Book: Темный властелин







                                   Александр Новопашин


                                   Темный властелин



Глава 1

- Рассмотрев дело, совет постановил: за хранение запретных книг и изучение проклятого искусства лишить звания мага и приговорить Аксина из рода Треверов к изгнанию за пределы империи. Через три дня после оглашения приговора магистрам высшей ложи надлежит применить к отступнику заклинание "рука судьбы", отдав его жизнь на милость богов. Если отступник погибнет - пусть его смерть будет предостережением для других! Если же сможет вернуться - то ожидает его полное прощение и восстановление всех прежних званий, ибо боги благоволят ему. Да будет так!

Голос верховного мага, усиленный заклинаниями, гремел в стенах Главного зала школы магии. Эхо, словно раскаты грома разразившейся грозы, вторило приговору. Лучи восходящего солнца играли на полированном мраморе стен и колонн. Магистры в белых одеждах стояли неподвижно, словно, превратившись в статуи, стали частью зала. Величественная картина. Каждый ученик школы, сумевший сдать экзамен, получал здесь посох и с этого момента мог считаться полноправным магом империи. Ещё неделю назад, пройдя тяжелейшее (а для некоторых учеников смертельное) испытание и став лучшим среди выпускников школы этого года, Аксин мечтал очутиться в главном зале перед лицом магистров высшей магии. Верховный маг вручил бы ему посох с завершением в виде бронзовой руки, державшей кристалл - символ звания мага империи, и всё; вот она, долгожданная свобода. Перед молодым магом, благодаря его таланту и связям отца открылись бы все двери. Впереди были тысячи дорог, и все вели к успеху, богатству и славе.

И вот Аксин здесь, но взамен посоха - смертный приговор, называемый изгнанием; а вместо звания мага империи - клеймо некроманта.

- Аксин - голос Метоса, верховного мага уже не обрушивал громы и молнии - у тебя есть три дня, чтобы попрощаться с друзьями. И не пытайся использовать магию: как бы ты не был силён и талантлив, здесь находятся лучшие мастера империи.

Ударом посоха верховный маг возвестил об окончании заседания совета.

К изгнаннику подошёл "почётный караул".

Всё - пронеслось в голове молодого мага. - Суд окончен, приговор оглашён. Пора в камеру, ждать смерти: за четыреста лет ни один сосланный маг после "руки судьбы" не смог вернуться и потребовать восстановления своих прав. А кристалл на посохе изгнанника, бывшим одним целым с хозяином, через какое - то время гас и трескался, чувствуя смерть мага.

- Пойдём, Аксин - к осужденному подошёл начальник городской стражи - пора.

Несмотря на внушительный эскорт солдат и магов школы за спиной старый воин не чувствовал себя уверенно. Утром в зале было довольно прохладно, но по его лицу стекали капельки пота. Вспомнив, что приписывала молва некромантам, начальник стражи с трудом смог справиться с дрожью, внезапно овладевшей его телом. Солдаты переминались с ноги на ногу за спиной командира, сжимая в потных руках взведённые арбалеты, и, судя по выражению лиц, страстно мечтали оказаться подальше от школы магов вообще, и от осужденного юноши в частности.

Несмотря на своё незавидное положение, Аксин усмехнулся, глядя на обычно уверенных в себе, а сейчас бледных, трясущихся стражей порядка.

"Ещё бы - подумал молодой маг - не каждый день видишь перед собой чудовище из сказок, которыми пугали с самого детства. Грозный, ужасный адепт запрещённого или чёрного, кому как больше нравится, искусства - некроманта. Тоже мне, вояки. Не совладают с дрожью в руках, сорвётся стрела - и можно будет проверить на практике древнюю легенду: будто бы кровь убитого некроманта налагает проклятье как на место, где прольётся, так и на окрестности. А школа магов находится в столице, сердце империи. Если эти сказки насчёт проклятия крови правдивы, то все: и совет, и император с придворными после выстрела последуют за мной. Интересно, какой умник выдал этим олухам арбалеты? Сети, дубины - вот что нужно. Спутать, оглушить, но ни в коем случае не убивать".

Хотя к молодому магу эта легенда вряд ли имела хоть малейшее отношение. Ну, кто же мог знать, что свитки, случайно найденные Аксином в заброшенном храме, являются "Некрономикой" - сборником знаний по запрещённому искусству. Они были разделены на части: некоторые свитки, содержащие описание различных чудовищ, можно было принять за обыкновенные сказки, страшилки на сон грядущий. Другая часть свитков и книга с заклинаниями лежали отдельно в железном сундуке, но время и вода сделали своё дело - они были в плачевном состоянии, и прочесть можно было немного. Аксин взял всё для изучения, не показав наставникам своей находки. Сначала юноша не придал значения своей находке, потом, прикоснувшись к тайне и не представляя, с чем столкнулся, решил сам разобраться со странными манускриптами. Причина такой самостоятельности была до банальности проста - гордыня. Лучший выпускник своего курса, и, по словам преподавателей, самый талантливый маг, выходивший из стен школы за последние тридцать лет, не сможет разобраться с какими-то бумажками, место которым в лавке старьёвщика! Аксин не допускал даже малейшего намёка на это, даже мысленно. Читал найденные свитки, в свободное время экспериментировал с заклинаниями. А когда после экзаменов и испытаний молодой маг собирал вещи, найденная книга случайно попала на глаза одному из дворцовых магов, приглашённому на экзамен и зашедшему с поздравлениями. И всё - "закон суров, но это закон".

В отличие от солдат маги выглядели спокойными. И лишь руки, сжимавшие посох так крепко, что пальцы от оттока крови стали белыми и холодными, как у мраморных статуй, выдавали их истинные чувства. Это не были ни страх, ни отвращение. В душе каждого мага властвовала лишь скорбь. Многие из них знали всех учеников школы с самого детства. Обучение начиналось рано, все ученики выросли на глазах у преподавателей. После выпуска у каждого мага было две семьи: родители, что дали жизнь, и учителя, развившие дар и наполнившие дальнейшее существование смыслом.

Аксин мог с полной уверенностью сказать, что если бы эта злосчастная книга попалась на глаза любому преподавателю школы, хоть самому верховному магу Метосу - этого суда бы не было. Конечно, юноша получил бы хорошую взбучку, потом долго выслушивал нравоучения про "ответственность, которую налагает высокое звание мага". В крайнем случае, могли применить заклинание эльфийских колдунов, называемое в народе "промывка мозгов" - вычеркнуть из памяти некоторые моменты прошлой жизни. Штука неприятная, но не смертельная.

Но книгу нашел один из дворцовых магов, формально присутствующий на экзамене в роли почётного гостя, а на самом деле - охотник за талантами. Дворцовые, военные и другие гильдии магов присылали своих эмиссаров в школу магии для вербовки в свои ряды талантливых новичков. У магов, служащих при дворе была ещё одна функция в стенах школы: они старались накопать как можно больше различных нарушений и всячески проверяли преподавателей и учеников на лояльность и преданность империи. После того, как книгу нашел именно этот маг, магистрам во главе с верховным магом осталось только одно - устроить показательный суд. А наказание за хранение книг и вещей, связанных с проклятым искусством, и для практикующих некромантов законы империи предусматривали только одно: смерть для обычного человека, не смотря на его статус, и ссылка для мага. Причём обладателей дара не просто отвозили к границам империи и посылали подальше, давая для ускорения пинок пониже спины и напутствие больше не возвращаться. К осуждённому применяли заклинание "рука судьбы", которое забрасывало его на тысячи лиг за пределы империи. Он мог оказаться в северных землях варваров, попасть на древнюю землю, очутиться в открытом океане, или в других местах, не упоминаемых даже в легендах. В теории был шанс вернуться, и тогда с мага снимались бы все обвинения, на практике же что изгнание, что плаха палача - результат был предсказуем: смерть ждала всех.

- Аксин, надо идти - вновь поторопил начальник городской стражи. В голосе обычно уверенного в себе воина стали проскакивать истеричные нотки - и даже не думай...

- Успокойся, Бретер. Ни скандала, ни бойни я устраивать не буду. - На молодого мага вдруг накатила волна безразличия. Не было ни страха, ни ярости, ни возмущения несправедливостью и жестокостью приговора. - Веди в камеру.

- Аксин, ты хочешь провести эти три дня в камере? - Позади стражи стоял верховный маг. Несмотря на преклонный возраст, старик всегда передвигался мягко и бесшумно.

Стражники от неожиданности вздрогнули, один от испуга чуть не выронил арбалет. Маги, привыкшие к неожиданным появлениям Метоса, лишь коротко поклонились.

- А что, у меня есть выбор? - При обращении к верховному магу нужно было использовать его титул, но юноше, осуждённому на смерть, было уже всё равно.

- Аксин, неужели ты так быстро забыл всё, чему тебя учили? Выбор есть всегда. - Метос решил не замечать дерзости. - На территории школы есть домик для гостей, ты его видел. Если дашь слово не пытаться бежать и не пользоваться магией, то можешь пока находиться в нём.

- И вы поверите слову какого-то некроманта?

- Я поверю слову своего ученика.

Слова верховного мага ошарашили Аксина. Стена безразличия рухнула, и вместе с захлестнувшими чувствами к нему пришло понимание слов Метоса - он говорил о выборе, и вряд ли только между камерой и домиком для гостей. Утопающий хватается за соломинку - гласит народная мудрость. Возможно, верховный маг просто хотел немного облегчить несчастному жизнь в последние три дня пребывания в школе, но Аксину в его словах послышалась некая двойственность. Что это? Пустая надежда или шанс - время покажет, ждать осталось недолго, а пока юноша решил уцепиться за эту, хоть и призрачную, соломинку двумя руками.

- Спасибо, что не отвернулись от меня, Верховный маг. Я клянусь, что не предприму попытки бежать, и не буду использовать магию против кого - либо на территории школы. Да и вряд ли меня оставят в гостевом домике без охраны. - Юноша не смог удержаться от небольшой колкости.

Верховный маг не обратил внимания на сарказм.

- Хорошо. Бретер, ты со своими людьми можешь быть свободен. И вы тоже можете идти - повернулся Метос к магам. - Я сам отведу Аксина.

Стражники с видимым облегчением опустили арбалеты и, словно боясь, что Метос передумает, бросились из зала. Маги, поклонившись, отошли в сторону. Если они и удивились, то не подали виду.

Аксин же стоял, раскрыв рот. Похоже, в его незавидной судьбе происходит поворот, остался вопрос - куда? Вряд ли в обязанности верховного мага входит конвоирование осуждённых. А поговорить и поддержать бывшего ученика Метос мог и потом. Похоже, призрачная соломинка стала обретать форму.

Домик для гостей располагался на территории сада, вдали от основных зданий школы. За всё время пути ни верховный маг, ни Аксин не сказали друг другу ни слова. Подойдя на место, юноша удивился - у домика отсутствовала стража. Верховный маг остановился и повернулся к нему.

- Аксин, ты считаешь приговор несправедливым?

- Конечно же, нет! За чтение старых сказок просто обязательно судить. А ещё лучше казнить сразу, без суда и следствия. О какой справедливости вы говорите?! Сначала нас учат познавать мир, а что потом? Нелепые обвинения, звучащие как "он читал какие-то странные старые книги" и фарс вместо суда!

Метос улыбнулся.

-Я вижу моего прежнего ученика Аксин, это хорошо. Злость помогает убить отчаяние. Скажи, пожалуйста, а почему ты назвал обвинения нелепыми?

- Некроманты были вне закона много веков. Уничтожались связанные с этой магией книги и люди, читавшие их. Откуда же тогда известно, что свитки и книга с заклинаниями, хранившиеся у меня, относятся к проклятому искусству? Описания всевозможных монстров и чудовищ - это можно встретить в свитках по истории или даже в детских сказках. Заклинания, направленные на разрушение и убийство? Возьмите любого военного мага - он других просто не знает. Что сейчас люди понимают под словом "некромант"? Это просто детская страшилка, штамп, набор букв. Ни один из живущих ничего не знает про проклятое искусство. А как можно судить неизвестно за что?

- В утверждении, что сейчас практически ничего не известно о некромагии, есть зерно здравого смысла. И ты прав, сложно проложить грань между боевым магом и некромантом. Убивают оба, но как? Маги используют для построения заклинаний свою внутреннюю силу и энергию. Прежде, чем направить огонь на противника, его нужно разжечь. Современная магия может только создавать, даже если она создаёт орудие разрушения. Энергия, дающая силу чародею, не злая и не добрая. Как огонь, на котором можно разогреть пищу или сжечь человека. Некромант же черпает силу из тьмы, крови и смерти. Он не может ничего создать, сея своей магией лишь разрушение.

- Вы говорите про практикующих некромантов. Да, я заметил странности в структуре этих заклинаний, и решил изучить их более подробно. Но использовать полученные знания я не собирался!

- Аксин, ты был в нашей библиотеке? - Вопрос верховного мага удивил юношу.

- Конечно. Я же закончил обучение.

- В восточном крыле есть сектор, закрытый для посещения. Тебе интересно, что там находится? Можешь не отвечать, все студенты задают себе этот вопрос. Многие пытались туда проникнуть, причём ты повторял попытки, чуть ли не каждый год. Конечно же, безуспешно.

Тайна восточного сектора библиотеки будоражила умы многих поколений студентов. Шёпотом передавались слухи о несметных сокровищах, драконах, призраках первых магов - основателей и прочее и прочее. Что там на самом деле, никто из учеников школы не знал - охрана не подпускала любопытных, а все созданные шпионящие заклинания разрушались какой-то силой раньше, чем начинали передавать информацию.

- В восточное крыло попасть невозможно. Там постоянно стража и очень мощные защитные заклинания.

- Туда можно пройти, Аксин, но доступ имеют лишь члены совета, ну и я, конечно. В восточном крыле библиотеки хранятся книги и свитки, читать которые неокрепшим умам нельзя. Среди прочих там есть и история некромагии. Хочешь знать, как возникла эта наука? У одного мага погибла семья. Несчастный сошёл с ума от горя, разумом его владела только одна мысль - как вернуть к жизни тех, кого он любил. Сохранив тела в леднике Кафт - так его звали, провёл годы за изучением природы смерти. Он открыл, что кровь и жизнь животных при определённых условиях является мощным источником энергии. Кафт попытался вдохнуть эту силу в тела своих погибших родных, и они восстали. Но это не были любящие мать, отец и сёстры. Энергия пролитой крови и отнятых жизней черна, она пропитана болью и ненавистью. Так появились первые зомби. Они набросились на своего создателя и растерзали его.

- Как это могло случиться? - удивился Аксин - Я подумал, что Кафт был сильным магом.

- Да. Он был очень силён, но сначала боялся причинить вред своей ожившей семье, не понимал, с кем имеет дело. А когда начал колдовать в полную силу, было уже поздно - тяжело уничтожить то, что уже мертво. Записки Кафта после его гибели попали в руки к его ученикам, а у них цели были не такие благородные. Они научились контролировать зомби; открыли, что кровь человека делает заклинания более могущественными, чем кровь животных и научились вызывать различных монстров и демонов потустороннего мира. Потом началась война, и создания некромантов заполонили нашу родину, сейчас мы называем её "Древней землёй", и людям пришлось бежать через океан.

Метос замолчал, задумчиво глядя вдаль.

- Вот так, Аксин. Как видишь, Кафт тоже не хотел ничего плохого. Он только изучал природу вещей; он хотел снова увидеть свою семью, тех, кого любил...

- Я всё понял, верховный маг. Жаль, не знал эту историю раньше. У меня только один вопрос: в библиотеке в восточном крыле есть заклинания некромантов? Неужели кому-то дозволено их читать.

- Нет. Там только хроники, все книги и свитки с теорией и заклинаниями уничтожены. Насколько мне известно, ты единственный, кто владеет этими знаниями.

- Тогда я удивлён, почему всё ещё жив. Мага, обладающего подобным могуществом, нужно было удавить сразу в камере, не дожидаясь суда.

- Хватит паясничать! А почему ты всё ещё дышишь, и находишься здесь, а не в каком-то каменном мешке, тебе объяснят.

Мозаика помаленьку стала слаживаться, из отдельных кусочков в целую картину. Аксин взглянул в глаза верховному магу.

- Полагаю, меня решили отблагодарить спасением взамен на некую услугу, и что неизвестный "благодетель" уже ждёт меня в гостевом домике.

Метос усмехнулся и кивнул:

- Иди. Невежливо заставлять нашего гостя скучать.

Обстановка дома для гостей была куда более роскошной, чем в комнатах студентов, но комфорт волновал молодого мага меньше всего. Все мысли Аксина занимала фигура в тёмном балахоне, сидящая в кресле. Лицо незнакомца скрывалось в тени капюшона, на руках были надеты простые кожаные перчатки. У кресла, опираясь на подлокотник, стоял посох из отполированного чёрного дерева. Невозможно было определить ни пол, ни возраст сидящего человека.



- Ты Аксин из рода Треверов?

Голос, прозвучавший из тени капюшона, поразил молодого мага. Он напоминал звуки флейты, журчание весеннего ручья. И был холоден, как талая вода в этом ручье.

- А вы ожидаете кого-то ещё?

- Это был риторический вопрос. Начало дружеской беседы, так сказать.

- Разговор получается неравный. Меня вы знаете, а я теряюсь в догадках. Всё - таки любопытно, с кем так неожиданно меня свела судьба.

- Всему своё время. Присаживайся.

Оглядевшись, Аксин увидел круглый стол и несколько стоявших вокруг него стульев, украшенных тонкой резьбой. Рядом стоял небольшой диванчик, выглядевший куда более комфортно. На нём юноша и устроился.

- Не буду ходить вокруг да около, Аксин. Своё время я ценю, да и у тебя его мало осталось. Через три дня будет прочитано заклинание "рука судьбы", а потом.... Продолжать не стоит, сам всё прекрасно понимаешь.

- Ты прав - злость захлестнула юношу, наплевав на вежливость и все условности, он перешёл на "ты". - Всё это я прекрасно знаю, так что к чему весь этот разговор?

- Приговора может и не быть.

Слова незнакомца ударили, словно молот. Несколько мгновений Аксин не мог вдохнуть, каскад эмоций буквально выбил воздух из лёгких. Вцепившись пальцами в подлокотники дивана, он уставился на облачённую в чёрное фигуру.

- Но,... но ведь... невозможно отменить решение совета магов!

- А кто говорил об отмене решения? Я сказал, что можно изменить приговор.

- Изменить?! Как? Для некромантов приговор один.

Капюшон полностью скрывал лицо говорящего, но юноше показалось, что незнакомец ухмыляется.

- Не всё сразу, Аксин. Слушай меня внимательно. Я предлагаю тебе выполнить одно поручение, все подробности узнаешь, если согласишься. Если коротко, то кое-куда сходить и кое-что достать. Скажу сразу, шанс выжить невелик. Если тебя это интересует, соглашайся. Или можешь испытать удачу с заклинанием "рука судьбы". Про шансы в этом случае думай сам. Вдруг ты будешь первым, кому повезёт.

- А для кого я должен выполнить это таинственное задание?

Незнакомец задумался на несколько мгновений.

- На этот вопрос можно ответить. Я представляю Императора, так что в состоянии выполнить, что обещал.

- А если я сначала соглашусь, а потом пойду на попятную?

- Вопрос немного наивный. Если это случиться - тебя убьют, причём немедленно.

- Убить некроманта? - Усмехнулся Аксин - А как же проклятье, от которого все шарахаются?

Из тени капюшона послышался смешок.

- Ты знаешь, я пожалуй рискну.

Да, - подумал Аксин - интересный расклад. Похоже, предлагают выбор между различными способами умереть: героем или преступником. Одна загвоздка - про героическую смерть за империю вряд ли кто-то узнает, но всё равно: звучит красивее.

- Я принимаю предложение, но только при одном условии.

От фигуры в чёрном повеяло холодом.

- Ты не в том положении, молодой человек, чтобы диктовать свои требования.

Настала очередь Аксина усмехаться.

- В империи много магов, готовых пожертвовать жизнью. Стоит только сказать, и они бросятся в бой и погибнут с криком: "да здравствует Император". Вы же пришли ко мне. Вопрос: зачем тратить время на уговоры? А затем, что вам понадобился именно я. Поэтому не будем играть, хватит. Я берусь за это ваше таинственное задание, но только при выполнении моей просьбы. А если нет - ну что же, так и так умирать.

Аксин не видел лица собеседника, но почему-то был уверен, что тот улыбается.

- Метос говорил, что ты не только упрям и талантлив, но и умён, это хорошо. Тебе пригодятся эти качества. Так что у тебя за условие?

- Отмена решения суда. Я хочу быть полностью оправдан.

- Ты же сам говорил, что отменить решение совета магов невозможно.

- Император имеет право налагать запрет на любой приговор. А ещё могут появиться факты, доказывающие, что я изучал не некромагию, а, например, старые забытые заклинания боевой магии. Сделайте это - и я выполню ваше задание.

- Хорошо - после минутной задумчивости сказал незнакомец - в случае успешного окончания миссии ты будешь полностью оправдан. А если погибнешь - оправдают посмертно. Это тебя устраивает?

- Вполне. Я берусь за выполнение этого таинственного задания. А сейчас хочется узнать подробности: всё-таки интересно, во что это я влип.

Человек поднялся.

- Тебе всё расскажут, но не здесь. Пойдём.

Молодой маг не двинулся с места.

- Куда? Мне запрещено покидать территорию школы....

Холодный смех прервал Аксина.

- И как ты собираешься служить империи? Сидя на уютном диванчике в домике для гостей?

- Я всё ещё под арестом. Нельзя просто взять и уйти из школы.

- А почему нет? - Достав из складок балахона накидку с капюшоном, незнакомец бросил её Аксину. - Одевай это, и пойдём. Стража у ворот нас не остановит.

- Это очень похоже на побег, а я дал слово верховному магу.

Похоже, возникшая ситуация от души забавляла незнакомца.

- Вы только посмотрите на этого героя! В нескольких шагах от смерти, а туда же: клятва, дело чести. Ты редкостный экземпляр человека, во дворце таких правильных не осталось.

- Может это и смешно, но я не собираюсь....

- Да хорошо, хорошо! Можешь поговорить с верховным магом. Сейчас я его позову.

- Я не заставлю вас долго ждать, милорд. Хотя вы, наверно, больше привыкли к обращению "Лер", господин эльф?

Фигура в чёрном застыла на полпути к двери.

- И как, интересно, ты об этом узнал? Вряд ли ты видел хоть одного эльфа за всю свою жизнь.

- Ну как же, господин эльф, ведь перед вами самый страшный и могучий некромант на всей территории империи. - Аксин постарался вложить в эти слова весь сарказм, на который был способен. Но эльф этой шутки явно не оценил. Развернувшись, он направил посох в сторону молодого мага.

- Какие грозные телодвижения, господин эльф - продолжал юноша - но не стоит так надрываться. Убивать меня никто не будет, вы в особенности, так что можете опустить свой посох.

- И что мне помешает? Ты?

- Есть две причины: первая - я нужен живым. Вторая - гостевой домик защищён. Здесь же собирались держать меня торе суток, если вдруг я не приму ваше предложение. А Верховный маг не такой доверчивый, чтобы поверить только одному моему слову. На эти стены наложены заклятия, сдерживающие и подавляющие магию. Я это чувствую, да и вы наверняка тоже.

- Убивает не только магия. Любое оружие легко справится с этой задачей. - Эльф опустил посох. - Так что меня выдало?

- Всё очень просто. - Аксину показалось, что он снова на экзамене по теории магии, отвечает на каверзные вопросы преподавателей. - Кто мог решиться встретиться и остаться один на один с приговорённым к смерти некромантом? Только дурак, самоубийца, да обладающий даром: маг или колдун, причём не слабый. Первые утверждения вам не подходят, а посох мага я уж как-нибудь узнаю, от вашего посоха он отличается. А природным колдовством занимаются только эльфы. Да ещё фраза: "редкий экземпляр человека". Так мог сказать только представитель другой расы. Люди сотрудничают с гномами и эльфами, а на гнома вы точно не похожи. Следовательно....

- Ещё немного, и я действительно начну тебя бояться - скинув капюшон, эльф подошёл к молодому магу. - Работать нам предстоит вместе, так что позволь представиться: Флерес, имперская разведка. Думаю, теперь все формальности улажены.

- Кроме одной детали, Лер Флерес.

- Сейчас ты поговоришь с верховным магом. Оставайся здесь.

Выйдя из гостевого домика, эльф направился к ожидавшему окончания разговора неподалёку от домика Метосу.

- Думаю, он подойдёт. Правда, слишком горяч и несдержан, но это огонь юности.

- Вот только времени стать мудрее у Аксина нет, не так ли, Флерес?

- Он сам выбрал свой путь. А насчёт времени.... Ты прекрасно знаешь, Метос, время может кончиться у всех в империи. Каждый человек в опасности. Надвигается война с очень сильным врагом, и если Аксин не справится, то тебе известно, что может произойти.

- Я присутствовал на совете, и прекрасно понимаю всю тяжесть сегодняшней ситуации. Но выбранного решения я поддержать не могу. Лекарство может оказаться страшнее болезни и опаснее яда.

- Ценю твоё мнение, Метос, но указ императора поддержал совет!

- Скорее наоборот.

- Твои слова попахивают изменой, Верховный маг! - голос эльфа зазвенел, как закалённый клинок. - Император полноправный властелин и он всегда заботится о благе народа.

- Успокойся, Флерес - Метос устало присел на скамейку, и на миг показалось, что годы взяли своё, и могущественный Верховный маг исчез, силы его покинули, и он превратился в дряхлого старика. - Я говорил о другом.

- Неужели я ослышался?

- Ты слушал, но не услышал. Люди в совете давно разучились думать о благе империи. Всеобщая подготовка к войне слишком сильно ударила бы по их кошельку. Куда проще было годами закрывать на все проблемы глаза, а в последний момент начать взывать к чудесному спасению.

- Давай закроем эту тему, Метос. Что сделано, то сделано, ничего уже изменить нельзя. Чтобы выстоять, империи нужна армия, в три раза большая, чем теперь. Собрать такое количество солдат мы сможем, а подготовить? Ни тренировок, ни опыта, ни амуниции. Времени осталось совсем мало. Крестьяне, привыкшие держать вилы, а не мечи, не остановят волну, идущую с Северных земель.

- По-моему, члены совета впали в старческий маразм - Верховный маг раздражённо ударил посохом о землю - когда нужно готовить армию, они нашли героя. Похоже, кто-то перечитал сказок на ночь.

- Кстати о нашем герое. Он действительно так хорош?

- У тебя огромный опыт общения с людьми, Флерес. Сам-то ты что думаешь?

Эльф на мгновение задумался.

- Голова варит неплохо, хотя в словах несдержан. Подкинул ему пару зацепок по поводу своей личности, и он сумел раскрутить клубок до конца. Попытался спровоцировать на нападение, но твой Аксин не потерял голову, действовал правильно. В принципе, неплохо для юнца. А каков он в магии?

- Аксин лучший из всех, кого мне пришлось обучать, но что он сможет сделать один?

- Ты знаешь кого-нибудь другого, знакомого с чёрным искусством? А без некроманта приказ совета выполнить невозможно. К тому же Аксин будет не один. С ним пойду я и несколько моих людей.

- Помочь или проконтролировать?

- Всего помаленьку, Метос. Да и какая разница? Шанс на успех очень мал. Да и заболтались мы с тобой. Приведи, пожалуйста, Аксина, а то мальчишка без твоего согласия не хочет выходить из школы. Слово он, видите ли, дал....

Выйдя из стен академии, ставшей молодому магу домом на многие годы, он ощутил сильный трепет. Конечно, студенты не были затворниками. В личное время, свободное от обучения, любой ученик мог идти, куда заблагорассудится. Студенты, принадлежащие к знатным и богатым семьям, тратили время отдыха на забавы и развлечения. Кто из учеников был победнее, старался заработать, благо в столице работа для мага, даже не доучившегося, была всегда. Конечно, официально это было запрещено, но руководство академии обычно смотрело на это сквозь пальцы. Учителя справедливо полагали, что добыча денег помогает быстрее повзрослеть, да и наполненный кошелёк делал студентов более уверенными в завтрашнем дне и помогал усвоить одну истину: профессия мага - это надёжный кусок хлеба с толстым слоем масла. И, естественно, за такими "работниками" негласно присматривали, и если студент брался за что-нибудь опасное, сложное или противозаконное, тут же получал по мозгам, причём не один, а вместе со своим незадачливым работодателем.

Аксин, будучи отпрыском не самого бедного рода, был ограждён от поисков приработка. Гулянки его не манили, и все свободные дни он проводил за свитками и манускриптами. Каникулы же, сделанные то ли для того, чтобы студенты отошли от учёбы и привели головы в порядок, то ли чтобы преподаватели хоть немного отдохнули от этих малолетних "надежд империи", он проводил обычно в путешествиях. Вспомнив и повздыхав по потерянному прошлому, молодой маг повернулся к терпеливо ожидающему его эльфу.

- Пойдёмте, Лер Флерес. Куда, кстати?

- Не пойдём, а поедем. Карета тут недалеко, минут пять ходьбы. Нельзя же такому важному господину, как ты идти пешком во дворец.

- Как во дворец?! - Юноша ожидал чего угодно, но дворец....

- Да, во дворец. Это такой очень большой дом, там ещё император живёт, может, слышал?

Эльф разговаривал с Аксином не только с сарказмом, но и как с глупым ребёнком. Конечно, по сравнению с ним любой человек мог казаться младенцем, ведь эльфы живут очень долго. Они не были бессмертными, как полагали невежественные крестьяне, но срок жизни на этой земле им был положен долгий. Один эльф мог увидеть, как сменятся десятки поколений людей, и при этом не выглядеть старым и измождённым жизнью. Но сколько бы веков Флерес не прожил, юноша не собирался мириться с его насмешками и нравоучениями.

- Я разрешаю сопроводить меня к карете. - Выпрямив спину и расправив плечи так, что захрустели суставы, Аксин взглянул на эльфа, постаравшись придать лицу выражение, сходное с презрительно-скучающей миной богача, бросавшего медяк нищему. Судя по вытянувшемуся лицу Флереса, ему это удалось. Но замешательство эльфа длилось какое-то мгновение, он быстро взял себя в руки. Рекорд для расы, считавшей себя выше всех, предания пестрели примером многих людей, поплатившихся здоровьем или даже жизнью за меньшие проступки перед гордыми долгоживущими. Уже собираясь мысленно посмеяться над шуткой, Аксина вдруг озарило - как такое возможно, что эльф служит при дворце? Чтобы кто-либо из расы долгоживущих пошёл в услужение к людям, даже к императору? Очередная задачка, но спрашивать смысла не было, всё равно эльф бы не ответил, поэтому юноша решил пока понаблюдать.

Ход мыслей Аксина нарушил эльф, повернувшийся к нему спиной, и, буркнув что-то похожее на "догоняй", двинувшийся прочь от академии. Двигался он так быстро, что юноше пришлось чуть ли не бежать, чтобы поспеть за своим проводником. Пройдя несколько сотен шагов, эльф и молодой маг оказались на рынке, соседствующем с академией. Со всех сторон их обступила толпа что-то покупающих, продающих, или просто праздно шатающихся людей. Говорили, что на рынке было достаточно и "нежелательных элементов", помогающих простым гражданам избавиться от проблемы - куда бы потратить свои кровно заработанные деньги. Эта категория устраняла саму суть проблемы: опытные воры срезали кошельки с поясов зазевавшихся людей. Как говорится: нет денег - нет проблем. Благо, что кроме одежды и праща, данного молодому магу эльфом, у Аксина ничего не было, и он мог не беспокоиться по поводу карманников, и побыть ротозеем, рассматривая товары, привезённые со всех концов империи.

Будь его воля, юноша целый день бродил бы, любуясь на разнообразные оружие и доспехи, среди которых попадалась даже работа гномов, одежды на любой фасон и кошелёк, и многое другое. Но у эльфа явно были другие планы на сегодня. Флерес спешил, и, похоже, толпа нисколько ему не мешала. Как вода, люди расступались перед ним, чтобы тут же сомкнуться у него за спиной. Аксину, же, пришлось приложить немало усилий, чтобы не отставать. Получив кучу чувствительных тычков и ещё больше добрых пожеланий, хвативших и ему лично, и всем предкам до седьмого колена, юноша, запыхавшийся, злой и помятый, догнал Флереса, ждущего его у открытой дверцы крытого экипажа.

Увидев недоумение, читающееся на лице Аксина, эльф усмехнулся.

- А ты что хотел? Карету с гербами, дорогу, усыпанную розами, восторженные крики обожателей и почётный караул? В этой жизни нельзя привлекать к себе излишнее внимание. Забудь про свой юношеский максимализм, Аксин. Повзрослей. И чем быстрее, тем лучше.

- И если бы я повзрослел и поумнел настолько, что свернул бы в сторону в этой толпе? Что тогда?

- А ты обернись и подумай. Только недолго. - С этими словами эльф залез в экипаж. Обернувшись, Аксин обомлел - в нескольких шагах позади него стояли четыре человека. Двоих он помнил: толстяка, ходившего по рынку и торговавшего разноцветными тряпками и дешёвыми украшениями, разложенными на лотке; и женщину средних лет, выбиравшую зелень у прилавка со всякой снедью. Торговец откинул платок с лотка, висящего на лямках и упирающегося в его объёмный живот, и продемонстрировал небольшой взведённый арбалет. Женщина опустила руку в корзину с овощами и достала оттуда метательный нож. Двое других стояли спокойно, лица их были настолько обычные и не запоминающиеся, что, если бы Аксину нужно было завтра опознать, то он бы не смог этого сделать.

- Ты что, решил передохнуть? - Эльф высунулся из экипажа. - Если да, то здесь спать удобнее.

Мысленно поминая эльфа и всех его предков не очень хорошими словами, Аксин забрался в повозку, т.к. назвать эту развалюху каретой язык не поворачивался. Плюхнувшись на мягкое и удобное сиденье, юноша удивился, насколько внутри всё отличалось от внешнего вида. Эльф постучал по стенке экипажа, и он тронулся. Окна были закрыты занавесками из плотной, практически не пропускающей свет ткани, ход мягкий, и немного расслабившегося после недавних переживаний Аксина незаметно сморил сон. Разбудил юношу всё тот же эльф.



- Приехали. Слушай и запоминай, два раза повторять не буду. Идёшь позади меня, только набрось капюшон. Ни на кого не смотри, ни с кем не разговаривай, даже если к тебе обратятся.

- Меньше знаешь - лучше спишь, Лер Флерес?

- Чем меньше про тебя знают, тем больше шансов утром проснуться. Пойдём.

На этом поучения закончились. Выйдя из экипажа, Аксин двигался за Флересом, став на какое то время его тенью. Стражникам у ворот эльф показал какой-то медальон, и что-то прошептал, после чего воины перестали их замечать. Дальше эльф шёл по бесконечным коридорам и полупустым залам. Аксина так и тянуло скинуть капюшон, не только прятавший лицо, но и мешавший обзору, и всё осмотреть. Но, помня наставления эльфа, он решил обуздать природное любопытство.

Поплутав по дворцу, эльф вошёл в какую-то комнату, где и остановился.

- Располагайся. - Подавая пример, он сел в одно из кресел. Стоять рядом было, по меньшей мере, глупо, поэтому, скинув надоевший плащ, Аксин сел напротив и осмотрелся. Обычная, ничем не примечательная комната. Камин, несколько кресел, довольно большие окна, дающие достаточно света: на стене несколько гобеленов. От дворца юноша ожидал большего, и разочарование явно выступило на его лице.

- Что, Аксин, мечтал о парадном зале? - Эльф легко прочитал чувства, отразившиеся на его лице. - Придворные стоят в ряд, играет оркестр, император на золотом троне. Крики "да здравствует", цветы под ноги будущему спасителю империи. Не хочу тебя разочаровывать, но этого не будет. Операция секретная, если ты ещё не забыл. Для тебя это даже выгодно.

- А ты подумай. Тебя нет во дворце, нет операции, не было главного виновника торжества - некроманта.

- Что?! - Аксин боялся поверить своим ушам.

- Не было суда. - Лицо эльфа выражало высшую степень самодовольства. - Преподаватели, студенты ничего не помнят. Как только ты дал согласие, и мы убедились на рынке, что ты не собирался бежать, один день исчез из памяти почти всех в академии. Ты получил посох мага и уехал путешествовать. Развеяться после тяжёлой учёбы.

- А мои родные? Они же будут искать.

- Они получили от тебя письмо. Твой отец очень расстроен из-за того, что сын не заехал в имение, но он понимает, что тебе необходимо попутешествовать в одиночестве и найти свой путь в жизни. Определиться с дальнейшими планами, так сказать.

Аксин не мог вымолвить не слова. Радость накатила волной, смывая тяжесть с сердца. Что бы ни случилось дальше, его род остался чист, не запятнан клеймом некромагии.

- Видишь, Аксин, я выполнил свою часть уговора. Дело за тобой.

Тревожная мысль оформилась в голове молодого мага.

- Я вам, конечно, доверяю, Лер Флерес....

Эльф нисколько не обиделся: похоже, его забавляло недоверие юноши.

- Нет смысла тебя обманывать. Приговор висел, как топор палача, у тебя над головой. Это бы отвлекало тебя от выполнения поставленной задачи. А сейчас давить на тебя нечему. Хочешь проверить мои слова? Скоро поедем в академию, и там заберёшь свой посох. Он настроен на тебя, и другим к нему прикасаться небезопасно. Мучает вопрос: с чего вдруг такое безграничное доверие? Можешь не говорить, по глазам вижу. Подожди немного, и сам всё поймёшь.

Словно дождавшись незаметного постороннему сигнала, как только эльф сказал последнее слово, в комнату вошли несколько человек и сели на свободные кресла. На несколько мгновений воцарилась тишина. Вошедшие смотрели на молодого мага, изучая: Аксин, же в свою очередь, пытался понять, что за испытания подготовила ему богиня судьбы.

Людей было трое. Старик, кутавшийся в фиолетовый плащ, с медальоном на шее, изображавшим орла с распахнутыми крыльями, держал в руках посох архимага. Мужчина лет сорока с грубым, обветренным лицом, одетый в простые серые одежды. Жёсткий взгляд и крепкое мускулистое тело могли принадлежать только опытному воину. Третий вошедший был молодым человеком с бледным вытянутым лицом, разряженный, как попугай. От блеска шелков и множества украшений на нём рябило в глазах, в отличие от своих спутников он не мог усидеть на одном месте, дёргался и крутил головой.

- Все в сборе - Флерес поднялся - господа, это Аксин; маг, имеющий представление об интересующем нас вопросе. Он только что из академии, далёк от дворцовой жизни и поэтому вас пока не знает. Аксин, позволь представить: командующий нашей армией герцог Гарус, глава боевых магов архимаг Орес и принц Максимилиан.

Аксин встал и поклонился.

- Присаживайтесь, Владыка Аксин - хриплый голос архимага был слаб, всем приходилось прислушиваться, чтобы понять, что говорит старик. - Вижу, вам интересно услышать, для чего вас сюда пригласили. Скоро всё будет ясно. Сначала скажите, много ли знаний вы почерпнули из найденных свитков?

Лицо молодого мага окаменело.

- Вполне достаточно, чтобы получить ваше "приглашение", но слишком мало, чтобы стать специалистом по чёрному искусству.

- Да не тушуйся ты так - принц вскочил на ноги и заходил по комнате от стены к стене. - Вопрос далеко не праздный. А вы, господа, сначала объясните: что, для чего, а только потом начинайте выпытывать.

- Это справедливо, Ваше Высочество. Разрешите, я коротко объясню нашему гостю, в чём дело. - Обратился герцог к мерявшему шагами комнату Максимилиану.

- Сделайте милость, Гарус. - Принц, наконец, успокоился и сел на своё место.

- Владыка Аксин, вопрос, заданный архимагом Оресом, жизненно важный, и от ваших знаний и способностей зависит судьба империи. Сейчас мы на грани войны. Торзальцы уже несколько веков желают наложить лапы на земли империи. Король-жрец считает наш разгром угодный своим богам, и усиленно готовится к захвату. Здесь нет ничего нового, историю наших отношений знают все. Силы имперской армии велики, и нас разделяют горы, провести через которые армию без разрешения гномов невозможно. А эти крохоборы слишком много зарабатывают на продажах оружия обеим сторонам, чтобы помогать кому-либо одному. На море мы сильны, и ....

- Короче, наши силы равны. Не нужно пускать пыль в глаза, герцог - прервал поток разглагольствований принц. - В последние десятилетия между империей и Торзалией вооруженный до зубов нейтралитет. Это могло продолжаться долго, но появилась третья сторона. Племена варваров, живущих на севере, объединились под властью одного вождя. По данным разведки, его зовут Хаген. И сейчас им стало тесно в родных степях. Разведчики варваров уже заполонили северные земли империи, и весной мы ожидаем вторжения. Империя не выстоит.

- При всём уважении, ваше высочество, я не могу согласиться с этим утверждением. Солдаты империи....

- Какие солдаты? - архимаг посмотрел в глаза Гарусу. - Вы прекрасно осведомлены о состоянии наших вооруженных сил. Армия разбросана по всей стране, половина солдат занята патрулированием городов, остальные давно забыли, что такое война.

- Давайте забудем о разногласиях хотя бы на время. - Принц встал перед спорщиками, и оба сразу затихли. - Владыке Аксину не интересно, чем занимается наша армия, почему маги не могут разобраться со способностями шаманов дикарей, и где была разведка, когда у них под носом создавалась новая армия.

Отвернувшись от всех, принц подошёл к окну, и замер, устремив взгляд вдаль.

- Как я сказал, империя не выстоит. Силы варваров ударят с севера: король-жрец не упустит такого случая, и направит флот к нашим южным границам. Разведка доложила об усилении активности на верфях Торзалии, спасибо хоть это служба Флереса не проспала. Воевать на два фронта с двумя сильными противниками мы не в состоянии. Гномы, видя это, примкнут к победителям, и откроют проход в горах для армии короля-жреца. Империя практически обречена, и спасением её займёшься ты, Аксин.

- Вы хотите использовать против врагов некромагию, Ваше Высочество? Я сделаю всё, что в моих силах, но как один некромант, да ещё и начинающий, сможет остановить армию?

- Ты прав. Чтобы победить врага, империя должна найти оружие. Оружие могущественное, страшное, разрушительное. И найти быстро. В древних летописях упоминаются некоторые артефакты, мощь которых огромна, а возможности безграничны. К несчастью, многие свитки были потеряны во время войны некромантов и последующего за ней Великого переселения, но мы смогли найти кое-что. Тебе что-нибудь говорит словосочетание "Звезда бури"?

Аксин задумался. За время обучения он прочитал кучу свитков и манускриптов, но про звезду бури слышал в первый раз.

- Не старайся вспомнить. - Архимаг посмотрел на молодого мага. - Мы сами узнали о ней недавно, спасибо тяге принца Максимилиана к изучению истории и других наук. Благодаря светлому разуму Вашего Высочества у империи есть шанс выжить.

Принц отвесил лёгкий поклон архимагу, на его губах мелькнула самодовольная улыбка.

- Звезда бури - продолжил архимаг - это кристалл, совместно созданный магами и эльфийскими колдунами в самом начале войны некромантов. Людям необходимо было оружие для борьбы с демонами, полчищами зомби и другой нечистью, что бросали в бой мастера чёрного искусства. И это оружие было создано. Звезда бури - это драгоценный камень, которому с помощью заклинаний дали возможность управлять стихией воздуха. Маг, владеющий им, сможет вызывать ураганы, смерчи, грозы, страшные по силе. В одиночку вызвать шторм и потопить флот. Управляя погодой, можно замедлить продвижение армии и даже уничтожить весомую часть солдат неприятеля. Сила артефакта - это вся мощь воздушной стихии. Если империя сможет завладеть звездой бури, у варваров и короля-жреца не будет ни единого шанса. Самое главное - нам известно, где сейчас находится этот артефакт.

Принц Максимилиан пододвинул кресло поближе к Аксину, и сел так, что его лицо оказалось недалеко от лица молодого мага, и их глаза располагались на одной линии.

- А теперь плохие новости. Звезда бури была оставлена при исходе с Древней земли.

- То есть.... Поправьте меня, Ваше Высочество, если я ошибаюсь, но вы сказали, что нам придётся добраться до покинутых земель?!

- Не сразу, Аксин. Сначала нужно будет совершить небольшую прогулку к нашим любезным соседям.

- В Торзалию? - Маг с недоумением посмотрел на своих собеседников. - А туда-то зачем?

Принц внезапно потерял интерес к разговору, встал, и снова начал мерить комнату шагами. Слово взял архимаг.

- Звезда бури находится на острове Надежды. Это был последний оплот людей в битве с нечистью. Сейчас и остров, и замок на нём заполнены зомби и другими милыми созданиями, а в замке, судя по возмущениям линий силы, обосновался один из демонов, вызванный некромантами и вышедший из-под контроля. Предвижу вопрос: почему он не завладел артефактом? Звезда бури спрятана в подземном лабиринте под замком. Маги, бывшие хозяева, населили этот лабиринт василисками.

Вскочив на ноги, Аксин уставился на Ореса.

- Как?! Да вы в своём уме?! Даже драконы обращаются в камень от одного взгляда василиска. Что вы предлагаете? Пробиться сквозь армию нечисти, скрутить демона, а потом что: завязать глаза, чтобы не окаменеть, и вперёд, в лабиринт? Конечно, если не встречаться взглядом с василиском, то и не окаменеешь, так что с повязкой на глазах всё становится легко и просто: ящерка, питающаяся сырым мясом, размером с крупную лошадь, покрытая чешуёй, такой же крепкой, как доспехи гномов, да ещё и смертельно ядовитая. Ничего посложнее не могли придумать?

Принц с любопытством смотрел на буйство молодого мага, в глазах его прыгали искорки веселья. Архимаг, же, напротив, был спокоен и холоден, как статуя.

- Сядьте, молодой человек. Сначала дослушайте, а потом начинайте рвать волосы и всё крушить.

- Что дослушать?! Сказку про армию драконов, спешащих к нам на помощь? Или про....

- Заткнись и сядь!

До этого слабый голос архимага загремел, словно камнепад. Даже герцог Гарус, не ожидая этого от старого, немощного старика, так дёрнулся от грозного окрика, что чуть не упал с кресла. Аксин бухнулся на своё место, и, подавив дрожь во всём теле, приготовился дослушать приговор до конца.

- Так вот, как я говорил, в лабиринте водятся василиски. - Словно ничего не случилось, продолжил архимаг слабым голосом. - Маги прошлого, поместившие их туда, смогли обуздать этих тварей.

Не веря своим ушам, молодой маг смотрел на Ореса. В легендах говорилось, что лишь драконы могли победить василисков, да и то одним способом - подняться повыше в небо, и обрушить на место, где находится этот монстр, поток пламени.

- Василиск - это просто очень крупная ядовитая ящерица. - Прервал раздумья Аксина архимаг. - Их можно уничтожить оружием или магией. Непобедимыми их делает взгляд. Всякий, кто встретится с василиском взглядом, обращается в камень. Говорят, спастись от этого невозможно, но как же тогда маги смогли заселить лабиринт этими тварями? Ответ прост - у них была защита от взгляда василиска. Это маска с прозрачными драгоценными камнями в глазницах. У этих камней есть одно уникальное свойство - они нейтрализуют силу взгляда василиска. Вот за этой маской и придётся сходить к нашим соседям.

- А нельзя сделать ещё одну маску? Почему она существует только в одном экземпляре?

- К несчастью, это невозможно. - Архимаг вздохнул. - Камни, обладающие этими свойствами, случайно нашли на месте падения небесного огня. Они уникальны, единственные в своём роде.

Аксин стал возбуждённо мерить шагами комнату, как до этого принц. Ужас в его голове сменялся восторгом, и наоборот. Задача, казалась, безнадёжна, но её масштабы были грандиозны. Своими глазами увидеть древнюю землю, место битвы магов и некромантов - это завораживало. Время на поход в Торзалию терять не хотелось, молодой маг готов был очертя голову хоть сейчас броситься к порту и плыть на материк. Жажда исследования полностью захлестнула его.

- А если мне направиться к лабиринту, а другому отряду добыть маску? Потом встретимся на древней земле.

Ответом был смех старого мага, переходящий в кашель. Гарус и принц уставились на Аксина, как на ненормального. Лишь Флерес сохранил обычную невозмутимость.

- Замучила жажда бурной деятельности? Похвально, конечно, но пока притормози. Хотя за активность хвалю, молодец. - Принц подскочил к Аксину и хлопнул его по плечу. - Побольше бы таких шустрых да инициативных в совет, глядишь, и не пришлось бы отправляться в поход. Давно бы и армию создали, и варваров приструнили, и с торзальцами бы разобрались. Но маску без тебя достать не получится, так что придётся повременить с исследованиями земель предков.

- Но почему? Где она хранится?

Принц мгновенно стал серьёзным.

- По данным летописей, маска должна находиться в покинутом городе на территории Торзалии.

-Тем более! Что может быть проще - найти её в развалинах. Справится любой.

- У стен этого города произошла последняя битва между магами и некромантами. Часть адептов чёрного искусства смогли пробиться с древней земли, прошли с боями внутрь материка и обосновались в Торзалии, устроив своё логово на острове посреди большого озера. Маска оказалась у них случайно, некроманты не знали её истинной ценности. Затем грянула битва, в которой единственный раз за всю историю люди, гномы и эльфы бились вместе против общего врага. Потери были огромны, но объединённая армия победила. Некроманты были разгромлены, но случилось то же, что и на древней земле. Кровь адептов чёрного искусства пролилась и принесла проклятие на озеро и земли вокруг него.

- Как? - Аксин не сразу смог осознать услышанное. - Неужели эта сказка про проклятие....

- Это не сказка. Любой некромант владеет страшными силами при жизни, и бросает вокруг вечную тень зла после смерти.

До Аксина вдруг дошло сказанное раньше.

- Подождите. Вы сказали, что против некромантов бились объединённые силы всех народов, и потери были огромны. Как же маги смогли победить на древней земле? Ведь история говорит, что мы победили, только в результате боёв весь континент был отравлен и разрушен.

- Официальная версия несколько искажает истину, Аксин. - К беседе подключился герцог Гарус. На древней земле некроманты воевали не с магами.

- А с кем?

- Адепты чёрного искусства бились за власть между собой и уничтожили друг друга. - Принц смотрел на ошарашенного Аксина. - Маги мало что могли противопоставить опытному некроманту. Но хватит лирики, болтать можно бесконечно. Вернёмся к тому, что нужно сделать. Аксин, ты с отрядом переправляешься через горы и добываешь маску. Затем обратно, добираетесь до порта и вперёд - на древнюю землю. Люди уже подобраны, завтра познакомишься. Твоя функция - консультант по чёрному искусству. И на покинутых землях поможешь магией, сам понимаешь какой. Командовать отрядом будет твой новый друг, Лер Флерес. Отправляетесь утром. На этом, думаю, всё.

- Мне кое-что понадобится, Ваше Высочество.

- Свой посох заберёшь в академии, об остальном не беспокойся: вещи для тебя собраны, денег хватит, лошади готовы.

- Это не всё. - Аксин встал перед сидящими людьми. - Нужны свитки.

- Ты закончил обучение, зачем тебе это? - Гарус непонимающе смотрел на молодого мага. - Нет, если надо, дай список. Я распоряжусь, чтобы всё доставили к утру.

- Вы не поняли, герцог - несмотря на спокойный голос, в глазах архимага горел огонь тревоги. Он сразу понял, о чём говорил юноша. - Владыка Аксин говорит о некрономике, не так ли?

Аксин коротко кивнул. В комнате воцарилась гробовая тишина: казалось, что все присутствующие перестали дышать. Крик герцога разрезал покрывало безмолвия:

- Нет! Да ты в своём уме?! Эту заразу необходимо уничтожить, а не таскать за собой по всей земле! Ни за что!

Гарус рвал и метал. Крики, перемешанные с ругательствами, нескончаемым потоком извергались на молодого мага.

- Не кипятитесь, герцог - подал голос Флерес. - И выбирайте выражения, вы не на плацу.

Эльф говорил спокойно, не повышая голоса, но ослушаться его было невозможно. Аксин вспомнил свою первую встречу, и ощущение вымораживающего холода, веявшего от Флереса. На герцога слова эльфа подействовали, как ушат ледяной воды. Он запнулся на середине цветастой фразы и прижался к креслу.

- Попрошу объясниться, молодой человек. - Архимаг смотрел пронзительным взглядом на Аксина. - Надеюсь, очень веская причина заставила вас озвучить эту просьбу.

- Причина есть. Не знаю, как насчёт проклятой земли в Торзалии, но чтобы выжить на древней земле, нужно владеть проклятым искусством. Мои же знания неполны, а практики нет совсем. А без этого вся затея обречена на провал.

- Ты понимаешь, что тебя ожидает потом? Даже если вы вернётесь, придётся почти полностью вычистить твой мозг, чтобы там не осталось не намёка на эти знания. Можешь лишиться всей памяти, и стать подобным младенцу.

- Если я пойду неподготовленным, то никто не вернётся. А мой мозг вычистит зомби, своими грязными лапами. Или демон. Оторвёт голову, вскроет череп, и ложечкой аккуратно вычистит все мозги.

Принц вскочил, опрокинув кресло.

- Что, страшно стало, господа? Своими руками создать некроманта - глаза Максимилиана лихорадочно блестели, тело подрагивало: казалось, принц танцевал под какую-то, слышимую ему одному мелодию. - Но Владыка Аксин прав. Флерес, доставь всё, что необходимо. Только, ради всех богов, сам ничего не читай. Не хватало ещё лишиться начальника секретной службы.

- Но, Ваше Высочество - Гарус, бледный, как смерть, умоляюще протянул к принцу руки.

- Без всяких но! - Пнув некстати попавшееся под ноги опрокинутое кресло, Максимилиан подскочил к герцогу. - Экстренные случаи требуют неординарных решений. Да не трусьте так, Гарус. Только представьте, как пошутила капризная Тарния! Чёрное искусство, чуть не уничтожившее человечество, поможет спасти империю. Доставить все свитки и книгу Аксину.

- А если они попадут в чужие руки? - Дорога дальняя и опасная, мало ли что.

- Вот и сделайте так, чтобы их мог взять и прочитать только Аксин! Неужели я должен думать за всех вас! - Максимилиан не принимал никаких возражений. Принц разошёлся, и его уже нельзя было остановить. - Наложите заклятие, чтобы, в случае чего, эти чужие руки оторвало, желательно вместе с головой. И хватит болтовни! Вы собираетесь сидеть и спорить, пока варвары или Торзальцы не захватят дворец? Орес - готовь защитное заклинание, Флерес - бегом за свитками. Гарус - на тебя возложена задача устроить Владыку Аксина со всеми удобствами, и охранять нашего гостя. Чтобы ни один волос не упал с его головы, и чтобы ни одна живая душа не смела близко подойти. Всем всё ясно?

- Да, Ваше Высочество. - Поняв, что разговор окончен, все встали и поклонились.

Принц, не обращая ни на кого внимания, пошел к выходу. Когда дверь за ним захлопнулась, герцог вздохнул.

- Надеюсь, он знает, что делает.

- Для своих лет принц очень умён. - Эльф встал и набросил плащ, скрыв лицо под капюшоном. - Максимилиан перечитал кучу книг, и умеет пользоваться полученными знаниями. Дали бы боги искру силы к его разуму - очень неплохой маг бы получился. Ну что, Орес, пойдёмте. Приказы принца надо исполнять.

Оставшись наедине с молодым магом, герцог превратился в холодного и вежливого придворного.

- Владыка Аксин, я весьма сожалею о своей горячности, и приношу свои извинения.

Контраст между поведением герцога сейчас и несколько мгновений назад, когда он изливал из себя такую брань, что даже камни стен покраснели от стыда, был столь поразителен, что молодой маг не выдержал и расхохотался. Гарус, даже если и обиделся, не подал виду.

- Конечно, господин Гарус. Я в свою очередь прошу прощения за моё недостойное поведение. - Отдышавшись, ответил Аксин. - Сейчас я смеялся не над вами. - Посмотрев на герцога, маг с трудом удержался от нового приступа хохота. - Это, наверно, следствие усталости.

- Не мудрено устать, Владыка Аксин. У вас был очень насыщенный день. Я распоряжусь, чтобы сюда принесли ванну с горячей водой, ужин и постель. Извиняюсь за неудобство, но прошу вас никуда не выходить из комнаты. Если что-нибудь понадобится, скажите охране. А сейчас я вынужден вас покинуть. - Гарусу явно не доставляло удовольствие исполнять роль прислуги, но приказ принца нужно было исполнить в точности.

Оставшись один, Аксин рухнул в кресло. Герцог и не подозревал, как был близок к истине. Вспоминая события прошедшего дня, молодой маг пришёл к выводу, что такой нагрузки на нервы он не испытывал ни разу за всю свою жизнь. Суд, приговор, спасение, затем дворец и задание, по сравнению с которым заклинание "Рука судьбы" уже не казалось таким страшным. Оно могло забросить к врагам, или, самое опасное, на древнюю землю. А теперь придётся идти туда добровольно. Но, отлично осознавая всю опасность предстоящего путешествия, Аксин не боялся. Наоборот, его охватил восторг. Побывать там, где уже много веков не ступала нога человека, добыть один из самых мощных артефактов и стать спасителем империи - если не разорвут зомби или не сожрёт какая-нибудь тварь. Что будет дальше, его не беспокоило: зачем беспокоиться о далёком грядущем, вступая на тонкий канат, натянутый над бездной?

Утро наступило для молодого мага ещё до восхода солнца. Он проснулся оттого, что кто-то с силой тряс его за плечо. С трудом разлепив веки, Аксин увидел склонившегося над ним эльфа. За окном ещё только-только разгоралась заря.

- Поднимайся. Через час мы должны выехать.

- Куда? - Спросонья Аксин всегда соображал довольно медленно.

- Туда, куда и вчера собирались. Сначала на охоту, потом вино, девочки.

- Что? Какая охота? - Приложив титанические усилия, Аксин собрал в кучу разбегающиеся, как тараканы, мысли, и сел на кровать. - Флерес, почему в такую рань?

- А ты как хотел? Поспать до полудня, понежиться в тёплой постельке, потом обед, и так до вечера? Вчера же сказали, что утром отправляемся. Ты сейчас член нашего отряда, так что запомни одно правило - утро начинается, когда встаёт командир: то есть я.

- А ты, вообще, ложился - Продрав глаза, Аксин заметил, что эльф одет в ту же одежду, что и вчера. - Только не говори, что в сапогах и плаще спать удобнее.

- Хватит разводить демагогию, подъём. Завтрак на столе, одежду принесли новую, старая для путешествия не годилась. Да, кстати, дай-ка руку.

- Зачем? - Не понимая ничего, молодой маг протянул руку к эльфу.

Не отвечая, Флерес крепко сжал запястье Аксина, и достал небольшой нож.

- Ты что, совсем спятил! - Мгновенно проснувшись, молодой маг попытался выдернуть руку. Пальцы второй руки распрямились, и их окутали небольшие разряды молний.

- Спокойнее, спокойнее - эльф отпустил Аксина и отскочил от кровати. - Мне просто нужна капля твоей крови. Посмотри вниз.

Не выпуская Флереса из вида, Аксин скосил глаза и увидел у ножки кровати небольшую кожаную сумку с застёжкой в виде головы змеи.

- Это что?

- То, что ты просил. Свитки и манускрипты по запрещённому искусству.

- Хорошо, а при чём тут моя кровь?

Эльф посмотрел на молодого мага, как на сумасшедшего.

- Аксин, ты их собрался таскать по всей империи просто так? Ты хоть представляешь, что попало к тебе в руки? Это же Книга Смерти - труд, собраны и систематизированы все знания некромантов. А на свитках готовые заклинания высшего порядка.

Позабыв про всё, Аксин уставился на эльфа. Молнии, больше не контролируемые волей мага, сорвались с руки и разворотили камин. Грохнуло так, что молодой маг сразу пришёл в себя. Эльф отослал прибежавших на шум стражников и подошёл к нему.

- Нужно сделать так, чтобы, кроме тебя, к этой сумке никто не мог прикоснуться. Для этого мне необходима частичка твоей плоти. Капля крови подойдёт. Так что перестань ломаться.

Не говоря ни слова, молодой маг протянул эльфу руку. Сделав небольшой надрез на запястье, Флерес уронил несколько капель крови на застёжку. Металлическая змея ожила. Тело её задвигалось, бесцветные камни, вставленные в глазницы, засветились красными огоньками.

- Положи на неё раненную руку. - Тон эльфа не допускал возражений.

Аксин выполнил приказ, и, как только окровавленная рука прикоснулась к ожившей змее, та обвилась вокруг и подняла голову, встретившись глазами с магом. Страх и сомнения, терзающие Аксина, сразу прошли. Прикосновение было мягким, металлическая змея оказалась на удивление тёплая. "Хозяин" - раздался шипящий голос в голове мага - "Спасибо. Как приятно проснуться". Смотря в глаза змеи, Аксин почувствовал, что часть его словно переселилась в металлическое тело змеи. Он увидел себя со стороны, почувствовал сильные и гибкие стальные мышцы и положил голову на протянутую руку. Сбросив наваждение, маг повернулся к Флересу.

- Что это было.

- Впечатляет? У моих агентов нечто подобное, хотя и попроще, для переноса секретных документов. Это - хранитель. Он признаёт только одного хозяина, его не запугать, не купить. Правда, обычные хранители больше похожи на обычных сторожевых псов: безликие, не очень сильные. Могут только укусить или поднять шум. Этот же уникален. Разумен, связан с тобой узами крови. Если ты назовёшь его братом - близнецом, то не сильно ошибёшься. Он - это ты. Не позволит никому, кроме тебя, прикоснуться к сумке, обладает интеллектом и магическими способностями, похожими на твои. Если не будет иного выхода, хранитель уничтожит груз. В экстренном случае, так скажем.

- А не в экстренном? Не очень хочется, чтобы при прикосновении первого попавшегося на пути воришки сумка вспыхнула синим пламенем.

- Обычно хранитель сначала предупредит: ужалит, обожжет. Если вор проявит настойчивость - вечная память храбрецу.

- Очень хорошо - Аксин задумался. - Настолько хорошо, что так и тянет спросить: а в чём подвох? Почему он в единственном экземпляре?

- Ну...- эльф на мгновение замялся. - Видишь ли, в нём нет собственной магии, поэтому силу он будет тянуть из тебя.

- Это что, вампир?

- Нет, конечно. Жизнь в нём своя, и в обычных условиях - спит он или бодрствует - неважно, на тебе это никак не отразится. Ужалить он сможет и сам. А вот если понадобится защищать содержимое сумки с помощью магии - вот тогда извини. Силу для заклинаний он будет тянуть из тебя.

Молодой маг понял, что эльф что-то скрывает. Усталость хозяина - не такая уж большая цена. Это не может быть препятствием для создания сотни подобных сумок.

- Вы что-то не договариваете, Лер Флерес. - Подчёркнуто вежливо обратился он к эльфу.

- Ты прав. Есть ещё одна деталь: вы с хранителем не просто близнецы. Можешь считать, что вы срослись воедино.

- То есть, если погибнет он, то и я ....

- Не исключено. А если и выживешь, то получишь такую отдачу, то минимум на полгода сляжешь в постель. Так что береги его.

- Сберегу. - Аксин вспомнил тёплое дружеское прикосновение хранителя, и улыбнулся. - Обязательно сберегу.

Флереса вдруг обуяла жажда деятельности.

- Одевайся, завтракай, и во двор. До выступления времени осталось мало. Стража тебя проводит. - Эльф подошёл к двери, затем, остановившись, резко обернулся.

- Ты везучий человек, Аксин. По-другому то, что ты всё ещё жив, не объяснить. Похоже, у тебя есть покровитель среди богов. Попроси его нам помочь. Крепко попроси.




Глава 2

Огонь в очаге весело потрескивал, разбрасывая искры по каменным плитам пола, играя отблесками на хмурых лицах воинов.

- Итак, очередной патруль пропал - барон Вильям встал, возвышаясь над сидящими людьми. - Кто-нибудь может сказать, что происходит в моих землях? Два отряда разведчиков пропали, тьма вас забери, а вы спокойно спите в своих постелях, и в ус не дуете!

- Было сделано всё возможное...

- Заткни пасть, Лефт! Капитан стражи, всю жизнь проживший в северных землях, и что? Исчезают одни олухи, и ты не придумал ничего лучше, чем отправить других на поиски?! И кого же ты догадался послать? Всего одного следопыта и несколько юнцов, ни разу в жизни не участвовавших в серьёзных боях! Да у них ещё молоко на губах не обсохло, только узнали, с какой стороны меч держать. Ты вообще, чем думал?! Своим ночным горшком? Тупица! В яме сгною!

Вильям, и в обычные дни не отличавшийся сдержанностью, сейчас просто пылал от гнева. Когда ярость застилала ему глаза, никто в замке старался не попадаться на дороге барона. Челядь поговаривала, что даже вороны переставали каркать, словно боясь привлечь к себе внимание. Из-за частых приступов гнева барона за глаза называли "быком". Однажды, в припадке ярости, он зарубил своего верного пса, на свою беду попавшего под руку хозяину. А те, кто осмеливался перечить Вильяму, вместе с семьями бесследно исчезали. Поэтому Лефт, воин, много раз смотревший смерти в глаза, молчал, смотря на свои руки, боясь встретиться взглядом с разъярённым бароном.

- Дорогой барон, вы слишком строги к своим людям.

- Что!!! - Задохнувшись от разрывающей его ярости, барон уставился на фигуру человека, стоявшего в дверном проёме. - Как ты посмел.... Ты кто такой, тьма тебя забери?! Стража! В темницу его! На дыбу!

Неизвестный весело рассмеялся. Похоже, гнев барона его только забавляет. Сидящие за столом воины же побледнели и вжались в кресла. Смеяться прямо в глаза разъярённому "быку"! Видимо, этот человек решил свести счёты с жизнью, и для этого выбрал самый верный и надёжный способ.

Барон буквально опешил от такой неслыханной наглости. Несколько мгновений Вильям сверлил взглядом наглеца, осмелившегося оскорбить его в собственном замке, да ещё на глазах у вассалов, выпученными, налитыми кровью глазами. Затем, очнувшись, выхватил меч и с диким рёвом бросился вперёд. Свет разума померк в его глазах, и барон стал полностью соответствовать своему прозвищу - тупое, дикое, безжалостное животное, движимое только одной целью - растоптать, разорвать, уничтожить несчастного, осмелившегося встать на дороге. Ещё пора шагов, взлетает меч и ....

Резкая вспышка озарила зал, негромкий хлопок потонул в криках человека, испытывающего невыносимую муку. Барон, словно снаряд, пущенный из катапульты, полетел обратно к очагу, и, снеся по дороге стол, лишь по счастливой случайности не задев никого, приземлился практически у самого огня, чуть не превратившись в факел. Все, находящиеся в зале, вскочив на ноги, и, не веря своим глазам, смотрели то на корчившегося от боли барона, то на смеющегося незнакомца.

- Ну, хватит, повеселились и будет. - Человек, так легко разделавшийся с грозным противником, подошёл к очагу, и в свете огня все увидели в руке у незнакомца посох мага. - Помогите подняться своему господину. А вы, дорогой Вильям, в следующий раз постарайтесь реагировать менее эмоционально. Вон как бросились с объятиями к дорогому гостю, даже запнулись, забыв про всякую осторожность.

Оттолкнув попытавшихся помочь слуг, барон вскочил на ноги.... Вернее, попытался вскочить. Тело его вдруг стало ватным и непослушным, голова закружилась, и Вильям вновь очутился на полу. Повернув голову, он посмотрел на своего обидчика. Дикая злоба исчезла, уступив место холодному гневу. Ненависть кричала - уничтожь врага, разум говорил: успокойся, подожди. Чужак далеко не прост. Пока подожди. Зверь внутри барона боролся с человеком, и человек одержал вверх.

- Что вы встали, как безмозглые бараны! - Барон сам не узнал своего голоса. Обычно грозный и громкий, сейчас он звучал глухо, звуки с трудом вырывались из груди. - Дайте мне кресло и помогите сесть.

Пока общими усилиями усаживали поверженного барона, незнакомец отрешённо смотрел на огонь очага, улыбаясь чему-то, одному ему известному. Потом повернулся и посмотрел на всех мягким, немного рассеянным взглядом.

- Извините, Вильям, с Вашим горячим гостеприимством я совсем забыл о приличиях, даже не представился. Гарвин, боевой маг. Прибыл по поручению Его Величества Императора - да продлится его правление вечно. Мне нужно поговорить с Вами, барон. Незамедлительно.

- Хорошо, Владыка Гарвин. - При общении с посланником императора безопаснее всего было проявить максимум учтивости; а магов, особенно боевых, лучше вообще было не злить. Нарушившие это правило один раз больше не совершали подобной ошибки - обычно по причине скоропостижной кончины на месте. - Разговор должен быть конфедициальным?

- Конечно, барон. Пусть останется капитан Лефт, остальных господ я не смею задерживать.

Все перевели взгляд на барона, боясь без его разрешения покинуть зал.

- Вы что, не слышали, что сказал Владыка Гарвин? - Обращение "Владыка" застревало в горле у Вильяма, и вежливые слова приходилось буквально выдавливать из себя. - Оставьте нас.

Когда все, кроме Лефта, удалились, маг поднял опрокинутый в результате неожиданного полёта хозяина замка стул и сел напротив барона. Капитан встал, словно преданный пёс, за спиной барона.

- Присядьте, Лефт. Разговор может оказаться довольно долгим.

- С Вашего позволения, Владыка Гарвин, я лучше постою.

- Ваши люди все такие верные?

- Все мы верны императору, и служим на благо его. - Барон, наконец, смог полностью подавить гнев и взять себя в руки.

- Это хорошее качество. Похвально. Да, господин барон, я вижу, вы хотите что-то спросить? Спрашивайте сейчас, потом будет нежелательно отвлекаться.

- Владыка Гарвин, как получилось, что такой важный гость оказался у меня в замке, а мне не доложили? Я бы приготовил достойную встречу посланнику императора.

Маг рассмеялся.

- Дело срочное, поэтому пришлось предстать пред вашими очами сразу с дороги. У ворот замка проблем не возникло, стража отнеслась с почтением к имперской печати на моих бумагах, и не стала держать уставшего путника на улице в сырости и холоде. А вот при входе в зал.... Как я уже говорил, у вас верные люди, барон. Так что можете не ругать своих "псов". Они гавкали и даже пытались преградить мне дорогу своими бренными телами.

- Вы их....

- Что за страшные мысли, барон. Слабенькое парализующее заклинание, скоро очухаются.

Всё время, пока маг разглагольствовал, барон напряжённо думал, внимательно следя за собеседником. Добрые глаза, любезность, говорливость. Вот только не бывают боевые маги мягкими и пушистыми. Вильям вспомнил, как в молодости, посещая столицу, стал случайным свидетелем обучения одного такого "добряка". Случайно оказавшись рано утром на крепостной стене - решил подышать свежим воздухом после бурно проведённой ночи - барон увидел, как за город вывезли человек двадцать, одетых в рваньё и с закованными в кандалы руками и ногами. Остановив проходившего мимо стражника, Вильям поинтересовался: кто такие, куда ведут? Герб на одежде и несколько монет сделали из грозного солдата любезного гида.

- Это преступники, Ваша Светлость. Их подготовили для испытания магов.

- Какого испытания? - Последствия жуткой ночной попойки давали о себе знать. Голова Вильяма раскалывалась на части и напрочь отказывалась соображать. - Магов же экзаменуют в академии.

- Ну да. А потом они же, это, на службу поступают. Кто во дворец, кто в армию. Не все, конечно, некоторые могут и своё дело открыть. Лекарства там, или вещи какие заговорённые делают.

- Ты можешь просто сказать, что за испытания! - Головная боль не делала из барона благодатного слушателя.

- Ну, так я и говорю. Поступают на службу, и там ещё учатся. Практикуются. А боевым то магам на чём тренироваться? Сначала по мишеням лупят, а потом вот эти....

- Ладно, иди, достал своей болтовнёй. Сам разберусь.

То, что случилось дальше, заставило барона протрезветь. Людей расковали, одели в доспехи и дали оружие. Сбившись в кучу, они бросились на тщедушного мага, и, казалось, что жить ему осталось считанные мгновения, и вооружённые люди просто затопчут несчастного.... А буквально в последнюю секунду "несчастный" протянул в сторону наступающих руку. Ни до этого, ни после в своей жизни барон не видел такого кошмара. Люди, превращаясь в живые факелы, метались по поляне с дикими криками, сгорая заживо. Некоторых неведомая сила поднимала в воздух и разрывала на куски или давила в кашу. Один всё-таки умудрился добежать до мага и замахнулся, мечом. В следующее мгновение вместо воина на земле извивалась куча костей, красного мяса, внутренностей. Его просто вывернуло наизнанку, кишками наружу, как обыкновенный чулок. Когда всё закончилось, маг сжёг остатки тел и пошёл завтракать со стражниками, конвоировавшими заключённых. Перекусить они решили тут же, на полянке, на не тронутом огнём участке. Дальше Вильям ничего не видел. В глазах его потемнело, ноги отказывались держать, и барон упал, тело колотило мелкая дрожь, его рвало. А в ушах стоял смех, доносящийся кс полянки, где завтракали солдаты и недавний палач.

Сейчас, сидя в своём замке напротив этого весёлого улыбчивого человека, барон видел за его добрыми глазами горы сожжённых, разорванных, искалеченных тел - "материал для тренировки". Убив за всю свою жизнь много людей, как в бою, так и из-за угла, Вильям не считал себя сентиментальным. Но внутри барона оставались кусочки доброты, радости, и ещё чего - то, из чего состояла его душа. В маге же Вильям не чувствовал внутреннего тепла. Как животные угадывали бешенство у себе подобных, и обходили их стороной, так и барон хотел сейчас быть подальше от боевого мага. Но показать слабость при слугах, даже если это верный Лефт, барон не мог.

- Итак, Владыка Гарвин, Вы благополучно добрались. Если позволите, мне бы хотелось узнать, чем я могу услужить Императору.

- Капельку терпения, дорогой барон. Сначала наш друг капитан расскажет, что тут у вас случилось.

Посмотрев на своего господина и получив разрешение, Лефт начал:

- У нас пропали два отряда. Первый был отправлен на обычное патрулирование лесов к северу от замка две недели назад.

- А для чего патрулировать лес? - поинтересовался маг.

- Понимаете, Владыка Гарвин, владения барона расположены на границе с варварскими землями. Иногда с той стороны забредают дикари: некоторые с надеждой пограбить деревни, другие просто охотятся. Да ещё своих браконьеров хватает, или лес валят без разрешения.

- А что, отряд сможет остановить воинов целого племени, если варвары организуют крупный набег?

- Если варваров много, разведчики должны послать весть в замок, а сами следить за ними, пока не прибудет подмога. Если мало, то.... - Капитан провёл рукой по горлу.

- Понятно, порубят в капусту наших горячо уважаемых и любимых соседей. Скажи-ка, а такие патрули часто пропадают?

- Раньше такого никогда не было. Разведчики хорошие воины, да и лес неплохо знают.

Маг на мгновенье задумался.

- Ты сказал, что в случае чего патруль может предупредить замок. Как?

- Командиру выдают заговорённый жезл. Он небольшой, помещается в вещевом мешке, или можно за поясом носить.

- Жезл Связи! Барон, да вы богатый человек. Раздавать дорогие артефакты простым воинам - это неслыханная щедрость. Понятно, почему вас так любят в замке.

- Мы на границе, Владыка Гарвин. - Вильяма стала выводить из себя постоянная ирония в словах мага. - Здесь чем быстрее узнаешь о враге, тем больше шансов выжить. Да и жезлы не такие уж и могущественные.

- Понятно, просто подают сигнал, никаких голосовых сообщений. И куда этот сигнал поступает?

- На бронзовый диск в караулке - Лефта покоробило пренебрежение, с которым говорил маг об артефактах, не раз спасавших жизнь его солдатам. - Раздаётся звон, и на поверхности появляется стрелка, указывающая....

- Спасибо за пояснение, капитан. Всю жизнь мечтал узнать, как работает сигнальный жезл и диск, и вот вы меня просветили. Можно спокойно ложиться и помирать.

- Вы сами просили подробнее, Владыка Гарвин.

- Ну, хорошо, хорошо.... - Маг встал и начал ходить по залу. По лицу Гарвина было видно, что его что-то беспокоит.

- Спасибо, Лефт, вы можете быть свободны.

Тон этого приказа настолько отличался от прежнего мягкого голоса мага, что капитан вскочил со стула и вытянулся в струну, как на плацу. Сейчас в голосе мага куда-то пропала вся доброта и вечная насмешка, слова, словно булыжники, несущиеся с горы, напрочь крушили волю людей. Несмотря на горевший в очаге огонь, Лефт почувствовал озноб. Барон ожидал нечто подобное, и столь резкие и кардинальные изменения его не удивили.

Маг прекратил ходить по залу, и сел у камина.

- Вы ещё здесь, капитан?

Побледнев и сглотнув моментально образовавшийся ком в горле, Лефт на ватных ногах бросился к дверям. До этого капитан считал барона страшным человеком, но сейчас.... На уровне инстинктов он почувствовал нечто такое, от чего у старого воина застыла кровь в жилах, и встали дыбом волосы. Так охотничий пёс, не обладая разумом, чувствует, что рядом находится хищник - сильный, жёсткий, безжалостный.

Маг, уже забыв о Лефте, повернулся к Вильяму.

- Остальное я расскажу сам. Первый отряд долго не возвращался, сигнала так и не было, и вы решили, что разведчики дезертировали. Что делать в этом случае? Всё очень просто: отправить людей схватить смутьянов. Один следопыт и дворцовая стража, не так ли? Между солдатами и разведчиками всегда существовала вражда: одни считают других тупыми солдафонами, другие же, в свою очередь, не очень жалуют слишком независимых воинов леса. Так что сговора между этими людьми быть не должно. Итак, второй отряд ушёл, и через какое-то время вы получили сигнал о нападении. Стрелка на зеркале в караулке загорелась, а потом исчезла, что означает уничтожение жезла. И сейчас все в замке гадают, что же произошло. Разведчики не могли уничтожить второй отряд, по крайней мере, быстро, не так ли? Вы очень осторожный человек, Вильям, и преследователей было больше, чем разведчиков, по меньшей мере, раза в четыре. И сейчас, дорогой барон, Вы ломаете голову - что же происходит во вверенных Вам императором землях? Ну что, я угадал?

- Ваша прозорливость просто поражает, Владыка Гарвин. Может, вы сможете растолковать, что здесь происходит.

- Я прибыл не только растолковать, но и в меру своих скромных сил помочь. Вот, барон, прочтите. Это приказ императора.

Барон встал, с поклоном взял свиток, развернул и стал читать. Написанное так взволновало его, что Вильям, до этого державший себя в руках, не справился с эмоциями. Губы сжались и побледнели, барон не смог сдержать дрожь в руках. Сев и глубоко вздохнув, он постарался прийти в чувство.

- Что значит "неограниченные полномочия"?! Эти земли принадлежат моему роду несколько веков, и никто не смеет здесь командовать!

- Ты забываешься, барон! - Маг вскочил на ноги, невесть откуда взявшийся в комнате ветер развевал полы его плаща. Правая рука сжала посох, в левой руке заплясало пламя. - Эти земли пожалованы императором. Или ты возомнил себя независимым? Это измена, а по закону изменников сжигают заживо без суда!

Маг направил руку, объятую пламенем, на барона.

- Ну.... Ну что Вы, Владыка Гарвин. Вы не так меня поняли. - Вильям не мог оторвать от огня взгляд.

- Что я не понял! Что это ваши земли, что тебе плевать на империю, и что император не может тебе ничего приказать?! Что конкретно из этого я не так понял?

- Всё, что есть у меня, и даже жизнь, принадлежит императору - да правит он вечно! Я не так выразился, Владыка Гарвин! Простите дурака! - Обычно грозный барон трясся от страха, как сухой лист на сильном ветру. Перед глазами встал давний кошмар - гора искорёженных трупов и смех боевого мага, идущего завтракать. - Пощадите!!! - бледный барон упал на колени, его зубы стучали громче боевых барабанов.

Маг посмотрел на трясущегося от страха барона и спокойно сел. Один миг - и ничего не напоминало в этом спокойном человеке то чудовище, что секунду назад готово было уничтожать всё, что стоит на пути.

- Успокойтесь, дорогой Вильям. Встаньте. - Гарвин снисходительно смотрел, как барон поднимается с колен и падает на стул. - Никто не ставит под сомненье вашу преданность императору. Будем считать, что мы оба пошутили. Ну а теперь к делу. Уничтожение ваших людей связано с надвигающейся войной, и обязаны этим вы нашим будущим противникам - варварам с севера.

- Что?! Эти примитивные дикари смогли разбить два отряда, причём один не успел даже подать сигнал? - Барон не мог поверить своим ушам.

- Не нужно мыслить стереотипами, Вильям. Времена изменились. Вас не мучает, дорогой барон, один вопрос: как я смог так быстро проехать всю империю и появиться здесь? Всё просто - несколько боевых магов, включая и вашего покорного слугу, уже почти год находятся вблизи северных границ и изучают варваров. Открою вам страшную тайну, известную лишь узкому кругу лиц в империи. Можете сильно не волноваться по этому поводу: всё равно скоро об этом будет говорить вся империя. Так вот, разрозненных племён варваров больше нет. Они объединились под началом одного вождя, называющего себя царём людей ветра. И это ещё половина беды. Шаманы варваров используют странную магию - как мы думаем, смесь внутренней силы и колдовства эльфов. А несколько лет назад маги - наблюдатели обнаружили следы странного воздействия за нашими северными границами. Это какой-то новый вид магии, и никто в империи не представляет, что это такое. Вот вспышки этой новой силы я и почувствовал на твоих землях. Приезжаю сюда, и узнаю о ваших трудностях. Две вспышки - два пропавших отряда. Вот такие дела, мой друг.

- Вы считаете, что варвары могут напасть на северные границы империи?

Маг рассмеялся, но в этот раз в смехе не было сарказма. На один миг могущественный боевой маг превратился в обычного, уставшего человека.

- Император, совет, и некоторые доверенные лица ЗНАЮТ, что скоро орды варваров нападут на империю. На всю империю, а не только на ваши забытые богами северные земли. Не сегодня и не завтра, но очень скоро. Указы о подготовке к войне готовы, и через неделю, максимум через две все узнают про то, что узнали вы сейчас.

Барон не мог поверить услышанному. Империя готовится к войне, и с кем?! С кучкой грязных варваров. Если бы Вильям услышал эту новость от любого другого, он бы рассмеялся в лицо человека, ляпнувшего подобную чушь. На протяжении веков род барона жил на этих землях, и почти каждый год племена варваров нарушили границу. Но они были способны только на мелкие нападения на деревни. Угнать скот или напасть на охотников в лесу. Чтобы кучка вонючих дикарей могла угрожать могуществу империи? Это просто не укладывалось в голове. А могучий боевой маг, способный в одиночку уничтожить десятки людей и подчиняющийся только совету магов и императору, сидит напротив и говорит о войне, как о реальной угрозе? Это просто смешно. Похоже, варвару - это просто предлог, прикрытие для каких-то интриг. Вильям не удивился, если бы узнал, что к уничтожению его людей - а в том, что они мертвы, у барона не осталось сомнений - причастен сам Гарвин. Но зачем? Неужели под видом подготовки в войне готовится передел власти на северных границах империи? В реальность сказанного барон просто не верил. Похоже, маг ведёт какую-то игру, но что это за игра, тьма его забери? По каким правилам ведётся, кто игроки, и главное - каков приз? Барон решил сделать вид, что верит во всю эту галиматью, и выждать.

- Что мы можем сделать в сложившейся ситуации, Владыка Гарвин? Приказывайте, я и мои люди к вашим услугам.

- Пока ничего серьёзного. Официальные бумаги придут к вам позднее, как и ко всем дворянам северных земель. Я здесь только потому, что судьба занесла на ваши земли этих варваров, носителей пока неизвестной нам магии.

- Неужели все варвары овладели магией.

Гарвин посмотрел на барона с пренебрежением.

- Не надо казаться глупее, чем вы есть, Вильям. Искра силы очень редко зарождается в теле человеческом, а ведь ей надо не дать угаснуть, потом раздуть, превратить в пламя.

Барон внешне никак не отреагировал на оскорбление, отложив в памяти ещё один неоплаченный долг. Ничего - подумал барон - маг конечно силён, да и положение у него повыше, но.... Пока нужно подождать, а там всё встанет на свои места. Леса здесь глухие, а яд и стрела не разбирают, кто их жертва: простой человек или боевой маг. Всему своё время, "Дорогой Гарвин".

- То есть пока ничего не нужно предпринимать, Владыка Гарвин? - Вильям постарался, чтобы его голос звучал как можно почтительнее, а на лице не отразились истинные мысли. Уж что - что, а притворяться в империи умели все знатные люди. Даже в диких северных землях.

- Пока ничего, барон Вильям. - Маг за всё время беседы впервые обратился к собеседнику по этикету. - У меня к вам будет только небольшая просьба.

- Всё, что угодно, Владыка Гарвин.

- Мне нужен небольшой отряд. С десяток стражников, несколько разведчиков и следопыт. Хочу осмотреть места гибели ваших воинов.

Барон встал и поклонился.

- Я немедленно отдам необходимые распоряжения. Когда Вы собираетесь выступить?

- Завтра на рассвете. А сейчас, барон Вильям, мне бы хотелось отдохнуть.

- Конечно, конечно, Владыка Гарвин. Простите, но новости так взволновали меня, что я совсем забыл о гостеприимстве. Просто непростительная ошибка. Я немедленно распоряжусь, и вам предоставят всё необходимое для отдыха. У меня в замке чудесные комнаты для гостей, вы останетесь довольны.

- А в вашем замке есть две смежные комнаты? Видите ли, я путешествую со слугой. Он хорошо знает мои запросы, а я привык к нему. Хотелось бы, чтобы он расположился рядом.

- Не беспокойтесь, Владыка Гарвин. Всё будет так, как вы пожелаете.

- Хорошо. - Маг поднялся - позвольте откланяться. Завтра будет тяжёлый день, и мне необходимо отдохнуть.

- Конечно, Владыка Гарвин. - Барон повернулся к двери. - Эй, кто там есть! Проводите господина мага в его покои.

Подойдя к ожидающему его слуге, Гарвин повернулся.

- Ещё одно, господин барон. Пока я не вернусь, не могли бы вы отложить патрулирование лесов у границы? Не нужно зря терять людей, они в дальнейшем могут сильно пригодиться.

- Вы совершенно правы, Владыка Гарвин. Я немедленно отдам необходимые распоряжения.

После ухода мага Вильям приказал принести вина и погрузился в раздумья. Перенесённое унижение жгло барона, как калёное железо, всё в зале напоминало об этом: но, словно прикованный, он сидел за столом, пил вино, и, с каким-то извращённым упрямством, не желая уходить, переживал всё заново. Барон снова и снова чувствовал страх, стыд, это жуткое ощущение беспомощности. Тяжёлые мысли бередили разгорячённую голову, вино не приносило желанного облегчения. Наконец, приняв решение, барон приказал позвать Лефта.

Представ перед господином, капитан замковой стражи стоял, вытянувшись в струнку, как знаменосец во время парада. Лишь взгляд воина был опушен в пол, он не решался посмотреть в глаза барона. Вильям же не торопился начать разговор: сидел со стаканом вина в руке и смотрел на огонь очага, словно завороженный танцем языков пламени. Тишина давила. Зал совещаний словно становился всё меньше и меньше: подобно тяжёлым каменным глыбам беззвучие нависало над Лефтом, выдавливая из лёгких воздух и тепло из сердца.

- Капитан, приготовься. Завтра ты поведёшь отряд в лес. - Голос барона зазвучал неожиданно. Лефт вздрогнул, и, подняв глаза на своего господина, стал внимательно слушать приказы. - Возьми с десяток стражников, пять разведчиков, пару следопытов. С вами пойдёт приезжий маг, найдёте место гибели отрядов, он вам поможет. У этого Гарвина все полномочия, поэтому подчиняетесь ему, выполняете все его приказы. Да, и вот ещё что.... Один следопыт пойдёт с отрядом, второй немного позади. Будет тылы прикрывать, так, на всякий случай. Вторым будет Хагарт.

Несколько лет назад барон на охоте случайно наткнулся на раненного дикаря, и, ведомый какой-то ведомой только ему прихотью, приказал доставить его в замок и вылечить. Тем для разговоров в замке тогда хватило на полгода, ведь обычно Вильям казнил всех варваров, попавших ему в руки. Пленникам ещё везло, если барон спешил - смерть их была быстрая: удар меча или петля на шею. А когда Вильям был в настроении и никуда не торопился, то о лёгкой кончине несчастные могли только мечтать. Но с этим варваром барон обошёлся человечно, хотя даже сам себе не мог объяснить почему, и не прогадал. Хагарт - так назвался спасённый - бежал из своего племени после того, как в пьяном угаре совершил ужасное преступление - изнасиловал, а потом, чтобы она никому ничего не рассказала, задушил дочь вождя. Варвары, конечно, не были цивилизованными людьми, и не знали всех пыток, которые применялись в империи, но за такой проступок могли наградить только одним - долгой и неприятной кончиной. Так что идти Хагарту было некуда, и барон разрешил остаться ему в замке, получив взамен самого преданного слугу, которого невозможно было не купить, не запугать.

- Так вот - продолжил Вильям - маг должен провести какие-то исследования, а ваша задача - охранять его. Вдруг нарвётесь на варваров, уничтоживших наши отряды, или какого-нибудь шального охотника. Смотрите, чтобы с нашим гостем ничего не случилось, а то после нашего "дружелюбного" знакомства я очень расстроюсь, если он случайно погибнет в лесу.

- Как он может погибнуть, господин барон? Это же боевой маг. - Осмелился подать голос Лефт, и тут же пожалев о сказанном, сжался, готовясь к очередному приступу ярости.

- Болван ты, хоть и капитан. Столько лет прожил, а ума как у дурака циркового - голос барона был на удивление спокоен. Лефт немного расслабился и продолжал слушать. - Любой маг, какой бы силой не обладал, прежде всего человек. А как человек может погибнуть? Да очень просто. Нож в сердце или стрела в спину. Если неожиданно, то он сосредоточиться и ответить не успеет. Ты всё понял? Повторить приказ!

- Сопровождать гостя туда, куда он скажет. В случае нападения оберегать, не щадя жизни своей. Только, господин барон - Лефт посмотрел в глаза своего господина, пытаясь прочесть во взгляде, верно ли он понял приказ - наши леса опасны. Вдруг кто из кустов стрельнёт? Скоро осень наступит, к нам охотники зачастили с той стороны. Вдруг не уследим?

- Ваша задача - охранять гостя. - Барон посмотрел на Лефта, и на его губах заиграла зловещая улыбка. - Чтобы следить за лесом, с вами идёт следопыт. И приставь к магу двух охранников. Если с ним что-нибудь случится - они головой ответят. Ты ВСЁ понял?

- Да, господин барон. - Капитан чуть заметно кивнул, показывая, что он правильно понял приказ барона. - Разрешите идти, раздать распоряжения Хагарту и остальным?

- Подожди. Я слышал, у тебя сын подрос, жениться надумал. Вот, возьми. - Барон снял с пояса кошель и протянул Лефту. - Мой подарок ему на свадьбу.

- Благодарю Вас, господин барон. Вы очень щедры. - Лефт с поклоном принял деньги.

- Ты верно мне служишь, а в наше время, когда вокруг только глупцы, негодяи и трусы, преданность достойна награды. Ну, всё, иди.

Отправив Лефта, барон весь вечер просидел один. Он пил вино, смотрел на огонь, и перед глазами возникала одна и та же картина - ненавистный маг падает с коня со стрелой, торчащей из спины. И кровь, много крови.... Воображение Вильяма рисовало картину сладкой мести снова и снова. Губы барона расползались в улыбке, больше похожей на звериный оскал. Забыв о благоразумии и последствиях, барон думал только о завтрашней мести. Гордый маг, считающий себя венцом творения. Посмевший оскорбить и унизить Вильяма в его собственном замке, на глазах у челяди. Посмотрим - думал барон - как защитит тебя твоё хвалёное колдовство. Чем ты защитишься от стрелы в спину - указом императора? Конечно, придётся казнить "не способных защитить дорогого гостя" людей, отправить ко двору письмо с соболезнованиями и посыпанием повинной головы пеплом - каюсь, не уберёг. Отговаривал, как мог, но Владыка Гарвин твёрдо решил, а кто я против воли великого мага? Да, надо не забыть отловить несколько дикарей у границы: нужны же строго наказанные убийцы посланника императора, в конце концов.

Мечтая о мести, барон жалел только об одном - что он не может сам присутствовать при убийстве. Не сможет подойти к издыхающему ненавистному магу, рассмеяться в глаза и омыть руки кровью обидчика. Смыть позор. "Жизнь несправедлива" - пришла в голову уже изрядно захмелевшего барона мысль. Посмеявшись над этой глупостью, Вильям попытался встать. Но выпитое вино сделало барона ноги непослушными, а голову такой тяжёлой, что она перевешивала, грозив бросить его на каменный пол.

- Эй,... ик.... Кто там есть, дармоеды! Ик.... Свиньи неблагодарные, заботишься о вас, а как помочь - язык барона заплетался, мысли путались и прыгали. - Ты чего припёрся? - Вильям с трудом поднял красные от выпитого глаза на стоящего рядом слугу.

- Вы изволили звать, господин барон.

- Кто? Я?.. А, да.... Ик.... Что уставился, помоги добраться до спальни.

Когда слуга наклонился, чтобы поднять Вильяма, барон отвесил несчастному сильный удар в лицо. Несмотря на количество выпитого, он смог разбить нос и разорвать губы - перстни на пальцах сыграли роль кастета. Слуга упал.

- В следующий раз будь порасторопнее, скотина. Ик.... Ну, что разлёгся? Тебе сказано - неси... ик... неси меня в спальню.

Посмотрев на разбитое лицо слуги, Вильям пьяно рассмеялся. И, пока его несли, и даже лёжа в кровати, барон думал только об одном - скоро свершится месть и проклятый маг сдохнет.

Утро следующего дня выдалось на редкость тёплым. Северные земли империи не зря так назывались, по стране ходили шутки про "чудесное малоснежное лето" на севере, но в этот день богиня погоды, похоже, решила порадовать неизбалованных её милостью местных жителей теплом. Ветер подул с юга, и принёс тёплый воздух, насыщенный ароматами уходящего лета. Гарвин стоял у раскрытого окна и вдыхал его полной грудью. Будучи уроженцем солнечного юга, маг не любил ничего, так или иначе связанное с холодом.

- Хорошее начало дня, Джонатан. Будем считать это удачным предзнаменованием. - Гарвин повернулся к своему слуге, готовившему завтрак. - Что такой кислый? Посмотри - мы близки к цели. Скоро я разберусь с этой новой неизвестной магией, и можно будет вернуться обратно в столицу. Подальше от этой сырости, варварских нравов и грязных постоялых дворов с их отвратительной едой и ещё более отвратительными девками.

- Смотрите, господин. - Старый слуга не разделял оптимизма мага. - Сильно хорошо тоже не очень хорошо.

- Хватит ворчать, старый хрыч. Не порти настроение, а то вот как возьму и заменю тебя. Возьму на службу молодую хорошенькую девушку, или двух, а вечно недовольного старика прогоню прочь. Что тогда делать будешь?

- Воля ваша, господин. Придётся всеми брошенному старику сесть у вашей двери, и сидеть, как побитая собака. Где-то с полдня.

- Половина дня? А что потом?

- Подожду, когда вы выгоните бедную девушку, и придёте звать обратно старого Джонатана. Вы же не любите, когда что-нибудь не так. На прошлой неделе чуть трактир не сожгли, а всё из-за чего? Соли в мясе, видите ли, много было, а специй маловато. Долго сможете терпеть рядом с собой слугу, не знающего ваших привычек? Ну, или он вас, ежели уж до конца правду говорить.

- Ты в наглую пользуешься моей добротой. Вот отдам тебя барону, будешь знать, как издеваться над хозяином.

Несмотря на угрозы, Джонатан спокойно продолжал сервировать стол. Лицо его было невозмутимо, лишь в уголках губ пряталась улыбка.

- Слышал бы вас сейчас батюшка, господин. Отдать своего слугу какому-то барону окраин. Причём бесплатно. Нельзя разбазаривать семейное добро. Садитесь лучше кушать, а то всё остынет.

- Ничего, старый злыдень, подогрею. Маг я или нет, в конце концов? - Гарвин повернулся к столу, и между пальцев его вытянутой руки пробежали языки пламени.

От этого жеста обычные люди бежали, куда глаза глядят: или падали, стараясь уберечься от всепоглощающего пламени, что сейчас сорвётся с руки боевого мага. Джонатан же, не обращая на огонь никакого внимания, чуть отодвинул стул, чтобы удобнее было сесть, встал рядом.

- Вы же помаленьку огонь не любите пускать. Увлечетесь, мясо согревая, и спалите его. Вместе со столом. Идите, лучше, перекусите, а то день сегодня будет загруженный, господин. Вам силы понадобятся.

- Что за наплевательское отношение к грозному господину? Вот у барона - слуги так слуги: боятся, трясутся, глаз поднять не смеют. А этот ещё и командует: сядь, поешь. - Гарвин посмотрел на Джонатана.

Старый слуга был рядом с ним всю жизнь. Гарвин родился в богатой и знатной семье придворных, Джонатан был приставлен к мальчику и был рядом с ним первые пять лет жизни. Потом у ребёнка обнаружили дар, и он был отдан в школу магов. Слуга за это время очень привязался к мальчику, и попросил позволения и отца Гарвина отправиться вместе с молодым господином. Конечно, маги были отдельной кастой, и любой ученик, будь он герцогом или простолюдином, считался равным другим воспитанникам. Прежние титулы забывались, и у выпускника, если он смог сдать выпускной экзамен, появлялось новое звание - Владыка. Маги были практически самыми могущественным классом в империи, и подчинялись только императору. Но это выпускники, а ученики должны были забыть прежнюю жизнь, в школе не должно было быть разделение на богатых и бедных. А уж о личном слуге не могло быть и речи. Но среди равных всегда есть кто-то "более равный", и отец Гарвина предложил все свои силы и связи, а они были немалые, и сделал так, чтобы его ребёнок жил и учился с максимально возможными льготами. Неизвестно, как ему это удалось, но Джонатану было разрешено прислуживать молодому господину. Конечно, слуга не мог жить на территории академии, и ему был куплен небольшой домик прямо у стен школы магов. Каждое утро Джонатан приходил в академию, будил Гарвина. И пока молодой господин находился на занятиях, он занимался приборкой в комнате, стирал одежду, и выполнял другую работу. Вечером они разговаривали, подрастающий юноша делился с Джонатаном своими идеями, чувствами, переживаниями.

Сейчас, если бы у Гарвина спросили, для чего он таскает с собой такую обузу, как старый слуга, он бы просто испепелил наглеца. Боевые маги не заводят семей, их жизнь - это постоянные поездки по империи и сражения на её границах. Очень немногие после окончания академии выбирают военную службу, да и тех при "обучении" превращают в нелюдей, не испытывающих практически никаких чувств и созданных для разрушения и убийства. Джонатан был единственным человеком, к которому Гарвин испытывал дружеские чувства. Много раз маг предлагал старику осесть в любом уголке империи и спокойно жить до конца своих дней. За время службы, даже если не считать деньги отца, Гарвин сколотил неплохое состояние, и мог обеспечить Джонатана на всю оставшуюся жизнь. Но старый слуга отказывался покидать мага. "Нельзя вас одного оставлять, господин. Таких дров наломаете, что просто жуть. А то и сгинуть можете" - говорил он, и Гарвин в глубине души был ему за это благодарен, хотя вслух никогда бы не признался в этом.

Вот и этим утром шутливая перебранка закончилась как обычно - Гарвин потушил пламя и послушно сел за стол.

- Хватит стоять над душой. Иди, поешь лучше сам. - Несмотря на почти родственные отношения, Джонатан всегда отказывался садиться за один стол с магом. На все уговоры старый слуга отвечал одним: - Никак нельзя, господин. Не положено. То, что этого никто не видит, ничего не значило.

- Ещё успеется, господин. Вы ведь уезжаете, а мне в этом замке сидеть прикажите. И отоспаться успею, и наесться.

- Опять старая песня - Гарвин с раздражением бросил на стол вилку. - Ну не могу я тебя с собой взять. Не на прогулку же собираюсь, понимаешь это или нет, голова твоя дубовая? Варвары, шаманы их, чтобы им всем пусто было! Да ещё люди этого барона. Думаешь, он воспылал ко мне любовью после того, как получил за свою наглость?

- Вот и я говорю, господин - Джонатан встал напротив мага - вдруг что случится, так я ....

- Что ты?! - Гарвин потерял терпение - Закроешь меня своим телом? Служить надоело, лёгкой смерти захотел? - Даже в минуты гнева маг не мог обойтись баз иронии. - Так просто решил от меня отделаться? Не дождешься, любезный. Будешь маяться со мной, пока я не помру. Да, кстати, спасибо, что напомнил: в замке тебе оставаться нельзя. Барону до меня не дотянуться, а на тебе отыграться он сможет. Так что тоже собирайся, поедешь на постоялый двор в той деревеньке, где мы останавливались до замка. Кажется, этот клоповник назывался Берлога. Будешь ждать меня там.

- Берлога находится в Лесном стане, господин, а это город.

- Тоже мне, город! Полторы развалины да полчеловека. И вообще, хватит пререканий! Как бы не называлась эта дыра, отправляйся туда. Выедешь вместе с нами, дальше я с солдатами поеду в лес, а ты в берлогу. Самое место для такого старого медведя, как ты. - Маг рассмеялся над своей шуткой.

Джонатан был высок и обладал довольно внушительными формами. Зимой, одетого в шубу, ночью его можно было принять за медведя, вставшего на задние лапы.

Завтрак закончился в молчании. Гарвин наслаждался едой, и по его довольному и умиротворённому лицу не было заметно, что маг испытывает хоть толику беспокойства по поводу предстоящей вылазки. Непосвященному наблюдателю могло показаться, что Гарвин собрался на пикник: погулять по лесу с дамой сердца, попить вина, послушать птичек.

Старый слуга не разделял радужного настроения хозяина. Собрав вещи, Джонатан стоял с хмурым лицом над тюками.

- Ну, что, старина, готов? - Сытый и довольный маг подошёл к кровати, на которой аккуратно была разложена его походная амуниция.

- Готов, не готов... - Джонатан подошёл к хозяину и посмотрел в глаза. Во взгляде старика читалось явное беспокойство. - Вы бы хоть в комнату оружейную зашли да латы какие-нибудь взяли. Вряд ли вам отказать посмеют.

- Нельзя, дружище. От лат в лесу пользы мало. Не повернуться, обзора никакого, да и энергию тяжело направлять.

- А если вдруг стычка? Стрела случайная прилетит, тогда что?

- А если не случайная стрела прилетит? Видел я глазки барона, ведь направит убийцу, дурак. В латах слишком много уязвимых мест: подмышки, сочленения. Пустят стрелу непростую, ядом пропитанную, та оцарапает, и всё. Считай, что отделался от вредного хозяйского сынка. Наконец-то заживёшь спокойной, нормальной жизнью.

- Выпороть бы вас за такие слова, господин - Джонатан отвернулся от мага, на глазах старика предательски поблёскивала влага - да вышли вы уже из малого возраста. Осталось только ума нажить.

Маг расхохотался и хлопнул Джонатана по плечу.

- Вот за это только я тебя и держу, старик: за раболепие и чувство такта. Как за столом вместе сидеть не положено, а как пороть своего господина - так это нормально. Не бойся, совсем голым не поеду. Помнится, у меня где-то была кольчуга гномьей работы? Надеюсь, не потерял, старый ротозей?

Как можно, господин! - Лицо старика просияло. Конечно, он не перестал беспокоиться, но на душе как-то стало полегче: пробить кольчугу гномов было невозможно те только стрелой, но и из военного арбалета, по крайней мере, издалека.

- Так почему я её здесь не вижу? Тащи немедленно. - Маг скорчил грозную рожу, явно подражая барону, и топнул ногой.

Старик бросился к тюкам, что-то бормоча под нос. Гарвин расслышал только: "как дитё малое", "вразумить некому", и ещё несколько комплиментов в свой адрес.

Повернувшись, Джонатан увидел, что маг скидывает верхнюю одежду.

- Да что же вы удумали?! На голое тело надевать? Так ведь всю кожу сотрёте!

- Кожа не голова, новая нарастёт. Вот скажи лучше, умный ты наш, если тебе нужно будет человека прихлопнуть, и лук или нож в руках оказались, случайно совершенно.... Так вот, куда бить будешь?

Джонатан был ошарашен вопросом мага.

- Ну, ежели нужно.... В сердце, конечно, со спины, так надёжнее. Можно и по темечку чем-нибудь тяжёлым приложить.

- Какой кошмар, кого я при себе держу! Говоришь, как профессиональный убийца. А если человек в кольчуге будет, да в шлеме, тогда как?

- Всё понял, старый я дурак. Коль будет убийца, кольчугу под одеждой он не увидит. Пусть раз в грудь или в спину стрельнёт, а потом....

- А потом для него всё закончится. Давай, неси ещё шапку со вшитыми внутрь стальными пластинами, и можно собираться. Да, чуть не забыл. Сбегай по быстрому на кухню, и добудь мне кипятку кружку.

Джонатан замер на секунду, затем повернулся к хозяину. Маг не дал ему раскрыть рот.

- Знаю, знаю, не начинай. "Зачем себя травить, это вас убьёт", и прочее. Этот отвар силы поможет утроить, простые и магические, а они мне понадобятся, носом чую.

Старый слуга вздохнул, и пошёл за кипятком. Отвар, что собирался готовить Гарвин, назывался "Кровь огня", и был даром и проклятьем для всех магов. Выпивший его становился очень силён, течение времени вокруг замедлялось настолько, что человек видел, как перебирает крылышками стрекоза, и легко мог увернуться от арбалетного болта. Ну а магический потенциал на время действия отвара становился почти безграничным. В отличие от эльфийских колдунов, с помощью ритуалов воздействовавших на стихии и природу, люди практиковали магию силы, и источником могущества любого мага была его собственная жизненная энергия. Чтобы что-либо сотворить, колдун с помощью плясок, ритуалов и общения с элементерами выводил природную форму воздействия на объект. Маг же просто напрягал волю, брал часть своей энергии, и при помощи заклинания или без него направлял её по назначению. Быстро, эффективно, но потом силы нужно было восстановить. И чем сильнее и масштабнее было воздействие, тем больше жизненной силы оно требовало. Отвар помогал черпать больше энергии и быстрее её восстанавливать, но при этом тело мага изнашивалось и старело с катастрофической скоростью. Среди тех, кто часто пользовался отваром, никто не доживал до тридцати, а перед смертью они выглядели как дряхлые, глубокие старцы.

Гарвин не был поклонником этого допинга, и готовил его только в крайних случаях. И, неся кружку с кипятком, Джонатан понимал, что раз хозяин так готовится, то ему угрожает смертельная опасность.


Глава 3

- Аксин, подъём! Хватит дрыхнуть. - Утро началось для молодого мага вполне традиционно. Вот уже целую неделю отряд двигался к горам, но юноша так и не мог привыкнуть к ранним побудкам. Этот проклятый эльф, похоже, вообще не нуждался во сне. Каждый день они покрывали огромные расстояния: вставали затемно, выезжали вместе с восходом солнца, и скакали до полной темноты, меняя выдохшихся лошадей на заставе. Этот кошмар начал надоедать юноше, уже еле-еле державшемуся в седле. Остальные его спутники, похоже, привыкли к такой бешеной скачке, или были выкованы из железа. Они не обращали на усталость никакого внимания, вставая каждое утро бодрыми и полными сил. На зависть юному магу.

- Флерес, ну сколько можно. Объясни, пожалуйста, куда ты так торопишься?

- Как, ты уже забыл? - Сделал эльф удивлённое лицо. - Нам надо торопиться спасать родину.

- Для спасения родины у нас впереди вся осень, зима, и часть весны. Прямо сейчас варвары на нас не нападут.

- Да вы стали великим стратегом, Владыка Аксин. - Флерес шутливо поклонился. - И когда это произошло? Нет, не отвечайте, попробую сам догадаться: наверное, когда всем скомандовали отбой, а кто-то решил немного почитать на сон грядущий. И читал почти до рассвета солнца.

- Да будет известно нашему уважаемому капитану, этот некто всю ночь усердно изучал чьи-то ночные кошмары. По-другому эту некромагию не назовёшь.

Эльф мгновенно стал серьёзным, и сел на край кровати мага.

- Это так необходимо, Аксин?

- А как ещё ты предлагаешь выжить на Древней земле? Да какая там Древняя земля, до этого далеко: что мы будем делать в Торзалии? Я тут почитал, что может случиться там, где занимаются некромагией, так просто в холодный пот бросило.

- Хорошо, если знаешь, что нам может угрожать, так просвети.

- Может, лучше собрать всех, и тогда рассказать?

- Нет. Давай сначала я послушаю, а потом решу, что и кому рассказывать. Нельзя раньше времени пугать людей.

Маг не сильно поверил в искреннюю заботу эльфа о душевном здоровье отряда.

- Что, боишься, что все разбегутся?

- Они знают, на что идут. Но кто страдает раньше, чем нужно, тот страдает больше, чем нужно. А это может ослабить человека, и в нужный момент он подведёт.

- Ну, хорошо, верю. Тебе рассказать подробно?

- В двух словах. - Эльф усмехнулся. - Не хочу после похода лишиться памяти, как некоторые.

- Спасибо за моральную поддержку, командир. После такого напутствия я готов прямо сейчас идти хоть на край света, лишь бы подальше от империи. Говорят, в океане есть чудесные островки.

Маг и эльф с самого начала пути стали подшучивать друг над другом, и это скоро превратилось в соревнование. Несмотря на то, что некоторые шутки Флереса были довольно жесткими, Аксин всячески провоцировал развитие этого состязания. Он понял одну вещь: когда смешно, тогда не так муторно на душе. Над бедой лучше посмеяться, чем носить её внутри.

- Нет, не сбежишь. - Флерес смотрел с ехидной улыбкой. - И знаешь, почему?

- Почему?

- Потому, что ты идеалист. Молодой дурак, идущий на смерть.

Маг расхохотался.

- В таком случае, Флерес, ты ещё глупее меня. Ты сопровождаешь меня в этом самоубийственном походе, так что ты старый дурак, идущий на смерть вместе с молодым.

- Полностью согласен. А теперь, может, коротко расскажешь, что нас ждёт?

Аксин замолчал, и долго сидел неподвижно. Вот уже несколько ночей, после того, как заканчивалась эта скачка, и остальные ложились спать, он погружался в изучение чёрного искусства. Перед юношей открывался мир невообразимого ужаса и могущества. Это пугало его, и, одновременно манило, притягивало.

- Ты хочешь узнать, с чем нам предстоит столкнуться? Со смертельной опасностью, и это сказано не для красного словца. Во время последнего боя в Торзалии некроманты оживили себе в помощь всё, что было мертво. Каждое сухое дерево может представлять опасность. Так же адепты чёрного искусства видоизменили множество живых созданий, приспособив их под свои нужды.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Что хотел, то и сказал, Флерес. Некромагия не только отбирает жизнь и разрушает. С помощью чёрного искусства можно изменить кого-то живого. Взять, например, обычного пса, убить определенным способом какое-нибудь другое животное, и смешать их сущности. Получится химера. Преданная, как собака, хозяину, но более сильная, чем звери, с помощью которых она создана.

- Понятно. И это всё?

- Ещё очаровательные зомби. А что, этого мало?

- Дерево можно сжечь, тела изрубить....

- А они будут стоять, и смотреть, как их убивают. И, как интересно, ты хочешь убить то, что уже мертво много лет? Химеры могут быть разные, например, смесь быка и крокодила. Этакая бронированная туша полтонны весом с огромной пастью, полной зубов. А зомби можно сначала отрубить руки, ноги, потом воткнуть меч в брюхо, потом ещё поджечь, а он всё равно будет ползти к тебе, и стараться вцепиться зубами в горло.

- Битва была много веков назад. За это время все мертвяки сгнили и рассыпались прахом.

- А вот на это я бы не рассчитывал. Некромагия защищает их от разложения, а все создания черного искусства очень живучи. Иначе почему, по-твоему, Торзальцы всё ещё не вычистили там сами всю территорию, а просто отгородились от места боя и наставили патрулей? Нет, эхо войны встретит нас со всеми возможными почестями. Почётный караул из зомби, экзотические зверушки, и дальше по списку. А уж что нас ждёт на Древней земле, трудно представить.

- И что ты предлагаешь? Всё бросить и идти домой?

- С радостью, но ты всё равно не согласишься. Поэтому предлагаю второй вариант: перед горами делаем остановку, всё продумываем, готовимся, и идём дальше во всеоружии: по уши в броне и талисманах. Может, и проскочим.

- Хорошо - неожиданно легко согласился эльф. - Сегодня вечером въезжаем в Иридис, это последний крупный город перед горами. Там и остановимся.

Наскоро одевшись, маг спустился на первый этаж трактира. Там его уже завтракали все члены отряда. Кутаясь от утренней прохлады в плащ, держа в одной руке посох, а другой, прикрывая сумку со свитками, Аксин двинулся к ним. Для эльфа и его людей трактирщик накрыл в стороне от остальных, приставив друг к другу два стола, так что места хватило всем. Аксин сел на своё обычное место с краю, предварительно убедившись, что никого не заденет. Маг всё ещё помнил, как при отбытии слуга случайно прикоснулся к сумке, проходя мимо. Хранитель тогда поработал на славу: беднягу еле откачали. Эльф заметил, что защита прошла проверку, и попросил Аксина аккуратнее присматривать за своими вещами. Так же Флерес пообещал, что если хранитель выведет из строя кого-нибудь из отряда, то маг сам потащит на себе пострадавшего, пока тот не встанет на ноги. В отряде была только одна девушка, и та старалась держаться подальше от мага. Оставшуюся часть отряда составляли крепкие воины, нести которых было тяжело, и не доставило бы никакого удовольствия, поэтому Аксин старался быть осторожнее.

- Что желает Владыка? - Перед Аксином, словно по волшебству, появился трактирщик.

- Мяса, каши и варёных овощей. - Наученный горьким опытом скачки без отдыха с утра до позднего вечера, маг старался с утра поплотнее набить желудок.

Завтракая, он посматривал на своих новых знакомых, пытаясь понять, что можно ожидать от каждого. Смешно, но за неделю совместного похода у юноши так и не представилось случая узнать поближе членов отряда. Насчёт эльфа что-то более или менее ясное вырисовывалось, а вот остальные.... На первый взгляд они вели себя, как сплоченная команда, привыкшие действовать сообща. Но если присмотреться, то сразу бросались в глаза различия в привычках и поведении. Четвёрка воинов: Стен, Марк, Рок, Триас, всегда держалась немного обособлено от всех, и были похожи друг на друга, как братья, хотя таковыми не являлись. У них была загорелая, грубая кожа, короткие одинаковые стрижки. Даже вооружение у них было похожее: пластинчатые доспехи, небольшие прямоугольные щиты, прямые мечи средней длины. Всё выдавало в них солдат, посвятивших всю жизнь военной службе. Трое других -молчаливый Виллис, толстяк и балагур Акрид, не сильно старый, но уже абсолютно седой Ирган - больше походили на городских жителей. Они таскали с собой какие-то сумки, но что в них находилось, для Аксина оставалось загадкой. На все расспросы они отшучивались или обещали позже удовлетворить любопытство мага. Но больше всех мага интриговала Лера - единственная женщина в отряде. Невысокая, хрупкая, с болезненным лицом и слабым голосом - непонятно, зачем Флерес потащил её с собой. По мнению мага, это был самый бесполезный член отряда.

- Скажи, Аксин, что тебе понадобится достать в Иридисе? - Вопрос эльфа вызвал некоторое замешательство у юноши.

- Давай, я попозже дам тебе полный список.

- Не волнуйся. Все, сидящие здесь, знают про твои специфические познания в магии. Так что можешь говорить открыто.

- И как давно все знают? - Маг был удивлён. Он не замечал какого-то особенного к себе отношения. А если вспомнить реакцию окружающих во время вынесения приговора, так подобное безразличие становится вообще непонятно.

- С самого начала пути. А что тебя удивляет? - Картинно изумился эльф.

- Их реакция на это известие. Вернее, отсутствие таковой. Можно подумать, что они каждый день встречают с десяток некромантов. - Аксина даже немного обидело подобное наплевательское отношение к собственной персоне.

- Ты что, думал, что если смог напугать нескольких городских стражников, то все остальные просто обязаны шарахаться при одном упоминании твоего имени? Извини, пока не заслужил подобной чести. А этих людей вообще очень трудно чем-либо напугать.

- А ты вместо того, чтобы зубоскалить, взял бы и рассказал, кто есть кто. - Не на шутку разозлился Аксин на эльфа. - Вместе уже уйму времени, а я не в курсе, от кого что просить в случае чего. Мы одна команда или нет, в конце концов?

- Не злись. Хочешь это знать - хорошо. Стен, Марк, Рок и Триас мастера боя. За мечи взялись раньше, чем научились ходить. Могут биться конными, пешими: в строю и по отдельности, любым оружием. Виллис наш специалист по замкам. Акрид, этот не очень стройный господин, занимается подделкой документов, и так скажем, связями с некоторой частью общества.

- Не очень законопослушной частью. - Усмехнулся толстяк.

- Спасибо за пояснение. - В отличие от прежнего Флереса в отряде эльфа словно подменили. Холодный, бездушный начальник разведки исчез, и появился вполне неплохой командир. Он казался вполне неплохим капитаном, и позволял людям некоторые вольности. - Дальше по списку у нас Ирган: прекрасно знаком с нашими соседями. Знает о Торзалии практически всё, в своё время испытал их гостеприимство на собственной шкуре. И, наконец, Лера. Может, сам угадаешь, для чего с нами эта прекрасная девушка?

- Теряюсь в догадках. - На ум мага могло прийти только одно предназначение для Леры.

- Не то, что ты подумал. - Усмехнулся Флерес. - Она прекрасный специалист по аккуратному, или не очень аккуратному устранению ненужных людей. Сам видишь, люди подобрались вполне серьёзные. Каждый является лучшим специалистом в своём деле. А, теперь, если ты успокоился, вернёмся к делу. Что тебе понадобится?

- Некоторые ингредиенты, список я дам. Какое-нибудь заброшенное кладбище. И место подальше от любопытных глаз для тренировок. В некромагии очень большое значение предаётся ритуалам, и лишние свидетели нам не к чему.

- О каких ингредиентах говорит Владыка Аксин? Чем, так скажем, нестандартнее вещь, тем сложнее её достать. - Вмешался в разговор Акрид. - Потребуется время.

- Ничего необычного, всё можно найти в лавке алхимиков. А что вы имели в виду под словами "нестандартные вещи"?

- Ну, не я же знаток проклятого искусства. Может, вам понадобится кровь девственницы, или младенец для жертвоприношения. Украсть ребёнка не сложно, а вот найти девственницу....

- Прекрати! - Аксин мгновенно потерял аппетит. - Как ты можешь спокойно говорить об убийстве ребёнка!

- А что такого? Про некромантов ещё и не такое рассказывали.

- Аксин у нас некромант не по призванию, а по долгу службы. - Флерес поднялся. - Раз начали болтать, следовательно, все поели. Ну, тогда, нечего здесь больше рассиживаться. Все собираем вещи, и во двор.

Эльф пошел к выходу, за ним, запихивая на ходу недоеденные куски в рот, и вспоминая добрым словом мага и Акрида, двинулись остальные.

Спускаясь к остальным, Аксин обратил внимание, что кристалл в его посохе светится немного ярче, чем обычно, когда он находится в тени. Но это был не обычный свет: он, словно отражался от воронёного металла, стал приобретать оттенки черного. Никогда молодой маг не видел ничего подобного. Выйдя на освещённый солнцем двор, Аксин ещё раз осмотрел свой посох, но на этот раз не увидел ничего необычного. "Нет, пора завязывать с бессонными ночами. - Подумал он. - А то скоро ещё и не такое начнёт мерещиться". Выбросив увиденное из головы, маг приготовился к очередной бешеной скачке.

На его удивление, сегодня каждодневный кошмар не повторился. Видимо, до Иридиса было не далеко, и эльф решил не мучить людей зря. Ехали довольно спокойно, даже устроили пару небольших остановок на отдых. На одной из них к Аксину подошла Лера.

- Я не помешаю?

Молодой маг очень удивился. За всё время путешествия девушка не удостоила его даже взглядом, а сейчас сама ищет встречи. Раньше он с удовольствием пообщался бы с ней, но теперь, когда маг узнал "профессию" Леры, он был несколько настороже.

- Нет, конечно, присаживайся. - Аксин как бы случайно повернулся так, чтобы хранитель оказался между ним и девушкой.

- Благодарю. - Она положила на землю сумку и грациозно опустилась на неё. - Я могу задать вопрос, Владыка Аксин?

- Всего один? А почему так скромно? - Молодой маг смотрел на девушку, и у него в голове не укладывалось, как такое хрупкое создание может быть убийцей. - Разреши, сразу на него и отвечу: нет, не осуждаю. Каждый выживает, как может. Тем более, я не знаю обо всех обстоятельствах твоей жизни....

Мелодичный смех прервал юношу.

- Спасибо за понимание, Владыка, но я хотела спросить не об этом.

- Да... - Аксин растерялся - ой, извини. Так что ты хотела узнать?

Девушка улыбнулась.

- Не сочтите за бестактность, Владыка, но как вы попали в эту компанию? Вы чистый человек, и вам не место среди таких, как мы.

- Ну, как тебе сказать.... Я случайно ступил в реку, а река сама выбрала направление, куда меня понести.

- Понятно. А вы....

- Давай на "ты". Нам ещё долго путешествовать, и общаться только по этикету очень утомительно.

- А ты не пробовал выйти из реки? Человек должен быть сам хозяином своей судьбы.

- Мы все сейчас в одной лодке, плывём по течению этой реки. Почему ты сама не сойдёшь?

Лера потупила глаза.

- Я уже давно в этой реке. Так давно, что стала её частью.

Когда девушка отходила, Аксин смотрел на неё во все глаза. Хрупкая девушка в роли убийцы - это куда не шло: но убийца философ? Вообще, у них подобралась странная компания. Лера; эльф, служащий людям; и некромант поневоле. Похоже, юная Турния, богиня судьбы, была в хорошем настроении, когда так запутанно переплела нити будущего. Или, наоборот, в очень плохом настроении, просто отвратительном. Магу стало казаться, что он всё-таки попал под заклинание "рука судьбы", но прочитали его сами боги.

Раздумья мага по поводу превратностей судьбу прервал неугомонный эльф, приказав заканчивать с отдыхом.

К Иридису они подъезжали уже в сумерках. Аксин ещё ни разу не был в этом городе, и его очень поразили городские стены. Эти стены были сложены из плотно подогнанных между собой гигантских гранитных глыб. Высотой они легко могли поспорить со стенами, защищавшими столицу. Когда отряд подъехал ближе, стали ров с водой, множество ям с кольями на дне, и больших камней с острыми краями, вкопанных в землю. Камни были расположены так, что делали практически невозможным подход к стенам в плотном строю, укрывшись щитами, и при этом не давали никакого укрытия от стрел защитников.

- Флерес - Аксин подъехал к эльфу. - Они здесь что, к осаде готовятся? До северных земель далеко, зачем всё это?

- У Иридиса интересная судьба. Город расположен в месте слияния трёх рек в одну, впадающую в море. Недалеко горы, заселённые гномами. Для торговли лучшего места не придумаешь. Гномы везут на продажу свои изделия, а также металл и драгоценные камни. С северных границ империи сюда стекаются древесина и меха. С юга - зерно, специи, ткани. Иридис очень удобно расположен, этот город - торговая столица империи. Конечно, при его богатствах он часто подвергался нападениям. Раньше несколько раз Торзальцы договаривались с гномами, и они открывали им путь через горы, а на их пути первым стоит Иридис. Этот город пытались захватить войска баронов во время восстания Северных земель. Иногда нападают отряды орков, хотя гномы и уверяют всех, что орки давно побеждены. Эти бородачи повсюду трубят, что они полновластные и единственные хозяева гор, но это полная чушь. Да ещё варвары. По крайней мере, раз пять объединённые силы дикарей проходили через земли баронов, и пытались штурмовать Иридис. И ни разу никто не смог его взять. Крепостные стены строили гномы, а лучшие маги империи наложили защитные заклинания на камень. Ров, ямы, булыжники не дают подвести близко к городу осадные машины. А о гарнизоне Иридиса нужно говорить отдельно. Здесь расквартирован целый легион, да ещё у каждого купца куча охраны, так что, если собрать всех вместе, получится небольшая армия. Иридис - это прекрасная жемчужина империи, обрамлённая в стальную оправу с острыми шипами. Вот подожди, попадём внутрь....

- И долго мы там пробудем? - Прервал маг поток слов эльфа.

- Сколько тебе потребуется. В разумных пределах, разумеется.

- Если обеспечите меня всем необходимым, то дней десять хватит.

- В Иридисе есть всё, что можно найти в империи. Даже то, что не должно здесь быть.

Преодолеть неприступные стены для их отряда оказалось очень просто. Эльф подъехал по мосту через ров к запертым воротам, и потребовал, чтобы их открыли. В ответ Флерес услышал указание ждать утра, смешанное с отборной порцией ругани. Но это не впечатлило долгоживущего, и он продолжил колотиться в ворота города. Наконец, одна створка немного приоткрылась, и наружу выскочили стражники с явным намерением проучить наглеца. Флерес потряс перед их заспанными физиономиями каким-то свитком, и поведение солдат кардинально изменилось: ребята вытянулись в струну, распахнули ворота и выстроились рядом с ними, изображая почётный караул.

В городе они остановились в гостинице "Полная чаша". Комнаты в ней стоили довольно дорого, но это окупалось удобством её расположения. Гостиница была построена недалеко от главного рынка, в хорошо охраняемом квартале. Конечно, в случае чего отряд смог бы постоять за себя, но излишнее внимание эльфу было не к чему. К тому же в "Полной чаше" останавливались в основном купцы, и постояльцы постоянно менялись. Это так же было на руку Флересу.

Утром эльф устроил небольшое совещание. Члены отряда завтракали вместе, в стороне от других: Аксин создал вокруг них магическое покрывало, искажающее звуки. Для людей, находящихся поблизости, их речь слилась в негромкое, непонятное бормотание. Так что они могли спокойно говорить, не боясь, что кто-нибудь сможет их услышать.

- Итак, Аксин, ты приготовил список необходимых ингредиентов?

Маг протянул Флересу листок. Эльф пробежался по списку и протянул его Акриду. Взглянув на написанное, толстяк задумчиво почесал в затылке.

- А где я возьму порошок из костей?

- А что тут сложного? - Удивился маг. - Обычная костная мука. Ей скотину подкармливают.

- То есть, кости не обязательно должны быть человеческими?

Аксин с шумом выдохнул, пытаясь успокоиться. Когда ему показалось, что это удалось, он повернулся с Акриду.

- Скажи, ты хорошо умеешь читать?

- Нормально. - Толстяк не мог понять, к чему клонит маг.

- Тогда где в списке написано хоть одно слово о человеческих костях?

Акрид пожил плечами.

- Ну что ты завёлся? Просто я подумал, что для некроманта больше подойдут перемолотые человеческие кости.

Маг посмотрел на него, как на сумасшедшего.

- Давайте, я для всех раз и навсегда кое-что проясню. Если я что-то прошу, то это нужно достать или сделать в точности, без всякой самодеятельности. Не надо самим думать. Если я говорил, что всё, что нужно, можно достать в любой лавке, то это означает, что это обычный товар. Если я попросил серый дымчатый агат, то камень должен быть именно таким. И так дальше по списку. Всем всё ясно?

- Да что такого?

- Что такого!? - Маг с трудом сдержался, чтобы не шибануть толстяка о ближайшую стену. - Костная мука нужна, чтобы начертить на кладбище некоторые фигуры. Это требуется для того, чтобы напитать энергией амулеты. Человек, или его части, имеют куда больший запас силы. Позволь спросить, что случится, если на кладбище я освобожу лишнюю энергию? Куда, по-твоему, она пойдёт, и кого поднимет из земли?

- Зомби? - Толстяк уставился на Аксина.

- Именно. Нет, если кто-то хочет потренироваться перед Торзалией, то пожалуйста. Надо только придумать, что говорить жителям Иридиса, которые очень удивятся, увидев ожившую нежить на улицах города.

- Аксин, дальше продолжать не нужно, все всё прекрасно поняли. Твои указания, касающиеся черного искусства, все исполняют абсолютно точно. Понятно? - Эльф обвёл взглядом присутствующих. Возражений не последовало. - Вот и хорошо. Виллис, походи по окрестностям, поищи старое, заброшенное кладбище. Лучше, если оно будет находиться за городом, или в трущобах. Если возникнут сложности, скажи, что твой отец родом с этих мест, и ты хочешь найти могилы предков.

Виллис кивнул. Этот человек вообще постоянно молчал. Аксин сначала даже думал, что он немой, и очень удивился, когда на третий день путешествия тот заговорил.

- Ирган, Стен и Лера заботятся о провианте. Если будут задавать вопросы, то мы едем к гномам договариваться об изготовлении партии оружия по приказу императора. Это всех касается. Марк, Рок, Триас: для вас только одна задача - охранять Аксина. Чтобы не один волос не упал с его головы. Вопросы есть?

- Только один, капитан. - Поднялся толстяк. - Что насчёт денег? Закупить всё по списку, да ещё целых десять дней здесь торчать.

- Каждый получит по пять золотых. Плюс необходимые расходы. Только не увлекайтесь с отдыхом: не напиваться, в неприятности не встревать. И ночевать всем только в гостинице. Если вопросов ни у кого нет, то не стоит здесь штаны просиживать. За работу.

Аксин смотрел, как эльф руководит отрядом, и удивлялся: как много, оказывается, масок у Флереса. Он вспомнил эльфа, как холодного, безжалостного колдуна. Затем Флерес стал спокойным и деловитым начальником службы разведки. Сейчас он весёлый командир, уважающий своих солдат. А если вспомнить, что Флерес - это, наверное, единственный эльф, служащий людям, то на ум приходит одна мысль: а кто же вы на самом деле, Лер Флерес? Этот вопрос не давал юноше покоя.

Пока остальные доставали всё необходимое, у Аксина было немного свободного времени, и он решил прогуляться по городу.

Иридис встретил мага волной разнообразных звуков, цветов, запахов. Дома, непохожие друг на друга, словно строители специально старались не повториться при их постройке. Шпили стремящихся ввысь башен соседствовали с приземистыми, похожими на небольшие крепости, лавками. Небольшие, уютные домики стояли рядом с особняками, больше похожими на дворцы. Глазея по сторонам, Аксин вышел к площади. Толпа людей, эльфов, гномов буквально захлестнула юношу. Осень была временем торговли, и рынки города были переполнены. Здесь действительно можно было найти всё: полированная сталь оружия и доспехов гномьей работы соревновалась по блеску с драгоценными камнями и золотом, ткани всех расцветок радовали глаз. Травники предлагали свои снадобья от всех болезней, рядом продавали всевозможные яства. Но магу нужно было не это. Осмотревшись по сторонам, Аксин, наконец, заприметил то, что искал - книжную лавку, в которой торговали книгами, свитками, и письменными принадлежностями. Маневрируя между праздно шатающимися и отталкивая продавцов, назойливо совавших ему под нос свои товары, он двинулся к намеченной цели. За ним тенями двинулась его охрана. Аксин до конца так и не разобрался, охраняют его или оберегают, но пока это его не сильно беспокоило.

Проталкиваясь в толпе, маг не сразу заметил метнувшуюся к нему тень. Какой-то человек подскочил к нему, и схватил сумку с Книгой смерти, попытавшись сорвать её с плеча. Солдаты бросились к нему, но хранитель был быстрее, чем любой человек. На этот раз была серьёзная попытка похитить документы, и он действовал в полную силу. Громыхнула молния, раздался истощённый крик, и на камни мостовой рухнуло тело незадачливого воришки. Кто-то закричал, толпа бросилась от мага в разные стороны. Подоспевшие Марк, Рок и Триас встали вокруг Аксина, образуя защитное кольцо. На лицах воинов было спокойное, даже скучающее выражение, руки остались пустые. Но это было спокойствие хищника, готового в любой момент броситься на врага. Неизвестно, это ли охладили пыл прибежавших стражников, или вид обгорелого тела и посох мага в руках Аксина, но они остановились, и выставили перед собой алебарды, не рискуя подходить. Вперёд вышел стражник в алом плаще, являвшийся, по-видимому, командиром патруля.

- Никому не двигаться! Что здесь произошло?

- Попытка ограбления. - Маг постарался сдержать дрожь в голосе. Юноша в первый раз видел так близко погибшего, да ещё по его вине. - Он пытался украсть у меня сумку.

- Понятно. Ты пойдёшь со мной. И сумку свою захвати. Посмотрим, что у тебя там.

Аксин понял, что влип по уши. Нельзя было допустить, чтобы кто-нибудь узнал, что находится в простой с виду кожаной сумке. Он не любил насилие, но, похоже, сейчас у него не было другого выбора. Если стража будет настаивать на его аресте и изъятии документов, юноша был готов обрушить на них известные ему боевые заклинания, и плевать на последствия.

- Я здесь по приказу императора. Не стоит, чтобы из-за глупого недоразумения создавать мне помехи.

Аксин стал чем-то неуловимо похож на Флереса. Тот же холод в голосе, та же гордость при общении с простыми людьми. Да кто они такие, в конце концов?! Юношу неожиданно даже для него самого захлестнула волна ярости. Он единственный, от кого сейчас зависит судьба империи, должен оправдываться перед каким-то солдафоном! Этот вояка ещё пожалеет, что посмел разговаривать с магом таким тоном!

Стража почувствовала угрожающую им опасность. Солдаты встали плотней друг к другу, и покрепче перехватили алебарды. Аксин хищно оскалился, и протянул к ним руки с растопыренными на манер когтей пальцами. В голове юного мага услужливо всплыло подходящее заклинание из Книги смерти.

- Пожалуйста, успокойтесь, Владыка Аксин. - Сквозь толпу к ним проталкивался Флерес. - Стражники не виноваты, они просто выполняют свою работу.

Эльф проскользнул вперёд, и встал между магом и стражниками. Аксин с трудом сдержался, чтобы не снести эту преграду. Внутри юноши всё ещё клокотала ярость, стремясь вырваться наружу. Словно не замечая грозящей опасности, Флерес подошёл к магу и улыбнулся.

- Всё хорошо, все в порядке. Успокойся. - Повернувшись к стражникам, он достал из кошелька на поясе небольшой свиток. Эльф развернул его, и солдаты увидели императорскую печать.

- Докладывайте, что здесь произошло. - Тон эльфа не допускал возражений.

- Господин, этот маг только что убил человека. А тот несчастный всего лишь случайно прикоснулся к сумке этого изувера.

Эльф с презрением посмотрел на говорившего стражника.

- Этот маг находится на службе императора. А в сумке у него секретные документы, предназначенные только для вождя кланов гномов. Каждый, попытавшийся взглянуть на них, будет убит.

- Но, господин, по закону....

- По закону маг отвечает только перед советом и императором. - Закончил за стражника эльф. - А ты явно находился в сговоре с этим воришкой, и получал долю с каждой его кражи.

- Как вы смеете....

- Знаешь, а ты, наверное, прав. - Вдруг сказал эльф скучающим тоном. - Извини, что помешал тебе выполнить свой долг, и встал между тобой, и твоей смертью.

Флерес спокойно отошёл в сторону.

- Пожалуйста, Владыка Аксин. Эти господа только что, прикрываясь своим служебным положением, пытались вас ограбить, да ещё и покусились на собственность империи. Это преступление карается смертной казнью, и вы вправе делать с ними всё, что считаете нужным.

- Что?! - Все стражники, как по команде, сделали шаг назад. До них дошло, что эльф абсолютно прав, и должность городской стражи их не защитит. Этот маг может сделать с ними всё, что угодно, а в Иридисе его даже судить не имеют права.

Злость, внезапно захватившая Аксина, так же быстро отступила. Юноша хотел махнуть рукой на солдат, но вдруг увидел легкую усмешку на губах эльфа. Незаметно для стражи Флерес подмигнул магу.

Сделав лицо пострашнее, Аксин взметнул руки вверх. На ладонях заплясали языки пламени, постепенно разгораясь всё ярче. С самым зверским выражением лица, на которое он только был способен, юноша стал медленно опускать руки в сторону стражников. Первым не выдержали нервы у алого плаща. Бросив алебарду, тот с диким криком бросился бежать. Через мгновение за своим командиром последовали остальные.

- Объясни, какая муха тебя укусила. - К юноше подошёл эльф. - Что-то я не помню, чтобы раньше ты был таким кровожадным.

- Я сам ничего не понимаю, Флерес. Может, просто очень устал в дороге, вот и стал таким раздражительным. - Аксин сам не мог объяснить, почему только что он чуть не угробил этих стражников.

- Может, и устал. - С сомнение посмотрел на него эльф. - Ладно, вечером разберёмся. Пошли отсюда, а то на нас и так сильно косо посматривают.

- Я что, зря сюда пришёл? Мне нужно купить бумагу для записи, чернила.

- Пойдём. Подождёшь меня в своём номере, нужно кое-что проверить. - Эльф был непреклонен. - Отправим за всем, что необходимо посыльного из гостиницы.

Аксин просидел у себя в комнате до самого вечера. Когда у юноши уже заканчивалось терпение, дверь распахнулась, и к нему буквально ввалился Флерес.

- Ты не слишком торопился.

Эльф не обратил внимания на недовольный тон мага. Аксин внимательнее посмотрел на него, и понял, что тот смертельно устал. И без того бледное лицо эльфа казалось белоснежным, как мрамор. Кожа истончилась, стала практически прозрачной, и под ней чётко выделялись все вены тёмно-голубыми шнурами. Флереса шатало, и было видно, каких титанических усилий стоит ему оставаться на ногах.

- Что с тобой? - Аксин подскочил к эльфу, и поддержал его. Флерес пробормотал слова благодарности и рухнул в ближайшее кресло.

- Ну и задал ты мне задачку. - Эльф поднял глаза на мага. - Ты не представляешь, сколько сил пришлось потратить.

- А я-то тут при чём! - Возмутился Аксин. - Сидел спокойно в комнате, как было приказано.

- А до этого? - У эльфа ещё оставались силы на сарказм. - Спокойно прогуливался по рынку?

- А при чём тут рынок? Какой-то воришка пытался украсть сумку, я к нему даже пальцем не притронулся, всё сделал хранитель.

- Ага, а стражников тоже хранитель хотел прикончить.

Аксин не мог понять, к чему клонит Флерес.

- А при чём тут стража? Они хотели конфисковать книгу и свитки по чёрному искусству, этого было нельзя допустить.

- Скажи честно, Аксин - эльф устало смотрел на мага. - В тот момент ты думал только об этом?

Юноша хотел возразить, но сразу остановился. Аксин вспомнил тот водоворот беспричинной ярости, который чуть не привёл к побоищу. А ведь он мог просто оглушить или парализовать стражников. Юноша не мог понять, что на него тогда нашло.

- Что, молчишь? Правильно, лучше молчи. - Несмотря на слабую улыбку, голос эльфа звучал тускло, безжизненно. - Весь день я пытался выяснить, что с тобой происходит.

- Колдовал. - Констатировал факт Аксин, чувствуя возмущения сил вокруг эльфа. - И потратил почти все силы. Странно, природное колдовство требует меньше напряжения, чем магия. Флерес, это чем ты таким занимался, что довёл себя до такого состояния?

- Ты прав, чем я только не занимался. Обидно, что почти всё впустую.

- Зачем такие сложности из-за простого нервного срыва? - Недоумевал Аксин. - Ну, вспылил, с кем не бывает. Немудрено, после приговора, бессонных ночей, и такой дороги у меня нервы на пределе.

- Это не усталость. - В голосе эльфа пропала последняя нотка сарказма, осталась усталость и беспокойство. - Мы слишком мало знаем про проклятое искусство, но с помощью духов природы мне удалось кое-что выяснить. И это тебя не обрадует.

Маг не мог понять, что так беспокоит эльфа.

- Послушай, Флерес, что может быть хуже того, что уже произошло со мной? Я либо погибну, либо потеряю память, превратившись в безмозглого, пускающего слюну идиота. Из-за чего, по-твоему, я должен расстроиться ещё сильнее?

Эльф довольно долго молчал. Когда маг решил, что он просто отключился, не выдержав потери сил, Флерес заговорил снова.

- Задёрни, пожалуйста, шторы. Возьми посох, и встань в том углу. Да, да, там, где тень погуще.

Недоумевая, Аксин сделал всё то, о чём просил его эльф.

- Ну, и за чем всё это?

- Кристалл на вершине посоха каждого мага связан с хозяином. Он, как зеркало, отражает всё, что происходит с человеком. Посмотри, ничего необычного не замечаешь?

Кристалл, внутренний свет которого до этого был ярким и мягким, словно померк. Нет, он не стал тусклым, не ослаб. Сложилось впечатление, что камень впитал тьму, окружающую его. Свет камня стал холодным, но и более интенсивным. Аксин вспомнил, что недавно на постоялом дворе он заметил нечто подобное.

- Ну, как? Только не говори, что это нормальное состояние твоего посоха.

- А что это должно означать? Кристалл целый, внутренних трещин нет, то есть со здоровьем у меня всё в порядке. Какая разница, какого оттенка его свет.

- Большая. У боевых магов к концу жизни кристалл даёт немного красноватый свет: у магов, имевших дело с природой - зелёный или голубой. Мы думаем, что управляем магией, но это не совсем верно. Магия, проходящая через тело колдующего, меняет его. Нет, физически маг остаётся неизменным, а вот мысли и чувства.... Начинаешь видеть мир, словно сквозь призму этой силы. Ту направляешь магию, а она, со временем, начинает руководить твоими поступками. И неважно, каким ты был до этого: в конце пути ты сольёшься с ней в единое целое.

- Ты думаешь, что я становлюсь настоящим некромантом? Но это же смешно! Я только начал изучать чёрное искусство, и ещё ни разу не воспользовался им.

- Вот это и пугает. Я сегодня обращался к духам природы и познания, и выяснил одну пугающую вещь: магия никуда не исчезает. Она накапливается, трансформируется, объединяется с себе подобной. И, когда кто-то начинает колдовать, то он словно присоединяется к огромному источнику. Когда магов много, то эта сила словно разделена между ними. Но ты единственный некромант в мире, и ты подсоединился к огромному по мощи источнику. Сейчас, Аксин, хоть ты этого пока не чувствуешь, всё могущество черного искусства проходит только через одного тебя. Ты очень быстро меняешься. Становишься некромантом, в одиночку подключившимся к Тьме - огромному по силе источнику чёрной энергии. Если так пойдёт и дальше, то очень скоро ты станешь магом проклятого искусства, самым могущественным из всех, кто когда-либо ходил по земле.

- И, что, ничего нельзя сделать?

- Абсолютно ничего. Невозможно заниматься некромагией, и остаться чистым. Не существует ничего, что бы могло оградить тебя от влияния проклятого искусства.

Аксин был абсолютно раздавлен этой новостью.

- Но почему так быстро? Ты же сам говорил, что у всех магов происходят изменения только к концу жизни.

- Ты подключён к океану энергии смерти, который веками пополняли десятки тысяч некромантов. Я поражен, что ты до сих пор почти прежний. Обычного мага это сломало бы в мгновение, а ты всё ещё держишься. Похоже, Аксин, ты можешь сопротивляться этому потоку: а эта способность даёт тебе маленький шанс.

- Шанс на что?

- Ну, рано или поздно, но в некроманта ты превратишься. Но будешь не чисто чёрным, а с оттенком серого цвета.

- Спасибо, утешил. То есть, я стану не сумасшедшим извергом, а просто обычным маньяком-убийцей.

- Не надо так драматизировать. Когда вернёмся домой, это из тебя вычистят. А в Торзалии или на древней земле твои новоприобретённые магические и душевные характеристики нам очень понадобятся. Подожди, пройдёт немного времени, и самый страшный зомби предпочтёт побыстрее убраться с твоей дороги, нежели связываться с тобой.

- А как же вы?

- Ну, я надеюсь, что старый Аксин не даст новому растерзать своих боевых товарищей.

Молодой маг пристально посмотрел на эльфа.

- Я бы на вашем месте днём и ночью молился всем богам, чтобы у "старого Аксина" хватило сил хотя бы выжить под напором нового.


Глава 4

Выехав из замка, Гарвин остановил коня.

- На время наши дороги расходятся, Джонатан.

- Господин, если Вы позволите....

- Я позволю тебе повторить приказ, упрямый старик.

Старый слуга понуро сидел в седле.

- Ехать в "Лесной стан" и там ждать господина.

- Ждать где?

- На постоянном дворе, господин.

- Вот видишь, всё прекрасно помнишь. А то я уже забеспокоился - думал, склероз у тебя развился, пора замену искать.

Словно позабыв про старика, маг повернулся к Лефту.

- Ну, что, наш бравый капитан, в путь.

- Осмелюсь заметить, Владыка Гарвин, что мы не знаем, где точно исчезли отряды. Второй отряд успел подать сигнал, но известно только общее направление.

- Я чувствовал всплеск силы, капитан, так что легко определю место с точностью до нескольких сотен шагов. Думаю, на таком пятачке ваши люди смогут найти поле боя.

Повернувшись спиной к отряду, и не беспокоясь, поехал за ним кто-нибудь или нет, Гарвин поскакал к лесу. Отстав на несколько шагов, за магом следовал Лефт со своим отрядом.

Отъехав от замка, Джонатан остановился, и посмотрел вслед удаляющемуся господину. Старому слуге не давал покоя приказ оставить мага, да на ум всё время шёл этот напиток, что приготовил маг. Он помнил всего два случая, когда маг употреблял отвар, и оба раза они попадали в такую заварушку, что еле-еле ноги унесли. Джонатан понимал, что Гарвин, отсылая его, преследовал только одну цель - спасти жизнь другу. А отсиживаться в таверне и пить пиво, когда магу угрожала смертельная опасность, в планы старика не входило. Но могло случиться так, что он мог просто помешать Гарвину. И, вместо того, чтобы просто атаковать всё, что попадает в поле зрения, магу пришлось бы тратить силы на защиту слуги.

Раздираемый сомнениями, Джонатан увидел, как ворота замка открылись, и одинокий всадник поскакал за скрывшимся за деревьями отрядом. В такие совпадения старик не верил, и это стало решающим фактом, склонившим его к неповиновению. Повернув кобылу, он поскакал за отрядом, благо идти по следам только что проехавших полутора десятка лошадей оказалось легко.

