Book: Убийство девственника



Убийство девственника

Шарль Эксбрайя


Убийство девственника

1

Издалека она была похожа на мертвое дерево, черный силуэт которого ясно рисовался на фоне голубого неба.

Опершись о растущий посох, Дебора, изможденная жарой и тишиной, сонно смотрела вдаль. У ее ног расположилась затерянная в горах Эгуаля родная деревушка Оспиталет, а вокруг простирались кроны деревьев – как волны неподвижного океана. Все было белым и зеленым. Темно-зеленым и ослепительно белым; скалы напоминали высохшие мумии, и лишь сады, окольцованные каменными заборами, придавали что-то человеческое этому суровому краю. У подножья скалы, где девушка пасла свое стадо, солнце пекло особенно сильно, и только фиолетовые тени домов обещали немного прохлады. Стояли последние дни сентября.

Дебора замечталась. Перед ней, немного правее, открывался сверкающий проход, ведущий в Алес и Ним. Несмотря на свои двадцать два года, пастушка всего два раза была в Алесе: во-первых, у нее не было денег, во-вторых, отец не допускал, чтобы его дети себя плохо вели, а для него поехать без надобности в город означало вести себя неподобающе. Дети же – три брата Деборы (все, кроме Жозе, уже вполне сформировавшиеся мужчины) и три ее взрослые, не считая Юдит, сестры – безукоризненно слушались отца.

Обычно Деборе не доверяли стадо – главное богатство семьи. За него отвечал ее брат Исмаэль, но сегодня он уехал по делам в Сант-Андре-де-Вальборн. Вдруг девушка заметила, что овцы и бараны заволновались. Семеро коз, как благородные дамочки, брезгующие простолюдинами, щипали сочную траву поодаль и в свою очередь подняли к небу взволнованные глазенки. Большая, крепкая, как братья, мускулистая и в то же время от природы женственная, Дебоpa не боялась никого и ничего. Но сейчас она пожалела, что Верный – ее пес – остался дома.

Из возвышающегося над ней соснового леса огромными шагами спускался какой-то мужчина. Походка его говорила пастушке, что это чужак, но когда он совсем приблизился, она узнала Паскаля Аренас, парня из Сант-Андре-де-Вальборн, дурная слава которого прокатилась по всем окрестностям. Ни для кого не было секретом, что в свободное от браконьерства время он развратничает с теми, кто не отказывается. А таких, рассказывают, было немало. Из ягдаша, болтающегося на боку у охотника, торчали заячьи лапы. Насмешливо выглядывая из-под пряди черных непослушных волос, Паскаль приветствовал девушку:

– Здравствуй, малышка!

Она следила за каждым его движением.

– Здравствуй!

– Ты, случайно, не дочь Пьюсергуи?

– Она самая.

– И ты совсем одна?

– Одна с Богом и животными.

– И ты не боишься?

– Почему я должна бояться, если Всевышний хранит меня?

Ее слова, казалось, не произвели желаемого эффекта.

– Я пристрелил двух здоровых дроздов. Они твои в обмен на поцелуй. Идет?

– Ступайте своей дорогой и помните: Он сказал: «Горе злым и развратным сыновьям. Они оставили Всевышнего, они презрели Святой Израиль. Они повернули назад…»

Он притворно удивился.

– Подумать только! А ты не глупа!

С детства она привыкла драться с братьями и была начеку, поэтому когда он, думая застать врасплох, набросился на нее, тут же получил ногой в низ живота и отступил, согнувшись вдвое от боли.

– Дрянь!

В ответ она подарила ему удар палкой по голове, от которого он упал на колени. Следующий удар опрокинул его без чувств на землю. Опасаясь подвоха, она не спускала с него глаз, Он не шевелился, и Дебора в страхе сложила руки в молитве.

– Господи, сделай так, чтобы он не умер! А если он умер, будь милостив к нему и ко мне! Аминь!

Паскаль не умер. В судорогах, сопровождавшихся ругательствами, он приходил в себя. Она крикнула:

– И вам не стыдно богохульствовать, несчастный?

– Ты мне еще попадешься!

Он попытался выпрямиться. Дебора отскочила назад и снова замахнулась. Тот в бешенстве прохрипел:

– Нет!

Какое-то мгновение они с ненавистью смотрели друг на друга, потом Аренас медленно поднялся:

– Довольно… Я проиграл… Ухожу… Никому об этом не говори, а то пожалеешь.


Толкнув дверь, Дебора увидела сразу всех: они расположились вокруг стола, во главе которого восседал Эзешиа – отец. Справа, на лавке, сидела мать, Рут. С одной стороны – сын Исмаэль, здоровый двадцатилетний весельчак, а с другой – Атаназ, лесоруб, который, хоть и был годом младше, казался сильнее всех. На краю скамейки – Жозе, чей пыл пятнадцатилетнего нередко остывал под отцовскими оплеухами. Он ходил в школу, но больше любил помогать отцу, от которого унаследовал ловкость рук, сделавшую Эзешиа незаменимым в случаях, когда нужно было что-нибудь подчинить или вылечить больное животное. Все думали, что человек, общающийся с Богом, должен знать секреты врачевания,

На скамейке слева, ближе всех к отцу, обычно располагалась Дебора. Она была его любимицей. Хотя он и утверждал, что нельзя придавать значения физическим преимуществам, которые чаще всего являются дьявольским искушением, Дебора покорила его своей красотой. Черные волосы, голубые глаза… В обязанности Деборы входила ежедневная уборка дома. Около нее – Агара, которая моложе Деборы на 3 года. Она училась шить и одевала мать и сестер. За ней следовала Сара, чья ревностная набожность была примером для всей семьи. И наконец, Юдит, единственная из всех, абсолютно не боящаяся отцовского гнева. В школе учительница жаловалась на ее несобранность, но признавала ее живой ум.

Каждый раз, когда Дебора видела их всех вместе, на сердце у нее становилось тепло. Присутствие пастора из Сант-Андре-де-Вальборн – ему накрыли на другом конце стола, напротив отца – подсказывало ей, что произошло нечто необычное. В глазах, обращенных на девушку, читалась тревога. Сердце ее заколотилось.

– Садитесь, Дебора. Вы опоздали.

Отец не спросил о причине опоздания, и она тоже решила промолчать. Закрыв за собой дверь, Дебора поспешила занять свое место. Наконец отец поднялся. Все последовали его примеру.

– Глаза всех, Господи, обращены на тебя с упованием, ты даешь нам пищу и исполняешь всякому живому существу милость. Аминь.

Присутствующие в один голос ответили:

– Аминь.

– Храни, Господи, отсутствующих сейчас…

И все подумали о Жереми, самом старшем. Он работал жестянщиком в Ниме и в деревню возвращался очень редко. После последнего «Аминь» все снова уселись за стол и принялись за еду. Для Эзешиа трапеза была ритуалом столь же благочестивым, как служба в Храме, и он не допускал, чтобы за столом говорили о чем-то, кроме работы. Когда тарелки опустели, он сообщил:

– Дебора, пастор получил письмо из Анси. – И жестом пригласил пастора продолжить.

– Мадам Пюже сдержала слово. Перед тем как уехать в путешествие, она виделась с господином Фетини, который занимается устройством порядочных молодых девушек в хорошие семьи, разделяющие нашу веру. Он обещал подыскать вам место домработницы. Мадам Пюже советует вам не медлить с отъездом, так как желающих много и лучшие места быстро расходятся. В знак своего дружеского расположения мадам Пюже посылает вам железнодорожный билет до Анси.

Дебора пробормотала:

– Анси…

– Дитя мое, я знаю, что падение нравов и развращенность общества привели к тому, что города стали местом, где люди все меньше внимают голосу Всевышнего, вертепами, подобными Содому и Гоморре, которые Господь очистил огнем. Но я знаю также, что вы морально и физически готовы защитить себя от нападок лукавого. Я верю в вас, Дебора, и уверен, что вы оправдаете мое доверие.

Рут практично добавила:

– Дочь моя, прежде всего вы должны остерегаться мужчин. Они все там приспешники сатаны. Не отвечайте, если незнакомый заговорит с вами. Если только очень старый, да и то… А если кто-то из них позволит себе проявить к вам неуважение…

Эзешиа перебил жену:

– Врежьте ему хорошенько, Дебора, как ваши братья и я учили вас.

Пастор попытался смягчить совет отца:

– По крайней мере, дитя мое, обратитесь в полицию. И, главное, ни при каких обстоятельствах не забывайте своего религиозного долга, помните, что искренняя молитва – лучшая из защит и что Бог никогда не оставит того, кто взывает к Нему с верою.

Так Дебора узнала, что ей предстоит покинуть родной Оспиталет, в котором она прожила 22 года.


Два последних лета мадам Пюже, богатая вдова из Анси, провела в деревне Ле Помпиду и случайно во время прогулки познакомилась с семьей Пьюсергуи. Будучи доброй протестанткой, она оценила строгость патриархальных нравов и заинтересовалась прелестными девочками, воспитанными в старых традициях и в любви к Богу. Особенную симпатию вызывала у нее Дебора. Она очаровала ее красотой и умом, но, главное, мадам Пюже угадала в суровой с виду девушке любознательность, удовлетворить которую она никогда не сумела бы в этих глухих краях. Дебора боялась и чтила Всевышнего, но глаза ее были обращены на мирское. Тогда-то мадам Пюже и решила поговорить с Фетини. Яркая брюнетка с прекрасными голубыми глазами могла бы стать чудесным украшением любого из известнейших домов Анси. Должность домработницы добавила бы дикарке из Оспиталет недостающего ей блеска.

Вот почему Дебора уезжала, как уедет на следующий год Агар, чтобы поступить к швее из Вигана, как уехал три года назад Жереми. В доме Эзешиа не было места для всех его детей. Он был слишком беден.

Утром, в день отъезда, отец пригласил Дебору пройтись. Он отвел ее в скалы, на одной из которых винделась надпись, напоминающая, что на этом месте 24 сентября 1689 года собрались севенцы послушать Франсуа Вивана и Клода Брусона, призывающих в своей проповеди к жестокому сопротивлению для защиты их веры. Эзешиа с дочерью встали на колени для короткой молитвы. Когда они поднялись, отец сказал:

– Помните об этом всегда.

На Альском вокзале Эзешиа посадил дочь в поезд до Нима, откуда ей предстояло добраться до Лиона, а затем до Анси. Положив тяжелый чемодан в багажную сетку, он крепко поцеловал Дебору.

– Я надеюсь, что вы хорошо будете себя вести. И не медлите с возвращением. Без вас нам будет очень тяжело…

Она не ответила: от волнения пересохло в горле. Эзешиа спустился на перрон и, не оборачиваясь, пошел прочь. Тот, кто посвятил свою жизнь служению Всевышнему, не должен поддаваться человеческим слабостям. А может быть, он просто не хотел, чтобы дочь видела его слезы.

Поезд тронулся. Дебора почувствовала, как грудь ее сдавила боль. По мере того как состав, набирая скорость, увозил ее все дальше от родных мест, в памяти Деборы проплывали дом, семья, собака, стадо… Она чувствовала, что с этого момента часто будет мысленно обращаться к этим милым воспоминаниям. Люди заметили ее грусть. Одни, предположив, что это прелестное дитя потеряло кого-то из близких, изобразили на лицах сочувствие, другие, посчитав, что речь идет о любовной истории, улыбнулись. Дебора, погруженная в себя, не замечала ни тех, ни других.


Несмотря на природное здоровье и энергию, Дебора почувствовала слабость, когда покинула вокзал. Она обессиленно прислонилась к нагретой осенним солнцем стене. Сказалась бессонная ночь, пережитые волнения и внезапное столкновение с городской суматохой. Какой-то пожилой мужчина, неспешно прогуливавшийся по городу в этот утренний час, приблизился к Деборе и вежливо с ней поздоровался.

– Мадемуазель, я, наверное, слишком стар для разговоров на улице с незнакомыми молодыми особами…

Помня материнские советы, девушка тут же заняла оборону:

– И дальше что?

Незнакомец улыбнулся.

– Если бы я был помоложе, то предложил бы вам помочь донести чемодан.

За кого он ее принимает?!

– Если бы вы были помоложе, я посоветовала бы вам заниматься своими делами и идти своей дорогой.

– А вы недоверчивы.

– Я не вступаю в разговоры с людьми злыми и кощунственными, то есть с теми, кто живет не по закону Божьему.

Старик поклонился.

– И правильно делаете, мадемуазель, но смею вас заверить, что я к их разряду не принадлежу. Вы первый раз в Анси?

– Да.

– И вы немного… растерялись?

– Вовсе нет. У меня есть адрес дома, где меня ждут.

Чтобы подкрепить свои слова, она порылась в сумке, извлекла из нее клочок бумажки, на котором пастор записал ей фамилию агента по трудоустройству, и протянула своему собеседнику: Джонатан Фетини, 147, ул. Провидения. Он вернул записку девушке.

– Это рядом с площадью Леса, недалеко от пристани. Лучше взять такси.

– Вы думаете, мне деньги девать некуда?

– Поскольку вы все равно не позволите мне за вас заплатить, самым разумным будет сдать чемодан в камеру хранения. Придете за ним, когда немного отдохнете.

– А если мне его не вернут?

– Не беспокойтесь, вернут.

Пожилой господин проводил Дебору до камеры хранения, посоветовал не терять квитанцию на багаж и ушел, не забыв пожелать ей удачи.

Оставшись одна, Дебора глубоко вздохнула и подумала, что мать, может быть, слишком примитивно смотрит на мужчин и наверняка преувеличивает опасности, угрожающие ее дочери. Потом, радуясь освобождению от багажа, она не торопясь поднялась по Сонной улице до пересечения ее с Почтовой, повернула налево, затем очутилась на Королевской, где долго не могла оторвать восхищенных глаз от витрин, и, оглядываясь на кокетливые наряды встречных женщин, через Пасхальную улицу вышла на площадь Свободы. Спустилась к набережной, прошла мимо Ратуши к городскому саду и остановилась, залюбовавшись озером, голубизна которого напомнила ей родное небо. От этого ей сразу стало грустно, она села на скамейку и незаметно задремала. Проснулась она от звука какого-то голоса, нашептывающего ей на ухо непонятные слова. Она резко выпрямилась. Рядом с ней сидел красивый молодой человек несколько развязного вида. Она сразу вспомнила Паскаля Аренас и то, как закончилась их встреча. Может быть, она зря усомнилась в материнской мудрости?…

– Вы ко мне обращаетесь?

Он заговорщицки подмигнул:

– Конечно к тебе, красотка!

– Но… я вас не знаю.

– Вот и познакомимся!

Кровь бросилась ей в голову.

– Оставьте меня в покое!

– Тише, тише… не сердитесь, мадемуазель. Досадно…

– Что вы хотите в конце концов?

– Сказать вам, что вы мне очень нравитесь.

– Но… вы меня никогда раньше не видели…

– Значит, это любовь с первого взгляда. Сейчас пойдем, выпьем чашечку кофе, потом погуляем, а там видно будет. Идет?

Дебора встала, непреклонная, как Божья кара, и начала дрожащим от гнева голосом:

– Всем же отступникам и грешникам погибель, и оставившие Господа истребятся…

Парень машинально повторил:

– …истребятся.

– Они будут постыжены за дубравы, которые столь вожделенны для вас, и посрамлены за сады, которые вы избрали себе. Ибо вы будете как дуб, у которого лист опал, и как сад, в котором нет воды…

Прохожие в удивлении останавливались, а Дебора тем временем заканчивала.

– Так сказал Исайя.

Местный Дон-Жуан, смущенный вниманием прохожих, медленно зеленел от злости:

– Брось, детка. Хватит уже, посмеялись. Давай, вали отсюда!

Он схватил ее за руку и хотел подтолкнуть, но Дебора вырвалась:

– Оставьте меня в покос!

Хохот пробежал по толпе, когда парень попытался взять ее за плечи, а Дебора, решив, что всякому терпению бывает предел, ударом кулака расквасила ему нос. Взыв от боли и зажав руками переносицу, ловелас отступил под улюлюканье зрителей.

Какая-то женщина поздравила девушку с победой; Дебора воспользовалась моментом и спросила, как пройти на улицу Провидения.

– Это совсем близко. Перейдете через канал и попадете на площадь Леса, там и начинается улица Провидения.

Джонатан Фетини был на хорошем счету у городских католиков, так что они закрывали глаза на его принадлежность к протестантам. Религиозные дамы снисходительно прощали ему папистские увлечения и пользовались его услугами, когда нужно было подыскать нового работника в дом. Пасторы и кюре, не задумываясь, вверяли в его руки лучших овечек своего стада. Хотя ему было уже далеко за пятьдесят, Джонатан Фетини весьма любил иметь дело с женщинами, его постоянными клиентками. Став их доверенным, он был в курсе всех их маленьких секретов. Они же, считая его мудрым мужчиной, без стеснения советовались с ним. Несмотря на свою пуританскую мораль, он всегда был изысканно одет и демонстрировал самую утонченную галантность в обращении. Это сделало его предметом тайных воздыханий не одной богатой особы, мечтающей одинокими ночами о том, как Джонатан поведет ее под венец.

Когда Дебора постучала в дверь маленькой и уютной квартиры Фетини, последний был занят приготовлением легкого вкусного обеда, – нужно заметить, что Джонатан и к еде был неравнодушен. Он с сожалением убавил огонь на плите и поплелся открывать. Увидев на пороге красивую молодую девушку, Джонатан, открыв рот, на мгновение замер, но быстро взял себя в руки и спросил слащавым голоском:

– Чего желает мадемуазель?



– Я хотела бы видеть Джонатана Фетини.

– Это я. Чем могу быть полезен?

– А это я.

– Простите, мы знакомы?

Они удивленно на него посмотрела.

– Но я же приехала из Оспитале!

– А?

Фетини не понимал, почему сам факт ее приезда из какого-то неизвестного ему захолустья давал ей право отрывать его от приготовления обеда. Если бы на Дебору не было так приятно смотреть, он, без сомнения, захлопнул бы перед ней дверь, но она была красива, и он предложил ей войти. Девушка проскользнула в комнату и совсем растерялась при виде непривычной ей роскоши, что приятно пощекотало тщеславие Фетини. Он пригласил девушку сесть в удобное кресло. Она с радостью опустилась в него и уже было расслабилась, когда вдруг вспомнила слова пастора о том, что роскошь и комфорт – суть наиболее опасные ловушки, и тут же собралась с силами.

– Выпьете немного портвейна?

Сомнений не оставалось, и, еще не остывшая после сражения в саду, Дебора приготовилась к новой битве. Предвкушая победу, она сухо произнесла:

– Нет.

Фетини не понравился ее тон:

– В таком случае – что вы от меня хотите?

Она без слов протянула ему бумажку, врученную ей пастором, на которой был написан его адрес. Он бегло прочитал.

– И что?

– Мадам Пюже сказала моей матери, что вы могли бы найти мне хорошее место.

– Ах, да! Дорогая мадам Пюже… замечательная женщина… как воспитана… Подождите… точно… она говорила мне о девушке из Севси, которая… Вы хотите стать домработницей?

– Да.

– В протестантской семье, разумеется?

– Я не желаю служить язычникам!

– Конечно… но позвольте мне дать вам один совет: если вы хотите чего-то добиться, вам необходимо стать немного более лояльной.

Дебора не поняла слова «лояльной» и откровенно подумала, что ей предлагают согласиться на разного рода фамильярности, включая худшее. Чтобы избежать недоразумений, она решила сразу расставить точки над

– Послушайте, господин Фетини. Вы должны знать…

– Что именно?

– Четверть часа назад, в городском саду один юноша сделал мне сомнительное предложение.

– И что?

– Я врезала ему кулаком по носу, и он убежал, не получив того, чего хотел.

– Право?

– Я очень сильная, знаете?

– Не сомневаюсь. Только зачем вы рассказываете о своих подвигах? Они лишь заставляют меня задуматься о вашем дальнейшем поведении.

– Вот именно. Это для того, чтобы предупредить, что если и вы начнете мне говорить о вещах, о которых честная девушка не должна слышать, то тоже свое получите.

– Что?!

– А это было бы неприятно, потому что вы хоть и старый, но все-таки мне нравитесь.

Джонатан с трудом проглотил слюну. Что эта маленькая дура себе позволяет? Он, известный своей благопристойностью и чувством такта! И чтобы кто-то в глаза назвал его старым! Уязвленный, он сухо ответил:

– Будьте спокойны, у меня в доме вам ничто не угрожает. Такой мужчина, как я, не интересуется прислугой. Он довольствуется тем, что устраивает ее на работу. Только должен вас предупредить, что если вы не желаете в скором времени вернуться к себе в горы, то должны научиться выражать свои мысли как-нибудь по-другому и вести себя скромнее. Вы приехали в Анси не проповедовать, а работать. Как вас зовут?

Это замечание присмирило Дебору. Ей совсем не хотелось возвращаться в горы, по крайней мере сразу. Теперь, когда она видела красивые магазины…

– Дебора Пьюсергуи.

– Вы уже работали?

– Работала ли я?! Надеюсь, вы не думаете, что у меня на родине можно бездельничать? Отец бы такого никогда не допустил! И не забывайте, что написано…

Фетини, выведенный из терпения, не дал ей закончить.

– Послушайте, я не нуждаюсь в уроках из Библии! И перед тем как их давать, дождитесь, когда вас об этом попросят! Лучше скажите, где и кем вы работали.

– Дома, конечно.

– Я думаю, мы плохо друг друга поняли. Было ли у вас какое-нибудь место?

– Нет.

– Это все усложняет, потому что в семьях, где я мог бы предложить вашу кандидатуру, очень высокие требования.

Раздался телефонный звонок, и Джонатан не успел договорить. А он не без удовольствия собирался сообщить девушке, что она пригодна лишь на то, чтобы как можно скорее возвратиться к своему папочке, и что внимательное чтение священных текстов, может быть, и очищает душу, но ни в коей мере не помогает убирать постели и вытирать пыль с безделушек.

– Фетини слушает… А! Мадам Нантье!… Мое почтение… Что случилось? Нет? Это невозможно! Она казалась идеальной во всех отношениях! Видите, как иногда ошибаешься… Точнее, они только того и ждут, чтобы нас обмануть… Да уж… Пастора Мажо не с чем поздравить, он-то уж должен был ее знать… Да… да., конечно… Только, дорогая моя, это не так просто… Знаю, знаю… Ваше доверие делает мне честь, только… Поверьте, я сам в отчаянье… Ой! Подождите…

Джонатан какое-то мгновенье колебался между желанием как следует проучить Дебору и возможностью – весьма выгодной – оказать очередную услугу мадам Нантье. Но он был достаточно стар и опытен, чтобы в конце концов поставить выгоду выше эмоций.

– Вы знаете, у меня сейчас сидит одна девушка… Только что прямо из Севси приехала… Ярая протестантка… непрестанно цитирует Библию, а всех мужчин считает потенциальными врагами… Что-что? Вы желаете ей продолжать в том же духе? Господи, как это забавно… – Фетини издал короткий смешок, после чего продолжил: – Мне ее горячо рекомендовала мадам Пюже. Вы ее, конечно, знаете… Короче говоря… что касается ее нравственности, то тут я могу ручаться, только она начинающая, а ваш дом не для новичков… Вы все же хотите попробовать?… Понимаю, когда нет другого выхода, приходится смягчить требования, хотя в таком доме, как ваш, они вполне справедливы. Но если вы хотите рискнуть… мне больше нечего добавить… Вы пришлете за ней шофера? Хорошо… Да, кстати, о жалованье… Сколько? Отлично! Конечно, ей нелегко придется в первое время, но ей ужасно повезло – начинать у вас… Договорились… Рад, что мог быть вам полезен, мадам Натье… И всегда к вашим услугам.

Джонатан повесил трубку, посмотрел на Дебору и тяжело вздохнул, – это, по-видимому, означало, что он никогда ничего не поймет в капризах судьбы.

– Вы родились под счастливой звездой.

– Что?

– Место, о котором мечтает каждая девушка в округе, на которое претендуют самые опытные, само плывет вам прямо в руки. Вам дают испытательный срок, а дальше уже дело за вами.

– И… это действительно так хорошо?

Такая наивность и неосведомленность убила Фетини.

– Нантье – одна из самых знатных семей Анси. Дворецкий, кухарка и две домработницы обслуживают господина и госпожу Нантье – самых крупных во Франции фабрикантов макаронных изделий. Жан-Жак Нантье, пошедший по стопам отца, ко всему прочему известный спортсмен. Патрик Гюнье, их зять, тоже спортсмен, он женился на мадемуазель Ирене Нантье и возглавляет клуб. Жером Маниго, брат мадам Нантье, получил в приданое макаронное дело. И, наконец, Армандина Маниго, дальняя родственница, которую приютили из чувства долга. И все эти баловни судьбу занимают великолепную виллу на авеню Альбани. Настоящий маленький рай. Туда вас и приглашают.

– Не богохульствуйте, господин Фетини, прошу вас! Рай не на земле! Какое мне дают жалованье?

Джонатан усмехнулся.

– А я вижу, ваша религиозность неплохо уживается с практичностью! Вы будете получать 400 франков в месяц, жилье, стол и служебную форму. В течение полугода будете отдавать мне 40 франков в месяц, а затем – по 20 франков комиссионных.

Фетини проводил Дебору до «мерседеса», ожидающего ее под окном. За рулем сидел мужчина лет пятидесяти, одетый в голубую куртку и кепку того же цвета. На руках у него были перчатки – это больше всего поразило девушку. Она учтиво поздоровалась со столь важной особой, на что водитель, даже не повернув головы, лаконично ответил:

– Меня зовут Томас Отевоз.

– Здравствуйте, господин Отевоз.

– Добро пожаловать, мадемуазель…

– Дебора Пьюсергуи.

– …мадемуазель Дебора Пьюсергуи. Прошу вас, садитесь.

Дебора уже собиралась открыть заднюю дверку машины, когда шофер остановил ее.

– Рядом со мной. Прислуга садится всегда впереди.

Машина тронулась. Дебора предупредила, что оставила чемодан в камере хранения, и они поехали к вокзалу. По дороге Томас заметил:

– К сожалению, я должен признать, мадемуазель, что вы исключительно красивы и хорошо сложены.

– То, что вы сейчас сказали, не слишком вежливо с вашей стороны.

– Я вас не оцениваю, а только констатирую факт, и боюсь, как бы ваша красота не стала серьезной помехой в вашей служебной карьере, которую, как я понял из слов мадам Вьельвинь, нашей кухарки, вы собираетесь сегодня начать.

– Почему помехой, господин Отевоз?

– Вам придется прислуживать не только женщинам, мадемуазель Дебора.

2

Томас Отевоз отвез девушку в офис, где обычно обедала прислуга. Дебору встретил высокий солидный мужчина, напомнивший ей Президента Республики на портрете, висящем в каждой мэрии Франции. Елейные манеры и низкий голос Эдуарда Боссю, который 15 лет работал у Нантье дворецким, тут же вызвал у Деборы уважение. Среди прислуги он был знаменитостью, и репутация нередко обязывала его выступать судьей при решении споров, возникающих между хозяевами и служащими. И те, и другие отдавали должное его умению соблюдать нейтралитет и ценили его рассудительность. При виде вошедшей он поднялся:

– Мадемуазель Пьюсергуи?

Дебора присела в реверансе, чем тронула Эдуарда.

– Меня зовут Эдуард Боссю. Я выполняю обязанности дворецкого.

– Мое имя Дебора.

– Дебора, разрешите представить вам моих сотрудниц. – Он указал на худую седоволосую женщину, стоящую у плиты. – Агата Вьельвинь, кухарка и очень мудрая женщина. Настоятельно рекомендую вам прислушиваться к ее советам.

– Обязательно.

Агата, польщенная такой характеристикой, проворковала:

– Спасибо, господин Эдуард… Добро пожаловать, Дебора.

Дворецкий показал на приветливо улыбающуюся молодую женщину, не особенно красивую, но очень энергичную особу.

– Моника Люзене. Первая горничная.

Дебора кивнула.

– Здравствуйте, мадемуазель Люзене.

– Можете звать меня просто Моника, детка.

Ее тон явно не понравился Эдуарду, он нервно прикусил губу. То ли Моника не заметила этого, то ли ей было просто наплевать, но она продолжила:

– Если хотите знать мое мнение, Дебора, вы слишком красивы для этой работы… С ней случится то же, что и с Сюзанной, – добавила она, обращаясь к остальным.

– Моника!

– Да, господин Эдуард?

– Я считаю неуместным посвящать в интимные истории нашу молодую коллегу!

– Ей это только на пользу пойдет.

– Первый и последний раз говорю вам: не утруждайте себя! Дебора, с Томасом вы уже знакомы, не стоит вам его представлять. Если не ошибаюсь, вы очень религиозны?

– Как и все здесь. Разве нет?

– Никто, кроме Моники и модам Вьельвинь среди нас и мадемуазель Армандины среди хозяев. Присаживайтесь, Дебора, пообедаете с нами, потом Моника покажет вам вашу комнату, а в два часа вас хотят увидеть господа.


Комната понравилась Деборе. Никогда в жизни она не жила в таком роскошном месте, да еще принадлежавшем ей одной! Монику позабавил восторг ее новой коллеги.

– Послушайте, Дебора, не хочу вам портить настроение, но должна сказать, что жилье, жалованье, вкусная кормежка – это приятная сторона дела. Эдуард, конечно, немного вредный, но вообще-то парень славный. Агата – старая карга, Томас не вылезает из-под своей машины и просто дурак, но…

– Что но?

– …еще есть хозяева. Генриетта Нантье – дылда, принимающая себя Бог весть за кого, а все потому, что ее отец сколотил состояние на производстве макарон, которое муж ее – она сама его на себе женила – потихоньку спускает. Кстати, не без помощи сына, красавчика Жан-Жака. Этот ничего не делает вообще, только за девками бегает да в долги влезает. Патрик Гюнье, супруг дочери Нантье, тоже хорош, ему подражает. Все вместе они ждут не дождутся смерти дядюшки Жерома, который после кончины отца и замужества сестры забрал свои деньги из дела и обратил их в бриллианты, которые хранит у себя в спальне и никому не желает отдавать. Они вокруг него суетятся, делают вид, что души в нем не чают, а у самих глаза убийц. Единственный действительно хороший человек в этом доме – Армандина. На ней все кому не лень зло срывают, а она за своим прядильным станком, что привезла лет сорок назад из Рюи, ничего не замечает. Сколько километров кружев она уже наплела!

– А что она с ним делает?

– Отдает на продажу в пользу нуждающихся.

– Моника, мне хочется вернуться домой.

– Почему?

– Все эти люди – приспешники дьявола!

Молодая женщина дружелюбно похлопала Дебору по плечу.

– Не расстраивайтесь, малышка! У вас всегда будет время собрать чемодан, если станет невмоготу. Не лишайте меня удовольствия созерцать выражение лица Ирены Гюнье, когда она вас увидит. Ее ведь инфаркт может хватить!

– Почему?

– Из-за Сюзанны. Эдуард рассердится, если узнает, что я вам рассказала. Но я думаю, что должна вас предупредить. Вас взяли на место Сюзанны, девушки примерно вашего возраста, только блондинки с постоянно влажными от затаенной нежности глазами. Жан-Жак и Патрик тут же начали вокруг нее крутиться, крошка вскоре оказалась беременной и не захотела признаться от кого. Скандал! Жан-Жака запилила мать, а на Патрика набросилась жена, даже сам отец не остался вне подозрений домашних.

– И сказал Господь: за то, что дочери Сиона надменны, и ходят подняв голову и обольщая взорами, и выступают величавой поступью, гремя цепочками на ногах, оголит Господь темя дочерей Сиона и обнажит Господь срамоту их.

С круглыми глазами Моника слушала Дебору.

– Ну надо же! И часто это на вас находит? Если, конечно, вам нравится, то, пожалуйста, меня это не смущает… Короче говоря, Сюзанну, в конце концов, выгнали, пригрозив, что если она снова появится, на нее подадут в суд за шантаж. Правда, ей все-таки выдали две тысячи франков и устроили в заведение для девушек, попадающих в такого рода ситуации. Была бы я на ее месте! Но хотите верьте, хотите нет, а в офисе Сюзанну все осудили, потому что хозяева – это свято. С тех пор мы с Эдуардом в натянутых отношениях. Так что будьте осторожны.

– Я ничего не боюсь. Всевышний не оставит меня.

Моника посмотрела на нее сочувственно:

– С подобными представлениями вы плохо кончите.

Дебора улыбнулась.

– Не волнуйтесь, если Господь не придет мне на помощь, я смогу сама себя защитить.

– Каким образом?

– Кулаками!

– Кулаками?

И чтобы убедить свою новую подругу, Дебора рассказала ей о том, что с ней приключилось в городском саду. Моника оживилась.

– А вы мне нравитесь! Чувствую, мы подружимся. И не стесняйтесь обращаться ко мне с любыми неприятностями. Мадам держится за меня, что, кстати, раздражает Эдуарда и Агату.

Моника ушла, и Дебора принялась приводить себя в порядок. Она переоделась в выданное ей черное платье, оказавшееся как раз ее размера, повязала кокетливый белый фартук и укрепила на голове чепец. Девушка заканчивала приготовления, когда появился Эдуард: оценить ту, которую ему предстояло представить господам. Несмотря на свою обычную сухость, он не смог удержаться от восторженного возгласа:

– Преклоняю колено! Безупречно, Дебора, действительно безупречно! Час пробил, следуйте за мной. Нас ждут.

На лестнице Эдуард дал новенькой последние указания, напомнив, что она должна только поздороваться и больше ничего не говорить, пока ее не спросят, и ни в коем случае не забывать об этикете. От волнения сердце Деборы замерло в груди, когда вслед за Эдуардом она перешагнула порог гостиной.

Хозяйку дома узнать было несложно: действительно дылда, которой, судя по ее худобе, отцовские макароны впрок не пошли. Рядом – пятидесятилетний мужчина, ничем не выделяющийся, разве что скукой, исходящей от всей его бесцветной фигуры. Это был, по-видимому, господин Нантье. Напротив него – милая седая толстушка, в которой Дебора без труда узнала Армандину. Она сидела рядом с худощавым господином лет шестидесяти с пронизывающими злыми глазенками. Без сомнения, дядя Жером. Чуть поодаль – молодая женщина, богатство платья которой подчеркивало блеклость ее лица, – Ирена Гюнье. Она болтала с высоким блондином, которого называла «дорогой». Ее муж – великолепный Патрик. И, наконец, облокотившийся на тумбочку с ликерами красивый широкоплечий брюнет бесцеремонно рассматривал Дебору. Девушка поняла, что она наблюдает первые притязания Жан-Жака Нантье.

Поклонившись мадам Нантье, Эдуард монотонно начал:

– Позвольте представить вам Дебору Пьюсергуи, поступившую сегодня к нам на службу.

Жан-Жак разразился хохотом.

– К нам пожаловала предсказательница. Как раз не хватало. А ну-ка, очаровательнейшая Дебора, скажите нам побыстрее, кто в воскресенье выиграет скачки в Отой!



Послышались сдержанные возгласы, и Дебора покраснела до ушей, но, повернувшись к насмешнику, проговорила громким голосом:

– Вы уподобляетесь тем, кто кричал Спасителю нашему: «Прореки, кто ударил тебя!»

На какой-то миг все в удивлении замерли. Эдуард подумал, что слова девушки сочтут за личное оскорбление, но Армандина успела вступить:

– Жан-Жак, вам нужно извиниться перед девушкой, пока она не подумала, что воспитание молодых людей в приличном обществе оставляет желать лучшего.

Настала очередь Жан-Жака покраснеть. Будучи прилежным учеником, он послушался совета:

– Дебора, приношу вам свои извинения.

Армандина добавила:

– Дитя мое, вы просто очаровательны. Не правда ли, Жорж?

Выведенный из оцепенения хозяин дома подтвердил:

– Действительно очаровательны.

Ирена из кресла прошипела: – «Слишком!» – Это вызвало смешок дяди Жерома.

Мадам Нантье поняла, что необходимо спасать положение.

– Надеюсь, вам у нас понравится и вы старательно будете выполнять свои обязанности. Эдуард вас проинструктирует, а теперь вы свободны.

Дебора присела в реверансе и вышла. Уходя, она услышала ядовитое замечание Ирены:

– Я думаю, с этой нам опять не избежать истории…


От природы сообразительная, Дебора быстро привыкла к своим новым обязанностям, все тонкости которых ей доброжелательно разъяснили Эдуард и Моника. Что до Агаты – она вскоре утратила свою обычную сдержанность и даже привязалась к новенькой, добросовестной в работе и прислушивающейся к каждому замечанию. За свою долгую карьеру кухарки Агата повидала многих, но Дебора ни на кого из них не была похожа. Один Отевоз продолжал не обращать на девушку никакого внимания, как не обращал внимания вообще ни на кого, погруженный в свой механический мир.

Семейство Нантье со своей стороны тоже выражало нечто вроде симпатии к новой домработнице, и даже Ирена Гюнье смотрела на нее менее враждебно, поняв, что малышка знает свое место и не допустит фамильярностей. Но добрее всех была, конечно, старая Армандина, пообещавшая девушке научить ее пользоваться своим веретеном. Одним словом, дебют состоялся, и Эдуард мог быть спокоен.

Неприятности начались недели через три. Дядя Жером, страдающий ревматизмом, слег, и служанка должна была приносить ему тарелку бульона в постель.

Девушка поставила поднос на ночной столик и собиралась выйти, но Жером Маниго ее задержал:

– Постойте, Дебора… Вы мне очень нравитесь, и я хотел бы показать кое-что, чего вы никогда не видели. Достаньте из верхнего ящика комода резную шкатулку.

Она послушалась. Жером маленьким ключиком, который всегда висел у него на шее, открыл коробку и, предвкушая восторженную реакцию девушки, разложил перед ее глазами россыпь драгоценностей.

– Что скажете?

– Красиво.

– Если вы будете себя хорошо со мной вести… Вы понимаете?… Я, может быть, разрешу вам взять одну из них.

– Зачем они мне?

Удивленный, он подозрительно на нее посмотрел, но понял, что она говорит искренне, и взорвался:

– Убирайтесь отсюда! – Он захлопнул шкатулку и протянул ее Деборе: – Положите на место и очистите территорию. Довольно я на вас насмотрелся.

Но это было только начало. Через несколько дней события приняли плачевный оборот.

Однажды вечером Дебора, умывшись, собиралась уже переодеться в ночную рубашку и лечь в постель, когда в дверь тихо постучали. Она подумала, что Моника забыла ей что-то сказать, и, ничего не подозревая, открыла. Резкий толчок – и дверь захлопнулась за нагло смеющимся Жан-Жаком Нантье. От неожиданности она растерялась и только пробормотала:

– Что вам нужно?

– Захотелось с вами побеседовать.

Дебора догадалась, что то, о чем предупреждала ее Моника, свершилось и ей предстоит защищаться:

– Немедленно выйдите!

Он ласково улыбнулся.

– Ну что вы, не стройте из себя злюку, вы ведь не такая!

Ошибка наследника Нантье заключалась в том, что он не привык к поражениям на любовном фронте. Дебора поняла, что постоять за свою невинность она сможет, только применив те же методы, что и в горах. Желая избежать кровопролития, она сделала последнюю попытку:

– Вы ошибаетесь, я не Сюзанна!

– Так вам рассказали! Знаете, лично я не имею к этому никакого отношения.

– Будьте любезны, выйдите, пока я совсем не разозлилась!

– Я думаю, в гневе вы еще прекрасней, и мне хотелось бы увидеть это поближе, совсем близко…

Еще ни одна не могла устоять перед обаянием Жан-Жака. Самоуверенный обольститель склонился над Деборой, но девушка увернулась и со всей сила принялась его колотить. Один удар пришелся в бровь, из раны стала сочиться кровь. Молодой человек замер, спрашивая себя, действительно ли все это происходит с ним.

– А теперь уходите!

– Разбежалась!

Вытирая рукавом текущую по лицу кровь, злой, униженный, он кинулся на девушку, но удар ногой в живот остановил его. Не давая ему опомниться, Дебора схватила украшавшую камин вазу и разбила ее о голову своего воздыхателя, после чего тот свалился к ее ногам. В тот момент дверь распахнулась перед Моникой:

– Дебора, что все это…

Но слова застряли у нее в горле, когда она увидела наследника Нантье валяющимся с окровавленным лицом на полу возле ее подруги.

– Господи, вы же его убили!

– Я… я не думаю… или же голова у него не слишком крепкая.

Моника упала на колени перед раненым, понемногу приходящим в себя, и не без злорадства заметила:

– Хорошо вы его разукрасили! – Она собрала осколки вазы. – Счастье, что ваза не бронзовая, а то бы оставалось только звонить в полицию!

Появились перепуганная Армандина, – она жила этажом ниже, как раз под комнатой Деборы:

– Что-нибудь случилось?

Моника отодвинулась, пропуская ее вперед, но вид Жан-Жака, казалось, не произвел на госпожу особого впечатления.

– Да наш Дон-Жуан как будто разбил себе клювик! Что произошло?

Моника взяла объяснения на себя:

– Дебора слегка его утихомирила, разбив о его голову сувенир из Аркашона.

Старая дама тихо рассмеялась.

– Вы даже не представляете себе, Дебора, какое удовольствие мне доставили! Жаль, что вы не можете поступить так со всеми мужчинами этого дома. Вы хорошая девушка, дитя мое!

Отвесив раненому пощечину, мадемуазель Армандина привела его в чувство.

– Где я?

– Там, где вас не должно быть: в комнате Деборы.

– Ах, да… Что со мной случилось?

– Вам всего лишь доказали, что не все женщины такие, как думаете вы и ваш приятель. Завтра утром пойдете к доктору Ланан, он вам наложит два-три шва. Надеюсь, что у вас останется шрам, и, глядя на себя в зеркало, вы каждый раз будете стыдиться. Это было бы полезно. Вставайте, я вас провожу.

С мутными глазами Жан-Жак поднялся и спросил у Деборы:

– Где вы так драться научились?

– У братьев.

– Я должен перед вами извиниться, Дебора. Прошу вас, простите меня.

С этими словами Жан-Жак, опершись о плечо своей тети (у него еще немного кружилась голова), покинул комнату.

Оставшись снова одна, Дебора взяла лист бумаги и, вспоминая о Паскале Аренас, о парне из городского сада, о намеках Жерома Нантье и, наконец, о нападении Жан-Жака, написала своей матери: «Мама, Вы правы. Католики или протестанты – все мужчины одинаково отвратительны».


Если от домашних Жан-Жак мог скрыть свое ночное приключение – ни свет ни заря он сходил к врачу наложить повязку и рассказал дома, что поскользнулся и упал на тротуар, – то утаить правду от деверя ему не удалось: накануне они заключили пари, кто из них первый одержит над Деборой победу.

Отказываясь прислушаться к предостережениям Жан-Жака, Патрик Гюнье хвастался, что окажется на высоте там, где его приятель потерпел полный провал.

– Не горячись, Патрик, у этой малышки зверский удар.

Гюнье самодовольно улыбнулся.

– Я устрою так, что она не сможет слишком размахаться.

– Трудновато будет!

– Вовсе нет. Главное – дождаться подходящего случая.

– Патрик, отстань от нее!

Гюнье удивленно посмотрел на своего соперника:

– Ты это серьезно?

– Да… Девочка непростая. Славная девочка. Давай оставим ее в покое.

Патрик прыснул:

– Со временем, разумеется, оставлю.

Жан-Жак занервничал.

– Как Сюзанну?

– А вот этого не надо! Сюзанна не по моей, а по твоей части.

Появление Ирены Гюнье положило конец этому бессмысленному спору. Случай представился однажды после обеда, когда господин Нантье работал у себя в кабинете, мадемуазель Армандина и Жером отдыхали (каждый у себя в комнате), мадам Нантье с дочерью уехали на благотворительное собрание, а распорядитель и Моника – по делам. Агата с Деборой сидели вдвоем на кухне и щипали курицу.

Патрик побежал к своему товарищу.

– Момент настал, старик! Мне нужна твоя помощь!

– Чего ты хочешь? Чтобы я заранее позвонил врачу?

– Внутренний голос подсказывает мне, что я обойдусь без врача.

– Не доверяй своему внутреннему голосу.

– Боишься проиграть пари?

– Я готов удвоить ставку.

– Идет! Но только по правилам!

– Я по-другому не играю, господин Гюнье!

– Отлично, в таком случае, я пришлю к тебе Агату.

– Агату? Что я с ней будут делать?

– Что хочешь. Она сейчас на кухне с Деборой, и ты понимаешь, что она мне несколько мешает…

Рассказывая о том, что в молодости она могла выйти замуж за миллионера, Агата заканчивала разделывать курицу, когда на кухню вошел Патрик.

– Агата, Жан-Жак просит вас зайти к нему в гостиную.

– В гостиную?

– Он должен поговорить с вами по поводу одной вечеринки, которую думает устроить.

– Я не могу показаться в таком виде в гостиной… Обычно госпожа сама…

– Ничего страшного. Давайте быстрее, Жан-Жаку не терпится дать вам указания.

Что-то бурча себе под нос, кухарка сняла фартук и прошла в гостиную.

– А, Агата! Мы с Патриком хотели позвать несколько друзей, и я желал бы, чтобы вы приготовили что-нибудь менее торжественное, чем обычно заказывает моя матушка.

– Что вам угодно, чтобы было подано?

И Жан-Жак принялся нудно разглагольствовать о гастрономии, стараясь протянуть время, чтобы Патрик успел реализовать свою любовную стратегию. Они перешли к обсуждению закусок, когда из кухни донесся вопль, напоминающий вой раненого льва. Оба вскочили и побежали на крик.

Наследник Нантье едва не разразился хохотом, увидев следующее: Дебора со сверкающими гневом глазами, немного растрепанная, стояла напротив Патрика Гюнье, который, охая, держался за поясницу. Жан-Жак с удивлением заметил, что левая рука его приятеля в крови.

– Что с тобой, Патрик?

– Эта проклятая девица меня ранила!

– Ранила? Куда?

– Трудно сказать, старик, а еще труднее показать!

Жан-Жак корчился от хохота, Агата кричала:

– Дебора! Как вы могли?

Девушка ответила:

– Как я могла! Но он на меня набросился! Заломил мне руки и хотел поцеловать!

– И что?

– Ну, а я держала в руке шампур и воткнула его куда смогла!

Усевшись на стул, Жан-Жак плакал от смеха. Кухарка обратилась к потерпевшему:

– Господин Патрик, вы что, не понимаете, что не все девушки похожи на Сюзанну?

– По-моему, сейчас не время меня воспитывать!

– Хорошо, идите к себе, Дебора, а вы, Жан-Жак, оставьте меня наедине с господином Патриком, я за ним поухаживаю. Давайте, спускайте штаны, господин Патрик!

Раненый смущенно возразил:

– Вы правда хотите…

– А что вы думаете? Что я, дожив до таких лет, мужской задницы не видела? Видела, и не одну, знаете ли!

Уходя, Жан-Жак посоветовал:

– Старик, если бы вы были честным игроком, то в свою очередь тоже бы извинились перед религиозной девственницей.

– Ну ладно, ладно, ты выиграл… Приношу вам свои извинения, Дебора.

Она окинула его презрительным взглядом:

– «Смотрите прямо и поступайте праведно, ибо благодать моя осенит и правда восторжествует», – так говорил Господь устами Исайи.

– Аминь, – добавила Агата.


На протяжении последующих дней Дебора не переставала спрашивать себя: не лучше ли ей в самом деле вернуться домой, ведь эти Нантье ей порядком надоели. В конце концов она не уехала, но только потому, что мадемуазель Армандина ее об этом попросила, да и Моника посоветовала остаться. Дворецкий, которому Агата все рассказала, посчитал, что девушка слишком многое себе позволяет, но в то же время признал, что у нее не было другого способа защитить свою честь, и выразил надежду, что подобные истории не повторятся.

Весь этот сыр-бор был скоро забыт по двум причинам: во-первых, приближался день традиционного приема Нантье, и один министр, женившийся в Анси, должен был украсить его своим присутствием. Во-вторых, однажды к госпоже явился Эдуард с перекошенным лицом и доложил, что он только что встретил Сюзанну Нанто, горничную, от которой они думали навсегда избавиться. По мнению дворецкого, речь шла о попытке шантажа или мести. О том, в какие формы выльется эта месть, можно было только догадываться, но в любом случае следовало опасаться скандала.

Несколькими днями позже Эдуард чуть не упал, когда на лестнице, ведущей на этаж к прислуге, заметил Сюзанну. Он догнал ее.

– Сюзанна! Как вы посмели! В этом доме! Как вы сюда вошли? Кто открыл вам дверь?

Девушка смерила его взглядом и грубо – Эдуард не помнил, чтобы с ним вообще кто-нибудь так разговаривал – процедила:

– Толстяк, если тебя спросят, скажешь, что ничего не видел. Ясно?

Пораженный такой наглостью, дворецкий с трудом перевел дыхание, но когда собрался с мыслями, было уже поздно: Сюзанна исчезла, захлопнув за собой дверь, выходящую на бульвар. Какая дерзость! Что она себе позволяет! Почему она так изменилась? Он побежал к хозяйке, чтобы в подробностях описать ей невероятную сцену, от которой он никак не мог прийти в себя. Мадам Нантье с достоинством его выслушала.

– Благодарю вас, Эдуард… Я проведу расследование и выясню, кто же настолько потерял голову, чтобы осмелиться впустить в наш дом эту девчонку. Я бы никогда не поверила, что это возможно, если бы кто-то другой мне об этом сообщил… Это так сложно, Эдуард, – управлять домом, в котором мужчины забыли о своих обязанностях.

Дворецкий ограничился кивком, Генриетта Нантье продолжала:

– А сейчас займемся приемом. Все должно быть на уровне, которого требует наше положение в обществе. Вы ведь знаете, что мы принимаем министра Гранделя и его жену Шанталь, слывущую самой красивой женщиной в Париже. Монику поставим в гардероб, вы будете встречать гостей, а Дебора подаст прохладительные напитки. Как обычно, я рассчитываю на вас, Эдуард, и хочу, чтобы все прошло наилучшим образом.

– Можете не сомневаться, мадам, я сделаю все, что от меня зависит.

Как и желала Генриетта Нантье, вечер проходил как по маслу. Мадемуазель Армандина развлекала пожилых дам, их мужей взял на себя Жорж Нантье, Ирена играла роль хозяйки дома, а Жан-Жак и Патрик обхаживали Шанталь Грандель, действительно очень красивую. Единственным ее недостатком были слишком большие ступни, отчего она очень страдала. Что до министра, он принадлежал к разряду светских людей, чересчур хорошо воспитанных, чтобы показать, как ему скучно среди себе подобных.

Атмосфера вечера резко изменилась, когда в гостиную, катя перед собой столик с прохладительными напитками на любой вкус, вошла Дебора. Ее сопровождал Эдуард. Природная красота яркой брюнетки с голубыми глазами поразила мужчин и женщин, привыкших к искусственным лицам и прическам, что было особенно приятно Генриетте Нантье. По общему мнению, у нее на службе находилась одна из самых красивых девушек города. И еще радостней было то, что дяди Жерома с его вечными скептическими хихиканьями здесь не было: этот медведь не переносил никакого общества и в дни приемов рано отправлялся к себе в спальню, где ему накрывали скромный ужин.

Кроме Жан-Жака и Патрика, все мужчины, окружавшие Шанталь Грандель, оставили ее и залюбовались Деборой, и Шанталь почувствовала в этом минутном безразличии жестокое оскорбление. Ее настроение испортилось до того, что, когда Дебора проходила мимо, она незаметно вытянула ногу так, чтобы служанка споткнулась. Столик чуть не опрокинулся на одну пожилую даму, которая жалобно ахнула. Генриетта в ужасе набросилась на служанку:

– Дебора! Что с вами? Вы что, не в состоянии следить за своими движениями?!

Смущенная, но искренняя девушка попыталась объясниться:

– Простите, мадам, но я не заметила ноги госпожи.

Пробежали смешки, похожие на легкое дуновенье весеннего ветра, но, как бы их ни пытались сдержать, от Шанталь они не ускользнули, а малейшее упоминание о ногах совершенно выводило ее из себя. Дрожа от злости, она крикнула:

– Скажите еще, что я поставила вам подножку!

– Ваша нога…

– Да вы просто нахалка!

История принимала нежелательный оборот. Эдуард, прекрасно видевший маневр мадам Грандель, хотел увести Дебору, но в сраженье вступил министр:

– Это переходит всякие границы! Немедленно извинитесь перед мадам Грандель!

– Извиниться?!

Привыкший к беспрекословному повиновению министр повторил по слогам:

– Нс-мед-лсн-но!

– Нет!

– Что?!!!

Мадам Нантье была совершенно убита. Она думала, что победа у нее в руках, и вдруг все рухнуло! Триумф превращался в полный провал по вине какого-то ничтожного созданья, осмелившего перечить Гектору Грандель! Шанталь встала и взяла мужа за руку.

– Друг мой, прошу вас, пойдемте отсюда!

Министр отвел руку супруги:

– Секундочку, дорогая! Мне хотелось бы узнать причины такой наглости!

Возмущение переполнило Дебору.

– Господь унижает нас, когда мы заблуждаемся, но приказывает нам быть неумолимыми в нашей вере, когда правда с нами! Госпожа специально вытянула ногу, чтобы я упала.

Такое обвинение произвело настоящую сенсацию. Цвет лица Гранделя изменился на ярко-пунцовый. Его жена издала стон раненой птицы и рухнула без чувств, на что никто не обратил внимания. Эдуард тряс руку хозяйки дома, умоляя ее не падать духом. Министр произнес:

– Вы осмелились…

Дебора отпустила столик на колесиках и от волнения и гнева неожиданно перешла на свой родной патуанский:

– Е piei, m'en foule! M'emmasguas toutеs! S'es pas que de messourguies! M'en vaou a moun oustaou! (И вообще мне наплевать! Вы все здесь мне надоели! Вы все здесь вруны! Я уезжаю домой!)

Вопреки ожиданиям, министр не кинулся врукопашную. Лицо его сначала расплылось в недоверии, а потом он почти дружески спросил:

– Вы не могли бы повторить еще раз то, что вы только что сказали, и так, как вы это сказали?

– Е piei, m'en foutе! M'emmasquas toutes! S'es pas que de messourguies! M'en vaou a moun oustaou!

На том же языке Гектор ответил:

– D'ente ses, moun pitchio? (Откуда вы родом?)

– Из Оспитале.

– Ma grand habito encaro Sind-Andre-de-Valborgno! (Моя бабушка до сих пор живет в Сант-Андре-де-Вальборн).

Ветер подул в другую сторону, и Генриетта Нантье снова обрела надежду. Шанталь Грандель, предчувствуя поражение, сделала попытку продолжить сраженье:

– Гектор…

– Довольно, Шанталь. Сядьте. Этот ребенок случайно вас задел.

– Но Гектор, вы же сами…

– Перестаньте, Шанталь, не то вы станете просто смешны!

Coumo vous appelas, moun pichio? (Дитя мое, как вас зовут?)

– Дебора Пьюсергуи.

Министр пришел в полное умиление.

– Y a pas gue per aqui, din noslos mountagnos, per porta do tans poulis prenou (Только у нас в горах дают такие красивые имена!)

Генриетта Нантье перевела дыханье. Положение было спасено. Господи! Как же умно было со стороны Деборы родиться там же, где и их гость!

– Debourah! Voules me douna uno bollo joyo? (Дебора, вы хотите сделать мне приятное?)

– Se pode. (Если я смогу)

– Coonnesses llou Siaoume de los Bataillos? (Знаете ли вы Псалом Сражения?)

– Segu! (Конечно!)

– Vous en pregue, cantas me lou (Тогда прошу вас, спойте его для меня!)

Девушка посмотрела на Генриетту, та кивком головы дала ей свое добро. И тогда по гостиной разлилась старинная песня. Она взлетала, падала, снова взлетала и парила над всеми этими людьми, которые, слушая ее, вдруг начинали осознавать свое ничтожество. Им становилось неуютно. Грандель подпевал Деборе, и их голоса сливались в один.

Вечер имел невероятный успех. Гектор Грандель, уходя, уверял Нантье, что пережил незабываемые мгновенья, и благодарил хозяев от всего сердца.


На следующее утро, за завтраком, Генриетта Нантье в присутствии всех домашних поздравила Дебору с успехом, который она имела во время вчерашнего приема.

– А теперь сходите к господину Жерому и скажите, что кофе подан.

Через несколько секунд Дебора вернулась в комнату. Она была очень бледна, на глазах у нее блестели слезы. Генриетта почувствовала недоброе.

– Мадам!

– Что? В чем дело? Почему Жером не спустился?

– Он не может…

– Почему?

– Потому что он мертв!

Известие заставило всех вскочить со своих мест. Гибель Жерома означала, что шкатулку с бриллиантами вскоре можно будет открыть. Жорж Нантье не мог поверить своему счастью… Он почти закричал:

– Откуда вы знаете, что он мертв?

– Он весь в крови!

Инера с матерью взвизгнули от ужаса, а Дебора тем временем практично добавила:

– Это немудрено. Ему вонзили нож прямо в сердце.

3

В службе Национальной Безопасности Анси Жозефа Плишанкура, старшего офицера, никто не любил. В то же время все – и главным образом начальство – высоко ценили его профессиональные качества. Но было в нем что-то отталкивающее. Этот человек, казалось, не был способен ни на какие чувства. Он ни с кем не общался и жил один в комнате, которую снимал у старой вдовы на улице Святой Светланы. Одевался он во все темное, носил черный галстук, отчего более походил на приказчика из похоронного бюро, нежели на полицейского. В общем, он ничем к себе не располагал, и в его присутствии допрашиваемые дрожали. Зато он умел находить такие улики, которые часто ускользали от других следователей. Он ненавидел как физическое, так и моральное насилие и действовал мягко, чем неоднократно добивался желаемых результатов. Слишком прямолинейный, он не питал ни малейших иллюзий по поводу отношения к себе своих коллег и совершенно не обладал чувством юмора. Ему казалось, что все над ним издеваются. Малейшую шутку в его присутствии он воспринимал как личное оскорбление, а простой отказ в какой-нибудь просьбе расценивал как намеренное, заранее спланированное унижение. Слишком правильный и слишком щепетильный.

Для Жозефа Плишанкура не было секретом, что коллеги подсовывают ему самые неприятные дела. Он безропотно, с улыбкой – меня, мол, не обманешь – на них соглашался. Подчиненные Жозефа каждое утро, поднимаясь с кровати, молили Господа уберечь их от разноса у шефа.

Плишанкур не успел войти в кабинет, когда дежурный доложил, что комиссар Мосне срочно его вызывает.

Шарль Мосне был полной противоположностью Жозефу. Он любил жизнь, шумные приемы, стремился быть своим в хорошем обществе, и потому в основном его деятельность была направлена на то, чтобы подняться как можно выше по общественной лестнице. Он понимал, что если сегодня его принимают там-то, завтра он может надеяться на то, что его примут и кое-где повыше. Это своего рода «восхождение» началось двадцать лет назад и продолжится до самой смерти. Амбиции обязывали его – даже если это не было ему свойственно – казаться всегда любезным, разговорчивым, услужливым. Он не изменял себе и в общении с подчиненными. Слова его, даже самые лестные, скрывали иногда безапелляционный приговор, и при этом его нельзя было обвинить в лицемерии. Вот почему комиссар Мосне не испытывал ни малейшей симпатии к Плишанкуру.

– Вы меня вызывали, господин комиссар?

– Здравствуйте, Плишанкур. Присаживайтесь. Вы знаете о событиях этой ночи?

– Еще нет, господин комиссар.

– Неприятнейшее дело свалилось нам на голову.

– Что такое?

– Вы знаете Нантье?

– Макаронные изделия Маниго? Лично не знаком, но кто же о них не слышал… Сын и зять часто фигурируют в хронике происшествий как шалопаи.

Шарль Мосне не сказал своему подчиненному, что быть принятым у Нантье явилось бы для него вершиной восхождения.

– Представьте себе, дорогой мой, что брат мадам Нантье Жером Маниго, старый девственник, столь же жадный, сколько богатый – у него в комнате хранилась целая россыпь бриллиантов – был убит этой ночью ударом ножа прямо в сердце.

Плишанкур удивленно присвистнул.

– Профессиональное преступление, господин комиссар!

– Увы, похоже, что нет. Бриллианты, естественно, пропали, а знали о существовании этих камней только домашние и прислуга.

Убийство было совершено во время приема, который Нантье давали в этот вечер. Врач установил, что смерть наступила между полуночью и часом ночи.

– Кто был приглашен?

Мосне посчитал вопрос бестактным и ответил сухо:

– Вы должны догадываться, Плишанкур, что Нантье всех подряд не принимают. Среди гостей был министр Грандель (Присутствие министра в глазах комиссара затмевало всех остальных). Мы составили список приглашенных: все высокопоставленные, глубоко уважаемые люди.

– Можно предположить, что кто-то посторонний воспользовался приемом?

– Вы знаете, что мы не отклоняем никаких гипотез, но это кажется маловероятным… Никаких следов взлома… Выходит: в доме был сообщник.

– Значит…

Мосне вздохнул.

– …Значит, да! Мы, по-видимому, должны признать, что Жером Маниго был убит кем-то из гостей.

В установившейся тишине оба взвешивали значение только что произнесенного и все вытекающие из этого последствия.

– Вы должны понимать: чтобы вести следствие в среде, где каждый неверный шаг может стать непоправимой ошибкой, требуется отличный полицейский, умеющий ловко маневрировать. В противном случае это катастрофа как для меня, так и для вас.

– Для меня?

– Я назначаю вас вести расследование и прошу соблюдать максимальную осторожность.

– Благодарю за доверие, господин комиссар.

Ирония, прозвучавшая в его ответе, не ускользнула от Шарля Мосне, но он решил не заострять на этом внимания.

– В таком случае вам и карты в руки.

– Где тело?

– Перевезено в морг после предварительного осмотра. Я не хотел сразу за вами посылать, поскольку знаю, что вы любите работать спокойно, без суеты. Вам даже не потребуется встречаться с людьми из прокуратуры, роль посредника я беру на себя,

Плишанкур прекрасно понимал, что это означало: в случае успеха комиссар присвоит все заслуги себе, но если дело будет проиграно, подставит старшего офицера. Он поднялся со стула.

– С вашего разрешения, господин комиссар, приступаю к выполнению.

– Прошу вас.

– Кого я могу взять в помощники?

– Я освободил от всех обязанностей инспектора Жиреля, и он в полном вашем распоряжении.

Плишанкур скорчил гримасу, чем несказанно обрадовал Шарля Мосне.

– Я знаю, Плишанкур, о чем вы думаете, но Жирель сможет выполнять ту работу, которая только отнимет у вас время: допрос слуг, второстепенные расследования и т.п.

Комиссар умолчал о том, что инспектор Жирель внесет человеческую нотку в слишком жесткие методы Плишанкура.


Леон Жирель, красивый тридцатилетний парень, спортсмен, пышущий здоровьем и не обременяющий себя поисками смысла жизни, пришел на работу напевая, в хорошем настроении. Ведь над Анси сегодня сияло солнце, напоминающее ему солнце родной провинции. Он был родом из Марселя и никак не мог привыкнуть к климату Верхней Савойи. Главной его слабостью была любовь – неизменная любовь к самому себе и весьма переменчивая, когда дело касалось партнеров. Дело в том, что в среднем где-то раз в месяц он встречал женщину своей жизни. Именно это и произошло с ним вчера вечером в казино, и теперь голова его была занята новой победой, так что он не обратил внимания на то, что коллеги как-то странно на него смотрят.

– Здорово, ребята! Как дела?

Фредерик Домпьер, старший над инспекторами, пробубнил:

– У нас-то хорошо.

– Вот и здорово! У меня тоже! Жизнь прекрасна!

– Боюсь, Леон, как бы у тебя в скором времени не изменилось мнение на этот счет.

– Старик, с чего это оно должно измениться?

– А с того, что сегодня ночью прикончили одну из шишек.

– Не понимаю, почему это грустное известие должно поколебать мой оптимизм.

– Потому что тебя назначили на это дело.

– Меня?

– Тебя!

Жирель пожал плечами.

– Я так и думал, что каникулы долго не продлятся. Начальство не может себе позволить оставлять без дела самых талантливых полицейских. С кем я в команде?

Этого-то они и ждали.

– С Жозефом Плишанкуром.

– Нет, только не это!

– Это!

Леон, сраженный, опустился на стул, а коллеги по очереди к нему подходили дружески взъерошить волосы, пожать руку и выразить свои иронические соболезнования. Домпьер добил Жиреля, сообщив, что инспектор ждет его в кабинете.

Плишанкур презирал Жиреля, считая его воплощенной посредственностью. Он клеймил позором его образ жизни, которому в глубине души, возможно, завидовал. С возрастом Жозеф стал ярым женоненавистником, что было, видимо, тайным признанием в собственном одиночестве. Жирель в свою очередь считал шефа занудой, один вид которого нагонял тоску. Шеф встретил подчиненного почти агрессивно.

– Мне кажется, инспектор, вы имеете весьма слабое представление о том, когда должны являться на работу.

– Я… Я…

Плишанкур сухо оборвал:

– Нечего добавить. Надеюсь, что вы серьезнее отнесетесь к задаче, которую нам предстоит решить. Я полагаю, вы в курсе.

– Очень отдаленно.

– В таком случае вот первые документы, относящиеся к делу, мне их только что передали. Даю вам четверть часа на ознакомление. Необходимо, чтобы вы себе уяснили, в какой среде нам предстоит работать. И чтобы вы постарались… как бы это сказать?., постарались сделать над собой усилие в отношении вашего внешнего вида… короче, вы понимаете?…

– Как нельзя лучше, господин старший инспектор.

– Жду вас через четверть часа для поездки на виллу Нантье. Можете идти. Да, вот еще что… Если у вас останется время, зайдите домой переодеться. Боюсь, как бы ваша нежно-розовая рубашка, способная тронуть служаночек, не произвела противоположного впечатления у Нантье.

– Непременно, господин старший инспектор.

– Да, и если у вас есть менее броский галстук…

– Обязательно, господин старший инспектор. В общем, я должен одеться так же, как вы.

– Я не самая худшая модель.

– Не сомневаюсь, но боюсь, что оденься я, как вы, нас примут за агентов похоронного бюро.

– Оставьте такого рода шутки для кабаков.

– С вами, господин старший инспектор, у меня пропадет всякое желание шутить.


Жирель внимательно прочитал протокол, из которого узнал, что жертва была убита одним ударом и что на ноже, которым действовал преступник, отпечатки пальцев отсутствовали. Никаких признаков борьбы, дверь взломана не была и, вообще, появление убийцы в комнате, кажется, не взволновало Жерома Маниго. Сам собой напрашивался вывод: речь шла о ком-то из домашних. На этом первые свидетельства заканчивались. Можно было предаться сомнительному удовольствию вести основной допрос.

По приезде на виллу Жозеф Плишанкур начал с того, что расспросил дворецкого об обитателях дома. Он старательно записал все имена в черный блокнот, который уберет впоследствии в специальный ящик – туда он складывал все бумаги, относящиеся ко всем делам, которые когда-либо вел.

Сунув записную книжку в карман, Плишанкур попросил доложить о нем Нантье.

– Господина сейчас нет, он, как обычно, у себя в офисе. Но госпожа дома.

– Значит, я поговорю с госпожой Нантье. А вы в это время, пожалуйста, позаботьтесь о том, чтобы мой помощник мог допросить персонал.

– Хорошо. Прошу меня извинить, но я должен предупредить госпожу.

– Пожалуйста.

Дворецкий удалился, и Плишанкур не смог удержаться от замечания:

– Нечего сказать, только в старых семьях сохранились еще вышколенные слуги. На вашем месте я бы призадумался.

– Я не собираюсь делать карьеру дворецкого.

– У вас бы и не получилось.

Появление Эдуарда помешало Жирелю ответить.

– Прошу вас следовать за мной.

Дворецкий провел Плишанкура в гостиную.

Строгий вид Жозефа Плишанкура приятно удивил Генриетту Нантье. Особенно ей понравилось, что, здороваясь с ней, он поклонился.

– Присаживайтесь, инспектор, прошу вас.

Плишанкур опустился на край кресла, предназначенного явно для более важных особ.

– Благодарю вас, мадам… Я осмелюсь попросить вас облегчить мою неприятную и весьма деликатную задачу. Мое присутствие в подобном месте, хотя вызвано оно профессиональным долгом, само по себе уже неприлично, и я думаю, мадам, что вы и ваши родные желали бы избежать огласки. Для этого требуется лишь одно – сделать так, чтобы мне не пришлось искать нужные сведения вне стен вашего дома.

Такого понимания и столь почтительного отношения мадам Нантье не ожидала:

– Я тронута, инспектор. Я и не подозревала, что в полиции служат такие воспитанные люди… Задавайте любые вопросы, я отвечу на них абсолютно честно.

– В таком случае, мадам, соблаговолите рассказать мне о жертве.

– Дядя Жером, младший сын моего отца, то есть один из Маниго – я думаю, вам не надо представлять Маниго…

Плишанкур поднял к небу глаза, желая показать свое глубочайшее уважение к королю макаронных изделий, чем одержал окончательную победу над хозяйкой дома.

Она продолжила:

– Мой брат всегда был большим оригиналом, коммерция ему не была по душе… еще в молодости он проявил склонность – как бы это лучше выразиться? – склонность к накопительству. После смерти отца он продал свои акции, чтобы получить деньги наличными, и обратил их в бриллианты, которые хранил потом у себя в спальне.

– Они исчезли?

– Исчезли.

Батистовым платком Генриетта утерла слезу.

– Бедный дядя Жером! Он и не подозревал, что бриллианты будут стоить ему жизни… Он умер страшной смертью, правда, он всегда все делал не по-людски. Мы его приютили, так как он – назовем наконец вещи своими именами – совсем не имел друзей. Открыв перед ним двери нашего дома, мы не могли предполагать…

Она не смогла закончить и расплакалась самым деликатным и самым воспитанным образом.


Дворецкий недолюбливал полицейских, поэтому, показав Жирелю дверь офиса, возвратился к своим обязанностям. Если в доме совершено преступление, это не значит, что нужно все пустить на самотек, – так объяснил он инспектору свой поступок.

Офис был пуст, и Леон прошел в кухню, где хозяйничала Агата Вьельвинь. Марселец применил свой испытанный метод:

– Привет, голубушка. Хорош денек, а?

Оскорбленная богиня медленно повернулась и, пристально глядя на незнакомца, с отвращением спросила:

– Кто вы такой, молодой человек? И кто позволил вам войти?

– Но…

– Вам что, не объясняли, что, когда вы с кем-нибудь заговариваете, нужно снимать шляпу, тем более когда перед вами дама?

Инспектор живо снял фуражку, которую тут же снова надел, поскольку некуда было ее пристроить:

– Извините…

– А теперь скажите мне, кто позволил вам без разрешения войти ко мне на кухню?

Жирель занервничал.

– Между нами, голубушка, я посоветовал бы вам сменить тон, а то я рассержусь.

– Ну надо же! Господин рассердится!

Она сжала рукоятку своего ножа и решительно двинулась на врага.

– А ну-ка покажите мне, как это вы рассердитесь!

– Внимание! Еще один шаг, и вы надолго отправитесь отдыхать в тюрьму!

– В тюрьму?

– За покушение на полицейского, находящегося при исполнении служебных обязанностей. Я инспектор Жирель из Национальной Безопасности. Понятно, принцесса?

Агата положила нож на место.

– Что вам угодно?

– Чтобы вы рассказали о смерти Жерома Маниго.

– Я ничего не знаю. Дебора, вторая домработница, пришла и сообщила. Вот и все. Я даже в комнату не заглянула. Ненавижу мертвецов, тем более умерших такой смертью. А теперь оставьте меня в покое. Я и так из-за вас много времени потеряла.

– Эй, принцессочка, поспокойнее! Я здесь не ради собственного удовольствия, а по делам службы. Вы не любили этого Жерома?

– Нет.

– Почему?

– Это вас не касается.

– Очень даже касается! Отвечайте, а то я заберу вас в участок! Ну так как? Почему вы не любили Жерома?

– Потому что вообще все мужчины мне отвратительны. Однако это не повод их убивать, иначе вы давно бы уже отправились на тот свет.

– Нет, ради всего святого! За кого вы себя принимаете?!

Появление дворецкого положило конец их бесплодным пререканиям.

– Неприятности, мадам Агата?

– Да мальчишка этот пристал как банный лист! Он воображает, что может заставить меня сказать то, чего я говорить не намерена, – она пожала плечами и презрительно усмехнулась. – Сопляк еще!

Эдуард улыбнулся:

– Мадам Агата, я всегда знал, что вы очень мудрая женщина.

– Спасибо, господин Эдуард.

У Жиреля складывалось впечатление, что над ним просто-напросто издеваются, а он был не из тех, кто мог спокойно такое перенести. Он застучал ногами по полу, крича:

– Вы, оба! Прекратите вы или нет!? Я предупредил, что если будете продолжать в том же духе, то наживете серьезные неприятности!

Дворецкий, посмотрев на полицейского с плохо скрываемой неприязнью, высокомерно у него спросил:

– Это вы мне говорите?

– Вам и этой женщине, принимающей себя за королеву.

– Она в своем деле и есть королева.

Сердце Агаты растаяло.

– Спасибо, господин Эдуард.

Выведенный из себя, Леон продолжил еще грубее:

– Если вы надеетесь меня таким образом довести до ручки, то вы дали маху!

Эдуард заметил:

– Прошу меня извинить, но господин употребляет выражения, которые режут нам слух. Не правда ли, мадам Агата?

– Совершенно верно.

Жирель встал перед распорядителем.

– Что вы думаете об убийстве Жерома Маниго?

– Очень печальное событие.

– Ну а помимо этого, у вас имеются еще какие-нибудь соображения?

– Нет.

– Значит, одного из ваших хозяев убили, а вам все равно?

– Человек в моем положении не думает, он смотрит и молчит.

– Вы не имеете права молчать, когда речь идет о преступлении!

– Я сам себе судья в вопросах, что я имею право делать, а что нет. Смерть господина Жерома – несчастье, но она не может заставить меня нарушить мой долг слуги дома, слуги, который имеет перед другими преимущество – все видеть, но и обязательно – ничего не говорить.

– Значит, вы отказываетесь говорить?

– Я к этому не расположен.

– Ну, это мы еще посмотрим! А пока назовите мне вашу фамилию, имя и должность, и кухарка тоже. Или вы и к этому не расположены?


Когда Генриетта Нантье замолчала, Жозеф Плишанкур подытожил:

– Если я правильно все понял, то ваш муж – счастливый деловой человек, чья порядочность может быть примером для других. Мадемуазель Маниго принадлежит к разряду пожилых дам, которые в хороших семьях являются хранительницами традиций. Вашей дочерью могла бы гордиться любая мать. Ваш сын – Жан-Жак – личность прямолинейная, немного избалованная, чем объясняется то, что он до сих пор не решился начать серьезно работать, в чем ему подражает сестрин муж – Патрик Гюнье. Последний – тем не менее зять, о котором мечтает каждая теща. Ваш брат Жером был философом, тихим и мирным, ни о чем не подозревающим и ни с кем не общающимся. Добавлю, что дворецкий давно уже у вас на службе и вне всяких подозрений, как и кухарка. Вы можете поручиться за честность домработниц и утверждаете, что амбиции шофера не выходят за пределы гаража.

– Вы прекрасно все поняли.

– Я не сомневаюсь, только…

– Что только?

– Имеется одно «но»!

– Одно «но»? Какое «но»?

– Вы ошибаетесь в одном из тех, кого только что расхвалили.

– Правда? И почему же?

– Потому что Жером Маниго был убит, мотивом преступления явилась кража, и преступник – кто-то из домочадцев.


Закончив с Эдуардом и Агатой, Жирель попросил их выйти и приказал дворецкому прислать к нему первую горничную. Агата не без скрипа выполнила требование полицейского.

– Никогда не думала, что доживу до такого! Какой-то сопливый мальчишка выгоняет меня из моей кухни! Мир и в самом деле перевернулся! Господин Эдуард, по-вашему, он имеет на это право?

– Боюсь, что да, мадам Агата.

– А по-моему, это превышение власти.

– Время такое, мадам Агата. Не требуется хороших манер, чтобы поступить на службу в правоохранительные органы.

– А мое рагу?

– Простите?

– У меня на плите рагу! И если я его выключу, то все испорчу.

– Тем хуже для рагу, мадам Агата. Кажется, правосудию не угодно, чтобы у вас сегодня удалось рагу.

Кухарка обругала полицию последними словами, после чего сняла кастрюлю с огня и удалилась в сопровождении дворецкого.

Жирель не успел толком переварить все оскорбления, которые ему пришлось выслушать в свой адрес, но настроение его резко улучшилось, когда он увидел Монику. Он тут же решил, что она девушка красивая и не без блеска в глазах.

– Мадемуазель, прежде всего вы должны мне ответить на следующий вопрос: у вас такой же гнусный характер, как у дворецкого и кухарки?

Она рассмеялась.

– Это вам судить.

– Вы готовы к сотрудничеству?

Моника схитрила:

– Смотря что вы под этим подразумеваете.

Полицейский, как известно, был юноша увлекающийся и тут же воспылал:

– Как вас зовут, зайка?

– Моника.

– Моника! Прелестное имя! Моника?…

– Люзене.

– А сколько же вам лет, очаровательная Моника?

– Двадцать девять.

– Чудесный возраст!

– Вы так думаете?

– Глядя на вас, я в этом уверен. Возраст, когда женщина расцветает, как бутон, обещающий цветок…

– А вы поэт.

Инспектор выгнул грудь колесом и разгладил галстук. Очередная покорная жертва была у него в руках.

– Солнце мое, у такой умницы, как вы, непременно должно быть хоть маленькое соображение по поводу убийства.

– Да нет же. Я только считаю, что все это отвратительно.

– Да ну! А что вы думаете о Жероме Маниго?

– Невозможный скряга. И к тому же руки загребущие, – вы понимаете, что я хочу сказать?

– Объяснять не надо.

– Тем более при таком богатстве, какое имел он со своими бриллиантами, уж и подавно стыдно жадничать!

– А вы их видели?

– Да… Он даже хотел мне подарить один из них, если бы я согласилась… Вы понимаете?

– И вы, разумеется, не согласились?

– Я люблю бриллианты, но не такой ценой.

– Это делает вам честь, малышка. Когда вы видели Жерома Маниго в последний раз?

– Вчера вечером, во время приема, я принесла ему чашку чая.

– Он не показался вам странным?

– Нет.

– А нож?

– Бумагорсз, которым он обычно пользовался.

– Вы кого-нибудь подозреваете?

– Единственное, в чем я уверена, что убийца не из наших.

– Почему вы так считаете?

– Потому что… потому что это невозможно!

– К несчастью, это вполне вероятно. Вам уже говорили, что вы красивы?

– И не один раз.

– Вы свободны сегодня вечером?

– Да.

– Хотите пойти в кино?

– Думаю, да.

– Я вас приглашаю.

– Нужно только у Поля спросить.

– Кто такой Поль?

– Мой жених.

– А?… Ну ладно, не будем тратить время на болтовню.

– Но вы же сами…

– Достаточно, Люзене. Попрошу вас выйти и позвать ко мне вашу коллегу.


Генриетта Нантье разочаровалась в Жозефе Плишанкуре после того, как последний попытался убедить ее, что преступник – кто-то из домашних. Она спросила:

– Я думаю, у вас больше нет вопросов?

– Пока нет. Кто из ваших родственников сейчас дома?

– Моя дочь и кузина.

– Я могу их увидеть?

– Конечно, только не понимаю, что нового вы сможете у них узнать.

– Мне виднее.

Теперь Генриетта уже ругала себя за то, что приняла за светского человека этого мужлана, намеревающегося вести следствие у Нантье так, словно он имел дело с какими-нибудь Дюпонами. Она решила намекнуть на это префекту, а пока вызвала распорядителя.

– Эдуард, спросите у мадемуазель Армандины, может ли она принять инспектора.


Моника вышла из офиса, виляя задом, а Жирель был очень чувствителен к такого рода телодвижениям. Настроение его испортилось донельзя. Он ощущал себя полным идиотом среди этих людей, где каждый словно из кожи вон готов был вылезти, лишь бы доказать ему его неполноценность. Но при появлении Деборы злость его растаяла, как снег на солнце. Красота девушки потрясла его, а ее строгий вид – парализовал. Настоящая женщина! Леон задрожал. Дебора не походила ни на одну из тех, над кем он до сих пор одерживал слишком легкие победы. Он оробел.

– Здравствуйте, мадемуазель.

– Здравствуйте.

– Как вас зовут?

– Дебора Пьюсергуи.

– Сколько вам лет?

– Двадцать два.

– Надеюсь, вы меня не боитесь?

– Нет, тот, кто идет вместе с Богом, ничего не боится.

– А? – полицейский не сразу пришел в себя. – Вы… Вы не здешняя, не правда ли?

– Я приехала из Севен.

Инспектор догадался, что к этой нужен особый подход.

– Вы знаете, почему я здесь?

– Из-за смерти господина Жерома.

– Правильно, и что вы о нем думаете?

– Он был из тех, о ком пророк Исайя сказал: «Беззакония ваши произвели разделение между вами и Богом вашим, и грехи ваши отвращают лицо Его от вас».

– То есть, вы не очень уважали покойного?

– Он был грешник. Он считал, что за деньги можно купить все. Господь жестоко покарал его.

– Понимаю. А на чем основано ваше мнение?

Девушка рассказала Жирелю о намеках дяди Жерома, после чего заключила:

– Тот, кто живет несправедливо и развратничает, не должен рассчитывать на Божью милость.

– Безусловно… Вы помолвлены?

– Я?… Нет.

– Вот и хорошо!

– Что?

– То есть я хотел сказать… В общем, неважно… Вы мне очень нравитесь, Дебора.

Она сурово на него посмотрела.

– Будьте осторожны, господин инспектор!

– С чем?

– Со словами.

– Не понимаю.

– Если вы мне скажете что-нибудь непристойное, я буду вынуждена вас ударить, а мне бы этого не хотелось.

Наверное, так должно было случиться, что с самого утра инспектора Жиреля преследовала неприятность за неприятностью. Обычно, когда он появлялся в каком-нибудь обществе, что-то подобное робкому благоговению сопровождало каждое его действие. Здесь же его не только ни во что не ставили, но ко всему прочему красивая девушка говорила ему, что если он захочет за ней немного поухаживать, она его поколотит. Когда у вас в груди бьется сердце Дон-Жуана, вы очень тщеславны. Эта прекрасная брюнетка с голубыми глазами слишком много на себя берет! Надо ей спеси поубавить! До сегодняшнего дня девушки, попав в объятия полицейского, отнюдь не жаловались! Чем эта отличается?! И в конце концов она всего лишь домработница!

– Вы действительно меня ударите?

– Действительно.

– Спорим, что нет!

Он протянул к ней руку, но удар Деборы взорвался у него под левым глазом, и полицейский оказался на полу, плохо понимая, что с ним произошло.

Жирель не успел очухаться, а главный уже входил в офис.

– Это еще что такое?

Леон посмотрел на шефа, – синяк под левым глазом не оставлял сомнений в его происхождении. Плишанкур удивленно воскликнул:

– Вас побили? Кто осмелился поднять руку на инспектора Национальной Безопасности?

– Я.

Жозеф обернулся на голос девушки.

– Вы?!… Но… Но почему?

– Он хотел меня поцеловать.

– А!… И чем вы его побили?

– Кулаком.

– Кула… Жирель, вам должно быть стыдно!

Жирель, который к тому времени уже успел подняться и закрывал носовым платком заплывший глаз, готов был сквозь землю провалиться.

– Я думаю… Короче, это недоразумение…

– Мне так не кажется, инспектор, и по поводу вашей специфической манеры вести допрос вам предстоит объясниться с комиссаром Мосне.

Плишанкур посмотрел на Дебору.

– Вы очень сильная и, судя по тому, как вы поступили с моим помощником, очень щепетильны в вопросах чести. Только мне пришла в голову одна мысль… Когда вы видели в последний раз Жерома Маниго?

– Вчера вечером, около полуночи. Он не мог уснуть и попросил принести ему аспирин?

– Он вел себя с вами… неподобающим образом?

– Вчера нет.

– А что, раньше?…

Дебора принялась рассказывать свою историю, но Плишанкур не дал ей закончить.

– А я говорю, что и вчера он к вам приставал. Он вас схватил, а вы, защищаясь, взяли первое, что попалось вам под руку, и ударили. Так случилось, что этим первым попавшимся был нож. Разве не так?

Абсолютно не смутившись, Дебора спокойно ответила:

– У вас странные мысли… и потом… Вы знаете, мне не требуется оружия, для того чтобы защитить себя от старика. Вот спросите у господина…

Жирель опустил голову. Плишанкур бросил:

– Вот видите, в какое положение вы сами себя поставили! – И обратился к распорядителю – последний только что появился и, узнав о происшедшем, про себя порадовался. – Вы мне кажетесь самым здравомыслящим человеком в этом доме. Здесь все как будто специально скрывают от меня преступника, причем напрасно, потому что я все равно узнаю, кто он. Преступником является человек, которому было известно, что в эту ночь должен состояться прием. Человек, для которого не было секретом, что Жером Маниго хранит у себя в комнате шкатулку с драгоценностями. Значит, это кто-то из тех, кто здесь живет. Вы так не считаете?

– Я не полицейский.

– Эта крепкая вспыльчивая девушка – кстати, она сами призналась, что видела бриллианты, – подозреваемая номер один. Имеется и другая девушка, но она в доме уже давно, и у нее были тысячи возможностей совершить кражу… Кухарка уже в том возрасте, когда подобного рода подвиги становятся малопривлекательными. По той же причине, простите, я меньше подозреваю вас, господин Эдуард. Получается, что если эта мадемуазель невиновна, убийцу надо искать среди членов семьи, а эта мысль сама по себе уже кажется мне чудовищной.

Не теряя хладнокровия, Дебора заметила:

– Вы разве забыли об истории с Сюзанной?

Плишанкур и Жирель непонимающе переглянулись. У Эдуарда засосало под ложечкой при мысли о том, что эта маленькая дура, чтобы спасти собственную шкуру, выложит сейчас один из секретов семейства Нантье. Ему сделалось дурно, а Дебора продолжила:

– Сюзанна, красивая иудейка, принимала ванну в тени деревьев и, думая, что ее никто не видит, обнажилась. Она не знала, что двое старых развратников подглядывали за ней, а они, воспользовавшись ее смущением, обратились к ней с бесчестными предложениями. Она их прогнала, и они, дабы отомстить, пошли повсюду рассказывать грязные истории о добродетельной женщине. Она была бы приговорена, если бы не юный Даниил, он все видел и пришел высказаться в ее защиту. Старых негодяев забросали камнями.

Жирель, догадавшись, что малышка снова принялась за библейские истории, перестал слушать. Плишанкур слушал и спрашивал себя: уж не издевается ли эта девушка над старшим инспектором Национальной Безопасности? Дворецкий, понявший, что речь идет о другой Сюзанне, с облегчением вздохнул. Наконец Плишанкур вмешался:

– Я не сомневаюсь в том, что вы хорошо знаете Новый Завет, только не вижу…

Дебора не дала ему договорить.

– Вы не задумывались над тем, что бы произошло, если бы юного Даниила там не оказалось? Общество приговорило бы Сюзанну… И тогда в ее сердце, может, вспыхнуло бы желание отомстить. А молодые люди нередко ведут себя подобно тем старикам… Не правда ли, господин Эдуард?

Эдуард утвердительно кивнул головой.

– А разве не лучший способ отомстить – взять и украсть шкатулку с драгоценностями? На эти средства она могла бы безбедно прожить до самой смерти. Не сердитесь, господин Эдуард, но вчера вечером, когда я поднялась отнести аспирин господину Жерому, я встретила Сюзанну. Она выходила из его комнаты.

– Но кто ее впустил?

– Не знаю. Может быть, у нее остался ключ?

Инспектор решил вмешаться и заискивающе спросил:

– Не сочтите за невежливость, но могу я узнать, кто такая эта Сюзанна?

4

В половине двенадцатого Жозеф Плишанкур, покидая виллу, приказал дворецкому подготовить комнату, в которой он мог бы поочередно допросить всех членов семьи Нантье. Он также поручил Эдуарду предупредить их о том, чтобы они никуда не уезжали без его разрешения. В противном случае он будет вынужден вызвать их к себе в комиссариат, что привлечет внимание прессы, и дело получит нежелательную окраску. Распорядитель пообещал со всей ответственностью выполнить поручение.

Во время обеденного перерыва Плишанкур, в глубине души человек добрый, пригласил своего помощника в ресторан и воспользовался этим, чтобы прочитать ему мораль.

– Жирель, вам нужно жениться.

– Никогда не смогу…

– Почему?

– Потому что я их всех люблю и если выберу какую-нибудь одну, то мне сразу станет жалко остальных.

– А вы… вы не могли бы себя изменить?

– Разве можно изменить натуру?

– В таком случае, Жирель, преступники, которых мы задерживаем, могут нам сказать то же самое. Вы говорите, что не в силах отказаться от женщин, а кто-нибудь другой – от воровства, от убийства и т.д. Я вами недоволен, инспектор.

– Сожалею.

Плишанкур допил свой стакан «Апромонта», поставил его, вытер губы и, как бы невзначай, заметил:

– Красивая девушка эта крошка, что не перестает цитировать Библию. Такая чистая, искренняя… Так не похожа на тех, кого нам обычно приходится допрашивать… Вы об этом не задумывались?

– Еще как задумывался. Это уж точно, что красивая. А глаза какие! Вы видели ее глаза?

– Вам, по-моему, хотелось разглядеть их вблизи.

– Это выше моих сил, шеф! У меня темперамент отца… Я родился в хижине в бухте Сормиу. Солнце, морс и любовь сопровождали мое появление на свет. Мой бедняга-отец бегал за каждой юбкой!

– А что же мать?

– Ничего… Она довольствовалась тем, что пыталась его догнать.

– Ну и как, удачно?

– Не всегда… Но он всегда возвращался… Теперь они мирно доживают в своей хижине, которую переделали в маленький коттедж. И отец лишь провожает девушек взглядом.

– Вы должны последовать его примеру, инспектор… Я еду на виллу, а вы наведите справки о финансах Натье. Расспросите тех, кто их хорошо знает и не прочь посплетничать, повидайтесь с директором банка. Поинтересуйтесь, какими кредитами пользуется Жорж Нантье, разузнайте поподробней, что за клуб возглавляет Патрик Гюнье. Надеюсь, сегодня к вечеру вы сможете составить примерную картину положения вещей. Я буду ждать вас с докладом в комиссариате.

– Хорошо, шеф.

– И, пожалуйста, не заглядывайте по дороге на женщин.

– А если они сами станут на меня смотреть?

– Приказываю вам отводить глаза.

Первым делом Жозеф Плишанкур решил подробнейшим образом расспросить персонал виллы о Сюзанне Нанто, вокруг которой сгущались подозрения. Дворецкий уныло рассказал о любовных похождениях Сюзанны, которую, кроме него, на вилле видела одна Дебора. Он подчеркнул, что бедняжка очень изменилась: покидала дом, как побитая кошка, а вернулась, причем тайком, совсем другой, невиданно высокомерной. Во время приема к дяде Жерому поднимались только Дебора и Моника. Ни у него, Эдуарда, ни у кухарки Агаты не было в том никакой надобности.

Пока старший инспектор разбирался со слугами, Натье, которым Эдуард передал приказ Плишанкура, собрались в гостиной. Несмотря на единодушное недовольство, никто из них не осмелился ослушаться.

Генриетта Нантье агитировала собравшихся пожаловаться префекту на хамство полицейских, обнаглевших до подозрения кого-то из членов их семьи в убийстве. Ее муж ответил, что у префекта есть дела поважнее, чем выслушивать ее жалобы. Жан-Жак и Патрик высказались за то, что всем им необходимо оказать максимальную помощь следствию, чтобы побыстрее от него избавиться. Ирена промолчала, мнения Армандины просто никто не спросил. Наконец Жорж подвел итог:

– Чудовищная смерть дяди Жерома – несчастье и позор для всех нас, ведь исчезла шкатулка с драгоценностями. Я не знаю, оставил ли дядя завещание, но в любом случае у нас украли наше состояние. Поэтому мы должны помочь полицейским найти убийцу и, главное, вернуть наши бриллианты.

С такой точной зрения все были согласны, но Ирена Гюнье заметила:

– Папа, ты упустил маленькую деталь.

– Какую?

– Полицейские уверены в том, что убийца – один из нас.

– Им не хочется утруждать себя поисками по всему городу.

– Однако, папа, ты же понимаешь, что посторонний не мог проникнуть в дом незаметно.

В разговор вступила мать:

– Ты ошибаешься, Ирена, кто-то сумел войти… кого-то встретил на лестнице Эдуард, кого-то Дебора видела выходящим из комнаты дяди Жерома.

Слова Генриетты вызвали возгласы удивления:

– И ты нам ничего не сказала!

– Этим кем-то была Сюзанна Нанто.

Воцарилась полная тишина, которую нарушил глухой голос Ирены:

– Значит, мы с ней еще не закончили.

Все почувствовали себя ужасно неловко. Они ведь надеялись, что навсегда покончено с вопросом: кто же отец ребенка Сюзанны Нанто? К кому она приходила? Кто ее впустил?

Ирена подозревала, что виновным окажется ее муж, Генриетта боялась услышать имя сына, а иногда ей приходило в голову, что весельчак Жорж, ее супруг, дамский угодник, о чем ее периодически информировали добрые подружки, может быть при частей к делу. Она взяла слово:

– Полиция непременно докопается до этой грязной истории. Прошло время, когда мы могли плакаться и обвинять неизвестно кого. В доме находится мужчина, который сегодня лучше, чем когда-либо, должен видеть последствия содеянного им. Как бы тяжело это ни было, но я прошу его признаться для того, чтобы все вместе мы могли придумать выход из положения, в которое он себя и нас поставил. Поэтому от имени всей семьи я спрашиваю: зачем приходила Сюзанна? Чего она хочет?

Ирена простонала:

– Я же предупреждала, что это безумие – давать ей деньги и устраивать в монастырь! Тем самым вы ей дали повод…

– Дочка, но ведь она была права.

– И что из этого? Вы что, хотите скандала?! Хотите всех нас подставить из-за какой-то Сюзанны Нанто?!

– Ты, кажется, забыла, Ирена, что кого-то Сюзанна очень даже интересовала, так интересовала, что он сделал ее своей любовницей!

– Вечно ты скажешь! Забыла! Да я только об этом и думаю!

Вошел дворецкий с сообщением, что старший инспектор ожидает господина Нантье в кабинете, и тем самым положил конец этому невыносимому для них разговору.

Беседа Плишанкура с господином Нантье продолжалась недолго. Последний ничего не знал. Его отношения с жертвой не выходили за рамки приличия, и он предоставил несколько грубоватому брату своей жены право жить в свое удовольствие. Он никогда не просил Жерома Маниго о помощи, и на то имелись две причины: во-первых, покойный никогда никому не помогал, а во-вторых, дела господина Нантье процветали, и он не нуждался ни в чьей поддержке. Он признал также, что, узнав о злоключениях Сюзанны Нанто, сделал все возможное, чтобы избежать огласки. Полицейский, поблагодарив Нантье, отпустил его. Не затянулась и встреча Плишанкура с супругой Жоржа. Он лишь упрекнул хозяйку дома в том, что она утаила от него историю с Сюзанной, на что мадам Нантье нашла достойное оправдание:

– Вы должны принять во внимание, инспектор, что эта история представляла и представляет для нас некоторую угрозу.

– То есть?

– Эта девушка имеет возможность нас шантажировать. А иначе зачем она сбежала из монастыря, где находилась в полной безопасности?

– Как долго?

– Простите?

– Как долго она могла чувствовать себя там в полной безопасности? Она ведь все-таки жертва. Разве нет?

– Я не думаю, что ее изнасиловали.

– А я не думаю, чтобы дело было лишь в этом. Мадам Нантье, как получилось, что вам до сих пор неизвестно, кто является отцом ребенка Сюзанны Нанто?

– Наверное, я просто боюсь узнать правду.

– Господи, если виновен ваш сын, – это банальная история. А если ваш зять, то дело несколько хуже…

– Жан-Жак и Патрик не единственные мужчины в доме.

Полицейский удивился:

– Вы думаете – господин Нантье?

– Лучше уж я вам сама скажу, все равно ведь узнаете. Мой муж еще не очень стар… и поэтому я не очень-то стремлюсь докопаться до истины…

В поведении мадам Нантье присутствовало благородство, полностью отсутствующее у ее дочери, мадам Гюнье. Та обругала Сюзанну последними словами, назвав ее бесстыжей девкой, заранее все подстроившей, и так далее.

Плишанкур дал ей выговориться и спросил:

– Считаете ли вы, что виновен ваш муж?

– Я не знаю.

– Или не хотите знать?

– Я предпочитаю неизвестность. Вы что, не можете этого понять?

– Очень даже могу, но это ни в косм случае вас не оправдывает.

Несчастная Ирена Гюнье, некрасивая, истеричная, неумная, вряд ли могла к себе расположить, в то время как Армандина, напротив, всем своим видом вызывала симпатию. Это была старая дева, чистенькая, услужливая, незаметная, каких часто встречаешь в хороших семьях. Она принадлежала к поколению дамочек, считавших постыдным зарабатывать на жизнь своим трудом. Войны швырнули ее в мир, где она оказалась совершенно беспомощной и была вынуждена жить из милости, став чем-то вроде привилегированной служанки, которой доверяли следить за домом, когда все уходили, или играть роль сиделки, если кто-нибудь заболевал.

– Мадемуазель Армандина, что вы думаете о Жероме Маниго?

– Несчастный человек. Он посвятил свою жизнь камням. Он их обожал, и я уверена: живи он где-нибудь в другом месте, он опустился бы, экономил бы на всем, лишь бы сохранить свои бриллианты.

– Вы с ним ладили?

– Думаю, я была единственной, к кому он более-менее доброжелательно относился… Хотя, правду сказать, – он мало обращал на меня внимания, как и все здесь…

Что-то горькое было в последних ее словах. Констатация факта.

– А Сюзанна Нанто?

– Бедное дитя.

– А ваши кузины, мадам Нантье и мадам Гюнье, особенно последняя, утверждают, что она хотела заработать на том, что раньше принято было называть честью.

– Они ошибаются… Я уверена, что они ошибаются. Я часто болтаю с домработницами, – она как будто извинялась. – Вы знаете, мне ведь особенно не с кем разговаривать. Домашние меня не замечают. Сюзанна была доброй девушкой, очень смышленой, немного наивной и чересчур доверчивой.

– Значит, для ее соблазнителя не может быть никакого оправдания?

Она замялась.

– Мне трудно судить, господин инспектор. Ведь речь идет о юношах, которых я люблю… Правда, если вам по милости судьбы выпала слишком легкая жизнь, вы менее, чем кто-либо другой, имеете право на некоторые поступки.

