вы не возражаете, если они поедут с вами?

— Разумеется, нет, — изумилась Маргарита. — Персональной машины мне никто не обещал, да она мне и не нужна.

— Чудесно. Тогда я сию минуту их приведу, и мы поедем.

Ну, не сию минуту, а минут через десять обаятельный Альгимас загрузил в сверкающую иномарку немолодую супружескую пару, причем муж сел впереди и тут же затеял беседу с водителем, а его супруга заняла место на заднем сиденье рядом с Маргаритой.

— У вас так мало багажа, — сказала она, подметив, видимо, компактную сумку Маргариты. — Вы местная?

— Нет, я из Москвы. Просто приехала в командировку, а не отдыхать.

— В командировку — в санаторий?!

Пришлось обстоятельно объяснять, чем занимается медицинская страховая компания «Асса», почему к пострадавшему отдыхающему едет специальный человек, и так далее, и тому подобное. Рита делала это не в первый раз, так что говорила почти машинально, одновременно любуясь пейзажами за окном.

Неказистый привокзальный район Вильнюса скоро закончился, и по обе стороны гладкого шоссе потянулись хвойные леса, зеленые поляны, озера и маленькие речушки. Кое-где виднелись отдельные домики или кучки домов, но ничего похожего на подмосковные дачные поселки Рита не увидела. Возможно, они находятся где-то в других местах, а тут — сугубо жилые дома. Но чистота… Просто поразительно, как будто весь пейзаж кто-то старательно вымыл одним из рекламных моющих средств.



— И вы обслуживаете в основном иностранцев? — прервал ее размышления голос попутчицы.

— Как правило, да, у нас дорогой сервис. Но бывают и соотечественники, которые часто и подолгу находятся за границей. В данном случае как раз русский клиент, дети подарили ему на юбилей поездку в санаторий, а он настоял на Литве. Какие-то воспоминания у него с этим связаны.

— Он фронтовик? — задал вдруг вопрос Альгимас.

— Нет, не думаю. Слишком молод, шестьдесят лет.

— Кажется, я знаю, о ком вы говорите, — сказал Альгимас. — Я его вез с вокзала, он занимает одноместный люкс. Действительно, сломал ногу и утверждает, что ваша фирма способна оплатить его лечение, не прерывая отдыха в санатории.

— Правильно говорит, — усмехнулась Маргарита. — Страховка у него универсальная, чуть ли не самая дорогая. Не хочет в больницу — будем организовывать условия на месте. Если, конечно, ваша администрация не будет возражать.

— Администрация? Да там счастливы будут лишние деньги получить! Подумаешь, проблема: принести еду в номер и обеспечить костылями. У нас и кресла есть специальные, может ездить по территории, воздухом дышать.

— Вот и хорошо. А гостиница рядом имеется?

— Зачем вам гостиница, госпожа Маргарита? — изумился Альгимас. — Вы — наша гостья, вам уже подготовлен номер. Правда, простите, полулюкс, но…

— Что значит «полу»? Какой половины люкса там не хватает? — улыбнулась Рита.

Жизнь определенно становилась приятной.

— Кабинета. Там все в одной комнате — и постель, и диванный уголок, и письменный стол. Люкс обычно двухкомнатный.

— Думаю, я это переживу, — снова улыбнулась Рита. — Только выпишете мне что-нибудь для отчета моему начальству.

— Нет проблем. Питаться, кстати, вы тоже можете в санатории, у нас неплохие повара. И это тоже бесплатно, но если вы не жалуете диетическую пищу…

Тут в разговор вмешался уже изнемогший от долгого молчания мужчина на переднем сиденье:

— Главное, чтобы мяса давали побольше, а остальное все — ерунда. Вот, помню, мы в окопах перловку трескали…

— Валера, — простонала его супруга, — ты опять! Какие окопы? Ты в детский сад ходил, когда война кончилась.

— Вот там окопы и рыли. А что?

Рите стало ясно, что спутник ее принадлежит к числу добровольных массовиков-затейников, которые почему-то избегают серьезного общения с окружающими и самозабвенно валяют дурака в любое время суток. Забавно, но в больших количествах немного утомительно. Скорее всего военный-отставник, они очень любят такой стиль поведения.

Санаторий показался за неожиданно крутым поворотом, и Рита непроизвольно ахнула. Белоснежная причудливая многоступенчатая пагода, вытянутая в длину? Причудливая фигура, сложенная как бы из костяшек домино? Океанский лайнер, неведомым путем оказавшийся на суше? Она затруднялась подобрать сравнение для этого архитектурного сооружения.

Зато озеро перед ним было настоящим и великолепным, даже с парой белых лебедей и многочисленными утками. И все это обрамляла темно-зеленая рамка густого леса, который, казалось, не имел конца. И ни единого дымка на горизонте, ни одной фабричной или какой-нибудь еще трубы. Рай земной в одном, отдельно взятом районе, «так похожем на Россию, только больше не России».

«Похоже, командировка будет приятной, — подумала Рита, вылезая из машины и разминая слегка затекшие ноги. — Если внутри так же красиво и чисто, как снаружи, а персонал столь же обходителен, как наш сопровождающий, то я, пожалуй, пересмотрю свои планы насчет ближайшего отпуска. Париж не убежит, в конце концов, туда можно на любые длинные праздники смотаться».

Она оглянуться не успела, как уже оказалась в просторном и действительно очень чистом номере, где в алькове стояла широкая современная кровать, а возле письменного стола на тумбочке — телевизор. Имелась и пара кресел с журнальным столиком, и сервант, где Рита обнаружила электрический чайник и приличный набор посуды. Почему «полулюкс»? Сплошной восторг и упоение.

Но когда она отдернула полупрозрачную занавеску и вышла на огромную лоджию, то снова ахнула. Лоджия выходила на озеро и кусочек леса, никаких строений не было видно, все громадное здание санатория было позади. И воздух… Такой воздух можно было черпать столовыми ложками.

«Кстати, о воздухе, чего тут явно не предусмотрено, так это пепельницы. Ну, не беда, что-нибудь придумаю. В конце концов, курить можно на лоджии, там шезлонг стоит и маленький столик, так что прорвемся. Грех, конечно, экологию портить, но…»

До обеда Рита успела обсудить основные вопросы с директором, навестить клиента и получить от него все необходимые подписи, составить вместе с ним список необходимых предметов и процедур, за которые придется заплатить дополнительно, и убедилась, что сломанная нога не слишком испортила настроение полнокровному и жизнерадостному пенсионеру.

Ему нравился санаторий, нравился номер, он по-детски радовался тому, что сможет ездить пить целебную воду на специальной коляске усовершенствованного образца. Он даже успел намекнуть Рите, что неплохо было бы посидеть вечерком у него в номере, «обмыть» ногу, чтобы скорее заживала, но Маргарита прикинулась синим чулком и недалекой страховой агентшей и от сомнительного предложения виртуозно увернулась. Впрочем, это тоже не испортило клиенту настроение: похоже, он хронически был всем доволен.

А за обедом соседями Риты по столику оказалась… та самая супружеская пара из Москвы. Так что и знакомиться вроде бы не было необходимости, имена назвали еще в Вильнюсе, на вокзале. Алла и Валерий. Оба подтянутые, моложавые, и чем-то неуловимо похожие друг на друга, как обычно бывает с супругами, долго прожившими вместе. Только Алла больше молчала, а Валерий практически не закрывал рта.

— Это я попросил диетсестру нас вместе посадить, — тут же заявил он. — Мне ведь ни одна женщина ни в чем отказать не может.

— Валера! — привычно простонала жена.

— А что, неправда? Даже ты в свое время не устояла. И вообще…

— Добрый день, — раздался за спиной у Риты мужской голос, довольно приятный баритон. — Я ваш новый сосед.

— А мы тут все на новеньких, — бурно обрадовался Валера. — Тебя как зовут? Меня Валерием кличут, это вот Аллочка, супружница моя, а это — наша Ритуся.

Можно было подумать, что он представляет единую, дружную семью.

— Вадим, — сдержанно представился новоприбывший и опустился на соседний с Ритой стул. — Сегодня приехал из Москвы.

— Поездом?

— Нет, я привык на машине.

— А мы все тоже москвичи, так что у нас тут как бы маленькое землячество будет, — снова оживился Валера. — Покажем им, как столичные жители отдыхать умеют.

— Боюсь, — ангельским голосом произнесла Рита, — что я вам в этом деле не компания. У меня на все про все максимум два дня.

— Как это? — изумилась Алла, успевшая, видимо, начисто все забыть.

— Тебе же Рита сказала, что она в командировке, — напомнил ей Валера.

— В командировке в санатории? — с неподдельным интересом осведомился Вадим.

И Маргарита наконец повернула к нему голову. А повернувши, ощутила так называемый «укол интуиции», то есть состояние, которое длится буквально несколько секунд и при котором достаточно одного, весьма поверхностного взгляда, брошенного на представителя противоположного пола, чтобы оценить его по достоинству. Более того, почувствовать — да или нет. Возможны ли отношения с этим человеком, и какие именно.

Правда, чаще всего интуиция сообщает: не то. Но в данном случае такого сигнала не поступило, и Маргарита внутренне приняла «охотничью стойку». Поясню для тех, кто не знает: голос становится чуть ниже и мягче, взгляд — загадочнее, движения — грациознее.

Главное тут — не пересолить, иначе раскинутые невидимые сети сразу окажутся четко видны во всей своей грубой реальности. И все кончится, не начавшись. Не исключено, конечно, что и сетей не заметят, но и продолжения не будет. Но в данном случае Рите показалось, что какие-то токи все же пробежали…

«Посмотрим, что будет за ужином, — подумала она. — Пока пусть погуляет на воле, подумает. Я его заинтересовала, это точно. Только… Только времени у меня даже на банальный курортный роман нет. Правда, он из Москвы, но может быть женат, с кучей детей или вообще от женщин бегает, любуется ими на расстоянии. Вариантов масса, а времени — ноль. Доживем до ужина…»

Но до ужина она, можно сказать, не дожила. После обеда побродила немного вокруг корпуса, полюбовалась на лебедей, вернулась в номер, выпила чашку чая, немного поработала с документами и почувствовала, что сейчас заснет прямо за столом. Никогда в жизни Маргарита не ложилась днем спать, только полежать, если уж совсем плохо себя чувствовала, а тут решила прилечь. И открыла глаза, когда дорожный будильник показывал семь часов.

То есть время ужина? Ах, если бы! За окном было яркое летнее утро и, судя по всему, Маргарита проспала, не раздеваясь, не умываясь и вообще не совершая своих привычных ритуалов часов четырнадцать. Заметьте, без снотворных, без успокоительного чая или расслабляющей ванны, даже без банальной таблетки валерьянки.

Воздух, густо настоеный на хвое, летних травах и озерной свежести, валил наповал, как тройная доза снотворного, только голова была легкой, а настроение — великолепным. Чего после приема специальных таблеток, особенно в ударных дозах, не бывает никогда…

Господи, чуть больше ста километров от Вильнюса, а ощущение такое, будто находишься на совершенно другой планете. На родной московской земле Рите никогда не хотелось как можно скорее оказаться вне помещения, подставить лицо и руки еще нежаркому солнцу, пробежаться, не испытывая ни малейшей одышки, вокруг озера, то есть сделать почти трехкилометровый круг. После этого она приняла душ, выпила чашку кофе с каким-то завалявшимся в сумке сухариком, и только после этого вспомнила, что еще не выкурила ни одной сигареты.

«Ну, ничего себе! Забыть о любимой никотиновой палочке — это что-то с чем-то! Рассказать кому-нибудь — ни за что не поверят. Нет, мне решительно нужно будет приехать сюда отдохнуть по-настоящему. Глядишь, практически от всех вредных привычек избавлюсь… А еще лучше выйти замуж за местного джентльмена и жить в одном из тех очаровательных домиков, мимо которых мы проезжали. Ни метро, ни террористов, ни пробок на дорогах, ни автомобильных завываний…»

За всеми этими сладкими мечтами Рита чуть было не пропустила время завтрака, и в столовую влетела вихрем, совершенно забыв и про вчерашнего кавалеpa, и про традиционные приемчики обольщения. У Валерия и Аллы, которые уже сидели за столом, даже слегка округлились глаза, настолько не похожа была сегодняшняя спортивная девчонка на вчерашнюю бизнес-леди.

— Куда вы пропали, Ритуся? — возопил Валерий. — Мы думали, вас похитили местные лесные братья. Или водяные утащили в озеро.

— Ну и фантазия у вас, Валерий, — усмехнулась Рита, с волчьим аппетитом накидываясь на какие-то творожники. — Просто проспала. Здешний воздух…

— Доброе утро! — раздалось за ее спиной. — А я был уверен, что вы отправились ужинать в город.

— Доброе утро, Вадим, — ответила, полуобернувшись Рита. — Почему такой вариант?

— Ну, вам скучно стало в нашем обществе…

Рита бросила на него внимательный взгляд. Лет тридцать, от силы, жгучий брюнет с карими глазами, смуглый, но тип лица не семитский и даже не «кавказской национальности». Прямо латинос какой-то. Брюнеты ее никогда особо не влекли, или просто не встречались достойные личности этой масти, но она тут же вспомнила дурацкое Милкино новогоднее гадание. И короля треф, прилипшего к ее бубновой даме.

Ну и что? Совпало. Все равно она завтра уезжает, больше время тянуть нельзя. Сегодня попросит посодействовать ей с билетом, закончит канцелярские дела и пойдет в город посмотреть, что из себя представляет это место на самом деле. Как живут люди там, где все-таки ездят машины по асфальту, работают магазины и развлекается молодежь. Настоящую жизнь этого городка посмотрит, ведь с процедурами, на которые уходит львиная доля времени отдыхающих, ей связываться ни к чему.

— Как ваш подопечный? — спросила Алла. — Забираете его в Москву?

— Наоборот. Он категорически не желает уезжать, ему все тут нравится и он уже договорился с сыном о продлении путевки.

— А как же сломанная нога?

— По-моему, ему это не слишком мешает. Дома-то ему никто импортную инвалидную коляску не предоставит, и лечиться по-своему не даст. А тут он — кум королю, закуски, то есть еду, прямо в палату приносят, а партнеров по преферансу он, кажется, нашел.

— А в каком он номере живет? — живо заинтересовался Валерий, но супруга пресекла его любопытство в корне.

— И не вздумай. Ты будешь там сутками пропадать, а я что, одна останусь? Так мы не договаривались. В Москве наиграешься.

— Вот так, Вадик, — скорчил скорбную мину Валерий, — женатый человек — все равно что пожизненно заключенный. Шаг влево, шаг вправо — и пуля между глаз.

— Валера!

— А что, Валера? Правильно Вадик делает, что не женится. Вольный стрелок, сам себе хозяин. Ритуся, а вы замужем?

— Почему вас это интересует? — осторожно осведомилась Рита.

— А я любопытный очень. Вот смотрю на красивую женщину, и мне все про нее интересно: как она живет, есть ли у нее муж, дети, собака, где работает…

— Мужчины вас не интересуют?

— Тоже интересуют. Мне все люди интересны. Вот про Вадика, например, я уже знаю, что он молодой-холостой, юрист-международник, в санаторий приехал спину лечить после неудачного отдыха в горах…

— Вы альпинист? — с умеренным интересом спросила Рита у Вадима, который сидел молча и чувствовал себя, судя по всему, не слишком уютно.

— Боже упаси! Просто сдуру за компанию решил покататься на горных лыжах. Вот спину и повредил.

— Почему же сдуру?

— Не мое это. Я море люблю, путешествия, только не экстремальные, комфорт. А тут дал слабину, поддался на уговоры.

— Небось, барышня уговорила, — хитро усмехнулся Валерий.

По лицу Вадима было заметно, что сосед попал в яблочко и что это вообще крайне неприятная тема для обсуждения. Рита допила кофе и решительно встала.

— Ну, мне пора. Пойду делами заниматься. А то еще хочется город посмотреть…

И, не дожидаясь реакции соседей, выпорхнула из-за стола. Неженатый — это, конечно, хорошо, но подруга там, судя по всему, имеется. И вообще, если уж выпал случай отдохнуть и выбросить все глупости из головы, то грех этим не воспользоваться. Работа почти выполнена, командировка оказалась удачной во всех отношениях (пока, во всяком случае), а все остальное…

Остального и в Москве — навалом. Как барахла на вещевых рынках.

Свою программу Рита выполнила. Договорилась о билете и о машине до Вильнюса. Подписала все необходимые страховочные документы. Навестила своего подопечного и убедилась, что он вполне доволен жизнью. А когда в своем номере подвела предварительный отчет о командировке, то поняла, что осталось еще некоторое количество сэкономленных денег, на которые можно доставить себе несколько мелких радостей.

Сам городок Друскининкай был километрах в двух от санатория — по здешним меркам далеко, поэтому возле главного входа всегда дежурила парочка такси. Рита умилилась местным порядкам и решила, что прекрасно доберется своим ходом. И очень быстро убедилась в том, что приняла правильное решение: шагать по вымощенным (даже в лесу) плитками дорожкам, совершенно не трудно, а, напротив, легко и сладостно. Что удивительно тихий, чистый и не слишком многолюдный городок действует на издерганные нервы не просто целительно, а волшебно-исцеляюще.

Более того, дома, как на юге, утопали в зелени. В садах и на лужайках перед домами росло великое множество всевозможных цветов, кустарников и фруктовых деревьев. Река Неман, или по-местному Нямунас, как и столетия назад защищала город… не от врагов, а от холодного северного ветра, благодаря крутому левому берегу. И аллея, петляющая по парку над этой рекой, с каждым шагом как бы уводила Риту все дальше от современности, цивилизации, суеты. Просто какое-то незримое влияние истории, городок-то едва ли моложе Москвы-матушки.

По преданию, целебную силу минеральной воды открыл лекарь Сурутис еще в XVII веке, живший в здешних глухих лесах, который и стал лечить больных этой «живой водой», заложив основание для развития курорта Друскининкай. Молва о чудодейственной воде распространилась по всей округе, и в 1794 году король Польши — Станислав Август издал декрет, объявивший земли вокруг Друскининкай — заповедной лечебницей. Этот год считается официальной датой основания курорта. Рита порылась в памяти и сообразила, что в России в это время правила Екатерина Великая, которая о собственных курортах не больно-то радела.

Правда и польскому королю памятника за вклад в народное здравоохранение не поставили, вместо этого соорудили памятник первому литовскому великому князю, который задолго до Станислава-Августа открыл возможность истинно по-королевски отдохнуть среди озер и сосен Друскининкая, а заодно заложил основы литовской государственности.

Рита сообразила, что пропустила обед только тогда, когда заметила небольшое уютное кафе на открытом воздухе, и тут же поняла, что, во-первых, прилично устала, а во-вторых, изрядно проголодалась. Ничего удивительного: такие физические нагрузки на таком свежайшем воздухе. И решила, что вполне может перекусить здесь, рядом с рекой, в окружении цветущих кустов. Благо две трети столиков пустовало и…

— Маргарита!

Голос был смутно знакомый. Рита взглянула и увидела… Вадима, который приветливо махал ей рукой из-за самого дальнего столика облюбованного ею кафе. Н-да, трефовый король никак не хотел оставить бубновую даму. Или он за ней следил? Да нет, глупости, он же не производит впечатление одержимого, да и она — не роковая красотка, влёт разбивающая мужские сердца.

— Решили пропустить обед? Или заблудились? — спросил Вадим, галантно отодвигая для нее кресло.

— Так получилось, — уклончиво ответила Рита. — А потом не хочу закреплять вредные привычки.

— Это какие же?

— Принимать пищу три раза в день. А особенно каждый день обедать. Это не мой режим.

— У вас что, специальный режим питания? Дробный или двукратный?

— Трехразовый. Понедельник, среда и пятница. В остальные дни я обхожусь кофе с сигаретами.

С чувством юмора у мужика все было в порядке: Вадим веселился долго и со вкусом. А отсмеявшись, сказал:

— Кстати, я вчера нашел это кафе и обнаружил, что тут варят потрясающий кофе. Рекомендую. И еще — штрудель, не хуже, чем в Вене. Если, конечно, вы не собирались тут обедать по-настоящему.

— Не собиралась. Хотела именно перекусить. Честно говоря, санаторская пища меня не слишком манит.

— Как и всякого нормального человека, — пожал плечами Вадим. — Если с пищеварением все в порядке, то… Ладно, это скучная тема. Хотите, я вам город покажу после кафе?

— А вы разве тут бывали раньше?

— Нет. Но у меня привычка: читать все, что касается нового места, куда я попадаю. Путевку я заказывал два месяца назад, времени на чтение было достаточно.

— И где же вы брали книги?

— Книги? Я все брал в Интернете. Быстро, удобно, самое важное можно сохранить в особой папочке и взять с собой.

— Не поняла. Каким образом?

— В ноутбуке, естественно. Я уже так привык каждый день в Интернет лазить, что даже в отпуске делаю то же самое.

Н-да. Маргарите, например, в голову бы не пришло брать с собой в отпуск портативный компьютер, да еще следить за текущими событиями. К тому же это довольно дорогое удовольствие, не говоря уже про технические заморочки.

— А что можно посмотреть в этом городке? — спросила она, с наслаждением впиваясь зубами в действительно отменный штрудель.

Кофе, кстати, тоже был выше всяких похвал.

— Костел тринадцатого века, православная церковь конца века девятнадцатого, сплошь деревянная, бело-голубая. Музей Чюрлёниса. Парк со скульптурами. И старую часть города, которая с позапрошлого века почти не изменилась. Всего на пару часов.

— Принимается, — кивнула Маргарита. — С делами я почти покончила, осталась мелочь, на вечер.

— Жаль, что вы завтра уезжаете.

— Знаете, мне тоже. Но — кто же знал, что здесь так хорошо? Может быть, осенью соберусь, приеду сюда отдохнуть. Говорят, тут грибов — видимо-невидимо…

— Любите собирать грибы?

— Терпеть не могу.

— Тогда зачем вам это?

— А так, для экзотики. Вроде морских ракушек. Да и по здешним лесам, по-моему, ходить приятнее, чем по подмосковным.

Они уже допили кофе, расплатились и неторопливо шли по направлению к костелу, красные башенки которого выглядывали из-за густых деревьев. Маргарита отметила, что Вадим даже не сделал попытки заплатить за нее, но пока не поняла: нравится ей такой стиль поведения или нет. А впрочем, какая разница, завтра вечером она уже будет в поезде, а он останется здесь.

— Жаль, что вы заняты сегодня вечером, — сказал Вадим, когда они, обойдя практически все достопримечательности, повернули к санаторию. — Хотел пригласить вас на концерт.

— Как-нибудь в другой раз, — мило улыбнулась Маргарита.

На концерт, потом проводить до номера, потом выпить вместе по чашечке чая… Знаем, плавали. Слишком мало времени, и почти нет желания узнать, что это за человек встретился ей на жизненном пути.

— Хотите, я отвезу вас завтра в Вильнюс к поезду? Или пораньше, посмотрим город.

— Спасибо, меня повезет директор, у него какие-то дела в главном офисе.

Очень мило, конечно, но зачем подавать человеку пустые надежды? Послезавтра он ее забудет.

— Снова жаль. А в Москве я вас могу найти?

Ого! Это уже что-то совершенно иное.

— Вот моя визитка, — протянула ему Маргарита глянцевый кусочек картона, — если будут какие-то вопросы… Нам еще далеко до санатория?

— Вы устали?

— Есть немного.

Вадим сделал шаг к дороге и поднял руку. Буквально через минуту рядом с ними затормозило такси.

— В санаторий «Эгле», пожалуйста, — сказал Вадим, усадив Риту и усевшись сам. — Между прочим, Маргарита, я совсем забыл о времени, мы уже опаздываем на ужин.

— Но теперь-то не опоздаем?

— Теперь, конечно, нет.

Надо думать! Ровно через пять минут такси остановилось у входа в санаторий. И за проезд платил Вадим. Что ж, возможно, она не будет возражать, если он отыщет ее в Москве.

Когда-нибудь, попозже. Если его желание к тому времени не пройдет. Вполне может и не позвонить.

Глава третья

Дела семейные

Москва встретила Маргариту холодным дождем и отключенным отоплением. Контраст с оставленным солнечным краем, где пахло не выхлопными газами, а соснами и озерной водой и где людей на улицах было почти не видно, родной город показался, скажем так, не слишком родным. Да и быстро выстывшая квартира в панельном доме уютом не дышала. Хорошо, что хоть горячую воду не вырубили на очередную таинственную профилактику.

Рита включила оба настенных обогревателя в комнате и пол в кухне, полила начинавшие было чахнуть цветы и с наслаждением окунулась в горячую ванну. В одной руке — чашка кофе, в другой — сигарета, отчет о командировке написан в поезде на обратном пути… Впереди — почти целый день сладкого блаженства, который можно посвятить наведению порядка в собственном внутреннем мире. Давненько Маргарита не устраивала там генеральную уборку.

Большая инспекция показала, что про Романа можно думать, уже не опасаясь неприятных уколов изнутри. А главное — можно не думать. Этот этап закончен окончательно и бесповоротно, миленькие сувениры можно сложить в коробку для «вторичных подарков», которую должна иметь каждая уважающая себя девушка, а крупных подношений кавалер сделать не успел.

То есть были, конечно, и букеты, и конфеты, и выходы «в свет», но даты сложились так, что Рита успела получить только флакон довольно дорогих духов на Международный женский день. К сожалению, цена парфюма не гарантировала то, что им можно будет пользоваться каждый день или по праздникам: Рита любила фирму «Герлен», а Роман подарил ей «Воздух времени» Нины Риччи. Хороший запах, элегантный, но — не ее.

Поэтому початый флакон Рита засунула в дальний угол гардероба, здраво рассудив, что легкий аромат, которым пропитается одежда, будет почти незаметен. Интересно, а каким парфюмом пользуется Вадим? Что-то было очень знакомое в запахе его лосьона, даже ассоциации какие-то смутные появлялись, но — не более того. Возможно, человек консервативен и пользуется какой-нибудь маркой десяти, а то и двадцатилетней давности. Но запах скорее притягивает, чем отталкивает.

В отличие, кстати, от туалетной воды Романа, которую Рита терпеть не могла. «Тоббако», модный нынче японский парфюм. Но табаком, простите за невольный каламбур, там и не пахло, скорее уж какими-то приторно сладкими восточными курениями. Не исключено — наркотическими.

Нет, на фиг, на фиг, забыть, как страшный сон. Заодно забыть и о новом знакомом — мало ли их еще будет в жизни, таких мимолетно-коротких встреч? Да полно! И потом: нельзя же скакать из одной связи в другую, не давая себе передышки. От этого цвет лица портится и мимические морщины углубляются.

К одиннадцати часам вечера Рита (вообще-то классическая сова) вдруг почувствовала, что еще чуть-чуть, и она уснет прямо в кресле перед телевизором, где демонстрировался какой-то суперкрутой триллер. Подивившись этому обстоятельству, она почти мгновенно разобрала постель и легла, уже в последнюю секунду поставив будильник на семь часов. И — провалилась в глубокий, безмятежный сон.

Открыв глаза, Рита им не поверила. Будильник показывал шесть часов тридцать минут утра, причем организм явно был выспавшимся и добирать законные полчаса не желал ни в какую. Пришлось вставать.

Чуть ли не впервые в самостоятельной жизни, Рита собиралась на работу неспешно и вдумчиво, не обжигалась кофе, не искала судорожно подходящую пару колгот, спокойно накладывала легкий макияж. А закончив все это, поняла, что вполне может не мчаться сломя голову за переполненным автобусом, чтобы трястись в нем десять минут до метро, а имеет реальную возможность прогуляться неспешным шагом по еще относительно свежему воздуху.

«Чудеса, да и только, — думала она, ловко огибая оставшиеся после вчерашнего дождя лужи. — Три дня смены обстановки — и появился совершенно новый человек. Интересно, надолго ли хватит такой метаморфозы? Боюсь, что до ближайшей бессонницы, а там… Вот кол, вот мочало, начинай, Риточка, все сначала. Легкое снотворное, сильное снотворное, ненавистный звон будильника, извечный бег белки в колесе… Впрочем, нужно пользоваться тем, что имеется сейчас, а расстраиваться из-за каких-то несостыковок можно будет и позже, когда они возникнут. А они возникнут, можно не сомневаться. На моей работе, да без нервотрепки… Этого не может быть просто потому, что этого не может быть никогда».

Преимущество ее спального района заключалось еще и в том, что станция метро была конечной, поэтому при определенном везении можно было захватить сидячее место. Сегодня это везение было. Рита с комфортом доехала до нужной станции, радуясь в душе, что избавлена от муторных пересадок и толчеи возле эскалаторов, и явилась на работу чуть ли не раньше всех, причем не запыхавшаяся, как всегда, а вполне свежая и довольная собой и жизнью.

— Ритка, ты что, на курорте была? — ахнула одна из сослуживиц. — А говорили, в командировку поехала.

— Правильно говорили, — улыбнулась Рита, раскладывая необходимые для работы бумаги на столе и включая компьютер. — Только клиент отдыхал на курорте. Вот и мне парочка дней досталась.

— На Средиземном? Или в Испании?

— Все равно не угадаешь.

— Неужели на Канары смоталась?

Рита расхохоталась от всей души:

— Всего-навсего, в ближнем зарубежье, как теперь говорят. В Литве. Но там всё как у больших: таможня, проверка паспортов, виза. Правда, русский знают все, и знают прекрасно. Точнее, не забыли еще.

— В Литв-е-ее, — разочарованно протянула вторая сослуживица. — Я когда-то с родителями отдыхала в Паланге. Те же Сочи, только холодно. И народу — тьма.

— Это ты в Советском Союзе отдыхала, — авторитетно заявила Рита. — А я — в молодом независимом государстве. И не в Паланге, а на юге, в Друскининкае. Там такой воздух, такие пейзажи — сказка. И тепло, между прочим, не то что в Москве.

— В Прибалтике-то, — хмыкнула первая собеседница. — Что-то не верится.

— Купи путевку и съезди, не пожалеешь. Купаться можно в озере, кофе там варят обалденный, а народу почти нет. Во всяком случае, гулять можно в любом месте почти в полном одиночестве.

— Так ты там гуляла или работала?

— Гуляла… после работы. С удовольствием осталась бы на пару недель.

— Что-нибудь купила?

Рита покачала головой:

— Во-первых, некогда было, во-вторых, мне ничего сейчас не нужно. Да и покупки нужно делать все-таки не в глухой провинции, мне кажется. Хотя янтаря там, конечно, полно, и дешевого, но я к нему как-то ровно дышу. Точнее — мне не нравится. Не мой камень.

— С кем-нибудь познакомилась?

— С целой кучей народа, — лаконично ответила Рита и потянулась к зазвонившему телефону.

Разминка закончилась, начинался новый рабочий день. Да и не собиралась Рита в деталях рассказывать коллегам о том, как провела эти три дня. Подруг, как таковых, на работе у нее не было, «служебных романов» она не признавала принципиально, поэтому с коллегами мужского пола держалась ровно-отстраненно. Да и работа требовала внимания и полной самоотдачи, иначе беседовать придется уже с шефом, причем на гораздо менее приятные темы.

В обеденный перерыв Рита, вопреки обыкновению, не ограничилась дежурным бутербродом с очередной чашкой кофе прямо на рабочем месте, а вышла из здания и отправилась туда, где, как ей казалось, должно было находиться неплохое кафе. Оно там и было, причем внутри — чистое и уютное, а если верить меню — приличное и с божескими ценами.

«Буду заботиться о себе, маленькой, — не без иронии подумала Рита. — Иначе я совсем забуду о том, что на свете существует горячая еда. Да и проветриться немного не мешает, не обязательно изображать служебное рвение и лишать себя законного обеденного перерыва. Хватит того, что рабочий день ненормированный… Интересно, почему эти полезные мысли не приходили мне в голову раньше? Ведь никто все равно не замечал моего служебного рвения. Так оно мне надо?»

Несколько раз в памяти всплывали картинки из недавней поездки, причем в этих картинках почему-то обязательно фигурировал Вадим. Но Рита мысленно отталкивала этот образ, не желая попадать в очередную ловушку зависимости от в общем-то постороннего человека. Хватит, в самом деле, наступать на одни и те же грабли. Судьба сама распорядится, как будут развиваться события, и при этом совершенно не обязательно подталкивать ее в спину или сидеть и грезить о кренделях небесных.

Благие намерения Маргариты оказались, как ни странно, вознаграждены. После обеда ее затребовал к себе с отчетом шеф и вместо холодного одобрения или, сохрани Бог, выволочки (собственно, только эти две реакции Рита пока и наблюдала что по отношению к себе, что по отношению ко всем своим коллегам) получила довольно любезное сообщение о том, что он, шеф, получил факс от директора санатория, что Ритиной работой там чрезвычайно довольны, а агентство, которое она представляла, вызвало самый живой интерес. И было бы неплохо продумать какие-то формы взаимовыгодного сотрудничества…

— В общем, очень, очень неплохо съездили, Маргарита Николаевна. Я уже распорядился выписать вам премию. И попрошу набросать примерный план основных направлений сотрудничества. Вы были на месте, знаете обстановку. Трех дней хватит?

— Без отрыва от основной работы? — уточнила Маргарита.

— Естественно. Это входит в вашу работу.

— Понятно, — покладисто согласилась Маргарита. — Думаю, управлюсь.

Спорить с начальством — плевать против ветра, поговорка очень старая, но актуальности по сей день не потерявшая. Тем более что придумывать — это не реализовывать; нафантазировать, сидя за письменным столом, можно все что угодно, а начальство пусть потом разбирается: что — реально и выгодно, а что — маниловщина чистой воды.

А премия в размере оклада — это хорошо. То есть это на самом деле просто отлично. Скопилось столько мелочей, которые нужно заменить, починить или даже приобрести, что как раз на месячный оклад и наберется. Возможно, еще останется немного, чтобы себя побаловать и сбегать в салон красоты. Хороший салон. Ведь через какое-то время Вадим из отпуска вернется…

«Стоп! Это еще что за номера? — резко осадила себя мысленно Маргарита. — Что ты о нем знаешь? Что он юрист-международник? Так это — со слов весельчака-Валерия, а он мог это и придумать. Свободный-холостой? Тоже как бы не факт. Совместное кофепитие и прогулка по маленькому литовскому городку — вот и все, что было. И на этой шаткой основе строить какие-то замыслы? Прекрати и займись делом».

Вечером Рита отправилась навестить родителей. Делала она это не слишком часто, родители ее были людьми еще сравнительно молодыми, причем оба — врачи-хирурги, и оба в течение последних пяти лет работавшие в дорогой частной больнице. Это не ее присутствие «от и до», это — дежурства, экстренные вызовы, и вообще совсем другая жизнь.

Поэтому приходилось выбирать время для встреч. Естественно, дни рождения и всякие памятные даты — это святое, это всегда отмечалось совместно, даже если из-за работы приходилось торжество переносить на один-два дня. Но после командировок или поездок в отпуск Рита обычно родителей навещала: темы для разговоров находились значительно легче и не концентрировались на неустроенной личной жизни дочери и ее неправильном питании.

Дверь открыла мама, и Рита в который раз подивилась ее умению выглядеть чуть ли не ровесницей собственной дочери. При этом Марина Геннадьевна салоны красоты не признавала вообще, стрижку всегда делала одного и того же фасона в одной и той же парикмахерской, а косметикой пользовалась по минимуму. О маникюре вообще понятия не имела, что естественно при ее работе. Зато каждую свободную минуту старалась чем-нибудь занять, а всем видам транспорта предпочитала пешие прогулки.

— Все цветешь, мамуля? — чмокнула ее Рита в щеку, вручая традиционный вафельный торт. — Завидую белой завистью.

— А ты не завидуй. Лучше перестань курить, спать до полудня и кое-как питаться. Тоже будешь цвести. Хотя… Сейчас тебе бесполезно об этом говорить, маленькая ты еще. Мой руки, будем чай пить.

— А где папа?

— Папу, к сожалению, полчаса назад вызвали на сложный случай. ДТП.

— Будет мозаику собирать?

— По-видимому. Тем более что пострадавшая — твоя ровесница. Каждый раз радуюсь, что тебе не приходит в голову приобрести машину.

— Мамуленька, — засмеялась Рита, — мне не в голову не приходит ее приобрести, меня просто пугает перспектива ее заводить, прогревать, делать профилактику, менять колеса… Ленивая я очень. Хотя иногда в автобусе готова плюнуть на лень и купить хоть «Matiz».

— Лучше пешком ходи, — посоветовала Марина Геннадьевна, разливая чай. — Очень тонизирует.

— Знаю.

— Читала, что ли?

— Нет, сегодня шла пешком до метро. Проснулась за полчаса до будильника.

— Что ты сказала?

— Я сказала, — с наслаждением повторила Рита, — что проснулась за полчаса до звонка будильника. Потому что легла спать вчера в одиннадцать и сразу заснула.

— Ты здорова? — недоуменно приподняла брови Марина Геннадьевна.

— Надеюсь. Просто мне в командировке понравился такой ритм жизни.

— Ты что, месяц в командировке пробыла? По-моему, от силы неделю.

— Если быть точной, три дня. Но мне хватило, чтобы завести новые привычки.

— А не нового ухажера? — иронически прищурилась мать. — Кстати, что-то я давно ничего про Романа не слышу.

— Сейчас услышишь, — пообещала Рита. — И про Романа, и про командировку, причем и то, и другое одинаково интересно. С моей точки зрения.

Рассказ о присланном с «курьером» пакете Марину Геннадьевну действительно рассмешил. Она не слишком зацикливалась на мимолетных увлечениях дочери, поскольку надеялась, что здравый смысл, а главное, интуиция, помогут Рите избежать серьезных потрясений в личной жизни. А там и кого-нибудь подходящего встретит, какие ее годы!

— Но в командировке ты кого-то встретила? — спросила Марина Геннадьевна, наделенная ничуть не менее острой интуицией, чем ее дочь.

— Массу людей, — безмятежно ответила Маргарита. — Соседи за столиком, дирекция санатория, отдыхающие в городке. Кстати, для вас с папой там — идеальное место отдыха. Пешие прогулки, велосипеды напрокат, плаванье, рациональное питание, фантастический свежий воздух.

— Но там же, наверное, все по-литовски? Что будет по вечерам читать отец? Он без этого не заснет, ты знаешь.

— Проверено. Прекрасный подбор книг на русском языке в библиотеке. Именно то «легкое чтение», которое он обожает.

— Надо подумать, — пробормотала Марина Георгиевна. — Из-за границы из отпуска так просто не выдернешь… я возьму вязание… остальное, кажется, подходит. Доченька, перебрось нам материалы про этот санаторий. Очень может быть, очень… Если твой отец не найдет более подходящий вариант.

— Он купится на лодки и велосипеды, — безапелляционно отозвалась Рита. — Прикинь: европейский городок плюс пейзажная идиллия. И никаких автомобильных гудков. А если правильно спланировать маршруты походов, людей можно вообще не увидеть.

— Как я понимаю, одной тебе там отдыхать было бы скучно, — полувопросительно сказала Марина Геннадьевна.

— Правильно понимаешь. Но я пока не знаю, какие у руководства планы в отношении моей загруженности и когда мне дадут отпуск. Так что на меня не ориентируйтесь.

«Еще не хватало отпуск с родителями проводить! — внутренне усмехнулась Маргарита. — Могу себе представить эту идиллию. Последний раз мы вместе ездили… дай Бог памяти…… дцать лет тому назад в Керчь. Точнее, под Керчь…»

Рита вспомнила эту поездку и даже вздрогнула. Ей тогда было тринадцать, бытовые условия занимали мало, но даже она чувствовала себя в приморском пансионате не слишком комфортабельно. Путевки достали по большому блату и за умеренные деньги, в Москве тогда уже почти исчезли все продукты с прилавков, а там в столовой кормили вареной колбасой с перловкой или хлебными котлетами с синими склизскими макаронами.

Все это «великолепие» подавалось в аллюминевых мисках с такими же приборами. Номер же представлял собой крохотную комнатенку с тремя койками, столом и двумя стульями. Душа, равно как и горячей воды, не было вообще, а «удобства» помещались в конце коридора, причем пользовались ими наравне представители обоего пола.

Зато, конечно, море, полупустынный пляж, холмы, заросшие полынью и вереском… Сказочная красота окрестностей в какой-то степени компенсировала убогость всего остального. Интереснее всего было то, что все отдыхающие относились к условиям проживания и питания с олимпийским спокойствием и не скрывали радости от того, что удалось достать путевки на море…

Господи, как они тогда жили?! Как переносили все эти издевательства над собой за свои же кровные деньги? И как быстро привыкли к тому, что можно жить по-другому и считать уже это нормой. Мама равнодушна к телевизору, иначе обязательно поинтересовалась бы, есть ли в санатории это развлечение. И не в холле, а в каждом номере. И не спросила про санитарное оборудование: само собой разумеется, что номера со всеми удобствами… Песня!

— Прости, мамочка, ты что-то сказала? — очнулась от воспоминаний Рита.

— Второй раз говорю: у нас недавно выписался пациент, поехал, кажется, именно в этот санаторий долечиваться. Надо будет ему позвонить, когда он вернется, и поспрашивать о подробностях.

— Вы что, подружились?

— Скорее, хорошо познакомились. Они с отцом во время его дежурств в шахматы играли, оба фанаты-любителя. Ну и обменялись визитными карточками, а сейчас я вспомнила, что он собирался в Литву, и кажется — в «Эгле».

— Конечно позвони, — равнодушно сказала Рита. — Если он там полный срок пробудет, он наверняка вам массу интересного расскажет. Тоже жертва ДТП?

— Нет, у него какая-то спортивная травма. Отец точно знает, я с этим пациентом мало общалась. Не мой профиль.

В общем, несмотря на отсутствие отца, «родительский день» прошел, как всегда спокойно, и по дороге домой Рита, как всегда, подумала, что с родителями ей крупно повезло. Нотации читают очень умеренно, в личную жизнь практически не лезут, на здоровье пока, тьфу-тьфу-тьфу, не жалуются. И вполне довольны своим браком, что в наше время — колоссальная редкость.

«Господи, — вдруг подумала Рита, — у них же в этом году серебряная свадьба! И оба наверняка об этом благополучно забыли. Великолепно помнят, в каком году я болела скарлатиной, а в каком — упала с брусьев в спортивном зале школы, но про собственный юбилей наверняка даже не вспомнят. Доеду до дома, позвоню маме. Такую дату зажимать — просто грех. И о подарке надо заранее позаботиться».

Но прежде всего нужно было позаботиться о том, чтобы выполнить пожелание руководства. Если бы ее хотя бы на день освободили от основной работы, никаких проблем бы не возникло. Но придумывать какие-то оригинальные ходы и методы работы параллельно с «текучкой»…

Иногда, конечно, бывали периоды затишья, но чаще одно какое-то дело, начинавшееся как совершеннейший пустяк, отнимало несколько часов кропотливой работы с бумажными и интернетовскими документами, телефонными переговорами на иностранном языке (хорошо еще, если на одном), урегулирования то и дело возникающих недоразумений.

Следовательно, один вечер дома придется полностью посвятить так называемой «служебной записке». Возможно, даже сегодняшний: ужином заниматься не надо, можно заварить чай, сесть за компьютер и за пару часов набросать нечто вроде «Апрельских тезисов», а потом уже потихонечку их дошлифовывать и дорабатывать.

Рите повезло: в тот вечер не позвонила ни одна из приятельниц, не объявился никто из прежних друзей или поклонников, а за окном пошел дождь: не мелкий, нудный и холодный, а какой-то теплый и радостный. А уж квартиру свою Рита просто обожала, в ней ей всегда было удобно, уютно, ничто не раздражало и даже ритуал заваривания чая в той части помещения, которое условно называлось «кухня», доставлял радость.

Почему условно? Да потому, что Рита, получив после окончания института собственную стандартную однокомнатную квартиру в более чем стандартном панельном доме на окраине Москвы, смогла превратить ее в нечто большее, чем место для ночлега и просмотра телевизора.

Ни традиционного коридора, ни кухни, как таковой, не было: все перегородки, кроме тех, которые отделяли санузел, были снесены, а возле входной двери сооружен огромный шкаф во всю стену с зеркальными панелями вместо дверей, где помещался весь Ритин гардероб. Кухня же являла собой чуть приподнятый фрагмент пола, на котором стоял закрытый, средних размеров шкаф, в котором размещались холодильник, плита, рабочий столик и мойка. Когда во всем этом не было надобности, дверь шкафа просто задвигалась.

Когда Марина Геннадьевна первый раз увидела это чудо мебельного дизайна, она его активно не одобрила. С ее точки зрения, каждый раз задвигать-раздвигать дверцы было шумно и нерационально, и вообще кухня должна быть отделена от жилого помещения, а жилое помещение — от входной двери.

Помещение, в котором было, по сути, всего две «свободных» стены, одна из которых к тому же — с окном и с балконным блоком, казалось неуютным и холодноватым: ни картинку повесить, ни ковра. И даже то, что Рита гордилась своим изобретением: передвижением по всей квартире в компьютерном кресле на колесиках, казалось сущим ребячеством.

— Мама, но мне удобно именно так, — возражала Рита. — Я одна, от кого мне загораживаться и прятаться? Зато все под рукой.

— А если ты будешь не одна? — резонно осведомлялась мама.

— А я постараюсь найти партнера без жилищных проблем, — парировала Рита.

— А если…

Разговор этот возобновлялся регулярно, при каждом посещении родителями квартиры дочурки, но никаких результатов не приносил. По правде говоря, никто и не надеялся на то, что эти результаты будут, но… Хоть как-то принять участие в жизни Риты родители считали обязательным. Правда, особо не усердствовали, поскольку прекрасно понимали всю бесперспективность этого занятия.

Собственно говоря, мало находилось людей, одобрявших дизайнерские идеи Риты. Роман, не тем будь помянут, так прямо и сказал, что телевизор нужно поставить так, чтобы его можно было смотреть, лежа на тахте. Это куда, интересно? В простенок между окном и балконной дверью? Или посередине помещения, на вертящемся столике? С ума можно сойти!

Чем плох тот же развлекательный ящик, элегантно упрятанный в стенку, сделанную по спецзаказу? Там и музыкальный центр, и небольшое застекленное пространство для красивых безделушек, и, главное, достаточно места для книг — Ритиной слабости. И лежа надо спать или заниматься чем-то интересным и приятным, но уж никак не чтением или смотрением очередного сериала. Это — не для нее.

А уж компьютерный стол… Это — место основного отдыха, это — любой диск под рукой, это роскошный сканер, цветной принтер и множество всяких других «примочек». Это «президентское» кресло, обитое настоящей коричневой кожей, это — почти незаметная лампа, примостившаяся над огромным плоским экраном. А возле стола стоит старинное кресло-шезлонг, обтянутое бархатом, в тон рабочему креслу, со специальной подставочкой для усталых ног. В нем так чудесно читать… или смотреть телевизор.

Нет, Рита обожала свою квартиру и давно поняла, что каждый, кто станет делать хоть какие-то нелестные замечания насчет интерьера или предлагать минимальные изменения, второй раз тут вряд ли появится. Родители не в счет, они просто номер отыгрывают: «забота о дочери». Со знакомыми же, а тем паче такими, которые хотели бы стать очень близкими знакомыми, Маргарита не церемонилась: не нравится — не ешь, выходную дверь видно из любого угла квартиры, не заблудишься.

Правда, и в гости к себе приглашала крайне редко и избирательно. Раз десять оставалась ночевать у Романа, прежде чем согласилась оставить его у себя. Все равно присутствие другого человека создавало впечатление, что она — не у себя дома, а в гостях. Так уж лучше находиться в гостях по-настоящему, и не морочить себе и людям голову.

Правда, мужчины, даже одинокие, почему-то предпочитают ночевать у своих подруг. Наверное, рассчитывают на вкусный завтрак и особое внимание к своей персоне. В общем-то так оно на самом деле и есть: принимая даму у себя, нужно самому становиться радушным хозяином и обеспечивать гостье комфорт. А это, согласитесь, хлопотно.

Иногда Риту немного пугало то, что лучше всего она чувствует себя, оставаясь одна в собственной квартире. Ей трудно было представить, как можно изо дня в день, из недели в неделю постоянно общаться с одним и тем же человеком, делить с ним постель, стол и прочие удобства, работать, если ему хочется отдохнуть, отдыхать, если ему хочется работать.

Родителям повезло: у них одна профессия, одни привычки, и даже папина страсть к игре в шахматы вполне компенсируется маминой любовью к вязанию. У них общие друзья, схожие вкусы в литературе и кино, оба одинаково хорошо готовят и не делают проблемы из того, кто купит хлеб, а кто пропылесосит квартиру. Они, как говорится, нашли друг друга. Но это — скорее исключение, которое подтверждает всеобщее правило: брак убивает любовь.

Точнее, не брак, а совместное проживание. И уже поздно вечером, закончив наброски докладной записки, Рита, расслабленно вытянувшись в ванной, подумала, что если не встретит такую же «половинку», то лучше останется одна. Старых дев сейчас не бывает, бывают свободные и независимые женщины.

И кто сказал, что это — плохо?

Глава четвертая

Кто он, какой он?

— Рита, возьми трубку, — тихонько сказала коллега — напарница по телефону. — Это тебя, оказывается.

Удивление было закономерным: после пяти часов вечера деловых звонков почти не бывает, а личные Рита предпочитала вести по мобильнику, и не в рабочее время. А еще лучше, конечно, по домашнему телефону, чтобы не посвящать посторонних людей в подробности своей частной жизни.

— Слушаю, Азарова, — подчеркнуто сухо отозвалась она.

— Маргарита, здравствуйте, — раздался в трубке незнакомый, немного застенчивый голос. — Это Вадим. Мы познакомились с вами в санатории.

Так. Приплыли. Неужели уже месяц прошел со времени ее командировки? И откуда, интересно, он взял ее телефон? Ах, да! Она же дала ему визитку, точно, точно, в кафе над Неманом.

— Здравствуйте, Вадим… Простите, запамятовала отчество.

В трубке раздался короткий смешок.

— Не уверен, что вы его знали. Простите, что звоню вам на работу, но я как-то упустил возможность взять ваши домашние координаты там, в Литве. Вы не сердитесь?

Хороший вопрос!

— Не сержусь, — сухо ответила Маргарита. — Думаю, что понадобилась вам все-таки по делу.

— В том числе, — огорошил ее Вадим. — Во-первых, я и несколько моих коллег хотим стать клиентами вашего агентства. Мне очень понравился сервис, а нам приходится много ездить по всему миру.

— Я не заключаю договоры. Этим занимаются другие люди. Могу дать их координаты.

— Обязательно. Но есть еще и во-вторых. Я хотел бы снова выпить с вами кофе.

— В Друскининкае? — съехидничала Маргарита.

— Это было бы идеально. Но боюсь, пока нереально. Одно из столичных кафе вас не устроит?

— Какое именно?

— На ваш вкус. Я его еще не знаю.

Круто, однако, взялся за дело. Готов привести в агентство несколько выгодных клиентов, но при этом нужно ответить на вопрос, вино какой страны она предпочитает в это время суток.

А как же та барышня, которая фанатка горных лыж? Или он не зацикливается на одной даме, а ведет, так сказать, свободный образ жизни? Неужели там, в Литве, она произвела на него такое сильное впечатление? А ведь не старалась, видит Бог, даже не особо кокетничала.

— Я не очень хорошо ориентируюсь в столичных кофейнях, — осторожно ответила Рита. — Давайте уж лучше рассматривать варианты по географическому признаку.

— Это в зависимости от близости к работе или к дому? У меня машина, вы не забыли?

Забыла, конечно. Она и его, если честно, почти забыла. То есть вспоминала, как неотъемлемую часть трех прекрасных дней в дивном маленьком городе. Вот — старинный костел, вот — озеро с лебедями, а вот — некто по имени Вадим. А кто он такой на самом деле, какой он — она даже понять не пыталась, то есть не примеривала его в себе в качестве потенциального кавалера.

— Не забыла, — соврала Рита. — Предлагайте вариант. Только не сегодня, я не ожидала вашего звонка и не смогу поменять планы.

Вот так. Никаких планов на самом деле нет, но она же не сопливая девчонка, чтобы, ломая ноги, бросаться по первому же приглашению на встречу с практически незнакомым человеком. К тому же он — брюнет, что не преступление конечно, но для нее немного странно. Никогда не очаровывалась брюнетами, не манили они ее как-то. Впрочем, есть женщины, которые на дух не переносят блондинов, каждому, точнее, каждой, как говорится, свое.

— Я и не рассчитывал на сегодняшний вечер. А завтра? Где вам удобнее сесть ко мне в машину: возле вашей работы или возле дома?

— Я живу очень далеко, так что второй вариант, по-моему, хуже. Пока я доберусь с работы до дома…

— А работаете вы на Проспекте Мира, правильно?

Еще бы не правильно, если адрес конторы напечатан на ее визитке.

— Да.

— А я тружусь возле метро «Рижская». Так что давайте я буду ждать вас возле вашего офиса… во сколько вам удобно?

— Если не случится форсмажорных обстоятельств, минут десять седьмого.

— А если случится?

— Тогда я могу застрять и до десяти вечера. Разве с вашей работой такое невозможно?

— Бывает, конечно, но крайне редко. Юридические проблемы несколько отличаются от медицинских.

— Это верно.

— Так мы договорились?

— Мы договорились, — неожиданно для самой себя ответила Рита, хотя еще секунду назад подыскивала благовидный предлог для отказа.

— А выбор кафе вы доверяете мне?

— Полностью.

— Тогда мне осталось только попрощаться до завтра и не отвлекать вас больше от работы. А с вашими коллегами я на днях свяжусь, спасибо за координаты.

— Не за что, — совершенно искренне ответила Рита. — До завтра.

Положив трубку, она попыталась было задуматься над фактом этого звонка, но такой возможности ей не представилось: как назло, появилось сразу несколько неотложных дел, требовавших максимальной сосредоточенности. И только часа через два, пристроившись в уголке не слишком набитого вагона метро, она вернулась мыслями к звонку Вадима.

Что это — налаживание личных контактов в интересах дела? Не похоже: она не может быть полезной при заключении контракта, это не ее епархия, и никто ее мнения спрашивать не будет. Просто неудовлетворенное любопытство: слишком мало они общались месяц назад? Или простой в личной жизни?

Последнее вероятнее всего, потому что знакомиться с девушкой на улице или где-нибудь в кафе — в общем-то несолидно, не мальчик уже, похоже, тридцатник вот-вот стукнет. А тут половина дела сделалась как бы сама собой, поскольку первое знакомство уже состоялось. Теперь нужно присмотреться внимательнее и делать какие-то серьезные выводы.

Самое интересное заключалось в том, что Рита никак не могла вспомнить его лицо. То есть общие черты она, конечно, помнила, но полного образа никак не складывалось. Юрист-международник — это всего лишь профессия, к тому же он может быть мелким клерком в юридической фирме или топ-менеджером крупной компании.

А скорее всего — нечто среднее между первым и вторым, иначе не стал бы он отдыхать и лечиться там, где это делал. Друскининкай — курорт для очень среднего класса, представителям высшего звена руководства там просто нечего делать.

И как ей самой надлежит выглядеть на этом первом московском свидании? Бизнес-леди, зашедшая после работы встретиться со своим знакомым, или очаровательная девушка, явившаяся на свидание с пока еще робким поклонником? Роковая женщина или свистушка-простушка? Девушка, озабоченная карьерой и делом или, наоборот, сексуально озабоченная особа? Вопросы не праздные, в зависимости от выбранного образа нужно будет и одеваться, и краситься, и вести себя.

А главное, постараться понять: он ей нужен? Если да, то в каком качестве? Мимолетного поклонника, проходного любовника, достаточно постоянного бой-френда, потенциального жениха, мужа, наконец? Правда, всерьез замуж она пока как бы не собирается, но готовить почву для этого ответственного мероприятия просто необходимо. Создать так называемый «стратегический запас главного командования» и уже впоследствии…

Стоп! Что-то не так получается. Ведь любой потенциальный муж должен пройти еще и «секс-тест». Выходит, что она собирается устраивать нечто вроде кинопроб: вот этот вроде бы подходит, но какой-то мелочи не хватает, попробуем этого, нет, первый был все-таки лучше, а третий… вот третий как раз то, что надо. Так, что ли? Так жизнь — не кино, и она не актера на главную роль выбирает, а спутника, можно сказать, жизни.

В общем-то, конечно, актера на главную роль в своей жизни. Но выбирать надо как-то по-другому. А как? Пока еще ей не встретился человек, с которым она готова была «делить и радости, и невзгоды, и беды, и удачи, идти рука об руку по жизненному пути и умереть в один день». Чушь сентиментальная!

Оставалось прислушаться к интуиции. Та на сей раз отделалась какими-то туманными ощущениями, что вроде бы пока все подходит, а остальное надо посмотреть. И очень внятно посоветовала: никаких «вамп» и вообще никаких крайностей. Полная естественность во всем, но не прибедняться. Духи должны быть дорогими, одежда — элегантной, а маникюр и прическа безупречны.

В результате вечер был посвящен организации «косметического салона на дому». Питательную маску на лицо, питательную маску на свежевымытые волосы, телесного цвета лак на отполированные ногти. Свидание должно состояться после рабочего дня, значит, деловой костюм, но все-таки светлый. И украшения — по минимуму: серебряный перстень с дымчатым топазом на руке, цепочка с крестиком.

Конечно, за прошедшее время привычка вскакивать ни свет ни заря благополучно испарилась, но по крайней мере звонок будильника не вызывал чувства ненависти и отторжения. Рита привыкла спать не меньше девяти часов в сутки и обязательно идти пешком до метро. Во-первых, заменяет гимнастику, а во-вторых, есть шанс сохранить куда более свежий вид, чем тот, который обычно образуется после давки в автобусе.

Судьба в тот день была благосклонна к Маргарите: начальство отбыло на какие-то важные переговоры, поэтому половина возможных заморочек исключалась, а клиенты проявили удивительную деликатность и не стали подсовывать неразрешимых проблем к концу рабочего дня. Так что четверть седьмого Рита вышла из дверей офиса и… остолбенела.

Такого букета она в жизни своей не видела. То есть видела — на витринах дорогих цветочных магазинов или по телевизору, но ей в голову не приходило, что кто-то может поднести это великолепие лично ей. Букет держал безукоризненно одетый в светлый летний костюм джентльмен, лишь смутно напоминавший того скромного, спортивного вида мужчину, с которым она пила кофе в далекой уже Литве.

Невероятно, но он был просто хорош собой. Такие брюнеты обычно рекламируют какие-нибудь сногсшибательные дезодоранты или дорогие сорта кофе.

Иногда подобные типы мелькают в рекламах крупных банков, но крайне редко, поскольку их внешний вид не вызывает у потенциальных клиентов стремления немедленно сделать крупный вклад или взять кредит, а вызывает совсем иные желания…

— Вы сегодня ослепительны, — произнес смутно знакомый голос. — В Друскининкае вы выглядели как-то по-иному. Я даже немного растерялся.

— Хуже или лучше? — кокетливо спросила Рита, забирая букет и одновременно протягивая руку для поцелуя.

— Лучше по-другому, — ответил Вадим. — Нужно было пригласить вас в ресторан, а не в кафешку. Или еще не поздно поменять планы?

— А зачем? Я с удовольствием выпью в компании с вами чашечку хорошего кофе. А ресторан… Сегодня я уже обедала.

— Тогда прошу, — Вадим распахнул перед ней дверцу белой иномарки. — Действительно, ресторан от нас никуда не убежит. А сейчас мы просто поедем в одно прелестное местечко тут, неподалеку, и постараемся расслабиться.

Ехать действительно было недалеко — по Проспекту Мира, повернуть на Садовое кольцо, а там, совершив сложный маневр, Вадим зарулил в тихий переулок с односторонним движением, а затем в ухоженный дворик, куда выходила дверь с вывеской «Кофейня», а под навесом, увитом живой зеленью, стояло несколько столиков, причем занят был только один.

— Вы предпочитаете свежий воздух или пойдем в помещение? — осведомился Вадим.

— Конечно, свежий воздух, — не задумываясь, ответила Рита. — А с букетом ничего не будет, если я его оставлю в машине?

— Не знаю, — улыбнулся Вадим, — но мы попросим, чтобы за ним присмотрели.

И действительно, официантка по его просьбе раздобыла где-то огромную стеклянную банку и бережно поставила в нее букет. На столе он, правда, не поместился, его водрузили на соседний, пока еще пустой, столик, но свою нотку изысканности в этот вечер он, безусловно, вносил.

Кофе был выше всяких похвал; когда Маргарита закурила, это не вызвало ни малейшего облачка на челе у ее спутника, разговор выстраивался легко и непринужденно, почти не касаясь личных тем, но… Но позже, вспоминая этот тихий, замечательный вечер, Маргарита поняла, что Вадим, в принципе, узнал о ней почти все, что хотел, мастерски задавая совершенно невинные с виду вопросы.

— Вы предпочитаете активный отдых или пассивный? — поинтересовался он. — Кстати, здесь подают чудный ликер, рекомендую попробовать. С кофе — это нечто божественное.

— Я не совсем поняла ваш вопрос, — слегка нахмурилась Маргарита. — Если активный отдых — это туризм, байдарки и горные лыжи…

— Боже упаси! — расхохотался Вадим. — Одного раза с меня вполне достаточно. Просто я хотел узнать, предпочитаете вы танцевать сами или смотреть, как это делают другие?

— Вы имеете в виду балет? — уточнила Рита. — Кстати, от рюмочки ликера я бы не отказалась, давно не позволяла себе такого удовольствия.

— Да. Вы любите балет?

— Обожаю! — искренне ответила Маргарита. — Но ненавижу те унижения, с которыми связано добывание билетов.

— О, это не проблема! Если я приглашу вас в субботу на «Жизель», то…

— То я с благодарностью приму приглашение. Знаете, ликер действительно великолепен. Жаль, что вы за рулем.

— У меня дома есть такой же. Так что не волнуйтесь, я себя не обделяю.

— И вы сами варите кофе?

— Это, пожалуй, единственное, что я хорошо умею делать, — усмехнулся Вадим. — На последний день рождения мне подарили потрясающую кофеварку.

Тут уж расхохоталась Маргарита.

— Можно подумать, вы не пользуетесь кухонной техникой? — притворно обиделся Вадим.

— Почему же, пользуюсь. У меня есть микроволновка, этого вполне достаточно. К гурманам я не отношусь.

— Вы сама не готовите?

— Готовлю — по настроению. Иногда хочется просто отварной картошки с соленым огурчиком или рассыпчатой гречневой каши. Но чаще всего я так устаю на работе, что покупаю по дороге домой что-нибудь. Сдвинутая я, пожалуй, только на чае, вот его-то я как раз прекрасно умею заваривать.

— Редкое, между прочим, достоинство, — улыбнулся Вадим. — Многие считают, что достаточно просто не жалеть заварки.

— Смотря какой заварки. Я люблю черный чай с бергамотом, и зеленый — с жасмином.

— Странный коктейль.

— Вовсе нет. Черный бодрит, его хорошо пить, когда нужно согреться и прийти в себя. Зеленый — расслабляет и умиротворяет, чашечку такого чая можно взять с собой в ванную.

— И закурить там сигаретку для полного счастья…

Маргарита насторожилась мгновенно. Избитые сентенции насчет курящих женщин она на дух не переносила.

— Да, именно так. Я вас разочаровала?

— Чем?

— Насколько я поняла, вы не курите.

— При случае и за компанию могу. Но отношусь к этому спокойно.

— И к курящим около вас тоже?

— Ах, вот что вас волнует! Ну, это мелочи, вокруг меня курят почти все, мне это, право, безразлично. Зато не переношу запаха дешевого одеколона или японских духов…

— Одних из самых дорогих, кстати.

— Дело не в цене. Дело в том, что некоторые запахи у меня просто вызывают головную боль. Угодить мне довольно трудно, поэтому свой лосьон я не меняю уже Бог знает сколько лет.

— Я все пытаюсь вспомнить, как он называется. Вертится в голове, а на язык не идет.

— «Драккар нуар», — усмехнулся Вадим. — И перестаньте ломать вашу прелестную головку над пустяками. Надо было спросить меня еще при первой встрече и…

Он внезапно замолчал.

— И что? — затеребила его Маргарита.

— Нет, вы все правильно сделали. А то узнали бы название лосьона и выкинули бы меня из головы вместе с ним. А так все-таки зацепка.

«Он не так самоуверен, как хочет казаться, — подумала Маргарита. — Не считает, что женщина, увидев его хотя бы разок издали, будет носить в сердце его светлый образ до конца дней своих. Или… Или это очень умная и тонкая игра, призванная натолкнуть меня именно на эту мысль. В любом случае, приглашение посмотреть балет — это не совсем то же самое, что предложение немедленно лечь с ним в постель. А балет я действительно люблю».

— Хотите, угадаю, о чем вы думаете? — услышала она голос Вадима.

— Попробуйте, — улыбнулась Маргарита.

— Вы думаете о том, что я не вполне современен и стараюсь ухаживать за женщиной по старинке.

«Опаньки! Ведь попал в десятку, только сформулировал все это очень и очень изящно. Один ноль, Маргарита Николаевна, причем не в вашу пользу. Этот раунд вы проиграли по всем статьям».

— Вы почти угадали, — улыбнулась она чуть более натянуто, чем раньше. — Только тональность не совсем та. Я думала о том, как это приятно, когда ухаживают по старинке.

— Что ж, значит, у нас появляется еще больше шансов найти общий язык.

Маргарита подумала, что напрасно она так старательно вчера вечером прибирала квартиру. После такого разговора приглашать его домой — невозможно, сломается весь ритм складывающихся отношений. А может быть, это и к лучшему: зачем торопить события. Он — не мальчик, она — не старшеклассница, любопытство на тему «как это бывает» не мучает ни того, ни другого. Пусть события развиваются своим чередом.

И после балета, кстати, будет еще рано. Вот если они увидятся в третий раз…

Это уже заговорила интуиция, наконец-то очнувшаяся от длительного забытья. Очнувшаяся и немедленно приступившая к активным действиям, подсказав, что Вадим принадлежит к тому типу мужчин, которые не терпят женской инициативы и готовы ждать подольше, чтобы получить побольше. Редкий, между прочим, тип, особенно в наше время. Сейчас представители сильного пола норовят получить все сразу, причем полной тарелкой. Справедливости ради стоит сказать, что и слабый пол в этом отношении им уже почти не уступает.

При второй встрече Рита поняла, что Вадим, несмотря на свою внешнюю сдержанность и легкую ироничность, безумно в нее влюблен. Именно «безумно» — как сто лет назад, когда мужчины из-за любви стрелялись, а барышни принимали яд. Второй букет был еще роскошнее первого, а взгляды, легкое прикосновение руки, начатые и незаконченные фразы…

Любая, даже не слишком умная, женщина поняла бы все эти знаки совершенно правильно, а Маргарита к числу глупых женщин никогда не относилась, скорее, наоборот, что, кстати, не слишком облегчало ей жизнь.

Кроме того, проводы на край Москвы и прощание возле подъезда, при котором дело ограничивалось нежным поцелуем руки, тоже кое о чем свидетельствовали. Равно как и то, что звонил Вадим ежедневно, точнее, ежевечерне, и разговоры были не менее занимательны, чем личные встречи.

Очередное свидание они назначили на субботнее утро, которое синоптики обещали теплым и безветренным, переходящим в не слишком жаркий день. И провели его первую часть на… речном трамвайчике, причем оба получили от этого истинное удовольствие, равно как и от мороженого, съеденного в баре на нижней, закрытой палубе. После этого идти в какое-то общественное место не хотелось.

— Я бы пригласила вас пообедать у меня, — смущенно сказала Рита, — но я уже говорила: кулинарка из меня никакая. Боюсь упасть в ваших глазах ниже допустимого предела.

— Из этого положения есть выход, — улыбнулся Вадим. — По дороге к вам мы заезжаем в какой-нибудь магазин, покупаем полуфабрикаты, которые нужно только разогреть, и вы покажете мне свою знаменитую микроволновку в действии. И перестаньте комплексовать: если бы я делал из еды культ, то встречался бы с шеф-поваром какого-нибудь изысканного ресторана.

— Не верю, — кокетливо покачала головой Маргарита. — Вы не настолько циничны.

— Боюсь, что вы даже не представляете себе всю степень моего цинизма, — притворно вздохнул Вадим. — Юристы — самая циничная и беспринципная профессия в мире. После страховых агентов.

Обед, сооруженный из купленных деликатесов, прошел замечательно, а после кофе… После кофе случилось то, что неизбежно должно было случиться между мужчиной и женщиной, которых тянуло друг к другу фактически с первой встречи. Конечно, Риту слегка царапнуло то, что перед решающим моментом заветные слова «Я тебя люблю» так и не были произнесены, но…

Но в конце концов нельзя иметь все сразу. Поступки, взгляды и, главное, то блаженство, которое она испытала в его объятиях, сами по себе дорогого стоили. А слова… Слова еще будут. Со временем. Тем более что у Риты не закралось и тени сомнения относительно истинного чувства Вадима к ней.

Кроме того, ей казалось, что она пока еще полностью держит ситуацию под контролем. Интуиция подсказывала ей, что чем меньше она будет выражать стремления «выяснить отношения до конца», тем скорее и вернее они сами собой прояснятся. К тому же есть мужчины, которых легче расстрелять, чем добиться от них произнесения вслух заветных трех слов, столь желанных для каждой женщины.

Кроме того, Рита не без основания не считала себя «каждой». Ей прекрасно были известны случаи, когда нежные слова, клятвенные заверения в любви и верности до гроба низвергались просто-таки Ниагарой, но это не мешало тому, кто их произносил, изменять своей подруге направо и налево и жалеть десятку на плохонький букетик. Да и что такое слова, если вдуматься? Произнесение членораздельных звуков в установленной последовательности.

Но любопытство… Ох, уж это женское любопытство! Ни одному нормальному мужчине в голову не придет поинтересоваться, что творится в душе его несравненной, когда она млеет в его объятиях, прикрыв глаза и полураскрыв губы. Какие мысли ее при этом посещают. То есть вообще не приходит в голову, что женщина может еще о чем-то думать в момент наслаждения, поскольку сам мужчина на это не способен.

А вот женщины, коварные, знают, что можно одновременно изображать неземную страсть и обдумывать фасон нового платья. Поэтому им страшно любопытно, что происходит в душе и в голове у партнера. И это любопытство привязывает прочнее всяких стальных и золотых цепей, поскольку почти никогда не бывает удовлетворено. Ни о чем мужчина в этот момент не думает, никаких сложных трансформаций в его душе не происходит, никакого двойного дна не существует по определению.

Поэтому поиски черной кошки в темной комнате, где вообще никого нет, успехом завершиться не могут. Чудеса, конечно, случаются, но чрезвычайно редко, то есть — почти никогда. Только в сказках и на страницах дамских романов. Но эти поиски затягивают и опутывают трепетную женскую душу так, что совершенно неизвестно, как потом из этой темной комнаты выбраться самой, по возможности живой и невредимой.

Ночь была, кажется, с ливнями, и трава соответственно в росе, а возлюбленная пара не отказала себе в удовольствии подольше поспать в выходной день. Мимоходом Рита отметила про себя, что определенное совпадение в их ритме жизни имеется, а это не могло не радовать. Только вот в будни…

— Неужели ты каждое утро по полтора часа добираешься отсюда на работу? — словно бы прочел ее мысли Вадим. — Это же пытка!

— Ну, во-первых, я привыкла, а во-вторых, выбора все равно нет. В этой деревне я подходящей работы не найду, а если найду, то в другие районы уж точно никогда не выберусь.

— А если купить машину?

— Лучше сразу повеситься, — мрачно отозвалась Рита. — Тогда я буду тратить на дорогу не полтора часа, а два с половиной. Тут такие пробки по утрам… о, господи! Но зачем мы с тобой это обсуждаем?

— Так, поток сознания. Не обращай внимания. Есть предложение: кофе приготовить вместе.

— Принимается. Иди пока в душ, а я чуток поваляюсь. Как гостеприимная хозяйка дома.

— Дом у тебя, кстати, очаровательный. Точно скроен по твоей мерке.

— Так оно и есть, — усмехнулась Рита. — Мой дом — продолжение моей натуры…

Вадим ушел в душ, а Рита легла на спину, заложила руки за голову и предалась ленивым размышлениям.

«Почему его так заинтересовал вопрос с дорогой на работу? Он собирается проводить здесь ночи и в будни? Мысль, конечно, интересная, но… Но до этого неплохо было бы поближе познакомиться. Одна ночь в принципе еще ничего не решает. К тому же сейчас в ванной я обнаружу мокрый пол, заляпанную зубной пастой раковину и еще что-нибудь в том же духе. Аккуратный мужчина — это раритет, вряд ли его приготовили специально для меня, в качестве поощрительного приза. Знаем мы эти утренние процедуры, плавали. Правда, Роман устраивал бардак в собственной ванной, но ликвидировать его последствия приходилось все равно мне. Иначе в санузел войти было невозможно».

Через пятнадцать минут Рита поняла, что ошиблась, причем ошиблась капитально. Никаких следов пребывания в ванной другого человека она не обнаружила, кроме запотевшего зеркала. Даже тюбик с зубной пастой не только был закрыт, но и стоял так, как она его обычно ставила. И пол не был залит водой. Даже полотенце, которым пользовался Вадим, было аккуратно развешено на трубе горячей воды. Чудеса, да и только!

Завтрак чудесно приготовили в четыре руки, попутно обсуждая планы на день. Как и все благие порывы, эти планы были реализованы с точностью до наоборот: второй раз с постели они поднялись уже довольно близко к вечеру, когда идти или даже ехать куда-нибудь развлекаться уже нет сил, а хочется только одного: отдохнуть.

«Сейчас он предложит поехать к нему, потому что оттуда ближе до работы, — подумала Рита. — Нет, мужики все-таки удивительно предсказуемый народ…»

— Ритик, а если мы сегодня возьмем тайм-аут и располземся по своим точкам? — спокойно спросил Вадим. — Мы же завтра шевельнуться не сможем.

— Ну, так оставайся здесь, — не думая о последствиях, сказала Рита, которой на самом деле хотелось только одного: покоя.

— Увы, я не взял с собой кое-какие бумаги, которые мне завтра понадобятся. Но зато мы можем после работы пойти к моим друзьям. Очень интересные, интеллигентные люди, тебе понравятся. Жена — само обаяние, а с мужем мы иногда играем партию-другую в шахматы.

— Но меня же они не приглашали, — резонно возразила Рита.

— Зато перестанут сватать мне неизвестно кого, — усмехнулся Вадим. — Пойдем, не пожалеешь. А переночевать потом сможешь у меня, если домой будет ехать поздно.

— Ну, насчет ночевки решим завтра, — подвела черту Рита. — Наверное, ты прав: нужно немного передохнуть, а то мы очень быстро доведем друг друга до общего истощения. Встретишь меня после работы?

— Естественно. Да, люди там простые, о нарядах не беспокойся, а цветочки-тортики купим по дороге.

«Очень интересно, — подумала Рита, закрывая дверь за Вадимом после бесчисленных прощальных поцелуев. — Это первый шаг в сторону действительно серьезных отношений? Намек на то, что они не ограничатся только постелью? Или он так ненавязчиво хочет выяснить мнение обо мне своих ближайших друзей? Чтобы получить, так сказать, независимую экспертную оценку? Ладно, утро вечера мудренее…»

Утро-то на самом деле ничем не отличалось от многих и многих других, разве что физически Рита чувствовала себя просто превосходно, проспав едва ли не двенадцать часов подряд. А вот вечер… Когда Вадим подвез ее к подъезду, где жили его друзья, а в лифте уверенно нажал кнопку шестого этажа, она еще думала о причудливых совпадениях и капризах судьбы. Но Вадим позвонил в одну из трех квартир на лестничной площадке, в дверь, которая лично Рите была знакома до мелочей.

Дверь, как всегда, открыла мама…

Глава пятая

Превратности любви

— Проходите, Вадим, наконец-то! — радостно сказала она, не сразу заметив Риту. — Муж уже фигуры расставил, ждет, а у меня пирог вот-вот допечется.

— А я не один, Марина Геннадьевна, — слегка смущаясь, произнес Вадим. — Вот, знакомьтесь…

— Маргарита???? — опешила Марина Геннадьевна. — Это что — розыгрыш?

— Ты что кричишь, Мариша? — раздался из-за двери кабинета голос отца Риты, Николая Сергеевича. — Рита приехала? Очень кстати, скоро и Вадим будет.

— Они уже оба здесь, — гораздо более спокойно произнесла Марина Геннадьевна. — И, кажется, неплохо знакомы друг с другом.

— Рита — ваша дочь? — непритворно изумился Вадим. — А я все думаю, кого она мне напоминает.

— Что у вас тут за крик на лужайке? — поинтересовался Николай Сергеевич, выходя в коридор. — А, Вадим пришел! Приветствую, заждался уже. С Риткой моей познакомился?

Двухметрового роста, но не грузный, а скорее даже наоборот, Николай Сергеевич все равно исхитрялся занимать максимум места в пространстве, на котором оказывался. Возможно, такое впечатление складывалось из-за глубокого баса, который не слишком вязался с внешним обликом, а возможно, чем-то другим. Рита каждый раз радовалась, что ростом и фигурой пошла скорее в миниатюрную Марину Геннадьевну, и если что-то от отца и унаследовала, то лишь чуть более низкий, чем у большинства женщин, голос.

— С Ритой мы уже довольно давно знакомы, — улыбнулся Вадим. — Правда, с вами я познакомился раньше и понятия не имел…

Марина Геннадьевна потребовала рассказать всю историю знакомства подробно и немедленно, прямо за чаем, а в шахматы сыграть потом. В этом доме ее слово всегда было законом, поэтому грозный с виду супруг даже для приличия не стал возражать. Зато Рите такой расклад событий не слишком понравился.

Дело в том, что она, повзрослев, старательно держала свою личную жизнь на некоторой дистанции от родителей. Не потому, что что-то скрывала, а потому, что понимала: пока ничего серьезного не происходит, посему нечего тревожить «предков» всякой ерундой. При всей их «продвинутости» и современности, институт «бойфрендов» все-таки оставался для них не совсем понятным и даже не вполне пристойным явлением.

А когда мать уж очень допекала Риту расспросами, та отшучивалась:

— Не бери в голову, мамуля. Вот познакомлюсь с приличным человеком, сразу приведу его к вам. А общаться со всеми моими кавалерами вам совершенно ни к чему — пустая трата времени. Можешь мне верить.

И Марина Геннадьевна верила, поскольку в особом легкомыслии, тем более в глупостях, дочь замечена не была. Конечно, было бы понятнее, если бы, познакомившись с молодым человеком, она через какое-то время сказала, что решила выйти замуж, и привела бы своего избранника знакомиться. Но…

Но далеко не всегда жизнь у детей складывается так, как мечтается родителям. Более того, по иронии судьбы эта самая жизнь обычно складывается по диаметрально противоположному сценарию. Зато сейчас Марина Геннадьевна пребывала в недоумении: действительно это совпадение из числа «очевидное — невероятное» или тщательно выверенный расчет дочери, которая не желает рисковать и брать на себя дополнительные обязательства.

То есть отношения серьезные, и молодой человек в доме родителей появился. Но… по приглашению самих родителей, безотносительно к Рите и каким-то матримониальным соображениям вообще. Хотя, с другой стороны, Марина Геннадьевна пару раз прозрачно намекала Вадиму, что хотела бы познакомить его с одной девушкой, но дальше намеков дело не шло. А на практике обернулось вот таким затейливым сюжетом — хоть в кино не ходи.

— А с Ритой мы оказались за одним столиком в санатории, — простодушно поведал Вадим историю знакомства, когда все по-домашнему уселись пить чай с пирогом в кухне. — Потом я ее нашел в Москве.

— Каким образом? — поинтересовался Николай Сергеевич.

— Элементарно, — фыркнула Рита. — Вадим же знал, где я работаю, я в командировку ездила не инкогнито.

— А теперь ты решила познакомить Вадима с нами? — проницательно прищурился Николай Сергеевич. — Не знала, что мы с ним познакомились раньше, чем ты?

— Нет, — мило улыбнулась Рита, хотя ей хотелось взвыть от абсурдности ситуации. — Это Вадим решил познакомить меня со своими друзьями…

— Как мило! — воскликнула Марина Геннадьевна.

— Чтобы они, то есть вы, перестали сватать ему какую-то «подходящую» девицу.

— Рита, — укоризненно покачал головой Вадим и, кажется, даже покраснел.

— А разве не так? — с невинным видом осведомилась Рита.

— Так, но…

— А теперь давайте расставим все точки над «и», — продолжила Маргарита, понимая, что ее заносит, но уже не в силах остановиться. — В такие совпадения я не верю. Вадим конечно же прекрасно знал, что я — ваша дочь, слава Богу, фотографии в доме имеются в полном комплекте…

— Поэтому срочно повредился, лег в больницу, выяснил, куда ты отправляешься в командировку, достал туда путевку и поехал знакомиться? — с изрядной долей иронии перебил ее Вадим. — Ритуля, остановись. Совпадения в жизни бывают всякие, и я не понимаю, с чего ты так завелась.

— Ненавижу, когда меня сватают, — буркнула Рита, остывая.

— Доченька, — вмешалась Марина Геннадьевна, — мы только хотели тебя познакомить с Вадимом. Никто не собирался никуда тебя тащить силком. Если бы вы не познакомились сами, то встретились бы на нашем юбилее, до него месяц остался. Просто мы собирались пригласить на него Вадима с его дамой.

— А что же за «подходящая девица»? — подозрительно спросила Рита.

— Ну, намекнула один раз, — покраснела Марина Геннадьевна. — Но Вадим сказал, что в личной жизни у него все в порядке, и даже более того. А сегодня, наверное, решил это продемонстрировать, чтобы уж наверняка… Я права, Вадим?

— Абсолютно правы, Марина Геннадьевна, — наклонил голову Вадим. — Рита, ты создаешь проблему на ровном месте. Вот уж не думал, что ты такая…

— Склочная? — услужливо подсказала Рита.

— Свободолюбивая, — миролюбиво продолжил Вадим. — Теперь буду знать.

— И что?

— И не создавать прецедентов.

«Да, он, наверное, неплохой юрист. Почти скандальную ситуацию сумел повернуть в абсолютно мирное русло. А может, оно и к лучшему, если так получилось: теперь и мама успокоится, и Вадим не будет дергаться, с родителями-то уже знаком, самое страшное как бы проехали. Ладно, все, что Господь ни делает, все к лучшему…»

Вечер, как модно было раньше писать в официальной хронике, «прошел в теплой, дружественной обстановке». Где-то в середине у присутствующих сложилось впечатление, что все они — как бы одна семья, у которой есть такая традиция: время от времени вместе пить чай, после чего мужчины играют в шахматы, а женщины мирно щебечут о своем, о девичьем. Идиллия, одним словом, а идиллиям Рита, как ни странно, инстинктивно не доверяла.

Несмотря на относительно юный возраст, она уже успела усвоить нехитрую истину: чем лучше идут дела в данный конкретный момент, тем больше шансов, что в следующий жизнь преподнесет какую-нибудь грандиозную подлянку. Так что лучше не расслабляться и не строить далеко идущие планы, а просто бездумно наслаждаться текущим моментом. А там уж — куда кривая вывезет.

«Кривая» в тот вечер вывезла Риту на квартиру к Вадиму, где предполагалось провести ночь, а утром разъехаться по рабочим местам. Не то чтобы Рита сгорала желанием провести ночь в чужой квартире, но нарушать атмосферу какого-то почти семейного уюта и оставаться в гордом одиночестве ей не хотелось.

Что было, в общем-то, странно и нетипично. Рита не принадлежала к числу женщин, которым по утрам обязательно нужно видеть рядом с собой партнера по койке и демонстрировать ему себя в натуральном, так сказать, виде. Равно как и не слишком прельщал вид только что пробудившегося возлюбленного. Но… все когда-то бывает впервые. Вот и в данном случае так произошло.

Вадим жил в новомодном доме, так называемом «элитном жилье», где внизу возле лифтов был не только охранник, но и небольшой фонтан, а по углам стояли диванчики, пепельницы и искусственные пальмы. Рита вспомнила подъезд своего дома и внутренне усмехнулась: только в Москве, наверное, люди практически одного круга могут жить в настолько разных условиях.

К лифту в доме Риты вели четыре ступеньки, упиравшиеся в железную, всегда запертую дверь служебного помещения, а на площадке оставалось место только для почтовых ящиков. Не то чтобы консьержку или охранника посадить — искусственный фикус всунуть некуда. Хрущоба — она хрущоба и есть, хоть пяти, хоть девяти, хоть двенадцатиэтажная. Минимум пространства, максимум спартанства.

В доме же Вадима было всего-навсего пять этажей, но два лифта и по две двери на этаже. Можно было, конечно, и пешком подняться: для этого существовала довольно широкая и пологая лестница, выстланная ковролином. Но Вадим, по-видимому, такие «тренажеры» не признавал, потому что ввел Риту в лифт, размером превосходящий ее ванную комнату, и нажал кнопку третьего этажа.

Что ж, ему удалось ее удивить. Она ожидала чего-то сногсшибательного, достойного стать иллюстрацией к статье об образцовой квартире в каком-нибудь дизайнерском журнале, и почему-то обязательно с абстрактными полотнами на стенах. Но квартира была… Не то чтобы скромной, но крайне рациональной и даже немного аскетичной.

Большой холл, который, по-видимому, иногда использовался как гостиная: в нем стояли телевизор, музыкальный центр, кожаный диван и два кресла с низким столиком с крышкой из толстого стекла. Раздвижные стеклянные двери вели в собственно жилые комнаты — кабинет, заставленный стеллажами с книгами и небольшую спальню. Зато кухня по размерам равнялась обеим комнатам и была набита всевозможными новомодными приспособлениями.

Никель, хром, зеленые мраморные столешницы, высокий стол-стойка, вертящиеся табуретки со спинками. Не кухня, а мечта какой-нибудь топ-модели, хотя вместо занавесок на окне были жалюзи, а отсутствие тряпочек-прихваточек и милых безделушек наводило на мысль, что женская рука прикасается ко всему этому крайне редко. Красиво, но холодно, а не уютно.

— Ну как, поместимся тут? — спросил неожиданно Вадим, когда она молча обошла всю квартиру. — Устраивает тебя?

— В каком смысле? — опешила Рита.

— В прямом. Я бы хотел, я бы очень хотел, чтобы ты здесь жила.

— Жила?

— Ну, не в том смысле, чтобы ты заколотила или продала свою квартиру, а… Слушай, это серьезный разговор, давай-ка я сделаю нам кофе. Кажется, у меня есть хороший коньяк, кто-то из клиентов презентовал…

«Вот оно! — стукнуло в голову Рите. — Сейчас он сделает предложение, точно, а я не готова… Я совершенно не готова к такому повороту событий, господи! Сплошной караул! Наверное, я моральный урод: любая нормальная девушка ухватилась бы за такое предложение руками и ногами, а для верности еще и хвостом бы обвила, а я только испугалась. Я не готова! Я… Я не люблю его? Глупости! Тогда что же?»

— Ритуля, — сказал Вадим, разобравшись с кофе, — мы с тобой оба — взрослые, самостоятельные люди, поэтому давай попробуем обойтись без сентиментальной ерунды. Понимаешь, я, кажется, люблю тебя…

— Кажется? — с некоторой иронией спросила Рита. — Странная формулировка, ты не находишь?

— Возможно. Зато точная. Я все время думаю о тебе, мне хочется быть рядом с тобой, держать тебя за руку, слышать твой голос. Это не вчера началось, не думай. Иначе я не стал бы искать встречи с тобой после отпуска, у меня был почти месяц на размышление. Но когда я вернулся в Москву, то первым делом позвонил тебе…

— Очень польщена.

— Не язви, пожалуйста. Я мог бы сказать, что ты — мечта всей моей жизни и наговорить еще целую кучу красивых слов, но они на самом деле мало значат…

— Постулата о том, что женщины любят ушами, пока еще никто не отменял, — негромко заметила Рита.

— Спасибо, я в курсе. Но у меня свой, давно сложившийся характер. Для меня слова сугубо вторичны. А вот дело… Дорогая, я бы очень хотел, чтобы ты переехала ко мне. Я никогда никому этого не предлагал.

«А вот это уже лишнее. Предлагал, не предлагал… Нам же не по восемнадцать лет, в конце концов. И потом — в каком качестве? Сожительницы? Невесты? Гражданской жены? Если у него такая аллергия на слова, я долго об этом не узнаю…»

— Ты уверен, что я не начну тебя раздражать через три дня? — спросила она. — Мне бы не хотелось…

— Мы целый день на работе, а выходные и так проводим вместе. И потом я не собираюсь запирать тебя в этой квартире. Надоело, устала — есть где отдохнуть, успокоиться.

— Но если вечером ты захочешь посмотреть какой- нибудь свой футбол-хоккей…

— То ты прекрасно можешь посидеть за компьютером или посмотреть что-то еще в спальне. Ну, давай попробуем. Я почти уверен, у нас получится.

— И мы будем жить долго и счастливо и умрем в один день, — пробормотала Рита.

— Что?

— Не обращай внимания, так, поток сознания. Знаешь что, давай не строить пятилетних планов, которые нужно выполнить в четыре года.

— Ты отказываешься?

— Нет. Просто сегодня я, конечно, останусь, а потом немного подумаю… Это все несколько неожиданно: и встреча с моими родителями, и твое предложение.

— Я понял, — с огромным облегчением сказал Вадим. — Конечно, сегодня день, мягко говоря, необычный, слишком много новых впечатлений, перемен. Подумай, милая. Я боюсь не того, что ты мне надоешь, а что ты в один прекрасный день возьмешь и исчезнешь. И я снова останусь один, а мне это уже опостылело. Ты нужна мне рядом.

— Почти по Пушкину, — усмехнулась Рита. — «Я утром должен быть уверен, что с вами днем увижусь я…»

— Наверное, я не знаток поэзии. Но примерно так и есть. Я хочу отвозить тебя на работу и знать, что вечером мы будем вместе. У нас получится, вот увидишь.

Да, он умел быть настойчивым, убедительным, пылким. Да, ночь он тоже посвятил тому, чтобы, используя не только чувства, но и столь нелюбимые им слова, убедить Риту в том, какая она прекрасная, умная, роскошная, желанная женщина, какое счастье для любого здравомыслящего мужчины находиться рядом с ней и как они осенью, золотой, великолепной осенью поедут по Золотому кольцу, будут останавливаться в лучших отелях, и вообще проведут сказочную неделю…

— Ты же говорил, что осенью поедешь в заграничную командировку, — попыталась собрать остатки здравого смысла Рита.

— Осень долгая, командировка — короткая, максимум две недели, а потом мы снова будем вместе.

— До следующей командировки?

— Рита, чего ты добиваешься?

— Не знаю, — честно сказала Рита, прижимаясь головой к его плечу. — Наверное, того, чтобы ты сразу увидел все мои недостатки и передумал. Мне просто страшно, вот и все. И потом… я плохая хозяйка.

— Разве я зову тебя в домработницы?

«А кем?» — хотела спросить Рита, но прикусила язык. Одно из немногих материнских поучений (Марина Геннадьевна, в отличие от подавляющего большинства женщин, терпеть не могла «учить жить») она запомнила навсегда:

«Никогда не дави на мужчину, чтобы он сказал те слова, которых ты ждешь. Промолчи. Даже если он и выдавит из себя эти самые слова, то потом постарается сделать все, чтобы взять их обратно. Захочет — скажет, не захочет — все можно погубить».

— Хорошо, — выдохнула Рита. — Ты мертвого уговоришь. Только не забудь, что мы с тобой — свободные люди и что ты берешь меня в свой дом не как домработницу, а чтобы я не испарилась во времени и пространстве. Клянись страшной клятвой.

— Честное октябрятское под салютом всех вождей, — быстро проговорил Вадим.

— Что-что? — опешила Рита.

— Ах, да, ты же еще маленькая. Это мы в школе так клялись, самая страшная клятва была. И еще землю ели, но, надеюсь, от этого испытания ты меня избавишь.

— Избавлю. Тем более что у тебя цветов нет даже искусственных. Это принципиально?

— Искусственные не люблю, а живые забываю поливать. Так мы договорились?

— Договорились мишень с прицелом, — комично вздохнула Рита. — Завтра поедем ко мне, привезем необходимые вещи…

Первые несколько недель прошли на удивление гладко и спокойно. Хотя Рита с трудом привыкала к тому, что некоторые слишком резкие движения ее партнера во время сна больше напоминают спонтанные оплеухи или тумаки. То ли человек действительно привык спать один, то ли ему было решительно наплевать на комфорт соседа по койке… В конце концов, здраво рассудив, она решила, что совершенно не обязательно спать, тесно прижавшись друг к другу, кровать достаточно широкая и на своей половине можно устроиться почти с комфортом.

К великому счастью, не пришлось отказываться от излюбленной привычки читать за завтраком. Вадим, как выяснилось, тоже любил за утренним кофе просмотреть газету, а заодно и включить телевизор, чтобы держать руку на пульсе событий. Телевизор по утрам Риту, если честно, слегка раздражал, но… она и сама была не ангелом. Ее привычка часами играть в совершенно детские игры на компьютере иногда могла вывести из себя святого.

Зато поздние вечера были упоительны. Они включали какую-нибудь негромкую музыку, зажигали ароматические свечи и мечтали вслух о том, как постепенно объездят весь мир, познакомятся с большинством чудес света, напишут об этом прекрасную книгу. Как на полученный за нее гонорар купят себе прелестный маленький домик не слишком далеко от Москвы и будут там проводить выходные. Как…

А неделю спустя Вадим с торжественно-загадочным видом принес в дом сверток, в котором оказалась… книга о вкусной и здоровой пище. На немой вопрос, застывший в глазах у Риты, он бойко, пожалуй даже слишком, отрапортовал:

— Знаешь, иногда так хочется поесть чего-нибудь домашнего. Например, борща. Или гречневой каши, такой рассыпчатой, крупиночка к крупиночке. Моя бабушка, помню, это отменно готовила.

— Ты хочешь, чтобы я встала к плите? — прохладно поинтересовалась Рита.

— Ну, раз в месяц-то можно? В порядке, так сказать, поощрения любимого мужчины.

— Красиво излагаешь, — усмехнулась Рита. — Попробую, но ничего не обещаю.

Она попробовала. Причем попробовала честно и добросовестно, как и все, что делала. Но никакого удовольствия ей это занятие не доставляло. Она искренне не понимала, зачем нужно тратить дикое количество времени на то, чтобы приготовить нечто под названием «домашняя еда», и чем эта самая еда отличается от купленных в магазинах полуфабрикатов.

Если честно, ей вообще было безразлично, что есть. Нет, конечно, она любила хороший кофе, вкусные тосты с сыром, фрукты, мороженое. Но обеды в ближайшем возле работы кафе ее вполне устраивали, а к ресторанным изыскам она была совершенно равнодушна. Ну, обидел ее Бог кулинарными пристрастиями, что же теперь делать?

Хотя, словно в насмешку, все, что она готовила, скрупулезно придерживаясь рецептов, получалось восхитительно. Опытные хозяйки иногда всю жизнь не способны достичь такого совершенства в кулинарии. Но чем больше нахваливал Вадим ее произведения, тем тоскливее ей делалось и тем чаще возникал вопрос: а что он еще придумает из серии «Домострой»?

Ответа долго ждать не пришлось. В одном из совершенно невинных разговоров случайно обнаружилось одно занятное обстоятельство. Оказывается, Вадим, так же как герой одного старого советского фильма, считал, что «женщина от человека отличается органически», то есть, что он, как особь мужеского пола, явно умнее, значительнее и совершеннее ее, Риты.

— Почему? — изумилась она. — Кажется, я неплохо справляюсь не только со стряпней, но и со своей основной работой. Меня вот-вот сделают старшим менеджером. И, прости, если ты владеешь только английским, то у меня в активе еще несколько языков. И потом вспомни хотя бы Марию Склодовскую-Кюри и Маргарет Тэтчер…

— Это — исключения, которые только подтверждают общее правило, — отрезал Вадим с каким-то нехорошим огоньком в глазах. — Да они на самом деле и не женщины вовсе, а так — одушевленное существо.

— Что не мешало им иметь детей, — неосторожно брякнула Рита.

— Ты хочешь ребенка? — поднял брови Вадим.

Рита наконец услышала отчаянные вопли своей интуиции: «Прекрати, это добром не кончится!» и постаралась побыстрее перевести разговор на менее болезненную и опасную тему. Например, о том, что завтра вечером планирует съездить к себе на квартиру и кое-что там взять, а заодно проверить, все ли в порядке. Тем более что именно завтра Вадим должен быть на какой-то деловой встрече, которая может затянуться до глубокого вечера.

— А как ты доберешься обратно? — уже почти добродушно поинтересовался Вадим.

— Закажу такси, — пожала плечами Рита. — Я же не с пустыми руками поеду.

На сей раз собравшиеся было тучи развеялись, не уронив даже капельки дождя.


Рита вошла в свою квартиру, уже приобретшую какой-то нежилой вид и запах, и внезапно на глаза у нее навернулись слезы. Почему нельзя было просто время от времени ездить друг к другу в гости? Почему она вынуждена подстраиваться под привычки какого-то еще совсем недавно незнакомого человека, часами торчать у плиты, ограничивать телефонные разговоры с приятельницами?

— Ты тратишь время на совершенно бессмысленную болтовню, — ворчливо сказал ей как-то Вадим. — Ни единого рационального зерна. И почему женщины так любят болтать по телефону?

— По той же причине, что и мужчины, — почти спокойно отозвалась Рита. — Я же не возникаю, когда тебе звонят какие-то барышни и ты совершенно неприкрыто с ними кокетничаешь…

— Кокетничаю? Я? — страшно удивился Вадим.

— Да-да, ты кокетничаешь. Пару дней назад ты ворковал с кем-то: «Сейчас я занят, очень много работы, но на днях обязательно созвонимся и встретимся». И как прикажешь это понимать? Хочешь возбудить мою ревность?

— Ну, если ты хочешь ревновать к мужчине…

— Не делай из меня дуру! — взорвалась Рита. — Звонила женщина, я же подходила к телефону!

— Просто у него такой голос.

— А что бы ты сказал, если бы мне начали названивать мужчины?

— А тебе это нужно?

Конечно, милые бранятся — только тешатся, конечно, они в тот же вечер помирились, но осадок, как говорится, остался. К тому же постепенно начал расти список недостатков Маргариты, которая раньше, казалось, была соткана из одних достоинств.

Например, она слишком эмоциональна. Даже когда общается с совершенно посторонними людьми, да к тому же еще малоприятными, вкладывает в это слишком много личного. Что же касается мужчин, то, оказывается, среди Ритиных знакомых их и так слишком много, причем не только на работе.

— Ну и что? — удивилась Рита.

— А то, что ты сама не замечаешь, с каким самодовольством рассказываешь об их знаках внимания по отношению к тебе. Похоже, все они буквально лежат у твоих ног.

— А когда ты с веселым смехом рассказывал, причем в мельчайших подробностях, как влюбленная в тебя сотрудница, рыдая, выскочила из комнаты, когда ты разговаривал со мной по телефону? Это как понимать?

— Ну, это единичный случай. Кстати, я давно хотел тебе сказать, что твоя новая желтая блузка — просто неприлично глубоко вырезана…

— Ты не заметил, что на улице — почти плюс тридцать?

— Но у тебя в офисе кондиционер…

В общем, еще одна бессмысленная, никому не нужная и ничем не закончившаяся перепалка. Спрашивается: для чего попу гармонь, если у него кадило?

Рита думала обо всем этом, сидя в своем любимом кресле у окна. Все привычно, все под рукой, сейчас бы никуда не ехать, а принять ароматическую ванну, сделать маску для лица и пораньше лечь спать. Одной, в родную постель… Заманчиво, конечно, но… Вадим не поймет. Придется возвращаться.

Последний раз окинув взглядом родные до боли стены, Рита собрала необходимые ей мелочи и тихо закрыла за собой дверь…


Дома у Вадима ее ждал сюрприз на автоответчике: «Ритуля! Совещание затягивается, я, пожалуй, прямо отсюда поеду на работу, благо комната отдыха оборудована первоклассно. Не жди меня, ложись спать. Прости, что так вышло, не успел тебе позвонить, пока ты еще была у себя…»

Рита даже задохнулась от изумления и возмущения. Значит, она прекрасно могла осуществить свой замечательный план и позволить себе вечер полного отдыха и расслабления! Значит, зря она тащилась через всю Москву, чтобы встретить любимого с приветливой улыбкой. Значит… значит, плевать он на нее хотел, или хотел привести кого-нибудь сюда, да спохватился тогда, когда Рита уже из своей квартиры ушла.

Или… Или побоялся говорить лично? Скорее всего: ведь на мобильник он ей не позвонил, что было проще всего. Или хочет продемонстрировать свою независимость: ты — у себя, я — у себя. Но ведь не она же валялась у него в ногах, умоляя о совместном проживании!

«Беги отсюда, — нашептывала ей интуиция. — Собирай вещи и беги. Не унижайся до того, чтобы завтра начинать выяснять с ним отношения. Он ждет, что ты это проглотишь, не поморщившись? Ну, так он ошибается! Признаваться в безоговорочной капитуляции? Да он только этого и ждет! „Комната отдыха“ — ха! Скоро он потребует, чтобы ты крахмалила и гладила ему рубашки, а также научилась вязать. Беги. Иначе ты просто погибнешь, как личность».

Может быть, действительно уехать, пока она еще не увязла в этих отношениях окончательно? Пока она просто плывет по течению и, в общем-то, молча глотает мелкие унижения и обиды, стараясь «не усугублять». Случился, можно сказать, «Аленький цветочек» наоборот — добрый молодец превратился в чудище. Показал свое истинное лицо — и в результате стало ясно, что он недостоин вашего чувства.

Или… просто нет людей без недостатков? И нужно пытаться искать разумные компромиссы? Но почему опять она? И что бы он запел, если бы получил от нее аналогичное послание на автоответчик?

Нет, решено, с нее хватит. Теперь — только работа. Пусть не будет никакой поездки по Золотому кольцу, не будет упоительных моментов полной близости и растворения друг в друге, не будет субботних и воскресных утр, когда она просыпалась от запаха свежемолотого кофе. Кофе она и сама себе может сварить…

Всхлипывая, Рита принялась собирать свои вещи, которых накопилось уже изрядно, больше всего опасаясь, что повторится старая история и то, что она забудет, ей пришлют потом с оказией без всякой записки. Собраться, взять себя в руки, перестать себя жалеть. Мир полон прекрасных мужчин, просто нужно взять тайм-аут, тем более что на работе это скажется исключительно благотворно.

Записки она решила не оставлять. Всегда есть опасность быть неправильно понятой или истолкованной. Вадим ведь юрист, он найдет, за что зацепиться. А так — пусть поломает голову, почему случилось то, что случилось. Впредь будет умнее. Возможно. В конце концов, у него всегда остается возможность поиграть с ее отцом в шахматы… А для нее?

А для нее тоже найдется какое-нибудь не слишком скучное занятие. Все кончено, хватит изображать из себя святую.

Маргарита вызвала такси, оставила на кухонном столе ключи и захлопнула за собой дверь, отрезая тем самым путь к возвращению. И всю довольно длинную дорогу до дому почему-то твердила про себя две строчки из не слишком любимого ею Сергея Есенина:

Не жалею, не зову, не плачу,

Все прошло, как с белых яблонь дым…

что не мешало слезам катиться практически безостановочно.


Следующая неделя прошла в состоянии спокойной, легкой грусти, настоянной на твердом желании никогда больше не видеть и не слышать этого невозможного человека. Пусть найдет себе образцовую домохозяйку, которая будет приносить ему к порогу домашние тапочки и смиренно дожидаться его возвращений из командировок и с «затянувшихся совещаний». Она же пойдет своим собственным путем.

Ничего страшного не случилось, никто не умер. Классический вариант: просто встретились два одиночества, попытались стать единым целым и снова распались на два автономных объекта. Ничего особенного, медициной не возбраняется.

Звонок в дверь раздался ровно через неделю.

— Неужели я все-таки забыла какие-то свои вещи? — невесело усмехнулась Маргарита.

Она не собиралась открывать: только что вышла из ванной, мокрые волосы замотаны тюрбаном из полотенца, лицо глянцево блестит от питательного крема. Но звонок повторился и ноги сами понесли ее ко входной двери, а сердце стучало так, словно она только что поднялась пешком на десятый этаж.

Конечно, это был Вадим. С букетом цветов и коробкой конфет. Как всегда, безукоризненно одетый, выбритый до синевы, благоухающий знакомым одеколоном. Но какой-то… В общем, не такой уверенный в себе, как обычно.

— Прости меня, — сказал он тихо. — Давай начнем все сначала. Мне без тебя очень плохо, любимая.

Сердце не камень… Оно сделано из гораздо более мягкого материала, чем представляла себе Рита.

Интуиция прочно молчала.


home | my bookshelf | | Классический вариант |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу