Book: Одна ночь в Дубае



Одна ночь в Дубае

Хани Накшабанди

Одна ночь в Дубае

Дубай — это Нью-Йорк,

но также он Дели,

Париж

и Каир.

Это Эр-Рияд и Бейрут.

Дубай — это Я, это Ты.

Дубай будет таким, каким ты хочешь его видеть,

каким захочешь его увидеть ты.

от автора

Слушай голос внутри себя!

Эфтаб

Двадцать четыре часа

Когда она, укутанная в большое пестрое одеяло, тяжело разомкнула веки и посмотрела на часы, они показывали восемь утра. В поисках солнечного света, который в это время обычно уже проникал в комнату через зазор штор, она повернулась в сторону окна. Свет был слабым. Она подумала, что часы сломались, сейчас не восемь, а четыре, максимум пять.

Она взяла будильник с комода, сунула его под подушку и снова закрыла глаза, но через несколько минут вскочила, с сомнением посмотрела на будильник, потянулась за наручными часами и, жмурясь, поднесла их поближе, чтобы рассмотреть. Действительно, восемь. Будильник не врал. Но тогда где же солнце? С этим вопросом она присела на кровати, переводя взгляд с будильника на наручные часы, потом на шторы, из-под которых заглядывал застенчивый лучик. «Удивительно! Что-то точно случилось, — подумала она. — Либо с оконным стеклом, либо с солнцем. Может, все это просто сон».

Она зарылась в одеяло, но внутренне чувствовала, что уже пора вставать. Она села, свесив руки, откинула волосы назад, и ее взгляд остановился на окне. Затем она повернулась к красному медвежонку, с которым делила ночью постель, и пошла в ванную в пижаме, открывающей ягодицы до самой женственной точки. Умылась, почистила зубы и задумалась о том, чем же ей заняться на выходных. Сначала она выпьет кофе, потом легкий завтрак, потом снова разберет бумаги, а потом… Но куда же делось солнце?

Она собрала длинные черные волосы резинкой и направилась к окну в трех шагах от кровати. Площадь спальни была не больше, чем три на три метра. И если учесть объем набитого до отказа вещами шкафа и размер кровати, то пространства практически не оставалось. Чтобы пройти, надо было изловчиться.

На секунду она замерла без видимой причины и, вместо того чтобы раздвинуть шторы, взглянула на яркое в белых и голубых пятнах, как подростковая одежда, покрывало.

Она застыла в раздумьях у кровати: убрать ли шторы? Что-то ее тревожило и приводило в замешательство, как будто за шторой она встретится лицом к лицу со своей судьбой.

В этой короткой пижаме и при столь слабом освещении она была подобна написанной маслом женщине с холста: полной, не очень красивой. Маленький рот в попытке улыбнуться, небольшие уставшие карие глаза, непримечательный нос, длинные черные волосы, завязанные в неопрятный конский хвост резинкой.

Она продолжала стоять так, пока не взяла в объятия медвежонка, от которого ей передавалась такая же уверенность, как от мужского присутствия. Наконец она подошла к окну, чтобы раздвинуть шторы. Сначала открыла правую сторону, но, до того как дотронуться до левой, вскрикнула, и ее плюшевый кавалер упал на пол. Она попятилась и рухнула на кровать, прикрыв рот рукой, чтобы не вырвался крик.

Она не поверила тому, что увидела.

Конечно же, она спит! Это даже не сон, это кошмар! Она закрыла лицо руками, задыхаясь от ужаса.

Она спокойно подняла голову и посмотрела в большое зеркало, занимавшее полстены: бледный, растерянный вид. Вот из-за чего скрылось солнце!

Ах! Невозможно! Она все еще закрывала лицо руками, мотая головой из стороны в сторону.

Не без колебаний она встала и сделала два шага вперед к шторе, дабы удостовериться в том, что увидела, что она не бредит. Как ребенок, она вытянула шею, чтобы успеть заглянуть через окно на улицу, прежде чем побегут мурашки. Одернула другую половину, схватила обе шторы за середину и развела их, чтобы убедиться в том, что это было правдой.

Она все стояла молча, как каменный истукан. Только блеск глаз, отражавшийся в стекле, говорил о жизни в ней. Чтобы проверить, не обманывают ли ее глаза, она обвела взглядом знакомые ей предметы за окном, особенно внимательно внизу, у подъезда дома. Большой кусок земли, площадка перед зданием. Перед стоянкой, где вчера вечером она парковала свою машину. Вот в чем причина. Этот участок земли мешал проникновению солнечных лучей. Вернее, это была уже не пустая площадка, это была высотка, взбирающееся в сотню этажей. Она вскинула голову: насколько хватало взора, здание уходило вверх. На нижних этажах оно было облицовано зеленым стеклом и походило на древо или зеленое чудовище. Несмотря на то, что эта его часть была уже готова принять жильцов, огромные металлические леса еще венчали его верхушку, как терновый венец на голове распятого Спасителя.

Один, два, три, десять, двадцать, тридцать пять, шестьдесят. Она бросила считать, почувствовав, как затекла шея, которую она тянула из окна вперед и вверх.

За вчерашнюю ночь за окном до небес выросло здание. За ночь возникло сто этажей, и они продолжали пробиваться наверх. Небоскреб не пропускал свет в ее спальню. Вот так… Всего несколько часов, только одна ночь. Не было суждено больше появиться в ее комнате солнечному свету.

Она отмерила два шага назад и присела на кровать. Ощутив струйки пота на шее, вытерла их правой рукой, запрокинула голову и, скосив глаза, уставилась в потолок.

Собравшись, она снова поднялась и посмотрела на зеленый небоскреб, настежь открыла окно, полностью высунулась и повернула головой из стороны в сторону. Казалось, она ищет нечто, связывающее ее с этим местом, нечто, доказывающее, что это зеленое чудовище лишь ее утренний бред, не более того.

Вдалеке она увидела несколько башен на улице шейха Заида, провела взглядом поверх них, чтобы убедиться, что она находится в собственной квартире и что это не игра воображения обезумевшей от одиночества женщины.

Она взглянула направо и выделила соседнее старше ее дома на два года белое здание, одетое как невеста — в белое и блестящее с ног до головы. По краям бьющие слепящим светом прожекторы. Это здание рядом с пустырем, который уже не был таковым, было ей знакомо. Справа — другое здание, возводить его закончили всего несколько месяцев назад. Красивое, элегантное, с широкими балконами, карнизы которых украшены восхитительными металлическими деталями.

Оба здания — старое белое двухлетней давности и то, другое, слева — говорили о том, что зеленый великан не был галлюцинацией, он вырос за ночь на месте, до вчерашнего дня стоявшем пустым.

Как только ее коснулся холодный утренний ветерок, тихо в рассеянности она прикрыла окно. Обвела спальню взглядом: потолок, пол, шторы, большое зеркало. Она в своей маленькой комнате, в своей квартирке, куда никогда больше не заглянет солнце.


* * *

Ей тридцать. Обычная внешность, стандартная фигура. Не выпускает изо рта сигарету. Характер ровный, но ожидание ее раздражает, ей не хватает терпения, и только Бог здесь может помочь. За четыре года в Дубае, городе, который никого не ждет, она привыкла к спешке в делах. Противоречивым образом иногда она бывает серьезной, иногда рассеянной, порой решительной, порой сомневающейся, сочувствующей или жесткой в зависимости от ситуации. Коротко говоря, она была, если обратиться к знакам зодиака, их полным смешением. Однако ни одним из них нельзя было назвать то, что появилось у нее за окном.

Она часто думает о том, что ушло безвозвратно, и не заботится, что будет с ней завтра. Такое безразличие является следствием печального опыта, толкнувшего ее бросить все на произвол судьбы. И если есть у нее мечта, к которой она стремится, то не большая, чем у остальных девушек — создать семью и удержаться на должности, которая спасет ее в случае предательства мужчины. Что касается работы, то ей повезло больше многих других. Она быстро сделала карьеру в крупном агентстве недвижимости от посредника до директора по связям с общественностью. И хотя ее зарплата составляет четырнадцать тысяч дирхамов плюс вознаграждения, это не такая большая сумма в городе, который дороже, чем Лондон и Париж. Поэтому она ведет рутинный образ жизни, и не всегда живет по расписанию. Половина зарплаты уходит на аренду маленькой квартиры, а оставшаяся часть на необходимые для женщины, которая не любит роскошь, вещи, но в то же время не скупится на одежду и косметику. Вместе с тем можно сказать, что она выглядит элегантно, а несколько штрихов макияжа добавляет ей привлекательности. Отношения с сослуживцами в любой ситуации у нее полуофициальные. Что касается друзей, то у нее только две подруги. Одна два года как уехала во Францию, а вторая занята малышом, которого родила три месяца назад.

Общение с людьми разных национальностей и взглядов она находила несколько беспокойным, но отличным способом заполнить свободное время. Однако, как было ею замечено, за столь долгое общение с агентами на рынке, живущем в бешеном ритме, где люди превращаются в автоматы для денег и где нет места чувствам, она потеряла женскую мягкость. Как часто она ловила себя на том, что стала машиной, чья единственная забота — добыть соответствующую своим нуждам сумму, которой хватит на покупку небольшого дома на родине по возвращению.

Однако было кое-что особенное в ее жизни, большей частью проходившей на работе и дома: она углублялась в чтение книг по менеджменту, рыночной экономике и управлению личностью, которые давно уже заменили ей романтические истории, полные грёз.

Что же она искала меж строк в этих книгах?

Однажды задав себе этот вопрос, она не нашла убедительного ответа. Желание представить себя парящей высоко с сильными мира сего, играющими человеческими личностями? Нет. Это ощущение своей беспомощности, неверия ни в себя, ни в других. Иногда она думала, что найдет способ осилить все эти книги. Но подобные мысли были смешны среди людей, с которыми ее ничего не связывало. С первого же дня пребывания в Дубае она поняла это. Это было второе правило, усвоенное ею в этом городе. Первое — что дружба здесь коротка и редка, а второе — что держать книги здесь было ошибкой.

Гостиная ее квартиры была не намного больше спальни и могла вместить единственный диван, где небрежно брошенной лежала одежда, в которой она ходила вчера вечером в ресторан. Там собралось больше десятка ее знакомых. Почти со всеми из них ее связывала работа. Друзьями по воле они не были.

Она обвела взглядом свои пожитки, потом стену гостиной, которая представляла собой сплошной цвет до самого потолка, и отметила, что и в собственном доме можно найти новые подробности, не видимые ранее. Комната показалась ей кубиком льда.

Гостиная соединяется с маленькой кухней. Их разделяет только невысокий мраморный столик. На нем блюдо с яблоками и двумя бананами, один из которых похож на кривой йеменский кинжал, затронутый ржавчиной, переходящей в черноту. Она села, огляделась вокруг и представила себя живущей в одном из тех игрушечных домиков, которые ей покупал отец. Вчера она казалась Гулливером на их фоне. А сегодня она лилипут внутри одного из них.

Она закурила и стала нервно выпускать дым. Обычно по утрам она была бодрой, но вид зеленого небоскреба вывел ее из себя и перевернул все внутри. Что-то заставило ее задрожать. Она пошла на кухню, приготовила себе утренний кофе и вернулась, чтобы докурить. Она казалась бледной, как блеклого цвета стена, уставшей и утомленной.

Она скрестила ноги и начала играть прядкой волос, держа ее перед глазами.

Догорающая сигарета ужалила ее. Из головы не выходило здание, чудом появившееся за ночь. Ее мучили многочисленные вопросы: как его построили в одну ночь? что за волшебство? разве строительной компании такое под силу? Нет. Конечно, она видит сон. Нет сомнений.

Она закурила вторую сигарету и бросила пачку на стол пурпурного оттенка, где стояли разноцветные фаянсовые солдатики и куколки. Коллекционирование статуэток было ее давней страстью, ими были уставлены все свободные уголки ее жилища. Только они и были сегодня ее семьей на чужбине. Не пересчитывая их, она отвечала: «Сорок одна». Их действительно было сорок одна, что вызывало у нее недоумение, поскольку как же она могла запомнить все, что собрала за многие годы, имея такую, как говорили про нее, короткую память? От куколок она опять вернулась к размышлениям о зеленом небоскребе: замечала ли она раньше, что его возводят, не обращая внимания на работу в суматохе? Может быть, они начали стройку несколько месяцев назад или хотя бы недель? Она спросила себя: когда в последний раз выглядывала в окно? Уже несколько дней, если быть точной, одиннадцать, она не подходила к окну. Думая об этом, она удивилась еще раз: как так точно она смогла определить дату? Но она отчетливо помнила, что еще вчера, только вчера, видела эту землю абсолютно пустой.

Она со вздохом поднялась, взмахнув руками перед собой, как будто отмахиваясь от пыли, нашла телефон и набрала номер Солейна, служащего-индийца из супермаркета внизу. Она хотела, чтобы он как всегда принес хлеба и бутылку молока. Обычно она не могла обойтись без записной книжки и поэтому была изумлена тем, что помнила его номер наизусть, как будто набирала его десяток раз на дню.

Когда на другом конце ей ответили, она произнесла: «Это… это…» — и замолчала, потом вовсе повесила трубку. От растерянности она прикрыла рот ладонью и немного подождала, прежде чем дрожащей рукой снова набрать этот номер. Солейн ответил. Она сбивчиво проговорила: «Это… это… это квартира 17» — и попросила, что хотела.

«Будет сделано, мадам!» — ответил ей служащий супермаркета и положил трубку.

Некоторое время она стояла, задумавшись: «А кто я?

Кто я? Почему не назвала себя?»


* * *

Была уже середина дня, а она все переходила из гостиной в спальню и обратно, то здесь наведет порядок, то там протрет. Слава богу, выходные! Без уборки она не могла никого принять, хотя на это может уйти весь день.

Хлопоты по дому отвлекли ее от соседнего небоскреба. Она все еще пребывала в замешательстве и недоуменно продолжала искать причину, по которой не представилась служащему из магазина.

После того как ее квартира приобрела вид человеческого жилища, она встала у окна и взглянула на зеленый небоскреб. И хотя она рассматривала его уже в четвертый раз, у нее опять затряслись поджилки. Она стала вглядываться в детали, которые оставила незамеченными в первый раз, пребывая в шоке. Она обвела взглядом широкое основание в зеленом стекле и разглядела большой вход, ведущий в чрево здания. Дом, казалось, был готов разместить жильцов, если бы не леса наверху, которые все поднимались и поднимались. Не было ни балконов, ни окон, только зеленое стекло, уводившее дом высоко-высоко.

Она попыталась определить на глаз размер комнат в квартирах, которые еще не были убраны в стекло. Комнаты, похоже, были площадью с ее квартиру. Она тут же посмотрела на свою спальню и отметила, насколько она меньше, чем комнаты в соседнем доме. Но насколько же те комнаты и ее сегодняшние были теснее комнат у нее дома, в ее стране, подумала она. Удивительным образом она припомнила число этажей, квартир и имена старых и новых соседей, живших там.

Около часа дня она приняла душ, оделась в легкую домашнюю одежду и села перед телевизором, программы по которому смотрела без разбору. Выбрала дублированный турецкий сериал, но не стала следить за его развитием. В голове опять вставал вопрос: почему она не назвалась по телефону, когда заказывала хлеб и молоко? Что было такого страшного в том, чтобы назвать себя? Непонятно почему, волной за первым вопросом вставал второй: как же мог дом вырасти за ночь?

Она обессилела от поиска связующего звена между этими двумя вещами до такой степени, что в глазах появились странный блеск и необъяснимый ужас. Она ни от кого не скрывала своего имени. Просто не помнила его!

Она зажала голову руками, опустилась на колени и прижалась к ним грудью, будто корчась от боли в животе. Потом подняла голову и посмотрела в потолок, не зная, плакать ей или смеяться. Через несколько секунд она поймала себя на том, что делала и то, и другое: «Я забыла свое имя… забыла».

Полчаса она пыталась вспомнить, как ее зовут, но напрасно. Она посчитала, что частично потеряла память, но другая часть памяти работала безотказно. Она помнила бесполезные имена и ненужные номера, которыми давно уже не пользовалась. Для пущей убедительности она попыталась восстановить некоторые картины вчерашнего дня, вспомнить коллег, которых видела за ужином. Назвав имена всех, она пошла еще дальше — припомнила события прошлой недели: агента, который беспрестанно за ней ухаживал, сослуживца, который подарил ей книгу «Вода цвета утопленника», вспомнила имя ее автора и количество страниц. Она отмотала еще назад и вспомнила произошедшее за месяц: процент положенных ей вознаграждений, телефонную задолженность, которую погасила с опозданием, сколько раз звонила ей мать. «Ах!» — вскрикнула она, записанные на пленку памяти старые воспоминания вставали перед ней, как будто это давнее прошлое случилось только вчера. С места, где она находилась, она посмотрела на зеленый небоскреб, выросший у нее за окном, и вскочила в поисках мобильного. Ей пришло в голову, что ответ может таиться в нем.




* * *

Дрожащими руками она пыталась отыскать сегодняшнюю дату в телефоне. Хотя она отлично ее помнила, она ждала, чтобы это оказалось не так. Не может быть, чтобы вчера она заснула с пустырем за окном, а на следующий день обнаружила там здание высотой больше ста этажей. Возможно, она проспала какое-то время, несколько дней или недель. Однако вопрос: сколько дней нужно было проспать, чтобы выросло высотное здание?

Она бросила мобильный и медленно подошла к окну, посмотрела на зеленое здание и снова принялась считать этажи. Один, четыре, десять, двадцать, пятьдесят. «О боже!» — чуть слышно вскрикнула она. — «Этажей стало еще больше!» — и прикрыла рот рукой. Всего за час здание поднялось еще на немного. «На сколько?» — спросила она и посмотрела на верхушку здания. Даже квартиры, которые были недавно открыты ветрам, теперь упаковались в зеленое стекло.

Она посмотрела вокруг зеленого здания, потом на постройки вдалеке за ним, чтобы лишний раз убедиться в том, что она по-прежнему в своей квартире в Дубае.

На мгновение ей показалось, что она потеряла способность думать. Она свалилась на кровать и приложила ладонь ко лбу, как если бы ее мучила головная боль. Она почувствовала, что пространство вокруг закружилось в цыганском танце. Она все еще смотрела на окно и думала, что если подойти к нему прямо сейчас, то можно будет насчитать еще этаж.

Она внимательно посмотрела на свое отражение в огромном зеркале и подумала, что ее имя, которое она забыла, как-то связано с этим зданием. Она поднялась, как пьяная, и еще раз потерянно посмотрела на себя. Помолчав и постояв, как на похоронах, она кинулась в гостиную, словно спасалась бегством в ночном кошмаре.

Она немного успокоилась, увидев кольца дыма, поднимающиеся от оставленной ею сигареты, попыталась ни о чем не думать, но не смогла. От звонка мобильного телефона она подскочила, но продолжала смотреть, как он вибрирует на краю дивана, куда она его бросила, и не отвечала. Когда он смолк, она взяла телефон в руки.

Похоже, это был международный звонок — номер не определен. На секунду она пожалела, что не ответила. Может быть, это был нужный звонок, и благодаря ему она бы вспомнила.

Вместо того чтобы расслабиться или припомнить что-нибудь важное, ее мозг начал работать в другом направлении, выуживая удивительные детали образов старых друзей и далеких мест. Когда она попыталась как-то связать это со своим именем, в третий раз потерпела неудачу. Но вместо этого стала припоминать совершенно ненужные вещи: номера машин, даты покупок, два телефонных номера, одним из которых она уже не пользовалась. Она помнила все встречи будущей недели, имена агентов, с которыми предстояло иметь дело. Ее память была заполнена прошлым и будущим, но настоящее, ее фамилию или хотя бы имя она не выдавала.

Она бросила думать и распласталась на диване, решив, что лучший способ что-либо вспомнить — забыть об этом. Она присела и следующие полчаса была занята тем, что перебирала куколок, стирала с них пыль и снова расставляла, словно это были солдаты, которым предстояло вступить в бой. Но она свой бой опять проиграла.

Она зажала голову руками и слабым голосом начала повторять многочисленные имена, смотря себе под ноги: «Самия, Сальва, Суад… Нет, не то». Она заметила, что везде присутствует буква С. «Наверняка, в имени есть С».

Она снова начала бормотать: «Рання, Рувейда, Рихаб… Все не то!» — произнесла она раздраженно, отметив, что повторяется буква Р. Если взять две повторяющиеся буквы, то вероятнее всего сложится имя Сара. Но она не Сара. По крайней мере, она так чувствовала. На мгновение она посчитала, что ушла далеко от своего настоящего имени. Она очнулась, перебирая женские имена, приходившие на ум, уставившись на черные настенные часы над телевизором. Потом ее осенило, что, возможно, ее имя не обязательно исключительно женское, и начала медленно проговаривать общие для мужчин и женщин имена: «Щамс, Камар, Hyp, Раджа». Затем пустилась быстро: «Аффат, Афаф, Али, Мухаммед, Ахмед… Ооох!» — выдохнула она с силой из груди весь воздух и прикрыла лицо ладонями. «Дура! Дура!» — задыхалась она. Она сжала кулаки, как боксер перед раундом и затряслась всем телом.


* * *

Она подошла к окну своей комнаты, чуть не упав, схватилась за края штор, немного отошла назад, посмотрелась в зеркало и обнаружила едва заметные черные круги вокруг глаз, которых еще утром не было.

Она умылась несколько раз в ванной, затем, опираясь о края раковины, поближе рассмотрела в зеркале круги. «Неужели я так постарела за эту ночь, что забыла, как меня зовут?» — спросила она про себя, потом прилипла к зеркалу и принялась искать на голове седые прядки.

Чтобы не озябнуть, она набросила халатик, прошла к платяному шкафу и стала перебирать одежду в нем, время от времени украдкой поглядывая на тянущееся вверх здание. Рабочие наверху возились, как заводные игрушки. «Разве у них не выходной?» — подумала она. — «Да. Сегодня выходной. Почему бы не сходить на море?» — и тут же почувствовала, как ее имя нырнуло глубоко в складки памяти. Она должна кинуться за ним туда же, чтобы поймать. Море поможет ей. Она надела белый купальник с весенней розочкой, короткие джинсы и просторную блузу небесного оттенка. Во втором часу она покинула свою квартиру.

На выходе из подъезда она столкнулась с проживающей здесь русской женщиной, которая громко спорила с одним из охранников, индийцем по происхождению. Та была не сильна в английском, и охранник плохо понимал ее. «Если бы каждый говорил на своем языке, они лучше бы поняли друг друга», — подумала она и прошмыгнула из подъезда.

Она завела свою белую машину, приобретенную в прошлом году, полноприводную, как почти все, что водят женщины в Дубае. Эта машина для нее — еще одна квартира: здесь сумочка, там макияж, пара обуви, кое-какая одежда.

Прежде чем отправиться на море, она снова поймала себя на том, что разглядывает зеленого великана. Отсюда, снизу, здание выглядело иначе: как кубики, водруженные один на другой, и чем выше, тем меньше они казались. На зеленом стекле нижних этажей переплетался сияющий серебром металл. До слуха доносился грохот оборудования, работающего на высоте.

На большой скорости она поехала в сторону улицы Джумейра, где был удобный спуск к морю. В это время в субботу улицы были почти пусты. Дорога заняла не больше четверти часа. По пути она думала о своем имени, которое куда-то исчезло, и о доме, выросшем за ночь, вопрошая, что же здесь общего? Чувство собственной ничтожности перед огромным зеленым зданием напугало ее, напомнив об одиночестве, которое она пыталась игнорировать, но забыть о котором было абсолютно невозможно, как заключила она. Страх объяснял, почему затерялось ее имя в городе, который не переставал меняться день за днем, чтобы следующим утром предстать совершенно другим. Этого достаточно, чтобы человек спросил у самого себя: где я и кто я?

Приехав на море, она еще несколько минут посидела в машине, разглядывая чистое небо. Возможно, чтобы избавиться от плена зеленого небоскреба, она нуждалась в защите свободного пространства. Она вышла из машины и направилась в сторону моря, расстелила большое полотенце, растянулась в купальнике и посмотрела вокруг, насколько тянулся песок. Пляж был заполнен наполовину. Приди она сюда вчера, нашла бы его забитым до отказа людьми всех национальностей. Настоящий парад женских купальников и мужского исподнего десятков индийцев и ланкийцев. Их вид ее раздражал, хотя места было много и отдыхающий мог спокойно представить себя на Гавайях или Сейшелах. Приглядевшись к лицам, сплетениям рук мужчин и женщин и их фигурам под солнцем на белом песке, она поняла, что мужчине нравится женщина, безропотно лежащая перед ним горизонтально, а не вертикальная, стоящая против него. Любовь для него — это секс. А секс для нее — это любовь. Она вгляделась в бесконечность вокруг. Как никогда ей хотелось одного — не быть в одиночестве.

Она спустилась в воду и ощутила прохладу и прилив бодрости. Пять шагов вперед, пять назад, вернулась на свое место, натерлась маслом и взяла читать книгу, которая уже несколько месяцев валялась в ее сумке — «Вода цвета утопленника» Эмиля Чорена. Та самая книга, которую подарил ей сослуживец, увлеченный литературой, тот, чьей мечтой было стать прославленным писателем. Она сочувствовала этому человеку, которому раз за разом не удавалось опубликовать хотя бы статью в какой-нибудь местной газете. Наткнувшись на что-то из его сочинений, она догадалась почему. У него были хоть и глубокие, но неудобопонятные фразы. Однажды он сказал ей, что автору, чтобы стать знаменитым, нужно одно из двух: благоволение неба или ранняя смерть. Несколько месяцев он уволился, и она ничего о нем не слышала, пока не получила письмо, в котором говорилось об успехе первых опубликованных им работ и о том, что к изданию готовится его роман. Его письмо заканчивалось фразой, которая ее немало удивила: «Я сотворил свою удачу». Она листала страницы книги, вспоминая своего давнего сослуживца, который повторял вслух: «Человеку легко быть глубоким, достаточно примириться со своими недостатками». «Если бы я была глубокой, я бы не забыла своего имени», — подумала она. Через два часа поверхностного чтения она почувствовала раздражение, собрала вещи и ушла.

Она снова поехала вдоль моря по улице Джумейра, где располагались бесчисленные торговые и медицинские центры до самой «Бурж аль-Араб». На одном из поворотов ей пришло в голову посетить дом, где она останавливалась на несколько дней, впервые приехав в Дубай. Возможно, она найдет подругу, которая может там до сих пор жить. Но она понимала, что скорее всего она никого не отыщет из тех, с кем познакомилась в первый день. Те, чьи пути разошлись в Дубае, никогда уже не встретятся, даже на улице шейха Заида с его шестиполостным движением в обе стороны.

Вдалеке появилась «Бурж Халифа». «Интересно, а как это все смотрится с высоты?» — подумала она. Вскоре показались башни улицы шейха Заида. В редком влажном тумане они стояли черными крепостями, на крышах горели огни. Иногда здание венчали четыре или пять прожекторов, похожие на проблесковые маячки самолета. Перед ней были гигантские здания, обнимающие небо, словно заявляющие этими огнями о своем присутствии. Им хотелось сказать всему миру: «Я здесь!». Именно это и кричало с самого утра зеленое здание, выросшее по соседству. Без огней. Она вспомнила, что на второй день после приезда она прошлась по улице шейха Заида, рассматривая здания и считая в них этажи. Удивителен восторг человека перед всем, что выше его, как будто с самого рождения он на пути наверх, на небеса!

Ее неутомимая память возвращала все, кроме имени. Она свернула на машине на улицу аль-Манхуль, а с нее — к дому, в котором жила первое время по улице аль-Роля. Перед пятиэтажной постройкой она притормозила. Это место первое в молодящемся городе четыре года назад приняло ее. Она поднялась на третий этаж и остановилась перед квартирой 39. Она немного колебалась: время для визита неподходящее и визит странный. Однако уверенность в том, что за дверью проживает большое количество девушек, большинство из которых в Дубае первый раз, как и она когда-то, придало ей смелости постучать. Это был пункт для вновь прибывших. Квартиру сдавали сириец с женой. Из четырех комнат они сделали гостиничные номера. Порой в комнате проживало больше трех девочек.

Дверь открыла женщина за сорок, жена того сирийца.

— Добрый вечер! Извините, что без приглашения.

— Прошу! Вы ищете комнату?

— Нет. Я жила здесь четыре года назад. Вы меня не помните?

Сирийка вгляделась посетительнице в лицо и ответила вопросом:

— Вы жили здесь?!

— Да.

Но она не вспомнила и спросила еще раз:

— В какой комнате?

— В той, справа. Я оставалась там две недели.

— А как тебя зовут, дорогая?

Она не знала, что ответить, и вышла из положения притворной улыбкой:

— Я жила с русской девушкой. Ее звали Наташа. Такая белокожая, высокая, длинный золотой волос.

Сирийка сомневалась:

— Наташа… Наташа… Может быть. Я не помню, здесь много было русских. А сейчас никакой Наташи нет.

Все могло бы измениться, вспомни сирийка девушку, стоящую перед ней. Но она, даже если и узнала лицо, то не помнила, как ее зовут, одну из многих, переступавших порог этого дома, тем более что эта история четырехлетней давности.

Женщина пригласила ее войти, подала чашку кофе и завела разговор о жилье и дороговизне, о том, что цены взлетели выше самой громадной башни города.

Возможно, женщина намекала таким образом, начав разговор о дорогих ценах, на то, что придется заплатить больше, чем в тот раз, на случай если она хотела снять комнату.

— Я здесь для того, чтобы отыскать старых подруг. Только за этим, — сказала она и назвала ей имя другой девушки, из Польши, и третьей, с Украины.

Но женщине ни одно из имен ни о чем не говорило.


* * *

В четыре в полной рассеянности она снова выехала на улицы Дубая. Погруженная в раздумья, она вела машину, пока не повернула на улицу шейха Заида, где в ряд, как пехота на военном крейсере, выстроились сияющие башни. Слева показалась «Бурж Халифа», корпусом похожая на ракету, готовую к старту. «А зачем ее запускать? Она и так парит в космосе».

Как только башня осталась позади, слева и справа перед ней встали другие стеклянные небоскребы разной высоты — из Города высоких технологий, Поселка просвещения и Информационного городка. «Боже мой! Где они взяли столько стекла?» — изумилась она, как каждый, кто первый раз видел их. Они все вырастали и вырастали. В какой-то момент она спросила про себя: «Неужели они тоже возникли за одну ночь?». Она вцепилась в руль и пустилась, как гонщик, не смотря по сторонам. Именно так каждое утро она ездила в офис на работу, и это объясняло, почему она не замечала, как растет город. «Город соперничает со своими создателями», — задумалась она, проезжая вдоль линии метро. Она остановилась у одной из станций, похожей на раковину-крепость. Справа виднелся причал Дубая, заполненный роскошными яхтами, которые бороздили по водным каналам, соединяющимся с морем, между башнями различной высоты. С первого дня ее пленил этот район. Как она хотела жить здесь! Только цены на жилье кусались. На противоположной стороне располагался квартал башен на озерах, который она рассматривала как вариант, если решит однажды переехать, а набережная будет совсем не по карману. Быстро миновав это место, она оказалась недалеко от торгового центра «Ибн Батута» на окраине города, через которую лежала дорога к Джабаль Али. Строительные работы тянулись даже вглубь, шокируя любого, попавшего сюда впервые. Здесь строится мост, там роют канал, каждый день запускаются новые трассы. Она уже не понимала, откуда приехала и в какой стороне выезд. От всех этих скорых перемен она вопрошала: найдет ли она дорогу домой, откуда выехала пару часов назад? все ли на своем месте?

Поскольку уж заехала сюда, она решила посетить центр «Ибн Батута». Это был шанс освежить впечатления встречами с новыми людьми и закупить все необходимое на следующую неделю. С трудом она отыскала место для парковки, неровно поставила машину и вышла. Проходя по галереям центра, она поймала себя на том, что спешит, лишая себя возможности рассмотреть замечательные детали. Лишь две вещи привлекли ее внимание: индийский слон в натуральную величину и зал в персидском стиле. Именно под его куполом, зачаровывающем своей высотой, она поняла, что бежит. Она почувствовала, что эта высота, а также зеленый и голубой оттенки, в которые был раскрашен купол, именно из-за них она забыла сегодня утром, как ее зовут.

Она вернулась туда, откуда начала, и пошла медленнее. Через полчаса прогулки то скорым шагом, то в размышлениях она зашла в супермаркет центра и вышла оттуда через час с полной тележкой. Хотела было направиться к машине, но ее остановил аромат кофе, идущий из соседнего кафе. Она присела за столик в центре зала, попросила кофе и начала изучать присутствующих. Сначала она пыталась определить, чьи лица печальны, а чьи излучают радость, кто одинок, а кто полон жизни. Никто не был грустным настолько, чтобы искать, с кем разделить свою печаль, но и тех, кто сиял бы от счастья, тоже не было. Что касается одиночества, то оно оказалось написано на всех лицах, особенно женских. Как часто она задавалась вопросом: «Неужели мужчины не страдают от одиночества?».

Она залюбовалась девочкой, прыгающей вдалеке от матери. У девочки были длинные каштановые волосы, яркое платье, туфельки в белую и цветную полоски. Вдруг ее отвлек спор двух ливанок. Она не поняла, из-за чего он возник, однако ей показалось смешным, что они стали ссориться по-английски, когда одна из женщин на нем еле-еле говорила.



Ссора стихла также быстро, как началась. Она спокойно пила кофе и разглядывала черты сидящих перед ней. Ей показалось, что она в точке пересечения полушарий и перед ней проходит весь мир. Впервые она заметила, что люди не прогуливаются, а несутся в спешке. Да и она сама также торопится неизвестно куда. Зачем? Они похожи на стадо, бегущее от чего-то. Однако это было стихийное стадо, животные бегут в одном направлении.

Бегут. Бегут. Даже те, кто идет медленно, в душе они бегут. Она была убеждена, что если их души оторвутся тел, то вырвутся далеко вперед.

Мимо нее прошли арабские женщины, обращающиеся к своим детям на английском. «Они очень хотят стать англичанами», — сказала она про себя. Через некоторое время прошла группа индийцев, тоже говоривших по-английски, и она съязвила: «А эти просто настаивают на том, что они британцы».

Среди толпы она выделила семью, которую приняла за американцев. Мать везла младенца в коляске, отец шел горделиво, скромность его была напускная, словно в одном кармане у него Белый дом, а в другом ядерное оружие.

Она просидела еще десять минут, прежде чем сделать последний глоток кофе. Не успела уйти, как рядом присели девушки из Эмиратов. По тому, как они были разряжены и какие у них были прически, можно было подумать, что большую часть зарплаты они оставляют в салоне красоты.

Она покатила тележку. Несмотря на внешнее спокойствие, внутри росла злоба на глупую память. С тех пор как она потеряла свое имя, как она стала никем, она мечтала встретить кого-то, кто скажет ей: «Эй….! Как дела?».

Еще не было семи, когда она остановилась перед домом. Выйдя из машины, с прежним изумлением взглянула на зеленого стеклянного великана. В слепящем освещении на верхушке и у основания здания рабочие не прекращали работу. Она взяла сумки и поднялась в квартиру.

Она не подозревала, какой сюрприз там ее ждет.


* * *

То восстанавливаясь, то отвлекаясь за покупками и наблюдениями ее память уже не старалась вспомнить забытое имя. Однако, войдя в квартиру, она с новой силой стала о нем думать. Уже прошло столько часов, а она не вспомнила. Это было уже серьезнее, чем временный сбой памяти.

Она сложила все покупки на столик в углу маленькой кухни, за которым едва расселись бы двое, сняла с себя одежду и вернулась к списку имен: Лейла, Афра, Суад, Амаль… Она пришла в такую ярость, что от ее рубашки незамеченной отлетела одна из пуговиц. Она встала перед зеркалом и посмотрела на себя. Мозг судорожно вспоминал. Хотя бы одну букву из имени!

Она сняла с себя все и осталась так стоять без движения, как будто задумавшись о чем-то, прошла в ванну и под прохладной водой, которую так любила, вернулась к игре в имена. Однако вскоре почувствовала, что сил нет совсем, и упала на кровать, завернутая в полотенце, избегая смотреть в сторону окна. Она заняла себя мыслями о том, что приготовить на ужин, стала искать сигареты, но обнаружила, что забыла купить их, а также салфетки, а сегодня вечером или завтра встреча.

Время. Время. Давний враг… В голове вертелись мысли о женщине, о том, что у нее только два возраста — зрелость и отчаяние. И несмотря на одиночество, которое она испытывала по выходным, она считала себя удачливее других. Другие ничего не знали о жизни. Не любили, не испытывали страсти, ничего не пробовали. Она подумала, как страшно девушке около тридцати быть еще девственницей. А как пугает сорок лет, если она одинока!

Когда она размышляла об этом, то обычно думала обо всех женщинах, о том, что ими управляют числа. У беременности — определенный срок, у цикла тоже, брачный возраст тоже выражается в цифрах, и даже у отчаяния есть свое число.

Однако и мужчинами цифры управляют тоже, но только в том, что касается денег. Другие же цифры не значат для них ничего. Поэтому перед лицом денег женщина для мужчины ценится недорого.

Она распласталась на спине, повернулась в сторону окна. Что-то ее тянуло туда. От зеленого здания шел странный свет. Она, было, подумала, что это строительная подсветка или наконец на крыше установили прожекторы. Однако огоньки, которые она увидела, казались другого рода. Они шли изнутри здания, а не снаружи. Она тихо подошла к окну, отодвинула край шторы, посмотрела, застыла на мгновение и пробормотала, качая головой: «Не может быть! Не может быть!».

Нижние этажи здания, которое появилось за одну ночь и продолжало расти, начали заполняться новоселами. Даже повесили шторы, и за ними зажглись лампочки. Где-то то ли мужчина, то ли женщина, она не смогла определить, ходил туда-сюда, как будто что-то готовил на кухне.

Здание все еще продолжали строить. Оно поднималось ввысь, а нижние этажи заселялись. Что нам готовит утро?!

Ей стало не по себе. Что-то заставило ее надеть спортивный костюм и покинуть квартиру.

Она свернула на улицу Джумейра, но прежде чем доехать до нее, остановилась отдышаться. В зеркале салона она увидела свои глаза. Черные круги никуда не делись. Она проговорила что-то невнятное, пытаясь расслабиться, и глубоко дыша. Но ей помешал гудок автобуса, на остановке которого она встала. Раздосадованная, продолжила свой путь к небольшому торговому центру, куда наведывалась время от времени. У главного входа на нижнем этаже ее все еще трясло.

Она не случайно выбрала это место, как могло показаться. Была надежда встретить там за чашкой кофе или на прогулке с семьей подругу или коллегу. Случись так, она вспомнит свое имя, как только его произнесут. Она посмотрела направо-налево, как человек, действительно ищущий товарища, с которым условился встретиться, и вошла через главный вход. Обошла несколько магазинов на нижнем этаже, потом на верхнем, но больше смотрела на толпившихся посетителей, чем на выставленные товары. Прежде чем спуститься вниз, сделала быстрый круг по ресторанному дворику, обращая внимание на каждый столик. Люди так увлеченно поглощали свою пищу, как будто, смешно сказать, это была их последняя трапеза.

Внизу в холле, сквозь крик играющих и бегающих взад-вперед детей она попросила кофе.

Но стоило ей присесть, как произошло нечто необычное. Ожила и заработала с бешеной скоростью память, добираясь до имени, которое ей казалось знакомым. Имя маячило вдалеке, как мираж, но не проявлялось. Какие-то мгновения ей казалось, что она сейчас вспомнит его. Однако оно не замедлило исчезнуть. То близко, то далеко вырисовывались образы старых знакомых и давно забытые имена, атаковавшие память. Она почувствовала, что второе потрясение, когда она увидела жильцов новостройки, стало причиной этого удивительного бунта памяти, и решила прибегнуть к уловке: начала целенаправленно восстанавливать имена и события, с ними связанные. Внезапно всплыло то, о чем ей говорили родители, два брата и ее единственная сестра, которая живет в Канаде.

И вдруг она вспомнила его… Она не хотела, но так получилось. Она вспомнила — не свое имя, а его… Салим. Мужчина, который ее бросил или которого бросила она. И через четыре года после их последней встречи она не знала, кто из них стал причиной расставания. В памяти вновь возникло его имя, его образ, запах его духов. Она возненавидела свою память за то, что та вернула его. Она бы лучше отдала свое имя и воспоминания всей своей жизни, только чтобы не помнить Салима — красавца, которого она любила два года. Когда она встретила его первый раз, почувствовала, что ждала именно его. После поняла, что ошиблась. Потом он оставил ее, или она его. Она устала от размышлений и самокопания.

Две вещи заставляли ее избегать воспоминаний о Салиме: ее отец и он сам. Отец своей жесткостью, тем, что совершенно ею не интересовался. Ему недоставало отеческой нежности, его никогда не тянуло просто погладить ее по голове. Своей жесткостью он выстроил между ними глухую стену, которую она не могла сломать, даже если хотела с ним поговорить или поздравить с наступающим праздником. Пропасть между ними все росла, пока тоненькая ниточка не оборвалась, когда он заставил ее выйти замуж за человека, с которым она прожила два месяца и вернулась домой, полная разочарований. Хотя она легко попадала под мужское очарование, внешность ее мужа оказалась для нее не убедительной, несмотря на то, что он был добр с ней и терпел ее капризы. Она не была строптивой, хотя и прославилась своим детским упрямством, которое впоследствии переросло в стремление к совершенству и серьезность. Ей пришлось обострить в себе эти качества, когда она стала женой человека, которого не любила и который внешне был ей неприятен. Она худенькая, он круглый. Ей нравились высокие, а он был ниже ее на несколько сантиметров. После, когда секс для нее стал искусством, она поняла, что с ним его не было, с ним было просто недоразумение. Настоящий секс — это не только соприкосновение тел, а то, что ему предшествует и наступает после, поскольку это акт любви, а не физический акт. Именно этого и не учитывал ее муж, как и многие, которых она узнала после него. Все эти причины толкнули ее при первом же конфликте осознанно собрать вещи и вернуться к родным.

Кнутом, и пряником они пробовали заставить ее изменить свое мнение. Но решение уже было принято. Тогда мать спросила ее: «Что же теперь будет?».

Этот вопрос вызвал в ней бурю протеста, поскольку и после неудачного опыта замужества она не считала, что женщина является заложницей мужчины и дальше жизни нет.

После того как его надежды и ожидания не оправдались, муж не нашел ничего другого, как отпустить ее жить своей жизнью. Если и было, за что его уважать, так только за этот жест. Через четыре месяца после развода она познакомилась с Салимом, который был старше ее на четырнадцать лет. Он соответствовал ее представлениям об идеальном мужчине — высокий, смуглый, красивый, волосы, подернутые благородной сединой на висках. Эта седина очаровала ее и внушила, что Салим не только любимый мужчина, но и отец, которого ей так не хватало, который, сидя рядом с ней, был безразличен, хорошо ли она себя чувствует или ей нездоровится. Однако, даже не спросив ее, отец отверг Салима из-за его национальности. Вопреки запрету отца она позволила своей любви к Салиму крепнуть, надеясь, что однажды все изменится. У нее была фатальная убежденность в том, что не обращать внимание на проблему — лучший способ ее разрешить. Однако фатуму противостоял дух отца. Он мешал их чувству. А Салим, однажды получив отказ, так и не осмелился прийти во второй раз. Вторая катастрофа случилась, когда Салим поссорился со своей матерью, не давшей согласия на свадьбу такого красивого богатого холостяка с разведенной женщиной. Тогда он заявил, что ему нет дела до своей и ее родни, пока они любят друг друга.

Мать спросила его: «Что же теперь будет?».

Ответ пришел через пару дней. Салим внезапно бросил ее без объяснения своего поступка. Он отобрал последнюю надежду на счастливую жизнь, оставив после себя кучу ненужных вещей и испаряющийся запах своих духов на ее теле. Любил ли он ее? Да или нет? Она не знала, какой ответ ближе к правде. Да, он любил ее, потому что сказал: «Никто и никогда не разлучит нас с тобой». Да, он любил ее, потому что он был единственным, кто играл с прядями ее волос так нежно, как не делал ее отец. Да, он любил ее, потому что он был единственным, кто слушал ее с таким вниманием, которого она никогда ни от кого не видела, а она лежала на его груди, как ребенок. Да, он ее любил по тысяче других причин. Но он все-таки ушел. Значит, он не любил ее? Отняла ли его другая? Или он подчинился семье, до которой, как он говорил, ему не было дела? Многочисленные вопросы ввергали ее в пучину страданий, которые усугублялись от ощущения одиночества в кругу собственной семьи. Однажды она поняла, что настоящее одиночество — жить среди людей, которые не слышат твоей боли и которых не трогает трепет твоего сердца в страхе перед неясным будущим.

Через год или больше Салим вернулся кротким и просящим. Она не спросила его, почему он ушел, и не задала вопроса, почему вернулся. Его просто убили длинные ночи, полные страданий. Если она и колебалась в какой-то момент, попросить ли у него второго шанса, то неверие в него не позволило простить. После этого она решила возвести шатер для поминок по нему, натянув его на собственные ребра. Среди присутствующих были отец и несколько собак.

Мать показала свою косность еще раз, заявив дочери, что после скорого развода брак с таким мужчиной, как Салим, был чудом для брошенной женщины. Как же мать упрекала ее за нежелание вернуть Салима, уверяя, что постарается уговорить отца. Однако она сказала нет тому, кто однажды уже бросил ее. Та уверенность в нем, которую она чувствовала все это время, сгорела дотла. Вскоре советы матери стали для нее как дубина, которой колотят по голове.

«Разве мужчины на дороге валяются?» — спрашивала мать каждый раз, когда они ссорились на эту тему. — «Годы идут, дочка. Я не хочу, чтобы ты прожила остаток жизни одна». «И я этого не хочу, мама!» Этот спор возобновлялся пять раз на дню. Очень редко под давлением матери она жалела о том, что отвергла Салима, когда тот вернулся.

Пропасть между ней и отцом разверзалась, один за другим следовали скандалы с матерью, и она решила уехать в Дубай, где легенды переплетались с реальностью. В этом новом городе она забыла Салима, точнее, попыталась, но не смогла забыть. Он тщетно звонил ей и писал. Она так и не узнала, что он однажды приезжал за ней в Дубай, но не смог разыскать ее, потому что по ее же собственной просьбе ее семья не дала ему адреса.

В мучительных сомнениях она решила начать новую жизнь. Это ее решение оставалось нетвердым до тех пор, пока она, будучи нагруженной до предела нескончаемой работой, не положила всему конец, распрощавшись с прошлым. Хотя она и добилась, чего хотела, не ведала, что настоящее одиночество вдалеке от родины и семьи настолько жестоко. Только себе она не боялась признаться, что в минуты слабости желала простить Салима. Этим, сама того не сознавая, она позволила зародиться раскаянию, которое становилось все глубже и к которому добавлялось отчаяние, каждый раз когда она встречала мужчину, хотя бы в чем-то равного Салиму. После нескольких знакомств она убедилась, что ее одиночество закончится не скоро. Утешало только то, что она знала: в современном городе она не одна живет в одиночестве. И часто повторяла про себя со всей убежденностью: если бы всеобщая боль от одиночества стала зримой, мы бы сквозь нее не увидели, как среди нас ходят наши черные слезы.

Проклятие ли это Салима? Дух отца? Зеленый небоскреб с его жильцами? Что же разбередило раны?

Иногда она задавала самой себе вопросы и сожалела о прошлом, о годах, которые не вернутся. Но тут же настраивалась оптимистически, пересчитывая свои достижения. С удивительной настойчивостью она уверяла себя в том, что, если каждый из нас прольет хотя бы слезинку по тому, о чем он жалеет, придет второй всемирный потоп.

Ее мысли прервал пианист на верхнем этаже. Музыка вливалась в нее, как пресная вода во время засухи. Она почувствовала расслабленность, которая так была ей необходима. Почему-то ей пришло в голову, что утреннее потрясение, необычное и подозрительное, принесет ей еще много неожиданного.


* * *

В кафе, куда она зашла, она снова отдалась своему увлечению читать по лицам людей, сидящих тут же или проходящих мимо. Она взглянула на нескольких посетителей, стоящих в очереди, чтобы заказать кофе. Некоторые из них казались раздраженными ожиданием.

Исходя из своих наблюдений, она предположила, что наша досада от ожидания связана не с тем, что мы заняты чем-то более важным, а с тем, что мы отказываемся ждать так долго. Нет ничего в жизни, требующего спешки. Однако ожидание разъединяет людей и заставляет почувствовать, насколько же мы одиноки.

Созерцая, она думала, что так нам представляется со стороны. Или мы хотим так видеть. Она продолжила объяснение того, как люди стали слабыми из-за своего одиночества: «Это человек, которого мы потеряли внутри себя. Это не медлительность работника кафе».

Ее мысли прервал завибрировавший телефон. Это было сообщение от подруги, она спрашивала в двух словах: «Как ты?». Она ответила: «Хорошо. Спасибо за заботу». Потом десять минут ждала ответа. Ожидание затянулось. Ничего не последовало.

Мимо по направлению к эскалатору, чтобы подняться в кафе на верхнем этаже, прошла семья из Залива. По тому, как они шествовали, можно было понять, что это семейство из Саудовской Аравии. Как-то раз один знакомый научил ее: «Впереди отец семейства, идет быстро сам по себе, жена поспешает за ним, отставая на несколько шагов, за ней четверо детей, которых как стадо пасет служанка из Индонезии».

Она принялась крутить в руках телефон, который сегодня практически молчал. Не было никаких звонков, ни коротких, ни редких, только сообщения в виде телеграфного текста. «Из каких же букв состоит мое имя?» — спросила она себя в десятый раз.

Она взглянула в сторону главного входа с огромными стеклянными дверями и сосредоточилась, вызывая картины прошлого, того дня, когда случайно на этом месте столкнулась со своей знакомой Альей. Это была встреча подруг, которые давно не виделись. Сейчас она припоминает события и детали того вечера: она первая заметила ее и громко окликнула по имени. Да, она помнит его, помнит ее бежевую тунику, благопристойно спадающую на черные брюки, легкий, практически незаметный макияж. Как же она назвала меня? Она потерла ладонью лоб. «Как же? Как же?» — повторяя это, она стучала легонько ногой по полу и вертела телефон в руках. Затем стала бить ногой сильнее и быстрее крутить телефон. Было предчувствие, что разгадка ее имени близка. Напряжение нарастало, стук стал слышен и раздавался все громче и громче. Имя было где-то здесь, оно практически нашептывало себя в ухо, как вдруг каждая клеточка мозга замерла и то, что казалось совсем близко, испарилось. Постукивание оборвалось, и телефон упал на пол.

Его подобрал мужчина, сидевший с семьей рядом, и вежливо подал ей. Она поблагодарила его и посмотрела на телефон со страхом перед очередной потерей, но сразу же опять стала играть с ним, забила по клавишам и открыла адресную книгу. Перед ней появился список людей, которых она не помнила: «Кто все эти люди?». Она задумалась не столько над их именами, сколько над тем, кто из этих людей был ей другом. Какое место они занимают в ее жизни? Почему попали в ее телефон? Даже память, которая стала такой активной при появлении зеленого небоскреба, сейчас пришла в замешательство, роясь в самых дальних своих ящиках. Возможно, она когда-то где-то с ними встречалась. Она стала вспоминать, как они выглядели. Она пересчитала номера тех, с которыми встретилась лишь случайно однажды, и, обменявшись телефонами, они разошлись, понимая, что больше не увидят друг друга и не позвонят. «Зачем же мы обменялись телефонами?» — спросила она язвительно. — «Они тоже, обнаружив меня в своем телефоне, спросят: «Это кто?».

Она продолжала возиться с телефоном, переходя от одной функции к другой. И за этим занятием ей пришло в голову прочитать старые сообщения: в них она непременно наткнется на свое имя. В телефоне было восемьдесят семь сообщений, самое давнее датировано десятью днями ранее. До этого все стерто. Восемьдесят семь достаточно, подумала она, и принялась открывать их одно за другим. Через пятнадцать минут она просмотрела их все, но не нашла своего имени ни в одном. И не из-за того, что большинство писем были связаны с бизнесом и написаны сухим языком, а потому что, как она обнаружила, у людей не хватало времени на то, чтобы написать сообщение полностью, и они сокращали или пропускали имена. «Что за глупость!» — подумала она, открывая список переданных сообщений. Но поняла, что она писала письма точно так же: «И я такая же!».

Она облокотилась и продолжила, выбрав на экране bluetooth, с помощью которого могла переписываться с теми, кто находился поблизости. Этой функцией она никогда не пользовалась за исключением одного раза очень давно. Она включила устройство и немного подождала, пока загрузится длинный список имен с телефонными номерами напротив. Появились странные и в то же время оригинальные логины: Очень скучаю, Миленький, В поисках любви и другие имена мужчин и женщин, которые искали друг друга. Она пропустила их без внимания, посчитав глупыми, но вскоре остановилась на необычном имени — Я. «Кто ты, Я?» — спросила она, как тут же от этого Я ей пришло сообщение. Сначала нужно было нажать «принять», но она немного колебалась. Затем приняла сообщение. В нем оказалась почти поэма! Большую часть она поняла с трудом. Последовало продолжение, она приняла и его. Все это походило на детскую игру, зато отвлекало ее от круговорота мыслей. Вскоре она уже отправляла сообщение Я, не догадываясь, что посылает вместе с тем ему свой номер.

Тут же ей позвонили. Номер абонента не имел имени, и ей понадобилось несколько секунд, чтобы по последним трем одинаковым цифрам сообразить, что это номер Я. Она вздрогнула и, вместо того чтобы ответить, схватила сумку и быстро ушла. Телефон зазвонил еще раз.


* * *

Было почти девять вечера, когда она остановила машину перед домом. Всю дорогу она думала о звонке Я, который привел ее в еще большее замешательство, чем пережитое утром. Она не была настроена говорить с кем-либо, кто подобным образом врывается в ее жизнь. Однако сама она не могла назвать причины того, почему позвонила по этому подозрительному номеру. Если и было вразумительное объяснение, так только то, что ее толкнуло на это его странное имя. Я внушило доверие и задело чувствительные струны, ведь сама она забыла, как ее зовут.

«Никто не хочет быть одинок в этом мире из цемента», — произнесла она, не зная к чему. Может быть из-за Я, или зеленого небоскреба, или Салима. Она почувствовала, как закровоточила старая рана разлуки, как будто их последняя встреча была только вчера.

Прежде чем войти в здание, она постояла немного и свернула направо, к заколдованному небоскребу, поднявшемуся за двадцать четыре часа. Она остановилась на углу, чуть поодаль от металлического забора, скрывавшего нижние этажи. То там, то здесь слышались голоса рабочих. И хотя был уже вечер, стройка не прекращалась, здание продолжало ползти вверх, а новоселы входить и выходить. Она задрала голову так высоко, как могла, и почувствовала, какой же она на самом деле карлик.

Потихоньку она дошла до северной стороны здания. Не для того, чтобы посмотреть на него с другого угла или убедиться, что оно реально. У нее была другая цель… Одиноко посреди улицы между зеленым небоскребом и соседним зданием стоял фонарный столб.

Она чувствовала, что он был ей другом. Каждый раз, когда видела его, проходя мимо, особенно по вечерам, останавливалась перед ним как со знакомым. Дело было не в самом столбе, а в исходящем от него свете. Увидев его первый раз, она обнаружила, что если сосредоточиться на нем, не обращая внимания ни на что вокруг, то можно почувствовать, как он, этот свет, одинок.

Она уже привыкла, поднявшись в квартиру и, готовясь ко сну, перед тем как закрыть шторы, смотреть на него сверху. «Спокойной ночи!» — говорила она иногда ему, а порой утешала: «Улыбнись!.. Скоро взойдет солнце и ты поспишь».

В тот вечер она встала, всматриваясь в его свет, а в голове был вопрос: «Сколько он еще простоит?». Ей показалось, что свет бледнее обычного. Она чувствовала, что он тоже устал, как и она. Возможно, он хочет поделиться с ней, что он напуган новым зданием, что боится: его уберут, как солнце из ее комнаты. Она спросила его вслух: «Тебе страшно?» — невольно по щеке скатилась слеза, и она поспешила в сторону своего дома.

Со злостью она дернула дверь квартиры. Через окно в гостиной проникал тусклый свет. Она заперла дверь, прошла к дивану и легла, не включив ни одной лампы.

Все казалось ей призрачным в напряженной полутьме. Издав приглушенный стон, она посмотрела на черные настенные часы. Было почти девять с четвертью. Она не знала, как могла рассмотреть во тьме стрелки часов. Возможно, она лучше чувствует время, чем видит его. «Опять время! Оно смеется над нами. Или мы смеемся над ним», — произнесла она и задумалась: «А какую форму имеет время? Кубическую? Квадратную? Овальную? Круглую? Да-да. Оно, несомненно, круглое. Обязательно круглое». Она взглянула на настенные часы, которые были круглой формы, как наручные, и тут же подумала, что время может быть прямой линией или двумя параллельными, одна из которых мы, а другая — часы.

Стояла тишина, чуть слышно тикали черные часы. В полутьме она смогла различить большую стрелку с фосфорицирующим наконечником, похожим на копье воина. И в тот момент, когда стрелка отсчитала еще минуту, она вскочила с дивана, притащила из кухни деревянный стул, приставила его к стене и со злостью сорвала часы.

Но часы вновь смотрели на ее жилище, теперь с телевизора в маленькой гостиной, продолжая двигать только часовой стрелкой.

С этого самого момента она решила, что больше не позволит своему времени расщепляться подобно тому, как длинная стрелка делит время, будь оно квадратным, круглым или гофрированным. Из-за этого она и сорвала часы, оставив только маленькую стрелку. Благодаря этому детскому поступку она почувствовала так нужную ей победу над врагом, внушавшим страх — временем.

Однако, словно нарочно упорствуя, время повернуло вспять в ее голове, а она потянула его в обратную сторону, вспоминая, как прошел день. Она схватилась за виски и заохала. Зазвонил телефон: с ней пытался связаться Я.


