Book: Союз «Волшебные штаны»



Союз «Волшебные штаны»

Энн Брешерс

Союз «Волшебные штаны»

Для Джоди Андерсон. Действительно стоящая вещь

Слова благодарности:

Я хотела бы поблагодарить Венди Логгиа, Беверли Горовиц, Лесли Моргенстейна, Джоша Бэнка, Рассела Гордона, Лорен Мончик, Марс и Сендерс и, конечно, Джоди Андерсон — мою музу.

Я также хотела бы поблагодарить Джекоба Коллинза, Джейн Истон Брешерс и Уильяма Брешерса, выразить признательность Сэму, Натаниэлю и малышу, который скоро должен родиться.

Не все, кто блуждает, потерялись.

Дж. Р. Р. Толкиен

Пролог

Жили-были штаны. Такие штаны, которые необходимы всем. Это были джинсы синего цвета, не очень грубые и достаточно новые. Такие стильные джинсы, слегка потертые на коленях, надевают в первый день школьных занятий.

У этих штанов была хорошая жизнь до того, как они попали к нам. Магазин подержанных вещей, в котором их нашли, чем-то напоминает приют для животных. Все, что там продается, так или иначе связано с их владельцами. Наши штаны не были похожи на щенка-невротика, которого семья оставила одного лаять до хрипоты с утра до ночи. Больше всего штаны походили на взрослого пса — любимца семьи, хозяева которого должны переехать в многоквартирный дом или вообще эмигрировать в Корею (кажется, в Корее люди едят собак).

В общем, такие штаны не появляются случайно. Они просто становятся свидетелями каждодневных событий, которые, как выясняется, и есть жизнь.

Так вот, наши штаны были безусловно благородными и скромными. Смотришь на них и думаешь: «Хорошие штаны». Или останавливаешься и разглядываешь сложность их цвета и швов. Штаны не нуждаются в восхищении. Они счастливы своим предназначением — прикрывать вашу задницу, при этом не делая ее толще, чем на самом деле.

Я купила штаны в секонд-хенде на окраине Джорджтауна. Он находится между магазином, где продают воду (не знаю, как у вас, а у меня дома есть бесплатная вода), и магазином здоровой пищи под названием «Да!». Когда мы проходим мимо него, мы всегда набираем в легкие побольше воздуха и кричим: «Да!» В тот день я поплелась сюда за Леной, ее младшей сестрой Эффи и их мамой. Эффи не из тех девчонок, которые просто-напросто покупают нечто красное, обтягивающее и в ужасную, как спагетти, полоску. Эффи нужно что-нибудь сногсшибательное.

Я купила штаны в основном потому, что мама Лены презирает комиссионки. Она говорит, что подержанная одежда для бедных. Каждый раз, когда Эффи снимала что-нибудь с вешалки, ее мама восклицала: «Эффи, да ведь эта вещь грязная!» В глубине души я была полностью согласна с миссис Калигарис, и меня это смущало. Мне не нравился внешний вид этого барахла, но почему-то все равно нужно было хоть что-нибудь купить. Сложенные штаны лежали на полке рядом с кассой. Я сказала себе, что они вполне могут быть чистыми. К тому же они стоили всего три с половиной доллара, включая налог. Я даже не примерила эти штаны, из чего можно сделать вывод, что на самом деле не очень-то их хотела. Дело в том, что моей пятой точке не так уж легко угодить.

Эффи откопала маленькое вызывающее платье, которое совершенно не подходило для школьного бала. А Лена нашла пару разбитых мокасин, которые выглядели так, будто принадлежали ее далекому предку. У Лены большой размер обуви — тридцать девятый или около того. Это единственная несовершенная часть ее тела. Но мне нравятся ее ступни.

Я поморщилась при виде этих туфель. Ношеную одежду теоретически можно отстирать, но ношеные туфли?

Придя домой, я засунула штаны в шкаф и напрочь о них забыла.

И вспомнила только за день до того, как мы все разъехались на лето. Мне нужно было в Южную Каролину к своему отцу. Лена и Эффи собрались провести два месяца в Греции у бабушки и дедушки. Бриджит улетала в спортивный лагерь на полуостров Байя (мы думали, это в Калифорнии, но оказалось, что в Мексике. Ну кто же знал?). Это было первое лето, которое мы проводили врозь, и, думаю, всем было от этого не по себе.

Прошлым летом мы занимались историей Америки, потому что Лена считала, что за это время можно заработать высокий балл. Позапрошлым летом мы были добровольными помощниками в лагере для великовозрастных оболтусов на Восточном побережье, в штате Мэриленд. Бриджит учила их играть в футбол и плавать, Лена трудилась на поприще ремесел, а Тибби опять прикрепили к кухне. Я помогала в драматическом кружке, пока не разозлилась на двух тупых девятилеток. После этого меня перевели в дирекцию лагеря облизывать конверты. Меня вообще-то должны были выгнать вон и отправить домой, но я думаю, что на самом деле наши родители заплатили за то, чтобы мы там работали.

Предыдущие каникулы, которые мы провели в роквудском общественном бассейне, состояли из детского крема для загара, солнца и недовольства своей внешностью — у меня была слишком большая грудь, а у Тибби ее вообще не было. Моя кожа потемнела, но волосы, увы, не выгорели совсем.

И до этого… Боже, раньше мы совсем не задумывались о том, что делаем! Тибби какое-то время посещала городской лагерь и помогала строить дома для малоимущих. Бриджит брала уроки тенниса. Лена и Эффи целыми днями плескались в своем бассейне. Я, если честно, пялилась в телевизор.

Несмотря на все это, нам удавалось собираться вместе хотя бы на несколько часов в день, а в выходные мы не расставались. Были и другие летние каникулы. Например, те, во время которых семья Лены построила бассейн; а еще лето, когда Бриджит заболела ветрянкой и заразила всех остальных; лето, когда от нас ушел отец.

По каким-то причинам все важные события происходили именно летом. Пока мы с Леной ходили в государственную школу, Бриджит училась в частной с группой других спортсменов, а Тибби — в Эмбрейсе, в этой маленькой странной школе, где дети сидели на стульях-погремушках вместо парт, а оценок никому не ставили. Лето было временем, когда наши жизни сливались воедино, когда у нас были дни рождения, когда происходили все действительно важные события. Кроме одного… Мама Бриджит умерла на Рождество.

Мы воспринимали себя как единое целое с самого рождения. Все четверо родились в конце лета, в течение семнадцати дней: первая — Лена, в конце августа, а последняя — я, в середине сентября. Однако это не важно. Главное, что мы чувствовали свою неразрывную связь.

Тем летом, когда мы родились, наши матери посещали класс аэробики для беременных женщин (только представьте себе!) в заведении под названием «У Гильды». Они ходили в сентябрьскую группу (Лена родилась немного раньше). Тогда аэробика была действительно популярна. Думаю, другие женщины должны были родить к зиме, но у «сентябрьских» был такой большой срок беременности, что инструктор боялась, как бы роды не начались прямо на занятиях, и изменила программу.

«Сентябрьские! — кричала она (так рассказывала моя мама). — Повторяйте только четыре раза. И поосторожнее».

Инструктора по аэробике звали Эйприл, и мама говорила, что они ее терпеть не могли.

Сентябрьские стали встречаться после занятий. Они жаловались друг другу на отекшие ноги, на то, что стали толстыми, и посмеивались над Эйприл. После того как мы родились (чудесным образом появились на свет только девочки плюс брат-близнец Бриджит), они организовали собственную группу поддержки молодых матерей. И, пока мы болтали ножками на одеяле, хором сетовали на недосып и на то, что все еще не похудели. Группа поддержки через некоторое время распалась, но летом, когда нам было по году, два и три, они все еще привозили нас в Роквуд. Мы плескались в бассейне для малышей и обменивались игрушками.

Дружба между нашими матерями постепенно прекратилась. Не знаю точно почему. Наверное, их жизнь стала более сложной. Кто-то вышел на работу. Родители Тибби переехали на ферму. Возможно, у наших матерей никогда и не было ничего общего, кроме беременности. Я имею в виду, что они были слишком разные: мама Тибби — молодая радикалка; мама Лены — честолюбивая гречанка, посвятившая себя социальной работе; мама Бриджит — провинциалка из штата Алабама, а моя мама — пуэрториканка, свято верящая в незыблемость брачных уз. Но некоторое время они были подругами. Даже я это помню. Сейчас наши матери ведут себя так, как будто дружба — это что-то незначительное, то, что находится в конце списка после мужей, детей, карьеры, дома и денег. Где-то между пикником и музыкальными пристрастиями. Но мы думаем иначе. Правда, мама часто повторяет: «Подождите! Вот начнете серьезно относиться к мальчикам и учебе, начнете соперничать, тогда…» Нет, она не права. Мы не допустим, чтобы с нами такое случилось.

Дружба между нашими матерями закончилась и перешла к нам — дочерям. Они теперь вроде бывших супругов, у которых нет ничего общего, кроме детей и прошлого. По правде говоря, они чувствуют себя неловко друг с другом, особенно после того, что произошло с мамой Бриджит. Похоже, у них были взаимные обиды и, возможно, даже тайны, так что их дружба была очень хрупкой.

Теперь мы, настоящие «сентябрьские»! Мы друг для друга все. Нам не нужно об этом говорить. Мы и так знаем, что это правда. Иногда кажется, что мы — это один человек, а не четыре. Хотя все очень разные: Бриджит — спортсменка, Лена — красавица, Тибби — бунтарь, а я, Кармен, — кто? У меня просто плохой характер. Но я сильнее всех люблю своих подруг. Я — хранительница нашего союза.

Пусть моя мама говорит, что так не может продолжаться долго. Я не верю. Штаны — это знак. Мы дали друг другу клятву всегда, при любых обстоятельствах держаться вместе. Но штаны — это еще и вызов. Нельзя просто быть вместе и сидеть в Бесемде, в штате Мэриленд, в своих домах с кондиционером. Мы пообещали друг другу, что когда-нибудь побродим по миру, многое поймем и узнаем.

Однако нужно немного вернуться назад и рассказать, как открылись волшебные свойства штанов.

* * *

Удача — это лишь возможность добиться чего-нибудь самому.

Китайская пословица.

— Вы можете закрыть этот чемодан? — вскричала Тибби. — Меня от него тошнит.

Кармен поглядела на открытый парусиновый чемодан, развалившийся у нее на кровати. Внезапно ей захотелось, чтобы на ней было абсолютно новое нижнее белье. В ее лучшем комплекте на поясе трусиков появились зацепки от резинки.

— Меня от него тошнит, — сказала Лена. — Я еще даже не начинала упаковывать вещи. А мой рейс в семь.

Кармен шлепнула по крышке чемодана с такой силой, что он закрылся, села на ковер и стала снимать с ногтей на ногах темно-голубой лак.

— Лена, ты можешь больше не произносить это слово? — спросила Тибби, сидевшая на краю кровати. — Меня от него тошнит.

— Какое слово? — спросила Бриджит. — Упаковывать? Рейс? Семь?

— Все, — отрезала Тибби.

— О, Тибс! — сказала Кармен, хватая Тибби за ногу. — Все будет хорошо.

Тибби выдернула ногу:

— Для тебя все будет хорошо. Ты уезжаешь. Ты собираешься все время есть барбекю, жечь фейерверки и все такое.

Представления Тибби о том, чем занимаются в Южной Каролине, были нелепыми, но Кармен знала, что спорить с ней нельзя. Лена издала какой-то жалобный звук. Тибби повернулась к ней:

— Лена, не ной.

— Я и не ныла, — сказала Лена, хотя это было неправдой.

— Не заводись, — одернула Тибби Бриджит. — Ты заводишься.

— Нет! — парировала Тибби, скрестив на груди руки. — Никакого сюсюканья. Разрешаю вам только подбодрить друг друга.

— Я и не сюсюкала, — сказала Бриджит, защищаясь.

Кармен сдвинула брови:

— Эй, Тибс? Может быть, ты разозлишься и не станешь сильно скучать по нам, а мы не будем скучать по тебе?

— Карма! — вскричала Тибби, подходя к подруге и собираясь толкнуть ее своей сильной рукой. — Я догадалась! Ты проводишь на мне психологический эксперимент. Не надо!

Щеки Кармен вспыхнули.

— Ничего я не провожу, — бросила она.

Все четверо замолчали.

— Господи, Тибби, что мы должны сказать? — спросила наконец Бриджит.

Тибби задумалась:

— Вы можете сказать…

Она оглядела комнату. В глазах у нее стояли слезы, но она явно хотела их скрыть.

— Вы можете сказать… сказать…

Тут Тибби увидела в стопке белья на комоде Кармен штаны.

— Вы можете сказать: «Эй, Тибби, хочешь эти штаны?»

Кармен удивилась. Она закрыла пузырек с жидкостью для снятия лака, подошла к комоду и взяла штаны. Тибби обычно нравилась уродливая и вызывающая одежда, а это были обычные джинсы.

— Ты имеешь в виду эти?

Штаны были изрядно помяты.

Тибби кивнула:

— Эти.

— Ты действительно их хочешь? — Кармен сделала вид, что размышляет.

— Угу.

Тибби заслужила хоть небольшого доказательства безусловной любви, потому что они улетали завтра за приключениями, а Тибби начинала карьеру в аптеке «Валлман» за смешную зарплату.

— Хорошо, — доброжелательно сказала Кармен, протягивая джинсы.

Тибби прижала штаны к груди и попыталась скрыть радость от того, что так быстро получила желаемое.

Лена взглянула на джинсы:

— Уж не эти ли штаны ты купила в секонд-хенде рядом с «Да!»?

— Да! — воскликнула Кармен.

Тибби развернула джинсы:

— Они классные!

Кармен вдруг по-иному взглянула на штаны. Теперь они были кому-то нужны, и, значит, выглядели намного лучше.

— Ты не хочешь примерить? — спросила практичная Лена. — Если они хороши Кармен, то тебе не подойдут.

Кармен и Тибби уставились на Лену, не зная, кому обижаться больше.

— Почему? — удивленно спросила Бриджит, надеясь помочь Лене.

— У вас совершенно разные фигуры. Разве это не очевидно?

— Замечательно! — Тибби была очень довольна тем, что может снова встать в позу обиженной. Она стянула с себя ветхие коричневые штаны грузчика и осталась в хлопковом нижнем белье цвета лаванды. Желая подчеркнуть драматизм ситуации, она отвернулась от подруг, пока натягивала штаны, потом застегнула молнию, пуговицы и повернулась.

— Да! — Лена придирчиво оглядела ее. — Ничего…

— Тибс, ты такая куколка! — объявила Бриджит.

Тибби с трудом сдержала улыбку. Она подошла к зеркалу и повернулась боком.

— Вы думаете, хорошо?

— Это правда мои штаны? — спросила Кармен, изобразив удивление.

У щуплой, невысокой Тибби были узкие бедра и длинные ноги. Штаны тесно облегали бедра, открывая белую полоску плоского живота и симпатичную пуговку пупка.

— Теперь ты похожа на девочку, — добавила Бриджит.

Тибби не спорила. Она не хуже других знала, что выглядит худой в бесформенных штанах слишком большого размера, которые обычно носила. Джинсы сидели немного мешковато, но это очень шло Тибби. Вдруг она засомневалась:

— Даже не знаю. Может быть, их померяет кто-нибудь еще?

Она медленно расстегнула пуговицы и молнию.

— Тибби, ты с ума сошла! — возмутилась Кармен. — Эти штаны предназначены для тебя.

Кармен увидела штаны в совершенно новом свете.

Тибби бросила джинсы Лене:

— Ну, давай.

— Зачем? Они твои, — возразила Лена.

Тибби пожала плечами:

— Просто примерь.

Кармен заметила, что Лена смотрит на штаны с интересом.

— Почему бы и нет? Лена, примерь.

Лена сбросила брюки цвета хаки и натянула джинсы, перед этим с недоверием осмотрев их. Удостоверившись, что штаны застегнуты и хорошо сидят на бедрах, она посмотрелась в зеркало. Бриджит стала ее рассматривать.

— Ленни, меня от тебя тошнит, — вырвалось у Тибби.

— Суперзвезда! — воскликнула Кармен. — Прости, Господи! — машинально добавила она.

— Это хорошие штаны, — благоговейно прошептала Лена.

Подруги привыкли к красоте Лены, но Кармен знала, что для всех остальных она выглядит сногсшибательно. У нее прекрасная слегка смуглая кожа, прямые темные волосы и большие глаза цвета сельдерея. Ее лицо было таким прекрасным, черты его такими утонченными, что у Кармен замирало сердце. Кармен однажды сказала Тибби, что боится, вдруг какой-нибудь кинопродюсер заметит Лену и увезет. Тибби призналась, что ее беспокоит то же самое. Впрочем, красивые люди похожи на обычных людей. Когда к ним привыкаешь, забываешь об их исключительности.

Штаны подчеркивали талию Лены, повторяли линию ее бедер, изящно спадая к ступням. Когда она сделала два шага, оказалось, что штаны повторяют каждое ее движение. Кармен с изумлением увидела, насколько Лене лучше в этих штанах, чем в униформе цвета хаки.

— Очень сексуально, — заметила Бриджит.

Лена кинула быстрый взгляд в зеркало. Смотрясь в зеркало, она всегда вела себя странно: вытягивала вперед шею.

— Мне кажется, тесны, — сказала она.

— Ты шутишь? — возразила Тибби. — Они смотрятся в миллион раз лучше, чем твои хромоногие хаки.

Лена повернулась к Тибби:

— Это комплимент?

— Серьезно, они должны быть твоими, — сказала Тибби.

— Они… Похоже, они трансформируются. — Лена всегда чувствовала себя неловко, когда говорили о ее внешности.

— Ты всегда красива, — добавила Кармен. — Но Тибби права! Ты выглядишь… по-другому.

Лена стянула штаны.

— Би должна их померить.

— Я?



— Ты, — повторила Лена.

— Она слишком высокая для них, — заявила Тибби.

— Просто примерь, — настаивала Лена.

— Мне не нужны джинсы, — сказала Бриджит. — У меня их пар девять.

— Ты что, боишься? Да? — подзуживала Кармен.

Бриджит всегда покупалась на подобные глупости. Взяв штаны у Лены, Би сняла джинсы цвета индиго, швырнула на пол и натянула штаны. Сначала она попробовала дотянуть их до талии, однако так штаны были слишком коротки. Но как только Бриджит отпустила их, они изящно сели на бедрах.

— Ду-ду-ду-ду, — пропела Кармен тему «Сумеречной зоны».

Бриджит вертелась, чтобы рассмотреть себя сзади.

— Ну что?

— Ничуть не коротко! Превосходно! — оценила Лена.

Тибби кивнула, внимательно осматривая Бриджит:

— Ты выглядишь почти что… маленькой, Би. Не так, как обычно, — амазонкой.

— Конкурс на лучшее оскорбление продолжается, — сказала Лена со смехом.

Бриджит была высокой, с широкими плечами, длинными ногами и большими руками, но при этом с удивительно узкой талией и бедрами.

— Она права, — сказала Кармен. — Штаны сидят лучше, чем те, которые ты носишь обычно.

Бриджит покрутила задом перед зеркалом.

— Хорошо выглядят, — сказала она. — Вполне… Думаю, что смогу полюбить их.

— У тебя чудесная маленькая попка, — заметила Кармен.

Тибби рассмеялась:

— Ого! Комплимент от обладательницы лучшей задницы.

Вдруг во взгляде Тибби появилось беспокойство:

— Эй! Знаете, как мы выясним, действительно ли эти штаны волшебные?

— Как? — спросила Кармен.

Тибби покачала ногой в воздухе.

— Ты их примеришь. Я знаю, что они твои, но утверждаю: с научной точки зрения совершенно невозможно, чтобы эти штаны подходили и тебе.

Кармен в задумчивости покусывала щеку изнутри:

— Вы хотите сказать, что моя задница безразмерная?

— О, Карма! Ты же знаешь, что нет. Просто не думаю, что эти штаны подойдут и тебе, — разумно объяснила Тибби.

Бриджит и Лена закивали. Вдруг Кармен испугалась, что штаны, которые так изящно обтягивали попки каждой из подруг, не подойдут ей. Она не была полной, однако унаследовала некоторую пышность форм от пуэрто-риканской половины своего семейства. У нее была очень хорошая фигура, и обычно она гордилась ею, но сейчас, с этими штанами и тремя стройными подругами, ей не хотелось оказаться толстушкой.

— Нет. Не хочу я их, — твердо произнесла Кармен, вставая.

Три пары глаз уставились на штаны.

— Ты должна, — заявила Бриджит.

— Пожалуйста, Кармен! — попросила Лена.

Кармен не хотела сдаваться без борьбы.

— Ну хорошо. Но не ждите, что они мне подойдут или что-то в этом роде. Уверена, что не подойдут.

— Кармен, но это твои штаны, — заметила Бриджит.

— Да, верно, но я их еще не мерила.

Кармен сказала это таким тоном, что все дальнейшие расспросы исключались. Она сняла свои черные клеши и натянула джинсы. Вопреки всем ожиданиям штаны не застряли на бедрах, а влезли без проблем. Кармен застегнула молнию.

— Ну? — Она не осмеливалась взглянуть в зеркало.

Никто не проронил ни слова.

— Что? — Кармен чувствовала себя ужасно. — Что? Настолько плохо? — Она нашла в себе смелость посмотреть на Тибби. — Что?

— Я… я только… — Тибби притихла.

— Боже мой… — спокойно произнесла Лена.

Кармен вздрогнула и уставилась в пространство.

— Я просто сниму их, и сделаем вид, что я их не мерила, — сказала она. Ее щеки горели.

Бриджит нашлась первая.

— Кармен, это совсем не то, что ты думаешь! Посмотри на себя! Ты прекрасна. Ты видение. Ты супермодель!

Кармен положила руку на бедро и сделала кислую мину:

— Сомневаюсь.

— Серьезно. Взгляни, — сказала Лена. — Это волшебные штаны.

Кармен наконец посмотрела в зеркало. Сначала издали, затем подошла ближе. Сначала спереди, а потом сзади. Диск, который они слушали, закончился, но никто, казалось, не заметил этого. Где-то зазвонил телефон, но никто не взял трубку. На улице, обычно многолюдной, было тихо.

Наконец Кармен выдохнула:

— Это Волшебные Штаны!

Идея родилась у Бриджит. Открытие Волшебных Штанов прямо накануне лета, которое они впервые проведут порознь, надо было отметить походом в «Гильду». Тибби принесла еду и захватила видеокамеру. Кармен — плохую танцевальную музыку восьмидесятых, а Лена — фонарики. Бриджит принесла большие заколки и Штаны. С родителями проблем не было. Как обычно, Кармен сказала маме, что будет у Лены, Лена сказала маме, что будет у Тибби, Тибби сказала маме, что будет у Бриджит, а Бриджит попросила брата сообщить папе, что она будет у Кармен. Бриджит проводила много времени у подруг и сомневалась, что Перри передаст сообщение или что отец начнет беспокоиться, но это было частью ритуала.

Они снова встретились в без четверти десять вечера на углу Висконсин-авеню. Место было темное и, конечно, закрытое — вот где и пригодились заколки. Все, затаив дыхание, наблюдали, как Бриджит умело вскрывает замок. В течение трех последних лет они проделывали это по крайней мере раз в год, но ощущение все равно было острым.

К счастью, «Гильду», как обычно, никто не охранял. Да и что там было красть? Синие вонючие циновки? Ящик ржавых, всегда зашкаливающих весов? Замок щелкнул, ручка двери повернулась, и они, не включая фонариков, побежали по темной лестнице на второй этаж: специально, чтобы подогреть свой страх. Лена разложила на полу одеяла и расставила свечи. Тибби достала еду: сырое тесто для печенья, взятое в морозилке; воздушные клубничные пирожные, покрытые розовой глазурью; твердые, слегка деформированные сырные слойки; кисловатые липкие тянучки и несколько бутылок лимонада. Кармен включила музыку, начав с ужасно древней мелодии Паулы Абдул, Бриджит крутилась перед зеркальной стеной.

— Думаю, здесь занималась твоя мама, Ленни, — заметила Бриджит, подпрыгивая на сильно выщербленных половицах.

— Забавно, — отозвалась Лена. На фотографии четырех мам во время занятий аэробикой все были с животами, но мама Лены выглядела гораздо более тучной. При рождении Лена весила больше, чем Бриджит и ее брат Перри, вместе взятые.

— Готовы? — Кармен выключила музыку и торжественно положила Штаны на середину одеяла.

Лена зажгла свечи.

— Би, перестань! — крикнула Кармен Бриджит, которая корчила рожи своему отражению в зеркале.

Когда все успокоились, Кармен начала:

— Подруги! За несколько мгновений до разлуки… — Она сделала небольшую паузу, чтобы подруги могли оценить ее ораторское искусство. — …Мы обнаружили нечто особенное. — Кармен почувствовала, как мурашки побежали у нее по ногам. — Волшебство проявляется по-разному. Сегодня вечером оно пришло к нам в виде штанов. Итак, предлагаю!

Пусть Штаны принадлежат нам всем, пусть они путешествуют повсюду вместе с нами, пусть они объединяют нас, когда мы будем в разлуке.

— Давайте дадим клятву Волшебных Штанов! — Бриджит взволнованно схватила за руки Лену и Тибби.

Бриджит и Кармен всегда были невозмутимы во время дружеских церемоний. Тибби же и Лена держались так, словно в комнате находилась съемочная группа.

— Сегодня вечером мы, члены Союза «Волшебных Штанов», — сказала Бриджит нараспев, когда они взялись за руки и встали в круг, — сегодня вечером мы отдаем Штанам свою любовь. Поэтому мы можем взять с собой эту любовь, куда бы мы ни поехали.

В большой комнате с высокими потолками мерцали свечи. Лена выглядела божественно. Лицо Тибби выдавало внутреннюю борьбу, но Кармен не знала, пытается она сдержать смех или слезы.

— Мы должны придумать правила, — продолжала Лена. — Тогда мы будем точно знать, что делать со Штанами, а также кто и когда должен их получать.

Все согласились, и тогда Бриджит стащила листок бумаги и ручку из небольшого офиса «Гильды». Подруги жевали и сочиняли «манифест», как назвала это Кармен, а Тибби снимала их для потомков.

— Я чувствую себя отцом-основателем — произнесла она важно.

Лену попросили записывать, потому что у нее был самый хороший почерк. Не так-то просто было придумать эти правила. Лена и Кармен считали, что главное правило должно быть о дружбе и о том, как им общаться летом. Еще они хотели, чтобы каждая подруга могла удостовериться, что Штаны переходят от одной к другой. Тибби потребовала узаконить нормы поведения в Штанах, ну, например, то, что нельзя ковырять в носу…

Бриджит придумала записывать на Штанах воспоминания о лете. Наконец они определили десять правил, которые оказались весьма разными — от серьезных, искренних до откровенно дурацких. Кармен была уверена, что все будут законопослушны. Затем обсудили, как долго можно владеть Штанами. Решили, что каждая определяет это сама, но держит у себя Штаны не дольше чем неделю. Получалось, что Штаны могут сделать за лето два круга.

— Лена должна быть первой, — сказала Бриджит.

— Греция — хорошее место для начала. Можно, я буду следующей? — спросила Тибби. — Штаны мне понадобятся, чтобы не умереть от грусти.

Лена сочувственно закивала: после нее будет Кармен, затем Бриджит, потом в обратном порядке — от Бриджит к Кармен, потом к Тибби и Лене. Пока они обсуждали все это, наступила полночь, отделяющая их от дня расставания. Все были взволнованны, Кармен чувствовала это.

Казалось, Штаны воплощают все обещания лета. Для Кармен это будет первое лето с отцом. Такого не случалось с тех пор, как она была ребенком. Кармен представляла себя с ним — как она смеется, смешит его и носит Штаны. Лена торжественно положила манифест поверх Штанов. Бриджит призвала всех к молчанию.

— Почтим Штаны, — торжественно произнесла она.

— И наш Союз, — добавила Лена.

Кармен ощутила, как кровь быстрее побежала по жилам:

— Отныне. И присно. И во веки веков.

— Вместе и врозь, — закончила Тибби.

Настоящим мы, Сестры, вводим следующие правила Союза «Волшебные Штаны»:

1. Никогда не стирать Штаны.

2. Никогда не подворачивать Штаны. Это безвкусно и останется таковым во веки веков.

3. Никогда не произносить слово «толстый», пока носишь Штаны. Также строжайше запрещено думать: «Я толстая».

4. Никогда не позволять мальчику снимать с тебя Штаны (хотя допускается самой снимать их в его присутствии).

5. Никогда не ковырять в носу, пока носишь Штаны. Тем не менее иногда разрешено незаметно почесать в ноздре.

6. Пока Союз не воссоединится, следует надлежащим образом документировать время, проведенное со Штанами.

7. Следует писать своим Сестрам письма все лето.

8. Следует пересылать Штаны своим Сестрам согласно правилам, установленным Союзом. Отказ подчиняться грозит суровой трепкой.

9. Никогда не заправлять в Штаны рубашку и не носить Их с ремнем. См. пункт 2.

10. Всегда помнить: Штаны = любовь. Люби своих подружек. Люби себя.

* * *

Сегодня — это завтра, которое беспокоило нас вчера.

Неизвестный автор

Когда Тибби было примерно двенадцать лет, она поняла, что часто сравнивает себя с морской свинкой Мими. Когда у Тибби была куча дел и забот, она пробегала мимо стеклянного аквариума Мими, чувствуя легкую грусть от того, что зверек лежит один-одинешенек в своих древесных опилках.

Иногда же она с завистью смотрела на Мими, желая, чтобы именно ей, Тибби, нужно было пить масляные капли, прописанные ветеринаром. Ей хотелось вжаться в теплые опилки и думать о том, покрутиться ли несколько раз в колесе или еще разок вздремнуть. Никаких проблем, никаких разочарований. Тибби получила свинку в семь лет. Тогда ей казалось, что Мими — самое красивое имя на свете. Девочка заготовила его заранее, почти за год, и очень берегла. Было легко потратить это имя на мягкую игрушку или на воображаемого друга, но Тибби устояла. В те дни она доверяла своей интуиции. Позже, полюбив имя Мими, она нашла бы серьезные доводы в пользу другого имени, например Фредерика.

Сегодня зеленая униформа фирмы «Валлман» зажата под мышкой, будущее не предвещает ничего хорошего, и Тибби испытывает чувство зависти. Ведь никто никогда не пошлет морскую свинку работать, не так ли? Она представила себе Мими в зеленой форменной блузе. Мими была абсолютно бесполезна. Из кухни донесся вой, напомнивший Тибби о двух других бесполезных существах — двухлетнем брате и годовалой сестренке. Они были способны лишь на шум, разрушения и зловонные пеленки. Даже аптека «Валлман» походила на святилище по сравнению с их домом во время ланча.

Тибби упаковала цифровую видеокамеру в чехол и положила на верхнюю полку, на случай, если Ники опять проберется к ней в комнату. Потом залепила клейкой лентой кнопку «Вкл» на компьютере и дисковод. Ники нравилось включать ее компьютер и забивать диски подальше в щель.

— Я на работу, — бросила она на ходу, спускаясь по лестнице к парадной двери. Она не хотела, чтобы у Лоретты, приходящей няни, создалось впечатление, будто Тибби в ее ведении.

Многие подростки имеют права. У Тибби был велосипед. Она ехала на первой скорости, стараясь удержать униформу и бумажник под мышкой. Но так было очень трудно маневрировать. Она остановилась. Разумнее всего было бы надеть униформу и положить бумажник в карман. Но она оставила их на прежнем месте и поехала дальше. В переулке Брисард бумажник выпал и поскакал по мостовой. Тибби чуть было не врезалась в ехавший впереди автомобиль. Она опять остановилась, подняла бумажник и, быстро оглядевшись, решила, что вряд ли встретит кого-то из знакомых на пути до «Валлмана». Повязав голову косынкой и переодевшись, она положила бумажник в карман и помчалась как ветер.

— Эй, Тибби! — На повороте к автомобильной стоянке ее окликнул знакомый голос. Душа ушла в пятки. Очень захотелось в древесные опилки…

— А… что?

Это был Такер Роу, самый, по ее мнению, классный парень в Вестморленде. За лето у него появился великолепный пушок под нижней губой. Такер стоял рядом со своим антикварным автомобилем семидесятых годов, от вида которого она чуть не упала в обморок. Тибби не могла смотреть на него. Униформа жгла и давила, пока девочка пристегивала на парковке велосипед. Она нырнула в магазин, надеясь, что Такер подумает, что ошибся и девочка в униформе на самом деле не Тибби.

Дорогая Би, прилагаю очень маленький лоскуток, отрезанный от подкладки моей форменной блузы. Мне нравится портить одежду, а еще я хотела тебе показать, какой толстый бывает полиэстер, если его сложить вдвое.

Тибби

— Вриланд Бриджит? — прочитала ее табличку директор лагеря Конни Бровард.

Бриджит вскочила. Она не могла больше сидеть. Она не могла стоять спокойно.

— Здесь! — отозвалась Бриджит. Она поправила мешок из шерстяной байки на одном плече и рюкзак на другом. Теплый морской бриз обдувал лагерь «Байя Консепсьон». Из центрального здания лагеря был виден бирюзовый залив. Бриджит охватило волнение.

— Домик номер четыре, следуйте за Шерри, — проинструктировала Конни. Бриджит знала, что на нее все смотрят, однако не обращала на это внимания. Она привыкла. Ее необычные волосы — длинные, прямые, цвета спелого банана — всегда притягивали взгляды. К тому же она высокая, с правильными чертами лица и прямым носом. Все это позволяло считать ее красавицей, но Бриджит не была красива. В смысле, не как Лена. В ней не было изысканности, изящества. И девочка знала это, а еще она знала, что другие тоже это понимают.

— Привет, я Бриджит, — представилась она, бросив мешок на кровать, указанную Шерри.

— Здравствуй, — ответила Шерри. — Откуда ты приехала?

— Из Вашингтона, округ Колумбия, — ответила Бриджит.

— Долгий путь.

Действительно долгий. Бриджит проснулась в четыре утра, чтобы успеть на шестичасовой рейс на Лос-Анджелес, затем на двухчасовой рейс от Лэкса до крохотного аэропорта в Лоретто, города на море Кортеза на Восточном побережье полуострова Байя. Затем была поездка в фургоне, такая долгая, что она крепко уснула и проснулась, не понимая, где находится…

Шерри подошла к следующему, только что прибывшему туристу. В домике было четырнадцать одинаковых кроватей с металлическими сетками и тонким матрацем на каждой. Внутренняя отделка домика была явно не закончена — сосновые кое-как соединенные между собой доски. Бриджит вышла на крошечное крыльцо. Если все в лагере было стандартным, то за его пределами — просто как рекламная открытка. Лагерь выходил на широкую бухту с белым песком и пальмами. Вдоль идеально синего, как будто подретушированного залива стеной возвышались горы. За лагерными постройками теснились скалистые утесы. Здорово, что кто-то создал между пляжем и выжженными солнцем склонами два больших, красивых, орошаемых футбольных поля, которые изумрудно сверкали.

— Привет, привет! — Бриджит помахала двум девочкам, которые заносили свои вещи в комнату. У них были загорелые мускулистые ноги футболисток.

Бриджит проследовала за ними в домик. Почти все кровати уже были заняты.

— Не хотите поплавать? — спросила Бриджит. Она не стеснялась незнакомых людей. Часто они нравились ей даже больше, чем те, кого она знала.



— Я должна разобрать вещи, — ответила одна из девочек.

— Думаю, через пару минут начнется обед, — сказала другая.

— Хорошо, — с легкостью согласилась Бриджит. — Между прочим, я Бриджит. Пока, — бросила она через плечо.

Бриджит одела купальник и отважилась выйти на пляж. Воздух словно угадал температуру ее тела. В воде отражались все цвета заката. Лучи заходящего солнца скользнули по ее плечам и исчезли за холмами. Она нырнула и долго оставалась под водой. «Я счастлива, что я здесь», — подумала Бриджит. В долю секунду она переключилась на Лену и Волшебные Штаны. Бриджит поняла, что ждет не дождется, когда получит их и с ней произойдет ее собственная история.

Через некоторое время она отправилась на обед и пришла в восторг, когда увидела вместо тесной столовки с низкими потолками большую открытую террасу. Ветви плотного красно-лилового растения свисали с крыши и сползали по перилам. Действительно, было бы сумасшествием провести хоть минуту в закрытом помещении. Бриджит села за стол вместе с девочками из четвертого домика.

Шесть домиков предназначались, как она быстро подсчитала, для восьмидесяти четырех девочек — каждая была настоящей атлеткой. Сюда могли попасть только спортсмены. Бриджит это прекрасно знала и, возможно, могла даже что-то подсказать этим девочкам. Но сегодня вечером нужно было соблюдать дистанцию.

Девочку с темными волосами до плеч звали Эмили. Девочка с вьющимися белокурыми волосами, сидевшая за столом напротив, — Оливия, все называли ее Олли. Рядом с Олли сидела Диана, афроамериканка с волосами до середины спины.

На столах были морепродукты, рис, бобы и лимонад, явно сделанный из порошка. На кое-как сколоченном подиуме стояла Конни и рассказывала о годах, проведенных в американской женской олимпийской сборной. За разными столами сидели тренеры.

Вернувшись наконец в свою комнату, Бриджит заползла в спальник и уставилась на полоску лунного света, пробивающуюся через щель в потолке. Вдруг ей пришло в голову, что она на Байя. Почему нужно изучать небо сквозь щели, если можно увидеть его целиком? Девочка встала и взяла под мышку спальник и подушку.

— Кто-нибудь хочет ночевать на берегу? — спросила она. Возникла пауза.

— Это разрешено? — неуверенно спросила Эмили.

— Никто не говорил, что это запрещено, — ответила Бриджит.

Ей было все равно, пойдет ли кто-нибудь следом. Но все же она обрадовалась, когда к ней присоединилась Диана и еще одна девочка по имени Джо. Они положили спальные мешки на краю широкого пляжа. Никто не знал, каким будет прилив. Прибой мягко разбивался о берег. Над девочками простиралось великолепное звездное небо. Бриджит чувствовала такую радость и полноту жизни, что с трудом заставила себя лежать в спальном мешке.

— Как мне это нравится! — Джо зарылась глубже в свой спальный мешок. — Невероятно…

Некоторое время все трое молча наблюдали за небом.

— Не знаю, смогу ли я заснуть, — сказала наконец Диана. — Знаете, такое чувство… ничтожности? Чувство незначительности. Ваш разум блуждает где-то там и идет дальше.

Бриджит благодарно засмеялась. В этот момент Диана своим философствованием напомнила ей Кармен.

— Надо же… — ответила Бриджит. — Это никогда не приходило мне в голову.

Самолеты такие чистые. Кармен это нравилось. Нравился свежий запах и упаковки в корзине для закусок. Она восхищалась миниатюрным яблоком правильной формы и натурального цвета. Бутафория, но какая-то успокаивающая. Она залезла в свою сумку, где лежали запасы на всякий случай. Кармен никогда раньше не бывала в квартире отца. Он всегда сам приезжал повидаться с ней. Но она представляла себе его жилье. Отец не неряха, но и чистюлей его не назовешь. В доме вряд ли есть занавески на окнах или какие-нибудь штуки для выпечки пирогов. Наверняка там много пыли, поэтому кажется, будто вокруг бродят призраки.

Там должен быть диван. Она надеялась, что будет спать на хлопковых простынях. Зная отца, можно было предположить, что он покупает какую-нибудь синтетику. У Кармен тоже были вещи из полиэстра, что делать.

Возможно, между игрой в теннис и кинофильмами Джона By, а также если не будет других дел в субботний полдень, она вытащит его в магазин «Все для дома» купить несколько одинаковых полотенец и настоящий чайник. Отец, возможно, поворчит, но она превратит все в шутку, и позже он будет благодарен ей. Кармен представила себе, что в конце лета он загрустит, и наведет справки о местной средней школе, и серьезно спросит, сможет ли она когда-нибудь чувствовать себя в Южной Каролине, как дома.

У Кармен так сильно билось сердце, что, казалось, вот-вот встанут дыбом темные волоски на руках. Она не видела отца с Рождества, которое всегда было их временем. Кармен было семь лет, когда родители разошлись, и с тех пор отец приезжал каждый год на четыре дня и останавливался в посольском номере в отеле «Высоты дружбы». Они ходили в кино, бегали на канал и готовили веселые рождественские сюрпризы его сестрам, теткам Кармен, которые тоже присылали ей подарки.

Случались и другие вечера, возможно, три или четыре в год, когда он приезжал в Колумбию по делам. Она знала, что отец использует любой повод, чтобы попасть в Вашингтон. Обедали всегда в ресторане, который выбирала Кармен, а она старалась выбирать места, которые понравятся отцу.

Кармен всегда внимательно наблюдала за ним, когда он изучал меню и клал в рот первый кусок. Свою еду она едва пробовала.

Внизу что-то заскрежетало. Либо это неполадки с двигателем, либо самолет выпустил шасси и идет на посадку. Было слишком облачно, чтобы разглядеть, насколько близко они к земле. Девочка прижалась лбом к холодному иллюминатору и смотрела, скосив глаза, пытаясь найти хоть какую-нибудь дырочку в облаках. Ей хотелось увидеть океан и то, что внизу, хотелось вычислить, какой путь ведет на север, прежде чем самолет приземлится.

— Пожалуйста, поставьте поднос в вертикальное положение, — прощебетала стюардесса человеку, сидящему рядом с девочкой, у прохода, потом забрала остатки еды из корзины Кармен.

Сосед Кармен был тучен и лыс, он все время толкал ее в ногу своим кожаным портфелем. Кстати, Бриджит в самолетах всегда попадались восхитительные парни из колледжа, которые уже в полете просили у нее телефон. Кармен же всегда сидела с какими-то жирными людьми и видела только табло с рекламой.

— Пассажиры, займите, пожалуйста, свои места, — объявил командир корабля.

Кармен занервничала. Она выпрямила ноги и перекрестилась, как всегда делала мама при взлете и посадке. Она понимала, что это, в общем-то, притворство, но в такой ситуации… В общем, почему бы и нет.

Тибби, ты со мной, даже если тебя со мной нет. Мне нравится эта поездка. Но я не могу быть счастливой из-за разлуки с тобой и сознания того, что тебе грустно. Я чувствую себя так странно без твоих насмешек. Без тебя, Тибби, я сама становлюсь немного Тибби — хотя делаю это не так хорошо, как ты.

Карма

* * *

Можно ли заставить себя полюбить кого-то?

Или заставить кого-то полюбить тебя?

Лена Калигарис

Первое, что они увидели, была входная дверь удивительного, сияющего, яркого, легкого яично-желтого цвета. Фасад дома был выкрашен в самый яркий из возможных синих цветов. Даже трудно себе представить, что существует такой насыщенный синий цвет.

Лена запрокинула голову вверх, к безоблачному полуденному небу. В Бесенде, если вы покрасите свой дом в такие цвета, вас будут считать ненормальным. Соседи будут жаловаться, даже могут возбудить против вас дело. Они могут прийти в сумерках с баллончиками и перекрасить дом в бежевый цвет. Здесь же был настоящий фейерверк красок.

— Лена, пойдем, — заныла Эффи, толкая ногами чемодан Лены.

— Добро пожаловать, девочки. Добро пожаловать домой! — воскликнула бабушка, всплеснув руками. Дедушка ключом отпер дверь, раскрашенную в солнечные цвета. Смена обстановки, обилие солнечного света и присутствие этих немного странных пожилых людей заставили Лену почувствовать себя настоящей путешественницей, оказавшейся далеко от привычных мест.

У Лены слипались глаза, и тело ломило от усталости, а Эффи, которая не выспалась, стала нервной и капризной. Лена всегда считала младшую сестру болтушкой, но сейчас Эффи слишком устала, чтобы говорить. Поэтому поездка от аэропорта к крошечному острову проходила почти в полной тишине. Бабушка, оборачиваясь с переднего сиденья старого «фиата», все время повторяла:

— Смотрю на вас, девочки! О, Лена, ты просто красавица!

Лене всерьез хотелось, чтобы она замолчала. Ее раздражали эти похвалы, и, кроме того, было как-то неудобно перед Эффи. Еще с тех времен, когда бабушка владела рестораном для туристов, она хорошо выучила английский. Дедушка же не видел в этом никакого проку.

Лена знала, что бабушка замечательная хозяйка. Ее любили все в ресторане. Она буквально очаровывала окружающих своей доброжелательностью. Бабушка обычно находилась на кухне, сначала готовила, а потом занималась подсчетами. Лена жалела, что не говорит по-гречески. По словам родителей, греческий был первым языком, на котором она начала болтать. Но она забросила его, едва пошла в школу. Теперь Лена жалела, что не говорит по-гречески, так же, как жалела, что уже не станет выше ростом и не запоет как певица Сара Маклахан. Она сожалела об этом, но тем не менее не думала, что жить без этого нельзя.

— Бабушка, мне нравится твоя дверь, — сказала Лена, входя в дом.

Внутри было довольно темно, и девочка почувствовала головокружение. Перед глазами поплыли солнечные пятна.

— Вот мы и приехали! — воскликнула бабушка, захлопав в ладоши.

Дедушка возился с двумя спортивными сумками и меховым неоново-зеленым рюкзаком Эффи. Это выглядело мило и одновременно тоскливо. Бабушка обняла Лену за талию. Лена казалась довольной, но чувствовала себя немного неловко. Она не знала, как вернуться в прежнее, нормальное состояние, и начала рассматривать дом. Он оказался гораздо больше, чем Лена ожидала, с полами из керамической плитки и прелестными ковриками.