– И вы не знаете, кто отец ребенка?

– Нет. Вы же не думаете, что меня посвящают в такие вещи?

– Но, по-вашему, им может быть либо Жан-Жак Нантье, либо Патрик Гюнье?

– Безусловно.

– А господин Нантье?

Она казалась удивленной.

– Жорж? Для меня не секрет, что он ветреник, но гоняться за горничными, тем более такими молоденькими…

– Возможно ли, что Жером Маниго был убит Сюзанной Нанто?

– Боже мой! Зачем ей это?

– А почему она отказывается назвать своего любовника?

– Не знаю. По-моему, проще всего спросить об этом у нее.

– Именно это я и собираюсь сделать. Где ее можно найти?

– Понятия не имею. Я ее не видела с тех пор, как она покинула виллу и отправилась в монастырь.

– Она наверняка прячется в какой-нибудь дешевой гостинице. Попрошу навести справки по меблированным комнатам.

Армандина удалилась, и Плишанкур приготовился к встрече с более серьезными противниками: Жан-Жаком Нантье и Патриком Гюнье. Первым явился сын Генриетты и Жоржа. Он старался выглядеть непринужденным, но в глазах его была тревога.

– В ходе следствия я натолкнулся на историю Сюзанны Нанто, и хотя я пока не могу сказать, какое отношение имеет она к данному делу, но попрошу вас быть откровенным: признайтесь, это вы ее соблазнили?

– Буду откровенен – нет.

– Не стану от вас скрывать, что завтра я допрошу девушку и мне станет известно, зачем она приходила и кто ее любовник.

– Очень хорошо. Начнутся сплетни, но зато мы раз и навсегда покончим с унизительными подозрениями.

– Великолепно! И вы не имеете ни малейшего понятия о том, чьим же мимолетным увлечением была Сюзанна?

– Скажем, у меня есть свои соображения на этот счет, но я предпочту держать их при себе.

– Как вам будет угодно. Вернемся к смерти дяди Жерома. Вы и тут кого-нибудь подозреваете?

– Абсолютно никого.

– Совершенно ясно, что мотивом преступления была кража.

– Я тоже так думаю.

– Кто, по-вашему, посягал на богатства дяди Жерома?

– Не знаю. Точнее, не думаю, чтобы кто-то из наших был способен на убийство.

– Если бы Жером Маниго мог говорить, он бы с вами согласился.

– Убийцей мог быть и чужак.

– Вы это серьезно?

– Нет, – ответил Жан-Жак после минутного колебания.

– А где вы работаете?

– Да нигде, в сущности.

– Ну а все-таки.

– Теоретически я помогаю отцу. Только я свои способности знаю и думаю, что мое присутствие на заводе приносит больше вреда, чем пользы. Поэтому провожу время по-другому.

– Как именно?

– Представьте себе, в семье не без урода. Я трачу деньги, которые отец в поте лица зарабатывает. Я больше известен в кругу водных лыжников, чем среди производителей макаронных изделий. Наконец, некоторые очаровательные женщины жаждут моего общества и скрашивают мое одиночество.

– И дорого они вам обходятся?

– Не настолько, чтобы я стал убивать собственного дядю.

– Благодарю вас.

Патрик вслед за своим приятелем тоже принял развязный вид.

– Господин Гюнье, это вас приходила навестить Сюзанна Нанто?

– Нет, не меня.

– Следовательно, вы не были ее любовником?

– Нет, не был.

– И вы не знаете, кто он?

– Догадываюсь.

– А со мной не поделитесь?

– А с вами не поделюсь.

– Хорошо, опустим это… На что вы живете?

– У меня есть свое предприятие, дела на котором идут неплохо. И потом, жена подарила мне недурное приданое! Вас это шокирует?

Плишанкур пожал плечами.

– Если бы я был таким чувствительным, то не работал бы в полиции. Ходят слухи, что вы завсегдатай всевозможного рода веселых заведений.

– Вы видели мою жену и знакомы с ее родителями, а значит, вас не особенно удивит, что время от времени я испытываю потребность сменить обстановку.

– В каких отношениях вы были с Жеромом Маниго?

– Не сказать, чтобы мы друг в друге души не чаяли, но жили мирно. Добавлю, что я один из немногих, кому он не показывал своих бриллиантов.

– Вы кого-нибудь подозреваете?

– Нет.

– Не очень-то вы мне помогли…

– Весьма сожалею. Может быть, вы пошли по ложному следу, взяв на подозрение только членов клана Нантье?

– Что?

– Ведь еще и слуги имеются, они тоже знали, что дядя Жером хранит у себя в комнате целое состояние.

– Смею вас заверить, что я об этом задумывался. Но вряд ли можно заподозрить дворецкого или кухарку.

– Абсолютно верно.

– Остаются домработницы. Мы как раз сейчас занимаемся тем, что собираем о них сведения, вычисляем круг их знакомых. Но не скрою, они вызывают у меня скорее симпатию, особенно Дебора Пьюсергуи, появившаяся в доме как раз накануне преступления. Расчет или случайность? Надеюсь, я вскоре смогу ответить на этот вопрос.

Никто из прислуги не знал, где могла скрываться Сюзанна Нанто, и семья Нантье, собранная в последний раз инспектором в гостиной (отсутствовал только хозяин дома), ничего не сумела сказать по этому поводу. Каждый из них поклялся, что не открывал дверь посторонним. Это не понравилось Плишанкуру, он вспылил:

– Я подозреваю неуместный в данной ситуации заговор с целью помешать мне найти ключ к загадке, но я все равно его найду. Все это делается для того, чтобы избежать огласки, кстати, из-за ваших недомолвок, а точнее – из-за лжи (не отпирайтесь, вы прекрасно знаете, что один из вас врет) огласка эта примет грандиозные масштабы, поскольку мы вынуждены будем действовать, не принимая никаких мер предосторожности. Прошу вас хорошенько об этом подумать, а я вернусь завтра утром. До свидания, дамы и господа.

Жозеф Плишанкур, человек хотя и злой, но честный, испытывал отвращение к этим жалким буржуа, перед лицом опасности прячущим голову в песок. В силу своего пуританского воспитания и холостяцких привычек он не мог пожалеть такую девушку, как Сюзанна Нанто, но когда он понял, чего стоят остальные – хотя бы эта Ирена Гюнье, жестокая эгоистка, готовая на все, лишь бы спасти фальшивую благопристойность своего семейного очага, – Жозеф стал почти защитником слишком доверчивой крошки – горничной. Чтобы немного себя успокоить, Плишанкур, покинув виллу Нантье, поднялся по Бульвару Альбини до авеню Святого Бернарда, повернул налево и по дорожке вдоль озера добрел до Моста Влюбленных, а перейдя его, присел отдохнуть на скамейке в городском саду. Старший инспектор особым умом не блистал, но, несмотря на внешнюю угрюмость, изо всех сил старался понять чужие слабости, особенно если эти слабости были ему абсолютно чужды. У Нантье в жизни, очевидно, была только одна задача – сохранить благопристойность, и они делали вид, что не слышат криков, раздающихся внутри их семейной цитадели. Теперь, когда он допросил их всех, Плишанкур знал, что Генриетта измучена непрекращающимися изменами мужа, что супруг ее задыхается в стенах своего дома, что сын ее, сознавая свою собственную ничтожность, ищет незатейливых развлечений, которые самому ему противны; что дочь ее мучается из-за безразличия мужа, который женился на ней только ради денег, что зять ее – типичный паразит. Мадемуазель Армандине, что бы она там ни говорила, тоже не слишком весело довольствоваться своей добродетелью и жить из милости у родственников. Самым счастливым, может быть, был Жером Маниго, которому драгоценности заменили весь мир… А его убили, чтобы присвоить эти бриллианты. Что до прислуги, то Эдуард и Агата со временем стали чем-то вроде отростков на стволе родословного древа семьи Нантье и разделяли с ними их печали и радости. Две молоденькие девушки требовали особенно пристального внимания: опыт подсказывал Жозефу, что они находятся в том возрасте, когда дурные влияния наиболее опасны.

Полицейский не питал никаких иллюзий насчет собственной участи. Если ему даже и удастся приоткрыть тайну смерти Жерома Маниго, то почестей он не дождется, в противном же случае на него возложат всю ответственность за крушение старой савойской семьи и никогда не простят провала. Но Плишанкур слишком долго проработал в полиции, чтобы претендовать на какие-либо почести, ему было достаточно испытать чувство удовлетворения от выполненного долга.


По приходе в Управление Безопасности старший инспектор сразу связался со специальным отделом и попросил выяснить, где скрывается Сюзанна Нанто. Затем он прошел к себе в кабинет. Леон Жирель его уже ждал там. Пылкий инспектор сразу приступил к докладу:

– Шеф, нелегко было заставить говорить людей. Поэтому сведения у меня очень поверхностные, а навести более подробные справки просто не хватило времени.

– Давайте, инспектор, я вас слушаю.

– Значит, так. Что касается мадам Нантье, то тут сказать нечего. Набожная особа. Регулярно ходит в церковь, что на Почтовой улице, причем туда и обратно пешком. При ней всегда мадемуазель Маниго, на нее вообще никто пожаловаться не может. О ее существовании вспоминают, поскольку видят на службе, а в остальное время никто даже не почешется, чтобы узнать, жива она или нет. Покойный Маниго: на все лады обсуждается его жадность и страсть к бриллиантам. Все в один голос признают, причем не без злорадства, что он заслужил свою участь. Еще можно добавить, что из дома он практически не выходил, дрожа за свое богатство, и каждый раз запирался в спальне, когда на вилле появлялся посторонний.

– Негусто, Жирель.

– Перехожу к самому интересному. Представьте себе, что Жорж Нантье далеко не купается в золоте, как сам о себе рассказывает, а находится на грани полной финансовой катастрофы!

– Не может быть!

– Может! Банки ликвидировали все его кредиты, и он должен выплатить им двадцать миллионов старых франков в восьмидневный срок. Похоже, что сделать ему это будет трудновато. Начало конца, а?

– А я-то думал, что Биржа поддерживает макаронные изделия Маниго!

– Поддерживает, но Маниго рискует потерять большую часть акций на следующей неделе: или он отдаст свою долю и станет директором на зарплате, откуда его не замедлят выгнать за неспособность управлять делом, или прогорит.

– И как он до этого дошел?

– Красивая жизнь, шикарные любовницы. Короче говоря, папаша выбрал путь, на который за ним последовал и сын. Он весь в долгах, Жан-Жак Нантье. Он кругом должен. Повыписывал чеков во всех развлекательных заведениях города и, говорят, на той неделе проиграл миллион старых франков, а счастливый победитель дал ему восемь дней на то, чтобы выкрутиться, так как Жан-Жак имел неосторожность подписать необеспеченный чек.

– Чем дальше, тем лучше.

– Ну а Патрик Гюнье жениному брату во всем подражает и со дня на день потеряет свою строительную контору: если не заплатит за два года аренды, а сумма-то кругленькая – побольше двух миллионов опять-таки старых франков.

– То есть все члены клана Нантье пребывают в критическом финансовом положении.

– Я бы сказал – в безнадежном.

– Значит, всем троим бриллианты дядюшки Маниго могли прийтись как нельзя кстати. Это, естественно, меняет дело, и нам придется потрясти господ более серьезным образом.

– А что там Сюзанна Нанто?

– Я приказал в кратчайшие сроки ее найти и привести ко мне. Но внимание, Жирель! Мы не должны слишком увлекаться этой грязной историей. Перед нами две задачи, которые ничего общего между собой не имеют, кроме только… кроме только денег… Обольститель Сюзанны мог обокрасть дядюшку Жерома для того, чтобы таким образом купить молчание своей любовницы.

Именно эту версию и изложил Жозеф Плишанкур комиссару Моснс, явившись со своим помощником к нему на прием.

Мосне казался удрученным.

– Вы уверены, Плишанкур, что не пустились в авантюру?

– Не уверен, господин комиссар.

– Видите ли, Нантье занимают такое положение в обществе, что если мы необоснованно развяжем вокруг них шумиху, то поплатимся головой.

– Положитесь на меня, господин комиссар. Я приму все меры предосторожности.

– Я вам полностью доверяю, Плишанкур, но меня немного смущает то, что вы мне только что рассказали о финансах Нантье. Как получилось, что я раньше об этом ничего не знал?

– Наверное, ваши осведомители не принимают близко к сердце неприятности столь уважаемых людей.

Ирония, прозвучавшая в ответе старшего инспектора, задела Мосне, и настроение у него испортилось окончательно.

– Как бы там ни было, господин Плишанкур, советую вам не тратить времени на эту Сюзанну Нанто. У вас есть дела поважнее, чем выяснять, кто отец ребенка этой молодой особы.

Комиссар Мосне недооценил роль Сюзанны Нанто в этой истории. Полиция без труда нашла гостиницу, в которой Сюзанна снимала комнату, но допросить девушку не смогла, так как ночевать она не вернулась.

Утром случайный прохожий обнаружил тело Сюзанны Нанто в озере, неподалеку от виллы Нантье. Согласно заключению врача, ее оглушили, а затем бросили в воду. Хозяин гостиницы, в которой остановилась девушка, сообщил полиции, что накануне, около десяти часов вечера, ей позвонили, после чего она сразу ушла. Плишанкур не сомневался, что убийца позвонил своей будущей жертве, чтобы назначить роковое свидание. Сюзанну Нанто убили, чтобы гарантировать ее молчание.

Но что она могла сказать?

5

Комиссар Мосне, узнав об убийстве, вынужден был признать, что дело Сюзанны Нанто становится куда важнее, чем он предполагал. Волей-неволей он должен был предоставить старшему инспектору полную свободу действий в ведении следствия.

Если убийство Жерома Маниго оставило Плишанкура скорее равнодушным – по долгу службы ему приходилось видеть разного рода жертвы, – то смерть Сюзанны вывела его из равновесия. Может быть, потому, что несчастная была так молода, а может быть, из-за ребенка, которого она носила. Леон же был просто потрясен случившемся и мечтал о жестокой мести.

Проезжая по бульвару Альбини, старший инспектор думал о домработнице, выражающей свои мысли посредством священных текстов. Сама того не зная (впрочем, так ли?), она предсказала конец Сюзанны Нанто. Для бедняжки не нашлось Даниила, готового прийти к ней на помощь.

Столь ранний визит полицейского шокировал дворецкого.

– Но господа еще не спускались!

– Передайте им, чтобы спустились.

– Что?!

– Вы слышали, что я сказал? Сходите и приведите всех в гостиную.

– Всех?

– И прислугу тоже.

Эдуард задрожал от ужаса.

– Прислугу? В гостиную?

– И побыстрее! Никому без разрешения из дому не выходить! Ясно?

Потрясенный такими переменами в привычном миропорядке, дворецкий колебался. Неумолимый Плишанкур заявил:

– Если вы сейчас же не уйдете, я сам пойду будить их!

Эдуард застонал и устремился к лестнице.

А в это время Жирель входил в офис, где Агата и обе горничные заканчивали завтрак.

– Ну что, красотки, не скучаем?

Кухарка смерила его взглядом, повела плечами и ничего не ответила. Жирель оперся на стол и обратился к домработницам:

– Киски, господин инспектор ждет вас в гостиной. Заранее предупреждаю, шутить он сегодня не расположен. Поэтому лучше вам не испытывать его терпение.

Они встали и направились к двери. Проходя мимо Леона, Дебора пробормотала:

– Я… Я… извиняюсь за глаз. Я ударила слишком сильно.

– Я это заслужил и теперь люблю вас еще больше!

– А?!

– Смиритесь, Дебора. Хотите вы того или нет, но вы женщина моей мечты! Я это понял сегодня ночью, когда заметил, что не в силах вас возненавидеть, несмотря на синяк, который несколько попортил мое обычно красивое лицо!

Дебора не сумела удержаться от смеха и побежала догонять Монику.

Агата даже не пошевелилась.

– Вас это тоже касается, о принцесса сковородок!

– Меня? Мне нечего делать в гостиной. Мне нужно готовить завтрак хозяевам.

– У меня такое чувство, что ваши хозяева обойдутся сегодня без завтрака, о королева фритюра!

– Почему это они обойдутся без завтрака?

– Потому что мой шеф испортит им аппетит.

В гостиной прислуга, забившись в угол, боялась рот раскрыть, зато клан Нантье – Гюнье гудел от возмущения. Одна мадемуазель Армандина философски отнеслась к происходящему.

Когда Плишанкур вошел в комнату и увидел их всех в ночных рубашках, растрепанных, с опухшими со сна глазами и помятыми лицами, он почувствовал себя сильнее их. Это было приятно.

Жорж Нантье, желая поставить полицейского на место, начал было возмущаться, но Плишанкур оборвал его на полуслове.

– Я вынужден попросить вас замолчать и отвечать только на мои вопросы. Вы недовольны, что вас разбудили, но смею вас заверишь, что и мы сюда пришли не развлекаться.

Патрик Гюнье усмехнулся:

– Вам за это платят.

– Совершенно верно, и не стоит нас упрекать.

– Но скажите же в конце концов, что все это значит? – не выдержала Генриетта.

– Непременно скажу, только сначала пускай все сядут, и слуги тоже.

Дворецкий скорбно посмотрел на мадам Нантье и занял место на диване. Женщины уселись возле него.

– А теперь отвечу на ваш вопрос. Я здесь, потому что вы мне лгали.

Все в один голос ахнули, а Плишанкур продолжил, но уже на полтона выше.

– А поскольку вы мне солгали, то все вы являетесь сообщниками того из присутствующих, кто этой ночью убил Сюзанну Нанто.

Прислуга заволновалась, зато хозяева оставались безмолвны. Инспектор заметил страх в глазах женщин и полное безразличие на лицах мужчин. Мадемуазель Армандина беззвучно расплакалась.

– Вы все лжецы, а правда заключается в следующем: вы, господин Нантье, если не находитесь на грани банкротства, то по крайней мере рискуете потерять заводы Маниго. Вы, господин Нантье младший, по уши в долгах, а вы, господин Гюнье, тоже недалеко от него ушли. Сюзанна Нанто не убивала Жерома Маниго. Я ошибся. Я пока не знаю, что связывает эти два преступления, но я знаю точно, что связь эта существует и я ее разгадаю, даю вам слово. Дворецкий!

Эдуард встал.

– Да?

– В котором часу вы встретили Сюзанну Нанто на лестнице в тот вечер, когда было совершено преступление?

– В 17 часов, господин инспектор!

– Вы уверены в том, что она тогда ушла?

– Я видел, как она выходила из дома.

– Хорошо. Мадемуазель Дебора, когда вы встретили Сюзанну Нанто?

– В 15.30.

– Отлично. Возникает вопрос: где она находилась от 15.30 до 17 часов? Другими словами, у кого она пряталась или к кому приходила, если вам так больше нравится.

Никто не ответил.

– Как хотите. Все равно мы это узнаем. Моника, в котором часу вы поднялись в спальню господина Маниго?

– Часов в восемь.

– И вы никого не видели?

Моника решилась не сразу.

– Господин выходил из спальни.

Плишанкур повернулся к Жоржу Нантье.

– Это правда. Я был у дяди, чтобы попросить его помочь мне избежать катастрофы.

– И он вам отказал?

– И он мне отказал.

– Мадемуазель Дебора?

– Я была у Мониго около 22 часов, как раз перед тем, как подать прохладительные напитки в гостиную. На обратном пути я встретила господина Жан-Жака, он поднимался по лестнице.

Это признание, казалось, не смутило наследника Нантье.

– Ну и что? Теперь, дорогой инспектор, когда вы в курсе моих проблем, вам не должно казаться странным, что племянник, обнищав, постарался разжалобить обожаемого дядюшку и попросил его о помощи.

– И он отказал?

– И он отказал.

– К несчастью, вы были последний, кто видел вашего дядю живым.

Ирена возразила:

– Нет, инспектор. Я вынуждена говорить в присутствии слуг, поскольку вы представляете правосудие. Так знайте, я тоже заходила к дядюшке уже после того, как Патрик вернулся. И ходила я к нему за тем же самым.

– Целая процессия.

– Когда нужда заставит, перестанешь обращать внимания на то, как твои поступки выглядят со стороны. Но уверяю вас, я не убивала дядю.

– Однако кто-то из вас все-таки стал убийцей. Кто-то, кого дядин эгоизм вывел из себя. Ведь речь шла о бриллиантах, которые могли всех вас спасти.

Жан-Жак заявил:

– Хорошенькое начало, сестрица!

Мадам Нантье воскликнула:

– Ты еще можешь шутить?!

– А что остается? Ведь инспектор убежден, что семья Нантье – это копия семьи Атридов.

– Господин Нантье, когда я приду к какому-нибудь убеждению, то непременно вам об этом сообщу, а пока запрещаю вам покидать Анси без специального разрешения.

Мадемуазель Армандина жалобно пискнула. Плишанкур поинтересовался, что это ее так расстроило.

– Каждый год, примерно в это время, я уезжаю в отпуск в Леон, в Нотр-Дам-де-Фурьевр, и у меня такое чувство, что на этот раз мне будет о чем помолиться.

– Я тоже так думаю. Поезжайте, молитесь в Нотр-Дам-де-Фурьевр и попросите Господа убедить виновного признаться. Так было бы лучше для всех.

Плишанкур разрешил им разойтись и позвал Дебору.

– Мадемуазель… Я сожалею, что не сумел воспользоваться советом, который вы, сами о том не догадываясь, мне дали… Это я о Сюзанне… Я убежден в том, что она хотела отомстить, но тот, кому она хотела отомстить, опередил се.

– Никто, кроме Господа, не знает, что делается в душе грешника. И когда дело доходит до греха, самый дряхлый старик становится сильным, как юноша.

Дебора удалилась, а Плишанкур поделился с Жирелем:

– Она что, издевается надо мной? Что значит эта история со стариком?

– Может быть, Сюзанну обольстил дядя Жером?

– Да вы в своем уме?! А потом, откуда она это знает?

– Я не думаю, чтобы она это знала, просто она помнит, как дядя Жером пытался соблазнить ее своими бриллиантами… Она отказалась, а Сюзанна могла ведь и согласиться.

– Невероятно! Мужчина в таком возрасте!

– Вот это да! Слушайте, Жирель, поезжайте-ка вы в монастырь и попытайтесь найти кого-нибудь, кому Сюзанна могла доверить свой секрет… и побыстрее возвращайтесь, я вас буду ждать. Вы должны обернуться до завтрашнего утра.

– Еду, шеф!

Проходя через сад, Леон встретил Дебору.

– Можно мне вас кое о чем спросить?

– Конечно.

– Я вам… я вам действительно так неприятен?

– Нет, что вы!

– И… вы не хотели бы со мной познакомиться поближе?

– Что вы имеете в виду?

– Я… В общем… В общем, вы произвели на меня огромное впечатление… что и объясняет мой глупый поступок, за который я еще раз прошу у вас прощения!

– Не будем об этом!

– Спасибо… Если вы согласитесь, мы могли бы… в воскресенье, например… пойти вместе… погулять на озеро.

– Я не знаю, чистая ли у вас душа?

Еще ни одна девушка не интересовалась чистотой души красавца Леона.

– Разве можно не иметь чистой души, находясь рядом с вами…

Она смотрела на него своими прекрасными голубыми глазами так, будто хотела увидеть его насквозь. Леону сделалось неловко.

– Если бы я знала, что вы говорите искренне…

Сколько раз он такое уже слышал, и сколько раз он над этим смеялся! С ней же все было иначе… с ней он чувствовал себя по-настоящему искренним, каким-то другим… Робким, как будто все было в первый раз. Дрожащим голосом он ответил:

– Я говорю искренне.

Именно эта дрожь в голосе и заставила ее поверить.

– Где вы хотите встретиться со мной?

– В два часа, в городском саду.

– Хорошо… Надеюсь, я не пожалею…

– Клянусь вам!

Она нахмурила брови.

– Клясться в столь маловажных вещах, значит смеяться над Всевышним!

Жирель почувствовал приближение урагана, но выражение лица у него было такое жалобное, что она улыбнулась, и он понял, что спасен.

– Не сердитесь на меня, я плохо разбираюсь в этих вещах… То есть я хотел сказать, что прошу вас научить меня…

– Это правда?

– Я кля… – он вовремя спохватился, – уверяю вас.

– Хорошо, я научу вас.


В час, когда Леон Жирель выехал из Анси в направлении Вогезе, машин на шоссе было немного. Он ехал быстро, но ему с трудом удавалось сосредоточиться на дороге. Мысли его были полны Деборой, суровой нежностью ее красивого лица и, главное, таинственным сиянием ее голубых глаз. Эта неулыбчивая девушка в черном полностью завладела его воображением. Леон не понимал, что с ним происходит. Дебора была совсем не в его вкусе. Обычно ему нравились маленькие, кругленькие блондинки с ямочками на щеках и, если возможно, немного вздернутыми носиками… Одним словом, задорные девчонки, чего уж там говорить, не ломающие головы над тем, могут ли они позволить себе приятно провести время с красивым молодым человеком. И вдруг он увлекся крупной брюнеткой, рта не открывающей без того, чтобы не процитировать Библию. Наверняка из тех, кто кричит, что ее изнасиловали, стоит случайно дотронуться до нее пальцем. И, без сомнения, страшная зануда, но… Леон, считавший себя неспособным на серьезную привязанность, не решался признаться себе, что он любит Дебору. Он не мог сравнить себя с кораблем, который надолго причаливает к одной пристани, но был и не из тех, кто часто выходит в открытое море. Он скорее причислял себя к этаким прогулочным катерам с элегантными туристами и очаровательными купальщицами на борту. И потом, он ее совсем не знал, эту Дебору, такую ясноглазую. Ко всему прочему еще не доказано, что она не в заговоре. Она подозрительно много знает о смерти Жерома Маниго и Сюзанны Нанто. Откуда? Уж не водит ли она их всех за нос? Как будто кругом одни дураки! Уж он-то, Леон Жирель, не дурак!

Но Леону не удавалось разозлиться… Он любил Дебору. Лучше сразу себе в этом признаться. Что с ним? Почему он так изменился? Он, который никогда ни с кем надолго не задерживался, вдруг с первого взгляда влюбился в девчонку, которой до него и дела-то никакого нет.

Леон самому себе был противен, и чтобы вылечиться от этой внезапной болезни, он старался представить себе самые мрачные картины своих отношений с Деборой, если у них что-нибудь получится.

В то время как Жирель ехал по направлению к Вогезе, старший инспектор изучал доклад о Монике Люзене и Деборе Пьюсергуи.

Из собранных сведений следовало, что за Моникой числилось несколько ничем не примечательных любовных историй. Везде, где она работала до того, как поступить к Нантье, ею были довольны, и никто из ее прежних хозяев не мог поставить под сомнение ее честность. На службу к Нантье она поступила лет шесть тому назад, и здесь девушку тоже очень ценили. Ей было уже около тридцати, Монике пора было как-то определиться в жизни, и поэтому вот уже больше года она встречалась с одним молодым человеком с безупречной репутацией, учившимся на переплетчика. Короче говоря, история Моники Люзене была обыкновенна.

За Деборой Пьюсергуи не зналось ни одного сомнительного поступка. Знакомые ее были щедры на похвалы. Работала она недавно и впервые оставила свою севенскую деревушку. Было очевидно, что убийцу Жерома Маниго и Сюзанны Нанто, – а Плашинкур был убежден, что виновник один и тот, – не стоит искать среди слуг на вилле Нантье. Полицейский облегченно вздохнул.

Разобравшись с Моникой и Деборой, Жозеф Плишанкур получил у судьи доступ к документам, касающимся финансов Нантье. Отец и сын почти банкроты, найдут ли они способ выйти из положения, и если да, то какой? Та же задача стояла и перед красавчиком – мотом Патриком Гюнье.


Инспектор Жирель прибыл в Тийо уже к вечеру. Он прошелся пешком, вкусно поужинал и лег спать, мечтая о Деборе. Любовь, над которой он так долго глумился, теперь на нем отыгралась.

Леон проснулся рано и сразу отправился к затерянному в сосновой роще монастырю. Появление полицейского вызвало в обители некоторое смятение, и ему пришлось показать все свои документы, чтобы его впустили в приемную, куда к нему вышла настоятельница.

– Мать моя, я пришел поговорить об одной вашей послушнице – Сюзанне Нанто. Я думаю, вам сказали, что я из Национальной Безопасности.

– Да. Сюзанна Нанто сделала что-нибудь дурное?

– Может быть и нет… вероятно, она замешана в шантаже…

– О Господи!

– …но бедняжка уже наказана.

– Вы хотите сказать…

– Ее убили.

Настоятельница перекрестилась и, закрыв глаза, пробормотала короткую молитву. Жирель тактично молчал.

– Я просила Господа быть милостивым к его несчастному чаду. Чем могу быть вам полезна?

– Мы пытаемся выяснить, почему Сюзанна, не дождавшись родов, покинула монастырь и вернулась в Анси.

– Я вряд ли смогу вам помочь. Сюзанна была девушкой удивительно робкой и замкнутой.

– Если нам удастся узнать имя отца ее ребенка, мы значительно продвинемся в расследовании. У нее была подруга?

– Господи… подождите, я позову сестру Мари-Жозеф. Она часто говорит с нашими послушницами. Она медсестра, а у наших будущих мам часто бывают проблемы со здоровьем.

Сестра Мари-Жозеф была повеселей, чем сразу понравилась Жирелю. Узнав о трагической смерти Сюзанны, медсестра расплакалась:

– Успокойтесь, дочь моя, – нежно попыталась утешить ее настоятельница.

Сестре стало стыдно за то, что она так расчувствовалась. Она извинилась:

– Мать моя, простите меня.

– Этот господин из полиции, он пришел поговорить о Сюзанне. Была ли у нее близкая подруга?

– Алина Седесиа.

Жирель вздохнул с облегчением. Он спросил:

– Я могу ее увидеть?

– Она нас оставила.

– Что?

– Вчера. Четыре дня назад она родила и теперь уехала к родителям – они согласились ее принять.

– У вас есть ее адрес?

– Сейчас принесу.

Сестра Мари-Жозеф несколько минут отсутствовала, а когда вернулась – прочитала:

– 221, улица Восточная, Мюлуза.

Жирель распрощался с монахинями. Провожая его до дверей, они пообещали, что вся община будет молиться о спасении души Сюзанны Нанто.

Уверенный в том, что теперь-то он, наконец, узнает правду, Леон Жирель помчался в Мюлузу. Там ему пришлось немало поплутать, прежде чем он отыскал Восточную улицу. Остановившись перед № 221, он помолился своему полицейскому богу, чтобы Алина Седесиа оказалась дома. Однако дома ее не оказалось. Дверь открыла мать девушки. Жирелю долго пришлось объяснять, зачем он к ним пожаловал, и когда мамаша убедилась, что дочери ничто не угрожает, она призналась:

– Алина пошла в аптеку, скоро вернется.

Алина действительно скоро вернулась. Брюнетка с некрасивым, но открытым лицом. Поздоровавшись, полицейский рассказал:

– Мадам, я только что из монастыря, где вы провели некоторое время. Мне дали там ваш адрес.

Алина возмутилась:

– Они дали вам мой…

Жирель перебил ее.

– Я из полиции, а полиции ни в чем не отказывают.

– Из полиции?

– Успокойтесь. Я хотел бы поговорить с вами о Сюзанне Нанто.

– О Сюзанне? Что она натворила?

– Она умерла.

– Что?

– Ее убили.

После минутного оцепенения у Алины по щекам потекли слезы, отчего она стала похожа на обиженного ребенка.

Она бормотала:

– Но… но почему?

– Именно это мы и хотим узнать и очень рассчитываем на вашу помощь. Сюзанна была вашей подругой?

– Да.

– Нас удивляет одна вещь: все, кто знал Сюзанну, в один голос описывают нам ее как девицу скромную, пугливую. И вдруг она так резко изменилась, нагрубила дворецкому… С чем связана такая перемена в ее характере?

Алина на минуту задумалась.

– Я не смогу вам этого объяснить. Сюзанна в самом деле была такой, как вы о ней говорите. Мне все время приходилось ее защищать, иначе на нее свалили бы самую неприятную работу, сделали бы из нее козла отпущения. И вдруг дней десять тому назад ей кто-то позвонил. Она не хотела подходить к телефону, боялась. Это я ее уговорила. Когда она вернулась после разговора, я ее не узнала. Это была уже не прежняя Сюзанна! Голос стал твердым, уверенным…

– Она вам что-нибудь сказала?

– Нет. Только: «Какая же я была дура! Если они думают, что им удастся отделаться от меня и ребенка с помощью нескольких тысяч старых франков, то ошибаются. Видишь, Алина, я считала, что у меня нет друзей в Анси, а они у меня есть! Мне только что дали один замечательный совет, и он принесет мне кругленькую сумму! Я уезжаю». – «Куда?» – «В Анси». – «И ты не подождешь до родов?» – «Я буду рожать в лучшей клинике города, за меня не волнуйся!…» И Сюзанна убежала, больше ничего не добавив.

– И вы не догадываетесь, кто мог ей звонить?

– Нет.

– А кто был отцом ее ребенка?

– Не знаю. Она мне никогда этого не говорила.


В Анси инспектор Жирель вернулся только в субботу во второй половине дня. Посчитав, что он добросовестно выполнил поручение, Леон сам себя поощрил обедом в «Колмаре». Плишанкур же своего помощника не поздравил.

– Надеюсь, вы не станете утверждать, что вам понадобилось полдня, чтобы допросить монашенок!

– Мне пришлось съездить в Мюлузу – повидаться с лучшей подругой Сюзанны Нанто. Когда я приехал, ее не оказалось дома, она была у врача, и я прождал ее до полудня. Потом – пока я перекусил, пока добрался до Анси, – в субботу, знаете, на дорогах одни пробки.

Смешав правду с вымыслом, Леон кое-как успокоил шефа, которого на самом деле больше волновали результаты расследования, чем причины опоздания Жиреля.

– Ну хорошо, хорошо… Я вас слушаю.

Инспектор подробно доложил о посещении монастыря и о поездке в Мюлузу, рассказал обо всем, что узнал от Алины об удивительной перемене в поведении Сюзанны после загадочного звонка.

– Значит, Алина считает, что лицо, позвонившее Сюзанне, уговорило ее вернуться в Анси и начать шантаж отца ее ребенка или семьи Нантье?

– Да, и я разделаю ее мнение.

– Получается, что такая скромная и неразговорчивая девушка посвятила кого-то постороннего в свою тайну. Разве не странно?

– Странно. И поэтому я думаю, что «посторонний» этот живет на вилле.

В таком случае, в поле зрения опять оказываются слуги. Я, наверное, поторопился снять с них подозрение. Вот Моника скоро выходит замуж за одного парня, ему нужны деньги, чтобы открыть лавку переплетчика. Да и свадьбу сыграть средства требуются. А распорядитель? Он как раз собирается на пенсию. Может быть, он решил несколько округлить свои сбережения? Нужно также выяснить, нет ли каких-нибудь родственников на иждивении у кухарки. Наконец, Дебора. Сюзанна, кажется, ей в чем-то призналась, и та могла посчитать это за удобную…

– Нет!!!

– Простите?

– Нет, я уверен, что Дебора на такое не способна!

Жирель проговорил это таким голосом, что Плишанкур посмотрел на него не без любопытства.

– Что это с вами, инспектор?

Леон покраснел.

– Я только хотел сказать, что Дебора не имеет к заговору никакого отношения.

– Откуда вы знаете?

– Я… Она сама невинность, чистота, порядочность…

Старший инспектор тихонько присвистнул и улыбнулся.

– Похоже, несмотря на ваш подбитый глаз, эта молодая особа не выходит у вас из головы. Только видите ли, Жирель, за время службы я не раз встречал преступников с ангельскими лицами и не очень-то доверяю первому впечатлению. Так что ваша Дебора – подозреваемая наравне со всеми. Сюзанна открыла своей подруге имя отца ребенка?

– Нет.

– Жаль…

– Зато она сказала, как назовет ребенка, если родится мальчик.

– Как?

– Жером.

– Что?!

– И добавила, что хочет дать это имя ребенку, потому что отец его слишком стар и не увидит сына, когда тот вырастет.

Ошарашенный, Плишанкур повторял:

– Дядя Жером… значит, это был дядя Жером…

– Никто бы не подумал.

– Нет, Жирель, есть один человек, который об этом знал или догадывался.

– Кто же?

– Кто? Да ваша Дебора. Это она нас на след навела. Любопытно…


Нантье и Гюнье заканчивали обед, когда Генриетта сообщила:

– Звонила Армандина, сказала, что удачно добралась до места и ей выделили ее обычную комнату. Она желает нам хорошо провести воскресенье и будет за всех нас молиться.

– Какой нам толк от ее молитв? – пробурчал Жан-Жак.

– Не будь таким злым, Жан-Жак. Армандина молится по-своему, но Бог один для всех, и Он наш единственный спаситель. Завтра мы все вместе пойдем в церковь. Пойдем пешком, по самым людным улицам. Пускай все видят, что семья Нантье, когда нужно, умеет за себя постоять.

Хотя перспектива такой прогулки мало прельщала Жоржа, он все же залюбовался своей женой, умеющей в трудные минуты обрести гордость.

Вошел дворецкий и доложил, что в гостиной дожидаются господа из полиции. Ворча, хозяева поплелись туда.

После кратких приветствий Плишанкур сделал заявление:

– Я пришел сообщить вам, что мне известно имя любовника Сюзанны Нанто.

Генриетта почувствовала, как внутри у нее все заледенело, а Ирена в ожидании приговора судорожно вцепилась в подлокотник кресла. Юноши переглянулись, Жорж как ни в чем не бывало зажег сигару.

– Речь идет о Жероме Маниго.

Это было настолько невероятно, так далеко от того, что они думали, что все оцепенели. Потом Жан-Жак и Патрик разразились хохотом, за ними Ирена, а Жорж от неожиданности уронил изо рта сигару. У Генриетты как будто камень с души упал, она ожила. Сын ее воскликнул:

– Дядя Жером! Ну надо же!

Патрик добавил:

– И вечно весь такой запуганный!

Ирена подхватила:

– Девчонка-то на сорок лет моложе его!

Плишанкур заметил:

– Напоминаю вам, что Жером Маниго был убит.

Они притихли, но Генриетта живо парировала:

– Но теперь-то вы все знаете, инспектор. Сюзанна убила своего соблазнителя.

– А исчезнувшие бриллианты?

– Девушка унесла их с собой.

– Где же они в таком случае? Мы перерыли всю комнату, но ничего не нашли, к тому же Сюзанна была слишком мелкая сошка для того, чтобы знать перекупщиков краденых камней.

Генриетта пожала плечами и недовольно возразила:

– Вы все усложняете.

– Не я, а преступник. Допустим, что Сюзанна убила дядю Жерома, но кто убил Сюзанну?

6

В десять часов утра в воскресенье Генриетта Нантье собрала все свое семейство и, встав во главе процессии, покинула виллу с намерением покорить Анси.

Жорж взял жену под руку. Патрик и Жан-Жак сопровождали Ирену.

Медленно, как праздно гуляющие, они поднялись по бульвару Альбини до площади Свободы, завернули на Пасхальную и, отвечая на приветствия, прошествовали по Королевской до Почтовой, где остановились перед церковью. Но войти в нее не торопились. Они позировали, раздавали комплименты и принимали почести, заслуженные кланом Нантье более чем за век. Перед таким представлением сплетники оробели и не без тревоги спрашивали себя: уж не ошиблись ли они? Впрямь ли Нантье на грани разорения?

Нужно признать, что и во время службы верующие больше всего интересовались Нантье. При выходе все спешили к ним, а Нантье, невозмутимые, удалились так же уверенно и чинно, как и пришли. На этот раз был избран другой маршрут: через улицу Вогелес до улицы Префектуры, а от улицы Тридцатого Региона до Бульвара Святого Бернара. Нантье были похожи на сюзеренов, обходящих свое поместье, где всякий встречающийся по дороге вассал чуть ли не падал им в ноги. Но это была лишь видимость триумфа, ибо каждый из членов клана прекрасно знал, что наступают тяжелые времена, и эта королевская прогулка была не чем иным, как шествием на эшафот.


Леон Жирель проснулся в прекрасном настроении. Он не задавал себе вопросов, откуда взялась эта радость. Он знал: оттого, что Дебора обещала встретиться с ним. Он не понимал, Что с ним происходит, и даже упрекал себя за то, что так счастлив: опыт подсказывал ему, что продолжения может и не быть. Одеваясь, инспектор думал, что, случись все это несколькими веками раньше, он принял бы Дебору за колдунью, черпающую власть из волшебных снадобий, однако, если поразмыслить, даже в самые отдаленные времена удар кулаком в глаз не принадлежал к арсеналу магических приемов.

Единственное, в чем молодой человек был уверен, так это в том, что энтузиазм его смешон. Дебора, конечно, недурна, но в конце концов существует множество других, более доступных девиц. От этой же, не женившись, ничего не добьешься. Стоило задуматься, но в данный момент он не был на это способен. Он боялся связать себя на всю жизнь и все-таки по глупости шел на риск.

Когда он надевал ботинки, его вдруг осенило: он совершенно не представляет себе, что думает по этому поводу Дебора. Девушка до сих пор не сказала ему ничего такого, что позволяло бы рассчитывать на ее расположение. В противоположность Жирелю, Дебора, не имея опыта в сердечных делах, не могла заглядывать так далеко в будущее. Леон с тревогой подумал о том, что допустил ошибку, меряя других по себе. Здравый смысл советовал ему не ходить на это свидание, которое, кроме неприятностей, ничего не могло ему принести. Если малышка окажется к нему равнодушна, это причинит ему боль: если же она влюблена, то пропал. Дебора не из тех, кого можно просто так бросить. Утренняя эйфория сменилась беспокойством. Жирель знал, что совершает глупость, и не мог заставить себя остановиться. Двадцать раз он принимал решение сесть в машину, уехать подальше от Анси и вернуться только ночью… Но ведь Дебора будет ждать его, ждать… Ведь она не знает, что такое ложь, двуличие. Она пугала его, побежденного победителя.

Первый раз в жизни Леон ел без аппетита. Он пообедал в своей комнате в Family Hotel, что на Королевской улице, хлебом и ветчиной. Быстро закончив скудную трапезу, он решил немного прогуляться, чтобы снять напряжение.

В этот полуденный час город был пуст. Леон прошелся по улице Республики, затем по переулку Руссо и оказался на набережной Иль, куда через улицу Перрьер прошел к Дворцовому склону. Там он остановился перевести дыхание, поднялся по дороге Королевской Башни и вышел на площадь Рая. Потом долго отдыхал, продолжая взвешивать все «за» и «против». Он чувствовал себя не в силах послушаться внутреннего голоса и вернуться домой: перед глазами у него стояло серьезное и доверчивое лицо Деборы. На пятнадцать минут раньше назначенного времени он бежал по направлению к городскому саду.

Она его ждала.

Дебора замерла на самом краю скамейки, не замечая обращенных на нее взглядов прохожих. Завидев Жиреля, она заулыбалась, и юноша почувствовал себя увереннее:

– Я опоздал?

– Нет. Это я пришла немного раньше. Эдуард разрешил мне уйти.

– А знаете, что мы сейчас сделаем? Я схожу за машиной, и мы объедем вокруг озера. Идет?

– Идет.

– Значит, ждите меня здесь и, главное, никуда не убегайте.

Она весело кивнула головой. Леон был так не похож на суровых мужчин ее родины. И характер у него был славный: он ведь не злился на нее за то, что она поставила ему фингал, о котором ей до сих пор было стыдно вспоминать. Нужно, чтобы она раскрепостилась, привыкла наконец к тому, что в городе нельзя вести себя так же, как в горах.

Именно в то время, когда Дебора, погруженная в свои мысли, совершеннно отключилась от действительности, мимо сада проезжал Жозеф Плишанкур. Из-за возникшей на дороге пробки он ехал медленно и успел заметить девушку. Он сразу же догадался, что она кого-то ждет. Может быть, сообщника или преступника? Ему удалось припарковаться на узеньком пятачке возле расторана, и он принялся наблюдать. Минут через десять она поднялась, подбежала к остановившемуся неподалеку «пежо», села рядом с водителем, и машина тронулась. Движимый инстинктом охотника, Плишанкур ринулся вдогонку.

Одна за другой машины проследовали по бульвару Альбини, мимо Шевуар, Верьер дю Ляк, Ментон-Сен-Бернар и взобрались на Рок де Шер. Очарованная открывшимся перед ней пейзажем, Дебора словно забыла о своем спутнике. Тот же не знал, как завязать разговор.

Когда они спускались с Эшарвин, Плишанкур наконец понял, что преследует своего помощника, инспектора Леона Жиреля. Пытаясь отгадать, кто же он, этот приятель домработницы, полицейский совсем забыл посмотреть на номера. Теперь он покраснел от смущения. Значит, Жирель опять влюбился! И ко всему прочему – в подозреваемую! Идиот! Плишанкур предвкушал удовольствие: вот теперь он как следует отчитает сбрендившего мальчишку! А что касается Деборы, то он докажет ей, что его, Жозефа Плишанкура, голыми руками не возьмешь.

Они проехали Талуар и Ангон, и в районе Бальметы Леон затормозил.

– Здесь очень красиво, мы могли бы отдохнуть на берегу озера и заодно получше познакомиться.

Дебора была счастлива оказаться в деревне и доверчиво последовала за своим спутником. Плишанкур тоже остановился и пошел за ними. Постепенно обретая прежнюю ловкость, он незаметно приблизился к парочке. Сквозь деревья ему было видно, как они уселись на берегу озера, и поскольку он находился достаточно близко, мог слышать все, о чем шел разговор.

Леон рассказывал всю свою жизнь, обходя любовные похождения. Он говорил о родителях, о хижине, о том, почему поступил на службу в полицию, и о планах на будущее. Обычная похвальба. Он несколько преувеличил свою месячную зарплату, намекнул на то, что после отставки ему полагается пенсия, и старший инспектор вынужден был отдать должное его стратегии: Леон не забывал о материальной стороне вопроса. Одна деталь вызвала у честного Плишанкура отвращение: Жирель заметил, что не является противником брака, хотя на самом деле в словах его не было ни слова правды. Может быть, Жером Маниго сказал то же самое Сюзанне? Плишанкур не переставал удивляться женскому простодушию.

Дебора в свою очередь рассказала, каким было ее существование до приезда в Анси. Она говорила о затерянной в горах деревушке, представила родителей, описала каждого из своих братьев и каждую из сестер, не забыла и пастора, благодаря которому нашла место у Нантье. Ничего, что могло бы заинтересовать старшего инспектора.

Вдруг Дебора встала, сняла туфли и подошла к воде помочить ноги. Леон тоже встал и, не в силах более противиться очарованию момента, взял девушку за руку.

– Дебора… Я вас люблю.

Она живо одернула его руку.

– Замолчите… Вы мне обещали.

– Но я вас действительно люблю.

– Не подходите ко мне!

Но Жирель уже ничего не соображал, и Плишанкур, наблюдавший за сценой, подумал: «А не пора ли мне вмешаться?»

– Дебора, я никогда не встречал таких, как вы…

Она с презрением на него посмотрела:

– Горбатого могила исправит.

Окончательно потеряв голову, Жирель отважился на атаку, которая, если верить опыту, должна была оказаться решающей. Но ему не удалось к ней приблизиться: превосходный удар в подбородок остановил его. Он пошатнулся, пытаясь сохранить равновесие, сделал три шага назад и упал в озеро, в самую грязь. Дебора испугалась, но виду не показывала и не спускала глаз с того места, где скрылся под водой нечестивец. Плишанкур вышел из своего укрытия именно в тот момент, когда отфыркивающийся Леон показался на поверхности. Увидев шефа, он засомневался, стоит ли ему вылезать и не лучше ли лечь на дно. Но инстинкт самосохранения оказался сильнее, и он выполз на сушу, весь мокрый и жалкий. Дебора не сумела удержаться от смеха, а Плишанкур заметил:

– Не очень-то свежий у вас вид, мой дорогой Жирель.

Инспектор бросил на него убийственный взгляд и повернулся к девушке.

– Вот уже второй раз вы со мной такое проделываете. Странное воспитание получают девушки у вас в горах…

Именно этого говорить и не следовало.

– У нас в горах девушки не привыкли к тому, чтобы всякие обманщики обращались с ними как с гулящими девками. Это от таких, как вы, предостерегал Иеремия: «Вот идет буря Господня, с яростью буря грозная, и падет на голову нечестивых. Гнев Господа не отвратится, доколе он не выполнит намерений сердца Своего; в последующие дни вы ясно уразумеете это».

Они слушали ее, ошарашенные, и, когда она закончила, Жирель жалобно спросил у Плишанкура:

– Ну что я могу на это ответить?

– Ничего.

Потом, сама не зная как и почему, Дебора вдруг очутилась на земле и залилась слезами. Нельзя сказать, чтобы старшего инспектора это растрогало, – скорее заинтересовало…

– Я же ему поверила… Неужели все мужчины такие?

Плишанкур не без горечи в голосе ответил:

– Не все, но женщины других не замечают.

Леон не выдержал и склонился над девушкой.

– Дебора… Простите меня…

– Опять.

– Постарайтесь понять… Я вас люблю…

Вмешался старший инспектор.

– Хватит паясничать!

– Что значит паясничать?

– Вам должно быть стыдно! Отправляйтесь домой и переоденьтесь! Я жду вас в кабинете через полтора часа. Мадемуазель отвезу сам.

Он проговорил это таким голосом, что Леон не осмелился ослушаться. Он покорно сел в свой «пежо» и уехал, пристыженный и побитый.

Плишанкур пригласил Дебору пройти в машину.

– Держу пари, что Жирель предложил вам прокатиться вокруг озера.

– Да.

– Вот и прокатимся. Правда, в моем обществе это менее приятно, но вы же сами столкнули Леона в озеро.

Если бы сегодня утром Плишанкуру сказали, что после обеда он будет гулять с молоденькой красивой девушкой, да еще подозреваемой, он бы посчитал это оскорблением, однако…

Они доехали до Бу лю Ляк, и, когда поднялись на Данг, Дебора наконец решилась:

– А вы давно Жиреля знаете?

– С тех пор, как он переехал в Анси. Вот уже три года.

– Он действительно очень плохой?

– Никто не бывает очень плохой.

– Вы понимаете, это в первый раз…

– Что первый раз?

– Первый раз в меня кто-то влюбился.

Плишанкур покосился в ее сторону. Похоже, она говорила правду. Еще немного, и ей удастся его разжалобить. Но старая привычка никому не доверять выработалась у него за долгие годы службы в полиции, и она не позволяла так быстро усыпить его бдительность. «А может, она хорошая актриса?» Уже где-то в районе Севрис старший инспектор строго спросил у своей спутницы:

– Вы догадывались о том, что Сюзанна Нанто убила дядю Жерома?

– Нет. И я не думаю, что она это сделала.

– Что?

– Я разговаривала с ней, в ней нет этой злости… Сумасшедшая… Обыкновенная сумасшедшая, которую оставил Господь… Надеюсь, что теперь Он возьмет ее к себе…

– Но если это не Сюзанна, то кто же?

– Когда-нибудь мы это узнаем.

– Каким образом?

– Злые люди в конце концов всегда открывают свое настоящее лицо.

– Что вы такое говорите?!

– Это не я, а Соломон. Вспомните: «Устами своими притворяется враг, а в сердце своем замышляет коварство. Если он говорит нежным голосом, не верь ему; потому что семь мерзостей в сердце его. Если ненависть прикрывается наедине, то откроется злоба его в народном собрании».

Плишанкур раздраженно заметил:

– Вы что, кроме Священного Писания, других книг не читали?

Она удивилась:

– А что я еще могла читать?

Он удержался от ответа, чтобы ее не обидеть. Однако при въезде в Анси поймал себя на том, что пытался вспомнить, у кого же из Нантье был самый тихий и нежный голос.


Дебора вернулась на виллу, а Плишанкур к себе в кабинет, куда не замедлил явиться и Жирель. После общения с Деборой Плишанкур и сам смягчился, поэтому обратился к своему помощнику менее сурово, чем намеревался.

– Я еще раз убедился, что Дебора – девушка необычная. Но это лишний повод для того, чтобы вели себя с ней прилично, когда с нее будут сняты все подозрения.

Юноша подскочил от возмущения:

– Вы же не думаете в самом деле, что она виновна!

– Инспектор, я ничего не думаю, я полагаюсь только на неопровержимые улики. Пока ничто не доказывает мне, что Дебора Пьюсергуи убила Жерома Маниго, однако ничто не говорит и об обратном.

– Значит, вы больше не считаете, что Сюзанна…

– Нет.

– Но вы же сами…

– Подумайте, Жирель! Все в один голос описывают Сюзанну как девушку слабовольную, изменилась она только после телефонного разговора, обрела уверенность в себе, дворецкому нагрубила… но я сомневаюсь, чтобы за такое короткос время она могла превратиться в убийцу. Нет, Жирель, кому-то хочется, чтобы мы пошли по ложному следу.

– Зачем?

– Чтобы спрятать истинного убийцу и вора.

– Но Нантье не стали бы разыгрывать всю эту комедию только для того, чтобы защитить служанку, поступившую к ним на службу совсем недавно.

– У вас одна Дебора на уме.

– Меня сейчас волнует только она.

– Это-то мне и не нравится. Вы прежде всего полицейский и не имеете права ставить ваши личные симпатии выше долга. Вы обязаны относиться к мадемуазель Пьюсергуи как к подозреваемой. Если вы чувствуете, что не способны на это, признайтесь мне, и я попрошу комиссара назначить мне другого помощника.

– Не надо!

– В таком случае напоминаю вам, что полицейский, замеченный в компании с подозреваемым в деле, расследуемом этим полицейским, считается предателем и строго наказывается высшими инстанциями.

– Я все это знаю, но я знаю также, что люблю Дебору.

– Которую знаете всего несколько дней и с которой вы больше получаса и не разговаривали.

– Вы что, никогда не слышали о любви с первого взгляда?

– Нет, не слышал. Наверное, в моем кругу об этом не говорят.

– Ты думаешь, что тебе ничего не грозит… Думешь, что хитрее всех, смотришь на девочек смеясь и, чтобы овладеть ими, плетешь Бог весь что, а через пару недель уж не помнишь, как их звали. Воображаешь, что так будет всегда, и вдруг в один прекрасный день встречаешь ее. Не заговариваешь с ней, не улыбаешься… ничего не знаешь о ней, даже имени, но понимаешь, что никогда не сможешь ее забыть, что бы ни случилось… Не хочу загадывать, чем закончатся наши отношения с Деборой, но уверен, что если я на ней не женюсь, то не женюсь никогда.

– Понимаю… А можно мне вам дать один совет?

– Даже нужно.

– Ступайте домой, ложитесь в кровать и постарайтесь заснуть, вечером сходите подышать воздухом, а потом в течение пары суток питайтесь исключительно овощным супчиком. Самая безумная страсть не устоит перед такой диетой.

В течение последующих нескольких дней следствие не продвинулось ни на йоту. Нантье вернулись к своему обычному образу жизни, но время поджимало, а денежные проблемы решены не были. Разоблачения инспектора привели к тому, что все переругались: Генриетта с мужем, а Патрик с женой. Взывали к совести, чести, говорили о злоупотреблении доверием, угрожали, оскорбляли, жаловались на прошлое, настоящее и будущее. Эдуард, до которого сквозь закрытые двери доносились отголоски семейных скандалов, только грустно качал головой и шел плакаться Агате Вьельвинь, говорил ей, что, как ни печально, им придется покинуть этот, такой уже привычный, дом, а в их возрасте искать место – дело столь же тяжелое, сколь и унизительное.

Единственной новостью было возвращение Армандины Маниго. Она была настолько погружена в себя, в свои молитвы, что стороннему наблюдателю – доброжелательному или нет – представлялось, что вся эта история не имеет к ней никакого отношения. Но что с ней будет, если Нантье обанкротятся? Старая дама, никому не нужная и никому не интересная… Армандина, казалось, об этом не задумывалась. Она говорила, что Богоматерь, всегда столь сострадательная к ней, поможет ей и на этот раз. Никто, кроме нее, в это не верил.

Пока следствие буксовало, Леон Жирель не переставал думать о Деборе. Он отказывался верить, что она может оказаться преступницей, и потому считал себя вправе с ней встречаться. Он больше был не в силах сопротивляться нежности, которую вызывала в нем малышка горничная. Победитель признал себя побежденным и наслаждался своим поражением.

Старший инспектор избегал отправлять на виллу своего помощника, и Леон напрасно ломал себе голову над тем, как бы ему увидеть Дебору. Однажды утром он набрался решимости и написал ей длинное письмо, в котором постарался выразить «всю глубину своего чувства», рассказал, как он несчастлив без нее и все в том же духе. В конце он назначил ей свидание на четверг – ее выходной день – на двадцать часов, около указателя на берегу озера, поблизости от виллы. Он не мог дождаться четверга. Ему казалось, что она не придет или его внезапно отправят в командировку… Напрасные опасения. Никто не собирался отправлять инспектора Жире-ля в командировку, а Дебора не опоздала ни на минуту.

Разумеется, малышка с ходу заявила, что никогда бы не пришла, если бы письмо Леона ее так не разжалобило. А останется она только в том случае, если он пообещает хорошо себя вести. Полицейский безоговорочно принял все ее условия и принялся умолять девушку взять подарок, который он принес для нес: элегантную дамскую сумочку. Дебора долго раздумывала, насколько это прилично. Отказаться она не смогла – искушение было слишком велико, – но уточнила, что это ни к чему ее не обязывает. Решив щекотливый вопрос, они стали прогуливаться, разговаривая ни о чем, по примеру всех тех, кто любит друг друга или, по крайней мерс, тянется друг к другу, но не осмеливается об этом заговорить.

Так они дошли до городского сада и сели на лавочку, лицом к озеру. Жирель взял Дебору за руку. Слова были не нужны, просто им было хорошо вдвоем. Ночь, тишина, близость засыпающего города, присутствие огромного невидимого озера как будто отделила их от всего остального мира.

Он проводил Дебору домой, договорившись о новой встрече в воскресенье, но, чтобы избежать любопытных взглядов, назначил ей свидание на вокзале, откуда он отвезет ее в Экс лс Бан.

Пока Жирель крутился в водовороте любви, Плишанкур работал. Не имея никаких новых улик, он пытался анализировать. Запершись у себя в кабинете, он размышлял о том, что произошло с Сюзанной, и каждый раз приходил к одному и тому же выводу: невозможно, чтобы кто-то из обитателей виллы мог настолько подчинить себе девушку, чтобы она пошла на убийство Жерома Маниго, украла у него бриллианты и вдобавок отдала их. Абсурдное предположение. Более правдоподобным выглядело другое: ее могли использовать как подставное лицо. Ей позвонили и внушили, что она повела себя как последняя дурочка. Назначили встречу в тщательно выбранный момент. Впустили в дом, устроив так, чтобы ее заметили. Затем убили Жерома и украли бриллианты. Потом ей, наверное, посоветовали спрятаться, вручив приличный задаток, но во время ночного свидания бедняжка не выдержала и пригрозила убийце, что донесет на него, и тогда от нее избавились.


Оставалось выяснить, кто же преступник. Жорж, Жан-Жак, Патрик, Эдуард? Женщин Плишанкур исключал, не женских рук это было дело. Теперь надо ждать. Ждать, когда преступник совершит свою первую ошибку, а в том, что он ее совершит, старший инспектор был уверен. Комиссар Мосне потихоньку впадал в панику, Плишанкур же надежды не терял, зная, что время работает на него.

Жирель и Дебора прекрасно провели день в Экс-де-Бан. Занятые друг другом, они совершенно забыли о преступлениях, страхах Нантье и подозрениях Плишанкура. Они были счастливы и ни о чем другом не думали.

Перед тем как отвезти Дебору на виллу, Жирель, забыв о предосторожностях, уговорил девушку зайти в кафе выпить стаканчик портвейна. Она согласилась. Они устроились за столиком, и Дебора на минуту вышла. Машинально инспектор открыл ее сумку и принялся в ней рыться. Он был движим желанием узнать как можно больше о своей возлюбленной. Бесчисленное количество рассованных по карманам милых безделушек растрогало Леона. Забавы ради он приподнял клапан одного крохотного кармашка и замер, отказываясь верить своим глазам: на самом дне его сверкнул бриллиант. Леону сделалось дурно. Он повторял: «нет… нет… нет… нет…», словно пытался забыть об очевидном. Ему хотелось плакать и смеяться одновременно. Смеяться над своей наивностью и плакать о своей умершей любви. Ценой невероятного усилия воли ему удалось взять себя в руки, но изобразить на своем лице прежнюю беспечность было выше его сил. Дебора и так ничего не заметила. Новые впечатления, атмосфера кафе… Голова у нее шла кругом.

Прощаясь со своим возлюбленным у ограды виллы, она сказала себе, что если Леон попытается ее поцеловать – в щечку, конечно, – то она не рассердится. Он не попытался, и Дебора, к своему удивлению, огорчилась. Жирель не попросил ее о новой встрече, ссылаясь на то, что не знает пока, какой график дежурств приготовил ему начальник, и ушел, пообещав написать.

Дома он долго сидел, уставившись в одну точку. Рассудок его как будто помутился. Дебора в лучшем случае воровка, а в худшем… Он проговорил это вслух, но смысл сказанного не укладывался в голове. Словно невидимая стена отделила его от возлюбленной. Леон хватался за каждое возможное объяснение, строил гипотезы, но не мог решить для себя, была ли Дебора преступницей или сообщницей преступника. Правда ли, что Сюзанну она встретила случайно? Кроме нее, девушку видел только дворецкий. Существует ли связь между Эдуардом и Деборой? Может быть, они специально все придумали, и Сюзанна на виллу вовсе не приходила? Или некто неизвестный впустил ее? Но как ни верти, все упиралось в одно – виновность Деборы Пьюсергуи.

Устав от бессмысленной борьбы с очевидностью, а очевидностью был спрятанный бриллиант, Жирель сдался. За ангельским личиком таилась черная душа.

И что теперь? Теперь он должен выполнить свой долг и все рассказать Плишанкуру. Или забыть про долг и предупредить девушку, что карты ее раскрыты и ей нужно как можно быстрее бежать. Жирель чувствовал, что склоняется к последнему. Он все еще любил ее. Он не сможет увидеть ее в наручниках, не сможет присутствовать при том, как ее уведут "жандармы, мысль о допросах была невыносима, а перспектива судебного процесса казалась чудовищной.

Нет, это выше его сил! Нужно, чтобы она уехала из Анси. У нее должно быть много денег и впридачу к ним все или часть бриллиантов дядюшки Жерома. Она могла бы уехать из Франции. Если понадобится, он довезет ее до границы. Что ж, будь что будет, но он не станет на нее доносить. Он не помнил точно, какие страны не выдают преступников или, по крайней мере, затягивают выдачу. Он решил сходить в комиссариат, чтобы отыскать нужную информацию. Оттуда он поедет на виллу, вызовет Дебору как будто для того, чтобы уточнить показания, и предупредит ее. Жирель отдавал себе отчет, что, поступая таким образом, он не только нарушает свой долг, но и становится соучастником преступления. Но он был согласен и на позор, и на тюрьму ради девушки, которая не стоила такой любви.


Дверь кабинера внезапно распахнулась. На пороге стоял Плишанкур.

– Вот те на! Вы здесь, в этот час, в воскресенье! Выходит, я вас недооценивал. Оказывается, вы можете увлечься не только женщиной, но и работой!

Но взглянув на трагическое лицо Леона, он понял, что допустил оплошность: ирония здесь была явно неуместна.

– Извините… не хочу показаться навязчивым, но… если у вас что-нибудь стряслось… В общем, я хочу сказать, если вы чувствуете себя одиноко… Рассчитывайте на меня.

Он направился к выходу, но Жирель остановил его:

– Шеф…

С Жирелем что-то случилось, как будто поток прорвал плотину и разметал обломки. Эта внезапная поддержка, эта неожиданная дружба поразила инспектора в самое сердце. Больше он не размышлял, он снова был свободным.

– Да?

– Я знаю убийцу Жерома Маниго.

– Что вы сказали?

– Или по крайней мере сообщницу убийцы.

– Это женщина?

– Дебора Пьюсергуи.

– Да вы с ума сошли!

– К сожалению, нет.

Плишанкур внимательно посмотрел на своего подчиненного.

– Поэтому у вас такое лицо?

– Да.

Старший инспектор взял стул и сел напротив Леона.

– Расскажите-ка все с самого начала.

И Жирель рассказал: письмо, первое свидание, сумочка в подарок, сегодняшняя встреча, прогулка в Экс ле Бан, кафе, минутное отсутствие Деборы, бриллианты в сумочке. Плишанкур внимательно слушал и вздохнул, когда Леон закончил.

– Если она действительно это сделала, могу сказать вам, что лучшей актрисы я не встречал. Все-таки мне не верится, что она убийца. Но чья она сообщница?

– Дворецкого.

– Невероятно.

Тогда Жирель рассказал свою версию: Сюзанна не приходила в тот день ни виллу. Эта история была придумана для того, чтобы запутать полицию. Плишанкур был ошарашен.

– Итак, дворецкий звонит Сюзанне, зовет ее в Анси, рассказывает, что упомянутая Сюзанна приезжала на виллу, говорила с ним, причем очень грубо, Дебора все подтверждает. Затем они убивают бедняжку, чтобы никто не узнал правду. Неплохо придумано, надо признаться! А мы-то ищем преступника среди Нантье! Хорошо они нас надули… Если, конечно, ваши подозрения справедливы.

– Я бы хотел ошибиться. Что делать будем, шеф?

– Арестуем Дебору. Что еще мы можем сделать?

Полицейская машина остановилась перед виллой Нантье. Жирель почувствовал желание убежать, чтобы не участвовать в том, что должно было произойти. Плишанкур догадался о его состоянии и, взяв Леона за руку, шепнул:

– Смелее, инспектор.

Против обыкновения, дворецкий воспринял появление полицейских спокойно. После всех событий у него словно почву выбили из-под ног.

– Что угодно господам?

– Хозяева в гостиной?

– Да.

– Доложите о моем приходе.

Эдуард отправился выполнять поручение и, вернувшись, сообщил:

– Мсье просит передать господину инспектору, что при таком положении вещей господин инспектор может не докладывать о себе, и обращает особое внимание господина инспектора на то, что ни одна из комнат не заперта на ключ.

Плишанкур сухо заметил:

– А у него есть чувство юмора, у вашего хозяина, а? Сходите за кухарками и горничными и приведите их в гостиную.

Дворецкий поклонился.

– Будем исполнено.

Полицейские вошли в гостиную, где их встретили достаточно холодно. Жорж Нантье сказал:

– Итак, инспектор, даже в воскресенье?

– Даже в воскресенье.

При виде слуг Жан-Жак съязвил:

– А вы любитель подобных собраний, господин инспектор.

– Большой любитель. А сейчас, господин Жирель, уведите Монику и выполните ваше поручение.

Под любопытными взглядами остальных Леон с девушкой вышли, но очень быстро вернулись назад. В руке у Леона была сумочка Деборы, он протянул ее Плишанкуру. Тот спросил:

– Моника, вы все время были рядом с инспектором после того, как вышли с ним из этой комнаты?

– Все время.

– Вы видели, как он взял сумку?

– Да.

– Открывал ли он ее?

– Нет.

– Значит, до содержимого сумки никто не дотрагивался?

– Никто.

– Благодарю вас и прошу всех присутствующих запомнить ответы Моники. Теперь скажите, чья эта сумка.

Дебора тут же ответила:

– Она моя.

– Вы в этом уверены?

– Абсолютно.

Плишанкур подошел к столику и вытряхнул на него содержимое сумки. Среди безделушек блеснул фиолетовый огонек. Плишанкур положил камешек себе на ладонь.

– Мадемуазель Пьюсергуи, вы можете объяснить, каким образом у вас в сумке оказался этот бриллиант?

В гуле удивленных голосов раздался тихий вскрик Армандины:

– Великий Боже!

Дебора, казалось, ничего не понимала.

– Отвечайте!

– Я не знаю.

– Чего вы не знаете?

– Я не знаю, как это очутилось в моей сумке.

– Вы отдаете себе отчет в том, что такое объяснение меня не удовлетворяет?

Тут в разговор вмешался Жан-Жак Нантье:

– Однако это странно. Каким образом вы узнали, что камень находится в сумочке Деборы?

– Мой помощник, гуляя с мадемуазель, нашел бриллиант, открыв сумочку.

Жан-Жак хихикнул:

– Галантный кавалер!

Дебора посмотрела на Леона. Тот опустил глаза. Его мучили угрызения совести. Только Армандина решилась вступиться за девушку.

– Господин инспектор, может быть, сейчас эта история кажется необъяснимой, но здесь никто не верит и никогда не поверит в непорядочность Деборы.

– В нашем деле, мадемуазель, одной веры недостаточно. Хотелось бы знать, что по этому поводу можете сказать вы, Дебора.

– Мне нечего сказать, кроме того, что я совсем ничего не понимаю.

– Подумайте, вас подозревают в краже и, может быть, в чем-то похуже. Что вы можете сказать в свое оправдание?

Дебора выпрямилась и заговорила звучным голосом:

– И тогда Пилат сказал ему: «Слышишь, в чем обвиняют тебя эти люди?» И не дал ему Иисус ни одного ответа ни на один вопрос.

Выведенный из терпения Плишанкур взорвался.

– Ваша система защиты просто смешна! Мадемуазель Дебора Пьюсергуи, именем закона вы арестованы!

Она сама пошла к двери. Старший инспектор за ней. Слезы появились на глазах у Жиреля. Она заметила это и улыбнулась ему. Леон прошептал:

– Я… Я не мог поступить иначе.

Она посмотрела на него и ответила:

– Тот, кто поцелует меня, тот меня и предаст.


Полицейские увели Дебору; в гостиной Нантье и Гюнье после недолгого обсуждения сошлись на том, что этот арест значительно облегчает их положение. Только голос мадемуазель Армандины выбивался из общего тона.

– Я вас не понимаю, вы как будто рады несчастью бедной девочки.

Генриетта запротестовала:

– Ну, знаешь, если эта бедная девочка убила Жерома, чтобы украсть бриллианты, я не вижу причин для сочувствия!

Жан-Жак цинично уточнил:

– Ей надо было его чикнуть, а бриллианты нам оставить, была бы тогда нашей благодетельницей.

– Жан-Жак, что такое ты говоришь!

– Дорогая кузина, я всего лишь вслух сказал то, что каждый из нас думает. Только не уверяйте меня, что вам жаль скрягу Жерома!

– Как бы тебе не пришлось ответить за свои слова.

Вмешался ехидный Патрик:

– Кузина, вы сами во всем виноваты.

Старая дама вскочила со стула.

– Что?

– Вы же просили Богоматерь спасти нашу семью. Она услышала, и вот теперь виновник разоблачен, а с ваших родственников смыт позор. Вы ведь этого хотели?

Мадемуазель Армандина раздраженно заявила, что поднимется к себе, и, не попрощавшись, что было не в ее привычках, удалилась. Генриетта отругала сына и зятя за то, что они постоянно дразнят старую деву.

Если в гостиной радовались аресту Деборы, то в офисе настроения были другими. Больше всех возмущалась Моника.

– Какой стыд! Да эти полицейские просто совесть потеряли! Или они законченные идиоты!

Распорядитель смущенно заметил:

– Но ведь в сумочке был бриллиант…

– Ну и что? Кто-нибудь – настоящий вор – мог специально ей его подсунуть.

– Но это же подло…

– А зарезать дядю Жерома – не подло? Кто способен убить, способен и предать, разве не так?

Первый раз в жизни Агата Вьельвинь была не согласна с Эдуардом.

– Вы все верно говорите. Нужно быть сумасшедшим, чтобы заподозрить Дебору в воровстве. Она сама невинность. И подумать только, мы ничем не можем ей помочь!

Дворецкий признался:

– По правде говоря, я совершенно запутался в этой истории. Я и сам не верю, что Дебора могла украсть или убить… Что-то тут не так… но что? Вы правы, Агата, мы не имеем права оставить бедняжку. А что, если предупредить ее родителей?

Моника воскликнула:

– Точно! Я знаю, как называется деревня, в которой они живут. Я им сейчас же напишу, а вы, Эдуард, отнесите, пожалуйста, письмо на вокзал, так оно быстрее дойдет.


На следующее утро Дебору выпустили из камеры, где она провела ночь, но она отказалась с кем-либо разговаривать до тех пор, пока ей не разрешат умыться. Умыться ей разрешили, и когда девушка предстала перед комиссаром Мосне и инспектором Плишанкуром, она выглядела как обычно: прекрасно. Плишанкур сжалился над Леоном и позволил ему при допросе не присутствовать. Комиссар был поражен красотой и скромностью Деборы. Он почувствовал, что они совершают какую-то ошибку, и про себя порадовался тому, что газеты об аресте девушки пронюхать не успели. Он предложил Деборе сесть.

– Мадемуазель, я подчеркиваю, что пока вы только подозреваемая. Выйдете ли вы из этой комнаты свободной или отправитесь обратно в камеру – будет зависеть от ваших показаний. Советую вам отвечать искренне, суд примет это во внимание. Итак, вас зовут Дебора Пьюсергуи…

Одинаково ровным голосом она ответила на вопросы, касающиеся ее семьи, приезда в Анси, рассказала, кто такие мадам Пюже и господин Фетини и как она попала в дом к Нантье. Комиссар подумал, что надо будет этого Фетини допросить. Когда она закончила, Мосне спросил напрямую:

– Признаете ли вы, что убили Жерома Маниго?

– Нет.

– Признаете ли вы, что украли шкатулку с бриллиантами, которую покойный хранил у себя в комнате?

– Нет.

– Признаете ли вы, что знали о существовании этой шкатулки?

– Господин Маниго мне ее показывал.

– У вас в сумке был найден бриллиант. Как он туда попал?

– Не я его туда положила, больше я ничего не знаю.

– Старший инспектор так не считает.

– Я его за это не виню.

Полицейские смотрели на нее и все больше убеждались в том, что она не шутит. Комиссар Мосне не переставал удивляться: эта молодая особа не походила ни на одну из тех, кого он привык видеть в стенах своего кабинета.

– Плишанкур… изложите вашу точку зрения по данному вопросу.

Дебора перевела свои ясные глаза на старшего инспектора. Лучше бы она смотрела в другую сторону!

– Я склонен верить, что, приехав в Анси, вы действительно не замышляли ничего дурного. Но события, разыгравшиеся в доме Нантье, повлияли на ваше дальнейшее поведение. Кто-то – не могу сказать, кто именно, – посвящает вас в историю Сюзанны Нанто, и тут же вслед за этим Жером Маниго показывает вам свои бриллианты. Такое невиданное богатство вскружило вам голову. Вы впервые в городе и начинаете понимать, какую цену имеют здесь деньги. Глаза у вас разбегаются, вам хочется всего: платьев, украшений… и мысль о том, что целое состояние бесполезно лежит в комнате дядюшки Жерома, не оставляет вас. Тогда вы решаете завладеть им. Но как? И тут кто-то из обитателей виллы вас разгадал, а разгадал он вас потому, что давно уже думал о том же самом. Этим кем-то мог оказаться дворецкий. План действий разработал, я думаю, он. Он позвонил Сюзанне и вызвал ее из монастыря, пообещав золотые горы, затем придумал историю с приездом девушки на виллу – тут уже понадобилась и ваша помощь – но немного перегнул палку, приписав Сюзанне слова, произнести которые она была просто не способна. Конечно, и господин комиссар, и я считаем вас всего лишь сообщницей… Я не сомневаюсь, что убил Жерома Маниго тот, другой. Поэтому в ваших же интересах чистосердечно признаться и рассказать нам, как все было. Я уверен, что трибунал отнесется к вам с пониманием. Правильно я говорю, господин комиссар?

– Абсолютно… Итак, Дебора Пьюсергуи, и я вас слушаю.

Девушка пристально на него посмотрела, и настала очередь комиссара отвести глаза.

– Что вы хотите, чтобы я сказала?

– Правду.

– Вы все равно мне не поверите.

– Почему?

– Потому что у вас уже сложилось свое мнение… Бедный господин Эдуард, он и не догадывается, что вы его подозреваете… а я, по-вашему, воровка, если не убийца…

– Но скажите тогда, как у вас в сумке оказался бриллиант?

– Не знаю…

– И вы думаете, нам этого достаточно?

– Должно быть достаточно.

Комиссар повернулся к Плишанкуру:

– Умываю руки.

Старший инспектор сделал попытку продолжить.

– Дебора, будьте благоразумной! Объясните нам…

– Я больше ничего не скажу.

– Но почему?

– «Вы притесняете праведных, вы получаете подарки и выкидываете за дверь бедных. В такие времена мудрецы замолкают: ибо времена эти плохие».

Комиссар совсем перестал что-либо понимать, он спросил у Плишанкура:

– Издевается?

Старший инспектор покачал головой:

– Нет, она всегда такая…

Когда Дебору отвели в камеру, Плишанкур робко поинтересовался:

– Что вы об этом думаете, господин комиссар?

– Честно говоря, мне кажется, арестовав эту девочку, вы допустили оплошность.

– Но бриллиант?

– К счастью для нас, имеется бриллиант, в случае чего наши действия смогут быть оправданы.

– Вы что – не верите, что она виновна?

– Не верю, а почему – сам не знаю.

– Понимаю. Дебора внушает доверие.

– Прямо в точку, Плишанкур! У нее дар внушать доверие.

– Но подумайте сами, для преступника это настоящая волшебная палочка.

– Согласен… Но я внимательно вас слушал: и что-то слишком много неправдоподобного в ваших рассуждениях. Ясно, что кто-то вызвал Сюзанну, но вы, по-моему, переоцениваете дворецкого, он же всю жизнь только и делал, что выполнял приказы… а если бы он был хитрым, то не стал бы доверяться первой встречной; откуда он знал, что она не пойдет и не донесет на него… Нет, дворецкий – человек недалекий, а значит, такие сложные махинации ему не по зубам.

– Господин комиссар, я разделяю вашу точку зрения, но бриллиант…

– Я знаю… Серьезная улика… настолько серьезная, что я не перестаю спрашивать себя: и такая умная девушка, как Дебора, могла сделать такую глупость?! Оставить в сумке бриллиант?! Ведь она должна была догадываться, что, если его найдут, она пропала.

– Значит?

– Значит, Плишанкур, кому-то выгодно было, чтобы мы арестовали Дебору.

– Кому?

– Преступнику, конечно.


Эзешиа Пьюсергуи занял свое место за обеденным столом. Около его чашки лежало письмо. С осторожностью, свойственной недоверчивым людям, он взял в руки конверт и долго рассматривал марку, после чего объявил:

– Из Анси, – лица просветлели, но он тут же добавил: – Но не от Деборы.

Мать перекрестилась. Эзешиа разорвал конверт и принялся читать:

«Господин… Мы с вами не знакомы, но ваша дочь много мне о вас рассказывала. Она вас очень любит, поэтому я решила вам написать. У Деборы сейчас большие неприятности. В нашем доме случилось несчастье: убийство и кража. Полицейские считают Дебору виноватой, но мы, прислуга, знаем, что это неправда. Только мы не можем ничего сделать, чтобы ей помочь, тем более, что хозяева наши даже рады, что полиция подозревает Дебору, им так спокойней. Вы понимаете, что я имею в виду? Не хотим вам указывать, но все мы – господин Эдуард, дворецкий, Агата, кухарка, и я – думаем, что хорошо бы вам приехать.

С уважением Моника Люзене,

горничная».


Рут Пьюсергуи пробормотала:

– О Господи…

Эзешиа аккуратно сложил письмо, положил его обратно в конверт, опустил в карман и произнес глухим голосом:

– Мы не имеем права думать о еде, когда кто-то из близких попал в беду. Атаназ, одевайся и собирай чемодан, через час мы выезжаем.


Сведения, собранные инспектором Жирелем об Эдуарде Боссю, никакого интереса для следствия не представили. Прежние хозяева ничего плохого о нем рассказать не могли и признавались, что, если бы позволяли финансы, они бы ни за что с ним не расстались. Счет в банке тоже был в порядке: больше того, что может человек, честно трудившийся всю свою жизнь, дворецкий не скопил. В ответ на просьбу высказать свое мнение о семье Пьюсергуи и, главное, о Деборе пастор Сант-Андре-де-Вальборн прислал целое хвалебное послание, в котором говорил, что Пьюсергуи строго следуют закону Божьему и праведная жизнь их могла бы служить примером для каждой французской семьи.

Прочитав доклад, Плишанкур сказал своему помощнику:

– Жирель, я думаю, комиссар прав, нас обвели вокруг пальца.

Леон не смел поверить своему счастью.

– А как же бриллиант?

– Его подложили в расчете на то, что вы или кто-нибудь другой его найдет.

– Выходит, я попался?

– Мы все попались. Настоящий полицейский должен уметь признавать свои ошибки и не стыдиться этого.

– Значит, Дебору отпустят?

Плишанкур задумался.

– Не сразу.

– Но вы же сами…

– Единственное, что мы можем сделать, чтобы спасти положение, это заставить преступника поверить в то, что ему удалось нас обмануть. Если мы сейчас выпустим Дебору, он поймет, что мы его план разгадали. Главное – действовать быстро. Мы не можем держать малышку под арестом больше двадцати двух часов.


Прохожие с любопытством оглядывались на двух странного вида мужчин: один значительно старше другого, скромно одетые, оба они походили на двух медведей, ослепленных солнцем при выходе из темной и сырой берлоги.

– Вы знаете бульвар Альбини? – остановил Эзешиа первого попавшегося ему на глаза господина.

– Конечно.

– Вы могли бы мне сказать, где это?

Тон, которым обратились к нему с вопросом, и облик этого мужчины удивили прохожего, однако он указал нужное направление.

– Благодарю вас, сударь. Храни вас Господь!

Эзешиа и Атаназ вразвалку удалились, широко шагая и оставив в недоумении указавшего им дорогу господина.

Отец и сын, которым не пришло в голову, что можно воспользоваться городским транспортом, поднялись по Сонной улице, свернули с нее в переулок Президента Фавра, пересекли площадь Свободы и, мало интересуясь красотами озера, вышли, наконец, на бульвар Альбини.

Моника Люзене посетителей сразу узнала.

– Вы отец Деборы?

Эзешиа внимательно осмотрел девушку и пожалел о том, что женщины в городе слишком сильно красятся.

– Да, а вот мой третий сын, Атаназ.

Юный великан произвел на романтичную Монику огромное впечатление.

– Это я вам написала.

– Спасибо вам за это. Где Дебора?

Застигнутая врасплох горничная не нашлась, что ответить. Эзешиа повторил:

– Где Дебора?

– Ее… ее арестовали.

– Должен ли я понимать, что она в тюрьме?

Моника готова была сквозь землю провалиться.

– Да.

– И хозяева позволили ее увести?

– Они даже рады были.

– Значит, они плохие хозяева?

– Не хуже и не лучше других.

– Кто эти господа, Моника? – поинтересовался появившийся в дверях дворецкий.

– Отец и брат Деборы.

Дворецкий почувствовал недоброе.

– А что господам угодно?

– Поговорить с плохими хозяевами, которые позволили увести Дебору в тюрьму.

– Но они в этом не виноваты!

– Они не выполнили своего долга. Где они?

Распорядитель понял, что только время зря теряет, пытаясь переубедить Пьюсергуи.

– Они в гостиной. Я доложу о вас.

Отец и сын последовали за ним по пятам, и в тот момент, когда Эдуард поднял руку, чтобы постучать, Эзешиа отстранил его со словами:

– Честным людям бояться нечего.

И он широко распахнул перед собой дверь.

При виде неожиданных посетителей Нантье и Гюнье повскакивали со своих мест. Такое вторжение в их дом выходило за рамки всякого приличия. Жорж преградил им дорогу.

– Кто вы такие?

Эдуард сделал отчаянную попытку спасти положение, он сравнялся с Эзешиа и начал:

– Приношу свои извинения, но они…

Закончить ему не дали, чья-то сильная рука схватила его за шкирку и подтолкнула к двери.

– Мы в посредниках не нуждаемся.

От такой неслыханной наглости Жорж заорал:

– Да вы где находитесь?!

– У фарисеев.

– Что?

– «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь гробам повапленным, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистью; так и вы по наружности кажетесь людьми праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония».

Жорж с трудом проглотил слюну, Генриетта от страха принялась икать, Ирена воскликнула: «Это уж слишком!», Армандина перекрестилась и, закрыв глаза, погрузилась в молитву, Жан-Жак хихикнул, а Патрик заметил:

– Классный мужик!

Жорж Нантье истошно прикричал:

– Да кто вы такие, в конце концов?!

– Эзешиа Пьюсергуи, а это мой третий сын, Атаназ. Мы пришли свести с вами счеты за то, что вы сделали с моей дочерью.

– Не слишком ли много вы себе позволяете, отец воровки?

Что было дальше, Нантье помнил плохо. Очнулся он на полу, в луже чего-то липкого, наверное, разлили ликер, среди осколков кофейного сервиза и битых стаканов. Как будто стена напротив переместилась в пространстве и обрушилась на него. Голова гудела. Рядом без чувств валялась Генриетта, Ирена выла, Армандина громко молилась.

Жан-Жак бросился к Патрику.

– По-моему, нам придется немного поупражняться, а, Пат?

Полностью доверяя своим мускулам, а они их еще ни разу не подводили, приятели пошли на Пьюсергуи. Поручив Патрику Атаназа, Жан-Жак сцепился с Эзешиа.


Плишанкур, Жирель и четверо сопровождающих их полицейских замерли на пороге гостиной. По комнате как будто пронесся ураган. Жорж Нантье сидел, обхватив руками голову, Ирена, пытаясь привести в чувство распластавшегося на полу мужа, била его по щекам, Жан-Жак, стоя на коленях, осторожно ощупывал переносицу, Армандина причитала, и только одна Генриетта Нантье оставалась совершенно равнодушной к происходящему: она до сих пор не пришла в сознание.

Обычно спокойный, инспектор растерялся. Путаясь в словах, он пробормотал:

– Но… но что… что здесь происходит?

Эзешиа вежливо ответил:

– Мы, мой третий сын Атаназ и я, приехали навести справки о моей дочери, о Деборе.

– Странный способ наводить справки! Уведите их! И позовите врача, он, по-моему, здесь не помешает.

Атаназ сжал кулаки, готовясь защищаться, но отец его остановил:

– Спокойней, Атаназ, спокойней!

И глядя в упор на полицейского, произнес:

– Мы пойдем с вами, потому что мы слуги Господа, а Господь сказал о слуге своем: «И устроит он справедливость по истине. И не ослабеет и не отступит, доколе справедливость не установится на земле».


Как будто для того чтобы уточнить показания, инспектор Жирель решил навестить Дебору. Он не видел ее с тех пор, как ее арестовали. Сердце Леона растаяло, когда он увидел ее, такую красивую, гордую, простую…

– Дебора…

Она подняла на него глаза.

– Дебора, я хотел с вами поговорить…

Она встала и подошла к нему.

– Вас скоро отпустят…

– Значит, я вернусь домой.

– Но почему?

– Потому что я никогда не привыкну жить среди лжецов, лицемеров, ложных друзей…

– Дебора… Вы меня презираете?

– Если вы не будете прощать людям, Отец не простит вам ваших грехов.

На одном дыхании инспектор рассказал девушке обо всем, что накопилось у него на душе: о своей любви к ней, о том, как боролся он с чувством долга, но оно оказалось сильнее, и он не смог поступить иначе, рассказал, как ему было плохо и почему отказался присутствовать при допросе. По-прежнему серьезная, Дебора тихо ответила:

– Меня не ваш поступок обидел, а то, что вы могли усомниться в моей честности, могли поверить в то, что я воровка…

– Дебора, прошу вас, не уезжайте…

– Почему вы так не хотите, чтобы я уезжала?

– Я люблю вас…

Она долго на него смотрела и, не улыбаясь, сказала:

– Я не уеду.

Счастливый, Жирель принялся говорить, ведь у него на родине счастье было болтливым. Он говорил о своих намерениях и о том, что собирается поехать к родителям Деборы просить руки их дочери. Вдруг он остановился и стукнул себя кулаком по лбу:

– Какой же я дурак! Зачем же мне ехать, если ваш отец и ваш брат сейчас здесь.

Дебора удивленно повторила:

– Они здесь?

– Ну да, Моника Люзене им написала, что с вами приключилось, и они приехали вас вызволять.

Она обрадовалась и с нетерпением спросила:

– А где они?

– В тюрьме.

7

Старший инспектор Плишанкур объяснил своему помощнику:

– Приезд Пьюсергуи свел на нет все наши планы. Мы не можем больше держать Дебору под замком. Отправляйтесь к Нантье и под тем предлогом, что вам нужно зарегистрировать жалобу на их обидчиков, сделайте так, чтобы они жалобы не подавали. У Пьюсергуи и без них неприятностей хватает.

Жирель побежал выполнять поручение и, чтобы получше вжиться в роль, решил сначала проведать узников. Он нашел их абсолютно спокойными и невозмутимыми, как будто они не в тюрьме сидели, а отдыхали у себя дома.

– Господин Пьюсергуи, я инспектор Леон Жирель.

– Инспектор чего? – уточнил своим обычным звучным голосом Эзешиа.

– Как чего… полиции.

– С полицией я дела не имею.

– Ваше здесь присутствие скорее говорит об обратном.

– Горе праведника не доказывает правоты неправедного.

Леон предпочел сменить тему:

– Я пришел сообщить вам, что вашу дочь скоро отпустят.

– Почему?

– Что почему?

– Сударь, если вы и ваши друзья посадили мою дочь в тюрьму, значит, вы считаете ее виноватой. Так зачем же вы собираетесь ее отпускать?

– Подозрения оказались ложными.

– И вы думаете, сударь, что этого достаточно? Вы обесчестили мою дочь и теперь умываете руки.

– Но Дебору не обесчестили.

– Это по-вашему так. Вы здесь, в городе, забыли о том, что такое нравственность, а у нас в горах никто не захочет жениться на девушке, которая побывала в тюрьме.

– У вас, может быть, и нет, а у нас точно захочет. Я люблю вашу дочь и хочу взять ее в жены, поэтому, пользуясь случаем, прошу у вас ее руки!

– Вы смеетесь надо мной?

– Я не смеюсь, господин Пьюсергуи. Я люблю Дебору и хочу на ней жениться.

– А она? Что она говорит?

– Она согласна.

– Значит, она осмелилась встречаться с мужчиной, не спросив у меня разрешения?

– Но вы были далеко.

– Это не оправдание!

– Но мы не сделали ничего плохого!

– Дебора позволила себе слушать вас, не узнав, что думают об этом ее отец и ее мать.

– Но она же совершеннолетняя, черт побери!

– У вас одни законы, а у нас другие. Дебора должна меня слушаться. Как только мы выйдем отсюда, я заберу ее домой, и больше она никуда не поедет. А вам приказываю оставить ее в покое, иначе…

– Иначе что?

– Я проломлю вам череп.


По дороге к Нантье Жирель думал о том, что все не так просто, как он себе представлял, и что свадьба его будет еще не завтра. Странный он человек, этот Пьюсергуи, да и сын его тоже… Они как будто не в двадцатом веке живут, а в Средневековье… Пойдет ли Дебора на то, чтобы ослушаться своего отца? Он был в этом далеко не уверен.

Инспектор вошел в комнату, где Жорж Нантье под строгим присмотром супруги потихоньку приходил в себя. Показывая на больного, мадам Нантье возмущенно воскликнула:

– Подумать только, стыд-то какой! Чтоб они сгнили там в тюрьме, эти мерзавцы! У Жан-Жака сломан нос, у Патрика выбита челюсть. С дочерью случился нервный припадок, а Эдуард слег с температурой, Агате пришлось…

– Успокойтесь, мадам, я затем и пришел, чтобы вместе с вами составить жалобу на Пьюсергуи.

Жорж перевернулся на другой бок.

– Давайте, что я должен сделать?

– Прежде всего я должен обратить ваше внимание на некоторые детали.

– Какие еще детали?

– Во-первых, мы скоро отпустим Дебору, поскольку уверены в ее невиновности.

– Ну и что из этого?

– А то, что мы вынуждены будем продолжить следствие, и продолжить его в вашем доме.

Генриетту передернуло.

– Значит, это еще не конец?

– Это даже и не начало. Только до сих пор нам удавалось действовать, не привлекая внимания общественности. Никто в Анси даже не догадывался, что на вилле Нантье скрывается убийца. Если вы сейчас подадите на Пьюсергуи жалобу, нужно будет объяснять журналистам, почему мы их задержали и, следовательно, то, что мы так долго держали в тайне, станет достоянием прессы. Хорошенькая реклама, особенно когда у каждого из вас и так положение не из веселых.

Супруги переглянулись, и Жорж робко спросил:

– А что вы нам посоветуете, господин инспектор?

– На вашем месте я бы постарался забыть об этой неприятной истории. Кстати говоря, если о ней вдруг узнают, она окажется не очень-то лестной для вашего сына и вашего зятя. Двух именитых спортсменов проучили деревенские мужики. Вот уж где злым языкам раздолье!

Генриетта сдалась не сразу:

– Но нельзя же это так оставить!

– Решайте сами. Боюсь только, как бы ваше справедливое желание отомстить не обернулось против вас. Ладно, вы подумайте, а я пока схожу в офис.

В офисе все были в сборе. Поинтересовавшись здоровьем господина Эдуарда, Жирель объявил:

– А у меня для вас есть новость! Дебора скоро к вам вернется. Мы убеждены, что она не имеет никакого отношения к грустным событиям, которые произошли в этом доме.

Моника радостно захлопала в ладоши.

– Я же говорила!

– Мы поможем ей забыть тягостные часы, проведенные в камере, – подхватила Агата.

Как всегда встревоженный, Эдуард потребовал подробностей:

– Извините, господин инспектор… вы отгадали, каким образом бриллиант оказался в сумочке Деборы?

– Мы с шефом пришли к следующему выводу: кто-то проник к Деборе в комнату и подложил ей в сумку бриллиант, чтобы отвести подозрение от себя. Если кто-нибудь из вас в воскресенье утром случайно видел на этаже, где живет прислуга, кого-то, чье присутствие в такой час совершенно там неуместно, тогда у нас появится…

Мадам Нантье толкнула дверь офиса.

– Господин инспектор, мы всей семьей посоветовались и решили простить этих двух мужланов. Дебора и так уже достаточно настрадалась. Вы можете передать своему начальнику, что жалобу мы подавать не станем.


Дебору освободили в тот же день, что и ее отца и брата. Последним недвусмысленно намекнули на то, что неплохо им было бы побыстрее вернуться в родной Севен.

Встреча Деборы с отцом состоялась в кабинете старшего инспектора Плишанкура. Девушка со слезами радости на глазах бросилась навстречу Эзешиа:

– Папа!…

Но Пьюсергуи отстранил ее.

– Дебора, это правда, что вы любите этого юношу? – и он показал пальцем на Жиреля.

– Я пока еще не могу сказать.

– Тогда по какому праву он осмелился просить у меня вашей руки?

– Потому что он меня любит.

– Откуда вы знаете?

– Он мне сказал.

– И вы его слушали?

– Мне приятно было это слышать.

– И вам не стыдно?

– Отец, если я собираюсь выйти замуж, должна же я разговаривать с тем, кто желает взять меня в жены.

– Не спросив у меня разрешения? Вы имели наглость выбрать себе жениха, которого ни ваш отец, ни ваша мать, ни даже ваши сестры и братья не знают!

– Отец, с моим мужем жить мне, а не вам, и не моей матери, моим братьям и сестрам!

– Дебора, вы что, не доверяете своему отцу?

Сама еще не понимая того, Дебора была влюблена, первый раз в жизни она была влюблена и первый раз в жизни она шла против отцовской воли:

– Отец, простите меня, но я выйду замуж за того человека, которого выберу себе сама.

Эзешиа выпрямился:

– Несчастная, вы забыли, что сказано: «Господь праведен, – любит правду, лицо его видит праведника…» Пойдемте, Атаназ. Я отрекаюсь от вас, Дебора, и с этой минуты двери моего дома для вас закрыты.

И не оборачиваясь, он покинул комнату; сын его последовал за ним, успев тайком пожать Деборе руку.

Они ушли. Дебора тихонько плакала в углу. Ни Плишанкур, ни Жирель не осмеливались к ней подойти. Потом она поднялась со стула, и старший инспектор спросил:

– Вы хотите вернуться к Нантье?

Она только развела руками:

– А куда еще мне идти?

Леон посмотрел на начальника, и тот кивком головы разрешил ему проводить девушку.


После ухода Жиреля прислуга не сразу разошлась из офиса. Моника выразила общее мнение:

– Я как подумаю, что мы живем под одной крышей с преступником, мне сразу хочется куда-нибудь убежать.

Эдуард попытался ее успокоить:

– Но вы-то ему зачем?

– А зачем ему нужны была Дебора?

– С этого дня, уходя, мы будем запирать комнаты на ключ.

Для поднятия настроения Агата предложила своим друзьям выпить немного портвейна. Они не возражали. Дворецкий сделал несколько глотков и вдруг изменился в лице. Он опустил стакан с видом человека, которого внезапно посетила чудовищная мысль.

– Что с вами? – испугалась Агата.

Он ответил глухим голосом:

– Вспомнил… В воскресенье утром, когда вы, Агата, вместе с Моникой готовили завтрак, а Дебора ушла в булочную, я поднялся к себе в комнату и у нас на этаже встретил того, кому абсолютно незачем было там находиться…

– Кого?

– Это страшно, Моника… слишком страшно. Я не могу назвать вам его имени, пока…

Моника взорвалась.

– Но это же глупо! Вы слышали, что сказал инспектор? Немедленно сообщить в полицию!

Рассудительная Агата поддержала девушку:

– Она права. Позвоните в полицию.

– Нет.

– Почему?

– Потому что за тридцать лет службы я ни разу не предал ни одного из своих хозяев, ни разу. Не сделаю этого и сейчас.

– Но речь идет об убийце!

– Я должен быть в этом уверен.

– А как вы узнаете?

– Я у него спрошу.

– И вы думаете, он вам признается?

– Нет, но ответит, что он делал на этаже у прислуги в воскресенье утром.

Спор разом прекратился, когда в дверях показалась Дебора. Девушке устроили праздничную встречу, а Эдуард побежал оповестить хозяйку. Сострадательная Генриетта велела дворецкому быть с малышкой поласковее и освободить на день от всякой работы. Мадемуазель Армандина пригласила горничную к себе и подарила маленькие коралловые бусы, которые сама носила в молодости. Только Гюнье и Жан-Жак еще дулись на Дебору, но когда узнали, что Пьюсергуи выгнал свою дочь из дому, смягчились и они. Мадам Нантье, подумывавшая о том, чтобы отослать домработницу, чьи родственники чуть было не изувечили ее близких, решила оставить ее у себя, ведь бедняжке некуда было идти.

В половине седьмого Дебора договорилась встретиться с Жирелем. Они могли провести вместе целый вечер!

Ни преступления, ни отцовский гнев не волновали больше влюбленных. Отстояв свое право на нежность, Дебора знала теперь, что любит Леона. Он же привязался к ней еще больше, понимая, что, кроме него, у малышки никого не осталось. С этого дня он чувствовал себя за нее в ответе. Быстрым шагом, как будто хотели убежать, спрятаться от людей, они удалялись все дальше от виллы. По дороге Королевской Башни поднялись до Райской Площади и долго стояли, задумчиво глядя на огромный город, засыпающий у их ног. Дебора тихо сказала:

– Отец сейчас в поезде и, наверное, глаз сомкнуть не может, у него на душе тяжело, как и у меня.

Жирель бережно погладил ее по руке.

– Отец простит вас, вот увидите.

– Нет.

– Но он же вас любит.

– Еще больше он любит Бога!

– Дебора… если вы согласитесь стать моей женой, мы поедем к вашим родителям, как только мне дадут отпуск, месяца через два-три.

– Они нас не примут.

– Там видно будет. Неужели за нас некому заступиться?

Дебору осенило.

– Господин Верван! Как же я о нем забыла!

– Кто это?

– Пастор из Сан-Андре-де-Вальборн. Единственный человек, к чьим советам прислушивается мой отец… иногда.

– Нужно срочно ему написать!

– Я займусь этим завтра утром.

Им обоим стало легче, и, взявшись за руки, они побрели дальше, наслаждаясь счастьем быть рядом друг с другом.

Прощаясь с Деборой у ворот виллы, Леон попытался поцеловать девушку, но она ласково его отстранила.

– Нет. Не сейчас.

Уже дома Жирель долго ворочался в кровати, каша в голове не давала ему заснуть, наконец он забылся и проснулся от громкого стука в дверь. Приоткрыв глаза, Леон увидел, что часы показывают семь. Он вскочил, накинул халат и побежал открывать.

– Меня прислал старший инспектор. Вас вызывают на виллу Нантье, – доложил с порога сержант.

– Вы случайно не знаете зачем?

– Из-за дворецкого.

– Что-нибудь случилось?

– Он мертв.

– Мертв.

– Ему проломили череп.

Первой, кого увидел инспектор, была мадам Нантье. Она лежала без чувств в передней, а склонившаяся над ней Моника безуспешно пыталась вернуть хозяйку к жизни.

– Из сил уже выбилась. Она только один глаз откроет, а потом хлоп – и опять.

– А что с ней такое?

– Что с ней такое? Скажете тоже! Вилла превратилась в настоящую бойню! Или вы считаете это нормальным? Не забывайте, что это уже третий по счету труп!

– Ну хорошо, хорошо. А где старший инспектор?

– За домом. У черного входа.

Все уже были в сборе. Приехал даже комиссар Мосне. Жирель заметил двух журналистов, один из которых был к тому же и фотографом: на этот раз вмешательства прессы избежать не удалось.

– Плохи дела вашей подружки. Не успели ее выпустить – и новое убийство, – встретил Плишанкур своего помощника.

– Но Дебора до одиннадцати часов была со мной!

– Врач установил, что смерть наступила около часа ночи.

– Но что делал дворецкий в такое время на улице?

– Дураку понятно. У него было свидание.

– С кем?

– С убийцей, черт побери!

– Выходит, он ни о чем не догадывался?

– Или догадывался, но думал, что на него не осмелятся поднять руку. По-моему, дело было так: Эдуард Боссю договорился о встрече с кем-то, от кого не ждал ничего плохого.

– И ошибался?

– Да. А когда прозрел, было уже поздно.

Толпа потихоньку разошлась, и Плишанкур со своим помощником смогли, наконец, приступить к работе. Первым делом они допросили Дебору. Девушка оказалась немногословной: вернувшись домой, она сразу легла спать, проснулась по будильнику в семь часов и только в офисе узнала о смерти Эдуарда, тело которого обнаружила кухарка.

С Моникой полицейским повезло больше. Не успев войти, она воскликнула: «Если бы он меня послушался, ничего бы не случилось!»

Ее попросили объясниться, и она рассказала о том, что произошло накануне в офисе. Жирель вздохнул с облегчением: Дебора была невиновна.

– И он не сказал вам, о ком идет речь?

– Вы представляете? «Я ни разу не предал ни одного из своих хозяев». Зато хозяева предали его!

– И как он намеревался действовать?

– Поговорить с подозреваемым, спросить у него, что тот делал на этаже прислуги. Поступить таким образом он считал своим долгом. А ведь еще меня успокаивал! Похоже, пора писать завещание…

– Или уезжать из этого дома?

– Это было бы умнее, но я очень любила Эдуарда, хоть и виду не показывала… поэтому я должна остаться и помочь найти убийцу.

– А вы храбрая девушка!

– Храбрая? Не очень. По правде говоря, мне безумно страшно.

– Тем ценнее ваш поступок. Вы могли бы позвать мадам Вьельвинь?

Появилась кухарка.

– Я встаю раньше всех. Варю кофе горничным и господину Эдуарду – он любил начинать день с чашечки вкусного кофе, – потом готовлю завтрак… Так вот, сегодня утром Эдуард не пришел, как обычно, на кухню, и я попросила Монику сходить постучать ему в дверь. В ответ – ни звука. Тогда она вошла и увидела, что постель его не разобрана. После всего, что он нам наговорил, мы сразу испугались и не знали, что дальше делать: позвонить в полицию или предупредить хозяина? И вдруг мне померещилось, что кто-то постучал в дверь офиса. Я открыла и… вся голова в крови… на камнях… бедный, бедный Эдуард. Хорошо, что у меня здоровье крепкое, другой бы на моем месте тут же и помер бы, увидев такое. Сама удивляюсь, как сердце выдержало!

– Скажите, мадам Вьельвинь, а в дверь действительно постучали?

– Да. Но не так, как вы думаете.

– То есть?

– Это была душа Эдуарда!

– Понятно. А что потом?

– Девушки принялись кричать, а я присела на стул и долго не могла прийти в себя. Хорошо, что у меня в запасе всегда имеется бутылочка… На крик прибежали хозяева, первым Жан-Жак… за ним остальные.

– Спасибо, мадам Вьельвинь. И вам, мадемуазель, тоже спасибо. Вы нам очень помогли.

Плишанкур обнял своего помощника за плечи.

– Я рад, что Дебора оказались вне подозрений. Эдуард, без сомнения, разгадал убийцу, и из его слов следует, что слуги тут ни при чем. Хоть это знаем. Я как подумаю, что убийца где-то здесь, совсем рядом… Но ничего, если Эдуард его нашел, неужели мы не найдем! А теперь пойдем поболтаем с нашими приятелями Нантье.

Полицейские имели счастье созерцать сразу всех членов семьи. Мужчины, стыдясь своих синяков, теперь и носу из дома не показывали. Но что-то в них сегодня насторожило Плишанкура, и он не смог удержаться от вопроса:

– Что-нибудь не в порядке?

Они посмотрели на него, и Жан-Жак с издевкой ответил:

– Да нет, все в порядке, господин инспектор. Только нашего дядю убили, прикончили горничную и проломили череп дворецкому, а так ничего. Такое в каждой семье бывает, не правда ли?

– Господин Жан-Жак, по-моему, сейчас не время шутить.

– Тогда валяйте, задавайте ваши глупые вопросы.

– Хорошо. Прямо сейчас и начну. Имеются ли у кого-нибудь из вас соображения по поводу событий этой ночи?

Молчание. Плишанкур настаивал:

– Ну хоть какие-нибудь предположения?

Ирена начала:

– Я думаю, господин инспектор, вы обратили внимание на то, что убийства происходят каждый раз, когда в доме появляется Дебора.

– Позвольте вам напомнить, что Дебора в этом доме не единственная…

– Может быть, и в то же время стоит ей приехать, как на вилле совершается новое преступление.

Жирель хотел ответить, но Плишанкур одним движением руки его остановил:

– Мадам, могу вас заверить…

И он спокойным голосом рассказал о попытке дворецкого выяснить истину, попытке, которая стоила ему жизни. Он заключил:

– Видите, мадам, Дебора не имеет никакого отношения к этой истории, а убийцу, выходит, нужно искать среди вас.

Генриетта возмутилась:

– Да как вы осмелились такое сказать!

Не теряя хладнокровия, полицейский объяснил:

– Посвятив в свои планы коллег, Эдуард Боссю тем самым снял с последних всякие подозрения, поэтому убийцей Жерома Маниго, Сюзанны Нанто и Эдуарда Боссю является кто-то из вас.

– Почему тогда не я, уж коли дело до такого дошло?

– Я не исключаю этой версии, мадам.

– Что?

– А теперь я хочу задать вопрос всем присутствующим: кого из вас встретил Эдуард на этаже у прислуги в воскресенье утром? Другими словами, кто из вас убийца?

В ответ последовала гробовая тишина. Жирель прислушивался к шуму их дыхания, в надежде, что учащенное сердцебиение выдаст виновного. Но это было бы недоказуемо… После затянувшейся паузы Плишанкур продолжил:

– Я и не рассчитывал на то, что один из вас добровольно согласится пойти на эшафот… однако рано или поздно мне придется его туда проводить.

Жорж запротестовал:

– Да вы просто чудовище, инспектор.

– Господин Нантье, я от природы человек спокойный, но всякому терпению бывает предел. Не советую доводить дело до крайностей. Пойдемте, Жирель.

В прихожей Леон заметил Дебору. Он подошел к ней шепнуть на ухо несколько ласковых слов. Потом опять заговорил о смерти дворецкого и о том, как сложно разоблачить преступника.

– По-настоящему злой человек, к которому Господь будет беспощаден, – не тот, кто кричит, извергает ругательства и размахивает кулаками, а тот, кто улыбается и целует того, чьей погибели желает, – ответила девушка и ничего к этому не добавила.


Устроившись за столом «Столетней Таверны», ресторана, что на Вокзальной площади, Плишанкур в компании своего помощника потягивал «Крепи» и закусывал бофором. Ни тот, ни другой пообедать не успели. Жирель поделился с шефом последними замечаниями своей невесты.

– Странная девушка эта ваша Дебора. Она всегда так туманно выражается, как будто по-другому не умеет.

– Дебора – замечательная девушка!

– Так я и не возражаю. Как по-вашему, на что она хотела нам намекнуть?

– На то, что убийца не обязательно тот, кто разговаривает с нами грубо.

– Значит, Жан-Жак отпадает.

– Это уж точно.

– Остаются Патрик и Жорж, я не думаю, чтобы женщины…

– А Ирена Гюнье?

Плишанкур покачал головой:

– Нет. Вы что, ее не видели? Она же тщедушненькая! Нужно обладать недюжинной силой, чтобы нанести такие удары, а ни одна из женщин на вилле этим похвастаться не может. Ну, а если выбирать между Жоржем и Патриком, то я предпочту первого.

– Почему?

– Ему надо спасать свое положение, а оно у него более солидное, чем у Гюнье. Если Патрик обанкротится, это обернется неприятностью для семьи, но не более того. Вот если Жорж прогорит, тогда они все пропали… Я с нетерпением жду дня, когда Жорж вынужден будет признать себя не в состоянии выплатить миллионные долги.

– Может быть, тогда на помощь ему придет убийца?

– Значит, тут-то мы его и поймаем.

8

Давид Верван, пастор из Сант-Андре-де-Вальборн, задыхаясь, поднимался по горе, ведущей в Оспитале. Письмо Деборы взволновало его. Он очень любил старшую дочь Пьюсергуи, которая в его глазах являлась истинной христианкой. Он знал: живи Дебора во времена гонений, она была бы с теми, кого сломить невозможно, кто предпочитает умереть с верой вместо того, чтобы купить жизнь ценой отречения. Он почувствовал себя оскорбленным, когда прочитал, что его девочку бросили в тюрьму, как какую-то последнюю злодейку и призывал Господа как следует наказать этих тиранов, что осмелились усомниться в чистоте Деборы, а она ведь была сама чистота. Он был возмущен поведением Эзешиа. Да за кого он себя принимает? Уж не за самого ли Господа Бога? Он должен доверять дочери и верить, что она не может поступить плохо. А если в этом сомневается, значит, он ее совсем не знает! А если он ее не знает, так зачем же тогда вмешиваться?

Обливаясь потом, пастор добрался наконец до Оспитале в час, когда жара стала особенно невыносима, перед тем, как толкнуть дверь Пьюсергуи, остановился, вытирая лицо платком в желтую и красную клетку.

Пьюсергуи заканчивали обед. При виде пастора все встали. Рут спросила, не хочет ли он есть. Он ответил, что не голоден, но с удовольствием выпьет стакан холодной воды. Агара подала воду и сделала ему комплимент, сказав, что он хорошо сегодня выглядит. Напившись, он заявил:

– Я пришел потому, что получил письмо от вашей старшей дочери.

Эзешиа с притворным удивлением посмотрел на Агару.

– Агара, вы писали пастору?

Крошка молча опустила голову. Господин Верван, не понимая, что хозяин дома разыгрывает перед ним комедию, решил уточнить:

– Я не об Агаре говорю, а о вашей старшей дочери.

– Агара – моя старшая дочь.

Пастор взглянул на него с недоверием.

– Вы что, издеваетесь надо мной?

– Агара стала моей старшей дочерью с тех пор, как умерла Дебора.

– Я что-то не слышал, чтобы Дебора умерла.

– Для меня она все равно, что умерла.

Верван заметил, что Рут незаметно от мужа утерла краем фартука слезу. Он стукнул кулаком по столу.

– Эзешиа, что значат все эти глупости, которые вы осмеливаетесь произносить перед вашей женой и детьми?

– Дебора не уважает своего отца, а ребенок, который не уважает отца, не заслуживает его милости.

– Чем она вам не угодила?

– Она позволила себе встречаться с мужчиной, не спросив у меня разрешения.

– Которое вы бы ей не дали?

– Которое я бы ей не дал.

– И почему?

– Потому что я не позволю ей выйти замуж за чужака.

– Значит, она правильно сделала, что не стала у вас спрашивать.

Каждый из них затаил дыхание в ожидании отцовской реакции. Эзешиа в сердцах оттолкнул тарелку и проговорил глухим голосом:

– Господин Верван, я вас уважаю, но не позволю вносить смуту в мой дом.

– Я несу в ваш дом слово Божье. Вы вообразили себе, что понимаете его, но заблуждаетесь, потому что возгордились.

– Берегитесь, господин Верван!

– Чего?

– Того, что я запрещу вам к нам приходить.

– А я запрещу вам приходить в Храм, потому что гордецам, которые трактуют Писание себе в угоду, в Храме не место. Вам не удастся запугать меня, Эзешиа Пьюсергуи. Вы мне нравитесь, и знаю я вас уже давно, но я не позволю вам выдавать вашу неправду за истину, а вашу тиранию за любовь.

– Господь сказал…

– Не вам учить меня тому, что сказал Господь!

Теперь Эзешиа походил на хищного зверя, который, отступая под хлыстом укротителя, скалит зубы, готовый в любую минуту на него накинуться. Дети с матерью впились в отца глазами, они никогда еще его таким не видели.

– Вы хотите унизить меня перед моей семьей!

– Я хочу убедить вас в том, что мы должны покориться воле Божьей. Вы же не осмелитесь отрицать, что это Он направил к вам мадам Пюже для того, чтобы Дебора оказалась в Анси и встретила там этого юношу.

Эзешиа усмехнулся.

– Так любая девка может придумать себе оправдение!

Пастор поднялся.

– Постыдитесь, Эзешиа Пьюсергуи, богохульствовать, когда на вас смотрят ваши дети! Что за болезненная гордыня толкает вас говорить столь чудовищные вещи! Я заявляю в присутствии матери, братьев и сестер, что Дебора – девушка честная и чистая! Это не она умерла, Эзешиа Пьюсергуа, а вы, и уже давно! Вы, кроме себя, никого не любите, Эзешиа Пьюсергуи, а поскольку вам не хочется признаваться в собсвтвенном эгоизме, вы утверждаете, что следуете законам Божьим, хотя Господь наверняка отвернулся от вас!

Под таким градом упреков Эзешиа весь съежился. Он уже спрашивал себя, а не ошибся ли он и была ли жизнь его столь праведной, как ему казалось. К тому же он чувствовал, что родные его поддерживают Вервана. Это было так, словно с глаз его сорвали завесу и ему вдруг открылись вещи, о существовании которых он даже не догадывался. Все вдруг предстало перед ним в каком-то ином свете, и ему сделалось стыдно. До сегодняшнего дня он был уверен, что его все любят, и теперь понял, что на самом деле его просто боятся. Совершенно подавленный, он просил:

– Что вы хотите, чтобы я сделал?

И, сам того не замечая, обнял свою младшенькую Юдит и усадил к себе на колени. Пастор с облегчением вздохнул, родные заулыбались.

– Вы должны написать Деборе и попросить ее забыть о том, что произошло в Анси, сказать, что вы ей верите.

– Хорошо.

Тогда Рут решилась спросить:

– А какой он из себя, этот парень?

Эзешиа пришлось сделать над собой усилие. Раньше он не позволял, чтобы к нему обращались с вопросами.

– Да я его и разглядеть не успел как следует. Вообще-то ничего. И положение солидное. Он кто-то вроде сыщика. Но формы не носит.

Чтобы скрыть свою досаду, он поцеловал Юдит.

– Ой, колется! – пискнула малышка.

Все засмеялись, и пастор согласился выпить чашечку кофе. Уселись за стол, и Пьюсергуи, не желавший сдаваться без боя, как бы невзначай заметил:

– Вот только не знаю, протестант он или католик.

Как и следовало ожидать, слова его прозвучали, как гром среди ясного неба. Пастор казался невозмутимым.

– Ну и что из этого?

– Вы же не станете меня уговаривать отдать дочь за католика?

– Какое это имеет значение? Если ваша дочь собирается выйти замуж за этого юношу, значит она его любит. Вот что главное. А уж как он молится – дело второе.

– Но за католика!

– Я должен вам напомнить, что Бог у нас один. Мне бы тоже хотелось, чтобы Дебора вышла замуж за человека нашей веры, но, если уж так случилось, Дебора сама сумеет во всем разобраться.

– Вы говорите о любви, но ничто не доказывает мне, что он любит ее… честно.


Если бы Пьюсергуи мог сейчас видеть свою дочь и своего будущего зятя, он перестал бы сомневаться в искренности их чувств.

После смерти дворецкого на вилле Нантье за порядком никто не следил, поэтому Дебора, даром что день был не воскресный, могла уйти из дома пораньше и встретиться с Жирелем, который отвез ее поужинать в Relais de Neige, что в старом Анси. У них на глазах ночь превращала озеро в огромную равнину, спокойную и сверкающую. Очарованная, девушка слушала своего спутника: выпитое вино, красота пейзажа, слова Леона – все перемешалось, голова у нее немного кружилась.

В этот вечер Леон Жирель и Дебора Пьюсергуи обменялись первым в их жизни поцелуем и поклялись друг другу в вечной любви.


– Что с вами, Жирель? В облаках витаете? – сказал Плишанкур своему помощнику на следующее утро.

– Я счастлив, шеф.

– Вот оно что! Это полезно время от времени. Простите за любопытство, а…

– Мы с Деборой помолвлены!

– Давно?

– Со вчерашнего вечера.

– Ну что ж, поздравляю! – Плишанкур горячо пожал ему руку. – А теперь, если позволите, перейдем к делу. Не исключено, что через несколько часов мы сможем поставить точку в истории Нантье.

– Да что вы!

– Мне звонил директор банка. Нантье погасил все свои долги.

– Не может быть!

– Вот мы у него и спросим, как это человек, у которого за душой ни гроша, а завистники только того и ждут, чтобы занять его место, может найти мешок с миллионом.

– Значит, что он?…

– Похоже на то.

– Получается, он продал бриллианты?

– Он тянул до последнего. К несчастью для него, срок выплаты наступил слишком рано и у него не было времени объяснять кредиторам, откуда взялись деньги.

– Но кому он мог их продать?

– Жирель, мы находимся в сорока трех километрах от Женевы!

Перед тем как отправиться к Нантье, Плишанкур с Жирелем зашли доложить о результатах следствия комиссару Мосне.

– Если то, что вы сейчас рассказали, – правда, то выйдет хорошенький скандальчик!

– Не вижу способа его избежать.

– Увы, я тоже! Однако прошу вас действовать, привлекая как можно меньше внимания.

– Можете на меня положиться.

– Да, и идите на арест в том случае, если будете располагать неопровержимыми доказательствами.

– Договорились.

Подъезжая к заводу Нантье, Леон не мог заглушить в себе смутной тревоги. Жорж, сидя у себя в кабинете, даже не подозревал, что судьба под видом двух малооплачиваемых чиновников готовилась перевернуть его существование. Такая ответственность давила. Менее всего Жирель хотел в свой первый по-настоящему счастливый день внести окончательную смуту в дом Нантье.

Секретарша Нантье спросила, записаны ли они на прием. В ответ Плишанкур – он строго следовал указаниям комиссара и не хотел предъявлять полицейское удостоверение – заявил, что если она доложить господину Нантье, что господа Плишанкур и Жирель ожидают его в приемной, шеф немедленно их примет.

– Сомневаюсь, так как у всех клиентов господина Нантье неотложные дела.

Старший инспектор не терял хладнокровия.

– Поверьте, мадемуазель, вам лучше сделать то, что я прошу, в противном случае…

Секретарша смутилась:

– В противном случае?

– В противном случае я могу рассердиться, а когда я сержусь, это всегда кончается весьма печально.

Перед ледяным взглядом своего собеседника, угрожающим и решительным, девушка отступила и пошла выполнять приказание.

Вскоре она вернулась:

– Господин вас ждет.

Жорж принял полицейских очень плохо. Как только секретарша закрыла за собой дверь, он прогремел:

– Значит, вам мало отравлять мое существование дома, теперь вы и сюда пожаловали! Это возмутительно, в конце концов! Я допускаю, что вы ведете следствие, но сомневаюсь, что вам необходимо беспокоить меня на работе! Чего вы хотите? Надеюсь, вы не для того пришли, чтобы сообщить мне о новом убийстве?

Плишанкур саркастически улыбнулся.

– Успокойтесь! На этот раз убийства не произошло и, полагаю, больше не произойдет.

– Тем лучше! А на чем основана такая уверенность?

– На том, что мы с господином Жирелем нашли убийцу и намерены его обезвредить.

– Ну и кто же он?

– Вы… может быть.

Нантье вскочил.

– Господин…

– Сядьте!

– Но…

– Сядьте!

Нантье покорился.

– Соблаговолите объяснить, на чем построено это нелепое обвинение, за которое, предупреждаю, вам придется ответить.

– Мое обвинение само собой отпадает, и я принесу вам свои извинения, если вы назовете мне имя вашего благодетеля, который позволил вам выплатить долг в установленные сроки.

После минутного колебания Нантье признался:

– Инспектор, вы задаете мне вопрос, на который я не могу ответить.

– Потому что?

– Потому что я не знаю, кто он.

– Вы понимаете, что это требует объяснений.

– Которых я не могу вам дать.

– Это не в вашу пользу, господин Нантье.

– Сегодня утром я пришел на работу с намерением признать банкротство, уступить место и большую часть акций и тем самым спасти честь своего дома, как вдруг мне позвонил директор банка и поздравил с удачным исходом дела. При этом он сказал, что я прибегнул к тактике, в необходимости которой смысла не было. Я не понимал, так как все люди, которые могли мне помочь и к которым я обращался, мне отказали.

– И какой-то незнакомец, зная о ваших неприятностях, принес огромную сумму денег и не потребовал ничего взамен, просто так? Господин Нантье, я слишком стар для того, чтобы верить в добрых волшебников.

– Я сожалею, но не могу вам дать других объяснений.

– Есть о чем сожалеть, господин Нантье, это ставит вас в такое положение, что для вас и для ваших близких было бы лучше, если бы вы потеряли завод.

– Почему?

– Это избавило бы вас от наших подозрений, если не обвинений, в убийстве следующих лиц: Жерома Маниго, Сюзанны Нанто и Эдуарда Боссю.

– Да вы с ума сошли!

– Я рассуждаю логически.

– И зачем я убил этих несчастных?

– Первого – для того, чтобы украсть бриллианты, которые вы потом продали в Швейцарии, а вырученные от продажи деньги внести в банк, ну а двух других – чтобы они молчали.

– Вы находите, что я похож на убийцу?

Плишанкур улыбнулся.

– Убийцы редко похожи на убийц, господин Нантье.

– И что вы собираетесь делать?

– Попросить вас проследовать за мной.

– В Управление безопасности?

– Сначала в банк, где мы побеседуем с директором.

Директор почувствовал недоброе, когда к нему в кабинет вошел Жорж Нантье в сопровождении полицейских. Он предложил им сесть.

– Я ждал вашего прихода, Жорж, но не в такой компании. В чем дело?

– Это касается денег, которые вы получили и положили на мой счет. Эти господа желают получить объяснения, и, честно говоря, я бы и сам не отказался хоть что-нибудь понять в этой истории.

Банкир как-то странно посмотрел на предпринимателя.

– Что-нибудь понять? Вы хотите сказать, что вы не в курсе?

– Абсолютно нет.

– Я впервые сталкиваюсь с подобным. Я могу рассказать все, что знаю, в присутствии посторонних? Или у этих господ уже и без того имеется карт-бланш?

– Расскажите все, так будет лучше… Так нам, может быть, удастся продержать еще некоторое время эту историю в тайне, а если они потребуют официального разрешения у начальства, о ней станет известно сразу всему городу. Давайте, дорогой, мы вас слушаем.

Банкир на секунду замялся, потом решился.

– Я предполагаю, Жорж, наши гости в курсе ваших финансовых затруднений.

Нантье утвердительно кивнул головой.

– В таком случае я с чистой совестью могу признаться, что по мере приближения для выплаты этой огромной суммы у меня росло дурное предчувствие… – он обратился к полицейским. – Я должен объясниться, иначе мои эмоции вам будут непонятны. Мы с господином Нантье старые друзья, и всегда неприятно видеть, как друг идет ко дну. А Жоржа ожидало именно это. Вчера, против своей воли, я собирался заняться подготовкой бумаг на случай неуплаты, когда мне доложили, что некий господин Шумахер желает со мной поговорить от имени Нантье. Я решил, что мой друг в отчаянии послал ко мне своего доверенного, чтобы попытаться спасти положение. Предполагая мучительную сцену, я все же его принял. К моему удивлению, пожилой господил сообщил, что пришел от Нантье и принес деньги. Радость моя была так велика, что я даже не задумался, насколько все это странно. Мой посетитель выложил на стол пачку швейцарских банкнот, которые при обмене по курсу составляли, с разницей в несколько сот франков, необходимую для выплаты сумму. Он попросил у меня расписку в получении денег на имя Нантье, дать которую мне не составило труда. И только после того, как я позвонил и сообщил, что деньги внесены и долг погашен, я задумался и связался с Нантье. Я хотел поздравить его и заодно спросить, зачем ему понадобилось присылать ко мне этого Шумахера, если он мог просто перевести деньги на свой счет. Мне казалось, что он напрасно рисковал. Обладатель подобной суммы мог, во-первых, попытаться скрыться, а во-вторых, с ним могло по дороге что-нибудь случиться, ведь он был уже в возрасте. К моему удивлению, Нантье ничего не ответил и, поблагодарив, повесил трубку. У меня было такое ощущение, что мой собеседник находился… в смятении.

Плишанкур посмотрел на Нантье, тот пожал плечами.

– Я знаю, что в это трудно поверить, но клянусь вам, что не знаю никакого Шумахера и денег никому не давал.

Банкир холодно заметил:

– Любопытная история, Жорж.

– Я прекрасно понимаю, это звучит неубедительно…

– Мое дело маленькое… Долг будет ликвидирован, – добавил он сухо. – Я и не подозревал, что существуют еще чудаки, готовые прийти на помощь нуждающимся промышленникам. – Он встал. – Господа, прошу вас меня извинить, но я временем не располагаю.

Попрощались довольно холодно, и Плишанкур про себя отметил, что банкир не подал руки своему старому другу.

На улице Жорж спросил Плишанкура:

– Ну, что вы решили?

– Я должен посоветоваться с комиссаром Мосне. В ближайшие несколько часов у вас не появится глупой мысли уехать из Анси?

– Конечно нет.

Нантье удалился походкой внезапно постаревшего человека, который идет на работу скорее по привычке, чем с охотой. Жирель пробубнил:

– Ну, и на что все это похоже? Неужели он мог подумать, что мы поверим его сказкам?

– И какая нелепая неосторожность – платить швейцарскими деньгами.

– Он что, ненормальный?

– Не то чтобы совсем, но из-за грозящего ему краха немного тронулся рассудком и, чтобы спасти своих от позора, убил дядю Жерома и украл бриллианты.

– Что-то непохоже, чтобы историю с Сюзанной мог придумать человек, у которого плохо варит голова.

– Голова-то у него варит хорошо, но действовал он как заведенный, устранял каждую возникающую перед ним опасность, а опасностью были Сюзанна, Эдуард, срок выплаты; тогда он переставал соображать, а только реагировал и бросался на возникающее на пути препятствие, не заботясь о том, что за ним стоит. Я уверен, что теперь, когда деньги заплачены, он начинает задумываться о своих поступках.


Комиссар Мосне внимательно выслушал Плишанкура.

– То есть по-вашему, Нантье виновен по меньшей мере в краже.

– По меньшей мере.

– А Шумахер?

– Просто тип, которому хорошо заплатили и который, небось даже не догадывался о содержимом конверта. Я распорядился проверить все гостиницы города. Постараемся его найти. Правда, не факт, что он назвал свое настоящее имя или не сбежал уже к себе в Швейцарию. Каковы дальнейшие указания?

– Честно говоря, сам не знаю. Против Нантье имеются улики, но ничего определенного, ничего, что могло бы убедить прокурора. Предположим, что бриллианты украл Жорж, но об этих бриллиантах все слышали и никто их не видел. Никто не сможет доказать, что у дяди Жерома перед смертью действительно были бриллианты. Напоминаю, что к нам не поступало заявления о краже. Значит?

– Если я вас правильно понял, господин комиссар, нам нужно найти убийцу, чтобы разоблачить вора.

– Таково мое мнение.

Выйдя от комиссара, старший инспектор сообщил помощнику:

– Комиссар прав. Я не понимаю, почему Нантье, если он виновен, не заявил нам, что Жером сам отдал ему бриллианты, чтобы спасти семью, а убил Жерома какой-то неизветный, причем убил зря, потому что у покойного бриллиантов не оказалось. Нантье плохо продумал свою комбинацию, и мы должны воспользоваться его ошибками. Завтра воскресенье, даю вам выходной и желаю хорошо провести день с невестой.


Вопреки пожеланиям Плишанкура день, проведенный с Деборой, чуть было не закончился полным фиаско. И все это из-за письма Эзешиа, которое девушка получила накануне.

Намереваясь показать Деборе Семноз, Леон явился на виллу с утра пораньше. К его большому удивлению и огорчению, девушка заявила, что гулять не хочет. Жирель не понимал, в чем дело. Под натиском вопросов она в конце концов призналась, что получила письмо от отца и не может думать ни о чем другом. Леону все же удалось уговорить ее поехать с ним, – иначе он сойдет с ума, спрашивая себя, чем она так расстроена. Моника тоже посоветовала подруге подышать свежим воздухом и не упускать лучших дней в жизни. А какие дни могут быть лучше тех, когда любишь и собираешься замуж?

В машине они не разговаривали. Дебора казалась погруженной в свои мысли, и Леон не осмеливался нарушить ее молчания. Они проезжали мимо памятника жертвам блокады Пьюсо, когда Дебора вдруг сказала:

– Леон… Я должна была с самого начала спросить вас об одной вещи.

– Я вас слушаю.

– Вы протестант?

– Простите?

– Вы протестант?

– Протестант? Что за мысль! Нет, конечно, я не протестант.

– Это очень плохо.

– Почему?

– Потому что я протестантка.

– Ну и что? Меня это не смущает.

– Это смущает меня.

– Вы шутите?

– Леон, я не могу выйти за вас замуж. Мои никогда мне этого не простят.

– Дебора, да что вы в самом деле! Вы же за меня замуж собираетесь, а не за ваших родственников!

Она не ответила, и Леон догадался, что она не уступит. Он пришел в отчаяние. Никогда он не думал, что вопрос вероисповедания может помешать ему быть счастливым с той, которую он так полюбил. Он тоже молчал. Его распирало от возмущения, но он решил ничего не говорить, боясь произнести грубые слова и навсегда потерять Дебору.

Он остановил машину.

– Дебора… вы ведь это не всерьез?

Она подняла на него полные слез глаза, и это стоило любого ответа.

– Но мы же не станем, в самом деле, ломать себе жизнь из-за религии?

– Из наших никто не согласится жить с человеком другого вероисповедания.

– Просто вы меня не любите и ищете предлог, чтобы со мной расстаться.

– Нет. И я никогда не выйду замуж, потому что не смогу стать вашей женой. Я поклялась себе.

– Но я вас люблю!

– Я вас тоже.

– И?

– Это невозможно.

Жирель не мог понять доводов Деборы.

– Послушайте, дорогая… вечная жизнь – само собой, – но сейчас меня волнует мое существование на земле. Я не хочу вас терять и готов на все… даже на то… чтобы принять вашу веру.

Улыбка озарила лицо Деборы.

– Вы правда это сделаете?

– А почему нет? Генрих IV сделал, только наоборот, а я спустя несколько веков отвечу ему тем же.

Долгий и нежный поцелуй был наградой за обещание такого вероотступничества.

9

Моника Люзене была девушкой непредсказуемой. Она принимала совершенно неожиданные решения, и ничто не могло ее заставить от них отказаться. Это очень раздражало беднягу Эдуарда. Когда дел в доме было по горло, она вдруг принималась за самый незаметный закуток и жертвовала всем ради ненужной уборки. Никто бы не сумел сказать, даже она сама, почему сегодня утром ей пришло в голову вымыть чердак. Она предстала перед Агатой и Деборой, закутанная в фартуки, кофты и похожая на астронавта.

– Я иду на чердак. Там уже сто лет никто порядок не наводил, и потом мне хочется поглядеть, что лежит в этих старых, пыльных сундуках.

Поскольку отговаривать ее даже и пытаться не стоило, Дебора согласилась заменить Монику на работе по дому.

Моника спустилась к полудню, вся в пыли и паутине, но с блестящими глазами. Перед тем как пойти умыться, она поделилась с Деборой:

– Обалденно! Сногсшибательные штучки! Я вам расскажу…

За обедом женщины даже забыли об Эдуарде, насколько увлекла их Моника своими раскопками:

– Невероятные платья, чепчики… можно целый музей сделать, и потом шляпы! И зачем хранить все это старье? Оттуда сверху – восхитительный вид на Семнез, там так спокойно, так тихо, даже уходить не хотелось.

Агата посоветовала ей есть, пока не остыло. Она поковырялась в тарелке с зеленым горошком и отложила вилку.

– А еще знаете что! Я нашла толстенный альбом с фотографиями, из красного бархата и с золотой застежкой. Вот уж когда я повеселилась! Мадам во время первого причастия, господин в матроске и в берете с надписью «Жан Барт». Со смеху умереть! Лучше всех Армандина, в полосатом купальнике поднимает гантелю, грудь вперед! А она ничего, симпатичная была! Интересно, почему она замуж не вышла? А еще куча детей! Я, по-моему, узнала Жан-Жака и Ирену, правда, не уверена. А дядя Жером в военной форме. Посмотришь на его усы и лукавые глазки – ни за что не подумаешь, что он превратился в старого скрягу. Это все-таки так противно – стареть…

С этими словами Моника помогла своим подругам убрать со стола и помыть посуду. Дебора спросила:

– Моника, а что вы сделали с этим альбомом? Было бы забавно его посмотреть, если, конечно, это удобно.

– Что ж в этом неудобного! Он валялся в самом углу чулана, и никто о нем даже не вспоминал! На всякий случай я спрошу все-таки у хозяйки.

В гостиной, наливая кофе, Моника сказала Генриетте Нантье:

– Мадам, сегодня утром на чердаке я наткнулась на старый семейный альбом с фотографиями. Если мадам желает, я могу его принести.

– Будьте так любезны, Моника. Это вернет нам молодость, а нам всем сейчас не помешает немного отвлечься.

Жан-Жак запротестовал:

– Кому это нужно – рассматривать, какими мы были и какими больше никогда не будем!

– Жан-Жак, ты что, белены объелся?

– Простите меня, мама, но мы по уши завязли в неприятностях, и я считаю неуместным утешаться пожелтевшими фотографиями, которые могут нас рассмешить, а могут, наоборот, нагнать тоску.

Генриетта растерялась и не нашла, что ответить.

– Как хочешь… Где этот альбом, Моника?

– У меня в комнате, я его почистила, вытерла от пыли…

– Ну что ж! Пусть там и остается. Я попрошу его у вас в лучшие времена, когда мой сын будет в менее нервозном состоянии.

– Не понимаю, почему каждый раз мы должны поступать так, как угодно Жан-Жаку? – фыркнула Ирена. – Я бы с удовольствием посмотрела, какая я была маленькая, и Патрику бы показала.

Патрика такое обещание в восторг не привело, и Жан-Жак зло бросил:

– Ты думаешь, его обрадует, что из прелестного ребенка получилась такая уродина, как ты?

Ирена разразилась слезами при полном безразличии остальных. Она вообще мало кому была симпатична. Одна Генриетта возмутилась, да и то из принципа:

– Жан-Жак, что ты вечно к сестре цепляешься?!

– Она меня раздражает.

Ирена расплакалась еще пуще, но Патрик, казалось, и не думал ее утешать. Моника, почувствовав, что ее присутствие становится неприличным, на цыпочках вышла.

– И вы в такой момент еще осмеливаетесь ругаться? – очнулся Жорж.

Его супруга удивилась:

– А что особенного в этом моменте?

– Да нет, ничего, только сюда с минуты на минуту могут нагрянуть полицейские и меня арестовать.

– Тебя арестовать? Господи! Но за что?

– Как убийцу Жерома, Сюзанны и Эдуарда.

– Ты шутишь?

Жорж внимательно посмотрел на жену и заключил, что в пятьдесят пять лет она так же глупа, как и в молодости.

– Поверь, дорогая, если бы я надумал шутить, то выбрал бы другую тему.

– Но что ты в самом деле!

– Помолчи! А ты, Ирена, заканчивай хныкать, смотреть противно!

И он рассказал им свою невероятную историю. Генриетта воскликнул:

– Но это же здорово! Мы спасены!

Жорж пожал плечами:

– У полиции свое мнение на этот счет.

Жан-Жак признал:

– Согласись, что в твою историю поверить сложно.

– Ты что, мне не веришь?

– Верю, конечно… – вяло ответил молодой человек.

– А вы, Патрик?

– А меня это не касается.

– Папа, я тебе верю! – выступила Ирена только для того, чтобы досадить брату и мужу.

Жорж горько заметил:

– Как мне убедить полицейских, если собственная семья… Значит, Жан-Жак, ты допускаешь, что я мог убить дядю Жерома?

– Я этого не говорил.

Патрик высказал свою точку зрения:

– Я не думаю, чтобы вы это сделали, но если бы сделали, я бы о вас плохо не сказал. От этого скряги на земле все равно никакого проку не было, только мучил нас своими бриллиантами.

Раздался голос мадемуазель Армандины, посоветоваться с которой никому даже в голову не пришло:

– От меня, Патрик, тоже проку никакого, но, уверяю тебя, мне совершенно не хочется закончить, как Жером.

– Вы – другое дело. У вас ни гроша нет.

– Значит, я впервые в жизни могу порадоваться своей бедности.

Жорж встал:

– Пойду на работу, пока еще на свободе. Ты, может, тоже зайдешь, Жан-Жак? А то вдруг меня отстранят от дел.

– Хорошо, зайду часа в четыре… и не изводи себя так.

– Я стараюсь себя не изводить, но у меня ото плохо получается, когда я вижу, как глубоко вы все мне доверяете.

Часов в пять Агата Вьельвинь сказала Деборе:


– Куда запропастилась Моника? Она ведь знает, что должна мне помочь. Наверное, опять на свой дурацкий чердак полезла.

– Может, мне за ней сходить?

– Это было бы очень мило с вашей стороны, детка.

Дебора весело взобралась на чердак. С тех пор как Леон пообещал ей примкнуть к Реформистской Церкви, она больше не задавала себе вопросов о будущем. С легким сердцем она толкнула дверь чердака. Тишина поразила ее. Она вошла и окликнула:

– Моника?…Моника?

Голос отразился от огромных сводов и старой мебели. Она позвала еще раз:

– Моника?

Где она могла быть? Спустившись, Дебора постучала в комнату своей подруги и громко крикнула в замочную скважину:

– Моника, вы здесь?

Тишина. Она уже собралась уходить, когда до нее донесся какой-то странный шум. Это был не стон, не рыданья, но что-то вроде скрежета… хрипа… как будто кто-то задыхался. Решив проверить, по померещилось ли ей, она повернула ручку, и дверь открылась. В ту же секунду Дебора заслонила лицо руками, стараясь сдержать вырывающийся крик. Моника лежала на полу.

– Моника…

Закрыв за собой Дверь, Дебора склонилась над девушкой. Убедившись, что подруга ее жива, она просунула ей под голову подушку и испачкала руки в крови. Но Дебора была не из слабонервных. В первый момент она хотела немедленно предупредить домашних, но подумала, что преступник может быть где-то рядом и самым разумным будет сразу же сообщить в полицию. Она вышла, заперла комнату и положила ключ в карман. Так, по крайней мере, она могла быть уверена, что убийца не сможет добить свою жертву. Она спустилась по лестнице, стараясь идти как можно быстрее и тише. Из холла она позвонила, набрала номер Безопасности, номер, который ей дал Леон. Полушепотом она попросила:

– Плишанкура, пожалуйста, или Жиреля.

– Кто говорит?

– С виллы Нантье.

– По какому вопросу?

– Новое преступление.

В ответ послышался шум падающего стула, и тотчас же раздался голос Плишанкура:

– Кто на проводе?

– Дебора.

– Что случилось, девочка?

– Приезжайте быстрее… с врачом!

– Выезжаем!

Она повесила трубку и почувствовала облегчение. Минут через пять послышался скрип тормозов, около виллы остановилась машина. Плишанкур, Жирель, врач и еще двое полицейских бежали к крыльцу. На пороге их ждала Дебора:

– Никто ничего не знает… Моника… Она в комнате…

Плишанкур, не теряя времени, взбежал по лестнице, отдав на ходу приказания никого не впускать. Он удивился, найдя дверь в спальню запертой. Дебора объяснила, почему сочла нужным так поступить.

– Разумно… – согласился полицейский.

Врач осмотрел Монику и, поднявшись, заключил:

– Похоже, пучок волос на затылке спас ее от смерти: череп не поврежден. Думаю, она отделается шоком.

– Ее ударили так же, как и других?

– Как и других… Пойду вызову скорую.

Суматоха, как ни старались ее скрыть, привлекла внимание Нантье. Генриетта с дочерью и Армандиной спустились узнать, что происходит. Когда им рассказали, они исчезли в гостиной, замирая от ужаса. Плишанкур решил воспользоваться их состоянием и сразу приступил к допросу. Но женщины ничего не знали. Жорж уехал около двух часов, Жан-Жак – часом позже вместе с Патриком. Доктор же пришел к выводу, что Моника могла находиться в том состоянии, в котором ее нашли, уже часа два, то есть виновным мог быть любой из них, кроме Жоржа.

– Жорж отпадает. Вот что никак не вяжется с остальным. Выходит, мы зря его подозревали, – рассуждал Плишанкур уже в офисе.

Из показаний Агаты и Деборы следовало, что Моника провела полдня на чердаке и вернулась оттуда возбужденная своими находками: старинные платья, шляпы, всякие безделушки… Старший инспектор не понимал и злился на себя за то, что не понимает.

– Но должно же там быть что-то такое, что привлекло внимание преступника, напугало…

Никто не мог ответить на эти вопросы, и он ушел в отвратительном настроении, оставив одного полицейского охранять офис.

Есдинственный, кто почти обрадовался случившемуся, был комиссар Мосне:

– Вот видите, Плишанкур, мы правильно поступили, не задержав Нантье. Хороши бы мы сейчас были!

– Господин комиссар, но он должен как-то объяснить, откуда взялись деньги.

– Без сомнения.

– И потом, если господин Нантье не виновен, то преступник – кто-то из членов его семьи. Так что нам в любом случае не избежать шумихи вокруг всех этих трупов.

– Конечно, но я надеюсь, что Жорж Нантье – всего лишь жертва.

– Жертва, на которую с неба вдруг посыпались миллионы.

– Ну ладно, ладно… И поторапливайтесь, Плишанкур, что-то вы медленно работаете.

В кабинете Плишанкура ждал врач.

– Ну что?

– Как я предполагал, удар был нанесен тупым предметом. Убийца силен физически. Она выкарабкается, но пробудет еще некоторое время без сознания. Любопытно, у нее на пальцах, под ногтями, я обнаружил волоски красного бархата, хотя в комнате ничего красного не заметил. Как будто, падая, она схватилась за занавеску.

– Значит, ее ударили не в комнате?

– Это уж вы мне должны сказать.

– Хорошо, спасибо. Жирель, возвращаемся на виллу. Полицейские в очередной раз приступили к допросу Деборы и Агаты.

– Постарайтесь вспомнить все, о чем рассказывала Моника, когда спустилась с чердака.

– Она говорила о платьях, шляпах. Удивлялась, зачем нужно хранить все это старье. Тогда я сказала, что это на память… чтобы можно было вспомнить ушедшие года…

После последних слов кухарки в голове у Деборы словно произошел какой-то щелчок, и она воскликнула:

– Альбом!

И она рассказала об альбоме с фотографиями, альбоме из красного бархата с золотой застежкой, который Моника пообещала ей показать.

– Там есть фотографии госпожи во время первого причастия, господина – в тельняшке, дяди Жерома в военной форме и молодых Нантье – младенцами. В гостиной даже переругались, когда Моника сказала госпоже, что нашла альбом.

– Любопытно…

Плишанкур бросился в гостиную, где по-прежнему сидели дамы. Он обратился к Генриетте:

– Мадам, говорят, Моника, разбираясь в чулане, наткнулась на старый альбом.

– Совершенно верно.

– Правда ли, что из-за этого альбома у вас возник спор или даже ссора?

– Не будем преувеличивать, инспектор, один из нас был против возвращения этого старья, он считал, что сейчас не самый подходящий момент, чтобы вспоминать прошлое, которое может вызвать у нас только ненужные сожаления.

– Можно спросить, кто именно был против альбома?

– Мой сын, Жан-Жак. Молодость не любит грустить о прошлом, разве не так?

– Наверное, так… Но что бы там ни было, я прошу у вас разрешения произвести в доме обыск. Если вы не согласитесь, я пошлю своего помощника за ордером.

– Боже мой, инспектор, зачем вам понадобилось это старье?

– Не мне, а преступнику. Он пытался убить Монику из-за этого альбома.

– Какая низость!

– Конечно, никто из вас не знает, где находится альбом?

– Должна ли я понимать, что вы подозреваете меня, мою кузину или мою дочь в покушении на жизнь домработницы?

– Мадам, стадия подозрений закончилась, теперь мне нужна уверенность.


Полицейским понадобилось больше двух часов на то, чтобы отыскать альбом, они откопали его в коробке с грязными тряпками на чердаке. Как только альбом попал в руки Плишанкура, он жадно перелистал толстые страницы, но среди пожелтевших от времени лиц не увидел ни одного знакомого. Он вызвал Дебору.

– Что за забавные снимки хотела показать вам Моника?

– Мадам во время первого причастия, мсье в матроске, дядя Жером в военной форме, мадемуазель Армандина в гимнастическом зале, Жан-Жак и Ирена – младенцами.

– Ни одной из перечисленных фотографий в альбоме нет.

Жирель задал вопрос, которого шеф ожидал:

– Что это значит?

– То, что в альбоме имелась одна карточка, способная навести нас на след убийцы, и он, будучи далеко не дураком, вырвал из альбома все фотографии, чтобы мы не могли продвинуться в следствии.

Когда Плишанкур вернулся к себе в кабинет, настроение у него было хуже некуда. Секретарь доложил, что несколько раз звонил некий Фелисьен Гетаз.

– Кто это, Фелисьен Гетаз?

– Он содержит игорный дом «Серебряный Арлекин».

– Ах, да! Немедленно свяжите меня с ним?

Его соединили.

– Инспектор Плишанкур из Национальной Безопасности. Могу я поговорить с Фелисьеном Гетаз?… Спасибо… Алло? Гетаз? Это Плишанкур. Вы мне звонили? Да… Очень хорошо… Есть что-нибудь новое?… Нет?… И кто отправитель? Понимаю… Спасибо. Вы оказали мне огромную услугу.

Полицейский повесил трубку.

– Долги Жан-Жака Нантье уплачены.

– Кем?

– Чек подписан Дюраном.

– Откуда отправлен?

– Из Шамбери.

– Ни малейшей зацепки.

– Да уж.

– Ну что ж, дружок, видимо, придется нам провести сегодняшний день на вилле у Нантье.


Когда полицейские снова предстали перед Нантье, Жан-Жак съязвил:

– Вы бы уж сразу к нам жить переехали, инспектор, чем мотаться туда – обратно.

– В этом нет необходимости, я к вам с добрыми вестями.

– Что-то новенькое!

– Ваши долги уплачены.

– Вы это серьезно?

– А вы что, не в курсе?

– Абсолютно.

– Значит, если я правильно понимаю, это не вы внесли деньги?

– У меня их просто нет.

– Тогда кто?

– Спросите у Гетаза.

– Ему передали чек, подписанный Дюраном.

– А что, крутой парень этот Дюран?

– Вы его не знаете?

– Среди моих знакомых Дюранов нет.

– И вас не удивляет такой анонимный вклад?

– Я не ломаю себе голову над чудесами, я их принимаю.

– К сожалению, полиция в чудеса не верит, тем более, когда они повторяются. Вчера ваш отец, сегодня вы. По-моему, это слишком. Попрошу вас явиться ко мне в кабинет завтра в десять часов.

– Чтобы там и остаться?

– Кто знает.

На бульваре Альбини Плишанкур сказал:

– Возможно, мы имеем дело с групповым преступлением.

– Что вы под этим подразумеваете?

– То, что они сговорились убрать дядю Жерома, чтобы как-то выпутаться из передряги, в которую угодили. Не удивлюсь, если завтра какой-нибудь незнакомец подарит деньги Гюнье. Круг замыкается, и мы их на чем-нибудь да поймаем.

Они проделали несколько шагов в тишине, потом Леон остановился:

– Шеф, я волнуюсь за Дебору. Нападение на Монику, убийство метрдотеля… Я боюсь за нее.

– И что вы предлагаете?

– После обеда я хочу вернуться на виллу.

– Поступайте, как подсказывает вам чувство.


Дебора задремала на стуле в офисе. Она валилась с ног от усталости и не могла дождаться часа, когда Нантье пойдут спать, чтобы и она, наконец, могла лечь. Поскольку Моника отсутствовала, подавать ужин пришлось ей, и она неплохо с этим справилась, к тому же у хозяев и так забот было предостаточно, чтобы они стали обращать внимание на ее мелкие погрешности. После ужина девушка подала кофе в гостиной и ждала, когда Генриетта Нантье поднимется из-за стола и отпустит прислугу. Переживания, вызванные нападением на Монику, события последних тяжелых дней, дебют в качестве официантки совершенно расстроили Деборе нервы.

Наконец раздался звонок. Девушка поспешила в гостиную. Мадам Нантье, зевая, сказала:

– Можете убрать, Дебора, и вы свободны.

– Хорошо, мадам.

Генриетта встала, ее примеру последовал Жорж, за ним все остальные. Пока они традиционно желали друг другу спокойной ночи, Дебора наклонилась к сервировочному столику, чтобы собрать чашки, и взгляд ее задержался на странном пятне. Вдруг ее осенило, что перед ней не что иное, как кусочек красного бархата; она замерла, потом медленно выпрямилась, и взгляд ее встретился с чужим, пронизывающим взглядом. Девушка знала теперь, кто был изображен на фотографии, которую хотели уничтожить. Руки ее задрожали, она чуть не уронила чашку. Ей казалось, что хозяева никогда не разойдутся. Наконец они ушли, но Дебора ухитрилась выйти вместе с ними. Она не хотела оставаться одна в этом доме, где ее парализовал страх.

Дебора не могла рассказать об увиденном Агате. Кухарка была слишком простодушна, чтобы поверить. Однако от нее не ускользнуло, что Дебора нервничает, и она подумала, что девушка просто очень устала.

– Ладно, дитя мое, пойду спать. С каким удовольствием я отдохну как следует!

– Нет!

– Но что с вами?

– Не уходите пока!

– Почему?

– Я боюсь.

– Но чего?

– Убийцы.

– Но зачем ему вы, сами подумайте?

– Есть зачем, мадам Агата…

– И зачем же?

– Он знает, что я знаю, кто он.

– Вы переутомились, детка.

– Нет, нет! Я уверена!

– Тогда нужно предупредить полицию.

– Мне страшно одной идти в холл.

Агата Вьельвинь сжала рукоятку кухонного ножа.

– Ну что ж! Пойдем вместе, и первый, кто попытается на нас напасть, очень об этом пожалеет. Обещаю вам!

Они потихоньку открыли дверь и проскользнули в холл. Дебора схватила телефонную трубку… Но провод был перерезан. Дебора пробормотала:

– Вы видите, преступник догадался, что я захочу позвонить.

– О Господи!

Они вернулись в офис и заперлись изнутри на ключ. У кухарки тоже потихоньку начинали сдавать нервы. Она заговорила почти шепотом, как будто преступник находился где-то рядом.

– Что будем делать?

– Я пойду в полицию.

– Но…

– Мы не можем дольше тут оставаться. Я выйду через черный ход, и как только окажусь на бульваре Альбини, бояться будет нечего. Сделаем вид, что работаем, а через несколько минут погасим свет и хлопнем дверью так, чтобы можно было подумать, будто вы пошли спать, а я в это время убегу.

Агата одобрила план своей молодой подруги. Они оставались еще минут двадцать на кухне, передвигая с места на место посуду, затем выключили свет и хлопнули дверью, выходящей в холл, оставаясь при этом внутри. Затем Дебора как можно тише вышла в сад. Она прислонилась к стене и застыла, напряженно вслушиваясь и пытаясь уловить в ночном ветре эхо приближающейся опасности. Но сколько она ни напрягала слух, слышно ничего не было. И тогда, собравшись с духом, она устремилась к воротам. Она уже приблизилась к ним, когда кто-то преградил ей дорогу.

– Что, чересчур любопытный котеночек, погулять захотелось? Может быть, решила предупредить этих кретинов полицейских?

Съежившись, как птичка перед пастью хищника, Дебора открыла рот, чтобы закричать, но крик застрял у нее в горле. «Кто-то» поднял руку. Дебора знала, что убийца Жерома, Сюзанны, Эдуарда приготовился убить ее. Она хотела попятиться, но ноги отказали, и тогда, в ожидании удара она зажмурилась. Но короткий выстрел и последовавший за ним стон заставили ее приоткрыть глаза. Убийца корчился у ее ног, воя от боли. От стены отделился силуэт Леона с пистолетом в руке. Дебора, рыдая, бросилась к нему на грудь. Жирель осторожно отстранил ее и направил свет электрического фонарика в лицо убийце.

– Мадемуазель Армандина!

10

Раненная в позвоночник, Армандина умирала мучительной смертью. Перед тем, как испустить последний вздох, в страхе перед тем, что ожидало ее за порогом, который ей предстояло переступить, она исповедовалась священнику и рассказала всю правду Плишанкуру. Она угасла, моля Господа и людей о милосердии и простив полицейского, который, убив ее, освободил от ненависти, пожирающей ее уже долгие годы.

– Вот так, – говорил Плишанкур комиссару Мосне и Жирелю, – вся эта чудовищная авантюра есть не что иное, как история долгой ненависти. Армандина Маниго ненавидела своего кузена Жерома, она ненавидела Нантье, которые заставляли ее слишком дорого платить за предоставленное гостеприимство. Она ненавидела дерзкую молодежь. Вечно униженная, она залечивала свое раненое самолюбие мечтами о мести. Все, чего она желала, чего хотела – это увидеть Нантье раздавленными, осмеянными, ставшими наконец похожими на нее.

Она терпеливо ждала, ждала двадцать лет. Именно это ожидание и есть самое чудовищное – эта ненависть, крепнущая изо дня в день и заставившая в конце концов потерять голову того, кто ее вынашивал. И все это на глазах у ничего не подозревающих Нантье, отказывающих в малейшем знаке внимания бедной родственнице, подобранной из жалости. Ее соглашались терпеть лишь на том условии, что она не будет вмешиваться в их жизнь и удовольствуется ролью привилегированной прислуги.

Армандина знала, что Жером – отец ребенка Сюзанны Нанто. Она ничего никому не сказала, чтобы Нантье и Гюнье изгрызли друг друга подозрениями. Я представляю, какое наслаждение она испытывала, наблюдая за тем, как женщины изничтожают ревнивыми взглядами своих мужей. Когда же до нее дошли слухи о свалившихся на Нантье финансовых трудностях, она подумала, что час ее пробил. Но из одного разговора с дядюшкой она неожиданно узнала, что тот, хоть и собирался прижать Нантье к ногтю, думал спасти их в крайней ситуации. Такой поворот событий никак не устраивал Армандину, которая рассчитывала разбудить отцовские чувства в сердце Жерома и тайком женить его на Сюзанне. К ужасу всего семейства, обладательница огромного состояния после смерти мужа вертела бы судьбой Нантье, как ей заблагорассудится. Ведь дядя Жером все равно не внес бы деньги, пока не заполучил бы всех акций.

Тогда она вызвала Сюзанну и настроила девушку против ее обольстителя, внушила ей, что она должна, если не ради себя самой, то хотя бы ради ребенка, добиться от Жерома обещания жениться. Она пригрозила, если он не женится, она донесет в полицию. К несчастью Жером не уступил и выставил Сюзанну за дверь, заявив, что в его возрасте ему наплевать на скандалы. Сюзанна была плохой воительницей, она убежала, а мадемуазель Армандина отправилась объясняться с кузеном. Маниго подтвердил ей свое намерение спасти Нантье и стать единственным владельцем завода. Тогда она совсем потеряла голову, схватила валявшийся на столе бумагорез и ударила Жерома. Он упал замертво. Не медля, она вынула шкатулку с бриллиантами, которые спрятала позднее в прядильный станок, причем спрятала так хорошо, что камни, которые мы повсюду искали, находились у нас под носом в продолжение всего следствия. Когда она отдала себе отчет в содеянном, сразу почувствовала, что пропала: Сюзанна все расскажет. Значит, нужно было заткнуть ей рот. Она позвонила девушке в гостиницу, назначила ночное свидание и убила се, после чего выбросила труп в озеро.

Именно в этот момент мы начали по-настоящему подозревать Нантье и тем самым предоставили Армандине столь желаемую ею возможность отомстить своим родственникам. Однако прежде всего ей необходимо было время, чтобы избавиться от бриллиантов. Отсюда и краткосрочный отпуск в Лион, во время которого она успела съездить в Швейцарию и продать камни (оставив два или три) перекупщикам краденого, имена которых она назвать отказалась.

По возвращении в Анси она доставила себе удовольствие над ними поизмываться. Первый раз в жизни командовала парадом она, и только ради смеха она подбросила один бриллиант в сумочку Деборы. К несчастью, дворецкий видел, как она выходила из комнаты горничной. Если бы Эдуард не был рабом традиций, если бы он сразу все рассказал, он не только спас бы себе жизнь, но позволил нам раскрыть преступление намного раньше. Он же предпочел пойти к мадемуазель Армандине извиниться за то, что собирался выдать ее полиции. Недолго думая, она подписала ему смертный приговор.

Но и этого старой деве было мало. Обезумевшая от ненависти, упиваясь властью, она придумала уплатить долги Нантье и его сына. Она знала, что мы ему не поверим и он станет подозреваемым номер один. В Лионе она познакомилась с одним старым нищим и заморочила ему голову, убедив, что желает сделать добро, оставаясь инкогнито. Добрый человек поверил и, выполнив поручение, вернулся к себе, а поскольку в приюте, где его содержали, газет не читают, он бы никогда ни о чем не догадался.

Ну а в довершение этого мадемуазель Армандина собиралась подложить оставшиеся у нее бриллианты в вещи Жоржа. Но Моника нашла семейный альбом. Убийца перепугалась, причем зря: мы были настолько далеки от того, чтобы ее подозревать, что ее фотография в гимнастическом зале в купальном костюме с гантелью нас бы наверняка рассмешила, но не навела ни на какие мысли. Она решила отнять альбом, силой вырвать его из рук девушки, хотя если бы она просто вежливо попросила, то та сама бы его отдала, не подумав при этом ничего плохого.

Эти навязчивые идеи, эти психозы, это хладнокровие, я бы сказал, почти равнодушие перед преступлением, доказывают нам, что она была безумна.

Я не перестаю спрашивать себя, удалось бы нам в конце концов разобраться в этой истории без Деборы или нет. Убирая со стола, она заметил лоскуток красного бархата на платье Армандины, и на память ей пришла фотография старой дамы в молодости. Она поняла, что раскрыла убийцу, но не смогла сдержать волнения, и Армандина в свою очередь почувствовала, что малышка догадалась. Значит, нужно было ее убрать, пока она обо всем не рассказала. Очень предусмотрительная, Армандина предположила, что девочка попытается позвонить в полицию, перерезала телефонный шнур и тем самым вынудила Дебору выйти на улицу, пройти через парк, где убийца уже поджидала свою жертву. Если бы не Жирель, мы бы не только потеряли девушку, но мадемуазель Армандина вышла бы из игры победительницей. Можно сказать, любовь восторжествовала. Правосудию редко попадаются такие помощники.


В Сант-Андре-де-Вальборн они разыскали пастора. Он предложил им чашечку кофе, чтобы немного передохнуть после дальней дороги. Дебора спросила:

– Как отец?

– Все так же. Его ничто не изменит. Нужно с этим смириться. Он не допускает, что католик может войти в его семью.

– Но ведь Леон готов принять протестантство.

– А этого не допущу я. Нельзя так просто отказываться от того, что считаешь правдой, и принять правду других людей из-за земной любви.

Вы будете молиться каждый согласно своей вере и решите за ваших будущей детей.

Дебора покачала головой.

– Если отец против, детей не будет. Леон знает, что я не выйду замуж против воли отца.

Жирель слушал их разговор и проникался симпатией к пастору. В Анси он бы поднял на смех такое отцовское всемогущество – здесь же все было по-другому. Суровый пейзаж, серьезные лица людей – все говорило о том, что он попал в другой мир, где шутить было не принято и слов на ветер не бросали. Он начинал задумываться о том, что если потеряет Дебору, то будет страдать, но не почувствует себя оскорбленным. Господин Верван прочитал его мысли и улыбнулся:

– Не сдавайтесь так сразу, молодой человек. Я хорошо знаю Дебору и уверен, что она сделала правильный выбор и ваш союз будет приятен Богу. Эзешиа образумится.

– А кто поможет ему образумиться?

– Я. Я пойду с вами.


Они шли по дороге под жгучими лучами солнца, поднимаясь по трудным горным тропкам. Жирель плелся позади всех. Иногда Дебора, взобравшись на вершину скалы, кричала ему оттуда, подбадривая. И тогда она напоминала ему неутомимую горную серну, всегда готовую к прыжку. Почувствовав родную почву под ногами, Дебора углублялась в какой-то собственный мир, и Леон спрашивал себя – а возможно ли ее догнать?

Они поднимались все выше в горы, и глазам их открывалась фантастическая картина. Дебора рассказала Жирелю о сражении Камизаров с Королевскими Драконами. Теперь он понимал, почему Эзешиа считал себя продолжателем тех, кто и под пытками не отрекался от своей веры. Он почувствовал, как в нем поднимается внезапное и глубокое уважение к этим людям, исчезнувшим в веках, но взявшим себе в свидетели эти голые скалы, высушенные земли и леса. Он никогда не найдет себе места в их тени.

Они добрались до равнины, и пастор предложил:

– Передохнем немного.

Леон видел Дебору в профиль. Она казалась ему красивой как никогда, и в то же время как никогда далекой. Он тихо проговорил:

– Дебора… У меня такое чувство, что я есть и всегда буду чужим на этой земле… Я вас люблю, вы знаете… Но с тех пор как мы приехали сюда, меня не покидает ощущение, что вы стали не такой, какой я вас знал… Я боюсь, дорогая, что вы не сможете жить где-нибудь в другом месте, а не здесь… и вы знаете также, что работа не позволит мне оставить город.

Она подняла на него влажные от слез глаза и пробормотала:

– Я… я не решалась… не решалась вам это сказать…

Как ни тяжело это было, Леон старался держаться.

– Значит… я правильно сделал, что сказал первый.

Она взяла его за руку.

– Я вас не обманывала, Леон.

– Я знаю.

– Я думала, у меня получится устроить свою жизнь где-нибудь в другом месте, вдали от всего этого.

– И это невозможно.

– Боюсь, что нет.


Жирель и пастор спускались бок о бок в Сант-Андре-де-Вальборн. Господин Верван пытался объяснить:

– Здешних людей понять сложно… Они живут, замкнувшись в себе. Очень преданные и очень гордые. Даже я допустил ошибку, подумав, что Дебора сможет жить вдали от своих гор.

Далекий оклик заставил их остановиться, повернуться и поднять голову. Очень высоко над ними крохотный силуэт, похожий на мертвое тело, выделялся на фоне голубого неба. Потом она исчезла.

Жирель плакал, не стыдясь слез, о своей потерянной любви, и пастор, обняв его за плечи, сказал:

– «Кто сдерживает гнев, стоит большего, чем герой, и кто господин себе самому – большего, чем покоряющий города».

Она толкнула дверь и увидела сразу их всех. Сердце ее растаяло от нежности.

– Я вернулась…

Эзешиа посмотрел на нее.

– Вернулась или пришла?

– Вернулась.

– Одна?

– Одна.

– Займите ваше место за столом. Все хорошо.


home | my bookshelf | | Убийство девственника |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу