Book: Верни мне любовь. Журналистка



Верни мне любовь. Журналистка

Мария Ветрова

Верни мне любовь. Журналистка

1

Я помню тот день ярко и отчетливо, хотя с тех пор прошло довольно много времени. Нет ни малейшей надежды на то, что он когда-нибудь перестанет настойчиво возникать в ночных кошмарах или мучить бессонницей… Дело не в том, что тогда на моих глазах, на глазах нескольких человек произошло убийство. Дело во мне самой.

Представьте себе, что вы буквально за три минуты до случившегося сидите в компании давно знакомых вам людей, ваших коллег, привычно улыбаетесь, отвечаете на не всегда безобидные, зато остроумные шуточки друзей, сами задеваете то одного, то другого, как это водится у нас, газетчиков, пресловутых «акул пера». И при этом одну из «акул» вы не просто ненавидите, а именно в данную минуту искренне желаете ей смерти… «Чтоб ты сдохла, дрянь!» — примерно так…

А спустя какое-то мгновение она действительно «сдыхает», падает замертво, даже не успев погасить на лице загадочно-ядовитую ухмылочку, с которой только что прихлебывала из своего бокала, с самым что ни на есть пренебрежительным видом сидя за импровизированным столом.

Стол был действительно импровизированный, потому что про тети-Валин день рождения мы узнали только после обеда. Часа два потребовалось на то, чтобы определиться, кого именно пригласить помимо сотрудников нашего славного отдела под условным названием «городской», затем скинуться, отправить мужиков за горючим и закусью и, наконец, дождаться, когда свалит из родной конторы главный редактор, он же мой бывший муж, — Гришаня. Этот лицемер категорически не одобрял подобных посиделок в стенах нашей, между прочим, весьма популярной как в столице, так и за ее пределами «молодежки». А будучи прирожденным психопатом, наказывал под горячую руку застигнутых на «распитии алкогольных напитков», никогда не интересуясь причинами застолья. Для Гришани, или, как его звали куда чаще, Грига, важен был сам факт «нарушения».

Поблажки не давались никому, включая бывших жен и любовниц, то есть в данном случае — меня и Людмилу. Но Людмилу, старую мою подружку, я ненавидела уже давным-давно. И как раз из-за Гриши, из-за него, любимого, от всей души мысленно пожелала ей в тот момент сдохнуть. Зато, когда она с этой своей улыбочкой на лице, молниеносно превратившейся в багрово-синюю клоунскую маску, вдруг повалилась со своего стула, я, не сомневаюсь, была единственной, кто в то же мгновение понял, ощутил всей шкурой истину, сообразив, что это — смерть. И не просто смерть, а убийство.

Помню, какая дикая и нелепая мысль промелькнула вначале в моей голове: «Это я… Я ее убила… Я!..» Хотя ни о чем подобном подумать никаких видимых оснований не было. Как выяснилось позже, другие решили, что дурно стало человеку из-за духотищи, несмотря на кондиционеры. Так подумали в основном наши мужички. Анька — та вообще посчитала, что Людмила просто придуривается, как всегда, изо всех сил, привлекает к себе внимание присутствующих, таким оригинальным способом тянет одеяло на себя. И только в моей бедной головке по каким-то таинственным причинам мелькнуло это слово — «убийство».

Разумеется, в следующую секунду я отвергла предположение о том, что это я силой своей тщательно скрываемой ото всего мира ненависти убила Людмилу. И по натуре, и по воспитанию я решительно не склонна к подобному мистицизму. Мое рацио включилось очень быстро, и, хотя, так же как остальные, какое-то время я сидела, буквально окаменев от неожиданности, в той позе, в какой застало нас ее падение под стол, моя головка лихорадочно работала. И выдавала следующие умозаключения со скоростью «Виндоус-2000»: «Людмила мертва. Только мертвым свойственна такая неподвижность, совершенно абсолютная неподвижность глаз, лица, тела… Почему все молчат, как будто боясь пошевелиться? Потому что все это уже поняли… Людмила не могла вот так, сразу, умереть сама по себе, она здоровее всех, кого я знаю, к тому же пить по-настоящему мы только-только начали… Значит, она убита. Кем-то, кто знает ее не хуже меня, но гораздо сильнее ненавидит… Кем?!..»

— Люд, ты что?.. — вот так глупо и было нарушено недоуменное молчание, повисшее за столом, — нарушено, как и следовало ожидать, Рудиком. Их мимолетный роман с Людмилой был, по моему мнению, неделю назад завершен, а в наивной душе нашего лучшего фотокора надежда на вечную любовь с моей подруженькой еще теплилась. А возможно, даже и пылала. И когда в следующую секунду он сорвался с места и кинулся к ней, уронив свой так и не тронутый бокал, весь его облик выражал отчаяние.

— Стой! — К моему удивлению, я узнала собственный голос. Причем с такими интонациями, не подчиниться которым было невозможно. И Рудик замер, не успев обогнуть стол и домчаться до цели, бессмысленно уставившись теперь уже на меня. — Ты что, не видишь?! — рявкнула я.

И тут наконец все очухались от первой волны шока и загалдели, повскакав с мест. А потом завизжала Анька. Вскочив, она увидела лицо Людмилы, которое прежде от нее скрывал угол стола, и тоже поняла по меньшей мере то, что Мила мертва. И после ее визга, внезапно оборвавшегося, все снова замолчали, словно захлебнувшись. И мой голос, начавший почему-то функционировать независимо от меня, произнес:

— Милка мертва, не видите? Мертва!.. Она что-то проглотила с вином, ясно вам?.. Как… как в кино! Глотнула — и почти сразу…

И все так же независимо от моего желания, вообще сознания, в следующую секунду я уже одновременно рыдала, стонала и выкрикивала что-то бессмысленное. Второй раз в моей жизни, длящейся без малого тридцать один год, со мной сделалась истерика. И я уже как в тумане видела неизвестно откуда взявшегося Витальку, едва глянувшего на открывшуюся ему «жанровую сценку» и тут же кинувшегося к телефону, ощущала чьи-то руки, пытавшиеся сжать мое судорожно бившееся в рыданиях тело, ледяной холод бокала то ли с вином, то ли с водой, который кто-то пытался впихнуть мне в рот, неловко тыча в губы.

— Нет! — Я выбила этот бокал из рук, принадлежавших, как выяснилось, Рудику. — Идиот! Я не… Я не… Н-не х-хочу, не х-хоч-чу… А вдруг… вдруг…

Конечно, я пыталась втолковать фотокору, что и мой бокал, тот, что он толкал мне в рот, может оказаться смертоносным, но он меня не понял и продолжал свое черное дело — и влил-таки в меня чуть ли не половину обжигающей жидкости… Только после этого Виталий Оболенский выпрямился (он стоял согнувшись, спиной к нам, над телом Людмилы), повернулся и вслед за мной рявкнул:

— Идиот! Не сметь прикасаться к вину… Марина, ты как?!

Я была в. порядке. В том смысле, что живая. И Корнет — это давнее Виталькино прозвище — снова заорал, сразу на всех:

— Вы сборище идиотов!.. Ни к чему здесь не прикасаться! От Людмилы за версту миндалем несет, ясно вам?! Всех, кого положено, включая Григория, я вызвал…

Кто-то из присутствующих издал легкий стон, вслед за тем тихонечко пискнула Анька. И тишина наконец установилась снова: спорить с Виталием Оболенским в нашей конторе было не принято. Только не с ним и только не в нашей ситуации. Знаменитые журналистские расследования Корнета, известные далеко за пределами благословенной столицы, всегда касались исключительно криминала и давным-давно создали Оболенскому и вожделенную для каждого газетчика славу, и то особое положение в конторе, которое объяснимо только одним обстоятельством. Не газета снисходит до своего спецкора, предоставляя ему единственную и неповторимую, к тому же самую высокооплачиваемую должность. А он, спецкор, вопреки всем заманчивым и многочисленным предложениям, систематически изливающимся со стороны, сохраняет эту должность за собой исключительно из прирожденной порядочности к вскормившей его альма-матер… Даже будучи Гришаниной супругой, я так и не сумела ни разу вытянуть из того сведений о сумме, которая прилагается главным редактором лично, из собственных доходов, к официальной зарплате Корнета. Так и не сумела выяснить, какова цена преданности Оболенского взрастившей его газете…

Корнет тогда, как и свойственно всем гениям сыска, не стал терять времени даром. И пока вызванные им менты и уже теми вызванный следователь прокуратуры добирались до нас, самостоятельно приступил к дознанию… Это я теперь знаю, что данный процесс называется дознанием, которое, надо признать, Оболенский провел мастерски, по горячим следам. А тогда в моих глазах масса вопросов, которые Виталий обрушил на наши пребывающие в шоке головы, казалась мне возмутительной жестокостью и бессердечием. Людкино тело, еще не остывшее, лежало рядом с нами в какой-то позорно-скрученной позе, с безобразной гримасой на лице, а Корнет спокойно спрашивал, спрашивал, спрашивал… Не глядя на Людку, зато внимательно всматриваясь в наши лица. Словно не он проработал с Милой в одной конторе добрый десяток лет, словно не с ним она когда-то, на заре туманной юности, делила свое ложе… В тот момент я ненавидела Оболенского куда сильнее, чем за несколько минут до случившегося Людмилу.

К счастью, основным объектом его расспросов оказалась не я, — видимо, из-за истерики, с которой едва справилась, а на самом деле до конца еще не справилась. На вопросы Корнета отвечал в основном Кирилл Калинин — заведующий отделом писем и единственный гость, приглашенный нами со стороны. Все остальные, включая мертвую Милку, представляли, как я уже упоминала, городской отдел. Не знаю, как определяются наши обязанности формально, каким образом на бумаге выглядит наша тематика. На деле мы, если отринуть всякое лицемерие и называть вещи своими именами, занимаемся самыми обыкновенными сплетнями… Разумеется, касающимися великих и известных. На нашей совести по меньшей мере десяток предъявленных нашей же конторе судебных исков этими самыми звездами, и все до единого процесса по ним газетой выиграны… Но вернусь к вопросам Корнета, которые тоже помню очень хорошо.

— Какого хрена вы сегодня бухали?

Заданный в такой форме вопрос ни в коем случае не был хамством в адрес присутствующих, кстати сказать, семи человек. Вопреки тому что большинству сотрудников либо около тридцати, либо, как мне и Людмиле, за тридцать, специфика диктует: молодежный сленг звучит не только на полосах нашего издания, но и бытует в каждом уголке, на каждом повороте многочисленных коридоров, от кулуаров до радиовоплей дежурных редакторов, сотрясающих контору призывами немедленно объявиться в «дежурке» тому или иному сотруднику, отвечающему за очередной номер от имени своего отдела…

На вопрос Оболенского Кирилл, впрочем, ответил на языке вполне человеческом, как и положено не слишком удачливому мэну — сорокапятилетнему отцу семейства:

— У тети Вали день рождения, юбилей… Ребята скинулись, она ж с их отделом не разлей вода. А меня…

— Стоп! — оборвал его Корнет, тоже переходя на литературный русский. — Если повод таков, где сама тетя Валя?..

— Ее нету… — растерянно развел Кирилл руками. Я посмотрела на его жалкое, почти плачущее лицо с мокрым от пота лбом и, сделав над собой усилие, вмешалась. Зная манеру Кирюши мямлить, нетрудно предположить, что на разъяснения он потратит минимум полчаса.

— Тети Вали нет, — просипела я, — потому что ее срочно вызвали по телефону к сестре — у той снова приступ… Так что тетя Валя тут абсолютно ни при чем, понимаешь? Это… случилось после ее ухода. Мы только-только сели — и звонок… Ох, нет, она сама позвонила — после первого тоста. Если ты не в курсе, у нее, кроме этой больной сестры, никого нет, она все время о ней тревожится… Сегодня, как выяснилось, волновалась не напрасно.

Оболенский задумчиво перевел взгляд с Кирилла на меня, потом на остальную компанию, так и сидевшую за столом: тихо всхлипывающую Анечку, самую молоденькую и глупую в нашем отделе, на закрывшего ладонями лицо Рудика, затем по очереди на Колю с Василием, наших, можно сказать, лучших корреспондентов, действительно крепких профессионалов, сидевших, как обычно, рядом — с одинаковыми серьезно-недоумевающими лицами.

— Значит, тетя Валя… — пробормотал он и, очевидно отметив всеобщее недоумение, отразившееся, несомненно, на наших физиономиях, счел нужным пояснить: — Да нет, вы меня не так поняли. Разумеется, она тут ни при чем, это я о своем… Если с сестрой что-то серьезное, вряд ли она завтра появится… Плохо!

Тут я должна наконец пояснить все насчет тети Вали и ее дня рождения. Действительно юбилейного, поскольку Валентине Петровне, старшей наборщице нашего компьютерного цеха, исполнилось в тот роковой день пятьдесят лет. Валентина Петровна, которую вся контора звала тетей Валей за ее уникально добрый, какой-то по-особенному домашний характер, была в своем деле не только асом, но еще и асом безотказным… Что это означает, любому газетчику понятно. Особенно если трудится он в ежедневном, таком, как наша «молодежка», издании.

Наверное, ни один номер в таких конторах не выходит в свет без пожарных ситуаций: до сдачи материала считанные минуты, а у тебя ну ни в какую не желает складываться финальная фраза, последний абзац, а то и вовсе торчишь бессмысленно, как законченная бездарь, в середине горящего материала, который еще предстоит специфическим образом перенабрать в наборном цехе, затем подверстать в уже готовую полосу… Которая именно из-за твоей тупости и горит в данный момент синим пламенем… А с ней безнадежно «садится» и весь очередной номер вообще. Ждет компьютерный цех, ждет разъяренная дежурная бригада, ждет типография, а спустя какое-то время уже не будут ждать уходящие по своему железнодорожному расписанию почтовые поезда дальнего следования, и самолеты, к которым должен быть доставлен разгонными грузовиками положенный им тираж.

Господи, сколько же раз именно в таких ситуациях не только меня, но буквально каждого из нас, включая, между прочим, даже самого Корнета, именно тетя Валя и выручала?! Столько, что нам всем кажется, что работает она у нас минимум с момента основания газеты в 1918 году… На самом деле Валентина Петрашова проработала ко дню Милкиной гибели года три, не больше. Но буквально с первых дней была незаменимой палочкой-выручалочкой в пожарных ситуациях. Как правило, за спиной несчастного виновника очередной «посадки» номера она возникала, покинув для этого собственное рабочее место, почти бесшумно. Несколько слов, произнесенных тихим, домашним голосом, несколько мягких и ласковых движений, которыми она незаметно вытесняет из-за компьютера попавшего в ловушку внезапной тупости, несколько удивительно дельных вопросов к нему же и… По неясным причинам все начинает идти своим чередом, как по маслу! Включая специфический набор со скоростью, подвластной исключительно тете Вале, который можно не трудиться отдавать в корректуру, поскольку он с гарантированным отсутствием ошибок… А замаявшемуся корреспонденту только и остается, сидя рядом, диктовать суть материала, поскольку выправит и подгонит все в стиль тетя Валя сама.

Не знаю, где она, будучи бездетной, обучилась нынешнему сленгу, составляющему основу стиля любой «молодежки». Но не сомневаюсь, что в случае надобности тетя Валя вполне могла бы заменить по этой части Гришаню-Грига…

Точно так же я не знала тогда, почему именно наш отдел, специализирующийся на сплетнях, пользовался особой симпатией Валентины Петровны. А в нем несомненной ее любимицей была Людмила… Людке, между прочим, довольно заносчивой и часто вовсе несносной по отношению к «низшему классу» — технарям, обслуживающим контору, — прощалось тетей Валей все, даже откровенное хамство под горячую руку. Было и такое — что греха таить? Тем не менее в итоге победительницей в их взаимоотношениях стала Валентина Петровна, которая, как древняя христианка, отвечала на проявления дурного Людкиного характера добротой, мягкой улыбкой, всепрощением, взглядом, преисполненным восторженного обожания и — пирожками домашней выпечки… И поэтому, сидя под градом вопросов, которыми продолжал в ожидании ментов сыпать Оболенский, я мрачно и неотступно думала еще и о том, как, в каких словах сообщить об этом кошмаре Валентине Петровне? Как сказать ей, считающей Людку почти дочерью, что ее любимицы больше нет на свете?..

— Ты как?.. — Мягкая и горячая рука Кирилла тяжело опустилась мне на плечо, в голосе его угнездилась почти неправдоподобная бездна сочувствия. И я в ответ покорно опустила глаза, промолчав и невольно прерывисто вздохнув, засвидетельствовав таким образом глубину своего горя… В глазах ребят по части необходимой доли сочувствия я находилась, несомненно, даже впереди тети Вали… Я не собиралась развеивать этот миф. Ведь именно я потеряла в тот день не просто ближайшую подругу, а человека, которому была обязана если не всем, тс главным в моей сегодняшней жизни.



2

Я родилась и выросла в провинции, в те самые времена, которые теперь совершенно справедливо называют застойными. Наверное, поэтому я и сама в некотором смысле тоже застойная… В значении не тупая, а инфантильная, как, между прочим, подавляющее большинство моих ровесников.

Во всяком случае, решительно все события, составляющие мою биографию, применительно к возрасту происходили позднее, чем у других. Например, у нормально развивающихся личностей первая и, естественно, глупая любовь приходится на старшие классы средней школы (если не на младшие). Меня же она настигла в девятнадцать лет и, конечно, обернулась кратким, как весенняя гроза, первым браком. Ни своего первого мужа, типичного кухонного певуна-гитариста, намного старше меня, ни нашего скоротечного брака и лишенного трагизма развода я, как ни странно, почти никогда не вспоминаю. Вообще, если говорить об эмоциональной стороне, не помню — столь ничтожный след в душе все это оставило. Возможно, причина и в том, что вся моя жизнь, в сущности, расколота надвое: до Москвы и после, уже в Москве, куда я приехала, отпраздновав свой двадцать четвертый день рождения, с целью осуществления давней мечты — поступления на журфак МГУ…

В данном случае застойность выражалась еще и в том, что еще в седьмом классе, в анкетах, которые тогда были в большой моде в школах, при ответе на вопрос о будущей профессии я аккуратным почерком хронической отличницы писала слово «журналист». Одноклассники хихикали над столь экзотическим для провинции выбором, но не очень. В конце концов, ведь это именно я побеждала на всех конкурсах на лучшее сочинение (в классе, школе, городе, а однажды даже в области), и это я писала примерно за половину из них домашние опусы: многочисленные вариации на заданную тему. Ну а реально до МГУ я добралась, как уже упоминала, только к двадцати четырем годам, когда нормальные люди готовятся к защите диплома, а не предпринимают попытку осуществить свои школьные, наполовину позабытые розовые мечтания. Да еще в ста случаях из ста — провальные.

И только благодаря Людмиле мой собственный естественный провал не привел к конечному пункту под названием «панель». Несмотря на полновесные двадцать четыре, выглядела я от силы на восемнадцать, так что шансы свалиться в упомянутую пропасть были… Тем более, что возвращаться домой после провала я не собиралась. До сих пор до конца не знаю, что именно толкнуло тогда абсолютно несклонную к альтруистическим поступкам Милу подойти ко мне в частично уже рыдающей толпе неудачливых абитуриентов, застывшей перед списками немногочисленных счастливчиков, среди которых меня, естественно, не было. Если бы не она, у моей провинциальной мамы никогда не возникла бы сегодняшняя возможность изо всех сил гордиться тем, что ее дочь — единственная из всего класса — действительно осуществила свое намерение. Выходит, зря хихикали, позабыв, кто именно смеется «хорошо» в соответствии с популярной народной пословицей!

Позднее выяснилось, что Людмила заприметила меня еще во время экзамена по русскому устному. По причине необычного стечения обстоятельств Милка сидела в экзаменационной комиссии, по ту сторону стола: кто-то там внезапно заболел, и ее посадили «для численности» как уже защитившуюся да еще работающую в популярной «молодежке» дипломницу. Я же во время экзамена от волнения не только Людмилу, но вообще ни одного члена комиссии, включая председателя, толком не видела и, конечно, не запомнила. И, как уже говорила, понятия не имею, чем ей так понравилась, что даже запомнилась. Сама Милка совершенно серьезно уверяла, что исключительно внешностью.

— Отродясь не видела такой толстенной, черной, да еще кудрявой косы! — заявила она мне вместо приветствия для начала знакомства. — Жаль, что придется ее остричь…

Я поглядела на высокую рыжеватую девицу с нахальными зелеными глазами, возникшую рядом, как на сумасшедшую и попыталась высвободить из ее сильных, прохладных пальцев свой локоть. Локоть не высвобождался, и я не нашла ничего умнее, как спросить:

— С какой стати я буду стричь косу?

— А с той, что у нас в газете такой прикид и такие прически не приняты — другой стиль! Надеюсь, ты согласна пожертвовать этой прелестью ради работы в нашей конторе?..

И она произнесла название популярной «молодежки», еще не успевшей тогда приобрести окончательно скандальную славу.

— Но… — пробормотала я, — вы… Почему вы решили, что я… Вы меня, вероятно, с кем-то спутали, я…

— Ты Марина Вершинина, не завалившая ни одного экзамена, но не добравшая баллов. Из какого-то, не помню какого, Урюпинска, — усмехнулась Людмила. — А работать ты у нас будешь, потому что я так хочу. А я там не последний человек, и к тому же сплю с Григом… То есть с главным!.. Ты где остановилась, в общаге?

— У тетки… — растерянно ответила я, подавленная происходящим. Сориентироваться в потоке информации, излитой Людмилой, мне оказалось явно не под силу.

— Тетка злыдня? — Как-то незаметно она успела уже вывести меня из толпы неудачников и теперь тащила в сторону метро, от которого нас отделяло переполненное транспортом шоссе.

— Вовсе нет, — запротестовала я.

— Тем лучше, значит, есть возможность осуществить прописку… Там случайно не коммуналка?

— Двухкомнатная квартира, — покорно отвечала я на ее вопросы.

— Чудненько!

Мы уже достигли шоссе, я приготовилась ждать свой свет, чтобы перейти на другую сторону, к метро, но Людмила потащила меня к припаркованной неподалеку от перехода довольно-таки обшарпанной черной «Волге» не самой последней модели.

И только тут я наконец спохватилась и перепугалась, враз вспомнив все и мамины, и тетушкины предупреждения о «московских ужасах», о коварных столичных сутенерах, прямо на улицах хватающих провинциальных идиоток и заволакивающих их в свои тачки… Ну и так далее. Но именно в этот момент дверца «Волги» распахнулась, из салона выглянул убедительно увешанный целой кучей затейливых и явно дорогущих фотокамер парень в очках, с интеллигентным еврейским лицом.

— Наконец-то! — Он добродушно ухмыльнулся. — Тебя, Милка, за всеобщей погибелью типа конца света хорошо посылать.

И, скользнув по мне быстрым доброжелательным взглядом, добавил:

— Привет!.. Это и есть твоя добыча?

— Ну…

— Давайте скорее, девчонки, а то Кравцов уже на пейджер запрос сбросил, где нас дьявол носит…

Фамилия Григория Кравцова, успевшая стать к тому моменту, во всяком случае в провинции, почти легендой, для меня, несколько лет подряд выписывавшей его газету, прозвучала паролем. И ничтоже сумняшеся я вслед за Людмилой нырнула за предупредительно распахнутую Рудиком (а это был он) дверцу «Волги». И всю дорогу лихорадочно соображала, как лучше ответить по прибытии в редакцию на вопрос о моем рабочем стаже: в том, что такой вопрос будет задан, я не сомневалась ни секунды. И переживала жутко, поскольку в моей трудовой книжке красовалась позорная, как я полагала, одна-единственная запись: «Литературный сотрудник многотиражной газеты ЭМЗ „Сигнал“…» Под аббревиатурой «ЭМЗ» имелся в виду наш электромеханический завод. В «Сигнале», заводской многотиражке, прозванной рабочими «Свистком», я проработала год и два месяца — после развода с мужем. К данному факту в тот момент сводился весь мой профессиональный опыт… Его, как я тогда думала, должно было хватить для поступления, но уж никак не для работы в столичной да еще такой замечательно недоступной газете…

В реальности все получилось наоборот. Поступление мое в тот год не состоялось, а в родную ныне контору, благодаря необъяснимому Милкиному поступку, я попала молниеносно, словно по мановению волшебной палочки.

Я смутно помню, как мы добрались до редакции, как Людмила в мгновение ока выписала мне пропуск, как мы вначале ехали все вместе на лифте, причем одна из камер Рудика немилосердно впилась мне в бок острым углом из-за тесноты кабинки. Потом сквозь целую прорву длинных коридоров, в путанице которых, как мне тогда показалось, разобраться невозможно, продвигались в сторону приемной главного, то есть его святилища, мимо огромного количества говорливых, бегающих туда-сюда людей.

Помню, как споткнулась и едва не шлепнулась от неожиданности, когда прямо над головой грянул чей-то разъяренный радиобас: «Отдел спорта, срочно в „дежурку“!» Я решила, что голос принадлежит самому главному редактору и окончательно внутренне обомлела… Ошиблась, конечно. Я ведь и понятия не имела в тот момент о внутренней иерархии газеты, о системе дежурных редакторов, каждый из которых к середине дежурства уже пребывает из-за бесконечных накладок и обвалов, которыми переполнен быт любой газеты, в состоянии либо тореадора, либо и вовсе растравленного быка…

И я поначалу, когда Людмила впихнула меня в кабинет Грига, оказалась не в состоянии разглядеть своего кумира, которого, живя в родном городе, уже больше года считала гением. Его первые слова, вопросы (если они вообще имели место) начисто улетучились из памяти. Сознание включилось в тот момент, когда приятный во всех отношениях баритон (а вовсе не радиобас!) произнес:

— У вас великолепный, надежный поручитель, что ж… приступайте, время не ждет! Трудовую и прочие формальности — завтра, а сейчас, Людмила Евстафьевна, срочно и как можно более срочно — информация в номер из Талдома… Не сомневаюсь, Мариночка справится… Я верно запомнил ваше имя?

Ответить мне Милка не дала — поволокла прочь из кабинета, вновь вцепившись в мой локоть.

Только на пороге, на самом выходе, мне удалось оглянуться, и я наконец увидела Григория. Кравцова. Точнее — его глаза, которые в этот момент встретились с моими. Серые, как чистый феррум, которого, говорят, в природе не существует, они заинтересованно и доброжелательно смотрели мне вслед. Именно мне, а не Милке.

Совершенно не отдавая себе отчета в том, что погибла на месте, я послушно помчалась вслед за своей «поручительницей», неправдоподобно быстро впав в общий здешний ритм беготни и суеты. И до Талдома, едва сев на свое новое рабочее место, дозвонилась молниеносно, хотя, по уверениям Милы, связь с ним всегда хуже не придумаешь. И дальше мне везло, как Золушке перед балом: причины, по которым известная шоу-звезда согласилась спеть на Дне города в этом городишке с башмачным наго званием, мне со вкусом подлинной и несомненно опытной сплетницы изложила, ничуть не чинясь, прямо по телефону одна из ответственных за празднество девиц…

Милка одобрительно пронаблюдала весь процесс, включая мое общение с компьютером, поскольку текст требовался в номер и набирать его, сочиняя на ходу, требовалось тоже сразу. Не очень-то приятно писать под пристальным взором малознакомого человека, чьи критерии тебе неизвестны… Как выяснилось, это испытание я прошла, с ее точки зрения, с блеском. Помогло, видимо, более чем годичное чтение газеты, стиль которой не был для меня тайной за семью печатями… А может, это решение свыше — повернуть мою судьбу именно таким образом, чтобы Людмила, отправившаяся за необходимым сотрудником на родной ей журфак, выбрала среди целой прорвы удачливых — неудачницу, то есть меня… Прошло много времени, прежде чем я поняла, насколько умно и в своих интересах, а вовсе не моих она поступила…

Но тогда… Говорят, в жизнь каждого человека хотя бы один раз, хотя бы на один краткий миг обязательно врывается сказка. Я ничуть не сомневалась, что в мою судьбу сказка пришла как раз благодаря рыжеволосой красотке, почему-то именно на мне остановившей в тот день свой быстрый, пристальный и оценивающий взгляд… Людмила, как я узнала много позже, в людях ошибалась редко, почти никогда. У нее был острый ум, великолепная интуиция и отточенный язычок профессионального газетчика. Но о том, что не все сказки заканчиваются счастливым финалом, я даже не подозревала. Потому что до поры до времени не относилась к категории людей, жаждущих заглянуть за занавес после того, как тот опустится. И поглядеть, как на самом деле выглядят принцы и принцессы, когда смоют наконец грим…

3

Все эти воспоминания, пролетевшие в сознании за считанные минуты, не позволили мне тогда сразу сосредоточиться на вопросах, которыми сыпал Корнет. Включилась я в процесс в тот момент, когда он внезапно на полуслове умолк. Посмотрев на Оболенского, я обнаружила, что он почему-то присел на корточки, но вовсе не над Милкиным телом. Близоруко прищурившись, Виталий внимательно разглядывал что-то привлекшее его внимание под нашим столом. Проследить за его взглядом я не успела, потому что как раз в эту минуту дверь отдела распахнулась и комната моментально заполнилась множеством людей — в форме и без… Следственная группа прибыла.

Так получилось, что Григорий примчался в редакцию одновременно со следователем, и его белое как мел лицо было единственным, которое я идентифицировала в первые минуты. Где-то рядом слышался голос Корнета, разумеется хорошо знакомого чуть ли не со всеми прибывшими явно не первый год: во всяком случае, краешком сознания я отметила тогда, что к человеку в темно-синем мундире прокуратуры — высокому, круглолицему и немолодому — Оболенский обращался на «ты». Но видела я по-настоящему только лицо своего бывшего мужа, с привычной легкостью читая по нему все, что чувствует Григ на самом деле, — от запредельной, едва сдерживаемой ярости до поистине панического ужаса, — все, что он немыслимым усилием воли прячет за видимой неподвижностью черт…

Говорят, что в неудачных браках очень часто вместо любви возникает психологическая зависимость более слабого супруга от того, который по своей натуре сильнее. Что именно эта психологическая зависимость принимается слабейшим за любовь… Если это так, то моя зависимость от Гришани, которая так никуда и не делась, выражалась чуть ли не с первых шагов в абсолютно точном понимании всего, что реально происходило в его душе, как бы ни пытался он это упрятать за многочисленными масками, имеющимися в его арсенале. По отношению к нему моя интуиция не дала сбоя ни разу… Кто знает, может, именно это и бесило его во мне больше всего?

Усилием воли я заставила себя отвести взгляд от Григория и сосредоточиться на происходящем.

Как-то незаметно нас подняли наконец из-за рокового стола и переместили к дальней стене отдела, в район моего рабочего стола. И теперь, кое-как примостившись на краешках имевшихся здесь стульев, мы напоминали группу провинившихся школяров, застигнутую учителями на месте преступления. Анечка снова тихо всхлипывала, стараясь не смотреть в сторону Милкиного тела, хотя разглядеть его теперь не было ни малейшей возможности из-за окруживших место нашего недавнего пиршества людей, в том числе людей со съемочной аппаратурой. Все это выглядело как плохой фильм из разряда детективов: вспышки ослепляющих ламп, сопровождавших съемку места преступления, краткие и малопонятные реплики, которыми обменивались без суеты перемещавшиеся на середине комнаты люди… И даже собственное ощущение, что все это уже было когда-то, но не на экране, а в жизни…

Корнет все еще продолжал о чем-то негромко разговаривать с круглолицым, но теперь к ним присоединился, видимо, взявший наконец себя в руки Григорий. Нас Григ упорно не замечал, ни разу даже не глянув в ту сторону, где мы сидели, чуть ли не по двое на каждом стуле, — группа лиц, подозреваемых в совершении убийства… Впрочем, насколько я успела заметить, на Милкин труп Григорий тоже не взглянул ни разу после того, как, войдя в отдел, бросил на него короткий взгляд и именно в этот момент сделался белым как мел.

Круглолицый наконец повернулся в сторону своих подчиненных (отчего-то было понятно, что именно он здесь главный) и отдал одному из них короткое распоряжение. Тот молча кивнул, остальные расступились, пропуская его к столу. И я увидела наконец, что именно разглядывал там Корнет перед самым прибытием милиции. Это был всего лишь смятый комочек серебряной бумаги, в какие обычно заворачивают маленькие шоколадки. Парень, получивший распоряжение от круглолицего, протянул руку, затянутую в тонкую, почти невидимую резиновую перчатку, и, нагнувшись, поднял этот кусочек фольги, после чего задумчиво уставился на наш стол, уставленный почти нетронутыми закусками.

Очевидно, наблюдательный Корнет потому и заинтересовался оберткой от шоколадки, валявшейся под столом, что провел этот сравнительный анализ еще до появления следственной группы. Никаких шоколадок на нашем столе не было. Из сладкого присутствовала лишь коробка ассорти, конфеты в которой покоились в обычных гофрированных бумажках. Вся остальная закусь была взята под водку, две бутылки которой красовались рядом с почти опорожненной бутылкой шампанского и слегка початой полулитровой «Лидией»… Роковая «Лидия», любимое Милкино вино, была заказана ею дополнительно, поскольку водку Людмила не пила. Кажется, и деньги на последний в ее жизни напиток она вручила ребятам из собственного кармана, зная, что никто из нас употреблять это сладкое пойло не будет.



Молодой человек, извлекший из-под стола фольгу, все так же молча переглянулся со своим начальником, и круглолицый направился к нам. Оглядев нас, сиротливо жавшихся друг к другу, он слабо улыбнулся и заговорил. У него оказался завораживающе-вкрадчивый голос, наверняка действующий на всех без исключения подследственных как взгляд удава на кролика.

— Разрешите представиться, старший следователь районной прокуратуры Потехин Николай Ильич. Примите мои соболезнования.

Мы их приняли молча, только Анечка опять всхлипнула. Решительно этого не заметив, Николай Ильич продолжил:

— Не припомните, кто-нибудь приносил на ваши… э-э-э… посиделки шоколад?

Повисла тяжелая пауза. Непозволительно длинная, после чего мы дружно, не сговариваясь, замотали головами. Довольно глупо все это выглядело со стороны.

— И все же? — продолжал настаивать следователь.

— Никакого шоколада у нас вообще не было, — заговорил Василий, хмуро глядя в сторону. — Я знаю, потому что мы с Рудиком сами… сами все покупали, правда, Рудик?

Фотокор молча кивнул, пряча покрасневшие глаза.

— Что именно вы купили, если можно, припомните. — Голос Потехина действовал на меня уже не завораживающе, а раздражающе.

— Можно, — мрачно согласился Василий и поднял на следователя свои серо-голубые глаза, в которых плескалась вполне понятная тоска. — Во-первых, колбасу «Турист», потом две банки шпрот… Рудик, что еще?

— Хлеб, — прошептал несчастный Рудик. — Водку… два лимона, вино…

— Ну и конфеты, — завершил список Василий. — А Кирилл еще консервы притащил — печень трески и банку вон того перца… Все, кажется.

— Вы уверены, что в числе ваших приношений не было шоколада? — Потехин перевел мгновенно ставший тяжелым взгляд на Кирилла, одышливо пыхтевшего у меня над ухом: у бедного толстяка Калинина явно подскочило давление. Покосившись на него, я отметила, что не только лоб, но и вся рубашка у него мокрая от пота — неряшливо прилипла к довольно основательному пузу.

— Уверен, — пробормотал он, едва заметно вздрогнув. И зачем-то пояснил, пробормотав: — Понимаете, я шоколадки только в зарплату покупаю, детям… Больше никогда, ребята подтвердят… Конечно, уверен, у нас сейчас до получки еще дней десять…

Мне стало неловко и за Кирилла, неизвестно почему струсившего и поэтому выглядевшего виновным, и за остальных, по неясным причинам, — тоже.

— На стол накрывали мы с Милой, — заговорила я по собственной инициативе, преодолев горячее желание вообще впредь никогда не открывать рта. — Никакого шоколада среди продуктов не было. Я бы запомнила.

— Да? — Николай Ильич посмотрел на меня заинтересованно, и я выдержала его удавий взгляд, хотя, чего мне стоило под ним даже не моргнуть, знала только я сама.

— Да, — кивнула я как можно спокойнее. — И, не дожидаясь следующего вопроса, пояснила: — Я очень люблю шоколад и, когда ребята ушли в магазин, пожалела, что не заказала его к шампанскому, вообще не напомнила о сладком… Мужчины не всегда насчет этого могут сообразить.

— Но ваши посланцы сообразили? — усмехнулся Потехин.

— Сообразили, — подтвердила я, — но купили не шоколад, а ассорти, как видите.

— А вы случайно не обратили внимания, в процессе вашего… э-э-э… застольного общения никто не доставал из кармана или, допустим, из сумочки шоколадку?.. Этот вопрос не только к Марине… Вас ведь Марина зовут?

— Вершинина Марина Петровна, — отчего-то разозлилась я. — Старший корреспондент городского отдела… Никто никаких шоколадок в процессе, как вы выразились, застольного общения ниоткуда не извлекал! Дамские сумочки тут вообще ни при чем: мы с ними не ходим, туда бумаги не вмещаются… А наши портфели были от нас далеко, так же как и сумки у ребят… И какие могут быть карманы в такую жару? Вы же видите — все в майках, ну или в рубашках легких… Кроме того, никакого «застольного общения» толком не было, не успели…

На этом месте я споткнулась, не в силах заговорить о том, до какого именно события мы не успели начать наши посиделки по-настоящему. И мой взгляд инстинктивно нашарил среди внимательно затихших незнакомых людей Григория. Совсем как в те годы, когда у него одного я искала защиты от всех своих бед, проблем, неприятностей… и — находила. И к моему изумлению, когда наши глаза встретились, он впервые за последние месяцы не облил меня ни холодом, ни яростью, ни с трудом сдерживаемым возмущением, а действительно ринулся на помощь, как в старые добрые времена…

Я еще переваривала ошарашенно то тепло и чуть ли не нежность, которые полыхнули во взгляде моего бывшего мужа, когда он заговорил — уверенно и спокойно:

— Вы, Николай Ильич, вполне можете доверять Марининому свидетельству, она весьма наблюдательна и не склонна к фантазиям… К тому же они с Людмилой очень близки… Были.

На последнем замечании голос Грига все-таки дрогнул. Но цели своей наш главный достиг: Потехин счел за благо оставить в покое и меня, и остальных, вернувшись к кучке своих коллег, как раз в эту минуту, очевидно, завершивших суету возле тела той, что еще недавно и впрямь была моей единственной, лучшей подругой… Не только я, но и остальные изо всех сил старались не смотреть туда, где лежало теперь ее тело, после того как аппаратура была свернута и прибывшие расступились.

Спустя минуту или две, которые все провели в молчании, дверь отдела распахнулась и на пороге появились двое в белых, не первой свежести, халатах, с носилками… Удивительно оперативно тогда сработали профессионалы. Я невольно опустила глаза; Анечка снова заплакала, прямо над моим ухом тяжело засопел Костя… Потом не хлопнула даже, а грохнула входная дверь отдела: Людмила, которая была не просто самой, если так можно выразиться, живой среди нас, но буквально брызжущей этой особой, неиссякаемой жизненной силой, Милка, которая — я-то это знала! — еще несколько часов назад видела свое не только ближайшее, но и самое отдаленное будущее в сияющих, феерических огнях, навсегда покинула контору…

Удар двери подействовал на нас на всех подобно взрыву, словно именно он сделал случившееся реальностью. Анька уже выла в голос, кто-то из ребят, кажется Коля, сгреб ее в охапку, пытаясь предотвратить еще одну бабскую истерику, тоненько и как-то тоже по-бабьи заскулил Рудик… Я внезапно почувствовала, что задыхаюсь, и, судорожно глотнув ртом застоявшийся, несмотря на работающий кондиционер, воздух, вновь наткнулась взглядом на Григория. И прокляла себя за то, что в такое мгновение оказалась способной пусть на секунду, но ощутить в душе чуть ли не восторг оттого, что не ошиблась. В его глазах, устремленных на меня, действительно плескались почти позабытые мной тепло и тревога.

4

Мой первый год работы в газете отложился в душе одной огромной волной чуть ли не сплошного восторга, волшебного по своей нереальной легкости подъема. Стоит ли уточнять, что абсолютным кумиром, образцом для подражания и предметом поистине слепого обожания была Людмила?

Я не видела в своем идоле никаких недостатков, ни малейшего пятнышка тени в этом снопе света. И наверное, все дальнейшее было прежде всего наказанием именно за эту слепоту, абсолютную веру в насквозь придуманный мною же самой идеал, за ту ничем не оправданную, необузданную доверчивость, которая со времен наивной Евы проклятием довлеет над женским родом… Нет, не впустую предупреждает нас Евангелие: «Не сотвори себе кумира…» Я сотворила, и неизбежное наказание не заставило себя ждать слишком долго. Правда, не в тот, первый, год.

Милка со своей стороны охотно взяла в свои руки руководство моей судьбой — не только профессиональной. Последнее разумелось само собой, поскольку поначалу, как все попавшие с корабля на бал, я тыкалась в нашей конторе, как новорожденный котенок, во все углы.

Очень хорошо запомнилось самое первое дежурство по номеру, случившееся чуть ли не на второй-третий день службы в газете. В нашем отделе, возглавляемом Людмилой, было тогда меньше штатных единиц, чем теперь. И подобные дежурства, вместо положенных двух раз в месяц, выпадали куда чаще. И чем ближе к вечеру, тем выше становился темп, в котором метались корреспонденты между «дежуркой» и своими отделами, едва ли не сталкиваясь лбами в длиннющих, но нешироких коридорах. Тем яростнее и чаще гремели «радиоголоса», призывающие то одного, то другого в комнату, где располагалась дежурная бригада, в которую входили редактор, ведущий номера, и один из заместителей ответственного секретаря. Обязанности последнего состояли в «рисовании» полос по заранее поделенному на квадраты листу. До сих пор это священнодейство остается для меня едва ли не тайной.

В школе я никогда не преуспевала ни в математике, ни в черчении, вот и тут для меня было и осталось загадкой, каким образом наши дизайнеры ухитряются точно помнить, сколько на самом деле знаков того или иного шрифта вмещает в себя один квадратик макета, сколько квадратов займет та или иная статья, едва глянув на наши произведения. А заодно еще и так все это нарисовать, чтобы на полосе, не дай бог, не обозначился ни «флаг», ни «сапог» — две формы, к которым любой ответсек относится с отвращением…

Третьим членом дежурной бригады был человек, назначаемый самим главным, — «свежая голова». Поручение «свежеголовить» означало немалое признание за очередным избранным настоящего профессионализма. Потому что «свежая голова» — читальщик. Попробуй по сто раз прочесть и перечесть одну и ту же полосу, с одними и теми же материалами, но раз пять переверстанную, и при этом не «замылить глаза», выловив ошибки, пропущенные редакторами и корректорами! А после еще и просмотр «синек» — набранных уже начисто голубой краской разворотов, которые приносят в дежурную бригаду, перед тем как запустить тираж… Как правило, происходит это чаще всего уже за полночь, когда вся дежурная бригада держится исключительно на адски крепком кофе.

А ведь несчастному «свежеголовствующему» предстоит еще, в отличие от рисовальщика и даже дежурного редактора, которые свободны после «синек», ждать часа полтора-два первых отпечатков тиража! Именно он, стоя в типографии возле только что запущенной, неприятно пахнущей маслом, огромной, в потолок, машины, дождавшись первых трех номеров, обязан внимательно их просмотреть — «нормативно» ли лежит краска, не смазаны ли снимки — и после этого только подписать номер «в свет», присовокупив рядом свою ответственную роспись… С этого момента за все возможные ошибки, включая корректорские и типографские и не говоря о проскочивших все-таки, вопреки множественному чтению, смысловых, отвечает он. Несмотря на то что и дежурный редактор тоже читал и тоже отвечает за уровень выпуска, именно «свежая голова» будет в случае проскочившей ошибки лишен премии, гонорара, зарплаты — в зависимости от степени вреда, нанесенного родной газете.

На моей памяти ни один «свежеголовствующий», о себе и говорить не приходится, не сумел после подписания номера «в свет» и доставки домой на специальной разгонной машине в эту ночь действительно уснуть. Ни один не воспользовался положенным ему после дежурства выходным, влетая в контору с утра пораньше — прежде чем появится главный и даже заведующий его отделом. Конечно, ошибку, если она все-таки проскочила, не утаишь: ушлые читатели будут названивать не менее трех дней подряд, радостными голосами обличая любимое издание. Но все-таки куда легче узнать о своем проколе первым, чтобы подготовиться и к этим звонкам, которые будет переводить на тебя по внутренней связи озлобившаяся секретарша, и к яростным воплям Кравцова, обнаруживающего в подобных случаях уникальное знание народного фольклора… И попробуй, если ты принадлежишь к слабому полу, попытаться напомнить взбесившемуся Григу, что материть женщину как минимум неприлично! Услышишь традиционное «Ты не женщина, а газетчик!», после чего ярость начальства утроится и чего-чего, а ежеквартальной премии тебе на сей раз не видать точно…

Но могла ли я хотя бы подозревать обо всех этих сложностях в свое первое дежурство, вычленить их из общего угрожающе-темного леса, каким было для меня в тот момент будущее? Конечно, нет, тем более что и рядовым дежурным по отделам неприятностей тоже хватает: на ком, как не на них вымещать дежурной бригаде раздражение за многочисленные недоделки в материалах, за то, что не может, тупица, за три минуты написать новый врез к чужому материалу, а потеет над ним уже полчаса?!

И когда очередной «радиоголос» провозгласил на всю уже полупустую контору мою фамилию — «Вершинина, в „дежурку“! Срочно!!!», — я даже не сразу сообразила, что это меня. А сообразив, подпрыгнула на стуле, вскочила и помчалась как ошпаренная на командный зов, моля Бога, чтоб не запутаться в здешних переходах и тупиках. И вдруг поняла, что на самом деле бегу не одна! Рядом со мной, легко и бесшумно, мчалась Людмила, — оказывается, и она осталась после работы, сидела, ждала этого решающего момента в своем кабинете, расположенном напротив вверенного ей отдела, не пожелав бросить меня здесь одну, как щенка в воду…

В «дежурку» я все же влетела впереди Милки и — тут же обмерла на месте под сердитым взглядом дежурного редактора — заведующего экономическим отделом газеты, грубого и вздорного мужика, проработавшего у нас не больше пары лет.

— Вы мне чего суете?! — яростно потрясал он в воздухе какими-то гранками. — Это не «галоша», а бред собачий, срочно другую — на «собачку»…

И как любому нормальному человеку, бредом мне показалось как раз то, что проорал этот краснолицый тип: какая «галоша», какая «собачка», он что, спятил?!

Ответить я не успела, за меня это сделала Милка.

— Заткнись, ты, мурло! — рявкнула моя спасительница. — Что, не видишь, она первый раз дежурит?

— А мне… — брызнул он слюной, очевидно намереваясь прямым текстом сообщить, до какого места ему наши штатные проблемы. Но Милка уже выхватила из его рук злополучные гранки и молниеносно выдернула меня в коридор, так что продолжения его речи я не услышала.

— Главное — никогда не пугаться незнакомых слов, нашенский сленг ты освоишь в два счета, — совсем другим, мягким голосом произнесла Людмила, одновременно ласково обнимая меня за плечи. — И никогда не спеши, ничего, подождут… Все равно каждый день газету «садим». А теперь слушай и запоминай, как это звучит по-русски: когда этот псих говорил про «собачку», он имел в виду объем… Пошли!

И уже в отделе, вызвав на экран компьютера страничку, украшенную сверху в точности таким же рисованным названием «молодежки», каким оно и было в реальности, на нашей первой полосе, пояснила:

— Видишь заголовок газеты? Это называется «фирма», а сам первый лист и есть «собачка»… От тебя требуется текст, по объему целиком и полностью умещающийся на этой страничке, под «фирмой»… Все просто!

— А «г-галоша»?.. — заикнулась я.

— Всего лишь жирный шрифт в конце, текст, как бы комментирующий основную мысль статьи… Садись, прочти спокойно и вдумчиво гранки и прокомментируй, как сочтешь нужным.

— Я? Сама?.. — не поверила я своим ушам, ощутив ответственность, показавшуюся непомерной.

— Ты. Сама, — твердо сказала Людмила. — Не думаю, что будут проблемы со стилем, но, когда напишешь, вначале покажешь мне.

Так я и сделала. И Милка, перечитав написанное мной дважды и внеся какую-то мелкую поправку, улыбнулась:

— Можешь отнести, очень даже недурственно, а главное — быстро… Молодец!

И собственноручно подписала состряпанную мной «галошу» в номер… За всю свою жизнь я не получала высших похвал, чем эти ее пустячные «молодец» и «недурственно»! Именно с таким ощущением и сердцем, переполненным искренней любовью и благодарностью к Милке, и мчалась я спустя еще минуту по коридору в сторону уже не такой страшной «дежурки». Странно, но я и сейчас думаю, что тот день был одним из лучших в моей жизни.


В покое нас менты оставили, когда за окнами редакции уже давным-давно постепенно загустевающие сумерки перешли в чернильную, с оранжевой подсветкой от многочисленных фонарей и реклам ночь. В лифте, а затем и на улице я оказалась почему-то вдвоем с Кириллом. То ли потому, что мы первыми — поскольку сидели с краю, ближе остальных к столу, облюбованному следователем Потехиным, — отговорили свои показания, ничем оригинальным не отличающиеся. Да и друг от друга почти не отличающиеся тоже. И, расписавшись под протоколом, который вел молоденький милиционер в форме, услышали — конечно, после предупреждения никуда, в том числе ни в какие служебные командировки, не уезжать, пока идет следствие, — что «можем быть свободны». То ли потому, что так задумал Николай Ильич — отпускать нас постепенно и по двое.

И мне, и Кириллу душный и застоявшийся, наверняка пропитанный насквозь бензинными парами воздух, встретивший нас за порогом огромной восьмиэтажной коробки — здания, совместившего в себе массу газетных издательств и типографию, — показался чистым и свежим, как лесной ветерок. Испытывая легкое головокружение, я автоматически взяла Кирилла под руку, и мы, не сговариваясь, двинули не в сторону метро, а к троллейбусной остановке. Я вообще не люблю подземку, а сегодня и вовсе не было такой силы, которая вынудила бы меня нырнуть в ее жадное, всепоглощающее жерло.

Брели мы медленно, и в нашем молчании тоже была какая-то медлительность. И я поневоле вздрогнула, когда Кирилл вдруг взял да и запел сипло, перевирая при этом мелодию: «По домам своим торопятся врачи, на Матросской Тишине огонь погас…» Любой корреспондент нашей газеты знает продолжение: «Только мерзнут на бульварах стукачи — стерегут они как проклятые нас…» Но в первый миг я не врубилась, что столь странным способом Кирилл намекает на то, что за нами «хвост», а грешным делом подумала, что мужик просто сдвинулся от пережитого… Хотя с Людмилой они не слишком-то дружили. Можно сказать, не дружили совсем, на наши посиделки она допустила Кирилла по настойчивой просьбе Василия с Николаем, частенько кормившихся за счет отдела писем… А потом я поняла, в чем дело, и испытала настоящее потрясение.

— Ты уверен?! — ахнула я.

— Почти… — пробормотал Кирилл. — А что незаметно — так они ж профессионалы…

— Глупости! — Я облегченно перевела дыхание. — Слежку устанавливают за настоящими преступниками, мы-то тут при чем?! Не такой все же идиот этот Потехин, да и Корнет с ним хорошо знаком… С какой стати?!

И я подумала, что Кирилл, похоже, и впрямь перетрусил почему-то куда больше остальных, а иначе чем объяснишь подобную глупость?..

Я покосилась на своего спутника, и ответом мне был его взгляд, преисполненный тоски. Решительно остановившись возле попавшегося на пути сквера, я дернула его, вконец раскисшего, за рукав рубашки:

— Кирюша, в чем дело? А ну говори!..

— Господи, ни в чем… — Его маленькие, беспомощные глазки, вопреки сказанному, забегали. Я вдруг ощутила волну ярости, поднимавшуюся из глубины моей измотанной за день души.

— Дурак! — сказала я. — Лучше говори правду, я же тебе не Потехин и даже не Корнет!

— Корнет и так знает… — моментально сдался толстяк.

— Да что знает-то?!

— Что у меня были причины… желать ей… ее… — выдохнул он и опять заткнулся.

— Боже мой… — Я ощутила подлинное облегчение и едва успела прикусить язык, не позволив вылететь ответной фразе типа «У меня тоже». Вовремя вспомнила, что у кого, у кого, но у меня-то этих причин не может и не должно быть точно.

— Рассказывай, — потребовала я. — Что за причины?

— Я… Я думал, ты знаешь… Подруги все же…

Мысленно сосчитав до десяти, я сумела взять себя в руки и как можно мягче пояснила:

— Возможно, и знаю. Ты только скажи, что именно?

— То, что она замужем была… Знаешь?

— Людка? Замужем?! Ну и ну…

А ведь я действительно думала, что знаю о Милке все!

— А при чем тут ты и твоя причина желать ей… Боже, Кирилл, ты хочешь сказать, что Милка была замужем за тобой?!

Вместо ответа Калинин шмякнулся на попавшуюся по дороге скамью и то ли вздохнул, то ли всхлипнул.

— Но когда? — Я никак не могла успокоиться, и веря, и не веря ему. Никакая сила в мире не могла заставить меня вот так, сразу представить Людмилу и нелепого, толстого Калинина в виде супружеской пары…

— В том-то и дело, — пробормотал Кирилл. — Пятнадцать лет назад. Почти пятнадцать…

— Стоп! — Я невольно вцепилась ему в руку. — Но ведь твоему старшему тоже почти пятнадцать?..

— Четырнадцать… — прошептал Кирилл и устремил на меня взгляд, полный боли и муки. — Сашке два месяца назад исполнилось четырнадцать, понимаешь? И он думает, что Катюша… Словом, он ничего не знает и думает, что Катя ему такая же родная мама, как Верочке, и…

Мое сердце забилось в два раза быстрее, а сознание отказывалось вмещать тот единственный вывод, который напрашивался… Никогда в жизни ни словом, ни намеком Милка, бессчетное количество раз повторявшая при разных обстоятельствах, что ей нечего скрывать, поскольку вся ее жизнь — открытая книга, не упоминала ни о каком своем замужестве, тем более о том, что у нее есть сын… Сын, которым она на протяжении многих лет шантажирует бывшего мужа.

Мое раздражение на Кирилла, на его «трусость», закомплексованность и даже на его ужасную способность потеть при малейшем волнении улетучилось в тот вечер моментально и навсегда, с первых слов, которыми он начал без всяких своих обычных «эканий» и «меканий» излагать эту историю. И по сей день сердце мое обмирает при мысли о том, что именно пришлось пережить Кириллу за прошедшие годы по милости моей лучшей подружки.

Никакой коренной москвичкой, как уверяла меня когда-то Людмила, она на самом деле не была. И возможно, одна из причин нашего, как я считала, взаимопонимания гнездилась пусть в отдаленной, но схожести биографий. Разница заключалась в том, что в столицу Милка заявилась не в двадцать с хвостиком, как я, а в трепетные шестнадцать. И в отличие вновь от меня же, не просто зная, чего именно хочет от жизни вообще и от Москвы в частности, но и заранее обдумав методы достижения своей цели… Методы, точнее, тот метод, на котором она остановилась, должен был сработать безотказно. И он сработал.

— Понимаешь, — вздохнул Кирилл, — я в свои тогдашние двадцать девять жил вдвоем с мамой, а баб… то есть женщин, боялся как огня. Ну была у меня пара романов, жутко неудачных, а так — работа в основном. В конторе, можно сказать, дневал и ночевал. «Свежеголовил» чаще положенного по собственной инициативе… Представляешь?.. И даже не сразу обратил внимание на появление Милки. Сама знаешь, у нас постоянно какие-то девицы в коридорах крутятся, покрутятся — и исчезнут, я и думал — очередная практикантка с журфака… Она выглядела на все двадцать, кто мог подумать, что малолетка?.. До сих пор не знаю, как она тогда в контору проникала — почти каждый день…

В отличие от Кирилла, последнее меня не удивило: по части проникновения в неположенные места Милка была прирожденным талантом. А судя по дальнейшим событиям, соблазнительницей она была тоже прирожденной, главное — «объект» в виде наивного толстяка Калинина избрала безошибочно. Кажется, я уже упоминала, что Людмила вообще редко ошибалась в людях. Во всяком случае, на моей памяти это произошло один-единственный раз.

Роковой вечер их с Кириллом романа пришелся как раз на его очередное «свежеголовство». Номер, как водится и как, видимо, водилось, несмотря на штрафы и в те далекие времена, был задержан. Калинин запомнил, что самая трудная по совковым временам первая полоса переверстывалась тогда дважды, правда не по вине дежурной бригады. Последнее важное в идеологическом отношении сообщение на нее пришло по телетайпу почти в полночь. И как раз перед этим он, к своему удивлению, обнаружил, что девочка Милочка почему-то все еще находится в редакции, да еще непосредственно в его родном отделе писем, где Калинин трудился тогда хоть и штатным, но еще рядовым корреспондентом.

— Я в отдел, — с горечью вспоминал он, — заскочил из «дежурки» за какой-то мелочью, гляжу — а она сидит там, вся зареванная… Я к тому моменту к ней уже относился… словом, хорошо я к ней тогда относился. Всполошился, конечно… Выяснять что да как бросился. Оказывается, ее в тот день хозяйка с квартиры выгнала — за неуплату… Сбрехала, конечно, а я, дурак…

Дураком он и в самом деле оказался знатным. Вместо того чтобы пристроить «несчастную» на одном из многочисленных диванов, имеющихся в те времена не только в приемной, но и в том же отделе писем, в половине третьего утра, когда номер наконец-то был подписан «в свет», Калинин отвез Милку к себе домой… То есть к ним с мамой, повергнув тем самым эту интеллигентную старушку, воспитанную в старых правилах, в настоящий шок. Правда, как раз в силу своей интеллигентности, мамуля все проглотила молча, постелив Людмиле в самой дальней от Кирилла комнате, благо квартира у них была огромная, можно сказать, барская: пятикомнатная и в центре…

Стоит ли говорить, что вся эта ситуация была «авторской», развивалась она по Милкиному сценарию и насчет шикарной квартиры она наверняка все выяснила заранее? Не нужно быть семи пядей во лбу, чтоб догадаться: в эту же ночь Людмила, дождавшись, когда старушка уснет, перебралась (разумеется, вся в слезах) в Кириллову постель под предлогом вспыхнувшей — конечно, с первого взгляда! — любви и немыслимой благодарности. О том, что ей едва сровнялось семнадцать, Калинин узнал на следующее утро. С соблазнением малолеток тогда было строго…

Забеременеть же она сочла нужным через два с половиной месяца. После того как убедилась, что калининская мама, в отличие от него самого, несмотря на интеллигентность, умеет быть твердой как сталь. В частности, в вопросах прописки у себя малознакомой девицы из провинции, авантюристки, подло пробравшейся в постель ее сына.

— Расписывали нас как раз по справке о ее беременности, — горько усмехнулся Кирилл. — Мама, узнав о грядущем внуке, разумеется, сдалась, буквально заболев от горя… Никогда себе не прощу, что именно эта история ее в конечном счете и угробила. Умерла она, когда Сашеньке было полтора года. Но к тому времени Милка уже год как нас бросила, зачем мы ей были нужны?.. На работу в нашу контору я ее устроил почти сразу после… Ну после той ночи. На журфак она осенью сама поступила, а Сашку не любила никогда, ни разу за шесть месяцев ночью к нему не встала, кормить грудью, чтоб фигуру не портить, отказалась еще в роддоме… Мама окончательно слегла, когда узнала, что Людмила подала в суд на размен. А на новую квартиру мы с Санькой переезжали уже вдвоем… Такие вот дела. Сыном она заинтересовалась, только когда Катюша в моей жизни появилась, ему тогда было два с небольшим.

— И что? — спросила я, хотя уже и так догадалась что.

Людмиле всегда доставляло удовольствие мучить неугодных ей людей, я знала очень хорошо. Неясно было одно: чем ее мог допечь безобидный Кирилл, благодаря которому, как выяснилось, у нее появилось буквально все, к чему она стремилась, как у меня — благодаря ей.

— Ты имеешь в виду, какого дьявола ей было от меня надо?..

— Но ведь любой шантаж преследует какую-то цель, — пожала я плечами.

— Вряд ли это можно назвать стопроцентным шантажом, — вздохнул он. — Просто из тогдашних старичков, на глазах которых это все случилось, только Корнет и остался. Все, особенно после девяносто первого, расползлись кто куда… Редактором у нас тогда был нынешний огоньковский, он тоже вскоре ушел. Словом, она меня предупредила: если от меня кто-нибудь хоть слово о нашем браке услышит — никакой спокойной семейной жизни мне не видать как своих ушей и Сашке скажет, кто его настоящая мама, а кто — чужая тетка… Ну и периодически обращалась, конечно, ко мне со всякими просьбами, в том числе денежными, хотя деньги просила редко…

— А что же Корнет? — поинтересовалась я.

— А ты что, не знаешь?

— Вообще-то знаю, — призналась я, — хотя никогда не думала, что он…

— Виталька тут ни при чем, — твердо возразил Кирилл. — Уж ты мне поверь, Милка любого мужика вокруг пальца обведет, тут мы все дураки, одним миром мазаны! Она, когда нашу с мамой квартиру делила, как раз у Оболенского и жила… Только он все равно умнее меня оказался — сумел с ней разбежаться. А она сумела с ним хорошие отношения сохранить… Как — не знаю, я не вникал… Корнет меня до сих пор на дух не перекосит… Но от проблем с Сашкой он далек, думаю, и вовсе не в курсе: это мы с Катькой все годы дрожим, что Милка рано или поздно сделает свое пакостное дело, собьет парня с панталыку, а он — он у нас и так сложный, подросток к тому же…

— Теперь уже не собьет, — напомнила я и тут же пожалела. Потому что несчастный Кирилл, издав мучительный стон, закрыл лицо руками.

— Извини, — расстроилась я. — Ради бога, Кирюша, прости меня, дуру, и прекрати, в конце концов, переживать заранее… Слышишь?! Я завтра же поговорю с Корнетом, он же вообще-то хороший мужик… Кирилл, ну возьми ты себя в руки!

Мне все-таки удалось его растормошить и, надеюсь, немного успокоить — своим обещанием поговорить с Корнетом.

Проклятый день наконец завершился. Мы оба с Калининым чувствовали себя совершенно разбитыми, думаю, ему было еще хуже, чем мне: если менты начнут копаться в Милкиной биографии, на их брак они наткнутся в первую очередь. И тогда за Кирилла действительно могут взяться всерьез… Собравшись с силами, мы все-таки доплелись до троллейбуса. Он, к счастью, подошел, несмотря на поздний час, сразу. Всю дорогу до моей остановки мы с Калининым молчали.

5

Моя тетушка на самом деле приходится мне вовсе не теткой, а двоюродной бабушкой. Но так уж повелось в нашей семье, что младшую сестру покойной бабули мы с мамой обе считаем, вопреки ее солидному, за семьдесят, возрасту, тетей. И обе зовем по имени-отчеству — Лилией Серафимовной. И опять же вопреки возрасту, на старушку она совсем не похожа: до сих пор не рассталась с высокими каблуками, элегантными костюмами, а в пышных белокурых волосах, обрамляющих правильное, овальной формы лицо, ни единого седого волоска. Сама она уверяет, что их просто не видно благодаря удачному в этом отношении природному цвету.

Но самые молодые на ее лице — глаза: аккуратно подкрашенные, светло-голубые, сияющие… Замечательная у нас тетушка! Со своей работой до конца она так и не рассталась. Конечно, уже не оперирует (Лилия Серафимовна — блестящий хирург), но консультирует и больных, и своих бывших, более молодых коллег.

Самое главное ее достоинство в моих глазах относится к тем качествам, которых мне всегда не хватало в матери: Лилия Серафимовна — человек почти мистически чуткий. В тот вечер, когда я ввалилась наконец домой, едва стоя на ногах, ей хватило одного взгляда, чтобы понять — случилось нечто из ряда вон. И, не сказав мне ни слова, ни о чем не спросив, как непосредственно с порога сделала бы это моя мамуля, она мгновенно направилась на кухню, поставила чайник и одновременно извлекла из глубины буфета заветную бутылку отличного армянского коньяка.

Конечно, я рассказала ей все сама, спустя минут пять после того, как содержимое налитой Лилией Серафимовной крохотной рюмочки достигло моего желудка.

Милку тетушка никогда не любила, однако напоминать мне о своем неоднократном пророчестве относительно того, что «Людмила плохо кончит», даже не подумала. Вместо этого она сделала единственное, в чем я в тот момент нуждалась, — собственноручно постелила мне постель и едва ли не под руки отвела спать, забрав будильник с моей тумбочки в свою комнату. Справедливо предполагая, что сама я утром его могу и не услышать.

Коньяк сделал свое дело, отключилась я сразу, хотя, добираясь до дома, была уверена, что сегодня ночью мне не уснуть ни за что и ни под каким видом. Первые комментарии к случившемуся я услышала от нее только после завтрака.

— Вот что, Мариша, — голос тетушки, как обычно, был спокойным, даже спокойнее обычного, — я понимаю все, что ты сейчас чувствуешь, понимаю, какой ужас все это вызывает… И все же, дорогая, возьми себя в руки и настройся на терпение, причем терпение бесконечное. Следствие — процесс крайне неприятный, долгий, но, к сожалению, неизбежный. Постарайся на этого Потехина не настраиваться заранее как на врага, его службе не позавидуешь… И второе. Ты сама-то веришь, что это сделал кто-то из ваших?..

Вопрос был задан в точку. Хотя все обстоятельства Милкиной гибели очевиднейшим образом свидетельствовали о том, что ее убийца находился за нашим столом, поверить в это я не могла. В тысячный раз, теперь уже вслух, перебирая по одному участников роковых посиделок, я ощущала все более глубокую растерянность и недоумение: кто?!

Ну не Рудик же, целую прорву лет влюбленный в Милку всем своим мягким еврейским сердцем, готовый ради нее перестать дышать? Рудик, с которым она наконец-то за все годы их знакомства переспала пару раз то ли из жалости, то ли из любопытства, подарив тем самым нашему фотокору несбыточные надежды, не успевшие еще окончательно рухнуть?..

И не Василек с Колей — прозванные «близнецами» за дружбу не разлей вода, относившиеся к своей заведующей с глубоким почтением?

Конечно же не Кирюша, насмерть перепуганный, но в жизни не способный даже жука обыкновенного раздавить… Не я. Ну а об Анечке, едва начавшей свой трудовой путь в нашей конторе, маленькой восемнадцатилетней дурочке, принятой к нам по какому-то блату, балованной доченьке неведомых богатых родителей, и говорить смешно…

— Не верю, — заключила я твердо. — Не верю — и все тут!

— Но при этом ты должна понимать, — продолжила тетушка, — что следствие, во всяком случае на самом длинном, первом этапе все равно сосредоточится именно на вас.

Я посмотрела на Лилию Серафимовну вопросительно, понимая, что она не просто колеблет воздух, а идет к чему-то конкретному.

— А поэтому, — подтвердила тетка мою догадку, — говорить с вашим Корнетом ты будешь не только о Калинине. В первую очередь о необходимости с его стороны как можно быстрее начать свое собственное расследование… Я читала его статьи, они мне нравятся. У него ясное мышление, безупречная логика и по части фактов — абсолютная честность. А судя по самим фактам, еще и упорство, которому позавидует носорог, без упорства такие факты просто не нарыть.

— Согласна, — кивнула я. — Но у этих… Ну у ментов, куча людей в распоряжении, лаборатории там всякие, и вообще… Какой смысл Витальке их дублировать?

— А кто сказал про дубляж? — удивилась она. — Нет, моя милая, я имею в виду совсем другое. Ты должна убедить Оболенского заняться внешними обстоятельствами, связанными с Людмилой… Зная ее, могу голову положить на плаху за то, что врагов у твоей Милы хватало. А среди них вполне может находиться и убийца, достаточно умный, чтобы уничтожить ее чужими руками, понимаешь?

— Как это — чужими? — удивилась я.

— Ну, допустим, гипотетическая ситуация: некто неизвестный под выдуманным предлогом уговаривает ту же вашу молоденькую дурочку подсыпать Людмиле в вино порошочек, являющийся ядом… При этом убеждает девчонку, что порошок — всего лишь снотворное… Ну или еще что-нибудь в этом духе…

— Например, сыворотка против лжи! — фыркнула я, включаясь в теткины фантазии.

— Например, — спокойно кивнула она. — И конечно, увидев, чем именно является порошок на самом деле, подсыпавший не признается в содеянном даже под пистолетом… То есть как раз под пистолетом-то и не сознается. А смеешься ты напрасно! Факт, необъяснимый лишь для того, кто знает близко участников вашего празднества, налицо!

Я задумалась. И очень скоро поняла, что в тетушкиных словах действительно есть рациональное зерно. А если так, кому, как не Корнету, взяться за расследование этих самых невероятных и, как выразилась Лилия Серафимовна, «внешних» обстоятельств?.. То, что менты займутся ими не скоро (если вообще займутся), для меня было очевидно.

…Поговорить с Корнетом мне удалось только после обеда, хотя стремилась я к этому с самого утра, едва переступив порог редакции. Но внутренний телефон заголосил, как только я кинула свою сумку фасона «бисекс» на стул. Секретарь Гришани предлагала мне срочно явиться пред светлые очи бывшего супруга…

За три года, прошедшие с момента нашего развода, а особенно за последние пять или шесть месяцев, миновавших после развода Грига с его второй женой — актрисой, он старался общаться со мной наедине как можно реже… Второй брак Грига, стремительный, как молния, свершившийся буквально на моих глазах, видимо, призван был, кроме всего прочего, подвигнуть меня, наконец, на уход из конторы по собственной воле… Бывший муж меня недооценил, если и впрямь на это рассчитывал. Не было в мире силы, способной заставить меня расстаться с газетой!

Даже в тот момент, когда, узнав о его новой свадьбе — в отличие от нашей с ним очень пышной, почти демонстративной, — я рыдала, катаясь по полу в Людкиной уютной квартире… И именно это и выкрикивала вслух в передышках между взвизгиваниями своей первой в жизни истерики.

Милка привезла меня к себе насильно, с помощью Рудика запихнув в нашу разгонную машину, предназначенную исключительно для дежурной бригады. Сама я не поехала бы к ней никогда — в силу обстоятельств, речь о которых впереди.

Надо отдать ей должное: почти сутки она, бросив все свои неотложные дела, перенеся на неделю горящее интервью с кинозвездой, и без того едва согласившейся с ней встретиться, возилась со мной, проявляя поистине материнское терпение, почти нежность. Хотя последнее Милке свойственно не было в принципе.

— Ласточка моя, — увещевала меня Милка, — с какой стати ты уйдешь из газеты именно теперь? Сама подумай, как это будет выглядеть: получается, пока тебе было у нас хорошо, пока твое положение в конторе было явно особым, ты работала и все тебе нравилось. А как только стало плохо — и газета больше не нужна?!

— Плевать! — рыдала я. — Плевать-плевать-плеватъ!..

— Нет, не плевать! — рычала подруга. — А я — я-то сколько сил в тебя вложила?! В том числе чтобы обучить тебя, идиотку провинциальную, дурищу наивную, разделять личное и профессиональное!.. Скотина ты неблагодарная, сволочь!..

Вот такими вот методами Милка и привела меня в итоге в чувство, вперемежку с подобными увещеваниями вливая в меня небольшими порциями алкоголь. Но при этом внимательно отслеживая, чтобы не споить до беспамятства… Она добивалась не моей отключки от ситуации, а моего вполне осознанного принятия случившегося. Ей это удалось, как вообще удавалось все, к чему Людмила стремилась. Спустя пару дней с фальшивым больничным на руках, состряпанным моей тетушкой по Милкиному наущению, я как ни в чем не бывало уже сидела за своим рабочим столом, внешне вполне спокойная, да еще с улыбкой совсем, в отличие от больничного, не фальшивой.

…Переступая порог Гришаниного кабинета, я поневоле вспомнила давно забытые ощущения — волнение и трепет на входе в святая святых…

Вид у Грига был не просто усталый. Выглядел он так, словно едва успел подняться с постели после тяжелой болезни: синяки под глазами, потускневшая шевелюра светлых, как лен, волос, ввалившиеся щеки на его и без того аскетичном лице. Темно-серые, редкого оттенка глаза моего бывшего мужа на этом сомнительном фоне выглядели почти жгуче-черными…

Мои обоснованные ожидания грома и молнии, в том числе и по поводу самого факта пьянки, не оправдались впервые в жизни.

— Садись… — Он устало кивнул мне на ровный овал стульев, окружавших стол заседаний, примыкавший к его собственному столу. — Нет, поближе…

Последнее замечание касалось моей попытки сесть как раз как можно дальше. Вздохнув, я перебралась на ближайший к Григу стул и погрузилась в выжидающее молчание. Мне очень не хотелось, чтобы он заметил ту боль и сочувствие, которые я в тот момент испытывала к нему. Ведь я понимала, что редакцию он вчера покинул, вероятно, под утро, не раньше, что именно с ним состоялся у Потехина самый длинный и самый неприятный разговор. И я еще не забыла о том, что Григу, чтобы ощущать себя в форме, требуется сна даже больше, чем обычным, нормальным людям, — не меньше десяти часов…

— Мариша… — Я вздрогнула от неожиданности — так он называл меня только дома, в годы нашего брака. — Тебе сейчас будет трудно, очень трудно… Взять отдел на себя больше некому. И вопреки всему, сделать это придется тебе…

— Мне?.. — потрясенно переспросила я. Вот уж чего я не ожидала, так это повышения по службе. Совершенно очевидно, если иметь в виду Гришанино поведение, что на самом деле он по-прежнему жаждет избавиться от меня вообще — раз и навсегда… В чем, в чем, но в одном Милка точно не лгала: только благодаря ее небывалому упрямству и бесстрашному хамству я заполучила должность старшего корреспондента полтора года назад. Разумеется, после парочки скандалов, состоявшихся между Людмилой и противившимся этому Гришаней…

— Тебе… И сразу, чтоб не забыть. — Он поднял на меня наконец глаза, а я, напротив, отвела взгляд, все еще боясь оказаться застигнутой на сочувствии. — Необходимо интервью с Кариной, чем быстрее, тем лучше. Людмиле, кажется, удалось достичь с ней предварительной договоренности, где-то в ее кабинете должны быть все реквизиты Каревой… Первое, что нужно сделать, — отыскать их и связаться с ней.

Итак, вместе с Милкиной должностью мне, похоже, свалились в наследство и ее приоритеты: со звездами шоу-бизнеса уровня Карины Каревой или просто, как ее чаще всего называли, Карины, интервью делала только Милка. Мне до сих пор доставались звездочки помельче, из тех, кто за подобные материалы платит нашему изданию деньги, и немалые. В основном это певички, находящиеся в самом начале своего пути на эстраду, сумевшие тем или иным способом обрести спонсора… Способ, как правило, маячит где-то рядышком с древнейшей профессией, если красотке не удалось еще заполучить доброго и богатого супруга, готового потакать ее капризам…

— В общем, разберешься… Давай, детка, вперед и с песней… — страдальчески усмехнулся Григ.

Опомнилась я только на пороге его кабинета — в точности как в далекий-предалекий день нашего знакомства. И, повернувшись, вновь точно так же, как тогда, встретилась наконец с ним взглядом — совсем не злобным, а грустным и… и мягким.

— Ты хочешь сказать, что я должна перебраться… в ее кабинет?..

— Конечно, — улыбнулся Григ. — Ты же не и. о., это сразу и постоянно.

— Вот так вот сразу? — все еще не верила я происходящему.

— Вот так вот сразу, — подтвердил мой бывший муж.

6

Так же, как большинство сотрудников нашей конторы, я недолюбливала Оболенского. Не из черной зависти, а за присущее ему высокомерие по отношению к коллегам, которое он даже не трудился скрывать. И ничуть не удивилась почти демонстративной неохоте, прозвучавшей в его «Ну давай…» в ответ на просьбу поговорить.

Пристроились мы с ним в одном из самых глухих уголков редакции, под разлапистой пальмой, в самом дальнем от кабинета главного редактора коридоре. Во-первых, тут можно было курить, во-вторых, имелся широкий подоконник для сидения, в-третьих, по негласной традиции никто и никогда не навязывал свою компанию здешним посетителям, справедливо полагая, что люди уединились не просто так, а для секретного разговора.

Совершенно неожиданно для себя я начала вовсе не с того, с чего собиралась, а с вопроса о тете Вале, которую уже должны были оповестить о случившемся.

— Эта ваша маленькая идиотка… Как ее там?.. — На мгновение лицо Корнета исказила злобная гримаса.

— Аня?

— Аня, Маня, Таня… Оповестила ее с порога, ну а остальное — сама додумывай… Словом, хотя ее сестра оклемалась, Валентины сегодня не будет… Ты меня что, из-за этого сюда заволокла?

Виталий подозрительно глянул на меня и пожал плечами.

— Нет…

И я перешла к сути дела. По мере нашего разговора вечная ироничная масочка, с которой Корнет перемещался, как правило, по конторе, к моему огромному облегчению, постепенно сползала и, наконец, сползла совсем. Лицо из-под нее показалось самое обычное, человеческое, никакой гордыней не отмеченное… Надо же!

— В этом что-то есть… — пробормотал Виталька, когда я умолкла. — Я имею в виду твою мысль насчет внешних обстоятельств… Ну а Калинин — чтобы вообразить этого потливого труса убийцей, надо, по-моему, обладать вконец извращенным воображением… Я, кстати, и не собирался докладывать Потехину насчет Милкиного брака. Так что успокой эту тварь дрожащую… Наверняка ведь сам тебя просил утрясти со мной эту проблему!

— Вовсе нет! — возразила я, решив не вдаваться в подробности.

— Ну ладно… Вернемся к нашим баранам. Ты сама-то как представляешь — с чего начинать? С личных знакомых или, скажем, с Людкиных самых скандальных статей, по которым у нас были судебные процессы?

Это было что-то новенькое! Не припомню случая, чтобы великий Оболенский снизошел до совета со своими коллегами! Надо полагать, знак уважения ко мне, грешной?

Надеюсь, когда я заговорила, изумление в моем голосе все же не прозвучало.

— А много было к ней судебных исков? Лично я помню всего два, причем один и вовсе дурацкий… По той статье, где она указала реальный возраст певицы, а та взбеленилась, поскольку косила под нимфетку…

Мысленно что-то перебрав, Корнет кивнул головой:

— Точно! А я как раз про эту-то и забыл… Следовательно, всего за последние пять-шесть лет — четыре… И кстати, нимфеточку ты зря недооцениваешь: эти шлюшки при всей своей субтильности мстительны, как слонихи. Если помнишь, после Милкиной статьи карьера певицы довольно быстро пошла к закату. Вполне можно увязать то и другое… Надо понимать так, что ты предлагаешь начать с газетных проблем?

Я кивнула.

— Личная жизнь Милы тебя все равно приведет сюда. В сущности, ничего и никого, помимо конторы, у нее не было, сам знаешь… В том числе мужики…

Мой язык, во всяком случае до такой степени, редко опережал сознание. Едва брякнув насчет мужиков, я сообразила, что автоматически включаю в число подозреваемых своего собеседника, и, к немалому моему ужасу, почувствовала, как меня бросило в краску. Но только ли Корнета?.. А как насчет самого Грига?.. При этой мысли мое сердце мгновенно екнуло и тоскливо заныло. Как… как я могла такое брякнуть?! Ведь и Корнету наверняка известно про отношения Людмилы с Гришаней, да еще, боюсь, куда больше, чем мне… Ему всегда все известно! Как же я пожалела в тот момент, что пошла на поводу у тетушки и вообще затеяла этот разговор!..

Но Оболенский, надо отдать ему должное, отреагировал вполне достойно. Конечно, ироничная ухмылочка на его физиономии снова мелькнула, но заговорил он вполне спокойно, почти безразлично и как-то по-деловому.

— Ну о себе-то я точно знаю, что ни сном ни духом… То, что было у нее с кем-то десяток лет назад, думаю, вообще можно не учитывать. Тут речь не только обо мне, думаю, ты в курсе.

Я облегченно перевела дыхание и поспешно закивала. Значит, Корнет считает, что Милкин роман с главным редактором никакого продолжения после нашего развода не имел, — и слава богу! В тот момент я бы скорее согласилась сдохнуть на месте, чем проинформировать его об истинном положении вещей…

— Ну и славно, — ухмыльнулся он. — Таким образом, пора сосредоточиваться на скандальных статейках убиенной… Прости! Да, кстати… — Он полез во внутренний карман своей ветровки, которую не снимал даже в жару, и достал какой-то листочек. — Потехин просил тебе передать. Вместе с уверениями, что это необходимая формальность, а не свидетельство того, что ты подозреваемая номер один.

Спустя секунду у меня в руках оказалась первая в моей жизни повестка в нашу районную прокуратуру, в которой мне предлагалось явиться в двенадцатый кабинет завтра в девять тридцать утра.

Очевидно, на моем лице в этой связи отразилось что-то эдакое, потому что Корнет вдруг проявил сочувствие:

— Ну-ну… Не расстраивайся, это действительно обычная формальность. Не думаю, что Николаю придет в голову заподозрить в убийстве Людмилы ее лучшую подругу…

Однако, подняв глаза и посмотрев на Оболенского, я обнаружила, что, вопреки сочувствующим интонациям, смотрит он на меня с интересом, даже не пытаясь это скрывать. Мои колебания не были долгими. В конце концов, если мы хотим достичь результата, если мы этого действительно хотим, главное условие такого необычного сотрудничества — абсолютная честность друг с другом… Даже если при этом испытываешь ощущения человека, бросающегося с обрыва в ледяной омут.

Я крайне редко поступаю очертя голову, но тут… Видит Бог, я просто не могла допустить, чтобы следствие по убийству Милки окончилось ничем или случилось и вовсе ужасное — пострадал невиновный. Кроме того, я понимала: чем дольше это проклятое следствие будет длиться, тем больше грязи, да и просто неприятных и не подлежащих огласке подробностей о жизни каждого из нас всплывет на поверхность. Станет, как говорят теперь слишком часто, достоянием гласности. А возможно — кто это может знать? — и сломает кого-то из нас необратимо, навсегда.

— Наши отношения с Милой не были такими однозначными, как ты представляешь, — начала я решительно.

— Да?

— Да! И если тебя интересуют детали — это отдельный разговор. А если по сути — можно и кратко: иногда одного и того же человека любишь и ненавидишь одновременно…

Честное слово, он посмотрел на меня чуть ли не восхищенно.

— А ты, похоже, честная девушка, а? Нет, детали, которые ты готова изложить, меня не интересуют, во всяком случае пока. Кое-что и для меня не тайна… И если уж у нас пошла такая пьянка, беру тебя в помощники… Согласна?

— Очень! — ответила я невпопад, и мы оба, тоже не к месту, рассмеялись с видимым облегчением. Все-таки до чего же приятно иногда расставить точки над «и»!

— Тогда вот что, — произнес Виталька уже вполне деловым тоном, — через пару денечков я озабочу тебя каким-либо заданием типа разведки-экскурса в недалекое прошлое… По этим самым ее статьям. Так что ты, несмотря на новую должность, распределяй дела так, чтобы и для этого найти время… О'кей?

— Похоже, ты в курсе всего, что случается в конторе, чуть ли не заранее, — вздохнула я. — В нашем отделе и то пока не знают, кто их новая заведующая, я никому не говорила, а ты…

— А я в курсе. У меня должность такая, курсовая… Кстати, странно, что ты до сих пор не поинтересовалась моим времяпрепровождением вчерашним вечером.

— Во-первых, я и без того знаю, что ты чаще всего почему-то пишешь свои нетленки в конторе по вечерам, а не дома. Во-вторых… А правда, как ты к нам попал — услышал Анькин визг?.. Нет? Не может быть, твой кабинет от нас далеко. Так как?

— Легко, — улыбнулся Виталий. — Я шел к Миле. Забыл ей днем отдать одну штуку, которую теперь отдам тебе — прямо сейчас, иначе опять забуду… Но учти: не вздумай вообразить, что я и впредь буду потеть вместо тебя для вашего отдела.

Виталий снова полез в свой волшебный карман и извлек оттуда еще один листочек бумаги. Взяв и его в руки, я обнаружила на нем то, что абсолютно безрезультатно искала почти все утро после разговора с Григом: те самые реквизиты Карины, которые предположительно должны были находиться среди настольных развалов теперь уже моего кабинета.

Слова Оболенского меня все-таки задели.

— Ясное дело, я не Людмила, с какой стати тебе стараться вместо меня?

— Ну-ну… — Он снова усмехнулся. — Не так уж часто я ей помогал — во-первых. Ну и десять лет тесной дружбы что-то значат — во-вторых.

— Вот и я о том же, — вздохнула я и глянула на Корнета с подозрением. — Калинин вон тоже, вероятно, по дружбе ей периодически помогал…

Оболенский в ответ только фыркнул:

— Воображаю, какую ценную помощь он ей оказывал, наш толстячок! Он, конечно, многое может со своими письмами от разнообразных придурков… Не тот уровень был у Милки, дорогая, чтобы пользовать Калинина, это он так говорит. А ты уши подставляешь.

Разумеется, я прикусила язык, поняв, что далеко не во все детали взаимоотношений Милы и Кирюши был посвящен наш ушлый спецкор. Похоже, Калинин оказался в этом случае прав, в каком-то отношении все мужики действительно мазаны одним миром. И Корнетом Милка вертела с той же легкостью, что и им самим. А возможно, Оболенский все-таки о чем-то умалчивает, и вертела она им тем же способом, что и Кириллом? Но чем, скажите на милость, можно шантажировать удачливого Корнета? Ничем!

Насколько я знала, Корнет жил один, в огромной профессорской квартире, доставшейся ему от умерших интеллигентных предков. Большинство комнат, по словам тех редкостных избранников, которым довелось там побывать, Оболенский запер. Убираться на всей доставшейся в наследство территории ему не очень хотелось, да и та единственная комната, которой он пользовался, была, говорят, захламлена до неприличия. Для приема гостей Корнет использовал кухню, а куда приводил своих девиц — этот неизбежный атрибут холостяцкой жизни, — неизвестно. Не знаю, как остальных наших, но лично меня это не интересовало — так, к слову пришлось. Мы с ним не только не дружили, но до всей этой истории и общались-то крайне редко: наши пути в конторе практически не пересекались.

В тот день, расставшись с ним после «тайного сговора», я хмуро потащилась на свое новое рабочее место, обдумывая, как и в каких словах сообщу ребятам, кто их новый непосредственный руководитель.

Могла бы и заранее догадаться, что эта новость для них уже не новость: в газетных редакциях любая информация распространяется молниеносно, словно просачиваясь сквозь стены. О том, что данный случай не исключение, я поняла, едва войдя в отдел, встретивший меня, во-первых, полным составом, во-вторых, молчанием и взглядами.

Молчание было дружным, а взгляд у каждого свой. Больной, словно у побитой собаки, у Рудика, выжидающий у обоих «близнецов», заискивающий у Анечки… Мне стало тошно. По натуре я прирожденный демократ, и опасение, что с руководством у меня ничего не получится, имело под собой почву. Наверное, от первого момента зависело многое, но я так и не надумала, каким именно тоном мне сообщать ребятам, теперь уже чисто формально, эту новость. Ну не рявкать же, если возникнет необходимость, как делала это Людка? Ей все прощалось, поскольку все ребята были в курсе Милкиного взрывного, но и очень отходчивого характера. Больше всего я боялась нечаянно впасть в менторство и, подумав, решила махнуть рукой на заботу о своем будущем авторитете. Как выйдет — так и выйдет…

Глянув на молчаливых и мрачных сотрудников, я вздохнула.

— Судя по всему, все в курсе, — не стала я кривить душой. — Ну и чего вы от меня ждете?..

Ответа не последовало, и я продолжила.

— Не дождетесь! — сказала я. — Больше всего на свете мне сейчас хочется «забыться и заснуть», так же как и вам… Так что работайте, пока не очухаюсь и не разберусь с делами, по старым рельсам и планам. Если кто-то жаждет поменяться дежурством по номеру, не забудьте оповестить меня накануне…

И я вышла из отдела, так и не услышав от своих неожиданно образовавшихся подчиненных в ответ ни звука. Да и что тут скажешь?..

7

Шесть лет назад я далеко не сразу осознала, что мой непреходящий восторг по поводу волшебно свалившейся работы в столь заветном месте, как наша «молодежка», зиждется на самом деле не на одном, а на двух китах. Не сразу поймала себя на обретенной чуть ли не с первых дней привычке крутиться возле «дежурки» — по делу и без оного, — расположенной рядом с приемной Грига… Дело было не только, а порой и не столько в горячо любимой работе, неожиданно оказавшейся мне по плечу, но и в стремлении как можно чаще видеть его, словно случайно сталкиваясь в коридорах редакции…

Я поняла это примерно через месяц, в тот день, когда Гришаня неожиданно вызвал меня к себе и дал персональное задание — факт, когда речь идет о новичках, невероятный. Задание сводилось всего лишь к платному интервью с какой-то начинающей певичкой, в точности такое я уже успела сделать к тому моменту, и сделать неплохо. Так что никакой необходимости в персональном собеседовании не было, все можно было передать через Людмилу, как обычно. Но я проработала в конторе еще слишком мало, чтобы это понять. И, сидя напротив Грига, не смея поднять на него глаз, холодела от ужаса перед собственным внезапным озарением: я поняла, что влюблена в своего главного редактора по уши, влюбилась с первого взгляда, как это бывает исключительно в плохих женских романах, и никакая сила в мире не поможет мне выкинуть его из своего сердца… Именно в таких сентиментальных выражениях и происходил упомянутый процесс осознания реальности.

Разумеется, я плохо понимала, что именно говорит мне в этот момент сам Григ, зато поняла наконец, что на горизонте наших с Милкой отношений маячит одна, но грозная черная туча: в моем сознании прочно застряли ее слова, произнесенные в день нашего с ней знакомства: «Я сплю с главным»… Вспомнив их, я почувствовала молниеносно ударяющую в самую душу тревогу!.. И какой же скотиной надо быть, чтобы влюбиться в мужчину своей подруги, так много для меня сделавшей!..

Неожиданно я не просто услышала его голос, но и. поняла смысл произносимых Григом слов, — скорее всего потому, что его обычная спокойно-рассудительная и деловая интонация сменилась совсем иной, встревоженной:

— Мариночка, с вами все в порядке?..

Очевидно, мое внезапное озарение проступило на моей же физиономии огненными буквами. Поняв это, я собрала всю свою волю в кулак и, подняв наконец на него глаза, пропадая от стыда, молча кивнула. Больше всего на свете теперь мне хотелось оказаться от него на расстоянии, измеряющемся в световых годах.

Григорий, как я тогда полагала, решительно не понимающий моего состояния, стремительно поднялся из-за стола и в мгновение ока оказался рядом со мной. Я прореагировала инстинктивным желанием сбежать из кабинета как можно быстрее и тоже вскочила, только осложнив тем самым ситуацию.

— А по-моему, вы несколько переутомились, — произнес он заботливо и, приобняв меня, уже двинувшуюся в сторону двери, за плечи, высказал предположение, что я, пожалуй, судя по объему работы, которую успеваю сделать за день, обеденный перерыв свой систематически игнорирую.

Первое в жизни прикосновение моего тогда еще будущего мужа я не забуду никогда. Никогда не забуду, что одного его легкого касания и тогда, и после хватало на то, чтобы все мое существо отзывалось огромным, всепотопляющим желанием слиться с этим отчего-то вовсе не чужим, а неправдоподобно родным человеком в одно целое… Господи, как мне тогда удалось не броситься, как последней дуре, в его объятия, а, напротив, на немыслимой скорости устремиться прочь из кабинета? Должно быть, помог жгучий, почти непереносимый стыд и перед ним, и перед Людмилой… Однако судьба продолжала гнуть свою линию, да еще в неправдоподобно высоком темпе.

До нашего отдела добраться мне не удалось: тормознула Милка, вопреки обыкновению хмурая, как осеннее ненастье.

— Зайди-ка. — Она распахнула передо мной двери своего кабинета, которые тут же плотно прикрыла, едва я вошла и почти без сил брякнулась на стул.

— Чего от тебя хотел этот сукин сын? — поинтересовалась Людмила голосом, от которого в моей душе немедленно поднялась волна страха. — Он тебя что, обтяфкал? Что ему там неладно?

— Что ты… — пролепетала я. — Нет-нет, он… Просто дал задание.

— Какое еще задание? — Она уставилась на меня с искренним недоумением. — Какое может быть задание моему сотруднику за моей спиной?!

И Милка грубо выругалась.

Я испугалась по-настоящему, только тут сообразив, что произошло. И, с трудом припомнив детали разговора с Григом, кое-как пересказала ей суть разговора с главным, разумеется опустив последнюю часть нашего общения. Милка выматерилась еще раз. После чего все-таки пояснила свою бурную реакцию на поступок Грига.

— Этот гад специально проделал все за моей спиной, чтобы меня взбесить! — сказала она. — Вначале трахает, а потом, видите ли, на место начинает ставить… Только со мной у него этот номер не пройдет, не на ту девушку нарвался, милый…

Она задумчиво покачала головой и присовокупила:

— С места мне этого не сойти, если я нашего Гришечку на себе не женю… Окручу, как ласточку!

Я похолодела, еще не зная, что это Людкино намерение станет, и очень скоро, тем самым единственным случаем на моей памяти, когда Милка недооценила противника.

Дальнейшие откровения Милки по поводу состоявшегося накануне выяснения отношений между ней и Григом вопреки всем увещеваниям совести привели к тому, что впервые в моей душе шевельнулась слабенькая, но надежда: а вдруг… вдруг?..

Суть откровений состояла в следующем: предыдущим вечером вместо заранее запланированного свидания Григорий, подарив Людмиле изысканный букет темных роз, вежливо, но твердо, не потрудившись назвать причину, прекратил их «особые» взаимоотношения, высадив мою подружку из своей машины возле подъезда ее собственного дома. Разумеется, при этом заверив ее, что взаимоотношений сугубо производственных все это ни в коей мере не касается…

— Дерьмо! — Милка уже не говорила, а скорее шипела. — Еще не родился на свет мужик, который бросил бы меня по собственной инициативе!

Я ей и верила в тот момент, и не верила. Верила потому, что Милка, не будучи классической красоткой, обладала столь сильной сексапильностью, что это чувствовали всей шкурой не только мужчины, но и женщины. Я и сейчас могу сказать, что за всю свою жизнь не встречала никого, кто мог бы соперничать с Людмилой в этом отношении. И уж конечно не я сама.

В отличие от рыжеволосой, зеленоглазой Милки с ее кошачьей мордашкой и фигурой Брижит Бардо, я представляю собой тип куда более заурядный: хрупких темноглазых брюнеток, скорее миловидных, чем красивых, без особых изъянов, но и без бросающихся в глаза достоинств. Наверное, самое красивое в моей внешности — волосы, густые, пышные и длинные, почти до пояса. Единственное, в чем я ослушалась моего идола, как раз волос и касалось: стричь их я отказалась наотрез даже ради молодежного стиля, принятого в конторе. Вместо этого просто перестала заплетать косу, предоставляя своей гриве полную свободу воли. И хотя такая прическа (если это и впрямь прическа) шесть лет назад как раз успела выйти из моды, Милке пришлось с моим упрямством смириться.

А не верила я впервые за все время нашего знакомства своему идолу, конечно, потому, что мне хотелось, чтобы Григ оказался тем самым единственным на свете мужиком, устоявшим перед Милкиным напором и ее прелестями, с которыми, увы, был знаком уже близко… О муки ревности! Как же разрывалось в тот момент мое глупое и наивное сердце! Знать бы мне тогда, сколько мук еще более жестоких ожидает впереди!

Впрочем, ситуацию бы это знание наверняка не поменяло: слишком неожиданно сильным оказалось то, что удалось, на беду, пробудить во мне Григорию.

В конце дня я Милкиными стараниями и узнала впервые о том, каким именно образом ухитряется наш главный подхватывать — в прямом смысле слова — девиц. Узнала о существовании окна в конце одного из коридорных тупичков, которому суждено было сыграть в моей судьбе роковую роль.

— Пойдем-ка глянем кое на что, — решительно не попросила, а распорядилась Людмила, заглянув в отдел около шести вечера. И, увлекая меня за собой, на ходу сообщила: — Хочу выяснить, какая из наших многочисленных шлюх посмела перебежать мне дорожку…

Из упомянутого окна открывался обширный вид на всю площадь с метро в самом ее центре. А помимо площади — на перекресток, к которому неизбежно двигались все машины от здания, куда бы они ни направлялись, благодаря одностороннему движению.

Своего наблюдательного пункта мы достигли как раз вовремя, чтобы увидеть темно-зеленый «опель» Григория, двигавшийся к светофору.

— Гляди и запоминай, — продолжала распоряжаться Людмила. — На этом месте наш сукин сын и назначает свои свиданки, девки его тут ждут, он слегка тормозит, открывает дверцу, подхватывает очередную на ходу и — вперед!.. Думает, идиот, что никто не видит и соответственно не знает… Да вся контора в курсе!

Она нервно рассмеялась, продолжая одновременно неотрывно следить за «опелем», медленно в общем потоке приближавшимся к перекрестку. Мои собственные ощущения и тогда с трудом поддавались описанию: горечь разочарования, боль, рыдания, готовые вырваться на свободу, и… непреодолимое желание сейчас, немедленно оказаться рядом с ним, услышать от него, что все сказанное Людмилой — ложь, простительная оскорбленной и брошенной женщине…

«Опель» продолжал двигаться, мучительно медленно плыть по направлению к углу. Светофор мигнул желтым глазом, и почти сразу зажегся красный, остановив поток машин. Напряжение достигло своей высшей точки — даже Милка умолкла. Так, в полном молчании, мы и простояли с ней до момента, когда, дождавшись зеленого света, Григ, и не подумав перестроиться в правый ряд, спокойно миновал последний отрезок улицы и угол, на котором, вопреки Милкиным предположениям, его никто не ждал.

Ох, каких же усилий стоило мне скрыть от подруги свое внутреннее торжество! А я именно торжествовала, совершенно не понимая, что если какое-то событие не произошло сегодня, оно может произойти завтра. И была почти счастлива и в то же время опасалась, что не сумею скрыть свое состояние от Людмилы… Напрасные тревоги. Она просто не способна была ни замечать, ни думать ни о чем и ни о ком, кроме собственных проблем и персоны.

С этого момента совесть меня больше не мучила. А судьба продолжала подыгрывать мне изо всех сил. Перебесилась Людка уже через неделю, внезапно увлекшись известным кинорежиссером, с которым делала очередное интервью. Крутые повороты вообще были ей свойственны. И, влюбившись в знаменитость, она все силы бросила на обольщение уже не слишком молодого, но все еще охочего до баб киношника, почти перестав на какое-то время появляться в конторе, совершенно искренне потеряв на этот период интерес к Григу.

На следующий день я летела в контору на крыльях, не подозревая, какое жестокое разочарование меня поджидает. В редакции между тем царило необычное оживление, коридоры были заполнены более обыкновенного праздношатающимися коллегами. А заглянув, якобы по делу, в приемную, я обнаружила, что всегда сдержанная секретарша шефа неприлично ржет с кем-то по телефону. Ситуацию прояснила Людмила, сидевшая в почему-то пустом отделе, а не в своем кабинете.

— Привет! — ядовито бросила она. — Можешь не спешить с редакторским заданием. — Похоже, новая курочка не из нашего курятника.

Я посмотрела на Милку вопросительно, не понимая, о чем она.

— Сукин сын смотался на целую неделю в командировку, — пояснила она. — И пусть мне выколют правый глаз, если он уехал один!

Стоит ли говорить, что все внутри у меня сжалось от ее слов, от понимания, что Милка, скорее всего, права! Немалое мужество потребовалось мне на то, чтобы усмехнуться в ответ и спокойно пройти к столу. Не подозревая о своей жестокости, Милка продолжала развивать эту догадку, прикидывая, каким образом можно добраться до истины, и, наконец, добралась до предположения, что новая подружка главного — та самая певичка, с которой он и поручил мне сделать материал.

— Уж очень она бездарная, эта девка, хотя и смазливая, — рассудительно сказала Людмила. — Обычно мы таких даже за бабки не пускаем на полосу… Сколько он тебе дал времени на это, с позволения сказать, «задание»?

— Недели две-три, — пробормотала я.

Милка присвистнула. На подобные материалы столь огромные для ежедневной газеты сроки действительно никогда не отпускались даже новеньким.

— Ни хрена себе… — протянула она и решительно заключила: — Все ясно, точно она! Потому и озадачил тебя, минуя меня! Знает, скотина, что я со своими мозгами эту тварь в два счета расконспирирую. И такое ей устрою — мало не покажется!.. Вот что, Маринка. Хотя я уверена, что эта гадючка сейчас с ним, звони ей немедленно, а говорить буду, ежели девка обнаружится, я сама!

— То есть? — Ничего не понимая в очередной раз, я уставилась на Людмилу.

— Господи, ну до чего ж ты наивная, — вздохнула Милка. — Слушай, как говорят в Одессе, сюда. Вариантов может быть два: либо они оба куда-то действительно свалили и тогда она, так же как и он, появится через неделю… Наверняка по домашнему телефону этой бездари кто-нибудь тебе об этом скажет. Второй вариант — сладкая парочка где-то поблизости, — например, у Грига на даче, справляет медовый месяц, и тебе дадут координаты. А разговаривать буду я, а не ты, потому что только я сумею вычислить рядом с бабой наличие нашего дорогого Гришани, якобы смотавшегося зачем-то в командировку на далекий Урал!

— На Урал? — спросила я, чтобы хоть что-нибудь сказать, хоть как-то потянуть время, столь необходимое мне для приведения в порядок собственных мыслей.

— Какая разница? — начала теперь уже на меня злиться Людмила. — Да хоть на Южный полюс! Давай извлекай ее координаты и берись за телефон… Ну?

Представляю, до какой степени изумила я тогда Милку, впервые за все время нашего знакомства проявив непослушание.

— Прости, Мила… — я подняла на нее виноватые глаза, — но — нет…

— Что — нет? — Она спросила это, выждав мгновение, очевидно не поверив собственным ушам. Ведь до сих пор я беспрекословно подчинялась не только каждому ее слову — взгляду. И вдруг это «нет», пусть и произнесенное дрожащим голосом. Впрочем, голос мой перестал дрожать очень быстро, на следующей же фразе он окреп. Речь шла о вещах для меня принципиальных, я уже успела сообразить, что от согласия или несогласия участвовать во взаимоотношениях Людмилы и Грига будет зависеть мое собственное будущее, а не только положение в редакции.

— «Нет» означает, что я не буду этого делать… Конечно, я постараюсь выполнить задание, но сама. Ты сейчас, Мил, в растрепанных чувствах, потому и требуешь невозможного… С какой стати и по какому праву я стану вмешиваться в ваши отношения с Григом? Подумай, кем я буду выглядеть в его глазах, если это сделаю… Прости, но нет.

Взгляд Людмилы, устремленный на меня после этого, можно было смело сравнить лишь со взглядом горгоны Медузы. Так и не произнеся ни слова, Милка молниеносно вскочила с места и пулей вылетела из отдела, едва не сбив с ног как раз входившего Василия и так хлопнув дверью, что я невольно зажмурилась.

— Ого! — Васек, едва успевший отскочить в сторону от своей разъяренной заведующей, уставился на меня в свою очередь округлившимися глазами. — И что ж это такое грянуло в королевстве нашем Датском? — поинтересовался он, делая слабую попытку обратить данную сцену в шутку. Я пожала плечами и демонстративно пододвинула к себе первую попавшуюся пачку исписанных страниц, которых на моем столе развелось уже более чем достаточно.

Васек вздохнул и направился к своему рабочему месту, расположенному напротив моего.

— Ясно, — пробормотал он. — А я-то хотел попросить тебя помочь нам с Колькой…

— Опять не хватает информашек? — безразлично поинтересовалась я, делая попытку включиться в работу. — И еще, чего доброго, в номер…

— Догадливая!.. Так как, поможешь?

— Никак, — заверила я коллегу. — Прогуляйся к Кириллу в «письма», пока Людмила не вспомнила про тебя, мой тебе совет.

— Мариш, ну будь человеком, а? — заныл Васек. — Мы в прошлый раз у Кирюши брали и в позапрошлый… Неудобно же без конца дергать! А?..

Коротенькие информашки на первой и на последней полосе в нашей газете были всегдашним дефицитом. Так повелось, что требования к ним выставлялись, что называется, по списку: маленький, на четверть колонки материальчик должен был представлять собой нечто особо выдающееся по содержанию — с броским заголовком, отражающим суть этой, как правило, пикантной новости, причем новости непременно городской. Изложенной тоже в особом, слегка ироничном стиле, даже если речь шла о найденном на помойке трупе…

Оба «близнеца» упомянутым стилем владели безупречно, посему на них в основном и лежала ответственность за эти информашки. В итоге Васек с Колькой находились в постоянном, весьма напряженном поиске подходящей скандальной новости, еще никому из собратьев-папарацци неведомой. И, конечно, постоянно ныли, уговаривая кого-нибудь из нас подключиться к данному процессу. Обычно я не отказывала ребятам, искренне сочувствуя их трудностям, и беспрекословно ныряла в Интернет, дабы, наугад перебирая сайты, в итоге нарыть им что-нибудь этакое. По мнению отдела, я по части «нарывания» в Интернете нужной информации отличалась от остальных каким-то почти мистическим везением… Только не сегодня! Сегодняшний день был явно не мой, а неожиданная ссора с Милкой, наша самая первая ссора, выбила меня из колеи.

Как выяснилось позднее, вопреки тому, что отходчивая Людмила уже на следующий день общалась со мной как ни в чем не бывало, вся неделя в отсутствие Грига тоже оказалась «не моей».

Упомянутая певичка как сквозь землю провалилась. Ни один из ее телефонов, оставленных мне главным, не отвечал. И я по сей день не знаю, права ли была Милка в своих ядовитых предположениях по поводу этой так и не состоявшейся в результате шоувумен. Ибо, с того момента как Григорий вернулся из своей то ли командировки, то ли нет, события вокруг меня приняли крутой оборот, ускорившись, обрушившись настоящей лавиной, не дающей времени на размышления.

8

В нашей прокуратуре впервые я очутилась на второе утро после убийства Людмилы и была поражена тем, насколько мрачной, даже на фоне известных мне не самых привлекательных присутственных мест, она оказалась. Правда, не исключено, что мои ощущения объяснялись ужасной ночью, которую я провела без сна. Стоило закрыть глаза — и передо мной возникало Милкино лицо, изуродованное смертью почти до неузнаваемости…

Накануне моя попытка прибегнуть во второй раз к спасительной помощи коньяка была решительно пресечена теткой, считавшей, что именно таким образом в стрессовых ситуациях и возникает у женщин алкогольная зависимость.

— К тому же, — строго сказала тетушка, — завтра утром ты просто обязана находиться в здравом уме и трезвой памяти!

Спорить, насколько я знала по опыту, было бесполезно. А в итоге мой «ум», когда я вяло тащилась по длинному унылому коридору прокуратуры, можно было назвать здравым, лишь пытаясь сделать ему незаслуженный комплимент.

Упомянутый коридор, лишенный окон, освещался доисторически — лампами дневного света — и утопал в нездоровом желтоватом полумраке. Со всех сторон тянулись двери с номерами, лишенные иных опознавательных знаков. Номер двенадцатый находился в самом дальнем углу от лестницы, по которой я сюда попала. Взглянув на свои часы, я обнаружила, что явилась на целых десять минут раньше назначенных девяти тридцати и нерешительно постучала по унылой крашеной поверхности двери, после чего слегка толкнула ее.

К моему удивлению, дверь легко подалась, и я, прямо с порога, встретилась глазами со взглядом Потехина. С самым безмятежным видом Николай Ильич восседал прямехонько напротив входа за громадным старомодным столом эпохи «сталинанса»…

— О, Мариночка! Проходите, проходите… Точность — вежливость королей, а вы просто сверхточны.

В его голосе на этот раз звучала радость, уместная разве что при виде любимого родственника, и, растерявшись от столь бурного приема, я не заметила, как очутилась на стуле для посетителей, напротив хозяина кабинета, едва пробормотав свое «доброе утро».

— Будем надеяться, что оно и впрямь доброе! — ухмыльнулся Потехин, перед которым, словно по волшебству, возникла серая папка — из тех, в какие еще советские чиновники подшивали свои производственные бумаги. — Ну что, приступим?

Внутренне подобравшись, я молча кивнула, приготовившись, насколько вообще была в состоянии, к первому в жизни допросу… Или опросу? Кажется, именно так это и называется, когда речь идет о свидетелях…

— Итак, — по-прежнему крайне доброжелательно начал Потехин, — вы были ближайшей подругой жертвы… Насколько мне известно, Людмила Евстафьевна вам даже больше чем подруга?

Я снова кивнула, подумав, что этим «известием» я, скорее всего, обязана Корнету.

— Да, — мне удалось наконец заставить себя заговорить относительно спокойным и ровным голосом. — Гораздо больше…

Последующие минут пять мы с Потехиным потратили, грубо говоря, на уточнение моей биографии в ее московской части, с того момента, как за шесть лет до своей гибели Милка выдернула меня из толпы неудачников. И, наконец, дошли до сути. Улыбка покинула круглое лицо Николая Ильича почти молниеносно, и, откинувшись на спинку своего стула, он внезапно буквально вперил в меня тут же ставший жестким взгляд.

— Марина Петровна, на следующий мой вопрос я прошу вас ответить обязательно: скажите, что вы сами думаете об этой трагедии, кого из присутствующих за столом в состоянии заподозрить? Могу сообщить лично для вас, что предварительная экспертиза подтвердила наше изначальное предположение: Людмилу Евстафьевну отравили одним из довольно редких соединений цианистого калия, подсыпав его в бокал с вином. Яд был принесен кем-то в той самой упаковке, которую, если помните, мы обнаружили под столом… Убийца даже не потрудился выкинуть ее незаметно и куда-нибудь подальше: это свидетельствует, скорее всего, о том, что такой возможности у него не было. То есть с момента, когда яд был подсыпан в бокал, и до момента прибытия следственной бригады он все время находился среди вас, не рискуя покинуть место преступления… Кто из присутствующих, на ваш взгляд, обладает, во-первых, вероятностью доступа к ядам, во-вторых, достаточно крепкими нервами для совершения убийства?..

Я буквально задохнулась под гипнотизирующим взглядом Потехина, который он и не думал отводить от моего лица во все время своего монолога, обрушив на мою невыспавшуюся голову, надо признать, весьма логичное рассуждение по поводу Милкиного убийцы. И все же у меня хватило сил не выкрикнуть мгновенно свое «Нет!» по поводу наших ребят. Собравшись с силами, я решительно покачала головой и произнесла как можно тверже и убедительнее:

— В том-то и дело, что никто из нас сделать этого не мог, вы же не станете отрицать, что для убийства нужен не столько доступ к яду и крепкие нервы, но прежде всего очень сильный мотив?.. Я за это время перебрала все в голове тысячу раз, и, поверьте, такого мотива ни у кого из нас нет! Не знаю, как это доказать вам, но мы все друг друга знаем не первый год, понимаете? И поэтому можем судить изнутри, а не по внешним признакам, как вы… Простите.

— Ничего, — снова усмехнулся Потехин и перестал наконец изучать мою физиономию. — Ну ладно. Давайте попробуем подойти с другой стороны — попытаемся восстановить ситуацию чисто технически… Насколько нам известно, убитая сидела с торцовой стороны стола, все остальные почему-то сгрудились вокруг остальных трех. Ближе всех слева от нее находились вы, справа — Николай Ильичев. Дальше всех, на противоположном торце, сидела эта ваша молоденькая девочка.

— Мила, — пояснила я, — была заведующей нашим отделом, место как бы во главе стола ребята оставили ей, если так можно выразиться, «по протоколу»… Конечно, у нас царит демократия в этом смысле, но Люда все-таки всегда старалась соблюдать дистанцию между собой и отделом… Пусть коротенькую, но дистанцию… Рядом с ней должна была сидеть тетя Валя, места как раз хватало, но Валентина Петровна ушла из-за семейных обстоятельств раньше…

— Не могли бы вы подробнее припомнить, когда именно был налит роковой бокал? — прищурился в ответ на мои слова Потехин.

Я постаралась сосредоточиться.

— Попытаюсь… — Перед моим мысленным взором нехотя, словно слишком медленно проявляющаяся фотография, возникала шаг за шагом суета, предварявшая трагедию… Почему-то именно суета, другого, более подходящего слова на ум не приходило… Увы, картинка получалась вся в темных пятнах, восстановлению поддавалась с трудом.

— Попробуйте вслух, начав с момента, когда стол был накрыт и все расселись по местам, — посоветовал мне следователь.

— Вообще-то мы не все сразу расселись, все время кто-то вскакивал, а Милу вообще дольше всех ждали…

— Почему?

— Она говорила по телефону из своего кабинета, деловой звонок. Потом… Я помню, что Рудик, наш фотокор, открыл шампанское все же немного раньше, чем Мила кончила говорить, и ему пришлось какое-то время удерживать пробку изо всех сил: шампанское было слишком теплым, прямо из магазина…

— Дальше, — мягко поторопил Потехин, поскольку я умолкла. Легко ему торопить, а вот мне отвечать было нелегко, поскольку всплывшая в памяти в этот момент деталь для Николая Ильича никак не предназначалась!..

Убедившись, что Милка все говорит и говорит, явно испытывая терпение настроившихся на безудержное веселье подчиненных, тетя Валя в какой-то момент покинула свое «именинное место» рядом с пустым стулом, оставленным для заведующей, и тоже пошла к телефону. Разговаривала она, в отличие от Людмилы, недолго. Может, секунд тридцать, и в основном с помощью междометий. После чего вернулась к столу какая-то озабоченная, но сразу нам ничего не сказала. Я вообще запомнила это все исключительно из-за того, что меня, так же как остальных, возникшая из-за всеобщей телефонной болтовни задержка начала раздражать.

Впрочем, как только вернулась к столу тетя Валя, Милка наконец объявилась. Рудик мгновенно хлопнул пробкой, очень ловко не пролив ни капли, и мы дружно сдвинули приготовленные заранее бокалы, выкрикнув хором первое поздравление… Только после этого тетя Валя, допив свою порцию, и сказала насчет сестры — к нашему всеобщему огорчению… Все зашумели, как-то засуетились, несколько человек, не помню кто, но и я в том числе пошли провожать ее. На пороге отдела она остановилась и решительно вернула всех к столу, буквально умоляя не прерывать празднества… А когда все мы расселись вновь, в Милкином бокале уже темнела проклятая «Лидия», бутылку с которой ребята открыли заранее…

— Скажите, — осторожно поинтересовалась я у Потехина, — а в самой бутылке…

— В самой бутылке было обычное вино, без каких-либо смертоносных примесей, — перебил меня он. — Вы что-то вспомнили?

Догадливый, гад! Но если он рассчитывал, что я сейчас начну подетально излагать всю цепочку наших перемещений, то жестоко заблуждался: я не собиралась бросать даже тени подозрения на тетю Валю, намереваясь, вернувшись в контору, предупредить кое о чем и остальных, теперь уже моих сотрудников, а не просто коллег. Хотя вряд ли кто-то из них, озабоченных уходом Валентины Петровны и вскочивших в этой связи со своих мест, мог заметить и тем более запомнить, каким образом «Лидия» попала в Милкин бокал. Что касается меня — я это знала… Видела, поскольку сидела к Людмиле ближе всех. Только попробуй объясни прокурорскому следаку, для которого важны вовсе не люди, а факты, что со стороны тети Вали, обожавшей Людмилу, это было всегдашнее проявление обычной повседневной заботы о своей любимице!.. Попробуй докажи, что никакого цианида она при этом в Милкин бокал не подсыпала — я бы увидела!

Зная, что практически любой алкогольный напиток, от шампанского до водки, Людмила при малейшей возможности запивает этой своей гадостью, тетя Валя, прежде чем уйти, плеснула ей вина: буквально на ходу, после чего чмокнула Людку в щеку и сразу же устремилась к дверям… Именно этой части моих показаний Потехин наверняка не поверит, и тетя Валя, которая и без того сейчас находится в шоке, попадет под подозрение в качестве кандидата номер один… Фиг ему!

— Старалась, как могла, вспомнить, — солгала я вслух, — но почти безрезультатно… Понимаете, когда после своего звонка сестре тетя Валя, выпив с нами шампанское, засобиралась, почти все, кроме Милы, вскочили с мест, поднялась суета, мы огорчились… Несколько человек, не помню кто, пошли провожать ее к дверям отдела, потом вернулись…

— Вы тоже провожали?

— Не до самых дверей, — уже вполне честно сказала я. — Но, пока она не ушла, я стояла спиной к столу и кто из наших продолжал там сидеть, кроме Милы, просто не видела.

Последнее тоже было чистой правдой, и голос мой, едва дрогнувший вначале, окреп.

— А дальше?

— Дальше, — завершила я свое правдивое повествование, — все вернулись к столу и расселись заново. Когда я шла к своему месту, бокал Людмилы стоял на столе уже полный вина почти до краев… Я взглянула на него случайно, а сейчас эта деталь всплыла…

— Значит, Людмила Евстафьевна точно не провожала эту вашу тетю Валю?

— Абсолютно точно! Они еще за столом поцеловались…

— Получается, что налить вино, а заодно и подсыпать туда яд было, кроме самой Людмилы Евстафьевны, некому?..

Я вздрогнула и потрясенно уставилась на Потехина:

— Что вы! Мила и самоубийство — нонсенс!

— Вот и я о том же, — кивнул следователь. — Насколько удалось выяснить, очень жизнелюбивая была женщина. К тому же удачливая, красивая… С такими, как правило, другим женщинам дружить трудновато.

Мое сердце екнуло и провалилось в пустой желудок. Экой же сволочью оказался на поверку «добренький» Потехин, почти прямо заявивший о моей возможной причастности к убийству!..

— Что вы хотите этим сказать?! — разъяренно почти выплюнула я в его круглое, мгновенно опротивевшее мне лицо.

— Вы меня неправильно поняли, я далек от мысли, которую вы явно углядели в моих словах… Простите, это я виноват, неточно выразился, — тут же засуетился он с самым ханжеским видом.

— Выразились вы абсолютно правильно, — окончательно взбеленилась я, — и сказали именно то, что хотели сказать! Кроме того, дружить с Милой действительно не всегда было в радость. Но мы дружили, лично мне в тяжелые моменты помогало свойственное всякому нормальному человеку чувство благодарности… Знали бы вы, сколько сил Милка потратила на каждый мой шаг, на одну только мою прописку в столице угробила прорву нервов и времени… Вы что, полагаете, перед вами монстр?!

— Мариночка, успокойтесь, ради бога, успокойтесь, — уже вполне искренне взмолился Потехин. — Ни сном ни духом, клянусь… Просто побочная мыслишка, высказанная вслух! В связи с тем что красавицы в принципе редко обладают добрым нравом… Давайте лучше вернемся к сути дела. Я прихожу к выводу, что бокал был наполнен кем-то в момент, когда все повскакали со своих мест, провожая вашу тетю Валю, когда все были огорчены, сосредоточившись на вынужденном уходе виновницы торжества… Все, кроме убийцы, воспользовавшегося подходящим моментом.

Все еще злясь, я молча кивнула.

— Как развивались события дальше?

— Никак, — качнула я головой. — Вы сами сказали, что Милка сидела одна, рядом с пустым стулом. Мы довольно быстро снова расселись на свои места, слева от меня сидел Кирилл… Я вспомнила, вот он точно провожал в числе остальных тетю Валю до дверей, потому что помню, как он усаживался и случайно толкнул меня… Дальше сидел наш фотокор Рудик… Рудольф Гофман. Дальше, напротив Милы, — Анечка Колокольцева. А напротив нас троих — «близнецы»… Простите, наши корреспонденты Василий Громов и Николай Ильичев… Они сидели ближе к Анечке, а не к Людмиле…

Пока я перечисляла ребят, Потехин все время одобрительно кивал головой, сверяя мои слова с какой-то бумажкой, на которой была от руки набросана схема — явно места преступления, виднелись непонятные закорючки и неразборчивые записи.

— Вот… А потом, когда все успокоились и положили себе на тарелки кто что присмотрел, Рудик разлил всем водку, которую перед посиделками тоже не успели охладить. Я ее в таком виде пить не могу и поэтому взяла бутылку фанты. Мила что-то сказала, я не расслышала, что именно и кому. Из-за того что я на нее в этот момент посмотрела, собираясь переспросить, и из-за фанты я оказалась единственной, кто не успел выпить свою порцию вообще и… Словом, я не знаю, может, кто-то видел еще, но я-то точно видела и как она пила, и… и… как упала…

Мой голос на этом месте снова дрогнул: уж очень отчетливо я вновь увидела ужасный момент Милкиной гибели, вновь испытала то, что испытывала тогда, причем так остро и сильно, что язык в очередной раз отказался повиноваться, а горло перехватило так, словно кто-то накинул мне на шею металлическую удавку…

— Ну-ну, Мариночка, успокойтесь. — Потехин вскочил со своего места и мгновенно пододвинул мне неведомо откуда взявшийся стакан с водой. — Выпейте… Все, больше я вас сегодня мучить не буду, простите, ради бога… Простите!

Этот человек был настоящим фигляром, способным, как выяснилось, за одно собеседование сменить безо всякого ущерба для собственной психики сколько угодно обликов, ничего общего друг с другом не имеющих… Отвращение, которое он во мне вызывал в тот момент, когда я покидала его кабинет, мне и сегодня не с чем сравнить.

9

До редакции я после общения с Потехиным дотащилась с превеликим трудом и горячей жаждой немедленно отыскать Корнета и высказать ему все, что думаю про его дружка. Но первым человеком, которого увидела, едва переступив порог конторы, оказалась Валентина Петровна. Такой уж тяжелый выдался для меня день!

Стоя неподалеку от входа, в глухом углу рядом с высокой металлической урной, тетя Валя торопливо курила. Ее бледное до желтизны, непривычно замкнутое, осунувшееся лицо поразило меня до глубины души. Наши взгляды встретились, и я вздрогнула от какого-то непередаваемого, почти жуткого выражения ее глаз, горящих темным, сухим огнем. В следующую секунду я инстинктивно кинулась к тете Вале и, обняв ее за шею, впервые за двое суток, прошедших с Милкиной гибели, расплакалась…

Утешать меня Валентина Петровна не стала, просто молча, крепко-крепко прижала к себе, дожидаясь, когда мои слезы иссякнут. Человек удивительно тонкой души, она понимала, понимала даже в этот, несомненно тяжкий для нее момент, что любое слово, произнесенное вслух, только усугубит и продлит мои рыдания… В итоге мне удалось взять себя в руки довольно быстро, и никто из наших не видел этой сцены, свидетельствующей о моей слабости. И тетя Валя наконец заговорила — глухо, начисто лишенным интонаций голосом:

— Ты, Мариша, потеряла подругу, а я… А мне, видимо, от Бога не дано любоваться и радоваться в старости на доченьку — красивую, талантливую, умную… Нет, не дано…

О чем это она? Мысль, что тетя Валя от горя тронулась умом, молнией промелькнула в моем сознании.

— Да нет, — горько и сухо усмехнулась она, чутко уловив мое недоумение. — Просто мы с Милочкой в самое ближайшее время должны были съехаться под одну крышу, жить вместе… А получается — не судьба!

Она посмотрела на меня все тем же сухим, пылающим взглядом.

— Ты не знала?

Изумленная ее словами, я молча помотала головой. Никогда бы не подумала, что Людмила может добровольно «сдаться» в чьи бы то ни было объятия. Я-то знала, до какой степени Людка ценила свою отдельную квартиру, отдельную ото всех на свете и, следовательно, абсолютно независимую жизнь, с которой могла поступать, как ей заблагорассудится… А как пренебрежительно отзывалась она всегда о «маменькиных дочках» и «сыночках», предпочитающих жить с родителями! Неужели тете Вале с ее безмерной добротой даже тут удалось, да еще в такой степени, переломить Милу?..

— Это должно было стать сюрпризом для всех, в том числе и для тебя, Мариша, — продолжила все тем же бесцветным голосом Валентина Петровна. — Так что не обижайся на Люсеньку… Да и прошлые твои обиды, вот увидишь, очень скоро сами исчезнут из памяти, а останется только хорошее, доброе… Поверь, я это знаю, мне приходилось в свое время терять близких… Очень близких людей.

Валентина Петровна развернулась и, не оглядываясь, побрела в сторону компьютерной, оставив меня у входа словно пристывшую к месту. Только тут я и заметила, что, несмотря на жару, она была сегодня одета в глухое черное платье с длинными рукавами, с прозрачной и тоже черной газовой косынкой поверх ворота.

Мое желание устроить Корнету сцену испарилось бесследно, я чувствовала себя почти больной и почти старой и, не в силах хоть немного ускорить шаг, потащилась в Милкин, то есть теперь уже мой кабинет, отвечая по пути на чьи-то осторожные приветствия. Кажется, кто-то попытался меня остановить по дороге, снедаемый нездоровым любопытством, но я просто прошла мимо, не соизволив даже взглянуть на любознательного коллегу.

Корнет объявился сам — спустя какое-то время он молча возник на пороге и внимательно меня оглядел, после чего, видимо, решил, что я вполне заслуживаю если не сочувствия, то вразумления.

— Марина, — его голос, вопреки обыкновению, звучал мягко, — пора взять себя в руки, все мы не в себе, но разве я должен повторять тебе старую истину: газета не может выйти с пустым местом?.. Я только что от Грига, его волнует судьба интервью с Кариной. А ты ей, конечно, еще не звонила… Я, кстати, тебя отмазал, соврал, что еще только собираюсь вручить тебе координаты Каревой!

Оболенский прошел в кабинет и тяжело опустился напротив меня, в кресло для посетителей. О моем визите в прокуратуру он не спросил, вообще не обмолвился о нем ни словом. Я оторвала наконец взгляд от телефона, который перед этим бессмысленно изучала, погрузившись в вялое ничегонеделание, и посмотрела на Виталия.

То ли и на него, вопреки всегдашней холодности Корнета, тоже так сильно подействовала трагедия с Милкой, то ли он просто перетрудился в последнее время, но выглядел Оболенский не лучшим образом. Наверное, впервые за годы знакомства с ним я задалась вопросом, сколько же лет Корнету, и вдруг поняла, что совсем немало… Об этом свидетельствовали и глубокие складки у рта, и морщины на лбу, и желтоватая, нездорового цвета кожа, и почти коричневые синяки под глазами.

— Слушай, — спросила я неожиданно для себя, — а… сколько тебе лет?

Оболенский ничуть не удивился дурацкому вопросу, только усмехнулся моей непосредственности.

— Сорок с хвостиком, детка, — сказал он устало. — Не ожидала? Я вас с Милой намного старше. Да и вообще всех в этой конторе… Ну за исключением Петрашовой. Впрочем, исключение, как ты понимаешь, чисто условное.

Пораженная, я уставилась на Виталия, а потом, вместо того чтобы, как намеревалась еще недавно, закатить ему истерику, пересказала наш разговор с Валентиной Петровной, затмивший собой впечатление от визита в прокуратуру. Виталий слушал меня со все возрастающим интересом, ничуть не хуже, чем я, понимая, насколько на самом деле подобный поступок не соответствовал и Милкиной натуре, и ее жизненным правилам, которые она, во всяком случае на моей памяти, не нарушала никогда, никогда от них не отступала.

— Невероятно! — резюмировал Корнет, когда я умолкла. — А ты уверена, что Валентина Петровна… Ну не то чтобы лжет, а, скажем так, от безусловного шока и горя выдает желаемое за действительное?

— Уверена! — ответила я сразу. Но, немного подумав и припомнив этот новый тети-Валин сухой и пылающий взгляд, добавила: — Почти.

— Ну ладно… — Оболенский хлопнул ладонью по столу и поднялся с кресла. — Приступай, Марина, к делам, особо раскачиваться некогда: девицы типа, к которому принадлежит Карина, клиенты особенно тяжелые, поверь на слово. Ухлопаешь на нее массу времени… А Петрашову действительно жалко, особенно если в ее словах нет преувеличения.

— То есть?

— Она могла просто уговаривать Людмилу съехаться, а Милка, насколько я ее знаю, могла при этом просто уходить от ответа. Был у нее такой прием, если не хотела сразу и прямо отказывать человеку.

Я кивнула, а Оболенский, поинтересовавшись, не потеряла ли я координаты Карины, оставил меня наедине с собой и предстоящим звонком этой, насколько я слышала, весьма много о себе мнящей шоу-вумен. В тот раз о нашем тайном расследовании не было сказано ни слова. То ли он еще не приступал к нему, то ли, видя мое состояние, намеренно обошел пока этот разговор стороной. В любом случае краткое общение с Корнетом почему-то помогло мне взять себя в руки, и я придвинула к себе телефон, решив начать с домашнего номера певицы. Просто для очистки совести: время уже подходило к одиннадцати часам — и вряд ли Карина до сих пор нежилась в постели. У артисток, особенно если это артистки эстрадные, в наше время жизнь проходит по столь жесткой схеме, что позавидовать им трудно. Распределена между тренажерными залами, репетициями, съемками, студиями, записями аудио- и видеоклипов едва ли не по секундам плюс диета, фанаты, похотливые спонсоры, плюс… Словом, никакой славы, в том числе всемирной, не захочешь, едва заглянув за кулисы!

К моему удивлению, трубку по ту сторону провода сняли после третьего гудка, и голос, хорошо знакомый всем, кто имеет хоть какое-то отношение к шоу-бизнесу, доброжелательно поинтересовался:

— Да?

Почти разочарованная столь быстрым успехом, увенчавшим поиски Каревой, я представилась, назвав нашу газету, но не называя пока себя. И поскольку моя собеседница молчала, пояснила цель своего звонка, после чего умолкла, ожидая если и не восторга со стороны певицы, то чего-то весьма к упомянутому восторгу близкого… Насколько я знала, до сих пор не было ни одного случая, когда бы даже очень известные люди позволили себе упустить возможность обозначиться на страницах самой популярной среди их слушателей и зрителей газеты. Тем большим оказалось мое изумление реакцией Карины: совсем другим голосом, начисто лишенным и тени доброжелательности, певица почти выкрикнула краткое «Нет!» и бросила трубку…

Не веря своим ушам, я, кажется, даже отстранилась от телефона, разразившегося очередью коротких гудков. Затем нажала рычажок аппарата и, недолго думая, вновь набрала номер этой мымры.

Два длинных гудка… Щелчок определителя… Снова длинные гудки: один, второй, третий… пятый… Она не выдержала на восьмом.

— Ты что, тупая?! — Певица почти визжала, как какая-нибудь базарная торговка. — Я же русским языком сказала — нет. Никаких интервью вашей проклятой желтой газетенке я давать не намерена, тем более вам, уважаемая Людмила Евстафьевна!..

— Я не Людмила Евстафьевна! — успела я выкрикнуть, прежде чем она снова бросила трубку. Я даже не успела удивиться тому, что Карина так точно вычислила, едва я назвала нашу газету, кто именно должен брать у нее интервью. — Милы нет больше…

Последнее я добавила сама не знаю почему, но, как выяснилось спустя секунду, сделала ход абсолютно верный, не позволивший Каревой вновь прервать разговор.

— Да неужели? — Ее голос буквально сочился ядом. — Да неужели же эту гадину наконец уволили?..

— Зачем вы так? — едва выдавила я из себя. — Не надо… Милы больше нет, понимаете? Нет!..

Что-то в моем голосе заставило певичку притихнуть по ту сторону провода. И через паузу, довольно длинную, спросить более нормальным тоном:

— Что вы имеете в виду?

— Людмила Евстафьевна погибла два дня назад, — устало произнесла я. — Ее убили.

И вновь молчание, но теперь молчали мы обе. Видит Бог, о Милкином убийстве я сказала вовсе не потому, что надеялась усовестить Карину или, сыграв на этом, склонить девицу к интервью. Сказанное вырвалось у меня само — от избытка боли, усталости… бог весть чего еще. И теперь, вслушиваясь в звенящий эфир, простершийся между мной и Каревой, я горько сожалела о вырвавшихся словах, чувствуя себя чуть ли не оскорбительницей Милкиной памяти…

Очевидно, что эти двое были знакомы и, судя по никак не складывающемуся разговору, знакомство скорее можно назвать враждой… Я мучительно напряглась, пытаясь вспомнить, не имел ли один из известных мне случаев Милкиных судебных тяжб отношения к Каревой. И не могла.

— Вот что… — Певица первой нарушила взаимное молчание. — Я с вами встречусь… Насчет интервью обещать ничего не стану, там посмотрим… Как вас зовут, кстати?

— Марина, — вяло бросила я.

— Мне нужна и фамилия тоже, я должна предупредить охрану, чтобы пропустили, — пояснила она хмуро.

— Вершинина Марина Петровна… Год рождения тоже нужен?

— Обойдусь. Увидеться с вами смогу завтра, скажем… Семь вечера вам подойдет?

— Да.

— Адрес знаете?

— Нет… Судя по номеру, где-то в центре?

— Пишите: Кутузовский проспект…

Я записала адрес, и мы сухо распрощались. Мои мозги наконец включились, и, немного поразмышляв, я решительно набрала внутренний номер Корнета.

Оболенский появился у меня буквально через минуту и выслушал «отчет» по Карине, ни разу не прервав, чуть прищурившись, что всегда выдавало в нем напряженную работу серого вещества.

— Нет, Марина, — сказал он, когда я умолкла, — совершенно точно, ни один сколько-нибудь заметный Милкин скандал с Кариной связан не был.

— Уверен?

Я была разочарована и не скрывала этого. Оболенский усмехнулся, не потрудившись подтвердить свою уверенность.

— Тогда я ничего не понимаю, — резюмировала я свое общение со строптивой певицей. — Ведь за что-то же она Милку ненавидит? Да еще как! Слышал бы ты ее шипение…

— Вот завтра и выяснишь, за что.

— Ты так уверен, что она станет со мной откровенничать на эту тему?

— А вот это уже твоя забота, ты же профи, Мариночка!

В голосе Корнета появились столь ненавистные мне высокомерно-ироничные нотки. Но он тут же вернулся к серьезному тону:

— Если мы с тобой решили разобраться в ситуации, никаких «уверен — не уверен» возникать не должно. Просто нужно идти к цели, используя любые методы, все и в самом деле просто… Конечно, если цель ясна и по-прежнему тебя интересует. Я, кстати, как раз собирался тебя запустить на аналогичный визит к одному человечку, но… Раз уж тут сама ситуация, можно сказать, идет в руки, ее и будем вначале отрабатывать.

— К какому «человечку»? — поинтересовалась я без особого вдохновения.

— К Владимиру Константиновичу… — И он внезапно назвал фамилию, заставившую меня в очередной раз вздрогнуть. Это была фамилия известного кинорежиссера — того самого, который в свое время, несколько лет назад, «сменил на посту» возле Милки Грига.

— Но, насколько я помню, — возразила я, — там же ничего такого не было? Я имею в виду претензий по публикации… Точно не было!

— Там зато другое было, — сухо усмехнулся Оболенский. — Эх ты, а еще ближайшая подруга называешься… Похоже, Мила с тобой не всегда откровенничала, а?

— Через раз, — честно кивнула я Виталию. — А тогда…

— А тогда была для тебя и вовсе особая ситуация, верно? Если память мне не изменяет, почти одновременно с Милкиным романом запылал ваш с Григорием Константиновичем… Или я не прав?.. Соответственно ты страдала безмерно, полагая, что рискуешь отношениями с Людмилой.

— Не совсем так… — пробормотала я. — Я считала тогда…

— Ты считала тогда, — перебил меня, к моему огромному облегчению, Оболенский, — что предаешь свою лучшую подругу, святую, которой обязана если не всем на свете, то многим.

Краска стыда медленно, но верно начала зажигать мою физиономию. Стыдно мне было не за себя сегодняшнюю, а за ту глупую девицу, которой я была в те времена. Глупую и прозрачную для опытного взгляда, каким, несомненно, обладал не только Корнет. Прозрачную настолько, что чуть ли не любой желающий, оказывается, легко и просто мог считывать с моей души самое потаенное и сокровенное, то, о чем, как я наивно полагала, не знал никто… Оказывается, знали. И наверняка далеко не все сочувствовали новоявленной газетчице, слишком круто взявшей с места в карьер!

Корнет давно уже ушел, бросив на ходу, что в силу обстоятельств займется киношником сам, а я все сидела и сидела, тупо уставившись в пространство, погруженная в прошлое, грубо разворошенное Оболенским.

10

Несколько лет подряд, входя в наш старенький, едва ползающий вверх-вниз редакционный лифт, я — смешно, конечно! — чуть ли не благословляла эту развалюху. Ибо как раз благодаря ему наш с Григом роман, наша, как я полагала по глупости, «вечная» любовь и дала старт в утро его возвращения из той подозрительной командировки…

Первая неделя отсутствия редактора, как я уже упоминала, стала для меня из-за размолвки с Людмилой самой тяжелой за все предыдущие месяцы работы в газете. Тем более что Милка, хоть и вела себя на следующий день вполне доброжелательно, к вечеру куда-то исчезла, не сказав мне ни слова. И чуть ли не впервые я покинула редакцию в одиночестве, с грустью размышляя над явно испорченными отношениями с подругой, так счастливо повернувшей мою судьбу.

Ведь прежде я всегда дожидалась Милу, чтобы вместе с ней дойти до метро или троллейбуса, а после доехать до станции, от которой каждая из нас двигалась по своему маршруту. Но чаще всего я, к неудовольствию своей тетушки, отправлялась и дальше с Людмилой — к ней в гости. Ее небольшая квартира на «Полежаевской» казалась мне верхом совершенства и вкуса. Идеально чистенькая, отремонтированная совсем недавно, она была перестроена Милой по собственному усмотрению. Старые стены — до этого квартира была обычной двухкомнатной хрущевкой — она снесла, соорудив что-то вроде студии, каждый уголок которой нес определенную смысловую нагрузку. Аудиовидеоугол, итальянская кухня, поднятая на специальную платформу, рабочий уголок с изящным, под старину секретером, косящим в рококо… А посередине — главное из Милкиных приобретений, почти квадратная софа-кровать под атласным чехлом и кучей в точности таких же атласных подушечек разной величины… Прелесть! Особенно если учесть, что в убранстве комнаты преобладал ее любимый сиреневый цвет во всех своих тонах и оттенках.

Можно догадаться, какое впечатление все это, вместе взятое, производило на глупую, юную провинциальную девчонку, какой и являлась я тогда в полной мере. Ничего подобного я не только в жизни не видела, но и представить не могла такую смелость в обращении с недвижимостью… То, что Милка просто-напросто взяла и скопировала одну из страниц какого-то средней паршивости еврокаталога, мне и в голову не приходило. Так же как не приходила мысль о том, что вся эта безвкусица стоит денег, и немалых, во всяком случае, ничего общего не имеющих с ее, пусть и неплохим, окладом и гонорарами…

Мое горчайшее настроение в последующие дни только усугубилось, поскольку Милка, уехавшая, как выяснилось позже, на интервью с тем самым кинорежиссером, в конторе наутро не появилась, а ближе к вечеру позвонила в приемную и передала мне через секретаря, чтобы в ближайшие два дня ее не ждали. У нее-де возникла срочная работа, и отписываться от интервью она намеревается дома…

Таким образом, утром в пятницу я переступила порог нашего издательства в самом унылом настроении, какое только можно представить. Естественно, я не приглядывалась, кто именно вошел в лифт, когда сама я только-только нырнула в просторный вестибюль издательства. Единственное, на что прореагировала почти подсознательно: кто-то сейчас уведет его из-под носа, после чего придется ожидать возвращения едва ползающей кабинки довольно долго…

— Подождите! — выкрикнула я и кинулась к дверцам, начавшим словно нехотя сдвигаться. Чья-то рука послушно приостановила их изнутри, и я, на полной скорости влетев в лифт, едва не сбила с ног Грига. От неожиданности я, вместо того чтобы поздороваться, охнула и, к своей досаде, начала краснеть, а Григорий, заметно довольный произведенным эффектом, рассмеялся:

— Не помню, кто написал картину «Не ждали», — весело произнес он, — но очень похоже… Вы, Мариночка, очаровательно непосредственная девочка… Неужели вы и вправду успели побывать замужем?..

Напоминание о самом глупом факте моей биографии, прозвучавшее из уст главного, смутило меня окончательно и бесповоротно, я поневоле опустила голову, с ужасом ощущая, как жаркая краска продолжает заливать щеки. Именно в этот момент лифт как-то странно дернулся, скрипнул и — благополучно застрял между этажами.

На секунду в кабинке повисло молчание. Вслед за тем Григ совсем другим голосом, глухо и немного хрипловато, сказал:

— Похоже приехали… Вам не кажется, что это судьба?..

Прохладные и твердые пальцы уверенно коснулись моего подбородка, заставляя поднять лицо, и в следующее мгновение наши губы встретились.

Не знаю, сколько длился этот первый поцелуй, заставший меня врасплох, а значит, молниеносно обнаживший перед Григом мои подлинные к нему чувства, в силе и глубине которых я и сама не отдавала еще себе отчета. Опытный женолюб и любовник, он просто не мог не ощутить и не понять этого, едва коснувшись моего внезапно ослабевшего тела, упавшего в его объятия, словно переспевший плод в протянутые ладони… Позднее он признавался, насколько это его в тот момент поразило… Ведь мы, если разобраться, были едва знакомы! Но рефлекс донжуана оказался сильнее: с видимым усилием, которое почувствовала уже я, оторвавшись от моих губ, Григ прошептал фразу, хлестнувшую меня как пощечина, тут же отрезвившую и вернувшую в реальность:

— Я буду ждать тебя в семь напротив метро, в машине… Немного не доезжая до светофора по нашей стороне…

Не знаю, что именно ответила бы я Григорию, сумела ли бы ответить вообще, будь такая возможность. Но на его последних словах роковой лифт дернулся, замер, снова дернулся, отбрасывая нас друг от друга, пошел наконец вверх, и не успела я перевести дыхание, как дверцы медленно поползли в стороны… Каким образом я спустя считанные минуты, если не секунды, оказалась в отделе — не помню. Точно так же плохо я помню и весь этот необычайно длинный день. Что именно я делала? Что писала и писала ли что-нибудь вообще? Скорее всего, так и просидела несколько часов подряд, тупо и бессмысленно уставившись в компьютер. Милки не было, и некому было меня привести в чувство, заставить собраться или хотя бы встать из-за стола, чтобы дойти до буфета. Кажется, в тот день я так и не сумела преодолеть свой ужас перед возможным столкновением с Григом в коридорах редакции. К счастью, дежурной по отделу была тогда не я, а кто-то из коллег. И отсидеться в четырех стенах мне удалось.

…Примерно без четверти семь крадучись, словно «тать в нощи», я все-таки выскользнула из нашей комнаты. Конечно, мне казалось, что все вокруг только на меня и смотрят, чего на самом деле не было в помине: вокруг царила все усиливающаяся, как обычно к вечеру, суета, в процессе которой отсеивались все, кто был на сегодня свободен от работы «в номер» и мог располагать своим временем по собственному усмотрению. Смешавшись с оживленной коридорной толпой, я пробралась к окну, о существовании которого узнала благодаря Милке.

Машину Грига, уже припаркованную на месте его многочисленных свиданий, я увидела сразу и с горечью усмехнулась про себя: Милка ошиблась, новая курочка была присмотрена им в нашем курятнике… Я оказалась всего лишь одной из многих, очередной кандидаткой на давно насиженное предшественницами местечко, да еще перебежавшей дорогу своей лучшей подруге… Можно ли вообразить ситуацию более пошлую и отвратительную?!

Часы на углу, которые я тоже хорошо видела из проклятого окна, показывали двадцать минут восьмого, когда машина Грига очень медленно и плавно тронулась с места и покинула место парковки. Именно столько времени понадобилось ему, чтобы понять: свидание на сей раз не состоится. Возможно, понять и то, что оно не состоится никогда. А мне — смириться с мыслью о неизбежном расставании с любимой работой, с волшебством, заглянувшим в мою заурядную и в общем-то унылую жизнь. Стать счастливой навечно не получилось. Двери рая захлопнулись, едва приоткрывшись.

Отчего-то эта мысль принесла мне облегчение. Скорее всего — из-за обретенного чувства свободы, благодаря сознанию правильности моего поступка. На свете есть вещи, переступать которые нормальный человек не должен хотя бы потому, чтобы не перестать быть нормальным.

Об этом я думала, глядя вслед машине Грига до тех пор, пока она не смешалась с общим потоком транспорта, медлительной лавиной плывущего по кольцу в сторону центра, и не исчезла из моего поля зрения. Боль от того, что я при этом потеряла, даже не сумев обрести, успела притупиться: любовь, какой бы страстной и глубокой она ни была, отступает под ударами «бессмертной пошлости людской», как выразился классик. А я этот удар получила. И твердо знала, что мне следует делать дальше… Конечно, я собиралась немедленно, придя домой, звонить Милке. Я понимала, что разговор будет ужасный, что он вообще не телефонный, но, невольно испытывая чувство вины перед подругой, не надеялась на приглашение в гости. Еще я молила Бога, чтобы моей проницательной тетушки, умевшей читать по лицу как по открытой книге, не было дома. И Бог меня, как ни странно, услышал: вместо Лилии Серафимовны я, едва войдя в прихожую, обнаружила на подзеркальнике записку: тетя, к моему громадному облегчению, собиралась переночевать сегодня у подруги.

Сочтя это добрым знаком, я тут же бросилась к телефону и начала дрожащими пальцами набирать Милкин номер. Мне удалось сделать это со второй попытки. Длинные гудки следовали один за другим, и каждый из них усугублял мое разочарование: Людмилы явно не было дома.

Насчитав их, наверное, не менее двадцати, я обреченно вздохнула, собираясь вернуть трубку на место, когда по ту сторону провода задыхающийся Милкин голос сдавленно выкрикнул:

— Да?

Людмила явно неслась к телефону со всех ног через всю свою «студию», — очевидно, звонки застали ее на входе, если и вовсе не за дверью.

— Милка! — От радости я едва не заревела. — Ты куда делась?!

— Господи, ты! — В ее голосе звучало столь явное разочарование, что моя радость испарилась одномоментно. — Что-нибудь срочное?

Она просто исходила нетерпением.

— Мне срочно нужно с тобой поговорить…

— Личное или какой-нибудь обвал в конторе?

— Личное…

— Тогда подождет! — вынесла она свой вердикт. И, не выдержав, продолжила почти скороговоркой: — Маришка, не сердись, но я… Словом, у меня тоже личное!

Мое сердце обмерло… А чего я, собственно говоря, ждала? Что такой человек, как Григорий, будет переживать из-за какой-то там соплюшки, случайно мелькнувшей в его насыщенной жизни?.. Разумеется, вечер, который эта ничтожная нахалка попыталась испортить своей неявкой на свидание, не должен пропасть зря! И с кем еще разделить грядущий уик-энд, как не с бывшей любовницей?..

Оглушенная этими соображениями, я не сразу включилась в смысл Милкиных слов, которыми она уже сыпала как горохом из продырявленного мешка.

— Клянусь, в понедельник расскажу все… Ой, Марин, какого я мужика отхватила — тебе не снилось!..

Милка издала звуки, имитирующие сочные поцелуи.

— Мужика? — растерянно переспросила я.

— Ну не бабу же! — хихикнула она. — Представляешь, он же гений, а по жизни его друзья Волькой кличут… А темперамент!.. Дорогая подруженька, чует мое сердце — это судьба: я ведь собиралась на интервью с ним тебя прихватить, а ты как сквозь землю провалилась! Представляешь, если бы он вместо меня на тебя запал?

И она искренне, от всей души расхохоталась.

— Постой! — я наконец постигла смысл ее многочисленных междометий. — Ты что, имеешь в виду Г-го? Кинорежиссера?..

— А кого же еще-то, дурочка ты моя несообразительная?! — продолжала веселиться Милка.

— А… А как же Григ?

— Григ?.. О боже, Григ… Сравнила! Да Володечка не то что какого-то там Грига — собственное имя в пять минут позабыть заставит, он гений, гений во всем!.. Так что, если в понедельник меня не будет, ври в конторе что хочешь… Маришка, все! Я забежала на секунду — переодеться и взять вещички, мы едем к нему на дачу, пока!..

— Стой! — почти басом заорала я. — Григ вернулся из командировки, что ему сказать, если ты не придешь?..

— Скажи, что я заболела и умерла! От поноса!..

И телефон разразился гулкими, как барабанная дробь, гудками.

У меня заболела голова, сразу, едва я вернула трубку на рычаг. Раньше, в подростковом возрасте, мигрени не были для меня редкостью, и во взрослую жизнь я прихватила из той поры страх перед головной болью. Инстинктивно я кинулась на балкон, зная, что свежий воздух частенько останавливает подобные приступы на старте.

Наш с тетушкой дом находился недалеко от центра, но в тихом и малолюдном переулке, не страдавшем от транспортной перегрузки. И воздух здесь был действительно относительно свежим.

Стоял поздний вечер, для октября на удивление теплый, как вся та далекая, затянувшаяся осень. Я невольно залюбовалась гигантскими тополями на другой стороне переулка, доходившими почти до пятого этажа высоких «сталинок», силуэты которых четко прорисовывались на фоне темнозолотого вечернего неба. Как все провинциалы, я полюбила Москву сразу и навсегда, той особой, окутанной романтическим флером любовью, которая недоступна урожденным столичным жителям. Любовью, которая когда-то, на одном из самых высоких своих порывов, подарила ей провинциала Гиляровского…

В тот момент, когда внизу, прямехонько под моим балконом, раздался совершенно неуместный в это время и в этом месте автомобильный гудок, я не думала ни о Милке, ни о Григе, ни о прошлом, ни о будущем, вообще не думала ни о чем, тихо радуясь тому, что боль отступила, любуясь последними отблесками заката в золотом московском небе. Не знаю, как это происходит у других, но у меня переизбыток эмоций, если он превысил некую критическую массу, приводит к такому вот нулевому состоянию — безмыслия и бесчувствия. Словно избыточные эмоции нейтрализуют друг друга, как соль и щелочь, слитые в одну пробирку.

Услышав какой-то особо нетерпеливый, короткий, как позывные азбуки Морзе, автомобильный сигнал, я поморщилась и глянула вниз.

Чуть левее нашего балкона стоял в точности такой же темно-зеленый «опель», как у Грига, со слегка приоткрытой водительской дверцей. Помню, мне даже стало смешно: надо же было машине именно этой марки и именно этого цвета заехать за кем-то из жильцов нашего дома? Прямо рок какой-то, не позволяющий и на несколько минут отвлечься от ужасных событий сегодняшнего дня…

Потом дверца резко распахнулась, владелец «опеля» вылез наружу, выпрямился, поднял голову — и горький смешок застрял в моем горле…

Какое-то время мы смотрели друг на друга, прежде чем Григ, слабо улыбнувшись, попросил одними губами: «Спускайся…» Нас разделяло всего три этажа, и я легко прочла эту беззвучную просьбу, не в состоянии на нее как-либо прореагировать. Именно просьбу, а не приказ.

Так и не дождавшись в ответ ни звука, ни жеста, Григорий, едва уловимо поколебавшись, шагнул к нашему подъезду… «А вдруг тетушка передумает ночевать у подруги и вернется?!» — именно эта сумасшедшая мысль, а не что иное, сорвала меня с места, заставив кинуться прочь с балкона, пролететь сквозь комнату в сторону прихожей и, выскочив из квартиры, устремиться вниз и — навстречу Григу. Навстречу своей, словно внезапно взбесившейся в попытке наверстать упущенное, судьбе.

Судьба, впрочем, была и по-своему милостива ко мне в тот вечер. Когда я — теперь уже в собственном подъезде — во второй раз за несколько часов вновь очутилась в объятиях Григория, дрожавшая, словно в приступе тропической лихорадки, ни одна душа на свете нас не видела. Никого из соседей, включая собачников, обожающих в это время выгуливать своих питомцев, не вынесло по наши души. Чудом можно считать и то, что ни одной из наших подъездных сплетниц не пришло в голову несколькими минутами спустя выглянуть в окно. Иначе тетушке на следующий же день непременно доложили бы о вопиющем по своей безнравственности факте. О том, что ее племянницу прямо на руках вынес из подъезда какой-то «новорусский» владелец иномарки, и так — не спуская с рук — в эту свою иномарку и загрузил… Это, вероятно, был бы единственный случай за всю историю человечества, когда бы сплетницы не солгали.

Что касается меня самой, в тот момент, когда я вновь очутилась в объятиях Грига, мои силы к сопротивлению иссякли полностью. Это было поразительное состояние какого-то сладостного безволия, среди которого настоящей музыкой звучал горячий шепот, обжигающий мои губы и щеку:

— Ты не пришла… Почему ты не пришла?.. Ты…

Моя последняя попытка внести в происходящее хоть искру рассудительности была сделана мной уже в машине.

— Завтра я подам заявление на расчет… — пробормотала я.

— Дурочка… — В голосе Грига звучала безмерная, удивительная нежность, о существовании которой прежде я могла только догадываться и которой не знала никогда. — Ты сводишь меня с ума одним своим видом… взглядом… походкой… голосом… своими ведьмячьими волосами…

Он шептал мне это не в ухо, он говорил мне это, касаясь губами моих губ, и я всем своим существом чувствовала, что Григорий не лжет. Что нечто невероятное, небывалое случилось не только со мной, но и с ним. Это — во всяком случае тогда — было действительно так. До сих пор не знаю, как ему удалось оторваться от меня и завести машину.

Вокруг уже успело стемнеть, горели фонари, переливались своим неоновым разноцветьем рекламы, целая лавина огней встретила нас, когда мы влились в поток машин на кольце. Откинувшись на необыкновенно удобном сиденье, я прикрыла глаза, с изумлением поняв, что больше всего на свете мне сейчас почему-то хочется уснуть. И единственные за всю дорогу к его дому слова, произнесенные Григом, долетели до меня сквозь дрему.

— Знаешь, малышка, я когда-то заключил с друзьями шуточное пари: мол, женюсь на первой девушке, которая не явится ко мне на свидание… Ты мне скажешь, почему ты не пришла?

Я молча помотала головой и улыбнулась, так и не открыв глаз. Машина Грига мягко двигалась в неспешном вечернем потоке кольца, а мне чудилось, что мы плывем, и я уже путала дрему с явью, не в силах отделить одно от другого… «Ты мне снишься?» — спросила я его. И он заверил меня, что так оно и есть… Может, мы и впрямь приснились друг другу?..

11

Следующее после моего визита в прокуратуру утро выдалось жарким, вялым и медлительным. Я вновь плохо спала ночью и пребывала в каком-то взвешенном состоянии. Словно во всем происходившем участвовала не я, а кто-то другой, за кем я наблюдала со стороны. Мои новые обязанности заведующей городским отделом были мне пока до конца не ясны, и я никак не могла понять, приступила к ним или нет?

К полудню у меня на столе скопилась довольно приличная пачка статей и информашек, большая часть которых предназначалась в номер. Волей-неволей я вынуждена была сделать над собой усилие, чтобы прочесть нетленки моих вчерашних приятелей, а теперь подчиненных. Ведь именно я сейчас решала, пойдет или не пойдет предоставленное на мой суд творение, я обязана была безжалостно править, порой перечеркивая плоды трудов и усилий наших ребят… Без моей подписи «В номер!», снабженной личной росписью, ни один материал нашего отдела дежурной бригадой принят не будет.

К своему неудовольствию, я, взявшись за необходимую редактуру, обнаружила, что давно запланированная статья, призванная как можно завлекательнее рассказать читателям о популярном и в самом деле неплохом ночном клубе, была поручена Милкой Анечке. Колокольцева писала, на мой взгляд, плохо, тяжелым и постоянно спотыкающимся, совсем не в стиле нашей газеты, пером. К тому же плановые статьи полагалось сдавать не перед подписанием в номер, а заранее, как минимум за неделю… Вздохнув, я набрала по внутреннему аппарату наш отдел и попросила девицу зайти ко мне, приготовившись к первому в моей жизни разносу подчиненного.

Физиономия у Анечки, когда она просочилась в кабинет, была перепуганная: знает кошка, чье мясо съела!

— Почему ты сдаешь материал только сейчас? — сухо поинтересовалась я для начала.

Колокольцева вспыхнула и опустила очи долу.

— Я в эти дни писать не могла, Марина Петровна… — еле слышно пробормотала она.

— А как насчет месяца назад или хотя бы недели, когда все еще были живы-здоровы и веселы?! Ты ж давным-давно знала о своем задании, материал плановый!

И я пододвинула Анечке ее убийственное произведение, сплошь исписанное мной поверх текста: собственно говоря, текста было и вовсе не видно за многочисленными поправками.

— Забирай это безобразие, дуй в компьютерную и становись на колени перед тетей Валей! — сурово распорядилась я, внутренне безмерно изумляясь своему неизвестно откуда народившемуся начальственному тону.

Анечку, у которой даже уши сделались пунцовыми, словно ветром сдуло! А я, уже куда более уверенная в собственных способностях к заведованию, решительно взялась за Колины информашки в номер и созданный Васильком обзор городских спортивных мероприятий. Спустя часа два, когда Кирюша появился на пороге моего кабинета, срочная пачка рассосалась, и я корыстно обрадовалась Калинину: тащиться в «дежурку» самой было далеко и лень, а отдел писем находится с ней рядом, вот Кирюша-то и забросит туда на обратном пути весь мой сегодняшний засыл… Однако, присмотревшись к своему визитеру, я поняла, что на роль курьера, так же как и на любую другую, он сегодня вряд ли сгодится.

Тяжело брякнувшись на стул, Калинин с самым несчастным видом поднял на меня полные отчаяния глаза.

— Я оттуда… — просипел он. — Только что… Они знают.

Пояснять, откуда он явился и что именно стало известно Потехину, не требовалось. Суровая реальность вновь поднялась перед нами во весь свой рост, и, хотя абсолютно раздавленный Кирилл, как все толстяки, выглядел даже в своем несчастье забавно, смешно мне не было.

— Наверняка этот гад Корнет настучал, — вздохнул Калинин.

— Нет, — заверила я его. — Оболенский им о тебе, тем более о вашем браке, и слова не говорил. Я, конечно, Милкиного паспорта никогда не видела, но если она его не успела поменять, там должен был сохраниться штамп — и брачный, и разводный… Так что можешь не гадать, как тебя вычислили.

Он посмотрел на меня растерянно, очевидно, такая простая мысль самому Кирюше в голову не приходила.

— Я теперь у них первый подозреваемый, — обреченно вздохнул он.

— Это тебе Потехин сказал?

— Прямо мне ни Потехин, ни тот, второй, ничего не говорили, но вопросики, взгляды, и вообще… Короче, олигофреном надо быть, чтоб не понять, что к чему…

Из Кирилловых слов следовало, что, в отличие от меня, его то ли допрашивали, то ли опрашивали двое. Иными словами, к Калинину как кандидату в убийцы Милки отнеслись, пожалуй, действительно всерьез…

— Не переживай ты так! — и сама расстроилась я. — Мало ли что эти придурки думают? Доказать все равно ничего не сумеют, поскольку доказывать нечего!

— Если захотят — запросто на меня навесят, ты что, вчера родилась? Не знаешь, что они вытворяют, убедившись, что найти настоящего убийцу не могут?!

Распалившись, он почти кричал, злясь на меня за непонимание и глупость.

— Прекрати! — тоже заорала я. — Никто тебя в обиду не даст, в том числе Корнет!

— Корнет — особенно! — бросил Калинин в совсем не свойственной ему ядовитой манере и, рывком оторвав от стула свои почти сто кило, вышел из кабинета, одарив меня на прощание укоризненным взглядом. И едва не сбил с ног моего бывшего мужа, как раз намеревавшегося переступить порог… Расстроенная из-за Калинина, я даже забыла удивиться неожиданному высочайшему визиту, только кивнула в ответ на приветствие. А пока Гришаня располагался в, мягком кресле, украшавшем дальний угол кабинета, вспомнила: своим заведующим он изредка наносит традиционно такие вот демократические визиты. Правда, редко. И, правда, не всем… Тот же Кирилл, по-моему, не был в этом смысле облагодетельствован главным ни разу.

Григ между тем тяжело вздохнул и поднял наконец на меня глаза. Он по-прежнему был очень бледен, а за прошедшие два дня лицо главного, кажется, осунулось еще больше. Еще отчетливее проступили, углубившись, резкие складки между носом и губами… С некоторым усилием я отвела взгляд первая, одновременно категорически запретив себе впадать в никому не нужную жалость и сентиментальность.

— Что у тебя с Кариной? — глухо поинтересовался Григ.

— Сегодня вечером, в семь часов, еду… Ух, хорошо, что напомнил, я едва не забыла… Надо же! — удивилась я.

— Это хорошо, — еле заметно усмехнулся он. — Хорошо, что едва не забыла…

— Почему?

— Свидетельствует о том, что ты уже вся в делах, вот почему… Ты как? Очень плохо?

Последнее относилось не к делам, а к Милкиной смерти. И я, не колеблясь, сказала ему правду:

— Средняя паршивость днем и очень паршиво ночью…

— У тебя круги под глазами… Попробуй снотворное, что ли… Работы, как назло, прорва…

— Снотворное, как и любые другие успокаивающие средства, не позволяет Лилия Серафимовна… Так что…

Григ вдруг улыбнулся, тепло и немного даже задорно:

— Она все такая же активная и нестареющая?

Впервые за послеразводное время Григорий заговорил о нашем с ним общем прошлом — заговорил вот так просто и даже тепло, как о ностальгическом воспоминании, немного щемящем сердце.

— Она действительно не меняется с годами. — Я нашла в себе силы тоже улыбнуться. — И по-прежнему мной распоряжается, как маленькой девочкой.

Григ задумчиво оглядел меня, словно что-то прикидывая, в глубине его темно-серых зрачков мелькнула смешинка:

— А ты, вероятно, уверена, что давно выросла… Как все тинейджеры.

Я растерялась, не готовая принять этот его тон, не потому, что он резко отличался от того ледяного безразличия, чуть ли не отвращения, с каким он относился ко мне после нашего развода, и особенно в период своего второго брака. Да и потом тоже… Просто я даже представить не могла, что на самом деле стоит за этой новой манерой обращения: Григ дает мне понять, что прошлое осталось в прошлом до такой степени, что уже не способно вывести его из себя? Не более чем воспоминание, общий факт наших биографий?.. Григ вдруг ощутил легкую печаль по прошедшему, поскольку молодость потихонечку ускользает из его пальцев, как ускользает от каждого из нас вся жизнь вообще?.. Или… Или решил наладить со мной отношения, чтобы я, чего доброго, не брякнула о нем лишнего в процессе следствия?..

Насколько я знала своего бывшего мужа, все три варианта могли быть проходными. Все три имели право на существование в пределах его — ой какой неоднозначной! — натуры… До меня наконец дошло, что он уже во второй раз переспрашивает меня насчет Карины:

— Так как все же тебе удалось ее так быстро уговорить?

Я пожала плечами:

— Не знаю. Просто, видимо, повезло. Судя по твоему вопросу, эта дамочка — крепкий орешек?

Я не собиралась откровенничать с бывшим мужем, докладывать ему, как странно вела себя звезда и как неожиданно согласилась на встречу. Я не собиралась сообщать Григу о нашем с Оболенским тайном расследовании.

— Не то чтобы орешек, но прессу почему-то ненавидит яростно, в отличие от телевидения.

— Всю или только нашу газету? — не выдержала и чуть-чуть приоткрыла я щелочку в надежде, что Григ этого не заметит.

Он действительно не придал моему вопросу особого значения.

— Всю, наверное… Какие у нее могут быть особые счеты с нами?.. — Он пожал плечами и легко поднялся с кресла. — Мы ее даже не раскручивали, вообще о ней не писали в тот период, когда она нуждалась в раскрутке… Ну а теперь, как видишь, все наоборот, теперь она нам нужна в интересах тиража… Ладно, я пошел. Завтра после летучки останешься и расскажешь, как все прошло, определимся со сроками материала.

— А что, это очень срочно?

— Как обычно, хорошо бы вчера, — усмехнулся Григ и, не попрощавшись, покинул мой кабинет.

Немного подумав, я подняла внутренний телефон. Корнета на месте не было, и, если не ошибаюсь, сегодня он в конторе не объявлялся вообще. В дежурке меня успокоили, сообщив, что материал Колокольцевой уже у них, в приличном виде. Не блеск, но сойдет, как выразился дежурный редактор, заведующий отделом экономики, и я ему поверила. По отделу сегодня дежурил Василек, наверняка и Коля будет крутиться с ним вместе до упора. На них я могла положиться как на самое себя — целиком и полностью.

Плохо, что уже второй день нет в конторе Рудика, говорят, на больничном, что меня ничуть не удивило. Хрупкий и не в меру чувствительный фотокор вполне мог, если учесть все обстоятельства, всерьез и надолго выйти из строя… Волей-неволей придется в поисках иллюстраций к Анькиной статье нырять в архив. Озаботив этим дежурного Громова, я начала собираться домой: перед визитом к Карине я намеревалась переодеться и наложить макияж. Уж очень не хотелось выглядеть на ее фоне убогой и замотанной бабенкой, каковой я и являлась сейчас на самом деле, раздавленная случившимся куда больше, чем мне хотелось признаваться даже перед собой…

Ни звонить тете Вале, ни заходить к ней в компьютерную я в тот день не стала, решив, что и ей меня сейчас видеть тяжелее, чем всех остальных.

12

Как и полагается знаменитости, Карина жила в самом центре, в начале Кутузовского. Огромный дом старой постройки украшала табличка, оставшаяся от прежней эпохи и оповещавшая прохожих о том, что когда-то здесь проживал известный советский поэт.

Нажав кнопку навороченного домофона новой модификации, я немедленно почувствовала, что меня разглядывают, и, подняв голову, удостоверилась, что не ошиблась: глазок видеокамеры встречал всех рвущихся в заветный подъезд прямо у входа… Что ж, у Карины были, вероятно, все основания для столь вопиющей предусмотрительности. О беспределе ее фанатов по городу ходили легенды. И я автоматически отметила про себя, что материал на эту тему, если его поручить тому же Васильку, может получиться интересным. Не забыть внести свое предложение на завтрашней летучке…

— Здравствуйте! Назовите, пожалуйста, ваше имя и фамилию.

Я вздрогнула от неожиданно громко зазвучавшего микрофона и ответила не сразу.

Через довольно значительную паузу тот же безликий голос произнес:

— Входите и поднимайтесь в левом лифте на пятый этаж.

В тяжелой двери подъезда что-то щелкнуло, и, потянув ее на себя, я спустя секунду попала в довольно просторный и уютный холл. Никакой ожидаемой охраны, во всяком случае внизу, не было. В стеклянной кабинке слева от входа перед чашкой чая, дымящейся по-домашнему уютно, сидела миловидная консьержка. Прямо передо мной располагались створки сразу трех лифтов…

— Проходите. — Женщина улыбнулась мне тепло и приветливо. — Кариночка ждет вас.

Левый лифт оказался по сравнению с нашим издательским чуть ли не скоростным, и не успела я как следует оглядеть свое отражение в одной из его зеркальных стен, как кабинка остановилась, двери ее разъехались в стороны, и я поняла, что конечный пункт лифта находится непосредственно в квартире певицы… У маленького холла, в котором я очутилась, вид был совсем не казенный. Окно с эркером, в котором стояло сильно разросшееся «денежное дерево», два бархатных серых диванчика по стенам и две дубовые резные двери по разные стороны холла, ведущие, очевидно, во внутренние комнаты. Ничего лишнего, претенциозного — зеркал и тех нет…

Возле одной из упомянутых дверей, справа от лифта, стояла молодая белокурая женщина в слегка потертых джинсах и белом джемпере с глубоким вырезом, открывавшим пышную, в отличие от остальной фигуры, грудь.

Конечно, я и не ожидала, что встречать меня будет шоу-звезда собственной персоной. Но и то, что у нее такая молодая да сексапильная обслуга, было неожиданностью. Интересно, кто она, экономка? Горничная? А может, какая-нибудь родственница? На вид девушке было лет двадцать пять, она принадлежала к типу блондинок с правильными, но начисто лишенными индивидуальности чертами… Короче, являлась полной противоположностью Карины, которая обладала весьма ядовитой внешностью очеловечившейся пантеры…

— Добрый вечер. — Я доброжелательно посмотрела на блондинку, чего нельзя было сказать о ней: изящная, с в меру крутыми бедрами девушка молча разглядывала меня, обводя пристальным и холодным взором светло-голубых глаз… Наконец она заговорила, а я, напротив, потеряла дар речи. Это был тот самый голос, который звучал во время разговора с Каревой по телефону! Я не могла ошибиться, поскольку обладала отличной памятью на голоса — куда лучшей, чем на лица…

— Пойдемте, — сухо произнесла неизвестная блондинка голосом известной певицы. — У меня не так уж много времени, через полтора часа меня ждут в студии Лещенко…

И, криво усмехнувшись, добавила:

— Что, не узнали?.. Не огорчайтесь, не вы первая, не вы последняя. Многие не имеют представления о разнице между нашим сценическим имиджем и реальным обликом… Пойдемте!

Я была настолько ошарашена, что не заметила не только обстановки комнат, сквозь которые мы шли, но и сколько их вообще пришлось миновать, прежде чем мы очутились в той, которую она избрала для нашей беседы.

Это была маленькая гостиная, как мне удалось наконец заметить, уютная и удобная. Карина усадила меня в мягкое кресло, обтянутое все тем же серым бархатом, перед простым журнальным столиком, а сама уселась напротив, в очередной раз пристально уставившись на мою тщательно накрашенную физиономию… На лице самой звезды не было и грамма макияжа, очевидно, на ее фоне я выглядела довольно безвкусно, если не пошло… Осознав, что время пошло, я спохватилась и извлекла из портфеля свой диктофон.

— Подождите! — В ее голосе отчетливо прозвучали железные нотки. — Я ведь вас предупредила: согласна с вами встретиться и поговорить, а насчет интервью решу позже. Так что можете не спешить со своей машинкой!.. Так что там случилось с вашей Песочниковой?..

Похоже, интервью намеревались брать у меня! Я совсем было собралась ответить певице что-нибудь соответствующе-ядовитое, но вовремя вспомнила о нашем с Оболенским расследовании: ведь совершенно ясно, что Кареву с Милкой связывают какие-то враждебные отношения! Что ж, ради истины придется потерпеть…

— Милу убили два дня назад, прямо в редакции, — сухо сказала я. И коротко, опуская детали, пересказала обстоятельства Милкиной гибели.

Певица слушала меня не просто внимательно — напряженно. Сидя в кресле абсолютно прямо — не касаясь его спиной и плотно сжав колени. То же крайнее напряжение и суровость читались и в ее светло-голубых глазах, окруженных неожиданно черными ресницами. И, завершив изложение событий, я сочла, что настало время и для моих вопросов.

— Почему это вас так интересует? — произнесла я довольно задиристо. — Складывается впечатление, что вы… что ваш интерес ничего общего с сочувствием не имеет…

Впервые за все время нашего общения в глазах Карины мелькнуло что-то похожее на усмешку, правда усмешку горькую. И когда она заговорила, ее голос не то чтобы сделался доброжелательным, однако «железо» из него точно исчезло.

Откинувшись на спинку кресла, певица бросила на меня задумчивый взгляд и кивнула головой:

— Если хотите курить — курите… Пепельница на нижней столешнице. Не стесняйтесь, я к запаху табака отношусь совершенно спокойно…

Я немедленно воспользовалась ее разрешением и, закурив извлеченную на свет сигарету, в свою очередь вопросительно глянула на собеседницу.

Карина между тем поднялась со своего места и подошла к окну, которое прежде находилось за ее спиной. Отодвинув тяжелую синюю портьеру, она некоторое время разглядывала что-то внизу, на Тверской. Я ждала — и дождалась.

— Я всегда знала, — бросила она через плечо, — что рано или поздно эту тварь возмездие настигнет… — Певица резко повернулась спиной к окну, а лицом ко мне. — Вы знали, что ваша коллега — убийца?!

Очевидно, испуганное выражение моего лица Карину вполне удовлетворило. Потому что она вернулась в свое кресло и начала говорить:

— Значит, вы хотели сделать со мной интервью… А слабо выдать материальчик о том, как в точности такое же интервью, состряпанное вашей коллегой, стало орудием убийства невинного, чистейшего в мире человека?.. Вот…

Она молниеносно извлекла откуда-то из-за пазухи, очевидно заранее приготовленную, фотографию и положила ее передо мной.

Миловидная, юная девушка, почти девочка с пушистой косой и ласковыми, детскими глазами, глядевшая со снимка, показалась мне чем-то знакомой. Но назвать ее имя я после постигшего меня изумления Карининой внешностью не решилась бы. И гадать не стоит!

— Это Катюша Крымова, светлейшая ей память… Жертва вашей проклятой папарацци.

Катино имя, в отличие от ее снимка, говорило мне куда больше… Года три назад это была одна из самых ярких звездочек, уверенно восходивших на небосклон шоу-бизнеса. О ней много писали — в том числе и у нас, ее клипы постоянно мелькали по ящику, выгодно отличаясь от остальных, мелькающих еще чаще. Ее песни становились шлягерами среди молодежи благодаря не только чудесному, проникновенному голосу, но и своеобразной, какой-то, я бы сказала, наивной манере исполнения… Подчеркнуто наивным был и ее сценический имидж. Потому и стало Катино самоубийство громовым ударом и для многочисленных фанатов, и просто для слушателей. Ни тем, ни другим так и не довелось узнать, но какой причине эта улыбчивая девочка однажды ночью выбросилась с тринадцатого этажа высотки, неподалеку от которой жила… Но при чем тут Мила?!

— Господи, при чем тут Мила?! — повторила я вслух, с ужасом уставившись на Карину.

— Вы, надеюсь, помните это «дивное» интервью, которое Песочникова состряпала с Катенькой на целую полосу?

Я молча покачала головой. Объяснять Карине, что «чукча не читатель, чукча писатель», что далеко не всегда у корреспондентов хватает времени и сил, желания, наконец, прочесть в родной газете что-либо, кроме собственного материала, если таковой в номере имеется, смысла я не видела…

— А-а-а… — Она вдруг как-то увяла, расслабившись в своем кресле, и заговорила монотонно, почти без интонаций.

— Ну тогда слушайте. Может, хоть вас это чему-нибудь научит… Катенька приехала в Москву из провинции в шестнадцать лет. Вместе с мамой. Ее мама как раз ради Кати держала конкурс в МГУ — на место преподавателя французской литературы романо-германского отделения и, хотя бывает это крайне редко, выиграла его… К слову сказать, насколько я знаю, она была уже тогда немолодой женщиной, Катю когда-то родила «для себя», на излете родильного возраста. Катя ее страшно любила и постоянно тряслась за ее здоровье, у них никого на свете, кроме друг друга, не было — ни родственников, ни, если говорить о Москве, близких друзей… Ее мать лучше всех понимала, что Катька — талант. А у нас, как известно, таланты традиционно возможно реализовать исключительно в одной из двух столиц. Это в Штатах возможен знаменитый оркестр из какой-нибудь Богом забытой Санта-Барбары, а у нас…

— Это мне известно даже слишком хорошо, — сочла я возможным вставить свою реплику.

— Вы что, тоже из провинции?

Я молча кивнула, отметив, что в глазах Карины впервые за все время разговора мелькнуло нечто вроде личного интереса к моей персоне.

— Тогда и впрямь догадываетесь, что к чему… В общем, через полгода после переезда Катенька со свойственной ей непосредственностью и наивностью прямо с улицы заявилась в… Словом, в одну очень популярную студию записи, принадлежавшую очень известному человеку… С просьбой ее прослушать… Ну а я в этот момент находилась там, поскольку упомянутая знаменитость приходится мне родственником. Мне, как видите, с родственниками повезло куда больше, чем Катеньке. В том числе с богатым дядей, способным отспонсировать племянницу, избавив ее тем самым от необходимости кувыркаться в чужих постелях с отвратительными, зато нужными мужиками…

Она усмехнулась, снова вполне ядовито, и продолжила:

— Катька мне понравилась с первого взгляда, я таких открытых и таких наивных ангелов отродясь не видела… Мой знаменитый родственник — тоже, и его это для начала жутко позабавило. Решив эту забаву продолжить, он и согласился ее прослушать… Как вы понимаете, вместо развлечения мы оба получили по порции если не шока, то изумления — точно… Вы, может быть, не поверите, но эта девчушка, никогда специально не учившаяся вокалу, имевшая за плечами всего-навсего музыкальную школу, была совершенно профессиональной, причем врожденно профессиональной певицей! Ее можно было начинать раскручивать чуть ли не с момента прослушивания…

Мы с моим родичем обалдели, влюбились в Катьку сразу и навсегда… Да и я тоже полюбила ее сразу, несмотря на то что мы с ней оказались в положении чуть ли не соперниц по профессии! Просто она была таким особенным, единственным в мире человечком, завидовать которому невозможно… — Карина улыбнулась немного грустно. — Мы с Катенькой с того дня и… И до самого конца дружили… Мы почти не расставались с ней, проводя долгие часы в студии, у меня дома, на съемках…

Я уговорила своего богатого дядюшку помочь Катюше, потому что даже представить было нельзя, чтобы она в нашем проклятом деле пошла проторенным многочисленными шлюшками путем… Любому, кто знал Катю близко, это было ясно, но не всем, конечно… К несчастью, не всем…

Карина помолчала, лицо ее вновь сделалось замкнутым и холодным.

— Конечно, писали о ней много. Многие из ваших коллег пытались нарыть в ее жизни что-нибудь эдакое, с перчинкой-горчинкой — как это у вас, бульварщиков, водится…

Я поежилась, но стерпела и это.

— Но Катенька свою личную жизнь никогда и ни с кем не обсуждала, никогда не позволяла никому из посторонних коснуться этой части ее души… Даже я знала очень мало и почти не придавала значения тому, что знала. Как выяснилось, совершенно напрасно… У Катюши в ее родном городе остался, как она его называла, жених. Бывший одноклассник, какая-то, как я считала, чуть ли не детская любовь. Игорем его звали… Они постоянно писали друг другу длинные письма, кроме того, перезванивались часто. Однажды Катя попросилась позвонить от меня и я, хоть и вышла в соседнюю комнату, слышала обрывки их воркований… И — до сих пор не могу себе этого простить — даже усмехнулась про себя. Такая, знаете ли, романтика, щебетание… Всерьез я тогда к этому не отнеслась, выкинула из головы. Ничуть не сомневаясь, что Катенькины чувства со временем выветрятся, как выветривается пресловутая первая любовь почти у всех… Ну а теперь — главная часть истории. Ваша Песочникова в числе прочих желтых папарацци напросилась к Катюше на интервью три года назад… Вы точно не читали всю эту целиком выдуманную подлой головенкой грязищу, которой она полила девочку? Это перечисление целой череды инициалов богатеньких «любовников» Екатерины Крымовой, которые якобы и сделали ей карьеру?!

Я ахнула, едва найдя в себе силы мотнуть головой.

— Странно, что вы удивлены! — Карина уже почти орала на меня. — Разве это не ваши любимые приемы и приемчики в целях раскручивания собственного имиджа?!

— Господи, нет!.. — тоже выкрикнула я. — Вы не можете чесать всех под один гребень!..

— Еще как могу! — заверила меня певица. — Сейчас вы сами в этом убедитесь! Эту пакость мгновенно подхватили и разнесли по своим бульварным листкам ваши же коллеги из целой кучи изданий, в том числе и в Катенькином родном городишке! И Игорь, этот ее жених… Словом, видите ли, в провинции, особенно в украинской, тем более в этом их тупом Крыму, люди и по сей день верят каждому слову, напечатанному на бумаге, в том числе желтой. И он не просто поверил, а отрекся от Катеньки, и никакие ее мольбы по телефону не могли этого дуболома разубедить, что в этой пакости нет ни единого слова правды… Ее несколько писем он вернул назад нераспечатанными… А потом… потом… Короче, однажды вместо него взяла трубку его мамаша и сказала Катьке, что ее сына нет, вообще больше нет на свете, ясно вам?! Я не знаю, что именно это было — действительно такая огромная любовь, или огромное наваждение, или просто… просто крайнее такое проявление наивности! И я не знаю, что еще сказала эта женщина Катюше, хотя догадываюсь — ведь ее сын наложил на себя руки, повесился в сарае прежнего Катиного дома на окраине Симферополя… Можно представить, что в этой связи услышала от нее Катенька. Мне она просто позвонила и изложила этот факт, после чего попросила в ближайшие сутки ее не беспокоить, а я, дура, послушалась. И это был наш с ней последний в жизни разговор, потому что ночью Катя… Ну, надеюсь, это-то — что именно она сделала — вы знаете?

Не в силах говорить, я молча кивнула и, собрав все свое мужество, встала из-за стола, одновременно запихивая как попало в сумку свой диктофон. Моя собеседница тоже поднялась. Ее глаза пылали холодной яростью, разбуженной не только воспоминаниями, но и моей собственной персоной.

В этот момент дверь в гостиную распахнулась — и в комнату шагнул какой-то прилизанный джентльмен, словно сошедший с витрины модного бутика.

— Галочка, ты на часы иногда смотришь? — поинтересовался он, не соизволив не только поздороваться, но вообще заметить меня. Зато сама Карина не упустила удивления, промелькнувшего на моей физиономии при слове «Галочка».

— Что это вас так изумило? — жестко усмехнулась она. — Вы что же, никогда не слышали, работая в прессе, о псевдонимах и сами ими не пользуетесь?

— Слышала, но сама не пользуюсь, — пробормотала я.

— Ага… — съязвила певица. — Стараетесь за каждое свое слово отвечать по всей строгости и потому — под настоящим именем?

Я промолчала.

— Ну а у нас такой вариант не проходит. И поскольку никакого интервью, как вы наверняка поняли, вашей газетенке я давать не буду, так и быть, признаюсь: под моим настоящим именем я вряд ли бы сделала свою нынешнюю карьеру… Галя Иванова, звезда эстрады, это круто!..

Она нервно рассмеялась, а витринный господин соизволил наконец меня заметить и посмотрел крайне неодобрительно.

— Ты опять вся на нервах, — сердито произнес он, — и это за сорок минут до записи!

— Уймись, — безразлично бросила она, — через пять минут я буду в порядке… Специально для вас, Марина Петровна, поясняю, дабы не породить каких-либо странных слухов: это мой муж, бизнесмен Дмитрий Касинский, а не менеджер, не любовник, не… Дима, проводи даму!

Последнее она вынуждена была добавить мне в спину. Яда, которого я нахлебалась вдоволь за прошедший час, было уже слишком много для меня, и, не прощаясь, я кинулась к выходу — в надежде, что найду его самостоятельно. Самым ужасным было то, что сказать хоть что-то в оправдание Милкиной памяти оказалось невозможно, страшная тайна гибели Екатерины Крымовой, а как выяснилось, еще и ее жениха, не оставляла ни малейшей возможности никаким оправданиям… Это был один из тех кошмаров, на которые жизнь способна, слава богу, не часто, зато выдает их по полной программе.

Муж Карины-Гали догнал меня очень вовремя: стоя в неизвестной мне комнате, уставленной аппаратурой и сразу двумя роялями, я никак не могла выбрать, какой из трех дверей мне следует воспользоваться, чтобы выйти наконец вон из этого дома.

— Сюда, пожалуйста… — обогнув меня, нелепо застывшую на месте, Дима распахнул среднюю из них, и дальше мы пошли вдвоем. — Здорово вам досталось? — неожиданно посочувствовал мне этот типаж из бутика вполне человеческим голосом. И поскольку я промолчала, продолжил: — Она Катю любила как родную сестру, своих сестер у нее никогда не было… Все время звала ее пожить у нас хоть пару дней. Но Катюша, конечно, отказывалась, она постоянно спешила к своей загадочной маме…

— Почему «загадочной»? — спросила я, чтобы хоть что-то ему ответить на неожиданное сочувствие.

— Это Галочкина шутка, — грустно улыбнулся он. — Мы с ее мамой, вечно занятой на факультете по уши, наверное, чуть ли не ежедневно говорили по телефону, а видеть — ни разу не видели… Она упорно уклонялась от встреч. Мы даже решили, что, может, у нее уродство какое-то? Ну отклонение во внешности. Хотя конкурс в университет она выдержала, а там это вроде бы тоже учитывается…

— И что? — поинтересовалась я.

— Да ничего, пустяки это все… Вроде бы, по словам покойной Катюши, та стеснялась своего возраста, считала себя слишком старой для такой молоденькой дочери… Всего вам доброго!

Мы достигли уже холла, и лифт, вызванный мужем Карины, уже успел услужливо разинуть передо мной свою зеркальную пасть.

— Она что, и на похоронах не была? Мать?

— Не было здесь никаких похорон, Катю сразу увезли на родину, в Симферополь, так что это нас там не было… У Галочки как раз начинались тогда гастроли — крайне важные, первые зарубежные гастроли… Манкировать ими было недопустимо… Всего доброго!

Касинский подтолкнул меня к лифту, и, не успев сказать свое «до свидания», я оказалась в кабинке, тут же устремившейся вниз.

13

— Ну наконец-то! — Тетушка, видимо, услышав, как я поворачиваю в замке ключ, выглянула в прихожую. — Ужин как раз…

Тут она увидела мое лицо и сразу же замолчала, но — святая женщина! — никаких вопросов задавать не стала. Едва войдя, я бросилась к телефону, но она, я уверена, не стала подслушивать, а вот моя мама непременно бы это сделала.

К моему великому облегчению, Корнет оказался дома и трубку взял сразу. Сбивчиво пересказывая ему суть своего общения с Кариной, я автоматически извлекла из своего портфеля диктофон и окончательно сбилась на очередной фразе: аппарат издавал тихое, натужное хрюканье, как всегда, когда кончается пленка… Неужели я все-таки рефлекторно включила его, разговаривая с Каревой?..

— Ты чего молчишь? — поинтересовался Оболенский, так и не дождавшись продолжения оборванной на полуслове фразы.

— Погоди секунду, — попросила я. — Мне кажется, я случайно записала все на диктофон…

— То есть как это — случайно? — удивился он.

Но я уже не слушала Корнета. Отмотав пленку немного назад, я включила воспроизведение и вновь услышала сердитую реплику Карины: «Еще как могу!..» Нажав «стоп», я вернулась к телефону:

— Виталий, я, оказывается, все записала…

Неопределенно хмыкнув, он помолчал и вслед за этим нерешительно поинтересовался:

— У тебя, вероятно, какие-то планы на вечер?..

— Все ясно, — усмехнулась я. — Если назовешь свой адрес и скажешь, как до тебя лучше всего доехать на машине, я готова…

По-видимому, тетушка все же услышала по меньшей мере последнюю фразу моего разговора с Корнетом. Потому что, вновь очутившись в прихожей, я обнаружила, что Лилия Серафимовна стоит возле дверей с двумя купюрами в руках.

— Возьми и даже не думай спорить! — И для верности собственноручно засунула деньги в мой открытый портфель.

— Тетя…

— Я же сказала — не вздумай! И чтоб обратно ехала на такси, а не на леваке, ночью частниками лучше не пользоваться…


…До сих пор я ни разу не бывала у Корнета в его берлоге. И теперь, едва попав в длиннющий, словно в коммуналке, коридор, как и в коммуналке освещенный слабенькой лампочкой, с любопытством, не ускользнувшим от хозяина, огляделась по сторонам.

Упомянутый коридор начинался прямо от входной двери и был призван, видимо, исполнять роль прихожей и холла одновременно:

— Не пугайся, — усмехнулся Оболенский. — У меня, мягко говоря, не слишком убрано… Проходи, вторая дверь справа…

Указание было очень кстати, поскольку дверей по разные стороны коридора оказалось целых четыре, не считая той, что маячила в конце и явно вела либо в ванную, либо в туалет.

Однако комната, в которую я попала, вопреки ожиданиям, если и напоминала берлогу, то берлогу замечательно обустроенную и очень обжитую. Наполненную тем совершенно особым старым московским уютом, создается который несколькими поколениями семьи, долгими десятилетиями живущими в одной и той же квартире… Компьютер, задвинутый в самый дальний угол, выглядел здесь чужеродно и уж никак не вязался со старинным основательным письменным столом, на который его взгромоздил хозяин. Куда естественнее смотрелась стоявшая рядом с ним очаровательная пишущая машинка «Ундервуд», какие теперь встретишь разве что в каком-нибудь музее.

— Здорово! — сказала я искренне, бросив взгляд на зеленую настольную лампу образца пятидесятых, совсем неплохо справлявшуюся с освещением берлоги.

— Да ну? — усмехнулся Корнет. — А некоторым не нравится!

— Ну и дураки!

— Кто?

— Те, кому не нравится… А куда мне сесть?

— Пардон… Пробирайся во-он к тому креслу, с той стороны стола! Это у меня самое почетное место, а также, соответственно семейной легенде, любимое кресло моего прадеда.

— Твой прадед знал толк в креслах! — заявила я, погружаясь в насиженную глубину сиденья, затянутого чехлом из суровой ткани. — Я точно такое же видела только на одной картинке, изображавшей сидящего в нем Ленина… А уж вождь точно дерьма не выберет!

— Ну-с, хватит острословить, — подвел итог моему знакомству с его жилищем Оболенский. — Давай свою запись, послушаем, что к чему.

И, ловко лавируя среди довольно многочисленной мягкой мебели, очевидно составлявшей когда-то в начале века гарнитур с прадедовым креслом, Корнет уселся рядом со мной возле круглого, основательного, как памятник, дубового стола.

Не могу сказать, что я горела желанием еще раз выслушать страстную речь Карины, но и выхода не было, сама согласилась приехать в гости. К тому же, немного отойдя от ужаса, в который повергла меня рассказанная певицей трагическая история, я надеялась с большим вниманием и успехом сосредоточиться на фактах.

Что касается Оболенского, он прослушивал пленку как настоящий профессионал, периодически отматывая ее назад и еще и еще раз слушая фразы, которые и со второго захода казались мне малоинформативными. Я не понимала, что именно, например, привлекло его внимание в словах Карины о сценических псевдонимах. А он, когда пытка прослушиванием завершилась, так этого и не пояснил. Мое общение с мужем звезды, чуть худшего качества, чем разговор с ней самой, тоже было уловлено чуткой машинкой, и Оболенский прогнал его не менее пяти раз, прежде чем нажал наконец на «стоп».

Воцарившееся затем в Корнетовой берлоге молчание нарушил он сам.

— Ты можешь мне оставить кассету на пару дней? — поинтересовался Оболенский.

— Пока нет, — с сожалением помотала я головой. — Разве что завтра, в конце дня, или даже позже… Мне ж придется объяснять Григу, по каким причинам материала с Кариной у нас не будет никогда!

— Ну насчет «никогда» — это ты погорячилась, — уверенно заявил Оболенский. — Конечно, не сейчас, но… Кто знает, как повернется все в будущем? Только Господь Бог!.. М-да, даже я не ожидал от Людмилы ничего подобного… Круто она нас подставила!

Оболенский устало откинулся на спинку венского стула, на котором сидел, и на секунду зажмурился.

— Дьявол… — пробормотал он.

— Больше ничего не хочешь сказать? — поинтересовалась я. — Я имею в виду, помимо поминания всуе сил добра и зла?

— Остроумная ты наша, — проворчал Корнет и посмотрел на меня сердито. — Я думаю…

— Казак думает — женщина гребет, — никак не могла уняться я, вероятно на нервной почве.

— Глупый был анекдот. И бородатый, — процедил он сквозь зубы и вздохнул. — Ну ладно… Как тебе удалось не поинтересоваться дальнейшей судьбой Катиной матери?

— Ну, знаешь! — я искренне возмутилась. — Это не мне удалось, а мужу Карины, Диме: он меня в конце чуть не силой впихнул в лифт! Ты не представляешь…

— Вполне представляю, давай без деталей! — перебил Оболенский. — И коли уж так вышло, догадываешься, куда тебе предстоит отправиться завтра после летучки?

— Догадываюсь, — теперь вздохнула я. — На романо-германское отделение родного учебного заведения…

— Молодец!

— Виталий, я, конечно, туда отправлюсь. Но вот что я ей скажу, когда и если мы встретимся — ума не приложу… Странно, что она в свое время не подала на Милку в суд! У нее-то, в отличие от остальных, все Шансы выиграть дело были… Кстати, а ты эту статью читал?

— Интервью с Крымовой? Да! — И, поколебавшись, добавил: — Я, видишь ли, читал все, что выходило из-под ее, как теперь выяснилось, не в меру бойкого перышка…

Я посмотрела на Корнета с интересом: неужели он все эти годы был неравнодушен к Людмиле? Тогда по каким же причинам он не женился на моей покойной подруге?.. Перехватив мой взгляд, Оболенский усмехнулся:

— Это был интерес гуру к своему лучшему ученику, а ты что подумала?.. Видишь ли, именно я в свое время и натаскивал Людмилу, когда она делала свои первые шажочки в нашей конторе… Не Калинин, что было бы естественнее, а я… Впрочем, Калинин у нас «золотым пером» никогда не был.

— Ну куда уж бездарному Кирюше в «гуры»! — обиделась я за несчастного Калинина. — И чего ты к нему прицепился?! Да если хочешь знать, твоя обожаемая Милочка, твоя, как ты выразился, лучшая ученица, Кирилла все последнее время шантажировала Сашкой!.. Съел?!

Корнет слегка вздрогнул и посмотрел на меня недоуменно:

— Сыном?.. Ну и ну… Слушай, тебе не кажется, что в результате покойная Милка в наших с тобой глазах превращается чуть ли не в жестокого и холодного зверя? А ведь она такой не была! Кто бы что ни говорил, каких бы глупостей Милка ни наворотила, чудовищем она не была точно!..

— Ты прав… — обмякла я. — Людка могла быть еще и самым добрым, самым теплым человеком на свете… Ну не знаю я, как все это в ней уживалось, не знаю! Но ведь факты — вещь упрямая!..

— Мне кажется, Милку слишком часто подводил темперамент и… Ну и в этой связи — сила целеустремленности… Ее часто и многие понимали неправильно, видели за ее поступками банальные схемы, а уж банальной-то она точно не была…

— Что ты имеешь в виду?

— Ну смотри, — вздохнул Корнет. — Допустим, Милка расстается с очередным любовником — человеком достаточно богатым…

— Допустим, — согласилась я заинтересованно, поскольку именно такая ситуация не раз и не два складывалась в Милкиной жизни на моих собственных глазах…

— Ну а спустя какое-то время у нее возникают проблемы материального свойства, что с нашими суммами окладов совсем не удивительно. И что она делает?

— Что?

— Погоревав и перебрав своих знакомых, дабы определиться, у кого можно призанять грошики, вспоминает, конечно, первым делом богатого, но уже бывшего возлюбленного… Кстати, со всеми своими мужиками, за исключением Калинина, она сохраняла добрые отношения.

— Дальше рассказывай! — потребовала я.

— Ну и конечно, звонит ему. Вначале идет обыкновенный треп, а после между делом интересуется, не могли бы он, поскольку у нее временные трудности, дать взаймы бывшей горячо обожаемой энную сумму… И все это легоньким таким, небрежным тоном, за которым всю жизнь прятала свою неловкость, робость, смущение…

— Робость?! — Я прямо рот открыла от изумления: Милка и робость в моем представлении не сочетались ни под каким соусом!

— Да, робость! — жестко заявил Корнет. — И плохая ты ей была подруга, если за шесть лет дружбы так этого и не поняла! Чего тебе не хватило: ума или чувства к Людке?.. Робкая она была, можешь не сомневаться, оттого и выглядела часто наглой хамкой, пойми хоть сейчас… И вообще, профессиональный газетчик обязан знать психоанализ хотя бы на этом, между прочим, элементарном уровне!..

Я не обиделась на Корнета за последнее замечание, поставившее под сомнение мой профессионализм. Но и насчет воображаемой Милкиной робости, якобы свойственной ей, не согласилась категорически. Хотя сочла за благо промолчать.

— Ну хорошо, — напомнила я Оболенскому. — Допустим в очередной раз и это. И что там дальше со звонками к бывшим и богатым?

— А дальше та самая банальная реакция, о которой я говорил. Мужики, а богатые и знаменитые особенно, имеют обыкновение всех баб, да вообще людей, гнать под одну схему: просит денег — значит шантажирует… Например, тем, что в случае отказа объявится перед имеющейся грозной супругой и обожаемыми сыновьями-дочерьми и, если и не разобьет семью, крупные неприятности организует точно… Или, чего доброго, будучи журналюгой, в прессе какую-нибудь хрень обнародует… Уж лучше заплатить разок-другой, чем заполучить навозную кучу неприятностей! Словом, в ответ Милка получала заверения, что денег ей и так дадут, какие могут быть разговоры насчет «в долг», учитывая их пусть и прошлые, но нежные отношения.

— Та-ак, — сказала я. — А я-то как раз собиралась поинтересоваться, каков результат твоего визита к кинорежиссеру… Теперь ясно… Похоже, выбор возможных убийц у нас скоро будет не меньший, чем у твоего дружка Потехина… Заодно — и с тем же результатом… Попробуй вычисли этого гада, если гадов целый клубок?! А еще — доказательства собирать… Или мы это ментам предоставим?..

Оболенский ничего не ответил, понимая, что мой монолог носит чисто риторический характер.

Мы снова помолчали. И снова первым заговорил Оболенский:

— В общем, так. Самая подходящая для тебя легенда при встрече с Крымовой-старшей — поиск репетитора по французскому, в котором ты ни бэ ни мэ, а он тебе внезапно понадобился.

— За каким лешим? И с чего ты взял, что она согласится?

— Я не говорил, что она согласится. Я сказал, что именно эту причину ты выставишь, причем сославшись на рекомендацию Карины, которую она тебе якобы дала…

— Спятил?! — ахнула я. — А если она проверит, позвонит этой Каревой или ее Диме?..

— Вряд ли! — мотнул головой Корнет. — Вряд ли они после Катиной гибели продолжали общаться, психологическая вероятность крайне мала.

Интересно, он только сегодня помешался на психологии или это у него в принципе такой бзик?..

— В любом случае, — продолжил Оболенский, — ее согласие — это уж крайнее везение… Важно выяснить, где она, как сейчас живет, чем вообще занималась после гибели дочери… Не исключено, что и вовсе сразу же вернулась в Симферополь, поближе к Катиной могиле…

— Ну ладно. — Я глянула на большие напольные часы с золотистым, а может, и на самом деле золотым маятником, стоявшие напротив меня, и поднялась: — Пойду-ка я домой, поскольку мы все на данный момент решили… И все-таки ты мне не ответил, что мы станем делать, если наши усилия увенчаются успехом. Ну или почти успехом, но я не представляю, как собирать доказательства, ежели что…

— Ты сама и ответила на свой вопрос, — тоже поднялся Корнет, одновременно вальяжно потягиваясь и подавляя зевок. — В таком случае на означенном этапе журналист и вступает в завязку с ментами… Потому что, как ты справедливо заметила, собирать доказательства чьей-либо вины — это уж точно их дело, а никак не наше… У них и люди, и руки, и лаборатории, и спецморги, и…

— А у нас?

— Мозги, Мариночка! — сказал Оболенский внушительно. — И возможности, которыми следаки не обладают по определению: внутренние, я имею в виду… Но главное все-таки — мозги!..

О том, что Корнет весьма высокого мнения о своей действительно неглупой голове, так же как и о том, что от скромности он явно не умрет, я и так знала. Поэтому сочла за благо ему об этом не говорить. Тем более что его мнение относительно мозгов касалось в данном случае — хотелось в это верить — и меня тоже!

14

Утром следующего дня я впервые в жизни узнала, что такое кофе в постель. Лилия Серафимовна осуществила этот процесс с таким видом и такой ловкостью, словно все тридцать с лишним лет своей трудовой биографии проработала вовсе не хирургом, а горничной в пятизвездочном отеле какого-нибудь Рио-де-Жанейро. Едва не захлебнувшись от неожиданности, смущения и благодарности, я тем не менее и не подумала сопротивляться. Вернувшись от Корнета во втором часу ночи, я по меньшей мере часов до четырех утра проворочалась на раскалившейся от моих перемещений постели, мысленно продумывая детали своей «легенды», с которой намеревалась отправиться на романо-германское отделение в поисках Катиной мамы.

И, что неудивительно, напрочь забыла не только о существовании Потехина, но и о том, что этот человек силой власти, которой облечен, в состоянии испортить и не столь далеко идущие планы, как наши с Корнетом.

Его звонок, прозвучавший, едва я переступила порог своего кабинета, именно этим в итоге и обернулся.

— Марина Петровна? — Голос следователя звучал настолько доброжелательно, что сердце у меня немедленно екнуло и ухнуло вниз. Что еще обнаружил этот лис?.. — Доброе вам утро!

— Доброе… — согласилась я сквозь зубы.

— Вы уж меня извините, — продолжил он льстиво, — но у нас к вам большая просьба — как к подруге погибшей… Не могли бы вы вместе с нами съездить… ну, скажем, через полчаса… на квартиру покойной? Дело, к сожалению, срочное…

Я посмотрела на часы и вздохнула.

— Если дело действительно срочное, похоже, мое «могу — не могу» тут роли на самом деле не играет? — съязвила я. — По телефону вы ведь больше ничего не скажете, верно?

— Нет, неверно, — сухо произнес Потехин. — Если вас интересует, сегодня ночью кто-то сорвал с двери Людмилы Евстафьевны наши печати, взломал замки и побывал в квартире… Необходимо выяснить, что именно пропало — если и впрямь пропало что-то ценное. Вы же бывали у своей подруги часто, верно? Следовательно, в состоянии нам помочь.

Я онемела. Воспользовавшись этим, Потехин положил трубку.


К счастью, Григ оказался на месте, — видимо, готовился к летучке, до которой оставалось как раз полчаса. Он — я помнила это хорошо — часто уезжал в контору чуть ли не на рассвете именно с этой целью. Потому что рабочий день у нас начинался в одиннадцать утра. К этому моменту главный считал своим долгом не только внимательно прочесть свежий номер, но и окончательно спланировать следующий. Таким образом, заведующим отделами и членам редколлегии оставалось только одно: обсудить предложения своего редактора и определить (вновь согласуясь с его мнением) лучший материал вышедшего накануне номера для «Доски лучших», на которую упомянутые материалы вывешивались в качестве образца для менее везучих авторов.

Учитывая сказанное, ничего удивительного в том, что у Григория уже в половине одиннадцатого вид был задумчивый и слегка отрешенный, не было. Улыбка, которой он меня встретил, показалась мне натянутой.

— Привет, Мариша. — Григ отодвинул свежий выпуск и вопросительно поднял правую бровь. Это у моего бывшего мужа означало легкое недоумение. В данном случае по поводу того, что я посмела нарушить уединение главного перед летучкой, считавшееся неприкосновенным… — Что-нибудь случилось? — Он все-таки решил поинтересоваться, почему я это сделала (несмотря на попытки секретарши мне воспрепятствовать), прежде чем окончательно разозлиться.

— Случилось! Ночью в Милкиной квартире взломали замки и печати и, кажется, все там разграбили… Потехин едет сюда — за мной, так что на летучке я присутствовать не смогу… Вот возьми!

Я положила на стол перед Григом, онемевшим в точности как я сама несколько минут назад, кассету:

— Здесь мое несостоявшееся интервью с Каревой… Если можно, отдай ее после прослушивания Оболенскому. Я не знаю теперь, когда вернусь в контору.

— Оболенскому?.. — ошарашенно пробормотал вернувший себе наконец дар речи Гришаня. — При чем тут Кор… Как это — ограбили?!..

— Спроси лучше у Потехина, он обещал быть у нас через полчаса. А Корнет…

Тут я сообразила, что все-таки прокололась перед своим бывшим мужем относительно нашего с Оболенским расследования. Все! Теперь либо мне, либо Виталию придется все объяснять и докладываться о нашей затее… Тьфу!.. Как я могла?! Похоже, трагедия с Милкой здорово повлияла на мои мозги. Куда сильнее, чем я думала. Или просто мне вредно так часто, как в последние дни, общаться с бывшим мужем? Реанимировалась почему-то давняя привычка канувшей в прошлое любви — ничего не скрывать от дорогого супруга.

От расстройства я едва не разревелась.

— Господи! — Григ между тем пришел в неописуемое волнение и расстройство и, поднявшись, точнее, выскочив из-за стола, заметался по кабинету, едва не сбив меня с ног. — Только этого нам и не хватало! Что тебе еще сказал этот козел?..

— Ничего особо важного. Только что я должна им помочь определить, если пропало что-то ценное… Все.

— Нет, это уж слишком… Он что, полагает, это кто-то из наших грабанул Милкину квартиру?!

Пока Григ метался и причитал, я все-таки сумела более-менее собрать мозги в горсточку, правда довольно жалкую, и выдвинуть версию относительно кассеты и своей просьбы отдать ее Оболенскому. Но при этом не сообразила, что Гришаню данное обстоятельство волнует сейчас куда меньше, чем меня.

— Понимаешь, — поспешно заявила я, — мы с Оболенским сегодня должны в любом случае повидаться по одному делу, вот я и хотела с его помощью заполучить обратно кассету… Конечно, если ты успеешь ее прослушать…

Григ посмотрел на меня с глубочайшим недоумением, как на безнадежно спятившего человека.

— Кассету?.. Господи, да какого дьявола я должен, по-твоему, ее прослушивать, при чем тут вообще Карина?!.. Ты что, разучилась писать и жаждешь от меня консультации, как это делается?!..

Все-таки я довела его до одного из редких, но метких приступов ярости, которыми славился наш главный… Открыв рот, чтобы возразить, я в ту же секунду поняла, что никаких объяснений он сейчас не услышит, и сочла за благо сделать крутой поворот:

— Прости меня… Я, должно быть, и впрямь сошла с ума от всех этих ужасов…

Поразительно, но и он сумел вдруг взять себя в руки, хотя прежде всегда давал волю темпераменту в подобных ситуациях, и я не помню случая, чтобы Гришане удалось подавить свою ярость на данном этапе…

— Ладно, — сказал он вдруг еле слышно и вернулся в свое кресло за столом. — Ты меня тоже прости… Мы все, мягко говоря, переутомились за эти дни, так что твое сообщение оказалось последней каплей.

— Не мое, а Потехина, — уточнила я.

Григ неожиданно усмехнулся и посмотрел на меня, как мне показалось, ласково… Но, может, это мне действительно показалось.

— Так что там у тебя с Каревой?

— Карина не хочет иметь никакого дела с нашей газетой, — коротко пояснила я. — Все ее аргументы на этой кассете…

Мы помолчали. Потом мой бывший муж тяжело вздохнул и, судя по всему, намеревался что-то сказать, но не успел. В дверь постучали, и, обернувшись, я увидела на пороге кабинета Николая Ильича Потехина собственной персоной.


Сидя рядом со следователем в видавшем виды «Москвиче» сорок первой модели цвета «мокрый асфальт», я, решив это предварительно, никаких вопросов вплоть до Милкиного дома больше не задавала. Мое решение было продиктовано двумя обстоятельствами. Во-первых, повышенный интерес к случившемуся вполне мог родить в ментовских мозгах подозрения в мой адрес — так я считала, во всяком случае, тогда. Во-вторых, после прокола с кассетой я больше не доверяла себе, обнаружив, что в последнее время мой язык начал опережать сознание уже систематически… Молчала я и в тесном, обшарпанном подъезде, пока мы (вместе с Потехиным за мной заехали еще двое каких-то его сотрудников в штатском) поднимались на Милкин четвертый этаж.

Сердце мое сжималось все тоскливее с каждым пролетом, словно на него посадили отвратительную, жирную пиявку-кровопийцу: сколько раз, господи, сколько же раз и в безмятежные, и в тревожные, и в драматические моменты своей жизни я проделывала этот путь с Милкой или одна, направляясь в гости к моей подруге… Мысль о том, что сегодня я, скорее всего, в последний раз отсчитываю знакомые до последней щербинки ступени Милкиного подъезда, тоже в каком-то смысле оказалась для меня последней каплей. Когда наша молчаливая компания достигла знакомых дверей, действительно взломанных, которые охранял молоденький милиционер, я обнаружила, что по моим щекам текут редкие слезы…

Потехин, конечно, тоже это заметил, но ничего мне не сказал, только откашлялся вслух, словно прочищая горло, и поспешно распахнул приоткрытую дверь… Не знаю, почему Милка так и не поставила железную или хотя бы укрепленную дверь в свое жилище. На моей памяти она собиралась сделать это не один год, да так и не сделала. И вот результат… Войдя в «студию», я ахнула, моментально забыв про слезы.

Любимая Милкина софа была вся разворочена, секретер распахнут, его многочисленные ящички либо выдвинуты, либо вообще сброшены на пол, компьютер вместе с монитором стоял на полу, кассеты, любовно коллекционируемые Людмилой, валялись повсюду… Словом, ее всегда аккуратно прибранная квартира выглядела так, словно в ней побывал Мамай со всей своей ордой… Я замерла на верхней из трех ступеней, ведущих в «студию», не решаясь сделать вперед ни шага.

— Вот, — произнес Потехин и посмотрел на меня с таким видом, как будто демонстрировал не этот кошмарный разгром, а редкое произведение искусства. — Сами видите…

— Вижу… — Я с трудом разлепила почти склеившиеся губы. — Господи, да как я, по-вашему, в таком хаосе определю, если что-то пропало?! Это ж полдня понадобится, не меньше!

— Ничего не поделаешь, полдня так полдня… Но я так не думаю, — возразил он. — Во всяком случае, попробуем действовать по системе… Начнем, точнее, попытаемся начать с ценностей и денег… Вы знаете, где она хранила то и другое?

— В секретере, — пробормотала я автоматически.

— Это мы уже поняли… Вы в состоянии определить, если что-то из тех же украшений пропало?

— Что-то? — сообразила я с трудом. — Вы хотите сказать, что какие-то вещи остались?..

— И деньги — тоже, — кивнул Потехин и деловито добавил: — Пройдите, пожалуйста, сюда.

Повинуясь его указующему персту, я наконец спустилась вниз и двинулась в сторону развороченного секретера, стараясь по мере возможности обходить скинутые на пол вещи и вспоротую чем-то острым софу… Похоже, грабитель искал здесь что-то конкретное…

— Вор искал что-то определенное! — тут же, словно подслушав мои мысли, озвучил это подозрение Потехин.

Мы с ним в сопровождении одного из мальчиков достигли наконец секретера. Среди сброшенных на пол ящиков и ящичков на ковровом покрытии, прямо у моих ног, сияли в лучах утреннего солнца, проникавшего сквозь неплотно сдвинутые шторы, Милкины любимые изумруды — главная ее ценность, если иметь в виду украшения… Изумрудный браслет и крупные серьги лежали аккуратненько, рядышком, странный ворюга не только не позарился на эти подлинные и очень дорогие камни в обманчиво-простой оправе из белого золота, но еще и собрал вместе весь комплект, словно заглянул сюда полюбоваться Милкиным благосостоянием!..

Я с трудом оторвала глаза от изумрудов и обнаружила, что Потехин смотрит на меня внимательно и испытующе.

— Бред какой-то, — произнесла я искренне. И снова оглядела пол вокруг секретера. То тут, то там поблескивала среди каких-то обрывков рукописей, лоскутков и смятых вещей Милкина бижутерия. Так же открыто, как изумрудный гарнитур, валялось одно из ее двух-трех золотых колец с маленьким сапфирчиком…

— Почему бред? — усмехнулся следователь. — Если искали что-то конкретное, значит, предмет поиска в глазах преступника куда более ценный, чем это все… — Он обвел рукой разгром. — К тому же мы не нашли денег, за исключением полутора тысяч рублей в ящике кухонного стола… Как вы полагаете, у Людмилы Евстафьевны могли быть дома более крупные суммы?.. Дело в том, что ее документы тоже перерыты, и так же варварски. Но ни одной сберкнижки среди них не обнаружено… Пока, во всяком случае. Осмотр мы проводили, как вы понимаете, первичный, самый приблизительный. Старались сохранить к вашему приезду более-менее все как есть…

— Мерси… — буркнула я. — Сберкнижек можете даже не искать, Милка никаким банкам категорически не доверяла и… Ой, мама!..

— Что?! — Потехин немедленно подобрался, словно гончий пес.

Как я могла забыть?! Вероятно, только от пережитых потрясений, не иначе!

— Нам не придется долго выяснять, что искал этот подонок! — Я впервые за время знакомства с Потехиным ощутила что-то вроде радости. — У Милки здесь есть тайник, и он цел! Если она что-то от кого-то важное упрятала, что-то, из-за чего ее даже убили, то это может храниться только там!..

— И вы так уверены, что тайник цел? — Следователь посмотрел на меня с удивлением и недоверием.

— Сейчас поймете почему! — ответила я и направилась к кухонной платформе, едва не споткнувшись об один из ящиков секретера. — Похоже, вы действительно ничего тут толком не осмотрели, иначе, может, и сами бы все нашли… Если, конечно, вор не оказался хитрее вас!

Вор хитрее не оказался, несмотря на то что Милкин тайник, на мой взгляд, был примитивнее некуда. Хотя… Снимая со стены над газовой плитой абсолютно безвкусную аляповатую картинку, изображавшую натюрморт из дохлой рыбы и почему-то фруктов, по нижней планке которой были приделаны крючки для всяких половников и ножей, я подумала, что бзик Корнета насчет психологии, наверное, не так уж и глуп. Во всяком случае, в данном случае он сработал: грабителю, видимо, и в голову не пришло, что тайник с вожделенной вещью может находиться в столь легко достигаемом месте, под столь безвкусной картинкой рыночного производства… Заодно мне стало ясно, почему Милка, вопреки моим неоднократным увещеваниям поменять эту безвкусную гадость на что-нибудь более приличное по части живописи (если ей так уж приспичило прикрывать свой тайник живописью!), только загадочно улыбалась… Да, она действительно была лучшей ученицей «гуру Оболенского», в том числе и по части психологии…

Итак, я легко сняла постылую фруктово-рыбную картину, выглядевшую, между прочим, намертво приклеенной к стене, с двух крючков, на которых она на самом деле крепилась, и торжествующе посмотрела на дышавшего мне сзади чуть ли не в загривок Потехина. В неоштукатуренном, а просто «окирпиченном» углублении за этой мазней с первого взгляда бросались в глаза по меньшей мере две вещи: средней толщины пачка «зеленых», стянутая резинкой, и какая-то толстенная рукопись, задвинутая к задней стенке, сверху которой лежала солидная тетрадь обычного клеенчатого вида и несколько дискет.

Если бы я знала заранее, что это за рукопись, мое торжество над «глупым» Потехиным и его командой не просто бы поубавились, но переродилось в очередную порцию страха и отчаяния… Именно это и случилось, когда следователь, ловко отодвинув меня с кухонной платформы, кивнул одному из своих мальчиков, тут же возникшему рядом. И тот, успевший когда-то уже натянуть тоненькие, почти незаметные резиновые перчатки, извлек на свет содержимое Милкиного тайника.

У меня всегда было очень острое, прекрасное зрение. И думаю, я даже раньше Потехина прочла через его плечо то, что красовалось на титульном листе ровной пачки листов традиционного формата А-4, обернутой в прозрачный полиэтилен: «Гром среди ясного неба». Это было название. Там же, где традиционно пишется фамилия автора произведения, жирным шрифтом выделялись две ой как хорошо знакомые мне фамилии: «Василий Громов, Николай Ильичев».

Я ахнула и задохнулась, почувствовав, как сразу ослабли не только мои ноги, но вообще все тело… Как любила говаривать покойная Милка, «вся фигура ослабла…»

— Нет… — прошептала я рефлекторно. — Нет… Это не они… Не они!..

— Что — не они?

Потехин развернулся в мою сторону и посмотрел на меня прищурившись, в упор.

— Что вы имеете в виду?

Господи, если б я могла ему ответить!.. Я не могла. Точно так же, как не могла при всем желании отвести взгляд и от фамилий авторов, и от названия этой пачки, словно в насмешку более чем соответствующего нашей, точнее, моей находке… Это действительно был гром среди ясного неба…

— Если вы думаете, — почти выкрикнула я, — что Василек с Колькой могут иметь хоть какое-то отношение к… к этому… — Я нервно кивнула в сторону разгромленной «студии». — Вы… вы…

— Марина Петровна, успокойтесь! — Потехин сказал это веско и холодно. — Пока что мы ничего не думаем, подумали, похоже, вы сами и сделали поспешные выводы.

— Только не надо считать меня дурой! — Я понимала, что у меня начинается что-то вроде истерики, но остановиться уже не могла. — Конечно, если в тайнике находится рукопись «близнецов», кто, как не они, побывали здесь ночью?! Это же логично!.. Но, клянусь вам, голову могу на плаху положить, что на самом деле кто угодно, но не они… Не они!.. Ребята на такое не способны! Да они, по-моему, и вовсе не знают Милкиного адреса!..

— Ну и хорошо, — примирительно произнес следователь и даже положил руку мне на плечо. — Мало ли почему здесь хранится рукопись? Конечно, прежде всего у них самих и спросим, никто не собирается обвинять ваших ребяток в попытке ограбления… Успокойтесь, Марина Петровна. Я понимаю, трагедия очень сильно на вас подействовала — все-таки ближайшая подруга… К тому же взгляните-ка на тетрадку: это почерк Людмилы Евстафьевны, верно?..

Я кивнула, едва бросив взгляд на раскрытую мальчиком в перчатках тетрадь.

— Вот это и есть самая ценная из находок! Вы-то, вероятно, знали, что она ведет дневник?..

— Дневник?! Мила — и дневник?!..

И тогда истерика все-таки разразилась. Последнее, что я запомнила, прежде чем в нос мне ударил мерзкий запах нашатыря, — свой собственный кошмарный смех и то, как ноги мои наконец-то подогнулись и я уселась, не в силах справиться с сотрясавшим меня хохотом, прямо на кухонную платформу. Ну и конечно, мысль, которая и столкнула меня окончательно с той грани неустойчивого равновесия, на которой я до этого балансировала: ведь если Милка вела дневник, в котором описывала все происходившее с ней — все как есть, — после прочтения этого фолианта Потехиным под подозрением окажемся наверняка мы все. В том числе и я… И конечно же Кирилл, и даже мой бывший муж собственной персоной, и… кто знает, вдруг и Оболенский — тоже?!

И, только закашлявшись от гадкого нашатырного запаха, я сообразила, какая большая на самом деле получается компания подозреваемых у Потехина, если покойная действительно описывала все, что происходило в ее жизни. Толщина тетради, как я успела рассмотреть, явно склеенной по меньшей мере из двух общих, позволяла надеяться, что период Милкиного романа с режиссером, так же как и все последующее, проклятый дневник вроде бы должен отразить… Тем не менее охватившее меня отчаяние начисто опровергало народное мнение о том, что в компании погибать веселее и что на миру и смерть красна…

15

Обыск Милкиной «студии» занял не полдня, как я оптимистично предполагала утром, а завершился около пяти часов вечера. Так что в контору я поехала, сама не зная для чего, видимо, рефлекторно. Никакого реального ущерба Милкиному благосостоянию, если не считать безнадежно испорченной софы, нанесено не было. По крайней мере, я так и не смогла припомнить ничего существенного, предположительно унесенного вором. Или ворами…

И почти все долгие часы, в течение которых длился этот шмон, я проклинала себя за неожиданный срыв, за то, что первой озвучила версию, по которой подозрение падало на Василька с Колей. Единственной моей надеждой оставался, таким образом, еще один грядущий обыск — в Милкином кабинете. То есть теперь уже в моем, но я-то так и не удосужилась за прошедшие дни разобраться в ее бумагах и ящиках. Всем сердцем я пожелала, чтобы именно в кабинете Потехин обнаружил хоть что-нибудь, что может сойти за вескую улику против грабителя… неизвестного грабителя, не имеющего к нам всем ни малейшего отношения.

Разумеется, Потехин поехал в контору со мной — с тем чтобы опечатать кабинет до утра, а ключ забрать с собой. Но вот зачем поперлась туда я, прекрасно зная, что, кроме дежурной Анечки, никого из наших там не застану, так и осталось тайной.

Номер шел в тот день какой-то на редкость спокойный, дежурная бригада, как я обнаружила по пути в кабинет Грига, мирно распивала чай в ожидании полос. Темно было в приемной, дверь, приоткрытая в кабинет главного, также демонстрировала темноту и пустоту, царившие в святая святых… Никого! И с последней надеждой я поплелась в сторону убежища Оболенского. Честное слово, если бы и Виталька, вопреки своей привычке писать в конторе по вечерам, а не дома, отсутствовал, я бы, наверное, снова разрыдалась от проклятой бессмысленности происходящего. И едва не сделала это, но уже от счастья, что первый раз за кошмарный день мне повезло: Корнет прилежно пялился в свой компьютер, изредка тыча пальцами в клавиатуру. И ему хватило одного взгляда на мою физиономию, чтобы понять: случилось нечто из ряда вон. Помимо ограбления Милкиной «студии», о котором он уже наверняка знал.

— Пойдем отсюда… куда-нибудь, — попросила я Оболенского, не здороваясь. И, увидев, как его брови поползли вверх от удивления, пояснила: — Здесь твой друг Потехин, наверняка сейчас припрется сюда… После того как опечатает мой кабинет.

Корнет был не из тех, кому нужно разжевывать очевидные вещи по сто раз. Едва кивнув, он тут же поднялся на ноги и на приличной скорости, взяв меня под руку, повлек в лабиринт наших коридоров — как можно дальше от наиболее популярных трасс и маршрутов. Наконец мы достигли какого-то окна и пристроились на широком подоконнике, после чего я, набрав побольше воздуха в легкие, выложила Оболенскому все, включая собственный идиотский срыв.

Мне действительно здорово повезло, что Виталий в этот день остался поработать в конторе. Ибо за всю свою жизнь я не встречала более трезвомыслящего человека, чем Корнет. К тому же, как я предполагала, он в случае необходимости мог повлиять на Потехина…

— С чего ты взяла, — поинтересовался для начала Оболенский, — что неведомый грабитель искал именно рукопись?

— С того, что в тайнике, кроме рукописи и дневника, ничего не было! Ну, не полторы же тысячи «зеленых», которые насчитали в той пачке?! Изумруды, по-моему, раз в десять дороже!

Корнет сочувственно посмотрел на меня и покачал головой:

— Ну точно перегрелась… А как насчет дневника? Возможно, в нем-то и кроется та самая тайна, которая так влекла ворюгу в Милкину «студию»?..

— Дневника?.. — я растерянно посмотрела на Корнета. — Мне это почему-то и в голову не пришло…

— Я тебе скажу почему. Ты, Вершинина, чего-то смертельно боишься во всей этой истории… Боишься лично за себя, хотя и молчишь, как партизан на допросе. Поэтому-то первая твоя мысль была о том, что в Милкином дневнике эта самая тайна присутствует — в самом что ни на есть раскрытом виде… Так что, дорогая, давай колись! Пока я еще добрый и пока не поздно…

Я бессильно опустила голову. Мой взгляд невольно упал на подоконник и уперся в здоровенную букву «Г», глубоко вырезанную здесь кем-то давным-давно, не раз закрашенную, но все равно видную… Первую букву имени моего бывшего мужа… Я наконец сообразила, на каком именно окне мы с Оболенским пристроились. На том самом роковом окне, которое и послужило причиной нашего развода… Или не причиной? Просто обстоятельством, благодаря которому тайное стало явным… Все, вместе взятое, добило меня окончательно, я потеряла способность к сопротивлению полностью и, конечно, заговорила.


Тот вечер, когда Григ похитил меня из тетушкиного дома и последовавшая за ним ночь описанию не подлежат. Я всегда полагала, что есть вещи, до такой степени принадлежащие только двоим, что рассказывать о них кому-то третьему преступно.

Никакого заявления на расчет я, конечно, не подала. Спустя месяц, в течение которого мои новые отношения с главным редактором не просто стали достоянием ушлой редакционной общественности, но и перестали быть сенсационной новостью, мы с Григом подали заявление в ЗАГС.

Удивительно, но женат он прежде не был ни разу и, по-моему, с самого начала немного ревновал меня к моему первому браку… Впрочем, на нашем собственном счастье это никак не отразилось — не знаю, как он, но я-то действительно была счастлива целых два года и три месяца подряд!..

Главное — наши с Милкой отношения нимало не нарушились! Увлеченная на редкость сильно своим киношником, подружка даже порадовалась за меня, заявив что-то вроде того, что какое счастье — я теперь «в надежных руках» и она может не нести целиком и полностью ответственность за мою дальнейшую судьбу. А значит, и себе уделить побольше внимания…

Словом, единственным человеком, которого немного настораживала моя эйфория, оказалась тетушка. Лилия Серафимовна несколько раз, очень тактично и осторожно, останавливала мои восторженные излияния по поводу совместной жизни с Григом, к которому я перебралась сразу же после подачи заявления. Восторг мой, помимо мужа, вызывало все: его замечательно отремонтированная четырехкомнатная квартира на Дмитровке, его действительно роскошная дача в писательском Переделкине, его машина, на которой мы приезжали теперь в контору вдвоем и всегда раньше всех… Единственное, что тетушка одобрила, — то, что наша свадьба была более чем скромной. Можно сказать, ее и вовсе не было. Так решил Григ, в памяти которого, вероятно, еще брезжил советский закон о запрете на работу жены под началом мужа. Во всяком случае, он сказал тогда что-то вроде того, что лишнее внимание к нашему браку, тем более в конторе, привлекать ни к чему… Мне было все равно, главное, что мы с ним вместе, а антураж никакого значения не имел.

Да и имело ли значение что-либо вообще, помимо Григория, тогда в моих глазах?.. Конечно, я радовалась, что Милка оказалась такой бескорыстной, такой щедрой душой, но все равно общались мы с ней теперь куда реже, чем до моего замужества. Особенно в первые полгода — пока длился ее роман с режиссером.

Я же в первые месяцы изо всех сил пыталась научиться сочетать в себе газетчика и идеальную домохозяйку… Первому на мои натужные попытки надоело любоваться Григу. И в один прекрасный день он просто-напросто снял трубку и позвонил своей прежней домработнице, сообщив, что она может возвращаться к своим обязанностям, да еще за оклад на сто долларов больше прежнего.

Анна Ивановна оказалась человеком бесценным, обладавшим не только умением молниеносно управляться одновременно со стиркой, уборкой и приготовлением ужина на двоих, но и каким-то удивительно доброжелательным отношением ко всем окружающим подряд, неумением видеть в людях недостатки — даже очевидные, бросающиеся в глаза. Ко мне она привязалась очень быстро и вполне искренне. Во всяком случае, после нашего развода очень долго звонила мне и пыталась вернуть «домой» именно Анна Ивановна, а не Григорий…

Любая эйфория, в том числе любовная, проходит. Гораздо труднее каждый из нас расстается со своим тщательно взлелеянным идеализмом, — разумеется, если это качество присуще вашей натуре и есть с чем расставаться… Мне оно было не просто присуще. Но еще и всячески развито маминым провинциальным воспитанием, обожанием… что там еще достается на долю единственных дочек — тех, что единственный свет в окошке?.. Особенно если папа при этом отсутствует изначально, маяча в доисторическом мамином прошлом на правах мифа… Идеальные условия для выковывания несчастливых женщин с несчастливой судьбой — будущих неудачниц и одиночек.

Я очень хорошо помню, как в один далеко не лучший день в моей жизни Григ впервые за два с лишним года попросил меня не дожидаться, когда он освободится, а ехать домой на метро — не называя причины своей задержки на работе. Внешне я отнеслась к этому смиренно, на деле — немедленно помчалась к Милке изливать свое недоумение.

— Ну и что? — Она посмотрела на меня с искренним удивлением. — Маринка, неужели ты собственница?

— То есть? — не поняла я.

— Вы с Гришей и так уже вызываете у всех ядовитые улыбочки из-за того, что повсюду таскаетесь вместе… Кто бы мог подумать, что из нашего дона получится столь идеальный супруг?! Но ты-то, ты — женщина и должна быть хоть чуть-чуть умнее… Такого конвоя, какой ты ему организовала, ни один мужик не вынесет, не то что бывший вольнолюбец!..

— Господи, ты о чем? — ахнула я. — Просто у нас так сложилось… Никакого конвоя я ему не организовывала!

— Да что ты говоришь? — Милка усмехнулась почти зло. — А тебе не приходит в голову, что ему, хоть изредка, необходимо побыть одному?.. Черт возьми, Марина, мужикам иногда действительно надо отвлечься, и вовсе не как ты сейчас подумала: не на других баб!.. Да просто зайти с другом или даже в одиночестве в пивбар… Или ресторан… Какого ляда я должна объяснять тебе такие элементарные вещи, ведь ты же не первый раз замужем, верно?

Милкины слова были в тот момент для меня если не потрясением, то уж открытием — точно. Получалось, что не все в моей жизни так уж в порядке? А я-то думала… Однако, независимо от того, что я думала еще за минуту до нашего разговора, сейчас я задумалась о другом. О том, что умница Милка, скорее всего, права, что, общаясь даже с любимой женой (в этом я тогда еще не сомневалась!) в таких количествах ежедневно, устать действительно можно… И я сочла за благо сменить тему, тем более что у меня мелькнула мысль, уколовшая собственную совесть: в последние месяцы я совсем мало бываю со своей подругой, так мало, что сама на ее месте уже давно бы обиделась.

— Наверное, ты права, — покладисто и грустно кивнула я Милке. — Ладно, проехали… Лучше скажи, что у тебя? Звоню позавчера — никто не отзывается, вчера — то же самое.

Про звонки я соврала, благо у Милки еще не было тогда телефона с определителем.

— Позавчера я по магазинам шлялась… Ты во сколько звонила?

— Не помню…

— Вчера, — честно пыталась припомнить Милка, — а-а-а, вчера я пыталась деньжат перехватить в одном месте… А на сегодня, кстати сказать, сговорилась на вечер с одним классным мужиком! Так что если ты намекаешь на гости — пардон…

Она шутливо развела руками, а я приготовилась, внутренне затосковав, выслушивать традиционно длинный монолог подружки об очередном «классном мужике». Однако Милка, как я тогда решила, проявила редкий для нее такт, сообразив, что вряд ли я с удовольствием стану выслушивать подробности ее новой блестящей победы на фоне своего огорчения.

— Ладно, солнышко, — посмотрела на меня Людмила с немного ироничным снисхождением. — Вижу, тебе по-прежнему не до меня… И все-таки скажу еще раз: не будь дурой! Мужей, в отличие от любовников, надо беречь! Заметь — для себя же самой!..

На том мы с ней и расстались. У Милки, по ее словам, было еще полно неоприходованного засыла, а я, нехотя распрощавшись с подружкой, потащилась домой в полном одиночестве, не предполагая, что главное испытание поджидает меня впереди, что впервые за краткие месяцы счастья мне сегодня предстоит ожидать своего возлюбленного супруга до второго часа ночи… Господи, каких только глупостей я тогда не наделала, включая метания по квартире в полной уверенности, что с Григом что-то случилось, звонки в бюро несчастных случаев и Центральное ГАИ… Наконец — финал: пощечина, встретившая бледного мужа на пороге его собственной квартиры…

Вот тогда-то мне и пришлось ознакомиться на практике с теми самыми приступами Григовой ярости, о которых до тех пор я знала исключительно понаслышке… Вспоминать об этом мне тоже не хочется. В свое оправдание могу сказать только одно: это была единственная сцена, устроенная мной мужу за все время нашего супружества. Никаких сцен, вообще никаких скандалов в нашем доме ни до, ни после больше не было.

Кажется, только через пару дней Григ наконец счел необходимым объяснить мне свой «загул», чем устыдил окончательно и бесповоротно. Потому что Милка оказалась в очередной раз права: мой супруг всего-навсего, по его словам, посидел от души в ресторане со своим бывшим одноклассником, с которым не виделся больше двадцати лет… Вряд ли было с его стороны уместно являться на такую встречу в обществе жены! А сразу не удосужился сказать из-за спешки, из-за того, что в кабинете в этот момент толклись сотрудники, из-за… Словом, поскольку у меня не было никаких оснований не верить мужу, я действительно устыдилась. То, что он не стал объясняться со мной при посторонних, еще раз подтвердило правоту Милки: ни одному мужику, а моему особенно, не понравится, если его сочтут подотчетным жене за каждый шаг.

Именно этим я и попыталась утешиться в следующий раз, когда муж вновь спустя пару недель отправил меня домой одну, — правда, снизойдя, причем как раз при посторонних, до предупреждения, что будет поздно…

Моя попытка самоутешения не удалась, но к Милке я не пошла. Так уж вышло, что ноги, очевидно менее других частей организма страдавшие идеализмом, сами понесли меня к проклятому «наблюдательному окну». И, как вульгарная ревнивая баба, я затаилась на своем посту и просидела на подоконнике, навсегда запомнив эту самую вырезанную кем-то букву «Г», не менее часа… И дождалась. Дождалась возможности собственными глазами увидеть, как простенько и безвкусно меня предали сразу двое близких мне людей…

Она объявилась перед светофором первая и, воровато оглядевшись, приняла одну из своих самых соблазнительных поз… Знакомый «опель», который я считала уже просто родным, подполз к Милке буквально через минуту… Мой муж счел необходимым выскочить ради своей любовницы из-за руля и лично вручить ей полыхавший багровым букет роз, прежде чем нежно поцеловать, затем распахнул перед Людмилой дверцу своей машины. Нашей машины. Уже — не нашей…

Вероятно, если не вникать в детали, и мои собственные действия и поступки после сделанного открытия выглядели тоже пошло. Но тут уж ничего не поделаешь: мне почему-то было смертельно, невыносимо стыдно встречаться сегодня ночью с Григом после его любовного свидания с Милкой… Меня повергала в ужас сама мысль о том, что они могут узнать — мне известна правда об их постыдном предательстве, об этом почти кровосмешении, об их любви… Что, кроме подлинной любви, может толкнуть на такое? Тогда, почти три года назад, я была еще тверда в этом убеждении, как закаленная сталь…

До нашего с Григом дома я добралась на попутке и, попросив водителя подождать, на глазах ошарашенной Анны Ивановны побросала самые необходимые вещи в свою старенькую дорожную сумку, привезенную еще из провинции. Текст записки я придумала по дороге и помню его до сих пор. Я просила своего мужа никогда в жизни не пытаться меня вернуть или расспросить, почему я приняла решение уйти от него. И раз и навсегда запомнить: наш дальнейший брак невозможен. К. записке я прилагала то самое, давно обещанное заявление, только не на расчет, а на отпуск. Можно — за свой счет… Не думаю, что неосознанно я на что-то надеялась. Но и праздновать труса, окончательно покидая поле боя, не собиралась.

На мое счастье, тетушка оказалась дома, хотя явилась я без предупреждения. Бросившись в ее объятия прямо с порога, я наконец-то сумела разрыдаться. И до сих пор не знаю: то ли мне померещились ночной телефонный звонок и долгий тетушкин разговор с кем-то, то ли они и в самом деле были — пробились к моему сознанию сквозь ударную дозу снотворного, вкачанного в меня теткой.

До моего разговора с Корнетом всей правды о нашем с Григом разводе не знала ни одна душа. Даже Лилии Серафимовне я рассказала ровно половину, не признавшись, что свидание у Грига было с Милкой, и заставила тетушку дать страшную клятву, что она никогда никому, и ему в первую очередь, не скажет о причинах моего ухода ни слова.


— Вот, пожалуй, и все, — сказала я, не глядя на Оболенского, так и не подняв ни разу головы за все время своего сумбурного повествования.

— То есть как — все? — хмыкнул Корнет. — Ты хочешь сказать, что Гриша последовал твоему «совету» и даже не пытался выяснить, отчего тебя вдруг так «сбросило»?!

— Послушай, я же сказала — это все. По сути… Он звонил дважды, оба раза я не подошла к телефону. Через неделю наш редакционный водитель завез мои вещи…

— Что же Мила? С ней ты тоже не общалась?

Я отрицательно помотала головой.

— Я сразу же на пару недель смоталась к маме, в итоге удалось взять себя в руки к моменту, когда отпуск кончился… Я сумела тогда объявиться перед Милкой довольно спокойно, почти как ни в чем не бывало… Она меня, конечно, пытала как могла! И даже — ты только вообрази! — уговаривала к нему вернуться… Но чем больше пытала — тем легче мне почему-то становилось…

— Еще бы! — фыркнул Корнет. — Владеть подобным знанием и никак его не проявлять — это ж какие увесистые основания для уважения к собственной персоне!.. А заодно и для… чего?

Я наконец подняла на него глаза и спокойно ответила:

— Правильно, Виталик. Для ненависти…

— Суметь скрыть которую — значит зауважать себя еще больше… Замкнутый круг, верно?

— Да, психологически замкнутый, — усмехнулась я. И с невольной горечью добавила: — Знал бы ты, как часто мне хотелось его разорвать!

Это был тот редкий случай, когда языкатый и частенько бессердечный спецкор счел за благо промолчать.

16

Спустя два с небольшим часа мы с Корнетом вновь сидели в его берлоге, которая нравилась мне все больше, — возможно, благодаря бутылке настоящего, вывезенного, по его словам, из Штатов бренди, стоявшей между нами на столе-памятнике. Правда, пока что напиток был нами едва тронут, но лично на меня алкоголь даже в ничтожных количествах действует быстро, и, к сожалению, так же быстро я утрачиваю над собой должный контроль… Впрочем, в тот день утрачивать мне было, надо сказать, особо нечего.

После моих трепетных воспоминаний о прошлом, излитых Корнету, Оболенский отвел меня в свой кабинет и, строго наказав никуда не деваться в его отсутствие, исчез не менее чем на сорок минут. Я не сомневалась, что потратил он их с пользой, пообщавшись со своим дружком из прокуратуры. Потому и охотно приняла предложение Виталика поехать в берлогу и слегка расслабиться за бутылкой. Было еще не слишком поздно, и звонить тетушке я не стала, решив сделать это в случае надобности от Корнета. Действительно, отличное бренди окончательно развязало мне язык, тем более что слушатель у меня был просто идеальный…

— Понимаешь, — пустилась я уже в явно пьяную откровенность, — кем-кем, а дурой Милка точно никогда не была, я не сомневалась, что она с ее фантастической проницательностью знает, то есть знала, что я знаю, что они с Григом… Что я тогда все видела и что из-за этого… — Окончательно запутавшись, я мотнула головой и с трудом завершила свою мысль: — Короче, у нас в итоге отношения превратились во что-то вроде адской игры в молчанку, в блеф… О котором мы обе знали.

— Но равны вы в этой игре не были, — бросил Корнет. — У тебя имелось в рукаве, если уж переходить на карточный жаргон, чувство власти, подхлестываемой твоей скрытой ненавистью. А у нее — наверняка если и не чувство вины, то ощущение ловушки…

— Ни хрена! — окончательно распоясалась я. — Да ее моя ненависть, если хочешь знать, только забавляла! Я видела это по всему… по глазам, например… Да, по глазам, по взглядикам, которые она на меня иногда бросала, думая, что я не вижу… Считала, что я дура! И вообще, что я чувствовала или чего не чувствовала, ей было по фигу!..

— То-то она с тобой и возилась тогда, словно с грудным младенцем! — внезапно разозлился Корнет. — Да после вашего развода на всю контору только одна Милка тебе по-настоящему сочувствовала!

— Знала кошка, чье мясо съела!.. Ты-то вот ведь не сочувствовал, вообще держался в стороне от всех этих мексиканских страстей, верно?

Корнет на мгновение заколебался, но молчание его длилось не больше секунды.

— Нет! — сказал он с внезапной жесткостью. — Тебе я не сочувствовал. Я тебя тогда тоже почти ненавидел…

Теперь умолкла я, не поверив собственным ушам и уставившись на Оболенского в полнейшем недоумении:

— Ненавидел? Меня?!.. Да за что, скажи на милость, ты мог меня ненавидеть, если мы с тобой практически не общались?..

— Не за что, а за кого: за Гришку, разумеется!

На моей памяти впервые Грига кто-то — пусть и находившийся на особом положении Корнет — назвал столь панибратски. И почему-то именно эта деталь под влиянием бренди больше всего меня разозлила. Я буквально зашипела на Оболенского:

— Какой он тебе «Гришка»?!..

Корнет удивленно глянул на меня и неожиданно расхохотался:

— Ну ты даешь! Гляди-ка, обиделась за бывшего возлюбленного… Он тебе что, так и не удосужился рассказать в свое время, сколько лет мы с ним знакомы?..

Я сердито мотнула головой.

— Ну ладно, в таком случае, считай, что в обмен на твои тайны открываю свою — не менее страшную: мы с Гришкой, к твоему сведению, выросли в одном дворе, учились в одной школе, правда, я старше на несколько классов… Я, к твоему сведению, паренек был еще тот, из так называемых лидеров. А Григ, будучи малолеткой, мне, можно сказать, в рот смотрел, дабы не пропустить чего-нибудь, что можно скопировать… Надеюсь, ты в курсе, что его родители погибли на Кубе, где работали по контракту, когда ему было всего пятнадцать?

Я кивнула.

— Ну так именно моя покойная маман и взяла тогда над ним опеку до совершеннолетия, поскольку у Грига твоего никаких родственников не было… Наши дорожки разошлись позже, когда я служил в армии. Гришаня вдруг решил поддержать славные традиции своей семьи и пошел по комсомольской линии… Все остальное ты, вероятно, знаешь… Ну относительно назначения его в газету, учебу заочную и прочее… Когда Гриша к нам пришел, я уже лет пять в конторе пахал — так что дороги вновь соединились…

Вслушиваясь в суховатые интонации Корнета, я задумалась: как я мало знаю, оказывается, о своем бывшем муже… Возможно, и вовсе не больше того, что обычно доверяют бумаге, заполняя какую-нибудь анкету?.. В любом случае сказанное Корнетом оказалось для меня новостью. В свое время нежелание мужа посвящать меня в детали своего детства и юности я сочла просто чертой характера и приняла как должное: ну не любит он вторжений в душу, даже самого близкого, любимого человека! Кто-кто, но я, тоже не выносившая воспоминаний о моем глупом прошлом, могла это понять!

И вообще, мы с Григом только-только начали свою жизнь, начали, как принято говорить, все сначала. И хотя для меня это было продолжением вошедшей в мою жизнь волшебной сказки, все равно — сначала. А охотно перечеркнутое прошлое не стоило даже воспоминаний о нем. Мысль о том, что перечеркнуть прошлое невозможно, поскольку оно всегда часть настоящего, а значит, и тебя самого, была мне в ту пору недоступна.

— Корнет Оболенский, налейте вина! — попросила я, вопреки отсутствию намерения, довольно развязно.

— Очень оригинально! — проворчал Виталий и потянулся к бутылке.

— И не забудьте все же пояснить, за что меня тогда ненавидели… За любимого друга, который мгновенно утешился с красоткой актрисулей?..

— Милка была права, считая тебя дурой, — произнес он удовлетворенно. — Ты действительно не понимаешь, что твой уход был для Гришки ударом, не знаешь, что он буквально на стенку лез, хотя и не сумел побороть свою гордыню? Или ты просто так удачно притворяешься?..

Зря он это сказал. Толстая и жирная пиявка, отвалившаяся под влиянием бренди, мгновенно воспользовалась возможностью снова впиться в мое сердце.

— Это тебе от Милки известно? — сделала я последнюю попытку. — Так она врала… Она и мне то же самое врала…

— Это мне известно не от Милки, — сказал жестокосердный Корнет. — Это мне известно от себя самого. Потому что именно я вынужден был три года назад бросить все и возиться с твоим бывшим супругом, поселив его у себя… А заодно, по сути дела, и негласно исполнять в конторе обязанности главного редактора… Между прочим, с упомянутой тобой актрисулей познакомил его тоже я!

— Спасибо тебе огромное! — рявкнула я.

— Кушай, пожалуйста! — не остался в долгу Корнет. — Ха!.. Похоже, Григ поступил правильно, тебя, я вижу, это до сих пор бесит…

Некоторое время мы с ним молча зло смотрели друг на друга и, если б это зависело только от меня, наверняка бы поссорились. Но на Оболенского бренди, по счастью, не оказало столь примитивного воздействия, как на меня.

— Ладно, Мариша, — неожиданно ласково улыбнулся мой собутыльник, — давай-ка лучше оставим все опасные воспоминания о прошлом. Если не ошибаюсь, мы ехали сюда, чтобы обсудить наше не менее опасное настоящее…

— Оставим мертвым хоронить их мертвецов, — мрачно пробормотала я, уступая Корнету, но, как мне казалось, не теряя при этом достоинства.

— Молодец, образованная девочка, — похвалил он и действительно перешел к нашим сегодняшним печальным обстоятельствам, не забывая пополнять рюмашки. — Во-первых, что касается тебя. Думаю, твои страхи, детка, пустые… Если Милка и подозревала, то есть знала о твоей ненависти к ней, вряд ли она отразила это в дневнике. Во всяком случае, в последних ее записях данная тема отсутствует целиком и полностью… Николай успел при мне просмотреть по диагонали довольно приличную часть Милкиных пометок, разумеется с конца.

По-настоящему я расслышала только насчет Потехина, ибо сказанное Корнетом о мучениях моего бывшего мужа было для меня в тот момент настолько оглушительной и — что греха таить? — важной новостью, что на самом деле ни о чем другом говорить и думать не хотелось… Даже о Милкиной гибели. Даже о том, что послезавтра нам предстоят ее похороны. Наше же с Корнетом вялотекущее расследование почему-то и вовсе потускнело в моих глазах…

— Записки?.. А-а-а… Ну да… Слушай, а он что, действительно тогда того… Переживал?..

— Марина, соберись! — Корнет нахмурился. — Ты что, детка, опьянела от этих трех капель? Ну-ка быстро жри!

Оболенский пододвинул мне под самый нос единственную имевшуюся на столе тарелку с закусоном: наспех нарезанными сыром и колбасой, хлеба у него не оказалось — забыл купить.

— Дернул меня черт за язык насчет Грига! — искренне пожалел он, подозрительно вглядываясь в мою физиономию. — Заруби себе на носу: что было, то прошло! Между прочим, прошло целых три года назад… Въезжаешь?.. И собери, пожалуйста, остатки мозгов, потому что тучи над твоим отделом все-таки сгустились!

— Какие тучи? — Я изо всех сил старалась не терять нить разговора, одновременно пытаясь вспомнить, сколько рюмашек бренди успела осушить, да еще на голодный желудок: из-за обыска мой сегодняшний обед, так же как и обед следаков, состоял из нескольких жестких бутербродов и стакана кока-колы. За тем и другим Потехин где-то в середине дня сгонял своих мальчиков.

— Возможно, грозовые! — упорно гнул свою линию Оболенский. — Между прочим, Милка в этом своем дневнике не эмоциям предавалась, как ты предположила, а в основном вела деловые и финансовые записи… Слушай внимательно! У нее в конце тетрадки целая таблица с фамилиями и суммами, помеченными датами…

— Зачем? — Я с усилием зафиксировала взгляд на сердитом лице Корнета.

— Пока неясно, но прояснится, я думаю, довольно скоро… Важно другое: имена твоих Василька с Колькой в левой колонке встречаются аж пять раз! И суммы напротив стоят очень и очень… А последний то ли взнос, то ли заем, то ли их, то ли ее собственный, всего восемь дней назад…

— К-какой заем?..

Корнет прикрыл на мгновение глаза, и я сжалась в предчувствии очередной гадости, которую он наверняка собирался произнести. Но ничего подобного не последовало. Должно быть, Оболенский наконец сообразил, что к его роскошному бренди я причастилась по всем правилам христианства — на голодный желудок. И виноват, следовательно, он сам: раньше надо было думать… В конце концов, кто из нас старше и умнее?

В следующую минуту передо мной, по-моему сам по себе, возник старинный, прямо-таки реликтовый телефонный аппарат из черного чугуна… Точно чугуна, потому что трубка, когда я за нее взялась, никак не хотела отрываться от торчащих рожками рычажков. Такая она была тяжелая.

— Немедленно звони домой и ври, что остаешься ночевать у подруги! — распорядился Оболенский голосом злого папаши. Я глупо хихикнула и снова поинтересовалась:

— Зачем?

— Потом расскажу, — терпеливо пообещал Корнет. И помог мне оторвать от аппарата чугунное чудище, после чего сам набрал мой домашний номер.

— Это я! — сообщила я весело в ответ на тетушкино встревоженное «Да?!».

— Марина! — Лилия Серафимовна явно всполошилась. — Ты где?

— Тут…

— Скажи — у подруги! — прошипел Корнет.

— У подруги! — послушалась я. — Остаюсь ночевать у подруги!

— Марина, тебе обзвонился твой бывший… У какой подруги?! Ты что, пьяна?!..

— В лохмотья, — по-прежнему весело согласилась я и тупо повторила: — У подруги…

— Мариночка, как зовут твою подружку? — теперь тетушка говорила нежно и ласково.

— Подружку зовут: Корнет Оболенский, налейте вина!.. — сказала я и положила трубку на рычаг.

— Тяжеленная, — пожаловалась я Корнету, взиравшему на меня с молчаливым бешенством. — Не могу ее больше держать.

Момент, когда он ухитрился бросить на диван подушку и плед, в моем сознании не запечатлелся, поэтому я удивилась и умилилась одновременно, увидев мое предполагаемое ложе застеленным.

— Кр-расота, — поделилась я своей радостью вслух. — Диван, на котором спал прадедушка Ленин!

Оболенский издал звук, не переводимый ни на один человеческий язык, а на меня вдруг напала подозрительность, и я выдавила из себя вопрос, за которым стояла отнюдь не забота о хозяине:

— А где будешь спать т-ты?..

Корнет наконец дал волю своему разочарованию во мне, заявив, что пьяных девочек по имени Марина он не ест, что даже в трезвом состоянии они в его меню не входят категорически… Он говорил еще что-то, но я его уже не слышала: добравшись до ленинского дивана, я, едва успев сбросить туфли, провалилась в небытие.

17

Я никогда не верила людям, утверждающим, что с бодуна они якобы совершенно не помнят того, что вытворяли накануне. Правильно не верила! Когда наутро сознание вернулось ко мне благодаря сердитому голосу Корнета, разговаривавшего с кем-то по телефону, и вчерашний день, и наши посиделки с Оболенским мгновенно всплыли в моей памяти со всеми удручающими подробностями. Естественно, плюс свинцовая боль в затылке и кошачий привкус во рту…

Слегка приоткрыв глаза, я обнаружила маячившую передо мной спину Виталия и немедленно закрыла их снова, решив сделать вид, что все еще сплю… В конце концов, встретить вполне заслуженный позор на трезвую голову и с открытым забралом никогда не поздно. А так, глядишь, выгадаю время и соображу, как именно себя вести, когда «проснусь»… Может, действительно сделать вид, что ничего не помню? Мысленно отложив неприятный момент, я прислушалась наконец к разговору, который вел с неизвестным собеседником хозяин берлоги. Тем более что по мере общения он неуклонно повышал голос и не услышать его было просто невозможно.

— Ты, должно быть, спятил! — сердито сказал Корнет. — Как я мог отправить ее домой в таком виде?! Да не просто пьяная — невменяемая… Это она-то не пьет? Ну, мой милый, плохо же ты… Ну, значит, нажралась за отсутствием опыта… Черт с тобой, приезжай!..

Антикварная трубка грохнула по аппарату, а я затаила дыхание, ничуть не сомневаясь, что Корнет в данный момент пристально разглядывает мою персону, пытаясь определить глубину моего погружения в сон… Господи, а с кем же это он разговаривал по телефону? И правильно ли я поняла, что некто… кто-то… едет сюда?! Не кто… кто-то… Не может быть!.. Господи, нет…

— Марина? — тихо окликнул меня Корнет.

Вероятно, разволновавшись, я невольно себя выдала, шевельнувшись или слишком крепко для действительно спящего человека зажмурившись… Пусть, однако, еще докажет, что я не сплю и все слышала! И я, слегка застонав в ответ, перевернулась лицом к стенке, спиной к Корнету, После чего засопела как можно убедительнее.

К счастью, он поверил и, что-то пробормотав, прошлепал, насколько я могла определить на слух, в сторону двери, после чего дверь наконец хлопнула. А я, с облегчением переведя дыхание, начала про себя считать секунды и минуты в ожидании приезда моего бывшего мужа… В том, что именно он звонил Оболенскому, я не сомневалась ни единой секунды, и не потому, что такая догадливая, — я это чувствовала … И точно так же ни грамма не сомневалась, что на всем белом свете только Грига и может на сегодняшний день волновать состояние моей нравственности… Разве не об этом шла речь по телефону? Да и перед кем еще, кроме Григория, стал бы оправдываться Корнет в том, что оставил у себя ночевать в дым пьяную бабу?!

Сжавшись на Корнетовом диване, я все представляла и представляла, как Григ входит в хорошо знакомую ему берлогу, как, очутившись рядом, склоняется надо мной, как я открываю глаза и вижу… Вижу его лицо — в точности так же, как видела его каждое утро на протяжении почти трех лет нашего брака: ласковый взгляд необыкновенного цвета глаз, нежное прикосновение сухих и твердых губ, которым он, хронический «рановставайка», будил по утрам свою соню жену…

За этими сладостными воспоминаниями и мечтами я и упустила момент, когда Григ — это действительно был он — вихрем ворвался в комнату. В следующее мгновение все мои сентиментальные размышления полетели в тартарары, разбившись в осколки: крепкие пальцы бывшего мужа более чем ощутимо впились в мое плечо и, рывком оторвав от ленинского ложа, придали мне строго вертикальное положение… На мой вопль никакого внимания Григорий не обратил, а что касается его лица, нежного и любящего в воображаемом варианте событий, то в реальности оно выражало самую настоящую ярость и бешенство. Так же как и рыкающий бас, неожиданно обнаружившийся у Грига вместо завораживающего баритона:

— Ты… Ты что здесь делаешь?! Что ты себе позволяешь?!.. Напиваться как сапожник и дрыхнуть, вместо того чтобы явиться на летучку?.. Уволю!.. К дьяволу, черту лысому… Уволю!!!

— Не трогай меня! — я, наконец, обрела дар речи. — Не смей ко мне прикасаться… Не смей!..

И, потрясенная бездной, разверзшейся между моими фантазиями и грубой реальностью, ощущая к тому же адскую боль в висках и головокружение, не поддающееся описанию, я вначале задохнулась от обиды, а вслед за этим…

Вслед за этим Григ получил от меня вторую в жизни оплеуху, хотя за мгновение до того, как я ему вмазала, ничего подобного делать я не собиралась… И, тут же сообразив, что уж теперь-то наши отношения точно испорчены навечно, поступила так, как поступила бы на моем месте любая женщина, окончательно, раз и навсегда да еще по собственной вине утратившая любимого человека… Конечно, любимого — уж себя-то я в такой момент обманывать была точно не в состоянии! И поэтому расплакалась — горько и отчаянно, словно надеялась, что вместе со слезами из меня выльется не только идиотская, ненужная ему любовь, но и весь ужас последних лет, месяцев, недель, дней…

— Стоп, снято!

Сквозь обильно льющиеся из глаз слезы я увидела стоявшего в дверях Корнета. Представив, как его должно порадовать мое унижение в свете ненависти ко мне за любимого друга, я окончательно отдалась своему горю. Но Оболенский оказался действительно человеком непредсказуемым!

Кто бы мог подумать, что на свете, да еще в нашей конторе, существуют люди, способные так орать на Грига?! А он орал. И вовсе не на меня!

— Немедленно оставь бабу в покое! — загремел Корнет. — У нее адская похмелюга, ты что, сбрендил окончательно от своей идиотской ревности?!

Что это он такое сказал — насчет ревности?.. От изумления я на мгновение подавилась слезами и потеряла охоту рыдать, взглянув на своего неожиданного заступника. Благодаря этому и увидела, как Григ, издав невнятное рычание, ринулся в сторону Оболенского, оттолкнул не ожидавшего нападения Виталия со своего пути и распахнул дверь комнаты напротив.

Перед моими глазами мелькнуло на секунду что-то вроде маленького кабинетика с белеющей на узкой кушетке постелью. Некоторое время Григ, судя по его напрягшейся спине, со вниманием профессионального эксперта именно эту постель и разглядывал, после чего вновь метнулся назад, в мою сторону. Взвизгнув, я рефлекторно потянула на себя плед, одновременно попытавшись прикрыть лицо руками. Видок у меня наверняка был что надо: бледно-зеленая физиономия, спутавшиеся и вставшие дыбом волосы, безнадежно измятое платье, опухшие от слез губы… До сих пор не понимаю, как это Григу не было тогда противно меня в эти самые губы поцеловать — вместо того чтобы вернуть только что полученную оплеуху…

Я не сразу поняла, что именно происходит, мое тело оказалось куда умнее похмельной головки, когда сильные руки мужа надежно и нежно обвились вокруг меня: происходящее я сумела осознать с приличной задержкой — в момент, когда и сама его, оказывается, уже какое-то время обнимала и целовала, продолжая рыдать теперь уже сладостными слезами величайшего в моей жизни облегчения — на глазах не успевшего удалиться Корнета…

Собкор нашей прославленной «молодежки» оказался на поверку очень достойным мужчиной, способным уравновесить, судя по всему, любую ситуацию: все-таки иногда прирожденный цинизм просто незаменимое качество!

— Браво! — провозгласил он. — Я вам, часом, не очень мешаю? Предупреждаю: на каждом последующем вашем бракосочетании выступать свидетелем отказываюсь заранее — поищите себе другого идиота!..

И он исчез, как можно плотнее прикрыв дверь. Следующей хлопнувшей вслед за этим дверью была входная, и мы с Григом наконец остались вдвоем…

…Спустя, вероятно, часа два, выпустив меня наконец из своих объятий, мой муж признался:

— Удивительно неудобный диван… Как ты только на нем спала? Лично я, если оставался у Корнета, всегда ночевал в кабинете.

— Я знаю, — прошептала я, — что ты у него жил… тогда…

— Да… Ты по-прежнему не хочешь сказать мне, почему так внезапно ушла?..

Я мотнула головой:

— Лучше спроси у Корнета, он знает.

— Что?! — Григорий мгновенно подскочил на тесноватом для двоих диване, едва не брякнувшись на пол. — Ты хочешь сказать, что он все это время знал и не сказал мне ни слова?!

— Вовсе нет! — Я покрепче прижалась к мужу. — Это я ему вчера, по пьяни и… и из-за обыска… На трезвую голову не могу почему-то повторить… Ой-е-ей, Гришаня, обыск… Я должна тебе сказать, совсем забыла, что…

— Знаю, — перебил меня Григ, тоже мгновенно опамятовавшийся. — Я ведь искал тебя, между прочим, еще вчера, из-за звонка Потехина… Твоих Василька с Колькой увезли вечером и отпустили только утром — под подписку о невыезде… Малыш, что там в конце концов нашли? Чем их прижали? Ты в курсе? И в конторе, и у тебя в кабинете, и в отделе, в столах ребят — разгром… Короче, если так пойдет дальше, по «городу» у меня не останется ни одного сотрудника!..

Пока я, как можно короче, рассказывала Григу о событиях вчерашнего дня, мы оба успели не только встать, но и одеться, и Григорий, гораздо лучше меня ориентировавшийся на территории Корнета, отправился на кухню, а я, продолжая говорить, за ним следом.

В отличие от него, я и мысли не могла допустить ни о какой еде! Стоило подняться на ноги, как головокружение, а главное — тошнота заявили о себе с новой силой.

— В жизни больше не возьму в рот даже капли этого мерзкого бренди! — искренне провозгласила я, с отвращением глядя на колбасу, которую Григ как раз извлекал из неожиданно новомодного, но практически пустого холодильника. — Нет, нет, Гришенька, ради бога… Ни за что не стану есть эту гадость! Меня тошнит!..

— Так тебе и надо! — мстительно сказал Григ. — А я — буду!

Но тут же, смягчившись, включил чайник и извлек из недр одного из четырех буфетов у стен кофе:

— Ладно, так и быть — сварю тебе божественный напиток собственноручно…

И действительно сварил. И действительно — божественно… После первых же обжигающих глотков я наконец почувствовала себя человеком, и тут же слегка потускневшая в личных перипетиях и радостях реальность Милкиной трагедии вновь проявилась передо мной во всех своих ужасных деталях.

— Григ, как вдолбить в голову этого тупого мента Потехина, что наши ребята, тем более «близнецы», тут ни при чем? — тоскливо поинтересовалась я. — И как нам вообще теперь работать? Я не могу поручить Аньке информашки, понимаешь? Не могу! А Василек с Колькой, ясное дело, сегодня небоеспособны… И где, кстати сказать, Корнет? Если Потехин его дружок, пусть он на него и влияет, объяснит этому, с позволения сказать, сыщику, что мы тут ни при чем!..

— Он-то объяснит, — вздохнул Григ и отправил в рот очередной кусок колбасы без хлеба, заставив меня на всякий случай отвести глаза. Странно, что проблемы, какими бы жуткими они ни были, никогда не отражаются у мужиков ни на аппетите, ни на потенции… Все-таки мужчины куда более толстокожие создания, чем мы.

— Но ты же не знаешь главного — результатов ночного допроса этих двоих молодых идиотов…

— ?!

— Нет-нет, — покачал головой Гриша. — Ничего тебе рассказывать не стану, потому что и сам все знаю со слов Потехина — в общих чертах. Так что… Слушай, можно я доем, а?.. Голоден как волк… Словом, мы с тобой сейчас поедем домой к Громову, где эти оболтусы отсыпаются. И послушаем, что они сами нам расскажут… Если хочешь, заедем к тебе за… Короче, переодеться тебе точно необходимо! Да и Лилию Серафимовну не мешало бы успокоить.

— Ох… — И как я могла забыть о тетушке?! — Это она тебе сказала, что я тут?

— Угу… — Григ запихнул в рот крайне неаппетитный на вид кусок, по-моему, позапрошлогоднего сыра. — Сказала, что ты осталась ночевать у подруги по имени Корнет Оболенский и что, по ее ощущениям, «подруга» вина тебе не просто налила, а перелила… А?..

— Ужас… — пробормотала я смущенно.

— Стыд и срам! — охотно согласился Григ и, не выдержав, фыркнул. — По-моему, она даже ночь из-за тебя не спала — судя по голосу, каким разговаривала со мной утром. Так что единственная твоя надежда — на легендарный тетушкин такт и фантастическую доброту…


На самом деле на легендарный тетушкин такт надеяться следовало нам обоим. И драгоценная Лилия Серафимовна не подвела!

Всего на мгновение, причем едва уловимое, в глазах моей тети мелькнуло изумление при виде нас с Григом, после чего она повела себя так, как будто именно в его обществе и ожидала встретить свою обожаемую племянницу.

Что именно сказал ей Григ, пока я на скорую руку принимала прохладный душ и переоблачалась в темпе, явно превышающем мои обычные возможности, в голубое платье-стрейч и мини одновременно, я не знаю до сих пор. Это платье мне в самом конце нашего брака подарил Григ, и стоит ли говорить, что за последние три года я ни разу не извлекала его из шкафа?.. Конечно, сейчас мне уже было не до, а после тридцати. Но я все-таки надеялась, что no-Прежнему выгляжу моложе своего возраста — так же как и три года, и даже шесть лет назад… И, судя по глазам Григория, надеялась вполне обоснованно!

Они с тетушкой тихо говорили о чем-то на кухне, немедленно умолкнув, едва я переступила порог.

— Ты уже? — Вопрос возник у Лилии Серафимовны, знавшей, какая я на самом деле копуша. — Молодец! — Она усмехнулась и снова повернулась к Григорию: — Ладно, будем надеяться, все обойдется…

— Ты о следствии? — тут же скисла я.

— Не только… Ну не стану вас задерживать!

И, улыбнувшись еще раз, тетушка немедленно слиняла из кухни. И только тут я увидела, что перед Григом, пристроившимся за столом, стоит наполовину опустошенная тарелка с бутербродами! Никогда прежде я не замечала, что он такой обжора… Или это на нервной почве его желудок превратился в черную дыру?

Вероятно, мой взгляд был более чем красноречив, поскольку Гришаня смутился и начал — правда, уже на ходу — оправдываться. Что-то забормотал насчет того, что без хлеба наесться не в состоянии, а у разгильдяя Корнета вечно нет в доме хлеба.

— Да ешь ты на здоровье сколько хочешь! — не выдержала и рассмеялась я. — Просто у нас с тобой сегодня разная реакция на еду, вот и все… Лучше скажи, ты предупредил Василька, что мы к нему заявимся?

— И не подумал! — сразу же помрачнел Григорий. — Я намерен их обоих взять тепленькими… Чтоб не было времени выдумывать дополнительные сюжеты!

Я промолчала. Мне было искренне жаль «близнецов». Я была также уверена в тот момент, что ни к убийству, ни к ограблению Милкиной «студии» ни один из них не имеет никакого отношения. Но я в то же время понимала, что Григорий прав. Если мы хотим знать правду, давать время на подготовку к нелицеприятной беседе ребятам нельзя.

Не потому, что они непременно солгут. Но вот приукрасят реальность, что-то замазав, о чем-то умолчав, а что-то выпятив — точно… Как у всех пишущих людей, у нас, журналюг, это порой происходит непреднамеренно, подсознательно… Не до такой степени, как в Милкином случае с несчастной Катей Крымовой, но все же, все же… Особенно в последние годы, когда не только внешний, но и внутренний личный цензор даже у матерых газетчиков потихонечку смолкает. Все реже напоминая о том, что уж мы-то, имеющие дело с реальными людьми и живыми человеческими судьбами, просто обязаны его, этого цензора, холить и лелеять…

18

Громовы жили на одной из самых тусклых московских окраин, неподалеку от Коровинского шоссе — в типовой тринадцатиэтажке, в невероятно тесной трехкомнатной квартире. Жили, как выяснилось, в большом количестве.

Дверь, выкрашенную вездесущей коричневой краской, нам открыла маленькая полная женщина с испуганным лицом и заплаканными глазами — мать Василька и двух его сестренок. Девочки, по-моему погодки, были школьного возраста, но сидели в этот день дома: видимо, из-за чрезвычайной ситуации, явно потрясшей семью. Остальных членов семейства представляли на момент нашего приезда двое старичков — явные бабушка и дедушка. Так же как и девочки, они сидели в гостиной, уставленной на первый взгляд одними диванами. И, вероятно, держали совет по поводу случившегося.

Оглядев перепуганные лица Громовых, я бросила на Грига укоризненный взгляд: все-таки следовало предупредить их о визите. Неожиданностей, связанных с сыном (он же внук и брат), им сегодня и так хватало. Но Григорий и бровью не повел! Не дожидаясь особого приглашения, самостоятельно открыл наугад одну из двух дверей, выходивших в гостиную и — не ошибся: первое, что я узрела в распахнутую дверь, — часть деревянной кровати и две пары голых ног, торчавших из-под простыни… Затем дверь, пропустив Грига, закрылась, а я, оставшись наедине с Громовыми, сделала попытку улыбнуться присутствующим как можно бодрее. Не могу сказать, чтобы моя попытка поддержать родственников Василька имела успех: ее просто-напросто никто не заметил. Внимание семейства было дружно приковано к захлопнувшейся двери, из-за которой доносилось невнятное бормотание.

Наконец, затянувшаяся пауза завершилась. В приоткрывшуюся снова дверь высунулась Гришина голова с чрезвычайно сердитым выражением лица.

— Заходи! — Распоряжение относилось ко мне, и я поспешила его выполнить.

Более жалкого зрелища, чем то, которое являли собой оба наспех одетых «близнеца», сидевшие посреди разворошенной постели, я давно не видела. Вдобавок ко всему Колька и Василек сидели совершенно в одинаковых позах — широко расставив ноги без носков, оперевшись на них локтями и уставившись в пол…

— Иди сюда, Марина, — продолжал распоряжаться Григ, в голосе которого вовсю кипела если не ярость, то искренняя злость. — К окну… Присаживайся, сейчас они нам все-е-е расскажут как миленькие… Тем более, что господину Потехину свой дуэт исполнить уже успели…

Я послушно проскользнула к малюсенькому письменному столу, воткнутому хозяином комнаты между окном и кроватью, и присела на стул. Сам Григ остался стоять, вперив в «близнецов» суровый взгляд.

— Ну?!

Колька с Васильком дружно вздохнули, молниеносно переглянулись и, очевидно, поняли друг друга телепатически. Потому что Николай продолжал молчать, а Василий наконец открыл рот.

— Мы не хотели, — пробормотал он для начала.

— Ясное дело, не хотели, — фыркнул сердито Григ. — Только вот чего именно вы не хотели? Грабить Милкину квартиру или давать добровольное письменное признание в содеянном Потехину?..

Я ахнула. И прошептала что-то вроде «не может быть»… Потому что больше сказать мне было нечего. Василек между тем начал медленно, но верно краснеть. Скорее, даже багроветь, но мужественно продолжил свое горькое повествование:

— Я понимаю, мы сваляли дурака, но и вы нас, Григорий Константинович, тоже поймите… Рано или поздно менты добрались бы до ее квартиры, к нам бы возникли вопросы… А мы только пару недель назад узнали, что она нас… короче, обманула, что рукопись у нее дома, а не в издательстве, как она нам плела… Мы ж денег-то ей сколько отдали?.. Думали, действительно издательство этих самых проплат на издание требует…

— Стоп! — Я опередила Грига, заметив, что он уже вполне готов к взрыву. — Вы что же хотите сказать? Что ваше бессмертное произведение взялась издавать Людмила Евстафьевна?

— Ну да! — Василек почти обрадовался первому проблеску взаимопонимания.

— Когда это было, как все получилось?

В следующие несколько минут мы с Григом получили ответы на оба вопроса.

Свою нетленку в форме романа, написанного на основе богатого опыта по сбору скандальных информашек, наши корреспонденты сочиняли ни много ни мало — почти полтора года. Полгода назад они наконец сочли свой труд завершенным. Но абсолютной и полной уверенности как в собственной гениальности, так и в результате ее реализации все-таки не испытывали и по этой причине решили воспользоваться услугами эксперта. То бишь любимой заведующей — Милки. Конечно же под большим секретом. Людмилу они оба ценили чрезвычайно высоко и как профи, и как личность, доверяли абсолютно. И с трепетом ждали ее заключения…

Заключение последовало необыкновенно быстро — всего через несколько дней после того, как «Гром среди ясного неба» был вручен трепещущими авторами Милке.

Людмила Евстафьевна была в полном и прямо-таки неописуемом восторге! Настолько сильном, что тут же предложила Васильку с Колей собственноручно заняться изданием их романа, заверив, что у нее прочные и давние связи со знаменитым «Эксмо-пресс»… О таком счастье начинающие авторы и не мечтали! Конечно, они мгновенно приняли как истину, что в наше коммерческое время первое в жизни произведение хотя бы частично, но издаваться должно на деньги его создателей: почему-то это Милкино утверждение ни у одного из глупых корреспондентов сомнения не вызвало! Вот она — сила авторитета, в данном случае Милкиного…

Особенно в этой связи обоих дураков радовало, что деньги можно вносить помесячно, порциями… Посовещавшись, они решили, что вдвоем названную Людмилой Евстафьевной сумму, да еще частями, вполне осилят. У Николая, проживавшего только с мамой, проблем в этой связи было меньше, у Василька — побольше: сумма его заработка составляла основу благосостояния семьи Громовых. Кроме Василька, из всего семейства постоянно работал его глава. Но папин довольно хилый оклад в каком-то мучительно и медленно помиравшем НИИ окладом признать было довольно трудно. Однако родственники, посовещавшись, решили, что ради славы своего единственного сына (внука, брата) вполне могут на некоторое время умерить потребности: разве можно упускать такой шанс?!

Первые сомнения посетили «близнецов» всего лишь пару недель назад: в процессе сбора информашек Василек довольно близко подобрался к знаменитому «Эксмо», в стенах которого разразился какой-то скандальчик с автором, недовольным величиной своего гонорара. Кроме того, обоих уже с месяц мучила мысль о том, что полгода — срок, опять же по нашим временам, громадный, за это время роман можно было издать дважды… За что же тогда, спрашивается, деньги дерут?.. Накануне «близнецы» как раз сделали очередной взнос — как всегда, через Людмилу Евстафьевну, и сожаление об уплывших деньгах пересилило жажду славы: посовещавшись, они отправились в издательство, не предупредив Милу…

Итог похода был убийствен и краток: «Грома среди ясного неба» в издательстве и в глаза не видели, о Людмиле Евстафьевне Песочниковой и слыхом не слыхивали…

— Ясное дело, — вздохнул Василек, — у нас нашлось к ней сразу несколько вопросов…

Он умолк и опустил голову почти до колен.

— И что же она вам ответила? — подтолкнула я его, уже догадываясь что.

— Не хотелось бы повторять подробно, — вступил Николай, — а если в двух словах, то круто обхамила… И по части этого… Ну как авторов, и вообще.

— Почему вы не обратились ко мне? — рявкнул долго молчавший Григ.

— К вам? — Они сказали это хором, а завершил общую мысль Василий:

— А потом дальше работать под ее началом? Точнее, не работать вообще. Потому и не обратились… Тем более что Людмила Евстафьевна сказала, что это нам будет хорошим уроком, что она давно мечтала преподать подобный урок какому-нибудь графоману…

— Допустим! — продолжил Григ. — Но ведь, кроме вас и нее, ни одна сволочь на свете не знала этой истории, верно? То, что она вела записи ваших поступлений, вы тоже не знали… Так какого дьявола тогда вы струсили настолько, что полезли в ее квартиру за своей проклятой рукописью?! У вас она что, в единственном экземпляре была? Наверняка нет! И что такого, с вашей точки зрения, особенного, если у заведующей дома хранится рукопись двоих подчиненных?!

— Так мы не столько рукопись, сколько кассету… — растерянно произнес Николай.

— Какую еще кассету? — Григ недоуменно посмотрел на меня. — Ты что-нибудь знаешь про кассету?

Я мотнула головой и пожала плечами.

— Когда мы пришли к Людмиле Евстафьевне, ну… после издательства, она сказала, что если мы возникнем, то у нее есть запись нашего с ней разговора, из которого следует, что мы просто-напросто ее должники…

— И вы поверили?!

— Нет, мы ее сначала прослушали, она у нее в кабинете тогда была, но она предупредила, что это копия. А оригинал — дома… Марина Петровна, вы нас простите, но мы вчера… То есть… Словом, в вашем кабинете той кассеты уже нет…

Григ сплюнул и бросил очередной злобный взгляд — теперь уже на меня:

— Мне кажется, первое, о чем я тебя просил, — разобраться с бумагами и с хламом в ее кабинете!.. Прикинь, если там еще парочка таких сюрпризов?!..

Я промолчала. Потому что ответить мне было вновь совершенно нечего.

— Ну и что же на этой кассете было? Кстати, куда вы ее дели?

— Уничтожили! — хором ответили наши идиоты. А продолжил на сей раз Николай:

— Вначале как бы дверь хлопнула, потом Васькин голос — насчет того, что принес деньги… Не очень громкий, но все понятно. А потом, уже громко, голос Людмилы Евстафьевны… Она напоминала, какая еще сумма за нами осталась… И говорила, что мы вообще-то должны радоваться, что благодаря ей платим частями… Все.

— И вы что же — нашли у нее дома оригинал?

Оба молча помотали головами, а я подумала, что никакого оригинала, вероятно, в природе не существовало.

— Она в тот день, — робко произнес Василек, — ну когда ее кто-то… Кто-то… Словом, она вызвала к себе еще утром Кольку и сказала, что деньги наши вернет и кассеты обе отдаст, что все это — действительно чтобы преподать нам урок и научить жить… Только кто нам поверит, что она это сказала, после… после всего?! Свидетелей-то ведь не было!

В голосе несчастного Василька звучала такая жуткая тоска и отчаяние, что я едва не прослезилась от жалости. Уж я-то им точно верила: злая, очень злая шуточка — вполне в духе моей покойной подруги Людмилы Евстафьевны Песочниковой, жертвы кем-то хорошо продуманного убийства…

Когда я повернулась к Григу, он молча набирал на своем мобильнике какой-то номер. Некоторое время в комнате царила угнетающая тишина, наконец Гришин абонент отозвался.

— Это я… ты сейчас где? — Ему коротко ответили. — Уже знаешь?

Теперь он слушал своего собеседника довольно долго и задал вопрос, после которого я сообразила, что на связи с Григом Корнет.

— А что твой Потехин, тоже им верит?.. Да я и без тебя знаю, что такое работник прокуратуры и каков его менталитет… И про мозги тоже знаю!.. Ладно, надеюсь, он нас там дождется, мы уже выезжаем.

Григорий отключил свою трубу и, кивнув мне в сторону двери, молча двинул вперед, не удостоив больше несчастных «близнецов» ни словом, ни взглядом. В отличие от него, я на подобную жестокость способна не была и все-таки пролепетала на прощание ничего не значащее: «Держитесь, ребятки, в итоге все равно разберутся…»

Но в то, что я сказала, я и сама не слишком верила: «близнецы» оказались настолько трусливыми и глупыми, что, можно сказать, поднесли Потехину на блюдечке с голубой каемочкой прекрасную версию против самих себя… Оставалось только удивляться, что прямо из прокуратуры их обоих прямиком не отправили в СИЗО, а всего лишь взяли подписку о невыезде…

Уже в машине Григ, тяжело вздохнув, сказал:

— Похоже, мы с тобой и впрямь остались практически без сотрудников «по городу»… Скидывай часть запланированных материалов и информашки в «письма», своему другу Калинину… А то у его корреспондентов на задницах скоро дырки будут от сидения на стульях по восемь часов подряд. Да и сам пусть покрутится, — глядишь, похудеет немного, только на пользу пойдет…

— И почему вы с Корнетом его так не любите? — отозвалась я. — Добрый и исключительно невезучий мужик с незадавшейся судьбой…

Григорий усмехнулся и ничего не ответил. На свой вопрос я ответила сама — спустя минуты три после приезда в редакцию. Потому что первым человеком, перехватившим меня на пути в мой кабинет, в котором уже должен был завершиться потехинский шмон, был как раз Кирюша.

Вопреки ожидаемому, бывший Милкин супруг выглядел оживленным и чуть ли не радостным.

— Маринка, ты уже знаешь?! — Он возбужденно схватил меня за руку. — Ну надо же, никогда б не подумал… Прими мои соболезнования! Это правда, что их арестовали?!

Я резко высвободила руку и посмотрела в его горящие нетерпением и чуть ли не торжеством глаза:

— Кого — их?

— Как — кого? Ну этих ваших «близнецов»… Ты что, не знаешь?!

— Я не только знаю, мы с Григом только что вернулись от Громовых… Кто тебе сказал, что их арестовали? Только посмей брякнуть кому-нибудь в конторе эту глупость!..

Калинин отшатнулся от меня, открыл и молча закрыл рот, потом опять открыл:

— Но… Вся контора и так знает, все говорят, что они… что их…

— Трепло! — взорвалась я. — Собственными руками придушу, если еще хоть раз услышу эту лживую сплетню! А ты, похоже, и рад? Рад, да?! Обрадовался, что с тебя-то теперь уж точно все подозрения сняты?! Эх, ты!..

Кирилл охнул и попятился, а на мои плечи легли чьи-то сильные, горячие руки. Резко обернувшись, я нос к носу столкнулась с тетей Валей…

— Успокойся, девочка, никто ничего такого не говорит, тем более «вся редакция»… Пойдем, твой кабинет уже свободен.

Тетя Валя по-прежнему, несмотря на жару, была в глухом черном платье, все с той же газовой косынкой, наброшенной на него у ворота. И по-прежнему она была бледна, мне показалось, что за прошедшие дни Валентина Петровна сделалась худее и меньше ростом — словно усохла от своей потери. Только глаза буквально пылали, тоже черным сухим огнем.

Моей ярости как не бывало, увлекаемая ею, я покорно последовала вместе с тетей Валей в свой кабинет. На Калинина мы обе даже не взглянули, оставив его стоять посреди коридора с красной, как помидор, физиономией.

19

В свой опустевший отдел заходить я бы все равно не стала: в качестве понятых там — об этом мне еще по дороге сказал Гриша — толклись Анечка и вышедший наконец с больничного Рудик, а также, как лицо абсолютно нейтральное и ни в чем не замеченное, секретарь главного редактора — Лиза.

Кабинет аккуратный Потехин запер, но ключ торчал в двери, и мы вошли, после чего я обнаружила, что так здорово, как сотрудники прокуратуры, здесь не наводила порядок даже наша уборщица. Я села за стол, а тетя Валя — в кресло. Мы помолчали. Все бумаги, очевидно тщательно просмотренные следаками, были рассортированы в четыре аккуратные пачечки, ручки, карандаши и фломастеры, вечно валявшиеся по всему столу, ровнехонько торчали в стаканчике… У меня мелькнула мысль, что пыль, возможно, тоже вытерли сотрудники прокуратуры, а вовсе не техничка… Ну и ну!

— Мариночка, — тихо начала тетя Валя, — я хотела тебе сказать, что все, связанное с похоронами, сделано… Милочку нам отдали сегодня утром, она… Мы отвезли ее туда… В морг на Бауманской…

Я почти забыла о предстоящих похоронах, оглушенная лавиной, в которую превращалось следствие, и от ее слов слегка вздрогнула, переспросив:

— Мы?

— Ну да, мы… Я и Рудик… Мальчика мне жаль, он неважно себя чувствует…

— Я думала, Рудик на больничном…

— Он и есть на больничном, но все равно все делал сам, я только помогала, вместе с девочками из компьютерной… Ты очень бледненькая, Мариша! Не переживай, пожалуйста, из-за Калинина, он… Он не слишком умен… Думаю, с Василием и Николаем все будет в порядке, разберутся…

— Вы в курсе, что они отчудили на самом деле?

— Да, мне Оболенский рассказал… Кроме того, сегодня утром, еще до обыска, со мной беседовал Потехин.

— От вас-то ему что надо? — При упоминании о Николае Ильиче я ощутила раздражение и тревогу. — Как он с вами беседовал — официально? Под протокол?

— Ну да… Как это — что? Девочка моя, ты разве не знаешь, насколько мы были близки с Милочкой? Естественно, что я просто должна была участвовать в дознании… Николай Ильич совсем не так плох, как тебе кажется, ему даже присуща гуманность! С учетом моего возраста и… и состояния, он поговорил со мной здесь, а не в прокуратуре… Собственно говоря, Мариночка, я шла к тебе не с этим, хотела узнать, будешь ли ты заказывать Милочке отдельный венок… Если да, то…

— Наверное, да… — Я растерялась и смутилась из-за того, что самой мне в голову эта мысль не пришла. — Сколько нужно дать денег? И кому — вам или Рудику?.. Или…

— Мне. — Она назвала сумму. — И вот еще что… Нужен текст на ленту… Сама напишешь?

— Господи, я не знаю, что писать! — искренне воскликнула я, потому что действительно не представляла слов, которыми надлежало прощаться с Милкой… То есть представляла, но…

Тетя Валя посмотрела на меня так пристально и испытующе, что я невольно начала краснеть. Мне показалось на какое-то мгновение, что Валентина Петровна знает о наших с Людмилой отношениях куда больше, чем я думаю. «Я становлюсь мнительной, — сказала я себе мысленно. — Так и спятить недолго. Обрести какую-нибудь манию преследования…»

— Если ты не против, в таком случае за тебя могу написать я сама, — вздохнула тетя Валя и слабо улыбнулась, одновременно поднимаясь с кресла. Я молча кивнула, и она ушла, на прощание еще раз успокоив меня абсолютно, на мой взгляд, беспочвенным заявлением, что с Васильком и Коленькой все будет хорошо, что «неглупый и несомненно профессиональный Потехин во всем разберется»…

Больше всего на свете мне в тот момент хотелось прикрыть глаза и хоть ненадолго отключиться от реальности. Проклятый похмельный синдром в общем и целом прошел, но состояние сонливости и какой-то просто глобальной усталости осталось. Моим мечтам, однако, не суждено было сбыться. Едва за тетей Валей закрылась дверь, как нагрянул легкий на помине Потехин.

— Доброе утро, Марина Петровна! — возвестил он прямо с порога бодреньким голосом. Я удивилась: неужели все еще утро? И, глянув на настенные электронные часы, украшавшие у нас в конторе все кабинеты, убедилась, что Потехин в данном случае прав: до полудня оставалось целых сорок минут.

— Надеюсь, — продолжал частить следователь, — мы тут у вас ничего существенного не нарушили в процессе досмотра?

Он уже успел пройти и устроиться на стуле для посетителей. Я посмотрела на Потехина подозрительно: он что, издевается? Нарушили! Сам, что ли, не понимает, что на самом деле в итоге их «досмотра» кабинет обрел наконец приличный вид и перестал напоминать свалку ненужного хлама?

Но физиономия следователя насмешливой не была, напротив — прямо-таки излучала доброжелательность.

— Наоборот, — неохотно признала я вслух. — После ваших ребят тут теперь стало просторней — можно работать… Нашли что-нибудь стоящее?

— Если вы о кассете, которую упоминали ваши сотрудники, то нет.

— И вы, разумеется, не верите, что Мила в тот день… Что она раскрыла «близнецам» карты, пояснив, что это была шутка?..

Потехин мгновенно посерьезнел и помолчал.

— А она была способна на подобные, мягко говоря, не вполне гуманные шутки?

— Хорошее у вас правило — отвечать вопросом на вопрос, — невесело усмехнулась я.

— А у вас — ловко уходить от ответа…

— Я не ухожу… Да, была. Мила действительно могла довольно жестоко подшутить над человеком, который ей чем-то не нравился или, допустим, насолил…

И, не дожидаясь, когда он спросит насчет примеров Милкиных шуток, привела один такой по собственной инициативе.

— Знаете, она как-то, чтобы отомстить жене одного человека, вредной такой бабенке, попытавшейся наброситься на Милку с кулаками прямо в конторе… в смысле, здесь, в редакции… в общем, Людмила организовала ей довольно жестокие звонки, уговорив одного своего приятеля…

— Чем же они были жестокие, можно поконкретнее?..

Я неохотно пояснила:

— Понимаете, эта бабенка, конечно, истеричка и все такое… Но она была беременна, и Милка это знала. А приятель ее по телефону и по наущению Милки врал, что якобы ее муж — отец ребенка его сестры, этим мужем обманутой… То есть не совсем так, а что его сестра от мужа бабенки тоже якобы беременна…

— М-да… — Потехин задумчиво уставился в угол и потер переносицу пальцем правой руки: в процессе общения с ним я успела заметить этот жест раза, наверное, четыре и решила, что он означает у следователя интенсивную работу мысли. — Вы бы не могли назвать имя этой женщины и ее мужа?

— Зачем?! — Я тут же разозлилась и пожалела о своей откровенности. — Это было сто лет назад, люди давным-давно успокоились и помирились, ребенка родили и растят, а вы — тут как тут! Разворошите старое, поссорите их еще, чего доброго… Нет, не скажу!

— Марина Петровна, — теперь он смотрел на меня, и весьма строго, — вы за кого меня принимаете? За идиота и подонка или как?..

— Что вы… — Я растерялась.

— Ах да, за тупого мента, как я мог забыть? — Потехин явно надо мной издевался. Но сам же и прекратил процесс, резко сменив тон: — Разумеется, я не собираюсь беспокоить женщину, но поговорить с ее мужем мне необходимо.

— Вы мне что, не верите?

— Верю. Но! Вот представьте, что у вас интервью… И ваш собеседник называет какой-то очень яркий, неожиданный и важный факт, ничем, кроме его слов, не подтвержденный. Однако у вас есть возможность это проверить, прежде чем публиковать его в газете… Вы пренебрежете этой возможностью или воспользуетесь ею?

— Я вас поняла, — неохотно кивнула я. — Но не понимаю по-прежнему другое: какое отношение к убийству имеет эта давняя история? Она действительно давняя, к тому же жена до сих пор не знает, кто эти звонки организовал, да и вообще уже, наверное, о них забыла.

— Отношение самое прямое. Понимаете, я хочу получить как можно более полное представление о личности жертвы. Без этого вычислить убийцу, особенно в нашем случае, очень трудно… Вы читали прекрасный, кажется, польский детектив «Слишком много клоунов»?

Я кивнула, впервые ощутив некоторые сомнения в «тупости» Потехина.

— Вот у нас с вами в данной ситуации тоже «слишком много клоунов»…

— То бишь возможных подозреваемых и все такое… — завершила я за следователя и назвала имя давнего Милкиного любовника, над супругой которого моя подружка когда-то подшутила. Именно таким образом, как я и рассказала следователю… Помнится, тогда я была целиком на Милкиной стороне, период поклонения идолу еще шел полным ходом…

И только после того как Потехин, записав аккуратно в свою книжку предоставленные мной сведения, ушел, я сообразила, что следователь на мой собственный вопрос так и не ответил… Ничего не скажешь, весьма профессиональный господин! Я невольно улыбнулась, и в этот момент у меня на столе ожила Гришиным голосом громкая связь с его кабинетом:

— Мариша, зайди!

И Мариша, конечно, охотно сорвалась с места, напрочь забыв, чем именно в свое время обернулась для нее эйфория по отношению по меньшей мере к двум близким людям. Одним из которых был как раз Григорий.

В кабинете Грига, помимо него самого, находился Корнет, обнаружив которого я слегка покраснела. Но мужчины были озабочены явно не утренними и даже не вчерашними событиями: в частности, перед Григом стоял диктофон. Рядом лежала, видимо, только что извлеченная из него кассета с записью, сделанной, то есть самостоятельно сделавшейся, в доме Карины, про которую я начисто позабыла. А ведь это обстоятельство было очень важным! Особенно в свете необходимости отмазывать «близнецов», очевидной даже для меня. И Корнет целиком и полностью подтвердил мелькнувшую в моей голове мысль.

— Садись, детка, — сказал он. — Мы тут подводим кое-какие печальные итоги. И успели прийти к выводу, что вот это пока (он кивнул на кассету) единственная наша ниточка, не попавшая в руки следствия… Одновременно оба мы думаем, что отдавать им ее пока рано… У Коли Потехина при таком количестве непосредственных участников попойки, они же подозреваемые, да еще если учесть «шоу», устроенное вашими сотрудниками, до нее пока просто руки не дойдут…

Я кивнула и посмотрела на часы. Если рвануть в университет прямо сейчас, можно еще успеть до конца лекций. Перехватив мой взгляд, Корнет удовлетворенно кивнул:

— Правильно мыслишь!

А Григ внес свою лепту:

— Бери, Малыш, разгонную машину, так будет быстрее, чем на метро и троллейбусе… Скажешь водителю, чтобы подождал.

— А заодно, чтобы парковался подальше от факультета! — напомнил Корнет. — И давай-ка на всякий случай повтори свою легенду, вдруг ты по пьяни все позабыла?

И он, с моей точки зрения весьма подленько, ухмыльнулся.

— Ничего я не забыла! — обиделась я. — Пришла искать преподавателя Крымову по рекомендации Карины… Нет, лучше ее муженька… Ежели что — Катиной маме до него, наверное, будет труднее дозвониться, чтобы проверить, вру я или нет…

— Детка, объясняю еще раз: проверять тебя никто не будет! С какой стати, подумай сама? Это мы знаем, что ты вруша, а какому нормальному человеку придет в голову, что такая красивая девушка в столь убийственном прикиде — лгунья?.. И с какой стати в подобной, абсолютно ничем не примечательной ситуации кто-либо станет лепить горбатого, как выражаются наши друзья менты?.. Единственное, что требуется от тебя, — играть свою роль убедительно! Это ты точно сможешь.

— Почему ты так думаешь? — слегка польщенная Корнетовым мнением о моей персоне, задала я из чистого кокетства свой вопрос.

— Потому, милая, что работа журналиста и работа актера — почти одно и то же… В том смысле, что обе профессии выдвигают к человекам одно общее требование!

— Да? — удивилась я неожиданному повороту его мысли. — И какое же, если не секрет?

— Артистизм! — заявил Оболенский. — Чтобы убедительно и интересно написать статью, особенно если речь идет о какой-нибудь неинтересной тебе белиберде, необходимо войти в роль! Вначале вообразить, что вся эта чушь тебя интересует не меньше, чем смысл жизни. Затем — что именно она его и составляет. Наконец, что от качества конечного продукта твоего пера зависят судьбы мира… Мне продолжать, или ты, наконец, двинешь к цели?..

— Двинет — и немедленно… Хватит выпендриваться друг перед другом, — довольно сварливо заявил Григ, очевидно так до конца и не отделавшийся от своих диких предположений по поводу того, как именно мы с Корнетом провели предыдущую ночь.

Должна сказать, что это предположение существенно улучшило мое настроение, и кабинет Григория я покинула действительно в полной боевой готовности. Как и рекомендовал Корнет — с ощущением, что от предстоящей мне акции зависят если не судьбы мира, то уж судьбы двух дорогих моему сердцу глупцов — точно!

20

Правильно говорят: человек предполагает, а Бог располагает. Мой визит в университет оказался еще одним подтверждением этой истины.

За годы учебы в университете на романо-германское отделение я не заходила ни разу. Поэтому никакого риска быть узнанной кем-то из старых знакомых надо мной не маячило.

В старом здании сталинской застройки, мрачноватом и запутанном, деканат я нашла с трудом. А спустя совсем небольшое время по сравнению с тем, которое потратила на поиски, стало ясно, что мы вытянули пустую карту…

Если мне и повезло хоть в чем-то — так это в том, что в приемной декана за компьютером сидел начинающий лысеть блондин в возрасте за сорок — вместо традиционной девицы. До сих пор не знаю, кем он был на самом деле — преподавателем или референтом. Главное — лысеющий тип относился к тому разряду представителей сильного пола, которые неизменно западают на брюнеток… Этот, например, окинув меня с ног до головы наметанным взглядом профессионального обольстителя, немедленно просиял приветливой улыбкой и даже счел возможным вскочить со своего кресла, прежде чем поинтересоваться, чем он может быть мне полезен.

— О, благодарю вас… — томно подыграла я ему. — Вы действительно можете быть мне полезны, если поможете связаться с одной дамой, вашей преподавательницей французского!..

— Нет ничего проще! Особенно если у вашей знакомой на сегодня назначены консультации… У нас, как вы понимаете, сессия заочников в разгаре, так что… Как зовут вашу знакомую?

— Все дело в том, — я бросила на своего собеседника кокетливо-жалобный взгляд, — что я с ней пока не знакома, но жажду познакомиться всей душой… Ее фамилия Крымова.

Улыбка на физиономии лысоватого начала медленно линять, уступая место выражению некоторой растерянности.

— Крымова?.. А вы уверены, что эта дама работает именно у нас?

— Ну конечно!

— Но… Я готов поклясться, что преподавателя французского с такой фамилией на факультете нет!.. Как ее зовут? Я имею в виду имя-отчество?..

Я прикусила язык и сделала вид, что напряженно припоминаю это самое имя-отчество, лихорадочно соображая, что делать дальше: такой поворот событий Корнетовой легендой предусмотрен, увы, не был… Неужели Карина что-то перепутала, сказав, что Катина мама родила дочь для себя, то есть не будучи замужем?.. Нет, вряд ли… Но тогда у обеих просто обязана быть одна и та же фамилия!.. А вдруг эта женщина за прошедшие три года вышла замуж?.. Единственный вариант, который я могла проверить, — это не уволилась ли мать Кати сразу после гибели дочки…

— Господи, простите меня, — сказала я вслух, мгновенно войдя в роль легкомысленной, беспамятной бабенки. (Прав оказался Корнет насчет артистизма нашего брата!) — Бывает же такое… Не могу вспомнить… Всю дорогу твердила ее «имя-отчество», а тут вдруг раз — и вылетело из головы… Но она точно была Крымовой еще три года назад… Может, вышла замуж?..

Намек мой собеседник понял сразу, но какое-то время еще колебался, стоит ли ради случайной визитерши, даже выряженной в мини-стрейч, лезть в компьютер… Я, недолго думая, шагнула к его столу и, присев на очень удачно выдвинутый кем-то чуть ли не на середину приемной стул, закинула ногу на ногу…

— Ну ладно, — сдался он. — Ради такой очаровательной девушки чего не сделаешь… Говорите, три года назад? Я тогда еще здесь не работал… Придется заглянуть в архив!

И, поудобнее устроившись в своем кресле, он защелкал мышкой с такой скоростью, что я рот открыла от удивления. Буквально через пару минут он, по-видимому, проник в святая святых — архив университетского отдела кадров… Больше всего на свете мне хотелось самой взглянуть на экран монитора, но пришлось умерить свой пыл, дабы не загубить дело на корню.

— Крымова… Крымова… — бормотал мой визави, действительно очень внимательно глядя на монитор. — Нет… Клянусь вам, что и три года назад преподавательницы французского с этой фамилией не было. Может, раньше или, наоборот, позже? Мне эта фамилия, вопреки очевидности, почему-то кажется знакомой…

— Возможно, из-за ее дочери Екатерины Крымовой, погибшей как раз три года назад, — вынуждена была я открыть свои карты. Мой собеседник слегка вздрогнул и мгновенно посерьезнел.

— Точно! Как певицу я ее не знал, я этими современными вообще не интересуюсь… Но ее историей, кажется, были тогда переполнены все газеты… Но послушайте, если бы ее мать работала у нас, я бы уж точно это знал! Даю вам слово, вас кто-то дезинформировал!

— Не может быть, — я все еще цеплялась за соломинку. — Вы сами сказали — три года назад вас тут еще не было!..

— Милая девушка, пока вы ожидали, я успел просмотреть списки преподавателей назад на пять лет… Так что…

Он развел руками и потянулся к мышке.

— Погодите! — взмолилась я. — Крымова была принята сюда по конкурсу! Может, она в этой связи в каких-нибудь других списках?

— Уверяю вас, нет… Мне очень жаль!.. Если не секрет, она вам нужна… э-э-э… по работе?..

В глазах стареющего блондина мелькнула хитринка.

— Я не из ментовки, если вы на это намекаете, — поднялась я со своего места, одновременно погасив дурацкую улыбку, нимало мне не пригодившуюся. И поскольку скрывать было больше нечего, сказала почти правду:

— Я журналистка. Мне очень хотелось написать о Кате статью… Кстати, зря вы чешете всех под одну гребенку: Катя была очень талантливой певицей!.. Извините, что зря побеспокоила, всего вам доброго.

И я покинула романо-германское отделение несолоно хлебавши, совершенно не представляя, что мы будем делать дальше. Обращаться в адресное бюро? Но для этого необходимо знать не только имя-отчество, добывать которое вновь придется у Карины и вновь, видимо, мне, что казалось в свете предыдущей беседы весьма и весьма проблематичным. Понадобится еще и точная дата рождения… И даже при этом условии мы наверняка получим такой список адресов, обойти которые можно лет за десять… Легко представить, сколько Крымовых проживает в огромной столице!

Что касается Карины, она, во-первых, сама сказала, что дома у Кати не была ни разу. Во-вторых, посмей я сделать еще одну попытку навязать Каревой свою персону — наверняка отправит без каких бы то ни было колебаний по известному всей Руси адресу… Вывод? Он крайне прост: Корнету самому придется раздобывать реквизиты Катиной мамы. При его менталитете, имидже и соответственно связях это вполне возможно… Интересно, почему он не сделал это сразу?.. Неужели исключительно из вредности, чтобы и меня заставить побегать-потрудиться?..

Как выяснилось, во вредных намерениях я заподозрила Оболенского напрасно. Оказывается, именно в эти напряженные дни он обязан был завершить и сдать Григу очередной скандальный материал, весьма болезненно задевающий одного из наших популярных политиков… И вот теперь, впервые в жизни, Корнет горел синим пламенем… Впрочем, он все-таки завершил свою нетленку как раз за время моего бесполезного визита в университет. Возвратившись, я застала Виталия на завершающем этапе процесса — за саморедактурой готового текста. Однако, узрев меня на пороге своего кабинета, он и на сей раз благородно прервал свои занятия, дабы выслушать мой краткий доклад.

Судя по реакции, результат визита его не удивил. Во всяком случае, кивнув мне почти удовлетворенно, Корнет извлек из своего потрепанного «дипломата» записную книжку — тоже потрепанную.

— Как у тебя с аппетитом? — улыбнувшись, поинтересовался он. — Если ничего не имеешь против парочки бутербродов, прогуляйся в сторону буфета… Мне надо сделать несколько звонков, потом определимся.

С аппетитом у меня было уже более-менее сносно, и в следующий раз я объявилась у Оболенского примерно через полчаса. И обнаружила, что за это время ему удалось-таки компенсировать мой дурацкий прокол с Каревой и выяснить имя-отчество Катиной мамы: Крымова-старшая оказалась абсолютной тезкой нашей тети Вали.

Я сочла это добрым знаком и повеселела: во всяком случае, решилась подколоть Корнета за его явную трусость по отношению к Карине.

— Молодец, — похвалила я Виталия. — Однако это ж как надо бояться Каревой, чтобы предпочесть полчаса на телефоне одному-единственному звонку к ней!

— Неужели? — ухмыльнулся Оболенский. — Действительно… Хотя неясно, с чего ты взяла, что я не звонил Карине?

— Ага, значит, и тебе досталось? — позлорадствовала я. То есть поспешила позлорадствовать.

— Мне от нее ничего не досталось, — сказал Корнет внушительно, — и не досталось бы, даже если б сладкая парочка оказалась дома! Заруби это себе на носу!..

— А-а-а… Естественно, она мне говорила, что у нее чуть ли не круглые сутки то запись, то съемки.

— Неужели ты думаешь, я бы не нашел ее, если б дело было в этом? Я имел в виду совсем другое: Карина вместе с супругом отбыли на зарубежные гастроли на другой день после вашего темпераментного общения. На целый месяц и два дня.

— Ну и хрен с ними! — искренне сказала я. — Какой нам от них теперь прок? Лучше скажи, что мы будем делать дальше?

В ответ на мой вопрос Виталий молча выдвинул нижний ящик своего стола и извлек из него увесистый том телефонного справочника, пропылившийся и обтрепанный.

— Будь другом, Маринка, — вздохнул он. — Мне еще нужно «компот» к материалу писать… Отксерь сама все страницы с Крымовыми, ладно?.. Это справочник как раз того года, когда погибла Катя… Между прочим, издание не только редкое, но и для внутреннего, служебного пользования работников АТС… Сечешь, какой я умный и запасливый?..

В ответ я, взяв необъятный том, раскрыла его на нужной странице и сразу же ахнула: Крымовы занимали в редком издании почти шесть страниц мелкого набора…

— Ничего не поделаешь, — вздохнул Корнет. — Другого пути у нас нет. Даже менты в подобных случаях действуют аналогично… К тому же мы с тобой все это безобразие поделим пополам.

— Ментов много, по сравнению с нами — просто туча!

— У тебя есть другие предложения? — ехидно поинтересовался Корнет.

Других предложений у меня не было, и, тяжело вздохнув, я молча потащилась к нашему лучшему ксероксу, справедливо предполагая, что те, что похуже, вряд ли возьмут текст с такого толстенного тома. Я даже не обиделась, когда Оболенский продемонстрировал мне вслед некоторое недоверие к моей сообразительности, напомнив, чтобы ксерила я списки Крымовых с увеличением.

Я была настолько озабочена предстоящими телефонными хлопотами, что только посередине своего пути к ксероксу заметила наконец довольно странную реакцию дорогих коллег на мою персону. Во-первых, несколько праздношатающихся или кучковавшихся в коридорах сотрудниц резко замолкали при моем приближении. Во-вторых, обратив наконец, внимание на окружающих, я перехватила несколько дамских взглядов — довольно недобрых и… завистливых… Что было, на мой взгляд, в данной ситуации как минимум странно.

Надо сказать, что газетчики, а особенно газетчицы, вообще прирожденные сплетники. Так что всемирная злость на ушлых папарацци действительно не лишена некоторых оснований… После нашего с Григом развода я пережила в конторе сложные и порой почти невыносимые времена. Если бы не Людмила… Да, если бы не Людмила. Она, ставшая причиной развода, и она же — не позволившая мне тогда окончательно и бесповоротно сломаться самой и сломать свою судьбу… Чуть ли не силой вытаскивавшая меня ежедневно на работу, то лаской, то чуть ли не кулаками. Обрушившая на мою голову такую лавину срочных и не очень заданий, что большая часть рабочего дня проходила у меня вне стен конторы, на бесчисленных интервью и репортажах.

К тому моменту я уже не сомневалась, что Людкино вмешательство в мою судьбу в момент нашего необычного знакомства вовсе не было альтруистическим поступком. Миле был необходим в отделе пусть и неопытный, зато преданный ей целиком и полностью, душой и телом человек, обязанный ей всем. Людмила тогда только-только заполучила свою должность и подошла к этому первому существенному шагу в карьере как ко всему важному, происходившему в ее жизни, обдуманно, просчитав наперед все свои действия — в том числе связанные с кадрами… Не зря же состав «города» вскоре после моего водворения там сменился целиком и полностью буквально в считанные недели. Кто-то перевелся в другие отделы, кто-то просто ушел… И за всем этим стояла Милка, формировавшая коллектив по собственному усмотрению. Не мытьем — так катаньем.

Я находилась в центре ее замысла и не подвела свою благодетельницу ни разу… Людмила, как я уже не раз упоминала, очень редко ошибалась в людях. Поэтому ее даже самые жестокие, самые издевательские «шуточки», на которые Милка и впрямь была большая мастерица, оставались всегда безнаказанными. Да и делала она это, в чем я убеждена и по сей день, вовсе не со зла. Искренне полагая, что поступает так, как в случае с «близнецами», оказавшемся для несчастных роковым, «для их же пользы»: ведь человек усваивает только те истины, за которые расплатился собственной шкурой! Ну и конечно, подобные штучки Милку здорово развлекали, давали ей, судя по всему, чувство власти, которое у моей подружки было почти неудовлетворимым…

Сейчас, двигаясь в сторону ксерокса, я вдруг сообразила: в конторе появилась новая «громкая новость» — мое примирение с Григом! Бог весть каким образом она так быстро просочилась сквозь наши пористые стены, но ничем другим ни шушуканье за моей спиной, ни упомянутые завистливые взгляды местных дамочек объяснить было невозможно…

Наверное, именно тогда, идя сквозь коридорную суету, я наконец по-настоящему осознала случившееся утром. И буквально замерла на месте, не добравшись до цели, прижавшись к стене в одном из многочисленных углов… Да на самом ли деле мы с Григом помирились?!

Усилием воли я заставила себя сосредоточиться и представить, как я… Нет, не так… Вот рабочий день завершен. Вот мы, словно в старые добрые времена, садимся в нашу машину и едем в сторону Дмитровского шоссе в нашу квартиру, как будто и не было этих трех лет… В нашу квартиру?.. Да ничего подобного!.. Ведь со своей второй женой Григ жил именно там, и не только добрейшая Анна Ивановна, но каждая дощечка паркета, каждый уголок, когда-то облюбованный мной, включая спальню… да, спальню!.. Все это помнит другую женщину! Между прочим, абсолютно на меня не похожую и — зачем лгать себе самой? — куда более красивую и сексапильную, чем я… и даже — более молодую.

Вторая Григова жена, очень успешная актриса популярного театра, была внешне типичной «трепетной ланью» с влажными карими очами и пышными каштановыми волосами. Ходили слухи, что она необыкновенно талантлива и так же необыкновенно глупа… Меня последнее совсем не утешало. Не выдержав, я посетила однажды ее самый громкий спектакль и убедилась, что относительно таланта слухи ничуть не преувеличены.

Стоя в коридоре с прижатым к груди телефонным фолиантом, я поняла, что тень трепетной лани, если я действительно сегодня, или через год, или даже через вечность переступлю порог квартиры, в которой она жила с Григом, будет преследовать меня там всегда. Будет следить за мной из каждого уголка, даже самого когда-то любимого…

Преодолев вновь обнаружившееся головокружение, я все-таки заставила себя продолжить путь к ксероксу. И какую же невыносимую пустоту ощутила я наконец под перекрестным огнем взглядов любопытствующих коллег! Какую пустоту на том месте, где все прежние годы, вопреки ненависти, соединенной с любовью и привязанностью, всегда рядом со мной находилась Милка… Милка, готовая каждую секунду тряхануть меня за плечи, обругать, обнять, сказать или устроить гадость, даже предать… Но снова быть рядом!..

С Григом я столкнулась перед самым концом дня, еще раз убедившись, что наше воссоединение для него — дело решенное… Так же как и в первый раз, темпераментный Кравцов действовал по принципу стремительной атаки.

— Я уже в курсе итогов твоей поездки, Корнет доложил, — сказал он добродушно, перехватив меня возле «дежурки», куда я заглянула проверить, все ли в порядке с согласившейся временно поработать на нас девочкой из «писем». И добавил: — Если ты готова, собирайся, сейчас поедем!

Легкий гул, всегда стоящий в дежурной бригаде, мгновенно смолк. Краем глаза я заметила, как головы всех присутствующих там дорогих коллег, включая головы дежурных корреспондентов, немедленно уткнулись — кто во что. Кто-то вдруг начал пристально изучать первые попавшиеся гранки, кто-то — вчерашние оттиски полос, оставшиеся от предыдущего номера, кто-то и вовсе картинку с фирмой нашей газеты…

Но мне уже было все равно, слышат нас или нет: лицо «трепетной лани» с капризно вздернутым носиком и насмешливым взглядом влажных очей всплыло передо мной, заслонив на мгновение окружающую реальность и самого Грига… И мой язык сам выговорил то, что выговорил:

— Извините, Григорий Константинович, — пробормотала я, — у меня еще полно дел в конторе… До завтра!..

И, повернувшись, я пошла в сторону своего кабинета.

Я старалась не думать о мертвой тишине «дежурки», в которой мои слова прозвучали почти как набат.

Я старалась не думать о мертвенной бледности, мгновенно разлившейся по лицу Григория, и о том, какими черными сделались его темно-серые глаза.

Я старалась не думать о том, что Григ не хуже меня понимает, что уже завтра утром о его унижении будет знать вся контора.

Наконец, я старалась не думать о том, что именно скажет мне при ближайшей возможности Корнет, какого увесистого пинка даст, «уволит» из нашего расследования… Вряд ли он поймет, почему я это сделала, если я и сама-то себе не могла толком объяснить, отчего вопреки тому немыслимому счастью, которое испытывала еще несколько часов назад в объятиях Грига, вопреки тому, что действительно любила его, возможно, даже сильнее, чем шесть лет назад, оттолкнула его от себя с такой силой.

Не знаю, сколько времени я просидела одна, запершись в своем кабинете. Я не плакала, не рыдала, не топила свою любовь в слезах или, например, алкоголе, который у запасливой Милки имелся в одном из ящиков стола. Просто сидела, вслушиваясь в постепенно стихающий гул наших коридоров. Дождавшись, когда он окончательно стихнет, я отправилась домой.

Именно дома меня ждал последний сюрприз — на этот раз, к сожалению, по вине тетушки… Посреди прихожей стояла спортивная сумка и чемодан. Мой чемодан. Я ни секунды не сомневалась, что они набиты моими же вещами: очевидно, сделать это Лилию Серафимовну убедил еще утром Григ…

В квартире царила тишина, на подзеркальнике белела записка: тетушка сообщала, что ее подруга заболела в очередной раз и она будет ночевать у нее… «Это хорошо», — пробормотала я вслух и, отодвинув сумку и чемодан под вешалку, отправилась в свою комнату — спать.

Как ни странно, я уснула, причем уснула мгновенно и без дополнительных алкогольно-таблеточных мер. И мне, впервые со дня гибели Милки, не снилось снов. Та ночь запомнилась мне чем-то вроде полного провала сознания во тьму.

21

Следующий день, канун Милкиных похорон, начался неприятностью: по вине девочки из «писем» в материале нашего отдела проскочила ошибка, и к тому моменту, как я добралась до редакции, секретарша Лиза уже была раскалена добела звонками ушлых читателей, эту ошибку обнаруживших… Меня всегда поражало, сколько, оказывается, существует на свете людей не просто | вылавливающих огрехи прессы, но и не жалеющих времени на то, чтобы дозвониться до проколовшегося издания. И злорадно поделиться своим «открытием». В какой бы вежливой форме это ни сообщалось, даже сквозь протокольные фразы всегда проступает вездесущее: «Ага! Попались?!»

На сей раз мы стараниями неопытной корреспондентки, весь свой недолгий стаж работы посвятившей чтению писем читателей, действительно попались. Главная вина лежала на мне. Я просто обязана была вчера остаться и проконтролировать действия девчонки, которая в данный момент горько рыдала в моем пустом отделе за Колиным столом. В нашей «молодежке» подобные просчеты испокон веку наказывались одинаково: лишением квартальной премии, сохранившейся с советских времен и выдававшейся из фонда главного редактора.

— Перестань лить слезы, — вздохнула я, обнаружив, чем именно занята провинившаяся. — Виновата скорее я, чем ты. Я и отвечу… Тебя как зовут? Извини, забыла…

— Таня… — Девочка была молоденькой и очень жалкой в своем искреннем горе. Подняв зареванную мордашку от стола, она посмотрела на меня с робкой надеждой.

— Наша Таня горько плачет… — Я нашла в себе силы пошутить. — Тише, Танечка, не плачь! Тонуть буду я…

И я действительно чуть не утонула — в громовой ярости Грига, с которой он начал летучку… И без этой проклятой ошибки ничего хорошего от нашего неизбежного общения я не ожидала. А тут еще, словно специально ему на руку, девчонка, как выражаются у нас в конторе, подсуропила… О лучшем поводе для того, чтобы уравновесить мое вчерашнее публичное покушение на его авторитет, Григорий и мечтать не мог.

— Вы же, Марина Петровна, вчера, если память мне не изменяет, обещали заняться делами, оставаясь в конторе?! Так-то вы с ними управились? Огромное вам спасибо от имени редколлегии!.. — грохотал мой бывший муж, на полную катушку теша свое самолюбие. — Если вы не справляетесь со своими рабочими обязанностями, не честнее ли признать это вслух, чем раз за разом подставлять газету и своих коллег?!

Мысленно ахнув, я подняла свою повинную и соответственно опущенную головку и… наткнулась на отчетливо сочувствующий взгляд Корнета! Более того, Оболенский взглядом не ограничился. Я не успела открыть рот, с тем чтобы осуществить возникшее намерение: прямо здесь и сейчас, не сходя с места, в присутствии всей редколлегии сложить с себя обязанности заведующей городским отделом.

— Григорий Константинович! — Корнет заговорил холодно и официально, назвав Грига по имени-отчеству, хотя всем присутствующим было хорошо известно: общались они всегда накоротке. — Вам не кажется, что вы перегибаете палку?..

Воцарилась тишина, нимало не смутившая Оболенского, который спокойно продолжил свою адвокатскую речь:

— Кому-кому, но вам отлично известно, при каких чрезвычайных обстоятельствах, к тому же всего пару дней назад, Вершинина приступила к своим новым обязанностям. О каких выводах может идти сейчас речь? Если не ошибаюсь, до сих пор с ней все было в порядке…

Я исподтишка посмотрела на своего бывшего мужа и обнаружила, что он ошарашен ничуть не меньше меня.

Во всяком случае, на Оболенского Григорий пялился с таким выражением лица, словно вместо него узрел привидение… И впервые на моей памяти наш главный редактор не нашелся что ответить посмевшему возразить подчиненному. То есть он ему вообще ничего не ответил! Злобно оттолкнув от себя рабочую папку с бумагами и сбив ею таким образом пластмассовое устройство для карандашей и ручек, Григ вслед за этим вновь вцепился в свою папку и резко дернул ее, водворяя на прежнее место — себе под нос. После чего прошипел, но не в ответ Корнету, а в адрес окаменевшей летучки:

— Будем считать, что вышедший номер мы обсудили… Переходим к планированию!..


Сказать, что я была благодарна Корнету, — значит не сказать ничего. После того как скомканная летучка завершилась, я нагнала Оболенского в коридоре и молча пошла рядом. Глянув на меня искоса, Виталий покачал головой:

— Можешь не смотреть на меня обожающими глазами, — остудил он меня. — На самом деле мне больше всего хочется тебя придушить…

— Опять ненавидишь? — с горечью спросила я.

Корнет неожиданно остановился, посмотрел во все глаза на мою наверняка бледно-зеленую физиономию и вдруг рассмеялся:

— Спятила? — поинтересовался он, пропуская меня вперед в свой кабинет, которого мы как раз достигли. — Просто очень хочется задрать тебе юбку и высечь… Я никогда до конца вас, баб, не пойму: может, хоть ты мне скажешь, что тебе вчера въехало в башку после столь трогательного утреннего эпизода?..

Судя по всему, у меня успел выработаться совершенно несвойственный моей натуре рефлекс на Корнета… Не помню, чтобы прежде меня тянуло кому-нибудь исповедоваться, а тут… Уж не знаю, чего я такого в нем нашла! Или Виталий впрямь обладал каким-то таинственным качеством, помогавшим ему, видимо, и в работе, благодаря которому нашему спецкору предоставлялись любые сведения всеми подряд, включая ментов?!

Меня прорвало. И я вывалила перед ним всю кучу, включавшую и «трепетную лань», и взглядики наших коридорных баб, и даже свое убеждение в том, что и стены, и вещи, задействованные в наших судьбоносных перипетиях, «помнят» все, что происходит на уставленной ими сцене и хранят эту информацию, в отличие от людей, и обрушивают на их головы в самый неподходящий момент…

Наконец я высказала все. Помолчал немного и Корнет, прежде чем заговорить. Нет, он и не подумал уговаривать меня или, чего я боялась еще больше, высмеивать.

— На самом деле, Марина, — произнес он медленно и вдумчиво, — Гришка тебя просто-напросто в очередной раз напугал… Я ему, кстати, сказал об этом вчера… А вот о том, почему ты ушла от него в первый раз, не сказал. И тебе не рекомендую.

— Почему? — робко спросила я, готовая принять любое объяснение, исходящее от Оболенского.

— Потому что, извини за банальность, в женщине должна быть тайна — особенно если имеешь дело с таким персонажем, как Григ… Гришка и Милка обладали по меньшей мере одной общей чертой характера: если чего-то захотелось — подавай немедленно, прямо сейчас! А далее — далее работают тривиальные законы психологии: страсть — удовлетворение — охлаждение…

В этот момент я и дала себе слово заняться психологией… Но мужество задать вопрос, мучивший меня по-прежнему сильно, нашла, несмотря на то что рисковала в очередной раз превратиться в глазах Виталия в наивную дуру…

— Насчет любви, — пробормотала я, — похоже, речи вообще не идет?

Оболенский продолжал меня удивлять.

— Почему же? — усмехнулся он. — Идет, но с некоторым, порой роковым запаздыванием: после того как ситуация страсти и ее удовлетворения отыграна… Это как раз ваш с Гришкой случай.

— Ты хочешь сказать, что…

— Я хочу сказать, что вы оба хороши! И если собираешься просить совета, что тебе теперь делать, заранее предупреждаю: никакого совета я тебе не дам! Ты можешь мне не верить, но у меня его просто нет… Так что, милая, предоставь-ка ты всему идти своим чередом, кривая — она всегда вывезет. На этом и завершим трепетные темы, договорились?

И совсем другим голосом Оболенский поинтересовался, сколько звонков Крымовым я успела сделать за вчерашний вечер… Нет никаких сомнений, что ответ он знал и спрашивал исключительно для того, чтобы возвратить меня в русло нашего расследования, отвлечь от того, что считалось у меня теперь личной жизнью. Конечно, Корнету удалось меня усовестить, и спустя несколько минут я уже сидела в своем кабинете, лихорадочно тыча в кнопки телефона и пялясь в ту часть списка, которую он мне вручил.

К счастью, в этот день Потехин не объявился ни разу. И хотя к вечеру я могла констатировать тот факт, что среди полутора десятков Крымовых, до которых я сумела добраться, Катиной матери не было, все-таки крошечное чувство удовлетворения у меня осталось. Во-первых, я с чистой совестью могла сказать, что действительно участвую в нашем частном расследовании. Во-вторых, в паузах между звонками я все-таки ухитрилась сделать засыл материалов, оставшихся от несчастных «близнецов». И, наконец, после обеда мне удалось пообщаться, по-моему очень продуктивно, с Рудиком.

Фотокор сам забрел ко мне в кабинет напомнить, что похороны состоятся завтра в десять утра и дать адрес морга на Бауманской. Выглядел Рудик просто ужасно, словно только что перенес тяжелейшую болезнь… Всмотревшись в его красные то ли от слез, то ли от бессонницы глаза, я отодвинула телефон и непререкаемым тоном приказала Гофману сесть напротив меня на стул для посетителей. Он равнодушно подчинился, а я, припомнив, каким именно образом действовала по отношению ко мне самой в подобных ситуациях Милка, решила воспользоваться ее методом.

— Рудольф, — сказала я строго, — мне что, напоминать тебе измочаленную истину о том, что газета не может выходить с пустым местом, в частности вместо иллюстраций?!

Фотокор посмотрел на меня с некоторым проблеском разума в отсутствующем взгляде.

— Ты о чем? — вяло спросил он.

— Нам срочно нужна серия городских снимков хорошего качества, поручать это твоим соплякам я не могу! — убедительно «сердилась» я. — Запорют пленку, тем и кончится… Мне нужны городские пейзажи с детьми, молодыми мамашами и хорошенькими девочками, ясно?

— Когда? — растерянно поинтересовался Рудик.

— Как всегда, еще вчера, — заверила я его как можно убедительнее. — Горим уже не синим, а фиолетовым пламенем!

— Ох… — Рудик зажмурился, снял и протер очки, потом водрузил их обратно и огляделся по сторонам с таким удивлением, словно отродясь не бывал в родной конторе. — Ну не знаю…

— Меня не волнует, что ты знаешь, а чего не знаешь! — рявкнула я. — Подымайся и — вперед, пока свет еще не ушел… Гуд бай!

— Я попытаюсь, — протянул он неуверенно, — хотя лучше бы ты с утра сказала… Завтра, ты же знаешь…

— Знаю. И тем не менее!..

После того как за фотокором закрылась дверь, я перевела дыхание и согнала со своей физиономии озабоченное выражение. Снимки, которыми я нагрузила Рудика, пригодиться могли всегда, но никакой срочности в них, конечно, не было. Я очень надеялась, что метод моей покойной подруги сработает по отношению к несчастному Гофману и необходимость заняться делом хоть как-то удержит его на ногах, поможет справиться с горем… Если не считать тети Вали, Рудик был едва ли не единственным человеком среди нас, страдания которого казались по-настоящему глубокими, искренними… Насколько я знала; поняли это даже менты, опросившие Гофмана исключительно формально и пока что больше его не трогавшие.


Хоронили мы Милку в закрытом гробу. Судя по всему, даже ментовским медикам не удалось вернуть лицу моей мертвой подруги его изначальную красоту… Возможно, именно поэтому и по сей день в моем сознании момент Милкиной ужасной смерти запечатлен куда ярче, чем ее похороны.

Отчетливее всего запомнилось кладбище, напоминавшее отчего-то огромную общагу — голую, неуютную, насквозь пронизанную казенщиной… Домодедовский погост, ставший местом последнего прибежища моей подруги, был открыт всем ветрам, которые, похоже, дуют над ним всегда, а не только в тот день, когда плотная толпа коллег Милы стояла сгрудившись вокруг свежевырытой могилы… С тех пор я и ненавижу ветреную погоду, навечно увязавшуюся в моем сознании со смертью и — с одиночеством…

Рядом со мной постоянно находилась тетя Валя, кажется решившая после смерти Людки опекать меня, ее ближайшую подругу. Обе мы были не в состоянии плакать. Но тетя Валя, плечо которой оказалось прижатым в толпе к моему, производила впечатление окаменевшей в своей неподвижности. Я же, напротив, ничего не могла поделать с пронизывающей все тело дрожью.

Прямо напротив нас, по другую сторону ямы, рядом с которой стоял заколоченный Милкин гроб, находились Григ с Оболенским, Анечка и хмурые, не поднимавшие глаз «близнецы».

Конечно же Григорий, как и положено по протоколу, говорил какие-то слова, что-то сказал и Корнет. Но что — я просто-напросто не слышала… Мой взгляд выхватил из толпы еще двух человек: Кирилла Калинина с высоконьким мальчонкой, старавшимся не смотреть в сторону могилы и, судя по выражению его лица, решительно не понимавшим, для чего отец притащил его на столь мрачное мероприятие… При виде мальчика я невольно вздрогнула: у Милкиного сына были в точности такие же, как у нее, вьющиеся рыжеватые локоны и такие же глаза — живые, блестящие, смышленые… Я отвернулась.

Спустя какие-то двадцать минут все было кончено: на месте ямы вырос довольно крутой холмик, сплошь уложенный венками, с воткнутым посередине православным крестом, хотя, насколько знаю, никто из наших ведать не ведал, крещена ли Милка вообще. Толпа начала понемногу редеть, потянувшись по узкой тропинке в сторону далеких металлических ворот. Еще через несколько минут возле Милкиной могилы осталось всего несколько человек, включая нас с тетей Валей, Оболенского и Кирилла с Сашкой, нетерпеливо дергавшим отца за руку. Григория среди задержавшихся не было, когда он ушел, я не увидела.

Только тут я и вспомнила о «моем» венке, заказать который взялась вместо меня тетя Валя.

Подойдя к могиле, я начала по мере возможности осматривать ленты, трепещущие на ветру, чтобы прочесть «свой» текст. И тут я увидела это!

То был совершенно особый венок, увитый искусственной хвоей и какими-то почти черными цветами. Но главными были не цветы, а надпись, идущая по широкой, тоже черной ленте, исполненная яркими золотыми буквами, куда более крупными, чем на остальных венках: «КАЖДОМУ ВОЗДАСТСЯ ПО ДЕЛАМ ЕГО… ТЕПЕРЬ ТЫ ЭТО ЗНАЕШЬ!»

Видимо, я закричала. Потому что возле меня моментально оказался Корнет, оттеснивший тетю Валю, и — словно материализовавшийся из воздуха Потехин.

— Там… Там… — Я хватала ртом воздух, не в силах продолжить, однако Николай Ильич догадался проследить за моим взглядом и в мгновение ока ухватил суть. Бросив что-то через плечо, он повернулся ко мне, уже благополучно рыдавшей на плече у Корнета, даже не пытавшегося меня утешить. Оболенский тоже углядел эту ленту и наверняка был потрясен ничуть не меньше.

— Это не я… не мой, — захлебывалась я от слез и ужаса, — не я, не я…

— Деточка, конечно же не ты. — Тетя Валя первой пришла в себя и, отодрав меня от Оболенского, прижала к себе. — Никто и не думал, что это ты, — пыталась она втемяшить в мою окончательно отупевшую башку. — Вон твой венок, вон, видишь?… Во-он тот, с розовой ленточкой…

Тетя Валя уговаривала меня как маленькую, хотя и по ее лицу вовсю текли слезы… Господи, сколько же мужества было в этой женщине!..

Мне так и не суждено было узнать, в каких именно словах я распрощалась со своей единственной подругой, вылепившей своими властными руками мою нынешнюю судьбу. Последнее, что я увидела, прежде чем вновь овладевший ситуацией Оболенский решительно повел нас обеих с Валентиной Петровной прочь от могилы, были мальчики Потехина, паковавшие в прозрачный полиэтилен ужасный венок с черными цветами и горящими в лучах солнца словами, которыми проводил свою жертву в могилу Милкин убийца…

22

Во второй раз за последние дни мне довелось проснуться, точнее, очнуться от мучивших всю ночь кошмаров, под голос Оболенского. Но теперь уже — в своей собственной комнате. С трудом высвобождаясь из липких объятий ночных ужастиков, в которых вновь и вновь передо мной прокручивался финал роковых редакционных посиделок и падающая с навеки искаженным лицом Милка, я не сразу вспомнила и поняла, откуда в нашей с тетушкой квартире взялся Корнет. Словно сквозь туман, деталь за деталью проступил наконец вчерашний день и вечер.

Ни я, ни Виталий на поминках, организованных в редакции, не были. Прямо с кладбища, после моей шоковой находки, Оболенский, запихнув меня в свою «девятку», отвез домой, к тетушке. Познакомились они по ходу дела, без моей помощи, потому что помощь требовалась мне самой: в жизни не думала, что на свете после моего развода с Григом осталось хоть что-то, способное привести меня в состояние невменяемости… Если ничего не путаю, Лилия Серафимовна все-таки организовала на скорую руку поминальное застолье. Совершенно точно — они с Оболенским почти сразу нашли не только общий язык, но и общие темы для разговора. И теперь, услышав голос Корнета из соседней комнаты, а также заметив краем глаза свернутую постель на кушетке в моей комнате, я пришла к выводу, что их общение затянулось на довольно длительное время: тетушка ночевала в моей спальне исключительно в тех редких случаях, когда ее собственная тахта оказывалась занята припозднившимся гостем.

На этот раз я не слышала, с кем и о чем беседовал Корнет. И узнала об этом после того, как заставила себя выбраться из постели и, натянув халат, выползти в гостиную: день, слава богу, был воскресный, никаких тебе редакций, летучек, Григов…

Тетушка, оказывается, в отличие от меня, присутствовала при Виталькином разговоре и была в курсе происходящего. Видимо, об этом они и говорили, когда при виде меня оба дружно умолкли и уставились на мое «явление народу»… Судя по их лицам, видок у «явления» оставлял желать лучшего. Во всяком случае, Лилия Серафимовна тут же вскочила с явным намерением мчаться на кухню готовить завтрак, и мне стоило немалых усилий убедить ее вернуться на место: даже в нормальных обстоятельствах по утрам я не отличаюсь особым аппетитом, а уж сегодня…

Корнета вопросы моего полноценного питания, к счастью, волновали гораздо меньше, и он сразу же после нашей с тетей краткой дискуссии на эту тему перешел к делу, заодно сообщив, что только что разговаривал с Потехиным.

— Значит, так, — сказал он нам обеим. — Ребятам удалось выяснить, каким образом этот венок попал на Людину могилу. На данный момент, у них есть в этой связи показания двенадцатилетнего пацаненка, сына одного из сторожей… К мальчишке подходила, как он выразился, какая-то «тетенька в шляпе с занавешенным лицом», вручила этот самый венок и сотенную бумажку за то, чтобы он его возложил на могилу. Если все сделает как надо, обещала еще сто рублей, а в итоге обманула и не пришла… Все. Этим полезные сведения исчерпываются.

— Полезные? — спросила я, не совсем понимая, в чем заключается польза столь расплывчатых показаний. — И что значит — «с занавешенным лицом»? Чушь какая-то!..

— Ну почему же чушь? — вмешалась тетушка. — Когда-то, во времена моей молодости, шляпки с вуалью были очень модны… Ясно же, что именно это и имеется в виду!..

Корнет посмотрел на Лилию Серафимовну с уважением и согласно кивнул:

— Вы абсолютно правы. Шляпка с вуалью.

А я поняла, что коллектив наших доморощенных сыщиков, пока я спала, успел пополниться еще одним здравомыслящим членом.

— Ну а что касается полезности показаний, — усмехнулся Оболенский, — то это ты, я уверен, просто спросонья не въехала… У нас появилось очень важное, достоверное доказательство, что в Милкином убийстве замешана женщина… Понимаешь? Я не говорю, что убийца — женщина, только потому, что какой-то процент на то, что их было двое, оставлять положено в любом случае. Но скорее всего…

— Трудно представить, — перебила я его, — чтобы человек, замысливший убийство, решил в таком жутком и опасном деле обзавестись партнером… Конечно же тот, кто состряпал венок и возложил его на свежую могилу, — тот и убийца!

— Какая ты безапелляционная! — усмехнулся Корнет, но спорить со мной больше не стал. — Ясно одно: добраться до Крымовой-старшей теперь еще важнее, сечешь?.. Так что скажи спасибо своей замечательной тете за то, что она взялась помочь нам с обзвоном.

Я отметила про себя, что оказалась права в своем предположении о расширении нашего коллектива, и поинтересовалась своими собственными обязанностями на данный момент: не можем же мы с Лилией Серафимовной звонить вдвоем по единственному домашнему телефону одновременно?

— Во-первых, можете делать это по очереди, чтобы не переутомляться, — пояснил Корнет. — Во-вторых, тут вот какое дело… Я тут покумекал, пошуровал по старым справочникам и выяснил любопытную штуку… К тому моменту, когда Крымовы перебрались в Москву, в нашей благословенной столице помимо МГУ имелось еще два вполне солидных университета. Если память мне не изменяет, Карина ведь и не утверждала, что Катина мать преподавала именно в МГУ?

— Она совершенно точно упоминала слово «университет»… Насчет МГУ не помню, — сказала я. — Но ведь есть пленка? У кого она, кстати?

— У Грига… Но я и так в отличие от тебя помню, что она упоминала, а что нет. Так что, если не против, можешь в ближайшие дни повторить свое выступление на бис еще дважды.

Упоминание о Григе заставило меня окончательно скиснуть, а Лилию Серафимовну отвести от меня взгляд. Мы с ней так и не объяснились по поводу моих упакованных вещей. Просто на следующее после тетушкиного возвращения от подруги утро я все свои тряпки благополучно обнаружила аккуратно развешанными в шкафу. Кажется, впервые за все время нашего с ней совместного существования возникла ситуация, которую обе мы решили обойти молчанием.

Наше утреннее совещание на этом завершилось, и тетушка, рвавшаяся к плите, получила наконец возможность заняться завтраком. За трапезой царило в основном молчание: с моей стороны — удрученное, со стороны Оболенского, если верить его виду, посвященное каким-то размышлениям, которыми он с нами так и не поделился. Только, резко засобиравшись сразу после кофе, пообещал позвонить через пару часов.

Я ничуть не сомневалась в том, что помчался он к Потехину, и буквально изнывала от нетерпения, ожидая обещанного звонка. Я уже знала, что Корнет — человек обязательный и свои обещания выполняет. И на этот раз тоже не ошиблась, хотя его звонок раздался куда ближе к обеду, чем я думала.

— Марина? — вместе с голосом Оболенского в трубке звучал какой-то подозрительный гул. — Я из Внукова… Через полтора часа лечу в благословенный город Симферополь… Что?..

— Ну ты даешь! — только и нашлось у меня в ответ на очередной разворот Оболенского.

— Не хотел тебе говорить заранее — думал, не достану билет… Повезло!.. Ты меня слышишь?

Я заверила, что слышу прекрасно.

— А я тебя отвратительно! Слушай внимательно: твоих визитов по университетам, так же как и звонков Крымовым, это не отменяет… пока. Если будет что-то существенное, звякну оттуда…

На этом связь прервалась, и я, не дождавшись перезвона, пошла на кухню, где тетушка, уютно устроившись у окна, вопреки воскресному отдыху, работала: составляла план какой-то очередной сложной операции для очередного коллеги.

Как выяснилось, я так и осталась единственным человеком в нашем доме, удивившимся отъезду Оболенского. Оказывается, прошедшей ночью они с Лилией Серафимовной самым тщательным образом обсудили все ближайшие шаги нашего расследования — в том числе и его «командировку» в Симферополь. Выслушав меня, тетушка только удовлетворенно кивнула:

— Значит, его знакомая сегодня работала… Действительно повезло!

— Какая знакомая? — не сообразила я сразу.

— Откуда же я знаю, милая? Какая-то. Из Внуковского аэропорта… Ты что, всерьез полагаешь, что в июле можно без хорошего блата достать вот так сразу билет на юг?..

— Он что, на свои деньги полетел? — поинтересовалась я, гадая, до каких именно границ простирается заинтересованность Корнета в поисках Милкиного убийцы.

— Половину дала я, — гордо сказала Лилия Серафимовна. — У него просто не было при себе нужной суммы… Но когда вернется, отдаст из командировочных…

— Тетечка, с чего ты взяла, что ему кто-нибудь выпишет командировочные? У нас с этим знаешь как строго?

— Пока ты спала, Виталий созвонился с Гри… С главным редактором и договорился… Еще вопросы будут?

— Пойду-ка я лучше допекать Крымовых, — вздохнула я. — А то все в трудах, кроме меня… Еще погибну от стыда, чего доброго!

— Меньше надо спать! — резюмировала тетушка и тут же улыбнулась. — Когда утомишься — свистни, я тебя сменю…


Следующая неделя была, вероятно, самой тусклой для меня и одновременно самой трудной с момента Милкиных похорон.

Понедельничной летучки, проходившей, разумеется, в отсутствие Корнета, я, как выяснилось, боялась напрасно: мой бывший муж избрал по отношению ко мне тактику «абсолютного нуля»… Именно к нулю и свелись вновь наши с ним отношения.

Общался он со мной исключительно официально и в случае крайней необходимости, все остальное время подчеркнуто игнорируя мое существование… Сказать, что это было совсем невыносимо, я не могу только по одной причине: бурное знакомство с Корнетовым бренди оказалось для моего организма почти роковым, дав далеко идущие последствия. Я продолжала отвратительно себя чувствовать, испытывая какие-то тошнотворные приступы слабости и уже всерьез начала подозревать, что и в благословенных Штатах напитки тоже бывают самопальными, но все оказалось гораздо хуже. Узнала же я, насколько на самом деле хуже, от Лилии Серафимовны.

Конечно, мои физические муки не ускользнули от тетушкиного бдительного ока — так же как и тот факт, что начались они после ночевки с возлиянием у Корнета. Некоторое время Лилия Серафимовна наблюдала за мной молча, изредка я ловила на себе ее задумчиво-размышляющий взгляд, который, должна признаться, меня нервировал все больше. Наконец тетушка решилась и заговорила… Заговорила на тему, которая в нашей семье, сколько я себя помню, всегда тщательно замалчивалась.

Как-то вечером, когда я себя чувствовала особенно мерзко, Лилия Серафимовна присела напротив меня и вздохнула:

— Послушай, Мариша, Аля никогда не рассказывала тебе, отчего погиб твой отец?..

Алей зовут мою маму, и, услышав вопрос, я слегка вздрогнула, удивленная его неожиданностью.

— Никогда, — растерянно подтвердила я. — А… он что, погиб?

— Вот как… Значит, ты вообще ничего не знаешь, — кивнула она. — Как это похоже на Алю!.. Твой отец погиб до твоего рождения и до того, как они с мамой успели зарегистрировать брак, от алкогольного отравления…

— Что?!

— Не вопи, вначале выслушай… Никаким алкоголиком, если ты об этом, Петр не был, скорее наоборот — капли в рот не брал… Та реакция организма на алкоголь, которая ему была свойственна, в медицине довольно большая редкость… Петр увлекся один-единственный раз в жизни — на мальчишнике перед их с Алей грядущей свадьбой… Насколько я знаю, вызвать «скорую» догадались не сразу, а может быть, она поначалу не приехала, поскольку речь шла об алкоголе… Короче, в больницу его привезли слишком поздно, слишком поздно положили под капельницу… Словом, теперь ты понимаешь, почему я становлюсь настоящей деспотичной ведьмой, когда речь заходит о твоих… э-э-э… загулах?..

— Лилия Серафимовна!..

— Не вопи, — повторила тетушка. — Я знаю, что ты равнодушна к выпивке, знаю!

— Да у меня в жизни не было вообще никакой реакции на вино… Я однажды даже водку пила, но она мне просто не понравилась, я…

— Ты спятила — оправдываться?! — внезапно рассердилась тетя. — Я это тебе рассказала не для того, чтобы обвинить в алкоголизме, а к вопросу об осторожности: иногда наследственность проявляется не сразу, с годами! Ты же не станешь отрицать, что до сих пор чувствуешь себя паршиво после вашего междусобойчика с Виталием?..

— Чтоб мне провалиться, если я еще когда-нибудь прикоснусь к этой гадости! — искренне поклялась я.

— Крепкие напитки вообще требуют осторожности, даже с нормальной наследственностью, — наставительно произнесла тетушка и, очевидно сочтя профилактическую беседу завершенной, пересела к телефону и пододвинула к себе список Крымовых.

Оболенский отсутствовал к тому моменту целую неделю, поскольку, чтобы оправдать документально южную командировку, Григ, как выяснилось, навесил на него еще парочку каких-то заданий, полезных для газетной текучки. И поскольку нам с тетушкой он так и не позвонил, мы продолжали висеть на телефоне поочередно — с результатом, равным нулю.

Примерно до трети Крымовых мы пока так и не добрались, что в период летних отпусков было неудивительно. А те, с кем удавалось связаться, неизменно оказывались пустой тратой времени и нервов.

Дела в отделе у меня шли ни шатко ни валко, хотя Григ в итоге смилостивился над «близнецами» и разрешил им приступить к работе. И даже Потехин после обнаружения на кладбище ужасного черного венка, казалось, прочно забыл о нас обо всех… С одной стороны, хотя бы это должно было радовать, но почему-то не радовало, скорее, напротив, вызывало какую-то неясную, смутную тревогу.

В довершение ко всему, Рудик взял за привычку каждый вечер, в конце рабочего дня, заявляться ко мне в кабинет и часа два подряд почти со слезами на глазах предаваться воспоминаниям о Милке, постепенно превращавшейся в этих его воспоминаниях в неузнаваемо-идеальную, окутанную флером романтической любви незнакомку, ничего общего не имеющую с моей реальной покойной подругой… Я терпела. Потому что попытаться вернуть Гофмана к грубой действительности мог в тот момент только человек, совершенно лишенный сердца. Работал он из рук вон плохо, словно Милкина смерть отняла у Рудика не только значительную часть его таланта, но и почти весь профессиональный опыт. Что с ним делать дальше — я не представляла. И наверняка все кончилось бы очередным скандалом на летучке, в процессе которого Григорий ни за что бы не упустил возможности и меня заодно с фотокором обвинить в отсутствии профессионализма. Ведь его действительно плохие снимки в номер подписывала я!

Но на помощь, как это уже не раз случалось, пришла тетя Валя, в полном смысле слова взявшая Рудика на себя. Не знаю, как и когда она успела обнаружить мои ежевечерние муки, но в один прекрасный день, объявившись на пороге кабинета, в момент, когда он допекал меня в очередной раз, тетя Валечка — дай-то ей Бог здоровья и долгих лет жизни! — не вдаваясь в дипломатические тонкости, отодрала раскисшего Гофмана от стула и увела с собой… Клянусь, я готова была догнать ее в коридоре и расцеловать — до такой степени фотокору удалось меня достать… А на другой день, кажется это была пятница, из командировки вернулся наконец Корнет.

Не помню, чтобы я хоть раз в жизни до такой степени радовалась встрече с кем-нибудь из своих родственников, как обрадовалась при виде Виталика, распахнувшего дверь во время утренней летучки с таким видом, словно кабинет главного он покидал на какие-нибудь пять минут.

Зато мой невольно вырвавшийся радостный возглас заставил Грига поморщиться и даже бросить на меня косой взгляд — вопреки вновь восстановленной манере упорно изо дня в день не замечать мою персону. Кивнув всем сразу, Виталий стремительно пролетел на свое обычное место и, усаживаясь, успел мне незаметно подмигнуть.

Очевидно, Григория ничуть не меньше моего интересовали результаты симферопольской поездки, потому что летучку он завершил моментально, устроив всего один разнос — вполне справедливый: заведующему нашим отделом рекламы, глупому, как гусь, помешанному на хороших манерах и дорогих галстуках, мэну. Собравшему к тому же под своими крылышками самых злокачественных коридорных сплетниц…

Я никак не могла решить, уйти мне вместе со всеми, после того как Григ буркнул традиционное «Все свободны!», или все-таки рискнуть и остаться?.. В присутствии Корнета я, пожалуй, могла найти в себе силы на общение с бывшим мужем, даже понимая, до какой степени Григу это в данный момент противно… Кравцов не умел прощать, особенно тех, кто осмелился его унизить, замахнуться на его авторитет и ту абсолютную, непререкаемую власть, на которую он претендовал и которой, в сущности, обладал в конторе. Я же не просто переступила опасную границу, но еще и сделала это чуть ли не публично.

Поверить, что все произошло само собой, — этого ему точно было не дано, да и если бы даже поверил, ситуация для Григория ничуть бы не изменилась. Григ не из тех, чью любовь стоит подвергать подобным испытаниям: это все равно что проверять на прочность хрустальную вазу с помощью кувалды… Да и была ли она вообще, эта самая любовь? Лично я в это больше не верила. Куда достовернее выглядело мнение Оболенского насчет страсти, но только в первой половине: «страсть — удовлетворение — охлаждение»… Во второй… Второй просто-напросто не существовало, вопрос о любви между нами так и не встал. То, что испытывала к своему бывшему мужу я, оказалось моей сугубо личной проблемой, не имеющей к нему ни малейшего отношения…

— Марина, останься! — Это сказал, разумеется, Корнет, от которого не ускользнула моя растерянность и то, что я слишком долго собираю со стола свои бумаги, явно не зная, уйти или остаться.

Григорий снова поморщился и… снова промолчал.

— Ну вот, господа, — Оболенский, казалось, решительно не замечал возникшей неловкости, а может, просто не желал с ней считаться, — обстоятельства таковы, что никаких следов госпожи Крымовой-старшей в Симферополе не обнаружено…

— Давай подетальнее и, если можно, в темпе, — неожиданно устало попросил Григорий и прикрыл глаза и лоб ладонью. Редкий для него жест, свидетельствующий и впрямь о крайней усталости… С чего бы это?!

— Подетальнее — пожалуйста: дом, в котором могли жить Крымовы, видимо, снесен вместе с соседними частными застройками еще полтора года назад. Куда кто расселился — неизвестно, часть, насколько удалось выяснить, и вовсе покинула благословенные берега, не удовлетворенная крымской жизнью… В сохранившихся частных райончиках, если верить документам, они не жили никогда. Что касается Кати, необходимо еще раз проверить, правда ли она похоронена в Симферополе, поскольку ничего похожего, вновь по документам, до которых мне удалось докопаться на тамошних погостах, на захоронение певицы не обнаружено…

— Ты хочешь сказать, что Карина вообще не сказала ни одного слова правды? — поинтересовался вяло Григ. — Крутая баба…

— Она не лгала, — неожиданно для себя вмешалась я.

— Неужели? — Григ завелся с полуоборота, бросив на меня злобный взгляд.

— Брэк! — Корнет кивнул головой. — Думаю, Марина права, дело не в этом… Пленка у тебя?

Вопрос относился к Григорию, и, пока он копался в своих ящиках, разыскивая кассету и диктофон, Корнет переключился на меня:

— Кстати, и ваши с Лилией Серафимовной звонки тоже впустую, верно?.. И оба универса, если ты успела туда смотаться, то же самое?

Я кивнула:

— Прежде чем туда смотаться, я на сей раз додумалась позвонить… Не понимаю твоего чувства глубокого удовлетворения, в чем дело-то?

Корнет покачал головой и, ничего не ответив, пододвинул к себе извлеченный наконец Григом из недр стола диктофон.

Некоторое время Оболенский прокручивал кассету то вперед, то назад в поисках какого-то конкретного места под нашими с Григорием пристальными взглядами. Наконец, когда терпение моего бывшего мужа явно иссякло и он уже открыл рот, чтобы прокомментировать происходящее, Виталий предостерегающе поднял палец:

— Тихо! Теперь слушайте внимательно, оба…

После какого-то неопознанного щелчка я вновь услышала голос знаменитости — холодный и насмешливый:

«…Что это вас так изумило?.. Вы что же, никогда не слышали, работая в прессе, о псевдонимах и сами ими не пользуетесь?..»

На этом месте Григ выматерился, а я охнула.

— Вот такие вот мы дураки, — торжественно подвел итоги Корнет. И самокритично добавил: — А самый большой дурак — я собственной персоной… Только в поезде, на обратном пути доплюхал, почему меня с первого раза вот это самое место чем-то заинтересовало…

— Точно! — вспомнила я. — Ты его тогда раз пять, наверное, прокручивал, я еще злилась, не могла понять, что в нем такого особенного… А ты уверен?..

— Посуди сама, — вздохнул Корнет, — Крымова Екатерина родом из Крыма… Таких совпадений по жизни на миллион одно… А вот с учетом ее родины взять подобный псевдоним просто в десятку! И звучит хорошо, сценично, и запоминается мгновенно… Вот дьявол, до чего ж не вовремя унесло эту парочку на гастроли!.. Придется мне похлопотать как следует, но я буду не я, если к завтрашнему вечеру не выложу перед вами, дорогие коллеги, подлинные анкетные данные этой девочки… И, разумеется, матери ее тоже…

Григорий к тому моменту уже вовсю метался по своему кабинету — благо места здесь для этого было более чем достаточно.

— Иными словами, — нервно подвел он итог, — куча времени потеряна зря… Не я ли тебе говорил, что вся эта затея — идиотизм чистой воды?! Не понимаю, какого дьявола ты не желаешь отдать эту ситуацию Потехину! Ты ж взрослый мужик, понимать должен, что играешь с огнем!.. Тем более что следакам вычислить настоящую фамилию Крымовых — раз плюнуть, а нам…

— Остынь! — Корнет прервал Григория на полуслове. Я удивилась не этому, а тому, что в его голосе неожиданно прозвучала злость. На мой взгляд, на пустом месте. Кроме того, если честно, я и сама уже начинала думать так же, как Григ. И если бы не наши с ним отношения, то есть отсутствие таковых, непременно выразила бы свою солидарность вслух.

— Остынь и вспомни, сколько раз в подобной ситуации оказывался прав я, а не ты! — Оболенский тоже встал из-за стола и прошелся по кабинету.

— Раз на раз не приходится, — буркнул Григорий.

— Разумеется! И все же беру на завершение этого дела под условным названием «Дама в шляпе» еще сутки… Нет, двое!.. Идет? Если снова попадаем впросак — сдаем все Николаю… О'кей?

— Хрен с тобой! — Григ вернулся на свое застольное, то бишь престольное место, а я невольно нахмурилась, потому что только тут поняла, что вот уже во второй раз при упоминании о шляпе где-то в глубине моего подсознания вспыхивает какая-то смутная, я бы даже сказала, «мутная», но при этом очень тревожная ассоциация… Однако вытащить ее и конкретизировать я почему-то никак не могла.

— Ты что, Марин? — отреагировал чуткий Корнет.

— Не знаю, — честно призналась я. — Как только речь заходит об этой шляпке с вуалью, у меня возникает ощущение, что я забыла что-то важное… Не могу вспомнить что!

— Да?.. — Корнет посмотрел на меня задумчиво. — А ты перестань стараться, само всплывет — вот увидишь… Кстати, выглядишь неважно, переутомилась?

— С чего бы это?! — не вынес наконец Григ. — Работает хуже некуда, эти проклятые «близнецы», несмотря на то, что Потехин от них после похорон отвязался, — тоже…

— Брэк! — повторил Корнет, вновь воспользовавшись своим любимым способом пресечения конфликтов. — Лучше скажите мне, господин главный редактор, уважаемый шеф: совершили ли вы в мое отсутствие задуманную нами акцию?..

Григ мог бы и не бросать на меня своего мрачного взгляда! Как бы ни интересовали меня его акции, демонстрировать это ни публично, ни лично ему я не собиралась. И поэтому, не дожидаясь еще одного намека со стороны мужчин, встала сама.

— Пойду позвоню тете, если прорвусь сквозь звонки Крымовым, — небрежно бросила я уже на ходу, направляясь к дверям кабинета. — Скажу, чтобы оставила это бесполезное занятие…

Двери за собой я прикрыла при полном молчании обоих.

23

Ни через день, ни через два анкетных данных Катиной матери Корнет не раздобыл, о чем и сообщил нам с тетушкой по телефону. В конторе в эти дни Оболенский почти не появлялся. Не знаю, каким образом он пояснил ситуацию Григорию, но и сам Григ, к радости подавляющего числа его подчиненных, тоже вдруг исчез: во всяком случае, три дня подряд летучки вместо него проводил самый бесполезный, но зато и самый безвредный человек в редакции — единственный заместитель Кравцова. О нем я не упоминала ни разу потому, что он не имел никакого отношения не только к Милкиной трагедии, но, по-моему, вообще ни к чему существенному из происходящего в конторе. Если не считать чисто хозяйственных дел, с которыми справился бы любой завхоз… Грига, который по своей природе и убеждениям был настоящий абсолютист, подобная штатная единица, нимало не претендующая ни на авторитет, ни на власть, вполне устраивала.

Что касается нашего отдела, передышка для нас оказалась исключительно односторонней, потому что притихший было Потехин вновь активизировался и начал вызывать всех подозреваемых по второму кругу. И тут же выяснилось, что по поводу Анечки я интуитивно волновалась не зря! И точно так же не зря всю жизнь опасалась неумных людей…

Я не знаю, какое именно давление оказал на Аню Потехин и оказал ли вообще. Вполне возможно, давление все-таки было, поскольку женская часть нашего коллектива после истории с венком просто должна была вызывать у сыщиков повышенный интерес. Во-первых, с начала следствия она оказалась первой более-менее конкретной зацепкой, хотя многочисленные допросы мальчишки так и не позволили сделать выводов хотя бы о возрасте «дамы в шляпе». Сам ужасный венок — об этом откуда-то знала вся редакция — тоже ничего следствию не дал. Ни в одной ритуальной конторе ничего подобного никто не заказывал (за неделю затишья они были проверены все). Но, несмотря на то, что венок оказался самодельным, никаких отпечатков пальцев, вообще ничего указывающего на его автора, на нем так и не обнаружили.

Но вернусь к Анечке. Эта трусиха, хотя ее наверняка за язык никто особо не тянул, перепугавшись за собственную шкуру, настучала Потехину на Рудика, заявив, что Милка накануне своей гибели бросила влюбленного в нее фотокора. На следующий же день повестки в прокуратуру получили двое: Гофман и я. Обоим следовало явиться пред светлые очи господина Потехина с разницей в час…

До Корнета я дозвонилась только около полуночи. И мне сразу же не понравился голос Оболенского, явно пребывающего в раздраженном состоянии. Выслушав меня, он для начала довольно хамским тоном поинтересовался, чего я, собственно говоря, хочу от него? Присовокупив, что если я полагаю, будто Потехин докладывается ему обо всех своих следственных действиях, то глубоко заблуждаюсь.

Обидевшись, я сухо извинилась и совсем уже собралась класть трубку, когда Корнет наконец усовестился и смягчился.

— Погоди, — буркнул он и тяжело вздохнул. — Ну ладно, Анька твоя еще та дурища… Мало того, что Рудика зачем-то подставила, так еще сама же об этом раззвонила по всей конторе… Ну а ты-то чего суетишься?

— Как это — чего? Ясное дело, что на данный момент подозреваемые номер один — женщины… А их у нас, можно сказать, кроме Аньки одна я… Эту козу уже можно не считать, так что… Корнет, я согласна с Григом: пора сдавать карты Потехину!

— Нет! — Он закашлялся, видимо от возмущения моей трусостью. — Понимаешь? Нет!..

— Ну почему? Почему?!..

— Скоро узнаешь почему… Маринка, — голос Оболенского наконец окончательно смягчился, появились даже какие-то почти задушевные интонации, — я даю тебе честное слово, что самое большее через пару дней ты узнаешь почему… И не нужно держать Потехина за круглого идиота, он один из лучших следаков среди всех, кого я знаю. Обрати внимание: убийца — человечек крайне непростой, ему (или ей) оказалось мало угробить свою жертву, понадобился еще и антураж… Что-то вроде жирной точки или, если хочешь, заявления, что это месть… Перед нами явно образованный, если учесть цитату из Библии на ленте, интеллигентный человек, глубоко продумавший и осуществивший свой преступный замысел… И конечно, это человек, одержимый своей идеей не один день, не неделю и даже не месяц.

— Корнет, — прервала я Оболенского, — для чего ты это все мне говоришь? Можно подумать, я сама не понимаю… Но Потехин…

— Будь спок, и Потехин это понимает не хуже тебя, а гораздо лучше! Не далее как с час назад, например, он высказал предположение, которое тебя наверняка обрадует: «дамой в шляпе» мог быть и переодетый мужик, если учесть, что убийца — человек с фантазией. Без фантазии такой веночек хрен сочинишь…

— Серьезно?! — и впрямь обрадовалась я. — И что?..

— И то… — Корнет немного помялся. — Единственное, о чем можно говорить наверняка, — убийца не толстый, нормального телосложения и среднего роста: либо не слишком высокий мужик, либо женщина выше среднего… Так что единственный, кто не попадает под эти параметры, — твой любимый толстячок Калинин и Колька-«близнец», поскольку дылда…

— Господи, Рудик…

Оболенский промолчал.

— Но ты-то хоть понимаешь, что Гофман тут ни при чем?!

— Я «понимаешь», — согласился Корнет. — Но и ты постарайся напрячь свое серое вещество: Потехин ведет следствие как официальное лицо, он просто обязан проверить всех и каждого. В первую очередь на данном этапе хлипких и хрупких… С пацаном провели эксперимент, выстроили перед ним нескольких дамочек разного телосложения в шляпах с вуальками разного фасона. Он ткнул пальцем в самую худую, только шляпу ей пришлось поменять, у «нашей» дамочки она была, как выяснилось в процессе эксперимента, без полей. Фасончик называется «ток», был моден лет, наверное, тридцать, а то и сорок назад… Сейчас снова входит в моду, так же как и эти сеточки.

— Вот дьявол! — невольно выругалась я, вновь ощутив желание вспомнить нечто крайне важное, но никак не всплывающее в памяти.

— Что, так и маешься? — сочувственно поинтересовался проницательный Оболенский. — Как только свидимся, попробую тебе помочь…

— Какой-нибудь хитрый психологический тест? — высказала я предположение.

— Точно!

— А сейчас нельзя?

— Не хватало только тестировать тебя по телефону… Потерпи, детка, еще чуть-чуть, даю тебе слово, осталось совсем немного.

— Корнетушка, — жалобно спросила я, — а когда мы с тобой увидимся?.. Куда ты вообще пропал?!

— «Когда», «куда», — ухмыльнулся он. — Что, соскучилась?.. А как насчет Гришки?..

Напоминание о Григории меня рассердило:

— Что ты имеешь в виду?

— Ну мы с ним парочку дней вместе мотались тут по одному делу, которое тебе, надеюсь, в итоге понравится… По нему ты, я вижу, не соскучилась?

— Как можно соскучиться по человеку, который тебя ненавидит? — с горечью поинтересовалась я, испытывая жгучую потребность поинтересоваться насчет упомянутого им дела. Но сдержалась…

— Действительно… — фыркнул он.

— У меня в «Комсомолке» девочка знакомая работает, я с ней на днях разговаривала, — неожиданно для себя соврала я Корнету. — Вот кончится вся эта история — и все, в конторе меня больше ничто не держит… Так что можешь успокоить своего друга от моего имени: терпеть мое присутствие ему придется ровно столько, сколько идет следствие…

— Разве я не говорил вам обоим, что отказываюсь впредь участвовать в ваших играх? — насмешливо произнес Оболенский. — Вот и успокаивай своего муженька сама… Слушай, давай закругляться, я устал как сто чертей! А завтра с утра мне еще в университет пилить — между прочим, по твоим следам… Признавайся, здорово ты там наследила?

— А почему, собственно, тебе? — удивилась я. — Сам говорил, что у каждого из нас свое задание, которое необходимо довести до конца!

— Спокойной ночи! — сказал Корнет и положил трубку.

Я сделала то же самое и, повернувшись, наткнулась на горящий непомерным любопытством взгляд Лилии Серафимовны.

Тетушка, надо сказать, была разочарована открытием Корнета насчет Катиного псевдонима куда больше меня, очевидно приготовившись участвовать в следствии на полную катушку, словно речь шла не о гибели человека, да еще близкого ее собственной родной племяннице, а об увлекательной, азартной игре… Конечно, я всегда знала, что медики, так же как и милицейские, относятся к смерти куда спокойнее, чем нормальные люди. И все-таки меня это здорово покоробило… Поэтому я и сделала вид, что не замечаю ее любопытствующего, вопросительного взгляда. Я просто отправилась в свою комнату, бросив ей на ходу «Спокойной ночи!» — по примеру Оболенского.

По-моему, Лилия Серафимовна обижается на меня за это и по сей день.


Первым перед Николаем Ильичом Потехиным должен был предстать Рудик, второй — я. Однако, посовещавшись с тетей Валей, в прокуратуру мы поехали вместе. С того момента как Валентина Петровна вытащила его из моего кабинета, они с Рудиком почти не расставались: если кто и нуждался в опеке по-настоящему, так это был именно он, чутье тетю Валю, как всегда, не подвело.

Я не думаю, что в своей собственной семье Гофман мог рассчитывать на особое сочувствие и поддержку: его родители давным-давно отбыли на историческую родину, Рудик жил с сестрой, зятем и двумя племянниками-подростками. То есть семья хоть и была, но как бы не совсем его собственная. Так что ситуация сближения Петрашовой и Гофмана вполне могла определиться строчкой из известной песенки: «Вот и встретились два одиночества». Мне кажется, их дружбе в нашей конторе радовались даже самые отъявленные сплетники и завистники, потому что обоих — и Рудика, и тетю Валю — не любить было не за что… Она, кстати, тоже получила повестку, только с другой датой — днем позже, чем мы с Гофманом. Вопреки подозрениям насчет фокуса с переодеванием, Потехин, видимо, решил еще раз прокрутить в своей мясорубке решительно всех женщин, имеющих отношение к роковым посиделкам и Милке.

Если я думала, что и на этот раз все будет происходить в прокуратуре по расписанию, то жестоко ошиблась: Рудика продержали в кабинете у Потехина, причем сразу втроем (остальных я видела впервые), не час, а почти два, и несчастный фотокор в итоге не вышел, а буквально вывалился из-за унылой потехинской двери — честное слово, по-моему, оставив там не менее килограмма своего и так весьма ущербного веса! В любом случае он здорово осунулся, а под глазами объявились синяки настолько заметные, словно Николай Ильич его специально загримировал… В довершение ко всему, нам с Гофманом не дали обменяться ни словом, выглянувший ему вслед неизвестный мне мент тут же назвал мое имя и не спускал с нас глаз до тех пор, пока я не шагнула в сторону потехинской «норы»… Надо сказать, ощутив после первого же взгляда на Рудика острую к нему жалость.

Я настолько разозлилась, что о своей собственной персоне, которой тоже предстоял допрос, забыла напрочь. И прямо с порога вместо «здравствуйте» поинтересовалась, что они сделали с «моим фотокором», почему на нем в полном смысле слова лица нет? После чего разразилась феерической речью о фантастическом умении наших органов выбивать из колеи и без того выбитых из нее людей, цепляясь именно к тем, кто может оказаться виновным, пожалуй, только в страшном сне, да и то приснившемся их прокурору…

Надо отдать Потехину должное, выслушал он меня терпеливо и до конца — пока я не иссякла. Но проявлять и дальше смирение даже не подумал.

— На вашем месте, Марина Петровна, я бы помолчал! — жестко произнес следователь. — Вы могли бы избавить своего любимого фотокорреспондента от полуторачасового опроса, если бы сами были в первый раз с нами откровенны.

— Я?!

— Вы-вы… Почему вы в прошлый раз не сказали, что Людмила Евстафьевна и Рудольф Борисович Гофман разорвали взаимоотношения по инициативе погибшей всего за месяц до их свадьбы?..

Впервые в жизни я на собственном опыте поняла, что именно имел в виду великий баснописец в выражении «в зобу дыханье сперло»… В глазах Потехина, устремленных на меня, мелькнуло что-то вроде сомнения.

— Неужели не знали, что они подали заявление еще в апреле?..

Я наконец выдохнула застрявший в горле воздух и, почти зажмурившись от решимости и страха, выпалила:

— Раз так… Если Милкины фокусы для вас единственное основание, чтобы нас мучить, я скажу… Смело включайте меня в список подозреваемых… Милка разбила мне жизнь!

Конечно, мое заявление прозвучало весьма высокопарно, и при других обстоятельствах я бы сама отнеслась к нему иронично. Однако, ясное дело, Потехин прореагировал на него и без намека на ухмылку. Его брови слегка округлились, а взгляд обострился, словно у гипнотизера. К сожалению, только после этого я и вспомнила, где нахожусь, а главное — с какой целью меня сюда пригласили, и сжалась в предчувствии необратимых последствий… Сейчас он, как водится, начнет вытягивать из меня детали, потом… Потом наверняка, и это самое ужасное, вызовут Грига… И все, включая слабенькую надежду, которая, как я поняла в этот момент, оказывается, все еще тлела на самом донышке моей глупой и болтливой души, надежду на то, что Григорий все-таки простит меня и, главное, поймет, — все это окончательно грохнется и разлетится в пыль, в дым, вдрызг!..

На какое-то мгновение лицо Потехина заволокло туманом, на меня нахлынул приступ тошноты, и я, не выдержав ситуации, вновь, наверное, в сотый раз за эти дни, расплакалась. Мне было смертельно стыдно, прежде я и не подозревала, что могу быть настолько плаксивой и слабой, но поделать с собой ничего не могла.

Не знаю, то ли Потехин меня пожалел, то ли и без меня знал больше, чем демонстрировал, но пытаться конкретизировать мое заявление он не стал. После того как неизбежный стакан воды был выпит мной наполовину, а головокружение и тошнота отступили, Николай Ильич сменил тему.

— Марина Петровна, — вздохнул он, — успокойтесь, ради бога… И вас, и Рудольфа Борисовича, да и остальных мы вызываем с другой целью, во всяком случае на данном этапе следствия… Можно сказать, по техническим причинам.

Я посмотрела на Потехина вопросительно.

— Не могли бы вы припомнить и описать как можно детальнее, каким образом провели утро перед похоронами Людмилы Евстафьевны?

— Алиби… — пробормотала я.

— Если хотите — называйте так, — серьезно кивнул Потехин.

Я задумалась и попыталась сосредоточиться.

— Начать с момента, когда проснулась?

— Желательно… А вы рано проснулись?

— Семи не было, — вздохнула я. — Я вообще теперь плохо сплю… Ну некоторое время я лежала, потом вспомнила, какой сегодня день, и, наверное, минут десять восьмого встала окончательно… Если показания родственников что-нибудь для вас значат, с этого момента и до выхода из дома мои слова может подтвердить моя тетя: когда я шла на кухню, она тоже проснулась и тоже встала…

— Во сколько вы вышли из дома, помните?

— Конечно! Мы с тетей Валей… Простите, с Валентиной Петровной договорились встретиться у выхода с «Бауманской» без четверти девять, чтобы вместе идти в морг…

— Почему именно с Петрашовой? Вы с ней что, тоже дружите?

— Во-первых, с тетей Валей все дружат, по крайней мере, никто не враждует! Но главное в том, что от метро к моргу, если вы в курсе, долго идти, и все пешком… Довольно запутанная дорога. А тетя Валя там уже была и знала, как добраться… Если вам интересно, я сама попросила ее встретиться у метро: у меня, к вашему сведению, топографический кретинизм, я и простые-то дороги плохо запоминаю…

— Дальше?

— А дальше мы с тетей Валей все время были, если говорить об алиби, вместе и на людях… Даже в автобусе, когда ехали на кладбище, сидели рядом… Кстати, и Рудик с нами был в автобусе!..

— Вы не обратили внимание, кто из ваших коллег уже находился в морге, когда вы туда пришли?

— Обратила! Потому что, кроме Корнета… простите, Оболенского и Кравцова… были все, даже эти два дурня…

— Почему — даже? — заинтересовался Потехин.

— Потому что они оба — известные сони и вечно повсюду по утрам опаздывают… Василий однажды должен был вместо Милы пойти на летучку — и то проспал, хотя тут у нас очень строго… Но они — я это помню точно — уже были, правда очень заспанные, особенно Коля…

— А Калинин?

— Вы же про наших спрашивали? А Кирилл — зав отделом писем…

— Так был он там или нет?

Припомнив, что Калинин благодаря своей внушительной комплекции находится сейчас вне подозрений, я сказала правду:

— Нет… Я бы увидела, если бы был, потому что он пришел с сыном. С Милкиным сыном… Нет, Кирилл с Сашкой приехали, видимо, прямо на кладбище.

Потехин немного помолчал, о чем-то задумавшись, после чего еще раз попросил меня рассказать все сначала и, наконец, сосредоточился на самих похоронах. Вопросы посыпались как горох из мешка: действительно ли мы с тетей Валей все время находились рядом — и когда мужчины везли каталку с гробом к могиле, и во время траурных речей?.. Уверена ли я, что никто из наших не отходил в сторону на моих глазах до того, как началась церемония?.. И снова: действительно мы с тетей. Валей держались вместе постоянно?..

Мое изумление перед его, по-моему, совершенно идиотскими вопросами все нарастало, пока вновь не выплеснулось.

— Послушайте, Николай Ильич… — произнесла я возмущенно. — Вы меня кем считаете — ледышкой бесчувственной, да?.. Да вы хоть понимаете, что я должна была испытывать там, когда… Ни в чем я, если хотите знать, кроме того, что тетя Валя все время находилась со мной, не уверена! Я там подругу свою хоронила, а не слежку за коллегами вела!.. Вы-то ведь там были со своими мальчиками, верно?.. И как раз «при исполнении»… И что, тоже прохлопали, что ли, интересующий вас момент?!..

— Точно, прохлопали, — вздохнул неожиданно Потехин. — Не потому, что плохо следили, а потому, что поздновато приступили к процессу…

— То есть? — не поняла я.

— Обнаруженный вами веночек, — сказал следователь, — был вручен мальчишке со всеми надлежащими инструкциями и сотенной бумажкой приблизительно в семь тридцать утра… Собственно говоря, любой из вас мог, встав пораньше, побывать на кладбище заранее и вовремя очутиться затем в морге — в назначенное для похорон время… Мы проверяли: хронологически, если от 7.30 до 8.00 отправиться в сторону Москвы, времени на дорогу обратно хватает, да еще с запасом… Разумеется, ехать необходимо на машине, в этот час дорога еще практически свободна…

— На машине? — переспросила я. — Ну тогда вам надо вначале проверить все московские такси, а потом — дело швах, потому что частников сейчас ездит-«бомбит» хренова туча… Среди нас, подозреваемых, ни одного машиновладельца нет. Колеса имеются, разумеется, у Кравцова и у Оболенского… То есть, конечно, еще у десятка наших мужиков, но не имеющих к этому всему отношения… Вот.

— Спасибо за инструкцию! — язвительно произнес Потехин. — Возможно, вас это и удивит, но примерно половина таксопарков на данный момент тупыми нами уже проверена…

И, не дав мне времени сообразить и сказать ему в ответ какую-нибудь гадость, Потехин подчеркнуто широко улыбнулся и поблагодарил за то, что я нашла время и возможность его посетить…

Можно подумать, у меня был выбор!

24

Ни Корнета, ни Грига на следующий день в редакции снова не было, и я послала вместо себя на летучку Анечку, дежурившую по отделу.

Несмотря на все описанные события, газета, разумеется, продолжала выходить, и на моем столе скопилась довольно приличная по объему пачка необработанного засыла. У Танечки из отдела писем, к моему облегчению, оказалось очень приличное перо и, судя по сделанным ею материалам, светлая головка. Во всяком случае, две плановые статьи она написала вполне достойно, и я решила, что буду просить, при первой же возможности, Григория перевести девочку к нам на постоянную должность.

«Близнецам» каким-то чудом тоже удалось меня порадовать: за те несколько дней, в которые они вновь приступили к работе, Василий с Николаем сумели не только нагнать отставание отдела по текущей городской информации, но и сделать запас номера на два вперед.

Засылом я занималась до самого обеда, поскольку приходилось чуть ли не каждые пять минут отвлекаться на звонки: Милкина гибель наделала в городе достаточно шума, наполнив его самыми разнообразными слухами — вплоть до слуха о якобы произошедшем в нашей газете террористическом акте… Коллеги-газетчики из дружественных и не очень изданий, многочисленные Милкины знакомые, близкие и дальние, разумеется, ее бывшие мужики… Словом, допекали нас в этой связи прилично, не давая возможности хоть ненадолго отвлечься от трагедии, бетонной тяжестью опустившейся на наши плечи.

Наконец, отправив засыл дежурному редактору, я решилась и отключила городской аппарат. Как раз в этот момент в мою дверь постучали и на пороге появились сразу трое: тетя Валя, видимо только что вернувшаяся из прокуратуры, Рудик и маячивший за их спинами Калинин. Кирилла я не видела с момента похорон, да и до этого, после эпизода в коридоре, он меня тщательно избегал. А теперь явился, что называется, под прикрытием.

— Можно к тебе, Мариша? — поинтересовалась тетя Валя.

— Еще как можно! — искренне заверила я ее, ощутив укол совести: заработавшись, я совсем забыла, что Валентину Петровну на сегодня тоже вызывали в прокуратуру. — Проходите все, рассаживайтесь и рассказывайте.

Пока мои гости устраивались, кто на стуле, кто в кресле, а Рудик и вовсе на подоконнике, я включила кондиционер на полную мощность, дабы все мы не задохнулись во время своего импровизированного собрания. На улице по-прежнему стояла адская жара, август, уже вступивший в права, судя по всему, вознамерился окончательно расплавить и без того раскаленную столицу, а застрявших в ней москвичей окончательно задушить.

— Собственно, рассказывать-то особо и нечего, — вздохнула между тем тетя Валя. — Примерно то же самое, что и у вас с Рудиком вчера… Выясняли наши с тобой передвижения, Мариночка, чуть ли не по секундам… Что это, кстати, за театрализованное представление, о котором говорит Потехин? Я имею в виду некую «даму в шляпе»… Это что, правда?

Я кивнула и немного удивилась:

— Конечно! Во-первых, с чего бы ему такое придумывать? Во-вторых, у него бы и не получилось придумать ничего подобного, у таких, как Потехин, по-моему, всякое воображение отсутствует начисто…

— Я не его имею в виду, — покачала тетя Валя головой. — Я имею в виду ребенка… Этого мальчишку, кажется, десятилетнего…

— Двенадцатилетнего, — поправила я.

— Тем более… В его возрасте с воображением все в порядке, и я не могу понять, почему ребенку верят на слово ничтоже сумняшеся… Не исключено, что парень сам имеет куда больше отношения к этому ужасному венку, чем рассказывает, а неведомую женщину придумал, чтобы отвести от себя подозрения… Или не от себя, а от кого-то еще, с кем знаком куда ближе, чем с «прекрасной незнакомкой»!

— «Прекрасной»?.. — пробормотала я растерянно. Потому что предположение Валентины Петровны было неожиданным и, на мой взгляд, не лишенным оснований.

— Ну это я так просто сказала, — слабо улыбнулась она. — Хотя точнее было назвать ее «таинственной»… Словом, Мариночка, всем нам — и Рудику, и Кириллу вон тоже — эта история кажется крайне неправдоподобной, отдающей явным художественным творчеством… К тому же эта мифическая дама, по словам мальчишки, была «вся в черном»… Впрочем, на кладбище это вполне естественно.

— Мальчишка мог все это придумать и не сам, а с чьей-то подачи, — заговорил Калинин. — Как раз того самого заинтересованного лица, о котором упоминала Валентина Петровна, состряпавшего венок…

— То есть убийцы, — завершила я его мысль. — Тетя Валя, а Потехину вы о своих сомнениях сказали?

— Зачем? — Она слегка пожала плечами. — Если он убежден, что мальчик не лжет и ничего не придумывает, переубедить его все равно не удастся, напрасный труд!

— То есть как это — зачем? — разволновалась я. — А если вы действительно правы? Если пацан и впрямь прикрывает убийцу?.. Ведь тогда он тоже в опасности!

— Кто? — тупо поинтересовался Рудик.

— Мальчик, кто же еще?! Господи… Вы что, никогда в жизни детективов не читали?.. Просто не слышали о том, что психика человека, совершившего убийство, меняется, и, нарушив впервые заповедь «не убий», он, один-единственный раз преодолевший этот барьер, в дальнейшем будет это делать без колебаний — едва почуяв опасность… Если мальчишка действительно кого-то покрывает и пока молчит, убийца, явно не дурак, прекрасно понимает, что рано или поздно тот может проколоться, хотя бы случайно!

Внимательнее всех слушал меня, по-моему, Калинин. Во всяком случае, он оказался единственным человеком, прореагировавшим на мои слова настолько непосредственно, что я почти простила ему «близнецов».

— Немедленно звони Потехину! — вскочил Кирилл со стула. И, по-бабьи всплеснув руками, выдохнул: — А вдруг… Вдруг уже поздно?!

Возможно, все дело было в том, что Калинин, единственный среди нас, и сам являлся отцом. Рудик, например, сидел не шелохнувшись, только вопросительно переводил взгляд с одного лица на другое. Тетя Валя по-прежнему оставалась самой невозмутимой.

— Да успокойся ты, Кирилл, — слегка поморщилась она.

— То есть как это…

— Мариночка просто начиталась тех самых детективов, о которых упоминала, — покачала головой Валентина Петровна. — К тому же милицейские и сами все-таки, вероятно, учитывают подобный вариант… Чем меньше мы с вами будем вмешиваться в следствие по собственной инициативе, тем скорее во всем разберутся профессионалы и все станет на свои места.

— Прикиньте, тетя Валя, — возразила я, — если они не найдут убийцу?.. Скорее всего, так, видимо, и будет! И что тогда?..

— Послушайте, как же, если мальчик действительно в опасности? — не унимался Калинин. — А мы тут порассуждали с вами, да на том и успокоимся, а пацан…

— В самом деле, Кирилл, помолчи немного, — внес предложение Рудик. — Я согласен с тетей Валей: если опасность и существует, Маринка ее здорово преувеличивает… Марин, честное слово, это же не какое-нибудь кино, а…

— И я о том же! — И тетя Валя, и Рудик начали меня раздражать своим единодушием. И, не слушая больше развернувшуюся вокруг дискуссию, я потянулась к телефону, напрочь позабыв, что сама же его и отключила за несколько минут до появления коллег. Пришлось мне снова выбираться из-за стола, поскольку дотянуться до розетки сидя не представлялось возможным. Но едва я воткнула вилку на место, как аппарат разразился трескучей трелью. Вернувшись к столу, я раздраженно сорвала трубку:

— Да?!

— Привет, детка. — Это был Корнет. — Ты чего такая злая?

— Я не… Виталик, ты так вовремя позвонил! — Мое раздражение сменилось искренней радостью. — Слушай, у нас тут возникла одна мысль…

— У кого это — у вас?! — Теперь раздражение звучало почему-то в его голосе.

— У нас… — слегка растерялась я. — У меня тут тетя Валя с Рудиком и Калинин как раз сидят…

— Слушай меня внимательно! — жестко прервал мое бормотание Оболенский. — Убедительно тебя прошу ни в какие рассуждизмы, особенно по поводу следствия, ни с кем из перечисленных персонажей не вступать!

— П-почему?.. — От изумления я даже заикнулась.

— Отвечаю: по кочану!

— Ну знаешь…

— Постарайся как-нибудь аккуратненько выпроводить дорогих коллег, я буду в конторе примерно часа через полтора, слышишь?

— Может, ты все-таки выслушаешь меня?

— Весь внимание! Только коротко и по сути!

Я, как могла сжато, изложила ему тети-Валино предположение и нашу с Кириллом тревогу, так и не разделенную ни Валентиной Петровной, ни Рудиком.

Честно говоря, я была почти уверена, что, в отличие от них, Оболенский прореагирует должным образом. Однако особого энтузиазма он тоже не проявил.

— Вы разговаривали только об этом? — поинтересовался Корнет. — Надеюсь, о наших делах ты там ничего не брякнула?

— Интересно знать, за кого ты меня принимаешь?! — обиделась я.

— За Марину Петровну Вершинину, — заверил он. — Ладно, передай тете Вале, что я сегодня же переговорю с Потехиным насчет мальчика.

И, довольно-таки ядовито хихикнув, добавил:

— А своему любимому толстячку посоветуй озаботиться собственными проблемами: у Милки оказался личный адвокат, объявившийся сегодня в прокуратуре… Как думаешь, для чего?

— Представить не могу, — заверила я Корнета.

— Да, Милка — человек непредсказуемый… была, — вздохнул он по ту сторону провода. — Вообрази, она еще пять лет назад составила завещание…

— Как это? — изумилась я. До сих пор мне казалось, что завещания составляют и вправду исключительно в романах, причем тоже исключительно зарубежных… У Агаты Кристи, например, всевозможные завещания сплошь и рядом становятся причиной убийства…

— Так это, — ответил Корнет. — Все свое движимое и недвижимое имущество, разумеется и квартиру, Милка оставила сыну… Можешь обрадовать нашего толстячка…

— Ну и ну! — Я покосилась на Калинина, пристально наблюдавшего (впрочем, как и остальные) за ходом моего телефонного общения с Корнетом. И тут же вспомнила: — Ты же сам говорил, что он вне подозрений?..

— Не будь дурочкой, Маринка, у него, между прочим, еще и супруга есть… Ты ее когда-нибудь видела, кстати сказать?..

— Нет, только слышала…

— Ну вот… Ладно, до встречи, в начале которой надеюсь застать тебя одну!

Оболенский повесил трубку, как всегда, первым, а я задумалась — по-прежнему под перекрестным огнем взглядов всех собравшихся в кабинете.

— Это был Корнет? — не выдержал моего молчания Рудик.

— Угу… Насчет мальчика и Потехина он разберется сам… Кирилл, — я повернулась к слегка вздрогнувшему на мой оклик Калинину, — слушай, ты, как хороший муж и отец, случайно не носишь в бумажнике фотографии своего семейства?..

— Я?.. — Калинин тут же покраснел. — А почему ты об этом спрашиваешь? Что… Что случилось?! Что еще там случилось?!..

Он снова вскочил, уставившись на меня, словно на своего кровного врага.

— Успокойся, ничего плохого не случилось! — разозлилась я на моментально перетрусившего Калинина. — Считай, что меня замучило любопытство, хочу глянуть на твоих родных и близких собственными глазами… Так носишь ты с собой снимки или нет?

— Я не ношу… — недоумевающе пробормотал Калинин. — Они у меня в отделе, на столе стоят… Да зачем это тебе?!

Я сообразила, что возник хороший повод выполнить просьбу Корнета и избавиться от своих посетителей. Поэтому не стала посылать за карточками Кирилла, а, поднявшись из-за стола, отправилась в отдел писем сама. Из всех заведующих Калинин единственный не был обладателем собственного кабинета. Его стол, отгороженный от подчиненных стеллажом, стоял в общей с ними комнате. Естественно, и тетя Валя, и Рудик потянулись за мной следом, и в «письма» мы ввалились всей компанией. Последним шел сам хозяин стола. Поэтому к моменту, когда он достиг цели, я уже стояла возле окна, с интересом и облегчением разглядывая семейную фотографию Калининых.

Катя, жена Кирилла, оказалась кругленькой, как шарик, белокурой женщиной с удивительно добродушным лицом и наивным взглядом. Ничего общего со зловещим образом роковой незнакомки, возникшим из показаний мальчишки!

— Да в чем дело-то?!

Настигший меня Кирилл довольно грубо выхватил снимок, на котором все семейство было запечатлено, видимо, во время прогулки — столпившимся возле входа в зоопарк.

— Не дергайся, сейчас скажу, — пообещала я. — Но вначале ответь, когда это вы фотографировались?

— В прошлом году…

— Надеюсь, твоя Катя с тех пор не похудела?..

— Ты что, спятила? — оторопел Калинин. — С какой стати ей худеть? Она мне и так нравится!.. И какое тебе дело до…

— Калинин, умолкни и слушай: Милка оставила завещание, по которому все, что у нее есть… было… включая квартиру на «Полежаевской», отходит Саше!

Установилась мгновенная тишина, а на лицах тети Вали и Рудика проступило одинаковое недоумение.

— Нет… — пролепетал Кирилл. — Ох, нет…

И бессильно опустился на стул, по счастью стоявший у него за спиной: единственное, что до него дошло сразу, — это то, что у следствия появился еще один, да еще какой весомый, повод его подозревать.

Окончательно сбитые с толку тетя Валя и Рудик молча переглянулись.

— Думаю, — сказала я, — ты зря так перепугался… Кстати, никакого смысла скрывать суть проблемы, по-моему, нет, а?

Калинин махнул рукой — в том смысле, что, мол, делай что хочешь: мне уже все равно.

— Просто вы не в курсе, — сказала я, обращаясь сразу и к тете Вале, и к Рудику, — что Людмила кучу лет назад была замужем за Кириллом и Сашка — их общий сын… Мила при разводе оставила его отцу…

Рудик издал какой-то нечленораздельный звук и, приоткрыв рот, уставился на Калинина. Валентина Петровна после мгновенной, почти неуловимой паузы, бросив на меня короткий внимательный взгляд, неожиданно кивнула.

— Возможно, Рудик действительно не в курсе, но я это знала, — сухо произнесла она.

Все-таки до чего же сильно в женщинах, даже таких достойных и добросердечных, как наша тетя Валя, самолюбие, как легко его, оказывается, задеть!.. Дело в том, что впервые в жизни я не поверила ей… И единственная причина, по которой Валентина Петровна решилась сочинить это на ходу, была действительно единственной: мысль о том, что Милка, ее любимица, ее почти что приемная дочь, не сообщила тете Вале такого важного факта своей биографии, конечно же причиняла той боль… То есть задевала ее самолюбие…

Я невольно отвела глаза от тети-Валиного слегка порозовевшего лица и сосредоточилась на Рудике, продолжавшем потрясенно глазеть на Калинина. Похоже, у Кирилла в данный момент, прямо здесь и сейчас, образовывался еще один вражина…

— Слушай, — дернула я за рукав остолбеневшего фотокора, — чего ради ты на него вылупился словно на ядовитую змею?.. Ты-то сам ведь и слова никому не сказал о том, что вы с Милкой подавали заявление, верно?..

— А?.. — Рудик вздрогнул и посмотрел наконец на меня осмысленно. — Почему? Валентина Петровна знала… Я молчал, потому что так хотела Мила… Она… Она собиралась сделать сюрприз…

— Кому?! — Я наконец взорвалась — сама не зная почему. Скорее всего потому, что интуитивно, шкурой уже довольно давно чувствовала во всем происходящем какую-то не ложь даже, а недоговоренность… Нет, именно ложь! Как будто невидимый, но властный и упорный режиссер заставлял нас играть по своему собственному сценарию… По сценарию, выгодному одному-единственному на свете человеку — Милкиному убийце.

И, вопреки постепенно нарастающему внутреннему протесту, все больше напоминающему самый обыкновенный страх, я с такой же ясностью понимала, точнее, чувствовала, что пока ему это удается… Что каждое слово, произнесенное мной, тетей Валей, Рудиком и вновь раздавленным собственной трусостью Кириллом — это заранее предусмотренные им реплики, что все мы послушны его беззвучному суфлированию… Что даже выдержанная, разумная тетя Валя попала под этот кошмарный гипноз.

Вероятно, если бы не предупреждение Корнета, о котором я, к счастью, вспомнила, прежде чем открыть рот, я бы брякнула в этот момент что-нибудь лишнее — из разряда сведений, категорически запрещенных Оболенским к разглашению. Но я о нем вспомнила и поэтому сочла за благо взять себя в руки, вернувшись к разговору с белым как мел Гофманом.

— Чего молчишь? — возобновила я наступление. — Так кому вы собирались сделать сюрприз — мне? Зачем? Чтобы оскорбить умолчанием о столь важной перемене в ее жизни?!.. Нет, конечно… Тогда — кому?.. Поверь, во всей конторе не сыщется ни одного персонажа, если не считать этих сорок из отдела рекламы, кого бы это касалось достаточно сильно для сюрприза…

Гофман открыл рот, что-то намереваясь сказать, но я ему не дала заговорить:

— Нет, Рудольф Борисович, дело не в этом… И нечего на меня так смотреть!.. Думаю, когда Милка послала тебя на… Словом, туда, куда послала накануне вечером, перед… перед своей смертью, ты и сам сообразил, в чем дело!

— И в чем? — пролепетал фотокор.

— В очередной шуточке из разряда столь любимых Людмилой Евстафьевной! Ты, помнится, всегда ей в таких случаях угодливо подхихикивал, верно? Веселился вместе с Милкой над очередной жертвой очередного розыгрыша… Но на этот раз подшутили над тобой самим, над твоими трепетными, многолетними чувствами, да еще в миг, когда ты, можно сказать, праздновал победу…

— Что ты хочешь этим сказать?! — взвизгнул Гофман, сверкнув очками. Я не успела ему ответить исключительно потому, что вмешалась тетя Валя.

— Мариночка, остынь! — встревоженно сказала она. — Так действительно можно договориться бог знает до чего…

— До чего, например? — поинтересовалась я, все еще заведенная.

— Например, до взаимных обвинений в убийстве, — веско и серьезно произнесла Валентина Петровна. И, мгновение поколебавшись, добавила: — Ведь и у тебя с Милочкой, насколько мне известно от нее самой, были не такие уж простые отношения…

Если она хотела меня охладить, то цели своей вполне достигла. Слова Валентины Петровны подействовали на меня как ушат ледяной воды: значит, я была права в своем предположении и по поводу Милки, и по поводу тети Вали… Людмила знала или догадывалась (а это для нее одно и то же) о причине, по которой я ушла от Грига… И поделилась этим со своей старшей подругой-опекуншей… Ужасно!

Вновь накатившее головокружение заставило меня вцепиться в подоконник, но я, вероятно, успела уже привыкнуть за прошедшие недели к постоянному существованию в экстремальных ситуациях. И поэтому нашла в себе силы никак не показать никому из сотоварищей, какой силы удар получила от Валентины Петровны на самом деле.

— Ладно, — бросила я сквозь зубы. — Думаю, сейчас нам действительно лучше заткнуться и временно разбежаться… Поговорим позже… Кстати, Калинин, прекрати праздновать труса: уверяю тебя, что на данном этапе следствия ты не являешься для Потехина главным подозреваемым!

На этом я сочла за благо покинуть отдел писем и потащилась в сторону буфета, хотя ни о какой еде и думать в тот момент не могла.

25

В буфете сегодня почему-то царил неприятный, кисловатый запах, исключающий даже у людей с нормальный аппетитом желание хоть что-нибудь съесть. И я ничуть не удивилась, что здесь, вопреки обыкновению, почти половина столиков пустовала. Но уж если я сюда заявилась, следовало взять для приличия хоть что-нибудь: все веселее, чем ожидать Корнета в одиночестве, да еще в кабинете, где поминутно раздаются звонки Милкиных друзей и знакомых. Подумав, я остановила свой выбор на чашечке кофе и порции бисквита, не вызывавшего никаких малоприятных ассоциаций.

— Мариночка, иди сюда!.. — Я вздрогнула и едва не пролила напиток, с которым как раз двигалась в сторону одного из пустующих столов. Окликнувший меня голос принадлежал моей тезке — Марине Ивановне, возглавлявшей стаю юных сплетниц из отдела рекламы… Сама она юной не была уже довольно давно и успела настолько закоснеть в своем грехе, что большинство наших корреспондентов, заведующих и просто авторов старались не говорить с Мариной Ивановной даже о погоде… Иными словами, мне, учитывая ситуацию, здорово «повезло». Придумать на ходу причину, по которой я вдруг возжелала посидеть в полном одиночестве, да еще с чашкой кофе, я не сумела. И, сдавшись на милость судьбы, направилась к столику Марины Ивановны — в отличие от меня, просиявшей радостью охотника, узревшего дичь.

— Что-то ты бледненькая, — сообщила она для начала. И сама же выдвинула в этой связи вполне законченную версию: — Конечно, ничего удивительного, если учесть, что находишься под следствием…

— С чего вы взяли, что я нахожусь под следствием? — как можно спокойнее возразила я. — Под следствием находятся преступники, а таковых в нашем отделе на сегодняшний день не обнаружено!

— Ну да, ну да… — немедленно согласилась Марина Ивановна. — Я так хорошо понимаю, так понимаю… Кстати, ты должна знать: куда это исчез Григорий Константинович?..

Вот тварь! Больше всего на свете мне захотелось немедленно, не сходя с места выплеснуть ей в рожу остатки моего напитка, который я, оказывается, уже наполовину выдула, даже не ощутив его вкуса.

— Занят, должно быть, — ухмыльнулась я, взглянув в маленькие, горящие любознательностью глазки своей собеседницы и взяв себя в руки в очередной раз. Господи, ну неужели мне и впрямь придется подыскивать себе новое место работы?! Долго я подобный артобстрел наверняка не выдержу. Между тем надежды на то, что обстоятельства в ближайшие месяцы изменятся, с каждым днем оставалось все меньше — особенно если Оболенский снова упрется рогом относительно Кати Крымовой… Хотелось бы знать, почему он так вцепился в Катю и ее мать, почему так упорно не желает посвящать в эту ситуацию Потехина? Оставил ведь он в покое после первого же визита Милкиного киношника, между прочим вполне женатого человека?.. Почему-то по поводу калининской жены подозрения у Оболенского мелькнули. А по поводу режиссерской — нет…

Я задумалась, отключившись от болтовни Марины Ивановны, автоматически дохлебывая свой кофе. Действительно ли жена режиссера, с точки зрения Корнета, находится вне подозрений? Если тетя Валя и была в чем-то права — так это в том, что в истории с «дамой в шляпе» и впрямь присутствует некая театральность. Между тем супруга знаменитого Милкиного любовника — я это знала точно — была как раз актрисой. Пусть не театральной, но актрисой…

— Извините, мне пора! — Я поднялась из-за столика, очевидно прервав свою соседку на половине какой-то не услышанной мной фразы, потому что на ее физиономии проступили одновременно обида и разочарование. Но мне уже было все равно, какую именно очередную сплетню пустят по конторе на основе парочки фраз, вылетевших у меня в процессе общения с этой каргой: идея, посетившая мою головку, требовала воплощения. Времени до появления Оболенского, если он действительно явится вовремя, для ее реализации вполне хватало… Хотя бы раз за сегодняшний день мне повезло.


В известном смысле мне действительно повезло: супруга Владимира Константиновича сняла трубку сама, сразу после первого гудка.

— Да? — У нее был слегка задыхающийся голос, словно актриса долго мчалась к телефону бегом.

— Здравствуйте, — вежливо произнесла я и представилась, услышав в ответ тоже вежливое «Очень приятно», после чего сообщила о своем горячем желании сделать с ней интервью для нашей газеты.

— Как — прямо вот так, с порога?! — Удивление, прозвучавшее в ее голосе, меня насторожило.

— То есть? — поинтересовалась я в свою очередь. — Вас это удивляет?

— Конечно! — немедленно согласилась актриса. — Я, разумеется, понимаю, насколько нынешние папарацци информированы, но чтоб настолько…

— Что вы имеете в виду? — Мы с ней никак не могли понять друг друга.

— Только то, что даже муж не знает пока о моем приезде, — рассмеялась супруга режиссера. — Дома меня ждали не ранее чем через пару недель, никто не думал, что съемки завершатся так скоро…

До меня наконец начала доходить ситуация.

— Ну и ну, вот так совпадение! — Я тоже сочла необходимым хихикнуть. — Я и не знала, что вы были на съемках… Долго, видимо, да? И где, если не секрет?..

— Три месяца… — В ее голосе неожиданно прозвучала обида. — Странно, что вы не знали, об этом писали сразу в нескольких изданиях, тем более что за много лет это первый российско-польский фильм…

— И съемки проходили конечно же в Польше… — разочарованно произнесла я.

— Не только, частично в Германии… Вы что, уже начали меня интервьюировать?

— Простите меня, пожалуйста, — сказала я. — Конечно, я не собираюсь мучить вас, как вы выразились, прямо с порога. С вашего позволения, перезвоню через пару дней… Всего доброго!

Мое счастье, что Оболенский так никогда и не узнал, что мне пришло в голову его перепроверить. Наверняка обиделся бы на всю оставшуюся жизнь!


А в конторе он в тот день появился куда позже, чем обещал, в начале шестого вечера. Мое терпение иссякло минут за десять до появления бледного и хмурого Корнета в родной редакции. Еще пара минут — и я наверняка отправилась бы домой несолоно хлебавши. И кто знает, как бы в этом случае повернулась моя судьба и повернулась ли бы она как-нибудь вообще?..

— Извини… — Виталий возник за моей спиной как раз в ту секунду, когда я запирала свой кабинет. И, не дожидаясь ответа, тронул за плечо: — Пойдем?

— Куда?

— В кабинет к Грише… Мы приехали вместе, потому и задержался…

Я беспрекословно двинулась вслед за Оболенским в сторону приемной.

Мой бывший муж действительно находился в своей обители, — по-моему, еще более мрачный, чем Корнет. Судя по его небрежному кивку в мой адрес, Григ прекрасно знал, что Виталий отправился за мной. Никакого удивления или, скажем, волнения, как у меня, на его хмурой физиономии не просматривалось. Но вид в целом был какой-то уж очень утомленный.

Я вспомнила о загадочной акции, которую упоминал Виталий и которую они якобы осуществляли вместе, и невольно вздохнула. Количество тайн и загадок вокруг меня в последние недели явно превысило критическую массу… Так и не дождавшись особого приглашения, я самостоятельно уселась на самый дальний от Грига стул и вопросительно уставилась на Оболенского.

— Вот что, Мариша, — произнес он. — Давай-ка попробуем вместе вспомнить то, о чем ты говорила…

Григорий бросил в мою сторону короткий острый взгляд и тут же с безразличным видом уставился в окно. Вот чего бы мне не хотелось — так это подвергаться психологическим тестам в присутствии бывшего супруга… Но куда деваться? Если я сейчас не соглашусь, жить мне и дальше в изматывающей неизвестности, да еще под несмолкаемый зуд сплетничающих о нас обо всех языков… Хрен с ним, пусть тестирует! Но со своей стороны я решила не покидать кабинет Грига, прежде чем мне не удастся убедить Оболенского раскрыть карты Потехину…

— Давай свои тесты, — смиренно пробормотала я.

— Почему ты решила, что это тесты? — Виталий посмотрел на меня с искренним удивлением.

— А что тогда? Гипнозу меня, что ли, подвергнешь? Так твой дружок Потехин уже пробовал. Но я, видимо, какая-то неподдающаяся…

— Так уж и гипнозу! — оскалился Корнет в якобы доброжелательной улыбке. — Просто порассуждаем вместе…

— О чем?

— Ну хотя бы о том, в какой момент ты могла подсознательно что-то такое важное отметить, какую-то деталь, которая стала в твоих глазах важной позже, чем имела место…

— То есть?

— Ну что тут неясного? — неожиданно вмешался Григ почти нормальным тоном. — Впервые ты напряглась по этому поводу в момент, когда, тоже впервые, зашел разговор о незнакомке в шляпе.

Я кивнула.

— Следовательно, — подхватил Корнет, — что-то такое, связанное с ней, имело место раньше… Верно?

Я опять кивнула, словно китайский болванчик.

— У тебя, — вдохновенно продолжал Оболенский, — возникло ощущение, что ты что-то запамятовала… Что-то, что и сейчас маячит на грани сознания и подсознания… Хватит кивать, это раздражает! Идем дальше. Когда у человека стирается грань между сознанием и подсознанием?

— Откуда я знаю? — рассердилась я. — Психология — твой бзикунчик, а не мой, во всяком случае — пока…

— Ага! — обрадовался чему-то Оболенский. — Отвечаю: эта грань становится зыбкой в стрессовые моменты.

— Логично… И что?

— Ближайший к «даме в шляпе» стрессовый момент — Милкины похороны, кладбище… Вот на этом и сосредоточимся.

— Господи! — расстроилась я. — И это все? Тогда это мартышкин труд, из меня Потехин на последнем допросе и так вытянул каждую деталь чуть ли не по секундам, и ничего такого я не вспомнила!

— Так то — Потехин, а то — я! — произнес этот хвастун. — А от тебя, детка, не убудет, если постараешься припомнить все еще раз.

Это заявление Корнета из всего им сказанного как на тот момент, так и позже оказалось единственным ошибочным, поскольку в итоге от меня как раз очень даже «убыло»… Но лучше расскажу по порядку.

— Итак, начнем. — Оболенский уселся напротив меня по другую сторону стола и уставился на мою физиономию ничуть не хуже своего друга Потехина, словно действительно собирался провести сеанс гипноза. — Начнем с того момента, как вы с тетей Валей встретились на «Бауманской», чтобы идти к моргу.

— Ну встретились и пошли… Дорогу я не запомнила, потому что она какая-то путаная…

На этом месте Григ не выдержал и фыркнул:

— У нее любая дорога путаная, — сообщил он Корнету ядовитым голосом. — Марина Петровна страдает топографическим кретинизмом, так что насчет дороги…

— Григ, сделай милость, заткнись! — Корнет стрельнул в него колючим взглядиком, и, вопреки моим предположениям, бывший муж действительно заткнулся, придержав остатки мнения о бывшей супруге при себе… — Меня, детка, интересует не дорога, а ты и все, с кем ты в тот день пересекалась! Попробуй сосредоточиться на моменте встречи с Валентиной Петровной: кто из вас появился у метро первой?

— Я.

— Дальше?..

Я задумалась, перед моим мысленным взором всплыла узенькая улочка перед входом в метро с трамвайной линией посередине, какие-то нарядные домики напротив… Наконец вынырнувшая из-за одного из этих особнячков фигурка тети Вали в ставшем уже привычным черном платье, традиционные гвоздики в руках…

— Ну? — мягко поторопил меня Корнет.

— Я ее недолго ждала и немного удивилась, кажется…

— Чему?

— Ну… Во-первых, я думала, что она тоже из метро выйдет…

— Ага… Ты, значит, не знала, что Валентина Петровна живет рядом с «Бауманской»?

— Да?.. А-а, ну тогда… — Я нахмурилась.

— Ты сказала «во-первых», значит, было и во-вторых?

— Только я совершенно не помню что… Вроде бы да, а может, и нет… Что-то недостающее или, наоборот, лишнее… Слушай, Корнет, ты чего к ней пристал?!.. — неожиданно сообразила я.

— Не к ней, а к тебе! Пытаюсь настроить твое внимание, только и всего… Ладно, поехали дальше!

— А что дальше? Дальше почти и ничего, шли себе и шли, пока не пришли… Если тебе интересно, у меня страшно башка кружилась и я едва поспевала за тетей Валей, она шла впереди, потому что там улица уже переулка, а уж переулки… Еще помню, как она свой платочек, когда мы уже подходили к… Ну туда… с плеч на голову накинула…

— Ну ладно, — вздохнул Корнет, очевидно уже понимая бесполезность своей затеи. Но я неожиданно вошла во вкус.

— Рядом с нами во дворе морга Анечка оказалась, тоже с цветами… В отвальном черном платьице, между прочим, и с красными, как у сороки, глазами… От слез! — сочла необходимым пояснить я. — Тетя Валя ее приобняла свободной рукой, но та все равно подплакивала, пока не подали автобусы…

— Стоп! — скомандовал Корнет. — Дорогу пропускаем, переносись мысленно на кладбище, с той минуты, как все выгрузились у входа…

— А тебя и… Григория там не было, — вспомнила я.

— Верно! Мы приехали прямо в Домодедово, и ждали там, у ворот. Итак, слушаю… Можешь пропустить момент, когда ребята помогли этим вымогателям могильщикам поставить гроб на каталку…

— Мы же следом пошли… Только Анька сразу же куда-то потерялась, а мы с тетей Валей все время оставались вместе.

— Давай с этого места подетальнее! Что значит — вместе, если вокруг вас еще куча народа была? Я стоял по другую сторону могилы и видел, как с вашей стороны толпились и чуть ли не толкались… Даже запомнился момент, когда ты едва не соскользнула с насыпи, благо тебя кто-то подхватил…

— Господи… — прошептала я, — пакет… Нет!..

Прошептала? Скорее, выкрикнула, хотя и шепотом, если такое возможно… Потому что в этот момент Корнет, сам того еще не зная, добился-таки своего: недостающий кусочек мозаики хлопком вылетел на поверхность моей памяти, за мгновение высветив, словно при вспышке молнии, ужасную картину преступления!..

— Нет… — продолжала то ли бормотать, то ли выкрикивать я. — Нет!..

Мне вдруг сделалось душно, тяжело, густая волна тошноты накатила, заставив схватиться обеими руками за горло, вскочить с места.

Кабинет Грига качнулся и поплыл, закатный свет, заливавший комнату сквозь огромные окна, начал стремительно меркнуть.

Последнее, что я сумела увидеть, прежде чем хлопнуться в обморок, было лицо Григория, искаженное тревогой и страхом, пытающееся пробиться ко мне сквозь наступающую темноту. Но у него это так и не получилось.

26

Позднее выяснилось, что без сознания я пролежала на диване, куда меня перенес перепугавшийся Григ, долго. Во всяком случае, достаточно долго для того, чтобы «неотложка», моментально вызванная никогда не терявшим присутствия духа Корнетом, успела прибыть на место действия.

Все это время, по словам Виталия, мужчины пытались привести меня в чувство собственными усилиями — вполне безуспешно, поскольку в «пожарной» аптечке, хранившейся у секретарши, почему-то не оказалось нашатыря. Именно обычный нашатырный спирт и сунул мне под нос первым делом объявившийся в кабинете доктор. И этого оказалось достаточно, чтобы вернуть меня к жизни…

— …Я заплачу, только осмотрите ее как следует! — это и была первая фраза, точнее, ее обрывок, которая дошла до моего измученного сознания, прежде чем я открыла глаза. — За последние две-три недели она получила несколько стрессов, и…

— Я всего лишь врач «скорой», — прервал совершенно неожиданный для меня монолог моего бывшего мужа незнакомый мужской голос. — Обычный терапевт… Что я вам могу сказать без анализов, без…

— Скажите то, что можете, я заплачу! — упрямо повторил Григорий.

Я на всякий случай замерла, решив еще какое-то время побыть мертвым жуком: подлинное волнение, звучавшее в голосе Гриши, было сладостным, как прекрасная музыка, заставившая временно позабыть даже о моем страшном открытии…

— Я же вам объяснил…

— Сто долларов! — рявкнул Григ.

— Ну хорошо… Катя, дайте-ка сюда еще нашатырь…

— Не надо! — Я вздрогнула и быстренько открыла глаза, потому что жуткий запах, возвративший меня в реальность, и без того, можно сказать, застрял в моем носу. Второй раз я бы этого точно не выдержала! — Я уже в порядке…

Последнее я не столько сказала, сколько простонала, потому что проклятая тошнота благополучно возвратилась, — видимо, от отвратительного «аромата»…

И тут же встревоженное лицо Грига вновь оказалось в поле моего зрения. Однако с тревогой он справился очень быстро и сурово сдвинул брови.

— Лежи и не двигайся! — подчеркнуто сердито произнес Григорий. — Доктор должен тебя осмотреть…

— Зачем?.. — попыталась я воспротивиться.

— Затем, что мне необходимы здоровые сотрудники, а не нервные дамочки, склонные к обморокам… Лежи, сказал!..

Моя попытка оскорбиться, одновременно поднявшись с дивана, не прошла не потому, что он ее пресек, а потому, что сделать это попросту не хватило сил. Физических, а вовсе не моральных.

— Позвольте, я помогу вам раздеться?..

В поле моего зрения вплыл красноликий мужчина в белом халате и врачебной шапочке, украшенный любезнейшей в мире улыбкой: названная Григом сумма сделала свое дело, эскулап готов был приступить к своим обязанностям.

Мужчины деликатно отошли к окну и отвернулись, а на меня посыпались, словно горох из мешка, традиционные медицинские вопросы — начиная с попытки выяснить, чем именно я болела в детстве и кончая предложением перечислить и посчитать, сколько раз в своей взрослой жизни грохалась в обмороки…

— Да нисколько! — раздраженно прошипела я, пытаясь уклониться от лап доктора, ощупывающего в тот момент мой живот, очевидно в поисках аппендикса. Прослушать меня своим фонендоскопом подозрительной чистоты он уже успел, заставив для этого сесть. — Можно сказать, первый раз такое…

— Что вас беспокоит? — поинтересовался он невозмутимо, совершенно не замечая моего раздражения.

— Ничего! — заверила я его.

— Неправда. — Голос врача сделался вкрадчивым. — Вы морщитесь, сами того не замечая, моя милая, словно испытываете боль… Так что? Говорите, ваши коллеги нас не слышат, если хотите, они и вовсе выйдут отсюда…

— У меня правда ничего не болит, — я перешла на шепот. — А морщусь потому, что тошнит и голова кружится немного…

— И давно это у вас? — тоже шепотом, почему-то ухмыляясь, спросил он.

— Недели две-три… Это от стресса, вероятно, у нас тут…

— Можете одеваться, — прервал меня доктор и широко улыбнулся. — Подобные симптомы никакой стресс не даст, думаю, дело не в этом!..

И он собственноручно помог натянуть мне платье, после чего снова окликнул свою медсестру, почему-то тоже улыбающуюся в сторонке.

— Катя, есть у нас с собой хлористый?

— Ни за что! — взвизгнула я, вспомнив, как однажды в детстве мне прописали эти самые «горячие» уколы и какой это был кошмар.

На мой вопль о помощи Григ и Корнет дружно рванули к дивану.

— Что вы собираетесь с ней делать? — грозно поинтересовался бывший муж.

— Ничего особенного, во всяком случае, не то, о чем она подумала, — заверил нас всех сразу эскулап. И пояснил уже только для меня: — Катя вам просто даст выпить столовую ложку хлористого кальция, вот и все… И ваша тошнота моментально пройдет… Старый, почти забытый, но вполне надежный способ, неизменно помогающий в случае раннего токсикоза…

— Токс… Что?!

Я окаменела. В точности так же как и Корнет с Григорием, вылупившиеся на доктора во все глаза.

Все-таки я пришла в себя первой, — возможно, действительно благодаря оказавшейся совсем не противной жидкости, ловко влитой в мой приоткрытый от изумления рот этой самой медицинской Катей.

— Вы сказали — токсикоз? — пролепетала я. — Но ведь токсикоз бывает…

— Конечно! — кивнул доктор. — Так что примите мои поздравления и можете обрадовать своего супруга… Я оставлю вам хлористый кальций в ампулах, столовая ложка натощак по утрам, и никакой тошноты больше не будет, вот увидите! Головка, конечно, еще покружится, но тут уж придется потерпеть, дело того стоит!..

И, повернувшись к Григу с Корнетом, продолжавшим изображать нерукотворные памятники себе самим, доверительным тоном завершил свой монолог:

— У меня у самого супруга ранним токсикозом страдала, чуть ли не с первого… э-э-э… момента, — хихикнул этот дурак, совершенно не замечая всеобщего окаменения. — Зато теперь два преотличных мальчишки растут…

— Мы вам очень благодарны, — разумеется, первым из них двоих опамятовался Оболенский. — Позвольте с вами расплатиться… — И, видимо окончательно придя в себя, ядовито добавил: — Замечательная новость! Представляю, как обрадуется счастливый папаша!..

После этого Корнет, молниеносно подхватив доктора и медсестру под руки, вылетел с ними вместе из кабинета — и правильно сделал, если судить по выражению Гришиного лица… Ради справедливости должна сказать, что выражение лица у Грига переменилось, едва за его другом Корнетом и славными представителями медицины захлопнулась дверь кабинета. Но каким именно выражением сменился яростный взгляд, посланный Оболенскому в спину, я не знаю до сих пор, потому что в следующую секунду Гриша уже обнимал мои колени, уткнувшись в них, не позволяя окончательно подняться с дивана и сам очутившись на коленях — передо мной… Я же сидела, почти не шевелясь, не веря ни собственным глазам, ни собственным ощущениям, ни вообще происходящему. Сидела, тупо уставившись в Гришанин такой знакомый и такой по-прежнему родной затылок, до тех пор пока моя рука сама не потянулась к нему и пальцы не запутались в его легких, тонких волосах… И, конечно, как повелось у меня в последнее время, заплакала…

Гриша, почувствовав, что я вновь принялась за свое, поднял наконец голову от моих коленей и посмотрел на меня с такой непередаваемой нежностью, какой я в нем, несмотря на все перипетии совместной судьбы, даже не подозревала.

— Плакса, — сказал он. — Оказывается, ты еще и плакса… Угораздило же меня, старого дурака, заклиниться на владелице целого гербария недостатков!..

— Ты нестарый… — прошептала я, предварительно всхлипнув, и почему-то добавила: — Вот Корнет — старый…

— Года через четыре и я буду таким же. — Гришаня обнял меня еще крепче. — Но ты все равно не плачь, малыш, если можешь… Попробуй остановиться, а? А то родишь мне такую же реву, как ты сама…

Так я узнала, что Григ ни на секунду не усомнился в том, кто именно является виновником моего состояния, и окончательно раскисла от этой мысли и, совершенно уже не думая ни о какой «трепетной лани», начисто позабыв в этот миг даже о своем страшном открытии, из-за которого и хлопнулась в обморок, обвила руками шею моего единственного и неповторимого мужа и сказала ему то, что должна была, наверное, сказать по меньшей мере несколько недель назад:

— Гришенька, ты не представляешь, как я тебя на самом деле люблю… Я тебя правда люблю, почти что больше жизни…

— Я знаю, — тепло и просто ответил он и, встав на ноги, каким-то чудом одновременно поднял меня, и через мгновение я оказалась у Григория на коленях, так и не разомкнув кольца своих рук вокруг его шеи.

— Я знаю, — повторил он, — потому что, когда любишь женщину так сильно, как я тебя, всегда знаешь, как она к тебе относится… Если бы ты не преподнесла нам обоим этот сюрприз, я бы, как последний идиот, еще бы тебя повоспитывал, а так…

В последнее время Оболенскому с нами не везло: он постоянно появлялся на пороге помещений, в которых мы с Григом целовались, в самый трепетный и неподходящий момент.

Но на сей раз он и не подумал тактично удалиться, как тогда, когда сбежал из собственной берлоги.

— Стоп, снято! — провозгласил Корнет свою любимую приговорочку, в ответ на которую мы оба не слишком суетливо оторвались друг от друга и вопросительно посмотрели на Виталия. — Хочу напомнить, во-первых, что вы находитесь в присутственном месте, вдруг опять окончательно забудетесь?..

— А во-вторых? — усмехнулся Григ, и не подумав ссадить меня с коленей.

— А во-вторых, беру свои слова назад, поскольку в некотором смысле вполне могу считаться крестным папой вашего будущего младенца, так и быть, согласен свидетельствовать на вашем очередном бракосочетании!

Мы с Григом рассмеялись, а Корнет предостерегающе поднял руку:

— Стоп-стоп!.. Есть еще и в третьих… — и, уже обращаясь исключительно к моему мужу, спросил: — Ты не находишь, что самое время ознакомить Маринку с твоей покупкой?..

— Почему бы и нет? — Гриша весело рассмеялся. — Только при одном условии: пока не ознакомлю — больше ни слова…

— Ладно, — неохотно согласился Корнет, — я и сам за то, чтобы хоть один сюрприз из целой охапки «подарочков» последнего времени оказался приятным и, в конце концов, действительно сюрпризом… Поехали!

— Ты что-то купил? — Я удивленно посмотрела на мужа. — Так это и есть ваша таинственная акция, о которой говорил Виталик?..

— Ни слова больше! — прорычал Григ и, вероятно, рефлекторно так и не выпустив меня, поднялся и двинул к двери — со мной на руках.

— Стой! — всполошился Корнет. — Поставь ее сначала на пол, а то…

Предупреждение Оболенского запоздало на какие-то несколько секунд: дверь кабинета приоткрылась чуть-чуть раньше, чем я оказалась на ногах, и в образовавшейся щели возникла физиономия не кого-нибудь, а моей драгоценной тезки из отдела рекламы…

Охнули мы с ней одновременно, после чего дверь захлопнулась, а Корнет принес нам свои поздравления еще раз.


Спустя несколько минут мы уже ехали по Хорошевке, и, поскольку двигались в сторону «Полежаевской», чувство эйфории, охватившее меня и начисто поглотившее, с каждым метром отступало и таяло, я возвращалась к нашей сегодняшней реальности, насквозь пропитанной теперь уже не только Милкиной трагедией и гибелью, но и моим кошмарным открытием, о котором я не просто старалась не думать, но изо всех сил пыталась убедить себя, что оно не более чем плод моей собственной фантазии. Ибо этого не могло быть просто потому, что не могло быть никогда…

Мужчины, по какому-то молчаливому согласию, так и не заговорили больше на эту тему, не задали ни единого вопроса о том, что именно я вспомнила перед тем, как меня настиг обморок.

Корнета мы давно высадили возле метро, поскольку он сегодня был без колес, и остались в машине вдвоем. Со все нарастающей тревогой я смотрела вперед, по мере нашего продвижения так хорошо знакомым мне маршрутом… Не могу передать, какое колоссальное облегчение я испытала в тот момент, когда, едва миновав «Беговую», Григорий неожиданно свернул направо — в сторону гордо возвышающихся среди многочисленных хрущоб серокаменных домов с арками и прочими, некогда заклейменными архитектурными излишествами.

В этом районе я не была ни разу, интересно, что это за покупка такая, ради которой мы сюда прибыли?..

А мы действительно прибыли, поскольку Григ уже парковался возле одного довольно обшарпанного, хотя и снабженного кодовым замком, подъезда.

— Как себя чувствуешь? — поинтересовался он, помогая мне выбраться из машины.

— Нормально, — заверила я его, — эскулап оказался прав, мне помогло и больше не мутит…

— Тогда — вперед!

Григ, как выяснилось, знал код незнакомого подъезда, и вскоре лифт, пропахший псиной, вознес нас на пятый этаж «сталинки»… И тут, когда Гришаня извлек на свет громыхающую связку ключей, я все поняла… Поняла, но вновь не верила собственным глазам! И эйфория, отступившая под напором грубой реальности, вернулась моментально, легко подхватив меня на свои восхитительно сильные крылья!

Неужели действительно ради меня, унизившей его публично, чуть ли не отвергнувшей навсегда, даже не подозревая о грядущем сюрпризе, который заготовила ему я, ради меня, как я полагала, ненужной ему и нелюбимой, мой гордый возлюбленный пошел на такое?!..

Мысль о том, где Григорий взял столько денег сразу, что их хватило на эту явно только что отделанную чудесную квартиру, меня посетила значительно позже… И также позже я узнала, что недостающую сумму ему предоставил — кто бы вы думали?.. — конечно же мудрый, верный и преданный друг — Виталий Оболенский… А я-то, бессовестная, полагала, что Григ доплачивает ему из своего кармана, чтобы удержать при нашей газете знаменитого спецкора… Вспоминать об этом мне стыдно до сих пор.

…За моими вещами к тетушке мы в тот вечер так и не съездили. Я просто позвонила ей и сообщила номер телефона, по которому осталась ночевать вместе с мужем. А заодно, решив, что так мне будет гораздо легче это сделать, донесла до тетушкиного сведения, что через несколько месяцев она, скорее всего, станет бабушкой… То есть обретет внучатого племянника… И положила трубку, не дожидаясь реакции Лилии Серафимовны: в первое мгновение моя находчивая тетя в кои-то веки на моей памяти онемела, и слава богу!

— Почему обязательно племянника? — спросил стоявший рядом Григ. — Возможно, как раз племянницу?..

— Я думала, ты хочешь мальчика, — пояснила я. — Все мужчины почему-то всегда хотят мальчиков…

— А я девочек люблю… — пропел Григ и в доказательство сказанного нежно привлек меня к себе.

27

— …Таким образом, мои милые, — хмуро произнес Корнет, — у нас с вами на самом деле не имеется на руках ни единого доказательства — не говоря об уликах… Разумеется, если не считать Марининого свидетельства, которое она едва вспомнила, да еще под моим психологическим давлением. В конечном счете оно тоже немногого стоит, его легко отрицать, и остается исключительно довольно длинная цепочка логических умозаключений, которую к делу не подошьешь… Все ясно?

— Мне ведь к тому же на самом деле это могло показаться, — пробормотала я. — Мало ли что могло находиться в этом пакете, тоже круглое и черное?.. Совсем не обязательно шляпка-ток… Особенно если учесть, что видела я это какую-то долю секунды…

Было субботнее утро, в нашу с Гришаней новую квартиру Оболенский заявился, когда мы еще нежились в постели. Правда, влить в меня столовую ложку хлористого кальция мой муж уже успел, и впервые за много дней я чувствовала себя относительно неплохо.

«Совещание» же происходило на кухне — такой просторной, что я, получив возможность оглядеться здесь по-настоящему только сейчас, впервые в жизни усомнилась в привлекательности больших кухонь: это ж сколько километров по ней намеришь, пока элементарно приготовишь еду и накроешь на стол?.. Мне было немного совестно, что отвлекаюсь на посторонние мысли в момент, когда речь идет о таких серьезных и, несомненно, подлинных ценностях, как жизнь и смерть. Но поделать с собой я ничего не могла. В свете вчерашнего Милкина трагедия и даже трагедия человека, о котором мы сейчас говорили как о вероятном, очень вероятном убийце Людмилы, не то чтобы уменьшилась. Но заняла в моем сознании иную, более спокойную нишу…

— Получается, — задумчиво произнес Григ, — что даже против этих двух ни в чем, кроме проникновения в «студию» не повинных дураков, улик больше… Но я все равно не понимаю, почему ты, Виталий, упираешься насчет твоего же любимого друга Потехина… Если память мне не изменяет, в таких ситуациях ты всегда предоставлял собирать недостающие детали своим ментам, верно?

Корнет молча кивнул.

— А сейчас в чем дело? — продолжал настаивать Григ.

— В жалости, неужели не понимаешь? — не выдержала я. Все-таки мой муж бывает иногда удивительно толстокожим!.. — И конечно, в Милке… В ее играх и шуточках, если хочешь — в подлости всей этой истории, в… Можно я скажу, как говорили раньше?..

Мужчины дружно кивнули, глядя на меня с одинаковым недоумением.

— В безответственности! — брякнула я высоким штилем, глубоко презираемым в нашей конторе. — Гришанечка, помнишь, как было еще даже шесть лет назад, когда я к вам пришла?.. Ни одно интервью не шло в номер без подписи его субъекта… Помнишь?.. А что сейчас?..

Григ отвел глаза, потому что крыть ему было, в общем-то, нечем, но слабую попытку возразить все же сделал:

— Малыш, не заводись… Сейчас во всех изданиях так работают, конечно при условии, если есть диктофонная запись. А на Западе…

— Ну и что, что во всех?.. Кстати, судя по всему, никакой диктофонной записи того интервью у Милки не было! Ты ведь не проверял тогда, верно?

— Ну знаешь… Если бы я проверял всех своих корреспондентов, тем более заведующих отделами… Я бы только и делал с утра до вечера, что слушал ваши черновые пленки!

— Вот именно! И тогда получается, что виноваты мы все… Все!..

— Ну знаешь… — снова пробормотал Гришаня.

Но Корнет, молчавший во время нашей мини-дискуссии, встал на мою сторону:

— Не спорь, Григ, Марина если и не во всем, то во многом права… Что сейчас, кроме скандалов и сенсаций делает нас конкурентоспособными? Вообще делает тираж?.. А ни скандалы, ни сенсации на деревьях на манер яблок не растут! Пока нароешь… Ну ладно, я старый волк: прежде чем сесть за компьютер, десять раз перепроверю факты… Но это — я!

— Неповторимый и единственный, — не выдержала я и все-таки подколола Оболенского.

— Если хочешь — да! — не принял он моей попытки разрядить обстановку. — Что совсем не означает, что остальные следуют моему примеру… Как видишь — не означает, и, когда ситуация доходит до естественного своего предела, вот что мы имеем… То, что имеем сегодня…

— Ну хорошо, — вздохнул, окончательно сдаваясь, Григ. — Допустим, вы правы… Ну да, правы… Однако ты сам только что сказал, что рынок вынуждает! Стоит отступить от этой закономерности, стоит сбавить эти самые «скандально-сенсационные» темпы и — все! Через пару-тройку номеров тираж поползет вниз… Сам знаешь, на одних подписчиках мы не продержимся и полугода… Да и тех в итоге потеряем. И что ты предлагаешь? Снизить вам всем зарплаты и гонорары в три раза?.. Я хорошо помню тот Милкин материал, у нас после его публикации тираж чуть ли не в полтора раза подскочил…

Мы помолчали. Потом вновь заговорил Оболенский — на удивление негромко и спокойно, с какой-то даже тоской в голосе.

— Гриш, помнишь, когда ты пришел к нам, чему мы с тобой радовались?..

— Смотря что ты имеешь в виду, — усмехнулся мой муж. — Мы тогда многому радовались.

— Возможности отстаивать и пропагандировать свою на фоне совка «левую», замечательно демократическую позицию… А помнишь, как напились от счастья, когда наконец вышло то постановление — укорачивающее ножки цензуре?.. Помню, как ты тогда, нажравшись, восемь или десять раз подряд цитировал одно и то же место, — я его и по сей день помню: «Редактор в особых случаях материалы, не подписанные Обллитом, имеет право публиковать на свое усмотрение, под личную ответственность…» Помнишь?..

— Помню, — улыбнулся Григ. — Кажется, это был уже восемьдесят девятый?..

— Нет, седьмой, по-моему…

Они еще некоторое время попредавались своим ностальгическим воспоминаниям, разделить которые с ними я, к своему огорчению, не могла по чисто техническим причинам — меня тогда с ними не было. Наконец мне это надоело и я напомнила друзьям, что мы несколько уклонились от темы.

— В самом деле, — спохватился Гришаня и, положив руку мне на плечо, вопросительно посмотрел на Виталия: — Значит, причина твоего умолчания не только жалость, но еще и чувство вины… Ну и ну!.. А «близнецов» или там Калинина даже тебе, видимо, и вовсе не жаль…

— Мне нас всех жаль — и их в том числе… Просто я категорически не желаю рубить сплеча! Что касается ваших двойняшек — пусть еще какое-то время походят под подозрением, ничего, только на пользу пойдет по нынешним временам! Согласись — мозги вправить можно исключительно через серьезную, а не надуманную неприятность… К тому же вы, по-моему, ребятки, не отдаете себе отчета в одной малости: перед законом они реально виноваты. Статейка такая есть, касается она, между прочим, взлома и проникновения в чужую квартиру со злостными намерениями… А то, что квартира принадлежала жертве убийства и была при этом опечатана милицией, воздух озонирует, поверьте, не больше чем старые валенки Тихона у классиков…

— Ладно, — вздохнул Григорий. — Что ты предлагаешь? Валяй!

— Не то чтобы предлагаю, — мотнул Корнет головой, — а, можно сказать, как наш славной памяти Обллит, отдаю на твое усмотрение… Ты помнишь, что там у нас было в некрологе опубликовано?

— Еще бы мне не помнить, если я его сам писал. — Григ удивленно посмотрел на Оболенского. — Ну… Все, что полагается обычно в таких случаях, было… «Трагически погибла», «скорбим»… И так далее.

— Меня интересуют не общие места, а как раз «так далее», если можно так выразиться, личный момент…

Григорий нахмурился, убрал руку с моего плеча и, поднявшись из-за стола, медленно прошествовал к окну, не ответив Оболенскому ни слова. На кухне вновь повисла пауза — на этот раз довольно длинная.

Некоторое время Григ смотрел в окно, предоставив нам с Оболенским недоуменно рассматривать его спину в полосатом бархатном халате. И когда я, не вытерпев, совсем уже раскрыла рот, чтобы поинтересоваться причиной молчания моего мужа, он наконец повернулся к нам и заговорил.

— Видите ли, мои дорогие… В том-то и дело, что никакого «личного момента» в некрологе не было: ты бы, Корнет, мог и сам это заметить… И запомнить — с твоей-то головой…

Оболенский удовлетворенно кивнул, и по его физиономии было отчетливо видно: в свое время он это и заметил, и запомнил, а свой вопрос Гришане задал с какой-то иной целью…

— В общем, как ни неприятно об этом говорить… Малыш, поклянись, что, после того что сейчас скажу, ты не сорвешься с места и не поскачешь назад, в объятия своей тетушки! Тем более что один раз ты это уже проделала…

— И что же ты сейчас скажешь? — попыталась я уйти от требуемой им клятвы, одновременно ощущая, как в очередной раз ухнуло куда-то вниз мое сердце. Но Григ не позволил мне обойти стороной, видимо, действительно сильно волновавший его вопрос.

— Малыш, я говорю вполне серьезно… Потому что сейчас собираюсь рассказать кое-что… Ситуацию, в которой Людмила хоть и выглядела не слишком красиво, но я, похоже, оказался еще хуже…

Конечно же я поняла, какую именно ситуацию имеет в виду мой муж. И, вероятно, выдала бы себя в ту же секунду, если бы не рука Оболенского, легко коснувшаяся под столом моего колена. Как ни странно, это помогло мне сглотнуть образовавшийся в горле ком и кивнуть в ответ на вопросительный, можно сказать, умоляющий взгляд Григория. Григ в ответ тоже обреченно кивнул, снова вздохнул и вернулся к столу.

— В общем-то, это вновь по поводу ее жестоких шуточек…

— Погоди, — неожиданно перебил его Корнет. — Скажу сейчас, потому что после забуду. Я про эти «жестокие шуточки» слышал уже по меньшей мере от десятка человек, еще при Милкиной жизни… Ребята, вы не учитываете одного маленького, но весьма существенного момента: Милка росла в детском доме, она подкидыш… Ей даже фамилию дали такую же, как у обнаружившей ее на вокзале тетки… Словом, в свертке, который нашла эта проезжая тетка, помимо Милки имелась записка с датой рождения и именем-отчеством… С того момента, то есть, если память мне не изменяет, с четырех месяцев, Милка была «казенным» ребенком… Мне надо рассказывать вам, что это такое?.. Допустим, про то, как эти ребятишки выживают — именно выживают, а не живут! — среди себе подобных?..

Мы с Григорием одновременно, как по команде, отрицательно покачали головами. Около года назад я делала материал из детского дома — очень хорошего, между прочим, считающегося образцовым. Мне тогда удалось вызвать на откровенность одну девчонку лет одиннадцати, которую, наверное, ровесники избрали в качестве козла отпущения… Ее отчаявшийся взгляд, преисполненный еще и какой-то абсолютно недетской ненависти, я не забуду, наверное, никогда…

— Так что, — произнес Оболенский, — не судите, да не судимы будете… Продолжай, Гришаня.

— Я не знал, что она детдомовская, — мрачно бросил Григорий. — Она всем, и мне в том числе, говорила, что родители погибли в автокатастрофе, когда ей было шестнадцать… Я… В общем, в какой-то момент я сочувствовал ей более чем, поскольку… Ну вы оба знаете, какова моя собственная биография…

— Гришанечка, — осторожно сказала я, — если ты собираешься рассказывать о ваших с Милой отношениях до… Ну до того, как она привела меня в контору, то я об этом знаю…

Григ покачал головой:

— Нет… Слушайте, дайте мне сказать, а? Могу ведь и передумать!

Мы с Корнетом послушно умолкли.

— В общем, так… Не хочу себя оправдывать, но в какой-то момент у нас с Малышом отношения не то чтобы испортились, а… Виновен я: затосковал слегка по былой свободушке… Но, клянусь, у меня и мысли не было о том, чтобы… Как говорится, оторваться и загулять налево… Но, вероятно, прошло бы какое-то время и такое тоже могло произойти — если бы сложилась какая-то подходящая ситуация… Прости, Малыш!

— Малышу придется простить, — сухо произнес Корнет, — поскольку у женщин по данной части мозгов просто обязано быть больше, чем у мужиков… Или не мозгов — так инстинкта: если в течение почти трех лет повсюду ходишь, держась за мужнину руку, его ручонка непременно занемеет! Захочется ее вырвать и потрясти в воздухе, разгоняя застоявшуюся кровушку!..

Я почувствовала, как мою физиономию обдало жаром, и поняла, что покраснела. Больше всего на свете мне в тот момент хотелось заткнуть уши или и вовсе уйти и не слушать Гришины откровения. Но я сдержалась. По-моему, сдержалась впервые в жизни… Неужели это беременность сделала меня такой покладистой?!.. Более того, я открыла рот и… почти что покаялась вслух:

— Милка говорила мне потом почти то же самое…

— Людка была уникально умной и очень интуитивной бабой, — кивнул Корнет. — Очень женственной не в смысле сексапильности даже, а в смысле точной реакции на мужиков… Этим нашего брата и брала. Я тоже признаюсь: если бы она захотела, я бы женился на ней тут же, даже спустя годы после нашего романа… Но после Кирюшечки замуж она не хотела принципиально, более всего ценила личную свободу… Гришка, извини, мы в самом деле зря тебя перебиваем… И?..

— Да чего уж там… — Он в очередной раз вздохнул и продолжил: — Словом, насчет Милкиного чутья ты, безусловно, прав: она мое состояние унюхала, в отличие от Маришки, дистанционно. И, как я теперь понимаю, решила немедленно вмешаться, как вмешивалась вообще во все, что касалось Малыша… Ну и как-то недели за две до… до развязки, предложила мне встретиться тайком ото всех и посидеть вдвоем в одном ресторанчике, где мы с ней прежде, давным-давно, часто бывали… Да, я согласился! И даже обрадовался — можешь меня за это, Малыш, убить прямо тут и сейчас… Только клянусь всем, что для меня свято, мы тогда именно посидели — и ничего больше… Так повернула ситуацию она, а вовсе не я… Предложила, чтобы не приводить меня в ярость, видимо, встретиться еще раз — через пару недель… И я… и мы…

— И вы — встретились! — не вынесла наконец я. — И я собственными глазами видела, как ты усаживал ее в машину, и цветы тоже видела, и…

— Стоп, снято! — рявкнул Корнет и посмотрел на меня, как солдат на вошь. — А не могла бы ты, девочка, захлопнуть свой очаровательный ротик?! Не обращай внимания, Гришка, продолжай!

— Ты же обещала, Малыш, — жалобно пролепетал мой муженек.

И я, сама не знаю как, нашла в себе силы последовать совету Оболенского, изо всех сил сжав зубы и губы.

— Да, я повел себя как последняя сволочь и распоследний подонок, — вошел Григ во вкус публичного покаяния. — Но я и был за это наказан — вдвойне!.. Да, вдвойне, можете не смотреть на меня круглыми глазами: не только тем, что Маришка ушла как раз в тот вечер… В общем, когда я довез после ресторана Милу до ее дома и заглушил машину с намерением… Ну ясно, с каким именно намерением… Она рассмеялась — надо было слышать, как злобно, яростно и… Короче, выдала мне все, что обо мне думает… И, уж поверьте, ничего хорошего она в тот момент не думала… Во всяком случае, после того как дверь ее подъезда захлопнулась, я еще минут двадцать не мог заставить себя тронуться с места — от бешенства… Давно заметил, ничего на свете не бесит человека так, как правда-матка, выплюнутая непосредственно в рожу…

Проклятая тошнота вернулась ко мне в ту секунду, когда сказанное Григорием дошло наконец до моего сознания… Вернулась вместе с волной почти непереносимого ужаса, петлей захлестнувшей мою шею… На какое-то время я потеряла дыхание, а возможно, это вновь было что-то вроде краткого обморока — не зря же, в конце концов, Корнет, когда я опамятовалась, толкал мне в лицо стакан с водой?!..

И надо было видеть, каким искренним сочувствием наполнился его взгляд, пока Григ, словно наседка, кудахтал и бестолково суетился, то поглаживая меня по лицу, то пытаясь обнять, то принимаясь извиняться…

Дыхание наконец вернулось ко мне вместе с осознанием страшной, роковой ошибки, совершенной тогда, три года назад… С пониманием, насколько напрасной оказалась ненависть, которой я жила, можно сказать, держалась на ногах все это время… Боже мой!..

И так же отчетливо и безжалостно я осознала в тот миг, что своей вины перед Милкой за оказавшуюся зряшной ненависть мне уже никогда в жизни не искупить… Такое вот страшное слово — «никогда»…

— Но почему, — простонала я, едва ко мне вернулась способность говорить, — почему она мне этого не рассказала, почему?!

Корнет, тут же вернувшийся на свое место, покачал головой, глядя на меня как на хронического недоумка:

— Марина, помнишь, я говорил тебе, что ты никогда не любила Милку по-настоящему и, значит, не понимала, не ценила… Я тебя вот о чем хочу спросить, если обещаешь, что никаких попыток хлопнуться в обморок больше не предпримешь…

— Мне кажется, худшее уже позади, — с горечью ответила я. — Если я действительно рожу этого ребенка, у нас получится настоящий псих…

— Никаких «если», Малыш. — Григ смотрел на меня с беспокойством и чуть ли не ужасом. — Ты должна меня простить, родная, но я не мог все это не рассказать именно сейчас, хотя поначалу собирался как-нибудь потом покаяться… Какого дьявола ты спросил об этом проклятом некрологе?!

Последнее относилось уже к Корнету, видимо, Григ начал приходить в себя, поскольку приступил к поиску виновных.

— Сейчас скажу, — пообещал Корнет. — Дай договорить с Маринкой!.. Так вот, скажи мне, детка, что именно помогало тебе держаться на ногах последние три года?..

— Ты хочешь меня добить? — поинтересовалась я.

— Нет! Хочу, чтобы ты и сейчас, и после не впадала в крайности! Так вот, помогало тебе чувство власти над Милкой, о котором мы с тобой как-то уже говорили. Тебе казалось, что ты знаешь о ней нечто, неизвестное никому, дающее тебе право втайне от нее ее же ненавидеть, следовательно — что? Некую тайную власть над ней…

— А она, — пролепетала я, униженная, раздавленная, — это понимала и… И молчала, позволяя мне себя ненавидеть… Ты хочешь сказать…

— Я хочу сказать, что Милка была к тебе очень привязана, что рано или поздно сказала бы тебе правду… Она была также крайне самоуверенной персоной и полагала, что сумеет решить, когда наступит момент этой правды, — сама. У нее вполне хватало и холодного расчета, и мужества терпеть твое новенькое отношение к ней, скорее всего искренне забавляясь в душе… Ну а это уже и есть момент жестокости, если ты в состоянии понять, о чем я сейчас толкую… И все сказанное, таким образом, можете считать лирическим отступлением, поскольку больше мы об этом говорить не будем… Гришка, можешь отводить в сторону свой возмущенный взгляд, я. и не собираюсь мучить твою жену и твоего младенца… В общем-то не за что! Переходим к твоему вопросу насчет некролога, смысл которого мне теперь ясен. И — к убийце…

Я не могу сказать, что обладаю такой же способностью переключать свои мозги, какой владеет Корнет. За ним вообще мало кто поспевает ноздря в ноздрю. Но тогда я охотно переключилась — так же как и Григ, вновь нежно обнимавший мои плечи.

— В общем, ребятки, одно дело отношения с коллегами и более-менее близкими людьми, а другое — то, о чем мы и ведем сейчас речь… И говорить не стоит, что именно натворила тогда Милка, и нужно называть вещи своими именами… Катю Крымову, чудесную, талантливую девочку убила именно она — Песочникова Людмила Евстафьевна, убила своим знаменитым «золотым пером», как выясняется, по меньшей мере на тот момент абсолютно и насквозь лживым… При всеобщем попустительстве окружающих ее коллег, на фоне всеохватывающей безответственности их же… Нашу Милку настигло возмездие — будем исходить именно из этого… А нас с вами?..

— Ты… к чему клонишь?

— К тому, что мы, с вами, слава богу, живы и, следовательно, возможность покаяния у нас никто пока не отнимал… И это… Погоди, Григ! Сейчас скажешь… Так вот, это единственное, что может вытащить убийцу на свет божий, вынудить как-то прореагировать, а значит, совершить ошибку… Не говорю, что убийца совершит ошибку непременно. Но думаю, что, во-первых, поскольку времени на обдумывание теперь в таком количестве у преступника уже не будет, может совершить с большой вероятностью. И никак иначе эту вероятность нам не организовать…

— Ты… Уж не хочешь ли ты сказать… — заговорил Григ, который, в отличие от меня, догадался, что конкретно имел в виду Корнет.

— Хочу! Именно это я и хочу сказать… Огромная статья, аргументированно и логично излагающая нашу версию — с соответствующими случаю нашими комментариями… Счастье, что некролог был нейтральный, без соплей… Оставляющий право на покаяние… Писать предлагаю вместе, редактировать, прежде чем отдашь ее в руки Петрашовой, будешь ты сам. Но покажешь предварительно мне…

Далее мне следовало просто заткнуть уши, дабы наш с Григом будущий младенец, помимо испорченной нервной системы, не заполучил непосредственно в утробе полное знание русских народных выражений. Где-то я читала, что младенцы, находясь в утробе, слышат все, что слышит их мама. И надеялась в тот момент, что это вранье…

Григорий грохотал, как сто громов сразу, не давая своему любимому другу вставить даже полслова. Что касается его собственных слов, то цензурных среди них, если не учитывать междометий, лично я насчитала всего два: «честь газеты». Наконец Оболенский — между прочим, впервые на моей памяти — сдался и изо всех сил грохнул кулаком по столу, и мой супруг наконец заткнулся, дав ему возможность ответить на эту бурю.

— Идиот! — определил Грига Корнет. — Я не говорил, что статья подлежит публикации в обязательном порядке!.. Я сказал, что она должна быть написана и отдана в руки старшей наборщицы Валентины Петровны Петрашовой, бывшего преподавателя французской литературы небезызвестного нам всем университета, с пометкой «Срочно в номер!». А уж будешь ты ее туда ставить, да еще срочно, — это, как говаривали когда-то, «на усмотрение главного редактора».

В квартире наконец наступила тишина. А в соседней комнате, очень, с моей точки зрения, кстати, зазвонил телефон, дав мне возможность оставить мужчин наедине друг с другом…

Конечно же аппарат я обнаружила не сразу, поскольку в нашем новом жилище ориентировалась пока плохо, а то ли гостиная, то ли столовая, в которой он надрывался, была какая-то просто безразмерная. К тому моменту, когда я нашла искомое — отчего-то на подоконнике, тетушка (а это звонила, как выяснилось, она) уже совсем собралась класть трубку, решив, что мы спим…

Этот день оказался просто посвященным всевозможным открытиям. Я, в частности, всегда была твердо уверена, что Лилия Серафимовна в последний раз плакала в младенческом возрасте. Однако первое, что услышала, подняв трубку, — ее всхлипывания… Как выяснилось минутой позже, моя драгоценная тетушка плакала… от умиления и — от того, что впервые за всю свою профессиональную практику ошиблась в диагнозе, неправильно определив причину моего состояния!

— Видишь ли, — оправдывалась она, — я всю жизнь так… так за тебя боялась из-за Пети и… и его наследственности, что не увидела очевидного…

— Лилия Серафимовна, — возопила я, — и ты — ты! — из-за этого плачешь?!

— Ну да… То есть нет…

— Так да или нет? — Я ощутила почти непереносимое желание рассмеяться.

— Ох… — как-то вдруг по-старушечьи пробормотала тетушка. — Просто я вдруг осознала, что я… что мне пора становиться тем, кто я и есть на самом деле… Ты же не собираешься искать для мальчика какую-нибудь постороннюю бабку или няньку?..

Я все-таки рассмеялась:

— Тетечка, ты что же, собираешься идти ко мне в няньки? Вместо работы?..

— Неужели ты против?! — В ее голосе звучал чуть ли не страх.

— Солнышко мое, конечно нет, но… Ведь вначале младенца еще выносить надо, потом родить, а у меня еще сроку всего ничего… И потом, почему ты думаешь, что это будет мальчик?

— Выносишь и родишь обязательно! — своим прежним твердым голосом сказала Лилия Серафимовна. — А девочка — это даже лучше, чем мальчик!

И она положила трубку.

— Тебя или меня? — раздался за моей спиной робкий голос мужа, словно и не он бушевал несколько минут назад на кухне.

— Меня — тетушка… Забивает заранее место няньки.

— Малыш, — Григорий уже стоял рядом со мной, приподняв за подбородок мое лицо, глядя мне в глаза, — Малыш, скажи, что любишь меня, а? Пожалуйста… Скажи, что выбросишь из головы прошлые обиды, раз и навсегда забудешь, каким идиотом я был… Я люблю тебя!

— А как насчет твоей супруги номер два? — неожиданно для себя задала я мучительный вопрос: вероятно, Гришанина откровенность оказалась заразной…

— Никак, родная… Можно сказать, с горя и — по пьяни… Ты же знаешь, я совершенно не переношу глупых баб…

И, не выдержав, добавил:

— Ты в этом смысле в моей жизни — единственное исключение!

Я совершенно не обиделась и ничего ему на это не сказала — за отсутствием возможности: Григ успел закрыть мне рот поцелуем, а его ласка всегда действовала на меня одинаково, отсекая от любых ощущений, кроме одного-единственного: ощущения головокружительной близости самого восхитительного мужчины в мире.

28

В ту ночь мне вновь приснилась Милка. Но впервые за прошедшие со дня ее гибели недели, уже складывающиеся постепенно в месяцы, приснилась совсем иначе, чем прежде.

Этот сон не был кошмаром — напротив! Насыщенный светом и необыкновенно яркими красками, он оставил после себя ощущение покоя и даже какой-то странной радости в душе…

Во сне мы с Милкой шли вдвоем по улице совершенно неизвестного мне маленького городка: очаровательно зеленого, с беленькими, почти игрушечными домиками под разноцветными крышами. За невысокими заборчиками пышной пеной вскипала зелень, цвели сады с незнакомыми мне яркими цветами… Настоящий рай! Я даже ощущала аромат этого цветения, тоже совсем незнакомый и удивительно приятный.

Да и сама Милка выглядела удивительно живой и красивой, гораздо красивее, чем когда-то в реальной жизни. Словно весь ее облик смягчился, подсвеченный внутренним, незримым сиянием, обретя покой и завершенность…

Некоторое время мы шли молча, наслаждаясь окружающей тишиной и красотой, потом она заговорила.

— Ну вот, — произнесла моя подруга, — теперь ты знаешь, где я живу, все, что можно, я тебе показала… Поговорим?

— Как ты сюда попала? — задала я ей вопрос, возникший в моем сонном сознании или подсознании.

— Разве ты не знаешь, — улыбнулась она ласково, — что убийца, уничтожая свою жертву, берет на себя ее грехи?..

Я промолчала, ошарашенная, а Милка, словно подслушав мои мысли, продолжила:

— Те двое были чисты…

— Двое? — недоуменно переспросила я.

— Ты думаешь только о Кате, а ведь вначале был тот ее мальчик, забыла?..

Мы дошли до конца улицы и остановились у самого последнего из домиков — тоже белого, под красной крышей.

— Я живу здесь, — сказала Милка. — Извини, пригласить тебя внутрь не могу, нельзя… И дальше нам тоже ходу нет…

Я посмотрела в ту сторону, куда показывала Мила, и — не увидела ничего, кроме огромного до головокружения, пустого пространства, голубоватого, бесконечного… Ни земли, ни неба — только пространство. Не знаю, как это описать поточнее. Милка снова улыбнулась и кивнула:

— Да-да, ты права, оно бесконечно… — И тут же заговорила о другом, видимо, о главном для нее: — Марина, я позвала тебя сюда, чтобы попросить кое о чем…

Ее лицо сделалось вдруг серьезным и печальным и словно полупрозрачным.

— Дорогая моя, вы должны ее отпустить… Понимаешь? Отпустить. Иногда судьей человеку может быть только Бог… Обещай, что сделаешь все, чтобы выполнить мою просьбу!

— Разве это от меня зависит? — Вопрос мой родился сам, как все, что происходило в этом удивительном сне.

Милка на это ничего не сказала. Но стала словно еще прозрачнее, как будто начала таять, а вслед за ней — и домики, и пышные сады, и аромат цветов, словно все это постепенно переливалось в голубоватую бесконечность, само становясь ею на моих глазах. И уже откуда-то совсем издалека до меня донеслась, как доносится эхо в горах, ее последняя фраза: «Назови девочку в честь меня, дорогая, в память обо мне… обо мне… обо…»

— Милка! — закричала я, опомнившись. — Милка, вернись!..

И в ту же секунду реальность в виде сильного болезненного ощущения ворвалась в мой сон, оборвала и прогнала его. Нет, это была не боль, это Григорий, перепуганное лицо которого я разглядела секундой позже, крепко сжимал меня в своих объятиях, очевидно пытаясь разбудить…

— Малыш, — голос у Грига тоже был испуганный, — перевернись на другой бок…

— Я кричала… — пробормотала я в ответ и села на постели. Мое сознание было удивительно ясным, лишенным тревожных ощущений, ставших в последние недели привычными. Словно проснулась я не за секунду до этого, а несколько часов назад. — Я звала Милку, верно?..

Взъерошенный со сна, Гриша тоже сел в постели, и только тут оба мы поняли, что утро уже наступило. Утро понедельника — солнечное, яркое, августовское, все еще летнее.

— Ух… — сказал он, не отвечая на мой вопрос. — Еще бы немного — и проспали… Как это я не услышал будильника?!..

Но уйти от ответа я ему не дала, настойчиво повторив свой вопрос.

— Ну да… — Муж хмуро отвел в сторону глаза. — Послушай, Малыш… Тебе необходимо взять бюллетень — хотя бы на недельку…

— Это еще зачем?! — Я моментально выскочила вслед за Григом из постели и… тут же охнула: надо же мне было забыть про свой токсикоз, особенно яростный по утрам…

— Вот тебе и ответ на вопрос! — удовлетворенно произнес Григ, одновременно нашаривая на тумбочке заготовленное с вечера лекарство. — К тому же, если не ошибаюсь, ты должна как можно быстрее куда-то там записаться… Я имею в виду специальную вашу больницу… То есть поликлинику… Правильно?

Мне стало смешно.

— Господи, Гришаня, откуда у тебя такая осведомленность в этой области?.. Да ничего подобного, никакой срочности нет… И не надейся, что тебе удастся от меня избавиться до тех пор, пока… Пока все это не кончится!

— Ты, кажется, намерена оспаривать тот факт, что есть вещи, противопоказанные маленьким детям и беременным женщинам? — улыбнулся он явно через силу. И, вздохнув, вяло потащился в сторону ванной и кухни.

Свой сон я ему все-таки рассказала. За завтраком, который поглощал в основном один Григ, поскольку мой аппетит по-прежнему оставлял желать лучшего.

— …Так что, — завершила я свое изложение, — сам видишь, никакие кошмары меня в этой связи больше не мучат. Наоборот: очень хороший и полезный был сон…

— Полезный? — удивился Григорий.

— Конечно! — кивнула я. — По меньшей мере теперь мы знаем мнение самой Милки…

Григ поперхнулся последним глотком кофе и закашлялся. Должно быть, от неожиданности: ни разу за годы знакомства, не говоря о браке, ни в каких суевериях, включая веру в сны и их толкования, я моим мужем замечена не была. Как тут было не решить, что у его женушки отчетливо поплыли мозги?.. Я же, понимая, что не смогу никогда и ни под каким видом доказать мужу, что сон мой действительно был чем-то вроде послания свыше, постаралась сохранить невозмутимость и спокойно выдержала взгляд Гришаниных округлившихся очей… Никому и никогда еще не удавалось передать другому человеку свои ощущения в качестве доказательства истины. Мои ощущения свидетельствовали и были реальны исключительно для меня самой. Значит, единственное, что я могла делать, — и дальше стоять на своем… Тем более что Корнет, к примеру, никаких вещих снов не видел, но что-то подсказывало мне, что он в итоге обязательно станет моим союзником… Разумеется, если мы вообще правы в своих подозрениях.

В конце концов мы с Григом пришли к некоему консенсусу. Сегодняшний день я (с позволения главного редактора и даже по его настоянию!) согласилась провести дома. Вечером — съездить вместе с ним наконец к тетушке за своими вещами, а совсем вечером нам, «штабистам», вновь предстояло собраться втроем у нас с Григорием — для совместной работы над статьей.

Я не стала спрашивать мужа, будет ли он публиковать результат наших предстоящих трудов. Я понимала, как нелегко решиться в наше смутное время на столь отчаянный поступок… Тень Милкиного преступления неизбежно падет на всю контору, на каждого из нас, начиная с главного редактора и кончая той же Анечкой… Результат попытки публичного покаяния, предложенного Корнетом, непредсказуем. Шансов на то, что читатели за нашу честность полюбят нас еще больше, крайне мало, скорее их много за то, что в итоге потеряем доверие, которое составляет основу благополучия любого издания… В тот момент я бы не хотела оказаться на месте своего мужа. Ведь именно ему предстояло принять решение, которое вполне может стать для газеты роковым…

Что мы, собственно говоря, имели на тот момент, на чем строили свою версию?

Самый увесистый факт раздобыл Корнет, каким-то хитрым способом убедивший университетское начальство допустить его ко всем архивным спискам сотрудников и очень скоро обнаруживший там фамилию Валентины Петровны… Увольнение Петрашовой, с точки зрения администрации внезапное, «по собственному желанию», со смертью Кати совпадало приблизительно: тетя Валя уволилась из университета через два с половиной месяца после гибели девушки. Спустя еще месяц она появилась у нас — в качестве наборщицы и верстальщицы в одном лице… В нашей сфере такие «синтетические» спецы встречаются и на сегодняшний день редко, а высококлассные — особенно редко. Итого: неизвестно чем была занята Валентина Петровна в прошедшие три с половиной месяца. Но такой срок вполне достаточен не только для того, чтобы закончить необходимые компьютерные курсы, но и успеть накрутить достаточно высокую квалификацию. Особенно если учесть, какое страстное желание должно было ею руководить.

Однако почти все сказанное, как ни крути, как ни верти, действительно находилось преимущественно в области предположений… Ушлому Корнету удалось, несмотря на лето, отыскать одну из прежних коллег Валентины Петровны — где-то за городом, на пресловутых шести сотках. Эта средних лет дама более-менее охарактеризовала ему свою бывшую коллегу, подтвердив, что у нее как она полагала, «есть дочь». Но имени девушки дама не знала, а судя по тому, что отозвалась о Валентине Петровне вообще как о крайне замкнутом человеке, ни с кем из коллег так и не сблизившемся, этого в университете не знал никто.

Следующее наше рассуждение базировалось исключительно на словах Карины: та утверждала, что то ли Катя стеснялась своей пожилой матери, то ли сама мать по этой же причине не желала «светиться» среди Катиных друзей и знакомых. Неважно! Важный момент заключается в том, что никто из окружения юной певицы с ее матерью иначе чем по телефону не общался… И вот тут-то и начиналась у нас область сплошных несовпадений.

Если бы Катя Крымова была жива, ей уже исполнилось бы двадцать три года. В роковой день Милкиной гибели мы отмечали всего лишь пятидесятилетие тети Вали. А это значит, что признать ее старой матерью для столь взрослой дочери ну никак нельзя!.. Кроме того, хотя Карина и не была в этом уверена, но вроде бы мать Крымовой была еще и некрасивой… Сосредоточившись, я прикрыла глаза и представила лицо Валентины Петровны… Нет, все что угодно, только не «старая» или «некрасивая»!

Я с удивлением вдруг поняла, что если и существует какая-то странность во внешности Валентины Петровны, так это едва уловимая, очень тонкая интеллигентность, словно изнутри подсвечивающая ее тонкие и, напротив, моложавые для ее возраста черты лица… Интеллигентность, которая появляется в семьях, где поколение за поколением родятся настоящие интеллектуалы. И уж никак не удовлетворяются профессиями вроде простой наборщицы или верстальщицы…

Наконец последнее, имеющееся в нашем распоряжении обстоятельство, как справедливо отметил Оболенский, в качестве факта и вовсе никуда не годилось. Речь идет о том самом эпизоде на кладбище, который я даже вспомнить и то не смогла без посторонней помощи, хотя подсознательно он меня беспокоил… В какой-то момент, когда Григ завершал свою надгробную речь, к могиле подошли, видимо, последние опоздавшие, толпа колыхнулась, и я, стоявшая в одном из первых рядов, получила толчок в спину… Последствия могли стать крайне неприятными, поскольку, не удержавшись на ногах, я едва не начала скользить вниз — по склону насыпанной рядом с могилой земли… Меня подхватила стоявшая рядом тетя Валя. Подхватила, разумеется, не рассчитав усилий, дернув на себя очень резко. В итоге пакет, который она держала в руках, неожиданно сильно впечатался мне в ребра чем-то твердым.

Я невольно ойкнула и рефлекторно оттолкнула от себя и ее, и пакет, на мгновение он раскрылся — и передо мной мелькнуло нечто черное, круглое, вроде бы с краешком старомодной черной вуалетки, приделанной к этой… шляпе… После длительных размышлений и колебаний я пришла к выводу, что по твердости это действительно могла быть шляпка из старинного жесткого фетра: точно такая же имелась у моей мамы, обладавшей привычкой хранить давно вышедшие из моды вещи. Но «могла быть» и «точно была» — понятия очень разные… И вообще, вдруг мне все это показалось?.. Мало ли что находилось у тети Вали в пакете, принятое мной за шляпку, да еще и после многочисленных разговоров о таинственной «даме в шляпе»?..

Словом, Корнет прав: никаких веских аргументов, не говоря об уликах, на руках у нас не имелось, сплошные «размышлизмы», допуски, несовпадения… Идти к Потехину было не с чем. Что ему даст еще одна не подкрепленная должным количеством фактов теория? Ничего! Вряд ли он кинется со всех ног проверять ее, и только ее, ведь у Николая Ильича имеются, на худой конец, блестяще подставившие себя «близнецы»! А «дама в шляпке» — это, скорее, из области мифологии… Кроме того, даже для нас — троих «штабистов» — так до конца и осталась невыясненной роль Рудика, о котором мы почему-то постоянно забывали… Несостоявшегося, высмеянного Милкой «жениха»…

Рудик с его вечно устремленным на Людмилу преданным взглядом. Рудик, получивший наконец из рук возлюбленной долгожданную награду за многолетнее обожание. Рудик, потерявший все, включая даже намек на надежду, в миг, когда был счастлив и готов торжествовать победу… Нелегкое, горькое это дело — подозревать в столь страшном деле, как убийство, людей, знаешь и любишь которых не один год, людей, не раз выручавших своей самоотверженностью не только газету, но и тебя самое тоже… Но ведь кто-то же убил Милку, кто-то же это все-таки сделал?!

Корнет был, как всегда, прав, а его затея с покаянной статьей, которую непременно должна прочесть тетя Валя, была действительно гениальной: нельзя отдавать Потехину вот так, запросто, не будучи ни в чем уверенными, женщину, которая каждому из нас сослужила не одну добрую службу, любила нас, по-матерински заботилась о нас, жила с нами одной жизнью на протяжении нескольких лет…

Именно на этой высокой ноте и прервал мои размышления Оболенский очередным телефонным звонком.

— Твой Гришаня, — сказал он, — куда-то уперся с работы, я думал — домой…

— Нет, здесь его нету, — сообщила я и напомнила: — Забыл, что сегодня у него назначена встреча со спонсором нашего будущего приложения?

— Тьфу! — сказал Корнет. — Действительно, «что-то с памятью моей стало»…

Но вместо того чтобы положить трубку, продолжал в нее молча сопеть.

— Послушай, — не выдержала я его паузы, — ты хотел ему сообщить что-то важное?..

— В общем-то да…

— Можешь передать через меня, все равно будет быстрее, поскольку трубу он отключил… Он ее всегда отключает, когда едет на денежные переговоры. А оттуда он поедет прямо сюда.

— Без тебя знаю, что отключил… — невежливо пробурчал Корнет.

И, помолчав еще немного, все-таки сдался.

— Ну ладно, так и быть — скажу… Ты, конечно, помнишь, почему тетя Валя ушла тогда с посиделок?

— Конечно! — удивилась я. — С сестрой плохо стало в очередной раз… А при чем тут это?

— При том, — веско сказал Корнет, — что никакой сестры — ни больной, ни здоровой — у нашей Валентины Петровны нет и никогда не было…

29

ИЗ ПРОТОКОЛА ДОЗНАНИЯ ПО ДЕЛУ ОБ УБИЙСТВЕ ПЕСОЧНИКОВОЙ Л. Е.

Расшифровка д-записи note 3 разглашению вплоть до полного завершения следствия не подлежит.


Субъект дознания: советник юстиции, следователь Потехин Н. И.

Объект дознания: гражданка Петрашова В. П., проходящая по делу в качестве свидетеля.


Следователь. Валентина Петровна, вы, насколько мне известно, покинули общее застолье, организованное вашими коллегами в честь вашего дня рождения, буквально за несколько секунд или минут до гибели Людмилы Евстафьевны Песочниковой, сославшись на больную сестру… Еще несколькими минутами раньше вы звонили по телефону, по вашему утверждению, своей сестре, и выяснилось, что ее состояние ухудшилось… Я верно излагаю факты?

Петрашова. И да, и нет…

Следователь. Что вы имеете в виду? Мой вопрос предполагает однозначный ответ: либо да, либо нет. Если «нет», в чем я был Неточен?

Петрашова. Вы-то были точны, а вот я… Попробую объяснить, хотя понимаю, что вызвана сюда повторно как раз потому, что вы успели выяснить: никакой сестры, тем более больной и требующей к себе постоянного внимания, у меня нет…

Следователь. Меня интересует также, почему вы не сказали об этом во время нашей первой беседы?

Петрашова. Если бы вы спросили — сказала бы. Но вы не спросили, а я — я была в шоке, вызванном гибелью Милочки, не до откровений такого рода мне было…

Следователь. Допустим. Но сути вопроса это не снимает. Насколько мне известно, и до случившегося вы неоднократно упоминали в присутствии своих коллег о больной сестре…

Петрашова. Да, упоминала и сейчас объясню, почему мне пришлось пойти на подобную, я бы сказала, довольно глупую… детскую выдумку… Видите ли, я очень люблю этих ребятишек, а Милочка… Милочка для меня была почти дочерью… Бог не дал мне детей, и так уж вышло, что она… она… Простите!..

Следователь. Что вы, что вы… Может быть, сердечного накапать? У меня есть…

Петрашова. Нет-нет, воды достаточно… Видите, уже прошло… Так я дорасскажу… Это случилось, наверное, года два назад, когда мы с Милочкой, а вслед за ней и с остальными ребятишками уже сблизились… У меня к вам просьба: нельзя ли, чтобы то, что сейчас скажу, осталось между нами? А то получится, что я своих ребяток заложила…

Следователь. Разумеется, так и будет — при условии, если не станет решающим фактом в расследовании и соответственно не будет фигурировать в суде… Я весь внимание!

Петрашова. Вы должны понять, это не только в нашей редакции, это вообще что-то вроде газетной традиции — частые посиделки с алкоголем… Поверьте, Ничего плохого тут нет, никаких попоек, просто способ расслабиться в этой постоянной гонке…


На этом месте мы с Гришаней, одновременно читавшие принесенные Корнетом копии протоколов, раздобытые им вопреки запрету на огласку, тоже одновременно подняли глаза от текста и посмотрели друг на друга. В глазах моего мужа читались недоумение и большой вопросительный знак…

— Вранье! — сказала я твердо в ответ на его невысказанный вопрос. — Наглое вранье!..

Оболенский, догадавшийся, о чем идет речь, ухмыльнулся, а мы вернулись к протоколу дознания.

Петрашова. …Ну а наш главный редактор — он относится к таким вещам не только без понимания, но более чем строго… Не мне вам напоминать, что тайное всегда становится явным… А теперь вообразите, что могло произойти, если бы вместе с сотрудниками творческого состава, молодыми и очень молодыми людьми, за распитием застукали еще и пожилую наборщицу… Человек, пьющий в моем возрасте, — это, в соответствии с ходульными представлениями, всегда алкоголик… Добавьте к этому, что в последние годы представителей моей профессии расплодилось больше, чем имеющихся свободных рабочих мест. И вы поймете, что кара ребят, с одной стороны, и меня, с другой, ожидала в этом случае разная… Зная характер Кравцова, и вы бы не усомнились в том, что я тут же бы лишилась работы… С другой стороны, обижать ребятишек своим отказом разделить с ними отдых в том виде, в каком они его понимали, я тоже не могла… Ну так вот все и получилось: когда они впервые позвали меня посидеть с ними после шести за бутылкой вина, я буквально на ходу и выдумала первое, что пришло в голову, — больную сестру… Милочка тогда уже бывала у меня дома и знала, что я живу одна. Пришлось, тоже на ходу, поселить сестрицу как можно дальше от центра и с телефоном исключительно у добрых соседей… Легенда прижилась, мне было не очень приятно обманывать ребятишек, но куда деваться? Приходилось эту выдумку время от времени поддерживать, и она меня не раз выручала…

Следователь. Действительно, довольно глупая история… Ну хорошо, допустим, все так и было. Но сбежать с собственного дня рождения! Согласитесь, это уже ни в какие ворота: могли бы в этом случае и рискнуть, дата, да еще круглая, разве это не достаточное оправдание для посиделок по такому поводу, да еще после завершения рабочего дня?

Петрашова. Вы так рассуждаете потому, что не знаете Григория Константиновича: подобные вещи у него что-то вроде пунктика… А у меня в тот день были все основания предполагать… Да нет, я просто знала, что он должен вечером вернуться в редакцию. И он бы нас непременно застукал…

Следователь. Не понял… Почему вы считаете, что он должен был вернуться?

Петрашова. Потому что один из материалов, идущих в номер, вызывал у главного большие сомнения. Он говорил об этом на летучке, мне Милочка рассказала… В таких случаях он всегда приезжал в редакцию поздно вечером и сам еще раз, вслед за дежурным редактором и «свежей головой» читал полосы… Точнее — ту полосу, на которой стоял сомнительный, с его точки зрения, материал.

Следователь. И часто так происходит?

Петрашова. Да почти каждый раз… Кравцов вообще предпочитает по возможности каждый этап выхода газеты контролировать лично…

Следователь. Вы не помните случайно название материала, о котором идет речь? Или хотя бы суть содержания?

Петрашова. Насчет названия не уверена, а содержание помню, конечно. Я сама его набирала… Статья касалась деятельности Н., как вы понимаете, известного бизнесмена… Его взаимоотношений, с одной стороны, с властями, с другой — с бандюками, мафией… Как раз этот момент и смущал главного. Ему казалось, что в этой части автор слишком вольно оперирует фактами, а сами факты недостаточно аргументированы…

Следователь. Почему же в таком случае материал все-таки был поставлен в номер?

Петрашова. Я задала Милочке в точности такой же вопрос. Она сказала, что статья заказная, в том числе по срокам, что сверху давят… Только не спрашивайте меня, что означает сверху, я этого попросту не знаю…


На этом месте мы с Григом вновь прервали чтение — по его вине. Мой муж буквально подпрыгнул на стуле от возмущения и, сам того не заметив, повторил мою фразу.

— Наглое вранье! — прошипел Григорий. — Я имею в виду — насчет давления сверху… Вот гадюка!.. Просто плохая была статья! Но возвращаться из-за этого дерьма в контору я даже не думал!..

— Предлагаю вначале дочитать протокол, а уж после комментировать, — пресек Корнет его оправдания, возвращая нас к процессу чтения.


Следователь. Кто был автором статьи?

Петрашова. Заведующий нашим экономическим отделом Лобуков Олег. Отчества я не знаю…

Следователь. Хорошо, оставим это и вернемся к мифу о сестре… Вы понимаете, Валентина Петровна, что в силу всплывших обстоятельств я обязан взять с вас подписку о невыезде до окончания следствия — так же как и с остальных участников ваших роковых посиделок?..

Петрашова. Если откровенно, не очень понимаю… Когда я уходила, с застольем все было в порядке…

Следователь. Следующая же после вашего ухода стопка с вином оказалась для Людмилы Евстафьевны последней… Насколько знаю, вы сидели с ней рядом…

Петрашова. Ясно… Я не знала, что это случилось вскоре после моего ухода… Но рядом с Милочкой была не я одна! К тому же, насколько помню, постоянно кто-то вскакивал, куда-то ходил, курсируя мимо нас… Да и когда я засобиралась, по-моему, все, кроме Милочки, поднялись, чтобы проводить меня до дверей… Хотя нет, кто-то остался за столом…

Следователь. Нам известны эти перемещения. Да, вы правы: всыпать отраву в бокал Песочниковой мог почти каждый из присутствовавших… Почему, кстати, Людмила Евстафьевна, если уж у вас были столь близкие и теплые отношения, не стала провожать вас до дверей, осталась за столом?

Петрашова. Субординация.

Следователь. Не понял…

Петрашова. Что ж тут непонятного? Впрочем… Если коротко, Мила очень серьезно относилась к своему авторитету среди сотрудников… С одной стороны, конечно, как в любой «молодежке», отношения между всеми подчеркнуто демократичные. Но с другой… Во всяком случае, у себя в отделе она организовала так… Словом, дистанция между нею и остальными Милочкой соблюдалась тщательнейшим образом. В рабочее время, да еще в присутствии подчиненных, даже свою лучшую подругу Марину она называла по имени-отчеству… Ну и во время застолья она просто не могла вести себя так же, как остальные! Я это понимала, поэтому попрощалась с ней еще за столом, по собственной инициативе… Мы поцеловались, и я… я… Простите, можно еще воды?..


На этом выдержка из протокола дознания обрывалась. Мы с Григом с одинаковым вздохом облегчения откинулись на спинки своих стульев и. молча уставились на Оболенского, неторопливо курившего на наших глазах уже не менее чем пятую подряд сигарету…

Под потолком гостиной-столовой, в которой мы пристроились на этот раз, вились сизоватые полосы дыма. Но даже я, к тому моменту успевшая обрести отвращение к табачному запаху и расставшаяся в этой связи с проклятым зельем, не посмела возникнуть: вся контора знала, что, если у Оболенского наступает пиковый момент интенсивного размышления над чем-то важным, дымит он в том же темпе, что и думает…

Первым нарушил молчание Григорий:

— Заметь, я даже не спрашиваю, каким образом тебе удалось добыть это, — он ткнул пальцем в протокол, — до завершения следствия… Меня другое интересует… Что говорит сам Потехин, предоставивший материал? Будь я на его месте, с учетом «дамы в шляпе», я бы после такого собеседования только на ней и сосредоточился… Сколько дней прошло с момента ее допроса?

— По-моему, около недели… Вот поэтому ты, мой милый, и не на его месте! — Оболенский грустно улыбнулся. — В отличие от нас, Николай понятия не имеет о возможных мотивах, опять же возможно, и впрямь существующих у Валентины Петровны… Ты, Гриша, помнишь исключительно о тех фактах, которые свидетельствуют против нее: работа в университете, примерно совпадающая по срокам со взлетом Катиной карьеры и ее гибелью… Собственно говоря, этим вполне, может быть, просто совпадением и ограничивается количество доказуемых фактов… Для нас, подчеркиваю, а вовсе не для Потехина, который о Кате Крымовой знать не знает, ведать не ведает!.. Все остальное — сплошные несовпадухи: паспорт Валентины Петровны чист от детей…

— Зато новый!

— Ну и что? Сейчас все меняют паспорта… Это не улика. Далее — возраст…

— Это можно подделать, если очень хотеть и постараться! Кстати, и внешность тоже…

— Проверить все косметические клиники нам, как ты понимаешь, не под силу — по техническим причинам! Тем более что никаких следов пластики у нее на лице я, как ни смотрел, Не заметил…

— Стоп! — Это вмешалась я. — Корнетушка, я поняла, почему она выглядит так… так интеллигентно!

— То есть? — удивились они оба, только Григ молча.

— У тети Вали очень сдержанная мимика, свойственная исключительно супервоспитанным людям, вот почему!

Все-таки Оболенский и впрямь умница и схватывает на лету любую, даже так криво высказанную мысль! Пока Гришаня продолжал смотреть на меня с недоумением, Корнет оживился и кивнул:

— Точно, детка… Умница, наблюдательная! У Петрашовой действительно какое-то очень уж неподвижное лицо… После пластики такой эффект изредка остается… Ну что ж… Будем считать данное обстоятельство еще одним аргументом в нашу корзину… домыслов.

— Ну знаешь! — Григ все-таки снова завелся на ту же тему. — Ни тебя, ни свою собственную жену я просто не понимаю! Отказываюсь понимать!.. Вы не желаете сдавать Потехину убийцу… Во всяком случае, с огромной вероятностью именно убийцу! А ни в чем не повинных людей — пусть кушает на здоровье с потрохами… В том числе и нас с Маришкой… По крайней мере, мы у него тоже числимся в подозреваемых — наверняка… Уж Маришка-то точно!..

Я поежилась, а Оболенский насупился, как осенняя туча.

— Помолчи секунду и выслушай меня, — резко бросил он Григу в ответ на его краткую, но пламенную речь. — В общем, когда обзаведешься собственным младенцем, поговорим на эту тему еще раз…

— Ох ты!.. — злобно фыркнул мой муж. — Можно подумать — ты папаша со стажем и жалеешь ее чуть ли не из солидарности… Корнет, окстись! Когда это ты впадал в сентиментальность по части убийц? Да ты, сколько я тебя помню, всегда был безжалостным, как БТР, и таким же неостановимым… Что с тобой?!..

И тогда Корнет, в очередной раз щелкнувший зажигалкой, сказал нечто, заставившее не только меня, но и Григория в кои-то веки лишиться дара речи…

— Я мог бы быть, как ты выразился, папашей со стажем… — Он закашлялся, но справился с кашлем почти сразу. — Никто, и ты, Гришка, в том числе, этого не знает и не узнал бы, вероятно, никогда, если бы… Если бы не все это… Буду краток: в армии я служил, как ты знаешь, в Ульяновске. Встречался там с одной девчонкой — чудесной, между прочим, девчонкой… Расписаны не были, но Маша родила мне сына… Прожившего на свете ровно три месяца, до того как его угробили славные поволжские доктора… Все.

Мы молчали, переваривая услышанное и совершенно не понимая, что можно сказать на такое… Есть ситуации, в которых никакие даже самые теплые и искренние слова просто не проходят…

Корнет метнул в нашу сторону быстрый и острый взгляд и горько усмехнулся:

— Не находись я тогда в армии, не будь, соответственно, ограничен в своих перемещениях, я этого пьяного подонка, оперировавшего мальчика именно в пьяном виде и фактически зарезавшего его, точно бы убил… И ни разу в жизни об этом не пожалел бы!.. К сожалению, к моменту моего дембеля он успел подохнуть по собственной инициативе.

— А… а… М-маша? — почему-то шепотом спросила я.

— Машенька, — поморщился болезненно Оболенский, — больше не захотела меня видеть. Никогда… Очевидно, боль от горя каким-то образом увязалась у нее подсознательно со мной… Сын-то ведь был мой!.. Мне это объяснил психиатр, к которому я обратился. Но помочь он ничем не мог… В те годы о психоанализе слышали, по-моему, только столичные специалисты — если вообще слышали… Все, баста!

Вот таким образом я и узнала, почему Оболенский помешан на психологии… Конечно, видимо, поначалу его вела надежда вернуть свою Машеньку… Судя по всему — надежда напрасная. И кто знает, может быть, он и до сих пор, сидя в одиночестве в своей берлоге, все ищет и ищет, изучая труды известных и малоизвестных психологов, свой ключ от счастья, утерянный вместе с гибелью сына?..

Корнет справился с собой быстро, во всяком случае раньше нас с Гришей. На то он и Корнет… Еще раз коротко откашлявшись, он вернулся к тому, ради чего мы собрались.

— В общем, так… Статью я вчера ночью написал… Если хотите, можете взглянуть… Но на самом деле времени у нас всего ничего. Потехин, по-моему, что-то существенное нарыл, но со мной помалкивает… Сказал только, что вызвал Петрашову на завтра, на девять утра. Да и то, насколько могу судить, зная Кольку пятнадцать годиков, сказал исключительно потому, что его секретарша сунулась в кабинет во время нашего общения и доложилась относительно того, что повестка на завтра гражданке Петрашовой вручена… Видели бы вы, каким взглядом одарил ее наш Николай Ильич! И лишь после этого эпизода весьма кисло пробормотал что-то вроде «Ах да, ну да…» и так далее…

— Погоди, — вмешался Григ, — но он же сам дал тебе этот протокол? Какой смысл после этого скрывать, что она вызвана повторно?

Оболенский посмотрел на моего мужа с сожалением.

— Разве я говорил, что эти бумажки мне дал Потехин? — поинтересовался он.

— Нет, но…

— Ты так решил, зная, что мы давно знакомы. Ты ошибся на все сто… Если думаешь, что я собираюсь раскрывать тебе все свои рабочие связи, снова ошибаешься… Все, проехали! Так будете статью читать или нет?

— Не будем! — решил Григорий за нас обоих. — Мы доверяем твоему перу не меньше, чем твоим же связям… Каковы будут дальнейшие распоряжения?..

Конечно, Григ ерничал, но не слишком и, разумеется, без злости. Но Оболенский в тот вечер на шутки не реагировал.

— Я, Гриша, предлагаю следующее. Сейчас ты берешь телефон и набираешь домашний номер Валентины Петровны. И с ходу лепишь, что необходимо срочно набрать статью, только что завершенную твоим спецкором, поскольку прямо из номера, пять минут назад у нас слетел «держак»… Что там у нас сегодня в качестве «держака» идет?..

— Чечня… Кстати, вполне тянет на центральный материал номера, Валентина Петровна может заподозрить, что дело нечисто…

— У нее на «заподозрить» просто времени не будет! К тому же вот как раз Чечню-то и могут снять в последний момент — по самым разным причинам… Забыл, как год назад нам за съем одного ма-а-але-нького, но едкого материальчика десять тысяч «зеленых» сулили?.. Короче, вслед за этим ты дико извиняешься и просишь возможности привезти ей материал прямо сейчас, немедленно, домой… Я как-то так сделал и поэтому знаю, что в ее домашнем компьютере все наши программы в наличии… Естественно, не забудь упомянуть о деньгах. Я тогда заплатил ей, по-моему, долларов двадцать — тридцать: она всю ночь работала…

— Может быть, скажешь нам наконец, — взмолился Григорий, — на что ты в итоге рассчитываешь, более конкретно?.. И что будешь делать, если она спокойненько наберет твой опус и распрощается со мной с улыбкой?

— Я рассчитываю на ее мозги. Они у нее, судя по всему, совсем неплохие… Кроме того, поедем мы, как ты понимаешь, вместе.

— Надеюсь, — всполошилась я, — меня вы не собираетесь оставлять дома?

Мужчины переглянулись, Гриша набрал в легкие побольше воздуха и… Грянула очередная буря, но победить меня на этот раз ему не удалось! Тем более что Корнет, который, видимо, полагал, что чем больше народу завалится к тете Вале, тем больше и шансов на успех, благоразумно держал нейтралитет.

В итоге спустя не больше чем пятнадцать минут Григ смачно сплюнул и потряс кулаком в воздухе:

— Ну смотри… Если после этого ты мне родишь вместо ребенка неведому зверушку — убью собственными руками!

— Меня или ни в чем не повинного младенца? — поинтересовалась я у своего ирода.

— Себя! — сказал Григ и вытащил из внутреннего кармана пиджака мобильник.

30

К тете Вале мы поехали в машине Грига, но за руль сел, по его собственному настоянию, Оболенский. Примерно к середине пути тягостное молчание, царившее в салоне, не выдержал и нарушил мой муж, нервно поинтересовавшись, какого лешего его друг так гонит? И если уж он твердо решил самоубиться в компании, неплохо было бы предварительно заручиться нашим согласием.

Корнет фыркнул, но скорость все-таки сбавил и в свою очередь разродился вопросом:

— Скажи-ка мне лучше, Гриша, она сразу согласилась на наш визит посреди ночи?

— В общем, да…

— Что означает твое «в общем»?

— Ну она согласилась сразу, но до этого какое-то время молчала, мне показалось, что это были колебания.

Оболенский удовлетворенно кивнул:

— Так я и думал… А гоню я на всякий случай. Один крохотный шансик на то, что мы можем не застать Валентину Петровну дома, все-таки есть…

— То есть? — вступила я в их разговор.

— Если исходить из того, что наша версия единственно верная, детка, следует признать, что Петрашова за эти годы заранее продумала каждый свой шаг как минимум в десяти вариантах. Трудно представить, что самый худший из них — конечно, для нее худший — она при этом упустила… Со времени ее последнего допроса прошло около недели или чуть больше, верно?

— Верно…

— Для такой предусмотрительной дамы, как она, время вполне достаточное, чтобы окончательно завершить подготовку своих тылов, готовить которые наверняка начала заранее…

— То есть?

— Ну, иначе говоря, пути отхода…

— Ты хочешь сказать, — встревожился Григорий, — что она может исчезнуть, кинуться в бега?.. Ну мерси, обрадовал!

Оболенский ничего не ответил, только вновь прибавил скорость, ловко объезжая, видимо, хорошо ему известные гаишные «гнезда» по пустым ночным улицам. На этот раз Григ не стал возражать против быстрой езды, только покрепче прижал к себе меня, и мы вновь умолкли — вплоть до той минуты, когда Корнет, явно видевший в темноте не хуже кота, полавировав по каким-то дворам и, как мне показалось, тупикам, не сбросил скорость до минимума и не заглушил наконец движок.

Как это ни странно, но в отличие от мужчин я почти совсем не волновалась. Несмотря на то, что с тех пор как у меня возникла почти полная уверенность в истинности нашей версии, не виделась с тетей Валей ни разу. Все происходившее в ту ночь казалось мне куда менее важным, чем сама развязка, на мой взгляд предрешенная заранее… Еще мне казалось, что и по чужому, отчего-то насквозь провонявшему жареной рыбой подъезду, и по узкой лестнице, тоже пропитанной этим запахом, мы двигались не втроем, а вчетвером… Но своим ощущением незримого присутствия здесь моей покойной подруги я со своими спутниками не поделилась ни тогда, ни после.


Опасения Виталика оказались напрасными: тетя Валя открыла нам двери сразу же, после первого звонка, свежая и подтянутая, как будто дело происходило не во втором часу ночи, а в разгар утра. Даже рабочий костюм с белой блузкой и то успела надеть, расставшись наконец с черным траурным платьем. Обилию ночных визитеров она ничуть не удивилась, во всяком случае явно.

— Проходите и, ради бога, не пугайтесь… Готовлюсь к ремонту, так что…

Оправдывалась она зря: так я решила, когда мы, миновав пару длиннющих коридоров, пересекавшихся под острым углом друг к другу, очутились в удивительно маленькой и несомненно очень чистой комнатке. Таких квартир я еще не видела ни разу, — очевидно, это была одна из типичных московских коммуналок, просто соседи уже давным-давно спали. Коридоры заставляли предполагать, что и комнаты окажутся столь же просторными. Поэтому первым чувством, когда мы переступили порог тети-Валиного жилища, и было удивление этой неожиданной теснотой… Впрочем, из комнатки, в которую нас провели, вела еще одна дверь — в соседнюю, возможно куда более просторную.

— Присаживайтесь, мебель, как видите, пока на месте, только стены да окна успела обснимать…

Не сговариваясь, мы одновременно шагнули к самому длинному из сидений — узкому диванчику у стены образца шестидесятых. Его как раз хватило на всех прибывших. И я, пока Корнет разливался соловьем по поводу своей «срочной статьи», наконец огляделась.

К ремонту готовилась тетя Валя или действительно к побегу, но стены и впрямь производили впечатление «обсниманных»: на выцветших обоях блекло-розового цвета там и тут виднелись разной величины квадраты и квадратики поярче — то ли от висевших тут еще недавно картин, то ли от снятых портретов… Круглый стол белого дерева без скатерти, абсолютно голый, лишенный даже зеркала комод, обшарпанный сервант без посуды, но с чисто протертыми зеркальными полочками…

— Короче, тетя Валечка, — достиг моего слуха, как мне показалось, фальшиво-бодрый голос Оболенского, — мы вновь у ваших ног, как видите… Вот статья, прочтите, если есть вопросы, мы их снимем моментально и оставим вас в покое часа на два… Успеете? Тут тысяч двенадцать знаков, не больше…

— Успею, конечно, — рассмеялась она, спокойно и доброжелательно. — И не за два часа, а куда меньше… Сейчас быстренько просмотрю и скажу точнее, когда сможете забрать… Вот бедные! Похоже, вам сегодня уснуть и вовсе не суждено?..

Она спокойно взяла из рук Корнета статью, не заметив, по-моему, того напряжения, с каким мы все умолкли в ту секунду, когда Валентина Петровна приступила к чтению…

Ее лицо, склонившееся над белыми страницами с машинописным текстом (дома Корнет чаще всего работал на машинке), буду помнить всегда. Точнее — то, как вначале еле заметно, а потом все более отчетливо проступала на нем сквозь врожденную смуглоту кожи бледность, как окончательно окаменели в своей неподвижности ее тонкие черты. Наконец, какой черный, яростный огонь полыхал в ее совершенно молодых глазах, когда она, спустя секунду, после того как перевернула последнюю страницу, подняла их на нас… А ведь всего за несколько минут до этого ее глаза светились навстречу нам добродушием, приветливостью… Любовью! Теперь же в них читались совсем иные чувства. Нет, не ненависть, а какое-то удивительное торжество, одновременно с отчаянием и — презрением…

Этим своим гордым взором в полном молчании тетя Валя скользнула по нашим лицам и безошибочно вернулась взглядом к лицу Корнета. Мы с Григом тоже почему-то посмотрели на Оболенского, словно с неменьшим нетерпением, чем она, тоже именно от Виталия ждали развязки этой затянувшейся трагедии. И Корнет не разочаровал никого. В какой-то прямо-таки спертой тишине крохотной голой комнаты он улыбнулся навстречу пылающему взгляду Петрашовой — улыбнулся светло и ласково… Глянув вслед за этим на нее, я успела увидеть целую гамму чувств и мыслей, с калейдоскопической скоростью промелькнувших на лице и в глазах тети Вали: недоуменный вопрос… изумление… недоверие… глубочайшее облегчение… наконец, настоящее тепло, словно растопившее и погасившее огонь и ярость, только что бушевавшие в душе этой женщины…

Никогда — ни до, ни после — я не видела, чтобы люди так разговаривали: одними глазами, до такой степени, как они, понимая друг друга! Почти физически я ощутила, как совсем иной стала тишина в комнате, перестав звенеть в ушах, давить на виски. И не только я: плечо моего мужа, сидевшего рядом, тоже мгновенно перестало быть каменным от напряжения, сделалось живым и мягким…

— Сейчас… — Это было первое слово, сказанное тетей Валей, вслед за этим поднявшейся со своего места по ту сторону стола и исчезнувшей в соседней комнате. Григ все-таки дернулся, но Корнет, который, видимо, ждал от него именно такой реакции, молча нажал моему мужу на колено, усаживая обратно, и еле слышно посоветовал ему успокоиться. Гриша явно собирался что-то возразить, но не успел, потому что тетя Валя возвратилась в комнату, неся в руках довольно большой то ли эстамп, то ли картину в тонкой металлической рамке — лицевой стороной к себе.

Постояв немного перед нами, она некоторое время сама вглядывалась в изображение, прежде чем развернуть его к нам.

— Вот… — Ее голос был глух, немного с хрипотцой, но звучал ровно. — Здесь ей сровнялось семнадцать, незадолго до школьного выпуска…

Я бы ни за что не узнала на этом портрете Катю Крымову, если бы не понимала, что на нем может быть только она. Потому что даже по сравнению с ее сценическим имиджем юной и наивной девочки, старшеклассница на этом очень живом, светлом снимке выглядела воплощенной невинностью, и совсем не в ироничном смысле слова, а… в каком-то нездешнем, что ли… И вылетевшие у меня слова были глубоко искренними, вообще вылетели сами:

— Господи… Словно из позапрошлого века…

Девушка в школьной форме, смотревшейся на ней и впрямь как гимназическая, улыбалась нам со своего портрета еле заметно, грустно и так мудро, словно ей уже в тот миг, когда щелкнул затвор фотоаппарата, была известна и собственная судьба, и судьбы всех, кто впредь станет любоваться этой навсегда запечатленной секундой ее краткой и легкой, как дыхание, жизни. Она улыбалась не столько по-детски пухлым ртом, теребя перекинутую на грудь пушистую русую косу, сколько большими серыми глазами, каждой черточкой не успевшего еще по-взрослому оформиться лица… Куда там было знаменитой Моне Лизе с ее чисто женской загадочной улыбкой, прославившейся в веках, до того невечернего света, который таился в Катином образе!..

— Я понимаю, о чем ты, — неожиданно живо произнесла тетя Валя и посмотрела на меня с благодарностью. — Да, такие, как моя Катюша, в наше время не только не живут, но и рождаться не должны… Не должны тем более избирать тот путь, который выбрала она… Я всегда была против того, чтобы моя девочка — и вдруг, будь он трижды проклят, этот шоу-бизнес!.. Я… Я всегда чувствовала, что кончится все трагедией… Всегда!.. Но разве могла я, мать, запретить ее таланту идти предназначенным путем?!.. Боже, как я страдала, постоянно, из года в год ожидая какой-нибудь страшной беды… Как ненавидела всё и всех, окружавших Катеньку… И ничего, ну совсем ничего не могла поделать… Только быть по возможности рядом с ней, жить там же, где она…

Ее голос, звучавший все более страстно, в какой-то момент пресекся, на Валентина Петровна справилась с собой. И, прижав портрет своей дочери к груди, круто развернулась и ушла вновь в соседнюю комнату, оставив нас одних, потрясенных до глубины души ее словами, этим признанием — потому что это было признание… Гриша привлек меня к себе, обняв за плечи. Корнет, поставив локти на стол, оперся подбородком о ладони, мрачно уставившись в пустоту.

Дверь наконец открылась, и тетя Валя, по-прежнему бледная и какая-то по-особому подтянутая, даже деловая, возникла в ее проеме.

— Виталий, — она опять обращалась только к Оболенскому, — что я должна, с вашей точки зрения, сейчас сделать?

Корнет кашлянул и твердо посмотрел ей в лицо:

— Всего лишь освободить ребят от подозрений… Мы сумеем дать вам форы где-то пару дней… Я не спрашиваю, есть ли у вас… э-э-э… тылы и окопы, уверен — вы обо всем подумали заранее… Но нельзя, чтобы и впредь мучили ни в чем не повинных ребят…

— Я полагала, — сухо усмехнулась она, — в таких случаях достаточно исчезновения одного из подозреваемых…

Она кинула быстрый взгляд на часы и вновь уставилась на Корнета.

— В кинофильмах из западной жизни — да, в нашей, этого, к сожалению, маловато. — Оболенский тоже сумел усмехнуться в ответ.

— Что вы хотите?

— Всего лишь письменных показаний. — Он молниеносно, точно из воздуха, извлек на свет несколько листов бумаги, как мне показалось, один из них был с официальной шапкой… Неужели бланк протокола?! Но этого я так никогда и не узнала.

— Ну и, конечно, заявление, адресованное Григорию Константиновичу с просьбой о двухдневном отпуске на понедельник и вторник за свой счет — по личным обстоятельствам, датированное… Какое у нас было число в пятницу?..

На этом месте Гришаня снова дернулся, но промолчал, а Валентина Петровна, бросив на моего мужа задумчивый взгляд, медленно пододвинула к себе бумагу.

— У меня тоже есть вопрос — ко всем вам… — тихо произнесла она. — Почему?..

Ее голос дрогнул. А Григ наконец получил возможность высказаться. Ведь ясно, что спрашивала она о том, что заставляет нас, самых близких Милке людей, не просто отпускать ее, убийцу, но и чуть ли не вступать с ней в сговор, нарушать закон, который в таких случаях равно безжалостен к любому из граждан… Почему, по каким не высказанным вслух причинам мы трое, докопавшиеся до истины, рискуем сейчас своей жизнью, свободой… Судьбой, наконец!

— Лично я — вынужденно! — быстро сказал мой муж. И, еще крепче прижав меня к себе, одарил сидящего рядом с ним и упрямо сжавшего губы Корнета таким взглядом, о существовании которого в арсенале Григория Константиновича не подозревали, вероятно, даже его злейшие враги… Во всяком случае, я точно не подозревала.

Сам Оболенский ничего не сказал. А я, молчавшая до сих пор больше и дольше всех, все-таки выступила…

— Я знаю, — неожиданно громко и торжественно произнесла я, — что Мила так хочет… Она… Она сама мне сказала об этом… — и, окончательно смешавшись, брякнула: — Во сне!..

Никто из присутствующих не рассмеялся. Валентина Петровна перевела на меня ставший изумленным взгляд и несколько секунд разглядывала так, словно увидела впервые в жизни. Потом в глазах Петрашовой вновь мелькнул отблеск того самого темного пламени, которое сжигало ее душу все эти годы, и она сказала неожиданно звонким голосом, твердо и безапелляционно:

— Высшая справедливость? Я в нее не верю! Но даже если допустить, что она существует, реализовать ее может только сам человек!.. — И, немного помолчав, более мягким голосом добавила: — Ты, Марина, еще слишком молода, чтобы это понимать… Что ж, верь, пока верится… И дай тебе Бог подольше не знать, что справедливо и правильно. Происходит лишь то, что человек осуществляет своим собственным разумением и своими собственными руками!

Она горько усмехнулась, вновь глянула на часы и взяла предусмотрительно заготовленную Корнетом ручку. Прежде чем начать писать, еще раз обратилась к Оболенскому:

— Я должна… все подробно? У меня на самом деле очень мало времени…

— Я догадывался, что мало, — кивнул Виталий. — Пишите в общих чертах, подробнее остановитесь на… как бы это сказать?.. Ну, допустим, на технической стороне того момента застолья, когда вы…

— Это совсем просто, — перебила его Валентина Петровна. — Если вам интересно, я всыпала яд, когда мы с ней прощались, целуясь, вино в бокал налила до этого, все видели, что я наливаю, но при этом ничего иного не делаю… А когда мы… прощались, все, включая ее соседей, по чисто психологическим причинам сосредоточились на… ну на нашем поцелуе…

— Поцелуе Иуды! — не выдержал мой муж в очередной раз. — И можешь меня не останавливать! Я все сказал!..

Последняя фраза относилась к Корнету, вновь толкнувшему Грига под столом. Валентина Петровна спокойно посмотрела на Григория и покачала головой:

— Я давно обратила внимание на то, насколько смещены понятия в вашей среде… В частности, вы, Григорий Константинович, путаете в данный момент диаметрально противоположные вещи: предательство и возмездие…

— Да что вы говорите?! — взвился Григ, но Оболенский резко и безапелляционно прекратил вспыхнувшую было дискуссию:

— Стоп, снято! — рявкнул он, для убедительности стукнув кулаком по столу. — Валентина Петровна, вы сами сказали, что у вас мало времени… Я продолжаю: вы можете не писать о своей пластической операции, и совершенно точно не стоит писать о… О вашем партнере… Или, как определяет это закон, сообщнике…

Что и говорить, поражать людей даже в ситуации, когда, казалось бы, поразить уже решительно нечем, Оболенский умел!

И Валентина Петровна, и мы совершенно одинаково открыли рты при слове «сообщник», ибо никто из нас ничего подобного, пусть и по разным причинам, не ожидал… Петрашова первой взяла себя в руки и посмотрела на Корнета с самым настоящим восхищением:

— Я начинаю верить, Виталий, что вы и впрямь гениальный журналист… Откуда вы…

— Просто догадался! — прервал ее Корнет. — Одна вы не сумели бы подготовить себе… Ну то же убежище, в которое сейчас так торопитесь… Готов держать пари, что ваши вещи… Все, что вам дорого, вы отправили конкретному адресату довольно давно… Ну а догадаться, кто именно действует с вами заодно, — тут уж и думать особо не надо, есть только один вариант…

— Тсс… — Валентина Петровна приложила палец к губам, а Корнет невесело улыбнулся:

— Ну а насчет операции додумалась скорее Марина, чем я… У меня, когда я разговаривал с одной из ваших бывших коллег по университету, не было вашего снимка — не успел достать, время поджимало. В субботу наш отдел кадров закрыт, а отыскал я эту даму именно в субботу…

— Судьба… — вздохнула Валентина Петровна. — Дело в том, что, будь у вас мой снимок, вы, возможно, и по сей день не узнали бы правды… Нет, никакого кардинального изменения внешности я не предпринимала, этого и не требовалось: просто я сделала то, что прежде не могла сделать из-за отсутствия денег и что собиралась сделать в любом случае из-за Катенькиной неожиданной для меня карьеры… До этого мне было все равно, а тут… Мы как раз только-только скопили денег на операцию: у меня, знаете ли, была врожденная так называемая заячья губа… Потому и оказался закрытым путь к замужеству… Это довольно частая патология, но операция технически очень сложна, и в прежние времена, и сейчас довериться можно было только лучшему из лучших хирургов… Все упиралось в деньги, которых в моей семье не было никогда. Ну и в специалиста — из тех, которые водились исключительно в столицах…

— Мне казалось, — робко вставила я, — что таких детишек оперируют бесплатно, сразу после рождения…

— Деточка, — вздохнула Валентина Петровна, — ты действительно слишком молода… Я же родилась, как ты знаешь, пятьдесят лет назад, жизнь тогда шла совсем по иным законам и правилам…

Больше ни она, ни мы не сказали ни слова на протяжении всего времени, которое потребовалось Валентине Петровне Петрашовой, для того чтобы написать свое признание, адресованное Потехину, и коротенькое заявление на имя Грига с фальшивой датой…

В точности так же, молча Корнет прочел и то и другое, после чего повернулся к Григорию и, кивнув на заявление, коротко попросил взять его собственными Гришиными руками… Мы переглянулись, и только в этот момент я наконец поняла до конца, в какую ситуацию втянул нас Оболенский, во что именно мы ввязались, и впервые за последние дни мне вновь стало по-настоящему страшно…

— Ты думаешь… — пролепетала я, — что… что это будут проверять н-на отпечатки пальцев, да?..

Корнет мне ничего не ответил, вновь обратившись к Петрашовой.

— Валентина Петровна, — сказал он, — мы сейчас уйдем… Протрите листки с вашим признанием сами и оставьте здесь, на столе… Их-то точно будут проверять, как выразилась Марина, на отпечатки. А заявление, думаю, вряд ли, но береженого, как говорится, и Бог бережет… Да, и не забудьте вообще обо всем, что мы успели захватать…

— Я никогда и ничего не забываю, — сухо бросила она. И это были последние слова, которые мы услышали от Валентины Петровны Петрашовой, убившей нашу Милку.

Первым поднялся и устремился к двери, не прощаясь, Григ. Мы с Корнетом двинулись следом почти сразу. На пороге ее комнаты обернулась только я.

Валентина Петровна не пошла нас провожать. Она так и осталась стоять у стола посреди своей маленькой оголенной комнатушки — очень прямо и неподвижно, с лишенным выражения лицом и взглядом, устремленным в какие-то ей одной ведомые дали. Как будто ее хрупкая фигурка, затянутая в строгий английский костюм была отлита из металла, а не создана из живой и горячей плоти… Такой ее запечатлела навсегда моя память.


Почти всю обратную дорогу к нашему с Гришей новому дому мы молчали. И лишь после того как Оболенский, по-прежнему сидевший за рулем, припарковался неподалеку от подъезда, Григ разжал наконец губы.

— Я не намерен ничего говорить о том, — сказал он, — во что ты втянул нас с Маришей… Пусть тебя впредь упрекает твоя собственная совесть. Но мы оба, учитывая обстоятельства, имеем право знать, кого еще из наших вынуждены в данный момент покрывать. Кто ее сообщник?!

— Почему ты решил, что это кто-то из наших? — хмуро бросил Корнет. — Нет, конечно… Ее сообщник, вернее, сообщница — тоже женщина. И тоже мать, пострадавшая так же, как пострадала Валентина Петровна. Разница лишь в том, что Петрашова потеряла дочь, а она — сына… За год до моей командировки в Симферополь мать Катиного мальчика уехала из города, бросив там все, включая собственный домик, просто заколотив двери и окна… Я отыскал их адрес и видел это сам… Больше у вас нет ко мне вопросов?

И поскольку мы не ответили, он просто вылез из машины, молча кивнув нам на прощание.

31

Я и по сей день думаю, что, несмотря на все пережитое до того ночного визита к Валентине Петровне Петрашовой, самыми тяжелыми за все время с момента Милкиной гибели были последовавшие за ним почти три недели.

К утру четверга у Потехина, видимо, уже не осталось сомнений в том, что Петрашова сбежала и, следовательно, именно она является убийцей. Потому что именно в четверг утром и была им в полном соответствии с законодательством, с соблюдением всех необходимых формальностей, вскрыта дверь в комнаты Валентины Петровны… От предыдущих трех дней, в течение которых мы ожидали этого решающего момента, у меня в памяти осталось в основном чувство, что все, что я делаю, происходит на самом деле во сне, а вовсе не наяву.

Очевидно, именно таким образом проявили себя защитные силы моего несчастного организма, стеной вставшие между мной и будущим нашим ребенком и — реальностью… Наверное, пережить это кошмарное ожидание помогло и мое решение последовать совету мужа — взяв несколько дней в счет отпуска, отправиться в поликлинику, в которой доктора немедленно набросились на меня со своими анализами, словно стая ворон на добычу… В паузах я автоматически то готовила еду, в основном к Гришиному возвращению из редакции, то болтала по телефону с тетушкой, то, тоже по телефону, общалась с мамой, принявшей новость о грядущем увеличении семейства, как я и предполагала, — целым морем восторженных слез. Помнится, постоянные мамины попытки немедленно приехать ко мне в Москву, с тем чтобы вплоть до родов сдувать с моей персоны пылинки, а главное — мое активное противление ее благим намерениям забирали у меня столько сил, что большую часть оставшегося времени я элементарно спала — глухо, тяжело, но, слава богу, без сновидений…

Ну а потом, как я уже упоминала, наступило утро четверга. И, начиная с этого момента, мы — все трое — лгали столько, сколько, наверное нам не доводилось врать во всю предыдущую жизнь… Страх, как я тогда убедилась, великая сила: даже если поверить Корнету, что артистизм — вечный спутник профессии журналиста, в тот период он у нас достиг, несомненно, уровня гениальности… Меньше всех досталось мне.

Прежде всего я, в отличие от мужа и Корнета, не стала свидетельницей того, как бушевал Потехин, какие он метал громы и молнии, обнаружив исчезновение Петрашовой и ее письменное признание… Как он набросился на обоих мужчин с кучей нелицеприятных вопросов по поводу ее «отпуска», по поводу того, почему, в частности, Григ не уточнил тех самых «личных причин», по которым она берет отпуск, не напомнил ей о подписке о невыезде, не…

Много позже Корнет рассказывал мне о том, что мой муж держался на удивление твердо, невозмутимо… словом — достойно. И все вопросы разъяренного следователя спокойно возвращал ему в виде своих собственных — встречных: почему Потехин полагает, что Валентина Петровна сказала бы ему правду? И что бы изменила в данной ситуации ее неизбежная ложь?.. Чего ради он, главный редактор издания, стал бы соваться в личные дела своей подчиненной, к тому же низшего, технического эшелона?.. Наконец, с какой стати он должен был осуществлять служебные обязанности господина Потехина и иже с ним, напоминая ни с того ни с сего Петрашовой о подписке о невыезде?! Особенно с учетом того, что в конторе о трагедии стараются, по молчаливому согласию, говорить как можно меньше…

Нет, он, Григорий Константинович Кравцов, понятия не имел о том, что Валентина Петровна Петрашова вызвана господином Потехиным в прокуратуру на утро понедельника… А если бы и знал, вряд ли бы это повлияло на его решение подписать заявление Петрашовой, поскольку к тому моменту каждому из причастных к трагедии уже остро требовался хотя бы небольшой отдых, хотя бы от рабочих обязанностей…

Как выяснялись отношения между Потехиным и Оболенским, я не знаю и по сей день, но предполагаю, что все происходило примерно по той же схеме — если не считать наверняка имевших место попыток Николая Ильича выяснить, занимался ли Корнет, как это водилось у него раньше, собственным расследованием этого дела параллельно с прокуратурой… Но тут Виталик конечно же стоял насмерть и, судя по тому, что его оставили в покое раньше всех остальных, по крайней мере раньше, чем Гришу, выстоял…

Что касается меня самой, то, начав опросы присутствующих на роковом дне рождения по новому кругу, Потехин именно меня и вызвал первой, хотя держался достаточно корректно: судя по всему, мужчины успели его предупредить о причине, по которой со мной себя следует вести как можно мягче… Николай Ильич, надо отдать ему должное, старался изо всех сил, хотя к тому моменту — спустя неделю после утра четверга — ему уже наверняка успело нагореть от собственного начальства на полную катушку за упущенную убийцу, успевшую раствориться в пространстве и, похоже, во времени тоже практически бесследно…

На самом деле я лгала и впрямь меньше всех, вранья при ответе на заданные мне Потехиным вопросы почти не требовалось: я ведь действительно не видела, что Валентина Петровна опускала в Милкин бокал яд, обратив внимание исключительно на то, как нежно и трепетно они целовались, прощаясь. Не знала, где могла Петрашова этот яд раздобыть, не имела ни малейшего представления о том, куда она направила свои стопы, пустившись в бега… Таким образом моя ложь сводилась в основном к умалчиванию о собственном участии в расследовании Корнета и, разумеется, о нашем визите к Петрашовой в ночь на воскресенье под видом дежурной бригады… И я достойно выдержала все три повторных визита в прокуратуру, на которых звучали одни и те же вопросы, после чего нас наконец оставили в покое… С момента побега Валентины Петровны Петрашовой до момента, когда следствие по делу о Милкином убийстве начало отчетливо затухать, прошло около трех недель или чуть больше.

Весь этот период моя тетушка — единственный человек, которого я тайком от мужчин все-таки посвятила в истинную суть происходящего, — жила у нас с Гришаней. Так решила она сама, а мы оба были не просто согласны с решением Лилии Серафимовны, но искренне рады этому. Григ — потому, что так ему было спокойнее за меня, я — потому, что не ошиблась в своей уверенности в уникальности моей тетушки. Она принадлежит к тому редчайшему типу людей, которые, во-первых, никогда не задают лишних вопросов, во-вторых, им и в голову не приходит упрекать своих близких, даже если эти самые близкие, по их мнению, совершили непоправимую ошибку… Хотя ее мнение о нашем решении отпустить тетю Валю, рискнув собственным благополучием, я и сейчас не знаю. Лилия Серафимовна словно наложила табу на эту тему, молча и охотно поддержанное мной, и сделала то, что я и ожидала, — просто пришла на помощь чем могла: прежде всего разделив со мной те тревожные, тяжелые дни, дни дамоклова меча, на тоненьком волоске висевшего над нашими буйными и, возможно, и впрямь не слишком мудрыми головушками… Но что, собственно говоря, есть мудрость? Зрелость ума, приходящая с возрастом?.. Осознанное следование библейским заповедям, включая «не судите, да не судимы будете»?.. Может быть, кто-нибудь и знает ответ на этот вопрос, но только не я.

После того как стало ясно, что следствие действительно оставило нас всех, включая глупых «близнецов», в покое, мой муж всего один-единственный раз подвел что-то вроде итога — тяжелого и печального — чудом миновавшей нас трагедии. Как-то вечером, дождавшись, когда тетушка отправится спать, он признался мне, что, вероятно, никогда не найдет в себе силы простить Корнета за то, что мы оказались, в сущности, сообщниками Валентины Петровны Петрашовой…

— Да и себе я это вряд ли прощу, — грустно сказал он, присев рядом со мной на постель и устало склонив голову на мое плечо. — Знаешь, Малыш, если бы у меня было тогда хоть пару часов на размышления, я сумел бы преодолеть это идиотское, детское еще поклонение перед Виталькиным умом, силой… чем еще? Неважно! Но сумел бы и все равно позвонил бы Потехину, рассказал ему все, несмотря ни на какие последствия. Но я замешкался, растерялся, проявил непозволительную слабость и теперь — теперь нам придется жить с этим всю оставшуюся жизнь… Прости меня, Малыш!

— Гришанечка, — начала я, точно зная, что именно сейчас скажу. Но он быстро и нежно коснулся пальцами моих губ, заставляя умолкнуть. И я — промолчала. И так никогда и не спросила своего мужа, понимает ли он, что еще раньше стал сообщником целых двух убийств?.. В момент, когда легко и просто подмахнул ту проклятую Милкину статью, запечатлев рядом с подписью автора свое не подлежащее обсуждению резюме «Срочно в номер!»?.. Не думая ни о чем, кроме нашего извечного «наконец-то!». Наконец-то среди зевотного, скучного затишья — вот он, скандальный «держачок», золотой ключик к взлету тиража!..

О Милка, блестящая мастерица жестоких мистификаций, следовавшая страшным путем добрых намерений! Один раз… может быть, всего-то один раз за все свои газетные годы, ты заигралась и шагнула дальше, чем это дозволено каждому из нас, позабыв, что все мы — живые и, следовательно, подвержены смерти! Да и кто, в конце концов, из нашего брата папарацци в наше же смутное время может похвастаться, что не забывал об этом никогда?!

Но однажды где-то там наверху что-то срабатывает, раздается щелчок — и распахивается дверь перед Злом. Тем самым Злом, которое так легко выпустить и почти невозможно остановить, потому что, присваивая себе власть над чужими судьбами, ты навсегда теряешь ее над злом и добром в собственной душе и, значит, в собственной жизни…

Ничего этого я Григу не сказала. Ни тогда, ни после. Потому что всем сердцем люблю своего мужа, отца нашей Анечки, родившейся спустя девять месяцев после Милкиной гибели и названной нами в честь покойной матери Григория. Потому что, если непозволительно причинять боль чужим людям — тем более недопустимо причинять ее самым родным и близким в этом мире. В мире, в котором, в общем-то, по большому счету, никому ни до кого нет дела…


Недавно Нюточке исполнилось три месяца, а с момента Милкиной гибели миновало немногим больше года. Не все гладко «в королевстве нашем Датском», если иметь в виду газету, хотя она по-прежнему популярна среди своих молодых читателей и даже успела обзавестись за прошедшие месяцы приложением. Когда я говорю «не все гладко», я имею в виду прежде всего Корнета… Свою собственную горечь и сожаление о действительно так и не восстановившейся дружбе Оболенского с Гришей. Мой муж проявил необычайную твердость в этом вопросе. И вскоре после того как стало ясно, что статья Виталия о нашем «частном расследовании» Милкиной гибели никогда не будет подписана главным редактором ни в один из номеров «молодежки», Корнет ушел на вольные хлеба, окончательно засев в своей берлоге. И хотя изредка его новые статьи появляются на наших полосах, куда чаще имя Оболенского можно теперь встретить в других изданиях.

Самое лучшее из того, что случилось в моей жизни за этот год, — разумеется, рождение Анечки, право возиться с которой и по сей день оспаривают друг у друга сразу две бабушки. Впрочем, скоро у тетушки не будет по этой части соперниц, поскольку моя мама, убедившись, что и со мной, и с малышкой действительно все в порядке, собирается отбыть в самое ближайшее время в наш с ней родной город — к своей работе, которую пока не бросила вопреки пенсионному возрасту, к своим подругам, с которыми гоняет по вечерам традиционные чаи, к своим привычным радостям и огорчениям.

Что касается Нюточки, между прочим унаследовавшей от папы Грига необыкновенный цвет глаз, тот самый «чистый феррум», сбивший меня с ног несколько лет назад, она, вопреки тревожным прогнозам докторов, на удивление спокойный младенец. Наша с Григом дочь, которую отец обожает, спит по двадцать с лишним часов в сутки — все то время, которое у нее не занято едой и гульканьем после оной с любящими родственниками… Если и дальше ее характер не переменится к худшему, еще месяца через три я наверняка приступлю к своим рабочим обязанностям, по которым соскучилась не меньше, чем застоявшийся в конюшне рысак по беговой дорожке. Тем более что тетушка со своими обязанностями бабушки справляется, на мой взгляд, просто блестяще, пожертвовав ради Анечки даже консультациями, которые давала прежде коллегам, и имиджем элегантной, нестареющей и неувядающей светской дамы…

Я недавно слышала, как она объясняла по телефону кому-то из жаждущих с ней пообщаться докторов, что быть бабушкой — отныне ее главное в этой жизни занятие, поскольку ничего более важного она не знает! И мы с Григом уже почти привыкли к тому, что чаще всего видим теперь Лилию Серафимовну не в ее всегдашних светлых костюмах «аглицкого» покроя, а в заурядном халате, частенько заляпанном Анечкиной кашкой, на которую тетя постепенно переводит малышку по причине нехватки у мамы молока.

Я совсем ничего не знаю (так же как и остальные участники нашего «частного расследования») о судьбе Валентины Петровны Петрашовой, действительно словно растворившейся в пространстве и времени. Не знаю, какие именно кары пали на голову Николая Ильича за проваленное следствие. Но, судя по тому, что свою должность он занимает по-прежнему, кары были, видимо, не слишком тяжелыми и уж никак не роковыми. О себе могу в этой связи сказать, что рождение дочери все равно не сделало меня, в отличие от Корнета, абсолютной сторонницей тети Вали… Мщение не может быть, по-моему, оправдано ничем. Хотя бы потому, что укрепляет, а вовсе не прерывает цепь порожденного первым из преступников зла… И чем больше и чаще я об этом думаю, тем сильнее утверждаюсь в своем мнении.

Ведь зло, павшее на нас всех после исчезновения Петрашовой, очевидно: это не только разбившаяся вдребезги дружба Гриши и Корнета, но прежде всего — встревоженная собственная совесть, в обществе которой каждому из нас действительно предстоит жить всю оставшуюся жизнь.

Может быть, именно поэтому, пусть и не каждый день, как в первые недели и месяцы, но время от времени я по-прежнему вижу во сне Милку… Вновь и вновь в этих пусть редких, но от этого не менее тяжелых кошмарах моя подруга медленно, словно в рапидной съемке, падает с искаженным смертью лицом — вниз, во тьму — от пышно, гораздо пышнее, чем это было когда-то в реальности, накрытого праздничного стола… И у меня нет никакой надежды на то, что хоть когда-нибудь это прекратится и забудется навсегда.

И всякий раз я не успеваю сказать ей то, что хочу, и то, что скажу здесь и сейчас: прости меня, Милка, за то, что я не исполнила твою вторую просьбу и не назвала свою девочку твоим именем… Я не смогла. Прости меня за это, если можешь. И за все остальное — тоже прости…


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


home | my bookshelf | | Верни мне любовь. Журналистка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.6 из 5



Оцените эту книгу