* * *

По мере того как время шло к десяти вечера, признаки психической усталости заявляли о себе все настойчивее в виде чернеющих кругов под глазами. Она тяжело поднялась в ванну, затем пошла на кухню. Она приложила голову к дверному косяку, задумавшись о том, что же с ней происходит, и взяла телефон. «Какой наглый!» — сказала она о звонке «Я», стала искать пачку сигарет, но вспомнила, что выкурила последнюю, когда выходила из торгового центра.

Она позвонила служащему из супермаркета и, не утруждая себя тем, чтобы сообщить, кто звонит, сразу же выговорила: «Квартира 17!» — и сделала заказ. Ей ответили, что все принесут, но только через полчаса, поскольку курьер, обслуживающий здание, только что вышел по другому поручению.

Она решила, что пойдет сама. И не ради того, чтобы купить то, что хочет, а только чтобы увидеть служащего, через которого все время покупала продукты. Внутренний голос подсказывал ей, что сотрудник магазина наверняка помнит, как ее зовут.

Она в спешке спустилась. Было ясно: как только он увидел ее, сразу узнал. Она изобразила такую же натянутую улыбку, как у него, и попыталась вынудить его обратиться к себе по имени, первой спросив о его делах. Однако служащий ограничился «Слава Богу!», которое сопроводил мелким покачиванием головы по-индийски.

Не добившись большего, она перешла к тому, зачем пришла. Уже у кассы служащий еще раз улыбнулся, назвав только стоимость покупки.

Задумавшись, она расплатилась, ушла и никак не отреагировала на то, что служащий не назвал ее по имени. Как только она вошла в магазин, поняла: он не запоминает имена покупателей, только то, как они выглядят. А причина простая: он смотрит исключительно на их руки, что они берут. Да и покупатели тоже смотрят только на деньги, которые отдают. Отношения «из рук в руки». Здесь нет места дружбе и обращению по именам.

Пока она поднималась с покупками в квартиру, решила на сегодняшний вечер смириться с потерей своего имени. Возможно, она вспомнит его утром. «Конечно, утром вспомню!» — успокаивала она себя.

Чтобы дойти до лифта надо было подняться на четыре ступеньки и пересечь холл. Справа — широкий диван, два кресла из коричневой кожи и зеленое растение в углу. Напротив, слева, небольшой овальный столик метр высотой, за ним стоял охранник в форме — белой рубашке и темных брюках. На этом месте сменяют друг друга трое. Все они были индийцами, как она думала. Она никогда не разговаривала с ними, но один из них обращал на себя внимание всегда добродушным, в отличие от сменщиков, лицом. Почему-то он представлялся ей богомольным аскетом.

Дома она ничего не съела на ужин, даже не закурила, только растянулась в одежде на кровати и стала настраивать себя на завтрашний день, встречи и знакомства, которые он готовил.

Под шум голосов рабочих и грохот строительной техники с соседнего здания она прикрыла глаза. Было лень переодеваться в пижаму, она просто скинула все, что было на ней, не открывая глаз. Ночью она то и дело просыпалась от шума. Глубоко заснуть, а она могла провалиться часов на десять, ей мешала не только соседняя стройка, но и навязчивые кошмары.

В половине девятого она уже сбегала по ступенькам холла с большой сумкой зажатой под мышкой.

Она не обратила бы внимания на нескольких соседей, также покидающих здание, отправляясь на работу, если бы охранник не остановил ее окликом, выкрикнув что-то неясное, похожее на молитвенное песнопение. Она бегло бросила взгляд в его сторону: это был тот приветливый охранник с ясным взором.

Она бросила ему на бегу холодно: «Доброе утро, Эфтаб!» — и сбежала вниз по ступенькам. Автоматическая дверь еще не открылась перед ней, когда до нее донесся ответ охранника: «Доброе утро, госпожа Ясмин!». За ней закрылась дверь, и прошла секунда, другая, третья, прежде чем дверь снова открылась и она поспешила обратно в холл. Она поднималась четыре ступеньки, спотыкаясь, но быстро взобралась и направилась к охраннику: «Что?! Что ты сказал?!»

Сон

За рулем она все твердила свое имя, пока ехала в офис: «Ясмин, Ясмин, Ясмин», — и спрашивала шепотом: «Как же можно было забыть такое простое имя?».

В тот момент она не знала, чувствует ли удовлетворение от того, что имя нашлось. Может, вообще не стоило об этом думать? Как бы там не было, это все равно был чрезвычайный случай, когда человек целый день не мог вспомнить, как его зовут. «Двадцать четыре часа! Целых двадцать четыре!» — говорила она, тарабаня пальцами по рулю.

Утром, еще до того как имя вернулось к ней, до Эфтаба, она в сомнениях собиралась на работу. Всю ночь она ворочалась в постели, в комнате слышались имена всех национальностей — арабские, индийские, африканские и латинского корня. В эту ночь ей приснилось, что она отрывает листья у одиноко растущего на высоком песчаном бархане маленького растения. На каждом лепестке написано имя. Она очнулась, пот катился по ней ручьями. Немного успокоившись, она обдумала то, что увидела. Она догадывалась, что она и есть этот цветок, с которого оборвали все лепестки, кроме единственного, на котором было ее имя. Когда она попыталась его оторвать, поднялся ветер и далеко унес его. Она было побежала за ним, однако ее правая нога зацепилась за растение. Казалось, это растение само вытянулось, чтобы опутать ее. Что было дальше, она не помнит, помнит только: она бежит, хромая, среди плотно стоящих треугольником либо квадратом зданий.

Она бежала, потому что за ней гнались. Ей чудилось, что это молоток. Обернувшись, она увидела, что ее преследовал целый ящик строительных инструментов. Скрывшись в темном углу узкой улицы, она увидела: там стоит нечто, и вцепилась в это, как хватаются за дерево в ураган. Шума погони уже не было слышно, а она все продолжала стоять так, за что-то держась. Не успела она прийти в себя, как наверху вспыхнул свет. Она увидела, что держалась за тот самый фонарный столб, который стоял у нее под окнами. Она огляделась и вздрогнула: в зеркале из зеленого стекла напротив отражалась похожая на нее женщина. Она подняла голову: зеленый небоскреб, выросший рядом с ее домом, и крепче вцепилась в столб. Понемногу черты женщины стали проявляться. Это была не совсем она. Та, которую она увидела в зеркале, другая — коричневая шерсть, длинный хвост. Когда она пошевелила правой рукой, отражение сделало то же самое, пошевелила ногой — в зеркале то же. Это она. Но виделось нечто иное. Казалось, отражение имело человеческие черты, то не было человеком. Вскрикнув от ужаса, она отошла от столба. Нечто в зеркале снова скопировало ее. Она замерла, потом осторожно сделала два шага к стеклу. Одну руку она положила на грудь, другую вытянула вперед. До того как коснуться отражения, она заметила, как оно улыбается во весь рот, а над ним вырисовываются усы.

Очнувшись от тревожного сна, она вскочила с кровати на полчаса раньше обычного. Напрасно попыталась отогнать от себя увиденные во сне образы и связала их со вчерашними событиями. Выйдя из ванной, встала напротив большого зеркала в своей комнате. Она была похожа на то, что увидела во сне, только зеленого цвета. Припомнив детали первого и второго сна, она осознала, что так и не знает своего имени, что оно забыто.

Это утро не отличалось от любого другого на рабочей неделе за исключением двух вещей: в комнате не было света, зато под окном росла зеленая новостройка. «Ох! И в-третьих, я утратила собственное имя».

По дороге на работу она без остановки бормотала имя, словно от страха, что оно опять пропадет. Потом принялась сочинять песню, которую оно ей навевало: «Ясмин… Тра-ля-ля… Ясмин… Ах! М-м-м… Любовь моя… Ясмин… Тра-ля-ля».

Она почувствовала, как что-то укололо ее в ногу, которую она подвернула несколько минут назад, споткнувшись о ступеньку, когда бежала к Эфтабу, произнесшему ее имя. Одной рукой она принялась растирать больное место, другой продолжала вести машину, вспоминая свой разговор с охранником, который говорил с индийским акцентом на правильном английском. Когда она удивилась: «Это первый раз, когда вы называете меня по имени!» — он ответил ей улыбкой, в которой не было фальши: «Да, это так, госпожа».

— Почему же в этот раз ты поступил по-другому?

— Потому что и вы в первый раз поздоровались со мной, назвав меня по имени.

Прежде чем она успела что-либо сказать, индиец, который был невысокого роста, добавил:

— Если бы вы не сделали этого, я тоже не стал бы. Все любят, когда к ним обращаются по имени.

— Почему? — удивилась она.

— Чтобы мир, в котором мы живем, не разорвало на части.

— А как этому могут помешать наши имена?

— Мы не интеллектом отличаемся от животных. У любого живого существа есть мозги, которыми оно думает. Мы отличаемся своими именами. Когда мы ими не пользуемся, мы перестаем быть человечеством.

«Значит, вчера я перестала быть человеком?» — спросила она себя. — «Из-за этого во сне я превратилась в усатую мышь?».

Будто спасенная от неминуемой смерти, она спросила охранника:

— Поверите ли вы, вчера я не могла вспомнить своего имени до тех пор, пока вы не произнесли его?

— Действительно, необычно, — ответил он. Потом, почесав подбородок, спросил:

— Это заставило вас поволноваться?

— Можно сказать, это напугало меня. Мне показалось, что я уже не я, и что я потерялась в этом городе.

— Да, да. Понимаю. Ну, ничего. Вот оно к вам и вернулось. Я рад, что смог помочь.

С доброй улыбкой он добавил:

— Смотрите, в другой раз не дайте ему улизнуть.

Ясмин заметила искорки в глазах собеседника, не свойственные охраннику, который по восемь часов в день просто сидит на стуле. Ничего не сказав, она отправилась по своим делам, а мысли так и бились в голове, как шарик о стенки пустого сосуда.

Время поджимало, да она и не хотела продолжать разговор с лысоватым низкорослым индийцем. Было достаточно того, что она обрела потерянное. Так что через несколько секунд после того, как она вышла из здания, черты его лица были забыты. Однако она почувствовала, что этот худосочный человек, который прятался за конторкой и которого звали Эфтабом, отличается от остальных охранников.

Она повернула к офису, продолжая напевать свое имя, словно мать колыбельную, как вдруг вспомнила: в первом сне ее правую ногу зацепило пустынное растение, а во втором сне она хромала на правую ногу, когда спасалась бегством от строительной техники. И вот немного спустя она подвернула правую ногу на ступеньке, когда бежала вверх к Эфтабу. «Неужели, я все еще сплю?» — спросила она себя.


* * *

Уже была середина дня, а у Ясмин шла только вторая встреча. Она чувствовала недомогание, это мешало ей собраться с силами, чтобы слушать или разговаривать с кем-либо, и она решила отправиться домой раньше. Ее дискомфорт был не совсем физическим, это была рассеянность и желание уединиться где-нибудь подальше от людей. И хотя она не хотела помнить, что с ней происходило, возвращаться к тому, что было до зеленого небоскреба, и была воодушевлена тем, что к ней вернулось имя, в нее вселился новый страх. Она обнаружила, что те имена, которые она вспомнила, как исчезло ее имя, стали уходить. Те, кого она вспомнила вчера, начали исчезать из памяти, как делегация, покидающая зал собраний. Но они уходили не просто так, они уносили с собой нечто дорогое: личность Ясмин, ее сущность. В этот момент ей стало ясно, что личность заключается не в именах, но они, как цвета, отличают одного от другого и сближают нас. Личность же глубже того. Она цель нашей жизни, она отношения между нами, она наше бытие.

Она попыталась поступить противоположно вчерашнему — не вспоминать. И обратно вчерашнему, казалось, что все, что она внезапно вспомнила, так же неожиданно исчезло. Вчера пропало ее имя, но возникли чужие. Этим утром ее имя вернулось, зато другие испарялись. Случилось и другое нечто странное. Одно из имен не спешило уходить из памяти: Салим. Мужчина, которого она не вспоминала до того, как вырос зеленый небоскреб, но о котором стала думать, как тот появился. Оно не последовало за остальными именами. А чувства ее говорили о том, что воля и разум существуют отдельно друг от друга, и последний насильно заставляет восстанавливать детали их жизни с Салимом, его черты, как будто они расстались только что.

Когда она впервые встретила его, ее привлекло в нем все. Он глубоко чувствовал человека, и это соблазняло всю жизнь оставаться с ним рядом. Даже его манера шутить, которую она так полюбила, стала ширмой, за которой она прятала слабую веру в саму себя. Салим понял это с самого начала, и постоянно ей советовал: «Оставайся сама собой, и ты будешь впереди остальных минимум на шаг». Именно эту фразу и помнила она через четыре года.

В их последнюю встречу она увидела его не таким, каким знала. Он был печален и бледен. Тогда она посчитала, что что-то случилось и причина вовсе не в том, что они отдалились друг от друга. Однако он сообщил ей, что целый год без нее практически уничтожил его. Сначала она не поверила, но когда увидела отчаянные попытки вернуть ее, поняла, что он в ее руках. Стало ясно: она сумела отомстить ему за то, что он, бросив ее, ушел без причины. И сейчас она в сотый раз отвергала его, не говоря почему. А он, худой и белый, стоял на коленях, как ребенок. Его вид вызвал у нее жалость. И она отвергла его, но не потому, что обладала силой воли, а потому что была убеждена, что любовь не построишь на жалости.

По дороге домой она вспоминала, как переживала эти долгие дни без Салима, залечивая раны, без поддержки кого-либо из друзей и родственников, в том числе родной сестры, которая вышла замуж и эмигрировала в Канаду. В свое время она обнаружила, что любовь как бой — оставляет шрамы, даже если выходишь победителем. А у нее осталось много шрамов — и от поражений, и от побед.

Через некоторое время она убедилась, что оба они проиграли, и кто победил, и кто потерпел поражение. Такова настоящая любовь — победы и поражения, а в конце нет ни победителя, ни побежденного. Когда любовь умирает — это ужасная потеря, а когда плодоносит — огромная победа. В любом случае нужна воля, чтобы любовь продолжалась или закончилась.

С первой же слезой из глаз Салима она ушла и больше его не видела. В тот же день она рыдала на груди у матери, так как больше у нее никого не было. «Ты сама бросила его. Зачем же плакать?» — говорила ей мать. «Ты считаешь, как остальные, мама, что тот, кто принимает решение расстаться, меньше страдает. Хорошо, давай будем откровенны. Это я себя похоронила, а не его».

В тот полдень, подъезжая к дому, ей хотелось бежать от всех этих воспоминаний, связанных с Салимом. Если это и удалось ей ненадолго, то воспоминания о первых днях в этом городе, когда она уехала из страны и от него, крутились в ее голове, как документальный фильм, который невозможно стереть.

Чужая, первое время без знакомых, она не чувствовала ничего определенного, кроме небольшого волнения в бурлящем городе. Однако уже через неделю она обнаружила на месте раны, которую пыталась не замечать, зияющую пустоту.

Через три месяца осталась только эта пустота, а мужчины, с которыми она встречалась, все они были не такие статные, как Салим.

Возвращаясь с работы раньше обычного, она проезжала мимо кофейни на улице аль-Джумейра и вдруг вспомнила, что недавно покупала там отличный шоколад. «Взять черный или белый?» — спросила она себя. — «С медом или фундуком? С мятным вкусом или ванильным?» Она прилагала усилия, чтобы не вспоминать. «С ванильным вкуснее!» Образ Салима то удалялся, то приближался, словно раскачиваясь на качелях. «Да, да. С ванильным», — гнала она образ Салима. Если он вернется, она прогонит его еще раз. Она с силой сжала руки: «Может, белый лучше?». Она сделала выбор, потом поменяла решение и вернулась к черному. Зазвонил телефон. Тот же номер, на который она попалась вчера — звонил Я.


* * *

На второй день строительство зеленого здания уже подходило к концу. Ясмин задумалась, посмотрев ввысь, насколько это было возможно: «Докуда же достанет крыша?». Она не смогла различить, что за движение происходило на далекой вершине. Может, рабочие демонтировали металлические леса, а может, устанавливали новые. Войдя в свое здание, сама не зная почему, она успокоилась, как только увидела Эфтаба, сидящего молча в углу, словно он молился в своем небольшом михрабе. Ей показалось, что он во что-то всматривается. Веки его не шевелились. В этой позе он был похож на Будду, огромный монумент которого стоял посреди ресторана одноименной гостиницы, выходящей на аль-Марина.

Она направилась к конторке. Большая сумка болталась на плече, в руке она держала телефон. Подойдя ближе, она поняла, что нарушает уединение святого созерцателя. Это было странное чувство, его невозможно было подавить.

— Добрый вечер, Эфтаб!

Он спокойно поднял голову и также доброжелательно ответил на приветствие:

— Нога все еще болит?

— А как вы узнали?!

— Я видел утром, что вы хромали, когда выходили.

— Все в порядке. М-м-м… — попыталась сказать она, посмотрев на желтый банан на небольшой тарелке перед ним.

— Вы видели зеленое здание? — и она показала рукой на улицу. — Которое построили за одну ночь?

Эфтаб поднялся, теперь он казался ей выше:

— Да, я заметил утром.

— Но оно же здесь со вчерашнего дня, — удивилась она.

— Мы видим только то, что хотим видеть.

«Либо он идеалист, либо сумасшедший!» — изумилась она про себя его ответу, потом спросила:

— А вы не удивлены, что оно было построено за один день, и такое высокое?

— Действительно, странно. Но…

Она прервала его так же поспешно, как ворвалась к нему утром:

— Вы верите в то, что за ночь может вырасти небоскреб?

И она еще раз показала на улицу.

— Я не вижу высотного здания, только передовые идеи человечества в форме здания. То, что вы видите, исключительно ваши мысли. Иногда они выходят за пределы нашего разума, — сказал он тихо.

— Я не поняла.

— Если вы посмотрите на город как на мир, в котором мы живем, а на его дороги — как на решения, которые мы принимаем в спешке, вы увидите, что это зеленое здание — лишь наши мысли, которые идут все дальше, и наши желания, которые истязают тело и разум.

Она не поняла, что имел в виду этот тщедушный индиец и, не удовлетворившись его ответом, продолжила спрашивать:

— Вы видели, какое оно высокое? Больше ста этажей. Намного больше.

— Да. Намного больше. Человек всегда стремится ввысь. Наверное, только сейчас он понял, что его настоящий дом на небе.

Ясмин молчала с вытянутой в сторону зеленого небоскреба рукой, не зная, что ответить. В тот момент Эфтаб показался ей крупнее, чем был. Прежде чем разговор закончился, он добавил:

— Здание — это мы. Это вы и я. Все, что делает человек — часть его и очень на него похоже. Машины, на которых мы ездим, у них наше лицо. Зеленый небоскреб — это наше тело. А дороги — наши конечности. Все, что мы производим, есть повторение нас самих.

— Почему?

— Чтобы не быть одинокими.

— Но это здание чудовищно.

— Не все, что мы находим чудовищным, таково на самом деле. Настоящая красота — это то, что мы чувствуем, а не то, что видим. И если говорить об этом доме или о Дубае в целом, то его красота не в дорогах и не в зданиях, а в той надежде на что-то большее, которую он для тебя творит, — сказал он, качая головой и добродушно улыбаясь.

Она стояла молча, смотря ему прямо в глаза, а про себя повторяла: «Он не похож на остальных».

Она ушла к себе, положила сумку на маленький кухонный стол, вытащила коробку шоколада и начала его рассеянно поедать, размышляя над тем, что сказал охранник-индиец. Зазвонил телефон. Это снова был Я, уже второй раз за это утро. Первый раз она не ответила, не ответит и сейчас.

Буквально через минуту телефон снова зазвонил. Опять он. Что за упрямство! Она бросила телефон подальше, вошла в спальню и встала у окна напротив зеленого здания. «Да, больше ста этажей. Но… Похоже ли оно на тело человека?» Она посмотрела вниз, где на своем месте стоял фонарь, задернула шторы, разделась и легла на кровать. Два часа она проспала глубоким сном. После обеда она проснулась в тревожном настроении, присела и неосознанно начала твердить: «Ясмин, Ясмин». Она свернулась калачиком, словно обнимая свое имя в страхе, что оно исчезнет, как вчера. Она закинула голову и, не осознавая, что глаза заслезились, обняла медвежонка. Через полчаса чуть слышных вздохов она поднялась в ванную, встала перед зеркалом и посмотрела себе в лицо. В противоположность ожиданиям черных кругов, которые оставались еще утром, не было. Вырвался смех, как у ребенка, который после долгого плача, получил конфету.

Сидя перед телевизором, она взглянула на черные настенные часы с одной стрелкой. Ей показалось, что время пошло медленнее, и внутри появилось ощущение первой победы над ним. Она почувствовала холодок и обняла себя руками, затем встала, приготовила кофе и взяла сигарету. Когда она пригубила кофе, не почувствовала вкуса жареных зерен, как любила. Ощущался привкус глубокого моря, будто она нырнула в него русалкой. Она ничего не увидела в нем, ни одной рыбы, но вода была прозрачна, как огромный кристалл. Она ныряла все глубже и глубже, пока вокруг не стало темно. Вдруг она очнулась от того, что вкус кофе обжог язык.

«Бредила ли я наяву?».

Недолго звонил телефон, потом он замолк и затрезвонил снова. Она взяла его в руки: звонила одна из подруг. Второй звонок был от «Я». Этот номер она помнила уже наизусть. «Что за упорство, как у…». Она задумалась на секунду и тут же произнесла его имя: «… у Салима».

За несколько мгновений, которые прошли, она успела утонуть в запахе моря, на дно которого только что нырнула. Каким-то образом в нем отражалась ее память, а затем вновь забытье наплывало волнами. Она не хотела, чтобы море выбросило свою последнюю рыбу на берег памяти, но это случилось. На берег выбросило мертвую рыбу. И ей вдруг представилось, что этой рыбой был Салим.


* * *

Задержав взгляд на зеленом здании, Ясмин открыла окно в своей комнате. Влетел приятный ветерок наступающей зимы. Она прикрыла глаза, ухватившись за края штор, и набрала в легкие живительного воздуха. Потом посмотрела вниз и увидела, как в сторону фонарного столба идет Эфтаб. Не помня себя, она уже спускалась в лифте. Однако в холле она обнаружила, что Эфтаб сидит на месте. Значит, это не его она наблюдала направляющимся к фонарю. Она была рада увидеть Эфтаба сидящим перед собой, поэтому сунула руки в карманы штанов, как ребенок, и тихо приблизилась к нему.

Он взглянул на нее и задал неожиданный вопрос:

— Вам страшно?

Вопрос смутил ее.

— Страх — это враг, который разбивает нас без боя. Это действительно позорное поражение, — сказал он, не дожидаясь ответа, будто читал ее мысли.

— Будучи одинок, человек боится, — произнесла она, не зная, зачем она это сказала.

— Вы думаете, что кто-либо может спасти нас от одиночества? Вы ошибаетесь, если считаете так, госпожа Ясмин. Иногда причина одиночества в них самих.

Лицо Эфтаба приобрело черты мудреца.

— Одиночество сходно со счастьем. Источник у них один, — он показал на грудь. — Внутри нас. Тот, кто несчастлив в глубине души, не может осчастливить других. Поэтому мы любим тех, с кем нам весело и радостно, потому что они дают нам то, что мы не способны произвести в себе самостоятельно.

Он немного помолчал, потом добавил:

— Женщине нужна сила, потому что она слаба. Ей необходим мужчина. Но не он избавляет ее от одиночества. И никто другой не может этого сделать, если вы самостоятельно с этим не справитесь.

— Как же мне справиться с этим? — вырвалось у нее, как будто она разговаривала со старым другом. Он дал еще более темный ответ:

— А вы не одна.

— Как же не одна, когда я давно уже одна, с самого рождения?!

— Вы цельный человек, это так, но вы троична: тело, дух и разум. А с этими вещами, которые в вас, вы не одиноки.

Она сомневалась:

— Я чувствую, ваши слова на вес золота, но мне нелегко их понять.

— Золотые слова, госпожа. Интуитивно все это нам известно. Однако мы… — он замолчал и взял с тарелки банан, — мы ничего не слышим за всем этим шумом. У всего есть голос, каждая вещь говорит о себе. Но мы не слышим даже самих себя.

Он принялся протирать банан белым платочком.

Ясмин показалось, что мужчина несет нечто, похожее на бред, либо она не понимает, что он говорит, и она перевела разговор на другую тему:

— Вы видели там, в переулке, фонарь, рядом с зеленым зданием?

Банан вернулся на тарелку, он блестел.

— Одинокий фонарь? Да, я вижу его каждый день.

— Почему вы назвали его одиноким?

— Потому что все на свете кажется одиноким. Но это не так. Даже те, кто в толпе, в душе они переживают одиночество, не зная о том, что они вовсе не одни.

И он вновь повторил поучительным тоном:

— Только тот, кто может стать счастливым в душе, победит одиночество.

Ясмин отвернулась в сторону лифта, чтобы спрятать удивление и печаль, вызванные словами Эфтаба. Ее глаза, казалось, блестели. Наступила странная тишина, в которой были слышны только шаги жильца, идущего через холл к лифту. «Эфтаб, сидящий один за столиком, совсем не одинок», — сказала она про себя. Как же она желала стать такой же, как он, хотя бы на один день!

Ей захотелось подняться в квартиру, упасть на подушку и забыть обо всем, что случилось, или выплакаться, слезами снимая напряжение внутри. Но вместо этого она уже рассказывала Эфтабу, будто тот был ее старым другом, о своем недавнем прошлом, о том, что было с ней после переезда в Дубай.

Когда она дошла до Салима, то захрипела и, не окончив, бросилась к лифту. Ей пришлось ждать, пока двери откроются. Эфтаб догнал ее. Почти шепотом он произнес: «Если вы думаете, что Салим — это упущенная возможность, то знайте: упущенные возможности влекут за собой новые».

У своей квартиры она прислонилась головой к двери, утирая слезы, которые ручьями брызнули в лифте. Она провела рукой по двери, стуча об нее головой. Ощупала ее, как будто дотрагивалась до обожаемого мужчины, и вспомнила. Это случилось два года назад. Она получила извещение с работы, в котором сообщалось, что проходит реструктуризация компании и некоторые должности сократят. В тот момент она подумала: «Значит, они больше не нуждаются в том, что я делаю». Тогда ее охватил такой страх и одиночество, каких она не знала раньше. Она молилась, тысячу раз взывала, чтобы Господь не оставил ее. В последующие дни она стала придумывать себе любимого. Она сделала его красивым и нежным. Он провожал ее, когда она выходила утром, и был первым, кто встречал вечером. Она так хотела, чтобы в ее жизни был такой основательный человек, который не изменит и не бросит, как Салим. Только дверь подходила под эти требования: красивая и крепкая, основательная. Она полюбила ее и повесила на нее золотую цепочку. Часто она говорила себе: «Чтобы стать ближе, надо потереться о нее голым телом». Один раз она так и сделала, но тут же прекратила это. Было очевидно, что если она продолжит эти странности, то закончится тем, что она возведет в культ каждый предмет мебели.

После разговора с Эфтабом в холле она вытерла слезы и поспешила умыться. Трясущимися руками она приготовила кофе, закурила сигарету и задумалась — она уже немного успокоилась — о причине, толкнувшей ее поделиться своей историей с охранником-индийцем. Ведь ему нет до нее дела. И она не знает, как давно он здесь работает.

Какова бы ни была причина, ей стало лучше, поскольку она дала выход всему, что скопилось внутри, и нашла того, кто поймет ее страх и поучаствует. Пусть это будет низкорослый лысоватый индиец.

«Он не похож на остальную охрану. Он ни на кого не похож», — она успокаивала себя тем, что человек, которому она рассказала личное, был не простым, не обычным.

Она взяла книгу, которую читала уже месяц и одолела несколько абзацев. Перед ней в воображении предстали мысли Эфтаба, и она уже парила где-то далеко.

Она расслабилась и почувствовала, как сама чистота проникает в ее тело. Чистота все пребывала, и ее не порочили ни старые, ни грустные воспоминания. Она увидела далекий свет внутри себя. А со светом пришел голос, который произносил ее имя. Она осторожно растянулась на диване, словно не желая, чтобы голос оборвался, а свет потух. Она все еще держала книгу в руках и довольно улыбалась, прижимая ее к груди. Однако тут же все исчезло. Она поднялась и обернулась, как будто что-то искала. Эти видения либо доведут ее до катастрофы и сумасшествия, либо в ее жизни произойдут прекрасные перемены, подумала она. Затем она успокоилась, прикрыла веки и снова растянулась на диване. Она задумалась над словами Эфтаба и пробормотала: «Мне нужен покой. Мне нужен отпуск». Она задремала, книга упала из рук.

Короткий сон прервало тихое жужжание мобильного телефона. Это было сообщение от подруги, которая спрашивала, может ли она встретиться с ней в галерее башни на побережье аль-Джумейры в семь часов вечера. Она посмотрела на часы — они показывали четыре — и написала подруге ответ. Но прежде чем она смогла отправить сообщение, раздался звонок от Я, четвертый за день.


* * *

Растянувшись на диване, она хотела снова вздремнуть, но что-то на душе мешало заснуть. Она перебралась в спальню и целый час проворочалась в раздумьях: мысли то приходили, то отступали.

Она думала о словах Эфтаба, о звонке Я и спрашивала: «Где же здесь общий знаменатель?».

Я привлек ее внимание, когда она забыла свое имя. Имя, которое вернул ей Эфтаб. Так она думала, не объясняя, почему она считает, что именно Эфтаб вернул ей имя.

«Однако… Почему бы не ответить Я?» — подумала она и повернулась в сторону окна, увидев через зазор в шторах зеленое здание. Она взяла с комода телефон и посмотрела на номер. «Почему я не ответила на звонок?» — снова спросила она себя. Она хотела было позвонить самой, но отбросила эту идею, тяжело вздохнула, закрыла глаза и ощутила, как погружается в сон. Полчаса она дремала. Затем вскочила, испуганная. Ей показалась, что она встречалась уже с тем, что увидела во сне, или с чем-то похожим. Не зеленое здание и не Салим. Телефон, пляшущий на двух ногах. Она танцевала вместе с ним под фонарем. Сначала фонарь светил ярко, потом стал потихоньку угасать и переливаться зеленым. Телефон, с которым она танцевала, превращался в существо с длинным хвостом и коричневым мехом. Она в ужасе отошла от него, и раздался крик.

Грудь ходила ходуном, она не могла отдышаться. Присела на кровати, скрестила руки и посмотрела на часы: было пять. Она встала, надела спортивные брюки и желтую, как банан с тарелки Эфтаба, блузку.

Эфтаб сидел на своем месте, когда она прошла мимо него, спеша к выходу, на улицу к фонарному столбу. И хотя солнечным светом в этот час было залито все вокруг, фонарь оказался, как ни странно, зажженным. Первый раз она увидела его свет в столь ранний час. Чувствовалось, что свет фонаря был столь же вещественен, как и он сам. Она дотронулась до него, словно убеждаясь в его существовании, сомкнула веки и запрокинула голову к небу. Так она простояла не меньше минуты. Когда она опустила голову и открыла глаза, увидела себя на стекле зеленого здания рядом со столбом, точно как во сне. Она попятилась и побежала обратно к дому.

Она поднялась по ступенькам и направилась к Эфтабу. Когда она приближалась, ей казалось, что мир ограничен лишь ею, зеленым зданием и охранником-индийцем, который стоял перед ней. Он не взглянул на нее, вместо этого не сводил взгляда с желтого банана или с чего-то еще. Когда она оказалась прямо перед ним, он обратился к ней с улыбкой:

— Фонарь все еще на месте?

Этого вопроса она не ожидала. Удивительно! Как он узнал, что она была там?

— Здание уже закончили строить, но он все стоит, — сказала она.

Она помолчала, потом продолжила:

— Я люблю этот столб.

— Он тоже любит вас.

Она смотрела на него, шокированная, он же продолжал:

— Все, что вы любите, любит вас.

— Разве материальному свойственны человеческие чувства? — спросила она.

— Лишь любовь может оживить материю, — сказал он.

Как всегда тихо он продолжил:

— Если вы положите свой телефон на стол и отключите звук, оставив только вибрацию, то обнаружите, что он будет двигаться в вашем направлении, когда кто-то позвонит. Вы пробовали делать так?

— Нет, никогда не замечала.

— Верно. Потому что все дело в том, насколько вы любите свой телефон.

Эфтаб пояснил:

— Мы жили в небольшой деревне. Жилище было скромное, а нас много. Однако мы любили свой дом. Инвестор предложил выкупить его, чтобы присоединить наш кусок земли к соседнему участку ради коммерческого проекта. Но родители отказались продать, хотя нам нужны были деньги и дом просторнее. Он был нам дорог. Когда умерла мать, отец возненавидел дом, потому что он напоминал ему о ней. Стало происходить нечто странное, с чем мы раньше не сталкивались: то дверь сломается, то окно разобьется. То там, то тут протечка. Знаете почему? Дом не просто разваливался. Он начал ненавидеть отца в ответ.

Ясмин слушала, открыв рот.

— Иногда мне кажется, что любви нет, что это иллюзия, — сказала она.

— То, чего мы не видим, необязательно не существует. У каждого света есть тень, указывающая на него. А на любовь указывают бесконечные шансы.

— Вы действительно думаете, что шансов бесконечно много?

— Они не могут закончиться, пока есть жизнь на Земле, потому что сама жизнь — это шанс, который дается одному человеку за другим. Вы живете одна, ведь так? — спросил он ее.

— Да, — ответила она и приготовилась с интересом слушать, что он скажет.

— В чем, вы думаете, вы имеете шанс — составить капитал или создать семью?

— Ну, деньги добыть легче, чем найти подходящего мужчину.

— Вам будет предоставлен шанс в том, чего вы действительно хотите.

— Я уже имела опыт, может, в несколько иной форме. Я не верю в то, что мне дадут столько счастья еще раз и что не будет больно.

— Если вы имеете в виду любовь, вы полюбите еще раз. У вас случится великая любовь, — заявил он уверенно.

— Что вас заставляет в это поверить?

— Потому что за большими разочарованиями приходят огромные шансы.

— Значит, они проходят мимо меня.

Он с добродушной улыбкой покачал головой:

— Они не могут сами ускользнуть или уйти к другому, лишь человек способен действовать.

Он бросил взгляд на вход и произнес:

— Живое сердце не может оставаться пустым.

— Но время не повернешь вспять. Юное сердце становится твердым со временем. Оно подобно тесту, когда высыхает — не слипается.

Он отрицательно покачал головой и, положа руку на сердце, сказал:

— Тесто остается влажным, даже если мы усыхаем.

Она улыбнулась и спросила:

— Могу ли я вам довериться? Я порой чувствую раскаяние из-за того, что не уберегла в жизни. Если вернуть время назад, все было бы иначе.

— Может, иначе. Но вы никогда не можете сказать точно, как бы развивались события.

Через секунду он добавил:

— Мы сокрушаемся над многим из того, что совершили. Но если задуматься на минуту, окажется, лучше было сделать так, как мы поступили. Если вернуть вчера, то мы примем то же решение, о котором раскаиваемся сегодня.

— Не думаете ли вы, что раскаяние способно сделать нас осторожнее и мудрее?

— Жалеть самого себя — ужаснейшая вещь, — сказал он, взглянув на нее, и продолжил с выражением аскета. — Сегодняшние возможности еще не представлены, но они больше тех, упущение которых мы оплакиваем. Мы сами не даем им осуществиться. Знаете почему? Потому что мы не представляем как.

Он помолчал немного, посмотрел ей в глаза с сияющей улыбкой и спросил:

— Вы знаете, как этого добиться?

Она отрицательно покачала головой:

— Скажи мне как, мой мудрый друг.

Он вытащил из маленького ящика клочок бумаги, на которой красивым почерком было что-то написано на английском, вложил ей его в руку и сказал:

— Каждый раз, когда вас будет одолевать отчаяние, читайте, что я здесь написал… внимательно читайте.

Ясмин сжала листок в правой руке и, отведя взгляд, спросила:

— Вы женаты?

— Да.

— Вы думаете, в браке достигается счастье?

— Хорошо… Я женился поздно… несколько поздно. Из-за молодечества я шел дорогой легкомыслия и безрассудства. Но потом обнаружил, что нет такого заведения, в котором стоял бы стол с одним стулом.

Ясмин внимательно слушала, что ей говорил невысокий индиец, стоящий напротив. Если при первом разговоре с ним она чувствовала, что он не похож на остальных, то сейчас ей казалось, что этот человек — мудрец, передающий жизненный опыт, куда более богатый, чем ее собственный, чем всех, кого она встречала. Она осознала, что нуждается в таком учителе. Не все могут оценить его по достоинству. Да и она сама не ценила его, как другие, не удостаивая приветствием.

Стоя напротив него, она все еще крепко держала в руке бумагу. Когда же она попыталась разжать ладонь, он своими пальцами не позволил ей этого сделать:

— Только наедине с собой.

Она посмотрела на него и сделала шаг назад, прежде чем отвернуться и засеменить к лифту. Рука сжимала листок. Ей казалось, что Эфтаб вложил ей в ладонь заклинание. Как только она очутилась в квартире, прислонилась спиной к двери и развернула бумажку.


* * *

Один за другим вырывались смешки: «Сумасшедший, этот Эфтаб!». Она перечитала еще раз: «Это и есть его заклинание?». Она в пятый раз громко прочитала: «Слушай голос внутри себя!». В неестественной тишине она сидела на диване со свернутым в руке клочком бумаги, смотрела на часы с единственной стрелкой и думала, какой же секрет заключен в этих словах? Она напрасно пыталась нащупать что-то, что разъяснило бы ей, в чем заключается мудрость охранника из Индии. Однако ей казалось, что голова была пуста, как будто она ему и не внимала. Следующие полчаса она повторяла половину того, что он ей сказал, некоторые фразы она твердила безостановочно. Тогда она подумала, что Эфтаб посеял в ее разуме мысли и всходы их не видны сразу, но рано или поздно они взойдут.

Она вложила листок в одну из книг, оставила ее на пурпурном столике в гостиной и стала переодеваться к встрече с подругой. Ее занимал не клочок бумаги, а произошедший между ними диалог. Она пыталась как-то связать историю своей жизни с тем, что сказал ей индийский мудрец. Когда, одеваясь, она спросила себя, почему была с ним столь откровенна при разговоре, поняла, что это случилось не из-за личных симпатий, до которых ей не было дела, но благодаря надежде, которую он вселил в нее и которая теперь будет расти как плод во чреве матери.

Сразу после шести ей позвонила подруга: «Что думаешь, если встретимся в районе аль-Бурж?». «Не возражаю». «Погода отличная, мы можем сесть на улице и полюбоваться фонтанами. Ты уже их видела?»

Ясмин удивило, что она поменяла место. Сначала было решено, что они встретятся в галерее башен на побережье аль-Джумейра, но в последний момент подруга передумала. «Может быть, там лучше… Возможно». Но что-то внутри говорило ей, что это не так. Отбросив все вопросы, она направилась на встречу. Когда она выходила из здания, Эфтаба на месте не было, дежурил другой. Она спросила о нем, и тот ответил, что на сегодня его рабочий день закончился. Ясмин поблагодарила и направилась по своим делам.

Подруги сидели в кафе, выходящем на озеро аль-Бурж, и говорили о самом разном. Ясмин медлила с тем, чтобы рассказать свою историю, и выжидала, выслушивая рассказ подруги о неровных отношениях с мужем. Ясмин слушала, не вникая в суть, время от времени поглядывая на гигантскую «Бурж Халифа» напротив, но все-таки иногда делая вид, что ее волнуют проблемы подруги.

Когда после кафе подруги прогуливались вдоль озера, заиграла музыка. Фонтанные струи склонялись под эту мелодию, рисуя в воздухе чудесные картины. Они были подобны сотне копий арабской танцовщицы, потом ей показалось, что индийской, потом китайской. Танцующие воды будто обращались к миру, говоря на всех его языках. Из них била жизнь. «Как прекрасна вода! И потому, что мы любим ее, она оживает», — сказала Ясмин про себя, не замечая, что повторяет за Эфтабом: «Любовь из материи творит живое существо».

После того как водное представление закончилось и его последние брызги улетели со свежим ветерком в сторону гигантской башни, Ясмин подняла голову и взглянула на небоскреб перед собой. Она разглядела его снизу доверху и ощутила дрожь. «Люди любят все высокое, как будто осознают, что небеса — их истинный дом». Не понимая, то ли башня пленила ее, то ли напугала своей величавостью, она отвела взгляд в сторону. При первом же удобном случае Ясмин извинилась перед подругой и ушла под тем предлогом, что дома ее ждет неотложное дело.

Дома ее ничто не ждало. Она и не направилась домой, вместо этого поехала по улицам города, рассматривая старые и новые здания. Высотки соперничали за ее внимание. Они танцевали, как вода, но вместо нее по ним лился свет. «Живые ли они? А зеленое здание, оно тоже живое?» — спрашивала она, ведя машину без цели. Через полчаса она оказалась недалеко от торгового центра на аль-Джумейра, куда всегда ходила и где впервые в ее телефон ворвался «Я». Случайно ли очутилась она здесь? Она не знала, но внутренний голос говорил ей: «Он там». Странно, но она подумала о том, чтобы самой набрать «Я», звонки которого со вчерашнего дня она игнорировала.

Она вошла в здание через главный вход. Запах моря, который проник в нее через нос, навевал образ Салима, мертвой рыбы, как будто он и море — братья-близнецы.

Несмотря на то, что разум ее уже был утомлен размышлениями и анализом, она вновь попыталась найти связующее звено между Салимом, собственной памятью и зеленым небоскребом. Что-то их объединяло. Из-за зеленого здания пропала память, но оно же вызвало воспоминания о Салиме. Память не вернулась, но Салим остался. Она сделала вывод, что Салим — иллюзия, которая должна испариться.

Она села в кафе на нижнем этаже с чашкой кофе в руке и обратила внимание на то, что почти каждый из тех, кто был один, разговаривал по телефону. Напрашивался вывод, что тот, кто пришел один, не мог перенести одиночества, хотя весь мир был здесь. «Интересно, о чем же они разговаривают? Наверняка, ничего особенного», — и она стала подсчитывать продолжительность воображаемого разговора с агентом, который хочет продать недвижимость. Купля-продажа — главное, что совершает человек в жизни, самая простая операция, но в то же время самая запутаная. Несмотря на это, заключение сделки по недвижимости по телефону занимает две минуты, максимум три, чтобы довести все до ума.

Она положила телефон ровно в центр стола и начала размышлять о времени, наблюдая за снующими вокруг людьми. Вдруг телефон задрожал и раздался звонок. Она смотрела, как он вибрирует: уползал в сторону от нее. Это звонила коллега, чтобы уточнить время утренней встречи с агентом: «Все будет в порядке», — сказала она и быстро повесила трубку, как будто ждала более важный звонок.

Она подумала о том, чтобы прогуляться и присмотреть себе одежду в соседних лавках, но прежде чем сделать это, обнаружила, что сама звонит «Я». Гудок, второй, с третьим она бросила трубку, спохватившись, как ребенок, совершающий проступок. Она встала, пошла скорым шагом, как всегда, и заглянула в первую же лавку. Она покрутила перед собой какую-то одежду, не замечая, что руки слегка дрожат, вошла в другой магазин, третий, но ей ничего не понравилось. Она и не думала что-либо покупать, просто развлекала себя тем, что могло отвести мысли о телефоне и обо всем, что с ней происходило. Менее чем через полчаса она вернулась к тому же столику, положила на середину телефон и стала искать в сумочке книгу, которую читала уже месяц. Сколько же у нее было книг, которые приоткрывали секреты души! Некоторые из них она не дочитывала до конца, если чувствовала, что они усложняли жизнь, вместо того чтобы представлять ее проще. Другие же книги она бросала еще на начале, если ей казалось, что автор навязывает идеи, в которые сам не верит или которые он не проверял, вроде тех книг, где даются советы как разбогатеть или как сделать так, чтобы люди тебя полюбили. Здравый смысл подсказывал ей, что такое могли написать лишь банкроты и неудачники.

Она вытащила из сумочки, что искала, подумав, что если б охранник-индиец Эфтаб мог записать свои мысли, получилась бы книга куда лучше. Так она сказала про себя, положила ногу на ногу и приступила к чтению, но тут же почувствовала, как стол завибрировал. Раздался звонок. Она заметила, что на этот раз телефон дернулся в ее сторону. Не глядя на экран, она знала, что этот звонок от Я, она ждала его.

На этот раз она ответила.


* * *

Работать в строительном бизнесе — что вкалывать на каторге. Нужно совершать поездки по городу, объезжать объекты, которые стоят друг от друга на огромном расстоянии. Летом становится просто невыносимо, когда температура зашкаливает и вы ощущаете такую влажность, будто вас облили морской водой.

Это она узнала из первой своей телефонной беседы с Я, который работал архитектором в одной из крупных строительных фирм. Она сначала была поражена, как она могла позволить болтать с собой, будто они были давно знакомы. Узнав его имя и национальность, она посчитала, что он самоуверен настолько, что и не предполагает, что собеседник мог не разделять его взгляды при первой же встрече.

Ее поразила его твердая вера в себя и манера вести разговор откровенно, в то же время импровизируя. В первой же беседе она уловила в нем нечто, чего ей самой недоставало. Он не спросил ее, почему она не отвечала на его звонки, не спросил, почему ответила сейчас. Он просто представился и завел разговор.

Разговор продолжался пятнадцать минут, может, немногим больше. Она успела узнать о Я очень много, но предпочла бы, чтобы собеседник сохранил некоторую завесу тайны, вместо того чтобы распространялся обо всем, как другие мужчины, с которыми она знакомилась. Отношения тогда заканчивались очень скоро, во всяком случае продолжались недолго.

Хотя в работе ей была свойственна несдержанность и нетерпеливость, она не бросалась в объятия человеку, даже если он ей нравился, и действовала обдуманно. Она понимала, что желания, созревая медленно, становятся более сладкими и приобретают прочность. Поэтому пыла у нее поубавилось, и она отступила на шаг назад, когда он предложил ей встретиться.

— Будем созваниваться. Может быть, придет день, встретимся.

— Придет день?! Ты хочешь сказать, мы можем и не встретиться?

— Посмотрим.

— Мне перезвонить тебе или ты позвонишь?

— Я сама.

— Я только и делал, что говорил. Ты ничего не рассказала о себе.

— Со временем узнаешь.

На этом первый разговор закончился. Он был открытым и активным, она же оставалась замкнутой и холодной, как кусок льда.

Первое, что пришло ей в голову по окончанию разговора, пресловутый вопрос: «Что же теперь будет?».

В тот момент было неясно, кому она задает этот вопрос — себе или Я. Она подумала, что Я во всяком случае ничего о ней пока еще не знает. И ей, взрослому человеку, совсем не обязательно думать о том, что последует за тривиальным, ни к чему не обязывающим разговором с человеком, которого она никогда не встречала. Она задумалась над тем, что будет дальше, и ей показалось, что не надо было ему звонить, что она совершила ошибку, обратив свое внимание на зрелого мужчину, преследующего девушек по телефону через bluetooth. В ней опять без всякого повода взрастало семя раскаяния, просто она необъяснимо верила в то, что серьезные и крепкие отношения не могут складываться подобным образом.

«Как же тогда должны развиваться нормальные отношения?» — спросила она себя, вспоминая слова Я, уверенного в себе до самообольщения. «Да… тщеславный». Еще до встречи с ним ей казалось: она знает его. Но когда она тщетно пыталась представить, как он выглядит, перед ней представал образ, совсем не похожий на зрелого мужчину.

Как бы там ни было, она посчитала, что разум обязывает не звонить ему больше, поскольку она не хочет, чтобы одиночество толкнуло ее совершить ошибку. А Салим, которого она представляла мертвой рыбой, должен испариться навсегда либо стать старым воспоминанием, как раньше, которое она запечатает десятью печатями.

Возможно, ей требовалось время и настойчивый Я был не к месту сейчас. Так она думала, когда ехала на машине домой. Последовали вопросы: «Почему он столь настойчив? От чего бежит? Что боится упустить?». Она догадывалась, что он, как она сама, в стремительно уходящем времени боится упустить свой шанс.

«Как, он сказал, его зовут? Умр? Амер?» Она перебрала несколько имен. Однако ей не надо было их повторять, ей довольно было того, что, каждый раз, вспоминая о нем, она называла его Я. И хотя она попросила его не звонить, а ждать звонка от нее, она была практически уверена, что он ждать не будет и скоро свяжется.

Тогда она еще не подозревала, какую роль этот странный человек сыграет в ее жизни, несмотря на его упорство, несмотря на то, что время от времени появлялся призрак Салима. Однако с того вечера она стала часто думать об обладателе мелодичного голоса, с которым случайно познакомилась по мобильному телефону.

Вечером она поставила машину на обычном месте на стоянке у дома. Бросив беглый взгляд на зеленое здание, она заметила, что все этажи до самого верха уже заняты жильцами. «Тот, который на самом верху, добрался ли он до своей истинной родины?» — съязвила она и вошла в свое здание.

За конторкой сидел другой охранник. Ясмин поздоровалась с ним и спросила об Эфтабе. На его лице она прочитала изумление. «Он будет здесь в восемь часов утра», — сказал он и предложил связаться с ним по телефону, если он ей нужен по неотложному делу. Эфтаб проживал в комнате, отведенной для охраны с обратной стороны здания. Ясмин не знала, что Эфтаб живет здесь же.

«Ничего. Увижу его утром». Она направилась к лифту, но, не дойдя до него, повернулась к охраннику:

— Где, вы сказали, живет Эфтаб?

Он проводил ее за здание. Эфтаб сидел там на ветхом деревянном стуле, держа у уха большой старый приемник. Казалось, он что-то внимательно слушает. Эфтаб не сдвинулся с места, когда увидел ее перед собой и ограничился улыбкой. С минуту он продолжал внимательно слушать приемник, прежде чем отложить его в сторону и встать, приветствуя гостью.

— Вы здесь один живете?

— Я делю комнату со сменщиком. Она большая и комфортная. По крайней мере, для меня.

Дверь была полуоткрыта, и Ясмин смогла разглядеть комнату, которую Эфтаб назвал большой. Она насчитала не более трех метров в длину и ширину. Как ее спальня, точно нора.

Пока она рассматривала комнату, он спросил ее:

— Вы прочитали бумагу?

Она кивнула и полушепотом сказала:

— Я пыталась услышать голос, о котором вы мне говорили.

Он молчал и только кивал.

— Но я ничего не услышала.

Он расплылся в улыбке:

— Я знаю. Что же вы можете услышать, когда вы так носитесь?

И продолжил с достоинством мудрого мужа:

— Вам надо хотя бы ненадолго остановиться. Жизнь дарит нам шанс, чтобы мы воспользовались им. Но на бегу это сделать не удастся. Когда ваша душа успокоится и вы начнете замечать красоту вокруг себя, придет голос.

— Каждый куда-то торопится. Я не одна такая. Ты сидишь здесь, мудрец, и не знаешь, что творится за стеклянной дверью.

— Они в поиске своих шансов. Но видят их только в деньгах, не ведая, что страсть к деньгам высасывает все соки из мозга, пока тот не усохнет.

— А вы не думаете, что они заложники прошлого и что к этому их толкает страх перед будущим, а вовсе не деньги?

— Возможно. Иногда взгляд в прошлое — лучший способ заглянуть в будущее.

Он поднялся со стула и сделал шаг в ее сторону.

— Что касается вас, то ваш страх из-за одиночества, госпожа. И это действительно печально.

Ее глаза вспыхнули, и она посмотрела на него:

— Я не хочу больше мучиться. Кончено. Не хочу издеваться над собой. И рядом никому не хочу причинять зла.

— Чувство справедливости дано человеку, чтобы судить самого себя, а не других. И пока у вас оно есть, вы никому не нанесете вред.

Ей показалось, что Эфтаб толкает ее на новый опыт. В ее глазах он мог легко прочитать, как она нуждается, чтобы рядом кто-то был. Стоя напротив него, она вопрошала: следует ли верить всему, что говорит этот низкорослый охранник-индиец? Откуда же он узнал, что в ее жизни кто-то будет? Наверное, он заглядывает в души или читает по глазам. Так она думала, наблюдая за тем, как он садится обратно на свой деревянный стул и прикладывает приемник к уху. Она почувствовала: на этом он хотел закончить разговор. Ей стало стыдно за то, что она потревожила человека в час отдыха, нарушив его уединение. Она попрощалась с ним и направилась ко входу здания, еще раз бросив взгляд на комнатку, похожую на нору. Вдруг она остановилась и вернулась:

— А как объяснить увиденную во сне мышь?


* * *

В ту ночь она не сомкнула глаз, размышляя о разговоре с Эфтабом, о его толковании сна, который ее преследовал. То она превращается в мышь, то танцует с этим зверьком. Она полагала, что мыши снятся не к добру, пока не спросила Эфтаба и не взяла в руки сонник.

— У каждой нации свои традиции объяснения сновидений. И толкования настолько же разные, насколько различаются культуры. У кого-то мышь может означать что-нибудь хорошее, а может быть, это развратница.

На этих словах она зажала рот рукой, чтобы подавить вырвавшийся крик. Охранник-индиец продолжил:

— Но вы не такая.

— Что же тогда значит этот сон?

— Сон надо толковать, исходя из реальности. Реальность объясняет сон, а не наоборот. Когда мы переживаем трудный период, именно наш опыт, а не фантазия, воспроизводит то, что мы видим ночью.

Она ненадолго задумалась, повторяя последнюю его фразу, и сказала:

— Когда из своей маленькой квартиры я увидела зеленое здание, забыла, как меня зовут. Я почувствовала, что теряю свое я. И меня вновь настигли причиняющие мне боль воспоминания. Это из-за нервов мне привиделось во сне такое?

— Есть куда более важная вещь, — ответил он. — Ощущение того, что человек внутри вас растворился. У мыши есть сходство с человеком, но это не человек. Мыши питаются как люди и болеют так же, поэтому их берут для экспериментов. Сегодня мы экспериментируем друг над другом на тему взаимного недоверия. Если бы мышь переполняли чувства, она стала бы человеком. А мы становимся мышами, когда теряем свою человеческую сущность. Однако…

— Однако что?

— Вы не мышь, вы Ясмин. Чтобы оставаться собой, вы должны поверить, что в ваших силах сделать свою жизнь такой, какой вы хотите.

— Но как?

— Внутри у вас страх и раскаяние. Мы ищем решение своих проблем, используя лишь разум. Однако разум иногда предает нас. Наши чувства должны учитываться при принятии решений. Чувства более искренне, чем разум. Вы помните, я говорил вам, что любовь превращает мертвое в живое? Вспомните, куда тянется телефон, когда вибрирует? Вот что с вами произошло: когда вы увидели зеленое здание, оно вам не понравилось, и вы ему тоже. Оно нагнало на вас такой страх, что вы забыли, как вас зовут. Тогда вам показалось, что вы потеряли свою человеческую сущность. Но имя — это не сущность. И национальность тоже не сущность, поскольку мы все живем на одной земле. И не семья тоже, поскольку мы все одна семья. И не религия, потому что религию скорее творит история, нежели небо. Суть, госпожа, заключается в одной правде: любви к тому, что внутри и вокруг нас. Когда вы любите место, где вы находитесь, в этом ваша личность. Если вы любите свою религию, то в ней ваша сущность. Если вы любите мужчину, ваша сущность связана с ним. Если вы любите себя, то это будете вы, но не мышь. Здесь можно только добавить, что вы не слишком любили свое имя, поэтому оно покинуло вас, но вернулось, чтобы снова дать вам шанс полюбить его. Это показывает, насколько вы любите прежде всего себя, а также окружающих.

Эфтаб посмотрел на нее в упор и продолжил:

— Когда так происходит, неожиданно даются шансы. Однако не спешите и будьте терпеливы. Всему свое время. В сутках двадцать четыре часа, но у нас только двенадцать… Поэтому мы не слышим своего внутреннего голоса.

— А как связан внутренний голос с Я и шансом?

— Только он может повести вас по правильному пути. Именно так зеленое здание предоставило вам шанс вернуться в прошлое, посмотреть на себя и обнаружить то, чего вам недоставало. Что касается имени, то оно своим исчезновением открыло перед вами дверь, в которую вы и не думали стучаться. Вот так, как видите. И если считать, что это плохо, то и необязательно так думать.

Он немного помолчал, потом снял очки и подошел к Ясмин. На его лице просияла улыбка, и он сказал:

— Нужны очки еще толще этих, чтобы увидеть, что там, в глубине, за поверхностным.

— Если и есть что-нибудь положительное в том, что я потеряла имя, так это знакомство с вами. Скажу откровенно, я этому очень рада.

Потом добавила с сомнением:

— Я думаю, что вы повстречались мне вовремя. Сейчас я больше всего нуждаюсь в мудром совете такого человека, как вы. Однако к разговору о завтрашнем дне…

Она замолчала и посмотрела Эфтабу в глаза.

— Я чувствую, что будущее неизвестно. Точнее, я не вижу впереди ничего, есть только некоторые представления о том, что вообще может случиться.

— Пусть это случится. Если ничего не происходит, то и не нужен внутренний голос, сообщающий вам, что вы делаете. Вы будете просто тонуть в своем одиночестве.

— Вы думаете, мне надо подождать? Я не знаю, насколько это затянется. Внутренний голос будет поучать меня, как поступать? — спросила она с презрением.

— Он не будет вас поучать, он будет вам сообщать, нужно ли продолжать делать то, что вы делаете, или это надо оставить. И еще… Вы должны быть готовы встретить то, что придет…

— Встретить что?

— Голос, когда он будет говорить, — и он снова надел очки. — Многие полагают, что удача уходит от них, но это не так. Они просто не готовы воспользоваться шансом. Когда вы забрасываете сеть в море, вы должны быть готовы к тому, что в нее попадется рыбка. Если не готовы, шанс упущен. Так происходят и с нами. Мы упускаем шансы, так как не были готовы к встрече с ними.

— Однако если я вас правильно поняла, они придут снова. Разве вы не сказали, что шансы бесконечны?

— Да, они вернутся. Но чтобы поймать рыбку, сначала надо забросить сеть.

Она молча посмотрела ему в глаза. Они горели слабым светом, идущим изнутри. На мгновение ей показалось, что это слезы.

Эфтаб вернулся к своему приемнику, а она поднялась в квартиру.

Ясмин ворочалась в постели, повторяя непристойный вопрос: «Неужели я развратная?». Она стала перебирать в памяти события давно минувших дней, даже те, которые забыла, когда к ней вернулось имя. Ни одного дня она не вела себя подобным образом. Если у нее и возникала связь с мужчиной, случайная связь, то она искала в ней насыщение как женщина, мечтающая, чтобы любимый всегда оставался рядом. Ее тело пресыщалось, а душа томилась. «И потом, разве жажда любви делает женщину развратной? И если у нее сложились отношения с мужчиной, которого она считает спутником всей своей жизни, а он уходит, бросая ее, тогда она превращается в мышь, а он нет?» — разозлилась она. — «Даже во сне над нами довлеет разлагающаяся традиция».

На потолке комнаты ей привиделось множество образов. Среди них был Я, которого она представляла высоким и красивым мужчиной с мелодичным голосом, также там были Эфтаб и зеленый небоскреб. В круговороте этих картин она разглядела и себя плачущую.

Она повернулась на правый бок, чтобы не видеть нового потока лиц, который стал сгущаться на потолке, как облака в холодный зимний день. Заметила, что свет от зеленого небоскреба просачивается сквозь шторы. Она молча смотрела. Ее красивые глаза блестели — она пыталась понять слова охранника-индийца.

«Гигантское зеленое здание, скромное жилище, как нора, имя, которое я забыла, потерянная личность, друзья, с которыми мы не видимся, вновь приобретенный опыт, человечество, забывшее о своей человечности, спешка, спешка, спешка. Вот как сказал Эфтаб: «Посредством снов мы лучше понимаем реальность».

Утром она встала до восхода солнца. Она была утомлена тем, что ночь проворочалась в раздумьях. Приготовила чашку кофе и выпила его медленно с первой сигаретой. Она взглянула на черные настенные часы с одной стрелкой, которые застыли намертво. Ей показалось, что часы тоскуют по второй стрелке. И она улыбнулась этим своим мыслям.

В попытке ненадолго вздремнуть она устроилась на диване в гостиной. Но не смогла заснуть. Она поднялась и принесла из кухни стул, поставила его напротив окна спальни и села наблюдать за солнцем, которое совершало восход за высотным зданием. В тот момент ей захотелось ощутить его присутствие, хотя бы издалека почувствовать, что оно там, несмотря на уродливое строение, которое его скрывало. Она не знала, сколько так просидела, но становилось больно, и она с трудом уже различала слабый свет, отражающийся на ее лице с соблазнительным оттенком загара. «При таком свете она уже не привлекательна» — сказала она о себе, поднялась и встала перед зеркалом. Ей показалось, что полностью изменились черты ее лица. Она простояла четверть часа под прохладным душем, стараясь смыть все мысли, прицепившиеся даже к кончикам волос. Надев подчеркивающую все достоинства одежду, которая очаровала бы и зеленое здание, она отправилась на работу.

Внизу на своем месте сидел Эфтаб, а перед ним сверкал очередной желтый банан. Он увидел, что она как обычно торопится. Она поздоровалась с ним, пытаясь через силу улыбнуться как можно естественнее. Он ответил ей тем же и привстал в знак глубокого уважения. Не успел он сесть, как она уже направлялась к нему с вопросом о голосе, про который он рассказывал:

— А могут это быть мысли, которые роятся в голове всю ночь? Могут они привести нас к новым возможностям?

Он покачал головой:

— Нет. Внутренний голос никогда не скажет тебе, что ты мышь.

Он немного помолчал и добавил:

— Не разумно заставлять себя так много думать, иначе доброе покажется обременительным.

— Да, да. Может быть.

Она глубоко вздохнула и добавила:

— Я так утомила свою голову раздумьями, что стала бредить во сне. Мне даже однажды привиделось, что меня преследуют инструменты. Если бы они до меня добрались, от меня бы ничего не осталось, — усмехнулась она.

— А почему вы думаете, что они хотели вам навредить, а не исправить что-то в вас? Когда мы бежим в страхе от чего-то, может быть, на самом деле это наш бесценный шанс?

Ясмин посмотрела Эфтабу в глаза. Они вселяли твердую уверенность, что этот невысокий индиец, который работал охранником в ее доме, и был шансом избавиться от тревог.

Со своего места Ясмин взглянула на банан, который был виден за Эфтабом наполовину, и с детским любопытством поинтересовалась:

— Любите бананы?

— Да, люблю.

— Но вы, я вижу, кладете его перед собой, лелеете весь день и не едите. Он так испортится.

Эфтаб осторожно, как бутон розы, взял банан и, разглядывая его с гордостью, заявил:

— Это моя воля.

— Ваша воля? — удивилась она.

— Банан — мой любимый фрукт. Это вся моя еда. И чтобы подчинить свое тело воле, я положил этот плод, который вы видите, перед собой, чтобы он испытывал мое терпение.

Он замолчал, потом добавил:

— Тот, кто контролирует, что поступает в его организм, контролирует порождения своего разума.


* * *

Новое утро принесло удачу. Она немало потрудилась, прежде чем смогла продать квартиру, стоимость которой превышала десять миллионов дирхамов. После этого у нее было три встречи одна за другой. На двух она присутствовала, на третьей попросила коллегу заменить ее. Из головы не выходили слова Эфтаба. Первый раз за годы она почувствовала, что они указывают верный выход из кокона ее одиночества. Может, это просто успех на работе, Эфтаб или Я?

Она приводила в порядок бумаги на письменном столе, когда коллега передала ей заслуженный чек за предыдущие сделки. Улыбнувшись, она приняла его. Но не успела она посмотреть на цифру в нем, как раздался телефонный звонок. Звонил Я.

«Да, торопится, проявляет упорство», — сказала она, взглянув на телефон, но не ответила. Через полчаса звонок повторился. Не дав ей возможности что-либо сказать, он огорошил ее:

— Ты не возражаешь, если я приглашу тебя на ужин?

Хотя по голосу казалось, что она раздражена, это все было напускное, его звонок тешил ее женское самолюбие.

— Когда?

— Вечером.

— Извини, у меня дела. Может быть, в другой раз?

— Завтра подходит?

— Обсудим этом завтра. Утром я скажу тебе.

Разговор был недолгим. Она сказала, что занята, не придумав никакого предлога, но потом спросила себя, почему ответила ему так неподобающе сухим отказом.

Решиться на рискованный шаг совсем не простое дело для женщины со старой незаживающей раной на сердце. Поэтому самым легким для нее оказалось поставить между ними заслон. Хотя в глубине души она горела желанием иметь спутника жизни, который обладал хотя бы половиной из достоинств Салима. Однако… «Ну вот. Опять я думаю о Салиме». Со временем Ясмин поняла, что ее старая любовь была настолько огромна, что любые другие чувства и отношения делалась невозможными.

По возвращении с работы она уже рассказывала Эфтабу историю с Я, ничего не утаивая. Он читал какую-то ветхую книгу, аккуратно закрыл ее и стал слушать Ясмин. Она уже не смотрела на него как на низкорослого охранника-индийца. Со вчерашнего дня он таким не был.

«Что же теперь будет?» — снова спросила она, терпевшая поражение от собственной воли, когда закончила свой короткий рассказ. А он внимательно слушал, изредка отвлекаясь на жильцов, которые то подходили с вопросом, то выражали свое недовольство.

Быстро окончив разговор с одним из них, он спокойно посмотрел на нее и произнес:

— Когда мы спрашиваем у себя, что же будет, мы опережаем время. Однако ведь определенно что-то будет.

Он поднялся и подошел ближе.

— В нашей жизни всем управляют две вещи: незнание и желание. Мы не знаем чего-то, но в то же время желаем этого. Было бы разумнее, чтобы сначала пришло знание, а затем то, чему суждено быть, облаченное в наше желание.

— Я хочу вечной любви, а не страсти на одну ночь.

Он ответил ей, смотря из-под очков и не выпуская из рук книги:

— В жизни нет ничего постоянного, кроме возможностей, которые воспроизводятся вечным двигателем.

Он положил книгу в сторону и сказал уверенно:

— Возможно, Я был вашим шансом. Читая новый роман, мы не думаем о том, чем он закончится, пока сама история не подведет нас к этому.

— Вы советуете мне…

— Я советую вам для начала приступить к чтению этой истории.

— Вы считаете, что это шанс, потерю которого нельзя будет потом восполнить?

Он отрицательно покачал головой и, как человек, которому наскучило твердить одно и то же, сказал, вздохнув:

— Каждый шанс восполняется еще большим.

Она уткнулась в телефон и стала вертеть его, пряча взгляд в смущении перед человеком, на бедную голову которого она столько обрушила, что уже было слишком. Но он прервал ее молчание спокойным голосом: «Любовь и ненависть — противоположности, которые объединяет знание. Вы не будете ненавидеть то, чего вы не знаете, и не полюбите этого. Дайте ему шанс. Это и ваш шанс тоже».

Она дружелюбно улыбнулась и направилась к лифту. Уже повернувшись к нему спиной, она спросила с кокетством: «А что означает Эфтаб?».

— Солнце, — ответил он ей, возвращаясь на свое место и открывая старую книгу.

Она застыла на месте, задумавшись над поразительной связью между тем солнцем, которое скрыло от нее в комнате зеленое здание, и над солнцем Эфтаба, которое, как она считала, осветило кромешную тьму ее одинокой жизни. Она вернулась к тому месту, где он сидел с книгой, как ученица к учителю. «Я знаю, о чем вы думаете. Вы думаете о солнце, которое пропало из вашей комнаты, и о моем имени. После захода солнце появляется на следующе утро», — сказал он, не отрывая головы от книги.

В тишине она поднималась в свою квартиру, а мысли индийского аскета и образ Я мелькали в голове. Закрыв за собой дверь, она прислонилась к ней спиной. Воображение стало рисовать незнакомую красивую фигуру. Правая ее ладонь дрожала за спиной на поверхности двери, другой же она водила по своему телу. В это мгновение она пришла в сильное возбуждение, однако она резко отскочила от двери, словно вырываясь из лап душителя. Она вбежала к себе в комнату, бросилась на кровать, обняла красного медвежонка и принялась ласкать себя поверх одежды. Она издала сдавленный крик и закрыла на считанные секунды глаза от солнечного света уходящего дня. Когда она очнулась, вокруг было уже темно.

Те секунды, когда она лежала с закрытыми глазами оказались тремя часами глубоко сна. Организм компенсировал вчерашнюю бессонницу.

В мобильном она обнаружила несколько сообщений. Одно из низ было от Я. В нем говорилось, что он горит желанием увидеть ее завтра. «А кто сказал, что завтра я с ним встречаюсь?»

В тот вечер она не выходила из дома. Даже если захотела, то вышла бы на короткую прогулку поблизости, может быть, навестила Эфтаба. Однако она воздержалась, вспомнив, что сейчас он отдыхает с радио у дверей своей комнаты с обратной стороны здания. И снова она спросила себя, поступала ли она правильно, когда позволяла этому странному индийцу вмешиваться в свою жизнь. В первый раз она увидела себя спешащей не по дороге куда-то, а в своих действиях. Но тут же нашла ответ, который ее убедил: «Эфтаб, этот необычный индиец, самый откровенный и естественный человек из всех, кого я встречала в этом чужом городе. И что важнее всего, он не ждет ничего взамен и ничего от меня не хочет». Она почувствовала, что с этим ответом в нее вошла удовлетворенность. В таком шумном динамичном городе, как Дубай, спешить навстречу мудрому человеку казалось единственным правильным из всего, что можно было сделать.

Следующий час она провела, сидя за компьютером и разговаривая по телефону, но сразу после девяти стояла у комнаты Эфтаба. Деревянный стул оказался пустым. Когда она обернулась, ища его, увидела, как он идет к огромным мусорным бакам с несколькими мешками отходов. Ей стало больно от того, что столь умный человек таскает мешки, из которых стекают нечистоты. Она его так уважала, что желала бы, чтобы кто-то другой или она сама занимался этим вместо него.

Раздосадованная, Ясмин бросилась в сторону здания. Когда Эфтаб увидел, что она уходит, не обменявшись с ним ни словом, вернулся и сел с приемником перед своей дверью.

Дома в телефоне она обнаружила новое сообщение от Я с любовной поэмой. Не дочитав до конца, она удалила ее. «Я никогда не увижусь с ним», — произнесла она и почувствовала горечь от того, что увидела внизу, и от того, что Я так настойчиво навязывал ей себя. Она взялась разбирать некоторые бумаги, потом пошла спать, выбросив из головы все мысли и образы, которые помешали бы ее сну.

Рано утром ей нужно было иметь ясный ум, чтобы заключить сделку, которую она уже давно готовила, но в голову лезла сцена, как Эфтаб таскает вонючие мешки. Ни о чем больше она не могла думать, когда пила свой утренний кофе. Даже зеленый небоскреб был ей безразличен. Как всегда в спешке покидая здание, она застала его на привычном месте.

Она пошла медленнее и повернула к нему, двумя руками держась за ручку сумки, похожей на утку. После неловкого приветствия, она начала неуверенно:

— Вчера я хотела с вами поговорить… — она замолчала, — но я увидела, что вы заняты и… и…

Прежде чем она смогла закончить, она громко перебила саму себя:

— Почему вам не помогают выносить мусор другие охранники, которые работают с вами?

Это была самая широкая улыбка из тех, которые она видела на лице Эфтаба. Он спокойно ответил:

— На этой неделе моя очередь.

Она думала сказать ему, что другие охранники более крепкого сложения и моложе, но передумала. Вместо этого она спросила:

— Вы не нашли работы лучше этой?

— Я люблю то, чем занимаюсь, — ответил он, заметив в ее глазах некоторое пренебрежение к своей работе. Он добавил, улыбнувшись еще шире: «Позвольте мне сказать вам, госпожа, я верю в то, что все, чего я добился в жизни — это то, чего я действительно заслуживаю. А того, что мне не дано, я не достоин».

— Чем вы занимались раньше, я имею в виду, до того как приехать в Дубай?

— Я был учителем в своей деревне. Это, честно говоря, маленькая бедная деревушка. Я жил на то, что платили мне родители учеников. Иногда они платили деньгами, иногда одеждой и продуктами.

— Этого хватало?

— С трудом.

— Почему вы не искали другую работу?

— Я искал. Вот сейчас у меня другая работа, как видите.

Он встал со своего места и добавил:

— Важно не то, чем вы занимаетесь, госпожа, а то, зачем вы это делаете. Я здесь охраняю здание и содержу его в чистоте. А что делают другие для того, чтобы наш мир стал чище?

Ясмин не знала, что ответить. До сегодняшнего дня она не задавала себе подобного вопроса. У того, чем она сейчас занималась, не было никакой цели, кроме как собрать как можно большую сумму денег. Сама того не сознавая, она превратилась в аппарат, который бесчувственно принимает и выдает деньги, не испытывая ни радости, ни сожаления, так же, как ее коллеги, друзья, как все, кого она знала, кроме невысокого лысоватого индийца, чистейшего человека, каким она увидела его в то утро.

В потоке машин впереди и позади нее, похожем на муравьиный рой, ее утомленный мозг думал о мудрости Эфтаба. Ее же собственная мудрость заключалась в том, что деньги дают уверенность, но даже деньгами всего мира не заполнить пустую душу. Она остановила машину перед офисом и решила несколько минут посидеть в салоне. Она смотрела на здание, в котором работала, впервые рассматривая его детали снаружи. Красивое и большое, оно было покрыто пластинами из стекла где-то с острыми углами, где-то с изогнутыми, все это затейливо сочеталось. В тишине она подумала, что похожа на это здание перед собой: острая, извилистая, только гармония в ней отсутствовала. Она чувствовала, что может треснуть, как эти стеклянные блоки. Это огромное здание, сделало ее успешной и богатой, но оно же оставило ее одинокой. Под конец она подумала, что благодаря сделке, которую сейчас готовит, она будет тверже стоять на ногах и станет сильнее. Но усугубит свое одиночество. В этот момент она осознала, что ее одиночество углубляется с каждой успешной сделкой.

Она подала машину назад и уехала.

Ясмин вышла из машины перед кафе недалеко от своего дома. Часы показывали больше девяти утра. Она села за столик с видом на собственный дом. В это утро она не была склонна чем-либо заниматься и оставила все, что сегодня нужно было доделать, на коллегу. Она попросила кофе, достала бумагу и ручку и стала рисовать круги, в которые вписывала то, что услышала от Эфтаба.

Она поймала себя на том, что чертила связанные в цепь кольца, которые прыгали, словно длинный мышиный хвост: спокойствие, молчание, шум, крик, спешка, любовь, внутренний голос и другое.

С места она взглянула на свой дом и на зеленый небоскреб рядом с ним. Впервые она видела эти два здания на расстоянии. Ее дом, который когда-то она считала очень высоким, теперь казался карликом перед зеленым соседом с упирающейся в небо верхушкой. «Отсюда страшно смотреть, а из окна комнаты?» Она задумалась.

Вернувшись к записям, она стала искать свое место в этих кругах. Неожиданно ей позвонила подруга и сообщила, что будет в Дубае пару дней проездом в Сингапур. Новость привела Ясмин в восторг. Это была самая близкая подруга, с которой они вместе некогда работали и часто делились мыслями о любви и браке. Ее подруга вышла замуж за мужчину, на которого засматривались многие. Однако вскоре обнаружилось, насколько он был скуп. Инстинктивно она понимала, что скупость в вещах обязательно влечет скупость в чувствах. Они смогли продержаться вместе меньше года, затем наступило мучительное расставание, при котором он не только еще раз доказал свою жадность, но еще и изменил ей. По времени это совпало с первыми днями Ясмин в Дубае, когда затягивались ее раны после Салима. Трудный период в жизни обеих укрепил их дружбу перед тем, как подруга вернулась во Францию к матери и братьям. Но она не забыла Дубай. Не один раз она писала Ясмин о том, что скучает по городу, в котором полюбила солнце, море, легкую одежду — все, что отгоняет от человека грусть тяжелых туч. И если бы ее не держала в Париже работа в компании, она вернулась бы в Дубай еще два года назад.

Ясмин медленно пила свой кофе и думала о тех многих вещах, которыми они займутся вместе, как вдруг позвонил Я. Было почти десять. Первый его звонок она игнорировала. Через полчаса он перезвонил, его она тоже оставила без ответа. Она не отказывалась от него, но пребывала в замешательстве и колебалась, несмотря на данный Эфтабом совет. В какой-то момент она была уже готова ответить этому настойчивому Я. Его упорство было ей приятно и в то же время успокаивало. Она ожидала, что он перезвонит, хотя про себя думала, что, будь она на его месте, не терпела бы такого пренебрежения.

«Как поступить?» — спросила она себя, уставившись в телефон. Она направлялась в сторону «Бурж Халифа», вела машину медленно, как будто наслаждалась каждой свободной минутой своего времени. Прежде чем скрыться на подземной парковке огромного центра под башней, она взглянула на гигантское серебристое здание, которое росло по мере приближения к нему. Она гуляла по «Дубай-моллу» в таком спокойствии, которое самой ей было странно. Что-то сильное внутри заставляло ее идти медленнее и не давало бежать. Она шла, пока не достигла озера, где сидела вчера с подругой, подошла к башне еще ближе и стала рассматривать ее, как мать дочь в свадебном наряде. Страха, как вчера, у нее не было. Она вглянула на людей вокруг: туристы и местные жители. Всем ли нравится башня?

Вспомнились слова Эфтаба: «Все, что вы любите, любит вас». Значит, ей нужно полюбить жизнь и полюбить Дубай, башню, озеро, людей, которые здесь прогуливаются, свою работу, сделки… «Но что дальше?» Этот вопрос плавал на поверхности озера ее мыслей маслянистым пятном. «Что дальше?» — это было уже не вопросом, а кляксой, которую нужно вывести. Она съежилась от дуновения холодного ветра. Зима приближалась. Из-за башни или с другой стороны слышался голос Эфтаба: «Дальше определенно что-то будет».

Два часа она прогуливалась по магазинам башни, рассматривая вещи всех мировых марок. Ей казалось, что владельцы этих блестящих имен ходят где-то рядом. Она спрашивала: те, кого мы считаем популярными, кто живет в окружении толпы, они так же одиноки, как обычные люди? Она была твердо убеждена в том, что Эфтаб счастливее в своей простой жизни и гордится тем, что делает. Она замедлила шаг, наблюдая за движением людей вокруг себя. В этот будний день в центре не было столпотворения, либо он был настолько огромен, что в его галереях любое количество покупателей казалось ничтожным. Ее внимание привлек симпатичный мужчина, который шел навстречу. Она спросила себя: может ли он быть похож на Я? На ходу она стала читать по лицам и искала среди них одно-единственное с чертами человека, с которым она хотела бы быть. В который раз она спрашивала: стоил ли человек, с которым она будет в будущем такого долгого ожидания? Если она и думала о чем-либо во время этой прогулки, то о вопросе, который хотела задать Я: «Чего ты хочешь от меня? Страстной ночи? Я не женщина на одну ночь».

Через несколько минут она остановилась перед огромным аквариумом на цокольном этаже «Дубай-молла» под серебряной башней, верхушка которой скрывалась в сизых облаках. У аквариума толпилась группа людей, любующихся рыбами, которые плавали, будто птицы, парящие в небе: акула длиной больше трех метров бок о бок с маленькими разноцветными рыбками размером не крупнее нескольких сантиметров. В стекле аквариума она увидела свое отражение. На фоне воды она казалась красавицей. Ее охватило новое страстное желание, и ее тело задрожало. Но она продолжала твердо и сосредоточенно смотреть в глубину, пока не почувствовала, что находится внутри, плавает и общается с рыбами, но оттуда видит себя, как она стоит в толпе зевак в узких джинсах, хлопковой красной блузке и с сумкой, похожей на утку. Она зажмурилась, чтобы эта фантазия не заканчивалась. И если бы не аромат еды, который она уже несколько дней не вдыхала, то она простояла бы так еще час. Она неуверенно направилась к ресторанному дворику, выбрала итальянское кафе и накинулась на еду с таким аппетитом, как будто не ела вечность.

По пути домой ее остановил запах моря, и она повернула к галерее башни на побережье аль-Джумейра. Установившаяся в преддверии зимы умеренная погода приглашала прогуляться пешком в столь ранний дневной час. Она поставила машину на равном расстоянии от моря и галереи, сбросила туфли и босой пошла по песку в направлении моря. Она шла покачиваясь, как балерина. Шаг в воду, шаг назад. Она играла, смеялась и пела. Когда дошла до конца, повернула обратно, потом вернулась к машине, подсушила ноги и поехала домой под громкую музыку, которая летела за ней ярким шлейфом.


* * *

«С детства я читала самые разные любовные романы. Тогда для меня целью был не брак, а только любовь», — сказала она Эфтабу и посмотрела на него с улыбкой, отвечая на вопрос, как она провела день. Она чувствовала, что именно этот день накрепко связывал ее, Ясмин, с той девочкой, которой она была вчера.

— Детские идеи прекраснее взрослой реальности, — произнес Эфтаб.

— Мой отец был…

Она осеклась, но все же продолжила:

— В чем-то он был жесток. С самого рождения я была одинока и привыкла к своему одиночеству. Мы с ним стали друзьями.

Он молчал и внимательно ее слушал.

— Но мне от этого не грустно. Я помню все, о чем вы мне говорили. Все дело в том, что я не хочу существовать без цели. Я не боюсь умереть в одиночестве. Мне страшно жить в одиночестве. И человек, о котором я вам рассказывала, я еще сомневаюсь в его отношении. Что-то тянет меня к нему, но есть что-то, что отталкивает.

— Путь к спасению наполнен риском. Даже если у вас в чем-то сомнение, вы должны взглянуть в себя. Если это и не ваш шанс, то он все равно придет к вам. Обязательно, будет другой шанс, — сказал он.

— У меня был шанс, который превратился в мертвую рыбу. Может ли мертвая рыба принести другую, которая живет в огромном аквариуме?

— За закрытой дверью вы найдете распахнутую. Так солнце, так сама жизнь каждый раз повторяются.

Она опустила голову и стала играть кончиком тонкого ремня, опоясывающего талию.

— Любовь приходит, потому что мы нуждаемся в ней? — спросила она.

— Это она нуждается в нас, потому что она живет только в теле. А что такое тело? Мы или вот это зеленое здание? — он указал рукой на улицу. — Когда мы полюбим саму любовь, она полюбит нас и поселится в нашем теле.

В тот вечер после короткого разговора с Эфтабом в холле Ясмин села просмотреть некоторые бумаги, переключая телевизор с одного канала на другой. Среди строк и рябящих телевизионных картинок перед ней вставало ее прошлое. Поэтому Я, который позвонил ей в тот момент, повезло: она хотела убежать от этого куда-нибудь.

— Извини, что побеспокоил. Я звоню, так как вчера мы договаривались. Поужинаем вместе?

— Вместе? Нет. Естественно, нет.

— Ты мне обещала вче…

Не успел он договорить, как она прервала его, негодуя:

— Я тебе ничего не обещала.

Он почувствовал, что она раздражена, но, вместо того чтобы отступить, засмеялся.

— Хорошо. Хорошо. Ты мне ничего не обещала. Давай будем считать, что я обещал сам себе пригласить тебя. Не лучше ли нам встретиться?

Его настойчивость поразила ее. Она убрала левой рукой упавшую на лицо прядь.

— Чего ты хочешь от меня?

— Чтобы ты приняла мое приглашение на ужин.

— А что будет после ужина?

— Выпьем кофе, — заигрывал он с ней. Потом добавил мягко:

— Ладно. Если ты не хочешь, ничего не будет после ужина.

— Что ты имеешь в виду под этим ничего? Нет такого мужчины, который ничего не хочет от женщины. И потом, ты же не знаешь меня, не представляешь, как я выгляжу и кто я такая.

— Хорошо. Предположим, я включил воображение. Хочешь, опишу тебя?

— Если сможешь…

— Примешь приглашение на ужин, если угадаю?

— Подумаю над этим.

— Хорошо. Этого достаточно.

В течение четверти часа он описывал ее. Он начал с глаз. Сказал, что они широко открыты и черны как ночь. Волосы каштановые, собраны в косу, спадающую через плечо на грудь. Нос острый и гордо смотрит вверх, рот маленький, губы полные и блестящие. Потом он перешел к цветам, которые она предпочитает, блюдам, которые любит и которые терпеть не может. А она слушала. Когда он закончил, она холодно сказала: «Ладно. Все, что ты сказал, не про меня». Она не солгала. Он описывал другую женщину. «Ты знаешь… Ты ищешь женщину с такими внешними данными? — спросила она. — Тогда я не та, которая тебе нужна». И не дав ему ответить, она закончила разговор как-то по-дурацки: «Ладно. Я сейчас не могу», — и отключила телефон.

Она вернулась к бумагам. Прошла секунда, другая, десять, пока пространство комнаты не разорвал крик: «Дура… Дура… Зачем ты сделала это?! Боже мой!». Она закрыла лицо ладонями: «Ох! Ох!» — схватила телефон и была готова кинуть его как можно дальше. Вдруг раздался звонок. Больше всего ей хотелось, чтобы это был он. Это действительно был Я.

Она улыбнулась, засмеялась и ответила.

Свеча

Коллеги были удивлены ее частым отсутствием. И хотя Ясмин удавалось из дома совершать еще больше сделок, чем в офисе, два дня назад непосредственный начальник отчитал ее и сказал, что должность ответственной по связям с общественностью требует постоянного присутствия на рабочем месте.

Она не приняла близко его слова, только изобразила широкую, как полумесяц на ясном небе, улыбку. Она излучала удовлетворение и сдержанность. До сих пор она не могла понять, в чем причина этого упоения: в мудрости Эфтаба или в Амере, как его звали, хотя она до сих пор, как в первый день, называла его Я.

Какова бы ни была причина, казалось, что Ясмин переживает новый этап перемен, благодаря которым она стала еще красивее и сильнее, чем та напуганная несколько дней назад зеленым небоскребом девочка.

За то время, пока их отношения с Я развивались, беседы с Эфтабом становились все короче, хотя по-прежнему были глубоки. Охраннику здания были известны практически все подробности их отношений, которые начались сразу же, как она отключила тогда телефон: их первая встреча, первый ужин и первая ночь в его квартире.

В тот день, когда она решила с ним встретиться, после того как долго тянула и отказывалась, она пошла на встречу полностью преображенная. Эфтаб никогда не видел ее раньше столь женственной. Она предстала перед ним внизу у входа. Он знал ее только как деловую, вечно спешащую туда-сюда женщину.

— Как я вам? — спросила она у него.

— Царица! — ответил он, любуясь ее стройной фигурой, и повторил: Настоящая царица!

— Я одновременно испытываю и страх, и счастье. Это первое свидание.

— Не обращайте внимания. Идите и ничего не загадывайте! Наши проблемы начинаются, когда мы слишком многого ждем от других.

Она с нежностью коснулась его руки и пошла к машине. Ведя машину по направлению к аль-Джумейра, где они должны были встретиться, она стала думать, как вести себя с Я, чтобы ничего не ждать от встречи, плывя по течению. «Я ничего не жду. Ничего». Но вместо этого подсознательно она стала ожидать сверх того: «А если он окажется несимпатичным? Дурного поведения? А может, он жаден». Пока ехала, она рисовала себе образы отвратительных мужчин, хотя еще его не видела. Если бы эта сюрреалистическая картина ожила и этот образ можно было лицезреть, перед нами предстало бы чудовище. Она закрыла глаза, глубоко вдохнула, полностью наполнив легкие, и послушалась совета Эфтаба, словам которого верила, как священным текстам — прекратила все это.

Город Джумейра был недалеко, она прибыла на место на четверть часа раньше и вышла прогуляться пешком. Этот городок в первые дни пребывания здесь становился для нее прибежищем каждый раз, как она хотела переместиться во времени и пространстве. Место это было похоже на старую деревушку из глины и кирпича, но сделанную по современным технологиям. Улочки кондиционировались, а деревянные с лепными карнизами потолки в стиле древнеримских и старых восточных рынков сообщали гостям, что Дубай — город не только стеклянных небоскребов. Это был старинный город, или, по крайней мере, таким его хотели представить, в центре самого современного мегаполиса.

Она бродила по тесно прилегающим друг к другу магазинчикам в том же старом стиле, а воздух наполнял аромат благовоний, напоминающий каждому проходящему мимо о том, что Дубай остается пульсирующим сердцем Востока, несмотря на налет Запада.

Она шла, пока не достигла окраины старого города, откуда начинались каналы, проходящие сквозь него, и где было множество лавок и кафе. Ей показалось, что из Древнего Востока она переместилась в Средневековый Запад, который напоминал ей Венецию, где по каналам ходят небольшие гондолы, переправляющие туристов с одного берега на другой.

Это смешение противоположностей, которое переносит посетителя из одной эпохи в другую, заставило Ясмин поверить в то, что истинная старина городов заключается не в камнях и не в старых улочках, которые извиваются одинаково во всем мире, а в самом человеке, потому что именно он самый древний и ценный. Из этого следует, что старина, отсутствующая в Дубае — изъян, которому нет оправдания, поскольку человек и культура, уходящая в древность веков, должны быть нераздельны, будь то современный Дубай или старый Лондон.

Войдя в кафе, где они договорились встретиться, она сразу заметила его. На нем был ярко-красный галстук, белая рубашка и черный пиджак. Несмотря на то, что он старался казаться элегантным и даже больше, он выглядел старше своего возраста. Ей понравилось бы, если он был старше лет на четырнадцать. Элегантен более того, чем требовала личная встреча. А она была практичнее в одежде, чем мужчина, который так добивался возможности этого ужина. Он оказался не похож ни на один из образов, нарисованных ею. Он был сам собой. На мгновение ей показалось, что он экземпляр, который редко встретишь в Дубае, и посчитала, что, без сомнения, женщины постоянно пытаются соблазнить его. Несмотря на его любезные речи, она обратила внимание на обувь, руки и часы на запястье — все указывало на неизбитый вкус.

Больше всего ее удивила его высокая самооценка и еще, может быть, упорство, с которым он добивался желаемого. Поэтому первым ее вопросом было:

— Почему ты так настойчиво звонил мне, ведь я не отвечала?

— Хм… Ладно. По правде и без околичностей, мне понравился твой голос.

— И это заставило тебя добиваться встречи со мной?

— Мы различаем мир по голосам. Голос — это первая связь с миром, с него все начинается и на нем заканчивается.

На секунду ей показалось, что она слушает Эфтаба, поскольку он говорил в той же манере.

Она спросила, бросив взгляд на его наручные часы:

— И часто ты так знакомишься с женщинами через bluetooth?

— Во-первых, у меня нет никаких других женщин. Считай меня человеком, который в первую очередь увлечен работой. Во-вторых, способ нашего знакомства был избран случайно. Я просто игрался с телефоном.

Она не знала, как следует реагировать на его ответ, который вроде не был заготовкой: радоваться или опасаться того, что у него отсутствовал опыт с женщинами. И кто сказал, что ей нравится мужчина, который ничего в жизни не видел? Она подумала: возможно, он врет.

— Почему ты взял такое имя — Я? Тщеславие?

— Это не тщеславие, это провокация.

— Тебе нравится провоцировать других?

— Я люблю вызывать интерес… Но к чему все эти вопросы? Главное — мы встретились. Что будешь заказывать на ужин?

Он хотел рассказывать о себе, о своем мире, обо всем, что вертелось на его орбите, и делал это с гордостью, достойной изумления. Она обнаружила, что расслабилась, как только он стал рассказывать, поскольку это избавило ее от нужды говорить о себе. Казалось, что она не стремится сблизиться с ним, в то время как в глубине души, особенно сейчас, сидя напротив этого приятного человека, она стремилась именно к этому.

Она не много рассказывала о своей работе в отличие от него. Но, несмотря на это, обратила внимание на то, что они в каких-то вопросах пытались друг друга перехитрить. Ясмин это беспокоило, поскольку она понимала, как же похож на нее человек, сидящий напротив. Это мужчина не на одну ночь. По крайней мере, она так желала.

Когда он дошел до своей семьи, рассказывая, как они столкнулись с материальными проблемами после периода процветания, он заговорил с высокомерием человека, который принадлежит к роду, привыкшему купаться в роскоши. Ей показалась, что есть тонкая нить, связывающая Я с человеком, которого она когда-то любила, поскольку он также верил, что он на шаг впереди всего остального мира. На фоне его откровенности она выглядела сдержанной, поскольку колебалась, рассказывать ли так много о себе, своей семье и прежнем опыте с мужчинами. Она поймала себя на том, что на мгновение потеряла волю и представила, что говорит с Салимом.

Я почувствовал, что она рассеянна, а сам он рассказывает растянуто. Он позволил ей витать в своих мыслях, но потом вернул на землю, увлекая разговором. Прежде чем закончилась встреча, она обнаружила, что знает о нем больше, чем он о ней. Возможно, она хотела, чтобы так и было, однако это заставило ее почувствовать, насколько же она сомневается в себе по сравнению с двумя предыдущими днями и на фоне его, который казался тогда загадкой судьбы. Не находя объяснения своим сомнениям, она повторила про себя: «Я не буду доступной ни с кем». В последнюю минуту встречи ей стало неловко из-за своей излишней подозрительности по отношению к мужчине, который не обидел ее, ничего от нее не потребовал и никак не пытался соблазнить. Он оказался противоположностью тому, что она себе так безрассудно рисовала. Успокоенная, она сдалась потоку мыслей, которые мог литься до самого утра. Однако она посчитала, что не зрело отдаваться мечтаниям после первого же свидания и лучше окончить его приятными впечатлениями, не спрашивая себя ни разу: что же будет дальше?

Симпатичный мужчина оставил на ее щеке два поцелуя, и свидание закончилось.

По дороге домой она все время задавала себе вопрос: «Ожидала ли я чего-нибудь? Ожидала ли я чего-нибудь?». Она посмотрела на далекие огни башен и ответила: «Я молодец. Я ничего не ждала от этого мужчины». Взглянув в зеркале себе в глаза, Ясмин поняла, что обманывает себя. Она ждала. Даже многого.


* * *

Она не сразу поднялась к себе, остановив машину перед домом, а направилась к одиноко стоящему у зеленого небоскреба фонарю. Она прислонилась к нему спиной и стала разглядывать высотное здание перед собой, бормоча: «Похоже ли оно на тело человека?». Она подняла глаза и остановила взгляд на его верхушке, которая сверкала мерцающими огнями. В этом положении она почувствовала боль в правой ноге, которую подвернула на днях, поднимаясь по ступенькам холла. Была какая-то связь между зданием, ее сновидениями и охранником.

Пешком она дошла до места недалеко от кофейни, где утром пила кофе и откуда вернулась домой со спокойной улыбкой на лице. Оттуда зеленое здание казалось другого цвета и другой формы. Она увидела его красивым, и вовсе не чудовищным, каким находила раньше. Она разглядела, что оно действительно похоже на тело человека, стремящегося вверх от земли.

Она закончила свою прогулку и возвращалась в необычно спокойном состоянии, обняв себя обеими руками. Но не только сама дорога домой была тихой, спокойствие было внутри нее. Приближалась полночь, но в этот ранний для Дубая час всюду горели огоньки фар далеких машин, которые своей передней частью так были похожи на людей.

Она вернулась к той же точке, остановилась у фонаря и взглянула наверх, откуда из него исходил свет. На этот раз она не почувствовала, что он был одинок. В Ясмин происходили перемены.

«Закончилось ли мое одиночество?» — спросила она себя, напевая мелодию, которую редко когда вспоминала. Эту мелодию ей пела мать, в то время когда отношения между ними были еще безоблачны. Она почувствовала, что питает нежность к матери и скучает по ней. И на этих воспоминаниях она вдохнула запах моря. Ей почудилось, что она плывет в прозрачном саване из тумана. Атмосфера была поэтической, как во сне. И как во сне, шум напоминал голос моря. Да, волны бились одна за другой о песчаный берег. Шум становился все громче и громче, пока резко не стих и не скрылся в далекой темноте. Волны проглотили ту единственную рыбу, которую однажды вынесли на берег ее памяти, ту мертвую рыбу. Салим ушел. На этот раз далеко. Он не вернется.

«Была ли причиной тому встреча с Я, после которой прошло лишь несколько часов?» — спрашивала она, стоя, прислонившись спиной к фонарю и вглядываясь в даль. Она увидела, что оттуда идет свет, и почувствовала, что его источник внутри нее.

В холле никого не было, ни Эфтаба, ни других охранников. Она остановилась перед конторкой и представила, как Эфтаб сидит и созерцает, а она стоит перед ним, словно ученица перед учителем. Она не знала, что бы сказала ему в этот раз. Что ему рассказать? О переменах на душе? Или историю с Я, которая только в самом начале? Она подумала, что он, возможно, с его великими идеями, неизвестно как умещающимися в такой маленькой голове, смог бы ответить на вопрос, на который она спешит получить ответ: «Это его я ждала?». Но как же Эфтаб мог ответить на этот вопрос, если только она могла знать на него ответ? Она в задумчивости поднялась к себе. Как только она закрыла за собой дверь, которую некогда представляла своим любовником, ей позвонила старая подруга из Франции, извинившись за поздний звонок. Подруга хотела убедиться, что с Ясмин все в порядке. В последний раз она почувствовала нечто странное в ее голосе и решила перезвонить пару дней спустя. Ясмин была рада ее звонку и, поболтав, продолжила готовиться ко сну.

Прежде чем растянуться на кровати, она встала перед окном, чтобы посмотреть на зеленое здание. Оно сияло так же, как было видно снизу. В тот момент казалось, что все изменилось в истории Ясмин. Она не знала, были тому причиной быстро развивающиеся последние события ее жизни или нет.

В ту ночь она спала как ребенок: ничего не видела во сне, но слышала голоса, без картинок. Утром она вспомнила, что ей приснилось в первую ночь, когда она забыла свое имя. Она поняла, что между той ночью, которая, как ей казалось, была давно, и моментом сегодняшнего пробуждения она сделала первые шаги по дороге своей судьбы. Ей вспомнились те прекрасные слова, которые сказал Я на вчерашнем свидании, и она стала повторять их, счастливая, как невеста, дождавшаяся жениха.

Такого радостного и бодрого утра у нее никогда не было. Она с аппетитом съела завтрак, не спеша надела свою самую красивую одежду и тихо покинула квартиру, словно не хотела разбудить любимого, который еще спал в ее постели. Когда Ясмин остановилась у конторки, где не было охранника, она казалась не такой, как вчера.

«Ладно» — сказала она еле слышно и развернулась к выходу. На ее лице сияла улыбка. По дороге на работу она заглянула в одну из кофеен, выпила бокал латте и продолжила свой путь.

«О чем мы вчера договаривались?» — задавала она себе вопрос о предстоящей встрече с Я. Она заметила, что спокойствие, которое было не свойственно ей утром, никак не было связано с Я, который то появлялся, то исчезал. Однако она тут же оценила то, что, как бы он ни присутствовал в ее жизни, по крайней мере до сих пор, в любом случае, он будет приходить, хоть и редко. Она спросила: почему именно он? Ведь она многих отвергла в своей жизни еще до того, как пойти с кем-нибудь из них на ужин. Некоторые были лучше Я. Но лучше чем?

У нее не было ответа. Она думала, что Эфтаб тоже не нашел бы его. Потом что-то свыше подсказало ей, что все еще может поменяться, но она не могла знать в какую сторону.

Ее день прошел настолько же спокойно, насколько уравновешенной оставалась она. Она не торопилась, но и не теряла воодушевления. Она была подобна розе, которая боится, что от неловкого движения ее лепестки осыпятся. А ведь она так тщательно собирала букет, который украшал ее изнутри. От Я было два звонка. Первый короткий. Второй раздался через пятнадцать минут, и они проговорили больше получаса, что для Ясмин было исключением в отношении мужчины, в чувствах к которому она еще не определилась. Это смутило ее еще больше.

Ясмин, которая была как крепость с закрытыми на тяжелый засов воротами, почувствовала, что она открыла одну из дверей для мужчины, не добившись ответа зачем. Ей было достаточно поддержки Эфтаба и первого ощущения того, что Я — это шанс, который стоило ждать. Именно Я вошел в ее жизнь после четырех лет одиночества. И нет сомнения, это шанс, достойный занять определенное место в ее сердце. Однако, перед тем как образы пустились мелькать друг за другом, она вдруг бросила эти мысли, потому что не хотела строить воздушные замки, исходя из одного ужина и нескольких телефонных разговоров.

Вечером, когда она неспешно поднималась по лестнице в холле, до нее донесся голос Эфтаба, самого которого скрывала мощная фигура светловолосого мужчины. Она вспомнила, что раньше видела этого человека: не раз они вместе спускались или поднимались в лифте. Она подождала, пока они закончили, и поздоровалась с мужчиной, вспомнив, как его зовут. Он приветствовал ее в ответ и быстро ушел. Она увидела, как он торопливо сбежал по ступенькам вниз, и улыбнулась, узнав в нем себя.

Она обернулась к Эфтабу, который смотрел на нее, широко улыбаясь.

— Я вижу счастье в ваших глазах, — сказал он, слегка наклонившись вперед.

— Да. Кажется, ваши идеи возымели на меня влияние.

Он ограничился кивком и улыбкой.

— Я попыталась взглянуть на вещи другими глазами… Не так, как я привыкла на них смотреть, — сказала она и задумалась.

— Вы виделись с ним вчера?

— Да. Это было замечательное свидание.

— Каждый раз, когда вы даете шанс другим, ваши шансы возрастают.

— Но я в замешательстве. Я не знаю… Вчера я услышала, как что-то внутри говорило мне, что этот человек мне подходит и что он…

Но прежде чем закончить, она решительно спросила:

— Вы мне сказали, чтобы я слушала голос, который идет изнутри, и что он будет моим проводником. Так? Вы думаете, я слышала его?

Эфтаб пробормотал:

— Ладно. По всему он хороший человек. Что касается вашего внутреннего голоса, то только вы можете сказать, он ли это был или это чувства говорили за него.

— А что, если это сильное чувство? Разве оно не наш внутренний голос? Вы не доверяете своим чувствам?

— Необузданные чувства могут обманывать нас, если они приходят, когда мы в ожидании того, в чем нуждаемся. Когда вы голодны, то можете принять цветочный аромат за запах жаркого. Поэтому я сказал вам, не надо ожиданий. Мы бесконечно будем страдать, если ожидаем многого от людей, которых не знаем, и чувство одиночества станет только глубже. Цветок розы раскроется сам через некоторое время, не надо расправлять его пальцами.

Ясмин замолчала. Ее возбуждение прошло. Потом она нерешительно сказала:

— Он привлекателен по-особому. Его черты завораживают. Я не знаю, только ли у меня такое ощущение. Но я почувствовала, что он не такой, как другие, которых я знала. Хотя он слегка тщеславен.

— Тщеславие — залог успеха, — сказал Эфтаб и добавил удивительное высказывание: «Большинство из нас хотят быть такими, но не умеют».

Затем он спросил:

— Вы боитесь того, что его так тянет к вам?

— Да. Я уже знаю, чем заканчиваются такие стремления у мужчин.

— Я согласен здесь с вами. Но он тоже ищет свой шанс.

— Я понимаю это у молодых ребят, но в его возрасте. Ему же столько лет и…

Ясмин увидела что-то в глазах Эфтаба, и это заставило ее замолчать.


* * *

День она провела в размышлениях над тем, что сказал ее индийский друг по поводу их первой встречи с Я. Он побуждал ее идти дальше, повторяя уже высказанную им мысль: «Мы не думаем о том, чем закончится роман, пока сама история не подведет нас к этому». Он оставил ее в раздумьях, но прежде добавил: «Вы думаете об окончании чего-то, еще не положив этому начало. Но не это меня беспокоит. Я вижу, что вы любите только этого мужчину. Несмотря на это, вы стремитесь к нему не так, как он к вам. Его безудержное влечение к вам — это не каприз незрелого человека. И не он заставляет вас сомневаться в себе. Я думаю, что все дело в разнице в возрасте. В этом причина».

— Он не намного старше, — сказала Ясмин, прежде чем он перебил ее:

— Я имею в виду не физический возраст, а возраст чувств.

— Не понимаю.

— У кого-то из нас чувства настолько зрелые, что старше самого человека. У других чувства остановились на юности, а человек сам этого не знает. Эти люди меня пугают.

— Вы хотите сказать, что его чувство может быть недостаточно зрелым?

— Может быть, ваше?

И он пояснил:

— Возраст человека измеряется его опытом. У вас есть опыт, но у него может быть больше опыта, который он от вас скрывает или о котором предпочитает не рассказывать, даже если и утверждает обратное. Я может оказаться намного опытнее вас.

— Но… Не думаете ли вы, что его порыв, возможно, говорит о том, как мало он понимает женщину?

— А почему вы считаете, что женщина должна ненавидеть мужчину, который стремится к ней, как быстрая река? — спросил с улыбкой Эфтаб и продолжил:

— То желание, с которым он к вам тянется, сначала поставило меня в тупик. Но то, что вы стоите на месте, а он двигается, вынуждает меня сказать, что вы еще не начинали читать эту историю. Приступайте! И вы сами увидите потом, его ли вы ждали. Вы узнаете также, насколько зрелые ваши чувства сейчас.

Ясмин еще больше убеждалась в том, что беседы, во время которых она стояла в холле — маяк, указывающий правильный путь ее потерявшему курс кораблю.

Хотя она не из тех, кто быстро принимает судьбоносные решения в порыве гнева или по мягкости сердца, она решила пойти дальше по пути с Я, прислушиваясь к своим ощущениям, мнению Эфтаба и вере, которая все укреплялась, в то, что шансы повторяются, как восход и закат солнца.

Также ей стало ясно, что шансы не просто возвращаются, но и множатся. Когда настойчивый и упрямый человек, как Я, воплощает свой шанс, он стихийно предоставляет шанс ей.

Когда она рассказала индийскому другу, о чем думает, он улыбнулся и повторил: «Шансы творят сами себя». На следующее утро их разговор в холле ограничился лишь одним дополнением от Эфтаба: «Не ищи любви, с помощью которой будешь бороться со своим одиночеством». Она ответила про себя: «Вы плохо знаете женщин, дорогой Эфтаб. После первого опыта сердце женщины ищет не только любви, но и спутника, который будет с ней до конца» — и ушла на встречу с агентом, который ждал ее.

Вечером Ясмин стояла в зале прилета, прислонившись к металлической изгороди, и встречала подругу из Франции. В ее приезде она нашла возможность поделиться своими мыслями о женской сущности, в то время как Эфтаб беседовал с ней о природе человека вообще. Однако, вводя гостью в свой дом, она не замедлила спросить саму себя: высказывать ли ей свое мнение или ограничиться наставлениями такого удивительного человека, как Эфтаб. На первом же их совместном ужине в Ирландской деревушке Ясмин пустилась в воспоминания. В этом месте, стилизованном под лондонские пабы, было полно народу. Большинство или практически все были англичанами или ирландцами. Здесь дул прохладный ветерок, и благодаря редкому для Дубая туману можно было действительно вообразить себя в Лондоне.

Именно это место так повлияло на подругу из Парижа, что она открылась. Слезы потекли рекой, когда она стала рассказывать Ясмин о своем муже, от жадности которого она страдала в первую очередь, и от предательства во вторую. На этот раз Ясмин ничего ей не посоветовала, такую уж привычку она приобрела, ступив на землю Дубая — не вмешиваться в чужие дела.

Снова они сидят на том же месте, как в былые дни, будто расстались только вчера. Они вспомнили прошлое, от прошлого перешли к настоящему, и подруга рассказала Ясмин о своих новых отношениях.

«Ты любишь его?» — спросила она.

«Я счастлива с ним», — она замолчала и посмотрела на бармена, который ставил напитки на их стол. После добавила: «Мне этого достаточно. Ты думаешь, легко в наше никчемное время встретить человека, который отвечал хотя бы на половину твоим желаниям?». Подруга вытянула шею, как будто собиралась что-то шепнуть ей: «Я бы не упустила своего шанса, даже если он был старше лет на двадцать».

— О-о! Двадцать лет! — удивилась Ясмин.

— Что ты! — подруга хлопнула ее по руке. — С ним бы мне было так надежно, не то что с первым мужем, который мне почти ровесник. Зрелый человек мудр, а этого достаточно, чтобы удержать женщину, которая его любит.

Ясмин вспомнила, что говорил Эфтаб по поводу того, что возраст физический и эмоциональный различаются. То вспоминая, то прислушиваясь к подруге, она, казалось, в ее вопросах искала ответы для себя.

— Поверь мне! — говорила подруга. — Нет такого понятия — подходящий для брака возраст. Важно, чтобы был подходящий мужчина.

Она закурила.

— А сейчас давай свою историю.

— Хорошо. Он красивый, солидный и…

— Что? Давай рассказывай…

После недолгого сомнения Ясмин поведала ей свою историю с Я. От рассказа о нем она перешла к рассказу об Эфтабе. И если о новом возлюбленном она говорила десять минут, то об Эфтабе не меньше четверти часа.

— Первый раз вижу женщину, которая строит свою жизнь по советам индийского охранника.

— Он не просто охранник.

— Хорошо, пусть не просто охранник. Расскажи о Я. Забудь про охранника.

— Но это все о нем… Как я тебе сказала, пока я чувствую, что он зрелый, благородный и подходит мне.

— Тогда не упускай своего шанса, иначе будешь жалеть.

— Я не буду жалеть. Пока я живу, у меня будут появляться шансы.

— Кто сказал, что шанс повторится? Шанс редко выпадает. Уйдет, и не вернешь.

Ясмин остановила ее молчанием. Казалось, что надежда, которую вложил в ее душу Эфтаб, начала испаряться. Она закурила и сменила тему разговора, пока они не ушли.

Дома перед сном, когда они уже лежали на кровати, подруга спросила о старых знакомых. «Ты жила в Дубае, — ответила Ясмин. — Сама знаешь, что и как здесь. Город растет, друзья отдаляются». Она добавила: «В Дубае каждый носится за вездесущим запахом денег. Ты не увидишь здесь ничего, кроме толкающихся человеческих тел, почуявших деньги».

— И ты стала такой же?

Ясмин посмотрела на подругу и утвердительно кивнула головой: «Иногда я говорю себе, что я не изменилась и не отстранилась от людей, но… — она вздохнула с усмешкой. — Я думаю, что мы, как слепые, идем в одном направлении вереницей, не видя друг друга».

Прежде чем продолжить, Ясмин помолчала несколько секунд.

— Знаешь… Я не думаю, что здесь есть место любви. Здесь все считают, что деньги, как листья на деревьях, растут короткий сезон. Мы же конкурируем за них, пока их все кто-то не снимет или не закончится время сбора. Мы не любим этот город, но любим деньги, которые нагнетаются влажностью лета и падают с неба с зимним дождем.

— Люди научились тому, что шанс выпадает лишь однажды, дорогая. И ты только подтверждаешь мои слова. Все равно, Дубай или Нью-Йорк, мы живем на одной планете и бесконечно много раз обегаем вокруг нее. Алчность, которую ты видишь здесь, повсюду. И любовь тоже везде. Но людей нет, это просто тени человечества. Не более того. Поэтому, когда ты встречаешь подходящего человека, не дай шансу уйти, потому что он не повторится. Шанс редко дается еще раз, — говорила подруга, лежа на спине и уставившись в потолок.

Ясмин посмотрела на нее и сказала:

— Так думает пессимист.

И прежде чем услышать ответ, она приподнялась и добавила:

— Даже если шанс не повторится, неразумно связывать свое счастье с мужчиной. Разве ты со мной не согласна?

— Нет, я с тобой не согласна. Мы сделаем правильный выбор: или кто-то осчастливит нас, или наше счастье станет полным от его присутствия. Ты достаточно взрослая, чтобы сделать удачный выбор. Не каждый день ты встретишь хорошего мужчину. Ты говоришь, он зрелый, благородный и искренний. Сколько сегодня зрелых мужчин? Даже если их как воды после дождя, где гарантия, что ты встретишь одного из них? Дорогая, ты не единственная женщина в мире. И шанс, который ты упустишь, не вернется, а уйдет к другой.

Ясмин ничего не ответила на ее слова. Она прислонилась к спинке кровати, поджала ноги и обняла себя за колени. Она обдумывала, потом посмотрела на подругу и сказала: «Хорошо. Будем считать, что мы обе правы. Что бы ты сделала на моем месте?».

— Я бы уж не выпустила его из рук, — быстро и решительно ответила подруга. — Оставь эти теории Эфтаба. У этого человека нет жизненного опыта, кроме охраны территории. Даже если он говорит правду, что шансы повторяются, то это верно для мужчин, но не для женщин. Мужчины скитаются от одной к другой и ищут, кто бы терпел их переменчивое настроение. Найти такого человека или прыгать из постели в постель, ты же не сможешь так все время поступать.

Подруга посмотрела на Ясмин и спросила лукаво: «Ты пробовала с ним?».

— С кем?

— С этим Я.

— Между нами ничего не было. Если и было, тебя это не касается, — ответила Ясмин, по-прежнему обнимая колени. Потом посмотрела на подругу с кроткой улыбкой и проскользнула под одеяло. — Спокойной ночи!


* * *

На утро следующего дня подруга стояла в ее небольшой гостиной, рассматривая настенные часы.

— Почему только одна стрелка?

— Не твое дело, — ответила Ясмин и пошла готовить завтрак. Целый час они сидели одна напротив другой за столиком на кухне и разговаривали обо всем, пока разговор не коснулся Я.

Когда подруга сказала: «До сих пор не могу понять характер твоего отношения к нему», Ясмин коротко ответила: «Скоро сама узнаю».

— Чего ты ждешь? Вернее, чего тебе надо?

— Немного времени.

На этом разговор за завтраком закончился, и Ясмин встала, чтобы не спеша собрать посуду, приглашая подругу одеваться, так как они скоро должны были уходить.

Из спальни донесся голос подруги: «Какое красивое это зеленое здание!»

Ясмин ничего не ответила и надела резиновые перчатки, чтобы вымыть тарелки. Однако она тут же развернулась и посмотрела в сторону подруги, которая застегивала блузку на пороге комнаты. «А как узнать, искренне ли тебя любит мужчина?»

«Если он рассказывает тебе свои секреты, — ответила подруга и подошла ближе. — Послушай, дорогая! Тебе посчастливилось найти человека, который все сделает для того, чтобы быть рядом с тобой».

— Но Эфтаб говорит…

— Опять Эфтаб? Этот твой мудрец просто бич, бич всего человечества. Однако даже он согласен со мной в том, чтобы ты дала себе шанс раскрыться. Если этот твой Эфтаб прав, то его любовь будет творить ответное чувство. Пусть будет так, посмотрим, что произойдет.

— А что должно произойти? — ехидно спросила Ясмин.

Подруга посмотрела на нее и приложила один пальчик к другому, намекая на секс.

— Что?.. А, поняла. Ты что-то не о том думаешь, — сказала она и вернулась к тарелкам.

Подруги выходили из квартиры, болтая о том, о сем. В лифте Ясмин нажала на кнопку нижнего этажа и сказала, перебив на подругу на полуслове: «Сейчас ты его увидишь».

Эфтаб сидел в холле и читал книгу. Он поднялся, когда увидел, что женщины направляются к нему. Ясмин представила его своей спутнице, которая ограничилась фальшивой улыбкой, и обменялась с ним несколькими фразами, подруге показавшимися сплошными намеками.

— Он кажется таким вежливым, когда трясет головой, — съязвила она, и они направились в торговый центр, с которого начиналась их сегодняшняя прогулка.

— Он действительно такой.

Ясмин помолчала, затем добавила: «Глубокий человек».

— Я заметила это в его глазах, — усмехнулась подруга.

Ясмин оставила без внимания комментарий и сказала:

— Он подобен индийскому мудрецу. Он не такой, каким кажется с виду.

— Я сужу не по внешности.

— Нет, ты делаешь именно так. Этот маленький индиец пребывает в таком согласии с собой, какого нет у богатых и сильных мира сего. Странно, не правда ли?

— Это ты странная, дорогая.

— А что странного в том, чтобы разговаривать с индийским охранником? — спросила она, не смотря на подругу, и открыла машину. Прежде чем сдвинуться с места, она бросила взгляд на зеленый небоскреб, пока подруга возилась с плеером.

После полудня они посетили ближайший торговый центр, а из него поехали в другой, огромный. Они пообедали в ливанском ресторане и углубились в разговор о прошлом и в то же время о надеждах на будущее.

Ясмин посмотрела на часы, и подруга спросила ее:

— У тебя есть отношения с Я? Если да, то я тоже что-нибудь предприму.

Ясмин перебила ее:

— Я пообещала ему вместе поужинать до того, как он уедет на неделю. Это шанс тебе с ним познакомиться. Мы будем недолго. Если захочешь, можно собраться только на чашечку кофе.

— А вас не смутит мое присутствие?

Ясмин улыбнулась и ответила:

— Мне будет интересно услышать твое мнение о нем.

Она не переставала получать звонки от своего друга, который был в поездке, и матери. Ясмин не могла понять такой привязанности подруги к мужчине, в котором еще много предстоит открыть, но предпочла промолчать. Для себя она считала такое делом невозможным, поскольку привязанность к человеку, когда ты плохо знаешь его, так же отдаляет нас от него, как сближает.

Вечером подруги готовились к свиданию с Я, который позвонил за день только раз, чтобы уточнить время. Ясмин сказала ему, что будет с подругой. Он не возражал, но она услышала нотку недовольства вынужденным согласием.

Я оказался именно таким, каким Ясмин описывала его подруге. Хотя ужин в шикарном ресторане на побережье продолжался больше двух часов, подруга не смогла понять, что происходит в голове у Ясмин, которая в тот вечер выглядела неестественно. В одном она была уверена: несмотря ни на что, Я проявляет к ней огромный интерес. Поэтому она списала все в какой-то степени на свое присутствие, помешавшее этим двоим, которые были едва знакомы друг с другом.

После ужина Я предложил переместиться в другое кафе. Подруга была за. Я медлил.

— А что скажет на это наша красавица? — спросил он у нее.

Через полчаса они сидели за столиком на пятьдесят четвертом этаже Башен Эмиратов. Отсюда открывалась захватывающая панорама города. Подруга вышла на балкон, с которого были видны городские достопримечательности, посчитав, что это отличный предлог оставить их наедине. Вид отсюда был удивительный, шумный город как на ладони. Подруга рассматривала все, что светилось, каждую точку, и вспоминала время, когда она жила здесь. Ей показалось, что за два года многое изменилось. Новые дороги… На песках выросли небоскребы. Люди занимали все больше пространства, насколько хватало взгляда вглубь пустыни. Город, который она видела перед собой, будто был уже не тем, что она знала совсем недавно. Промелькнула мысль, почему Ясмин увлеклась идеями индийского охранника Эфтаба: он был живым примером человека, которого этот город еще не ввел в заблуждение. Когда через некоторое время она присоединилась к ним, почувствовала, что между Ясмин и ее другом выросла стена изо льда. Она попробовала болтать на разные темы — и смешные, и даже серьезные, и ее присутствие внесло необходимое оживление в вечер.

Все трое покинули место, где до двух утра оставалось полно народу. Как только они расстались с Я, подруга воскликнула, просияв: «Что за чудесный мужчина!»


* * *

По пути в аэропорт между ними произошел разговор, подобный прощанию любящих.

— Если бы ты осталась еще! — сказала Ясмин.

— Я скоро приеду, после Нового года.

Она замолчала, вытаскивая из сумочки паспорт и билет, потом продолжила:

— Мне бы так хотелось услышать, что ваши отношения не стоят на месте. Надо либо идти дальше, либо бросать все это. Я не вижу никакой причины медлить с решением. Что касается мнения твоего друга Эфтаба, то дай я еще раз скажу, не делай…

Ясмин прервала ее:

— Эфтаб не дает советы лично мне, Ясмин. Он говорит то же каждому, кто спрашивает его мнения. Я не думаю, что он что-то выдумывает, он открывает нам неизвестное внутри нас.

— Предположим, так. Однако не делай из того, что говорит индийский охранник, Священного Писания. Положись на свою интуицию. Если хочешь, называй свою интуицию внутренним голосом. Пусть так. Главное, делай то, во что ты сама веришь, а не что тебе навязывает этот причудливый человек.

С воодушевлением она добавила, волнуясь:

— Ты ждешь еще кого-то? Потому что без убедительной причины я не вижу ничего, что тебе мешало бы иметь отношения с таким человеком, как Я. Все при нем. Скажу тебе правду: если нет никакой другой причины, я бы подумала, что ты все еще мечтаешь о Салиме. Но я хочу ошибаться.

— Конечно, ты ошибаешься. Салима уже давно нет, он умер, — решительно заявила Ясмин, не поворачиваясь к подруге.

Та продолжила:

— Хорошо. Тогда ищи другую причину своим сомнениям. Как будто ты видишь в нем нечто, чего не вижу я. Главное, принимай решение. Если и стоит чего бояться, то этих сомнений. Так будет с каждым мужчиной. И если Эфтаб был прав по поводу шансов, которые повторяются, то уж точно не у того, кто сомневается.

Ясмин посмотрела на нее, ничего не сказав. Подруга закончила:

— Ты сама виновата в том, что теряешь свою личность. И ритм города вовсе не виноват.

Ясмин была рассеяна. Пытаясь нарушить затянувшееся молчание, подруга сказала, будто извиняясь:

— Не обижайся на мою откровенность. Но я вижу, как ты запуталась. Шанс, который я вижу перед тобой, требует решительности.

Ясмин улыбнулась и спокойно ответила:

— Я ценю твою искренность и знаю, как ты меня любишь, как боишься за меня. Успокойся. Все будет хорошо.

— Кажется, приехали. Не надо выходить со мной. Не люблю сцен прощания. Я выйду прямо перед входом в зал вылета, — сказала подруга, забирая свою сумку с заднего сидения.

Они долго обнимались. Затем она вышла, посмотрела Ясмин в глаза и сказала:

— У Аристофана есть следующее изречение: родина человека там, где ему хорошо. Я же скажу: родина человека там, где его любовь.

Она послала воздушный поцелуй и скрылась среди десятков отъезжающих.


* * *

В последующие дни общение между Ясмин и Эфтабом сводилось к коротким пожеланиям доброго утра и вечера. Днем она уходила на деловые встречи, которые проходили одна за другой, а вечером от случая к случаю отлучалась на свидания с Я, который уже вернулся из командировки. Охранник не делал попытки расспросить ее о том, о чем его мнения она не спрашивала. Он коротал часы, либо сосредоточенно читая без устали, либо молча сидя за конторкой.

Каждый раз, заставая его на месте в той же позе, Ясмин чувствовала спокойствие. Она не знала, почему Эфтаб внушает ей это чувство. На этот раз проблема была в ее отношениях с Я, в том, что она колебалась перед принятием окончательного решения — бросить или идти до конца? Она делала выбор, но тут же его меняла. Поддержка Эфтаба и желание, которое нагнетало ее одиночество, заставляли ее думать о Я так, словно он был единственным мужчиной на земле. Именно это ее пугало. В моменты, когда она глубоко задумывалась, ей казалось, что добродетель не является таковой, если совершается в страхе перед наказанием. Так и она не хотела принимать решение лишь из страха перед одиночеством, поскольку она еще не утвердилась в том, что избрала именно этого мужчину, никакого другого.

— Я чувствую, ты делаешь шаг вперед и два назад. Я не вижу, чтобы наши отношения развивались, — сказал он, когда они обедали в ресторане одной из гостиниц. — Если я доставляю тебе неудобство или ты считаешь необходимым, чтобы я ушел из твоей жизни, я буду уважать твое мнение.

— Что заставляет тебя так думать?

— Ты не так близка ко мне, как я к тебе. Ты не так переживаешь, как я. До сих пор ты ничего не спрашивала о моей жизни, ведь ты же о ней ничего не знаешь. И мне ты ничего не рассказываешь. Я знаю о тебе не больше, чем твои коллеги.

— Твоя жизнь принадлежит тебе, а моя мне, — ответила она холодно.

Но он почувствовал в ее ответе неискренность и сказал резче, чем обычно:

— Именно это я и хотел сказать… Но знакомство с человеком вызывает желание узнать его еще ближе. Ты согласна со мной? Ты мне интересна. И мне важно знать, что ты думаешь обо мне.

— Что ты хочешь знать?

— Все, что нас сблизило бы.

Я проявлял в тот вечер такое упорство, что Ясмин, казалось, начала думать о том, чтобы отдалиться от него, хотя бы на время. Но она уже говорила:

— Дело не в отсутствии интереса и не в сомнении, просто я… — она замолчала. — Я принадлежу к такому типу людей, которые сначала все хорошо взвесят.

Он повернулся направо-налево от замешательства, не зная, что ответить:

— Не считаю, что надо обдумывать еще дольше. До сих пор ты стояла на месте. Только я шел тебе навстречу. А ты отдалялась каждый раз, как я становился ближе. Но я в тысячный раз скажу тебе и себе: «Давай! Пусть время само нас сблизит».

Он помолчал, потом продолжил, склонившись к ней: «Я расскажу тебе кое-что о себе» — и посмотрел ей в глаза, проверяя, насколько ее волнуют его слова. Несмотря на то, что она не проявила интереса, он стал рассказывать, не обращая внимания на ее безразличие:

— Я тебе говорил уже, что я из семьи промышленников, разоренных кризисом. Я должен был полагаться только на самого себя, чтобы достичь того, к чему стремлюсь. Хм… Ты помнишь?

— Да, помню. Ты мне уже рассказывал.

— Не буду повторяться. Расскажу о своем жизненном опыте. Наверняка, ты не подозреваешь, что раньше я был хулиганом.

Это пробудило ее интерес, и она сосредоточилась.

— Да. Я был бедовым, рисковым. Я скрыл это от тебя в нашу первую встречу.

— А почему сейчас говоришь мне об этом?

— Хочу, чтобы ты знала, что сейчас перед тобой сидит другой человек.

— Со мной ты перестал быть плохим?

— Ну, не совсем так. Просто мужчина должен вовремя остановиться, я имею в виду, холостяк, и спросить себя, что он хочет от жизни, какой дорогой идет и чего добивается с каждым своим успехом?

В ушах зазвенела фраза «Что дальше?», и она спросила про себя: «С каких это пор мужчина интересуется тем, что будет дальше?».

Будто зная, о чем она подумала, он продолжил:

— Да, мужчины не могут до бесконечности забавляться. Что-то после этого должно произойти. И если этого уже не избежать, то мы сами должны выбрать путь.

«Ого!» — сказала она про себя, вытаскивая сигарету из пачки, и подумала, что выудила мужской секрет, не приложив особых усилий. «Какие они дураки, если думают, что рассказывая свои секреты, становятся ближе к женщине!»

— Одиночество постепенно лишает мужчину способности наслаждаться вкусом, — сказал он и закурил сигарету.

— Наслаждаться? Я думала, для тебя важнее всего голос, — и она с силой выдохнула дым.

— Наслаждение вкусом — самое важное ощущение для мужчины. Вкусом еды, вкусом напитка…

— Вкусом женщин, — перебила она.

— Всего, что нас окружает, всего, — и он вознес руки к небу, как проповедник на кафедре.

— Который час? — сухо спросила она.

Он замолк с открытым ртом и воздетыми к небу руками.


* * *

Пока Ясмин была вынуждена признать в основном положительное впечатление от Я. Ничего не намекало на то, что он был чудовищем, как она себе представляла, по крайней мере первый раз. Его бурное прошлое не вызвало у нее опасения, наоборот, заставило взглянуть на него как на человека опытного. Его уверенность в себе также придавала ей веры, хотя до этого момента она боялась рассказывать ему слишком много о своей жизни. Она хотела бы, но была осторожнее, чем нужно. Часто она представляла, как Эфтаб отчитывает ее за неспособность принять решение. А однажды он сказал ей: «Ничто не уничтожает человека так, как раскаяние и нерешительность».

Я стал обращаться с ней по-другому, и даже порой задевал ее, словно этим отвечая на ее сомнения и притворное безразличие. Но делал это так, чтобы не вызвать гнева, который отдалил бы их даже на полшага. Ради этого он старался изо всех сил, как только мог мужчина. «Ценю ли я это в нем?» — спросила она себя и почувствовала, что «да». Она была не уверена, сообщал ли ей об этом именно внутренний голос. Однако, когда она возвращалась домой, вопрос сам собой исчезал. Как будто присутствие Я она ощущала, только когда видела его воочию. Но все тут же испарялось, как только они прощались.

В ту ночь ей не спалось. Она думала о Я. А в голове до изнеможения который раз прокручивались одни и те же вопросы: «Его ли я хочу? Этого шанса я ждала?»

Она не хотела мучить Эфтаба этими вопросами, устраивая ему адскую пытку. Ей было достаточно почувствовать спокойствие, которое она видела в его глазах каждый раз, когда проходила мимо. Она еще больше поверила в то, что только у нее был ответ. И как бы ни было трудно, она его отыщет внутри себя. Эфтаб сказал все, что мог. Она знала это, и поэтому их общение в холле сводилось к обычным ежедневным приветствиям.

Первый раз они заговорили с Я об Эфтабе на одной из встреч в маленькой кофейне в Джумейра.

— Хм… Интересный человек, — в его голосе прозвучала нотка ревности.

— Великий человек! — поймала она его настроение и полчаса с восторгом рассказывала о своем индийском друге.

Он заметил:

— Ты ни о чем раньше не рассказывала с таким воодушевлением.

Не обращая внимания на его слова, она спросила:

— Ты веришь, что шанс дается не единожды?

— Я думаю, что шанс чего-то стоящего не повторяется. Посмотри вокруг: и твои друзья, и незнакомые тебе люди навсегда упустили свои шансы. А почему собственно они должны к ним вернуться еще раз? Как ты можешь верить старому индийцу, который работает за тысячу дирхамов, что шансы растут и приумножаются? Будь так, он не оставался бы работать на этой ничтожной должности.

— Но он пребывает в согласии с собой и доволен этой работой.

— Как можно быть довольным такой работой?!

— Нет недостойной работы. Просто важно принимать свое положение, быть в гармонии с самим собой. Тогда ты получишь шанс жить лучше.

И резко добавила:

— Даже тебе, может быть, и мне этого не хватает.

— Ясно, что у тебя особое отношение к нему. Можно подумать, что он действительно такой, как ты говоришь, — сказал он добродушно, смягчая ее резкость.

— Да, он такой. Такой. Если бы ты послушал его, понял, что я имею в виду.

— Хорошо, дорогая. Однако не позволяй этой теории шансов руководить своими поступками. И не принимай так важные решения.

Ясмин промолчала, ничего не ответив на его последние слова. Однако она почувствовала, как Я боится, что она примет решение отдалиться от него, посчитав, что если шанс и уйдет, то повторится.

Он через силу улыбнулся, посмотрел на нее и сказал как человек, надеющийся, что все еще можно уладить: «Да. Шанс дается не раз. Возможно, что так». Затем он добавил: «Давай сменим тему. Что думаешь по поводу поездки с компанией в пустыню? Сейчас как раз подходящая погода. Это поможет нам лучше узнать друг друга. Что скажешь?».

Ясмин посмотрела на него и только кивнула.

Под конец вечера Я первый раз сделал попытку поцеловать ее в губы. Но она отвернула лицо и ответила поцелуем в щеку.

Войдя в свое здание, она подошла к Эфтабу и посмотрела на него, прежде чем направиться к лифту. Он ничего не сказал, просто улыбнулся, однако она продолжала стоять. Вдруг она задала ему неожиданный вопрос:

— Вы буддийский монах?

Он поднялся с места, улыбнулся и ответил вопросом на вопрос:

— Почему вы спрашиваете, госпожа?

— Потому что в ваших идеях есть что-то от буддизма.

— Хорошо. Будем считать, что нет.

Прежде чем она успела задать еще вопрос, он добавил:

— Религия не имеет никакого отношения к тому, что думает человек. Все мы думаем одинаково об одном и том же. Религию творит история, а не небеса. Главное, чтобы человек был чист сам по себе. А нас очищает не только религия, но и любовь. Все религии призывают к любви. Глубокая вера сильна любовью.

Она покачала головой и осталась стоять молча. Она хотела ему что-то сказать, но не решалась. Он почувствовал это, но не стал просить ее выговориться, пока она не собралась и не сказала: «Мы поссорились вчера с Я». Он никак не реагировал, и она продолжила, сглаживая события: «Ну, это была не ссора. Мы ужинали, и я сообщила ему, что его настойчивость меня пугает… Правда, его сильное желание смущает меня, даже заставляет сомневаться» — и она подняла голову, чтобы посмотреть Эфтабу в глаза: что он скажет? Однако он молчал. Она продолжила рассказывать: «Я вспомнила сказанное вами. Ваши слова о том, что вас полюбит тот, кого полюбите вы. А может ли он меня любить, а я его нет?».

— Я сказал нечто другое… Любовь так же, как ненависть, рождается от познания другого. Вас не может полюбить человек, который вас не знает. И когда вы приглашаете его познакомиться, даете ему шанс. Это значит, вы сами потом полюбите его. Но если… Но если не дадите ему шанса познать вас, ничего не произойдет. И вы будете топтаться на месте, пока не расстанетесь, а это обязательно случится.

— Я чувствую, я потерялась и не знаю, как найти дорогу.

— Ты услышишь внутренний голос, и он выведет тебя из этого лабиринта.

— Но я не слышу никакого голоса, — сказала она и с досады спрятала руки в карманы.

— Когда вы в последний раз видели фонарь? — спросил он ее.

— На днях я была очень занята, было много встреч. Вы же видели, какая усталая я возвращалась под вечер.

— Хорошо. А его уже нет.

Раскрыв рот, Ясмин выбежала из здания по направлению к тому месту, где стоял фонарь… Даже основание исчезло. Она остановилась, в ошеломлении разглядывая дыру в земле, куда он был вмонтирован. Из этого положения она увидела свое отражение в зеркале зеленого здания напротив. Она выглядела тощей, глаза потухли. Ясмин почувствовала, как вслед за фонарем и светом уходит ее имя, и, закрыв лицо руками, пробормотала: «Я не хочу потерять его снова… Не хочу забыть имя». Когда она медленно убрала руки, увидела в зеркале перед собой Я.

Она вернулась в холл в разбитом состоянии, как человек, потерявший самое дорогое. Когда она предстала перед Эфтабом, он все с той же невозмутимой улыбкой сказал: «Свет внутри вас сильнее любого другого источника».

Следующие дни Ясмин занималась скопившимися на работе делами. В глубине души она начала понимать, что состояние подъема проходит. Взявшись за сделки, она желала как можно больше из них довести до конца. Однако они уже не были целью, ради которой она растрачивала собственную жизнь.

В то утро она получила сообщение от одного из самых крупных своих партнеров с приглашением на деловой обед. Было предчувствие, что это будет не просто обед, и она ответила вежливым отказом. И с каждым разом, когда повторялись приглашения этого человека или другого, она становилась сильнее и чище внутри. На попытки их завуалированных ухаживаний она смотрела как на забавы детей, которые не знали истинных слов нежности.

Во время встречи с одним из важных клиентов она спросила себя: чем он отличается от нее и от Эфтаба? Она смотрела на него, пока он говорил, как павлин, распушивший хвост, и думала, что через несколько минут он пойдет в туалет, чтобы сделать то же, что мы все, а через некоторое время он пойдет есть так же, как все, и что ночью он будет спать, как остальные. «В чем же тогда разница?» — подумала она, слушая его льстивую речь. Вдруг перед ней в ряд легли три мобильных телефона, один из которых был с корпусом из чистого золота. Она уже не слушала ни что говорил этот богач, ни что он хотел купить, ни что желал обсуждать. Она уже не обращала внимания на всю роскошь, ей вообще стало все равно, что творилось вокруг, не видела, что за человек сидел перед ней.

Ей было не интересно, к какому сословию принадлежит человек, которого она видела перед собой, и какую религию он исповедует, какого цвета его кожа и какова его национальность, что принадлежит ему, а что нет. Ее взгляд на ситуацию менялся.

Когда она вспомнила всех клиентов, которые проходили через ее офис, она усмехнулась тому, как изображала поддельный интерес к их историям, до которых ей не было дела. Она представила саму себя девочкой, выслушивающей комплименты людей, не видящих перед собой ничего, кроме денежной купюры или тела, которое избавит их от скуки и грусти. Какое-то время она плыла по волнам этого лицемерия. Но картина менялась. Никто не становился ближе или удалялся от нее, только увеличивалась ценность ее жизни, человеческая ценность, только человеческая. Это объясняло, почему она так быстро сблизилась с Эфтабом, простым индийским охранником, а также, пусть и крайне осмотрительно, с новым возлюбленным Я.


* * *

По пути в пустыню, куда они утром отправились с Я, она очень внимательно смотрела на него, как он вел машину по дороге, идущей параллельно горной цепи к северу от Дубая. Горы вдалеке приближались, а очертания города исчезали позади. На повороте машина заревела, преодолевая небольшой песчаный бархан.

Поездка через бездорожье продолжалась не более четверти часа, но Ясмин, которая не была знакома с пустыней, она показалась настоящим приключением.

Издалека она увидела шатры, которые разбили друзья Я, прибывшие на место раньше их. И хотя он сообщил ей, кто будет, она понадеялась, что их окажется меньше, чем он сказал… Еще до того как машина остановилась, она подумала: как же он представит ее своим друзьям? И кем же она ему будет, если ее спросят? Подруга или больше? Насколько больше?

Церемония знакомства прошла за считанные секунды. Каждый был увлечен своим делом. Один разводил огонь, другой готовил еду, третий пытался натянуть палатку. Ясмин дала согласие Я на поездку после некоторых раздумий с тем условием, что она продлится лишь несколько часов. Но как только машина остановилась и Ясмин почувствовала прикосновение прохладного ветра и вдохнула свежего воздуха, она захотела провести здесь весь вечер, разглядывая на чистом небе звезды, которые в городе затмевались огнями.

Став членом лагеря, она обошла все кругом, оставаясь в поле зрения Я. Он не нарушал ее уединения, но тут же присоединился к ней, как она достигла большого песчаного бархана. Подойдя ближе, он спросил, что она думает о лагере и его друзьях?

— Ты давно их знаешь? — спросила она.

— Ну, кого-то знаю… С кем-то познакомился только здесь.

Он продел свои пальцы меж ее, и они начали взбираться на холм. То, как переплелись их пальцы, внушило бы наблюдающему за ними, что они были больше, чем просто друзья. Ей было все равно, как бы это поняли другие. Она была довольна собственным объяснением того, чего именно она хотела от этого человека, с которым шла бок о бок в сердце пустыни. Она почувствовала тепло, когда он сильнее сжал ее руку и потащил на верх этого мягкого бархана.

Ее размышления прервала картина, которую она никогда не видела раньше — бесконечные холмы из песка. Спускаясь вниз, она все еще держалась за Я. Потом убрала руку и направилась к другому бархану. Он тихо последовал за ней с улыбкой на губах, затем остановился, любуясь, как она, запыхавшись, смотрит за горизонт, будто ищет что-то вдалеке, что-то похожее на зеленое здание, оставленное позади. Ясмин продолжала смотреть в том же направлении, словно зеленое здание и вправду было перед ней. Она не слышала, как Я спросил ее, нравится ли ей это место. Не слышала, как он поинтересовался, не голодна ли она. Пропустила вопрос, хочет ли поиграть в волейбол. В этом состоянии Ясмин была похожа на медитирующего монаха.

Через мгновение она посмотрела на Я и улыбнулась. Он подошел ближе, и она сама продела свои пальцы сквозь его. «Ты счастлива?» — спросил он у нее, но она не ответила. Внутри она задавала себе тот же вопрос. Она ограничилась улыбкой и вернулась к созерцанию горизонта, прежде чем пойти обратно в лагерь.

Через час после их прибытия посвежело. От церемонности первого знакомства не осталось и следа, и Ясмин, почувствовав свободу, пустилась в разговоры то с одним, то с другим. Я очень старался ввести ее в свой мир, не оказывая на нее давления. Из того, как он представлял ее друзьям, было ясно, что она много значит для него.

После обеда лагерь разделился на две команды для игры в волейбол. Ясмин предпочла наблюдать за игрой, а не участвовать. Она присела на камень, чуть позже к ней присоединилась жена одного из играющих, и они завели беседу. Вскоре к ним подошла еще женщина. Через четверть часа подле них присела одна из играющих. Их сообщество росло, и голоса женщин раздавались громче, чем играющих рядом в волейбол. Тема разговора была традиционной, несмотря на пустыню, Дубай и мужчин. Ясмин разговаривала с ними только ради общения. А Я, бегающий по небольшой песчаной площадке, смотрел на нее, улыбаясь время от времени. Незаметно Ясмин вновь направилась к бархану. За спиной у нее оставался шум, слышались радостные крики играющих, а она шла по ласковому песку и любовалась, как он скользит по краям барханов. На расстоянии нескольких метров от себя она заметила осыпавшиеся невысокие деревья. Она переходила от одного к другому: «Вот это похоже… Нет, это… или это». Она вспоминала растение из своего сна.

Голосов почти не было слышно, когда она удалилась вглубь пустыни. Из-за страха потеряться она вскоре вернулась на место, откуда ушла. Я встречал ее, он заметил ее отсутствие. Когда он подошел к ней, она спросила: «Когда возвращаемся?».

Несмотря на то, что солнце еще не зашло и не все силы она израсходовала на игру и пешие прогулки, ей захотелось вернуться в город. Она полюбила эту бесконечно тянущуюся пустыню, песчаные барханы, великую тишину. Однако эта прекрасная картина напоминала ей об одиночестве. В стоящих близко друг к другу барханах она увидела символ отдалившихся друг от друга людей. Внезапно ее охватило ощущение того, что она здесь чужая. По дороге в Дубай в машине Я она продолжала молчать в течение получаса, удивляясь: почему почувствовала одиночество, хотя рядом был Я, было столько людей? Слова Эфтаба теперь казались ей истиной: одиночество исходит из нас самих.

Когда машина притормозила перед ее домом, она оставила поцелуй на лбу Я и сказала: «Я действительно получила удовольствие». Он взял ее руку и поцеловал, глядя ей в глаза. Он почувствовал, что она смотрит ему в ответ не просто в глаза, она смотрит вглубь них. И он еще раз оставил поцелуй на ее руке, прежде чем она вышла из машины. Он смотрел ей вслед, пока она не скрылась в здании. Как он хотел прижать ее к груди и провести рукой по ее спине, потом по каждой части тела. На этот раз, наверняка, как и раньше, она почувствовала это. Его влечение к ней оборачивалось страстью, а она все еще сомневалась: принимать ли обожателя?

Ему пришла в голову мысль зайти в здание и посмотреть на Эфтаба, прежде чем уехать. Но он не решился. Он чувствовал, что Ясмин, несмотря на то, что порой молчала, а порой уходила в себя, стала ближе и что требуется еще не так много времени, чтобы они уже не расставались. Поэтому нет надобности встречаться с Эфтабом.

В любом случае Эфтаба в холле он не обнаружил бы. Эфтаб был в своей комнате. И Ясмин, не желая мешать его отдыху, сразу поднялась к себе.

После восьми ей позвонил Я, чтобы удостовериться, что с ней все в порядке. Он хотел говорить с ней долго, но она изнемогала. И уже глубоко засыпая, она спрашивала себя: «Стала ли моя жизнь с Я другой?»


* * *

Прошло пять недель, как они первый раз поужинали вместе. Последний раз они встречались неделю назад. Все это время она его не видела. «Что происходит?» — вопрошала она, глядя на часы в гостиной с единственной стрелкой. Последние семь дней она пыталась не думать о Я. Это было не охлаждение и не гордость, просто нужно было разобраться в ситуации и наметить свои следующие шаги без давления с его стороны, без телефонных разговоров и мимолетных встреч. Ей казалось, что она как компас, потерявший направление, но который обязательно должен показать маршрут следования.

Она уже не спрашивала себя, чего он хочет, когда и как. Она искала причину, по которой красивый мужчина, пользующийся успехом у женщин, останавливает свой выбор на ней, ведь почти на всех свиданиях от нее веяло холодом. Любое суждение могло показаться нелогичным в отношении такой упрямой личности, которой был Я, не принимающий поражения. На мысли о поражении она остановилась. Что с ее стороны кажется заслоном, его заставляет добиваться победы, то есть ее согласия, неистовее, чем если бы женщина, которую он так долго ждал, была легко доступна. Однако эти домыслы унесло с холодным зимним ветром, и она перестала задавать вопросы, вспоминать о своем одиночестве, побуждениях к действию со стороны Эфтаба и шансе, который был прямо перед ней.

Сначала Я уважал ее желание побыть наедине с собой неделю или больше, «пока не позвоню», как она ему сказала. И он держался, чтобы не набрать ее номер, за исключением одного раза — убедиться, что все в порядке. Она ответила ему с притворной холодностью. Саму себя она спрашивала: была ли она действительно притворной? Когда прошла неделя, он прислал белую розу к ней в офис, потом две, а на следующий день огромный букет высоких цветов с открыткой «Я по тебе скучаю».

Розы тешили ее женское самолюбие. Она чувствовала, что Я пробивает блокаду ее одиночества. Это был решительный, приводящий в трепет напор. Беспокоило ли ее это? Она не стала думать и занялась предстоящей сделкой.

Субботним вечером, утомленная своими мыслями, которые сыпались за ней по всей квартире, как разбитое стекло, она спустилась к Эфтабу, сидящему за книгой. Она поздоровалась с ним и замолчала. Он посмотрел на нее: «Почему вы дрожите?».

Сама Ясмин не замечала, что ее трясет. Единственной причиной могли быть только тяжелые раздумья, преследующие ее с утра. Она хотела бежать от этого, но не могла. Она хотела его и не принимала, он был ей нужен и безразличен. Да, она хотела его. С самого утра она думала о мужчине, который будет привлекателен для нее и физически, и как личность, который бросит ее на пол и будет любить. Она желала бурной ночи, хотя бы полночи. Пусть это будет час. Из-за этого ее трясло.

Она сцепила руки, с трудом сдержав дрожь, думая о том, что в таком состоянии ее видит Эфтаб. Она посмотрела на него, и ее как будто прорвало на вопросы: «Откуда идет внутренний голос? Как он идет? Где его источник? Что он говорит? Что? Что?».

Эфтаб подождал, пока она выговорится. Ее голос делался все выше и выше, практически срываясь на визг. Когда она замолкла, он спокойно ответил ей: «Вы сами узнаете, как он придет».

Громко и резко она спросила его: «Это будет голос добра или это зло, искушающее нас? Это ангелы с нами будут говорить или дьявол?».

Он медленно снял очки и уверенно сказал:

— Ангелам есть, чем заниматься. Что касается дьявола, то его вовсе не существует.

Будто ища то, что разозлило бы ее, она спросила:

— А разве дьявол не может сам себя отрицать?

— Дьявол — это желание совершить зло внутри нас. Но это желание хрупкое, у него слабый голос. А вот другой голос, он будет сильным, вы его услышите всеми фибрами.

— Когда же он заговорит?

— Когда будет вам нужен.

— Мне он сейчас нужен, мне он вчера был нужен, он всегда нужен. Вы понимаете? — резко сказала она и уставилась на него. — Что-то я сомневаюсь, что есть внутри нас голос, который мы не слышим. Если рассказать кому, что я жду голос, меня примут за сумасшедшую.

Он ответил на ее внезапную ярость мягкой улыбкой:

— Не волнуйтесь по поводу других. Они тоже ждут, пока заговорит их внутренний голос. Не дайте гневу одержать верх над вами.

— Как же мне победить его? Молитвами и поклонами?

— Воля человека сильнее молитвы.

Оставив без внимания то, что он сказал, она продолжила:

— Мне кажется, у меня нет воли, и разум я потеряла. То я ощущаю счастье, то мне хочется плакать. Как будто в меня кто-то вселился или меня заколдовали. Я пытаюсь прийти в согласие с собой, чтобы добиться успеха. Но вместо этого я начинаю сомневаться, смогу ли я чего-то достичь. Даже мужчина, который хочет быть со мной, я сомневаюсь, что буду продолжать с ним. Я устала от раздумий и сомнений. Устала. Устала.

И она повесила от тщетности голову.

Он посмотрел на нее и сказал с отеческим сочувствием: «Не теряй веру в себя. Всем нам приходится жертвовать чем-то дорогим». Он направил указательный палец к сердцу, затем вернулся к чтению и пробормотал так тихо, что она еле уловила: «Голос близко».

Она закрыла за собой дверь квартиры, рассеянно размышляя о том, как она могла потерять контроль над собой. Она подошла к окну своей комнаты и посмотрела на здание, потом на то место, где стоял фонарь. Она ничего не чувствовала и не осознавала, что делает. Только в тысячный раз она ощутила, что запуталась, что она одинока.

Она зажгла сигарету, но не затянулась ни разу. В конце концов она взяла телефон и стала звонить Я.

Пока набирала номер, думала, что ему сказать.

С последней цифрой она захлопнула телефон, села и прислушалась к тишине вокруг. Это была не просто тишина, это была смерть. Одиночество и есть смерть. Это оно, а не зеленое здание заставило забыть ее свое имя и свою сущность. «А-а-ах!» — издала она стон и почувствовала, что он идет откуда-то из глубины, возвращая ее на четыре года назад. Как будто этот стон вытянул что-то на поверхность: перед глазами замелькали многочисленные картины. Но… Это были образы не давно ушедшего прошлого, что было бы обычно для ее памяти, а настоящего, в котором она сейчас жила. Она подняла голову в направлении стены, где висели часы, медленно отсчитывающие время, и увидела другое время, которое сливалось в момент, в секунду, в сейчас. Картинка настоящего в картинке. Короткая стрелка на часах не шевелилась, застыв на месте. Ей показалось, что время стоит дольше, чем следует, а она хочет перепрыгнуть в будущее, хочет увидеть его, узнать, что в нем. Но часы не шли. В первый раз она пожалела, что так поступила с ними.

Она прикрыла глаза. Картины исчезали одна за другой. Она прошептала «О боже!» и вздохнула, отдавшись чувству покоя, которого достигла. Было ясно, что принять решение, даже если оно ошибочное, лучше, чем не принимать вообще. И если риск оправдывал спасение, как сказал однажды Эфтаб, то она рискнет решением не видеться с Я с сегодняшнего дня. На другом конце пошли гудки в его телефоне. С третьим гудком он ответил голосом, исполненным надеждой. Прежде чем она успела сообщить ему, какое решение приняла, он опередил ее вопросом: «Что думаешь насчет еще одного ужина в другом месте?». Будто подготовившись к этому звонку, он добавил: «Я сам приготовлю тебе ужин у себя, только мы при свете свечей».

Его пыл не угас, как она ожидала, а разгорался с прежней силой. И вот он приглашает ее уже не в общественное место, а к себе домой, только они, при свечах.

«Сумасшедший!» — сказала она про себя. Но он застиг ее врасплох еще раз: «Отметим твой день рождения! Я знаю, он на днях. Пусть это будет наш день, а потом отпразднуем с друзьями в месте, которое ты сама выберешь. Ты помнишь, что он в четверг?».

— Как ты узнал? — удивилась она.

— Чтобы любить человека, ты должен знать его. Разве не так говорит твой друг Эфтаб? Вот я и пытаюсь узнать вас, моя красивая госпожа. В любом случае, поговорим о приготовлениях, когда придешь.

Не дав ей опомниться, он сказал:

— Свой адрес я отправлю тебе в сообщении. Жду тебя в восемь.

— За кого он меня принимает? — сказала она и отключилась. — Настоящий сумасшедший. Сомневаться не приходиться.

Ровно в восемь она стучала в дверь его квартиры.


* * *

Она не знала, он ей не говорил, что он любит рисовать и у него здорово получается. Она обнаружила семь или восемь собственных портретов, два из которых висели в центре его большой гостиной. Остальные же стояли плотно друг к другу у стены. Но в тот вечер он удивил ее еще раз.

Она стала рассматривать, изумленная, те его рисунки, в которых угадывала себя: свою одежду, некоторые жесты, которые проскальзывали во время их встреч. Перед этими картинами она почувствовала, как сделала огромный прыжок навстречу Я, либо это он стремительно приблизился к ней, сойдя с одной из картин.

«Последние дни я занимался тем, что рисовал тебя» — сказал он, когда она смотрела на заинтересовавшее ее большое полотно, написанное маслом. «Я вызывал твой образ каждый день». Она перевела на него спокойный взгляд. Он улыбнулся и сказал: «Нет. Я не одержим тобой. Просто я люблю рисовать… И не смог найти ничего более красивого, чем ты, чтобы изобразить».

Такой ответ заставил ее поволноваться, и она невольно улыбнулась. Что-то в ней менялось, что-то заставило почувствовать угрызения совести перед человеком, с которым она за одну секунду решила больше не видеться. Однако сейчас, после того как она увидела себя через него, она спросила себя: «Разве есть страсть больше?» — и почувствовала, как глаза наполняются слезами.

Она вернулась к тому большому полотну, где он изобразил ее царицей в длинном одеянии из моря, украшенном жемчугом и сияющими камнями. Она сидела на троне в форме сердца винного цвета. Одной рукой она держала золотой скипетр, другая спокойно лежала на одежде, на ней был перстень, от которого исходил солнечный свет. Она подошла поближе, чтобы рассмотреть черты лица: гордый прямой нос, большие глаза с поразительным контрастом черного и белого, каштановые волосы, заплетенные в косу, спадающую через плечо до груди. Она молча смотрела, внимательно изучая детали: глаза, прическа, нос. Вдруг она отпрянула, блеск в глазах потух, улыбка исчезла. Заметив это, Я сказал: «Не очень веселая. Надо немного снять темной краски».

Из гостиной по всей квартире, которая была обставлена ослепительно-белой мебелью, лилась спокойная музыка. Я зажег пять огромных свечей, поставленных в ряд на столике, и погасил свет. В белизне этого места волнами качались широкие шторы от пола до потолка, навевая романтические мысли о бурной ночи в шикарной обстановке. Когда они сели друг напротив друга на широкий как кровать диван, она посмотрела на него и почувствовала, что тонет в глубине его глаз. Первый раз они сидели так близко, что можно было дотронуться друг до друга. Карие глаза, зрачки то расширяются, то сужаются. Легкая музыка бежит по складкам штор. Они становятся все ближе и ближе, и их губы соприкасаются.

Она уступила ему в атмосфере, которая была создана человеком, знающим женщин. Поцелуй был долгим, их тела соединились, и они легли на широкий диван. Через несколько минут они расцепились, он почувствовал холод на ее губах и посчитал, что немного поспешил. Поэтому он мягко взял ее руку, обнял за талию и пригласил на кухню.

Она услышала аромат приготовленный им еды. В фартуке он выглядел забавно. Подал ей бокал, другой налил себе и дал попробовать свою стряпню. Она закрыла глаза и произнесла: «Чудесно!», сама думая о том, замечает ли он, как дрожит ее тело.

Он поставил тарелки на столик в углу гостиной, она же опять застыла напротив большой картины маслом и стала ее разглядывать. Он отлучился на кухню, а вернувшись через несколько минут, застал ее смотрящей вдаль через зазор в шторах. Он подошел и обнял ее сзади. «Еда подождет». Она еще не поняла, что он имеет в виду, а он уже целовал ее в шею и губы. Он поднял ее сильными руками и отнес на кровать.

В одном из углов спальни горела свеча. «Он хорошо подготовился к этому вечеру». Она задумалась, но тут же мозг отключился. Он вцепился в ее губы и начал снимать с нее одежду. Как только она обнажилась, сразу нырнула под одеяло и стала рассматривать его крепкое тело. Он быстро разделся, одернул одеяло и склонился над ней. Я был искушен в поцелуях. Она стонала, извивалась, затем замолчала. Прежде чем он успел подняться от ее шеи до губ, неожиданно и вместе с тем резко она оттолкнула его далеко от себя. Он удивленно посмотрел на нее и присел полуголым на колени. Из глаз у нее текли слезы. Она часто задышала и натянула одеяло обратно.

«Что-то не так?» — спросил он.

Она молчала и дрожала.

Он повторил вопрос. Она молчала, уставившись на него, только сильнее вцепилась в одеяло.

«Прости, если я был слишком настойчив», — сказал он и поднялся с кровати. В его голосе было раздражение. Он накинул халат из хлопка и удалился на кухню. После недолгого отсутствия он вернулся и увидел, что она собирает свою одежду. Ничего не сказав, он покинул комнату.

Она вышла к нему через несколько минут. В одной руке она сжимала платок, другой держала свою кожаную сумочку.

— Мне нужно идти, — сказала она и направилась к двери.

— Что случилось? Ты хочешь уйти? Хорошо. Но сначала объясни мне, что такого произошло, что ты оттолкнула меня так жестоко и оставила? Ведь наш вечер не успел еще начаться.

— Ничего… Я хочу уйти, — коротко ответила она и повернулась к нему спиной, направляясь к двери.

Он схватил ее за руку прежде, чем она успела открыть дверь. «Хорошо, просто поужинай со мной. Будет вкусно. Ты попробовала же, тебе понравилось. Правда?» Он мягко обнял ее за шею и повел к столу. Бледная, она сделала несколько шагов с ним, но потом развернулась и спешно ушла, не сказав ни слова.

Ясмин поехала на улицу Джумейра. Она казалась расстроенной, ни о чем конкретном думать не могла. Через некоторое время ее губы раскрылись в полуулыбке, и она включила магнитолу на любимой песне. Внутри у нее что-то происходило. Под негромкую мелодию перед глазами вставали сцены от их первой встречи до последней, но они отступили перед тем, как она его покидала.

Она проехала улицу Джумейра от площади аль-Алем до конца дважды. Когда песня заканчивалась, она ставила ее с начала и напевала, где попадала, свое имя. Ее переполняло чувство огромной любви. В этот момент все вокруг ей казалось прекрасным. Всю свою жизнь она желала прожить с этим настроением, в котором пребывала сейчас. Было ужасное, поразительное противоречие между тем, как потерянно начался ее вечер, и как странно он заканчивался. «Да… Очень странно», — думала она, будучи уверенной в том, что в тот момент весь мир был счастлив за нее, что он переживал вместе с ней. Она уже не была так одинока, как вчера, даже как несколько минут назад. Она проезжала одну улицу за другой, район, второй, третий, при этом пела, кричала, крутилась, делала все, что хотела. Вела ли она себя как маленькая девочка или как взрослая дама — ей было все равно. Ей было важно только одно, об этом она и думала: Ясмин, которая вышла из квартиры Я была не той женщиной, которая туда вошла. Ясмин, оставшаяся там, сейчас наверное спала под ним или на нем… Не важно. Сейчас она была другой. Та Ясмин, которую она оставила там, сейчас, возможно, мылась, после того как они закончили, или помогала мыться ему. Не важно, сейчас она была другой женщиной, не той, которая в это время ужинала бы с ним или уже завершала трапезу. И не той, которую он нарисовал, сказав, что провел над полотном несколько дней, представляя ее царицей на троне в форме сердца винного цвета, с гордым прямым носом, широко открытыми черными глазами с ослепительным белком, каштановыми волосами в косе до груди… «Это была не я. Это другая женщина. Та, о которой он всегда мечтал и которую рисовал». Что касается того портрета, который, как он сказал, принадлежит ей, то это была не она. Она вспомнила, как однажды он позвонил ей, еще до встречи, и описал ее. Он утверждал, что у нее прямой нос, большие глаза, каштановая коса, спадающая на грудь. Он описывал женщину, о которой мечтал. Или это была реальная женщина, которой уже не было с ним. «Я не та, которой он бредит, и не та, которую он нарисовал». И в том, и в другом случае не важно. Тут все гораздо серьезнее.

Она поставила машину перед входом у дома и направилась туда, где стоял фонарь. В полутьме она разглядела свое отражение на зеленом здании и громко произнесла собственное имя. Улыбнувшись, она, гордая и счастливая, пошла домой. Поднимаясь на четыре ступеньки, чтобы подойти к Эфтабу, который сидел на своем месте, она улыбалась той же улыбкой, не покидающей ее после ухода от Я. Она медленно взобралась по лестнице и сказала: «Я услышала его, наш верный страж». Она подошла ближе и встала напротив него: «Я услышала его!».


* * *

В последующие дни Ясмин отсутствовала на работе, она занималась тремя вещами: подыскивала новую квартиру в районе аль-Мерса, где все время мечтала жить, игнорировала звонки от Я и готовилась к собственному дню рождения, который хотела отпраздновать вместе с новосельем.

Найти квартиру в Мерса-Дубай было не простым делом даже для того, кто работал в крупном агентстве недвижимости. А цены, несмотря на спад в результате мирового кризиса, оставались на уровне высокого потолка, по крайней мере для ее бюджета. А хуже всего, что ее квартира, похожая на нору, оказалась крупногабаритной по сравнению со многими выставленными. Она же поклялась никогда больше не жить как мышь в норе. И поэтому, найдя подходящий вариант в новом доме, она пожертвовала оставшимися тремя месяцами ренты старой квартиры. Среднего размера спальня, приличный салон, все окна выходят на аль-Мерсу, где стояли на приколе бессчетные роскошные яхты. Главное, там не было зеленого здания, которое закрывало бы солнечные лучи.

В тот вечер она вернулась на старую квартиру, которую освободила еще вчера, воспользовавшись услугами компании по грузоперевозкам. За несколько часов она собрала вещи и переехала в новый дом. Было слышно, как она ходит по голому полу, перемещаясь между кухней, спальней и гостиной. Ясмин встала перед окном, открывающим вид на зеленое здание, вновь стала рассматривать его, вспоминая тот момент, когда впервые его заметила. Она повернулась спиной и осмотрела пустую комнату. На глазах проступили слезы расставания.

По углам были разбросаны всякие мелочи: клочки бумаги, резинки для волос, бельевые прищепки. В углу она заметила знакомую бумажку, ту, на которой Эфтаб написал слова, которые она никогда не забудет: «Слушай голос внутри себя!». Бумажка была порвана, на ней отпечатался след от обуви. Она подняла ее, обрадовавшись, и стряхнула с нее пыль. Бумажка было вложена в одну из книг, но за хлопотами переезда книга затерялась, и Ясмин посчитала, что листок утрачен навечно. Но поскольку нет ничего вечного, как говорит Эфтаб, и потерянные шансы обещают новые, листок выпал из книги и был вновь обретен.

Она положила находку в маленький карман в сумочке и вновь принялась искать что-то, что могло еще пригодиться. Она закрыла за собой дверь и оставила на ней поцелуй. Меньше всего она желала увидеть Эфтаба, когда в последний раз будет выходить из дома.

В холле она остановилась и несколько секунд не сводила глаз с пустого кресла за конторкой. Тарелка, на которой когда-то лежал банан, стояла на месте, но тоже была пустой. Она открыла сумку, вытащила ручку и листок, порвала его на две части и на одной из них написала Эфтабу прощальные слова, в конце сообщив свой новый адрес. Она свернула бумажку и положила ее на тарелку. Ясмин застыла, уставившись на блюдо, и вспомнила о банане. Для Я она была таким же бананом в ту ночь в его квартире. Он тоже был для нее желанным плодом. Однако воля, подобно воле Эфтаба, заставила ее сдержаться в тот момент, когда она лежала в постели. Наверняка, он хотел попробовать ее и она хотела вкусить его. Оба желали друг друга. Но каждый в другом видел мышь. Об этом она думала на следующий после того вечера день, разгадывая свой сон, в котором танцевала с мобильным телефоном, прежде чем превратиться в мышь. Это был Я.

Покинув его, она игнорировала все его звонки, за одним исключением. Она подумала, что в его праве знать, почему она ушла таким образом с первого же их свидания в его квартире. Он не знал, что она решила не уходить от него только той ночью, но хотела уйти из его жизни. Она сказала: «Шанс, который ты заслужил, еще не пришел. Тебе представится шанс еще лучше, чем я». Она не поинтересовалась, понял ли Я, о чем она говорила. Ей было безразлично. На этой фразе она закончила разговор с ним в последний раз.

Разве она не дала ему шанса? Она очень хорошо знала ответ на этот вопрос, но себе раз и навсегда она сказала, что ее шанс не с ним. Она не видела этого шанса ни в близком, ни в далеком будущем. Когда она стала искать причину, которая заставила ее прийти к нему в дом, несмотря на ее решение порвать с ним, она осознала, что причина была не в том, что они взаимно дали друг другу шансы, причина была в физическом наслаждении. Именно поэтому в постели произошло то, что произошло.

Последующие дни ей казалось, что Эфтаб смотрит на нее со своего места, где он обычно сидел, но они не заводили разговора. Она убедилась в том, что перемена, произошедшая в ее жизни, есть следствие высказанных им идей, либо его мысли стали отражением ее жизни. Поэтому внутри у нее играли противоречивые чувства: то победы, то поражения. Только вчера было покорное поражение перед самой собой и Эфтабом, теперь победа возвращения к своей человеческой сущности, несмотря на все разочарования, на отца, на Салима, на Я и зеленый небоскреб.

«Одиночество и счастье заключены в нас самих, и ни от кого не зависят». Это выражение Эфтаба запало ей в душу. Именно оно в тот вечер, когда она была в постели Я, вернуло ее в состояние равновесия. Тогда она услышала внутренний голос. Сильный, решительный, приводящий в трепет. Да, она услышала голос, о котором ей говорил Эфтаб. Он неожиданно возник у нее внутри, когда в постели Я дотронулся до нее губами. Голос появился как слепящий свет. Он шел из глубины, сообщая ей, что Я не Салим и никогда им не будет.

В ту ночь, когда, вернувшись домой, Ясмин засыпала одна в своей кровати, она решила оставить эту маленькую квартиру. Тогда она почувствовала, что полностью освободилась от воспоминаний и что она догоняет весь мир одним шагом, как хотел Салим. Чувство удовлетворенности забило в ней ярким лучом.

Когда на следующий день она стала искать новую квартиру, она начала утро, по-особому поприветствовав Эфтаба и всех жильцов, которые случайно встретились ей, даже других охранников, с которыми она так редко разговаривала. Она искренне поинтересовалась их делами. А когда один из них ей ответил, что его жена больна, она вложила ему в руку пятьсот дирхамов.

На уме у Ясмин оставался еще один неудобный вопрос, который она никак не решалась задать своему индийскому другу до самого момента отъезда. Ей показалось, что, может быть, этот вопрос совсем не важен и что Эфтаб дал ей самое главное, что нужно человеку: неумирающую надежду, все другое не так ценно.

Но вместе с тем она не переставала спрашивать себя: «Откуда идет голос, который мы слышим, из нас самих или это нечто иное, извне?». Она пыталась забыть этот вопрос, но он продолжал биться у нее в голове, как пташка в клетке. Она предположила, что голос — это и есть мы или наша совесть, что он наша человечность, выше которой однажды выросло зеленое здание, что он и есть наша воля.

Эфтаб должен был закончить свой рассказ. В последнюю их встречу она попыталась спросить лаконично, чтобы не показаться глупой: «А кому принадлежит голос?».

Торжественно и проникновенно он заявил: «Это Бог!» — и замолк, как будто это было последнее его слово.


* * *

Ясмин расставляла вещи в новом доме, когда ей позвонила подруга, чтобы договориться, где они будут отмечать ее день рождения, который будет через три дня. Ясмин ответила, что предпочитает тихое место. Подруга предложила ливанский ресторан с живой музыкой и русской танцовщицей. Ясмин ответила, что лучше отмечать в ее новой квартире. Тогда подруга выбрала ресторан одной из гостиниц на первой полосе.

Следующие два дня она не выходила из дома, пока не разобрала все свои вещи и наконец не повесила на стену часы с единственной стрелкой. Вечером она отправилась прогуляться пешком по новому району, который выходил на канал. Она здоровалась со всеми встречными кивком, как будто давно была с ними знакома. От холодного ветра ее волосы развевались. Разглядывая здания на канале, она стала пересчитывать их, потом подсчитала количество этажей в них. Вдалеке она заметила одно здание, очень похожее на ее прежний дом, потом обнаружила другое, похожее на то, которое выросло у нее за окном. «Нет… Нет. Не похоже».

Здания Дубая, одетые в стекло, неповторимы, как отпечатки пальцев. Этот город заслуживает называться музеем инженерной мысли под открытым небом. Она ушла в себя, остановилась у металлической ограды, тянущейся вдоль канала, и пробормотала: «Как здесь красиво!.. Какой красивый город!». Она вспомнила тот разговор с Эфтабом, когда он сказал, что красота города заключена в той надежде, которую он дает. Ясмин закурила и задумалась о своих надеждах и чаяниях, которые стремилась воплотить. Она переводила взгляд из далека на сигарету и обратно. Вдруг она поняла, что это первая сигарета за два дня. «Будь проклят этот банан!» — сказала она про себя, раздавила сигарету каблуком и выбросила целую пачку в мусорное ведро. На расстоянии десяти шагов от нее мужчина обнимал жену, пара любовалась проплывающей мимо яхтой. В это время за их спиной мальчик играл с собачкой. Она долго смотрела, как собака радостно прыгает перед ребенком, потом развернулась и направилась домой.

На входе в здание изумленной улыбкой ее встретил молодой охранник и сообщил ей на английском, если это был именно этот язык, что несколько минут назад ее спрашивал какой-то мужчина. Она поблагодарила, ни о чем больше не спросив, и поднялась к себе, не думая о том, кто это был.

Когда она готовила легкий ужин, больше всего думала о том, чтобы подруги не пришли к ней на день рождения. Она не хотела задувать ни три, ни тридцать свечей в присутствии многочисленной шумной компании, хотела ограничиться лишь одной свечкой и тихими посиделками в новом доме.

В тот момент ей почудилось, что внутри она слышит голос. Она медленно положила нож, которым резала французский хлеб, и прислушалась. Но тут же рассмеялась так сильно, что из глаз полились слезы. Прекратив смех, она пошла в ванную. Там в зеркале она увидела женщину, которая была красивее ее. Из глаз у нее ручьем текли слезы, оставляя на щеке черный след от сурьмы. Она умылась и обратилась к женщине в зеркале: «С еще одним днем рождения!». Взглянула на часы: было почти восемь. Ясмин охватила тоска по старому зданию и Эфтабу. Не закончив готовить ужин, она надела коричневый жакет на яркую блузку и отправилась в свой старый дом.

На стоянке у здания она заметила чужой автомобиль и, не выходя из своей машины, посмотрела на вход. Вместо Эфтаба там оказался другой охранник. Решив, что он должен быть в своей комнате с обратной стороны, она вышла и направилась к нему. Эфтаб сидел на деревянном стуле с приемником у уха, на плечи было накинуто небольшое одеяло. Он не замечал, что кто-то стоит рядом. Ясмин смотрела на него молча. Вдруг у нее появилось такое странное чувство, что мужчина, сидящий перед ней как призрак, на самом деле призрак. Как зеленое здание, о котором он однажды сказал, что оно воплощение наших передовых идей. Он так же был живым воплощением мысли. Он был реален и призрачен одновременно. Ясмин хотелось стоять так долго, не окликая его и не дотрагиваясь до него, чтобы в памяти остался образ этого нереального человека.

Она тихо направилась к своей машине и вернулась домой.

Утром в день ее рождения в немного тесном, но аккуратном кабинете Ясмин ее ждал букет роз и карточка: «Ты примешь приглашение на ужин?». Она не знала, кто это прислал, на карточке не было имени.

Ее задумчивость прервал звонок подруги, которая спрашивала, в котором часу они собираются. «В восемь!» — ответила она и вернулась к работе.

Вечером они собрались в кафе. Четыре девушки, каждая из которых принесла Ясмин подарок. Сама она пришла последней. Она опоздала, так как была занята кое-чем в своем новом доме, где хотела продолжить свой день рождения.

Их вечеринка продолжалась до одиннадцати. По настоянию Ясмин они быстро закончили на торте среднего размера с тремя свечами в центре. После песенки «С днем рождения!» Ясмин задула свечки, сняла одну, завернула в платок и спрятала в сумку. Едва притронувшись к кусочку торта, извинилась и ушла. Подруги пытались ее задержать, просили остаться еще, однако Золушка хотела вернуться домой до полуночи.

За несколько минут до двенадцати Ясмин уже была дома и сидела за столиком, на котором лежало шоколадное пирожное. Она вытащила из сумочки свечку, которую задула в кафе, и воткнула ее в центр пирожного. Когда единственная стрелка показала полночь, Ясмин пожелала себе всего, что хотела в новом году своей жизни, и зажгла свечу. Она закачалась в такт далекой мелодии и проникновенному голосу, который пел: «Зажги свечу, а не гаси!».

Она смотрела на огонек горящими от радости глазами и чувствовала успокоенность. Через какое-то время послышался стук в дверь. Она удивилась посетителю в такое время и, прежде чем открыть, попыталась связаться с охранником здания внизу, чтобы все выяснить. Никто не отвечал. Она посмотрела в глазок и увидела большой букет роз. Ясмин решила, что это сюрприз кого-то из подруг, и распахнула дверь. А когда услышала «С днем рождения!», то застыла на месте с вытянутыми, чтобы принять цветы, руками. Сердце затрепетало. Она не грезила. Это был он.


Одна ночь в Дубае

Хани Ибрагим Накшабанди — арабский писатель (Саудовская Аравия). Родился в Эр-Рияде в 1963 г. С 1984 г. начал публицистическую деятельность в саудовских газетах и журналах, затем работал в Лондоне, где возглавил редакцию журналов «Сайидати» и «Аль-Маджалля», выходящих на арабском языке. Его роман «Исповедь арабской женщины» вызвал в свое время сенсацию по причине неординарного взгляда автора на положение женщины в арабском мире и стал бестселлером. В 2009 г. этот роман был переведен на русский язык и выпущен издательством «Библос консалтинг». Сейчас издательство предлагает вниманию читателей еще один роман Хани Накшабанди — «Одна ночь в Дубае». Он также посвящен теме одиночества женщины в сложной обстановке современного большого города.


home | my bookshelf | | Одна ночь в Дубае |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу