Book: Никогда не спорь с боссом



Никогда не спорь с боссом

Барбара Делински

Никогда не спорь с боссом

Глава первая

Коррей Хараден наклонился и обеими руками аккуратно опустил игрушечную обезьянку на землю. Посмотрел по обе стороны от себя на воображаемых партнеров, громким кличем призвал их к игре — восемнадцать, двадцать три, семь — вперед! — потом выпрямился, легонько поддел обезьянку и, с силой отведя ногу назад, запустил игрушку в воздух. Рванул вперед, следя за парением и плавным снижением обезьянки, резко крутанулся и, подхватив ее на лету, локтем прижал к себе. Превратившись в игрока противников, он помчался назад, уворачиваясь то влево, то вправо, обманными движениями увиливая на каждом шагу от соперников, пытающихся сбить его с ног. Гол! Он стрелой пролетел по полю, победно потрясая над головой обезьянкой и наслаждаясь восторженным ревом невидимых зрителей на несуществующих трибунах.

— Коррей! Господи, да ты что, свихнулся? — Алан Друкер со всех ног перелетел через лужайку своего поместья, на ходу протягивая руки за обезьянкой. — Это же не футбольный мяч! Это Джокко! Да если бы Скотт увидел, как ты его пинаешь, он бы с ума сошел!

На лице Коррея отобразилось смущение.

— Ну и дела, извини, Алан. — Голос его звучал достаточно искренне, вот только пляшущие искорки в глазах выдавали с головой.

Алан, вертевший в руках обезьянку, чтобы убедиться, что та не пострадала, прервал свое занятие и поднял на него глаза:

— Черт возьми, я не шучу. Эта обезьяна — действительно большая ценность. Скотт в ней души не чает. Как-то он забыл ее в ресторане, так нам пришлось потратить сорок минут на обратную дорогу, чтобы её забрать. Ты бы слышал дикий рев Скотта, когда у обезьяны выпал глаз. Это, чтобы ты знал, уже второй Джокко. С первым произошла трагедия — он изжарился в сушильной машине. Джулия в полном отчаянии позвонила мне на работу, и я обшарил четыре магазина, прежде чем разыскал точно такую же обезьянку.

Теперь Коррею в самом деле стало стыдно.

— Послушай, она же валялась тут под деревом. Я и понятия не имел, какая это ценность.

— Просто ты понятия не имеешь, что такое пятилетние дети, — буркнул Алан, но страх за игрушку уже исчез. — Мой парень — тот еще орешек. Требует, чтобы все было так, как он желает или вообще никак.

— Знакомая картина, — заметил Коррей, шагая в ногу с Аланом в сторону дома. — Сдается мне, что нам обоим эта проблема была не чужда.

— Ага. Только один из нас ее перерос.

— Ты о себе? Ничего подобного. На работе ты остался прежним. Вторую скрипку ты играешь только здесь, дома. Полагаю, такова судьба мужчин, у которых жена и двое детей.

Алан, поигрывая обезьянкой, не уступал другу в озорстве:

— В самую точку!

— Скучаешь по прежним денечкам?

Коррей и Алан знали друг друга с колледжа. Они познакомились еще первокурсниками, а на старших курсах делили одну квартиру. Оба высокие, спортивные, привлекательные, они сходились еще и в любви к жизни, полной развлечений, а их юность, без сомнения, именно такой и была.

— Иногда, — признался Алан. — Но ведь, чтобы чего-то добиться, приходится чем-то и поступаться. Я мечтал о жене и детях. Время подоспело.

Взъерошенный мальчуган в тенниске и шортах вихрем налетел на них:

— Джокко!

Алан протянул обезьянку сыну, но не успел тот схватить ее в руки, как сам оказался в объятиях Коррея, который подбросил малыша в воздух и закинул его, визжащего от счастья, себе на шею.

— Попался! — прорычал Коррей, радуясь вместе с ребенком.

— Алан! — в проеме раздвижных стеклянных дверей, ведущих в гостиную, появилась Джулия. — Пришла Коринна!

— Коринна? — переспросил Коррей.

— Ну да, по делам. Я управлюсь за пару минут. — Алан ускорил шаги. — Не присмотришь за Скоттом?

Коррей прижал мальчугана к себе и, чуть склонив голову, заглянул ему в лицо:

— Никуда он от меня не убежит!

Не тут-то было.

— Хочу шоколадку! — изо всех сил завопил Скотт, извиваясь в руках Коррея. — Мама обещала!

Коррей опустил его на землю, но хватку не ослабил:

— По-моему, твоя мама сейчас с Дженнифер.

Тот замотал головой.

— Дженни спит. Она вечно спит.

— Ей же всего два годика. Ты тоже много спал, когда тебе было два года, так ведь?

— Нет, нет. — Скотт нетерпеливо перебирал ножками, готовый к старту, как только удастся освободиться.

— Ну конечно, спал. Все малыши много спят.

— А я — нет, — упрямо повторил мальчик, а потом вдруг выскользнул как уж — и дал стрекача, прежде чем Коррей успел сообразить, что произошло.


— Здесь все, — сказала Коринна Фремон, опустив изящную ладонь на огромный конверт из плотной бумаги, который она только что положила на письменный стол Алана. — Сегодня утром я закончила последние таблицы.

Скрестив на груди руки и сжав губы в узкую линию, Алан привалился к столу.

— Сегодня воскресенье. Хочешь сказать, что ты потратила на исследование всю субботу?

Она сконфуженно повела плечом.

— Я потратила на исследование всю субботу.

— Не нужно было этого делать, Коринна. Ты имеешь право хоть изредка пожить для себя.

— Знаю, но в пятницу пакет не был готов именно по моей вине, а на завтра уже назначена презентация.

— Твоей вины здесь не было. Виноват Джонатан Олтер.

— Джонатан — мой подопечный. Мне нужно было следить за ним. Я просто решила, что он знает… Но он классный специалист по компьютерам, и у него были отличные рекомендации…

— Рекомендации ему дал мой шурин, который приходится еще и троюродным братом Джонатану. Так что, если уж на то пошло, вся ответственность за этого парня лежит на мне.

— Но он принадлежал к сливкам студенчества Эмхерста.

Алан сдавленно фыркнул.

— Нам от этого только хуже. Зубрежка — это одно дело, а практическое применение знаний — совсем другое. Компьютер хорош лишь настолько, насколько хорош программист, и, если парень не знает, чем загрузить машину, мы попали в переплет. Я не могу позволить себе держать подобных людей. Придется взяться за него и…

— Не увольняй его, — тихо попросила Коринна. — Это его первый промах.

Но Алан покачал головой.

— Первый промах — его походка. Он так ходит, как будто все вокруг принадлежит ему. Второй промах — его чертова самоуверенность. Он и не подумал спросить о том, чего не понимал. И, наконец, свой третий промах он совершил, когда вручил тебе абсолютно бесполезные распечатки, а потом развернулся и преспокойно умотал на выходные.

— Беседы, возможно, вполне хватит. Он всему научится. У него блестящий ум, а программирование — его специальность. Ему всего-то и нужно — понять, как и где применять наши данные.

— Ему нужно куда больше…

— Но ведь задатки-то у него превосходные. — Она настаивала на своих доводах, не замечая фигуры, безмолвно возникшей на пороге комнаты.

Коррей прислонился к косяку, пристально разглядывая увлеченных беседой людей. Так. С одной стороны, Алан. Клетчатая рубашка, шорты цвета хаки с отворотами, парусиновые туфли — живое воплощение преуспевающего бизнесмена, который может себе позволить имение в фешенебельном районе пригорода. Над темными волосами, сейчас слегка растрепавшимися, явно поработала рука мастера, кожа золотилась темной бронзой загара после недавнего отпуска в Кэйп-Коуд. Высокий, ладный, он казался еще внушительнее, чем в дни их юности, — правда, тогда его лицо не выражало подобной деловой озабоченности.

А рядом с ним — Коринна. Во всяком случае, Коррей решил, что это Коринна. Похоже, что эта женщина деловая вся, с головы до ног. Даже разглядывая ее со спины — а этот ракурс в данный момент был ему единственно доступен, — Коррей это безошибочно чувствовал.

Невысока, никак не выше пяти футов и четырех дюймов, и худощава почти по-мальчишески, хотя Коррей не был уверен, что эта мальчишеская аура вызвана именно худобой, а не всем ее обликом в целом. Густые, коротко подстриженные волосы разделены пробором и уложены назад с той тщательностью, за которую многие мужчины выкладывали немалые деньги в дорогих салонах. Ослепительно белая блузка туго заправлена в безукоризненно отглаженные хлопчатобумажные брюки цвета переспелой сливы, сочетающиеся с оттенком ее строгих туфель на низком каблуке. Единственной уступкой женскому полу в ее наряде, насколько он мог судить со своего места, была пара крупных белых плоских сережек.

— … кроме того, он у нас всего лишь месяц, — продолжила она. — Было бы просто нечестно выгнать его так скоро.

Мягкий грудной голос Кори показался странно интригующим.

— Из-за него мог бы разгореться крупный скандал, — возразил Алан.

— Но ведь этого не случилось. Мы вовремя спохватились. А я в будущем стану его подробно инструктировать.

— Если бы сутки были в два раза длиннее, ты смогла бы лично справляться не только со своей, но и с его работой. Так или иначе, а тебе все равно пришлось сделать все самой.

— Ничего страшного.

У Алана чуть заметно дрогнули крылья носа, и он шумно вздохнул:

— Ты слишком мягкосердечна, Коринна. Но если хочешь и дальше тратить выходные на работу — что ж, дело твое. — Он поднял глаза на Кори в тот самый момент, когда тот оттолкнулся плечом от дверного косяка.

Коринна резко обернулась, и в гостиной на миг повисло молчание. Затем Алан, прокашлявшись, выпрямился.

— Проходи, Коррей. Коринна, познакомься с Корреем Хараденом. Мы как раз закончили, — обратился он к Коррею, а потом перевел взгляд на Коринну: — Обсудим все завтра, после встречи, ладно? — Одной рукой он обнял ее за плечи и подтолкнул от стола к выходу. — А до тех пор у тебя есть возможность хоть чуть-чуть отдохнуть.

У Коррея возникло отчетливое ощущение, что Алан старается поскорее выпроводить гостью. С чего бы это? Впрочем, эта мысль недолго его занимала. Коринне Фремон вовсе не требовалась защита. Коррей обратил внимание на строгого рисунка галстук, аккуратно заправленный под воротничок блузки и завязанный идеальным узлом точно под верхней пуговичкой. Пояса целомудрия давно исчезли, но этот галстук выполнял ту же функцию. Коррей не сомневался, что она вполне способна постоять за себя.

— Секундочку! — крикнул он вслед удаляющейся парочке. — Что это за знакомство? Я хочу пожать даме руку.

— У Коринны масса дел, — отозвался Алан, не снижая темпа, но Коррей наступал им на пятки и в прихожей наконец нагнал.

— Где твое светское воспитание, Алан? Он загородил им проход, и у них не осталось другого выхода, кроме как остановиться. Потом протянул руку и ослепительно улыбнулся: — Рад с тобой познакомиться, Коринна.

Коринна вложила свою ладонь в его.

— Взаимно, мистер Хараден.

— Коррей, пожалуйста… Зови меня просто Коррей

Она едва заметно наклонила голову. Более горделивого жеста ему видеть не приходилось.

— Кори, Коррей… можно запутаться

— Запутываться не придется, — вмешался Алан, — поскольку Коринна уже уходит. — Локтем отпихивая с дороги Коррея, он одновременно опустил взгляд на свою спутницу. — Зайду за тобой в девять тридцать. Возьмем такси и поедем вместе.

Она кивнула и перевела глаза на Коррея, который ловко обошел Алана и загородил дверь.

— Погоди-ка. А куда она сейчас едет?

— Домой. Верно, Коринна?

Она едва успела снова кивнуть, как Коррей уже продолжил:

— А может, она не против остаться. Как ты, Кори? Мы как раз собирались приготовить гамбургеры и хот-доги…

— Коринна не раз бывала в нашем доме и знает, что она здесь более чем желанный гость, но у нее на сегодня другие планы. Верно, Кори?

— Господи, Алан, да ты ей просто внушаешь, что у нее другие планы. Возможно, никаких планов у нее нет, к тому же сегодня воскресенье и день великолепный…

— Который она намерена провести с мужем и детишками.

— О! — Коррей глубоко вдохнул и протянул руку во второй раз за каких-нибудь несколько минут. — Что ж, очень приятно было познакомиться, Кори. Желаю хорошего отдыха с семьей.

Коринна снова пожала ему руку. Без улыбки. Собственно, она вообще ни разу не улыбнулась. Но в ее прощальном взгляде на Алана мелькнуло веселое удивление.

— До завтра, — только и сказала она и, шагнув мимо посторонившегося Коррея, ступила на крыльцо и начала спускаться по ступенькам.

— Спасибо за документы, — крикнул вдогонку Алан. — Вечером просмотрю.

— Только не за счет гамбургеров, — не оборачиваясь, отозвалась она: в ее голосе явно сквозило то самое удивление, что недавно читалось в глазах.

Алан обернулся, потирая руки:

— Что-то я проголодался. Пора, пожалуй, готовить угольки.

Коррей, нахмурившись, следил за отъезжающим миниатюрным белым «рэббитом».

— Интересная женщина. Особенная.

— Гамбургеры наверняка уже разморозились. — Алан прошагал через прихожую, направляясь в сторону дворика позади кухни. — Ты в пирожках что-нибудь соображаешь?

Бросив последний взгляд на скрывшуюся за поворотом машину, Коррей последовал за другом.

— Давно она у тебя работает?

— Хотя ладно, я добавлю в мясо зелени, а ты можешь взять на себя хот-доги.

— Чем она конкретно занимается?

— Джулия, тебе помочь? — на ходу спросил Алан.

Голос Джулии донесся из-за открытой дверцы холодильника. Она выпрямилась с полной охапкой овощей для салата в руках.

— Где Коринна?

— Только что уехала.

— И ты не пригласил ее остаться? Еды на всех хватило бы!

— Пойду займусь грилем, — ответил мастер уверток. — Через пару минут вернусь и займусь мясом. — И с этим он удалился.

Коррей его примером пренебрег. Откинувшись на стойку бара, он следил, как Джулия крошит салат.

— Должно быть, она очень трудолюбива, раз не забывает о работе даже в воскресенье.

— Коринна? Это точно. Кроме того, она еще и очень приятный человек.

— Но выглядит немного чопорной.

Он припомнил галстук: нужно быть невероятно педантичной личностью, чтобы добиться от узла подобного совершенства. Ему самому такая педантичность несвойственна. Его галстуки вечно сбивались набок.

— Даже очень. Но разве она не хорошенькая? Всегда такая аккуратная, прямо картинка. — Она кинула безнадежный взгляд на свой зашлепанный остатками от детского обеда сарафан. — Я сгораю от зависти. Хотя, с другой стороны, у нее ведь нет на руках двоих таких пострелят.

— Нет?

Джулия отрицательно покачала головой.

— Она живет с бабушкой.

Коррей переварил информацию, потом вызвал в воображении образ собственной бабушки.

— Иногда старушки бывают не лучше детей.

— Только не эта. Ей еще далеко до слабоумия. Кажется, ей чуть за шестьдесят.

— А Коринне?

— В прошлом месяце исполнилось тридцать. На день рождения мы пригласили ее в ресторан.

— Шестьдесят с чем-то. Тридцать. Должно быть, ее родители были совсем детьми, когда она родилась.

Джулия пожала плечами.

— Коринна о них никогда не упоминает. А вот младшая сестра у нее есть — они погодки, но та замужем. Не знаю, почему Коринна одна. Из нее бы вышла превосходная жена. — Она указала подбородком на пакет на стойке бара. — Вон, хрустящие палочки. Для Скотта печет. Хочешь попробовать вкуснятины — угощайся. Только быстренько, пока Скотт не увидел.

Коррей отогнул уголок аккуратного целлофанового свертка, вытащил одну палочку и подоткнул обертку на место. Откусил половину палочки и разжевал с глубокомысленным видом.

— Ты права. Очень даже неплохо. — Расправившись и со второй половинкой, отряхнул над раковиной ладони. — Алан чересчур опекает Коринну.

— А как же иначе. Такого сотрудника нельзя потерять.

— Он опекает ее независимо от работы.

Джулия оторвалась от салата и с любопытством скосила на него глаза.

— С чего ты взял?

— Он даже не дал перекинуться с ней парой слов.

Расхохотавшись, она вернулась к своему занятию.

— Можно ли его винить? Ты же всегда в стремительном и свободном полете. Можешь не сомневаться: когда моя Дженнифер вырастет, и ее к таким, как ты, и на пушечный выстрел не подпущу.

— Ну, не настолько я плох.

Она демонстративно обозрела его с головы до ног. Безмолвная оценка говорила сама за себя

Коррей опустил взгляд на свою выцветшую футболку, потертые шорты, когда-то бывшие джинсами, и, наконец, на кроссовки, которые явно видели лучшие времена.

— Ладно-ладно, вид у меня сейчас не ахти.

— Я вовсе не это имела в виду, — сухо заявила Джулия. На этот раз ее взгляд подчеркнуто остановился на широченных плечах, скользнул через мощную грудь вниз, на притягательно узкие бедра и длинные загорелые ноги. — А когда ты краснеешь, то становится еще симпатичнее. Если бы я не сходила с ума по собственному мужу, то непременно использовала бы свои чары на тебе.

Нельзя сказать, что Коррей не догадывался о собственной физической привлекательности. Раньше он бравировал ею без зазрения совести. Но те времена прошли. По правде говоря, ему порядком наскучила ограниченность мимолетных отношений.

— Расскажи мне о ней побольше.

— О ком?

— О Коринне.

— Она не в твоем вкусе.

Джулия тоже вовсе не в его вкусе, что не помешало ему ее полюбить, как, впрочем, и Алану, чьи вкусы когда-то полностью совпадали с его, не мешает ее обожать.



— Коринна была когда-нибудь замужем?

— Она не в твоем вкусе.

— Она встречается с кем-нибудь?

— Она не в твоем вкусе.

Тупик. Коррей попробовал другую тактику:

— Сколько она работает у Алана?

— Пять лет.

Наконец-то успешная вылазка.

— Чем занимается?

— Она аналитик.

— Хочет продвигаться вверх по служебной лестнице?

— Никогда ее об этом не спрашивала, но не могу себе представить, чтобы она ушла от Алана. Ей нравится жить в Балтиморе. Единственная возможность продвинуться — занять руководящую должность в какой-нибудь другой фирме. Либо основать собственную. И раз уж об этом зашла речь, то, сделай она что-то подобное, наверное, у нее появилось бы больше свободного времени. Она работает как вол.

— Следовательно, на личную жизнь времени не хватает.

Воткнув нож в половинку помидора, Джулия уперлась рукой в бедро и испустила вздох:

— Сдается мне, мы кружим на одном месте. Тебя это ни капельки не касается, но Коринна никогда не была замужем, не обручена и не встречается ни с кем определенным. — Лицо ее сморщилось. — Честно, Коррей, зачем все эти расспросы?

Джулия права: он любит женщин с пышными формами, а эта такая худышка. Он любит длинноволосых, а у нее короткая стрижка. Он любит веселых, а она серьезна. Он любит откровенно женственных, а она, определенно, от этого далека.

Почесав в затылке, он пожал плечами.

— Понятия не имею.


На следующий день он все еще пытался разрешить эту загадку. Справившись с тем делом, ради которого приехал в Балтимор, он, сам не понимая, каким образом, оказался возле здания, где находился офис Алана. До сих пор он ни разу не был на работе у Алана, поэтому постарался убедить себя, что приехал именно по этой причине. Но оправдание хромало на обе ноги. На самом деле ему хотелось еще раз хоть одним глазком взглянуть на Коринну.

Взглянуть-то он взглянул — но и только. Это произошло в начале первого, когда Алан с Коринной вернулись со встречи с клиентами. Коррей провел долгие полчаса в приемной, терпеливо выдерживая зазывающие взгляды секретарши, прежде чем они вошли. Не успел он подняться, как Коринна, мимоходом кивнув, исчезла у него за спиной, и огромные двери, ведущие в святая святых фирмы, бесшумно поглотили ее.

Алан остановился.

— Коррей! Не ожидал тебя здесь увидеть. Я думал, у тебя с утра встреча.

— Я с ней развязался с час назад и решил, что надо как-то убить время. Мой рейс еще не скоро.

Алан кивнул в сторону лифта:

— Ну, пойдем перекусим.

— А что, если сначала совершить экскурсию по твоему офису? — Он беглым взглядом окинул приемную — стены, отделанные превосходным красным деревом, сверкающую медными ручками мебель, полы, устланные дорогими дорожками. — Высший класс, судя по всему.

Он достаточно хорошо знал своего друга, чтобы задеть его слабую струнку. Как бы то ни было, но Алан расплылся в улыбке:

— Еще бы! — На этот раз он кивнул в сторону многообещающих двойных дверей и сам направился к ним. — Пошли.

Коррей шагнул следом. На него посыпался град объяснений, многие из которых он уже слышал, но ни одно, тем не менее, не прервал, поскольку для него они были исключительно, средством достижения конечной цели.

— Ну ладно. Где она? — спросил он уже в кабинете Алана.

— Кто? — Вид у друга был такой же невинный, как у кота с лоснящимися от сливок усами.

— Сам знаешь — кто.

Алан минуту колебался, но решительность, написанная на лице Коррея, граничила с неумолимостью.

— Коринна? Не знаю. Может, в дамской комнате. А скорее всего, ушла на ланч.

— Удобное объяснение.

— Сейчас время обеденного перерыва. Она же должна пообедать.

— Включая и право лично решать, с кем ей хочется встречаться, а с кем — нет. Ну же, Алан. Мне известно, что она не замужем, и что ни с кем определенным она не встречается. Что ты имеешь против того, чтобы я с ней поговорил?

— Коринна не в твоем вкусе.

— Это я уже от Джулии сто раз, слышал. Ты меня к ней только подпусти, а я уж сам решу.

— Вот видишь? Даже от твоих слов исходит угроза. Подпустить тебя к ней… Да что я, ненормальный, что ли?

— Я не кусаюсь.

— Знаю. Ты заглатываешь целиком.

— Меня разбирает любопытство. Вот и все.

— Что за любопытство?

— Не знаю. — Ответ прозвучал спокойно, но он уже начинал выходить из себя. — Обычная внешность, обычная фигура, вообще все — обычное. Под этой оболочкой должно что-то крыться. — Что-то кроется в ее глубоких, непроницаемо-карих глазах, подумал он, но вслух этого не произнес. Не смог. В жизни его называли кем угодно — обольстителем, дьяволом, ловеласом, грубияном, — но только не романтиком. Алан еще подумает, что он размяк. — Вы с Джулией ее любите. Почему?

— Я ее люблю потому, что она умна — остра как меч и проницательна. Джулия ее любит потому, что она практична, прекрасно ладит с детьми.

— Так почему я не могу ее полюбить?

— Можешь. И полагаю, полюбил бы. Вот в чем я не уверен — так это в том, что это пошло бы на пользу Коринне. — Он пригладил густые черные волосы, обошел стол и опустился в свое начальственное кожаное кресло — тактический ход, которым он наверняка надеялся придать следующим словам больший вес. — Она особенная, Коррей. Скрытная, в чем-то даже чопорная. Близкого мужчины у нее в жизни не было. Живет скромно, проводит дни — а часто и ночи — за работой, приглашения принимает с величайшей осторожностью, да и то, лишь чтобы отметить какое-нибудь событие. Но, несмотря на всю ее внешнюю стойкость, она очень ранима. Я не хочу, чтобы ей причинили боль.

— Я всего лишь хочу с ней поговорить.

— И что потом?

— Потом… возможно, просто уйду, если окажется, что мы друг другу неинтересны.

— Вполне вероятно, что она девственница.

— Тебе не кажется, что ты слегка опережаешь события?

Алан разглядывал его с задумчивым видом.

— Я подумал, что ты должен об этом знать. Если она дожила до тридцати, не позволив к себе прикоснуться, этому должны быть веские причины. — Он медленно покачал головой. — Нет, мой друг, думаю, тебе нужно держаться от нее подальше.

Коррей обдумал совет, но слова Алана лишь подлили масла в огонь. Странно. Девственницы были не в его стиле, как, впрочем, и чопорные деловые дамы. Дальнейшая беседа с Аланом — во всяком случае, о Коринне Фремон — абсолютно бесполезна.

— Сигнал принят, — покорно развел он руками, отступил к стене и, окинув взглядом кабинет, вздохнул. — Впечатляет. Ты преуспел.

Алан более чем охотно сменил тему разговора.

— Из твоих-то уст, — с ухмылкой отозвался он, — и такой комплимент! Ну а теперь — готов пообедать?

— Еще как.


После обеда, проведенного за дружеской беседой, Коррей проводил Алана назад в офис. В приемной они пожали друг другу руки, потом, рассмеявшись, крепко обнялись.

— Спасибо за все, Алан. Всегда так здорово отдохнуть с тобой, Джулией и малышами!

— Приезжай поскорее.

— Не сомневайся.

Хлопнув пару раз Коррея по спине, Алан ухмыльнулся, кивнул — и исчез за дверьми в медной окантовке.

Коррей не сдвинулся с места. Он улыбнулся, поймав вопросительный взгляд секретарши, затем нахмурился, запустив руку в карман брюк. Зазвенела мелочь. Он вынул руку и, не переставай хмуриться, полез во внутренний карман пиджака. Выудил оттуда визитную карточку, недоуменно уставился ни нее и сунул на место.

— Кое-что забыл, — мимоходом бросил он секретарше и метнулся сквозь двери

Однако вместо того, чтобы повернуть налево, в сторону кабинета Алана, пошел направо. Пропустил несколько дверей — и наконец отыскал то, что ему было нужно.

Кабинет Коринны сиял безукоризненной чистотой. Коррею достаточно было заглянуть сюда, чтобы догадаться, чьи это владения. Картины на стенах висели идеально ровно, книги на полках расставлены по высоте, в стакане на столе высилась шеренга одинаковых желтых карандашей — и он мог бы об заклад побиться, что кончики у них заточены до совершенства, — а сбоку лежало несколько аккуратных стопок с папками.

Коринна сидела за столом, развернув перед собой компьютерную распечатку. Голова чуть наклонена, кулачок подпирает щеку, отчего на виске собрались морщинки. Свободная рука покоится на листе, а между пальцев зажат знакомый желтый карандаш. Она с головой ушла в работу; любой другой тихонько ушел бы, чтобы не мешать. Но Коррей — не любой другой, к тому же, он вовсе не был уверен, что ему представится еще один шанс, если он не ухватит этот.

— Привет, Кори. Это Коррей, — шелестящим шепотом произнес он.

Голова ее приподнялась, глаза невидяще взглянули на него — но уже через миг отрешенное выражение исчезло.

— Привет, Коррей, — мягко ответила она.

Он безотчетно надеялся на улыбку, но не позволил отсутствию таковой сбить себя с толку.

— Мы только что вернулись с ланча.

— И где обедали?

— В «Кабачке у Филиппа».

— Там очень мило.

— Да уж, мило. — Он похлопал себя по животу. — Слишком мило. Признаться, чтобы не заснуть, мне не помешало бы глотнуть горячего кофе. Не хочешь прерваться?

— Не получится, — ответила она, опустив глаза на распечатку. — Отстаю от графика.

— Не могу в это поверить. — Он поставил бы все свое состояние на то, что Коринна Фремон никогда не отстает от графика. — Тебя компьютер подгоняет?

— Нет, клиент.

— Нервный попался?

— Они все нервные.

— Неприятно, должно быть.

— Так и есть. К этому привыкаешь

Коррей стоял у самой двери, глубоко засунув руки в карманы брюк. Не знай он себя, решил бы, что исходящее от нее хладнокровие его страшит. Но, разумеется, это не страх. Его не проведешь.

— Ты работаешь по графику?

— Да, всегда. Но, к сожалению, у клиента обычно есть свой график, и этот график неизменно предполагает парочку-другую чудес.

— А ты, значит, творишь эти чудеса, — поддразнил он в очередной попытке добиться улыбки и опять потерпел поражение. Она лишь изображала самый легкий кивок, что он уже однажды видел. Что это? Достоинство, скромность, застенчивость? Коррей был заинтригован.

— Я позволяю клиенту так думать. Хуже не будет.

Коррей рассмеялся.

— Речь истинного дипломата. Итак, как насчет чашечки кофе?

Устремив взгляд прямо ему в глаза, она покачала головой.

— Даже если я добавлю кофе по-турецки?

Вновь тот же отрицательный жест.

— Ну а, скажем, замороженный йогурт?

— Мне показалось, ты уже сыт.

— Верно. Я думаю о тебе.

— Считаешь, что я слишком худа?

— Этого я не говорил. — Ответ прозвучал слишком быстро, и Коррей почувствовал, что у него загорелись щеки. На нее, впрочем, даже его отрицание не произвело никакого впечатления.

— Ты прав, так оно и есть.

— Ну же, Кори. Пойдем, выпьем кофе.

Но она опять покачала головой.

— Окончательно?

Она кивнула.

— Даже если я угощу тебя пломбиром с орехами и горячим шоколадом?

В ответ она только сморщила нос, но это движение было настолько мимолетным, что Коррей засомневался, не принял ли он желаемое за действительное. Он мечтал хоть об одном спонтанном жесте — а теперь даже не был уверен, что добился его.

— Точно-точно?

На сей раз она не потрудилась даже кивнуть. Не отрывая взгляда от его глаз, она медленно склонила голову, а через миг так же медленно перевела взгляд на распечатку у себя на столе. В своем роде это был самый громогласный из когда-либо полученных им отказов.

Поскольку не в его правилах погонять дохлую лошадь, Коррей покинул ее кабинет. Однако к вечеру, добравшись до аэропорта, сумел убедить себя, что лошадь-то еще не окончательно пала. С его стороны это можно было бы назвать упрямством или уязвленной гордостью, но женщины еще никогда не одерживали над ним верх.

По очереди обыскав все свои карманы, он не обнаружил желаемого, а именно — листка бумаги. А потому вытащил бумажник, достал довольно-таки потрепанную долларовую банкноту, расправил ее и похлопал по карманам в поисках ручки. Несколько мгновений спустя он уже шагал к регистрационной стойке, ослепительно улыбаясь молоденькой дежурной. Подойдя к окошку, он сделал в воздухе жест, как будто пишет.

— Красную, если найдется. О, и конверт? Вы спасли мне жизнь!

На то, чтобы черкнуть несколько слов, вложить банкноту в конверт и надписать адрес, много времени не ушло. Пробежка к сувенирному киоску, и он стал обладателем почтовой марки. Кросс по коридору, и конверт оказался в почтовом ящике Обратный пробег через весь аэропорт — и он благополучно успел на борт самолета буквально за несколько секунд до того, как все люки были задраены.


На следующий день Коринна получили письмо от «Авиалиний Дельта». Аккуратно вскрыв конверт, она достала доллар. На банкноте крупными ярко-красными буквами было выведено четкое сообщение:

«Талон на получение одного огромного "Поцелуя Херши". Выкупать, когда будешь готова, но только у меня. Коррей Хараден».

Она немигающе уставилась на банкноту, потом подняла глаза к потолку, вздохнула и медленно разорвала доллар на две части, потом на четыре, на восемь, на шестнадцать. Грациозно наклонилась к корзине для мусора. Но в последний момент остановилась.

Коррей Хараден — самый настоящий бродяга. Именно таких, как этот парень, с его золотистыми волосами, неотразимой фигурой и зелеными глазами — омуты, а не глаза, взгляни, и засосет, она тщательно избегала всю жизнь. И почему он так домогается ее?

Она не имела понятия, зачем убрала занесенную над корзинкой руку, опустила ее в карман своей безукоризненной юбки и высыпала содержимое в глубины подкладочного шелка.

Чаще всего Коринна оставалась без ужина, и этот вечер не стал исключением. Бабушка привыкла к тому, что ждать ее не стоит, если только она не предупредит заранее. Счастье еще, что бабушка в состоянии сама о себе позаботиться. Тем не менее, Кори старалась ступать бесшумно, входя в старый дом викторианской эпохи. Элизабет Стрэнд ложилась в десять — ни минутой раньше, ни минутой позже. Сейчас уже было двадцать семь минут одиннадцатого, и Кори не хотела ее потревожить.

Бесшумно пристроив портфель у витого основания лестницы, она повернулась к старинному столику из кленовой древесины, что располагался прямо под зеркалом в такой же раме. На ослепительно сверкающей поверхности столика аккуратная стопка дневной почты выглядела такой жалкой, будто стеснялась сама себя.

Коринна перебрала почту, вытянула один конверт — и лишь потом направилась на кухню. Налила себе большой стакан апельсинового сока, вернула бутылку точно на то самое место в холодильнике, откуда взяла, достала из ящика нож, вскрыла конверт и наконец устроилась за столом со стаканом в одной руке и письмом в другой. Она начала читать:

«Дорогая Кори,

Я знаю, что еще и недели не прошло, как мы с тобой разговаривали, но мне необходимо излить душу на бумаге, так что ты уж потерпи. Сегодня утром я проснулась с дикой головной болью — и неудивительно. Джеффри полночи заходился криком. Я-то сама ничего не могла поделать, поскольку Фрэнк утверждает, что бодрствовать ночью обязана няня, но ор стоял невыносимый, и я крутилась в постели, пока Фрэнк не сказал, что я мешаю ему спать. Казалось, он должен переживать о собственном сыне, но он обладает невероятной способностью выдать указания, а потом повернуться спиной ко всем остальным и сконцентрировать все тревоги на себе самом

В его делах это проходит. Господь не даст соврать, Фрэнк действительно преуспевает, и мне, наверное, нужно быть благодарной. Мне не приходится ровным счетом ни о чем заботиться, но в этом-то вся проблема. Я чувствую себя бесполезной. Когда Фрэнк не в офисе, то читает газеты у себя в кабинете, а если мы куда-то и выходим, то лишь по какому-нибудь важному поводу. Либо развлекаем потенциального клиента, либо платим долг вежливости, либо просто пришла наша очередь давать обед. Я уже не помню, когда мы просто развлекались».

Развлекались. Непроизвольная дрожь пробежала по телу Кори, когда она медленно, с горьким чувством перевернула страницу.

«Я знаю, о чем ты сейчас думаешь. Да, я должна благодарить свою счастливую звезду, что мой муж — ответственный человек. И что нельзя тосковать по развлечениям, потому что они превращают человека в беззаботных пташек, таких, как наши мама и папа. Взгляни, до чего эта беззаботность довела их или, скорее нас. Вся ирония в том, что они были чуть ли не подростками, когда на свет появились мы, и только и думали, чтобы сбежать из дому, бросив нас на бабушку, в то время как я ничего так не хочу, как заботиться о своем сыне, самой покупать продукты и выбирать себе одежду. Фрэнк не позволяет.

Может, все дело в его возрасте. Сорок пять — еще совсем не старость, но он все же старик. Он упрям и постоянен в своих привычках, а его гордости хватило бы на добрую дюжину людей. Заявляет, что его жена никогда не будет заниматься домашним хозяйством. Такое впечатление, что молочник увидит, расскажет друзьям — и разгорится огромный скандал из-за того, что жену Фрэнка Шилтона застали за загрузкой посудомоечной машины.



Мне ужасно скучно. Бывают минуты, когда я завидую твоей карьере — могла ты себе когда-нибудь представить, что услышишь от меня такое? Бывают даже минуты, когда я завидую чудачествам родителей. Вот это ты как раз слышала от меня тысячу раз и выговаривала мне не реже, и все-таки есть что-то особенное в том, чтобы быть свободным. Я же ощущаю себя запертой в клетке. Признаю, моя клетка золотая, но что из этого, если птичка задыхается?»

Кори отложила в сторону второй листок. Взглянула на телефон, затем на часы и принялась за третью, последнюю страничку письма.

«Не вздумай мне звонить. Насколько я тебя знаю, ты вернешься с работы поздно и лишь тогда прочитаешь письмо. Будешь сидеть на кухне со своим апельсиновым соком, а бабушка уже заснет. Кстати, и Фрэнк тоже. Кроме того, уверена, что к этому времени хандра пройдет, и мне станет легче. Как бы мне хотелось, чтобы ты поняла меня, но я сильно сомневаюсь, что ты хоть раз в жизни хандрила. У тебя всегда такое ровное настроение. Этому я тоже завидую.

Теперь ты поднимешься наверх, а я буду о тебе думать — о том, как ты повесишь в шкаф одежду, примешь душ, потянешься за полотенцем справа от себя, обойдешь кровать с левой стороны и проверишь, а потом перепроверишь будильник на ночном столике. Милые сердцу воспоминания. В моей жизни ты всегда была уравновешивающим началом. Наверное, готовила меня к тому, что я получила сейчас, а?

Спасибо за то, что выслушала, Кори. Между нами, ты бываешь ужасным ретроградом, но сестричка ты отличная».

Внизу стояла подпись: «С любовью, Роксанна» А еще ниже — постскриптум: «Как хорошо, что бабушке и в голову не придет распечатать чужое письмо. Если бы она это прочла, то решила бы, что ее миссия потерпела полный крах».

Коринна еще долго сидела на кухне, сжимая в руке последний листок. Бабушкина миссии или моя? — размышляла она, чувствуя странную тревогу. Хотя Роксанна и была младше ее меньше чем на год, Коринна во всех смыслах всегда чувствовала себя старшей сестрой. Это она проверяла домашние задания Роксанны, ругала за пропуски в школе, настояла на выборе колледжа. И именно она горячо приветствовала брак Роксанны с Фрэнком.

Она приближается к тридцати. В этом все дело.

Я перешла тридцатилетний рубеж безо всяких проблем.

Ты перешла этот рубеж еще в восемнадцать.

Что ж, во всяком случае, безболезненно.

Роксанна — не ты. В ней всегда ощущалась дичинка.

Я ее подавила.

Это ты так думала.

Коринна понимала, что может до бесконечности спорить сама с собой, но факт оставался фактом — Роксанна стала взрослой. Кори сделала все, что было в ее силах, бабушка тоже. Так что теперь лишь от Роксанны зависело, как сложится ее жизнь.

Она аккуратно сложила письмо и сунула его обратно в конверт. Допила сок, положила стакан в посудомоечную машину и тщательно протерла раковину. Затем выключила свет и на цыпочках пошла вверх по лестнице. Она точно знала, где какая ступенька скрипит, и где наступить, чтобы избежать шума.

Усталость не помешала ей повесить одежду в шкаф в идеальном порядке. Вместо душа она долго нежилась в ванне, но, искупавшись, взяла полотенце именно справа от себя. Тихонько прошлепав босыми ногами обратно в спальню, обошла кровать с левой стороны, проверила, а потом перепроверила будильник на ночном столике и, вздохнув, скользнула под простыню.

Глава вторая

Коррей знал за собой способность наводить беспорядок. На работе ему об этом как минимум дважды в день напоминала секретарша, выуживая тот или иной документ из груды бумаг на его столе. А дома о том же самом твердила домработница, которая грозилась уволиться всякий раз, когда обнаруживала кетчуп в морозилке вместе с замороженной пиццей или лужу растаявшего мороженого в шкафчике вперемешку с рисовыми хлопьями. Коррей спорил с обеими, утверждая, что жизнь слишком коротка, чтобы волноваться по поводу подобных мелочей, но на самом деле причина крылась в другом — просто его воображение частенько обгоняло то, чем он занимался в данный момент.

После поездки в Балтимор его воображение воистину понеслось на всех парусах. Он представлял себе, как приедет снова, пригласит Коринну Фремон на ужин и все-таки добьется улыбки. Потом… потом они поедут на пикник, и тогда он заставит ее рассмеяться. Во время третьего свидания его усилиями на ее щеках расцветут розы, а потом уж он постарается, чтобы ее одежда не выглядела столь безукоризненно. А во время пятой встречи осторожненько избавится от этой одежды и обнаружит, что под ней скрывается полная страсти женщина

Еще ребенком он представлял себя владельцем недвижимости, потому и приобрел дом, как только получил диплом о высшем образовании. Нельзя сказать, чтобы здание стояло в лучшем районе Филадельфии, но для Коррея это не имело никакого значения, так как он просто-напросто выпотрошил его, полностью перестроил — и продал в пять раз дороже, попав в струю всеобщего стремлении превратиться в домовладельцев.

Едва договорившись о перепродаже, он уже размечтался о строительстве с нуля. И не успели просохнуть чернила на последнем документе, как он уже вложил полученный капитал в неразработанный участок земли, на этот раз в пригороде. И начал строить там офисный комплекс.

Прежде чем закончилось строительство комплекса, Коррей задумал создать неподалеку торговый ряд. Немедленно отыскал инвесторов, заключил соглашение и принялся возводить тридцатипятиэтажный торговый ряд. Но как только Нейман Маркус дал согласие стать основным поставщиком, Коррей уже решил приобрести отель, что и исполнил — сперва один раз, затем во второй и в третий.

Однако ему не приходилось тратить силу своего воображения на женщин. С тех пор как ему исполнилось семнадцать, женщины принадлежали ему по первому требованию. К Коринне Фремон требования неприменимы. Потому-то, видимо, он ее и хотел. Нет, тут же поправил он сам себя, не то чтобы он ее хотел, во всяком случае, не в физическом смысле… Хотя — кто знает?

Его первая оценка оказалась точной. Она необычная женщина. А раз так, то необычным должен быть и подход к ней. Коррей решил, что поначалу должен будет играть по ее правилам.

Именно по этой причине он выждал целых три недели, прежде чем снова связаться с ней. Пусть перечитывает его записку. Оставалось надеяться, что у нее уже текут слюнки.

Во вторник после полудня Коринна работала в своем кабинете. Телефон на ее столе запищал, и она рассеянно сняла трубку.

— Да?

— Кори? Это Коррей Хараден.

Сбитая с толку, она нахмурилась. Углубившись в набросок работ над очередным исследованием, она даже не заметила, что ответила не на внутриофисный звонок.

— Привет, Коррей. Как дела?

— Отлично, спасибо. А у тебя?

— Очень хорошо. — Она вспомнила об «огромном "Поцелуе Херши"» — и тут же отмахнулась от этой мысли. — Тебе нужен Алан? Его здесь нет. К нему в кабинет звонил?

— Я не Алана искал. Я искал тебя. Послушай, я понимаю, что ты, скорее всего, по уши завалена работой, но я сейчас в Рочестере, и у меня посадка в Балтиморе — часика на два — перед вылетом на Атланту. Ты не могла бы со мной поужинать?

Над этим ей не пришлось долго думать.

— Извини, Коррей, но не могу.

— Опять отстаешь от графика?

— По-моему, мы это уже обсуждали.

— Можем еще раз обсудить. Я не против.

Его голос звучал так мило и искренне, что, если бы Коринна не видела его воочию, она, возможно, подумала бы над его предложением. Но она его видела. Она с ним встречалась. От него можно ждать одних только неприятностей.

— Зато я против. Боюсь, будет слишком скучно.

— Скучно? Да ни за что! Меня называли порывистым, безответственным, даже болтливым, но скучным — никогда!

И в этом крылась одна из причин, почему она не желала с ним видеться.

— Да, конечно, — сухо отозвалась она

— Нельзя же постоянно работать, тебе необходимо поужинать.

— Не в этом дело, Коррей. У меня другие планы

— О! — Он вздохнул. — Опять вечер в кругу семьи. В обществе мужа и детей.

По его тону чувствовалось, что он ее дразнит. Она принята подачу.

— Вот именно. Иногда они меня просто донимают.

— Представляю себе, — двусмысленно протянул Коррей. Все его мужские инстинкты настаивали на том, чтобы надавить на нее, но, с другой стороны, инстинкты эти отточены на женщинах иного типа. — Что ж, тогда, может быть, в другой раз?

— Может быть. — Она постаралась произнести это настолько уклончиво, насколько позволяла вежливость.

— Ладно. В таком случае придется два часа болтаться одному.

От таких уловок сердце Коринны кровью не облилось, да и вины за собой она не чувствовала.

— Ты не останешься без компании. Стюардессам тоже нужно как-то проводить время.

— Я не завязываю знакомств со стюардессами, — заявил он, потом в его тоне прозвучало смирение: — Кроме того, нынче половина из них мужского пола.

— Давно пора.

Коррей рассмеялся. Не только из-за смысла ее слов, но и из-за того, как она их произнесла. Он мог бы поклясться, что она улыбалась.

Прислушавшись к раздавшемуся из громкоговорителей голосу, он воскликнул:

— Ого! Посадка на мой рейс закончилась. Боюсь, они не станут снова из-за меня задерживать вылет.

— Снова?

— У меня вошло в привычку опаздывать. Этим я известен всем авиалиниям.

— Ты что, часто летаешь?

— Оч-чень, — с чувством ответил он.

— А чем ты, собственно, занимаешься?

— Черт, опять объявляют. Мне нужно бежать, Кори. После поговорим, о'кей?

Как ни странно, Коринна испытала разочарование. С чего бы это?

— Удачного полета.

— Спасибо. Счастливо.

Повесив трубку, он выскочил из будки, но на его лице, пока он мчался к самолету, блуждала самодовольная улыбка. «А чем ты, собственно, занимаешься?» Лучшее окончание разговора и придумать трудно. Пусть гадает. Может, слюнки у нее еще и не текут, но она заинтересовалась. А это уже хорошее начало.

Коринну он нисколько не заинтересовал — так, во всяком случае, она убеждала саму себя. Но лицо Харадена непрошеным гостем постоянно врывалось в ее мысли, причем в совершенно неподходящие моменты.

Алану не мешало бы побольше рассказать ей о своем друге, но сама она, черт возьми, ни за что не спросит. Она не хотела, чтобы Алан узнал о звонке Коррея, чтобы, не дай Бог, не вбить между друзьями клин. Кроме того, она не хотела, чтобы Алан решил, будто она заинтересовалась Корреем. Потому что этого и в помине нет.

Ей не требовалось обладать сверхъестественной интуицией, чтобы понять, что Коррей Хараден откажется играть роль аксессуара. Как не требовалось и особой остроты зрения, чтобы увидеть, что его стиль полностью противоречит ее собственному.

С течением дней она убедила себя считать мысли о Харадене неприятными, но преходящими. Есть слишком много более важных вещей — работа, тревоги о Роксанне, планы на выходные и отпуск, прогулки с бабушкой, — чтобы тратить время на воспоминания о Харадене.

Она никак не рассчитывала, что в пятницу вечером, в самом начале мая, он возникнет собственной персоной у двери ее кабинета. С тех пор как она в последний раз слышала его голос, прошло около месяца. Ей почти удалось стереть из памяти его образ — и тут вдруг он нарисовался снова!

Выглядел он потрясающе, но она это и раньше знала. Если в доме у Алана он казался неотесанным мужланом, а на следующий день в офисе — праздношатающимся щеголем, то сегодня с головы до ног был преуспевающим бизнесменом. Безукоризненно сшитый костюм из легкого твида, белая рубашка и полосатый галстук — превосходно, хоть и слишком усердно завязанный, — плюс кожаные ботинки, чье итальянское происхождение не вызывало ни малейших сомнений. Золотисто-каштановые волосы немного длинноваты, но подстрижены великолепно, а загар еще темнее, чем был раньше.

Одно лишь оставалось неизменным во время всех трех встреч. Его глаза. Зеленые и пронзительные. Острые и изучающие. Мягкие и манящие.

Коринна не желала, чтобы ее манили. Она не желала, чтобы ее изучали или пронзали взглядом. По правде говоря, она желала одного — чтобы он растворился, как струйка дыма, и чтобы больше о нем никогда не было ни слуху, ни духу.

— Все работаешь, как я погляжу, — поддразнил он, опуская предисловия, потом оперся рукой о дверной косяк почти у самого верха. Из-под манжеты рубашки выглянул узкий золотой браслет часов, добавив его и без того внушительному облику элегантности.

— Совершенно верно. — Коринна собрала все бумаги, которые перед этим просматривала. — Вообще-то… — она несколько раз звучно хлопнула стопкой бумаг по столу, чтобы сложить их поаккуратнее, — я как раз ухожу.

— Куда же?

— На совещание.

— Здесь?

— Угу. Мои подчиненные ждут указаний.

На самом-то деле ее подчиненные ждали указаний чуть позже, но в данный момент ее это не волновало. Коррею Харадену не обязательно знать, что будет происходить за закрытыми дверьми комнаты шифровальщиков.

— Могу я пойти с тобой?

Она прижала документы к груди и вынула из подставки несколько остро заточенных карандашей

— Боюсь, что нет.

— Как это? — удивился он.

— Конфиденциальность, знаешь ли. Наши клиенты вопят по этому поводу не меньше, чем по поводу сроков.

— Я буду нем как рыба.

Поравнявшись с ним, она приподняла голову и призвала на помощь все свои скрытые силы, чтобы сохранить спокойствие. Он был высок, широкоплеч и, мягко говоря, внушителен. Помимо всего прочего, в смешливых лучиках вокруг его глаз, в задорных завитках волос, падавших на лоб, в идеально выбритом волевом подбородке таилось что-то такое, отчего ее желудок вытворял непонятные вещи

— С чего это ты интересуешься моим совещанием?

— Хотелось бы увидеть тебя в работе.

— Почему?

— Потому что ты выглядишь очень квалифицированным специалистом. Может, и я чему-нибудь научусь?

— Подумываешь о профессии аналитика?

Уголки его рта дрогнули.

— Не совсем.

— В таком случае чему я могу тебя научить?

— Техника менеджмента универсальна. Я бы с удовольствием понаблюдал, как ты инструктируешь своих сотрудников.

Она позволила себе подчеркнуто обвести его взглядом с ног до головы.

— Ты выглядишь скорее акулой крупного бизнеса, чем менеджером.

— Так и есть, но я обязан быть и менеджером тоже.

— И какого рода добыча тебя интересует? — спросила она, весьма довольная тонким подтекстом вопроса.

Коррей прекрасно уловил подвох, как уловил и то, что Коринна в интеллектуальном смысле подходит ему более чем какая-либо из встречавшихся ему до сих пор женщин. Он мог бы выдать нечто столь же остроумное в ответ — скажем, «Женского рода. Молоденьких женщин я заглатываю целиком; как тебе, не страшно?» — но почему-то решил, что подобный юмор придется ей не по вкусу, а потому ответил хоть и отрывисто, но честно:

— Занимаюсь недвижимостью. По большей части — отелями. И боюсь, менеджер из меня не очень. Как правило, это неблагодарное дело я оставляю другим. Ну, так что ты скажешь? Могу я пойти с тобой на совещание?

— Отели. Впечатляет.

— Могу?

— И сколько отелей?

— Три. Так как насчет совещания?

— Здесь, в Балтиморе?

— Совещание? Нет, на этот раз у меня ничего не назначено.

— Отели.

— Над этим я работаю. — Он вздохнул. — Почему ты все время увиливаешь от ответа?

— Потому что ты его уже дважды слышал. — Коринна вышла из кабинета и направилась по коридору.

Коррей зашагал рядом.

— Я тебя раздражаю?

— Да.

— Почему?

— Потому что ты напоминаешь лошадь, которая тычется в поисках сахара, а у меня с собой рафинада нет.

Коррей поскреб затылок.

— Лошадь. Это что-то новенькое. Но мне вовсе не нужен сахар. Я лишь хочу получить чуточку твоего свободного времени.

— Зачем?

— Поговорить. Просто поговорить

— Шшш. — Она искоса взглянула в сторону одного из кабинетов и снизила голос до шепота. — Если не хочешь, чтобы к раздражению прибавилось еще и смущение, говори потише.

Порывистость была такой же неотъемлемой частью Коррея, как и медно-каштановый цвет волос. В общении с Коринной он изо всех сил сдерживал себя, но сейчас эта порывистость все-таки прорвалась, и он выиграл за счет внезапности. Обхватив своими длинными пальцами руки Коринны, он припечатал ее спиной к ближайшей стене, а потом уперся локтями в экзотическую обивку по обе стороны от ее головы. Она оказалась в западне, чего он и добивался.

Коррей заговорил тихо, над самым ее ухом:

— Я добавлю к списку не только смущение, но еще и уйму разных чувств, если ты не дашь мне кое-какое удовлетворение. Не спрашивай, почему это так важно для меня, — я этого сам не знаю. Но одно я знаю точно: мне необходимо с тобой поговорить.

Она открыла было рот для ответа, но снова закрыла его, потому что он продолжил тем же тихим, почти интимным тоном:

— «О чем?» — ты хотела спросить. Видишь? Я уже тебя знаю. Очаровательные выпады от очаровательной женщины. Но мне нужно большего, и я не сдамся, пока не получу желаемого. Вот так-то. Что выбираем? Громкую сцену прямо здесь, в коридоре, или милую, спокойную беседу после твоего совещания?

— По-моему, ты хотел пойти со мной на совещание? — спросила она, злясь на свой внезапно севший голос. Близость Коррея Харадена, ощущение его тепла, его запаха, такого естественного и свежего, с которым ни одним духам не сравниться, — все это, вместе взятое, творило с ней странные штуки. Ей это не нравилось, но поделать она ничего не могла.

— Я лгал, — без тени смущения ответил он.

— В таком случае мы квиты, потому что у меня нет совещания.

Она сделала попытку проскользнуть под его рукой, но он просто чуть-чуть сдвинул ее вниз, в результате чего свободного пространства у Кори осталось еще меньше. Их разделяла лишь ее рука со стопкой документов и карандашами.

— Значит, поговорим прямо сейчас.

Она покачала головой, рассыпав волосы по экзотической обивке; в устремленном на него взгляде читались одновременно испуг и вызов.

— Мне нужно работать. Совещание состоится чуть позже, и если я не успею просмотреть эти бумаги, то время будет потрачено впустую и для моих подчиненных, и для меня.

— Тогда поговорим попозже.

— Не могу. Совещание продлится до конца рабочего дня, а вечером у меня назначен ужин.

— Давай обойдемся без шуток о муже и детях.

— Ладно. Я ужинаю с бабушкой.

Коррей придвинулся еще ближе. Его щека прошлась по ее щеке, губы коснулись уха. Сегодня на Коринне были черные сережки. Эмаль приятно холодила его губы.

— Придумай что-нибудь получше.

— Это правда, — неровно выдохнула она. Не осознавая, что делает, Кори закрыла глаза и легонько потерлась щекой о его щеку. От мимолетного движения ее как током пронзило. Глаза ее распахнулись, и она судорожно глотнула. — Я пообещала бабушке, что свожу ее в ресторан.

— Давай сначала выпьем по бокалу, а потом ты отправишься с ней в ресторан.

— Не могу. Ей нужно ужинать точно в шесть. Коррей, пожалуйста, отойди. В любую минуту кто-нибудь может выйти…

— Почему ей нужно ужинать точно в шесть? Она что, больна?

— Ей так нравится. Коррей, ну пожалуйста.

— Возьмите и меня с собой.

— Невозможно. Она придет в ужас.

— Я ее очарую.

— Ты ее напугаешь до смерти.

— Так же как тебя?

— Ты меня не пугаешь, Коррей… — предостерегающе произнесла она, но он, как оказалось, еще не закончил.

— Я бы с удовольствием познакомился с твоей бабушкой.

— Никакого удовольствия. Она чопорна и холодна.

— Ты тоже, но в этом что-то есть. Сбить чопорность непросто, зато есть чему бросить вызов.

— Так вот в чем дело? Ты нашел, кому бросить вызов?

— Да.

— И потому вцепился в меня как клещ?

— Да.

— А если я соглашусь с тобой поговорить, ты оставишь меня в покое?

— Решу после беседы.

— Это нечестно. — Не заметив, что на ее свободной от папок руке осталась вмятина от стенной обивки, она просунула ладонь между их телами и ткнула изо всех сил. Стену сдвинуть и то легче. — Пусти.

Голос его стал еще тише:

— Мне нравится, когда ты прикасаешься ко мне. Я не был уверен, что понравится, но это так.

Ее рука ослабла, и на этот раз Кори прикрыла глаза лишь для того, чтобы набраться мужества.

— Пожалуйста, — прошептала она.

— Ты со мной поговоришь?

— Да.

— Когда?

— Я… я не знаю.

— Когда?

— Завтра.

— Когда завтра?

— Ммм… В десять у меня занятия по аэробике. Мы можем встретиться в одиннадцать, выпить кофе, но в двенадцать я должна быть дома.

— Почему в двенадцать?

— Мне нужно будет привести себя в порядок к часу. Я сижу с малышами.

— Сидишь с малышами?

— Пожалуйста, Коррей!

— Ладно. Об этом расспрошу завтра. Так где мне быть в одиннадцать?

Она пробормотала адрес небольшого кафе рядом с церковью, где проходили ее занятия по аэробике.

— Нет, скажи-ка лучше вот что. Где ты занимаешься? Я тебе не доверяю. Еще оставишь меня с носом.

Коринна хрипло хохотнула.

— Чтобы ты помчался по моему следу, как собака-ищейка? Ну уж нет. Покончим с ним раз и навсегда.

— Так где занятия?

Она сцепила зубы и хранила молчание до тех пор, пока он бедрами не притиснул ее к стене. Тут она мгновенно выпалила название и адрес церкви.

— Спасибо, — сказал он и медленно выпрямился. Сделав шаг назад, улыбнулся: — Ну вот. Неплохо получилось, правда?

У Кори на этот счет было более скептическое мнение, которое и прозвучало в ее ответе почти визгливой ноткой:

— Ты просто хулиган!

— Иногда небольшое хулиганство помогает добиться цели. Если бы ты с самого начала, согласилась, мне не пришлось бы прибегать к хулиганским действиям. Тебе стоит это запомнить, Кори. В любой момент сахар может превратиться в уксус. — Он на секунду нахмурился, припомнив ее замечание насчет лошади, но быстро стер морщинку со лба и расплылся в ухмылке. — Что ж, увидимся завтра в одиннадцать, у церкви. Чао. — Он круто развернулся и зашагал по коридору прежде, чем она успела сочинить подходящий ответ. И ей осталось лишь отряхнуть юбку, решительно вздернуть подбородок и вернуться в свой кабинет, как будто вовсе ничего не произошло.

Ничего и не произошло, глупая.

Ничего? По-твоему, такое поведение — это ничего?

Он был прав, и ты это знаешь. Ты не оставила ему никакого выбора.

Мог бы принять мой отказ.

Он не желал. Он упрям, так что ж?

Он еще и чертовски самонадеян, и мне он не нравится.

Ты именно потому так дрожала, что чулки перекрутились?

Я дрожала потому, что попала в ситуацию, которую не могла контролировать.

Не в твоих силах сделать так, чтобы все всегда получалось по-твоему.

Неужели?


Когда на следующее утро Коринна вышла из своего класса по аэробике, она напоминала изгнанного из альпинистского лагеря скалолаза. Так, по крайней мере, ей казалось — и именно этого она и добивалась. Влажные, растрепанные волосы липли сзади к шее, косметики не было и в помине. На ней красовался тренировочный костюм, который когда-то был цвета горчицы, а теперь, благодаря постоянным стиркам, стал сам напоминать горчицу комковатую и бесформенную. В общем, она добилась планируемого результата.

К несчастью, отношение Коррея к изгнаннику из лагеря в корне отличалось от ее собственного. Он ахнул от восхищения.

— Не могу поверить! — Потом расплылся в блаженной улыбке. — Ты просто бесподобна.

Не веря своим ушам, она уставилась на него. Сердце у нее упало.

— Ну конечно… — Могла бы и раньше догадаться. Во время их первой встречи у него был тот еще вид. Ясное дело, что он предпочитает неряшливость.

Она не осознавала, что в глазах Коррея выглядела вовсе не неряшливой, а более человечной. И юной. И излучающей здоровье. Щеки горели естественным румянцем, копна коротких взлохмаченных волос поражала густотой. Тренировочный костюм потерял всякую форму — что правда, то правда, но Коррей без труда мог представить себе эластичное трико, скрывающееся под ним. Единственное, о чем он сожалел, так это об отсутствии окошка в двери ее спорткласса. С каким бы удовольствием он увидел ее в этом самом трико, но в движении, танцующую под захватывающие ритмы рок-музыки, которые он краем уха услышал.

— Ну, как все прошло? — спросил он, подхватывая ее под руку.

Она выдернула локоть.

— Не трогай меня! Я просто ужасна!

— Ты не ужасна. — На этот раз он, просунув руку ей под локоть, сцепил свои пальцы с ее. Вторично ей так просто не вырваться. — Здорово было?

— Здесь всегда здорово.

— Ты каждую субботу занимаешься?

— Да.

— Сердишься на меня?

— Да. — Если честно, то она сердилась на саму себя. Дома остались совсем новенькие костюм и тапочки; и что ей стоило принять душ, как она делала всегда, когда бежала по делам сразу после занятий? Она надеялась оттолкнуть Коррея своим гнусным видом, но все вышло наоборот. И теперь, лишившись желаемого удовлетворения, она осталась с одним лишь чувством омерзения к себе. Это-то ее и злило. Но на Коррея она тоже злилась — за то, что он нисколько не был обескуражен, за то, что так прекрасно выглядел даже в обычных джинсах и рубашке-поло, и еще потому, что ей не хотелось терзаться из-за своего неприглядного вида, а она, тем не менее, терзалась. — Наверное, нужно сменить группу, — буркнула она. — Занятия в этой группе напряжения не снимают.

— Так ты здесь занимаешься, чтобы снять напряжение? — Он заметил, что большинство ее соратниц по аэробике, разбегавшихся кто куда из церкви, выглядели значительно крупнее, чем его спутница. Без сомнения, Коринна занималась не ради контроля за весом.

— Да.

— Ну что ж, ладно, — сказал он и потянул ее за собой. — Давай пройдемся, прежде чем примемся за обещанный кофе.

К тому моменту, когда они добрались до кафетерия, Коринна решила, что ей придется смириться со своим внешним видом, раз уж нет никакой возможности что-то изменить. Поэтому она расправила плечи, вздернула подбородок и постаралась вести себя так, как будто столь потрепанный облик должен быть нормой для окружающих.

Коррей, улыбаясь, пропустил ее в кабинку и уселся на скамейку напротив.

— Уже лучше?

— Да, — ответила она, причем совершенно искренне, хоть и недовольным тоном.

— Я рад. — Он вытащил засунутые между салфетницей и сахарницей меню, вручил ей один листок, а сам пробежал глазами другой. — Что будем заказывать?

— Кофе здесь отличный.

— А как насчет чего-нибудь поосновательней?

— Булочки по-домашнему.

— Ну а чуточку протеина?

— Ты из помешанных на здоровье?

— Нет. Просто хочу есть.

— В таком случае… — она жестом подозвала официантку, — я сделаю заказ для нас обоих. Будьте добры, два больших бокала апельсинового сока со льдом, два омлета с сыром и беконом, пару тостов… плавленый сыр свежий? — Официантка кивнула, и она продолжила: — Тогда к тостам плавленый сыр и две чашки кофе.

Коррей, слегка изумленный, что такая крошка, как Коринна, намеревается сравняться с ним в еде, решил не уступать.

— А эти ваши булочки — как они? — поинтересовался он у официантки.

— Горячие, только из духовки.

— Тогда добавьте парочку к заказу. Он ухмыльнулся. — Большое спасибо.

Официантка отошла, и Коринна спросила

— Ты собираешься все это съесть?

— Что значит какая-то крошечная плюшка по сравнению со всем тем, что заказала ты?

— Крошечная плюшка здесь равняется трем в другом месте, а я сделала свой обычный заказ. За прошедший час во мне сгорело минимум пятьсот калорий. А у тебя есть оправдание?

— Пробежка по дорожке на крыше отеля тебя устроит?

— Никакой пробежки не было.

— Точно. Но я как следует прошелся, а потом еще и с тобой погулял. В любом случае я значительно больше тебя, так что мне необходимы все эти калории для поддержки организма.

Слишком остро ощущая, насколько он большой, Коринна сочла за лучшее промолчать. Вместо ответа она просто откинулась на спинку стула и погрузилась в терпеливое ожидание. Губы ее едва заметно сжались. Глаза говорили: «Что ж, это ты хотел со мной поговорить. Давай, вперед».

— Приятное местечко, — отметил Коррей и огляделся. — Часто сюда приходишь?

— Время от времени — с девушками из класса аэробики. Они тоже заказывают плюшки. — Улыбка не коснулась ее губ, даже когда он хмыкнул.

— Я это заметил. То есть я хотел сказать, что некоторые из них выглядят немного…

Она только кивнула.

— Ты в самом деле присматриваешь за малышами?

— Да.

— Подрабатываешь?

— Нет, это просто одолжение.

— А, понятно, у кого-нибудь няня сбежала.

— Вообще-то это мне делают одолжение. Я люблю малышей.

Он вспомнил слова Алана о том, что она прекрасно ладит со Скоттом и Дженнифер.

— Это у Алана и Джулии?

— Мне кажется, они достаточно взрослые, чтобы самим о себе позаботиться.

— Ты прекрасно поняла, что я имел в виду, — глухо протянул он.

— Нет, не у Алана и Джулии. У меня есть еще одна подруга. Трое детей, муж в бегах, и ни минуты для себя, если она только не заплатит какой-нибудь няне.

— Скажи еще, что ты работаешь бесплатно

— Я работаю бесплатно.

— Никудышный бизнес, Кори.

— Хорошая дружба, Коррей. И отличные малыши.

— Почему бы тебе своих не завести?

— Потому что у меня нет мужа.

— А почему?

— Не хочу.

— Понятно. Троя работа — это твоя жизнь.

— Частично. Мне и еще кое-что нравится.

— Например, печь?

Она удивленно нахмурилась.

— Кокосовые палочки. Очень вкусные.

Она приподняла бровь.

— Я принесла их Скотту.

— Он не видел, что я попробовал одну, потом предложил мне вторую, а третью я стянул, когда он пошел спать.

— Не очень-то красиво.

— Я был голоден, — отозвался он. — Ну ладно. Ты любишь печь. А что еще?

— Друзей. Аэробику. — Она перевела взгляд на приближающуюся официантку. — Омлеты с сыром.

Коррей почувствовал себя загнанным в угол. Если он надеялся, что взъерошенная, расслабленная после аэробики Коринна смягчится и приоткроется ему, то оптимизм его явно подвел. Ее бдительность даже не покачнулась — настоящая стена хладнокровия трех футов толщиной.

Принимаясь за еду, он молча обдумывал варианты. Обаяние он уже испробовал — она к нему глуха. Хулиганский напор обеспечил ему час-другой ее времени, но стену пробить не смог. По неизвестным причинам она предпочитает придерживаться самого худшего мнения о нем. Значит, просто нужно изменить это мнение, прежде чем можно будет продвигаться вперед.

Коррей отложил вилку.

— Неплохо. — С омлетом он покончил. Сок и тосты тоже исчезли. Осталась только плюшка. Коринна оказалась права: горячая сдоба поражала размерами. Он разрезал ее и взял один кусок, но, не попробовав, продолжил: — Не часто приходится вот так основательно завтракать. Подобное утро для меня редкость — я всегда куда-нибудь мчусь.

Она ела не так быстро, как он, и сейчас все еще наслаждалась омлетом, но он заметил, что она его слушает.

— Я живу в Южной Каролине. В Хилтон-Хэд. Была там когда-нибудь?

Она покачала головой.

— Замечательное место. Уединенное, великолепно спланированное. А природа такой красоты, что трудно глазам своим поверить. Бескрайние поля, пальмы, виргинские дубы с покрытыми мхом ветвями. — Он действительно обожал эти места и надеялся, что сможет передать ей эту любовь. — У меня дом на одной из плантаций… Хотя плантации далеки от того, что мы привыкли себе представлять под этим словом, — старинные особняки, хлопкоочистительные машины и помещики-джентри. Нет, сейчас это целые общины, построенные за последние двадцать лет. Мой дом расположен на Си-Пайнс, на самой оконечности острова, и я просто влюблен в дорогу, которая к нему ведет. Когда проезжаешь мимо зарослей низкого кустарника, мимо вековых дубов во мху, кажется, что едешь по тоннелю — пышному, живому, — который постоянно меняется вместе с погодой и временем дня. Я сам больше всего люблю закатные часы, — добавил он с блуждающей на губах улыбкой, будто вглядываясь в даль. — Когда солнце опускается достаточно низко, его лучи пронизывают тоннель, покрывая все золотом.

— А заодно и ослепляя, — вставила Коринна. — Против солнца очень трудно ехать.

— Но если солнце сзади, то кажется, что его лучи тебя подталкивают. Ты сидишь в машине и представляешь, что попал на другую планету, в будущее. Энергия солнца ведет тебя, деревья показывают тебе путь, а на горизонте — только небеса.

Нарисованная им картина была настолько яркой, что Коринна как будто увидела ее собственными глазами.

— Какое, должно быть, разочарование, когда выезжаешь из тоннеля.

— Ммм. — Коррей откусил порядочный кусок плюшки, и ему пришлось прожевать, прежде чем ответить. — Зато мой дом служит утешением. Он дышит покоем, в нем прохладно и тихо. Он стоит в самом конце частной дороги, так что мне не мешают ни чужие люди, ни их машины. Выхожу на веранду, закрываю глаза, прислушиваюсь к шороху листьев — и представляю, что я в раю.

— А что, тебя не устраивает тот мир, в котором мы живем? — чуть заметно поддела она. Не то чтобы ей хотелось узнать его чувства, нет, просто возникло желание защитить свой собственный дом.

— Да нет, почему не устраивает. Я люблю этот мир. Но иногда здорово воображать себе иные миры. — Он легонько хмыкнул. — Наверное, начитался фантастики.

Коринна никогда не читала фантастику. Документальный жанр ей больше импонировал. Она восхищалась историей, ее неизменно приводило в изумление, что цивилизации снова и снова повторяют одни и те же ошибки. И она твердо решила не допускать подобного в собственной жизни.

— Так или иначе, — со вздохом добавил Коррей, — жизнь моя несется на всех парах, так что выкроенные часы покоя для меня настоящий праздник.

— Если ты во главе бизнеса и оставляешь основную работу своим управляющим, то почему у тебя такой бешеный ритм жизни?

— Большую часть работы я оставляю своим управляющим. У меня остается еще масса других дел.

— Ну, купил ты отель, открыл его — что ж еще делать? — произнесла она таким тоном, что вопрос можно было бы принять за риторический. Не хотелось, чтобы Коррей решил, что она им заинтересовалась, и, тем не менее, она была рада, что он ответил:

— Да уйму вопросов приходится решать, устанавливать правила, изменять их по ходу дела — скажем, безопасность в отелях или вопросы условностей или же, скажем, бесплатных услуг. Приходится принимать решения по их обновлению или расширению, да и общая атмосфера зависит от меня. Прислуга улавливает настроение своих непосредственных начальников, те прислушиваются к управляющим, а уж управляющие следят за мной. Значит, на мне и лежит ответственность за то, чтобы каждый клиент был обслужен по высшему разряду, а иначе все пойдет наперекосяк.

— Именно таких правил ты придерживается?

— Да. Если человек платит деньги, значит, ему необходимо отличное обслуживание.

— Ясно. В противном случае он больше не вернется в этот отель, а это плохо для бизнеса. — Она отказывалась думать, что такие правила исходят от его доброго сердца.

Коррей махнул официантке и показал на свою пустую чашку.

— Ты как, Кори? Еще одну?

Она взглянула на часики. Минут пятнадцать у нее еще есть.

— Почему бы и нет, — легонько пожала она плечами.

— Не беспокойся, — проворчат он, но с полуулыбкой, от которой на щеках появились лукавые ямочки, — ты выйдешь отсюда вовремя. Может, я и не слишком пунктуален, когда дело касается лично меня, но в отношении других я точен. Да и вообще, — он нахмурился, будто решат трудный вопрос, — возможно, я опаздываю именно из-за других. Мне нравится общаться с людьми, и я забываю о времени.

— Ты, наверное, чаще бываешь с людьми, чем один.

— Так и есть. В этом-то вся прелесть моей работы. Оставаться один на один с самим собой двадцать четыре часа в сутки слишком утомительно.

— Могу поверить.

— Ты передергиваешь мои слова, — насупился Коррей.

— Ничего я не передергиваю. Просто отреагировала на сказанное.

— Значит, ты все воспринимаешь слишком буквально. Я имел в виду, что заскучал бы без какого-то стимула извне. Стимула в виде человеческого общения.

— Психотерапевт сказал бы, что ты не в ладу с самим собой.

Небрежно опустив руки на стол, он откинулся назад.

— Я так выгляжу?

Коринна подумала, что выглядит он откровенно самодовольным и невероятно высокомерным.

— Я не психотерапевт.

— Так выскажи свое мнение.

— Я считаю, что ты убедил себя, что у тебя все в порядке. И еще считаю, что чрезмерное самомнение скрывает многочисленные грехи.

— У меня нет чрезмерного самомнения. Ладно-ладно, не стоит так на меня смотреть — может, самомнение и есть, но не чрезмерное. Я много сделал в жизни — и горжусь этим. Я вовсе не под счастливой звездой родился, а вот у моих детей будет все.

— Подумываешь о детях?

— А что, не должен?

Она небрежно мотнула головой.

— Времени у тебя было предостаточно, но этого ведь до сих пор не произошло.

— Я очень осторожен. И забочусь о своих женщинах. — Он понял, что говорить этого не нужно было, как только слова сорвались с его губ. Почему-то сказать правду показалось ему самым мудрым в данной ситуации, что он и сделал, без намека на улыбку на губах. — Последние четырнадцать лет я работал как вол, чтобы преуспеть в жизни. Но также я много играл. У меня были женщины, Коринна. Десятки женщин. Но втянуть любую из них в карусель моей жизни было бы так же неправильно, как и притворяться, что я ее люблю. Я никогда не признавался женщине в любви. Сколько бы ни было во мне недостатков, в отношениях с женщинами я всегда был предельно честен. Не было случая, чтобы я что-то пообещал, а потом не выполнил. Когда-нибудь… появится она, та самая. Вот тогда я и подумаю о детях.

Коринна не хотела его слушать. Более того, не хотела слышать этот голос, пронизанный такой силой, такой… искренностью.

— Очень благородно, — отрезала она. — Уверена, что она, та самая, придет в восторг.

Коррей с силой прижал ладонь к нахмуренному лбу, а потом усталым жестом провел пальцами вниз по лицу.

— Почему ты постоянно ощетиниваешься? Неужто ты не можешь увидеть во мне хоть что-то хорошее? Я надеялся доказать тебе, что я вовсе не то чудовище, каким ты меня себе представляешь, но ни мои слова, ни поступки ничего не меняют. Так что же во мне тебя так раздражает?

— Ничего, — соврала Коринна. — Ты отличный парень.

Он склонил голову и несколько раз кивнул

— Отличный. Здорово, просто здорово. Потом поднял на нее глаза и взглядом пробуравил ее насквозь. — Ладно, раз я такой отличный парень, не согласишься ли ты составить мне компанию сегодня вечером?

— Не могу.

— У тебя другие планы. Как же я сразу не догадался? — Он и не подумал скрыть сарказм. Душившее его разочарование начисто смело все благие намерения быть с ней помягче.

Самообладание ни на йоту не изменило Коринне, и это еще больше разъярило его.

— Ты думаешь так, как желаешь, и поступаешь так, как считаешь нужным. Ты не задумываешься о том, что у меня может возникнуть желание думать и поступать по-другому. Ты не хочешь принять «нет» как окончательный ответ.

— «Нет» — в смысле отказа от моего приглашения?

— Точно.

— Окончательно?

— Окончательно.

— У психотерапевта нашлось бы, что сказать по этому поводу, — съязвил Коррей.

— Мне известно, что сказал бы по этому поводу психотерапевт, и, если честно, мне наплевать. Наверное, кое в чем мы все-таки схожи. Я тоже думаю так, как желаю, и поступаю так, как считаю нужным. К несчастью, то, что думаю я, в корне отличается от того, что думаешь ты.

— Итак, ситуация патовая.

— Похоже на то.

Коррей с отвращением обозрел остатки своей плюшки, потом достал из бокового кармана бумажник.

— Ты наелась?

— Да.

— Пойдем. — Мотнув головой в сторону выхода, он поднялся с места.

Швырнув на столик более чем достаточную сумму, он подождал, пока и Коринна поднимется, а затем последовал за ней на улицу.

— Где твоя машина?

Едва она успела отреагировать, как он подхватил ее под локоть и зашагал в указанном направлении.

Добравшись до машины, Коринна открыла дверцу и обернулась.

— Извини, Коррей, — тихо произнесла она. — Ты тут ни при чем. Все дело во мне. Я выстроила свою жизнь именно таким образом потому, что это то, что мне необходимо: четкость и порядок во всем. Мне нужно ощущать твердую почву под ногами, нужно знать, что я все держу под контролем. На свете есть вещи, с которыми мне не справиться, поэтому я стараюсь любой ценой избегать их. С тобой, — вздохнула она, — мне тоже не справиться.

— Откуда тебе знать, если ты не сделала ни одной попытки?

— Я и так знаю.

— Я же не представляю для тебя никакой угрозы. И не собираюсь раздирать тебя на мелкие кусочки.

— И это знаю.

— Тогда в чем дело? Почему ты не хочешь дать мне шанс?

— А почему ты вообще хочешь получить этот шанс? — вскипела она. — Зачем тратишь на меня время? Я не брызжу энергией. Во мне нет ничего яркого, броского, привлекательного. Почему ты со мной забавляешься?!

— Я не забавляюсь с тобой, — очень тихо отозвался он.

— А как бы ты это назвал?

— Я бы… а, черт, какая разница, как бы я это назвал? — Раз она не желает его видеть, она его не увидит. Красиво проигрывать он не любил. Указав на сиденье водителя, он подождал, пока она забралась на него, и захлопнул дверцу.

И удивился, когда она опустила стекло:

— Спасибо за завтрак.

— К вашим услугам. Счастливо.

— Тебя никуда не подбросить?

— Я взял напрокат машину.

Она все еще колебалась — но лишь мгновение. Затем коротко кивнула, завела мотор и уехала.

Как только первое чувство горечи отпустило, Коррей понял, что вовсе не потерпел полного краха, как ему показалось сначала. Он хотел поговорить с Кори, хоть что-то узнать о ней, и ему это в определенной мере удалось. Подробности ее жизни пока остались тайной, как и та подспудная сила, что делала ее такой, какая она есть. Но одно, тем не менее, стало ясно: он не настолько безразличен ей, как ей самой хотелось бы верить. «Почему ты со мной забавляешься?» Неужели она имела в виду, что он искушает ее тем, чего ей никогда не получить? Вопрос в том, почему она так думает.

Помимо этого вопроса, оставался еще один: почему сам Коррей ее хочет? Теперь он в этом не сомневался. При мысли о Коринне что-то внутри сжималось, и к несварению желудка это не имело никакого отношения.

Она была такой прелестной, такой желанной в своем растрепанном обличье! Очаровательный румянец, загоревшийся на ее щеках после занятий, не исчез во время завтрака. Волосы успели высохнуть, и если ей и хотелось, как он догадывался, пройтись по ним расческой, то она подавила в себе это желание. Без сережек стали видны нежные мочки ушей. А еще он приметил легкую горбинку на носу.

Коррей припомнил мгновения наедине с ней в коридоре, когда ощутил мягкое прикосновение щеки, волос. Вдохнул аромат чего-то неуловимого, лимонно-нежного — не духов, нет, духи не в ее стиле, — возможно, мыла или шампуня.

Его пальцы сжимались вокруг хрупких, но сильных рук, грудь касалась небольшой, но крепкой груди. Он прижался — на одно мимолетное мгновение — к изящным, но таким обещающим бедрам

Хрупкость… сила… обещание… Да, он ее определенно хочет. Однако было что-то еще, от чего у него замирала душа. Это приоткрылось ему там, у машины, когда Коринна не захотела распрощаться с ним, не объяснившись.

Она вдруг показалась ему такой беззащитной, такой уязвимой в своем балансировании между силой и слабостью. И уязвимость эта притягивала его невероятно — частью оттого, что раньше он никогда не встречал этого качества в женщинах, а частью оттого, что оно вызывало в нем желание защитить, какого он раньше не испытывал.

Коринна не такая, как все, к ней нужен другой подход. Какой же?

Вопросов множество, а ответы на них так же расплывчаты, как и прежде. Но в одном он уверился: во что бы там ни предпочитала верить Коринна Фремон, он останавливаться не собирался

Глава третья

Неделю спустя, вернувшись в Балтимор, Коррей прямиком направился к Алану. Даже заранее связался с секретаршей, чтобы назначить время встречи. В конце концов, бизнес есть бизнес.

— У тебя ко мне дело? — удивился Алан.

— Дело, — ответил Коррей. — Я хочу, чтобы твоя фирма сделала для меня обзор. Точнее говоря, не для меня одного, а для целой группы предпринимателей с Хилтон-Хэд.

Он был готов даже к тому, чтобы поприжать кое-кого или же в одиночку финансировать исследование. Расходы его ни в малейшей степени не волновали, зато контракт будет выглядеть более оправданным, если сам он станет всего лишь одним из заказчиков. Но, как выяснилось, прижимать никого не пришлось. Все с готовностью приняли его предложение.

— На острове у меня один отель, — продолжал он, — плюс несколько строящихся филиалов. У остальных владельцев отелей ситуация приблизительно такая же. Мы чувствуем необходимость, прежде чем двигаться дальше, выяснить количество приезжающих на остров и узнать, чего они ждут, почему приезжают и захотят ли вернуться еще. Ну и так далее.

Алан сжал губы.

— А почему сейчас, ни с того ни с сего?

— Потому что приближается летний сезон, когда число потенциальных респондентов будет наибольшим. Опасаясь терроризма, очень многие сторонятся Европы, что означает — они начнут искать другие варианты для отдыха. Наш бизнес весьма прибыльный. Если мы сможем предложить людям то, что им понравится, то внакладе не останемся.

— Но ни с того ни с сего… — не унимался Алан, которого лишь наполовину убедили объяснения Коррея.

— Все просто, — пожал плечами Коррей. — Раньше мне это не приходило в голову.

— И что же тебя теперь натолкнуло на эту мысль?

Коррей знал о проницательности друга, но и сам был не промах. Все вопросы и ответы он обдумал заранее и не намеревался отступать, особенно теперь, когда у него за спиной — поддержка остальных бизнесменов с Хилтон-Хэд.

— На эту мысль меня натолкнула Коринна. — Он не отвел взгляда и не выказал ни малейших признаков угрызений совести. — Я хочу, чтобы именно она провела это исследование.

Алан закрыл глаза, наклонил голову и укоризненно покачал ею.

— Коррей, Коррей… Ты никак не сдаешься, верно?

— Верно.

Алан устремил на Коррея такой же прямой взгляд, каким тот одарил его несколько секунд назад.

— Я сам сделаю для тебя этот обзор. Я неплохой специалист в своей области.

— Не обижайся, но я хочу, чтобы это была Коринна.

— Почему?

— Потому что она отличный работник.

— Я тоже.

— Ты — не Коринна.

— И в ней истинная причина твоего «дела»?

— Частично. А частично потому, что исследование принесет пользу.

— Эту часть я уже слышат. И сам бы предложил тебе то же, если бы не боялся кривотолков, будто я зарабатываю на друге.

— Деньги тут ни при чем, а вот то, что мы слишком близки, чтобы работать вместе, — это точно. — Скептический взгляд Алана подстрекнул следующее сообщение: — С Коринной я не слишком близок.

— А кстати, насколько ты с ней близок? Мельком встретился с ней у меня, а потом выяснилось, что ты заходил к ней на прошлой неделе. — В его голосе зазвучали шутливо-обвиняющие нотки: — Ты не сказал мне, что был здесь, Коррей.

Коррей небрежно отмахнулся.

— Да так, просто заскочил. Хотел поздороваться.

— Не со мной.

— Ты был занят. Не хотел тебе мешать.

— А Коринна не была занята? — риторически поинтересовался Алан, потом откинулся в кресле и сложил руки на животе. — Ну, продолжай. С удовольствием послушаю, что же произошло.

— Ничего не произошло.

— Вот в это я охотно верю. С Коринной у тебя ничего не выйдет.

Коррей и не думал сообщать Алану о субботнем свидании. Алан явно не в курсе, следовательно, Коринна ему ничего не рассказала и не побежала к нему за помощью. Впрочем, Коррей с самого начала не сомневался, что она сама способна постоять за себя.

— Коринна — деловая женщина с ног до головы. В этом заключается одна из причин, по которым я хочу, чтобы именно она провела исследование.

— А остальные причины?

— В Хилтон-Хэд она на всех произведет впечатление и куда легче, чем ты, сойдется с клиентами.

Она сможет провести там столько времени, сколько потребуется, а у тебя здесь уйма других дел.

— В этом ты прав, — признался Алан. — Я не занимаюсь исследованиями на местах лично, если только к тому меня не вынуждают обстоятельства. А Джулия вообще считает, что я слишком много времени провожу вне дома. И я с ней согласен. Мне нравится быть дома, с Джулией и ребятами.

— И я тобой восхищаюсь, Алан. Тебе нет необходимости оправдываться. Но у Коринны то нет мужа и детей. Помимо бабушки, ее здесь никто не держит.

— Здесь она нужна мне. Она основной винтик в механизме этого учреждения. Если ты думаешь, что я позволю ей исчезнуть на все лето…

— Разве Коринна из тех, кто исчезает на все лето? — спросил Коррей и, не дожидаясь ответа, продолжил: — Совсем нет, и я не стану от нее такого требовать. Будет проводить пару недель здесь, пару недель там. Разве не так работают твои аналитики? Они же не могут, все время сидеть в офисе.

— Нет, но… — Алан вдруг смолк, его глаза сузились. — Ты чего-то недоговариваешь, что-то за всем этим скрывается чисто личное.

— Да что может здесь быть личное?

— Вопрос звучит слишком невинно.

— Нет, я серьезно. Ты же сам сказал, Коринна не в моем вкусе.

— В прошлый раз этот факт тебя не особенно обескуражил. Ты сказал, что хочешь узнать ее получше, и оставил вопрос в подвешенном состоянии

— Послушай, — прорычал Коррей, — я не могу поручиться, что женщина в меня не влюбится

Алан в голос расхохотался.

— Коринна? Да некогда в жизни!

— Если ты в этом так уверен, — слегка обескуражено отозвался Коррей, — тогда в чем проблема? Я хочу, чтобы она провела это исследование, потому что она квалифицированный специалист и более свободна, чем ты.

— А кто сказал, что она свободна? Коринна работает над полудюжиной других проектов. Она мне самому здесь нужна.

— Ну, может, я неверно выбрал слово. Она не привязана к семье. Вот что, взгляни-ка на дело с другой стороны. Если бы я был совершенно незнакомым тебе человеком, который заказал бы твоей фирме такое задание, ты бы обязательно подумал о Коринне как об исполнителе, верно?

— Я бы сверился с графиком моих аналитиков.

— Да ладно, Алан. Раз Кори представляет для тебя такую ценность — значит, она лучшая, а я хочу получить самое лучшее.

— Я тебе не доверяю.

— Чему не доверяешь? Поясни.

Алан беспомощно возвел глаза к потолку, потом опустил взгляд на фотографию Джулии с детьми, стоящую на его столе.

— Мы же были с тобой два сапога пара, Коррей. Мы соперничали из-за женщин, бывало, даже делили их. Пусть после колледжа наши дорожки и разошлись, но все же мы были достаточно близки, чтобы не сомневаться, что кровь по-прежнему играет в наших жилах. У меня все продолжалось в таком же духе до того дня, когда я познакомился с Джулией. — Он пожал плечами. — Может, я спешил перебеситься, потому что понимал, что скоро все изменится. Может, просто искал себя и делал ошибки. Но, как бы то ни было, я помню, как себя вел, и не пожелаю такого Коринне за все сокровища Синдбада.

— Ага, стараешься оградить ее. Я тебя понял, Алан, и с уважением отношусь к твоим словам. Но услышь же и меня. Я тоже вырос. Не женился еще, как ты, но уже и не тот, каким был семь лет назад, да и Коринна не из тех женщин, с, которыми развлекаются. Я уже говорил, что не обижу ее. Что мне еще сделать, чтобы убедить тебя?

— Найти другую фирму для исследований, — насмешливо предложил Алан.

— Этого я сделать не могу.

Алан не сомневался в таком ответе. Видимо, потому, что их так много связывало, и они были так похожи, он действительно поверил, что Коррей не обидит Коринну. Более того, в Коррее вдруг появилось нечто новое, серьезное: его взгляд напомнил Алану о тех чувствах, что охватили и его, когда он встретил Джулию. Впервые ему пришло в голову, что Коринна вполне может оказаться именно той женщиной, которая нужна Коррею Харадену.

От этой мысли на его лице появилась улыбка. Было бы здорово, если бы лучший друг связал свою жизнь с женщиной, которую сам он обожал как младшую сестру. Ну а если из этого ничего не выйдет, в одном можно точно не сомневаться: Коррей получит за свои деньги отличную работу.

— О'кей, — с самодовольной улыбкой сказал он. — Принято.

— И исследование проведет Коринна?

— Нужно спросить у нее. Если время ей позволяет, она в твоем распоряжении.

Хоть и не в его правилах было смотреть дареному коню в зубы, Коррей не мог избавиться от подозрительности.

— Из-за чего такая резкая перемена тактики?

Алан расплылся в ухмылке.

— Мне неожиданно пришло в голову, что в данной ситуации опасность угрожает совсем не Коринне.

— То есть?

— То есть она окажется крепким орешком — весьма соблазнительным, но очень крепким. Очень даже может быть, что именно твои зубы пострадают.

— Черт, я же просто хочу, чтобы она кое-что для меня сделала.

— Именно. Ну что ж, давай-ка сообщим об этом ей. Уверен, что она на месте. — Он потянулся к телефону, но Коррей его остановил:

— Погоди. Наверное, тебе стоит поговорить с ней наедине.

Алана развеселили нотки в его голосе, подозрительно смахивавшие на нервозность.

— Зачем это? Если вам предстоит работать вместе…

— Она… возможно, захочет посоветоваться с тобой, ведь она знает, что мы друзья. Не хочется ставить ее в неловкое положение.

— Думаешь, она откажется?

— Работать со мной? — Коррей не только так считал, он этого страшно боялся. — Ну конечно, нет. Но если у нее возникнут некоторые… опасения, ты мог бы ей объяснить…

— Не каждой женщине выпадает возможность поработать с Кардиналом, а?

— Вот-вот, что-то вроде этого, — отозвался Коррей, расстегивая ставший вдруг ужасно тугим воротничок рубашки.

— Еще одно, последнее, — добавил Алан. — Скажи, если бы я тебе наотрез отказал, ты пошел бы с тем же вопросом в другую фирму?

Коррей с минуту подумал, но сейчас ему было не до бравады.

— Ни за что. Или Коринна — или не нужно никакого анализа.


Когда Алан изложил ей новости, Коринна была обеими руками за второй вариант, в смысле «никакого анализа». Тем не менее, оставив личные чувства при себе, она призналась:

— Идея подобного исследования великолепна. Мы оба понимаем, что оно обеспечит клиентов полезной информацией. Раньше что-нибудь подобное в Хилтон-Хэд проводилось?

— Нет, насколько мне известно.

— А кто еще задействован, помимо твоего друга? — Она осталась довольна той бесстрастностью, с которой сформулировала вопрос. Неизвестно, знает ли Алан о ее встрече с Корреем, но если даже и знает, то ему незачем думать, будто между ними что-то возникло.

— Остальные фамилии мне неизвестны, ответил Алан.

Коринна потерла кончиком большого пальца округлый ноготь указательного и кивнула.

— Ты сам мог бы проделать этот анализ, Алан.

— Он требует тебя, — покачал головой Алан

— Объяснил почему?

— Он сказал, что мы с ним слишком близкие друзья, чтобы вместе работать, и что у меня слишком много дел на месте. Кроме того, он сказал, что считает тебя лучшей из всех, и я считаю, что в этом он точно прав.

— Лестью Коррей ничего не добьется, — буркнула Коринна и, осознав, что произнесла эти слова вслух, неловко заерзала в кресле. — Ммм, Алан, честно, мне не хочется с ним работать. Я знаю, что он твой давний друг, но не мог бы это исследование провести кто-нибудь другой из наших?

— Он предпочитает тебя.

— Знаю, но это еще не означает, что он меня непременно получит. У меня столько других дел…

— С большинством из которых ты справишься за пару недель.

— Но недавно к нам поступили два новых проекта…

— Ты сможешь работать над ними параллельно с этим.

— Но в Хилтон-Хэд не съездишь, как на работу из пригорода в город, здесь в один день не обернешься. Чтобы сделать обзор на высшем уровне, мне придется проводить там много времени.

Наблюдая, как Коринна выискивает причины для отказа, Алан едва сдерживал улыбку. Она казалась такой уравновешенной, спокойной, и лишь глаза выдавали внутреннюю тревогу. Прелестное зрелище. Он догадался, что Коррей произвел на Коринну не меньшее впечатление, чем она на него, и эта догадка укрепила Алана в решении свести их поближе.

Чуть раньше, во время беседы с Корреем, он увидел в его глазах нечто новое — трепетное и беспомощное. Долго, слишком долго Кардинал порхал по жизни беззаботной пташкой, очень может быть, что сейчас он ищет место, где бы приземлиться.

Коринна сильная личность. В чем-то ранимая, но сильная. Чем дольше Алан думал об этом, тем сильнее убеждался, что если кто-то и справится с Корреем, так именно она.

— Откровенно говоря, я тебе завидую. Лето там сказочное, — небрежно проговорил он.

— Лето и здесь сказочное. Речь ведь не об отпуске. Место для своего отдыха я уже наметила. — Две недели в августе она проведет в маленькой гостинице в Вермонте. Номер уже заказан.

— Мы говорим о работе, Кори.

— Именно.

— Он действует тебе на нервы?

— На нервы? — Голос предательски дрогнул, но усилием воли она вернула ему твердость. — С чего это ему действовать мне на нервы?

Алан задумчиво потер пальцем подбородок.

— Могу назвать несколько причин.

— Например, его внешний облик? Или манеры? Или тот факт, что он агрессивен, настырен, нахален и дерзок?

— Откуда тебе все это известно?

— Я… Просто интуиция, — поспешно отозвалась она. Возникло отчетливое ощущение, что Алан развеселился. Сама она не видела ничего смешного в перспективе работать рука об руку с Корреем Хараденом, тем не менее, главное — профессионализм. — Мне кажется, что дела у нас не пойдут на лад.

— Вот как?

— Мы оба упрямы. Боюсь, коса найдет на камень.

— Это же работа, Кори. У нас и раньше бывали нелегкие клиенты, но тебя это никогда не обескураживало. Коррей не доставит хлопот. — Во всяком случае, в деловом плане, мысленно добавил он.

Не высказанные им слова сейчас набатом загудели в сознании Коринны. Она медленно покачала головой.

— Нет, эта идея явно не из лучших.

— А если посмотреть на это как на мое прямое указание?

— Я уже и раньше уклонялась от твоих прямых указаний.

— А если мы назовем это услугой лично мне? — вкрадчиво спросил он.

— Ради твоей дружбы с Корреем?

— Да. Деньги у него такие же зеленые, как и у любого другого, и он заплатит сполна. Но есть еще и вопрос моей гордости: мне бы хотелось предоставить ему лучшее, что у нас есть.

— Лестью и тебе ничего не добиться, — сухо парировала Коринна.

— Тогда взгляни на это предложение как на вызов. Считаешь, ты в состоянии справиться с таким агрессивным, настырным, нахальным и дерзким клиентом, как Коррей Хараден, и при этом выполнить работу, как всегда, на отлично?

Без малейших угрызений совести Алан выдвинул тот единственный аргумент, перед которым, как ему было известно, Коринне не устоять. И хотя на его лице блуждала легкая улыбка, вызов во взгляде определенно говорил, что он не шутит. У Коринны есть собственная гордость. Все шесть лет, что он ее знает, она черпала силы именно из этого источника. Она по праву гордилась собой за то, что хваталась за самые изощренные задания, вела дела с самыми въедливыми клиентами и — что важнее всего — всегда выходила победителем.

— Подлый ход, — буркнула Коринна, скривив рот.

— Это означает «я согласна»?

— Да, я согласна.

— Но это же Коррей, — певуче поддразнил он.

— Я справлялась и с настырными, и с нахальными, и с дерзкими клиентами.

— Но это же Коррей, — припевом прозвучал его ответ.

— Я могу справиться с Корреем. Так сойдет?

Алан понимал, что косвенным образом вынудил ее согласиться. Если бы сейчас он дал задний ход, Коринна ни за что бы не уступила. Отличная все же штука — гордость, решил Алан и с самодовольной улыбкой откинулся на спинку кресла.

— Ты уверена?

Ответить она не потрудилась. Ей навязали это решение, ясное дело. Но также ясно и то, что подобный исход почему-то не слишком расстроил ее, только думать на эту тему ей не хотелось.

— Каков распорядок? — спросила она, немедленно приступая к делу, чтобы не пойти на попятную.

Алан тоже был обеими руками за то, чтобы не откладывать старт.

— Коррей будет у нас завтра с утра. Полагаю, он захочет, чтобы ты сперва оценила ситуацию в Хилтон-Хэд, встретилась с остальными клиентами, а уж потом составляла план действий. Сверься со своим графиком и реши, когда поедешь.

Коринна мысленно добавила к сказанному Аланом еще несколько замечаний. Пока ее мозг занят, думала она, с ней все будет отлично. Предстоящее исследование ей импонировало, место будущей работы — тоже. Тот факт, что основной клиент может оказаться занозой в пятке, для дела все же не главное. Коррей Хараден бросает ей вызов? Что ж, она его примет — и выиграет.


На следующее утро секретарша сообщила о приходе Харадена. Коринна встретила его во всеоружии. В качестве доспехов она использовала деловой костюм стального цвета с глухим воротничком и галстуком, в качестве ритуальной воинственной раскраски — темные тени и тушь, капельку румян и блеска для губ. Что же касается настроя, то она полночи готовилась к достойной встрече самого яростного напора.

Как ни странно, у вошедшего в кабинет Коррея вид оказался не слишком воинственным. На нем были легкие серые брюки, куртка из твида и мокасины. А галстук подкупающе сбился набок.

Не выглядел он и самодовольным, а поскольку именно с этим она собралась сражаться в первую очередь, то почувствовала, как пыл покидает ее. Улыбка на его лице была дружеской, заразительной. Еще чуть-чуть — и Кори ответила бы на нее.

— Алан сказал, что ты приняла предложение! — бодро провозгласил он. — Я ужасно рад.

Коринна прокашлялась.

— Ему удалось меня убедить. — Вскакивать из-за стола и протягивать ему руку для приветствия не слишком умно, решила она, но потом вдруг подумала, что ведет себя невежливо. В конце концов, война войной, а приличия надо соблюдать. — Садись, будь добр.

Одним движением Коррей оказался в кресле напротив нее. Опустил локти на колени и сцепил пальцы.

— Итак, — тихо произнес он, — с чего начнем?

Ты не имел права так со мной поступать! — думала она. Ведь знаешь же, что я не хочу работать с тобой, да и вообще иметь к тебе хоть какое-то отношение! Ты просто самовлюбленная скотина, вот ты кто!

— Расскажи о своих планах. Мне известно, о чем вы говорили с Аланом, но гораздо лучше услышать все из первых уст. Так что начинай, прямо с места в карьер.

— Я что, в самом деле напоминаю тебе лошадь?

О да! Великолепного жеребца.

— Это просто образное выражение. Извини.

Коррей решил удовольствоваться этим извинением. По вздернутому выше обычного подбородку он понял, что у нее руки чешутся скрестить копья, и твердо решил не давать повода для схватки. Он нисколько не сомневался, что они способны идти в ногу. Лучше укоротить собственный шаг, только бы не обгонять ее.

Итак, он рассказал ей, какое хотел бы провести исследование и почему, умолчав, разумеется, о требовании привлечь Коринну в качестве непременного исполнителя работы.

— Для разработки дальнейших планов нам нужна дополнительная информация, — завершил он. — Как полагаешь, ты сможешь нам ее предоставить?

— Естественно. Это моя работа, — ответила она и продолжила, перефразируя его собственное кредо, о котором он говорил в субботу: — Ты выкладываешь хорошие деньги, следовательно, должен получить хорошее обслуживание. Полагаю, вы уже обсудили с Аланом размер гонорара.

— Честно говоря, нет. Я заплачу за работу столько, сколько она стоит. Мне нужно отличное качество, именно поэтому я и обратился сюда.

— Вот как?

— Именно так! Дальше, что касается этой информации…

Коринну переполняла не только желчность, но одновременно и стыд за подобное чувство. В корректном поведении Коррея не было и намека на то, что между ними когда-либо возникали разногласия. Глубоко вздохнув, она решила последовать его примеру.

— Мне нужно как можно больше узнать о Хилтон-Хэд. Кое-что я уже почитала…

— Когда это?

— Вчера вечером.

Он в восхищении склонил голову.

— Очень даже неплохо, Кори.

— Ничего хорошего, Коррей. Боюсь, библиотека не многим располагает — абзац-другой в путеводителе, статья-другая в журнале.

— Нет проблем. Я могу прислать тебе кучу материала. А еще лучше — если ты приедешь сама.

Так, он ее испытывает, однако ни взглядом, ни голосом этого не выдает: выглядит абсолютно спокойным и искренним. Но на самом деле хочет проверить, не откажется ли она от поездки.

— Идеальный вариант, — ровным тоном произнесла Коринна. — Таким образом я смогу собственными глазами посмотреть, что предлагает посетителям остров. Кроме того, с удовольствием побеседовала бы и с остальными заказчиками проекта. В процессе работы я буду лично продумывать варианты обзора, но для этого мне необходимо четко представлять, какую именно информацию вы хотите из него почерпнуть.

— Я все устрою, — кивнул он. — Назови дату — мы можем справиться и за день, но два-три дня было бы лучше, — и я обо всем договорюсь.

Думает, что я струшу и приеду не раньше чем через месяц, размышляла она, доставая из верхнего ящика стола календарь.

— Как насчет следующей среды? — Это через каких-то пять дней… Совсем спятила, дорогая? Да ты же ни за что не успеешь справиться с текущими делами, уж не говоря о том, чтобы морально подготовиться к поездке! — Я могла бы вылететь рано утром, и тогда у нас останется вся вторая половина дня, плюс четверг, пятница и суббота. — Она обратила на него невинный взгляд. — Если, конечно, ты свободен.

Коррей взлетел, на седьмое небо, однако ответил ровно и сдержанно:

— Я буду свободен. Позвоню своей секретарше и скажу, чтобы она послала срочной авиапочтой все необходимые тебе данные. В этом случае ты сможешь проглядеть их заранее — если не здесь, то хотя бы в самолете. Может, пусть и билет для тебя закажет?

— Не стоит. Это я сделаю сама.

Вынув из внутреннего кармана куртки визитку, он положил ее на стол.

— Позвони нам, чтобы подтвердить свой приезд. В Саванне тебя будет ждать машина. Оттуда всего каких-нибудь сорок пять минут езды.

Оставив карточку лежать на месте, она потянулась за карандашом.

— Отлично.

— Ну что ж. — Он мило улыбнулся и встал. — В таком случае, полагаю, на сегодня все.

Коринна сосредоточенно делала заметки на своем рабочем календаре.

— Думаю, да. Если до поездки у меня возникнут вопросы, я позвоню. В противном случае встретимся в следующую среду. — Ненормальная! Совершенно ненормальная!

Коррей собрался было попрощаться за руку, но передумал. Конечно, ужасно хотелось ощутить в ладони ее тонкие, нежные пальцы. Но он намеренно задумал сделать эту встречу по-деловому краткой и невинной и не был уверен, что сможет изобразить и рукопожатие таким же по-деловому кратким и невинным. Во всяком случае, не сейчас, когда он только что с таким восхищением вслушивался в ее мелодичный голос, впитывал карие омуты ее глаз, остро ощущая — пусть и косвенно, поскольку не осмеливался опускать взгляд, — как мягко колышутся ее груди под оковами одежды. Глядя на Коринну, он весь пылал, а она оставалась такой же хладнокровной и собранной, как всегда. Ничего, она тоже запылает — очень скоро, когда будет на его территории.

Засунув руки в карманы, Коррей улыбнулся.

— До встречи, — тихо сказал он, развернулся и исчез.

Еще долго после его ухода Коринна не отрывала глаз от опустевшего дверного проема. Желудок ее стискивали спазмы, но она яростным усилием подавила их.

Он старался быть вежливым.

Чтобы заманить меня. Это ловушка. Я знаю.

Ты чересчур подозрительна.

В подозрительности сила. Мне необходимо все держать под контролем.

Но разве он не прекрасно выглядел? Признайся — он великолепен.

Он опасен.

Когда он протянул руку, чтобы положить на стол визитку, ты обратила внимание на мягкие каштановые волосы прямо над запястьем?

И не подумала. Они, кстати, золотистые, а не каштановые.

Ну а его улыбка? А ямочки, которые при этом появляются у него на щеках? Спорю, что он бреется дважды в день.

Тебе этого никогда не узнать наверняка. Подобной близости не будет. Это испытание. Вот и все.

Ммм. Причем весьма соблазнительное.

Это испытание моей силы. И я докажу как себе, так и ему, что в состоянии удерживать его на безопасной дистанции.

Вот как, значит, ты намерена с ним обращаться? Ску-учно.

Благоразу-умно. От него исходит угроза.

Но заманчивая. Тебе не кажется?

Меня не заманишь. Вот увидишь.

С этим обещанием она оторвала карандаш от календаря и тщательно стерла все свои бессмысленные каракули.


В Саванне Кори ожидала машина — черная, приземистая и принадлежащая лично Коррею. Она подозревала, что так и будет, но все же ее охватило раздражение, с которым пришлось справляться так же, как и с натиском жары. Конец мая и в Балтиморе выдался достаточно теплым. В Джорджии температура оказалась значительно выше. Каково же будет в Южной Каролине, не растает ли она прямо на месте, но тут Коррей шагнул от машины и направился к ней.

Он был одет в легкие, собранные у талии в складки брюки и по моде просторный пуловер с короткими рукавами. Золотоволосый, зеленоглазый, улыбающийся, он мгновенно забрал у нее сумку и, забросив ее через плечо, сопроводил Кори до машины.

— Как прошел полет?

— Прекрасно. Совсем не качало.

— Приземлились вовремя. Должно быть, в Атланте задержки не было.

— Нет.

— Тебе повезло. В самолете кормили?

— Завтраком. — Правда, она практически ничего не ела. У нее даже зародилось подозрение, что она заболевает: желудок как-то странно сводило.

— Когда доберемся до острова, где-нибудь перекусим. — Открыв дверцу, он забросил ее сумку в промежуток за сиденьями и отступил, а Коринна забралась на сиденье рядом с водительским, стараясь сохранить максимум изящества, что было немалым достижением, учитывая низкую посадку машины.

Положив сумочку рядом, она устроилась поудобнее, поправила на коленях брюки. Едва успела одернуть блузку — серовато-голубую и, к сожалению, далеко не такую легкую, как ей бы сейчас хотелось, — как Коррей уже оказался за рулем. Секунду спустя он завел двигатель, включил кондиционер, и волна прохладного воздуха освежила салон.

— Вот это кстати, — глубоко вздохнула Кори и потянулась за ремнем безопасности. — К такой жаре я не была готова. — Видит Бог, мысли ее были заняты совсем другим.

— Не беспокойся. Кондиционеры установлены везде, кроме пляжа, а там на помощь приходит вода. — Он с минуту смотрел, как она пристегивает ремень безопасности, пока тот не лег аккуратно в ложбинке на груди, обозначив ее формы, подчеркнув высоту груди. Если бы она это осознавала, подумал Коррей, то вряд ли сохранила бы свой хладнокровный вид.

Подавив вздох, он посмотрел в зеркальце заднего обзора, развернул машину и выехал со стоянки.

— Ты получила те сведения, что я послал?

— Да. Благодарю. Информация оказалась весьма полезной.

Как официально, думал он. Придется над этим поработать — очень мягко и осторожно.

— Я наметил встречи с некоторыми владельцами отелей и магазинов. Они расскажут тебе о здешнем бизнесе, и о чем бы им хотелось знать. Наверняка ты отметишь немало моментов, которые нам и в голову не приходили!

Устремив взгляд на панораму за лобовым стеклом, она поинтересовалась:

— Вот это и есть Саванна? Немного… скромнее, чем я себе представляла.

— Определение, достойное дипломата. Я бы назвал окрестности захудалыми, но это лишь окраина. Сама Саванна достаточно скромна, я согласен, но в ней есть шарм. Очень интересна историческая часть, да и набережную отреставрировали. Если хочешь, можно полюбоваться как-нибудь вечерком.

— Если останется время — с удовольствием, — спокойно отозвалась Кори, — но мне бы хотелось поскорее приступить к работе.

— У тебя уже есть долгосрочный график?

— А у тебя?

— Срочная информация всегда нужна вчера, — сказал он и одарил ее дразнящей ухмылкой.

Коринна с радостью обошлась бы без его подначиваний, уж не говоря о белозубых ухмылках. От них она слабела, а слабость ее не устраивала, поэтому она постаралась сконцентрироваться на деле.

— Если все пойдет как надо, то, полагаю, предварительный план исследования я подготовлю через недельку после возвращения в Балтимор.

— Ты имеешь в виду — опросный лист?

— Возможно, но в первую очередь нужно кое-что решить.

— Например?

— Например — в какой форме проводить исследование.

— У нас есть выбор?

— Существует три варианта изучения рынка. Первый — телефонный опрос. Можно сделать широкую выборку — из телефонной книги — или же чуть сузить рамки с помощью списков клиентов у агентов в бюро путешествий. Однако я не думаю, что какой-либо из этих вариантов оптимален в нашем случае. Вариант номер два — почтовый, не исключено, что им-то мы и воспользуемся…

— Продолжай.

— Я подумывала о том, чтобы распечатать опросники и положить в каждый гостиничный номер. Заполнение листков должно быть добровольным. В прошлом мы прибегали к различным стимулам — скажем, давали бесплатную выпивку в баре в обмен на заполненную анкету, — но в этом случае круг отвечающих охватывает в основном пьющих клиентов.

— Не ругай их. Бар приносит немалую выручку.

— Понимаю, но, чтобы расширить круг респондентов, нам придется расширить и список стимулов. Не спрашивай о подробностях. Они зависят частично от того, что вы можете предложить — всякие бесплатные услуги в том числе, — а частично от того, что придет мне в голову, когда я увижу сами отели.

— А клиенты кондоминиумов?

— Им можно предлагать анкеты при регистрации, а забирать заполненные листки при выезде. Здесь тоже стоит придумать какую-то компенсацию за заполнение опросников.

— Так, неплохо.

— Есть еще и третий вариант, — продолжала она, воодушевленная похвалой — а это была пусть сдержанная, но похвала. — Личные интервью. Вот где достигается настоящая глубина исследования.

— То есть нечто большее, чем «да» и «нет»?

— Угу. Вообще-то, и в опросниках можно зайти чуть дальше «да» и «нет», но лишь до определенной степени.

— Пока у респондентов пальцы не сведет судорогой, — протянул он таким тоном, что она едва удержалась от улыбки.

— Не совсем то, что я имела в виду, но близко. В опросных листах встречается два вида вопросов. Закрытые — в ответ на которые респондент лишь обводит кружком цифру, соответствующую его полу, семейному положению, количеству детей, годовому доходу. И открытые, где он — или она — может кратко описать, что больше всего понравилось во время отдыха и ради чего, скажем, стоит вернуться. Конечно, люди не очень-то будут расписываться. Продолжив исследование личными интервью, мы получим более точные сведения.

Коррей от души наслаждался, вслушиваясь в ее речь. Привлекали не только ее уверенность и компетентность, но и то, как мягко лился голос. Интересно, подумал он, догадывается ли она об этом? По всей вероятности — нет. Она была слишком захвачена рассказом, и именно поэтому, видимо, из ее тона исчезли напряженные нотки, проскальзывавшие порой раньше.

— И каким образом устраиваются подобные интервью?

— Этот вопрос мы включим в анкету.

— Думаешь встречаться прямо в гостинице?

— Вполне возможно, но мне больше по душе связаться с респондентами попозже. Достаточно нашей просьбы заполнить опросник, и не стоит отнимать у людей драгоценное время отпуска. Кроме того, вернувшись домой, клиенты смогут точнее определить свое мнение. На этой стадии исследования можно воспользоваться телефоном. Излишне упоминать, что эта группа респондентов будет значительно меньше первой, но отклики могут многое прояснить.

— Неплохо, — повторил Коррей, на этот раз с заметным подъемом. — Ты действительно все обдумала!

— Это моя работа.

— А твоя работа позволит тебе слегка расслабиться, пока ты здесь?

Вот оно, начинается!

— Только вне работы, что означает — ночью, когда я останусь одна в своем номере.

— Таков закон Алана?

— Таков мой закон, — отозвалась она, глядя прямо перед собой.

— А как же я? Разве мои законы ничего не значат? В конце концов, я же босс.

Она ответила подчеркнутым кивком. Было бы неплохо узнать, что ее ждет.

— Ладно. Так каков же твой закон?

Он пожал плечами.

— Трехразовое питание плюс перерывы на кофе. Ну, может, поездка куда-нибудь вечерком, чтобы оглядеться. Собственно, это подходит под разряд работы.

— Вот как?

— Точно. Ты же должна увидеть собственными глазами, что наш остров может предложить отдыхающим, согласна?

— До определенных пределов. Без крайностей.

— Разве сходить на концерт или немножко потанцевать, или пройтись под луной по пляжу — это крайности?

Еще какие, подумала она. Нет, первый пункт достаточно невинен, но вот второй и третий… Опасно, Коринна. Это не в твоем стиле. Он непременно окажется превосходным танцором и будет прижимать тебя к себе, а это соблазнительно. А на пляже, под луной, он сбросит туфли, подвернет брюки, обнимет тебя за плечи и станет нашептывать на ухо всякие нежности. А ты — будет ли виноват океанский прибой или полночный ветерок, — ты, конечно же, застынешь. Вспомнишь годы одиночества, когда так скучала по родителям, а их рядом не было, потому что они мотались по миру, развлекались с вечно меняющимися партнерами, прожигали жизнь, ни о чем не свете не заботясь. Ты вспомнишь клятву, которую дала совсем еще девчонкой, когда нужно было заботиться о Роксанне и выполнять бесконечные требования придирчивой бабушки. Тогда ты хотела, чтобы это тяжкое бремя ответственности сняли с твоих плеч, и поклялась — никогда, никогда не повторить того, что совершили твои родители.

— Эй! — раздался тихий оклик. Теплая ладонь легонько потрепала ее колено. — Ты в порядке? Я не хотел тебя расстроить. Можешь поступать так, как захочешь. Все зависит только от тебя.

Взгляд Коринны метнулся к Коррею. «Все зависит только от тебя». В том-то вся и проблема. Впервые в жизни Коринне захотелось пройтись лунной ночью по пляжу с привлекательным мужчиной. Но всякий соблазн — это корень греха, разве не так?

— Кори?

— Все в порядке. — Она опустила голову и прокашлялась, сильно стиснув на коленях ладони. Потом медленно, осторожно подняла глаза к стеклу. — Все в порядке.

— Тогда не сделаешь ли мне одолжение? — Одной рукой он нежно раскрыл ее сжатые пальцы и тихонько погладил их.

— Что? — почти неслышно выдохнула она, чувствуя приближение чего-то многозначительного. Как же действовать, что отвечать?..

— Мои солнечные очки. Там, в бардачке. Не достанешь?

Коринна сглотнула. Очки.

— Ну конечно, — ответила она с поразительным хладнокровием. В мгновение ока достала очки и передала их ему.

— Спасибо. — Он водрузил их на нос и снова взялся за руль. — Гораздо лучше. Утром было хмуро, а сейчас солнце прямо слепит. У меня линзы, поэтому глаза реагируют на яркий свет.

— Линзы? В смысле — контактные?

— Трудно поверить, понимаю. Ты уж начинала думать, что я совершенен во всех отношениях, на самом деле я близорук. Я все испортил?

— А почему ты носишь линзы? — Она повернулась к нему лицом. — Тебе идут очки.

— Я тщеславен. Признаюсь. Кроме того, с линзами я лучше вижу, уж не говоря о том, что не приходится без конца шарить в поисках запропастившихся очков.

— Я бы никогда не догадалась, что у тебя линзы, — проговорила Коринна, все еще не в силах оправиться от удивления.

— Потому что я не щурюсь постоянно, не моргаю и не утираю слезы? — Он весело хмыкнул. — Поначалу так и было, и, должен признаться, это ужасно. В то время я только поступил в колледж и старался произвести впечатление на все и всех в округе. Я уж собирался от них отказаться и разгуливать подслеповатым, но тут как раз дело начало налаживаться. Чуть позже я перешел на мягкие линзы, и они оказались настоящим подарком.

— Так, значит, этот бесподобный зеленый цвет вовсе не твой. Какого цвета у тебя глаза? — «Бесподобный»… Что та несешь, Коринна?

— Зеленые.

— Нет, каков их настоящий цвет?

— Зеленый. Линзы бесцветные.

— Честно?

— Честно.

— Надеюсь, ты и волосы не красишь.

— Крашу волосы? Ты что, издеваешься? Эй, послушай, я, конечно, пользуюсь линзами, чтобы не показывать каждому, что близорук, но все остальное во мне настоящее. — Он ущипнул себя за шею, потом за руку, потом за ногу. — Давай, попробуй сама.

— Поверю на слово, — поспешно сдалась она.

— Правда, волосы сейчас поменяли цвет. Подростком я был ярко-рыжим. Отсюда и прозвище.

— Прозвище?

Одного брошенного на нее взгляда хватило, чтобы понять, что она в полном неведении.

— Ммм… неважно, — буркнул он себе под нос.

— Что за прозвище?

— А с чего ты вдруг так заинтересовалась?

— Ты меня заинтриговал. Как тебя называли?

Он поерзал на сиденье и промямлил:

— Я думал, что Алан об этом сообщил. Он постоянно припоминает мне это прозвище.

— Коррей!

— Кардинал, — вздохнул он. — Это наследие моего прошлого. Пусть оно там и останется.

И тут произошло нечто такое, от чего неловкость Коррея усилилась десятикратно: Коринна рассмеялась. Это не было хохотом, скорее, смешком, но она все же рассмеялась, причем искренне.

— Кардинал? Какая прелесть! Религиозные убеждения, полагаю, тут ни при чем?

— Видимо, — коротко бросил он, стрельнув в ее сторону взглядом. — А ты знаешь, что со времени нашего знакомства я впервые вижу, как ты улыбаешься, уж не говоря о смехе?

Со смехом были связаны неприятные воспоминания, и улыбка Кори растаяла.

— Время от времени я это делаю. — Она не знала наверняка, почему, собственно, рассмеялась сейчас, скорее всего, ее смех имел отношение к несовершенству Коррея. Не стопроцентное зрение, ярко-рыжие волосы в детстве, которым он обязан прозвищем Кардинал… Разумеется, ни в близорукости, ни в рыжем цвете волос, ни в прозвище ничего такого уж безумно забавного нет, но он так сконфузился при упоминании о «Кардинале»… и от этого в нем появилось что-то мальчишеское… Вот это ее и рассмешило.

— Тебе нужно почаще смеяться, — сказал Коррей. — У тебя чудесный смех.

— Не сомневаюсь. — Она отвернулась к окну.

— О Боже, опять за свое, — пробормотал он и добавил уже в полный голос: — Я нисколько не против, Кори. Можешь смеяться даже надо мной.

— Прозвище довольно нелепое, надо признать.

— Да признаю я, признаю. — Он помолчал. — Правда, в нем были свои преимущества…

— Например?

— Прозвища были у всех, но столь царственное у одного меня.

Коринна ограничилась лишь скептическим взглядом в его сторону.

— Ты не похож на рыжих. У тебя слишком загорелая кожа.

— У какого-то предка по материнской линии были рыжие волосы. Они мне достались по наследству. Вот и все.

— Я знаю одного человека по прозвищу Серебристый Лис, — тихо произнесла она, снова глядя на дорогу. — Поначалу его так называли за то, что он уже в тридцать лет поседел. Сейчас ему сорок восемь, но кличка прилипла к нему, несмотря на то, что большинство его друзей тоже давно поседели. А причина в том, что он не столько «серебристый», сколько «лис». Пронырливый, хитрый, с отличной реакцией. — Она взглянула на Коррея. — Помимо цвета волос, почему тебя назвали Кардиналом?

— Только за рыжие волосы. — Он покрутил головой. — Ну, говорили, что еще за то, что я порхаю как птичка.

— Образно выражаясь.

— Да. Черт, Кори, для тебя это не новость. Я никогда не утверждал, что святой.

— Это точно.

Коррей крякнул, но больше не произнес ни слова. Он был в ярости на себя, что проговорился о прозвище, поскольку оно рекламировало ту сторону его характера, о которой он предпочел бы не распространяться при Кори. С другой стороны, она ведь рассмеялась! А это означает одно из двух: либо она считает его ничтожеством, либо ему удалось ослабить ее бдительность, и лучик света, скрывающийся в ее душе, наконец пробился наружу.

Последняя мысль ему очень даже пришлась по душе.

Кроме того, чем больше он об этом думал, тем сильнее убеждался, что нисколько не стыдится своего прошлого. Только вот надо доказать Коринне, что он немного вырос с тех пор. Если она оценит то, каким он стал, то сможет принять и его прошлое.

Глава четвертая

Остров Хилтон-Хэд очертаниями напоминал ногу. Там, где была лодыжка, простирались плантации с такими образными названиями, как «Розовый Холм», «Греческий Мох» и «Тропа Индиго». На пятке расположилась «Порт-Ройял», а по краю подошвы — «Пальмовые Дюны», «Длинная Бухта» и «Верфь». «Морские Сосны», как сообщил Коринне Коррей, находились в районе большого пальца. Чуть-чуть не добравшись до этого места, они остановились на ланч.

В «Руби-Тьюзди» витал дух космополитизма. Изобилие витражей и люстр от Тиффани, яркие столики, заманчивое и разнообразное меню. Хотя Коринна и подозревала, что причина подъема ее настроения кроется в возможности покинуть машину Коррея, где они столько времени провели вдвоем, все же трудно было придумать более изысканное место для отдыха.

Коринна присоединилась к заказу Коррея — гамбургер с беконом. Он добавил еще и жареные палочки из цуккини и картофельные шкурки. Кори удивленно приподняла бровь.

— Здешний шедевр, — заверил он ее. — Вот увидишь.

В ожидании напитков Коррей рассказал кое-что о Хилтон-Хэд — в частности, как получилось, что он осел на острове. Разговор вошел в спокойное русло, и в какой-то краткий, иллюзорный миг она даже вообразила что перед ней просто очередной клиент, сообщающий необходимую для работы информацию.

Затем эта иллюзия исчезла, и Коринна поняла, что никогда раньше не имела дел с клиентом, подобным Коррею Харадену. Когда они поднялись, чтобы пройти к салатному бару, у нее в который раз замерло сердце: как же он высок, как статен! Когда Коррей пару раз остановился, чтобы поздороваться с друзьями, она поняла, что многие его знают и любят и что он большой специалист в искусстве дружеских шпилек и острот. Когда стащил со стойки бара оливку и отправил ее прямиком в рот, а потом одарил ее виноватой улыбкой, она уловила в нем детскую шаловливость. А когда он подмигнул обслуживавшей их официантке, она уже знала наверняка, что он настоящая погибель для женщин.

— Итак, расскажи мне о тех исследованиях, что ты проводила раньше, — произнес он, справившись с первым куском своего гамбургера.

— За последние несколько месяцев я закончила парочку интересных проектов. Один — для университета. Там хотели узнать мнение выпускников по некоторым вопросам.

— А поскольку выпускники — это потенциальные спонсоры, то их мнение чрезвычайно важно.

Она кивнула.

— Затем было исследование для производителя спортивных товаров, пожелавшего выяснить, почему его теннисные ракетки не находят сбыта. Мы осуществили письменный опрос.

— Теннисные клубы предоставили вам свои списки?

— Без особой охоты. Пришлось задобрить их обещанием обеспечить работников клуба бесплатными ракетками. Некоторые сразу дали нам от ворот поворот, что совсем не говорило в пользу ракеток.

Голос Коринны звучал оживленно, и, хотя улыбка так и не достигла ее губ, Коррей почувствовал себя окрыленным.

— А еще? — спросил он, машинально засовывая в рот палочку цуккини.

Просто нечестно, что мужчине достались такие глаза. Зеленые, как изумруды, способные проникать в душу, выпытывать, возбуждать. Хотелось думать, что к последнему она нечувствительна, но пробегавшие по телу мурашки говорили совсем об обратном.

Проекты. Сосредоточься, Коринна. Проекты.

— Всякое бывало. Я даже не ожидала подобного разнообразия, когда согласилась работать у Алана.

— А почему ты стала у него работать?

— Он предложил мне дело в той области, которая меня устраивала.

— Ты всегда жила в Балтиморе?

— Да.

— И колледж там же закончила?

— Гаучер.

Он усмехнулся, задумчиво пережевывая очередную палочку цуккини.

— Я знал одну девушку из Гаучера. Сестру одного из моих братьев по отцу. Очень симпатичная девушка. — Прищурив глаз, он подсчитал, когда это было. — Она, должно быть, закончила колледж лет за пять-шесть до тебя. Ты ее не знаешь. — Его взгляд снова обратился к Коринне. — Извини, что перебил.

Этот прикрывшийся глаз выбил ее из колеи. Такой очаровательный, естественный жест. Но что еще хуже — этот жест обезоружил, и она оказалась не готовой с достоинством встретить его взгляд. Неужели все зеленые глаза обладают такой магической силой?.. Да, так на чем это она остановилась?

— Тебе придется задать следующий вопрос, — отозвалась она как можно спокойнее.

— Ты осталась в Балтиморе из-за бабушки?

— Мне казалось, ты хочешь расспросить меня о работе.

— Так и есть. В свое время. А сейчас я хочу поговорить о твоей бабушке. — Он поставил точку в своей декларации, откусив еще один кусок гамбургера.

Теперь рот его оказался забит, и Коринна, решив воспользоваться преимуществом, продолжила беседу в том направлении, которое ее устраивало больше.

— У Алана нюх на выгодные заказы. Его клиентами были и банки, и коммунальные предприятия, и обувщики, и политики.

Увы, рот Коррея снова был свободен.

— Джулия сказала, что у тебя есть сестра. Где она живет?

— В Нью-Йорке. У нас там немало дел. Несколько месяцев назад я проводила исследование по заказу издательства на Шестой авеню.

— А к чему им обращаться в Балтимор? Там что, своих фирм мало?

— Хватает, но Алан произвел огромное впечатление на одного из вице-президентов этого издательства, поэтому мы и получили заказ.

— У твоей сестры есть дети?

— Один ребенок.

— И как?..

— Обычным путем, полагаю. Секс.

Веки его опустились, потом поднялись, он вздохнул.

— Я хотел спросить — как он? Это мальчик или девочка, Кори?

— Мальчик, Коррей, — хладнокровно ответила она.

— Ты ничего не ешь.

— Я разговариваю. Не могу же я есть и говорить одновременно.

Об этом следовало догадаться. Если самому ему ничего не стоило болтать в промежутках между жареным картофелем и соленьями, Коринне такое наверняка и в голову не приходило.

— Ладно, ешь. Поговорим после

Кори надкусила палочку из цуккини, но взгляд Коррея прилип к ней, вызывая желание отряхнуться. Поскольку подобного жеста она не могла себе позволить, то отложила вилку и продолжила беседу.

— В исследовании рынка сбыта хорошо то, что оно всегда пользуется спросом. Более того, наш бизнес процветает именно тогда, когда другой приходит в упадок. Возьми, к примеру, одежду. Производителей этого товара не оставляет беспокойство по поводу того, что захотят носить люди в следующем сезоне.

— Я думал, это определяет Лондон, Париж или Милан.

Она покачала головой.

— У высокой моды не так. Уже много почитателей. Большинство американских покупателей совершенно не волнует, что носят в Париже или Милане, поскольку такая одежда не подходит для каждого дня, уж не говоря о ее страшной дороговизне. Среднему американцу необходима достаточно недорогая одежда, чтобы надевать ее на работу, в школу или на вечеринку.

— Ты что, хочешь сказать, что американская публика несведуща в моде?

Умно, Коррей, умно.

— Вовсе нет. Но американская публика, как правило, знает, чего хочет. И это может быть, а может и не быть копией с оригинальных нарядов Диора. Вот здесь-то и появляемся мы. Мы проводим детальное изучение мнения населения, узнаем, что людям нравится носить, сколько они собираются потратить на одежду. Мода капризна, вкусы меняются. На людей, естественно, оказывает влияние, скажем, «Вог» или «Севентин», но это влияние не всеобъемлюще.

Американцы — народ вольнодумцев. Они примут какое-то модное течение, если оно им понравится, но уж если нет, то производителям нет смысла тратить время и деньги, пытаясь навязать это течение потребителю.

Коррей усмехнулся, и в его голосе прозвучала заговорщическая нотка.

— Бьюсь об заклад, что ты получаешь уйму секретной информации о том, что будет писком моды. Это очень ценно. Ты можешь всегда быть на передовой американской моды.

— Ну, я бы не сказала, — ответила она, прекрасно понимая, что ее слаксам и блузке далеко до ярких, вызывающих нарядов остальных посетительниц ресторана. — Я придерживаюсь в одежде стиля, который подчеркивает мою индивидуальность.

— Аккуратность, — поддразнил он. — Я не сетую, нет! Приятно общаться с женщиной, у которой нигде ничего не выбивается и не топорщится. — Он вдруг прикрыл глаза и проговорил с явным отвращением к самому себе: — Молодец, Коррей, это было очень мило.

— По крайней мере, это было честно, — пожав плечами, парировала она. — Если тебя возбуждают женщины, у которых вечно все выбивается и топорщится, — что ж, прекрасно.

— Они меня не возбуждают. Я гляжу немного дальше.

— Дальше возбуждения?

— Дальше тех штучек, что висят на нас для всеобщего обозрения. С возрастом я становлюсь более… корректным в плане одежды. Или лучше сказать — сдержанным. Нет, пожалуй, остановимся на «скромным».

— А-а-а. Скромным, значит. — Ее взгляд устремился на его облачение, которое можно было бы назвать модным, хоть и далеким от авангарда, но уж никак не скромным. — Весьма разумно.

— Тебе не нравится? — спросил он, разглядывая свой бледно-фиолетовый пуловер. — А мне казалось, ничего. Капельку необычен, но не слишком. — Он поднял на Коринну на удивление нерешительный взгляд.

— Продолжай, — протянула она льстивым тоном, поддразнивая его и сама не понимая, что делает. — Всегда хотела узнать, что движет мужчиной, когда он покупает одежду для своего гардероба.

— Да мало ли что движет. — Особенно в тех случаях, когда хочется произвести на кого-нибудь впечатление — вот как сегодня. Коррею потребовалось полчаса, чтобы решить, что же ему надеть. Подумал было о блейзере и слаксах, но отверг их как чересчур официальные для такого случая. Подумывал и о рубашке с джинсами, но отказался и от них из-за жары. В шортах у него были бы открыты ноги, и хотя он по этому поводу не комплексовал, все же опасался, что Коринна к такому зрелищу еще не готова.

— Ты предпочитаешь какой-нибудь цвет?

— Зеленый или голубой. Да, еще светло-фиолетовый.

— Придерживаешься какого-то стиля?

— Эффектного, — расплылся он в довольной ухмылке.

— Смотришься в зеркало? — помолчав, спросила Коринна.

— Конечно.

— Поправляешь на себе одежду?

— Разумеется.

Одна ее бровь взлетела вверх.

— Ну а крутишься так и эдак, заглядываешь через плечо, чтобы увидеть, не малы ли брюки?

— Такого не бывает. У меня там нет лишнего жира.

— У тебя его, похоже, нигде нет, — парировала она, — но ты такой огромный. Куда же все уходит?

— В рост, мадам, и в мускулы. Стальные мускулы.

— Тренируешься?

— Просто живу. Это отличная тренировка.

— Работник физического труда. Ясно, — кивнула она.

— Никто еще не жаловался на работу моих рук, — низко протянул он, но тут же оборвал себя. Двусмысленности, особенно с сексуальным подтекстом, слишком легко слетают с его языка.

— Нисколько в этом не сомневаюсь, — мгновенно отреагировала она таким же протяжным тоном, удивив, смутив и одновременно обрадовав его.

Коррей прокашлялся, потом потянулся за картофельными шкурками.

— Ты еще не пробовала. — Он ловко смахнул ей на тарелку немного шкурок. — Давай. Выскажи свое мнение.

Она внимательно рассмотрела угощение.

— Думаю, я уже сыта.

— Тебе не нравится их вид?

— Я в восторге от их вида, но я наелась.

— Проглоти одну, — скомандовал он.

— С какой это стати?

— Потому что я так сказал. Тебе они понравятся. Здесь чеддер и ломтики ветчины. Говорю же тебе, эти шкурки — просто деликатес.

Коринна молча смотрела на него.

Он указал пальцем на шкурки.

Она не шелохнулась.

— Я босс или нет? — поинтересовался он.

— Когда дело касается работы — да.

— Ты сказала, что будешь считать себя не на работе, только оставшись ночью в номере, одна.

— А ты сказал, что я могу позволить себе перерывы на завтрак, обед и ужин плюс еще на кофе.

— Я передумал. Итак… — он сделал глубокий вдох, — Золотое правило Кардинала номер один: никогда не спорь с боссом. — Он указал подбородком на картофельную шкурку. — Ешь.

— Мне казалось, ты хотел, чтобы я забыла это прозвище.

— И насчет этого я передумал.

— А еще ты сказал, что я могу поступать, как мне захочется.

— Я и в этом пункте передумал.

— Значит, у меня нет выбора?

— Ни малейшего.

К его удивлению, Коринна отрезала крошечный кусочек и положила в рот. Она поразилась: дело было не в восхитительном вкусе угощения, а в том, что она подчинилась Коррею. Нет, тут же поправила она себя, не подчинилась, поскольку он, собственно, и не приказывал. Простая дружеская пикировка, и она ей понравилась. Иначе зачем бы она так долго поддерживала эту беседу?

Собственно, вреда-то никакого и нет: ей действительно не нужно заботиться о весе.


По прошествии следующих двух дней она уже засомневалась, не слишком ли поспешным был тот вывод. Создавалось впечатление, что большая часть ее исследования проходила за какой-нибудь трапезой. Более того, все встречи проходили в разных ресторанах или отелях, в соответствии с желанием Коррея показать ей весь остров.

Помимо количества поглощенной ею пищи, Коринну поразили еще несколько вещей. Во-первых, она собрала невообразимую массу информации о Хилтон-Хэд и предлагаемых островом услугах. Во-вторых, если не считать предварительных знакомств, где он всегда присутствовал, Коррея она почти не видела. И в-третьих, она об этом сожалела.

Чисто профессионально ей хотелось ему угодить. Он предложил работу, и ей просто необходимо оправдать его надежды. На всех до единой встречах, организованных им, она была на высоте своей собранности и профессионализма, и это давало ей такое удовлетворение, какого она до сих пор не испытывала.

Да, Коррей ей нравится. Сей факт она осознала, лежа в постели поздно ночью в пятницу. Она этого не хотела, но так уж вышло. Он щедр — достаточно только взглянуть на тот изысканный номер, который он для нее выбрал. Он приносит неоценимую помощь — кого бы он ни просил, все выражали согласие поговорить с ней, одни более откровенно, другие менее, но все весьма учтиво. Он заботлив — чувствуя, что встреча затягивается, он приходил и забирал ее на перерыв. У него прекрасные манеры — если не считать одного-единственного случая нелицеприятной реплики в сторону коллеги, он вел себя исключительно по-деловому.

Он ее ни к чему не подталкивал. Не предлагал никаких танцев или полуночных прогулок по пляжу. И все это, вместе взятое, доказывало, что он наконец-то понял: они абсолютно разные люди и таковыми останутся.

И все же он ей нравился. Что ж, отлично, здесь нет ничего страшного. Коринна решила, что вполне может испытывать к нему расположение без ощущения угрозы, и именно поэтому рано утром в субботу, когда он позвонил ей и попросил полдня отдохнуть вместе, прежде чем он отвезет ее в аэропорт, она с готовностью согласилась.

Однако едва не взяла свои слова обратно, когда открыла ему дверь. На Коррее были шорты и футболка с тремя пуговичками, туго обтягивавшая мышцы на его груди. Ее собственную грудь эта футболка тоже не пожалела, потому что ей вдруг стало трудно дышать. Он просто бесподобен… эти мускулы… эти ноги… Коринна проглотила комок в горле и, с трудом оторвав от него взгляд, посмотрела на свой наряд. На ней были те самые слаксы и блузка, что и три дня назад. Они казались ей достаточно спортивными, но сейчас она почувствовала себя одетой как-то… безвкусно.

— Извини, — пробормотала она, выдавая совсем не присущую ей неуверенность, — я не привезла ничего попроще.

— Что, нет шорт? Подумаешь, какие проблемы. Сейчас все исправим. Пойдем. — Прежде чем она успела снова раскрыть рот, он уже подхватил ее под локоть и потянул к лифту.

Дар речи она обрела только у машины.

— Да нет, все нормально, — поспешно проговорила она. Перед мысленным взором мелькали сцены, как он затаскивает ее в магазин и заставляет примерять один откровенно неприличный наряд за другим. — В четыре я уже улетаю, и мне не нужно будет волноваться, что я не успею переодеться.

— Время найдется, но переодеваться тебе в любом случае ни к чему, — возразил он, сворачивая со стоянки. — В наши дни люди летают в чем угодно. Купишь что-нибудь полегче, тебе же будет удобнее.

— Мне и так удобно.

— Брось. Ты работала без передышки два с половиной дня и заслуживаешь отдых.

— Отдохну завтра.

— Сейчас. Таков уговор. Сегодня мы отдыхаем.

Его голос был таким же твердым, как он сам.

Твердым, решительным, глубоким и приводящим в трепет. Так нечестно!

— Куда мы направляемся?

— Сначала в небольшой магазинчик в Харбортауне. Можешь считать этот визит продолжением работы. Ты у нас ничего не покупала, а ведь многие гости часами бегают по магазинам. Разве тебе не интересно, что их там привлекает?

— Покупатель из меня не ахти. Раз в сезон я закупаю все, что мне необходимо, а потом избегаю магазинов как чумы.

— Возможно, ты просто не попадала в хорошие магазины с хорошей компанией. — Она пыталась уловить в его голосе скрытый подвох, но обнаружила лишь чистейшее простодушие. — Много времени это не займет.

— Коррей, меня устраивает моя одежда!

Он стрельнул в нее взглядом.

— Что ж, мы все равно едем в нужном направлении. Я забегу домой, переоденусь. Если ты настаиваешь на своем наряде, я тоже надену слаксы и рубашку.

Надень он даже тяжеленные рабочие ботинки, старые штаны, потертый свитер и куртку — все равно ей не гарантировано чувство безопасности. Неужто она всерьез решила, что он может ей нравиться просто так, без всякой угрозы для нее? Вся ее нервозность вернулась. Да и кто сумел бы остаться спокойным, когда в нескольких дюймах сидит Коррей? Под майкой бугрятся мощные плечи, на обнаженных руках проступают жилки. Длинные ноги покрыты бронзовым загаром, а лодыжки безукоризненно, чисто по-мужски очерчены.

— Должен тебя предупредить, что нас ожидает морская прогулка. Я подумал, что тебе неплохо будет взглянуть на остров со стороны залива Калибок. Ветер подходящий, но солнце здорово припекает. Если я переоденусь — непременно изжарюсь.

Ее губы сжались.

— Благодарю. Теперь я чувствую себя сволочью.

— Нет, все нормально. Если хочешь, я переоденусь.

— Не стоит беспокоиться.

— Да ничего. Меня не затруднит.

Может, и не затруднит, размышляла Коринна, но ей как-то не слишком импонировала сама идея увидеть его дом, находиться там, пока он переодевается. Он снимет с себя все… Само собой, она-то будет в другой комнате, но даже при мысли об этом у нее дрожали коленки. Что-то с ней не то. Наверное, перегрелась, решила она, игнорируя тот факт, что последние два с половиной дня почти безвылазно провела в кондиционируемых помещениях. Перегрев. Определенно.

— Я сказала — не стоит беспокоиться, — слабым голосом пробормотала она.

— Едем в магазин?

— Да.

— Умница, — с улыбкой промурлыкал Коррей.

Улыбка засияла в полную мощь, когда они проезжали тоннель из мшистых дубов, о котором он ей рассказывал, а потом снова превратилась в удовлетворенную усмешку, когда они доехали до Харбортауна, припарковались и направились в его хваленый магазин. Он ухмылялся, доставая с полок то шорты и топик, то шикарный комплект типа теннисного, но она все отвергала, пока вдруг, к великому ее изумлению, не заинтересовалась задорным платьицем с короткими рукавами, глубоким вырезом и чуть заниженной талией на широкой резинке.

Коринна взглянула на него, отошла к другой стойке, снова взглянула, помедлила и наконец вернулась. В жизни она не покупала себе ничего подобного и не могла понять, почему вообще приглядывается к нему. Оно выглядело более вызывающим, чем ей хотелось бы, но что-то ее в нем притягивало — наверное, необычная мягкость ткани и насыщенный синий цвет, да еще отливающий шелковым блеском рисунок на груди с изображением розовых облаков, уплывающих за горизонт.

— Мне нравится, — раздался у самого ее уха глубокий голос. — Бери.

— Я… не знаю… Сначала нужно бы померить.

— Тогда померь. Не тяни. Я голоден.

Она бросила на него уничтожающий взгляд.

— Завтрак, — объяснил он. — У меня сегодня крошки во рту не было. Быстрее. Померь платье.

— Это не платье. Это…

— Платье. Вперед. — Он кивнул в сторону примерочной.

Коринна сняла платье с вешалки и еще с минуту изучающе рассматривала его, потом направилась к кабинке.

Платье было прелестно. Глубокий вырез выгодно подчеркивал шею, рукава свободно ниспадали к локтям, а талия на резинке чуть приподнимала ткань, создавая эффект блузы.

Правда, есть две небольшие проблемы. Во-первых, длина: край платья на пару дюймов не доходил до колен, а она никогда в жизни не носила мини. Что ж, ноги у нее, тем не менее, на месте, стесняться нечего.

Вторая проблема заключалась в вырезе. Поправив так и эдак материал на груди, она обнаружила, что вырез, пожалуй, глубоковат. Как только она подтягивала его с одной стороны, чтобы скрыть бретельку бюстгальтера, другое плечо туг же оголялось, демонстрируя вторую бретельку.

— Кори?

Она резко обернулась и с силой прижала края выреза к плечам:

— Да?

— Выйди, пожалуйста. Я хочу взглянуть.

— Оно неплохо выглядит.

— Позволь мне посмотреть.

— Наверное, я все-таки остановлюсь на шортах с топиком.

— Позволь взглянуть на платье.

Сделав глубокий вдох, она разжала пальцы, придерживавшие вырез по краям, и открыла дверь.

Теперь наступил черед Коррея делать глубокий вдох. Коринна казалась двадцатилетней девушкой, свежей и невинной.

Мягкая линия шеи, ключицы изящно очерчены под кожей цвета слоновой кости. Руки прекрасной формы и по-женски стройные ноги. Несмотря на первое впечатление, в ней ни на йоту не было мальчишеской худощавости. Хрупкость — да, но ему это нравилось. Сейчас, босоногая, она вызывала в нем ощущение собственной силы и желание защитить ее.

Наконец Коррей издал одобрительный свист.

— Бери.

— А оно не слишком… не слишком… свободное?

— Таким оно и должно быть. Предполагается, что в нем ты должна чувствовать себя легко и раскованно. Оно выглядит отлично!

— А оно не кажется тебе чересчур легким и раскованным?

— Лично мне не кажется, но мое мнение — не твое. Тебе оно нравится?

Коринна в последний раз взглянула в зеркало. Одно плечо потихоньку оголялось. И в этой обнаженной полоске кожи таился какой-то вызов, который должен был бы ее шокировать, но она почему-то осталась спокойной.

— Да, нравится. — Ну конечно: за полоской обнаженной кожи появилась бретелька, которая дюйм за дюймом продвигалась вперед.

Коррей, не сводивший взгляда с зеркала, склонился к ее уху.

— Сними бюстгальтер. Ничего страшного не случится.

Она вскинула на него глаза.

— Никто ничего не увидит, — убеждал он тем же интимным шепотом.

— Ты увидишь, — сдавленно возразила Коринна.

— Да не буду я смотреть. У меня хватит забот с парусами. — Он выпрямился. — У тебя какой размер обуви?

— Тридцать шестой.

— Пойду взгляну, не найдутся ли подходящие босоножки. — Развернувшись, он вышел и прикрыл за собой дверь.

Спустя минуту, когда она, кусая губы, все еще раздумывала, как же ей поступить, его голос раздался снова:

— Открой, Кори. Я подобрал босоножки и сумку. Положи туда свои вещи, и можно отправляться.

Коринна приоткрыла дверь, забрала босоножки с сумкой, поспешно бросила их на пол и снова повернулась к зеркалу.

Снимать или нет? Вообще-то грудь у нее маленькая и, если уж на то пошло, крепкая, цвет платья достаточно темный, а ткань мягкая, но плотная.

— Ты готова? — послышался голос.

— Почти, — поспешно выдохнула она.

Давай же. Снимай лифчик.

Нет, не стоит.

По-твоему, лучше целый день думать о том, не выглядывают ли бретельки?

Он воспримет это как приглашение.

Он будет заниматься парусами.

Так он утверждает, но я ему не очень-то доверяю.

Ему — им себе?

Хороший вопрос…

— Кори! Ты там не заснула?

— Сию секунду выхожу, — выпалила она. Бросив отчаянный взгляд на собственное отражение, она сдвинула плечики платья в сторону, расстегнула бюстгальтер и запихнула его между остальной одеждой, а потом все кучей засунула в сумку.

— Коррей вызывает Кори. Кори, прием.

Подхватив сумку, она открыла дверь и пролетела мимо него.

— Нет ли у вас ножниц, чтобы отрезать этикетки? — спросила она у девушки за кассой.

Коррей медленно попятился к выходу. Она это сделала! Господи, она сделала это. Проблема лишь в том, чтобы держаться от нее подальше…

Он на кого-то налетел, крутанулся с извинениями и обнаружил, что это всего лишь стойка с купальниками. Выругавшись сквозь зубы, он поспешил к двери и шагнул на солнцепек. Продавщицу он заранее предупредил, чтобы та записала покупки на его счет, и теперь ждал, не поднимет ли Кори из-за этого скандал. Наверное, это было бы даже неплохо: если она выведет его из себя, он, по крайней мере, избавится от этого дьявольского влечения.

Коринна его поражала. С вечно чопорно-прямой спиной, упрямо вздернутым подбородком и страстью все раскладывать по полочкам, она должна была бы наводить на него скуку. В тот самый миг, когда он готов был в отчаянии признать, что ему никогда не проломить воздвигнутую ею стену ледяного хладнокровия, Коринна бросала пару-другую насмешливых слов, и надежда опять загоралась в нем. Как тогда, например, когда разговор коснулся сестры:

«У нее есть дети?»

«Один ребенок».

«И как?..»

«Обычным путем, полагаю. Секс».

Она выдала это настолько бесстрастно, что Коррей на мгновение растерялся. Разумеется, он не думал, что она верит в капусту и аистов, но не ожидал и подобной прямолинейности.

Удивляли и другие вещи: скажем, почему у нее нет любимого, почему она держит в такой узде свои чувства, почему считает, что не в состоянии с ним справиться?

Последнее так вообще похоже на анекдот. Она, конечно, об этом не догадывается; но вертит им с самого дня их знакомства. Какие только сказки он не сочинял, доводя до умопомрачения свою секретаршу бесконечными требованиями, и все для того, чтобы выкроить свободное время для очередной поездки в Балтимор! Он усмирил свой шумный нрав, он мучительно обдумывал каждую деталь своего поведения с Коринной, каждое свое слово, даже выставил постоянного клиента из «люкса» в отеле, чтобы предоставить этот номер ей.

При этом Коррей нисколько не возражал против того, чтобы им вертели, что само по себе его тоже удивляло: никогда в жизни он не подлаживал свою жизнь под женские прихоти. Чем же так сильно притягивает его Коринна? Может быть, независимостью, а может, преданностью. Коррей даже ревновал ее к Алану. А еще, наверное, глубоко спрятанной уязвимостью, которая изредка прорывалась наружу и так же быстро исчезала под маской хладнокровия. Ему вспомнился разговор о Серебристом Лисе. Тогда в ее глазах появилась отрешенность, а в голосе грусть, заставившая его гадать, кто был этот Серебристый Лис, и что он такого сделал Коринне.

— Коррей?

Обернувшись, он обнаружил ее стоящей прямо перед ним, в потрясающе величественной, учитывая прижатую к груди сумку, позе. И это тоже привело его в восторг.

— Готова? — хрипло спросил Коррей.

— Угу.

— Тогда вперед.

Не проехав и полдороги, Коринна справилась с чувством неловкости. Сумка с вещами устроилась у нее на коленях.

— Это твой дом, — не колеблясь, заявила Коринна, когда они добрались до тупика.

Сам дом не позволил бы ей ошибиться. Несмотря на то, что Коррей не описывал его в деталях, он говорил об уединенности, об ощущении чего-то неземного — и именно таково было впечатление от представшего их глазам вида. Все вокруг поражало зеленью и буйством цветения, а дом, почти неотличимый по цвету от стволов деревьев, прятался в тени густых крон. Огромные окна отражали пышный ландшафт, в котором, казалось, постепенно растворялась покатая крыша.

— С самого приезда ты ни разу не ела в домашней обстановке, — поспешил объясниться Коррей. — Вот я и подумал, что сегодня мы можем позавтракать у меня. По сравнению с рестораном гораздо быстрее, так что сэкономим время для прогулки. Кроме того, — сконфуженно пробормотал он вдобавок, — я оставил тут напитки. В любом случае пришлось бы куда-нибудь заезжать и покупать воду.

— Ладно уж. — Она покорно вздохнула, выбираясь из машины. — Посмотрим, что у тебя за жилище.

Жилище оказалось великолепным, впрочем, она догадалась об этом, даже не перешагнув порога. Дом Коррея струился. Другого определения подобрать было невозможно. Одна комната перетекала в другую, одно обособленное помещение плавно превращалось в другое. Широкие лопасти причудливых вентиляторов незаметно для глаза переходили в оштукатуренные стены, а стены в свою очередь — в кожаные кресла, мраморные столики и полированные паркетные полы.

— Как тебе? — спросил он.

— Великолепно, — искренне ответила она. — И безукоризненно чисто. Либо ты мастер экстра-класса по уборке, либо…

— Второе. И имя у этого второго «либо» — Джонтелль. С понедельника по пятницу она наводит здесь чистоту. По выходным я предоставлен сам себе. Настоящее испытание.

— Зато для души полезно, — коротко отозвалась Коринна. Развернувшись, она направилась к кухне. Комнаты были слишком… слишком наполнены Корреем. Станет легче, если она чем-нибудь займет руки. — Что будем есть? — поинтересовалась она, открывая холодильник.

Мягко потеснив ее в сторону, Коррей принялся доставать с полок закрытые миски.

— Вафли. Возражений нет?

— Возражений нет. Звучит впечатляюще.

— Не нахваливай, пока не попробуешь. Может, они и не первый сорт, но, по крайней мере, я старался.

Сомневаться в этом не приходилось. В мисках оказались масло, нарезанная ломтиками клубника, малина, крупнее которой ей не приходилось видеть, и гора нежнейших взбитых сливок. Если помимо всего прочего он еще и готовить умеет, остается упасть на стул и зарыдать.

Коррей переводил взгляд с одной миски на другую, как будто что-то позабыл. Потом поднял вверх палец, крутанулся обратно к холодильнику и извлек графин с апельсиновым соком.

— А что мне делать?

Он нырнул в посудный шкафчик и выудил оттуда небольшой половник.

— Вафельница в шкафу справа от раковины. Достань, будь добра.

— Да, конечно. — Опустившись на корточки, она открыла шкаф и достала вафельницу. Взглянула на нее, потом присмотрелась… — Коррей? — тихонько позвала она. — А что это такое с вафельницей?

Склонившись над ней, он уставился на то, что она ему демонстрировала, и наконец пробормотал сквозь зубы:

— О, черт! — Потом метнулся к другому шкафчику, рванул верхний ящик, вытащил тарелку, еще одну, рассматривая каждую со все возрастающим отвращением. С треском опустив тарелки на край кухонной стойки, он схватил грязный бокал и в полнейшем смятении заглянул внутрь. Голова его горестно поникла. — Поверить не могу, что я сотворил подобное. — После чего закинул голову назад и вперил глаза в потолок. — Должно быть, я забыл включить посудомоечную машину. Так спешил все убрать и навести блеск, что не заметил.

— Ты что, сунул вафельницу в посудомоечную машину?

— А разве не нужно было?

— Нет.

— Почему?

— Электрические детали выходят из строя.

— Вот оно что. — Он с минутку поразмыслил, и его лицо просветлело. — Я же знал, что должна быть причина, по которой я не включил машину. — Что никоим образом не объясняло, почему бокалы и тарелки с остатками вчерашнего ужина оказались в шкафу с чистой посудой…

Коринна в очередной раз уставилась на вафельницу. Никаких сомнений: ею пользовались. Может, одолжил ее у друга? Подняв глаза, она обнаружила, что щеки у Коррея стали пунцовыми.

Слова полились из него потоком:

— Я купил ее вчера, решив, что приготовлю нам бесподобный завтрак. Сам я редко когда плотно завтракаю, да и вафель в жизни не делал, поэтому немного и поэкспериментировал вечером. — Он тяжело вздохнул. — С детства обожаю вафли.

Не в силах удержаться, Коринна залилась смехом. Он восхитителен! Мужчина с головы до ног и в то же время такой мальчишка в душе. Какой виноватый, какой пристыженный вид.

Сделай что-нибудь, Коринна. Займи себя хоть чем-то, чтобы отвлечься от мыслей об этом человеке!

— Нет проблем, — произнесла она, поднимаясь и пристраивая вафельницу в раковине. — Я ее быстренько вымою. — И тут же принялась за дело. Пустила горячую воду, пошарила под раковиной в поисках порошка и губки — и заработала с утроенной энергией.

В последний раз плеснув водой, она вытерла прибор и вручила его шеф-повару, а тот в свою очередь загрузил посудомоечную машину вчерашней посудой и принялся выпекать самые отменные вафли, какие только Коринне приходилось пробовать в жизни.

Чувство удовольствия не покидало ее, пока они убирали после завтрака, пока добирались до Укромной Бухты и устраивались на борту пришвартованной там яхты. Более того, это ощущение захватило ее полностью: Коринна радовалась солнцу, смеялась над шутками Коррея, подставляла лицо теплому бризу и абсолютно забыла о том, что, по ее собственным меркам, она была полураздета.

А вот Коррей об этом не забыл. Скрытый темными стеклами солнечных очков, его взгляд впитывал каждый дюйм ее тела, принося сладкую истому его сердцу и отчетливую боль в низу живота.

Глава пятая

Фантазии Коррея оказались недалеки от истины. Под чопорной наружностью Коринны скрывалась полная страсти женщина. То ли повлияли свежий ветер и солнце, то ли, оказавшись далеко от берега, она позволила себе отбросить надуманные запреты.

Куда только девались ее напряженная сосредоточенность и манера взвешивать каждое слово! Карие глаза лучились искренним теплом, на губах танцевала непринужденная улыбка, а смех звучал тихими мелодичными трелями.

Исчез и ее контроль за собственным телом, а с ним угрожающе улетучивалось и самообладание Коррея. Забыв о привычке сидеть плотно сжав колени, она закинула ногу за ногу. От мимолетного взгляда на белоснежный шелк трусиков, когда подол ее платьица полоснул на ветру, Коррей едва не застонал.

Сейчас она не казалась ни отстраненной, ни чопорной, вот в чем была проблема. Сейчас казалось, что к ней запросто можно прикоснуться, и Коррею хотелось этого так же мучительно, как и того, чтобы она всегда оставалась такой. Вот тут-то и крылась дилемма. Если он к ней прикоснется, не оцепенеет ли она снова? Если он ее поцелует, не спрячется ли она снова в своей непробиваемой скорлупе? Если шепнет те слова, что ему так хочется шепнуть ей, не влепит ли она ему пощечину?

Из чистого страха он не предпринимал ничего, только занимался парусами да следил за штурвалом.

Но когда яхта зашла в гавань и была пришвартована к причалу, страх превратился в отчаяние. Время действительно бежало неумолимо. Через несколько часов Коринна уже возьмет курс на Балтимор, и ее упорядоченная жизнь уничтожит в ней все то, чем он так наслаждался сегодня…

Она наводила чистоту в камбузе, где во время плавания они устроили себе пир из чипсов и орешков, фруктов и напитков, и в это время он подошел и остановился у нее за спиной.

— Кори? — глубоким, но тихим и нерешительным голосом окликнул он.

Обернувшись, она встретилась взглядом с глазами, изумрудная зелень которых сейчас как-то изменилась, стала глубже, непроницаемее. Тревожные мурашки побежали по ее спине.

— Все было чудесно, — произнесла она с наигранной легкостью.

Контраст между охватившим ее волнением и той безмятежностью, что она только что испытывала, оказался разительным. Не то чтобы она не ощущала присутствие Коррея на протяжении предыдущих двух часов — нет, ничего подобного. От нее не укрылась ни ловкость его пальцев, вязавших узлы на лине, ни игра мускулов при работе с парусами. Она видела, как ветер треплет его волосы, заметила отблески солнца в капельках пота на коже. А эти длинные, сильные, бронзовые ноги!.. Ничто не осталось незамеченным, но она твердо решила наслаждаться отдыхом.

Однако сейчас она вдруг осознала, что его темные очки вводили ее в заблуждение. Не видя его глаз, она не могла читать его мысли, а не зная мыслей, просто отмахнулась от загадки его личности.

И вот очки исчезли, а вместе с ними и возможность притворяться. Перед ней не кто-нибудь, а Коррей, и он ее хочет. Больше она не в состоянии была, как беспристрастный зритель, любоваться его телом, потому что ее собственное вдруг зажглось жаждой чего-то особенного, неизведанного.

— Кори… — Хрипотца в его голосе стала еще отчетливее. Он поднял руку и задержал ладонь у ее щеки. Она была нежно-розовой, обласканной солнцем, освеженной ветерком и гладкой, как бескрайнее небо. — Ты ведь не хочешь, чтобы я ушел на палубу.

— Не хочу, — выдохнула она, но убежденности не было ни в ее словах, ни в глазах, широко распахнутых от изумления, предвкушения, ожидания.

— Я не в твоем вкусе.

— Я знаю.

— А ты не в моем.

— Я знаю.

— Тогда почему я так нестерпимо хочу поцеловать тебя?

— Может, потому, — сглотнув, шепнула она, — что только так ты убедишься, что в этом нет ничего особенного.

Его пальцы скользнули ей в волосы и принялись поглаживать растрепанные от ветра короткие пряди.

В этот миг Коринна не понимала ни на каком свете находится, ни кто она такая. Что за дрожь в коленях, что за трепет в груди? Все ее внимание сосредоточилось на губах Коррея, тонких, но таких выразительных.

— Если ты собираешься воспользоваться случаем, — прошелестел ее ломкий шепот, — то тебе лучше поторопиться. Если замешкаешься, я могу передумать.

— Ладно, — сказал Коррей, но торопиться не стал. Не смог. Слишком многое хотелось ощущать и впитывать: например, нежность ее лица, когда он поднял и вторую руку, чтобы взять его в обе ладони; или мягкость ее губ, когда он провел по ним подушечками больших пальцев; или дивный лимонный аромат ее кожи, когда он, закрыв глаза, прижался носом к ее лбу.

А потом губы скользнули ниже, и он впервые ощутил ее вкус. Она была настоящим лакомством, изысканным, и не лимонным, а малиновым. Он вкушал ее медленно, не торопясь, возможно, потому, что ему казалось, будто он всю жизнь ждал, пока она созреет. Ее губы были бархатными и сочными. Он впитывал их сладость легкими касаниями, то прижимаясь, то чуть отпуская, то полностью накрывая их своим ртом, чтобы насладиться малейшим нюансом их очертаний.

Коринна. Чистая, как свежевыпавший снег, и обольстительная, как сам дьявол. Он чувствовал, что она дрожит, но если она и испугалась, то не показала этого, не оттолкнула его, даже когда он провел ладонями по ее плечам, по спине — и прижал ее полностью к своему телу, даже когда его язык, раздвинув ее губы, проник в рот.

Коринна затрепетала, руки ее обвились вокруг его талии, пальцы, комкая ткань, вцепились в футболку. Прижимаясь к нему теснее, она не думала о том, что делает. Все, что происходило в этот момент, казалось таким прекрасным, что думать она была просто не в состоянии.

Его язык заполнил ее рот, и это ощущение переполненности, нарастая снежным комом, охватило все ее тело. Чувства искали выход, подталкивали ее к действию, так же как и нежная настойчивость его ищущего языка. Под огнем любопытства ее пассивность растаяла, приводя ее собственные губы в движение, заставляя ее собственный язык пуститься в исследование. Поначалу она была очень осторожна, но вздох удовольствия, который вырвался из его горла, поощрил ее и придал смелости.

А потом его язык ускользнул, а с его губ слетел хриплый, но исполненный неги шепот:

— Ах, Кори… — Как она быстро учится, мелькнула у него мысль, сначала лишь подчинялась его инициативе, а после отдалась своему инстинкту. Но ему хотелось большего. Если бы он смог снова представить ее по-мальчишески нескладной, то боль от возбуждения спала бы, но он уже не мог видеть ее в таком свете, потому что его ладони только что гладили ее плечи, спину, бедра, а ее груди прижимались к его груди и все, к чему он прикасался, сулило истинную женщину.

Ее глаза были закрыты. С новой жаждой набросившись на ее рот, он почувствовал, как тот раскрылся ему навстречу. И пока длилось это пиршество губ, его ладони тихонько обласкали тоненькие плечи, погладили шею, спустились ниже и наконец добрались, дотронулись — и полностью накрыли ее груди.

Из глубины ее горла раздался слабый звук — то ли мурлыканье, то ли стон, то ли вздох, — но она не отпрянула. Наоборот, на мгновение оцепенела, даже дыхание как будто застыло у нее на губах, пока Коррей не начал легонько обводить пальцами высокие полукружья. Она издала еще один стон, обхватила его руками за шею и ткнулась лицом ему под подбородок.

Ощутив, как груди наливаются под его ладонями, он усилил нажим и продолжал ласки до тех пор, пока сам уже не в силах был терпеть. И вот тогда, только тогда он прикоснулся кончиками больших пальцев к ее соскам.

На этот раз ее стон прозвучал отчетливее.

— Я сделал тебе больно?

Почти беззвучный ответ обдал теплом его горло:

— Нет… нет… не больно…

— Напугал?

— Огонь… по всему телу… Еще…

Он подчинился, и сделал это с изысканной нежностью, и то наслаждение, что пронизывало его, неизмеримо усиливалось тем, как она часто дышала, и еще больше тем, как ее бедра прижимались к его.

Это было инстинктивное движение. Она искала удовлетворения на пути, который предусмотрел сам Господь, создавая мужчину и женщину. Возбуждение Коррея достигло предела, и бедра двигались независимо от его воли. Но это трение было лишь жалкой заменой тому удовлетворению, которого он жаждал.

— Кори? — Он приподнял к себе ее лицо, понимая, что голос звучит хрипло, и зная, что эта хрипота предательски выдает его желание, но ему было просто необходимо, чтобы она услышала его. — Посмотри на меня, Кори. — Он чуть сжал пальцы. — Открой глаза. Ну пожалуйста, любимая!

Коринну никто так не называл; необычность обращения заставила подняться ее веки.

— Я тебя хочу, Кори, и если продолжать в том же духе, одно потянется за другим, и никто из нас не заметит, как мы уже окажемся на полу и будем заниматься любовью. Мне этого страшно хочется, но я не уверен, что и тебе тоже, а я в данный момент не могу доверять самому себе. Мое самообладание на пределе, и ему скоро придет конец. Любое движение может заставить меня окончательно потерять голову. Я этого хочу, Кори. Хочу. Но ты?..

Она слабо качнула головой, а он провел пальцами по ее волосам, обвел каждую черточку лица. Это же Коринна. С ней все должно быть по-другому.

— Я хочу тебя. — Он вжался бедрами в ее бедра. — Ты чувствуешь?

Она кивнула. Коррей выдохнул — похоже, во второй раз за несколько долгих минут, — и его хватка ослабла. Прикрыв глаза, он обнял ее за плечи и легонько притянул к себе.

— Еще минуточку… позволь мне сначала успокоиться… — Он назвал лишь одну из причин, почему не хотел сразу отпускать ее. Вторая заключалась в страхе.

Голос его был низок и полон желания, а слова шли из самого сердца.

— То, что сейчас произошло, Кори, было необходимо нам обоим. В этом нет ничего постыдного, но ты, возможно, будешь страдать, вновь и вновь обвиняя себя за слабость, а я этого не хочу. Еще не хватает, чтобы во взгляде твоих чудных карих глаз появилось сожаление или, чего доброго, отвращение ко мне. Такого я не вынесу. — Его руки лежали неподвижно, только пальцы едва заметными движениями поглаживали ее спину. — Если ты решишь, что больше не хочешь повторения сегодняшнего, я соглашусь с твоим желанием, — продолжал он, — но только если ты мне объяснишь причину. Мне кажется, между нами есть что-то особенное. Я никогда не испытывал ничего похожего прежде и не хочу, чтобы всему пришел конец.

Он порывисто вздохнул.

— Сейчас я тебя отпущу. Ничего не говори, просто собери свои вещи и вместе со мной сойди на берег. Я отвезу тебя в аэропорт, посажу в самолет, и ты вернешься в Балтимор. Все дело в том… — Коррей запнулся. Он в жизни не говорил подобного женщине, и слова казались ему какими-то чужими, даже несмотря на то, что чувства были искренними. — Дело в том, что мне хочется запомнить этот день как чудесный праздник. Нельзя, чтобы хоть что-то испортило воспоминания. Я был бы счастлив, если бы и для тебя весь сегодняшний день значил так же много, как и для меня. — Он замолчал, зажмурился и снова открыл глаза. — Договорились? Никаких споров, никаких объяснений, никаких упреков?

Коринна кивнула. Какие там споры! В голове у нее шумело, и вся она была как выжатый лимон.

Коррей отпустил ее и отправился на палубу. Она пошла следом, собрала вещи и бок о бок с ним прошагала к машине. Весь путь до аэропорта они проделали в молчании, а когда объявили посадку на ее рейс, Коррей перекинул ее сумку со своего плеча на ее, и они расстались, обменявшись лишь легкими улыбками.


Самолет оторвался от земли и взял курс на север, а Коринну посетили две неожиданные мысли. Первая — что она страшно благодарна Коррею за его просьбу. Молчание оказалось единственным решением проблемы, с которой она еще не готова была столкнуться лицом к лицу.

Вторая мысль заключалась в том, что на ней по-прежнему надето купленное утром платье. По прибытии в аэропорт Балтимора она отправилась в первую же дамскую комнату и переоделась. Часы показывали девять вечера. К половине десятого она уже добралась до дома, обняла бабушку, прошла на кухню и уселась за стол, просматривая почту. Элизабет устроилась напротив.

— Как здесь дела, бабуля?

— Отлично. Наверху в туалете потек бачок, поэтому сегодня утром я вызывала водопроводчика.

— Полагаю, он все починил, — отозвалась Коринна, старательно удерживаясь от смеха. Бедная Элизабет. Протекающие краны, сломанные бачки и заедающие дверные звонки постоянно отравляли ее существование. Они казались ей символом дряхления, что было одним из тех проявлений жизни, которые Элизабет терпеть не могла. Как не выносила неряшества, непунктуальности или невежливости, а уж о фривольности в чувствах и легкости в интимных отношениях и говорить не приходится. Самоусовершенствование числилось первым номером в ее личной повестке дня, а значит, и в повестке, которую она составила для внучки.

Поднявшись из-за стола, Коринна достала из ящика нож и вскрыла письмо от сестры.

— За последний месяц это уже третье. Почему Роксанне вздумалось вдруг писать, если она звонит тебе каждую неделю?

— Наверное, ей нравится упражняться в письме.

— Это что-то новенькое, — отметила Элизабет. — Лично я всегда считала, что письма гораздо лучше телефонных звонков. Требуется определенное мозговое усилие, чтобы четко выразить адресату свои чувства. И если подобное удается, то оказывается, что у письменной речи куда больше возможностей по сравнению с устной, уж не говоря о стоимости междугородных переговоров. Как жаль, что Роксанна живет в Нью-Йорке, а не здесь.

— В Нью-Йорке живет ее муж, — напомнила Коринна. — К тому же это не на краю света. Ты в любое время могла бы слетать туда и встретиться с ней за ланчем.

— Вот еще! Я боюсь самолетов: читала о проблеме алкоголизма среди пилотов.

— Миллионы людей пользуются авиалиниями.

— Благодарю покорно, но я останусь тут. Если у Роксанны появится желание, она сама может прилететь и встретиться со мною за ланчем.

— Бабуля, ты же знаешь, что она занята с Джеффри, да и Фрэнк постоянно берет ее то на один деловой ужин, то на другой.

— Хотелось бы мне, чтобы все объяснялось так просто, но мы с Роксанной никогда не ладили. Если бы ты не брала на себя роль арбитра, мы бы не раз вцепились друг другу в глотки.

— Это ты-то? — расхохоталась Коринна. — Для этого ты слишком воспитанная леди, ба.

— Я выразилась фигурально, — спокойно продолжала Элизабет. — В Роксанне слишком много от матери. Я сделала все, что было в моих силах, чтобы укротить Чериз, но потерпела крах. Роксанна по крайней мере вышла замуж за человека устойчивых принципов, но вплоть до самого дня бракосочетания я была почти уверена, что она удерет.

Поскольку бабушка не читала писем Роксанны, то и не догадывалась о скрытых проблемах. Роксанна, похоже, считала, что Фрэнк не в состоянии отделить роль бизнесмена от роли мужа, и Коринна не могла избавиться от предчувствия какой-то надвигающейся неприятности.

— Вы всегда были такими разными, — улыбаясь одними глазами, говорила Элизабет. — Ты моя копия; именно такую дочь должна была бы я иметь. Ты взяла от нас все самое лучшее. Хвала Создателю, в тебе нет ничего от твоих родителей.

— У меня волосы матери и ее же глаза. А нос достался от Фремонов. — Коринна опустила палец на едва заметную горбинку, потерла ее, будто хотела, чтобы та исчезла, и нахмурилась.

— У тебя мой ум и мой темперамент. Вот что имеет значение. — Элизабет помолчала. — Ты в последнее время что-нибудь слышала о матери?

— Месяц назад она прислала открытку. Если не ошибаюсь, она все еще в Дубровнике.

— Что она делает в Югославии — просто выше моего понимания, хотя, с другой стороны, в Чериз абсолютно все выше моего понимания.

— Я слышала, что там великолепные пляжи.

— Она не сообщила, с кем она там?

— Нет.

— Полагаю, глупо было бы надеяться, что она с твоим отцом.

— Алекс, видимо, все еще в Париже. Мама познакомилась там с каким-то герцогом или графом и вместе с ним уехала путешествовать по Адриатике. Когда они устанут друг от друга, она снова вернется к Алексу.

Элизабет горестно покачала головой.

— Странные у них отношения — то вместе, то врозь, то тут, то там. А ведь могли бы побыть и с дочерьми.

— С чего бы вдруг взяться переменам?

— Они стареют.

— Стареют? — фыркнула Коринна. — Маме сорок семь, Алексу сорок восемь. Не думаю, что они подошли к тому рубежу, от которого начинают оглядываться назад.

— Очень жаль. Малыша Джеффри они видели всего раз в жизни, да и то лишь потому, что судьба занесла их проездом в Нью-Йорк. И твоей работой могли бы поинтересоваться. Даже мне она кажется весьма впечатляющей.

— Просто потому, что ты — это ты, ба, — с улыбкой отозвалась Коринна, но беседа о родителях ей начала надоедать. Давным-давно она перестала надеяться на их возвращение. По сути дела, она в них уже и не нуждалась: время тоскливого ожидания осталось далеко в прошлом.

Она решила сменить тему.

— Что делаешь завтра, бабуля?

— Миссис Фредерик пригласила меня на ланч. А ты?

— С удовольствием побуду дома.

Элизабет кивнула, затем поднялась и направилась к двери.

— Не забудешь полить цветы?

— Нет, ба.

— И в стеллаже с газетами нужно бы разобраться. Я бы и сама справилась, но не знаю, что ты захочешь оставить.

— Принято, — улыбнулась Коринна.

— Какая послушная девочка. — Элизабет чмокнула Коринну в щеку. — Спокойной ночи, дорогая.

— Спокойной ночи, ба.

Коринна подождала, пока дверь наверху закрылась, и только после этого выключила свет на кухне, взяла так и не прочитанное письмо сестры и поднялась в свою комнату.

Во всем чувствовалась знакомая обыденность, и все же кое-что стало другим. Положив письмо Роксанны на трюмо, она аккуратно повесила одежду на распялки, прошла в ванную и приняла душ. Как обычно, полотенце взяла справа от себя; как обычно, вернувшись в спальню, обошла кровать с левой стороны и проверила, а потом перепроверила будильник.

Тут ее взгляд упал на сумку. Несколько минут она не сводила с нее глаз, а затем медленно прошла через всю комнату, подняла ее на кровать и открыла.

Даже в ящике Пандоры вряд ли царила такая неразбериха. Все те мысли и чувства, что Коринна тщательно заталкивала на задворки сознания, ринулись валом наружу при взгляде на одно-единственное платье, лежавшее на самом верху. Внезапная слабость заставила ее опуститься на кровать рядом с сумкой.

Как в замедленной съемке, останавливаясь на мельчайших деталях, она воспроизвела в памяти все, что с ней случилось с той минуты, когда в ее номере сегодня утром прозвенел телефонный звонок. Откинувшись на спину и уставив глаза в потолок, прокрутила все события еще раз.

Закрыв глаза, она лихорадочно вздохнула. Перемены произошли в ней самой. «Хвала Создателю, в тебе нет ничего от твоих родителей». Так сказала бабушка. Но сегодня Коринна обнаружила, что это не совсем правда.

Она вспомнила, как запутывалась пальцами в его волосах, как отвечала на его поцелуи, как позволила ему прикоснуться к себе, а потом умоляла не останавливаться.

Позабыв когда-то данные самой себе клятвы, она сперва приняла, а потом и приветствовала страсть Коррея — и ей это понравилось. Даже сейчас ее тело охватывала дрожь от сладостных воспоминаний.

Но теперь она испугалась. Она не хотела думать о том, что могло бы произойти, не остановись он вовремя, — но не могла не думать!

С Корреем все было бы иначе. Он обладал над нею мистической властью: в его руках она превращалась в совершенно другого человека, в то время как сам он оставался Кардиналом, то есть соблазнителем, дамским угодником, вольной птицей. В нем таилась бесконечная опасность.

И ее к нему тянуло, точно так же как тянуло ее мать к отцу: с какой-то бездумной силой, перехлестывающей все доводы разума. Но ведь она никогда не кидалась слепо в водоворот событий и строила свою жизнь на фундаменте самообладания. Но сегодня он рухнул.

Возникшие проблемы, надо признать, начались не в Балтиморе. Коринна неохотно скользнула взглядом по туалетному столику, поднялась с кровати, рывком выдвинула второй ящик и из аккуратной стопки новых колготок извлекла долларовую банкноту, разорванную на мелкие кусочки, а потом старательно, кропотливо склеенную скотчем. Она потеребила бумажку, провела подушечками пальцев по всей поверхности. А потом дернула в разные стороны.

Скотч выдержал.

Сцепив ладони на краю тумбочки, она уронила голову на грудь и закрыла глаза.


К утру следующей среды состояние ее нисколько не стало легче. Коррей не давал о себе знать, а она думала, что после всего, что произошло между ними на яхте, он обязательно попытается связаться с ней. Ее разбирала злость на него, на то, что она, пусть хоть на мгновение, поддалась ему, что считала, будто может ему доверять.

Однако необходимо подумать и о работе. Он ее нанял для выполнения определенного задания, Алан буквально силой выудил у нее согласие, так пусть не думают, что она не в состоянии с этим заданием справиться. Обдумав все вдоль и поперек, она решила занять наступательную позицию, в связи с чем в четверг утром позвонила Коррею.

Секретарша сообщила, что его нет в городе и вернется он не раньше начала следующей недели, но на просьбу оставить сообщение Коринна ответила только, что перезвонит.

Понедельник. Просто нечестно, что ей придется ждать так долго, когда она психологически готова к встрече с ним именно сегодня, хотя, с другой стороны, у нее есть дела и поважнее, нежели сидеть, сложа руки, и думать о Коррее Харадене. Она с такой решимостью окунулась в другую работу, что наверняка доставила бы удовольствие Алану, если бы он тоже не был в командировке.

В середине рабочего дня в четверг она подняла глаза от стола и обнаружила у входной двери Коррея. Следовало бы догадаться, что Коррей свалится как снег на голову. Но она так усиленно старалась выбросить его из головы, что оказалась не подготовленной к его появлению.

— Занята? — спросил он.

— Как всегда.

— Могу я войти?

Он выглядит другим. Встревоженным.

Это чувство вины.

Это осторожность. Неужто ты не видишь по его глазам?

Я вижу только их сверкающую зелень. Черт бы их побрал.

— Извини, что не позвонил, — произнес он. — Я хотел, но не был уверен в ответе.

— У тебя нет оснований для беспокойства. Я на тебя работаю. Можешь звонить, когда пожелаешь.

— Я не имел в виду работу, Кори.

— А я имела. Да, кстати, вчера я сама пыталась дозвониться до тебя, но тебя не было в офисе. — Крутанув кресло, она заменила лежавшую на столе папку другой, с ближней полки. Потом развернулась обратно, раскрыла папку и принялась перебирать листы. — Я в общих чертах наметила планы и закончила первый вариант опросного листа.

— Как хорошо было на прошлой неделе, когда ты была рядом. Я скучал по тебе все это время.

Коринна прокашлялась.

— Лучше всего будет разложить анкеты в номерах. После встреч с владельцами магазинов и бюро проката я подумала, что отличным стимулом для клиентов могли бы стать разнообразные купоны со скидками.

— Я стоял в аэропорту и смотрел, как улетает твой самолет. Такое странное ощущение. Даже объяснить словами трудно.

— Разумеется, необходимо до последнего цента высчитать, во что эти скидки обойдутся спонсорам проекта…

Коррей выпрямился в кресле, глаза его сверкнули таким пронзительно-зеленым огнем, какого Коринне еще не доводилось видеть.

— Поужинаем сегодня вместе, Кори?

Она резко вдохнула.

— Лучше… не нужно.

— Почему?

— Работать проще в офисе.

— Я не хочу работать. Я хочу поговорить с тобой.

— Я думаю, не стоит, — тихо ответила она.

— По крайней мере, ты честна со мной. — В устремленных на нее глазах светилась грусть. — Ты жалеешь о том, что произошло в прошлую субботу, верно?

Сердце Коринны болезненно сжалось. С трудом проглотив комок в горле, она кивнула.

— Почему?

— Я… просто это неправильно. Вот и все.

— Тогда казалось, что все правильно.

— Тогда я не думала.

— Разве так уж важно — думать? А как же чувства?

— Они должны идти рука об руку с мыслями.

— В жизни так не всегда выходит.

— Знаю. Это-то меня и пугает.

Он снова наклонился вперед и заговорил тихо, но настойчиво:

— Но когда ты со мной, тебе нечего бояться. Неужели ты не понимаешь? Мы подходим друг другу. — Он нахмурился, стараясь собраться с мыслями. — Ты умеешь меня сдерживать, а я тебя — расшевелить. Ты думаешь, что я пытаюсь тобой манипулировать?

— Я думаю, — прошептала она, — что тебе известна та частичка во мне, которая наиболее впечатлительна.

— Известна. И ты пытаешься держать ее под замком.

Пальцы ее нервно переплелись.

— До сих пор мне это удавалось.

— Так подумай: почему эта впечатлительная частичка выплывает на поверхность, когда ты со мной?

— Я не знаю.

— Это замечательная впечатлительность. Она означает, что ты теплая, пылкая, очень человечная.

Она вскинула на него глаза.

— Я всегда была такой. Секс — не единственная отдушина для чувств в жизни.

— Но самая естественная, когда мужчина и женщина испытывают такое влечение друг к другу. — Он поспешно выбросил вверх руку. — Не отрицай этого, Кори.

Она опустила глаза на разложенные бумаги.

— Я хотела бы ограничить наши отношения работой.

И тут Коррей, до сих пор изо всех сил старавшийся сохранять терпение и хладнокровие, совершенно вышел из себя.

— Черт возьми, Кори, мы уже зашли дальше! Слишком поздно поворачивать назад!

— Значит, работу над твоим проектом стоит передать кому-нибудь другому.

Он вскочил и принялся мерить шагами кабинет.

— Я начал эту работу прежде всего из-за тебя. Нет, пожалуйста, не окидывай меня взглядом оскорбленной невинности, потому что мы и это уже проходили. — Он резко остановился у самого ее стола и распластал ладони на деревянной поверхности. — Хочешь знать правду? Да, я хотел воплотить в жизнь этот проект. Но больше всего я хотел узнать тебя. Ты отказывалась встречаться со мной, и я решил, что это удастся с помощью совместной работы. И до субботы все шло прекрасно. Я ничего не планировал, Коринна. Я пригласил тебя на яхту не для того, чтобы соблазнить. После того, что случилось, у меня возникло такое чувство, будто меня самого соблазнили.

— Но я не…

— Да, знаю, не сознательно. Почему в первые два дня я держался от тебя на расстоянии? Я хотел дать тебе шанс узнать меня получше и поэтому пригласил тебя на яхту. Все шло так хорошо. Неужели ты думаешь, что я бы все это намеренно подверг риску ради мимолетного поцелуя или прикосновения?..

Едва эти слова сорвались с его губ, как он уже готов был забрать их обратно.

— Видишь ли, — немного мягче продолжал он. — Дело в чем-то гораздо более глубоком и более значимом, и единственная причина, почему я сожалею о происшедшем, та, что ты расстроилась.

Он замолчал и сделал глубокий вдох.

— Когда я с тобой познакомился, ты заинтриговала меня своей необычностью. Ты была такой спокойной, уравновешенной, полной достоинства. Затем, постепенно, я обнаружил в тебе чувство юмора, а услышав твой смех, был на седьмом небе от счастья. А когда ты раскрылась мне на яхте, я кое-что узнал о себе самом. Я всегда считал себя свободным как птица, но это было вовсе не так. Я просто ожидал, когда появится моя женщина. Можешь, если желаешь, сказать, что это звучит заезженно, но мне кажется, что я в тебя влюбляюсь.

Глаза Коринны расширились.

— Ты не можешь…

— Может, и не могу, но почему-то, черт возьми, чувствую именно это. Я и сам бы хотел, чтобы это случилось с другой женщиной, потому что мне больно ощущать твое упрямое противодействие. Но тут уж я ничего поделать с собой не могу. — Он еще раз глубоко вздохнул и выпрямился. — Что ж. Полагаю, сказано достаточно. Я как-то не привык выворачивать душу наизнанку. — Он направился к выходу и обернулся лишь у самой двери. — В восемь вечера я буду в «Монтегю». Если ты не придешь, больше я тебя не потревожу.

Глава шестая

Ровно в восемь Коринна переступила порог ресторана «Монтегю». Коррея в фойе не было. Она подошла к метрдотелю и едва слышно сказала:

— У меня назначена встреча с Корреем Хараденом. Он уже пришел?

— Мисс Фремон? — В ответ на кивок Коринны он улыбнулся. — Сюда, пожалуйста.

Следом за ним она прошла к маленькому столику в углу, за которым сидел Коррей. Он быстро поднялся, на красивом загорелом лице появилось облегчение.

— Хочешь чего-нибудь выпить? — спросил он, когда она устроилась за столом.

— Не стану возражать против бокала белого вина.

Подозвав официанта, он заказал два бокала шабли, а потом непринужденно облокотился о стол. На нем были свежие костюм и рубашка, как она отметила с долей досады, поскольку сама пришла прямо с работы и не смогла переодеться. Более того, он был свежевыбрит.

— Спасибо, — шепнул он, не сводя с нее глаз. — Я не был уверен, что ты придешь.

— Я чувствовала, что я — твой должник в части объяснения.

— Почему тебя устраивают только деловые отношения?

Коринна точно знала, откуда начнет. Устремив невидящие глаза на сверкающую витую ручку ножа рядом со своей тарелкой, она начала говорить:

— Мой отец был единственным ребенком в семье. Когда ему исполнилось шестнадцать лет, родители его умерли, но оставили ему колоссальное состояние. Насколько мне известно, он всегда отличался необузданным нравом. А тут внезапно оказался при неограниченных средствах, так что пустился во все тяжкие. Даже школу не потрудился закончить, поскольку мог безбедно жить на проценты от вложенных миллионов, даже не дотрагиваясь до основного капитала.

— Фремон. Эта фамилия должна быть мне известна?

— Только в том случае, если ты интересовался серебром. — Она постучала указательным пальцем по ножу. — Мой дед на этом нажил кучу денег. Он очень быстро понял, что моему отцу не было никакого дела до семейного бизнеса. В один прекрасный день капитал утроился. Дед инвестировал деньги, предусмотрев, чтобы Алекс пользовался исключительно процентами.

— Но этого оказалось достаточно.

— Более чем. Алекс путешествовал, развлекался на вечеринках. Ел и пил с кем угодно и когда угодно. Мою мать он встретил через год после смерти его родителей. Она родилась в семье с куда более ограниченными средствами, но сама всегда отличалась бунтарским нравом.

— Они любили друг друга?

— Что они в том возрасте могли знать о любви?

— А сколько им было, собственно, когда они поженились?

Коринна подняла на него глаза — растерянные, извиняющиеся, несчастные.

— Достаточно сказать, что через год, когда я появилась на свет, ей исполнилось семнадцать, а ему — восемнадцать.

— Фью! Рановато для создания семьи.

У столика возник официант с заказанным вином. Прежде чем продолжить, она несколько минут молча отхлебывала из бокала, надеясь, что напиток принесет облегчение.

— Они были свободны от каких-либо материальных забот, так что теоретически у них все могло получиться. Но им хотелось быть свободными во всех отношениях. И никак не хотелось, чтобы руки связывал ребенок.

— В таком случае, зачем они его завели?

— Возможно, считали, что, исполнив свой долг по продолжению рода, получат возможность жить, как им нравится, уже безо всяких хлопот.

— А кто тебя воспитывал?

— С тех пор как родители меня бросили — сразу после рождения сестры, — бабушка была нашим единственным опекуном. Она и сама была молода в то время, всего лишь тридцать шесть, а ведь в этом возрасте сейчас многие женщины рожают первого ребенка. А Алекс позаботился, чтобы недостатка средств для нашего воспитания она не испытывала. Моя мать была настолько трудным ребенком, что, как мне кажется, бабушка была даже рада получить еще один шанс, воспитывая нас.

— Должно быть, она удивительная женщина.

— Она невероятно организованна и аккуратна, даже педантична, но ты прав: это удивительная женщина.

— А твои родители? Чем они занимались с тех пор?

— Тем же, чем занимался отец до женитьбы. Путешествовали, играли, развлекались.

— Наверное, они часто приезжали.

— С чего бы это? — отозвалась Коринна. От горечи у нее дрогнул голос. — Они свое сделали. Подарили нам жизнь. Обеспечивали материально.

— Родительские обязанности этим не ограничиваются.

— Об этом знаем мы с тобой, но они определенно не догадывались. А если и догадывались, то предпочли отмахнуться. Время от времени они объявлялись, но никогда не задерживались надолго. Мы были для них игрушками. Подержав нас на руках, они вручали нас обратно бабушке — и исчезали.

— Тебе, должно быть, пришлось нелегко.

Коринна пожала плечами.

— Бабушка делала все возможное.

— А дедушка?

— Он уже умер к тому времени.

— Значит, вы постоянно были втроем?

— Да. — Легкая морщинка перерезала ее лоб.

— Что ты думала обо всем этом?

— Я чувствовала злость и обиду. Я никогда не показывала этих чувств бабушке. Но бабуля есть бабуля: она очень требовательна, настойчива, ей трудно угодить. Я довольно легко приспособилась к этим качествам, но Роксанна была чистым наказанием, так что мне приходилось вмешиваться, чтобы помочь бабушке держать ее в руках. Случались дни, когда мне хотелось сбежать, куда глаза глядят, но я чувствовала себя в долгу перед бабушкой, да и Роксанну не могла предать.

— Многие девочки взбунтовались бы против подобной ответственности.

— Да, наверное. Я пошла другим путем. Я не желала посвятить себя гедонизму.

— Родители живы?

— О да, и сибаритствуют по-прежнему. — Она встретилась с его взглядом. — И вот здесь-то мы подходим к самой отвратительной части рассказа. Ты уверен, что хочешь ее услышать?

В улыбке «Коррея светилась невероятная нежность.

— Очень хочу.

— У моих родителей свободный брак. Они нисколько не возражают против того, чтобы под настроение поменять партнеров. Когда они вместе, счета оплачивает Алекс. Когда порознь — каждый платит за себя. Из чего следует, что моя мать, собственно, является хорошо оплачиваемой содержанкой постоянно меняющихся любовников. В данный момент она живет в Югославии со своей последней пассией. Алекс — в Париже, без сомнения, на пару со столь же очаровательной партнершей.

Коррей стойко выдержал ее взгляд.

— Алекс и есть Серебристый Лис?

Она кивнула.

— А почему ты называешь его Алексом?

— Из уважения к бабушке. А возможно, и к матери: в конце концов, она меня носила девять месяцев, сделав, таким образом, куда больше того, что сделал для меня отец.

Явный сарказм, прозвучавший в последних словах, позволил Коррею поддразнить ее:

— Для тебя-то это не причина отказываться от секса.

Поворачивая бокал за тонкую ножку, она вглядывалась в искрящуюся жидкость.

— Я не искательница развлечений. Я предана своей работе. Я стабильна и постоянна. — Она подняла глаза, и в ее голосе зазвучали умоляющие нотки: — Мне необходима эта стабильность, Коррей. Мне необходим дом. Один-единственный. Мне необходимо знать, что каждый вечер я буду возвращаться туда. — Она перевела дыхание. — Ты совершенно другой. Тобой движут спонтанность и импульсивность, недоступные мне. Ты купаешься в наслаждениях жизни. И меня это пугает. А еще пугает, что, когда я рядом с тобой, я теряю контроль над своими эмоциями.

Он оторвал ее пальцы от бокала и спрятал их между своими ладонями.

— Ты не похожа на мать, Кори.

— В прошлую субботу я от нее не отличалась.

— Нет. Ты была похожа на женщину, которая следует своим чувствам. Бабушка произвела на свет твою мать не в вакууме. Она непременно что-то испытывала к твоему дедушке.

— Никогда не ассоциировала секс с бабушкой.

— Но ведь я говорю не только о сексе. Между нами есть нечто большее. Вспомни те дни, что мы провели вместе на прошлой неделе. Ведь мы находили общий язык?

Чуть дернув плечом, она неохотно отозвалась:

— Но мы разные.

— Откуда ты знаешь? Ты цепляешься за первое впечатление, потому что боишься более тесных отношений.

— Верно, — согласилась она. — Боюсь.

Он поднял ее руку, все еще зажатую между ладонями, к своей груди.

— Ну, так тебе не стоит бояться. — С величайшей нежностью он сжал ее пальцы. — Я хочу, чтобы ты подумала обо мне, проанализировала все те вещи, которые кажутся тебе столь ужасными, и спросила себя, обоснованны ли твои опасения. Я полагаю, что ты ощутила угрозу уже с первой нашей встречи, поскольку притяжение возникло уже тогда, вот ты и ухватилась за первый попавшийся повод убедить себя в моей никчемности.

— Я никогда ничего не говорила о твоей никчемности, — прошептала она, отводя взгляд.

— Ну, значит, просто в том, что я — не для тебя. Теперь в точку?

Она кивнула.

— Посмотри на меня, Кори, — взмолился он. — Пожалуйста, посмотри на меня.

Его командам она могла противиться. Против такой мольбы она была беспомощна. Очень медленно она подняла на него глаза и со страхом ожидала продолжения. Он заговорил не сразу, и за время молчания изумрудная нежность его взгляда пронизывала ее жаром и согревала самую душу.

— Что бы ты сказала, если бы я попросил тебя выйти за меня замуж?

Коринна заморгала.

— Я бы сказала, что ты чокнулся.

— Ты потрясающа. Вот, пожалуйста: впервые в жизни я делаю предложение женщине, а она отвечает, что я чокнулся.

— Ну, конечно. Мы не знаем друг друга. Я только что говорила, что мы очень разные…

— Это не так уж и плохо. Будь мы во всем похожи, жизнь стала бы скучной, как грех.

— Мне нравится скучная жизнь. Мне нравятся постоянство и предсказуемость.

— Так ты именно поэтому так наслаждалась прогулкой на яхте? Ты тогда просто ожила. Я никогда не видел тебя настолько свободной.

— Для меня все было в новинку.

— Отказываясь предоставить мне шанс, ты прячешь голову в песок. Я могу дать тебе постоянство и предсказуемость — в смысле дома, который тебе необходим, и материальной стабильности. Не могу пообещать, что ты каждую ночь будешь ночевать в своей постели, поскольку я езжу в командировки. И мне хотелось бы, чтобы ты была со мной — не каждый раз, конечно, и, уж разумеется, не тогда, когда появятся дети, но хоть иногда, по возможности. Еще не могу пообещать, что не стану делать всяких маленьких, неожиданных глупостей, потому что таков уж я есть. И мне кажется, что они и тебе тоже понравятся.

— В двух шагах маячит официант. Думается мне, что он хочет принять заказ.

— Я обещаю быть верным тебе.

И это говорит Кардинал? Она бросила в его сторону скептический взгляд.

— Ты заранее все это обдумал, Коррей?

— Разумеется.

— И пришел сюда, твердо зная, что сделаешь мне предложение?

— Ну… не совсем… Я не был уверен, что ты вообще появишься. И даже в случае удачи все равно оставался шанс, что ты выплеснешь мне в физиономию вино и заявишь, что не желаешь меня больше знать.

Она скривила рот.

— У тебя шея стала красная.

— Я чувствую себя тупицей.

— И есть за что. Мужчина не должен делать женщине предложение вот так, с бухты-барахты. Он обязан все обдумать.

— Вот тут ты ошибаешься. Если он чувствует то, чего никогда в жизни не чувствовал, ему не обязательно думать.

— Пожалуй, я лучше взгляну на меню.

— Ты выйдешь за меня?

— Мне кажется, официант попросит нас очистить помещение, если мы не хотим ничего заказывать.

— Так ты…

— Сделаю заказ? Обязательно, как только ты отпустишь мою руку, чтобы я могла взглянуть на меню.

— Ты сама понимаешь, что делаешь? Теоретически тебя сейчас должно трясти от волнения, потому что я попросил тебя выйти замуж, — но нет, ничего подобного. А хочешь знать почему? Потому что ты просто задавила в себе все эмоции — вот почему.

— Благодарю за психоанализ, — едко отозвалась Коринна, а он в ответ улыбнулся и поднес ее руку к губам.

— Обожаю, когда ты на меня злишься. После этого еще приятнее добиться ласкового взгляда.

Коринна закрыла глаза и сделала глубокий вдох.

— Ладно, Коррей. Ты хочешь знать правду? Правда в том, что я растерянна и напугана, и ты нисколько не облегчаешь мое состояние.

— Только скажи, как мне поступить, и все будет сделано.

— В данный момент, — дрожащим голосом произнесла она, — мне бы хотелось, чтобы ты отпустил мою руку. Я не в состоянии думать, пока ты ее целуешь.

— Извини. Мне так нравится ощущать твою кожу.

И Коррей отпустил ее руку, но только после того, как прикоснулся к косточкам пальцев последним поцелуем.

Она поспешно схватила меню и вынуждена была опустить его на тарелку, поскольку безвольная кисть предательски дрожала.

— Вот что я скажу. Мы на некоторое время отложим этот разговор и насладимся хорошим ужином. Справедливо?

Она кивнула.

— Отлично. — Он выпрямился. — Официант? Еще одну минутку, ладно?

Коринна сразу представила себе, как выражение лица официанта мгновенно стало благожелательным. Коррей наверняка не скупится на чаевые. Он такой щедрый, вежливый, обаятельный. Временами ей трудно было вспомнить, чего же она боялась в нем.

Над этим вопросом она промучилась большую часть вечера. Беседа в основном крутилась вокруг работы. Он рассказал ей об участке в Балтиморе, который намеревался купить, чтобы построить там отель и торговый комплекс, и о таком же участке в Кливленде, где строительство было уже в разгаре. Он интересовался ее мнением обо всем, и она с удовольствием высказывала его.

Слишком быстро, как ей показалось, они выпили по второй чашке кофе и вышли из ресторана. Коррей проводил ее к дожидавшемуся такси, усадил, а потом скользнул рядом.

— Адрес? — тихо спросил он.

— Называй свой отель. Я могу высадить тебя там, а потом поехать к себе. — В таком предложении не было ничего странного: она частенько поступала именно так, когда встречалась с иногородними клиентами.

Коррей не принял ее любезности.

— Я завезу тебя домой, а потом отправлюсь в свой отель. Так твой адрес?

— В этом нет необходимости. Наверняка твой отель ближе.

— Я настаиваю.

— Куда едем? — раздался хриплый оклик водителя.

Бросив на Коринну укоризненный взгляд, Коррей подался вперед и выложил таксисту ее адрес. Потом снова откинулся на спинку в ожидании ее реакции. Он с легкостью представил, как она считает до десяти, прежде чем заговорить — тихо, спокойно, тщательно выбирая слова. Не дождавшись ни звука, он встревоженно заерзал.

— Ну, посмотрел я по телефонной книге, так что? — В его голосе звучала растерянность, совсем как у маленького парнишки, которого поймали на том, что он прячет любовное послание в ящике среди носков. — Мужчины нередко такое вытворяют, если они влюблены по уши.

— Голос у тебя не слишком счастливый.

— А каким же ему быть? Ты не хочешь, чтобы я увидел твой дом.

— Вовсе нет…

— Значит, все дело в бабушке. Ты не хочешь познакомить ее со мной. Должно быть, она настоящий дракон в юбке. Ты ее боишься?

Коринне не хотелось отвечать. Ей уже тридцать, она совершенно самостоятельная личность. Нет, она не боится Элизабет, но очень уважает ее мнение и сейчас пока что не готова услышать суждение Элизабет о Коррее.

— Уже больше десяти. Она спит.

— Значит, дело в том, что мы останемся наедине, так?

— Глупости, — заявила она, но ее поза выдавала напряжение, а глаза устремились на вечерние огни пролетающего мимо города.

У Коррея внезапно сел голос.

— Если не боишься меня, иди сюда. — Прежде чем она успела возразить, он уже притянул ее к себе. — Просто посиди рядышком. Ничего страшного не случится. Ты владеешь своими чувствами. Я тоже.

Как ни странно, спорить она не стала. Приникла к нему и расслабилась, опустив голову на его плечо и вдыхая прекрасный аромат мужчины.

— Поцелуй меня, Кори. Один разок. Всего один поцелуй.

Очень медленно Коринна потянулась вверх, до тех пор, пока ее губы не коснулись его. Прикосновение, походившее скорее на взмах крылышек бабочки, показалось ей настолько приятным, что она тут же повторила его. Губы Коррея были приоткрыты, но он не сделал ни малейшей попытки захватить инициативу, и она неспешно продолжала свое исследование, наслаждаясь каждым его мигом. Дыхание их смешивалось легкими, едва уловимыми толчками, отмечавшими путь ее губ и превращавшими каждое следующее касание в еще большее наслаждение. Ей захотелось убедиться, что на вкус он так же сладок, как и на ощупь, и, осмелев, она рискнула проникнуть глубже.

Дрожащие ладони с силой прижали ее к нему, положив конец ее игре.

— Кори! — отрывисто и хрипло выдохнул он. — Ты невероятна!

Глаза ее приоткрылись, потом расширились.

— Мне не следовало этого делать? Что-то не так?

— О, нет, — со стоном отозвался он. — Все так. Все правильно. — Он притянул ее ладонь туда, где молотом стучало его сердце. — Чувствуешь? Вот что ты со мной сотворила. И еще… Он было двинул ее ладонь ниже, но остановился. Ему до болезненного спазма хотелось ощутить на себе ее пальцы, но он знал, что она еще не готова. — Из-за тебя я весь горю, Кори. Когда ты отдаешься своим ощущениям…

Фраза повисла в воздухе. Он собирался сказать, что она действует как истинная женщина, но решил, что это самое худшее выражение, учитывая ее страх пойти по стопам родителей. И все-таки она действительно истинная женщина. Страсть переполняла ее существо до такой степени, что достаточно было малейшей трещины в оболочке, чтобы обжечь его огнем.

Снова пристроив ее ладонь у себя на сердце, он тихонько шепнул ей в висок:

— Ты сожалеешь?

— Нет. — Только что она пролетела сквозь тоннель невероятного наслаждения и выбралась из него целой и невредимой. О чем же сожалеть?

— Мне понравилось.

— Мне тоже.

— И ты не жалеешь?

Она улыбнулась, уткнувшись в отворот его куртки.

— Мне кажется, я на этот вопрос уже ответила. Задавай следующий.

— Ты выйдешь за меня?

— Задавай следующий.

— Завтра я не смогу встретиться с тобой. Все утро расписано по минутам, а в четыре еще одна встреча, уже на острове.

— Это не вопрос.

— Это предисловие к вопросу. А сам вопрос: когда я тебя снова увижу?

— Ну что, ребята! — раздался тот же грубый оклик с водительского места. — Прибыли.

Ни Коррей, ни Коринна не заметили, как остановилась машина. Первым пришел в себя Коррей.

— Прошу, — сказал он, открывая дверцу. — Пройдемся немного.

— Не можем мы гулять, — запротестовала она громким шепотом. — Сейчас почти полночь, и если ты отпустишь такси, то другое уже не поймаешь, а здесь остаться тоже не можешь.

— В этом ты права. — Склонившись над окошком, он дал указания таксисту не выключать счетчик. Затем выпрямился, обхватил Коринну за плечи и зашагал с ней к дому. — Останься я здесь — не смог бы заснуть. Либо набросился бы на тебя среди ночи, либо до самого утра крутился бы без сна в постели. В любом случае завтра я был бы ни на что не годен. — Он взглянул на старый викторианский дом, с минуту внимательно изучал его, а потом сделал вывод: — Похож на тебя.

— Такой же аккуратный и чопорный?

— Только с виду. Подобный дом куда любопытнее современных зданий. Ты здесь всегда жила?

— Да.

— Должно быть, в детстве ты играла на чердаке, съезжала вниз по перилам. Ведь там есть перила, верно?

— Красного дерева, длиннющие, скругленные на концах. Но я никогда по ним не скатывалась. В доме Элизабет Стрэнд по перилам не ездят.

— Очень жаль. Ты много потеряла. — Он окинул взглядом пространство вокруг дома. — Сколько здесь земли?

— Около двух акров. Границы владений — там, за деревьями.

Они обошли дом вокруг, и он, задержав дыхание, всмотрелся в открывшийся перед ним вид.

— Бельведер! Вот это здорово!

— Даже мы, чопорные викторианцы, понимаем толк в радостях жизни.

Он схватил ее за руку и вприпрыжку рванул вперед.

— Скорее! Хочу взглянуть поближе.

Когда они наконец остановились в центре бельведера, Коринна засмеялась. Она привыкла к этому месту и принимала его как должное, но энтузиазм Коррея заразил и ее. Его взгляд скользнул по темным от времени балкам, затем оценивающе остановился на решетчатых, увитых ползучими растениями стенах.

— Я в восторге, — объявил он. — Вот тут мы и поженимся.

— Коррей…

— Знаю. Ты еще не сказала «да». — Его руки обвились вокруг нее и легко сцепились в замок чуть ниже поясницы. — Но скажешь. Рано или поздно ты согласишься.

— Отчего ты так уверен?

— Оттого, что я люблю тебя, а ты любишь меня.

— Я тебя не люблю.

— Но я тебе нравлюсь, верно ведь? — Не дождавшись возражений, он продолжил: — А это первый шаг к любви.

— Что за дурацкая мысль?

— Я это чувствую.

— Нутром?

— Нутром — и другими частями тела. — Коррей привлек ее поближе, чтобы продемонстрировать свою правоту. Устремив взгляд в глубину ее глаз, он тихонько раскачивал ее, то прижимая, то слегка отодвигая от себя. Поначалу она ощущала лишь тепло его ладоней да мощную мускулатуру бедер. Но секунды бежали, и она вдруг почувствовала силу его желания.

— Это вожделение, — хрипло выдавила она, но не отпрянула.

— Неизмеримо увеличенное любовью. Когда я на тебя смотрю, во мне что-то начинает дрожать и таять.

Она со свистом втянула воздух.

— Такси ждет.

— Я люблю тебя, Коринна. Ты не похожа ни на одну женщину из тех, что встречались на моем пути.

— Не говори так.

— А мне нравится. Мне нравится стоять здесь с тобой в обнимку, как мы стоим сейчас. А еще мне нравится тебя целовать. Вот так… — он быстро наклонил голову и чмокнул ее в щеку, — и вот так. — Он влажно защекотал ей ухо, потом взял в рот всю мочку.

И вдруг издал булькающий звук. Руки соскользнули с ее тела, и он повалился на деревянный пол у ее ног.

— Коррей! Господи Боже! — Она рухнула на колени, подсунула дрожащую ладонь ему под голову. Глаза его были плотно закрыты, а горло ходило ходуном. — Что же делать? Коррей!

В тот самый момент, когда она уже собралась силой раскрыть ему рот и вытащить язык, чтобы он не задохнулся, бульканье в горле прекратилось.

Коррей приоткрыл один глаз и расплылся в ухмылке. Между его зубов виднелась круглая светло- голубая клипса.

На какой-то миг Коринна остолбенела. Он придуривался! Нет, она просто не в силах в это поверить! Она выхватила клипсу и с диким ревом, не глядя, куда бросает, что есть мочи отшвырнула ее от себя, а потом вцепилась ему в волосы и в бешенстве затрясла.

— Как ты мог так поступить, Коррей Хараден? — взвизгнула она. — Я решила, что ты умираешь, и ты запросто мог умереть, забавляясь с этой клипсой во рту! Да еще на спине! Глупое, эгоистичное ребячество!

— Ты испугалась?

— Я была в ужасе!

— А все потому, что ты меня любишь и не в состоянии вынести мысль о том, чтобы со мной что-нибудь случилось. — Никаких угрызений совести. Наоборот, он был чертовски доволен собой.

— В данный момент, — сквозь зубы процедила она, — я бы с величайшей радостью выломала прут из этой стенки и вправила тебе мозги.

— Неистовство — двоюродная сестра страсти, а я обожаю страстных женщин. — И с этим заявлением он в мгновение ока накрыл Коринну так, что она попала в ловушку его тела.

— Пусти меня!

— Ни за что — пока ты меня не поцелуешь.

— Таксист ждет.

— За ожидание ему платят.

— Это обойдется тебе в целое состояние.

— Оно у меня есть.

— Коррей… пусти… меня… — Слова слетали с ее губ медленно и беззвучно. Причина крылась в его теле. Оно было стройным и крепким: каждый изгиб и каждая мышца отпечатывались на ее собственном, производя разрушительный эффект. Никогда в жизни она не ощущала мужчину настолько близко. И если искушение — основа греха, значит, она грешна, потому что, да поможет ей Господь, сейчас она не хотела двигаться.

Его губы оказались на расстоянии вздоха от ее рта.

— Поцелуй меня.

— Ты нахал.

— Я знаю. — Больше он ничего не произнес, потому что его рот накрыл ее губы таким же поцелуем, какой и она подарила ему в такси: ласкал, покусывал, играл.

Ее пальцы запутались в его волосах, и на этот раз не для того, чтобы трясти его голову, а чтобы притянуть поближе.

— Как ты прекрасна, — шепнули его губы у самых ее губ. Когда он снова прильнул к ней поцелуем, его ладонь нашла ее грудь.

Ошеломленная пронизавшим ее электрическим разрядом, Коринна дернулась.

— Все хорошо, — послышался его сдавленный шепот. — Я хочу, чтобы ты думала лишь о том, как прекрасно это ощущение.

Оно оказалось настолько прекрасным, это ощущение, что у Коринны не хватило силы воли, чтобы остановить его. Когда Коррей накрыл ее грудь чашечкой ладони и начал легонько массировать, она почувствовала, как набухает под его ласками ее тело, а когда он едва ощутимым движением сжал ей сосок, она выгнулась под ним дутой. Это был тот же самый электрический разряд… нет, все-таки другой, потому что пронизал ее до самых глубин женского естества.

Ах, это непреодолимое притяжение его тела… Почувствовав его пальцы на пуговицах своей блузки, она прошептала его имя.

Теплый майский ветерок прикоснулся к ее коже, а вслед за ним — торопливые пальцы Коррея. Его язык проник в глубину ее рта, потом он судорожно вздохнул.

— Ты вся словно шелк… гладкая, нежная… — Подложив ей под голову ладонь, он скользнул взглядом вниз по ее телу. — Ты сама это чувствуешь? — Другая ладонь опять накрыла ее грудь, пальцы медленно, украдкой проникали под отделку кружев. — Ты сама понимаешь, насколько ты совершенна?

— Мне нравится, когда ты прикасаешься ко мне, — прошептала она в ответ. — Поцелуй меня еще, Коррей.

В головокружительном поцелуе он завладел ее ртом в тот самый миг, когда раскрыл спереди застежку бюстгальтера.

Она хватала ртом воздух.

— Я знаю, — выдохнул он успокаивающе. Его бедра размеренно двигались в той нише, которую инстинктивно приоткрыли ее ослабевшие от желания бедра. — Я люблю тебя, дорогая… О Боже… — Резким жестом опустив голову, он накрыл ртом ее грудь. Язык влажно пробежал по припухшей плоти, а потом вернулся к середине и прижат отвердевший сосок. Еще мгновение — и он втянул его полностью в рот, припал к нему, как изголодавшийся младенец.

Она вонзила ногти в его плечи, уронила голову набок и, зажмурив глаза, окунулась в сладчайшую из мук. Не отдавая себе отчета, она выгнулась под его рукой.

— Коррей… я хочу…

— Я знаю. — Он не сводил с нее глаз, любуясь тем, как полуоткрылся ее рот, как судорожными толчками срывалось дыхание с губ, как в мольбе напряглись черты лица. Потом перевел взгляд на ее груди, отливавшие жемчужным цветом в сиянии луны, и подумал, что в жизни не видел ничего более прекрасного. — Истинная женщина, — благоговейно шепнул он. — Моя женщина.

Коринна доверилась ему, поскольку все, что она испытывает, так чудесно и правильно.

Но внезапно что-то стало не так. Его рука исчезла с ее тела. Коринна тихонько застонала.

— Любимая, нам нужно остановиться, — с мукой произнес Коррей. — Любимая, нам нужно остановиться.

— Почему? Я не хочу…

Он протянул было руку, чтобы дотронуться до нее, но тут же передумал. Поднявшись на колени, взялся за застежку бюстгальтера. Пальцы у него дрожали.

— Мы будем заниматься любовью, дорогая, но я хочу, чтобы это случилось, когда ты сама примешь сознательное решение. — Пуговичка за пуговичкой он застегнул ее блузку.

Коринну обуревали противоположные чувства. Ее тело ненавидело эти пуговицы, и в то же время сознание превозносило хвалу рукам, застегивавшим эти пуговицы. Она постепенно всплывала из чувственного тумана.

С его помощью она встала на ноги, и они направились в обратный путь.

— Ты уже во второй раз приводишь меня в чувство, — сказала она. — Почему, Коррей? Тебя что- то во мне заставляет колебаться?

Не замедлив шага, он наклонил голову и прикоснулся к ее лбу нежным поцелуем.

— Дело не в том, что меня что-то в тебе отвращает, если ты боишься именно этого. Как раз наоборот. Мне так хорошо с тобой, что я не желаю ни малейшего риска. Ты сама поймешь, когда настанет момент. И тогда ты захочешь заниматься со мной любовью, захочешь по-настоящему.

Они подошли к парадной двери дома. Верхний этаж был погружен в темноту, но из глубины прихожей мерцал рассеянный свет.

— Спокойной ночи, Кори.

— Спокойной ночи, — прошептала она, но не сдвинулась с места, зачарованная загоревшимся внутри нее светом.

Он высоко поднял брови.

— Кори? — И взмахом ладони указал внутрь дома.

Коринна перешагнула через порог и, обернувшись, уловила его прощальную улыбку, потом он развернулся и зашагал к машине. Она неслышно прикрыла дверь и прислонилась к ней, а потом внезапно, в порыве чувств, отпрянула и рывком распахнула ее.

Но ее взору предстали лишь задние огни такси, а затем и они растаяли.

Глава седьмая

Этой ночью Коринна лежала в постели, подводя итоги своей жизни.

Ей тридцать лет. У нее прекрасная работа, прекрасный дом и чудесные друзья; есть бабушка, которая ее любит, и сестра, которая в ней нуждается, да еще родители, которым на нее наплевать.

А через десять лет? Она станет сорокалетней дамой с той же работой, тем же домом и теми же самыми друзьями.

Чего-то в этой картине недоставало. Ей хотелось иметь детей.

Коррей отличался от всех ее знакомых мужчин как день от ночи. Он заставлял ее смеяться от души и таять в его объятиях. Он вытащил на поверхность те стороны ее личности, о которых ей не хотелось бы знать.

Лежа в кровати, в своей чопорной белой ночной рубашке, на накрахмаленном белье, уставившись в белоснежный потолок, она осознала, что хочет, чтобы он любил ее. Ей хотелось, чтобы его любовь была так сильна, что смогла бы удовлетворить любое желание, любую мечту, любое стремление, которые, возможно, появятся у нее в ближайшие сто лет.

Она снова окинула мысленным взором свою нынешнюю жизнь, а потом представила себе жизнь с Корреем. Разница крылась в расцветке. Сейчас ее жизнь была черно-белой, размеренной и уравновешенной, в то время как жизнь с Корреем могла бы расцветиться всеми красками радуги.

Но стоит ли это риска?

Все следующее утро мысли Коррея только наполовину занимали совещания. Другая половина была отдана Коринне. Тогда, у Алана, она показалась ему по-мальчишески нескладной, а на самом деле была по-женски изящной. Где-то хрупкая, где-то пышная, она так напоминала готовый распуститься бутон, что от подобной перспективы у него сводило судорогой мышцы. Даже ее короткие густые волосы лишь усиливали ее прелесть, поскольку подчеркивали открытые черты лица, характерную горбинку носа, несметное количество эмоций в ее бездонно-карих глазах.

Чуть за полдень, едва дождавшись окончания заседания, которое он просидел, ерзая в кресле как на иголках, Коррей набрал ее номер.

— Привет, Кори.

С минуту она молчала. Затем осторожно протянула:

— Должно быть, у тебя перерыв на кофе.

Он уловил уже знакомый ему оттенок сдержанного юмора в ее тоне, только сейчас он чуть-чуть изменился. В нем появилась теплота, интимность, намекающая на их тайну. А еще он почувствовал, как она затаила дыхание.

— Сейчас у меня деловой ланч, а потом сразу в аэропорт. Почему бы тебе не прилететь ко мне на выходные? Мы бы обсудили на пару все, что нужно, ты смогла бы внести необходимые изменения — моя секретарша будет в твоем распоряжении, — а потом мы могли бы встретиться с остальными заказчиками для окончательного подтверждения.

— Звучит великолепно.

— В понедельник? Во вторник?

— Может быть, в среду?

Он застонал.

— Это же через целых пять дней.

— Они мне нужны, — шепнула она, молясь в душе, чтобы он ее понял.

Он понял, но начал нервничать.

— Хорошо, в среду. Пораньше?

— Я постараюсь.

Коррей не стал утруждать себя напоминанием, чтобы она позвонила перед вылетом. Он знал, что будет постоянно звонить ей; и это было не столько частью сознательного плана, сколько просто острой необходимостью слышать ее голос.

Что вызывало его удивление в следующие четыре дня, так это полное отсутствие какого-либо сознательного плана во всех его поступках. Послать ей в субботу великолепные белые розы заставила спонтанная мысль, что одна истинно американская красавица заслуживает получить дюжину других. Заказать в воскресенье корзину свежих круассанов его заставило внезапно появившееся непреодолимое желание представить, как она вонзает в пропитанное маслом тесто свои зубки — со страстностью вознагражденной невинности.

В понедельник утром он послал изящную хрустальную вазу на адрес офиса Коринны, а во второй половине дня — одну-единственную восхитительную нераскрывшуюся розу, как будто созданную для этой вазы. На этот раз желтую, потому что Кори казалась ему солнечным лучиком. Сама ваза была простой, очень чистых и четких очертаний, говоривших об изысканности и прекрасном вкусе — они были ей присущи, эти качества, и он так любил их в ней.

Рано утром во вторник он позвонил.

— Я звоню слишком рано?

Она мягко засмеялась.

— Ничуть. Бабуля уже в саду, а я вот-вот уйду на работу.

— Тогда рад, что застал тебя. Просто захотелось кое-что сказать.

— Да?

— Я скучаю по тебе.

— Ты позвонил, чтобы вот это сказать?

— Угу. А еще я хотел предупредить, что сегодня я ничего не пришлю.

— Слава Богу. Ты и так прислал более чем достаточно.

— Тут бы я с тобой поспорил, только не думай, что я пытаюсь завоевать твое сердце всякими трогательными безделушками.

Она рассмеялась: только Коррей мог выдать нечто столь обворожительно откровенное.

— Хотела бы я с уверенностью заявить, что меня не купить, но вынуждена признаться, что очень тронута.

— В таком случае… — начал было он, но был тут же прерван.

— Нет, Коррей. Больше никаких цветов, ваз или круассанов. Иначе я и вправду подумаю, что тобою движут тайные мотивы.

— Я просто хотел сказать, что буду ждать тебя завтра в аэропорту, и что я тебя люблю.

Не успела Коринна зажмуриться от глубины этих слов, как телефон онемел. С тех пор как они расстались, он звонил каждый день — и сегодня впервые произнес эта слова. Она не была уверена, что ей их не хватало, но, когда прижала безмолвную трубку к груди, сердце у нее колотилось с бешеной скоростью.

Скорость ее пульса достигла предела на следующий день, когда она сошла с трапа самолета и увидела Коррея, дожидавшегося у самого края взлетного поля.

В последний раз они расстались после знаменательного эпизода на бельведере. Наверное, и ему на память придет именно эта сцена? Может, он ждет, что она бросится ему на шею? И вообще — как ей себя веста? Не протягивать же ладонь для делового рукопожатия!

В конце концов она решила помахать. В жизни этого не делала, но ничего лучшего в голову не пришло…

Коррей обхватил ее за плечи и улыбнулся.

— С рассвета жду, когда приземлится этот чертов самолет. Рад видеть тебя, Кори.

— Взаимно, — улыбнулась она в ответ.

— Машина — перед входом в аэропорт. Там будет прохладнее.

Кивнув, она зашагала с ним в ногу. Вот и вся твоя неловкость, думала она. Коррей своим теплым, но ненавязчивым приветствием прекрасно ей подыграл, и даже сейчас не навязывал особенной близости, если не считать, что вел ее под руку. Коринна почувствовала себя на удивление легко и свободно.

Но до машины они не дошли. Как раз перед самым выходом из аэропорта он неожиданно втолкнул ее в угол и уронил сумку на пол.

Коринна оказалась между ним и стеной. Озадаченная, она подняла к нему лицо и нахмурилась.

— Я тебе кое-что должен, — сказал он. — И не успокоюсь, пока не расплачусь.

Сунув руку в карман, он вытащил небольшую конфетку в фольге.

— Шоколадка «Хершиз кисс»! — Он зажал ее между большим и указательным пальцами, совсем как фокусник, демонстрирующий волшебное яйцо, готовое растаять в воздухе. Затем аккуратно развернул фольгу и закинул конфету в рот.

У Коринны отпала челюсть.

— Она же моя! — раздался ее протест.

Коррей катал конфету во рту и был, казалось, на верху блаженства.

— Угу, — наконец промычал он. — Я тебе обещал огромный «Поцелуй Херши». И он твой.

Сообразительность ее подвела, поскольку она не уловила смысла до тех пор, пока его рот не слился с ее. А потом волна ощущений окатила ее с ног до головы, и что-либо соображать было уже поздно. Тающий сливочный вкус шоколада. Нежная ласка губ. Густая сладость языка.

— Вот, — пробормотал он. — Как тебе?

Коринна протяжно, судорожно вздохнула.

— Впечатляюще.

Он рассмеялся и, подняв ее сумку, крепко прижал Коринну к себе.

— Я планировал проделать этот фокус в машине, но все мои планы полетели к чертям, как только я тебя увидел. Еще скажи спасибо, что я не устроил сцену прямо на взлетном поле.

— Спасибо, — отозвалась Коринна, но в глубине души пожалела, что он удержался.

— Значит, я не преступил границ? — поддразнил он.

— А с каких пор это тебя волнует? Помнится, в коридоре офиса ты устроил довольно унизительную для меня сцену.

— А все потому, что тогда я тебя не знал. Если бы я только представлял себе, какую это вызовет неловкость…

— Ты и хотел, чтобы я испытала неловкость!

— Ну… возможно… совсем чуть-чуть… Но ведь я был в отчаянии оттого, что ты не соглашалась потратить на меня время…

— То есть то, что я делаю сейчас? — Они остановились у машины, и Коринна изучающим взглядом впилась в его лицо, пытаясь обнаружить следы самодовольства, высокомерия — хоть чего-нибудь, что дало бы ей ключ к его поведению.

— Сию минуту, — мягко произнес Коррей, — ты даришь мне несказанное удовольствие уже тем, что находишься рядом. Давай пока на этом и остановимся.

Когда он привез ее в гостиницу переодеться, она обнаружила, что для нее оставлен тот самый шикарный «люкс», которым она пользовалась в прошлый приезд.

— Это уж слишком.

— Что — слишком? Вместо одной комнаты у тебя гостиная и спальня.

— С тремя вазами свежих цветов, роскошной верандой и джакузи?

— Что я могу поделать, если в моем отеле такие шикарные «люксы»?

— Но ты ради меня швыряешь деньги на ветер.

— Мои деньги — куда хочу, туда швыряю.

— Но…

— Второе правило Кардинала: никогда не спорь с боссом.

— Это было правило номер один!

— Да, и абсолютно непреложное.

Тем же вечером Коррей пригласил ее в ресторан, а потом на концерт народной музыки.

В четверг утром они закрылись у него в кабинете и обговорили весь разработанный Коринной план от начала до конца. Пару пунктов Коррей поставил под сомнение, но возражения высказывал очень деликатно.

После детального обсуждения опросных листов Коринна решила отшлифовать измененные пункты.

— Мне подойдет маленькая комнатка или стол какой-нибудь из секретарш.

— Ты останешься здесь.

— Но…

— Третье правило Кардинала: никогда не спорь с боссом.

— Это же было правило номер один… и номер два.

— А теперь номер три. — Он силой усадил ее в глубокое кожаное кресло, сунул в руку карандаш и ткнул пальцем в бумаги. — Работай, — прозвучал его приказ.

Четвертое правило Кардинала было призвано на помощь, когда Коринна принялась доказывать, что сама в состоянии напечатать образцы анкет. Их напечатала и сняла с них копии его секретарша.

Утром в пятницу они провели встречу с остальными бизнесменами острова, которые присоединились к их проекту, а в пятницу вечером он устроился вместе с ней в отдельном кабинете роскошного обеденного зала гостиницы, чтобы отпраздновать единодушное одобрение намеченного плана. Услышав клятвенные заверения, что она не в силах больше сделать ни единого глотка шампанского, он провозгласил пятое правило Кардинала. Когда она попыталась отказаться от фирменного орехового пудинга, в ход пошло шестое.

Однако от предложения пройтись по пляжу Коринна не отказалась. На задворках ее затуманенного сознания маячили сцены соблазнения под звуки прибоя. Коррей снял ботинки и носки и закатал брюки, она сняла свои туфли, и они рядышком пошли по песку.

Никакого соблазнения не было. Они почти все время молчали: разве нужны слова, когда луна играет в кошки-мышки с облаками, одинокие зарницы всполохами освещают горизонт, а прибой ласкает теплыми брызгами ступни?

Эту ночь Коринна проспала так спокойно, как не спала уже давно. А когда наступило утро, и Коррей посадил ее на самолет, единственным, что нарушало ее умиротворение, было засевшее глубоко внутри смутное ощущение чего-то неисполненного.


Прошло две недели, прежде чем она вернулась в Хилтон-Хэд. Все это время Коррей звонил так часто, что возбудил наконец любопытство бабушки. Цветы и круассаны — это одно дело, их можно было отнести к выражению благодарности за работу. А телефонные звонки, на ночь глядя, — это нечто иное.

После одного из таких звонков Коринна задержалась в гостиной. Часы показывали половину десятого. Бабушка устроилась в кресле и аккуратно расправила складки бархатного халата.

— Полагаю, это был Коррей Хараден, — произнесла она ровным тоном.

— Угу.

— Расскажи мне о нем.

— А что бы тебе хотелось знать? — осторожно поинтересовалась Коринна.

— Ты мне уже рассказала, где он живет, чем занимается и что он — ваш клиент. Однако не каждый клиент посылает цветы и круассаны, и не каждый звонит тебе на дом.

— Верно. Коррей — не «каждый».

— А какой?

— Он… очень приятный человек.

— Рада это слышать. «Приятный человек»… Это еще не основание для счастливого брака.

— Мы никогда не говорили о браке, — растерянно отозвалась она.

— Вы с Корреем, или мы с тобой? — любезно осведомилась Элизабет. — Мне известно, что мы с тобой действительно не говорили, а следовало бы, видимо, давным-давно.

— Что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду, что тебе нет никакого резона оставаться на всю жизнь старой девой только потому, что родители променяли тебя на развлечения и удовольствия.

Коринна была поймана врасплох. Она явно недооценивала интуицию Элизабет.

— Откуда такой изумленный взгляд, Коринна? Я тебя воспитала. Мы с тобой настолько похожи, что мне относительно несложно догадаться, о чем ты думаешь, даже если ты и не высказываешь мысли вслух. Всякий раз, когда приезжают родители, я вижу в твоих глазах неодобрение. Всякий раз, когда ты упоминаешь их имена, я слышу в твоем голосе горечь. А теперь я вижу, как загораются твои щеки, когда звонит Коррей, как ты расцветаешь, когда он присылает подарки. Не стоит смущаться, дорогая. Я рада видеть тебя такой.

— Правда?

— А как же иначе? Ведь я хочу, чтобы ты была счастлива. Ты его любишь?

Коринна опустила взгляд на руки и нахмурилась.

— Кажется, да.

— Звучит неубедительно.

— Но он совсем… другой.

— Очень может быть, что именно за это ты его и любишь.

— Ты не понимаешь. Коррей… такой… стремительный.

— А еще?

— Импульсивный. Вспыльчивый. Постоянно в пути, летает с одного места в другое.

— Дела идут успешно?

— Да.

— В таком случае его поездки, полагаю, оправданны. Нельзя считать постоянные отлучки пороком только потому, что твои родители тоже мотаются по свету. Алекс и Чериз — два сапога пара. Не стану утверждать, что они уникальны в своем роде, поскольку им явно удается находить себе подобных, но таких меньшинство. Твой дедушка тоже много времени проводил в разъездах.

— Ради дела.

— Как и твой Коррей — разве нет?

— Да…

Взгляд Элизабет стал отсутствующим.

— Твой дедушка был настоящим мужчиной. Я многое отдала бы, чтобы он почаще оставался со мной, но он занимался тем, в чем знал толк, и не только ради себя, но и ради меня. Может, он и не скопил состояния, но на столе всегда хватало еды, и время от времени мы могли позволить себя маленькую роскошь. — Она снова устремила взгляд на Коринну. — Однако твоя мать не в состоянии была оценить этого, ей всегда хотелось большего.

— А твои чувства к дедушке… Расскажи мне о них еще.

— У нас была особенная любовь. Времена тогда были другими. Трудности во время войны, трудности после нее. Когда мы купили этот дом, он казался нам дворцом. И мы гордились друг другом. — Щеки у нее порозовели, и этот румянец служил единственным доказательством того, что она касалась чего-то очень личного, глубоко спрятанного. — Он всегда говорил, что во мне его опора, что он не мог бы так работать, если бы не был уверен, что вернется домой, ко мне.

— Какие трогательные слова.

— Да, у твоего дедушки был истинный дар красноречия. В Теодоре не было ни малейшей фальши.

Коринне ужасно хотелось спросить об их сексуальных отношениях, но в лоб задать вопрос она не решилась и попробовала обходной маневр.

— С ним ты была… не такой, как с остальными?

— О да, — только и ответила Элизабет. Удивительно, но этого оказалось достаточно. Впервые на памяти Коринны голос ее бабушки снизился до шепота.

— С Корреем я тоже становлюсь совсем другой.

— Так и должно быть. Мужчина должен открыть в своей женщине ту ее сторону, о которой остальные и не подозревают.

— Как же в таком случае объяснить поведение моих родителей?

— Никак. Когда я над этим думаю, мне приходит в голову единственное приемлемое объяснение: они до конца не удовлетворяют друг друга, а потому их влекут новые люди.

— Но ведь если они друг друга любят…

— Может быть — но каждый с присущим ему эгоизмом. Первая любовь Чериз — она сама. Осмелюсь высказать мнение, что то же самое справедливо и по отношению к Алексу… Он сделал тебе предложение? — внезапно спросила Элизабет.

Коринне потребовалась целая минута, чтобы переключиться с рассказа бабушки.

— Коррей?

— Есть и другой мужчина, за которого ты собираешься выйти замуж?

— Я не собираюсь замуж за Коррея.

— Так он сделал предложение? — терпеливо переспросила Элизабет.

— Да, сделал.

— И ты дала ему от ворот поворот. Я рада.

Коринна остолбенела.

— Вот как? Почему?

— Замужество — не из тех решений, которые можно принимать скоропалительно. Я полагаю, Коррей любит тебя.

— Так он говорит.

— Но ты все еще не уверена.

Коринне потребовалось время, чтобы собраться с мыслями.

— Коррей — прямая противоположность того мужчины, с которым я себя представляла рядом. У него репутация плейбоя, хоть он и клянется, что те времена ушли в прошлое. Он относится к жизни… слишком легко.

— И к тебе тоже?

— Нет, во всяком случае, мне так кажется. Но можно ли зависеть от такого человека?

— Подобная легкость может быть всего лишь фасадом, за которым скрывается весьма серьезный подход к жизни.

— Может быть. Но есть и еще кое-что. Его рассеянность просто невероятна. Недавно он залил куриное мясо соусом «тартар» вместо майонеза. Потом утверждал, что банки совершенно одинаковы!

Элизабет прокашлялась.

— Интересный, должно быть, получился куриный салат.

— А история с его линзами? Позвонил как-то утром в панике, предупредил, что заедет с опозданием, потому что потерял линзу. Он стал носить контактные линзы, чтобы не метаться вечно в поисках запропастившихся очков, — и вот пожалуйста, и линзу потерял.

— Вполне могу понять его беспокойство. Они же, насколько мне известно, очень дорогие.

— Они застрахованы, но не в этом дело. Он на коленях обшарил всю ванную, а линза была у него в глазу!

— Удобно было искать.

— Полный идиотизм!

— Откровенно говоря, — высказалась Элизабет, — все это выглядит очень мило.

Коринна расплылась в детской улыбке.

— Ты права. Временами Коррей до того обворожителен, что я готова задушить его в объятиях.

— Что ж, прекрасно. — Элизабет поднялась с кресла. — Мне пора ложиться.

— Но мы же ничего не решили, — вскинулась Коринна.

— Мы? Не мне принимать решение, дорогая. Если ты согласишься выйти за него замуж, то именно тебе придется жить с этим человеком день за днем, год за годом.

Коринна подскочила с кресла и побежала за бабушкой в коридор.

— Ты не можешь сейчас уйти, ба!

— Могу и должна. Тебе необходимо многое обдумать. А мне нужен отдых.

— Но ведь Коррей живет в Южной Каролине. Если я выйду за него, то отсюда уеду. — Ей казалось, что это единственное, чем можно вернуть внимание бабушки. И в который раз за сегодняшний вечер она ошиблась.

— У нас есть самолеты, — отозвалась Элизабет с середины лестницы. — А если Коррей намеревается построить в Балтиморе отель, то ты часто будешь сюда прилетать.

— И ты не будешь по мне скучать?

Обернувшись, Элизабет нежно улыбнулась Коринне.

— Ты сама знаешь, что буду, дорогая. Но ведь я не вечна. Мне будет тебя не хватать, конечно, но это достаточно небольшая цена за твое счастье. — С этими словами она продолжила свое восхождение.


В середине июня Коринна была в Хилтон-Хэд, вооруженная готовым к распределению опросным листом, а также твердым решением как можно больше времени провести с Корреем.

После раздачи первых анкет им пришлось несколько дней ждать ответов, и все это время Коррей посвятил развлечению Коринны.

Чем они только не занимались! Ходили по магазинам, ловили рыбу на озере и любовались птицами в лагунах. А еще они танцевали. Танцевали вечер за вечером. В объятиях Коррея Коринна чувствовала себя защищенной, свободной и живой — настолько живой, что единственной остававшейся проблемой было чувство неудовлетворенности, которое день ото дня росло в ее душе.

В начале июля Коррей заказал на выходные номер в Атланте. Ожидая возражений со стороны Коринны, он был приятно удивлен ее реакцией.

— Атланта? — Она улыбнулась. — Я по-настоящему ее и не видела. Может, стоило бы слетать в Балтимор, взглянуть, как там дела, — выдала она, но глаза у нее искрились.

В такую игру он тоже умел играть.

— Может, и стоило бы.

— Боюсь только, что у меня не совсем подходящая одежда. Может, там мне удастся купить что-нибудь помоднее.

Коринну переполнял восторг. Она знала, что любит Коррея и что любовь за последние две недели только выросла.

День за днем она убеждалась в правоте слов Элизабет. Коррей был примером единства противоположностей — серьезным и в то же время легкомысленным, преданным делу и в то же время любителем развлечений.

Когда они целовались, она ощущала его возбуждение. И всякий раз при расставании слышала желание в его хрипловатом голосе. Коринна еще больше любила его за самообладание, хотя ее собственное подвергалось мучительному испытанию.

Глава восьмая

Принять сознательное решение заняться с ним любовью, чтобы проверить всю полноту отношений, — дело одно, а вот привести его в исполнение — совсем иное.

Она в жизни не выступала в роли соблазнительницы. Попытавшись представить, как будет искушать Коррея, она зашла в тупик. Зазывающие взгляды не в ее стиле, как и тайные поглаживания рук или, скажем, прикосновения бедер. Всякий раз, загораясь желанием в его объятиях, она действовала инстинктивно, а не сознательно. Даже сейчас, сидя рядом с ним на борту самолета, она нутром ощущала его близость, его тепло, его запах. Но вот облачить чувства в слова или жесты было ей не под силу. Чем ближе они подлетали к Атланте, тем сильнее она нервничала.

От Коррея не укрылось ее состояние. Он прекрасно видел, что она старается не смотреть ему в глаза, что ее пальцы нервно стискивают ручку сумки, и что она листает страницы журнала, ни на чем не задерживаясь.

Она была явно не в своей тарелке, пока они заполняли бланки в отеле, и эта нервозность еще усилилась, пока коридорный вел их в заказанный «люкс». Оставшись с ней наедине, Коррей решил первым начать разговор, заставить ее высказать все, что у нее на душе.

Коринна стояла у окна, и он остановился у нее за спиной. Не слишком близко, конечно. А когда заговорил, в его тоне не звучало и намека на сексуальные нотки.

— Все в порядке?

— Лучше и быть не может, — с напускной веселостью ответила она.

— Тебя что-то беспокоит.

— Нет-нет. Все прекрасно.

— Ты жалеешь, что приехала сюда?

— Нет, конечно. Почему ты так решил?

— Ты выглядишь напряженной. — Не дождавшись ответа, он осторожно сказал: — Расскажи мне, о чем думаешь.

— Отсюда открывается прелестный вид на город.

— Обернись и посмотри мне в глаза.

Очень медленно Коринна обернулась. И еще медленнее подняла на него глаза.

— Послушай меня, Кори. Тебе не из-за чего расстраиваться. То, что я заказал один номер на двоих, совсем не означает, что мы будем спать вместе. Здесь две спальни.

— Но я…

— Мы можем пообедать в ресторане, а потом прогуляться по городу, заглянуть в магазины или пойти в кино.

— С удовольствием, но…

— А может, ты устала? Если хочешь отдохнуть — я даже близко к твоей комнате не подойду.

— Коррей, я…

— Я тебя люблю, Коринна. — Он поднял руку, легонько прикоснулся к ее щеке. — Я хочу, чтобы ты была счастлива. И я готов ждать большего до тех пор, пока ты сама не убедишься в своих чувствах.

— Я уже убедилась, — выдохнула она, в отчаянии оттого, что он не давал ей вставить ни слова.

— И решила прогнать меня с глаз долой?

Она покачала головой.

— Тогда что?

— Я люблю тебя.

Глаза Коррея расширились.

— Ты… Правда?

Она кивнула.

Он издал радостный вопль и обхватил ее за шею.

— Тогда в чем проблема? Сейчас пойдем гулять, замечательно проведем время…

— Не хочу я идти гулять. Я хочу остаться здесь. С тобой.

Она произнесла это так тихо и спокойно, что Коррей и не догадался бы о скрытом смысле, если бы не увидел, как учащенно вздымается ее грудь, как румянец заливает щеки. Его будто обухом по лбу ударили.

— Извини, я не знаю, как сказать. У меня нет опыта.

— Ты все очень хорошо сказала… — Он прочистил горло. — Я ужасно хочу тебя, Кори. Всегда хотел и буду хотеть.

— Именно в этом мне и нужно убедиться, — послышалось ее сдавленное признание.

— Разве я не говорил тебе раньше?

— Говорить недостаточно. Мне необходимо знать наверняка.

В ее голосе Коррей уловил нечто такое, что его удивило. Он приподнял ее голову и всмотрелся в глаза.

— Что именно тебе необходимо знать наверняка?

— Что ты по-прежнему будешь меня любить, даже после постели.

— Ну конечно, я…

— А еще я хочу знать, что и сама буду по-прежнему любить тебя.

Вот оно что: она думала о родителях, которым никогда не хватало одного партнера.

— Ты на них не похожа.

— Но мне нужно это знать! — крикнула она. — Неужели ты не понимаешь? Я не могу связать свою жизнь с тобой, пока не буду уверена.

С тихим стоном долго сдерживаемого желания Коррей приник к ее губам поцелуем, говорившим о любви и страсти так, как не сказали бы никакие слова. Оторвавшись от нее, он, опустил на нее тот самый взгляд, о котором она мечтала, но в нем сквозила и осторожность.

— Сначала можно прогуляться, а уж потом вернуться сюда.

Коринна отрицательно покачала головой.

— Закажем бутылку шампанского…

— Нет, — шепнула она. — Я хочу сейчас.

Он снова застонал и, крепко обняв, повел ее к одной из спален — той, что была больше. Коринна едва заметно вздрагивала.

— Ты боишься?

— Немножко.

— Я тоже.

— Но ты же и раньше занимался этим.

— Но никогда — с любимой женщиной.

Они остановились у самой кровати. Он отпустил ее, чтобы сбросить покрывало.

— А я никогда и ни с кем этим раньше не занималась.

Обернувшись, он увидел, что она в тревоге ломает сцепленные пальцы рук.

— Я знаю. — Одарив ее нежной улыбкой, он взял ее ладони в свои. — И это одна из причин, которые делают тебя такой особенной.

— Но я хочу знать, что происходит.

— Значит, я расскажу тебе. Согласна?

Она кивнула.

— Хорошо, — пробормотал Коррей и усадил ее на постель. Взяв ее лицо в ладони, он опять поцеловал ее, сначала осторожным, потом, почувствовав, как она отзывается, все более глубоким поцелуем. В тот миг, когда его язык проник в ее рот, он подумал, что будет не так-то легко замедлять события.

Не отрывая губ от ее рта, он взялся расстегивать дрожащими пальцами пуговицы на своей рубашке.

— Прикоснись ко мне, Кори. Я так долго ждал, чтобы ощутить на себе твои руки.

Коринна, которую поцелуй едва не лишил сознания, с трудом открыла глаза и замерла, увидев его обнаженную грудь. Бронзовую и твердую. Она и раньше видела его без рубашки, но сейчас могла трогать его так, как не смела тогда. Протяжно вздохнув, она кончиками пальцев прикоснулась к его груди. Через секунду ладонь выпрямилась и пустилась в путь.

— Ты такой теплый, мощный, но… мягкий. — Коринна, как зачарованная, позволила и второй ладони присоединиться к изучению, провела по ребрам, потом выше, туда, где прятались маленькие плоские соски.

— Как… приятно!..

Двигаясь все более широкими кругами, ее ладони сдвинули рубашку, обвели мускулистые очертания плеч.

— Ты великолепно сложен, — прошептала она. Слова казались настолько неуклюжими по сравнению с ее восторгом, что она быстро наклонила голову и поцеловала его грудь.

— Кори, о Боже, Кори… Еще… еще. — Подавшись вперед, он притянул к себе ее голову и впился в ее губы жадным, ощутимым поцелуем. Когда он снова взглянул на нее, его зеленые глаза были подернуты сумеречной дымкой. — Дотронься еще, — глухо шепнул он. — Ниже.

Коринна словно плыла во сне. Чистый, мускусный аромат притягивал, жар его тела смешивался с ее собственным жаром.

— Так тяжело… сосредоточиться… ты… прекрасен.

Прежде чем она успела произнести еще хоть что-нибудь, он пересадил ее к себе на колени, быстро наклонился и ткнулся носом ей в шею.

— Теперь можешь трогать, — скомандовал он.

Рубашка упала на кровать, и Коринна начала скользить по нему, плавными прикосновениями, постепенно двигаясь от спины к груди, животу. Его тело было неизведанным, но знакомым и родным.

— Что ты чувствуешь? — шепотом спросила она.

— Огонь! — Его голова нырнула ниже, губы раскрылись, зубы сомкнулись на соске. Ее окатила жаркая волна, и она охнула.

Желание разливалось в ней. Она анализировала страсть, разбирала на части, кусочек за кусочком, пытаясь осознать ее силу.

Рука опустилась на его слаксы, замерла на вздымающейся молнии. Пальцы пробежали по всей длине.

Коррей резко, с болезненным стоном выдохнул.

Рука окаменела.

— Я сделала тебе больно.

— Нет. Наоборот. Еще. Давай избавимся от всего этого, — хрипло протянул он и, стащив с нее блузку, отшвырнул ее прочь. И вновь его рот прильнул к ее груди, вздохнув, он нежно потянул за сосок губами.

Она не сдержала крика и стиснула колени, застигнутая врасплох вспышкой пламени, которая обожгла ее бедра.

— Хочу видеть тебя обнаженной, — шепнул Коррей.

Когда на ней не осталось ничего, кроме лучей полуденного солнца, заливавшего ее сквозь стекла огромного окна, он опустился перед кроватью на одно колено. Его взгляд тронулся в путь по ее телу — от пальчиков вверх по ногам, к темному треугольнику между бедер, еще выше, через плоский живот к груди и, наконец, к лицу. Не в силах говорить, он лишь приподнял ее и с силой прижал к себе.

— Сейчас я снова поцелую тебя, — сказал Коррей и исполнил обещание. Он дарил любовь ее рту, как очень скоро подарит телу. — И снова прикоснусь к тебе, на этот раз не только руками, но и всем, что у меня есть. — Он и это обещание выполнил, двигаясь вдоль ее тела вверх, вниз, зажигая каждую клеточку, от кончиков пальцев до плеч, вожделением. Его руки не переставали путешествовать от одной чувствительной точки до другой, а язык доводил до умопомрачения.

Страсть превратилась в необходимость для обоих стать одним целым в самом естественном смысле. Приподнявшись над ней, Коррей переплел ее пальцы со своими и прижал их к кровати по бокам от ее плеч.

— Посмотри на меня, — шепнул он и подождал, пока она откроет глаза. Он знал, что та агония чувств, которую он в них увидел, как в зеркале отражалась в его собственных глазах. Это была агония желания, и она эхом прозвучала в его голосе. — Сейчас я буду любить тебя. Сначала может быть больно, но я быстро. Ладно?

Ее губы беззвучно шевельнулись, но он услышал каждое слово. Их крики прозвучали вместе, но не от боли, а от красоты слияния.

Больше слов не было. Страсть стала вихрем всеобъемлющих эмоций и ощущений, она стала любовью, а любовь была Корреем. Инстинкт был главной силой, которая связывала три составляющие в один сплошной водоворот без начала и конца.

Коррей задавал ритм, Коринна подхватывала его. Пламя разгоралось все сильнее, все ярче, пока наконец не рассыпалось мириадами ослепляющих искр, оставив их задыхающимися, взмокшими, рухнувшими друг на друга бесформенной грудой спутанных рук, ног и тел.

— Я околдован, — тихонько произнес он и улыбнулся в ее открывшиеся глаза.

— Как подумаю, чего мы лишались… Мы же могли этим заняться на бельведере или на яхте…

— Тогда все было бы не так прекрасно. Ведь ты не знала, что любишь меня.

Все еще улыбаясь, Коринна закрыла глаза, сделала глубокий, судорожный вдох и покрепче обвилась вокруг Коррея.

— Обожаю твои волосы, — прошептал Коррей. — Они всегда так чудесно пахнут. — Он вдохнул их аромат и улыбнулся. — Запах лимона меня возбуждает.

Она приподняла к нему лицо.

— А что еще тебя возбуждает?

— Маленькие изящные женщины со стройными ногами, восхитительной грудью и попками… повернись-ка, хочу взглянуть.

— Я не могу пошевелиться.

— Тогда я узнаю на ощупь. — Его ладонь легла ей на ягодицы, двинулась налево, потом направо, потом вверх и вниз.

Она затаила дыхание. Ей и в голову не приходило, что у нее столько эрогенных зон. Или же все дело в одном прикосновении его рук? Или в его запахе, ставшем теперь еще более мужским?

Их губы встретились.

— По-моему, нам нужно встать, — шепнул он.

— О, нет, не сейчас.

— Так, я думаю, — сказал он, силой заставляя себя сесть, — что горячая ванна — как раз то, что посоветовал бы доктор.

— Не хочу сейчас в ванну.

— Я приму ее с тобой.

Эта мысль понравилась ей почти так же, как мысль заняться с ним любовью.

— Правда?

Он подхватил ее на руки и встал с постели.

— А ты думала, что я вот так быстро отпущу тебя? Сейчас мы примем отличную ванну, оденемся и посмотрим город.

Она обхватила его за шею.

— А позже займемся любовью?

— Если хочешь.

— Я хочу сейчас.

Вздохнув, он поставил ее на ноги рядом с огромных размеров ванной.

— Коринна, — строго произнес он, — я стараюсь поступать так, как лучше всего для тебя. Не спорь со мной. В данный момент я хочу принять с тобой ванну, потом прогуляться по городу, показать его тебе. Потом пообедать с тобой в ресторане, зайти в магазины. Я хочу, — он хитро ухмыльнулся, — видеть тебя одетой и знать, что я единственный мужчина, которому известно, что там, под одеждой.

— Правда?

— Правда. — Боясь, что ему долго не выдержать, он отвернулся и включил воду.

В тот вечер они выполнили всю намеченную программу Коррея и даже больше. Но если Коринна думала, что будет валиться с ног от усталости, когда вернется в номер, то она ошиблась. Они занимались любовью, заскочив переодеться перед ужином, а потом несколько раз за ночь. В воскресенье они завтракали в постели, а потом снова наслаждались друг другом. Даже бросились друг другу в объятия, прежде чем сложить вещи, а сложив, так же быстро распаковались, поскольку, решили подарить себе еще одну ночь и вернуться в Саванну в понедельник утром.

А когда полет остался позади и они уже направлялись к острову, Коррей поднес к губам ее руку.

— Я знаю, ты думаешь о том, что, как только мы вернемся на остров, все изменится. Ничего подобного, Кори.

Он куснул один из пальчиков.

— Ты переезжаешь ко мне.

— Мне легче будет работать в отеле.

— Я буду привозить тебя туда каждое утро, вечером отвозить домой. И машину буду оставлять в твоем распоряжении, чтобы ты не чувствовала себя стесненной в движении. — Его пальцы сжались вокруг ее ладони. — Черт возьми, Кори, ты же собираешься в конце недели вернуться в Балтимор. Я хочу быть с тобой как можно чаще в оставшееся время.

— Я же вернусь. Мы ведь договорились.

— И когда ты вернешься, я тоже хочу, чтобы ты жила у меня. Ни с кем не стану тебя делить, — с чувством заявил он. — Я не шучу.

— Ты действительно считаешь, что я должна жить у тебя?

— Да. Коринна, я просил тебя выйти за меня замуж. Разве это ни о чем не говорит? Нет, не утруждай себя ответом, потому что сейчас ты вспомнишь о родителях. Я не похож на них. Одна из причин, почему я так долго не женился, в том, что не встречал женщины, с которой мог бы представить себя на всю оставшуюся жизнь. Для меня брак — это навсегда. Именно так относились к нему мои родители. Так отношусь и я. Но раз ты еще не готова, я прошу тебя просто пожить со мной… хотя бы пока ты здесь. Заметь… — он начинал распаляться, — идея твоего возвращения в Балтимор мне совсем не по душе. Я знаю, ты должна вернуться. Там у тебя работа… и бабушка. Черт, если бы хоть что-то зависело от меня, мы бы уже готовились к свадьбе!

Давая себе время успокоиться, он водил ее кулачком по своим губам.

— Ладно. Я прошу тебя жить у меня. Я никогда не просил о таком ни одну женщину.

— Вот как? — удивилась Коринна, но в ее голосе зазвучали поддразнивающие нотки.

— Да, мэм, так что обдумайте мое предложение.

— Ты же страшный неряха. — Она уже испытала сомнительное удовольствие побывать в его доме утром. Развернутые газеты устилали поверхность пола, стена грязных бокалов расположилась на баре, почта раскидана по кухонному столу, одежда — по спальне. Ее поразило до глубины души, что один человек может устроить такой беспорядок, особенно учитывая тот факт, что весь вечер он провел вне дома — с ней.

— Ты меня исправишь.

— Не уверена, что это возможно.

— Тогда не исправляй меня, но все равно ты переедешь ко мне.

— Ты спишь на левой стороне кровати.

— И что?

— А то, что я тоже.

— Прошлой ночью, да и позапрошлой, ты спала на правой.

— Только потому, что мне не хватило сил сдвинуть с места ни себя, ни тебя.

Дурачась, он пожевал ее кулак.

— Как только ты переедешь ко мне, я буду спать на правой половине. Больше никаких возражений, Коринна. Я сказал, что ты будешь жить у меня, а правило Кардинала номер…

Она засунула ему пальцы в рот.

— Я только хотела сказать, — прошептала она, прильнув к нему поближе, — что будет чудесно как-нибудь вечером заняться любовью у тебя на патио…

Они занимались любовью на патио, на кухне, в ванной, в кабинете и, разумеется, в спальне. Прежняя Коринна, без сомнения, пришла бы в ужас, Коринна новая принимала страсть радостно. Один лишь взгляд на Коррея возбуждал ее, одно лишь прикосновение.

В конце недели она вернулась в Балтимор. Покинуть Коррея оказалось нелегко, но это было необходимо. Хотелось увидеть бабушку и помочь по дому. Но что гораздо важнее: ей нужно было узнать, что произойдет, когда многие мили разделят ее с Корреем.

Произошло то, что жизнь с бабушкой неожиданно стала казаться чересчур упорядоченной, старый викторианский дом — чересчур аккуратным. Сидя в своем кабинете в офисе, она то и дело поглядывала на дверь, надеясь, что Коррей объявится на пороге.

Коррей встретил ее так, как она могла только мечтать. Восторг его был бесконечен. Он не переставал дарить ее улыбками, ласками, казалось, он не мог на нее насмотреться.

Дни бежали, и Коринне начало казаться, что у них все-таки может что-то выйти. Во время недели разлуки каждый мог подыскать замену, но этого не произошло. Наоборот, отношения стали глубже, как будто их корни развились и окрепли, создавая мощную основу для их любви.

Глава девятая

Коррей настоял на том, чтобы вылететь в Нью-Йорк вместе с ней.

— У тебя здесь столько дел, — возражала она. Он продолжал лихорадочно запихивать вещи в сумку.

— То, что не может подождать, решу по телефону. Сейчас важнее Роксанна.

— Но ты ведь даже незнаком с ней…

— Она — твоя сестра. Все остальное не важно.

— Но…

— Правило Кардинала номер четырнадцать…

— Знаю, знаю, — выкрикнула она и скорчила физиономию в сторону его сумки. — Что ты творишь со своей одеждой! Ее же нельзя будет надеть, когда мы доберемся до Нью-Йорка! — И она принялась все перекладывать, радуясь возможности отвлечься. Исчезновение Роксанны леденило ее сердце, и она была рада, что Коррей летит с ней. Она с трудом удерживалась от слез.

Когда они наконец добрались до самолета и взлетели, она взяла его руку в свою.

— Спасибо. Я чувствую себя гораздо лучше, когда ты рядом.

— Не лги. Тебе очень плохо.

Она подняла на него виноватые глаза.

— Она жаловалась мне в каждом письме. Я говорила с ней по телефону, но мне нужно было поехать к ней. А я не поехала.

— Она уже большая девочка. Замужем, ребенка родила. Ты не можешь вечно заботиться о ней, Кори. Ты сделала все, что в твоих силах.

Коринна качала головой — скорее недоверчиво, чем отрицательно.

— Как она могла так исчезнуть! Я понимаю, что у нее были нелады с Фрэнком, но Джеффри… как она могла бросить его?

— Фрэнк сказал, что она написала в письме?

— Только что ей необходимо расправить крылья. Я не могу поверить даже в то, что она выбрала именно это выражение. Так сказала бы мама.

— Думаешь, Роксанна отправилась к ней?

— К матери? Если только совсем чокнулась. Чериз — пташка свободного полета. Она и знать-то никогда ничего не хотела о дочерях. — Коринна помрачнела. — Не хочу даже звонить ей и спрашивать — впрочем, все равно я понятия не имею, где ее искать.

— Фрэнк наверняка уже обзвонил всех, кого только можно.

— Видимо, так, но он совершенно потрясен. Я еще никогда не видела его таким. У меня было ощущение, что он впервые в жизни мечется по дому, не соображая, что предпринять.

Она оказалась права. У Фрэнка был совершенно несвойственный ему взъерошенный вид.

Втроем они обзвонили по очереди всех ее друзей. Ни один из них ее не видел и ничего о ней не знал.

Они обсудили возможность измены, но отбросили ввиду оставленной записки. Подумывали было о том, чтобы сообщить в полицию, но отказались и от этой мысли по той же причине — полиция вряд ли отнеслась бы серьезно к розыску женщины, которая бросила мужа и сына ради развлечений. Все-таки позвонили Алексу в Париж — вернее, Коррей позвонил, представившись старым знакомым Роксанны.

Объединив усилия, они попытались вычислить, куда она могла отправиться. Машину она не взяла. Значит, она все еще в Манхэттене, живет под вымышленным именем в отеле. А может, воспользовалась самолетом или поездом, или даже автобусом. В любом из этих случаев потребовался бы специалист, чтобы ее отыскать.

Поэтому они решили обратиться за помощью в частное сыскное агентство. Они сообщили о Роксанне все, что только знали. Фрэнк вручил им несколько фотографий, а также назвал банки, где она могла бы получить деньги со счета или по кредитной карточке.

Уже к середине следующего утра стало известно, что в день своего исчезновения Роксанна сняла небольшую сумму с личного счета, кроме того, заказала билет на самолет до Чикаго. Это было уже кое-что.

Весь остаток дня Коринна, Коррей и Фрэнк не отходили от телефона. То, что Роксанна заказала билет на собственное имя, они сочли хорошим знаком: как-никак оставила след.

Фрэнк без остановки мерил шагами комнаты. И говорил, говорил… Он искренне винил себя во всем случившемся, признавая, что был слеп к желаниям Роксанны и глух к ее просьбам. Когда Коринна рассказала ему о письмах сестры, его отчаянию не было границ. Он признался, что принимал жену как должное, и его злость на самого себя была совершенно искренней — как и горе от исчезновения Роксанны и страх за ее судьбу.

В один из тех редких моментов, когда они остались наедине, Коринна обернулась к Коррею:

— Я всегда опасалась, что случится нечто подобное. Это в генах.

— Вовсе не в генах, любимая. В сознании. Роксанна, по-моему, хотела привлечь внимание Фрэнка. Не добившись этой цели обычными средствами, она последовала единственному известному ей примеру.

— Ты считаешь, она сделала это сознательно?

— С твоих слов я понял, что она незаурядная женщина. Может быть, она пошла на крайние меры, чтобы испугать Фрэнка, но, похоже, именно этого она и добивалась. А вот намеренно ли она повторила путь родителей… кто знает?

— Как ты думаешь, чего она ищет?

— Не знаю, — раздался позади них глубокий голос. Они резко обернулись и увидели в дверях Фрэнка.

Коринну на мгновение обуял ужас.

— Извини, Фрэнк. Я вовсе не имела в виду…

Он жестом остановил ее.

— Ничего страшного, Кори. Ты имеешь право строить любые предположения. Роксанна — твоя сестра, а я не справился с ролью заботливого мужа. Но одно я могу сказать наверняка. У нас никогда не возникало проблем в постели. Кое в чем я, возможно, старомодный зануда, во многом просто слеп, но секс не подпадает ни под одну категорию. Роксанна когда-нибудь жаловалась тебе на это в письмах?

— Нет.

— Могу понять почему. Секс — единственное, что нас по-настоящему связывало. — Он потер затылок. — Будь это не так, она, наверное, сбежала бы давным-давно. — И все с тем же выражением муки на лице он вышел из комнаты.

Очень долго Коринна молчала. Потом обернулась к Коррею и крепко его обняла.

— Страдание. Вот чего я боюсь. Пройдет время, и Фрэнк научится справляться без жены. Но Джеффри… Он не так уж долго будет верить в отлучку матери, и если она не появится…

— Появится. Знаешь, в каком-то смысле вы должны быть благодарны, что родителей рядом с вами не было. Их пример был бы куда заразительнее, если бы они маячили у вас перед глазами. Подумай сама. Главным примером в жизни Роксанны и в твоей была бабушка. И именно ее жизненные ценности воспитали вас обеих. Эти ценности и вернут Роксанну домой.

Он оказался прав, но всем им пришлось пройти через ад, думая об обратном. Ранним вечером позвонил детектив и сообщил, что Роксанна вылетела из Чикаго в Лас-Вегас. И там след окончательно потерялся.

Меньше всего они ожидали, что на следующий день, сразу после полудня, Роксанна переступит через порог квартиры, но именно это и произошло. Фрэнк рванулся к ней и схватил ее в охапку прежде, чем она смогла заметить гостей. Коррея и Коринну ее появление привело в не меньший восторг, но они остались на заднем плане.

— Прости, Фрэнк, — со слезами простонала Роксанна. — Мне так жаль…

— Нет, это мне жаль. Мне не хватало времени, чтобы послушать, чтобы услышать…

— Я думала, что исчезну… все брошу тебе назло… но сделала назло себе… я так скучала…

— Слава Богу, с тобой ничего не случилось…

— Я была в Лас-Вегасе…

— Знаю. Всю ночь меня преследовали кошмары, что ты оказалась в руках какого-нибудь пройдохи…

— Так ты знал?

— Мы наняли частного детектива…

— Мы?

Фрэнк ослабил свою хватку настолько, что она смогла увидеть стоявшую в глубине комнаты Коринну.

— Кори? — сквозь слезы вскрикнула она. — Ох, Кори! — Не в силах отпустить Фрэнка, она потащила его за собой через комнату, чтобы свободной рукой обнять сестру. — Прости. Ради меня тебе пришлось лететь из Балтимора…

— Я была не в Балтиморе, но прилетела бы, где бы я ни была.

— Спасибо, — дрогнувшим шепотом произнесла Роксанна. Ее взгляд метнулся к Коррею, вернулся к Коринне, снова остановился на незнакомце. — Это наверняка Коррей, — мягко сказала она. Сверкнув полными слез глазами, она протянула руку и нежно обняла его за шею в ответ на его объятие. — Кори о тебе упоминала. Так уклончиво, что я сразу поняла — здесь что-то особенное. Извини, что я вытащила вас обоих сюда.

— Не говори глупостей, — ответил Коррей и тут же обратил все в шутку: — Неужто ты думаешь, я упустил бы шанс взглянуть на тебя? Кори меня к своей бабушке и близко не подпускает. Кажется, она думает, что я ее изувечу.

Коринна с Корреем вернулись в Хилтон-Хэд тем же вечером: они понимали, что Фрэнку и Роксанне необходимо побыть вдвоем — и с Джеффри.


Две недели пролетели с устрашающей скоростью, а Коринна была все так же далека от принятия решения, как и вначале. На работе она была занята по горло, а в минуты отдыха не хотела ничем омрачать общение с Корреем.

Она не была готова к тому факту, что Коррей сам пришел к определенному решению. Он объявил это решение, когда они ждали в аэропорту ее рейса.

— Я много думал, — сказал он и, взяв ее руку, сосредоточил взгляд на мизинчике.

Коринна поняла, что что-то случилось. Последние двадцать четыре часа ее сознание до такой степени заполнил страх расставания, что она и не заметила сосредоточенности Коррея. Сердце бешено заколотилось.

— Я думаю, — медленно произнес он, — что тебе стоит какое-то время побыть в Балтиморе.

Скорость ее пульса увеличилась.

— Ты сам приедешь?

— Нет. Не приеду, но хочу тебя видеть. Каждый день, каждую ночь. Я хочу на тебе жениться. Но ты к этому не готова. Ты говоришь, что любишь меня, но иногда я не уверен, почему ты меня любишь и до какой степени. Возможно, если ты взглянешь на наши отношения со стороны, то сможешь выяснить, чего же ты все-таки хочешь.

— Я думаю, что хочу выйти замуж…

— Думать, что ты этого хочешь, — недостаточно.

— Но…

— Твой рейс. — Легонько стиснув ее руку, он поднялся и помог подняться ей. — Я с тобой прощаюсь. Больше я не выдержу. — Он приник к ней долгим, нежным поцелуем. — Я люблю тебя, — шепнул он ей в губы.

— Коррей…

Он прижал палец к ее губам.

— Правила тебе известны. — И, прикоснувшись последним поцелуем к ее лбу, он повернулся и быстро зашагал прочь.

Полет оказался для Коринны мучительно долгим. К тому времени, когда самолет приземлился в Балтиморе, она словно прожила целую жизнь, пройдя через водоворот эмоций. Сожаление, утрата, уныние, ужас, отчаяние — каждое из этих чувств по очереди овладевало ее душой. Но доминирующей силой оказалась злость. Чистейшая неистребимая злость.

Было четыре часа пополудни. Первое, что она сделала, — поехала прямо со всеми чемоданами на такси в офис и вручила ошарашенному Алану заявление. Затем на такси же отправилась домой, где сообщила бабушке, что уезжает из города. Практически не заглянув в чемоданы, она зашвырнула их обратно в такси и направилась в аэропорт, где ей удалось сесть на последний рейс до Атланты. К сожалению, ночного рейса в Саванну не было. Она подумала было взять напрокат машину, но решила, что в таком состоянии врежется в первый же попавшийся столб. Поэтому сняла номер в отеле при аэропорте и провела там всю ночь, по большей части меряя шагами комнату и распаляя себя гневом. Гнев этот уже переливался через край, когда на следующее утро она наконец добралась до Саванны и на такси доехала до офиса Коррея.

Свалив чемоданы сразу же у входа, она вихрем пролетела мимо секретарши в приемной и ворвалась в кабинет Коррея, с ужасающей силой захлопнув за собой дверь. Пораженный, он едва успел поднять голову, как она уже отпустила поводья своего гнева.

— Как ты посмел поступить со мной таким образом! — Кулаки у нее упирались в бедра, глаза метали громы и молнии. — Отослать меня вот так — это самая гнусная подлость, ясно? Если ты говоришь, что хочешь жениться на любимой женщине, то ты не можешь в качестве доказательства выслать ее в ссылку. Какого черта ты из себя воображаешь, что распоряжаешься мной направо и налево? У меня тоже есть чувства, и мне не нравится, когда их пропускают через мясорубку!

У него отпала челюсть. Однако тирада продолжилась:

— И не смей напоминать мне о правилах, потому что ты можешь взять свои правила Кардинала и… и засунуть их сам знаешь куда! Я умею командовать не хуже тебя, Коррей Хараден, и я тебе говорю, что мы с тобой женимся. Я ни за что до тех пор не вернусь в Балтимор, а потом ты поедешь со мной и поможешь собрать вещи. Ясно тебе?

Коррей закрыл рот. Потом очень спокойно откинулся на спинку кресла.

— Ты выглядишь немножко взъерошенной, Коринна.

— Ну, так и у тебя не блестящий вид, — огрызнулась она. — Волосы в таком состоянии, будто ты причесывался пальцами, под глазами мешки, а галстук завязан наизнанку!

— Что ж, значит, и я провел ночь не лучше, чем ты, — все тем же душераздирающе спокойным тоном отозвался он.

— Это все ты виноват! Если бы ты со мной поговорил, если бы объяснил, что твое терпение на исходе, если бы сказал, что не можешь больше ничего придумать… Но решиться на такие крутые меры? Это непростительно!

— Ты права.

— И что, ты так и собираешься сидеть и ухмыляться? Куда подевались напор и стремительность? Неужто мои слова не произвели на тебя ни малейшего впечатления?

— Еще какое.

— Знаю. Ты пришпилил свои брюки к креслу стиплером.

— Если бы так, — сказал он, медленно поднимаясь из кресла, — то я бы просто через них переступил.

— Что ты делаешь?

— Везу тебя домой.

Она вжала каблуки в пол.

В Балтимор я не поеду. — Ей пришлось проковылять несколько шагов к двери, потому что он и не подумал остановиться.

Я везу тебя домой. То есть ко мне. К нам.

— О! — Теперь она почти бежала, чтобы поспеть за ним. — Значит ли это, что ты извиняешься?

— Ага.

— И мы поженимся?

— Ага.

Они пролетели мимо секретарши, затем мимо сумок Коринны.

— Коррей, мои вещи…

— Потом.

— А что, ты не собираешься больше ничего мне сказать — например, что ты меня любишь, что тосковал без меня, что рад снова меня видеть?

Он обернулся к ней, пока они ждали лифта:

— Я люблю тебя. Я тосковал без тебя. Я рад снова тебя видеть.

Двери лифта бесшумно открылись.

— Звучит так же искренне, как… — буркнула она, когда он втолкнул ее внутрь. Но закончить ей не удалось. Двери даже не успели закрыться, как он пригвоздил ее к стене и закрыл ей рот поцелуем. Поцелуй начался как приказ, смягчился до убеждения, а потом превратился лишь в красноречие любви.

Лифт достиг нижнего этажа. Двери разъехались. Через минуту снова закрылись, и лифт снова начал подниматься.

На девятом этаже в лифт вошла группа бизнесменов. Если бы одному из них не хватило соображения громко прокашляться, когда они снова добрались до первого этажа, то Коррей и Коринна еще неизвестно сколько времени путешествовали бы вверх-вниз.

Коринна шевельнулась под боком у Коррея. Они лежали посреди ковра в гостиной, а одежда была разбросана вокруг. До спальни они так и не дошли.

Она поцеловала нежную кожу у самой подмышки и, когда его рука притянула ее поближе, просунула свою ногу под его.

— Отсылая меня, ты рассчитывал на шоковую терапию?

— Если бы я был настолько умен!

— Ты не ждал, что я вернусь так быстро?

— Не-а.

— Я тебя удивила?

— Ага.

Она повернула голову в сторону коридора и принюхалась.

— А что это за запах?

— Оладьи по-английски. Вернее, угли от них. Я поставил сковороду на огонь, задумался о тебе — и забыл про оладьи.

— Странно, почему Джонтелль здесь не проветрила… — Она вдруг подскочила и уставилась на дверь расширенными от ужаса глазами. Прижимая руки к груди, хрипло прошептала: — Джонтелль! Где она?

Коррей со смехом поднялся.

— Она позвонила утром и предупредила, что не придет. Заболела.

Глаза Коринны подозрительно сузились.

— Так-так… Ты уверен, что не знал о моем возвращении сегодня?

Он подхватил ее на руки и зашагал в сторону кухни.

— Если бы я знал, что ты вернешься, у меня не был бы такой потрепанный вид, я не оставил бы разгромленной постель…

— Неужели!

— И не разбросал бы мокрые полотенца по всей ванной.

— Зачем?

— Пришлось. На полу творилось черт знает что.

— Почему?

— Я взял шампунь и хотел зайти в душ. Только в прошлый раз я забыл закрутить крышку на пузырьке. Голова была занята тобой, вот я и не заметил, как весь шампунь оказался на полу…

Уткнувшись ему в шею, она застонала.

— Я не хотел, чтобы Джонтелль поскользнулась и упала, потому что я знал, что она и так придет в бешенство от духовки.

— От духовки? Ты хочешь сказать… что ты сделал что-то еще… помимо спаленных оладий?

Тон его стал ворчливым:

— Говорю же, я тосковал по тебе. Я просто не мог думать.

— Так что, кроме оладий?

— Черт, ну откуда мне было знать, что нельзя готовить яйца в духовке?

— По-моему, можно.

— Только не в скорлупе. Яйца в скорлупе взрываются. Видишь, ты сама об этом не знала, так что с моей стороны это не глупость влюбленного. Впрочем, все было бы не так уж плохо, если бы я не вздумал вычистить духовку — быстренько, пока еще горячая. Только я был так расстроен, что перепугал банки. Слушай, ты не представляешь, как действует жидкость от тараканов на обугленный яичный желток…


КОНЕЦ


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


home | my bookshelf | | Никогда не спорь с боссом |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 2.0 из 5



Оцените эту книгу