— Девочки, идите за мной, — распорядилась бабушка. — Я покажу вам ваши комнаты, а потом мы выпьем чаю, хорошо?

Усталые девочки, словно зомби, последовали за ней наверх. Крошечная лестничная площадка вела к двум спальням, ванной комнате и короткому коридору, в котором Лена увидела еще две двери. Бабушка открыла первую.

— Эта комната для прекрасной Лены, — заявила она гордо.

Лена не представляла себе свою комнату, пока бабушка не открыла эту тяжелую деревянную дверь.

— О! — выдохнула Лена.

Бабушка указала на окно.

— Cauldron (Кальдера), — объявила она. — Вы, англичане, называете это вулкан.

— Ох! — снова выдохнула Лена от неподдельного восторга. Хотя девочка еще не поняла, нравится ли ей бабушка, но в Кальдеру влюбилась моментально. Вода, более темная, чем небо, поддразниваемая ветром, сверкала и сияла.

Обширное водное пространство сжимало в объятиях крошечный остров, вздымающийся вверх в самой середине.

— Ойя — самая красивая деревня в Греции, — объявила бабушка, и внучка не могла с ней не согласиться.

Лена посмотрела вниз на известковые наросты у обрыва. Она и не представляла себе, какой крутой этот обрыв и какое необычное место люди облюбовали для жилья.

Санторин — это, прежде всего вулкан. Она знала от родителей, что когда-то здесь постоянно были приливы и землетрясения. Центр острова затоплен морем, и остались лишь шатающиеся серповидные вулканические утесы, покрытые песком цвета золы. Вулкан выглядел спокойным и прекрасным, но истинные санторианцы знают, что вулкан в любое время может закипеть и начать извергать лаву. Хотя Лена выросла в зеленом пригороде, где люди боятся москитов и движения на кольцевой дороге, а не природных бедствий, она всегда знала, что ее истинные корни здесь. Сейчас, когда Лена всматривалась в воду, в ее подсознании всплыли какие-то воспоминания, и она почувствовала себя дома.

— Я Дункан Хоув, помощник менеджера. — Он ткнул толстым веснушчатым пальцем в пластиковую табличку. — А сейчас, чтобы вы окончательно сориентировались, я бы хотел поприветствовать вас в фирме «Валлман» в качестве продавцов.

Он говорил так авторитетно, словно выступал перед толпой человек в сто, а не перед несколькими девчонками, жующими жевательную резинку. Тибби представила себе, что слюни из уголка рта падают вниз, на потертые квадраты линолеума.

Хоув изучал досье на «новобранцев».

— Сейчас ты, Тииби, — начал он, делая ударение на втором «и».

— Тибби, — поправила она.

— Я бы хотел, чтобы ты разложила товары в секции личной гигиены во втором проходе.

— Я думала, что я специалист по продажам, — заметила Тибби.

— Брайанна, — продолжал он, проигнорировав замечание Тибби, — ты можешь начать с четвертого участка.

Тибби недовольно нахмурилась. Брайанне придется прозябать в пустом помещении, хотя у нее необычайно красивые волосы и пышная грудь, с трудом умещающаяся в рабочем халате.

— А сейчас надевайте наушники и приступайте к работе, — важно приказал Дункан.

Тибби попыталась сдержать смех — получилось нечто среднее между хрюканьем и прерывистым кашлем — и зажала рот рукой. Казалось, Дункан не заметил этого. Тибби радовало то, что она нашла выход из этой тоскливой ситуации: после утренней молитвы Тибби решила, что снимает фильм о своей работе здесь.

Дункан — всего лишь один из персонажей. Она надела наушники и поспешила во второй проход, пока ее не уволили. С одной стороны, было бы замечательно нагрубить этому типу, но с другой — необходимо зарабатывать деньги, ведь она хочет купить машину. По опыту она знала, что у девочки, которая носит кольцо в ноздре, но не умеет печатать и ничего из себя не представляет, мало карьерных перспектив. Тибби направилась в кладовую.

Женщина с необычайно длинными ногтями подошла к большой картонной коробке.

— Положите это к дезодорантам и антиперспирантам, — поручила она занудным голосом.

Тибби не могла отвести взгляд от ее ногтей, которые изгибались, как десять кос, соперничая с ногтями индийского парня из «Книги рекордов Гиннесса», и выглядели как ногти покойника, пролежавшего несколько лет в земле. Интересно, как женщина с такими ногтями поднимает коробку? Как берет телефонную трубку? Может ли печатать? Может ли мыть голову? Можно ли уволить человека за слишком длинные ногти? Тибби взглянула на свои собственные обгрызенные ногти.

— Как-то по-особенному разложить? — спросила Тибби.

— Здесь показано как, — сказала женщина, — хотя это и дураку ясно. В коробке есть инструкция.

Тибби потащила коробку ко второму проходу, думая о том, как ногти этой женщины будут выглядеть в ее фильме.

— У тебя падают наушники, — предупредила женщина.

Распаковав коробку, Тибби без всякого энтузиазма взглянула сотни на две антиперспирантов и сложное картонное изобретение. Она с изумлением смотрела на стрелки и диаграммы в инструкции. Нужно быть кандидатом наук, чтобы соединить все эти части. С помощью небольшой клейкой ленты, добытой в восьмом проходе, и жевательной резинки Тибби удалось соорудить пирамиду из антиперспирантов с картонной головой в виде сфинкса наверху. Зачем антиперспиранты в Древнем Египте? Кто знает?

— Тибби! — услышала она голос Дункана.

Тибби подняла глаза от кучи дезодорантов.

— Я вызывал тебя четыре раза! Ты нужна в третьей секции.

Тибби безуспешно поправляла спадающие наушники, пытаясь сдержать смех.

После того как она провела час в третьей секции и продала две самые надежные батарейки тринадцатилетней девочке, ее смена закончилась. Тибби сняла с себя рабочий халат, наушники и зашагала к двери. Тут раздался оглушительный свист. Дункан подскочил к ней с ошеломляющей для такого тучного человека скоростью.

— Извини, Тибби, не могла бы ты пройти со мной?

На его лице было написано: «Мы никогда не примем на работу девушку с кольцом в носу». Дункан попросил показать содержимое карманов.

— Где твой рабочий халат? — спросил он.

— Ох! — Она вытащила из-под мышки мятый халат, достала из кармана бумажник и… частично использованную клейкую ленту.

— А, это! — сказала Тибби. — Ясно. Я только что использовала ее для…

Дункан изменился в лице:

— Я знаю все, что ты можешь сказать! Послушай, Тибби. Фирма «Валлман» дает тебе еще один шанс. Но, предупреждаю, мы вынуждены лишить тебя пятнадцати процентной скидки на все товары.

После этого Дункан добавил, что цена липкой ленты будет вычтена из оплаты за первый рабочий день.

Затем исчез на мгновение и вернулся, неся прозрачный пластиковый пакет с ручками:

— Не могла бы ты свои вещи складывать сюда?

Дорогая Кармен!

Вероятно, если у тебя есть близкие родственники, с которыми ты никогда не встречалась, ты идеализируешь их. Точно так же усыновленные дети верят, что их родной отец был профессором, а мать — моделью. Знаешь, так было и со мной. Родители всегда говорили, что я прекрасна, как моя бабушка, и все эти годы я представляла, что она похожа на Синди Кроуфорд или кого-то вроде нее. Но бабушка — не Синди Кроуфорд. Она в возрасте. У нее немного вьющиеся волосы, она носит старомодный велюровый тренировочный костюм, и у нее желтые ногти на ногах, что особенно бросается в глаза, когда она ходит в розовых сандалиях на плоской подошве. Короче, она обыкновенная.

Дедушка — легендарный бизнесмен семьи Калигарис, представлялся мне ростом по крайней мере в шесть футов. Но он невысокий, может быть, такой же, как я. Дедушка носит толстые коричневые брюки, белую рубашку с молнией и виниловые туфли кремового цвета. Он старомодный веснушчатый старик, очень застенчивый. Я должна была сразу полюбить их, но как это сделать? Нельзя заставить себя полюбить кого-то, не так ли? Я забочусь о предках и скучаю по тебе. Знаю, ты не осудишь меня за то, что я плохо воспитана, потому что всегда думаешь обо мне лучше, чем я заслуживаю.

Люблю тебя. Лена

* * *

Нет ничего лучше, чем радость для всей семьи.

Джерри Сайнфельд

Прекрасный закат привел Лену в панику, потому что она не успела запечатлеть его. Круги краски на ее палитре, обычно яркие, казались безнадежно грязными и однообразными. Закат горел миллионами ватт света, в ее же красках света не было. Лена положила палитру и подрамник на шкаф так, чтобы они не бросались в глаза, и устроилась на подоконнике, чтобы разглядеть огненное, пылающее солнце, просачивающееся в Кальдеру, и оценить эту красоту. Но ничего не получалось. Почему у нее всегда такое ощущение, словно она что-то не сделала? Лена слышала, как внизу готовятся к празднику. Бабушка и дедушка отмечали приезд внучек большим обедом с кучей соседей. Бабушка с дедушкой продали ресторан два года назад, но, как догадывалась Лена, не потеряли интереса к еде. Прекрасные запахи один за другим просачивались наверх, в Ленину комнату, образуя единое блюдо.

— Лена! Почти готово! — прокричала из кухни бабушка. — Одевайся и спускайся!

Лена бросила чемодан и спортивную сумку на диван и снова посмотрела в окно. Ее почти никогда не волновало то, как она одета. Лена носила удобную одежду, «бесформенную, мрачную и убогую», как говорили подруги.

Она безразлично относилась к людям, которые ценили только ее внешний вид. Еще в детстве она часто чувствовала себя как выставочный пони. Лена осторожно раскопала одежду и достала Штаны. Они были тяжеловаты для джинсов. Лена, затаив дыхание, развернула их и выпустила на свободу тысячу желаний. Начиналась история из жизни четырех подруг под названием «Волшебные Штаны». Надев их, Лена сразу почувствовала необычность ситуации и попыталась запечатлеть этот момент как большое событие. Ей не хотелось соглашаться с Эффи, которая предпочла бы видеть сестру в чем-то другом.

Девочка сунула ноги в поношенные коричневые мокасины и направилась вниз.

— Я сделала тефтели, — гордо сообщила Эффи из кухни.

— Кефтедес, — так же гордо пояснила через плечо бабушка. — Она любит готовить и любит есть!

Бабушка сжала Эффи в объятиях. Лена улыбнулась и пошла на кухню, чтобы все изучить. Они с Эффи уже приготовили свое черепашье-заячье шоу. Обычно сначала все внимание было сосредоточено на Лене, потому что она была эффектна, но очень скоро, буквально через несколько часов, внимание переключалось на жизнерадостную, ласковую Эффи. Лена знала, что Эффи заслуживает этого. Она сама была робкой и в общении с людьми испытывала затруднения. Лена всегда чувствовала себя неловко, словно все вокруг были лицемерами и поддразнивали ее. Иногда ей казалось, будто она стоит на мосту, который не в силах перейти.

Бабушка взглянула на нее:

— Ты надела это для вечеринки?

— Да. Надеть что-нибудь поизящнее? — спросила Лена.

— Ну… — Бабушка не была недовольна, а, скорее, выглядела озорной, как будто знала какой-то секрет и хотела, чтобы ее о нем спросили. — Это не особенная вечеринка, но…

— Мне тоже переодеться? — спросила Эффи. Блузка у нее была в хлебных крошках.

Бабушка, как и Эффи, умела хранить секреты. Она посмотрела на Лену заговорщически.

— Видишь ли, придет мальчик… он почти как внук для меня и деда. Хороший мальчик… — подмигнула она.

Лена попыталась сохранить доброжелательное выражение лица. Бабушка всерьез пыталась свести ее с парнем через шесть часов после приезда? Лена ненавидела, когда ее пытались с кем-то сводить.

Эффи выглядела обиженной.

— Его зовут Костас. Он внук наших близких друзей и соседей, — пояснила бабушка.

Лена внимательно посмотрела на бабушку и подумала, что эта идея пришла ей в голову не сейчас, а намного раньше. Она догадалась, что бабушка заранее все обдумала. Девочка знала, что браки, запланированные заранее, весьма популярны в греческих семьях, особенно на островах, но… Боже!

Эффи неловко засмеялась:

— Бабушка! Мальчикам нравится Лена, но Лена тверда в отношении мальчиков.

Лена вздернула брови:

— Эффи! Большое спасибо!

Эффи мило пожала плечами: «Но это правда».

— Лена еще не знакома с Костасом, — уверенно произнесла бабушка. — Костас нравится всем.

— Детка!

Сердце Кармен билось в такт бега. Она спешила к отцу, который стоял, раскрыв объятия, за стеной из оргстекла.

Она подумала, что ситуация «бегущая к отцу» стандартна, но ей это нравилось.

— Папа, привет! — крикнула она, бросаясь к нему. Кармен наслаждалась обращением «папа». Большинство детей произносят это слово каждый день, она же лишь пару недель в году!

Отец довольно долго держал ее в своих крепких объятиях, потом отпустил, и Кармен посмотрела на него. Ей нравилось, что отец такой высокий. Он взял ее сумку, хотя она была совсем легкая, и закинул на плечо.

Кармен улыбнулась — он выглядел забавно с блестящей бирюзовой сумкой.

— Привет, детка! — весело сказал отец, положив свободную руку на плечо дочери. — Как прошел полет?

— Прекрасно, — ответила Кармен. Отцовская рука на плече мешала, но девочке было приятно, и она не возражала. Пусть жалуются другие, те, кто видит своих отцов каждый день.

— Зайка, ты прекрасно выглядишь, — сказал он непринужденно. — Мне кажется, ты выросла.

Отец опустил руку ей на макушку.

— Да! — гордо ответила Кармен. Ей нравилось думать, что такой рост заставляет отца еще больше любить ее. — Во мне почти шесть футов, — сообщила она.

— Ничего себе! А как дела у мамы?

Он всегда задавал этот вопрос при встрече.

— Прекрасно. — Кармен всегда отвечала так, зная, что отцу достаточно одного слова. Год за годом мать Кармен продолжала безумно интересоваться отцом, но сам он спрашивал о бывшей жене только из вежливости.

Кармен почувствовала угрызения совести. Ее рост был около шести футов, а у мамы едва доходил до пяти. Папа называл дочь котиком и говорил, что она прекрасна, но был совершенно безразличен к матери.

— Как поживают твои подруги? — спросил отец, когда они встали на эскалатор. При этом он все еще обнимал Кармен за плечи. Отец знал, что ее подруг зовут Тибби, Лена и Бриджит, и помнил все, что она рассказывала о них.

— Это первое лето, которое мы проводим врозь, — ответила Кармен. — Лена в Греции у бабушки и дедушки; Бриджит сейчас в спортивном футбольном лагере на Байя. Одна Тибби дома.

— А ты все лето будешь здесь? — В глазах отца застыл вопрос.

— Я рада быть здесь, — затараторила вдруг Кармен необычно громко. — Чего мы ждем? Я устала ждать. Ты знаешь, это странно. Не в плохом смысле, в хорошем.

Кармен понимала, что несет какую-то чушь. Но ей не понравилось, что папа выглядит неуверенным. Отец указал на ленту транспортера, по которой плыл багаж:

— Думаю, это твой багаж.

Она вспомнила вдруг, как в Вашингтоне отец двумя руками держал ее голову, пока они катались на каруселях. А потом охранник окликнул их, и отец отпустил ее…

— У меня большой черный чемодан на колесиках. Такой же, как у всех, — сказала она.

Было странно, что отец никогда раньше не видел ее чемодан. Зато она никогда не видела его без чемодана.

— Там! — внезапно произнесла Кармен, и он устремился к транспортеру так, словно всю жизнь снимал багаж с ползущей ленты. Бирюзовые блестки на сумке засверкали. Вместо того чтобы катить чемодан, отец понес его в руке.

— Здорово! Пойдем! — Он указал на парковку.

— Ты все еще ездишь на «саабе»? — спросила Кармен. Машины были одной из их любимых тем.

— Нет, я поменял его прошлой весной на микроавтобус.

— Правда? — Она не могла понять зачем. — Тебе он нравится?

— Такая работа, — сказал отец, направляясь к машине. Это был темный «вольво». А «сааб» был красный. — Ну вот. — Отец открыл ей дверцу и помог устроиться с сумкой, предварительно погрузив чемодан в багажник.

Откуда отцы знают, что нужно делать? Почему они не учат этому своих сыновей?

— Как закончился учебный год? — спросил он, выезжая с парковки.

— Очень хорошо, — ответила Кармен. Она всегда ждала минуты, когда сообщит ему это. — Я получила «отлично» по математике, биологии, английскому, французскому и «отлично с минусом» по всемирной истории.

Мама думала, что Кармен слишком много внимания уделяет занятиям. Для отца учеба имела значение.

— Зайка, это потрясающе. Второй курс — это очень важный год.

Кармен знала, что отец хочет, чтобы она поступила в университет, который закончил он, и папа знал, что она тоже этого хочет, хотя они никогда не говорили об этом.

— А как дела с теннисом? — спросил отец.

Многие ненавидят отцовские расспросы, но Кармен ждала их целый год.

— Мы с Бриджит играли в паре и проиграли всего лишь один поединок.

Она не будет ему рассказывать о двойке по гончарному ремеслу или о том, что мальчик, в которого она влюбилась, пригласил на выпускной вечер Лену, и о том, как она заставила маму плакать на Пасху. Только о своих победах.

— Я записал нас на теннис в субботу, — сказал отец, набирая скорость на шоссе.

Кармен смотрела по сторонам. Там были гостиницы и узкие улицы, воздух был тяжелый и соленый.

Она изучала загорелое лицо отца. От загара его голубые глаза казались еще ярче. Кармен всегда хотела, чтобы у нее были светлые глаза, а не карие, как у матери.

Он недавно подстригся, манжеты свежей рубашки были аккуратно завернуты. «Не получил ли он повышение по работе или что-нибудь в этом роде?» — подумала Кармен.

— Не терпится увидеть место, где ты живешь, — сказала она.

— Да-а, — отозвался он рассеянно, взглянув в зеркало заднего вида, перед тем как перестроиться.

— Просто поразительно, что я никогда не была здесь раньше, — заметила Кармен.

Отец сосредоточенно смотрел на дорогу.

— Ты знаешь, зайчик, это не потому, что я не хотел, чтобы ты приезжала сюда раньше. Я просто собирался устроиться здесь получше, перед тем как позвать тебя. — Папа словно извинялся.

Кармен не хотела, чтобы ему было неловко.

— Пап, меня не заботит, устроился ли ты. Не беспокойся об этом. Мы отлично проведем время.

Он съехал с шоссе.

— Я не мог привезти тебя сюда, в свою беспорядочную жизнь. Много работал, жил в однокомнатной квартире. Питался кое-как вне дома.

Она ответила не сразу:

— Обожаю так питаться. Я не люблю обустраиваться.

Кармен была готова к этому. Это было лето с отцом.

Он не сказал ни слова, пока ехал вдоль зеленой пригородной улицы с большими домами в викторианском стиле. Капли дождя ударили в лобовое стекло. Небо стало таким темным, словно наступила ночь. Отец сбавил скорость и остановился перед домом кремового цвета с серо-зелеными ставнями и широкой верандой.

— Здесь? — спросила Кармен.

Отец выключил мотор и повернулся к ней:

— Этот дом.

Его глаза стали чужими и немного загадочными.

Казалось, отец не хочет видеть удивления дочери.

— Этот дом? Наверху? Я думала, ты живешь в квартире в центре.

— Я переехал. В прошлом месяце.

— Ты переехал? Почему ты мне ничего не сказал по телефону?

— Потому что… так много всего, зайка. Того, что я хотел тебе сказать лично, — ответил он.

Кармен никогда так не удивлялась.

— Давай зайдем внутрь, хорошо?

Отец открыл дверцу машины, поспешил на другую сторону, прежде чем дочь ответила, и не стал доставать ее чемодан. Он держал в руках свою куртку, пока они поднимались по каменным ступеням к дому, и наконец взял Кармен за руку.

— Осторожно. Эти ступеньки становятся скользкими, когда идет дождь, — сказал он, подводя ее к крашеным деревянным ступеням веранды.

Все было так, словно он всегда жил здесь. Сердце Кармен вдруг тревожно забилось. Она не знала, где они и чего ожидать. Она нащупала яблоко в сумке и сжала его в руке. Отец толкнул дверь без стука.

— Вот мы и пришли! — выкрикнул он.

Кармен показалось, что у нее остановилось дыхание. Кто еще здесь живет? Через несколько секунд в комнату вошла женщина с девочкой такого же возраста, как и Кармен. Кармен застыла, как изваяние, когда женщина, а потом и девочка крепко обняли ее. За ними вошел высокий, стройный, как атлет, молодой человек лет восемнадцати — так показалось Кармен. Он был блондин. Слава Богу, он не обнял ее!

— Лидия, Криста, Пол, это моя дочь Кармен, — сказал отец.

Ее имя прозвучало странно в его устах. Он всегда называл ее «милая», «малыш» или «зайка». И никогда не называл Кармен. Наверно, потому, что это было имя ее пуэрто-риканской бабушки, которая написала ему несколько скверных писем после развода. Его мать умерла. Ее звали Мэри.

Все выжидали, напряженно улыбаясь. Девочка не знала, что говорить и что делать.

— Кармен, это Лидия…

Пауза…

— Моя невеста. А Криста и Пол — ее дети.

Кармен закрыла глаза, потом снова открыла.

От мягкого света в комнате перед глазами поплыли круги.

— Когда она стала твоей невестой? — спросила она почти шепотом, зная, что не очень вежливо об этом спрашивать.

Отец улыбнулся.

— Двадцать четвертого апреля, если быть точным, — ответил он. — Я переехал в середине мая.

— Ты собираешься жениться?

Она знала, что задает абсолютно бессмысленный вопрос.

— Девятнадцатого августа, — ответил отец.

— О! — вздохнула Кармен.

— Удивительно, да? — спросил он.

— Удивительно, — эхом отозвалась она.

Лидия взяла девочку за руку. Кармен почувствовала, что тело больше не повинуется ей.

— Кармен, мы так хотим, чтобы тебе было здесь хорошо. Хочешь отдохнуть? Хочешь газировки или чаю? Альберт покажет тебе твою комнату.

Альберт? Звал ли кто-нибудь ее отца Альбертом? И что значит ее комната? Что она вообще делает в этом доме? Это не тот дом, в котором она проведет лето.

— Кармен, газировки или чаю? — спросил отец.

Дочь медленно повернулась к нему и кивнула.

— Что именно? И то и другое? — спрашивал отец.

Она осмотрела кухню. Приборы из нержавеющей стали, как у богатых. На полу восточный ковер. Кто кладет восточный ковер в кухне? Прикрепленный к потолку старомодный вентилятор в восточном стиле медленно вращался. Она слышала, как капли дождя стучат в окно.

— Кармен? Кармен! — Отец пытался сдержать раздражение.

— Извини, — прошептала она, поняв, что Лидия, стоявшая у буфета, ждет ответа.

— Ничего не надо. Ты не скажешь, куда мне положить вещи?

Отец выглядел огорченным. Он видел, как она удручена.

— Да, пойдем. Я покажу тебе твою комнату, а затем принесу чемодан.

Кармен последовала за ним по ковровым ступенькам. Они прошли мимо трех спален к комнате, выходящей окнами во двор, с толстым ковром персикового цвета, с антикварной мебелью и двумя коробками косметических салфеток «клинекс»: одна на комоде, другая на прикроватной тумбочке. Там еще были шторы с пыльными оборками. Кармен готова была поспорить на миллион долларов, что внизу, в холодильнике, стоит как минимум одна коробка с выпечкой.

— Это комната для гостей? — спросила она.

— Да, — ответил отец, не поняв, что она имеет в виду. — Располагайся, — сказал он, используя это идиотское слово. — Я принесу твой чемодан.

Он направился к двери, но Кармен окликнула его. Отец, обернувшись, настороженно посмотрел на нее.

— Я хотела сказать…

Девочка замерла. Она хотела сказать, что было опрометчиво с его стороны не предупредить ее. Неприятно без подготовки приехать в дом, полный незнакомых людей. Кармен увидела мольбу в глазах отца. Он хотел, чтобы между ними все было хорошо.

— Да нет, ничего, — слабым голосом сказала она. Она смотрела, как он уходит, и думала о том, что он нравился ей другим. Когда она была с ним, она не хотела говорить о неприятных вещах.

Дорогая Би!

Наше с отцом лето закончилось по дороге из аэропорта. Моего отца теперь зовут Альберт, он женится на Лидии. Они живут в доме, забитом «клинексами», и у него двое детей-блондинов. Забудь обо всем, что я себе представляла. Я теперь гостья и живу в комнате для гостей у семьи, которая никогда не станет моей. Прости, Би. Я снова увлеклась своими мыслями. Знаю, я словно большой ребенок, но у меня отвратительно на душе. Ненавижу сюрпризы!

Люблю и скучаю по тебе.

Кармен

* * *

Любовь как война: ее легко разжечь и трудно потушить.

Пословица

Лена оторвалась от журнала, когда в дверях появилась Эффи. Сестра тихо проскользнула в комнату и села на кровать.

— Все собрались. Вечеринка уже началась.

Лена догадалась, о чем пойдет речь, но притворилась, что не понимает.

— Он здесь, — сообщила Эффи многозначительно.

— Кто он?

— Костас.

— Ну и?..

Эффи посмотрела Лене в глаза:

— Честно, ты должна на него посмотреть.

— Зачем?

Эффи облокотилась на край кровати и чуть подалась вперед:

— Я знаю, ты думаешь, там какой-то малявка, Лена, но он… он такой…

Эффи так разволновалась, что даже не закончила предложение.

— Какой? — подняла бровь Лена.

— Огромный, — заключила Эффи.

Лене стало немного интересно, не более того.

— Эф, я приехала в Грецию не за парнем.

— Тогда можно я оставлю его себе?

Лена улыбнулась:

— Да. Вообще-то у тебя уже есть один?

— Был. До того, как я увидела Костаса.

— Он что, такой классный, да?

— Увидишь сама.

Лена встала с кровати:

— Ну, пойдем.

Действительно, стоит посмотреть. Не зря же Эффи так его расписывает. Но Лена была уверена, что этот парень ее разочарует. Эффи остановилась:

— Ты сказала бабушке, что идешь переодеться?

— Ах да!

Лена метнулась к сумке. Хорошо, что солнце уже село. Она надела коричневую блузу с высоким воротом, самый непривлекательный наряд из своего гардероба, и стянула волосы сзади жутким конским хвостом. Однако Штаны оставались Штанами.

— Эти Штаны просто сказка! Ты в них супер! Ты выглядишь даже лучше, чем обычно.

— Спасибо. Пошли.

— У-у-ф, — выдохнула Эффи, предвкушая нечто интересное.

Костас Лену не разочаровал: высокий, выглядит скорее как мужчина, нежели как мальчик. Наверное, ему лет восемнадцать, по крайней мере, так казалось. И… он был вполне привлекательным.

Лена знала мальчишек. Сначала они стараются завоевать твое расположение, притворяясь, что им действительно интересно работать над рефератом по истории или что-нибудь в этом духе. Хуже всего, когда они, стараясь заинтриговать тебя, разбивают сердце твоей подруге. Притворяются, что влюблены в нее, тем самым пытаясь войти к тебе в доверие и усыпить твою бдительность.

Поэтому Лене нравились простые парни, не первые красавцы. Но даже они разочаровывали ее. Сама Лена думала, что мужской пол нужен только для подтверждения женской привлекательности. Эта аксиома была, пожалуй, единственной, которую Лена могла принимать без предубеждения.

Подруги называли Лену Афродитой, богиней любви и красоты. С красотой было более или менее в порядке, а вот любовь — это не очень про нее. Лена не была романтичной натурой.

— Лена, это Костас, — представила бабушка.

Лена заметила, что бабушка пытается казаться безразличной, но на самом деле ее так и распирает от восторга.

— Костас, это моя внучка Лена.

В голосе бабушки чувствовалось такое торжество, словно она награждала победителя шоу новой красной машиной. Лена неловко пожала руку Костаса, пытаясь при этом избежать назойливых бабушкиных объятий.

Костас внимательно рассматривал ее лицо, пока они здоровались. Лена даже сказала бы, что он глазел на нее.

— Костас собирается в Лондонский университет осенью, — похвасталась бабушка, словно Костас был ее произведением. — Он играл в национальной футбольной команде, — добавила она. — Мы все им гордимся.

Костас смотрел в пол.

— Валия преувеличивает больше, чем моя бабушка, — промямлил он.

Он говорил с легким акцентом, хотя и неплохо.

— Но этим летом Костас помогает своему деду, — объявила бабушка, смахивая слезу. — Дедушке Даунасу — у него были проблемы с… — Бабушка похлопала себя по левой груди. — Костасу пришлось изменить планы на лето и остаться дома.

Костасу явно было неловко, и Лена почувствовала расположение к нему.

— Валия, мой дедушка полон сил. Мне просто нравится работать у него в кузнице.

Лена знала, что это неправда, и ей это понравилось. Потом вдруг ее осенило.

— Костас, ты уже познакомился с моей сестрой Эффи?

Эффи все это время была начеку, неподалеку, и Лена без труда отыскала ее локоть и подтянула сестру поближе.

Костас улыбнулся.

— Вы похожи, — сказал он, и Лене захотелось его обнять. Обычно все говорили обратное. — Кто старше? — спросил он.

— Я старше, но Эффи симпатичнее, — ответила Лена.

— Ох, подумайте только! — фыркнула бабушка.

— Только на один год, — вставила Эффи. — Точнее, на пятнадцать месяцев.

— Понятно, — ответил Костас.

— Ей только четырнадцать. — Бабушка решила пояснить. — А Лене будет шестнадцать в конце лета.

— У тебя есть братья или сестры? — Эффи наконец-то предоставилась возможность сменить тему.

Лицо Костаса внезапно стало растерянным.

— Нет, только я.

Судя по всему, что-то тут было не так. Лена молилась, чтобы Эффи не сморозила какую-нибудь глупость.

— Костас… м-м-м… играешь в футбол? — быстро спросила Лена.

— Играет ли? — Бабушка чуть ли не выкрикнула эти слова, точно собиралась затеять спор. — Он чемпион! Он герой в Ойе!

Костас засмеялся. Лена с Эффи тоже.

— Ну, молодые люди, поговорите, — чуть ли не приказала бабушка и исчезла.

Лена решила: наступил удачный момент, чтобы оставить Костаса и Эффи наедине.

— Пойду принесу еду.

На кухне она села за стол с единственным стулом и положила себе долму с оливками. Сколько раз Лена пробовала греческую еду в Мэриленде, но никогда она не была такой вкусной, как здесь. В дверях показался Костас.

— Вот ты где! — сказал он. — Тебе хочется побыть одной?

Лена кивнула.

— Понятно…

Он был очень, очень симпатичный. Вьющиеся темные волосы, желтовато-зеленые глаза, нос с маленькой горбинкой.

«Это означает, что тебе нужно уйти», — мысленно приказала Лена. И Костас действительно пошел прямо по коридору, ведущему в заднюю часть дома. Уходя, он указал вниз на скалы:

— Там мой дом.

Он жил в доме, похожем на бабушкин. На втором этаже был балкон, а внизу все утопало в цветах.

— Далеко, — заметила Лена.

Костас улыбнулся. Она хотела было спросить, один он живет или с родителями, но испугалась: еще решит, что она напрашивается в гости. Проходя по коридору, он наклонился, хотя греческие мужчины не бывают высокими.

— Хочешь погулять со мной? — спросил Костас. — Я бы показал тебе Аммоуди, маленькую деревеньку там, внизу.

— Нет, спасибо, — сказала Лена, даже не подумав извиниться. Она давно поняла, что мальчишки воспринимают подобные извинения как обещание прогуляться в другой раз. Костас внимательно посмотрел ей в лицо, явно разочарованный.

— Ладно, как-нибудь в другой раз, — сказал он. Лена хотела, чтобы он позвал Эффи, но парень отправился домой.

— Жаль, что ты пригласил меня погулять, — сказала Лена тихо. — Ведь ты можешь мне понравиться.

В спортивном лагере были и парни. Там был один… Конечно же, их было больше, но для Бриджит в то время существовал только он — тренер. Он беседовал с Конни на другом конце поля. Смуглая кожа, темные прямые волосы — он был похож на испанца. Этот парень был очень грациозен и очень красив, слишком красив для тренера.

— Нехорошо пялиться так откровенно.

Бриджит обернулась и улыбнулась Олли:

— Не могу удержаться.

Олли кивнула:

— Очень красивый.

— Ты его знаешь? — спросила Бриджит.

— С прошлого года. Он был тренером моей команды. Мы все лето вместе дурачились.

— Как его зовут?

— Эрик Ричман. Он из Луизианы. Играет в «Коламбии». Думаю, в этом году он будет второкурсником.

— Ну, не так уж плохо — не настолько он и старше.

— Даже не думай, — сказала Олли, будто прочитав ее мысли. — В лагере строгие правила, и он им следует, хотя многие девочки были бы рады…

— Собираемся! — прокричала Конни, продираясь сквозь толпу спортсменок.

Бриджит распустила по плечам волосы и отправилась за Конни туда, где стояли тренеры.

— Я прочитаю списки команд, — громким голосом объявила Конни. — Это очень важно. Вы играете вместе два месяца: от первых встреч и до Кубка Койота в конце лета.

Она обвела собравшихся взглядом.

— Знайте свою команду. Любите свою команду. Вам хорошо известно: большой футбол — это не просто великие игроки. Это великие команды.

Девочки встретили ее слова одобрительным гулом. Бриджит тоже была полностью согласна с Конни. Она знала, что правила игры жесткие, но это ее не пугало.

— Перед тем как я зачитаю списки, разрешите представить тренеров, инструкторов и ассистентов.

Конни называла их имена, коротко рассказывая о каждом. В самом конце прозвучало имя Эрика.

Бриджит вздрогнула. Действительно или ей послышалось, но, услышав его имя, присутствующие зашумели особенно громко. Конни объяснила, что у них будет шесть команд. У каждой команды — свой цвет. После того как зачитают списки, все получат форму.

Сейчас начнут выкрикивать имена, а затем команде предстоит придумать название. Ла-ла-ла. Конни определила тренера для каждой команды. Эрик — в четвертой. «Пожалуйста, пусть я буду в четвертой», — мысленно взмолилась Бриджит.

Конни продолжала:

— Аарон Сюзанна, команда номер пять.

Пора успокоиться. Список составлен по алфавиту. Бриджит заранее ненавидела всех девчонок из команды четыре. Наконец прозвучало: «Вриланд Бриджит, команда номер три».

Ужасно! Но, когда она отправилась вслед за тремя одинаковыми футболками, с удовольствием отметила, что Эрик не остался равнодушным к ее волосам.

Карма!

Я умудрилась влюбиться в парня в лагере, где собрались одни девчонки. Я с ним еще не разговаривала. Его зовут Эрик. Он краси-и-и-и-и-вый! Вот бы ты его увидела! Тебе бы он понравился. Но я тебе его не отдам. Он мой! Мой! Иду купаться. Очень романтичное место.

Би

* * *

Правило номер один: «клиент всегда прав». Правило номер два: «если клиент не прав, см. правило номер один».

Дункан Хоув.

«Я умираю в «Валлман» медленной смертью, — решила Тибби на следующий день, слушая жужжание ламп дневного света. — Я умру не сразу, во всяком случае, не раньше отпущенного срока. Но проблем будет достаточно».

«Почему в таких магазинах, как этот, нет окон?» — спросила она себя. Сегодня Тибби работала во втором проходе, там, где были подгузники, и вспомнила, что мама просила купить подгузники для брата и сестры: у Тибби ведь есть дисконтная карточка. Тибби уже забыла, что потеряла право на скидку. Стоя возле этих подгузников, она представляла себе, как импульсы ее мозга вытягиваются в одну сплошную линию, как бывает на мониторах в больницах. «Умираю», — подумала она.

Вдруг она услышала странный звук и, резко повернувшись, увидела, что пирамида из шариковых антиперспирантов рухнула. Рядом упала девочка, громко стукнувшись головой о линолеум. Она не поднималась.

«Господи», — пронеслось у Тибби в голове, когда она бежала к девочке. Она вспомнила, что много раз видела подобное по телевизору, но никогда наяву. Антиперспиранты валялись повсюду. Девочке было лет десять. Глаза закрыты. Светлые волосы разметались по полу. Мертва? Тибби охватила паника. Вспомнила!

— Алло! Алло! — закричала она в микрофон радионаушников.

Тибби нажимала разные кнопки, пытаясь сообразить, как же эта штуковина работает, потом прыгнула к передней кассовой стойке.

— Скорая помощь! Во второй проход! Вызовите «девять-один-один»! — прокричала она и поймала себя на том, что, пожалуй, первый раз в жизни произнесла столько слов без сарказма или ехидства.

— Девочка без сознания во втором!

Брайанна наверняка уже вызвала «девять-один-один». Тибби вновь побежала к девочке. Попыталась нащупать пульс. Прямо как в телевизионном шоу про спасателей. Пульс исчезал. Стоп! Ты не должна ничего трогать, пока не приедет полиция. Иначе будет похоже на умышленное убийство. Тибби прошла вперед и увидела кошелек. Как бы там ни было, родители девочки должны знать, что их ребенок сейчас лежит без сознания. Библиотечная карточка. Гороскоп из журнала. Школьный снимок с именем Меди, на обороте крестики-нолики. Четыре купюры по одному доллару. Все ерунда. Не то. Тем же был забит и кошелек Тибби, когда она была маленькой.

Приехали медики. Они осмотрели девочку, один из них взял ее за запястье. Самой Тибби это и в голову бы не пришло.

Другой спросил:

— Что случилось? Ты видела?

— Нет. Я услышала шум, а потом увидела ее на полу. Девочка ударилась головой. Думаю, она без сознания.

— Почему бы тебе не отдать его мне? — Медик указал на кошелек в руке Тибби.

Ей показалось, что он обратился к ней, как к преступнице.

— Я хотела найти номер ее телефона, чтобы позвонить родителям и сообщить, что случилось, — начала оправдываться Тибби.

Взгляд мужчины смягчился.

— Сядь и жди, а мы отвезем ее в больницу. Там о ней позаботятся.

Тибби сжала в руке кошелек и последовала за мужчиной и носилками. Через секунду девочку погрузили в машину. Тибби посмотрела на мокрое пятно на джинсах девочки и быстро отвернулась. Ее смущало даже, когда кто-то плакал. А тут… Обморок, удар головой — впечатляющее зрелище для уличных зевак. Но не для нее.

— Можно я поеду с вами? — неожиданно для себя самой спросила Тибби. Может, потому, что представила, как страшно будет девочке очнуться среди людей в белых халатах. Она взяла руку девочки, хотя не могла найти разумного объяснения, почему это сделала. На перекрестке Висконсин и Бердли девочка пришла в себя. Она осмотрелась, моргая, не понимая, что произошло, стиснула руку Тибби и потом взглянула на нее.

Тибби сказала:

— Привет, я Тибби!

Девочка посмотрела на нее, явно недоумевая. «Почему девушка из «Валлман» держит меня за руку?» — наверное, подумала она.

Постучали. Кармен посмотрела на дверь и села на коврик. Чемодан открыт, но вещи не распакованы.

— Да?

— Можно?

Кармен была почти уверена, что это Криста. Она хотела сказать «нельзя», но сдержалась.

— Да, входи!

Дверь открылась.

— Кармен, э-э-э, обед готов? Ты идешь?

В дверь робко просунулась голова Кристы. Кармен почувствовала запах ее блеска для губ.

Криста не умела говорить. Она сообщала что-то с вопросительной интонацией.

— Спускаюсь, — ответила Кармен.

Голова Кристы исчезла. Кармен растянулась на полу. Как она сюда попала? Как это произошло? Она вспомнила, как они с отцом ели хот-доги, перед тем как пойти играть в бильярд. Сейчас она завидовала той Кармен.

Девочка потащилась вниз, где уже был сервирован стол. Всякие там вилки и ножи хороши в ресторане. Но не дома же! На столе было полно всяких яств: жареный картофель, морковный салат, соте из цуккини, красный перец, отбивные из барашка. Кармен дернулась, когда Криста коснулась ее руки. Криста покраснела.

— Извини, — пробормотала она. — Мы должны помолиться.

Кармен опустилась на стул и взглянула на отца, который безмятежно держал за руку Пола. Вот чем они тут занимаются.

«Что это мы делаем? — хотела она спросить отца. — Мы должны стать семьей? Что это еще за выдумки?» Когда-то отец отказался принять католичество вопреки желанию родителей жены, а теперь он, оказывается, молится перед едой.

Кармен вспомнила о маме. Они с мамой всегда молились, но не тогда, когда отец жил с ними. Она уставилась на Лидию. Что в ней такого?

— Лидия, все потрясающе вкусно, — сказал отец.

— Да, мам, все вкусно, — поддакнула Криста.

Кармен почувствовала, что отец смотрит на нее.

Нужно было что-то сказать, но она просто жевала. Пол был спокоен. Он посмотрел на Кармен, потом опустил глаза. По стеклу забарабанил дождь. Было так тихо, что слышался только стук столовых приборов.

— Кармен, — начала Криста. — А я тебя представляла совсем другой.

От неожиданности Кармен проглотила слишком большой кусок и поперхнулась.

— Потому что я пуэрториканка?

— Да нет… Я просто имела в виду, что… ну, понимаешь… темные глаза и вьющиеся волосы.

«Смуглая кожа и большой зад», — хотела добавить Кармен, но произнесла лишь:

— Ну да. Я похожа на пуэрториканку, как и моя мама. Моя мама пуэрториканка. Как, например, испанка. Мой папа, наверное, об этом не упоминал.

Голос Кристы стал таким тихим, что было неясно, говорит ли она вообще.

— Я не уверена… — Криста, похоже, разговаривала со своей тарелкой.

— У Кармен незаурядные математические способности, как и у меня, — вставил отец. Это было не совсем так, но она была благодарна папе за эти слова.

Лидия утвердительно кивнула. Пол молчал.

— Кармен, — сказала Лидия, — отец говорил, что ты хорошо играешь в теннис.

Кармен так сильно набила рот, что ей понадобилось минут пять, чтобы все прожевать и проглотить.

— Все в порядке, — успокоила Лидия.

Кармен хотелось сказать какую-нибудь колкость.

Ее раздражало все: еда Лидии, глупые наряды Кристы, болван и лунатик Пол, — она всех их ненавидела и не хотела быть вместе с ними. Тоска прокрадывалась в учащенно бившееся сердце. Кармен встала.

— Я позвоню маме? — спросила она отца.

— Конечно, — ответил он, поднимаясь из-за стола. — Почему бы тебе не позвонить из комнаты для гостей?

Кармен вышла из-за стола, ничего не сказав, и бросилась наверх.

— Мамочка! — минуту спустя рыдала Кармен в трубку.

В последнее время она отдалилась от мамы, предвкушая необыкновенное лето с отцом. И вот теперь ей нужна была мама, ей очень хотелось, чтобы мама забыла о том, что произошло между ними совсем недавно.

— Что с тобой, детка?

— Папа собрался жениться. У него теперь будет семья, жена и двое светловолосых детей. И странный дом. А что здесь делаю я?

— О, Кармен! Не может быть! Он собрался жениться, неужели? Кто она? — Мама не могла сдержать любопытства.

— Да, в августе. Ее зовут Лидия.

— Кто эта Лидия?

— Пока не знаю. — Кармен бросилась на цветастое покрывало.

Мама поинтересовалась:

— Что там за дети?

— Ну, не знаю. Блондины. Тормоза.

— Сколько им лет?

Кармен не могла спокойно отвечать на вопросы. Она чувствовала себя маленькой и несчастной.

— Подростки. Мальчик немного старше меня. Я не знаю точно, сколько им лет.

— Ясно. Он мог бы тебе обо всем рассказать до твоего приезда.

Кармен почувствовала в голосе матери раздражение. Ну и пусть, для раздражения был повод.

— Конечно, мамочка. Он сказал, что хотел нас познакомить. Только… Я чувствую себя просто ужасно.

— О, сладенькая моя, ты расстроена из-за того, что не получила отца в полное свое распоряжение.

Мама была права, но Кармен задохнулась от возмущения.

— Это не так! — завопила она. — Они…

— Что?

— Они мне не нравятся! — От злости Кармен не находила слов.

— Почему?

— Не знаю. Не нравятся, и все.

— Ты можешь понять почему? — спросила мама.

— Я собираюсь, — мрачно ответила Кармен, недовольная тем, что ведет себя как ребенок.

— Ты злишься, разве непонятно? И это все из-за папы.

— Я не злюсь на папу, — быстро сказала Кармен.

Действительно, вряд ли отец прямо накануне каникул оказался во власти женщины с детьми в доме с комнатой для гостей.

Девочка попрощалась с матерью, пообещав позвонить завтра. Потом устроилась поудобнее и попыталась хоть как-то объяснить то, чего не понимала.

После долгих размышлений она решила, что переживает все-таки из-за отца. Он встретил женщину и влюбился, поэтому решил жениться. Это его жизнь. Несомненно, он делает то, что хочет. Она понимала, что должна желать отцу того, чего он хочет, но все еще ненавидела его. И ненавидела себя за это чувство.

Медленно погружаясь в воду, Бриджит почувствовала, как тысячи рыбок проносятся мимо нее, задевая лодыжки.

— Я хочу Эрика, — сказала она Диане из команды четыре.

— Давай продам тебе место в нашей команде? — Диана предлагала это уже не в первый раз. — Думаешь, он заметит? — рассмеялась она.

— Он сегодня проводит тренировку по бегу в пять часов, — сообщила Эмили.

Бриджит посмотрела на часы. Уже через пять минут! Бриджит вылезла из воды.

— Вот и я!

— Шесть миль, — добавила Эмили.

За последние два месяца Бриджит не пробежала и мили.

— Где они встречаются?

— Там, где тренажеры и всякое снаряжение, — сказала Эмили, погружаясь в воду.

— Увидимся, — бросила Бриджит через плечо.

В кабинке она надела носки и кроссовки. Было слишком жарко. Пришлось остаться в очень открытом спортивном топе.

Группа уже готовилась. Минута на разминку.

В группе было человек пятнадцать. Бриджит подумала, что не так уж она и плоха: длинные ноги и ни капли жира, выглядит как настоящая спортсменка (пусть и без особой подготовки).

Девочка прибавила ходу. Эрик заметил ее. Она подбежала ближе.

— Привет. Я Бриджит.

— Бриджит? — Он позволил ей догнать себя.

— Можно просто Би. Пчелка.

— Пчела? Как в улье?

Она кивнула и улыбнулась.

— Я Эрик, — сказал он.

— Знаю, — ответила Бриджит.

Он повернулся к группе:

— Сегодня бежим семь минут. Полагаю, вы опытные бегуны. Рассчитывайте силы: устанете — бегите в своем темпе. Не обязательно в одном темпе со мной.

«Господи, семь минут», — пронеслось в голове у Бриджит. Пыльная тропинка уводила вверх. На холме тропинка снова стала плоской и ровной. Они бежали мимо реки, которая в сухое время года превращалась в узкий ручеек. Бриджит вспотела, однако из последних сил выравнивала дыхание. Она бежала рядом с Эриком.

— Я слышала, ты из Луизианы.

Некоторые любят поболтать во время бега, некоторые — нет. Ей хотелось узнать, к какому типу относится Эрик.

— Да, — сказал он.

Бриджит решила, что он не любит болтать во время бега. И в этот момент он заговорил:

— Я провел здесь много времени.

— Здесь, на Байя? — спросила Бриджит.

— Да, моя мама мексиканка. Из Мулежа.

— Правда? — Бриджит действительно заинтересовалась. — Это в нескольких милях к югу отсюда, да?

— Да, — подтвердил Эрик. — А ты?

— Из Вашингтона, а мой отец из Амстердама.

— Классно, значит, ты знаешь о синдроме родителей-иностранцев.

Бриджит засмеялась:

— Да, знаю.

— А что случилось с твоей мамой?

Вот тебе раз, еще одно испытание. Обычно ей удавалось избегать этой темы.

— Моя мама… — Бриджит не знала точно, в каком времени говорить о матери: настоящем, прошедшем? — Моя мама была родом из Алабамы. Она умерла.

Несколько лет подряд Бриджит говорила, что ее мамы больше нет, но потом ей надоело это выражение. Сейчас оно явно не подходило.

Эрик повернул голову и посмотрел ей прямо в глаза:

— Представляю, как тебе было одиноко.

Бриджит почувствовала, как капельки пота на лбу испарились. Это и впрямь обезоруживающие слова. Хорошо, что он не сказал: «Мне очень жаль». Неожиданно она смутилась: у нее был слишком открытый для бега топ.

С большинством парней она не затрагивала эту тему. Но с Эриком все было не так, несмотря на то, что они говорили не более двух минут. Если бы на ее месте была Кармен, то она сказала бы, что это знак судьбы. Бриджит себе этого не позволяла.

— Ты отсюда поедешь в «Коламбию?» — спросила она, немного смущаясь.

— Да.

— Тебе там нравится?

— Я понимаю, что для спортсмена это действительно странный выбор, — заметил Эрик. — Спорт там не особенно в почете.

— Точно.

— Но у них отличная футбольная программа и, по-видимому, неплохие преподаватели. Для мамы это очень важно.

— Звучит разумно, — сказала Бриджит. Его профиль ей положительно нравился.

Эрик ускорил темп. Она приняла это как вызов. Ей всегда нравилось соревноваться.

Она оглянулась на остальных: группа бегунов значительно поредела. Бриджит бежала с Эриком нога в ногу. Она любила это здоровое напряжение мышц, когда ощущаешь, что открывается второе дыхание.

— Сколько тебе лет? — прямо спросил он.

Этот вопрос Бриджит также надеялась обойти.

Здесь она была почти самой младшей.

— Шестнадцать, — ответила она. «Скоро будет», — добавила мысленно. Не такое уж преступление слегка преувеличить. — А тебе?

— Девятнадцать, — ответил Эрик.

Разница не принципиальная. А если бы ей действительно было шестнадцать…

— Ты уже думала, куда будешь поступать? — спросил он.

— Может быть, университет Вирджинии, — ответила девочка. На самом деле она об этом еще не думала. Правда, тренер юношеской спортивной школы говорил с Бриджит о дальнейшем обучении.

Она знала, что проблем не будет, даже при средних оценках.

— Отличная школа, — похвалил Эрик.

Теперь уже она задавала темп. Бриджит чувствовала себя отлично, волнение от близости Эрика придавало ей энергии, делало мышцы упругими. Они повернули назад, чтобы финишировать на пляже.

— Ты, наверное, серьезно занималась бегом? — спросил Эрик.

Бриджит рассмеялась:

— Сто лет не тренировалась.

С этими словами она прибавила скорость. Остальная группа осталась далеко позади. Интересно, попытается Эрик догнать ее или сохранит темп?

Его локоть снова оказался рядом. Она улыбнулась:

— Неплохая пробежка, да?

В таком темпе они пробежали еще с полмили до пляжа. В крови Бриджит играл адреналин, ей нетрудно было бы преодолеть это расстояние даже по воздуху.

Наконец она растянулась на песке. Эрик плюхнулся рядом:

— Думаю, мы установили рекорд.

— Всегда была упорной, — ответила Бриджит, чувствуя себя вполне счастливой.

Она покаталась по песку, пока не стала похожа на пончик, обсыпанный сахарной пудрой. Он, смеясь, наблюдал за ней.

Через пару минут должны были появиться остальные. Бриджит встала, вытряхнула песок из кроссовок и носков. Не отводя взгляда, стянула с себя шорты, открыв трусики; сняла эластичную ленту с волос, и они рассыпались волнами по влажным плечам и спине.

Эрик смотрел в сторону.

— Давай поплаваем, — предложила девушка.

Он застыл с непроницаемым видом.

Бриджит не стала ждать. Пройдя несколько ярдов по воде, она нырнула. Появившись на поверхности, увидела, что он стягивает пропотевшую майку. Она даже не пыталась скрыть восторг.

Эрик нырнул вслед за ней, как Бриджит и загадала. Проплыв мимо нее под водой, он вынырнул в нескольких ярдах впереди.

Бриджит вскинула руки над головой и начала подпрыгивать, не в силах совладать с бьющей ключом энергией. Она выкрикнула:

— Это лучшее место на земле!

Он снова рассмеялся, напряженность рассеялась.

Бриджит ушла под воду и, коснувшись ногами песчаного дна, оттолкнулась. Медленно проплыла мимо ног Эрика. Не отдавая себе отчета в том, что делает, протянула руку и легонько прикоснулась к его щиколотке.

* * *

Если вам предлагают лимон, скажите: «Отлично! Я люблю лимоны, но нельзя ли предложить мне что-нибудь другое?»

Генри Роллис

Когда на следующее утро Лена спустилась к завтраку, она застала на кухне только дедушку.

— Калимера, — поприветствовала она его.

Он кивнул и удовлетворенно зажмурился. Она села напротив, на другой конец маленького столика. Дед придвинул к ней коробку с рисовыми хлопьями. Лена любила рисовые хлопья с молоком.

— Эфаристо, — поблагодарила она, исчерпав таким образом почти весь запас греческих слов.

Бабушка оставила на столе миски и ложки. Дедушка передал Лене молоко.

Какое-то время оба молча жевали. Лена подняла глаза: он смотрел в свою миску. Неужели деда раздражает ее присутствие? Он любит завтракать один? Или его огорчает, что она толком не говорит по-гречески?

Он положил себе в миску еще хлопьев. Дед был очень сухощавым и жилистым, но при этом обладал отменным аппетитом. Это было уморительно. Глядя на деда, она узнавала свои черты, например нос. У всех членов семьи был знаменитый нос Калигарисов: у отца, тети, Эффи. Внушительный нос придавал колорит и их характеру. Конечно, у мамы совершенно другой нос — нос Патмосов, но и он тоже достаточно примечателен.

Нос Лены был маленький и тонкий. Ей всегда хотелось знать, от кого же он ей достался, но сейчас она поняла — от деда. Значит, именно у нее истинный нос Калигарисов? Когда Лена была маленькой, она втайне мечтала о большом, как у всех членов семьи, носе. Теперь же, поняв, от кого она унаследовала свой собственный, слегка утешилась.

Девочка заставила себя отвести взгляд от дедушки. Он явно чувствовал себя неуютно. Невежливо было с ее стороны сидеть здесь, пялиться на него и молчать.

— Я хочу порисовать сегодня, — сказала она, поясняя сказанное жестами.

Казалось, деда оторвали от приятных размышлений над миской. Он поднял брови и задумчиво кивнул. Интересно, понял ли он хоть слово из того, что она сказала?

— Я хочу пойти в Аммоуди. Туда можно спуститься только по лестнице?

Дедушка немного подумал и кивнул. Она могла поклясться, что он не прочь вернуться к своим раздумьям над миской с рисовыми хлопьями. Что, он так устал от нее? Она ему надоела?

— Ладно. Пока. Хорошего дня, дедуля.

Лена поднялась наверх и упаковала этюдник с таким чувством, будто она превратилась в Эффи и только что позавтракала в обществе старшей сестры. То есть сама с собой.

Лена надела бриджи и белую гофрированную льняную рубашку. Перекинула через плечо рюкзак с этюдником и раскладным мольбертом.

Она вышла из комнаты, когда с парадного входа в дом вошел Костас с целым подносом только что испеченных его бабушкой пирожных. Валия обняла юношу, поцеловала и поблагодарила на греческом так быстро, что Лена не поняла почти ни слова.

Заметив внучку и поймав ее взгляд, бабушка немедленно пригласила Костаса в дом.

Лена, пожалев, что Эффи еще спит, направилась к двери.

— Лена, присядь, попробуй пирожное, — предложила бабушка.

— Я хочу порисовать. Надо спешить, пока солнце невысоко и тени не исчезли, — объяснила Лена.

Вообще-то сегодня она собиралась начать новый этюд, и было не важно, как падают тени.

Костас тоже направился к двери:

— У меня много работы, Валия. Я уже и так опоздал.

Бабушка не настаивала, утешившись тем, что они пойдут вместе. Когда Лена проходила мимо, бабушка подмигнула.

— Он хороший мальчик, — шепнула она на ухо внучке. По-видимому, в ее устах это была высшая похвала.

— Ты любишь рисовать, — как-то торжественно произнес Костас, очутившись на солнце.

— Точно, — сказала Лена. — Особенно здесь. — Она и сама не знала, зачем добавила эти слова.

— Да, здесь красиво, — произнес Костас, задумчиво вглядываясь в блестящую водную гладь. — Но мне трудно об этом судить. Ведь я больше нигде не был.

Лена почувствовала, что ему очень хочется поговорить. Она не возражала, но в окно за ними следила бабушка.

— Тебе в какую сторону? — спросила Лена, решив избавиться от Костаса.

Он искоса взглянул на Дену, по-видимому, пытаясь отгадать, какой ответ подойдет. Но ответил честно:

— Вниз. К кузнице.

Избавиться оказалось достаточно просто.

— А мне вверх. Собираюсь сегодня порисовать окрестности.

И она начала удаляться от него, карабкаясь по холму.

Костас был явно расстроен. Понял ли он, что она его отшила? Большинство парней не реагировали бы столь болезненно.

— Ладно, — сказал он. — Удачного дня.

— И тебе тоже, — быстро ответила Лена.

Чувство легкой вины быстро рассеялось: ведь она проснулась сегодня со страстным желанием нарисовать рыбацкую хижину в Аммоуди.

Дорогая Тиб!

Ты, наверное, возненавидела бы это место. Кажется, все здоровяки-американцы собрались здесь, чтобы заниматься спортом дни и ночи напролет. Нравы такие простые, что я пару раз видела даже уличную борьбу. Разговоры только о спорте. А ты там счастлива в «Валлман», ведь правда?

Шучу, Тиб.

Конечно, мне здесь нравится, но с каждым днем я все больше убеждаюсь: не хочу, чтобы моя жизнь походила на эту. Здесь много таких, как я, а я скучаю по тебе.

Да, кстати, я влюбилась. Я тебе об этом еще не писала? Его зовут Эрик. Он тренер и просто замечательный, поверь. Но ведь ты меня знаешь…

С любовью, твоя БФФ, Пчелка (Би)

Собравшись вернуться в «Валлман», Тибби обнаружила две вещи: во-первых, она пропустила большую часть смены, поэтому, скорее всего, ей не оплатят оставшиеся часы. Чего доброго, после окончания работы она еще останется должна фирме «Валлман».

Второе открытие — в пластиковой прозрачной рабочей сумке рядом с ее собственным лежал небольшой женский кошелек. Вот ужас!

В регистрационной карте обнаружилось имя девочки: Бейли Граффсман. Тибби нашла на улице платный телефон. Слава Богу, в справочнике оказалась только одна Граффсман с двумя буквами «ф» — на соседней с «Валлман» улице.

Тибби вернулась к своему велосипеду и проехала несколько кварталов до Граффсманов. Дверь открыла женщина, по-видимому миссис Граффсман.

— Здравствуйте. Уф, меня зовут Тибби, я, уф…

— Это вы, должно быть, нашли Бейли, — сказала женщина, понимающе глядя на нее.

— Верно. Видите ли, так получилось, что я взяла ее кошелек, чтобы узнать, как с ней связаться, и… уф… забыла отдать, — объяснила Тибби. — В нем было только четыре доллара, — добавила она на всякий случай.

Миссис Граффсман смущенно поглядела на Тибби:

— Да, да, конечно. — Потом она улыбнулась. — Бейли отдыхает наверху. Почему бы вам не отдать ей кошелек? Я уверена, она хотела бы лично поблагодарить вас. Наверх и прямо, — указала женщина, пока Тибби тащилась по лестнице.

— Уф… привет! — Тибби неловко протиснулась в дверь. На стенах были обои с ленточками, на окне колыхались желтые воланы занавесок, повсюду висели плакаты молодежных поп-групп. — Я… уф — Тибби. Я…

— Ты девочка из «Валлман», — сказала Бейли, садясь на кровати.

— Да. — Тибби подошла ближе к кровати и протянула кошелек.

— Ты стащила мой кошелек? — Глаза Бейли сузились.

Тибби нахмурилась. Несносная маленькая паршивка!

— Я его не стащила! В больницах принято брать кошельки для того, чтобы знать, как связаться с родственниками. Поэтому вот он, держи.

Тибби бросила кошелек на кровать.

Бейли быстро схватила его, заглянула внутрь и подсчитала купюры.

— Мне кажется, в нем было больше, чем четыре доллара.

— Вовсе нет.

— Ты взяла их!

Тибби тряхнула головой, не веря своим ушам.

— Ты что, шутишь? Неужели ты действительно думаешь, что я украла твои деньги, а потом проделала весь этот путь, чтобы вручить тебе этот жалкий кошелек? И что бы я тогда тебе вернула? Твой гороскоп? Он что, помогает избежать опасности, когда ты забываешь свой знак зодиака?

Бейли удивленно смотрела на нее.

Тибби почувствовала себя неловко. Может быть, она переборщила?

Но Бейли не собиралась уступать.

— А ты что держишь в своем бумажнике? Лицензию на вождение велосипеда? Визитку служащей «Валлман»? — Она произнесла «Валлман» с таким презрением, что Тибби опешила.

Тибби прищурилась:

— Сколько тебе лет? Десять? Почему ты такая злючка?

Брови Бейли угрожающе сошлись на переносице.

— Мне двенадцать.

Тибби стало еще хуже. Она сама терпеть не могла людей, которые давали ей меньше лет только потому, что она была маленького роста, худая и с плоской грудью.

— А тебе сколько? — поинтересовалась Бейли, и глаза ее воинственно заблестели. — Тринадцать?

— Бейли! Пора принять лекарство, — послышался снизу голос миссис Граффсман. — Ты не хочешь прислать за ним подругу?

Тибби оглянулась. Кто это здесь подруга?

— Конечно, — отозвалась Бейли. Она выглядела смущенной. — Ты не сердишься?

Тибби покачала головой:

— Конечно, нет, — и мысленно добавила: «Но теперь я знаю, как ты ценишь добро».

Тибби потащилась вниз по лестнице, не понимая, что она вообще здесь делает.

Мама Бейли протянула ей стакан с апельсиновым соком и бумажный пакетик с таблетками.

— Там все в порядке? — спросила она.

— Ну, думаю, да, — ответила Тибби.

Миссис Граффсман с минуту вопросительно смотрела Тибби в глаза.

— Бейли любит проверять людей, — неожиданно сказала она.

«Тибби любит проверять людей». Тибби вздрогнула. Сколько раз ее мать повторяла эти слова?

— Уверена, что это из-за болезни.

Тибби машинально спросила:

— Какой болезни?

Миссис Граффсман с удивлением посмотрела на нее:

— У Бейли лейкемия.

Миссис Граффсман, казалось, примирилась с этим. Она произносила это слово миллион раз, и оно как будто уже не ранило ее. Но Тибби ясно видела, что это не так.

Тибби почувствовала, что у нее подкашиваются ноги. Миссис Граффсман слишком пристально смотрела на нее, ожидая, вероятно, что Тибби скажет что-то дельное.

— Мне очень жаль, — глуховато пробормотала девочка.

Она заставила себя вновь подняться наверх. В глазах миссис Граффсман было что-то очень жалкое.

Перед дверью в комнату она помедлила, слегка поболтала в стакане апельсиновый сок. Какая она гадкая! Наговорила Бейли столько неприятных вещей. Конечно, Бейли начала первая, но у нее… лейкемия.

Бейли сидела, облокотившись на спинку кровати, и явно хотела продолжить перепалку.

Тибби изобразила вежливую, дружескую улыбку и протянула Бейли таблетки.

— Ты ведь солгала про свой возраст, устраиваясь на работу в «Валлман»? Они не берут подростков, которым меньше пятнадцати, — заявила Бейли.

Тибби кашлянула, стараясь удержать на лице улыбку.

— Да мне и есть пятнадцать.

Бейли была явно раздосадована.

— Но тебе не дашь пятнадцати.

Улыбка Тибби становилась все более натянутой. Она уже, наверное, превратилась в гримасу.

— Наверное, нет, — спокойно сказала она. Ей очень хотелось поскорее уйти.

Из глаз Бейли неожиданно брызнули слезы. Тибби, как обычно, отвернулась.

— Она сказала тебе, да, она сказала? — требовательно повторяла Бейли.

— О чем? — вопросом на вопрос ответила Тибби, обращаясь к одеялу и ненавидя себя за притворство. Как будто она не знала, что именно ей только что стало известно. Тибби терпеть не могла, когда люди так поступают.

— Что я больна! — Бейли пыталась сохранить жесткое выражение лица так же, как Тибби пыталась удержать дружескую улыбку.

— Нет, — пробормотала Тибби, презирая себя за нерешительность.

— Не думала, что ты можешь лгать! — выпалила Бейли.

Блуждающий взгляд Тибби остановился на покрывале Бейли. Там лежал кусочек ткани с воткнутой в него иглой. «Ты со мной», — прочла Тибби вышитые красной ниткой слова. К кому это обращение? К солнечному лучу? Все это показалось Тибби трогательным и мрачным.

— Я лучше пойду, — почти прошептала Тибби.

— Отлично. Убирайся отсюда, — сказала Бейли.

— Ладно. Еще увидимся, — машинально добавила Тибби и тихонько прошуршала к двери.

— Отличный наряд, — выкрикнула Бейли ей вслед.

— Спасибо. — Тибби едва расслышала себя.

Дорогая Кармен!

Мне бы очень хотелось, чтобы как-нибудь летом мы собрались здесь все вместе. Это лучшее место на свете. В первый же день я по миллиону ступенек спустилась к маленькой рыбацкой деревушке Аммоуди-на-Кальдере. «Кальдера» означает «вулкан». После гигантского извержения его наполнила и затопила почти весь остров вода. После того как я нарисовала эти симпатичные греческие лодчонки, я разделась и нырнула в чистую холодную воду.

Я кое-что набросала для тебя. Это колокольня неподалеку отсюда, в деревне Ойя. Мой милый дедушка, почти не говорящий по-английски, рассматривал мои рисунки довольно долго. Я заслужила одобрительный кивок. Остроумно, правда?

Мы с Эффи ездили на мопедах в Фиру, самую большую деревню на острове, и пили в уличном кафе на редкость крепкий кофе. Мы прямо-таки накачались кофеином. Я ушла в себя, зато Эффи флиртовала со всеми подряд, с официантами и даже с прохожими.

Здесь есть один мальчик. Зовут его Костас. Он проходит мимо нашего дома иногда по шесть раз за день. Он все время пытается поймать мой взгляд и завести разговор, но я не хочу с ним заигрывать. Бабушка ждет не дождется, когда мы влюбимся друг в друга. Неужели в этом есть хоть капля романтики?

Никаких значительных событий не произошло. Так что не было повода надеть Штаны. Они лежат и терпеливо ждут.

А я с нетерпением жду твоего письма. Почта здесь так медленно работает! Как бы мне хотелось иметь под рукой компьютер! Надеюсь, что ты и все остальные хорошо проводите время.

С любовью, Лена

«Что я здесь делаю?» — Кармен с удивлением обвела взглядом комнату. Здесь не было ни одного знакомого лица или голоса. Это была тусовка подростков из Южной Каролины.

В углу Криста болтала со своими друзьями. Пол был увлечен разговором с девочкой, похожей на куколку, и успевал в то же время болтать со своими дружками. Кармен в одиночестве стояла около лестницы, понимая, насколько странно ее присутствие здесь.

Она чувствовала себя невидимкой и даже не была уверена, существует ли она вообще. Наверное, лишь появление подруг могло бы оживить ее.

Лидия с отцом ушли на концерт камерной музыки (к сведению, папа терпеть не мог классическую музыку) и думали, что Кармен хорошо повеселится в обществе Кристы и Пола. Не сможет же девчонка, целые дни просиживающая в комнате для гостей, устоять против «веселенькой вечеринки». Отец был так увлечен этой идеей, что она решила не возражать. Разве это так уж трудно?

Какой-то коротышка сильно ударил ее в плечо.

— Извини, — сказал он, пролив на ковер половину пива из пластикового стаканчика. Он остановился и поглядел на нее. — Привет.

— Привет, — пробормотала Кармен.

— Ты кто? — спросил он, обращаясь в основном к ее бюсту.

Она скрестила руки на груди:

— Я… ну… как сказать, я с Кристой и Полом…

Их мама…

Но он уже не слушал. И она не потрудилась закончить предложение. Да и к чему?

— Увидимся, — сказала она и отошла в сторону.

Неожиданно Кармен оказалась рядом с Полом. Он кивнул ей. В руках у него была кока-кола, хотя пивом он явно не пренебрегал.

— Ты знакома с Келли? — спросил Пол. Келли обнимала его за талию. Не очень привлекательная девочка. Слишком скуластая, глаза широко расставлены, а острые ключицы выпирают из выреза платья.

— Привет, Келли, — произнесла Кармен, приняв загадочный вид.

— А кто ты? — спросила Келли.

— Я Кармен, — ответила Кармен.

Она чувствовала: Келли боится, что у Пола есть девчонка, о которой она, Келли, не знает. А поскольку Пол произносил не более десяти слов в день, скорее всего, он не сообщил Келли о ее присутствии в доме.

— Я живу вместе с Полом, — сказала Кармен таинственно.

Тонкие брови Келли взметнулись вверх. Кармен тихонько отошла от них.

— Пойду чего-нибудь выпью, — бросила она и состроила глазки Полу.

Бедняга Пол! Ему, должно быть, понадобится целый год, чтобы объяснить Келли, в чем, собственно, дело.

* * *

Я видел будущее. Оно почти такое же, как настоящее. Просто очень далекое.

Дэн Квинсберри

— Тибби, пожалуйста, разрежь для Ники цыпленка, — попросила мама.

Обычно такие просьбы вызывали у Тибби протест, но сегодня она выполняла все без возражений.

Ники выхватил у сестры ножик:

— Ники сам! Ники хочет резать!

Тибби терпеливо разжала его пухлые пальчики.

— Нож — не игрушка, — буркнула она голосом своей матери.

Ники не остался в долгу. Схватив две горсти вермишели, он швырнул ее на пол.

— Убери! — скомандовала мама.

Тибби немедленно убрала. Во время обеда Ники всегда бросал еду на пол. Хитрость состояла в том, чтобы уловить момент и вовремя отобрать у него тарелку.

Тибби растерянно смотрела на моющийся коврик, на котором практически не оставалось пятен. Она начала даже подозревать, что он сделан из какого-то особенного материала. Раньше на полу лежала соломенная циновка, царапавшая подошвы. Раньше были мексиканские подсвечники, солонка и перечница, вылепленные самой Тибби из глины. Теперь их заменили предметы из «Гончарной лавки. Тибби не могла точно сказать, когда исчезли ее солонка и перечница, но в общем это легко было вычислить вскоре после того, как мама оставила идею стать скульптором и занялась продажей недвижимости.

— Йогурт. Ники хочет йогурт! — потребовал Ники.

Мама вздохнула. Она кормила из бутылочки уже почти заснувшую Катрину.

— Тибби, не дашь ли ты ему йогурт? — мягко попросила она.

— Я ем, — пробормотала Тибби.

По-видимому, мама решила, что по вечерам Тибби будет играть роль папы, который работал допоздна. Можно подумать, это Тибби завела двоих малышей. Просто невыносимо!

— Отлично. — Мама встала и с размаху плюхнула Катрину на колени Тибби.

Малышка расплакалась. Тибби засунула бутылочку ей в рот.

Когда Тибби была маленькой, отец работал журналистом и адвокатом, а затем недолго перекупщиком. Тогда он обычно приходил на обед домой. Но с тех пор как мама стала бывать в больших домах с кучей изящных безделушек, папа работал в частной адвокатской фирме и приходил в основном ближе к ночи. Тибби считала, что родители поступили неразумно, обзаведясь ребятишками при отсутствии на них времени.

Родители любили говорить, что к жизни надо относиться проще. Они охотно занимались созданием детей, но слишком мало — ими самими.

Ники обеими руками залез в йогурт, а потом стал облизывать пальцы. Мама отняла у него коробочку, и он заревел.

Тибби хотела было рассказать о лейкемии Бейли, но потом передумала, потому что разговор не получился бы, впрочем, как обычно.

Она поднялась в свою комнату и поменяла батарейки в фотоаппарате. Затем взглянула на спящий компьютер: огонек в процессоре пульсировал, напоминая биение сердца.

Обычно компьютер мигал и жужжал всю ночь: она переписывалась со своими друзьями. Сегодня никого из них не было. Заставка выглядела как повязка на глазах компьютера.

— Эй, Мими! — позвала она. Но Мими спала. Тибби положила ей в миску немного еды и сменила воду. Мими и не подумала проснуться.

Вскоре Тибби, даже не раздевшись, задремала, мысли ее стали путаться: ей грезилось, что под кучей марлевых пеленок, антисептических стерильных салфеток, пачек антибактериального мыла и впитывающих трусиков прямо на полу лежит Бейли.

— Вон идет твой парень, — сказала Диана, уставившись на Эрика, идущего по террасе.

Бриджит так и впилась в него взглядом. «Эй, взгляни-ка сюда!» — попросила она мысленно.

Посмотрев в ее сторону, Эрик поспешно отвел взгляд, как-то подозрительно поспешно. Он хотя бы заметил ее, что ж, ладно…

Эрик уселся на другом конце террасы. Бриджит уткнулась в свой стакан. Она худела. В школе она с удовольствием поглощала обеды и потеряла форму.

— У него наверняка есть подружка в Нью-Йорке, — заметила девочка по имени Рози.

— Посмотрим, — вызывающе ответила Бриджит. Диана пожала плечами:

— Бриджит, ты сумасшедшая.

Эмили покачала головой:

— Оставь. Только наживешь неприятности.

— А может, не только? — возразила Бриджит. Диана философски заметила:

— По крайней мере, неприятности — это тоже что-нибудь да значит.

— Совершенно ничего не значит, — раздраженно ответила Бриджит. — Вы хорошо разглядели этого парня?

Она направилась к стойке буфета, чтобы взять еще одну порцию лимонада. Зная, что подруги следят за ней, она сделала круг и прошла мимо Эрика.

Остановившись позади него, Бриджит подождала, пока в разговоре с Марси, помощником тренера, наступит пауза, и подалась вперед. На террасе было так шумно, что ей пришлось наклониться к самому уху Эрика. Прядь волос коснулась его плеча.

— Когда матч? — спросила Бриджит.

Он не осмелился повернуться к ней.

— В десять.

Она заставила Эрика нервничать.

— Ага. Спасибо. — Она отошла. — Мы всех побьем, да?

Он взглянул на Бриджит с удивлением и почти сердито и сразу понял, что она его просто дразнит.

— Посмотрим. — Он улыбнулся.

Бриджит прошла к буфету, мельком взглянув на ошарашенных подруг.

— Ха! — Блаженная улыбка блуждала по ее лицу.

Дорогая Кармен!

Соседки по комнате оценили мои шансы завоевать Эрика как сорок к шестидесяти. Я флиртую изо всех сил, но безуспешно. Ты бы повеселилась.

А что еще делать девочке, которая отрезана от всего мира?

Недавно осматривали окрестности города Мулеж, в нескольких милях от лагеря. Оказалось, что мама Эрика родом оттуда. Достопримечательность — огромная церковь миссионеров и тюрьма под названием «Кармел син церрадурас», что означает «тюрьма без замков». Днем заключенным разрешают работать на фермах, а на ночь они возвращаются в свои камеры.

Надеюсь, ты приятно проводишь время.

С любовью, Би

Лене пришлось достать Штаны, и она начала вести счет дням. Как бы там ни было, но она вела себя, как обычно, замкнуто, строго следовала правилам, избегала любых эмоций в отношениях с людьми.

Правда, сегодня произошло нечто необычное, о чем она не решилась бы рассказать даже подругам.

Лена поднималась все выше и выше по гребню отвесной скалы и наконец выбралась на площадку на самой вершине. Здесь было очень тихо. Вдалеке виднелись горы, а значит, впереди была еще одна скала — выше той, на которую она взобралась. Но земля здесь была благодатной: холмы покрывали виноградники и зеленые луга. Раскаленный воздух был пронизан ослепительным солнцем.

«А ведь это счастливые Штаны», — решила она, когда, прошагав около мили, вышла к уютной маленькой беседке. Крошечные оливы переливались на солнце серебристо-зелеными листьями. В дальнем конце рощицы виднелся прудик с весело бьющими ключами, такой тихий, такой чудесный, что Лена подумала, что она первая увидела его. Возможно, этого пруда и не было до того, как она пришла сюда, облачившись в Волшебные Штаны. Она поспешно достала мольберт и начала рисовать.

Солнце стояло высоко, и Лена обливалась потом. У нее даже закружилась голова. Пот стекал из-под ее густых темных волос на шею, на лицо. Она пожалела, что не захватила с собой шляпу. Взгляд все чаще останавливался на водной глади. Еще больше она жалела, что не взяла купальник.

Девочка осмотрелась. Вокруг никого не видно: ни жилища, ни фермы. Она почувствовала, как ручеек пота бежит по спине. Все-таки придется искупаться.

Лена была застенчива, поэтому с опаской сняла одежду. «Никогда бы не поверила, что на такое способна», — подумала она. Сняв и кинув на траву лифчик, она было решила, что лучше все-таки остаться в трусиках… «Но я же не ханжа. Да и кого здесь стыдиться?» Лена взглянула на трусики, как будто бросавшие ей вызов.

— А-а-ах! — выдохнула Лена, погрузившись в воду.

Было забавно слышать собственное эхо. Она привыкла скрывать свои мысли и чувства, не показывать их без нужды. Даже когда она в одиночестве смотрела по телевизору какую-нибудь комедию, то не смеялась слишком громко.

Лена долго плыла под водой, а затем вынырнула. Лежа на спине, она слегка шевелила руками и ногами, подставив солнцу лицо. Плескаясь, она наслаждалась журчанием воды, ее прикосновением к каждой частице своего тела.

«Это лучшее мгновение в моей жизни», — решила она, воображая себя древнегреческой богиней под голубым небом.

Девочка провела руками вдоль тела, запрокинула голову, закрыла глаза, слегка покачиваясь на воде, расслабив мышцы и нервы. Она бы с удовольствием осталась здесь до конца дня, до следующего дня, до августа, может быть, навсегда.

Неожиданно она напряглась, уловив какой-то шорох в траве. Секунда, и она встала, коснувшись каменистого дна.

Лена шумно вдохнула воздух. Там кто-то был! За деревом она различала неясную тень. Мужчина? Дикий зверь? Неужели на Санторине водятся дикие звери?

Ее уютный гармоничный мир вмиг разлетелся на куски. Сердце выпрыгивало из груди.

Безотчетный страх подсказывал, что нужно снова скрыться под водой, но что-то большее, чем страх, заставляло бежать. Она выскочила из пруда. Прямо перед ней возник мужчина.

Это был Костас.

Она, не отрываясь, смотрела на него, но, что гораздо хуже, он тоже без всякого смущения таращился на нее. Лена была так ошарашена, что не сразу пришла в себя.

— К-к-костас! — закричала она, срываясь на визг. — Что ты, ты…

— Извини, — сказал он, не отводя взгляда.

В три прыжка Лена добралась до одежды. Схватив ее, прикрылась всей охапкой.

— Ты что, преследовал меня? — закричала она. — Ты что, шпионил за мной? И давно ты здесь?

— Извини, — снова сказал Костас, добавил что-то по-гречески, повернулся и пошел прочь.

Обливаясь от волнения потом, Лена натягивала одежду. В гневе запихнула в рюкзак рисунки, нисколько не заботясь о том, что испортит свою работу. Потом широкими шагами направилась через луг к утесу.

Он ее преследовал! А если он… Штаны она надела наизнанку. Как он посмел так на нее смотреть!

Только дойдя до дома, Лена сообразила, что рубашка, застегнутая не на все пуговицы, намокшая от пота и воды, прилипла к телу и просвечивает.

Она влетела в дом и швырнула рюкзак на пол. Из кухни выбежала бабушка и на мгновение остолбенела, увидев ее.

— Лена, деточка, что с тобой случилось?

Бабушка так искренне встревожилась, что Лене тут же захотелось плакать. Подбородок предательски задрожал, как частенько случалось, когда ей было пять лет.

— Что? Скажи мне! — вопрошала бабушка, смущенно уставившись на надетые наизнанку штаны и кое-как застегнутую рубашку.

Лена пыталась собрать мысли, проносящиеся в голове.

— Костас совсем не хороший мальчик! — наконец крикнула она гневно и бросилась в свою комнату.

* * *

Иногда ты на высоте. А иногда всего лишь жалкое насекомое.

Марк Кноплер

Кармен молча наблюдала за Кристой. Сидя за кухонным столом, та делала домашнее задание на лето. Кармен показалось, что Криста вовсе не собирается насладиться мессой или вообще куда-либо выходить.

— Ты готова? — спросил папа из спальни, где он переодевался для тенниса.

— Почти, — отозвалась Кармен. Она уже двадцать минут как была готова.

Криста безжалостно стирала написанное ластиком с уже и без того замученной бумаги. Она напоминала ученицу третьего класса. В Кармен шевельнулось что-то вроде сочувствия, но она тут же подавила это чувство, продолжая следить за тетрадкой Кристы. Сама она получила «девятку» по математике, и вообще это был один из ее любимых предметов. Криста увязла в доказательстве. Едва взглянув, Кармен уже знала, как решить пример. У нее просто руки чесались. Пальцы мысленно сжимали карандаш.

В гостиной Лидия предсвадебным голоском болтала по телефону. Кармен догадалась, что она обсуждает меню, поскольку постоянно упоминались «миниатюрные суфле».

— Все, готова? — спросил отец, появляясь на кухне в тенниске «Вилльямс» и белых теннисных шортах.

Кармен вскочила, чувствуя, как ее сердце взволнованно бьется. Первый раз за пять дней своего пребывания здесь она идет куда-то с отцом. Она чувствовала, что ее ожидание вознаграждено и отец снова принадлежит ей.

Выйдя на улицу, она пожалела, что не решила Кристе пример.

Пожалуй, если бы Криста не была Кристой, если бы она не имела отношения к отцу, то она предложила бы ей свою помощь.

Дорогая Би!

Скелетина опять приходила сегодня днем. Она постоянно торчит здесь, когда Пол дома. Грустно, но единственное, что доставляет мне удовольствие, — это дразнить глупую девчонку. Сегодня я надела шортики, короткий топ и постучалась к Полу, чтобы одолжить маникюрные ножницы. Пол, по-моему, начинает тихо меня ненавидеть. Но поскольку он ничего не говорит, утверждать это нельзя. Смешно даже подумать, что я могу нравиться Полу и стать угрозой его счастью со Скелетиной. Но она об этом не догадывается.

Со всей любовью от твоей вредной подруги, у которой, конечно же, найдется в сердце уголок для отчаянной тоски по тебе.

Кармен

На следующий день в «Валлман» совершенно неожиданно явилась Бейли.

— Что ты здесь делаешь? — резко спросила Тибби, напрочь забыв о своем решении быть приветливой.

— Решила дать тебе еще один шанс, — невозмутимо ответила Бейли.

На ней были грубоватые бриджи, почти такие же, как на Тибби за день до этого. Кроме того, она нацепила спортивный свитер серого оттенка и подвела глаза. Девочка явно старалась выглядеть старше.

— Ты о чем? — коротко спросила Тибби, слукавив еще раз.

Бейли возмущенно уставилась на нее:

— Еще один шанс не быть ослицей.

Тибби искренне рассердилась:

— Это кто здесь ослица?

Бейли улыбнулась:

— Послушай, а что, вам всем выдают такие блузы?

— А что, хочешь одолжить? — парировала Тибби, с удовольствием наблюдая за опешившей Бейли.

— Нет. Сшита неважно, — нашлась Бейли.

Тибби рассмеялась:

— Она двусторонняя. Из полиэстра.

— Отлично. Тебе нужна помощь? — спросила Бейли.

Тибби сортировала коробочки с тампонами.

— Хочешь получить работу в «Валлман»?

— Нет. Просто мне стыдно, что я испортила витрину с дезодорантами.

— Антиперспирантами, — поправила Тибби.

— Все равно, — сказала Бейли и начала расставлять коробки по стеллажам. — Так ты когда-нибудь снимаешь униформу? Или носишь ее круглые сутки?

Тибби почувствовала раздражение. Насмешки над ее униформой затянулись.

— Оставь мою блузу в покое, — с вызовом сказала она.

Тибби вдруг вспомнила, что мама тоже часто доводит ее до ручки.

Бейли, казалось, осталась довольна.

— Как скажешь. — Она откинула волосы со лба. — Может, угостить тебя мороженым или чем-нибудь вроде того после смены? Ну, просто в качестве благодарности за то, что ты украла не все мои деньги?

Тибби вовсе не по душе была идея зависнуть где-нибудь с двенадцатилетним подростком. С другой стороны, она не смогла отказать.

— Хорошо. Давай.

— Заметано, — отозвалась Бейли. — Когда?

— Я освобожусь в четыре, — ответила Тибби без особого энтузиазма.

— Я зайду за тобой, — предложила Бейли и пошла к выходу. — Ты стараешься быть доброй со мной, потому что у меня рак? — бросила она через плечо.

На минуту Тибби задумалась. Солгать снова? Да нет, зачем? Она пожала плечами:

— Да, наверное…

Бейли с удовлетворением кивнула:

— Порядок.

Итак, Тибби усвоила основные правила поведения с Бейли. Их и было-то всего два: не лгать и не интересоваться ее здоровьем.

Однако разговор за мороженым с шоколадной подливкой получился долгим. Тибби увлеклась, рассказывая о своем кинопроекте. Бейли, казалось, заинтересовалась и слушала внимательно, что было очень важно.

Тибби подумала, что, наверное, ей слишком не хватает подруг, больше, чем она думала. Неужели она настолько одинока, что разливается соловьем перед двенадцатилетней девчонкой?

Бейли как будто прочитала ее мысли.

— А друзья у тебя есть? — спросила она, когда в разговоре возникла пауза.

— Ну, конечно, — категорично объявила Тибби. Но, начав рассказывать о своих подругах, слишком совершенных, фантастических и восхитительных, и о тех благословенных местах, где они проводят лето, она вдруг подумала, что все это смахивает на выдумку.

— А где твои друзья? — спросила Тибби, возвращая Бейли к теме.

Бейли начала болтать о какой-то Мэлди, которая сейчас живет в Миннесоте, и о ком-то еще.

Тибби подняла голову и увидела у барной стойки Такера Роу. Ее сердце учащенно забилось. Он что, единственный из класса никуда не поехал на лето? Она вычислила, что он работает на хипповой студии звукозаписи, парковка которой находилась рядом с «Валлман». На одном пятачке расположились четыре магазина, а чуть вдалеке «Бургере», пиццерия и «Для птенчиков», поэтому неудивительно, что она встретила его здесь. И, однако, это было случайностью.

Некоторые люди сбивают ноги в поисках предмета своей любви. Тибби же делала все, чтобы избежать этого парня. Зная, что Такер паркуется в конце стоянки, она всегда оставляла велосипед у самого входа. И это срабатывало. Но сейчас не повезло, да еще она оказалась в этом кафе, напротив «Для птенчиков»! Тибби проклинала себя за то, что не предусмотрела такой вариант.

У Такера всегда был несколько хмурый и растрепанный вид, казалось, что он только что встал с постели. Вероятно, он на всю ночь зависал в клубе «Девять тридцать», пока Тибби отдыхала после смены. Она искренне надеялась, что он примет Бейли за ее младшую сестру, а не за новую подругу.

— Почему у тебя такое лицо?

Тибби взглянула на Бейли:

— Что ты имеешь в виду?

— У тебя как будто даже щеки запали.

Тибби почувствовала, что краснеет.

— Неправда.

Кажется, она опять начинает лгать. Тибби всегда гордилась своей честностью — особенно с собой. Но Бейли победила, поэтому Тибби невольно сжалась, стараясь что-то скрыть. А ведь именно это ей так не нравилось в других!

А Бейли продолжала удивлять свою новую знакомую. Ее кошачьи глаза остановились на Такере.

— Неужели он тебе нравится?

«Не понимаю, о чем речь», — хотела соврать Тибби, но вовремя спохватилась.

— Да, ничего, — небрежно бросила она.

— Да-а? — Бейли выглядела удивленной. — И что же тебе в нем нравится?

— Что мне в нем нравится? — раздраженно повторила Тибби. — Да ты только взгляни на него!

Бейли нагло уставилась на Такера. Тибби растерялась. Ситуация ее в принципе не вдохновляла.

— Постарайся, чтобы он не заметил, как ты смотришь на него.

— Думаю, у него туповатый вид, — изрекла Бейли.

Тибби вытаращила глаза:

— Ты серьезно?

— Неужели он думает, что серьги до сих пор в моде? И посмотри на его волосы! Сколько геля он извел!

Тибби никогда не приходило в голову, что Такер заботится о своей внешности. Пожалуй, его волосы и правда как-то неестественно торчали. Но даже если это так, почему это заметила именно Бейли?

— Слушай, давай без обид, ладно? Тебе всего двенадцать. Ты еще не достигла половой зрелости. Поэтому, прости, конечно, ты для меня не авторитет, — съязвила Тибби.

— Да нет, какие обиды? — Бейли, по-видимому, была весьма довольна собой. — А у меня просьба. Если я найду действительно стоящего парня, ты скажешь мне свое мнение о нем, ладно?

— Заметано, — пообещала Тибби, уверенная в том, что не проведет с Бейли столько времени, сколько потребуют поиски стоящего парня.

— О-хо-хо! — Диана подняла голову от книги. — У Би такой заговорщический вид.

— Ничего особенного, — запротестовала Бриджит, хотя, конечно, так оно и было.

Олли сидела на кровати, по-турецки скрестив ноги. Большинство девочек уже надели пижамы.

— Ты хочешь совершить налет на тренерскую палатку? — поинтересовалась Олли.

Бриджит многозначительно подняла брови:

— Слушай, неплохая идея, но я думаю не об этом.

— А о чем? — полюбопытствовала Диана.

— Только два слова. Отель «Хасьенда».

Это был единственный бар в Мулеже, где по вечерам собирались тренеры.

— Не думаю, что нас туда пустят, — с сомнением проговорила Эмили.

— Почему? — спросила Бриджит. — Олли семнадцать, Саре Шелл уже восемнадцать. Половина из нас пойдет осенью в колледж. — Сама она не входила в число таких счастливчиков, но не считала нужным об этом сообщать. — Это же не лагерь строго режима, где надо гасить свет в девять вечера. Правда, пошли, а? В Мексике даже спиртное продают без возрастных ограничений.

На самом деле Бриджит не была уверена в том, что это правда.

— Завтра первый матч, — напомнила Рози.

— Ну и что? После вечеринки ты будешь играть только лучше, — беззаботно заявила Бриджит. — Говорят: «Выпив, вы гораздо увереннее водите машину» или: «Алкоголь улучшает ваше самочувствие». Разве это не одно и то же?

Она была в чудесном настроении.

— А как мы пойдем? — спросила рассудительная, но не робкая Диана.

Бриджит задумалась:

— Мы можем угнать фургон или взять велосипеды. На велосипедах доберемся за полчаса, если, конечно, вы поедете с нормальной скоростью.

Бриджит не собиралась сообщать, что у нее еще нет водительских прав.

— Давайте возьмем велосипеды, — согласилась Олли.

Бриджит ощутила, как в крови бродит безрассудство, — так было всегда, когда она делала что-то запретное.

В комнате были только Диана, Олли и Рози. Девочки быстро переоделись. Бриджит одолжила у Дианы, которая была такого же роста, юбку. Собираясь в лагерь, она не подумала захватить одежду, в которой не напоминала бы мальчишку.

Они летели вчетвером по шоссе, велосипеды жужжали, как разъяренные пчелы. Бриджит время от времени таранила Диану, отчего та пронзительно визжала. Слева от них оставалась безмятежная бухта, справа мелькали горы, а на небе светила полная луна.

Вибрирующие звуки музыки донеслись до них раньше, чем они увидели сам отель.

— Ура! — закричала Бриджит.

Они резко притормозили у самой двери.

— Слушайте, — сказала Олли, — если там окажется Конни, придется сбежать. Не думаю, чтобы на нас обратил внимание кто-нибудь еще. Мы были здесь пару раз в прошлом году, и тренеры не возражали.

Олли решила проверить. Она нырнула внутрь и тут же показалась снова.

— Народу полным-полно, а Конни я не заметила. Но если покажется — мы уходим. — Она вопросительно поглядела на Бриджит. — Ладно?

— Ладно, — согласилась Бриджит.

— И не важно, есть там Эрик или нет?

— Я же сказала, уйдем.

Бриджит не часто посещала клубы, но каждый раз повторялось одно и то же. Все взгляды, по крайней мере взгляды всех мужчин, были прикованы к ее волосам. Может быть, полумрак и алкоголь делали ее такой привлекательной. Девушки направились к танцевальной площадке. Бриджит не любила выпивать, но обожала танцевать. Она схватила Диану за руку и потащила в центр танцующей толпы. С танцами мог сравниться только футбол, или мини-гольф, или рюмка хорошего рома. И танцевала она отлично!

Волны музыки наполняли тело. Со всех сторон раздавались выкрики, свист, со всех сторон ловила она восхищенные взгляды! Бриджит оглядывалась в поисках Эрика.

Сначала она его не заметила, поэтому полностью отдалась танцу. Но вскоре увидела: он сидел вместе с другими тренерами довольно далеко от танцплощадки. Столик был уставлен большими бокалами, в основном уже пустыми.

Эрик смотрел прямо на нее. Он еще не понял, что Бриджит его узнала, да ей бы этого и не хотелось. Она старалась не смущаться и хотела, чтобы он наблюдал за ней. Конечно, если сам пожелает.

Эрик, казалось, опьянел от солнца, бега, а может быть, от текилы. Он очень сексуально поворачивал голову, разглядывая окружающих.

Мужчины продолжали толпиться около Бриджит, но она держалась поближе к Диане, предпочитая ее в качестве партнера. Через несколько минут к ним присоединилась Олли с банкой пива в руке.

Олли покосилась на тренеров и помахала им. Марси махнула в ответ. Эрик и еще один тренер, Робби, взглядом дали понять: «Мы вас не замечаем». Но, пропустив еще по стаканчику, тренеры тоже оказались на площадке. Это было неожиданно. Бриджит почувствовала то же волнение, что и во время бега. Повернувшись, она оказалась лицом к лицу с Эриком и начала медленно танцевать, приближаясь к нему вплотную, изредка касаясь его руки. Он двигался легко и изящно. Она смотрела, не отрываясь, ему в глаза. На этот раз Эрик не отвел взгляд.

Затем Бриджит обхватила его за талию и притянула к себе. Их бедра соприкасались. Он был так близко, что она чувствовала его запах.

Эрик приложил губы к ее уху. Мурашки пробежали у нее по ногам. Он мягко отстранил ее руки и прошептал на ухо: «Мы не должны этого делать».

Лена бросилась на кровать, дрожа от переполнявших ее эмоций, и тут же услышала внизу шепот, постепенно перешедший в крик. Неужели это ее молчаливый дедушка? Она вскочила на ноги, сдернула мокрую рубашку и натянула первую попавшуюся сухую. Затем стащила Штаны и дрожащими руками вывернула их. Что там происходит?

Спустившись по лестнице, Лена увидела багровое лицо деда. Он решительно двигался к входной двери. Бабушка суетилась, как наседка, стараясь успокоить его, путая от волнения слова. Однако ее уговоры не возымели никакого действия. Дед вырвался наружу и бодро заковылял вниз по холму.

Лена почувствовала неладное и понеслась вслед за ним. Еще до того, как дедушка остановился у особняка Даунаса, Лена поняла, что он направлялся именно туда. Он яростно забарабанил в дверь.

Дедушка Костаса опешил, увидев выражение лица Калигариса, а тот вдруг страшно завопил. Среди этих воплей несколько раз прозвучало имя Костаса, и Лена поняла, что ее дедушка ужасно возмущен. Бабушка топталась около.

Смущение на лице Даунаса сменилось гневом. В ответ он тоже завопил.

— О боже! — жалобно прошептала Лена.

Неожиданно Калигарис вломился в дом. Бабушка пыталась оттащить его, а хозяин преградил ему путь.

— Пой йенай Костас? — громыхал дед. — Где Костас?

Вскоре появился и сам Костас, расстроенный и смущенный. Он явно хотел успокоить дедушку Лены, но ему мешал собственный дед.

С ужасом Лена видела, как ее дед попытался отбросить Даунаса и тот толкнул Калигариса в грудь. Неожиданно дед Лены сжал кулаки и с размаху заехал Даунасу в нос.

Лена охнула. Бабушка завизжала. Драчуны еще по разу стукнули друг друга, прежде чем Костас разнял их. Он с трудом удерживал стариков, и лицо его посерело от волнения.

— Стаматист! — рычал он. — Хватит!

Милый папочка!

Не пришлешь ли ты мне кое-что из одежды? Мои короткие топы и сарафаны лежат в третьем ящике снизу. А еще мой черный купальник — раздельный. Да, и юбки из четвертого ящика — короткую розовую и бирюзовую.

Мне здесь хорошо. Сегодня у нас первое важное соревнование, я буду нападающим. Позвоню тебе в субботу. Передай привет Перри.

С любовью, Би

* * *

Если вы чувствуете, что постоянно сдерживаете себя, прибавьте темп.

Марио Андретти

— Волнуешься из-за свадьбы? — спросила отца Кармен, стараясь не обнаружить в голосе грусть.

— Да, конечно, — ответил он. — Жду не дождусь.

Он выразительно взглянул на дочку.

— Ты даже не представляешь себе, как для меня важно, что ты здесь, бельчонок.

Кармен почувствовала себя виноватой. Почему она так ведет себя? Надо постараться быть приветливой.

— Надеюсь, ты любишь миниатюрные суфле, — неожиданно сказала она.

Папа кивнул:

— Лидия так беспокоится обо всем.

— Да, я заметила, сколько времени она на это тратит, — спокойно сказала Кармен, одновременно желая и не желая скрыть сарказм.

— Для нее это так много значит. Она беспокоится о каждой мелочи.

«А кто платит за эти мелочи?» — хотела спросить Кармен.

— В первый раз у нее толком не было свадьбы, — продолжал отец.

Воображение Кармен заработало, предлагая разные варианты: тайное бегство с любовником, убийство?

— Почему?

— Ее мама умерла за шесть недель до свадьбы. Это совершенно разбило сердце Лидии. И на свадьбе присутствовали только двое свидетелей и мировой судья.

Кармен вдруг стало очень грустно.

— Ужасно, — пробормотала она.

— Поэтому я хочу, чтобы в этот раз она получила настоящее удовольствие.

— Да, понятно, — пробормотала Кармен, еще не придя в себя. — А что произошло с ее первым мужем?

— Они расстались лет пять назад. Он сильно пил. Не раз пытался лечиться.

Кармен опять вздохнула. Все это было очень печально, но сочувствовать Лидии не хотелось, ведь тогда она не сможет сохранить неприязнь. Но она поневоле думала о матери Лидии, о ее пьянице-муже, о молчаливом Поле, страдавшем из-за своего отца. Его молчание теперь походило на мужество. А Криста, по-видимому, боготворит ее, Кармен, папу — доброго, уверенного и надежного. Как, должно быть, они все благодарны судьбе за то, что она свела их с Алом!

Кармен дала себе слово улыбнуться Лидии при встрече и задать пару доброжелательных вопросов по поводу свадьбы.

— Послушай, не обидишься, если мы не сразу поедем на теннис? Пол летом играет в здешней футбольной команде, и сегодня как раз большой матч. Я обещал, что загляну на пару минут.

— Ладно, — проворчала Кармен, опять впадая в мрачное расположение духа.

На рассвете Бриджит отправилась плавать. Взволнованная, она так и не смогла уснуть. Она заплыла очень далеко, надеясь увидеть дельфина, но в этот день ни один так и не показался. Возвращаясь обратно, она обогнула мыс, отделявший их берег от основной части Бухты Койота.

Бриджит вылезла на берег и улеглась на песок. Она тут же задремала и проспала часок-другой. Затем, услышав сигнал к завтраку, помчалась обратно в домик за одеждой.

Би по-прежнему сидела на диете. Она взяла три пакетика фруктовых хлопьев, два стакана молока и банан и, выйдя на террасу, расположилась за столом рядом с Дианой.

— Ты вообще-то спала? — спросила Диана. — Где ты была утром?

— Плавала, — ответила Бриджит.

— Одна?

— К сожалению, да.

Она посмотрела на столик Эрика. Его не было. Интересно, у него похмелье после вчерашней выпивки? Или он изучает список игроков? Вспомнив вчерашний танец, Бриджит покраснела. «Мы не должны этого делать», — сказал он. Но он же не сказал: «ты не должна этого делать».

— Пошли позагораем, — предложила она Диане.

Первая игра начиналась в девять. Команда номер один «Эль Буро» была полна решимости побить команду номер два «Серых китов» с преимуществом хотя бы в два гола. На другом поле встречались команда номер три, недавно названная «Лос Такое», и команда номер четыре «Лос Кокос».

Бриджит сидела у боковой линии поля, наблюдая, как Эрик обсуждает предстоящую игру с Марси и двумя своими игроками.

Она тщательно зашнуровала бутсы. Кто-то из великих актеров сказал, что роль начинается с туфель. Бриджит была самой собой только в любимых бутсах — ходила ли она по комнате, становясь выше на три четверти дюйма, или сражалась на мягкой траве футбольного поля. Бутсы были поношенные, потертые и довольно грязные, но пригнаны точно по ноге. Походка в этих бутсах становилась подпрыгивающей, но даже это ей нравилось.

Бриджит гипнотизировала взглядом Эрика, но он не оглянулся. Она улыбнулась, но ответной улыбки не получила. «Вы, парни, такие черствые», — мысленно обратилась она к кому-то, к тому, кто, возможно, умел читать мысли.

Тренер их команды Молли Бревин дала сигнал.

Бриджит надела наколенники и закрепила волосы эластичной лентой. Когда она присоединилась к команде, Олли и Эмили приветственно хлопнули ее по плечу. Бриджит несколько раз подпрыгнула, чтобы разогнать кровь, и побежала быстрее.

— Эй, «Такое», послушайте. Мне нужны только точные передачи, — объявила Молли. — И мне безразлично, что еще вы будете вытворять на поле. Ваша задача не упустить мяч.

Почему, говоря это, она взглянула на Бриджит?

Команды собрались на поле. Бриджит промчалась мимо Дианы и слегка ущипнула ее за бок. Диана даже подпрыгнула от неожиданности.

— Ты чудовище!

Бриджит выпятила нижнюю губу как маленький ребенок. Она заняла свое место в центре поля в ожидании сигнального свистка.

Необходимо было сконцентрироваться. Бриджит знала, что энергии ей не занимать, но мастерства не хватало. Бриджит всегда нужна была цель, и тогда она неудержимо мчалась к ней. В противном случае она слишком долго раскачивалась.

Сегодня целью был Эрик. Хотелось показать ему, на что она способна. Он был той целью, которая заставила Бриджит собраться для мощного рывка.

Увидев мяч, девочка начала действовать: увела мяч у Дори Рэйнс, вывела в центр поля, обошла двух защитников и передала мяч форварду, Алекс Коэн. Алекс придержала мяч и пасовала Бриджит.

Цель ясна, и время словно растягивалось. Бриджит успевала оценить ситуацию и просчитать траекторию передачи. Она отвела ногу, поддела мяч носком, чтобы как можно меньше приподнимать стопу, и… мяч влетел в ворота прямо над головой вратаря. Ее окружили девочки из команды. Бриджит отыскала взглядом Эрика. Он разговаривал с игроками своей команды на боковой линии. А Бриджит так хотелось, чтобы он ее заметил!

И она продолжала атаковать, пока он не обратил на нее внимание. Бриджит уводила мяч за мячом, чувствуя странную легкость, возможность отличиться, и в то же время не очень выделяться. Иначе говоря, делать все, как ей хотелось.

И все-таки сегодня главным было желание отличиться. Бриджит была неудержима, и остальные игроки — те, которых считали лидерами, чувствовали себя на поле ненужными.

— Пасуй, Вриланд! — рычала Молли.

Если бы они играли в высшей лиге, такой чепухи не произошло бы. Когда твой игрок в зоне, ты даешь ему играть. Бриджит отдала мяч, но он опять вернулся к ней. Команда признала в ней лидера, Бриджит снова забила гол. В третий или четвертый раз?

Вид у Молли был рассерженный. Она дала сигнал рефери, та засвистела.

— Давай! — кричала Молли. — Уходи с поля, Бри-ланд!

Бриджит направилась к боковой линии. Сев на траву, спрятала подбородок в коленях, с трудом перевела дух.

Подошла Молли:

— Бриджит, это игра. И все хотят играть. Для меня важно знать, что может команда. Ты — суперзвезда. Я это увидела, и все остальные тоже, понятно? Прибереги энергию для главных соревнований.

Бриджит повесила голову, неожиданно почувствовав, как вся энергия куда-то улетучилась. И ей захотелось плакать.

Теперь она поняла, что не надо было брать такой темп. И почему она вовремя не остановилась?

Дорогая Тибби!

Канапе из креветок, лососевая подливка (что это еще за чертовщина?), хрустящий шпинат и жареное свиное филе. В цветочные венки вплетают туберозы (как тебе?) и цветки магнолии (ее любимые). Я могла бы описывать все это еще на сорока пяти страницах, Тиб, но я пощажу тебя. Здесь ВСЕ ТОЛЬКО И ГОВОРЯТ ОБ ЭТОМ — об этих людях, которых мне хочется вычеркнуть из своей жизни. И во что ввязался мой отец?

С любовью и горечью, Кармен Люсиль

— Который из них ваш? — услышала Кармен. Какой-то мужчина обращался к ее отцу.

С мрачным видом она стояла немного поодаль, около боковой линии, и хранила молчание. Пол был звездой в своей команде. За те восемь минут, которые они здесь находились, он уже дважды забил гол. Папа болел за него как сумасшедший. Внизу около ворот ошивалась Скелетина, выглядевшая, впрочем, лучше, чем обычно. Когда она истерически не вопила, подбадривая Пола, то бросала косые взгляды на Кармен.

— Кто «мой»? — повторил, смутившись, отец.

— Ну, который ваш ребенок? — пояснил мужчина.

Отец какое-то время пребывал в нерешительности, но затем сказал:

— Пол Родман, форвард.

Кармен почувствовала, как у нее по спине поползли мурашки, и похолодел лоб.

— Неподражаемый игрок, — продолжал мужчина.

Он повернулся и взглянул на отца.

— В точности ваше сложение, — сказал он и пересел ближе к боковой линии, где было удобнее наблюдать за игрой.

«Как у него может быть твое сложение? Он же не твой ребенок! — чуть не закричала Кармен. — Я твой ребенок!»

Отец, казалось, пришел в себя и обнял ее за плечи. Но ей не стало от этого легче, как пять дней назад.

«Теперь ты получил сына, которого всегда так хотел», — с горечью подумала Кармен. Она знала, что он хотел сына. Да и как могло быть иначе? А у него была вечно раздраженная жена, угрюмая дочь и четыре сбрендившие сестрички. И вот появился высокий, молчаливый мальчик, без особых претензий, да еще сложенный, как он сам.

Кармен почувствовала какую-то предательскую пустоту в желудке. Пол забил еще один гол. И она его за это ненавидела.

В футболе она не преуспела. Когда ей было лет шесть, она играла в детской команде, носилась взад-вперед по полю, но никогда даже не дотронулась до мяча. В то время папа ходил на ее игры.

— Захватывающе, правда? — обратился к ней отец. — Не обидишься, если мы останемся на второй тайм?

— Кто, я? Обижусь? — Кармен сдержала раздражение.

— Отлично. У них тут полно кортов в клубе. Я уверен, что проблем не будет.

Неожиданно возле них возникла Скелетина. Слащаво улыбаясь отцу Кармен, она проворковала:

— Добрый день, мистер Ловелл! Как поживаете?

— Отлично, спасибо, Келли. Ты знакома с моей дочерью Кармен? — спросил он.

Кармен с трудом подавила недоброжелательность.

— Да, мы встречались. Привет, Келли, — сказала Кармен.

— Привет, — коротко бросила Келли и повернулась к Алу. — Правда же, Пол творит чудеса? Вы должны очень гордиться им.

Кармен подняла брови от удивления. Она что, в самом деле такая невежа или притворяется?

— О да, конечно, — пробормотал отец.

Ни Кармен, ни отец не хотели поддерживать разговор. Келли явно недоставало такта.

— Ладно, увидимся позже, — сказала Скелетина Алу, возвращаясь на боковую линию.

— Давай, Пол! — пронзительно закричала она, когда тот совершил какой-то очередной футбольный подвиг.

Неожиданно Кармен заметила, что от парковки к ним бежит бледная Лидия.

Увидев ее, Ал убрал руку с плеча Кармен и поспешил навстречу.

— Что случилось?

— Регистрация. Они позвонили и предупредили, что перенесли регистрацию. Одна из пар отложила свадьбу, и мы будем регистрироваться вторыми, — задыхаясь, объяснила Лидия.

Кармен увидела слезы в ее глазах.

— Дорогая! — Ал нежно обнял ее. — Это ужасно. Что мы можем сделать?

Он отвел ее в сторону, чтобы поговорить наедине. Отец всегда знал, когда следует уединиться. Даже оставив собственную дочь.

Через минуту он вернулся:

— Кармен, мне придется поехать с Лидией в бюро регистраций. Сыграем завтра, ладно?

Отец не ждал ее согласия. У него уже были другие заботы.

— Я оставлю ключи от машины, и Пол отвезет тебя домой. — Ал поцеловал дочь в лоб. — Извини, бельчонок. Мы еще наверстаем упущенное, не волнуйся.

Кармен должна была вести себя как взрослая девочка, но вместо этого она улеглась на траву прямо у боковой линии. Хорошо, что ее никто не знал в Южной Каролине, хорошо, что она была такой незаметной, иначе ее поведение сочли бы весьма странным.

Если бы здесь была мама или подруги, она, возможно, могла бы разобраться в собственных чувствах. Но Кармен была одна и поэтому растворялась, исчезала, становясь совсем незаметной и незначительной.

Солнце коснулось ее лица. Кармен услышала свисток. Матч закончился. На нее упала чья-то тень. Она подняла ладонь к глазам и увидела, что это Пол. С минуту он молча смотрел на нее. Возможно, он находил эту девочку странной, но не подавал вида.

— Хочешь сыграть в теннис? — спросил Пол.

Это была, пожалуй, самая длинная фраза, которую он ей сказал. Кармен согласилась.

И она не упустила шанс взять реванш: шесть ноль, шесть ноль.

* * *

Проблем не существует. Вы сами их создаете, понятно?

Тренер Бревин

Спустя несколько часов после драки Лена сидела со стариками в клинике в Фире. Бабушка отправилась за кофе с сэндвичами, но Лена подозревала, что она просто не в состоянии выносить стоны и жалобы дедушки. Костас явно расстроился из-за стариков, однако, разняв их, быстро вернулся в кузницу, даже не взглянув на Лену.

Дедушке Калигарису наложили четыре шва на скулу, а дед Даунас обошелся без швов, хотя уверял, что у него сломан нос — тот сильно кровоточил.

Почитать журнал «Люди» не удалось, Лена принялась рассматривать Штаны и заметила на них пятнышко крови.

— О, простите! — тихо обратилась она к ним.

В ванной Лена попыталась оттереть пятно, намочив кусок туалетной бумаги. С минуту она медлила, вспомнив пункт правил, запрещающий стирку, но кому захочется, чтобы на Волшебных Штанах навеки осталась кровь эксцентричных стариков-греков?

Лена бросила взгляд в зеркало. Волосы высохли, но как-то странно: они напоминали пух, хотя всегда были гладкими и прямыми. Вид был как у подвыпившей торговки. Лена подошла ближе к зеркалу. Неужели это действительно она?

Когда девочка вернулась в холл, ей сразу бросилось в глаза, как глупо выглядели оба старика. Их пластиковые кресла стояли рядом, но они все время старались отодвинуться друг от друга. Лена осознавала абсурдность, даже комичность ситуации, но ей было не до смеха. Она чувствовала себя разбитой. По-видимому, бабушка решила, что Костас пытался силой овладеть ею. Именно это она и сказала дедуле. Теперь оба уверены, что их ненаглядный Костас — злой насильник.

Лена понимала, что переборщила. Следовало рассказать бабушке, что было на самом деле, и тогда она не подумала бы ничего такого.

Итак, Костас шпионил за ней. Он видел ее обнаженной. Конечно, он поступил как глупый, развращенный подросток, но все же мужественно разнимал разбушевавшихся стариков, чтобы они не поубивали друг друга.

Костас шпионил за ней, и ей это очень не нравилось. Но он не сделал того, о чем подумали ее родственники.

И что теперь? Когда все успокоятся и отдохнут, ей нужно будет извиниться перед бабушкой и дедушкой и объяснить им, что именно произошло.

А потом нужно извиниться перед Костасом.

И тогда все встанет на свои места.

Лена!

Я, наверное, перестаралась в сегодняшней игре. Мне надо передохнуть. Что ты мне посоветуешь? «Обуздай свою природу, Би»? Я пытаюсь, но у меня слишком беспокойное тело.

Я собираюсь пробежаться вместе с Эриком. Я ХОЧУ его. Я уже об этом говорила? Я знаю, ты презираешь всю эту болтовню о гормонах, но кое-кому из нас тяжело себя сдерживать.

С любовью, Би ФФ

— Привет, меня зовут Бейли Граффсман. Я подруга Тибби. Она дома?

Стоя на лестнице, Тибби с изумлением услышала, как Бейли сообщает все это Лоретте под крики рассерженной Катрины. Неужели она теперь должна постоянно нянчиться с двенадцатилетней кочерыжкой?

Тибби аккуратно опустила Мими обратно в коробку, надеясь, что Лоретта не знает, дома она или нет. Но ей не повезло. Через несколько секунд Бейли затопала по лестнице.

— Привет! — сказала Бейли, распахивая дверь.

— Бейли, что ты здесь делаешь?

Бейли устроилась на неубранной постели.

— Я все время думаю про твой фильм. Он будет классный. Я хочу тебе помочь.

— Да помогать еще нечему. Он даже не начат, — запротестовала Тибби.

— Тогда тебе точно нужна помощь, — настаивала Бейли. — Буду твоим оператором, или звукорежиссером, или мальчиком на побегушках.

— Между прочим, ты совсем не похожа на мальчика, — заметила Тибби.

— Я могу быть твоим первым заместителем. Ну, знаешь, ассистент режиссера, как пишут в титрах? Ты же будешь набирать штат?

Бейли была так взволнованна, что не могла остановиться.

— Спасибо, но мне и правда не нужна помощь, — сказала Тибби.

Бейли вскочила на ноги и принялась внимательно разглядывать Мими.

— Это кто? — спросила она.

— Это Мими. Она у меня с самого детства. С семи лет, — безразлично произнесла Тибби. Она привыкла скрывать свою привязанность к Мими, стараясь делать вид, что едва замечает ее.

— Хорошенькая, — сказала Бейли и состроила умильную рожицу. — Можно ее подержать?

Сколько Тибби себя помнила, никто, кроме Ники, не изъявлял желания подержать Мими. Может быть, в дружбе с теми, кто младше тебя, есть своя прелесть.

— Конечно.

С большой осторожностью, без всякого отвращения Бейли достала морскую свинку из коробки. Мими, казалось, это не встревожило. Она уютно устроила свое жирное тельце на груди Бейли.

— О, какая она теплая! А у меня дома нет животных.

— Она почти не двигается, — сказала Тибби, чувствуя себя предательницей. — Она старая. В основном спит.

— Как ты думаешь, она не тоскует? — спросила Бейли.

Тибби об этом никогда не задумывалась, поэтому пожала плечами:

— Понятия не имею. Она вполне счастлива. Не думаю, что ее тянет на природу или еще куда-нибудь.

Бейли уселась на стул с Мими на руках.

— Ты уже решила, у кого первого возьмешь интервью? — спросила она.

Тибби хотела сказать «нет», но ответила:

Возможно, у Дункана, этого чудака из «Валлман».

— А разве он чудак? — удивилась Бейли.

— Боже, ну конечно! Он разговаривает будто на другом языке. На языке Первого Помощника Менеджера. Думает, что он незаменим. Однако он веселый.

— О-о-о! — Бейли почесала пузико Мими.

— Потом еще есть эта дама со сногсшибательными ногтями, — продолжала Тибби. — А Брайанна проводит кучу времени, стараясь сделать себе пышную прическу. Еще можно взять интервью у девушки из «Павильона». Она может озвучивать большие куски в фильмах, правда, желательно, немых.

Бейли в волнении заерзала на стуле:

— Мне всегда хотелось сделать документальный фильм.

Тибби вдруг показалось, что она ощущает присутствие лейкемии.

— Почему ты этим не занялась?

— У меня нет камеры. Может быть, ты все-таки возьмешь меня в помощники?

Тибби вздохнула:

— Ты хочешь, чтобы у меня был комплекс вины, потому что у тебя лейкемия, да?

Бейли фыркнула:

— Да, конечно. — Она крепче прижала к себе Мими. — А у тебя там маленькая сестренка внизу?

Тибби кивнула.

— И намного младше?

— На четырнадцать лет, — сказала Тибби. — у меня еще есть двухлетний брат. Он спит.

— Ого! У кого-то из твоих родителей новая семья? — спросила Бейли.

— Да нет, родители все те же. Они просто решили начать новую жизнь.

Бейли с интересом посмотрела на нее:

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, я точно не знаю. — Тибби опустилась на кровать. — Когда родилась я, родители жили в крошечной квартире на Висконсин-авеню, а отец писал для социалистической газеты, пока не получил диплом юриста. Потом он стал общественным защитником, и мы жили в автофургоне на двух акрах под Роквиллом. После этого папа занимался фермерством, а мама лепила модели ног. И одно лето мы прожили в палатке в Португалии. — Тибби обвела взглядом комнату.

— А теперь мы живем нормально.

— Они были очень молодыми, когда ты родилась? — спросила Бейли.

— Девятнадцать лет.

— А, значит, ты результат эксперимента, — проговорила Бейли, опуская уснувшую Мими к себе на колени.

Тибби быстро взглянула на девочку. Она никогда не умела так точно подбирать слова.

— Думаю, да, — сказала она мягче, чем хотела.

— Потом они повзрослели и решили завести детей для того, чтобы остепениться, — подытожила Бейли.

Разговор принял такой оборот, что Тибби не знала, смущаться ей или радоваться. Бейли сказала истинную правду. Когда друзья ее родителей завели детей, они тоже решили сделать это должным образом. Со всякими там детскими компьютерами, подходящими амортизаторами у колясок и маленькими мобильниками с музыкальным сопровождением… Ничего этого не было у Тибби, которую вытолкнули в большой мир как будто для поиска приключений с настоящей кашей в голове.

Бейли сочувственно смотрела на нее большими глазами. Тибби стало грустно. Она не знала, как прекратить этот бессмысленный разговор. Ей хотелось снова стать собой.

— Мне, уф, придется ненадолго отлучиться. Поэтому тебе лучше уйти, — сказала Тибби.

Бейли сникла. Она встала.

— Положи Мими обратно, ладно?

Тибби!

Я такая тупица! Костас застал меня, когда я плавала нагишом, и я взбесилась! Ты же знаешь, как я отношусь к таким вещам. Я напялила одежду как попало, даже умудрилась надеть Штаны наизнанку (как ты думаешь, это не повлияет на их свойства?) и помчалась домой. Бабушка, увидев меня, решила, что произошло что-то ужасное.

А потом — о боже, страшно вспомнить! — она рассказала эту свою версию дедушке (видимо, по-гречески), и тот решил проучить (я не шучу) Костаса. Дедушка Костаса не пустил его в дом, и они подрались. Нелепо, я знаю, но зрелище было жуткое.

Теперь мои родственники и их лучшие друзья — враги, Костас ненавидит меня, и только мы знаем, что случилось на самом деле.

Я должна сказать правду, да?

Это первое происшествие с Волшебными Штанами. Не уверена, что мы ожидали именно этого. Ох, еще они слегка испачканы кровью. Я пыталась оттереть пятно, но вдруг это повлияет на их свойства. Посылаю Штаны тебе с самой быстрой на Санторине почтой. Надеюсь, ты найдешь им лучшее применение.

Как бы я хотела, чтобы ты оказалась здесь, Тиб! Или нет, забудь об этом. Лучше бы мы с тобой были где-нибудь в другом месте.

С любовью, Лена

Лидия и отец Кармен еще не вернулись с вечеринки. У отца никогда не было много друзей, а тут он порхал из гостей в гости, как бабочка. Друзья Лидии стали его друзьями. Он получил все готовенькое. Дом, детей, друзей. Неудивительно, что он и не думал захватить с собой что-нибудь из прошлого.

Пол ушел со Скелетиной, а Криста удалилась с двумя подругами в свою комнату пить лимонад. Она пригласила и Кармен, но перспектива сидеть с ними нагоняла на девочку тоску. Кармен снова вспомнила о своих подругах.

Ей стало тошно в комнате для гостей. Вся мебель была задрапирована тканью, а ее вещи все еще валялись на полу. Она была не очень аккуратной, но сейчас разбросанные вещи раздражали ее как никогда.

Вернувшись на кухню, она увидела на столе геометрию, которую оставила Криста. Кармен с вожделением уставилась на тетрадку. Криста забуксовала у второго доказательства, а оставалось еще восемь.

В доме было тихо. Кармен схватила тетрадку, карандаш и принялась за работу. Решать геометрические задачки было истинным наслаждением! Она начала с теоремы и доказательства.

Кармен так увлеклась, что не заметила, как вернулся домой и подошел сзади Пол. Слава Богу, он был один. Пол ошарашенно уставился на девочку.

Кармен покраснела. Она не могла объяснить, почему сделала работу за Кристу.

Пол помедлил с минуту.

— Спокойной ночи, — сказал он наконец.

— Пол, это ты сделал мою математику? — требовательно спросила Криста на следующее утро за завтраком. Она явно была и недовольна, и благодарна одновременно.

Было воскресенье. Ал пек к завтраку блинчики. Боже, он еще и готовит! Лидия поставила на стол цветастый фарфор. Какое угощение!

Пол не ответил.

— Ты думал, я слишком глупа и не справлюсь? — не отставала Криста.

«Возможно», — подумала Кармен.

— Нет, — ответил Пол, как всегда экономя слова. Криста выпрямилась на стуле:

— Что «нет»? Не делал или не думал?

— Ни то, ни другое, — сказал он.

— А кто же это сделал? — спросила Криста. Кармен ждала, что Пол ее выдаст. Но он даже не посмотрел в ее сторону, ничего не сказал и лишь пожал плечами.

Если Пол ее не выдаст, должна ли она признаться?

— Мне пора, — сообщил Пол. — Большое спасибо за блинчики, Альберт.

Прежде чем уйти, он подхватил стоявшую у входной двери и чем-то набитую сумку.

— Куда это он? — неожиданно поинтересовалась Кармен, хотя это ее не касалось.

Лидия и Криста переглянулись. Лидия хотела что-то сказать, но вдруг замолчала.

— Он поехал… поехал к своему другу, — вымолвила она наконец.

— Ага! — сказала Кармен, не понимая, почему такой простой вопрос вызвал замешательство.

— Я хочу с тобой кое о чем поговорить, — сменила тему Лидия. — Мы наконец составили план приема гостей.

Кармен поняла, что только она одна ничего толком не знает.

— Ага! — опять произнесла Кармен, понимая, что должна спросить про план.

— Мы собираемся все организовать на заднем дворе. Мы взяли напрокат гигантский навес! Здорово, правда?

— Да, здорово. — Кармен потягивала апельсиновый сок.

— Знаешь, я так расстроилась вчера, — продолжала Лидия. — Но взяла себя в руки. А Альберт хочет все устроить дома. Поэтому я очень волнуюсь…

— Да, есть из-за чего, — сказала Кармен с иронией, но, кажется, никто ее не заметил.

— Послушай, детка, — сказал папа, отодвигая стул, — поедем лучше в клуб.

Кармен с готовностью вскочила:

— Поехали!

Наконец-то обещанная игра в теннис! Она вышла вслед за ним во двор и села в новую бежевую семейную машину.

— Бельчонок, — сказал папа, как только они отъехали от дома. — Помнишь, что я говорил тебе о бывшем муже Лидии? Так вот, лучше не вспоминать о нем при Лидии, она очень болезненно реагирует. Кармен кивнула.

— Я говорю об этом потому, что Пол отправился сегодня навестить отца в центр реабилитации в Атланте. Пол ездит туда раз в месяц и обычно остается на ночь, — объяснил отец.

Кармен почему-то захотелось плакать.

— А как же Криста? — спросила она.

— Криста не общается с отцом. После встреч с ним она ужасно переживает.

«Она просто стыдится его», — подумала Кармен. Так же, как и Лидия. Конечно, нашла себе классный вариант, так что о старом лучше и не вспоминать.

— Нельзя отказываться от своей семьи, — пробормотала Кармен, отвернулась к окну и впервые за эти дни расплакалась.

— Я договорилась о первом интервью для нашего фильма, — взволнованно сообщила Бейли.

Тибби фыркнула в трубку:

— Нашего фильма?

— Ну, извини, для твоего фильма, в съемках которого я тоже участвую.

— Кто сказал, что ты участвуешь? — спросила Тибби.

— Ну, пожалуйста, пожалуйста! — взмолилась Бейли.

— Послушай, Бейли. Тебе что, делать нечего? Последовало молчание, в котором эхом прозвучали эти слова. Может быть, не следовало задавать такой вопрос больной девочке?

— Я договорилась на полпятого, после твоей смены, — не отставала Бейли. — Могу зайти к тебе домой и собрать все, что нужно.

— И у кого же мы собираемся брать интервью? — поинтересовалась Тибби.

— У мальчика, который играет в галерее магазина напротив «Валлман». Знаешь, у него лучший результат на самом крутом автомате.

Тибби снова фыркнула:

— Неубедительно.

— Так мы увидимся сегодня? — не отставала Бейли.

— Не знаю, как получится, — постаралась осадить ее Тибби, впрочем, не особенно успешно, потому что знала — никаких других дел у нее не было.

Конечно, Бейли появилась сразу же после окончания ее смены.

— Как ты? — спросила Бейли тоном закадычной подруги.

Тибби вдруг почувствовала, как устала за долгие часы под яркими люминесцентными лампами.

— Умираю потихоньку, — ответила она. И тут же пожалела о своих словах.

— Ну, тогда пошли, — сказала Бейли, кивнув на видеокамеру. — Времени для разговоров нет.

* * *

Если ты не можешь найти что-то в каталоге, просмотри его повнимательнее.

Из каталога Ройбака Сирса

Тибби только взглянула на Брайана Мак-Брайана и сразу поняла, что они попали на шоу неудачников. Во всяком случае, этот Брайан выглядел, как типичный неудачник. Худой и в то же время рыхлый, с нездоровым цветом лица. У него были и сросшиеся брови, и сальные волосы, и тугие подтяжки, и ужасная манера брызгать слюной во время разговора. Тибби предоставила Бейли возиться с ним.

Когда они вошли в зал, он, скрючившись, играл в «Покорителя дракона». Тибби с завистью наблюдала за тем, как ловко Бейли установила внешний микрофон, чтобы изолировать шум. В магазине стоял ужасный гул, и без этого невозможно было получить четкий звук. Она что, этим раньше занималась?

Тибби занялась фоном. Она начала съемку с «Хозяйки снежков» ядовито-розового оттенка, перевела камеру к компактным стеллажам с импортными вещами для младенцев «Вэнна Вайт», затем — к витрине с джинсами и наконец приблизилась к парню за прилавком. Тот немедленно закрыл лицо руками, как будто Тибби была журналистом программы «Шестьдесят минут».

— Не снимать! Не снимать! — зарычал он.

Тогда Тибби направила камеру на улыбающееся лицо Бейли, затем — на спину Брайана, который дергался от усердия, сражаясь с драконами. После этого она остановила камеру и приготовилась к интервью.

— Готов? — спросила Тибби.

Брайан обернулся. Бейли поправила микрофоны.

— Записываем, — предупредила Тибби.

Он не выпрямился, не застыл, не вытянул шею, как делают многие, увидев перед собой камеру, а просто смотрел прямо в объектив.

— Итак, Брайан, мы знаем, что ты регулярно бываешь в игровом зале «С семи до одиннадцати». — Тибби знала, что фанатики обычно не замечают иронию.

Он кивнул.

— А какое время ты предпочитаешь?

— О, любое до одиннадцати.

— В одиннадцать магазин закрывается, верно? — ухмыльнувшись, спросила Тибби.

— Просто это мой комендантский час, — объяснил он.

— А как во время учебы?

— Во время учебы я прихожу сюда с трех до пяти.

— Понятно. Участвуешь в школьной жизни или что-нибудь в этом роде?

Брайан, казалось, понял скрытый смысл ее вопроса. Он указал на парковку за стеклом витрины.

— Большинство живет там, — сказал он, затем ткнул пальцем в экран: — А я живу здесь.

Тибби поразила его откровенность. Она вдруг представила себе, что было бы, окажись она с Брайаном наедине.

— Расскажи нам о «Покорителе дракона», — стушевалась она.

— Я лучше покажу, — сказал Брайан, опуская в отверстие две монеты по двадцать пять центов. Значит, вот почему он согласился на интервью.

— Первый уровень — в лесу. Четыреста тридцать шестой год нашей эры. Первая большая экспедиция отправляется на поиски Священного Грааля.

Тибби направила камеру на экран. Картина была не такой четкой, как она рассчитывала, но не такой уж и плохой.

— В игре двадцать восемь уровней — с пятого по двадцать пятый век нашей эры. На этом компьютере до двадцать восьмого дошел только один человек.

— Ты? — задохнувшись, спросила Тибби.

— Да, я, — ответил Брайан. — Тринадцатого февраля.

Все это абсолютно не годилось для документального фильма, но Тибби вдруг заинтересовалась этим парнем.

— Может быть, тебе удастся добраться туда сегодня? — спросила она.

— Возможно, — согласился Брайан. — Да дело даже не в этом, а в том, что там — целая жизнь, свой мир.

Тибби и Бейли заглядывали через плечо Брайана, а он, перевоплотившись в мускулистого воина огромного роста, собирал из местных жителей войско, чтобы повести в бой.

— Схватка с драконом происходит только на седьмом уровне, — объяснял он.

На четвертом уровне был морской бой, на шестом — вандалы подожгли деревню Брайана, а он отличился, спасая женщин и детей. Тибби следила за его руками. Брайан не глядя, быстро, уверенно нажимал на все эти рычажки и кнопки.

В какой-то момент, кажется после второго появления дракона, Тибби услышала щелчок и поняла, что в камере села батарейка. Но девочка не отошла от Брайана.

После длительной осады средневекового замка Брайан остановил игру и оглянулся.

— По-моему, у тебя села батарейка, — сказал он.

— Да знаю я, — ответила Тибби. — Это уже третья.

Больше у меня с собой нет. Может быть, закончим в другой раз?

— Конечно, — согласился Брайан.

— Продолжай играть, если хочешь, — предложила Тибби.

— Да, — ответил он.

Бейли принесла им по фруктовому кексу от «Хозяйки», и они прошли с Брайаном двадцать четыре уровня, пока его не испепелил дракон.


Эрик вел пятичасовой забег. Бриджит не знала, рад ли он ее видеть.

— Сегодня нужно пробежать милю за шесть минут пятьдесят секунд, — объявил Эрик группе. — Но правила прежние. Вы знаете свои возможности. Не перенапрягайтесь. Тем более что сегодня очень жарко. Поэтому замедляйте темп, если необходимо. Это не соревнование, это тренировка. — Он взглянул на Бриджит. — Готовы? — спросил он после минутной разминки.

Видимо, он смирился с мыслью, что Бриджит в любом случае побежит с ним рядом.

— Ты невероятный игрок, Би, — сказал он вполголоса. — Ты сегодня устроила настоящее шоу.

Он решил, что она подстроила все это нарочно. Это было совершенно очевидно.

Смирившись, Бриджит прикусила нижнюю губу:

— Может, я и впрямь перестаралась. Со мной иногда бывает.

Эрик, казалось, совершенно не удивился.

— Я хотела произвести на тебя впечатление, — призналась она.

Некоторое время он смотрел ей прямо в глаза. Затем оглянулся, чтобы удостовериться, что рядом никого нет.

— Би, не надо, — выдохнул он наконец.

— Что «не надо»?

— Не надо, не начинай опять. — Он не мог подобрать нужные слова.

— Почему? Разве я не могу хотеть тебя?

Эрик остолбенел. Он бросил на нее взгляд и вздохнул:

— Слушай, я, конечно, польщен, как и любой другой на моем месте…

Бриджит скрипнула зубами. Он польщен! Но она надеялась услышать совсем другие слова. Все равно она не поверила ему.

Эрик ускорил темп, и они оказались немного впереди остальных.

— Бриджит, ты очень красивая. Удивительная, талантливая и просто неукротимая. — Он сказал это необычно мягко и посмотрел ей прямо в глаза. — Не думай, что я ничего не замечаю. Поверь, очень даже замечаю.

Бриджит оживилась.

— Но я тренер, а тебе всего шестнадцать.

— И что? — спросила она.

— Во-первых, ничего хорошего в этом нет, а во-вторых, это просто против правил.

Бриджит убрала за ухо прядь волос.

— Мне нет дела до этих правил!

Лицо Эрика стало непроницаемым.

— А мне выбирать не приходится.


Завтрак с дедом уже стал привычным, но после того, что случилось, Лена волновалась.

Сегодня рисовые хлопья как-то особенно подозрительно хрустели, хлопали и выстреливали, а дедушка ел себе и, казалось, ничего не замечал.

Она следила за ним, стараясь уловить подходящий момент. Хотелось посмотреть в его серо-зеленые глаза, такие же, как у нее. Хотелось показать, что она чувствует себя виноватой, но ужасно мешал хруст. Она посмотрела на неровные мелкие шовчики на его морщинистой коже, и спазм сжал горло.

— Дедуля, я…

Он поднял голову и вперил в нее сосредоточенный взор.

— Ничего, я только… — Ее голос задрожал. Что она делает, ведь дед не понимает по-английски.

Дедушка кивнул и взял внучку за руку. Этот трогательный жест выражал любовь и готовность защитить, но означал также: «Не стоит говорить об этом».

Хорошо было бы, если бы Эффи не была такой соней, подумала она. Вчера вечером у Лены не было сил все объяснить сестре, а бабушка с дедушкой, видимо, решили закрыть тему.

Эффи спросила, откуда у дедушки швы, но он отмахнулся, бормоча что-то по-гречески. Теперь Лена думала о том, как рассказать все сестре и попросить Эффи объяснить ситуацию остальным. Сказать надо было сначала бабушке, а уж она поговорит с дедом. Так было бы лучше всего, но Эффи спала.

Поднявшись после завтрака наверх, Лена упаковала мольберт. Повседневные дела часто помогают отвлечься. Она выглянула в окно, ожидая увидеть Костаса, который обычно заходил в кафе на верхней улице, перед тем как свернуть к кузнице. Но в это утро он не появился. Ну, конечно же!

Выйдя из дома, Лена решила отправиться вниз по холму. Солнце, отражаясь от белых стен, слепило глаза. Свет будто проникал в самые отдаленные уголки сознания, все освещая и проясняя.

Она пошла к дому Костаса. Дом стоял так, что если идти по тропинке, споткнуться и покатиться вниз, то через открытую дверь непременно попадешь в комнату Костаса.

Лёна медленно спускалась по улочке. Никаких признаков жизни. Идя вдоль утеса, она свернула туда, где, как ей казалось, находилась кузница. Может быть, удастся пройти мимо него. Может быть, удастся хоть как-нибудь объяснить ему, что все вышло ужасно глупо.

Но она не увидела Костаса и продолжала идти дальше. Без всякого вдохновения установила мольберт недалеко от своей любимой церкви, достала уголь, собираясь сделать набросок колокольни. Рука замерла над мольбертом, а мысли блуждали где-то далеко.

Уголь пришлось убрать. Сегодня он не поддавался Лене. Она собрала свои вещи и двинулась назад в горы. Может быть, теперь она пройдет мимо Костаса. Может, пойти с Эффи за покупками, ведь та любит ходить по магазинчикам, и купить одну из этих глупых сувенирных чаш из оливкового дерева? Может быть, найти способ как-то объяснить, наконец, бабушке, что случилось?

Ладно, по крайней мере, во всем этом есть и свои плюсы: Костас больше не будет ей надоедать. Но такой ли уж это плюс?

Карма!

Мы ходили в поход до самого кратера вулкана. Он называется Три Девственницы. А мы с вами четыре девственницы. Хм-м. Пока четыре. Я могу поклясться, что чувствовала запах дыма, хотя гид и уверял, что последний раз извержение вулкана было в прошлом веке.

Потом мы прошли по южному склону через все эти каньоны, чтобы взглянуть на старинную индейскую наскальную живопись. Там были и сцены охоты, и огромные пенисы, один поверх другого. Диана и я от смеха катались по земле. Тренеры пытались успокоить нас. Было так весело! Жалко, что тебя не было с нами.

Да, я без ума от Байи.

С любовью, Би

* * *

Не осуждайте никого, не побывав в его шкуре, со стороны не всегда виднее.

Фреда Норрис

Барбара, это моя дочь Криста, — сообщила Лидия портнихе во вторник днем.

Криста очаровательно улыбнулась.

Лидия указала на Кармен:

— А это моя…

Она замолчала. Кармен поняла, что Лидия собиралась сказать «падчерица», ведь Ал называл так Кристу, но не смогла.

— Это Кармен.

— Лидия — моя мачеха, — внесла ясность Кармен, не желая быть вежливой.

Прическа Барбары напоминала колокол. Когда она улыбалась, был виден ряд ослепительно белых зубов. «Вставные», — решила Кармен.

Барбара уставилась на Кармен: волосы спадают спутанной гривой на спину, короткий красный топ взмок от пота.

— Это дочь Альберта? — с явным удивлением спросила она, обращаясь к Лидии.

— Это дочь Альберта, — опередила Лидию Кармен.

Барбара умолкла. В конце концов, счета оплачивал Альберт.

— Ты, должно быть, похожа на мать, — сказала она, стараясь быть тактичной.

— Ну да, — подтвердила Кармен. — Моя мать пуэрториканка. И разговаривает с акцентом. Она говорит «винок».

Они как будто не замечали ее нахального тона. Она здесь для всех пустое место.

— У нее от Альберта математические способности, — решила исправить ситуацию Лидия, словно сомневалась, имеет ли Кармен хоть какое-то отношение к Альберту.

Кармен вздрогнула, как от удара кнутом.

— Хорошо, давайте займемся примеркой, — предложила Барбара, раскладывая пластиковые пакеты с одеждой на кровати Лидии. На кровати Альберта и Лидии. — Криста, давай начнем с тебя.

— О, нет-нет, давайте сначала посмотрим на маму! — Криста умоляюще сложила руки.

Кармен вся сжалась, когда, гордо утопая в чем-то воздушно-белом ярдов семи в длину, появилась Лидия. «Неприлично женщине за сорок с двумя детьми-подростками надевать на свадьбу такое пышное белое платье», — подумала Кармен. Платье подчеркивало фигуру, а коротенькие рукавчики лишь слегка прикрывали руки женщины, которой явно было больше сорока.

— Мама, ты великолепна! Ты как видение! Я сейчас заплачу, — задыхалась от восторга Криста, на самом деле не собиравшаяся плакать.

Кармен нервно барабанила ногой по начищенному деревянному полу и с трудом заставила себя остановиться.

После Лидии бледная, миниатюрная Криста примерила пурпурно-розовое платье из тафты. Кармен зажмурилась, искренне желая, чтобы ее собственный наряд не имел с этим ничего общего.

Платье Кристы пришлось немного ушить в талии.

— Хи-хи, — хихикнула Криста, пока Барбара закалывала и наметывала складки. Платье было просто ужасным, но оно хоть как-то оживляло бесцветную плоскую Кристу.

Теперь была очередь Кармен. Было невыносимо унизительно натягивать на влажную кожу такое же ничтожное тесное платье. Конечно, она здесь пустое место, но это слабо утешало. Она старалась не смотреть ни на этих людей, ни на себя в зеркало. Ей вовсе не хотелось запоминать это зрелище.

Барбара окинула ее критическим взглядом.

— Боже мой! Да, над этим придется поработать. — Она решительно распустила швы на бедрах Кармен. — Да, вот таким образом. Правда, я не уверена, хватит ли у меня ткани. Посмотрю, когда вернусь в мастерскую.

«Ах ты, ведьма проклятая!» — подумала Кармен.

Она знала, что платье сидит на ней просто ужасно. В нем она напоминала одновременно и шлюху с улицы Бурбонов, и южноамериканку, направляющуюся к первому причастию.

Барбара заметила, как некрасиво натянута ткань на груди Кармен.

— Здесь тоже придется выпустить, — сказала она, подходя к девушке вплотную.

Кармен мгновенно скрестила руки. «Не смей прикасаться к моей груди», — мысленно приказала она.

Портниха с недовольным видом повернулась к Лидии, будто это Кармен была виновата в том, что паршивое платье получилось так плохо.

— Боюсь, мне придется изрядно потрудиться.

— Нужно было заранее дать тебе размеры Кармен, — смиренно согласилась Лидия. — Но Альберт хотел подождать, пока она приедет, и только потом сказать ей. — Она сбилась, поняв, что атмосфера накаляется.

— Все зависит от фигуры, — ехидно заметила Барбара.

— Кармен уходит, — не выдержала Кармен, чувствуя, что ее буквально распирает от злости, волной поднимающейся к горлу. Все, больше ни одной секунды в обществе Барбары! — Ненавижу это место! — заявила Кармен смущенной Лидии, отчеканивая каждое слово. — А тебе больше подошло бы платье с длинными рукавами. — И она с грохотом выскочила из комнаты.

Пол удивился, увидев ее в коридоре.

— Ты сеешь распри между людьми, — буркнул он вслед пронесшейся мимо Кармен. Она не знала, что ее больше поразило — то, что Пол произнес такую вычурную фразу, или ее смысл.

«Так тебе и надо», — подумала Кармен, снижая темп.


«Благословенные Штаны!»

С этими словами Бейли в обычное время прибыла в «Валлман». Тибби уже ждала ее. Она больше не жаловалась на скуку.

Тибби встала — она приклеивала ценники на коробки с цветными карандашами на нижней полке — и с гордостью посмотрела на Штаны.

— Да, это те самые Штаны, — подтвердила Тибби. — Их прислали вчера.

Да, вчера, и она. торопясь, разорвала посылку, оклеенную яркими, как будто поддельными, марками. Тибби крепко прижала к себе Штаны, чувствуя частичку Лены, воображая, что вдыхает запах Греции, пропитавший ткань. Штаны действительно слегка пахли оливковым маслом — она это не придумала. А на правой штанине, на бедре расплылось коричневатое пятно, вероятно, кровь Лениного дедушки.

Глаза Бейли широко распахнулись, на лице отразилось благоговение.

— Ты в них потрясающе выглядишь, — еле слышно проговорила она.

— Видела бы ты в них моих подруг, — важно произнесла Тибби.

Последнее время Бейли все чаще спрашивала о подругах Тибби и их письмах. А Тибби все чаще казалось, что она сильно приукрашивает происходящее — для себя и Бейли.

— У кого-нибудь уже было в них приключение? — спросила Бейли, веря в волшебство Штанов.

— Ну, отчасти в них, отчасти без них. Какой-то мальчик подсматривал за Леной, а ее дедушка решил его проучить. — Тибби невольно улыбнулась. — Если бы ты знала Лену, ты бы поняла, почему они так переполошились.

— Лена — это та, которая в Греции? — спросила Бейли.

— Да.

— А Штаны уже были у Бриджит? — продолжала расспрашивать Бейли. Девочка почему-то боготворила Бриджит.

— Нет, сначала они поедут к Кармен и лишь потом к Бриджит.

— Интересно, что будет, когда их наденет Бриджит, — мечтательно проговорила Бейли.

— Какое-нибудь сумасбродство, — легкомысленно отозвалась Тибби, но сразу же осеклась, поняв, что выбрала неудачное слово.

Бейли с минуту изучающе смотрела на нее:

— Ты беспокоишься о Бриджит?

Тибби задумалась.

— Может, ты и права, — медленно проговорила она. — Может быть, мы все за нее волнуемся.

— Из-за ее мамы?

— Да, в основном…

— Ее мама долго болела?

— Ну, не совсем болела, — осторожно начала Тибби. — У нее была депрессия.

— О! — только и сказала Бейли. Она уже пожалела, что начала этот разговор. Об остальном можно было догадаться.

— А с тобой уже что-нибудь произошло после того, как ты надела Штаны? — спросила Бейли.

— Я пролила «Спрайт» и получила нагоняй от Дункана за то, что не выдала покупательнице чек.

— О, — улыбнулась Бейли, — это плохо.

— Эй, ты готова двинуть в «Павильон»? — сменила тему Тибби.

— Да. Я принесла аппаратуру. И новые батарейки.

Бейли теперь часто хозяйничала в комнате Тибби, работая над фильмом, пока та была в аптеке. Тибби показала ей, как накладывать на пленку звук при помощи «Ямахи» и как монтировать фильм. Лоретта впускала Бейли, не задавая лишних вопросов. Можно сказать, Бейли вела себя нахально, но Тибби это больше не раздражало, и она не сердилась на девочку.

В «Павильоне» еще шла уборка, поэтому им пришлось немного подождать. Когда они вошли в фойе кинотеатра, Тибби наткнулась на Такера. У нее перехватило дыхание. После всех историй, которые про него рассказывали, никак нельзя было ожидать, что он появится в кино.

Скрестив руки на груди и выказывая явное нетерпение, он с двумя друзьями стоял в очереди за попкорном.

— И что ты нашла в этом парне? — поинтересовалась Бейли.

— Только то, что он самый клевый парень из всех, кого я встречала, — ответила Тибби.

Такер повернулся и посмотрел в ее сторону. Тибби испытала легкое удовлетворение, вспомнив, что она в Штанах. Но затем стушевалась — ведь на ней все еще была униформа.

Наверное, будет странно, если она прямо сейчас начнет стягивать валлмановскую блузку. Такер купил попкорн и самую большую бутылку содовой — ее хватило бы на целый полк, — а затем направился прямо к девочкам.

— Салют, Тибби! Как дела? — Он уставился на ее бейдж «Привет, я — Тибби». Такер и так прекрасно знал, как ее зовут. В основном из-за того, что у нее были такие суперские подружки.

— Хорошо, — скованно ответила Тибби. Она никогда не могла и двух слов сказать в его присутствии.

И тут же услышала, как Бейли возмущенно фыркнула.

— Ты работаешь в «Валлман»? — спросил Такер.

Один из его друзей ухмыльнулся.

— Нет, она просто носит униформу, потому что это модно, — парировала Бейли.

— Ладно, увидимся, — пробормотала Тибби Такеру через плечо.

Она вытащила Бейли на раскаленный тротуар:

— Бейли, ты можешь не возникать?

Бейли уставилась на нее с возмущением:

— Это еще почему?

В этот момент показалась Маргарет.

— Вы готовы? — спросила она.

Тибби и Бейли переглянулись.

— Да, вполне, — процедила Тибби сквозь зубы. — Маргарет, как давно ты здесь работаешь? — спросила Тибби, когда они устроились в укромном уголке фойе, прямо перед плакатом со сценами из «Бессмысленности». Место выбрала сама Маргарет.

— Дай-ка вспомнить. — Маргарет уставилась в потолок. — Похоже, с тысяча девятьсот семьдесят первого.

Тибби сглотнула. То есть… почти тридцать лет. Она пристально посмотрела на Маргарет: белокурые волосы забраны в хвост на макушке, а глаза густо подведены. Тибби, конечно, предполагала, что она старше, чем кажется, но никогда не думала, что настолько.

— И сколько же фильмов ты видела? — спросила Тибби.

— Наверное, больше десяти тысяч, — ответила Маргарет.

— И у тебя есть любимый фильм?

— Честно говоря, даже не знаю, — задумалась Маргарет. — Их столько накопилось. Мне нравился вот этот. — Она ткнула пальцем в плакат позади себя, потом подумала еще немного: — «Стальные Магнолии» — очень сильный фильм.

— А правда, что ты знаешь наизусть целые куски из фильмов? — спросила Тибби.

Маргарет покраснела:

— Да, конечно, но вряд ли это высший класс. Я просто помню кое-какие эпизоды. Хотите послушать? Есть кое-что любопытное с Сандрой Баллок.

Маргарет сняла розовый кардиган. Худенькая, миниатюрная, она выглядела, как подросток, несмотря на то что ей давно за сорок!

«Как это может быть?» — подумала Тибби.

Она обернулась к Бейли. Губы девочки сжались в ниточку.

— Давайте посмотрим кино вместе? — предложила Бейли.

От удивления Маргарет широко раскрыла глаза:

— Ты хочешь пойти и прямо сейчас посмотреть фильм? Втроем?

— Ну да, — сказала Бейли.

— О, это можно. — Маргарет сменила гнев на милость. — В четыре часа будет такой любопытный фильм…

Маргарет вместе с Бейли и Тибби на ощупь пробиралась между рядами к местам в центре зала.

— Я обычно стою там, сзади, — объяснила Маргарет шепотом. — Но, похоже, это неплохие места, да?

Сюжет был довольно запутанный, и Маргарет с возрастающим волнением следила за их реакцией. «Неужели все эти десять тысяч фильмов она смотрела одна?» — с горечью подумала Тибби.


Бриджит никак не могла заснуть. Сегодня даже на ее любимом местечке на пляже было как-то неуютно и душно. Она чувствовала подозрительное отсутствие усталости во всем теле.

Бриджит выбралась из спального мешка и спустилась к воде. Океан, как всегда, успокаивал. Но ей так хотелось, чтобы рядом оказался Эрик. Он был ей так нужен.

Неожиданно ей пришла в голову мысль… Мысль не особенно удачная, но раз уж она появилась, Бриджит не могла от нее отмахнуться.

Она тихонько пошла вдоль кромки воды, прислушиваясь к шуршанию песка под ногами. Северный край их острова был самым безлюдным, и там стоял домик тренеров, в котором жил Эрик.

Бриджит вспомнила, как через несколько месяцев после смерти мамы психиатр что-то записал в ее карточку. Предполагалось, что она никогда не прочтет заключение, но она нашла его в ящике письменного стола отца.

«Бриджит одержима своими фантазиями, — писал доктор Ламберт. — Одержимость эта доходит до безрассудства».

«Я только загляну», — пообещала она себе. Сейчас не было смысла останавливаться — уже пришла. Дверь открылась легко. Внутри стояли четыре кровати. Одна была пуста, на двух других спали коллеги Эрика, тоже молодые тренеры. Четвертая, без сомнения, принадлежала Эрику. Он спал в легких шортах, раскинувшись на кровати, казавшейся очень маленькой. Бриджит шагнула вперед.

Эрик, должно быть, что-то почувствовал, потому что неожиданно поднял голову. Потом опять припал к подушке, снова резко приподнялся, словно осознав, что происходит. Приход Бриджит его очень встревожил.

Она молчала. Она и не думала застать Эрика врасплох. Но он, видимо, испугался, что Бриджит что-нибудь скажет. Эрик вскочил с кровати и, спотыкаясь, пошел к выходу. Он тянул ее за собой, пока они не оказались далеко от домика, в тени финиковых пальм.

— Бриджит, как ты могла? — Эрик еще не пришел в себя после сна. — Тебе нельзя сюда приходить, — шептал он.

— Извини, — сказала она. — Я не хотела тебя будить.

Эрик моргал, стараясь сфокусировать на ней сонный взгляд.

— А чего же ты хотела?

Порыв ветра перекинул волосы Бриджит вперед. Их кончики погладили его по груди. Как бы ей хотелось, чтобы волосы хоть что-нибудь чувствовали! На ней была только футболка, едва прикрывавшая белье. Просто невыносимо не коснуться его!

— Я думала о тебе. Решила посмотреть, как ты спишь.

Эрик ничего не сказал и не пошевелился. Бриджит положила ладони ему на грудь. Зачарованно смотрела, как он поднял руку, провел по ее волосам, откидывая их с лица.

Он был словно во сне. И она знала: Эрик мечтал, чтобы этот сон не кончался. Бриджит обняла его и прижалась к нему.

— М-м-м, — простонал он.

Ей хотелось ощущать его тело. С жадностью она провела по его плечам, по упругим мускулам на предплечьях. Затем ее руки скользнули по его лицу, волосам, вернулись к груди, спустились на твердый пресс. Только теперь Эрик будто очнулся. Он тряхнул головой, схватил ее за плечи и отстранился.

— Боже, Бриджит! — прорычал он. Она отступила назад. — Что я делаю! Тебе нельзя здесь оставаться.

Эрик уже не так яростно, а скорее нежно сжимал ее плечи. Он не позволял ей приближаться, но и не отпускал.

— Пожалуйста, не делай этого. Пожалуйста, не возвращайся сюда. — Он пытался заглянуть ей в глаза, и взгляд его, казалось, молил совсем о другом.

— Я постоянно думаю о тебе, — серьезно произнесла Бриджит. — Я думаю, как нам быть…

Эрик закрыл глаза и убрал руки с ее плеч. Когда он снова посмотрел на девушку, в его глазах светилась решимость.

— Бриджит, уходи и обещай, что это больше не повторится. Не уверен, что смогу контролировать себя в следующий раз.

Она ушла, ничего не пообещав.

Эрик и представить себе не мог, что Бриджит восприняла его слова как приглашение. Но это было именно так.

* * *

Время все расставит по местам.

Удачливый кок

Я сяду здесь, — объявила Бейли, придвигая стул вплотную к коробке Мими.

Увидев Мими, Тибби о чем-то вспомнила.

— О, черт! — пробормотала она.

— Что?

— Я не кормила ее со вчерашнего дня, — сказала Тибби, схватив упаковку очищенных зерен. А ведь она никогда не забывала о своей любимице.

— Можно мне? — спросила Бейли.

— Конечно, — неуверенно произнесла Тибби.

До сих пор никто, кроме нее, не кормил Мими.

Тибби немного походила по комнате, чтобы не мешать Бейли.

Бейли вскоре закончила и снова уселась на стул.

— Готова? — спросила Тибби, прилаживая микрофон.

— Думаю, да.

— Отлично.

— Подожди. — Неожиданно Бейли встала.

— Что еще? — раздраженно спросила Тибби. Она собиралась взять у Бейли интервью, но не могла решить, как это лучше сделать.

Какое-то время взгляд Бейли беспокойно блуждал по комнате. По-видимому, у нее появилась какая-то мысль.

— Можно мне надеть Штаны?

— Штаны? Наши Штаны?

— Да, можно мне их взять на время?

Тибби заколебалась:

— Ну, во-первых, я не думаю, что они тебе подойдут.

— Не важно, — парировала Бейли. — Можно я их померяю? Или у тебя их больше нет?

— Р-р-р-р-р!

Тибби рывком извлекла Штаны. Было бы ужасно, если бы Лоретта бросила их в стиральную машину, да еще добавив несколько колпачков отбеливателя, что она уже проделывала с шерстяными свитерами Тибби.

— Вот. — Она протянула Бейли Штаны.

Бейли выскользнула из своих оливковых бриджей. Тибби поразилась, увидев белые и худые ноги и зловещие синяки на бедрах.

— Господи! А это откуда? — спросила Тибби.

Бейли сверкнула взглядом, приказывая: «Ни о чем не спрашивай, ничего не говори», и напялила Штаны. Конечно, это были Волшебные Штаны, но Бейли в них все же утонула. Она до них еще не доросла. Тем не менее девочка выглядела счастливой. Бейли подвернула штанины по своему росту.

— Теперь все нормально? — спросила Тибби.

— Да, все прекрасно, — сказала Бейли, снова примостившись на стуле.

Тибби установила камеру и нажала кнопку «пуск». В объективе Бейли выглядела иначе. Вокруг глаз синева, кожа бледная, почти прозрачная.

— Говори что-нибудь, — скомандовала Тибби, не зная, о чем Бейли решила рассказать, и боясь задавать прямые вопросы.

Бейли с ногами забралась на стул, обхватила руками костлявые коленки и положила подбородок на скрещенные руки. Свет, проникавший через окошко, придавал ее волосам рыжеватый оттенок.

— Спроси меня о чем-нибудь, — потребовала Бейли.

— Чего ты боишься? — Тибби задала вопрос, не задумываясь, и тут же пожалела об этом.

Бейли помолчала.

— Я боюсь времени. — Она смотрела прямо в камеру огромными, как у лемура, глазами и не казалась смущенной. — Я имею в виду… мне не хватит времени. Этого я боюсь, — пояснила она. — Не хватит времени, чтобы понять людей, понять, что они на самом деле из себя представляют. Боюсь, что и меня не поймут. Боюсь легкомысленных рассуждений и ошибок, которые все допускают. Трудно разобраться во всем этом, когда мало времени. Боюсь, что вместо фильма получится набор картинок…

Тибби смотрела на девочку с недоверием. Бейли в который раз удивила ее. Это была совершенно иная Бейли. Бейли-философ, слишком мудрая для своих лет. Неужели рак заставляет думать? Или все эти химические облучения так развили мозг двенадцатилетней девочки?

Тибби покачала головой.

— Что? — спросила Бейли.

— Ничего. Но ты каждый день преподносишь мне сюрпризы, — сказала она.

Бейли улыбнулась:

— Я рада, что ты еще можешь удивляться.

Карма!

Я пишу с почты, и это экспресс-письмо стоит больше, чем я зарабатываю за два часа в «Валлман», зато оно попадет к тебе уже завтра.

Я еще не могу точно сказать, что для меня значат Штаны. Было ли это так важно или нет. Я сообщу, когда пойму.

Думаю, у тебя лучше получится, потому что ты единственная и неповторимая Карма Кармина.

Пора заканчивать, потому что тетенька в окошке собирается отправлять почту (эх, эх!).

Любящая Тибби

За обедом бабушка объявила, что ни о чем не желает разговаривать. Это означало, что она не хочет обсуждать дела Лены и Эффи. Но бабушка была не против поболтать сама.

— Я сегодня встретила Рену, а она не остановилась поговорить со мной. Представляете? Кем она себя вообразила?

Лена размазывала еду по тарелке. Что ни говори, а бабушка, даже когда расстроена, готовит замечательно.

Дед намеревался отправиться в Тиру по делам, а Эффи успела уже сто раз подмигнуть Лене.

— Костас всегда был таким хорошим, таким милым мальчиком, поэтому нельзя было даже предположить что-то плохое, — размышляла бабушка вслух.

У Лены перехватило дыхание. Бабушка любила Костаса. Конечно, Валию постигло тяжелое разочарование!

— Бабуля, — не сдержалась Лена. — Может быть, Костас, может быть, он…

— Если бы ты знала, через что ему пришлось пройти, ты бы поняла, как много у него в жизни было трудностей. — Бабушка, казалось, не обращала на нее внимания. — Но их не всякий заметит.

— Каких трудностей? — встряла Эффи.

— Бабуля, случилось не совсем то, о чем ты подумала, — робко попыталась объяснить Лена.

Бабушка мрачно взглянула на сестер:

— Я не хочу это обсуждать.

Наевшись, Эффи и Лена сполоснули тарелки и вылетели из кухни.

— Что произошло? — вцепилась в сестру Эффи, едва они отошли от дома.

— Ох-хо-хо! — только и проговорила Лена.

— Боже, да что с вами со всеми случилось? — настаивала Эффи.

Лена сдалась:

— Послушай, Эф, обещай, что не будешь перебивать меня, кричать, визжать, пока я не закончу?

Эффи сказала, что постарается, и почти сдержала обещание. Только когда Лена рассказала о драке, она воскликнула:

— О, не может быть! Серьезно? Дедушка? Боже!

Лена кивнула.

— Тогда им надо сказать правду, пока этого не сделал Костас. Или ты хочешь выглядеть полной дурой? — съязвила, по обыкновению, Эффи.

— Да, надо все сказать, — с грустью отозвалась Лена.

— Не понимаю, почему он сразу не признался? — возмутилась Эффи.

Не знаю. Была такая неразбериха. Может быть, он даже не понял, из-за чего старики подрались. Эффи покачала головой:

— Бедный Костас! Он был так влюблен в тебя!

— Ну, зато теперь не влюблен, — заметила Лена.

— Ясно, что нет.


Бриджит:

— Алло, это Лоретта?

Лоретта:

— Алло?

Бриджит:

— Лоретта, это Бриджит, подруга Тибби.

Лоретта:

— Алло?

Бриджит (почти кричит в трубку):

— Бриджит! Это Бриджит! Позовите Тибби. Она дома?

Лоретта:

— А, Бриджит!

Бриджит:

— Да.

Лоретта:

— Тибби нет дома.

Бриджит:

— Передайте, что я звонила. У меня здесь нет своего телефона, поэтому я сама попозже перезвоню.

Лоретта:

— Алло?


Вечером, за обедом, Кармен собиралась постоять за себя. Ведь на ней были Штаны! Они давали ей силы, напоминая нам о времени, когда она была сама собой. Напоминая ей о любви. Напоминая о ее способности бороться до конца. Она хотела снова стать Кармен, настоящей Кармен, и поговорить с отцом и Лидией, пока из нее не сделали пустое место.

Лидия, конечно, уже рассказала отцу о том, что примерка провалилась, и пожаловалась на ее поведение. Кармен была готова дать отпор. Ей так хотелось накричать на Лидию, хотелось вывести ее из себя. Ей это было просто необходимо.

— Привет, — сказала Криста, оторвав голову от домашнего задания.

Кармен с минуту изучала ее, надеясь обнаружить признаки агрессии.

— Кармен, хочешь содовой? — благожелательно спросила Лидия, отмеряя рис и высыпая его в кастрюлю.

В дверях показался отец, еще не успевший переодеться после работы.

— Привет, бельчонок, как прошел день?

Кармен переводила недоверчивый взгляд с отца на Лидию. «Был ужасный день! — хотелось закричать ей. — Эта портниха со вставными челюстями оскорбила и унизила меня. А я вела себя как глупый ребенок».

Но она ничего не сказала. Просто молча пристально смотрела на отца. Неужели он не догадывается о ее чувствах? Не догадывается, как ей здесь одиноко?

Отец широко улыбнулся. И Лидия ответила улыбкой.

— Пахнет потрясающе, — сменил он тему.

— Жареный цыпленок? — предложила Лидия.

— М-м-м-м, — машинально отозвалась Криста.

Господи, кто все эти люди? Что это за люди?

— У меня был кошмарный день, — начала Кармен, хотя надежды на выяснение отношений улетучились: она слишком незначительна, чтобы ее воспринимали всерьез.

Папа уже поднимался по лестнице, собираясь переодеться, а Лидия сделала вид, что не расслышала.

Кармен оставалась никем, даже в Штанах. Мало того, ее даже и не слышали. Отчаявшись, она направилась к входной двери и с треском захлопнула ее за собой. К счастью, можно было отыграться на двери.

* * *

Из тридцати шести способов избежать опасности — самый лучший — скрыться.

Неизвестный автор

Иногда во время прогулки Кармен успокаивалась, но иногда и это не спасало.

Яростно размахивая руками, она направилась к ручью на краю леса. Она слышала, что в этом глухом месте водятся змеи, и надеялась, что повстречает самую ядовитую.

Кармен с трудом оторвала от липкой глины на берегу ручья большой, тяжелый булыжник. Потом швырнула его в воду, получив взамен фонтан брызг, которые осели на Штанах. Булыжник упал в русло ручья, слегка нарушив спокойное течение воды. Кармен не отрываясь смотрела, как вода вокруг булыжника пошла рябью. Но через несколько минут булыжник погрузился в песок, и ручей снова потек спокойно и неторопливо.

Обед, наверное, уже готов. Ждут ли они ее? Подумали о том, куда она могла пойти? Отец, должно быть, слышал, как хлопнула дверь. А вдруг он так разволновался, что отправился ее искать? Может быть, сам пошел на север, а Пола послал на юг, поискать ее на трассе Рэдли. Может быть, цыпленок Лидии остывает, но отец и не притронулся к нему, потому что Кармен пропала.

Она пошла обратно к дому. Вовсе не хотелось, чтобы папа вызвал полицию и ее разыскивали. А Пол только утром вернулся от своего отца. Ему и так достаточно переживаний.

Кармен ускорила шаг. Она даже слегка проголодалась, потому что в последнее время ела мало.

«Я лучше всего себя чувствую, когда голодна», — пояснила она отцу накануне, оставив нетронутой запеканку, но он не обратил на это внимания.

Сердце подпрыгивало от волнения, когда Кармен поднималась на крыльцо и представляла себе отца. Дома ли он? Ищет ли ее? Она, пожалуй, не будет входить, если там только Лидия и Криста.

Кармен осторожно приоткрыла входную дверь и заглянула внутрь. В кухне горел свет, но в столовой был полумрак. Она завернула за угол. На улице было темно, поэтому можно было не опасаться, что ее заметят.

Подойдя к большому окну, прямо напротив обеденного стола, Кармен застыла на месте и даже перестала дышать. Гнев вспыхнул опять, схватил за горло, оставив на губах привкус крови. Потом спустился в желудок, сжав его сильным спазмом. Гнев распирал грудь, отчего ребра, казалось, впивались в легкие. Руки судорожно сжались, плечи поникли.

Отец не искал ее! Он не вызвал полицию. Он просто сидел за столом, а на тарелке перед ним высилась гора дымящихся кусков цыпленка, моркови и риса.

Видимо, было время молитвы. Одной рукой он держал руку Пола, а другой сжимал пальцы Кристы. Лидия стояла прямо напротив него, спиной к окну. Все четверо тесно прижались друг к другу, сплели руки, образовав гирлянду, благоговейно склонили головы.

Папа, мама и двое детей. И только одинокая, потерянная девочка стаяла на улице, но они не видели ее. Кармен больше не могла сдерживать гнев.

Отступив назад, она пошарила по земле рукой и подобрала несколько небольших камней — их было легко бросить. Она уже не понимала, что делает. Наверное, она подошла к окну и отвела руку для броска… Первый камень отскочил от оконной рамы. Второй попал прямо в окно, потому что она услышала звон разбитого стекла, а потом увидела, как камень, пролетев мимо затылка Пола, ударил в противоположную стену. Путь свой камень завершил около ноги отца. Кармен подождала, когда отец поднимет глаза и увидит разбитое окно. Подождала, чтобы он понял: это сделала она.

А потом Кармен побежала.

Тибби!

Ты знаешь, как я люблю принимать душ во дворе. Мне нравится смотреть на небо. Пусть бы мою ванную поместили на улице, чтобы не томиться в этих душных клетушках. Я же дикое создание. Я точно выразилась? Ты бы возненавидела всю эту первобытность, но это как раз то, что мне нужно. Одна только мысль о том, что придется искупаться в закрытом помещении, вызывает у меня клаустрофобию. Думаешь, кто-нибудь будет против, если я и туалет себе устрою на заднем дворе? Ха, шучу, конечно.

С любовью, философствующая Би

Лене вручили пакет с пирожными и объяснили, как найти кузницу.

— Антио, прекрасная Лена, — позвала ее хозяйка пекарни.

Это была маленькая деревушка, и все местные жители уже знали ее, стеснительную и прекрасную Лену. Застенчивой называли ее взрослые, а менее деликатные сверстники — врединой.

Из пекарни Лена направилась к кузнице, низкому кирпичному строению с маленьким двором. Через открытые створки двери в глубине кузницы виднелся голубовато-желтый огонь. Неужели можно заработать на изготовлении подков и рыболовных крючков? Неожиданно комок подкатил к горлу: ей стало так жаль Костаса и его дедушку.

Правда, ее собственные дедушка с бабушкой до сих пор сокрушаются, что отец не открыл ресторан. Он давно уже стал преуспевающим адвокатом в Вашингтоне, а они уверены, что он все-таки не упустит этот шанс.

— Он не останется без работы, ведь он хорошо готовит, — многозначительно сообщала бабушка, когда ее спрашивали о профессии сына.

Казалось, что между островом и остальным миром лежит пропасть, пропасть между старым и новым, между прошлым и будущим.

Взволнованная, Лена остановилась у входа во двор кузницы. Костас в любой момент мог выйти на обед. Вспотевшими от жары и волнения руками она теребила бумажный пакет с пирожными. Она знала, что выглядит сегодня не лучшим образом. Утром не успела помыть голову, поэтому волосы, должно быть, висят сосульками. Нос слегка обгорел и теперь какой-то розовый.

Сердце бешено заколотилось, когда в дверях показался Костас. Вид у него был весьма жалкий: закопченная рабочая одежда, волосы растрепаны дужками защитных очков, на лице капельки пота. «Посмотри на меня, пожалуйста», — гипнотизировала его Лена. Но он не посмотрел. Впрочем, вежливость взяла верх и в конце концов он приветственно кивнул, не оставив возможности начать разговор.

— Костас! — не выдержала Лена.

Он не ответил. Не слышал, решил не замечать, или она слишком долго ждала, чтобы окликнуть?


Ноги так быстро несли Кармен, что она не чувствовала под собой земли. Всю дорогу к ручью она бежала, потом прыгнула и очутилась на другом берегу. Она вдруг осознала, что Волшебные Штаны перепачкаются, но эта мысль ненадолго задержалась в голове, а пронеслась с сотней других. Кармен лежала в траве у ручья, как распятая, раскинув руки и ноги, подняв лицо к небу, на фоне которого яркими пятнами выделялись дубовые листья с зазубренными краями.

Так она лежала долго, может быть, несколько часов. Ей захотелось помолиться, и тут же стало стыдно, потому что это желание возникало только тогда, когда ей что-нибудь было нужно. Стоило ли просить Бога, чтобы Он обратил на нее внимание? На девочку, которая всегда обращается к Нему, только когда ей плохо. Может быть, это Его огорчало. Может быть, надо было помолиться хоть один раз от души, может быть, тогда Бог стал бы к ней милостив. Но, Иисус (извини, Иисус), кто же думает о молитве, если все у него тип-топ? Хорошие люди, вот кто. А она к ним не относится.

Когда луна прошла полнеба и стала исчезать, гнев улетучился, и она снова обрела способность рассуждать здраво.

Первое, о чем она подумала, — это о возвращении в Вашингтон, домой. И тут же сообразила, что все ее вещи, деньги, кредитная карточка остались в доме. И почему только гнев и разум не могут мирно сосуществовать? Вспылив, Кармен вела себя, как обжора, который заказал кучу блюд в дорогом ресторане и готов исчезнуть, как только настанет время платить.

— Тебя никто не звал, — обратилась она к своему гневу, к этому зловредному второму «я», олицетворявшему плохую Кармен.

А может быть, отдаться ему полностью? Пусть сам отвечает за последствия, не призывает разумное со-нательное «я», которое управляло ее действиями почти всегда. Ладно, когда-нибудь надо попытаться.

Разумная Кармен, эта несчастная девочка, пробралась в спящий дом около трех часов утра. Задняя дверь была открыта. Неужели кто-то оставил ее открытой с определенной целью? Она собрала вещи в полной тишине, хотя плохая Кармен хотела наделать шуму, чтобы кто-нибудь принял ее вызов, но разумная Кармен сумела обуздать это желание.

Разумная Кармен отправилась на автобусную остановку и проспала там на скамеечке до пяти утра — до того времени, когда начали ходить местные автобусы. Она села в автобус, который шел в деловой центр города, и, доехав до станции Грейхаунд, купила билет на автобус, следующий в округ Колумбия. Он делал не более пятнадцати остановок.

В Южную Каролину приехала разумная Кармен, и разумная Кармен уехала из нее. Но о том, что происходило в промежутке, она мало что помнила.

Кармен задумчиво смотрела в окно, пока автобус пробирался через центр Чарлстона, через спальные районы, мимо магазинов и ресторанов, стараясь вспомнить ту замечательную Кармен, которая так весело проводила время со своим одиноким холостяком отцом.

Привет, Би!

Я такое натворила, что не могу об этом сейчас писать. Хочу как можно скорее отправить тебе эту посылку, пусть даже с самой дорогой почтой. Но замечу, что Штаны не сделали меня славной и любящей девочкой. Надеюсь, тебе они помогут больше. В чем? Ну-у-у… Надеюсь, что эти Штаны дадут тебе…

Смелости? Нет, у тебя и так ее больше чем достаточно.

Энергии? У тебя ее и так слишком много.

И не любви. Ты и сама возьмешь ее, если захочешь.

Ладно, тогда что же? Слушай внимательно! Надеюсь, они дадут тебе немного здравого смысла.

Это совершенно невыносимо! Я просто слышу, как ты кричишь это, и, конечно, ты права. Но, поверь, совсем недавно я поняла, что здравый смысл иногда не помешает. А все остальное у тебя есть, Би.

Носи их с пользой.

Целую, Карма

* * *

Жизнь — она такая… всякая.

Келли Марквит, Скелетина

За завтраком Бриджит думала о сексе. Она была девственницей, как и ее лучшие подруги. У нее было немало парней, с которыми она гуляла в огромном детском парке. С одними она целовалась, с другими — не только, но никогда не позволяла себе лишнего. Обычно ею двигало скорее любопытство, чем желание.

Но на Эрика тело Бриджит реагировало как-то странно. На нее надвигалось что-то совершенно новое — большое, бушующее, извивающее. Ее тело хотело его, требовало, навязчиво, при мысли о нем у нее даже болезненно сжимался желудок.

— О чем ты думаешь? — спросила Диана, постучав ложкой по дну тарелки.

— О сексе, — честно призналась Бриджит.

— Можно было догадаться.

— Неужели?

— Конечно. Из-за того, что ты путешествовала где-то прошлой ночью? — с любопытством, но не назойливо спросила Диана.

— Отчасти, — ответила Бриджит. — Я встречалась с Эриком. Но ничего не было.

— А тебе хотелось бы?

Бриджит кивнула:

— Я думаю, может быть, сегодня ночью получится.

Она хотела выглядеть уверенной, но в то же время не развязной.

— Что получится сегодня ночью? — спросила Олли, подсаживаясь к ним с подносом.

— Вступить в связь, Оливия, — ответила Бриджит.

— Ты действительно думаешь, что решишься на это? — спросила Оливия.

— Да. — Бриджит не хотела вдаваться в подробности событий прошлой ночи. Это была слишком интимная область.

— Мечтаю услышать, что это произошло, — вызывающе заявила Оливия.

Бриджит решила принять вызов:

— Мечтаю сообщить тебе об этом.

Около столика остановилась Шерри:

— Бриджит, тебе посылка.

Бриджит вскочила. Это известие заставило ее вздрогнуть. Она была почти уверена, что в посылке одежда, которую она заказала отцу. Папа отличался истинно голландской скупостью. Маловероятно, чтобы он прислал ее барахлишко быстрой почтой. Значит, там были…

Бриджит босиком побежала в главный корпус и притормозила у стола с телефонами.

— Эй! — прокричала она, чтобы привлечь внимание. Терпение принято считать добродетелью, но у Бриджит этого качества не было.

Ева Поллаи, помощница Конни, вышла из офиса:

— Тебе чего?

Бриджит переминалась с ноги на ногу от нетерпения.

— Для меня посылка. Бриджит Вриланд. Ври-и-и…

— Есть.

Риа посмотрела на полку — там была только одна посылка — и протянула ее Бриджит.

Она разорвала упаковку. Так и есть! Штаны! Как они прекрасны! Ей так их не хватало! Штаны были уже грязноватые, особенно сзади — кто-то сидел в них на земле. Представив это, Бриджит засмеялась, но тут же затосковала по своим подругам. Как будто Лена, Кармен и Тибби оказались рядом. Вряд ли Кармен носила джинсы с грязными пятнами. Скорее всего, их посадила Лена или Тибби. Бриджит натянула Штаны прямо на белые нейлоновые шорты.

К посылке прилагалось письмо. Бриджит сунула его в карман, чтобы прочитать на досуге.

— Как тебе эти великолепные Штаны? испросила она Еву, потому что рядом больше никого не оказалось.

Ева едва взглянула на нее.

Бриджит зашла к себе в комнату, чтобы прибавить к Штанам любимые бутсы и зеленый свитер. Сегодня был первый раунд соревнований на Кубок Койота. «Такое» играли с командой номер пять, под названием «Песчаные блохи».

— Диана! Взгляни на это! — скомандовала Бриджит, выпятив попку у нее перед носом.

— А, это Волшебные Штаны? — догадалась Диана.

— Да! Что ты про них думаешь?

Диана оглядела ее:

— Ну, джинсы как джинсы, отличного качества. На тебе они прекрасно сидят.

Бриджит, сияя, поспешно зашнуровала бутсы и выбежала на поле.

— Бриджит, чем ты только думаешь? — накинулась на нее Молли.

— Ты о чем? — спросила в ответ Бриджит с невинным видом.

— Ты надела джинсы. Здесь жара градусов сто. А это наша первая настоящая игра.

— Это особенные Штаны, — терпеливо объяснила Бриджит. — Они волшебные. Я в них буду лучше играть.

Молли покачала головой:

— Ты и так хорошо играешь. Так что сними их.

— Да ладно. — Бриджит начала нервно постукивать бутсой. — Пожалуйста, ну пожалуйста!

Но Молли уперлась:

— Нет. — Все же она не смогла сдержать улыбку, — Девочка, ты часть нашего плана.

— Р-р-р! — Бриджит с большим сожалением стянула джинсы и аккуратно сложила их у боковой линии.

Перед тем как вывести игроков на поле, Молли обняла Бриджит за плечи.

— Сыграй свою игру, Би, — сказала она. — Но не загоняй себя. Слышишь?

Бриджит подумала, что из Молли когда-нибудь выйдет прекрасная бабушка. Жаль, что ей всего двадцать три года.

Как только прозвучал сигнальный свисток, Бриджит словно выстрелили из пушки. Она не завладела игрой, а отдала инициативу команде. Но она все время пасовала. Это был акт жертвоприношения, и Бриджит чувствовала себя почти Жанной д'Арк.

«Такое» занимали первое место в рейтинге, а «Блохи» шестое, поэтому они легко побили «Блох». Но, когда был назначен двенадцатиметровый штрафной, Молли созвала команду.

— Дети, давайте отзовем тяжелую артиллерию. Не нужно ужесточать игру. — Она взглянула на Бриджит: — Вриланд, поменяйся с Родман.

— Почему? — возмутилась Бриджит. Бриттани Родман была вратарем. И это благодарность за игру?

Выражение лица Молли означало: «Не вмешивайся».

— Отлично, — буркнула Бриджит и мрачно побрела к воротам. Первый раз ей приходилось выступать в роли вратаря.

И конечно, именно в этот момент появился Эрик. Он не мог сдержать улыбку, когда увидел ее в воротах, увидел, как она потирает ссадину на бедре. Бриджит мрачно усмехнулась. Он же нежно улыбнулся.

Она так увлеклась этим, что заметила летящий на нее мяч в самый последний момент. Но у нее была отличная реакция. Бриджит прямо-таки вырвала мяч из воздуха.

Увидев, что все, включая Молли, разочарованы; она кинула мяч назад, в ворота. Раздались аплодисменты и приветственные возгласы. Длинный свисток возвестил о конце матча.

— Двенадцать — один в пользу «Такое», — провозгласил рефери.

Бриджит взглянула на Эрика. Он показал ей оттопыренный большой палец. Она ответила шутливым поклоном.

Штаны приносили удачу, даже когда просто лежали в боковой линии футбольного поля.


— Кармен! Боже! Что ты тут делаешь?

Тибби надела белье и натягивала майку, когда в комнату ворвалась Кармен, перед этим она на минуту забежала домой, бросила вещи и позвонила маме на работу.

Чуть не сбив Тибби с ног, она сжала подругу в объятиях, поцеловала ее в щеку и расплакалась.

— Ох, Карма! — Тибби обняла подругу и усадила на неубранную постель.

Кармен не могла успокоиться. Она всхлипывала и вздрагивала, как четырехлетний ребенок. Тибби обняла ее за плечи, она пахла так знакомо, казалась такой родной.

Кармен стало легче возле верной подруги, и она не хотела брать себя в руки. Она вела себя как ребенок, который потерялся в большом магазине и рыдает до тех пор, пока мама не выбежит ему навстречу.

— Что? Что? Неужели все так плохо? — ласково спрашивала Тибби, когда рыдания начали стихать и всхлипывания раздавались все реже.

— Это было ужасно, — причитала Кармен. — Это было так унизительно.

— Расскажи, что случилось, — попросила Тибби и посмотрела не отрешенно, как обычно, а внимательно и сочувственно.

Кармен сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться.

— Я бросила камень в окно, когда они обедали.

Этого Тибби явно не ожидала услышать.

— Ты? Почему?

— Потому что я ненавижу их. Лидию. Кристу. — Последовала пауза. — Пола. И всю их паршивую жизнь, — угрюмо ответила Кармен.

— Понятно, но что именно тебя так расстроило? — спросила Тибби, поглаживая ее по спине.

Кармен закрыла глаза. С чего же начать?

— Они… они… — Кармен вздохнула и замолчала.

Почему Тибби ее расспрашивает? Разве ей непонятно, что Кармен права, просто права, и все.

— Почему ты задаешь столько вопросов? Ты мне не веришь?!

Тибби широко раскрыла глаза:

— Конечно, я тебе верю. Просто пытаюсь понять, что случилось?

Кармен ощетинилась:

— Хочешь знать, что случилось? Я отправилась в Южную Каролину, чтобы провести лето с отцом. Я появилась, и — о чудо! Он обзавелся новой семьей. Там двое детей, отличный большой дом, у него хорошая работа.

— Кармен, я все это знаю. Я внимательно прочла все твои письма.

Кармен только теперь заметила, какой у Тибби усталый вид. И не потому, что она слишком поздно легла спать, а какая-то внутренняя, душевная усталость. На бледном лице особенно яркими казались веснушки.

— Я знаю. Извини, — быстро сказала Кармен. Она не хотела ссориться с Тибби. Ей нужна была любовь подруги. — С тобой все в порядке?

— Да, нормально. Странно, но нормально. Так вот.

— Как дела на работе?

Тибби пожала плечами:

— Большей частью безнадежно. Как всегда.

Кармен махнула в сторону клетки с морской свинкой:

— Как крыса?

— Мими здорова.

Кармен встала и снова крепко обняла Тибби.

— Извини, что я разыграла этот спектакль. Я так ряда тебя видеть. Мне столько нужно было тебе рассказать. Я как-то расквасилась.

— Да нет, все в порядке, — сказала Тибби и, обхватив Кармен за плечи, повалила ее на кровать. — Просто расскажи мне обо всем, что случилось, а я скажу, что ты молодец, а они все поганцы, — пообещала она в своей обычной манере.

«И совсем я не молодец», — вот первое, что хотела сказать Кармен, но не сказала. Девочка только вздохнула и поудобнее устроилась на кровати. Шерстяное одеяло кололось.

— Я там чувствовала себя пустым местом, — медленно и задумчиво проговорила она. — Никто не обращал на меня внимания. Никто не слушал меня, когда мне было плохо, никто не ругал, когда я вела себя как ребенок. Они делали вид, будто нет никаких проблем.

— А кто в особенности? Лидия? Или… твой отец? — Тибби помедлила, прежде чем спросила об отце.

— Да, больше всего Лидия.

— Ты и на папу сердишься? — осторожно спросила Тибби.

Кармен села на кровати. Почему Тибби не накричит на нее? Она же здорово умеет это делать. Раньше она могла запросто накричать, словно ты никто. И она ненавидела твоих врагов больше, чем ты сама.

— Нет, я не сержусь на папу! Я сержусь на всех остальных! — выпалила Кармен. — И не хочу иметь с ними ничего общего. Я хочу, чтобы они исчезли, а остались только мы с отцом.

Тибби слегка отстранилась. На ее лице появилась настороженность.

— Кармен, неужели ты… я имею в виду, ты правда так думаешь… — Тибби забралась с ногами на кровать. — Может быть, это не самое страшное на свете? — Она опустила глаза: — Есть гораздо более ужасные вещи.

Кармен молча уставилась на подругу. И с чего это Тибби превратилась в мисс Рассудительность, мисс Рациональность? Разве не она, Тибби, всегда жалела себя, считая, что все виноваты в ее несчастьях? Почему Тибби заставляет ее копаться в случившемся, когда ей просто надо выговориться?

— Ты так хорошо разбираешься в жизни, Тибби? — сердито спросила Кармен и вышла из комнаты.

Дорогая Лена!

Фильм продвигается, но совсем не так, как я рассчитывала. Бейли стала моей незаменимой помощницей. Я позволила ей взять интервью у Дункана, Главного Менеджера Мира. Но вышло совсем не так смешно, как я думала. Правда, довольно актуально. Она считает интересными людей, которые мне кажутся забавными и несуразными.

А как дедушка-боксер? Как непревзойденная Эфф? Не терзай себя, Лена. Мы все тебя любим.

Тибби

Вскоре должен был состояться матч с «Серыми Китами». Тем временем «Лос Кокос», команда Эрика, также выиграла свой первый матч. Завтра им предстояло играть с командой под номером шесть — с «Тупицами». А на послезавтра планировался главный матч, в котором должны были участвовать команды-победительницы. Бриджит считала само собой разумеющимся, что «Такое» выйдут в финал.

Организаторы назначили игру на шесть: солнце уже садится и становится прохладнее. Весь лагерь поглядывал на часы. Солнечный свет скользил по полю. Бриджит видела, как Эрик, сидевший с двумя приятелями на клетчатом одеяле, смеется над анекдотом Марси. Ревность царапнула сердце. Она не хотела, чтобы он смеялся с другими девушками.

Бриджит снова захватила с собой Штаны и аккуратно положила их у боковой линии.

Молли внимательно рассматривала ее, и Бриджит не понравилось выражение лица тренера. Неужели она хочет, чтобы Бриджит всю игру простояла в воротах?

— Бриджит, ты играешь в защите.

— Что? Ни в коем случае.

— Очень даже в коем случае! Давай топай туда и не пересекай середину поля, — скомандовала Молли, будто Бриджит была новичком в футболе.

— Давай, Бриджит! — пронзительно призывала ее с боковой линии Диана. Она и еще две девчонки пинали мяч на траве, грызя чипсы и сухарики.

Бриджит встала на линию защиты и торчала там, пока Олли, Джо и другие показывали класс. Наконец она увидела, что можно пробить защиту «Китов».

Счет к середине второго периода был три — ноль. Бриджит не желала упускать свой шанс. Зачем отдавать мяч, если можно действовать самой? Половина игроков сгрудились у боковой линии, практически никто не стоял на своем месте. Бриджит выбежала на середину поля, почти на половину открытого. Олли, ожидавшая паса, боковым зрением заметила ее. Убедившись, что она за центральной линией, Бриджит ловко поддела мяч и послала его в ворота. Зрители на трибунах притихли. Все взгляды были прикованы к мячу. Вратарь высоко подпрыгнула, но мяч пролетел над ней и ударил прямо в угол ворот.

Бриджит немедленно отыскала глазами Молли. Она была единственной, кто не вопил от восторга.

— Би! Би! Би! кричали Диана и остальные игроки.

После этого Молли посадила Бриджит на скамейку запасных. Бриджит подумала, что ее вряд ли пригласят в лагерь на следующий год. Она уселась на траву и принялась хрустеть чипсами и сухариками. Во рту горело от пряностей, и последние лучи заходящего солнца играли на ее волосах.

* * *

Вы можете делать множество ошибок, но если вы ведете себя мужественно, и правдиво, и с горячностью, то не причините вреда миру и даже не огорчите его всерьез.

Уинстон Черчилль

Лене необходимо было снова заняться рисованием. Она целый день бродила по деревушке, надеясь встретить Костаса, узнать, что он рассказал о том происшествии — она даже хотела этого. Лена убедила себя в том, что нельзя заставить ее упрямых, бесстрастных родственников обсудить ситуацию, но она знала, что лукавит, придумывая оправдание своей нерешительности.

Она больше не могла накачиваться кофе с Эффи в кафе с этим миловидным официантом. Она больше не могла жариться на солнце на черном вулканическом песке пляжа Камари. Она больше не могла спуститься по каменистой дорожке от дома Даунаса до кузницы. Конечно, это было очень унизительно, но ничего не поделаешь. Нужно было опять заняться рисованием.

Лена решила вернуться под оливковые деревья около пруда. Пожалуй, рисовать оливы ей нравится больше всего. Они выходили несколько смазанными, но зато прекрасно помогали справиться с раздражением. Сегодня Лена прихватила с собой шляпу и купальник. Так, на всякий случай. Возвращаясь к пруду, она уже не чувствовала уныния. Не так уж много нужно, чтобы приободриться. Подниматься в горы было в этот день труднее, чем девять дней назад, а переход от скалистых выступов к лугу почему-то показался резким и неожиданным.

Но, увидев живописную маленькую рощу, она почувствовала сильное волнение. Девушка сразу заметила то место, на котором останавливалась в прошлый раз. Перед ней виднелись три ямки в земле, оставшиеся от мольберта. Лена аккуратно установила этюдник и разбавила краски на палитре, с удовольствием вдыхая их запах.

Она тщательно смешивала оттенки серебристого, коричневого, зеленого и синего —£ листья на оливах отливали синевой. Казалось, что в каждом отражается крошечный кусочек неба. Юная художница погружалась в творческий процесс, как в гипнотический сон. В таком состоянии она хотела находиться как можно дольше. Она была как лягушонок, у которого в спячке целую зиму не бьется сердце. Но ей это нравилось.

И тут вдруг Лена услышала какой-то всплеск и, сразу насторожившись, подняла голову. Поморгала Глазами, чтобы увидеть все три измерения. Снова раздался всплеск. В пруду кто-то плавал.

Лена совершенно не выносила, когда нарушали ее уединение. Отойдя от мольберта, она выглянула из-за ствола дерева, стараясь увидеть, что делается в пруду. Девочка разглядела голову над водой, точнее, чей-то затылок. Лена закусила губу от злости. Ей так хотелось, чтобы это было ее место. Почему их всех тянет сюда?

Наверное, следовало тут же уйти. Но вместо этого она сделала два шага вперед и, присмотревшись, узнала Костаса, который барахтался в мелком пруду. В ту же минуту он поймал ее взгляд.

Теперь обнаженным был он, а она в одежде, но, как и в прошлый раз, именно она покраснела и отступила назад, а он не двинулся с места.

Если тогда она рассердилась на Костаса, то теперь злилась на себя. В прошлый раз Лена думала, что он самодовольный развратный сопляк, а теперь получалось, что она ничуть не лучше. В прошлый раз она была озабочена собственным обнаженным телом, сейчас разглядывала тело Костаса.

Значит, в прошлый раз он не шпионил за ней. В прошлый раз он не преследовал ее. Он, возможно, был так же шокирован, когда застал ее здесь, как и она сейчас.

До этого она думала, что он пытался занять ее тайное место. Теперь она поняла, что сама вторглась в чужие владения.

Лена!

Я чувствую, что это будет великая ночь. Я еще не знаю, что именно случится, но со мной Штаны, поэтому со мной вы — ты, Тибб и Кармен, — и не могу же я сплоховать.

Я так скучаю по вам. Прошло уже почти семь не-ель. Съешь за меня что-нибудь вкусненькое, ладно?

Би

Бриджит забралась в спальный мешок, не снимая Штанов, и застегнула молнию. Это были действительно Волшебные Штаны, в них было так удобно, тело дышало, хотя на улице стояла жара. Бриджит могла поклясться, что в холод они будут плотно прилегать к телу и сохранять тепло.

Конечно, она не заснула, даже спокойно лежать не могла. Ее ноги были готовы к бегу. Но Бриджит знала, что если вздумает побродить вокруг лагеря, то ее живо застукают еще до того, как она успеет что-нибудь натворить. Поэтому девочка отправилась на мыс. Там она взобралась на скалу, закатала Штаны до колен и опустила ноги в воду. Ей вдруг захотелось стать удочкой.

Бриджит вспомнила то место на восточном побережье пика Чейс, которое они вместе с братом любили исследовать в детстве. Каждый день они отправлялись туда ловить рыбу. Это было, пожалуй, единственное его развлечение. Каждый день он отбирал лучшую рыбу. Он выучился чистить и потрошить ее. Бриджит же каждый день отпускала оставшихся рыб обратно и потом долго с жалостью вспоминала этих жертв из реки Вай с широко распахнутыми ртами.

Девочка не помнила, где тогда была ее мать, хотя она была где-то рядом. Возможно, у нее как раз был плохой период, и она целыми днями оставалась в постели, а в комнате опускали жалюзи, чтобы яркий свет не мешал глазам.

Бриджит зевнула. Неукротимая энергия постепенно улетучивалась, уступая место непреодолимой усталости. Может быть, ей пойти и просто-напросто лечь спать и не искать сегодня никаких приключений?

Или прямо сейчас найти их? Эта мысль мелькнула, как вызов. И она уже не могла избавиться от нее. «Поэтому я так и сделаю», — решила девочка.

Все огни в лагере были потушены. Было уже очень поздно. Взгляд задержался на спальнике, одиноко маячившем на пляже. Бриджит стала осторожно пробираться между скользких камней.

Ждет ли он ее? Вероятно, очень рассердится. Или уступит. А скорее всего, и то и другое.

Она была слишком настойчива, мучая тем самым и себя. Ей трудно было остановиться.

Бриджит бесшумно, как привидение, скользнула в дверь его домика. Эрик не спал. Он сидел на кровати. Он сразу же увидел ее и поднялся. Девушка быстро выскочила наружу, пронеслась мимо входа в лагерь и устремилась по направлению к лесистой части острова, к пальмам. Эрик следовал за ней, без рубашки, в одних облегающих шортах.

Сердце Бриджит учащенно билось. Она повернулась к Эрику.

— Ты знал, что я приду? — спросила Бриджит.

В темноте она с трудом различала его лицо.

— Я не хотел, чтобы ты приходила, — ответил Эрик.

И после паузы, которая, казалось, длилась вечность, добавил:

— Я надеялся, что ты придешь.

В самых своих романтических мечтах она представляла все достаточно невинно, ее воображение не шло дальше этих волнующих поцелуев. Ей представлялся очень быстрый натиск, а потом полет, полет, полет.

Вернувшись от Эрика, она долго не могла заснуть. Ее била дрожь. Глаза были полны слез. Капли сползали по щекам. Она не знала, отчего все это: от грусти, необычной ситуации или от любви. Она и раньше плакала, когда чувства переполняли ее. Ей не хватало пространства. Бриджит вглядывалась в ночное небо, такое огромное сегодня. Ее мысли устремились вверх, но, как сказала бы Диана, они были ни о чем. Они просто растворялись в пространстве, пока все вокруг не утратило реальности. И не стало мыслей. Не стало даже сознания.

Девушку тянуло к нему, она хотела его, пришла к нему, бесстыдная, но неуверенная и испуганная. В ее теле бушевал шторм, и, когда уже не было сил его сдерживать, Бриджит отдалась Эрику под пальмами. Но на самом деле мысленно она сделала это гораздо раньше, пустив корабль вплавь без рулевого.

Их страсть была бездонной. И теперь это чувство осталось в ней, хрупкое, нуждающееся в защите. Но Бриджит совершенно не знала, как его защитить.

Бриджит попыталась привести мысли в порядок, сматывая их, как веревку воздушного змея.

Затем она осторожно скатала спальный мешок, взяла его под мышку и пошла в домик. Там она плашмя упала на кровать. Сегодня не нужно думать ни о чем плохом.

Тибби!

Я чувствую себя полной идиоткой. Я настолько испорченная, что решила, будто Костас влюбился в меня, выследил и специально застиг без одежды. Когда я вернулась на это место, то увидела, как он плавал в том же пруду. Да, да, тоже голый. Он, наверное, плавал там летом каждый день, а я решила, что он шел за мной.

И еще одно — самое главное. Но догадайся что? Костас посмотрел мне прямо в глаза. Наконец-то после стольких дней!

Если бы ты была здесь, то обратила бы все это в шутку. Ах, почему ты не здесь!

С любовью, Лена

Р.S. У тебя есть какие-нибудь известия от Би?

Зазвонил телефон. Кармен взглянула на определитель номера, уверенная, что звонят не ей. Да и кому она могла понадобиться? Тибби? Лидии? Или, может быть, Кристе? Оказалось, это мамин начальник. Он звонил постоянно. Мама Кармен работала секретарем у юриста, и ее начальник, видимо, думал, что мама его сиделка.

— Кристина дома? — в своей обычной поспешной манере пробормотал мистер Брэттел.

Кармен взглянула на настенные часы над холодильником. Четырнадцать минут десятого. Чего это ему понадобилось от мамы в четырнадцать минут десятого? Опять забыл, в котором часу у него встреча, или у него завис компьютер, или не знает, как зашнуровать ботинки.

— Она у бабушки в больнице. Бабушка серьезно больна, — печально сообщила Кармен.

На самом деле мама наверху мирно смотрела телевизор, бабушка же отличалась отменным здоровьем и, похоже, собиралась пережить своих внуков. Но Кармен захотелось, чтобы мистеру Брэттелу стало неудобно и чтобы он пожалел о позднем звонке.

— Она вернется поздно вечером. Я скажу, чтобы она вам перезвонила.

— Нет, нет! — всполошился мистер Брэттел. — Я поговорю с ней завтра.

— Хорошо.

Кармен опять занялась своим ужином. Единственное, что было хорошего в мистере Брэттеле, это то, что он платил маме кучу денег и никогда не отказывал, если она просила повысить зарплату, но это скорее можно было объяснить его трусостью, а не мужеством. Да и, в конце концов, кто она такая, чтобы размышлять над подобными вопросами?

Кармен разложила на столе варианты десерта: мандарин, пакетик с крекерами «Голдфиш», большой кусок сыра чеддер, упаковку кураги. Сегодняшний ужин был решен в оранжевых тонах.

Прошло уже две недели с тех пор, как Кармен вернулась из Южной Каролины, а вся еда до сих пор казалась ей безвкусной. Девочка с трудом могла проглотить кусок, но сегодня к вечеру проголодалась. Ну же! Она выбрала сушеные абрикосы и взяла один из пакетика. Кожица абрикоса была нежной, а мякоть жестковатой. Неожиданно Кармен пришло в голову, что она жует чье-то ухо. Она выплюнула абрикос в мусорное ведро и убрала всю оставшуюся еду.

После этого поднялась наверх и заглянула в мамину комнату. По телевизору шла старая экранизация «Друзей».

— Привет, дорогая. Посмотришь со мной? Роз пытается одурачить Рашель.

Кармен потащилась обратно в холл. Мамы не созданы для того, чтобы обсуждать Роз или Рашель. Кармен нравилось это шоу, пока мама не начала его смотреть. Она плюхнулась на постель. Голову пришлось накрыть подушкой, чтобы не слышать громкого маминого смеха, проникавшего даже сквозь стену.

Кармен поклялась, что не позволит себе раздражаться на маму. Ей вовсе не хотелось жаловаться и распускать нюни. Никаких вздохов, никаких истерик. Надо сохранить любовь хотя бы одного из родителей. Все шло хорошо, пока Кармен была одна. Но как только она увидела маму, контролировать себя удавалось с большим трудом. Мама как будто специально делала что-то совершенно дикое, например слишком громко смеялась над «Друзьями» или называла ее компьютерным именем «Вайо».

Кармен сбросила подушку и села. На стене висел календарь. Она не отметила день свадьбы отца, но дата крепко засела у нее в голове. Оставалось всего три недели. Интересно, как отнесется отец к тому, что ее там не будет?

Папа позвонил в тот день, когда она уехала из Южной Каролины, и спросил лишь, как она добралась домой. Неделю спустя он позвонил снова и на этот раз разговаривал с мамой о каких-то деньгах на стоматологическую страховку Кармен. Родители невероятно долго обсуждали всевозможные скидки. Отец не попросил позвать Кармен к телефону.

Конечно, она могла позвонить сама, извиниться или хотя бы попытаться объяснить то, что произошло. Но она не стала этого делать.

Стыд, как кошка, которой у нее никогда не было, терся о ноги и старался забраться в постель, чтобы прикорнуть совсем рядом. «Уходи прочь!» — гнала она непрошеного гостя, почти физически чувствуя, как он ластится к ней, щекочет щеку своим хвостом. Стыд хотел ее любви. Ведь кошки всегда выбирают тех, у кого на них аллергия.

Она не хотела подпускать стыд близко. Ни за что. Она выставляла его за дверь, пусть мяукает там, сколько влезет.

Неожиданно она вспомнила лицо отца в проеме разбитого окна — и он не был удивлен. Отец просто не мог осознать того, что увидел. Конечно, он думала Кармен гораздо лучше.

«Ладно уж, заходи!» Стыд потоптался у нее на животе и уютно там устроился — по-видимому, надолго.

* * *

Стремись к тому, чего хочешь. Работай над тем, чего хочешь достичь.

Мама Кармен

— Догадайся, что на этот раз? — Щеки Эффи пылали, а ноги выделывали замысловатые танцевальные па на керамических плитках пола.

— Что? — спросила Лена, подняв голову от книги.

— Я поцеловалась с ним.

— С кем?

— С официантом! — громко воскликнула Эффи.

— С официантом?

— Ну, конечно, с официантом! Бог мой, греческие парни преуспели в этом больше, чем американские хвастунишки, — сообщила Эффи.

Лена недоверчиво смотрела на сестру. Она просто не могла понять, как это у них, таких разных, общие родители. Нет, этого не может быть. Наверное, одну из них удочерили. Эффи очень похожа на родителей, значит, остается она, Лена. А может быть, она внебрачный ребенок дедушки? Может, она и впрямь появилась на свет на Санторини?

— Эффи, ты крутила с ним роман? А как же Гевин? Ну, помнишь, твой бойфренд?

Эффи беспечно пожала плечами. Счастье делало ее глухой к укорам совести.

— Не ты ли мне говорила, что от него пахнет, как от свиньи?

«Да, правда», — подумала Лена.

— Но, Эффи, ты даже не знаешь, как зовут этого мальчика. Ты что, так и называла его «официант»? Разве это прилично?

— Я знаю, как его зовут. — Эффи всегда трудно было сбить с толку. — Его имя Андреас. И ему семнадцать лет.

— Семнадцать! Эффи, тебе же только четырнадцать, — заметила Лена. Даже к себе она предъявляла такие требования, будто воспитывалась в самых строгих правилах.

— Ну и что? Костасу восемнадцать.

Щеки Лены слегка порозовели.

— Но я не кручу с ним роман, — быстро пролепетала она.

— Ты сама в этом виновата, — сказала Эффи и вышла из комнаты.

Лена бросила книгу на пол. Впрочем, и до прихода Эффи она не прочитала ни строчки. Она слишком была поглощена своими мыслями.

Эффи четырнадцать, а она уже успела поцеловаться с гораздо большим числом парней, чем Лена. Конечно, Лену все считали хорошенькой, но зато у Эффи всегда был бойфренд. Эффи ждала счастливая старость в окружении любящей ее большой семьи, а Лену, костлявую старую деву с причудами, будут приглашать в гости только из жалости.

Лена приготовила мольберт и уселась, устремив взгляд в окно. Но, когда она приблизила кусок угля к холсту, пальцы против воли нарисовали совсем не линию горизонта. Вместо этого получился контур щеки, затем шея, потом бровь. После этого появился подбородок и на нем легкая тень.

Рука как будто летала по бумаге. Рисовалось легко, как никогда. Поворот головы, как у него. Вырез ноздри, как у него. Мочка уха… Лена закрыла глаза, стараясь представить себе эту мочку, даже задержала дыхание. Казалось, и сердце ее замерло. На бумагу легли грубоватые очертания его плеч. Теперь оставались губы. Рот ей всегда давался с трудом. Она опять закрыла глаза. Вот его губы.

Когда Лена открыла глаза, ей показалось, что она видит подокном Костаса. Вскоре она поняла, что там действительно стоит Костас. Он поднял голову. Лена посмотрела вниз. Видел ли он ее? Видел ли, как она рисовала? Только не это.

Сердце Лены стремительно подпрыгнуло, затем начало биться, как у спринтера на дистанции. Мелькнула мысль: вряд ли у лягушек, впадающих в спячку зимой, сердце так учащенно бьется летом.


Девочки, которые еще вчера вечером были ее подругами, сегодня напоминали злобных стервятников.


— Ну, и что же было? — поинтересовалась Олли, приземляясь на кровать Бриджит еще до того, как она успела открыть глаза.

Диана одевалась. Увидев, что Бриджит просыпается, она тоже подошла к ней.

Подбежали и Эмили с Рози. Девочки, которые сами не совершали безумств, одновременно любили и ненавидели тех, кто был на такие поступки способен.

Бриджит села. Прошедшая ночь медленно всплыла у нее в памяти. Во сне ей снова удалось стать вчерашней Бриджит.

В глазах подружек она увидела неимоверное любопытство.

Бриджит пересмотрела немало фильмов о любви. Но она даже не представляла себе, что ее связь с Эриком будет чем-то глубоко личным. Она думала, что это развлечение, приключение, которым можно похвастать перед подругами, и совсем недавно чувствовала себя очень уверенной. Но, как оказалось, переоценила свои силы. Ее сердце было выжжено, словно пустыня.

— Ну, давай же! — не отставала Олли. — Расскажи нам.

— Бриджит? — раздался голос Дианы.

Бриджит показалось, что ее голос идет откуда-то из глубины желудка.

— Н-н-ничего, — только и сумела она произнести. — Ничего не было.

Но в глазах Дианы мелькнуло недоверие. Интуиция подсказывала ей, что тут что-то не так. Диана ничего не сказала. Она подождала, пока все уйдут, потом коснулась плеча Бриджит:

— Ты в порядке, Би?

От ее взволнованного голоса Бриджит захотелось плакать. Но даже Диане она ничего не могла сказать и избегала взгляда подруги, чтобы не выдать себя.

— Я так устала, — сказала Бриджит, обращаясь к спальному мешку.

— Хочешь, я тебе что-нибудь принесу из столовой?

— Нет, я сама приду через несколько минут.

Бриджит почувствовала большое облегчение, когда все ушли, свернулась клубочком и уснула.

Вскоре Шерри пришла проверить, почему она не появилась за завтраком.

— Ты здорова? — спросила она Бриджит.

Бриджит кивнула, но так и не вылезла из спального мешка.

— «Кокос» и «Тупицы» играют через пару минут в полуфинале. Пойдешь смотреть?

— Я лучше посплю. Я ужасно устала, — сказала Бриджит.

— Ладно. — Шерри повернулась, чтобы уйти. — А я все думала, когда же иссякнет такой фонтан энергии…

Через несколько часов пришла Диана и сообщила Бриджит, что «Кокос» побили «Тупиц». Это означало, что в финале встретятся «Такое» и «Кокос».

— Ты собираешься на ланч? — спросила Диана, стараясь не выдать волнения. В ее глазах читалось беспокойство.

— Может быть, чуть позже, — ответила Бриджит.

Диана покачала головой:

— Ну, давай же, Би, поднимайся. Что с тобой происходит?

Бриджит не могла объяснить, что с ней. Кто-нибудь должен был объяснить это ей самой.

— Я устала, — ответила она. — Иногда я просто отсыпаюсь. Падаю в постель на целый день.

Диана кивнула, словно поверила в то, что это еще одно из жизненных правил непредсказуемой Бриджит.

— Может, принести тебе что-нибудь? Ты, наверное, есть хочешь.

За Бриджит закрепилась репутация обжоры. Но сейчас она не чувствовала голода и покачала головой.

Диана старалась как-то осмыслить все это.

— Странно. За все семь недель в лагере я ни разу не видела тебя в помещении дольше трех минут. Никогда не видела, чтобы ты спокойно лежала, разве что когда спишь. И не припомню, чтобы ты отказывалась от еды.

Бриджит пожала плечами.

— Я бываю разной, — сказала она. Кажется, это была строчка из какого-то стихотворения, но она не могла вспомнить точно. Поэзию любил ее отец. Он обычно читал ей на ночь, когда Би была маленькой. Тогда она могла подолгу спокойно лежать на спине.

Папа!

Эти деньги я посылаю за разбитое окно. Я уверена, что стекло уже вставили, ведь Лидия так гордится этим домом и так боится свежего воздуха, но все же…

Дорогой Ал!

Я не могу объяснить, что произошло в доме Лидии — я имею в виду в вашем с Лидией доме. Когда я приехала в Чарлстон, я даже представить себе не могла, что все так сложится.

Дорогие папа и Лидия!

Я прошу у вас прощения за свое странное поведение. Знаю, что я одна во всем виновата, но, если бы вы хоть РАЗ выслушали меня, я бы, возможно, не…

Дорогое новое семейство папы!

Я надеюсь, что все вы счастливы в своем Обществе блондинов. Кстати, знайте, что люди должны скрывать от вас свои мысли.

P. S. Лидия, в этом свадебном платье у тебя слишком толстые руки.

Кармен вскрыла конверт и вытрясла все свои наличные: сто двадцать семь долларов. Она подумала вложить еще девяносто центов, но так, наверное, сделал бы любой семилетний ребенок. Кроме того, пересылать монетки по почте стоило баснословно дорого. Этот довод имел решающее значение для ее рационального ума.

Кармен не вложила записку, заклеила конверт и аккуратно надписала адрес, после чего стремительно выбежала на улицу, чтобы успеть на почту до закрытия. Интересно, стала бы после этого ее мама утверждать, что она все время слоняется по дому без дела?


В жаркий день, лежа на керамической плитке пола и уставившись в потолок, Лена думала о Бриджит. Последнее письмо подруги не на шутку взволновало ее. Би следовала велению своего сердца так безудержно, что Лену это порой коробило. Как правило, Би становилась победительницей, окруженной славой, но ведь так будет не всегда.

Неожиданно Лена вспомнила сон, который видела сегодня. Во сне она была маленьким домиком на белых шарнирах, свисавшим над пропастью. Какая-то часть ее хотела просто разжать эти скрюченные шарниры-суставы и упасть, другая же запрещала падать только для того, чтобы испытать ощущение полета.

Бабушка сидела на диване и шила. Эффи где-то гуляла. Лена могла поклясться своими Штанами, что она опять флиртует с официантом.

Мысли о Бриджит, или этот странный сон, или жара — что-то привело Лену в игривое настроение.

— Бабушка, а почему Костас живет с дедушкой и бабушкой?

Валия вздохнула, потом, к удивлению Лены, заговорила:

— Это грустная история, детка. Ты уверена, что хочешь знать?

Лена совсем не была в этом уверена, но бабушка продолжала:

— Как многие молодые люди, родители Костаса переехали в США, и он родился там.

— Костас — гражданин США? — спросила Лена.

Было так жарко, что не хотелось поворачивать голову, но Лена все-таки посмотрела на бабушку. Та кивнула.

— Где они жили?

— В Нью-Йорке.

— О! — сказала Лена.

— Костас был не единственный сын. У него был брат младше его на два года.

Только теперь Лене стало ясно, что это действительно грустная история.

— Когда Костас был совсем ребенком, они со всей семьей поехали на машине в горы. Произошла ужасная автомобильная катастрофа. Костас потерял родителей и своего братика.

Бабушка замолчала, а Лена почувствовала, что, несмотря на страшную жару, у нее по телу пробежали мурашки.

Когда Валия снова заговорила, в голосе у нее чувствовались слезы.

— Костаса прислали обратно к бабушке с дедушкой. Тогда это был самый лучший выход из положения.

Лена отметила, что бабушка как-то размякла, расслабилась под впечатлением этой печальной истории.

— Он вырос здесь настоящим греческим мальчиком. И мы все его любим. Его воспитывали все жители Ойи.

— Бабушка?..

— Что, детка?

Это был самый подходящий момент. Лена не раздумывала, чтобы опять не струсить.

— Знаешь, Костас меня и пальцем не тронул. Он ничего плохого мне не сделал. И он такой, каким ты его любишь.

Бабушка глубоко-глубоко вздохнула, отложила шитье и откинулась на спинку дивана.

— Я так и думала. Я почти сразу догадалась.

— Прости, что я не сказала раньше, — пробормотала Лена, чувствуя облегчение оттого, что наконец призналась, и огорчение оттого, что так долго не могла это сделать.

— Ты ведь пыталась сказать, — неуверенно произнесла бабушка.

— Ты объяснишь дедушке, правда?

— Думаю, он уже знает.

Горло Лены сжал спазм. Она отвернулась и закрыла глаза, дав волю слезам.

Ей было жаль Костаса. И в то же время ей было жаль себя, потому что такие люди, как Би и Костас, потеряв многое, по-прежнему открыты для любви, а она, многое имеющая, лишена возможности испытывать какие-то особые чувства.


Бриджит наконец вылезла из своего низкого домика. Теперь она могла взглянуть на залив.

В руках у нее была ручка и блокнот. Нужно отослать Штаны Кармен, но сегодня слишком тяжело писать.

Бриджит сидела на песке, грызя колпачок ручки, когда к ней подошел Эрик. Он уселся на перила.

— Ты как? — спросил он.

— Отлично, — ответила она.

— Ты пропустила игру, — заметил Эрик. И не прикоснулся, даже не взглянул на нее. — Это была хорошая схватка. Диана перекрыла все поле.

Время будто повернулось вспять. Эрик снова был тренером, а Бриджит неистовым игроком. Он, казалось, просил у нее разрешения сделать вид, что между ними ничего не было.

Но Бриджит не готова была разрешить ему это:

— Я так устала. Прошлая ночь была замечательной.

Эрик покраснел, вытянул перед собой руки и принялся внимательно изучать ладони.

— Послушай, Бриджит. — Создавалось впечатление, что он очень тщательно подбирает слова. — Вчера ночью мне следовало отправить тебя обратно. Я не должен был идти за тобой, когда увидел тебя в дверях. Я был не прав и готов взять всю ответственность на себя.

— Это был мой выбор.

Как он смеет сомневаться в ее лидерстве?

— Но я старше тебя. И должен был подумать, что будет, если об этом узнают.

Эрик все еще не поднимал на нее глаз. Он явно не знал, что сказать. Было видно, что он хочет уйти.

— Прости, — сказал он.

Бриджит бросила ручку ему вслед. Она ненавидела его за то, что он сказал.

Кармен!

Посылаю тебе Штаны. Я совершенно разбита… Если бы я послушалась твоего совета насчет здравого смысла, то не была бы в таком состоянии.

Итак, ты права, как всегда. Здравый смысл необходим! Хотела бы я иметь его хоть немного.

С любовью, Би

— Тибби, убери камеру.

— Ну, пожалуйста, Карма, пожалуйста.

— Ты можешь надеть Штаны для интервью? — спросила Бейли.

Кармен пренебрежительно посмотрела на нее.

— Я не собираюсь давать интервью. А как насчет вас, братья Коуэны?[1] — съязвила она.

— Кармен, ты только не шути и помоги хоть раз в жизни. — В голосе Тибби послышалось раздражение, но она не злилась, если такое вообще возможно.

«Ты вызываешь антагонизм, — напомнила себе Кармен. — Когда ты состаришься, то будешь ходячей желчью. Будешь ярко и жирно красить губы и кричать на детей в кафе».

— Хорошо, — согласилась она.

Кармен переоделась в Штаны, потом тихо села и стала рассматривать Бейли, которая аккуратно расставляла видеоаппаратуру. Девочка явно подражала Тибби и напоминала ее уменьшенную копию, только более подвижную. Кармен на минуту задумалась, с чего это вдруг Тибби возится с двенадцатилетним подростком, но, в конце концов, какая разница? Ведь все их подруги разъехались.

В комнате было тихо. Тибби возилась со светом. Обе девочки очень серьезно относились к своему фильму. Кармен услышала, как Бейли проверяла микрофон, совсем как Дэн Ратер:

— Кармен — любимая подруга Тибби, с тех пор как…

Кармен стало не по себе.

— Гм, ты знаешь, мы с Тибби сейчас как раз в ссоре.

Тибби выключила камеру. Бейли так посмотрела на Кармен, будто собиралась устранить ссору одним движением своей маленькой руки.

— Вы же любите друг друга. Тибби любит тебя. А все остальное не важно.

Кармен в недоумении уставилась на Бейли:

— Эй, тебе же только двенадцать!

— И что из этого? Я же права, — парировала Бейли.

— Может, вернемся к работе? — спросила Тибби.

Давно ли у Тибби это миролюбие?

— Просто будет нечестно, если мы не поговорим о нашей ссоре, Тибби, — сказала Кармен.

— Ладно, считай, что мы уже об этом говорили, — ответила Тибби.

Большинство людей стараются избегать конфликтов. Кармен догадывалась, что конфликт для нее, как очередная доза для наркомана. «Ты вызываешь антагонизм», — напомнила она себе. Кармен засунула руки поглубже в карманы и почувствовала пальцами песчинки, забившиеся под подкладку.

— Я собираюсь задать тебе несколько вопросов, — сказала Бейли. — А ты постарайся быть естественной.

Неужели эта самоуверенная двенадцатилетняя пигалица — порождение современного мира? Кто-то, должно быть, внушил ей, что она Офелия.

— Ладно, — сказала Кармен. — Я должна смотреть в камеру?

— Если хочешь, — ответила Бейли.

— Хорошо.

— Готова?

— Готова.

Кармен забралась на свою опрятную кровать и уселась по-турецки.

— Тибби говорила, что твой отец этим летом женится во второй раз, — начала Бейли.

Кармен широко раскрыла глаза и бросила укоризненный взгляд на Тибби. Та пожала плечами.

— Да, — коротко ответила Кармен.

— Когда?

— Девятнадцатого августа. Спасибо за внимание…

Бейли кивнула:

— Ты там будешь?

Кармен сжала губы:

— Нет.

— Почему нет?

— Потому что мне это не нравится, — ответила Кармен.

— Ты сердишься на папу? — спросила Бейли.

— Нет.

— Тогда почему ты не пойдешь на свадьбу?

— Потому что мне не нравится его новая семья. Они меня раздражают.

Кармен понимала, что выглядит капризной и испорченной девчонкой.

— А почему они тебе не нравятся?

Кармен беспокойно заерзала. Потом она распрямила ноги.

— Я им чужая.

— Почему?

— Потому что я пуэрториканка. И у меня широкие бедра. — Кармен невольно улыбнулась.

— Так это ты им не нравишься или они тебе? Кармен потрясла головой. Потом немного помолчала.

— Думаю, и то и другое.

— А как же быть с папой?

— Что ты имеешь в виду? — спросила Кармен.

— Думаешь, дело не в нем? — уточнила Бейли. Кармен встала и замахала на Тибби руками.

— Перестань! Перестань сейчас же! Что это, черт возьми, за фильм? — возмутилась она.

— Документальное кино, — сказала Тибби.

— Понятно, а о чем?

— Просто о людях. О тех мелочах, которые кажутся им важными, — заявила Бейли.

— И ты думаешь, кому-нибудь есть дело до меня и моего отца?

Бейли пожала плечами:

— Тебе же есть до этого дело.

Кармен рассматривала свои ногти. Они были обкусаны до мяса, а по краям красовались мелкие заусенцы.

— Так почему ты бросила камень? — продолжала Бейли. — Ты, наверное, здорово рассердилась.

От удивления Кармен раскрыла рот и вопросительно уставилась на Тибби.

— Большое тебе спасибо. Ты ей все-все рассказала?

— Только основное, — не смутившись, ответила Тибби.

Кармен неожиданно почувствовала, как глаза наполняются слезами. Она боялась моргнуть, чтобы слезы не потекли по щекам. Сделав над собой усилие, Кармен произнесла:

— На папу я не сержусь.

— Точно?

Слезы уже готовы были пролиться. Когда плачешь, обычно жалеешь себя и уже не можешь остановиться.

— Да, я уверена, — сказала Кармен.

Все усилия оказались напрасными. Слезы побежали по щекам, догоняя друг друга, потом потекли по подбородку и по шее. Она услышала неясный шум и сквозь пелену слез увидела, что микрофон валяется на полу. Бейли присела около нее на корточки, подперла щеку ладонью, и вид у нее был такой сочувствующий, что Кармен даже опешила.

— Все в порядке, — мягко сказала Бейли.

Кармен сморщилась и склонила голову на плечо Бейли. Надо сказать этой мелюзге, что она и без нее обойдется, но сказать почему-то не удалось. Кармен утратила ощущение реальности, она не видела камеру, забыла фильм, Тибби, не чувствовала даже свое тело, руки и ноги и то, что земля по-прежнему вращается в пространстве.

Вскоре и Тибби очутилась рядом на кровати и обняла ее.

— Ты имеешь право сердиться, — сказала Бейли.

В семь минут пятого Бейли все еще не появилась в магазине «Валлман». Тибби посмотрела на большие настенные часы за кассой, чтобы уточнить время. Куда она запропастилась? Бейли никогда не опаздывала и приходила раньше, чем заканчивалась смена.

Тибби вышла через автоматические двери и сразу же ощутила дыхание жары. Она перебежала через улицу в «С семи до одиннадцати». Иногда Бейли трала с Брайаном в «Покорителя дракона», пока ждала Тибби. Но сегодня Брайан был один. Он поднял голову и помахал рукой. Тибби помахала в ответ.

В восемнадцать минут пятого Тибби почувствовала, что ей надоело ждать. Она привыкла к тому, что Бейли торчит около нее с утра до вечера, и принимала это как должное. Конечно, сердилась поначалу, но потом все изменилось.

Неужели Бейли застряла у нее дома? Забирала видеоаппаратуру и теперь ждет, когда Лоретта откроет? Или просто ей все надоело, она устала от фильма?

Однако, хорошо зная Бейли, Тибби не очень верила во все это. Время шло. Девочка походила из угла в угол еще минут восемь и вскочила на велосипед. Сначала она поехала домой. Бейли туда не приходила. Потом Тибби на всякий случай вернулась на работу. После этого подъехала к дому Бейли.

На ее стук никто не вышел. Она несколько раз нажала на звонок. Затем отошла немного, стараясь заглянуть в окно Бейли и увидеть хоть какое-нибудь движение. Мимо проходила соседка.

— Вы ищете Граффсманов? — спросила женщина, остановившись у калитки.

— Да, мне нужна Бейли, — сказала Тибби.

— Они часа два назад уехали в больницу, — сказала женщина, и на лице у нее отразилось сочувствие.

Чувство тревоги, как птичка, забилось в груди Тибби.

— Что-нибудь случилось?

— Точно не знаю, — ответила женщина. — Они в Сибои.

— Спасибо! — прокричала Тибби, уже оседлав велосипед, с силой нажала на педали и повернула по направлению к больнице.

«Может быть, Бейли на обычном обследовании», — думала Тибби. Скорее всего, у нее взяли кровь, чтобы проверить, не прогрессирует ли лейкемия. А с Бейли, наверное, все в порядке. Больные дети лежат в постели. А Бейли бегала повсюду.

«Конечно, если у нее обычное обследование, мое появление покажется странным», — размышляла Тибби, когда, взмыленная, вбегала в прохладный коридор больницы.

Она проскочила через коридор, все еще не решив, что делать, и тут увидела миссис Граффсман с костюмом под мышкой и большим пакетом из «Макдоналдса».

— Миссис Граффсман, здравствуйте! — помахала ей Тибби, подходя и с тревогой заглядывая ей в глаза. — Я подруга Бейли. — Она вдруг вспомнила, что долго не позволяла Бейли называть себя так.

Миссис Граффсман кивнула и слабо улыбнулась:

— Конечно, я тебя сразу узнала.

— Уф… Ну, там все в порядке? — спросила Тибби.

Только теперь она почувствовала, как дрожат у нее ноги. Господи, здесь работает слишком мощный кондиционер. Очень легко простудиться с непривычки.

— У нее ведь обычное обследование?

Тибби шла вслед за матерью Бейли, хотя та не позвала ее за собой. Интересно, кто теперь навязывается?

Мама Бейли вдруг застыла как вкопанная, так что Тибби проскочила вперед, не успев притормозить.

— Давай присядем на минутку, — попросила миссис Граффсман.

— Да, конечно. — Тибби не отрывала взгляда от ее лица. Глаза женщины были красные и заплаканные, губы сжались в ниточку, как у Бейли.

Миссис Граффсман подвела Тибби к креслам в уголке холла. Потом опустилась на одно из них. Напротив миссис Граффсман кресла не было, поэтому Тибби пришлось сесть около нее и наклониться вперед.

— Тибби, я не уверена, знаешь ли ты, через что прошла Бейли. Она не любит об этом говорить.

Тибби машинально кивнула:

— Она мало говорит об этом.

— У нее лейкемия. Рак крови.

Тибби опять кивнула. Казалось, и так все ясно.

— Но ведь болезнь излечима, правда? Разве дети не растут потом нормально?

Голова миссис Граффсман склонилась к плечу, будто женщине было трудно держать ее прямо.

— Бейли поставили диагноз, когда ей было семь лет. Она прошла восемь сеансов химиотерапии, облучение, а в прошлом году ей вживили трансплантат костного мозга. Большую часть своей жизни Бейли провела в лечебном центре Хьюстона, в Техасе. — Женщине не хватало воздуха, она судорожно вздыхала, потом собралась с силами. — Но, несмотря на все это, болезнь возвращается.

Тибби так закоченела, что у нее зуб на зуб не попадал, а волосики на руках встали дыбом.

— Но можно еще что-нибудь попробовать? Правда? — Тибби произнесла это таким грубым и хриплым голосом, что сама испугалась.

Мама Бейли пожала худыми плечами:

— Мы хотели дать ей пожить нормальной жизнью. Как живут все дети.

— А теперь вы привезли ее сюда умирать? — требовательно спросила Тибби.

Миссис Граффсман то открывала, то закрывала глаза, плотно сжимая веки.

— Не знаю: больше уже не осталось средств, — сказала она усталым надтреснутым голосом. — Бейли серьезно больна. Мы молим Бога, чтобы ее организм оказался достаточно сильным и справился с болезнью. — Женщина взглянула из-под опухших век. — Мы так боимся. Но считаем, что ты должна все знать.

Тибби вдруг почувствовала резкую боль в груди. Дышать стало трудно. Ее сердце, кажется, сбилось с привычного ритма.

— Бейли так тебя любит, — продолжала миссис Граффсман, и губы ее задрожали. — Эти два месяца с тобой стали чем-то особенным в ее жизни. Мы с ее отцом очень ценим все, что ты сделала.

— Я лучше поеду, — прошептала Тибби.

Ей казалось, что еще немного — и сердце у нее разорвется, и она сама умрет, а ей бы не хотелось, чтобы это произошло в больнице.

* * *

Ты можешь пойти по дороге, которая ведет к звездам. А я пойду по дороге, на которой ты встретишь меня.

Ник Дрейк

Ранним августовским утром Лена, по обыкновению молча, сидела за завтраком с дедом. Потом взобралась по утесу на пологую площадку, собираясь вернуться в свою оливковую рощу. Нет, в его оливковую рощу.

Очутившись на прежнем месте, девочка заметила, как изменились с июня краски. Теперь в траве было много желтых пятен, цвели совсем другие цветы. Оливки на деревьях налились соком — теперь они уже стали «подростками». Ветерок крепчал. Бабушка называла такой бриз «мелтими».

Лена пришла сюда в робкой надежде увидеть Костаса. Но, начав рисовать, забыла обо всем. Часами, сосредоточившись, Лена смешивала краски и рисовала, всматривалась в окружающее и рисовала. Девочка не обращала внимания даже на палящее солнце. Руки и ноги у нее онемели, и она просто перестала их ощущать.

Когда на землю легли косые тени, она очнулась и взглянула на свой рисунок. Ей захотелось улыбнуться, но она сдержала улыбку.

Теперь Лена поняла, для кого предназначен этот рисунок. Он был самым удачным в ее жизни, и она отдаст его Костасу.

Лена думала, что у нее не хватит смелости рассказать о своих чувствах, поэтому надеялась, что рисунок все объяснит за нее. Рисунок расскажет Костасу о том, что Лена теперь знает: это его место и она сожалеет…

Тибби позвонила в «Валлман» и сказала, что заболела. Да, она подвернула ногу. У нее нервный тик. У нее сильный насморк, она думает, что это вирус. Она просто хочет выспаться.

Она не хотела работать, пока Бейли была в больнице. Она не хотела ничего упустить и постоянно возвращалась к тому дню, когда Бейли не появилась возле «Валлман». Это состояние стало ее путать.

Она остановила грустный взгляд на стеклянной квартире Мими. Свинка что-то заспалась сегодня. Даже не тронула еду. У Мими такой медленный ритм жизни, и все же она, кажется, взрослеет быстрее Тибби. Почему? Тибби надеялась, что еще войдет в свой собственный ритм.

Тибби подошла, постучала пальцем по стеклу и неожиданно рассердилась на Мими за то, что она спит, когда происходят такие события. Тибби открыла коробку и почесала мягкий животик Мими указательным пальцем.

Беспокойство зашевелилось у нее в душе. С Мими что-то было не так. Ее тельце не было теплым, как обычно. В панике Тибби схватила ее очень грубо, и Мими неподвижно повисла в ее ладонях.

— Ну, давай же! — Девочка безжалостно трясла свинку, словно подозревала, что Мими притворяется. — Просыпайся.

Тибби высоко подняла Мими в одной руке. Мими терпеть этого не могла и всегда принималась скрести острыми коготками запястье Тибби.

Постепенно Тибби стала понимать, что это уже не Мими. Это то, что от нее осталось.

Где-то в глубине ее сознания образовалась стена, которая ограждала ее от происходящего. Мысли Тибби теперь теснились в маленьком уголке перед этой стеной. Они напоминали короткие команды со сторожевой башни, а не настоящие мысли.

«Положи Мими обратно в клетку. Нет, не надо. Она скоро начнет разлагаться. Отнеси ее во двор».

Нет уж, воспротивилась Тибби этим командам, она этого не сделает.

Может быть, позвонить маме на работу? Или вызвать ветеринара? Но она заранее знала, что они скажут.

И тут у нее мелькнула совершенно другая мысль. Она, как солдатик, чеканя шаг, спустилась по лестнице. Первый раз за всю ее жизнь в доме было тихо. Недолго думая, она положила Мими в коричневую коробочку для завтраков, закрыла, чтобы свинке было удобно, и засунула в морозилку.

Воображение Тибби услужливо нарисовало картину: Лоретта разделывает Мими и бросает на сковородку в кипящее масло. Тибби распахнула морозилку и положила коробочку с Мими возле просвирки, которую Катрине дали на крестинах. Теперь-то уж точно свинку никто не съест и не выбросит.

Так. Отлично. Мими пристроена. Она замораживается. Существует целая технология сохранения во льду. Целая наука занимается этими вопросами. Тибби была уверена. Пройдут десятилетия, пока наука станет совершенной, но Тибби некуда торопиться. Времени навалом.

Поднявшись наверх, она свернулась клубочком на кровати. Достала ручку и блокнот из прикроватной тумбочки, чтобы написать пару строк Кармен, или Би, или Лене, но потом поняла, что голова совершенно пустая.

Кармен!

Я каждый день здесь, в Греции, завтракаю с дедушкой, но мы ни разу нормально не поговорили. Разве это не странно? Он что же, думает, что я недоразвитая? Клянусь, завтра я продемонстрирую ему свои познания греческого. Я умру от стыда, если лето пройдет, а мы так и не научимся разговаривать друг с другом.

Может быть, когда мы встретимся, ты дашь мне несколько советов, как стать нормальным человеком? Кажется, у меня не очень получается.

С любовью, Лена

Кармен забралась на кровать к маме, обняла ее и почувствовала, как мама ласково поглаживает ее по спине.

— Ну, ну, малышка, — пробормотала Кристина.

— Я злюсь на папу, — виновато произнесла Кармен.

— Конечно, я знаю.

Кармен перекатилась на спину.

— А почему мне было так тяжело в этом признаться? Мне, например, кажется нормальным, что я сержусь на тебя.

— Да, я это заметила.

Мама до сих пор молчала, но Кармен была уверена — ей есть что сказать.

— Очень непросто сердиться на людей, которым доверяешь, — мягко сказала мама.

«Конечно, я доверяю папе!» — чуть не крикнула Кармен. Потом она задумалась.

— Но почему?

— Потому что ты веришь, что они будут любить тебя всегда.

— Папа меня любит, — быстро проговорила Кармен.

— Любит, — согласилась мама.

Она немного помолчала, но явно хотела продолжить разговор. Мама придвинулась ближе к Кармен и перед тем, как снова заговорить, глубоко вздохнула:

— Его уход был для тебя большим ударом!

— Правда? Да?

Кармен пыталась вспомнить себя семь лет назад, когда на все вопросы об отце она отвечала его же словами:

— Он очень занят на работе. Но мы стараемся видеться как можно чаще. Так будет лучше для нас всех.

Неужели Кармен действительно произнесла это сейчас? Зачем?

— Однажды ты разбудила меня среди ночи и спросила, знает ли папа, как тебе грустно.

Кармен перевернулась на бок и подперла щеку ладонью:

— Ты думаешь, он знал?

Кристина помедлила:

— Думаю, он старается убедить себя в том, что с тобой все в порядке. — Она снова замолчала. — Иногда мы сами верим в то, во что хотим верить.


— Тибби, иди обедать!

Голос отца. Значит, он дома.

В комнате было холодно, или так казалось, но девушку пробирала дрожь, хотя Тибби была во фланелевой кофте и плотных пижамных штанах. Отец, должно быть, снова включил кондиционер. С тех пор как родители поставили центральную систему кондиционирования, они старались как можно чаще ею пользоваться.

— Тибби?

Она понимала, что, в конце концов, ей придется ответить.

— Я уже ела.

— Ну, все равно, посидишь с нами, — звал отец.

Это звучало как предложение. Она решила, что может от него отказаться, и закрыла дверь. Через несколько секунд Ники начнет швыряться горохом, а Катрина фонтаном будет отрыгивать — такой уж у младенцев рефлекс, — и родители, скорее всего, забудут о Тибби, нелюдимой девочке-подростке.

Она потрогала волосы: жирные не только на макушке, но по всей длине. Наволочка, наверное, блестит, как намазанная маслом.

— Тибби, дорогая!

Отец все еще был здесь. Да, отделаться не так-то просто.

— Я спущусь к десерту! — прокричала она. Есть надежда, что к тому времени о ней забудут.

Семь часов. Можно посмотреть игры, а потом начнется развлекательный канал WB, на котором программы идут до десяти и не имеют ничего общего с реальной жизнью. Потом начнутся передачи о рок-группах, солисты которых умерли от передозировки наркотиков задолго до рождения Тибби. Под них она хорошо засыпала.

Раздался телефонный звонок. Во время первой маминой беременности Тибби выделили отдельную телефонную линию. Когда мама была беременная Катриной, Тибби получила новый телевизор. Если телефон зазвонил здесь, она знала, что звонят ей. Тибби с головой накрылась одеялом.

Когда Тибби была на кухне, и ей хотелось, чтобы Кармен перезвонила, автоответчик включался через три секунды. Но когда она находилась рядом с телефоном, проклятое устройство жутко тормозило. Наконец в телефоне что-то сработало.

— Алло, Тибби! Это Бейли.

Тибби замерла.

— Мой номер пять — пять — пять — сорок шесть — сорок восемь. Позвони мне, ладно? — Тибби трясло под одеялом. Очень хотелось спать.


Бриджит долго и тщательно одевалась для финальной игры. Остальные девочки украсили майки изображениями своей родной команды. Если бы у Бриджит осталась хоть капля энергии, она бы тоже с удовольствием наклеила картинку.

Обе команды повесили на воротах транспаранты. Бриджит знала, что сильно похудела, даже бутсы спадали. Ее энергия требовала постоянной подпитки. Но разве стопы могут похудеть?

— Бриджит, где ты была? — встретила ее Молли.

Бриджит слышала, что утром был неофициальный сбор.

— Отдыхала перед большой игрой, — не растерялась она.

Молли была достаточно толстокожей, чтобы уловить какие-то новые интонации в ее голосе, а Бриджит это было только на руку.

— Ладно, «Такое», — сказала Молли. — Для вас это будет напряженная игра. «Лос Кокос» на подъеме. Вы видели, как они вчера разгромили противника. Нужно полностью выложиться, чтобы победить их.

Бриджит подумала, что никогда не будет говорить слово «выложиться».

Молли многозначительно посмотрела на Бриджит:

— Сегодня ты в форме, Би? Это твой день. Действуй на полную катушку.

Остальные игроки приветственно заулюлюкали. Бриджит молчала. До сих пор ее ставили в защиту. Ставили на ворота. Молли просто из себя выходила, когда Бриджит вела мяч больше двух ярдов.

— Не уверена, что помню, как это делается, — пробормотала она.

С первого же момента Бриджит повела игру слишком вяло. Она экспериментировала. Она не побежала за мячом. Когда ей передали пас, она просто оттолкнула мяч. Команда пришла в замешательство. Они привыкли строить игру, опираясь на энергию Бриджит. За пять минут «Лос Кокос» забили им два мяча.

Молли попросила у рефери разрешения и собрала команду. Она посмотрела на Бриджит так, как будто та была с другой планеты:

— Бриджит, соберись! Играй! Что с тобой? Ну же!

В тот момент Бриджит почувствовала настоящую ненависть к Молли. Для нее не существовало авторитетов.

— Ты дергала меня, когда я была в ударе. А сегодня я не в форме. Извини.

Молли накинулась на нее, как разъяренная тигрица:

— Ты что, мстишь?

— А что делала ты?

— Я тренер, черт возьми! Я пыталась сделать из тебя, соплячки, настоящего игрока.

— Я и так настоящий игрок, — ответила Бриджит и, спотыкаясь, ушла с поля.

* * *

Что толку в том, что ты громко говоришь, раз я тебя не слышу.

Ральф Уольдо Эммерсон

Сначала Тибби достала орешки «Энтеманна», обсыпанные крошками, но крошки напоминали ей о грызунах: они так любят хлебный мякиш. Она бегом вернулась на кухню и швырнула коробку обратно в шкафчик.

Потом она подумала о мороженом, но ей не хотелось даже близко подходить к холодильнику. Тогда она взяла упаковку с фруктовыми мармеладными динозавриками — любимым лакомством Ники — и вернулась наверх. Тибби, как завороженная, смотрела шоу Рикки Лейк, при этом машинально сжевала восемь ярких динозавров, забросав пол серебристыми обертками.

Под Джерри Спрингера она выпила два литра имбирного лимонада, после этого разглядывала фотографии и полазила по Интернету.

Прошла уже большая часть телевизионной оперы, когда зазвонил телефон. Она прибавила звук: жаль было пропускать хотя бы одну арию. Опера была очень душевной.

Но, как она ни старалась, до нее долетели слова с автоответчика:

— О, Тибби! Это Робин Граффсман, мама Бейли. — Продолжительная пауза. — Ты не могла бы перезвонить или прийти сюда? Номер телефона пять — пять — пять — сорок шесть — сорок восемь. Комната четыреста сорок восемь. Четвертый этаж, налево от эскалатора. Бейли будет очень рада тебя видеть.

Тибби почувствовала, как боль снова заполняет грудь. Да, сердце явно не в порядке. Боль начала пульсировать в виске. У нее был сердечный приступ и аневризма аорты одновременно.

Она взглянула на пустую коробку Мими. Ей захотелось зарыться в пушистую подстилку из опилок, вдохнуть солоноватый запах свинки и заснуть. И умереть во сне. Казалось, что это так просто.


Кармен набрала номер. Она собиралась повесить трубку, если услышит женский голос, но сдержалась!

— Лидия, это Кармен. Я хочу поговорить с папой.

— Конечно, — поспешно ответила Лидия.

И как это Кармен могло прийти в голову, что Лидия ответит ей грубостью?

Папа подошел к телефону очень быстро.

— Алло? — В его голосе слышалась радость и затаенное беспокойство.

— Папа, это Кармен.

— Я узнал. Молодец, что позвонила. — Похоже, он и впрямь был рад. — Я получил посылку. И оценил твое намерение.

— Ох… ну хорошо, — сказала Кармен.

Первый раз за долгое время она чувствовала себя комфортно. Теперь можно извиниться. Теперь отец ее услышит. Через несколько минут все встанет на свои места. Жизнь продолжается.

И все-таки очень трудно было произнести:

— Папа, мне нужно тебе кое-что сказать. Кармен почувствовала, как напряжение на том конце трубки возрастает. Или это передалось ее напряжение?

— Я слушаю.

«Ну давай, давай, — подбадривала она себя. — Не отступай!»

— Я на тебя обижена, — запинаясь, произнесла девочка.

Теперь она могла помолчать и перевести дух. От волнения Кармен откусила кусочек кожи на большом пальце.

— Я расстроилась, понимаешь? Надеялась, что мы вместе проведем лето, только ты и я. Лучше бы ты заранее предупредил меня, что там будет семья Лидии. — Голос ее предательски задрожал.

— Кармен, мне так жаль. Теперь я понимаю, что должен был предупредить тебя. Это моя ошибка. Мне правда так жаль…

Отец явно считал разговор законченным и хотел закрыть тему. Прижечь рану, чтобы она больше не кровоточила.

Но дочь не собиралась сдаваться.

— Это еще не все, — заявила она.

Он ждал.

Кармен несколько раз глубоко вздохнула, чтобы голос не дрожал.

— Ты решил завести новую семью, а я для нее совсем не подхожу. — Она говорила хрипловато и едва слышно. — У тебя теперь есть другие дети, а как же я?

Тут она сбилась с мысли и дальше уже говорила все подряд. Чувства опережали слова.

— Как же быть со мной и с мамой?

Голос от волнения прерывался. Из глаз ручьем потекли слезы. Кармен было не важно, слушает он ее или нет, она продолжала:

— Почему прежняя семья тебя не устраивала? Зачем ты мне обещал, что никогда меня не оставишь? — Она перевела дыхание и на мгновение замолчала. — Зачем ты говорил, что мы понимаем друг друга, когда мы совсем не понимали?

Кармен уже не стеснялась своих рыданий. Ее голос тонул в судорожных всхлипах. Отец, наверное, даже не понимал, что она говорит.

— Почему Пол каждый месяц ездит к своему пьянице-отцу, а мы видимся только два или три раза в год? Я же ничего плохого не сделала, ведь правда?

Кармен замолчала и теперь только плакала, может быть, плакала долго — она не замечала времени. Он все еще слушает?

Она прижала трубку плотнее к уху и прислушалась. Приглушенные рыдания…

— Кармен, — сказал он наконец, — мне так жаль.

Она решила, что ему можно поверить, ведь впервые в жизни он плакал вместе с ней.


Когда на следующее утро раздался стук в дверь, Тибби еще крепко спала.

— Убирайтесь! — рявкнула она.

Кто это мог быть? Родители ушли на работу, и Тибби просила Лоретту не трогать ее сегодня.

— Тибби?

— Убирайтесь! — снова крикнула она.

Дверь слегка приоткрылась, и показалась голова Кармен. Когда Кармен увидела, во что превратилась Тибби и ее комната, лицо ее приняло озабоченное выражение.

— Тибби, что здесь происходит? — мягко спросила Кармен. — Ты в порядке?

— Я в норме, — огрызнулась Тибби, нажала кнопку на пульте телевизора и опять зарылась в одеяло. — Пожалуйста, уходи.

По телевизору снова началась опера.

— Что это ты смотришь? — спросила Кармен. Шторы были опущены, в комнате стоял полумрак, и разглядеть можно было только телевизор и горы какого-то барахла на полу.

— Оперу. Очень трогательная, — сквозь зубы процедила Тибби.

Кармен пробралась между разбросанными как попало вещами и присела на кровать. Это было высшим проявлением беспокойства, потому что Кармен ненавидела беспорядок и сама его никогда не устраивала.

— Тибби, скажи мне, пожалуйста, что происходит? Ты меня пугаешь.

— Я не хочу ни о чем разговаривать, — упрямо заявила Тибби. — Я хочу, чтобы ты ушла.

Телефон снова зазвонил. Тибби уставилась на него, как будто ждала, что он ее укусит.

— Не отвечай, — приказала она.

«Би-и-и-п», — включился автоответчик. Неожиданно Тибби кинулась к нему, стала судорожно искать кнопку голосового набора и уронила аппарат на пол.

Но голос в автоответчике звучал по-прежнему четко и громко:

— Тибби. Это опять мама Бейли. Я хотела тебе сказать, что здесь происходит. Бейли совсем плохо. У нее серьезная инфекция и… — Тибби услышала, как женщина хватает ртом воздух. Казалось, ее легкие заполнены водой. — Нам бы очень хотелось, чтобы ты пришла. Для Бейли это так важно.

Робин Граффсман еще немного поплакала, а потом повесила трубку.

Тибби сидела, опустив голову. Она никого и ничего не хотела видеть. Она чувствовала, как Кармен сверлит ее взглядом. Потом вдруг Кармен обняла ее за плечи. Тибби отвернулась, и слезы потоком хлынули у нее из глаз.

— Пожалуйста, просто уйди. — Голос Тибби дрожал.

Но Кармен была Кармен: поцеловав Тибби в голову, она встала и направилась к двери.

— Спасибо, — прошептала ей вслед Тибби.

Но Кармен осталась Кармен, поэтому она вернулась через час. На этот раз она даже не постучалась — просто открыла дверь и вплыла в полудрему Тибби.

— Тибби, тебе надо к ней пойти, — мягко сказала Кармен, усаживаясь на кровать.

— Уходи, — коротко приказала Тибби. — Я не могу даже пошевелиться.

Кармен глубоко вздохнула:

— Можешь! Я принесла тебе Штаны.

Она положила их поверх одеяла. Это было единственное место, где их не поглотил царящий в комнате беспорядок.

— Надень их.

— Нет, — проскрежетала Тибби.

Кармен исчезла за дверью.

Тибби продолжала дрожать. Как это Кармен не понимает, что ее сердце отказывается работать, что у нее аневризма аорты и сильнейший вирус с насморком?

Она погрузилась в сон, близкий к коматозному состоянию, а очнувшись, увидела в голубом свете телеэкрана те же Штаны. И исходившее от них сияние означало, что она не права. Тибби вытянулась, чтобы опять заснуть, но почувствовала, как Штаны давят ей на ноги. Казалось, они весили не меньше пятидесяти фунтов. Разве можно вообще двигаться в таких тяжеленных штанах?

— Позволь себе удивиться, — сказал ей с экрана Джей Ленн.

Тибби уставилась на него. Неспроста он это сказал.

Она соскочила с кровати и испугалась — так сильно билось ее сердце. А что, если уже поздно? Что, если времени уже не осталось?

Тибби сорвала с себя пижаму, натянула Волшебные Штаны, сунула ноги в шерстяные туфли. Она давно не мыла голову и поэтому собрала волосы в хвост. Теперь все в порядке.

Тибби очнулась, когда осознала, что идет по обочине дороги, что на ней все еще пижамная курточка, а время уже за полночь. Разве кто-нибудь в больнице пропустит ее к Бейли среди ночи? Ведь посещения заканчиваются в восемь вечера?

Она вернулась и вывела велосипед из открытого гаража. У нее оставалось мало времени. А Бейли боялась времени.

Тибби помчалась по улицам. Фонари вдоль Висконсин-авеню горели ярким желтым светом.

Центральный подъезд больницы не был освещен, но запасной вход был открыт. Тибби тихонько вошла и проскользнула мимо изумленных людей, которые прикорнули на стульях вдоль стен. Даже в чрезвычайных обстоятельствах можно задремать от усталости.

К счастью, женщина в регистратуре не подняла головы. И Тибби спокойно прошла мимо.

— Вам помочь? — спросила ее в коридоре медсестра.

— Я ищу, гм… ищу мою маму, — неудачно соврала Тибби, продолжая идти вперед.

Медсестра не остановила ее. По пожарной лестнице девочка забралась на второй этаж, немного постояла, пока коридор не опустел, потом бросилась к эскалатору.

Вместе с ней поднимался наверх усталый доктор. Тибби пыталась подыскать правдоподобные объяснения, пока не поняла, что его совершенно не интересует, куда и зачем она едет. По-видимому, доктора волновали вещи куда более важные, чем правила посещения больных и режим безопасности в больнице.

Тибби сошла с эскалатора на четвертом этаже и сразу же спряталась за дверью. На этаже было тихо. Чтобы попасть в приемное отделение, нужно было свернуть налево, но, судя по указателю, комната четыреста сорок восемь находилась справа. Дальше по коридору располагалась ординаторская. Тибби затаила дыхание, пробираясь как тень вдоль стены. Слава Богу, комната четыреста сорок восемь оказалась совсем рядом. Дверь была приоткрыта. Она скользнула внутрь.

Тибби задержалась в крошечном вестибюле. Отсюда ей был виден Джей Ленн на телевизионном экране, встроенном в потолок. На креслах, стоявших вдоль окон, никто не сидел, и Тибби заставила себя войти в палату.

Тибби боялась увидеть другую Бейли, не ту, к которой она привыкла. Но девочка, спавшая на кровати, была все той же Бейли. Только из вен у нее торчали трубочки, и от ноздрей к аппарату шли какие-то проводки. Тибби услышала высокий свистящий звук, вырвавшийся у Бейли из горла. И она больше не могла сдерживать свои чувства.

Бейли казалась совсем крохотной. Тибби увидела, как у нее на шее пульсирует жилка. Тибби нежно взяла руку Бейли. Господи, косточки, как птичьи!

— Привет, Бейли, это я, — прошептала она. — Девочка из «Валлман».

Бейли была такая худенькая, что Тибби вполне хватило места возле нее на кровати. Она присела. Бейли не открыла глаза. Тибби прижала руку Бейли к своей груди и так и застыла. Потом глаза у нее стали слипаться, она осторожно легла рядом, пристроив голову на краешке подушки Бейли. Из глаз Тибби лились слезы, стекали к ушам и на волосы Бейли. Она решила, что никто этого не заметит.

Она просто останется здесь и будет держать Бейли за руку — пусть Бейли не боится, что времени осталось мало.


Это была ночь накануне праздника Успения Пресвятой Богородицы — Коимисс тис Теотокоу. В Греции он считается вторым большим православным праздником после Пасхи. Лена и Эффи вместе со своими родственниками отправились на богослужение в маленькую, простую, но милую церквушку. После этого по улицам прошло скромное шествие, и город приступил к пиршеству.

Бабушка возглавляла комиссию по десертам, поэтому они с Эффи заполнили дюжину подносов пирожными с разными видами ореховой начинки. Валия, не жалея сил и времени, обучала Эффи, поскольку лето подходило к концу.

Лена выпила стакан крепкого, с резким вкусом, красного вина и, почувствовав необыкновенную грусть и усталость, ушла в свою комнату, где уселась в темноте у окна. Отсюда лучше всего было наблюдать за праздником.

Внизу, немного в стороне от дороги, на маленькой площади недалеко от дома Костаса веселье было довольно шумным даже после заката солнца. Мужчины галлонами поглощали анисовую водку уозо и плясали до упаду. Даже на лице дедушки уже появилась глуповатая ухмылка. Эффи тоже выпила вина. В Греции никто не обращал внимания на возраст, когда речь шла о вине. Иногда бабушка с дедушкой сами предлагали Эффи и Лене выпить вместе с ними. Возможно, поэтому любившая все запретное Эффи не особо интересовалась спиртным.

Сегодня ночью Эффи явно была в ударе. Лена видела, как ее сестра, раскрасневшись, весело танцевала с этим официантом Андреасом, а потом скрылась с ним в придорожных кустах. Лена встревожилась. Эффи была очень воспитанной девочкой, но Лена прекрасно знала о ее влюбчивости. Эффи сходила с ума от мальчиков, а ведь ей только четырнадцать, и не хотелось бы, чтобы она обожглась.

Над Ойе сегодня сияли две луны: одна на небе, другая — в море. Если бы Лена не провела здесь все лето, вряд ли она смогла бы понять, какая настоящая.

В лунном свете мелькнуло лицо Костаса. Он не заметил отсутствия Лены на празднике, но, скорее всего, ему было абсолютно безразлично. Она была в этом уверена.

«Пусть тебя все любят», — мысленно обратилась она к нему, но тут же захотела взять свои слова обратно.

Она увидела, как Костас подошел к бабушке. Привстав на цыпочки, Валия так крепко обняла юношу, что Лена испугалась, как бы она его не задушила. Костас выглядел вполне довольным. Он что-то прошептал Валии на ухо, и она улыбнулась. Они пустились в пляс.

На маленькой площади взрывались праздничные фейерверки, самодельные, не похожие на роскошные салюты в Диснейленде. Они казались очаровательно примитивными и искрились вдохновением создавших их мастеров.

Костас кружил бабушку. Смеясь, она старалась удержаться на ногах. На последней трагической ноте песни Костас согнул Валию чуть ли не пополам. Лена никогда не видела бабушку такой счастливой, как в этот вечер.

Она внимательно смотрела на девочек-подростков, стоявших на обочине. Костас явно пользовался у них успехом, однако предпочитал танцевать с их бабушками, которые вырастили его, которые дарили ему любовь, не пригодившуюся их детям и внукам. Горькая правда состояла в том, что молодежь уезжала с острова навсегда, чтобы начать новую жизнь где-то вдалеке.

Лена даже не пыталась вытереть слезы, текущие по подбородку, по шее. Она и сама не могла объяснить, почему плачет.

Вечеринка закончилась далеко за полночь, но и после этого Лена долго не ложилась спать. Она все сидела у окна и смотрела на луну. Ей хотелось, чтобы по освещенному луной морю пошла легкая рябь. Девочка думала о том, как засыпает счастливый остров и все его подвыпившие обитатели.

Немного свесившись из окна, она разглядела на третьем этаже внизу пару локтей, опирающихся на подоконник. Это дедушка сидел в своей комнате и так же, как она, глядел на луну.

Лена улыбнулась, и душа ее отозвалась на эту улыбку. На Санторини она поняла, что похожа не на своих родителей и сестру, а на дедушку — такая же гордая, молчаливая и застенчивая. Как хорошо, что дедушке хватило мужества дождаться любви именно той женщины, которая была способна полюбить и понять его.

И Лена поклялась двумя лунами, что ей хватит мужества не упустить свое счастье.

* * *

Бездельник, позорник, зануда, изверг, растратчица, забота, спасенье.[2]

Джеймс Джойс

На следующее утро Лена спала дольше обычного. В общем-то она и не спала, а провалялась в постели два часа после пробуждения, не понимая, что с ней происходит. Девочка была очень возбуждена и одновременно спокойна.

Уже заканчивалось утро, когда хлопнула дверь и в комнату ворвалась Эффи.

— Что с тобой? — бросила Эффи через плечо и, не спрашивая разрешения, начала рыться в вещах Лены.

— Я устала, — заявила Лена.

Эффи подозрительно взглянула на сестру.

Что произошло ночью? — спросила Лена, переводя разговор на другую тему.

Глаза Эффи вспыхнули.

— Это было невероятно, здорово! — Она не стеснялась своих чувств. — Андреас целуется лучше всех в мире! И уж точно лучше, чем любой американский парень!

— Что ты имеешь в виду? — угрюмо спросила Лена. — Не забывай, что тебе всего четырнадцать.

Внезапно Эффи прекратила рыться в шкафу и застыла как изваяние.

— Что? — спросила Лена. Эффи застывала всякий раз, когда была чем-то поражена.

— О господи! — выдохнула Эффи.

Лена страшно испугалась, когда услышала шуршание бумаги и увидела, что Эффи держит в руках портрет Костаса.

— О боже! — повторила Эффи и уставилась на Лену так, как будто увидела сестру впервые. — Просто не могу поверить!

— Что? — только и смогла произнести Лена.

— Не могу в это поверить!

— Что? — крикнула Лена, садясь на постель.

— Ты влюблена в Костаса? — Эффи произнесла это как обвинение.

— Нет, вовсе не влюблена. — Если бы Лена не догадывалась о том, что уже давно влюблена в Костаса, она бы поняла это сейчас, когда солгала сестре.

— Влюблена, я же вижу. И самое обидное, ты такая трусиха, что только и можешь, что молча трястись под одеялом.

Лена сильнее закуталась в одеяло. Как обычно, Эффи умудрилась впихнуть все свои рассуждения в одну фразу.

— Да, вот единственный верный вывод! — продолжала Эффи.

Лена не сдавалась. Все так же молча она скрестила руки на груди.

— Хорошо, не буду, — сказала Эффи. — Но знаю, что, как ни крути, это правда.

— Ты не права, — как-то по-детски возразила Лена.

Эффи села на кровать. Лицо ее стало серьезным.

— Лена, послушай меня, ладно? У нас не так много времени. Ты влюблена. Я никогда не видела, чтобы с тобой происходило что-нибудь подобное. Ты должна быть смелой! Ты должна пойти и рассказать Костасу о своих чувствах. Клянусь Богом, если ты этого не сделаешь, то будешь жалеть всю свою малодушную жизнь.

Лена знала, что все это чистая правда. Эффи была настолько права, что не было смысла ей возражать.

— Но, Эффи, — сказала она с нескрываемой мукой, — что, если я ему безразлична?

Эффи задумалась. Лена ждала, надеясь на утешение. Она хотела, чтобы Эффи сказала, что Костас, конечно же, ответит ей взаимностью. Как же может быть иначе? Но Эффи этого не сказала, только взяла руку Лены:

— Вот поэтому я и считаю, что нужна смелость.


Проснувшись, Бейли увидела Тибби. И почти тут же медсестра принесла на подносе завтрак. Бейли выглядела довольной, медсестра — раздраженной.

— Надеюсь, вам удалось отдохнуть, — сказала медсестра, быстро и с усмешкой взглянув на Тибби.

Тибби выскользнула из постели.

— Простите, — сказала она слабым голосом.

Сестра покачала головой. Ее лицо ничего не выражало.

— Миссис Граффсман очень удивилась, когда обнаружила вас здесь ночью, — сказала она Тибби. — В следующий раз, полагаю, вы постараетесь приходить в обычные для посещения часы. — Она перевела взгляд с Тибби на Бейли. — Я слышала, что вы знаете об этом, юная леди.

Бейли кивнула, но ее глаза светились задорным блеском.

— Спасибо, — сказала Тибби.

Сестра проверила медицинскую карту на спинке кровати Бейли.

— Я приду через несколько минут, если вам понадобится какая-нибудь помощь. — Она указала глазами на поднос с завтраком.

— Мне ничего не нужно, — ответила Бейли. Прежде чем покинуть комнату, сестра строго посмотрела на Тибби:

— Не ешь ее завтрак.

— Не буду, — пообещала Тибби.

— Садись, — сказала Бейли, слегка подпрыгнув на кровати.

Тибби села на кровать:

— Привет!

Чуть не спросила: «Как ты себя чувствуешь?» — но вовремя спохватилась.

— Ты носишь Штаны? — поинтересовалась Бейли.

— Мне нужна помощь, — сказала Тибби.

Бейли кивнула.

— Мими умерла. — Тибби не могла поверить, что произнесла эти слова, и внезапно начала плакать, по щекам катились крупные слезы. Тонкая дорожка слез появилась и на лице Бейли.

— Я чувствовала, что что-то случилось, — сказала девочка.

— Мне очень жаль, — эхом отозвалась Тибби. Бейли пожала ей руку:

— Я знаю, что ты провела здесь ночь. Поэтому у меня были хорошие сны.

— Я рада…

Бейли взглянула на часы:

— Ты должна идти. Твоя смена начнется через тринадцать минут.

— Что? — Тибби смутилась.

— «Валлман».

Тибби махнула рукой:

— Это не так важно.

Бейли серьезно посмотрела на нее:

— Это очень важно. Это твоя работа. Дункан рассчитывает на тебя, ты ведь знаешь. Иди.

Тибби посмотрела на нее с недоверием:

— Ты действительно хочешь, чтобы я ушла?

— Да, — не так уверенно ответила Бейли, — но я хочу, чтобы ты вернулась.

— Я вернусь, — пообещала Тибби.

Когда она вышла в коридор, там сидела Кармен. Увидев Тибби, подруга встала и крепко обняла ее. Тибби молча сжала ее в объятиях.

— Мне нужно на работу, — сказала Тибби деревянным голосом.

Кармен кивнула:

— Я пойду с тобой.

— Я же на велосипеде.

— Ну, так я поеду с тобой на велосипеде, — сказала Кармен, остановившись прямо перед автоматической дверью. — Мне нужны Штаны.

— Прямо сейчас?

— Думаю, да, — сказала Кармен.

— Так они вроде бы на мне, — заметила Тибби. Кармен взяла ее за руку и потащила в туалет. Там она сбросила с себя какие-то детские голубые клеши и отдала их Тибби. Кармен фантастически выглядела в Штанах. Это было еще одно доказательство их волшебства. У Тибби в голубых клешах Кармен был забавный и нелепый вид.


В течение двух недель Кармен спала каждый день почти до десяти часов, но утром девятнадцатого августа она вскочила с кровати с первыми лучами солнца. Она знала, что будет делать. Кармен натянула Штаны, такие любимые и уютные, так прекрасно облегающие ее бедра. Казалось, штаны отвечают ей взаимностью. Сунув ноги в леопардовые босоножки и быстро застегнув перламутровые пуговицы на черном воротнике рубашки, она встряхнула пышными волосами, такими чистыми, вымытыми вчера вечером, и надела серебряные сережки-колечки.

Кармен оставила на кухонном столе записку для мамы, но, подойдя к двери, услышала звонок телефона. Определитель высветил номер мистера Брэттела. Кармен не сняла трубку. Ей не хотелось возиться с ним сегодня.

Доехав на автобусе до аэропорта, девочка успела купить билет туда и обратно, который зарезервировала прошлым вечером по кредитной карточке отца, оставленной «для непредвиденных случаев и заказа билетов».

В течение двухчасового перелета в Чарлстон Кармен мирно спала, вытянувшись на трех креслах, и просыпалась лишь для того, чтобы немного перекусить. Утром она съела только яблоко. В международном аэропорту Чарлстона девочка некоторое время читала журналы, затем, когда поняла, что пора, взяла такси и поехала к Епископской церкви на улицу Встреч. Зеленые дубы и птичий щебет на ореховых деревьях казались ей хорошо знакомыми.

Она приехала за несколько минут до начала свадебной церемонии. Приготовления к службе уже были закончены, и прихожане собирались возле огромных пурпурных и белых букетов. Кармен незаметно встала сбоку, в проходе между рядами. Бабушка ее мачехи, которая никого не любила, сидела рядом с тетушками. Кармен никого не знала, она была единственным гостем со стороны отца. Печально, но когда пара теряет свою половинку, то теряет и Друзей.

Внезапно из боковой двери появился отец, высокий и элегантный, в смокинге, за руку с Полом, одетым в такой же смокинг. Кармен догадывалась, что Пол был самым близким человеком для отца. Она думала, что ощутит раздражение и злость, но ничего такого не почувствовала. Пол выглядел серьезным, как на работе. Высокие и светловолосые, Альберт и Пол были очень похожи друг на друга. Отец был счастлив — девочка видела это.

Заиграла торжественная музыка. Первой появилась Криста, похожая в своем платье на конфету. «Хорошо выглядит», — подумала Кармен. Кожа Кристы была такой бледной, что светилась голубизной. Музыка, казалось, становилась все громче, наступила драматическая пауза — появилась Лидия.

Это напоминало настоящую свадьбу. Не важно, что Лидии сорок с небольшим и на ней простое, а не подвенечное платье. Она была так изящна, когда шла по проходу, что Кармен невольно повторяла ее движения, словно была обязана это делать. Лидия улыбалась счастливой улыбкой, застенчиво, но уверенно. Она подошла к отцу Кармен. Все члены семьи полукругом встали у алтаря.

Глядя на них, Кармен ощутила внезапную боль. «Ты нужна им. Если бы ты не уехала…»

Игра виолончелиста, запах свечей, мелодийный речитатив священника — все это завораживало. Девочка забыла, что она дочь жениха и неподходяще одета. Она словно оставила тело и воспарила высоко-высоко к звездам, откуда было все видно как на ладони.

Так продолжалось до тех пор, пока они не спустились с алтаря, а потом отец отыскал ее глаза и заставил упасть с небес, вернуться в тело, заставил Кармен остаться здесь.


Диана каким-то образом умудрилась испечь на лагерной кухне шоколадное печенье с орехами. Олли пыталась вернуть себе свою терку.

Подруги беспокоились о ней. Они перешептывались, когда думали, что Би спит. Она поужинала с ними прошлым вечером только потому, что очень устала от постоянного кудахтанья, а принесенные пакеты с едой были свалены под кроватью.

После ужина подошел Эрик и попросил ее немного пройтись с ним. Это удивило Бриджит — она согласилась.

Они шли по пляжу Койотов и в молчании достигли уединенного места. Там росли пальмы, и повсюду торчали кактусы. Закат был огненно-пылающим.

— Я беспокоился о тебе. После вчерашней игры. Ты всегда… — Глаза Эрика объяснили ей, что он имел в виду.

Бриджит кивнула:

— Я никогда не играла хорошо.

— Но у тебя талант, Бриджит. Ты должна знать это. Все считают тебя звездой.

Бриджит относилась к комплиментам так, как к говорившему их. Но сейчас она в них не нуждалась. Она знала себе цену.

Эрик потрогал рукой песок:

— Я беспокоюсь из-за того, что произошло между нами… Меня волнует, что это ранило тебя, может быть, больше, чем я осознал в тот вечер.

Бриджит снова кивнула.

— У тебя нет большого опыта с парнями, не так ли? — спросил он. Голос Эрика был мягким. Он пытался помочь.

Она опять кивнула.

— О, я так и думал.

— Я не говорила тебе. Откуда ты можешь знать?

Он начал пересыпать песок между ладонями, выкопал ямку, а потом засыпал ее.

— Знаешь, Бриджит… Когда я впервые встретил тебя, ты была такая самоуверенная и такая… сексуальная со мной. Я подумал, что ты намного старше и опытнее, чем на самом деле. Теперь я знаю больше. У тебя не так много опыта. Тебе всего шестнадцать.

— Мне пятнадцать.

Эрик тяжело вздохнул:

— Не говори мне этого.

— Прости. Только это правда, — сказала она.

— Ты не могла быть такой же честной раньше?

Губы Бриджит задрожали. Она выглядела виноватой. Эрик подошел ближе, положил руки ей на плечи. Постепенно придвинулся еще ближе.


— Теперь о том, что я хотел тебе сказать. Не прерывай, я хочу, чтобы ты запомнила это, ладно?

— Хорошо, — пробормотала она.

Эрик сделал глубокий выдох.

— Это трудное признание парня, который здесь якобы тренер. Послушай. — Он взглянул на небо, словно ожидал оттуда помощи. — Ты ворвалась в мою жизнь как летняя гроза. Во сне ты была со мной в постели каждую ночь с той минуты, когда я впервые тебя увидел. — Он прикоснулся к ее волосам. — В тот день мы плавали вместе. Бегали вместе. Танцевали вместе. Глядя на твою игру… я понял, что я футбольный тунеядец, трутень. Наблюдая за твоей игрой, я был просто потрясен…

Бриджит слегка улыбнулась.

— Ты должна бежать от меня, как от чумы. Потому что ты слишком красива и слишком сексуальна. И ты слишком молода. Ты знаешь все это очень хорошо, так?

Бриджит не была уверена, что слишком молода для него, но знала, что он слишком молод для тех чувств, которые она в нем разбудила. Она кивнула.

— И теперь, после того как я стал так близок тебе, я не могу быть рядом с тобой и не думать о том, что я чувствую.

Бриджит заплакала. Огромные крупные слезы покатились из ее глаз.

Эрик охватил ладонями ее голову:

— Пчелка, послушай. Когда-нибудь, возможно, когда тебе будет двадцать, я увижу тебя снова. Ты будешь спортивной звездой в какой-нибудь прекрасной школе с миллионом парней более интересных, чем я, попавший в твои сети. И знаешь что?

Я увижу тебя и буду умолять захотеть меня, как сейчас. — Он держал пряди ее волос в своих ладонях, как будто это была драгоценная ткань. — Если мы встретимся вновь, в другое время и при других обстоятельствах, я буду служить и поклоняться тебе так, как ты того пожелаешь. Но я не могу сделать этого сейчас.

Бриджит еще раз кивнула, плача. Она хотела, чтобы его слова были шуткой. Она и вправду этого хотела. Девушка знала, что он хочет того же. Правду говорил Эрик или нет, но он надеялся, что она поймет его. Он очень, очень, очень хотел этого.

Но это было совсем не то, чего хотела Бриджит. Ей нужно было что-то такое же большое, как звезды, а Эрик был под ними, на пляже, такой незначительный, что она с трудом понимала его.

* * *

Есть ли здесь мир, в котором мне не было бы тесно?

Джейн Фрэнсис

Под тентом на заднем дворе Альберт крепко обнял дочь. Когда он отстранился, в его глазах отражались все его чувства. Кармен была рада, что отец ничего не сказал, и точно знала, о чем он думал. 

Лидия тоже обняла ее, совершенно формально, но Кармен это не тронуло. Криста чмокнула ее в щеку, а Пол пожал руку.

— Добро пожаловать обратно, — сказал он.

Если кто и заметил, что она в джинсах, то никак не прокомментировал.

— Свадебная вечеринка! Время для официальных съемок! — объявила помощница фотографа, не давая гостям отдохнуть на свежем воздухе, — Свадебное гуляние! Пожалуйста, все под магнолии! — закричала она прямо над ухом Кристы, как будто здесь собралась огромная компания, а не четыре человека.

Кармен направилась было к столику с напитками, но отец схватил ее за руку.

— Пошли, — сказал он. — Ты должна быть с нами.

— Но я… — Она показала на Штаны.

Отец махнул рукой.

— Ты выглядишь прекрасно, — сказал он, и девочка поверила в это.

Она фотографировалась вместе со всеми. С Кристой и Полом. С Лидией и отцом. С отцом вдвоем. Помощница фотографа все-таки не удержалась от колкости по поводу ее одежды. Кармен не стала возражать взволнованной Лидии, когда та попросила двух темнокожих девочек накрасить ее для торжественных свадебных фотографий.

Вечер был в самом разгаре. Кармен говорила со своими нервными тетушками. Когда невеста и жених произнесли тост, все громко зааплодировали. Вскоре к ней подошел Пол.

— Не хотите ли потанцевать? — спросил он официально, слегка поклонившись.

Кармен встала, решив не отчаиваться из-за того, что не умеет толком вальсировать. Она вложила руку в его ладонь. Пол начал кружиться с ней на паркетном полу в такт музыке.

— Где же… Ах… — Кармен не могла вспомнить имя.

— Скелетина? — спросил Пол.

Кармен почувствовала, что щеки ее горят. Пол засмеялся неожиданно приятным смехом. Неужели она никогда не слышала, как он смеется?

Кармен застенчиво прикусила губу.

— Прости, — прошептала она.

— Прервемся? — предложил Пол, стараясь скрыть огорчение.

Музыка закончилась, и он ушел. Отец шагнул к Кармен, прежде чем Пол покинул танцевальную площадку, и поклонился.

— Доставь своему отцу удовольствие, — сказал Альберт, и дочь удивилась, что он обращается к ней так серьезно.

Отец взял ее за руку, и они начали вальсировать по всей танцевальной площадке.

— Ты знаешь, что я намерен сделать? — сказал он.

— Что? — спросила она.

— Я намерен быть с тобой честным, как ты была честна со мной.

— Хорошо, — согласилась Кармен и почувствовала, как мелькающие перед глазами белые лампы превращаются в снежную бурю.

Поздно вечером, идя в спальню, она взглянула на окно в столовой. Гладкое стекло покрывали трещины от удара камнем. Оно было лишь слегка прикрыто куском пластика, неряшливо подпертым серебристой трубкой. Кармен почему-то смутилась и в то же время почувствовала себя счастливой.

Лена!

В конце концов в этих Штанах я сделала кое-что хорошее. Думаю, и Тибби тоже. Итак, мы отправляем их тебе с определенно хорошей кармой (хе-хе-хе) вдобавок. Я не могу дождаться дня, когда расскажу тебе все, когда мы вновь будем вместе. Надеюсь, Штаны принесут тебе столько же счастья, сколько мне сегодня.

Люблю, Кармен

Тибби отправилась на работу прямо в пижамной курточке, накинув сверху толстовку. Дункан выглядел сердитым, но девушка чувствовала, что он рад видеть ее снова, после того как было пропущено столько дней. Дункан даже похвалил ее внешний вид — и это в брюках Кармен!

— Где твоя подруга? — спросил Дункан. Теперь все в магазине знали Бейли.

Расплакавшись, Тибби присела на высокую бетонную ступеньку и закрыла лицо. Она вытирала нос рукавом мягкой толстовки и чувствовала, что сильно вспотела.

Кто-то встал рядом. Тибби подняла голову и увидела Роу.

— Ты в порядке? — спросил он.

Тибби удивилась, как это ему не жарко во всем черном.

— Не особенно, — ответила она.

Такер сел рядом. Тибби судорожно всхлипывала и не могла остановиться. Так продолжалось какое-то время. Он неловко провел рукой по ее волосам. Если бы он был ее парнем, то Тибби, несомненно, пришла бы от этого в восторг. Сейчас же она смутилась, потому что Такер прикоснулся к ее грязным волосам, и взглянула на него с опаской.

Когда слезы в конце концов иссякли, Тибби подняла глаза.

— Почему бы нам не выпить по чашечке кофе, заодно расскажешь, что произошло? — предложил Такер.

Тибби осторожно посмотрела на него, стараясь увидеть парня глазами Бейли: волосы покрыты гелем, брови выщипаны на переносице, одежда и поведение какие-то надуманные и фальшивые. Тибби не могла припомнить, чтобы когда-нибудь он обращал на нее внимание.

— Нет, спасибо, — ответила она.

— Давай, Тибби. Я серьезно. — Такер думал, что она стесняется.

— Сейчас я не хочу, — сказала она четко.

На лице Такера отразилась обида.

«И как это меня угораздило увлечься тобой, — подумала Тибби, когда он ушел. — Сейчас я не понимаю, почему это произошло…»

Через некоторое время появилась Анжела, та самая леди с ужасающе длинными ногтями. Она несла два чистых контейнера из-под мусора и, увидев Тибби, остановилась.

— Твоя маленькая подруга действительно очень больна, да? — спросила Анжела.

Тибби удивленно посмотрела на нее:

— Откуда вы знаете?

— У меня племянница умерла от рака, — сказала Анжела. — Я помню, как это было.

Глаза женщины наполнились слезами. Она присела рядом с Тибби.

— Бедняжка, — сказала она, гладя Тибби по спине.

Тибби чувствовала, как кончики ее ногтей царапают синтетическую униформу.

— Она такой милый, милый ребенок, твоя подружка, — продолжала Анжела. — Однажды вечером она ждала тебя. Я освободилась раньше, а она заметила, что я чем-то расстроена, пригласила меня на чай со льдом и слушала, наверное, целых полчаса мои рыдания относительно экс-супруга. У нас стало традицией по средам пить чай вместе — Бейли и я.

Тибби кивнула, чувствуя попеременно страх за Бейли и разочарование в себе самой. И все из-за того, что в эту минуту она зациклилась на ногтях Анжелы.


Волшебная сила Штанов перенесла их в Грецию в последний день пребывания там Лены. Упаковка была измята и выглядела так, будто пакет совершил кругосветное путешествие. Но Штаны были целы, только помялись и стали как будто мягче. Кроме того, выглядели более поношенными. Лене показалось, что у Штанов измученный вид, хотя было видно, что продержатся они еще миллион лет. Штаны приказали Лене объяснить Костасу, что она ужасная дурочка.

Надев Штаны, Лена почувствовала себя виноватой и вместе с тем более уверенной. Штаны таинственным образом вобрали в себя черты характера ее подруг. И среди этих черт, к счастью, была смелость.

К тому же Штаны сделали Лену необыкновенно сексуальной. Что было сейчас как нельзя кстати.

Лена была готова к прогулке до кузницы. Она хотела, правда, что-нибудь перекусить, но поняла, что не сможет проглотить ни куска. Так чего же ждать?

Какой прекрасный открылся перед ней вид! Увидев низкие постройки в излучине реки, она хотела вскинуть руки и сбежать вниз, но в желудке с утра не было ни крошки, поэтому девочка решила не совершать таких поступков.

Ладони так вспотели, что Лена хотела вытереть их о Штаны, но резко отдернула руки: влажные пятерни явно не сойдут за фишку от крутого кутюрье.

Лена остановилась, не доходя до кузницы.

«Идите!» — тихо приказала она Штанам, доверяя им больше, чем собственным ногам.

Что, если Костас занят? Она бы не хотела помешать ему, не так ли? «Чья это ужасная идея — отрывать его от работы?» — забубнил сидящий в ней трус.

Но Лена шла дальше, понимая, что это ее единственный шанс. Если она повернет обратно, то потеряет его.

В кузнице было темно, но в квадрате массивной топки полыхали языки пламени, освещая похожую на деда Даунаса фигуру.

Костас то ли услышал ее шаги, то ли почувствовал, что она вошла. Он взглянул через плечо, медленно снял перчатки и маску и приблизился к ней. Его глаза сохраняли отблески пламени, а лицо не выражало неловкости или беспокойства. По-видимому, это чувствовала только Лена.

Ей всегда казалось, что парни нервничают в ее присутствии, потому что чувствуют ее превосходство. Но с Костасом все было иначе.

— Привет, — сказала она неуверенно.

— Привет, — ответил он спокойно.

Девочка волновалась, пытаясь вспомнить подготовленную речь.

— Не хочешь присесть? — предложил Костас. Присесть означало взгромоздиться на низкую кирпичную приступку, отделявшую одну часть помещения от другой. Лена села. Она уже не могла вспомнить, с чего собиралась начать, поэтому достала рисунок и протянула его Костасу. Лена собиралась вести себя иначе, но ничего не получалось.

Костас долго и молча смотрел на рисунок. Лена начала нервничать и завелась настолько, что вообще перестала что-нибудь соображать.

— Это твое место, — объявила она вдруг.

Костас не отрывал взгляда от рисунка.

— Я плаваю там уже много лет, — произнес он медленно. — И готов восхищаться этим. — Костас показал на рисунок.

Лена старалась найти в его словах какой-то скрытый смысл, но поняла, что его не было.

Костас протянул ей рисунок.

— Нет, это тебе, — сказала девочка с обидой. — Ты можешь взять, если хочешь, конечно. Это не обязательно. Я буду только…

Костас взял рисунок.

— Хочу, — сказал он. — Спасибо.

Лена убрала волосы с шеи. Господи, как же здесь жарко! Ладно, уговаривала она себя, пришло время сказать.

— Костас, я пришла сюда, чтобы кое-что тебе сказать… — начала она и тут же вскочила, заметалась по кузнице, взмахивая руками.

— Хорошо, — обронил он, не двигаясь с места.

— Я хочу сказать, что с тех пор… с тех пор… в тот день, когда…

Как же это объяснить? Она лихорадочно подыскивала нужные слова.

— Мы… столкнулись на пруду…

Костас кивнул. Что означала едва уловимая улыбка в уголках его губ?

— Итак. Ладно. В тот день. Хорошо… — Лена начала переминаться с ноги на ногу. Адвокатская быстрота реакции не была в числе качеств, которые она унаследовала от отца. — Какая-то путаница… и, вероятно, ты понял, что все не то подумали… И это, скорее всего, моя вина. Но я не знаю, что происходило до того, как это случилось. И потом…

Лена окончательно запуталась. Взглянула на пламя. Огонь печи совсем не успокаивал.

Костас терпеливо ждал.

Когда Лена говорила бессвязно, как сейчас, она надеялась, что ее прервут и тем самым избавят от мучений. Но Костас этого не сделал. Просто сидел и ждал.

Она попыталась вернуться к теме, но забыла, о чем шла речь.

— После того как все произошло, — это было так давно, — и все еще больше запуталось… Я хочу сказать… но не знаю как, — продолжала она свой сбивчивый монолог. — Я боюсь говорить о тех вещах, которые, как все думали, произошли, и объяснять, что на самом деле они не произошли. Я не делала бы это, даже если бы намеревалась… Но я знаю, что должна сделать это…

Внезапно Лена захотела оказаться в «мыльном» телесериале, чтобы кто-нибудь дал ей пощечину — ведь так обычно поступают с теми, кто несет чепуху.

Костас уже не улыбался. Это хороший знак, не так ли?

Тыльной стороной ладони она вытерла испарину, выступившую над верхней губой, и взгляд ее упал на Штаны. Она вспомнила, какие это Штаны, и попыталась представить себе, что она Бриджит.

— Я пытаюсь сказать, что я… что я совершила огромную ошибку и что эта сумасшедшая драка между нашими дедушками произошла по моей вине. Я не должна была обвинять тебя в том, что ты шпионишь за мной, потому что ты этого не делал.

Это уже было что-то. О! Но она забыла главное.

— Я прошу прощения. — Лена расплакалась. — Мне так жаль, очень-очень жаль…

Он по-прежнему молчал.

— Я принимаю твои извинения, — сказал он наконец, слегка наклонив голову. Гордость он явно унаследовал от бабушки.

Лена вздохнула с облегчением. Слава Богу, официальная часть завершена. Она могла бы успокоиться на этом и отправиться домой, сохранив остатки самолюбия, которое не пострадало. Господи, как это заманчиво!


— Есть кое-что еще, — продолжала она, потрясенная тем, что слова сами вылетают изо рта.

— Что же? — спросил Костас.

Стал ли его голос нежнее? Или ей просто показалось?

Пытаясь подобрать слова, Лена взглянула на потолок.

— Не хочешь присесть? — снова пригласил Костас.

— Вряд ли я смогу усидеть на месте, — ответила она честно, крепко сжимая руки.

По его глазам было видно, что он понял.

— Хорошо, я знаю, что была не очень-то дружелюбна, когда впервые побывала здесь. — Лена начала ходить кругами. — Ты был приветлив, а я нет. И наверно, ты думал, что я не… что я не была… — Лена сделала очередной круг и вернулась прямо к нему.

Большие влажные круги расползались от подмышек ее блузы к талии. Пот с верхней губы стекал тонкой струйкой. Из-за необычайной жары и сильнейшего нервного напряжения лицо покрылось красными пятнами.

Лена почему-то считала, что парням нравится не ее внешность, а что-то другое, Костас зацепил ее своей сдержанностью. Она понимала, что он относится к ней как-то по-особенному, вне связи с тем, хорошо она выглядит или нет.

— Ты, может быть, думаешь, что не нравишься мне, но дело в том…

О господи! Она сейчас расплавится! Но можно ли так?

— Дело в том, что это, вероятно, не так, может быть… абсолютно наоборот.

Неужели она говорит по-английски? Где хоть какая-нибудь логика?

— Итак, я не хочу, чтобы у нас были такие отношения. Я не хочу вести себя так, будто ты мне не нравишься или не интересуешь меня, потому что на самом деле… на самом деле… Я не знаю, что испытываю на самом деле. И что должна испытывать.

Лена умоляюще посмотрела на юношу. Она попыталась, действительно попыталась. Больше она ничего не могла сделать.

Глаза Костаса стали такими же огромными, как у нее.

— О, Лена! — произнес он.

Костас взял ее влажные ладони в свои руки. Он, по-видимому, понял, что это был самый решительный поступок, на который она вообще была способна.

Юноша притянул ее к себе совсем близко. Вместе с ним Лена села на кирпичный выступ стены. Они были почти одного роста, и их колени соприкасались. Она чувствовала его слегка отдающий гарью, мальчишечий запах. Чувствовала, что может потерять сознание.

Лицо Костаса было прямо перед ней, красивое и неясное в мерцающем свете. Его губы были прямо перед ней. С внезапной смелостью она наклонилась вперед и прикоснулась легким поцелуем к его губам. Это был и поцелуй, и немой вопрос.

И Костас ответил ей. Он притянул ее к себе, крепко обхватив обеими руками, и его поцелуй был долгим и глубоким.

Перед тем как Лена отдалась нахлынувшим на нее чувствам, у нее мелькнула мысль: «Никогда не думала, что в раю так жарко».

* * *

Для тебя я совершенство.

Питер Габриел

Поскольку девочки провели вместе две ночи подряд, медсестры выгнали Тибби из комнаты Бейли в восемь, когда время посещений закончилось. Но она не готова была идти домой, поэтому позвонила маме и сказала, что хочет немного прогуляться. Мама отпустила ее, почувствовав, что дочь не очень-то весела.

Вдалеке горели огни «С семи до одиннадцати», и эти огни поманили Тибби. Войдя в кафе, она с радостью увидела Брайана, как всегда играющего в «Покорителя дракона».

Заметив, что Тибби наблюдает за ним, мальчик широко улыбнулся.

— Привет, Тибби, — сказал он застенчиво, не обращая внимания на ее пижамную куртку и вообще необычный вид.

Какой уровень? — спросила она.

Он попытался скрыть гордость:

— Двадцать пятый.

Здорово! — похвалила она.

Тибби болела за него, пока он пытался пройти через вулкан на двадцать шестом уровне, но был испепелен лавой.

— О-о-о! — воскликнул Брайан. — Тоже хорошо! Ты хотела, чтобы я победил?

Тибби кивнула. Потом, чуть подумав, сказала:

— Послушай, Брайан…

— Да?

— Не научишь меня играть в «Покорителя дракона»?

— Конечно! — обрадовался Брайан.

С терпением и энтузиазмом настоящего учителя он помог ей дойти до седьмого уровня, до «первого дракона». Даже после того, как ее красивая фигуристая героиня погибла от меча, пронзившего ей живот, Тибби все равно была очень довольна.

— Ты настоящий покоритель драконов, — похвалил Брайан.

— Спасибо, — сказала она, искренне радуясь комплименту.

— Как там Бейли? — спросил он, и его лицо сделалось хмурым.

— В больнице, — ответила Тибби.

Брайан кивнул:

— Я знаю, я был у нее в полдник.

Внезапно Брайан что-то вспомнил.

— Подожди секунду, я хочу тебе кое-что показать. — Он полез в свой полуразвалившийся рюкзак. — Я приготовил это для нее.

Тибби посмотрела. Это была приставка «Сега Дримкост» и копия «Воина-Дракона», домашней версии «Покорителя дракона».

— Конечно, хуже, чем настоящая, — заметил Брайан, — но для Бейли это будет хорошая практика.

Тибби почувствовала, как глаза ее наполнились слезами.

— Ей очень понравится, — сказала она.

Позже, спустившись по Старой Джорджтаунской дороге, она мысленно продолжала играть в «Покорителя дракона». Она думала о восьмом уровне и впервые за эти дни предвкушала что-то интересное.

Может быть, прогуливаясь, она поняла что-то важное о Брайане. Может быть, она думала о маленьких радостях, о сложившихся обстоятельствах, о том, что в этой жизни хочется иметь все и немедленно. Может быть, это были мысли о том, что счастливые мгновения, сливаясь, образуют те самые маленькие радости жизни. Надев комнатные тапочки, Тибби смотрела конкурс «Мисс Юниверсал» и ела печенье с ванильным мороженым. Дойдя до седьмого уровня, она знала, что ей предстоит пройти еще двадцать.

Может быть, счастье — это лишь короткие мгновения, радостные импульсы, которые ты ощущаешь…

Бывают совершенно иные мгновения, вызывающие зуд, как ярлык на твоем воротнике. Может быть, все получают одинаковый паек счастья на каждый день.

Может быть, не имеет значения, кто ты — обожаемый всеми кумир или просто серая мышь. Это не важно, если твой друг умирает…

Возможно, ты уже прошел через это. Возможно, это тебя еще ожидает.


Последнее утро в Греции, последний завтрак с дедушкой. Охваченная фантастическим блаженством, Лена мысленно по-гречески передала деду разговор с Костасом. Этот разговор был великолепным финалом лета. Сейчас она с довольным видом смотрела на дедушку, жуя рисовые хлопья, проводя за едой строго положенное время.

Дед украдкой взглянул на нее и улыбнулся, и Лена поняла кое-что очень важное. Все именно так, как и должно быть, как нравится им обоим. Большинство людей любят разговаривать, обмениваться мнениями во время беседы, Лена и дедушка к этому большинству не принадлежали. В полном молчании они поглощали рисовые хлопья и чувствовали себя прекрасно.

Лена быстро забыла про свой внутренний монолог и вновь принялась за хлопья.

Потянувшись за молоком, дедушка накрыл ладонью ее руки.

— Ты моя девочка, — только и сказал он.

И Лена знала, что так и есть.


Два дня спустя Тибби, как обычно, сидела на кровати Бейли. Она знала, что Бейли стало хуже. Девочка не была испуганной или мрачной, а вот медсестры и нянечки выглядели именно так. Они вытирали слезы всякий раз, когда Тибби смотрела на кого-либо из них.

Бейли играла в «Воина-Дракона», а ее отец дремал в кресле у окна. Она слегка откинула голову на подушку, чтобы отдохнуть.

— Поиграешь за меня? — спросила она Тибби.

Тибби кивнула и взяла пульт.

— Когда вернутся твои подруги? — спросила Бейли уставшим голосом.

— Кармен уже дома. Лена и Бриджит возвращаются на следующей неделе.

— Это хорошо, — сказала Бейли. Ее глаза постепенно закрывались.

Сегодня Тибби заметила в палате два громко гудящих телеметрических монитора.

— Как Брайан? — спросила Бейли.

— В порядке. Научил меня добираться до десятого уровня, — сказала Тибби.

— Он стоящий парень, — прошептала Бейли.

Тибби засмеялась, вспомнив ту фразу: «Он действительно такой. Ты права, а я нет. Как всегда».

— Неправда, — сказала Бейли. Ее лицо было белым, как у ангела.

— Это сущая правда. Я сужу о людях, не зная Их, — сказала Тибби.

— Но ты изменила свое мнение, — произнесла Бейли низким и тихим голосом.

Тибби нажала «паузу» на пульте, решив, что девочка засыпает.

— Играй! — приказала Бейли шепотом.

Тибби проиграла аж до восьми часов, пока медсестры не выгнали ее из палаты.

Лена!

Кое-что произошло. Это не то, о чем я мечтала. Мне очень нужно поговорить с тобой, я не могу написать об этом. Я какая-то… странная. Я не понимаю сама себя.

Пчелка

Лена, я не могу спать. Я напугана. Я хочу поговорить с тобой.

Лена прочла открытки от Бриджит, пересланные из Афин. Они были отправлены летом и доставлены одновременно, прямо перед отъездом в аэропорт.

Самолет пролетал часовые пояса, а сердце Лены совершило мучительное путешествие из кузницы в Ойе, где она так хотела бы оказаться, в девичий футбольный лагерь на Байе, где в ней так нуждались.

Лена знала Пчелку слишком хорошо, чтобы не волноваться. Однажды жизнь Би уже перевернулась. За этим последовала череда ошибок. Пчелка развила слишком бурную деятельность, но вскоре что-то больно ранило ее. Она сбавила темп и потеряла уверенность в себе. Би мучилась. Ей не хватало сил на что, чтобы быстро восстановиться и вновь обрести себя. Иногда Бриджит была настоящим ребенком. Она искала выход, кто-то должен был руководить ею, и это ее ужасало. Мама ушла из жизни, а отец был робок и недосягаем. Би нужен был кто-то, кто присмотрел бы за ней, помог понять окружающий мир.

Эффи зачмокала. Лена толкнула сестру в плечо:

— Эй, Эфф?! Э-э-ф?

Эффи улыбнулась во сне. Лена подумала, что сестре снится свидание с любимым, и толкнула ее сильнее:

— Эффи, проснись на минутку.

Эффи нехотя открыла глаза.

— Я уснула, — сообщила она, как будто это было новостью или секретом.

— Ты чемпион мира по сну, Эффи. Я уверена, что ты бы еще спала и спала.

— Ха-ха!

— Послушай, я собираюсь изменить маршрут. Я оставлю тебя в Нью-Йорке, а сама полечу в Лос-Анджелес.

Лена знала, что Эффи не любит летать одна, поэтому просто поставила ее перед фактом.

— Из Нью-Йорка в Вашингтон лететь недолго, Эфф. С тобой все будет в порядке.

Сестра выглядела ошарашенной.

— Но почему?

— Потому что я беспокоюсь за Пчелку. — Эффи знала Бриджит и поняла, что сейчас ее собственные и Ленины проблемы просто пустяк.

— Что у нее там происходит? — спросила Эффи, всерьез разволновавшись из-за Би.

— Пока не знаю.

— У тебя есть деньги? — спросила Эффи.

— У меня осталось немного от тех, которые дали нам мама с папой.

Родители дали каждой дочери по пятьсот долларов, но Лена почти все истратила.

— У меня осталось двести долларов. Хочешь, возьми? — предложила Эффи.

Лена крепко обняла ее:

— Завтра привезу ее обратно домой. Маме и папе позвоню из аэропорта, но ты объясни им все.

Эффи кивнула:

— Ты заменяешь ей маму.

— Когда она в этом нуждается, — сказала Лена.

Она с удовольствием вспомнила, что Волшебные Штаны лежат у нее в сумке.


Когда на следующее утро в десять часов зазвонил телефон, Тибби поняла, что это означает. Она подняла трубку и, плача, слушала.

— Миссис Граффсман, я знаю, что случилось. Вы можете не говорить.

Тибби закрыла глаза ладонью.

Похороны состоялись через два дня, в понедельник. Тибби стояла вместе с Анжелой, Брайаном, Дунканом и Маргарет. Кармен, приехавшая из Южной Каролины, стояла в стороне. Все тихо плакали.

Ночью Тибби не спала. С часу до трех она смотрела «Стальные Магнолии» и очень обрадовалась, когда в три пятнадцать услышала всхлипывания. Бесшумно, чтобы кто-нибудь из родителей не проснулся, она вошла в детскую, вынула малышку из кроватки и спустилась с нею на кухню. Устроив сестренку на согнутой руке, другой рукой Тибби взяла бутылочку. Маленькая Катрина с удовольствием слушала ее тихую песенку.

Потом Тибби положила Катрину к себе в постель и наблюдала, как сестренка засыпает, не допив молоко. Тибби плотно прижалась к ней и заплакала. Слезы падали на пушистые, мягкие волосики Катрины. Когда малышка заснула крепким детским сном, который не нарушить даже взрывом, Тибби отнесла ее обратно в кроватку.

Было четыре утра. Тибби спустилась на кухню, открыла дверцу холодильника и достала коричневую коробочку, в которой лежала Мими. Как заколдованная, вышла в гараж прямо в пижаме и комнатных тапочках. Плотно прижав коробку к рулю велосипеда и придерживая ее, девочка проехала несколько миль в сторону кладбища. Замороженная в коробке Мими покачивалась под ее запястьем.

Земля на могиле Бейли была еще мягкой. Тибби отодвинула в сторону дерн и обеими руками начала рыть, потом поцеловала коробочку и опустила в ямку. Засыпав ее землей, вернула дерн на прежнее место и села на траву. Волшебно светила луна, опускаясь все ниже к горизонту. Тибби очень хотелось свернуться калачиком и отгородиться от всего мира.

Девочка легла на траву и сжалась в комочек.

Она была живая, а они тут, рядом, мертвые. Она попытается сделать свою жизнь осмысленной. Настолько, насколько сможет. Тибби пообещала Бейли, что продолжит игру.


Когда Лена прибыла в Мулеж, ощущение времени и пространства куда-то пропало. Дважды сменив такси, она добралась наконец до лагеря. Солнце уже садилось, но воздух был все еще горячим и густым. Она находилась за тысячи миль от Ойи, но, казалось, дышала тем же воздухом.

Лена знала, что Бриджит собиралась уехать раньше, поэтому нужно было успеть помочь ей вернуться домой — любым способом увезти ее отсюда. Лена нашла административный корпус и оттуда пошла к домику Бриджит.

Войдя в плохо освещенную комнату, сразу же увидела подругу: золотистую голову над темным спальным мешком.

Бриджит села. Лена смотрела на ее печальное лицо, на волшебные волосы.

— Привет, Пчелка, — сказала она и быстро обняла подругу.

Бриджит, явно не понимая, что происходит, сощурилась, отстранилась, словно не узнавала Лену.

— Как ты сюда попала? — спросила она наконец.

— На самолете.

— Я думала, ты в Греции.

— Да, была. Вчера. Я получила твои письма, — пояснила Лена.

Бриджит кивнула.

— Это действительно ты.

Тут Лена заметила, что на них в изумлении таращатся все, кто был в комнате.

— Не хочешь прогуляться?

Бриджит вылезла из спальника и вышла из домика — в огромной футболке и босиком. Пчелку никогда не интересовало, как она выглядит.

— Тут прекрасно! — сказала Лена. — Я любовалась такой же луной все лето.

— Не могу поверить, что ты приехала, — сказала Бриджит. — Почему ты это сделала?

Лена ковыряла туфлей песок.

— Чтобы ты не была одинока.

Глаза Бриджит стали огромными и блестящими.

— Эй, посмотри, что я тебе привезла. — Лена вытащила из сумки Штаны.

Бриджит схватила Штаны обеими руками.

— Расскажи, что произошло, хорошо? — сказала Лена, усаживаясь и потянув Бриджит на песок. — Расскажи обо всем, и мы подумаем, что можно сделать.

Бриджит глядела на Штаны с восхищением, радуясь, что они у нее. Это означало поддержку, означало любовь — словом, все то, в чем они поклялись друг другу в начале лета. Но ведь и Лена рядом, здесь, поэтому Штаны вроде как и не нужны.

Бриджит взглянула на небо, потом на Лену:

— Я думаю, может быть, ты уже все сделала.

Эпилог

Мы пойдем. Куда, мы не знаем. Мы даже не обсуждали.

Бэк

Ежегодное празднование последней ночи каникул в «Гильде» произошло между днями рождения: спустя девять дней после Лениного и за девять дней до моего, через два дня после дня рождения Бриджит и за два дня до дня рождения Тибби. Я умею толковать такие совпадения — конечно же, это ключ к нашим судьбам. Итак, сегодня! Мне кажется, это воистину божественное провидение.

Кстати, ночь перед началом нового учебного года — тоже знаменательная дата, не просто обмен пожеланиями успехов в учебе.

Как рыба возвращается из притоков реки в ее русло, так и мы вернулись в «Гильду», на нашу сентябрьскую Родину. Теперь она была Родиной и сестер, и членов Союза «Волшебные Штаны».

Как обычно, Тибби и Пчелка колдовали над именинным тортом, а Лена и я создавали настроение декорациями и музыкой.

Раньше к концу летних каникул мы становились единым целым и одинаково хорошо понимали друг друга. За прошедшие три месяца мы стали еще ближе, хотя и не виделись. В нашей жизни произошло несколько событий, которые мы обсуждали, разбирали, ругали и пытались понять.

Эта ночь не была обычной. Мы рассказывали свои истории, вдохновляли тем самым других. Мне стало страшновато, опыт и чувства этого лета были такими личными.

С моими подругами действительно что-то произошло. Но то, что случилось со мной, казалось отчасти сном, отчасти выдумкой, к тому же сильно искаженными моими страхами и желаниями.

А может быть, реальность то, что ты чувствуешь, а не то, что происходит на самом деле?

Штаны стали нашим единственным свидетелем. Мы нарисовали на Штанах картинки с надписями, которые рассказывали о событиях лета, радостно выделяясь на грубоватой хлопчатобумажной ткани.

Сегодня вечером, сидя при свечах, на красном покрывале, в грязноватой студии аэробики, я глядела на своих подруг. Обычно в центре стоял торт, но сегодня он был смещен в сторону — из уважения к Штанам.

Два загорелых лица и одно бледное. В полумраке их глаза были одинакового цвета. Тибби надела сомбреро из Мексики, а на футболке Лены ею самой была нарисована гавань в Аммоуди. Лена была в туфлях Бриджит, а сама Бриджит вытянула прямо к центру покрывала босые ноги, демонстрируя педикюр с моим любимым бирюзовым лаком.

Колени Тибби и Лены соприкасались. Мы рядом, мы опора друг для друга.

Сегодня сидим спокойно, меньше колкостей и ехидных замечаний. Мы такие разные, но всем было хорошо в Штанах.

Эти Штаны — олицетворение прошедшего лета. Может быть, даже лучше, что они не умеют говорить. Они понимают больше, чем понимаем мы, хотя, возможно, помнят меньше подробностей. Штаны позволили нам сохранить в сердце все события и поделиться друг с другом.

Я рассказала, как прошла свадьба отца. Мы узнали, что Пчелка выяснила отношения с Эриком, что Лена говорила с Костасом так, как никогда прежде не говорила ни с одним парнем.

Мы узнали о Бейли и осторожно задавали Тибби вопросы о ней. Но был еще миллион деталей, которые трудно выразить. Однако то, что мы их понимаем, улавливаем, и отличает просто приятелей от настоящих друзей, какими мы и были.

Пока же Штаны обещали нам будущее. Ничто не должно быть упущено. У нас куча возможностей до следующего года, когда мы вновь достанем Волшебные Штаны и вместе или порознь начнем все сначала.

Второе лето союза «Волшебные штаны»

(отрывок)

Не успев вытряхнуть прошлогодний песок из карманов Волшебных Штанов, Сестры отчаливают в новое лето — опять вместе!

Наступил апрель 2003 года…

Здесь самое-самое начало…

От частого употребления их дружба не износилась.

Дороти Паркер

Штаны находят Бриджит на далеком Юге…

Ускорив шаги, Бриджит направилась к двухэтажному кирпичному дому. С одной стороны располагались небольшие муравейники. Повсюду сквозь бетон победоносно пробивалась трава. Огромные буквы на половичке, украшенном розовыми и желтыми цветами. Еще она помнила медный дверной молоток в виде голубки. Или голубя. Все-таки голубя.

Бриджит постучала в дверь немного сильнее, чем хотела, однако вынуждена была повторить. «Давай же, давай», — шептала она себе под нос. Раздались шаги, и она крепко сжала руки.

«Ну, вот», — подумала Бриджит, услышав, как поворачивается дверная ручка. Дверь распахнулась.

Это была она.

Пожилая женщина, примерно Гретиного возраста, хотя Бриджит ее все равно не узнала бы.

— Здравствуйте, — сказала женщина, щурясь от яркого света.

— Здравствуйте, — отозвалась Бриджит и протянула руку. — Меня зовут Гильда, я приехала сюда только пару дней назад. Вы, случайно, не Грета Рандольф?

Женщина кивнула. Ну, и на том спасибо.

— Зайдете? — спросила она. Вид у нее был настороженный.

— Да, спасибо. Зайду.

Бриджит ступила на большой белый ковер, сбитая с толку запахом дома. Он был особенным, узнаваемым… а может быть, знакомым. У нее даже дыхание перехватило.

Женщина указала ей на кушетку в гостиной:

— Налить вам чашечку чая?

— Нет, не сейчас. Спасибо.

Женщина кивнула и села в глубокое кресло напротив Бриджит.

Бриджит не знала, что хочет здесь найти. Грета Рандольф была грузной, с полными руками и большой грудью. У нее были короткие седые волосы и, похоже, химическая завивка. Зубы желтые, а одежда словно из секонд-хенда.

— Чем я могу вам помочь? — спросила она, пристально вглядываясь в Бриджит, словно желая убедиться, что та не украдет из книжного шкафа одну из хрустальных статуэток.

— Ваши соседи сказали, что вам нужна помощь по дому. А я как раз ищу работу, — выпалила Бриджит. Ложь получилась как-то сама собой.

У Греты был озадаченный вид.

— Какие соседи?

Не задумываясь, Бриджит показала пальцем направо. Врать легче, чем кажется, обнаружила она. Правда, в этом-то и была загвоздка: если лжецы все время полагаются на правдивость других людей, которые на самом деле тоже лжецы, врать не так уж просто.

— Армстронги?

Бриджит кивнула.

Женщина казалась совсем озадаченной.

— Ну, всем нужна помощь, не так ли?

— Точно, — сказала Бриджит.

Грета призадумалась:

— Есть у меня один план.

— Какой же?

— Я хочу привести в порядок мансарду, чтобы ее можно было сдавать. Лишние деньги никогда не помешают.

Бриджит кивнула:

— Я могла бы вам помочь.

— Предупреждаю, там все захламлено. Куча старья. Мои дети оставили много своих вещей, когда уезжали.

Бриджит вздрогнула. Она и не думала, что все так быстро получится. Если честно, то за время разговора она уже забыла, что имеет отношение к этой женщине.

— Вы мне скажите, что надо делать, и я сделаю.

Грета кивнула. С минуту она изучала лицо Бриджит.

— А ты не отсюда, верно?

Бриджит поджала пальцы ног.

— Нет. Я просто… приехала на каникулы.

Ты учишься в школе?

— Да.

— А твоя семья?

— Они…

Бриджит надо было заранее подготовить ответы на эти вопросы.

— За границей. Я хочу заработать денег, чтобы поступить в университет на будущий год.

Она встала и потянулась, в надежде, что избежит дальнейших расспросов. Ее взгляд упал на фотографию в рамке. Там были она и ее брат Перри. У Би перехватило дыхание. Наверное, не стоило все это затевать. Она снова села.

Какое-то время Грета рассматривала пальцы Би, сведенные судорогой.

— Ну что же. Нормально, если я буду платить тебе пять долларов в час?

Би чуть не скорчила недовольную гримасу. Может, для Берджеса это и нормально, но в Вашингтоне даже сэндвич не купишь на такие деньги.

— Эээ… хорошо.

— Когда ты приступишь к работе? — Казалось, женщина очень заинтересована.

— Послезавтра вас устроит?

— Конечно.

Бриджит поднялась и последовала за Гретой к выходу.

— Большое спасибо, миссис Рандольф.

— Можно просто Грета.

— Хорошо, Грета.

— Тогда увидимся послезавтра… в восемь. Идет?

— Да, хорошо. Ну, до встречи.

Бриджит, не удержавшись, зевнула. В последнее время ей было очень трудно вставать по утрам.

— Как, еще раз, твоя фамилия?

— Эээ… Томко. — Эта несчастная фамилия точно не будет возражать против новой владелицы. Кроме того, Би нравилось думать о Тибби.

— Извини за вопрос, а сколько тебе лет?

— Скоро семнадцать, — ответила Бриджит.

Грета кивнула.

— У меня внучка — твоя ровесница. Ей будет семнадцать в сентябре.

Бриджит вздрогнула.

— Правда? — Голос тоже предательски дрогнул.

— Она живет в Вашингтоне. Ты там была? Бриджит покачала головой. Очень легко врать незнакомым людям. Труднее — тем, кто знает дату твоего рождения.

— А откуда ты?

— Из Норфолка. — Бриджит понятия не имела, почему назвала именно этот город.

— Да, далеко тебе пришлось ехать.

Бриджит кивнула.

— Ну что же, приятно с тобой познакомиться, Гильда, — произнесла женщина, которая была ее бабушкой.

Штаны возвращаются к Тибби летом в телевизионной программе…

Когда Тибби проснулась на следующее утро, Брайан уже был одет и тихо сидел на столе в ее спальне.

Вылезая из постели, Тибби пригладила обеими руками торчащие в разные стороны волосы.

— Хочешь есть? — спросил он с надеждой.

Тибби вспомнила про завтрак, вспомнила о прогулке по проезжей части. Она собиралась рассказать Брайану о своих планах и предложить ему присоединиться. Собиралась, но не сделала.

— У меня сейчас занятия, — сказала она.

— Ой! — Брайан не пытался скрыть разочарование. Он никогда не изображал, будто ему все равно.

— Давай встретимся за ланчем? — предложила Тибби, увидев, как он огорчился. — Я возьму сэндвичи в кафетерии, и мы съедим их на берегу пруда.

Брайану понравилась эта мысль. Пока Тибби одевалась, он сходил в ванную. Вниз они спустились вместе. Девочка обдумывала побег. Не так уж это и сложно. Брайан наверняка и не подозревал, что она на самом деле такая эксцентричная.

Она показала в сторону развлекательного центра:

— У них там есть «Покоритель драконов».

— Правда? — Похоже, колледж резко вырос в глазах Брайана.

— Ага. Я тебя там встречу в полдень. — Она знала, что Брайан мог играть часами.

Тибби спустилась к Алексу. Его комната была на первом этаже общежития — там они обычно встречались. Он сидел за компьютером в наушниках. Каура читала на кровати журнал о хип-хопе. Они не подняли глаз и ничего не сказали. Тибби терпеливо ждала, зная, что они выйдут, когда освободятся. Она была довольна, что выучила их распорядок.

По-видимому, Алекс записывал свой саундтрэк. На столе лежала куча дисков. В основном домашние записи и группы, которые она не знала. Только делала вид что знает. Он вынул наушники, чтобы она и Каура могли послушать, что получилось. Это был какой-то непонятный шум. Тибби вообще не была уверена, что это можно назвать музыкой. У Алекса был довольный вид. Тибби покивала с умным лицом.

— Да, Томко. Пора потреблять кофеин, — произнес Алекс, и они покорно последовали за ним. Тибби поняла, что он не спал всю ночь.

По идее, они должны были сказать, что выходят за территорию колледжа, но Тибби уже отучилась это предлагать.

Они шли около мили, а машины проносились мимо.

Ей стало немного грустно, когда официантка в нелепом козырьке на седых волосах принесла огромную тарелку блинчиков. Брайан обожал блинчики.

Алекс рассказывал о соседе по комнате, который все время играл в шахматы, — своем любимом объекте для насмешек.

Тибби вспомнила о Брайане, его футболке «Повелитель драконов» и толстых заляпанных очках в золотой оправе.

Алекс сказал что-то, и она засмеялась. Смех прозвучал фальшиво.

Она задумалась. Почему она не позвала Брайана — потому, что боялась, что его не так воспримут Алекс и Каура? Или потому, что боялась, что Брайан иначе станет относиться к ней, Тибби?

Штаны сторонятся Кармен…

Похоже, часы на кухне остановились. Или сломались. По крайней мере, они уже давно показывали сорок две минуты первого. Или сорок три.

Было слишком поздно кому-либо звонить. Кармен не хотела писать Полу по электронной почте, потому что знала: когда оформит мысли в слова, ужаснется.

Идея! Надо упаковать Штаны для Тибби. Очень осмысленный поступок. Кармен весь день собиралась это сделать. Она напишет письмо, приклеит марку и все такое.

Кармен зашла в свою спальню и принялась рыться в вещах. Она рылась, рылась и только спустя какое-то время вспомнила, что ищет. Сделав усилие, Кармен задала мозгам программу: Волшебные Штаны. Штаны. Священны. Нельзя терять.

Кармен вывалила все из ящиков. Безуспешно. Не было Штанов и в огромной куче барахла на кровати.

Внезапно Кармен вспомнила, что оставила Штаны на кухне. Точно, вечером она принесла их на кухню. Кармен пошла туда, но Штанов не оказалось и на кухне.

Беспокойство за маму удваивалось беспокойством за Штаны. Кармен посмотрела в грязном белье, на случай, если Штаны по ошибке должны были подвергнуться запрещенной стирке. Ничего.

Кармен с отчаяньем рылась в шкафу с постельным бельем, когда открылась входная дверь и перед Кармен предстали оба предмета беспокойства.

Увидев маму, Кармен застыла с открытым ртом, как в мультфильме.

— Привет, зайчик. Почему не спишь? — застенчиво спросила мама. Видимо, она не ожидала встретить дочь.

Кармен задыхалась, как рыба, выброшенная на берег. Она показала дрожащим пальцем.

— Что? — Кристина брала ее тушь для ресниц и решила, что в этом причина гнева Кармен.

Кармен все еще указывала куда-то в воздух и не могла найти слов.

— ТЫ!.. ЭТИ!..

Кристина явно недоумевала. Часть ее еще оставалась в машине с Дэвидом. Она не была готова встретиться с ночным кошмаром в лице Кармен.

— Мои ШТАНЫ! — чудовищно заорала Кармен. — Ты их УКРАЛА!

Кристина удивленно посмотрела на Штаны.

— Я их не КРАЛА! Ты их оставила на столе, и я подумала…

— Ну, и что ты подумала? — вскинулась Кармен.

Мама, похоже, спустилась с небес на землю. Она исподлобья посмотрела на Кармен:

— Я подумала, может, ты их оставила…

Кармен уставилась на нее.

— Оставила их… — Кристина явно расстроилась. — Ну, как знак примирения.

Если бы Кармен была хорошей, на этом месте она бы успокоилась. Мама совершила вполне простительную, даже милую ошибку.

— Чтобы я дала тебе Волшебные Штаны? Ты что, с ума сошла? — Кармен уже сама боялась своего гнева. — Я достала их, чтобы отослать ТИББИ! Я бы никогда, никогда, никогда…

— Кармен, перестань. — Кристина подняла руки. — Я все поняла. Я перепутала.

— Снимай их сейчас же! СЕЙЧАС ЖЕ! Сейчас сейчас-сейчас!

Кристина отвернулась. Ее глаза блестели, а щеки пылали.

Кармен стало совсем плохо.

Фишка была в том, что Штаны делали Кристину прекрасной, стройной и молодой. Они верили в нее и любили ее точно так же, как любили Кармен прошлым летом, когда Кармен того стоила. Теперь Они выбрали ее маму.

Когда несколько минут назад Кристина стояла в дверях, она излучала счастье, свободу и уверенность. Она была словно в ореоле волшебства, которое Кармен никак не давалось. И именно поэтому Кармен сейчас сердилась на маму.

Кристина протянула руку, но Кармен ее не взяла. Тогда Кристина сжала собственную ладонь.

— Малыш, я понимаю, что тебе грустно. Но… но… — Ее глаза наполнились слезами, и она крепче сжала руки. — Эти… отношения с Дэвидом. Они же ничего не изменят.

Кармен сглотнула. Знаем мы такие разговоры. Когда родители вот-вот разрушат твою жизнь, именно так они и пытаются себя успокоить.

Мама, наверное, знала, о чем говорит. И возможно, даже верила в это. Но это была неправда. Все изменится. Все уже изменилось.

Штаны вернулись к Лене домой…

Лена лежала на деревянном полу в своей комнате, жалела себя и ненавидела все и вся.

Хорошо бы заставить себя порисовать. Лена всегда успокаивалась, когда рисовала. С другой стороны, бывает, что тебе грустно и хочется как-то развеселиться, а бывает, что хочется упиваться своей грустью. В любом случае, в мире нет красоты.

Было так жарко, как бывает только в конце июля в Вашингтоне. Ленин папа не доверял кондиционерам, потому что был греком, а мама терпеть не могла открывать окна из-за шума. Лена разделась до белого лифчика (взятого у Кармен и поэтому слишком маленького) и белых шортиков. Она направила вентилятор себе на голову.

Лена любила бесить и раздражать маму, но ненавидела с ней ссориться. Она ненавидела себя за то, что обидела Тибби. Она ненавидела напряжение, воцарившееся между ее мамой, Кристиной и Элис. Она ненавидела Костаса и его новую девушку. Она ненавидела Эффи за то, что она все рассказала. (Она любила бабушку за то, что та не любила новую девушку Костаса.)

Лена терпеть не могла ссор. Она не выносила криков и битья посуды. Поиграть в молчанку еще можно, но не третий же день кряду!

Лена была дитя постоянства. За последними триста семью обедами она ела хлеб с ореховым маслом.

Лена услышала звонок в дверь. Ну и черт с ним. Пусть Эффи откроет.

Лена ждала и прислушивалась. Конечно, Эффи побежала вниз. Эффи обожала звонки в дверь и по телефону. Потом Лена услышала, как Эффи радостно закричала. Странно. Правда, это может быть какая-нибудь ее подружка с новой стрижкой.

Лена вся обратилась в слух. Эффи обычно говорила в пять раз громче, чем все люди, но сейчас замолкла.

Теперь Эффи поднималась с кем-то по лестнице. Этот кто-то шел медленно и уверенно. Не мальчик ли это? Неужели Эффи хочет отвести мальчика наверх средь бела дня?

Лена услышала голос. Да, это мальчик. Эффи сейчас пойдет с ним в свою комнату, и, вполне возможно, они будут заниматься любовью.

Вдруг Лена поняла, что шаги приближаются не к Эффиной, а к ее спальне. Лена в ужасе осознала, что у нее открыта дверь. Она почти голая, и к ней направляется мальчик, и дверь открыта. Такого Лена точно не ожидала. Она могла по пальцам пересчитать случаи, когда мальчик поднимался по этим ступеням. В этом плане ее родители были строгими.

Лена все еще лежала на полу. Шаги все приближались. Если она подбежит и закроет дверь, ее увидят. Если она останется на месте, ее тоже увидят. Если она встанет и возьмет халат…

— Лена?

Услышав голос сестры, Лена вскочила на ноги.

— Лена!

Там была Эффи. А еще там был мальчик. Высокий, знакомый и очень симпатичный. Эффи захлопнула рот рукой, увидев, что на Лене было и чего не было.

Мальчик смотрел на Лену с удивлением и интересом. Он отвел взгляд не так быстро, как надо бы.

У Лены кружилась голова. Ее сердце билось с бешеной скоростью. В горле пересохло, а все тело горело.

— Костас, — слабо выговорила Лена. И захлопнула дверь перед его носом.

Примечания

1

Джоэл и Джером Коуэны — известные американские кинорежиссеры. — Прим. пер.

2

Дни недели.


home | my bookshelf | | Союз «Волшебные штаны» |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 3.6 из 5



Оцените эту книгу