Гарвин уверенно вёл людей барона к месту уничтожения второго патруля. Он чувствовал место, где использовался новый, неизвестный вид магии. Как простой человек, видящий в темноте отблески костра, так и маг видел внутренним зрением вдали след использования силы. Рядом с ним скакали два солдата, назначенные Лефтом телохранителями мага. Гарвин не стал отказываться, хотя не исключал возможность того, что один из этих двух или сразу оба могут оказаться убийцами. Маг вполне справедливо предполагал, что врага лучше держать в поле зрения, невидимый неприятель опасен вдвойне. Хотя он мог быть несправедлив к солдатам. Вполне возможно, что это просто хорошие парни, старающиеся хорошо выполнить поставленную задачу, а за его головой направлен кто-то другой. В том, что убийца есть, Гарвин не сомневался. Другой возможности достать его у барона могло не оказаться, а прощать Вильям был не склонен, в этом маг был твёрдо уверен. В другое время он бы просто посмеялся над подобным недругом: но сейчас, когда была возможность стычки с неизвестным врагом, Гарвин хотел полностью сосредоточиться на бое, а не постоянно оглядываться, пытаясь определить, кто стоит за спиной.

Почувствовав, что они почти приехали, Гарвин остановился и подозвал Лефта.

- Скажите людям, чтобы были готовы, капитан. Шагов с полтысячи вперёд, и мы выйдем к интересующему нас месту.

- Предлагаю послать вперёд разведчиков и следопыта, Владыка Гарвин. Если завалимся толпой, то затопчем все следы.

- Здравая мысль, капитан. Только пусть не играют в героев. В случае чего пусть сразу ноги в руки, и врассыпную. И пусть кричат погромче, чтобы мы здесь услышали.

- Что вы говорите, Владыка Гарвин. Наши люди храбры, и не будут убегать с криками от каких то варваров.

- Сила, уничтожившая патрули, велика. Чем раньше мы получим предупреждение о засаде, тем больше шансов решить всё одним сильным ударом. Это по поводу криков. А по поводу бегства.... Представьте, что останется от ваших людей, доблестно сражающихся с неприятелем, когда я нанесу этот один удар. И поверьте, сдерживаться и аккуратно выбирать цели я не собираюсь.

- Вы абсолютно правы, Владыка Гарвин. Я передам ваш приказ, и поверьте, мои люди выполнят его в точности.

Маг кивнул и отъехал в сторону. Пока разведчики отсутствовали, Гарвин прислушивался к своим ощущениям, приготовившись в случае необходимости броситься вперёд, обрушивая на противника всю мощь боевой магии. При этом он не забывал держать в поле зрения Лефта с его солдатами и прилегающие кусты. За время нахождения в лесу маг несколько раз ловил себя на мысли, что чувствует на себе чей-то взгляд. Гарвин не был новичком в военных кампаниях и вылазках, и привык доверять своей интуиции. И если ему казалось, что на него кто-то смотрит, то обычно он не ошибался. Сейчас Гарвин гадал, чей взгляд он почувствовал. Сначала маг подумал про Джонатана, но отмёл эту мысль, как невероятную. Старик не умел прятаться и бесшумно передвигаться по лесу, и, если бы подошёл близко к отряду, то уже много раз выдал бы себя. Рассудив, что так просто никто не будет преследовать в лесу вооруженный отряд, Гарвин решил удвоить осторожность.

Вернулись разведчики, и, коротко переговорив с Лефтом, вместе подъехали к магу. Их загорелые лица были бледны, челюсти крепко сжаты.

- Полагаю, вы не увидели ничего хорошего. Этого следовало ожидать, а сейчас хочется услышать подробности.

- Они все там, ваша милость. Все наши парни, оба патруля. Видимо, варвары перебили первый отряд, и устроили засаду рядом с трупами, поджидая подмогу. Когда их нашли, то убили и других.

- Как они убиты? На телах есть следы ожогов, обморожений, или ещё чего-то необычного?

Пожилой разведчик сглотнул ком, подступивший к горлу.

- Некоторые зарублены, некоторые утыканы стрелами. Но определить точно непросто: похоже, с дикарями были ручные волки, и они кормили своих зверюг нашими ребятами.

- С чего ты взял, что это звери варваров. Разве волки не могли прийти позднее?

- Нет. Следы зверей и варваров вместе, не накладываются друг на друга. Они прошли в одно время.

Маг задумался.

- Говоришь, трупы обгрызены волками? Это кое-что проясняет. Пойдём, мне нужно осмотреть тела.

- Зрелище не слишком эстетичное, Владыка Гарвин. - Вмешался капитан Лефт. - Может, мы приготовим отчёт с подробным описанием ран?

- Может, ты просто заткнёшься, и будешь исполнять то, что приказали? Вперёд!

Оттолкнув Лефта, маг двинулся вперёд. Очень скоро ему не нужно было прислушиваться к внутренним ощущениям и следить за следами силы. Запах разлагающихся тел перебил ароматы леса, и безошибочно указывал направление к месту, где произошла бойня. Выехав на небольшую полянку, маг остановился. Некогда мирный лесной пейзаж портили трупы воинов барона, вернее то, что от них осталось. Нормальному человеку стало бы плохо от открывшейся перед ним картины, но маг видел вещи и пострашнее. Спустившись с коня, Гарвин склонился к ближайшему телу.

- Капитан, подойдите.

Лефт с видимой неохотой спешился и подошёл к магу. Перед ним лежал наполовину обглоданный труп.

- Не замечаете ничего необычного?

В отличие от мага Лефт был нормальным человеком, и не мог равнодушно анализировать и рассуждать о странностях, присутствующих в разорванной грудной клетке и обглоданных конечностях тела, принадлежавшего когда-то его солдату. Вид и зловоние, исходящее от трупа, были настолько отвратительны, что только нежелание проявить слабость перед солдатами помешало завтраку капитана выйти наружу. Борясь из последних сил с непослушной едой, Лефт отошёл в сторону и отвернулся.

- Не вижу ничего примечательного, Владыка Гарвин.

Маг с толикой презрения посмотрел на капитана.

- Внимательнее надо быть. Этого человека убил не меч, всё дело сделал волк. Судя по выражению лица погибшего, он видел нападение, боролся со зверем и проиграл. Что вооружённый солдат позволил убить себя простому волку, маловероятно, но возможно. А теперь самое странное: почему волк не тронул внутренности, а обгрыз только конечности и вырвал сердце?

- Что вы имеете в виду, Владыка Гарвин? - Лефт не мог понять, о чём говорит маг. - Звери ведь питаются мясом.

- Надо интересоваться окружающим миром, капитан, а не проводить всё время в таверне за кружкой пива. - Маг повернулся к следопыту. - Скажите, как начинают поедать добычу хищники?

В отличие от остальных людей барона, следопыт просто излучал спокойствие. Жизнь в лесу закалила его, с людьми в замке он тоже почти не общался, поэтому делать трагедию из-за нескольких тел следопыт не собирался.

- Хищник сначала выест печень, потом внутренности. Живот мягкий, легко до пищи добраться.

- Молодец. Вот видите, капитан, приятно общаться с человеком, знающим своё дело. А теперь скажите, зачем нормальному волку маяться, вскрывая грудную клетку, чтобы добраться до сердца?

Лефт пожал плечами.

- Никому не известно, что на уме у животного.

- А что на уме у дикаря, вы сможете сказать? Где тела наших противников? Неужели варвары унесли с собой своих павших воинов?

Оглядев поляну, капитан выругался. Действительно, он не смог найти не одного трупа варвара. Перед ним лежали только тела воинов из замка.

- Так что скажете, капитан?

- Ну, выходит, что дикари забрали своих погибших.

- И трупы волков тоже? Сколько, по вашему, было варваров, чтобы быстро перебить ваших людей, а потом отступить, таща на себе тела?

- Сотня, может быть две. - Сказав это, Лефт сам не поверил своим словам. Никогда ещё дикари не приходили на земли барона такими большими отрядами.

- Чушь вы несёте, капитан. А что скажет следопыт? Как, кстати, тебя зовут?

- Меня Странником кличут, господин.

Маг не удивился. В армии многие получают прозвище, которое прикипает к человеку, и становится его вторым именем.

- Странник, так Странник. Скажи, сколько было варваров.

Следопыт обошёл поляну, внимательно осматривая всё вокруг.

- Человек пять. И волков примерно столько же.

- Что?! - Лефт подскочил к следопыту. - Ты хочешь сказать, что пять дикарей со своими блохастыми тварями перебили два наших отряда?

- Судя по следам, это так. - Буйство капитана не произвело на Странника никакого впечатления.

- Так посмотри получше! Может, дикари шли след в след, или прятались на деревьях.

- Потише, капитан. - Осадил маг Лефта и подошёл к следопыту. - Расскажи, что, по твоему, здесь могло произойти.

- Можно понять, что случилось со вторым отрядом. Они нашли трупы, и подошли ближе. Командир отряда наклонился над телом, остальные обступили его со всех сторон. В это время варвары стали стрелять из лука, а волки напали на солдат. Дикари спрятались вокруг полянки, стреляли со всех сторон. Волки разбивали строй, а лучники расстреливали солдат. Затем звери завершили дело. У капитана едва хватило времени, чтобы подать сигнал.

- И что, люди спокойно ждали, когда звери набросятся на них и разорвут?

- Нет, я нашёл клочки шерсти, измазанные в крови. Что-то странное в них, господин. Некоторые все кровью пропитались, раны были глубокие. Если мечём от души рубануть, не один волк не выживет, а эти на своих лапах ушли. Следы неглубокие, тяжесть никто на себе не тащил.

- В том-то и дело, друг Странник. Какие-то интересные волки у варваров. Да и стратеги в племенах появились неплохие: засада-то грамотная. Скажи, а давно ушли дикари? Догнать успеем?

- Если бы они к себе пошли, то не успели бы. А они дальше на землях барона гулять надумали, следы свежие, от границы вглубь ведут. Так что можно встретиться, если захотеть.

- Не знаю, как капитану, а мне очень хочется поближе познакомиться с нашими гостями, а особенно с их ручными зверюшками.

- Ребята готовы преследовать дикарей! - Не дожидаясь ответа Лефта, сказал один из солдат. На его лице, как и на лицах у остальных членов отряда, читалось одно желание - догнать врага и отомстить.

Маг хлопнул по плечу говорившего воина.

- Молодец! Только надо послить одного человека в замок, чтобы он доложил барону о результатах и показал, где лежат тела. Нельзя оставлять доблестных воинов без достойного погребения.

Видя, какой эффект произвели на солдат его слова, маг внутренне ликовал. На самом деле, ему было наплевать, что случится с трупами. Важнее было завоевать симпатии солдат, и на короткое время обзавестись союзниками. И, похоже, ему это удалось. Скорее всего, солдаты уже знали, как обошелся маг с ненавистным бароном, а после этих слов готовы были идти за ним в огонь и воду.

Отправив посыльного в замок, отряд продолжил преследование варваров. На этот раз их вёл следопыт, маг же выбрал место в середине отряда. Ехали в полном молчании, общаясь между собой жестами. Проехав около часа, Странник вдруг поднял руку, приказывая остановиться, и склонился над землёй. Гарвин, спешившись, подошёл ближе.

- Что-то случилось? - Спросил он шёпотом.

- Волки исчезли. Да ещё к нашим дикарям пополнение присоединилось. - Негромко ответил следопыт.

- Дай угадаю. Пять волков исчезло, пять человек добавилось. Далеко до них?

- Уже скоро. Варвары не торопятся, совсем обнаглели. Гуляют, как у себя дома.

- Они уверены в своих силах. Большой отряд слишком неповоротлив, уйти от такого - раз плюнуть. А пару отрядов с малым числом воинов они уже положили.

- Скажите, господин, а что происходит. Вы что-то знаете, дак просветите. А то слишком уж всё невероятно.

- Прекрати называть меня господином! - Злым голосом прошипел маг. - Обращайся, как к другим. Хочешь, чтобы первая стрела моей была?

- Извиняюсь. Ну, так чего нам ждать?

- Надо всех проинструктировать. - Гарвин махнул рукой, подзывая стоящих в стороне солдат. Когда все подошли, он начал инструктаж.

- Противник уже близко, так что всем приготовиться. Проверить доспехи, оружие держать под рукой. Варваров мало, но не стоить их недооценивать, иначе последуете за своими товарищами. Насчёт волков: звучит невероятно, но это, скорее всего, оборотни.

- Что?! - Лефт подумал, что ослышался.

- Не орите, капитан. Хотите доложить всему лесу, что мы здесь? - Маг так взглянул на Лефта, что капитану сразу расхотелось шуметь и вообще привлекать к себе какое-либо внимание.

- Повторяю: это оборотни. Убить человека, обернувшегося зверем тяжело, но можно. Самое верное - отрубить голову.

- Но наши мечи не серебряные. - Подал голос один из солдат.

- Насчёт того, что оборотня можно убить только серебром - полная чушь. Запомните: основное отличие их от обычных волков - это размеры, разум, и быстрое заживление ран. Если отрубить оборотню лапу, то он не сможет вырастить другую, так и останется ущербным. Если же отхватить ему голову, или поразить точно в сердце - сдохнет, как обычный зверь. Главное - не бояться. Страх убивает быстрее, чем меч. И не надейтесь застать варваров врасплох. Обернувшиеся даже в человеческом облике сохраняют свойства своей животной части, поэтому учуют в момент. И такие-же живучие, поэтому не оставлять за спиной раненых врагов. Скорее всего, на этом первые патрули и погорели. Если вопросов нет, то вперёд. Последнее: не стойте на одной линии между мной и врагом. Иначе можете даже не успеть пожалеть об этом.

Вопросов ни у кого не было, и через несколько минут отряд продолжил преследование. Воины сжимали мечи, их бледные лица словно окаменели. Маг, же, наоборот, немного расслабился. Он ожидал худшего, но пока ситуация складывалась не по самому плохому сценарию. Десяток варваров, среди которых половина оборотней, и, в крайнем случае, один шаман - против боевого мага и пятнадцати воинов - неплохой расклад. Для полной уверенности Гарвин хотел разобраться с таинственным преследователем, но тот неуловимой тенью следовал за ними, не попадаясь на глаза. А палить на удачу по кустам было в высшей мере глупо: силы потеряешь, предупредишь варваров, и никакой гарантии, что попадёшь. Одно не мог понять маг: откуда дикари набрали столько оборотней? Это проклятье очень редко поражало людей, в империи рождался один перевёртыш раз в пятьдесят лет, да и те в основном умирали в младенчестве. А тут сразу пять, да ещё в обычном диверсионном отряде. Сколько же тогда оборотней будет в армии варваров? Для боевого мага оборотни не такие уж и серьёзные противники, а для обычного солдата они что лисица для кур. Маг очень надеялся, что он ошибся и преждевременно сделал выводы, но что-то подсказывало ему, что это не так. Перспективы открывались слишком безрадостные, и Гарвин решил пока не забивать голову и сосредоточиться на решении текущих задач, а именно уничтожение отряда варваров, и, при удаче, захвате пленника.

Видимо, боги решили поскорее дать возможность магу достичь целей, или им самим было интересно, чем всё это закончится, и они решили поторопить события. С деревьев в солдат полетели стрелы, а перед ними, словно по волшебству, появились пять волков. Лошади шарахнулись в сторону с диким ржанием, и только чудо помогло людям остаться в седле. Следопыт, двигавшимся первым, попытался ударить ближайшего волка, но тот легко увернулся, проскользнул под животом коня и оскалился. Маг понял, что пока солдаты верхом, в лесу, где нельзя ударить плотным строем конницы, им ни за что не справиться с шустрыми тварями.

- Всем спешиться! Становитесь спиной к спине, тьма вас забери! - Лефт тоже увидел бесполезность конников. - Плотнее строй, пёсьи дети! Плотнее щиты!

Солдаты встали вокруг мага с капитаном, образовав стену из щитов, ощетинившуюся остриями мечей. Волки ходили кругами, пытаясь отыскать слабое место в частоколе клинков.

- Держать строй! Не атаковать, что бы ни случилось! - Взял командование на себя маг. Гарвин понимал, что лишь в плотном строю у солдат есть шанс выжить. Посмотрев на них, и поняв, что бегать по лесу за оборотнями и без его команды никто не горит желанием, он перенёс внимание на лучников, старавшихся найти слабое место в стене щитов. Маг развёл руки в сторону, сконцентрировав волю. Над его головой образовалась крутящаяся воздушная воронка. Напитав созданный смерч силой, Гарвин направил его на деревья, и с удовольствием услышал звуки падения тел и ругань. Теперь, когда почти все враги находились на земле перед ним, не было смысла в аккуратных точечных ударах. Несколько пассов руками, короткое заклинание - и на варваров покатилась волна пламени. Раздался визг обожжённых волков и крики людей. Не давая врагу опомнится, Гарвин нанёс повторный удар, используя заклинание, именуемое в простонародье таран. От мага разошлась ударная волна, ломая кустарник, выворачивая с корнем деревья, и круша кости попавших на пути живых существ. Уже предвкушая победу, Гарвин хотел добить противников холодом, и отправить солдат отрубить головы волкам. Вдруг один из варваров вскочил, и завертелся на месте. "Шаман - мелькнула в голове мага мысль. - И как же он умудрился выжить? Наверное, припас защитные заклинания и амулеты, а сейчас активировал". Гарвин понимал, что шаману нельзя давать время на проведения ритуала, и, сформировав молнию, метнул её в противника. Но варвар оказался не так прост. Не переставая кружиться и что-то подвывать, он сцепил руки над головой, и молния разбилась фейерверком безобидных искр о купол, накрывший шамана. "Тьма тебя забери - мысленно выругался Гарвин. - Да сколько там у тебя ещё защиты наготовлено!"

Несмотря на предусмотрительность варвара, маг рано или поздно справился бы с ним. Гарвин был талантливым и сильным чародеем: и, при наличии времени, исход поединка был предрешён. Но много времени у него как раз и не было. Рыча и хрустя нарастающей плотью, с земли вставали поверженные волки.

- Владыка, что нам делать!? - Лефт бросился к магу. Лицо капитана перекосилось от ужаса, глаза стали абсолютно круглыми.

- Поднять щиты и держаться, тряпка! - Не глядя, маг ногой отпихнул Лефта к солдатам. - Кто побежит, поджарю, как курицу!

Миг, на который маг отвлёкся, чуть не стал роковым для всего отряда. Шаман перестал крутиться и махнул рукой в сторону солдат. С окружающих деревьев сорвались все ветки, и полетели в людей, превращаясь в полёте в острые сучья и колья. Гарвин в последний момент успел выставить защитную стену, и оружие шамана безобидными щепками посыпалось к ногам солдат. Не обращая внимания на усталость, маг нанёс удар воздушной волной, сбившей с ног волков и начинающего снова крутиться шамана, и посмотрел на варваров, используя магическое зрение. Каждый одарённый чувствовал силу по разному: кто-то воспринимал её, как мелодию; некоторые чувствовали покалывание на теле. Гарвин же видел свет магии. И сейчас он смог рассмотреть светящиеся нити амулетов, опутывающих шамана защитной сеткой, и темно-синее, почти чёрное, свечение волков. Магу один раз довелось увидеть новорожденного с даром перевоплощения, и он отличался от варваров, как горная речушка отличается от безбрежного океана. Оборотни были наполнены силой под завязку, и это объясняло их живучесть и позволяло им так быстро залечивать раны. "Так вот что это за новая магия - догадался маг. - Врождённая, связанная с человеком, магия перевоплощения, плюс почти бездонные резервы. Восстанавливаются за мгновения, сволочи". Увиденное взволновало мага. Если до этого он был уверен в лёгкой победе, то теперь Гарвин понял - придётся очень потрудиться, чтобы остаться в живых. Сосредоточившись, он начал составлять сложное плетение заклинаний высшей боевой магии, как вдруг в спину ему что-то сильно ударило, чуть не сбросив с коня. Посмотрев вниз, Гарвин увидел обломки стрелы. К наконечнику были приклёпаны маленькие шипы, не позволяющие без помощи врача извлечь стрелу: сам наконечник и древко возле него были смазаны чем-то тёмным и густым.

"Понятно - пронеслось в голове Гарвина. - Появился посыльный передать привет от барона. И ведь время удачно выбрал, гад. На два фронта сейчас не повоюешь. Ну, ничего, пора и мне играть всерьёз". Понимая, что без этого не выжить, маг склонил голову и поймал губами трубочку, прикреплённую к воротнику, и ведущую к маленькой фляге, хранившейся за пазухой. Там Гарвин держал "Кровь огня", и сейчас от этого отвара зависело, жить магу или умереть. Жидкость полилась в желудок мага, и эффект от неё был мгновенный. Раздельные звуки практически исчезли, превратившись в единый фон. Краски вокруг стали яркими и насыщенными, усталость куда-то пропала. Все вокруг замерли, время текло медленно, как густой мёд. Обернувшись, Гарвин увидел неторопливо плывущую к нему вторую стрелу. "В горло пальнул. Молодец, догадался, хотя и слишком поздно". Отбив её рукой, маг отправил в кусты, откуда прилетела стрела, огненный шар: увидев, как медленно вылетает оттуда фигура человека, объятая пламенем, он довольно улыбнулся, и повернулся лицом к варварам. Волки застыли, готовясь к прыжку, шаман снова начинал крутиться. Всё помаленьку приходило в норму, действие отвара было очень коротким. Стараясь успеть как можно больше за оставшееся время, Гарвин набросил заклинание "Сеть" на оборотней, и обрушил на шамана "Молот богов". На его удивление, защита варвара снова выдержала, и, несмотря на то, что его вбило почти по пояс в землю, шаман ещё шевелился и пытался выкарабкаться.

- Стреляй в него! - крикнул маг Страннику. - Целься в живот!

Гарвин рассчитал правильно: защита шамана была слишком мощная и требовала очень много энергии. Она просто физически не могла прикрывать его от всякого воздействия. Амулеты варвара, защищавшие его от магии, не были предназначены для спасения хозяина от простого оружия. Видимо, шаман надеялся, что оборотни возьмут на себя простых воинов, и не подпустят к нему никого с оружием. Поэтому он все силы вложил в оберёги от магии. Но сейчас волки лежали на земле, не способные избавиться от опутавших их магических уз без помощи шамана. А доспехов варвар не носил, в броне так не повертишься. Так что выпущенная следопытом стрела пронзила его насквозь. Захрипев, шаман согнулся, вцепившись руками в древко стрелы. Не давая ему опомниться, маг вложил оставшиеся силы в молнию, буквально испепелив варвара. После этого Гарвин устало сполз с коня. Если бы сейчас на мага напали, то он бы не смог оказать никакого сопротивления. Всё внутренние ресурсы силы были истощены. Солдаты с беспокойством смотрели то на беснующихся на земле волков, то на лежащего без движения мага.

- И кого мы ждём? Что, всё за вас делать? - Маг поднял глаза на воинов. - Сейчас дружно берём мечи, и начинаем рубить головы. Не забудьте про шамана и людей. Капитан!

- Да, Владыка Гарвин?

- Одного волка как следует связать и доставить в замок. Если увлечётесь и перебьёте всех, отправлю за живым оборотнем к варварам.

Стук копыт и крик отвлёк мага. Воины плотнее сжали мечи и приготовились встретить нового врага. Странник натянул лук, и вдруг получил легкий толчок в спину. Обернувшись, следопыт с недоумением посмотрел на хохочущего мага.

- Убрать оружие. Это свои. - Сумел выговорить маг, глотая воздух между приступами смеха. - Этот вопль мне знаком.

На поляну, потрясая палицей, выехал Джонатан.

- С кем биться собрался, вояка? - Маг шагнул к старику. - Что, в трактире мест нет?

- Вы целы, господин? - Джонатан соскочил с лошади и бросился к магу. - А то грохот, огонь, молнии....

- Если бы всего этого не было, вот тогда и нужно беспокоится. Ты, вообще, что здесь забыл?

- За вами кто-то следил, господин. От самого замка. Я случайно увидел, и поехал предупредить.

- Лучше поздно, чем никогда. Хотя хорошо, что напомнил. Капитан! - маг повернулся к солдатам. - Там, в кустах, тело валяется. Пусть кто-нибудь притащит сюда. И почему волки всё ещё живы? - Обратился Гарвин к солдатам. - Вас что, упрашивать надо?

- Не волнуйтесь, господин. - Оскалился один. - Этот приказ мы выполним с удовольствием. Пойдём, ребята, посчитаемся за наших с этими шкурами.

Пока они добивали оборотней, маг склонился над трупом неудачливого убийцы. К несчастью, Гарвин перестарался: в лежащей перед ним головёшке с большим трудом угадывались очертания тела человека, а опознать кого-либо вообще было невозможно.

- Вы, ежели в следующий раз соберётесь убийцу бить, господин, то постарайтесь хоть голову целой оставить. - Проворчал Джонатан. - А что мы сейчас барону предъявим? Ведёрко угольков?

- За собой лучше следи, старый пень. Вернее, за собой, и чтобы ко мне близко никто не подходил. Сил практически не осталось, а убийц может быть несколько.

- Не волнуйтесь, господин. - Старик поудобнее перехватил палицу. - Буду сначала бить, а потом спрашивать.

Их разговор прервал изумлённый крик солдат. Подойдя к ним, маг увидел, что тело волка с отрубленной головой превращается в обнажённый человеческий торс.

- И что мы тут кричим?

- Но, Владыка....

- Это же не обычные волки. Это оборотни: люди, превращающиеся в зверей. При жизни родился человеком, станешь им и после смерти.

- Посмотрите на других!

Видимо, варвары решили, что в человеческом облике им будет проще избавиться от магических пут. Тела волков окутал туман, послышался треск перераспределяемой плоти, и вот уже перед магом на земле извивались нагие человеческие тела.

- Смотрите, там баба!

Среди оборотней, действительно, оказалась одна молодая девушка, причём с очень неплохими формами.

- А с этими что делать?

- То же, что и с волками. Голову долой.

Лефт с недоумением смотрел на мага.

- К чему такие сложности, Владыка Гарвин? Они же стали людьми. Перерезать горло, и всё.

- Капитан, ты действительно такой тупой? - Гарвина выводила из себя глупость Лефта. - Ты чем слушал, когда я говорил, что оборотни и в человеческом теле сохраняют свои способности?

- А как насчёт неё? Вы говорили, что нужен пленник?

- Мне без разницы, кто это будет. - Маг после боя еле держался на ногах, и ему хотелось поскорее покончить с делами. - Убейте остальных, и поторопитесь: магические путы скоро исчезнут.

Эти слова словно подстегнули солдат. Никто не хотел оставаться лицом к лицу с освободившимися оборотнями, поэтому они споро связали девушку и обезглавили остальных.

Весь обратный путь Лефт косился на дремлющего в седле мага. Хагарт не справился с поручением: и барону очень не понравится, что его приказ не выполнен. И этот горе-убийца умудрился геройски погибнуть при исполнении, да не найдёт его дух путь к покою вечно! Если бы варвар просто облажался, то с него бы и был спрос. А что говорить барону сейчас? Капитан сначала подумывал сделать всё сам, но после того, что проклятый маг сделал с шаманом и Хагартом.... Сейчас Лефт не приблизится к магу ни за какие коврижки. Хоть и, похоже, что он еле держится в седле, но кто его знает. Ещё этот проклятый старик, слуга мага, оттеснил коня мага в сторону от отряда, и сам пристроился между солдатами и хозяином. Даже если броситься всем скопом, он сможет на несколько мгновений задержать атаку, а больше магу и не понадобиться, чтобы превратить всех в котлеты. Мелко порубленные и хорошо прожаренные. Да и не станут солдаты кидаться с оружием на своего спасителя. Скорее, прирежут капитана за такой приказ, и свалят всё на варваров. Всё, как планировалось насчёт мага, но с точностью до наоборот. Лефт понимал, что сейчас находится между молотом и наковальней. Выбор у него был невелик: отправиться вслед за Хагартом, пытаясь достать мага, или быть закопанным в лесу по приказу барона.

- Капитан! - окрик мага застал его врасплох.

- Да, Владыка Гарвин.

- Я бы хотел с вами переговорить. Джонатан, пропусти его.

Маг внимательно смотрел на подъехавшего Лефта.

- На вашем лице я читаю грусть, мой друг. И не могу понять причину тоски. Все живы, вы возвращаетесь героем, победителем оборотней. Да ещё везёте с собой очень ценного пленника. Другой бы на вашем месте прыгал от радости. А на вас, дорогой капитан, просто лица нет. Что случилось? Может, я смогу чем-нибудь помочь.

Лефт вздрогнул. Он вспомнил этот мягкий, участливый тон. Так маг говорил с бароном перед тем, как атаковать его. Подняв голову, Лефт встретился взглядом с Гарвином. Маг улыбался, и глаза его были добрые-добрые. "Он всё знает. Играет, как сытый кот с мышью. Понимает, что я полностью в его власти".

- Не хотите поделиться со мной своим горем, капитан? Понимаю. Не буду мучить вас расспросами, мне интересно знать только одно: неужели вы искренне думали, что меня так просто убить?

Лефт только вздохнул. Отпираться уже не было смысла, он понимал, что уже покойник. Оставалась надежда, что маг убьёт его быстро, без мучений.

- Вы можете мне не верить, Владыка Гарвин, но я не хотел этого.

- Какая трогательная доброта. И чем я обязан такому человечному отношению к своей скромной персоне?

- Осторожностью. - Лефт решил быть честным с магом до конца. - Вы опытный боевой маг, уничтожили не одну сотню противников за свою жизнь. Пытаться победить вас простому человеку - то же самое, что пытаться закусать до смерти дракона. Причём в небе.

- Но вы решили попробовать, капитан.

- Приказы не обсуждают. Но вы должны признать, что я неплохо старался.

Лефт сразу же пожалел о последних словах. Ну, кто его дёрнул за язык сказать, что он приложил кучу усилий для устранения мага. И на что ему сейчас можно надеяться?

- Да, покушение было спланировано мастерски. Жалко, ты не знал статистики.

- Статистики? А что это?

- Не забивай голову. Тебе сейчас нужно знать одно: это наука, которая говорит, что все боевые маги погибали в бою в первую очередь от истощения сил, а не от оружия. Так что ваша с бароном затея была обречена на провал.

- Я уже это понял, Владыка Гарвин. А сейчас, если вы не против, я хотел бы вернуться к отряду.

- Как хотите, капитан. Я собирался предложить вам одну работёнку, но если вы горите желанием вернуться к барону, то не смею неволить.

- Работу? То есть вы не собираетесь... - Лефт не мог собраться с мыслями, новость была слишком неожиданной и поразительной.

- Спокойнее, старина. Тебя использовали, как разовое оружие, не злиться же мне на нож в руке убийцы. Это, по меньшей мере, глупо. И ты должен понимать, что барон при любом раскладе убрал бы всех свидетелей. Так что живой я для тебя единственная надежда. Подумай, но недолго. Скоро мы будем в замке.

Капитан понял, что у него с самого начала разговора не было выбора, если он хотел остаться в живых. Он и раньше понимал, что убийство посланника императора будут тщательно расследовать, и барон не оставит его в живых. Но в душе теплилась надежда, что многие годы безупречной службы убедят Вильяма подарить ему жизнь. Хотя то уголёк надежды угасал с каждым шагом, приближающим его к замку. Лефт не мог вспомнить ни одного случая, когда барон заботился о других в ущерб собственной безопасности.

Неизвестно, что предложит ему маг, но один шанс лучше, чем ни одного. Тем более что, если бы Гарвин захотел бы его смерти, то не стал бы так всё усложнять.

- Я согласен, Владыка Гарвин. Приказывайте.

- Вот и хорошо, капитан. Тебе следует довести пленника до столицы, и передать в гильдию боевых магов. Отвечаешь головой. С собой возьмёшь несколько своих людей.

- А как же барон? Я и мои люди находятся у него на службе, и приписаны к его землям. Ему ничего не стоит обвинить нас в дезертирстве.

- На этот счёт не беспокойся. У меня неограниченные полномочия, поэтому я вправе забрать вас у барона. Так кого ты берёшь с собой?

- Солдаты, что сейчас с нами, меня совершенно устраивают, Владыка Гарвин. Только у меня и у некоторых здесь семьи.

- Это не проблема. Заходим в замок, собираете пожитки, и вперёд. Много скарба не берите, чем раньше вы окажетесь в столице, тем быстрее начнёте новую жизнь. Я дам рекомендации, все твои солдаты попадут на непыльные и хлебные должности. А что до тебя.... Если всё сделаешь, как надо, то можешь выбирать: служить в городской страже или работать на меня.

- Не обижайтесь, владыка Гарвин, но в городской страже поспокойнее будет.

- Вот и хорошо. Все бумаги выдам вам в замке, насчёт довольствия не беспокойтесь: дам гарантийное письмо, доберётесь до любого банка, там выдадут по нему деньги на дорогу.

- Владыка Гарвин - Лефт смотрел на мага, и не смел поверить в своё счастье. - Я хотел вас убить, а вы спасаете мне жизнь, и доверяете такое дело....

- Насчёт доверия ты несколько преувеличиваешь, капитан. Придётся тебе дать мне некоторые гарантии.

- Всё, что пожелаете, Владыка. Хоть мою жизнь.

Маг несколько мгновений задумчиво смотрел на Лефта.

- Ловлю на слове, капитан. Гарантией исполнения приказа будет твоя жизнь. В прямом смысле. Перед тем, как выдать вам бумаги, я дам тебе выпить один отвар. Медленно действующий яд, проще говоря. Если не выпить противоядие через месяц, то через полтора твоя жёнушка может начать подыскивать себе другого муженька. До столицы ехать недели три, там при передаче пленника отдашь конверт с отчётом. Там же будет написан рецепт противоядия. Конверт вскрывать не рекомендую, будет защищён магией, и записи сделаны моим личным кодом. Никто посторонний прочитать не сможет. Всё выполнишь в точности - получишь противоядие. Если тебя это не устраивает, неволить не буду: можешь ехать к барону.

- Нет, нет, что вы - месяц жизни и возможность жить дальше на одной чаше весов, и гарантированная смерть на другой. Лефт не был дураком и сделал правильный выбор. - Я на всё согласен, Владыка Гарвин.

- Тогда переговори с солдатами, капитан. Кто согласится, пусть будут готовы через час после прибытия в замок.

- Господин, зачем вам он? - Зашептал Старый слуга, дождавшись, когда Лефт отъедет в сторону. - Предавший раз предаст снова.

- Есть несколько причин, мой ворчливый друг. Первая: мне нужен живой свидетель, чтобы держать барона в узде. Живой и напуганный Вильям куда полезнее, чем казнённый за попытку убийства. Вторая: сейчас капитан готов на всё, чтобы выжить, и это самая надёжная гарантия его преданности. И, наконец, третья: очень хочется посмотреть на физиономию барона, когда он про это узнает.

- Не обижайтесь, господин, но вы прямо как дитя. Даже нужное дело без шалости не можете сделать.

- Серьёзности в нашей компании у тебя хватит на двоих, ворчун. Ты лучше скажи, куда ты пристроил наши пожитки. Не думал, что у твоей кобылы хватит прыти добраться до постоялого двора, а потом ещё гоняться за нами по лесу, и успеть практически вовремя.

- Да что вы, откуда у моей старушки такая скорость. Она на такие подвиги не способна.

Маг резко остановил коня и стал в упор смотреть на Джонатана. Старик стушевался, и опустил голову, пряча глаза.

- Поправь меня, если я ошибаюсь. - Гарвин с трудом сдерживал ярость. - Ты их бросил в лесу. Все наши вещи: деньги, свитки, артефакты, травы для отваров, в общем, всё. Не так ли?

- Ну что вы, господин. - Забормотал старик. - Я не бросил. Я аккуратно всё спрятал. Никто не найдёт.

- Никто?! - Крик мага разрезал тишину леса. Джонатан лишь крепче вжал голову в плечи. Солдаты косились на разъярённого мага, не решаясь подойти ближе. - Влага не найдёт драгоценные свитки и травы, которые в этих краях невозможно достать! Да ты соображаешь, что натворил? А если какой зверь доберётся?

- Всё будет хорошо, господин. Скоро проедем мимо тех мест, остановимся и поищем.

- Какое скоро! Немедленно бери следопыта, и вперёд. И попробуй только не найти!

- Да как же я вас оставлю! Вы же ещё не восстановились после боя, слабы, как котёнок. А если капитан что надумает?

- А вот мы сейчас сделаем так, что он будет охранять меня, как самое драгоценное сокровище. У тебя ещё остался твой сбор?

Джонатан с удивление посмотрел на мага. Старика иногда мучил кашель, и он постоянно таскал с собой фляжку с целебным отваром, облегчающим дыхание.

- Да, господин. Но зачем он вам?

- Не притворяйся, ты всё слышал. Будем давать яд капитану.

- Но ведь это не яд....

- А мы ему про это не скажем. "Отраву" пусть выпьет сейчас, а письмо я напишу после нашего отъезда из замка. Этот трус не рискнёт ничего предпринимать, пока у него в руках не будет спасение от яда. А там уже будет поздно: барон не простит ему предательства. Так что давай сюда своё питьё.


Глава 5

Вечером все члены отряда собрались в комнате у Флереса. Эльф немного отошёл от дневного перенапряжения: по крайней мере, выглядел он вполне живым, хотя недавно его легко можно было перепутать с их будущими противниками из армий некромантов. Аксин не мог понять, в чём секрет такой выносливости командира, и в такие моменты до безумия завидовал эльфу. Любой маг из расы людей после того, что сотворил сегодня Флерес, лежал бы пластом как минимум дней десять, а этот за пару часов умудрился привести себя в относительный порядок. Что этому способствовало, юноша не знал. Может, эльф употреблял какой-нибудь наркотик, дающий ему дополнительные силы. Или такое быстрое восстановление было особенностью расы долгоживущих - неизвестно. Флерес, будто недавно и не умирал от усталости, с азартом распекал подчинённых.

- Поздравляю, господа, сегодня вы отличились. Аксин, ты особенно постарался. Первый день в городе, и уже умудрился угробить человека. Кажется, я говорил, что мы не должны привлекать излишнее внимание? Может, я ошибаюсь, но фраз "не привлекать внимания" означает быть как можно незаметнее.

- Я здесь абсолютно не при чём. Этого недотёпу уничтожил хранитель.

- А по сторонам смотреть кто за тебя должен?! Тоже хранитель?! Таскает по рынку сумку с самыми опасными заклинаниями в империи, защищённую смертоносной магией, и что? "Это он сам за сумочку схватился"!

Юноша потупился, понимая, что эльф абсолютно прав.

- Ладно, с этим остолопом всё ясно. Он пока молод, мог по глупости и не заметить. А вы где были? - Повернулся Флерес к воинам, охранявшим мага. - Тоже осматривали достопримечательности? А если бы этот грабитель сначала ножом ударил, а только потом стал сумку стаскивать?

- Вор не был вооружен. Он не мог причинить вред магу.

- У него, что, на лбу было написано, что он такой безопасный противник?

- Они не знают, на что способен хороший вор, командир. - Акрид смотрел на воинов, как сытый кот. - Могут только мечами махать, а со скрытой опасностью не привыкли иметь дело. Вору не нужно вступать в открытую схватку, его оружие - неожиданность, скорость, и всяческие сюрпризы: ядовитая иголочка, например.

- Ну, и что мне делать с такой командой? Один не заметил, другие не подумали....

- Для начала, нужно сделать выводы. - Неожиданно, даже для самого себя, вмешался Аксин. - Насчёт себя я согласен, у меня очень мало опыта в реальной жизни. А по поводу остальных.... Они ни в чём не виноваты.

- Да? И в чём же я так сильно ошибся? Может, ты меня просветишь, научишь?

- Сейчас могу и поучить. - Юноша не хотел встревать в спор с эльфом, но что-то толкало его на это. - Как многоопытный командир, я бы по-другому построил систему защиты охраняемого объекта в городе. На виду должны быть только два охранника: один впереди, второй сзади. А рядом должен идти какой-нибудь друг, или подруга. Очень опытный друг.

- Юноша, где вы набрались подобных познаний? - Деланно изумился эльф. - Хорошо, если ты так настаиваешь.... Лера! С этого дня ни на шаг не отходишь от Аксина. Будешь играть роль супруги, наложницы, сестры: плевать кого, сами разбирайтесь. Уж ты не допустишь таких ошибок. Сама старайся никуда не встревать, просто укажи нашему доброму Аксину, кого он, в случае чего, должен стереть в порошок. Но делать это надо аккуратно, без лишних звуков и эффектов в виде взрывов и разбросанных конечностей.

Аксин смотрел на эльфа, и ему казалось, что эльф давно хотел пристроить Леру поближе к нему, и только ждал повода. А если вспомнить, чем эта девушка зарабатывает на хлеб, то это наталкивало мага на определённые выводы. Похоже, Флерес решил подстраховаться, и, если вдруг что-либо пойдёт не так, то охранник легко превратится в палача.

- На этом инцидент на рынке считаю исчерпан. - Флерес словно не замечал направленного на него взгляда мага. - А теперь....

- Давай снова вернёмся к рынку, командир. - Неожиданно для всех Виллис прервал эльфа. - У нас серьёзная проблема.

То, что молчун Виллис заговорил сам, первым, уже само по себе можно было считать чудом. А если он решил перебить командира, то причина, заставившая его сделать это, должна была быть действительно весомая.

- Слушаю тебя, Виллис. Что ты имел в виду, когда говорил о проблеме. - Флерес обратился в слух, остальные затихли.

- Когда я искал кладбище с необходимыми параметрами, то оказался в трущобах. - Начал Виллис. - Там уже всё гудело, как растревоженный улей. Все только и говорили, что о каком-то приезжем маге, убившем на рынке внука главы воровской гильдии. И этот глава воров явно собирается расквитаться с этим убийцей.

Лицо Флереса стало чернее тучи.

- Ты хочешь сказать, что за нами будут охотиться все преступники города?

- Скорее всего, капитан. - Влез в разговор Акрид. - Возможно, за голову Аксина уже назначена награда, и, насколько я знаю обычаи этих ребят, то немаленькая. Не удивлюсь, если сегодня ночью к нам уже нагрянут гости.

- А, может, убрать этого главу воровской гильдии? - Внесла предложение Лера. - Не будет того, кто захочет мстить, его приемники передерутся за власть. Пока будут идти разборки, мы успеем закончить все дела, и исчезнем из города.

- Предложение хорошее, но есть некоторые нюансы. По неписанным правилам гильдии, если кто-то покарает убийцу предыдущего главы, то сам автоматически становится королём преступного мира. Если мы его угробим, то каждый бродяга в этом городе постарается нас прикончить. А изобразить несчастный случай не успеем, подготовка потребует слишком много времени.

- Понятно. - Эльф жестом приказал замолчать Лере, порывавшейся вступить в спор с Акридом. - Чем быстрее мы исчезнем из города, тем лучше.

- Не стоит забывать о цели нашего визита. - Аксин поднялся, и обвёл взглядом всех. - Если я не смогу приготовиться, то в дальнейшем нас всех ждёт смерть. Лучше столкнуться с преступниками, чем ступить неподготовленными на проклятые земли.

- Не знаю, не знаю. - Ни к кому конкретно не обращаясь, протянул Акрид. - Некоторые предпочли бы лучше сражаться с демоном.

- Скажи, умник, ты знаешь много людей, убивших демона? - Не на шутку разозлился маг. - Не думаю, что есть хоть один такой.

- Хватит собачиться! - Флерес ударил кулаком по столу. - Ещё подеритесь тут. Если кто-то мечтает схлестнуться с нечистью, то скоро у всех нас будет такая возможность. - Эльф в упор посмотрел на Акрида, и тот, не выдержав, опустил глаза. - Если для успеха дела нам нужно остаться в городе и перекопать все кладбища, то мы так и сделаем. И наплевать, сколько воров, убийц, и просто придурков нам придётся прикончить.

Возражать Флересу никто не посмел.

- Да, насчёт кладбища. Виллис, ты нашёл то, что нужно?

- Нашёл. Заброшенное кладбище на окраине города. Вокруг не души, но есть один недостаток: придётся идти через трущобы. В свете недавних событий это может оказаться проблемой. Других вариантов нет.

- Ладно, разберёмся. Акрид, а как у тебя?

- Всё прекрасно. - Толстяк расплылся в самодовольной улыбке. - Достал всё, что требовалось.

- Отлично. - Флерес повернулся к юноше. - Что нам ещё необходимо сделать?

- Сначала я проверю все ингредиенты, и если всё хорошо, то мне нужно попасть ночью на кладбище. И чтобы там меня никто не отвлекал.

- У нас очень мало времени. Нельзя никак ускорить проверку пакости, что ты заказал?

- А зачем проверять? - Акрид сделал обиженное лицо. - У меня всё точно, как в аптеке.

- Хорошо. - После недолгого молчания выдавил маг. - Если ты ручаешься, то можно пойти сегодня ночью.

- Сегодня, так сегодня. - Легко согласился эльф. - Часа на подготовку хватит? Если да, то через час я всех жду в этой комнате. По одному пока нигде не ходите: Аксин, это тебя в первую очередь касается.

Ночь прекрасно подходила для задуманного. Луна ещё только-только нарождалась, и на улице без факела почти ничего не было видно. Фигуры членов отряда, закутанные в темные плащи, буквально сливались с тенями. Флерес разделил людей на две небольшие группы. Впереди шёл он сам, Акрид и Виллис. Толстяк, несмотря на свои внушительные габариты, передвигался плавно и бесшумно, прячась в тени зданий. За ними, на небольшом расстоянии держались остальные. Лера с Ирганом прикрывали тыл, а Аксина четыре воина прикрыли со всех сторон. Несмотря на мрачные прогнозы, путь до заброшенного кладбища прошёл без неприятностей. Редкие люди, встретившиеся на дороге, держались подальше от отряда. Видимо, в купеческом квартале их принимали за нежелательные элементы общества, в трущобах просто предпочитали не связываться с крупным отрядом. Несколько раз Аксину казалось, что за ними движется какая-то тень: но, сколько он не пытался разобрать, кто это, ничего не получалось. Преследователи, если они были, прекрасно скрывались в лабиринте улочек и тенях зданий. Справедливо решив, что при наличии стольких охранников, один из которых являлся эльфийским колдуном, кровно заинтересованным в его благополучии, ему ничего не грозит, Аксин выбросил из головы преследователей, и снова и снова повторял про себя детали предстоящего ритуала. Юноша был абсолютно уверен в правильности своих действий, и всё равно, это не мешало ему страшно нервничать. Погружённый в свои мысли, Аксин чуть не врезался в остановившегося идущего впереди Марка.

- Что случилось? Почему мы стоим?

- Наверное, потому, что уже пришли. - Словно по волшебству, из тени перед магом появился эльф. - Вот и заброшенное кладбище.

Осмотревшись, юноша нашёл подходящее место для ритуала. Это был небольшой холм, почти лишённый растительности.

- Флерес, посмотри вот туда. - Указал он на холм эльфу. - Я там немного пошумлю. Хорошо, если не одна живая душа при этом не вздумает ко мне подняться. Если, конечно, и дальше рассчитывает оставаться живой.

- Проследим, Ваше чернейшее могущество. - Негромко рассмеялся эльф. - Ты лучше скажи, что собираешься сделать.

- Как, разве я не говорил? - Удивился Аксин. Подумав, юноша понял, что так и не удосужился посвятить Флереса в свои планы. - Извини. Хочу заворожить для вас несколько амулетов: ну, и для себя состряпаю небольшой жезл. Для чего, не спрашивай, слишком долго объяснять, потом сам увидишь.

- Потом, так потом. - Согласился эльф. - Сейчас окружим этот холм, и можешь приступать.

Когда отряд взял выбранный холм в кольцо, Аксин начал действовать. Сначала он убедился, что все находятся в достаточном отдалении, и не попадут в зону действия заклинаний. Потом, уняв нарастающее беспокойство, юноша приступил к ритуалу. Обойдя холм против движения солнца, он на каждом шаге проговаривал заклинание контроля, первое из многих за сегодня. Трава жухла и чернела в том месте, где проходил молодой некромант. Когда Аксин замкнул круг, членам отряда, стоящим в отдалении, в спину ударил поток ледяного воздуха, будто холм вдруг превратился в айсберг.

Обернувшись, они увидели, что внутри круга начинается клубиться непроглядная тьма, в которой исчез маг.

Юноша тоже перестал видеть всё, что осталось за границей круга, очертившего вершину холма. Стих лёгкий ночной ветер, воздух словно остановился и загустел. Исчезли все звуки. Даже свет нарождавшейся луны померк, его заменило тусклое сероватое свечение, обволакивающее мага со всех сторон. Беспокойство исчезло, и на его место пришёл пьянящий восторг от мощи, витающей вокруг Аксина. Больше не сомневаясь, юноша достал мешочек с костным порошком, и начертил им на земле две семиконечные звезды, запертые в окружности, и окруженные цепью рун. В центре одной звезды он положил бронзовые браслеты, в центре другой встал сам. Вспомнив, что приписывала молва некромантам, Аксин усмехнулся. Для многих ритуалов чёрного искусства вовсе не нужно было проливать море крови, мучая невинные жертвы. Энергия смерти была везде. Она пронизывала всё в мире, каждую секунду кто-то где-нибудь умирал, превращая часть своей жизненной силы в холодную энергию смерти. Особенно много её было в местах упокоения. Достаточно было дотянуться до источника, зачерпнуть немного силы, и можно было использовать её. Это Аксин и сделал. Костная пыль, составляющая звезду вокруг браслетов, потемнела и вспыхнула холодным, чёрным пламенем. Потоки мрака хлынули к центру, напитывая бронзу силой, и наделяя её особенными свойствами. Когда всё закончилось, Аксин чуть не запрыгал от радости. Получилось! И при этом маг не чувствовал никакой усталости, обычной после манипулирования силой. Наоборот, юноше был переполнен энергией. Теперь всякий, надевший этот браслет, становился неуязвимым для прикосновения смерти нечисти, вытягивающего жизнь из всего живого. Конечно, они не могли защитить ни от когтей монстров, ни от цепких лап зомби. Но, по крайней мере, теперь воины могли сражаться, не падая замертво всякий раз, когда их касался кто-либо из умерших.

Теперь, когда с браслетами было покончено, юноше предстояло сотворить нечто куда более сложное - Жезл истинной смерти. С помощью него можно было забрать жизнь у живого и подарить покой мертвому. Аксин достал из мешка всё, что было необходимо: темный агат, ветку чёрного дерева, серебряную цепочку, и когти орла. Создав призрачное покрывало истинного зрения, он набросил его на эти предметы. Акрид не зря хвалился: все они были подобраны абсолютно правильно и имели самое высокое качество. Юноша взял их в руки, и поднял над головой. Сосредоточившись, маг проговорил нужное заклинание, и пустил к ладоням из земли холод смерти, используя вместо проводника себя. Жуткая боль скрутила его, и могильная стужа, хлынувшая из земли, мгновенно сковала юношу, превратив его в гротескную ледяную скульптуру. Борясь с наступающим небытием, и стараясь изо всех сил не упасть в обморок, Аксин сформировал в голове замыкающее звено заклинания, и выпустил его в поток силы, пронизывающей его тело. Смертельный холод отступил, и он с тихим стоном опустился на землю. Подняв глаза, маг увидел, как когти приросли к ветке, и плотно обхватили камень. Серебряная цепь обвилась вокруг неё, полируя древесину и отрывая лишние веточки. Почти готовый посох висел в воздухе, ожидая последнего этапа ритуала. Собравшись с силами, Аксин поднялся, взял небольшой острый нож с посеребрённой рукояткой, и полоснул им по венам. Собрав вытекающую кровь в ладони, маг вылил её сверху на жезл, произнося своё имя и напитывая его силой. Жезл на мгновение окутал красный туман, затем он упал на землю. Всё. Аксин тщательно завернул готовый жезл в плотное полотно. Теперь никто, кроме него, не мог прикоснуться к этому артефакту. Человек, посмевший сделать это, мгновенно погибнет, нежить рассыплется прахом. У жезла истинной смерти был только один серьёзный недостаток: чтобы жезл сработал, им необходимо было прикоснуться к незащищённой плоти. Когти на вершине могли проткнуть ткань или тонкую кожу. Против брони они были бессильны. Правда, юноша не думал, что все зомби будут щеголять в доспехах. Положив жезл вместе с заклинаниями по некромагии в сумку под защиту хранителя, Аксин решил, что сегодня он больше не будет ничем заниматься. Хотя силы ещё остались, и очень быстро восстанавливались, благодаря близости источника энергии смерти, юноша чувствовал внутри странную пустоту. Сердце словно заледенело, и никак не могло отогреться. Собрав силы, и разрушив преграду, отделяющую его от остального мира, юноша спустился к ожидавшим его товарищам.

- Ну, и что ты только что делал?

Не обращая внимания на эльфа, Аксин прошёл мимо, и устало рухнул на чей-то плащ. Флерес, прекрасно видевший в темноте, увидел вместо зрачков в глазах юноши клубящийся серый туман, пронзаемый всполохами чёрных молний. Кожа мага стала будто прозрачной, через неё просвечивали кости черепа. Это длилось какое-то мгновение, затем лицо мага приобрело нормальный вид. Справившись с внутренней дрожью, эльф присел напротив мага.

- Аксин, ты можешь ответить, ради чего мы сюда притащились, и что здесь происходило?

Юноша протянул Флересу бронзовые браслеты.

- Пусть все держат при себе эти безделушки. Часто носить их не следует, эти браслеты слишком сильно напитаны магией смерти. Но как только вступим на проклятые земли, неважно, на Древней земле или в Торзалии, в них нужно даже спать. Браслеты не позволят вытянуть из их владельца жизнь.

- Всё так просто? - Удивился эльф. - Неужели теперь нежить нам не страшна?

- Флерес, многие создания некромантов могли забрать жизнь одним прикосновением. Теперь же им придётся попотеть, пытаясь разорвать нас на куски. Это, как трубка под водой: если выставить её наружу, то позволит дышать, но от акул не спасёт.

- Понятно. - Если эльф и был разочарован, то не подал вида. - Что ещё?

- Это нужно знать всем. Помоги, пожалуйста, подняться. - Аксин опёрся о подставленную руку Флереса.

Эльф помог юноше подняться, потом знаками приказал всем подойти ближе.

- Смотрите. - Маг развернул жезл и зажёг небольшой шар огня, дававший достаточно света, чтобы все смогли как следует разглядеть артефакт. - К этой штуке могу прикасаться только я один. Если на вас нет стальной брони, прикрывающей всё тело, то лучше рядом вообще не стоять. Сейчас он спит, но во время боя дерево будет извиваться, как змея, пытаясь найти любую жертву и ужалить. Перед этим жезлом не устоит никакая плоть. Всякий, до кого дотронется камень, или дотянутся когти, не успеет даже почувствовать боль.

- А для чего он? - Акрид, в отличие от других, не мог сдержать любопытства. - Нежить и так уже мёртвая.

- Это жезл истинной смерти. Он дарит покой всем.

- Как хранитель? - Не унимался толстяк.

- Нет. - Маг слишком устал, чтобы возмущаться беспардонностью Акрида. - Функция хранителя - оберегать груз и хозяина. Он немного похож на разумного сторожевого пса. Жезл же предназначен только для одного: он несёт смерть. Когда я его активирую, то жезл не будет разбирать, кто стоит рядом: друг или враг. Это будет похоже на змею, извивающуюся в моей руке, и старающуюся ужалить всех, до кого сможет дотянуться. Поэтому, когда я возьму жезл, вам всем нужно отойти подальше.

- Сейчас он спит. - Задумчиво протянул Ирган. - А как его разбудить? И, может, ты сделаешь нам по такому же, и научишь пользоваться. В проклятых землях лучшего оружия не придумать.

- Жезлом истинной смерти может владеть только некромант. В руках любого другого он будет стараться убить хозяина. А проснуться он может в двух случаях: по моему приказу, и если к нему прикоснётся кто-нибудь чужой.

- Теперь мы защищены и вооружены. Что ещё? - Флересу не терпелось вернуться в гостиницу. Эльф видел, что недалеко стало появляться слишком много людских силуэтов.

- Пока всё. Я слишком устал, да и другие артефакты так просто не сделаешь. Нужно много времени, или много крови.

- Тогда идём обратно. Всем встать поплотнее, таиться нет смысла, нас уже вычислили и окружают. Похоже, придётся прорываться с боем.

- Не страшно. - Аксин выпрямился, усталости как не бывало. Глаза мага стал заволакивать знакомый Флересу серый туман. - При необходимости я разнесу все трущобы вместе с их обитателями.

- Ничего мы разносить не будем. В этом городе слухи распространяются со скоростью лесного пожара. Пока ты просто маг, поцапавшийся с воровской гильдией. Но если ты начнёшь направо и налево швырять заклинания, связанные с некромагией, утром об этом будут знать все: гномы, варвары, торзальцы. Конечно, вряд ли кто сможет определить, что за магией ты пользуешься, но эффект от заклинаний и их мощь не могут не насторожить. Тогда на секретности операции можно ставить крест. Вряд ли нам в этом случае дадут сделать хоть шаг без боя по ту сторону гор.

- А что ты предлагаешь? Расчистить путь мечами? В этом случае кто-нибудь с нашей стороны может погибнуть. - Маг смог взять себя в руки. Туман в его глазах исчез так же быстро, как и появился, Аксин снова стал похож на обычного человека. И этот туман натолкнул эльфа на прекрасную идею.

- Прорубаться до гостиницы? Вы становитесь слишком кровожадным, молодой человек. И к тому же очень забывчивым. - Флерес, шутя, погрозил Аксину пальцем. - Не только ты владеешь магией. Я ведь тоже колдун. Силы природы помогут нам, причём без массовой резни.

- Хорошо, командир. - Аксин сумел окончательно сбросить чёрное наваждение, завладевшее его разумом во время ритуала. Перед эльфом вновь стоял прежний юноша, а не некромант, жаждущий крови. - Что нам делать?

- Пока ничего. Сидите, отдыхайте, и постарайтесь не заблудиться в тумане.

- В тумане? - Ирган переглянулся с Акридом. - Воздух абсолютно прозрачен, командир.

- Ты невыносим. - Флерес театрально вздохнул. - Эльфы в союзе с духами природы. Туман - природное явление. Ясно? Если глупые вопросы на сегодня закончились, то попрошу мне не мешать. И держитесь вместе.

Флерес воткнул свой посох в землю, и встал лицом к нему, разведя руки. Аксин, до этого ни разу не видевший эльфийских колдунов в действии, смотрел на всё происходящее с огромным интересом. Простояв неподвижно несколько мгновений, Флерес стал покачиваться из стороны в сторону, что-то напевая на эльфийском языке. Движения эльфа становились всё быстрее, пальцы на руках стали сплетаться в какие-то замысловатые фигуры. Со стороны могло показаться, что Флерес танцует какой-то странный, первобытный, но не лишённый изящества танец. Вдруг, неожиданно для всех, он резко остановился, и что-то закричал, вскинув высоко вверх руки. Юноше показалось, что кто-то со всех сторон стал отвечать эльфу. Голоса становились всё громче, и вместе с ними появился густой, непроглядный туман. Его языки вдруг полезли из всех углублений земли, обвивая и захватывая всё вокруг. Прошло несколько минут, и картина окружающего мира исчезла, полностью поглощённая туманом. Аксин вытянул перед собой руку, и не смог разглядеть даже кончиков пальцев.

- Теперь можем идти. - Голос эльфа звучал необычно глухо, туман поглощал все звуки.

- Как идти, командир? - Раздался откуда-то слева от Аксина голос Леры. - Даже земли не видно, куда ноги ставить? И как в этой каше дорогу к гостинице найти?

- Да, командир, по-моему, вы перемудрили. - В тумане задвигался какой-то силуэт. Судя по его объемам, это был Акрид. - И что, скажите на милость, нам теперь делать?

- Никуда не расходиться. Я не собираюсь шариться всю ночь, собирая вас по всему кладбищу. Аксин, посвети немного.

Юноша поднял посох повыше, кристалл на его вершине вспыхнул ярким светом. Посох смог осветить пространство всего на несколько шагов вокруг, но этого хватило, чтобы увидеть всех членов команды.

- Всем взяться за руки. - Стена тумана на границе света расступилась, пропуская эльфа.

- Идём цепочкой. Впереди я, за мной Аксин. Держитесь друг за друга крепче.

- Командир, у меня другое предложение. - Акрид достал верёвку. - Давайте привяжем себя друг к другу, и все дела. И руки свободны будут.

- Ты что, постоянно таскаешь её с собой ?

- А как же? Вещь нужная, всегда пригодится может. - Толстяк чуть не лопался от самодовольства. - Связать кого-нибудь, или, как сейчас, закрепить.

Обвязав пояса верёвкой, так кстати оказавшейся у Акрида, отряд двинулся в путь. Впереди шёл Флерес, легко обходя все возможные препятствия. Сначала Аксин не мог понять, как эльф умудряется ориентироваться в таком густом тумане. Но, прочитав заклинание истинного зрения, юноша сразу понял, что является причиной их уверенного передвижения. Перед Флересом метались несколько прозрачных фигур, постоянно меняющих свой облик. "Духи воздуха" - догадался маг. Одни из элементеров указывали эльфу направление, принимая вид то человека, то какого-нибудь животного, то просто превращались в указатель. Другие, корча смешные рожи, предупреждали о преградах, или поджидающих их наёмников воровской гильдии.

Несмотря на их старания, один раз какой-то заблудившийся вояка случайно наткнулся на отряд. Выскочив из тумана, он ошарашено оглядывался и шарил руками по сторонам. Аксин уже собирался ударить каким-нибудь заклинанием, но эльф просто вытолкнул бродягу обратно в туман. Судя по раздавшейся ругани и звону клинков, этот бедолага наткнулся на своих, и схватился с ними, не понимая, с кем рубится. Если не считать этого, отряд добрался до гостиницы без приключений.


После провала ночной операции Рупаз, глава воровской гильдии в Иридисе, был в ярости. Старый вор хорошо владел собой, и только чуть сильнее, чем обычно, сжатые его тонкие губы, выдавали его состояние.

- Итак, господа, вы упустили нашего гостя, и не смогли передать ему приглашения посетить мой скромный дом.

Сильный, хриплый голос Рупаза звучал спокойно и уверенно. Если бы посторонний человек увидел бы сейчас главу воровской гильдии, и услышал его речь, то подумал бы, что какой-то купец отчитывает нерадивых слуг за не очень чёткое выполнение его поручений. И этот человек бы жестоко ошибся. Да, Рупаз старался никогда ни на кого не кричать. И даже старые воры, знавшие его не один десяток лет, не могли припомнить, чтобы их глава кого-либо оскорбил. Зато каждый из них мог рассказать, как Рупаз, не повышая голоса, сначала мягко отчитал двух своих бывших подельников, работавших с ним вместе много лет. Он подумал, что они не передали полностью всей доли от ограбления одного купца. А затем, не слушая никаких возражений, и доводов в защиту воров, приказал удавить их.

- Господа, я не слышу ответа. Напомните, пожалуйста, кому было поручено это дело?

Из группы бледных, переминающихся с ноги на ногу людей вышел один, и встал перед Рупазом.

- Ну, что, мой друг, расскажи, почему ты не смог справиться с этим делом?

- Мы тут не при чём, всё этот проклятый туман. Явно, маг постарался.

- Да, туман, и что? Маг, говоришь, постарался? А скажи-ка мне, ты знал, за кем идёшь?

- Ну, знал....

- А если знал, то почему взял с собой только обычных людей? Это было очень необдуманно с твоей стороны. С магией надо бороться с помощью магии, а не полагаться только на остроту ножа. Людям, пошедшим с тобой, очень повезло, что этот маг был настроен миролюбиво. Я, например, удивлён, зачем ему понадобилось возиться с туманом, да ещё закрывать им весь город. Я тут поспрашивал кое-кого, и меня просветили, что на это требуется уйма энергии. Куда проще было просто перебить вас всех.

- К туману наш маг не имеет никакого отношения.

Все присутствующие, как по команде, перевели взгляд на старика, сидящего у очага. Несмотря на жар, идущий от огня, тот кутался в шерстяной тёмно-зелёный плащ. Рядом со стариком стоял, прислоненный к стене, посох мага.

- Тарис, поясни, пожалуйста, свои слова. Ты думаешь, что этот туман возник сам по себе, без помощи магии? - Рупаз не верил в подобные случайности.

- Туман магический, в этом нет никакого сомнения. Но наш юный маг, кстати, в гостинице сказали, что его зовут Аксин, здесь не при чём. - Старик поплотнее закутался в плащ, затем продолжил. - Маг провёл какие-то ритуалы на кладбище. Почему именно там, я не знаю. Может, ему просто нужно было место подальше от любопытных глаз. Если не хочешь, чтобы тебе мешали, заброшенное кладбище подходит, как нельзя лучше. Что он там делал, мне так же непонятно, знаю одно: этот юноша манипулировал силами, просто огромными по мощи. Потом, когда это юное дарование закончило, некто другой вызвал туман, и они спокойно ушли в гостиницу.

- То есть, у них в команде два мага?

- Нет. - Тарис встал, и, опираясь на посох, подошёл к главе гильдии. - Второй не был магом. Судя по структуре заклинаний, туман вызвал эльфийский колдун. И, если бы твои оболтусы взяли бы с собой пару средненьких магов, то наши друзья легко могли втоптать всё твоё воинство, Рупаз, в камни мостовой. С магами, или без них.

Глава воровской гильдии погрузился в тяжёлые раздумья.

- Говоришь, простые маги не смогли бы справиться. А ты?

- Да, я маг не из последних. - В голосе старика не было ни нотки самодовольства, или похвалы. Он просто констатировал факт. - Но атаковать в лоб такого противника слишком глупо, только дурак решится на такое. Здесь надо сначала сто раз подумать. Уж очень странная картина получается.

- Ты прав, старина. Очень непростые у нас гости. Имеют свиток, дающий им неограниченные полномочия, с печатью самого императора. Говорят, идут договариваться с гномами по поводу оружия, но я в это не верю. Зачем в таком посольстве такой сильный маг, да ещё невесть откуда взявшийся эльфийский колдун. Да и остальные на придворных купцов не очень похожи.

- Выводы напрашиваются однозначные, Рупаз. Это никакое не посольство, а небольшой диверсионный отряд. Причём, очень хорошо подготовленный, и пришли ребята не просто прогуляться, а по какому-то серьёзному делу. - Старый маг впервые за весь вечер улыбнулся. - И бодаться с такими людьми - чистое самоубийство.

- Предлагаешь простить им убийство моего внука?! - Глава гильдии настолько вышел из себя, что, забыв об обычной сдержанности, начал кричать. - Эти сволочи убили бедного мальчика, а ты советуешь не связываться!

- Спокойнее, мой друг. - Маг знал Рупаза много лет; и, кроме этого, действительно был очень могущественным, поэтому мог позволить себе некоторое панибратство при общении с ним. - Глупо бросаться на дракона с голыми руками: поджарит, и не заметит. Надо быть хитрее. Где бессилен меч, поможет маленькая, незаметная иголочка. Особенно, если она пропитана ядом.

- Что ты предлагаешь? - Голос Рупаза был спокоен, и невозможно было даже подумать, что мгновение назад глава воровской гильдии вышел из себя.

- Свою помощь. Я разберусь с магом, убившим твоего внука.

- Почему ты на это решился? - Рупаз с недоверием посмотрел на Тариса. - Только что ты говорил, как опасно связываться с этим Аксином, и вдруг предлагаешь помощь. Неужели ты так уверен в своих силах?

- Если ты думаешь, что я собрался вызвать Аксина на магический поединок, то глубоко ошибаешься. Я хоть и старик, но пока в своём уме. Этот юноша владеет огромной, почти безграничной силой.

- Тогда как ты собрался с ним справиться?

- Терпение, мой друг. Конечно, он умрёт не сразу. Придётся скрытно следовать за ним и его друзьями, ждать удобного момента. Даже великие должны где-то спать, что-то есть. Рано или поздно он умрёт.

- Хорошо, ты меня почти убедил. - Рупаз обдумывал предложение мага. - Объясни одно: зачем тебе это? Вряд ли из-за награды. Золота у тебя и так больше, чем ты сможешь потратить за оставшиеся годы жизни.

- Мне нужно только то, что я найду у мальчишки. Награду, что ты пообещал за его голову, можешь оставить себе.

- Прекрасно. - Решился Рупаз. - Считай, что мы договорились. Если тебе нужна помощь, всё, что угодно, ты только скажи.

- Спасибо за предложение. - Маг не доверял Рупазу. - У меня есть всё, что необходимо.

- Возьми хоть раба. Нельзя такому уважаемому человеку самому таскать вещи. Вот, например, Валус. - Глава гильдии махнул рукой, и к нему подошёл здоровенный детина с холодными, неподвижными глазами. Очень хороший и исполнительный раб, абсолютно преданный и послушный. И, в случае чего, сможет защитить своего господина. Валус, покажи, что ты умеешь.

Громила неожиданно мягко и плавно для своих габаритов прыгнул к группе людей, стоявших неподалёку. Маг не заметил ни одного атакующего движения, но человек, командовавший захватом юноши, и так бездарно проваливший операцию, вдруг обмяк, и рухнул на каменные плиты пола. Присмотревшись, Тарис увидел небольшой стилет, по рукоятку вогнанный в грудь несчастного. Судя по удивлённому выражению лица у покойного, бедняга был убит мгновенно, и даже не успел понять, что умирает.

- Неплохо. - Скорость, с которой действовал Валус, впечатлила даже видавшего виды мага. Конечно, Тарис прекрасно понимал, что Рупаз не станет проявлять щедрость, и просто так дарить ему раба. Маг вспомнил, как забегали глаза у вора, когда он упомянул про огромную мощь Аксина. Каков бы ни был её источник, среди вещей юноши должен быть намёк на его происхождение. Рупаз явно хотел наложить лапу на это могущество, впрочем, как и сам Тарис. Старый маг знал, что, как только они убьют юношу, Валус попытается прикончить и его. Но до этого мгновения раб будет верным и преданным, а потом.... Вряд ли искусство владения кинжалом сравнится с магией.

- Ты абсолютно прав, Рупаз. Такой раб будет просто незаменим.

- Вот и хорошо. - Глава гильдии просто излучал самодовольство. - Тебе нужно ещё что-нибудь?

- Время. Теперь только время всё расставит по местам. Да ещё, отправь к нашим друзьям кого-нибудь посерьёзнее, да поопаснее. Конечно, этот маг, или кто-то из его окружения прикончат убийц. Но, чем больше твои душегубы будут стараться, тем больше вероятность того, что их примут за основную ударную силу.

- Хочешь, чтобы маг подумал, что от него отстали? Хороший план. У меня есть подходящие для этого люди. Опасные, опытные, и ставшие слишком наглыми в последнее время.

Рупаз встал, давая понять, что встреча закончилась.


Глава 6

Утро началось со ставшего обычным в последнее время совещания.

- Итак, господа, поздравляю с успешным завершением нашей ночной вылазки.

- Командир, скажи, а с чего ты такой счастливый? - Обычно весёлый и жизнерадостный, сейчас Акрид был мрачнее тучи. - Судя по количеству вооружённого народа, мечтавшего составить нам компанию этой ночью у кладбища, мы вляпались по самые уши. Два раза так щёлкнуть по носу гильдию воров - этого нам никогда не простят. Да ещё мы показали себя очень добрыми, и, следовательно, слабыми. Теперь они будут думать, что мы не решимся на серьёзное кровопролитие, раз предпочли спрятаться в тумане, и ещё больше обнаглеют.

- А вот тут ты не прав. Выгляни на улицу: все подозрительные личности, ещё вчера слонявшиеся перед "Полной чашей", сегодня исчезли. Глава воровской гильдии явно не дурак: он оценил масштабы колдовства, творившегося вчера, и пришёл к выводу, что с наскока нас не взять.

- Правильно. Но не думай, командир, что он отступится. - Толстяк не разделял оптимизма эльфа. - Вместо армии придурков нами будут интересоваться несколько очень умных и опасных типов.

- Акрид раньше имел дело с гильдией. Господа, разыскивающие его, проявили редкостную настойчивость и кровожадность. Помню, тогда пришлось подбросить им труп, похожий на него. - Поделился со всеми некоторыми подробностями биографии толстяка Виллис. - После этих событий он боится гильдии больше, чем всех демонов Древней земли, вместе взятых.

- Не путай страх, и разумную осторожность, дубовая голова. - Огрызнулся Акрид. - С нечистью проще: стоит перед тобой мертвяк, ну и руби его, пока шевелиться не перестанет. А если тебя преследуют убийцы гильдии, то даже поесть спокойно не сможешь. Будешь гадать, что можно проглотить, а что пропитано ядом. Спать придётся в полглаза, в каждом приближающемся человеке будешь видеть угрозу. Лучше, когда враг ясно виден и понятен.

- А вот тут Акрид абсолютно прав. Правда, есть одно но: серьёзной угрозой для нас убийцы будут только в стенах города. Много окон, переулков: стрела может вылететь, откуда угодно. Да и людей вокруг слишком много, невозможно быть всё время настороже. А, вот, когда выедем из Иридиса, то это уже другое дело. Вокруг только редкие деревеньки, каждый человек виден, как на ладони. Да и не любит городская шпана природу. А дальше наши враги послужат нам невольной защитой. С трудом представляю себе, как наёмники гильдии крадутся за нами через горы гномов и патрули торзальцев, или по проклятым землям.

- Флерес, ты имеешь в виду, что нужно уходить из Иридиса? - Аксину вдруг показалось, что городские стены, до этого приносившие только опасность, вдруг стали более уютными. По сравнению с предстоящей дорогой наёмники гильдии не казались больше такими уж страшными.

- Уходить, молодой человек, уходить. И чем раньше, тем лучше. Или тебе здесь нужно ещё что-нибудь?

- Ну,... надо подумать. Вдруг мы что-нибудь забыли.

- Понятно, то есть серьёзного ничего. - Поставил точку Флерес над несвязанным бормотанием Аксина. - Тогда собираемся и выходим. Марк, ты с Аксином одного роста и примерно одной комплекции. Отдай свои доспехи ему, сам надень кольчугу, и сверху плащ, да набрось капюшон. Аксин, закрой забрало у шлема, всех латников это тоже касается. Марк, ты уже понял, что тебе придётся играть роль мага. Аксин, если что случится, стой в стороне, и не вмешивайся. Хотя, сейчас день, на улицах полно народу: надеюсь, они не решатся ничего предпринять. Постараемся выйти из города без лишнего шума.

Надеждам эльфа не суждено было сбыться. Уже в конюшне отряд подвергся нападению. Какой-то человек, одетый как конюх, насыпал лошадям овёс. Когда лже-Аксин прошёл мимо, тот вдруг резко взмахнул рукой, и бросился к двери. О кольчугу Марка со звоном ударился метательный нож. Никто не успел ничего предпринять, несостоявшийся убийца слишком быстро выпрыгнул на улицу и скрылся.

- Оставьте его, пусть бежит. - Распорядился эльф. Лера, была уже готова броситься за убийцей, но голос Флереса остановил её. - Не расходиться. А насчёт этого.... Чует моё сердце, он попытается встретиться с нами ещё раз.

Второй раз Марка, изображавшего мага, попыталась убить какая-то женщина. Когда они ехали по улице, продавщица благовоний, лишь мгновение назад торговавшаяся с двумя юными девушками, и пытавшаяся подороже продать им белила, вдруг оттолкнула покупателей, и попыталась бросить в голову Марка какой-то мешочек. На этот раз Лера вовремя заметила угрозу, и всадила женщине из миниатюрного арбалета, спрятанного в широких рукавах накидки, болт в шею. Торговка выронила из рук мешочек, и упала на камни мостовой, хрипя и пытаясь вырвать из горла арбалетный болт. Девушки, хотевшие купить косметику, с визгом бросились бежать.

Эльф подъехал к уже затихшей женщине, и склонился над трупом.

- Взгляни на это, Акрид. - Флерес оголил левую руку женщины, и все увидели странный символ, вытатуированный разноцветными красками на запястье. - Тебе эта картинка ничего не напоминает?

- Четвёрка теней. - Акрид стал с беспокойством озираться по сторонам. - Серьёзные ребята. Поздравляю, господа, гильдия нас очень ценит. Послали своих самых лучших убийц.

- Четвёрка теней? А кто это? - Аксин с любопытством рассматривал знак. Эльф заметил, что юноша больше не бледнеет при виде мёртвого тела. После сегодняшней ночи, когда юный маг провёл ритуалы некромагии, Аксин словно повзрослел на десяток лет, превратившись из нежного романтика в прожжённого циника.

- Какой интересный знак. - Юноша присмотрелся внимательнее. - Лера, мне кажется, у тебя на запястье ожог похожей формы. Это то, что я думаю, или просто совпадение?

Девушка хмуро кивнула головой.

- Ты угадал. Когда-то я тоже принадлежала к четвёрке теней.

- Аксин, все расспросы потом. - Вмешался эльф. - Давай, мы сначала доберёмся до безопасного места.

- Только один вопрос: у нас осталось ещё трое преследователей, или "четвёрка" - это просто поэтический термин, и их может быть сколько угодно?

- Убийц ровно четверо. Если за нами послали только одну четвёрку теней, то осталось ещё трое.

- Об другой четвёрке можно не беспокоится, командир. За одной целью может охотиться только одна четвёрка теней. - К Акриду вернулась его обычная самоуверенность. - Они всегда отказываются работать сообща. Считай это профессиональной неприязнью к конкурентам. Кстати, а чем эта особа собиралась в нас запустить?

- Вот этим. - Лера с величайшей осторожностью взяла мешочек, и открыла его. Глаза девушки расширились, и она, мгновенно выхватив из сумки кусок кожи, укутала им находку.

- Так что это было? - Акрид не собирался отступать.

- Сладкий сон бездны. - Понимая, что от толстяка не отделаться, с неохотой ответила Лера.

- Ну и дела. - Присвистнул Акрид. - Серьёзно ребята взялись за дело.

Про сладкий сон бездны слышали все. Очень сильный наркотик, и если взять его на кончике иглы, перемешать с благовониями, и поджечь, то вдыхающие дым люди надолго уснут, и будут путешествовать во сне по миру грёз. Но если сон бездны, минуя очистительный огонь, кто-нибудь вдохнёт, или случайно съест, то этот человек обречён: несчастный умрёт в жутких мучениях всего за несколько мгновений. В мешочке, что подобрала Лера, было столько наркотика, чтобы им можно было убить тысячу человек.

- Аксин, ты заставил воровскую гильдию очень сильно себя уважать. - Флерес подмигнул магу. - Этот мешочек стоит бешеных денег. Если его продать, то простой человек примерно год может жить припеваючи.

- Мне было бы легче, если бы они испытывали ко мне немного меньше почтения. Глядишь, и из города без проблем бы выбрались.

- Сам виноват. Надо было на рынка поменьше по сторонам глядеть. И, вообще, хватит прохлаждаться. Мы ещё не выехали из города.

Несмотря на то, что все смотрели по сторонам во все глаза, очередное покушение чуть не увенчалось успехом. Они без проблем пересекли рыночную площадь, и уже подъезжали к воротам, когда Аксина вдруг пронзило резкое предчувствие опасности. Несмотря на запрет эльфа на использование магии, юноша взмахом руки направил силу на воздух, и сотворил вокруг отряда сильный ветер. Через мгновение невесть откуда выпущенная стрела чуть не пронзила Марку горло. Воина спас сильный порыв магического ветра, отклонивший её в сторону.

Флерес ничего не сказал, по поводу нарушения приказа, лишь заставил юношу переместится в центр отряда, но по глазам эльфа тот понял, что вечером предстоит серьёзный разговор. Марк сбросил уже ненужный капюшон, и забрал у Аксина своё оружие. Оставшееся расстояние до ворот отряд проскакал галопом, не заботясь о скрытности, и стараясь не дать неизвестному противнику время для организации ещё одной засады. Аксин ждал, что на них нападут и у ворот, но всё обошлось. Видимо, убийцы не рассчитывали, что их жертва сможет добраться так далеко.

Выехав из города, Флерес приказал сбавить скорость, и они пустили лошадей лёгкой трусцой. Местность вокруг просматривалась хорошо, и вряд ли к ним можно было подкрасться незаметно. Пока вокруг было спокойно, Аксин решил, пользуясь передышкой, расспросить девушку о событиях сегодняшнего утра.

- Лера, ты сказала, что состояла в четвёрке теней. Может быть, расскажешь поподробнее, что они из себя представляют, на что способны....

- "Четвёрка теней" - это наёмные убийцы, Аксин. Профессионалы, очень высокого уровня. - Девушка, смотрела вдаль отсутствующим взглядом. Вопрос мага заставил погрузиться её в воспоминания детства. Лера до этого никому не рассказывала о прошлом, но сейчас слова сами вырывались из горла. - Я не состояла в четвёрке теней: это нельзя так назвать. Я принадлежала четвёрке - это будет ближе к истине. Маги обучаются своему искусству с самого детства, то же самое можно сказать и об убийцах "четвёрки теней". Каждый из них специалист в чём-то одном, и они обучены действовать сообща. Когда, имеешь дело с четвёркой, ты не сражаешься с четырьмя разными людьми: против тебя выступает единый организм, собранный из нескольких человек.

- Сегодня мы убили одну из "четвёрки". Та женщина не показалась мне такой уж опасной.

- Это только потому, что они слишком спешили. Если бы мы остались в городе ещё на день, то были бы обречены. А насчёт женщины.... Это была отравитель, самое слабое звено в бою. Её оружие - яды, а не сталь. Будь это кто-то другой из четвёрки - вряд ли мне удалось так просто подстрелить её.

- Ты говоришь, что отравителя нам не стоит больше опасаться. - Аксин задумался. - А как насчёт оставшихся в живых? Что они могут?

- Обычно четвёрка состоит из отравителя, стрелка, танцора с клинком, и бойца, владеющего искусством боя без оружия.

- Судя по тому, как ты мастерски сняла ту женщину, ты была стрелком.

- А вот и не угадал. Я танцор с двумя клинками, де ещё немного разбираюсь в несчастных случаях.

- Что? - Аксин был обескуражен. - Но ты так метко стреляешь.

- Если кто-то из четвёрки специалист в одной области, это не означает, что он не знает больше ничего. Стрелок может приготовить яд и подсыпать его в пищу, отравитель легко убьёт одним ударом руки простого человека. Четвёрка теней - это профи, владеющие всеми видами убийства, но каким-то одним в совершенстве.

- А где твоя четвёрка?

- Погибли. - Девушка сглотнула невесть откуда взявшийся в горле ком. - Тогда мы уничтожили одну цель, и расслабились. Как немного позже оказалось, зря. Наниматель решил убрать нас всех, как лишних свидетелей, и ему это почти удалось. Люди наиболее беззащитны, когда празднуют по поводу победы.

- Говоришь, люди беззащитны, когда побеждают и расслабляются? Как мы сейчас?

- А ведь ты прав. - Лера мгновенно сбросила так некстати набежавшую хандру. - Командир!

- Что? - К беседующей парочке подъехал эльф.

- Мне кажется, зря мы сильно расслабились, как выехали из города. Надо снова собраться в кучу поплотнее, да по сторонам смотреть.

- Зачем? - За городскими стенами Флерес приобретал некую беззаботность. Эльфы были детьми природы, не отдалившиеся, как другие расы, от неё: и в лесу или в поле чувствовали себя куда спокойнее, чем за каменными стенами замков и городов.

- Слишком легко мы смогли выехать из города.

- Тебе виднее, ты у нас профи в этой области. Хотя вокруг негде спрятаться, ни одного деревца....

Договорить эльф не успел. Дорога перед ними дрогнула, деревянные шиты, присыпанные землёй, полетели в сторону, и из небольших ям к Аксину бросились два человека. Рок и Стен попытались перегородить им дорогу, но те, не вступая в поединок, нырнули под брюхо их коней, и оказались у своей цели. Одного, худого и гибкого, как змея, взяла на себя спрыгнувшая с коня Лера. Другого, крепыша среднего роста, попытался остановить эльф, но тот неожиданно взвился в невероятном прыжке в воздух, и нанёс ужасающий удар кулаком в голову коня Флереса. Затрещали кости, и бедное животное замертво рухнула, придавив ногу эльфа. Усмехаясь, и не обращая внимания на приближавшихся воинов отряда, крепыш повернулся к магу, и сдул с кулака несуществующую пыль. Этот жест, а так же усмешка убийцы, вывели из себя Аксина.

- Ты, что, тварь, и со мной решил попробовать кулаками справиться? - Маг бросил в убийцу огненный пульсар, и протянул жезл истинной смерти, чтобы добить. Но крепыш не зря был так самоуверен. Движения его вдруг приобрели плавность и скорость, несвойственную обычному человеку. Он легко увернулся от огненного шара, и, отбив в сторону жезл, бросился на мага, желая решить исход поединка одним смертельным ударом.... Вернее, попытался броситься.

Убийца был прекрасно подготовлен, и всё рассчитал. Маг не мог использовать мощные заклинания без риска задеть друзей, а бой, что устроил на дороге его сообщник с Лерой, не давал вовремя подоспеть на помощь магу остальным. Эльф владел колдовством, а эта форма магии не подразумевала мгновенных действий: ему требовалось время для проведения ритуала. Не мог учесть крепыш только одного - он никак не мог даже предположить, что под личиной мага сокрыт некромант. Когда убийца отбивал в сторону жезл истинной смерти, то активировал его. Проснувшийся жезл, послушный воле хозяина, и жаждущий уничтожения, вцепился когтями в убийцу. Тому не помогли ни его выучка, ни сверхчеловеческая скорость. Не успев даже крикнуть, крепыш рухнул на землю. На него было страшно смотреть: жезл вытянул из него всю жизнь. Волосы ещё мгновение назад молодого, полного сил человека поседели, тело высохло, кожа приобрела коричневый цвет. Вместо тела человека на земле лежала высохшая мумия.

Жезл, вкусив чужой жизни, и не думал успокаиваться. Изогнувшись, он бросился к лошади мага, чувствуя тепло. С огромным трудом, проявив чудеса реакции, Аксин успел схватить его чуть пониже кристалла, и не дать оставить себя пешим. Прошептав заклинание, юноша усыпил детище своей магии, и повернулся к другому убийце, всё ещё сражавшемуся с Лерой. Ярость всё ещё бушевала в груди Аксина, требуя выхода. Спешившись, юноша двинулся к сражающимся. Вокруг него заклубилась тьма, тянувшая свои щупальца во все стороны, с пальцев мага стал капать синий огонь, уничтожая всё на земле. Волны пронизывающего холода распространялись от жуткой фигуры во все стороны.

Видя это, Флерес, до этого момента полностью уверенный в правильности выбранного им пути, пришел в ужас. Он понял, что некромагия меняет юношу куда быстрее, чем он рассчитывал, и неизвестно, во что он может превратиться в конце.

Аксин в это время всё ближе подбирался к сражающимся. Несмотря на ужасающий вид, и некромагию, пронизывающую всё тело, Аксин на этот раз не потерял человечность, как это случилось на кладбище во время ритуала. Юноша понимал, что нельзя обрушить на убийцу всю свою мощь, это обязательно навредит девушке. Поэтому Аксин не торопился, выбирая момент, чтобы одним точным ударом уничтожить врага.

- Не трогай его! Он мой! - Не прерывая боя, крикнула юноше Лера.

Отступив в сторону, и, на всякий случай, держа руку на жезле, Аксин стал следить за боем. Надо признать, посмотреть было на что. Юноша понял, почему Лера называла себя, и других мечников четвёрок теней "танцующими с клинком". Убийца бился небольшой изогнутой саблей. Девушка была вооружена двумя короткими, широкими клинками с немного выгнутым вперёд, наподобие простого серпа, лезвием. Сражающиеся не находились на одном месте ни доли мгновенья. Они прыгали, крутились вокруг друг друга, плетя непроницаемую сеть из мелькающих блистающих клинков, ощетиниваясь молниеносными выпадами. Казалось, что в руках у Леры не два клинка, а веера с десятками острых лезвий, которые девушка перемещала с незаметной для глаза быстротой. Её противник тоже был прекрасным фехтовальщиком: перетекая из стойки в стойку, он, казалось, стал продолжением сабли, вращая ей со страшной скоростью. Удары закалённых клинков были столь частые, что слились в единый, не прерывающийся ни на миг звон.

- Ты только посмотри на это. - К Аксину подошёл Марк. - Вот это игра клинком! Они совершенны!

- А, что, среди вас не найдётся никого, кто бы смог биться точно так же? - Не отрывая взгляда от сражающихся, поинтересовался Аксин.

- Да ты что! Мы воины, а не фехтовальщики. Воин бьётся в тяжёлых доспехах в плотном строю, и должен владеть разным оружием: мечём, топором, копьём. Фехтовальщик всю жизнь тренируется с одним единственным оружием. В бою, где воины бьются в строю, стенка на стенку, он может быстро погибнуть, но в поединке один на один легко победит любого воина.

- Понятно. Марк, помнишь, я говорил, что когда держу в руках жезл, то лучше стоять от меня подальше?

- Да, конечно. - Воин взглянул на мага, и поторопился отойти в сторону.

- Вот и хорошо. А то эта штука чуть не прикончила мою лошадь, а ты для меня куда дороже.

- Да понял, я понял. И... это... - Марк переминался с ноги на ногу. - Спасибо, что спас меня тогда, в городе. Если бы не твой ветер, лежать бы мне сейчас со стрелой в глотке.

- Не стоит. - Слова воина заставили Аксина смутиться. - Если бы не я, то тебе вообще бы не пришлось ввязываться в эту авантюру. Сидел бы сейчас спокойно дома, попивал вино, да любовался на красивую жену. Или подругу.

- Ты, что, не в курсе? - Марк с удивлением посмотрел на юношу.

- В курсе чего?

- Нам четверым грозил смертный приговор. Перед самой казнью пришёл эльф, и предложил: либо эта авантюра, либо топор палача. Разумеется, мы выбрали первое.

- Что?! И вас тоже.... - Аксин не мог поверить своим ушам. - Ну, насчёт меня всё понятно, вас то за что?

- Обвинение в массовом убийстве. Чушь полная, доказательств никаких, мы в тот день находились в увольнительной. Преспокойно нажирались в таверне, но когда потребовались свидетели, у всех почему-то отшибло память. Судья, даже не слушая наших доводов, приговорил всех четверых к смерти.

- Понятно. Знакомая картина, только я хоть в чём-то виновен.... Эй, смотри, что там происходит!

Пока Аксин разговаривал с Марком, картина боя резко переменилась. Убийца, видимо, умудрился нанести особенно сильный удар, и выбил один клинок из рук девушки. Тот, сделав пару оборотов, воткнулся в землю у ног дерущихся. Стремясь быстрее закончить затянувшийся поединок, убийца нанёс ещё один удар, вложив в него всю силу. Лера едва смогла остановить его оставшимся клинком. Мужчина, надеясь на свою силу, продолжал давить на саблю, стремясь достать противника. Но вдруг он резко дёрнулся, и обмяк.

Бросившиеся на помощь девушке остановились, поняв, что бой уже закончен. Из живота убийцы тончала рукоятка узкого стилета.

- Лера, ты цела? - Аксин буквально подлетел к девушке. - Когда он выбил у тебя один клинок, я решил, что тебе конец.

- Не только ты. - Девушка даже не запыхалась после такого боя. - Запомни, танцоры с клинком теряют оружие только по своей воле. Он это забыл, и поплатился своей жизнью.

- Ты специально выронила клинок, чтобы он перестал обращать внимание на твою пустую руку?! Это был очень рискованный ход, хотя и довольно оригинальный.

- Никакого риска. Мужчины очень предсказуемы, и стараются все проблемы решить с помощью грубой силы.

- Надеюсь, вы закончили обсуждение? - Раздался голос Флереса. - Если да, то поднимите, в конце концов, эту проклятую лошадь!

Вечером, когда все расположились у костра, Флерес поднялся, и, сделав знак Аксину следовать за ним, двинулся в темноту наступающей ночи. В молчании они шли, пока свет костра не стал еле видим, а фигуры отдыхающих вокруг него людей не превратились в небольшие тёмные точки. Тогда, посчитав, что они отошли на достаточное расстояние, и их не смогут ни увидеть, ни услышать, эльф повернулся к Аксину.

- Что это ты позволил себе сегодня утром? - Зашипел сквозь стиснутые зубы Флерес. - Как ты посмел нарушить прямой приказ?!

- Вы имеете в виду тот момент, когда я спас Марка, Лер Флерес? - С невинным видом поинтересовался юноша. - А что я должен был делать? Нельзя же было позволить пристрелить его, как куропатку.

- Хватит оправдываться! Я приказал тебе не использовать магию, и находиться в стороне в случае нападения! Ещё один случай нарушения приказа, и я....

- И что ты сделаешь? - Аксин сбросил маску вежливости, и посмотрел эльфу с вызовом в глаза. - Дашь делу повторный ход? Интересно, как у тебя это получится. Или, может, убьёшь меня, и попробуешь обучить кого-нибудь другого некромагии. Попробуй.

- Ты считаешь себя неуязвимым, щенок?! - Флерес разозлился не на шутку. - Да кем ты себя возомнил?!

- Не стоит так кричать, Флерес. Ещё надорвёшь горло, как тогда будешь колдовать? Тяжело выговаривать заклинания с больным горлом. А в кого я превратился, по твоей милости, ты и сам прекрасно знаешь. Если от падения вместе с лошадью память отшибло, так я напомню: перед тобой единственный некромант на земле. Молодой, неопытный, но уже самый могущественный маг, владеющий проклятым искусством. Так-то, Флерес. - Юноша не скрывал горечи в голосе. - И искусство проклятое, и я проклят.

- Хватит строить из себя мученика. Тебя никто не заставлял изучать некромагию.

- Как и некто не заставлял идти за нами Марка и его товарищей! Их просто кто-то подставил под топор палача, а потом якобы спас. - Теперь юноша кричал на эльфа. - А как насчёт некромагии?! Неужели нельзя было просто убрать из моей памяти эти свитки? Да я и не знал в то время, что это такое! Конечно, сейчас совершенно другое дело. Теперь я некромант, и после того, как я достану звезду бури, то я стану опасен для империи, и конец может быть только один.

Аксин подошёл к эльфу почти вплотную, из глаза разделяло расстояние не больше ладони.

- Нарушил приказ, говоришь? А ты как хотел? Чтобы Марка убили, и ты выдал бы его тело за моё? Подумаешь, раньше или позже, всё равно ты приговорил нас к смерти.

- Всё понимаешь, говоришь? Скоро начнётся война, в которой погибнут сотни тысяч человек. Их ещё можно спасти, но ты лучше будешь рассуждать о свободе выбора!

- Не надо прикрываться пустыми словами. Тебе наплевать на жизни людей. Скажи, почему эльфы сами не хотят выйти биться против варваров, а ставят под удар только людей? Боитесь, что кто нибудь прервёт вашу долгую, никчёмную жизнь!

- Потому что нас почти не осталось!

- Что? - Это заявление Флереса моментально остудило ярость Аксина. - Как такое возможно?

- Мы долгоживущая раса, старость нам практически не грозит. Но и дети у эльфов рождаются очень редко. Если у пары рождается по одному младенцу в столетие, это считается большой удачей. - Похоже, Флерес сам жалел, что затронул эту тему. - А во время последней войны с некромантами погибли почти все эльфы. Некроманты были людьми: не эльфами, орками, или гномами, а именно людьми. А сейчас и империи, и нам, угрожает гибель. Если это можно будет предотвратить, то я не пожалею ни ваших жизней, ни своей.

- Понятно. Только учти, что я пока ещё не настолько переродился, чтобы легко жертвовать жизнями своих товарищей.

Отвернувшись от эльфа, Аксин быстрым шагом пошёл к костру. Впервые за всю жизнь юноша почувствовал себя никем, фигурой в какой-то странной игре с непонятными правилами, и ему это очень не понравилось. Раньше Аксин, с юношеской наивностью, готов был пожертвовать всем, даже жизнью, ради блага империи. Но события сегодняшнего дня, когда командир твоего отряда хочет принести совершенно ненужную жертву, выбирая для этого твоего товарища, заставили юношу задуматься. Он хоть сейчас мог умереть, сражаясь за родную землю, но умирать по чьей-то прихоти....

Присев у костра, Аксин засмотрелся на огонь. Рядом встал Стен, и хлопнул его ладонью по плечу.

- Что, попало тебе от командира? Ничего, порет, и перестанет.

- Да нет, Стен. Этот не перестанет. - Аксин покачал головой. - Флереса уже не изменить. Он очень давно выбрал для себя дорогу в жизни, и не сможет свернуть с неё.

Воин хотел что-то ответить, но, увидев подходящего к костру эльфа, махнул рукой, и вернулся на своё место.

- Всем внимание. - Словно и не было никакого тяжёлого разговора, начал Флерес. - С сегодняшнего дня начинаем ночные дежурства. Дежурим парами, следим за округой очень внимательно: у нас остался ещё один убийца. Первыми стают в дозор....

- Я буду дежурить первым. - Аксин не отрывал взгляд от огня. - Всё равно, что-то не спится.

- Хорошо. - Не стал возражать эльф. - Кто составит ему компанию?

- Разреши мне, командир. - Вскочил Марк.

- Не возражаю. - Флерес повернулся к оставшимся, и продолжил распределение дежурства на ночь. Слушая спокойный, уверенный тон эльфа, Аксин не мог понять: как можно быть таким двуличным? Сейчас Флерес общается с людьми, а завтра, без всякого сожаления, отправит их на смерть.

Закончив с распределением, эльф взглянул на юношу. Видимо, мысли Аксина явно читались на его лице, и Флерес легко понял, о чём тот сейчас думает. Наклонившись к Аксину, эльф прошептал:

- Что, осуждаешь? Можешь не отвечать, по глазам вижу, что это так. Ничего, вернёмся к этому разговору через пару месяцев, если выживем. Посмотрим, что ты тогда скажешь.

Не дожидаясь ответа, Флерес лег на своё место, и моментально заснул.


- Владыка Тарис, а мы точно их не потеряли?

- Для начала, прекрати называть меня "Владыка". Путешествующий маг привлекает к себе куда больше внимания, чем, скажем, купец. Или какой-нибудь зажиточный горожанин, которому вдруг приспичило навестить дальних родственников. - Маг, не отвлекаясь, смотрел на небольшую бронзовую полированную пластину. На блестящем металле виднелась только одна небольшая темная точка. Долгое время ничего не происходило, затем пластинка завибрировала, и на ней появилась чёткая стрелка с каким-то, незнакомым Валусу, символом. Изменения продержались недолго, и, спустя несколько мгновений поверхность металла приняла первозданный вид.

- Не потеряли. До нашего мага не больше двух часов пути. - Тарис убрал пластину в вещевой мешок, и поудобнее устроился у костра. Холод ночи пробирал старика до костей, и даже огонь не мог полностью прогнать его.

Валус достал теплое одеяло, и заботливо набросил его на плечи старого мага.

- Скажите, господин, а что это за темная точка на пластине? Помнится, когда вы смотрели утром, таких там было четыре.

- Эта точка означает, что один из четвёрки, посланной для того, чтобы своей героической гибелью успокоить Аксина, всё ещё жив. Остальные уже выполнили своё предназначение.

- Как они разрешили надеть на себя амулеты слежения? Это не похоже на них.

- А наших душегубов никто и не спрашивал. Рупаз дал каждому переговорный амулет с чётким приказом сразу сообщить ему о выполнении задания. У этих амулетов есть ещё одна функция, кроме основной: они перестают излучать магию после смерти хозяина. Нечто подобное спрятано в седле лошади мага, и поэтому я точно знаю, где сейчас находится наша цель.

- А вы не боитесь, господин, что он почувствует чужую магию? - Раб почесал затылок. - Ведь говорили, что этот Аксин шибко силён.

- Такая возможность не исключена, но довольно мала. - Тарис самодовольно улыбнулся. - Амулет посылает один слабый сигнал, и засыпает на несколько часов. Он станет постоянно активен только в одном случае: когда Аксин отойдет от него больше, чем на сотню шагов, и не будет подходить больше часа. Тогда мы будем знать, что наш юноша оставил свою лошадь, и пошёл пешком.

- Зачем ему это делать? Понимаю, если он сменит лошадь, но идти пешком?

- По гномьим шахтам верхом не проедешь.

- Вы всё-таки думаете, господин, что это разведка, и они пойдут на земли Торзальцев?

- Всё указывает на это. Я и раньше почти не сомневался, а теперь полностью уверен.

- А что послужило для этого причиной.

- А сам ты как думаешь? - Маг смотрел на Валуса, и не мог понять: на самом деле тот такой недалёкий, привыкший не думая повиноваться приказу, или притворяется. - Скажи, почему Рупаз выбрал на роль смертников именно эту четвёрку теней?

- Дак это понятно. Они были слишком сильные, и никто в Иридисе им был не указ. - Раб явно гордился своими познаниями в закулисной кухне воровского мира. - Глава давно хотел преподать им урок, но опасался, что не удастся их убрать. А они потом могут узнать, кто за этим стоит, и отомстят.

- Теперь вопрос номер два: ты очень хорошо владеешь ножом. Смог бы ты один на один убить какого-нибудь бойца из той четвёрки.

- Да вы что, господин! Я бы не стал даже близко к ним подходить.

- Вот, а как минимум одного из двух погибших сегодня просто закололи, без всякой магии.

- Что?! - На мгновение на лице раба исчезла маска безразличия, и понеслась целая гамма чувств, от удивления до недоверия. - Откуда вы знаете?

- Я чувствовал всего одну вспышку силы. При ней погиб только один, второй умер немного позднее, благодаря пластине я точно это знаю. Так что подумай, может ли такое совершить несколько охранников простого посольства к гномам.

- Да ни в жизнь! Если честно, я думал, что нам и делать то ничего не придётся, и этого мага и его товарищей без нас положат. А получается, что там тоже крутые бойцы.

- Вот и получается, что идёт небольшой отряд к границе, а в этом отряде и бойцы крутые, и маг очень сильный, и даже колдун эльфийский имеется. Не гномов же они будут фокусами развлекать.

- И то верно, господин. - Раб закивал головой. - Ваша правда, только как мы следить за этим Аксином будем, когда он лошадь по эту сторону гор оставит, а сам по другую окажется. И в Торзалии нам не будут очень рады, если поймают. Извините, господин, но тамошние жрецы не очень уважают магов. Угробят вас, да и меня заодно, как пособника.

- А ты не думай про такие страсти, глядишь, и спать лучше будешь. - Тарис поплотнее закутался в одеяло. - Думать в нашей команде буду я, а твоя задача исполнять приказы; причём чётко, и быстро. Например, вовремя приготовить ужин. Что-то ты меня только одними разговорами пока кормишь.

- Всё понятно, господин. - Валус бросился развязывать вещевой мешок.


Этим вечером невдалеке от отряда готовился к ночлегу ещё один человек. Такер, стрелок, последний оставшийся в живых из четвёрки теней. Он сидел в небольшом шалаше, сделанном из кустарника, и наблюдал за отблесками костра, хорошо видимого в ночи, у которого расположился этот проклятый маг с отрядом. Сначала он хотел подкрасться к ним в предрассветный час, когда очень тяжело бодрствовать, а часовые начинают клевать носом, и всадить стрелу в мага. А затем, выполнив условия контракта, вернуться в Иридис, и поквитаться с Рупазом, давшим им это задание, и не предупредив о возможностях цели. Но события сегодняшнего дня призывали его быть более осторожным.

Если бы четвёрка знала, какую опасность на самом деле представляет маг, и сопровождающие его люди, то не стали бы так опрометчиво действовать. Но, по словам Рупаза, это был молоденький маг, талантливый, но неопытный, отправленный с посольством к гномам договариваться по поводу поставок оружия. Внешне это так и выглядело, поэтому гибель отравительницы остальные члены четвёрки списали на досадную случайность. Когда Такеру не удалось подстрелить мага, а потом ещё оказалось, что они пытались убить совершенно не того человека, они решили действовать наверняка.

Довольно давно они приготовили место для засады на дороге, и сейчас посчитали, что пора им воспользоваться. Такер замаскировался в стороне от дороги, готовый, в случае чего, прикрыть отступление стрелами. Он видел гибель своих братьев, и, самое главное, как этот "неопытный маг" мгновенно убил одного из лучших кулачных бойцов империи, и во что потом превратился.

Тогда Такер впервые в жизни испытал безграничный, всепоглощающий ужас. Вместо того чтобы попробовать снять метким выстрелом мага, он, цепенея от страха, смотрел, как гибнет второй брат. Возможно, это и спасло ему жизнь. Неизвестно, возможно ли было убить Аксина простым оружием, когда он выпустил на волю некромагию, но своё укрытие стрелок точно бы обнаружил. И тогда этот выстрел стал бы последним в жизни Такера.

Сейчас он усиленно соображал, как же ему достать этого мага. В голове Такера даже промелькнула мысль отказаться от задания, но он сразу прогнал её прочь. Они согласились на эту работу, и она должна быть сделана. Любой, даже самый могущественный маг, умирал, когда ему в сердце попадала стрела, это Такер прекрасно знал. Осталось дождаться подходящего случая, а ждать он умел.



Глава N7

Тарис поднял раба на рассвете.

- Подъём. И почему хозяева должны вставать раньше слуг?

- Простите, господин, этого больше не повторится. - Валус бросился раздувать костёр. - Сейчас я приготовлю завтрак.

- Некогда. Нам нужно кое-что сделать, и эта работа не терпит промедления.

Валус послушно затоптал остатки костра, и начал сноровисто укладывать вещи в дорожные мешки.

- И ты не хочешь узнать, что мы должны совершить? - маг следил за неподвижным лицом раба, пытаясь найти следы любопытства, раздражения от ранней побудки, или каких либо других чувств. Усилия Тариса не увенчались успехом, лицо Валуса оставалось по-прежнему спокойным и невозмутимым.

- Когда придёт время, вы скажете мне, что нужно делать, господин. - Он забросил последние пожитки в мешки, и пристроил их на лошади. - Всё готово, господин, мы можем отправляться.

Тариса в очередной раз поразило его самообладание. Маг понимал, что Рупаз приставил раба шпионить за ним, и после убийства Аксина проследить, чтобы вещи юноши попали в руки главы воровской гильдии. Сначала Тарис хотел уничтожить обоих: убить сначала юного мага, а затем Валуса. Но сейчас, глядя на сноровистого и исполнительного раба, старый маг передумал. Он давно подумывал завести себе толкового слугу, и Валус идеально подходил на эту роль. Грех было разбрасываться такими людьми. Конечно, раб был предан Рупазу, но у мага были некоторые соображения по поводу того, как это исправить.

- Для начала, нам надо добавить решимости последнему наёмнику из четвёрки теней. Я надеялся, что он попытается нанести удар сегодня ночью. Но наш убийца решил выждать время. Очень прозорливо с его стороны, но нас это абсолютно не устраивает. Пока Аксин, и его друзья, не расправятся с последним, как они думают, преследователем, они не успокоятся. А справиться с отрядом, состоящим из прекрасных воинов и магов, да если они ещё находятся постоянно настороже, мы не сможем.

- А как вы собираетесь подтолкнуть последнего из четвёрки к этому самоубийственному шагу? - В голосе Валуса появилось заинтересованность. - Неужели с помощью магии?

- Нет, магия здесь не поможет. Это ломать и крушить с её помощью можно мгновенно, а вот повлиять на разум человека не так просто. Нужно время, много сил, и очень точные, филигранные по воздействию, заклинания. Будь у меня запас времени примерно две или три луны, я бы попытался, а так.... Нет, постараемся обойтись без магии.

- Я не очень понимаю, господин. - Похоже, Валус был по настоящему заинтригован.

- Ничего, скоро увидишь. - Старик, кряхтя, подошёл к лошади. - Ну, что, мы и дальше будем болтать, или ты всё-таки поможешь взобраться мне на эту тварь?

Такер двигался за уходящим к горам отрядом, стараясь не отставать, и не сильно сближаться с целью, попутно обдумывая план будущего нападения. У стрелка не было лошади, но это ему не мешало преследовать отряд. Приученный с раннего детства к огромным физическим нагрузкам, он мог бежать несколько дней подряд. Конечно, на короткой дистанции всадник ускачет далеко вперёд, оставив бегуна позади; но на длинной Такер мог загнать любую лошадь. И сейчас, легко переставляя ноги, он бежал за отрядом.

Вдруг чуткий слух подал ему сигнал о возможной опасности. Кто-то скакал позади него, не жалея лошадей. Это мог быть кто угодно: гонец, солдаты, грабители. В любом случае, одинокий бегущий человек, вооруженный до зубов, вызовет массу вопросов и подозрений. Поэтому стрелок решил сойти с дороги, и затаиться. Прятаться он умел так же хорошо, как и бегать; поэтому, найдя неглубокую яму, Такер залёг в неё, замаскировавшись ветками кустарника. Любой человек мог пройти в двух шагах от затаившегося Такера, и ничего не заметить. Стрелку оставалось спокойно лежать и ждать, когда незваные попутчики проедут мимо. Вскоре они показались на дороге. Это был прилично одетый старик, сопровождаемый здоровяком, судя по экипировке - слугой. Проезжая напротив убежища стрелка, они вдруг внезапно остановились. Такер не думал, что эти двое представляют для него опасность, но на всякий случай всё же бесшумно достал из-за спины небольшой тугой лук, и приготовился к стрельбе.

- Лошади совсем устали, господин. Почти всю ночь скачем, вдруг не выдержат? - Голос здоровяка нарушил тишину наступающего утра.

- Сам вижу. - Огрызнулся старик. Явно было видно, что он не в духе. - Пришлось сорваться из дома, и скакать, будто все демоны тьмы гонятся за нами. И всё из-за тебя, идиот! Проворонил посольство к гномам, идиот, теперь как их догнать? А какой выгодный контракт можно было заключить! Подрядились бы оружие гномье в армию перевозить, за полгода бы озолотились!

- Дак я думал.... - Верзила смущённо пожал плечами.

- Какое думал?! Тебе четко было сказано: с утра пойти в гостиницу, и договориться о встрече с их главным. А ты что натворил, сын осла?!

- Они же уже уехали. Здоровяк сжался в седле, сделавшись меньше в два раза. - Хозяин гостиницы сказал, что их номера до конца недели проплачены, вот я и решил, что послы скоро вернуться. Не будут же они деньги на ветер выбрасывать.

- Нет они не вернутся. Завтра к вечеру доберутся до длиннобородых, и поминай, как звали.

- Дак, там их и перехватим.

- Ты, что, совсем тупой?! Старик разъярился ещё больше. - Думаешь, они тебя в одной пещере ждать будут? Сколько раз так было: зайдёт купец либо посыльный в горы с одного выхода, а выведут его гномы с другого. Если до гор не успеем послов перехватить, да уговорить, то плакали наши прибыли. А как на этих доходягах кого-нибудь догонишь?! Видишь, еле плетутся.

- Господин, тут недалеко деревенька есть. Давай туда заглянем, да посвежее лошадок найдём. Глядишь, до завтрашнего вечера и нагоним твоих послов.

- Давай. И, смотри у меня: если не догоним, всю шкуру с тебя спущу.

Парочка свернула в сторону, и поехала дальше.

"А ведь старый торгаш прав. - Подумал Такер. - Скроется маг в горах, и всё, поминай, как звали. Ищи его потом по всей империи. Придётся действовать этой ночью. Дождусь, пока маг уснёт, и начну стрелять. Первая стрела ему, а без магической поддержки остальные обречены".

Внимательно осмотревшись, и убедившись, что эта пара уехала, Такер вскочил, и бросился догонять отряд.

Старый маг, так талантливо сыгравший роль недалёкого купца, внимательно смотрел на бронзовую пластину.

- Ну, вот и всё. - Заключил Тарис, пряча пластину в сумку. - Он двинулся наперерез отряду. Сейчас догонит их, и будет кружить вокруг, выбирая возможность для атаки. Самое позднее этой ночью всё будет кончено. И наш юноша поверит в то, что он избавился от преследования.

- Я поражен, господин. - Валус поклонился. - Так тонко играть мыслями человека. Я сам чуть было не поверил.

- Это всего лишь опыт. Если доживёшь до моих лет, сможешь так же, ты у нас парень с головой. А теперь поехали, негоже и нам сильно отставать.


Всё вокруг указывало на то, что отряд приближался к горам. Сами вершины ещё плохо просматривались на горизонте, но вокруг всё чаще стали попадаться каменные глыбы, и даже небольшие каменные островки, торчащие из земли. Густая трава и редкие деревья исчезли, уступив место колючему кустарнику. Стало заметно прохладнее, но было ли это следствием близости гор, или осень вступала в свои права, Аксин не знал. Всю жизнь юный маг прожил на юге империи, и не привык к холоду высокогорья. Но усилившийся ветер не собирался принимать это в расчёт, безжалостно бросая волны стылого воздуха на путников. Да и моросящий дождь, зарядивший ближе к полудню, не добавил Аксину хорошего настроения. В такую погоду лучше было находиться под крышей, поближе к очагу, но об этом сейчас можно было только мечтать. Вспомнив про такое далёкое и недостижимое тепло огня, юноша вздохнул, и плотнее закутался в ставший тяжёлым от пропитавшей его воды шерстяной плащ.

- Что, Аксин, тяжела доля солдата? - Марк, ехавший рядом, подмигнул юноше.

- И не говори. В книгах об этом почему-то не пишут.

- В каких книгах? - Воин был слишком прямолинеен, и не всегда понимал сарказм молодого мага.

- В героических балладах. Там обычно герой скачет на белом коне, храбро бьётся с драконом, или великаном, спасает принцессу и женится на ней, получая в нагрузку трон. И не слова о том, как ему приходится страдать от холода или дождя.

- Это ещё что. - Рассмеялся Марк. - Вот если бы тебе довелось побывать в Северных землях, да поучаствовать в набегах на варваров, вот тогда бы ты заговорил по-другому. Только представь: мороз, да такой, что пальцы на руках и ногах теряют чувствительность, и отваливаются; вокруг сугробы, ни одного деревца, чтобы развести костёр. Ты уже несколько суток в седле, и просто падаешь от усталости, но спать нельзя: если уснёшь, то больше не проснёшься, замёрзнешь во сне насмерть. Уже не осталось ни воды, ни пищи. Одна надежда: быстрее найти да разгромить этих проклятых дикарей, и домой. А они и не собираются сражаться: собирают пожитки, и уходят. Степь большая, попробуй, найди их. Вот тот поход был кошмарным, а сейчас мы, по крайней мере, пока, просто прогуливаемся.

- Я, конечно, понимаю, что всё познаётся в сравнении. И не сомневаюсь, что ты повидал многое. - Аксин попытался плотнее закутаться в плащ; но, выяснив, что тот уже насквозь промок, и все его попытки сохранить тепло тщетны, бросил это неблагодарное занятие. - Но я-то в походе в первый раз! И, вообще, кто-нибудь объяснит, почему я, могучий и страшный некромант, должен страдать из-за какого-то дождичка?

- А дождю всё равно, кого мочить. - К юноше подъехал Ирган, и протянул ему накидку. - Возьми, это промасленная кожа, она не промокает.

- Насчёт дождя ты прав. - Аксин набросил на плечи кожаную накидку. Действительно, стало немного теплее. - Интересно получается: человек много лет изучает магию, мнит себя могущественным и непобедимым, а потом начинается обычный дождь, и все, кто попал под него, становятся равны перед силой стихии: и обычный нищий, и великий волшебник.

- Что, спасовал перед капельками воды? - Рассмеялся Ирган.

- Много ты понимаешь. - Огрызнулся юноша. - Я, конечно, могу сотворить магический щит, и он прикроет меня от всего: и от дождя, и от чего-то посерьёзнее. Но, чтобы поддерживать его постоянно, требуется прорва энергии, человеческое тело столько в себе не поместит.

- Вот с этой проблемой мы и столкнёмся в Торзалии. - Ирган мгновенно стал серьёзным. - У их жрецов такого ограничения нет.

- Что ты имеешь в виду? - Юноша пытался вспомнить всё, что знал о Торзалии. - Нам говорили, что магия там под запретом. Жрецы могут делать какие-то фокусы, но в чём источник их силы, неизвестно.

- Это тебе в академии сказали? - Голос Иргана сделался глухим, в глазах вспыхнули искорки гнева. - Больше слушай этих учёных болванов!

- Да что с тобой? - Аксин не мог понять, что вызвало такой гнев у его собеседника.

- Они просто врут вам про силу жрецов. Многие из них куда могущественнее, чем несколько магов, вместе взятых.

Некоторое время Ирган ехал молча: затем, успокоившись, снова заговорил.

- Жрецы Торзалии молятся пяти братьям-богам, и те наделяют их силой. Не думайте, что я сошел с ума: я был у них в рабстве десять лет, и видел это своими глазами. Жрецы могут творить чудеса, и при этом они не ограниченны внутренними резервами организма, как наши маги. Может, поэтому вам и не говорят правду: как можно признаться, что после многих лет обучения маг империи остаётся слабее обычного религиозного фанатика. И служителям пяти братев-богов не надо учить заклинания, и практиковаться в приложении силы: чтобы сотворить чудо, им достаточно просто захотеть.

- Ты был рабом в Торзалии? Прости, я не знал....

- Да ладно, забудь. По крайней мере, меня сразу не казнили, я выжил в рабстве, и даже сумел бежать. Моим друзьям не так повезло, никто из них больше не увидел родных. Давно это было, будто в какой-то другой жизни. Академия тогда организовала экспедицию к Древней земле. Совет хотел узнать, не исчезло ли там влияние некромагии. Капитан подплыл на безопасное, как он думал, расстояние к материку. Я вызвался добровольцем, и вместе с несколькими учёными и магами мы решили высадиться на берег. Молод тогда я был, горяч, да слишком амбициозен. Помню, капитан смотрел на нас, как на безумцев. Спуская шлюпку на воду, он простился с нами, считая, что больше нас не увидит. Капитан действительно видел нас в последний раз, ошибся он только в одном: тогда погиб он, вместе с кораблём и командой.

Аксин слушал, как заворожённый: Ирган оказался великолепным рассказчиком, и слушатели переживали вместе с ним трагические события минувших дней.

- Как только шлюпка отплыла от корабля, море буквально закипело от разных гадин. Кого там только не было: многоглавые змеи с колючками на шкуре; гигантские кракены; морские пауки, величиной с доброе яблоко; медузы, от прикосновения к которым даже дерево моментально чернело, и превращалось в труху; и ещё много других тварей, для описания которых не так просто найти слова в человеческом языке. Они, словно гигантская волна, набросились на корабль, и очень скоро разрушили его, убив при этом всех, кто находился на его борту. Мы тоже приготовились разделить их судьбу, но смерть приберегла для нас кое-что поинтереснее. Эти монстры не обратили на нас никакого внимания, и после уничтожения корабля нырнули в море, и бесследно исчезли. На поверхности воды остались только обломки дерева, недавно бывшего кораблём. Мы остались один на один с морем. Выход оставался только один: попытаться доплыть до берегов империи в шлюпке. У нас был небольшой запас еды, и бочонок пресной воды. Эти запасы мы должны были растянуть на весь путь на шестнадцать человек. Как вы понимаете, это было слишком мало. Когда шлюпка приплыла к обитаемым берегам, в живых осталось только шесть человек, я в их числе.

Ирган глотнул воды, и продолжил:

- Когда на горизонте показалась земля, и какой-то корабль, мы просто обезумели от радости. Орали, обнимали друг друга; чуть не перевернули лодку. Но когда судно подплыло ближе, мы увидели на нём флаг Торзалии. Бежать было поздно, поэтому мы приготовились к бою. О победе никто не думал, мы решили просто подороже продать свою жизнь. Но никакого боя не было: заклинания магов разбились о радужную сферу, возникшую, будто из ниоткуда и защитившую корабль. А затем всех нас скрутил странный паралич: никто не мог пошевелить даже пальцем. Торзальцам оставалось только перегрузить нас, как какие-то дрова, из шлюпки на свой корабль. Потом нас доставили в береговую тюрьму. Там дознаватели долго пытались узнать, что мы, шпионы империи, делали на землях короля-жреца. Ответы насчёт того, что мы никакие ни шпионы, а экспедиция к Древней земле ими даже не рассматривались. Отчаявшись получить от нас информацию об агентурной сети империи обычным путём, то есть с помощью уговоров и угроз, дознаватели передали нас в руки палачам. Вы не представляете, что те творили. Трое из шести, не выдержав издевательств, скончались. Если честно, я, и другие выжившие, им страшно завидовали: смерть тогда означала избавление от мук. К несчастью, за нами внимательно следили, и у нас не было ни малейшей возможности покончить с собой. Потом, поняв, что им ничего не добиться, нас троих приговорили к смертной казни. Знаете, у них там интересные законы: способ смерти заключённых выбирается наугад. Судья крутанул колесо, на котором были указаны различные способы убийства, и стрелка, указывающая на какой-нибудь один. Нам тогда, можно сказать, повезло: выпало быть брошенным в клетку к диким волкам. Не смотрите на меня, как на сумасшедшего; многие варианты смерти, находившиеся на колесе, были куда хуже.

Аксин не мог поверить Иргану.

- Извини, что перебиваю. - Болезненное любопытство буквально заставило юношу перебить рассказчика. - Но что может быть хуже, чем быть заживо растерзанным дикими зверями?

- Много чего. - Ирган не обиделся на бестактную выходку Аксина. - Быть заживо сваренным в масле, например. Или есть в Торзалии одна казнь: перед тобой ставят песочные часы, и когда падает последняя песчинка, к тебе подходит палач, и ломает только одну кость. Потом переворачивает часы, и отходит в сторону. Ты видишь, как с утекающим песком наступает время прихода твоего мучителя. И эта пытка продолжается, пока приговорённый к смерти человек не погибнет. Особо опытные палачи умудрялись не давать умирать своим жертвам несколько дней.

- Какой кошмар! - Юношу передёрнуло от отвращения. - И эти изверги ещё смеют называть себя людьми!

- Ты думаешь, в империи законы мягче к преступникам и шпионам Торзалии? - Ирган невесело улыбнулся. - Ты ещё совсем молод, Аксин, и не знаешь, что некоторые люди будут пострашнее диких зверей. Да, вот волки то и спасли мне жизнь. Не знаю, почему, но они не стали на нас нападать. Торзальцы посчитали, что такова воля богов, и милостиво подарили нам жизнь, сделав нас рабами. Но моих друзей это не спасло: один вскоре умер, не выдержав последствий пыток, второго забил до смерти хозяин за какую-то мелкую провинность. Я умудрился остаться в живых, а через десять лет рабства сбежал, спрятавшись в бочке с зерном, проданной гномам. Эти бородачи хотели вернуть меня обратно, и потребовать зерно, которое я высыпал, чтобы поместиться в этой бочке. Но, услышав о моих обеспеченных родителях, и о возможности выкупа, сразу передумали. Редкий человек может похвастаться, что знает себе цену; я же могу назвать её абсолютно точно. Мои старики выкупили меня у гномов за три коровьих туши, пять бочек пива, и десять бочек зерна.

- Да, неплохо эти бородачи наварились. - Усмехнулась Лера. - Но, думаю, ты на них не в обиде. Для тебя твоя жизнь немного дороже, чем эта гора припасов.

- Для меня - да. А гномы потирали руки: за то, что дали мои родители, в горах можно купить трёх рабов.

- Ирган, можно я кое-что спрошу? - Аксин дождался, когда тот кивнёт, согласившись, и продолжил. - Почему ты решил вступить в отряд? Я бы ни за какие деньги не согласился вернуться обратно, если бы мне довелось всё это пережить.

- А деньги тут не при чём. - Лицо Иргана окаменело. - Я возвращаюсь, чтобы отплатить торзальцам за эти десять лет. Десять лет боли, презрения, и унижений. И чем больше этих тварей я отправлю к их братьям-богам, тем легче мне будет засыпать каждый вечер.

- Не будет. - Лера положила на плечо Иргана свою тонкую руку. - Поверь, смерть врага, или тысячи врагов не приносит покоя.

- Может быть. - Тот хищно оскалился. - Но я всё равно попробую.

Ирган махнул рукой, давая понять, что разговор окончен, и пришпорив коня, поскакал вперёд. Аксин смотрел ему вслед, и не мог понять, как это: жить только одной местью. Так и не найдя ответа на этот вопрос, юноша повернулся к Лере.

- Забудь. Нам никогда не разобраться в его чувствах, пока мы не испытаем всё то, что и Ирган, на собственной шкуре. - Девушка пожала плечами. - Надеюсь, этого никогда не случится.

- Со мной точно. - Юноша вспомнил ещё раз рассказ Иргана. - Я маг, да к тому же некромант. Не знаю, как насчёт остальных, а мне рабство точно не светит: отвезут поближе к проклятым землям, да и прикончат. А у вас, если что, будет шанс сбежать, благо, что у одного опыт уже есть.

- Да ну тебя. - Лера, шутя, ткнула Аксина кулаком в плечо. - Хватит болтать, готовься лучше к ночлегу, вон, командир уже спешивается.

Действительно, эльф нашел подходящее место для ночлега, и решил здесь остановиться. Довольно приличное углубление в небольшой скале, его можно было назвать скромной пещеркой, защищало от дождя и ветра, и вокруг было достаточно кустов для костра. На этот раз юноше выпало дежурить под утро, поэтому, поужинав, Аксин лёг спать в глубине небольшой пещеры.

Разбудил его громкий шум и резкий толчок в бок.

- Подъём! - Крик Флереса мгновенно вырвал юношу из объятий сна.

Вскочив, Аксин увидел лежащего Триаса, и стрелу, торчащую из плеча эльфа. Остальные уже были на ногах, и стояли, вжавшись в камень, и прикрывшись, кто, чем смог. Не дожидаясь новой стрелы, Аксин сотворил магический ветер, так хорошо зарекомендовавший себя в прошлый раз, и повернулся к эльфу.

- Откуда стреляли?! Где этот урод?!

- Тебе его не достать! Он слишком хорошо спрятался, не найти. Хоть всё вокруг разнеси своей магией, его можешь не зацепить.

- А ты достанешь?

- Есть одна идея. - Флересу с трудом удавалось перекричать свист ветра. - Но мне нужно время, и этот проклятый ураган мешает общаться с духами.

- Хорошо. Если это всё, то начинай колдовать.

Аксин поставил магический щит, и успокоил ветер. В тот же миг в сферу щита ударила стрела, и отскочила в сторону, не причинив никому вреда. Заклинание щита защищало хозяина от оружия и магии, но было очень энергоёмкое. Уже через несколько минут Аксин почувствовал страшную усталость. Тело молодого мага словно налилось свинцом, жгучий пот заливал глаза, ноги дрожали, грозя в любой момент отказаться слушаться юношу. В голове Аксина пульсировала одна мысль: "Держать. Держать! Держаться!". Когда казалось, что сил больше не осталось, юноша услышал из темноты ночи страшный крик.

- Всё, можешь убрать щит. - Сквозь туман боли и нечеловеческого напряжения прорвался голос Флереса. - Стрелок нам больше не страшен.

Сняв заклинание, юноша со стоном повалился на камни. Аксину казалось, что в теле не осталось ни одной искры тепла, что его будто бы досуха выжал какой-то огромный, безжалостный великан. Холод, словно стальные тиски, сковал его тело.

- Флерес, я что-то устал. - Собственный язык для юноши казался тяжелее чугунной гири. - Если всё кончено, я, наверное, посплю.

Не дожидаясь ответа, Аксин провалился в небытие. Очнулся юноша от лучей солнца, бьющих прямо в глаза.

- Наконец-то очнулся. А то мы уж начали волноваться. - К юноше поспешила Лера. - Вот, выпей, это куриный бульон, должен придать сил.

Как только Аксин ощутил запах бульона, то почувствовал жуткий голод. Наплевав на приличия, он выхватил из рук девушки чашку, и начал жадно пить.

- Не торопись, никто её не отнимет. - Рассмеялась девушка. - Пей небольшими глоточками, а то можешь подавиться.

Аксин взял себя в руки, и начал есть медленнее. Пока юноша утолял голод, Лера стояла рядом, лёгкая улыбка блуждала на губах девушки.

- Хочешь ещё?

- Нет, благодарю. - Аксин отставил в сторону пустую чашку. - Долго я так провалялся?

- Немного. Ночь и половину дня. Флерес сказал, что ты ещё легко отделался, обычно маги после такого перенапряжения лежат пластом несколько дней. - Девушка обернулась на шум приближающихся шагов. - А вот и он, вспомнить нельзя.

- Ну, как там наш герой? - Эльф присел на гладкий валун, выпирающий из земли. - Оклемался?

- Более или менее. - Аксин попытался сесть, но резкое головокружение помешало ему. - Я, по крайней мере, не продырявленный, как некоторые. Так что мне ещё повезло.

- Ты про это? - Флерес показал на перебинтованное плечо. - Ерунда, кость и крупные сосуды не задеты, скоро заживёт. А вот Триасу не повезло.

- Погиб? - Аксин вспомнил лежащего на камнях воина.

- Да. Стрела попала в глаз, и пронзила мозг. Он умер мгновенно. - Флерес непроизвольно погладил бинты, прикрывавшие раненое плечо. - Стрелок был мастером, даже среди эльфов такого лучника сложно найти. Если бы не твой магический ветер, а потом и щит, перещёлкал бы нас всех, как куропаток.

- А где он сейчас?

- Тут, недалеко, на кустиках висит. Проветривается.

- Флерес, хватит темнить. - Приложив титанические усилия, Аксин смог приподняться, и сесть. - Давай, рассказывай, что случилось.

- Всё довольно просто. Убийца умудрился не отставать от нас, хотя вокруг нет ни одного следа лошадиных копыт, кроме тех, что оставили наши кони. Похоже, он просто бежал за нами, хотя не представляю, как такое возможно. Когда мы устроились на ночлег, он довольно долго лежал, и ждал удобного случая; на земле остался глубокий отпечаток его тела. - Эльф внимательно посмотрел на Аксина. - Не знаю, везение тебя спасло этой ночью, или точный расчёт, но ты умудрился лечь так, что тебя можно было подстрелить, только подойдя почти вплотную к нашей пещерке. Мешались камни, или часовые. Видимо, поэтому стрелок решил сначала разобраться с дозором, потом убить остальных. Первым он подстрелил Триаса, вторая стрела предназначалась мне, но я успел отскочить в сторону, и вместо сердца она пронзила плечо. У меня был защитный амулет, создающий на короткое время густую тень вокруг. Несколько мгновений стрелок не мог нас видеть, поэтому никто больше не погиб. А дальше ты сам всё знаешь: ветер, экран.

- Не всё, командир. Я так и не услышал, что стало со стрелком.

- Не беспокойся, он погиб.

- Это я понял, не дурак. Осталось услышать, как, и моё любопытство будет полностью удовлетворено.

- Зачем тебе забивать голову всякой ерундой. - Эльф явно не собирался раскрывать свои секреты магу. - Лежи, отдыхай, набирайся сил.

- Флерес, я не умею разговаривать с духами природы. - Аксин заговорил бархатным голосом. - Поэтому мне придётся сначала, как следует расспросить остальных, потом провести несколько магических ритуалов. Ты, наверное, знаешь, что я хотел после академии стать исследователем заклинаний и новых возможностей магии, так что разобраться в эльфийском колдовстве, думаю, смогу. В результате я всё равно узнаю, что и как ты сделал, так что лучше не будем тянуть время.

- Ну, хорошо, хорошо.... - Эльф раздражённо ударил кулаком по валуну, на котором сидел. - И угораздило меня связаться с этим юным дарованием.

- Это не ответ.

- Я вызвал духов земли, и они оплели и пронзили его ветками кустарника.

- Как это возможно? Ты же сам говоришь, что не видел, где прячется убийца.

- А мне и не нужно было этого знать. Я попросил духов найти одно крупное живое существо, находящееся на расстоянии до сотни шагов от меня, и они это сделали.

- То есть, ты действовал наугад? - Аксин решил, что эльф сошёл с ума. - А если бы мимо пробегал волк, или проходил заблудившийся гном?

- Но ведь получилось. Да и выхода другого не было.

- Флерес, я потратил на этот проклятый магический щит почти всю силу, теперь придётся восстанавливаться неизвестно сколько времени. - Аксин постарался говорить спокойно, хотя очень хотелось наорать на эльфа, а потом взять за грудки, и посильнее встряхнуть. - А ты говоришь, что колдовал вслепую, и не было никакой гарантии успеха. Знаешь, ты, конечно, командир, но в следующий раз я наплюю на твои "светлые" идеи, и буду действовать по-своему.

- Да действуй, как хочешь. - Похоже, Флересу было всё равно, что о нём думает молодой маг. - Но это будет потом, а пока отдыхай, набирайся сил.

- К завтрашнему утру я оклемаюсь. По крайней мере, на лошади удержаться смогу, а магический потенциал будет восстанавливаться ещё пару недель, столько ждать мы не можем.

- Договорились, завтра выступаем.

Разговор с эльфом утомил Аксина, и, когда он закончился, юноша впал в забытье. Ему снилось, что он купается в безбрежном чёрном океане с тёплой, мерцающей водой. Проснулся Аксин вечером, и обнаружил, что чувствует себя намного лучше. Конечно, полностью он не восстановился, но, по крайней мере, мог без посторонней помощи подняться и держаться на ногах.

Выйдя из пещеры, он подошёл к костру, у которого ужинали остальные.

- Зачем ты поднялся! - Лера поспешила к юноше. - Тебе нужно беречь силы, завтра утром выезжаем. Если хочешь поесть, то мог просто сказать, я бы принесла.

- Спасибо за заботу, Лера, но я хорошо себя чувствую. Честное слово. - Марк бросил свёрнутое одеяло поближе к огню, и юноша сел на него. - Скажите лучше, чем сегодня кормят. Я жутко голоден, готов съесть наших лошадей.

- Не трогай лошадок, нам на них ещё до гномов ехать. - Акрид протянул магу миску с горячим мясом. - Поужинай лучше вот этим. Флерес умудрился подстрелить горного барана, так что сегодня никакой солонины.

- Это то, что нужно. - Аксин взял мясо.

Пока продолжался ужин, он внимательно смотрел на лица товарищей, пытаясь найти хоть малейший след трагедии, произошедшей этой ночью. Все усилия юноши оказались безрезультатными. Акрид, как обычно, постоянно шутил, Лера весело смеялась. Флерес в тысячный раз осматривал своё, и так безупречное, оружие. Остальным гибель товарища тоже не испортила аппетит. Постоянно сталкиваясь со смертью, они настолько очерствели, что на первом месте у каждого был кусок свежего мяса, а смерть друга только на втором. Или на десятом, или на сотом. Юноше же гибель товарища не давала покоя. Наскоро поев, и пожелав всем спокойного отдыха, он ушёл в пещеру. Несмотря на усталость, Аксин долго не мог уснуть, в голову лезли мысли о несовершенстве человеческой натуры.

Утром, собрав все силы, и вспомнив все не очень приличные слова, юноша всё-таки смог сам, без поддержки, вскарабкаться на лошадь.

- Молодец. Вижу, ты человек слова. - Эльф жизнерадостно улыбался, похоже, раненое плечо его не очень беспокоило. - Обещал постараться удержаться в седле, и, вижу, вовсю стараешься.

- Если будешь и дальше зубоскалить, после полудня поеду у тебя на шее. Вместо ценного груза.

- Ой, как страшно. Если тебе интересно, к полудню мы как раз доберёмся до гор.

- А кто говорил, что будем у гномов только вечером?

- А я и не отказываюсь от своих слов. - Смех эльфа разнёсся эхом в начинающихся горах, пугая птиц. Похоже, Флерес полностью оправился от ранения. Аксина в очередной раз удивила скорость восстановления эльфа. - У караванных ворот мы будем в полдень, а откроют их только после захода солнца. Длиннобородые всю жизнь проводят под землёй, и терпеть не могут яркого дневного света.

- Не мог раньше сказать, изверг! Я бы спокойно провалялся до обеда.

- Лучше быстрее добраться до места, а там отдыхай, сколько хочешь.

Эльф не обманул, солнце было ещё высоко, когда отряд подошёл к скале, на поверхности которой находились огромные, выполненные из железа врата. Дорога здесь была даже лучше, чем в столице, камни были обработаны так искусно, и подобраны друг с другом так тщательно, что между ними нельзя было вставить даже тонкую иглу. Ворота тоже поражали воображение не только размерами, но и красотой. Фигуры гномов, изображённые на них, были так реалистичны, что казалось, что сейчас эти железные исполины оживут, и сойдут с воронёной глади ворот на дорогу.

Поражённый этим великолепием, Аксин не сразу заметил двух человек, расположившихся немного. Их стреноженные лошади паслись неподалёку. Седой старик отдыхал в тени небольшого, натянутого на ветки кустарника куска ткани. Рядом стоял здоровяк с безучастным, невыразительным лицом. Увидев приближающий отряд, старик, вскочил, и засеменил навстречу.

- Доброго дня, уважаемые господа, доброго дня. Позвольте представиться: Тарис, торговец амулетами. Вы не представляете, как приятно вас увидеть. А то сидим здесь с самого утра, а вокруг ни единой живой души....

- И тебе доброго дня, господин Тарис. -

Эльф прервал поток слов старика:

- Моё имя Флерес, и я командир этого отряда. Позволь спросить, что привело тебя сюда, так далеко от города?

- Дела торговые, Лер Флерес. Для изготовления амулетов да талисманов камни требуются разнообразные, да не всякий подойдёт. А в городе ничего толкового не найти, а если и найдёшь, то цену заломят такую, что потом хоть с голоду помирай. А у гномов и товар хороший можно найти, и цену они не заламывают. Скоро зима, горы будут непроходимые, продукты у подземных жителей в цене, а я на юге партию пшена задёшево приобрёл....

- Спасибо, я всё понял. - Флерес понял, что если не остановить старика, то он может болтать вечно. - Ты упомянул, что сам изготовляешь амулеты, то есть, ты маг.

- Да какой там маг, Лер Флерес. - Захихикал старик. - Есть во мне искра силы, но раздуть её в академии не получилось. Не вышел из меня чародей, но кое-что умею. Скажу вам, что мои талисманы прекрасно работают, и намного дешевле, чем у других магов.

- Я уверен, что твои познания в искусстве изготовления амулетов велики, господин Тарис. А что твой друг молчит?

- Друг? А, вы про моего слугу Валуса? Натура у него такая, слова лишнего не вытянешь, не человек, а истукан какой-то. Да и говорить с ним не о чём, туповат он немного. Хотя, как слуга, очень исполнительный. - Старик хитро посмотрел на эльфа. - А вы зачем к гномам едите, если не секрет?

- Какой секрет, господин Тарис: тоже насчёт торговли договаривались. Нас император направил, да продлится его правление вечно. Нужно с гномами договориться насчёт доставки оружия для дворцовой гвардии.

- Так это вы недавно в Иридисе пошумели?

- Может мы, а может, и нет.

- Ой, простите, Лер Флерес. Вы правы, это не моё дело. А скажите, может, вы закупите для армии ещё и партию защитных амулетов? Если будете брать оптом, то я могу сделать вам серьёзную скидку....

Старик болтал, не останавливаясь, до самого вечера. Сначала Аксин вслушивался, пытаясь выделить из бесконечного потока слов, извергаемого стариком, что-нибудь полезное, но быстро понял тщетность своих попыток. Махнув рукой, и оставив эльфа на растерзание болтливого торговца, он подошёл поближе к вратам. При ближайшем рассмотрении врата в царства гномов оказались ещё прекраснее. Мастерство подземных жителей, изготовивших их, было совершенным. Кроме фигур гномов, так поразивших Аксина, врата были полностью покрыты затейливой, еле видимой резьбой, имеющей необычное свойство: юноша смотрел на ворота со всех сторон под разными углами, и каждый раз резьба слаживалась в различные картинки. Сначала Аксину казалось, что позади гномов на воротах изображён камень скал, но вдруг картина изменилась, и горы превратились в бескрайнее море, затем в густой лес.

Юноша настолько заинтересовался этим, что на какое-то время забыл про усталость. Но измученное тело скоро само напомнило о себе. У Аксина вдруг резко закружилась голова, и потемнело в глазах. Решив отложить осмотр чудес гномьего мастерства на более удачное время, он, пошатываясь, добрался до расположившегося на отдых отряда. Там он рухнул на руки вскочившего Марка, в последнее время взявшего на себя роль телохранителя юного мага.

- Что случилось!? - Воина напугала неестественная бледность Аксина.

- Да ничего страшного, просто ещё не до конца восстановился. Скажи, а ты не знаешь, сколько гномам нужно времени, чтобы провести нас на ту сторону? - Аксина всё больше беспокоила одна мысль. - Не очень хочется оказаться без сил на вражеской территории.

- Дня два или три. Да и то, если мы не будем сильно торопиться. - Не отрываясь от заточки топора, произнёс Ирган. - У них там есть интересное изобретение: повозки, передвигающиеся по железным направляющим. Дорога идёт несколько тысяч шагов под уклон, повозка помаленьку разгоняется; затем прямой участок, там она едет за счёт набранной скорости; и у переходной станции дорога постоянно немного поднимается, и повозка притормаживает. На станции эту повозку поднимают на новую горку, и всё начинается снова.

- Это что же, без коней телега едет? Здорово придумано! - Марк был восхищён изобретательностью гномов.

- Да, интересно.... - У Аксина не осталось сил на удивление. - Надеюсь, за пару дней отдыха я смогу восстановить магический потенциал. И начну отдыхать прямо сейчас.

Вечерняя прохлада разбудила юношу. Аксин открыл глаза как раз в тот момент, когда створки ворот плавно и бесшумно раскрылись, и из недр гор вышли гномы. В отличие от исполинов, изображённых на воротах, они были довольно небольшого роста. Самый высокий гном был по грудь обычному человеку, но малый рост у них с лихвой компенсировался силой. Шириной плеч и толщиной рук подземные жители походили на силачей, выступавших по праздникам на ярмарках. Каждый из гномов был закован в броню, и обвешан оружием, как яблоня плодами.

- С чем пожаловали, господа? - Вперёд вышел один из гномов, на его груди висел на толстущей золотой цепи медальон с крупным зелёным камнем посередине.

- Мы здесь по воле императора, уважаемый горный мастер. - Флерес подошёл к гному, и протянул свиток с императорской печатью. - А о причинах нашего визита позволь поговорить чуть позже.

- Как пожелаешь, господин посол. Мы всегда рады гостям из империи.

- А я Тарис, торговец, господин гном. - Купец вылез вперёд. - Хочу прикупить у вас камней разных для амулетов.

- Понятно. - Гном не обратил на старика никакого внимания. - Господин посол, пройдёмте со своими людьми в основной зал, там и поговорим.

- А как насчёт меня, уважаемый гном? - Жалобно затянул старик. - Разрешите пройти, я же недолго, всего пару дней. Пожалуйста, я отблагодарю.

Старик что-то написал на клочке бумаги, и протянул его гному. Тот мельком взглянул, и коротко кивнул головой.

- Уважаемый купец тоже может пройти в подземное королевство, и вести там торговые дела три дня.

- Спасибо, господин гном, огромное вам спасибо. - Старик начал кланяться, как заведённый.

Решив вопрос с торговцем, гном снова обратился к Флересу.

- Я глава клана "Стальной крот", являюсь наместником короля в здешних горах, и могу решать все вопросы. Вас сейчас проводят в основной зал, и там вы расскажете о своём деле.

Коротко кивнув, гном обернулся, и пошёл обратно в ворота. Аксина удивило отсутствие скрипа и звона от лат подземного жителя: доспехи были так искусно подогнаны по фигуре, что сидели на гноме, как вторая кожа.

К отряду подошёл один гном.

- Прошу вас следовать за мной, господа. Только... - замялся длиннобородый - Господин эльф, накиньте, пожалуйста, капюшон. А то раньше между нами были некоторые... разногласия. А молодёжь наша воспитана на легендах, и, так сказать....

- Понимаю, может немного погорячиться. - С усмешкой закончил Флерес. - Не волнуйтесь, почтенный, меньше всего мне хочется смущать горячие головы ваших юношей.

Флерес скрыл лицо капюшоном, и отряд последовал вглубь гор за гномом. Позади них увязался надоедливый купец.



Глава 8

Попав внутрь гор, Аксин не смог сдержать возгласа восхищения. Когда раньше говорили о пещерах гномов, воображение рисовало ему мрачные, огромные, чёрные пустоты и узкие коридоры. Но, когда за спиной Аксина плавно закрылись стальные створки ворот, он оказался в мире прекрасного. Даже невозмутимая и обычно спокойная Лера вертела по сторонам головой, и восторгалась всем увиденным, как маленький ребёнок. Остальные так же не остались равнодушными. Лишь эльф шел спокойно, словно прогуливался по заурядной улице обычного городишки.

Лошадей пришлось оставить в пещере у входа на земли гномов. Отряд был вынужден идти пешком, но Аксин только порадовался этой возможности внимательнее рассмотреть великолепную работу подземных жителей. Искусно сделанные колонны, покрытые прекрасной резьбой, тянулись ввысь, поддерживая сводчатые потолки пещер. Гладкий, блестящий пол был выложен полированным гранитом, в котором можно было видеть своё отражение, как в зеркале. Удивительно, но в пещерах было достаточно света, чтобы прекрасно всё видеть. Аксин, как не старался, так и не мог определить его источник. Мягкий свет, казалось, бил со всех сторон, играя солнечными зайчиками на полированном камне.

Провожатый вёл отряд из пещеры в пещеру по длинным, широким коридорам. В отличие от пещер, коридоры освещались масляными лампами, горящими синеватым огнём. Юношу заинтересовал странный, ни на что не похожий запах, идущий от ламп.

- Это чёрная кровь земли. - Увидев интерес Аксина, пояснил проводник. - Она может гореть, и в некоторых местах под землёй её целые озёра.

- Скажите, а как вы освещаете пещеры? - Аксину не давала покоя тайна странного света.

- Что, впечатляет? - Гном надулся от гордости. - Это всё наши мудрецы придумали. С помощью сложной системы зеркал свет передаётся от светящихся камней, или от солнца, в основные помещения.

- Светящихся камней?! - Юноша никогда не слышал о подобном чуде.

- Да, если их подержать на свету, то они начинают светиться. Конечно, не так ярко, как огонь, но нам хватает.

- Невероятно! - Купец был в восторге от услышанного. - А нельзя купить несколько этих камней?

- Почему же нельзя, можно. - Усмехнулся в усы гном. - Только они будут стоить дороже, чем всё твоё имущество. Последний раз один такой купил ваш император пару сотен лет назад. Кажется, он заплатил за него очень много золота.

- А сколько это много? - Не унимался Тарис. - Моя лавка не из последних в Иридисе.

- Ну, примерно один к тысяче. За одну меру веса камня тысячу мер веса чистого золота.

Купец был настолько поражён, что молчал всю дорогу до главного зала, где их встретил гном, представившийся наместником короля.

- Ещё раз добро пожаловать, господа. - Гном сидел на каменном троне, стоящем во главе длинного стола. - Прошу вас отужинать со мной. Поди, проголодались после долгой дороги. Истинное имя гнома является самым большим его достоянием, и не каждому мы можем его называть. Люди зовут меня Гранитом, вы можете называть так же.

Во время ужина эльф беседовал с наместником о разных пустяках, не говоря ничего о причинах приведших их в горы. После окончания трапезы гном решил, что правила приличия соблюдены, и перешёл к делу.

- Скажите, уважаемый Флерес, что привело вас к нам?

- Не думаю, что господину Тарису будет интересен наш разговор.

- Конечно, господа, прошу прошения. - Купец вскочил, и часто кланяясь, засеменил к выходу. - До свидания, и да улыбнётся вам судьба.

- И вам всего хорошего. Стражник у дверей проводит вас в ваши покои.

Когда за купцом закрылась дверь, наместник вновь обратился к эльфу.

- Ну, теперь нам ничего не помешает? - Тон гнома неуловимо изменился. К голосу радушного хозяина подмешали толику точного расчёта.

- Никто, господин наместник.

- Вот и хорошо. Так чем же мы сможем помочь посланникам императора.

- Нам нужен проход через ваши владения, Гранит. - Флерес решил говорить прямо. - И открытые врата на той стороне гор.

- Ха, шпионы! - Довольный гном хлопнул в ладоши, потирая руки. - Понятно, понятно. Только вот вдруг вы там попадётесь? Зачем это нам портить отношения с торзальцами?

- Я думаю, что мы сможем компенсировать возможные неприятности. А что до возможного плена.... На нас же не написано, через какой проход мы прошли. Так что вряд ли проблемы будут лично у вас.

- И то верно. Но зачем всё это мне? Вражда людей гномов не касается.

- Император может быть очень благодарен, Гранит. - Эльф с улыбкой смотрел на наместника. - Нам только нужно решить, в какой форме империя может выразить свою благодарность.

- Зима на подходе, Флерес. Золота у меня больше, чем могут представить твои люди, а вот продукты на камнях не вырастишь.

- А в Иридисе как раз есть довольно приличный склад с зерном, а у меня случайно оказались на него купчая.

- И сколько там зерна? - Гном сделал безразличное выражение лица.

Флерес пожал плечами.

- Я считаю, что довольно много. У вас же есть своё представительство в городе, наместник? Отправьте запрос голубиной почтой, пусть сами всё проверят.

- Правильная мысль. Хорошо, скажите, где расположен этот склад, мы всё посмотрим, а завтра к полудню я дам ответ.

- Управляющий предупреждён о возможном визите. А если мы договоримся, то купчая ваша. - Флерес поднялся. - Кстати, на складе хранится не только зерно. Несколько бочонков свежего пива ждут своего хозяина. И они полные, господин наместник, что бы потом не говорили вам проверяющие.

- Приму к сведению, эльф. - Гранит не скрывал своей радости. - Ну что же, господа, до завтра.

На следующий день они снова встретились с наместником в том же зале. Судя по цветущей физиономии гнома, склад оказался не таким уж и маленьким. Гранит был просто счастлив, явно подсчитывая в уме возможную прибыль от продажи зерна другим гномам ближе к весне, когда в горах начнут заканчиваться припасы, а дороги всё ещё будут непроходимы.

- Ваша цена хороша, Флерес, но как насчёт прохода обратно? Мы можем поговорить и про это.

- Когда мы пойдём обратно, тогда и обговорим, господин наместник. Как вы вчера заметили, нас могут схватить. Возможны и некоторые отклонения от запланированного пути.

- Ну, потом, так потом. - Согласился Гранит. - Проход через горы для вас открыт, давайте купчую, и можете идти на станцию пересадки.

- Вот. - Флерес протянул гному небольшой свиток. - Осталась одна небольшая деталь, наместник.

- Ты про пропуска? - Гранит ударил ложкой по металлическому блюду, и в зал вошел гном с подносом, на котором лежали несколько серебряных пластин со сложной гравировкой. - Вот они.

Флерес положил на поднос свиток, и взял пластины.

- Приятно иметь с вами дело, наместник. А теперь позвольте откланяться.

Оставшись в одиночестве, гном громко захохотал. Услышав шум, в главный зал ворвались стражники, но, убедившись, что всё в порядке, поспешили уйти.

- Градин, где ты там! - Зычный голос гнома загремел, как колокол, порождая многократное эхо.

- Да, наместник? - Слуга, недавно принёсший пропуска, вошёл в зал, и встал перед Гранитом.

- Эти олухи уже отбыли?

- Эльф и его люди очень торопились. Мы решили, что не стоит задерживать уважаемых гостей.

- Правильно, пусть поторопятся, а то смерть устанет их ждать. - Довольный гном зло усмехнулся. - Надеюсь, торзальцы предупреждены, и визит гостей не станет для них сюрпризом?

- Конечно, мы ещё вчера поставили в известность людей короля-жреца, как вы и приказали. Послание отправлено по аварийному каналу, и уже дошло до адресата.

У гномов была разработана система механизмов и магических приспособлений, позволяющая доставлять небольшие грузы в любой конец гор за короткий промежуток времени.

- Прекрасно. - Гном снова рассмеялся. - Надеюсь, они раскошелились, и заплатили за эту информацию?

- Да, наместник. Представительство на той стороне подтвердило получение вознаграждения. Я только одного не понимаю.... - Замялся слуга.

- Почему я их сдал? - Хитро прищурился Гранит. - Захотелось заработать побольше, вот и всё. Да и не люблю я этих длинноухих.

- Но император будет в ярости.

- Ну и что? Попались его шпионы, я то тут при чём? Да и вряд ли ему будет дело до такой мелочи. Насколько я знаю, варвары и Торзалия скоро постараются выбить трон из-под его августейшей задницы, и у них это получится. Так что лучше дружить с королём-жрецом.


Подходя к станции пересадки, Аксин ожидал увидеть очередной шедевр мастерства гномов, но оказался сильно разочарован. Перед юношей предстала обычная тележка, правда, довольно просторная. Она стояла на искусственной насыпи с бортиками, рядом хлопотали несколько гномов.

- Доброго вам дня. - Вперёд вышел Акрид, эльф старался держаться в стороне. - Нам нужно добраться до другой стороны гор.

- Конечно, господа. Ведь у вас есть пропуска? - Один из гномов, вытирая руки какой-то тряпкой, подошёл к отряду.

- Да, вот они. - Акрид протянул гному пластины, полученные у наместника.

- Всё в порядке. - После тщательного изучения рисунка на металле произнёс гном. - Забирайтесь вот сюда, и я вас отправлю на следующую станцию.

- Скажите, господин гном. - Любопытство Аксина снова дало о себе знать. - А как тележка попадёт обратно? Вперёд она покатится под уклон, а потом? Неужели вам придётся её толкать?

- Конечно же, нет, молодой человек. На другой станции эту тележку поставят на другую дорогу, с уклоном в нашу сторону, и отправят сюда.

- Господин посол, господин посол! - Услышав этот, ставший за последнее время до боли знакомый голос, Флерес вздрогнул, и немного побледнел. - Подождите меня, нам по пути. Вперёд мы поедем вместе, это так прекрасно, не так ли?

- Да, это замечательно, Тарис. - Эльф обречённо повернулся к купцу. За спиной старика маячил его слуга с вещами.

- Вы не представляете, господин Флерес, но почти все нужные мне камни добываются на той стороне гор, почти под боком у торзальцев. Меня это немного встревожило, но я узнал, что и вы тоже туда направляетесь, и сразу успокоился. Путешествовать с такими доблестными воинами абсолютно безопасно. Это просто чудесно! - Затараторил старик. - Да, и мы ещё не обсудили с вами поставку моих амулетов для армии.

Благодаря изобретательности гномов, они были у границ Торзалии уже через два дня, но для членов отряда они показались вечностью. Старик не умолкал ни на мгновение, и к концу путешествия Лера уже всерьёз подумывала о том, что неплохо было бы организовать какой-нибудь несчастный случай, или просто придушить торговца. Остальные с нетерпением ожидали конца пути, и долгожданного избавления от надоедливого попутчика.

Но путешествие внутри гор закончилось не так, как ожидалось. Первую странность заметила Лера.

- Флерес, тебе не кажется, что мы слишком быстро едем?

За два дня путешественники привыкли к однообразному ритму передвижения: садятся в тележку, та едет под горку, набирая скорость; затем прямой участок, замедление, лёгкий толчок тележки о мешки, заполненные чем-то мягким, и всё начиналось снова. Расстояние между станциями было одинаковое, один заезд ничем не отличался от другого.

Эльф жестом прервал очередную речь Тариса, и стал внимательно смотреть на пролетающие мимо стены пещеры.

- Та права. Мы слишком сильно разогнались, и всё ещё набираем скорость. - Флерес был явно обеспокоен. - Надеюсь, эти коротышки не решили преподнести нам никакого сюрприза. Аксин, будь готов, а то мало ли что. Здесь, под землёй, моё колдовство почти бесполезно: духи природы очень далеко, не услышат.

- Прекрасная идея, командир. - Саркастически усмехнулся юноша. - Только после того магического щита мои силы ещё не восстановились. Вот только...

- Что?

Юноша зашептал Флересу на ухо, опасаясь, что его может подслушать торговец.

- Вот если использовать кровь живого существа.... Или чью то жизненную силу.

- Не знаю, как насчёт принесения жертвы, а вот крови скоро может пролиться много. И это будет наша кровь.

Тележка в это время всё набирала скорость. Аксин подумывал о том, чтобы спрыгнуть, но острые осколки камней, торчащие по обеим сторонам обычно ровной дороги, заставили его отказаться от этой идеи.

- Всем надеть шлемы, и приготовиться к возможному столкновению! - Эльф тоже увидел острые камни, и понял, что это ловушка. - Оружие пока не обнажать, а то друг друга при падении можете прикончить.

Несмотря на опасения Флереса, аварии не произошло. Тележка резко замедлила ход, и остановилась в какой-то небольшой пещере. За их спиной со звоном захлопнулись железные двери. Воины выскочили, и встали вокруг, ощетинившись острой сталью.

- Оставьте свои железки, они сейчас не помогут. - Лера спокойно расстелила одеяло, и легла на него.

- Ты что?! - Аксин на мгновение начал сомневаться в здравом уме девушки.

- Чувствуешь запах? Это усыпляющий газ, очень скоро мы все будем без сознания. Так что лучше лечь самому, а то на камни очень больно падать. Вдруг кто-нибудь сломает себе руку, или ногу. Или шею.

Глядя на девушку, все убрали оружие. Аксин, уже начавший чувствовать лёгкое головокружение, стал лихорадочно пристраивать сумку и жезл ближе к телу под куртку.

- Ты что?! - Ирган непонимающе смотрел на юного мага. Возможность повторного плена вызывала в нём панику. - Нельзя этого делать, когда мы потеряем сознание, хранитель и жезл могут стать нашими единственными сторожами.

- Без меня они много не навоюют. Убьют пару врагов, а остальные возьмут палку с крючком подлинее, и отбросят их в сторону. Или унесут для исследований. Пусть лучше их сразу не найдут, а там будет видно.

Аксин поправил куртку, и внимательно осмотрел дело своих рук. При беглом взгляде ничего не выдавало спрятанных вещей, но на ощупь...

- Нет, так не пойдёт. - Изо всех сил борясь со сном, юноша подошёл к лежащему Марку. - Похоже, снова понадобится твой панцирь.

- Как скажешь. - Зевая, ответил воин. - Только давай снимать его быстрее, а то я скоро вырублюсь.

С помощью едва держащегося на ногах эльфа Аксин умудрился надеть доспехи Марка, скрывшие под собой тайник на его теле, и со звоном рухнул на камни. Кроме него, и Флереса, остальные члены отряда уже вовсю храпели на полу пещеры.

- Возьми меч. - Эльф еле-еле ворочал языком. - Пусть думают, что ты воин. Разоружат, и успокоятся.

Кивнув, на большее сил не хватило, Аксин вцепился в рукоятку меча, и потерял сознание. Он понимал, что должен как-то следить за ситуацией, но не знал, как это возможно при этих обстоятельствах. И новообретённая сила некроманта помогла ему. Неожиданно в голове Аксина прояснилось, и он понял, что парит над собственным телом. Щупальца, свитые из чёрного тумана, мягко, но крепко держали его призрачную сущность, соединяя её с плотью, и не давая улететь. Странно, но впервые очутившись вне тела, Аксин не испытывал ни малейшего страха. Он осматривался по сторонам, удивляясь, как всё вокруг изменилось. Очертания предметов немного потеряли свою чёткость, и стали испускать внутренний свет.

Флерес светился ярким тёмно-зелёным светом. Воины испускали синевато-серое сияние, самое яркое было у Леры. Странно, но у купца было ярко красное сияние, по интенсивности не уступающее эльфу. Переведя взгляд на своё тело, Аксин испытал шок: оно было наполнено тьмой. Та была настолько густая, что, казалось, её можно потрогать. И внутри этой непроглядной тьмы явно проглядывалась воронка, притягивающая к магу всё новые порции чёрной энергии смерти. Эта картина вызывала отвращение, и одновременно притягивала. Сейчас впервые Аксин понял, что стал обладателем страшного могущества, и, если он в полной мере начнёт использовать эту чёрную силу, то будет самым сильным магом в истории человечества.

Раскрывшиеся створки ворот отвлекли Аксина от этих мыслей, и заставили вернуться к текущей ситуации. В пещеру с опаской вошли несколько гномов, один из них усиленно нюхал воздух.

- Вроде бы всё, газ весь выдуло.

- А ты уверен? Не поляжем тут рядом с ними?

- Да вроде бы не должны...

- Хорош болтать, чем быстрее их вытащим, тем лучше. А то надышимся этой гадостью, опять будет башка болеть.

Гномы сноровисто погрузили спящих на носилки, попутно освободив эльфа от увесистого кошелька на поясе, и вынесли всех из пещеры, превратившейся в ловушку. Снаружи их уже поджидали: примерно полсотни закованных в глухую броню солдат, и семь человек в странных одеждах. Оранжевые колпаки, синие плащи, зелёные штаны, и другая одежда ядовито-ярких цветов придавала этим людям вид клоунов, но другие относились к ним с огромным почтением.

- Вот, господа, получите своих шпионов. - Гномы положили тела мага и его товарищей к ногам разноцветной семёрки.

- От имени короля мы благодарим вас. Надеюсь, их вещи не тронуты?

- Зачем вы так, господа? - Гномы изобразили обиду. - Всё при них, как и договаривались.

- Хорошо, потому что, если у них исчезли какие-нибудь ценные для нас вещи или документы, братья-боги покарают лжецов.

- Ты угрожаешь нам, жрец? - Приветливость гномов исчезла, как по мановению волшебной палочки. - Да ещё на нашей территории? Ты думаешь, что сила твоих богов спасёт вас от обрушения пещеры?

- Ты не так понял, уважаемый гном. Я не пугаю, а предупреждаю: если у шпионов были с собой секретные документы, то лучше будет, если мы их получим.

- На этот счёт можете быть спокойны, господа. Всё, связанное с их профессиональной деятельностью, на месте.

- Вот и прекрасно, владыки гор. А теперь, если это случайное недоразумение улажено, мы хотим забрать этих шпионов. И, скажите, сколько они пробудут в таком состоянии?

- Недолго. Не успеете доставать их наружу, как они очнутся. Правда, голова у них будет болеть ещё несколько дней.

- Это не самая большая неприятность, ожидающая их в ближайшее время. - Улыбка жреца не предвещала для пленников ничего хорошего. - А если они так быстро очнутся, то лучше их связать. И прихватите этого купца со слугой. Они были вместе, мало ли что.

- Конечно, Ведающий. - Один из воинов бросился исполнять приказ.

Дальнейшего Аксин не видел: щупальца тьмы втянули его дух обратно в тело, и сознание юного мага померкло.

Очнулся юноша с дикой головной болью. Со стоном, попытавшись сжать раскалывающуюся голову руками, Аксин обнаружил, что крепко связан, и его, на манер убитого кабана, несут на толстой жердине два воина. Повертев головой в разные стороны, юноша увидел, что и остальные находятся в этом незавидном положении.

- Смотрите, один очухался. - Загоготали несущие его солдаты. - Может, бросить его, пусть дальше сам ползёт, пока ещё есть, на чём ползать?

- А если он в другую сторону рванёт? - Жрец строго посмотрел на шутников. - Кому прикажешь за ним по пещерам бегать?

- Да я пошутил, Ведающий. - Солдат явно не испытывал страха перед жрецами, а в его голосе слышалось только почтение. - А, если что, то и сами поймаем.

- Пусть лучше всё останется, как есть: они связаны, а мы спокойно идём. - Жрец наклонился над висящим юношей. - Ну, что, имперский пёс, попался? И что тебе в своём гарнизоне не сиделось?

Аксин вспомнил, что на нём надет панцирь Марка. Видимо, жрец попался на эту уловку, и принял его за воина. Решив пока потянуть время, юноша громко застонал, и сделал вид, что потерял сознание.

Пока Аксина, и его товарищей, несли по подземным коридорам, юноша лихорадочно думал о возможных путях спасения. Воины не были помехой для мага: один мощный, неожиданный удар, и всё было бы кончено. Но рядом с ними шли семь жрецов, а юноша прекрасно помнил судьбу Иргана, и его слова о том, что один жрец братьев-богов может стоить нескольких магов. Сейчас, пока он был связан, полностью не восстановил магическую энергию, вступать в бой со жрецами было форменным самоубийством. Оставалось только ждать удобного случая.

На протяжении всего пути по пещерам гномов этого удобного случая так и не представилось: время шло, товарища Аксина, один за другим, приходили в себя, а торзальцы двигались, словно были сделаны из камня, и не чувствовали усталости. Лишь когда они вышли из пещер на свежий воздух, жрецы объявили привал. Видимо, торзальцы не доверяли гномам, и успокоились, только когда покинули их территорию.

Когда Аксина, и остальных, грубо бросили на камни, он попытался подползти ближе к эльфу. Результат, если не считать пинок от проходящего мимо солдата, был нулевой. Флерес покачал головой, приказывая юноше пока ничего не предпринимать. Судя по расположению солнца, был вечер, и торзальцы решили устроиться здесь на ночлег. Были разожжены костры, от котелков, повешенных над огнём, разнеслись ароматы еды. У Аксина этот запах вызвал острый приступ чувства голода, но торзальцы не собирались тратить на пленников съестные припасы. Покончив с ужином, они легли спать, выставив часовых вокруг лагеря.

- Аксин! - До юноши донёсся чуть слышный шёпот эльфа. - Медленно повернись на другой бок.

Аксин сделал так, как сказал Флерес, и очутился лицом к лицу с эльфом.

- Не издавай ни звука, я прекрасно вижу в темноте, и читаю по губам. - Аксину приходилось до предела напрягать слух, чтобы разобрать, что говорит эльф. - Как твои силы, восстановились?

- Нет. - Одними губами проговорил юноша. - Как от мага, от меня сейчас очень мало толку. Если жрецы хоть что-то могут, то справятся со мной в момент.

- А как от некроманта?

- Нужна жертва, или кровь живого существа. И, по возможности, человека. Плюс время на подготовку.

- Времени у тебя до утра, готовься. А жертвы и кровь я тебе обеспечу.- Эльф отвернулся от юноши.

- Флерес! - Наплевав на приказ, Аксин громким шёпотом позвал эльфа.

- Тихо! Чего тебе?

- Я должен знать, в какой момент начинать. Вряд ли эти ряженые клоуны дадут мне вторую попытку.

- Утром, когда нас соберутся нести. Смотри, не оплошай. - Флерес повернулся к Лере, и что-то зашептал.

Торзальцы поднялись на восходе солнца. Быстро позавтракав остатками вчерашнего ужина, они подошли к пленным, собираясь продолжить путь.

Неожиданно для всех, Лера вскочила на ноги, держа в руках шест, к которому раньше была привязана. Короткое, невидимое глазу движение, и конец шеста пробивает горло одному из солдат. Быстрый, плавный разворот, хруст костей - и второй опускается на землю со сломанной шеей. Больше девушка ничего не успела предпринять: один из жрецов воздел руки вверх, и Лера рухнула на землю, прямая и жесткая, как дубовая колода. Паралич, вызванный жрецом, сковал тело девушки, не давая пошевелиться.

- Ах ты, тварь! - К Лере бросился один из воинов. - Да я тебя....

Что он хотел сделать, для всех так и осталось загадкой. Аксин всю ночь строил заклинание: постепенно, этап за этапом, чтобы не насторожить жрецов. К утру всё было готово: вокруг него дремала чёрная паутина, готовая притянуть к хозяину любую энергию смерти. И сейчас жизненная сила погибших воинов мгновенно напитала Аксина магической энергией. Правда, от этой энергии веяло холодом и разрушением, она могла принести только смерть, но сейчас это и было нужно.

Аксин поднялся: кожаные ремни за секунду сгнили, деревянный шест рассыпался в труху, и ничего больше не сдерживало мага. Подбежавшие жрецы остолбенели, увидев абсолютно чёрные глаза юноши, и чёрный туман, клубившийся вокруг неподвижной фигуры мага. Как по команде, жрецы вздёрнули руки к небу, и затянули молитву братьям-богам, прося о помощи. Вокруг них заиграло радужное сияние, и волны молний и горячего света обрушились на некроманта, разбиваясь о возникшую вокруг него обсидиановую сферу, и не причиняя юноше ни малейшего вреда.

- Глупцы! - Жестокий смех Аксина разрезал неподвижный утренний воздух. - Жалкие червяки! Неужели вы всерьёз собрались одолеть меня своими завываниями и фокусами?

Легко отбивая все атаки жрецов, Аксин неспешно стал подходить к ним. Там, где он проходил, некромагия меняла всё: трава жухла, и чернела; земля покрывалась трещинами, умирая навсегда; насекомые, попавшие в круг чёрной силы, вспыхивали тёмным пламенем, и сгорали без остатка. Совершив ритуал поглощения жизненной силы жертв, Аксин закончил превращение, навечно связав себя с некромагией.

У одного из жрецов не выдержали нервы, и он с криками бросился бежать. Это послужило сигналом к действию торзальским воинам: командир понял, что непобедимые до этого жрецы могут потерпеть поражение, и тогда этот монстр легко расправится и с ними. В такой ситуации воин не потерял голову, и принял единственно правильное, как он думал, решение: пока жрецы держаться, атаковать этого жуткого мага, и победить. Гордость заставила его совершить роковую ошибку. Если бы все солдаты разбежались, пока жрецы ещё держатся, то, возможно, кто-то и остался бы в живых, и смог бы предупредить власти. Но торзальцы бросились на некроманта...

Несколько серых вихрей возникли перед торзальцами. Солдаты в первых рядах попытались избежать столкновения с этими странными явлениями, но задние ряды напирали, и несколько воинов не избежали столкновения. Раздались жуткие крики боли, и несчастные упали на землю, извиваясь и корчась. Кожа на теле людей побледнела и растаяла, плоть также стала пористой, как морская губка. Солдаты отхлынули назад, но там уже к ним приближалась волна сине-чёрного пламени, перегородив путь к отступлению. Пытавшийся скрыться бегством жрец попытался проскочить сквозь этот странный огонь, и пламя поглотило его, моментально превратив в пепел.

Оставшиеся в живых солдаты бросились к жрецам, моля о защите. Те расступились, пропуская воинов внутрь разноцветной защитной сферы.

- Прекрасно! Прикончим всех тараканов одним махом.

Стена жуткого пламени и серые вихри с разных сторон подошли к торзальцам. Защита жрецов ярко вспыхнула разноцветными огнями, отражая нападение тьмы. Сила богов-близнецов столкнулась с океаном чёрной мощи некромагии. Побледневшие лица жрецов покрылись мелкими капельками пота, руки мелко дрожали. Они, с огромным трудом, но сдерживали атаки некроманта. Будь у Аксина больше опыта, тогда он бы смог справиться со жрецами, но пока они были на равных. Неизвестно, чем бы закончилось противостояние, не вмешайся в бой остальные пленники.

Вперёд выскочил Тарис, протягивая в сторону жрецов один из своих амулетов. Из него ударил пучок молний, пытаясь пробить защиту торзальцев. Под ногами жрецов потрескалась земля, выпуская наружу зелёные побеги, опутывающие людей. Это Флерес вступил в избиение, по-другому это было уже не назвать. Под напором нескольких видов магии защитная сфера торзальцев не выдержала, и дала брешь. Тут же в неё просочился один из серых вихрей, и через несколько мгновений всё было кончено. Тела торзальцев рухнули на землю, и были уничтожены чёрным пламенем.

- Да... дела. - Протянул Тарис, глядя то на Аксина, то на место побоища. - Что это за вид магии? Я знаком со многими мастерами магического боя, но такое...

- Это новые разработки в боевой магии. - Сказал эльф, поглядывая на уже принявшего свой обычный облик юношу. - Сейчас меня больше интересует другое: что прикажете делать с вами, уважаемый? Таскать тебя по всей Торзалии мне не очень хочется.

- Неужели вы бросите старика на верную погибель? - Затянул торговец.

- Идти с нами - вот это истинная смерть.

- А вы только доведите до обитаемых земель, Лер Флерес. А дальше мы с Валусом как-нибудь сами.

- Сейчас мы находимся на единственной дороге через горы. - Вмешался в разговор Ирган. - Через день пути она спускается в долину, а раньше нам никак не разойтись.

- Хорошо. - После минутного раздумья проговорил эльф. - До долины можете идти с нами. После этого наши дороги расходятся.

- Спасибо, Лер Флерес! - Радости Тариса не было предела. - Главное - уйти подальше от гномов, а среди людей мы затеряемся, не пропадём.

Ночью старик неслышно подошёл к Валусу.

- Пойдём. Нам нужно кое-что обсудить.

Громила мягко и неслышно вскочил на ноги.

- А как же этот? - Шёпотом спросил Валус, кивнув головой, в сторону стоявшего на часах Стена.

- Спит, как и все остальные. Магический сон.

Старый маг осторожно пошёл прочь от лагеря. Скрывшись за скалой, Тарис повернулся к рабу.

- Надо решить наши дела сейчас, пока все окутаны Покрывалом Сна. Правда, эффект этого заклинания нестойкий, могут проснуться от обычного звука, так что действовать придётся очень осторожно. - Маг достал из-за пазухи стальную цепочку. - Возьми, если что, бросишь на просыпающегося человека, она его вмиг придушит.

- Магическая удавка? - Валус осторожно взял цепь в руки. - Слышал про такую, но видеть не приходилось.

- Это не простая удавка. - Старик самодовольно улыбнулся, и хлопком соединил ладони вместе, заканчивая давно построенное заклинание. Стальная цепь, как змея, обвилась вокруг жилистой шеи раба, превратившись в своеобразный ошейник. Валус молнией метнулся к магу, но тут же рухнул на камни, хрипя, и пытаясь разорвать стянувшую шею цепь.

- Не так быстро, молодой человек. Понимаю, тебе хочется прикончить меня, но теперь моя жизнь связана с твоей одной цепью. - Захихикал Тарис. - Если я умру, то эта удавка тебя задушит. Или задушит, если я так пожелаю.

- Чего ты хочешь? - Прохрипел Валус. Маг сделал рукой какой-то жест, и давление цепи на горло раба ослабло.

- Того же, что и раньше: убить этого юного мага, и забрать то, что он прячет. А вот получить от тебя ножом в спину у меня нет никакого желания.

- Если я не принесу бумаги мага, Рупаз меня убьёт.

- Не беспокойся, если ты согласишься на мое предложение, то главу воровской гильдии я возьму не себя.

- Какое предложение?

- Будешь работать на меня. - Бросил маг. - Мне нужен толковый слуга, и я решил предложить тебе эту должность. Но, если ты не согласен, то я не буду настаивать.

Маг отвернулся, и цепь стала вновь стягивать горло Валусу.

- Я согласен. - Закивал головой раб.

- Прекрасно. - Цепь прекратила душить Валуса, и повисла на его шее. - А это украшение тебе пока придётся поносить. Вдруг ты решишь передумать.

Тарис осторожно выглянул из-за скалы.

- Спят. Сейчас аккуратно подойдём к Аксину, и я возьму его бумаги. Если начнёт просыпаться, сразу убивай. После того, что он сделал со жрецами, мне что-то не очень хочется встречаться с ним лицом к лицу. Потом убираем эльфа, а остальные вреда не причинят. Сил не хватит.

Подкравшись к Аксину, Тарис прочитал заклинание истинного зрения. Старый маг увидел свечение сумки, которую так трепетно берёг юноша, и чёрную, как дёготь, ауру, окружающую небольшой жезл.

- Подойди сюда. - Тихим шепотом позвал он Валуса. Когда раб приблизился, старик указал ему на эти предметы. - Эту палку лучше не трогать, не нравится она мне. Да и сумочка не простая.

- Я видел похожие застёжки. Говорят, если кто-то, кроме хозяина, попробует открыть её, то она его ужалит.

- Да, припоминаю что-то подобное. Кажется, такими пользуются курьеры императора. Ну, ничего, с этой бедой мы справимся.

Тарис надел латную перчатку, и дотронулся до сумки. Старика подвела самоуверенность: хранитель был не такой, как все. Вместо порции яда на Тариса обрушилось заклинание Молот Теней.

Аксин, разбуженный всплеском силы, и шумом, с трудом открыл глаза. Магический сон не отпускал, стремился вновь забросить разум юноши в туман беспамятства.

- Да что это такое за сон, тьма его забери! - Аксин рывком сел, и с огромным трудом разлепил вдруг ставшие, словно свинцовыми веки. Картина, представшая перед юношей, помогла разогнать магический сон. Рядом с ним лежало раздавленное тело, лишённое малейших человеческих черт. В стороне в конвульсиях, хрипя и хватаясь за горло, корчился Валус.

- Что здесь происходит? - Флерес сумел справиться со странной сонливостью, и теперь спешил к Аксину.

- Сейчас узнаем. - Юноша отстранился от внешнего мира, и настроился на хранителя. - Понятно. Наш попутчик решил позаимствовать мою сумку со всем содержимым. При этом он был защищён от простой боевой магии. Поэтому хранитель шандарахнул по нему одним из заклинаний некромагии. Ты же сам говорил, что мы с ним едины. Что знаю я, то знает и хранитель.

- А что со вторым?

- Не знаю. - Аксин озадаченно посмотрел на синее лицо и вывалившийся изо рта язык Валуса. - Хранитель говорит, что не трогал его.

- Похоже, его кто-то задушил. - Акрид подёргал стальную цепочку на шее. - Неизвестный благодетель использовал эту вещицу.

- Осторожнее с этой игрушкой. - Аксин выхватил цепь из рук толстяка, и спалил её шаром огня, превратив в оплывший кусок металла. - Так будет спокойнее, а то можно случайно разделить судьбу этого бедняги.

- Магическая удавка?

- Я бы сказал, магический поводок. Наш старик оказался не так прост, как хотел казаться. На самом деле Тарис был магом-исследователем, причём очень хорошим.

- Интересно, и кому мы обязаны удовольствием путешествовать с таким выдающимся магом?

- А ты угадай. - Флерес с плохо скрытой яростью смотрел на толстяка. - Заодно напомни, кто клялся, что кроме четвёрки убийц воровская гильдия больше никого не пошлёт!

- Ну, ошибся, командир, извини. С кем не бывает.

- Акрид, а ведь этот маг чуть не достиг успеха. - Эльф немного успокоился. По крайней мере, внешние признаки злости исчезли с его лица. - Ещё одна такая ошибка, и я не смогу больше защищать тебя от гильдии воров. А тогда они точно узнают, что один из бывших членов гильдии, которого все считают мёртвым, на самом деле жив и здоров.

- Не надо, командир! - Акрид побледнел от ужаса. - Больше никаких промашек, обещаю!

- Да не бойся ты, я просто пошутил. - Рассмеялся эльф. - Как я могу отдать своего друга на растерзание этим зверям. Ведь, говорят, что однажды они распилили живого человека пополам шершавой верёвкой. Долго пилили, очень долго. Тот бедняга мучился три дня, пока бог смерти не принял его к себе.

Похлопав по плечу трясущегося от страха Акрида, Флерес обернулся к остальным:

- Всем срочно собираться. Мы и так слишком много пошумели в горах, и если жрецы не засекли магию тогда, то сейчас мы слишком близко к обитаемым местам, и нас точно обнаружили. Убрать все следы пребывания, и пошли.

Рассвет застал отряд в пути. До проклятых земель оставалось всего несколько дней пути.


Глава 9

- Аксин, надень на свой посох вот это. - Эльф протянул магу пустотелую медную фигуру, изображающую сноп трав.

- А что это такое?

- Это означает, что я травник, а ты мой слуга, несущий мои регалии. Любая магия здесь под запретом, и поэтому почти все эльфы занимаются лечением с помощью растений. Заодно и прикроешь кристалл, а то каждому встречному ясно, кто ты такой. Этот посох лучше было бы вообще дома оставить, но ты бы на это не согласился.

- Ты абсолютно прав, Флерес, я бы не согласился. Маг без посоха - это половина мага. Посох является частью чародея, помогает напитать тело магической энергией, и необходим при некоторых очень важных ритуалах.

- Всё понятно, ваша учёность. - Флерес прервал разошедшегося юношу. - Поэтому просто надень эту штуку на посох, и оставайся при своей игрушке.

- Почему сразу игрушке? Когда-нибудь мой посох спасёт наши жизни.

- Прекрати. Это всего лишь орудие, простой инструмент в руках мага. В принципе, можно обойтись и без него. Сила внутри человека, а не в деревянной палке.

- Ага, командир, посох всего лишь орудие. - Встрял в перепалку Акрид. - Как и меч в руке воина во время боя. Только что солдат скажет, когда останется с голыми руками посреди сечи?

- Ну, всё, сдаюсь! - Флерес шутливо поднял руки вверх. - Но замаскировать посох необходимо.

- Зачем такие сложности? Насадка может соскочить, или просто накрениться. Давай, я лучше наложу иллюзию...

- И она выдаст нас любому жрецу. Нет, магию использовать только в крайнем случае. Давай, прячь свой кристалл, да побыстрее.

Углубление внутри бронзовой фигурки как нельзя лучше подходило под бронзовую руку, держащую кристалл, а незаметные защёлки позволили крепко закрепить её на посохе. Через несколько минут посторонний при беглом осмотре не смог бы догадаться, что за тайну скрывает посох травника. Вот только отряд двигался вторые судки по территории Торзалии, а всё ещё не встретили никого из местных жителей. Пораженный этим, Аксин решил расспросить Иргана, ведущего их горными тропами.

- А ты что хотел? Пробиваться с боем через города? Конечно, документы у нас неплохие, выдержат любую проверку, но всё равно, лучше поберечься.

- Неужели у них вся страна такая? - Недоумённо спросил юноша.

- Конечно, нет. Просто здесь горы, земля вперемешку с камнями, много урожая не соберёшь. Нет ни лесов, ни крупных рек. Сезон торговли с гномами закончился, купцы все в городах. Да и слишком близко мы к проклятым землям вышли, люди здесь жить не хотят. Если кого и встретишь, так только патруль, что границу проклятых земель охраняют.

- А если мы их встретим?

- Ну и что? - Присоединился к разговору эльф. - Как сказал Ирган, бумаги у нас в порядке, причём документы приготовлены очень серьёзные. А куда приведёт травника дорога в поисках лечебных растений, только ему одному известно. Ты, главное, молчи и стой в стороне в случае чего, как и положено слуге. И никаких "случайных" заклинаний, разрушающих всё вокруг.

- Капитан, позволь глупый вопрос. - Аксин с усмешкой посмотрел на эльфа. - А если патрулю, на который мы рано или поздно нарвёмся, взбредёт в голову обыскать нас?

- Это уже мои проблемы. Ты только тверди одно: нельзя, хозяин не разрешает, и прочее в том же духе.

- Тихо! - Лера остановилась, и резко подняла руку, призывая других последовать её примеру. Все замерли, боясь нарушить возникшую тишину. - Впереди кто-то скачет.

- Легки на помине. Поехали дальше, и всем быть как можно более естественнее. - Эльфа нисколько не обеспокоила возможная преграда. - Старайтесь больше молчать, говорить буду я.

Сразу за следующим холмом отряд встретился с конным разъездом.

- А ну, стой! - Торзалец, по-видимому, командир дозора, перегородил конём путь. - Кто такие?

- Я травник. - Флерес выехал вперёд. - А это мои слуги, и охрана.

- Не много ли народу с собой ведёшь, эльф? Не очень-то похоже на простого травника.

- Что?! Простого травника? - Флерес воздел руки к небу, изображая ярость. - Да будет тебе известно, что я принадлежу к клану Лунной лилии, и являюсь одним из лучших в искусстве лечения растениями.

- Лунная лилия? Я много слышал о вашем клане, господин. - Воин поклонился. - Говорят, лекари вашего клана находятся при дворе короля.

- Назвать меня простым травником! - Не мог успокоиться эльф. - Да как у тебя язык повернулся такое сказать!

- Прошу прощения, господин, я не знал. - Торзалец сконфузился ещё больше. - По вам же не скажешь, кто вы такой, а документы вы мне не показали...

- Документы?! По-твоему, я ещё и лгу? - Лицо эльфа потемнело от ярости. Аксин мысленно поаплодировал актёрскому таланту Флереса. За доли секунды эльф превратился в капризного придворного. - Это уже слишком. Я к этим воякам со всей душой, а они! Эй, там! - Эльф щёлкнул пальцами. - Покажи наши грамоты. Надеюсь, он умеет читать.

Акрид с подобострастной улыбкой поклонился эльфу, и, достав из резной, украшенной самоцветами шкатулки несколько свитков, с важным видом протянул их капитану.

- Ну что вы, господин, в этом нет никакой необходимости. - Говоря это, воин быстро пробежал взглядом по бумагам. Судя по тому, как вытянулось его лицо, увиденное, его сильно потрясло. - Простите мою нерасторопность...

- Нерасторопность кого? - Тон эльфа помаленьку становился угрожающим. - Должен ведь я знать имя человека, умудрившегося оскорбить меня дважды за несколько минут.

- Догун, господин. - Воин покорно склонил голову. - Ещё раз прошу простить меня, но я только выполнял свой долг. Вы изволили слишком близко подойти к границе проклятых земель.

- А куда я, по-твоему, иду, дубина? Или ты думаешь, что мне нравится таскаться по этой глухомани поздней осенью?

- Никак нет, господин. Осмелюсь спросить: не нужна ли вам дополнительная охрана? Там будет опасно.

- О, братья-боги, вразумите этого.... На границе растёт одно очень редкое растение, и сейчас пришла пора заготавливать его корни. Листья уже подсохли, и его очень трудно отличить от простой травы. Чем больше народу, тем больше шансов, что какой-нибудь остолоп затопчет драгоценные растения.

- Как пожелаете, господин. Если вы позволите, мы продолжим патрулирование.

- Конечно, позволю. Смотреть на твою рожу мне не доставляет никакого удовольствия.

Воин, проглотив обиду, поклонился, и проехал дальше.

- Круто ты его, командир. - Согнулся от хохота Акрид, когда патруль исчез из поля зрения. - Только бы палку не перегнуть.

- Ничего страшного. Чем больше среди охраны будет ходить слухов о придворном самодуре, зашедшем в эти края, тем меньше патрулей мы встретим.

- Флерес, а почему они говорят на языке империи? - Аксин не мог разделить общего веселья. Всю жизнь он представлял торзальцев этакими монстрами, и вот перед ним предстали обычные люди. Даже говорили они на одном языке. Насчёт их конвоя Аксин тогда решил, что охрана просто обязана знать речь пленников, а теперь ещё и патруль....

- Не знаю. - Быстро ответил эльф. - Так было с момента бегства людей с Древней земли. Все, кто смог переплыть океан, говорили одинаково.

- Интересно.... - Протянул юноша. - Получается, мы принадлежим к одному народу.

- Конечно, вы же люди.

- А варвары?

- У дикарей свой язык. - Флерес прекрасно понял, к чему клонит юноша. - Аксин, возможно, раньше вы и были единым народом, но это было давно. Теперь вы враги, и если Торзалия вторгнется на земли империи, то они не будут вспоминать о прежнем родстве. Торзальцы просто перебьют всех, кого смогут. А выживших - сделают рабами.

- Флерес дело говорит. - Ирган нервно сжимал топор, глядя вслед ускакавшему патрулю. - Забудь про то, что это люди, парень. И если понадобится - бей не раздумывая. Иначе через миг ударят они.

- Интересные капризы у Турнии. - Аксин невесело усмехнулся. - Люди, бывшие одним народом, бьются друг с другом перед лицом нападения врага извне.


Лоракс Лучезарный, король-жрец, сидел на троне, и с плохо скрываемым раздражением смотрел на стоящую перед ним верховную жрицу, главу всех храмов Торзалии.

- О, великий король, убитые сыны братьев-богов требуют отмщения! - Брызгала слюной старуха. - Убийцы топчут твою землю, а ты отказываешься отдать приказ покарать нечестивцев!

"Чокнутая старуха! - С нарастающим раздражением подумал Лоракс. - Ну почему эта сумасшедшая фанатичка всё ещё не отправилась к богам-близнецам"? Уже много веков власть в Торзалии была разделена: король правил страной, а верховный жрец или жрица отвечали за веру. И, главное, формально король был простым жрецом, и должен был подчиняться решениям верховной жрицы, если дело касалось храма братьев-богов.

- Успокойтесь, Ведающая Терасена. - Как можно дружелюбнее промолвил король. - Убийцы обязательно понесут заслуженное наказание.

- Ни одно наказание на земле не сможет искупить их преступление. И я не вижу причин откладывать. Убить их немедленно!

- При всём уважении, я не согласен с вами. Шпионы, убившие жрецов, сейчас идут к проклятым землям, это видно по слабому следу магии. И пока я не выясню, зачем, не стану отдавать приказ об атаке. Пусть они войдут туда, а потом посмотрим, что они вынесут обратно.

- Нам не нужно ничего, сотворённого чёрным искусством. И я хочу напомнить, что гибель жрецов - это дело храма братьев-богов.

- Это я хочу напомнить, что шпионаж империи является делом сугубо политическим, и не касается веры. - Повысил голос Лоракс. - Поэтому я сам решу, как и когда покарать преступников.

- Смотри, братьям-богам это не понравится. Король должен быть оплотом веры в стране. - Яростно прошипела Теросена. - Без их благословения маги империи мигом уничтожат наши войска.

- Братья-боги понимают, что я действую только во благо страны и ради их величия. - Лоракс понял, что выиграл этот спор. - А насчёт убийц не волнуйтесь: когда они выйдут с проклятых земель, то мы постараемся взять их живыми, и передать в руки храма. Тогда вы можете поступить с ними, как захотите.

- Хорошо. - После минутного раздумья согласилась старуха. - Когда шпионы попадут к нам, правосудие свершится.

Когда верховная жрица ушла, король долго сидел в одиночестве, успокаиваясь. Это продолжалось год за годом, и уже превратилось в некое подобие ритуала: Теросена так выводила его из себя, что после её визита Лораксу просто необходимо было время, чтобы успокоить чувства. А сейчас королю нужно было обратиться к братьям-богам, а молитва требовала холодной головы и полной сосредоточенности.

Когда душевная буря, бушевавшая внутри короля, успокоилась, он приказал подготовить комнату для молитв. Когда всё было исполнено, Лоракс спустился в неё, и начал ритуал. Король-жрец обращался к богам, прося их указать на расположение отряда шпионов, присланных его извечным врагом. Как всегда, тело Лоракса стало воздушным и лёгким, волна счастья захлестнула его, и он ощутил блаженство, по силе сравнимое разве что с невыносимой болью, тогда братья-боги ответили ему. Лораксу казалось, что яркий свет окружил его, проходя сквозь тело, и питая его безграничной силой. Король возжелал увидеть шпионов, и перед его глазами появилась карта Торзалии, где чёрной кляксой выделялись проклятые земли. К нему подходило другое, небольшое пятнышко тьмы, оставляя за собой туманный след от гор.

"Интересно, что тут понадобилось этим проклятым ворожеям"? - подумал король. Магов Лоракс ненавидел даже больше, чем верховную жрицу. Любое колдовство было противно братьям-богам, а имперские ещё и молились своим богам, не признавая истинной веры. Но Лоракс скоро положит этому конец: когда варвары с северных земель обескровят империю своим военным походом, армия Торзалии бескрайним потоком ворвётся на земли неверующих, неся с собой свет истины храма братьев-богов, и уничтожая отрекающихся. Купаясь в свете, ниспосланном богами, Лоракс верил, что будет только так, и никак иначе.


Вот уже целый день отряд продвигался вперёд, не встречая на своём пути ни одного патруля.

- Флерес, командуй привал. - Аксин остановился впереди всех, заблокировав лошадью узкую тропу.

- Что, уже устал? И зачем ты снимаешь маскировку с посоха?

- Командир, прислушайся.

Эльф вслушался в мёртвую тишину вокруг них. Не было ни трелей птиц, ни шороха ветра.

- Мы почти на месте. - Юноша сосредоточенно осматривал окрестности. - Ещё немного, и вступим на проклятые земли. Переночевать лучше здесь, а то в темноте нечисть куда активнее. Пойдём дальше на рассвете.

- Согласен. Раз ты у нас единственный специалист по проклятому искусству, командуй.

- Наконец-то мои скромные заслуги оценили по достоинству. - Аксин с сарказмом поклонился. - Благодарю за доверие. И, раз мне дано право решать, то вот первая команда: нужно разделиться. Лагерь устроим здесь, оставим лошадей и вещи. Часть пойдёт со мной, часть будет ждать.

- Пожалуй, это разумно. - Флерес одобрительно закивал головой. - Нет смысла тащиться со всем этим трофейным добром, оставленным нам щедрыми жрецами. А лошади только привлекут внимание нежити: такая гора живого мяса! Остаётся вопрос: кто пойдёт с нами внутрь проклятых земель?

- Я пойду. - Вышел вперёд Марк.

- И я тоже. - Словно боясь не успеть, крикнула Лера.

- Нас четверых вполне хватит. - Аксин покрепче взялся за посох. - Располагайтесь, а я пока поставлю защиту.

- А это разумно? - Виллис с сомнением посмотрел на юношу. - Жрецы магию не почуют?

- Теперь уже нет: мы слишком близко к проклятым землям, здесь всё пропитано некромагией. Моё воздействие просто затеряется на её фоне. Да и без защиты ночью кто-нибудь заплутавший может наведаться.

- Поздно беспокоится. - Не отрываясь от разжигания костра, бросил эльф. - За нами, похоже, уже следят. Духи воздуха вокруг несколько раз начинали сильно беспокоиться. Явно кто-то из жрецов нас прощупывал.

- И ты не предупредил?

- А зачем? Нас впустили, и сейчас смотрят, чем мы займёмся. Пока мы не дёргаемся, наблюдатель будет ждать, надежнее схватить всех на выходе, когда всё он выяснит. Так что пока следуем плану, а там пустим ложный след, или ещё что-нибудь придумаем.

- А если вы не вернётесь, погибнете там? - Акрид явно волновался. - Что тогда? Мы остаёмся между жрецами и проклятыми землями.

- Я бы на твоём месте об этом не беспокоился. - Флерес был настроен оптимистично. - С нами идёт самый могучий некромант за всю историю, отобьёмся. А вот вы легко можете погибнуть: приползёт какой-нибудь заблудившийся демон, и пока.

- Не надо их зря нервировать. - Не отрываясь от подготовки к ритуалу, бросил Аксин. - Защиту я поставлю надолго, если что, за и ней отсидитесь. Мелкую нежить не пропустит, а крупная сюда не пойдёт, слишком далеко мы находимся от центра силы. Конечно, от людей это не спасёт, но тут уж как-нибудь сами. Предъявите "волшебные" документы, например.

- С патрулём мы как-нибудь справимся. - Заметно повеселел толстяк.

Уже появились первые звёзды, когда Аксин присоединился к отдыхающим у костра. Похоже, близость проклятых земель никак не повлияла на их аппетит: юноша с трудом успел забрать свою порцию ужина.

- Почему так долго? - Не переставая жевать, поинтересовался Акрид. - Раньше ты справлялся быстрее.

- А ты думаешь, легко поставить блокаду, да ещё так, чтобы некромагия живым не повредила? Нет, если ты хотел, чтобы граница ещё и вас не выпускала.... По крайней мере, целыми и здоровыми.

- Да я просто так поинтересовался. Вдруг возникнут какие-нибудь трудности, о которых остающимся, то есть нам, нужно знать.

- Как я уже говорил, всё нормально, не нервничай. - Аксин с аппетитом вгрызся в кусок солонины. - Только не забывайте об амулетах, которые я для вас сделал. За пределами границы без них лучше не появляться.

- Какой границы? - Толстяк, оглянувшись, понял бессмысленность этого вопроса. Стоянку охватывал серое призрачное кольцо шириной в два десятка шагов, висящее невысоко над землёй.

Аксин, жадно доев кусок мяса, повернулся к отдыхающему эльфу.

- Флерес, я предлагаю сегодня освободить от дежурства всех, кто идёт со мной в проклятые земли. А то в ближайшее время шанса выспаться у нас не будет.

- Конечно, хотя я больше беспокоюсь за тебя. Ты сейчас серьёзно поработал над защитой, как насчёт магических сил? Что-то осталось?

- Есть немного. - Аксин прислушался к своим внутренним ощущениям. Странно, но он совсем не устал. После создания Кольца зари, призванного отгонять неупокоенных, у юноши не было упадка сил, как обычно после серьёзных заклинаний. Даже зверский голод, испытываемый им, был следствием обычной реакции молодого здорового организма на день пути. Это открытие приятно порадовало юного мага, но он решил пока оставить его при себе. - Не волнуйся, командир, справлюсь.

- Марк, Лера, слышали Аксина? Сегодня никакого дежурства, отсыпайтесь. Оставшиеся делят ночные бдения между собой. Да не кривись ты так, Акрид. Ничего с тобой не случится, подежуришь за двоих. Тебе здесь несколько дней отдыхать, отоспишься.

Этой ночью Аксину приснился странный сон. Юноше казалось, что он бродит по пустой, безжизненной земле, покрытой туманом. Вокруг были только чёрные и серые цвета, ничего не нарушало безмолвия мёртвой пустоши. Невозможно было понять, где кончается небо и начинается горизонт. Аксин не знал, сколько он бродил в одиночестве. Возможно, прошло несколько секунд, а, может быть, минула целую вечность. Время и пространство здесь перестали существовать. Когда Аксин увидел стоявшего впереди человека, то сначала подумал, что это какая-то иллюзия, настолько лишним он здесь казался. Юноша хотел равнодушно пройти мимо, но дорога была только одна, а сгорбившийся незнакомец не двигался с места, и обойти его не было никакой возможности.

Подойдя почти вплотную, Аксин скользнул по нему взглядом. Обычный человек, уже в годах. Волосы припорошила седина, в опущенных уголках губ собрались унылые складки.

- Ты настоящий? - Скрипучий голос незнакомца разрезал тишину. - Конечно же, нет. Ко мне приходят только призраки.

- Я не призрак.

- Да? - Незнакомец протянул к юноше руку, и она свободно прошла сквозь его тело. - Вот, я же говорил, что призрак. Уже много столетий я совсем один. Моя семья, и та не навещает меня.

- А кто ты? Как ты здесь оказался? - Искра любопытства заставила Аксина задержаться рядом с незнакомцем.

- Уже не знаю, кто я. Когда-то давно меня звали Кафт. - Человек тяжело вздохнул. - Помню, я пытался помочь моей семье. Они долго лежали, а потом их тела стали разлагаться. Но они точно были живы, моя жена и дети не могли умереть! Наверное, они просто заболели какой-то странной болезнью. Чтобы им было легче, я перенёс их в ледник. Плохо помню, что было после, но потом они проснулись. Я бросился обнять мою дорогую жену с малютками, а они набросились на меня, стали рвать моё тело зубами. Наверное, обиделись на то, что я так долго их лечил.

Отсутствующий взгляд первого некроманта скользнул по лицу юноши.

- Я пытался объяснить им, что ни в чём не виноват, но они не слушали, кидались на меня, хотели убить. А потом всё потемнело, и я очутился здесь. Вокруг никого, только этот проклятый голос.

- Какой голос. - Аксин прислушался, но ничего не нарушало мёртвую тишину серой пустыни.

- Вы, призраки, его не слышите. Его слышу только я. Он твердит только одно: зачем, зачем, зачем. Не знаешь, что это значит?

- Может, ты должен вспомнить всё, что было, и тогда поймёшь? - Предположил Аксин. - Тени прошлого нести тяжелее всего.

- Может быть, ты и прав, призрак. - Кафт сел на камень у дороги. - Уже уходишь?

- Да, мне пора. - Юноша чувствовал, что какая-то сила тянет его в разные стороны, заставляя таять.

- Приходи ещё, если будет время. - Первый некромант тоскливо вздохнул. - А то другие почти не разговаривают. Стонут, или просто молчат.

Ответить Аксин не успел, что-то рывком дёрнуло его, и куда-то понесло. Перед глазами всё завертелось, и юноша закрыл их. А когда открыл, то увидел эльфа, трясущего его.

- Ну, и здорСв же ты спать! - Флерес прекратил трясти юношу, как яблоню с созревшими плодами. - Другие всю ночь глаз не сомкнули, а этот дрыхнет, словно находится в родном замке.

- А что не спали? Вроде бы раньше на бессонницу никто не жаловался.

- Издеваешься?

- А что? По сравнению с древней землёй здесь у нас просто лёгкая прогулка.

- Это для тебя. Не всем посчастливилось стать некромантом.

- Флерес, я готов в любой момент поделиться этим счастьем с тобой. Ты только намекни.

- Благодарю, но не стоит. Ты, лучше, вставай, и иди завтракать. А то может ничего не остаться.

Несмотря на торопящегося эльфа, сборы затянулись почти до полудня. Когда последняя сумка была собрана, а оружие в сотый раз проверено, Флерес повернулся к остающимся в лагере людям.

- Судя по карте, до замка нам идти дня два, и столько же обратно, плюс день на поиски. Накидываем ещё пару-тройку дней на непредвиденные задержки, получаем семь дней. Если за это время не вернёмся, уходите.

- Да куда мы пойдём, командир? - Акрид невесело усмехнулся. - Гномы нам сейчас не сильно рады, торзальцы тоже излишним гостеприимством страдать не станут.

- Деньги и документы у вас есть, страну Ирган знает, так что не пропадёте. Нужно вернуться в империю, и доложить о результатах операции.

- О результатах? Если не вернётесь, это будет называться провалом.

- Акрид, заканчивай со своими пораженческими настроениями. - Эльф недовольно поморщился. - Если собрался помирать, то не было смысла тащиться в такую даль. Проще было представиться дома, в тепле и комфорте.

- Понял, командир. Будем надеяться на лучшее.

- Так-то лучше. Ну, до встречи.

- Удачной охоты. Передавайте от меня привет нечисти.

Толстяк развернулся, и побрёл к костру. Аксин, наблюдавший со стороны за сценой расставания, ещё раз проверил надёжность защиты, и, убедившись, что все готовы следовать за ним, пошёл по тропе.


Очень скоро вокруг них всё стало меняться. Первым это почувствовал Аксин, сразу за ним эльф. Флерес вдруг резко остановился, и с тал с тревогой осматриваться.

- Что, командир, не очень комфортно?

- Аксин, что происходит? - Юноша впервые видел эльфа таким растерянным. - Я почти не чувствую духов природы.

- Потому что их здесь почти нет. Где холод смерти опалил землю, жизни делать нечего.

- Но смерть - это неотъемлемая часть природы. - Флерес не мог понять, о чём говорит юный маг. - Хищник убивает ради еды, потом сам умирает от старости, или от болезни.

- Это другая смерть. В природе всё взаимосвязано. Кто-то, умирая, даёт жизнь другому: олень - волку, мёртвый лев - насекомым. Плоть уходит в землю, и даёт жизнь растениям, которые накормят другого оленя. Жизнь уходит, чтобы возродиться. А некромагия - это смерть ради смерти.

- Раньше не мог сказать? - Флерес понимал, что на проклятых землях от его колдовства мало толку. - И что мне сейчас делать?

- Не знаю. - Аксин равнодушно пожал плечами. - Некоторые из духов природы ещё не ушли отсюда, помогут: да и твою саблю у тебя никто не отнимал. Свой лук лучше не используй: стрелы не причинят большого вреда нежити.

В отличие от Флереса юноша чувствовал подъём сил. Несмотря на то, что Аксин был некромантом, он не был в безопасности в проклятых землях. Вокруг было много зла, которое попытается уничтожить их, но это зло было понятным ему. Аксин невольно сравнил себя с крестьянином, идущим босиком в густой траве, кишащей ядовитыми змеями: он может погибнуть от их укуса, а может переловить всех змей, и сшить из их кожи неплохие сапоги. Всё зависело от его осторожности.

Остальные тоже почувствовали чёрную силу проклятых земель. Всё вокруг было враждебно жизни, и люди это осознавали, понимали каким-то звериным инстинктом, запрятанным глубоко внутри. Страх всё больше и больше овладевал ими, сжимал грудь ледяными тисками, мешая дышать. Вместе с ужасом всех вдруг охватила сильная слабость. Сердце то начинало биться, как пойманная в силки птица, то замирало, грозя совсем остановиться. Лишь железная воля не позволяла людям броситься бежать.

- Кажется, мои слова никто не воспринимает всерьёз. - Аксин спокойно смотрел на всё нарастающую панику, охватывающую его попутчиков. - Помню, я что-то говорил об амулетах, защищающих от дыхания некромагии.

Все торопливо начали надевать на руки бронзовые браслеты, выданные им юношей ещё в Иридисе. Давление проклятых земель сразу ослабло, вернулись силы, и способность мыслить.

- Ты что, раньше не мог сказать, сволочь! - Лера набросилась на юношу. - Я чуть со страху не умерла.

- Ты абсолютно права, вы все чуть не умерли. - Голос Аксина звучал жёстче обычного. - Только не от страха. Это магия смерти, пропитавшая эту землю, вытягивала из ваших тел жизнь. Я говорил, что амулеты защитят от этого, и их надо носить, как только мы приблизимся к проклятым землям.

- А ты не мог напомнить об этом ещё раз!

- Это был урок, который все должны усвоить. - В голосе юноши зазвенел металл. - В следующий раз я могу не успеть повторять по несколько раз для каждого. А вы все точно не успеете собрать совещание, и решить, стоит или нет делать так, как я говорю. Пока мы находимся здесь, то все либо беспрекословно подчиняются, моментально выполняя мои приказы, либо прямо сейчас разворачиваются, и идут обратно в лагерь, пока есть возможность уйти живым.

- Мы всё поняли, Аксин. - Ответил за всех Флерес. - Ты абсолютно прав.

- Тогда пошли. Развалины крепости некромантов в той стороне. - Аксин показал на закат солнца. - Там центр чёрного излучения.

Редкие деревья и вездесущий кустарник очень быстро остались позади, кругом была только серая, потрескавшаяся земля с редкими валунами.

- Неужели проклятые земли все такие? - Марк поёжился.

- Конечно, нет. - Не сбавляя скорости, пояснил Аксин. - Ближе к развалинам будет и растительность, и животные. Но не стоит радоваться: жизнь, созданная и поддерживаемая проклятым искусством, страшна. А другой там просто не будет. Поэтому надо опасаться всего.

- А что это там, вдали? - Остроглазая Лера первая, как обычно, заметила опасность.

Аксин внимательно присмотрелся.

- Ничего серьёзного, обычный зомби.

- Что?! - Первая встреча с неупокоенным шокировала всех.

- А что вы так кричите? Зомби всего один, его и без магии любой воин на куски разрубит. К тому же, этот стихийный мертвец.

- Просто стихийный мертвец, это хорошо. Сразу от сердца отлегло. - К Флересу быстро вернулся его обычный сарказм. - Знать бы ещё, что это такое.

- Если труп поднялся из могилы случайно, под действием волны чёрной силы, то он не так опасен. - Терпеливо начал объяснять Аксин. - Медлителен, туп, движем только проклятием и жаждой крови. Такого зомби легко уничтожить, или остатки его разума может поработить любой некромант. А вот если мертвяка кто-то специально поднимал, вот тогда беда. Такие зомби более сильные, быстрые, и один Чонин знает, какие способности дал ему хозяин. К тому же такого зомби нельзя поработить заново, они преданны одному господину.

- И что будем делать с этим? - Прервал юноше эльф. - Эта пакость, похоже, заметила нас.

Действительно, мертвец довольно споро приближался к отряду. Марк нервно сжал рукоять меча.

- Да что хотите. Если кто желает, то может потренироваться на нём в бое на мечах с неупокоённым. Если желающих нет, я его приручу. Пусть лагерь по ночам охраняет.

- Что?! Эта воняющая тухлым мясом развалина постоянно будет рядом? - Лера активно замотала головой. - Ни за что? Лучше я его изрублю.

- Если нет других пожеланий, то руби. - Аксину было всё равно.

- Лера, не торопись. - Флерес задумчиво посмотрел на приближающегося мертвеца. - Неизвестно, что за опасности ждут нас впереди. Лишний воин не помешает: тем более что им можно спокойно пожертвовать, в случае чего.

- Хорошо, командир. - Девушка с отвращением скривилась. Мертвец уже подошёл достаточно близко, и она прекрасно видела его полуразложившееся лицо, и серые кости, торчащие сквозь дыры в одежде и в его гнилой плоти. - Но пусть он близко ко мне не подходит.

- Аксин, ты говорил, что можешь приручить эту тварь. Ну, так действуй.

- Приручить, так приручить. - Юноша вышел вперёд. - Отойдите на пару шагов.

Помня историю с амулетами, все моментально отпрыгнули в сторону от него. Аксин, сосредоточившись, сформировал огромные призрачные руки, крепко схватившие дёргающегося и шипящего зомби. Убедившись, что тот находится в полной неподвижности, юный маг подошёл почти вплотную к мертвецу, и, схватив его голову за виски, посмотрел в пустые глазницы.

Сначала Флерес, а затем и остальные увидели, как тьма потекла с рук юноши, покрыв непроницаемым коконом тумана тщетно сопротивляющегося мертвяка. Губы Аксина раскрылись, и вместе с выдохом наружу вырвались слова на неизвестном никому языке. Казалось, что это шипит змея: человек не в состоянии был повторить звуки, рождающиеся в горле юного мага. Тьма вокруг зомби вдруг сначала застыла, а потом осыпалась чёрной пылью.

Перед глазами изумлённых эльфа и людей предстал совершенно другой зомби. Нет, это уже не был тот полуразложившийся, разваливающийся на ходу мертвец. Старая плоть сползла, вместо неё образовалась из тьмы новая, больше похожая на воронёный полированный металл. Обрывки тряпок исчезли, уступив место несокрушимым каменным доспехам. В пустых глазницах черепа полыхал зловещий огонь. В руках этот монстр держал каменную палицу.

- Кто это? - Благоговейно прошептал Марк.

- Нравится? - Аксин самодовольно усмехнулся. - Позвольте представить нового члена нашего отряда: Костяной рыцарь. В десятки раз сильнее обычного воина, не нуждается ни во сне, ни в пище. Быстр, хитёр, предан хозяину, и практически неуязвим как для магии, так и для обычного оружия.

- Вот это да! - Восхищению Флереса не было предела. - И ты молчал, что можешь сотворить такое? Да будь у Империи несколько сотен таких воинов, можно было бы наплевать на этих варваров и торзальцев. Зачем искать Звезду бури, когда в руках уже есть абсолютное оружие. Можно создать армию неуязвимых Костяных рыцарей!

- Флерес, мне жаль тебя разочаровывать, но нужно будет сначала обучить несколько сотен некромантов. - Аксин с деланным сожалением смотрел на размечтавшегося эльфа. - У некроманта может быть только один Костяной рыцарь. Или около сотни зомби. Больше просто невозможно контролировать.

- Плохо. - Задумчиво протянул Флерес.

- Наоборот, это очень хорошо. Если бы не это, то вряд ли некроманты были бы здесь разбиты. Представь: один такой рыцарь легко убивает несколько десятков воинов, которые тут же превращаются по воле некроманта в подобных монстров, убивают в свою очередь несколько сотен человек, и так далее.

- Убедил. Хотя возможность была интересная.

- Командир, если бы я был всемогущий, то не пошёл бы сюда, а потом на Древнюю землю. Я бы сразу отправился в северные земли, и так бы навешал бы варваром, что они их правнуки боялись бы подходить к границам империи. А потом навестил бы короля-жреца, причём результат был бы тот же.

- А он на нас не набросится? - Юноша впервые увидел Леру встревоженной.

- Если только я ему это не прикажу. - Аксин состроил зверскую рожу.

Не обращая внимания на дурачащегося юношу, Флерес подошёл к неподвижному мертвяку, и, выхватив саблю, нанёс удар. Острый металл, обычно легко разрубающий мясо и кости, на этот раз бессильно отскочил от чёрной плоти, не нанеся никакого вреда: а ответный удар каменной дубины чуть не снёс эльфу голову. Несмотря на природную ловкость, Флерес не успел полностью увернуться от молниеносного выпада Костяного рыцаря, дубинка скользнула по голове, бросив эльфа на землю.

- Хватит! - Крик Аксина заставил зомби замереть, уподобившись каменному изваянию. - Что на тебя нашло, командир?

- Да вот, решил проверить твои слова насчёт силы и неуязвимости. - Флерес с трудом поднялся на ноги, тряся головой.

- Ну, и как результаты проверки?

- Впечатляет. Вон, даже голову разбил.

- Что?! Немедленно перевяжи рану! Да слоёв ткани побольше намотай!

- Меня трогает твоя забота о командире, но это просто царапина.

- Идиот! - Аксин решил послать субординацию подальше. - Эти твари за несколько тысяч шагов чувствуют запах капли крови, а твоя раненая голова - это просто прямое приглашение на пир!

- Да не беспокойся, я говорю. Смотри. - Эльф наклонил голову, и все увидели затягивающуюся на глазах рану. Через несколько мгновений от неё не осталось даже шрама. - Лёгкие царапины затягиваются на нас почти моментально. В этом эльфы выгодно отличаются от людей.

- Неужели все эльфы так могут? - Марка очень заинтересовала эта способность.

- Нет, только эльфийские колдуны. - Ответил Аксин за Флереса. - Что, командир, вижу, ты уже осваиваешься с магией в проклятых землях?

- Что, заметил? - Улыбнулся эльф.

- Конечно. И не шути так больше, командир. Заклинание излечения действует только на легкие ранения, и требует много сил. И отмой, всё-таки, кровь с одежды.

- А как насчёт тебя? Уж ты то явно не испытываешь затруднений с магическими ресурсами. Поможешь с лечением, если кого-нибудь ранят....

- Некромагия не может лечить. Хотя, в принципе, рану можно прижечь....

У Флереса чесались руки надавать по шее этому молодому выскочке, но, посмотрев на стоящего рядом Костяного рыцаря, эльф сдержался.


Глава 10

- Ты только посмотри, старый медведь, какая красота. Наконец-то цивилизация после этих забытых всеми богами северных земель.

Гарвин с довольной улыбкой смотрел на стены Иридиса.

- Как только мы пройдём через эти ворота, то окажемся в сказке: прекрасные гостиницы с мягкими кроватями и восхитительной кухней, хорошенькие девушки, приличное общество.

- Понятно, почему вы так торопились, господин. - Джонатан довольно усмехнулся в усы. - А то когда вы так рьяно бросились к этому всплеску силы, я уж подумал, что вы с ума сошли: так к беде бежать.

- Смотри, не накаркай. Не знаю, из-за напитка это мне почудилось, или просто так, но в Иридисе всплеск этой странной силы был намного сильнее, чем на границе.

- И что вы думаете, господин? Неужели шаманы варваров сюда добрались?

- Да ты что такое говоришь, старый пень! Нет, конечно. Здесь сила была хоть и похожа, но не такая. У шаманов дикарей были, так скажем, магические дубинки: грубо, примитивно. А здесь работал кто-то посерьёзнее, чем варвары. Его силу можно сравнить с мечом гномьей работы в руках учителя фехтования: нечто совершенное и смертоносное. Так что мы в Иридисе будем не воевать, а спокойно собирать информацию.

- Это вы сейчас так говорите, господин, а потом всё закончится, как обычно: огонь, гром, разрушения. Всё-таки не в первый раз с вами путешествую.

- Вот скажи мне, старый ворчун: почему я не оставил тебя у барона?

- Может, господин решил сжалиться над Вильямом, и не добивать его этим прощальным подарком? А то каждый день видеть в своём замке слугу своего обидчика, и бояться предпринять чего-либо - это просто кошмар. Сердце барона точно бы не выдержало.

- Да, наш дорогой хозяин точно бы сошёл с ума от такого подарка. - Расхохотался маг. - Как вспомню его лицо, когда он меня живым увидел, да услышал, что я забираю его людей для конвоирования пленника, так даже жалко его становится. Бедняга Вильям чуть на месте не помер: покушение провалено, мне всё известно, да ещё и это жуткое похмелье.

- А что вы хотите: похоже, он всю ночь пил из-за вашей скорой кончины, господин. Наверное, очень расстраивался из-за страшной и нелепой смерти своего "лучшего друга".

- Хватит, старик. Если я буду так смеяться, охрана у ворот подумает, что я сумасшедший, и не пропустит нас в город.

- Ничего страшного, господин: одними вышибленными воротами больше, одними меньше.

- За всю историю ворота Иридиса ни разу не были сломаны, а неприятель не прорывался в город. Этот город всегда был неприступен. Давай и мы не будем нарушать эту традицию, и не станем ничего ломать, а просто спокойно проедем.

Оказавшись внутри, маг остановился.

- Здесь мы ненадолго расстанемся. У меня есть одно дело, а ты пока сними комнату в гостинице. Да смотри, сильно не экономь, выбери гостиницу поприличнее.

- А вы куда направитесь, господин?

- Не бойся, ничего опасного. Мне нужно навестить местный филиал гильдии боевых магов, там меня вечером и встретишь. Думаю, они смогут защитить меня не хуже, чем ты.

В городской толпе Гарвин чувствовал себя в своей стихии. Маг никогда не любил глухие места, хотя по долгу службы ему приходилось постоянно посещать самые отдалённые закоулки империи. Это в крупных городах обычно всё тихо и спокойно. "Жаль - подумал Гарвин. - Всё-таки, зря я связался с этой военной службой. Был бы сейчас уважаемым гражданином: приобрёл бы небольшое поместье, завёл семью, отрастил живот. Превратился бы в такого толстого скучного тупого помещика. Какой кошмар!"

Как бы не расписывал маг простую жизнь всеми радужными красками, представься ему случай осесть на одном месте, он бы сразу отказался. Гарвин не мог жить без постоянной опасности, бередящей душу и горячащей кровь. Даже сейчас, находясь на достаточно мирных и безопасных улицах Иридиса, маг был полностью собран и готов к неожиданному нападению.

Поняв это, Гарвин внутренне усмехнулся над собственной мнительностью. Маг попытался расслабиться, но что-то ему мешало это сделать. Ещё раз, осмотревшись по сторонам, он понял причину своего беспокойства. Несмотря на обычную для этого города давку и тесноту на улицах, вокруг Гарвина образовалось небольшое пустое пространство. Люди старались держаться от него подальше, а когда всё-таки оказывались на дороге мага, то вжимались в толпу, и, не поднимая глаза, старались быстрее проскользнуть мимо. Подивившись странному поведению горожан, Гарвин спокойно продолжил путь к небольшому поместью, принадлежащему гильдии боевых магов.

Миновав двух скучающих у входа охранников, Гарвин пошёл сразу к местному смотрителю гильдии. Очередь местных чиновников и купцов, дожидавшихся аудиенции уже не первый час, начала роптать, но магу достаточно было одного взгляда, чтобы недовольство сразу утихло. Распахнув тяжёлую дверь, Гарвин сразу увидел распорядителя, о чём-то разговаривающего с толстым, разряженным, как павлин, купцом.

- В чём дело? Кто разрешил... - Распорядитель хотел выставить наглеца, но, увидев посох мага с красноватым кристаллом, говорящем о принадлежности его владельца к гильдии, немного успокоился. А, рассмотрев на посохе три тонких кольца: золотое, серебряное и железное, расположенных прямо под бронзовой ладонью, держащей кристалл, и обозначающих принадлежность вошедшего к элите боевых магов, распорядитель в один миг превратился в самого радушного человека в Иридисе. Выгнав ничего не понимающего купца, распорядитель засеменил навстречу гостю.

- Добро пожаловать, Владыка, извините, что не знаю вашего имени. Чувствуйте себя, как дома.

- Спасибо за тёплый приём, младший брат. - Гарвин рассмотрел посох распорядителя, стоящий у стола, и говорящий посвящённым о более низком звании в гильдии магов. - Извини, что оторвал тебя от дел.

- Да какие там дела, Владыка...

- Гарвин.

- Какие дела, Владыка Гарвин. Так, рутина: в Иридисе всё довольно спокойно, слава богам. Скажите, чем гильдия Иридиса может вам помочь?

- Нужно открыть портал для связи с архимагом Оресом.

- Конечно. Сейчас, только соберу семь магов. Меньше не смогут создать устойчивую связь со столицей. Что нибудь ещё?

- Пока не знаю. А скажи-ка мне, брат, что у вас тут творится? Горожане шарахаются от обычного мага, как от прокажённого.

- Ну, пока ничего серьёзного. - Замялся распорядитель.

- Послушай, я ведь всё равно узнаю, кто-нибудь проболтается. Так что не трать зря моё время, и не рискуй своим драгоценным здоровьем. Потому что, если ты скрываешь что-то важное, я не поленюсь зайти сюда снова, и преподать кое-кому урок лояльности.

- Да случилось тут недавно кое-что странное. Сначала маг из посольства угробил родственника главы воровской гильдии. Потом какая-то свистопляска с использованием сил, и магического тумана на весь город. И, на десерт, этот маг со своими друзьями положил лучших убийц. Поэтому сейчас городские каждого нового мага сторонятся.

Задав несколько наводящих вопросов, Гарвин составил для себя довольно ясную картину произошедшего. И то, что начало вырисовываться, ему явно не понравилось.

- А вы доложили о произошедшем?

- Зачем, Владыка Гарвин? Этот маг уехал, всё успокоилось....

- Глупец! - Гарвин ударил кулаком по столу, расколов пополам столешницу из мореного дуба. - Немедленно; слышишь, немедленно организуй мне связь с архимагом!

- Конечно, Владыка! - Побледневший распорядитель бросился к дверям.

Гарвин не находил себе место от ярости. Война надвигается, все оповещены, а этот болван скрывает такое! Необходимо было сразу задержать этого таинственного мага, а не прятаться от проблем, демонстрируя этим только собственную лень и тупость. Да за такое надо вешать на воротах города без суда и следствия, невзирая на титул!

Когда распорядитель доложил, что всё готово, Гарвин бросился в комнату для связи, сшибая попавшихся на пути людей, и не обращая внимания на брань, несущуюся следом. Вбежав в комнату и захлопнув за собой дверь, он приказал ожидающим его семерым магам начинать.

Маги окружили тщательно начерченную на полу фигуру, состоящую из сходящихся спиралей и множества символов, и сомкнули свою силу в единую цепь. Заклинание портала было очень сложным и энергоёмким: один маг просто погибнет от потери магических сил, пытаясь его применить, и не достигнет результата. Но объединённая магическая сила семи магов смогла создать устойчивый портал до столицы.

Над полом возникло белое марево, и возник призрачный образ архимага Ореса. Благодаря порталу вызывающий мог видеть образ другого человека, находящегося за много тысяч шагов, и слышать его голос. Вызываемый так же видел и слышал собеседника.

- Архимаг Орес, у меня сообщение.

- Слушаю, Владыка Гарвин.

- Я выяснил, что противопоставят нам варвары. По какой-то причине среди дикарей появилось много оборотней с очень сильной способностью к регенерации. И их шаманы нашли способ получать могущественные амулеты, способные противостоять усилиям обычного боевого мага. Похоже, варвары нашли источник силы неизвестного свойства.

- Благодарю, Владыка Гарвин. И прими мои поздравления: я слышал о твоей победе, и о взятом в плен оборотне. Скоро эта дикарка будет у нас, и мы сможем точнее определить источник способностей варваров. Хотя кое-что можно предположить уже сейчас. Скажи, маги, открывшие портал, нас слышат?

- Нет, архимаг. Я замкнул линии силы на себе, так что они видят простой туман.

- Хорошо. Тебе я могу открыться, Гарвин. - Архимаг впервые отказался от официального обращения, назвав мага просто по имени. - Скорее всего, это истинные оборотни.

- Истинные оборотни? - Гарвин напряг память, вспоминая прочитанные ещё во времена юности книги. - Это те, что созданы некромагией и рождены от чистокровных оборотней? Интересно.... Получается, что у варваров есть некроманты?

- Вряд ли. Вероятно, в старые времена кто-то из чёрных недобитков смог уйти в глубину земель варваров. Не некромант, а кто-то из учеников, слабо владеющий проклятым искусством. Там дикари его как-то убили, а на месте гибели некроманта появилось пятно проклятой земли, плодящее всякую нечисть. Или парочка чистокровных оборотней сбежала во время последней войны.

- История с некромантом выглядит более правдоподобной, архимаг. Все создания чёрного искусства преданны до самой смерти своим хозяевам, так что все чистокровные оборотни должны были погибнуть в войне. А вот проклятая земля при определённых условиях может служить источником силы для шаманов. Да и оборотни на ней могут родиться.

- Прекрасно. Знаешь, Гарвин, я всё больше убеждаюсь в правильности своего решения.

- Какого решения? - Маг был удивлён словами архимага.

- Ты знаешь, что мне скоро исполнится девяносто лет. По правилам гильдии боевых магов архимаг по достижении этого возраста уходит на покой, представив совету своего приемника. Я назвал твоё имя.

- Что?! - Забыв про всё, Гарвин вскочил с места. - Да какой из меня архимаг?!

- Хороший из тебя выйдет архимаг. А если кто из членов совета гильдии не согласится, то он, по тем же правилам, должен вызвать тебя на дуэль, в бою доказав твою слабость и несостоятельность. Не думаю, что кто-нибудь решится бросить тебе вызов.

- Я думаю, что пока есть более серьёзные проблемы, чем выборы нового главы. - Гарвин успокоился мощным усилием воли, заставляя себя вернутся к первоначальной нити разговора. - Я думаю, у дикарей достаточно оборотней, и они превращаются в очень серьёзных противников. Если вы правы насчёт источника силы варваров, тогда у нас возникла ещё более серьёзная проблема. В Иридисе кто-то колдовал, причём след его магической силы похож на магию варваров, но при этом этот неизвестный более искусен и могущественный, чем дикари. Похоже, у нас появился некромант.

- Да, Гарвин, один некромант у нас есть. Позднее, возможно, ты с ним познакомишься.

Несмотря на железную выдержку от этой новости маг на мгновение впал в ступор. Архимаг спокойно говорит о некроманте, свободно разгуливающем по просторам империи. Это было немыслимо!

- Архимаг Орес, его нужно срочно схватить, и выбросить за пределы обитаемых земель. Причём, чем быстрее, тем лучше.

- Можно поступить и так. Но тогда возникает небольшая проблема: кто вместо него сможет выжить на древней земле?

И Орес коротко рассказал своему приемнику о плане принца.

- Понятно. - После окончания рассказа Гарвин довольно долго молчал, затем поднял взгляд на архимага. - Но что мы будем делать потом, когда получим Звезду бури? Вы говорили, что этот Аксин был обычным неопытным юнцом. Сейчас, судя по следам магии, он стал очень силён. А что будет завтра?

- Насчёт "завтра" у Флереса есть все инструкции. Но пока нам нужен этот некромант. И мне не хотелось бы, чтобы он случайно погиб раньше времени из-за мелких проблем с воровской гильдией.

- Я понял, архимаг Орес. Не беспокойтесь из-за всякой ерунды. Думаю, я смогу решить эту проблему до возвращения к Северным границам.

- Знаешь, Гарвин, тебе, наверное, не нужно продолжать возиться с упрямыми баронами севера. Сейчас важнее задание принца, а там, на границе, справятся обычные маги. Займись лучше вплотную Звездой бури. Пока осторожно помогай нашему некроманту, только чтобы он тебя не заметил. А если он сможет добыть артефакт, так интересующий принца, то лучше будет, если Звезда бури сначала попадёт к нам в руки.

- Один вопрос, архимаг Орес: а где сейчас находится отряд с моим подопечным?

- А вот это пока неизвестно. Магических указателей на них нет, мы не хотели, чтобы их сразу обнаружили жрецы, так что придётся искать по старинке. Сейчас они должны находиться на территории Торзалии, но ты там не появляйся, действуй только на землях империи. Сгинут они там - ну и ладно, превратности войны. Нам интересен не некромант, а добытая им, или кем-нибудь другим Звезда бури.

- Если артефакт покинет Древнюю землю, то я заполучу его. - Гарвин коротко поклонился. - А теперь прошу простить меня, архимаг. Магические силы открывших портал слабеют, связь прерывается.

- Конечно, Владыка Гарвин. Желаю удачи.

Призрачная фигура архимага побледнела и исчезла. Семь магов, открывших портал, разомкнули цепь силы.

- Молодцы! - С широкой улыбкой повернулся к ним Гарвин. - Так долго и качественно держать связь - это признак могущества и большого мастерства. Эх, побольше бы нам таких сильных боевых магов, мы бы горы свернули.

- Ага, свернули бы горы, вместе с гномами. - Довольно усмехнулся один из магов. Вся семёрка так устала, что они еле держались на ногах, но все были довольны. Портал открывали молодые маги, и им была приятна похвала из уст одного из самых могучих боевых магов империи.

- Нет, гномов пока оставим. Уж очень искусные они мастера, их талант ещё пригодится империи. - Гарвин направился к выходу. - Благодарю за помощь, а сейчас можете идти отдыхать. Я скажу распорядителю, чтобы дал вам всем по три дня отдыха, и по паре золотых, чтобы лучше отдыхалось.

Закончив свои запланированные дела с местными боевыми магами, Гарвин вышел за ворота гильдии, окунувшись в бесконечную суету торгового города. Удивительно, но Джонатан уже ждал его.

- Неужели ты уже всё сделал?

- Конечно, господин. Это ведь не захолустье, а вполне цивилизованный город. Здесь несколько золотых творят чудеса похлеще, чем все маги империи, вместе взятые. Гостиница найдена, кони накормлены, вещи пристроены. Всё в порядке.

- Вот и прекрасно. Ну, что, пойдём. Показывай мне наше временное жилище.

- Позвольте уточнить, господин: насколько это жилище временное? Неужели завтра, как всегда, куда-то срываемся?

- На этот счёт можешь быть спокоен, старик. У нас тут образовались некоторые дела, так что мы немного задержимся в Иридисе.

- Понятно, опять вы влезли в очередную авантюру. - Джонатан тяжело вздохнул. - Вот не хотел же оставлять вас одного, господин. Сердцем чувствовал, что что-то случится.

- Не каркай, беду накличешь. - Гарвин, шутя, ткнул старого слугу кулаком в плечо. - Ничего серьёзного, просто поможем одному юному магу, и всё.


Первая ночь в проклятых землях прошла относительно спокойно. Они нашли небольшую каменную нишу, назвать которую пещеркой язык не поворачивался даже у миниатюрной и гибкой Леры, и забились в неё, поставив у входа Костяного рыцаря. Аксин дал ему простое задание: не подпускать к нише никого и ничего. И этой ночью они постоянно вскакивали от гулких ударов каменной палицы по неизвестному противнику, на проверку оказывающемуся то покачнувшимся камешком, то простой пылевой воронкой от налетевшего ветерка. Рыцарь твёрдо помнил приказ господина: всё шевелящееся, движущееся к каменной нише, должно быть уничтожено. И, когда их разбудил грохот удара в пятый раз, Аксин испытал жуткий соблазн отдать распоряжение не обращать внимания на мелочь не в меру старательному страже, но сдержался. Всё-таки лучше не выспаться, чем совсем не проснуться, решил юный маг. И, как выяснилось, он оказался прав.

Когда утром, с трудом передвигая затёкшими конечностями, они еле-еле выбрались из каменной ниши, то увидели несколько огромных насекомых, раздавленных каменной дубиной. После ударов Костяного рыцаря их было довольно трудно идентифицировать, но по остаткам можно было предположить, что это были твари, похожие на скорпионов длиной примерно с локоть.

- Какая жуть! - Марка даже передёрнуло. - А если бы они забрались к нам?

- Тогда бы мы не проснулись. - Флерес склонился над одним из раздавленных трупов, и показал всем на яд, вытекающий из жала на конце уцелевшего хвоста. Тот был настолько силён, что прожог камни, превратив твёрдый гранит в хрупкое подобие морской губки. - Аксин, ты не знаешь, что это за монстры?

- Это ещё не монстры. - Юноша внимательно осмотрел останки. - На них нет сильного следа некромагии, так, обычный фон. Похоже, раньше это были простые насекомые, но проклятое искусство изменило их, как и всё вокруг.

- Ты же говорил, что некромагия уничтожает всё живое.

- Некоторые растения и насекомые выживают, правда, сильно изменяются при этом. Да ещё можем встретить химер, созданных некромантами. Они тоже живые.

- Да, впереди нас ждут весёлые деньки. - Присвистнул Марк. - Аксин, ты говорил, что у замка мы встретим жизнь. Она что, вся будет такая?

- Ну почему именно такая? Скорпионы не такие уж и опасные, впереди нас ждёт много куда более интересных сюрпризов. Да не волнуйся ты так, вон, посмотри на Леру: само спокойствие.

- А чего волноваться? - Девушка пожала плечами. - Пока со всем, что мы видели, можно справится с помощью клинков, а дальше посмотрим.

- Вот это правильный подход к делу. - Эльф повернулся к Аксину. - Ну что, пойдём? Чем быстрее мы добудем эту маску, тем быстрее отсюда выйдем.

- Согласен. - Кивнул юноша. - Перекусить и на ходу можно. Только будьте внимательны: чем ближе к замку, тем больше опасности вокруг.

Они пошли дальше: первым шёл Костяной рыцарь, сразу за ним Аксин, потом шагали остальные. Унылый пейзаж вокруг начал меняться: сквозь камни и серую, потрескавшуюся землю кое-где, не обращая внимания на прохладу поздней осени, пробивались пучки зелени. Изредка на глаза путников попадались огромные насекомые. Эти бронированные гиганты с торчащими во все стороны шипами, клещами и ядовитыми жалами проносились куда-то по своим делам, пока, к счастью, не интересуясь людьми.

Внезапно Аксин резко остановился. Остальные мгновенно выхватили клинки, и стали озираться по сторонам в поисках опасности. Не обнаружив ничего, и посмотрев на спокойно стоящего бесстрастного Костяного рыцаря, Флерес осторожно подошёл к юноше.

- Что случилось? Вокруг никого нет.

Не обращая внимания на эльфа, Аксин сосредоточенно осматривал дорогу впереди. Юный маг чувствовал недалеко от себя всплеск некромагии, но долго не мог понять, где его источник. Не увидев ничего подозрительного, Аксин сотворил пелену истинного зрения. Всё сразу встало на свои места.

- Идите сюда, посмотрите. Только очень осторожно, ни к чему не прикасайтесь. - Юноша подошёл к небольшому пучку травы, выбивающемуся из-под валуна. Остальные остановились позади него.

- Ну, и на что мы должны смотреть? - Марк не видел ничего опасного.

- Лера, Флерес, вы тоже не замечаете ничего необычного?

- Да вроде ничего.... - Девушка внимательно осмотрелась. - Вот только трава какая-то странная. Слишком прямая, и цвет интересный. Похоже на шелк: яркий, с отливом.

- Я бы сказал, не шёлк, а металл. - Флерес осторожно приблизился к странной траве, стараясь находится при этом от неё на почтительном расстоянии.

Аксин взял небольшой кусок вяленого мяса, и, согрев его в руках, бросил на странную траву. Та мгновенно пришла в движение, пронзая и обвивая упавшую добычу.

- Хищная трава. Это одно из изобретений старых некромантов. Без магии легко можно отличить от обычной травы по металлическому отливу. Охотится на всех, имеющих плоть, даже на зомби. Хорошо хоть, что встречается редко и в небольших количествах. Уничтожает все растения вокруг себя, даже подобных себе: поэтому не волнуйтесь, хищные луга нам преодолевать не придётся. Эта трава растёт небольшими пучками, и встречается, как я уже говорил, достаточно редко.

- Страшное растение, хотя и по-своему прекрасное. - Девушка чуть ли не с любовью смотрела на смертоносную траву.

- Лера, если ты восхищаешься всем смертоносным, то впереди тебя ждёт просто полный восторг. Причём со всех сторон. - Аксин дал знак двигаться дальше. - А пока обращайте внимание на каждый встречный кустик.

Довольно долго они шли, "не встречая ничего интересного", как выразилась Лера. Аксин восхищался спокойствием и самообладанием девушки: Марк, воин, до этого наплевательски относившийся к смерти, как-то притих, и заметно нервничал. Флерес, обычно циничный, холодный и спокойный, как змея, сейчас так же не мог сдержать волнения. Лера ничуть не изменилась. Казалось, что девушке было всё равно, где она находится, и неважно, с кем придётся сражаться. Гильдия воров, четвёрка теней, зомби, монстры - ничто не могло нарушить спокойствие девушки-убийцы. Лера с самого рождения жила рядом со смертью, и они давно уже стали подругами.

Размышления юноши были резко прерваны Костяным рыцарем. Тот остановился, и загородил проход, не давая господину идти дальше. От неожиданности Аксин чуть не разбил нос о каменную броню стражника.

- Ты что.... - не успев закончить фразу, юноша вдруг понял, что насторожило его мёртвого воина: впереди под землёй что-то было. И это что-то ожидало, чтобы путники подошли ближе. На мгновение Аксин ощутил жуткий голод чудовища, уже несколько столетий мечтавшего о теплой крови и сладкой плоти живых существ. - Всем к бою, впереди химера!

Поняв, что оно обнаружено, чудовище с жутким рёвом вырвалось из-под земли, подняв высоко к небу комья земли. Больше всего химера была похожа на жуткую смесь крокодила с каким-то насекомым. Длинное тело было покрыто хитиновой бронёй, и крепко держалось на шести длинных лапах, заканчивающихся блестящими чёрными когтями. Мощный шипастый хвост бил по сторонам, круша валуны. Длинные челюсти, полные острых зубов, нетерпеливо клацнули. Монстр был огромен: его голова, закрытая костяной бронёй, возвышалась над путниками.

Чудовище несколько мгновений смотрела на путников, а затем бросилось в атаку. Отбросив в сторону Костяного рыцаря, монстр навис над Аксином, раскрыв пасть с явным намерением перекусить юношу пополам.

Хлоп! Стрела, выпушенная эльфом, ударилось о морду зверя, и отскочила от природной брони, не причинив ни малейшего вреда. С грозным рыком тот поднял голову, ища взглядом безумца, осмелившегося отвлечь его от добычи. Подоспевшие Лера и Марк закружились вокруг чудовища, ища щели в его непробиваемом панцире, и старавшись держаться подальше от смертоносного хвоста. Монстр закрутил головой из стороны в сторону, ошалевший от обилия добычи вокруг, и не зная, на кого кинутся. Этих мгновений хватило Аксину, чтобы произнести заклинание.

Земля под лапами монстра словно закипела, на мгновение, превратившись в пыль и затягивая его, словно болото. Затем пыль превратилась в камень, намертво приковав все лапы зверя.

- Назад! - Крикнул Аксин бросившейся к неподвижному монстру девушке. - Он всё ещё слишком опасен!

Словно в подтверждении этих слов тот ударил хвостом, больше похожим на утыканное лезвиями мечей бревно. Лишь благодаря своей невероятной ловкости Лера смогла избежать гибели: шипы почти задели тело девушки, в некоторых местах распоров одежду. Все тут же отошли подальше, чтобы быть вне досягаемости смертоносных челюстей и хвоста застрявшего зверя.

- Ничего себе, зверюшка. - К юноше подошёл Флерес. - А ты не сможешь приручить его, как зомби?

- Нет, все химеры преданны только своему создателю.

- Тогда кончай с ним быстрее, и пойдём дальше.

- Это не так просто. Вот, смотри.

Аксин бросил в монстра небольшой сгусток огня. Обычно сжигавший всё живое, попадающее на его пути, сейчас огненный шар просто разбился о броню чудовища ворохом безобидных искр, не причинив тому не малейшего вреда.

- Защищён от простой магии, как и наш Костяной рыцарь.

- Ну, давай тогда оставим его здесь.

- Нельзя, командир. Камень его надолго не задержит, и, когда он выберется, то бросится за нами. Всё-таки мы первая приличная пища, увиденная им за несколько сотен лет. Придётся немного повозиться с этим зверем.

- Только недолго. А то не нравится мне здесь. - Эльф с нескрываемой тревогой огляделся по сторонам. - Торчим на одном месте, привлекаем излишнее внимание местных обитателей.

- А как ты собираешься справиться с этим чудищем? - Марк осмотрел беснующегося монстра. - Оружием его броню не пробить, магия тоже его не берёт.

- Магия бывает разной. Простая не возьмёт....

- Ага, а после сложных заклинаний ты так обессилеешь, что придётся тащить тебя на руках до следующего монстра, который так же захочет нами перекусить. А что мы будем делать тогда без некроманта? - Лера с усмешкой смотрела на юношу. - Прекрасно придумал, ничего не скажешь.

- Во первых, ты несколько недооцениваешь мои возможности. При желании я легко смогу превратить в порошок этого монстра вместе с камнем, в который он вмурован, и при этом сохранить достаточно сил для нового боя. Но применение сложных заклинаний укажет на нас другим обитателям проклятых земель, а это нежелательно. Во вторых, у нас уже есть оружие против него.

С этими словами юноша достал жезл.

- Да ведь ты сам говорил, что он бессилен даже против обычной брони. А у этого чудища панцирь тараном не пробьёшь! - Марк с недоверием смотрел на юного мага.

- Пока вы там бесполезно бегали вокруг, я спокойно и внимательно осматривал пасть этого крокодильчика. Это когда он пробовал мной закусить. Так вот, язык у него не бронированный.

- И ты решил добровольно залезть ему в рот? - Флерес решил, что проклятое искусство разрушило неокрепший разум, и юноша сошёл с ума.

- Нет, конечно. Для этого у нас есть Костяной рыцарь. Кстати, надо будет придумать ему имя. - Аксин повернулся к мертвецу. - Эй, ты, подойди сюда. Нарекаю тебя Грином.

- Почему Грином?

- Да цвет лица у него не очень свежий! - Расхохотался юноша. - Грин, иди, вставь свою дубину этому крокодилу в пасть, чтобы та не закрывалась, да держи его голову покрепче.

Зомби бросился на химеру. Увидев приближающегося противника, монстр раскрыл пасть и вытянул в его сторону шею, стремясь разорвать наступающего. Но Костяной рыцарь не зря считался одним из самых совершенных творением некромагии. Каменная дубина мгновенно оказалась в пасти зверя, не давая челюстям захлопнуться; а зомби, отскочив в сторону, крепко схватил его за шею. И тут все смогли своими глазами увидеть всю мощь их нового воина. Большая масса не могла сейчас помочь чудовищу в борьбе с этим мертвецом, а силы у Грина оказалось куда больше. Как монстр не старался, он не смог ни выплюнуть дубину, на деле оказавшейся куда крепче простого камня, ни освободить шею от железной хватки зомби.

Убедившись, что зверь надёжно обездвижен, Аксин подошёл к нему, и осторожно, стараясь не задеть Грина, сунул жезл в пасть химеры. Дрожь пробежала по могучему телу монстра, он пытался сопротивляться магии смерти, но не мог выйти из этой схватки победителем. Жезл вытянул из его тела всю жизнь, оставив только высушенную оболочку, намертво вмурованную в камень. Мёртвый монстр не мог упасть, он стоял, как памятник некогда непобедимому созданию неизвестного некроманта.

- Всё, можешь отпускать. - Аксин с довольной улыбкой повернулся к остальным. - Ну, как вам начало? А то до этого мы, можно сказать, просто гуляли.

- Вполне терпимо. - Лера была, как обычно, невозмутима.

- А вот я не вижу причин для оптимизма. - Флереса беспокоил прошедший бой. - Если бы эта тварь убила Аксина, то мы тоже были бы обречены. А ведь это почти произошло. Ещё секунда, и этот крокодил перекусил бы тебя пополам. А если бы таких монстров было больше? Скажем, напали бы одновременно штук пять этих "милашек". В будущем нам лучше избегать подобных встреч.

- Согласен, командир. Только это нас серьёзно задержит.

- И даст шанс выжить, и вернутся назад с маской.

Дальше небольшой отряд шёл с максимальной осторожностью. Сначала Аксин исследовал дорогу впереди на предмет возможного увеличения магического фона, затем остроглазый эльф внимательно осматривал окрестности, и только потом они выдвигались. Короткий рывок вперёд - и всё повторялось сначала. Кроме того, что такой способ передвижения требовал много времени, он ещё и очень утомлял молодого мага. Оказалось, что бой требовал немного меньше энергии, чем такая разведка. Постоянный магический контроль местности требовал больших затрат магический сил, которые просто не успевали восстанавливаться.

Места, где могли прятаться другие химеры, они обходили, хотя это становилось всё труднее. Чем ближе они подходили к замку, тем чаше стали происходить нежелательные встречи. Вскоре путники перестали обращать внимание на одиноких или на небольшие группы зомби, предпочитая быстро уничтожать их, а не обходить.

Когда впереди показалась полоска леса, раскрашенного осенью желтым и багряными цветами, Аксин остановился.

- Всё, привал, дальше пойдём утром.

- Что, намаялся? - Лера сочувственно посмотрела на вымотавшегося мага.

- Да, причём капитально. А впереди нас ожидает самое сложное испытание. Этот лес вырос на месте боя вокруг крепости некромантов. Вы не представляете, что нас ждёт впереди: легионы зомби, полчища химер, и несчётное множество опасных существ, родившихся на проклятой земле уже после битвы.

- Ничего, зато если выживем, нам будет проще потом, на Древней земле. - К эльфу стала помаленьку возвращаться обычная самоуверенность.

- Сомневаюсь, командир. Здесь мы не встретим и сотой доли тех опасностей, что грозят нам на нашей прародине. Лучше сразиться с тысячей зомби, чем с одним единственным демоном.

- Ничего, надеюсь, там капризная Турния будет на нашей стороне. А сейчас предлагаю вернуться к сегодняшним проблемам. Для начала, где мы остановимся?

- Да прямо здесь. Всё равно, вокруг нет ни одного надёжного укрытия. По крайней мере, отсюда хороший обзор, врасплох нас не застать. Я поставлю магические сигналки, и ночью никто не сможет подойти незамеченным.

- А почему та не хочешь ставить защиту, как в лагере? - Марк не понимал, зачем нужен дополнительный риск.

- Аксин уже говорил, что чем сильнее источник некромагии, тем больше её созданий он притягивает. - Похоже, Флерес стал помаленьку разбираться в проклятом искусстве. - Защита даёт куда более сильный магический фон, чем система сигналов.

- Ты абсолютно прав. - Аксин устало кивнул. - И если я её поставлю, то утром мы увидим полчища нечисти вокруг лагеря, ожидающего, когда наша защита исчезнет. А сигналы практически не меняют фон, они незаметны. И если к лагерю приблизится кто-то опасный, то они сразу нас об этом предупредят. А с мелочью Грин один справится.

- Грин хорош, не спорю, но дополнительная стража не помешает. - Эльф смотрел на полоску леса вдалеке. - Этой ночью мы тоже подежурим. А ты отдыхай, завтра тебе силы ох как понадобятся.

- С чего это такое разделение? - Попытался возмутиться Аксин. - Я полноправный член отряда, и при ночной атаке от меня пользы будет не меньше, чем от вас.

- Аксин, при атаке, ночной или дневной, от тебя будет куда больше пользы, чем от нас. Причём всех вместе взятых. - Лера примирительно улыбнулась юноше. - Именно поэтому этой ночью ты должен отдохнуть, как следует. Завтра только от тебя будет зависеть, дойдём мы до замка живыми или нет. И, чем больше у тебя будет сил, тем больше у нас будет шансов.

- Она права. - Марк поддержал девушку. - Глупо размениваться по мелочам. А насчёт дежурства не волнуйся: завтра ты ещё навкалываешься.


Глава 11


Ночью Аксину снова приснился странный сон. На этот раз он не бродил по бесконечной серой пустоши, а сразу оказался перед Кафтом.

- А, призрак, это снова ты.

- Моё имя Аксин.

- Ты помнишь своё имя? Это хорошо. Скажи, а кем ты был при жизни?

- Вообще-то я ещё не умер. - Юноша с сочувствием посмотрел на первого некроманта. - Это вы уже мертвы.

- Ты говоришь ерунду. Если я мёртв, а ты попал сюда, и говоришь со мной, значит, ты тоже умер. Я последовал твоему совету, Аксин, и постарался как можно больше вспомнить. Знаешь, я ведь был родоначальником проклятого искусства, названного впоследствии некромагией. Всё, что ты видишь вокруг - это посмертие для адептов некромагии; таких, как я. Живым здесь не место.

- Да, ты был некромантом, как и я. Но всё же я ещё жив, и не представляю, как попадаю в это место.

- Ты некромант? Тогда всё правильно, понятно, почему ты здесь находишься. Тот, кто занимается проклятым искусством, наполовину мёртв, даже если думает, что жив. Тёмная энергия враждебна для жизни, и в первую очередь убивает того, кто считает себя её хозяином. Нельзя плыть по морю грязи, и не испачкаться.

- Что?!

- Не притворяйся глупцом, ты всё прекрасно понял. Когда ты первый раз обратился к некромагии, тьма забрала себе часть тебя, взамен давая возможность пользоваться некромагией. Часть тебя, отравленная тьмой, мертва, и именно эта часть пользуется проклятым искусством. Живой человек не может овладеть некромагией. Жизнь не может соприкоснуться с силой тьмы без последствий для себя. Ты мертвец, Аксин. Живой мертвец!

Проснувшись, Аксин резко вскочил. На чёрном безлунном небе ярко выделялись огоньки звёзд, темнота окутала всё вокруг, скрывая окружение от человеческих глаз. Флерес приказал загасить костёр, чтобы не привлекать внимания, и поэтому Аксин почти ничего вокруг не видел. Лишь, внимательно вглядевшись в окружающую темноту, юноша с большим трудом заметил миниатюрную фигурку дежурившей Леры, и стоявшего рядом неподвижного Грина. Костяной рыцарь казался просто огромным рядом с хрупкой девушкой.

- Что, не спится? - Тихим шёпотом спросила Лера, поняв, что юноша проснулся.

- Да. - Не вдаваясь в подробности о причинах своего пробуждения, ответил Аксин. - Я посижу рядом, если ты не против.

- Конечно, я не против, сиди. Только лучше было бы, если бы ты постарался заснуть. Завтра у тебя будет тяжёлый день.

- Ничего, справлюсь. Всё равно теперь уже не усну, зато есть время приготовить несколько заклинаний.

- Может, развести небольшой костёр, чтобы ты не замёрз? Да и свои книги сможешь почитать при свете огня.

- Не нужно. Я уже прочитал весь материал, что у меня был. - Аксин помнил наизусть всё, что прочитал по некромагии. Запретное искусство намертво въелось в мозг юноши, словно клеймо, выжженное калёным железом. - Я просто посижу, немного подготовлюсь. Соберусь с мыслями, приготовлю несколько заклинаний про запас.

Несмотря на близость развалин замка некромантов, эта ночь прошла на удивление спокойно. Что это было: милость богов, позволивших отдохнуть перед тяжёлым испытанием, или затишье перед бурей, Аксин пока не знал.

Собирались все почти в полном молчании. Лишь когда эльф стал поудобнее пристраивать свой любимый лук со стрелами, Аксин его остановил.

- Не стоит. Там лучше держать под рукой острый клинок и магический посох. Против нежити и химер стрелы обычно бессильны.

- От моего посоха здесь тоже мало толку. Некромагия разогнала почти всех духов природы.

- Не прибедняйтесь, Лер Флерес. - Аксин шутовски поклонился. - Я вижу на вашем посохе несколько ранее сохранённых заклинаний, не отпирайтесь. Одно слово, и они будут активированы, не так ли?

- Так, так, только прекрати паясничать. Ты же знаешь, что наше колдовство требует много времени, и помощь духов природы. Кто даст в бою спокойно посидеть, составить каркас заклинания, напитать его силой.... А эти заклинания уже закончены, я могу использовать их мгновенно. Держу на всякий случай.

- Считай, что этот чёрный день уже наступил. Потом новые приготовишь, а сейчас держи посох наготове. Да, и призови духов природы; всех, до кого сможешь дотянуться. И ещё одно.... - Аксин несколько мгновений промолчал, подбирая слова. - Я благодарен вам всем за помощь вчера при бое с химерой, но, когда мы вступим в этот лес, лучше этого не делать. Не стоит сейчас мешать мне, лучше используйте все силы, чтобы выжить самим. А я уж как-нибудь сам справлюсь.

- Аксин, если ты погибнешь, то всё задание....

- Я не погибну.

Юноша поднял голову, и все невольно отшатнулись от него. Лицо юного некроманта было белым, как мрамор, с тёмно-синими, почти чёрными прожилками вен; в глазах клубилась чернота, меняя оттенки от светло-серого до иссиня чёрного. Кристалл на верхушке посоха засветился ярким, холодным светом, словно яркая звезда, пробившая своими лучами густой утренний туман. В другой руке Аксин держал проснувшийся извивающийся жезл истинной смерти, ищущий очередную жертву. Холод и тьма окружили фигуру юноши.

- Не бойтесь, это боевая форма некроманта. - Раздался непривычно глухой голос Аксина.

- Уф.... Ты... предупреждать же надо. - Марк вытер со лба моментально пробившийся пот. - А то так недолго и заикой остаться.

- Хорошо если просто заикой. - Флерес театрально сглотнул ком в горле. - Лишних чистых штанов ни у кого не завалялось?

Обычно невозмутимая Лера побледнела не хуже Аксина. Но когда она заговорила, её голос был, как обычно, твёрд.

- Аксин, ещё несколько таких шуток, и местных зомби ждёт пополнение. У меня чуть сердце не разорвалось, когда я увидела тебя таким.

Все, как по команде, повернулись к девушке.

- Неужели ты способна чего-то испугаться? Раньше ты не знала, что такое страх. - Флерес был удивлён. - Я думал, что напугать тебя просто невозможно.

- Я тоже так раньше думала. - Тихо произнесла Лера.

- Прекрасно, если даже наша бесстрашная Лера впервые в жизни испугалась, то вся нечисть просто помрёт от страха, когда увидит, кто к ним пожаловал. Только, Аксин, ты не перестарался с использованием магических сил? Слишком много ты их вложил, надолго ли хватит этой твоей боевой ипостаси?

- Не волнуйся, Флерес. Сейчас я единственный человек, подключённый к океану тёмной энергии, а в этом месте грань между миром жизни и тьмой размыта, так что брать её очень легко. Магических сил более чем достаточно, лишь бы тело выдержало эту мощь.

- Получается, ты практически непобедим? - Сдерживая предательскую дрожь в голосе, и изо всех сил пытаясь казаться спокойным, проговорил эльф. - Ведь у тебя в распоряжении такое могущество!

- Не бойся, я не превращусь в непобедимое абсолютное зло. - От Аксина не укрылось волнение командира. - Возможности человеческого тела по впитыванию и использованию магии ограничены, при пользовании своим даром маг устаёт так же, как обычный человек, даже больше. Я могу использовать только малую часть этой силы. В кружку море не поместится.

Невольный вздох облегчения вырвался из груди эльфа. Лишь, когда он смотрел на юношу, на задворках разума то появлялась, то исчезала кем-то брошенная фраза: "Лекарство может оказаться опаснее болезни".

- Ну, что долго ещё ждать? - Не замечая душевных терзаний Флереса, проговорил Аксин. - Если все готовы, то давайте выдвигаться. Замок к нам сам не придёт, если мы чего и дождёмся, оставаясь здесь, так только неприятностей.

Обещанные неприятности не заставили себя долго ждать. Они не успели дойти до леса, как из зарослей вывалилась группа довольно неплохо сохранившихся зомби, и шатающейся походкой бодро направилась наперерез людям. Увидев неожиданно возникшее препятствие, Аксин только ухмыльнулся, и, бросившись вперёд, вклинился в толпу наступавшей нечисти, поражая всех, до кого мог дотянуться жезлом. При этом юноша даже не счёл нужным использовать магию.

И тут сначала глазастая Лера, а затем и остальные увидели, что кровожадные зомби не обращают не малейшего внимания на юношу. Мертвецы, даже умирая, тянули полуразложившиеся руки с торчащими желтыми костями к людям, пытаясь вцепиться в тёплую, живую плоть, но при этом словно не замечали находящегося среди них молодого некроманта.

Когда побоище закончилось, Флерес подошёл к Аксину.

- Почему они тебя не трогали?!

- Когда некромант окутан силой смерти, он словно сам пересекает грань жизни. Сейчас я ближе к ним, чем к нормальному человеку.

- Что?! - Не веря, эльф прикоснулся к запястью Аксина, но тут же отдёрнул руку. Тело юноши было обжигающе холодным.

- Не стоит прикасаться ко мне, когда я в таком состоянии. Для незащищённого человека это очень опасно.

Оставив позади себя гору тел зомби, нашедших покой после нескольких столетий блужданий по проклятым землям, они вошли в лес. На первый взгляд это была обычная чаща. Но когда одно из деревьев, пропустив вперёд Аксина и Грина, попыталось обвить людей своими гибкими ветвями, увенчанными впечатляющими по длине шипами, и лишь быстрые клинки Леру не дали этому свершиться, все поняли, что здесь любая ошибка может оказаться последней. Напрягая до предела все чувства, стараясь как можно раньше распознать опасность, они осторожно продвигались к своей цели.

Двигаясь вперёд, Флерес с нарастающим удивлением стал замечать, что вокруг, кроме творения некромагии, довольно много обычных растений и живых существ. Оказалось, что жизнь смогла приспособиться даже к таким, враждебным всему сущему условиям. То здесь, то там, показывались обычные деревья, без всякого следа изменений от воздействия некромагии. Несмотря на холод наступающей зимы, иногда попадались запоздавшие лечь в спячку пчёлы, причём не огромные монстры, а обыкновенные насекомые. Даже духи природы, помощники всех эльфийских колдунов, не все ушли отсюда, хотя Флерес чувствовал, как им тяжело существовать на проклятых землях. Конечно, вокруг хватало и разнообразных чудовищ. Многие из них спешили куда-то по своим делам, игнорируя людей. Но не все....

Чудовища нападали на их маленький отряд, стараясь уничтожить их всеми возможными способами. В основном монстры, сильно не мудрствуя, шли в лобовую атаку, и нарывались на разрушительную магию Аксина или каменную дубину Грина. За этот день Флерес смог сполна оценить всё разнообразие и мощь заклинаний в арсенале проклятого искусства. Синий огонь, выжигающий всё живое; кислотный туман; серый дым, вытягивающий остатки жизни; чёрные молнии, от которых не спасала самая крепкая броня; призрачные рука, легко разрывающие плоть; и многое другое....

Аксин в своей новой ипостаси был страшен. Половину пути через лес они не продирались через заросли, отвоёвывая клинками каждый шаг, а спокойно прошли по мёртвому, выжженному коридору. Умом эльф понимал, что, не будь рядом с ними юноши, они все бы погибли, не прошли бы здесь и пару десятков шагов: но сердце, обычно холодное и равнодушное, сейчас билось как птица в силках. Чувства, рождённые после почти полной гибели его клана в бою с последними некромантами, и спавшие много лет, сейчас проснулись, и кричали одно: наивного юноши больше нет, вместо него впереди идёт чудовище, монстр, куда страшнее тех, кого он уничтожает. Флерес с огромным трудом подавлял желание ударить Аксина в спину, пока тот не ожидает атаки, а дальше будь что будет. Теперь, когда он увидел в действии некроманта, варвары северных земель уже не казались эльфу таким уж злом. Да, они могут завоевать империю, да, остаткам его рода может прийтись туго, но дикари были людьми, с ними можно было договориться. А как договоришься со смертью?...

Решившись, Флерес зашагал быстрее, стремясь оказаться за спиной юноши, но капризная судьба расстроила планы эльфа. На него из кустов бросился серый гигантский слизняк размером с доброго пса. У него хватило ума пропустить вперёд наиболее опасного противника, и атаковать самых, по его разумению, слабых в отряде. Несмотря на сходство с обычными слизняками, этот отличался от своих меньших собратьев не только умом, но и скоростью. Серая, студенистая масса молнией метнулась к эльфу, мгновенно преодолев разделяющее их расстояние.

Если бы Флерес не готовился поразить юного некроманта, то он не успел бы спастись. Но магический посох был поднят, слово, запускающее заклинание дробящего всё удара, вертелось на языке. Эльфу оставалось только развернуться, встречая неожиданную опасность. Хлоп.... Слизняк от страшного удара отлетел на несколько десятков шагов назад. Это заклинание легко переломало бы кости любому противнику, на которого его направил бы Флерес. Но у слизняка не было костей. Бодренько перевернувшись со спины на брюхо, он снова бросился в атаку. Эльфу пришлось оставить мысли об убийстве Аксина, и заняться спасением собственной жизни. С конца посоха сорвался огненный шар, и с шипением впечатался в студенистое тело монстра, выжигая в нём ощутимую яму. Странно, но слизняк остался жив, и при этом ничуть не потерял ни подвижности, ни аппетита.

Посмотрев на Аксина, занятого избиением очередного несчастного монстра, Лера с Марком поняли, что помогать командиру придётся им. Пока они добежали до слизняка, Флерес истратил все припасённые заклинания, но монстр был всё ещё жив, и продолжал нападать. Обожженный, обмороженный, разорванный почти пополам слизень не собирался умирать. Хорошо хоть раны лишили его подвижности, и он не мог скакать так же быстро, как раньше. Но при этом он не терял надежды перекусить кем-нибудь из отряда, и упрямо полз следом.

Пришлось им браться за клинки, и рубить на куски упрямого монстра. Флерес не хотел оставлять позади такого противника, и им пришлось работать клинками, как бешеным, чтобы изрубить трепыхающуюся серую студенистую массу, и при этом не отстать от продвигающегося вперёд Аксина. Когда монстр перестал трепыхаться, они выпрямились, и увидели стоявшего чуть в стороне со скучающей миной на лице юного мага.

- Если вы закончили развлекаться, то предлагаю всем идти дальше.

- Ты что, не мог помочь?

- А зачем? Флерес и так его почти прикончил, этот слизняк был уже не жилец. Кто-нибудь из местных обитателей его бы всё равно добил. Слабые и раненые не жильцы на проклятых землях.

- А раньше не мог сказать?!

- Когда? Вы все так яростно размахивали мечами, что я не рискнул вмешиваться. Вдруг и мне бы досталось. Попал бы, так сказать, под горячую руку.

- Иди, давай дальше, нечего стоять и разглагольствовать. - Успокоившись, Флерес вытер саблю о кусок ткани. Сейчас эльфу казалось странным недавнее желание уничтожить Аксина. Минутный порыв прошёл, уступив место обычному холодному расчёту.

Усмехнувшись, юноша пошёл дальше. Обычная улыбка на белом лице, расчерченном синими зигзагами вен, выглядела жуткой и зловещей.

Дальнейший путь по лесу прошёл по старому сценарию. Аксин превращал проклятый лес в выжженную пустошь, всё, что умудрялось проскочить мимо него, встречал Грин, а остальным оставалось просто идти следом, стараясь не запнуться об останки. Уже к заходу солнца они вышли на опушку, где увидели вдали полуразрушенные стены города в окружении водной глади.

- Чудесно. - Присвистнул Марк, оценив расстояние от берега до крепостных стен. - И как мы туда попадём, вплавь?

- Не думаю, что эти воды будут более гостеприимными, чем лес. - Флерес оценивающе смотрел на воду. - Неизвестно, что нас ждёт в глубине озера. Разве что связать плот.

- Нет, если мои коллеги населили воду такими же зверушками, как и земли в округе, то они легко разнесут любой плот или лодку. - Аксин покачал головой. - Плыть мы не будем. Мы лучше пойдём пешком.

- Не мог бы ты говорить яснее. - Раздражённо заметил Флерес.

- Конечно, могу. Я просто заморожу воду на поверхности, и мы пройдём по этому ледяному мосту.

- Хм.... - Эльф окинул юношу оценивающим взглядом. От него не укрылась страшная усталость, терзавшая Аксина. По сути, юный некромант еле-еле стоял на ногах. Его тело пропустило через себя слишком много магической энергии, и теперь подошло к критической стадии износа. Флерес прикинул, что если перевести воздействие на организм юноши на простые физические нагрузки, то получится примерно трёхдневный переход без сна и отдыха в полном доспехе. Неудивительно, что Аксин еле-еле стоял на ногах. - А ты не погорячился? По-моему, ты немного переоцениваешь свои силы.

- Сил-то как раз хватает с избытком. Здесь всё пропитано тьмой, и вся её мощь к моим услугам. - Аксин устало вздохнул. Ему было тяжело и дальше поддерживать боевую ипостась некроманта, и поэтому он сбросил её, снова превратившись в обычного человека. - Да и смысл сейчас спорить? У нас нет другого выбора. Любое судно будет атаковано из-под воды, и потоплено, а я не смогу ничего предпринять. Это вам не лобовая атака, мы не увидим противника, пока не будет поздно. А ждать на берегу не имеет смысла.

- Решайте быстрее, скоро наступит ночь. - В спор вступила Лера. - А ночью здесь будет куда больше нечисти. Пока мы сражались в основном с химерами и монстрами из местного зверинца, нежить редко выходит днём. Насколько я знаю, неупокоенные не любят солнце, а оно скоро сядет.

- Лера права. - Аксин сел, вернее рухнул на землю. - В развалинах мы хоть сможем укрыться, а если останемся на берегу на ночь, то точно обречены. Сейчас, я только соберусь с силами, и пойдём.

Глаза юноши закрылись, и он провалился в глубокий сон.

- Вы же говорили, что нужно спешить.... - Марк переводил взгляд с Флереса на спящего юношу, и обратно.

- До захода солнца ещё несколько часов, а заклинание, задуманное Аксином, сложное, и требует концентрации. Пусть отдохнёт. Пока ничего опасного рядом не видно. Давайте, встаём спина к спине, чтобы никакая пакость незаметно не подкралась, и ждём, когда наш великий некромант соизволит проснуться.

- А что насчёт Аксина. Кто будет его охранять, пока он спит?

- А ты посмотри повнимательнее. - Эльф кивнул головой в сторону спящего мага, и застывшего рядом несокрушимым монолитом Грина. - Насчёт Аксина не беспокойся, надо лучше поволноваться за нас.

- Почему? Вокруг ничего опасного не видно.

- Это пока. И, даже если на нас никто не нападёт, на закате кому-то придётся будить нашего спящего красавца, вот что жутко. - Флерес замолчал, и перевёл взгляд на кромку леса, показывая, что разговор закончен.

Видя непонимание, застывшее в глазах Марка, Лера пояснила.

- Аксин заснул, не выдержав навалившейся усталости. Грин стоит рядом, охраняя господина. Никакого приказа от него костяной рыцарь не получал. И тут кто-то пытается подойти к его спящему хозяину. Думаешь, он станет слушать, что мы просто хотим разбудить Аксина? Этот мертвяк убьёт любого, кто подойдёт на расстояние удара.

- Ты права. Знаешь, я помаленьку начинаю забывать, что представляет из себя Грин. Начинаю воспринимать его, как члена команды.

- Не забывайся. Этот зомби - костяной рыцарь, раб Аксина, и подчиняется только ему. Мы для него не братья по оружию, а просто куски живого мяса, постоянно маячащие неподалёку. И, если будет необходимо, Грин размажет нас своей дубиной.

Рисковать своими жизнями для того, чтобы разбудить юношу, никому не пришлось. Солнце только коснулось горизонта, как он встал.

- Ну, что, отдохнул, можно двигаться? - Эльф подошел к нему. - А что у тебя с лицом? Очередная боевая форма некромантов?

Лицо Аксина покрывала смертельная бледность, под глазами чернели огромные круги, глаза лихорадочно блестели. Сейчас он больше походил на зомби, примерно трёхдневной давности.

- Издеваешься? - Аксин тяжело поковылял к озеру, за ним последовал верный Грин. - Пойдёмте, солнце ждать не будет.

- А ну-ка, остановись. - Флерес подошёл к юному магу почти вплотную, игнорируя угрожающе поднятую Грином каменную дубину. - Ты точно в порядке? Учти, мёртвым героем ты мне не нужен. А, судя по твоему виду, тебе недалеко осталось до этого почётного звания.

- Командир, я за сегодняшний день пропустил через себя прорву магической энергии, которой хватило бы, чтобы свалить с ног пару десятков магов. Как я должен после этого выглядеть?

- Аксин, не обижайся, но я абсолютно серьёзно. Твоё тело может не выдержать ещё одного сильного заклинания. Обычный маг в случае утомления просто не может наполнить заклинание энергией, когда у него остаётся мало магических и жизненных сил, но ты черпаешь магические силы из внешнего источника, и поэтому у тебя нет этого природного ограничителя. Ты можешь просто убить себя.

- Да всё я прекрасно понимаю, Флерес, но если мы останемся ночевать в лесу, то гибель гарантирована, а при заклинании - как повезёт. Да и в городе можно выжить, даже если я потеряю сознание. Посмотри, на стене караульная башенка. Там должен быть только один вход, который можно забаррикадировать, и узкие бойницы, сквозь которые не проберётся никто крупнее крысы. Если что, тащите меня туда, и ждите, когда очнусь.

Взвесив все за и против, Флерес был вынужден согласиться с юношей. Ему было всё равно, что станет с юношей, но он пока ещё был нужен живым. Глядя на измученного Аксина, эльф жалел, что на всей земле только один некромант. Вспомнив, как ещё днём он хотел его убить, Флерес мысленно посмеялся над этим странным минутным порывом. Да, оказалось, что некроманты - это самые могущественные маги за всю человеческую историю. И, понятно, что после выполнения задания от Аксина необходимо было избавиться: они с принцем и архимагом решили это сразу, ещё до привлечения этого юнца. Просто сначала планировалось обычное устранение, но теперь, когда эльф своими глазами увидел возможности юного мага, он решил действовать, когда придётся, более тонко. Но какая разница, одного убивать, или трёх после выполнения задания? А в случае нужды всегда можно обучить нового адепта проклятого искусства, свитки и книга были сохранены стараниями Аксина. Конечно, убить трёх некромантов сложнее, чем одного, но эта задача решаема. По крайней мере, сейчас не пришлось бы дрожать и беспокоиться о здоровье Аксина.

Пока эльф размышлял о "благополучии" юноши, тот уже подошёл к озеру. Со стороны показалось всё просто: Аксин протянул вперёд левую руку, и на воде возникла ледяная дорога, соединяющая берег леса и развалины. Она становилась всё шире и шире, пока не превратилась в широкую улицу.

- Вот это да! - Марк подбежал к юноше. - Никогда такого не видел. Эх, были бы с нами такие маги, как ты, когда мы делали вылазку в северные земли. Там столько разных речушек, пока переправу наладишь, полдня пройдёт, а тут раз - и всё. Аксин, ты молодец. Эй, что с тобой?!

Рука юноши, распростёртая в повелительном жесте над водами озера, упала бессильной плетью, и он, как подкошенный, рухнул на землю.

Подбежавший эльф нащупал слабый пульс на руке юноши, и облегчённо вздохнул.

- Пока жив. Марк, на плечо его, и побежали. Мы с Лерой прикрываем.

- С удовольствием, командир, ты только сначала с этим истуканом договорись. - Воин показал на замершего рядом с лежащим юношей Грин.

- Да, проблема. - Протянул Флерес. - Ты, возьми его, и неси за нами.

Эльф несколько раз повторил эти слова, указывая пальцем на Аксина, и затем махнул рукой в сторону крепости. Несмотря на сомнения Флереса насчёт смысла этих переговоров, Грин его понял. Оказалось, что костяной рыцарь действительно обладает неким подобием разума. Легко подняв бесчувственное тело юноши, он выпрямился, и повернулся к эльфу.

Они с некоторой опаской встали на ледяную дорогу. После нескольких шагов оказалось, что они зря боялись - Аксин выполнил свою работу на совесть. А когда какой-то монстр из глубин пытался пробиться сквозь лёд, но смог отколоть только край ледяной дороги, оказавшийся толщиной локтей десять, они успокоились окончательно.

Быстро добежав до полуразрушенных крепостных стен, эльф приказал забраться в сторожевую башню, указанную Аксином. Юноша оказался прав: это убежище было практически неприступно. Каменные стены в четыре локтя толщиной были несокрушимы; сохранилась толстая, железная дверь, запираемая на засов. Узкие бойницы были дополнительно укреплены коваными решётками; через крышу, покрытую листовой сталью, тоже никто не смог бы легко прорваться. В этой башне люди были в безопасности, если можно было так выразиться в центре проклятых земель.

Уложив юношу, всё ещё находящегося без сознания, на походные одеяла, они приготовились ждать. Солнце ушло за горизонт, ночь вступала в свои права. Решив, что в таком укреплённом месте не было смысла сидеть в темноте, а при попадании в башню сквозь решётки ядовитых насекомых свет только поможет, эльф, после изрядных усилий, смог создать устойчивый светящий шарик, висящий посередине комнаты.

С приходом ночи проклятые земли наполнила тишина. Лес днём, хоть и был заполнен монстрами разных мастей, был живым. Химеры были хоть изменёнными, но животными. Да, это была страшная, опасная, гротескная, но всё-таки жизнь. А сейчас.... Люди буквально кожей почувствовали холод этого безмолвия. А потом появились обитатели ночи.

Сначала из своих щелей повылазили зомби. Развалины наполнились звуками от их шаркающей походки. Некоторые умудрились заметить свет, пробивающийся из бойниц башни, но мёртвый мозг не был в состоянии осознать, что это такое. Если бы зомби увидели бы перед собой живого, то сразу бы набросились на него, разрывая на части, и пожирая, а простой свет не вызвал у них никакой реакции. Постояв у башни с задранной головой, они шли дальше. Иногда среди них попадались существа, похожие на Грина, или другие видоизменённые мертвецы. Они были быстрее, чем обычные зомби, явно сильнее и опаснее. Один раз мимо башни пополз скелет крокодила.

Глядя на восставших мертвецов за окном, все немного успокоились. Эти куски гнилого мяса не могли причинить людям в башне никакого вреда. Но, как оказалось, развалины скрывали не только неупокоенных.

Лёгкий, мелодичный женский смех раздался за железной дверью.

- Здравствуйте, благородные воины. Пожалуйста, впустите меня, а то здесь так опасно....

Голос был нежен и сладок, он завораживал, манил, притягивал. Его звучание было прекрасным, как пение птиц весной. Даже у Флереса кровь буквально забурлила в жилах, он поддался волшебному очарованию незнакомки. Что уж говорить о Марке. Лицо воина расплылось в бессмысленной улыбке, глаза заблестели, и он бросился убирать засов.

- Ты что! - Лера в два прыжка преодолела расстояние до двери, и отбросила Марка в сторону. - Совсем обалдел!

- Сама ты обалдела! Там женщина, и ей нужна помощь.

- Какая женщина ночью посредине проклятых земель?! Очнись, это ловушка!

- Лера, а вдруг кто-то выжил. - Раздался непривычно мягкий, мечтательный голос эльфа. - Мы должны её впустить.

- Да что с вами обоими случилось? - Лера встала спиной к двери, и приготовилась держать оборону, не допуская до запирающего засова неожиданно свихнувшихся Флереса и Марка.

- Немедленно открой дверь, это приказ! - Эльф бросился на девушку с кулаками, забыв об оружии. Посмотрев в его остановившиеся, мутные глаза, Лера поняла бессмысленность увещеваний, и оглушила Флереса одним точным, сильным ударом. Марка, выхватившего меч, ждала такая же участь.

Сноровисто связав оглушённых мужчин, Лера подошла к двери.

- Ну, и кто там решил навестить нас?

- А ты открой, и узнаешь. Не бойся, я не смогу причинить тебе вред. Ты ведь только что справилась с двумя здоровыми мужиками, что я, слабая женщина, могу тебе противопоставить?

- Конечно, ты не сможешь причинить никакого вреда, пока стоишь за дверью.

- Неужели храбрая воительница будет отсиживаться, вместо того, чтобы принять честный бой? Смотри, тогда я просто сломаю эту дверь, и вытряхну тебя, как крысу, из твоей норы. Даже нотки злобы не портили прекрасный голос незнакомки.

- Оставь пустую болтовню. - Леру не трогали ни угрозы, ни оскорбления. - Если бы ты могла, давно бы уже вошла, а не торчала под дверью.

- Умная девочка! - Смех незнакомки вновь зазвучал изумительной музыкой в каменных стенах башни. - Но долго ли ты сможешь там сидеть? Причём тебе придётся постоянно дежурить рядом с этими очаровательными мужчинами. Потому что, как только они очнутся, то вновь набросятся на тебя. Лучше открой дверь по хорошему, и тогда я сохраню тебе жизнь.

- Лера, ты что, не слышишь, о чём тебя просит наша гостья? Впусти её, если она так хочет. - Аксин очнулся, но был ещё слаб. Девушка с трудом разбирала его слова, настолько тихим был голос юноши.

- Что, и ты туда же?! Сказано, что не пущу, значит, не пущу.

- О, там есть ещё один молодой человек? - Голос незнакомки вновь приобрёл завораживающие нотки. - Странно, почему я сразу тебя не почувствовала. Наверное, ты тяжело ранен, и в тебе очень мало жизни. Но ничего, впусти меня, и я прекращу твои мучения, и даже подарю самые прекрасные моменты в твоей жизни.

- Лера, поверь, я в порядке, и хорошо понимаю, что делаю. - Приободрил Аксин девушку. - Просто сбрось засов, и быстро становись позади меня. Только сначала сгрузи наших товарищей в сторону, подальше от двери. Не хочу, чтобы они нечаянно помешали нам вести мирную беседу.

Пожав плечами, Лера выполнила приказ юноши. Скинув засов, она метнулась, и стала у него за спиной, обнажив, на всякий случай, свои смертоносные клинки.

Железная дверь распахнулась, и на пороге возникла юная девушка. Пушистые, немного непослушные белокурые локоны обрамляли прекрасное лицо. Яркие, чувственные губы; безупречная кожа; точёные скулы; аккуратный, лукаво вздёрнутый носик. Загадочные, зелёные глаза, блестящие ярче, чем самые ценные изумруды. Идеальная фигура незнакомки была окутана легкой, полупрозрачной тканью, не скрывающей совершенные формы.

- Доброй ночи, доблестные воины. - Изящная босая ножка девушки переступила через порог. Не вовремя очнувшийся Флерес тяжело вздохнул, глядя на неё влюблёнными глазами. - Какая приятная встреча....

Голос прекрасной незнакомки прервался, когда она увидела костяного рыцаря. На миг она застыла, не зная, как поступить, и этого мгновения хватило Грину, чтобы броситься вперёд. Незнакомка выставила перед собой руки с мгновенно выросшими огромными когтями, острыми, как бритва. Но Грин и не думал вступать с ней в бой. Проскользнув мимо неё, он захлопнул дверь, и встал, загородив собой единственный выход.

- Кто вы такие?! - Ярость исказила безупречное личико незнакомки. - Почему он вас не убил?

- А ты догадайся, ламия. - Голос Аксина был тих и слаб, но незнакомка вздрогнула от него, как от удара бича. Внимательно посмотрев на лежащего юношу, она мило улыбнулась, и поклонилась, опустившись на одно колено. - Кстати, Лера, познакомься, это одна из разновидности демонов, впущенных в наш мир. Вампирша, пьющая кровь и жизненные силы.

- Извините, господин, что я вас сразу не узнала. Прошу простить недостойную рабу.

- Встань. И не стоит меня обманывать: твой род никогда не признавал над собой власти. Да, вы служили, но только когда вам было выгодно, или когда вас припирали к стенке.

- Для своего юного возраста господин очень умён. Позвольте спросить: откуда вы появились, как оказались на этих землях? Я думала, что все некроманты покинули этот мир.

- Дерзишь, ламия? - Прищурился Аксин.

- Аксин, будь повежливее. - В углу задёргался Флерес, не сводивший взгляда с вампирши. - И немедленно развяжи меня, я приказываю!

- Лера, можно тебя попросить об услуге? - Аксин тяжело вздохнул. - Он так хорошо и спокойно спал, а теперь забеспокоился. Может, поможешь....

- Конечно, господин. - Поклонившись с убийственно серьёзным видом, Лера подошла к эльфу, и вновь оглушила его. - Думаю, он "проспит" довольно долго.

- Благодарю. - Тяжело встав, Аксин подошёл к ламии почти вплотную. - Мне показалось, что ты намекнула, что я не имею права здесь быть. Что, хочешь бросить мне вызов?

- Да что вы, господин Аксин, кажется, вас так назвал этот эльф? - Ламия кокетливо посмотрела на юношу. - Сначала я не до конца понимала, с кем имею дело. Но теперь, когда вы подошли.... Я могу чувствовать силу магов. И бросать вызов такому могущественному некроманту я не собираюсь.

- Это хорошо, а то было бы преступлением убить тебя в поединке.

- О, Аксин, ты прелесть! - Ламия нежно провела изящным пальчиком по груди юноши. - Не думала, что на земле ещё остались такие галантные и скромные молодые юноши.

- Не трать зря время, обольстительница. - Аксин устало усмехнулся, и отошёл в сторону. - Сегодня я весь день пропускал через себя силу тьмы. Все человеческие чувства оглушены и заморожены, и оттают нескоро.

- Какая жалость! - Вполне искренне огорчилась ламия. - Такой красивый юноша, первый за много веков одиночества. А ведь мы могли неплохо провести время.

- Да, и проснуться немного остывшим с парой аккуратных дырочек на шее?

- Ну что ты, Аксин, как ты мог такое подумать? - Вампирша капризно надула губки. - Пищи тут и так хватает, кровь, правда, не человеческая, но что поделаешь. А вот насчет любви.... Или хотя бы просто поговорить.... Иногда я чувствую себя такой одинокой.

- Это ты от недостатка любви собиралась здесь всех прикончить?

- Но я думала, что это просто люди. А ты совершенно другое дело.

- Некроманты тоже люди. По крайней мере, наполовину. А я обычный некромант.

- Теперь ты меня обманываешь, Аксин. Я пришла в ваш мир одна из первых среди своего рода, и видела многих адептов проклятого искусства. Даже по могуществу некромагии ты впереди их всех. Да и есть в тебе что-то ещё, не могу понять, что.

- Потом расскажешь, что ты там во мне разглядела. А сейчас я хочу попросить тебя о помощи.

- У меня есть выбор? И ты говоришь, что обычный некромант? Те, обладая таким могуществом, просто приказали бы.

- Да далось тебе это могущество! Если тебе интересно, то я о таком счастье не просил.

- Аксин, да за него все некроманты прошлого, не задумываясь, отрезал бы себе правую руку. А ты говоришь так, словно оно тебе ни к чему.

- Ты удивишься, ламия, но так и есть.

- Что ты заладил: ламия, ламия. У меня, между прочим, имя есть.

- Знающий имя демона может обрести над ним власть. Ты что, так легко скажешь его первому встречному? - С иронией поинтересовался Аксин.

- Для начала тебе просто не произнести моего истинного имени. - Рассмеялась вампирша. - Да и зачем оно? У людей много прекрасных имён, куда более благозвучных. Одно из них мне очень нравится. Называй меня Беллой.

- Хорошо, Белла. Меня ты знаешь....

- А остальные мне не к чему. Пусть эти господа не обижаются, когда очнутся, но они интересны мне только с гастрономической точки зрения. - Ламия окинула откровенным взглядом юношу и томно облизала коралловые губки кончиком языка. - Не то, что ты. Но мы отвлеклись. Ты хотел меня о чём-то попросить. А если я не захочу вам помочь?

- Тогда мы найдём то, что нам нужно, сами. Получится немного дольше, вот и всё.

- То есть, ты меня просто отпустишь?

- А что прикажешь с тобой делать? Убить - нет смысла, ты не опасна. Заставить помогать насильно - чтобы ты завела нас в ловушку? Зачем мне эти лишние проблемы? Не хочешь помогать, иди на все четыре стороны.

- Аксин, ты такой наивный! А если я, когда окажусь на свободе, захочу поохотиться на твоих спутников?

- Белла, ты давно в лесу была? Сначала посмотри на дорогу, по которой мы пришли сюда. Потом посчитай лежащие на ней трупы.

- Да я пошутила, что ты сразу пугаешь! Конечно, я помогу, сделаю всё, что скажешь. А взамен ты возьмёшь меня с собой.



Глава 12

- Идти с нами? - В безжизненном голосе Аксина проскользнула нотка удивления. - Интересно. И зачем тебе это? А, главное, к чему это нам?

- Простая сделка, Аксин. - Белла очаровательно улыбнулась. - Я помогаю вам найти то, что нужно в этих развалинах. Поверь, за несколько столетий я облазила здесь всё, знаю каждый камешек. Без меня вы долго здесь пробудете, разгребая в поисках всякий мусор, и постоянно отбиваясь от нечисти. А взамен вы отведёте меня на материк, где всё началось. Кажется, вы называете его Древней землёй.

- А что тебе мешает самой туда попасть? - Поинтересовалась Лера. Девушке явно не нравилась идея путешествовать вместе с вампиршей. - Добралась до моря, очаровала команду какого-нибудь корабля, и вперёд. Мы то тебе для чего нужны?

- Она - демоническое существо. А для демона обычный мир так же опасен, как и для обычного человека, проклятые земли. - На ум Аксину пришли строчки из прочитанных свитков. - Помнишь, что было с вами, когда вы вошли на проклятые земли, не надев амулеты? Некромагия чуть не убила вас. Так же природа будет убивать создания тьмы. Рядом со мной же этого не случится, некромагия настолько пропитала моё тело, что вокруг постоянно создаётся капсула излучения тьмы. Оно слабое, и не вредит окружающей жизни, но его вполне хватит, чтобы не дать умереть находящемуся рядом потустороннему существу.

- Ты прав, Аксин. - Милое личико Беллы осунулось, в глазах блеснули слёзы. - Не представляешь, как тяжело это - быть постоянно одной. Столетиями я вижу только эти развалины, и ползающих по ним мертвяков разных мастей. О, как же мне хочется хотя бы поговорить с себе подобным! Надоело, видеть больше не могу этот город!

Ламия в ярости ткнула кулаком в каменную стену. Несмотря на кажущуюся слабость удара, башня заметно дрогнула, словно от удара тарана. То, что от стены не откололось ни крошки, указывало на несомненное мастерство строителей.

- Если ты и пойдёшь с нами, то при соблюдении нескольких условий. Они обязательны, и не обсуждаются.

- Конечно, всё что угодно! - Белла закружилась вокруг юноши. - Спасибо, спасибо тебе огромное!

- Я сказал ЕСЛИ ты пойдёшь. - Холодный, почти безжизненный голос Аксина заставил ламию замереть на месте. - Когда кто-то готов на всё, причём даже не удосужился выслушать, что от него требуется, то это может означать и то, что этот кто-то вообще не собирается следовать своему слову.

- Аксин, мне настолько здесь всё опротивело, что я готова на всё, лишь бы выбраться отсюда. - Невинная улыбка вампирши делала её немного похожей на маленькую девочку. - Ты только прикажи.

- Требования простые - ты никого не убиваешь, и ни у кого не пьёшь кровь, я имею в виду людей. По крайней мере, без моего приказа. Ты не наводишь свои чары на членов моей команды. Ты принимаешь обличие человека, и не говоришь никому, кто ты на самом деле. Одно нарушение этих правил - и я уничтожу тебя. Для этого мне даже не придётся ничего предпринимать, достаточно просто перекрыть ненадолго защищающее тебя излучение некромагии.

- Что, неужели девушке нельзя позволить себе даже маленькую слабость....

- Скольких из некромантов убили подобные тебе, нанося удары в спину? - Не дал ламии закончить Аксин. - Летописи говорят, что вдвое больше, чем погибло от руки всех остальных демонов. Предательство у тебя в крови, или что там течёт у вампиров по жилам.

- Как ты можешь мне не верить? Аксин, неужели такой могущественный некромант испугается простой ламии.

- Белла, я искренне верю, что ты даже не подумаешь меня ослушаться. Хочешь знать, почему? Грин!

Костяной рыцарь неожиданно бросился на вампиршу, обхватив её, и крепко прижав руки ламии к телу.

- Зачем это, дорогой? - Не делая бесполезных попыток вырваться из мёртвой хватки костяного рыцаря, поинтересовалась Белла. - Или ты хочешь видеть меня связанной и беспомощной? Да ты любишь поиграть....

- Просто я решил сделать тебе подарок.

- И какой же? - Насторожилась ламия.

- Возможность находиться на солнце, и отдаляться от меня вне проклятых земель без риска погибнуть. Я вложу в тебя немного некромагии. Эта некромагия создаст защиту для таких существ, как ты, от энергии жизни.

- И способную уничтожить меня изнутри по твоему приказу. - Спокойно промолвила ламия. - Зачем это, если моя жизнь и так будет зависеть от тебя?

- Ну, дай подумать.... Например, это поможет, если ты задумаешь выпить из меня кровь, и превратить в лича - зомби с магическими способностями. Тогда моя магия никуда не денется, и будет защищать тебя, но при этом мой труп будет служить тебе какое-то время. Только не говори, что ты не сможешь это сделать.

- Как? С твоим могуществом я даже притронутся к тебе без разрешения не смогу.

- Даже когда ко мне снова вернутся человеческие чувства? Через несколько дней я снова смогу сопереживать, ненавидеть, и, главное для твоей магии, влюбляться. Или ты не думала о том, чтобы попозже повторить попытку очаровать меня? - Холодно усмехнулся Аксин. - Забыл предупредить, что вложенная в тебя некромагия не даст тебе использовать против меня никакие из твоих способностей. Ну, ещё не передумала идти с нами?

- Конечно же, нет, Аксин. У меня даже в мыслях не было тебя обмануть. - Ламия подняла на юношу полные искренности глаза. - Как ты мог такое про меня подумать? Я не предам тебя, клянусь!

- Тогда тебе ничего не угрожает, а от моего подарка ты только выигрываешь.

Аксин подошел вплотную к обездвиженной ламии. Склонив голову, юноша почти прикоснулся губами к чувственным губам Беллы. Дыхание Аксина обрело форму, превратившись в чёрный, густой дым. Этот дым окутал лицо Беллы, стремясь найти вход внутрь её тела. Он проходил через рот, ноздри, уши, глаза, втягиваясь в ламию, и оставаясь там. Этот процесс был явно мучителен для демоницы, её тело сотрясали судороги боли. Когда последний завиток дыма исчез, пройдя между губами вампирши, всё было кончено.

- Что ты сделал? - Охрипшим голосом проговорила ламия, едва держась на ногах. Она явно не ожидала, что чистая тьма окажет такое воздействие.

- То, что и обещал. Теперь ты защищена от воздействия энергии жизни вне границ проклятых земель.

- И беззащитна перед твоим гневом. - На этот раз грусть в голосе Беллы была искренняя.

- Так не вызывай его. И сними свои чары с этих. - Юноша махнул рукой в сторону связанных и оглушённых Марка и Флереса.

- Как прикажешь. - Белла сделала небрежный жест в сторону лежащих. Со стороны показалось, что с тел слетело светящееся прозрачное покрывало, моментально втянувшееся в ладони вампирши. - А теперь можно спросить о цели вашего путешествия? Не за мной же вы пришли сквозь проклятые земли.

- Нам нужна маска с прозрачными камнями в глазницах. Серебряная, прикрывающая всё лицо. Со сглаженными чертами.... - Начал вспоминать изображение маски Аксин.

- Я поняла. Если хочешь, я могу её принести прямо сейчас.

- Пока не нужно. Утром проводишь меня к месту, где эта маска хранится.

- А ты действительно умён. Некроманты хранили её вместе со своими самыми ценными вещами. Там действительно можно найти много чего интересного. Только вот насчёт утра.... Я не очень люблю солнечный свет. Он меня так раздражает.

- Ничего, привыкай. Если это единственное препятствие....

- Ну, ещё твоя свита, часть которой вот-вот очнётся. Им там тяжело придётся. На запах живой крови сбегутся все мертвяки со всего города.

- Пойдём только мы с Грином, да ты. Остальные останутся в этой башне: днём здесь, похоже, вполне безопасно. Демонов здесь больше нет; зомби, как и ты, не в восторге от дневного света; а насчёт живых химер.... Думаю, здесь твоя охотничья территория, и тебе надо было питаться чем-то эти столетия. Вряд ли в развалинах остался хоть кто-то с тёплой кровью, или с искрой жизни.

- Да, в последнее время мне приходилось уходить охотиться в лес. Кровь и жизнь химер порядочная дрянь, но это лучше, чем ничего. Ах, как давно я не прикасалась губами к нежной шее человека.... - Белла мечтательно подняла взгляд кверху.

- Потерпи ещё несколько дней. Подозреваю, что на выходе отсюда нас будет поджидать не одна сотня торзальцев. Забирай хоть всех, я тут ни на что претендовать не буду. Хотя они будут стараться оставить свою кровь себе.

- Ничего, я постараюсь уговорить нескольких из этих эгоистов. - Ламия кровожадно улыбнулась, белоснежные клыки блеснули из-под чувственных губ. - Говоришь, сотни?

- Тебе хватит. А пока мне нужно немного отдохнуть. Надеюсь, ты не предпримешь попытки перекусить кем-нибудь из здесь присутствующих? Жалко будет потерять такого ценного проводника, как ты.

Не слушая заверений демоницы, Аксин завернулся в плащ, и буквально провалился в сон. Этот разговор отнял у него последние силы.

Утром юноше стоило больших трудов уговорить Флереса остаться в башне. Эльф ни за что не хотел отпускать его одного. Что им двигало: беспокойство за юношу, или страх, что Аксин оставит отряд и сбежит, неизвестно.

- Да пойми ты, командир, нельзя никому из вас с нами! - Не выдержав, перешёл на крик Аксин. - На живую кровь вся нечисть повылазит, наплевав на солнце. Придётся пробиваться с боем, противостояние будет серьёзнее, чем в лесу. А если я случайно долбану заклинанием посерьёзнее по складу, где маска хранится, кто её откапывать в руинах будет? А когда всё-таки откопаем, как её склеивать будем, если она окажется повреждена? Я, Грин, и Белла не привлечём никакого внимания, и спокойно прогуляемся туда и обратно.

Наконец эльф внял словам разума, или просто понял, что спорить бесполезно, Аксин всё равно сделает по-своему, а он ничего не сможет сделать.

Дорога до склада не впечатлила юношу. Он многого ожидал от последней крепости некромантов, а видел лишь обычные развалины рядового города. Лишь тени зомби, изредка мелькавшие в провалах окон, отличали этот брошенный город от подобных других. Когда он спросил об этом ламию, та рассмеялась.

- А что ты хотел? Некроманты здесь даже не успели толком закрепиться. Они просто захватили этот город, объявив его своей собственностью. Объединённые войска людей, гномов и эльфов ударили почти сразу после их прибытия. Будь у некромантов запас времени, хотя бы полгода, они бы превратили этот город на озере в неприступную цитадель.

- А как смогли так быстро собраться такие большие войска? Договориться, собрать войска, вывести их на позиции - это требует времени.

- Не знаю. - Пожала плечами Белла. - Как только прошёл слух, что в этот город пришли мастера проклятого искусства, и объявили его своей территорией, все вокруг просто сошли с ума от страха. В памяти были свежи воспоминания о Древней земле, и о тёмных властелинах; так называли особенно могущественных некромантов. Костяк союзных войск собрался сразу, объединённой армией командовал совет, состоящий из представителей людей, эльфов, и гномов. Все понимали, что в одиночку им не выстоять.

Белла помолчала, вспоминая события давно минувших дней.

- Объединённые армии словно охватило безумие. Они постоянно штурмовали город, накатываясь, волна за волной. Тогда здесь ещё не было проклятых земель, и некроманты ещё не успели создать армию зомби и химер. Всё это появилось здесь позже, стихийно. Несколько десятков некромантов бились против объединённой армии людей, гномов, и эльфов. Но мастера проклятого искусства не были беззащитны без своих созданий и армий мертвецов. Некромагия - это вершина боевой магии. Нападающие гибли тысячами, даже десять магов и жрецов не могли справиться с одним некромантом. Но на место убитых приходили новые, войска постоянно подтягивались со всех концов земель. Одного погибшего солдата сменяли десятки. Адептов чёрного искусства просто завалили числом, понеся огромные потери, но всё-таки истощив их силы. Через месяц всё было кончено: некроманты не могли постоянно биться день и ночь, лишённые сна и отдыха. Один за другим гибли мастера некромагии, пока не остался последний, великий тёмный властелин. Окружённый со всех сторон, он вложил всё своё могущество и жизненную силу в одно единственное заклинание. В этом бою не было победившей стороны: погибший от своего же заклятия чёрный маг забрал с собой в мир теней к Чонину всех своих врагов.

Помолчав немного, Белла игриво подмигнула Аксину.

- Я принадлежала этому тёмному властелину. Он был очень силён, но ему было далеко до тебя. Ты просто переполнен мощью. Правда, насчёт опыта.... Тут ты ему пока явно проигрываешь.

- Ничего, опыт - это дело наживное.

- Если только тебе дадут прожить достаточно времени. Аксин, ты серьёзно думаешь, что сможешь жить со знанием некромагии среди людей? Да твои же товарищи, которых ты так рьяно защищал этой ночью, первыми воткнут тебе нож в спину, когда перестанут в тебе нуждаться.

- Я понимаю это, Белла, теперь понимаю. Когда мы начинали этот поход, я ещё питал некоторые иллюзии, но сейчас они исчезли. - Спокойно ответил Аксин. Чувства, выжженные некромагией, ещё не полностью восстановились, и возможная будущая смерть его не волновала.

- Так чего ты ждёшь? Предательского удара в спину? Щепотку яда в пищу?

- До определённого момента я им нужен. Да и мне самому надо сделать то, ради чего мы здесь. А потом.... Одна Турния знает, что произойдёт.

- А, может, стоит самому позаботиться о будущем, не полагаясь на капризную судьбу?

- Ты считаешь, что я слишком беспечен, или слишком мягок к моим будущим врагам? - В голосе юноши проскользнула нотка раздражения.

- Ну, если честно....

- Пока мы не доберёмся до Древней земли, я в относительной безопасности. А потом буду решать проблемы по мере их поступления. Но, вероятнее всего, вскоре ситуация резко изменится, и про меня на какое-то время забудут. Да, и если кто-то из отряда попытается напасть на меня, то он в полном твоём распоряжении.

- Если от него что-нибудь останется. Слушай, а что там с ситуацией? На что ты надеешься?

- На войну. Очень скоро империи будет не до одинокого некроманта.

- Что за война? Ты можешь говорить поточнее и поподробнее; не забывай, я была несколько отрезана от мира, лет эдак с полтысячи....

- Не беспокойся, скоро ты познакомишься с другими членами отряда, там есть один не очень молчаливый человек. - Аксин вспомнил вечно болтающего Акрида. - Ты очень быстро узнаешь обо всех событиях, причём во всех подробностях. Он тебе ещё успеет надоесть; будешь страстно желать, чтобы он хоть немного помолчал.

Дойдя до полуразрушенного храма, ламия остановилась.

- Вот, здесь некроманты хранили всё самое ценное.

- А как там насчёт ловушек? - Аксин внимательно всматривался в темный провал входа.

- Теперь всё чисто. Понимаешь, я девушка любопытная, очень хотелось посмотреть, что внутри. Поэтому пришлось убрать систему безопасности.

- И у тебя хватило сил и умения? - Аксин с интересом посмотрел на Беллу. - Странно, в летописях говорится, что в магии ваш вид не очень силён. Ну, разве что в любовной магии. Что-то ты темнишь.

- Да я просто брала зомби и химер, и бросала их в проход. Сначала ловушки срабатывали, а потом перестали. Видимо, разрядились со временем.

- Да, всё гениальное просто. Некроманты старались, плели сложные, запутанные чары, а она просто кидалась, причём чем попало, пока в ловушках не закончилась вложенная в них магическая энергия. Ну, что, пошли смотреть, что там есть.

Аксин спокойно пошел к храму. Сделав несколько шагов, он обернулся, и посмотрел на стоящую на месте демоницу.

- Ну, что ещё?

- Ты такой наивный юноша, просто прелесть. - Серебристый смех Беллы прокатился над развалинами. - А если я соврала насчёт ловушек?

- Тогда сразу после моей гибели некромагия, помещённая в тебя, просто уничтожила бы твоё тело. Запомни одно - пока я не достал из тебя то, что вложил, мы связаны воедино. Погибну я - погибнешь и ты.

- Ты не врёшь? - вглядываясь в глаза Аксину, проговорила ламия. - Ты просто решил немного попугать меня?

- Это чистая правда. И ещё: если ты решишь меня обмануть, то я это сразу пойму. Тьма, помещённая внутрь тебя, предупредит меня об обмане, причём не очень приятным для тебя способом. Если не веришь, то это можно легко проверить: просто попробуй обмануть меня.

- Что-то не очень хочется. - Пробурчала ламия. - Слушай, Аксин, ты точно молодой, наивный юноша? А то мне почему-то начинает казаться, что я общаюсь со своим родственником. Причём, старшим.

Ничего не ответив, юноша вошёл в храм. Судя по убранству, первоначально это был храм Тарона, бога войны. На алтаре и вокруг него были сложены разнообразные предметы. Некоторые были знакомы Аксину, назначение других было загадкой. Маску он заметил сразу, она лежала на алтаре. Блестящая, полированная поверхность не потемнела со временем, кристалл в глазницах был непроницаем с наружной стороны, и абсолютно прозрачен изнутри. Маска была почти гладкой, с небольшими впадинами и выпуклостями, с большой натяжкой походившая на человеческое лицо. Надев маску, сидящую довольно удобно, Аксин был поражен: сквозь кристаллы он прекрасно видел все вещи, но не мог засечь ни малейшего следа магии. Похоже, эти кристаллы экранировали любое магическое воздействие.

Рассмотрев внимательно остальные находки, юноша, кроме маски, взял ещё небольшой, неприметный кинжал, и стальное кольцо, украшенное серым, дымчатым камнем.

- Почему только это? - Полюбопытствовала Белла.

- Мы пришли сюда за маской. Насчёт кинжала - это магический клинок, позволяющий забирать часть жизненной силы существа, убитого им.

- Знаю, тёмный властелин использовал его при жертвоприношениях. А что это за кольцо? Я не чувствую в нем ничего серьёзного. Думаю, оно просто попало сюда по ошибке.

- Не знаю. - Пожал плечами Аксин. - В нём какой-то обрывок магии. Словно часть чего-то целого. Странно, что часть заклинания не распалась, как это обычно бывает с незаконченными заклинаниями. Позже исследую этот феномен.

Спрятав находки, юноша ещё раз внимательно осмотрелся.

- Остальной хлам тащить за собой не имеет смысла. Пойдём обратно, а то там Флерес, наверное, уже весь извёлся.

С проклятых земель отряд шёл по ранее проторённой, вернее, выжженной, Аксином дороге. На этот раз мало кто пытался остановить их, видимо, юноша перебил почти всех серьёзных химер, и другие пока не обжили освободившуюся территорию. А с теми, кто всё-таки умудрялся нападать, легко справлялись Грин с Беллой. Демоница, несмотря на кажущуюся изящность и хрупкость, без видимых усилий молниеносно уничтожала тех монстров, до которых не успевал добраться костяной рыцарь со своей каменной дубиной.

- Скажи, зачем ты взял её с собой? - Тихим шёпотом поинтересовался Флерес.

- Не нужно шептаться, она тебя прекрасно слышит. У ламий изумительно развиты все чувства, в этом они значительно превосходят не только человека, но и многих животных. - Не понижая голоса, ответил юноша. - И что значит "зачем"? У нас с Беллой был договор. Без неё мы бы всё ещё искали эту маску, и неизвестно, как долго продлились бы эти поиски, и чем бы они закончились.

- Командир, неужели ты хотел обмануть её? - Лера ободряюще подмигнула Аксину. - Очень неосторожно оставлять за спиной рассерженную женщину.

- Просто мне интересно, что будет, когда мы выйдем из проклятых земель поближе к цивилизации. Довольно сложно не привлекать к себе внимания, имея в команде некроманта, буквально пропитанного тьмой, демоницу и зомби. Любой жрец или маг раскусит нас за один миг.

- Не надо так драматизировать, командир. - Беспечно отмахнулся юноша. Чувства стали помаленьку возвращаться к нему, и он всё больше и больше походил на прежнего Аксина. - Грина оденем в глухие доспехи, и шлем с забралом, а Беллу не отличишь от обычной девушки....

- Какой такой обычной девушки?! - Раздался впереди возмущённый голос вампирши.

- Ну, хорошо, от обычной самой прекрасной девушки империи. А насчёт меня не волнуйся: у меня же на лбу не написано, что я некромант.

- Ты на посох свой давно смотрел? - Ехидно поинтересовался Флерес.

- А что такого? - Аксин окинул взглядом кристалл, выглядевший, как кусок тумана, или дыма, запертого в камень. - Ну, необычно, и что такого? Можно подумать, что сейчас каждая собака в империи знает, как выглядит кристалл на посохе некроманта.

- Вообще-то он скоро ещё больше потемнеет. - Подала голос Белла. - Будет почти чёрный и блестящий, как обсидиан. Но волноваться не стоит: люди сами придумают объяснения такому посоху в руках молодого мага. Например, что этот юноша тяжело болен; или он маг, всю жизнь изучающий свойства угля и пепла. А потом ещё будут гордиться своим умом и сообразительностью.

- Вот видишь, командир! - Рассмеялся Аксин. - А ты ещё спрашиваешь, зачем я её взял с собой. У тебя появился отличный собеседник: такой же опытный, древний, и циничный.

- Благодаря некоторым я и так не сильно скучал. Ладно, возможно, ты и прав. Способности Беллы могут нам пригодиться в дальнейшем.

- Прекрасная мысль, Флерес. - Вновь прожурчал обворожительный голос ламии. - Только маленькое уточнение: я служу только тёмному властелину. Так что в дальнейшем не стоит пытаться распоряжаться моими способностями.

- Какому тёмному властелину? - Удивился Марк. - Это ты про Аксина, что ли?

- А про кого же ещё? - Грин сам справлялся с химерами, поэтому демоница решила оставить эту грязную работу ему, и подошла к отряду, изящно покачивая бёдрами. Странно, но кровавая расправа, творимая ей над химерами, не изменила вида её белоснежных одежд. Ни комочка грязи, ни капли крови. Казалось, что она только что не пробивалась с боем через лес, а ехала по центру города в паланкине. - Конечно, про Аксина. И, кстати, если бы он не был тёмным властелином, по крайней мере, по уровню могущества, то я бы сейчас была сыта от человеческой крови, а в развалинах появились бы несколько новых зомби. Простому некроманту не совладать со мной. Да и создать костяного рыцаря не так просто.

- Что?

- Разве вы не знали? Костяной рыцарь - это создание высшей некромагии.

- Белла, не стоит пугать людей этими рассказами. - Нахмурившись, Аксин резко прервал ламию. - Когда я захочу, то я попрошу рассказать всем все подробности, которые ты знаешь о проклятом искусстве, но не раньше.

- Ой, извини, я действительно заболталась! - Взмахнула руками дьяволица. - Всё, умолкаю.

Лукаво улыбнувшись, Белла пошла чуть в стороне от отряда, с показным смирением потупив голову.

- Тёмный властелин. - Медленно, словно пробуя эти слова на вкус, проговорил эльф. - Это, наверное, кто-то наподобие архимага у некромантов. Да, это уже интересно. Аксин, а что ещё ты скрываешь?

- Нет, архимаг - это тот, кто правит различными гильдиями магов. - Хмуро ответил Аксин. - У некромантов нет правителя. Тёмный властелин - это мастер проклятого искусства, достигший определённой ступени могущества. То, что я силён, ты и так знал. Но, если ты хочешь узнать поподробнее некромагию, то я готов прямо сейчас уступить тебе эту сумку, и даже отключу хранителя. Читай, изучай всё, что хочешь.

- Да что ты сразу завёлся?

- Послушай, Флерес, ты же знаешь, что я не напрашивался на место некроманта. - Раздражённо ответил Аксин. - Да, я очень многое от вас скрываю. А, что, вы предпочитаете знать всё? Пожалуйста, только вспомните сначала, чем грозят подобные знания. Предпочитаете после похода сразу пойти на свидание с палачом?

- Да всё я понял, извини. - Эльф попытался примеряюще положить руку на плечо юноши, но сразу отдёрнул её. От его взгляда не ускользнуло, что Грин тут же повернулся к ним, приготовясь атаковать; как напряглась, словно перед прыжком, ламия.

- Слушай, уйми ты свою гвардию. А то размажут по земле тонким слоем, ни за что, ни про что.

- Да, мы же одна команда, Флерес, как ты можешь их бояться? Особенно, когда у нас общая цель, и общий враг. - Спокойно проговорил Аксин, глядя в глаза эльфу. Ни нотки угрозы не было в его голосе, но от его звучания Флересу стало не по себе. - И, как одна команда, мы можем доверять друг другу. Как недавно, в лесу, помнишь? Когда ты, почему-то, вдруг решил испытать на моей спине действие некоторых заклинаний. Думал, я не замечу?

- Что ты говоришь? Ничего такого я не хотел! - Обливаясь потом, промолвил эльф. - Тебе, наверное, показалось....

- Может, и показалось. - Отвернулся от него Аксин. - Ну, тогда тебе нечего беспокоиться из-за Грина и Беллы. Они убьют только тех, кто попытается причинить мне вред.

Обогнав отряд, юноша пошёл рядом с Грином. Чувства возвращались к Аксину, и сейчас его душил гнев, вызванный попыткой подлого удара Флереса ему в спину. Конечно, у эльфа ничего бы не получилось, но.... Он принес ради людей в жертву свою сущность, и такая благодарность в ответ! Ярость Аксина требовала выход, и он выпускал пар на попадавшихся на дороге отряда монстрах и химерах.

Флерес, виновник всего этого, с беспокойством и тоской смотрел, как юноша разносит в пух и прах всё, что попадается у него на пути. Эльф прекрасно понимал, что теперь Аксин будет постоянно настороже, и, в случае чего, уничтожит его без малейших колебаний. Флерес уже тысячу раз проклял тот свой необдуманный поступок, но сейчас уже ничего нельзя было исправить. Грин и Белла никого не подпустят близко к своему господину, так что обычное убийство юноши практически исключалось. А насчёт прямой атаки эльф не питал никаких иллюзий: эта троица способна была уничтожить не только остальных людей его отряда, но и небольшую армию в придачу.

- Что, любуетесь магией Аксина? - Раздался рядом бархатный голос ламии. - Прекрасное зрелище. Какая мощь! Как легко он расправляется с чудовищами, большинство из которых не по зубам вашим обычным магам и колдунам. Да и практика ему не помешает. Чем больше Аксин пользуется некромагией, тем сильнее и опытнее становится.

- Ты что-то хочешь сказать мне, демоница? - Сквозь зубы прошипел Флерес.

- Ну, разве что предложить держаться от него подальше. Аксин пока запретил трогать членов отряда, но этот приказ действителен до того момента, пока кто-то из вас не попробует напасть на него. - Белла лёгким жестом руки заставила замолчать попытавшегося что-то сказать эльфа. - Я живу уже много веков, сначала в нашем мире, потом на земле. Так много, что потеряла им счёт. Вы, эльфы, презираете людей, считая, что за их короткую жизнь они ничему толком не могут научиться, и гордитесь своим долголетием. Но, по сравнению со мной со своей длинной жизнью ты просто бабочка-однодневка. Так что не трать моё время, говоря о братской любви к Аксину, и о том, что он и я жестоко ошибаемся насчёт твоих намерений. Я вижу тебя насквозь.

- Тогда почему ты в подчинении у обычного человека, несмотря на свой огромный жизненный опыт? - Не скрывая издёвки в голосе, поинтересовался Флерес. - На старости лет захотелось походить в холуях у мальчишки?

- Дурак. - Беззлобно ответила ламия. - Во-первых, этот союз полезен для нас обоих; а во вторых, я вижу в нём не мальчишку, а будущего тёмного властелина, самого могущественного из всех некромантов, кто жил на земле. А если ты решил, что можешь остановить его, то сначала распрощайся со своей долгой жизнью. Напиши завещание, навести родню напоследок, или что там ещё делают перед самоубийством эльфы.

Отойдя немного в сторону, Белла обернулась, и посмотрела на эльфа.

- Я не имела в виду, что убью тебя, если ты посмеешь напасть на него. В этом случае нашего с Грином вмешательства не потребуется. Если заяц решит напасть на дракона, то дракону не понадобятся защитники.

Окинув презрительным взглядом взбешённого эльфа, демоница пошла вперёд, и встала чуть в стороне от юноши. Отряд разделился на две части: впереди шёл Аксин, Грин, и Белла, позади Флерес и люди.

Обратный путь занял меньше времени. Они знали дорогу, и могли не беспокоиться о безопасности благодаря Грину и Белле. Да и Аксин стал куда более сильным некромантом, чем когда он впервые ступил на проклятые земли. С каждым часом, проведённым здесь, некромагия всё больше и больше меняла юношу. Он чувствовал, что может вложить в заклинания куда больше силы, и они не так сильно его выматывают. Тело Аксина адаптировалось к тёмной энергии, и могло впитывать её, как губка. Ещё юноша заметил, что при уничтожении химер остаётся слабый, нестойкий туман жизненной силы. И, если он поторопится, то может впитать в себя часть этой светящейся энергии.

Чем ближе отряд подходил к границам проклятых земель, тем явственнее чувствовалось ослабление влияния силы смерти. Аксину пришлось ненадолго остановиться, чтобы вложить внутрь Грина немного некромагии, чтобы защитить его так же, как и ламию. Наконец, к видимому облегчению Флереса, они вышли за границу влияния тьмы, и подошли к лагерю. Навстречу к ним выбежал обрадованный Акрид.

- Командир, наконец-то!

- Да, слава богам, вы пришли. - Ирган сидел у костра, держа на коленях свой любимый топор. - А то этот балабол уже совсем замучил. Я уже собирался сбежать от него к вам. Ещё неизвестно, кто хуже: мертвяки, или он. Кстати, а кто это с вами?

- Спрашивай у нашего специалиста по зомби. - Буркнул Флерес. - Это он решил с собой свиту притащить.

- Да не слушайте вы его, командир просто устал. - Вперёд выступила Белла, одарив всех одной из своих самых обворожительных улыбок.

Мужчины замерли. Даже вечно холодный Виллис вскочил на ноги, и уставился на ламию, приоткрыв рот. Эффект демоница произвела поразительный, причём она пока даже не использовала свою магию. Мужчины смотрели на неё с обожанием, ловя каждое слово, малейший жест.

- Позвольте представить: это Белла, она вампир.

Эти слова Аксина подействовали на всех, как ушат ледяной воды.

- Ну, зачем так сразу? - Капризно надула губки ламия.

- Считай это маленькой местью за твои излишне откровенные разговоры с Флересом. - Улыбнулся Аксин. - Да и чем раньше скажешь, тем лучше. Не хватало ещё, чтобы кто-нибудь из них втрескался в тебя.

- Не надо ревновать, милый. Ты же знаешь, что я принадлежу только тебе. - Белла туманным, с поволокой взглядом нежно посмотрела на юношу.

- Понятно. Не хватало мне эльфа с его оригинальным чувством юмора, теперь ещё эта.... - С притворным возмущением Аксин взмахнул рукой, и направился в лагерь, попутно уничтожив магическую защиту.

- Зачем ты это сделал? - Подскочил к юноше Акрид.

- Чтобы Грин мог спокойно, без световых эффектов пройти за мной.

Из-за Беллы все забыли о костяном рыцаре. Увидев, кто ещё пришёл с отрядом, остававшиеся в лагере люди моментально побледнели. Рок и Стен выхватили мечи.

- Не стоит размахивать этими железками. - Лера спокойно прошла мимо приготовившихся к бою воинов. - Вы не видели, что может сделать этот громила своей дубиной. Так что уберите-ка лучше мечи от греха подальше.

- Белла и Грин пойдут с нами. Флерес не против этого, не так ли? - Подал голос, устроившийся у костра Аксин.

- Нет, не против. - Хмурый эльф нехотя кивнул. - И, если торжественная встреча закончилась, может, скажете, что произошло за наше отсутствие?

- Да ничего такого, командир. - Косясь, то на Грина, то на Беллу, произнёс Акрид. - Мертвяки нас не беспокоили, торзальцы в гости тоже не наведывались. Есть, правда, кое-что.... Что-то вдали стало многовато дымков образовываться.

- Похоже, обложили нас здесь, командир. Этот дым от костров, такой над привалом армейских отрядов стоит. - Стен с раздражением сплюнул на землю. - Прижали к проклятым землям, теперь ждут, когда обратно пойдём.

- Может, стоит надуть торзальцев? - Акрид, как всегда, сыпал идеями. - Пройти сквозь проклятые земли, и выйти с той стороны, они нас там вряд ли ждут.

- Гениально, только есть одно маленькое но: они перекрыли нам путь к горам. А это самая короткая дорога в земли империи. - Флерес хмуро посмотрел на толстяка. - Если мы поступим так, как ты предлагаешь, то нам придётся идти либо через всю Торзалию к югу, либо через северные земли варваров. По-моему, нам проще попытаться прорваться через этот кордон.

- Командир прав. - Ирган с любовью погладил отполированный до блеска металл своего топора. Они знают, что мы пришли небольшим отрядом, и встречать будут небольшой отряд. На нашей стороне фактор неожиданности, да и Аксин кое-что умеет.

- Ты даже не представляешь себе, что он может. - Восторженно произнёс Марк. - Эх, видели бы вы, что он творил там, в проклятых землях. У торзальцев нет никаких шансов, мы пройдём сквозь них, как горячий нож сквозь масло!

- Я бы не был так уверен в беспечности торзальцев. - присоединился к разговору Аксин. - После гибели жрецов они будут наготове, и постараются собрать серьёзные силы, чтобы остановить нас. Но Флерес прав: лучше пробиться к горам, чем идти с боями через всю страну. Только вот как нас примут гномы?

- Ничего, постараемся перекупить этих бородачей.

- А если не получится, тогда что? - Акрид, похоже, был всерьёз обеспокоен сложившейся ситуацией.

- Есть одна мысль. - После минутного раздумья заговорил Аксин. - Помнится, кто-то говорил, что гномы зря считают себя полновластными властителями гор, там есть ещё и орки.

- Да, они окопались немного севернее. - Флерес с недоумением посмотрел на юношу. - Но с ними невозможно договориться. Орки очень воинственны, они всегда убивают чужаков, попавших в их владения.

- Странно, а чем же они тогда питаются? Хлеб на камнях под землёй не вырастишь. - Протянул Ирган.

- Мясом, мой друг, они питаются мясом. Любым, даже мясом гномов и людей.

- Они, что, людоеды?!

- Ну, не всегда. Обычно они охотятся на животных в предгорьях северных земель, на территории варваров. Но, если к ним случайно попадёт человек, то не погнушаются перекусить и им. Они поклоняются тьме, и людоедство не считается у них чем-то зазорным.

- Поклоняются тьме, говоришь? - Усмехнулся Аксин. - Тогда мы можем рискнуть пройти через их территорию, если у нас не останется никакого другого выбора. Думаю, я вполне смогу сойти за посланника великой тьмы, а вас представлю, как своих слуг.

- Очень смешно.

- А что, командир, интересная идея. - Подошедшая Лера с весёлой усмешкой подмигнула эльфу. - В принципе, если учесть, что всё наше путешествие изначально можно считать бредом сумасшедшего, такой поворот сам собой напрашивается. После проклятых земель, я думаю, орки нам не будут сильно страшны. А если ещё Аксин снова примет боевую форму некроманта....

- Что это за форма?

- Потерпи, Акрид, вот скоро встретимся с торзальцами, увидишь. - С немалой долей злорадства протянул Флерес. - Незабываемое зрелище. Но всё-таки, с орками мы пока не будем торопиться. Сначала попытаем счастье у гномов.

- Сначала нам нужно будет пробиться через торзальцев. - Раздался спокойный голос Виллиса.

- Пробьёмся. - Успокоил всех Флерес. - Во-первых, мы обладаем необходимыми ресурсами: я - эльфийский колдун, Аксин - некромант, почти тёмный владыка. Да и вас со счетов не надо сбрасывать. А если вспомнить возможности Грина и Беллы....

- Что во-первых, нам уже понятно. - Толстяк посмотрел на эльфа. - А во-вторых?

- А во-вторых у нас просто нет другого выбора. Торзальцы нас прикончат в случае неудачи, да и принц Максимилиан не сильно обрадуется, если мы каким-то чудом провалим задание, но останемся живы, и окажемся на землях империи. Это только победителей не судят.


Глава 13

- Командир, что-то тут не так. - Ирган осматривался вокруг, с тревогой сжимая свой топор. - Уже третий день пошёл, как мы вышли с проклятых земель, а вокруг ни одного живого человека. Давно уже пора попасться какому-нибудь патрулю. Сами же все в один голос говорили, что торзальцы решили поохотиться за нашими шкурами; ну, и где они?

- Да, действительно, нет ни разведки, ни ловушек. - Рок, самый опытный среди воинов, втянул носом морозный осенний воздух. - Второй день пахнет дымом, значит, торзальцы где-то неподалёку. И то, что они так спокойны, означает, что они знают, где мы находимся, и куда мы идём. Поди, уже давно приготовили западню.

- Конечно, знают. - Ворчливо произнёс Ирган. - Думаешь, их жрецы зря в храмах братьев-богов хлеб едят?

- Возможно, они хотят дождаться, когда мы выйдем на более или менее открытую местность. - Задумчиво проговорил эльф. - У них явное преимущество в численности, поэтому торзальцы постараются решить всё одним ударом. А в лесу, или среди скал небольшой отряд может так затеряться, что его можно искать несколько недель, причём безрезультатно. Да ещё проклятые земли рядом, мы там сможем спрятаться, а торзальцы туда не сунутся. Они это понимают, и, поэтому, выманивают нас. К вечеру начнётся плоскогорье, вот там нас и постараются схватить.

- Выспаться-то хоть дадут? - После прохода по проклятым землям Аксин стал несколько более беспечен. Силы юноши возросли многократно, а частые беседы с ламией о прошлых временах и о мастерах некромагии помогали закрывать бреши в знаниях о возможностях проклятого искусства.

- Размечтался. - Эльф снова стал общаться с юношей, как обычно: весело, немного покровительственно. Похоже, Флерес забыл их разговор в проклятых землях. Или сделал вид, что забыл. - Тупо и банально ударят, когда мы будем устраиваться на ночлег. Зачем им сильно хитрить, если они уверенны, что сильнее нас?

- Тогда нужно приготовиться к встрече.

- Мы уже готовы. - Усмехнулся Флерес.

Аксин посмотрел на остальных членов отряда, и увидел, что у всех под дорожными плащами поблёскивает металл доспехов. После похода по проклятым землям юноша ушёл в себя, пытаясь понять, во что он превратился, перестал обращать внимание на окружающий его мир, и вот результат....

- А меня что, предупреждать не надо?!

- А мы и хотели предупредить, на привале. - Эльфа, похоже, забавляло негодование Аксина. - Или тебе на подготовку нужно больше, чем половина дня?

- Мальчики, не ссорьтесь, всё равно привал отменяется. - Мягкий, бархатный голос Беллы на этот раз звучал весело и насмешливо. - И пообедать у вас не получится, сегодня днём пир ждёт только меня.

- Это почему? - Насторожился эльф.

- Дорогой Флерес, да потому, что торзальцы не были в курсе, что ты так точно и правильно всё рассчитал, и поступили по-своему. - Мило улыбнулась эльфу ламия. - Они очистили от деревьев поляну впереди, и ждут нас там. Да, "командир", если захочешь повернуть назад, то придётся прорываться с боем. Позади нас дорога перекрыта. Они взяли нас в кольцо.

- Откуда ты это знаешь?

- Милый, самое прекрасное, что есть на свете - это человеческая кровь. Её я почую за тысячи шагов. А до людей сейчас немного ближе. - Облизнулась демоница. - Да, Аксин, разреши спросить. - Обернулась она к юноше. - Насчёт этих торзальцев правила тоже действуют? Ну, там, не пить кровь, и всё такое....

- Шутишь? - Аксин спрыгнул с коня. Обычное животное не станет носить на спине некроманта в его боевой ипостаси, так что пока юноша не создаст для себя химеру, ему придётся воевать пешим. - Скажи, и далеко до торзальцев?

- До тех, что впереди, шагов семьсот, не больше.

- Ну, и что мы встали? - Обратился юноша к остальным. - Если вы все готовились к этой встрече с самого утра, то нет смысла тянуть. Да и невежливо заставлять ждать наших "радушных хозяев".

Пока Аксин это говорил, его внешность стремительно менялась. Несколько мгновений - и перед отрядом стоял некромант в боевой ипостаси. Эльф отметил, что на этот раз юноша выглядит как-то по-другому. Нет, мраморная кожа синими прожилками вен и чёрные глаза без белков никуда не делись, но что-то было не так, как в проклятых землях. Приглядевшись, Флерес понял, в чём дело: от юноши в разные стороны стали расползаться практически невидимые щупальца, состоявшие, словно из полупрозрачных теней. Аура холода и тьмы, в первый раз просто окружавшая юношу, сейчас казалась живой. У Аксина, словно в один момент, выросли из тела десятки щупалец, превратив его из человека в жуткого монстра.

Даже привычные Марк с Лерой непроизвольно вздрогнули, остальные же чуть не заорали от страха. Лошади шарахнулись в сторону от этой жуткой фигуры, пахнувшей болью, холодом и смертью.

- Прекрасно, тёмный властелин! - Восторженная Белла подбежала к юноше, и встала слева от него. Справа уже привычно занял своё место Грей. - Идёмте, покажем этим людишкам! Прямо как в старые, добрые времена. Пусть эти твари познают всё могущество магии смерти!

Аксин лишь улыбнулся жуткой улыбкой, и пошёл вперёд, взмахом руки приказывая остальным следовать за ним. В обычное время в юноше ещё можно было найти следы прежнего Аксина, но когда он окружал себя некромагией, и погружался во тьму, готовясь к бою, то человек исчезал. На место юного мага, раньше готового верить другим, не желающего причинять вред живым существам, вставал истинный тёмный властелин: могучий, страшный, безжалостный. Чувства словно покидали юношу, оставляя холодную голову и жар ненависти в сердце ко всякому, посмевшему встать на его пути.

- Что-то мне стало жаль торзальцев. - К эльфу подъехал Стен. - Биться на мечах, лицом к лицу одно, но столкнуться с этим.... Не думаю, что человек заслуживает такой участи.

- Да о чём ты говоришь?! - Закричал возмущённый этими словами Ирган. - Как можно жалеть этих собак?! Рвать их надо на части!

Ударив пятками в бока лошади, он поскакал за Аксином, размахивая своим топором.

- Ну, вот, наконец-то он сможет поквитаться. - Лера спокойно посмотрела на эльфа. - Но, что бы мы ни думали, нам тоже надо ехать за Аксином, командир. Позади тоже торзальцы, вампирша их учуяла; и они скоро будут здесь.

- Да, отряду не стоит разделяться. Вперёд!

Они догнали юношу как раз тогда, когда он вступил на рукотворную поляну, вырубленную торзальцами. Впереди и с боков их окружал ощетинившийся острой сталью строй покрытых бронёй воинов. Позади них на возвышениях через каждые несколько шагов стояли жрецы в их смешных, разноцветных одеждах.

- Ого! - Присвистнул Марк, прикинув количество воинов, выставленных торзальцами. - Да у них одних жрецов только штук тридцать!

- Не преувеличивай, всего двадцать пять. И воинов сотни четыре наберётся. - Поправила его, как обычно спокойная, Лера. - Похоже, они нас очень сильно зауважали.

- Я бы предпочёл пользоваться меньшей популярностью и уважением у торзальцев. Вообще-то наша операция задумывалась, как тихая и незаметная. Спокойно прошли, взяли, что нужно, аккуратно ушли.... - Проговорил Флерес. - Эй, куда это он направился?!

Аксин со своей неизменной свитой спокойно пошёл навстречу торзальцам. На полпути он остановился, и спокойно махнул рукой ожидающим их врагам.

- Да что он такое задумал? - Эльф бросился к юноше, но лошадь отказывалась подходить к некроманту. Спешившись, и костеря беззащитное животное, Флерес подбежал к юноше.

В это же время строй впереди Аксина расступился, и к нему вышла старая женщина в окружении пяти жрецов.

- Что, решил сдаться, имперский пес? - Раздался её резкий, скрипучий голос. - Тогда пади на колени и моли о пощаде! И тогда, может быть, я решу доставить тебя живым на справедливый суд братьев-богов.

Подойдя ближе, старуха вдруг резко отшатнулась.

- Что у тебя с рожей?! Иллюзия? А ну, прекрати своё богомерзкое колдовство!

Вперёд вышла Белла, сделав лёгкий реверанс в сторону старухи.

- Великий тёмный властелин желает знать, с кем он говорит.

- Что за ерунду ты несёшь? - Взвилась старуха. - Если хочешь знать, кто тебя прикончит, так слушай: с тобой говорит Теросена, верховная жрица братьев-богов! И вы, твари, сейчас горько пожалеете, что недавно в горах посмели поднять руку на их верных служителей!

- Я польщён. - Холодный, мёртвый голос Аксина прервал словоизлияния верховной жрицы. - Против нас выслали весь свет церкви братьев-богов. Да и то, что ко мне обращается на "вы" сама верховная жрица, много значит. Правда, не могу понять, почему ко мне обращаются во множественном числе.

- Что?!

Но Аксин не дал ей снова заговорить.

- "Вы, твари, убили жрецов" - повторил он. - Знай, что твоих раскрашенных клоунов убил я, один! А тебе скажу только одно: забирай своих людей, и проваливай! Тогда я подумаю, стоит или нет, мне, уничтожать всех вас, или кого-то можно отпустить доложить о гибели ваших жалких вояк.

- Ты ещё очень горько пожалеешь о своих словах, имперский пёс! - В ярости прошипела Теросена. - Такое ничтожество, как ты, не могло справиться с моими славными братьями в честном бою. Ты, тварь, должен был умереть ещё тогда, и сейчас мы закончим то, что было начато.

Резко развернувшись, старуха пошла к своим.

- И зачем ты её разозлил? - Поинтересовался эльф. - Теперь они набросятся на нас, а могли бы немного потянуть время.

- Пусть лучше они атакуют, чем обороняются. Там у них очень сильная защита, а если они бросятся, то сломают строй, и будут мешать друг другу. - Аксин что-то напряжённо обдумывал. - Белла, а не слишком ли много у них жрецов? Кажется, вампиры могут быть незаметны, практически невидимы....

- Мы просто умеем неплохо отводить взгляд. Люди нас не замечают, но мы не невидимы.

- То есть ты сможешь подкрасться к жрецам, когда начнётся заваруха? Они будут очень сильно увлечены мной, и вряд ли будут глазеть по сторонам, это я тебе обещаю.

- Мммм. Говорят, они употребляют в только правильную еду, и из-за этого обладают отменным здоровьем. Какая же вкусная у них должна быть кровь. Попробовать бы хоть одного....

- Не ограничивай себя. - Эльфу, стоящему рядом, стало жутко от голоса Аксина. - Зачем останавливаться на одном? Тем более что ты так долго сидела на вынужденной "диете". Постарайся "попробовать" их всех.

- О, да, тёмный властелин! - Прокричала ламия. В её голосе звучал сумасшедший восторг, глаза горели, словно в экстазе. - Это будет чудесно!

- А вы занимайте круговую оборону. - Повернулся Аксин к остальным подошедшим членом отряда. - Я нейтрализую воздействие жрецов, ты, Флерес, на первых порах займёшься наступающими.

- Да, что-то рановато закончилось наше путешествие. - Спокойно произнёс Рок, доставая из-за спины щит и вытащив меч из ножен.

- Не каркай. - Флерес прекрасно понял, что задумал юноша. - Без поддержки жрецов против некромагии их воины долго не протянут, а если вампирша всё-таки доберётся до этих послушников братьев-богов, то им станет не до общей битвы. Придётся срочно спасать себя и драгоценную шкуру верховной жрицы.

- А к чему такие сложности? - Недоумевал Марк. - Аксин, ты же смог протаранить все проклятые земли насквозь. Неужели несколько торзальцев смогут тебя остановить.

- Двадцать пять жрецов - это слишком много даже для меня.

- Эй, завязывайте с разговорами. - Прикрикнул Флерес. - Похоже, началось.

Действительно, торзальцы перешли к нападению. От фигурок жрецов отделились световые шары, и с нарастающей скоростью понеслись к отряду, оставляя за собой светящийся след.

Несмотря на заверения Аксина, эльф сильно сомневался, что юноша сможет удержать защиту против постоянно атакующих двадцати пяти жрецов. Заклинания защиты были самыми энергоёмкими, и поэтому долго держать сплошную магическую стену против атак стольких сильных противников не мог никто из магов. Но Аксин и не думал уходить в глухую защиту. Призрачные щупальца тьмы, окружавшие юношу, обрели форму, и рванулись навстречу световым шарам жрецов, отклоняя их в сторону, или разрушая.

"Вот это да! - Несмотря на его неприязнь к юному некроманту, Флерес был искренне восхищён. - Как всё просто: не городить тяжеленный магический щит, а наносить лёгкие, точечные удары по атакующим заклинаниям врага. Эта техника требует мало сил, но большого искусства в обращении с магической энергией".

Магическая дуэль между Аксином и жрецами пока проходила без видимого преимущества какой-то одной из сторон. Юноша с видимой лёгкостью отражал атаки жрецов братьев-близнецов, но и его выпады не доходили до цели, позиция врага была великолепна защищена. Будь у торзальцев опытный командир, то он приказал бы продолжать дальше в том же духе, не уходя с защищённых позиций, и вымотать силы этого странного мага. Но атакой руководила верховная жрица Теросена, а эта старушка явно не отличалась выдержкой и терпением. Поняв, что её жрецы не могут сразу уничтожить наглых чужаков, она решила закончить все одним ударом, послав в атаку воинов.

Затрубили трубы, и торзальцы ровными рядами со всех сторон двинулись вперёд. Но, чем ближе они подходили к отряду, тем больше мешали друг другу. Наконец, стройные линейки воинов распались, и дальше они двигались небольшими группами. Стрелы, выпущенные несколькими лучниками, легко отклонил в сторону порыв сильного ветра, вызванные эльфом.

Когда до приближающихся торзальцев осталось шагов пятнадцать, магические атаки жрецов братьев-богов прекратились. Видимо, Белла смогла наконец-то добраться до них, и жрецы оказались не готовы к внезапному нападению. Аксин сумел воспользоваться передышкой, и нанёс удар по первым рядам атакующих. Торзальцы были защищены амулетами, благословенными в храме богами-близнецами, и юноше требовалось бы много силы, чтобы нейтрализовать их защиту. Поэтому заклинание было направлено не на них, а на окружающее пространство.

Твёрдая, тронутая первым морозцем земля под ногами атакующих воинов мгновенно превратилась в вязкую, обволакивающую пыль, в которую, как в болото, провалились наступающие торзальцы. Первые ряду ушли в землю по пояс, вторые, не ожидая ничего подобного, попадали, наткнувшись на них. Началась давка. Жрецы, видимо, смогли собраться после первого нападения ламии, продолжили атаки на Аксина, но уже не так слажено. Похоже, часть из них вынуждена была перенести свои усилия с юноши на вампиршу.

Аксин, же, наоборот, стал влаживать в магическую атаку на жрецов все силы, понимая, что в одиночку Белла долго не выдержит, и очень скоро погибнет. Весь наступательный арсенал проклятого искусства был брошен в бой. Юноша вертелся, как сумасшедший, отбиваясь от атак со всех сторон, и посылая в ответ смерть во всевозможных её проявлениях. На головы жрецов лилась кислота, чёрные молнии пытались пробить их защиту. Магический огонь вырывался из-под ног, стремясь испепелить плоть. Воздух вокруг них темнел, становясь более плотным, стараясь разорвать лёгкие....

Жрецы, как могли, отбивали эти атаки, и даже продолжали атаковать, понимая, что этот юный маг долго не сможет выдержать подобного темпа, но вдруг один из них повернулся, и обрушил огромный огненный шар на соседа.

"Понятно, ламия перестала банально рвать глотки, и пустила в ход любовную магию. - Удовлетворённо подумал Флерес, глядя на эту картину. - Но всё равно, этих клоунов ещё слишком много, Аксин пока сконцентрировал на них всё своё внимание, так что с солдатами придётся разбираться нам".

Торзальцы уже выбрались из пылевой ямы, и стремительно надвигались на небольшой отряд, пытаясь задавить противника числом.

- Всем встать вокруг меня! - Закричал эльф.

Кроме Леры все выполнили приказ, сгрудившись вокруг Флереса, прикрывшись щитами, и ощетинившись острой сталью.

- Извини, командир, но в строю от танцора с клинками мало проку. - Лера выхватила свои похожие на серпы короткие мечи, и бросилась к торзальцам. - Ну, что, мальчики, потанцуем!

Волна атакующий воинов захлестнула отряд. Эльфийское колдовство не могло сравниться с некромагией по смертоносности, но всё-таки могло преподнести наступающим несколько неприятных сюрпризов. Щедро раздавая направо и налево запасённые заклинания, отбрасывая и уничтожая атакующих, Флерес краем глаза заметил, что торзальцы стараются обходить Аксина стороной, видимо справедливо полагая, что заниматься этим странным юношей и его спутником, полностью закованным в доспехи с закрытым забралом должны жрецы. Те, кто на первых порах думал иначе, лежали у ног странной парочки, убитые ударом тяжёлой дубины, от которой не спасали ни латы, ни крепкий щит, или магией этого страшного юнца.

Удивительно, но в первые мгновения атаки отряд выстоял. Торзальцы не смогли сразу порубить обороняющихся, задавив их числом. Когда формировался отряд, Флерес постарался всеми правдами и неправдами завербовать в него лучших воинов империи, и его усилия сейчас принесли свои плоды. Они устояли после первой атаки торзальцев. Те нахлынули, как волна на берег, но не смогли пробить строй, и смять горстку храбрецов. С изрубленными щитами, покрытые своей и чужой кровью, имперские воины не сломались. Эльф испытал гордость за себя и свой отряд, но понимал, что долго они не продержатся.

В этот момент Турния, видимо, решила вновь их побаловать. Жрецы, поняв, что они недооценили врага, и что в этом бою Верховной жрице угрожает серьёзная опасность, решили отступить, спасая её жизнь. Часть жрецов ушли сразу, образовав защитный барьер вокруг Теросены, часть осталась прикрывать солдат. Баланс сил стал понемногу складываться явно не в пользу торзальцев.

Несколько жрецов, зачарованные Беллой, набросились на своих. Остальные с трудом отбивали атаки Аксина, и уже не помышляли о нападении. Уйдя в глухую защиту, жрецы дали возможность юноше нанести несколько ударов по воинам. И Аксин полностью использовал предоставленную возможность.

Тьма опустилась на поле битвы. Это была не просто темнота, приходящая с заходом солнца: это была тьма, враждебная всему живому. Члены отряда были защищены амулетами, созданными Аксином, и на них она не повлияла. А вот у торзальцев подобной защиты не было. Покров тьмы вдали от проклятых земель был нестоек, и быстро распался, но он успел сделать своё дело. Многие торзальцы попадали в обморок, а те, кто остались стоять, едва держались на ногах. Энергия смерти ослабила людей, лишив их большей жизненных сил. В одно мгновение сотни молодых, крепких воинов на время превратились в слабых, дряхлых инвалидов.

- Вперёд, командир, круши гадов! - Когда Ирган увидел почти беспомощных врагов, то не мог больше сдерживаться. Покинув строй, он бросился вперёд, размахивая топором. Старая ненависть к торзальцам, годами копившаяся в его душе, вырвалась наружу.

- Всем стоять! - Окрик эльфа остановил бойцов, в горячке боя чуть не бросившихся за Ирганом следом. Флерес понимал, что даже ослабленные, четыре сотни врагов являются грозной силой, и их так просто не одолеть. Сейчас для небольшого отряда самым лучшим было оставаться в строю, не подпуская к себе врага, и ждать, надеясь, что Аксин и Белла всё-таки справятся со жрецами.

Командующий торзальских войск, поняв, что в таком состоянии они много не навоюют, приказал трубить отступление. Это окончательно подорвало веру жрецов в победу. Этот юный маг оказался страшным противником, а ведь до начала боя они думали, что сомнут его первой же атакой. Двадцать пять жрецов против одного - этот расклад сил не позволял даже усомниться в быстрой и лёгкой победе. Сама Верховная жрица соизволила присутствовать при уничтожении имперских выскочек.

Но этот бой изначально пошёл явно не так, как планировался. Сначала этот имперский юнец оказался могущественным непобедимым магом, а ведь до этого торзальцы считали, что магия ничто по сравнению с благословенной силой братьев-богов. Затем какой-то призрачный, неуловимый силуэт стал мелькать между ними, убивая людей. И, наконец, четыре сотни солдат не смогли справиться с жалкой кучкой людей, и некоторые из жрецов, видимо, сойдя с ума, стали атаковать собственных братьев. Да ещё сигнал об отступлении, поданный солдатам....

Всё это сильно дезориентировало торзальцев, и отход на позиции превратился в чуть ли не бегство с поля боя. Пользуясь этой неразберихой, Аксин, уже не атакуемый жрецами, нанёс массовый удар. Конечно, юноша уже изрядно устал после боя со столькими противниками, и уже не мог пользоваться магией в полную силу. Волна сине-чёрного пламени, пущенная во все стороны, не была достаточно сильной, чтобы нанести серьёзный вред жрецам или защищённым талисманами воинам. Она лишь на мгновенье ослепила их и нанесла множество лёгких, не опасных для здоровья ожогов. Но, возникшая из-за криков боли со всех сторон паника сделала своё дело. Ослеплённые пламенем, заживо горящие торзальцы не выдержали. Воины дрогнули и побежали.

Люди в панике бежали прочь, сбивая с ног и топча тех, кто ещё не полностью отошёл от воздействия покрова тьмы. Ни командиры, ни жрецы уже не могли остановить паническое бегство. Пренебрежение к малочисленному врагу, на проверку оказавшемуся не таким уж беззащитным, и неожиданно большие потери мгновенно превратилось в жуткий ужас, гнавший торзальцев прочь.

Глядя вслед убегавшему врагу, Флерес с облегчением перевёл дух.

- Ну, вот и всё. Не знаю, надолго или нет, но мы отбились.

- Не радуйся раньше времени, командир. - Рок обтёр меч об одежду убитого торзальского воина, и внимательно осмотрел чистое остриё. Оставшись доволен результатом, он мягко отправил меч в ножны. - Скоро они прекратят драпать, отдышатся, и поймут, что убегали от врага, которого они превосходили числом как минимум в сорок раз. Причём на глазах верховной жрицы, голоса братьев-богов на земле.

- Да, ребятам будет очень стыдно. - Протянул эльф. - Первые мгновения.

- А потом они развернутся, и бросятся на нас, чтобы восстановить свою утраченную честь. - К ним подошла Лера, с ног до головы покрытая кровью. Судя по обычным грациозным движениям девушки, на ней не было ни царапины, а вся кровь на её теле принадлежала противникам. - И тогда нам вряд ли что поможет. Они будут не только куда злее, но и более осторожны. Сначала измотают нас мелкими атаками и магией жрецов, а потом возьмут. Тепленькими, и готовыми к торзальскому правосудию.

- Ну, тогда чего же мы ждём? - Флерес обернулся, ища глазами Аксина. - Бегом к горам, пока путь свободен. Торзальцы стянули сюда все основные силы, и теперь путь впереди свободен, мелкие отряды не в счёт.

Не обращая внимания на эльфа, юноша стоял, и смотрел на погибших в этом бою. Перед ним лежал мертвый Ирган, тянувшийся холодными пальцами к горлу лежавшего рядом тяжело раненого торзальского воина. Видимо, умирая, Ирган увидел очередного врага, и попытался захватить его с собой в мрачное царство Чонина. Аксин, глядевший на мёртвого товарища, уже принял свой обычный вид, рядом стояли Грей и улыбающаяся, довольная ламия.

- Аксин, что с тобой, поехали. - Поторопил его эльф.

- Ирган погиб. - Не обращая внимания на Флереса, прошептал юноша. - Надо его похоронить.

- Нет времени. - Отмахнулся эльф. - Пойдём. А то действительно скоро торзальцы появятся.

- Иргана надо похоронить. - Аксин посмотрел в глаза Флересу. - Не правильно отдавать его тело на посмешище врагу и на растерзание зверям.

- Да ты ещё погребальный костёр ему сложи. Заодно и нам всем. - Не выдержав, закричал эльф.

- Костёр.... Пожалуй, это выход. - Аксин протянул руку в сторону тела Иргана, и на его месте вспыхнуло яркое пламя. За несколько мгновений оно превратило в пепел как тело Иргана, так и тела торзальцев, лежащих рядом. Даже доспехи воинов расплавились, превратившись в раскалённые лужицы металла.

- Ну, теперь всё? - Нетерпеливо проговорил эльф.

- А куда ты так торопишься, Флерес. - Ламия с фальшивым участием посмотрела на эльфа. - Чем тебя не устраивает это место для последнего боя и героической гибели? Мы всё равно не успеем дойти до гор, они нас нагонят. Братья-боги указывают их жрецам, где мы находимся, так что затеряться нам точно не удастся. А уж наше продвижение вперёд торзальские патрули точно постараются замедлить.

- Братья-боги? - Флерес недоверчиво посмотрел на Беллу. - Что, неужели фанатизм передаётся через кровь? Если это так, то ты постарайся в следующий раз тщательнее выбирай жертвы. А то неизвестно, какие ещё идеи ты можешь подцепить за обедом.

- Ты специально нанимал учителей для изучения остроумие? Если да, то зря потратил время и деньги. - Парировала демоница. - С кровью я получаю информацию о последних часах жизни жертвы. Так вот, сила, которую торзальцы знают, как боги-близнецы, действительно существует. И она им помогает. Что это: действительно боги, или просто мощный сгусток магической энергии, находящийся в других пространствах - неизвестно. Но жрецы оттого, что мы не знаем, с чем имеем дело, не становятся менее могущественными и опасными.

- Хватит спорить. - Вмешался Аксин. - Флерес, ты, кажется, говорил, что мы должны поторопиться. Так поезжайте вперёд, я скоро вас догоню. А по поводу преследования не волнуйся: я приму меры. Наши преследователи не пройдут через это место.

- Ты точно знаешь, что делаешь? - Эльф подозрительно посмотрел на юношу. - Насчёт твоего бегства я не волнуюсь, уж слишком ты любишь поступать правильно. Но насчёт других глупостей.... Аксин, ты случайно не решил благородно погибнуть, прикрывая отход друзей?

- Флерес, ты дурак. - Рассмеялась Белла. - Не представляешь, о какой преграде для торзальцев он говорит.

- Не надо им говорить. - Хмуро протянул Аксин. По поведению юноши было видно, что ему очень не нравилось то, что предстояло сейчас совершить. - А вы уезжайте. Здесь скоро не будет ждать живых ничего хорошего.

Когда все, кроме верного Грея и демоницы отъехали на безопасное расстояние, Аксин оглядел поле боя. Выбрав относительно ровный участок почвы, он начертил на нём большую девятилучевую звезду.

- Белла, а ты что стоишь? - Не оборачиваясь, произнёс он, нанося на остриях лучей звезды странные, только ему понятные символы. - Мне понадобится жертва. Найди мне кого-нибудь из живых, и чем больше, тем лучше: я видел вокруг несколько раненых. Только не вздумай пить их кровь! Она мне ещё понадобится.

- Конечно, Тёмный Властелин. - Ламия склонилась перед юношей в глубоком поклоне....

Бледный, смертельно уставший, юный маг догнал эльфа и остальных через несколько часов.

- Ну, и что ты там сделал? - Сразу пристал с расспросами Флерес.

Не сказав ни слова, юноша поехал вперёд. Его белое, напряжённое лицо казалось, вытесано из камня, и лишь в глазах плескалась безграничная боль.

- Что сделал, что сделал.... - Ответила за Аксина Белла. - Спас он только что всех вас, вот что он сделал.


Прогнозы эльфа и Леры не были точны. Торзальцы не бросились сразу в погоню за беглецами. Сначала командир воинов и жрецы во главе с Верховной жрицей собрали небольшой военный совет, на этот раз тщательно планируя преследование и атаку этих, оказавшихся такими серьёзными, врагов.

За это время воины пришли в себя, и были готовы сломя голову броситься в погоню, чтобы догнать и растерзать обидчиков, заставивших их так позорно бежать с поля боя. Но жрецы на этот раз не хотели рисковать, безрассудно атакуя этого странного молодого мага. Было принято решение догнать беглецов, и сначала измотать их магическими атаками, находясь под защитой плотного строя воинов, и затем взять в плен. Первоначальное решение просто уничтожить всех врагов на месте было пересмотрено. Теросена понимала, что необходимо взять их живыми, и узнать, откуда у обычного имперского мага может быть такая сила. В том, что этот юноша один такой на всю империю, Верховная жрица не сомневалась. В противном случае император бы уже давно атаковал Торзалию, укомплектовав армию непобедимыми боевыми магами.

Через два часа торзальцы начали преследование беглецов. Они ничуть не сомневались в том, что их догонят: у каждого торзальского воина было по две сменной лошади, и жрецы прочитали молитву братьям-богам, давшую силы и свежесть уставшим воинам. Теперь они могли скакать целые сутки без отдыха, меняя лошадей. Но торзальцы на этот раз не торопились.

Они ехали со средней скоростью, в боевом построении, держа оружие наготове. У воинов были чёткие инструкции: при обнаружении беглецов не вступать в бой, а создать заградительный барьер из щитов и острой стали между ними и жрецами, чтобы послушники братьев-богов, в свою очередь, могли без всяких помех атаковать пришельцев. На этот раз торзальцы просто не могли проиграть бой. Но этому тщательно разработанному плану не суждено было сбыться.

Уже в сумерках подъехав к первому полю боя, торзальцы были вынуждены остановиться. Лошади остановились и не желали идти дальше. Они вставали на дыбы, хрипели, выкатывая глаза; по их телам пробегала волна мелкой дрожи.

- Да что случилось с этой скотиной! - Раздражённо проговорил один из воинов, в сердцах сплюнув на землю. - Неужели они так от запаха крови шарахаются?

- Может быть. - Произнёс седой ветеран, спешиваясь и стараясь успокоить своего коня. - Они почти все ещё в бою ещё не бывали, не привычные. Или волки пришли падалью полакомиться, вот лошади и беспокоятся.

- Что встали?! - Вперёд выехал командир на храпящем жеребце. Конь боялся, но был вынужден подчиниться железной руке наездника. - А ну, вперёд!

- Дак эти твари словно взбесились.

- Ну и что? Берите под узды, и ведите. Главное - перевести их через поле, а дальше они успокоятся.

Ведя упирающихся лошадей, воины с тревогой оглядывались по сторонам. Беспокойство животных понемногу стало передаваться и им. Они шли вперёд в сгущающейся темноте в полном безмолвии. Лес вокруг был так же тих и неподвижен.

- Слушайте, а где все тела? - Шепот одного из воинов прозвучал в этой неестественной тишине, словно раскат грома.

- Что?

- Я помню, мы здесь бились с этими имперскими псами. А левее прыгала их девка с двумя кинжалами, похожими на крючки. Размахивала ими во все стороны, аж глаз не успевал уследить. Эта сумасшедшая стерва тогда много наших положила, тела лежали друг на друге; а сейчас здесь чисто, как в кошельке у пьяницы после хорошей попойки.

- Может, ты ошибся? Место, наверное, перепутал.

- Да вроде здесь....

Договорить ему не удалось. Впереди раздались звуки шаркающих шагов, и воины увидели тёмные силуэты нескольких десятков людей, приближающихся к ним.

- Эй, кто там! А ну, стоять! - Один из солдат поднял повыше факел, и огонь осветил лица надвигающихся фигур.

- Да это же наши! - Удивлённо и обрадовано закричали несколько торзальцев. - Ребята, вы живы! А мы уж думали, что вас, того....

Не отвечая на приветственные выкрики, те быстро прошли разделявшее их расстояние. Протянув вперёд руки, словно для дружеских объятий, подошедшие бросились на воинов. Над полем боя вновь раздались крики боли.

Те, кого торзальцы приняли за своих, набросились на воинов, разрывая пальцами, ставшими похожими на костяные когти, плоть и вцепляясь зубами в горло людей. Строй мгновенно смешался, началась паника. Все нападавшие были в доспехах торзальской гвардии, и в сумраке наступающей ночи было сложно определить; где свои, а где враги.

Но эта неразбериха продлилась недолго. Жрецы создали небольшой светящийся шар, дававший достаточно света, чтобы на поле стало ясно, как днем. Чётко увидев врага, торзальские воины покрепче взялись за мечи. Жрецы воздели руки, и яркие молнии пронзили тела нападавших. Но ни разрушительные молнии, ни закалённая сталь не причинили им ни малейшего вреда.

Нападающие словно не замечали ран, смертельных для обычного человека. Один, насквозь пронзённый молнией, с ещё дымящийся одеждой, вцепился в очередного воина. Другой, с распоротым животом, путаясь в собственных кишках, ковылял вперёд, стараясь добраться до живой плоти человека.

- Зомби! - Пронёсся над полем битвы крик ужаса.

В отличие от многих созданий тёмного искусства зомби могли находиться вне проклятых земель, правда, при этом они разлагались без защиты некромагии, как обычные мертвецы. Поэтому торзальцам иногда приходилось встречаться с неупокоенными, покинувшими проклятые земли, и нападавшими на патрули. Когда несколько десятков вооружённых воинов встречали такого зомби, то просто рубили его на куски, пока тот не переставал шевелиться. Но эти мертвецы сильно отличались от медлительных полуразложившихся трупов, с которыми торзальцы имели дело раньше.

Аксин вложил в них много чёрной энергии смерти, принеся в жертву всех раненых торзальских воинов, найденных ламией. Эти зомби не были простыми, стихийно поднятыми мертвяками, они были созданы юным некромантом специально для боя. Не сравнимые с Греем, но всё же.... Сильные, быстрые, покрытые бронёй ещё при жизни, жаждущие тёплой крови, эти мертвецы были сильными соперниками. Магические удары жрецов, легко пробивающие мёртвые тела насквозь, не могли остановить зомби, а доспехи неплохо защищали от острых мечей. Изрубленные, наполовину сожженные, мертвецы рвались вперёд, безрезультатно пытаясь утолить терзающую их страшную жажду теплой плотью и кровью торзальских воинов. Те доблестно сражались с зомби, окружившими их со всех сторон. В конце концов, люди победили, но цена этой победы была страшна: вместо почти полутысячного войска на поле стояли, истерзанные и чуть живые, человек тридцать, прикрывая собой Верховную жрицу. Все жрецы и почти все воины были уничтожены горсткой боевых зомби - страшной пехотой войск некромантов старых времён.

- Проклятые псы, как они могли такое сотворить! - Теросену била мелкая дрожь, и они сома не могла сказать, что было причиной этому: страшная усталость после боя, ярость, или ужас, обуявший Верховную жрицу братьев-богов. - Это же был некромант!

Эта догадка осенила её в начале второго боя. Теросена, наконец, поняла, кем являлся этот странный юный маг. Эфемерный страх перед адептами проклятого искусства, витавший над людьми сотни лет, вдруг в одночасье обрёл форму. В отличие от людей империи, торзальцы были вынуждены жить рядом с проклятыми землями, напоминающими им об эре могущества некромантов. И вот теперь, спустя столетия, один из этих монстров вновь ступил на земли людей. Да ещё в союзе с их извечными противниками! Эту весть нужно было срочно донести до короля и совета! О преследовании врага вопрос уже не стоял, нужно было срочно скакать обратно. Но сначала нужно было позаботится о павших. Теросена взяла себя в руки и повернулась к оставшимся в живых воинам.

- Вы доблестно сражались, и братья-боги оценят это. Я от их имени пожалую вам великую награду, и буду ходатайствовать перед королём о присвоении вам чинов, достойных подвигу, что вы сегодня совершили. Но на сегодня вы ещё не до конца испили горькую чашу горестей и испытаний. Вам нужно отрубить головы у ваших павших товарищей, и сжечь их вместе с телами. Иначе проклятая тьма может пасть на их чистые останки, превратив их в порождения зла, что напали на нас.

- Конечно, мы понимаем это, Ведающая. - Вперёд вышел один из воинов, преданно глядя на Верховную жрицу. В его глазах легко можно было увидеть ничем не прикрытое беспокойство. - Позволь только спросить: ты сказала, что этот маг был некромантом. Неужели это так?

- Да, дети мои, как ни тяжело мне это говорить. - Теросена по-отечески положила руки на плечи воина. - Крепитесь, ибо снова восстало древнее зло. Да не оставят нас в своей милости братья-боги!




Глава 14

Аксин парил в серой, беспроглядной тьме. На этот раз он не шёл по безжизненной равнине, да и если бы захотел пойти, то у него ничего бы не вышло. Тело юноши словно исчезло, растворилось в окружающем его иллюзорном мире. Ему казалось, что сейчас он находится во множестве различных мест одновременно. Стоило прислушаться, и шорохи, окружающие Аксина, превращались сначала в невнятный шёпот, а затем в связанную речь. Образы распадались и собирались, как в калейдоскопе.

Вот из тумана сформировался Кафт, одиноко стоящий посередине пустоты. Сейчас Аксин ясно видел призрачную сферу, созданную для того, чтобы вечно сдерживать дух первого некроманта. Вот промелькнул образ Беллы. Здесь она была так же прекрасна, как и в жизни. Удивительно, подумал юноша, ведь обычно истинный образ демона сильно отличается от одеваемой им личины. В том, что всё, что он здесь видит - истина, Аксин не сомневался. Это был мир, полностью подвластный его воле. Тьма, такая разная, меняющаяся от лёгкой, полупрозрачной серой дымки до непроглядной черноты, стала неотъемлемой частью юноши, а он стал частью тьмы.

При этом Аксина нисколько это не удивляло. Здесь и сейчас он понимал, что его соединение с тьмой - это естественный, нормальный ход вещей. Тьма стала его сестрой, матерью, любовницей и дочерью. Аксин пожелал услышать её, и тьма ответила юноше.

- Да, Тёмный властелин.

Эти слова словно появились ниоткуда в голове Аксина, он почувствовал их всем своим естеством, они проникли в каждую часть его призрачного, несуществующего тела.

- Почему ты так меня называешь?

- Потому что ты и есть Тёмный властелин, познавший суть некромагии.

- Как другие?

- Нет. - Аксину почувствовал насмешку и пренебрежение, испытываемое тьмой. - Старые некроманты зря присвоили себе этот титул. Тот, кто жаждет крови и могущества, используя мою мощь, чтобы добиваться ничтожных земных благ, потворствуя своим животным инстинктам, не сможет познать суть того, что невежественные люди назвали проклятым искусством.

- А чем же я тогда отличаюсь от них? - Перед глазами Аксина промелькнул отвратительный ритуал жертвоприношения, который он вынужден был совершить при создании боевых зомби.

- Внутри себя ты уже знаешь ответ, как понимаешь и то, почему только ты можешь претендовать на этот титул. - Мягкий голос успокаивал разгорячённый разум, унося прочь горький осадок минувшего дня. - Флерес как-то сказал, что некромагия - это смерть ради смерти, но это не так. Конец - это естественное окончание всего сущего, и смерть не имеет никакого отношения к тьме. Она сама по себе. А тьма, как и свет, как и жизнь - это часть одного целого, и она просто должна нести необходимое зло, без неё это единое целое просто не может существовать.

- Я думал об этом. - Ответил юноша.

- И ты единственный внутри себя нашёл правильный ответ. Ты принял тьму и зло такими, какими они являются, без прикрас и фанатизма. Ты - Тёмный властелин, часть этого мира, как и я. Сейчас ты просто не можешь всё осознать, но не расстраивайся. Со временем всё станет на свои места.

- Хорошо, я подожду, тем более что ничего другого не остаётся. - Аксин почувствовал, что его тянет в обычный мир из объятий тьмы, и успел задать ещё один вопрос. - А почему истинный облик Беллы такой же прекрасный, как и в жизни? Я считал, что демоны....

- А почему ты решил, что зло не может быть прекрасно? - Услышал он в ответ.

Проснувшись, юноша сел, и, удивлённо протирая глаза, посмотрел на стоящее высоко солнце. Похоже, оно было в зените.

- Что, уже полдень?

- Как видишь. - Пробурчал недовольный эльф. - Если Ваше Тёмное Высочество изволили выспаться, то, может быть, мы всё-таки можем начать собираться?

- А почему вы меня не разбудили?! - Вскочил юноша. - Ведь торзальцы в любой момент могут сюда нагрянуть, собрав другой отряд.

- Помешала одна мелочь... вернее, две мелочи. - Эльф мстительно посмотрел на Грея и Беллу. - Расскажи, пожалуйста, обойти твою свиту, чтобы тебя разбудить, причём без риска отправиться к праотцам, и я следующим утром обязательно последую твоему рецепту.

- Ладно, понял. - Юноша повернулся к ламии. - Ну, с Греем всё понятно, но ты то что? Разве непонятно, что чем раньше мы уйдём отсюда, тем лучше.

- Мы уже почти на месте, Тёмный властелин. - Демоница мило улыбнулась. - Торзальцы не успеют собрать достаточно большие силы и прийти сюда, чтобы остановить нас. А насчёт патрулей не стоит беспокоиться, с ними я и одна могу справиться.

- Белла, пожалуйста, прекрати называть меня так. - Раздражённо ответил Аксин, быстро одеваясь. - А то скоро мы пойдём по обитаемым землям, и люди могут немного не одобрить этого.

- Ну и что....

- Там, за горами, моя Родина. - Резко перебил ламию юноша. - Что, предложишь мне убивать всех невольных свидетелей из-за твоего длинного языка?! Вспомни правила, и наказание за их нарушение.

- Конечно, Лорд тьмы. - Белла лукаво усмехнулась, приседаю в глубоком реверансе.

- Что!?

- Да пошутила я Аксин, не будь таким серьёзным. - Примирительно улыбнулась ламия. - Не беспокойся, я буду паинькой. Только ответь мне на один вопрос.

- Какой? - Успев неплохо узнать характер вампирши, Аксин приготовился к очередной пакости.

- Ночью я почувствовала на себе взгляд, из центра тьмы, и это мог быть только ты. Скажи, что ты хотел увидеть? И, вообще, я не понимаю, к чему такие сложности? Можно просто попросить, я бы и так тебе всё показала. И не только бы показала....

Под дружный хохот, увернувшись от подзатыльника красного, как варёный рак, юноши, Белла отошла в сторону, театрально покачивая бёдрами.

К вечеру они были уже у гор. На этот раз путешествие прошло без особых приключений. Даже редкие фермы, встреченные ими, оказались пусты. Похоже, известие о поражении жрецов летело впереди отряда, и мирные жители решили, не испытывая судьбу, убраться подальше. Благодаря этому факту Акрид становился всё более весёлым.

- Похоже, торзальцы, после того, как получили качественный пинок от Аксина, решили окончательно оставить нас в покое.

- Размечтался. - Лера явно была не согласна с толстяком. - Просто они чувствуют, что у них нет рядом достаточно крупных сил, чтобы остановить нас.

- Пока они готовят эти силы, мы уже давно будем в горах. - Не унывал Акрид.

- Ну и что? - В этом споре Флерес был явно на стороне девушки. - Торзальцы, если я всё рассчитал, должны были сразу после разгрома направить гонца к гномам с просьбой не пропускать нас через свои владения. Причём просьба должна быть подкреплена чем-то очень ценным, чтобы бородачи не смогли им отказать. Так что мы просто упрёмся в горы, а позади нас будет спокойно собираться небольшая армия. Угадай, для поимки кого?

- Тогда зачем, тьма меня забери, мы прёмся к этим проклятым горам?! - Настроение у толстяка моментально испортилось.

- Тьма забери? - Белла заинтересовано посмотрела на Акрида. - Ну, если ты так хочешь, то это можно устроить....

- Эй, ты что, я же так просто сказал! Это такое выражение.... - Побледнел толстяк.

- Спокойно, Белла просто пошутила. - Аксин шутливо погрозил ламии пальцем. Странно, но в последнее время юноше было легче общаться с вампиршей, нежели с людьми из отряда. - А действительно, Флерес, зачем тогда мы идём к горам?

- А куда ещё мы можем пойти? - Эльф прекрасно понимал всю тяжесть положения, в котором оказался отряд. - На юге и западе Торзалия, пробиться через всю страну нам не удастся, эти жрецы, будь они прокляты, всегда смогут найти нас здесь. На севере варвары. Остаётся только на восток, через горы гномов. Может, удастся их перекупить. Эти бородачи помогут тому, кто больше заплатит.

- Я бы на это не рассчитывала. - Промурлыкала ламия, довольная, что появилась возможность вновь поддеть эльфа. - Наши уважаемые противники постараются поподробнее объяснить гномам, кто будет стучаться в ворота их горной твердыни. Как думаете, эти самозваные хозяева гор станут пускать к себе в дом некроманта? Да они уже замуровывают все проходы с этой стороны, чтобы как можно больший слой камня отделял их от этого страшного чудища. Я имею в виду нашего Аксина...

- Самая умная, да? - Ядовито заметил эльф. - Ну, конечно, при твоём колоссальном опыте как может быть иначе. Ведь не одну сотню лет в развалинах просидела....

- Тихо, тихо, не ссорьтесь. - Аксин встал между спорщиками. - Потом будете разбираться, а сейчас надо подумать над тем, что нам делать, если Белла окажется права.

- Если гномы нас не пропустят, я бы попытал счастье у варваров. - Высказал своё мнение Рок. Стен и Марк закивали головами, соглашаясь. - Торзальцы знают, что мы из себя представляем, и будут охотиться за нами. А для дикарей мы никто, и есть шанс проскользнуть незамеченными.

- Согласен. - После короткого раздумья произнёс Флерес. - Если горы окажутся для нас закрыты, используем этот шанс.

- Есть ещё один путь, и вы про него знаете. - Ламия с усмешкой смотрела на людей. - Через горы на северо-востоке.

- Через владения орков?! Ну, уж нет! - Акрид, похоже, побаивался орков почти так же, как воровскую гильдию.

- Ну, почему сразу орки. Если нам сильно не повезёт, то мы можем встретиться с родственниками нашего командира. - Загадочно улыбнулась Белла.

- Не смей даже упоминать об этом!

Аксин удивлённо посмотрел на взбешённого эльфа. Никогда он ещё не видел Флереса в таком состоянии. Его руки судорожно сжимались, стискивая поводья, кровь прилила к лицу, глаза загорелись от ярости. Странно, что одна невинная фраза вампирши смогла так вывести его из себя.

- Ну что ты так завёлся? - Рассмеялась довольная собой ламия. - Семью не выбирают, родню тоже.

- Это она про что? - Влез в разговор неугомонный Акрид.

- Ни про что! - Рявкнул ему в лицо эльф.

Оттолкнув ошарашенного толстяка в сторону, Флерес поскакал вперёд.


В тронном зале воцарилось напряжённое молчание. Лоракс Лучезарный грозно смотрел на стоявшую перед троном растерянную Теросену. Несмотря на грозно сдвинутые брови и показное выражение ярости на лице, король ликовал. Наконец то, хвала братьям-богам, эта старуха совершила ошибку. И как оступилась!

- Итак, Ведающая, вы всё-таки решились нарушить мой приказ, что привело к таким страшным последствиям.

- О каких последствиях вы говорите? - Пролепетала Теросена. - Я же докладывала, что на стороне империи бился некромант! Слава братьям-богам, что мы смогли вовремя увидеть грозящую опасность. Я уверена, что этот маг, это исчадье тьмы, пока один. И мы должны нанести упреждающий удар по империи, этому рассаднику зла!

- Да что вы говорите? - Тон Лоренса не предвещал для Верховной жрицы ничего хорошего. - Неужели маги империи стали овладевать проклятым искусством?

- Да, я же уже об этом докладывала! - Не замечая нависшей над ней беды, продолжала Теросена. - По моему приказу жрецы из окрестных храмов повели братьев из охраны для поимки нечестивцев, а среди имперских псов оказался некромант! Только из-за него погибли наши братья!

- То есть сначала вы погубили двадцать пять жрецов и четыре сотни воинов храмовой стражи, не справившись с десятком имперских псов, а теперь сваливаете свою глупость и неумение командовать на какого то мифического некроманта! - Лоренс был счастлив. Наконец-то он сможет отомстить этой безумной старухе. Несколько жизней верноподданных были небольшой ценой за это мгновение. - Кто вас просил вести этих людей на смерть!

- Я не....

- Молчать! Была готова операция захвата шпионов в горах, гномы уже дали согласие на участие в ней. И что вы натворили?! Мало того, что погубили уйму народу, так ещё и умудрились послать в горы гонца с вашими бреднями! Теперь эти бородачи наотрез отказываются помочь нам заманить имперских псов в ловушку. Закопались в своих пещерах, и дрожат от страха. Придётся мобилизовать несколько тысяч воинов, и прочёсывать горы, а в этой груде камней десяток человек можно искать годами без особого результата.

- Я возьму ещё воинов и жрецов, и мы схватим шпионов! Они должны понести наказание, да и вы убедитесь, что некромант существует!

- И что ты собираешься делать? Снова заведёшь отряды в туман, чтобы воины глупо перебили друг друга из-за чьей-то истерики?

- Там был некромант, был, был! - Уже не контролируя себя, закричала Теросена. - Надо схватить имперских псов! Наши братья не должны погибнуть напрасно! Меч возмездия должен нависнуть над империей!

- Для начала наказание за свою глупость, и враньё понесёшь ты, сумасшедшая старуха. - Уже не пряча своих чувств, прошипел Лоракс. - Эй, стража! Запереть в темнице бывшую верховную жрицу!

Когда воины увели ошеломлённую Теросену, довольный король Лоракс захохотал. Наконец-то его мечта свершилась! Теперь можно будет поставить своего, послушного его воле Верховного жреца. Двоевластию в стране настал конец, вся власть теперь сосредоточена в его руках. Абсолютная власть!


Ночёвка у ворот в пещеры гномов не дала никакого результата. Врата не раскрылись, и к отряду так и не вышли посланники для переговоров. Ламия оказалась права, страх перед некромантом, чудовищем из легенд, оказался куда сильнее жадности.

- Ну, что, командир, пойдём, попытаем счастье у варваров. - Рок выжидающе смотрел на эльфа. - Если идти вдоль гор на север, то через пару недель выйдем к плоскогорью, там можно пройти. Пять дней - и мы у северных границ империи. Если не нарвёмся на дикарей. Конечно, не очень хорошо терять такую уйму времени, но у нас нет другого выбора.

- А если и нарвёмся, что с того? - Акрид был, как всегда, беззаботен. - С торзальцами же мы разобрались, разберёмся и с этими.

- Не путай диких волков и дворовых собак. - Флерес беззлобно ткнул толстяка кулаком в бок. - Вот уже полсотни лет между торзальцами и империей нет войны, мелкие стычки не в счёт. Поколения воинов исчезло, его сменило поколение стражников - ленивых дворовых псов, способных только гавкать, и то по приказу хозяина. Лишь на границе ещё можно найти доблестных вояк, знающих не понаслышке, что такое настоящий бой. А варвары воюют с рождения до самой смерти.

- И поэтому мы всегда били их на границе! - В запале произнёс Марк.

- Ты сиди тихо, да слушай, когда старшие говорят. - Урезонил его Рок. - На границе мы всегда в численном преимуществе из крепостей выходили, кроме патрулей. А те, да разведчики, в бой старались не ввязываться....

- Но это не означает, что они трусы....

- Да никто это не говорит. Все воины империи храбрецы, семеро одного не боятся. - Прекратил разгорающийся спор Флерес. - Если только этот один не наш Аксин. Хотя и чтобы с ним справиться, семи хватит.

- Сотен? - Ехидно уточнила Белла.

- Нет, не сотен, семь тысяч. - Абсолютно серьёзно ответил эльф. - После нашей встречи с торзальцами с меньшим числом воинов я бы не рискнул.

- Если вы закончили планировать будущее нападение на меня, то может, стоит выдвигаться? - Нетерпеливо уточнил юноша. - Если, конечно, мы не решили провести всю зиму у этих треклятых ворот.

Этот путь оказался самым трудным из всех, выпадавших на долю юноши до этого. Вступавшая в свои права зима и горы превратили дорогу в нечто кошмарное. Когда Рок говорил о двух неделях, Аксин решил, что старый воин преувеличивает, ведь на карте расстояние не казалось таким уж большим.

Но первый же день похода всё поставил на свои места. Лошадей пришлось бросить, они не могли идти по узким горным тропам, почти всю поклажу тоже. Вскоре Аксин уже с ужасом представлял, что бы было, если бы им пришлось штурмовать эту горную гряду, а не идти по её краю. Дорога превратилась в бесконечные подъёмы, спуски, и поиск обходных путей оврагов и расщелин. Холод, первый снег, и предательский лёд на камнях не прибавляли оптимизма. К вечеру все в отряде бухались у костра, еле шевелясь от страшной усталости.

Разумеется, это не касалось Грея и Беллы. Костяной рыцарь просто не мог уставать, спокойно неся на себе большую часть оставшейся поклажи. Ламия же казалась невесомой, легко порхая по камням над зарождающимися сугробами. Юноше казалось удивительно то, что вампирша не страдала от голода, легко находя животных, и питаясь их кровью. Живительную для себя влагу Белла сначала сцеживала в невесть откуда взявшийся бокал, где кровь не остывала, и не свёртывалась, а потом смаковала её в своей изящно-аристократической манере. Мясо животных при этом оставалось чистым, и благодаря этому в отряде не переводилась свежая дичь. Когда Аксин спросил, как она умудряется находить животных среди валунов в этой каменной пустыне, ламия только рассмеялась.

- А как ты находишь кухню в доме, и берёшь там тарелку еды? Конечно, в силе я не сравнюсь с Греем, но всё равно, я куда сильнее, чем большинство существ, живущих здесь. А вот в скорости мне равных нет. Я чую кровь, иду и беру.

Несмотря на отсутствие проблем с едой, людям с каждым днём всё тяжелее и тяжелее было идти. Флерес с самого начала взял бешеный темп, стараясь как можно быстрее обойти горы. Даже опытные воины не выдерживали, падая на холодные камни без сил. Эльф держался только на своих отварах, дающих силу. Но при этом он не давал никому передышки, поднимая всех до восхода солнца, и упрямо гоня отряд вперёд. Аксину позволяла выдерживать это тьма, питавшая его тело, но у других этой помощи не было.

Воины, хоть и смертельно устали, были закалены в походах; Лера, благодаря многолетним тренировкам, могла выдержать не один такой переход, а вот Акрид и Виллис были на грани. Эмоции всё больше и больше накалялись, пока на одном из вечерних привалов не произошел взрыв.

Началось всё с мелочи. Акрид отказался готовить еду, несмотря на то, что была его очередь. Вместо этого толстяк просто поудобнее лёг у костра, и закрыл глаза.

- И что это значит? - Подошёл к лежащему человеку Флерес. - Бунт?

- Понимай, как знаешь, командир. - Не открывая глаза, пробурчал тот. - А я сегодня вечером и пальцем не пошевелю. Если хочешь жрать, то сам и приготовь. Или своего любимчика заставь!

- Любимчика? - Не повышая голоса, поинтересовался эльф. - Не мог бы ты пояснить поподробнее, что ты имеешь в виду?

- А будто ты не знаешь! - Вскочил толстяк, и ткнул пальцем в сторону Аксина. - Почему он всё время ничего не делает! Вещи за него таскает его мертвяк, охотится эта тварь с повадками портовой шлюхи, а мы только и делаем, что рубим дрова, разбиваем лагерь, да готовим еду!

- Прекрати! - Попытался осадить эльф зарвавшегося Акрида. - Аксин - маг, и его работа - сохранить наши, да и твою шкуру в этом походе в целости и сохранности, а не драить горшки! Так что замолчи, и принимайся за дело.

- Сам заткни свою поганую пасть! Если тебе нравится, то можешь и дальше продолжать распинаться перед этим возомнившим себя невесть кем юнцом, а я больше не собираюсь ему прислуживать!

Хлоп! Никто так и не понял, что произошло. Белла, ещё мгновение назад спокойно стоявшая рядом с юношей, вдруг оказалась перед Акридом, а тот почему-то отлетел назад, и упал, скрючившись на стылой земле.

- Я ещё могу простить обидные слова в мой адрес. - Промурлыкала ламия. - Но не стоит даже пытаться оскорблять Аксина. И в следующий раз, если такое произойдёт, я уже не буду такой мягкой и доброй.

- Ах ты тварь! - Толстяк с трудом поднялся с земли, но вдруг, неожиданно резво для своих габаритов подскочил к костру и выхватил оттуда горящую ветку. - Да я сейчас тебя поджарю, гадина!

Размахивая перед собой этим импровизированным факелом, Акрид пошёл на ламию.

Белла спокойно смотрела на приближающегося человека. Флерес, вместо того, чтобы вмешаться, сделал шаг в сторону, и спокойно наблюдал за развитием событий. Любой исход этого конфликта его полностью устраивал. Если ламия убьёт Акрида, то люди сплотятся против некроманта, если же каким-то чудом толстяк победит, то позиции Аксина так же ослабнут. Воины, не получив приказа, безучастно стояли в стороне с равнодушными лицами. После похода по проклятым землям юноша перестал быть своим для людей, между ними словно возникла стена, невидимая, но непробиваемая. Лишь Марк, переминаясь с ноги на ногу, виновато смотрел на Аксина.

Акрид, между тем, медленно приближался к Белле, крутя горящую ветку, делая ей короткие обманные выпады. Ламия смотрела на приближающегося человека со снисходительной улыбкой, и не делала никаких попыток отойти от огня, находящегося от неё в опасной близости. Похоже, эта атака её просто забавляла.

Но толстяк явно не думал шутить. Подобравшись на достаточно близкое, как он думал, расстояние для нанесения точного удара, он сделал короткий, почти незаметный замах, и попытался ткнуть своим импровизированным факелом вампиршу.

Улыбка Беллы стала шире, она качнулась вперёд и вбок, уходя с линии атаки, и небрежно отвесила Акриду хлёсткую пощечину. От лёгкого удара кажущейся хрупкой ручки ламии голова человека резко мотнулась в сторону, ноги подкосились, и он мятым кулем опустился на землю.

- Итак, Аксин, твоя свита уже убивает людей в отряде. - Флерес даже не пытался скрыть радость в голосе. - Прекрасно, прекрасно. И что ты теперь сделаешь? Помнится, кто-то что-то говорил о правилах в проклятых землях, и одно из этих правил звучало, как: не трогать членов отряда. Кажется, за их нарушение ты обещал покарать эту дьяволицу. Или ты готов забыть то, что ты человек, в угоду этой потусторонней твари?

Аксин спокойно посмотрел в глаза эльфу: тот, не отводя взгляд, лишь усмехнулся в ответ. Незримое противостояние длилось несколько минут, никто из противников не желал уступать.

- Я пока не страдаю потерей памяти, так что не стоит напоминать мне это. - Спокойно, не повышая тона, произнёс юноша. - И я не думаю, "командир", что Белла нарушила мои правила.

- То есть пусть она перебьёт хоть всех нас, тебе всё равно, не так ли?

- Не кипятись, Флерес. - Неожиданно для всех Лера встала на сторону Аксина. Она встала рядом с юношей, открыто бросая вызов эльфу. - Акрид сам нарвался. Да и Белла действительно не нарушала требований Аксина.

- Не нарушала?! А это, по-твоему, как назвать?! - Флерес показал рукой на тело лежащего человека.

В это время "тело" покойника, как думал Флерес, вдруг заворочалось и застонало.

- Дорогой, а с чего ты взял, что я убила нашего очаровательного толстячка? - С невинным видом поинтересовалась Белла. - Просто он повёл себя неподобающим образом, и я, бедная, хрупкая женщина, вынуждена была постоять за себя. Причём всё было сделано очень аккуратно и без всякого вреда для здоровья.

- Да, "командир", накладочка вышла. - С усмешкой протянул Аксин. - Ну, кто бы мог подумать, что демоница не станет убивать сверх меры обнаглевшего человека; а юный некромант, в отличие от умудрённого опытом эльфа, легко поймёт, что этот человек жив, и просто валяется без сознания.

Флерес в ярости переводил взгляд с улыбающегося некроманта на приходящего в сознание Акрида. Наконец, не найдя ничего лучше, раздражённый эльф решил выпустить пар, отыгравшись на Лере.

- А ты что себе позволяешь! Если видела, что Акрид жив, то ты должна была помочь ему. А если не знала, что он жив, и встала на сторону его убийцы.... Это можно назвать изменой.

- Фи, дорогой, ну что за слова. - Ламия встала между эльфом и девушкой, осторожно оттесняя Леру в сторону. - Просто она постаралась указать тебе на то, что ты ошибаешься, и эта ошибка может вызвать раскол в отряде. А при выполнении важного задания это просто недопустимо. Она просто радеет за общее дело, разве это преступление?

Простояв несколько мгновений, Флерес резко развернулся, и пошел в сторону от привала.

- Не нужно за ним идти. - Остановил Аксин посмотревшего вслед командиру Рока. - Вокруг нет врагов, а он явно хочет побыть один.

В это время ламия помогала сесть ещё не отошедшему от удара Акриду.

- Ну, что же ты, милый, так плохо себя ведёшь. - Хлопотала над толстяком, как наседка, ламия. - Сначала бросаешься на меня с факелом, потом лежишь так долго без движения. Я уже начала волноваться. Ссоры ссорами, а вы мне все очень дороги.

Говоря это, Белла не прекращала дарить толстяку одну за другой свои самые обворожительные улыбки. Голос вампирши был слаще мёда, она была в эти минуты само очарование. Акрид, только что готовый убить ламию, сейчас лишь тупо улыбался, когда та гладила волосы, положа его ушибленную голову себе на колени, и ворковала своим нежным голоском слова примирения.

Глядя на эту идиллическую картину, Аксин удивлялся таланту вампирши влиять на людей. Сейчас она не использовала ни малой толики своей природной магии, но и без неё человек буквально растекался в её руках, как воск под ярким полуденным солнцем. И Белла лепила из этой мягкой, податливой массы всё, что хотела.

Когда Акрид и ламия окончательно примирились, и вампирша встала, отпустив голову несказанно довольного толстяка, юноша сделал ей знак следовать за ним. Когда они отошли от костра на достаточное расстояние, Аксин остановился.

- Ну, не надо начинать, дорогой. - Протянула Белла. - Я не нарушила ни одно из твоих правил....

- К тебе нет никаких претензий, успокойся. - Остановил её юноша. - Для начала скажи, где там Флерес?

- Не волнуйся, он отошёл довольно далеко, и нас не услышит.

- Хорошо. Итак, что ты думаешь о сегодняшнем происшествии?

- А что такого случилось? Ну, не выдержали нервы у бедного толстяка, с кем не бывает. - Пожала плечами Белла. - Всё же закончилось хорошо.

- Знаешь, а мне кажется, что это только начало. - Задумчиво протянул Аксин. - Уж очень странно Флерес себя ведёт. Да и для Акрида нетипичны подобные выходки.

- По-моему, ты слишком сильно всё драматизируешь. - Беспечно отмахнулась ламия. - Да, эльф не очень нас любит, да он колдун, и может подтолкнуть человека на необдуманный шаг, но на толстяке не было никакого заклятия. Ты бы это сразу почувствовал.

- А ты на него сейчас много заклятий наложила?! - Не выдержал Аксин. Юношу поражало, как вампирша могла быть столь беспечна. - Когда после того, как Акрид получил по башке, он вдруг стал таким довольным?

- Да поняла я всё, не надо так кричать. - Театрально насупилась Белла. - Ты думаешь, что Флерес с ним немного поработал?

- Да, он спровоцировал Акрида, постепенно доводя того до этого взрыва. Видимо, хотел провести так называемую разведку боем. Только что он этим достиг?

- Многого. - Начала перечислять Белла. - Во первых, он настроил толстяка против меня. То, что я ему закрутила мозги, не играет большой роли. Завтра утром Акрид проснётся, и вспомнит только одно: его побили, унизили на глазах у всех. Влюблённость коротка, ненависть вечна. Теперь этот толстяк уже самостоятельно будет потихоньку настраивать всех против тебя и меня. И, даже если ты в очередной раз спасёшь им жизнь, это ничего не изменит. Как только ты стал некромантом, ты стал чужим для людей. Такие нюансы, как спасение жизней, родины никого не волнуют. Ты просто другой....

- Заканчивай с этим. - Прервал поток слов юноша. - Переходи к другому пункту.

- Во вторых: Флерес выявил, как распределяются симпатии в нашем отряде. Теперь он точно знает, что на твою сторону встанет только Лера. Остальные его поддержат. - Спокойно продолжила ламия. - И, в третьих, наш эльф показал себя куда слабее, чем он есть на самом деле. Сейчас ты считаешь, что победил его в этой стычке, а он удалился зализывать раны?

- Ну, вообще то да.... - Замялся юноша.

- Наш Флерес слишком толстокожий, чтобы плакать, как нервная барышня, из-за такой малости.

- И, если он удалился в расстроенных чувствах, оставив нас хлопотать над телом Акрида, то....

- То ему для чего-то нужно было остаться одному. - Довольная собой закончила Белла. - Знаешь, а ведь это мне не приходило в голову. Ты умён....

- Белла, я не понял, почему ты всё ещё здесь. - Спокойным, невинным голосом поинтересовался Аксин.

- Ой, я ведь могу подсмотреть, чем он там занимается! - Встрепенулась вампирша. - Можно?

- Бегом! - Аксин попытался придать ей ускорение, отвесив шуточный шлепок пониже спины, но та легко увернулась, показав ему ярко-розовый язычок, и буквально растворилась в окружающих их сумерках.

Юноша приготовился к длительному, но всего через несколько минут ламия вернулась.

- А наш Флерес оказался не так прост. Вокруг него крутились куча духов природы, и я не смогла бы близко подойти к нему незамеченной. А издалека почти ничего не удалось выяснить. Было похоже, что он что-то вкладывал в духа воздуха, какое-то сообщение.

- А что, такое возможно? - Поразился Аксин. У магов, чтобы связаться с кем-то, находящимся далеко, нужно было затратить кучу магических сил.

- Да, конечно возможно. - В свою очередь поразилась Белла. - А ты что, не знал?

- У нас обрывочные сведения о возможностях колдовства эльфов. - Замялся юноша.

- Понятно, дружба дружбой, а знаниями делиться не стоит. - Рассмеялась ламия. - Похоже, ваши союзники не слишком откровенны.

- Какие уж есть. - Парировал Аксин. - Ладно, пойдём обратно к костру, и не забудь сделать вид повиноватее. Пусть другие думают, что ты наказана.

- Пойдём, о великий и грозный господин. - Ламия сложила руки на груди и поклонилась. - Только не забудь поблагодарить Леру. Девочка многим рисковала, когда вставала на твою защиту.

- Не понимаю, зачем ей это было нужно. - Пробурчал Аксин. - Теперь придётся и её беречь....

"Всё-таки мужчины дураки. - Подумала Белла, направляясь вслед за юношей. - Старые, молодые, простые рабы или всемогущие маги - все они абсолютно слепы и не видят дальше собственного носа. Ничего, Аксин, эта девочка тебе ещё преподнесёт сюрприз. Сюрприз приятный, но для тебя абсолютно неожиданный".

На следующее утро об инциденте, казалось, все забыли. Флерес был, как обычно, насмешлив и саркастичен, Акрид весел и болтлив. Но отряд, и до этого бывший не сильно сплочённый, словно разделили надвое невидимой чертой. По одну сторону были Аксин, Белла, Лера, и верный Грей, по другую - все остальные. Лишь Марк иногда посматривал на юношу виноватым взором, но всегда отводил глаза, когда встречался взглядом с Аксином. Юноша прекрасно понимал воина, и нисколько не винил его, зная, что такое солдатское братство и присяга командиру. Марк просто не мог перейти на его сторону, не смотря ни на спасённую жизнь, ни на то, что он не одобрял поведение эльфа. Флерес был командиром, а воины - его боевыми товарищами.

Несмотря на эту невидимую черту, дальше путь продолжался без открытого противостояния. Флерес перестал гнать вперёд отряд, люди несколько успокоились, и лишь Акрид изредка украдкой бросал на ламию странные взгляды. Но, стоило лишь Белле обратиться к нему, толстяк расплывался в радушной, приветливой улыбке. Ни Аксин, ни вампирша не верили, что он забыл недавнее унижение, но пока Акрид не мог ничем им навредить. А потом всем стало не до этого.

Первые тревожные звоночки раздались на подходе к северному плоскогорью. Сначала чуткий нос ламии, а затем и все остальные почувствовали запах дыма. Казалось, он был везде, и это несмотря на то, что до ближайшего более или менее крупного жилья была неделя пути. На пожар это тоже не было похоже, дыма на горизонте не было видно. К тому же Белла заявила, что к запаху дыма примешивается запах большого числа животных, жареного мяса, и множества людей. Выслушав это, Флерес только пожал плечами.

- Судя по твоему описанию, это запах большой деревни, или небольшого города. Но здесь нет ничего такого ни у нас, ни у торзальцев. Судя по картам, эти земли необитаемы.

- Если нет города, значит, впереди стоянка армии. Причём довольно крупной армии. - Высказал своё мнение Рок. - Только зачем торзальцам собирать такие значительные силы здесь, в горах, вдали от дорог? Нам пришлось бросить лошадей, чтобы пройти по этим горным тропам, так что обозу с продовольствием точно не пройти. А солдат и лошадей надо чем-то кормить.

- Кто бы впереди не был, всем быть настороже. - Подытожил эльф. - Аксин, пусть Белла сразу даст знать, если почувствует впереди людей.

- Обязательно. - Юноша поудобнее пристроил сумку-хранителя и крепко сжал посох. Ему не хотелось снова ввязываться в бой, используя всю мощь некромагии против людей. Когда он бился в боевой ипостаси некроманта, то его не волновало, сколько человек погибнет от его руки; то потом, после боя, юноша приходил в себя, и тяжесть совершённого начинала давить на его душу. И, если сейчас будет возможность обойти врага без боя, то её надо непременно использовать.

Но помощь ламии им не понадобилась. Вскоре узкая горная тропа вывела их на небольшую, относительно ровную площадку на скале, заросшую редким кустарником. Тропа поворачивала, уводя вглубь гор, а на равнине у подножья скал они увидели тысячи и тысячи костров, протянувших дымные щупальца к небу. Люди, одетые в косматыё шкуры, сновали между ними, перегоняя туда и сюда небольших, косматых лошадок, и расставляя странные, похожие на большие шалаши жилища из жердей и шкур.

Все, как по команде, бухнулись на стылые камни, и осторожно подползли к краю скалы.

- Скажи своему истукану, чтобы не маячил тут. - Злым шёпотом прошипел Эльф, указывая Аксину на неподвижно стоящего костяного рыцаря.

Повинуясь знаку юноши, Грей отошел в тень, скрывшись от глаз людей на равнине.

- Так это же варвары! - Прошептал Рой. - Только откуда их столько набралось?!

- Их пока не так уж и много. - Ответил Флерес. - Хаген только начал стягивать свои войска к границам. Это только первые отряды, скоро их будет больше, куда больше.

- Так их же и так здесь несколько тысяч! - Произнёс поражённый Стен.

- А ты думаешь, мы из-за чего затеяли всё это со Звездой Бури? - Флерес был как никогда серьёзен. - Если мы не добудем это оружие, то эти дикари прокатятся по землям империи, как стая голодной саранчи, уничтожая всё на своём пути.

- Тогда мы должны как можно скорей добыть эту Звезду Бури. - Неторопливо проговорил Марк. - Да и наших об этой армии дикарей предупредить не помешает.

- Прекрасная идея, но сначала нам должны добраться до земель империи. - Спокойно произнесла ламия. - А это становится несколько проблематично.

- Почему? - Обратился к ней Флерес. - Дикари нас пока ещё не заметили, мы легко проскользнём мимо.

- Дикари, может, и не заметили, а вот твоя родня - да.

Резко вскочив, не обращая внимания на варваров, Флерес завертел головой. Наконец, что-то заметив среди камней, он махнул рукой.

- Выходите, а то на камнях сейчас лежать слишком холодно. Ещё застудитесь.

Аксин удивлённо посмотрел на него. В эти слова Флерес вложил столько яда, что ему могла бы позавидовать любая змея. До этого момента юноша был уверен, что в списке врагов он у эльфа на почётном первом месте, но сейчас понял, что ошибался. Интересно посмотреть, кого это Флерес так люто ненавидит?

Ответ на этот вопрос не заставил себя ждать. Из укрытий на тропу попрыгали фигуры неизвестных. Когда они подошли ближе, то все увидели стройные, гибкие тела, длинные, белоснежные волосы, острые уши, тёмную кожу и огромные, миндалевидные глаза.

- Дроу.... - Обречённо произнёс Акрид. - Тёмные эльфы.


Глава 15


- Ой, что-то на сердце у меня не спокойно, господин. - Ворчал Джонатан, убирая остатки завтрака.

- Ну что тебе на этот раз не нравится? - Возмутился Гарвин. - Спокойно сижу, никого не трогаю, отдыхаю....

- Вы не просто отдыхаете, господин, а что-то обдумываете. - За много лет старик изучил все привычки мага, и прекрасно знал, что означает эта спокойная, даже немного отрешённая мина на его лице. - Когда вы, очертя голову, бросаетесь навстречу очередной авантюре, это ещё половина беды. А вот когда вы что-то обдумываете, вот тогда это полная беда. Похоже, нам опять грозит катастрофа.

- И откуда ты таких слов набрался: беда, катастрофа?

- А на службе у одного непутёвого мага.

- Что?!

- А что такого? Вы его всё равно не знаете. - Невозмутимо ответил Джонатан.

- Смотри у меня, старый ворчун. - Маг, донельзя довольный, откинулся назад, и громко захохотал, хлопнув себя ладонью по коленке. - И, не поверишь, но на этот раз ты ошибся. Я не стану влезать ни в какую авантюру....

- Ну, слава богам, вразумили несмышлёного....

- На этот раз в авантюру влезешь ты. - Невозмутимо закончил маг.

- И во что же я влез, позвольте спросить? - Старый слуга подозрительно посмотрел на мага.

- Да ничего серьёзного. - В глазах Гарвина промелькнули искорки веселья. - Помнишь Ларга?

- Это того негодного актёришку, который вечно вас впутывал во всякого рода неприятности? Конечно, помню, как не помнить. Вот попадётся он мне в руки, пожалеет, и не посмотрю, что это ваш друг. Пополам переломаю!

От избытка чувств руки Джонатана сжались, и, как бумагу, смяли деревянный поднос, на который слуга собирался убирать ненужную посуду. На пол посыпались щепки, и Джонатан с некоторым удивлением посмотрел на испорченную вещь.

- Что, неужели ты всё ещё злишься на него из-за того досадного случая? - С невинным видом поинтересовался Гарвин.

- Из-за какого случая, господин? Из-за того, что вы в юности разукрасили храм Чонина, и я чудом вырвал вас из рук разъярённых жрецов, уже собравшихся принести вас в жертву, чтобы умилостивить своего бога?

- Не преувеличивай, они уже лет сто не приносят человеческие жертвы....

- Или из-за того случая, когда он подбил вас исследовать лабиринт канализации под городом, и составить его подробную карту? - Продолжал старый слуга. - Тогда вас целую неделю вся городская стража искала, ладно хоть, не бросали поиски, спасибо золоту отца. Неделю мы с ними бродили в темноте по нечистотам! Меня всё ещё мутит от этого запаха.

- Никто меня не подбивал, это я ему предложил.... - Гарвин попытался успокоить Джонатана, но старик был неумолим.

- А, может, вы имели в виду тот случай, когда вы, господин, по его просьбе устроили огненное шоу на его первом представлении? А он, не ставя вас в известность, поставил в местах появления магического огня пиалы с маслом, и фейерверки, для пущего эффекта, так сказать? И как тогда вы не сожгли столицу, ума не приложу, лето то было жаркое, сухое. Хорошо хоть, представление было рядом с академией магии, учителя успели помочь вовремя.

Старик мог бы ещё долго перечислять проделки юности мага и Ларга, но Гарвин его остановил.

- Я вижу, ты его помнишь. Говоришь, переломаешь пополам? Ну, что же, у тебя скоро будет возможность его прикончить, причём неоднократно.

- Как это?! - Удивлению Джонатана не было предела.

- Ну, сначала ты несколько раз его убьёшь, чтобы как следует потренироваться, а потом зверски прикончишь на публике.

Ничего не понимающий Джонатан удивленно уставился на смеющегося мага. В это время в дверь раздался нетерпеливый стук.

- Ну, и что ты стоишь? - Спросил маг Джонатана. - Иди, встречай свою будущую жертву, старый душегуб.

Ларг ворвался в маленькую комнату, как ураган. Пронёсся мимо старого слуги, бросив ему короткий, расшитый белым мехом плащ, и бросился к Гарвину.

- Здорово, старик! - Актёр буквально закружил мага по комнате. - Сколько лет пролетело, куда ты пропал? После выпуска от тебя ни одной весточки, словно сквозь землю провалился!

- И я тоже рад тебя видеть, дружище. - Высвобождаясь из крепких объятий Ларга, проговорил Гарвин. - Слушай, тебе не кажется, что если ты перестанешь меня душить, то нам будет немного проще разговаривать?

- Что? А, да, действительно, извини. - Актер выпустил из объятий изрядно помятого Гарвина. - Слушай, а ведь здорово, что мы встретились. Рассказывай, где ты пропадал?

- Да везде помаленьку, я ведь боевой маг....

- Серьёзно?! Вот это да! А я думал, что, когда ты исчез, ты просто прибрал к рукам родительские денежки, и спокойно жируешь, где-нибудь вдали от столицы, в тишине и покое.

- Ты сам-то в это веришь? - С усмешкой поинтересовался Гарвин.

- Да как тебе сказать... вообще-то нет, но ведь остепенились и самые лучшие из нас. В смысле, самые непоседливые. Ты не поверишь, но вся моя старая труппа распалась. Обзавелись семьями, мерзавцы, и все осели на одном месте. Пришлось набирать молодых....

- Это ужасно, но давай перейдём к делу. - Маг знал, что если Ларга не остановить, он будет болтать бесконечно.

- Ну, вот, и ты превратился в зануду. Дела какие-то придумал. А ведь мы могли так здорово посидеть, отметить встречу.

- Так ты же собирался уезжать из Иридиса? - Деланно удивился Гарвин.

- Ну и что? Подумаешь днём раньше, днём позже. - Пожал плечами Ларг. - Кстати, а ты откуда знаешь о моих планах?

- Днём раньше, днём позже.... - проворчал Джонатан. - Это когда ваши попойки через день заканчивались? Дней на пять, если не больше.

- О, а ты всё ещё таскаешь за собой этого старика? - Актёр мельком посмотрел на Джонатана. - С твоими-то деньгами мог бы найти себе с десяток служанок, или, ещё лучше, рабынь. Помоложе, да посимпатичнее.

- Праздновать потом будем, если дело выгорит. - Гарвин чуть ли не силой повернул вертящегося Ларга к себе. - А пока нужно провернуть одно дельце.

- Что, неужели решил немного подзаработать?

- Нет, прибылью здесь и не пахнет, только серьёзными неприятностями, если проколемся.

- Ого! Как в старые, добрые времена. - У Ларга в предвкушении очередного приключения загорелись глаза. Если другие люди в меру своих сил старались избежать неприятностей, то он буквально гонялся за ними. И иногда он их догонял, как бы преследуемые неприятности не старались от него скрыться. Но при этом актёр явно был любимчиком Турнии. Любой другой давно бы уже много раз свернул себе шею в бесконечных передрягах, а Ларгу хоть бы что. - Ну, что у тебя за дело, выкладывай.

Вместо ответа Гарвин достал из сумки странный свёрток. Джонатан мог бы поклясться всеми богами, что ещё вчера вечером этого свёртка у мага не было, ведь старый слуга всегда сам укладывал и разбирал вещи.

- Ого! - Вырвалось у актёра, когда Гарвин развернул свёрток, и на свет появилась изящная статуэтка из белого металла. Даже старый слуга, многое повидавший на своём веку, не смог сдержать вздох восхищения. Маленькая девочка, смеясь, тянула вперёд руки, и казалась живой. Так и хотелось обнять это очаровательное чудо, прижать к груди, и не отпускать.

- Какая прелесть! - Восхищению Ларга не было предела. - Слушай, а где ты взял этот шедевр?

- Это не просто шедевр. - Ответил довольный собой Гарвин. - Послушайте одну историю. У одного мужчины была прелестная дочурка, единственная в жизни отрада после смерти любимой жены. Он холил и лелеял девочку, но боги не дали ребёнку долгой жизни. В возрасте семи лет бедняжка скончалась от какой-то болезни. Горю несчастного отца не было предела, и, чтобы хоть немного смягчить горе, он заказал у известного гнома-мастера статуэтку, изображавшую его ненаглядную дочурку. Долго думал мастер, но не мог он придумать, как утешить несчастного отца. И тогда обратился гном за советом к одному магу, большому специалисту по мыслям людей. И этот маг сумел найти в голове безутешного отца самое счастливое воспоминание, связанное с его дочуркой, и отправить это воспоминание в память гному. И мастер изваял статуэтку девочки. Когда отец видел весёлую и смеющуюся дочурку, он невольно улыбался. С тех пор прошло много лет, но горе отца так и не утихло, и статуэтка его дочери - это самое драгоценное, что есть у него в жизни. Вернее, было....

- Ты, что, украл у бедного человека единственную радость в жизни? - Удивленно уставился на мага Ларг.

- Да, и для этого мне пришлось очень сильно поработать этой ночью. Ведь этот несчастный, безутешный отец - глава гильдии контрабандистов в этом городе.

- Ты сошёл с ума? - Поинтересовался артист. - Гильдия контрабандистов в Иридисе - самая сильная. Здесь они даже могущественнее, чем воровская гильдия.

- Вот именно поэтому я и выкрал эту статуэтку. - Довольный Гарвин посмотрел на собеседников. - Вам интересно узнать, зачем мне это понадобилось? Тогда слушайте внимательно....


Как и в любом торговом городе, в Иридисе можно было найти развлечения на любой вкус и кошелёк. Игорные дома, алкоголь, наркотики, гладиаторские бои, проститутки обоих полов разнообразного возраста, от детей до глубоких стариков.... Всё это работало практически в открытую, под цветастыми вывесками, и всей этой индустрии развлечений было чихать на всевозможные законы и запреты. За звонкую монету можно было даже устроить охоту на живого человека на улицах города, затравив какого-нибудь бродягу собаками, или просто загнать в ловушку, и зарубить. Правда, мероприятия такого рода проводились на окраинах, куда стражники предпочитали не соваться. Прибыль от этого бизнеса в десятки раз превышала расходы, включающие в себя взятки страже и верхушке города, и поэтому всё новые и новые "подпольные" заведения росли, как грибы после дождя. И лишь иногда, когда столица требовала сурово наказать нарушителей закона, занимавшихся незаконным промыслом, или не плативших налоги, проводились показательные акции. В ходе этих акций хватали двух-трёх бедолаг, рапортовали перед столицей, что приказ выполнен, и всё продолжалось по старому.

Вечером в одно из таких заведений в купеческом квартале, вошёл прилично одетый, и хорошо подвыпивший посетитель. Осмотревшись по сторонам, мужчина от удовольствия потёр руки. Как и многие в Иридисе, это заведение было, так сказать, "многопрофильное". Здесь можно было сыграть в кости или в рулетку, попутно заказать девочку или мальчика. И, если посетитель активно тратил деньги, то алкоголь и простые наркотики он получал абсолютно бесплатно.

- Замечательно, то, что нужно. - Пробормотал мужчина себе под нос.

- Что угодно господину? - Заметив дорогую одежду и пухлый кошелёк на поясе, к посетителю сразу же подскочил, кланяясь, хозяин.

- Господину угодно развлечься. - Мужчина перевёл на хозяина мутные от выпитого вина глаза. - Чувствую, сегодня удача будет на моей стороне.

- Да улыбнётся вам сегодня Турния, господин. - Хозяин поднял к небу ладони. - И, позвольте спросить: господин желает играть один, или ему требуется компания?

- Конечно, компания. - Заикаясь, проговорил посетитель. - А, ну, гони сюда пару девушек. И не вздумай подсунуть старых, толстых, или уродливых.

- Ну, что вы, как можно. - Хозяин склонился в довольном поклоне, с улыбкой подсчитывая будущие барыши. - У нас только самые лучшие девочки: прелестные личики, фигуристые, зубки белые и ровные, один к одному. А уж какие искусницы да шалуньи.... Господин сможет оценить их способности, если пожелает. Скажите, есть ещё какие-нибудь предпочтения?

- Ну.... - Задумался мужчина. - Волосы у них должны быть длинные, у одной чёрные, у другой рыжие.

- Осмелюсь заметить, у господина прекрасный вкус. Страсть, молодость, и огонь в статном теле. У меня есть то, что вам нужно, только, прошу прощения, эти прекрасные девушки недёшевы....

- Что?! Ты сомневаешься в моей платеже... платежеспособности?! - Взревел пьяный посетитель.

- Да что вы, господин. - Всплеснул руками хозяин. - Как вы могли такое подумать?

- То-то же, смотри у меня. - Пошатываясь, мужчина посмотрел на собеседника. Похоже, после морозного воздуха в тёплом помещении выпитое вино всё больше и больше туманила его разум. - А... о чём это мы?

- Вы хотели заплатить аванс, за девушек, господин. - То, с какой скоростью нашёл, что сказать хозяин, говорило о его большом опыте общения с пьяными посетителями.

- Разве?! - Похоже, мужчина с огромным трудом пытался собрать ускользающие мысли в ставшей вдруг тяжёлой голове. Не справившись с этой тяжелой задачей, он, махнув рукой, достал из кошелька пару золотых монет, бросил их хозяину.

- Прошу за мной, господин. - Не скрывая радости, произнёс тот. Богатый, щедрый, да ещё и в усмерть пьяный посетитель - это ли не улыбка Турнии?

Азарт при игре в кости помог немного протрезветь посетителю, но две приставленные к нему девушки исправно подливали ему вина, и он скоро снова вернулся к прежнему состоянию.

Раз за разом он бросал кости, и ему явно не везло. Будь мужчина потрезвее, то он бы сразу понял, что сейчас в игре не те костяные кубики, которыми он начинал играть. У этих костей одна сторона была тяжелее остальных, и поэтому всё время выпадала невыигрышная комбинация.

Когда кошелёк посетителя опустел, он тяжело поднялся с мягких подушек, в изобилии наложенных у игрового столика.

- Ик,... похоже, я ик... пуст. - И, шатаясь, и задевая других игроков, направился к выходу. Но тут ему перегородил дорогу улыбающийся хозяин.

-Господин уже уходит?

- Да, ик,... а что?

- Вы, верно, запамятовали, но вы ещё не полностью расплатились за компанию девушек. Конечно, из уважения к такому уважаемому клиенту я мог бы закрыть на это глаза, но тогда получится, что эти несчастные не получат за сегодня ни одной монеты. - Хозяин с притворной грустью посмотрел в глаза посетителю.

- Плохо. Девушек нельзя обижать. - После непродолжительного раздумья изрёк посетитель.

- Вот и я про то же. - Обрадовано закивал хозяин игрового дома.

- А я всё ик... проиграл. А, нет, вру, есть это.... - И мужчина потянулся к небольшой сумке, висящей на поясе. Небольшая заминка, и на свет появилась прекрасная статуэтка из белого металла, изображающая маленькую девочку. - Вот, раздобыл по дешёвке. Слушай, а нет ли здесь ломбарда?

- Как не быть, конечно же, есть. - Закивал головой хозяин. Прямо через улицу, на другой стороне. Сейчас вас проводят.

Взмахом руки он подозвал одного из дюжих охранников, скучающих у входа.

- Эй, ты, помоги господину. Отведи, куда нужно, и аккуратно проводи обратно. И смотри у меня, без грубостей. - От цепкого взгляда хозяина не ускользнуло, что статуэтка была явно дорогой, и за неё в ломбарде могли отвалить неплохие деньги. Грех было не попробовать выманить их у пьяного посетителя.

Но этим надеждам не суждено было сбыться. Очень скоро прибежал запыхавшийся громила.

- Там... это....

- Да не дёргайся ты, говори нормально.

- Гостя нашего, того... прирезали.

- Что?! - Хозяин схватил верзилу за грудки. - Кто посмел?! Мы же на территории воровской гильдии!

- Не знаю, какой то здоровый старик в тряпье. - Оправдывался охранник. - Мы только вышли из ломбарда, как тот выскочил из какой то канавы. Меня так шибанул, что я шагов десять летел, вон какой синяк.

И он продемонстрировал тёмный след от кулака на груди.

- Вот, меня шибанул, а этого павлина сразу в брюхо ножом пырнул. Тот захрипел, и упал.

- Понятно, а деньги где, что ростовщик за статуэтку дал? - Нетерпеливо перебил говорившего хозяин.

- Не поверите, там, как назло, стражники проходили....

- Обманывать меня вздумал! - Вскричал хозяин, и отвесил охраннику звонкую оплеуху.

- Да что вы, посмотрите сами. Они всё ещё там.

Выглянув, тот действительно увидел, как четвёрка стражников ведут упирающегося связанного старика, подгоняя его короткими ударами древком копий, и волокут тело его недавнего клиента, оставляя на камнях мостовой кровавый след.

- Да, плакали мои денежки. - Произнёс хозяин игорного дома. - Да и этого жалко: хороший был человек, щедрый.

В это время стражников, волокущих тело жертвы и упирающего преступника, встретил Гарвин.

- Ну, всё, хватит ломать комедию. Никто за вами не следит.

- Вот и прекрасно. - Вскочил на ноги Ларг, так убедительно изображавший сначала пьяного купца, а затем труп. - А то эти сволочи, как специально, собрали все камни и лужи на мостовой.

- Да, твои актёры уж сильно увлеклись. - Проворчал Джонатан, потирая отбитые древком копья бока.

- А тебе не всё ли равно, Ларг? Лужи ведь уже застыли, да и ты всё равно был мёртв. - Поинтересовался один из мнимых стражников. - А с убийцами мы вообще церемониться не собираемся.

- Вообще то вы могли проявить больше почтения к телу вашего работодателя. - Возмутился актёр. - Понабрал в труппу всяких хамов, вот, теперь маюсь. А лёд, между прочим, ещё тонковат, иногда ломается. Я чуть не заорал, когда в сапог попал кусок льдины вместе с водой.

- Если бы ты заорал, то, боюсь, никто бы не поверил в нашу маленькую трагедию. - Спокойно произнёс маг. - А так всё прошло просто великолепно.

- Рад слышать, что ты всё-таки по достоинству оценил мой актёрский талант. - Шутовски поклонился Ларг. - Ну, а теперь, когда всё закончено, может, выпьем? Заодно и расскажешь, зачем тебе понадобилась эта комедия.

- Выпьем, мой друг, обязательно выпьем. Но не сейчас. - Остудил пыл актёра Гарвин. - А насчёт объяснения - изволь. Этот ломбард, где ты так неудачно заложил статуэтку, принадлежит гильдии воров. И эта статуэтка, как дорогой и редкий шедевр, очень скоро попадёт в руки главе этой гильдии, Рупазу. А её прежний хозяин тщательно прятал от посторонних глаз своё сокровище, так что этот Рупаз не знает, что это за предмет.

- Ну, и в чём здесь интрига? - Нетерпеливо перебил мага Ларг.

- А в том, что завтра некий аноним доставит весточку могущественному главе гильдии контрабандистов, в которой подробно объяснит, где находится эта статуэтка. Тот в ярости бросится разбираться, выслушает историю Рупаза, проверит, и выяснит, что никаких стражников в то время там не было, никого не убивали, никакого тела в морг не приносили. И решит, что Рупаз его просто ограбил, украл самое драгоценное, а теперь пытается свалить вину на некого мифического покойника. Угадайте, что он сделает потом?

- Ничего хорошего, мой коварный друг. - Расхохотался Ларг. - Этому Рупазу не позавидуешь.

- Да, и вам тоже, если вдруг контрабандисты или воры случайно выйдут на вашу труппу. - Закончил Гарвин.

- Понятно, понятно. Сегодня же ночью мы покинем Иридис. Жалко только, не удалось отметить нашу очередную маленькую шалость.

- Не беспокойся, отметим. Ты же обосновался в столице? Вот, там и встретимся.

- Ага, лет через сто. Когда тебе надоест бегать на границе по глухомани, и ввязываться во всякие мелкие конфликты.

- Пораньше, мой друг, немного пораньше. - Улыбнулся маг. - Но об этом потом, при встрече. А сейчас вам лучше исчезнуть.

- Уже исчезаем. - Актёр обнял Гарвина. - Ну, до встречи.... Как будешь в столице, заходи. Слушай, забыл спросить: а как ты узнал про эту статуэтку, если её бывший хозяин хранил её, как зеницу ока, в тайне от всех?

- Маг, участвовавший в создании статуэтки, потом подался в боевые маги. Случайно с ним пересеклись в своё время, вот он-то мне и рассказал эту историю.

Когда Ларг и его труппа растворилась в тени домов, Джонатан сбросил лохмотья, под которыми оказалась его обычная одежда, и повернулся к магу.

- Вот, всегда бы так, господин. Ни тебе бойни, ни разрушений. Гибкая кольчужка, на ней бычий пузырь, наполненный бычьей же кровью, раз аккуратненько ножом, и всё в порядке. Дело почти сделано, мы на рожон не лезем... прекрасно!

- А что, старый хрыч, возможно, ты и прав. - Задумчиво произнёс Гарвин. - Может, так и будем в дальнейшем действовать? Правда, нам придётся повсюду таскать за собой Ларга с его труппой, но это даже и к лучшему. Только представь: мы с ним постоянно вместе, как в старые, добрые времена....

- Ну, ежели так рассуждать, то мы и без него не так уж и плохо мы до этого жили. - Поспешно замахал руками Джонатан. - Зачем нам часто этого актёришку беспокоить? Ну, уехал он в столицу, ну и слава богам!

- Похоже, совместная работа вас так и не сделала лучшими друзьями. - Усмехнулся маг. - Ну, если ты этого не хочешь, то мы пока и не будем менять стиль работы. Дальше будем продолжать всё по старинке. Кстати, подними-ка это тряпьё с мостовой. Не стоит нам уликами по всему городу разбрасываться.


Аксин смотрел на выходящих к отряду из темноты дроу. Люди сочиняли про них множество легенд, почти столько же, сколько и про некромантов. И в этих сказаниях тёмныё эльфы представали не в лучшем свете. Если орки были злом грубым, примитивным, то дроу были более страшным злом: изящными, коварными, умными, хитрыми и очень опасными. Были в тавернах болтуны, что после нескольких кружек креплёного вина хвастались, что видели вживую орков или драконов. Но никто не говорил, что видел чёрных эльфов, и ушёл живым. Простые эльфы тоже никогда не затрагивали эту тему, и со временем дроу превратились в страшную легенду. "Как и некроманты". - С усмешкой подумал юноша.

- О кого я вижу. - Высокомерно протянул один из тёмных эльфов. - К нам пожаловало так много гостей, это приятно. В последнее время к нам нечасто заходят люди или наши братья с поверхности.

- Подвальная крыса тебе брат! - Словно выплёвывая слова, бросил Флерес.

- О, как грубо. - Спокойно произнёс дроу. - Я могу объяснить такое поведение только крайней степенью раздражённости, вызванной вашей усталостью от длительного перехода по горам.

- Вы абсолютно правы, поведения нашего друга недопустимо. - Выступила вперёд ламия. Неизвестно, как ей это удалось, но она вдруг перестала привлекать к себе всеобщее внимание. Никак не меняясь внешне, она вдруг стала казаться всем обычной миловидной девушкой. Вампирша-искусительница словно исчезла, и, если бы Аксин не знал, с кем имеет дело, то он мог бы поклясться, что это обычная женщина. - Просто, действительно, мы очень устали. Вы ведь знаете, что Империя и Торзалия враждуют между собой?

- Можете не продолжать, милая девушка. - Покровительственно улыбнулся тёмный эльф. - Раз вы идёте в обход, через горы, то явно были здесь не по приглашению, а теперь пробираетесь домой. Разведка, не так ли?

- От вас ничего не скроешь, господин. - Потупила глаза Белла. - Наш отряд сопровождал Владыку Аксина, боевого мага, на территории врага.

- Не буду спрашивать, что вам там понадобилось. Непонятно, зачем только они взяли тебя с собой в это путешествие. Таким прелестным девушкам не место в горах.

- Я принадлежу Владыке Аксину, господин. Куда он, туда и я. - Скромно улыбнулась Белла.

- Мне, конечно, приятно остановиться и побеседовать с вами, господа, извините, не знаю, как вас называть, но время уже близится к вечеру. - Вмешался в разговор Аксин. - А ночевать на камнях под боком у армии варваров как-то не входило в мои планы.

Юноша понял, что ламия действует правильно, говоря правду, но при этом, скрывая её малую часть, и решил подыграть ей.

- Прошу простить мне мою неучтивость, Владыка Аксин. - Тёмный эльф повернулся к юноше. - Моё имя Ашалос, без всяких титулов. Мы не считаем эти звучные приставки нужными. Как понимаю, вы являетесь предводителем этого отряда?

- Да, вы правы. - Кивнул головой юноша, окидывая взглядом членов отряда, на мгновение, задержавшись на Флересе. Эльф стоял с окаменевшим лицом, стараясь не показывать никаких чувств. Остальные приняли игру Аксина, хотя явно не понимали её смысла. - И, если у вас не приняты титула, то обращайтесь ко мне просто по имени.

- Хорошо, Аксин, если тебе так будет удобно. - Ашалос приблизился к юноше почти вплотную. - И ты прав насчёт ночи: рядом с армией дикарей с севера вы будете в опасности. Позволь пригласить вас к нам в гости.

Одновременно с этими словами другие дроу, как бы случайно, притронулись к своему оружию.

- С удовольствием воспользуюсь этим любезным предложением. - Словно не замечая угрозы, спокойно произнёс Аксин. - А если тёмные эльфы ещё и предоставят проход через горы на земли империи, то моя благодарность не будет иметь границ.

- Ну что ты, мы же не корыстные гномы, чтобы что-то требовать у гостей. - Ашалос загадочно улыбнулся. - Мы предоставим вам возможность попасть в родные края, и вы сможете ей воспользоваться, если пожелаете. А сейчас прошу следовать за мной.

Один из дроу подошёл к кажущейся монолитной скале, и сделал над её поверхностью несколько сложных пассов, при этом бормоча что-то на неизвестном языке. Камень от этого словно растёкся, как расплавленный воск, в разные стороны, открыв взору ровный, освещённый зеленоватым светом коридор.

- Прошу за мной. - Ещё раз повторил Ашалос, и шагнул внутрь скалы.

Посмотрев на остальных дроу, стоящих немного в стороне, Аксин усмехнулся, и пошёл вслед за тёмным эльфом. После прохода по проклятым землям и бойни, устроенной им торзальцам, новая опасность не казалось такой уж серьёзной. Несомненно, дроу приготовили им ловушку, и, считая их отряд слабым и малочисленным, даже не удосужились попытаться заманить их в неё, предпочтя действовать чуть ли не грубой силой. Ну что же, торзальцы недавно совершили такую же ошибку, и очень дорого за это заплатили.

Легенды описывали тёмных эльфов, как коварных и жестоких противников. Если верить этому, то дроу, скорее всего, сначала поиграют с ними, как сытый кот с мышью, приведут к воротам, ведущим в империю, а в самом конце, когда до спасения останется один шаг, нанесут смертельный удар.

Словно прочитав его мысли, Белла улыбнулась Аксину, и легонько кивнула головой. Мол, не беспокойся, пока всё прекрасно, ведут, куда надо, по безопасной дороге. А когда наступит время боя - ну что же, посмотрим. Если ловушку ставят на волка, а в неё случайно попадает лев, то страдает от этого только зверолов. Хлипкие заслоны не удержат могучего хищника, и охотник остаётся один на один с разъярённым зверем.

Предположения Аксина оправдались. Шесть дней тёмные эльфы изображали из себя радушных хозяев, проявляя всяческую заботу о попавших в беду людях.

За это время Аксин насмотрелся на чудеса подземного мира. Когда они двигались вперёд, через территорию гномов, то, благодаря изобретению этих бородачей, их путь под землёй закончился, не успев начаться. Единственное, что тогда наблюдал юноша - это мелькающие мимо стенки туннеля. Теперь же всё было совершенно не так.

Они спокойно шли по коридорам Тёмных эльфов, заходя по пути в небольшие подземные города. Там Аксин во все глаза смотрел странные, сливающиеся с камнем пола и стен пещер дома дроу с витыми и изогнутыми в разные стороны стенами, непривычные и непонятные, но по-своему прекрасные. Завораживающие узоры из разноцветных камней словно бежали по дорогам, переползали на стены домов и пещер, прыгали на потолок. Они не изображали ничего и никого конкретного, и были похожи на странным образом запутанную паутину, непонятно, бессистемно, но почему-то создающую в итоге чудесный, притягивающий взгляд узор.

- Это ещё мелочи, Аксин. - Глядя на восхищённого юношу, улыбался Ашалос. - Вот прибудем в столицу, там ты увидишь истинные шедевры.

- В столицу? - Юноша не сразу понял, о чём говорит дроу.

- Да, в Доразис, наш главный город. Чтобы пройти в империю, мы должны будем через него пройти. Другого пути нет. Туда ведут все наши дороги.

Тёмный эльф не хвастал, когда говорил о красоте своей столицы. Когда подземный коридор вывел их в огромную, тянущуюся насколько хватало глаз пещеру, все, даже Флерес, не смогли сдержать возглас восхищения, вызванный величественной картиной, раскинувшейся перед их взором.

Невесомые, ажурные, казавшиеся невесомыми конструкции арок и мостов переплетались друг с другом в странном, колдовском танце. Прекрасные здания, казалось, сотканы из остановившейся воды и солнечного света. Доразис, столица тёмных эльфов, была поистине прекрасна.

От коллектива отделился только вечно холодный и невозмутимый Грей. Костяной рыцарь стоял спокойно и неподвижно, мёртвое сердце уже ничего не могло взволновать.

- Не обращай на него внимание, Ашалос. - Быстро проговорил юноша, видя удивление дроу отсутствием всяческой реакции у Грея. - Он немой, да и слишком груб, чтобы восхищаться этой утончённой красотой.

Следуя плану ламии, никто не говорил тёмным эльфам, кем на самом деле являлись Аксин, Грей, и Белла. Конечно, сними костяной рыцарь глухой шлем, всё сразу стало бы на свои места, но тот, следую приказу юноши, не расставался со своим обмундированием ни на мгновение. Дроу Аксин сказал, что Грей - его личный телохранитель, и поэтому всегда при оружии и в полной боевой готовности, даже у таких радушных хозяев, как тёмные эльфы. Те согласились, что дисциплина - это одна из важнейших черт, обязательно должная присутствовать у каждого хорошего воина, и не стали задавать дальнейших вопросов.

- Тебе действительно очень сильно повезло со слугами, Аксин. - Покачал головой дроу. - Преданная рабыня, идущая за своим господином куда угодно, хоть в лапы смерти, дисциплинированный немой телохранитель, не способный разболтать никому секреты хозяина.... Я даже немного завидую.

- Не стоит сильно завидовать, мой друг. - Махнул рукой юноша. - Если бы ты знал, чего они мне стоили, то не говорил бы так уверенно. Как-нибудь расскажу подробнее.

- Ловлю на слове. А сейчас пойдёмте вперёд.

Вблизи город оказался ещё прекраснее. Несколько часов, пока они шли по Доразису, пролетели, как одно мгновение. Юноша забыл, что они находятся фактически в плену у тёмных эльфов, но острый локоток Беллы, уткнувшийся ему в бок, быстро и довольно чувствительно вернул его к реальности. Аксин увидел, что они остановились перед ступеньками, ведущими куда-то вниз, а несколько десятков дроу окружили их со всех сторон.

- Ну, что, дорогие гости, ваш путь почти закончен. - Усмехающийся Ашалос отошёл к рядам своих воинов. - Осталось немного: небольшое испытание, и всё. Чтобы доказать, что вы достойны продолжать путь по нашим землям.

- И что же это за испытание? - Улыбнулся в ответ юноша. Остальные встали плотным строем позади мага, приготовив оружие, а костяной рыцарь и ламия привычно заняли свои места справа и слева от него.

- Вы думаете, вам это поможет? - Расхохотался тёмный эльф. - Нас здесь тысячи, все воины или колдуны. Любой дроу с рождения тренируется с оружием. Так что лучше спускайтесь вниз, на арену. Посмотрим, на что вы годны. Если выживите до конца игр, то, возможно, мы вас отпустим.

- И когда кончатся игры? Никогда?

- Ты абсолютно прав, мой юный друг. - Уже откровенно издеваясь, произнёс Ашалос. - Но, по крайней мере, у вас есть шанс прожить до завтра. Или до послезавтра. Противники то не такие уж и страшные: люди, гномы, орки, тролли.... В общем, всего понемногу.

- Можно один глупый вопрос? - Спокойно уточнил Аксин. - А если мы откажемся спускаться на арену, что тогда? Убьёте нас на месте?

- Ну, зачем же такая жестокость. - Дроу состроил доброжелательную мину. - Останетесь гостить в столице. Правда, мы не сможем вас бесплатно кормить. Придётся вам отрабатывать свой хлеб.

- Понятно. Либо смерть, либо рабство, а потом смерть. - Подытожил юноша.

- Кто тебе сказал такие жестокие слова? Вы просто должны заслужить на арене право выйти на поверхность, или остаться у нас гостить и дальше.

- Есть ещё один путь. - Аксин с усмешкой посмотрел на тёмного эльфа. - Вы просто проводите нас до ворот в империю.

- Хотите нас об этом попросить? - Ашалос мгновенно выхватил острую, как бритва, саблю. Остальные дроу последовали его примеру. - Извольте.

- Хотим. И попросим. - В голосе юноши завыла ледяная стужа. Могильный холод, повеявший от его фигуры, заставил тёмных эльфов приостановить нападение.

- Ну, сейчас начнётся! - Довольно прошипела Белла, и, уже не таясь, улыбнулась, обнажив белоснежные клыки. - Овцы заманили в ловушку волка!

Но Аксин не торопился принимать боевую форму некроманта. Вместо этого юноша повернулся к лестнице на арену, и простёр по направлению к ней руки.

- Придите! - Загромыхал голос Аксина, отражаясь от стен казавшейся бесконечной пещеры. - Сбросьте оковы камня и придите! Я призываю вас!

С рук мага на камень словно полился густой туман. Клубясь, он мгновенно докатился до ступеней, и потёк вниз густой, белёсой рекой. Там, где туман касался камня, мгновенно появлялась белая изморозь.

- И что это было? - С издёвкой спросил Ашалос. - Ты решил напугать нас туманом, гололёдом и зубастой девкой?

Ответом тёмному эльфу стали полупрозрачные фигуры, поднявшиеся из стелящегося тумана.

- Нет, дроу, сам по себе туман не так уж и страшен. - Аксин повернулся к собеседнику. - А вот эти призраки довольно опасны. Веками на вашей арене гибли живые существа, и не все находили покой. Некоторые оставались, привязанные к месту своей гибели. Я освободил их, потребовав взамен помощь. Когда они узнали, против кого им придётся сражаться, то с огромной радостью ответили на мой призыв. Поквитаться со своими убийцами захотели все.

- И что могут эти тени? Завывать? - Из толпы дроу выскочил один из воинов. - Да я один пройду сквозь твою иллюзорную армию, и снесу тебе башку!

Прыгнув вперёд, он нанёс короткий режущий удар ближайшей призрачной фигуре. Меч легко прошёл сквозь духа, взорвавшись при этом, и разлетевшись на множество мелких, блестящих осколков.

- Что за.... - Тёмный эльф не успел больше ничего сказать. Призрак шагнул вперёд, и коснулся его полупрозрачной рукой. Дроу замолчал, и рухнул на камни пещеры. Падал он прямым и негнущимся, со странным глухим стуком.

- Да он замороженный, твёрдый, как лёд. - Прошептал один из тёмных эльфов, прикоснувшись к убитому.

Не обращая внимания на покойника, Ашалос вложил саблю в ножны, и шагнул вперёд. Когда дроу заговорил, то в его голосе не было слышно ни страха, ни ярости. Голос тёмного эльфа излучал радость.

- Это некромагия, больше ничто не может поднять души, и наделить их такой силой. Наши летописи предрекали наступление этого момента. - Торжественно произнёс он. - Да придёт один, истинно познавший Тьму, и подвластны ему будут души и тела, жизнь и смерть. Приветствую тебя, Тёмный Властелин.


Глава 16

- Ты меня приветствуешь? - Аксин не ожидал от дроу такой реакции.

Юноша был готов пробиваться с боем на поверхность, сражаясь за каждый шаг, и вдруг такое.... Тёмные эльфы, сильные, жестокие противники, не щадящие ни своих, ни чужих жизней, опустили оружие? Эта ситуация казалась невероятной, даже слишком невероятной. В голове Аксина промелькнули мысли об очередной, более изощрённой ловушке коварных дроу.

- Конечно, приятно, что вы в таком восторге от визита Тёмного Властелина, но, перед тем, как броситься в объятия друг к другу, хотелось бы знать, о каких преданиях старины здесь идёт речь? - Белла тоже не была склонна верить Ашалосу. Да и остальные члены отряда не опускали оружие, подозревая в происходящем новую западню тёмных эльфов.

- Сейчас я вам всё объясню. - Ашалос повернулся к остальным дроу, и что-то сказал им на своём гортанном певучем языке. Тёмные эльфы торжественно поклонились Аксину, убрав оружие, и разошлись в разные стороны. Через несколько мгновений у лестницы на арену стояли только Аксин с отрядом, и Ашалос.

- Опустите оружие, вам ничего не угрожает.

- Ты ему веришь? - Не теряя из виду дроу, обратился к ламии Аксин.

- Теперь да. - Произнесла Белла с некоторым сожалением. Видимо, вампирша очень хотела попробовать крови тёмных эльфов, и вдруг некстати подвернулось это перемирие. - Я не помню такого случая, чтобы дроу кланялись кому-либо, своему или чужому, а тем более человеку. Поклон для тёмного эльфа - это нечто почти невозможное, исключительное. Даже со своими правителями они разговаривают, не склонив головы. Тёмный эльф кланяется лишь своим святыням, да высшим силам.

- Хорошо, пока мы будем считать сегодняшнее событие небольшим недоразумением. - После минутного раздумья произнёс юноша. - Вложите оружие в ножны, послушаем, что скажет наш "любезный" хозяин.

Коротким жестом Аксин убрал туман, связывающий мир живых и мёртвых, и освободил неприкаянные души погибших на арене воинов. С протяжным вздохом призраки растаяли, наконец-то обретя долгожданный покой.

- Зря ты это сделал. - Пробурчал Флерес, сверля ненавидящим взглядом тёмного эльфа. - Надо было сначала отправить их уничтожить весь этот гадюшник.

- Видишь ли, Тёмный Властелин, у наших лесных братьев сверху очень большая и сильная любовь к своей подземной родне. - Не остался в долгу Ашалос. - Постоянно желают нам крепкого здоровья и долгой жизни, и используют при этом самые добрые слова.

- Ничего, у вас это явно взаимное чувство. - Остановил начинающуюся перепалку Аксин. - А теперь будь любезен, расскажи, с чего это тёмные эльфы вдруг разом прониклись таким глубочайшим почтением к моей скромной персоне.

- Дроу поклоняются Тьме уже многие тысячи лет. - Начал тёмный эльф. - В отличие от других, живущих на земле, в горах, или под горами наши предки не считали Тьму абсолютным злом. Наоборот, именно Тьму можно считать основой всего сущего....

- Ашалос, если ты хочешь рассказать всю историю и философию дроу, то учти, у меня нет такой длинной жизни, как у эльфа. - Прервал его юноша. - У нас нет нескольких веков в запасе, так что, если можно, ближе к делу.

- Один из дроу в стародавние времена был не такой, как все. - Продолжил тёмный эльф. - Когда другие тренировались, совершенствуя владение мечом и колдовством, он молился Тьме. Когда другие боролись за власть и влияние, он продолжал молиться. А потом он внезапно исчез. Несколько десятков лет этот дроу не появлялся, все уже забыли о нём, но вдруг он пришёл в столицу, держа в руках книгу, написанную собственной кровью на страницах из тонкой кожи, что-то пробормотал, и рухнул замертво. Когда эту книгу смогли достать из его окоченевших пальцев и прочитали, то сначала не приняли во внимание то, о чём там говорилось. В книге описывались грядущие события, и понимание Тьмы, отличные от общепринятого. Старейшины только посмеялись, но оказалось, что книга напитана силой Тьмы. А потом все грядущие события, описанные в книге, стали сбываться.

- А что такого, отличного от общепринятого, написано о Тьме в ваших летописях? - Спросил у тёмного эльфа заинтригованный Аксин.

- Это сложно объяснить. - Неожиданно замялся Ашалос. - Каждый, кто прочитывал летописи до конца, сходил с ума....

- Ты имеешь в виду весь род дроу? - Усмехнулся Флерес. - Похоже, вы все в своих подземельях вечерами собираетесь, и вслух хором читаете эту вашу книгу. И, пока не осилите последнюю строчку, спать не ложитесь.

- Мы поняли, что понимание Тьмы недостижимо для обычного существа, кем бы оно ни было: дроу, человеком, гномом, эльфом.... - Словно не замечая эльфа, продолжил Ашалос. - Но в летописях говорилось, что сначала придут много ложных Тёмных Властелинов, а затем один, истинный, единый с Тьмой. За ним будут следовать люди, демоны, и мёртвые, и первым деянием своим в нашей столице он освободит духов убитых, что не могут найти дорогу к покою.

- Итак, по этим летописям я являюсь истинным Тёмным Властелином. - Задумчиво протянул Аксин. - Прекрасно, и что мне теперь делать? Служить у вас живым божеством, воплощением Тьмы? Извини, но в мои планы не входит стоять в подземных храмах вместо статуи.

- Нет, ты не можешь быть её воплощением, да и никто не сможет. Тьма многогранна и безгранична, она не имеет конкретной формы. Да и оставаться здесь тебе не обязательно, хотя дроу были бы этому рады. - Рассмеялся Ашалос. - У тебя своя дорога, и никому неизвестно, куда она тебя приведёт. Придёт время, и сам решишь, что нужно делать и куда идти.

- Неужели в летописи ничего не сказано про моё будущее? - Удивлённо спросил Аксин.

- Там сказано, что ты рано или поздно прибудешь туда, откуда всё началось. А потом начинаются и идут только восхваления и песнопения Тьме. - Честно ответил дроу. - Аксин, твоя судьба ещё не определена. Так что мы не вправе тебя задерживать, если даже Тьма не стала плести узор твоей жизни, доверив это тебе самому. Поэтому, как только вы будете готовы, мы продолжим путь.

Удивительно, но на этот раз Ашалос их не обманул. Через два дня пути по подземельям дроу они стояли у каменной стены, испещрённой непонятными знаками, рисунками, и символами. Тёмный эльф, один из провожатых, стал нажимать на них в, казалось бы, произвольном порядке. Несколько минут - и стена мягко и бесшумно отошла в сторону, открыв взору звёздное небо, и повеяв на разгорячённые лица морозным воздухом.

- Вот вы и на месте, в приграничных землях, что вы называете Северными. Сейчас раннее утро, солнце встанет часа через два.

- Странно, а я считал, что сейчас должен быть вечер. - Удивился юноша.

- Под землёй нет солнца, нет жары или сильных морозов, температура всегда почти одинаковая, поэтому кажется, что время идёт по-другому, не так, как на поверхности. Часы похожи друг на друга, как капли воды, и эти часы сливаются в одинаковые дни, дни складываются в годы. - Снисходительно улыбнулся эльф. - Если ты погостишь у нас чуть подольше, то окончательно запутаешься, и не будешь знать, что сейчас на поверхности: день или ночь, лето или зима.

- У каждого из нас своя жизнь и свой мир. Я не в восторге от ваших подземелий, да и не думаю, что тебе сильно понравится жизнь на поверхности.

- Вот здесь ты прав, терпеть не могу здесь находится. Одно солнце чего стоит. Для глаз того, кто прожил всю жизнь под землёй, его лучи страшны и жгучи. Вы сами скоро в этом убедитесь. Конечно, вы недолго пробыли у нас, но этого времени должно было хватить, чтобы отвыкнуть от дневного света. Так что наденьте на глаза повязку из ткани, пока снова не привыкнете. Она и обзор не сильно затруднит, и от яркого света сбережёт.

- Благодарю за совет и за помощь, Ашалос. - Произнёс юноша.

- Не нужно. - Отмахнулся тёмный эльф. - Мы - дети Тьмы, ты - тоже её создание. Каждый из нас идёт по дороге, ею предначертанной. Прощай.

Когда дроу вошёл обратно в проход, и скала снова приняла прежний вид, Акрид издал радостный вопль, бухнувшись в недавно выпавший снег.

- Да, похоже, бедолага немного повредился рассудком. - Усмехнулась Лера, глядя на веселящегося толстяка. - Совсем ошалел от радости.

- Вы что, не понимаете? - Завопил Акрид. - Мы были в подземельях у тёмных эльфов, и выбрались оттуда живыми! Кому про это рассказать, не поверят!

- А про что конкретно ты собрался рассказывать? - Спокойно поинтересовался Флерес. - Как ты, в компании с некромантом и вампиршей, сначала совершил вылазку в проклятые земли, затем уничтожил небольшую армию торзальцев, а потом тебя любезно проводили через свои владения дроу. И после этого ты направился в Древнюю землю, чтобы отобрать у демона некий артефакт, чтобы спасти Империю от неминуемой гибели?

- Да, командир, в это никто не поверит. - Усмехнулся Акрид, поднимаясь и отряхиваясь от налипшего на одежду снега. - Полная чушь!

- Я предлагаю продолжить вашу увлекательную дискуссию в дороге. - Прервал разговор Аксин. - А то тёмные эльфы могут и передумать. Летописи, это конечно, хорошо, но среди дроу может оказаться кто-то не очень верующий, пожелавший покрыть себя славой, убив некроманта, назвавшегося истинным Тёмным властелином, вместе с его спутниками. Главное, потом и оправдываться не надо будет: раз дал себя убить, значит, не истинный Тёмный властелин, а обычный некромант, самозванец.

Если у кого-нибудь из тёмных эльфов и были какие-то мысли на этот счёт, то они никак их не реализовали. Вскоре отряд удалился от гор, петляя по запорошенным снегом лесным тропинкам. А когда встало солнце, то полностью сбылись прогнозы Ашалоса - путники не смогли почти ничего видеть при его лучах, показавшихся после тусклого света подземелий тёмных эльфов нестерпимо яркими. Лучи солнца били буквально со всех сторон: белый снег отражал их, не хуже зеркала. Пришлось спешно воспользоваться советом дроу, и набросить на глаза по куску ткани. Стало значительно легче: они могли видеть сквозь маленькие дырочки между нитей, и при этом не страдали от вдруг ставшего слишком яркого солнечного света.

Лишь Белла и Грей шли вперёд, как ни в чём не бывало. Костяной рыцарь просто не мог ничего чувствовать, а вот Белла.... Удивительно, но ламия искренне радовалась ещё недавно смертельному для неё окружению. Без частички тьмы, вложенной в неё Аксином, вампирша недолго смогла бы протянуть среди окружающего её царства жизни. Лишь ночью, когда темнота, младшая сестра Тьмы вступала в свои права, ламия могла бы свободно передвигаться по земле, ища укрытие перед каждым восходом.

Сейчас же Белла, как маленькая девчонка, полная восторга, бегала по лесу, щурясь на солнце, стряхивая снег с ветвей деревьев, и бросаясь снежками. Глядя на неё, никто бы не подумал, что перед ним старая, как империя, демоница. Белла была в восхищении от всего: от окружающего их леса, начавшего укутываться снегом; от игры солнечных лучей на сосульках, свисавших с ветвей деревьев; от щебетания птиц, радующихся последним в этом году относительно тёплым денькам.

- Какой ты счастливый! - Подбежала она с весёлым смехом к Аксину. - Ты обладаешь могуществом Тьмы, и при этом можешь жить в этом прекрасном мире! Как здесь красиво! Кстати, а мы сейчас не на враждебной территории?

- Нет, мы дома. - Произнёс юноша. - А с чего вдруг ты это спросила?

- Просто впереди идут несколько человек, я чувствую их запах. Вот я и подумала....

- Даже и не думай! - Резко оборвал её Аксин. - Здесь тебе запрещено пить человеческую кровь.

- Ну и зачем было так сильно кричать? Фи, как грубо.... - Надула губки Белла. - Опять придётся питаться кровью бедных зверюшек.

- Если вспомнить, как тебя угощали дроу, странно, что ты вообще голодна. - Аксин вспомнил, в какой восторг пришли тёмные эльфы, когда узнали, кем является Белла на самом деле. Для дроу демоны-вампиры были чем-то совершенным: сильными, изящными, смертоносными. Они буквально закормили ламию, таща ей своих домашних животных и рабов. Юноше стоило больших трудов не дать Белле прикоснуться к рабам: людям и гномам. Лишь после долгих уговоров, увещеваний, и угроз вампирша согласилась довольствоваться кровью скота. - Я думал, что твои подгорные поклонники накормили тебя на годы вперёд. И, вообще, так много есть вредно для фигуры. Только представь себе - толстая, еле передвигающая свои необъятные телеса вампирша-искусительница. Да на тебя ни один мужчина не посмотрит, как охотиться то будешь?

- Аксин, тебе никто не говорил, что ты невыносим? - Поинтересовалась обиженная ламия. - И ведь я не говорю, что я убью этих людей. Просто заколдую, и немного перекушу. Они потом даже ничего не вспомнит. Подумают, что где-то случайно оцарапались.

- Я сказал нет! - И Аксин с притворной злостью запустил в ламию снежком.

Надо ли говорить, что ламия легко увернулась от летящего снежного заряда, и в ответ на юношу обрушился град снежков, попутно зацепив всех, находящихся рядом. Остальные члены отряда в долгу не остались, и вскоре участок леса превратился в импровизированное поле боя. Всем нужно было снять страшное напряжение, накопившееся за время похода. Даже Флерес присоединился к общей забаве, пытаясь попасть снежком в юркую ламию.

- А ну, всем стоять! - Зычный бас командира подошедшего патруля прервал веселье. - Кто такие, и по какому праву вы находитесь на землях барона Вильяма.

- Странно, а я думал, что эта земля принадлежит Императору. - Пожал плечами Флерес.

- Что?! Ты ещё умничать здесь будешь? Что, думаешь, что раз долгоживущим родился, так и всё можно стало? - Простые люди сильно недолюбливали эльфов, не без причины считая тех заносчивыми наглецами, и завидуя их долгой жизни. - Да ты знаешь, что я могу с тобой сделать прямо здесь, по закону военного времени? А ну, ребята, давайте, вздёрнем этого болтливого длинноухого на ближайшей ветке покрепче. А если кт