Book: Я люблю тебя.Ru



Я люблю тебя.Ru

Екатерина Владимирова

Я люблю тебя. Ru

Аннотация

Где можно познакомиться с интересным мужчиной молодой закомплексованной в себе девушке, чей возраст приближается к 30, а личная жизнь тихо, и мирно проходит мимо нее под ручку с более удачливыми и красивыми особами?! Где — как не на сайте знакомств?! Конечно, она не строила иллюзий. И отправляя сообщение понравившемуся молодому человеку, мало задумывалась о том, ответит он ей или нет… Но он ответил… И что же делать теперь?!! Зная о том, что он оказался не единственным, кто начал охоту за ее сердцем?..

Екатерина Владимирова

Я тебя люблю. Ru

Мое сердце готово было разорваться на части. Оно так сильно билось в груди, что я слышала его стук, он эхом отдавался в ушах, оглушая меня.

Тук-тук-тук, тук-тук-тук…

Аааа!!! С ума можно сойти!!

Руки тряслись так сильно, что мне пришлось сжать их в кулачки, покрывались мелкой дрожью даже кончики пальцев.

И еще мне не хватало воздуха. Я словно задыхалась. Почему никто не включит кондиционер?!

Я стиснула зубы, закрыла глаза, чтобы успокоиться и на мгновение забыть, где нахожусь и для чего. Дышать ровнее, спокойнее, унять дрожь, охватившую все тело. Успокоиться, успокоиться…

Но, как бы я не уговаривала себя, как бы не пыталась взять себя в руки и не раскисать, ничто не отдаляло меня от той самой заветной минуты, когда здесь появится ОН.

А значит, ничто не позволяло мне унять бешенное сердцебиение и успокоить расшатавшиеся нервы.

Я была на пределе. Так сильно я не волновалась никогда!!

Хотя нет… Волновалась. Когда соглашалась на ЭТО!!!

Свидание!! Почти вслепую.

Я не знаю его, он не знает меня. Мы даже ни разу не видели друг друга!!! Разговаривали, общались… Через Интернет… Но живое общение никогда не сравнится с общением в сети.

И та милая ромашка вместо фотографии под незамысловатым ником — тоже никогда не сравнится со мной настоящей!!

Мне повезет, если он не сразу убежит!!

Зачем я только согласилась на всю эту авантюру?!

Руки вновь затряслись.

Может, убежать?! Еще не поздно!! Я пришла раньше на целых полчаса!

Мысль показалось очень заманчивой, и я почти сдалась.

Но красный шарфик, служивший моим отличительным признаком на этом свидании, очень сильно сдавил мне горло, душа и словно призывая оставаться на месте.

Я и осталась. Продолжая сходить с ума от неизвестности, нетерпения и ожидания.

Сидя в маленьком недорогом кафе в центре города, я то и дело смотрела на дверь.

Кофе давно остыл, я к нему почти не притронулась.

Какой там, мне и росинка во рту сейчас сошла бы за булыжник!!

Да и руки тряслись, я не могла унять дрожь.

А что, если я ему не понравлюсь?! Никто из мужчин не стремился оказывать мне знаки внимания!! Может, и он попадется на ту же удочку? Испугается моей внешней непривлекательности, плюнет на наше общение в интернете и убежит?!

И я сгорю от стыда прямо здесь, в этом кафе, на глазах у многочисленных посетителей!!

И почему так всегда случается, что когда ты попадаешь в нелепую ситуацию, кажется, что весь мир это видел, и теперь обсуждает тебя за твоей же спиной?!!

Он меня испугается и убежит, а я останусь тут… и умру от стыда!!!

Пульс забился, как сумасшедший.

Возможно ли так бояться человека, которого ни разу не видела?!!

Возможно, если этот человек тебе очень, очень нравится!!!

А Странник мне очень-преочень нравился!! Я и забыла уже, когда мне кто-то вот так сильно нравился!

Но нравлюсь ли ему я? И что важнее, если я ему все же нравлюсь хоть немного, не сбежит ли он от меня, едва увидит вместо милейшей ромашки невысокую торопышку в простенькой серой кофточке?!

Нет. Не могу так!! Все…

И именно в тот момент, когда я собиралась приподняться, чтобы уйти, дверь кафе отворилась. Дрогнула табличка на стекле, звякнули колокольчики, повеяло свежим воздухом.

В помещение не просто вошел, а вплыл ОН.

Мое сердце остановилось. Я забыла, как нужно дышать.

Едва он вошел, взгляды всех присутствующих обратились в его сторону. Такие, как он, всегда привлекали к себе внимание. Всегда становились центром вселенной, всего мироздания. Всегда были теми, кто собирал чужие взгляды, словно коллекционировал открытки. Он словно был магнитом, собирающим вокруг себя всю окружающую действительность. Весь мир мгновенно завертелся вокруг него.

А мне захотелось провалиться сквозь землю.

Он окинул помещение беглым пренебрежительным взглядом, пока не остановил его на мне.

Я пожелала себе умереть. И поскорее!!

Он двинулся в мою сторону, приближаясь медленно, но неотвратимо. Как хищник к своей добыче.

Я вросла в спинку стула, не в силах даже шевельнуться.

Когда он подошел, я почувствовала, что нервная дрожь усилилась. Я смотрела на него, как экспонат в историческом музее, не в силах отвести взгляд и вымолвить хоть слово.

Мне плохо. Мне очень плохо, черт возьми!!!

Но в тысячу раз хуже стало, когда он тихо произнес:

— Привет…


Три месяца назад

Ну, да, я идиотка! Дура набитая! Сумасшедшая!!

Ну и что же?!! Покрутите пальцем у виска и забейте на это! Какое вам до меня дело, ей Богу?!!

Мне двадцать семь лет, многоуважаемые!!!

Двадцать семь!!!

Это вам не шестнадцать, не восемнадцать! И даже не двадцать три!!

Это уже ДВАДЦАТЬ СЕМЬ!!!

Черт, почти уже старуха!

Куда спрятаться от старости?! От одиночества? Куда себя деть, чтобы не сойти с ума?!!

И где, черт возьми, найти того, кто согласится разделить со мной эту мою старость?! Кто скрасит мое одиночество?!!

Кто-то скажет, что двадцать семь — это именно тот возраст, в котором женщина расцветает по-настоящему. Становится действительно прекрасной в своей зрелости.

Неправда!! Это скажут лишь те, у кого ноги растут от ушей, у кого физиономия как у девушек с обложек модных журналов, и кого дома ждут и любят!!

Я не отношусь к этой категории людей!

А потому… Я сошла с ума.

Вроде бы ничего плохого не сделала. Всего-то зашла на сайт знакомств. Черт, да там сидит пол-России! Подумаешь, стану пятидесятимиллионной?!! Ну, зарегистрировалась там. Что дальше?..

Села и стала ждать откликов.

Я и ник себе придумала. Ромашка. По-моему, звучит не так и плохо.

Ну, не называть же свое имя, в самом-то деле?! Меня, между прочим, зовут Владислава! И написать свое настоящее имя — все равно что подписать себе смертный приговор и расписаться — Владислава Снежина! Сомневаюсь, что на свете так уж много Владислав, которые рыщут по сайтам знакомств в поисках любви, потому что им не повезло встретить в реальной жизни «мужчину своей мечты». Их единицы, если, кроме меня, они вообще есть.

А потому искать этого самого «мужчину своей мечты» я вознамерилась под ником Ромашка.

Хотя на самом деле я мужчину своей мечты и не искала. Куда там — в двадцать семь?! Я, конечно, верю в чудеса. Любви все возрасты покорны, любовь нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь… И все такое подобное, но… Я же реалистка и прекрасно понимаю, что мужчина МОЕЙ мечты на меня и не посмотрит.

Единственное, что он может оценить, это мое просто гениальное умение отталкивать от себя людей! Не знаю, почему так происходит, но все, кто меня окружает, рано или поздно, словно сговорившись за моей спиной, разбегаются. Вот они были, и вот их уже нет! Как проклятье какое-то!!

И вот я, Владислава Андреевна Снежина, казалось бы, вполне довольная своей жизнью, но на поверку, двадцатисемилетняя девица с неудавшейся личной жизнью, зарегистрировалась на сайте знакомств.

И я до чертиков боялась, что меня кто-то может узнать! Это был мой самый страшный кошмар. Узнает, смеяться будет, а потом еще раструбит обо всем по городу! Тыкать пальцем будут, шептаться за спиной, обсуждать. Я этого не выдержу, сгорю от стыда, как спичка на огне. Пусть в этом и нет ничего постыдного. Подумаешь?.. Знакомство через Интернет сейчас стало скорее нормой, чем исключением из правила. Люди боятся живого общения. Через сеть намного проще познакомиться, «поговорить», выразить свои мысли, вылить на кого-то свои проблемы или просто на кого-то наорать. Намного проще, потому что именно — через Интернет, а не с глазу на глаз, или в глаза в глаза.

Черт, в лицо-то сказать что-то в сто раз сложнее, чем тогда, когда не видишь того, с кем общаешься! Можно говорить все, что думаешь, потому что с собеседником тебя ничто не связывает. Ты можешь ни разу не встретиться с ним, если этого не захочешь. Можешь просто разорвать ваше общение, просто перестать отвечать на сообщения. Все так просто, что это развязывает руки. На тебя не давит груз вины, потому что своего собеседника ты даже и не видела ни разу. Некому приходить во снах с совестью под ручку и обвинять тебя во всех смертных грехах. Можно расстаться без ссор, скандалов и ругани. Может быть, останется неприятный осадок, но он быстро осядет на дне твоей памяти, забытый, безразличный и пустой. Совершенно тебе не нужный. Там и останется.

И пусть знакомство через Интернет для кого-то будет нормой, но не для меня. Для меня это — необходимость. Надежда. Последний шанс. Как у утопленника, черт побери.

Да, я наивная идиотка. Да, я надеюсь на чудо. И что же теперь? Кто не мечтает, тот просто не живет.

А я живу! Черт, я на этом свете живу уже двадцать семь лет!! И пора бы мне уже найти кого-то, кто захотел бы прожить со мной хотя бы малую часть того времени, что мне отведено свыше.

Усевшись у компьютера поудобнее, вхожу на сайт. Ввожу логин, пароль. С замиранием сердца жду…

Чего же я жду? Уж точно не этого! На экране вижу: У вас нет новых сообщений. Не утешающая новость.

Разочарование быстро сменяется желанием взять все в свои руки.

Вхожу в поиск. Мужчины. Возраст: от 26 до 40. On-line.

И что же вижу?! Ни одного нормального «кандидата на роль мужчины моей мечты» нет! Одни — ловцы популярности. Другие — озабоченные идиоты. Третьи — в активном поиске любовницы. Четвертые — вообще извращенцы!!! А есть еще и женоненавистники!! Спрашивается, какого лешего тогда они забыли на сайте знакомств?!!

Пролистывая страницу за страницей, разочаровываюсь еще больше, чем тогда, когда не увидела на своей страничке ни одного сообщения. Понимаю: мне повезло, что не увидела.

Все же нахожу пару-тройку тех, с кем можно было бы пообщаться. Пишу совершенно банальное сообщение: Привет, как дела? Не буду сильно расстроена, если ответа не придет.

Меняю поиск «on-line» на тех, кто вообще зарегистрирован на сайте. Считаю секунды…

Окно открывается.

Разочарованию нет предела. Что, мужчины у нас в стране перевелись?!!!

Но на третьей странице вижу того, кто привлекает внимание. Буквально впиваюсь глазами в монитор.

На фотографии не видно лица, но чем-то этот мужчина очаровывает меня. Он стоит спиной к объективу фотоаппарата, его профиль скрывает широкая черная шляпа, надвинутая на глаза. Плечи, обтянутые шелком черной рубашки, немного приподняты вверх, словно он пытается защититься от взглядов посторонних, руки спрятаны в карманах темных джинсов.

Странник. 32 года.

Открываю его страничку. В анкете указана только цель знакомства: интересное общение. Больше ничего. Скрытный парень…

Нажимаю на отправку сообщения, пишу: «Привет. Я тоже за интересное общение. Пообщаемся?))»

Глядя на то, как на моей страничке появляется первый «собеседник», чувствую, что сердце бешено стучит в груди. Руки дрогнули. С удивлением осознаю, что хочу, чтобы именно Странник из всех тех, кому я написала, ответил мне.

Выхожу с сайта, откидываюсь на спинку стула, закрываю глаза. Мучаюсь сомнениями от того, что поступила неверно.

Не нужно было ему писать. Не ответит он мне. Такие, как он, ищут себе женщин иного типа, не таких, как я. У меня вместо фотографии вообще — милейшая ромашка!! Какой черт потянул меня написать ему?!

Чертыхаюсь себе под нос и встаю со стула.

Ну, и пусть. Написала, так написала. Что же теперь исправишь?! Не ответит? Ну, и ладно! Не велика беда. Переживу.


Утром войти на сайт и проверить сообщения не удалось.

Мало того, что я проспала, так еще и ключ решил потеряться именно в это утро. Искала я его добрые полчаса, а нашла почему-то на верхней полке кухонного шкафа! Именно там он преспокойно лежал рядом с баночкой для сахара и пакетом с гречкой.

Ошеломленная тем, как он мог там оказаться, я выбежала из квартиры и помчалась в сторону метро.

Давка была страшная, меня почти припечатали к стенке вагона. Изрядно помятая, измотанная и уставшая, словно прошла пешком сто километров, и, чувствуя себя словно прокрученной через мясорубку, я помчалась на работу.

Мой начальник Павел Маврин не любил, когда опаздывали на работу. Впрочем, как не любили этого все начальники. Пять минут, десять, в самом крайнем случае — полчаса еще можно было простить, но я-то опаздывала уже на полтора часа!!! Как теперь смотреть ему в глаза?!

Хотя… пусть мне и лестно это говорить, но мне он мог простить это опоздание. Во-первых, потому, что со мной это случилось впервые за три года работы на него. А во-вторых, он испытывал ко мне какие-то по-родственному теплые чувства. И это все, попрошу отметить, без малейшего намека на любовь!! Во-первых, я не в его вкусе. А во-вторых, он уже счастливо женат целых пятнадцать лет, у него прекрасная жена и очаровательные дети.

Когда я пулей пролетала часы в холле, то мимоходом заметила, что они показывали уже сорок минут одиннадцатого. Я сначала споткнулась, едва не растянувшись в полный рост на блестящем полу, а потом чуть не врезалась в дверцу лифта, который словно в насмешку вильнул попкой прямо перед моим носом и отправился на седьмой этаж без меня.

Кошмар на яву!!! Да что же за день-то такой, а?!! Ну, почему, решив поиграться, Фортуна выбрала именно мою скромную персону?!

Когда я все же попала в лифт и даже поехала на свой этаж, уже выходя из него, почувствовала, что каблук на новых сапожках сказал «Прости» и без зазрения совести просто взял и отвалился.

Я привалилась к стене и закрыла глаза, успокаиваясь и считая до десяти. До десяти не помогло, стала считать до ста.

Чтобы полностью испортить этот день, нужно было еще треснуть меня электрическим током разрядом вольт этак в двести двадцать!! Тогда все было бы просто прекрасно.

На рабочее место я все же попала. Без десяти минут одиннадцать. Учитывая, что там я должна была быть ровно в девять, ничего хорошего ожидать не приходилось. Но ничего хорошего я и не ждала. Главное, что до места я вообще добралась, а то застряла бы где-то между пятым и шестым этажами. С моим сегодняшним везением, я не могла поручиться за то, что этого не произойдет.

Павел вышел ко мне навстречу почти сразу же, как только я вошла, словно чувствовал, что я рядом.

— О, соизволила-таки явиться? — он бросил быстрый взгляд на часы, его брови поползли вверх — О! Всего-то одиннадцать!! Что же ты не в двенадцать пришла?!

— Простите! — выговорила я

Павел посмотрел на меня с подозрением и насупился.

— Что, все так плохо? — с сочувствием спросил он

— Хуже не бывает, — коротко бросила я и почти упала в кресло

Павел засунул руки в карманы брюк, бегло осмотрел меня и проговорил:

— Ну-ну. Как только приведешь себя в порядок, зайди. Нужно поговорить.

Я кивнула, а когда Павел скрылся за дверью своего кабинета, откинулась на спинку кресла и позволила себе на мгновение расслабиться.

Сапоги, к сожалению, придется выбросить, клеить их не представлялось возможным. Это я поняла после беглого осмотра причиненного ущерба. Переодела туфли, причесалась и пошла к Павлу.

Он разговаривал по телефону, когда я зашла, жестом указал мне на стул, и я села напротив него.

— Так, — проговорил он, положив трубку и взглянув на меня, — что случилось?

Вот так, без предисловий?! Я даже рот открыла от удивления.

Я нахмурилась и пожала плечами.

— Не знаю. Может, магнитные бури?

Павел улыбнулся, но как-то невесело.

— Раз ты еще можешь шутить, значит, не все так плохо?

— Ну-у… в Москве еще не бывало землетрясений, насколько мне известно, — сказала я — Вот если бы были, тогда пиши «пропало», сегодня я оказалась бы в самом его эпицентре!

Павел ничего не ответил, но я читала в его глазах, что он хочет о чем-то спросить.

— Понятно, — пробормотал он, хотя было ясно, что ни черта ему непонятно — Сегодня мне звонили из Австрии, — начал он, переходя к делу

— Шульберг? — уточнила я

— Да, его представитель. Они хотят, чтобы мы приехали в Вену.

Я удивилась.

— Зачем? Мне казалось, что все вопросы были решены еще две недели назад, когда они были в Москве.

— Что-то в нашем проекте их смущает, — сказал Павел и вздохнул — Хотят еще раз все обсудить. Но уже на своей территории.

— И когда мы должны там быть?

Павел откинулся на спинку кресла.

— Вольфганг сейчас в Японии, вернется через неделю, — ответил он — А так как переговоры вести нам нужно именно с ним, думаю, что в Вене мы должны быть недели через полторы.

— Ясно, — покачала я головой — Мне тоже лететь?

— А ты как думаешь? Естественно, лететь!



Ненавижу летать! Но по долгу службы приходится.

— Отлично, на какое число заказывать билеты и бронировать номер в отеле?

— Пока ничего не предпринимай, подождем, пока вернется Вольфганг.

— Хорошо. Еще что-нибудь?

Павел покачал головой.

— Можешь идти.

Я встала и направилась к выходу. У самой двери меня остановил его голос:

— Влада!

Я обернулась.

— Больше так не опаздывай.

Я кивнула и вышла из его кабинета.

Что ж, можно сказать, что все обошлось. Если бы, если бы… Это я только потом поняла, что когда Фортуна решила испортить тебе жизнь окончательно, ее не умаслить никакими подарками и сладкими речами. Она все равно сделает свое дело! Ко мне она сегодня, похоже, неровно дышала.

Едва я в обеденный перерыв все же добралась до Интернета и зашла на сайт, чтобы проверить-таки сообщения, дверь приемной решительно и без предварительного стука отворилась, и передо мной предстал бог Аполлон собственной персоной.

Я даже поморщилась от неудовольствия.

К сожалению, бог Аполлон принял образ человека, которого я просто терпеть не могла, но с которым мне приходилось общаться в силу некоторых обстоятельств.

Аполлона звали Кирилл Маврин. Младший братец Павла. Скандально известный на всю Москву журналист светской хроники, недавно вернувшийся из Америки. Сие событие произошло почти год назад, и именно столько мы с ним не можем найти общий язык, постоянно препираясь по поводу и без такового.

При виде меня хитрая ухмылка озарила красивое лицо, а глаза заблестели.

— Ой, ой, ой, кого я вижу! — воскликнул он и двинулся вперед с грацией тигра — Моя дорогая Владислава Андреевна! — он подмигнул мне — наглец такой! — и как ни в чем не бывало осведомился: — Я ничего не перепутал, именно так я должен тебя величать?!

Я стиснула зубы и прошипела:

— Была бы тебе благодарна, если бы ты вообще никак меня не величал!

Улыбка растянулась от уха до уха, демонстрируя все тридцать два зуба. Вот бы лишить его парочки!!

— Не светит мне благодарность, видимо! — сказал он насмешливо и наигранно вздохнул — Но ничего, переживу!

Я не успела даже придумать достойный ответ, а он уже навис надо мной, пытаясь заглянуть в монитор.

— А что это там у нас такое интересное показывают?!

Черт, как он так быстро оказался около моего стола?!!

Я быстро закрыла ссылку на сайт и устремила полный неприязни взгляд на Кирилла. Не хватало еще, чтобы он узнал, что я сижу на сайтах знакомств! Это же проблем не оберешься!!

— Маскируемся? — вздернув вверх брови, проговорил он и отошел от моего стола — Ну-ну…

Очень сильно мне не понравилось это его «ну-ну»!!

— И что же там было? Письмо от возлюбленного?! — поинтересовался он, направляясь к двери в кабинет Павла

— Не твоего ума дело! — отрезала я

Какого черта он тут вообще делает?!!

— Значит, точно письмо от возлюбленного! — сделал вывод он и снова улыбнулся

Мои руки сжались в кулаки. Вот бы запустить в него чем-нибудь тяжелым, чтобы стереть с лица эту гадкую улыбочку! И как его только женщины терпят? Говорят, у него их огромное множество.

— Пошел к черту!

— Как раз к нему и направляюсь, — коротко бросил Кирилл, улыбнулся широченной улыбкой и скрылся за дверью кабинет брата

Я вновь не успела ничего ему ответить. Вот черт! И почему за ним всегда оставалось последнее слово?!!

Раздраженная его появлением, я сидела и тупо смотрела в пространство. Представляю, что было бы, если бы он увидел сайт, на котором я сижу. Боже! Да его издевательствам конца и края не было бы видно!!

Что б его! И почему он зачастил сюда? Что у него дел больше нет?!

Я вновь вошла на сайт, ввела логин и пароль. Ожидая, пока ссылка откроется, то и дело смотрела на дверь кабинета Павла. Вдруг оттуда сейчас выскочит довольный Кирилл и, оттолкнув меня от компьютера, уставится бешеными глазами в монитор?!! А что? Вполне возможно…

Когда ссылка открылась, и я посмотрела на экран, то не могла поверить своим глазам.

У вас одно сообщение.

Черт, да этого просто быть не может!!

Наверное, удары моего глупого, на что-то надеющегося сердца оглушили меня, потому что всю окружающая действительность перестала существовать. Звуки, ощущения, восприятия… Все померкло. Осталась лишь эта надпись на экране монитора, так греющая душу.

Одно сообщение от… Странника.

Я чуть со стула не упала.

Дрожащими руками открыла сообщение.

Что там сказал Кирилл насчет письма от любимого?.. Кажется, это оно и есть…

Ромашка: Привет. Я тоже за интересное общение. Пообщаемся?))

Странник: Привет. Буду рад.

Минуту, две… или целую вечность, слившуюся в одно мгновение, я просто тупо смотрела на монитор. Буквы плясали перед глазами, расплываясь в серое пятнышко. Слова я осознавала с трудом. А поверить в них и вовсе не могла.

Да и как в такое можно поверить?!! Мне ответил не кто-нибудь, а Странник!! Мужчина, притягательнее которого я никогда не встречала в своей жизни! Упс, ошибочка… Притягательнее которого я никогда в своей жизни не видела.

Я моргнула несколько раз, чтобы проверить, что сообщение мне не приснилось, а потом тяжело выдохнула. Надо же, я даже не заметила, что задержала дыхание! Удивительная штука, правда? Бывают в жизни такие моменты, когда, даже при наличии огромного количества кислорода, понимаешь, что не можешь сделать ни единого вдоха! Определенно, я только что пережила один из таких моментов!

Чувствуя дрожь, пробежавшую по кончикам моих пальцев, я открыла страничку Странника и уставилась на его увеличенную фотографию.

Ну, как, как, скажите мне на милость, ТАКОЙ мужчина мог мне написать?!!

Но он написал. Ответил. Согласился пообщаться.

Чего мне еще не хватает?

Черт, может быть, поэтому люди и разбегаются от меня с поразительной быстротой? Потому что я всегда пытаюсь вникнуть во все с такой раздражающей щепетильностью, что нервы рвутся, не выдерживая атаки? Я теряюсь в догадках, строю предположения, обдумываю и осмысливаю, анализирую, словно проживаю все вновь, придумываю, что бы мне ответить, если подобное повторится. И все равно наступаю на одни и те же грабли. Прямо лбом в фонарный столб!

Проблема и заключается в том, что мне всегда и во всем хочется дойти до самой сути.

Черт, как в том стихотворении…

Почему я не могу быть проще?! Почему бы хоть раз в жизни не зацикливаться на том, почему, зачем и отчего, а просто… поверить в то, что все именно так, как я это вижу, а не так, как я думаю, это должно быть?!

Я нажимаю «Ответить на сообщение».

Руки дрожат, когда пальцы порхают по клавиатуре, но я ничего не могу с этим поделать. Сердце стучит так отчаянно, что я слышу только его глухие удары о свою грудную клетку, и мне кажется, что оно вот-вот выпрыгнет из груди и разобьется.

Холодок пробегает вдоль позвоночника извивающейся змейкой, когда я слежу за тем, как на экране компьютера появляется надпись:

Ромашка: Если честно, то не ожидала, что ты ответишь мне…

Может быть, стоит написать что-то еще?! А что еще? Я ведь действительно не предполагала, что он мне напишет. Пусть каким-то шестым или десятым чувством желала того, чтобы мне ответил именно он!

Несколько мгновений уходит на то, чтобы я, терзаясь сомнениями, тупо смотрела на экран, прожигая страничку взглядом. И еще несколько на то, чтобы унять дрожь в руках, которая вдруг стала совершенно неуправляемой. Ей Богу, нужно что-то с этим делать!

И именно в тот момент, когда я, наконец, отважилась на то, чтобы написать Страннику еще одно сообщение, я бессознательно поднимаю голову вверх и с ужасом вижу, что дверь кабинета Павла Маврина открывается, и из него, сияющий улыбкой от уха до уха, выходит Кирилл.

Нажимаю на спасительный красный крестик в правом углу экрана и закрываю ссылку. Не хватало мне еще, чтобы Маврин младший насмехался надо мной! Мне хватает и того, что он частенько стал наведываться к Павлу на работу, словно здесь ему медом намазано!

Поднимаю на Кирилла недобрый взгляд, словно стараясь прожечь его глазами. Было бы чем прожигать! Две темно-серые сощуренные в злом прищуре темные точки. Таких, как я, умопомрачительный Кирилл Маврин давит без особых проблем.

Он смотрит на меня совершенно спокойно и продолжает улыбаться. Во все свои тридцать два зуба. Клянусь, когда-нибудь он парочки из них точно не досчитается!

Он стоит в дверях, не отрывая от меня взгляда темно-синих глаз, которые недобро щурятся, а потом вдруг делает уверенный шаг ко мне, ленивой грациозной походкой приближаясь к моему столу. Опять же, словно тигр, крадущийся к своей жертве, медленно, но твердо и решительно. Стараясь запугать? Ха! Не на ту напал, голубчик!!!

Я сжалась лишь внутренне, и то лишь потому, что боялась, что он может заподозрить нечто неладное в моих сидениях в интернете, внешне же я напыжилась и встретила его насмешливый взгляд своим равнодушным и словно кричащем: «Ну, что тебе от меня надо?!».

Когда Кирилл поравнялся с моим столом, я невольно все же откинулась на спинку стула и сжала руки в кулаки, сдерживая трясущиеся пальцы.

О, ужас! Магия его притягательности, кажется, начала захватывать в плен и меня!!!

Нужно было сесть ровно или даже встать, чтобы смотреть на него не снизу вверх, а хотя бы глаза в глаза, доказывая тем самым и ему, и себе, что я его ничуть не опасаюсь, но я осталась сидеть на месте, прекрасно осознавая, что не смогу стоять на ставших ватными ногах и при этом отвечать Кириллу колкостью на его колкость.

Кирилл же чувствовал себя хозяином положения, впрочем, как всегда. Он подошел ко мне, наклонился над столом, заглянул в монитор и протяжно выдохнул. Его брови разочарованно приподнялись вверх.

— Что, закончила строчить письмо своему любимому? — спросил он и устремил глаза на меня

Раньше я никогда не находилась с ним так близко. В каких-то сантиметрах от него!! Раньше я и не догадывалась, насколько он красив! Эти темно-синие глаза, как ночное небо, прямой нос и упрямый подбородок, губы с полной нижней губой, смешливо растягивающиеся в улыбку….

О чем я думаю?

— Тебя это не касается! — выдавила я из себя сквозь зубы

Он бросил быстрый взгляд на часы на левой руке, поцокал языком и проговорил:

— Ну, да… Еще время обеденного перерыва. Можешь еще поболтать со своим ненаглядным, Пашка тебя за это не уволит! — он вновь посмотрел на меня, не отойдя от стола ни на сантиметр

Я уставилась на него, мысленно приказывая ему уйти. Но он стоял, словно не слыша моего приказа.

Не выдержав его внимательного взгляда глаза в глаза, бросавшего мне вызов, я выпалила:

— Ты так и будешь здесь стоять?!!

Он казался искренне озадаченным.

— А что, мне нельзя посмотреть?!

Руки так и чесались, чтобы ему врезать!!

— Что, ты меня с ним даже не познакомишь? — невинно осведомился он

— Во сне! — процедила я сквозь зубы

Такие манящие губы расплылись в плутовской улыбке, а в глазах заплясали веселые бесенята. Кажется, именно они будут отплясывать сумасшедшую джигу у меня на похоронах, когда Кирилл Маврин доведет меня до гробовой доски!!!

Он наклонился ко мне еще ближе, и я почувствовала аромат его парфюма вперемешку с ЕГО неповторимым запахом. Воздух стал давить на мои легкие свинцом.

Почему я не включила кондиционер? Так душно, так нестерпимо жарко вдруг стало! Жар поглощает меня в себе, растворяя в своем бешеном огне. И так мало воздуха, так мало! Нечем дышать…

— А я уже являюсь к тебе во снах? — с хрипотцой в голосе проговорил Кирилл

У меня задрожали колени и вспотели ладони.

И почему он так действует на женщин? Даже я почти потеряла разум!

— Да! — сказала я, глядя ему в глаза — В моих самых страшных кошмарах!

Его губы дрогнули и изобразили саркастическую ухмылку. Он наклонился еще ближе, а я вжалась в спинку кресла так сильно, что каждой косточкой почувствовала ее твердость.

— А ты меня не обманываешь, Владислава Андреевна? — произнес он томным голосом

Черт, что он творит? Что от меня надо?!!

— Нет! — выкрикнула я и, не выдержав его близости, стремительно вскочила с кресла и метнулась в сторону, подальше от Кирилла

Он рассмеялся легким, негрубым смехом, облокотился о стол руками, а потом, словно оттолкнувшись от него, отошел прочь. Он обернулся ко мне с улыбкой на губах.

Этот человек вообще умеет не улыбаться?!!

— Хорошо, — проговорил он тихим голосом — Придется тебе поверить…

Он сказал это так, словно делал мне одолжение и соглашался с тем, что я говорила, просто из чувства жалости над моими бесплотными попытками что-то возразить. Естественно, он был уверен, что является мне во сне! А кому он может не явиться, скажите на милость?

Я молчала не зная, что сказать, а он двинулся вперед по направлению к двери. Неужели решил сделать мне одолжение и сам подумал убраться отсюда до того, как я не выдержу и вытолкаю его в зашей?

В самых дверях он остановился

— Тогда я буду ждать нашей встречи в твоем следующем кошмаре, — томным голосом проговорил Кирилл, глядя на меня очень пристально — И постараюсь превратить его в незабываемое сновидение.

Я открыла рот, чтобы возмутиться, но поняла, что слова замерли на губах, словно застряли в горле, где-то в самой глубине моей души. Я лишь тупо смотрела на то, как бесенята в темно-синих глазах прыгают от радости и пританцовывают от удовольствия, наслаждаясь видом моей растерянности.

А Кирилл, не произнеся больше ни словечка, вышел вон, даже не попрощавшись.

Я тут же упала в кресло, осознав, что ноги меня вообще не держат. Голова просто раскалывалась. Я совершенно не понимала Кирилла и не могла объяснить его поведения.

Что значат все его замечания и комментарии?

Мой разум отказывался что-либо понимать, блокировал даже попытки сделать это. Ступор — вот то состояние, в котором я пребывала в течение последующих рабочих часов.

Словно в полной отрешенности от всего окружающего мира, я шла домой. Когда же поужинала и села за компьютер проверить сообщения, то почти забыла о том, что должна бы находиться в прострации. На место непониманию поведения Кирилла Маврина пришли нервные импульсы, окутавшие мое тело плотным кольцом и окружившие со всех сторон от неизвестности — написал мне Странник или же нет.

Я дошла до того, что даже скрестила пальцы, надеясь на удачу, почти умоляя Всевышнего о том, чтобы ОН мне ответил. А когда увидела на экране монитора надпись «У вас одно сообщение», чуть не запрыгала от радости.

Одно сообщение от Странника.

Эта фраза грела глаза, как солнечные лучи грели землю. А уведомление, что Странник сейчас on-line, заставило мое сердце остановить биение, а потом ускорить его до бешенного сумасшедшего стука, отдававшегося даже в ушах.

Трясущимися руками я открыла сообщение.

Ромашка: Если честно, то не ожидала, что ты ответишь мне…

Странник: Если не ожидала, зачем же тогда писала?!!

Я замерла не в силах пошевелиться. Что-то словно надломилось во мне.

Я почувствовала, как что-то отвратительно грязное и едкое разъедает меня кислотой. Разочарование… Обида… Злость! Ярость! Гнев! Досада и сожаление.

Моя самооценка уверенно полетела вниз, сравнявшись с нулем, и претендуя на то, чтобы опуститься еще ниже. Боль толклась где-то в районе моего сердца. Слезы готовы были вот-вот рвануться из глаз.

Ну, почему же нельзя ответить по-человечески?! Почему нужно делать какие-то оскорбительные, грязные и отвратительные намеки? За что?!!

Я откинулась на спинку стула и закрыла глаза.

Может быть, кому-то это и покажется обычной фразой. Так и должен отвечать человек, который не желает общаться? Но почему бы просто не сказать все напрямик?! Почему не отказать сразу? Зачем говорить, что ты за интересное общение, если не желаешь общаться?

Я не понимаю. Не понимаю…

Я почувствовала, как по щеке скользнула слезинка.

Обидно. Почему же так обидно?

Не должно быть обидно!!!

Слова-то по сути обычные, ничего особенного, ничего грубого, ничего оскорбительного. Просто слова. Без подтекста, как такового… прямые слова. Просто вопрос.

Для кого-то! Но только не для меня, той, которая привыкла мерить отношение к себе людей по принципу «нравится» и «не нравится» и пытаться всегда стать хорошей для всех и выглядеть в их глазах «белой и пушистой».

Глупо, понимаю. Осознаю. Но ничего не могу с собой поделать!! Мне хочется, чтобы люди хотя бы ни любили меня, но я им нравилась. А получается все совершенно наоборот!

Все разбегаются от меня! На сотни километров! Как можно дальше!

И Странник тоже убежал… Даже не приблизившись ко мне толком!

Я раскрыла глаза и невидящим взором уставилась в монитор.

Я явственно ощущала, как дрожь прошла по телу, обдавая холодом.

Странник…

А чего я, собственно говоря, ожидала, от такого мужчины, как Странник?!! Чего?!! Мне тут нечего было ловить с самого начала, а я губы раскатала, на что-то понадеялась, во что-то верила.

Дура набитая!!!

Мне не стоило ничего ожидать от этого «общения». Вообще ничего!



Это с самого начала было лишь фарсом!

Зачем он вообще мне ответил? Нужно было просто проигнорировать! Промолчать. Я бы поняла это. Приняла бы. Смирилась с тем, что такой мужчина предпочитает и женщин под стать себе! Красоток с фотомодельными параметрами и личиком кинозвезды, с ногами от ушей и грудью четвертого размера!

Черт, да я всегда об этом знала! Просто сейчас что-то толкнуло меня на то, чтобы испытать судьбу, попытать удачу, хотя бы попробовать поймать синюю птицу удачи за хвост!

Но мне не досталось и перышка. Одна лишь обида.

Мне было бы спокойнее, если бы он промолчал. Я бы не терзалась мыслями о своем несовершенстве. Моя самооценка, итак зашкалившая где-то за нулевой отметкой, не опустилась бы еще ниже! Я бы оставалась с прекрасном неведении относительно того, что и ОН считает меня недостойной!

А от этого почему-то еще горше.

Сигнал компьютера известил меня о том, что пришло новое сообщение, и я даже вздрогнула. Моргнув несколько раз, я уставилась на экран. Сердце отбивало чечетку у меня в груди.

Что за черт?

Странник: Почему молчишь? Я же вижу, что ты в сети!!!

Что это такое? Не верю. Не могу поверить. Не хочу верить! Это шутка? Тогда как мне на нее реагировать?

Я уставилась на клавиатуру и дрожащими пальцами набрала сообщение.

Ромашка: Молчу? А что, нужно что-то сказать?

Сердце клокотало в груди, как сумасшедшее. Я думала, оно оглушит меня и с ревом вырвется наружу. Ожидание сводило с ума, а неведение и непонимание вообще толкали к безумию.

Когда пришло новое сообщение, я даже подпрыгнула в кресле. И уставилась на монитор.

Странник: Ну… да. Не помешало бы!

Не раздумывая, ввожу одно-единственное слово.

Ромашка: Что?

Жду ответа, как конца света. А когда он приходит, чувствую, что закипаю.

Странник: А откуда я могу это знать?!! Ты первая мне написала!

Ах, так?!! Ну, и черт с тобой!! Катись на все четыре стороны!

Ромашка: Да!! И вот я первая решила, что не стоило этого делать и пора бы нам попрощаться.

Незамедлительный ответ.

Странник: С чего вдруг такое решение странное?

Ромашка: Странное?!! Ничего себе!

Глаза зло сверкают, и я понимаю, что готова послать его к дьяволу и даже не подавиться словами.

Ромашка: Еще скажи, что хочешь, чтобы мы общались!

Странник: И не скажу!!!

Руки так чешутся, чтобы врезать по его физиономии. Если бы я имела на это возможность!

Странник: Просто ты меня заинтересовала…

Вот тебе и раз!

Я осела на стуле, не в силах пошевелиться. Руки задрожали еще сильнее, и сердце застучало еще отчаяннее. Если это вообще возможно.

В горле встал ком, и я поблагодарила Бога за то, что сейчас не нахожусь со Странником лицом к лицу.

Ромашка: Чем же? Я так смешна?!!!

Понимаю, что не удивлюсь, если он ответит утвердительно. И осознаю, что от этого мне станет обиднее вдвойне. Какая нелепость!!!


Странник: Я ничего подобного не говорил! Тем более что и не видел тебя ни разу!

И никогда не увидишь!!!

Если бы я могла, то прокричала бы ему это. Чтобы уверить в том, что мне все равно, что он говорит и о чем думает! Пусть мне и не все равно на самом деле.

Ромашка: Чем же я тебя заинтересовала?!

С ужасом осознаю, что с волнением и трепетом ожидаю его ответа.

Вот черт!!! Надо с этим заканчивать! Попрощаться и точка!!!

Странник: Почему ты решила, что пора попрощаться?

Я тупо уставилась на экран, не веря тому, что там прочитала.

Боже, он что, телепат? Откуда он узнал, что я думала?

Странник: Мы же толком ни о чем не поговорили!

Так… Он умеет удивлять…

Ромашка: Словно тебе этого сильно хотелось!

Странник: Хотелось или нет… неважно.

Ах, тебе неважно?!!

Странник: Мне просто хочется знать, почему ты считаешь, что нам пора прощаться.

И что на это ответить?

Ромашка: Потому что ты этого хочешь.

Странник: Ммм… Что-то не припоминаю, когда это говорил.

Я совсем растерялась и тупо уставилась на монитор. Слова расплывались перед глазами серым пятном.

Почему он издевается надо мной?

Странник: Почему молчим? Я жду ответ!

Ах, он еще и настойчивый! Что б тебя…

Ромашка: Я это и так поняла.

Странник: Зато я не понял… Ты что, заделалась в психологи? Или записалась в «Угадай-ку»?

Я даже не успела придумать, что на это можно путного ответить, когда пришло еще одно сообщение, а затем — еще одно.

Странник: А может, ты и есть чертов психолог?!

Странник: Кто ты, Ромашка?

Злость всколыхнулась во мне горячей волной.

Ромашка: Хотелось бы спросить тебя о том же! Ты кто?

Отправила и сама пожалела о том, сделала. Я закусила губу и, не дожидаясь ответа, написала еще одно сообщение.

Ромашка: Хотя нет… не отвечай! Я знаю! Ты настоящая заноза в заднице!!!

Вот так! И плевать мне на него! Я откинулась на спинку кресла, довольная своими словами.

Обида стала постепенно затухать, медленно перерастая в удовлетворение. Нет, она не прошла, и не пройдет еще некоторое время, останется на душе горько приторным осадком, но сейчас она затихала.

Я все сделала правильно! Почему ему можно говорить мне разные гадости, а я должна сдерживаться, чтобы не обидеть его ненароком? Заботиться о том, чтобы не нагрубить? Ну, уж нет! Не буду сдерживаться! Если захочу — буду грубить. Все равно мы с ним не знакомы! Я могу написать и сказать ему все, что угодно, и не стану думать о том, как он на это отреагирует! Даже если…

Сигнал компьютера известил меня о том, что Странник как-то отреагировал на мое сообщение.

Я ожидала, чего угодно. Но только не этого!

Странник: Многие так считают. Если так считаешь и ты, может, это и есть правда?

Вот тебе и ответ! Сразу поставил меня на место.

Я медленно осела в кресле, растекшись на нем лужицей.

Столько оправданий в собственной мнимой грубости и уверений в том, что поступила правильно, а, оказывается, все напрасно. Ему по фигу! Ему вообще не жарко, не холодно от моих слов!!

Дрожащие пальцы скользят по клавиатуре, выводя на экран сообщение.

Ромашка: Не могу сказать. Скорее всего.

Странник: Та-ак… значит, ты не психолог…

Ромашка: Не поняла… откуда такие выводы?

Странник: Сомневаюсь, что психолог сказал бы: «Да, скорее всего, вы заноза в заднице для всех, кто вас окружает!»

Ромашка: Когда это я так сказала?

Странник: Не прямым текстом, дорогая моя!!!

Ромашка: Гений, ты что, читаешь между строк?

Странник:)))) Возможно!

Ему еще и смешно?

Ромашка: Чего ты вообще прицепился к этой профессии? У тебя проблемы с психикой?

Странник: А я похож на психа?

Сначала я хотела написать, что да, похож, и очень даже. Но что-то меня остановило от этого шага. Одно дело грубить, и совсем другое — заявить о том, считаю собеседника буйно помешенным. Пусть и в пылу гнева и злости.

Ромашка: Я не встречалась с тобой, чтобы об этом судить.

Странник: Как дипломатично! Но это всего лишь отмазка.

Я разозлилась и поджала губы.

Кажется, этот мужчина так и нарывается на то, чтобы ему отвечали только в грубой форме!!!

Ромашка: Считай, как хочешь! Мне все равно.

Что-то я разнервничалась! Нужно успокоиться. Как говорит моя лучшая подружка Ритка, лучше нервничать оттого, что лишняя порция мороженого отрицательно сказалась на твоей фигуре, чем позволить какому-то придурку вывести тебя из себя.

Но Ритка — это Ритка. Красотка, за которой бегают оголтелые поклонники и мужчины сворачивают шеи, оборачиваясь ей вслед. А я — это я. Просто Влада Снежина. И этим все сказано. За мной никто не бегает, никто не сворачивает шеи, никто не просит номера телефона…

Я вроде бы должна успокоиться, расслабиться, просто промолчать и больше ничего не писать Страннику, чтобы не волноваться… Но разве я могу?!

Я взглянула на монитор, словно в нем видя свою последнюю надежду. Может, Странник сам мне ничего не ответит? Прекратит «общение», как я и предлагала с самого начала?

Но компьютер мгновенным сигналом известил меня о том, что надеждам суждено рухнуть, потому что пришло новое сообщение.

Я уставилась на экран.

Странник: Хм… Мы выяснили, что ты не психолог… Так кто же ты?

Ромашка: Когда это мы выяснили, что я не психолог?!

Странник: Мне вообще казалось, что это очевидно.

Ромашка: Ах, очевидно… Кому? Тебе? Ты, наверное, привык со всеми делами так разбираться?

Странник: Как — так?

Ромашка: Так! «Как я решил, так оно и будет!»

Странник: А ты решаешь дела по-другому?

Ромашка: А что?

Странник: Ясно… ты не психолог. Ты, наверное, училка?! Какая-нибудь… физичка, например. Или географичка!

Ничего себе! Он опять меня оскорбляет?

Странник: В школе терпеть не мог ни физику, ни географию))))

Ну, все! Сам напросился!!!

Ромашка: А я терпеть не могла заносчивых, грубых, самовлюбленных и неотесанных парней… На вроде тебя!!

Странник:))) Сильно. Как такой нежный цветочек, как ты, смогла ТАКОЕ написать?

Эти слова выбили почву у меня из-под ног. Грудь словно что-то сдавило — туго, сильно, тяжело. Дышать стало труднее, и пульс подскочил в несколько раз.

Ромашка: Я не нежный цветочек!

Странник: Да? А мне кажется, что ты как раз и есть нежный цветочек)))

И что ему на это ответить?! Черт, почему на ум ничего не приходит?!

В такой ступор меня мог поставить только Кирилл Маврин, имевший невероятную, просто какую-то сверхъестественную способность в считанные минуты выводить меня из себя и просто обожавший оставлять за собой последнее слово!

Но смешно даже подумать, что Кирилл Маврин, за которым гоняются девицы от мало до велика и который каждую ночь проводит в компании новой пассии, будет сидеть на сайте знакомств!

Странник: И ник ты себе выбрала подходящий. «Ромашка». Попала в самую точку!))))

Ромашка: А кто же ты тогда?! Бродяга? Вообще бомж, может быть?!

Странник: Сомневаюсь, что бомж сидел бы сейчас перед компьютером в своей… хм… неплохой, так скажем, квартирке и потягивал дорогой ирландский портвейн!

Ромашка: Ты еще и алкоголик?!

Странник: Грубо…

Я знаю. Само вырвалось…

Странник: И что значит — еще? Кто я по-твоему?

Ромашка: Кроме того, что — заноза в заднице?!

Странник:)))))))

Ромашка: Я думаю, ты самовлюбленный и заносчивый.

Странник: Так это комплимент, дорогая моя!

Ромашка: Ну, если недостаток можно считать комплиментом…

Странник: Почему ты выбрала себе ник «Ромашка»?

Ромашка: А что такое?

Странник: Нужно было сразу замахнуться на розу!

Ромашка: Почему?

Странник: Это разве не очевидно?! Ты такая же колючая, как и она!

Ромашка: Я не люблю розы.

Странник: А я не люблю ромашки…

Ромашка: Так же, как физику и географию?

Странник: Не-е… Физику и географию я не любил больше)))

Я вновь застыла в ступоре, не зная, что написать.

А стоит ли вообще что-то писать?!!

Странник: Кстати, очень хорошо, что ты об этом вспомнила… О физике и географии, я имею в виду.

Ромашка: Почему это?

Странник: Так я угадал, ты училка?

Ромашка: Тебя надо подтянуть по этим предметам?

Странник:)))))

Странник: А ты смогла бы?

Ромашка: Тебе пришлось бы очень постараться, чтобы меня уломать.

Странник: Так я постараюсь! Что нужно сделать?

Ромашка: Перестать нести полную чушь!

Странник: Ясно… Не училка, значит…

Ромашка: Опять делаешь выводы?

Странник: Да и так было ясно, что ты не училка. Я же не дурак! И, пожалуйста, без намеков!

Ромашка: В смысле?

Странник: В смысле — не думай, что я идиот.

Ромашка: И не думала.

Странник: Мы выяснили, что ты не психолог и не училка… Кто же ты?

Ромашка: Осталось не так и много профессий. Тысяч двадцать?! Может, даже меньше…

Странник: Говоришь, я заноза в заднице?! Тогда мы с тобой соседи!

Ромашка: Это еще почему?!!

Странник: Потому что ты такая же заноза в заднице, как и я!

Ромашка: Не угадал.

Странник: Я и не угадывал. Это так и есть.

* * *

Это было глупостью. Даже нет, не так… Это было чистейшей воды безумием!!

И в это просто невозможно было поверить.

Если уж забыть о том, что это вообще было просто смешно до спазмов и коликов в животе!!

Но как бы ни смешно это звучало, каким бы бредом или безумием не казалось, но я с диким нетерпением ждал, что она мне ответит.

Черт, я действительно ждал ее ответа! Меня просто съедало любопытство. Я никогда и ничего не ждал так сильно, как этого ответа.

И когда компьютер известил меня о том, что мне пришло сообщение — сообщение от нее, от Ромашки! — я взволнованно заерзал в кресле, удобнее усаживаясь и подготавливаясь к новой порции взаимных споров.

Ромашка: Раз ты так считаешь, не буду тебя переубеждать.

Что-что, а удивлять она явно умеет!

Странник: Одолжение мне делаешь, что ли?!)))

Ромашка: Ну, не себе же?!

Я довольно усмехнулся. Губы непроизвольно растянулись в широченную улыбку.

Девочка с характером! И не скажешь, что нежная маленькая Ромашечка! Но это даже к лучшему. Не придется скучать на этом чертовом сайте!!

Странник: Можно было бы и повежливее… Училки должны быть толерантными ко всем.

Отправив сообщение, я набрал еще одно и отправил его следом.

Странник: Особенно к плохим заносчивым парням наподобие меня!!))))

Ну, моя дорогая Ромашка, что ты скажешь на это?!!

С нетерпением, граничащим с бешеным желанием узнать ее ответ, я уставился на экран. Даже дорогой ирландский портвейн, который я подготовил именно для того, чтобы скоротать время на сайте и просто не свихнуться, был забыт и отставлен в сторону.

Какой к черту портвейн, когда тут разворачивается ТАКОЕ?!!

Пришло сообщение, и я уставился на экран.

Первоначальный шок очень быстро сменился удивлением. А удивление — противным чувством, которому я и названия не могу дать. Словно меня вываляли в грязи.

Ромашка: Ничего себе!!! Словечко откопал!! Толерантными. Где же ты его нашел, умник? В Большой Советской Энциклопедии?!

Вот тебе и раз!! Сели в лужу, мой дорогой Странник. Поздравляю со столь знаменательным событием! Когда в последний раз ты вот садился в лужу?! Ты можешь вспомнить?! Нет?! Так в этом-то и дело! Потому что ТАКОГО никогда и не было!!

Ромашка: И кстати, с чего ты взял, что я училка? Мы же вроде выяснили, что это не так.

Странник: Да, ты не училка. Ты — заноза в заднице.

Ромашка: Это мы тоже выяснили. Как и то, что мы, оказывается, соседи.

Если сказать, что она послала меня в нокаут, значит, ничего не сказать! Да я просто развалился перед ней, брошенный одной левой на лопатки и лежавший не в силах пошевелиться.

Странник: Ромашка… Ромашка… Какая ты к черту ромашка?!! Ты самая настоящая колючка!!

Ромашка: Так это комплимент, дорогой мой!

Черт возьми!! Она еще и издевается!! Посылает мне мой же собственный ответ!

Определенно, общение с ней на этом сайте не будет скучным! Переживал больше.

Странник: Ну, если недостаток можно посчитать комплиментом!!

Я улыбнулся. Что ты на это скажешь?!

Но говорить она, похоже, ничего и не собиралась, потому что ответ от нее не приходил.

Я взглянул на монитор. Около Ромашки горел зеленый значок, указывавший на то, что она в сети.

Почему же она тогда ничего не отвечает?! Я уже успел понять, что медлить с ответом не в ее правилах. Она лучше сначала напишет, а потом уже подумает, стоило ли это писать. Но сейчас почему-то молчит…

И именно в тот момент, когда я уже собирался спросить ее, не обиделась ли она на меня, сообщение от нее все же пришло.

Ромашка: Я не колючая.

Словно камень упал у меня с души. Я даже вздохнул с облегчением. И тут же на себя обозлился. С какой это стати меня должно волновать, обиделась она или нет?

Странник: Так и я не бездельник и не такой уж плохой парень. Если внимательно приглядеться!

Ромашка: Чего я сделать не могу, потому что мы даже не знакомы!

Я застыл, глядя на монитор. Что-то шевельнулось в душе, что-то отозвалось во мне звонким голосом.

Я не хотел этого писать. Честно, не хотел. Но пальцы сами проворно забегали по клавиатуре, выводя сообщение. Я не хотел его отправлять, но…

Странник: Хочешь познакомиться?

Ромашка: Нет.

Сам не знаю, что я почувствовал, когда увидел ее ответ. Облегчение? Или разочарование?!

Что за бред!! Конечно же, я рад!! Я не собираюсь с ней встречаться. Вообще ни с кем с этого сайта я встречаться не собираюсь!!

Тогда почему сердце сжалось и дрогнуло, когда я увидел ее простое, совершенно обычное «нет»?!! Его стоило ожидать. Это был самый разумный ответ, который можно было бы дать на такой вопрос. И она ответила правильно. Совершенно правильно.

Дело лишь в том, что мне никогда не отказывали, отказывал всегда лишь я. С кем встречаться, а с кем нет. Кого приглашать на свидание, а кого удостоить лишь кивком головы в знак согласия о том, что готов провести с ней время. Кого бросать, а кого заносить в черный список. С кем оставаться друзьями, а кого заносить в блокнот, как заклятых врагов.

Я выбирал. Я решал. Я бросал. Я отказывал.

Так было всегда. И никогда — иначе.

Но реальность — это одно. А общение по интернету — другое. Тут и сравнивать не стоит. Никто не знает — и Бог даст, не узнает никогда! — что я «зависаю» на этом сайте!

У меня была целая куча сообщений от самых разнообразных девиц. Одна краше другой. Словно они мне были нужны со всей своей красотой и предложениями о встрече! Любую из них я мог получить и без всяких сайтов знакомств. У меня с этим никогда не было проблем. И встречи я всегда назначал сам. Какой ты к черту мужчина, если женщина зовет тебя на свидание?! Мне не нравилось быть добычей. Ой, как не нравилось. Поэтому я так упорно противился регистрации здесь. Ведь регистрация мгновенно превращала меня в жертву для какой-нибудь очередной старой девы или девицы, ищущей развлечения на стороне. А мне ТАКИЕ были не нужны. Зачем? Если их и в реальной жизни было хоть отбавляй?!

Я продержался всего несколько дней на сайте знакомств, так никому первым и не написав, но уже получил огромное количество «откликов». Сомнительные приглашения, нескромные предложения, нелепые признания, глупые подмигивания…

Все эти «отклики» были успешно перенесены в «Корзину» и счастливо удалены.

Все — кроме одного. Сообщения Ромашки.

И вовсе не потому, что она мне приглянулась, совсем наоборот. У нее и фото-то не стоит, просто… ромашка вместо фотографии. Поддерживать имидж, так поддерживать его до конца.

Я не отправил ее в «Корзину» вслед за ее предшественницами лишь потому, что просто тупо не успел ее удалить… Пришлось отвечать на сообщение.

А когда мы оказались одновременно в сети, вечер, обещавший мне скуку и однообразие, мгновенно стал светлее и ярче за нашей перепиской.

Мы спорили. Мы отчаянно спорили!!

Со мной мало кто спорил. Потому что мало кому удавалось переспорить. А она спорила. Да еще с таким остервенением, словно это было делом ее жизни.

И мне это до чертиков нравилось. Я просто балдел от нашего общения.

До того момента, как она сказала, что не хотела бы со мной встретиться.

Это задело. Сильно. Ударило прямо в сердце. Меня словно ткнули пинком под зад и пожелали счастливого пути в полете. Резко и неожиданно. Выбили почву из-под ног.

Пусть это и глупо, но стало даже как-то обидно. Непривычно, это точно.

Странник: Тогда незачем говорить всякий бред!!

Может быть, и грубо, но сейчас я не мог по-другому. Мне нужно было ответить грубо!! Я нуждался в этом! И кроме того, ни на что кроме грубости я сейчас не был способен.

Ромашка: А я бред и не несу! Это ты!

Странник: Я? Ничего подобного!!!

Ромашка: Это ты так думаешь!

И что это значит, черт возьми?!!

Я не успел и ответ толком придумать, как от нее пришло еще одно сообщение.

Ромашка: Если не хочешь общаться, так сразу и скажи, нечего тянуть кота за хвост и искать поводы, чтобы распрощаться!

Странник: Кажется, что это не я, а ты не хочешь общаться!

А я что, хочу?!!

Странник: Мне так вообще все равно!!

И почему она ничего не отвечает?!

Странник: Что ж, ты струсила, как я понимаю? Молчишь, молчишь…

И тут я додумался взглянуть на значок около рамки с фото. Он горел красным.

Вышла из сети.

Я подавил вздох разочарования.

Ну, я и придурок! А раньше не мог посмотреть, на сайте она или уже ушла?!!

Пришлось отправить еще одно сообщение. Псих. Четыре сообщения подряд, это вроде как перебор… Особенно для человека, который не хочет ни с кем общаться на этом сайте.

Странник: Извини, не заметил, что ты ушла. Поговорим потом?!

Зачем я написал этот вопрос, я и сам не понял. А времени на то, чтобы подумать мне не представилось, потому что звонок мобильного телефона почти вынудил меня отправить сообщение.

Я вышел с сайта вслед за Ромашкой и потянулся за телефоном.

Не глядя на дисплей, нажал на «Принять вызов».

— Маврин! Слушаю!

— Кирилл? Это я.

Я мысленно застонал и откинулся на спинку кресла.

Это называется, беда пришла, откуда ее не ждали!!!

— Да, мое солнце.

— Ни о чем не хочешь поговорить?!

Я закрыл глаза.

— А стоит? Слушай, а тебе спать не пора?!

— Очень смешно!

Та-ак… о чем пойдет разговор, и гадать не стоит… Когда она говорит ТАКИМ голосом, всегда нужно ждать неприятностей. Больших неприятностей. Просто ОГРОМНЫХ неприятностей!!!

— Ника! — предупреждающе произнес я

— Кирилл! — мне в тон ответила она

Я застонал и схватился за голову.

— О чем ты хочешь поговорить? — спросил я, отлично зная, что она мне ответит

На том конце — тяжелый вздох. Ника нервничает.

— А будто ты не знаешь! — воскликнула девушка

Лучше бы я не знал!

— Догадываюсь, — сухо проговорил я

— И когда же мы с тобой встретимся? — последовал очень настойчивый вопрос

Я вновь мысленно застонал. Иногда Ника могла быть очень настойчивой и надоедливой до чертиков. Когда этого хотела. А сейчас она, как назло, ОЧЕНЬ этого хотела!

И прежде чем я успел приоткрыть рот и хотя бы попытаться что-то сказать, она меня вновь огорошила:

— Ты обещал прийти еще вчера! Но почему-то мы с тобой так и не встретились!

Я почти явственно видел, как ее глаза подозрительно прищурились. Я видел и ее пухлые губки, сейчас плотно сжатые в линию. И брови, взлетевшие вверх. И даже насупленный в недовольстве носик.

Она злится. Ну, естественно, она злится!

Я действительно обещал, что приду… Вчера. Но не пришел. Потому что прекрасно знал, чем мне сулит этот приход. Отчаянной пыткой всеми известными палачу методами. А инквизитором выступила бы сама Ника. Очень кровожадным инквизитором, надо заметить. Поэтому я решил не лезть на рожон, не искать приключений на свою пятую точку и не подвергать себя изощренным пыткам. Проще говоря, я сбежал. А точнее — вообще не пришел.

Я даже не считал себя трусом, потому что, когда дело касалось Ники, я изменял всем своим принципам, которые отстаивал так отчаянно и самозабвенно, и шел на такое, о чем даже и подумать мне раньше было смешно. Но Ника умудрялась перевернуть с ног на голову весь мой рациональный мир. Потому что мой рациональный мир она считала хаотичным и совершенно бессмысленным.

— Ника…

— Ничего не говори! — перебила меня она — Я знаю все, что ты мне скажешь!

— Да? — спросил я упавшим голосом

— Конечно! — очень самоуверенно звучит — Я же вижу тебя насквозь!

— Когда это ты успела?! Я всего год в России!

— Можно подумать, что тебя не было вечность!

И что ей ответить?! Ни черта не знаю.

— Кирилл, — услышал я предупреждающий и словно угрожающий голос — Давай с тобой договоримся…

— Та-ак… Тпру… — перебил я и приподнялся в кресле, усаживаясь удобнее — Попридержи лошадей, мое солнце! В прошлый раз, когда ты просила меня с тобой договориться, ни к чему хорошему это ни привело!

Я почти видел, как ее глаза широко распахиваются, а губки складываются бантиком в немом изумлении.

— Ни к чему хорошему? — воскликнула она

А вот тут в пору было возмущаться мне.

— А что, у тебя есть возражения?!!

Возражения у нее, конечно же, были. Просто она решила о них промолчать.

— Ты сам все это затеял, если помнишь, — напомнила она мне почти спокойно

— Но придумала всю эту… чушь!!! именно ты!!!

— Я?!!

Кажется, она искренне удивлена?! Ничего себе!

— Ну, да… — проговорила она через мгновение совершенно без эмоций — Может быть, и я…

— Может быть?!!

И тут она стала сдаваться.

— Ну, хорошо. Я все это затеяла, — сказала она, соглашаясь

Но когда я уже осмелился вздохнуть с облегчением, она вновь поставила меня на место:

— Но ты-то принимал во всем непосредственное участие!!! — заявила она резко

Я даже подскочил в кресле от неожиданности.

— Я?!!

— Ну, не я же!!!

— А кто?!

— По-моему, это очевидно, — проговорила девушка тихо — Ты, конечно же.

И почему я не могу послать ее к черту и бросить телефон в стену?!!

Совесть не позволяет…

И почему эта гребанная штука, которая не заявляла о себе годами и не затрагивала моего очерствевшего сердца, решила всплыть на поверхность именно сейчас?!! В присутствии Ники?! Именно СЕЙЧАС?!!!

— Я надеюсь, ты Паше не говорила… о нашей договоренности? — проговорил я сдержанно

— Нет, — ответила девушка — А что, надо было?

— Нет!!! Ты что?!! — взревел я, словно сумасшедший

Не хватало еще, чтобы брат был в курсе моих с Никой дел! Вот он обхохочется, даже слюной изойдет от смеха. Уже представляю его лицо, корчащееся в гримасах непрерывного хохота. Противно до дрожи.

— Слушай, мы же договорились, — произнесла Ника — Никому ни о чем не рассказывать!

Она замолчала на мгновение, но я услышал ее немое «но», и внутренне весь напрягся. Не зря.

— Но… ты же понимаешь, что я могу нарушить нашу… договоренность? — проговорила она приторно-сладким голоском.

Мне захотелось ее придушить. Черт, где девчонка научилась шантажу?!!

— Если ты ее нарушишь, — добавила она тихо

— Я ничего не нарушал, — попытался возразить я

— А кто вчера отлынивал он встречи?!!

И что ей на это ответить?!!

— Давай… вновь договоримся, — предложила она

— О чем? — устало спросил я

— Ты приходишь завтра, мы беседуем… на тему, тебе прекрасно известную…

— И ты наконец, понимаешь, что глупее поступка мы не совершали? — договорил я за нее с надеждой

Ника даже фыркнула.

— Нет, естественно!! Мы будем думать, что делать.

— А что, здесь надо что-то делать? — насупившись, спросил я

— А ты считаешь, что не надо?! — возмутилась Ника

Я считал, что я сошел с ума, когда с ней согласился. Вот это — истинная правда. Тут и угадывать не надо.

— Ты что, полагал просидеть как пень, палец о палец не ударив?!

Да, я именно это собирался делать. И Ника прекрасно это поняла. Сразу же меня раскусила.

— Ты знаешь, как я к этому отношусь, — сказал я совершенно серьезно

— Но мы договорились! — напомнила Ника — Поэтому, будь добр, исполни все, как надо.

— Где ты научилась этому? — спросил я вдруг

— Чему? — удивилась она

— Так грамотно вести переговоры!

Ника звонко рассмеялась.

— А я тебе разве не говорила, у меня просто гениальный отец!!

— Да уж…

— Жду тебя завтра у нас! — сказала она — И без опозданий, пожалуйста, — добавила она с акцентом — И бежать тоже не пытайся. Этот номер больше не пройдет! А-то разозлюсь, и все папе расскажу!

Я почти видел, как она показала мне язык.

— Пока, Кирилл.

— Пока…

Находясь словно в тумане, я отключился и бросил телефон на стол. Я откинулся в кресле и закрыл глаза.

Только Павла мне и не хватало для полного счастья в этом деле.

* * *

Я не плакала. Черт, да я уже забыла, когда плакала в последний раз!!

Тогда, когда парень, в которого я была влюблена в школе, при всех заявил, что я за ним бегаю, а он не отвечает взаимностью и никогда не ответит? Я смущалась, тупила глаза под внимательными взглядами одноклассников, краснела от их язвительных замечаний, но… молча сносила обиду. Я даже слова не проронила! Я при них не плакала. Я вообще никогда не плакала на публике, чтобы кто-то еще кроме меня видел мои слезы. Зато ночью я рыдала в подушку, заливаясь слезами. Мне горько и обидно. Но об этом никто так и не узнал.

Нет, в последний раз я плакала тогда, когда моя родная сестра Илона переспала с моим женихом.

И это стало тем переломным моментом в моей жизни, после которого начинаешь делить жизнь на «до» и «после». Предательство людей, которых я считала неспособными на это.

Как сейчас помню тот день. Совершенно банальная история. Помню, как прихожу домой из института, меня отпустили раньше из-за плохого самочувствия. Поднимаюсь по лестнице, захожу в квартиру… Прохожу в комнату… и вижу их сплетенные на постели тела. Он сверху, отчаянно работает задом, а сестра стонет, как сумасшедшая. Вначале тупо смотрю на представшую перед моими глазами картину, даже дышать забываю. Просто тупо смотрю. Время словно остановилось в этот момент, уже ничего не вижу. А потом, когда до меня, наконец, доходит весь ужас происходящего, я еле сдерживаюсь, чтобы не закричать. От омерзения, охватившего меня. Отворачиваюсь от них, прислоняюсь горячим лбом к стене, дышу так, словно у меня есть последний шанс на вдох и другого не представится. Я выбегаю из квартиры в морозные объятья февраля, без шапки и без куртки… Бреду по каким-то переулкам, захожу в подворотню, прижимаюсь к холодной кирпичной стене и позволяю себе поплакать. Громко, не стесняясь, в голос…

Меня нашли под вечер. Обнаружили у меня двустороннюю пневмонию и гнойную ангину. Я провалялась в больнице почти месяц. А после выписки порвала с женихом и сестрой все отношения.

Илона потом объясняла мне все, как случайность, просто удовлетворение плотского желания, водоворот первобытного инстинкта. Он вообще молчал, даже не пытался оправдываться. Они просто переспали — даже не чувствовали ничего друг к другу? Нет, они просто вырвали у меня из груди сердце и бросили к моим ногам. Я до сих пор не простила их. Пусть и говорила, что все в прошлом, все забыто, быльем поросло… На самом деле это не так. Я помню до сего дня. Свою боль и свое отчаяние, ощущаю свое несовершенство каждой клеточкой кожи.

Это был удар в спину. И именно тогда я плакала в последний раз.

А сейчас, вспоминая разговор со Странником, слезы не душили меня. Мне было обидно. Мне просто еще раз указали на то, что я недостойная. И несовершенная. Вот Илона — да, идеал для любого мужчины. А я… нет. И я всегда это понимала. Не понимала я лишь одного: почему Странник ответил мне, если с самого начала не хотел общаться? Это было странным.

После того, как поняла, что ни к чему хорошему это «общение» меня не приведет и так и не получив ответа на свой вопрос, я вышла с сайта и отключила компьютер, чтобы не возникло соблазна проверить, что Странник мог мне написать. Я не хотела ничего знать.

Нужно вообще удалить анкету с этого чертового сайта!! Зачем я вообще на нем зарегистрировалась?!! Зачем?! Кто меня потянул?!

В середине дня я поняла, что кто-то наверху решил надо мной поиздеваться. Он послал мне того, кого я вообще никогда в своей жизни видеть не желала. В офис к Павлу вновь приперся Кирилл Маврин!!!

Едва он зашел, мне тут же стало дурно.

А Кирилл ввалился в приемную с таким самоуверенным видом, словно его тут ждали с распростертыми объятьями. Как всегда неотразим и чувственно прекрасен. Темные волосы немного взъерошены, словно он забыл причесаться, брови приподняты вверх в удивлении, губы саркастически ухмыляются. Одет он в простые джинсы и черную рубашку навыпуск, но выглядит при этом так, словно ему принадлежит весь мир. Хотя, возможно, весь мир ему и принадлежал — женская его половина, так точно. А еще он улыбается от уха до уха, что просто не может не выводить меня из себя. Особенно в моем сегодняшнем настроении. Так бы и врезала по его смазливой физиономии!

Стараюсь держать себя в руках, смотрю на него сухим взглядом. Не здороваюсь.

К сожалению, в тот момент, когда он зашел, я стояла около шкафов с папками, рядом с дверью, и теперь, чтобы пройти к своему месту, мне придется пройти мимо него, чего делать совершенно не хотелось. Поэтому я продолжила перебирать папки, делая вид, что занята.

Кирилл посмотрел на меня долгим пристальным взглядом, словно изучая, пробежал глазами по респектабельной серой юбке чуть выше колен, розовой блузке с рукавом на три четверти и переметнулся к моему лицу. Я не смотрела на него, но точно знала, что он смотрит на меня. Изучает и словно что-то для себя решает.

— Павел у себя? — протяжно выдавил Кирилл томным голосом

От этого голоса я вздрогнула. И это вместо приветствия?! Хотя, какая мне разница?! Даже хорошо, что он не поздоровался! Назвал бы меня вновь Владой Андреевной! Словно я старуха семидесятилетняя!!

— Да, — проговорила я, не отрывая взгляд от папок — А где он еще может быть?

Кирилл ничего не ответил. Просто молчал. Впервые в жизни, между прочим! Я подняла на него глаза. И попала в плен синих озер. Почти утонула в них. Сердце забилось чаще, участился и пульс. Я сглотнула.

Кирилл сделал шаг в мою сторону.

— Почему ты всегда такая колючая? — спросил он

Я застыла, как вкопанная. Уставилась на него, широко раскрыв глаза.

Колючая? Черт, да вы что, сговорились, что ли?!!

В памяти мгновенно всплыл образ Странника. Он тоже вчера говорил, что я колючая.

— Я не колючая! — выделяя каждое слово, проговорила я

Кирилл сделал ко мне еще один шаг. Я, затаив дыхание, следила за его приближением. Меня обдало нервной волной, холодок пробежал вдоль позвоночника. Я прижала папку к груди, словно ею пытаясь защититься от него, и почувствовала спиной стену. Некуда отступать. Я сама себя в ловушку загнала.

— Неужели? — выговорил он сквозь зубы и приблизился ко мне почти вплотную — Тогда тебе, наверное, просто нужен мужчина?

— Что? — не поняла я

Кирилл наклонился надо мной и заглянул прямо в глаза.

— Тебе нужен мужчина? — повторил он

— Зачем? — беспомощно глядя на него, спросила я

Его губы искривились в улыбке.

— А ты как думаешь? — сладко пропел он

Мои ноги подкосились, я вжалась в стену.

И почему в его присутствии я начинаю ощущать себя полной дурой?!! Я полностью теряю над собой контроль. При чем это происходит только тогда, когда он стоит рядом… Мне жарко, мне душно, мне нечем дышать. Голова кружится, ноги становятся ватными, я теряю разум… Бо-о-оже-е-е!!!

— Мне… не нужен мужчина, — прошептала я

Очень, очень плохо! Мой голос звучал слишком неуверенно!!

Улыбка Кирилла стала шире, просто озарила светом его лицо. Чертов негодник, он еще и потешается надо мной! Ну, уж нет, не позволю!!

Слова сами собой вырываются из горла. Я уже не контролирую их.

— Мне не нужен мужчина, — более уверенно повторяю я — Лучше ты попробуй поискать себе девицу, которая задержится в твоей постели больше двух дней!

Лицо Кирилла начинает мрачнеть. Глаза темнеют почти мгновенно, губы складываются в плотную линию. Он отстраняется от меня, и я испытываю странное чувство потери.

— Да-а, — протягивает он медленно, глядя мне в глаза и не отрываясь от них — Тебе действительно не нужен мужчина.

Он делает шаг назад, затем еще один, при этом не отрывает от меня глаз. Все смотрит, смотрит…

Мне почти становится страшно. Озноб обдает тело ледяной волной.

А Кирилл, глядя на меня в упор, говорит:

— Тебе нужен самый обыкновенный трах!

Рот вытягивается в трубочку, глаза широко раскрываются.

Складывается ощущение, словно меня вываляли в грязи. Оскорбили, унизили, вытерли ноги… И сделал это ненавистный мне Кирилл Маврин!

И вместо того, чтобы заорать на него, возмутиться, может быть, даже залепить пощечину за подобные слова, я просто стою с открытым ртом и пялюсь на него. И что сказать не знаю. И что делать, тоже не знаю.

Его слова ядовитой стрелой пронзили меня насквозь, задев самые ранимые струны моей души.

— Ты… ты… — выговариваю я, начиная задыхаться

Воздуха не хватает, но это и к лучшему, потому что я все равно не знаю, что ответить на подобное оскорбление.

А Кирилл отводит от меня взгляд, поворачивается спиной, устремляется к кабинету брата.

А я стою и смотрю на его удаляющуюся спину, по-прежнему с открытым ртом и безумными глазами.

Около самой двери Кирилл останавливается, поворачивается ко мне полубоком и говорит:

— А знаешь, — голос его звучит задумчиво, — я мог бы предоставить тебе его.

Я почти теряю сознание. Стена уже не может удержать меня. Падаю, падаю…

— Что?.. — слышу я свой тихий робкий голос

Кирилл бросает на меня мгновенный взгляд.

— Отличный трах, — просто отвечает он — Но только ты все равно не согласишься, так что…

И с этими словами он скрывается в дверях, как всегда оставив за собой последнее слово.

А я осталась стоять, как вкопанная, словно обданная ушатом ледяной воды и ощущая жуткое, неприятно слизкое чувство собственной беззащитности. И неспособности за себя постоять. Не могу ответить, не могу возразить, не могу ничего сказать в свою защиту. Никогда не умела… Как же противно!!

Противно, мерзко, гадко… пусто. Меня вновь попытались растоптать. Хотя нет — не попытались. Уже растоптали. Кириллу Маврину хватило каких-то несчастных пяти минут!!!

Обидно… За саму себя. Из-за того, что несколько фраз или даже слов могут спокойно вывести меня из себя. Заставить забыть о том, что я уже научилась быть уверенной в себе женщиной! Научилась проявлять характер. Научилась за себя стоять горой. Научилась давать отпор «врагам». Научилась тогда, когда поняла, что предатели не станут жалеть моих чувств и растопчут их так же, как растоптали мое сердце, вырвав его из груди и бросив к моим ногам, разбив на множество мелких осколков. Я научилась самодостаточности и самоуверенности. Научилась, черт побери!!!

Так почему же не получается быть уверенной в присутствии Маврина?!! И от характера не остается и следа. И самооценка медленно катится вниз, махая мне ручкой и насмешливо улыбаясь. И я снова чувствую себя маленькой девочкой, которую обидели и над которой посмеялись.

Я закрыла глаза и прислонилась к стене спиной.

Нет, плакать я не буду! Не из-за Кирилла же Маврина?!! Еще чего?!

Я слышала, как за ним захлопнулась дверь, я знала, что он скрылся в кабинете Павла, понимала, что надо успокоиться и взять себя в руки… Нужно, необходимо!! Но сердце по-прежнему стучало, как сумасшедшее, отдаваясь в ушах бешеным стуком. И непонятный жар все еще обдавал огнем. Он тлел во мне кострищем, медленно… очень медленно. Щеки тоже горели. Я приложила к ним вспотевшие ладони и тяжело вздохнула.

Что происходит?..

На нетвердых, ватных ногах я направилась к своему столу. Нужно сесть, нужно не медленно сесть!

Чтоб этот Маврин провалился сквозь землю! Чтоб его черти к рукам прибрали! Чтоб ему… чтоб он…

О Боже!!! Почему я не могу ответить ему ничего путного?

Голова упала на скрещенные руки. Я закрыла глаза.

Нет, не так… Почему всегда на мой один колкий аргумент он находит тысячу более колких язвительных аргументов?!!

Он заявил, что мне нужен мужчина!! Как вам это нравится?..

Я тяжело выдохнула.

Нет, Влада, не обманывай свою память. Он заявил, что тебе нужен самый обыкновенный трах!!!

Да как он посмел? Как вообще мог заикнуться об этом?

А потом сказал, что… О Боже! Что сам мог бы его предоставить.

Кончики ушей предательски заалели, я почувствовала, что и щеки тоже начинают гореть.

Он, видите ли, мог его предоставить!! Не слишком ли много на себя берете, мистер Совершенство?!!

Самый обыкновенный трах, так он сказал?!

А какое тебе дело до того, что мне нужно, а что нет?!

Какого черта ты лезешь в мою жизнь?! Какого лешего суешь в нее свои грязные ручонки и пытаешься играть в психолога, анализируя мои слова и поступки?! Моя душа не должна быть тем, куда можно просто так прийти и походить, не спрашивая разрешения! В ней итак уже потоптались две пары ног. Две пары ног предателей… Тебя здесь только и не хватало, Маврин!

Тебе нужен самый обыкновенный трах.

Может, мне стоило согласиться к чертям собачьим?!! Удивить его по-настоящему. Ввести в ступор, как он ввел меня. Ударить словами, сходу, не задумываясь, прямо под дых! Сильно, резко, неожиданно! Наповал. Удар прямо в сердце по самоуверенности и опрометчивости.

Представляю его лицо в момент когда он услышит мое согласие!! Да его удар хватит прямо на месте!! Это будет сердечный приступ. Ради того, чтобы увидеть его обалдевшую физиономию, я даже готова пойти на этот эксперимент.

Чтоб тебя!!!

Хотелось застонать от бессилия и собственной беззащитности.

Нет. У меня никогда не хватит смелости на это. Я даже ответить ему достойно не смогла!

Ну, почему, почему я не смогла ответить ему той же монетой? Сказать что-нибудь едкое, колкое, бьющее наповал?! Почему промолчала на явное оскорбление? Почему просто не залепила ему пощечину, черт возьми?!! Хоть это я должна была сделать!! Но нет… Я просто стояла и тупо смотрела на него, широко раскрыв глаза и сложив губы в о-образную форму. И слушала, что он мне говорит. Хотела возразить. Нужно было возразить. Но я не смогла. Слова так и не сошли с языка, застряли в горле, осели в глубине моего существа обычными невысказанными мыслями. Пустыми угрозами и обещаниями скорой расплаты. Которой никогда не произойдет.

Я не могу высказать того, что думаю. Не могу и все. По крайней мере, не Маврину точно!

Вот Страннику — пожалуйста! Да здесь и задача-то легче. Я его не знаю, он не знает меня. Мы никогда не встречались, и, похоже, никогда уже не встретимся. Его слова, конечно, могут задеть меня, но не так сильно, как задели бы, скажи он мне все глаза в глаза. Не так, как задели меня слова Кирилла…

А почему я вообще вспомнила о Страннике?.. Я обещала себе, что больше не буду о нем думать, что удалю анкету с сайта знакомств, что сотру их памяти все, что было связано с этим «общением»! Я так и поступлю, когда приду домой. Обязательно! Сейчас это делать опасно, потому что в за стенкой находится тот, кто имеет невероятную способность, кроме того, что действовать мне на нервы и выводить из себя, так еще и появляться в самый неподходящий момент! Всегда не во время.

И вообще, почему он стал появляться в офисе брата так часто? Что ему здесь может быть надо?! Собирает информацию о светской жизни через него?! Очень смешно звучит…

Именно в тот момент, когда я хотела «пораскинуть мыслями» на эту тему, зазвонил телефон.

— Да? — ответила я

На том конце провода послышалось шуршание.

— Влада? — раздался в трубке женский голос

— Да, — удивилась я

— Влада! — очень радостно — Это Ника.

Я удивилась еще больше. Ника — старшая дочь Павла. И, насколько мне известно, ей запрещается звонить на работу отцу. Как-то раз ей за это здорово попало.

— Да, Ника? Что-то случилось?

— Ну, да… — замялась девушка — Я не могу дозвониться до Кирилла… Его мобильный не отвечает. Я хотела спросить у отца, не знает ли он, где он может быть.

Меня позабавило то, что четырнадцатилетняя девчонка называет тридцатидвухлетнего мужчину просто по имени. Кирилл. Хотя дядя Кирилл звучит еще смешнее. Особенно, относительно Кирилла Маврина. Добрый дяденька Кирилл. Дядюшка Кира… Маврин?!! Смешно до коликов.

Я подавила в себе смешок и проговорила:

— А Кирилл сейчас здесь.

— Здесь?!!! — вскричала Ника, едва не оглушив меня. Подростки так эмоциональны! — У папы, что ли?!!

Я отшатнулась от трубки и прищурилась.

— Ну, да… — проговорила я

Послышались какие-то непонятные мне реплики типа «Я знаю, это он специально мобильный отключил!», «Ну, я ему покажу!», и что-то еще подобное. А потом вдруг громко мне в трубку:

— Влада, позовите его скорее!!!

Я опешила.

— Ну-у… не знаю, они вроде как разговаривают…

— Да? — разочарованно пробормотала Ника упавшим голосом — А вы можете ему передать, что если он не включит мобильный или если сам мне не позвонит, то я… все папе расскажу?

Я ничего не поняла, если честно. Она пожалуется Павлу на то, что… На что? На то, что Кирилл не хочет с ней разговаривать?! Глупость какая-то.

— Вы просто скажите так, как я передала, Кирилл сам все поймет! — словно почувствовав мое изумление, проговорила Ника — Передадите?

— Если Кирилл тебе не позвонит или не включит телефон, — с расстановкой повторила я, — ты ВСЕ расскажешь отцу. Верно?

Интересно, что же такое сокровенное ты знаешь? Что за тайну скрываете вы с Кириллом?

— Верно! Передашь?

— Хорошо.

— Отлично!!! — обрадовалась Ника, я почти видела, как она подскакивает на месте от переполнявших ее чувств и эмоций — Ну, ладно тогда. До свидания!

— До свидания, — тихо повторила я за ней, ничего так и не поняв

Ничего себе!!! И что такого знает Ника о Кирилле? Почему он телефон отключил? Почему не хочет встречаться с племянницей? И он что… боится, что обо всем узнает Павел?

Я откинулась на спинку кресла и задумчиво свела брови. Так, интересно бы узнать, что такого скрывают эти двое. И тогда можно ударить этим по самолюбию Маврина!!! Прямо в сердце.

Мои губы расплылись в хищной улыбке.

Так-так-так, кажется, и у Кирилла Маврина появились слабые стороны?

Узнать бы теперь, что они из себя представляют, эти слабые стороны! И дело будет в шляпе.

Вновь зазвонил телефон. Неожиданно, я даже подскочила на месте. Подхватила трубку. Ника?

— Да!

— Владка? Ты?

О, нет. Это не Ника. Это мое счастье и горе одновременно!!!! Я застонала.

Это всего лишь Ритка, моя лучшая подруга. Единственная, с которой у меня сложилось полное взаимопонимание. Даже несмотря на то, что мы с ней такие же разные, как и северный и южный полюса. Ну-у-у… совершенно разные!!!

И когда она начинает разговор ТАК, то не жди ничего хорошего.

Мое сердце дрогнуло, почувствовав неладное. Что-то сейчас будет!

Единственной вещью, в отношении которой у нас с ней возникала куча противоречий, была та, что Ритка вечно пыталась найти мне мужа! Хорошо, скажете вы? Да ничего хорошего!!! Потому что мои представления о том, кто мне подходит, разительно отличаются от тех представлений, которыми обладает в этом вопросе Рита.

— Владка, как хорошо, что это ты!!! — воскликнула Рита

А куда ты звонила, интересно знать, если не мне.

— Ну, да…

Я не успела и рта раскрыть, чтобы сказать, что я занята и что у меня куча работы, как подруга сходу заявила:

— Владка, у меня потрясная новость!!!

Я откинулась на спинку кресла и мысленно застонала. Уже боюсь этой «потрясной новости».

— И что это? — осторожно поинтересовалась я

— Я приглашаю тебя в клуб! — воскликнула Ритка с воодушевлением

Примерно этого я и ожидала от нее.

— И отказы не принимаются! — добавила подруга мгновенно

— Рит, я вообще-то…

— Стоп кран! — перебила Ритка недовольным голосом — Стоять на месте, а то буду стрелять! — не очень-то мне понравился тон ее голоса. Он однозначно предупреждал о беде. — Я, кажется, предупредила, что отказы не принимаются!

И как мне, черт возьми, тогда отказаться?

— Рита…

— Влада!!! — предупредила подруга

— Я… подумаю… — пробормотала я, прикусив до боли губу

И почему я не могу ей отказать?

— Не думать надо, а соглашаться!

— А когда намечается… сие мероприятие? — осторожно спросила я

— Как когда? — удивилась Рита — Сегодня, естественно! Сегодня же пятница!

Ненавижу пятницы!

— И… куда ты меня зовешь?

— Да так, — отмахнулась подруга, — в один клуб! Называется «Вечерний».

— «Вечерний»? — переспросила я — Странное название…

— Да ладно тебе! Для ночного клуба в самый раз! — отмахнулась Ритка — Так ты идешь, да?

Я закатила глаза.

— А у меня есть выбор?

— Теоретически — да. Практически — естественно, нету!

Я скривилась. В этом вся Ритка.

— Хорошо. Во сколько ты будешь у меня?

— Около девяти. Надо еще тебя в порядок привести!

— Что значит — привести в порядок? — всполошилась я — Надеюсь, ты не собираешься…

— Нет, делать из тебя королеву красоты я буду в следующий раз! — перебила меня Ритка — На сегодня программа проста: просто… сделать из тебя конфетку! Чтоб у всех мужиков слюнки текли до колен!

— Мне сопливые не нужны, — попыталась пошутить я

— Очень смешно, — хмыкнула Ритка — Короче, жди меня, красотка! Буду у тебя в девять! Пока, целую.

— До встречи… — пробормотала я и положила трубку

Я до сих пор не понимала, как меня угораздило согласиться. Вот почему я не могу отказать Ритке?

— Куда-то собираешься вечером?

Я подпрыгнула на кресле от неожиданности. У меня чуть разрыв сердца не случился.

А в дверях кабинета Павла стоял, облокотившись о дверной косяк и засунув руки в карманы джинсов, в совершенно непринужденной позе, Кирилл Маврин. Чтоб ему пусто было. И насмешливо приподняв вверх брови, нагло ухмылялся.

Черт, сколько уже он тут стоит?! Что он слышал?! Что он подумал?!!

Я уставилась на него, ничего не отвечая. Словно видела его впервые.

— Что ты на меня смотришь? — проговорил Кирилл, криво улыбнувшись

— А что мне делать? Ты меня испугал!

— Извини, — коротко, как ни в чем не бывало бросил он — Так что, ты куда-то собираешься вечером?

И почему, черт побери, я начинаю краснеть? И смущаться!

А вообще, какое его дело до этого?!!

— Это не твое дело! — отрезала я

Губы Кирилла снова дрогнули. В глазах заблестели насмешливые искорки.

— Ну да, ну да, — проговорил он — Как клуб называется? «Вечерний»? Неплохое местечко.

Я изумленно уставилась на него. Так он еще и подслушивал? Вот наглец!

Ну, ничего, я знаю, как поставить тебя на место, мистер Засранец!!!

— Тебе Ника звонила! — выговорила я, глядя на Кирилла

Он тут же помрачнел, искорки в глазах потухли, брови сошлись на переносице. Он выпрямился во весь рост, устремил глаза на меня.

— Ника? — проговорил он охрипшим голосом

— Да, — наслаждаясь его реакцией, сказала я — Она не может до тебя дозвониться, у тебя отключен телефон. Она позвонила Павлу, а я сказала, что ты здесь, — я пожала плечами — Она велела тебе передать, что если ты не включишь телефон или если сам ей не перезвонишь, она обо всем расскажет Павлу.

— О чем расскажет?!! — почти закричал Кирилл и подскочил к моему столу, нависнув надо мной скалой

Хотела бы я это знать!

— Не знаю, — разочарованно проговорила я — Она не сказала. Но сказала, что ты поймешь.

На скулах его заходили желваки. Он был мрачнее тучи.

— Я понял! — сухо пробормотал Кирилл и отшатнулся от стола

Он резко повернулся ко мне спиной и крепко выругался. Потом достал из кармана джинсов мобильный и включил его.

Ничего себе, кино! Я ошалелым взглядом следила за ним. А он, больше ничего не сказав и даже не бросив на последок едкого, колкого замечания, просто скрылся за дверью.

Я проводила его удивленными глазами.

Черт, что же он скрывает?

* * *

Злость и ярость клокотали во мне безумным пламенем. Я был в гневе.

Включая телефон, я едва удержался оттого, чтобы не разбить его, чтобы потом сослаться на поломку. А забираясь в салон машины, так хлопнул дверцей, что та чуть не отвалилась.

Я откинулся на спинку и закрыл глаза.

Хотелось все крушить, ломать и просто безумствовать. Я едва себя сдерживал, чтобы не начать психовать по-настоящему, и сжал руки в кулаки так сильно, что побелели костяшки пальцев.

Черт побери все на свете!

Я в ярости откинул телефон на сиденье и сжал руль обеими руками. Сам не понял — зачем. Я склонился над ним и положил голову на руки, тут же ощутив горячим лбом холод рук.

Черт побери всех и все!

И все же, несмотря ни на что, в этот момент мне хотелось собственными руками придушить вовсе не Нику за то, что она мне названивала и предупреждала, почти угрожая, а как ни странно, Владу, которая застала меня в такой отвратительный момент.

Не хотелось мне показывать слабость. Перед ней особенно!

Я вообще терпеть не могу, когда кто-то видит, как я выхожу из себя.

Я ненавижу находиться в центре всеобщего внимания.

Это даже звучит смешно, журналист светской хроники терпеть не может публичность! Но это так.

Меня в дрожь бросает, когда мир начинает вертеться вокруг меня. Когда все порхают вокруг меня, как заведенные, пытаясь угодить. Как спрашивают моего мнения, а потом афишируют его, как свое собственное. Как стелятся передо мной красной ковровой дорожкой, подлизываются и льстят, завидуют, любят или ненавидят.

Словно ставят меня на стульчик в центре комнаты и предлагают прочитать стишок. Один на один.

Все они крутятся вокруг меня каруселью серых незнакомых лиц, сливающихся в одно большое пятно.

Мне плевать на них всех.

Я хочу остаться в одиночестве!

Черт, я обожаю одиночество!

Но почему-то бытует мнение, что я любитель различного рода вечеринок и тусовок. Ну, да, я любитель. В некотором роде. Потому что эти самые тусовки посещают люди, о которых я должен разузнать все, что только возможно!

Черт, такая у меня работа! Копаться в чужом грязном белье. Противно и гадко, да. Но этим я зарабатываю на жизнь, что узнаю, кто из известных людей женится, кто разводится, кто с кем спит, кто с кем развлекается, у кого роман на стороне. У кого какие имеются в шкафу скелеты. Я узнаю о них и рассказываю общественности. Вопреки всем допустимым и недопустимым законам, презирая и ненавидя эту самую общественность.

Я чертыхнулся себе под нос и резко откинулся на спинку сиденья.

И сегодня Влада Снежина стала свидетелем моей слабости. Раскрытия частички моей личной жизни.

Кто угодно, но только не она! Эта колючая снежная роза, которая всегда демонстративно выпускала свои шипы, направляя их в мою сторону.

Пусть стала случайно. И не совсем уж свидетельницей, по правде говоря. Но все же она узнала о том, чего я никому не хотел рассказывать, о том, что скрывал как тайну за семью печатями. Потому что, копаясь в чужом грязном белье, я просто терпеть не мог, когда кто-то копался в моем. Поэтому я всегда тщательно охранял свою личную жизнь, четко разграничивая работу и дом. Словно ставил ярко-красный таблоид воспрещающий вход на жизнеопасную территорию.

Все знали обо мне лишь то, что я сам им сказал. Безнравственный гуляка и насмешливый задира, бабник, поимевший, наверное, пол-Москвы, беспринципный журналюга и карьерист, готовый идти по трупам за новой сенсацией. Кто угодно, но только не тот, кто я есть на самом деле.

Свой среди чужих, чужой среди своих.

Вся моя жизнь — ложь от первого до последнего слова. Я сам ее придумал.

Нельзя было просто оградить себя от любопытных глаз завистливых врагов и неугомонных поклонников, следовало придумать интересную историю своей жизни, чтобы все верили в нее, так и оставаясь в неведении относительно того, что здесь является правдой, а что лишь вымыслом.

И я придумал эту историю. Гнусную, противную и мне самому, грязную и пошлую, но ту историю, в которую все быстро поверили. То, что и требовалось.

Я успешно поддерживал репутацию разгильдяя, распутника и циничного ублюдка.

Я удачно справлялся с этим до сих пор…

Но сейчас снежная роза стала свидетелем открытия какой-то неизвестной Х моей «публичной» жизни. По ее лицу я читал, что она все поняла. Что она заинтересована в том, что узнала. А это плохо. Черт, это очень плохо! Кто угодно, но только не снежная роза должна знать мои секреты. Только не она!

— Черт! — выругался я и потянулся за телефоном

Набрал номер Ники и стал ждать ответа, ругая несчастные длинные гудки за то, что не могу сразу обругать племянницу за то, что она так крупно подставила меня.

Когда же я услышал ее звонкий голосок, мгновенно захотелось не просто ее отругать, а придушить.

— Кирилл? Неужели соизволил позвонить?

— Да, — выдавил я сквозь зубы — Зачем ты звонила отцу на работу?

На том конце послышалось шипение.

— А что ты мне прикажешь делать, когда я до тебя не смогла дозвониться?! — возмущенно воскликнула она — Ты специально телефон отключил, я уверена!

Что правда, то правда. Отрицать тут, к сожалению, нечего.

— Зачем ты звонила Паше? — повторил я

— Как зачем? — закричала Ника в трубку — Мне же надо было тебя найти!

Я едва сдерживался, чтобы не закричать.

— Зачем? Я же обещал, что приеду!

— Знаешь, созвониться мы тоже обещали, но ты отключил телефон! — парировала девушка

— Это была… рабочая необходимость, — попытался оправдаться я. Вышло нелепо, я это знал.

— Ага, вешай лапшу мне на уши! — злорадно хохотнула Ника — Знаю я твою рабочую необходимость! От меня избавиться хотел, вот твоя необходимость!

Я сжал руками руль, начиная заводиться. Ненавижу, когда меня ставят в тупик.

— Ты же знаешь, что я с самого начала был против… этого.

— Ты говоришь так, словно я тебя на преступление какое-то толкнула! — с обидой в голосе проговорила девушка — Ты сам согласился!

— Потому что дураком был, — пробормотал я себе под нос

Ника услышала это.

— Ну, так себя и обвиняй, — сказала она — И к тому же, страдать тебе осталось совсем немного, если мне помнится. Месяц? Два?

— И не мечтай! — отрезал я твердо — Ровно двадцать один день!!

— Я рада, что у тебя такая хорошая память, — хмыкнула Ника

— Не язви!

— И не думала! — хохотнула девушка, а потом прямо в лоб спросила: — Заедешь за мной в школу?

Я мысленно застонал. Значит, разговора по душам не избежать?

Хотя бы малюсенькую надежду мне в руки!

— Во сколько ты заканчиваешь? — сухо спросил я гробовым голосом

— Ммм… заедешь в три?

Я бросил взгляд на часы. Через час? О, черт возьми!!!

Ни за что на свете!

— Хорошо, — пробормотал я

Ника явно повеселела. Еще бы ей не быть веселой!!!

— Отлично, жду. Пока.

— Пока.

Я отключился и отбросил телефон в сторону.

Как же меня угораздило во все это вляпаться?

* * *

Девять дней назад

Последний поворот, и я оказался около дома Павла. Проехал прямо еще несколько метров, и вот передо мной выросло большое строение их красного кирпича с высокими окнами в английском стиле.

Брат уже давно перебрался вместе с семьей на окраину городу и сменил трехкомнатную квартиру на большой двухэтажный коттедж. В тот год, когда они узнали о том, что у них будет второй ребенок, Марина, жена Павла, заявила, что малышу нужен будет более или менее свежий воздух, а потому, им придется оставить квартиру и подобрать дом где-нибудь на окраине и переселиться в него до рождения малыша. Павел, обожавший жену, не стал с ней спорить, и уже через несколько месяцев все формальности были улажены, и семья Мавриных переселилась в новый дом.

Это произошло за пару лет до того, как я улетел в Америку. И тогда, как мне помнилось, дом произвел на всех огромное впечатление. А через год после возвращения я понял, что мало что изменилось за годы моего отсутствия.

Сам я жил в большой двухэтажной квартире в центре города, и переезжать никуда не собирался. Если честно, я и сам не понимал, зачем одному человеку, холостяку так много места и пустого пространства, но мне нравилась эта квартира. Правда, был я в ней довольно-таки редко, ночевал только в основном. Во время моего отсутствия квартиру постоянно убирали и поддерживали чистоту и порядок, поэтому после приезда мне не пришлось искать жилье.

Я притормозил около кованых железных дверей, вышел из машины и нажал на звонок.

Как ни странно, но пульт дистанционного открывания дверей мне так и не предоставили, хотя я был довольно частым гостем в этом доме. Наверное, даже более частым, чем в своем. Надо бы попросить об этом Павла, чтобы не торчать у ворот, как просящий.

— Кира?! — воскликнула Марина, увидев меня

Я терпеть не мог, когда меня называли Кирой, у меня мгновенно возникали ассоциации с какой-нибудь девочкой Кирой, но Марине я мог простить многое, поэтому ее обращение ко мне пропустил, как всегда, мимо ушей.

— Привет, Марин, — поприветствовал я ее и улыбнулся — Впустишь на порог бедного родственника?

Марина тоже рассмеялась.

— И ты еще спрашиваешь!!

Я, все еще улыбаясь, сел в машину и въехал во двор, загнал машину в гараж и направился в дом.

На пороге меня встретила Марина и расцеловала в обе щеки. Добрая, мягкая, нежная Марина была довольно-таки миниатюрной брюнеткой, достаточно симпатичной, но не красавицей. Она обладала чем-то таким, что не давало ни единого шанса пройти мимо нее, не заметив. В ее лучистых зеленых глазах светился огонь, который мог растопить самое ледяное сердце, и улыбка дарила свет и тепло, искренняя, чистая, приветливая.

— Давно тебя не было! — сказала Марина, отступая назад и разглядывая меня

— А меня никто не зовет, — пошутил я — Самому проситься?!

Марина улыбнулась.

— Ты же знаешь, что мы всегда тебе рады!

— Это ты подлизываешь, оправдываясь.

Марина усмехнулась, но ничего не сказала по этому поводу.

— Слушай, ты так вовремя пришел! — проговорила Марина, направляясь в гостиную

— Да? — спросил я, проходя за ней — А что случилось?

— Да ничего особенного! — отмахнулась она — Просто мне срочно нужно уехать на встречу с Дашей, — она бросила на меня быстрый взгляд — Ну, Даша, помнишь?.. Ну, та, с которой я сотрудничаю!

— Та, что с ужасными очками и в клетчатой юбке? — поинтересовался я — О, да, помню.

Марина легко рассмеялась.

— Это единственное, что ты заметил?

Я подошел к ней, остановился около стола, на котором лежали папки, наблюдая за тем, как Марина стала засовывать некоторые из них в свою огромную, просто необъятную сумку, а затем проговорил:

— А что, было что-то еще?

— Ну-у, — протянула она, продолжая заниматься своим делом — Хотя бы то, что она отличный специалист.

Мои брови взметнулись вверх, губы саркастически скривились.

— Так далеко в общении с ней я не заходил.

— Кира! — воскликнула Марина

— Что, родная моя? — усмехнулся я и сел в рядом стоящее кресло

Марина посмотрела на меня строгим взглядом.

— Она превосходный специалист!

— Я верю тебе на слово, — покорно согласился я и даже поднял руки вверх в знак примирения

Марина покачала головой, но ничего не сказала. Уложив папки в сумку, она посмотрела на меня.

— Посидишь с Никой? — спросила она в лоб

Я вначале опешил.

— Как, а разве ей нужна нянька? — удивленно спросил я

Марина подбоченилась, брови сошлись на переносице.

— Ну, я в том смысле, что ей уже… четырнадцать. Она не маленькая, сама может справиться…

— Кирилл, Ника — подросток, — как слабоумному, объяснила мне Марина

Я пожал плечами.

— И что? — я решительно ее не понимал — Мы тоже с тобой были подростками, разве нет?

— Кирилл!! Ты что, не знаешь, какие сейчас подростки?

Да, шустрые, ничего не возразишь.

— И что мне надо делать? — спросил я скептически — Запереть ее в комнате?

— Думаю, до этого не дойдет. Ника вообще-то послушная…

— Послушная?..

Марина взмахнула рукой, прерывая мои возражения.

— Так, ничего не говори! Андрюша сейчас у бабушки, а Ника не поехала, — Марина направилась куда-то в сторону, на ходу продолжая говорить — Просто побудь с ней, пока не вернется Паша. Она сегодня никуда вроде бы не собиралась идти.

— А мне за это заплатят?

В ответ я получил строгий скептический взгляд от Марины.

— Тебе денег не хватает, что ли?

Я пожал плечами.

— Кира, ну, посидишь или нет?!

— Да, посижу, куда же я денусь! — воскликнул я

На лице Марины расплылась очаровательная улыбка, которая могла бы затмить солнце. Вот ради одной этой улыбки можно было сразу соглашаться без разговоров и споров.

— Да ты не переживай, она все сидит на своих сайтах! Поэтому много хлопот тебе не доставит.

— А она все такая же заноза, как и была? — поинтересовался я

— Думаешь, за те три дня, что тебя у нас не было, могло что-то измениться? — вопросом на вопрос ответила Марина и улыбнулась снова

Я нахмурился.

— Вот уж повезло, — протянул я — Где она, говоришь, сидит?

Марина посмотрела на меня, уже накидывая на себя пальто.

— А черт его знает! Аськи, контакты… Всякая ерунда! Ты же журналист, должен знать!

— Социальные сети, значит?

— Не понимаю, что интересного люди там находят, — сказала Марина, застегиваясь

— И я не понимаю, — проговорил я

— А Ника там большую часть свободного времени проводит! — сказала Марина возмущенно — Будто ей больше и заняться нечем!! Лучше бы книжки почитала или с подружками погулять сходила, а она все время в этих… аськах торчит!

— Неправда! — послышался женский голос — Не все время!

— Вот, легка на помине, — проговорила Марина, косясь на меня

Через мгновение в комнате появилась Ника. Невысокая брюнетка с пронзительными серыми глазами Павла. В джинсах и свитере, с телефоном в руке.

— Кирилл, привет, — поздоровалась она, прошла к дивану и уселась на него с ногами

— Привет, Ника.

— Значит, ты сегодня будешь моей нянькой? — спросила она напрямую

— А ты, значит, подслушивала?

— Нет, — покачала она головой — Просто вы громко разговаривали, а я как раз направлялась к вам.

С этими словами она уткнулась в телефон.

— Вот! — сказала Марина, указывая на дочь — Вот про что я тебе говорила! Что она там нашла, а? Сидит и смотрит на него, как на достопримечательность!

— Ну, ма-ам!! — воскликнула Ника, так и не оторвавшись от телефона

— Что мам?!! — возмутилась Марина — Вот что у тебя там?!

— Друзья.

— Друзья! — повторила Марина убитым голосом и посмотрела на меня — Ты это слышал?

Не зная, что ответить, и думая, стоит ли вообще что-то отвечать, я просто кивнул.

— Все, я пошла! — заявила Марина — Не хочу этого ни видеть, ни СЛЫШАТЬ!!! — она подхватила сумку и направилась к двери — Ника, будь умницей, не обижай Кирилла, я его еле уговорила с тобой посидеть!

Ника улыбнулась кровожадной улыбкой от уха до уха, а я скривился.

— Обязательно было говорить об этом? — посмотрел я на Марину

Уже выходя за дверь, она пожала плечами.

— Не знаю. На всякий случай. Все, я пошла!

Она послала нам обоим воздушный поцелуй и скрылась за дверью.

— Пока, мам! — крикнула ей вслед Ника, не отрываясь от телефона

Так, ситуация не из приятных. Меня оставили с четырнадцатилетней девочкой-подростком. Одного.

И что мне делать?!!

— Ника, что будем делать? — спросил я у нее

— А что ты предлагаешь?

В том-то и проблема, что я не знаю, что можно предложить!!!

— Вообще-то, — сказала девушка, — я могла бы и одна посидеть. Не маленькая уже.

Вот, совершенно разумная мысль! Значит, мне можно с чистой совестью свалить отсюда? Только вот… Марине-то я обещал, что посижу с Никой до прихода Павла!!

— И что бы ты делала одна? — спросил я — Опять сидела бы в телефоне?

Ника бросила на меня быстрый взгляд.

— А что ты предлагаешь? — вновь повторила она

— А друзья, подруги? Парень, наконец?! — спросил я

— У меня нет парня, — просто ответила Ника — А подружки сейчас заняты. Д.з. делают.

— Д.з., это надо понимать, домашнее задание? — поинтересовался я

— Угу, — кивнула Ника

— А тебе это самое д.з. делать не надо?!

Ника покачала головой.

— Не-а, я уже все сделала.

Что я там говорил о шустрых подростках?!! Так вот моя племянница самая шустрая из всех!!!

— И что же?

— Что? — удивилась Ника

— Неужели так и будешь торчать в своей… аське?! — с неприязнью спросил я у нее

Она оторвалась от телефона и уставилась на меня с изумлением.

— А чем тебе не нравится аська?

— Да всем!! Это же… не общение даже!! — воскликнул я

— Не общение?! А что же тогда?! Как раз-таки общение!! — сказала Ника, словно защищаясь — Да тут я общаюсь намного больше, чем в реальной жизни! У меня здесь и друзей больше…

— А должно быть наоборот!!! — вскричал я — Неужели ты не понимаешь?! Друзья должны быть настоящие, а не те, которых ты себе придумала. И парни тоже должны быть настоящие!

Ника насупила нос, со мной явно не соглашаясь. Поджала губы и смотрела на меня впритык.

— Ведь ты половину из своих… друзей и в глаза не видела ни разу!

— И что? — пожала Ника плечами

— И что?! Ника, это же… это… Я даже слова подобрать не могу!! Что тебе могут дать эти твои аськи, Контакты, Одноклассники… Где ты там еще торчишь?

— Ну, есть еще сайты знакомств, — проговорила Ника тихо

У меня чуть волосы на затылке не зашевелились. Я подскочил на месте и уставился на Нику с ужасом в глазах.

— Что?!! Что ты сказала?! — Ника словно сжалась в комочек

— Есть еще сайты знакомств… — повторила она

Я не верил своим ушам.

— И что, ты сидишь на эти сайтах? — спросил я мрачно

— Нет, — призналась девушка — Пока еще нет…

— ПОКА?!! — я вскочил с кресла

Ника не испугалась, она подалась вперед и проговорила шепотом, словно кто-то мог нас услышать.

— А ты что, никогда даже не регистрировался там?

Я почувствовал себя полным идиотом.

— Где?

— Ну, в аське, в Контакте…

Я сжал руки в кулаки.

— Нет, зачем?

— А на сайтах знакомств? — тут же убила меня своим вопросом племянница

Наверное, мои глаза превратились в шары, так я был удивлен ее словами.

— Нет! На кой черт мне это надо?

— Ну-у… просто так, — протянула Ника — Пообщаться.

Еще больше мрачнее, я снова сел в кресло, отвернувшись от Ники в сторону.

— Мне и живого общения хватает.

— А что если твоя вторая половинка ходит где-то по свету, а ты этого и не знаешь? — спросила Ника совершенно серьезно

Я посмотрел на нее, не врет ли. Нет, говорит то, что думает. Подростки, блин!

— Моя вторая половинка… — выдавил я из себя — … никогда не будет сидеть на сайтах знакомств.

— Откуда ты знаешь?

Я сцепил зубы.

— Потому что это МОЯ вторая половинка!

Ника промолчала. Она облокотилась на спинку дивана, не отводя от меня глаз, словно что-то решая.

— Мне кажется, ты просто боишься, — выпалила она вдруг

— Боюсь? — изумился я — И чего же, по-твоему?

— Что тебе это понравится, — сказала Ника, начиная улыбаться — Это затягивает.

— Это я уже заметил!! — пробурчал я — Ты в душ с телефоном, случайно, еще не ходишь?!

Ника улыбнулась шире.

— Нет. Но я кладу его на полочку рядом с шампунем.

Я скривился, хотя руки так и чесались запустить в стену чем-нибудь большим и бьющимся.

— Давай попробуем, — проговорила Ника

— Что попробуем? — с подозрением спросил я

— Зарегистрировать тебя в социальных сетях.

Шутит или нет? Я уставился не нее, ища подвох в словах. Его не было.

— Это не смешно, — выдавил я из себя

— А я и не смеюсь, — пожала Ника плечами

— Тогда ты сошла с ума! — заявил я ей — Я сообщу об этом твоим родителям. Посочувствуем тебе все вместе.

— Да, ладно тебе, Кирилл! Чего тебе стоит? — встрепенулась Ника — Чего ты только не перепробовал, давай попробуешь и это тоже!

— Ника, это бред! — сказал я сдержанно — Никогда в своей жизни я этого не сделаю, ясно?

— Ну, Кирилл! — взмолилась Ника

— Нет!!! — почти прорычал я — Никогда! Походить на какого-то придурка, не отрывающего морду от телефона и все свое время проводившего за компом? Общаться с какими-то придурками!! Ника, я на такое никогда не соглашусь, — я посмотрел на ее обиженное лицо с надутыми губками — Мне твои сети по барабану, что шли, что ехали. Сама, если хочешь, сиди там, трать свое время понапрасну, общайся со своими липовыми друзьями, а я как-нибудь и без этого проживу.

— Ты просто боишься, — повторила Ника

— Я не боюсь, — по словам проговорил я

— Нет, боишься! — настаивала девушка — Как можно с такой уверенностью говорить о том, чего никогда не пробовал делать?!

— Ты что, хочешь взять меня на слабо? — возмутился я

— Может быть!

— Может быть?

— Хочешь спор? — предложила Ника с энтузиазмом

— Что за спор? — с подозрением спросил я

— Ты регистрируешься в аське, в Контакте… на каком-нибудь сайте знакомств, и попытаешься найти там какого-нибудь стоящего, по твоему мнению, человека, пообщаешься с ним.

— Чего, чего?! — ошалел я

— Только главное тут именно общение. Ты очень удивишься, когда поймешь, что и через интернет тоже можно найти единомышленников, — словно не слыша меня, проговорила Ника

— Ника, это бред сумасшедшего, — сказал я, стараясь держать себя в руках

— Да? А ты попробуй сначала это сделать, а потом уже уверяй меня, что это плохо! — нагло улыбнулась Ника — Может, я тебе потом и поверю.

— Это уже шантаж какой-то! — воскликнул я

— Нет, просто спор, — возразила племянница — Ну, что, решишься поспорить со мной?

И почему она так уверена в том, что я сдамся? А если все же сдамся и сделаю так, как она просит, почему абсолютно уверена, что мне это понравится?

— А если мне не понравится такое общение? Если я не найду… единомышленников? Что тогда?

— Я… я… — Ника задумалась — Я перестану сидеть в социальных сетях… на год.

— А может, на два?

— И не мечтай! — отрезала девушка — А вот если тебе понравится… — губы ее растянулись в улыбке — Тогда ты… Ты… исполнишь любое мое желание!!

— Надеюсь, в рамках разумного? — сухо осведомился я

— Естественно! — сказала Ника — Что-нибудь типа… купи мне на шестнадцатилетие «Кадиллак SPORT».

Я скривился.

— Если я соглашусь, то не больше чем на… месяц.

— А может, на два?

— Еще чего!!! — ужаснулся я — Ты представь, что мои фото будут висеть где-то еще кроме стен в моей квартире!! Тебе меня не жаль?

Ника ничего не ответила, лишь улыбнулась широко-широко.

— Значит, ты согласен поспорить? — уточнила она, протягивая вперед руку

Черт, я и сам не понял, как так получилось!!!

— Да, согласен, — сказал я, протягивая руку и сжимая ладонь Ники

И пусть будет что будет. Всего месяц! Я с этим справлюсь!

Подумаешь, месяц? Ничего страшного за это время случиться не может.

Ведь правда?..

* * *

Все оказалось не так и страшно.

Все было еще хуже, чем я мог себе представить!

Это я понял в тот момент, когда притормозил около школы Ники и увидел ее счастливую мордашку, мгновенно при виде меня расплывшуюся улыбкой.

Я сильнее сжал руль двумя руками и нахмурился.

Боже, помоги мне это пережить!!!

Ника поспешила ко мне. Закинула рюкзак на плечо, огляделась по сторонам, поискав глазами машины, а затем по переходу добралась до меня. Открывая дверь, она махала рукой подругам, прощаясь, а затем, забравшись на переднее сиденье, посмотрела на меня.

— Привет! — протянула она, широко улыбнувшись

Я скривился. Еще бы ей не улыбаться!! Все происходит именно так, как она хочет!!!

— Привет, — сухо проронил я — Куда едем?

На лице племянницы улыбка расцвела красными розами.

— Ну, ты согласишься посидеть со мной в кафе и поесть мороженое?!

— Значит, домой, — прокомментировал я и, не глядя на нее, тронулся прочь

Ника отставать, естественно, не собиралась. Она положила рюкзак на колени и уставилась на меня.

Я, честно говоря, и не ждал, что она уступит, потому что знал ее уже четырнадцать лет, пусть и с перерывом в несколько лет. Я прекрасно осознавал, что такое — связываться с Никой. Особенно четко и ясно я осознал это СЕЙЧАС!!! Когда сам оказался в тупике.

Черт, почему так поздно?

— Значит, ты все же сдался? — спросила девушка напрямую

— Ты о чем? — мрачнея, пробурчал я

— О том, что ты все же согласился встретиться со мной, — ответила Ника, как ни в чем не бывало — Ведь последнее время то и дело отлынивал!

Признаваться ей в этом не особенно хотелось, поэтому я проговорил:

— Я был занят. У меня все-таки работа, не забывай, пожалуйста.

— Это лишь отговорка! — отмахнулась девушка — Вот почему ты сегодня выключил телефон? Специально, чтобы я до тебя не добралась?

И что на это можно ответить?

— Почему-то я была уверена, что найду тебя у папы! — заявила она, так и не дав мне возможности ответить — Так и оказалось!

— У меня дела с ним, — пробормотал я

— Ага, дела! — протянула Ника самодовольно и ухмыльнулась — Собираешь материал на статью о родном брате? Очень смешно!

Черт, и когда же моя племянница стала такой язвой?

Я нахмурился. Нет, тут надо ставить вопрос другим боком. Когда я начал оправдываться перед четырнадцатилетней девчонкой, забыв о том, что мне тридцать два года?!! Когда, каким образом она взяла меня под уздцы?

Черт меня побери, но я не мог вспомнить этого момента!

— Хорошо еще, что Влада мне сказала, что ты у папы сидишь! — проговорила Ника — А-то я думала, ты уже и ее в обороты взял!

Руки непроизвольно сжали руль так, что побелели костяшки пальцев.

— В каком смысле — взял в обороты? — мрачно поинтересовался я

— В прямом, — безобидно ответила Ника — Попросил ее скрывать себя от меня, — она посмотрела на меня — Но как оказалось, ее окрутить тебе не удалось.

Я сжал зубы, глаза потемнели.

И почему при упоминании Влады Снежиной что-то острое и непреодолимо притягательное зарождается в груди и тупой болью режет тело иголками? В памяти тут же всплывают ее глаза цвета коньяка и губы, складывающиеся в саркастическую ухмылку при одном лишь на меня взгляде?

Мы с ней не стали друзьями. Даже просто приятелями не стали!

Что было странным и безгранично удивляло меня, потому что обычно с теми женщинами, с которыми я не планировал постельных отношений, я всегда старался завязать хотя бы знакомство.

С Владой я не планировал спать. Не в моем она вкусе для этого. Невысокая, худощавая, с волосами странного цвета осени, да и личико ее можно было назвать лишь просто милым. С такими, как она, я обычно только дружу.

Но и знакомства, более или менее приемлемого, завести мне не удалось. Потому что едва впервые меня увидев, она сразу ощетинилась, как дикобраз, и на все мои попытки «подружиться» отвечала колкими едкими фразами и циничными замечаниями.

Я ничего не понимал поначалу, даже обижался некоторое время. Совершенно серьезно!!! А потом решил: ну, и черт с ней! Не хочет дружбы — ее дело! Хочет колкостей и насмешек — она их получит!

Вот и получила. Ни одна наша встреча теперь не может закончиться нормально. Мы обязательно схлестнемся друг с другом и скрестим шпаги. Без этого уже не можем обойтись.

Одно лишь упоминание о ней вызывает во мне лишь негатив! Ведь так?!

Мы с ней никто друг другу, но отчего осознание того, что она знает что-либо о «моей слабой стороне», вызывало во мне не негатив, а раздражение и злость. А еще желание оправдаться. Полный бред…

Я бросил на племянницу быстрый взгляд.

— Зачем ты передала ей то, что передала? — спросил я у Ники

— Что?

— То, что все расскажешь Паше?!

Ника пожала плечами.

— А что мне нужно было сказать?! — спросила она меня — Ведь ты бы так и не включил телефон! И не приехал бы!! — она уставилась на меня в упор — Да я знаю, что не приехал бы! Обязательно нашлось бы более важное дело, чем… наше!

Я скривился.

— Ника, у нас… даже и не дело вовсе! Это просто…

— Сделка? — подсказала она услужливо

Я бросил на нее короткий раздраженный взгляд.

— Да, сделка.

— Так что же ты боишься этой самой сделки? — набросилась она на меня — Боишься исполнять ее условия?

— Я не боюсь! — резко выговорил я

— Нет? — удивилась Ника — И что же, ты можешь рассказать мне что-то… новенькое? — я чувствовал, что она прожигает меня глазами — Что-то… интересненькое?

Уфф, Ника кого хочешь, может свести в могилу!! Кажется, одним с первых она спровадит туда меня!!!

— Смотря, что ты подразумеваешь под новеньким и интересненьким, — сухо пробормотал я

Ника ухмыльнулась и скрестила руки на груди. Взгляда от меня она так и не отвела. Это ее тактика устрашения, что ли? Действовать напролом через взгляд?

— Я же понимаю, что ты сейчас скажешь мне все, что я хочу услышать от тебя!

— Да?

— Конечно! — заявила она — Вот например, я хочу услышать, что ты с кем-то познакомился через сайт знакомств. И ты, конечно же, скажешь мне, что с кем-то познакомился! Так? — почему она всегда во всем так уверена?!! — А на самом деле ты сидишь и в ус не дуешь!! Даже и не заглянул на сайт ни разу!

— Если ты все знаешь, тогда мне и говорить не о чем, — сказал я рассерженно.

Ника тут же встрепенулась, ее взгляд стал очень внимательным, глаза подозрительно прищурились.

— Та-ак… — протянула она — Чего я не знаю?

Я натянуто улыбнулся.

— А разве ты чего-то не знаешь? Мне казалось, что…

— Ну, Кирилл!! — заклянчила Ника и даже дернула меня за рукав — Говори скорее! Что случилось?

Я выдержал паузу, посмотрел на племянницу, застывшую в нетерпеливой позе рядом со мной, а затем проговорил:

— Ну-у… я кое с кем познакомился на этом сайте.

— Да ты что?! — изумилась Ника и даже подпрыгнула на сиденье — Не верю!! — Не веришь?! — уставился я на нее — Ну, приедем, покажу тебе все!

Ника поджала губы, словно проверяя полученную информацию, перебирая в памяти слова по буковке.

— Ты сам ее нашел?! — подозрительно спросила девушка после непродолжительного молчания и тут же добавила: — Вот в это я ни за что не поверю!

— Да, она мне первая написала, — признался я — Предложила общаться…

— И ты согласился?! — округлила глаза Ника

— Да! — резко выкрикнул я — Я не успел ее удалить!

Ника невесело хохотнула.

— И кто она такая? — спросила она — Как ее зовут? Сколько ей лет? Откуда она?

Так много вопросов сразу!!! Я бросил на Нику быстры взгляд.

— Я не знаю ее имени… — проговорил я медленно

Черт, а ведь я действительно не знаю!!! Как-то это не очень приятно! Хотя… ведь и она моего не знает.

— Не знаешь имени?! — воскликнула Ника

— Да, не знаю! — разозлился я — У нее только ник стоит. Ромашка ее зовут!

Ника словно увяла.

— Ромашка?! — переспросила она безэмоционально — Что за ник… дурацкий!

— Почему сразу дурацкий? — ощетинился я, во мне появилось совершенно ненормальное желание защитить мою маленькую колючую Ромашку — Нормальный ник!! Было бы лучше, если бы она назвала себя… Одинокой волчицей?

Ника посмотрела на меня таким взглядом, что я понял: наши мнения на сей счет никогда не совпадут.

— И сколько ей лет? — спросила она

Я замялся. Черт, и на это я не обратил внимания!! Ну, как можно было так общаться?!!

— Я… точно не знаю, — пробормотал я

— Как не знаешь?

— Ну так… Не обратил внимания.

Черт, я опять оправдываюсь!!!

— Что-то я начинаю сомневаться в том, что ты вообще с кем-то общаешься!! — сказала Ника твердо — Ты пытаешься меня замаслить?

— Нет! — воскликнул я — Приедем, я тебе её покажу!

— А что, есть фото?! — радостно встрепенулась девушка

— Нету.

Она поникла.

— Жаль…

— Только переписку нашу читать не дам! — предупредил я взволнованно — Даже и не мечтай!

Ника поджала губы. Значит, уже подумывала над этим? Вот негодница!

— А что, ты ей уже руку и сердце предложил? А теперь боишься, что она отказом ответила?

— Угу, — сухо согласился я и уставился на дорогу

Ника ничего не ответила, помолчала некоторое время, глядя в окно. Неужели угомонилась?! Поверить не могу!! И не нужно было верить!!

Через минуту она выпалила ни с того ни с сего:

— А мне Влада нравится, между прочим!

Я чуть не врезался во впереди идущую машину. Уставился на Нику, широко раскрыв глаза.

— Что?

— Я говорю, что мне нравится Влада Снежина, — услужливо повторила девушка — Она хорошая.

Я не знал, что мне сказать на это. Шок сковал рот, а в груди вновь что-то скрутилось тугим узлом.

— Почему ты о ней вдруг вспомнила? — тихо спросил я

Ника пожала плечами.

— Не знаю… Просто она мне напоминает ромашку.

Мое изумление чуть не столкнуло меня с еще одной машиной.

— Чего?

— Она такая же… нежная, как ромашка, — объяснила Ника — Она… похожа на ромашку.

Оправляясь от шока, я молчал. Ничего себе заявленьице?!!

Вот на кого не похожа Влада Снежина так это на ромашку.

Потому что она самая настоящая зимняя роза. Такая же колючая и ледяная.

У нее нет ничего общего с ромашкой. И тем более с той самой Ромашкой…

Совершенно ничего общего.


Домой я пришла только в семь вечера. Почти вползала в квартиру на коленях. Я разделась, скинула сапожки, бросила сумку в ближайший угол и поплелась в комнату, по пути цепляясь едва двигающимися ногами обо все, что только выступало на полу и на стенах.

Я чувствовала такую безграничную усталость, что едва держалась на ногах. Будто прошла пешком марафонскую дистанцию!

Не знаю, почему я чувствовала себя выжатой, словно лимон, но казалось, что вот-вот рассыплюсь на части. Собирайте все, кто что видит!

Я прошла в комнату и рухнула в кресло.

Почему у меня такое ощущение, что сегодняшний день не удался?

Ах, да. Наверное, дело в том, что сегодня я встретила Кирилла Маврина!!!

Вот где собака зарыта, а я-то думала, гадала! Ответ, как всегда лежал на поверхности.

Черт, где появляется Маврин младший, там у меня всегда случаются неприятности! Всегда и везде!

Чтоб ему… И свалился ведь на мою голову!

Я закрыла глаза, откинула голову на спинку дивана и расслабилась.

Расслабилась?

Это для того, у кого нет подруги по имени Торнадо-Смерч-Цунами-Землетрясение-и-Извержение вулкана!! А если по-простому, то Маргариты Прониной.

Потому что когда прямо у меня под ухом затрещал телефон, заставляя меня подскакивать на месте от неожиданности, мне не потребовалось много времени для того, чтобы понять, кто мне звонит.

Моя любимая подруга. Моя лучшая подруга. Моя единственная подруга!

— Да?

— Владка?!

Опять — двадцать пять! Мы ведь уже выяснили, что никто другой к телефону подойти и не мог бы.

— Ммм… да.

— Ты дома.

По-моему, совершенно дурацкая констатация факта. Итак ведь это понятно. Кто бы трубку снял?

— Ну, да.

А что еще ответить, когда отвечать вообще не хочется?!

— Наш договор в силе? — прямо с ходу спросила подруга

Я чуть было не ляпнула, что за договор, но во время спохватилась. И мысленно застонала. О, черт!! Вечеринка. Клуб. Ритка. «Вечерний». Кирилл Маврин…

Стоп! Что за странные воспоминания! При чем здесь Маврин? Он здесь вообще никаким боком!! Почти…

— Вла-ада-а! — протяжно проговорила Ритка — Только не говори мне…

Она не закончила, но мы обе знали, что она хотела сказать.

— Влада, ты мне обещала!!! — прощебетала Ритка в трубку — Обещала, ясно?

— Я знаю…

— И я заеду за тобой в девять! — давила Ритка — Как мы и договаривались. Правда ведь?

Ну, как я могу отказать?

— Правда, — согласилась я — Приезжай.

Молчание, а потом:

— Так, подруга, что-то я не слышу энтузиазма в твоем голосе! Колись, в чем дело!

Я вздохнула. Говорить Ритке о Кирилле не очень-то хотелось. Хотя бы потому, что она не разделяла моего мнения о том, что он… «плохой мальчик». Возможно, именно потому, что он плохой парень, она его и защищала? Ритка всегда была падкой на плохих парней!! Но Маврин был явно самым худшим из всех!

Черт, и почему я думаю об этом самом плохом из самых плохих парней, вместо того, чтобы выбросить его из головы и забыть о нем, наконец?!!

— Давай… при встрече? — попыталась отмазаться я и в надежде скрестила пальцы на руке

Повезло! Ритка пробурчала что-то недовольное и проговорила:

— Хорошо. До встречи. Буду у тебя в девять!!

Это я уже запомнила. Повторять по десять раз не стоит. Хотя… Возможно, и стоит, чтобы я в самый последний момент не струсила и не сбежала. Это за мной водится.

Попрощавшись с подругой, я откинулась на спинку и выдохнула.

Значит, в девять.

Я бросила взгляд на настенные часы. У меня в запасе полтора часа. Всего лишь?..

Как бы еще собрать все части тела в единое целое и встретить Ритку в более или менее собранном состоянии?!! Мое тело отказывалось мне повиноваться. Но нужно как-то собраться и… воспрянуть духом.

Я встала с дивана и двинулась в сторону кухни. Сварганить себе бутербродик с кофе, что ли? Ночь-то обещает быть долгой!

До кухни я так и не дошла, застыла где-то в дверях.

Я сегодня еще не заглядывала в интернет!

Черт, и почему это для меня так важно? Даже самой противно…

Но эта мысль пронзила меня молниеносной стрелой, захватив меня всю, словно опутав липкими сетями паука, не давая ни малейшего шанса спастись и вырваться из цепких лапок.

Нужно зайти в интернет.

Не то, чтобы я ждала от кого-то сообщения… Тем более что под кем-то и понимала-то вполне конкретное лицо, но все же… Все же…

А ведь я еще хотела удалиться с сайта!!

Я повернулась на сто восемьдесят градусов. Прочь от кухни.

Да-да, определенно, стоит зайти в интернет!

Через несколько минут я сидела за столом и с нетерпением ждала подключения.

Может, он не подключится? Я и сама не поняла, это желание или заклинание?!

Ох, с ума можно сойти!!! Похоже, я помешалась. Хочу я зайти на сайт или нет?

Схватившись за голову, я уткнулась взглядом в стену.

Все, надо удаляться к чертям с этого сайта или мне нужно будет заказывать палату в психологической клинике! Палату номер шесть, блин!

Я подняла глаза на экран и…

Нет, я этому не верю. Этого просто быть не может.

Пять сообщений от Странника.

Так, все понятно. Я поймала глюк. Пора завязывать с виртуальной реальностью!

Прогоняя наваждение и словно ожидая, что надпись исчезнет с монитора, я моргнула пару раз.

Но все те же пять сообщений так и горели на экране.

Трясущимися руками я нажала на «Прочесть».

Что он мог мне написать?! Ну, что?! Я даже представления не имею!

12 марта, 23: 04

Странник: Кажется, что это не я, а ты не хочешь общаться!!

12 марта, 23: 06

Странник: Мне так вообще все равно!!

12 марта, 23: 15

Странник: Что ж, ты струсила, как я понимаю? Молчишь, молчишь…

12 марта, 23: 18

Странник: Извини, не заметил, что ты ушла. Поговорим потом?!

13 марта, 18: 32

Странник: Привет. Знаю, ты еще не прочитала сообщения… Мы поговорим с тобой еще?

Я тупо смотрела на горящие на экране слова. Мое сердце отбивало бешеный ритм. Пульс участился. Дыхание сбилось. Даже ладони увлажнились. Черт возьми! А ведь это всего лишь сообщение! Что было бы, если бы мы разговаривали лицом к лицу? Страшно представить. Потому что для меня исход был бы одним. Я бы просто грохнулась в обморок, вот и все общение, весь разговор.

Я смотрела на экран и не могла поверить тому, что видела.

Ведь такого не бывает! Не бывает, ведь так?!

И зачем он мне написал? Почему? Я думала, он выбросил меня из головы, забыл, зачеркнул все воспоминания обо мне! А он… написал мне целых четыре сообщения после того, как я вышла из сети, и еще одно сегодня! Когда я еще не заходила.

Он хочет общаться?

Хочет общаться со мной?!!

Мы поговорим с тобой еще?!!

Дрожащими руками я набрала сообщение.

Ромашка: Возможно.

И тут же вышла из сети.

Испугавшись того, что Странник может войти на сайт одновременно со мной.

* * *

Сказать, что я тряслась, как осиновый лист, значит, ничего не сказать, потому что меня просто колотило крупной дрожью. Да я в ужасе была!!! А мое сердце оттанцовывало чечетку в груди с таким ошалелым энтузиазмом, что даже противно становилось.

Как Ритке еще удалось удержать меня на месте, когда охранник на входе оценивающим взглядом бегал по моему нескромному одеянию, черным шелком обтягивающему фигуру, как вторая кожа, и плотоядно улыбался?!! Как меня оттуда ветром только не сдуло?! Сама себе удивляюсь!!!

Очень во время я об этом подумала, конечно…

Уже находясь за барной стойкой и пугливыми глазами оглядывая затемненное помещение, освещенное лишь рампами мелькающих цветных огоньков светомузыки, и к тому же под пытливым взглядом подруги-урагана только и стоило думать о побеге! Ага, как же, как же… Мечтать, говорят, не вредно.

Тяжело вздохнув и остановив свой взгляд на шкафчиках с напитками, я поджала губы.

Может, выпить что-нибудь?

— Что ты будешь пить? — спросила меня Ритка, наклоняясь ко мне ближе из-за шума.

Словно прочитала мои мысли. Удивительно даже.

Я пожала плечами. Откуда я могу знать, что пить?

— Не знаю. А ты что будешь?

— Может, коктейль? — предложила Ритка — Но не особо крепкий, тебе в самый раз!

Вот тут я могла бы и обидеться, Ритка напрямую сказала, что пить я не умею. Но что же обижаться на правду? Пить я, действительно, не умею. Вспоминать тот единственный раз, когда я выпила больше, чем мог перенести мой организм, и вместо своей чудесной квартирки очнулась почему-то на кухне в Риткиной квартире, лежащая на кухонном диванчике и бережно прикрытая одеялом, не очень-то хотелось. Голова нещадно болела, все тело ныло так, словно по нему проехались бензопилой, а на голове словно бы воробьи отношения выясняли, да так до конца и не выяснили. Чувствовала я себя не очень хорошо. Весь последующий день и еще часть следующего.

Это было два года назад. И с тех пор я никогда не пила ничего крепче черного кофе.

Кажется, до этого момента, думала я, следя за тем, как Ритка с совершенно очаровательной улыбкой на губах делает заказ, и повергает бармена в шок одним своим голосом.

Но сейчас у меня был повод выпить. В смысле, не повод, а причина! Нужно было заглушить в себе дикий страх. Перестать нервничать, взять себя в руки и хотя бы попытаться сделать вид, что я спокойна.

И у меня почти получалось. Честно!

Но одного взгляда вокруг себя хватало для того, чтобы меня снова начинало трясти как в лихорадке.

Черт, куда меня занесло?

Вот в этом… в этом… в этом… наряде?

И почему я поддалась на провокацию Ритки и надела-таки это идиотское платье, которое моя милая подруга достала из своих закромов? Неужели я не могла отказаться?

Когда подруга пришла ко мне ровно в девять, как и обещала, и безапелляционно заявила, что будет делать из меня конфетку, я не приняла ее слова близко к сердцу. Из меня конфетку сделать очень трудно. Но Ритка оказалась мастером на все руки.

Вначале она достала платье, покрутила им и так и эдак, осматривая со всех сторон, а потом заявила, что оно отлично будет смотреться на мне! У меня дар речи отшибло напрочь. Я-то думала, она его для себя принесла! А она, оказывается, его мне заготовила… Отказаться от этого «подарка» не представилось возможным. Потому что, если бы я сама его не надела, Ритка впихнула бы меня в него собственноручно.

Черное, шелковое, на тоненьких бретельках, с глубоким декольте и откровенным вырезом сзади, под который планировалось не надевать бюстгальтер. Чего я, конечно же, не сделала, как Ритка меня ни просила! Все принадлежности нижнего белья были сейчас при мне!

Такое мягкое, нежное, скользящее, словно струящееся по телу, сливающееся с ним… И такое до неприличия короткое, что едва прикрывало бедра!

А еще туфли под него! Черные босоножки на огроменной шпильке!

Где Ритка их только откопала?!

Как я не выпала, а вышла из такси, сама не знаю.

А прическа? Черт, прическа! Точнее, отсутствие таковой! Ведь Ритка вынудила меня распустить волосы! Можете представить? Эти три волосины она еще умудрилась как-то накрутить и пустить локонами по плечам? Я никогда не распускала волосы на людях. Я почему-то всегда этого стеснялась, считая, что это некрасиво и мне совершенно не идет, а Ритка заставила меня сделать это.

И сейчас в этом коротеньком платье, облепившем мое тело второй кожей, в туфлях супермодели и прической а-ля мадам Изысканность, я чувствовала себя куклой, выставленной на витрине магазина.

Наряженной куколкой Барби, черт побери! Чем не ирония?

По мне мурашки уже пробегали туда-сюда в тысячу первый раз, а сердце барабанило в ребра, отдаваясь эхом в висках так, что я была рада тому, что музыка почти оглушает всех присутствующих и они не смогут услышать его бешеный стук.

Я нервно покусывала трубочку зубами и испуганными глазами следила за танцующими.

Какой по счету коктейль я выпила? Второй? Третий?.. Сказать точно я затрудняюсь. Потому что после того, как Ритка, получив мое благословение, благополучно отправилась искать и заманивать в свои сети «мужчину своей мечты», которым оказался высокий атлетически сложенный брюнет, отлично танцующий в центре зала, я перестала вести им счет. Но пора бы уже и заканчивать пить.

Я отставила пустой бокал в сторону и уронила голову на руки.

Ритка удачно заманивала «мужчину своей мечты» в свои сети.

Я следила за тем, как они плавно двигаются в такт музыке, прижимаясь телами друг к другу все ближе и ближе. Сокращая расстояние, стремясь стать еще ближе. Руки нежно скользят по телу, словно лаская, медленно пробираются все дальше, губы слегка приоткрыты и почти касаются приоткрытых губ, ресницы ползут вниз, касаются щек, глаза закрываются… Легкий поцелуй перерастает в глубокий и страстный.

Я нервно сглотнула и отвернулась. Волна неожиданного непреодолимого возбуждения прошлась по телу электрическим зарядом, расплавляя мой мозг.

Вот кто умеет флиртовать, как раз плюнуть, так это Ритка.

Я тяжело вздохнула, переводя дыхание. Мне оставалось ей только позавидовать.

Ноги болели нещадно, и я сбросила туфли на пол. Освобождение…

И почему именно в этот момент нужно было кому-то появиться рядом со мной?

— А что такая очаровательная девушка, как вы, делает в одиночестве?

Я вздрогнула от низкого мужского голоса, прозвучавшего почти над моим ухом, подпрыгнула от испуга на месте и вдобавок чуть не свалилась со стула. Ноги в туфли, естественно, не попали, как и подобает в таких ситуациях, я, удерживаясь руками о барную стойку, подняла глаза на нарушителя моего равновесия.

Красивые пронзительные голубые глаза со светящимися внутри точечками, нагло смотрели на меня.

— Извините, — проговорил мужчина, — я не хотел вас пугать.

Не сомневаюсь в этом. А чего ты хотел?!

Я смотрела на мужчину и не отводила взгляда. Просто смотрела, оценивающе, внимательно, пристально. Словно товар выбирала на рынке, и собиралась еще поторговаться в цене. А он не возражал, он с немым молчанием и удовлетворением, которое я прочитала на его лице, давал мне себя осматривать.

Светлые волосы коротко подстрижены, голубые светящиеся глаза смеются, прямой нос, красиво очерченные губы изогнулись в улыбке.

— Вы меня не напугали, — пробормотала я, отводя глаза в сторону

Только бы не смотреть вниз!!

— Нет? — проговорил мужчина — Значит, вы не из пугливых?

— Пожалуй, что нет — согласилась я скованно и попыталась спрятать ноги под стул. Знал бы ты, что я жуткая, просто невероятная трусиха! Да таких трусих еще поискать надо!!!

Мужчина улыбнулся и наклонился ко мне.

— Я тоже не из пугливых, — сказал он мне каким-то странным голосом — У нас есть кое-что общее.

Я удивленно взглянула на него.

— Вы думаете?

— Ну, конечно! — воскликнул он и интимным тоном добавил: — А вам что… так не кажется?

Я отстранилась и уставилась на него. Какой-то подозрительный тип…

— А как вас зовут? — мягко поинтересовался он

И тут я почему-то опустила глаза вниз. Он, к моему сожалению, сделал то же самое.

При виде моих босых ног его губы расплылись в широченной улыбке. Он поднял голову вверх, на меня и встретился с моими испуганными глазами, смотрящими на него скованно и смущенно.

— Золушка? — проговорил он тихо — Так я тебя искал?

— Что? — прошептала я, ничего не понимая и не осознавая, что он перешел на «ты»

Мы так и застыли, глядя друг другу в глаза, пока не…

— Никита?!!

Я вздрогнула, сердце забилось сильнее, пульс утроился, а ладони вспотели.

У меня что, галлюцинации?

— Это ты? — послышалось вновь. Совсем близко…

Нет, не галлюцинации… Тогда что за напасть?!!

Я обернулась, огляделась по сторонам. Может, все же ошиблась?! Ведь такого быть не может. В реальной жизни такого не происходит!!! Боже, пожалуйста…

Но нет. Вот и сам объект выплыл неизвестно откуда. Из ниоткуда, наверное.

В этом нет ничего удивительного, потому что он всегда появляется неожиданно и как раз тогда, когда его никто не ждет!

Кирилл Маврин подошел к голубоглазому, не обратив на меня внимания. Как всегда, впрочем.

Только не говорите мне, что они старые-добрые друзья еще с пеленок!!

Хотя, кажется, так и есть, потому что блондинчик-то мгновенно просиял и заулыбался во весь рот.

— Вот так встреча!! — воскликнул Кирилл, не глядя в мою сторону — Давно мы не виделись!! — он хлопнул незнакомца по плечу — Где ты пропадал? Я уже год как в Москве, а от тебя ни слуху, ни духу!! Забываешь старых друзей?! — тут он бросил на меня мимолетный взгляд и вновь переместил глаза на друга — Все гуляешь и кутишь?

— Да так… — неохотно проговорил блондин и бросил на меня словно бы извиняющийся взгляд.

А я вместо того, чтобы заявить о себе, сидела на стуле и тупо наблюдала за их встречей. Не в силах ни сдвинуться с места, ни даже пальцем пошевелить. Я даже не моргала!!

— А как там твоя передача?.. — спросил Кирилл и вновь посмотрел на меня. Быстро, скоро, бегло… — Как у тебя… — отвернулся, а потом словно застыл на полуслове.

Вновь посмотрел на меня. Внимательно, пристально, изучающе. Не веря своим глазам…

Он меня узнал!!!

Сердце чуть не выпрыгнуло из груди, когда я это осознала. А руки затряслись так сильно, что пришлось сжать их в кулаки до боли в ладонях. Кровь побежала по венам быстрее, я почти ощущала, что она стучит где-то у меня в висках, разрывая меня надвое. Каждая клеточка тела вспыхнула негасимым пламенем, раскаленным до предела, в кожу разом воткнулись миллионы тоненьких иголочек.

В глазах стало темнеть… Пространство куда-то поплыло.

Только в обморок упасть мне и не хватало!

— Влада?!!! — закричал Маврин сквозь шум

— К-кирилл… — пробормотала я, запинаясь, а потом не нашла ничего лучше, чем добавить: — П-привет…

И покраснела.

* * *

Моему изумлению и шоку не было предела. Наверное, глаза уже оказались на лбу, присоединившись к подлетевшим к корням волос бровям, а губы сложились в букву О.

Я просто стоял и смотрел на нее. Тупо, бесцеремонно, в притык. Смотрел, разглядывал, выделял отдельные детали, запоминал каждую черту лица, ловил каждую эмоцию. Осматривал ее со всех сторон и так и эдак, совершенно не заботясь о том, что это неприлично. Плевал я на то, что могут подумать об этом моем осмотре другие! Мне просто необходимо было ее рассмотреть. Основательно, сверху донизу, со всех сторон. Я и рассматривал.

И я не знал, нравится ли мне то, что я вижу, или это меня просто… бесит!!! Своим видом девушка, сидящая передо мной вызывала во мне крайне противоречивые эмоции.

И это бесило меня еще больше.

Кто бы мог подумать?.. И это действительно Влада Снежина сидит сейчас передо мной?! В черном шелковом платьице на тоненьких бретельках, таком коротком, что оно едва прикрывает трусики, и таком облегающем, описывающем каждую черточку ее тела, таком чертовски соблазнительном, что…

Стоп, стоп, стоп Маврин! Тормози!

Куда тебя понесло, скажи на милость?

Это же Влада Снежина!

ВЛАДА СНЕЖИНА!!!

Та, что работает помощницей твоего брата. Та, от которой ты ни разу не услышал доброго слова, одни лишь обвинения и язвительные замечания! Та, которая между прочим — снежная роза. Колючка!

И эта снежная роза сказала мне «привет»! Привет, черт побери!!! Тогда, когда единственным моим желанием является желание завалить ее вопросами о том, почему она оделась так?!! Так… откровенно? Так вызывающе? Так… Так… Черт, так не подобает одеваться уважающей себя девушке!!! Не подобает и все. Тем более — если эта девушка Влада Снежина!!!

Что за платье?! Короче только набедренная повязка!! Что за туфли?!! Шпилька не меньше двенадцати сантиметров!! Что за прическа?! Какие странные кудряшки!

Изумление и шок, испытанные после осознания того, что передо мной в таком виде сидит действительно она, уступили место неоправданному возмущению и бесконтрольному гневу.

Мои руки так и чесались придушить ее. А на языке повисли сотни, даже тысячи вопросов о том, с чего это вдруг она решила выставить свое тело всем напоказ?

Что за…

Только не говорите мне, что она решила внять моим советам! Моим глупым, совершенно бредовым советам!!! Решила найти себе мужика на ночь?

Руки непроизвольно сжались в кулаки, а глаза зло сощурились.

В голове словно молотом, тупой болью отдаваясь в висках, била единственная мысль, совершенно безрассудная мысль, совершенно абсурдная мысль…

Не позволю!!!

Я сделал шаг в ее сторону, словно нависая над ней скалой. Интуитивно пытаясь перекрыть все выходы к ее возможному и, скорее всего, вероятному, отступлению.

— Что ты здесь делаешь?! — громогласно возмутился я

— Я…

— В таком наряде?!! — перебил я ее еще более грозным тоном

Она, кажется, покраснела?.. Потупила взгляд, опустила глаза?! Вот и хорошо! Пусть чувствует себя смущенной. Еще бы ей не смущаться, в таком-то наряде!

— Я… здесь развлекаюсь, — проговорила она и подняла на меня прямой взгляд своих янтарных глаз

Неужели на свете существуют такие глаза? Даже не светло-карие, а действительно янтарные, золотистые, как виски, плескавшийся в бокале! Оказывается, существуют…

— Развлекаешься? — взревел я неожиданно и для самого себя — Развлекаешься?!!

Зачем я повторил это дважды?! Я и так уже выгляжу полным идиотом!

— Ну, да, — пробормотала девушка, глядя на меня в притык — С подругой.

— С подругой?.. — тупо переспросил я

Почему она смотрит на меня так?! Твердо, прямо, в глаза?! Конечно, она и раньше так смотрела, но… Нет, не так. Не так она смотрела!!! Не было в ее глазах вызова, не было немого превосходства, не было этой уверенности!!!

И я терялся.

Смотрел ей в глаза. Растворяясь в их глубине, в их золоте, в их очаровании.

Сколько это длилось?.. Я потерял счет времени.

Наконец, губы разлепились, и я тихо выдавил:

— С какой подругой?

Она приоткрыла губы, собираясь ответить, но…

— А вы что знакомы?

Черт, это еще кто?

Раздражение поднялось горячей волной внутри моего существа.

Я повернул голову в сторону и увидел… Никиту. Вот черт, я совершенно забыл о нем!

Он смотрел на нас удивленными глазами, переводя взгляд с меня на Владу и обратно.

— Ммм… да, — проговорила Влада, пока я злился на себя за то, что забыл о старом знакомом, и на Никиту за то, что он здесь оказался

— Правда? А откуда вы друг друга знаете, если не секрет? — спросил Никита, глядя на Владу

И чего ты на нее пялишься, спрашивается?

Я почувствовал, как раздражение начинает закручиваться в горячую тугую спираль, превращаясь в злость и гнев по отношению к мужчине стоящему рядом со мной.

Не смотри ты на нее!!! Тебе что, девиц мало?! Оставь ее в покое!!!

— Влада работает на моего брата! — перебил я девушку именно в тот момент, когда она хотела ответить

Никита перевел глаза на меня, окинул беглым взглядом, улыбнулся уголками губ. Вновь посмотрел на Владу.

Чтоб его черти к рукам прибрали!!! Что он задумал?!!

— Правда? — проговорил он нежным голоском — Очень интересно. И кем же вы работаете? Влада, верно? — он наклонился к ней ближе — Мы не успели друг другу представиться. Меня зовут Никита.

Влада откинулась назад, с опаской окатила Никиту подозрительным взглядом и… протянула-таки ему свою маленькую ладошку в знак приветствия.

— Я Влада, верно, — проговорила она — Я помощница Павла Маврина, брата… Кирилла…

Черт, почему перед тем, как произнести мое имя, она сделала ощутимую паузу? И бросила на меня такой пренебрежительный взгляд?

Я, конечно, понимаю, что мы никогда не были друзьями, да никогда ими и не станем, но неужели она предпочитает водить дружбу с Никитой?!! Неужели не признала в нем того самого Никиту Денисова, о котором пишут газеты и журналы, который уже перетрахал полстолицы и теперь, кажется, ищет новую жертву?!!

Значит, ей он больше по душе?

Кажется, мне должно быть все равно? Влада ведь мне даже не нравится… Мы с ней просто знакомые. К великому нашему несчастью. Мне ДОЛЖНО быть все равно!

Так почему, черт меня раздери, мне не все равно?!!

А Никита уже плетет свои паучьи сети, окутывает ими Владу, вынуждая сдаться в плен.

— Неужели такая очаровательная девушка занимает такой ответственный пост? — спросил он — Как же вы со всем справляетесь?

Влада посмотрела на него, прищурив глаза, а потом проговорила спокойным тоном голоса:

— О! Это очевидно оттого, что здесь плохое освещение, и вы плохо рассмотрели, — она устремила взгляд на ничего не понимающего Никиту — Я вовсе не очаровательная девушка, — пояснила она

Никита натянуто рассмеялся.

— А вот здесь позвольте мне решать, — проговорил он мягко и наклонился ее ближе

Мои руки зачесались теперь оттого, что захотелось врезать старому знакомому по его смазливой физиономии!!! Разбить нос в кровь, рассечь губу… Хоть как-нибудь успокоить нервы!

— А вот Кирилл мне почему-то о вас ничего не рассказывал, — проговорил Никита вновь

Влада приподняла брови вверх, улыбка коснулась ее губ.

Черт, мне она никогда не улыбалась!!!

Девочка, неужели ты не видишь, что ему от тебя нужно?!!

Мгновенная огненная стрела пронзила сердце до самой сердцевины.

Надеюсь, тебе не нужно от него того же?

— На это есть две причины, — проговорила Влада — Мы с Кириллом… не очень-то ладим… — мимолетный взгляд в мою сторону

Да ладно тебе?!! Говори, как есть. Мы друг друга на дух не выносим!

— И еще… вы с ним не виделись долгое время… — продолжила девушка — У него просто не было возможности.

Ничего себе!! Я застыл, словно громом пораженный. Никита так вообще был отброшен в нокаут.

Одна Влада чувствовала себя вполне комфортно. Она продолжала натянуто улыбаться и бросать косые взгляды на меня и на Никиту.

А в тот момент, когда я хотел сказать хоть что-нибудь, чтобы первым этого не сделал Никита, Влада заявила:

— И так как вы долго не виделись, — она привстала со стула — Я дам вам возможность пообщаться, — она надела туфли, не без труда попав в них ногами — А сама пойду танцевать.

У меня чуть челюсть не отвалилась. И глаза стали похожи на пять копеек.

Влада Снежина пойдет танцевать?

Хотелось бы на это посмотреть!

Не дожидаясь возгласов с нашей стороны, она проскользнула мимо Никиты, пролетела мимо меня пулей и действительно направилась в центр танцпола.

А мы следили за ее продвижением с немым недоумением на лицах, словно зачарованные.

Я так вообще забыл, как нужно дышать!

Когда же Влада скрылась где-то в толпе танцующих, я, словно очнувшись от транса, перевел гневный взгляд на мужчину, застывшего рядом со мной. Злость полыхала во мне ярким пламенем. Отчего, почему, я и сам не мог сказать. Знал только, что желанная встреча стала вдруг проклятьем.

А когда Никита спросил:

— Почему ты мне о ней не рассказывал?

Я чуть не взорвался от ярости.

— И что это значит?! — возмущенно прорычал я

Никита посмотрел на меня с удивлением.

— Что ты имеешь в виду?

— Ее! — мотнул я головой в сторону Влады

По его губам скользнула легкая улыбка, в глазах появился азарт игрока.

— Ах, ее. Да так… ничего.

Ничего — еще хуже, чем что-то!!!

Руки сжались в кулаки, глаза потемнели.

— Опять спор?! — сквозь плотно сжатые зубы спросил я

Никита равнодушно пожал плечами.

— Ну, допустим, — проговорил он, смеясь глазами и уголками губ

Убью засранца!!!

— Она не будет призом в этом споре!! — заявил я

— Поздно, — совершенно спокойно заявил Никита и развел руками — Она уже им стала.

Я двинулся на него, чувствуя, что напряжен всем телом.

Убью!!! Убью и ничуть об этом не пожалею!!

— Нет! — рыкнул я

Никита взмахнул руками и уставился на меня.

— Эй, друг? Чего ты завелся, я не пойму? — спросил он лениво — Тебе же на нее плевать с высокой колокольни! — он облокотился о стойку локтями и подозрительно уставился на меня — Или я ошибаюсь? Тогда ты только скажи…

— Плевать, — кисло подтвердил я

И это действительно так!

Или все же не так?..

— Ну вот! — воскликнул Никита — Тогда чего ты злишься?

— А кто спорил? — спросил я вместо ответа

Никита пожал плечами.

— Как всегда. Я, Марат и Гарик.

Ну, да. Как я и ожидал, самые отъявленные бабники столицы!!!

— А что такое? — проговорил Никита, усмехнувшись — Хочешь тоже поспорить?

Я устремил на него взгляд хищника.

— Влады на кону не будет!!

Никита рассмеялся.

— Не тебе это решать, Кира, — сказал он сквозь смех — Мы уже заключили спор.

— Это мы еще посмотрим! — клятвенно процедил я сквозь зубы и двинулся в сторону

Никита дернул меня за руку, удерживая на месте.

— Да ладно тебе, Кирюх! Подумаешь, какая-то девица?! Мало их, что ли?!

Я застыл на месте, обернулся к нему.

Он заглянул мне в глаза.

— Расскажи лучше о том, как у тебя дела? — сказал он — Мы с тобой сто лет не виделись!!!

* * *

Так плохо, как сейчас, мне не было никогда в жизни.

Никогда еще я не чувствовала себя такой идиоткой. Никогда не была так смущена. Никогда не была так эмоционально встревожена, что сердце барабанило в грудную клетку молотом, а в голове словно бы все перемешалось, превратившись в сплошное серое пятно. Никогда ноги так не дрожали, что я боялась сделать несколько шагов. Никогда руки не тряслись так сильно, что я боялась смотреть на пальцы, зашедшиеся в постепенно усиливающемся приступе дрожи. Никогда, никогда…

Чеерррт!

Довести меня до такого состояния мог только один человек…

Кирилл Маврин.

Я выругалась себе под нос.

Сейчас необходимо собрать в кучку все мысли, которые успели расползтись по разным уголкам моего сознания, и думать, что делать дальше.

Как быть? Как выкручиваться из положения? Что сделать, чтобы в понедельник не услышать от Маврина язвительные замечания и резкие подколки в свой адрес?! Чтобы суметь посмотреть в его наглые бесстыжие глаза и не покраснеть, как провинившаяся перед родителями девочка?! И не грохнуться в обморок от смущения и стыда, когда на его губах расплывется ядовитая саркастическая улыбка, от которой у меня дрожь пойдет по телу, обдавая холодом каждую клеточку организма!

Что делать?!Как быть?

Нужно подумать. Нужно подумать…

Но, продвигаясь вдоль танцующих и прокладывая себе дорожку к Ритке, я воспринимала лишь глухие удары сердца, отдававшиеся в ушах свистящей трелью. Не слышала ничего и никого, кроме этих ударов, и думала лишь о том, что такую неудачницу, как я, надо еще поискать. Никаких тебе мыслей, собранных в кучку. Никакого голоса разума, твердившего бы о том, что нужно взять себя в руки. Никаких доводов рассудка, неустанно повторявшего бы мне о том, что пора сматываться отсюда.

Ничего!!

Только стук сердца, его грохот где-то в висках, дрожь в коленях, горечь на языке…

И неконтролируемое, безумное, до безобразия постыдное первобытное желание обернуться назад, чтобы еще раз взглянуть на него…

Снежина, да ты просто идиотка!!! О чем ты думаешь?!! Совсем из ума выжила?!!

Я мотнула головой в разные стороны, словно стараясь выбить из головы эту нелепость.

Нет, наверное, судьба решила надо мной посмеяться. Она, определенно, любит шутить. Зло шутить надо мной!!

Это надо же!!! Именно сегодня, именно в этом клубе я встретила именно Кирилла Маврина!!!

Что ж, насмешка удалась.

Если раньше я чувствовала, что хоть как-то могу Кириллу противостоять, то теперь была совершенно уверена в том, что не смогу ничем ему ответить, если он будет измываться над моим новым образом и подшучивать надо мной. И от этого я чувствовала себя прескверно.

Я наткнулась на кого-то из танцующих и снова чертыхнулась себе под нос.

Тот последний коктейль, каким бы по счету он не был, был явно лишним.

Извинившись, я поплелась дальше.

Остатки мыслей путались в голове.

Где же Ритка?.. Нужно валить отсюда! И поскорее! Она танцевала с каким-то…

Зачем Кирилл вообще приперся в этот клуб? Какого лешего ему тут понадобилось?

Ступор.

Он знал, что я иду сюда… Неужели он?

Ага, Снежина, как же, как же!!! Закатай-ка губу! Полагаешь, что Маврину делать больше нечего, кроме как гоняться за тобой по всей Москве, чтобы проследить, чем же ты занимаешься в свободное время?!!

У него, знаешь, сколько девиц, подобных тебе? Воз и маленькая тележка!! И там есть, из чего выбирать, Снежина!! Таких как ты, там нет.

Так что, давай-ка, закрой рот, соберись и чеши искать подругу! Пора уходить отсюда.

Вам двоим с Мавриным тут делать нечего.

Так где же Ритка? Черт!

Я осмотрелась по сторонам, прищуривая глаза, пытаясь в неясном свете огоньков цветомузыки увидеть знакомый силуэт.

И заметив, наконец, подругу, я двинулась к ней чуть ли не со скоростью света.

Она стояла рядом с высоким брюнетом, с которым танцевала, и о чем-то с ним разговаривала.

Подлетев к ней, я схватила ее за руку и выпалила без предупреждения:

— Рита! Нам надо уходить!!!

Подруга вздрогнула, обернулась и удивленно уставилась на меня, словно впервые в жизни видела. Глаза широко раскрыты, ресницы двигаются вверх, вниз в непонимании, что происходит.

А я лишь крепче сжимаю руками ее локоть, боясь отпустить. И смотрю на нее безумными глазами. Словно желая глазами передать то, что не может слететь с моего языка.

По мере того, как до Риты стало доходить, кто перед ней стоит, и что именно я сказала, улыбка, сиявшая на ее лице до моего появления, стала медленно сползать, превращая личико в ошарашенную гримасу.

В моей груди тут же что-то предательски задрожало. Рука невольно ослабила хватку.

Я не имею права так поступать с ней! Просто не имею права!

Страх… Неизбежность… Кирилл Маврин…

Но и остаться здесь тоже не могу! Не могу… Ведь он тоже здесь…

— О чем ты, Влада? — проговорила Рита, глядя на меня впритык

Я не знаю, что нужно сказать. Стоит ли вообще что-то говорить?

Зачем-то я оглядываюсь назад. Словно параноик, которому кажется, что за ним кто-то следит! Черт, я становлюсь совсем безумной.

Кирилла, которого искали мои безумные глаза, подчиняясь моему не менее безумному сознанию, я, естественно, не увидела. Он находился на другом конце зала в компании своего знакомого. Никита того зовут, кажется?.. И Маврин, наверное, ухохатывался, рассказывая ему о том, кто я такая, и в каком виде он привык меня видеть!! Представляю, с каким сарказмом, обильно сдобренным насмешками и иронией, он поведал ему о том, что я всего лишь «серая канцелярская мышь, которой нужен обыкновенный трах»!

И они, вероятнее всего, посмеялись над этим от души.

Противно до дрожи.

И как так получилось, что этот самый Никита оказался знакомым Кирилла? Случайность?.. Или это шутка такая? Может, они с самого начала решили так надо мной посмеяться?

Обида захлестнула меня с головой.

Жаль… Никита показался мне очень даже симпатичным мужчиной.

Или они все же ни о чем не договаривались? Кирилл был так удивлен, когда меня увидел…

А как он смотрел на меня! Просто прожигал глазами! Это же… Даже описанию его взгляд не поддается! ТАК он на меня никогда еще не смотрел. Но и в таком виде он меня тоже никогда еще не видел. И все равно… ТАКОЙ взгляд! У меня до сих пор мурашки по телу.

А как он меня допрашивал! Это же уму непостижимо! Черт, какое он право на это имеет? Кто он мне? Хранитель моей добродетели, что ли?

С кем я пришла… Как зовут мою подругу… Что я тут делаю в таком виде…

Зря он не заявил, что я должна была у него разрешение вначале спросить!!!

И все же… Находиться здесь в то время, когда здесь он… И знать, что мы в любой момент можем случайно столкнуться!!! Еще раз вытерпеть его взгляд… Выслушивать его вопросы и допросы… Его замечания и издевки… Стоять оглушенной стуком собственного сердца… Дрожать, как осиновый лист… И бояться случайного прикосновения…

Да ни за что!!!

Я поворачиваюсь к Ритке, бросаю быстрый взгляд на ее знакомого.

Тот смотрит на меня так же удивленно, как и моя подруга.

Я вновь перевожу взгляд на Риту.

— Ри-ит… — протяжно выговариваю я — Пошли домой, а?

Я готова даже умолять. Только бы оказаться подальше отсюда! Подальше от Маврина!!!

Рита хмурит брови.

— Что-то случилось?

Я вновь оборачиваюсь назад. Быстрый взгляд в толпу танцующих, словно ожидая, что из нее вот-вот выплывет Кирилл. Тут же перевожу глаза на Ритку.

— Да…

Ритка делает шаг в мою сторону.

— Что?

Я наклоняюсь к ней, намериваясь все выложить, как на духу. Но как мне все рассказать? Не говорить же: «Рит, пошли домой, тут Кирилл Маврин, я его боюсь!»?!!

— Тут… — прошептала я, запинаясь

Почему в горле вдруг пересохло?

— Тут…

— Что? — спрашивает Рита и смотрит на меня с удивлением

Я смотрю в ее глаза, хочу все рассказать, открываю рот…

И вдруг что-то происходит. Как удар в солнечное сплетение. Резкий и неожиданный.

Я застываю, недвижимая.

Словно тысячи зарядов мгновенно пронзили мою плоть. Сердце ускорило стук. Пульс участился. Давление на виски усилилось. Дрожь по телу, холод вдоль позвоночника. В глазах — сплошная темнота. Все кружится, кружится… И я лечу куда-то… Падаю, падаю…

Невидимые нити словно связывают меня с неизвестностью…

Он рядом.

На автомате оборачиваюсь назад. Дышу так, словно только что пробежала километров десять. Сжимаю руки в кулаки так, что ногти больно впиваются в ладони, — мне необходимо успокоить нервную дрожь, охватившую даже кончики пальцев.

Кирилл Маврин.

— Он здесь, — прошептала я одними губами

Ритка наклонилась ко мне.

— Что ты говоришь? Я не слышу! Музыка громкая! — говорит она мне, но я ее не слышу.

Словно зачарованная, слежу за приближением того, от кого собиралась убегать. И не успела.

Он пробирается сквозь толпу танцующих, как это недавно делала я, как хищник подбирается к своей добыче. Плавно, неспешно, размеренно… Он знает, что быстрые и резкие движения спугнут… Он прирожденный охотник на «овечек».

Не отводя взгляда опасных острых глаз хищника от своей жертвы, кажется, даже не моргая, он медленно подходит ближе. Словно приковывая меня к месту. Вынуждая замереть в ожидании его.

А я и не могу двинуться.

Даже на то, чтобы сделать вдох, едва хватает сил.

Чувствую, что Ритка дергает меня за руку и слышу, что что-то говорит мне. Я, наконец, обращаю на нее внимание. Гляжу удивленно.

— Влада! Что случилось-то? — кричит она — Почему ты хочешь уйти?

Я хочу уйти? Мысли путаются, ничего не соображаю.

Почему я хочу уйти?

О, черт! Кирилл Маврин!

В сознание, словно морозным ветром в разгар знойной жары врывается голос человека, которого я меньше всего хотела бы сейчас слышать.

— Влада! Я бы хотел с тобой поговорить!

В горле пульсирующей болью отдается биение моего сердца, готового вырваться из груди.

Тук-тук-тук… Тук-тук-тук… Тук-тук-тук…

Боже, пожалуйста, скажите мне, что я ослышалась!! И это не Кирилл Маврин подошел… И это не он зовет меня… И не он… Не он…

Это просто не он!

Я просто схожу с ума, и поэтому ЭТОТ голос преследует меня…

— Влада?

Преследует? Возможно. Но в реальности, а не в моих кошмарах.

Находясь словно в трансе, медленно поворачиваюсь на сто восемьдесят градусов. Замираю.

Окружающий мир на мгновение перестает существовать. Огни прожекторов и неоновых ламп слились в одно большое серое пятно, а движения замедлились, как кусочки мозаики перекатываясь туда-сюда.

Глаза смотрят в одну точку.

И этой точкой оказался Кирилл Маврин.

Мне бы что-нибудь сказать, но слова замирают на моих губах. Уже ничего не могу сказать. Горю словно в огне, расплавленная жаром собственного, предательски охваченного пламенем тела, наполнявшего меня удушьем. Воздуха не хватает катастрофически.

Заставляю себя дышать!!

Спокойнее, легче… Увереннее, черт возьми!

Это всего лишь Кирилл Маврин! Подумаешь, принц датский!

Вдыхаю удушливый воздух полной грудью. Еще, еще… Еще!

Не получается. Не получается спокойнее, легче… И увереннее — тем более!! Потому что это, черт его побери, Кирилл Маврин!

— Нам надо поговорить.

Я тупо уставилась на него.

Зачем он повторил это еще раз?

Для того чтобы я поняла, что от разговора мне все равно не уйти? Или для того, что догадался, что я ни черта не поняла с первого раза, ошарашенная его появлением?

Вот и сейчас, как полная идиотка, стою и смотрю на него, как экспонат в историческом музее. А надо бы… надо… что-нибудь сказать! Ну, хоть что-нибудь! Отказаться? Конечно! Послать его к дьяволу — вероятнее всего! Просто гордо вскинуть голову, поднять к верху подбородок и… протиснуться мимо него, чтобы уйти, убежать из этого места!

Тогда какого лешего я просто стою и смотрю на него, вместо того, чтобы сделать все это?

Ответ мне не нравится просто до отвращения к самой себе.

Передо мной стоит Кирилл Маврин, известный журналист светской хроники, за которым толпами бегают оголтелые поклонницы с предложениями не только профессионального характера, а скорее иного рода. Этот человек завоевал славу покорителя женских сердец не только в России, но и за рубежом!

Где уж мне, простой серой мышке, устоять перед таким мужчиной?

Естественно, я застыла, как статуя.

И боковым зрением я видела, что и Ритка присоединилась ко мне.

И кто был больше ошарашен, я или Ритка, сказать сложно. Знаю только, что мы завороженно стояли на месте, словно приросшие к полу. Тупо глядя на Кирилла, который с непроницаемым лицом остановился в паре шагов от нас. Словно преграждая путь к отступлению. К моему отступлению!

— А это кто? — прошептала Ритка мне на ухо, не отрывая от Кирилла взгляда

— Кирилл.

Ритка завороженно закачала головой.

А я кусала губы от досады.

Почему я не назвала фамилию?! Черт, у Маврина же мания величия разовьется!

— Маврин… — тихо добавила я спустя мгновение

На губах Кирилла расплылась очаровательная распутная улыбка.

Терпеть ее не могу!!! Насмешник, чертов!!

Надеяться на то, что он не слышал того, что мы говорили друг другу, пусть это и было сказано шепотом, не приходилось. Тем более если видишь, как черти пляшут в его глазах самбу.

— Представишь меня своей подруге? — проговорил он серьезным голосом — Перед тем как мы откланяемся.

Уже открыв рот для того, что представить их друг другу, я его тут же закрыла. И уставилась на Кирилла во все глаза.

Перед чем, перед чем? Перед тем, как мы откланяемся?!! Раздражение прошлось по телу холодной волной. А не слишком ли много вы на себя берете, многоуважаемый Кирилл Петрович?!! Никуда я с тобой не пойду, ясно?!!

Противостоя моим желаниям, Ритка протянула вперед руку и ослепительно улыбнулась.

— Я Рита! Подруга Влады.

Кирилл протянул ей руку с неохотой, как мне показалось. Но все же улыбнулся.

— Кирилл, — проговорил он и, посмотрев на меня, добавил: — Маврин.

Я пронзила его убийственным взглядом, явно говорящим о том, что я думаю по поводу всего этого.

— А Влада не говорила, что вы тут… договорились встретиться… — пробормотала Ритка, зачарованно глядя на Кирилла

Крайне удивленная и раздосадованная, я резко повернулась у подруге.

Какие договоренности, Рита? Что ты несешь?

Кирилл усмехнулся, выпустил руку Риты из своей ладони и посмотрел на меня. Я — на него.

— А мы и не договаривались.

И почему он смотрит на меня так пристально?

— Это была случайная встреча.

— Ааа… — протянула Ритка — Тогда понятно… А вы…

— Я прошу прощения, Рита… — мягко перебил ее Кирилл — Рита ведь, верно? — уточнил он и, получив кивок головой, продолжил: — Я дико извиняюсь, но мне нужно побеседовать с Владой… Вы не возражаете, если я украду ее у вас?

Ритка замотала головой. А я стояла и молча смотрела на то, как моя лучшая подруга отпускает меня в лапы того, от кого я только что собиралась улизнуть!

— Значит, вы не против?

— Нет… — уверила Ритка — Конечно, нет…

Что? А меня кто-нибудь спросил о том, хочу ли я с ним разговаривать?

— Вот и отлично, — широченно улыбнулся Кирилл — Я, кстати, отвезу ее домой, можете не беспокоиться по этому поводу!

Что-о-о? Это что значит — отвезет он меня домой?

Я против. Нет, я просто категорически против!!! Не пойду, не поеду, даже не упрашивайте!!!

— Влада?

И почему он смотрит на меня ТАКИМ взглядом?

Почему я не пошлю его к черту и не заявлю, что никуда с ним не поеду?

Почему я безропотно соглашаюсь с ним?

— Влад, ты мне потом позвонишь, хорошо? — проговорила Ритка, дернув меня за руку

Я тронула ее за плечо.

— Рит, я никуда не…

— Влада, пойдем! — потянул меня за локоть оказавшийся рядом со мной Кирилл.

Я подняла на него глаза. Он так близко. Такой большой и сильный, такой красивый и чертовски привлекательный… Манящий…

О чем я думаю? Соберись, соберись! Пошли его куда подальше и отправляйся домой на такси! Ты же не хочешь терпеть его присутствие еще двадцать минут. В тесном салоне машины. Один на один!

Ты же этого не хочешь, правда, Влада? Влада?..

— Влада, ты позвони мне, хорошо? — попросила Ритка еще раз, когда Кирилл потянул меня за руку сильнее и я, поддавшись его натиску, двинулась с места.

— Рит, я…

— Она позвонит!! — перебил меня Кирилл, продолжая шествовать вперед, разрезая своим продвижением ряды танцующих — Я за этим прослежу!

Еще чего! Проследит он! Ничего подобного!

Я помахала в удивлении застывшей Ритке, а затем попыталась выдернуть руку из руки Кирилла. Но он не отпускал, стискивая ее все сильнее.

— Куда ты меня тащишь? — прокричала я ему сквозь шум

Он, не глядя на меня, прокричал в ответ:

— К машине. Я же обещал твоей подруге, что отвезу тебя домой!

Красная сигнальная ракета, а не просто огонек, зажглась в моей голове.

Стоп. Никуда я с тобой не поеду!

— Нет… Я не поеду…

Наверное, это было сказано слишком тихо. Потому что Кирилл продолжал тянуть меня вперед.

Я запротивилась, попыталась остановиться, потянуть его назад.

Не хочу с тобой никуда идти! Не хочу…

Ноги подкашивались, каблуки уже не удерживали меня, а коротенькое платьице то и дело задиралось выше и выше, так что приходилось его поправлять.

Я продолжала упираться, дергала руками, кричала Кириллу что-то, прорываясь голосом сквозь музыку, но он никак на меня не реагировал. Вообще никак, словно и не тащил меня следом за собой.

Но почти у самого выхода он вдруг резко остановился, повернулся ко мне мрачным лицом и не отпуская моей руки, прижался ко мне всем телом. Заглянул в мои широко раскрытые глаза и прошипел:

— Слушай, не дергай ты меня! Я тебя сейчас все равно не отпущу!

Я смотрела на него, хлопая ресницами и открыв рот от удивления и шока, испытанного от ощущения его горячего тела, прижатого к моему, и так уже искрившемуся от огня, полыхавшего в груди.

Его близость будоражила кровь. И воздух стал наэлектризованным. Нечем дышать. Нечем дышать…

А Кирилл наклонился надо мной, почти касаясь губами щеки, и раздраженно заговорил:

— Запомни: мы все равно поговорим! И если ты не захочешь этого самостоятельно, то я тебя заставлю!

Я открыла рот, чтобы возразить, но не успела.

— А если ты не захочешь выйти из этого чертового клуба сама, я тебя отсюда вынесу!

Я вновь открыла рот, но вновь не успела произнести и слова.

— А если ты сейчас же не закроешь рот, то я заставлю тебя сделать и это! — его губы едва заметно дрогнули — Но тебе вряд ли понравится мой метод.

Мои дрогнувшие от обиды губы тут же сжались в плотную линию. Глаза потемнели. Я вздернула вверх подбородок и, собрав остатки былой уверенности и гордости в кучку, заявила:

— Когда мы закончим наш разговор, напомни мне послать тебя к черту!

Губы Кирилла самодовольно растянулись.

— С удовольствием. Только после нашего разговора, ты посчитаешь меня ангелом небесным, и тогда о чертях мне думать будет уже не дозволено.

Я резко отстранилась от него.

— Пошел к черту! — выдавила я ему в лицо

Выдернув свою руку из его рук, я стремительно бросилась к выходу, подгоняемая веселым смехом Кирилла Маврина.

Убежать, убежать, как можно скорее!

Ни о чем другом думать я не могла. Ни о том, что на меня пялились все, кому не лень, потому что платье задиралось почти до самых трусиков, а поправлять его у меня не было времени. Ни о том, что я едва не падала, потому что неслась так быстро в этих туфлях на супервысоких каблуках, что не волновалась о том, что могу запросто растянуться на полу. Ни о том, что в глазах отчего-то вдруг потемнело, словно покрылось сизой дымкой, и я то и дело на кого-то натыкалась. И уж тем более ни о том, чтобы обращать внимание на такие глупости, как извинения!

В то время, когда Маврин, возможно, уже спешит за мной следом!

Это надо же — нам надо поговорить, сказал он! И что же мне теперь прыгать от радости от того, что он уделил мне внимание? Он, видите ли, отвезет меня потом домой! Да на кой черт ты мне сдался со своими… проводами до дома?

А Ритка! Ритка — моя лучшая подруга! Предательница. Как она могла так со мной поступить? Ну, как?! После того, что я ей рассказывала про наши с Кириллом «отношения»? Она, вместо того, чтобы держать меня за руку и не отпускать, привязать к себе, в конце концов, она благословенно отдала меня в руки того самого человека, от которого я собиралась сбегать! Слов не хватает для возмущения!

Я схватила свою куртку и, натягивая ее на ходу, опрометью бросилась на улицу. Прочь, прочь от Маврина! Вдруг он уже где-то рядом?..

Я обернулась, чтобы проверить это, но Кирилла не увидела. Губы невольно приоткрылись, словно я что-то хотела сказать, но из горла вырвался лишь тяжелый вздох.

Что я почувствовала в этот момент? Облегчение? Или разочарование?

Я резко повернулась к дверям и отругала себя. О чем я думаю?

Глупости все это! Конечно, я рада, что он не бросился за мной следом! ОЧЕНЬ рада!

Это же очевидно, что он просто плюнул на меня… Ему что, в новинку это, что ли? Ему вообще до меня нет никакого дела. И никогда не было. Он вернулся к своему другу… Очень скоро найдет себе какую-нибудь девицу, чтобы провести бурную ночь. К сожалению, девиц, согласных на то, чтобы «повеселиться» сейчас пруд пруди, дай только шанс переспать со знаменитостью! А уж если эта знаменитость еще и сам Кирилл Маврин! То тут уж сам Бог велел запрыгнуть к нему в постель…

Я тихо чертыхнулась себе под нос.

О чем я думаю, ради всего святого? О том, как Маврин проведет эту ночь? Боже, да какое мне до этого дело? Еще скажите, что я его ревную! Смешно же просто!

Я выскочила на улицу, и свежий воздух мгновенно ударил мне в лицо. Я на мгновение закрыла глаза, наслаждаясь свежестью мартовского вечера.

Как хорошо!! Нужно проветрить голову, а то лезут на ум какие-то безрассудные мысли! Совершенно безумные мысли! Мысли, места которым не должно быть в моем сознательном «Я». И в бессознательном тоже. Гнать их прочь, пока они не заполнили собой всю меня.

Я открыла глаза, и не успела сделать и нескольких шагов, как кто-то вдруг удержал меня за руку.

Я в ужасе обернулась и застыла, широко раскрыв глаза.

— Куда-то собралась? — поинтересовался Кирилл, нагло улыбаясь

Так и захотелось ему врезать, чтобы стереть с лица эту насмешку!

— Да, — выдавила я сквозь зубы — Домой.

А как же старый друг, на все согласные девицы и бурная ночь?

Брови Кирилла взлетели вверх.

— Да ты что? — воскликнул он и, повернув меня к себе лицом, потянул в сторону — А мне казалось, что мы договорились о том, что я отвезу тебя домой.

— Когда это мы договаривались об этом? — процедила я сквозь зубы, тупо следуя за ним и совершенно забыв о том, что нужно сопротивляться

Губы Кирилла вновь дрогнули в улыбке.

— Мне казалось, что это очевидно.

Я чуть не задохнулась от возмущения. Ах, значит, это очевидно? Очевидно, черт побери? Я должна была, наверное, пасть ему в ноги и целовать носки туфлей за то, что он оказал мне такую «честь». Тьфу, зла не хватает!!!

— Влада, ну, ты же понимаешь, что я тебя не отпущу… просто так, — сказал Кирилл, продолжая держать меня за руку, и направляясь в сторону своей машины

Почему он сделал паузу?!

— Нам не о чем с тобой разговаривать! — выдавила я из себя, не зная, что еще ему сказать. Все связные мысли почему-то моментально выскочили из головы, уступив место бессвязным «розовым соплям».

Кирилл даже не взглянул на меня, но брови его отчего-то сдвинулись к переносице, а губы сложились в плотную линию. Он сильнее сжал мою руку в своей.

— Это ты так думаешь! — просто сказал он, подводя меня к своей машине и открывая дверь

Я остановилась и посмотрела на него. Наши взгляды встретились. И в его синих глазах я совершенно ясно прочла одно: он меня действительно не отпустит.

Я невольно перевела взгляд на его губы. Зачем я это только сделала?

Что-то взорвалось во мне огненным водородным шаром. И разлетелось на тысячи осколков, пронзивших тело горячими искрами. Сознание медленно, но неотвратимо стало превращаться в ничто.

Только сейчас я осознала, насколько близко мы стоим друг к другу. Я могла разглядеть каждую черточку его лица, черные огоньки глаз, маленькую родинку на правом виске…

Только сейчас я осознала, насколько он опасен. Для меня. Потому что я могу поддаться очарованию и ступить за ту грань, отделявшую добродетель от греха. Меня, прежнюю, и ту Владу Снежину, которая хочет познать, что значит сгорать в объятьях Кирилла Маврина…

Определенно ясно еще одно: я точно схожу с ума. Или окончательно свихнусь уже совсем скоро.

Что за черт? Я же презираю Кирилла! Он мне совсем не нравится. Ну, даже ни капельки! Как я могу хотеть… желать… Это просто нелепость! Бред. Сумасшествие. Безумие.

И где бы взять силы, чтобы не пасть в его объятья?

Кирилл распахнул передо мной дверцу пассажирского сиденья и уперся в меня твердым взглядом.

— Садись в машину! — приказал он

И я повиновалась. Села в машину, до боли в ладонях вжала в них ногти и затуманенным взглядом следила за тем, как Кирилл обходит машину и садится на водительское сиденье рядом со мной.

Едва он оказался в машине, я почувствовала, как салон сжался до размеров улитки, словно поглотив нас собою. Только я и Кирилл. Очень близко. Совсем рядом. Так близко, что я могу случайно дотронуться до него. Или он может меня коснуться…

Я бросила на Кирилла испуганный взгляд и тут же скрестила руки на груди.

— Куда ехать? — спросил он, не глядя на меня — Где ты живешь?

Я назвала адрес, и Кирилл тронулся с места.

Вакуум превратился в раскаленный наэлектризованный воздух, и я тяжело вздохнула. Холодок прошелся по спине, нервная дрожь отозвалась во всем теле. Сердце забилось, как сумасшедшее, и ладони вспотели. И пришлось сдержаться, чтобы не отстраниться от Кирилла к окну. Он бы обязательно начал насмехаться над этим!

— Пристегнись! — строго сказал Кирилл и бросил на меня быстрый взгляд

Я повиновалась и подрагивающими руками перекинула через себя ремень безопасности.

В салоне повисло угнетающее молчание. Оно словно парализовало все движения и действия. Поглощало в себя все звуки, изолируя их. Молчание расшатывало мои итак расшатанные нервы.

Я боялась дышать, боялась шевелиться, боялась смотреть на Кирилла.

А сам Кирилл тем временем упрямо смотрел на дорогу, словно бы и забыв о моем присутствии рядом с собой. Словно издевался надо мной, испытывая мое терпение.

— Я не ожидал встретить тебя в клубе, — проговорил он неожиданно, даже не взглянув на меня

Я резко повернулась к нему лицом. Что-то очень похожее на ярость стало разгораться в груди.

— Не ожидал? — тупо переспросила я — И что с того, что ты не ожидал?

— Это было неожиданно, — сказал Кирилл и, бросив на меня быстрый взгляд, холодно добавил: — Тем более в таком наряде.

Я нахмурилась, глаза превратились в узкие щелочки. Ярость все разгоралась.

— А что не так с моим… нарядом? — спросила я сквозь стиснутые зубы

— Он не для тебя, — просто сказал Кирилл, не поворачивая ко мне голову

Я задохнулась от гнева.

Это надо же — не для меня! А что же для меня?

— Это еще почему?!

— Он слишком откровенный, — сказал Кирилл — Все твои прелести выставлены на всеобщее обозрение…

Я потрясенно уставилась на него, открыв рот.

— Это не твое дело! — воскликнула я

— Ты что, хочешь, чтобы все видели, какого цвета у тебя лифчик и трусики?!! — возмутился Кирилл и вновь быстро взглянул на меня

Потрясенная выше меры, я не знала, что сказать. Я поджала губы.

— Это не твое дело, — повторила я

Кирилл стиснул руль так, что побелели костяшки пальцев, свел брови и помрачнел. Но ничего не сказал.

— Может быть, я решила внять твоему совету! — с вызовом бросила я ему в гневе

Кирилл с яростным лицом повернулся ко мне.

— Ты это несерьезно! — процедил он сквозь зубы

Я пожала плечами.

— А почему бы и нет?

Мне очень хотелось, чтобы голос мой был таким же равнодушным, как и выражение лица.

— Я всего лишь та, которой нужен хороший трах! — сказала я, словно выплюнула

Кирилл сжал зубы так, что на скулах заходили желваки. Но он вновь промолчал.

— Ты предложил, а я решила внять твоему совету! — сказала я громко, вновь с вызовом — И поэтому…

— Я говорил несерьезно! — перебил меня Кирилл

— Да? — удивилась я — А мне показалось, ты был серьезен, как никогда!

— Тебе показалось! — отрезал он и посмотрел на меня — И вообще, зачем кого-то искать, когда рядом уже есть тот, кто готов стать твоим… наставником в этом деле?

Я уставилась на него, широко раскрыв глаза.

— Чего?

— Я могу предоставить тебе отличный секс.

Я была оглушена этим заявлением. С минуту я просто на него выжидающе, рассчитывая, когда же он, наконец, рассмеется и скажет, что пошутил. Но он не смеялся и ничего не говорил.

— А вот это было смешно, — сказала я — Только я не поняла, когда нужно было смеяться.

— А не нужно было, — ответил Кирилл и посмотрел на меня — Я говорю серьезно.

И почему же он смотрит на меня ТАК? Глаза в глаза. Пристально и откровенно. Внимательно и выжидающе. Только чего он ждет? Он же не может говорить серьезно, в самом-то деле? Не может и все!

Или может?!Нет, нет… Это у меня воображение разыгралось…

— Ладно, пошутили и хватит, — выговорила я через силу — А теперь…

— Я не шучу! — настойчиво перебил меня Маврин.

— Отлично! — заявила я, разозлившись — Тогда я НЕ принимаю твоего предложения! — я смотрела на него, ожидая ответной реакции — Я отказываюсь спать с тобой, ясно?

Несколько секунд Кирилл молчал, а затем холодно поинтересовался:

— Отчего же, можно узнать?

— Найду себе кого-нибудь получше! — колко сказала я и мысленно поздравила себе с тем, что лицо Кирилла потемнело от гнева — Кстати, не подскажешь номер телефона Никиты? — кокетливо спросила я у него, стараясь еще больше его позлить.

Но к моему удивлению, Кирилл не разозлился, а рассмеялся. Правда, как-то неискренне, наигранно.

— Да уж, он действительно подходит. Идеальная кандидатура! — саркастически усмехнулся он.

Я не поняла его сарказма. А потому ответила:

— Что смешного?

— Ты даже не представляешь, как бы он был рад твоему звонку! — язвительно сказал Кирилл

— Что ты имеешь в виду?

Кирилл бросил на меня уничтожающий взгляд.

— Не хочется тебя расстраивать, дорогая, но герой твоих сексуальных фантазий поспорил, что затащит тебя в койку раньше, чем это сделают его друзья!

Я оторопела и уставилась на него.

— Что?

— То! — зло выдавил Кирилл — Никита и его друзья поспорили на тебя! Что кто-то из них переспит с тобой.

Я не верила его словам. Не хотела верить. Это же не может быть правдой. Так только в фильмах бывает. А в реальности… Нет, этого не может быть!

— Ты врешь! — выкрикнула я, вжавшись в сиденье — Врешь…

— А зачем мне это надо? — равнодушно пожал плечами Кирилл

Действительно, зачем ему это надо? Не за чем…

— Он твой друг… — пробормотала я — Он тебе сам об этом рассказал? Откуда ты узнал? — я посмотрела на него — А может, ты тоже участвовал в этом споре? Поэтому сейчас разыгрывал тут из себя секс-машину? Хотел ПЕРВЫМ затащить меня в постель? В обход их? Воспользовавшись нашим… знакомством?!

Кирилл посмотрел на меня, как на умалишенную.

— Что ты несешь? — возмутился он — Сама-то понимаешь? — он крепко выругался в голос — Я с тобой и поговорить хотел об этом! Предупредить хотел, чтобы ты с Никитой больше не общалась, если вдруг его встретишь!!! Для него это в порядке вещей — поспорить на кого-нибудь! И ты — тоже стала игрушкой. Тоже оказалась на кону!

— Почему я?

Кирилл пожал плечами.

— Я не знаю, — кажется, это незнание злило его больше, чем сам факт спора — Откуда мне знать, по какому принципу они себе их всех выбирают?!

— Их всех?! — потрясенно выдохнула я — Их что, несколько… было?

— Да до фига и больше! — сказал Кирилл — У них развлечение такое — спорить на женщин!

Я до боли сжала зубы.

— И что, мне теперь тебя поблагодарить нужно за то, что ты меня предупредил?

— Не мешало бы! — в тон мне ответил он

Я бросила на него негодующий взгляд.

— Может, еще переспать с тобой?

— Всегда к твоим услугам! — колко парировал он

Я понимала, что он так издевается, но все равно почувствовала, как тепло растеклось по телу горячей волной, захлестнувшей меня с ног до головы. Как это — секс с ним?

Я прогнала прочь эти мысли. Что со мной вообще творится в последнее время? Я становлюсь похожей на тех дурочек, которые чуть ли не на головах ходят, чтобы заполучить внимание Кирилла Маврина! Я тоже думаю о том, как бы ЭТО было с ним…

Я мысленно застонала. И вжалась в спинку сиденья. О боже!

— Так какого черта ты вообще поперлась в этот клуб? — услышала я раздраженный голос Кирилла — Никогда же раньше не ходила туда, наверное?

Именно последнее его замечание и прорвало плотину моей ярости.

— А тебе какое до этого дело? Какого хрена тебе от меня надо, а? Ты меня достал уже со своими… предложениями… предупреждениями… Со своими нотациями! — я устремила на него горящий взгляд — Что хочу, то и делаю, ясно! Не маленькая уже! С кем хочу, с тем буду спать. Даже с этим твоим Никитой! — я поймала глазами его предупреждающий гневный взгляд, но проигнорировала его — Мое тело, кому захочу, тому и отдамся!

— Но не мне, да? — спросил он холодно

— Не смеши меня, и так живот от смеха надорвала! — заорала я на него

Кирилл взглянул на меня зло, чертыхнулся в голос и резко нажал на тормоз. Машина притормозила на обочине так резко, что я подалась вперед всем телом. И мысленно поблагодарила Кирилла за то, что он приказал мне пристегнуться.

Я уставилась на него, шокированная.

— Ты что, с ума сошел? — закричала я на него — Чего ты так резко тормозишь? У меня чуть позвоночник напополам не перегнулся!!

Вместо ответа Кирилл резко наклонился ко мне и почти прижал к сиденью всем своим телом.

Я, боясь вздохнуть, уставилась на него. Прямо в синие глаза, которые смотрели на меня пристально и колко. В них светился горящий синим пламенем огонь.

Я чувствовала на своей щеке частое дыхание Кирилла, и почти сходила с ума от ощущения его близости.

— Что ты… что ты… — пробормотала я, и неожиданно поняла, что нас разделяют всего пару сантиметров.

— Смотри на меня, Влада! — сказал он почти грубо, глядя на меня в упор — Смотри и запоминай! Ты ни с кем спать не станешь! Просто так… ради смеха… не станешь! Ясно? И с Никитой — тем более!

И чего он орет?

— А тебе… какое дело? — прошептала я ему, втискиваясь в сиденье сильнее.

Кирилл впился в меня раздраженным взглядом.

— Такое! — рявкнул он и наклонился ко мне еще ближе — Такое, что ты помощница моего брата… и я отвечаю за тебя!

Ничего себе! Когда это он стал за меня отвечать? Когда он это придумал?

Черт, почему же так трудно дышать? И жарко… так жарко… Я просто сгорала.

— Отпусти меня… — пробормотала я еле слышно

Кирилл уткнулся носом в мою щеку. Часто задышал в ухо.

— Уверена?

Не в силах ответить, я просто кивнула.

Он заглянул мне в глаза, словно ожидая, что я скажу еще что-то. А затем резко отстранился, схватил руль крепко-крепко и глубоко вздохнул.

— Отлично! — сквозь зубы сказал он и тронулся с места.

А я, ошарашенная произошедшим, просто отвернулась к окну, ничего не сказав.

* * *

Я почти пинком вышиб дверь в собственную квартиру. Едва не снес ее с петель, но плевал я на это.

Она резко распахнулась, пропуская меня вперед, и это почему-то взбесило меня. Я раздраженно захлопнул ее, послав ей какой-то «лестный комплимент», словно бы она меня могла слышать или что-то ответить, гневно щелкнул замком и привалился к стене, закрыв глаза.

Я чуть было не поцеловал Владу Снежину.

Я чуть было ее не поцеловал! Только что.

Аааааа!!! Что за черт?!!

И еще я подвозил ее до дома… Она, оказывается, живет недалеко от центра… Я, как последний идиот, не остановился на номере дома и подъезда, я спросил еще и номер ее квартиры, а потом еще и этажа… Для того, наверное, чтобы лишний раз доказать, что окончательно спятил.

Я распахнул глаза, до боли сжал зубы, так что на скулах заходили желваки.

Что б тебя!

Кулак вонзился в стену незамедлительно, до боли в костяшках пальцев. Затем еще раз. И еще. Наверное, нужно было двинуть себе в челюсть, чтобы выбить дурь из своей тупой башки, и я горячим лбом коснулся холодной стены.

— Ты придурок, Маврин! — прошептал я сам себе, а затем громче повторил: — Безмозглый тупой идиот!

Я резко оттолкнулся от стены и прошел в гостиную, по пути стягивая с себя кофту. Отбросил ее в дальний угол и плюхнулся в кресло, откинув голову на спинку. Закрыл глаза.

И передо мной вновь всплыл образ Влады. Что б ее черти к рукам прибрали! Ее соблазнительное черное платьице, которое ни черта не прикрывало ее тело, а только наводило на извращенные мысли всех, кто видел на ней этот кусок материи! А туфли, туфли, Боже мой! Как она только на ногах смогла устоять на таких каблучищах? И размалевана была, словно… словно кукла Барби!! Черт бы ее подрал!

И какого… лешего я повез ее домой? Кто меня за руку потянул, спрашивается?

Конечно, я не хотел, чтобы Никита воспользовался шансом и поимел ее прямо в первый же день! А с его «опытом работы» ему бы это удалось без особых проблем. Но черт, я не мог этого допустить!! Кого угодно, черт с ними со всеми, но только не Владу Снежину!!!

И когда я уводил ее от подруги… я хотел лишь поговорить. Об этом идиотском споре! О том, что она в опасности, черт побери! Что на нее поспорили самые отъявленные негодяи города!

А она… она…

Я крепко и смачно выругался, сжав руки в кулаки.

А она еще провоцировала меня, зараза такая!

Мое тело, кому хочу отдамся… Уже не маленькая, что хочу, то и делаю!

Поганка мелкая! Хоть бы «спасибо» сказала!

Меня бросило в дрожь от воспоминания о том, что она предложила… То есть не предложила, но…

И что, мне теперь тебя поблагодарить нужно за то, что ты меня предупредил?

Вот не мешало бы, между прочим!

Может, еще переспать с тобой?

А вот это… отдельный разговор…

Я сглотнул, живо представив, как все могло бы быть с ней.

Это было бы не так, как с остальными, я был в этом уверен.

Я вновь крепко выругался. На себя.

Стянул с себя футболку и отбросил ее в сторону, оставшись в одних лишь джинсах.

Черт тебя побери, Снежина! Владислава Андреевна, блин… Черт тебя побери!

Маврин, а тебя-то кто за язык тянул, когда ты предлагал ей стать… наставником в вопросах секса? Ты что, совсем с катушек слетел? Ничего не соображаешь? Какого лешего ты ей это предложил?

Я и сам не мог понять. Минутная слабость?

А она-то, она… Принцесса, бля… Отказалась!

ОНА. ЕМУ. ОТКАЗАЛА!!!

Ему НИКОГДА НИКТО НЕ отказывал!!!

А эта… ледяная роза посмела… удосужилась…

ОТКАЗАЛА!!!

Тогда я НЕ принимаю твоего предложения!

Зараза в черном платье!

Найду себе кого-нибудь получше!

Смелости-то хватит?

Мелкая, холодная, злопамятная… паршивка!

Но это не остановило меня наброситься на нее в тот момент, когда она стала на меня орать. И когда в очередной раз заявила, что будет спать с кем угодно, только не со мной, я не выдержал. Сорвался.

И разрази меня гром, если я знаю, какого хрена высказал ей все, что высказал!

Что-то про то, чтобы она не смела спать с кем-то ради смеха… просто так… Тем более — с Никитой!

Она, кажется, что-то отвечала… кивала… смотрела на меня с испугом и удивлением в янтарных глазах.

А я уже и думать ни о чем не мог, кроме ее соблазнительно приоткрытых, словно приглашающих к поцелую, влажных губ, находящихся на расстоянии одного сантиметра от моих…

И это сводило меня с ума.

Запах ванили, которым пахла ее кожа, обдавал меня своим ароматом, словно наркотиком просачиваясь в кровь. Мне хотелось языком пройтись вдоль по ее телу, не пропустив и миллиметра, чтобы слизать его, почувствовать на языке ее вкус.

И я почти задыхался от этого первобытного желания.

Когда она шепотом попросила меня отпустить ее…

Черт, на что я тогда надеялся? На что, я, свихнувшийся по полной, идиот, мог рассчитывать?

Но я спросил он у нее тем же хриплым голосом, уверена ли она в этом…

Я почти молился на то, чтобы услышать ее «нет»…

Но она ответила так, как и должна была ответить… Для меня.

Уверена, что б ее!

С каким же трудом я ее отпустил! Я чуть зубы себе не стер, так сильно ими скрежетал.

У меня руки чесались заключить ее в объятья и целовать до потери сознания!

И я бесился из-за этого неподвластного мне желания своего тела.

Какого черта оно откликнулось на НЕЕ? На Владу Снежину?

Все ясно, мне нужна женщина. Срочно. Пока я не набросился на помощницу собственного брата.

Интересно, а заметила ли сама Влада, как возбудила меня?

Маврин, опять ты думаешь о том, о чем думать не нужно! Выкинь Снежину из головы! Немедленно.

— Как? — воскликнул я и тут же чертыхнулся

Докатился, разговариваю сам с собой!! Лечиться тебе надо, батенька, лечиться…

Я замотал головой в разные стороны, словно отгоняя наваждение… и…

Мой взгляд упал на компьютер.

Сайт знакомств… Странник… Ромашка…

Улыбка застыла в уголках губ. Может быть, на свете все же есть справедливость?..

Я приподнялся с кресла и подошел к компьютеру.

Да, друг, ты пал ниц…

Никогда не думал, что когда-нибудь скажу Нике спасибо за регистрацию на этом чертовом сайте!

Но сейчас до чертиков хотелось узнать, что же мне ответила Ромашка. Если вообще ответила…

Я бросил взгляд на часы. М-да… пятнадцать минут первого ночи. Вряд ли милая добрая Ромашка будет сейчас сидеть на сайте. Хотя, кто знает, ведь завтра суббота!

Я быстро подключился и вошел в сеть.

Не знаю точно, как назвать то, что я почувствовал, когда увидел светящееся сообщение от Ромашки. Но улыбка озарила мое лицо, словно мне подарили миллион.

Одно-единственное сообщение смогло поднять мне настроение!!! Кто бы мог подумать?

Там было еще двенадцать сообщений от каких-то девиц, которые я, как всегда проигнорировал, решив оставить их на потом. Чтобы позже удалить.

Все еще улыбаясь, как счастливый идиот, я открыл нашу с Ромашкой переписку.

И застыл, глядя на экран.

Странник: Привет. Знаю, ты еще не прочитала сообщения… Мы поговорим с тобой еще?

Ромашка: Возможно.

Черт! Возможно?

Я откинулся на спинку стула, закинув руки за голову.

И почему мне кажется, словно меня только что ударили под дых, а я и не знаю, кому дать сдачи?

Возможно? И что это значит?

Раздражение накатило горячей волной. Гнев загорелся внутри.

Странник: Был бы не против, ответь ты прямо: да или нет.

Напечатал я ответ. А затем, подумав, еще один.

Странник: Мне казалось, что кокетство — это не твое!

Чертова Ромашка!! Они что, со Снежиной договорились извести меня сегодня?

Со злостью и раздражением я принялся удалять сообщения от девушек, даже не читая.

Чертова Влада Снежина! Чертова Ромашка! Правильно говорила Ника, что Влада напоминает ей ромашку. Они обе решили свести меня с ума сегодня!

Не успел я удалить и половины сообщений, как резкий звуковой сигнал известил меня о том, что мне пришло новое сообщение.

Я чертыхнулся под нос и чуть не взвыл от злости.

Кому я еще понадобился, а?!!

Нахмурившись, я уставился на экран.

Мое сердце пропустило удар. Затем еще один.

Ромашка была on-line.

Я тут же отругал себя. Какого черта я волнуюсь?

Это всего лишь Ромашка. Всего лишь… какая-то одинокая девица с неудавшейся, очевидно, личной жизнью, ищущая счастья на сайте знакомств! Мне по барабану, что она мне написала. И пишет ли вообще — тоже по барабану!

МНЕ ВСЕ РАВНО!

Я откинулся на спинку кресла.

Но… кто бы меня еще остановил, когда я потянулся за мышкой, чтобы кликнуть на сообщение?

Увиденное меня потрясло до глубины души. Пришлось даже прикрыть глаза, чтобы потом, открыв их вновь, удивиться еще раз. Тому, что сообщение не исчезло. Ромашка действительно его прислала.

Ромашка: Ответить тебе прямо… Кокетство мне не идет… А что ты про меня вообще знаешь? Самоуверенный сукин сын!

Самоуверенный сукин сын?

Нет, ну, я, конечно, должен был предвидеть, что мой ответ ей может не совсем понравиться, но все же… не до такой же степени!

Я мигом настрочил ответ. В ее духе.

Странник: Самоуверенный сукин сын, деточка? А что ТЫ знаешь обо МНЕ, чтобы так говорить? Мы с тобой не знакомы, и попросил бы тебя свои оскорбления оставлять при себе!

Я вскочил с кресла, оттолкнул его рукой и зло чертыхнулся. Обошел кресло кругом и встал за спинкой.

Мои руки непроизвольно сжались в кулаки.

Нет, ну, это надо же! Самоуверенный сукин сын! Черт бы ее побрал! Какое она имеет право так меня называть? Кто она вообще такая?! Кто дал ей право вот так говорить? Одинокая старая дева!

Злость и ярость клокотали в груди, готовые вот-вот выскочить и надавать кому-нибудь тумаков!

Но рядом, как назло, никого не было! Только компьютер. Который вновь издал противный звуковой сигнал, известивший меня о том, что мне пришло сообщение.

Я нахмурился и наклонился над столом, не садясь в кресло.

Ну, мадам одиночка, что вы еще мне скажете?

Я уставился на экран, прокручивая в уме все допустимые ответы на ее сообщение, чтобы быть готовым ко всему, что бы она мне ни написала. Но готовым я все равно так и не оказался.

Ромашка: А с чего ты называешь меня кокеткой? Я вовсе не кокетка, и никогда ею не была.

Я скривился. Быстро напечатал.

Странник: Мало тренировалась?

Ромашка: Учителя хорошего не было!

В груди что-то кольнуло. Я подвинул кресло к себе и опустился в него.

А это может быть интересным… Очень даже интересным.

Странник: Меня, что ли, ждала?

Ромашка: Ага, как же, как же!

Я усмехнулся и чертыхнулся себе под нос.

Странник: А почему ты такая колючая сегодня? То есть… ты всегда колючая, но сегодня особенно…

Странник: Что-то случилось?

Я тут же отругал себя за второе сообщение, которое ей отправил.

Какого черта?! Ведь я не собираюсь ничего узнавать о ее жизни!! Зачем мне это надо?! Я же уже решил, что общение на этом сайте будет продолжаться ровно столько, сколько мы с Никой договаривались. И узнавать ничего о тех девицах, с которыми мне придется общаться, я тоже не собираюсь!

Так какого лешего я сейчас поинтересовался о том, не случилось что-то у Ромашки? Мне это не интересно. Не должно быть интересно!

Черт, не нужно смешивать реальность и виртуальность! Это не доведет меня до добра!

Ромашка никто для меня. И скоро наше с ней общение прекратится…

Ромашка: Я не колючая!!!

Уголки моих губ дрогнули.

Я прямо и видел, как ее губки обиженно надулись, а глаза блеснули. Чертовски соблазнительная картина. Даже учитывая то, что я ни разу не видел эти губки и глаза.

Странник: Со стороны виднее)))

Ромашка: Я готова извиниться за сукиного сына, в остальном же — все так, как я и сказала!

Я усмехнулся.

Странник: То есть… я самоуверенный?

Ромашка: Сам что ли не знаешь? Конечно, самоуверенный! И эта твоя самоуверенность прет через край без меры!

И вновь на моем лице расплылась улыбка.

Странник: А я извиняться не собираюсь…

Она разозлится. Я почему-то был в этом твердо уверен.

Но меня это не волновало, мне было лишь интересно, что же она мне ответит.

Ромашка: Почему же я была совершенно в этом уверена? Ах да… потому что ты — самоуверенный сукин сын! Как я могла это забыть?

Я расхохотался. Эта девчонка меня заводит!

Странник: Просто самоуверенный!)))) От сукиного сына ты уже успела отказаться!

Ромашка: Значит, надо придумать что-то еще!

Странник: Есть предложения?)))

Ромашка: Я подумывала о… слащавом самовлюбленном негодяе!

Я нахмурился.

Странник: А это-то ты откуда выкопала?

Ромашка: Не знаю… Само на ум пришло…

Ромашка: А ты что, не самовлюбленный?

Странник: Естественно, нет!)))

Ромашка: И не слащавый?

Странник: Нет!

Странник: Я просто — сногсшибательный красавчик!))))

Ромашка: Я не отказываюсь от самоуверенного! Ни в коем случае!

Я расхохотался.

Странник:))))))))

Ну, как эта девчонка так запросто смогла меня развеселить?! Ведь минуту назад я готов был ее удушить! А теперь смеюсь с ней на пару!

Странник: Так у тебя что-то произошло?

Ромашка: С чего ты взял?

Странник: Тебя, наверное, детишки побили?

Ромашка: Какие еще детишки?!

Странник: Как какие? Те, которых ты учишь! Мы ведь, кажется, выяснили, что ты училка.

Ромашка: Ах… Мы, оказывается, это выяснили? Ну-ну…

Странник: А что, нет?

Странник: Ах, да, ты же мне так и не сказала… Но обещала подтянуть меня по географии и физике, если не ошибаюсь?

Ромашка: Мне казалось, что мы сошлись на том, что я — НЕ учительница и НЕ психолог?

Странник: Да? Значит, я что-то перепутал… Это, наверное, другая моя… пассия училка…)))))

Знать бы еще самому, кто такая эта другая!

Ромашка: Я не твоя пассия!

Ромашка: А их что, много? Пассий этих?

Значит, все-таки задело…

Я улыбнулся, блеснув глазами.

Странник: Нуу, как тебе сказать… Мне хватает…

Странник: А у тебя?

Мне все равно, что она ответит. Мне все равно!

Ромашка: А я с девушками не общаюсь на этом сайте.

Странник: Очень смешно)) Но я имею в виду мужчин!

Ромашка: Не знаю… Я особо и не считала…

К черту! Нет, мне не все равно!

Странник: Для подсчета хватит пальцев одной руки?

Скажи «да»! Скажи «да»!!!

Ромашка: Да.

Моя улыбка растянулась, наверное, до ушей. Это же надо!

Ромашка: А тебе хватит?

Странник: Да.

Я откинулся на спинку кресла и закрыл глаза.

Черт, куда же меня понесло? Куда меня вообще заносит? Зачем я об этом спрашивал? Зачем она спрашивала? То есть она-то, понятно, зачем спрашивает… А я? Какого хрена мне это надо? Я не собираюсь с ней общаться дольше, чем это надо! И ничего о ней знать я не хочу!

И тут меня осенило. Глаза распахнулись.

Ничего — кроме имени!

Только имя… Я спрошу только имя…

Уговаривать себя не пришлось долго. И я уже печатал интересующий меня вопрос.

Странник: Кстати, Ромашка… А как тебя зовут? В реале?

Я уставился на экран, ожидая ответ. И почему мое сердце так трясется, скажите на милость?! Мне же нет до этого никакого дела!

Да, дела мне до этого никакого нет… Вот только… почему я чуть было не покалечил мышку, когда кликал ею, чтобы открыть сообщение Ромашки?

Ромашка: А зачем тебе это? Ты же не собираешься со мной общаться!

Мои брови сошлись на переносице, а губы сжались в плотную линию.

Странник: Кто тебе это сказал?

Черт! Да я сам себя только что в этом убеждал! И что теперь?

Ромашка: Ты сам как-то оговаривался… Или нет?

Я порылся в памяти, пытаясь вспомнить. Ничего не вспомнил.

Пришлось листать историю сообщений. Одна страничка, другая… Третья…

Нашел… Вот черт! Я сказал, что мне все равно, будем ли мы с ней общаться или нет… И что сказать в свое оправдание?

Странник: Так ты вообще сказала, что не хочешь знакомиться!

Ромашка: Потому что думала, что этого не хочешь ты!

Я застыл, уставившись на монитор с горящим на нем сообщением.

Ни фига не понимаю! Это какая-то чисто женская логика… Мне, нормальному, здоровому мужчине ее явно не понять.

Странник: Ну, так… я бы не спрашивал, если бы не хотел…

Как-то так… наверное… И тут же обозлился на себя. Какого черта я волнуюсь?!!!

Странник: Так как тебя зовут, Ромашка?

Сердце замерло. И начало биться вновь только когда от нее пришел ответ.

Ромашка: Допустим, — Юлия.

Допустим? Что значит — допустим? Я нахмурился. Это означает, что ее могут звать и не Юлей?

Ромашка: А тебя как зовут, Странник?

Допустим, — Юлия!!! Допустим, — Юлия… Маленький молоточек отстукивал настойчиво и рьяно. Вновь и вновь. Чеерррт!

Странник: Допустим, — Игорь.

Минуту, показавшуюся мне вечностью, я не мог даже вдохнуть, словно из комнаты выкачали весь воздух, а потом — звуковой сигнал, почти оглушивший меня, позлил мне вздохнуть полной грудью.

Ромашка: Приятно познакомиться, Игорь.

Новое имя мгновенно оставило на мне горячий и жгучий след ядовитого кнута.

Странник: И мне приятно, Юля.

* * *

Его зовут Игорь… ИГОРЬ… Я мысленно несколько раз повторила это имя про себя, словно смакуя, пробуя на вкус.

— Игорь…

Ему это имя, как ни странно, подходило. Мне самой оно никогда не нравилось… А вот ему… Страннику, оно подходило. Я посмотрела на его фото. Задумчиво подперла подбородок локтем. Может быть, оно мне даже начнет нравиться… Я встрепенулась и нахмурилась. Отругала себя. Ага, разбежались, не догонишь! Как же!

Я напечатала ему сообщение.

Ромашка: Приятно познакомиться, Игорь.

Я откинулась на спинку кресла и закрыла глаза.

Ведь мне действительно приятно! Действительно! Я почувствовала, как губы расплываются в улыбке. Странник заставил меня забыть даже о том, что натворил Кирилл сегодня! Как непозволительно он себя вел, как кричал, как пытался подавить, что-то доказывал, на чем-то настаивал!

Брови сошлись на переносице, а губы поджались.

С какой стати только? Какое ему дело до меня? Я, видите ли, работаю на его брата! И что с того? На Павла работает еще уйма сотрудников, что же Кирилл за всеми бегать собирается?

Поглощенная своими мыслями, я вздрогнула, когда услышала звуковой сигнал, известивший меня о том, что пришло новое сообщение. От Странника.

Улыбка вновь расплылась на лице. Глаза засветились.

Странник: И мне приятно, Юля.

Оооо! Черт! Я скривилась и закрыла глаза. Зачем я назвалась Юлией? Черт, почему я так поступила?! Зачем написала первое, пришедшее мне на ум имя? Теперь это самое имя хлестало меня по лицу, словно бичом, оставляя следы и шрамы.

Юля, Юля, Юля… Что за Юля, черт побери?

И самое ужасное, что теперь ему и не скажешь, что меня зовут вовсе не так. Что мое имя — Влада. Владой меня звать, а ни какой не Юлей!

О Боже! Ложь. Наше общение начинается со лжи! Кошмар!

Странник: Юля? Ты еще здесь?)))

Я уставилась на экран и скривилась.

Сердце болезненно сжалось в груди. Засосало под ложечкой.

И вновь это имя! Это идиотское имя, которое я сама себе дала!

Он-то, наверное, назвался настоящим! А я… я…

Стоп! Я пролистала страничку вверх. Что он написал?! И уставилась в монитор, словно завороженная. Он написал: «Допустим, — Игорь»!

Вот черррррт! Допустим? Допустим?!! Значит, не точно — Игорь, а всего лишь — допустим!

Неужели и он солгал? Как и я?

Я сощурилась.

Хорошее знакомство, ничего не скажешь! Из лжи вытекает еще одна ложь. И я уже не знаю, что сделать, чтобы ее остановить!

Сказать правду? О том, что я солгала? Что меня зовут иначе? Или уличить его во лжи? А откуда я знаю, ложь ли это?

Если он не солгал, то на мои слова может обидеться и вообще перестанет общаться!

А я этого не хочу! Мне так легко с ним. И интересно. Конечно, меня иногда «заносит», как и его впрочем, но все же… Я могу говорить все, что вздумается. Можно подколоть его, сыронизировать, пошутить, даже грубость сказать. И ничего за этим не последует, кроме его ответной колкости, потому что мы друг друга не знаем!

И мне нравится с ним общаться. Вот так — «по душам», когда можно сказать все, что хочется и не отвечать за последствия. Закрыть глаза на то, что он — самовлюбленный и самоуверенный. И просто общаться с ним. И ни о чем не переживать.

Вот с Кириллом я разве могу общаться спокойно? Просто так могу с ним разговаривать? Чтобы не сорваться и не начать говорить пакости? Чтобы не нисходить до острых замечаний и колкостей? Чтобы сказать что-нибудь едкое и саркастическое и быть уверенной в том, что мне это сойдет с рук?

Да когда он просто рядом стоит, мой организм начинает остро и болезненно реагировать на его присутствие! Глухие удары сердца Где уж тут сказать что-нибудь путное? Когда и на ум ничего не приходит?

Конечно, я говорю ему колкости, делаю нелепые, наверное, замечания, насмехаюсь, иронизирую, упираюсь и делаю вид, что совершенно в себе уверена! Но… Это только видимость.

Сами посудите, разве могу я быть уверена в себе, когда мое собственное тело предает меня, когда Маврин стоит рядом?

Он же бабник. Сколько девиц побывало в его постели? И сколько хотели бы там побывать?! И не просто ведь так он зарекомендовал себя, как Казанова! Не просто за красивые глазки и смазливое личико? Вовсе нет. Он, действительно, эксперт в амурных делах.

Взять хотя бы сегодняшний вечер…

Я не хотела, не хотела ТАК реагировать на его близость! Клянусь, не хотела! Ведь я не люблю его… То есть… он мне неприятен, я ему не симпатизирую. Он мне не нравится. И разумом я понимаю все это. Что поддаваться его обаянию нелепо и глупо, так только наивные дурочки поступают. Только они могут купиться на его безграничное очарование, сумасшедшую улыбку и дьявольские синие глаза. Но не я, взрослая, почти довольная жизнью двадцатисемилетняя женщина! Я на это не куплюсь. Никогда.

Он — Казанова. И наверняка ведет счет своим победам. И обольстить, соблазнить, искусить, совратить — для него не в новинку. Он же опытный соблазнитель. Очень опытный. Может толкнуть в свои объятья одним лишь взглядом и плутовской улыбкой, нацепленной на лицо, словно специально. Ему ничего не стоит завлечь в свои сети любую девицу, какую он захочет, а затем бросить, с очаровательной улыбкой пробормотав на прощание: «Прости, детка, но нам не по пути».

Я все это понимаю. Ясно и четко. У меня в мозгу даже стоит галочка в черном списке напротив имени Кирилла Маврина.

Но… каждая клеточка моего тела, живущая, кажется, сама по себе, постоянно делает выбор за меня. Когда дело касается Кирилла, я не могу мыслить связно. И я не могу на него ПРОСТО ТАК реагировать.

Потому что мое тело желает не того, чего хочет мой разум.

Вот и сегодня. Когда, сидя в его машине, он был ко мне так близко… Я чуть с ума не сошла. Мое собственное сердце чуть меня не оглушило, а дрожь была такой сильной, что я боялась, он заметит это. И когда он коснулся своей щекой моей щеки… Все во мне взбунтовалось. Кожа отреагировала она его прикосновение, как и должна была реагировать. Тысячи иголочек вонзились в мое тело, пронзая его насквозь. Искры, готовые вот-вот разгореться в настоящий костер, вспыхнули в самой сердцевине моего существа. И воздушное пространство превратилось в вакуум.

Я думала, что мой мир перевернулся. Все вокруг слилось в единое яркое пятно.

И этот шепот на ухо… Такой хриплый… Почему такой хриплый?..

Как я смогла удержаться от того, чтобы не прижаться к нему всем телом, жаждущим этого больше всего на свете? Мои ладони до сих пор помнят след от ногтей, впивших в кожу…

Только боль отрезвляла меня. И я не поддалась очарованию и соблазну, ходячему искушению — Кириллу Маврину, только благодаря ей.

А он еще посмел предложить мне… секс. Отличный секс. Он хотел… купить меня. Почти. Только не за деньги, а для того, чтобы «сделать мне одолжение»!

И признался в том, что его дружок Никита поспорил со своими приятелями, кто скорее затащит меня в постель! Черт! Не удивлюсь, если и сам Маврин когда-то принимал участие в таких вот… развлечениях!

А может быть, и в этот раз принял… Не зря ведь предложил с собой переспать. Чтобы спор выиграть.

Ведь это даже звучит как-то смешно. Кирилл Маврин предложил мне с ним переспать. Я думала, что это не он, а к нему все лезут на шею! Значит, здесь точно что-то не так…

И вот черт, разумом-то я это понимаю, совершенно ясно осознаю, что к чему. Но вот тело… коварное тело, тело-предатель выдает меня с головой. Постоянно. В присутствии Маврина. Сколько раз уже!

Уффффф!

Как можно связно мыслить, когда мыслишь о Кирилле Маврине?

Звуковой сигнал известил меня о том, что пришло новое сообщение.

Я посмотрела на монитор. Странник.

Вот черт, я забыла о нем! Как я могла?

Странник: Тааак… Юля, или скажи, что не хочешь общаться, или напиши, почему так долго молчишь.

Я почувствовала, что щеки заливает краска смущения. И почему так стыдно-то?

Ромашка: Прости, я ходила на кухню. Чай наливала.

Конечно, глупая отговорка, но ничего путного мне в голову не пришло.

Ромашка: А ты чем попутно занимаешься?))))

Он вообще на сайте? Написано, что on-line. Но почему же сердце так тревожно забилось?!

Странник: Я твоего ответа ждал.

Ромашка: Ну, вот дождался…

Странник: А не поздновато ли ты чай пьешь?)))

Ромашка: А тебе спать не пора?)))

Странник: Я хотел спросить тебя о том же!

Ромашка: Так что же, не поздно?

Странник: А тебе?

Ромашка: А ты можешь не отвечать вопросом на вопрос?

Странник: Могу))) У меня завтра выходной.

Ромашка: У меня тоже. Так что… можем поговорить.

Не слишком ли вольно?

Ромашка: Если ты не против…

Странник: Не против.

Фуууу! Как камень с груди упал!

Странник: Так почему, ты говоришь, сегодня такая колючая?)))

Я нахмурилась. Он еще и улыбается?

Удивительная вещь… Как и Маврин, Странник умеет выводить меня из себя! Только вот Кириллу я не всегда могу что-то ответить, но Страннику…

Ромашка: А почему ты, говоришь, ведешь себя, как самоуверенный сукин сын?)))

И «улыбочки» ему! Пусть поулыбается!

Только вот… Я забеспокоилась. Не слишком ли грубо?

Странник: Один-один!)))

Странник: Значит, не хочешь делиться тем, как прошел сегодняшний день?

Ромашка: А ты еще и догадливый, оказывается…)))

Странник: Ооо! Ты многого обо мне не знаешь! Да я находка для любой женщины!))))))

А нашла тебя я…

Ромашка: И от скромности не помрешь!

Странник:)))))))) И это тоже!

Мои губы растянулись в улыбке.

Странник: Полезный я))) И в быту пригожусь… Приготовить ужин могу, пальчики оближешь. А еще подмести, и посуду помыть, и мусор выбросить…)))) Не прогадаешь, в общем)))

Я расхохоталась.

Ромашка: Ты себя так рекламируешь, словно я тебя покупать собираюсь))) Как кухонный комбайн!!!)))

Странник: Я лучше кухонного комбайна)))

Ромашка: Не сомневаюсь в этом)))

Странник: Нуу… а ты? Я себя вон как расписал, ты меня уже и приобрести захотела! А я о тебе ничего не знаю! Не порядок! Колись, крепкий орешек!)))

Странник: А-то молоточек возьму))))

Я снова расхохоталась.

Ромашка: А что тебе сказать? После такой пламенной речи, мне и говорить нечего)))

Странник: Неужели ты сидишь дома и лентяйничаешь?

Странник: Если это так, я в тебе жутко разочаруюсь!

Ромашка: Да в общем-то… я делаю то же, что и ты)))

Странник: Очень надеюсь, что нет… Потому что я сейчас водку хлещу. Прямо из горлышка)))

Ромашка: Пьешь?

Ничего себе заявленьице!

Ромашка: С горя, что ли?

Странник: Конечно, с горя! Ты так долго не отвечала, что меня чуть удар не хватил!)))

И тут до меня дошло…

Ромашка: Ты прикалываешься, да?

Странник: А ты думала, что я — алкоголик?

Ромашка: Дай-ка подумать…

Странник: Пять секунд!

Ромашка: И что тогда?!)))

Странник: Обижусь))) Я очень хорошо обижаюсь)))) Месяцами могу не разговаривать…)))

Ромашка: Ты же сейчас не пьешь водку?

Странник: Нет.

Странник: Так же, как и ты не пьешь чай.

И сейчас, глядя на экран монитора со светящимся там сообщением, я совершенно отчетливо поняла, что пропала.

* * *

Я и сам не понял, зачем это написал. Конечно, уличать ее во лжи в мои планы не входило. Тем более что я и не был уверен, что она лжет. Может быть, действительно, чай пьет?

Но что-то упрямо твердило мне о том, что не пьет. Не пьет! И это было ясно, как божий день!

Я откинулся на спинку кресла и закинул руки за голову. Черт возьми!

Но зачем же тогда лжет? Почему?

Она долго не отвечала на мое сообщение. Молчала… Общалась с кем-то другим? Или просто решала, продолжать ли наше с ней общение? Или…

Я резко выпрямился.

Может быть, она с мужем разговаривала? Ведь кто сказал, что она не замужем? Это я сам себе придумал! Она ничего такого не говорила! Да и в анкете об этом ни слова.

А вдруг она замужняя женщина, которой надоело сидеть дома? Может, она захотела приключений?

Я почувствовал, как мои руки сами собой сжались в кулаки. Брови сошлись на переносице, а губы сложились в узкую линию, сквозь которую вырывался глухой рык.

Нет, так не пойдет! Никакого мужа я не потерплю рядом с ней!

Я склонился над клавиатурой.

Звуковой сигнал, известивший меня о том, что мне пришло новое сообщение, совпал с моментом, когда я и сам отправлял Ромашке свое сообщение.

Ромашка: С чего ты взял, что я лгу?

Странник: Почему же ты так долго молчала?

Мои глаза зло сощурились.

Черт побери эту Юлю! Зачем она вообще свалилась на мою голову?! Какого черта?

Я вскочил с кресла и оттолкнул его в сторону.

Не буду ей ничего писать! Не буду! Если ей надо, если она хочет со мной общаться, то докажет это! Напишет! Ответит! Оправдается!

Скажет, что у нее нет мужа!

Я чертыхнулся в голос. Крепко и резко. Чтоб тебя!

Я пнул кресло ногой и отошел от стола.

Обругал себя последними словами, из которых можно было сделать не обнадеживающий вывод о том, что я сумасшедший. Просто псих. Идиот. Дурак с «поехавшей крышей». Волнуюсь из-за того, что какая-то девица, которую я и в глаза ни разу не видел, может оказаться вполне счастливой замужней женщиной!

А мне-то до этого дела нет! Не должно быть, в конце концов! Да кто она вообще такая?

Я и общаюсь с ней всего несколько дней. Если это вообще можно назвать общением! Мы даже ничего путного друг о друге не узнали!! «Познакомились» и то только что! Да мы даже и не общались ни разу нормально. Так, чтобы не поссориться, не упрекнуть друг друга в чем-то, не предположить нечто совершенно нелепое!

Совсем как с Владой…

Я вновь чертыхнулся, со свистом выпуская воздух сквозь зубы. Кулак мгновенно врезался в стену.

Какого черта я опять о ней вспомнил?! Вот зачем, спрашивается? Почему?

Я прислонился к стене спиной и закрыл глаза.

Это просто невозможно. Это сумасшествие какое-то!!

Перед глазами вновь встала Снежина. В черном платье, ничего не скрывавшем, и в туфлях с каблуками огромной высоты. Волосы едва касаются плеч. Как она только умудрилась соорудить эти кудряшки?! Ее откровенная ироническая усмешка, застывшая на губах. Ругательства и упреки в мой адрес. Резкие слова словно ножом резами меня на части. ЕЕ ОТКАЗ.

Горящие глаза, блестевшие золотыми искрами, заглядывающие, казалось, в самую суть моего существа. Все понимающие и оттого укоряющие. Ее губы, слегка приоткрытые, влажные, приглашающие к поцелую.

Они почти свели меня с ума.

Я застонал, почувствовав, как огненная волна окатила меня с ног до головы. Как дрожь, пробежав вдоль позвоночника, застыла где-то в сердце, вынуждая его биться глухими тяжелыми ударами мне в грудь.

Я выдохнул и вновь вдохнул. Открыл глаза.

Маврин, ты превращается в сексуально озабоченного маньяка!

А это лечится только одним способом. И ты прекрасно знаешь, каким.

Тебе нужен отличный трах…

Грудь сдавило, из горла вырвался сдавленный смех.

Не это ли я советовал Владе? Не это ли предлагал сегодня в машине, чертов эксперт?

Секс. Отличный трах.

Я расхохотался грубым невеселым смехом, откидывая голову назад и касаясь затылком стены.

Как я только до этого докатился?

Это не Владе нужно, а мне! МНЕ, озабоченному идиоту!

Нужно кого-нибудь трахнуть. Не заняться сексом, а именно трахнуть. Тогда, может быть, саднящая боль в пахе перестанет напоминать о себе каждый раз, как только в моем сознании против воли всплывет сексуальная попка Влады Снежиной, прикрытая тонкой черной материей.

Кулак вновь врезался в стену, доставляя боль.

— Придурок! Просто придурок!

Какого лешего я вновь думаю о ней? От того, что чуть с ума не сошел от соблазна поцеловать ее? Коснуться нежной кожи? Сжать в своих объятьях? Попробовать, какова она на вкус?

Хватит! Стоп! Тайм-аут!

Я сцепил зубы и бросил быстрый взгляд в сторону стола.

Не пришло ли сообщение от Ромашки? Еще одна девица, сводившая меня с ума! Они не сестры, часом? У обеих поразительная способность действовать на меня… удушающе.

Я резко оттолкнулся от стены и подошел к компьютеру.

Сообщений от Ромашки не было. Хотя она до сих пор была на сайте!

Зараза! Вот зараза!

К черту обещание не писать ей ничего! Нужно прекращать весь этот фарс. Немедленно!

Я наклонился над столом и набрал сообщение.

Странник: Слушай, Ромашка, у меня тут вопрос возник… А ты замужем?

Я сел в кресло и закинул ноги на стол.

Хотелось хотя бы себя уверить в том, что мне все равно. Что меня не интересует ее ответ.

Хотя, конечно, интересует! Интересует, черт возьми!!! Хотя бы потому, что мне очень, очень не хотелось бы, чтобы меня водили за нос!

Писклявый голосок моей совести, внезапно прорезавшийся из глубины души, настойчиво пищал о том, что я и сам-то ничем иным не занимаюсь, как вожу Ромашку за нос, но мне было плевать на него. Я приказал ему заткнуться и не лезть не в свое дело!

И молча ждал ответа от Ромашки, уставившись на монитор таким взглядом, словно желая прожечь его.

Брови сошлись на переносице, глаза зло сощурились, а на скулах заходили желваки.

Еще секунда… Еще мгновение… Еще чуть-чуть…

Через минуту я стал считать… Если она не ответит мне сейчас же… Я не знаю, что с ней сделаю!

Гнев стал нарастать, превращаясь в настоящую неконтролируемую ярость.

Негодница находилась на сайте! До сих пор. Но упрямо продолжала молчать!

Значит, напрашивается один ответ. Она, действительно, замужем. И она водила меня за нос все это время! Флиртовала… Играла… Со мной!

Я уже собрался написать ей что-нибудь сгоряча, когда звуковой сигнал уведомил меня о том, что мне пришло сообщение.

Я резко опустил ноги на пол. Уставился на экран.

Ага! Значит, решила-таки ответить! Ну-ну, посмотрим!

Ромашка: Это глупый вопрос, тебе не кажется?

Вот зараза, она ведь так и не ответила!

Странник: Не кажется! Ответь мне!

Ромашка: Будь я замужем, не сидела бы на сайте знакомств!

Странник: Ну, это как посмотреть! Очень многие замужние дамы посещают вот такие сайты!

Странник: Для того, чтобы найти себе любовника.

Ромашка: Я не из их числа. И любовника себе не ищу!

Я зло усмехнулся.

Странник: Не ищешь любовника, деточка? А ЧТО же ты ищешь? Любовь всей твоей жизни?

Посмотрим, что ты ответишь на это, дорогая моя Ромашка!!!

Я почувствовал удовлетворение. Улыбка расплылась на лице.

Не на долго. На пару минут, в течение которых я, тупо глядя на экран компьютера, ждал заветного сигнала, уведомлявшего бы меня в том, что мне пришло сообщение. Но его не было.

Я выпрямился в кресле. Дыхание участилось, сердце отчего-то ускорило биение.

А Ромашка все не отвечала.

Что-то очень похожее на тревогу кольнуло сердце, отдаваясь отрезвляющей болью в моем сознании.

Зря я все это написал. Не стоило. Она не виновата в том, что я озабоченный придурок, которому давно пора с кем-нибудь перепихнуться.

И тут я услышал заветный сигнал. И даже подскочил на месте. От неожиданности? Или от радости?!

Ромашка: Кого бы я не искала, это все равно не ты.

Это был словно удар в солнечное сплетение. И дело даже не в том, что это резкий удар по моему самолюбию, прежде всего. Нет, здесь дело совсем в другом.

Разочарование наполнило мои легкие отравляющим кислородом. И каждая клеточка тела уже успела им пропитаться. Разочарованием к самому себе.

Зачем я обидел ее? Зачем написал эту глупость? Она этого не заслужила! Не заслужила…

Я Владе это хотел написать, сказать. Сказать, глядя в глаза! Что она, черт возьми, искала в том клубе? Секса на одну ночь, который ей с превеликой радостью мог бы предоставить Никита! Или любовь всей ее жизни? Зачем надела это платье, открывавшее половину ее тела? И зачем вела себя так вызывающе, так откровенно? Чтобы подцепить «кавалера»?

Почему отказала мне, черт побери? Неужели я хуже, чем тот же Никита? Неужели хуже?

Я с размаху треснул по столу. Компьютер дрогнул.

Чтоб тебя! Опять Снежина!

А обидел-то я Ромашку! Обидел ни за что. Просто так. Потому что злился на Владу.

Я уже хотел написать ей сообщение, чтобы извиниться, но увидел, что она ушла с сайта.

Ушла из-за меня, сомневаться не приходилось.

Ты скотина, Маврин. Самая настоящая скотина!

Обзывая себя последними словами, я все же набрал сообщение и отправил его.

Странник: Прости меня. Я не хотел тебя обидеть. Честно не хотел.

Подумав, что этого, наверное, маловато для настоящего извинения я написал еще одно.

Странник: Ты верно подметила как-то: я — самая настоящая заноза в заднице. И со мной всем очень трудно.

Но и этого мне показалось мало. И я, словно для того, чтобы «добить» Ромашку своими извинениями, написал еще одно сообщение.

Странник: Но я, надеюсь, что, общаясь с тобой, смогу измениться. Ты мне поможешь?)))

Я откинулся на спинку кресла и закинул руки за голову.

Чертова Влада Снежина чуть не испортила мне жизнь! Второй раз за этот день!

Из-за нее я почувствовал себя последним мерзавцем, скотиной, дрянью последней. Из-за нее я обидел Ромашку. В общем-то, милую и добрую, ироничную Ромашку, способную на грубость, лишь как ответ на грубость в ее сторону! И я ее обидел! Единственную девушку, с которой мне было приятно общаться!

Влада Снежина чуть было все не разрушила. Или все же разрушила…

Я сжал зубы и тяжело выдохнул.

А значит, с ней нужно срочно что-то решать. Пока она окончательно не свела меня с ума.

* * *

Конечно, уговаривать себя в том, что я просто так, а не с каким-то «злостным» умыслом уже раз в десятый пробегаю глазами по залу, наполненному людьми, не стоило. И выглядело это, по меньшей мере, глупо. Для меня. Вот ведь! Я, как глупая курица, искала глазами… Кого вы бы думали? Да, да, да, именно его, вы угадали! Кирилла Маврина! Чтоб с ним что-нибудь приключилось!

Я мысленно чертыхнулась и поджала губы.

Знаете, не очень-то приятно признаваться себе в том, что ты то и дело рыщешь глазами по залу, пытаясь отыскать человека, которого терпеть не можешь!

Но, как оказалось, я искала его лишь для того, чтобы лишний раз убедиться в том, что его здесь нет. Хотя Павел и говорил, что данное мероприятие не сможет обойтись без самого скандального журналиста светской хроники. И Кирилл при любых обстоятельствах должен будет на нем присутствовать.

Что ж, кажется, ЭТО мероприятие пройдет без него.

Я в десятый раз, все с таким же угрюмым, недовольным видом повернулась к своему собеседнику и уткнулась глазами в бокал с шампанским, из которого сделала за весь вечер лишь один глоток.

Даже не встречаясь с Мавриным, я ощущала его присутствие рядом с собой и ждала, когда же он подойдет и отвесит какую-нибудь экстраклассную шуточку или издевку в мой адрес! Такие ему всегда удавались с наивысшим превосходством!

Взять хотя бы прошлый раз, когда мы с ним виделись. В тот вечер, когда он отвез меня домой… Тогда у него очень хорошо, просто отлично, — да за это аплодировать стоя надо! — получилось вывести меня из равновесия. В прошлый раз я чуть было с ума не сошла. До сих пор мурашки по коже бегают, когда я вспоминаю события того вечера, и сердце начинает биться где-то в горле, переходя в неистовое, неконтролируемое биение, охватывающее мое тело, дрожащее крупной дрожью.

Тогда, сидя рядом с ним в машине, почти касаясь его горячей кожи своей кожей, чувствуя аромат дорогой туалетной воды, смешанный с мускусным запахом этого мужчины, и слушая его тихий, хриплый, словно обволакивающий шепот на ухо… Опять же словно в насмешку… Почему такой тихий, такой соблазняющий, такой порочно прекрасный?

Ах, да, он же — искусный соблазнитель!

Искушающий соблазнитель!

А я, как назло, попала в число тех, кого он решил соблазнить.

И на кой черт ему все это понадобилось? Соблазнять меня! Я ничего из себя не представляю, а он решил… даже более того — он предложил! Предложил мне секс! Отличный секс.

Я мысленно застонала. Вот черт!

И почему же за те три дня, что прошли с момента нашей последней встречи, мысли о том, что мне стоило согласиться с его предложением, преследовали меня по пятам и днем и ночью? Мне даже сны снились… о том, как это будет. Упс… о том, как это БЫЛО БЫ! Образ сплетенных на простынях тел и хриплые звуки частых вздохов преследовали меня постоянно. Я даже работать не могла нормально, каждый раз нервно подскакивая на стуле, едва открывалась дверь приемной или звонил телефон!

Все его ждала! Его звонка, его прихода… Хотя бы какой-то о нем весточки!

Но за эти три дни он ни разу не пришел к Павлу.

И я сама не могла понять, что чувствую. Разочарование? Обиду? Злость?

Да, злость! Как он предложить мне ТАКОЕ, а потом просто так исчезнуть? Как? Неужели испугался? А вот это полнейшая глупость! Есть ли на свете что-то такое, чего он мог бы испугаться? Или он понял, что ошибался, предлагая мне ТАКОЕ? И теперь смущается? М-да, очень смешно! Кирилл Маврин — смущается. Можно живот надорвать от смеха. Может быть, думает, как бы ему теперь извиниться за свое поведение? Да, уже все мозги себе стер, раздумывая над этим!

Но тогда почему же он не приходил?

Нет, я не скучаю.

Пусть эти три дня и тянулись для меня так, словно я провела их на каторге!

Нет, я не скучаю!

Пусть и готова была запрыгать от радости, когда Павел сообщил, что на приеме по случаю помолвки Игоря Иванова и Стаси Винной должен будет появиться и его брат.

Нет, я не скучаю!

Как вообще можно скучать по такому человеку, как Кирилл Маврин?

Мне что, не хватает его плутовской насмешливой улыбочки со скривившимися губами и морщинками в уголках, или сверкающих озорными темно-синими искорками дьявольских все понимающих глаз? Его колких насмешек и постоянных подтруниваний?! Его саркастических и ироничных замечаний по поводу моей неудавшейся личной жизни? Или может быть, его нелепых предложений переспать с ним?

По этому мне стоит скучать? По этому? Аааааа!

Вот черт! Неужели я, действительно, скучаю?

Я застонала, теперь уже вслух.

Знакомый Павла, Глеб Рысцов, с которым он меня сегодня познакомил, посмотрел на меня с удивлением из-под тонких стекол очков, и свел брови.

— Что-то случилось? — спросил он, глядя на меня в упор

Я взглянула на него и покачала головой.

— Нет, все хорошо.

И ничего не хорошо! Вообще не хорошо! Даже больше можно сказать, — все очень плохо!

Но что, я тебе это могу сказать, что ли? Какое твое дело до того, что со мной происходит? Ты что, сможешь притащить сюда главного виновника ТАКОГО моего состояния? Очень сомневаюсь, что Кирилла Маврина можно заставить что-то сделать против его воли.

— Вы словно бы побледнели, — настойчиво проговорил Глеб, желая докопаться до истины

— Нет… — сдержанно проговорила я, сжимая тонкими пальцами ножку бокала — Все хорошо.

Что я могу сказать, мне не понравился Глеб Рысцов. Очень навязчивый, скучный, меркантильный и к тому же с патриархальными взглядами на жизнь. От него так и веяло удушающим ароматом мужского шовинизма. Меня от него почти воротило. И я себя едва сдерживала, чтобы не развернуться и не сбежать. Пришлось сдерживать свои порывы. Потому что Павел привел меня сюда лишь с одной целью, — искать потенциальных клиентов для фирмы. И Глеб должен был стать одним из таких вот клиентов.

Уж лучше бы я сейчас сидела дома и смотрела телевизор! Чем терпеть…

Мой взгляд невольно упал на одинокую фигуру, застывшую у столика с напитками.

Высокий светловолосый мужчина застыл в расслабленной позе, небрежно засунув одну руку в карман темных брюк, а другой теребив ножку бокала с красным вином. Подбородок вызывающе приподнят, на губах ленивая ироничная полуулыбка, а во взгляде, направленном, без сомнения, в НАШУ сторону, столько нескрываемого интереса и едва ощутимой легкой насмешки, что я невольно сжалась под его напором и напряглась всем телом.

Его взгляд был прикован к нам с Рысцовым. Это совершенно точно!!!

И это открытие меня совершенно не радовало. Становиться центром внимания ТАКОГО экземпляра мужского населения страны, меня совсем не прельщало. Да лучше вообще с такими не знаться!

Я отвела глаза.

С ними людьми лучше не связываться! Себе дороже!

Вот Кирилл Маврин — такой же, как и этот светловолосый… И что, общение с ним принесло мне что-то хорошее? Да ничего подобного! Одни неприятности, сыпавшиеся на мою голову, как из рога изобилия!

Я мысленно чертыхнулась.

Опять я о нем вспоминаю! Какого…

— Вы знаете этого молодого человека?

Я вздрогнула, услышав этот вопрос из уст Глеба Рысцова, и чуть было не уронила бокал из рук.

— Что? — я уставилась на него

Глеб кивнул в сторону, где стоял светловолосый, и проговорил:

— Он, кажется, идет к нам.

Я мгновенно повернула голову и застыла с открытым ртом. Бокал чуть было не разбился о пол, а мои глаза чуть было не выскочили из орбит.

Вот черт!! Действительно, идет!! Идет к нам!! Такой ленивой неспешной походкой тигра, по-прежнему держа одну руку в кармане брюк, а другой сжимая бокал… Глаза смеются, в них сверкают чертики. Да еще с этой своей насмешливой улыбочкой на губах!! Уххх, с радостью стерла бы ее с его смазливого лица!

И тут мое сердце остановилось.

Вот черт! Да, я его знаю!

И это еще хуже, чем если бы я его не знала и он шел, чтобы «познакомиться»!

Провалиться мне на месте, если это не Никита! Тот самый Никита, который поспорил с друзьями, что затащит меня в постель!

Я поджала губы, сильнее сжала бокал и устремила глаза на него.

Какая встреча, черт побери!

Хотелось взвыть от досады. Я не собиралась с ним встречаться еще раз!

А что он здесь вообще делает, интересно?

Ах, он же какой-то известный человек… Знаменитость… Только вот не могу вспомнить, чем он так знаменит… Тем, что спорит со своими дружками на секс? И сейчас что, вновь ищет себе жертву?

Нет, господин дорогой, я ею не стану! Увольте!

Я вообще не намеревалась с ним разговаривать. Даже внимания на него обращать не собиралась. Но… как тут на него взглянешь, когда он остановился около тебя и негромко осведомился:

— Мы, кажется, знакомы?

Как же мне хотелось выкрикнуть, что нет, не знакомы! Послать его, куда подальше! Или самой сбежать! И от него, и от Рысцова! Но я застыла на месте и посмотрела на него.

— Ммм… возможно — пробормотала я и отвернулась

Никита легко рассмеялся грудным смехом.

— Тогда, позвольте, я вам напомню, — проговорил молодой человек с улыбкой на губах — Мы встречались в «Вечернем» в прошлую пятницу, — он наклонился ко мне ближе и зашептал почти на ухо, не обращая никакого внимания на Глеба — Вы потеряли туфельку. Я Никита. Помните?

Черт! И что он встал так близко?!!

Я сделала шаг назад и подняла голову, заглянув ему в глаза. Они у него, оказывается, голубые.

— Я ее не теряла, — возразила я — Просто… она упала.

Никита одобрительно улыбнулся. Я увидела, как огоньки в его глазах загорелись ярче.

— Значит, вы помните, — с удовольствием отметил он

А что, тут есть возможность возразить?

— Да, — сухо откомментировала я

Никита вновь рассмеялся.

— Что-то я не слышу радости в вашем голосе.

Может быть, потому, что я не рада?

— Да?

А что я еще могла сказать?! Не просить же его убираться прочь, что мне и без него фигово?

— Вы Влада, ведь так? — уточнил Никита, прищурив глаза

— Да…

— Знакомая Кирилла, — добавил он вдруг

Я вся подобралась и почувствовала, как при звуке этого имени дрожь прошлась по моему телу, пронзив тысячами иголочек каждую клеточку тела.

— Да, — проговорила я и вновь уткнулась взглядом в бокал

— А вы, оказывается, знакомы? — удивленно воскликнул стоявший все это время в немом молчании Глеб

Я тут же вскинула на него глаза.

Черт, а я о нем и забыла!! О скучном, навязчивом, сдержанном и меркантильном Глебе Рысцове?

Как я только могла!!

— О, простите! — проговорила я и, указав на Никиту, проговорила: — Это Никита… Никита…

Черт, а я знаю его фамилию? Кажется, при мне он ее не называл. Или называл, но я не помню?

— Никита Денисов, — подсказал молодой человек и, высунув руку из кармана брюк, протянул Рысцову — А вы?

— Денисов?! — воскликнул Глеб, судя по голосу, весьма наслышанный о похождениях мужчины — Слышал я о вас, — натянуто проговорил он и с явной неохотой протянул руку — Глеб Рысцов.

— Очень приятно, Глеб, — иронично скривив губы, проговорил Никита — А я о вас не слышал, уж простите.

Рысцов недовольно поморщился и выдернул свою руку из его крепкой ладони.

— Не удивлен, — пробормотал он и отступил на шаг — Я тут вспомнил… Мне нужно поговорить с Павлом, — он взглянул на меня, я на него — Вы не знаете, где он, Влада?

Я указала ему возможное местонахождение Маврина и он кивнул.

— Вы не возражаете, если я вас оставлю? — спросил он, обращаясь ко мне

Конечно, возражаю! Возражаю, и еще как! Остаться наедине с Никитой… Денисовым? Да лучше выпить цианистого калия, чтоб долго не мучиться!

Но вслух-то этого не скажешь!

Поэтому я просто покачала головой. А он, словно ожидая такого моего ответа, стремительно двинулся прочь, оставляя меня один на один с человеком, которого после злополучного вечера в клубе, я хотела видеть в самую последнюю очередь. После Кирилла Маврина.

Может быть, извиниться и тоже сбежать под каким-нибудь предлогом?

Я уже открыла было рот, чтобы соврать, но он меня перебил.

— Вот я вас и спас, — проговорил он, улыбаясь

Не поняла.

— Спасли?

Никита заглянул мне в глаза.

— Ну, конечно, спас! — воскликнул он — Вы так молили о помощи, чтобы вас избавили от общества этого… — он махнул в сторону, в которой скрылся Глеб, — весьма странного субъекта, что я не мог остаться равнодушным к этой мольбе. И пришел.

Я нахмурилась и поджала губы.

— Благодарю вас, — сухо пробормотала я, отворачиваясь от него

А кто теперь спасет меня от тебя?

— Мне кажется, мы перешли на «ты»? — спросил Никита, вопросительно изогнув брови

— Разве?

— Ну, конечно!

Что-то я этого не припоминаю!

Но пришлось ему кивнуть. Возражать, что ли? Себе дороже!

— А вы не очень-то рады моему присутствию, — задумчиво проговорил Никита

Я бросила на него быстрый взгляд. Проницательный какой, посмотрите на него!

— С чего вы взяли?

Никита опустил взгляд на мои губы. Или мне показалось?

— Вы не смотрите на меня, когда говорите.

Я чуть не поперхнулась шампанским, которое решила-таки отпить из бокала.

Не смотрю, когда разговариваю?! Очень веский аргумент, действительно!

— Это еще ни о чем не говорит, — проговорила я, специально глядя ему в глаза

Никита улыбнулся.

А вот то, что ты поспорил на меня, вот это, да говорит!

— Но я знаю, как исправить ситуацию, — сказал он, заговорщески мне подмигнув.

Черт, мне стоит начинать бояться?

— Как?

Что все это значит?

Никита поставил бокал на ближайший столик, протянул мне руку и, глядя прямо в глаза, предложил:

— Потанцуете со мной, юная леди?

Сказать, что я опешила, значит, не сказать ничего.

Я уставилась на него во все глаза, приоткрыв от удивления рот.

Никита Денисов только что предложил мне потанцевать с ним?

А не брежу ли я на яву?

Думаю, мой ошеломленный вид явно говорил о том, что я оказалась… немного неподготовленной к такому его предложению, потому что Никита вдруг мягко рассмеялся, одновременно вынимая руку из кармана брюк.

И черт, мне понравился этот рокочущий звук, вырывавшийся из его груди!

— Потанцевать? — тупо переспросила я, хотя и так было ясно, что я все поняла правильно.

Никита как-то сладострастно улыбнулся, блеснув голубыми глазами с синими искорками. В уголках губ я увидела легкую усмешку.

Он протянул мне руку, настойчиво предлагая принять ее.

— Ну, да, прекрасная леди, — проговорил он, улыбаясь — Окажите мне такую честь.

Я очень внимательно посмотрела на его большую протянутую мне ладонь, а затем, словно бы смущаясь, осмотрелась по сторонам, наблюдая, заметил ли кто-нибудь, кроме меня, этот его жест. Вроде бы, никто… Если не считать Рысцова, который словно бы припечатал меня взглядом к полу, взывая к чему-то… я и сама не поняла, к чему.

Но разве я его искала? Идиотка!

— Влада? — услышала я мягкий, но настойчивый голос Никиты, взывавший ко мне.

Я мгновенно взглянула на него и утонула в синеве дьявольских глаз. Красивые, голубые…

Голубоглазый блондин… мечта многих женщин!

Какое счастье, что я не вхожу в то великое множество!

И к тому же прекрасно знаю, какие мысли бродят в голове этого светловолосого «принца»!

А у Кирилла глаза более темного оттенка, отметила я про себя, как полуночное небо, с шаловливыми искорками внутри зрачков…

Я тут же отругала себя, нахмурилась, поджала губы.

Вот черт! Какого лешего ОН опять внедряется в мои мысли?

Не позволю! Не позволю!!

Я еще раз взглянула на протянутую мне руку, подняла глаза на Никиту, вопросительно вздернувшего вверх светлые брови и изогнувшего губы в ироничной улыбке, а затем… вложила свою ладонь в его.

Натянуто улыбнулась и, стараясь предать своему голосу ровное звучание, проговорила:

— С удовольствием.

Никита улыбнулся шире и сжал мою ладошку в своей, потянув в центр зала, в ряды танцующих с таким выражением на лице, словно бы только что заявил всем на меня свои права!

Не понравился мне этот его взгляд, но я покорно пошла за ним, не желая нарываться на скандал, попутно улыбаясь всем, кто смотрел в нашу сторону. А смотрели, как мне показалось, очень многие!

Никита остановился в центре зала — специально он, что ли? — и окинул меня смеющимся взглядом.

Я заглянула ему в глаза и застыла.

И почему же у меня возникло такое ощущение, что все это не напрасно?

Мои глаза подозрительно сверкнули, губы плотно сжались. Я тяжело выдохнула, глядя Никите в глаза.

Я хотела отступить на шаг, уйти, вырвать свою руку из его захвата. Не хочу я с ним танцевать!

Но я не успела.

Неожиданно зал наполнился нежной плавной мелодией, и Никита, не обращая внимания на мое желание уйти, которое, я не сомневалась, прочитал в моем взгляде, уверенно притянув меня ближе к себе, положил руку мне на талию, а другой продолжал сдерживать мою ладонь.

Я оказалась плотно прижатой к нему, так что глазами упиралась в его подбородок.

Еще мгновение… и он повел меня в танце, и я, подчиняясь давно заученным движениям, пошла за ним.

Я чувствовала кожей его дыхание, слышала размеренное биение его сердца. И каждое его движение отдавалось в моем теле какой-то пульсирующей горячей волной.

Я старалась сдержать биение своего бешено бьющегося мне в грудь сердца. Но оно все равно клокотало, как сумасшедшее. Ладонь, зажатая ладонью Никиты, вспотела. Черт его побери!

Я стала считать секунды до окончания танца.

Пять… Десять… Пятнадцать… Долго еще?

Никита наклонился ко мне, я ощутила щекой его теплое дыхание.

— Я должен тебе признаться, — прошептал он мне на ухо, — что очень плохо танцую.

Я подняла на него глаза, встречая его твердый взгляд, и одновременно стараясь отстраниться. Но он мне не позволил, прижимая к своему телу сильнее, отчего мое глупое сердце забилось чаще. И продолжая смотреть мне в глаза все с тем же невозмутимым взглядом правообладателя.

— А по тебе и не скажешь, — сухо проронила я и отвела глаза

Двадцать… Двадцать пять… Тридцать…

Когда все это закончится?

— Влада, а можно тебя спросить?

Я невольно вздрогнула от этого рокочущего, хриплого голоса, раздавшегося куда-то мне в макушку, и напряглась всем телом, почувствовав, как холодок коснулся позвоночника.

— Если это не вопрос о том, хорошо ли танцую я, то спрашивай! — ответила я, глядя по сторонам

Никита рассмеялся, я почувствовала это всем телом, прижатым к нему вплотную.

— Как давно ты знаешь Кирилла?

Я чуть не споткнулась на ровном месте. В горле мгновенно пересохло.

Какого черта он спрашивает об этом?!! Не из чистого любопытства, это же ясно!!

И вообще, зачем произносит вслух имя того, кого я решила сегодня навсегда забыть, вычеркнуть из своей памяти? Имя человека, который даже на прием этот не пришел!

От досады захотелось топнуть ножкой. Желательно по ноге Никиты, прижимавшейся к моей все более тесно и откровенно.

— Не очень давно, — проговорила я, по-прежнему не поднимая на Никиту глаз

— А в каких вы с ним отношениях?

Я чуть было не споткнулась во второй раз.

Сегодня же не ночь откровений, черт побери! Тогда какого лешего из меня пытаются вытрясти душу?

— Ммм… — протянула я, задумавшись

На этот вопрос и сам Кирилл ответить не сможет! Потому что это сложно.

Черт, в каких мы с ним отношениях? Будем плясать «от противного». Мы с ним точно не друзья, даже не приятели. И не работаем мы вместе, я сотрудница на фирме у его брата. Мы не враги, хотя и рады бы доставить друг другу неприятности. И поддеваем друг друга постоянно, подтруниваем, подшучиваем. Он постоянно пытается доказать мне, какая я «лохушка» по сравнению с ним. И иногда у него это даже получается!! Что еще?!

Ах да, еще он защитил меня от ТЕБЯ, Никита!

— Мы… просто знакомые, — проговорила я тихо — Я работаю на его брата.

Вроде бы, этого вполне достаточно. Тем более для человека, которого это вообще касаться не должно!

— На Павла?

— Угу, — промычала я, вновь оглядываясь по сторонам

И что же меня не отпускает странное чувство, словно сейчас случится нечто неприятное?

— А он о тебе… очень бережно отзывался, — проговорил вдруг Никита

Я стремительно подняла на него глаза.

Что значит — бережно отзывался? Когда он успел-то?

Никита криво усмехнулся и вздернул вверх брови.

— Тогда в клубе, помнишь? — добавил он, глядя мне в глаза — Кстати, тогда… — его губы вновь скривились, он окинул оценивающим взглядом мое скромное темно-серое платье с высоким лифом — То твое платье мне понравилось больше, чем это.

Это было равно пощечине. По крайней мере, для меня.

Я гневно сузила глаза, испепеляя Никиту взглядом. Но, похоже, ничуть того не покоробила им. Он продолжал смотреть на меня как ни в чем не бывало и даже смел улыбаться, растягивая губы в насмешливой гримасе. А его глаза… Глаза беса нахально смеялись.

— Рада, что ты оценил, — процедила я сквозь зубы — Больше ты его не увидишь!

Никита весело хохотнул и стремительно закружил меня в танце, сжимая мою ладонь и не собираясь отпускать.

Я невольно покачнулась, тихо охнула и навалилась на него, прижимаясь к его сильному разгоряченному телу сильнее, и раздраженно стиснула зубы, сдерживаясь, когда его рука приподнялась вверх, ласкающим движением проводя по моей спине вверх вниз.

Как бы мне не хотелось этого признавать, но от этого соблазняющего и собственнического прикосновения мое тело тут же покрылось дрожью.

— Попридержи свои руки, — прошипела я сквозь зубы

Никита беззвучно рассмеялся. И подчинился, неторопливо переместил свою ладонь на мою талию, сопровождая свое продвижение нежными едва ощутимыми касаниями.

Я прикусила губу и тяжело вздохнула.

Сорок… Сорок пять… Пятьдесят…

Держись, Влада, держись!

— Как скажешь, — хрипло прошептал Никита, наклоняясь ко мне и почти касаясь губами мочки моего уха.

Я резко отшатнулась от него, оступилась, неровно повернувшись, но мужчина удержал меня за талию, воспользовавшись шансом и вновь поглаживая мою спину круговыми касаниями.

Меня бросило в жар, затем в холод. Чертов идиот!

Как бы не сорваться и не заорать, чтобы он перестал, наконец, так делать?

— А ты не знаешь, почему Кирилл так печется о тебе? — спросил вдруг Никита

— А он разве печется? — удивилась я

Никита улыбнулся, в глазах заблестели огоньки, словно бы он вспомнил о чем-то забавном.

— О да! — протянул он

И тут я не выдержала.

— Это ты о своем споре сейчас упомянул, или мне показалось?

Вот так тебе, так! Ну, что скажешь? Будешь отнекиваться, да?

Но Никита даже не смутился, как мне показалось. Лишь кивнул головой, словно ожидал подобного.

— Он тебе рассказал, — это был не вопрос, а утверждение

Я завороженно кивнула. Почему нет возмущения? Попыток оправдаться? О чувстве вины я молчу уже, но хотя бы попытки заявить о том, что это все неправда! Что Кирилл лгал! И этого нет.

Я ошалевшими глазами смотрела на мужчину.

Никита некоторое время молчал, а затем спросил совершенно невозмутимо:

— А он рассказал тебе о том, что тоже принимал в нем участие?!

— Что-о?

Я резко остановилась прямо в центре зала, вынуждая Никиту поддаться. И плевала на то, что на меня сейчас уставились все, кому не лень.

Никита остановился вслед за мной, по-прежнему не отпуская моей талии и захватывая мою руку своей ладонью. Он смотрел прямо на меня. В упор. Кто кого пересмотрит, что ли?!!

— Конечно, не в том, последнем споре… — проговорил Никита, растягивая слова, и упорно не отпуская моего взгляда — Но вообще, он был частым спорщиком. До того, как уехал в Америку.

— Это было три года назад!! — выдавила я из себя, тяжело дыша

Никита пожал плечами.

— Ну, и что? — почему-то так спокойно и даже равнодушно?! — Думаешь, человек, а особенно такой, как Кирилл, может измениться за такой короткий промежуток времени?! Очень в этом сомневаюсь!

Я стиснула зубы и гневно сузила глаза.

— Почему ты вообще заговорил о Кирилле?

Губы Никиты изогнулись. И эта усмешка мне не понравилась. Я напряглась, как струна. Задышала чаще.

Казалось, что сейчас что-то произойдет.

Рванет бомба замедленного действия, например…

Я пыталась дышать, хватать носом воздух, но не могла…

В висках пульсирующей болью отдавалась музыка и смешанное с ней биение моего сердца.

Никита растянул губы в ироничной насмешке.

— Потому что он с очень грозным видом стоит в дальнем углу зала и наблюдаем за нами, — сказал он тихо.

Мир стал рушиться…

— Что?

Я почувствовала, как земля стала уплывать из-под моих ног.

— Угу, — кивнул Никита — Уже минут семь. И видок у него такой, словно он готов нас пристрелить.

* * *

К черту уголовную ответственность!! Я убью их обоих! Пристрелю, на фиг! Собственными руками задушу! Четвертую! А кое-кого еще и кастрирую!

Я втянул в себя плечи и напрягся всем телом, не отрывая взгляда от сладкой парочки, танцующей медленный танец так словно любовью занимались!

Я стиснул зубы, прикусив щеку изнутри.

Наверное, у меня очень больное воображение с мазохистскими замашками, потому что перед глазами, ослепляя, тут же встала картинка бешено целующихся Влады и Никиты, их сплетенных тел на шелковых простынях… А уши просто оглушали крики и стоны наслаждения, вырывавшиеся из горла девушки…

На его месте должен быть я! ТОЛЬКО Я! Никто другой! И тем более — не Никита!

Я зло чертыхнулся в голос.

Какого черта такие мысли?

Не отрывая глаз, я следил за ними… и чувствовал, как закипает во мне гнев.

Мои руки сжались в кулаки почти непроизвольно. Стоило мне увидеть эту чудесную счастливую парочку, танцующую в центре зала, как в глазах мгновенно заплясали темные, но ослепляющие пятна, концентрируя внимание лишь на двух фигурах, прижимавшихся друг к другу все сильнее с каждым новым па. Глаза сужались все сильнее по мере того, как я следил за их неспешными плавными движениями, а руки так и чесались, чтобы умерить злость, надавав кому-нибудь оплеух.

Естественно, лучший из вариантов — надавать их Никите. Всыпать по полное число! Вправить мозги на место, чтобы не лапал то, что ему не принадлежит и никогда принадлежать не будет!

И я уже был на грани того, чтобы так и поступить… Контролировать себя и свои порывы растерзать Никиту в клочья и хорошенько отшлепать Владу, становилось все сложнее с каждой минутой… секундой!

Не отрывая глаз, я следил за тем, что происходило в центре зала.

Кроме «сладкой парочки» там танцевали еще пар двадцать, если не больше, но мое внимание было приковано лишь к ним. Нетрудно догадаться, почему именно!

Потому что эта… идиотка не послушала моего совета! А Никита — ему палец в рот не клади! — естественно, воспользовался возможностью, чтобы ее очаровать!

На скулах заходили желваки от того, как сильно я сжал челюсть.

И едва не задохнулся от гнева, когда Никита плавными нежными движениями очертил круги на спине Влады, одновременно прижимая девушку к себе, скользя по ее позвоночнику, талии и… нахально улыбаясь при этом с таким самодовольным видом, что меня даже пот прошиб от ярости.

Я непроизвольно дернулся вперед, втягивая воздух сквозь плотно сжатые губы.

Ублюдок! Чертов поганец! Да как он смеет лапать ее?! МОЮ женщину!

Мысленно пришлось остановить себя…

Насмешливый внутренний голос трепетал внутри, отдаваясь в моем теле все новой волной раздражения, гнева и злости. Словно посылая импульсы на совершение необдуманных поступков.

Но правда била в лицо маленькими острыми иголочками вонзаясь в мое тело.

Влада не моя женщина!

Но смотреть на то, как она флиртует с этим негодяем?

Я вновь дернулся и сделал полушаг вперед, уже не в силах стоять на месте. Что-то неукротимое томилось во мне, разгораясь пылающим костром от искорки, подводя меня к бездне, толкая к безумию, яростно настаивая на том, что нужно пойти и отобрать у противника то, что принадлежит мне!!!

Яростным взглядом я впился в лицо Влады.

Как она может? Особенно после того, как я рассказал ей, на что способен Никита? Рассказал ей о споре? Всю правду ей выложил, как на духу! Почему она с ним сейчас танцует? Да еще как прижимается к нему, словно готова вот-вот ноги закинуть к нему на пояс! Словно готова отдаться ему прямо здесь!

Я сделал еще один полушаг в их сторону. Замер.

Неужели она просто… проигнорировала мои слова? Тогда в машине? Или, может быть, вообще им не поверила? Но как? Почему? Я ни в чем не солгал ей. А она… она…

Черт, да как она вообще осмелилась?

Уставившись на «сладкую парочку», я ощутил волну дрожи, прошедшую вдоль по позвоночнику к самым пальцам ног. Сердце дрогнуло, пульс замер.

Удар в грудь, вышибающий воздух из легких… Бешеный стук колес удаляющегося поезда вместо звона бокалов и радостного смеха. Яркие ослепляющие пятна в глазах вместо творящегося вокруг веселья.

Только Влада и Никита… В центре зала… Танцуют…

Тело к телу… Кожа к коже… Дыхание смешивается… Улыбка… Вздох…

И моя ярость, разрывающая меня на части.

Ну, все, терпению конец!

Плевать на то, что обо мне подумают. Все и так уже, наверное, крутят пальцем у виска.

Плевать на дружбу с Никитой. Мне ТАКИЕ друзья не нужны.

Плевать даже на Владу, которую, явно, не обрадует мое вмешательство.

Ну, и хрен с ними со всеми! Главное остановить все ЭТО!

И именно в тот момент, когда я уже двинулся к ним, они резко замерли. Остановились. Влада отстранилась от Никиты.

Я тяжело выдохнул, не отрывая от девушки взгляда.

Никита что-то сказал ей, и она вздрогнула. Побледнела, кажется. Приоткрыла рот от удивления.

А затем очень медленно обернулась в мою сторону.

Мое сердце остановилось, когда я встретился взглядом с ее испуганными глазами.

Как долго мы смотрели друг другу в глаза? Мгновение? Или вечность?

Я не знал. Но знать и не хотел. Какая к черту разница, если я готов все отдать, чтобы вот так смотреть ей в глаза? И чтобы не было никого. Чтобы не было Никиты, нахально улыбающегося и наблюдающего за нами с откровенной насмешливой улыбкой, застывшей на губах. И пусть он искренне забавлялся всем, что видел, но в это мгновение я даже передумал его убивать. Пусть катится ко всем чертям!

Но вдруг Влада вздрогнула еще раз, не отрывая от меня глаз. Сглотнула, отступила на шаг назад. Зажала рот рукой, словно сдерживая крик, а затем отшатнулась от Никиты, бросив на него быстрый взгляд. И поспешно направилась прочь.

Никита посмотрел на меня, слегка вздернув подбородок, пристально, внимательно, глаза в глаза — вызывающе, насмешливо, иронично, самонадеянно и самоуверенно.

О, как много я прочитал в этом взгляде!

Мне вновь захотелось его убить!

Улыбка тронула уголки его губ, и он, отсалютовав мне откровенной усмешкой, поспешил следом за Владой.

А я остался стоять на месте, как идиот наблюдая за его продвижением в толпе танцующих глазами, полными слепого безграничного бешенства.

Мгновение, и я уже тронулся с места, почти сорвался, помчался за ними обоими, оставляя позади себя удивленные, почти ошалелые взгляды обрученных сегодня Игоря и Стаси, с которыми разговаривал.

Плевать и на них тоже, когда происходит ТАКОЕ!!!

Куда, черт возьми, подевались эти двое? Решили найти какой-нибудь отдаленный уединенный уголок, чтобы скрыться от меня? Чтобы хорошенько провести время, порезвиться, закончить то, что начали еще в зале, когда танцевали?

Ярость вновь ослепляющей стрелой поразила зрение.

Ничего у вас не выйдет, мои дорогие! Ясно? Ничего не выйдет! Я не позволю, просто-напросто!

Не знаю, что почувствовал, когда заметил-таки удаляющуюся от меня спину Никиты, но когда увидел его руку, собственническим медленным движением поглаживающую спину Влады, ничуть не сопротивляющуюся этому движению, то чуть не зарычал, как дикий зверь.

Сжал руки, напрягся, втянул в себя воздух и помчался следом за ними.

Кажется, они о чем-то разговаривали? Ну, и плевать на их разговоры! Я уже наплевал на все, что только можно было, неужели меня остановит то, что я отвлекаю их от занимательной беседы?

— Эй! — я крикнул почти неосознанно, просто стараясь привлечь их внимание

Влада и Никита замерли, Влада вздрогнула, Никита оставался спокойным.

Оборачиваясь, Влада раздраженно, как мне показалось, — или я слишком самонадеян? — сбросила со своей талии руку Денисова. Вновь встретилась со мной глазами. В них янтарным блеском сверкал испуг.

Она боялась меня?

И правильно делала! Сейчас им обоим не поздоровится!

Я стремительно направился к ним, рассекая пространство своим передвижением.

А что же этот… второй, ее… кавалер?

Никита повернулся ко мне с выражением крайнего удовлетворения на красивом лице, по-прежнему с насмешливыми искорками в голубых глазах и откровенно ироничной гримасой вместо улыбки.

Влада, кажется, даже не дышала, когда я приближался к ним, молча, но тяжело дыша, наблюдая за моим приближением. А когда я, наконец, остановился рядом с ними, посмотрела на меня, как провинившийся ребенок, вздернув вверх бровки и приоткрыв губы.

Вот именно! Она провинилась! Какого черта поперлась танцевать с Никитой? Ведь ее предупреждали о том, какой он? О том, КТО он такой? Неужели она не запомнила ни единого слова?

Я окинул их быстрым взглядом.

— Добрый вечер, — выдавил я из себя с едкой улыбкой на губах

Влада сжалась, как от удара, а Никита усмехнулся.

— Пришел нас поприветствовать?

— Да! — рявкнул я на него — А что, нельзя было?

Никита нахмурился, поджал губы, но промолчал, а Влада испуганно втянула в себя плечи и опустила глаза, уткнувшись ими в пол. Опять же — как провинившийся ребенок!

— Вы, как я посмотрю, очень… приятно проводите время, — едко проговорил я, сделав ощутимую паузу перед словом «приятно», потому что на языке вертелось очень много неприличных слов в отношении того, КАК именно эти двое проводили время.

Никита лишь хмыкнул, ничего не сказав.

А вот Влада посмотрела на меня. Прямо в глаза, твердо, а не виновато. Что-то загорелось в ее глазах. Гордость? Себялюбие? Уверенность? Но этот огонек стал катализатором к взрыву, который я таил в себе.

— Еще чуть-чуть и вы бы прямо там сексом занялись! — воскликнул я, глядя на Владу.

— Серьезно? — насмешливо протянул Никита

— Что? — выдохнула Влада ошарашенно.

Я испепелял Владу взглядом.

— А что? Не так, скажете? Да вы там… чуть одежду друг с друга чуть не посрывали!

Влада уставилась на меня, как на сумасшедшего. Я сам себя таким почувствовал.

— Ты что, бредишь?

— Похоже, что я сбрендил? — рыкнул я

— Честно? Очень похоже! — насмешливо вскинув вверх брови, проговорил Никита.

Я повернулся к нему, сделал шаг вперед, тыкнул в него пальцем.

— А ты вообще молчи!! Мы с тобой договаривались, если ты забыл! — вскричал я — Что ты ее и пальцем не тронешь! И что же? Твое обещание гроша ломаного не стоит!

Никита мгновенно посерьезнел.

— Я не обещал такого, — ответил он — Просто тебе было удобно считать, что я с тобой согласился! На самом же деле, я никаких обещаний тебе не давал.

Я почти навис над ним, сильнее сжимая руки в кулаки. А Никита и с места не сдвинулся.

— Значит, скажешь, что не обещал мне не подходить к ней?

Никита равнодушно пожал плечами.

— Значит, говорю!

Плотина начала прорываться. Убью паршивца! Убью, и никаких проблем не будет!

Я схватил Никиту за грудки и встряхнул, глядя прямо в глаза.

— Не подходи к ней, ясно? — прошипел я ему в лицо

Тот, даже не вздрогнув, выдал:

— Отпусти меня. Сейчас же!

Мне захотелось его убить.

Я держал его еще несколько секунд, глядя прямо в глаза, но Никита так и не отвел взгляда. Смотрел на меня пристально, в упор, отвечая на мой гнев своим холодным равнодушием и олимпийским спокойствием.

— Убью, если тронешь ее! — выдохнул я тяжело прямо ему в лицо и, отпустив его, отступил

Никита, не отводя взгляда, одернул пиджак, поправил рубашку.

— Тогда держи ее при себе, — прошипел он — Если не хочешь, чтобы ее клеили все, кому не лень!

Влада приоткрыла рот, желая что-то высказать по этому поводу, я заметил это боковым зрением, но опередил ее возмущение.

— Она и так при мне! И ты это прекрасно знал! — я сжал зубы

Никита пожал плечами.

— Поставь на ней свое клеймо тогда, что ли? — предложил он иронично — Чтобы все издалека видели, кому она принадлежит!

Я вздрогнул как от удара. Он еще и насмехается! Я двинулся на него.

— Еще раз… скажешь такое… — угрожающе начал я

— То что? — с вызовом перебил меня Никита — Побьешь меня, да? Из-за какой-то девицы, которая для тебя, по твоим же словам, ничего не значит?!! — мужчина сделал шаг вперед — Ты сам мне это сказал, Кирилл! Я тебя за язык не тянул! Ты сам развязал мне руки!

Я дернулся.

— Это не дает тебе права…

— А тебе дает? — перебил он меня

Черт, и почему он же всегда так метко умеет выуживать из памяти те самые, нужные ему воспоминания?

— Я предупреждал тебя, чтобы ты не прикасался к ней! — угрожающе выдавил я.

— Если девушка не против, я не могу устоять! — отрезал Никита

У меня в глазах все поплыло. Ярость пульсировала в висках.

Что значит — если девушка не против, черт побери?

— Ты — ублюдок! — выкрикнул я — Я предупреждал…

— Я вам что, вещь на витрине магазина?

Меня оглушил этот крик. Казалось, что сердце вот-вот выпрыгнет из груди.

Я медленно повернулся к Владе, уставился на нее.

Никита сделал тоже самое, засунув руки в карманы брюк и застыв в небрежной позе.

Она стояла, гордо вскинув подбородок, крепко сжав кулачки, и смотрела на нас прямым взглядом.

— Не смейте меня делить, словно я игрушка какая-то! — выкрикнула она вновь — Это ясно? Вы оба негодяи! — она почти выплюнула эти слова — И я не желаю общаться ни с одним из вас! Вы два сапога пара! Самовлюбленные и не наигравшиеся в детстве малыши! Идите в детский сад!

С этими словами она, бросив на нас еще один злобный взгляд из-под ресниц, поспешила прочь.

Мгновение я тупо стоял и просто смотрел ей вслед. Сердце оглушало меня своими ударами так же, как это минуту назад сделали слова Влады. И я не мог сдвинуться с места, ощущая лишь тяжесть во всем теле, сковавшую меня словно железными оковами.

Носа внезапно коснулся приятный аромат духов. И это отрезвило меня.

Она убегает!

Черт побери! Надо срочно ее остановить!

Я бросил на Никиту яростный взгляд.

— Не смей к ней приближаться и на шаг! — выдавил я из себя — Иначе… — мои глаза сузились — Я не отвечаю за последствия!

С этими словами я ринулся с места, не замечая насмешливой улыбки застывшей на губах Никиты Денисова, и не видя плутовского блеска в его глазах.

Сказавших бы мне лишь одно — он просто забавлялся.


Догнать ее оказалось не так уж и легко. Учитывая, что я не имел ни малейшего представления о том, куда она могла направиться.

А поэтому я, как дурак, остановился в середине коридора и осмотрелся по сторонам.

Куда она могла пойти? Думай, думай, Маврин!

К выходу? Чтобы уйти? Так и не поговорив со мной? Ну, нет, этого я ей не позволю!

В туалет? Вполне возможно. Учитывая, в каком она была состоянии.

Или же просто вернулась в зал? Чтобы сказать Павлу, что уходит…

Черт! Мне захотелось взвыть от досады. Что ж я даже не посмотрел, в какую сторону она направилась? Возвращаться и узнавать это у Никиты не очень-то хотелось, учитывая, что распрощались мы с ним отнюдь не друзьями или старыми, добрыми приятелями, поэтому я направился в сторону выхода. По-любому, Влада должна будет там быть. Когда-нибудь…

А вот когда я ее встречу… Я задам ей такую трепку, что ей мало не покажется! Да я из нее дух просто вышибу! Чтобы знала, с кем стоит общаться, а с кем нет! Какого черта она…

Я замер, словно громом пораженный, не пройдя и половины того расстояния, что собирался.

В коридоре, прямо передо мной, прислонившись к стене в небрежной позе и закрыв глаза, стояла Влада.

Мое сердце пропустило удар. Затем еще один. Пульс забарабанил у меня в висках, отдаваясь в голове бешеной серенадой. А на языке, как назло, не осталось ни одного разумного слова из тех, что я собирался ей сказать. Просто тугой горячий ком, застывший в горле и прерывавший мое дыхание.

Черт, разве такое может быть на самом деле?

Я сглотнул и сделал нетвердый шаг к Владе.

Она стояла, даже не шевельнувшись, только глубоко вздохнула и поджала губы.

Ясное дело, о чем она сейчас думает. О том, что я — полный идиот? А Никита — полный негодяй? Или наоборот? Или же она так думает о нас обоих?

Перед глазами вновь встала картинка танцующих Влады и Никиты. Как они прижимаются друг к другу, как дышат в унисон, как шаловливые пальцы партнера нежно и трепетно скользят по спине партнерши. А она даже не сопротивляется ему, этому прикосновению… После того, что я ЕЙ о НЕМ рассказывал, черт побери! Как она могла?

Ярость вновь кровавой пеленой упала на глаза, мгновенно сузившиеся в злом прищуре.

Если мгновение назад я еще готов был бы с ней «договориться по-хорошему», то сейчас я вновь желал всыпать ей по полное число! Чтобы не повадно было водить дружбу с такими, как Денисов!

Я сжал руки в кулаки и сделал по направлению к Владе еще один шаг.

— Влада! — тихо, но твердо позвал я.

Она вздрогнула, как от удара, распахнула глаза и передернула плечами. Тяжело задышала и уставилась на меня в упор, прямо и внимательно, не отводя взгляд.

Я замер в нескольких шагах от нее. Но все равно прекрасно видел ее сверкающие гневом янтарные глаза с застывшими внутри черными точечками, и плотно сжатые губы с морщинками неудовольствия и злости в уголках, и ее дрожащие пальцы, с силой сжимавшие сумочку в руках.

И я чувствовал аромат ее духов, щекотавший ноздри своей пряностью и сладостью. И сходил с ума от этого аромата. Он не был приторно сладким, такие у меня всегда вызывали лишь позывы к рвоте, но был нежным и приятным, вынуждавшим меня циркулировать на границе безумства и реальности.

Тишина, повисшая между нами, раскаляла атмосферу до предела.

А мы с Владой просто смотрели друг другу в глаза. Два упрямца, не желавшие уступать.

И что теперь? Что говорить дальше? Предъявлять претензии? Но скажите мне, какое я имею право на претензии? Я ей никто! И она это прекрасно знает, поэтому и смотрит на меня так враждебно, так раздраженно, так уничтожающе, словно хочет убить.

Но что-то ведь все равно нужно сказать? Наорать на нее, черт возьми, чтобы она ВСЕ поняла! Чтобы осознала, что натворила! Теперь ведь Никита ее вообще в покое не оставит, «получив разрешение» к дальнейшим действиям! Неужели она этого не понимает?

А Никита… Самодовольный ублюдок!

Я еще сильнее сжал руки в кулаки и двинулся на Владу.

— Какого черта ты это сделала? — выкрикнул я

— Какого черта тебя это должно касаться? — в тон мне выкрикнула она, гордо вскинув подборок.

Я помрачнел.

— Считаешь, что ЭТО меня не должно касаться?

Влада вскинула вверх брови.

— А что — ДОЛЖНО?

— Ты что, не понимаешь, кто такой Никита? — закричал я, начиная выходить из себя. Ее упрямство и нежелание осознать всю серьезность произошедшего, меня просто бесили.

— Понимаю, — выдавила Влад сквозь зубы — Ты мне очень доходчиво все объяснил, когда мы виделись в последний раз!

Я приблизился еще на шаг, неукротимо сокращая расстояние между нами и уже почти оказываясь к ней так близко, что мог бы услышать, как стучит ее сердце.

— Тогда какого черта ты пошла с ним танцевать? — выкрикнул я, нависая над девушкой

— А у тебя надо было спросить, правда? С кем мне танцевать, а с кем не стоит? — выкрикнула она в ответ — Тебя это не касается, ясно?! Как ничто из моей жизни!! И твои нелепые оправдания… то, что я сотрудница твоего брата, это просто бред!! Следи за другими сотрудниками, а меня оставь в покое!!!

Злость и ярость сковали горло, и я уже не мог выговорить ни слова.

Она просит оставить ее в покое.

Именно тогда, когда я понял, что сделать этого уже не смогу.

Мгновение я смотрел на нее, сцепив зубы. И она смотрела на меня, прямо в глаза, как и раньше, без боязни или страха, простого испуга. Твердо смотрела, пристально. И взгляда не отводила.

Но я видел, что она нервничает. По тому, как билась жилка у нее на шее, как дрожали ее пальцы, все сильнее сжимавшие сумочку, как неестественно подрагивали уголки губ, как вздымалась ее грудь…

Может быть, она нервничала так же, как нервничал и я?..

Но это не казалось мне сейчас важным. Только то имело значение, что я должен был убедить ее в том, что общаться с Никитой ей больше не стоит. Я просто-напросто запрещаю ей это делать!! И к черту все!!

Еще мгновение, напряженное, щекочущее нервны, наполненное ароматами едкого пламени, разъедающего кожу и легкие, вынуждая задыхаться. Мгновение…

И я сократил то ничтожное расстояние, что разделяло нас, в один шаг, вынуждая Владу отступить к стене, а сам навис над ней, удерживая ее в кольце своих рук, расположившихся по обе стороны от ее лица.

Влада тихо пискнула, словно бы собираясь что-то сказать, возмутиться, возможно, наорать, может быть, но мне было плевать, что она хочет мне сказать. Я буду говорить!!

А вот на ее ладони, замершие на моей груди в месте бешеного биения сердца, от прикосновения которых меня бросило в жар, плевать мне не было.

Я с силой втянул в себя воздух, заставляя себя дышать размеренно. Почти получалось…

Если бы еще ее близость не сводила меня с ума!!

И почему я раньше не замечал ее? Того, как она действует на меня? ЧТО дремало во мне? И когда ЭТО проснулось, выуживая на поверхность самые грязные мои фантазии относительно того, что мне хочется сделать с Владой Снежиной?!!

Но имело ли это значение сейчас, когда я почти свихнулся, ощущая пряный аромат ее кожи, чувствуя ее дыхание, щекочущее мое лицо, когда я был к ней настолько близко, что с ума сходил от этой близости?!

Я тяжело вздохнул и впился в ее глаза почти безумный взглядом.

— Слушай внимательно, если не услышала в прошлый раз!! — прошипел я, наклоняясь к ней все ниже и ниже, почти касаясь лица — Ты не будешь подходить к Никите и на шаг, вообще не будешь больше с ним встречаться. И искать себе мужика для того, чтобы перепихнуться с ним и что-то доказать мне, тоже не будешь!! И надевать платья, которые не скрывают и миллиметра твоей кожи, тоже не станешь!! И танцевать с идиотами, которые хотят затащить тебя в постель, тоже… не станешь!! Просто… держись от них подальше!!

Я втянул в себя воздух, и тут же пожалел об этом, потому что легкие обожгло огнем аромата ее кожи.

Почти касаясь губами ее щеки, я тяжело и хрипло выдохнул:

— Это ясно?!

Влада вздохнула, я почувствовал ее вздох своей грудью, прижатой ко мне, и почти сошел с ума от этого движения. А еще ее ладони, лежащие на моей груди и расплавлявшие ее словно кислотой!!

Я сжал зубы и прикусил щеку.

Боже, помоги мне!!!

— Мы встретились случайно, — проговорила Влада, облизнув губы — С Никитой…

Я проследил за легким, почти небрежным движением ее язычка, и почувствовал, как раскаленное железо только что ввели мне в кожу. Жар сковал тело огненным кольцом, подавляя меня своим первобытным желанием.

Какого черта она меня провоцирует?!! Не видит что ли, что я и так уже на пределе?!!

— А мне плевать!! — выдохнул я, не отрывая глаз от ее лица — Случайно, не случайно!! Чтобы я тебя рядом с ним больше не видел!!

Напор ее ладошек стал сильнее. Она хотела оттолкнуть меня.

Но ее дрожащий голос выдавал ее с головой. И от этого я терял разум еще больше.

— Какое тебе до этого дело?!!

— Да вы с ним чуть не раздели друг друга на глазах у всех!! — воскликнул я

— И что?! — с вызовом выдавила Влада — Я не хотела с ним танцевать, он меня сам потянул…

— И ты пошла, да?! — выдавил я сквозь зубы

— А что мне нужно было делать?! — воскликнула она — Истерику закатывать?! Я не пойду с тобой, потому что ты на меня поспорил?!! Так что ли?!

Мне было плевать, что она должна была ему сказать. Что угодно, лишь бы он ее не лапал!! Дрожь прошлась по моему телу, когда я вспомнил руки Никиты, скользящие по ее спине и талии.

— Но ты не очень-то и упиралась и сопротивлялась, когда он… когда он шарил по тебе руками, — выдавил я со злостью

Влада обиженно поджала губы.

— К твоему сведению, я его отругала!

— Да?! По руке, что ли, шлепнула?!!

— Не смешно! Я сказала ему про то, что знаю о споре. А он сказал, что догадывался об этом!! — что-то в ее взгляде изменилось, блеснул какой-то огонек — И еще… он сказал, что ты тоже спорил!!

Я уставился на нее, сузив глаза.

— Я не спорил!!

— Он сказал, что ты спорил до того, как уехал в Америку, — сказала Влада, стараясь дышать ровнее, но я все равно ощущал грудью ее дыхание — Это правда?!

Первая моя мысль — я убью Никиту!!! Вторая — что мне теперь ответить Владе?!

Что вообще можно возразить в ответ на правду?!!

А потому я просто молчал.

Но Влада и сама все поняла

— Правда, значит?! — выдохнула она — Я так и знала!! И ты еще мне какие-то претензии предъявляешь?! — воскликнула она — Да какое ты имеешь право?!

И тут я не сдержался, прижал ее к стене, сильнее напирая на нее.

К черту все!!!

— Такое, что никому не позволю к тебе прикасаться!!

Влада вздернула подбородок и резко выдавила:

— Для себя побережешь, что ли?!!

Она думает, что может вот так шутить с этим?! Ошибается!!

— Да, — выдохнул я сквозь плотно сжатые зубы, наблюдая за изумлением, светившемся в ее глазах — Да!!!

И жадно, уже не сдерживаясь, впился в ее губы поцелуем. Подавляя ее, пытаясь подчинить, доказывая что-то, утверждая свою правоту и просто выплескивая всю свою злость, ярость и гнев, которые испытал за те минуты, что видел ее в обществе Никиты. Это был жадный, жесткий поцелуй, поцелуй-наказание.

Влада, на мгновение опешив, неподвижно стояла, прижавшись к стене, как к единственной опоре, а потом начала вырываться, пытаясь увернуться от моих губ, припечатавших ее к себе, словно клеймивших ее, а не целовавших. Задвигались ее ладошки, сжавшиеся в кулачки. Она молотила ими по моей груди, сначала сильно, очень сильно… а затем все медленнее, едва ощутимо, словно бы утверждаясь в том, что все равно проиграет.

А я сходил с ума от движения ее тела вдоль моего. Это возбуждало меня еще сильнее. Она выгибалась, чтобы отвернуться, вырваться из моего захвата, из сладостного плена моих рук, а я сходил с ума, представляя себе, как она выгибается мне навстречу, стараясь стать ко мне еще ближе.

Поцелуй стал нежнее. На мгновение оторвавшись от ее губ, я вновь приник к ним, обводя контур языком и раздвигая им сладкие створки, проникая внутрь, вдыхая ее пряность и сладость, исследуя ее, пробуя на вкус. Уже не в силах остановиться, теряя контроль и самообладание, поддавшись желанию, съедавшему меня изнутри, разрывающему на части все мое существо.

И когда она приоткрыла губы, впуская меня в свою сладость, я застонал ей в рот, вдыхая ее согласие. Чувствуя, как каждая клеточка моего тела плавится под натиском адского пламени, поглотившего меня в свои объятья.

Мои руки двинулись вдоль ее тела. Одна собственнически накрыла грудь, сквозь тонкую ткань платья ощущая напряженные соски. А вторая спустилась по талии вниз, обхватывая ее бедро, нежно поглаживая его, медленно приподнимая платье вверх по ноге в безрассудном желании ощутить ее кожу под своими пальцами.

Влада застонала и выгнулась мне навстречу, подставляя моим ненасытным губам свою шею. Я провел ими по нежной коже, захватывая ее зубами и оставляя влажную дорожку от губ. И вновь припал к ее губам в ненасытной жажде обладания, испивая ее до дна, стараясь опробовать все, что она разрешила мне пробовать, словно у меня больше никогда не будет шанса на это.

Я оторвался от ее губ, тяжело дыша в ее щеку.

— Влада, пожалуйста… — прошептал я, отыскивая взглядом ее затуманенные глаза — Пожалуйста… малыш… пойдем со мной… — я вновь припал к ее губам, лаская их легкими поцелуями — Я не могу больше… Пойдем…

И тут что-то изменилось. Я почувствовал это. Влада замерла, как тряпичная кукла. Только дрожала, сильно, крупной дрожью. И взглянув в ее глаза, я понял, что дрожала не от желания, а от гнева. ТАК много я прочитал в ее взгляде.

— Что случилось? — прошептал я ей в губы

Хотелось бы верить в то, что ничего, но я не верил.

Влада окатила меня ледяным взглядом, с силой толкнула меня от себя, я поддался и отступил, ничего не понимая.

— Ничего! — выдавила она из себя, одергивая платье и не глядя на меня

Я стоял и ничего не понимал. Что происходит? Ведь всего секунду назад, всего мгновение назад она…

Кажется, мгновение назад я был умнее!!

Влада отступила от стены, сделала шаг в сторону, затем еще один.

Мое сердце билось, как сумасшедшее, оглушая меня, ударяясь в виски, и стучало, стучало, стучало… Я думал, с ума сойду от этого стука.

— Куда ты? — проговорил я, чувствуя, что в горле внезапно пересохло

Влада подняла на меня глаза, полные презрения.

— Ухожу!!

— Но…

— Ты просто негодяй!! — выкрикнула она резко — Просто негодяй!! Еще хуже, чем твой дружок!! Тот хотя бы честно признался, что спорил на меня!! А ты… ты… — ее голос просто звенел от несдерживаемой ярости — Ненавижу тебя, ясно?! — выкрикнула она — Не подходи ко мне!!!

Вопреки всему я ступил к ней, стараясь удержать за руку, когда она сделала шаг в сторону, чтобы уйти. Ошарашенно взирая на нее.

— Что я сделал?.. — и тут же запнулся — То есть… я, конечно, много чего сделал… Но ты же не была против!! Что не так теперь?! Что я сделал?! Объясни хотя бы!!

— Я не одна из твоих куколок, ясно?! — закричала Влада — Я не та, с которой можно перепихнуться пару раз и бросить!! Поспорить, что затащишь меня в постель, развлечься, трахнуть и быть таковым!!!!!!! Я этого не потерплю, ясно?!

— Влада… — я двинулся к ней, не зная, что нужно сказать, но чувствуя, что нужно ее утешить

— Я не твоя игрушка и никогда ею не буду!! — воскликнула девушка, сверля меня взглядом, а потом, словно устав кричать, намного тише добавила: — Просто оставь меня в покое! Вот и все, о чем я прошу.

С этими словами она развернулась и спешным шагом направилась вдоль по коридору.

А я стоял и смотрел ей вслед, зная определенно точно, что не имею ни малейшего права на то, чтобы ее удерживать.

* * *

Напиваться до беспамятного состояния, конечно, не стоило. Да и в планы мои это не входило. Но…

Как там говорят?.. Все, что не случается, все к лучшему?!

Ну, и кто, черт возьми, посмеет мне заявить, что то, что произошло со мной сегодня — к лучшему?!!

Я истерически захихикала и прижалась губами к горлышку, отхлебнув из бутылки еще немного желтоватой жидкости и наслаждаясь тем, как она расплавленным железом обдает мои внутренности огнем.

Я закашлялась и вытерла рот тыльной стороной ладони. Зажала бутылку в руках. Перед глазами все поплыло, растворяя пространство в сером пятне с неотчетливыми расплывшимися образами.

Черт!! Наверное, мне не стоило этого делать. Даже не наверное, а совершенно точно!! Не стоило мне пить. Я никогда не умела пить, черт возьми!! Даже на выпускном в школе, выпив пару бокалов красного вина, потом с трудом могла вспомнить, что происходило после этого!! А сейчас…

Я посмотрела на полупустую бутылку, зажатую в руках, и покачала головой.

Черт!! Не стоило мне пить!! Не стоило…

Но… мне было так фигово!! Так тоскливо на душе. И так… мерзко после того, что произошло!!

Как он посмел ЭТО сделать?! Черт, как у него только… рука поднялась?!

Я вновь захихикала, как ненормальная, сквозь помутненное сознание понимая, что мой смех звучит по-идиотски. Поднялась у него вовсе не рука!! И черт… я не могла забыть прикосновения его… Дрожь прошлась вдоль тела от одного лишь воспоминания!!

Что Маврин сделал со мной, черт возьми?!! Что он со мной сделал?!

Почему я ответила на его поцелуй?!

Ооо… его поцелуй!! Я думала, что сойду с ума, когда его губы коснулись моих. Такие мягкие и твердые одновременно, такие властные и нежные, такие горячие!!! Словно огнем обдало мои внутренности!!

Я застонала и обхватила голову руками.

Боже, я схожу с ума!!! Маврин сводит меня с ума!!

Как я только могла поддаться ему?! Как я, вполне самостоятельная, уверенная в себе женщина, которая уж его-то, главного бабника страны, знает, как облупленного, как я могла поддаться ему?!! Его обаянию, мужскому очарованию, его властности и силе, неуловимой легкости и требования подчиниться ему?!! Как я только осмелилась?!!

Клянусь, я хотела воспротивиться!! Честно!! Хотела, отчаянно желала, я вырывалась, черт возьми!! Но он не отпустил меня. Он не отпустил, а я больше и хотела вырываться.

Глупая, безмозглая курица!!

Ясное дело, на что надеялся Маврин!! У него и на лбу это написано было!!

А вот на что ты надеялась, идиотка?!! На уверения в любви до гроба?! В нежности и ласке?! Думала, что он снизойдет до того, чтобы… О, это даже звучит, как сущий идиотизм!!! Что он, Кирилл Маврин, влюбится в тебя, Владу Снежину?!!

А у тебя точно все в порядке с головой, подружка?!!

Я отхлебнула их бутылки еще глоток и, вновь закашлявшись, отставила ее в сторону.

Но пить все равно не стоило! Хотя кто меня остановит, черт возьми?!

И какого лешего Маврин вообще за мной поперся?! Какого хрена ему от меня понадобилось?! Что он хотел узнать?! Или о чем хотел предупредить?! Да он вообще только орал на меня!! За то, что я танцевала с Денисовым!! С этим… козлом!! Ну, танцевала, и что?! Я его, этого… этого… Маврина все время, как дура, высматривала в толпе!! А Денисов просто под руку подвернулся. И не хотела я с ним танцевать вовсе. Он сам потянул меня в центр комнаты!!

И я все объяснила Кириллу!! Объяснила, ведь так?! И чего он тогда взъелся? Какого лешего полез целоваться?! И какого лешего я отвечала ему?! Губы до сих пор горели от его прикосновения, а рот жгло, словно огнем от касания его языка.

Слава Богу, мне хватило сил на то, чтобы остановиться!! Не знаю, каким чудом…

Он меня чуть не трахнул. Прямо там, в коридоре, прижимая к стене и задирая платье по самые бедра! Не удивлюсь, если он успел потрогать мои трусики и даже догадаться, какого они цвета!!

Я чертыхнулась себе под нос и откинулась на спинку дивана.

Зараза!! Кобель!! Бабник!! Ничтожество!! Что он там сказал?! Пойдем, малышка, я больше не могу?!! Какая избитая фраза!! Мог бы придумать, что-то новенькое!! Или он даже и утруждать себя не стал?! Ну, конечно, зачем?! Ведь все бабы так и норовят залезть к нему в штаны!!

Козел!! Даже слов не могу подобрать, чтобы описать всю гамму чувств, что испытываю сейчас к этому… идиоту!! Почему он так поступил?! Почему?..

Наказать он меня так решил, что ли?! Из-за Никиты? Но это глупо!! Я с Никитой никогда не стала бы спать, даже не зная о споре! Как не стала бы спать и с самим Мавриным, собственно говоря!!

Я сцепила зубы и закрыла глаза.

Только вот сам Маврин, кажется, был уверен в обратном. Словно бы я давала ему право на что-либо!!

Ну, и что, что я позволила ему себя поцеловать?! Ну, и что, что я даже ответила ему?! Это ничего не меняет. Ничего!! Я бы все равно не позволила ему большего!! По крайней мере, очень хочется в это верить… Но его слова… Эти банальные, глупые, словно бы отравляющие меня слова… Он меня даже малышкой назвал! Словно обозвал! Словно я одна из его куколок, которых стоит только пальцем поманить, как они сбегутся и лягут около его ног!! Словно бы я игрушка какая-то!!

Козел он просто!! Правильно я всегда так считала!! Правильно! Чтобы кому-то что-то доказать? Чтобы просто унизить меня?! Для чего он все это затеял?!

Так, неважно это все! Неважно!! Важно лишь то, как теперь жить-то дальше?! Как приходить на работу, зная, что он может заявиться в любой момент?! Как общаться с ним, словно бы ничего не произошло?! Как смотреть ему в глаза?! Как на себя в зеркало смотреть после произошедшего?! После того, как я чуть было… чуть было… Вот черт!!

Нужно избавляться от Кирилла Маврина! Избегать его, не встречаться, не разговаривать! Вообще никак на него не реагировать!! Забыть!! Просто забыть, что он вообще существует!!

По-моему, гениальный план!!

Вопрос. Как его осуществить?!!

Маврин, Маврин… Что же ты не выходишь из моей головы, а?!!

А еще Странник «висит» на мне непосильной ношей. Давно пора удалить его!! Точно такой же экземпляр, как и Маврин!! Такой же твердолобый, самовлюбленный и самоуверенный сукин сын!!

Удалить его нафиг!! Срочно. Даже до завтрашнего дня ждать не буду!! Сейчас же покончу со всем этим!

Я с трудом приподнялась с дивана и на трясущихся ногах прошествовала к столу, на котором стоял компьютер. Я не заходила на сайт с того самого дня, как мы со Странником немного… «повздорили». А точнее, когда он, как последний негодяй, заявил, что я ищу «любовь всей своей жизни»!!! Даже не заявил, а спросил, так грубо, жестко, с сарказмом. Какое его дело вообще, что я делаю на этом сайте?! Хотя… конечно, есть ему дело, ведь я же ему первая написала!! Но и прекратить общение тоже первая предлагала!! А он отказался!! Какого лешего отказался тогда, если не хотел разговаривать?!!

Короче, достал он меня!! Все, удаляю его нафиг и никаких проблем!!

Сфокусировав взгляд на клавиатуре, я ввела логин, пароль и… чуть не упала со стула, когда увидела на экране горящие красным ТРИ сообщения от Странника!!

Может, я все же перепила?! И у меня теперь галлюцинации?!! Ну, не может же Странник написать мне три сообщения?! Или может?.. Пять же он мне когда-то написал?!!

Дрожащими руками я кликнула на просмотр и застыла, тупо глядя на экран.

Странник: Прости меня. Я не хотел тебя обидеть. Честно не хотел.

Первое сообщение меня выбило из колеи.

Странник: Ты верно подметила как-то: я — самая настоящая заноза в заднице. И со мной всем очень трудно.

Второе — почти протрезвило.

Странник: Но я, надеюсь, что, общаясь с тобой, смогу измениться. Ты мне поможешь?)))

А третье вообще послало в нокаут!!

Сердце почти остановилось в груди в тот момент, когда я увидела незатейливую подпись под его фотографией… Черт побери, Странник был on-line.

Я облизнула пересохшие губы и кашлянула — в горле тоже вдруг пересохло, и к тому же создавалось ощущение, что по нему прошлись наждаком.

Ноги больше не держали меня, и я рухнула в кресло, откинувшись на спинку.

Сегодня я вообще что-то очень слабо соображала, особенно после выпитого, а потому, пока, тупо уставившись на экран, гадала своим захламленным спиртным мозгом, что бы могли означать эти странные слова, и что бы ответить Страннику, вздрогнула от неожиданности, когда услышала резкий сигнал, оповещавший меня в том, что мне пришло еще одно сообщение.

Я наклонилась над столом, стараясь не распластаться на нем, — меня «немного штормило», и прищуривая глаза, чтобы лучше рассмотреть, от кого пришло сообщение.

Неужели от Странника?!! Что, еще одно?!!!

Дрожащими пальцами я нажала на «ответить». И застыла. Действительно, от Странника. И что же он пишет на этот раз?!!

Странник: Здравствуй, Юля!!!

Я поморщилась. Придуманное мною для самой же себя имя стало жутко раздражать.

Стараясь сфокусировать взгляд на клавиатуре, я стала медленно набирать сообщение.

Ромашка: Привет, Игорь!!!

Только отправив сообщение, я поняла, что не нужно было этого делать. Я же собиралась удалить его к чертовой матери!!! Так какого… я ответила ему?!!

Нужно отправить ему еще одно сообщение…

Помутневшими глазами я уставилась на клавиатуру, одним пальцем нажимая на буквы. Но не набрав и половины слова, которое хотела ввести, вновь вздрогнула от резкого звука.

Странник: Как дела?!!

Я уставилась на экран.

Как дела? Как дела?!! Черт, да никак!!!

Это самый худший день моей жизни!!!

Я поцеловать с отъявленным ловеласом, он меня чуть не затащил в постель, другой ловелас и негодяй, на меня поспорил и с таким убийственным равнодушием реагировал на мое негодование по этому поводу, что мне хотелось его пристрелить!!!!

А еще… мне было страшно оттого, что мое собственное тело чуть было меня не предало!!!

И еще оттого, что Кирилл Маврин… воспользовался ситуацией и чуть было не залез ко мне в трусы!!!

А еще оттого, что ты мне, черт возьми, написал как раз в тот момент, когда я собиралась тебя удалить!!!

Я даже рыкнула от злости. Все вы одинаковые!!! Вам лишь бы затащить в койку очередную бабенку!!! Самовлюбленные сукины дети!!!! В песочнице не наигрались!!!!

Я удалила недописанное сообщение и стала набирать новое.

Так и не успев его отправить, увидела, что от Странника пришло еще одно.

Он меня что, завалить ими решил?!!! Какого черта ему вообще от меня надо?!!

Странник: Ты чего молчишь?! Я тебе уже не нравлюсь?!)))))

Я помрачнела, зрачки сузились от злости и негодования, губы сжались в плотную линию.

Что я там говорила о самовлюбленных сукиных детях?!! Так вот — я переписываюсь, к своему несчастью, с самым отъявленным самолюбцем на свете!!!!

Ромашка: А ты мне когда-то уже нравился?!!

Ромашка: И дела у меня фигово!!! Так что лучше не нарывайся!!!!

Отстань от меня, прошу тебя!! И не пиши мне больше!! Не хочу тебя ни видеть, ни знать. Я тебя, правда, и так не вижу, но… Знать тебя я не хочу!!!

Я обхватила голову руками. Чертов Кирилл Маврин!!!

Странник: У тебя все хорошо?!

Я сцепила зубы и насупилась.

Ромашка: По мне видно, что у меня все хорошо?!!!

Странник: Может, и видно… Но я же тебя не вижу!!

Странник:)))))))))

Эти его «улыбочки» достали меня!!! Весельчак чертов!! Все ему весело!! А мне вот вообще невесело!!

Ромашка: И благодари за это Бога!!!

Надеюсь, что у меня получилось съязвить, потому что именно на это я и рассчитывала.

Странник: Что, все так плохо?..

Догадливый, блин!!!

Ромашка: Да!!!

Отстань ты от меня, а?!! Не до тебя мне сейчас!! И Маврин этот… Тоже достал!!!

Я мысленно застонала.

Черт, я же обещала не думать о нем!!! Нужно его забыть!! ЗАБЫТЬ!!!

Да уж… забудешь тут. Когда мне пишет его ходячая копия!!!! Странником зовется!!

Если бы я не была уверена в том, что Кирилл скорее повесится, чем зарегистрируется на сайте знакомств, ей Богу, я бы подумала, что под ником Странника шифруется именно он! Но даже сама мысль об этом казалась мне нелепой. Да и зачем ему это надо было бы?! У него девиц выше крыши!!

Просто Странник такой же, как и Маврин, самоуверенный, упертый, самовлюбленный, эгоцентричный самец, который ласкает свое эго, затаскивая в постель всех, на кого только падет его взгляд.

Вот и сейчас… какого черта он мне пишет?! Зачем?! Что ему от меня надо?! Конечно, затаскивать меня в постель у него и мысли не возникло, в этом я уверена на все сто процентов, но вот просто поиздеваться надо мной… думаю, это вполне в его духе.

Но уйти от монитора и не смотреть на сообщения, которые от него приходили, я отчего-то не могла. Что-то словно держало меня рядом, не давая двинуться с места.

Странник: А ты сегодня очень многословна…

Я поджала губы. И хотя перед глазами все плыло, я прочитала каждое слово два раза!!

Он еще и насмехается!!! Я набрала ответ.

Ромашка: Если будешь меня доставать, узнаешь о себе очень много всего!!! И посмотрим тогда, какая я многословная!!!

Странник: И добрая сегодня, как никогда))))

Странник: Прости, прости… Кланяюсь в пояс))))

Я гневно сузила глаза и наклонилась над столом.

Ну, что за несносный человек!!! Почему я вообще его еще не удалила?! Общаюсь с ним, как с лучшей подругой!!!

Ромашка: Ты сейчас договоришься!!!

Странник: Серьезно?.. И что же будет?!

Странник: Запасусь-ка я зонтиком, буду твои удары отклонять!!!

Я гневно треснула по столу кулаком, почти не ощущая острую боль, пронзившую руку.

Насмешник хренов!!! Достал меня уже!!!

Нажимая на буквы дрожащими пальцами и глядя на экран затуманенным взглядом, я отправила сообщение. И пусть Странник лопнет от смеха!!! Плевать на него!! Я его не знаю, он меня тоже!! Значит, можно говорить все, что мне в голову взбредет, и ничего мне за это не будет!!!

Ромашка: А я достану из дальнего шкафа винтовку, оставшуюся от деда!!! Посмотрим, как ты запоешь!!

Я вновь откинулась на спинку кресла. В висках сначала кольнуло, а потом засвистело.

Неужели выпитая бутылка портвейна дала о себе знать?!! Рановато что-то…

Но ощущение было такое, словно меня сейчас вывернет наизнанку.

Наверное, это на Странника у меня такая реакция!!! Как и на Маврина тоже!!!

Странник: Ты что Анка-пулеметчица?!))))

Я сжала руки в кулаки. Ах, так!!!

Ромашка: В тебя не промахнусь!!!

Странник: А вот это уже угроза!!!)))

Странник: Скопирую-ка я текст и отошлю в правоохранительные органы, чтобы знали, кого искать, если меня вдруг найдут пристреленным где-нибудь в сточной канаве!

Ромашка: Я не оставляю улик!!!

Какой-то тупой разговор!!! Совершенно бессмысленный!!! Чушь и только!!!

Странник: Это я уже понял))))) Только человек, не оставляющий улик, напишет в слове «промахнусь» пять лишних букв))))

Что-о?!!! Я уставилась на экран, фокусируя взгляд на своем сообщении.

И ахнула. Черт!!! Он прав, гаденыш!!

Ромашка: Ну и что?! Я не говорила, что работаю учителем русского языка!!!

Странника: Да и вообще нигде не работаешь с таким знанием родного «великого и могучего»))))

Ромашка: Пошел к черту!!!

Это единственное, что пришло мне на ум в этот момент. И я очень жалела, что это не заткнет ему рот.

Странник: Только вместе с тобой!!! Кстати, не подскажешь к нему дорогу?)))

Я тяжело вздохнула.

Ну, вот скажите, какого лешего он извинялся, называл себя идиотом, прочил прошения, писал, что хочет общаться со мной и дальше, если наше «общение» сводится вот к этому?!! К спорам, насмешкам, злобным высказываниям?!! Зачем тогда все это?! Ничего я не понимаю.

Нужно удалять его к чертовой матери!! Немедленно!!

Я вздрогнула от резкого звука компьютера и застонала.

Ну, что ему от меня надо?!

Странник: Прости меня, Юля!! Я не хотел тебя обидеть!! Правда.

Он что, телепат, мать его?!! Читает мои мысли на расстоянии?!!

Опять он извиняется!! Уже… который раз по счету?!!

Странник: Просто у меня такое же паршивое настроение, как и у тебя, наверное. И день был одним из наихудших дней в моей жизни!!

Отвечать ему не стоило! Ох, не стоило!! Следовало удалить его, как я и задумывала вначале!! Но руки сами потянулись к клавиатуре, и я уже строчила ему ответ.

Ромашка: И поэтому ты хотел испортить настроение и мне?!!

Странник: Наверное, да.

Блин, его откровенность меня до гроба доведет!!!

Ромашка: Не стоило и пытаться. Это уже сделали за тебя!!

Странник: Кто?

Через пять секунд.

Странник: Мужчина?

Еще через двадцать секунд.

Странник: Прости, я не должен был спрашивать!!

Почти сразу же после предыдущего.

Странник: Все-таки мужчина, да?!

Казалось, что оповещения не успевают приходить от количества тех сообщений, что мне высылал Странник. Игорь. Его зовут Игорь!! А я в шоке смотрела то на одно, то на другое, широко распахнув глаза и открыв от удивления рот.

Да он просто ходячее противоречие! Огромное ходячее противоречие!!! Это же надо, так спросить, чтобы и себя отругать, и передо мной извиниться, но все равно настоять на том, чтобы ему ответили!!!

Ромашка: Мужчина. Самый отъявленный негодяй!!!

Ромашка: И больше ни о чем не спрашивай, я не хочу о нем говорить!!!

Странник: А кто он такой?!

Странник: Прости… ошибочка вышла… Не успел удалить… Не хочешь говорить, значит?!

Ромашка: А тебе недостаточно, что он просто козел?!!

Возможно ли с таким нетерпением ожидать сообщения от совершенно незнакомого человека, который тебе в общем-то не нравится, и с замиранием сердца, дрожащими пальцами кликать на мышку, когда заветное сообщение все же пришло?!!

Раньше я бы сказала, что нет, невозможно!! Сейчас же — слушая глухие удары своего сошедшего с ума сердца, грохотавшего в груди, я не могу поручиться за это с прошлой, былой уверенностью.

Странник: Наверное, достаточно.

Странник: Мне бы не хотелось, чтобы тебя обижали… Если совсем уж начистоту.

Ромашка: Хочешь для себя оставить это?!

Черт, наверное, это очень грубо прозвучало!!! И почему я никогда не думаю о последствиях?!!

Я поморщилась от собственной глупости. Теперь я его «отшила» точно.

И почему в груди расползлось странное неприятно скользкое и липкое чувство разочарования?! Ведь я сама хотела его удалить!!! А теперь что же?! Хочу вернуть его обратно?!!

Ну, уж нет!!

Я скрестила руки на груди. На мгновение…

А затем потянулась к клавиатуре, чтобы написать извинения. Полная идиотка!!!

Но не успела. Странник мне ответил первым.

Странник: Я же, кажется, извинился?!

А сколько раз ты это уже делал?!!

Странник: Знаю, что делал это уже раза три, но все же… Прости!!

Точно телепат!!! Ничего себе!!!

Странник: Что еще сказать, черт возьми?!! Я такой, какой есть!! Не хочешь общаться с таким, говори сразу!!! Удалим друг друга на фиг!!! И все дела!!

Я уставилась на экран, читая сообщение уже в третий раз. Сердце грохотало в груди, как сумасшедшее.

Удалим друг друга… Удалим… Больше не будем общаться… Не будем…

Не читать его сообщений… Этих насмешек… Извинений, принесенных в сотый раз…

Удалить… Удалить и забыть!! Так же, как и Маврина забыть…

Удалить…

Ты хотела этого, Влада! Ты с самого начала хотела именно этого! А теперь что же, идешь на попятную?! Будешь продолжать читать этот бред?! Все, что он тебе напишет?! Ты этого хочешь, что ли?!!

А как же гордость?!

Я тяжело вздохнула и наклонилась над столом.

Гордость махнула на все рукой и спряталась в самый дальний уголок души, когда дрожащие пальцы набирали и отправляли сообщение.

Ромашка: Я бы, наверное, попробовала с тобой общаться.

Ромашка: Если ты не будешь вести себя, как законченный негодяй!!

Ответ пришел почти мгновенно. Оставляя в моем сердце пламенный след.

Странник: Я согласен!!! Не буду, обещаю!!

Ромашка: Я рада, Игорь…

Странник: И я очень рад, Юля…

Именно с этого все и началось.

* * *

Удивительно, но я никогда не чувствовал себя так же скверно, как в это утро.

Хрипло постанывая и посылая к черту звонкую трель телефона и яркие лучи весеннего солнца, проникавшие сквозь жалюзи, я перевернулся на живот, забравшись головой под подушку.

Черт побери все на свете миллион раз!!!

Так хреново мне не было никогда.

И дело тут даже не в количестве выпитого вчера, на ночь глядя, спиртного, равнявшегося почти двум бутылкам ирландского портвейна!!! И не в том, что я общался с Ромашкой почти всю ночь напролет, и мне до одурения нравилось наше общение!!! И не в том даже, что я лег спать почти в пять утра с чувством уязвленного некой «серой мышкой» самолюбия и ощущением того, что я полный негодяй!!

Конечно, не в этом… Не может быть дело в этом!!!

А в том дело, черт побери, что я проснулся сегодня в первом часу дня с ощущением дикого плотского желания, охватившего меня с головы до пят. Раскалявшего до предела всего меня. Кажется, первобытным огнем были охвачены все мои внутренние органы и сейчас горят, горят, горят, обдавая меня своим жаром, адским пламенем, в котором купают грешники…

Я и проснулся оттого, что огонь желания, разъедая вены, проникает в кровь наркотиком, наполняя ее своим огнедышащим сумасшествием. Пламенным безумием. Разъедающей кожу лихорадкой.

Жарко, как же мне было жарко!!

Бешеный стук сердца, барабанившего в груди, оглушал, настойчиво и противно отдаваясь в ушах.

Я открыл глаза и долго не мог понять, что же случилось, и где я нахожусь.

Огляделся по сторонам, словно помешанный, а потом сглотнул, вспоминая… И чертыхнулся, громко и вольно, грубо, но мне было плевать на условности!!!

Хотелось вообще разнести этот мир в пух и прах!! Какого черта он играет со мной?!!

Мне снилась Влада Снежина.

Вы только представьте!! Вдумайтесь в каждое слово!!

Мне снилась Влада Снежина. В своем маленьком черном платьице, облегающем ее тоненькую точеную фигурку, словно второй кожей, платьице, ничего не скрывавшем от моего настырного взора, обласкавшего каждый сантиметр ее кожи…

Зачем я только увидел ее в нем?!!

Влада Снежина, кто бы подумал?! Та, что язвила мне каждый раз, когда мы встречались. Та, что сыпала насмешками и едкими замечаниями, как из рога изобилия. Та, что не хотела иметь со мной никаких дел. Та, что, честно говоря, не обладала фотомодельными параметрами, но плевала на это…

Та Влада Снежина, которая вчера заявила, что я полное ничтожество.

Не могу ручаться за то, что она говорила именно это, но смысл, думаю, одинаков при любом раскладе. Я — кобель.

И сейчас, вспоминая каждую деталь своего эротического сновидения с НЕЙ и собою, любимым, в главной роли, я не мог бы однозначно заявить, что она не права.

Я снова застонал и сильнее спрятался за подушкой, словно бы прикрываясь ею от любопытных глаз.

Какого черта?!! Выметайся из моих мыслей!!! Слышишь?! Ты мне не нужна там!! Ясно?!

Влада Снежина… У которой такие мягкие губы… Такая нежная кожа, словно шелк… И она такая сладкая. Такая вкусная…

Влада…

Стыдно признаться, но именно она стала причиной моего желания. Моего дикого первобытного желания, охватившего все мое существо таким огнем, которого я никогда раньше не испытывал.

Да, смешно. Да, нелепо. Совершенно безрассудно. Да это вообще безумие!!

Но кто здесь говорит о том, что в мире есть что-то невозможное?!!

Я вот тоже никогда не верил в то, что когда-нибудь зарегистрируюсь на сайте знакомств!! На сайте знакомств, можете себе представить?!! Но зарегистрировался.

И сейчас, как бы это не было странно, общаюсь с милой и язвительной особой по имени Ромашка!!

Юлия… Юля… Юлечка…

Черт, срочно нужно найти себе женщину!!!

Только Ромашки в моей съехавшей с катушек жизни и не хватало для полного счастья!!!

Я застонал и выбрался из-под подушки, перевернувшись на спину и устремив глаза в потолок.

Маврин, ты псих!!! Какая к черту Юлечка?!!

Или отказ Снежиной переспать с тобой так на тебя действует?!!

Пришлось послать к черту не только трезвонивший на всю комнату телефон, но и гребанную совесть, которая проснулась в самый неподходящий момент!!

Но дело-то ведь даже не в том, что я общался с Ромашкой, а в том, что мне НРАВИЛОСЬ наше общение. А не я ли утверждал, что мне это никогда не сможет понравиться?! Не я ли уверял в этом и Нику?!! Трепал языком о том, что это «сидение» на сайте ни к чему не приведет?! И не смогу я там найти собеседника!!

Еще один облом. Еще один удар по самолюбию.

Но вчерашний разговор с Ромашкой действительно понравился мне. Это был разговор ни о чем, но такой приятный. Она вообще была приятной. Во всех отношения. Она веселила меня. Она нравилась мне. Острая на язычок, язвительная, остроумная… Она чем-то напоминала мне Владу. Такая же заноза. Но такая приятная заноза!!!

Юля мне определенно нравилась. Стал бы я просить ее о продолжении общения, если бы она мне не нравилась?! Обманывать себя и говорить, что я общаюсь с ней исключительно из-за того, чтобы выполнить условия спора с Никой, конечно, не стоило. Потому что я отлично понимал и ПРИЗНАВАЛ, что мне просто нравится с ней общаться.

И еще была Влада… С которой мне не просто нравилось общаться. С которой я бы хотел…

Я застонал и ударил кулаком по кровати. Черт побери!!

Я бы и рад был о ней не думать, но одна часть моего тела, которая, кажется, жила своей жизнью сама по себе, об этом и слышать не хотела. Она все думала, думала, думала… Слишком много и слишком часто за последние дни думала о ней!!!

Даже искушающие фантазии стали всплывать в голове против моей воли, даже вопреки ей!! И мозг уже рисовал такие откровенные эротические картинки перед моими глазами, от которых комок вставал в горле, и дрожь пробегала по телу, отдаваясь даже в кончиках пальцев острым покалыванием, что я начал задумываться о том, а не поехала ли у меня крыша?!

Я тяжело вздохнул и провел по лицу рукой.

В результате всего этого, мне придется идти принимать холодный душ, чтобы привести себя в «рабочее» состояние, потому что мыслить здраво сейчас вообще не представлялось возможным. Когда все мысли направлены лишь на то, чтобы затащить кого-нибудь в постель, трудно думать о чем-то еще.

Упс… Не кого-нибудь. А КОЕ-КОГО!!!

Ту, что ясно дала понять, что там не желает оказаться…

Телефон неожиданно затрещал под ухом еще раз, разрывая тишину дня.

Нехотя я потянулся за ним, желая выбросить его в окно, и принял вызов.

— Маврин, ты что, оглох, что ли?!! — посыпалось на меня из динамика

Я поморщился. Лучше бы мне и не отвечать на звонок.

Звонила Олеся Туркина, мой… «осведомитель», если можно так выразиться. Она искала, добывала, каким-то образом умудрялась откопать мне выгодный материал на ту или иную тему, а я затем его умело редактировал и отправлял в печать.

И у нас были довольно-таки странные отношения, если не сказать больше. Она меня недолюбливала. А я считал ее зазнавшейся старой девой. Но мы все равно продолжали работать вместе. Даже, когда я уехал в Америку, она ни на кого не стала работать. Словно бы ждала моего возвращения.

Я был бы рад «поболтать с ней по душам», съязвить, подколоть, вставить шпильку насчет ее личной жизни… Когда-нибудь. Но только не сейчас!!

— Все нормально, — сухо выдавил я из себя

— Да? А что так долго до телефона шел?!

Послать бы ее к черту! И без нее хреново, не то слово!!

— Чего ты звонишь?! — спросил я напрямую

Олеся молчала. И я знал, что она злится. Поджала губы и втягивает в себя воздух, чтобы не сорваться.

— У меня для тебя информация, — сухо проговорила она

— Какая?

Не хотелось с ней разговаривать. Даже о работе.

— Есть мысль, что Вайтман повезет свою Юлю в Альпы, — будничным тоном, проговорила Олеся — Можно сделать на этом очень хороший репортаж.

Я чуть было не подпрыгнул на кровати.

— Да ты шутишь?!! — воскликнул я — А откуда такая информация?!

Олеся хохотнула.

— Маврин, сколько лет ты меня знаешь? Восемь? Девять?! И за все это время ты так и не узнал меня?! Не понял, что я не разглашаю своих источников?! — она рассмеялась — Просто знаю и все. Я когда-нибудь ошибалась?!

Я должен был признать, что никогда. Никогда она не ошибалась. Откуда она все это знала, так и оставалось для меня загадкой, но ее сведения всегда были верными и точными, словно бы полученными из первых рук. И мне никогда не приходилось обвинять ее в «липе».

— И когда же случится сие событие? — спросил я

— Думаю, через пару недель, — ответила Олеся — Ближе к апрелю.

— Ничего себе!! — я даже присвистнул — И чего это он надумал?!

— Решил остепениться, может быть? — предположила Олеся

— Вадим Вайтман? — усмехнулся я — Не смеши меня.

— Как бы тебе не пришлось удивляться, дорогой!! — сострила Олеся — Вот три месяца назад ты мог сказать, что у него с этой Юлей все зайдет так далеко?!

Черт, что же за напасть-то такая, а?! Хотелось удавиться от счастья.

И тут ЮЛЯ!!! Нет, чтобы другое имя какое-нибудь!!! Так нет же, дай мне лишний раз напомнить о чем-нибудь эдаком!!! Хорошо хоть не Влада…

— Нет, не мог, — ответил я честно — Я вообще не верил, что у него может быть что-то серьезное хоть с кем-то. Как его называют? Северный сфинкс?

— Вроде того.

— И когда же они летят?

Олеся задумалась.

— Я же говорю, ближе к апрелю, — проговорила она, наконец — Я тебя просто предупреждаю, чтобы ты был внимательнее. Ты в последнее время какой-то растерянный.

Еще бы тут не быть растерянным, когда с одной стороны Влада, терзающая меня наяву. А с другой — Ромашка, испытывающая меня в виртуальной реальности!! С ума можно сойти!

— Смотри, Маврин, а то уведут у тебя репортаж прямо из-под носа, — поцокав языком, проговорила Олеся

— Смотрю, — сухо пробормотал я себе под нос

— Ну-ну… — промычала она — Ладно, Маврин, будут еще новости, я позвоню!! Пока.

— Хорошо, пока.

Я отключился вслед за Олесей и упал на подушки.

А теперь — ледяной душ!!

* * *

Услышать, что сказал мне Павел, удалось лишь с третьего раза. Услышать. Но не понять!!

Оторвав взгляд от экрана компьютера, на который я смотрела, по чести сказать, только для того, чтобы создавать хотя бы видимость того, что я работаю, я подняла на Маврина-старшего затуманенные глаза.

Наверное, вид моего уставшего лица с бледными щеками и выпученными глазами с темными кругами под ними произвел на него неизгладимое впечатление, потому что то, как он произнес мое имя, заставило меня внутренне поморщиться.

— Влада?..

Как-то ошалело, если не сказать больше, это звучало.

Радовало меня лишь одно. Мое имя мелькнуло, а это хорошо. Значит, я все еще Влада, а не какая-нибудь полетевшая с катушек шизофреничка. Это, однозначно, радует. Очень!

Выдавить бы из себя улыбку для выявления полного восторга, но губы отказываются повиноваться мне. Какая к черту улыбка, когда я и языком повернуть не могу?!! Хотя не мешало бы…

Но мне, поджав рукой подбородок, оставалось лишь тупо смотреть на то, как лицо моего начальника начинает приобретать выражение крайнего изумления в немом молчании.

Павел сделала шаг ко мне с таким диким выражением шока в глазах, что я испугалась, а все ли со мной в порядке на самом-то деле?!! Он взмахнул рукой, поводил ею в воздухе, очерчивая круги, указал на меня, приоткрыл рот, словно бы собираясь что-то сказать, но, очевидно, не найдя подходящих слов, закрыл его.

Потом засунул руку в карман джинсов и, сглотнув, осторожно выдавил, глядя на меня:

— С тобой все в порядке?

Мои брови приподнялись вверх.

А что, разве видно, что со мной все в порядке?!

Я каким-то чудом умудрилась покачать головой, показывая свое согласие. Наверное, напрасно, потому что в висках тут же противно загудело, это раз. И два, потому что все это было ложью чистой воды. Ни фига я не в порядке!!

Я тяжело вздохнула, не отрывая от Маврина взгляда. Наверное, очень тяжело и очень громко к тому же, потому что Павел бросил на меня еще один умопомрачительно обеспокоенный взгляд.

Я сделала вид, что не обратила на него внимания. Зачем? Что, я не знаю, что ли, что выгляжу хуже, чем герой какого-нибудь ужастика?!! Знаю прекрасно.

Удручает то, что я так выгляжу уже третий день подряд!!! А это уже заставляет задуматься!!

Еще бы!! Посмотрела бы я на вас, что бы с вами было, если бы вы болтали с кем-нибудь по интернету до пяти часов утра каждый божий день, а на работу вам вставать в семь!!

И как меня угораздило во все это вляпаться?!!

Как меня угораздило связаться со Странником?! С Игорем… ИГОРЬ. Его ведь так зовут.

Как меня, черт возьми, угораздило связаться с ним?!!

А его — со мной?!!

Этот вопрос я задавала себе каждый раз, когда в пять утра все же заставляла себя выйти с сайта, попрощаться с Игорем и лечь спать на пару часов. И каждый раз не находила на него ответа. Или его просто не было?!

Нас свела судьба?!! Глупость, конечно, но так хотелось в это верить…

За последние почти две недели моя жизнь сомкнулась вокруг меня словно кольцом в одном измерении. Квартира — работа — компьютер. Странник!!

И меня это стало уже пугать. Какая-то зависимость проглядывалась в том, как я, приходя домой с работы, мигом бросалась включать компьютер и заходила на сайт с глупой надеждой на то, что увижу там сообщение от Игоря. Неважно, что он напишет, главное, чтобы увидеть от него хотя бы строчку. Хотя бы банальное «привет», которое ОТ НЕГО стало уже каким-то подарком небес. Или пожелание доброго дня, вопросы о моем настроении или самочувствии после бессонной ночи, проведенной за компьютером. Или же просто разговор на какую-то отвлеченную тему, который, как и предыдущий, снова плавно перейдет в шуточки, подколки, споры, обмен мнениями или даже настоящую ругань с угрозами удаления с сайта, а потом… одновременное сообщение с извинениями и просьбами все забыть и больше не ссориться. Любой разговор, любая тема, все что угодно, то, что не даст нам попрощаться друг с другом раньше пяти утра. Любое сказанное им слово не останется без ответа. И он никогда не оставит без ответа ни одну мою, пусть даже в пылу гнева и минутной злости на него, брошенную фразу. Он никогда не молчал. И я никогда не позволяла себе того, чтобы ему не ответить.

И в этом тоже проглядывалась какая-то зависимость. Я уже не могла не писать ему. Как идиотка, заходила на сайт, и с замиранием сердца ждала того, что увижу, как напротив имени Странника загорится заветный зеленый огонек, что будет означать, что ОН тоже в сети!! И как разочаровывалась, когда этого огонька не видела. Как дура набитая, не выходила с сайта, бродила по квартире словно тень, каждые пять минут, проверяя, не появился ли он в on-line. И как полнейшая идиотка, но идиотка счастливая, готова была отплясывать джигу, когда заветный зеленый огонек все же загорался напротив его имени!! Или как безумная, улыбалась до ушей, смеялась просто, как сумасшедшая, когда, зайдя на сайт, обнаруживала ЕГО там. И через мгновение, не успев и порадоваться вдоволь, читала сообщение: «А вот и ты!! Я так долго тебя уже жду!!». От этих слов у меня моментально сносило крышу. Сердце наполнялось горячей жгучей лавой радости и переполнявшего меня счастья, а кровь, кажется, быстрее бежала по венам.

Улыбаясь широченной улыбкой в тридцать два зуба, я дрожащими по непонятной причине пальцами набирала ответное сообщение…

И наш разговор начинался снова…

Ну, не глупость ли?!! Не сумасшествие?!! Не безумие?! Безумие чистейшей воды.

Не зависимость?!! От Странника. От Игоря. От человека, которого я и не знаю даже, но который так глубоко проник в мое сердце, что я и представить не могу, что буду делать, если однажды вот так придя домой и включив компьютер, не увижу его среди списка своих контактов!!

Зависимость.

Но такая приятная, черт возьми, зависимость, что и избавляться от нее, не хочется!!! Я и не хотела…

Если бы только моя виртуальная жизнь так сильно не влияла на мою реальную, сотканную из проблем и неприятностей, жизнь. Было бы вообще замечательно!!

Ведь каждый мой день проходил одинаково. И каждый этот день я проводила в интернете, разговаривая с человеком, которого ни разу и в глаза не видела!! И, что самое безумное, мне чертовски нравилось наше общение!! Общение ни о чем и обо всем одновременно. О том, какая стоит погода на улице, и о пожеланиях скорейшего наступления настоящей весны. О том, что я люблю в Новый год пересматривать старые советские фильмы, а он читает на ночь Стивена Кинга. О том, что он всегда пьет черный кофе без сахара, а я предпочитаю зеленый чай. О том, что он болеет за «Манчестер Юнайтед», а я вообще не люблю футбол. Или о том, что он ненавидит, когда все вертятся вокруг него, словно он пуп земли, и терпеть не может публичность, и я соглашаюсь с ним в этом, говоря, что порой тоже мечтаю провалиться под землю.

Мирские проблемы и заботы как-то отходят на задний план, когда я погружаюсь в виртуальный мир интернета и общаюсь с Игорем. Я даже забываю порой поесть нормально, не какой-нибудь схваченный из холодильника бутерброд или фастфуд, а нормальной пищи, как раньше. Не успеваю. Потому что «зависаю» на сайте и забываю о том, что нужно заниматься чем-то другим, кроме общения со Странником…

Сейчас в моей жизни существовали только наши с ним разговоры и больше ничего…

Какое безумие. Какое сладостное безумие!!

Игорь. ИГОРЬ…

Я даже Маврина-младшего стала забывать!! Можете себе это представить?!!

За все это время, почти две недели с момента безумного поцелуя на приеме, мы виделись с ним лишь пару-тройку раз. Как всегда, почти случайно, потому то он приходил к Павлу. «По делам», он выражался…

Или он лишь делал вид, что ему нужно поговорить с братом, а на самом деле желал поговорить со мной?!!

В первый его «приход» мне именно так и показалось. Потому что, едва зайдя в приемную, он, бросив мне скупое «привет», направился не к кабинету Павла, а прямиком к моему столу и застыл надо мной непроходимой скалой с таким видом, словно готов пристрелить на месте. Я сжалась в кресле, откинувшись на спинку и уставившись на него, широко раскрытыми глазами. А он все стоял и стоял. И молчал, испепеляя меня глазами. А потом завел разговор о случившемся. Конечно, я попыталась его остановить, почувствовав внутренний дискомфорт от его слов. Но кто в силах остановить Кирилла Маврина?! Только танк!! А я не танк, к сожалению…

Сначала он говорил спокойно и сдержанно, словно бы выдавал заранее заготовленную речь, а потом словно бы не сдержался и завелся не на шутку. Не просто кричал, а орал, бесился, метался по комнате, как разъяренный дикий зверь, и то и дело бросал на меня дикие, совершенно безумные взгляды голодного хищника, готового вот-вот на тебя наброситься. Опять припомнил мне всю эту историю с Никитой, о том, что я с ним танцевала и не должна была этого делать. И о том, что мы чуть было не раздели друг друга прямо в зале. И о том, что ОН, Кирилл, видите ли, запрещает мне общаться с Денисовым!! И подходить к нему запрещает, даже кивать ему при встрече, если таковая произойдет, запрещает. Разрешает он мне лишь переходить на другую сторону улицы, если я вдруг его увижу.

Совершенно ошарашенная его заявлениями, я даже и ответить ничего не успела, только тупо смотрела на то, как он бегает из одного угла в другой, глядя на меня смертоносным взглядом. На языке болталось и вертелось столько слов, которые я заготавливала несколько дней для достойного отпора, но ни одно из них так и не сорвалось с моих губ. Только какие-то странные чувства переполняли мое существо. Чувства, которым я не могла дать определения. А Кирилл все кричал и кричал…

На его крики из своего кабинета вышел Павел, очевидно, не сдержавшийся и решивший узнать, не поубивали ли мы друг друга. Конечно, он всегда знал, что я и Кирилл не ладим друг с другом, и всегда старался закрывать на это глаза. Не его это дело, чтобы вмешиваться. Но тогда что-то вынудило его «прийти нам на помощь».

Очень во время надо бы сказать, потому что Кирилл приближался ко мне наступательными шагами с таким пугающим холодным расчетом в глазах и на лице, что я была не в силах и с места сдвинуться. А Павел вроде как спас меня от своего братца. И смотрел он на нас, надо сказать, с таким видом, словно видел впервые и меня, и Кирилла. Осторожно спросив о том, что случилось, и получив в ответ короткое и раздраженное «ничего!!» от брата, он попросил Кирилла проследовать за ним в кабинет. Кирилл сжал зубы, но все же пошел за Павлом, пронзив меня на прощание взглядом человека, который еще не все сказал.

И он действительно сказал не все. Разговор должен был быть продолжен. Но ко второй встрече с ним я уже оказалась подготовленной. И он не смог застать меня врасплох. Я высказала ему все, что думаю о нем. И он, кажется, все понял. Потому что его синие глазищи сурово сощурились, полосуя меня своей чернотой. Но он промолчал. Просто ушел. С достоинством и гордым блеском в глазах. За ним захлопнулась дверь, а мне показалось, что это треснуло мое сердце, что, уходя, он что-то забрал с собой.

Моя меланхолия продолжалась пару дней. До того самого момента, пока я вновь не зашла на сайт и увидела там сообщение от Странника. И тут-то все и началось…

И продолжалось по сей день. По моему не выспавшемуся виду об этом можно сказать совершенно однозначно. Еще одна бессонная ночь в компании компьютера.

Павел смерил меня странным взглядом, а потом проговорил:

— Что-то мне не кажется, что ты говоришь правду…

Да я и не говорю.

— Все… хорошо, — пробурчала я еле слышно

Брови Павла взлетели вверх.

— Может, тебя домой отпустить? — предложил он

Было бы просто замечательно!!! Мне так нужно отоспаться!!!

— Нет, — покачала я головой — На кого я тебя оставлю?

Павел пожал плечами.

— Позову Марину из отдела кадров, — сказал он — Может она кого-то найдет.

Как заманчиво. Боже, как же заманчиво!! НО… Нет, черт возьми! Не могу я так!! Не могу!!

— Не стоит, — уверенно сказала я. Или мне лишь казалось, что уверенно?!!

Боже, как же болит голова!!!

— Уверена? — спросил Павел, прищурив глаза

НЕТ!!! Домой хочу!! Поспать!!!

— Да, — сухо выдавила я из себя

Павел спорить не стал, и я была ему за это благодарна. Потому что не была уверена, что буду так же противиться уйти с работы, если он спросит об этом еще раз.

— Вообще-то… — протянул Павел вдруг — У меня новость.

Только этого мне и не хватало для полного счастья!!! Новость! Звучит так, словно завтра настанет конец света. Персонально для меня!!! Не удивлюсь этому.

— Какая? — сухо поинтересовалась я

Павел пожал плечами и покачал головой.

— Не уверен, стоит ли тебе говорить, — проговорил он — Ты в таком состоянии сейчас… — он вновь окинул меня беглым взглядом, и мне стало обидно

Да нормально я выгляжу!! Подумаешь, не спала нормально несколько дней?!!

— Говори, я слушаю!!

Павел усмехнулся моей браваде, покачал головой, выдержал небольшую паузу и заявил:

— Через неделю мы едем в Австрию. Звонил Вольфганг.

Я чуть не подпрыгнула в кресле.

— То есть как… в Австрию?! Как это… звонил?!! — воскликнула я, широко распахнутыми глазами глядя на Павла. Мою усталость словно рукой сняло. — А я?.. Я… Как же?.. Напрямую тебе звонил, что ли?!!

Павел просто удовлетворенно кивнул.

— Напрямую?!! — тупо переспросила я — Да ты что?!! Правда?!

Ничего себе, как может одна-единственная новость изменить твое состояние!! Еще пару минут назад я чуть ли не умирала, а теперь чувствую себя, как «огурчик».

— Да, — улыбнулся Павел, глядя на меня — Сказал, что хочет с нами поговорить, все проверить, провести какие-то расчеты…

— Это же хорошо!! — воскликнула я

— Да, — сказал Павел — Но только не в официальной обстановке.

Бодрость сдуло словно ветром. Я осела в кресле.

— То есть?.. — не поняла я — Как это… не в официальной обстановке?

— Вольфганг приглашает нас на горнолыжный курорт провести вместе с ним выходные.

Я так и упала бы, если бы стояла. В груди что-то задрожало мелкой испуганной дрожью.

Какой на фиг горнолыжный курорт?!! Я и на лыжах-то стоять не умею!!!

— И что же… ты ответил? — проговорила я тихо, прекрасно зная, какой услышу ответ

Павел взглянул на меня из-под опущенных ресниц.

— Влада, как долго ты на меня работаешь? — это был риторический вопрос — Конечно же, я согласился. Иначе и быть не могло. Нам нужен этот контракт, и Вольфганг готов его заключить. Но договориться обо всем нужно именно так и именно там, как и где он этого хочет.

Я поджала губы.

— И в данном случае это горнолыжный курорт? — сухо пробормотала я

— Да, — кивнул Павел, а потом ошарашил меня еще одной новостью — И, конечно же, ты едешь с нами.

Я скривилась.

Уж кто бы сомневался, что мне выпадет такая редкостная удача!!

Самолеты на дух не перевариваю. На лыжах вообще не стою. Только-только весны дождалась и опять в снега лететь. Хоть один плюс — побываю в Австрии. На горнолыжном курорте. Наверное, там здорово…

Так-так-так… А что значит «с нами»?!!

Я уставилась на Павла.

— А кто еще летит, кроме нас?!! Марина?..

Павел нахмурился, взглянул на меня с удивлением.

— Как, я разве тебе не говорил?..

Нет, не говорил, черт возьми!!! Кто с нами летит?!!!

Почему у меня такое гадкое, мерзкое, просто удушающе отравляющее чувство в груди?!!

— Нет, не говорил, — сдержанно проговорила я

Павел задумчиво покачал головой.

— Странно, — проговорил он тихо, — мне казалось, я тебе сказал. С нами летит Кирилл. У него какое-то задание в Австрии. От газеты.

Одного слова хватило, чтобы выбить ту хрупкую почву у меня из-под ног, что там имелась.

Все закружилось и завертелось перед глазами. Грудь сдавило словно тисками, воздуха стало вдруг очень мало, я стала задыхаться. Руки невольно задрожали.

То есть как… Кирилл летит с нами?!! В одном самолете или на один и тот же чертов курорт?!!

Вот мой мир и рухнул.

Или еще нет?..

Я вздрогнула всем телом и напряглась, как кошка готовая к прыжку.

Дверь приемной противно скрипнула, отдаваясь в ушах гадким скрипом, оглушающим меня.

И отворилась.

* * *

Первое, на что я обратил внимание, когда ступил на порог приемной брата, это широко распахнутые, даже немного испуганные янтарные глаза Влады. Черт бы побрал эти демонские глаза с золотистыми искорками, но именно они преследовали меня во сне последние дни!! И даже мысленно рисуя перед собою портрет Юли, я обязательно представлял себе ЭТИ глаза.

Чтоб ее черти уже прибрали к рукам! Может, тогда в моих совершенно непристойных снах крайне эротического содержания со мною в главной роли, перестанет всплывать этот раскаленный янтарь на бледном лице ни кого-нибудь, а ее — Влады Снежиной!!

Я старался не думать о ней. Честно!! Но очень трудно перестать думать о человеке, который почти каждый божий день преследует тебя во сне!! Невольно, против твоего желания, мысли о нем все равно всплывают в твоем сознании. Как и его образ. Вместе с чертовыми глазами!!!

Спал я в последнее время мало, даже по меркам журналиста светской хроники, который итак спит меньше, чем может выдержать человек. И это единственное, что радовало меня. Спишь мало, значит, и сны видишь нечасто. А те сны, которые снились мне в последнее время, даже самый эротический роман посчитал бы непристойными.

И, конечно же, кто бы вы думали, всему виной?!!

Даже и трех попыток не нужно, чтобы угадать… С первого раза. Влада Снежина, конечно же! Кто же еще!!!

Как странно, не Юля, общение с которой стало для меня в последнее время необходимостью, даже легкой зависимостью, я бы сказал. Потому что если я не обнаруживал от нее сообщения, но видел, что она была на сайте, чувство не раздражения, а непонятной тревоги и досады застигало меня врасплох. Но нет, во снах меня «тревожила» не она. Хотя, по чести сказать, полагал, что снится мне все же Юля. Я даже во сне называл свою… партнершу Юлей… Но едва я видел эти глаза… всякие сомнения по поводу того, кто передо мной, отпадали!! Потому что только у НЕЕ были такие глаза. А затем и весь ее облик становился видимым мне… Не Юля была передо мной, а Влада…

Чертыхался я по утрам страшно. Грубо и жестко. Как безумный, мчался в душ, чтобы смыть с себя остатки сна и привести в порядок мысли. Холодный, даже ледяной душ!! Чтобы скрыть еще и свое возбуждение. А вечером… снова разговоры с Юлей. Обо всем!! И ни о чем одновременно. Но такие значимые для меня, что я, наверное, уже не смог бы без них обойтись. Они, словно наркотик, заманивали меня к себе. И когда я по тем или иным причинам не мог попасть на сайт, у меня в душе словно бы что-то переворачивалось. Я не мог поговорить с ней. Спросить, как у нее дела, и как прошел ее день!!! Просто сказать ей банальное «привет». Не прочитать от нее ответное сообщение… День словно бы был прожит зря…

По чести сказать, я даже не знал ее фамилии. Впрочем, как и она моей. Но это было неважно для меня.

Зато я узнал, что она любит черный чай с лимоном, а зеленый пьет только с жасмином. Что в детстве она неудачно «поиграла в футбол» с соседними мальчишками, и теперь у нее на коленке тонкий шрам. Что каждый год она перечитывает «Джейн Эйр», и что ночами может смотреть старые советские фильмы.

Так много разных мелочей, которые я сейчас, наверное, и вспомнить не смогу, но таких значимых мелочей, которые «помогли» мне вляпаться во все это по самое не хочу. Которые помогли мне составить Юлин портрет… с янтарными глазами, и поставили меня перед фактом зависимости к общению с ней.

Юля стала для меня не просто собеседником, с которым приятно поговорить. И не просто другом, с которым можно поссориться из-за пустяка, а потом ходить весь день сам не свой из-за этого. Вымаливать прощения и радоваться, как ребенок, когда это прощение получишь. Я даже уже умалчиваю о том, что на этом сайте знакомств я и общался-то только с ней. Все остальные девицы, которые писали мне сообщения, я заносил в черный список и даже не вспоминал о них.

Юля как-то незаметно вошла в мою жизнь так же, как это сделала Влада, войдя в мои сны и расположившись там хозяйкой, уверенная в том, что ее никто не посмеет прогнать.

И это двойственность сводила меня с ума. Днем — общение с Юлей в виртуальности интернета. Ночью — встреча с Владой во сне. В реальности же — дикое неконтролируемое возбуждение и ледяной душ от невозможности утолить телесный голод. Если бы я, псих ненормальный, хотел его утолять с кем-нибудь!! Так мне же, идиоту бестолковому, подавай Юлю или Владу!!! Сумасшедший!!! Столько девиц крутилось вокруг меня, так много красавиц вешались мне на шею… А я, как последний олух, «сох» по тем двум, которых в этой череде претенденток на место в моей постели не было.

Я сошел с ума, конечно.

Еще в тот день, когда поддался уговорам Ники и согласился на всю эту авантюру с сайтом знакомств. Была у меня одна головная боль — Влада. А теперь их две…

Выбирая между ними, я всегда делал выбор в пользу Юли. И пусть что-то в груди упрямо и настойчиво твердило о том, что этот выбор ошибочен. Плевать!! Я все равно выбирал Юлю! И с помощью нее, пытался выкинуть из своих мыслей Владу Снежину, которая залезла в них надоедливой противной занозой и не желала выходить!! Я не общался с ней. Не приходил к Павлу на работу лишь потому, что знал, что она там обязательно будет. Как только не называл ее в своих мыслях, какие только уверения не придумывал для себя, чтобы о ней не думать и очернить в своих же глазах. Общался с Юлей…

Были дни, когда я даже не вспоминал о Владе…

Но как же я ошибался, когда наивно полагал, что забываю о ней.

К моему величайшему раздражению и безграничной досаде, стол, за которым сидела эта мисс Недотрога, был первым, на что устремился мой взгляд, едва я зашел к Павлу. Против моей воли, против моего желания, вообще вопреки всякому здравому смыслу или голосу рассудка, который еще сегодня утром отчаянно кричал мне о том, что Влада ничего для меня не значит, потому что теперь у меня есть Юля!! Хотя и Юля, в общем-то, была у меня лишь чисто условно. Вопреки всему, во что я верил, и во что не верил тоже, я в первую очередь посмотрел на нее!!

И вот именно тогда, когда я, против своей воли уставился на нее, Влада, чтоб она была неладна, сделала то же самое!! И удивительно, что смотрела она именно на меня. Да так, словно ждала моего прихода. Словно бы знала, что я должен прийти.

От изумления я даже застыл в дверях, продолжая, как дурак, держаться за ручку мгновенно вспотевшей ладонью, одной ногой находясь в приемной, а другую так и не смея перенести за порог, открывая рот от шока все шире и шире. И ощущая себя при этом законченным идиотом!

Почувствовал, как мое безумное, сошедшее с ума сердце пропустило глухой удар и застряло с бешеным биением где-то в горле, отдаваясь во всем теле нестерпимой горячей волной дрожи. Я понял, что кровь прилила не только к вискам, но и к той части тела, которая в последнее время жила своей жизнью, не спрашивая у меня «разрешения» на что-либо.

И чего она смотрит на меня так?!! Чего уставилась?! Смотрит и смотрит… Словно впервые в жизни видит…

Я, конечно, тоже на нее смотрю… Черт, очень надеюсь, что не так, как она на меня!! А то будем пялиться друг на друга, как два придурка!!

И эти ее глаза… Щеки… Подбородок…

А это еще что такое?!!!

Ешкин кот!! А что с ней?!!! Чего она выглядит так, словно ее только что вынули из-под танка, который проехался по ней после того, как по ней потопталось стадо гиппопотамов?!!!

Это мигом отрезвило меня. Я захлопал глазами, будто отгоняя наваждение.

Сделал несколько шагов вперед, закрывая за собой дверь.

Не обращая внимания на Павла, который стоял рядом со столом, смотрел и смотрел на его помощницу, выглядевшую сейчас как героиня второсортного ужастика с плохим гримером.

На моем лице расплылась саркастическая усмешка.

— Дорогая моя, ты что, с похмелья?!!

Влада вздрогнула, обиженно поджала губы, сузила глаза. А потом вся напряглась, как кошка, готовая к прыжку, и скрестила руки на груди.

— Не твое дело!! — гаркнула она

Я удивленно застыл посреди комнаты, глядя на нее. Вот это да!! Я перевел взгляд на брата.

— Что это с ней?

Павел пожал плечами, глазами давая мне понять, что Владу сейчас лучше не трогать.

Но когда я в последний раз слушался своего старшего брата, скажите мне?!!

— Неужели на вас был налет?! — усмехнулся я — Не тронули никого, кроме самого ценного сотрудника?.. — я перевел взгляд на Владу — Владочки…

Влада послала мне такой огненный, жгучий взгляд, что я понял, она желает мне удавиться моими же собственными словами.

Как жаль, что я не могу исполнить ее просьбу, правда?

Я вновь усмехнулся, растягивая губы все шире. Смеялись и мои глаза, что она несомненно видела. И злилась, моя милая, просто бесилась от злости.

И я был уверен, что злилась она не только из-за того, ЧТО я сказал, и КАК я это сказал, а из-за того, как я ее назвал. Даже по моим меркам это было слишком… Унизительно?.. Наверное, нет. Но вот неприятно, — да.

Владочка!!

Неприятно. Особенно после того, что произошло между нами.

— Или, может, землетрясение?.. — предположил я насмешливо — Хотя… — я поцокал языком — В Москве… Что-то с трудом верится. Магнитные бури?.. Ураган?.. — я покачал головой — Или же Влада Андреевна просто… не выспалась?..

Влада бросила на меня еще один уничтожающий взгляд.

Чтобы ты подавился, подумала она. Но плевал я на это!! Чихал!! Ей, значит, можно донимать меня во снах, являясь в откровенных эротических сновидениях, а мне нельзя и слова в отместку ей сказать?!! Нет уж.

— Похмелье… — проговорил я с мнимым сочувствием в голосе, — это всегда ужасно… Может быть, средство подсказать от него?.. — предложил я заботливо

— Кирилл!! — воскликнул Паша

— А ты, как я погляжу, специалист в этом вопросе?! — язвительно спросила Влада

— Да, пожалуй, поумнее некоторых будет…

— Да ты что?!! — со злостью воскликнула девушка — И что же ты можешь предложить?!

— Тебе должна будет понравиться моя идея, — с чувством сказал я, и перед моим взором мгновенного встала картинка из моего сна — обнаженная Влада на шелковых простынях…

Я чуть было не застонал в голос. Оттого, что в паху нестерпимо заболело.

— Свои извращенские фантазии попрошу оставить при себе!! — небрежно сказала Влада и даже поморщилась — На меня они не произведут никакого впечатления

— Да?.. — с хрипотцой в голосе осведомился я — А я думаю, что произведут…

Черт!!! И почему же это прозвучало так интимно?!! Итак уже зудит все, что не нужно!!

— Ты… ошибаешься!

Мне показалось, или ее голос действительно дрогнул?..

— Не проверив, не узнаешь наверняка, — проговорил я, загоняя себя в ловушку

Она застыла с открытым ртом, так и не зная, что сказать. Сглотнула нервно, облизала губы. Зря, конечно, потому что вновь одна часть моего тела нестерпимой болью напомнила о себе от легкого движения ее язычка.

А Влада все думала, что бы ей мне ответить. Ведь она должна была оставить за собой последнее слово, верно?! Но…

Она молчала. А я смотрел на нее. И все больше заводился, как подросток, ей Богу, у которого недавно был первый секс.

Ничего путного Влада, очевидно, так и не сказала бы, но ее спас Павел.

А вот о нем я уже и забыть успел!

— Я вам, случайно, не мешаю? — спросил он с иронией в голосе — Выяснять отношения?

Мы одновременно вздрогнули и посмотрели на него. А потом, как провинившиеся дети, которых застали за запрещенным занятием, уткнулись взглядами куда угодно, но только не на Павла и не на друг друга.

Павел откашлялся. И я явно расслышал ироничный смех в этом кашле.

— Влада просто узнала, — проговорил брат, — что ты тоже летишь в Австрию.

Я вздрогнул и мгновенно перевел взгляд на него. Сузил глаза в прищуре, потом посмотрел на Владу, потом опять на Павла.

— И что? Она была безумно рада, как я понимаю? — сухо поинтересовался я.

Павел хохотнул.

— Ты даже не представляешь, как сильно! — он бросил быстрый взгляд на девушку — Правда, дорогая?

Ответом ему послужила кислая мина, расплывшаяся на лице Влады вместо улыбки. Она скривилась, сузила глаза и, скрестив руки на груди, отвернулась от нас.

Мои брови взлетели вверх, уголки губ приподнялись.

— О, да! — воскликнул я — Ты прав, Паш! Она вне себя от радости и счастья! — я осмотрел Владу и рассмеялся — Она хоть на лыжах кататься умеет?

Влада бросила на меня еще один — уже, наверное, юбилейный, миллионный, — убийственный взгляд. Но выглядела она сейчас так затравленно и испуганно, что казалась мне лишь злобным котенком, решившим поцарапать того, кто его обидел.

Я расхохотался, не сдерживаясь.

— Вижу, что она просто ас!!!

Павел укоризненно поцокал языком.

— Кирилл!

Я поднял руки вверх, словно бы сдаваясь, и пожал плечами.

Я бросил еще один взгляд на Владу. Странно, что она молчит. Сказала бы что-нибудь!! Когда это она молчала на мои подколки?!! Может быть, считает до десяти? Или уже в уме перешла тысячу?!

Павел подхватил меня под руку и потянул за собой.

— Пошли-ка, поговорим, гений! — сказал он нравоучительно

Я улыбнулся брату очаровательной плутовской улыбкой.

— Бить будешь?

— Хуже, — пообещал Павел

— Смотри, я все Марине расскажу!! — предупредил я, нахально улыбаясь во весь рот

— Она и так знает! — отрезал Павел, открывая передо мной дверь своего кабинета

Я послал Владе последний взгляд, наполненный искорками смеха, и, уже заходя в кабинет, проговорил:

— Чувствую, это будет очень занимательная поездка!!

* * *

Это была не просто занимательная поездка! Кирилл, как всегда, все недооценил.

Я с тяжелым вздохом откинулась на спинку кресла-качалки и закрыла глаза.

Это была поездка, о которой я могла мечтать только в своих самых страшных кошмарах!!

Хотелось чертыхаться во все горло, громко и грубо!! И пусть все иностранные туристы узнают, что в отеле вместе с ними поселилась безумная русская!! Плевать на все это!!

Черт возьми!! Такое могло произойти только со мной!!

Я поджала под себя ноги и нахмурилась.

Конечно, я и не ждала ничего хорошего от этой поездки уже тогда, когда узнала, что Кирилл летит с нами, ведь когда мы рядом ничего хорошего ждать не приходится, но все же… Чтобы Фортуна ТАК посмеялась надо мной… До этого надо было еще додуматься.

Я стиснула зубы и застонала.

Мало того, что мы с Кириллом летели в одном самолете и чуть было не переплавили друг друга бешеными взглядами!! Так к тому же, оказалось, что мы будем жить с ним в одном отеле!! Словно бы на этом чертовом курорте больше места нет!!! Но, кажется, и этого оказалось мало для моего полного безграничного «счастья»!! Хотя, кто бы в этом сомневался, ведь счастье-то было — моим!!

О, Боже!!

Оказывается, мой проницательный шеф, будь он неладен, заказал нам ТРОИМ комнаты на одном этаже этого чертового отеля!! А я, — я, его личная помощница!!! — об этом и не знала до самого нашего прибытия!!

Я спрятала голову в руках и почувствовала, что к щекам начинает приливать красный огонь.

Какого же было мое удивление, когда я, ничего не подозревая, вышла из своей комнаты, мне навстречу из соседнего номера выскользнула до боли знакомая фигура с наглой улыбающейся физиономией и проницательными синими глазами!!!

Кирилл был довольнее кота, объевшегося сливок. Посмотреть хотя бы на эту чумовую улыбку от уха до уха и бесовские искорки в глазах!!

Черт, ну, конечно!! Он-то, очевидно, был в курсе дел, и прекрасно знал, с КЕМ ему предстоит жить на этаже!!! И получает сейчас колоссальное удовольствие оттого, что имеет великое счастье наблюдать за тем, как я, растерявшаяся и обескураженная, стою и прижимаюсь к стене, словно та может меня спасти.

И это просто выводило меня из себя!! Хотя, конечно, не только это, но опустим тот факт, что в момент нашей встречи на нем почти не было одежды, если не считать несчастный белый халат, наполовину распахнутый на груди!!! Куда, черт возьми, он снарядился в этом халате?!!

И почему улыбается все шире и шире?!!

Я итак себе места не находила и еле отошла от того, что мы живем в одном отеле и, вероятно, будем часто видеться, а тут… такой нокаут!!! Оказывается, что встреч нам вообще не избежать! Удар под дых.

Я прижалась к стене, словно загипнотизированная, тупо глядя на то, как Мистер Совершенство медленной походкой тигра направляется ко мне. С такой улыбкой, черт его побери, словно ему принадлежит весь мир!!! И конечно же, явно указывающей на его превосходство надо мной!!

И почему же мое сумасшедшее сердце так бешено стучит в груди, что мне кажется, его стук может услышать кто угодно даже с первого этажа?! И почему ноги меня не держат, кажется, я вот-вот рухну на пол, скачусь по стене тряпичной куклой?! Откуда эта дрожь в груди, пронзившая меня словно разрядом электрического тока?! И этот холодок вдоль позвоночника?!! И почему множество различных фраз, приготовленных мною специально для Кирилла, так и застряли на языке, невысказанные?!!

Черт!! Не от того ли, что этот самый Кирилл Маврин с ужасающей быстротой приближается ко мне и спастись от его нашествия нет ни единой возможности?!!!

Но эта его улыбка… Эти демонские глаза, горящие каким-то странны первобытным блеском…

Первое мое желание в тот момент — стереть с лица Мистера Совершенство эту ненавистную мне ехидную улыбку, доказательство его очевидного превосходства надо мной. Неважно, каким образом, только бы, чтобы он не улыбался так… нагло, так ехидно, так… соблазнительно… Черт!!

Второе — нагло сбежать «с места происшествия», оставив Кирилла в недоумении стоять и смотреть мне вслед.

А третье — пристрелить Павла!! И плевать, что наши переговоры с Вольфгангом еще и не начались.

К моему великому сожалению, я не сделала ни первого, ни второго, ни третьего. Хотя очень хотелось!!

Как ни удивительно, но Фортуна решила хоть один разочек заглянуть ко мне на огонек!! Меня спасло чудо!! Чудо по имени горничная. Которая очень вовремя решила пройти по коридору с огромной тележкой, которую толкала впереди себя, именно в тот момент, когда мы с Кириллом «решили выяснить отношения».

Я не помедлила быстренько ретироваться, только меня и видели, на повороте я не удержалась, обернулась и краем глаза увидела, что Кирилл бросил на горничную гневный, как мне показалось, взгляд, сказал ей несколько фраз по-немецки и ушел.

Я перевела дух и решила встретиться с Павлом, чтоб «все выяснить».

К черту! К черту все!! Какого… лешего этот… этот ходячий Секс будет жить в комнате напротив меня?!!! Кто так распорядился?!! Я буду встречаться с ним чаще, чем планировала… Чаще, чем рассчитывала… Чаще, чем можно!!! А вообще-то — нельзя!! Какого?..

Мои мечты о том, чтобы переселиться в другую комнату, так и оказались мечтами.

Как оказалось, изменить ничего уже нельзя. О чем Павел мне и сообщил, когда я, сверкая глазами, наткнулась на него и выместила на нем всю свою злость от встречи с Кириллом. Маврин-старший был спокоен, как никогда, и даже не ответил мне колкостью на мое поведение, он доходчиво все объяснил мне, своей безумной помощнице. И я… тоже стала успокаиваться.

А что мне еще оставалось делать?! Конечно же, просто заткнуться и вспомнить о том, по какой причине я вообще здесь оказалась. Переговоры с австрийцами.

Чертова поездка!! Как я только умудрилась в нее ввязаться?!

Как я вообще могла позволить себе такую слабость, согласиться на нее?!!

Я недовольно хмыкнула и закатила глаза.

Хотя… по чести сказать, был ли у меня выбор? Павел был непреклонен. Естественно!! Как это его личная помощница и не полетит вместе с ним?! Конечно же, мне некуда было деваться. Я была просто-напросто поставлена перед фактом. И не перед одним, надо бы сказать. А еще перед тем, что Кирилл полетит с нами!!! Что было равносильно для меня смерти.

Ведь я уже стала забывать о нем. Уже почти выкинула из памяти, как он выглядит. Уже почти забыла тон его голоса, его тигриную манящую походку. Даже цвет его глаз!!

И тут — такой удар!

Мы с ним не виделись так долго, что я стала привыкать к тому, что мы вообще не знакомы. И тут…

Опять сердце бешено стучит в его присутствии. И ладони мгновенно потеют. И дрожь пробегает вдоль тела, обдавая меня раскаленным огнем. И мне снова трудно дышать, когда он рядом. И сказать я ничего не могу, когда он стоит напротив и что-то говорит мне, да или просто улыбается своей заговорщеской, магнетической улыбкой. Или смотрит на меня! Смотрит своими темно-синими глазищами таким взглядом, что мне кажется, мне просвечивают рентгеном!!

О Боже!! Что же происходит?!!

Ведь мы не виделись так долго… Я могла бы даже назвать точные цифры, но зачем? Для того, чтобы еще раз посмеяться над самой собой?! Над тем, что я, как полная дура, считала дни и ночи, которые мы не виделись?! Я просто сошла с ума.

Я стала забывать Маврина и то, что он сделал. То, что я позволила ему сделать…

Так-так-так, стоп!! Забыть, значит, не вспоминать!! Никогда, ни за что, ни при каких обстоятельствах.

Ни о том поцелуе, ни о том, что последовало после него!!

И эти слова, эти взгляды, прикосновения… Жар тел и биение сердце… Сбившееся дыхание, слившееся в одно… Безумный и бездумный шепот… И удар! Удар, который я не смогла перенести… И о котором Кирилл вряд ли когда-нибудь забудет.

Черт возьми!!! Хоть бы меня амнезия прихватила, что ли?!! И Маврина заодно!

Ведь я о нем почти забыла. Почти не вспоминала…

Ведь у меня появился Странник. Игорь. Его зовут Игорь!! Странно, мне не очень-то и нравилось имя Игорь раньше, а вот теперь мне оно кажется таким привлекательным, что я на всех известных мне Игорей смотрю иначе, словно бы другими глазами. Потому что в каждом Игоре теперь видела Странника.

Как так получилось, что наше общение вылилось в такие отношения?! Такие… странные, но такие важные теперь для меня отношения?!

Я не могла понять этого. Не понимал этого и Игорь, потому что как-то спросил меня об этом, и я не знала, что ему ответить, а он не знал, что сказать мне. Просто это стало важно для нас обоих. Как-то незаметно, очень ловко и стремительно вошло в нашу жизнь, что мы и опомниться не успели.

Почему чужие по сути друг другу люди стали вдруг так близки? Почему таким необходимым стало для них общение друг с другом? Почему казалось, что они знают друг друга уже сотни лет? Так спокойно, так легко и так непринужденно проходило их общение, что от него уже невозможно было отказаться. Ни ей, ни ему… А они и не собирались отказываться… Даже ссоры и споры так быстро заканчивались, что уже через пять-десять минут после «бунта» кто-то из них обязательно писал первым и все начиналось сначала…

Однажды Игорь попросил меня прислать ему мою фотографию. Естественно, я отказалась. Упиралась руками и ногами, не приводя никаких доводов в общем-то, почему не хочу этого делать. Потому что разумных доводов не было, я просто стеснялась себя. Думала, что он тут же сбежит от меня, едва увидит. Игорь долго упрашивал, потом приказным тоном сказал мне это сделать, и когда я вновь отказалась, вообще обиделся на меня. Минут на двадцать. Затем первым же мне и написал, попросил хотя бы себя описать, если уж фотографии ему не светит. Что и сделала… Очень пространственно, честно говоря. Но Игорь ничего мне не сказал, хотя мне и казалось, что он начнет возражать.

Когда же я сообщила Игорю, что, возможно, не смогу заходить на сайт некоторое время, он не стал задавать лишних навязчивых вопросов, на которые я бы все равно не смогла дать ему ответ, а просто спросил, есть ли у меня аська, и попросил уин. Конечно, я дала ему номер, и потом только до меня дошло, что теперь, независимо оттого буду ли я на сайте, мы сможем общаться с ним. Через аську. Даже тогда, когда я уже приеду из Австрии. И это… это… Черт!! Это делало нас еще ближе друг к другу. Наши отношения становились более… тесными?..

Так, Снежина, опять ты мечтаешь о чем зря?!! Ну-ка, перестань фантазировать?! Какие тесные отношения, когда он, едва тебя увидит, ринется прочь?!

Но так хотелось верить в то, что не ринется, что не убежит, что останется…

Я мысленно застонала и закрыла глаза.

Нужно перестать об этом думать, сейчас же!!

Я встала с кресла-качалки и направилась к двери. Пора бы уже спускаться к ужину.

Как бы еще подготовиться ко встрече с Кириллом?!! Но это вообще невозможно, так что… Придется собрать всю свою волю в кулак и просто идти навстречу своему самому страшному ночному кошмару!

Я стремительно выскользнула из комнаты и, убедившись, что Маврина-младшего нет поблизости, быстренько провела электронной карточкой по замку и быстрым шагом направилась вниз. Не хватало мне еще встречаться с ним в пустынном коридоре, как днем, когда он итак рад себя не помнит, когда имеет возможности ввести меня в ступор. Что происходит, надо бы сказать, каждый раз, когда мы оказываемся рядом, а вокруг нет ни души.

И все же почему все за моей спиной словно бы сговорились?! Почему я встречаюсь с ним именно тогда, когда думаю, что уже все — мы никогда больше не встретимся?!! Просто напасть какая-то!!

Еще не подходя к лифтам, я заметила худенькую, невысокую фигурку девушки с копной медно-рыжих волос, раскинутых по плечам. Девушка пыталась справиться с электронной картой, закрывая дверь, но, кажется, не очень-то у нее это и получалось.

— Вам помочь?.. — спросила я по-английски

Девушка резко обернулась ко мне, и мне ее лицо показалось каким-то знакомым. Словно бы я ее где-то уже видела. Только где?.. Бред.

Рыженькая улыбнулась, ее серые глаза сощурились.

— Да, я была бы вам благодарна, — сказала она на чистом английском, а потом весьма эмоционально добавила по-русски: — Чертовы карты от меня шарахаются!!

Я рассмеялась. Русская, значит!

— Вы из России? — спросила я на родном языке, помогая девушке справиться с картой и закрыть дверь

— Да, а вы тоже? — обрадовалась девушка, озаряя своей улыбкой, наверное, весь коридор

Я кивнула. Провела карточкой по замку, закрыла его и отдала «ключ» девушке.

Рыженькая с восхищением смотрела на то, как ловко я справилась с карточкой, а потом воскликнула:

— Не зря Вадим всегда говорит, что в моих руках вся техника бунтует!! — она взглянула на меня — Прав, оказывается?

Я улыбнулась ей.

— Вадим, это ваш муж?

— Н-нет, — проговорила девушка, запинаясь и опуская глаза — Он мой… жених.

Слишком поздно я заметила, что на пальце девушке нет обручального кольца. Зато сверкает изумительное колечко с россыпью небольших драгоценных камушков!!

— Меня зовут Влада, — я протянула незнакомке руку, которую она тут же пожала — Я здесь по работе. Неформальная обстановка и все такое…

— Я Юля, очень приятно, — проговорила девушка, сверкая глазами — Спасибо, что помогли с карточкой.

— Не за что, — проговорила я — Вы направляетесь вниз?

Юля закивала и двинулась вперед.

— Да. Вадим, очевидно, уже ждет меня. Я и так опаздываю… — она вновь улыбнулась, и как же ей шла эта улыбка!! — И если не приду через пять минут, думаю, он сам сюда нагрянет. С него станется!!

Я направилась вперед.

— Тогда, думаю, что не стоит заставлять его ждать.

— Да, конечно.

Так, разговаривая о каких-то мелочах, мы с Юлей спустились на первый этаж. В холе, у входов в VIP-зал и зал-ресторан мы остановились, и Юля протянула мне руку.

— Очень приятно было познакомиться, Влада, — произнесла она — Буду рада встретить вас еще раз, — уже на входе она обернулась ко мне — И спасибо за то, что помогли мне.

— И мне приятно было с вами познакомиться, — проговорила я, провожая ее глазами

Ничего себе Юля!! Кто же твой жених?! Билл Гейтс?!

Нет, не Билл Гейтс… Всего лишь… Черт побери!!! Всего лишь Вадим Вайтман!!! Вот он встает ей навстречу и нежно целует в губы! Да так улыбается, словно бы на землю спустилось солнце!!

Ничего себе!!! Так это та самая Юля… Та самая, которую Вадим прячет ото всех… Ее фото мелькнуло на обложках газет и журналов лишь пару раз, и догадываюсь, что сделано оно было с огромным трудом.

Вот откуда ее лицо показалось мне знакомым. И я только что общалась с этой самой Юлей!!

Я почувствовала, как на моих губах расплывается глупая, совершенно идиотская улыбка. И чего я улыбаюсь, спрашивается?! Но было так хорошо на душе и в сердце, что хотелось петь!! Какая же очаровательная эта Юля!! И совсем непохожа на напыщенную глупую курицу, флиртующую кокетку и куколку с модельной внешностью. Совершенно… обычная девушка. Как и я…

Я бросила еще один быстрый взгляд в сторону VIP-зала, в котором она скрылась, улыбнулась самой себе и резко повернулась, все еще сияя улыбкой от уха до уха. И… наткнулась на чью-то могучую грудь.

О Боже!! Только не говорите мне, что это Кирилл!! Неужели судьба будет ко мне так жестока?!!

Извиняясь, я отступила назад, и поднимая глаза, уже поняла, как сильно ошиблась.

Это был не Кирилл. Нет.

Хуже. Гораздо хуже!!

Уж лучше бы я стерпела порцию насмешек от Маврина-младшего, чем видеть… его. Лучше бы Кирилл. Он, а не…

— Влада?!!

Я застыла, как громом пораженная, уставившись на него во все глаза.

Вот так встреча, чтоб тебе!! И где?!! У черта на куличках! В Австрии! На курорте!! В этом отеле…

Ирония судьбы, не иначе! Или же насмешка, плевок мне в лицо от этой самый судьбы. Она такая шутница, черт побери, что запросто могла «подстроить» ЭТУ встречу!!

Ну, да, это могло произойти только со мной!!! Только я наделена таким количеством везения, что ему позавидует и самый затравленный неудачник!! Ведь когда Господь благородно раздавал всем счастье, я стояла в какой-то другой очереди и пропустила все на свете!!

А сейчас я стояла как раз там, где мне бы стоять не нужно было, и, как полная идиотка, старалась заглушить безумные удары сердца, молотящие мне в грудь глухими ударами.

Я посмотрела на мужчину, пытаясь натянуть на лицо подобие улыбки.

— Влада?! — повторил он, словно бы не веря в то, что видит действительно меня

Удивлен?! Это меня раздосадовало. А чему ты удивляешься?! Да, я Влада. И все еще жива, как видишь.

Не твоими молитвами!!

Мой все еще изумленный и немного растерянный взгляд скользнул по нему… оценивающе.

Все так же высок и атлетически сложен, как и несколько лет назад, светлые волосы, челки уже нет… постригся, серые глаза с темными крапинками, губы все такие же, только сейчас немного поджатые…

Я невольно нахмурилась, сводя брови к переносице.

Ты не рад меня видеть?! Интересно, почему бы?..

Мой взгляд переметнулся немного в сторону и застыл.

А эта девица, повисшая у тебя на руке тряпичной куклой… Кто она?!

Красивая, не спорю. Даже очень красивая. Какие у нее прекрасные светлые волосы, спускающиеся по плечам красивыми локонами, и глаза голубые, как озера… Пухлые губки и прямой маленький носик, немного вздернутый вверх. И фигурка такая точеная, словно вылепленная умелым скульптором. И черное маленькое платьице не висит на ней мешком, а идеально подчеркивает каждый изгиб тела. А ноготочки на длинных тонких пальцах поблескивают красным лаком, сжимая твою руку рукой собственницы…

Так кто же она?! Эта неизвестная мне женщина?!

Кажется, когда-то она считалась моей сестрой?!! До того момента, как стонала под тобой, как сумасшедшая!! И до того момента, когда, не оправдываясь, заявила, что ничего не произошло!!

Тогда у меня еще была сестра, а теперь передо стояла мной лишь незнакомка.

Мужчина откашлялся и, бросив на свою спутницу быстрый взгляд, вновь посмотрел на меня.

Рома, Рома… Ничего не изменилось, верно?..

— Мы не ожидали, честно говоря… Тебя здесь встретить, — проговорил он

Я натянуто улыбнулась. Но глаза оставались словно бы пустыми, стеклянными.

Да и я вас, честно говоря, здесь встретить тоже не ожидала!!

— Я здесь по работе, — проговорила я, выдавливая из себя улыбку — А вы?..

Странно, почему же мне вдруг стало совершенно все равно?!

Ни обиды, которая давила на меня, словно прессом почти каждый день все эти годы. Ни боли, разрывающий на части мое сердце. Ни негодования, которое рвалось из меня, выплескивалось наружу каждый раз, когда я просто вспоминала их имена. Ни разочарования, горького и удушающего, которое я испытывала после того, что они сделали. Ни даже чувства предательства, которое почти убило меня тогда, годы назад, а сейчас, казалось, похоронило себя в горстке пепла, что осталась от былой любви…

Просто мне все равно.

Все равно, что Рома здесь стоит с Илоной под ручку, и в его взгляде я читаю… раскаяние! Я бы многое отдала за это раскаяние тогда, когда оно было мне необходимо, когда я задыхалась от горечи и обиды, от дикой, нестерпимой боли. Но теперь оно мне было не нужно.

Все равно, что Илона по-прежнему смотрит на меня, как на кого-то недостойного того, чтобы и рядом с ней стоять. Ведь мы когда-то дружили с ней, дружили так близко, как только могут дружить сестры. До того момента, как в моей жизни появился Рома, и она решила, что я недостойна и его тоже, так же, как недостойна его любви и ее дружбы.

Все равно, что эти оба предали меня… Сколько лет назад? Три, четыре, пять?!! Я уже и не помню даже!! Да и не хочу вспоминать, если честно. Мне было так больно и одиноко, что это рвало меня на части, резало ножами по нежной коже, оставляя гноящиеся порезы. А сейчас воспоминания об этом просто раздражали.

Мне все равно даже то, что они сейчас вместе и, похоже, все-таки счастливы вместе. Они все-таки смогли построить что-то на обломках моей судьбы. Предатели, убийцы моего счастья, отступники…

Но мне все равно…

Я сглотнула, сдерживая нестерпимое желание уйти.

Мне просто не хочется стоять рядом с ними, вот и все. Хочется уйти поскорее, даже убежать, спрятаться где-нибудь, чтобы больше никогда их не видеть. Потому что рядом с ними я чувствовала себя словно бы вываленной в грязи. Грязно, противно, мерзко.

Они себя зачернили тогда, несколько лет назад, а я чувствовала и себя испачканной!

— Мы просто решили отдохнуть здесь, — ответила Илона, опередив Рому, и взглянула на меня с чувством собственного превосходства надо мной в глазах.

Как смотрела почти всегда. Как и тогда смотрела, когда говорила, что ничего «особенного» не случилось, без горечи, без сожаления, без раскаяния говорила. Ничего особенного, черт возьми!! Ну, да, ничего особенного. Просто родная сестра предала тебя, переспав с твоим женихом, и считает, что такое расположение дел в порядке вещей.

Как же мерзко и противно. Даже слышать ее голос. Снова, спустя годы слышать ее вызывающий голос.

Илона придвинулась к Роме еще ближе, накрыла его руку своими ухоженными пальчиками и блистательно улыбнулась, сверкая своей фальшивой улыбкой кинозвезды.

— Наконец-то, вырвались, правда, дорогой?

Интересно, почему ее голос показался мне таким писклявым?.. Таким горьким и таким резким?..

Рома вздрогнул, передернул плечами, что не укрылось от моих глаз, бросил на нее быстрый, словно бы испуганно-обвиняющий взгляд, а потом, сглотнув, посмотрел на меня.

А меня чуть не стошнило, ей Богу!! Я скривилась.

Дорогой?!! Действительно, дорогой, кто же спорит-то? Вот только не сомневаюсь ни минуты, что она сказала так, чтобы поставить меня на место, специально указала на это.

Не мой дорогой теперь, так?!

Я гордо вздернула вверх подбородок и сверкнула глазами.

Да не очень-то и нужно теперь, родная моя!!! Забирай его себе!!

— Понятно, — натянуто проговорила я, сдерживая удары сердца в груди

Уйти отсюда, оставить их одних. Нам не о чем больше разговаривать. Уже несколько лет нам не о чем разговаривать!! Мы все обсудили уже давно… Уйти! Уйти…

— И как вам Альпы?

И зачем это вопрос?.. Я сжала руки в кулаки.

Не понимаю, зачем продолжать этот глупый бессмысленный разговор, легче было бы просто уйти и оставить друг друга в покое раз и навсегда, как мы уже сделали это однажды. Но почему-то эти слова сами собой слетели с языка против моей воли. И я уже сто раз успела пожалеть о них.

Сестра хотела что-то сказать, но не успела.

— Нам все нравится! — быстро ответил Рома, не давая Илоне возможности и рта раскрыть — А тебе?

Ах, Рома, Рома, лучше бы ты молчал… Я вздохнула.

— Мне…

— С кем, говоришь, ты здесь? — колко осведомилась сестра, не дав мне возможности ответить

Мне следовало ожидать, что Илона выдаст нечто этакое! Я уставилась на нее, сощурив глаза.

Рома посмотрел на нее, словно бы предостерегая и ругая одновременно этим взглядом. А она вздернула лишь вверх тонкие бровки, делая вид, что ничего не произошло, и уставилась на меня все с тем же превосходством в глазах, с вызовом, и ожидая ответа.

Неужели меня так легко можно вывести из равновесия каким-то обычным вопросом?!

Почему я выдерживаю паузу перед ответом?.. Потому что знаю, что отвечу сейчас именно так, как она ожидает, удовлетворю ее ожидание?..

Я здесь по работе, а не потому, что меня кто-то пригласил, и не потому, что я со своим возлюбленным решила провести пару недель на курорте?.. Но ведь правду все равно не скроешь.

Я на мгновение опустила глаза вниз, словно бы собираясь с силами, заглушая удары сердце где-то в висках, заставляя пульс замедлить биение, справляясь с дрожью во внезапно вспотевших ладонях, а затем с твердой решимостью посмотрела на сестру.

Илона вздрогнула от этого взгляда, я это заметила.

— Я здесь по работе, — сказала я, глядя ей в глаза

Тонкие бровки вновь подскочили вверх, губки сжались в плотную линию.

— И твой… молодой человек отпустил тебя одну? — колко поинтересовалась сестра с нескрываемым любопытством

Я поняла, что это был удар ниже пояса. Она всегда знала, куда нужно ударить, и как это сделать.

В глазах заплясали разноцветные пятна и яркие искры. В ушах послышался шум подъезжающего поезда.

Что я могу ей ответить?! Ведь она ждет от меня совершенно определенного ответа!

Черт побери, да она знает ответ на свой вопрос!! Поэтому его и задает!! Загоняет меня в ловушку.

Внезапно пересохшими губами, почти онемевшим языком я пытаюсь что-то произнести.

— Он…

— Родная, сколько тебя можно ждать?!

Разноцветные пятна исчезли мгновенно, искры погасли, а шум в ушах перестал меня оглушать.

Я застыла, словно вкопанная, боясь даже пошевелиться, даже плечом дернуть.

Сердце усилило биение при звуке этого голоса, неконтролируемо стуча в каждой клеточке моего тела, отдаваясь в нем глухими ударами, вынуждая меня дышать все чаще и чаще. Или не дышать вообще, вынуждая забывать о том, что дышать вообще нужно. Холод и жар накатывают попеременной волной, обдавая меня то огнем, то льдом по обнаженной коже. И словно бы раскаленный провод в сто тысяч вольт пронзает мое тело разрядом, проходя вдоль позвоночника.

И мир катится ко всем чертям со всеми своими правилами, канонами и запретами.

Как и всегда было, когда рядом находился он…

Боже, зачем ты послал на мою голову еще и Маврина?!! Человека, которого я меньше всего хотела бы сейчас видеть и слышать!! Которого я и знать-то не хочу, ведь он…

Стоп!!! Сердце замирает в груди.

Какого черта он назвал меня родной?!!

Хотела повернуться к нему полубоком, чтобы возмутиться, накричать, осведомиться, какого лешего он смеет так ко мне обращаться, но понимаю, что не могу. В горле стоит тугой ком, а грудь словно сдавило.

Я чувствую, что Кирилл неустанно приближается ко мне. И сердце начинает дрожать от ожидания его приближения. С некоторых пор я всегда чувствую, когда он подходит или когда находится рядом.

Мне кажется, что среди миллиона мужчин я узнаю его просто по шагам.

И вот сейчас… эти самые шаги. Все ближе и ближе ко мне… Секунда, две, три…

И я никак не успела отреагировать на его слова, потому что сильная смуглая рука, возникшая из ниоткуда почти так же, как и сам Кирилл, подхватила меня под локоть и притянула к себе.

Я подалась ей и оказалась, к своему ужасу и изумлению, прижатой к могучей мужской груди.

На то, чтобы хотя бы просто что-то сказать, а не возразить и накричать, не было сил. Да и голос меня не слушался. И к тому же, я не была уверена, что если он меня отпустит, я не грохнусь около его ног, стекая лужицей на кафельный пол.

А вот Маврин вообще, казалось, чувствовал себя так, как будто обнимать меня для него было привычным делом. Как раз плюнуть, черт побери!

— Мы с Пашей тебя уже заждались, — сказал Кирилл, улыбаясь во все свои тридцать два зуба

Я подняла на него ошарашенные глаза. Неужели я смогла сделать хотя бы это?!

Он ответил мне своей умопомрачительной улыбкой, и я чуть не упала в обморок. Он улыбался так гениально, что я и сама почти поверила в то, что он безумно рад меня видеть.

— Прости, — выдавила я из себя — Просто я…

— Встретила кого-то знакомого? — мягко перебив, спросил он у меня, а потом перевел взгляд на Рому и Илону — Влада, Влада… — поцокал он языком — Узнаю мою девочку. Пока ее к чему-то не подтолкнешь, она сама не догадается что-то сделать. Может быть, познакомишь нас?..

— А вы, простите…

Кажется, это Рома?.. Я нахмурилась. А почему же его голос звучит так удивленно, ошарашенно? Как-то неестественно, грустно, что ли…

Я ничего и сказать не успела, а Кирилл мгновенно отреагировал на его слова и протянул ему руку.

— Кирилл Маврин.

Боже!! Зачем ты еще и представляешься им так, словно себя не помнишь от радости?!

С изумлением и скрытым восторгом я отметила, что брови Илоны подскочили на лоб, и она тут же застыла на месте с широко раскрытыми глазами, а Рома на автомате протянул ему руку, приоткрыв рот.

А что, собственно говоря, произошло?! Подумаешь, Кирилл Маврин…

— Я Роман Шаравин, — проговорил Рома, запинаясь, указал на Илону — А это Илона, моя невеста.

Я резко посмотрела на него.

Вот как… Твоя невеста?! Удивительно даже, но больно не было. Было смешно.

Кирилл пожал руку Ромы, быстро ее отдернул и засунул в карман брюк.

— Ммм… тот самый Маврин? — почти шепотом спросила Илона

Я молчала, не зная, что сказать. Тот или не тот?! Пусть сами разбираются со всем этим. В голове была такая каша, что мыслить связно я не могла.

А Кирилл усмехнулся, прижимая меня к себе еще крепче. И я чувствовала в нем что-то такое, что-то легкое, едва уловимое… Я не понимала, что это…

— Смотря, какого Маврина вы имеете в виду? — проговорил он тихо

— Журналиста…

Кирилл вновь усмехнулся, и я, наконец, почувствовала это, — напряжение в его теле, к которому была прижата. Напрягся, как струна… Даже его рука, спрятанная в карман брюк, кажется, напряглась. Может быть, даже это его сердце стучит так громко, а не мое?! А почему же?..

Я подняла на него глаза, словно бы надеясь увидеть что-то на его лице. Натянутая улыбка, неулыбающиеся глаза, хмурые брови, поджатый подбородок…

Кажется, Павел говорил что-то о том, что он не любит публичность!

— Боюсь, что это я, — натянуто проговорил Кирилл, не улыбаясь глазами

Он не хочет, чтобы люди его знали?!!

Это был нокаут.

— А вы… знакомы с Владой?..

Кажется, это спросила Илона? Да кто же еще?! Естественно, она!

Я хотела ответить, даже рот открыла, но…

Кирилл бросил на меня такой взгляд, что меня бросило сначала в жар, а потом в холод. Желание говорить что-либо отпало само собой, слова застряли в горле острым комком. Я закрыла рот.

Боже мой, я и сама сейчас поверю в то, что между нами что-то есть!!! Но ведь Кирилл ничего подобного не скажет! Не посмеет, не допустит, чтобы об этом судачили… Нет…

— Мы с Владой… — быстрый взгляд на меня — … очень хорошо знакомы. Правда, куколка? — еще и подмигнуть мне ухитрился!! Ничего себе!!

— А мы и не знали, что Влада… водит дружбу с такими известными людьми.

Кирилл снова улыбнулся.

— Да бросьте вы! — отмахнулся он — Неужели она вам не сказала? — посмотрел на меня, ожидая ответа — Правда, куколка, не сказала?! — вновь поцокал языком — Так я и думал… Она такая скрытная у меня, удивляюсь даже, — он вновь посмотрел на меня, а потом подозрительно уставился на Рому и Илону — А вы простите, кем Владе приходитесь?..

Илона сглотнула, словно бы застигнутая врасплох, сильнее сжала руку жениха.

Они с Ромой переглянулись, а потом она проговорила:

— Я ее сестра.

Так и хотелось выкрикнуть, что у меня нет сестры. Но я сдержалась.

— Сестра?! — изумился Кирилл — Вот как… Не слышал, что у Влады есть сестра, — посмотрел на меня как-то обвиняюще и ожидая ответа

— Да… мы давно не виделись, — пробормотала я себе под нос, почему-то пристыженная этим взглядом

— Что, так давно, что ты забыла, что она у тебя вообще есть?! — воскликнул Кирилл — Ладно Пашка не знает, но мне-то могла сказать?!

Я уставилась на него. Интересно, а почему я должна говорить об этом именно тебе?!

Ничего не понимаю.

— Ну ладно, мы с тобой об этом еще поговорим, правда, куколка?

Это звучало, как угроза, черт возьми!! И почему — куколка?!!

— А сейчас, нам пора идти, — он посмотрел на Рому и Илону — Вы ведь нас простите? Мой брат ждет нас.

— Да-да, конечно, — пробормотал Рома, глядя на меня затравленным взглядом — Мы и сами спешим…

Кирилл улыбнулся и потянул меня за собой.

— Я бы пригласил вас присесть за столик вместе с нами, но у нас вроде как… деловая встреча…

Почему ты опять бросил на меня ЭТОТ взгляд, Кирилл?!! И что за деловая встреча?!

— Нет-нет, что вы? — запротестовал Рома — Это неудобно, и к тому же… мы не хотим вам мешать.

Кирилл снова улыбнулся. Весельчак, блин!

— Вот и прекрасно. Рад был познакомиться с вами, Роман, — сказал Кирилл, отходя назад и увлекая меня за собой — Илона. Еще увидимся, наверное.

— Да, конечно…

— Приятного вечера, — бросил Кирилл и, поддерживая меня за руку, направился в сторону зала, оставляя позади себя ошарашенные лица моих обидчиков

Почти рыцарь на белом коне, ей Богу!! Пришел, увидел… и спас бедную девушку от предателей!

Только вот именно перед ним мне меньше всего хотелось показаться подавленной и разбитой. Меньше всего мне хотелось, чтобы о моей боли знал именно он!! Но он оказался свидетелем моего крушения… И мне до жути теперь хотелось узнать, почему он вообще влез во все это дело?!

И едва мы оказались на почтительном расстоянии от Илоны и Ромы, я, вдруг придя в себя, придержала Кирилла за руку и выдавила:

— Что это было, черт побери?!

Кирилл даже не дрогнул. Непробиваем, как скала!

— Что именно, куколка?

Я чуть не задохнулась. Опять эта куколка?!! Откуда она только взялась?!

— Что именно, ты спрашиваешь?! Что именно?!! — возмутилась я, начиная срываться на крик

— Не шипи, куколка, — спокойно выговорил Кирилл — А то тебя услышат и подумают, что мы ругаемся. А нам ведь незачем привлекать к себе излишнее внимание, правда?

Я тут же замолчала, оглянулась по сторонам, проверяя его предположение.

Никто на нас не смотрел, врал он все! Ну… или почти никто… Черт!!

Я посмотрела на него.

— Зачем ты так вел себя… при них? — спросила я, стараясь говорить спокойно. Даже называть их имен мне не хотелось. Еще одно воспоминание о них.

Кирилл резко остановился, и я чуть не врезалась в него. Повернулся ко мне лицом и пронзил взглядом.

— Зачем, ты спрашиваешь?! — повторил он мою недавнюю фразу

Я сглотнула, внезапно испугавшись его напора, и отступила на шаг назад.

— Да…

— У тебя на лице было написано, что тебя надо спасать, ясно?! — грозно сказал он, надвигаясь на меня — И не смей мне возражать, куколка!! — заметив мои попытки оправдаться, заявил он — Я все вижу… и видел по твоему лицу. Меня тебе не обмануть, ясно?!

Я сглотнула, чувствуя, что губы начинают дрожать, а к глазам подступают слезы.

— И что же… ты видел?

И зачем же, черт побери, ты так смотришь на меня, Кирилл?! Таким взглядом ты на меня никогда не смотрел… Никогда… Так долго и так пристально. Ты словно выворачиваешь меня наизнанку. Видишь все, что я хочу скрыть от тебя. И мне не удается прятаться, слышишь?.. Не могу от тебя прятаться…

— Что они сделали? — вместо ответа спросил он у меня

Я охнула и уставилась на него.

— Что ты имеешь в виду?

Кирилл сделал шаг ко мне и навис надо мной каменной глыбой, не намеревающейся отступать.

— Что. Они. Сделали?! — повторил он, выделяя каждое слово

Я опустила глаза, не зная, куда их можно спрятать, чтобы Кирилл не увидел правды.

— Влада!

— Ничего они не сделали… — жалкая попытка солгать, и я это понимала

— Я журналист, Влада, — просто сказал Кирилл, — и читать по лицам часть моей профессии, — он приподнял мой подбородок, заставляя посмотреть себе в глаза — Никогда не забывай об этом.

Куда уж тут, когда ты не дашь мне об этом забыть?!!

Кирилл подхватил меня под локоть.

— Паша ждет, пойдем в зал.

Я кивнула и двинулась вперед.

— Я не оставлю это просто так, Влада, — твердо и непреклонно сказал Кирилл, не глядя на меня, но я словно бы ощущала на себе его взгляд — После ужина нам нужно будет поговорить.

Я тут же посмотрела на него, чуть не споткнувшись при этом.

Что я хотела увидеть на его лице? Доказательство того, что он шутил?! Что просто издевается? Специально пытается меня уязвить?! Но я этого не увидела.

Слепая решимость и уверенность. В моей груди зародился страх.

Я поняла: разговора не избежать.

* * *

Честно говоря, я не имел ни малейшего понятия о том, почему сделал это. Почему, черт побери, я так поступил?!! Зачем? Какой бес потянул меня за руку, когда я увидел Владу рядом с этой девицей, которая оказалась ее сестрой, и этим слащавым парнем, который смотрел на Владу так, словно пожирал глазами?!!

Все во мне в тот момент словно бы перевернулось и завопило на всю вселенную «Не трогай!»

А может, он и не так смотрел, а мне лишь показалось?!

В последнее время я стал замечать за собой, что на всех мужиков, который бросили на нее хотя бы один, ничего не значащий взгляд, я смотрю так, словно бы они хотели затащить ее в постель!!

А этого я им, конечно же, никогда не позволил бы сделать!!

Почему, черт возьми, в глазах каждого встречного мужика, даже случайно покосившегося в ее сторону, я видел лишь похоть и безумное желание поцеловать ее?!!

Черт!! Ясное дело, почему!

Потому что в моем взгляде на нее, очевидно, все проходившие мимо видели именно это!! Дикое и необузданное желание прижать ее к себе и осыпать поцелуями сверху донизу, не оставив ни одного свободного от поцелуев местечка. Почувствовать ее каждым сантиметром, каждым миллиметром кожи, каждой частичкой своего существа осознавать, что она принадлежит только мне.

Что Я, а не кто-то другой, имеет право целовать ее, где захочется, может прижать к себе в любой момент и знать, что никто не посмеет и слова сказать против этого, потому что она — твоя!! Можешь наслаждаться ее благословенным теплом, ее будоражащей кровь нежностью, запахом ее волос… Они всегда как-то по-особому пахнут… Какие-то цветы, весенние, свежие… И ароматом ее тела… Таким приятным, таким соблазнительным, таким искушающим, таким безумно пленительным, что не поддаться искушению и сдержаться, чтобы не наброситься на нее при всех, иногда бывает чертовски трудно. Наслаждаться даже тем, как она морщит носик, когда ей что-то не нравится… Или как поджимает губы, прикусывая нижнюю губу зубами… Или как заправляет упавшую на глаза прядь волос за ухо… Чувствовать трепет ее тела, нервную дрожь и обжигающий жар кожи… Слышать ее сбившееся дыхание, биение ее сердца, такого же безумного, как и твое собственное… И знать, что она принадлежит тебе, только тебе…

И тут… Этот слащавый, непонятно откуда взявшийся незнакомец… А точнее — Роман Шаравин… Но когда меня интересовало его имя?!! Этот… Роман посмел смотреть на Владу так, словно бы имел право смотреть на нее так!!

Что-то в груди всколыхнулось и запротестовало. Какое он имеет на это право?! Кто он такой?!

Руки невольно сжались в кулаки, а глаза сощурились в злом прищуре. Никакого права он не имеет!!

Какое-то безумное, неконтролируемое желание подойти и заявить на Владу СВОИ права просто затмили разум. Как затмили тогда, когда я увидел ее танцующей с Никитой…

И я не смог ничего сделать с этим… Как и тогда не смог ничего сделать.

Шаг, еще один… И вот я уже стою около нее и крепко обнимаю за талию, притягивая к себе все сильнее… Вот так, еще ближе… Ко мне. Она даже и понять ничего не смогла, как не смог понять, что творю, и я сам… Но просто подчинилась мне… Даже не возразила. Ни словом, ни взглядом… Ни единым жестом не намекнула на то, что я веду себя, как полный идиот… Просто сдалась… И это напрочь сносило мне крышу. Ее немое согласие…

Сейчас спрашиваю себя… Что со мной случилось?! Почему я так поступил?! Подлетел к ней, как сумасшедший с какими-то нелепыми словами… И говорил, говорил, говорил… Какую-то глупость говорил, но не мог остановиться… Из-за гнева?.. Из-за злости и ярости?.. Но на кого я был зол?!!

Или может быть, дело в том, как напряглась спина Влады, когда она увидела этих двоих? Поэтому я, сломя голову, ринулся к ней?!! Чтобы… что?!! Защитить? Уберечь? Спасти?!!

Может быть, именно в тот момент я понял, что нужно что-то делать?!

Влада стояла с высоко поднятой головой и держалась молодцом, хотя, очевидно, эта внезапная встреча была ей не просто неприятна, а даже противна. Но что-то удручающее крылось в том, как напряжены были ее плечи, как неестественно сцепила она сумочку, прижимая ее к себе, как смотрела на блондинку и ее спутника и как поджимала губы… Как вздымалась ее грудь при каждом вздохе…

Сердце дрожало в груди, призывая к действию.

Я не мог просто так этого оставить… Не мог.

Даже против собственной воли, подчиняясь внезапно вспыхнувшим чувствам, я пошел к ней… Словно ведомый ее невысказанными молитвами и просьбами… Словно услышав ее зов, немой крик души, ждущий помощи и поддержки… Я пошел на этот крик, поддался уговорам и эмоциям. Как зверь защищающий свое!

И плевать на то, что об этом думают все вокруг!! Плевать! Потому что сейчас… важна лишь ОНА.

Как она вздрогнула… Как затрепетала… Как прижалась о мне… Она удивилась. Ну, конечно же, еще бы ей не удивиться!! Но я прежний словно бы перестал существовать.

Пяти минут разговора мне хватило, чтобы понять, в чем дело, и почему Влада так напряглась. Сложить два и два всегда было довольно-таки просто, особенно для человека, который рыщет в семейных тайнах в поисках сенсации уже не первый год подряд.

Сестра Влады эгоистичная самовлюбленная кукла, а ее спутник бесхребетный паразит. И не удивлюсь тому, что перед тем, как стать ее женихом, он был женихом Влады…

В груди зародилось глупое, но бесконтрольное желание разорвать на части и одну, и второго. За то, что причинили боль той, которая этого была недостойна!! Которая сейчас, не сопротивляясь, прижималась ко мне всем телом, немного подрагивающим, горячим и нежным. Сводящим меня с ума…

Вот здесь была и злость, и ярость, и раздражение, и обида за Владу, и желание утереть нос обоим! А еще омерзение… Тягучее, горькое, противное омерзение. Когда Илона стала уточнять о том, тот ли самый Маврин предстал перед ней. Как, забыв о бесхребетном женихе, стала чуть ни на его глазах заигрывать со мной. Как смотрела на меня…

Ненавижу, когда во мне узнают «того самого» Маврина. Известного, знаменитого, богатого журналиста светской хроники. Для Влады это никогда не имело значения, а вот для ее сестрицы… Слишком много нескрываемого сладострастия, похоти и желания можно было увидеть в голубых глазах!!

Увидеть и почувствовать ядовитую горечь и позывы к рвоте.

Как такая стерва может быть Владе сестрой?!!

Как такой ублюдок мог когда-то быть ее женихом?!! А в том, что он им когда-то был, у меня не оставалось никаких сомнений.

Пришлось откланяться и распрощаться с ними поскорее. Потому что выносить их присутствие уже казалось выше моих сил. Никогда еще я не чувствовал такую антипатию к кому-либо!!

Я обещал себе, а заодно и Владе, выяснить все, что произошло. Зачем — я и сам не понял. Но ощущал острую, почти граничащую с жизненно важной, необходимость узнать правду. Правду о том, что случилось с ней. Чтобы помочь ей. Чтобы защитить ее. Чтобы знать, что с ней все в порядке. Доходящая до сумасшествия и идиотизма, наверное, потребность быть уверенным в том, что ее никто не обидел.

Узнать всю правду.

Чтобы потом пойти и пристрелить обоих предателей?! Вполне вероятно…

И сейчас, стоя около дверей ее комнаты в немой нерешительности, я не представлял, что делать дальше.

Все внутри словно бы стянуло тугим горячим узлом, скручивающим все внутренности.

Прижался горячим лбом к дверям и закрыл глаза, словно бы собираясь с мыслями. Дышу так тяжело, словно пробежал марафонскую дистанцию. А перед глазами темнота… Даже руки подрагивают!!

Просто растерявшийся и полностью потерявшийся идиот.

Какого черта мне здесь надо?! Что я хочу узнать? Кому и что хочу доказывать?!

Что я полетевший с катушек психопат?! Так это итак всем ясно. И уже давно. Даже мне самому.

Я тяжело выдохнул и ударил кулаком в стену, чувствуя, как боль пронзает руку. Зато не дрожит теперь…

А что же тогда?!!

Что мне, черт побери, небезразлична Влада Снежина?!!

Что она мне ТАК небезразлична, что я веду себя, как псих именно из-за того, что не могу забыть ее и что она, как тень следует за мной по пятам даже во сны, словно издеваясь?! Что я срываюсь с места и мчусь ее защищать, даже неуверенный в том, что ей нужна помощь, а просто доверяясь первобытным инстинктам хищника, стремящегося защитить свое?! Что смотрю на всех проходящих мимо мужчин, как на своих потенциальных соперников?! Что даже гнев, который я испытываю, это гнев на неудовлетворенное желание быть с нею рядом и знать, что она принадлежит мне, а не на нее?!!

Я еще раз, размахнувшись, втемяшил кулак в стену.

Черт, да это похоже на паранойю!!

И этого просто не может быть!! Не может!!

Да она мне не нравится даже… Черт!!

Просто безумие какое-то… Чистейшей воды безумие!!

И сейчас то, что моя рука опять же против моей воли тянется к двери, чтобы постучать, тоже безумие! Потому что этого делать не следует!! Не следует, черт возьми! Как и то, что я весь вечер, что мы провели за столиком в ресторане, только и делал, что смотрел на Владу, словно бы на картинку!! И оторваться не мог!! Как ни старался отвести глаза, переключить свое внимание на кого-то другого, ведь в зале была куча красивых девушек, не мог не смотреть на нее. И то, как она смущалась, как алели ее щечки, когда она, подняв на меня глаза, встречалась с моим настойчивым взглядом, ничуть не смущало меня, застигнутого на месте преступления, но зато смущало одну часть моего тела, которая, кажется, уже давным-давно перестала жить, повинуясь каким-либо правилам и запретам. Пришлось несколько раз вставать из-за стола и выходить. Чтобы не видеть ее смущения, ее удивленных пленительных глаз, и не чувствовать легкий аромат ее духов, которые своей сладостью уже впитались в меня, превращая кровь в раскаленную лаву.

И сейчас, черт побери, чтобы впервые за этот вечер поступить правильно и валить к чертям в свою комнату, я стою у двери Влады, той, от которой нужно держаться как можно дальше… и… Вот черт!! Кажется, настойчиво стучу в ее дверь… И не раз, и не два… И жду, пока мне откроют…

И уверен, что не уйду отсюда, а как свихнувшихся полностью идиот, буду ждать, пока не увижу ее…

Она не открывает довольно-таки долго… Я уже почти теряю терпение, готовый выломать дверь, как преграду, отделявшую Владу от меня, за ее ненадобностью, как вдруг… Та распахивается…

И у меня из легких словно бы вырывают воздух. Раз… и я уже не могу дышать, неспособный сделать ни единого вздоха просто смотрю на нее. Просто смотрю…

Она одета просто, в джинсы и футболку. Но черт меня побери, если я видел джинсы и футболки более соблазнительные, чем те, что сейчас были на ней!!

Разрази меня гром!! Что же со мной творится?!!

Влада, кажется, не очень удивлена моим приходом. Ну, конечно, я же предупредил, что приду…

Сердце болезненно сжалось в груди, а потом затрепетало, словно пойманное в сеть.

И она ждала моего прихода?!

Надо бы что-то сказать, я чувствую, что потребность слов просто разрывает молчание, возникшее между нами, но не могу произнести ни слова… Все, что я мог бы сказать, все, что я хотел сказать, все теряет смысл… Слова просто замирают где-то в горле.

Влада переминается с ноги на ногу, перегораживая мне путь в свою комнату.

— Кирилл?..

Почему же из ее уст мое имя звучит совершенно иначе?

Или же это просто я схожу с ума?!!

Я вздрогнул, встрепенулся, уставился на нее, сдвинув брови к переносице.

— Я обещал, что приду.

— Да, я знаю… — пробормотала она и посмотрела себе под ноги — Но я не ожидала, что ты… придешь.

А вот это жутко раздражает. Что значит — не ожидала?!! Ее честно предупредили!!

— Так ты впустишь меня? — спросил я как-то грубо, а потом усмехнулся — Или ты боишься?

Она тут же ощетинилась и пронзила меня острым взглядом.

— Чего?!

Я улыбнулся еще шире.

— Того, что можешь не устоять перед моим обаянием и сдаться на милость победителя.

Я знал, что этот аргумент подействует на нее, как красная тряпка на быка.

Она насупилась, грозно глядя на меня из-под опущенных ресниц, и отступила, пропуская меня вперед.

— Входи! — процедила она сквозь зубы

Я улыбнулся, довольный собой, и вошел внутрь, «случайно» задев Владу плечом и ощутив, как она тяжело вздохнула. Услышав, как она чуть ли не со всего размаху захлопнула за мной дверь, словно бы намереваясь снести ее с петель, я рассмеялся.

Неужели я еще мог смеяться?!! Тогда, когда в паху нестерпимо зудело уже от осознания того, что мы с Владой один на один находимся в ее комнате!! А где-то там, недалеко… даже совсем, совсем близко находится кровать… Вполне возможно, что уже расстеленная… С шелковыми простынями и…

Так, стоп!!! Не стоит думать об этом!! Совершенно не стоит!!

Я здесь по делу! По делу и только… Вот и буду делать дело, а не мечтать!!

Дело, дело… Вспомнить бы еще, что это за дело?! Хотя нет, даже не дело — а просто причина, глупая, совершенно идиотская и до крайности безумная. Причина, чтобы увидеть Владу и поговорить. Чтобы оказаться в ее комнате, может быть… Чтобы оказаться здесь с ней наедине?..

Опять пришлось прервать поток безудержно несущихся вперед мыслей.

Я откашлялся и повернулся к Владе лицом.

Она бросила на меня короткий взгляд и быстро перекочевала от двери к небольшому диванчику, села на него, скрестив руки на груди и кивком головы указала на кресло, самое дальнее от нее, которое было в этой комнате.

— Присаживайся, раз уж пришел.

— Чему ты очень рада, как я посмотрю, — проворчал я и подошел к креслу, стоящим напротив нее

Влада ничего не ответила, просто поджала губы.

Снова чем-то недовольна, невольно отметил я для себя…

Чем-то?! Да можно начинать загибать пальцы, считая, чем именно она может быть недовольна!! И, во-первых, моим появлением в ее комнате, конечно же. Что не очень-то меня обнадеживало. Учитывая, что краем глаза я уже увидел кровать, и теперь не мог отделаться от развращающей мой мозг картинки, вставшей перед глазами… Обнаженная Влада, растянувшаяся на шелковых простынях, а рядом…

Черт побери!!

Я мысленно чертыхнулся, сжал зубы и опустился в кресло.

— Зачем ты пришел?!

Вот так, почти с порога!! Не привыкла она ходить вокруг да около.

Я посмотрел на девушку, заглядывая прямо в глаза, поймав ее взгляд в плен и не отпуская его. Хотя… в том, кто кого поймал в плен, можно было бы и поспорить! Ведь не Влада же приперлась ко мне в комнату посередине ночи, а наоборот!! И не она смотрит на меня так, словно в ту же секунду готова будет наброситься и утолить свой телесный голод!! И, конечно же, не она до такой степени сошла с ума, что мечтает о том, чтобы провести вместе ночь!!

Это все я, обезумевший, совершенно спятивший журналист… Сохнувший, как получается, по единственной женщине из своего окружения, которая не только не намеривается броситься ему на шею, но и еще и делает все возможное, чтобы этого избежать.

Но плохо, очевидно, старается! Так как мое желание с каждым мгновением лишь крепнет!!

Я наклонился немного вперед, продолжая упрямо смотреть в ее глаза.

Влада сглотнула и повторила уже менее настойчиво:

— Зачем ты пришел… Кирилл?

Почему она сделала небольшую паузу перед тем, как произнести мое имя?!

— Ты знаешь, — тихо, с хрипотцой в голосе, который не узнал, проговорил я — Поговорить…

Влада вздрогнула, я это отметил, а потом вновь нервно сглотнула. Глаза вырвались из плена моего взгляда. Она опустила их глаза, а потом стремительно отвела в сторону.

— Нет… не знаю. О чем? — прошептала она неуверенно

Лжет. И конечно же, понимает, что я это знаю.

— О том, что сделали твоя сестрица и ее… жених!

Влада снова поджала губы, но на меня так и не посмотрела. Упрямая!! Черт, какая же упрямая!!!

— Они… ничего не сделали, — проговорила она, и я явственно ощутил ее дрожь

Захотелось на нее заорать. Вот взять и наорать.

И почему она обманывает меня, когда итак все ясно?!! Когда правда написана у нее на лице огромными красными буквами, светящимися и в темноте!? Когда она не сможет скрыть от меня эту правду, потому что я пойму, если она будет лгать!? Почему же тогда сейчас, она пытается лгать?.. Почему?..

Мое сердце забилось сильнее, а затем на мгновение замерло.

Потому… что я ей никто?..

Мои руки сжались в кулаки, я сжал зубы так, что на скулах заходили желваки. Глаза сощурились.

Успокоиться, успокоиться…

— Неужели?! — почти рявкнул я и тут же пожалел об этом

Какого черта я творю?! Ведь это, действительно, меня не касается!!

— Да!! — уверенно сказала Влада и резко подняла на меня глаза.

Черт, и она говорила… правду?.. Ведь то, что светится сейчас в ее глазах, очень похоже на правду!

— Они не сделали ничего, что причиняет мне боль… сейчас, — проговорила она тихо и опустила глаза

Именно это «сейчас», сказанное после значительной паузы, и вывело меня из себя.

— Но причинили когда-то, верно?!

Влада сцепила зубы, показывая свое явное нежелание говорить на эту тему, и вызывающе уставилась на меня, подняв взгляд на мое лицо. Подбородок слегка подрагивает от злости, глаза потемнели и метают стрелы, между бровей появилась небольшая складочка…

Я весь подобрался, ожидая всплеска гнева.

— А тебе-то какое дело?! — вскричала она

— Влада… — предупреждающе начал я

— Это тебя не касается, тебе так не кажется?! — перебила она меня, сильнее сжимая руки на груди, словно стараясь отстраниться и отгородиться от меня — Что бы они ни сделали, они сделали это очень давно!! И сейчас это уже неважно!! Было и прошло, подумаешь?!

Если бы только она могла обмануть меня этим своим напускным равнодушием…

Я бы все равно узнал правду…

— Тебе было очень больно?.. — спросил я с нежностью, которую, сам не понял, откуда взял в своем голосе

Глаза Влады удивленно расширились. Она растерянно смотрела на меня, приоткрыв рот.

— Я… Почему ты спрашиваешь?

Черт, если бы я сам это знал!!

— И вообще, это мне нужно задавать тебе вопросы, если уж на то пошло!!! — воскликнула она, опуская руки вдоль тела и немного отодвинувшись от меня — Какого черта ты устроил весь этот спектакль?!

— Какой спектакль?.. — пробормотал я, едва глотая воздух, наблюдая за тем, как ее язычок скользну по нижней губе, оставляя влажный след

Неужели она не видит, что делает со мной?!

Схватив руками диванную подушку, она стала разглаживать ее, словно успокаиваясь.

— Тот самый!! — сказала она, не глядя на меня — Тот самый… внизу!! Перед Илоной и Ромой!! Зачем ты так поступил?!

— Как я поступил?.. — вновь едва выдохнул я

Черт, каким же олухом мне надо было быть, чтобы прийти к ней ночью в комнату и наивно полагать, что смогу сдержаться и не наброситься на нее!! Когда она одним своим присутствием уже стирает все границы между тем, что можно и что запрещается.

Влада бросила на меня быстрый взгляд, сглотнула… И посмотрела в сторону, оставляя подушку в покое, но нервно пересаживаясь с места на место.

— Брось прикидываться! — воскликнула она дрожащим голосом — Ты знаешь, о чем я говорю… О том, что ты… как ты вел себя при них.

— И как я себя вел?..

Она мгновенно перестала ерзать на месте и застыла, глядя на меня.

— Ты что, издеваешься, что ли?! — набросилась она на меня — Так вот, доложу тебе, что это не смешно!! — заявила она — Какого черта ты называл меня… куколкой при них?! Дорогой, родной…?! Обнимал даже…

— Мне кажется, что ты была не так уж и против… — пробормотал я себе под нос

— Чего ты добивался? Что и кому хотел доказать?!

— Тебе была нужна помощь…

— Мне?! Помощь?! — воскликнула Влада раздраженно — Я и сама могла поговорить со своей сестрой и своим… — заминка, отмеченная мною мгновенно, небольшая пауза, попытка скрыть смущение возмущением — … то есть… ее женихом! И нам не нужны были свидетели для того, чтобы…

— Твоя сестра спала с ним, верно?! — резко перебив ее, напрямую спросил я

— Что-о?!

Влада уставилась на меня, ошарашенно вдыхая воздух.

— Твоя сестра спала с ним, когда он был еще твоим женихом?! — повторил я, уточняя — Верно?!

Влада приоткрыла рот, тяжело дыша и дрожа. Отвечать она, явно, не желала. Даже если бы и могла, не ответила, но она не могла. Я знал, что попал в точку, и это выбило почву у нее из-под ног.

— Влада, я тебе уже говорил, что научился читать по лицам, — проговорил я, наблюдая за тем, как обескураженность и неуверенность на ее лице сменяется раздражением и… обидой?.. Но из-за чего?!

— Ты ничего не знаешь… — пробормотала она тихо — Ты даже понятия не имеешь, о чем говоришь…

Я кивнул, соглашаясь. Я действительно не знал, о чем говорю. Я мог только представить, что она чувствовала, когда узнала правду. И могу только представить, как ей было больно в тот момент.

— Может быть, — проговорил я, глядя на нее с нежностью. Черт побери, откуда во мне столько… тепла?! — Но я понимаю тебя. Такое предательство… трудно простить. А ты простила…

— С чего ты взял, что я простила?! — резко перебила она меня дрожащими губами — Я НЕ простила, — заявила она прямо — Предательство — это то, чего я никогда не прощу в своей жизни! Предательства и обмана. И ты прав, ты можешь понять, но осознать, как мне было больно, все равно никогда не сможешь.

Я сжал руки в кулаки. В эту самую минуту, клянусь Богом, я готов был мчаться в номер к Илоне и Роману с намерениями разорвать их на части. За то, что она посмели причинить боль этой девочке. Моей маленькой беззащитной девочке!! Как же она страдала…

Вот почему теперь сторонится мужчин!! Вот почему всех подозревает и никому не верит.

Словно пелена спала с моих глаз, открывая завесу тайны, которая терзала мой мозг.

Ей до сих пор больно!!

И она не верит в то, что… В то, что ее кто-то может полюбить?.. Большой комплекс маленькой девочки, которую некогда так сильно обидели…

Боже, так вот в чем дело!!

А ты, олух, просто идиот несчастный, предлагал ей секс?!! Да чем ты лучше этого самого Романа?!!

Я взглянул на нее, а Влада посмотрела на меня в упор.

— И не смей ничего сейчас говорить!! — предупредила она как-то грозно — Ты скажешь, что читаешь по лицам, что такой умный и все знаешь?! А я тебе скажу, что ты ни черта не видишь и ничего не знаешь!! — она стиснула зубы — Увидел, что мне… плохо и решил помочь?! Прийти на помощь бедной девушке?! Какой же ты благородный, черт побери!! — она почти выплюнула эти слова — Разыграл перед ними эту комедию… этот нелепый спектакль, выставил себя перед ними моим… возлюбленным… и думаешь, что все теперь станет просто замечательно?! — она замолчала на мгновении, глядя на меня горящими глазами — Так вот, герой, не станет!! — сказала она после непродолжительной паузы — И вся твоя… неоценимая помощь… не была мне нужна, потому что я… могла бы справиться и сама, одна…

Вот в этом я сильно сомневался, но промолчал.

— И вообще, я не понимаю, к чему эти вопросы?! — воскликнула она резко, сощурив глаза и сведя брови к переносице — Не понимаю, к чему ты клонишь, и что хочешь узнать!! Мою личную жизнь или что?.. — она вздрогнула и нервно повела плечами — Так она никогда тебя не касалась!! — она помолчала, а потом добавила: — Что тебе нужно от меня?..

Кто бы мне ответил и на этот вопрос тоже среди миллиона других вопросов, которые касались ее!!

— Ты врываешься в мою комнату посередине ночи…

— Я не врывался!

— … Задаешь какие-то странные вопросы, которые тебя никаким боком не касаются…

— Это ты так думаешь!!

— … И к тому же я не понимаю — зачем?!! Зачем тебе все это нужно?!!

Я тяжело выдохнул.

— А я не понимаю, почему мы каждый раз спорим при встрече!? Почему не можем… просто поговорить?

Влада застыла с открытым ртом, уставившись на меня так, словно я сказал, что Земля круглая, а она все это время считала, что та стоит на трех китах.

— Просто… поговорить?.. — переспросила она едва слышно — Ты что, издеваешься?!

И тут я не выдержал и стремительно вскочил в кресла.

Черт побери, какого лешего она не верит ни одному моему слову?! Почему во всем видит подвох?! Почему не может и на мгновение поверить в то, что я говорю серьезно!?

Черт, ведь я, наверное, впервые вот так… серьезно говорю с женщиной!!

Я бросил на нее грозный взгляд с горящим непониманием внутри зрачков.

Влада втянула плечи и смотрела на меня, как на обезумевшего психопата. Каковым я, наверное, и являлся на самом деле. Потому что полностью уже сошел с ума.

Но того, что она смотрела на меня, как на придурка, мне было, очевидно, недостаточно! Потому что я накинулся на нее, как тигр на свою добычу.

— Какого черта, Влада?! — вскричал я, приближаясь к ней — Почему всегда так выходит?! Почему мы не можем спокойно поговорить?! Обязательно… ссоры и споры!! — я выругался про себя — Черт… я признаю, что поступил плохо… Я сотни раз, наверное, поступал плохо по отношению к тебе, но я признаю это!! И тот поцелуй… Черт! — я опустил глаза, вспоминая тот момент — И то, как я набросился на тебя, когда увидел рядом с тобой Денисова… Это тоже было глупо с моей стороны!! — я заглянул ей в глаза и увидел в них дикое удивление — Но черт, я же понимаю это!! Я признаю это, черт побери!! Я знаю, что не имею право ни на что, что касается тебя… Просто, что-то произошло, и это стало важно для меня… Я даже на всех мужиков, которые тебя окружают, стал смотреть с подозрением!! А вдруг кто-нибудь из них тебе понравится, и ты согласишься с ним заняться сексом!! А этого я просто не мог допустить, ясно?! — я заглянул ей в глаза, надеясь найти понимание, прочитать его на ее лице — А сегодня, когда я увидел тебя рядом с этими… этими… Я подумал, что тебе требуется помощь. Я не знаю, почему решил именно так! Да я и не думал, что ты хотела бы принять помощь от меня, потому что ты… и я… — я снова выругался — Черт!! Мне просто нужно было к тебе подойти и убедиться, что все в порядке, ясно?! Ты так… напряглась, когда разговаривала с ними… неестественно, понимаешь?! Я подумал, что тебе плохо… Я почувствовал… необходимость, понимаешь, подойти к тебе?! И сейчас вот… приперся, как псих, к тебе в комнату… Сам не знаю, для чего! Что я здесь ищу, я не понимаю… Уговаривал себя, что идти не нужно, что это полный бред! Даже когда около твоей двери стоял, все думал, что нужно сбежать!! Но… не смог, — я навис над ней, облокотившись руками обе стороны от ее головы, мой голос сошел до тихого и ласкающего шепота — Не смог уйти, понимаешь?.. Черт, я даже не знаю, что я здесь делаю! Говорил себе, что мне нужно во всем разобраться, все узнать… Но какое я имею на это право?! Кто я такой, а?! И теперь я здесь, а ты… Черт!! — я снова выругался, сцепил зубы, стараясь сдержаться, прикрыл глаза на мгновение — Но ты… Почему ты меня так ненавидишь, Влада?! За что?!

Она сглотнула, глядя на меня широко раскрытыми глазами. Облизала пересохшие губы и прошептала:

— Я тебя не ненавижу…

— Да неужели?! — воскликнул я, наклоняясь над нею еще ниже, уже почти касаясь ее кожи своей кожей, чувствуя ее теплое дыхание на своих щеках — Так докажи мне это! — с вызовом выдохнул я в ее губы

Она вжалась в спинку дивана и задрожала, не отрывая глаз от моего лица.

— Что… что доказать?.. — пробормотала она — Как?..

Черт, и почему же ее губы так соблазнительно приоткрыты?!

Разве можно разговаривать с ней и при этом не пытаться ее поцеловать, когда она вот так смотрит?! И так призывно приоткрывает губы, словно бы приглашаю себя поцеловать?!

И почему от нее так соблазнительно пахнет цветами?.. И кожа такая нежная, как лепестки роз… И почему она так тяжело и учащенно дышит?.. Боится меня?.. Еще бы! Такого психа еще поискать надо! Или она волнуется?.. Ее теплое дыхание касается моей кожи и раскаляет ее до предела…

Схожу с ума, схожу с ума…

— Все, я больше не могу… — выдохнул я перед тем, как, резко наклонившись, впиться в ее губы страстным поцелуем

Наконец-то!!

Лишь когда мои губы коснулись ее, таких мягких и податливых, я понял, что пропал окончательно.

Вот, что мне было нужно все это время!! Вот то, что я искал!! Вот то, что я… нашел.

Плевать на все, я уже не смогу остановиться!!

Такая нежная, такая божественно прекрасная, такая сладкая… Моя. Боже, неужели — МОЯ?!

Я прижался к ней еще сильнее, пытаясь ощутить ее каждой клеточкой своего тела, накрыть ее собою, никогда не отпускать из своих объятий.

Мои руки неожиданно накрывают ее плечи, сжимая их сильнее, может быть, больно стискивая, но она молчит, ничего не возражает, даже стоном не показывает своего неудовольствия. А я все сильнее и сильнее, сжимаю их, словно бы приковывая девушку к месту и не давая ни шанса на сопротивление. Которое Влада и не оказывала мне.

Ее губы с готовностью приоткрылись мне навстречу, а язычок легко, игриво, словно пробуя на вкус, коснулся моего.

И я чуть не сошел с ума.

Со стоном я подхватил ее, приподнял над диваном и притянул к себе, не отрываясь от ее губ, языком слизывая сладость, которую она дарила мне. Затеряться, раствориться, утонуть в этом поцелуе. Этого было мне достаточно в этот момент. Или почти достаточно?..

Сотни, миллионы и миллиарды огненных искр вспыхнули перед глазами, растворяя меня в себе и накрывая с головой, словно лавина, словно волна, погружая в сумасшедший, сладострастный и блаженный мир ощущений. Обжигающий вихрь кружит меня в своем бешеном танце соблазна и искушения, стоящих на грани грехопадения. И мне все равно, упаду я в пропасть или же нет… Потому что уже проиграл…

Вот ее ручка неуверенно касается моих волос, пальчики осторожно пробегают по ним, призывая наклониться к ней сильнее… Ее теплое дыхание щекочет мои губы своей пряностью…

Оказывается, она пахнет карамелью…

Мои же руки в это время собственнически обхватывают ее за талию и скользят вдоль спины нежными прикосновениями…. Вдоль позвоночника… Едва касаясь… Вверх и вниз… Осторожно пробираются под футболку и легонько касаются шелковистой кожи… Я чувствую ее дрожь… Дрожь ее трепетного тела, прижавшегося ко мне в этот момент еще ближе… И жар сковывает мое тело кольцом, пожирая меня собою… Она прижимает меня к себе, второй рукой обхватывая за шею…

И я теряю контроль. Почти уже потерял его.

Стон… Сладостный, трепетный, обжигающий стон… Мой?.. Или ее?..

Мои руки скользят все выше, приподнимая футболку вверх, обнажая спину.

Она дрожит… Я чувствую ее дрожь своими пальцами… И круговыми ласкательными движениями вызываю новую ее волну… Влада выдыхает в мои губы, и я ловлю губами ее вдох…

И тут… что-то происходит.

Я даже не успеваю ничего понять, потому что разум давно уже перестал выдавать здравые мысли в ее присутствии.

Что-то вдруг становится не так… И у меня возникает какое-то странное чувство дежавю. Горькое и противное чувство, которое внедряется в мое сознание настойчивым шепотом.

— Кирилл… — словно сквозь туман слышу тихий прерывистый голос — Кирилл…

На мгновение, всего лишь на мгновение отрываюсь от Влады. Заглядываю ей в лицо.

— Что, родная?.. Что?.. — сжимаю ладонями ее щеки

Она смотрит на меня испуганно, словно затравленный зверек.

— Кирилл, я не могу… — закусила губу — Не могу этого сделать… — пробормотала она тихо, убрала мои ладони со своих щек и… отстранилась

Это почти останавливает мое сердцебиение. Я замираю.

— Что?.. Почему?.. — обескуражено воскликнул я, глядя на нее потерянными глазами — Я не обижу тебя! Я никогда тебя не обижу, родная!!

И я понимаю, что правду говорю! Снова, черт побери, говорю правду!! Я никогда не смогу ее обидеть. И убью любого, кто сделает или хотя бы попытается это сделать.

Моя рука тянется к ней, желая вновь ощутить нежность ее кожи, тепло ее губ…

Но ее слова останавливают меня.

Черт, и почему же что-то словно железными оковами сковывает сейчас грудь так, что трудно дышать?!

— Ты… для тебя все не так, как для меня, Кирилл… — проговорила Влада тихо — У тебя все будет не так, как у меня, — она смущается и опускает глаза — Как я себе это представляю…. Черт, я не могу объяснить…

Не понял!! Откуда она знает, как это для меня будет?! Что она об этом вообще знает?!

— Влада… — хотел было сказать я, но она внезапно меня останавливает, прижав палец к моим губам

— Нет, не говори, — прошептала она, подняв на меня глаза. Смотрит долго и пристально, пока, наконец, не убирает пальчик от моих пылающих губ и не шепчет: — Давай, просто забудем, что это было… Хорошо?

Я тупо уставился на нее.

— Забудем?

Она кивнула.

И это холодное напускное равнодушие выводит меня из себя. Просто бесит.

— И как ты себе это представляешь?! — почти грубо спросил я — Черт, — забудем?! Ты сможешь?!!

Она сглотнула, не в силах выдержать мой твердый взгляд, опустила глаза вниз.

— Ты не понимаешь… Не понимаешь, Кирилл, — проговорила она, пряча глаза

— Так объясни мне, черт возьми!! — вскричал я, не сдержавшись. Хотел потянуться к ней, коснуться ее, черт, прижать к себе и не отпускать, уверяя, что так будет всегда, но не смог даже приподнять руку. Вместо этого из горла вырывается совершенно пустое и бессмысленное: — Почему мы не можем сделать то, что нам обоим хочется?!! Что нам мешает?!

Она поджала губы, насупила нос, покачала головой, закрыла глаза, прижала руки к горящим щекам.

— Все не так… — пробормотала она себе под нос — Все неправильно. О Боже, все так неправильно! — она распахнула глаза и уставилась на меня невидящим взглядом — Ты меня бросишь, я знаю… уйдешь, и мне больно будет. А ты… просто и не вспомнишь о том, что было между нами. И я не переживу этого… Просто… Мне снова больно будет… Как тогда, когда Рома обманул. Мне так больно было… Я одна была… — она тяжело выдохнула и прошептала: — Ты не для меня. Ты не для меня…. И Рома был не для меня, поэтому и ушел к Илоне… И ты уйдешь тоже… Все уходят…

Я смотрел на нее и не верил тому, что она говорит. Половину из того, что она говорила, я даже и не понял, где-то не разобрал слов, но смысл уловил отчетливо.

Она не верит в то, что я могу желать ее. Думает, что я поиграю с ней и брошу.

Черт, что за упрямая девица?!!

Я потянулся к ней и хотел обнять, но она резко отстранилась, отгораживаясь от меня.

— Влада…

— Не нужно… — проговорила она поспешно, пресекая мои попытки обнять ее вновь — Не нужно, Кирилл…

— Я не понимаю…

— Я люблю другого человека! — выпалила она, перебивая меня — И он… тоже любит меня! Я не могу переспать с тобой, потому что тогда… предам его. Я себя ненавидеть тогда буду, понимаешь?..

Нет, ни черта я не понимаю!! Но слова будто оглушили меня. Сердце громко забилось в груди, дыхание участилось. По венам побежала лава, а не кровь. Ладони неприятно вспотели.

Черт, и когда же она успела-то найти этого… возлюбленного?!!

Я посмотрел на нее пристально, в упор. Надеясь найти на ее лице и в глазах… Что?! Ложь!!

Она не может говорить серьезно! Просто не может… Она лжет. Лжет, черт возьми!!

— И как же его зовут, интересно? Этого счастливчика?! — скептически глядя на нее, спросил я

Она подняла на меня глаза, сглотнула…

— Игорь… — пробормотала она тихо — Его зовут Игорь…


Это безумие… Боже, это просто безумие!!

Глядя на горящую на экране моего телефона надпись, я убеждалась в этом снова и снова.

Может, закрыть глаза и притвориться, что не вижу этого?!

Но нет… надпись горела, как и прежде. Врезаясь в глаза сигнальными буквами.

Странник: Может быть, встретимся?

Я тяжело вздохнула, сглотнула и перевернула телефон дисплеем вниз, чтобы горящая, словно неонами в темноте, надпись не бросалась мне в глаза. Откинулась на спинку лавочки, на которой сидела.

Черт, вот этого я и боялась больше всего!!!

Я закрыла глаза, словно бы собираясь с мыслями.

ВСТРЕЧА!!! Со Странником?! Это из области фантазии… И кажется, что уже не моей фантазии…

Что-то болезненно и неприятно скрутилось узлом внутри меня, словно бы выворачивая меня наизнанку, а сердце настойчиво забилось в грудь глухими ударами. Даже руки вспотели.

Черт возьми, — встреча!!

До этого самого момента я надеялась на то, что этой встречи не произойдет… Я так надеялась, что…

Хотя нет, не так. Я, конечно же, надеялась на то, что эта встреча произойдет… когда-нибудь… Ведь мне нравился Странник, мне нравилось общаться с ним, пусть иногда мы и говорили друг другу совершенно обидные вещи, ссорились и спорили, но так же быстро и мирились, словно бы ничего не произошло. Он мог успокоить меня, когда я была на взводе, а я усмиряла его, когда он выходил из себя.

Черт, такое странное общение… Но такое необходимое уже общение!!

Общение, которое сглаживало все неприятности реальной жизни…

Конечно же, я надеялась на встречу с ним!! Конечно же. Глупо было бы отрицать это и говорить, что не хочу. Хочу, конечно же… Но лишь тогда, когда я буду подготовленной к ней.

Когда я буду уверена в том, что Странник… Игорь не убежит от меня, как только увидит.

А сейчас… сейчас… Черт побери!!! Сейчас я вообще ни в чем не была уверена!!

Жизнь словно бы перевернулась с ног на голову. Все было не так, как раньше. В той, прежней мой размеренной и высчитанной до минуты жизни!! А в этой… новой жизни… Все было не так!!

Особенно после того, что произошло в Австрии…

Боже!! А вот это вспоминать было совсем необязательно!!

Я зажмурилась, словно бы желая выбелить из памяти воспоминания.

Это было так… больно. Черт, именно — больно. Кто бы мог подумать, что будет так больно?!

Перед глазами снова встала картинка того вечера… Такая яркая, такая красочная, такая… живая… Каждая деталь того вечера ворвалась в мое сознание воспоминаниями, выхватывая их из памяти, куда я крепко и надежно, казалось, их спрятала. Оказалось, ненадежно и некрепко…

Я словно бы вновь оказалась там… В той комнате… Наедине с Кириллом…

Воспоминания о том вечере… Я не желала вспоминать!!

Этого я хотела меньше всего!! Единственное, что я отчаянно желала — забыть, что этот вечер вообще был в моей жизни. Думаю, что Кирилл хотел того же…

Боже, какая ирония!!

Можно было бы и рассмеяться, если бы от смеха так жестко не резало горло, словно наждаком.

Пылкие взгляды… Легкие прикосновения… Нежные касания… Тяжелое прерывистое дыхание…

Поцелуй… Сладкий, глубокий, сумасшедший, просто безумный, но такой божественно прекрасный, страстный и нежный одновременно, порабощающий и захватывающий в плен… Поцелуй…

Страсть… Она словно бы выплескивалась во внешний мир, опаляя нас своими огненными искрами… И по венам течет уже не кровь, а раскаленная лава, она наполняет нас до краев, переполняет и вырывается во вне брызгами фонтанов… Сметает все на своем пути… Все предрассудки и предубеждения… Все обиды и осуждения… Все негласные границы и каменные стены, которые были возведены специально для того, чтобы остановить ее неконтролируемый бег… Страсть…

Кирилл… Кто бы мог подумать, что он может говорить такие слова?!

Кто мог подумать, что он может сказать их МНЕ?!!

Такая искренность звучала в них, словно он говорил от всего сердца… Такое глубокое сожаление… Нежное и чувственное сопереживание… Желание защитить и уберечь от всех бед… Чувства, которые он, очевидно, не умел выражать, поэтому попытки были такими невинно-простыми, а фразы сбивчивыми… И голос дрожал именно поэтому?.. А потом и вовсе сошел до шепота… До шепота, который резал меня своей громкостью, словно крик…

Кирилл… Он, казалось, говорил правду…

Боже, как же мне хотелось ему верить!! Как же мне хотелось довериться ему!!

Сердце кричало — БЕРИ!! Это твое!! Он теперь — ТВОЙ!! Он сам этого хочет!! И ты ведь ждала этого, чего уж греха таить?! Ты так ждала этого. Ты втайне мечтала об этом!! Так чего же ты сейчас ждешь?!!

Но разум упрямо светился красной лампочкой в моем сознании и, срывая голос, кричал: СТОЯТЬ!!

Это же — Кирилл Маврин! Ты забыла, кто это такой?! Бабник, московский Казанова, спорщик и просто бесчувственный негодяй. Ему от тебя нужно только одно. Секс… Отличный трах, который он тебе обещал. Или ты уже забыла об этом?! Забыла его грубые слова?! Его самоуверенные бесчувственные «комплименты» самому себе?! Забыла о том, что он изначально предупреждал тебя, что выигрывает всегда?! И поверить ему сейчас — значит, согласиться с тем, что он оказался прав. Что он победил. Что он СНОВА победил, черт возьми!! Какой по счету в череде его любовниц ты будешь?! Ты войдешь хотя в первую сотню?!!

Тебе не ЭТО нужно, и ты это понимаешь. Не это и не от него.

Ведь он обманет тебя, он такой по своей сути, а ты этого не переживешь… Он будет смеяться, а ты будешь плакать навзрыд… Ты снова страдать будешь. Как страдала тогда, когда Рома ушел к Илоне…

Сердце уже болело, пронзенное тысячами мелких ядовитых иголочек. Так нещадно болело, так сильно кровоточило, как когда-то так медленно и мучительно заживало…

А в мозгу светилось лишь одно: ОН не для тебя… ТЫ не для него…

Все слишком просто, чтобы не понимать этого…

Ты никогда не простишь лжи и предательства, а он сможет и предать, и солгать… И тебе снова будет больно. Такие, как он, не умеют любить. Они просто играют. Как Рома играл с тобой… Ты помнишь?..

Я помнила. Помнила очень хорошо…

Поэтому я прервала поцелуй… Поэтому отстранилась… Поэтому солгала про Игоря…

Боже, как же трудно было это сделать!!

Я отдалась этому сладкому, дурманящему поцелую. Отдалась несокрушимой силе обжигающей страсти, закружившей меня в огненном вихре наслаждения… Отдалась этому невероятному мужчине, который смотрел на меня так, словно во мне в этот момент сосредоточилась вся его жизнь…

И я хотела поверить ему. Поверить отчаянно и слепо, забыв о том, что верить нельзя!!

Я с болью открыла глаза, сильнее сжимая пальцами телефон.

Боже, если бы можно было вычеркнуть из памяти тот вечер!! Если бы только можно было это сделать!!

Не было бы так больно. Не было бы так стыдно. Не было бы так обидно…

То, как Кирилл посмотрел на меня после признания об Игоре… То, как он отступил, словно бы едва держался на ногах… То, как пресек все попытки, чтобы снова прикоснуться ко мне… То, как опустил глаза, как поджал губы… И то, как тихо, почти неслышимо проговорил, не глядя на меня: «Прости…»…

Я думала, что сойду с ума!!

Мне хотелось плевать на упрямый голос разума в этот момент и броситься за Кириллом следом, когда он медленно направился к двери, не сказав мне больше ни слова… Хотелось молить его остаться и кричать, что есть сил, о том, что я солгала… Что нет никакого Игоря, который меня любит!! Что я просто боюсь снова обжечься!! Что я хотела бы верить ему, Кириллу… Хотела бы!! О Боже…

Но я не бросилась за ним… С гулко бьющимся сердцем, болью отдававшимся в ушах, я просто стояла и смотрела на то, как он берется за ручку двери, как открывает ее, как делает шаг из комнаты в коридор… Как замирает в дверях… Смотрит на меня долгим, внимательным взглядом, изучающим и пронзающим меня насквозь взглядом… А потом говорит:

— Ты права, Влада… Забудем обо всем… Это действительно правильно. Доброй ночи.

И, не хлопая дверью, выходит.

Мне кажется, что моя жизнь рухнула в этот момент.

А я через мгновение с разрывающими грудь рыданиями оседаю на пол. И плачу всю ночь…

После этого вечера мы с Кириллом почти не виделись. Только изредка сталкивались в коридоре. Он словно бы оградил меня от своего присутствия рядом. Даже обеды и ужины мы проводили порознь. Он никогда не спускался вниз, или оказывался занят, или обедал в номере. А потом я узнала, что он улетел из Австрии за два дня до того, как мы с Павлом вернулись в Москву.

И это был удар. В самое сердце, которое стало болеть еще сильнее.

Конечно, было глупо на что-то надеяться, во что-то верить, ждать чего-то… Тем более от Кирилла. И я, наверное, не надеялась и не верила… Но ждала. Чего-то все же ждала. Может быть, чуда?.. Которого так и не произошло?..

Или произошло, но уже не с Кириллом…

Едва я прилетела в Москву и зашла на сайт знакомств, то увидела несколько сообщений от Странника. Игоря. Того самого, которого имела в виду, когда говорила о нем Кириллу. Надо же, что в такой момент мне на ум пришло именно его имя!! Он просил меня зайти в аську при первой же возможности.

И все началось сначала. Общение с ним с ночи до зари. Ссоры, споры, перемирие… Разговоры обо всем и ни о чем. И я снова схожу с ума. С одной стороны Игорь. С другой — Кирилл, о котором я не могла забыть, как ни старалась. А с третьей — моя совесть, которая стыдила меня тем, что нельзя тянуться к двоим мужчинам одновременно и пора бы уже сделать выбор в пользу одного из них.

И вот сейчас судьба мне предоставляла этот выбор…

Сейчас Кирилл куда-то пропал…

А Игорь просит о встрече.

Странник: Может быть, встретимся?

Я сильнее сжала телефон. Так, что побелели костяшки пальцев.

И что же ему ответить?! Черт… Неужели это так сложно?! Сделать выбор… Просто сказать — да человеку, который стремиться провести с тобой время… И не просто так, ради одной ночи, — я чувствовала, что не из-за этого!! А из-за того, что ему приятно общаться со мной. Что он действительно хочет познакомиться со мной вживую. Но ведь и я этого хочу!! Так что же мне мешает, черт побери, согласиться на эту встречу?!!

Или КТО мешает?!!

Я тяжело вздохнула и поджала губы.

Кирилл… Кирилл… Кирилл!!

Почему, общаясь с Игорем, я всегда думаю о Маврине?!! Потому что они похожи?.. Потому что они оба умеют свести меня с ума в считанные секунды?.. Потому что, общаясь с одним, и находясь рядом с другим, я чувствую себя… комфортно?..

Или я просто сошла с ума и влюбилась в обоих?!!

Это невозможно… Просто невозможно!!

Телефон настойчиво завибрировал, и я вздрогнула от неожиданности. Пришло еще одно сообщение.

Я посмотрела на экран, уже догадываясь, что могу там увидеть.

Странник: О чем задумалась?

Ромашка: Да так… ни о чем…

Странник: Это плохо. Нужно, чтобы задумалась.

Странник: О встрече со мной.

Ромашка: Я думаю.

Странник: И что же ты думаешь?..

А вот это вопрос на миллион!! Кто бы только знал ответ на него?!

Странник: Опять молчишь?!!

Ромашка: Я потом тебе отвечу, хорошо?

Ромашка: Мне нужно идти. Спишемся вечером. Пока.

И вышла из аськи, пока он не успел написать мне ответ.

Глупая! Боже, какая же глупая двадцатисемилетняя женщина!!

Я положила телефон в сумку, подскочила с лавочки, на которой сидела, и направилась домой.


Ромашка: Мне нужно идти. Спишемся вечером. Пока.

Я заклацал зубами от раздражения, плотно сжал зубы так, что на скула заходили желваки.

Она вышла!! Специально вышла из сети!!

Она опять ничего не ответила мне!! Уже в который раз, черт возьми!!

Но сейчас я не собирался так просто отступать!! Ни за что!! Она водила меня за нос слишком долго. Все это мне уже успело надоесть. Не говоря уже о том, что это Интернет-общение уже изжило себя!! Даже срок спора с Никой уже истек!!! Я даже признался ей в том, что проиграл, черт возьми!! Потому что встретил Юлю в сети и общался с ней так, как с лучшей подругой!! И продолжил с ней общаться уже и по истечении срока нашего с Никой спора!! А она мне даже фото не прислала, черт возьми!!

Все, мое терпение подошло к концу!!

Даже сейчас она не ответила ничего определенного насчет встречи!!

Но ничего, и к такому повороту событий я подготовился.

Потому что, узнав Юлю лучше, понял, что ее, как и Владу, нужно всегда подталкивать ко всему.

Вот сейчас я ее и подтолкну!!

Видит Бог, я не хотел принимать «крайних» мер. Хотел, чтобы она сама со всем согласилась. Чтобы все решила сама. Но она не дала мне ни единого шанса на то, чтобы не начать действовать по-своему.

Что ж, она сама напросилась.

Я вышел из аськи и набрал нужный номер.

Она боится, что может не понравиться мне… Ну что ж, придется ее переубедить!!

Мне ответили почти сразу.

— Привет, Влад, это Кирилл Маврин. Узнал?.. Отлично просто. Слушай, а ты еще занимаешься… ну, теми делами, которыми в институте занимался?.. Правда, что ли?! Отлично просто!! В особых случаях, говоришь?.. Так вот у меня особый случай, Влад!! Так что оторви свою задницу от стула!! Придется тебе мне помочь!! Конечно же, за мной не заржавеет, обижаешь просто!! Я подъеду к тебе?.. Часа через два, подойдет?.. Отлично. Договорились!! До встречи.

Я отключился, отбросил телефон в сторону и с улыбкой на губах растянулся в кресле.

Ну, что ж, Юля… Пришло время познакомиться поближе?..


Через несколько часов я не просто жалел о том, что попросил Влада сделать ЭТО, но готов был застрелиться. Вот просто взять и застрелиться. В лоб. Чтобы уж надежно. И со смертельным исходом!

Потому что то, что я узнал, уже было равносильно для меня маленькой смерти.

Черт побери, Юля?!! ЮЛЯ?!!! К чертям тебя, Юля, подлая обманщица!!

Я метался по комнате, как разъяренный тигр мечется в клетке, гневно сверкая глазами, испепеляющими все вокруг, и скрежетал зубами так, что, наверное, при желании мог бы стереть их в порошок.

Это надо же — ЮЛЯ!!! Придумала же!! Юля… Подлая обманщица, черт ее побери!!

Я, как сумасшедший, метнулся к окну и со всей силы, со всей злости, что бушевала во мне ярким пламенем, втемяшил кулак в стену. Чтоб тебе!!

Боль обожгла руку, вонзившись в кожу сотнями мелких острых иголочек, но плевал я на это.

Я тяжело выдохнул и наклонил голову вниз, закрыл глаза.

Такое могло случиться со мной только в самом страшном сне!! В кошмаре!!

Юля… Такая милая, такая очаровательная, такая общительная… Такая своя… Оказалась лживой, подлой, вероломной… предательницей!! Обманщица!! Подлая обманщица!!

Мои губы растянулись в язвительную горькую усмешку, напоминавшую звериный оскал.

Можно было бы и расхохотаться во все горло, потому что ситуация обязывала, если бы мне не хотелось застрелиться и убить кого-нибудь еще за компанию!! Желательно Юлю… А точнее, Владиславу Андреевну Снежину, чтоб ей было так же плохо, как и мне!!!

Я грубо чертыхнулся в голос.

Влада… Влада, черт возьми, и есть Ромашка!!

Я снова чертыхнулся и сильнее сжал зубы так, что на скулах заходили желваки. Зажмурился.

Руки так и чесались врезать кому-нибудь. Но приходилось себя сдерживать, потому что рядом не было никого, на ком я смог бы выместить свою злость. А беглый взгляд по квартире убедил меня в том, что по близости не осталось и ни одного предмета, который бы мог похвастаться тем, что не испытывал на себе всю мою ярость и гнев от такого неожиданного поворота событий.

Я со свистом втянул в себя воздух, стараясь сдерживаться, чтобы не заорать.

Кто бы мог подумать, что за ником Ромашки скрывается именно ОНА?!! Черт, кто угодно!! Кто угодно, но только не ОНА!!! Влада Снежина?!! Да лучше цианистый калий в пищу!!

Кто мог бы догадаться о таком, черт побери?!!

Влада… Юля… Ромашка… Черт! Какая тут связь?!!

Да и как такое вообще может быть возможно?!!

Я не сдержался и снова ударил кулаком в стену, уже не так сильно, но все равно ощутил резкую боль.

Когда я просил Влада помочь мне вскрыть электронную почту пользователя Ромашка на сайте знакомств, я, конечно же, и понятия не имел, что обнаружу. И ЧЕЙ адрес мне предоставит Влад в итоге!! Если бы я это знал… Черт!! Ни за что я не стал бы просить его об этом!! Ни за что не стал бы…

И что это мне дало бы?!! Ни-че-го! Ровным счетом ничего. Просто потом, при встрече с ней, я бы выглядел полностью обезумевшим идиотом, которому все проходящие мимо люди стремились бы поскорее оказать психиатрическую помощь.

А сейчас, когда я все знаю… Знаю о том, что Влада меня нагло обманывала все это время…

Черт меня побери, если я знаю, что мне делать теперь!!

И это мне не нравится совершенно точно!! Осознание собственного бессилия…

Было намного проще, когда Юля была Юлей, а Влада Владой… Черт, было намного проще!

Зачем я только попросил Влада оказать мне эту услугу?! Воспользоваться его навыками профессионального хакера, которыми он овладел еще во время учебы в институте. Бес в меня вселился не иначе!! Потому что по своей воле я не смог бы… Не смог бы…

А, черт!!! Что же это такое?!!

Конечно, я бы все равно воспользовался его услугами! Тут и к гадалке не ходи. Потому что хотел уже дойти до сути и понять, с кем общаюсь, и кто скрывается под ником Ромашки!! Но… ведь я не ожидал, что это открытие будет таким… таким… ошеломляющим!! Таким неожиданным, таким смертоносным ударом прямо в грудь, выбивающим почву из-под ног и вырывающим воздух из легких!!

Еще бы!! Ромашка зарегистрирована в электронной почте Владиславы Андреевны Снежиной!! Попробуйте не потерять почву под ногами!? Попробуйте дышать так же, как дышали прежде!? Попробуйте, черт возьми, смириться с этим!? Сможете?!! Ничего подобного, не сможете!!

И я не смог…

Надо бы сказать, что, когда я осознал все произошедшее со мной, когда увидел результаты «хакерства» Влада, когда понял, что ЭТО означает для меня, и как ЭТО открытие все меняет, то резко вскочил с кресла, на котором сидел, почти отбросив его в сторону, и стал метаться по комнате, словно сумасшедший, а Влад с безумными, совершенно ошалевшими, вылезшими, наверное, на лоб глазами, наблюдал за мной с выражением немого изумления на лице. Он даже слова ни сказал, просто в недоумении открыл рот, но и так понял все, что он подумал обо мне!!

Я спятил, обезумел, сошел с ума, слетел с катушек. Называйте, как хотите, смысл от этого не изменится. Я просто безумец. Да, знаю. Но в последнее время я не очень-то этому и удивляюсь!! В свете произошедших событий… было бы странно оставайся я таким же, как и прежде!!

Первое и главное, конечно же, что меня нагло обманули!!! И Юля оказалась… вовсе не Юлей!!

А я… Черт…

Интересно, а Влада сама догадывается, с кем общается на сайте?!

Со МНОЙ, черт возьми!! Я Странник… Я…

И тут меня пронзает словно электрическим током… Я резко раскрываю глаза и смотрю в пустоту.

Игорь…

Его зовут Игорь…

Нет, не может этого быть… Просто не может. Или все же может?!!

И тут мое горло начинает заливаться от яростного смеха, который, кажется, вот-вот разорвет мои легкие. Я хохочу громко и очень долго, чертыхаюсь, бью в стену кулаками, и не перестаю смеяться.

Черт, она меня, что ли имела в виду, когда говорила о мужчине, который появился в ее жизни?!! Она его любит, он ее любит…И вообще у них полная идиллия….

Черт!! Она что, кинула меня ради… меня же самого?!!

Это даже не ирония судьбы!! Это ее грубая, очень грубая насмешка!! Почти плевок в лицо…

Когда Влада сообщила мне о своем… возлюбленном, я чуть с ума не сошел. Я думал, она лжет. Грубо и грязно лжет, глядя мне в глаза своими чистыми невинными глазами. Но когда она назвала его имя, при чем назвала, ничуть не раздумывая… Я понял всю глубину всех своих заблуждений. Слишком быстро назвала… Слишком быстро… Не придумывая, а осведомляя…

И тут я подивился превратностям судьбы в первый раз.

Меня кинули ради человека, которого зовут так же, как и я назвался на сайте знакомств, представляясь Юле… Игорь. В тот момент я проклинал всех Игорей, с которыми был когда-либо знаком, или которых не знал никогда. Мне было плевать!! В тот момент я их всех просто ненавидел. Потому что один из них мог явиться тем, из которого Влада не стала моей!!

Не сказать, что я переживал по этому поводу, но…

Я вновь втемяшил кулак в стену, сменяя раздражение на своем лице злостью и яростью.

Нет, черт побери, зачем лгать самому себе?!! Я переживал!

Я переживал и сходил с ума, я просто безумствовал. Да я никогда в своей жизни не переживал так, как переживал из-за того, что Влада отказала мне!!

Стоит ли упоминать о том, что всю ту сумасшедшую ночь после разговора в ее комнате я провел в компании с бутылкой виски и в объятиях диванной подушки?! Думаю, не стоит, хотя я уже и упомянул. Но мне было так хреново… Хотелось напиться до беспамятства, забыться сном… желательно мертвым, и вообще ни о чем никогда не вспоминать!! Ни о том, что Влада отказала мне… Ни о том, что она сделала это ради какого-то неизвестного мне Игоря… Чье имя меня уже выворачивало наизнанку. Ни о том, что я опустился до того, что напиваюсь до поросячьего визга из-за женщины!!

Черт побери, из-за какой-то девицы!!! Из-за Влады Снежиной?!!! Да чтоб ей провалиться на месте!!!

Боже, я говорил ей такие вещи… Такие слова… Я и сам не знал, что способен был на то, чтобы их произнести!! Но, оказалось, что смог… Произнес. А она… Она сказала «Давай все забудем…». Словно бы ничего не произошло. Словно бы я и не говорил тех слов… Словно бы… ничего не было между нами!!

Как же я злился!! В какой же ярости я пребывал в тот момент!! Если бы мне в руки тогда попался этот самый Игорь, я бы разорвал его на части, ничуть не задумываясь о последствиях, и плевать на пятнадцать лет строгого режима!! Но ведь тогда я и понятия не имел, о каком именно Игоре она говорит… А теперь… теперь-то я знаю!! Или, по крайней мере, думаю, что знаю!!

Обо МНЕ!!!

И от этого горло разрывается от ядовитого смеха и грубых ругательств.

Меня променяли на меня же самого!!

Такое может происходить только в плохом фильме, а не в реальной жизни!! И не со мной!!

Всех Игорей с того момента я старался обходить стороной, потому что не был уверен в том, что не размажу их по стенке, если увижу. Руки так и чесались.

Стоит ли говорить о том, что я перестал общаться с Владой?.. Конечно, перестал!! А что мне еще оставалось делать, черт возьми?!! Эта женщина отказала мне!! Ясно дала понять, что между нами ничего быть не может, потому что она… видите ли, любит другого!!

Сейчас хотелось громко рассмеяться на эти ее такие уверенные слова, но тогда я даже не догадывался о том, какова на самом деле правда.

Признаваться самому себе в том, что тебя «отшили», не очень-то приятно, поэтому я и не признавался…

До тех пор, пока осознание всего не врезалось в меня огненной стрелой.

Почему среди миллиона женщин ты выделяешь именно ее?.. Почему она снится тебе по ночам?.. Почему именно ее глаза кажутся такими неземными, такими прекрасными и сводящими с ума?.. Почему от одной ее улыбки твое сердце готово вот-вот разорваться на части?..

И почему, черт возьми, ты не можешь забыть именно ее, хотя знаешь сотни женщин, красивее нее?!!

И почему даже в Юле, с которой ты общаешься по интернету, и с которой тебе нравится общаться, ты видишь только ее — эту самую женщину, которая тебе отказала и которая свела с ума, перевернув твой привычный мир с ног на голову?!

Ты можешь дать ответ?!

Я сильнее стиснул зубы и нахмурился, сводя брови к переносице.

Ты можешь…

Но ты боишься…

Этот ответ так пугает тебя, что ты делаешь все для того, что забыть!!

Ты пытаешься забыться именно в той единственной женщине, которая способна помочь тебе забыть. В той, которая напоминает тебе ту, которая без разрешения поселилась в твоих мыслях и расположилась там хозяйкой!! В той, которая будет лишь жалкой копией и подобием той, которую ты хотел бы видеть рядом с собой, но она будет твоей и поможет тебе забыть… А тебе большего и не нужно.

Поэтому я предложил Юле встретиться?!! Поэтому настаивал на встрече?! Поэтому позвонил Владу, профессиональному хакеру, с просьбой о помощи, когда получил от нее неопределенный ответ?!!

Я, черт возьми, хотел лишь узнать Юлю, мою милую Ромашку, поближе!! Я хотел, черт побери, забыть Владу и выкинуть ее из своей памяти раз и навсегда!! И, конечно же, я не рассчитывал на то, что судьба уже в который раз ТАК громогласно и яростно расхохочется мне в лицо!!

Юля, моя милая Ромашка, и есть Влада!!

Это удар ниже пояса. Это удар прямо в сердце. Это удар еще в огромное множество точек на моем теле, которые итак уже кровоточили. И от таких ударов оправляются очень медленно, если оправляются вообще.

Бедный Влад… Он смотрел на меня, как на помешенного, а потом аккуратненько так намекнул на то, что пора бы мне уже перестать громить его студию и свалить к чертям, оставив в целости и сохранности хотя бы компьютер. Который и выдал мне эту злосчастную информацию о том, что пользователь Ромашка зарегистрирован по адресу некой Владиславы Андреевны Снежиной!!

Я конечно же свалил… К себе в квартиру. Чтобы уже там продолжить громить все, что попадалось мне на глаза и, что страшнее всего, под руки.

Но перед этим я чуть было дважды не столкнулся с каким-то ослом, которому захотелось пойти на обгон!! Придурок!! Меня на обгон?!! Да я сейчас сам кого хочешь обгоню и перегоню!! Так у меня «сносит крышу»!! Едва не врезался во впереди стоящую машину, когда пришлось затормозить на светофоре. Какие уроды придумали светофоры?!! И чуть не протаранил белый «Вольво», когда парковался, обозвав его водителя всеми известными мне матными ругательствами. И плевал я на то, что он кричал мне вслед, отвечая на мои «комплименты» какими-то нелепыми угрозами и обвинениями. Я послал его далеко и надолго и стремительно зашагал в сторону дома, чтобы не поддаться уговорам внутреннего голоса, который настойчиво, почти в приказном порядке требовал меня вернуться и надрать незадачливому спорщику задницу!!

Я сдержался, поднялся в свою квартиру, ударяя по стенам лифта кулаками с такой силой и злостью, что, когда выходил из него, моя соседка Татьяна Михайловна посматривала на меня с таким видом, словно бы собиралась вернуться в квартиру, из которой вышла, очевидно, в магазин, и вызвать мне неотложку!! Потому что, наверное, решила, что «дело серьезное». Я хмуро поздоровался с ней и, понурив голову, прошествовал мимо нее к своей двери. Открывая ее дрожащими от раздражения руками, я чувствовал взгляд соседки на своей спине до тех пор, пока не попал к себе в квартиру.

Вот тут-то я позволил себе «оттянуться» на полную мощность!!

Я крушил все, что попадалось мне на глаза, даже не задумываясь о том, что делаю. В конечном счете, в целости и сохранности в моей квартире остались только компьютер и вся прочая техника, по этическим соображениям, и кухня, до которой я просто не успел добраться. Костяшки на руках были содраны в кровь и больно зудели, но я почти не обращал на режущую острую боль никакого внимания.

Какое, к черту, внимание, когда моя жизнь превратилась в вечный хаос?!!

Из-за Юли… Из-за Влады…

Черт!! Из-за этой чертовой бабы, которая решила окончательно добить меня и свести с ума!!!

Она зарегистрировалась на сайте знакомств. Зачем?! С какой целью?!

Мои глаза зло сощурились.

Чтобы найти себе мужика на ночь?!!

Заскрежетал зубами.

Если это так, я ее убью!! А потом и ее любовника, если таковой имеется в наличии!!

И зачем, ради всего святого, она выдумывала это дурацкое имя?.. Юля!! И не идет оно ей совсем!! Какая Юля?!! Влада, только Влада!!

И неужели она совсем не догадывалась о том, что общается со мной?!!

Я вздохнул и покачал головой.

Но ведь я не догадывался о том, что общаюсь с ней!! Значит, и она могла не догадываться…

А если догадается?.. Какая у нее будет реакция?! Черт, да она чуть ли не в любви этому Игорю признавалась!! То есть — мне?!! И что же теперь будет?.. Когда она поймет… Когда все откроется?..

Горячим лбом я налег на стену.

Чеерррт!!!!! Что же за напасть?!!

Я еще раз стукнул кулаком в стену, резко развернулся и двинулся к компьютеру. Поднял упавшее кресло, сел в него, включил компьютер, быстро теряя терпение оттого, что он так медленно загружался. Зашел в интернет, на сайт знакомств, открыл нашу с Владой переписку… И стал читать, не отрываясь…

Неужели может так быть, что совершенно старые, обычные, ничего не значащие фразы и слова, которые говорил ты, или которые говорили тебе, начинают значить так много и иметь совершенно иное значение, стоит лишь на них взглянуть по-другому?!!

Почему я был таким олухом и идиотом?!! Почему не заметил таких очевидных вещей?!! Почему сразу не разгадал в Юле Владу?! Ведь все было так просто!! Столько намеков, столько знаков… Черт побери, столько совпадений!!! Так много их быть просто не могло!! Но они были, а я их игнорировал, не обращал на них внимания, не считая их достойными этого.

Почему, черт возьми, я такой пустоголовый идиот?!!

Не замечал очевидных вещей… Не видел. Не хотел видеть…

Я откинулся на спинку кресла, закинув руки за голову и закрыв глаза.

— Черт!!! — выругался я в голос — Ты просто дебил, Маврин!!

Теперь становилось понятным, почему Юля мне так сильно напоминала Владу… И почему меня тянуло к ним обеим все это время…

И выбирая одну из них, я как дурак, лишь ходил по кругу. Потому что все дороги вели меня лишь к одной из них. К единственной…

А сейчас… зная правду, что делать теперь?!!

Как поступить?.. Что будет правильным?.. Что сделать, чтобы не совершить еще одну ошибку?! Чтобы еще раз не ошибиться?!!

Я тяжело выдохнул, запустил пятерню в волосы и провел по ним рукой, словно собираясь с мыслями, наклонился над компьютером… и только сейчас заметил, что автоматически при подключении интернета подключился и к аське. И мне уже пришло сообщение. Я открыл горящее окошко.

От Юли… Черт!! От Влады!!

Ромашка: Привет.

Ромашка: Ты еще не передумал встретиться?..

Черт, почему сердце застучало так бешено?!! И пульс участился, забившись мне в запястья острыми ударами-укольчиками. В глазах лишь туман. В ушах какой неестественный шум, грохот, а потом, вмиг… ни звука, пустота. И руки вдруг почему-то неестественно дрожат.

Черт, что со мной такое?!!

Ведь дело не может быть в том, что я теперь знаю, кто сидит на той стороне сети и общается со мной?!!

Я глубоко вздохнул, набирая в грудь воздух.

Словно в трансе набираю ответное сообщение.

Странник: Нет, не передумал.

Дурак!! Зачем я это написал?!!

Ромашка: Тебе удобно в субботу? В два часа дня?

Нет, нет, еще раз нет!!!

Странник: Да.

Ромашка: Кафе на Южной «Три кита», знаешь?

Какой же ты дебил, Маврин!!! Я даже и не догадывался об этом!!!

Странник: Да.

Ромашка: Тогда там в два часа в субботу. Согласен?

Нет, ни за что!!! Никакого согласия я не дам!! Еще чего?!!

Странник: Хорошо.

Ромашка: На мне будет красный шарфик…

Ромашка: Чтобы ты меня узнал.

Я тебя узнаю и без этого чертового шарфика!! Я тебя везде и всегда узнаю, Влада!! Среди миллионов девиц я узнаю в толпе только тебя… Разве ты этого еще не поняла?!!

Странник: Я тебя найду.

Ромашка: А как я тебя узнаю?

Узнаешь, можешь не сомневаться!!

Странник: Я сам тебя узнаю.

И, словно в доказательство того, что я полностью сошел с ума, отключился и вышел из сети.

Чтобы она не стала задавать вопросы, на которые я ей не мог или не хотел давать ответ.


Я бросила еще один быстрый, словно бы случайный взгляд на дверь кафе, тяжело выдохнула, ощущая, как сердце забилось в груди быстрее, прикрыла на мгновение глаза, словно бы собираясь с мыслями… и сильнее сжала руки в кулаки.

Черт, как это, оказывается, сложно!! Просто сидеть и ждать!!

Я откинулась на спинку стула и нервно сглотнула.

Противную мелкую дрожь в теле, которая передалась даже в кончики моих пальцев и теперь настойчиво и навязчиво стучала в капиллярах моих рук, успокоить не удавалось ни с пятой, ни с десятой, ни даже с двадцать пятой попытки! Ладони вспотели, а я сжимала их все сильнее и сильнее, так сильно, что ногти больно впивались в нежную кожу.

Приказывать себе не трястись, как осиновый лист, конечно, тоже не стоило.

Это было, по меньшей мере, глупо, а по большому счету, совершенно бесполезно. Потому что, сколько я себя не уговаривала, все равно не могла успокоить гулко бьющееся мне в ребра сердце, бешено несущийся куда-то пульс и нервную холодную дрожь, пролетевшую метеором вдоль позвоночника.

Нервничала ли я?! Да чтоб тебя!! Я нервничала так, как никогда еще не нервничала!!

Да и как тут не нервничать?!! Аааааа!!!!

Черт, я согласилась на такую авантюру, на которую никогда в своей жизни еще не соглашалась, и думала, что до конца своих дней согласить не смогу, считая это просто… нелепостью, глупостью, безрассудством, безумством просто-напросто!!

И вы хотите, чтобы я не нервничала?!! Черта с два!!

Я закинула ногу на ногу и поерзала на стуле. Вновь бросила быстрый взгляд на дверь.

Мое сердце едва не остановилось, когда дверной колокольчик разрезал тишину в моих ушах своим пронзительным звоном.

Я вздрогнула и ощутила, как останавливается сердце и замирает пульс…

Боже, пожалуйста, Боже…

Перед глазами — лишь огнедышащая пустота, расплавляющая собой все вокруг.

Вся окружающая действительность мгновенно сливается в сплошное серое пятно, расплывающееся перед моим взором в огромную тусклую лужу.

Серость, тусклость, бескрасочность, пустота… Ничего нет, никого нет…

Только ОНИ…

С моих губ срывается глубокий облегченный вздох.

В кафе вошли двое. Парень и девушка… Держась за руки, подошли к свободному столику и опустились на стулья, улыбаясь друг другу…

Я отвела от них глаза, уставившись в белую поверхность столика, за которым сидела. Тяжело вдохнула, чувствуя, что где-то в груди нарастающее жгучим режущим клубочком напряжение скапливается в огромный тягучий комок, а потом растекается по всему моему телу, окутывая его огненными путами, раскаляющими каждую клеточку, словно лавой.

Не ОН… Не он…

Я вновь заерзала на стуле, опустила ноги на пол, упираясь обеими в пол. Ища опору? Надеясь на то, что смогу успокоиться, ощущая почву под ногами? Или нервничая так сильно, что не знала, куда себя деть?! Желая лишь подскочить с места и убежать прочь отсюда?!

Пока ОН не пришел и не сделал этого раньше меня!!

Сердце вновь тяжело затрепетало в груди раненой птичкой, ударяясь о стенки грудной клетки глухими ударами, словно умоляющее о свободе. Больно, как-то больно…

Успокоиться… Успокоиться!!

Я чертыхнулась про себя.

Чтоб тебя!! Да невозможно успокоиться, когда меня ожидает ТАКОЕ!!

Я снова заерзала на месте, ощущая, как спинка стула врезается в лопатки. Снова закинула ногу на ногу. Провела руками по столу, покрутила в пальцах салфетку, смяла ее ладонями, поправила искусственные цветочки в вазочке, обвела контур чашки дрожащими пальцами…

Еще один быстрый взгляд на дверь. Легкий вздох, тяжелый выдох… Сердце замедляет бег…

Пролетели еще пять минут… Пять бесконечно долгих, сводящих с ума минут безумства и ожидания.

Кофе, который я заказала уже минут двадцать назад, давно остыл, и когда я сделала из чашки один глоток, мгновенно почувствовала, как холодная жидкость пробежала по горлу раскаленным железом, обдавая все внутренности едкой горечью. Я поморщилась и отодвинула чашку в сторону.

Рука потянулась к красному шарфику, красующемуся на моей шее ярким отличительным знаком этого свидания вслепую, пытаясь ослабить узел. Почему-то легкий шелк стал сдавливать горло, словно удушая.

Интересно, только мне кажется, что в кафе так душно?! Почему никто не включит кондиционер?!!

Еще один взгляд на дверь кафе. Колокольчик упрямо молчит, оглушая меня своей тишиной, он теребит мои нервы своим молчанием. Взгляд вокруг себя, осматривая посетителей… Так много посторонних людей, занятых беседой, увлеченных разговором, задумавшихся о чем-то или уставившихся в газету или журнал «одиночек»… Таких же, как и я…

Упираюсь глазами в свои зажатые в кулаки руки, стиснувшие салфетку на коленях.

Безумная, совершенно нелепая мысль, пронесшаяся в моем сознании…

Может быть, я зря надела это платье?! Светло-голубое, с глубоким вырезом и на бретельках?! И ни к чему эта белая кофточка поверх него?! И босоножки… Не слишком ли высок каблук?!

Тяжелый вздох срывается с губ почти обреченно.

Боже, когда же он уже придет?!! Странник… Игорь… Тот, кого я жду…

Или лучше, чтобы он вообще не приходил?!!

Как меня вообще угораздило согласиться на всю эту авантюру?!!

Ведь у меня был выбор!! Я могла и отказаться! Я могла… просто не соглашаться! Пусть мне и нечем было аргументировать свой отказ, но все же… Я могла отказаться!!! И неважно, смирился бы Игорь с моим отказом от этой встречи! Хотя нет… Черт, мне это важно!! Но он бы не смирился. Не смирился бы…

Поэтому я согласилась на все это?! Потому что могла обидеть его своим отказом?! А теперь сидела, как на иголках, и ждала того момента, когда Игорь войдет в дверь кафе?! Когда мы встретимся?! Когда он увидит меня такую, какая я есть, — настоящую?!! И боялась этого?!!

Боже, как же я боялась этого!!

Боялась того, что он не останется. Что просто уйдет, сказав, что ожидал чего-то иного от этого встречи. Что ожидал другую меня.

Этого я боялась!! Что не понравлюсь ему.

А я так хотела обратного… Понравиться Игорю… Дружить с ним, как и прежде… Стать для него кем-то большим, чем просто собеседницей или просто подругой…

Боже, я совсем сумасшедшая!! Нельзя даже и думать об этом!!

Хотя как можно об этом не думать, когда в последнее время все мои мысли занимает лишь Игорь?!!

Я сглотнула и прикусила губу. Дрожь пробежала вдоль позвоночника мелкой влажной дорожкой, оставляя тем не менее следы ожогов на моей коже.

Боже, я обманывала саму себя.

Думала я в последнее время не только об Игоре…

Еще в моей жизни был Кирилл…

Черт!! Он был в ней очень частым гостем!! Намереваясь стать и ее хозяином, очевидно?!!

И у него это получалось не так и плохо, скажем прямо. Потому что в последнее время я думала о нем чаще, чем могла себе позволить!! Чем можно было о нем думать!!

Нельзя, нельзя о нем думать вообще! Это неправильно. Это просто запрещается!!

Хотя бы потому, что у меня есть Игорь…

Черт!!! И Игоря у меня нет!! Так же, как и Кирилла нет, в общем-то…

Но как бы я не заставляла себя не думать о Маврине, у меня ничего не получалось. Мысли вновь и вновь возвращали меня к нему. К тому вечеру в Австрии. К тому поцелую. К тем словам, которые он говорил…

О Боже, эти слова!! Как бы мне хотелось поверить им, поверить в то, что это правда!!

Но что-то настойчиво шептало мне о том, что верить не стоит… Хотя упрямое сердце навязчивой мыслью проникало под кожу, впитываясь, казалось, в кровь и стучало, стучало, стучало… Всегда одно и то же… Верь. Верь! Верь!!

И когда этот стук стал невыносим, я написала Страннику и попросила о встрече.

Чтобы отвлечься от Кирилла. Чтобы забыть о том, что было. Чтобы просто не вспоминать тот вечер. Чтобы представить и поверить в то, что этого вечера вообще не было!! Чтобы забыть о том, что Кирилл Маврин говорил мне слова, которые хотела услышать от него, и о том что он говорил искренне.

Глупо было пытаться заменить одного мужчину другим. Я это знаю… Понимаю, что это нелепо, что это просто безумие, но… Игорь казался более «реальным» для меня мужчиной, чем Кирилл…

Ведь Кирилл Маврин — это Кирилл Маврин. Известный и преуспевающий журналист, красавец и богач. Мужчина, за которым бегают оголтелые поклонницы и влюбленные в него женщины… Мужчина, который может выбирать из толпы претенденток на место в своей постели и в своей сердце…

А я?.. Кто я?!! Владислава Андреевна Снежина. Никто. И этим все сказано.

Такая, как я, не для такого, как он.

А Игорь… Он намного ближе ко мне, он реальнее, он… настоящий. Пусть я и общалась с ним виртуально до этого момента, но он казался мне человеком, до которого реально дотянуться с высоты того положения, которое я занимала. Игорь, а не Кирилл…

И хотя я понимала, что сердце рвется из груди и тянется к Маврину, разумом я понимала, что нужно выбирать Игоря…

И я его выбрала…

А сейчас сидела сама не своя на стуле, дергалась, оглядывалась по сторонам, смотрела на дверь, теребила руками салфетки, дрожащими пальцами перебирала платье и не могла успокоиться.

Потому что от назначенного времени, в которое мой «собеседник» должен был прийти, часы отсчитали уже почти сорок минут.

Он опаздывал уже на сорок минут!!!

Я заметила это пару минут назад, когда, отойдя от шока и состояния нервозности, в котором пребывала, едва переступила порог кафе, посмотрела на часы и увидела, что они показывают уже без двадцати минут три!! И это открытие подействовала на меня, как ушат холодной воды на голову.

Он не пришел. Он до сих пор не пришел.

И что это может значить для меня?!!

Я тяжело вздохнула и разжала кулаки, ощущая боль от впившихся в кожу ногтей.

Он увидел меня, я ему не приглянулась, и он просто решил бросить меня здесь?!! Вот так, без объяснений и приветствий?! Так грубо, так обидно, так подло?!!

Я могла бы заплакать, наверное, если бы в горле не застревал горький смех разочарования.

Какой же идиоткой нужно было быть, чтобы поверить в то, что он придет?! Что он не убежит от меня, когда увидит?!! Что я смогу ему понравиться?!

Значит, верить ему не стоило?! Значит, нужно было просто поддаться уговорам сердца и прыгнуть в постель к Маврину?!! Он говорил серьезнее и искреннее, чем Игорь?! Кирилл оказался порядочнее?!!

Боже, это какое-то сумасшествие!!

И вдруг… что-то произошло. Я ощутила это каждой клеточкой тела. Сердце сначала остановилось, а затем понеслось вскачь, как безумное. Что-то кололо кожу острыми тоненькими иголочками, пронзая меня почти насквозь. Стало жарко, словно вместо крови по моим венам побежала горячая лава. Ладони мгновенно вспотели, в ушах зазвенело, в глаза потемнело…

Дрожь обдала меня своим током, посылая в меня электрический заряд.

Звякнул колокольчик на входной двери…

Я вздрогнула и обернулась на звон…

Пожалуйста, Боже, пожалуйста!!!

О чем я просила в этот момент, я и сама не могла сказать с достаточной определенностью.

Чтобы Игорь пришел и мы, наконец, покончили со всем этим сумасшествием?

Или чтобы он дал мне еще несколько драгоценных минут на то, чтобы успокоиться, взять себя в руки… и сойти с ума окончательно без него?!!

Или же, чтобы…

Разве так бывает, что для тебя перестает существовать весь окружающий мир с появлением лишь одно единственного человека?!! Того, на котором твой мир итак уже зациклен даже против твоей воли?!!

Боже, почему вдруг стало так мало воздуха?!

Не потому ли, что в помещение кафе, заполняя его своей значительной персоной, обводя быстрым взглядом помещение, медленно вплыл тот, о ком я недавно думала?!!

Может, мысли все же могут материализоваться?!!

Иначе как еще можно объяснить тот факт, что Кирилл Маврин собственной персоной вошел сейчас в кафе, в котором я, между прочим, жду Странника — Игоря — и, заметив меня, начинает непостижимо приближаться к моему столику с явным намерением не только поздороваться…

Провалиться бы под землю. Исчезнуть. Испариться. Умереть!!

Я прижалась к спинке стула так сильно, словно срослась с ним. И с немым изумлением следила за тем, как Кирилл грациозной походкой хищника приближается ко мне.

Хотелось закричать на всю вселенную о том, что стул рядом со мной занят!! Чтобы он не подходил, чтобы он не останавливался рядом со мной. Чтобы он… просто ушел!!

И не занимал это чертов стул, потому что он занят… Занят, черт побери!! Странником! Игорем!!

И никакому Кириллу Маврину на него не сесть!!! Нет, нет, нет… Вот черт!!

Сказать бы об этом теперь вслух… Только как?!! Когда я еле дышу оттого, что Кирилл всего лишь подошел ко мне и застыл рядом, молча взирая на меня с высоты своего роста?!!

Мое сердце медленно останавливается… Замирает пульс… Кровь затихает в венах…

А Кирилл смотрит на меня почти впритык.

— Привет…

Я не могу ответить, просто киваю.

Что-то вздрагивает внутри меня и дрожит, дрожит, дрожит, как хрустальный бокал бьется о стекло.

А Кирилл все смотрит и смотрит на меня. Пронзительно, пристально, обезоруживающе смотрит…

Если бы он еще не улыбался так… чертовски притягательно!!! Так соблазняющее, так завораживающе, словно обволакивая меня своим бархатным взглядом, забирая в плен и не выпуская из него. Я успела забыть о том, каким может быть этот взгляд. Какой может быть эта улыбка. Каким может быть Кирилл…

Еще мгновение, и он отодвигает стул и медленно опускается на него, даже не спросив разрешения.

Садится напротив, облокотившись о спинку, уставившись на меня и скрестив руки на груди.

А я даже не успеваю воспротивиться и заявить, что стул рядом со мной занят. Игорем… Мысли о котором постепенно начинают выходить из моего сознания, потому что рядом сидит его ходячая копия…

Кирилл смотрит на меня долго, прежде чем, сверкнув синими глазами-магнитами, спросить:

— Ждешь кого-то?

От неожиданности и растерянности я даже не знаю, что ему ответить. Просто тупо смотрю на него.

Жду ли я кого-нибудь?!!

Как можно мыслить здраво, когда твое сердце бьется в груди так сильно, что даже вопрос доходит до твоего сознания с огромным опозданием, и так громко, что ты боишься, что его стук услышит кто-то еще?!

— Нет… — срывается с моих губ

Я мгновенно застываю.

Как это «нет»?!!! И тут же быстро добавляю:

— То есть да!! ДА!! — почти кричу ему, почему?!! — Да, я жду одного человека…

Я почувствовала себя полной идиоткой и опустила глаза вниз.

Я ощущаю на себе горячий взгляд Кирилла, оставляющий на мне огненные следы.

Он не отводит от меня глаз ни на мгновение. А я дрожу, словно провинившаяся девочка!!

Чувствую на себе острый взгляд, пробегающий от лица по платьицу, надетому специально для этой встречи… не с ним, и обратно к лицу.

— Мужчину? — колко спрашивает Кирилл, и этот простой вопрос почему-то обрезает меня, словно ножом

Мне показалось, или это было сказано с некой долей раздражения в голосе?..

И вновь я не знаю, что сказать. Правду?! А смысл врать?!

— Да… — пробормотала я, наконец, и посмотрела в сторону, лишь бы не встречаться взглядом с ним

А когда бросила на него быстрый взгляд, то с удивлением обнаружила, что лицо Кирилла начинает темнеть, губы сжались в тонкую линию, глаза злобно сузились, брови сошлись на переносице.

Может, у меня галлюцинации на почве стресса, нервов и долгого ожидания?!

Но нет… С еще большей злостью, что я читала в его глазах, и с еще большим раздражением, что я услышала в его голосе, Кирилл вдруг спрашивает:

— Этого… своего?.. — он неопределенно мотнул головой — Игоря?..

Я сглотнула и посмотрела на него. Наткнулась на пронизывающий насквозь взгляд.

Почему так презрительно он назвал это имя?!

Или у меня так сильно поехала крыша, что я ничего не могу различить?

— Д-да, его, — пробормотала я как-то затравленно и облизала пересохшие губы

Не нравится мне, что в присутствии Кирилла я мгновенно потеряла все свое мужество и просто осела на стуле, стекая по нему лужицей. Ведь Кирилл мне никто, он мне никто… Я сама так решила!!

Черт!! Так почему же я ощущаю себя виноватой?!! Словно бы меня застали на месте преступления.

И почему сердце стучит так громко, так настойчиво, вырываясь изнутри?! К нему…

Кирилл поморщился, посмотрел на меня еще пару мгновений, а потом отвел взгляд.

— Ясно… — проговорил он сквозь стиснутые зубы и поджал губы

От этого простого «ясно» мне стало как-то не по себе, холодок пробежал вдоль тела, обдавая морозом по разгоряченной коже.

Черт побери, что значит это его «ясно»?!! Да еще и сказанное таким тоном?!!

Ничего хорошего, это точно!!

Я снова отругала себя за то, что едва различимое чувство вины впилось в меня, словно проникая в каждую клеточку тела. И что пульс не успокоился и продолжал врываться мне в запястья молоточками и отдаваться грохотом в ушах, заглушая все посторонние звуки. И что влажные ладони задрожали от тона его голоса, и мне пришлось вновь сжать их в кулаки.

Боже, Кирилл?! Что же ты со мной делаешь?! Почему все связные мысли испаряются из моего сознания со скоростью ветра, когда ты появляешься рядом?! Особенно после того…

Я мысленно застонала. Черт!!!

Перед глазами помимо воли всплыла картинка того вечера в Австрии, когда я, поддавшись влечению и желанию своего тела, толкнула саму себя к искушению и попробовала запретный плод…

Запретный, но такой сладостный поцелуй… Испепеляющий меня дотла поцелуй. Поцелуй-наказание, поцелуй-поощрение. Поцелуй, которого быть не должно было. Поцелуй, который теперь давил на меня всей силой желания, поднимая волны возбуждения во всем теле при одном лишь воспоминании о нем.

Я сглотнула, ощущая, как волна жара поднимается во мне с новой силой.

Кирилл, Кирилл… Зачем же ты пришел?!

Что ты вообще делаешь здесь?!

Я застываю, сердце замирает в груди. Медленно поворачиваю к Кириллу лицо.

— А что ты здесь делаешь?.. — кажется, что слова срываются с губ с трудом, через силу

И ответа я ожидаю с гулко грохочущим в груди сердцем. Почему, отчего для меня так важен его ответ?!

Я просто схожу с ума, вот и все, что я могу сказать с определенной точностью.

Кирилл вдруг поджимает губы, а затем очень медленно, нехотя поворачивает ко мне голову, заглядывает в глаза и говорит, растягивая слова:

— Просто проходил мимо, — слова отдаются во мне, как резкое и неожиданное касание натянутой гитарной струны кончиками пальцев — Веришь?

В этот момент мне хотелось поверить во что угодно. Потому что его спокойный, пронзительный взгляд раздевал мои натянутые нервы догола, накаляя их до предела и оставляя тлеть на углях.

В горле мгновенно пересохло, а вот ладони вспотели еще сильнее.

— Проходил мимо?.. — тупо переспросила я

Чего я ждала от него? Какого ответа?!

Он просто кивнул. Вот и все…

Я застыла, недоумевая. Моргнула несколько раз, словно для того, чтобы удостовериться в том, что Кирилл мне не приснился, открыла рот и тут же закрыла его, не придумав, что бы ему сказать. И просто уставилась на него, разглядывая знакомые черты лица и пробегая по ним теплым взглядом.

Я успела забыть, как он красив… Какие у него откровенно распутные и одновременно ангельские синие глаза, какие у него губы, какие волосы… Как залегает складочка между бровями, когда он хмурится, как сейчас, или когда улыбается, как несколько минут назад.

Я забыла, какое впечатление он производит на всех, кого окружает. И на меня в том числе!!

Он был… необыкновенным.

И это пугало меня еще сильнее. И это было еще одной причиной того, почему я не могла быть с ним.

Я пыталась смотреть на него исподлобья, чтобы не выдавать своего явного интереса, но не получалось.

Почему же ты молчишь?! Неужели тебе нечего больше сказать?!!

А о чем мы вообще можем с ним разговаривать?!

Боже, от всего этого можно просто сойти с ума!!

Молчание убивало. Что-то неопределенное, что-то недосказанное или невысказанное вслух стояло между нами каменной стеной. И я не могла уловить, что именно.

И это пугало… Это вводило из себя… Это раздражало…

Звякнул колокольчик на входной двери, отдаваясь в моих ушах пронзительным звоном.

Я резко вздрогнула, напряглась, метнулась взглядом к двери с замирающим сердцем, явственно ощущая, как оно дрожит в ожидании чего-то неизбежного.

Игорь?!!

Черт!! Я совсем забыла о нем!!

Кирилл проследил за направлением моего взгляда, тоже резко повернул голову в сторону.

Что-то зажглось в моей груди, а потом мгновенно погасло.

В кафе вошла молодая девушка.

Напряжение медленно ушло, уступая место облегчению.

Я выдохнула и немного расслабилась, вытерла вспотевшие ладони о платье, облизала пересохшие губы. Повернула голову и наткнулась на внимательный, испытывающий взгляд синих глаз, заглядывающих, казалось, в мою душу, внутрь моего существа.

Мне захотелось провалиться на месте. Миллионы маленьких колких булавок вонзились в меня, обжигая острыми укольчиками нежную кожу. Сердце перестало биться, а вздохнуть я просто боялась.

Разве так бывает, что ты не можешь дышать даже тогда, когда вокруг полно кислорода и ты отчаянно нуждаешься во вздохе, но просто не можешь его сделать?! Потому что время словно застывает на месте, оголяя твои нервы, и ты застываешь вместе с ним.

Что-то болью отозвалось в груди, когда Кирилл скривил губы и посмотрел на меня… по-другому, иначе.

— Не он? — спросил он тихо

Казалось бы, обычный вопрос… Но почему же ощутила исходящий от Кирилла сарказм.

Я приподнялась на стуле, глубоко вздохнула, вздернула вверх подбородок.

Взять себя в руки, взять себя в руки!! Немедленно!!

— Нет, не он, — я очень надеялась на то, что мой звучал уверенно

Кирилл повернулся ко мне всем корпусом, и я откинулась на спинку стула помимо воли.

— И как долго ты его уже ждешь?!

Я снова вздрогнула и напряглась.

Вот умеет Кирилл задать вопрос, который может вывести меня из равновесия в считанные секунды!!

Признаваться в том, что мой кавалер опаздывает уже почти на час, не очень-то хотелось. Особенно Кириллу. Я смущенно потупила взгляд и промолчала, не зная, какую отговорку, какое оправдание можно придумать. Присутствие Маврина давило на мое сознание, блокирую все полезные мысли.

— Я так понимаю, что он опаздывает? — осведомился Кирилл

И почему же я вновь ощутила этот уже нескрываемый сарказм в его голосе?!

Я промолчала, не поднимая на него глаз, лишь поджала губы.

А Кирилл, казалось, читал меня, как открытую книгу.

— И как долго ты его уже ждешь?

И вновь этот вопрос!! Словно огнем по обнаженной коже.

Черт!! Я сильнее сжала руки в кулаки и до боли стиснула зубы.

Послать бы его подальше, но язык не поворачивается сказать, чтобы он убирался к черту!!

— Уже долго, я так понимаю? — продолжал допытываться Кирилл — И что же, ты ему даже не позвонишь? Неудобно как-то с его стороны заставлять девушку ждать, тебе не кажется?!

Я подняла на него прямой взгляд.

— Не твое дело, — выдавила я из себя, ощущая порезы от его сарказма на своей коже

Он посмотрел на меня странным взглядом, не таким, как раньше. Удивление?. Обида?.. Ярость?.. Я не поняла. Слишком размытые, слишком нечеткие, слишком неестественные для него эмоции…

И блеск глаз — другой, и складочка между бровей — другая, и губы он поджал — по-другому…

И вдруг…

— Скажи, чем я хуже него? — спросил он неожиданно

Я чуть со стула не упала. Снова он ввел меня в ступор!!

Сердце оглушило меня, барабаня в ушах сильными, грохочущими ударами. Дыхание участилось, разрывая легкие от избытка кислорода. Пульс сорвался с дистанции и понесся вперед, стирая границы.

С моих губ сорвался тяжелый вздох.

— Он… всем лучше для меня… — пробормотала я тихо и опустила глаза вниз

Лгу. Боже, лгу самой себе!!

Дрожь обдала меня огнедышащей лавой, а потом резко ледяной водой.

Что же ты делаешь, Влада?!! Что же ты творишь?!! Кричало что-то внутри меня, билось раненой птицей, надрывалось от крика, вырывалось наружу, просилось, умоляло опомниться…

Но я не произнесла больше ни слова.

Я подняла на него затравленный взгляд.

Кирилл нахмурился. И вновь — по-другому. Не так, как раньше… С обидой?!!

— Но здесь с тобой сейчас сижу я, а не он!! — резко проговорил он, пронзая меня взглядом

Это был удар ниже пояса. Я почти ощутила, как из легких выкачали весь кислород, выбив его из груди одним ударом. Я стала задыхаться.

Что же ты делаешь?.. Зачем?! Почему?!

Против воли… Сердце просит, оно умоляет, оно кричит и вопит о другом, но…

— Пожалуйста, уходи… — проговорила я едва слышно, не поднимая на Кирилла глаз

Я ощущаю на себе его взгляд. Такой тяжелый, порабощающий, уязвляющий взгляд. И не могу заставить себя поднять глаза и встретить его. Потому что понимаю, что сорвусь, не выдержу, рассыплюсь на части, как хрустальная ваза на сотни мелких осколков… Больно будет, очень больно…

Кирилл вдохнул. Я слушала этот вздох сквозь гулко бьющееся в ушах сердце.

— Ты действительно этого хочешь? — спросил он спокойно — Чтобы я ушел?.. — ожидание, молчание, тишина — Сейчас? — пауза

Мои ресницы задрожали, я на мгновение прикрыла глаза.

Не в силах что-либо сказать, я в отчаянии просто кивнула. Рискнула поднять на него глаза…

Кирилл пристально посмотрел на меня, покачал головой, отводя глаза, и молча приподнялся со стула.

— Как пожелаешь, Влада, — тихо проговорил он.

Он бросил на меня еще один быстрый взгляд, словно надеясь на что-то, чего-то ожидая от меня, а потом медленно прошествовал к дверям. Там застыл на несколько мгновений, напряженно поведя плечами, словно бы собираясь обернуться, вернуться, что-то сказать, но лишь покачал головой, словно бы отказывая себе в этом желании, резко толкнул дверь и вышел из кафе

А я сидела на стуле, вжимаясь в него так, что было больно, нервно сжимала в кулаках складки платья и дрожала всем телом мелкой противной дрожью, словно завороженная следя за тем, как он уходит.

Боролась с диким, неконтролируемым, безрассудным, разъедающим на части желанием броситься за ним следом, вернуть, остановить, попросить остаться со мной…

Не сделала этого.

А просто сидела и слушала звон осколков, на которые только что разлетелось мое сердце.


Стакан виски охладил мою голову и согрел дрожащие мелкой противной дрожью внутренности, но все же не настолько, чтобы заставить меня отказаться от своей бредовой затеи.

Черт, я была настроена весьма решительно!! Если не сказать больше…

Я сглотнула и уставилась на желтоватую жидкость, плескавшуюся в стакане.

Честно говоря, такой слепой решительности я в себе не наблюдала уже давно, если вообще когда-нибудь ее у себя наблюдала!! В чем я стала сильно сомневаться.

Даже напряженные пальцы, сжимающие стекло стакана до боли в ладонях, указывали не только на то, что я не буду отступать, но даже больше, — никто теперь не заставит меня отступить!!

Покажите мне сейчас того человека, который осмелился бы меня остановить!! Где этот чертов храбрец?!

Черт!! И почему же, когда ты так нужен, тебя нет?!!

Я резко рассмеялась и откинулась на спинку кресла, ощущая неприятное напряжение в теле.

Боже, единственным храбрецом был Кирилл Маврин… Кирилл…

Моих губ коснулась легкая улыбка.

Только он мог меня остановить.

Только он мог сказать нечто такое, что заставило бы меня остановиться, — что-то, меня разозлившее. Только он мог бы что-то предпринять, что-то сделать, отговорить меня от всего, приказать не совершать глупости… Одним прямым взглядом синих глаз, одним острым колким словом… Легким жестом или случайным движением… Просто своим присутствием…

НО!! Боже, какая же ирония судьбы!!

Сейчас меня нужно было спасать именно от него!!!

А точнее, — его от меня…

И это тоже ирония судьбы… Такая язвительная, грубая, острая ее насмешка…

Раньше-то было совсем наоборот, а сейчас…

Насмешка судьбы.

И я бы даже посмеялась, если бы так противно не саднило мне горло от этой язвительности и остроты.

Кто, подумайте, кто будет пытаться соблазнять соблазнителя?!! На ум такое могло прийти только мне!!

Я почувствовала, что пальцы задрожали, и вцепилась в стакан еще сильнее, пытаясь унять дрожь.

Черт, надо бы выпить!! Я поднесла стакан с виски к губам.

Выпить. Напиться, может быть? Чтобы набраться храбрости. Чтобы забыться. Чтобы потом можно было сослаться на большое количество залитого в себя алкоголя и обвинить его в беспамятстве. Его — а не себя!!

Выпить, чтобы просто решиться на то, что я задумала!! Чтобы можно было вообще решиться на это!!

Черт, на такое вообще можно решиться?!! Точно не в трезвом уме…

Но я не сделала из почти полного стакана с виски ни глотка. Вот трусиха!! Поморщилась, скривилась, отставила стакан в сторону и закрыла глаза.

Что-то тревожно закололо в груди, стягивая ее жадными лапками-щупальцами. Затягивая в тугой и прочный узел. Уверенность. Решимость. Незыблемость принятого решения.

Я схватилась за голову.

Так, Влада… Собирайся-ка с мыслями!! Давай, быстро, пока не натворила глупостей, о которых будешь жалеть!!! Думай, думай… Что нужно делать?.. Что можно сделать?!! Как поступить?.. Как быть?..

Я чертыхнулась себе под нос, откинулась на спинку кресла, поджимая ноги под себя. Чертыхнулась в голос, жестко и грубо, но меня это не волновало ни в малейшей степени. Кто меня услышит, в конце концов?! Да если бы и услышали, мне по-прежнему было бы плевать.

Я снова закрыла глаза.

Как можно нормально думать, когда в мозг, словно молотом бьет лишь одно безудержное желание, одно настойчивое стремление, одно… уже принятое решение?! Ударяет в виски набатом снова и снова, порабощает все посторонние звуки, поглощая их собою, просто оглушает…

И сводит с ума… Раз, два, три… Раз, два, три… Раз, два, три…

Боже!!!

Я распахнула глаза, тяжело дыша и слушая бешеные удары сердца в грудь.

Итак, что мы имеем… Ооо!!

Даже и вспоминать не хочется!!

Игорь меня бросил.

Я горько улыбнулась.

Черт, это и звучит-то более чем глупо, — бросил!! — но все обстояло именно так. Он меня бросил.

И как все это произошло, я мало понимала.

На запланированную встречу в кафе он так и не пришел… Хотя обещал, клялся, уверял… Сам просил об этой встрече, черт возьми!!! И просто… не пришел.

Я до боли сжала зубы, вспоминая, и прикусила щеку изнутри.

Я прождала его битый час!! Целый час, черт побери!! Час наедине со своими страхами, дикой неуверенностью в себе, с нелепым желанием понравиться ему!! Час бесполезного ожидания, вздрагивания от каждого звука и неловкого движения, час обиды и горечи, разочарования… Час, за который я успела придумать себе так много вариантов развития событий, что и представить сложно!!

Час… Целый час… И пять минут. Как в противовес.

Те драгоценные пять минут, которые я провела рядом с Кириллом…

И эти пять минут значили для меня гораздо больше, чем тот час, в течение которого я ждала Игоря.

Ждала, так, в конечном счете, и не дождавшись…

И я отпустила от себя человека, который имел право занимать место рядом со мной больше, чем тот, который пренебрег им и просто не пришел!!

Я сглотнула, пытаясь подавить в себе горечь, всколыхнувшуюся во мне.

После того, как ушел Кирилл, я ждала Странника еще не более пяти минут, а потом, ощущая в себе потребность перестать чувствовать себя размазанной по стенке идиоткой с отчетливой надписью на лбу, уведомляющей окружающих об этом, я просто пошла домой.

Хотя, честно говоря, до дома я дошла не сразу. Сначала побродила по городу, шатаясь по улицам и переулкам, как потерявшаяся провинциалка, заглянула в городской парк, где гуляли влюбленные парочки, одним своим видом оголяя мои напряженные до предела нервы, немного посидела на лавочке, наблюдая за их счастливыми лицами с завистью и обидой, душившей грудь, а потом, не выдержав, разревелась и ушла.

Было больно. Примерно, час или два. Потом острое, как клинок, чувство обиды и разочарования пронзило меня насквозь. Почему?! За что?! Что я сделала?!!

Многочисленные сообщения, которые я посылала Игорю сразу после нашей несостоявшейся встречи, пытаясь разузнать, что же произошло, так и остались без ответа. Он просто молчал.

И я просто недоумевала, находясь в состоянии крайнего шока и изумления от этой дикой неизвестности.

Может быть, что-то произошло?! Поэтому он и не смог прийти?.. Попал в аварию?.. Его вызвали на работу?.. Он уехал за границу?! Не смог сообщить о том, что не придет?..

Все может быть…

Глупая, наивная идиотка!! Ну, конечно!! Все может быть, — но только не с тобой!!

Я заходила в аську, была на сайте знакомств…

Игорь был в сети, я видела это… Писала ему приветствия, ожидая отклика…

Но он упрямо молчал. Снова и снова не отвечая на сообщения…

Мое сердце просто рвалось на части от этого молчания, от этого красноречивого молчания.

И на ум приходило только одно объяснение…

Он пришел на встречу, увидел меня, я ему не понравилась… и он сбежал!! Сбежал так подло, так грубо, так жестоко… Даже не поздоровавшись!! Как трус, как подлец и негодяй!!

Неужели я так сильно ошиблась в нем?!! Приняла его за «принца на белом коне», а он оказался всего лишь его пародией?!! Маской?.. Мишурой?.. Иллюзией?.. Плодом моего воображения?!

Ошиблась. Обманула саму себя. Оступилась.

Выбрала не того…

Сначала хотелось разреветься. Как же так?! Почему?! За что?!

Он стал моей привычкой. Я просто привыкла к Игорю. К нашему виртуальному общению, к нашим частым ссорам и перепалкам, к ночным разговорам по душам, к обсуждению вопросов, о которых я и не задумывалась раньше, к незамысловатым беседам ни о чем допоздна… К тому, что он был в моей жизни!!

А теперь… вмиг его не стало.

Так подло и обидно, так жестоко и неоправданно зло он поступил…

Растоптал чувства, которые созревали во мне… Которые могли бы перерасти в нечто большее, чем просто привязанность, привычка, дружба… Убил эти чувства, срезал на корню…

Наверное, к лучшему.

Заставив меня осознать, что то самое — бесценное, дорогое и близкое, находилось совсем рядом со мной всегда.

И я чуть было это не потеряла!! Глупая, бестолковая идиотка!!

Только бы успеть, только бы не опоздать… Только бы… только бы…

Я тяжело вздохнула и застонала, скорчившись на кресле, как от боли.

Сама виновата! Сама… И если будет уже поздно, то за это я и буду отвечать сама…

Так ошибиться, так ошибиться… Не понять истины, не распознать подвоха и лжи!!

Боже, пожалуйста, пусть будет не слишком поздно!!

Игорь не тот, кто мне нужен… Не тот. Я же всегда знала это. Всегда!! Привычка, привязанность… Но не зависимость, не одержимость… Не любовь…

Но почему же боялась признаться в этом?! Почему позволила былым обидам, ошибкам, разочарованиям и боли взять верх над моим настоящим?!! Поддалась уговорам разума, который уже никому не верил и ни на что не надеялся?!! Но я-то верила!! Я надеялась!! Почему же ошиблась?! Выбрала не то, что требовало сердце, а то, что было продиктовано инстинктами самосохранения?!

Мне не нужен был Игорь.

О Боже!!

Мне нужен был Кирилл Маврин…

И только та низость, та подлость, до которой снизошел Игорь, помогла мне это понять. Окончательно осознать все и поверить в то, что счастливый конец истории для меня еще возможен.

А Игорь… Он все же ответил мне один раз. Написал, что у нас ничего не может получиться, потому что он встретил женщину, которую полюбил… в реальной жизни, а не в виртуальной.

Сообщение, состоящее из нескольких слов, — словно новость в прямом эфире, резкая и неожиданная. Я и увидела-то его совершенно случайно. На сайте знакомств, куда зашла, чтобы удалить свою анкету…

Вот честно скажу, что почувствовала лишь обиду от этих слов, легкую обиду, смешанную с горьким привкусом досады. Ни доли разочарования или огорчения. Не было их уже. Лишь капля чувства, которое называют предательством, — и та вскоре растворилась в накрывшем меня с головой облегчении.

Можете себе представить?!! Облегчение!!

Я явственно ощутила, как оно накрывает меня освежающей волной. Проникает в каждую клеточку моего тела, охватывает его, словно наркотическим дурманом, укутывает наилегчайшей вуалью от всех остальных чувств и ощущений. И властвует мной, властвует…

Почему не было обид?! Где же противное чувство горечи, которое должно было появиться гнилым осадком на языке?! Где разочарование и боль от предательства?!

Этого всего не было…

Потому что не было больше в моей жизни Игоря. Ему в ней и не было никогда места!!

И поэтому без сожалений и огорчений я удаляла анкету с сайта знакомств. Легко и уверенно.

Меня здесь больше ничто не держало.

Новой мне не нужны были сайты знакомств, чтобы увериться в себе. Нужен был только ОН…

Теперь я совершенно точно знала, что нужно делать.

Решила. Решилась. Сделать тот выбор, который нужно было сделать давно.

Отступать я не собиралась. На кону стояло слишком многое, чтобы опять поджать хвост, спрятаться в укромный уголок жизни и доживать там отведенные мне свыше годы. Нет!! Не теперь.

Не спрячусь, не убегу, не скроюсь…

Потому что теперь есть он… Тот, которому можно было поверить. В кого я должна была поверить.

Кирилл, Кирилл, Кирилл…

Черт!!! Это имя уже становилось для меня нарицательным!!!

Соблазн, искушение, желание, одержимость… Любовь.

Для меня, по крайней мере.

Я отбросила к чертям все былые обиды, недомолвки, неприязнь, горечь…

Глупые, нелепые, бесполезные предрассудки!! Кому они нужны?!!

Имеют ли они значение, когда ты понимаешь, что ближе человека для тебя нет на свете?!! Человека, который не обманывает, который знает, чего хочет, который к чему-то стремится, которому на тебя не наплевать… Он, конечно, шалопай и разгильдяй, он местный Казанова, о его похождениях говорят во всех газетах и журналах… Он переспал с половиной женщин Москвы, но разве это так важно, если он ТЕБЯ выделил из толпы?!!

Да, он дамский угодник, он соблазнитель и искуситель, как самый настоящий дьявол… Но ему можно верить. Он не бросает слов на ветер! Он надежный. И ты знаешь об этом. Даже ваши ссоры действуют на тебя, как затяжка самого кайфового наркотика, потому что ты уже подсела на него, как наркоман на кокаин или героин.

И ты ему нужна.

Ты это слышишь, когда он произносит непривычные для себя слова немного дрожащим голосом…

Ты это видишь, когда он, пытаясь спрятать глаза, сказавшие бы тебе очень много, смотрит куда угодно, но не на тебя…

Ты чувствуешь это, когда понимаешь, что стук, который оглушает тебя и давит на виски звучной трелью, это стук не только твоего сердца, но и его — бьющегося в бешеном ритме в унисон с твоим.

И почему же ты начала понимать это только сейчас?!!

Неужели раньше все не было заметным?! А сейчас — читается, как открытая книга!!

Все его слова — не ложь. Все его признания — от сердца. Все его обещания — искренни.

А ты не верила… Глупая, глупая Влада…

Я почувствовала, что при одном лишь воспоминании о Кирилле на моем лице засияла улыбка, растягивая губы, заставляя лучиться глаза.

Он пришел в кафе.

Он пришел в кафе не просто так… Он пришел ко мне!! За мной!!

Чтобы защитить?.. Удержать?.. Попытаться что-то сделать… снова?!

Он уже пытался объяснить, — так, как мог пытался объяснить… Как умел, иначе не получалось, ведь это — Кирилл, но ведь пытался!! Так трепетно, но так отчаянно!! А я не желала слушать, не желала верить… Не могла поддаться чувствам, раскрыться, поверить, снова начать надеяться, мечтать… Мне легче было сказать себе, что он лжет, чем заставить себя… быть счастливой.

Почему я раньше не замечала этого?! Думала, что лжет, что издевается, что просто шутит, играет?!! Как Денисов, шутит и играет. Я думала, что он такой же?! Идиотка! Нет… Он совершенно другой!!

ТАК не играют, ТАК не шутят… Искренне, с чувством, с нежностью… Теряя самообладание, на срыв…

Кирилл…

Я снова улыбнулась, закрыла глаза.

Он спросил, чем же Игорь лучше него?.. Глупый, какой же глупый…

Ничем!! НИЧЕМ Игорь не лучше. Он плох уже тем, что он не ТЫ!!

Мне только ты всегда был нужен!!!

И я дура. Идиотка просто!! Не показала ему того, что нужно было показать. Испугалась. Прогнала. И сама убежала!! Как я могла?! Ведь сердце твердило мне, упрямо кричало, настаивало, заклинало, молило…

И Кирилл ушел…

Я видела, что он хотел остаться, хотел что-то сказать… Хотел вернуться и быть со мной, уговорить меня быть с ним, может быть?.. Но сдержался, даже не повернулся ко мне, только неловко повел плечами и ушел, скрылся за стеклянной дверью кафе…

Он гордый мужчина, я всегда это знала… Когда тебе не единожды говорят «Нет», вариантов быть не может, — это значит «Нет».

Он понял все правильно.

Одна я была идиоткой!! Вместо того чтобы броситься за ним следом, застыла на стуле, как статуя.

Неверно, неправильно…

А теперь…

Не допущу еще одной ошибки!! Сделаю правильный выбор!! Впервые в жизни, наверное, сделаю то, что нужно!! И больше не ошибусь. Чтобы потом не пришлось плакать.


Ключи не сразу попали в замочную скважину, и я зло чертыхнулся себе под нос.

Чертов недоумок!! У тебя уже и руки трясутся, как у алкаша!! Это нормально, ты считаешь?!

Конечно, можно все списать на выпитое в этот вечер спиртное, как я делал всегда, но… Не так уж его было и много, этого спиртного. Пара-тройка стаканчиков адского пойла в баре, названия которого я не могу и вспомнить. Маловато для того, чтобы пенять алкоголь за трясущиеся пальцы.

Я раздраженно пнул дверь ногой, тяжело вздохнул и прислонился лбом к стене, закрывая глаза.

Пара-тройка стаканчиков наедине с собой и своими мыслями.

Что может быть хуже?!!

Один наедине с мыслями, которые уже не один день терзали меня своей навязчивостью, склизкой и противной жалостью к самому себе и глупой безрассудной идеей пойти и немедленно исправлять содеянное. Если еще было то, что можно было бы исправить… В чем я уже стал сильно сомневаться.

Я сцепил зубы, стукнул кулаком в стену и зло выругался. Даже не поморщился от боли. Чтоб тебя!!

Ты сам все испортил, Маврин!! Сам. И винить тебе теперь некого. Кроме себя.

А чего следовало ожидать после того, как ты ТАК поступил?!! Ты вообще соображал в тот момент?!!

Когда шел на свидание к Владе с желанием во всем признаться, наконец, сказать ей правду, ВСЮ правду, а вместо этого обидев и, очевидно, унизив ее еще больше?!! Ты соображал тогда?!

Ты разозлился, черт возьми?! На что?! На то, что выдуманный, несуществующий герой из виртуального мира значит для нее больше, чем ты?!! Что она ценит его сильнее и доверяет ему больше, чем тебе?! Что она, возможно… любит его?!! Черт побери!! Его!! Этого вымышленного тобою же Игоря!! Хотя должна любить тебя и только тебя!?

Ты на это разозлился?! Самовлюбленный гордец, черт тебя подери!!!

И поэтому обидел Владу?.. А ведь обидел, даже и не думай отпираться!! Ты видел боль в ее глазах, в них плескалась и обида, и разочарование, и желание не верить тебе… Но… Как ты правильно заметил, мой герой, Игоря она так и не дождалась, а вот ты как всегда подоспел во время.

Черт!! И ведь так и не признался ей ни в чем!!

А ведь хотел, собирался, готовил речь, строил планы того, как поступать дальше, когда она узнает всю правду, рассчитывал все варианты развития событий, все ее возможные ходы и ответы, строил контрответы на ее возражения или уверения на слова недоверия с ее стороны…

И ты же не собирался отступать, так?! Не собирался позволять ей уйти от тебя?! Не в этот раз. Поэтому пришел к кафе за час до назначенного времени и просто сидел на лавочке, в нетерпении ожидая ее прихода? И как забилось твое сердце, когда она, наконец, появилась, ты помнишь?.. Она была прекрасна. И у тебя просто снесло крышу от ее появления…

Такая нежная, такая восхитительно-прекрасная, очаровательная, божественно-красивая незнакомка в легком воздушном платье, она словно бы плыла, а не шла… Изящная, пленительная, манящая, обольстительная незнакомка, которую ты знаешь… Яркая и эффектная среди бледных, тусклых, серых лиц других женщин, снующих мимо тебя туда-сюда, мгновенно блекнувших на ее фоне…

Влада… Твоя Влада… Она к тебе пришла…

И тут — словно удар прямо в сердце, отрезвляющий и удушающий удар.

Она не твоя. И пришла не к тебе.

Игорь — вот ее цель. А ты… Тебя отвергли, ты разве забыл?!

Но ты и тогда был настроен весьма решительно, ведь так?! Показать ей, что ты лучше него. В сто раз лучше него, этого неизвестного ей человека!! Мужчины, который не достоин быть рядом с ней, который не достоин касаться даже локона на ее голове, ходить рядом с ней и дышать с ней одним воздухом.

Мужчины, которого вообще не существует!!

Доказать, что ты сможешь дать ей намного больше, чем мог бы дать он, существуй он на самом деле. Уверить ее в том, что только с тобой она будет счастливой… Рассказать ей всю правду, словно признаться в чем-то интимном, открыться ей и сказать, как сильно она тебе нужна. Не только в постели, нет… Но на всю жизнь. И утром, и вечером, и вообще круглый день… Из недели в неделю, из месяца в месяц, из года в год… Каждую минуту, каждую секунду этой жизни. Потому что не быть рядом с ней уже не представляется для тебя возможным… Потому что не любить ее ты уже не можешь… Признайся себе в этом. Ты просто хотел сделать все возможное, чтобы она поверила тебе, чтобы поняла, что ты — лучшее для нее. Ты — а не Игорь!! Хотя бы потому, что ты любишь ее…

Ты был так уверен, так решителен, так настойчив и непоколебим в своем желании и стремлении…

Так почему же, черт тебя побери, ты отступил?!!

Не сказал ей тех слов, которые собирался сказать, а наградил лишь парой фраз, которые причиняли ей боль и зарождали обиду в глубине глаз?..

Что и кому ты пытался доказать?.. Да и зачем?.. К черту оправдания!! Ты сам во всем виноват!!

Она снова просила тебя уйти. Как и прежде.

И, конечно же, тебе не оставалось ничего иного, как выполнить ее просьбу. Просто уйти.

И ты ушел.

Все рвалось из тебя во вне, рассказать правду, поведать истину, признаться во всем… Тебе это было так нужно!! Это было нужно и ей, ты же знаешь!! Но ты ушел.

А когда через десять минут безумия, блуждая по улочкам и переулкам, как тигр в клетке, с диким желанием что-нибудь сломать, ты забрался в салон машины, громко хлопая дверью и разъяренно ударяясь кулаками в руль снова и снова…

Когда через десять минут ты вернулся в кафе, чтобы все же открыть ей правду… Почему же ты не ринулся следом за ней, когда обнаружил, что столик, за которым она сидела, пуст?! Почему не помчался за ней, чтобы остановить?! Чтобы признаться во всем?! Чтобы поставить все точки над «и»?! Чтобы сказать то, что должен был сказать, едва ее увидел?! Чтобы кричать об этом на весь свет?!!

Тупой осел!! Вот ты кто, Маврин.

Вместо того чтобы что-то предпринять, ты просто опустил руки…

Ведь у тебя был шанс, Маврин… Потом, когда она заваливала тебя сообщениями…

Почему ты ничего ей не сказал?! Почему тогда не признался?! Почему не рассказал правду?! Почему, черт побери?! Что тебя остановило?! Страх?.. Испуг?.. Боязнь?..

Так ты, оказывается, трус?!! Испугался того, что она может послать тебя к чертям за твою ложь?! Ту ложь, которой ты кормил ее в кафе?! Послать к чертям и никогда не простить подобного предательства?! Ты этого боялся?!

А зачем же ты потом написал ей, что любишь другую женщину?! Зачем ты написал ей это, черт побери?! Ведь нет никакой другой женщины! Нет, и не будет уже никогда!! Потому что тебе не нужна другая!! Потому что есть только Влада Снежина, а все остальные просто меркнут на ее фоне, как тряпичные куклы перед фарфоровой статуэткой!! Тебе не нужны другие, потому что… ты только Владу любишь… Только ее, понимаешь?..

А она удалила анкету с сайта, удалилась из твоих контактов в аське… Она просто порвала с тобой все отношения… Удалила тебя из своей жизни…

Осел, просто тупица!!

И зачем ты поперся в этот бар?! Ты ведь даже и не стремился пить. Алкоголь уже давно перестал помогать, и ты это понял. И какие-то пара стаканчиков, которые даже в голову тебе не ударили, не смогли бы что-то изменить. А девицы липли на тебе, как гроздья винограда на лозе, такие красивые, пленительные, сочные, созданные словно бы для тебя. Тебе бы раньше это понравилось, да?.. Но теперь-то тебе плевать на них! Тебе нужна была вишенка, а не виноград. Тебе была нужна твоя Влада…

Поэтому ты, идиот несчастный, примчался к ее дому и, так и не решившись выйти из машины, как и все те дни после вашей встречи, просто смотрел на окна ее квартиры?!

Ты всегда гадал, что же она сейчас делает… Пьет чай?.. Смотрит телевизор?.. Читает книгу?.. Пишет тебе сообщения, может быть?! А ты сидишь совсем рядом и просто смотришь на ее окна, сжимая руль до посинения и боли в пальцах. Ты рвешься к ней всем своим существом, сердце колотится в грудь настойчиво и громко, болью отдаваясь в висках, и руки вдруг становятся влажными, ладони потеют.

И ты хочешь выскочить из машины, помчаться к ней, пешком, по лестнице, не дожидаясь лифта, добраться на ее этаж, постучать в дверь ее квартиры, увидеть ее, родимую, родную, любимую… сжать в своих объятьях и больше никогда не отпускать… Не отдавать никому. Никаким Ромам, никаким Игорям, вообще не отпускать от себя. Потому что она — твоя, ведь так?

Ты так этого хочешь, так желаешь, все рвется изнутри в слепом стремлении совершить желаемое… Но ты не можешь. Что-то не пускает, что-то словно бы отговаривает, что-то сдерживает…

Ее прощальные слова…

Уходи, пожалуйста… Уходи, пожалуйста… Оставь меня, пожалуйста…

И ты в который раз исполняешь ее волю, ее желание… Ты заводишь мотор и уезжаешь… В свою пустую квартиру… В свою пустую и блеклую жизнь… Без нее.

И сегодня, приняв на грудь алкоголя и, словно бы собравшись с мыслями, ты вновь поехал к ней…

Может быть, сегодня ты решишься и поднимешься к ней?.. Постучишь в ее дверь, с порога заявишь, что никуда не уйдешь, и поцелуешь, и сожмешь в своих объятьях теплое тело? И уже никогда не отпустишь?..

Может быть, сегодня ты, наконец, решишься?!!

Но сегодня в ее окнах почему-то не горит свет.

Ты выходишь из машины, чтобы убедиться в этом наверняка. Впервые за эти несколько дней выходишь из машины. И озадаченно ходишь туда-сюда, нетерпеливыми, быстрыми шагами меряя расстояние, разделявшее ее от тебя. И смотришь вверх снова и снова, молишь о том, чтобы свет в ее окнах вспыхнул яркими огнями…

Ты хочешь убедиться в том, что с ней все в порядке, что она есть, существует в этом безумном мире, что она все такая же, какой ты ее помнишь… Ведь ты можешь узнать об этом только таким способом, на работе у Павла ты появиться не можешь…

Ты ждешь, выжидаешь, ходишь туда-сюда… Но окна молчат темнотой…

Час, второй, третий на исходе…

Ты садишься в машину, прощальным взглядом окидываешь мигающие тьмой окошки и едешь к себе.

А сейчас, как полный идиот, стоишь, прижавшись горячим лбом к стене около своей пустой, одинокой квартиры, дрожащими руками сжимаешь ключи, пытаясь попасть в замочную скважину, и слушаешь, как отчаянно и безумно стучит в груди твое сердце…

Оно ведь все еще надеется на чудо.

Глупое, сумасшедшее сердце верит в то, во что ты уже верить перестал. Или не перестал?..

— Ты просто идиот, Маврин, — прошептал я себе под нос — Полный идиот…

Я все же попал ключом в замочную скважину и, тяжело вздыхая, открыл дверь. Снова прислонился головой к двери, словно бы не решаясь зайти, закрыл глаза на мгновение, затем резко распахнул их.

Нельзя сдаваться! Черт, неужели я могу просто так упустить ее?!! Отдать ее… Кому?!! Игорю, которого и на свете-то нет?!! Я что, с ума сошел?!! Просто так потерять то, что искал так долго?! Целую жизнь искал, черт повбери!!

Отдать?! Никогда!! Или я не Кирилл Маврин!!

Со слепой уверенностью в том, что завтра же направляясь к Владе и все ей расскажу, я решительно толкнул дверь и вошел в квартиру, которая, к моему удивлению, почему-то встретила меня не горьким одиночеством и оглушающей пустотой, а странным чувством… умиротворения и спокойствия.

Я хлопнул дверью, щелкнул выключателем, разулся, проходя вперед, споткнулся на что-то, чертыхнулся себе под нос и, стягивая с себя кофту, направился в гостиную.

Надо бы кошку завести, неожиданно мелькнуло в голове. Или собаку… Лучше, конечно, собаку. Ирландского сеттера или лабрадора, а можно и далматинца… Назвать его интересным и смешным именем, чтобы все оглядывались, когда его позовешь… Собаку, точно собаку.

А вообще, кого Влада захочет, того и заведем!

Черт подери!!

Я чуть не споткнулся вновь и саркастически улыбнулся себе, насмехаясь над собой и своими мыслями.

Что за нелепые мысли?.. Кого Влада захочет… Заведем…

Маврин, ты медленно, но верно сходишь с ума. Мечтатель, блин!!

Снимая с себя кофту одной рукой и открывая дверь гостиной другой, я уже хотел отбросить стянутую с плеч вещь на диван, как делал всегда, но застыл на месте, как вкопанный, даже не сделав последнего шага, так и застыв в дверях.

А, может, и не стоит ходить так далеко?! Может, я УЖЕ сошел с ума?!

Ведь не может же такого быть, чтобы та, о которой я думал последние дни, вот так запросто сидела за накрытым ужином столиком в моей гостиной в окружении цветочков и свечей, нервно теребила салфетку дрожащими пальцами, а при виде меня быстро опустила глаза вниз, краснея?!

Ведь не может же этого быть, правда?!! Я просто… свихнулся. Сейчас вот закрою глаза, и все исчезнет.

А пока я, глядя на все это великолепие с открытым ртом и выпученными глазами, не мог произнести ни слова, мое чудесное видение Влада привстала со стула и сказала нервно:

— Привет, а я думала, ты уже не придешь…

Ничего себе!! Она еще и разговаривает со мной!! Мое видение… Я точно тронулся умом. Или, может быть, выпил гораздо больше, чем пара стаканчиков?!

Я так ошалел, что, глядя на нее во все глаза, мог произнести в ответ только одно:

— Что ты здесь делаешь?.. — с придыханием, трепетом и дрожью.

Надеюсь, она не заметила, что еще и с дикой растерянностью в голосе?..

Черт, она же просто мое видение, почему же она не исчезает?..

Вместо того, чтобы раствориться в воздухе, она улыбнулась мне и проговорила:

— Жду тебя.

Чтооо?!!!!

Вот тут мне показалось, что стоит беречь глаза, которые чуть не вылетели из орбит от этого заявления.

Но мне полностью сносит крышу. Я и сам не понял, от счастья или от неожиданности.

— Зачем? — слетает с языка почти против воли

— Хочу с тобой поужинать, — сказала она, смущенно опустив голову — Можно?..

Обожаю, когда она краснеет, мелькает в голове. Она становится такой трепетной и нежной, когда заливается румянцем, такой невероятно соблазнительной и аппетитной, что я просто теряю рассудок.

Хочу ли я поужинать?.. О да!! Тобой, моя милая!!

Но все же… Что она тут делает?.. Черт!! Неужели она не мое видение?!!

— Но я…

— Ты любишь курицу с лимонами? — перебила она меня, чуть ли не подскакивая на месте — Я хотела сделать с апельсинами, но это… как-то банально, тебе не кажется?

Банально?.. С апельсинами?.. Я смотрю на нее изумленными глазами. Черт, что происходит?!

— А еще я сделала шоколадный торт, — скороговоркой выговорила Влада

Какой, ради всего святого, шоколадный торт?!! Кто мне все объяснит и обрисует ситуацию?! Что происходит?! Конец света, что ли?!!

— Марина сказала, что ты любишь шоколад, поэтому я подумала… — проговорила Влада

— Марина?! — ужаснулся я

— Ну да, жена Павла… — согласилась Влада, как ни в чем не бывало — А еще я купила вино. Красное. Ты какое больше любишь, кстати? — обратилась она ко мне — Если белое, то я…

— Вообще, красное подойдет… — пробормотал я — Но я…

— Вот и отлично!!! — Влада улыбнулась улыбкой шире неба, а я в растерянности смотрел на то, как она быстренько переместилась со своего места, сделала пару шагов и подскочила ко мне, почти выхватила из моих рук кофту, которая так и повисла в моих руках, и, разглаживая ее, аккуратненько положила ее на диван, как какое-то сокровище

Я наблюдал за этим с диким изумлением, не понимая, куда я попал. Может, квартирой ошибся?..

Я оглянулся, словно проверяя, туда ли зашел. Вроде бы туда… И мебель моя, и обстановка та же, что у меня… Это моя квартира, однозначно. Тогда что здесь, в моей квартире, делает Влада Снежина?! Откуда она вообще узнала, где я живу?! И зачем она сюда пришла на ночь глядя?!

Я посмотрел на Владу, в недоумении приподнимая брови и скривив губы, а она смотрела на меня почти исподлобья, заломив руки и скрестив ноги. Объяснять что-либо ей не очень-то хотелось, я видел это по насупленному носику и немного поджатым губам. Но отвечать-то придется, разве не так?!

Я уже хотел спросить о том, что происходит, но она меня опередила.

— Ты не рад, да? — проговорила она, избегая смотреть мне в глаза — Что я пришла?..

Я уставился на нее широко раскрытыми глазами.

Что. Происходит. Чет. Возьми?! Кто может объяснить?!!

Да ничему в жизни я не был так рад, как тому, что она пришла!! Но… почему она пришла? Зачем?..

Я снова открыл рот, намереваясь выяснить это, но Влада вновь меня опередила.

— Я вообще-то не хотела… — пробормотала она быстро, пряча глаза — То есть, хотела… Черт, конечно же, хотела!! Разве, если бы не хотела, пришла бы?! Я просто подумала, что тебе… будет приятно, и мне тоже… — она подняла на меня глаза, заглянула в самые глубины, а потом вновь опустила взгляд в пол — Я, может быть, ошиблась, ты тогда скажи… И я уйду, и мы просто все забудем… Просто я подумала, что если ты… и если я уже все поняла, тогда можно было бы… Что можно будет что-то… предпринять… А если ты не хочешь, или если я ошиблась, и ты вообще никогда не хотел, тогда, конечно, все правильно… И мне уйти нужно, и вообще я зря все это затеяла… Такая глупая, правда же?.. — она горько усмехнулась сама себе

А я озадаченно смотрел на нее и ничего не понимал. Вообще ничего!

О чем она говорила, оставалось для меня загадкой… Зачем пришла и почему уже хочет слинять?! Что она там удумала в своей маленькой головке?! Что хочет от меня?.. И чего, думает, я не хочу?..

Просто безумие какое-то!!

— Я, наверное, пойду, — проговорила она вдруг — Да? — почему она посмотрела на меня так обиженно!? — Я же не знала, что ты… не хочешь… — пробормотала она еле слышно — Вообще-то я думала, что все… будет хорошо, ведь ты говорил, что… А оказалось, что нет?.. Я не знала, что все так… обернется…

— Стоп, стоп, стоп!!! — взмахнул я руками, не выдержав ее жалкие попытки все объяснить, а на самом деле — только запутать меня окончательно — Влада!! Что здесь происходит?!

Она резко застыла, испуганно подняла на меня глаза. Сглотнула, облизала нижнюю губу.

— Ужин… — выдохнула она — Я хотела приготовить ужин…

Какой к черту ужин?!!

— Зачем?!

И снова она смотрит на меня затравленно.

— Чтобы… поужинать вместе…

Какой… «разумный» ответ, чтоб тебя!!

Я ничего не понимал. Ну, вообще ничего. Голова идет кругом от всего происходящего.

Если я еще не тронулся умом, то скоро это уже случится. Я точно полечу с катушек!! По вине той, что сейчас скромненько стоит в паре шагов от меня в легкой блузочке с открытым декольте и белой юбочке выше колен, открывающей соблазнительные ножки, и смотрит в пол, иногда поглядывая на меня из-под опущенных ресниц. И самое главное, — я совершено не понимаю, что она здесь делает, почему сюда пришла и зачем, а она даже и не пытается что-либо объяснить, лишь запутывая меня своими ответами!!

— Я не… — я одернул себя, чтобы не сорваться — Почему?.. Зачем?..

Она опустила глаза и теперь смотрит в пол, смущается, краснеет. Голос дрожит, когда она отвечает.

— Просто… я подумала, что это… удачная идея…

Я чуть ли не срываюсь.

Черт, это удачная идея, кто же спорит?!! Но почему ты так решила?!!

Заставляю себя успокоиться, сжимаю руки в кулаки.

— А… ключи откуда, от моей квартиры?

— Марина дала.

Черт!! Тут еще и без Марины не обошлось?! А я-то думал, что все просто плохо, а не ужасно!! Наивный!

Влада подняла на меня глаза, поджала задрожавшие губы, совсем как маленькая девочка.

— Я не думала, что ты будешь… так сильно против, — пробормотала она

Черт!! Да никто не против, никто не против, с чего ты взяла?!!! Я «за» обеими руками и ногами!! Просто ни черта не понимаю, почему и как все получилось?!

Бог услышал мои молитвы?!!

А Влада сделала шаг вперед, обходя меня стороной. Я проследил за этим движением, хмуря брови.

Так, так, так… Это еще что за дела?!

— Просто я подумала, что ты… говорил, что я нравлюсь тебе и что ты… ну, что я нужна тебе… — продолжила Влада, медленно проходя вперед — И ты лучше всех остальных…

Я и не отказываюсь от своих слов, черт побери!! Но куда ты клонишь, Влада?!!

— И что же?..

— Я решила… что мы могли бы поужинать вместе, поговорить… — проговорила она, поднимая глаза на меня — Но тебе эта идея, наверное, не нравится, да?.. — она сделала еще шаг вперед, по направлению к двери

Ты куда направляешься, милая барышня?!! Кто тебя отпускал?!

— Я думала, что мы могли бы…

О, мы могли бы!! Чего бы мы только не могли с тобой, дорогая!!

— Но ты, наверное, против этого, да?.. — продвигаясь вперед, говорила Влада

Против чего я?!! Мне ТЫ нужна, разве неясно?!!

— Я, пожалуй, пойду тогда?.. — а почему же так вопросительно звучит твой голос? — Может быть, в другой раз, да?.. — с надеждой?.. О, Влада!!

Никакого другого раза!! Сейчас, только сейчас!! И навсегда!!

В одно мгновение я все осознал. Как ярко вспыхнувший свет в темноте.

Влада Снежина приехала ко мне домой. Добралась до Марины, узнала, что я люблю чертов шоколад, и приготовила шоколадный торт, — для меня!! Она попросила ключи от моей квартиры… Она приготовила ужин на двоих… Для меня и для себя… Вдвоем, наедине… Она решилась. Она все решила. Она отбросила прочь все сомнения, предрассудки и предубеждения, забыла былые споры и ссоры, горькие обиды, поняла, осознала… Поверила мне… Это ли не счастье?!

И сейчас она собирается уйти?!! А кто ей позволит уйти?!

Ни за что!! Никогда теперь она не уйдет, больше не ускользнет от меня!! Я ей просто не позволю!! Она моя. Моя теперь! И сама это решила!! И винить ей некого.

Резко оборачиваюсь к ней, она стоит около двери, собираясь уйти.

— Влада?..

— Что?..

В одно мгновение подскакиваю к ней, обхватываю ее руками и притягиваю к себе. Она даже не противится. Может быть, не осознала еще всего?..

— Ты никуда не пойдешь, ясно?

— Почему?.. — удивленно прошептала она

Наклоняюсь к ней, лаская теплотой дыхания. Чувствую, как моих губ касается легкая улыбка.

— Потому что ты этого сама не хочешь.

Ее губы расплываются в улыбке, как и мои, глаза сверкают алмазами.

А я боюсь верить своим глазам.

— По-прежнему читаешь по лицам? — прошептала она

— Только по твоему, — шепчу ей в ответ, касаясь губами ее губ

Она отвечает на поцелуй, раскрывает губы мне навстречу. И мне напрочь сносит крышу. Я начинаю терять контроль уже оттого, как она нежно проводит пальчиками по моей спине, стараясь прижаться ко мне сильнее и ближе. Так же, как и я прижимаюсь сильнее к ней, чтобы стать ближе к ее телу, к ее сладким мягким губам, таявшим под ласками моего языка, осторожно исследующего глубины ее рта. Чтобы до конца осознать, что держу в объятиях Владу, что она хочет этого, что никуда от меня не сбежит на этот раз… Чтобы осознать, наконец, что она теперь моя, полностью — моя!!

Мой язык нежно скользит по ее губам, легко касается нижней, очертив ее контур, возвращается к верхней, ныряет в рот и, сплетаясь с ее бархатистым языком, ведет свою сладкую игру.

Влада прижимается ко мне. Кажется, хочет что-то сказать?.. Не обращаю на это внимания. Я уже не смогу ни остановиться, ни тем более, ее отпустить! Даже если она об этом попросит.

Может быть, стоит сразу сообщить ей об этом, чтобы потом не было претензий и укоров?! Или не стоит?.. А вдруг она убежит? Вдруг влепит мне пощечину и убежит?.. И я вновь ее потеряю?!! Ну, уж нет!

Словно опасаясь именно этого, я почти мгновенно горячими и повлажневшими ладонями нежно сжал ее руки и осторожно завел их ей за спину, одновременно прижимаясь к теплому нежному телу девушки со всей силой своего желания. Странно, но она даже не противится…

Понимаю, что дыхание мое учащается, становится совершенно неконтролируемым и тяжелым. Сердце стучит в груди бешено и громко, пульс зашкаливает на рекордной отметке. А голову сносит с плеч от одного лишь осознания, что и ее сердце стучит в такт моему с таким же безумным стуком.

Крепче прижимаюсь к ее губам, боясь оторваться от них даже на мгновение. Одна рука по-прежнему сжимает руки Влады, вторая же нежно скользит вдоль по ее спине, вверх и вниз, ласкательными движениями, словно исследуя ее тело, приподнимая легкую кофточку, желая хотя бы пальцем дотронуться, коснуться нежной шелковистой кожи, почувствовать жар и трепет ее тела, такого же горячего, как и мое.

Стон… Ее? Или мой?.. Не могу сказать однозначно. Наш общий, может быть?.. Тону в нем, растворяюсь, теряюсь, утопаю… И понимаю, что спасения уже нет. Уже поздно…

С силой отрываюсь от ее губ, скольжу своими по ее тонкой шее, предоставленной мне во власть, легко касаюсь мочки уха, захватываю ее губами, терзаю зубами, покусывая… Дрожащими пальцами пробираюсь под кофточку, едва ощутимо провожу по гладкой коже, вызывая жаркую дрожь во всем ее теле, которую ощущаю своими оголенными до предела нервными окончаниями.

Снова стон… Ее едва различимый шепот касается моей щеки теплом дыхания и сладостью мягких губ по разгоряченной коже… Животрепещущая дрожь по каждой клеточке моего тела… Холод вдоль позвоночника, а затем огненная лава по сосудам, раскаляя до предела… Стук сердца и пульса оглушает…

— Влада… — шепчут мои губы, касаясь кожи ее виска — Влада…

— Кирилл… — шепчет она в ответ — Кирилл…

Нужно, чтобы она поняла, чтобы осознала, что я не собираюсь отступать!! Что я не смогу отступить, даже если и захочу. А я, черт возьми, не хочу!! Она должна понять, что станет моей. Черт!! Она уже моя!! Попробуйте кто-нибудь ее у меня отнять!!

Освобождаю ее руки из захвата своей руки, и они тут же обхватывают меня за шею, пытаясь наклонить мою голову, чтобы губы смогли прижаться к моим губам, словно сорвать поцелуй.

Отстраняюсь, заглядываю ей в глаза. Чтобы увидеть — что?!

Нужно это сказать. Нужно… об этом спросить. Нужно…

— А как же… твой Игорь? — слышу свой голос словно со стороны

Ее руки крепче сжимаются на моей шее. Ей не хочется об этом говорить?..

— Нет никакого Игоря, — пробормотала она мне в губы — И никогда не было.

В изумлении мои брови приподнимаются вверх.

— Как не было? — недоуменно проговорил я — То есть…

— Всегда был ты, — перебила она меня, потянувшись ко мне, улыбаясь — Только ты, слышишь? И больше никого, кроме тебя.

Что-то большое и огненное начинает разгораться во мне, наполняя меня до краев чем-то непонятным и необъяснимым, огнем, трепетной дрожью, волной наслаждения, неиспытанного ранее. И это что-то горит, горит, горит, светится все ярче и ярче, костром пылает в моей трепещущей душе, раскаляет меня до углей, наполняет меня жаром, который льется из меня лучами счастья.

Вот оно какое, — счастье?..

Моих губ касается улыбка. Чувства рвутся из меня, как из рога изобилия.

— Я тебя не отпущу, — глядя Владе в глаза, сказал я уверенно и несокрушимо

Она улыбнулась, глаза засветились, словно она ждала именно этих слов.

— Я никуда и не собираюсь, — проговорила она, вновь потянувшись ко мне

Но мне нужно было, чтобы она поняла. Чтобы она все осознала. Чтобы расставить все на свои места.

— Нет, ты не понимаешь, — проговорил я тихо, заглядывая в удивленные глубины ее янтарных глаз — Я никогда тебя не отпущу. Не только сегодня. А вообще никогда, — заявил я, сжимая ее ладони, застывшие на моей шее, своими руками — Понимаешь?

Изумленными глазами глядя на меня, она просто кивнула.

Я тяжело вздохнул.

— И что же ты поняла?

Ее глаза снова засветились, затмевая все вокруг.

— Что ты меня никогда не отпустишь, — проговорила она с улыбкой — И что я твоя.

Мои губы удивленно приоткрылись. Неужели?.. Боюсь даже думать об этом. Боюсь, боюсь… Не буду… Но все же… Неужели?..

Сердце забилось в груди пойманной в сети птичкой.

Я не успеваю сказать больше ни слова, Влада поднимается на носочки и притягивает мою голову ближе к себе, шепчет в мои приоткрытые губы, лаская нежным шепотом:

— Только это мне и было нужно, — касается мягкими губами моих губ — Стать твоей.

И все сомнения разлетаются вдребезги. Весь мир летит в тартарары. Все кружится вокруг меня, засасывая в своей водоворот, беспощадно вертит и крутит меня в своем бешеном вихре.

А мне плевать. Мне на все плевать, кроме женщины, застывшей в моих объятьях.

Прижимаюсь к Владе крепче, впиваюсь в ее губы сумасшедшим поцелуем, почти порабощающим ее, словно оставляя метку на ней. Моя, моя, моя… И слизываю с ее губ и податливого языка заветное — твоя.

Мои руки беспорядочно мечутся по ее спине, приподнимая кофточку, оголяя бархатистую кожу.

Касаться ее, только касаться, легонько, невесомо, едва ощутимо, нежно, благоговейно…

Ощущать шелк кожи под своими дрожащими пальцами, чувствовать дрожь и ее тела тоже, слизывать сладость ее губ губами и языком, дышать ее теплым дыханием, растворяться в ней, прижиматься к ней все ближе и ближе… Вот так, горячо, очень горячо, жарко, огненно, пылающим огнем по обнаженной коже…

В мгновение ока обхватив ее за талию, поворачиваюсь на сто восемьдесят градусов и прижимаю Владу к стене, одной рукой продолжая касаться обнажившейся спины, а пальцами другой нащупав напряженный сосок и нежно сжимая его, возбуждая еще сильнее.

Влада откинула голову в сторону, предоставляя моим губам доступ к шелковистой коже шеи. Языком прокладываю влажную дорожку вдоль шеи до подбородка, легко касаюсь губ, продолжая шествие по щеке к мочке уха. Чувствую ее дрожь своим языком, ощущаю жар губами. Прижимая ее к стене, крепче стискиваю пальцами бутон соска, лаская его томными пытками, одновременно коленом раздвигаю ее ноги, вынуждая почувствовать всю силу своего желания, прижимаю ее к себе сильнее, сжимаю в объятьях.

— Ты не сбежишь, — прошептал я, скользнув языком в ушную раковину и получив в ответ тихий стон, сорвавшийся с ее губ, улыбнулся одними губами

Ее ручки, до этого момента гладившие мою спину, вдруг замирают, а затем резко скользят вдоль моего пылающего тела и ныряют под тепло рубашки, касаясь моей разгоряченной кожи огненными пальчиками, посылающими импульсы к каждой клеточке тела, вынуждая его трепетать.

— Это ты теперь не сбежишь, — прошептала она мне и, поймав мои губы своими, резко оттолкнулась от стены, и мы в мгновение ока поменялись местами; я оказался прижатым к стене ее маленьким телом

— А я и не хочу сбегать, — изумленно глядя на нее, проговорил я — Я лишь хочу тебя.

Ее губы изогнулись в улыбке, в глазах загорелся неведомый мне свет.

Она, оказывается, может быть коварной, если того захочет?..

— Так чего же ты ждешь? — спросила она, шаловливыми пальчиками пробежав вдоль моей груди и застыв в области выпуклости на моих джинсах

Я подавил гортанный стон, едва не сорвавшийся с моих губ.

К чертям, действительно, чего же я жду?!!

Резко оттолкнувшись от стены, я обхватил Владу за талию, прижал к себе, тяжело дыша и слушая бешеный стук сердца. Она негромко, но немного удивленно вскрикнула, по-прежнему твердо глядя на меня, а потом улыбнулась уголками губ. Я стремительно подхватил ее за талию, приподнимая над полом, а она, не мешкая, обняла меня за шею, не переставая улыбаться и глядя на меня коварными янтарными глазами, я закинул ее ноги к себе на бедра, поддерживая руками за попку, а она сомкнула их сзади кольцом.

— Считай, что ты напросилась, — пробормотал я тихо

Уголки ее губ скривились.

— На что?

Я двинулся вперед, прижимая податливое тело к себе.

— На меня!!

Она хотела рассмеяться, я это видел, но не дал ей этого сделать, прижавшись к ее губам пламенным

поцелуем, безудержным и безумным поцелуем, которым мы упивались, пока не достигли спальни. Я с легким протестующим стоном, сорвавшимся с ее губ, оторвался от ее рта и опустил девушку на пол, приподнимая вверх юбку и продолжая сжимать ладонями попку Влады.

Все внутри задрожало, сердце гулко забилось в груди. И воздуха вмиг стало очень мало.

Влада прижалась ко мне всем телом, сильнее стиснула мои плечи, вызвав новую волну дрожи в моем теле. Ее влажные губы приоткрылись, потянулись к моим губам, ее язычок, дразня, пробежал по ним, оставляя след желания и страсти сладким осадком. Пальцы взметнулись вверх к моим волосам, а в грудь мне учащенно бились удары ее сердца.

Я не выдержал этого натиска, сдался, покорился… Победил.

Завладел ее губами, прижавшись к ним со всей страстью, на которую только был способен. Мои руки скользнули по спине, стягивая с нее кофточку, а затем и юбку, оставляя ее лишь в одном белье. Проворные пальцы щелкнули застежкой лифчика и тот, освобождая грудь, скользнул к ногам белым кружевом.

Дотронуться до ее кожи, прикасаться к ней, чувствовать ее пальцами, увидеть, ощутить… Сейчас, немедленно, сейчас же!!

Ее пальцы потянулись к моей рубашке, расстегивая ее, вынуждая меня подчиняться и ощущать дрожь, пронзившую мое собственное тело нахлынувшей жаркой волной. Щелкнула застежка ремня на моих джинсах, отзываясь в моих ушах оглушающим щелчком. Рука Влады потянулась вниз, несомненно, ощущая пальцами мое напряжение и желание, скопившееся между ног. Скрипнула молния, маленькие ручки схватились за джинсы и потянули их вниз, стягивая с моих бедер, легко касаясь обнажившейся кожи и заставляя мое сердце сильнее биться в груди, а каждую клеточку тела наполняться огненным раствором.

Я оторвался от ее губ, вздрогнул и чуть не задохнулся, когда ее пальчики, скользнув по коже бедер, потянулись к моей уже восставшей и жаждущей удовлетворения плоти.

Боже, Влада, что же ты делаешь?..

Я притянул девушку к себе, одной рукой сжимая ее талию и поглаживая спину круговыми движениями, а пальцами другой руки теребя соски и вынуждая их сжиматься в горошинки под моими ласками-пытками.

Влада застонала мне в губы, и я сорвал этот стон с ее губ своими губами, языком исследуя глубины и сладость ее рта. Сгорая в огненной страсти, пронзившей меня насквозь, сходя с ума и не желая убегать от этого желанного, такого долгожданного безумия, желая лишь подчиниться ему.

Руки Влады скользили по разгоряченной коже моего тела, вызывая во мне все новые волны дрожи, а мои пальцы продолжали терзать ее соски и кожу живота, спускаясь все ниже и ниже, обводя кончиками пальцев кружево трусиков. Слизывая с ее губ стоны наслаждения, пробежал языком по ее подбородку, спустился вниз вдоль шеи, проложил влажную дорожку вниз, наклонился, захватил губами грудь, терзая соски языком, задевая их зубами, упиваясь сладостными стонами, срывавшимися с губ Влады и ощущая, как ее ноготочки царапают кожу моей спины. Чувствуя, что грань уже близка, что я уже стою на грани…

Оторвался от нее, отстранился, отошел на шаг назад, взглянул на трепещущее тело.

Самая прекрасная, самая восхитительная, самая лучшая…

Моя Влада. Боже, только моя!! Наконец-то, моя!!

Я сделал тот шаг вперед, разделявший ее от меня, сокращая расстояние между нами, не желая обходиться без нее, и, обхватив талию Влады одной рукой, прижал ее к своему жаждущего ее тепла телу.

Я так желал этого момента, так жаждал этого ощущения. Чтобы она, наконец, была моей. Только моей. Все обострилось и накалилось до предела от этого дикого ожидания, завладевшего мною, как своим рабом.

Влада уперлась руками мне в грудь и откинула голову назад, заглядывая мне в глаза.

Что она хотела в них прочитать?..

Только то же, что и я читал в ее глазах, горящих таким же первобытным огнем желания.

Черт!! И это просто сводило с ума, наполняя мои легкие не кислородом, а раскаленной лавой.

Для капитуляции больше не было сил. Я бы и не смог капитулировать. Да и не этого ждала от меня та, что сейчас с широко распахнутыми глазами стояла рядом и смотрела мне в глаза горящим взглядом. Не этого, но того, что я собирался ей дать.

Я приподнял вторую руку и провел тыльной стороной ладони по ее щеке, ощущая трепет кожи, подушечками пальцев коснулся губ, обвел их контур, заставляя их приоткрыться. Наклонился к ней, опаляя своим дурманящим дыханием, и прошептал:

— Чего ты хочешь?

Она осела, растворилась, превратилась в безвольную рабу, такую же, как и я, и, подняв на меня затуманенные страстью глаза, прошептала в ответ трепещущим голоском:

— Все, что ты можешь мне дать.

Другого ответа я и не ждал. Другого ответа я не дал бы ей и произнести. Все было решено, и я бы уже не смог отступить. Как и обещал ей и себе, я бы уже не смог ее отпустить. С этого момента — уже никогда.

Я застонал, смакую губами ее согласие, высказанное лишь несколькими заветными словами, синие глаза блеснули в свете огней. Ее согласие — это все, что мне нужно было услышать. Все, что я хотел слышать от нее. И это поработило мой мозг, свело с ума и превратило в наркомана, которому нужно прикоснуться к ней, почувствовать тепло шелковистой кожи, ощутить под пальцами дрожь, услышать тяжелое прерывистое дыхание, слизывать стон с ее губ и дарить ей тепло и страсть поцелуя.

Я прижался к ее губам немного жестко, резко, словно бы уверяя себя в том, что она со мной, словно бы уведомляя ее в том, что ничьей другой она не станет, что принадлежит теперь только мне. Потому что сама так решила. Потому что у меня не хватит сил на то, чтобы дать ей уйти.

Ласкающими движениями мои руки спустились вдоль ее спины, поглаживая и возбуждая кожу легкими прикосновениями. Я приподнял ее за ягодицы, закидывая одну ногу себе на бедро, прижимаясь к девушке еще сильнее, вынуждая чувствовать свое желание, горячей пульсацией бившееся в ее кожу. Слизал с ее губ сладостный стон. Закинул на бедро ее вторую ногу, прижал к себе, вынуждая девушку приподняться и сомкнуть ноги у меня за спиной плотным кольцом. Вот так, девочка моя, еще ближе, ближе… Крепче и сильнее… Горячее, резче, пламеннее… Ближе!! Одно целое, единое… Мое.

Ты же этого хочешь, родная, так давай же, решайся!!

Влада подчинилась, не произнеся ни слова, все еще глядя на меня в упор своими затуманенными страстью и горячим желанием глазами. Но одного этого взгляда было достаточно, чтобы я потерял самообладание, чтобы потерялся и растворился в ней.

Дрожащими руками я стянул с нее уже повлажневшие трусики, она перешагнула через них, освобождаясь от последнего атрибута одежды, и мои пальцы скользнула меж ее ног, в самый потаенный уголок ее существа. Задрожав и вцепившись в меня трясущимися руками, Влада хотела запретить мне эту ласку, но непослушный палец уже скользнул внутрь ее тела, сорвав заветный стон с ее губ, который я вновь слизал своим языком. Влада застонала, откинув голову назад. Я впился губами в жилку на ее шее с тяжело и гулко забившемся мне в рот пульсом, наслаждаясь этим биением. Вслед за первым последовал и второй мой палец, и Влада, сцепив ноготочки на моей коже и царапая ее, застонала в голос. Я легко коснулся губами ее рта, не позволяя обезумевшей вмиг девушке углубить поцелуй. Мои влажные пальцы, совершая возвратно-поступательные движения, ласкали потаенный уголок ее тела вновь и вновь, вынуждая ее царапать мою кожу, дрожать от возбуждения и нетерпения и стонать, шепча мое имя дрожащими губами.

Мир вспыхнул во мне яркими разноцветными огнями, сначала расширившись до неимоверных размеров вселенной, а затем сузившись до круга игольного ушка, когда Влада, выкрикнув мое имя, прижалась ко мне в диком, совершенно безумном поцелуе, поглощая меня своими вездесущими жаждущими губами.

Я, легонько постанывая девушке в такт, в мгновение ока оказался около кровати и опустился на нее, укладывая рядом с собой и Владу. Я в нетерпении оторвался от ее приоткрытого рта и заглянул в глаза, горящие желанием. Стремительно прижался губами к молочному соску и втянул его, услышав сладостный крик в ответ на эту ласку. И этот крик подействовал на меня, как красная тряпка на быка.

Я вжал Владу в мягкость кровати и руками раздвинул бедра, которые тут же подались, и девушка раскрылась передо мной, уже готовая отдаться мне, трепещущая и дрожащая нетерпеливой пульсацией в тайне своего существа, я это знал. Я прижался к ее губам жадным поцелуем, уже не смакуя удовольствие от него, а желая и требуя чего-то большего, и эту же просьбу и требование читая и в ее глазах, на ее губах, оставляя ее на нежной коже. Помедлив лишь мгновение, я прижал девушку к себе и резко вошел в нее, прижимая к себе ее тело еще крепче, будто все еще боясь потерять. Вдохнул ее сладкий стон вместо глотка воздуха и стал двигаться в такт возвратно-поступательным движениям своего языка, постепенно наращивая темп, ускоряя его, возбуждая девушку легкой медлительностью еще больше.

Влада что-то простонала, сжимая руками мою спину, царапая ее ноготками, но я не остановился перед соблазном сладостной пытки. Толкнулся в нее. Раз, другой, третий… Наращивая темп, ускоряясь, подчиняя себе ее желание, которое совпадало с моим. Сильнее, резче, крепче, глубже… Снова и снова ловя и не отпуская наслаждение ни на мгновение…

Влада сомкнула ноги на моих бедрах, сжимая их кольцом, прижимаясь ко мне все крепче, не отпуская, двигаясь вместе со мной, подхватывая мои движения, отвечая на них своими выпадами…

Я стиснул зубы, прижался головой к ее груди и сжал губами нежную плоть, пробежал по соскам языком… Руками обхватил Владу за талию и, приподнимая ее, резко перевернулся на спину, вынуждая девушку оказаться сверху. Придерживая ее за бедра, помог ей двигаться в новой позиции. Она, раскачиваясь все сильнее, схватилась за мои плечи, как за точку опоры, стискивая их все сильнее, царапая ногтями, двигалась все быстрее, все стремительнее, все резче, ловя наслаждение, получая удовольствие, раскачиваясь на мне, откидывая голову с шелковистыми волосами назад и постанывая от нахлынувшего огненным потоком наслаждения… Опускаясь на меня снова и снова, все резче и яростнее, шепча мое имя…

Я немного приподнялся и лизнул ее грудь, захватывая ее губами, Влада вздрогнула и наклонилась надо мной, тяжело дыша и постанывая мне в губы… Я подхватил ее стон, ощущая, что разрядка близка…

Мгновенно поменяв положение и оказавшись сверху, я впился в губы Влады безумным поцелуем и прижал ее к кровати, почти вдавливая в матрас. Толчок, еще один… резкий выпад, еще один… Стон, крик, еще один… Слетевшие с губ имена… Дрожь по телу… Жар сплетенных тел… Сердца стучат в унисон…

Еще один выпад… Последний… Опускаюсь на нее, тяжело дыша. Сжимаю руками ее вспотевшие ладони, крепко, сильно, не желая отпускать их… Отрываясь от ее губ, целую ее в шею, пробегая губами вдоль нее легкими поцелуями…

— Не уходи, — шепчу едва слышно ей в щеку — Пожалуйста, не уходи…

Ее пальцы вырываются из моих ладоней, тянутся к моим слипшимся волосам, она прижимает мою голову к своей груди и шепчет:

— Никуда я не уйду… Ясно? И тебе меня не выгнать…

Я даже не успеваю ей ничего ответить, хотя губы приоткрываются, чтобы что-то сказать.

Просто я внезапно осознаю, что действительно безмерно, бесконечно счастлив, и это безграничное счастье наполняет меня своим теплом, укутывая, словно пушистым одеялом зимой.

И не хочется ничего говорить, не хочется ни о чем думать. Главное, что Влада рядом со мной. И она никуда не уйдет. Она будет со мной. Она теперь всегда будет рядом со мной.

И я засыпаю совершенно умиротворенный на ее груди.


Может быть, я просто сошла с ума?!

Дрожащими пальцами засовывая телефон в карман сумки и слушая бешеные удары ошалевшего от счастья сердца, я размышляла как раз об этом.

Я откинулась на спинку кресла, в котором сидела, и закрыла глаза.

Да, так и есть. Я не просто сошла с ума. Я слетела с катушек!! Уже не в первый раз, кстати говоря…

И словно бы в доказательство этого необычного и, надо бы заметить, неоспоримого факта на моем лице, растягивая губы от уха до уха, вдруг засияла совершенно идиотская, но безумно счастливая улыбка.

Да, я сошла с ума…

Ведь не может же, в самом-то деле, Кирилл Маврин — ТОТ САМЫЙ, между прочим, Кирилл Маврин!! — уже в шестой раз за день звонить мне и говорить, что… соскучился?! А еще ведь не прошло и трех часов с того момента, когда мы расстались у порога моей квартиры!! А он уже названивал… Причем не только на мобильный, но еще и на домашний.

И на фига я, спрашивается, дала ему еще и домашний номер?!!

И мало того, что он названивал!! Так более этого… я — вы представляете, я, Владислава Андреевна Снежина!! — как глупая счастливая курица, как маленький ребенок, которому подарили долгожданный велосипед на день рождения, как солдат, дослужившийся до генерала, радовалась этому обстоятельству так сильно, что готова была прыгать от радости по квартире и совершать сальто в три оборота!!

Я рассмеялась глупости своего воображения.

Да, я все же умудрилась свихнуться.

Но как же приятно осознавать причину этого безумия!!

А имя у причины довольно-таки простое. Кирилл.

К-И-Р-И-Л-Л…

Боже, даже дрожь по телу пробежала от одного лишь упоминания этого имени… Холодная дрожь вдоль позвоночника… И мгновенно, сменяя холод, горячая, животрепещущая волна жара по венам пронзила тело огненными стрелами желания и вожделения. И сердце вновь стучит бешено и отчаянно, врываясь в грудь сумасшедшими ударами… И пульс зашкаливает за отметкой «непозволительно»… Перед глазами — мгновенно разноцветные пятна, в ушах — только гул и нежный шепот на ушко…

И голова кругом, и дрожь в коленях, и биение сердца, отчаянное и безумное, и кровь к вискам, звонко, резко, неожиданно, и дыхание, прерывистое, не мое… И ничего, и никого… Только ОН…

А ведь еще вчера все казалось нереальным. Глупым, бестолковым, просто идиотским…

Я не могла и предположить, что решусь на подобное… Отчаяться на ТАКОЕ не мог бы никто.

Кроме меня, давно уже потерявшей разум идиотки с огромными огненно-красными буквами на лбу, подтверждающими сей неоспоримый факт.

Как, ради всего святого скажите мне, КАК, я умудрилась прийти в квартиру к Кириллу Маврину, — Боже, тому самому Кириллу Маврину!! — и приготовить ему ужин?!!

Я зажмурилась сильнее и опустила голову на руки, ощущая стыд ладонями от горящих щек.

Мало того — прийти!! Это еще можно было бы пережить… Так перед этим самым приходом мне еще пришлось самыми изощренными способами выведывать его любимые блюда у Марины Мавриной и выуживать у нее же ключи от его квартиры!!

Какими же удивленными, даже изумленными до крайней степени изумления глазами, смотрела она на меня!! В тот момент я и сама изумилась и подивилась «изощренности» и безумности своей просьбы. Честное слово, я уже была готова послать все к чертям и «делать ноги» и от Марины, и от Кирилла… лет так на десять, чтобы меня окончательно забыли эти пытливые умы, но не успела я и шага ступить в направлении выхода, как Марина, эта удивительная женщина, схватила меня под белы рученьки и увела в комнату… Где и вручила мне ключи не только от квартиры Кирилла, но и от его «сердца»…

Ужин при свечах… Романтично, ничего не скажешь…

Хотя… планы мои выходили далеко за рамки обычного ужина тет-а-тет…

Я почувствовала, как затрепетало в груди сердце, и щеки окрасились жарким румянцем.

Затевала я, по чести сказать, не просто ужин при свечах, а самое настоящее соблазнение.

Я усмехнулась. Вот дурочка!!

Соблазнить отъявленного дамского угодника, — кому такое может прийти в голову?!! Уж точно не психически здоровой, здравомыслящей женщине!! А только мне — чокнутой и слетевшей с катушек идиотке с безумными идеями и тараканами в голове!! Совершить подобное могла попытаться лишь я!!

А в результате… Соблазнительница сама же оказалась соблазненной…

Чего и следовало ожидать, по правде говоря… Кирилл Маврин — это все Кирилл Маврин.

Никогда не забуду, как до последнего момента ждала его прихода. Как вынуждала себя оставаться на месте даже тогда, когда гасли последние лучи надежды на то, что он придет. Как ходила по комнате, спотыкаясь и нервно заламывая руки. Как вздрагивала от каждого шороха и звука. Как чуть не сошла с ума, когда услышала шаги за дверью, а потом… звук поворачиваемого в замочной скважине ключа. Как чуть не лишилась рассудка, когда входная дверь отворилась, а затем громко хлопнула. Как, опять же, спотыкаясь, добралась до стула и опустилась на него, слушая громкие удары клокочущего в груди сердца, и заставляя пальцы не дрожать, сжимала их в кулаки до боли в ладонях.

А когда он медленно вошел в комнату, бормоча что-то под нос, и застыл посередине гостиной с открытым ртом, широченными глазами и выражением крайнего шока на лице, так и не отбросив кофту на диван, как, я догадывалась, собирался сделать изначально, я поняла, что нужно действовать.

И тут меня прорвало. Я говорила, говорила, говорила. Что именно — плохо помню и сама. Наверное, совершенно невпопад несла чушь несусветную, и поэтому Кирилл несколько минут молчал и смотрел на меня, как на сумасшедшую… А потом я объясняла, зачем пришла… И, наверное, опять несла чушь, потому что Кирилл вновь смотрел на меня, как на умалишенную.

А потом я почему-то решила, что здесь, в его квартире, в его присутствии, я лишняя, и мне нужно быстренько ретироваться, пока обезумевший, ничего непонимающий хозяин, не взял в толк, что я здесь вообще делаю. Но, как оказалось, Кирилл уже успел «взять в толк» все, что следовало. Догнал меня у дверей, не дал и шага ступить за порог, сжал в объятьях и больше не отпустил…

От его прикосновений до сих пор жжет кожу… От его поцелуев в груди до сих пор бешено стучит сердце… От его тяжелого прерывистого дыхания, теплом согревавшего каждую частичку моего тела, до сих пор бросает в дрожь… От одного его присутствия мой пульс учащается до максимума…

Такая сладостная дрожь вновь и вновь пронзает мое тело раскаленными кончиками огненных стрел-иголочек, тысячами, миллионами вольт вонзаясь в обнаженную плоть и доводя до безумия своей упоительной истомой и негой желания…

Мое дыхание мгновенно участилось, щеки окрасились краской смущения… Как тяжело дышать…

Но какие же сладкие, божественно приятные, просто восхитительные воспоминания!!

Как заставить сердце не биться вольной птичкой в груди?.. Как вынудить пульс замедлить свой бег?.. Как призвать дыхание стать размеренным и спокойным, когда все внутри кричит, молит, призывает, требует выхода во вне?! Как забыть все ощущения, все прикосновения, жар и огонь желания, трепет и нежность, желание и страсть?! Как забыть эту ночь?! И стоит ли забывать?!

Как не сойти с ума?! От счастья!!

Кирилл… Кирилл… Кирилл…

Одно имя. Всего одно имя… И я уже теряю рассудок.

Не сойти с ума невозможно.

Проснулась я сегодня с ощущения того, что сейчас сгорю на месте от стыда. Даже сквозь остатки сна, который практически мгновенно покинул мое разгоряченное сознание, я понимала, что ТАКОГО утра в моей жизни не было никогда. И как вести себя в это самое утро я не имела ни малейшего понятия. Хотелось откинуться на подушки, накрыться одеялом с головой, скрыть жаркий румянец, окрасивший щеки пурпурной вуалью смущения, свернуться калачиком, может быть, или притвориться спящей… Все, что угодно, только не… Только бы не…

О Боже!!

Кирилла рядом со мной не оказалось. Не было его и в спальне, что доказал и беглый осторожный осмотр комнаты безумным испуганным взглядом, остановившемся на смятых простынях на его стороны кровати.

Я возблагодарила Бога за оказанную мне милость… Есть еще время на то, чтобы подготовиться…

Подготовиться?! Черт, а можно ли к этому подготовиться?!

Я привстала на кровати, начиная ощущать неловкость еще и оттого, что нахожусь совершенно голой в чужой постели. И даже мягкое одеяло и шелковые простыни приятно не холодили разгоряченную кожу, а лишь острее и яростнее вонзались в мою плоть огнедышащей лавой. Сердце стучало, как сумасшедшее, с каждым новым ударом пронзая мой мозг насквозь, глухими ударами отдаваясь в висках и оглушая меня.

Не верилось просто, что все, что происходило этой ночью, совершала я!!

Как я только осмелиться могла?! Боже…

Я тяжело вздохнула и уронила голову в ладони. Холодом прикосновения к пылающим щекам…

Не спасло. Все тело пылало, словно на костре.

Я упала на подушки, как подкошенная, со стоном натянула одеяло на голову, скрываясь под ним, как под плащом-невидимкой, закрыла глаза и прикусила нижнюю губу.

Я не смогу теперь взглянуть Кириллу в глаза. Не смогу и все тут!! Останусь лежать под одеялом, здесь намного надежнее. Может, задохнусь от недостатка кислорода, и тогда не придется с ним разговаривать?..

Но моим мечтам не суждено было сбыться. Через несколько минут после того, как я в сотый раз понегодавала на тему того, какая же я трусиха, явился тот, кого я так боялась увидеть…

— Влада…

Боже, откуда в его голосе столько нежности?!!

Я чуть не оглохла от грохота сердца у меня в груди.

— Пора вставать, родная…

Я чуть не умерла от разрыва этого самого сердца, ударившего мне в мозг тремя простыми словами.

С необыкновеннейшей осторожностью я опустила уголок одеяла и выглянула из-под него.

Если бы он не улыбался, как обезумевший от счастья идиот… Если бы в его глазах не светилось столько нежности, трепета и благоговения… Если бы он не был так божественно красив… Если бы в его руках не было подноса с завтраком, приготовленным, как я догадывалась, специально для меня…

Если бы не все это, я бы, может, и не потеряла голову…

А так, я полностью слетела с катушек, послав все свое смущение к чертям.

Я выскользнула из-под одеяла и, прикрывая наготу, привстала на кровати, глядя на Кирилла испуганными глазами и не решаясь заговорить.

А Кирилл осторожно присел на краешек кровати, поставил поднос с завтраком в сторону и потянулся ко мне со светящимися на пол-лица глазами и улыбкой в двести двадцать ватт.

— Доброе утро, родная, — и запечатлел нежный поцелуй на моих губах

И все… Тут-то я и поняла, что сошла с ума, совершенно определенно.

А причина моего сумасшествия совершенно невозмутимо кормила меня завтраком, лепетала какой-то бред и словно бы случайно касалась шелка кожи, попутно посылая пламенные поцелуи в различные оголенные участки на моей теле, шепотом и теплом дыхания заставляя трепетать даже кровь в моих венах.

А потом опять поцелуи, опять прикосновения, опять тяжелое дыхание… Опять оглушает стук сердец… Опять биение пульса зашкаливает на неприлично высокой отметке… Опять животрепещущий жар сковывает тело раскаленным кольцом желания, порабощая волю… Опять обжигающая дрожь, опять миллионы острых стрел по обнаженной коже, опять яд в крови…

Опять нежность, опять страсть…

И я опять теряю разум…

А потом…

Со счастливым смехом одеваем друг друга… Его рубашка, моя кофточка… Его ладони на моей спине, мои — на его груди, застегиваю пуговички… Дрожащими пальцами по обнаженной коже… Случайный поцелуй в щеку… Сорванный поцелуй в губы… Шепот на ушко… Выходим в гостиную… У двери целуемся, обнявшись… Он успевает записать номер не только моего мобильного, но и домашнего телефона… Я не успеваю воспротивиться и отказаться от огромного букета белых роз, врученных мне около машины… Когда только успел, спрашивается?!!

Этот самый букет сейчас красуется в самой габаритной вазе, имеющейся в моей квартире, куда меня и проводил Кирилл, не желая отпускать из своих крепких объятий даже тогда, когда в его кармане затрезвонил мобильный телефон.

На звонок он так и не ответил, сжал меня в своих медвежьих объятьях, крепко поцеловал в губы… раз пять, перед тем как уйти, а потом, сияя широченной улыбкой от уха до уха, ушел…

И даже после расставания он умудрился позвонить мне уже шесть раз!!

Зачем?.. Узнать, как я, что со мной, что я делаю, чем собираюсь заниматься…

И еще для того, чтобы сообщить, что безумно скучает…

Безумно. Скучает.

Я почти явственно ощутила, как нежные невесомые бабочки счастья запорхали внутри меня, едва касаясь легкими крылышками кожи…

И я еще сомневалась, идти ли мне к нему?!

Боже, неужели можно быть настолько глупой?! Как я могла сомневаться в нем?! Как?!! Он — не такой, как все… Он совершенно другой… Не обманет и не предаст… Он надежный… Он верный, каким бы бредом это не звучало… Действительно верный, я это чувствовала… Я это знала…

И я любила его… Это я тоже знала совершенно определенно.

С диким восторженным чувством того, что мне принадлежит весь мир, я выскочила из квартиры с непреодолимым желанием показать всем, насколько я счастлива…

Пройтись по городу?.. Заглянуть в магазин?.. Встретиться с подругой?.. Погулять по парку?.. Да что угодно!!

Хотелось петь, танцевать, кричать о своем счастье во все уголки вселенной… Радоваться весеннему солнцу, подставлять сияющее улыбкой лицо теплым лучам и искрящимися счастьем глазами рассказывать прохожим о том, как безмерно ты любишь, и как трепетно и нежно любят тебя…

Парящая на крыльях любви и безграничного счастья девочка, наконец, получившая то, о чем мечтала…

Вот кого я хотела бы встретить в этот день меньше всего, так это Никиту Денисова!!

Но именно он возник передо мной непроходимой каменной стеной в центральном парке, куда я отправилась, чтобы прогуляться.

Возник, словно бы специально, словно бы следил за мной.

Хотелось бы мне его обойти. Сделать вид, что мы не знакомы. Может быть, вообще развернуться и уйти?.. Но он уже поднялся с лавочки, на которой сидел, и неспешно подошел ко мне.

Пришлось застыть на месте недвижимо и даже изобразить на лице нечто, напоминавшее улыбку.

А что делать?! Не бежать же от него, в самом-то деле!!

Улыбка, которой Никита одарил меня, оглядев для начала с ног до головы, как экспонат в историческом музее, совсем мне не понравилась. Что-то насмешливое, что-то дьявольское мелькнуло в глубине холодных голубых глаз, что-то скользкое и противное крылось в том, как приподнялись уголки его губ при виде меня.

Я внутренне напряглась, и пришлось тут же уговорить себя расслабиться, пусть и с трудом.

Ну, в самом-то деле, не будет же он мстить мне за то, что по моей вине проиграл свой глупый спор?! Не такой же он злопамятный!!!

Никита немного наклонил голову, засунул руки в карманы джинсов и проговорил, глядя мне в глаза:

— Так-так-так… Кого я вижу, — протянул эти слова, растягивая, казалось, каждую буковку — Владочка?

И почему же мне так не понравился ласкательный вариант моего собственного имени?!

— Никита? — сдержанно проронила я — Какая встреча. Не ожидала, честно говоря.

Денисов небрежно пожал плечами, не отводя от меня глаз.

— Не ожидала? Почему же? — спросил он, вопросительно приподнимая брови — Общественное место, между прочим…

Я не удостоила его ответом. Потому что не считала это нужным. Да и по чести говоря, не желая с ним разговаривать. Мы с ним не друзья, никакого намека на дружбу ни с моей, ни с его — и я была в этом уверена, — стороны. Он даже Кириллу не друг больше, о чем же тут говорить-то?..

Нам бы распрощаться, да только ни он не двигается с места, ни я не делаю ни единого шага в сторону.

Холодные голубые глаза немного сощурились, внимательный, оценивающий взгляд скользнул по мне еще раз, вниз и вверх, вниз и вверх. Губы саркастически дрогнули, уголки губ приподнялись.

Меня бросило в холод. Словно бирку с надписью «оплачено» повесил мне на шею!!

Руки непроизвольно сжались в кулаки.

Никита неопределенно повел плечами, изогнул брови и поинтересовался словно бы невзначай:

— И как поживает девушка отъявленного дамского угодника?

Я застыла. Кулаки разжались сами собой. Сердце пропустило глухой удар.

Что за черт?!!

— Что?..

Еще одна саркастическая усмешка на губах, блеск в голубых глазах.

И я чувствую, что начинаю задыхаться.

— Как поживает девушка Кирилла Маврина, спрашиваю? — повторил Денисов, явно довольный тем, что смог меня смутить — Или от счастья ей уже уши заложило?..

Уши мне действительно заложило. Кажется, что мир потерял все звуки, превратившись в сплошной вакуум, поглощающий посторонние шумы. Тишина, мертвая тишина вокруг меня… А потом…

— Интересно, почему же вы скрывали свой роман так долго?

— Роман? — это единственное, что слетает с моих дрожащих губ

Что происходит?! Откуда он узнал?!

А Никита все продолжает. Уверенно, легко, словно сказку рассказывает.

— Знаешь, а у вас довольно-таки интересная история… любви, — он непринужденно посмеивается, а у мне в грудь словно кинжал всадили

Черт побери!! Откуда он обо всем узнал?!!

Мои глаза сощурились, прожигая мужчину яростным огнем, а потом смотрят в пространство.

— И как же вы смогли все скрывать так долго? — вопросительно пробормотал Никита — Ну, вообще-то, оно и понятно… Что уж тут взять, Кирилл есть Кирилл, правда, Влада? — он смотрит на меня, не отводя глаз, я чувствую его тяжелый взгляд на своем лице — Или лучше Ромашка?.. Как тебе больше нравится?

Что?.. Какого черта?.. Что это значит?!!

Я явственно ощущаю, как останавливается сердце в груди. Резко вскидываю на Денисова глаза.

— Что?.. — дрожь в голосе слышу даже я, он звучит не так, как всегда

— Странный ник, на мой взгляд, — продолжил Никита, не обращая внимания на мою растерянность — Хотя, — задумчиво протягивает он, — тебе подходит. И оригинально, кстати. А вот у Кирюхи… Странник!! То же мне… Эксклюзив!! — Никита вновь рассмеялся — Ты на ник повелась, интересно? Или на фото?

Сквозь дрожащее мукой и ошеломлением сердце я могу лишь прошептать:

— Не понимаю тебя…

В мозг ударяет, словно молотом, до резкой боли внутри меня.

Не может быть. Не может быть. Не может быть…

А вот у Кирюхи Странник…

Я готова медленно осесть на землю, так сильно подкашиваются у меня ставшие вмиг ватными ноги.

А Никита лишь взмахнул рукой, вновь усмехнулся.

— Да ладно тебе! Знакомство через интернет, вещь довольно-таки распространенная сегодня, чего ты смущаешься?! — глаза блеснули недобрым блеском — Ну, познакомились, пообщались, встретились, поняли, что жить друг без друга не можете. Вообще-то типичная история… для романа какого-нибудь, — добавил он после паузы — Мне только непонятно, почему вы прикидывались, что так… не любите друг друга? — пристальный взгляд — Это такой ход, специально, чтобы никто не догадался?

Почва начинает медленно уплывать из-под моих ног.

Перед глазами темные круги, сливающиеся в большое и грязное пятно.

— Я не понимаю… — как сквозь сон, слышу собственный голос, словно чужой, другой, совсем другой

— Да ладно тебе, Влада! — воскликнул Никита — Ну, подумаешь? С кем не бывает!! — замолчал, что-то обдумывая, а потом проговорил: — А вообще-то… С чего бы Кирюхе регистрироваться на сайте знакомств? Что он девицу себе на ночь не найдет?.. — быстрый взгляд на меня, поджал губы — О, прости, не хотел тебя обидеть!! У вас же любовь, вроде как… Или нет?

Он, наконец, замечает, что я стою, словно мертвая, и смотрю в одну точку.

В голове столько вопросов, столько предположений, словно муравейник разворошили. Столько мыслей! Главная из которых, — Кирилл мне лгал?!!

Он — Странник?!!

Боже, нет… Не может этого быть. Просто не может быть!!

— Откуда ты обо всем узнал? — прошептали мои губы, насильственно раскрываясь по моему приказу

Никита пожал плечами.

— Ну, вообще-то, я никогда не выдаю своих источников, — брови вновь подскочили вверх — Но для тебя, наверное, сделаю исключение, Ромашечка.

Я вздрогнула. Словно кнутом по коже. Ядовитый удар, насквозь пропитанный кислотой.

Приказываю себе дышать ровнее и спокойнее, но из груди вырывается лишь рваное дыхание обманутой и растоптанной женщины.

— Все просто, — между тем говорит Никита — Дело в том, что Влад наш общий с Кирюхой знакомый.

Посмотрела на Денисова в упор. Странно, что вообще смогла сфокусировать на нем взгляд, когда перед глазами все плыло и плескалось в темном водовороте.

— Влад? — тупо переспросила я

— Ну, да, Влад, — еще один быстрый взгляд на меня — Хакер, который узнал, что под ником Ромашки скрываешься ты. Кирилл тебе не рассказывал об этом? — хмуря брови, подозрительно спросил Денисов — Упс, осечка вышла, пардон, моя дорогая! Я думал, что тебе все известно, — он хмыкнул, потом прокашлялся — Ты уж Кирюху не убивай, ладно? Он российским СМИ пока еще нужен. Ок?

Хакер, который узнал, что под ником Ромашки…

Так он знал обо всем с самого начала… Все знал о том, кто я такая…

Я киваю почти на автомате.

Играл со мной… Издевался…

Пульсом в виски ударяет боль предательства.

Меня обманули… Меня предали… Меня растоптали…

— Слушай, а, может, ты уговоришь Кирюху прийти ко мне в проект?

Вскидываю на него удивленные глаза.

— Что?..

— Ну, у меня передача на ТВ, — охотно объяснил Никита — Расскажете свою историю любви и ненависти, рейтинги подскочат до рекордных!! — помолчал немного, а потом: — Ты, кстати, прости, что спорил на тебя… Я же не знал, что у вас с Кириллом все… иначе. Да и он ничего не сказал. «Не трогай ее, не трогай ее!», словно бы он и раньше такого не говорил!! Позлить его хотел, вот к тебе и клеился…

Все, не могу больше. Не могу!!

В области переносицы противно защипало, в горле встал комок слез.

Чувствуя, что сейчас разрыдаюсь, я метнулась мимо Никиты.

Он, опешив, отшатнулся.

— Влада, ты куда?! — крикнул он мне вслед, но я ничего не ответила ему

Пошел на хрен!! Вали к чертям со своей передачей, со своими рейтингами, с хакером своим!! Со своими насмешками, ухмылками, саркастическими замечаниями и хохотом в глазах!!

Убирайся к черту!! И Маврина прихвати с собой!!!

Как же больно, как же больно!! Боже…

Ничего не замечая, я просто бежала вперед, бежала, бежала, бежала… Пока не поняла, что в горле першит, глаза застилают слезы боли и обиды, в груди стучит сердце, разрываясь от рыданий, а легкие не желают больше принимать кислород. Остановилась, ощущая каждой клеточкой тела дрожь, проткнувшую меня копьем насквозь.

На дрожащих ногах подхожу к какому-то дереву, реву навзрыд, не в силах успокоиться.

А потом медленно сползаю вниз по стволу на землю.

Как такое может быть?.. Кирилл и Странник одно и то же лицо?.. Игорь?! Игорь, черт побери?!!

И общение в интернете… Словно бы не знал, кто я такая!! И издевки с насмешками в реале… Осознавал ведь, что я и есть Ромашка!! Предлагал мне секс… Надеялся на то, что так или иначе все равно заполучит меня к себе в постель?!! И встреча в кафе… Обманывал, лгал так искусно и умело!! А потом молчание в сети… Чтобы я сдалась и пришла к нему реальному?!!

Горло сковали рыдания, вырываясь потоками слез из глаз со следами потекшей туши под ними.

Все это — хорошо спланированный сценарий, просто сценарий к фильму?!

Он обманул меня… Он просто игрался… Насмехался надо мной… Издевался…

Так подло, так гадко, так мерзко…

А я… Я… Идиотка несчастная!! Глупая курица!!

Ты-то его полюбила, черт возьми!!!

Стон… Душераздирающий крик… Вопль… Рыдания, перерастающие в тихий, глухой плач…

Сворачиваюсь комочком около дерева и закрываю глаза.

Обман… Ложь… Предательство…

Еще один раз. На одни и те же грабли…

Когда Кирилл звонит мне в девятый раз за этот день, я, как и два раза до этого, просто сбрасываю, не желая отвечать…

Когда он делает это уже в десятый, я просто отключаю телефон…

Желая лишь одного. Умереть…


Проклиная все на свете, а в частности Олесю, которая позвонила мне именно в тот момент, когда я, полностью обезумевший и ошалевший из-за того, что Влада не отвечала на звонки, а затем и вовсе оказалась вне доступа сети, собирался мчаться к любимой на всех парах, я готов был сорваться на ней тут же, едва ли сказав «привет», но сдержался. Как мне это удалось, даже и рассуждать не хочу. Каким-то непостижимым образом.

Внезапно заледеневшие и дрожащие пальцы сжимали телефон, и я клацал по кнопкам, как сумасшедший, надеясь на то, что тот отзовется, и я услышу родной голос Влады.

Но вместо этого на дисплее телефона вдруг высветилось «Олеся вызывает»…

Мгновенно захотелось сделать две вещи. Разбить телефон к чертям, чтобы никто не доставал меня, и послать Олесю к дьяволу.

Конечно же, я не сделал ни того, ни другого, хотя, стискивая зубы, чтобы не выругаться грубо и жестко, проклинал Олесю на чем свет стоит. Вот она звонит мне и занимает телефон! А вдруг Влада именно в этот момент тоже звонит мне?!! А я не отвечаю…

Вместо того, чтобы послать Олесю к черту и попросить не звонить мне в ближайшие дни, нажимаю на «Принять вызов» и раздраженно что-то гаркаю в трубку.

Олеся, мать твою, как же ты не во время!!

Пришлось уделить ей время. Приблизительно минуту. Чтобы все же культурненько послать ее к черту и сказать, что сейчас я не могу с ней разговаривать. Она, конечно же, обидится, а, скорее всего, уже обиделась, в этом сомневаться не приходится, но плевал я на все с высокой колокольни. Как меня может волновать такая глупость, как обидится Олеся или нет, когда Влада не отвечает на мои звонки?!!

Сердце стучало в груди, как безумное, кричало и вопило о том, что что-то произошло, и я не мог заглушить его настойчивые крики на разрыв аорты. Не мог отделаться от ощущения, что что-то важное и бесценное вот-вот ускользнет от меня. У меня есть всего один шанс не упустить этого, но и этот шанс кажется таким расплывчатым и блеклым, что просто меркнет по сравнению с неопровержимым фатом… Влада не хочет со мной разговаривать…

Я сильнее сжал телефон дрожащими пальцами, стиснул зубы и помчался к своей машине.

Сердце барабанило в груди, как сумасшедшее, в висках стоял дикий гул, а перед глазами лишь пустота… Померкло… Исчезло… Пропало…. Забылось…

Поток серых чужих лиц, сливающихся в единообразную маску, проплывающих мимо меня…

Серость солнца, уже не согревавшего своим теплом, — от него лишь холодно коже, уже успевшей привыкнуть к ласке и нежности единственной женщины на свете, которая превратила лед в пожар…

Серость звуков, слившихся в один оглушающий барабанный стук, бой гонга, оседающий в ушах тяжестью свинца…

Серость случайный прикосновений, от которых лишь озноб по телу, и вдоль позвоночника лишь змейка страха вонзает в кожу сотни игл, и боль, огромная разъедающая боль в области сердца… Уже не знавшего, как оно сможет биться без нее…

Серость и пустота…

Та самая пустота, которая всегда окружала меня, а сейчас стала настолько ощутимой, что я чувствовал ее кожей, словно она протянула ко мне свои щупальца и обожгла огнем, ударила электрическим током, оставила след, шрам, рубец, который будет кровоточить и гноиться… Та пустота, которая отошла, отступила, сдалась в присутствии Влады… А сейчас… сейчас вновь незаметно подкралась, словно стояла рядом и ждала подходящего момента…

В мозг, как стрелой, вонзилось: что-то произошло!!

Запрыгивая в машину и вжимая педаль газа в пол, я все еще пытался звонить ей… Я все еще надеялся на то, что звонкий голосок разрежет тишину моего разгоряченного сознания своей сладостью… Я все еще ждал чуда… Идиот!! Влада и есть твое чудо…

Устав слушать в трубке скользкий и противный голос оператора, я резко отбросил телефон на сиденье и вцепился в руль так, что побелели костяшки пальцев. Нажал на газ до предела. И помчался вперед так, словно за мной гнались адские псы.

Как… почему все могло так кардинально измениться?!! Что могло произойти?!!

Еще сегодня утром, днем я звонил Владе… Она смеялась, она улыбалась мне, она… была моей… А сейчас… Черт побери!!

Может быть, разрядился телефон?.. Или она едет в метро, и поэтому находится вне зоны доступа?.. Боже, ведь может быть десяток причин, почему она не отвечает на звонок… Десяток чертовых причин…

Я стиснул зубы так, что на скулах заходили желваки. Глупости! Все это глупости!! Отчаянные попытки найти оправдание, найти решение проблемы, найти выход… Попытаться успокоить себя…

Глупости. Я чувствую, что дело здесь в другом!! Не в том, что села батарейка в телефоне… Не в том, что Влада находится в метро… И не подходит ни одна причина из того десятка, что я мог бы придумать… Дело в другом… Я чувствую это, я знаю… Каждая клеточка тела отзывается болью и вопит об этом.

Дышать тяжело, потому что не хватает воздуха… Я едва пытаюсь заставить себя сосредоточить внимание на дороге, чтобы не врезаться в ближайший столб, потому что перед глазами — сплошная пелена… А сердце рвется из груди глухими ударами… И это сводит меня с ума…

Тук-тук-тук… Раз…

Тук-тук-тук… Два…

Тук-тук-тук… Три…

Еще немного, совсем чуть-чуть… Поворот, еще один… Нет, не эта многоэтажка… Другая.

Черт, почему Влада живет у черта на куличках?!

Останавливаю машину в запрещенном для стоянки месте, едва не сбивая какую-то женщину… Та кричит мне что-то злобно и гневно, размахивает руками с зажатыми в них пакетами, ругается нелитературными словами, орет не своим голосом, пронзая меня взглядом… А я, выскакивая из машины, нажимаю на кнопки телефона, набирая номер Влады… Не обращаю на истеричку никакого внимания… В груди возникает желание послать ее далеко и надолго, но сейчас на это просто нет времени… Щелкаю кнопкой сигнализации и проношусь мимо женщины, застывшей на месте с широко раскрытыми глазами… Слышу, что мне вслед несется какое-то ругательство, но не оборачиваюсь на него…

Заскакиваю в подъезд…

Темные стены сжимаются вокруг меня узким горячим кольцом, поглощая собою…

Быстрый взгляд на лифт…

Слишком медленно, слишком тягуче, слишком долго…

По лестнице… Пешком…

Почти мчусь на нужный этаж, считаю ступеньки… Дыхание прерывается, тяжелое, срывающееся…

В груди бешеный стук сердца, в запястьях боль от пульсации крови в венах… В ушах тишина, постепенно перерастающая в сумасшедший шум, а перед глазами темнота…

Впереди ее квартира… Заветная дверь…

И я вдруг теряюсь…

В нерешительности замираю на пороге… Руки трясутся, в ногах нервная дрожь… И эхо стука сердца рвется в мозг раздирающим набатом… Дышу очень часто, грудь вздымается, слушаю собственное рваное дыхание… и не могу сделать не шага… Боюсь…

А вдруг она не откроет дверь?.. Вдруг прогонит?.. Вдруг не захочет разговаривать со мной?.. Не станет слушать?.. Вдруг… она не любит меня?!

Сглотнул… В горле тугой и горячий комок с тысячами маленьких иголочек…

На мгновение закрыл глаза и сжал руки в кулаки… Почему так холодно?..

Пропустил еще один тяжелый удар пульса в кровь… Дрожь вдоль тела…

Шагнул вперед… Нажал на кнопку звонка… Прислонился лбом к стене…

— Пожалуйста… — прошептали губы — Влада… Пожалуйста…

За дверью лишь тишина…

Руки невольно сжимаются в кулаки. Удар о стену, резкий и неожиданный… Боль в руке… Плевать!!

Нажимаю на звонок еще раз…

Тишина… Глухое равнодушное молчание… Словно плевок в самую душу…

— Пожалуйста… — непрерывное и молитвенное — Пожалуйста… Прошу тебя, открой…

Я знал, что она дома… Я чувствовал это…

Все во мне кричало о том, что она там, скрывается за этой дверью… От меня…

Нажимаю на звонок в третий раз, в четвертый, в пятый… Нажимаю на него снова и снова… Шепчу какие-то глупости, словно заклинание… Молю о том, чтобы зверь отворилась…

И вдруг… Вздрагиваю, вскидываю глаза вверх…

Щелчок замка… Цепочка… Дверь приоткрывается…

Отхожу на шаг назад… Сердце пропускает глухой удар, сердце барабанит куда-то в ребра…

Сглотнул… Моргаю часто-часто… В груди раздирающая боль…

Влада не выходит на порог, замирает в дверном проеме… Это тут же настораживает.

Поднимает на меня заплаканные глаза…

Руки непроизвольно сжимаются в кулаки. Кто посмел обидеть мою девочку?!!

Смотрит на меня в упор, внимательно и прямо… Держится за дверь, как за спасательный круг, крепко сжимает ручку трясущимися руками…

Делаю шаг к ней… Дотронуться до нее, утешить, успокоить… Просто коснуться кожи, чтобы убедиться в том, что не забыл, какая она шелковистая на ощупь… Дотронуться, прикоснуться… Хотя бы раз… Чтобы вспомнить то, чего итак никогда не забуду.

Но Влада резко поднимает руку вверх, приказывая мне остановиться…

Замираю на месте, как вкопанный… Что-то пронзает тело насквозь огненной стрелой.

Она молчит. Просто смотрит на меня. В уголках глаз застыли слезы, губы слегка подрагивают…

В горле острый комок. Не могу произнести ни слова. Просто стою и смотрю на нее. Как и она на меня…

Надо что-то сказать. Просто необходимо. Молчание убивает нас…

Хочу сделать шаг к ней, но не решаюсь, так и остаюсь стоять на месте.

— Влада…

Решился. Произнес. Единственное слово, острое как кинжал.

И она… Уже какая-то… чужая. Не моя…

— Кирилл…

Собственное имя режет слух. Хочется провалиться на месте…

Хочу сказать так много!! Так много… Но не могу!!

— Я звонил тебе… — проговорил я срывающимся голосом — Ты не отвечала…

— Я знаю, — перебила меня и опустила глаза вниз, словно прячась

Сердце болезненно сжалось.

— Знаешь?..

Не ответила. Просто кивнула.

— Почему ты не отвечала?

Никогда еще ни от кого не ждал ответа с таким нетерпением!! Черт, но почему же ты молчишь?!!

Переминается с ноги на ногу, поднимает на меня глаза.

— А ты почему не отвечал?

— Я не отвечал?! — удивился я, сводя брови — Да я звонил тебе чуть ли не каждый пять минут! Да что там, каждые две минуты!!! Но ты упрямо молчала, не желая отвечать, хотя, говоришь, знаешь, что я звонил!! — меня словно прорвало — И теперь я хотел бы знать…

— Я не об этом! — перебила Влада резко

Застываю. Смотрю на нее в упор. Грудь сжимается все сильнее. Все больнее стучит сердце…

Не об этом?!

— А о чем же?.. — почему же голос сорвался до какого-то мышиного писка?!

Смотрит на меня, не отводя взгляда.

— Почему ты не отвечал мне в Интернете, — говорит она на выдохе, поджимает дрожащие губы

Словно молния пронзает мозг. И я, наконец, понимаю. Она все знает.

— Я ответил… — просипел я еле слышно

— Ну, конечно… — прошептала Влада и опустила глаза

Я понял, что лгать не имеет смысла. Она все знает…

Черт!! Она все знает!! Кто ей рассказал?!! КТО?!! Я так хотел сделать это сам… Сегодня утром… Признаться, покаяться, рассказать правду… А до этого в кафе, когда она ждала… Игоря.

Почему не сделал этого, идиот?!! Тогда, возможно, сейчас Влада не смотрела бы на меня, как на врага! И не клеймила бы меня позором!! Она, возможно, попыталась бы понять… Она бы злилась, она бы ругалась, она бы, возможно, ударила меня… Но она не смотрела бы на меня с таким презрением, с такой обидой в глазах…

Она бы не ненавидела меня так, как ненавидела сейчас…

Стремительно я приблизился к ней, она не успела остановить, не успела отгородиться…

— Прости меня! — прошептал я, прижимая маленькое тело к себе — Прости, родная… — прошептал ей в волосы, вдыхая любимый аромат — Я хотел тебе сказать, хотел… Честно… Сегодня утром… — сильнее сжал ее тело, а она застыла в моих руках тряпичной куклой — Но ты была такой… счастливой, такой… нежной и ранимой… Я не смог признаться… Я не смог…Прости… Боже, прости!!

Влада пошевелилась в моих руках, прикоснулась пальцами к груди… Оттолкнула.

— Ты меня обманул.

— Я не хотел!! — воскликнул я, не желая ее отпускать, и лишь сильнее стискивая ее в объятьях — Не хотел тебе лгать!! Я и сам ничего не знал! Не знал, честное слово!!

Влада напряглась. Тяжело вздохнула.

— Ничего не знал?..

— Нет!! Нет, не знал!! Поверь мне!!

Она вновь попыталась высвободиться, но я вновь не позволил ей этого сделать.

— Никита сказал, что ты обо всем знал… — прошептала она, сдерживая слезы — И когда в кафе приходил… Когда я там ждала… ТЕБЯ!!!! — она ударила меня кулаком по груди, но я лишь крепче прижал ее к своему телу — Ты уже все знал!!! — еще один удар в грудь — Ты просто издевался надо мной!!! — замолотила кулаками, стала вырываться, выпутываться из моих рук — Понимаешь, как ты меня унизил?!! — зарыдала она вновь — Понимаешь?!! — не могу слышать, ее всхлипов и стонов, сердце просто разрывается от боли — Ты заставил меня поверить… Поверить в то, что я… что ты… Боже!!! — она зарыдала громче — Я ненавижу тебя! — сказала она тихо, а потом вдруг резко метнулась в сторону, оттолкнула меня с силой и отскочила к двери — Ненавижу, слышишь?!! Убирайся!!! Уходи сейчас же!! Не хочу тебя больше видеть. И знать не хочу, ясно?!

— Влада… — сделал шаг к ней

— Не подходи!!! Не подходи ко мне!! — закричала она нервно — Просто оставь меня в покое!!

— Выслушай меня, — проговорил я — Пожалуйста, только послушай меня… Я все объясню тебе!

— Нет!! — закричала она — Не нужно новой лжи!! Не хочу… Я думала, что меня Рома тогда обидел, я думала, что больнее мне уже не будет… Но… Черт!!! — истерический смех сквозь поток слез — Но я ошиблась!!! Ты меня обманул! — она отшатнулась к двери, прижалась к ней спиной, словно ища опору — Ты обманул… А я, дура, влюбилась в тебя… Я в тебя влюбилась, идиотка несчастная!!!

Сердце кольнуло острой болью.

— Влада, послушай меня…

Нужно поговорить с ней. Нужно просто поговорить, все объяснить. Она поймет. Она должна понять!!

— Не хочу ничего слушать!! — истерично закричала она, забиваясь в угол — Оставь меня в покое!!

Сделал шаг к ней, хотел взять за руки, но она отмахнулась от меня.

— Послушай, я ни о чем не подозревал. Я не знал, что Ромашка это ты. Не знал, Богом клянусь!! — воскликнул я — Я и зарегистрировался на том чертовом сайте лишь потому, что… поспорил с Никой!! Это был просто спор. Что я смогу! — посмотрел на Владу, верит или нет? — Черт, я ненавижу публичность!! Я журналист светской хроники, но, Боже, я ненавижу, когда кто-то лезет в мою жизнь!! Никто не знает обо мне правду!! Всем известно лишь то, что я сам им рассказал!! И черт, я так отлично это рассказал, что все ложь приняли за чистую монету!! — воскликнул я раздосадованно — Что я разгильдяй, что я кутила, что бабник!! Черт, мне было выгодно быть таким для людей! Чтобы никто не лез ко мне с расспросами!! — я тяжело вздохнул — Ты была в моей квартире, неужели ты скажешь, что это квартира того самого человека, о котором говорит пресса?! Кутила и разгильдяй? Бабник?! — попытался поймать ее взгляд, но она смотрела в сторону — Я не мог сказать своего настоящего имени… Чтобы на следующий день встречать у дверей своей квартиры толпу журналистов?!!

— Но ты же узнал, кто я… — проговорила Влада — Ты знал, кто я такая…

Я вздохнул, тяжело и размеренно, стараясь успокоиться.

— Когда ты… отказалась встретиться, я пошел к своему другу, Владу, он хакер… Он сказал мне, на чье имя зарегистрирована анкета на сайте знакомств… Только тогда я узнал правду, — я взглянул на нее — А потом была встреча в кафе. Я хотел тебе признаться там, но… — как подобрать слова? Как сказать правильно?.. — Но не смог… Ты так ждала… Игоря, а не меня… Я… разозлился, я был просто в бешенстве, из-за того, что ОН занял место, которое… должно было принадлежать мне…

— Но Игорь и есть ты!! — вскричала Влада, глотая слезы

— Я знаю! Я знаю, — кивнул я и протянул руку, желая прикоснуться к ее руке, но Влада отдернула ее — Просто… — я провел пятерней по волосам — Ты говорила, что ОН важнее для тебя, чем я… Тот, виртуальный я… Игорь!! А не тот, кем я являюсь в действительности… Ты говорила, что не хочешь иметь со мной ничего общего, в то время как со Странником готова была продолжать общаться…

— Только не говори, что ты ревновал к самому себе!! — презрительно выдохнула Влада

— Но так и есть!! — разгорячено воскликнул я — Так и есть, я ревновал!! К Игорю. Потому что он… увел у меня тебя…

Влада нахмурилась.

— Он не мог увести меня…

— Я знаю, знаю… Но ты говорила, чтобы я уходил… — пробормотал я — А ЕГО ждала…

— То есть ты… — выдохнула она — Вроде как уступил меня самому же себе?!!!

Понимаю, звучит более чем глупо. Но черт, так и есть!!!

— Я хотел признаться тебе… — проговорил я — Хотел, честное слово… Но… я испугался, что ты уйдешь. Что ты не поверишь мне…

Влада подняла на меня глаза.

— А сейчас? — спросила она грубо — Сейчас я могу тебе верить?!!

Ответ очевиден. И он говорит не в мою пользу… Нет, верить мне сейчас нельзя…

И я понимаю Владу, которая стоит сейчас, прижимаясь спиной к двери, и смотрит на меня так, как смотрят на заклятого врага. И я принимаю ее выбор. Принимаю. Но смириться с этим не могу!!

— Прости меня… — прошептал я тихо — Прости… — надрывно, тяжело — Я не хочу тебя терять…

— Ты мог рассказать мне сегодня… — проговорила девушка — Ты же мог… почему не рассказал?!

— Я боялся тебя потерять, — не раздумывая, ответил я — Черт, я и сейчас боюсь!! Ты не представляешь, как я боюсь тебя потерять!! Боюсь, что сейчас… в последний раз разговариваю с тобой… Что больше не смогу дотронуться до тебя, поцеловать…

— Нет!!

— Не сожму тебя в своих объятьях… Не смогу прошептать… как сильно люблю тебя…

Быстрый взгляд на меня.

— Любишь?! — резко, грубо

— Л-люблю… — прошептал я — Я люблю тебя…

Открытие для меня самого. Но это правда… Люблю ее. Единственная женщина во всем мире!! Моя!!

— Я не верю тебе.

Четыре коротких слова, которые легли между нами каменной стеной.

И три слова, которые могли ее разрушить…

— Я люблю тебя.

Влада поморщилась, как от боли. Слезы, недавно высохшие, вновь заблестели в глазах.

— Я не верю тебе… — прорыдала она

В горле встал ком из слез и боли.

— Прости меня…

Закрыла глаза, сжала руки в кулаки, покачала головой.

— Не могу… — повернулась ко мне спиной, дрожащие плечи опустились — Не могу…

Мозг закричал о том, что нужно удержать ее, что нельзя дать ей уйти. Сердце рвалось и рыдало от боли. В ушах стояли лишь всхлипы и рыдания. Но с губ не сорвалось ни единого слова…

— Останься со мной… — прошептал я надрывно — Пожалуйста…

Влада покачала головой, потрясла плечами.

— Я не могу без тебя… — с болью, с сожалением — Я больше не могу без тебя…

Застыла, повернулась ко мне полубоком. Не сказала ни слова, но ее глаза сказали о многом.

Ее прощение нужно заслужить…

Но, очевидно, уже не в этой жизни…

Влада делает еще один шаг вперед, последний… Тот, который навеки разделит ее со мной… Я хочу остановить ее, хочу сорваться с места, схватить за руку, повернуть к себе лицом и целовать, целовать, целовать… До тех пор, пока она не поверит, что я люблю ее!! Люблю отчаянно и благоговейно!! Трепетно и нежно!! Люблю, как никогда и никого не любил в этой жизни до нее!!

— Влада… — срывается с губ полустон-полумольба

Но она не оборачивается, дрожат ее плечи, дрожит в груди мое сердце. Глупое, еще на что-то надеется…

Через мгновение за Владой закрывается дверь.

Я смотрю на деревянную стену, отделившую меня от нее, на негнущихся, дрожащих ногах делаю шаг назад, ощущаю спиной опору стены и медленно оседаю вниз, явственно чувствуя, что мое сердце вот-вот разорвется от боли…

Ушла… Не обернулась… Не простила…

Боже, что же делать?!

Отчаянно хочется разорвать весь мир в клочья!! И, желательно, чтобы в мясорубку моего мщения попал Никита Денисов, при одном лишь воспоминании о котором у меня чесались руки, мгновенно сжимающиеся в кулаки. Тот, из-за которого только что раскололась на части моя жизнь.

ОН рассказал Владе о том, что я обманул ее!! Он намеренно сделал это, сомневаться не приходилось!!

Вопрос возникал другой… Откуда он обо всем узнал?..

Резко вскочил с места с нерушимой решимостью на лице, послал на дверь квартиры Влады быстрый, но внимательный взгляд, стремительно направился прочь, стискивая губы.

— Еще ничего не окончено, — пробормотал я себе под нос, хмуря брови — Ничего еще не окончено!!

Оказался на улице и вдохнул свежий майский воздух, наполняя легкие кислородом.

Странно, отчего же дышать так тяжело?.. Грудь нестерпимо болит и режет… Что-то колет внутри, что-то травит организм, разъедая его словно кислотой… Больно, нестерпимо больно…

Стремительно запрыгиваю в машину, хватаюсь за руль и до упора нажимаю педаль газа. Глаза недобро блестят, губы поджаты, брови сведены к переносице. Рванулся с места, словно сумасшедший. Наверное, меня оштрафовали бы за превышение скорости, если бы я не заставил себя включить разум и сбавить «обороты». Все равно Денисову никуда от меня не деться!! Мчусь по автостраде, переполняемый гневом.

Денисов, черт побери!! Попадись мне на глаза, только попадись!! Живого места на тебе не оставлю!! Ты слышишь?!!

Сжимаю руль сильнее, почти трясусь в приступе гнева и ярости. Убью гада!!

Останавливаю машину около телецентра. Выскакиваю, громко хлопая дверцей, щелкаю кнопкой сигнализации, почти бегом направляюсь ко входу. Меня пропускают даже без предъявления пропуска, и я успеваю заскочить в уже закрывающийся лифт. Если бы он еще не полз как черепаха!! Наверное, я смог вывести из себя всех четверых, с которыми поднимался на нужный мне этаж, потому что вел себя не вполне корректно, то пиная стенки лифта носком ботинка, то отстукивая по ним костяшками пальцев, но кого это интересовало в этот момент?!! Дайте мне добраться до Денисова, и ад ему покажется раем по сравнению с тем, что я с ним сделаю!!

Выскакиваю на нужном этаже, тут же ловлю какую-то миниатюрную брюнетку, задержав ее за руку.

— Не подскажете, где я могу найти Денисова?

Наверное, выражение моего лица, совсем не дружелюбное, и тон голоса, грубый и жесткий, немного смутили и напугали бедняжку, потому что она сжалась под моим взглядом и пробормотала:

— Он на съемках… У него скоро эфир…

Черт, этого могла бы и не говорить!!! Я попытался взять себя в руки и уговорить себя, что эта девушка не имеет к Никите никакого отношения и срывать свою злость на ней будет неправильно, поэтому более дружелюбно спросил:

— А где именно проходят съемки?

Девушка указала мне, куда идти, и я стремительно направился на съемочную площадку.

Денисова я заметил сразу. Впрочем, как и он меня.

Он застыл на месте, проедая меня глазами, отмахнулся от девушки, принесшей ему какие-то бумаги, а потом двинулся ко мне, неспешно и неторопливо.

Я сжал руки в кулаки, гневно пронзая Никиту глазами.

— Пришел поздороваться? — поинтересовался тот, остановившись в нескольких шагах от меня

Он не шутил, говорил вполне серьезно. И очевидно, прекрасно осознавал, зачем я пришел.

— Нет, — выдохнул я — Пришел