Book: Маленькая интригантка



Маленькая интригантка

Алекс Вуд

Маленькая интриганка

1

Оглушительно затрезвонил будильник. Дэн недовольно поморщился. Вставать не хотелось. Однако надоедливый шум никак не желал прекращаться, и Дэн, пока еще не открывая глаз, с трудом оторвал голову от подушки.

Раннее солнце изо всех сил старалось пробиться сквозь тяжелые темные шторы. Дэн тяжело вздохнул и сел на кровати. Новый день наступил, и с этим приходилось мириться. Хотя так тянуло назад, в теплую постель, досматривать сладкие сны.

Услышав чье-то ровное дыхание, Дэн повернул голову. Рядом с ним беззаботно спала Шейла, которую не могли поднять даже десять будильников. Да и, если честно признаться, у нее не было необходимости вставать ни свет, ни заря. Дэн протянул руку и погладил теплый бок Шейлы. Она причмокнула от удовольствия, даже во сне реагируя на его скупую ласку. Дэн наклонился к ней и прошептал в самое ухо:

— Пора вставать, лежебока.

Но никакого ответа, как и ожидалось, не последовало. Тогда Дэн снова вздохнул, на этот раз с напускной печалью, и громко произнес:

— Подъем!

Шейла открыла глаза и укоризненно посмотрела на него. По крайней мере, Дэну так показалось.

— Ты меня не разжалобишь, — сурово проговорил он. — Даже не надейся. Мало того, что ты нахально спишь на моей кровати, так еще не желаешь вставать вместе со мной!

Эта гневная тирада возымела успех. Шейла окончательно проснулась, широко зевнула и весело замотала хвостом, приветствуя Дэна.

— Так-то лучше, — наставительно произнес он, похлопав ее по лохматой морде.

Шейла жила у Дэна уже два года. Крошечным щенком он подобрал ее зимой на улице, когда она стояла у столба и скулила от холода. Когда Дэн увидел это беззащитное существо, в нем словно что-то перевернулось. Было ясно, что если он оставит малыша на улице, то тот, скорее всего, замерзнет. И Дэн принял очень рискованное решение. Он присел на корточки перед щенком, погладил его и, взяв на руки, засунул под куртку. Песик немедленно затих и не делал попыток вырваться, хотя ему, наверное, было ужасно неудобно.

Со щенком было много хлопот. Первая возникла, как только Дэн появился на пороге дома. Миссис Дринкин, которая недремлющим оком следила за порядком, сразу начала протестовать.

— Собака в доме — это безобразие! — громогласно заявила она.

Через два дня Дэн переехал, так как успел привязаться к щенку всем сердцем и не желал бросать его на произвол судьбы. Новая квартира была намного хуже, но там всем было безразлично, есть у Дэна собака или нет, и он решил пожертвовать комфортом ради Шейлы. Именно так он окрестил свою крошечную находку.

Вторая проблема заключалась в том, что маленькая Шейла требовала постоянного внимания. Она совала нос во все щели, рвала и кусала все, что попадалось ей на пути. Дэн был уверен, что более активной собаки просто не может быть. Однако когда он переговорил на эту тему со своими знакомыми собачниками, те успокоили его, сказав, что это скоро пройдет.

Действительно, через некоторое время Шейла подросла и изменилась. Она стала самой благовоспитанной собакой, какую только можно было себе представить. Дэн был счастлив, что теперь его кто-то встречает и радуется ему, когда он приходит домой вечером после тяжелого дня.

А жизнь у Дэна была совсем не легкой. Сколько он себя помнил, он все время работал. Мальчишкой он разносил почту и молоко соседям, подметал улицы. Дэн был старшим в семье и помогал матери изо всех сил.

Когда он переехал в Нью-Йорк, то стало еще труднее. Теперь ему приходилось заботиться о квартире и еде, а также посылать деньги матери. Но Дэн не унывал. Он был уверен, что со временем все наладится. Сестры и братья подрастали и тоже начинали приносить домой деньги. Можно было надеяться, что миссис Энтвуд выкарабкается из нищеты, в которой оказалась из-за неразумного замужества.

Отец Дэна был чрезвычайно красивым малым. Он прельстил сердце Софи, и она убежала с ним из родного дома против воли отца. Однако счастливая жизнь с любимым мужем продлилась всего полгода. Энтвуд не работал, пил и порой поколачивал жену. За пять беспокойных лет он подарил ей четверых детей, а после благополучно исчез, не выдержав столь тяжкого бремени.

Очаровательная Софи неузнаваемо изменилась. Теперь ей не на кого было полагаться, кроме самой себя. Она была слишком горда, чтобы обратиться за помощью к родителям, которые так и не простили ей побег, хотя она и без этого была достаточно за него наказана.

Энтвуды переехали в дешевую квартиру. Софи работала по двадцать часов в сутки, чтобы накормить детей. Дэн, старший, был ее поддержкой и опорой. На него Софи возлагала главные надежды. У мальчика была светлая голова, и мать желала, чтобы он пробился в жизни.

Когда Дэн с блеском окончил школу, и пришло время думать о будущем, Софи переступила через свою гордость и обратилась за помощью к родственникам. Она понимала, что иначе сыну никогда не получить приличного образования. Для этого требовалось гораздо больше денег, чем ей удалось скопить за все это время.

Отец остался глух к ее просьбе. Много лет назад он вычеркнул дочь из жизни и не собирался вспоминать о ее существовании. Однако мать осмелилась тайком от мужа снабдить внука деньгами, которых должно было хватить на учебу. Дэн разослал запросы в лучшие университеты страны, горячо надеясь, что его примут хотя бы где-нибудь. К его величайшей радости он получил положительные ответы почти отовсюду. Энтвуды остановили свой выбор на Нью-йоркском университете. Во-первых, это было ближе к дому. Во-вторых, престижно. Все выглядело просто замечательно.

В реальности жизнь оказалась намного труднее. Помимо учебы, Дэну надо было оплачивать жилье и чем-то питаться. На это бабушкиных денег не хватало. Надо было устраиваться на работу. Но никто не нуждался в неквалифицированных руках Дэна. Он с содроганием вспоминал о первых месяцах в Нью-Йорке, когда он скитался по трущобам и ночевал где попало. Неоднократно у него возникало желание махнуть на все рукой и вернуться домой.

Но постепенно жизнь наладилась. Дэн нашел работу в типографии, и, хотя было очень тяжело, умудрялся выходить в две смены. Потом стало легче. Он смог снимать квартиру, и заветная мечта — учеба в нью-йоркском университете — наконец-то сбылась.

Дэн успешно проучился два года, когда случилась беда. Долго болевшая бабушка умерла. Это печальное событие изменило его жизнь в худшую сторону. Теперь ему пришлось думать над тем, как заработать деньги на учебу, а не только на еду и жилье.

К этому времени он устроился клерком в одну фирму, и, когда произошло несчастье с бабушкой, был там на хорошем счету. Его босс, повинуясь неожиданному приступу благодушия, предложил Дэну оплатить его учебу с условием, что клерк потом либо вернет деньги, либо отработает их.

Тучи, начавшие было сгущаться над головой Дэна, рассеялись, и яркое солнце вновь засияло. Но теперь ему приходилось работать шесть дней в неделю и в каждую свободную от занятий минуту бежать в контору. Мистер Спенлоу, его шеф, считал, что Дэн Энтвуд теперь принадлежит ему и душой, и телом.

Но Дэн никогда не унывал. Он был готов трудиться, не покладая рук. Каждые две недели Софи Энтвуд получала денежные переводы от сына, и слезы текли по ее увядшим щекам. Жизнь жестоко обманула ее с замужеством, зато с детьми не подвела…

Работоспособность Дэна не знала границ. Он все успевал делать: и работать, и учиться. И даже выкраивать время на хобби…

Дэн Энтвуд с детства увлекался боксом. Еще малышом он завороженно следил по телевизору за поединками великих спортсменов и воображал себя на их месте. Он читал книги о боксе, изучал историю этого спорта, знал наизусть имена всех выдающихся боксеров. Наконец он упросил мать разрешить ему заниматься боксом.

Поначалу Софи была в ужасе. Она не понимала, чем привлекает ее сына этот жестокий спорт. Но, видя горящие глаза Дэна, она сдалась. Дэн стал регулярно посещать боксерский клуб города, хотя это тоже требовало определенного количества денег. Но Дэн был настолько счастлив, что Софи не решалась отнять у него это. Мальчик и так был лишен беззаботного детства, у нее не поднималась рука отобрать у него его увлечение…

Дэн оказался талантлив не только в учебе. Его мускулистое поджарое тело, казалось, было создано для бокса. Когда он выходил на ринг, то забывал обо всем. Для него существовала только техника боя и воля к победе. Если прибавить к этому упорство в достижении цели, то становится понятным, почему Энтвуд был любимцем тренера.

После переезда в Нью-Йорк о боксе пришлось на время забыть. Не до того было. Хотя приобретенные навыки нередко выручали Дэна, когда подозрительные личности пытались облегчить его кошелек или просто доставить ему неприятности. Короткий хук левой рукой заставлял их надолго забыть о преступных намерениях.

Как только Дэн обрел жилье и несколько лишних долларов, он кинулся на поиски подходящего клуба. Ему повезло. За несколько кварталов от своей квартиры он нашел место для тренировок. Это было небольшое заведение, претендующее на громкое звание спортивного клуба. Но при первом взгляде на потрепанный инвентарь и унылых любителей спорта, которые без всякого энтузиазма молотили грушу или друг друга, сразу становилось ясно, что до храма спортивных идей этому подвалу еще далеко…

Впрочем, Дэна Энтвуда было не так-то легко обескуражить. В своем родном городе он сталкивался с клубами и похуже, поэтому с энтузиазмом принялся за тренировки.

Свободного времени не осталось совсем. Дэн либо работал, либо учился, либо отчаянно колотил грушу. Но он был доволен таким темпом жизни. Развлекаться, правда, было некогда, но он привык к существованию, полному нужды и самоотречения, и ему казалось, что так оно и должно быть.

Единственное, в чем Дэну Энтвуду не везло, так это в любви. Он несколько раз влюблялся, робко и застенчиво, пожирая предмет своих симпатий глазами, но боясь подойти ближе. Каждый раз, когда девушка сама делала первый шаг, Дэн ужасно терялся и убеждался, что при ближайшем рассмотрении объект его симпатии далеко не так привлекателен, как казалось издали.

Тот факт, что у Дэна не было подружки, вызывал всеобщее удивление, потому что парень был красив. Чары Энтвуда, которые двадцать пять лет назад прельстили его мать, а также изящная красота самой Софи были унаследованы их сыном. Дэн был высок и строен. Его пленительная улыбка без труда располагала к нему даже случайных знакомых. Дэн никогда не лицемерил, и при общении с ним все чувствовали, что на этого молодого человека можно положиться.

Дэн не придавал значения своей внешности. Он лишь с сожалением отмечал, что для хорошего боксера он несколько высок. Ни густые темные волосы, предмет зависти многих женщин, ни ровные белоснежные зубы, ни бархатные карие глаза и по-девичьи нежная кожа не рассматривались им как достоинства. Он принимал их как должное и не сознавал, что, будь он посмелее, девушки не отходили бы от него ни днем, ни ночью.

Но Дэн был слишком серьезен для этого. Он надеялся, что когда-нибудь встретит милую девушку, которую полюбит всем сердцем и которая полюбит его, и они заживут собственным домом. Но это относилось к такому далекому будущему, что Дэн редко размышлял на эту тему.

Когда же в его жизни появилась Шейла, Дэн обнаружил, что бессловесное существо может быть вернее, преданнее и интереснее, чем человек. Он знал, что Шейла никогда не подведет его и будет любить, что бы с ним ни случилось. Ни об одной женщине Дэн такого сказать не мог.

— Послушай, Дэнни, так ты совсем нелюдимым станешь, — выговаривал Дэну его приятель Крис, с которым они вместе учились. — Тебе надо иногда расслабляться.

Дэн лишь усмехался. Крису было легко рассуждать о развлечениях. Ему не надо было, высунув язык, носиться по городу в поисках работы и корпеть по ночам над учебниками. Его богатые родители давали сыну солидные деньги, чтобы он мог спокойно учиться и не забивать голову насущными проблемами.

— Ты оглянись вокруг. Здесь столько замечательных девчонок, — с убеждением продолжал Крис, — любая с радостью побежит за тобой, стоит тебе лишь улыбнуться…

Крис вздохнул с легкой завистью. Он очень хорошо относился к Дэну, но порой его сердце терзало это низменное чувство. Крис безумно страдал из-за своей непривлекательности и не понимал, как Дэн может так легкомысленно относиться к собственной внешности.

— Хотел бы я выглядеть как ты, — выдохнул Крис.

— Не говори ерунды, — покачал головой Дэн. — Внешность — это еще не все. Вокруг нас много красивых девчонок, но в них нет ничего. Они и умные, и рассудительные, но им чего-то не хватает. Души, что ли…

Дэн мечтательно прищурил глаза. Крис выразительно покрутил пальцем у виска.

— У тебя точно не все в порядке с головой, — сказал он. — И со своей собакой ты еще больше свихнешься.

Крис не любил Шейлу, так как каждый раз, когда он заглядывал к Дэну, собака рычала на него, всем видом изображая недружелюбие. Крис был уверен, что если бы не Дэн, Шейла обязательно бы укусила его.

— Знаешь, порой мне кажется, что девушка, которую я смог бы по-настоящему полюбить, еще не родилась, — проговорил Дэн, не обращая внимания на слова Криса.

— Разве я говорю о настоящей любви? — хмыкнул Крис. — В конце концов, мы живем в двадцатом веке. Высокие чувства остались в далеком прошлом. Сейчас достаточно найти симпатичную девчонку и весело проводить с ней время. Понимаешь?

Крис вальяжно раскинулся на скамейке в университетском парке, оценивающим взглядом рассматривая проходящих мимо девушек. Дэн сидел рядом, сжимая в руке учебник по гражданскому праву. Он старался сосредоточиться на предмете, так как через два дня предстоял большой тест. Но слова Криса мешали ему как следует сконцентрироваться.

— Нет, — решительно ответил Дэн и отложил в сторону учебник. — Я не понимаю, как можно проводить время с человеком, к которому не испытываешь никаких чувств. Любовь имеет значение в любое время, неважно, какой век за окном, двадцатый или семнадцатый.

Дэн говорил с воодушевлением и несвойственной ему горячностью. Было очевидно, что эта тема затронула его.

— Тебя нужно в музеях показывать, — хихикнул Крис.

Дэн нахмурился. Он всегда говорил только правду, и порой его слова вызывали бурю насмешек.

— Если я так тебя веселю, то перестань разговаривать со мной на серьезные темы, — сердито буркнул он и снова уткнулся в учебник.

— Не злись. — Крис потрепал его по плечу. — Я не хотел тебя обидеть. Просто ты такой странный…

Дэн метнул на него свирепый взгляд, и смешок замер на губах Криса. Он понял, что зашел слишком далеко.

— Кстати, Дэн, давно хотел тебя спросить, — Крис решил затронуть менее опасный вопрос и утихомирить разбушевавшегося дракона, — как там твои тренировки? Ты обещал взять меня с собой.

— И возьму, — немедленно откликнулся Дэн. Бокс был ему намного ближе, чем женщины. О нем он мог говорить до бесконечности.

— Может быть, я тоже займусь боксом, — мечтательно протянул Крис, представляя себя победителем на ринге. — Все девчонки тогда были бы от меня без ума…

Дэн прыснул, глядя на мешковатую фигуру друга. Спорт — последнее, что приходило на ум при виде Криса.

— Ты, конечно, можешь попробовать, — осторожно заметил он. — Но мне кажется, тебе лучше заняться каким-нибудь другим видом спорта.

— Например? — оживился Крис. Он уже представлял себя великим спортсменом.

— Что-нибудь не очень подвижное, — невозмутимо ответил Дэн. — Шахматы или…

— Дэн! — перебил его негодующий Крис. — Я серьезно!

— Я тоже.

— Ты возьмешь меня с собой или нет?

— Хорошо, — обреченно согласился Дэн, хотя подозревал, что ничего из этой затеи не выйдет. — Заходи ко мне завтра в половине восьмого.

— К тебе? — физиономия Криса вытянулась. Перспектива неминуемой встречи с Шейлой явно его не радовала. — Может, встретимся на улице?

— Да не съест она тебя, — досадливо отмахнулся от него Дэн. — Мне так удобно.

— Ладно. — Крис был как никогда послушен.

В назначенный час он позвонил в дверь квартиры Дэна. Шейла немедленно загавкала, и у Криса противно заурчало в желудке. Он не был трусом, но при виде этого огромного недружелюбного существа все его мужество куда-то девалось. Он не представлял себе, как Дэн может сосуществовать с таким ужасным животным.

— Шейла, место, — послышался строгий голос Дэна, и лай затих.

Крис вздохнул с облегчением.

— Привет! — Дэн распахнул дверь и пригласил друга.

Крис вначале с опаской заглянул в квартиру, чтобы убедиться, что Шейла надежно изолирована. Только после этого он шагнул внутрь.

Каждый раз, бывая у Дэна, Крис изумлялся спартанским условиям, в которых живет его друг. Квартира состояла всего лишь из маленькой гостиной, она же являлась спальней. К ней примыкали крошечная кухня и ванная, в которой в данный момент была заперта Шейла.



Обстановку можно было смело назвать скудной. В гостиной стоял изрядно потрепанный диван, который служил Дэну постелью, старый телевизор и кривоногий стол. Всюду были разбросаны книги, на диване валялись боксерские перчатки. На стене висел плакат с изображением какого-то свирепого негра в красных трусах: Крис каждый раз хотел спросить у Дэна, кто это такой, но стеснялся обнаружить свою неосведомленность.

— Идем. — Дэн уже натянул свитер и потертые джинсы.

Крис вздохнул с облегчением, когда они покинули мрачное жилище.

— Почему ты не переедешь в более приличное место? — спросил он друга.

— Эта квартира очень дешево мне обходится, — неохотно пояснил Дэн. Он не любил распространяться о своих финансовых затруднениях. — И здесь мне разрешают держать собаку.

— Да, такого монстра не каждый согласится терпеть в доме, — не сдержался Крис.

Дэн усмехнулся.

— Я сам не ожидал, что из маленького щенка вырастет такая громадина, да еще неизвестной породы. Но я привязался к ней. Мне было бы одиноко без Шейлы…

— Вот и я о том же. Тебе пора завести подружку. Ты даже собаку назвал женским именем.

Дэн отмахнулся от него.

— Мы пришли, — уклонился он от продолжения разговора, показывая на обшарпанную дверь, на которой висела табличка «Спортивный клуб».

— Это здесь? — не веря собственным глазам, спросил Крис. Он не ожидал, что Дэн тренируется в подобном месте. — Ты уверен, что это безопасно? Я бы побоялся ходить тут по вечерам…

— Вполне безопасно, — улыбнулся Дэн. — Посмотрел бы я на того, кто решил бы доставить мне неприятности.

Крис поежился. Он не сомневался в Дэне, зато вера в собственные бойцовские качества…

Дэн с силой толкнул дверь. Они вошли в тусклый коридор. Крис семенил за Дэном, который уверенно шагал впереди. Он уже сожалел о том, что заставил друга привести его в это мрачное место.

Записался бы в какой-нибудь приличный фитнес-клуб в центре, ругал Крис себя. Нет, потянуло меня в эти трущобы…

— Нам сюда, — прервал Дэн поток невеселых мыслей друга и распахнул дверь.

Криса передернуло. Внутренний вид клуба вполне соответствовал его невзрачной внешности. Крис увидел облупившиеся стены, несколько сваленных в углу коричневых матов, неуместный белый велотренажер, стоявший в гордом одиночестве рядом с ними. Сосредоточенные мужчины разного возраста негромко разговаривали, сидя на низенькой деревянной скамейке у стены. Дэн поприветствовал их кивком головы. Один мужчина оторвался от группы и подошел к ним. Он долго тряс руку Дэна и лишь затем соблаговолил посмотреть на Криса.

— Это мой приятель Крис, — пояснил Дэн. — Он тоже хотел бы заниматься боксом.

— Неужели? — насмешливо спросил мужчина, и Крис почувствовал себя оскорбленным.

— Это мистер Теренс, мой тренер, — невозмутимо продолжал Дэн, как бы не замечая издевки в вопросе мужчины. Он знал, что мистер Теренс недружелюбно относится к новичкам.

— И с чего бы вы хотели начать? — с нарочитой вежливостью обратился Теренс к Крису.

— Я хотел бы пока просто посмотреть, — ответил Крис, надеясь, что его слова прозвучали достойно.

— Хорошо, — хмыкнул Теренс и заговорил с Дэном.

Крис тем временем внимательно разглядывал его. Лицо старого тренера не оставляло сомнений в том, каким видом спорта он занимался всю жизнь. Его искривленный нос ясно указывал на то, что его неоднократно ломали в поединках. Маленькие бегающие глазки, невысокий рост, особая походка и насупленный взгляд из-под густых бровей — все это ассоциировалось в сознании Криса с боксером. Дэн, гибкий и стройный, настолько не подходил к этому определению, что Крис засомневался, стоит ли его другу увлекаться именно боксом.

Но когда Крис увидел Дэна в тренировочной форме, понаблюдал за его разминкой, а потом и за небольшим учебным боем, который Теренс организовал специально для него, праздного зрителя, его мнение изменилось.

— Дэн, ты просто чудо, — убежденно тараторил он по пути домой. Дэн улыбался, видя такой энтузиазм друга. — Ты миллионы можешь этим зарабатывать!

— Ты ничего не понимаешь в боксе, — отмахивался от него Дэн. — Как ты можешь рассуждать о моем профессионализме?

Дэн не любил пустых, ничего не значащих слов. Похвала Криса была приятна, не больше. Если бы такое о нем сказал настоящий специалист, это было бы совсем другое дело…

— Я серьезно, — захлебывался от восторга Крис, не замечая настроения друга. — Ты как вихрь. Метеор. Ты ошеломил его своим натиском, ты супер…

Крису явно не хватало слов, чтобы описать свои эмоции по поводу пятиминутного боя Дэна.

— Скажи, а ты еще ни разу не выступал за деньги? — вдруг спросил он и встал посередине улицы как вкопанный.

— Нет, — ответил Дэн, чуть помедлив.

Эта мысль неоднократно приходила ему в голову. Несмотря на то, что Дэн упорно старался преуменьшить свой талант в разговоре с Крисом, он знал, что мог бы попробовать себя в профессиональном боксе. Он неоднократно слышал лестные слова в свой адрес из уст более осведомленных людей, чем Крис. Было бы здорово получать деньги за то, что занимаешься любимым делом…

— Тогда твой Теренс — просто дурак, — заключил Крис, радуясь возможности отомстить тренеру за его надменное поведение.

— Крис! — укоряюще воскликнул Дэн.

— Именно так, — настаивал тот. — Почему он не дает тебе возможности доказать, на что ты действительно способен?

Дэн пожал плечами. На самом деле он боялся, что у Теренса нет ни опыта, ни желания, ни связей, чтобы организовать настоящий бой, со ставками и вознаграждением победителю.

— Хочешь, я поговорю с ним? — загорелся Крис. — Я мог бы стать твоим агентом, и мы бы вдвоем…

Блестящее будущее спортсмена померкло перед внутренним взором Криса. Он уже видел себя исключительно удачливым агентом, выгодно продающим талантливого боксера Дэна Энтвуда. Толпы поклонниц, эффектные матчи… Воображение Криса разыгралось не на шутку.

— Не стоит, — оборвал его фантазии Дэн. Меньше всего он хотел, чтобы Крис вмешивался в его дела. — Если честно, то мне некогда заниматься этим серьезно.

Крис поник, но еле уловимая нотка сожаления, прозвучавшая в голосе Дэна, оставляла маленькую лазейку для надежды.

Ничего, размышлял он, не будем торопиться. Я могу подождать. Дэн хочет выступать, он любит бокс, и у него это здорово получается. Было бы глупостью не воспользоваться этим с выгодой для нас обоих…

2

— Луиза! Луиза! Если ты немедленно не встанешь, я взломаю дверь и вылью на тебя ковш ледяной воды! — Голос говорившего был очень суров, однако никакого ответа не последовало.

— Луиза! — снова попытался он. — Ты меня слышишь или нет?

— Да, — наконец-то отозвался капризный женский голосок. — Неужели я не могу поспать подольше в такую рань?

— Рань? — изумился мужчина. — Да уже первый час. Если бы ты вчера пришла домой вовремя…

— Без нравоучений, пожалуйста, — огрызнулся голосок, доказывая, что его обладательница уже вполне проснулась.

— Открывай! — Мужчина со всей силы громыхнул по двери кулаком.

— Осторожно!

Дверь наконец распахнулась, и на пороге возникла очаровательная невысокая девушка с забавными короткими кудряшками.

— Слава Богу, — вздохнул мужчина. — Я думал, что уже больше никогда не увижу тебя.

— Не драматизируй, — прервала его девушка. — Лично я думала, что ты сломаешь мою дверь, и папа будет в дикой ярости.

— Ладно. — Мужчина сменил гнев на милость. — Доброе утро, сестренка. Ты сегодня прекрасно выглядишь.

Луиза состроила гримаску, которая выражала и приветствие, и удовлетворение одновременно, и подставила брату щеку для поцелуя.

Энтони Уорпол, старший сын сенатора Уорпола, был без ума от своей маленькой сестренки и охотно прощал ей все недостатки. Да и не только он. Луиза была любимицей всей семьи. Ее баловали, ею восхищались, ей разрешали делать все. Девушка бессовестно этим пользовалась, доводя порой родственников до исступления. Но стоило Луизе только насупить брови и выдавить из себя пару слезинок, как ей моментально прощалось все.

Как, например, сейчас. Энтони договорился со своими приятелями о встрече на ипподроме в десять утра, а Луиза без зазрения совести проспала все утро. Но, глядя в невинные голубые глаза сестры, Тони чувствовал, как его гнев постепенно угасает.

— Лу, ты разве забыла, что Дженни и Марк ждали нас сегодня? — все-таки упрекнул он сестру.

— Дженни и Марк? — переспросила девушка, приставив указательный палец к носу. Это всегда означало глубокую задумчивость.

— Да, — терпеливо повторил Тони. Он знал манеру сестры растягивать неприятный разговор до бесконечности.

— Я думаю, они хорошо провели время и без нас, — без тени смущения произнесла Луиза.

— Но, Лу! — вскричал Тони. — Ты же сама настаивала на этой встрече неделю назад на коктейле у Барнфилдов.

— Правда? — протянула Луиза с сомнением. — Я не помню. Но, я надеюсь, ты предупредил их, что мы не придем?

В ее голосе звучала такая уверенность в том, что брат уладил все проблемы, что Тони вздохнул.

— Ты неисправима, малышка.

Луиза нахмурилась. Меньше всего она любила, когда ей делали замечания.

— Давай встретимся с ними в другой раз, — примирительно сказала она, чувствуя свою вину и зная, что когда-нибудь терпению брата придет конец.

— Если они захотят, — мрачно произнес Тони.

— Конечно, захотят, — самонадеянно заявила Луиза. — Так что договаривайся, а я пока приведу себя в порядок…

— По-моему, ты в полном порядке. — Тони с подозрением оглядел сестру. — Между прочим, мама ждет тебя к завтраку уже часа два.

— Какой ужас! — Живое личико Луизы изобразило неподдельный испуг. — Какая я нехорошая девочка. Почему ты не разбудил меня раньше?

Тони чуть не поперхнулся. Несправедливый упрек застал его врасплох.

— Ладно, — продолжала Луиза, довольная произведенным эффектом. — Я тебя прощаю. А сейчас иди, я скоро присоединюсь к вам.

Тони не нашелся, что ответить на эту королевскую речь. Он молча пожал плечами и вышел из комнаты. Луиза вздохнула с облегчением, когда за ним захлопнулась дверь. Мурлыкая модную песенку, она направилась в смежную комнату, сквозь раскрытые двери которой виднелась разобранная постель.

Луиза подошла к окну и открыла его. Теплый летний воздух, пропитанный цветочными ароматами, немедленно наполнил спальню. Девушка постояла так несколько минут, зажмурив глаза и подставив лицо солнечным полуденным лучам. Итак, наступил новый день.


Луиза Уорпол была чрезвычайно деятельной натурой. Она постоянно куда-то ездила, принимала участие в различных мероприятиях, кому-то звонила и что-то делала. Каждая минута ее времени была расписана. По крайней мере, создавалось такое впечатление. Луиза прилагала массу усилий, чтобы все вокруг знали, что мисс Уорпол занятой человек. Однако Тони, ее старший брат и лучший друг, порой подозревал, что на самом деле это не так.

Луиза родилась двадцать один год назад в семье сенатора Уорпола. Вернее, тогда Джереми Уорпол еще не был сенатором, но уже принадлежал к числу самых влиятельных и уважаемых людей Америки. А с тех пор, как он занял место в Сенате, его популярность возросла стократ. Лицо сенатора Уорпола не сходило с экранов телевизора.

Дочка безумно гордилась отцом. Она была уверена, что никто не произносит речи лучше, никто не делает для страны больше, никто не выглядит представительнее, чем сенатор Уорпол. Она была первой и самой преданной сторонницей отца, хотя не очень интересовалась политикой. Ее взгляды базировались на любви, и Луиза считала, что этого вполне достаточно.

Тони, который был всего на год старше Лу, упрекал ее в безрассудности и легковерности. Он сам подходил ко всему с позиций разума, и в семье Уорполов нередко разгорались нешуточные споры. Тони отчаянно отстаивал свою точку зрения и порой не разговаривал с отцом неделями. В этом случае Луиза брала на себя роль третейского судьи и разрешала конфликт ко всеобщему удовольствию.

Миссис Уорпол, женщина хрупкая и изнеженная, преданная мужу и семье, никогда не принимала участия в их спорах. Она снисходительно взирала на своих «мальчиков» и лишь улыбалась, когда они заходили слишком далеко в словесной перепалке.

Одним словом, Луиза Уорпол имела все основания гордиться своей семьей. В глубине души она была уверена, что в мире нет человека умнее ее отца, мужчины красивее ее брата, и женщины нежнее и надежнее ее матери.

Уорполы точно также гордились Луизой, хотя пристрастный наблюдатель мог бы заметить, что поводов для этого у них было не так уж много. Луиза училась в закрытой школе для девочек и никакими особенными успехами там не блистала. Два раза даже стоял вопрос об ее отчислении за непримерное поведение. Джереми Уорпол был вынужден лично встречаться с директором, чтобы уладить эти маленькие недоразумения. Сенатор давал себе слово поговорить с дочерью построже, наказать ее, но каждый раз, когда он видел ее, такую изящную и очаровательную, с неизменными кудряшками, его сердце таяло, и вместо выговора он мог лишь ласково упрекнуть ее.

Когда учеба закончилась, и Луиза из малышки превратилась во взрослую девушку, сенатор вздохнул с облегчением. Он надеялся, что дочка теперь возьмется за ум и забудет про детские шалости. Напрасно. Луиза почувствовала вкус свободы и прямо-таки сошла с ума от радости.

Мистер и миссис Уорпол схватились за голову. Они не понимали, в чем дело. Луиза не желала продолжать образование, проводила все время в компании друзей и буквально за месяц успела нажить себе неприятности с полицией.

Сенатор, скрепя сердце, поговорил с Луизой. Он объяснил ей ошибочность ее поведения, намекнул на то, что у него могут быть из-за нее неприятности. Поначалу Лу лишь усмехалась, но слова горячо любимого отца возымели свое действие. Она стала вести себя спокойнее и даже согласилась отправить документы на юридический факультет в тот же университет, где учился ее брат.

В университете Луиза имела огромный успех как у преподавателей, так и у студентов. Она делала все возможное и невозможное, чтобы появляться на занятиях и вовремя сдавать тесты и экзамены. Иногда ей приходилось очень туго, но верный Тони приходил на помощь. Сам он блестяще учился, и ему прочили большое будущее.

Сенатор был человеком с дальним прицелом. Он понимал, что когда-нибудь придется распрощаться с политикой и вплотную заняться бизнесом. Услуги квалифицированного юриста в лице собственного сына будут тогда на вес золота. Тони сознавал ответственность, которую возлагал на него отец, и без устали трудился.

Луиза же с детства знала, что ей никогда не придется зарабатывать на хлеб насущный, что сейчас о ней заботятся отец и брат, а потом она выйдет замуж, и все будет точно так же. К чему забивать голову всякими глупостями вроде законов и актов? Ведь в мире полно курортов, на Бродвее всегда идут замечательные шоу, а покупка драгоценностей и мехов непременно повышает настроение!

Отец не возражал против подобной жизни дочери. Хотя порой его терзали сомнения. Хотелось бы, чтобы Луиза была лучше приспособлена к реальной жизни. Однако сенатор успокаивал себя тем, что он всегда сумеет как следует позаботиться о своей малышке.

Но Луиза была далеко не так беспомощна и беззаботна, как казалось на первый взгляд. Она без труда могла постоять за себя. Некоторые из ее одноклассниц, которые поначалу пробовали задирать новенькую, быстро оставили Лу в покое, испытав на себе ее острый язык и коварство. Ее не делали больше объектом для злых шуточек, потому что убедились, что у «этой Уорпол» есть характер.

Однако Луиза не была ни свирепой, ни мстительной. Она просто считала, что если тебя обидели, ты обязательно должен дать сдачи. И она поступала сообразно своим принципам, ставя на место обидчиков.

Это правило очень помогало Луизе и во взрослой, послешкольной жизни. Дамочки большого света, желавшие позлословить на ее счет, поняли, что с юной мисс Уорпол лучше не связываться. Несмотря на ангельский вид, у розы были огромные шипы…


Луиза понежилась еще немного у раскрытого окна. Больше всего она ценила вот такие редкие моменты покоя и тишины. Иногда ей хотелось бросить все и уехать куда-нибудь подальше, на какой-нибудь сказочный остров и жить там в соломенной хижине вдалеке от блеска бриллиантов. Но девушка прекрасно знала, что это всего лишь минутное настроение, и она долго не протянет вне большого города.

— Какой ужас, мисс Уорпол. Клумба под вашими окнами снова испорчена!

Луиза вздрогнула и посмотрела вниз. Под окном стоял Гринуэй, садовник. Это был невзрачного вида мужчина с редкой бородкой и лысиной. Луиза всегда немного недолюбливала его, но он был непревзойденный мастер во всем, что касалось растений, поэтому ей приходилось с ним мириться.



— Иногда мне кажется, мисс Уорпол, что из ваших окон летят мешки с мусором прямо на мои клумбы, — сердито причитал Гринуэй, копаясь во влажной земле.

У него были все основания для волнения. Почти все цветы на клумбе под окнами спальни Луизы погибли, а миссис Уорпол, сама увлекавшаяся садоводством, была очень требовательна к внешнему виду цветников.

— Не переживайте, Гринуэй, — легкомысленно рассмеялась Луиза. — Наверное, у меня плохая аура для растений…

Весело улыбаясь, Луиза закрыла окно. И только когда Гринуэй уже не мог видеть ее, радость сошла с ее лица.

— Он настоящий медведь, — зло прошептала она, обращаясь к огромному плюшевому зайцу, который валялся на разобранной постели. — Нас так могут и засечь! Хорошо, что Гринуэй глуп как пробка, но вечно это продолжаться не может!

И, произнеся эту гневную тираду, Луиза решительно направилась в ванную комнату, которая примыкала к спальне. Там она открыла краны и, когда набралось достаточное количество воды, с наслаждением погрузилась в ванну. Пузырьки массировали тело, и Луиза закрыла глаза, полностью отдавшись приятному ощущению.

Да, вчера выдался тяжелый денек. Луиза усмехнулась воспоминаниям. С утра она посетила три показа мод и даже умудрилась заглянуть в мастерскую модного художника Грея Ритли и перекинуться с ним парой словечек. Потом у нее был обед с подружками и катание на новой машине. При мысли о том, что ее чуть не оштрафовали за превышение скорости, Луиза прыснула. Молоденький полицейский был настолько покорен ее чарами, что отпустил без штрафа, хотя ее бесшабашная езда действительно заслуживала наказания. Луиза поклялась себе больше никогда не нарушать правила дорожного движения, хотя знала, что ее надолго не хватит, и вновь погрузилась в воспоминания…

Вечером состоялось важное мероприятие. В самом стильном клубе города Питер Келлаган отмечал свой день рождения. К этому дню начали готовиться задолго. Луиза, например, стала искать подходящий подарок за две недели до праздника. Питер Келлаган был слишком известен, чтобы к нему можно было относиться как к простому смертному. Отец Питера занимался черными металлами и нажил огромное состояние. Было ясно, что со временем единственный сын унаследует все.

Питер Келлаган привык ни в чем себе не отказывать. Это, вкупе с неотразимой внешностью, унаследованной от ирландских предков, делало Питера самым популярным парнем в их компании. Любая девушка млела от счастья, когда он обращал на нее внимание, ему приписывалось огромное количество романов. Питер сознавал свою исключительность и вел себя соответственно.

Неудивительно, что многие, особенно мужчины, терпеть его не могли. Тони Уорпол считал его непревзойденным хвастуном и избегал его компании. Ему очень не нравилось, что Луиза так тесно общается с Питером.

Луиза и Питер часто встречались, так как учились на одном курсе, но находились в состоянии непрекращающейся войны. Некоторое время назад он обратил свой пресыщенный взор на прелести мисс Уорпол, но получил такой решительный отпор, что немного растерялся. Поначалу он думал оставить гордячку в покое, но потом в нем заговорило извечное мужское самолюбие. Питер Келлаган всерьез взялся за осаду Луизы.

Коварная девчонка, словно разгадав его планы, досаждала ему все больше и больше. Она высмеивала при всех его манеру говорить, одеваться, танцевать. Однако никто не мог ее упрекнуть. Луиза никогда не называла вещи своими именами, а лишь изящно намекала на тот или иной факт, который все прекрасно понимали. Питер ужасно бесился, но не мог ничего поделать. Он пробовал платить ей той же монетой, но был слишком несообразителен для сметливой Луизы. Девушка постоянно брала над ним верх. Их друзья поговаривали между собой, что между этими двумя скоро вспыхнет страстная любовь. Все шло к этому…

На вечеринку к Питеру Луиза собиралась очень тщательно. Она чувствовала, что подошло время для финального удара. Сегодня противник должен быть повержен раз и навсегда. Она натянула узкие облегающие джинсы с дырками на коленях и россыпью драгоценных камней на поясе и сверкающую маечку с открытой спиной. Когда Тони увидел ее в таком наряде, он только присвистнул. Луиза смотрелась блестяще. Если прибавить к этому искрящийся лак, которым она щедро побрызгала голову, то создавалось впечатление, будто она решила затмить собой сияние всех алмазов мира.

— Ты уверена, что эта одежда подойдет? — спросил Тони с сомнением в голосе. Он тоже был приглашен на вечеринку, но неотложные дела задержали его дома, возле отца. Тони не слишком жаждал принять участие в чествовании Питера Келлагана, поэтому не очень расстраивался.

— Конечно! — кивнула Луиза. — Или ты считаешь, что мне лучше надеть вечернее платье?

В ее вопросе прозвучало сомнение. Но Тони оглядел ладную фигурку сестры и сказал:

— Мне кажется, все равно. Питер Келлаган не в состоянии ничего оценить. Он занят только собой.

Луиза звонко рассмеялась, услышав от своего доброго братца такую уничижительную характеристику.

— Ты меняешься на глазах, Тони, — пропела она и, встав на цыпочки, поцеловала брата в щеку. — До завтра!

— Не забудь, утром мы встречаемся с Дженни и Марком, — крикнул он ей вслед, но Луиза уже упорхнула и упустила столь важное напоминание.

На вечеринке она имела ошеломляющий успех. Каждая частичка ее тела блестела. Луизу можно было разглядеть в любом темном уголке клуба. Она ослепляла, завораживала, сводила с ума. Питер Келлаган был покорен.

— Никогда не думал, что ты настолько ослепительна, детка, — шепнул он Луизе во время очередного танца.

Девушка немного поморщилась. Запах спиртного, которым именинник дыхнул на нее, был непереносим.

— Спасибо, — процедила она. Ей было приятно, что Питер признал свое поражение, но она собиралась еще немного его помучить.

— Ты не хочешь заключить мир? — спросил он и прижал Луизу еще сильнее.

— А мы разве ссорились? — Девушка подняла на него невинные голубые глаза. — Что-то я не припомню…

Питер выругался вполголоса. Поведение Луизы уже стало действовать ему на нервы.

— Все хорошо в меру, дорогая моя. Не строй из себя невинную девочку. Это тебе не идет.

Луиза картинно вздохнула. Питер, конечно, красавчик и миллионер, но порой он туп как пробка…

— Как ты смотришь на то, — продолжал Питер, не замечая реакции девушки, — чтобы мы попробовали перенести наши отношения в другую плоскость?

Для человека, который едва стоял на ногах, Питер удивительно хорошо ворочал языком. Наверное, сказывались профессиональные навыки юриста.

Но его красноречие не произвело ни малейшего впечатления на Луизу. Она уже разочаровалась в Питере, хотя когда-то ее сердечко трепетало при одном только взгляде на него.

— Меня не интересует твое предложение, дорогой! — улыбнулась Луиза настолько очаровательно, что Питер даже поначалу не понял, что ему отказали.

— Ты мне нравишься, — принялся объяснять он, думая, что девушка не уловила истинный смысл его слов.

— А ты мне нет.

Луиза искренне наслаждалась разговором. Надутый Питер Келлаган наконец получил по заслугам. Теперь он может заливать горе любимым ирландским элем и вспоминать коварную красотку.

Луиза имела полное право гордиться собой. Ни одна девушка до сих пор не отказывала Питеру Келлагану. По крайней мере, если верить его россказням.

Значит, Луиза Уорпол стала первой. Однако настоящей причиной ее отказа явилось отнюдь не желание подразнить зазнавшегося Питера. С недавних пор Луиза не на шутку увлеклась лучшим другом блистательного мистера Келлагана Роджером Пристли.

Роджер всегда держался немного в тени, и это особенно нравилось Луизе. В нем было какое-то спокойствие, и девушка отдыхала от ежедневной суеты рядом с ним.

В отличие от красавца Питера Роджер был не очень хорош собой. Высокий долговязый парень в очках прельстил Луизу своими пространными рассуждениями об абстрактных предметах и неуклюжестью в любовных делах, что совсем не свидетельствовало о его неопытности…

Одним словом, Питер Келлаган получил полную отставку. Конечно, тут же нашлось немало кандидаток на роль утешительницы, но Луизе это было абсолютно безразлично. Все оставшееся время она провела с Роджером, давая всем понять, кто на самом деле занимает ее мысли…


От горячей воды у Луизы вскоре закружилась голова. Она потянулась и закрыла кран. Надо было покидать теплую ванну, но ей ужасно не хотелось этого делать. Если бы ей позволили, она бы всю жизнь провела в воде…

Но это было невозможно, и, тяжело вздохнув, Луиза села на бортик ванны, свесив длинные ноги в начинающую остывать воду. Она перебирала в голове планы на сегодняшний день. Выходило скучновато. Вчера было намного веселее. Особенно под конец…

Роджер приревновал ее к Питеру, и в искупление вины Луизе пришлось согласиться провести с ним ночь дома. Обычно она предпочитала устраивать свидания где-нибудь подальше от домашнего очага. Но Роджер был в ярости, и его надо было как-то успокоить.

При воспоминании об уловках, на которые ей пришлось пойти, чтобы контрабандой протащить Роджера в дом, Луиза весело расхохоталась. Но это стоило того. Роджер перестал хмуриться и вновь стал тем самым симпатягой, который привлек ее внимание два месяца назад.

Правда, утром не обошлось без проблем. Луиза и Роджер проспали все на свете, и когда Тони начал стучать в дверь, не на шутку перепугались. Луиза представляла себе, какой будет скандал, если Энтони Уорпол обнаружит мужчину в спальне своей сестры…

Они заметались по комнате, и Луизе пришлось буквально выпихнуть Роджера из окна. Благо, ее спальня располагалась на втором этаже. Но бедным цветочкам пришлось несладко, когда на них свалился здоровый перепуганный парень. О суровом брате Луизы ходили легенды, которые она сама и распространяла, и Роджер отнюдь не желал встретиться с ним при подобных обстоятельствах.

Луиза, правда, имела некоторые сомнения по поводу способности Роджера самостоятельно выбраться из парка, окружавшего их дом. Но она смутно надеялась, что он что-нибудь придумает, если его вдруг обнаружит охрана. В любом случае, ему вряд ли кто поверит…

Рик, бывший друг Луизы, был намного проворнее. Ему доставляло удовольствие скрываться ото всех, проникая тайком в дом сенатора Уорпола. Но отец Рика обанкротился, и они переехали в Мексику, чтобы начать жизнь заново. Луиза была безутешна целых полтора месяца, но потом увлеклась Роджером и постепенно забыла изгнанника.

Однако Роджер был совсем другим. Луиза немного волновалась из-за него. Что произойдет, если его обнаружат? Несомненно, будет неприятный разговор с суровым отцом, придется покаяться во всех мыслимых грехах и ласковой улыбкой вымолить прощение. Луиза знала, что этот метод безотказно срабатывал каждый раз. Но на душе все равно было неспокойно.

Сенатор Уорпол до сих пор считал Луизу своей маленькой дочкой и даже не догадывался о ее проделках. Он не сомневался, что хотя она и совершает много ошибок, она достойная девушка в его понимании этого слова. Луиза очень любила отца и не собиралась его огорчать, рассказывая ему о его старомодности и своих похождениях.

— Если ты меня подведешь, Роджер, я тебя брошу! — громко сказала Луиза и погрозила стене кулаком. После столь грозного заявления она окончательно вылезла из воды и закуталась в длинный белый халат. Вода стекала с ее тела, и вскоре вся ванная комната была в маленьких лужицах.

Луиза подошла к большому зеркалу и пригляделась к себе. Кудряшки немного намокли и безжизненно повисли, но это было поправимо. Луиза критически рассматривала свое лицо.

Нет, красавицей ее определенно нельзя было назвать. Жизнерадостные голубые глаза были, пожалуй, ее основным и единственным достоинством. Коротко стриженые темно-каштановые волосы, завивающиеся в непослушные колечки, могли бы быть погуще, носик поровнее, а губы пособлазнительнее. Тем не менее, все вместе производило неотразимое впечатление. Увидев один раз Луизу Уорпол, ее нельзя было уже просто так забыть. Она могла быть настолько очаровательной, что мужчины забывали в ее присутствии обо всех неотразимых красавицах мира.

Трудно представить себе женщину, даже самой привлекательной наружности, которая была бы полностью довольна своей внешностью. Луиза не была исключением из общего правила. В свое время она достаточно переживала по поводу, как ей казалось, своих ужасных недостатков. Но со временем она научилась терпимо относиться к ним и с истинной мудростью делать акцент на своих достоинствах.

Луиза протянула руку к блестящей баночке с кремом и ловко наложила пахучую субстанцию на лицо. Теперь надо было несколько минут посидеть и расслабиться. Для этих целей у зеркала всегда стояло небольшое кожаное кресло, в которое Луиза немедленно опустилась и блаженно закрыла глаза. Изумительное ощущение.

Из всех членов семьи Луиза занимала наибольшее количество комнат. У нее было в доме некое подобие квартиры. Очень хорошо обставленной и уютной. Открыв дверь, в которую утром безуспешно стучался Тони Уорпол, вы попадали в гостиную с мягкими низкими диванами и картинами на стенах. Тут же стоял огромный телевизор и музыкальный центр. Луиза шла в ногу со временем.

Из гостиной можно было пройти в спальню, царство шелка, шифона и кружева. Резная кровать с балдахином, туалетный столик из красного дерева, разбросанные повсюду драгоценные безделушки и, конечно, огромный шкаф, едва вметающий в себя одежду Луизы.

Но самым незабываемым местом была ванная комната. По размерам она не уступала гостиной и спальне, но значительно превосходила их в роскоши отделки. Изумрудная ванна была вмонтирована прямо в пол, и неосторожная Луиза однажды чуть не свалилась туда. Освещение сделало бы честь любому развлекательному клубу. В углах были установлены яркие лампы, которые по мановению руки хозяйки то ослепляли светом, то приглушенно освещали комнату, создавая неповторимую атмосферу таинственности.

Луиза очень любила зеленый цвет, и он преобладал в ванной комнате. Она чистила зубы зеленой щеткой, доставая ее из зеленого стаканчика, и подмигивала наяде, раскинувшейся в тени зеленого дерева на стене.

Таким было королевство Луизы Уорпол, и никто не мог проникнуть в него без ее разрешения.

Остальные комнаты дома были обставлены более скромно и добропорядочно, как и подобает жилищу политика. Дочери же сенатор не мог отказать ни в чем, поэтому ее комнаты напоминали будуар голливудской звезды, что шло вразрез со стилем всего дома. Но сенатор был готов пойти на все, лишь бы Луиза была счастлива.

3

Время утреннего макияжа подошло к концу, и Луиза с сожалением покинула ванную. Предстояло решить, что из запланированного на сегодня может подождать, а что требует немедленного участия. Не снимая намокший халат, она взяла в руки блокнот, в котором отмечала все мероприятия, и с размаху упала на бело-розовую кровать.

10.00. Ипподром. Встреча с Дженни и Марком.

Так, это можно вычеркнуть, пробормотала она себе под нос.

12,00. Показ моделей Кристины Лимси.

Луиза мельком глянула на круглые настенные часы. Видимо; сюда она тоже уже опоздала.

Еще был теоретически запланирован поход в кино и болтовня с подругами, неплохо было бы заскочить к косметологу и, конечно, почитать что-нибудь по юриспруденции.

Луиза широко зевнула. Она не имела ничего против учебы, но отчаянно скучала за какой-нибудь умной книгой. Только воспоминание об укоризненном взгляде отца порой удерживало, ее в университете…

— Доброе утро, доченька, — приветствовала Луизу миссис Уорпол, когда она наконец спустилась в столовую.

Темно-коричневые панели, которыми была обшита столовая, всегда вызывали у Луизы ассоциацию с мрачным средневековым замком. В таком случае миссис Уорпол могла по праву считаться законной его хозяйкой. Она как нельзя лучше вписывалась в интерьер, делая его изысканнее и утонченнее.

— Привет, ма! — Луиза подошла к сидящей за столом матери, наклонилась и чмокнула ее в щеку.

— Ты опять опоздала к завтраку, — нежно упрекнула ее миссис Уорпол. — И папа, и Тони уже давно разъехались по делам.

— Я знаю, — беззаботно заявила Луиза и села рядом с матерью. — Что на завтрак?

— Блинчики с джемом уже холодные, горячие булочки тоже остыли, сливки на клубнике опали, — меланхолично перечисляла миссис Уорпол, оглядывая свое недисциплинированное дитя.

— Нештрашно, — прошамкала Луиза, с аппетитом уминая розовое яблоко.

Миссис Уорпол позвонила в колокольчик. Тотчас в столовую влетела горничная с подносом, на котором были разложены вышеперечисленные яства во вполне съедобном виде. Луиза с радостью накинулась на еду.

В семье Уорполов была традиция каждое утро завтракать вместе. Миссис Уорпол настаивала на обязательном присутствии всех членов семьи. И Джереми, и Тони подчинялись этой нежной тирании. С одной Луизой не было никакого сладу. Она либо слишком долго спала, либо слишком рано уходила. Миссис Уорпол испробовала все методы борьбы и наконец поняла, что с недостатками Луизы проще примириться. Теперь каждый день она с достойным спартанки терпением сидела в столовой, ожидая Лу, чтобы провести хотя бы полчаса наедине со своей неугомонной дочерью.

— Звонил Тони и просил напомнить тебе о том, чтобы ты ничего не планировала на сегодняшний вечер, — неожиданно вспомнила миссис Уорпол о поручении старшего сына.

— Почему? — Луиза на мгновение оторвалась от хрустящего блинчика и с подозрением посмотрела на мать. — Что он задумал?

— Я не знаю, — невозмутимо пожала плечами миссис Уорпол. — Я думаю, он сам свяжется с тобой…

— Хорошо, — уныло вздохнула Луиза. Значит, и кино, и косметолога придется отменить. Она сегодня уже подвела брата и не может снова сделать это.

После завтрака Луиза почувствовала прилив любви к учебе. Она нагрузилась учебниками и уютно устроилась в гамаке в саду. Сентябрь в этом году выдался на редкость теплым и, закрыв глаза, можно было притвориться, что лето еще не закончилось…

Подобные фантазии мало способствовали прогрессу в чтении учебника. Когда прошло два часа, Луиза обнаружила, что не изучила и третьей части того, что было надо.

— Мисс Уорпол, вас к телефону. — Внезапно перед Луизой возникла горничная с трубкой радиотелефона в руках.

— Кто это? — недовольно спросила девушка, делая вид, что ее отрывают от важного занятия.

— Ваш брат.

Луиза потянулась за трубкой.

— Тони, привет, — заворковала она, надеясь вымолить себе прощение за сегодняшнее утро.

— Мы уже здоровались, — ледяным тоном ответил Тони.

Сердится, поняла Луиза. Наверное, Дженни устроила ему разнос.

Дженни была сестрой Марка и предполагаемой подружкой Тони. Луиза считала ее страшной занудой и совсем не парой для своего блестящего брата. Однако Тони придерживался другого мнения. После того, как Тони и Луиза не появились на ипподроме, как было договорено, Дженни пришла в ярость и наверняка высказала Тони все, Что думает по этому поводу.

— Я отменила все свои планы на вечер, — интригующе проговорила она, надеясь смягчить послушанием сердце рассерженного брата.

— Умница. Я заеду за тобой в девять. Будь красивой.

— Куда мы собираемся? — поинтересовалась Луиза, но Тони уже положил трубку. Перезванивать ему девушка не решилась. Она видела, что брат в неподходящем для этого настроении. Но куда он собирается ее пригласить?

Все оставшееся до девяти часов время Луиза терзалась загадками. Тони еще никогда не был так таинственен. Чем только не занималась бедная девушка, чтобы отвлечься! Она даже попыталась помочь Гринуэю в спасении цветочной клумбы, безжалостно растоптанной накануне Роджером. Но угрюмый садовник ворчливо отверг ее великодушное предложение, и Луиза скиталась по саду до тех пор, пока неожиданно не осознала, что может не успеть подготовиться к приезду брата.

Она стремглав помчалась в спальню, прекрасно представляя себе гнев Тони, если она не будет готова к назначенному времени. Сборы заняли у нее совсем мало времени. Луиза вытащила из шкафа первое попавшееся платье, небрежно мазнула по губам помадой и провела расческой по непослушным волосам. Теперь оставалось только схватить подходящую сумочку и застегнуть босоножки на высоких изящных каблучках.

Ровно в девять Тони Уорпол вошел в дом и первое, что он увидел, была Луиза, сидящая на диване в холле со сложенными на коленях руками, воплощение девичьей скромности и пунктуальности.

— Я не опоздала, — с гордостью произнесла она. — Тебе нравится мое платье?

И она встала, чтобы продемонстрировать Тони свой наряд.

— Красный тебе идет, — одобрительно заметил Тони, разглядывая стройную фигурку сестры. Он очень хорошо понимал, почему такое огромное количество мужчин без ума от его сестренки. Она не была красавицей, не имела ангельского характера, но была чертовски хороша.

— Куда же мы все-таки едем? — снова поинтересовалась Луиза, когда они с Тони уже сидели в машине. Ее удивил тот факт, что из всего автомобильного парка Уорполов Тони выбрал скромный незаметный «форд». Значит, визит намечался неофициальный, и надо было держаться в тени.

— Увидишь, — лаконично ответил Тони и усмехнулся про себя. Он вполне понимал любопытство Луизы, но хотел немного помучить ее.

«Форд» стремительно мчался по городу. Уже начинало темнеть, и Луизе казалось, что они пересекают границу между днем и вечером, буквально въезжая в последний на быстрой машине. Вскоре они покинули пределы города. Луиза была по-настоящему заинтригована. Она была уверена, что их долгое путешествие никогда не кончится, как вдруг Тони резко затормозил. Луиза чуть не ткнулась носом в лобовое стекло.

— Энтони! — возмутилась она. — Осторожнее.

— Приехали, — обрадовал ее Тони, — Не надо зевать!

Полная негодования Луиза покинула машину. Она обратила внимание, что рядом с домом, у которого они остановились, стояло немало дорогих машин. В том числе и красный спортивный «ягуар». Луизе показалось, что она узнает роскошное авто Питера Келлагана.

Его еще не хватало здесь встретить, подумала девушка.

Тони взял сестру под руку и повел к дому. Тут Луиза не выдержала. Она остановилась и потребовала:

— Если ты не объяснишь мне немедленно, что происходит, Энтони Уорпол, и куда мы идем, я буду стоять здесь как столб!

— Не переживай, Лу, — рассмеялся Тони. — Мы просто пришли смотреть бокс.

— Бокс? — Глаза девушки расширились от негодования. — Терпеть не могу бокс!

— Да ты его ни разу не видела как следует. Не забывай, ты мне должна, — намекнул он на события сегодняшнего утра. — Так что потерпи. Я думаю, тебе понравится…

Луиза сердито вскинула голову. Хотя она и выражала справедливый гнев всем своим видом, она была заинтригована. Луиза еще ни разу не видела ничего подобного, а она всегда жадно хваталась за новые впечатления. Тони, уловив огонек интереса в глазах сестры, довольно усмехнулся. Он знал, как воздействовать на Луизу!

Они подошли к зданию, и Тони постучал в дверь. Она тотчас раскрылась. На пороге стоял огромный темнокожий мужчина такого свирепого вида, что Луиза невольно попятилась назад. Но Тони дружелюбно кивнул охраннику, который весело оскалился в ответ, обнажив все зубы.

Значит, Тони часто здесь бывает без меня, с сестринской ревностью подумала Луиза. А я была уверена, что у него от меня нет секретов…

Но размышлять о вероломстве брата было некогда. Тони смело шагнул вперед, увлекая за собой Луизу.

Поначалу они пробирались в потемках, и девушка была уверена, что она несколько раз уже свернула бы себе шею, если бы не рука Тони.

— Это что-то противозаконное? — шепнула она брату.

— Нет, — засмеялся он. — Просто владелец этого заведения экономит, на чем можно. Не пугайся, все вполне законно.

— Хорошо, — протянула Луиза с таким разочарованием, что Тони не смог сдержать насмешливую улыбку. Он знал авантюрный характер сестры и не сомневался, что она с большим удовольствием поучаствовала бы в чем-нибудь не совсем законном.

Наконец их блуждание в потемках подошло к концу. Вначале Луиза услышала непонятный шум, потом она поняла, что это разговаривают люди, очень много людей. Тони свернул налево, и последовавшая за ним Луиза очутилась в огромном зале. Огромным это помещение показалось ей на первый взгляд. Приглядевшись, девушка поняла, что оно не так уж велико. Его размеры сразу было трудно определить из-за большого скопления народа и клубов табачного дыма. Луиза негодующе закашлялась.

— Не прикидывайся, — разоблачил ее Тони. — Я знаю, что ты покуриваешь тайком от родителей.

— Уже нет, — возмутилась Луиза, но перестала притворяться, что ей ужасно неприятен табачный дым.

Она с интересом смотрела по сторонам. В самом центре зала располагался четырехугольный ринг. По всему периметру вверх уходили ряды скамеек. Луиза обратила внимание на то, что первые три ряда выглядят менее обшарпанно, чем остальные. Неужели это места для особо важных персон?

— Тони, — дернула она брата за рукав. — Где будем сидеть мы?

Тони показал, и Луиза поняла, что ее худшие опасения оправдались. Несмотря на то, что она жаждала новых впечатлений, девушка чувствовала, что не готова воспринимать их с такого близкого расстояния.

— А, может быть, мы сядем подальше? — почти простонала Луиза.

— Ты что? — справедливо возмутился Тони. — Питер достал специально для нас хорошие билеты, а ты предлагаешь залезть на галерку?

— Питер? — переспросила Луиза. — Келлаган?

Тони кивнул. Девушка вздохнула. Значит, ей не померещилась его машина у входа.

— Разве вы с ним не друзья? — Тони уловил перемену в настроении сестры.

— Друзья, — уныло подтвердила Луиза. — И враги.

— Ну, это не страшно, — успокоил ее брат и помахал рукой Питеру, который внезапно появился в толпе.

— Я рад вас видеть! — Как всегда безупречный Питер Келлаган через секунду стоял рядом с ними.

— Лу, ты ослепительна. — Он фамильярно приобнял девушку и попытался поцеловать ее. Луиза увернулась.

— Роджер тоже хотел прийти, но, увы, ему не досталось билета, — с кривой усмешкой заметил Питер.

Луиза пожала плечами, выражая полнейшее равнодушие к судьбе Роджера. Тони переводил взгляд с сестры на Питера, чувствуя, что они что-то не договаривают.

— Послушай, Тони, ты будешь делать ставки? — Питер демонстративно отвернулся от Луизы и заговорил с ее братом.

— Я еще не решил. Стоит ли? — с сомнением спросил Тони. — Кажется, исход боя ясен уже сейчас…

— Совсем необязательно, — усмехнулся Питер. — Дэн — настоящая находка.

Внимательно прислушивавшаяся к их беседе Луиза сочла своим долгом вмешаться:

— Кто такой Дэн?

Питер снисходительно повернулся к ней.

— Величайший боксер современности, — с пафосом заявил он.

— Ты мне про него не рассказывал, — оживился Тони. — Откуда ты его выкопал?

— О, совершенно случайно, — начал польщенный их интересом Питер. — У меня есть знакомый, который в курсе, что я иногда устраиваю здесь бои. Он-то и привел ко мне этого парнишку.

— Похоже на сказку, — безапелляционно заявила Луиза.

— Пожалуй. Но Дэн действительно чудо, и я очень на него рассчитываю.

— Но ведь его соперник — достаточно сильный боксер? — тоном знатока спросил Тони.

— Да. Алекс успешно выступает уже четыре года. Не могу сказать, что он непобедим, но он один из лучших.

По голосу Питера было ясно, что хотя он и возлагал большие надежды на Дэна, но все равно очень сомневался в успехе.

— И ты рассчитываешь, что твой новичок его побьет? — сарказм Тони был очевиден. Как и Луиза, он недолюбливал Питера Келлагана.

— Посмотрим, — таинственно заметил Питер и, глянув на золотые швейцарские часы, пригласил Луизу и Тони занять свои места.

— Зачем ты притащил меня сюда? — шепнула девушка брату, когда они уселись на неудобную скамью в третьем ряду.

— Я думал, тебе это будет интересно, — также шепотом ответил Тони. — Ты же у нас любительница всего нового…

— При условии, если оно не связано с Питером Келлаганом, — прервала его Луиза.

— Что между вами произошло?

— Ничего, — пожала плечами девушка. — Просто он очень неприятный тип.

— Полностью с тобой согласен, Лу. Но с ним интересно.

— Может быть, — процедила Луиза.

Их беседа была прервана ярким светом, залившим ринг. Весь остальной зал погрузился в темноту.

— Началось, — в экстазе прошептал Тони. Он был ярым спортивным фанатом, и Луиза понимала его чувства в данный момент. Ее и саму заинтересовало происходящее.

На ринг вышел невысокий полноватый мужчина в спортивном костюме. Зрители приветствовали его криками. Луиза хотела было спросить Тони, кто это, но не стала. Момент был неподходящий, чтобы досаждать брату вопросами.

— Тебе нравится, Лу? — неожиданно раздался над ухом вкрадчивый голос Питера Келлагана. Девушка резко повернулась и увидела, что он сидит рядом с ней.

— Пока я не видела ничего интересного, — зло отозвалась она. — В такие места женщины вообще ходят?

— Неужели тебя это смущает? — парировал Питер.

Луиза свирепо раздула ноздри и промолчала.

— Если бы была повнимательнее, — продолжил он более мирно, — ты бы увидела, что здесь полно очаровательных девушек. Просто не всем повезло, как тебе, и они сидят где-то там.

Питер махнул рукой на задние ряды скамеек.

— Я бы не прочь поменяться с ними местами! — Луиза была настроена непримиримо.

— Как же ты утомительна порой, — картинно вздохнул Питер. — Но я люблю тебя и такой.

Если что могло и взбесить Луизу до невозможности, так это подобные слова из уст Питера. Но только она собралась разразиться уничижительной тирадой, как Тони больно толкнул ее в бок и прошипел:

— Тише, пожалуйста.

Луиза смолчала, позорно уступив поле боя Питеру, и сосредоточилась на происходящем на ринге. Девушка старалась сделать вид, что не чувствует ноги Питера, которая прижалась к ее бедру гораздо сильнее, чем было необходимо.

Зрители тем временем ревели от восторга. Яркий пучок света освещал крепкую фигуру бойца, появившегося на ринге. Было ясно, что это любимец публики.

— Алекс, — проинформировал Луизу Питер, почти коснувшись губами ее уха.

Девушка презрительно хмыкнула. Звезда бокса местного масштаба не произвела на нее положительного впечатления. Скорее наоборот. Он был достаточно уродлив, чтобы девушка почувствовала к нему отвращение.

— Он мог бы быть посимпатичнее, — прошептала она.

Питер хихикнул.

— Это бокс, детка, а не конкурс красоты. Хотя мой Дэн гораздо привлекательнее этого типа…

— Твой Дэн? — Луиза не скрывала сарказма. Она не сомневалась, что все, к чему имеет отношение Питер Келлаган, отвратительно.

— Надеюсь, он меня не подведет, — проговорил Питер, и Луиза поняла, что он много поставил на этого неизвестного боксера.

Теперь равномерно осветился весь ринг, и Луиза увидела в углу соперника непобедимого Алекса, протеже Питера. Несмотря на всю свою предвзятость, она была поражена. Юноша был строен и высок, пожалуй, даже излишне высок для боксера. Лу была уверена, что никогда в жизни не видела более гармонично сложенного мужчину. Со своего места Лу не могла в подробностях разглядеть лицо Дэна, но девушка не сомневалась, что оно не менее хорошо, чем его тело.

— Если бы ты знала, сколько зависит от этого мальчика, — с чувством прошептал Питер и сильно сжал руку Луизы.

Девушка невольно поморщилась и только повернулась к нему, чтобы сказать что-нибудь резкое, как поняла, что он не сознает, что делает. Горящие глаза Питера были устремлены на стройную фигуру Дэна. Луиза невольно поежилась. Словно могильным холодом дохнуло на нее.

Бедняга этот Дэн, подумала девушка. Лучше бы ему держаться подальше от Питера. Он досуха выжмет его и отбросит как ненужную вещь.

Подбадривающие крики зрителей отвлекли Луизу от тревожных мыслей. Она посмотрела на ринг и поняла, что бой начался. Сам процесс избиения одним человеком другого никогда не нравился Луизе Уорпол. Но сейчас, глядя на резкие и в то же время пластичные движения Дэна, она постепенно осознавала, что в этом что-то есть. Дэн ловко уворачивался от своего противника и наносил ему неожиданные удары. Алекс был действительно грозен, но Лу ни минуты не сомневалась в том, кто будет победителем. Ее симпатии были всецело на стороне Дэна.

Вдруг рассвирепевший Алекс нанес Дэну удар ошеломляющей силы. Юноша зашатался. Стало ясно, что он на несколько секунд перестал ориентироваться. Зрители затаили дыхание. Луиза чуть не закричала от разочарования. Так хотелось, чтобы этот славный молодой человек победил…

Но надежды на продолжение боя было мало. Удар был слишком силен.

— Технический нокаут, Питер? — обратился Тони к Келлагану через голову Луизы с непонятным вопросом. — Жаль. Так все здорово начиналось. Какая-то глупая ошибка…

— Никакого нокаута. Сейчас как раз перерыв, — процедил сквозь зубы Питер. — Дэн придет в себя и продолжит бой.

Луизе стало по-настоящему страшно. Она никогда еще не слышала столько злости в голосе Питера. Рефери объявил о перерыве. Раздались отельные возмущенные крики зрителей, которые видели, что бой следует прекратить, но в целом публика жаждала продолжения боя.

Противники разошлись по своим углам, где их тут же стали обмахивать полотенцами. Мужчина с аптечкой в руках суетился вокруг Дэна, обрабатывая его рану.

— Питер, но это же не по правилам, — возмутился Тони. — А вдруг у мальчишки сотрясение мозга? Бой должен быть прекращен!

— Неужели, — усмехнулся Питер. — И кто же его остановит, хотел бы я знать?

Луиза физически ощутила надвигающуюся грозу. Тони не скрывал своей злости, Питер явно нарывался на скандал.

— А разве устроители матча не могут вмешаться и разрешить этот вопрос? — наивно влезла девушка в спор. — Пусть они и разбираются, заодно с владельцем клуба…

— Лу, не говори о том, чего не понимаешь, — поморщился Тони.

— А я и есть владелец данного клуба, — надменно заявил Питер. — Так что решать буду я, детка!

— Не называй меня так! — взорвалась Луиза. Она безумно сожалела о том, что пришла сюда. Теперь, оказывается, что Питер Келлаган — владелец этой грязной дыры.

— Хорошо! — Питер вскинул ладони. — Пощади, о, прекрасная Луиза, не обращай свой гнев против меня. Мне достаточно нахмуренных бровей твоего брата…

Тони выдавил из себя улыбку, которой заслуживала клоунада Питера. Ссориться с Келлаганом было очень невыгодно.

— Давайте лучше я познакомлю вас с Дэном, — неожиданно предложил Питер, чтобы укрепить хрупкий мир.

— Наверное, ему сейчас не до знакомств, — с сомнением протянула Луиза, хотя ее сердце радостно подпрыгнуло при одной только мысли об этом.

— Ерунда, — отмел Питер ее сомнения. — Ему будет приятно, что за него болеет столь очаровательная девушка.

Луиза послушно растянула губы, изображая благодарную улыбку.

— А я здесь посижу, — недовольно буркнул Тони.

Хорошо знавшая брата Луиза поняла, что он очень не в духе…

— Ладно, — не стал настаивать Питер и, предложив руку Луизе, повел ее в тот угол ринга, где сидел Дэн.

Подойдя ближе к молодому боксеру, Луиза была вынуждена признать, что он еще лучше, чем казался на расстоянии. Даже внушительный кровоподтек на лице не обезобразил его.

— Дэнни, ты должен победить, — бодро заговорил Питер с молодым человеком. — Ты сразу станешь известен. О тебе заговорят…

Дэн медленно повернул голову к Питеру и пробормотал:

— Не волнуйтесь, мистер Келлаган.

Луиза поняла, что ему больно говорить, и неожиданно ее сердце содрогнулось от незнакомой жалости. Совет Тони прекратить бой показался ей не таким уж бессмысленным…

Внезапно взгляд Дэна упал на Луизу, и девушка прочитала в его глазах такое восхищение, что невольно покраснела. Она давно не видела в мужских глазах искреннее бескорыстное любование.

— Это Лу, моя подруга. — Питер проследил за взглядом Дэна и представил девушку.

Уловив разочарование молодого человека при слове «подруга», Луиза немедленно вмешалась:

— Привет! — Она протянула Дэну руку. — Мы с Питером вместе учимся.

Несомненно, мистер Келлаган был не в восторге от такой поправки, однако ему ничего не оставалось делать, как мужественно принять ее.

— Очень рад. — Дэн боязливо дотронулся кончиками пальцев до руки Луизы.

— Я тоже, — пробормотала Лу, не в силах разорвать легкое рукопожатие. Казалось, Дэн одним движением навсегда приковал ее к себе.

Питер почувствовал неладное. Он свирепо глянул на Дэна и резко сказал:

— Ты должен выиграть этот бой!

— Я знаю, — машинально отозвался Дэн. Но было ясно, что он не слышит ни слова из того, что говорит Питер. Все внимание боксера было приковано к Луизе.

Девушка впервые в жизни чувствовала, что смущена. Это ощущение было ей настолько незнакомо, что она не знала, как себя вести. Дэн казался пришельцем с другой планеты, непонятным и немного пугающим, от которого хотелось спрятаться. И в то же время он словно магнитом притягивал ее к себе. Луиза видела, как Питер положил руку ему на плечо, и ей захотелось сделать то же самое.

Не сомневаюсь, что мое прикосновение вдохновит его больше, мрачно подумала девушка.

— Покажи Лу настоящий бокс, — донесся до ее ушей голос Келлагана.

— Хорошо, — ответил Дэн и широко улыбнулся.

Девушка не сомневалась, что эта улыбка была предназначена специально для нее. В лице Дэна было столько тепла и нежности, что ей немедленно захотелось выбраться вместе с ним из этого отвратительного душного зала, пропитанного потом и табаком. Было бы замечательно идти рядом с ним по ночному городу, а еще лучше парку, держаться за руки, болтать о всяких пустяках или просто молчать.

Луиза опустила голову. Ее взгляд упал на обнаженные руки Дэна. Длинные мускулистые смуглые пальцы вызвали в ней непреодолимое желание дотронуться до них еще раз. Но об этом нельзя было даже мечтать. Что подумает Питер, если она вдруг снова полезет жать руку Дэну? Келлаган и так уже косится на нее с подозрением. Еще не хватало накликать неприятности на голову мальчика из-за своего чересчур пристального внимания к нему!

Хотя не такой уж он и мальчик. Приглядевшись повнимательнее, Лу поняла, что Дэн вряд ли моложе ее…

— Все, пора! — Питер шлепнул Дэна по плечу в знак того, что перерыв закончился. — Вперед!

Дэн выскочил на ринг. Луиза так и осталась бы стоять на месте, если бы Питер не дернул ее за руку.

— Пойдем. Оттуда лучше видно…

Луиза машинально последовала за ним. Весь остаток боя она просидела как в бреду. Каждый удар, который свирепый Алекс наносил Дэну, болью отдавался во всем ее теле. Девушка не размышляла над тем, почему она так переживает из-за какого-то незнакомого мужчины. Ей было не до того. Сердце бешено стучало, она чувствовала во рту его вкус. После каждого удара Дэна Луиза, не сознавая, что делает, вскакивала с места и громко кричала, размахивая сумочкой. Впрочем, так вели себя очень многие, и Лу ничем не выделялась из толпы.

Когда же Дэн нанес своему противнику последний, сокрушающий удар, зал взревел от восторга. Внимательный слушатель мог бы различить в реве толпы и горькие стенания. Некоторые, видимо, поставили много денег на Алекса, который лежал сейчас у ног молодого победителя. Но большинство было счастливо — они стали свидетелями яркого, запоминающегося поединка. Специалисты сразу поняли, что перед ними восходящая звезда.

Когда рефери вздернул вверх руку Дэна, усталого, но улыбающегося, Луиза бешено зааплодировала. Она была действительно рада за него.

— Я же тебе говорил, что он — находка, — самодовольно обратился к ней Питер. Его лицо светилось счастьем.

Луиза находилась в такой эйфории, что была готова расцеловать даже Питера. Однако он сам все испортил.

— Я сорвал недурной куш, Лу, — заявил он, потирая руки. — Предлагаю купить тебе подарок в памятью сегодняшнем поединке. Вижу, он пришелся тебе по вкусу…

Девушка презрительно расхохоталась. Как она могла хотя бы на секунду хорошо подумать о Питере Келлагане?

— Поздравляю тебя, Питер, — иронично произнесла она. — Но я вполне обойдусь и без твоих подарков!

Питер оскорбленно хмыкнул. Луиза поняла, что обидела его.

Ничего, получил по заслугам, наглец, удовлетворенно подумала она. Меня тебе ни за что не купить!

— Давай лучше поздравим Дэна, — предложила Луиза. — Ведь, в конце концов, твой выигрыш — его заслуга…

— Он тебе так понравился? — косо глянул на нее Питер. — Роджер будет очень ревновать… И я тоже.

Луиза нетерпеливо дернула плечиком. Какое ей дело до всех ревнивых мужчин мира! Но сомнения Питера надо было немедленно развеять.

— Никогда не думала, что ты такой дурак, Питер Келлаган, — картинно вздохнула девушка. — Ты удивляешь меня с каждой секундой.

Кажется, получилось. Питер расслабился и повел Луизу с Тони в раздевалку Дэна.

Победитель сидел на скамейке и отдыхал. На нем по-прежнему были спортивные трусы, только сверху он накинул халат. Рядом стоял крупный высокий мужчина, по всей видимости, тренер, и вполголоса давал ему какие-то указания. При виде Келлаган тренер вытянулся в струнку. Сразу стало ясно, кто здесь хозяин. Но реакция Дэна была совсем иной, хотя он тоже напрягся и даже попытался встать со скамейки. Глаза боксера были прикованы к Луизе, на Питера он не обращал ни малейшего внимания, как будто того не существовало.

— Ты молодчина, Дэн, — подчеркнуто бодро заговорил Питер, делая вид, что не видит горящих глаз Дэна, устремленных на Луизу.

Повисла неловкая пауза. Тони разглядывал стены с таким вниманием, что было ясно, что он не собирается принимать участие в разговоре. Тренер, на лице которого было написано подобострастие, превратился в настоящую статую. Сам Дэн был настолько поглощен созерцанием Луизы, что девушка совершенно растерялась. Она не знала, что сказать, куда посмотреть, чтобы спрятаться от настойчивого взгляда его бархатных темных глаз. Она не сомневалась, что Питер уже отметил необычное поведение Дэна и сделал соответствующие выводы.

— А вам понравилось? — неожиданно Дэн нарушил тишину. Он обращался к Луизе.

— Д-да, — заикаясь, произнесла девушка. Казалось, что глаза Дэна говорят совсем о другом… — Вы очень хороший боксер, — продолжила она через минуту, не в силах выносить это предгрозовое молчание.

— Неужели ты настолько разбираешься в боксе, чтобы понять это, Лу? — вмешался Питер.

Едкий сарказм в его голосе заставил девушку поежиться.

— Нет, — повернулась она к Келлагану, — но ведь у меня есть глаза…

И это было чистой правдой. Луиза видела, что Дэн — неплохой боксер, но на самом деле она видела гораздо больше. Перед ней стоял самый очаровательный мужчина мира, полный смущения и одновременно задора, и, главное, восхищающийся ею до такой степени, что это становилось неприличным…

Домой Луиза и Тони ехали в полной тишине. Лишь автомагнитола наигрывала печальный мотив. Луиза прикрыла глаза и сделала вид, что дремлет. Тони не беспокоил ее, сосредоточенно глядя на дорогу.

Но девушка не спала. Она предавалась безудержным фантазиям. То она видела себя принцессой в сказочном замке, ожидающей своего избавителя. То скромной девочкой, заточенной коварными родственниками в монастырь и думающей лишь о своем возлюбленном. То певичкой в ночном кабаре, прельщающей сердце одинокого миллионера. И каждый раз роль любимого мужчины в ее фантазиях играл один и тот же человек — Дэн Энтвуд…

4

— Знаешь, Крис, я, кажется, влюбился. — Дэн мечтательно сощурил глаза.

Услышав это неожиданное заявление, Крис чуть не подавился пирожком, который в тот момент ел.

— Да ты что? — изумился он, прокашлявшись. — И кто она?

— Ее зовут Лу. Больше я ничего о ней не знаю…

— Шустрый ты, однако, — съязвил Крис. — Один раз увидел — и сразу влюбился?

— Ну и что. — Дэн был очень миролюбиво настроен. — Она вчера была на матче…

— И видела, как ты уложил того парня? Ну, тогда она точно будет твоей!

По ряду причин Крис не смог присутствовать на вчерашнем бое, но результаты были ему известны.

— Не торопись, — осадил его Дэн. — Она была не одна…

— Пара пустяков, — отмахнулся Крис. — Ты разорвешь всех соперников на куски.

Дэн улыбнулся. Уверенность приятеля порадовала его, но этого было слишком мало, чтобы добиться заветной цели.

— Она была с Келлаганом и еще каким-то довольно мрачным типом.

— Питером Келлаганом? — присвистнул Крис. Все его воодушевление моментально исчезло. Он прекрасно понимал, что связываться с Питером — опасная затея.

— Келлаган сказал, что она — его подруга, — продолжал Дэн, не глядя на друга. — Но уехала она, кажется, с другим.

— Это неважно, — мрачно изрек Крис. — Раз Питер сказал, что она — подруга, значит, так оно и есть. Все девчонки от него без ума.

— Ты же уверял, что я без труда справлюсь с любым соперником, — поддразнил Дэн друга.

— Но ты же зависишь от Питера, — возразил Крис. — Если ты, конечно, хочешь продолжать заниматься боксом…

Дэн печально вздохнул. Он не мог не признать правоту слов Криса.


Несколько недель назад возбужденный Крис прибежал к нему домой. Его пухлые щечки воинственно горели, и Дэн понял, что случилось что-то невероятное. Крис даже не испугался Шейлы, которая, как обычно, залаяла при его появлении.

— Дэн, я знаю, кто сможет тебе помочь, — с порога заявил Крис.

Дэн в тот момент чистил кастрюлю, которая почернела от копоти, и меньше всего думал о боксе.

— В этом? — с издевкой спросил он, протягивая другу средство для чистки посуды.

— Не говори ерунды! — возмутился Крис. — Я говорю о боксе. Я нашел человека, который организует боксерские бои!

Дэн немедленно отложил кастрюлю в сторону.

— Он классный парень, и если ты ему понравишься, он сделает все, чтобы пропихнуть тебя вперед!

Дэн с сомнением покачал головой.

— Да разве кто-нибудь захочет со мной драться? И вообще заниматься мной?

— Питер готов рискнуть, — сказал Крис с такой убежденностью, что неуверенность Дэна начала таять.

— Расскажи поподробнее. — Дэн, еле сдерживая нетерпение, пригласил Криса сесть.

— Питер Келлаган учится в нашем университете, — начал Крис. — Мы с ним немного знакомы. И случайно я на днях узнал, что он владелец клуба «Джинджо», в котором постоянно устраиваются полуофициальные бои…

— Полуофициальные? — уцепился за малоприятное словечко Дэн.

— Понимаешь, — замялся Крис, — у Питера, конечно, нет настоящих связей в спортивном мире, но кое-что он все равно может. Там устраиваются бои, по правилам, все как полагается, со ставками и деньгами для победителя. Разве ты не этого хотел? Тем более что всегда есть вероятность, что туда забредет профессионал и заметит тебя. «Джинджо» стремительно набирает популярность, так что такая возможность не исключена…

— А Келлагану какая от этого выгода? — с сомнением спросил Дэн, но Крис понял, что друг очень заинтересовался этим предложением.

— Он зарабатывает на этом неплохие деньги, дурачок! И ты тоже сможешь поучаствовать в этом. Тебе разве помешает лишняя сотня баксов?

Крис окинул выразительным взглядом спартанское жилище Дэна.

— Я согласен, — внезапно произнес Дэн.

Так получилось, что Питер Келлаган взял на себя заботу о восходящей звезде бокса. Он сразу смекнул, что Дэн очень талантлив, и принялся размышлять о том, как бы извлечь из него максимальную выгоду. Пробный бой с Алексом доказал, что Дэн способен на многое, и Питер искренне радовался своему удачному приобретению. Он даже начал мечтать о тех временах, когда его имя станет широко известно в спортивном мире…


— Все-таки тебе лучше держаться подальше от подружки Питера Келлагана, — произнес Крис после некоторого размышления. Он, как и сам Дэн, подумал о том, насколько они зависят от Питера. — Здесь полно девчонок, которые будут с ума по тебе сходить…

— Мне не нужны другие девчонки, — перебил его Дэн с непривычной резкостью. Крис с удивлением увидел, как исказилось его лицо. — Лу — единственная, и я обязательно должен разыскать ее.

— Послушай, Дэн, — заговорил Крис, полный решимости отвлечь друга от пропасти, — ты же знаешь, что на первый взгляд все они хороши. А как присмотришься, так сразу становится понятно, что перед тобой очередная заурядная девчонка. Ты ведь даже не поговорил как следует с этой Лу. Скорее всего, она двух слов связать не может…

— Она — чудо, — сказал Дэн с такой убежденностью, что Крис сразу понял — все его увещевания бесполезны.

— Ох, наживешь ты себе дополнительные неприятности с этой любовью, — проворчал он. — Не говори потом, что я тебя не предупреждал… А как ты собираешься отыскать ее? Может быть, она больше не придет в «Джинджо».

— Я спрошу у Питера, — ответил Дэн хладнокровно.

Крис только рот раскрыл.

— Ты точно рехнулся. Вчера тебе, наверное, все мозги выбили.

— Вполне возможно, — засмеялся Дэн. — Ее глаза точно лишили меня способности соображать…


Луиза была в полном отчаянии. Причин для столь мрачного настроения было несколько. Во-первых, она потеряла любимый браслет с рубинами. Это выяснилось только тогда, когда она приехала домой после памятного боя Алекса и Дэна. Замочек браслета барахлил давно, но Луиза ленилась отдать его в ремонт. Вот теперь получила по заслугам…

Во-вторых, сегодня предстоял серьезный тест, а она абсолютно к нему не готовилась. У нее совершенно выскользнуло это из головы. Луиза предчувствовал, что ничего не сможет написать, и это очень угнетало ее. Она не хотела расстраивать отца и Тони…

А в-третьих, она провела бессонную ночь, но так и не придумала, как ей связаться с Дэном, не возбуждая подозрений. Проще всего было бы ходить каждый вечер в «Джинджо» в надежде на то, что Дэн будет принимать участие в каком-нибудь бое. Но это было слишком опасно. Питер, несомненно, обратит на это внимание, да и Тони тоже вряд ли обрадуется ее интересу к простому боксеру…

Однако время теста неумолимо приближалось. Луиза не находила себе места. Все остальные заботы отступили перед этой напастью. Когда Луиза села за стол и взяла лист с заданием, то поняла, что сбылись ее худшие опасения. Она не знала ответа ни на один вопрос…

Отсидев положенные два часа, Луиза сдала чистый листок и с тяжелым сердцем вышла из класса. Она предчувствовала скандал, который обязательно разразится, когда отец узнает о результатах.

Возможно, меня даже исключат, мрачно размышляла девушка, выходя из здания университета. Прекрасная солнечная погода совсем не радовала ее. На душе было тоскливо. Луиза запоздало ругала себя за лень. Но исправить уже ничего было нельзя, оставалось только молиться…

Луиза вышла на большую площадь перед университетом. Подруги весело приветствовали ее, но она чувствовала, что не в состоянии присоединиться к их беззаботной компании. Больше всего девушка боялась, что сейчас откуда-нибудь появится Тони и подвергнет ее допросу с пристрастием по поводу прошедшего теста…

Неожиданно ее внимание привлек невысокий молодой человек, который рассказывал что-то своему другу и при этом отчаянно жестикулировал. Луиза невольно улыбнулась — так комично он выглядел. Но улыбка медленно сползла с ее лица, когда она узнала спутника забавного юноши. Внезапно уличный шум стал тише, а мысли об учебе испарились из головы. Ибо на скамейке сидел никто иной, как Дэн Энтвуд, и это было настолько неожиданно, что Луиза вначале не поверила собственным глазам.

Но это был именно он. Точно такой же, как тогда, в «Джинджо», только на этот раз в джинсах и рубашке. Луиза беспомощно оглянулась по сторонам. Ей казалось, что весь мир смотрит на нее и видит ее интерес к Дэну.

Девушка сглотнула. Она не понимала, что с ней происходит. Впервые в жизни Луиза Уорпол потеряла контроль над собой и ситуацией.

— Привет, Лу! — Роджер вихрем налетел на нее сзади и обнял. — Я так рад тебя видеть. Я еле выбрался тогда из твоего дома…

Луиза почти не слушала его. Машинально улыбнувшись в ответ на приветствие, она продолжала сосредоточенно думать над тем, как бы подойти к Дэну и не показаться при этом навязчивой. Руки Роджера на своей талии Луиза воспринимала всего лишь как досадную мелкую помеху.

— Лу, ты меня слышишь? — Роджер наконец понял, что девушка не обращает на него ни малейшего внимания.

— Конечно, — откликнулась она, даже не повернув в его сторону голову.

— Что случилось?

— Все в порядке.

— Лу! — Роджер схватил девушку за плечи и развернул к себе.

Оторванная таким маневром от созерцания Дэна, Луиза пришла в себя.

— Я только что завалила тест, — жизнерадостно заявила она. — Так что не обращай на меня внимания.

— Бедняжка! — Роджер немедленно проникся состраданием и привлек девушку к себе.

Вернее, только сделал попытку, потому что Луиза тут же отстранилась. Она не испытывала к Роджеру неприязни, просто в свете последних событий он уже не имел значения…

Луизу Уорпол многие называли кокеткой, и не всегда незаслуженно. Она с легкостью разбивала мужские сердца, даже не задумываясь о страданиях, которые причиняло ее поведение. Она беззаботно влюблялась и так же беззаботно переставала любить. Девушка была уверена, что мужчины точно так же относятся к ней. Зачем страдать и терзать себя, когда можно познакомиться с другим человеком и начать все с нуля?

Роджера, похоже, ожидала подобная участь. Все чувства к нему испарились из сердца Луизы в тот момент, когда она увидела Дэна на университетской площади.

Однако Роджер не собирался просто так сдаваться. Он долго ухаживал за Луизой и теперь имел все права считать ее своей.

— На кого ты там смотришь? — настороженно спросил он, уловив взгляд Луизы.

— Там… парень знакомый, — замялась девушка. — Я его где-то видела… Не помню точно…

— А-а, — с облегчением протянул Роджер. — Всего-то. А я подумал, что ты уже успела в кого-то влюбиться…

Несмотря на его шутливый тон, Луиза понимала, что возбудила подозрение Роджера своим странным поведением.

— Кажется, я знаю этого парня, — продолжил Роджер, вглядываясь в Дэна. — Это боксер Питера, его недавнее открытие. Вот уж не думал встретить его здесь. Неужели у таких людей есть мозги?

У Луизы зачесалась рука. С каким удовольствием она влепила бы сейчас Роджеру пощечину!

И как я раньше не замечала, что он мерзкий самодовольный тип, как раз под стать своему дружку Келлагану, гневно думала девушка.

Роджер, неправильно истолковавший взгляд Луизы, философски заметил:

— Хотя за деньги сейчас можно устроиться куда угодно…

Луиза чуть не расхохоталась. Как будто все они были достойными студентами!

— Хочешь, подойдем к ним? — неожиданно предложил Роджер, видя, что девушка по-прежнему не отрывает глаз от Дэна и Криса.

У Луизы хватило выдержки равнодушно пожать плечами.

— Как скажешь, — произнесла она, отчаянно надеясь на то, что ее голос не дрогнет и не выдаст ее волнение. Подойти к ним! Да она только об этом и мечтает последние десять минут!

Крис и Дэн по-прежнему беззаботно болтали, не замечая никого вокруг. Вдруг Крис осекся. Он увидел, что Дэн встал, и краска стремительно покинула лицо его приятеля. Крис не на шутку перепугался.

— Дэнни, что с тобой? — взволнованно спросил он.

Но что Дэн мог ответить ему, когда через университетскую площадь по направлению к нему шла девушка, воспоминание о которой не давало ему покоя с момента их знакомства? Корпел ли он над документами, смотрел ли телевизор, отрабатывал ли удары или просто принимал душ, образ Луизы всегда был с ним. Они перекинулись всего парой слов, но Дэн уже прекрасно знал, что она — та самая девушка, о которой он мечтал всю жизнь. Луиза казалась ему удивительным существом, нежным, хрупким и в то же время полным сил и энергии. Дэн не сомневался, что рядом с такой девушкой никогда не бывает скучно или печально…

— Это Лу, — только и успел прошептать он.

Крис обернулся и сразу увидел друга Питера Келлагана. Роджер широко улыбался, но нельзя было сказать, что его улыбка была дружественной или приветливой.

— Привет, Крис, — небрежно кивнул Роджер. — Мы с Лу проходили мимо и заметили вас. Твой друг — боксер? Или мы его с кем-то путаем?

Крис перевел глаза на Луизу и обомлел. Конечно, он и раньше встречал мисс Уорпол в университете, но никогда не имел возможности рассмотреть ее со столь близкого расстояния. Изящная девушка с непередаваемо лукавым взглядом огромных глаз и короткими пушистыми волосами показалась ему верхом совершенства.

Теперь понятно, почему Дэн ни о ком другом даже думать не может, мысленно присвистнул он.

— Б-боксер, — заикаясь, выговорил Крис. Обычно такой самоуверенный и задиристый, он терял все свои повадки в присутствии сильных мира сего, к которым, без сомнения, относились друзья Питера Келлагана.

— Я и не знал, что ты учишься с нами, — обратился Роджер к Дэну.

Дэн не слышал ни слова из их разговора. Все его внимание было приковано к Луизе. Первый восторг от встречи сменился нестерпимой болью. Рука Роджера по-хозяйски лежала на талии девушки, и это причиняло Дэну невыносимые страдания. Он и не подозревал раньше, что из-за подобного пустяка можно так терзаться…

— Здравствуй, — улыбнулись Дэну ее глаза.

— Привет, — чуть слышно прошептали его губы.

— Я так рада тебя видеть, — продолжила девушка этот немой диалог.

— Я и не думал, что это возможно, — честно признался взглядом Дэн.

— Эй, я к тебе обращаюсь, — бесцеремонно прервал Роджер этот невидимый посторонним обмен фразами.

Дэн очнулся. Агрессия в голосе Роджера явно свидетельствовала о том, что Дэн ему не нравится. Все почувствовали это, но только одна Луиза знала об истинной причине такого отношения.

— Да, я тоже учусь здесь, — спокойно ответил Дэн, оторвавшись наконец от Луизы. Ее ласковые взгляды немного приободрили его. Дэн старался убедить себя в том, что вполне естественно, что у девушки, тем более такой, как Лу, есть поклонники.

Ведь ты познакомился с ней несколько дней назад, увещевал он свое неразумное сердце, которое обливалось кровью, видя Лу и Роджера вместе. Как ты можешь ревновать ее так сильно?

Но уговоры были бесполезны. Дэн чувствовал, что уже возненавидел Роджера до такой степени, что готов опробовать на нем пару-тройку новых приемов.

— Так странно, — хмыкнул Роджер.

— Что странно? — невозмутимо спросил Дэн, ощущая, как в нем закипает безрассудный гнев.

— Обычно спортсмены не очень интересуются образованием, — пожал плечами Роджер.

Хотя в его словах не было ничего оскорбительного, презрительный тон, с которым они были сказаны, явно указывал на то, что Роджер стремился задеть Дэна.

— Роджер! — Лу возмущенно посмотрела на него и чуть отодвинулась. Этого было достаточно, чтобы рука Роджера бессильно повисла в воздухе.

Дэн с нескрываемой радостью наблюдал за этой сценой. Если Роджер рассчитывал разозлить Дэна, то он сильно просчитался. Дэн привык сдерживать свои эмоции и хладнокровно просчитывать каждый удар, прежде чем наносить его. Главное, что Луиза была возмущена, и отвратительный Роджер больше не обнимает ее!

— Значит, я исключение, — медленно произнес Дэн, презрительно глядя на долговязого Роджера снизу вверх.

У него удивительно хорошо получалось высокомерно оглядывать его, несмотря на то, что Роджер угрожающе возвышался над ним. Все чувствовали, что Дэн держит ситуацию под контролем, и Роджеру не удастся разозлить его.

Пользуясь тем, что молодые люди гневно созерцали друг друга и не обращали на нее внимания, Луиза изучала лицо Дэна. Сейчас при дневном свете оно было еще прекраснее. Лу в жизни не видела такого потрясающего профиля. Немного растрепанные темные волосы, пленительная мальчишеская улыбка, полнейшая невозмутимость, написанная на его лице, — все восхищало Луизу. Рубашка с коротким рукавом открывала сильные мускулистые руки, и девушка на одну короткую минуту представила себе, что эти руки обнимают ее.

У Луизы перехватило дыхание, и даже немного закружилась голова. В присутствии Дэна с ней творились самые невероятные вещи. Ей внезапно захотелось быть совсем другим человеком, наивным и доверчивым, неиспорченным и неизбалованным. В ясных глазах Дэна она читала такое восхищение, что ей становилось не по себе. Луиза лучше всех знала, что не очень-то достойна поклонения…

Неожиданно ревнивая мысль посетила ее голову. А вдруг у Дэна есть подруга? Любимая? Ведь он просто не может быть один! Незнакомое чувство терзало ее. Раньше Луиза Уорпол не знала, что такое ревность. Все мужчины, которыми она интересовалась, непременно обращали на нее внимание. Она никогда не боялась соперниц, она просто не думала о них. Никто не мог сравниться с Луизой Уорпол в искусстве покорения мужских сердец. Она всегда добивалась намеченной цели. Однако Дэн был настолько непохож на мужчин, с которыми привыкла общаться Луиза, что она сполна ощутила в течение нескольких минут все муки ревности и сомнений.

— Ну хорошо, — наконец услышала она голос Роджера. Тот по-прежнему не скрывал своей неприязни к Дэну, но видел, что с ним так легко не справиться…

Луиза прямо-таки физически чувствовала, как Роджер в уме делает себе пометку заняться Дэном Энтвудом в будущем.

Бедняга Дэн, подумала девушка, плохо ему придется, если и Питер, и Роджер возьмутся за него…

— Между прочим, в эти выходные Дэн снова выступает в «Джинджо», — встрял Крис. Он видел, что Роджер, друг всесильного Питера Келлагана, по непонятным причинам очень враждебно настроен к Дэну. Как верный друг, Крис решил вмешаться и настроить всех на мирный лад.

— Бокс? — презрительно хмыкнул Роджер. — Нас с Лу это совершенно не интересует. Правда, дорогая?

Он повернулся к девушке и протянул руку, чтобы снова обнять ее. Но Луиза ловко увернулась от нежеланного объятия. Роджер с каждой секундой становился ей все противнее, и дело было не только в Дэне Энтвуде!

— Нет, — произнесла девушка. — Бокс мне очень понравился, и я с удовольствием пришла бы в «Джинджо» еще.

Луиза адресовала Крису ослепительнейшую из своих улыбок. Тот зарделся как пион. На Дэна Лу старалась не смотреть, чтобы не выдать свое волнение.

— Значит, вы придете?

Луиза поняла, что ей больше не удастся избегать взгляда Дэна, потому что он задал ей вопрос, и ей надо на него ответить.

— Если вы меня пригласите, — словно со стороны услышала девушка свой голос.

Луиза ужасалась собственному безрассудству. Разговаривать так в присутствии Роджера было огромной глупостью. Но она ничего не могла с этим поделать. Вторая возможность случайно встретить Дэна вряд ли представится. Луиза не хотела упускать единственный шанс.

— Я приглашаю вас, — решительно произнес Дэн.

Остальной мир перестал существовать для этих двоих. Сомнения и терзания оставили их. Дэн больше не думал о том, кем приходятся Луизе Питер и Роджер, а девушка не мучила себя глупой ревностью. Их не волновало, что скажут другие и как они выглядят со стороны. Подсознательно Дэн и Луиза вели самый важный на свете разговор…

— Сегодня вечером я мог бы передать вам билет на матч… — По голосу Дэна было понятно, что он больше всего хочет, чтобы она согласилась встретиться с ним сегодня.

— А как вы мне его передадите? — беспомощно спросила девушка.

Луиза ненавидела Роджера и Криса за то, что они стоят рядом и жадно ловят каждое их слово. Неужели в их присутствии Дэн побоится назначить ей свидание?

— Мы можем где-нибудь встретиться, — последовал немедленный ответ.

Сердце Луизы радостно подпрыгнуло в груди. Нет, он не испугался!

— Лу, Питер без проблем достанет тебе любые билеты, — наконец счел нужным вмешаться Роджер. Беседа Луизы и Дэна все меньше и меньше ему нравилась.

— Мне не нужен билет Питера, — капризно сказала Луиза. — Не стоит его лишний раз беспокоить, — моментально поправилась она, сообразив, как Роджер истолкует ее желание получить билет только от Дэна Энтвуда.

— Сегодня в восемь я буду ждать вас у входа в Центральный парк.

Дэн был серьезен как никогда. Он прекрасно понимал, что после такого открытого приглашения он наживет себе смертельного врага в лице Роджера и, возможно, Питера Келлагана. Но ему было безразлично. Главное, чтобы Луиза сказала «да».

— Хорошо.

Одно коротенькое слово, а сколько блаженства заключено в нем! Дэн был настолько счастлив, что перестал ненавидеть даже Роджера, смотревшего на них с кислой миной. Какое это имело значение, если сегодня вечером он увидит Луизу одну, без свидетелей! Дэн даже мечтать о таком не мог…

— Ты, наверное, рехнулся, — прошипел Крис, как только Роджер увел Луизу. — Очнись, Дэнни, это может быть очень опасно, — продолжал он, видя, что друг не обращает на него никакого внимания. — Питер Келлаган сам имеет на нее виды, а тут появляешься ты!

Крис был в полном отчаянии. Он не знал, как заставить Дэна понять очевидное. Луиза Уорпол, бесспорно, хороша, но даже она не стоила того, чтобы ссориться из-за нее с самим Келлаганом.

— Неужели ты не хочешь стать классным боксером? — вспылил Крис.

— Хочу, — наконец откликнулся Дэн. — Но раньше бокс был для меня всем, а теперь это не так. Луиза…

— Луиза встречается с Роджером, — невежливо перебил его Крис. — Неужели ты совсем ослеп?

— Она не любит его, — заявил Дэн с такой самоуверенностью, что у Криса не хватило духа возразить ему.

— Может быть, — покорно согласился он. — Но ведь есть еще Питер…

— А при чем тут он? — агрессивно спросил Дэн.

— Господи, — обреченно вздохнул Крис. — ну почему тебе все приходится объяснять? Ты так занят своей работой и боксом, что не замечаешь ничего вокруг. Весь университет в курсе, что Питер Келлаган имеет виды на Луизу Уорпол, и, так как Питеру еще не отказывала ни одна девушка, понятно, что…

— Ничего мне не понятно, — хладнокровно перебил его Дэн. — Если Луиза встречается с другом Питера, то как он может иметь на нее виды? И даже если так, то какое мне дело до этих Питеров и Роджеров вместе взятых? Я сегодня вечером увижу Луизу, а все остальное мне абсолютно безразлично!

— Но ведь они сотрут тебя в порошок! — в отчаянии вскричал Крис. Вот угораздило же Дэна влюбиться не в кого-нибудь, а в Луизу Уорпол!

— Меня? — ухмыльнулся Дэн. — Это будет забавно…

— Ладно, поступай, как хочешь. — Крис оставил всякую надежду убедить друга в своей правоте.

Он мог только рассчитывать на то, что Луиза не примет Дэна всерьез и не причинит ему лишних страданий. Хотя на это надежды было мало — он прекрасно видел, как Луиза смотрела на Дэна. И Роджер, без сомнения, тоже заметил это…

Роджер был в ярости.

— Как ты себя ведешь? — Как только они отошли на приличное расстояние, Роджер больно схватил девушку за плечо и развернул к себе.

— Отпусти меня. — Луиза была настроена очень воинственно. — Немедленно.

Она удивлялась тому, как быстро поменялся и сам Роджер, и ее отношение к нему. Прямо на глазах он из забавного и доброго человека, который по-своему нравился ей, превращался в требовательного деспота, вызывающего у нее отвращение.

— Ты назначаешь свидание этому типу у меня под носом, — брызгая слюной, выговаривал ей Роджер.

Луиза кляла себя за неразборчивость. Как можно так безрассудно исполнять малейший собственный каприз? Она хотела подразнить немного Питера Келлагана, она была одинока, и вот на тебе — теперь Роджер предъявляет на нее права и требует, чтобы она вела себя по его указке.

— Какое свидание? — устало отмахнулась от него Луиза. Необходимость в чем-то отчитываться перед Роджером казалась глупой. — Он просто передаст мне билет…

— Послушай, Луиза! — Роджер угрожающе приблизился к ней. — Если ты пойдешь на встречу с этим типом, то можешь забыть обо мне. Навсегда!

После этого Роджер гордо вскинул голову и отвернулся от девушки. Луиза с трудом удержала смех. Именно этого она и добивалась. Кому ты нужен, Роджер!

— Я уже забыла о тебе, — невозмутимо произнесла Луиза и, повернувшись, пошла прочь от Роджера, предоставляя ему возможность побеситься в одиночестве.

Ровно в восемь Луиза подъехала к Центральному парку. Она долго думала, что надеть, но потом остановилась на самом простом — джинсах и рубашке.

Если я нравлюсь Дэну, справедливо рассудила девушка, то нравлюсь в любой одежде. Он не похож на человека, которого можно прельстить мишурным блеском.

И она была совершенно права. Дэну было наплевать на дорогую одежду и украшения. Они, наоборот, лишь отпугнули бы его. Обычные джинсы и клетчатая рубашка Луизы сделали девушку родной и близкой. Дэн по-прежнему восхищался ею, но теперь он чувствовал, что у него появился небольшой шанс.

— Привет! — Луиза с сияющими глазами подошла к нему. Свой дорогой автомобиль она благоразумно оставила на стоянке за несколько кварталов и прошлась до парка пешком. Девушка подсознательно чувствовала, что не стоит показывать Дэну, что она так богата.

— Привет, — эхом откликнулся Дэн и протянул Луизе небольшой букетик полевых цветов.

Луиза ахнула. Это было так трогательно и неожиданно, что она чуть не расплакалась. Ей дарили роскошные розы, усыпали ее путь орхидеями и лилиями, и каждый раз девушка сомневалась, зачем это делается — то ли произвести на нее впечатление и доставить ей удовольствие, то ли продемонстрировать свое состояние.

В букетике Дэна было столько тепла, нежности и ласки, что Луиза была растрогана до глубины души.

— Спасибо, — прошептала Луиза. Когда она брала букетик из рук Дэна, она нечаянно коснулась его горячей ладони. Оба вздрогнули от этого неожиданного прикосновения.

— Пойдем? — спросил Дэн после минутной паузы.

Луиза молча кивнула.

Они вошли в парк. Начинающие желтеть деревья, ковер шуршащих листьев под ногами, редкие прохожие и полное отсутствие ветра — все создавало впечатление, что они попали в какой-то заброшенный уголок земли, где никому не было до них дела. Луиза шла рядом с Дэном и мечтала, чтобы это длилось вечно. Они молчали, да и не было никакой нужды в словах. Дэн и Луиза наслаждались присутствием друг друга…

— Интересно, почему я никогда не видела тебя в университете, — задумчиво протянула Луиза, нарушая тишину.

— Не знаю, — пожал плечами Дэн. — Разве ты обращаешь внимание на всех?

— Нет, — улыбнулась Луиза. — Но тебя я бы обязательно заметила…

Какая же ты идиотка, немедленно выругалась она про себя. Ты прямо признаешься ему в том, что он тебе нравится. Разве так можно?

Но наивный Дэн ничего не понял.

— Я тоже тебя не видел, — чистосердечно признался он. — Мы, наверное, на разных факультетах.

И, обрадовавшись тому, что нашли наконец нейтральную тему для разговора, Дэн и Луиза принялись обсуждать предметы, преподавателей, общих знакомых.

В основном Луиза задавала вопросы. Ей ужасно хотелось узнать о Дэне как можно больше. Энтвуд, который всегда предпочитал отмалчиваться, неожиданно разговорился. Подогреваемый искренним интересом Луизы, он понемногу рассказывал ей о том, о чем не знал никто — о своей любви к боксу, о жизни дома, о матери.

Луиза с удивлением открывала для себя новую жизнь, в которой не было вечнозеленых островов и лазурных океанов, сверкающих бриллиантов и ежедневных развлечений. Рядом с ней шел человек, который с детства боролся за свое существование. Дэн с такой небрежностью упоминал о трудностях, которые приводили Луизу в ужас, что она не могла не восхищаться им.

Они проговорили больше двух часов. С каждой минутой Луиза все отчетливее понимала, что не сможет выкинуть Дэна из сердца и головы так же просто, как многих до него. Он вызывал в ней противоречивые эмоции, но ясно было одно — от Дэна Энтвуда нельзя будет просто так отмахнуться. Он появился в ее жизни внезапно, но всерьез…

— Ох, — вдруг спохватился Дэн. — Уже десятый час, а я совсем забыл про Шейлу…

Луиза непроизвольно скривила губы. Итак, все ясно. Вот и женщина Дэна, а ей, Луизе, вряд ли найдется место в его жизни, где все время расписано по минутам.

— Конечно, беги, — равнодушно произнесла она. — Не надо заставлять девушку ждать.

Внешне Луиза представляла собой образец выдержанности, но в ее душе бушевал пожар злости. Она с удовольствием задушила бы эту Шейлу собственными руками!

— Девушку? — Дэн залился таким искренним хохотом, что Луиза даже остановилась в изумлении. Неужели она сказала что-то не так? Смеясь, он был настолько хорош собой, что у девушки защемило сердце.

— Шейла — моя собака, — пояснил Дэн, отсмеявшись. — Она самое очаровательное, но и самое требовательное существо. Каждый вечер в это время я с ней гуляю, а вот сейчас забыл.

Дэн виновато развел руками. Луиза была готова прыгать от счастья. Она уже полюбила собаку Дэна всей душой.

— Ты знаешь, очень странное имя для собаки, — с сомнением в голосе произнесла она. А вдруг так звали какую-нибудь любовь Дэна, и в честь нее он окрестил Шейлой свою псину? Расслабляться было еще рановато…

— Дома у нас тоже есть маленькая Шейла. Мама всегда называет так своих собачек, — спокойно пояснил Дэн, и сердце Луизы запело.

— Давай погуляем с ней вместе, — внезапно предложила она.

— Правда? — обрадовался Дэн. — Я боялся предложить тебе это… Думал, что ты не захочешь…

— Почему? Мне совершенно нечего делать, и я очень люблю собак.

Вот тут Луиза немного покривила душой. Дома ее ожидали учебники, а собак она боялась с детства. Но разве она могла признаться в этом Дэну? Мысль о том, что сейчас она пойдет к нему домой, приятно будоражила Луизу. А вдруг собака — это всего лишь предлог?

Луиза Уорпол привыкла к тому, что молодые люди, лишь только познакомившись с девушкой, прилагают массу усилий, чтобы сразу затащить ее в постель. Порой она отчаянно сопротивлялась, порой уступала. Все это было необходимым элементом любовной игры, который сам по себе не имел никакого значения. Но в общении с Дэном Энтвудом Луиза боялась сделать неверный шаг. Она видела, что Дэн не такой, как большинство ее знакомых мужчин. Пожалуй, он даже чем-то напоминал ей Тони. Такой же прямолинейный и честный. Не будет ли ошибкой дать ему понять, что она неравнодушна к нему до такой степени?

Если бы Луиза смогла прочитать мысли Дэна, она бы убедилась, что он далек от любых коварных планов. Он был безумно счастлив оттого, что Луиза идет рядом с ним, что он не расстанется с ней в ближайший час. Что будет дальше — Дэн не загадывал, он ценил ту малость, которой мог насладиться в данный момент.

Конечно, его немного смущал тот факт, что Луиза увидит его скромное жилище. Но так как он ничего не знал о ней и о ее отце-сенаторе, то вполне справедливо полагал, что она не будет очень шокирована его квартирой.

— Я живу очень скромно. Не пугайся, — сказал он с пленительной улыбкой, когда они подходили к его дому.

Луиза не предложила ему проехаться в ее роскошном автомобиле, чтобы не нарушать ту дружескую атмосферу доверия, которая уже установилась между ними. Зачем лишний раз демонстрировать огромную разницу между ними?

— Я не из пугливых, — шутливо откликнулась она. Ей было все равно, где живет Дэн. Главное, что он вообще живет на этом свете!

Однако квартира Дэна произвела на нее жуткое впечатление. Луиза никогда не думала, что люди живут в таких ужасных, пропитанных луком и газом домах. Ее аристократический нос морщился от запахов, которые, казалось, источали сами стены. Она брезгливо оглядывалась по сторонам, и Дэн заметил это.

— Здесь очень дешевое жилье, — просто пояснил он. — Хотя условия, конечно, не очень. Но зато никто не возражает против Шейлы…

Луиза закивала головой, давая понять, что вполне понимает его. Ради него она была готова вынести и большее.

Как только они подошли к коричневой обшарпанной двери, раздался ужасающий лай. Луиза невольно вздрогнула и на секунду прильнула к Дэну. Этого было достаточно, чтобы она тут же забыла обо всех собаках мира. Дэн тоже не торопился разрывать мимолетную близость. Он затаил дыхание и с наслаждением принюхивался к еле заметному аромату волос Луизы, который упорно пробивался сквозь зловоние дома.

Но почувствовавшая хозяина Шейла надрывалась от лая. С легким вздохом Луиза отодвинулась от Дэна.

— Открывай, иначе это чудовище выломает дверь.

Дэн вставил ключ в замочную скважину и повернул его на два оборота. Тотчас же сквозь образовавшуюся щель протиснулось огромное невероятное лохматое создание.

А вот и Шейла, догадалась Луиза. Зверь бросился на Дэна, положил лапы ему на плечи и сделал попытку облизать его лицо.

— Спокойно, малышка, — отбивался от нее Дэн. — У нас гости, дай мне пройти.

Луиза с благоговейным ужасом наблюдала за этой семейной сценой. Дэн казался ей богатырем, сражающимся с доисторическим чудовищем.

Наконец чудовище вняло голосу разума и отпустило Дэна. Но только затем, чтобы обратить свое сомнительное внимание на Луизу. Девушка по-прежнему стояла в коридоре, вход в квартиру перегородила Шейла и, по-видимому, не собиралась пропускать туда Луизу.

Сердце девушки трусливо опустилось в пятки, когда она услышала низкое утробное рычание собаки.

Сейчас бросится, в панике подумала Луиза и в отчаянии решилась на безумный поступок. Она решительно шагнула вперед и дрожащей рукой потрепала Шейлу по холке.

— Привет, огромный пес! — сказала она как можно веселей.

Шейла явно опешила. Она перестала рычать и склонила голову набок, разглядывая глупую гостью, которая безрассудно гладила ее.

Луиза не понимала, откуда у нее взялась эта необычайная храбрость, но она подсознательно чувствовала, что Дэну будет приятно, если она подружится с его свирепым псом.

Шейла нерешительно заскулила, переводя взгляд с Луизы на Дэна.

— Ты ей понравилась, — засмеялся Дэн. — Впервые вижу, чтобы она так мирно себя вела.

— Вообще-то я безумно боюсь собак, — неожиданно призналась Луиза, продолжая гладить Шейлу, которая постепенно теряла свою враждебность и уже начинала помахивать хвостом. — Но твоя — очень симпатичная.

— Тебя невозможно не полюбить, — с убеждением произнес Дэн и тут же покраснел до ушей, сообразив, что выдал себя с головой.

Но Луиза великодушно сделала вид, что не обратила внимания на его слова, хотя ее сердце учащенно забилось. Значит, он считает, что ее нельзя не полюбить…

— Проходи, — наконец спохватился Дэн. Они все еще стояли в дверях. — Сейчас я возьму ошейник для собаки и…

Дэн рассуждал сам с собой, копаясь в ящиках в поисках ошейника. Луиза, пользуясь моментом, разглядывала его жилище. Она, конечно, ожидала, что Дэн живет очень скромно, но все равно была поражена бедностью обстановки. Сердце девушки защемило, когда она осознала, сколь велика пропасть между ней и Дэном.

Раньше подобные вопросы никогда не приходили Луизе в голову. Все было очень просто. Ее окружали обеспеченные молодые люди из приличных семей, у всех были дорогие машины и возможность преподносить ей роскошные подарки. Все это воспринималось как само собой разумеющееся.

Но с Дэном все было по-другому. Он не жил в престижном квартале, не имел модной машины, подарил ей маленький букетик полевых цветов и по вечерам боксировал в сомнительном клубе, зарабатывая таким образом себе на жизнь…

— Вот, нашел, — наконец произнес он и выпрямился, держа в руке тонкий кожаный поводок.

Глядя в его сияющие глаза, Луиза устыдилась собственных меркантильных мыслей. Как можно все мерить деньгами! Какая разница, что может позволить себе Дэн, если у него такие красивые глаза и очаровательная улыбка? Если ей так хорошо рядом с ним?

— Шейла, ко мне, — скомандовал Дэн, и Луизе на секунду захотелось, чтобы он обратился так к ней. С какой радостью она выполнила бы его команду!

Впрочем, собака с готовностью отреагировала на приказ хозяина. Она бросилась к Дэну и снова положила неподъемные лапы ему на плечи.

Ласково разговаривая с Шейлой, Дэн надел на нее ошейник, и уже через несколько минут они вышли в маленький скверик около дома, где все жильцы выгуливали собак.

Луиза никогда не думала, что простая прогулка может быть таким увлекательным занятием. Шейла с заливистым лаем носилась за всеми голубями, которые на свою беду попадали в ее поле зрения. Дэн прилагал массу усилий, чтобы не отпустить Шейлу далеко от себя, и Луиза активно помогала ему в этом.

Как часто в шутливой возне соприкасались их руки, как часто Дэну приходилось чуть приобнимать девушку, чтобы уберечь от падения! Эти мелочи доставляли обоим ни с чем не сравнимое удовольствие. Игры с Шейлой невероятно сблизили Дэна и Луизу. Они казались друг другу малышами, невинно забавляющимися на улице, но на самом деле в каждом взгляде и улыбке было столько невысказанной страсти, что сердце Луизы порой замирало от предвкушения чего-то головокружительного.

Но все когда-нибудь заканчивается. Постепенно темнота сгустилась. Ночь подкралась незаметно, и только когда сквер приобрел зловещие очертания, Луиза очнулась от сладкого сна.

— Уже так поздно, — растерянно прошептала она, взглянув на часики на левой руке.

Запыхавшийся Дэн с тревогой посмотрел на девушку.

— Тебя ждут дома? — растерянно спросил он. Дэну казалось, у вечера не будет конца, и вот он уже наступил.

Луиза отрицательно покачала головой. Дома все привыкли к тому, что она возвращается далеко за полночь. Но дело было совсем не в ней…

— Мне не надо вставать завтра на работу, — с легкой улыбкой сказала она. — Разве тебе не пора отдыхать?

Луиза улыбалась, но глаза ее выражали отчаяние, способное разжалобить камень. Ум говорил ей о том, что пора идти домой, что нельзя показывать Дэну, насколько дороги ей эти минуты с ним наедине, но упрямое сердце не желало ничего слушать. Оно твердило, что нашло наконец то, к чему стремилось всю жизнь. Что будет глупостью расстаться с Дэном сейчас, не сказав главных слов…

— Да, ты права, — подтвердил Дэн, теребя в руках поводок.

Шейла притихла. Она перестала носиться с громким лаем за птицами и сосредоточенно наблюдала за происходящим между Луизой и Дэном.

Дэн никак не мог заставить себя сказать «до свидания», хотя ему казалось, что Луиза только и ждет этих слов. Наконец его осенило, как можно немного оттянуть неминуемый момент расставания.

— Я провожу тебя? — спросил он с надеждой в голосе.

Луиза замялась. Так приятно было бы побыть с Дэном еще немного. Но что произойдет, если он увидит, в каком доме живет она?

— Нет, Дэн, — твердо произнесла девушка. — Я ни в коем случае не желаю задерживать тебя. Я доберусь сама.

Ведь меня ждет у парка моя маленькая машинка, с иронией добавила она мысленно.

— Уже темно, — продолжал настаивать Дэн. — Почему ты не хочешь, чтобы я проводил тебя?

— Я беспокоюсь о тебе, — ответила Луиза. — Со мной все будет в порядке. Я возьму такси…

А машину заберу со стоянки завтра, добавила она про себя.

— Я провожу тебя до такси, — настаивал Дэн.

Против этого Луиза ничего не имела.

— Хорошо, — улыбнулась она.

Шейлу благополучно отвели домой. При расставании с девушкой она немного поскулила. От былой враждебности не осталось и следа.

— Мы еще обязательно встретимся, — прошептала Луиза, теребя мохнатую шею собаки. — Если, конечно, твой хозяин не будет против…

Луиза кинула лукавый взгляд на стоявшего рядом Дэна.

— Я буду всегда рад видеть тебя, — просто сказал он, и Луиза поняла, что ему тоже не хочется расставаться с ней…

Дэн поймал для Луизы такси и протянул водителю деньги. Девушка вздумала было протестовать, но, натолкнувшись на непреклонный взгляд Дэна, замолчала.

Можно ли мне поцеловать его на прощание? — лихорадочно размышляла она. Или это будет лишним?

Но драгоценные секунды были упущены, и Луиза лишь легко пожала его руку, когда садилась в машину. Дрожь его пальцев послужила ей значительным утешением.

— До встречи, — чуть слышно шепнула она, но по его вспыхнувшим радостью глазам Луиза догадалась, что он все понял.

Только когда такси, увозившее Луизу, скрылось из вида, Дэн пошел домой. Надежда на новую встречу дала ему силы, чтобы пережить эту разлуку. Сегодняшний вечер с Луизой Уорпол не только не разочаровал его, но еще больше укрепил в мысли, что Лу — самая замечательная девушка в мире.

Сидя в такси и глядя на огни ночного города, Луиза вспоминала Дэна, его улыбку, слова, манеру краснеть при каждом прикосновении ее руки. Луиза отчаянно придумывала предлоги, чтобы увидеться с Дэном как можно скорее. И только подъезжая к особняку Уорполов, она осознала, что билет на бокс, ради которого, собственно говоря, и затевалась эта встреча, Дэн ей так и не отдал.

5

— Итак, ты встречалась сегодня с этим боксером, — раздался голос Тони.

Когда Луиза как мышка проскользнула в холл особняка, неожиданно зажегся верхний свет. На диване сидел Тони с книгой в руке. Несмотря на привычку рано ложиться спать, он сделал над собой усилие и решил подкараулить Луизу, когда та придет вечером со свидания, о котором ему не замедлили доложить.

— Господи, Тони, — картинно зевнула девушка. — Уже так поздно, а ты вздумал затеять этот допрос…

Луиза всем своим видом давала брату понять, что не настроена вести серьезные беседы.

— Ты совершенно права, дорогая, — иронично заметил Тони, игнорируя намеки сестры. — Сейчас слишком поздно. Особенно для прогулок с малознакомыми людьми.

— Да что случилось, Тони? — изумилась девушка. — Что такого в том, что я немного погуляла с Дэном? Он просто передал мне билет…

— Если тебе так интересен бокс, ты могла бы поговорить с Питером, и он достал бы тебе любой билет.

Луиза никогда не слышала, чтобы брат разговаривал с ней в таком тоне.

— Мне не интересен Питер Келлаган, — отрезала она. Все словно сговорились сосватать ее с Питером!

— Зато тебе интересен Дэн Энтвуд, — сухо сказал Тони.

Луиза вздрогнула. Раз уж Тони даже полное имя Дэна выяснил, значит, дело действительно нечисто.

— О чем ты говоришь, Тони? — Она наивно распахнула и без того огромные глаза. — Ты меня удивляешь.

— Это ты меня удивляешь, — с горечью произнес Тони. — Твой приятель Роджер разыскал меня сегодня и сообщил о том, что ты влюбилась.

— Я? — Луиза не могла удержаться от смеха. Хотя на самом деле ей больше всего хотелось растерзать Роджера за его длинный язык.

— Именно так, — подтвердил Тони. — А избранником на этот раз стал некий Дэн Энтвуд, студент университета и начинающий боксер.

— Он не начинающий, — справедливо возразила Луиза. — Но я не понимаю, почему столько шума из-за моих сердечных дел? Мне нет дела до Дэна Энтвуда, но в любом случае, вам-то не все равно?

— Роджер ревнует, — пояснил Тони. — А я бы очень не хотел, чтобы моя легкомысленная сестренка связалась с кем-нибудь недостойным. Если бы ты предпочла Роджеру Питера Келлагана или еще кого-нибудь, то я бы и слова не сказал.

Луиза шумно вздохнула. Вечно этот Питер Келлаган. Сколько можно?

— Тони, милый, — заворковала она, подходя к брату ближе. — Я знаю, ты волнуешься из-за меня. Но я даю тебе слово, что ни за что не сделаю ничего недостойного. Ты мне веришь?

Луиза вложила в эти слова всю искренность, на которую была только способна. Она проникновенно смотрела на брата, играя роль маленькой послушной девочки. Сердце Тони дрогнуло.

— Я же переживаю из-за тебя, — растроганно сказал Тони. — Вдруг моя малышка станет жертвой какого-нибудь негодяя. Ты даже не представляешь себе, какие опасности могут подстерегать девушку в жизни…

Луиза внимательно слушала брата.

Какой он у меня все-таки милый, думала она. И наивный. Он даже не представляет себе, какие опасности могут подстерегать человека, который решит встать у меня на пути. Роджер, берегись…


На следующий день Луиза встала очень рано. Она специально завела будильник, чтобы не проспать. Предстояло множество дел, и девушка не могла позволить себе проваляться в постели все утро.

Когда она спустилась к завтраку вместе с сенатором, который обычно вставал раньше всех и уезжал из дома, пока его отпрыски еще мирно спали, Миссис Уорпол была чрезвычайно удивлена.

— Лу, детка, что случилось? — заботливо поинтересовалась Она. — Ведь сейчас только половина девятого…

Сенатор отложил в сторону утреннюю газету и внимательно разглядывал свою любимицу. Темные круги под глазами девушки явно указывали на бессонную ночь.

— Ты плохо себя чувствуешь, Лу? — встревоженно спросил он.

— Нет, все в порядке, — ответила Луиза, как и подобает примерной девушке.

Она поцеловала родителей и села на свое место. Горничная немедленно поставила перед ней дымящийся кофе со свежеиспеченной булочкой.

— Я бы лучше выпила стакан молока, — тихо произнесла девушка и потянула руку к графину. Сенатор пил по утрам только этот напиток и безуспешно пытался приучить к нему детей, однако и Луиза, и Тони отчаянно сопротивлялись. Сегодняшнее поведение дочери все больше и больше удивляло сенатора.

— Ты точно не заболела? — с подозрением покосился он на Луизу. — Откуда эта неожиданная любовь к молоку?

— Знаешь, папа, — ответила девушка, куснув сдобную булку, — я решила начать новую жизнь. Хватит заниматься всякой ерундой.

Мистер и миссис Уорпол изумленно переглянулись. Они привыкли к различным настроениям переменчивой Луизы, но такое было им внове.

— Что ж, я очень рад, — заметил довольный сенатор, — тебе давно пора взяться за ум…

— Да, папа, — произнесла девушка, и ее голос предательски дрогнул.

— Немедленно рассказывай, в чем дело, — не на шутку встревожился сенатор. Он мог быть очень суров с дочерью, но выносить ее расстроенный вид он был не в состоянии.

— Это мои проблемы, и я разберусь с ними сама, — твердо произнесла девушки и принялась за завтрак.

Сенатор раздраженно кинул вилку и нож на белоснежную скатерть. Недомолвки Луизы действовали ему на нервы.

— Луиза! — повысил он голос. — Что случилось?

— Я завалила вчера тест, и теперь меня точно исключат из университета, — выпалила Луиза и закрыла лицо руками.

Сенатор с облегчением вздохнул.

— Как ты могла так напугать меня, негодяйка, — упрекнул он дочь. — За тест тебя, конечно, придется поругать. Но я не думаю, что тебя исключат…

Луиза тоже так не думала, но ей требовалось заручиться поддержкой отца в предстоящей борьбе за Дэна. Она знала, что он с радостью сделает для нее все. Единственное, по отношению к чему сенатор Уорпол был непреклонен, так это к учебе Луизы. Он настаивал на том, чтобы она блестяще училась и во всем подражала старшему брату. Чтобы полностью обратить отца на свою сторону, достаточно было показать рвение и раскаяние в прошлых проступках. Что Луиза с блеском и выполнила.

— Я обязательно исправлюсь, папа, — торжественно пообещала девушка. Она подняла голову, и глаза ее просветлели. — Я думаю всерьез заняться спортом и учебой. Я хорошо окончу университет, и ты будешь мною гордиться.

— Хорошо, — улыбнулся сенатор.

Он немного недоумевал по поводу столь резкой перемены в дочери. Он был склонен подозревать, что у Луизы что-то на уме, но, глядя в ее глаза, сенатор устыдился собственных низких мыслей. Разве можно подозревать этого ангелочка в чем-либо?

После завтрака Луиза немного посидела с матерью, поболтала о пустяках. Миссис Уорпол, неизбалованная вниманием вечно занятых детей, была на седьмом небе от счастья. Луиза, когда хотела, заряжала всех людей энергией и бодростью. А сейчас она всей душой желала, чтобы родная семья не восприняла в штыки ее идею.

Ибо Луиза Уорпол, ворочаясь с боку на бок этой ночью, поняла, что не сможет жить без Дэна, что ей необходимо видеть его рядом с собой каждую минуту, что ради этого мужчины она готова на любые лишения и страдания. Даже, с ужасом признавалась она себе, на жизнь в его ужасной квартирке с Шейлой под боком.

Реакция Тони на ее свидание ясно показала ей, что родные вряд ли будут в восторге, когда вскроется правда о ее взаимоотношениях с Дэном. Поэтому следовало настроить всех благожелательно…

Луиза боялась думать о том, что случится, если Дэн не ответит ей взаимностью. Она даже запрещала себе предаваться таким размышлениям, потому что они нагоняли на нее ужасную тоску. Ей хотелось немедленно все бросить и прибежать к нему, чтобы прямо спросить его, что он чувствует по отношению к ней, Луизе Уорпол. Но девушка прекрасно понимала, что это полнейшее безрассудство и так можно только все испортить. Надо было ждать, стиснув зубы, и делать вид, что тебе все безразлично. А как раз это Луиза Уорпол не очень умела делать…

В этот день преподаватели не могли нарадоваться на Луизу. Она внимательно слушала, отвечала на все вопросы и вела себя как идеальная студентка. В перерывах между занятиями она выбегала на центральную площадку в надежде встретить Дэна. Но все напрасно. Он либо в этот день не появлялся в университете, либо специально избегал встречи с ней.

Луиза терзалась противоречивыми догадками. Она вспоминала восхищенные взгляды Дэна и говорила себе, что все ее страхи беспочвенны. Однако, не видя его, девушка начинала сомневаться. А вдруг он уже забыл о ее существовании?

— Привет! — Неожиданно перед Луизой вырос Питер Келлаган.

Она была настолько погружена в свои мрачные мысли, что не заметила, как он подошел к ней.

Луиза нехотя кивнула головой. Его-то она меньше всего хотела видеть. Широкое лицо Питера светилось ехидством, и девушка невольно поразилась тому, что многие считают его красивым. Луизе Питер казался отвратительным.

И как мне раньше могли быть приятны его ухаживания? — философски подумала девушка. Хотя, впрочем, раньше все было совсем другим…

— Слышал, что ты заинтересовалась боксом… — Питер делал вид, что не замечает кислой физиономии Луизы, явно говорящей о том, что она не расположена к беседе.

Луиза нахмурилась. Все это сильно походило на настоящий заговор. Роджер, Тони, а теперь вот и Питер. Напрасно она надеялась скрыть свой интерес к Дэну. Прикрываясь интересом к боксу, она лишь привлекла ненужное внимание.

— Ты что-то имеешь против? — холодно осведомилась она. С Питером не имело смысла разыгрывать из себя наивную девочку. С ним надо было сражаться его же оружием.

— Ни в коем случае. — Питер широко улыбнулся. У Луизы мурашки побежали по спине от его ухмылки. — Но говорят еще, что боксеры интересуют тебя еще сильнее.

Вот оно. Луиза замерла. Значит, уже и Питер в курсе того, что произошло вчера вечером.

— Не думала, что Питер Келлаган собирает сплетни по всему университету, — подколола его Луиза.

Насмешка попала в цель. Лицо Питера искривилось как от зубной боли.

— Меня проинформировал твой дружок, — злобно заявил он и тут же добавил: — Видимо, бывший.

Луизе захотелось истерически расхохотаться. Неужели Питеру Келлагану мало девчонок, раз он не желает оставить ее в покое? Или в нем говорит ложная мужская гордость?

— Питер, чего ты добиваешься? — Девушка остановилась и прямо посмотрела на него. — Какое тебе дело до того, с кем и где я встречаюсь? Только не говори мне, что переживаешь из-за друга.

Питер усмехнулся.

— Значит, ты не веришь в мужскую солидарность?

— Вряд ли из-за солидарности ты стал бы вынюхивать все обо мне.

Уголок глаза Питера нервно запульсировал. Луиза поняла, что Келлаган взбешен. Но ей было все равно. Она не сомневалась, что Питер способен сильно навредить Дэну, поэтому надо было точно знать, что у него на уме. Для этого требовалось всего лишь разозлить его хорошенько…

— Я уступил тебя Роджеру, — тяжело дыша, заговорил Питер. — Это был мимолетный каприз, и я знал, что он скоро пройдет. Но какого-то голодранца я не потерплю!

— Ты смешон! — Луиза была категорична. — Ты не имеешь права указывать мне, что делать. Я пока еще хозяйка собственного сердца.

— Ты совершаешь ужасную глупость, Лу. Одумайся, пока не поздно.

В голосе Питера звучала такая угроза, что Луиза немного растерялась. Она не подозревала, что он настолько серьезно к ней относится.

— Питер, ты в своем уме?

Келлаган провел рукой по лбу. Он понял, что зашел слишком далеко. Перепуганные глаза Луизы привели его в чувство.

— Я не желаю слушать больше эти глупости. — Уловив перемену в настроении Питера, Луиза демонстративно повернулась и собралась уйти от него.

Келлаган схватил ее за руку и притянул к себе.

— Я не позволю так с собой обращаться, — прошипел он сквозь стиснутые зубы. — Я — Питер Келлаган, и ты пожалеешь о том, что была так глупа сегодня.

Луиза возмущенно вырвала руку и пошла прочь от Питера. Девушка боялась, что он будет ее преследовать и снова угрожать, но он остался на месте.

Луиза добежала до своего автомобиля и в изнеможении опустилась на сиденье. Разговор с Питером совершенно вымотал ее. Неожиданно заболела голова. Луиза помассировала прохладными пальцами висок, но ноющая боль не отступала.

Мерзкий Питер, думала девушка. Я так хорошо себя чувствовала. Он высосал все мое хорошее настроение, словно средневековый вампир кровь…

Для Дэна этот день начался непросто. Во-первых, мистер Спенлоу, его босс, пришел на работу в очень плохом настроении, и Дэн первым попался ему на глаза…

После незаслуженной взбучки мрачный Дэн сел за свой стол и уставился в бумаги, делая вид, что работает. На самом деле мысли его были далеко. Несмотря на все усилия Луизы, Дэн понимал, что она принадлежит к совсем другому кругу. Сама дружба с Питером Келлаганом указывала на это, ведь он был очень разборчив в своих знакомствах. Дэн был в отчаянии из-за того, что Луиза была рядом, но в то же время ужасно далеко от него…

Работы было столько, что занятия в университете пришлось пропустить. Дэн рассчитывал встретить там Луизу, поэтому, когда он понял, что придется провести почти весь день за бумагами, он был в ярости. Злосчастный билет на бокс жег его карман. Дэн надеялся, что сможет разыскивать Луизу по вполне правдоподобной причине, чтобы передать билет. Но об этом следовало забыть.

Дэн освободился только в пять вечера. Он знал, что все занятия уже закончились. Тем более Луиза, по ее собственному признанию, не самая прилежная студентка, скорее всего уже уехала домой. Однако Дэн все равно решил прогуляться к университету.

И судьба даровала ему неожиданный подарок. Как только Дэн свернул к величественному зданию университета, он заметил знакомый девичий силуэт, Луиза летела, не разбирая дороги. Было ясно, что она в волнении. Первым порывом Дэна было броситься за ней, чтобы догнать, спросить, что случилось, успокоить. Но потом он заметил в отдалении коренастую фигуру Питера Келлагана. Жгучая ревность охватила его сердце. Дэн видел лицо Питера, который, не отрываясь, смотрел вслед убегающей Луизе, и читал по нему, как по книге. Для него не были секретом чувства Келлагана. Дэн испытывал то же самое по отношению к Луизе Уорпол. Он понял, что Питер будет для него опасным соперником…

Дэн дождался, пока Питер уйдет, и лишь после этого последовал за Луизой. Его сердце бешено стучало. А вдруг это была заурядная любовная ссора, и его вмешательство все испортит? Но он должен был выяснить правду, какой бы жестокой она ни была.

Он увидел Луизу в роскошной черной машине. Она сидела на переднем сиденье, бессильно уронив голову на руль. Девушка показалась Дэну такой хрупкой и беззащитной, что он не выдержал и шагнул к ней.

— Добрый вечер, Луиза, — негромко произнес он.

Девушка немедленно подняла голову. Ее глаза засияли радостью при виде Дэна, и он тут же отбросил все сомнения насчет Питера Келлагана. Если бы Луиза любила его, вряд ли она так улыбнулась бы ему, Дэну Энтвуду.

— Привет! — Голос Луизы звучал очень ласково.

— Ты забыла взять билет. — Дэн протянул ей скомканную бумажку. Увидев, в каком состоянии билет, он ужасно смутился и стал расправлять его.

— Не надо, — засмеялась Луиза и протянула руку, чтобы забрать билет.

Их пальцы соприкоснулись, и Дэн замер на месте, боясь, что блаженство, окутавшее его в этот момент, рассеется. Луиза тоже не шевелилась. Весь мир словно застыл вокруг них.

— Лу… — хрипло произнес Дэн. Он впервые назвал ее так, и девушке почудилось, что никогда ее имя не звучало еще так красиво. — Я не знаю, как это сказать…

Не отпуская руки Дэна, Луиза грациозно выскользнула из машины. Теперь она стояла рядом с ним и прекрасно видела смесь отчаяния и смущения на его лице.

— Не надо ничего говорить, — прошептала она, прижимая указательный пальчик другой руки к его губам.

Дэн тут же прильнул поцелуем к ее маленькой ручке. Луиза затаила дыхание и прикрыла глаза. Разум упорно твердил ей, что она совершает ошибку, очертя голову бросаясь в любовь с этим человеком. Но она ничего не могла с собой поделать. Какая-то неведомая сила влекла ее к Дэну Энтвуду, и не было никакой возможности ей сопротивляться.

— Лу… — выдохнул Дэн, и девушка очутилась у него в объятиях. Реальность оказалась еще восхитительнее фантазии. Никакие мечты не могли сравниться с упоительным ощущением близости ее тела. — Я должен сказать тебе… — Дэн пытался собрать расползающиеся мысли и объяснить Луизе, что он очень любит и уважает ее. Но прикосновение ее нежных рук оказало на него столь ошеломляющий эффект, что он не мог произнести ни слова.

— Потом, — шептала Луиза, водя пальчиком по загорелой щеке Дэна.

Что ей были его слова! Луиза Уорпол слышала в своей жизни столько красивых клятв и заверений в вечной любви, что они потеряли для нее всякий смысл. Нет, она не сомневалась в искренности тех, кто говорил ей все эти торжественные слова. Просто Луиза со временем поняла, что есть люди, которым ничего не стоит произнести их. Слова обманчивы, и лишь глаза могут сказать правду…

Луиза посмотрела на Дэна. Его лицо светилось счастьем, а большего она не требовала. Луиза Уорпол все поняла с первого взгляда.

Она нежно улыбнулась ему, и Дэн осознал, что сейчас произойдет то самое, о чем он мечтал с первой минуты их знакомства. Он наклонил голову и коснулся губ Луизы. Через секунду они оба потеряли представление о времени и пространстве. Луиза никогда не думала, что губы мужчины могут доставить такое удовольствие. Она закрыла глаза и полностью отдалась чувству, накрывшему ее с головой.

— Я люблю тебя, Луиза, — сумел выговорить Дэн, когда оторвался от губ девушки.

— Ах, Дэнни, — засмеялась она. Ее глаза лукаво блеснули. — Скольким девушкам ты говорил эти слова?

— Ты первая, — растерянно прошептал Дэн, не понимая, что она шутит. — Я еще ни разу не чувствовал такого…

Он запнулся, и Луизе неожиданно стало стыдно. Дэн был очень серьезен, а она так легкомысленно отнеслась к его словам.

Он — не ты, упрекнула она себя. Если для тебя слова любви потеряли всякую ценность, то Дэн тут совершенно ни причем.

— Я тоже, — искренне ответила она и уткнулась головой в плечо Дэна.

Луиза ни капли не кривила душой. Теперь она понимала, что все ее предыдущие увлечения ничего не значили, что она просто забивала голову ерундой, вместо того, чтобы спокойно дожидаться настоящего чувства. Роджер, Рик, Стивен, Марк и многие другие мелькнули на мгновение перед ее мысленным взором и бесследно исчезли. Теперь имел значение один-единственный человек — Дэн Энтвуд, и Луиза горько сожалела о том, что растеряла свою невинность в легкомысленных флиртах.

Дэн не терзался никакими мыслями. Он был безоговорочно счастлив. Несколько дней назад он и помыслить даже не мог о том, что в его объятиях будет самая прекрасная девушка университета. Луиза очень удивилась бы, если бы узнала, что Дэн считает ее образцом женской красоты и очарования. Но это было именно так. Дэн Энтвуд был уверен, что обнимает ангела, сошедшего с небес.

Никому не нужный билет на бокс валялся в траве. Он выполнил свою функцию, и про него благополучно забыли. Ветер подхватил его и понес вдаль, и за три квартала от здания университета дворник недовольно смел его с тротуара, сетуя на неаккуратных людей. Он и не подозревал о жизненно важной роли этого обычного билетика…

— Послушай, разве тебе не надо сегодня в «Джинджо»? — Луиза опомнилась первой. Она смутно представляла себе, что прошло уже много времени с тех пор, как Дэн нашел ее.

— Надо. — Дэн неохотно приходил в себя. Присутствие Луизы лишало его способности здраво мыслить. — В десять начало, но мне нужно еще разогреться, подготовиться…

— Тогда быстрее. Мы можем опоздать…

— Мы?

— Конечно. Ты разве забыл, что пригласил меня? Или ты уже передумал?

Луиза шутливо погрозила ему пальчиком.

— Ни в коем случае. — Дэн подхватил Луизу на руки. — Я готов нести тебя до «Джинджо»!

У Луизы на мгновение закружилась голова. В сильных руках Дэна она чувствовала себя невероятно уютно. Девушка не сомневалась, что у него хватит сил выполнить свое опрометчивое обещание.

— Нет, — покачала головой Луиза. — Ты устанешь и не сможешь выиграть. Лучше я довезу тебя.

И она махнула рукой в сторону автомобиля. Дэн моментально помрачнел. Напоминание о том, что Луиза богата, пришлось некстати.

— Дэн! — позвала его Луиза. — Мы опоздаем.

— Да, — вздохнул он и поставил Луизу на землю.

Она взяла его за руку и повела к машине.

— Мы долетим за пять минут, — самонадеянно пообещала она, вставляя ключ зажигания.

Луиза очень любила носиться по городу. Ее нередко штрафовали, а несколько раз вообще лишали прав, и только вмешательство отца спасало ее. Но рядом с Дэном она чувствовала, что не имеет права вести себя как неразумная девчонка. Нельзя, чтобы он считал ее глупой, не способной на ответственные поступки. Ведь иначе как она сможет убедить его в серьезности своих чувств?

Но до «Джинджо» действительно было недалеко, и Дэн успел вовремя. Луиза вошла в клуб, держа его за руку. Она невероятно гордилась им. Ей хотелось крикнуть на весь мир:

— Смотрите, я люблю его, а он любит меня!

Но, видя, что сам Дэн ведет себя очень сдержанно, Луиза старалась контролировать себя. Строгое воспитание Дэна не позволяло ему откровенно выказывать на людях свои чувства, и Луиза была готова ради него заново учиться приличиям.

Она прошла в полутемный зал и скромно присела на скамейку. Зрителей не было, и лишь несколько человек прогуливались вокруг ринга, обсуждая что-то. Мужчины кидали выразительные взгляды на Луизу, но она не обращала ни на кого внимания.

— Вы кого-то ждете, мисс? — наконец не выдержал один из мужчин и, подойдя к девушке, сел рядом.

— Да, — невозмутимо ответила Луиза, хотя внутри у нее екнуло: Кто знает, что думают эти люди об одинокой девушке, сидящей в такое время в таком месте.

— И кого же? — Голос мужчины становился все игривее.

— Жениха, — отрезала Луиза. — Его зовут Дэн Энтвуд, и он сегодня здесь выступает.

Настрой мужчины моментально изменился. Блеск в глазах исчез, и Луиза поняла, что ей можно расслабиться. По-видимому, имя Дэна служило надежной защитой в «Джинджо».

— Вот не знал, что у Дэна такая красивая девушка, — заметил мужчина одобрительно. — Что ж он вас одну бросил?

— Ему надо подготовиться, — гордо ответила Луиза.

— Не сомневайтесь, он разделает его под орех, — доверительно сообщил мужчина, наклоняясь к Луизе. Девушку обдало запахом лука и табака, и она невольно поморщилась. Но уверения мужчины были ей очень приятны. — Дэнни — настоящий талант.

— Я знаю, — улыбнулась Луиза.

— Что ж, удачи вам, — с вздохом произнес мужчина, вставая со скамьи. — Хотя, конечно, очень жаль, что вы заняты…

Луиза лучезарно улыбнулась, давая понять, что уж она-то совсем об этом не жалеет.

Время тянулось очень медленно. Девушке казалось, что прошло уже несколько часов, когда перед ней вдруг появился Дэн в накинутом на голое тело халате.

— К тебе здесь никто не пристает? — тревожно спросил он, оглядываясь по сторонам.

— Нет, — отозвалась Луиза. — Твое имя надежно защищает меня. — Когда же начало?

— Скоро. Сейчас уже собираются зрители.

— Дэн… — Луиза запнулась. — А можно я буду стоять там, у ринга, в твоем углу?

Дэн покраснел от удовольствия. Он сам хотел просить Луизу занять место среди группы поддержки. Но он боялся, что девушка посчитает это ниже своего достоинства. Ее предложение рассеяло все его страхи.

— Я буду рад, — смущенно проговорил он и сжал руку девушки. Луизе было больно, но она смолчала, желая удержать его подле себя.

— Мне пора, — шепнул Дэн и, наклонившись, прижался губами к гладкой щеке Луизы.

Девушка схватила его за рукав халата. Но Дэн торопился, и лишь несколько темных ворсинок осталось в ее руке…

Начался бой. На этот раз противником Дэна был огромный афро-американец чрезвычайно свирепого вида. В голову Луизы закрались первые сомнения. Разве в боксе не существует деления на весовые категории? Этот гигант был, наверное, в два раза больше Дэна. Скорее всего, спортивные правила не соблюдались в «Джинджо». Это очень настораживало…

С того места, где находилась Луиза, было отлично видно, что Дэну приходится очень нелегко. Его противник осыпал его кошмарными, на взгляд Луизы, ударами. Несколько раз девушка была вынуждена отвернуться. Происходящее на ринге больше напоминало избиение, а не бокс. Ее сердце сжималось от боли, когда она увидела кровь на лице Дэна во время короткого перерыва.

— Я в порядке, Лу, — ободряюще прошептал он, уловив ужас в глазах девушки. — Я обязательно справлюсь…

Дэна усердно обмахивали полотенцами. Отдышавшись, он с новыми силами ринулся в бой. На этот раз Луизе не пришлось отворачиваться. Дэн пустил в ход все свое мастерство, и поверженный противник вскоре лежал у его ног. Зал ревел от восторга. Все уже не сомневались, что перед ними настоящая звезда.

Луиза, вне себя от радости, хлопала в ладоши. Она была готова выскочить на ринг и повиснуть при всех на шее Дэна. Девушка потеряла всякое представление о времени, ей казалось, что целую вечность Дэн стоит в залитом огнями круге, и весь зал бешено аплодирует ему.

— Мой чемпион, — прошептала девушка и осеклась.

Словно ледяным ветром повеяло на нее в разгар летнего дня. Напротив стоял Питер Келлаган и смотрел на нее. В его взгляде было столько холодного презрения и ненависти, что Луизе захотелось немедленно спрятаться где-нибудь. Она никогда не видела Питера таким. Заметив, что девушка во все глаза смотрит на него, Питер чуть наклонил голову и картинно несколько раз хлопнул в ладоши, как бы приветствуя Дэна. Но Луиза видела, что мало искренности было в его поведении.

Нам с Дэном надо бы держаться подальше от Питера Келлагана и «Джинджо», подумала девушка и изобразила на лице вымученную улыбку. Я обязательно поговорю с ним об этом. Все эти полулегальные бои пора прекращать, пока не вышло что-нибудь…

6

Поговорить на пути домой не получилось. Дэн был в эйфории после такой победы, и Луиза не осмелилась заикнуться о своих подозрениях насчет Питера Келлагана.

Ничего, успокаивала она себя, это подождет до завтра. Не буду портить ему сейчас радость.

И Луиза молчала всю дорогу, сосредоточенно глядя вперед. Дэн с упоением рассказывал ей о самых захватывающих минутах боя, употребляя порой настолько непонятные девушке слова, что общий смысл его речи терялся. Но Луиза не задавала ему никаких вопросов. Ей было приятно, что он делится с ней своими переживаниями. Это чувство было ей внове. Обычно Луиза Уорпол не прислушивалась ни к кому, кроме себя. Сейчас ее очень удивляло то, что ей интересна жизнь Дэна, его мысли и переживания.

Наверное, это и есть любовь, философски решила про себя девушка. Какое счастье, что я ее наконец нашла!

Луиза не спеша подходила к дому. Она вся светилась. Было уже очень поздно, но спать совершенно не хотелось. На губах девушки еще горели прощальные поцелуи Дэна, и Луиза предвкушала, как тихонько проберется в спальню и, зароясь в мягкую кровать, будет мечтать о нем.

Однако вопреки ее ожиданиям в холле горел свет. Луиза заметила его на подходе к дому. Девушка насторожилась. Обычно в это время дом сенатора Уорпола не освещался нигде. Неужели что-то случилось?

С неприятным чувством в душе девушка открыла дверь и шагнула внутрь. Предчувствия ее не обманули — в холле сидел сам сенатор и, по-видимому, с нетерпением ожидал дочь.

— Добрый вечер, — в растерянности произнесла Луиза, не зная, как объяснить присутствие отца здесь в такое время.

Неужели он тоже сейчас начнет разговор о Дэне, мелькнуло у нее в голове. Сговорились они все, что ли…

— Добрый вечер, дочка. Как дела? — Сенатор встал с дивана и подошел к Луизе.

Девушка впервые видела отца в такой растерянности. Было видно, что его что-то терзает, но он никак не решается заговорить об этом.

— Нормально, — настороженно ответила Луиза.

— А мне вот не спится, — пояснил сенатор свое присутствие в холле. — Решил тебя подождать.

Луиза кивнула головой, принимая объяснение отца, хотя оно показалось ей немного подозрительным. Но начинать разговор первой она не хотела.

— Вот и замечательно, — бодро сказала она. — А то мы с тобой так редко видимся. Ты все время работаешь…

— А ты все время развлекаешься, — откликнулся сенатор на шутливый упрек дочери.

— Неправда, — Луиза надула губки. — Сегодня я усердно занималась…

— Молодец.

Луиза видела, что хотя отец разговаривает с ней, на самом деле его мысли далеко.

— Что случилось, папа? — наконец не выдержала она. — Я же вижу, что ты не просто так меня дожидаешься…

Сенатор тяжело вздохнул. Он прошелся по холлу, заложив руки за спину. Луиза присела на диван и приготовилась слушать. Она отчаянно надеялась, что отец не сообщит ей сейчас ничего ужасного. Хотя вряд ли сенатор Уорпол стал бы беспокоить дочь по пустякам.

— У меня проблемы, Лу, — медленно произнес он через некоторое время. Девушку поразила тоска, прозвучавшая в его голосе.

Луиза молча ждала, что будет дальше. Она знала, что если уж отец решился поговорить начистоту, то ему не надо задавать лишние вопросы.

— Боюсь, что я попал в передрягу, детка. Ни Тони, ни мама пока ничего не знают. Сначала я хотел посоветоваться с тобой…

Луиза улыбнулась. Несмотря на печальный тон отца, она была очень польщена тем, что ей первой он решился сообщить плохие новости.

— Мне следовало вести себя осмотрительнее, — с горьким упреком произнес сенатор. — И не поддаваться на глупые провокации. В конце концов, я взрослый уважаемый человек…

— Папа, в чем дело? — не выдержала Луиза. Она была потрясена поведением отца.

Сенатор Уорпол отличался необыкновенной выдержкой. Взбалмошная Луиза порой жалела, что не унаследовала от него это замечательное качество. Он ни при каких обстоятельствах не терял бодрости духа, и девушка всегда знала, что отец поможет ей в любой ситуации. Было страшно видеть такого человека расстроенным и угнетенным.

— Боюсь, Лу, что очень скоро наша семья будет разорена и опозорена.

Если бы вдруг стены дома рухнули, Луиза и то была бы потрясена меньше. Слова отца оглушили ее. Девушка знала, что сенатор Уорпол не разбрасывается понапрасну высокими фразами. Если он сказал, что им грозит разорение, то так оно и есть.

— Но почему? — сорвался с губ девушки недоуменный возглас.

— Кто может объяснить человеческую глупость? — горько воскликнул сенатор.

— Расскажи мне подробнее, — потребовала Луиза, Она дошла уже до такой стадии нервного напряжения, что не могла больше сдерживаться.

Вот был бы сейчас рядом Дэн, с сожалением подумала она. Все было бы намного легче…

— Я ввязался в одну очень рискованную сделку, — начал сенатор. Было видно, что каждое слово дается ему с трудом. — Я отдавал себе отчет в том, что это опасно, но мне казалось, что я сумею перехитрить судьбу. Как ты понимаешь, у меня ничего не вышло. Но это не самое страшное. В конце концов, и худшие вещи случались в моей жизни. Но в схватке с судьбой я не учел один фактор. Человеческий.

Сенатор замолк. Луиза в напряжении замерла. Она знала, что отец витиевато изъясняется только в моменты крайнего волнения.

— Люди, которых я считал порядочными, более того, близкими мне, воспользовались моей слабостью и подставили меня. Я не понимаю, в чем причина такого жестокого отношения, ведь я не сделал им ничего плохого…

— Одним словом, Лу, — продолжил сенатор после очередной мучительной паузы, — я должен слишком много денег, чтобы с честью выпутаться из этой ситуации. Я еще не знаю, чем это все закончится для моей политической карьеры. Не исключено, что разразится огромный скандал и мне с позором придется уйти в отставку.

— Не может быть, — ахнула Луиза, прижав руки ко рту.

— Представляю, каким это станет ударом для всех вас. Карьера Тони будет навсегда загублена, ты, моя малышка, больше не сможешь вести привычную жизнь…

— Это неважно, папа, — возмутилась Луиза. Девушка была оскорблена до глубины души мнением отца. — Я не настолько легкомысленна, чтобы думать только о развлечениях!

— Я знаю, Лу, — улыбнулся сенатор, и у девушки на душе заскребли кошки от этой улыбки. — Но тебе, пожалуй, придется хуже всех.

— Почему? — негодующе воскликнула она. — Неужели ты действительно считаешь, что я ни на что не гожусь?

— Я так совсем не думаю, — поспешил успокоить Луизу сенатор. — Я должен сказать тебе, детка…

Сенатор замялся. Нервы девушки, и без того напряженные до предела, не выдержали.

— Ну говори же, — взмолилась она.

— Насколько я понимаю, — нехотя продолжил сенатор, — ты явилась одной из причин такого положения.

— Я? — брови Луизы выразительно взлетели вверх. — При чем тут я?

— Возможно, ты догадаешься, — невозмутимо ответил отец, — если я назову имя того, кто стоит за всем этим ужасным планом.

Луиза затаила дыхание. Она уже почти догадалась, о ком пойдет речь.

— Питер Келлаган, — выдохнул сенатор, и Луиза крепко зажмурила глаза. Она не ошиблась в своем предположении…

— Я до сегодняшнего вечера и не предполагал, что ты имеешь к этому кошмару какое-то отношение. Я был уверен, что Питер просто хочет поживиться. Отрабатывает навыки настоящего бизнесмена. Но после его звонка я стал смотреть на происходящее другими глазами…

— Когда был этот звонок? — напряженно спросила Луиза.

— Часа два назад. Он позвонил и сказал, что положение мое безнадежно. Однако он готов протянуть мне руку помощи, если моя дочь будет благоразумна.

— Что он имел в виду? — встрепенулась девушка. Хотя в глубине души она прекрасно знала, что хотел сказать Питер.

— Получается, что Келлаган пытается добиться твоей взаимности…

Сенатор Уорпол никогда не вмешивался в личную жизнь своих детей. Он не сомневался, что и у Тони, и у Луизы есть своя голова на плечах, и они отлично разберутся сами. Однако Питер Келлаган открыл ему глаза на жизнь его дочери.

Звонок раздался совершенно неожиданно. Сенатор уже спал, однако, зная, что в такой час по пустякам звонить не будут, нехотя снял трубку. И моментально проснулся, узнав вальяжный голос Келлагана. Питер поведал ему, что его любимая дочка готова опозорить себя, связавшись с каким-то боксером, но он, Питер Келлаган, согласен отвести беду от дома уважаемого сенатора, а заодно и спасти его кошелек. Питер выражался очень невнятно, но сенатор прекрасно понял его. Если Луиза проявит благосклонность к Питеру, то и состояние, и репутация сенатора останутся нетронутыми. А если нет…

— Не думайте, сенатор, что я предлагаю вам что-то постыдное, — насмешливо говорил Питер. — Я даже согласен жениться на вашей непутевой дочери. Я очень люблю ее и готов простить ей многие прегрешения…

С наглым смешком Питер повесил трубку. Сенатору ничего не оставалось делать, как посылать проклятия на голову зарвавшегося юнца.

Дослушав рассказ отца, Луиза не могла вымолвить ни слова. Она подозревала, что Питер низкий человек, но никогда и подумать не могла, что он способен на такую подлость. Теперь она не сомневалась, что он специально втянул ее отца в аферу, чтобы иметь контроль над ней, Луизой.

— Надо же, какая любовь, — с горькой усмешкой произнесла девушка.

— Скажи мне, Лу… — Сенатор отвел глаза. — То, что Келлаган сказал про боксера, — правда?

— Да, — подтвердила Луиза без тени смущения. Раньше она сгорела бы со стыда, если бы ей пришлось признаться отцу в том, что влюблена в кого-нибудь. А о своем чувстве к Дэну она была готова крикнуть на весь мир:

— Но ты ведь понимаешь, что он — не пара тебе…

Сенатору Уорполу нелегко давался этот разговор. Всегда трудно расставаться с мыслью о том, что твоя крошечная дочурка вовсе не такая невинная кроха. Однако он сознавал, что дочь выросла и рано или поздно ей надо будет искать спутника жизни. Для сенатора было ударом откровение Питера о том, что Луиза связалась с недостойным мужчиной. Не то чтобы он хотел подтолкнуть девушку к Келлагану и тем самым решить все свои финансовые трудности. Но сенатор признавал, что Питер Келлаган, по крайней мере, принадлежит к их кругу, и такой зять был бы ему гораздо предпочтительнее неизвестного нищего боксера.

Луиза молчала.

— А ты уверена, что этот человек любит именно тебя, а не твои деньги? — нерешительно спросил сенатор. Келлаган прямо сказал об этом в телефонном разговоре.

— Да. — На этот раз ответ Луизы прозвучал вызывающе. По лицу отца она видела, что он не верит ей.

— Детка, но ведь ты — дочь сенатора. — Он беспомощно посмотрел на нее.

Последние два часа сенатор Уорпол невероятно страдал. С одной стороны, ему грозили ужасные беды. Если Питер Келлаган потребует сейчас возврата долга, то он будет разорен. Более того, Питер может обнародовать и скандальные факты самой сделки.

Пользуясь немалым влиянием и заранее зная о том, как и когда будет принят тот или иной закон, сенатор попробовал извлечь из этого выгоду. Он понимал, что совершил страшную ошибку, забыв о чести и достоинстве. Но жажда легкой наживы оказалась сильнее, и сенатор Уорпол провернул совместно с отцом Питера несколько сомнительных дел. Поначалу все было великолепно. Но потом сенатор потерял бдительность, и на арену вышел Питер Келлаган. Слишком поздно пришло осознание того, что вся эта афера была затеяна лишь для того, чтобы опутать его, безупречного сенатора Уорпола, паутиной лжи и мошенничества.

Катастрофа казалась неминуемой. Но два часа назад Питер Келлаган показал ему, что выход все-таки есть. Правда, для этого надо пожертвовать дочерью…

Хотя кто говорит о жертвах? Питер Келлаган красив, образован, умен, богат. Если он любит Луизу, то почему бы и не устроить роскошную светскую свадьбу? Пусть две уважаемые семьи породнятся. Питер, конечно, негодяй и подлец, каких поискать еще надо, но, в конце концов, кто из нас идеален?

И сенатор принял решение поговорить с дочерью. Может быть, у них с Питером просто вышла какая-нибудь ссора, и он таким эффектным способом отомстил ей? Раз он любит Луизу, что в этом плохого?

Однако все оказалось не так просто. В деле был замешан второй мужчина. Сенатор пристально посмотрел на хрупкую фигуру дочери.

Неудивительно, что мужчины сходят по ней с ума, невольно подумал он. Она — просто чудо…

И тем более несправедливым показалось ему, что это чудо исчезнет с небосклона, на котором блистает. Луиза, по мнению сенатора, заслуживала самого лучшего.

— Не подумай, что я принуждаю тебя к чему-то, — осторожно начал сенатор, видя, что дочь хранит упорное молчание. — Но над предложением Питера стоит поразмыслить…

Луиза по-прежнему не открывала рта. Она уставилась в одну точку, и сенатор боялся, что она совсем его не слышит. Тем не менее, он продолжал развивать свою точку зрения.

— Мы в руках Келлагана из-за моей глупости. Но не только. Еще и из-за его любви к тебе. Питер поступил недостойно, но разве во имя любви не совершались и более мерзкие дела?

— Значит, папа, — неожиданно заговорила Луиза, — ты предлагаешь мне продать себя в обмен на наш дом, деньги и твою незапятнанную репутацию?

Сенатора покоробил тон дочери, но он не решился сделать ей замечание.

— Нет, — покачал он головой. — Ты все перевернула. Я ничего не прошу. Я объясняю тебе, что мы только приобретем, если ты войдешь в семью Келлаганов. Он будет достойным спутником жизни для тебя, Луиза. Пора и о будущем подумать, детка.

Елейный тон отца и разумные слова не обманули девушку. Было ясно, что сенатор до смерти рад тому, что Питер Келлаган предложил ему такой приемлемый выход из создавшегося положения. Жаль только, что этот выход не подходит ей.

— Я люблю другого, папа, — заметила Луиза.

Сенатор поморщился. Это напоминание было сейчас некстати.

— Лу, дорогая, — заговорил он после небольшой паузы. — Я знаю, что любовь — это важно. Я сам очень люблю твою маму и не представляю себе жизни без нее. Но ты еще так молода и неопытна. Разве ты можешь отличить истинное чувство от мимолетного влечения?

Луиза расхохоталась. Прозвучавшие в ее смехе металлические нотки насторожили сенатора. Неужели о спасении придется забыть, и позор станет его уделом?

— Я не могу поверить, — произнес наконец он, — что симпатия к постороннему мужчине окажется сильнее любви к собственной семье…

Луиза не отвечала. Она откинулась на спинку дивана, закрыла глаза и вспоминала Дэна. Его прекрасные глаза, в которых загоралась страсть, когда он смотрел на нее. Капельки пота на его лбу после разминки перед боем. Завораживающую улыбку и пьянящий смех, от которого становилось так легко на душе. И все это отец называет легким юношеским увлечением, которое пройдет без следа? И это она должна променять на напыщенность и подлость Питера Келлагана? Ни за что!

— Папа, — внезапно заговорила она, и такая нежность слышалась в ее голосе, что у сенатора потеплело на душе. Нет, дочь не оставит его в минуту несчастья. Как он мог сомневаться в своей Луизе? — Пообещай мне одну вещь, — продолжила девушка, сделав вид, что не замечает всплеск надежды в глазах отца.

— Все, что скажешь, дорогая, — заторопился сенатор.

— Я постараюсь отвести от нас беду, — решительно произнесла Луиза. — Но в обмен ты слова не скажешь против моей свадьбы с Дэном Энтвудом.

Сенатор схватился за сердце. Он был уверен, что дочь сейчас согласится выйти замуж за Питера, и уже прикидывал в голове примерные траты на торжественную свадьбу. А тут вдруг подобное заявление.

— О чем ты говоришь, Лу! — воскликнул сенатор. — И кто такой этот Дэн Энтвуд?

— Человек, которого я люблю, — не дрогнув, ответила побледневшая Луиза.

— Лу! — Все свое негодование и разочарование сенатор вложил в это коротенькое восклицание.

— Папа, пойми, — заговорила девушка ласково. — Наша семья мне дороже всего на свете. Но от Дэна я тоже не хочу отказываться. Он для меня — все. Раз я стала причиной того, что Питер устроил тебе ловушку…

Девушку передернуло при одном только упоминании имени Келлагана.

С каким удовольствием я попросила бы Дэна отколотить его, мрачно подумала она.

— То мне и расхлебывать эту кашу, — закончила она с победной улыбкой.

Сенатор покачал головой. Он не чувствовал и сотой доли уверенности, которой лучилась его дочь.

— Ты не представляешь, о чем говоришь, — печально произнес он. — Это не человек, а чудовище. У него просчитан каждый ход. Его невозможно обмануть.

— Я не собираюсь его обманывать, папа, — хладнокровно заявила девушка. — Но было бы глупо уступать ему, не поборовшись.

— Ты неисправима, Луиза, — усмехнулся сенатор. — С самого детства обожаешь устраивать заговоры. Но это не забавы, пойми. Питер Келлаган сотрет тебя в порошок.

— Ну это мы еще посмотрим. В любом случае никогда не поздно согласиться на его безумное предложение и стать миссис Питер Келлаган.

— А может быть… — робко заикнулся сенатор. Его радовала крепнущая уверенность дочери, но он уже успел почувствовать мертвую хватку Питера и боялся, что Луиза только все испортит.

— Нет, — отрезала девушка и встала с дивана.

Сенатор очень гордился дочерью в этот момент. Он сознавал, что, возможно, ее решение принесет лишь дополнительные трудности, ведь было бы так просто уступить Питеру и выполнить его условия. Но сдаваться Джереми Уорпол тоже не очень-то хотел. Если бы не безграничное доверие, с которым он относился с Келлагану-старшему, Питер не смог бы захватить его врасплох. И ему очень хотелось поставить Келлагана на место.

— Пока не говори ничего маме и Тони, хорошо? — попросила Луиза. — Завтра с утра ты все мне подробно расскажешь. А сейчас я очень хочу спать…

Луиза потянулась так, что хрустнули кости.

— Не переживай, папа, — лучезарно улыбнулась она и направилась к широкой лестнице на второй этаж, где находились ее покои. — И не забудь про свое обещание насчет Дэна, — напомнила она отцу, кокетливо развернувшись к нему у самого подножья лестницы.

Сенатор только руками развел. Несмотря на то, что он не очень-то верил в нее, он не мог не восхищаться дочерью. Разговор с Луизой значительно приободрил его, и он отправился обратно в свою спальню, под бок к мирно сопящей супруге.

Однако Луиза отнюдь не чувствовала той уверенности, которую успешно демонстрировала отцу. Слезы душили ее, но она не могла позволить себе расплакаться в присутствии сенатора. Это стало бы настоящей катастрофой…

Луиза мерила шагами свою спальню, в ярости отпихивая мягкие игрушки, которые попадались ей на пути.

Итак, Питер Келлаган выполнил свою угрозу. А она-то его всерьез не воспринимала. Однако раненое самолюбие может завести мужчину очень далеко. Питер загнал ее отца в угол, чтобы вынудить ее выйти за него замуж. Какая глупость!

Луиза не могла сдержать нервного смеха. Питер Великолепный не выдержал соперничества с Дэном. Перенести такой удар он не смог, и поэтому решил подойти с другой стороны. Что ж, похвально. Питеру в уме не откажешь. Но он упустил из виду один очень важный факт. Луиза Уорпол сделала в жизни немало ошибок, но, встретив наконец настоящую любовь, не собиралась от нее отступать!

Луиза прошла в ванную и зажгла свет. Любимые зеленые тона немного успокоили ее. Девушка включила воду и скинула одежду прямо на пол, потом выбрала душистую пену для ванны с запахом фиалки и вылила в воду половину флакона. Тотчас ванна наполнилась ароматной белой пеной, и Луиза немедленно нырнула в нее.

Вода успокаивала, снимала напряжение, позволяла отбросить мелочи и сосредоточиться на главном. Луиза закрыла глаза и расслабилась. Главное — не поддаваться бесплодному гневу. Что толку в том, что она станет крушить все вокруг, изливая на безвинные вещи свою ярость?

Луиза Уорпол старалась сделать невозможное. Она пыталась контролировать себя, и, к ее величайшему удивлению, это у нее получалось.

Когда она почувствовала, что красная пелена уже не застит взор, Луиза приступила к обдумыванию сложившейся ситуации. Только взвесив как следует все за и против, можно было прийти к определенному решению. Плохо было то, что никаких существенных фактов Луиза у отца не выяснила. Поэтому было невероятно тяжело продумать, в каком направлении ей лучше действовать…

Неожиданно девушку осенила блестящая идея. Она поняла, чего ей сейчас не хватает, чтобы окончательно прийти в себя. Луиза чуть привстала и дотянулась до телефона, который всегда находился здесь на всякий случай. Она любила подолгу болтать с подругами, нежась в горячей воде.

Теперь ее пальцы проворно набрали номер, который Луиза узнала совсем недавно, но уже успела очень хорошо запомнить. Один гудок, и родной голос ответил:

— Дэн Энтвуд у телефона.

Луиза зажмурилась и секунду помолчала, чтобы как следует насладиться неизведанным ощущением. Ведь она впервые звонит любимому мужчине.

— Алло, — встревоженно проговорил Дэн, и Луиза вдруг сообразила, что сейчас очень поздно, и Дэн, вероятно, крепко спал.

— Я тебя разбудила? — спросила Луиза тихо.

У Дэна на мгновение перехватило дыхание. Он не смел надеяться на то, что она позвонит так скоро.

— Нет. Я почему-то не могу уснуть…

Луиза никогда не думала, что эти простые слова могут доставить столько радости.

— Я тоже, — прошептала она, но Дэн услышал. — Как Шейла?

— Прекрасно. Она уже спит без задних ног.

— Везет ей.

— Почему? — изумился Дэн.

— Она рядом с тобой…

Раньше Луиза не могла заставить себя признаться мужчине в любви. Даже обычные слова нежности из нее приходилось вытаскивать клещами. Однако сейчас она чувствовала, что готова писать стихи о своей любви к нему и декламировать их на всех перекрестках. Эмоции переполняли ее. Луиза понимала, что встреча с Дэном навсегда изменила ее, теперь она стала совсем другим человеком. И девушка радовалась такой неожиданной перемене, потому что вдруг осознала, насколько пустой была ее жизнь до него…

7

На следующий день миссис Уорпол пережила страшный шок. В половине восьмого она, как обычно, спустилась вниз в столовую, чтобы убедиться, что все готово к завтраку. К восьми там всегда появлялись ее муж и сын, и она хотела быть уверенной, что все идеально. Каково же было ее удивление, когда она увидела на столе не аккуратно расставленные приборы и фрукты, а кипу бумаг, над которыми склонились Джереми и Луиза.

— В чем дело? — От изумления миссис Уорпол даже забыла поздороваться. — Что-нибудь случилось?

— Доброе утро, ма! — Луиза тут же вскочила с места и чмокнула мать в щеку.

Сенатор лихорадочно убирал со стола бумаги.

— Мы не ожидали, что ты придешь так рано, — бормотал он.

— И чем это я вас так напугала? — Миссис Уорпол подбоченилась. — Учтите, заговоров в собственном доме я не потерплю!

Сенатор выглядел ужасно растерянным, но Луиза быстро сориентировалась.

— Мамочка, ну не вечно же мне дурака валять! Папа объяснял мне кое-что, связанное с учебой. А так как вечером времени у него постоянно не хватает, мы решили позаниматься утром.

— Совершенно верно, — поспешил подтвердить сенатор слова дочери.

— Я очень рада, — покачала головой миссис Уорпол. — Только все равно не понимаю, зачем такая таинственность…

Луиза и сенатор обменялись виноватыми взглядами, признавая, что их застали врасплох. Но на этом все и закончилось. Миссис Уорпол не стала допытываться, чем в действительности занимались ее муж и дочь.

Луиза же почерпнула массу полезной информации из утреннего разговора с отцом. Пораженный ее неожиданным рвением, сенатор не скрывал от дочери ничего. Он полностью раскрыл перед Луизой свое тщеславие и жажду наживы, которые привели его на край пропасти. Девушка была вынуждена признать, что отец надежно сидит на крючке. Позиция Питера Келлагана на первый взгляд казалась безупречной. Но только на первый взгляд.

Проще всего было обратиться в полицию. Но об этом нельзя было даже думать. Обвиняя Келлагана в крупном мошенничестве, было очень легко обвинить себя в мелком, а сенатор Уорпол не мог допустить этого. Он дорожил своей репутацией больше всего на свете и ужасно сожалел о том, что пошел на поводу у Келлагана-старшего.

— Папа, но ведь Питер — настоящий бандит, — возмутилась Луиза, просматривая бумаги, отданные ей отцом. — Как ты сразу не понял этого?

Сенатор слабо улыбнулся.

— Я был ослеплен, детка. Тем более что отец Питера пользуется безграничным авторитетом. Все знают, что этому человеку можно доверять. Кто знал, что его сын — подонок…

Сейчас сенатор понимал, что было бы позором согласиться на условия Питера и отдать ему дочь в обмен на молчание. Но легче на душе от этого не становилось. Беспросветный мрак сгущался, и не было никакого от него спасения.

— И к тому же шантажист, — с ненавистью добавила Луиза. — Но ты не волнуйся, папа. Вместе мы обязательно справимся с ним.

Девушка накрыла ладонью сухую руку отца и ободряюще улыбнулась. Она заметила, как он сдал в последнее время. Морщинки лучиками разбежались по его благородному лицу. Сенатор стал немного горбиться, словно проблемы неподъемным грузом висели у него за спиной.

Я уничтожу Питера, мрачно подумала Луиза. Если не ради себя, то хотя бы ради отца. И Дэна.

После завтрака, за которым ей пришлось под пристальным наблюдением брата и матери разыгрывать из себя прежнюю беззаботную девушку, Луиза уединилась в своей спальне. Прежде чем приступать к активным действиям, требовалось разузнать как можно больше. И Луиза решила начать с тех, кто обязательно сможет что-нибудь поведать ей о Питере Келлагане. Первым она набрала номер, который вчера спросила у Дэна.

— Хэлло, — отозвался заспанный голос на другом конце провода.

— Привет, Крис, — бодро начала девушка. — Это Луиза Уорпол. Ты еще спишь?

— Н-нет, — заикаясь, ответил Крис. Звонок Луизы застал его врасплох. На самом деле вчера он долго сидел в баре и спать лег уже под утро. Но если вам звонит сама Луиза Уорпол, о каком сне может идти речь?

— Вот и хорошо. Мне необходимо с тобой поговорить. Ты сможешь со мной встретиться?

Если, узнав, что звонит Луиза, Крис был ошарашен, то сейчас он потерял дар речи. Сама Луиза Уорпол хочет с ним встретиться! А ведь раньше она едва удостаивала его кивком головы.

— Конечно, — без колебаний ответил Крис.

Несомненно, речь пойдет о Дэне, смекнул он.

— Где и во сколько? — Луиза не собиралась тратить время на пустую болтовню.

— Как скажешь, — по-джентельменски предложил Крис.

— Тогда через два часа в баре Джо. Ты знаешь, где это находится?

— Да, — сказал Крис, хотя при упоминании о баре голова противно закружилась, и к горлу подступила тошнота. — До встречи.

Луиза повесила трубку с чувством удовлетворения. Она не сомневалась, что с Крисом не будет проблем. Во-первых, он друг Дэна, а во-вторых, неужели он откажет ей, Луизе Уорпол? Увы, снобистские воззрения Криса были хорошо известны в университете…

Следующим на очереди был Роджер. Здесь задача предстояла посложнее. Он был другом Питера и к тому же ужасно злился на нее за то, что она предпочла ему Дэна. Но Луиза очень рассчитывала на свои чары.

— Привет, Роджер, — заворковала она, услышав в трубке бас бывшего друга.

— Здравствуй. — Как только Роджер понял, кто ему звонит, он немедленно перешел на сухой, отрывистый тон. Пусть не думает, что он поддастся на ее нежности.

— Как твои дела? — продолжала Луиза, не обращая ни на что внимания. — Надеюсь, что все хорошо.

— Прекрасно, — процедил Роджер, гадая, что ей от него надо. — Зачем ты звонишь, Лу? Или твой боксер разочаровал тебя? — не удержался он от подколки.

— Ах, даже не упоминай о нем, — раздался несчастный голос Луизы, и сердце Роджера против воли запрыгало от радости. — Я была такой дурой…

— Я рад, что теперь ты понимаешь это, — сухо ответил Роджер, но по его голосу Луиза почувствовала, что он чрезвычайно доволен.

— Мне так одиноко сейчас, Роджер, — продолжала девушка в том же ключе.

— Не сомневаюсь, — самодовольно заявил Роджер.

Луиза так и представляла себе его сияющую физиономию.

— Может быть, мы встретимся сегодня вечерком, погуляем? — просительно протянула она. — Мне почему-то кажется, что мне станет легче в твоем обществе.

— Ох, Лу. У меня уже весь день запланирован…

Луиза поняла, что Роджер скажет «да», стоит лишь немного поднажать.

— Ну пожалуйста, Роджер, ради меня и нашей… того, что между нами было…

— Хорошо, — сдался Роджер. Луиза не сомневалась, что он не устоит перед желанием еще раз побыть с ней наедине хотя бы для того, чтобы насладиться ее страданиями. — Я заеду за тобой часов в восемь, хорошо?

— Да, — пропела Луиза и повесила трубку.

Теперь оставался еще один звонок. Самый трудный. Но его было необходимо сделать, так как Луизе требовалась отсрочка, и только это могло ей помочь. Вряд ли Питер сразу начнет нападать на ее отца, если почувствует, что Луиза готова уступить его домогательствам…

— Здравствуйте. Вы звоните Питеру Келлагану. К сожалению, меня сейчас нет дома, но вы можете оставить мне сообщение. Говорите, пожалуйста, после сигнала. Спасибо.

Луиза ощутила, как волна ненависти охватила ее при звуках этого искаженного механикой голоса. Что ж, для начала пообщаемся с автоответчиком.

— Привет, Питер. Это Луиза…

Голос был немного хрипловат от гнева, который обуревал девушку, но Луиза не сомневалась, что ему он покажется взволнованным.

— Я всю ночь сегодня не могла уснуть, вспоминала про тебя. Может быть, я была не права?

После столь драматичного вопроса Луиза нажала на сброс. Для начала хватит.

Итак, первая встреча с Крисом. Лу не сомневалась, что он поможет ей, поэтому не стала особенно готовиться. Крис не обманул ее ожиданий. Он пришел на десять минут раньше назначенного времени, и его круглое лицо выражало страстное нетерпение. Крису не терпелось ей помочь.

— Привет! — Луиза присела за столик и заказала молочный коктейль. По тому, как подобострастно склонился перед ней официант, Крис понял, что Луизу хорошо знают в этом баре.

— Крис, каким образом Питер Келлаган вышел на Дэна? — заговорила Луиза, как только официант принес ее заказ.

Крис сглотнул. Он, конечно, ожидал, что Луиза хочет встретиться с ним из-за Дэна, но в глубине души все равно надеялся, что причина ее желания была совсем иной…

— Это я вышел на Келлагана и предложил ему посмотреть на него, — ответил Крис, справившись с приступом разочарования.

— Почему ты решил обратиться именно к нему? — спокойно продолжала Луиза, хотя была не совсем довольна ответом Криса.

— Потому что все знают, что Питер увлекается боксом, и… — Крис замялся. — А в чем дело?

— Я потом тебе расскажу. Вначале ответь на мои вопросы.

Безапелляционный тон Луизы стал немного раздражать Криса. Он попробовал возразить, но, натолкнувшись на ее непреклонный взгляд, осекся. Нет, Луизе Уорпол, очаровательной сенаторской дочке, лучше не противоречить.

— Хорошо, — вздохнул Крис, — хотя Питер оторвет мне голову.

— Ничего, — заверила его Луиза. — Он не узнает.

— Где-то полгода назад, — начал Крис, — я услышал от одного знакомого, что Келлаган открыл клуб «Джинджо» и устраивает там разные спортивные состязания. Дэн — прекрасный боксер, и я подумал…

— Погоди, — прервала его разочарованная Луиза. Она была уверена, что Крис сейчас расскажет ей нечто крамольное о Питере. — Что в этом ужасного? Почему ты боишься, что Питер узнает о нашем разговоре?

Крис понял, что ему придется выложить всю правду. Он боязливо оглянулся по сторонам и, наклонившись к Луизе, зашептал:

— Об этом клубе сразу поползли нехорошие слухи. Никто точно ничего не говорил, но там и наркотиками можно было разжиться, и девочку найти…

Крис нервно облизнул губы и покраснел. Ему стало неловко, что он рассказывает Луизе о таких неприглядных деталях.

А вдруг это Питер попросил ее поговорить со мной? — мелькнула у него в голове шальная мысль. Что если к нему подбирается полиция, и он решил выяснить, как обстоят дела? Тогда он точно меня в порошок сотрет…

Крис в отчаянии посмотрел на девушку. Спокойное лицо Луизы ничего не выражало.

— Я против Питера, — неожиданно произнесла девушка, угадав волнение своего собеседника. — Если ты друг Дэна, то расскажи мне все, что знаешь.

Крис немного успокоился после этого заверения.

Эх, будь, что будет, залихватски решил он про себя. Стоит рискнуть, чтобы угодить Луизе Уорпол.

— И дело не только в наркотиках или проститутках, — продолжил Крис. — Питер частенько устраивает в «Джинджо» бои без правил. Я даже слышал, что два месяца назад там убили человека…

— И ты позволил Дэну выступать в этом клубе? — Возмущению Луизы не было предела. — Хорош друг!

Крис смутился.

— Я хотел помочь ему, — промямлил он. — Питер предложил ему превосходные условия, и пока все было честно… Это же только слухи, Луиза, мало ли кто что говорит…

— Но ты сам им веришь, не так ли? — Тон девушки стал обвинительным.

— Дыма без огня не бывает, — пожал плечами Крис. — Но с Дэном Питер был честен…

— До поры до времени, — с горечью сказала Луиза. — Из-за желания попасть в большой спорт он связался с Келлаганом, а ты ему в этом помог. Теперь точно жди беды…

Луиза похолодела при одной только мысли о том, что Питер может сделать своему удачливому сопернику. Раз он не пожалел ее отца, то Дэна он наверняка безжалостно растопчет.

— Дэн должен немедленно разорвать все отношения с Питером, — жестко сказала девушка. — И ты лично поговоришь с ним на эту тему.

— Я не могу! — Лицо Криса выражало отчаяние. — Он так радовался этой возможности, и к тому же он подписал контракт…

— О Боже, — простонала Луиза и прикрыла ладонью глаза. Эти мужчины, похоже, посходили с ума. Зачем подписывать все эти сомнительные бумажки? Неужели Питер Келлаган обложил ее со всех сторон?

— Ты видел этот контракт?

— Да, — заверил ее Крис. — Там все в порядке.

— У Дэна есть экземпляр?

— Я-я не знаю.

Крис задумался. Его наморщенный лоб говорил о том, что ответ будет скорее отрицательный.

— Кажется, Питер составил только один экземпляр. Так всегда делается…

— Крис, вы же оба юристы! — в гневе вскричала Луиза. — Неужели вы от радости совсем думать разучились?

Крис невольно отвел глаза. Ему стало ужасно стыдно. Получается, что в своем первом профессиональном деле он сел в лужу. Луиза была абсолютно права.

— А что случилось? — наконец осмелился спросить он.

Луиза с сомнением посмотрела на Криса, прикидывая, стоит ли ему доверять.

Ладно, решила она про себя. Без помощников мне точно не обойтись. Тони слишком неуравновешен, а Дэн принципиален, поэтому придется удовольствоваться этим типом…

— Питер Келлаган — подлец, — четко произнесла Луиза. — Он занимается темными делишками в «Джинджо». Боюсь, Дэн попал в переплет. Питер просто так его не отпустит, раз Дэн связан контрактом. Я хочу сделать все, чтобы вывести Питера на чистую воду и помочь Дэну. Ты со мной?

— Да, — выдохнул восхищенный Крис.

С раскрасневшимися щеками Луиза была чудо как хороша. Это, а также доверие с ее стороны привело Криса в такой восторг, что он, не задумываясь, согласился помочь Луизе…


К встрече с Роджером Луиза готовилась более тщательно. Во-первых, он вряд ли загорится желанием помочь ей справиться с Питером Келлаганом. Во-вторых, он имел все основания злиться на Луизу. Однако девушка надеялась, что ей удастся перехитрить Роджера.

Он опоздал. Луиза и не надеялась, что он придет вовремя. Она спокойно ждала его в холле, листая глянцевый журнал. Наконец раздалась заливистая трель звонка, и девушка, опередив дворецкого, бросилась к двери.

Луиза сразу поняла, что Роджер настроен воинственно. Об этом говорило все — и поджатые губы, и нахмуренные брови, и безразличный взгляд.

Ладно, ладно, хмыкнула про себя девушка. Но прийти-то ты все равно пришел, так что не надо комедию устраивать!

Однако внешне она ничем не выразила свою нахальную мысль. Наоборот, Луиза скромно потупилась, и легкая приветственная улыбка заиграла на ее ненакрашенных губах.

— Проходи, — тихо сказала она и шагнула в сторону, пропуская Роджера.

— Разве ты не хотела куда-нибудь поехать? — спросил Роджер, которого удивило это приглашение.

— Нет, — покачала головой Луиза. — Я думала немного поболтать с тобой, как раньше… Мне надо столько тебе рассказать, о стольком посоветоваться…

Роджер недоверчиво хмыкнул.

— Какая разительная перемена всего за несколько дней, — язвительно заметил он. — Помнится, еще вчера ты не желала даже смотреть на меня. Неужели твоя внезапная любовь уже погасла?

— Ах, не напоминай! — Луиза зажала уши руками. — Если бы ты знал, как я сожалею об этом…

Луиза вложила в последнюю фразу все отчаяние, на какое была способна. Ее голубые глаза, гармонировавшие с васильковым платьем, выражали мольбу.

Пощади меня, мне и так плохо, просили они.

Роджер приосанился. Страдание Луизы было ему приятно. К тому же она выглядела такой хорошенькой, что его сердце дрогнуло.

— Ладно, забудем об этом, — проворчал он с напускной суровостью, но Луиза уже поняла, что он немного оттаял.

— Пойдем в гостиную? — робко предложила она.

— Может быть, в твою спальню? — игриво сказал Роджер, приближаясь к девушке.

— Это невозможно. — Луиза постаралась сдержать улыбку при виде разочарования, которое появилось на лице Роджера.

— Почему? — не удержался он от вопроса.

— Потому что… Ах, Роджер, как ты можешь говорить о таких вещах сейчас! — Не придумав ничего в ответ, Луиза просто закрыла лицо руками и сделала вид, что плачет.

Роджер совершенно растерялся. Он не ожидал подобной реакции.

— Не надо, Лу, — забормотал он. — Не плачь…

Он даже сделал попытку погладить девушку по голове, но Луиза увернулась.

— Что произошло? — в отчаянии воскликнул Роджер. Вид женских слез был для него невыносим.

— Пойдем. — Луиза кивнула головой в сторону гостиной, где у нее все было приготовлено для задушевной беседы. — Там нам никто не помешает…

Луиза была абсолютно права. В это время в гостиной Уорполов никого не бывало. Миссис Уорпол занималась своими делами в спальне, Тони и сенатор были на работе. Луиза задернула шторы в гостиной, поставила изящный серебряный поднос с маленькими фарфоровыми чашечками и кофейником. Тут же стояла бутылка дорогого коньяка. Коварная Луиза помнила, что это любимый напиток Роджера.

Ее старания были вознаграждены по достоинству.

— Как тут мило, — присвистнул Роджер.

За все время своего общения с Луизой он ни разу не был у нее дома. Вернее, не был нигде, кроме спальни. Неудивительно, что интерьер гостиной произвел на него такое впечатление. Миссис Уорпол отличалась изысканным вкусом, и из этой комнаты сразу уходить не хотелось. Она располагала к долгим задушевным беседам и разного рода откровениям.

А чтобы не упустить ни капли этих откровений, Луиза поставила на запись маленький диктофон, который валялся у нее без дела с незапамятных времен, и надежно спрятала его в гостиной. Не то чтобы она ожидала каких-то невероятных разоблачений от Роджера, но решила, что лишняя предусмотрительность не помешает…

Роджер, не подозревавший о коварных планах Луизы, был польщен. Для него снова забрезжила надежда. Может быть, еще не все потеряно?

Луиза усадила его на мягкий низкий диван. Долговязый Роджер моментально утонул в пушистых подушках. Девушка налила горячий кофе, плеснув туда хорошую порцию коньяка.

— Значит, ты еще помнишь, что я люблю? — хрипло спросил он и коснулся руки девушки, намереваясь притянуть ее к себе.

Луиза неловко повернулась и чуть не сбила столик с подносом. Роджер в последний момент успел поддержать его. Правда, для этого ему пришлось отпустить руку Луизы, чего, собственно говоря, она и добивалась своей мнимой неуклюжестью.

— Ах, какая я неловкая! — всплеснула руками девушка. — Я могла обварить тебя кипятком…

И, послав Роджеру обворожительную улыбку, Луиза уселась в кресло напротив, расположив свои соблазнительные ножки прямо у него перед глазами.

— Изумительный кофе, — пробормотал Роджер, отхлебнув немного из чашки.

— Я старалась, — скромно ответила Луиза, надеясь, что Роджер выпьет как можно больше этого замечательного напитка, и его язык развяжется.

Некоторое время они болтали о пустяках. Об учебе, общих знакомых, погоде и планах на будущее. Лицо Роджера покраснело, кофе с коньяком оказывало на него действие.

— О чем же ты хотела поговорить со мной, Лу? — наконец спросил Роджер, и Луиза с удовлетворением заметила, что его язык немного заплетается. Коньяк оказался превосходным средством. Особенно после того, как Луиза добавила туда кое-что покрепче. Она не сомневалась, что Роджер, при всей своей любви к этому напитку, вряд ли почувствует добавку…

— Столько всего случилось за эти дни, Роджер… — Голос девушки дрогнул. — Я так ошиблась…

— Я тебя предупреждал, — перебил ее Роджер. — Это ведь тот боксер?

— Я уже давно о нем забыла, — махнула рукой девушка.

— Неужели? А вот Питер говорит, что ты от него без ума.

— А что еще он говорит? — с жадным любопытством спросила Луиза.

— Раньше ты не обращала внимания на слова Келлагана, — резонно заметил Роджер.

— Сейчас все изменилось. — Голос Луизы почти затих. — Ты должен помочь мне, Роджер!

— Я готов, — откликнулся он. Кофе приятно горячил кровь, и он чувствовал себя способным свершить любые подвиги во имя этой голубоглазой девушки. — Если ты расскажешь мне, в чем проблема, а не будешь ходить вокруг да около.

Луиза зажмурилась, а когда открыла глаза, ее лицо выражало решимость.

— Я поняла, что совершила ошибку, когда отвергла Питера. Теперь я хотела бы все исправить, но не знаю как. Питер даже смотреть на меня не хочет…

Глядя на Роджера, Луиза пожалела, что не установила где-нибудь еще и видеокамеру. Такая невообразимая смесь разочарования и растерянности появилась на его лице, что только усилием воли девушка удерживалась от смеха.

— А я-то тут причем? — наконец выдавил из себя Роджер. Чтобы справиться с таким ударом, ему пришлось налить себе новую порцию целебного напитка, причем коньяк составлял в нем львиную долю.

— Ты же его лучший друг, — наивно ответила Луиза и захлопала длинными ресницами.

— И твой бывший парень, — не без горечи проговорил Роджер.

— Ах, Роджер, — поморщилась Луиза. — Ведь у нас все было не всерьез. Теперь я понимаю, что просто хотела подразнить Питера…

— А тому боксеру ты тоже поэтому улыбалась? — не удержался Роджер.

— Я же просила не напоминать мне о нем, — упрекнула его Луиза. — Он оказался мерзавцем. Боюсь, как бы чего плохого не вышло для Питера…

Прости меня, любимый, мысленно взмолилась девушка.

Оправившийся после первого разочарования Роджер немного оживился. Слова Луизы заинтриговали его.

— Что ты имеешь в виду? Хотя я и раньше не сомневался, что этот парень себе на уме.

— Ты совершенно прав, — горячо поддержала его Луиза. — Зря Питер связался с ним. Он может доставить ему неприятности.

— Питеру? — хмыкнул Роджер. — Это вряд ли. Кишка тонка.

— Почему ты так уверен? — осторожно спросила Луиза. — Ведь он может навести на него полицию…

Это был пробный камень. Луиза опасалась, что после подобного заявления Роджер насторожится, и ее затея провалится. Но она должна была рискнуть. Питер, несомненно, очень доверяет Роджеру, и было бы глупо не попытаться воспользоваться этим.

Но коньячные пары сделали свое дело. Нежная улыбка Луизы, ее раскаяние, и, главное, вид стройных ног девушки притупили бдительность Роджера.

— Полиция? — расхохотался он. — Да они ничего не посмеют сделать самому Питеру Келлагану. Столько раз пытались, но не смогли.

— Почему?

— Есть кому заступиться за Питера, — туманно ответил Роджер, и Луиза поняла, что сейчас он расскажет что-то действительно стоящее.

Роджер чувствовал свою значимость. Всю жизнь он был всего лишь другом Питера Келлагана, его помощником, неизбежной тенью. Лишь Луиза как-то отличила его, предпочла его Питеру. Правда, счастье было недолгим, но вот теперь она снова сидит напротив него и внимательно слушает. А ему, Роджеру, есть, что рассказать. Ведь он был правой рукой Питера последний год, и у того почти не было от него секретов. Роджер раздувался от сознания собственной значимости.

И Луиза вместе с маленьким диктофоном услышала немало интересного о полицейских, подкупленных деньгами Питера Келлагана, о бывших преступниках, нашедших работу в клубе «Джинджо», о нелегальной торговле травкой, о боях с сомнительными правилами…

— Если хочешь знать, — откровенничал Роджер, — то это скорее Питер доставит неприятности твоему боксеру, а не наоборот.

Луиза напряглась. Как раз этого она и боялась.

— Питер имеет на него зуб. Сама понимаешь, почему. — Тут Роджер кинул на Луизу пронзительный взгляд и продолжил: — Но дерется он здорово, и Питер пока планирует заработать на нем денежек, а потом…

Луиза похолодела.

— И что потом? — нервно спросила она.

— Ночью в «Джинджо» устраиваются совсем другие бои… — Роджер наклонился к Луизе и зашептал: — Богатые люди платят за них большие деньги, ставки действительно велики. Ведь бой идет до последнего.

— То есть? — Луиза хотела, чтобы каждое слово было тщательно записано.

— Пока один не умрет, — Роджер перешел на трагический шепот, но девушка была уверена, что чувствительный диктофон запишет все.

— И разве кто-нибудь соглашается в таком участвовать? — с сомнением в голосе спросила она.

— Еще бы, — ухмыльнулся Роджер. — Питер платит им немало. И не забывай, никто из бойцов не знает, чем все это может закончиться. А когда они это понимают, то становится уже слишком поздно. К тому же, есть и другие способы убеждения…

Луиза поежилась. Смертельным холодом дохнуло на нее. Пьяно улыбающийся Роджер, казалось, не сознавал, что говорит. По-видимому, те люди не были для него человеческими существами, раз он мог хладнокровно говорить о таких ужасных вещах…

Девушка была шокирована до глубины души. Как она могла вообще увлечься этим человеком? Луиза вспомнила ласковые глаза Дэна и горько пожалела, что не может сейчас прижаться к нему всем телом и забыть обо всей этой грязи.

Нет, она должна быть сильной. Ради Дэна и отца. Только так она поможет им выпутаться из паутины, которую сплел Питер.

Бутылка коньяка постепенно опустела, и Роджер совсем захмелел. Теперь Луиза едва понимала, что он говорит. Да она и не прислушивалась. Главное было сказано, и девушка погрузилась в собственные мысли. Надо было придумать, как использовать полученную информацию ради спасения любимых…

— По-моему, тебе пора домой, Роджер, — внезапно произнесла она и решительно поднялась с кресла. Роджер больше не был ей нужен.

— Но, Лу, — только и сумел пролепетать он.

— Тебе помочь подняться? — язвительно спросила она, и если бы Роджер был способен соображать, он бы понял, что манеры Луизы резко изменились. Она не была больше ни ласковой, ни нежной. Это была весьма решительная особа, намеревающаяся выставить Роджера из дома.

— Я-я, — забормотал Роджер, пытаясь сообразить, что к чему.

— Вильямс, — громко крикнула Луиза, и тотчас безупречный дворецкий появился в дверях. Он словно подслушивал, ожидая команды Луизы.

— Проводите мистера Пристли до дверей, — попросила девушка. — Сам он не в состоянии.

Дворецкий улыбнулся уголками рта и, подойдя к Роджеру, ловко обхватил его за плечи и поставил на ноги.

— Еще увидимся, Роджер, — прощебетала Луиза, однако не вышла в холл проводить незадачливого гостя.

Ей было чем заняться. Девушка достала диктофон из потайного места и еще раз прокрутила всю их беседу. В записи откровения Роджера ужасали еще сильнее. Луиза взяла ручку, блокнот и сделала несколько записей. Кое-что из сообщенного Роджером было достойно пристального внимания…

Луиза подошла к окну и раздвинула тяжелые шторы. Уже совсем стемнело, и девушке показалось, что ее жизнь тоже окутал беспросветный мрак. Как счастлива она была еще вчера! Почему же сегодня все так неожиданно изменилось? Перед мысленным взором Луизы встало жестокое лицо Питера. Да, именно так. Улыбался ли он, ругался, просто разговаривал, танцевал или объяснялся в любви, его лицо всегда хранило еле уловимую печать жестокости.

И теперь эта злость обращена против нее, Луизы Уорпол, и тех, кого она любит. Неужели Питер действительно так влюблен в нее, что хочет с помощью шантажа заполучить ее в жены? Луиза не подвергала сомнению собственные достоинства, однако такое объяснения казалось ей неправдоподобным. Скорее всего, Питер просто желает отомстить за то, что она предпочла ему другого. Значит, их всех ожидают разорение и позор…

Нет, погоди, Келлаган. Глаза Луизы мрачно сверкнули. Еще посмотрим, чья возьмет!

8

Дэн понимал, что пора ложиться спать, но никак не мог заставить себя выключить свет и лечь. За окном бушевала гроза, и это отнюдь не улучшало его настроения. Шейла, жалобно поскуливая, сидела рядом и недоумевала, почему хозяин находится в таком расстройстве.

Он сам не мог объяснить себе, что с ним происходит. Может быть, дело в том, что он весь день не видел Луизу? Конечно, утром она позвонила и сообщила, что будет ужасно занята и обязательно встретится с ним завтра. Но на душе спокойнее не становилось. С кем она, где она?

Как мало я ее знаю, с горечью подумал Дэн. Она словно райская птица, случайно залетевшая в наши трущобы. Разве захочет она терпеть вокруг себя это убожество?

Дэн окинул взглядом свою скромную квартирку и вспомнил внешнее великолепие дома Уорполов. Несомненно, внутри там еще лучше. Он очень боялся, что стал всего лишь забавой для избалованной Луизы, которая никогда не знала ни в чем отказа.

— Что если она уже забыла про нас? — спросил он Шейлу. Грусть в его голосе была понятна собаке, и она уткнулась холодным носом в его руку.

Звонок в дверь застал их обоих врасплох. Шейла заметалась.

— Шейла, тихо, — строго приказал ей Дэн, не сомневаясь, что это соседка пришла пожаловаться на суровую жизнь.

Однако когда он открыл дверь, то замер на месте. Потому что на пороге стояла Луиза, промокшая до нитки, но с невероятно сверкающими глазами.

— Лу… — только и смог прошептать он.

Девушка шагнула вперед и прижалась к его груди мокрой щекой. Дэн почувствовал, как намокает его рубашка, но боялся пошевелиться.

Шейла с радостным лаем бросилась к Луизе, и девушка оторвалась от Дэна и присела на корточки, играя с собакой. Дэн испытал укол ревности. Животное отнимало у него Луизу…

— Ты вся промокла, — попытался сказать он, но обнаружил, что голос куда-то делся.

— Ничего, — прошептала Луиза и поднялась.

Дэн, увидев дорогое лицо так близко от себя, немного растерялся.

— Тебе надо переодеться, — машинально произнес он, не в силах оторваться от золотистых огоньков, которые поблескивали в светлых глазах Луизы.

Луиза молча принялась расстегивать пуговицы рубашки. Она была в том же самом коротком васильковом платье, в котором час назад беседовала с Роджером. Девушка лишь накинула сверху джинсовую рубашку, так как видела, что погода портится. Но это легкое одеяние не спасло ее от проливного дождя.

Дэн как завороженный следил за ее движениями. Наконец последняя пуговица была расстегнута, и насквозь промокшая рубашка отброшена в сторону. Тонкое платье тоже намокло и прилипло к телу девушки, подчеркивая все его соблазнительные изгибы. У Дэна захватило дыхание, когда он увидел бурно вздымавшуюся грудь Луизы. Девушка не шевелилась, хотя все ее существо жаждало прикосновений Дэна. Она понимала, что может отпугнуть его своей горячностью. Луиза закрыла глаза и прислушивалась к прерывистому дыханию Дэна.

Наконец его рука ужасающе медленно дотронулась до ее мокрых волос. Задорные кудряшки повисли, но Дэн легкими прикосновениями возвращал им жизнь. Его пальцы опустились ниже, вот они уже массировали шею девушки. Луиза даже перестала дышать, наслаждаясь каждой секундой его застенчивой ласки.

Недоумевающая Шейла ткнулась сзади в ноги Луизы, и девушка от неожиданности пошатнулась. Она практически упала на Дэна, и он уже не мог больше сдерживаться. Как только ее тело коснулось его, Дэн сжал талию девушки обеими руками. Луиза чуть застонала, столь сильным было его объятие.

Дэн ничего не слышал. Казалось, его внезапно покинули все чувства, кроме осязания и обоняния. Он вдыхал сладковатый аромат духов Луизы, ощущал ее податливое тело рядом и не реагировал больше ни на что. Он перестал думать над тем, что ему надо сделать и когда. Его инстинкты взяли верх над разумом и управляли им…

Собака недовольно зарычала. Ей не нравилось, что ею пренебрегают. Дэн на мгновение оторвался от девушки, хотя это стоило ему немыслимых усилий. Он схватил любопытную Шейлу за холку и потащил ее в ванную. Собака упиралась, но сладить с Дэном было не так-то просто. Когда же он благополучно запер ее, то увидел, что Луиза по-прежнему стоит там, где он ее оставил. Ее глаза были все так же закрыты. Она ждала его.

Возбуждение охватило Дэна с новой силой. Он никогда раньше не испытывал такого. От нахлынувших ощущений кружилась голова, бешено пульсировали виски, неожиданно стали тесными джинсы. Неужели она останется у меня на ночь? — не смел поверить своему счастью Дэн. Он боялся, что появление Луизы — всего лишь плод воображения. Он так часто представлял себе, как она приходит к нему, целует, любит его, позволяет ему ласкать себя… Вдруг эта хрупкая девушка, стоящая посередине его комнаты, — мираж?

Дэн шагнул к Луизе и сжал ее в объятиях. Нет, она реальная, живая. Ее сердце бешено стучало о его грудную клетку, и Дэн чувствовал упругие холмики ее грудей сквозь тонкую ткань. Желание ощутить ее безо всякой одежды, утолить наконец ужасную жажду, стало невыносимым.

Он чуть наклонился и, схватив подол ее короткого платья, потянул его вверх. Луиза послушно подняла руки, позволяя ему делать с собой все, что угодно. Васильковое платье полетело вслед за рубашкой. Не в силах сдержать свое восхищение, Дэн отступил назад, чтобы полюбоваться девушкой.

Луиза испытывала неизведанное ранее наслаждение. Восторг в глазах Дэна доставлял ей радость. Луиза склонила голову чуть набок и развела руки в стороны, давая ему возможность как следует рассмотреть свое изящное тело с упругой грудью и длинными стройными ногами.

— Ты прекрасна, — прошептал он, пожирая глазами каждый миллиметр ее атласной кожи, прикрытой лишь лазурным треугольником трусиков.

Взгляд Дэна задержался на нежном полукружье груди Луизы. Маленькие коричневые соски напряглись, и Дэн ощутил, как у него пересохло во рту. Он умирал от желания попробовать на вкус эти крошечные бугорки.

— Дэн, — простонала Луиза. Она не могла больше выносить это молчаливое рассматривание. Ее тело жаждало его ласк, прикосновений, поцелуев.

Откликаясь на мольбу в голосе девушки, повинуясь собственным желаниям, Дэн рванулся к Луизе. Их губы слились, дыхание смешалось. Кожа Луизы горела под неистовыми пальцами Дэна.

Вдруг девушка немного отстранилась от него. Дэн попытался вновь поймать ее губы, но она ускользнула. Вместо поцелуев Луиза принялась расстегивать его рубашку. Пытаясь помочь ей, Дэн неловко дернулся, и ткань предательски затрещала.

— Осторожно, — пропела Луиза. — Какой ты нетерпеливый…

Наконец она освободила его от рубашки и провела рукой по гладким мускулам, перекатывающимся под тонкой кожей. Дэн застонал. Его набухшая плоть требовала немедленного выхода, но он не решался привлечь внимание девушки к столь деликатному вопросу.

Опыт общения с противоположным полом у Дэна сводился лишь к нескольким поцелуям с одноклассницей на выпускном вечере. Он был слишком занят, чтобы тратить время на любовь. В Нью-Йорке ему тем более было не до нее. Дэн робел в присутствии девушек, и ни одна не нравилась ему настолько, чтобы он смог забыть о смущении. Лишь тревожные сновидения смущали его покой по ночам…

Пока не появилась Луиза Уорпол. Эта хрупкая девушка с васильковыми глазами перевернула весь его устоявшийся мир. Дэн понял, что в его жизни наконец появилась девушка, от которой он хотел всего. Ее стройного соблазнительного тела, ее непостоянного сердечка, каждую секунду ее времени, все ее мысли и мечты. И теперь сбылось невероятное. Эта девушка с ним, в его доме, она пришла сегодня, чтобы принадлежать ему не только душой, но и телом…

Но как объяснить девушке, что терзает его? Какими словами описать то нетерпеливое желание, которое охватывало его при одном только взгляде на нее? Дэн не знал…

Но Луиза не нуждалась в объяснениях. Она все угадала сама, так как была достаточно опытна, чтобы правильно истолковать застенчивость Дэна.

Девушка внезапно коснулась набухшего бугорка на джинсах Дэна.

— По-моему, кому-то сейчас очень тесно, — ласково улыбнулась она.

Дэн сглотнул. Он не думал, что возможно испытывать еще большее возбуждение, однако прикосновения Луизы доказали, что для наслаждения нет предела.

Она взяла его за руку и подвела к разобранному дивану. Дэн обхватил ее сзади за плечи и рванул на себя. Прикосновение ее горячей спины обожгло его. Он впился поцелуем в нежную шею девушки. Луиза запрокинула голову. Даже сквозь толстую джинсовую ткань она чувствовала его возбуждение и глубоко наслаждалась им…

После разговора с Роджером Луиза долго не могла успокоиться. Тревожные мысли терзали ее, и только одно могло вселить в нее уверенность в себе — встреча с Дэном. Девушка сорвалась с места, прихватив с собой только джинсовую рубашку, хотя на улице собиралась гроза. Луиза мчалась как бешеная по улицам, а дождь неистово хлестал в лобовое стекло. За те несколько минут, что она бежала от машины до подъезда Дэна, Луиза успела вымокнуть до нитки. Но она не сомневалась, что горячие объятия любимого высушат ее лучше любой печки. И Луиза не ошиблась…

Она выскользнула из рук Дэна и легла на диван. Он сел рядом с ней, лаская пальцами ее чувствительную кожу. Луиза протянула руку и коснулась его пылающих губ. Дэн поцеловал тонкие пальчики, но ее рука не собиралась задерживаться там долго. Она скользнула ниже, и кровь бросилась в голову Дэна, когда девушка принялась возиться с молнией на его джинсах.

Но у нее ничего не получалось. Тогда Дэн встал и сам снял брюки. Его мужская гордость с радостью вырвалась на волю, и тут же была встречена ловкими пальчиками Луизы.

Пламя охватило Дэна. Он больше не мог находиться на таком большом расстоянии от Луизы. И Дэн накрыл Луизу своим телом, ощущая ее каждой клеточкой. Девушка раздвинула ноги, приглашая его слиться с ней в единое целое, и он одним плавным движением вошел в сокровенную пещерку, заполняя собой все тесное пространство…

Они двигались в едином ритме, то возносясь на вершину волны, то погружаясь в головокружительную пучину. Они больше не сомневались и не задавали друг другу ненужных вопросов. Все проблемы отошли на второй план, лишь любовь имела значение. Дэн и Луиза были предназначены друг для друга, и они с радостью исполняли это предназначение…


Когда все закончилось, и Луиза блаженно отдыхала на плече Дэна, он неожиданно спросил:

— Твои родители знают обо мне?

Девушка и обрадовалась, и испугалась одновременно. Она была счастлива, потому что этот вопрос свидетельствовал о серьезности чувств Дэна. Но Луиза не знала, что ответить…

— В принципе, да.

— В принципе? — тревожно переспросил Дэн. — Хотя зачем тебе рассказывать об очередном своем увлечении…

Горечь, прозвучавшая в его голосе, больно резанула слух Луизы. Она поднялась на локте и заглянула в серьезные глаза Дэна.

— Ты — не очередное увлечение, — твердо сказала она, отчаянно надеясь, что Дэн поверит ей. — Я люблю тебя.

Постепенно, с ужасающей медлительностью лед в его глазах начал таять. Луиза с облегчением вздохнула. Если еще и Дэн будет против нее, то она не сможет выдержать этого напряжения.

— Но ведь ты — дочь сенатора…

Луиза внутренне усмехнулась.

— Ну и что. Какая разница, — беззаботно откликнулась она.

— Твои родители найдут тебе более подходящего жениха, — упрямо продолжал Дэн.

— Замолчи, — разозлилась Луиза. — Если я тебе не нужна, так и скажи. Не надо выдумывать глупые отговорки!

Луиза в сердцах стукнула кулачком по груди Дэна. Тот со смехом поймал ее руку и прижал к губам.

— Не сердись, — прошептал он. — Ты так мне дорога. Я очень боюсь потерять тебя. Кто я по сравнению с тобой?

— Ты никогда не потеряешь меня, — заявила Луиза. — И ты самый замечательный мужчина в Нью-Йорке. Нет, в целом мире.

— Значит, ты выйдешь за меня замуж?

Несмотря ни на что, вопрос прозвучал неожиданно. Луиза привыкла к более легкомысленным отношениям. Внезапно вспыхнувшая любовь обычно быстро утолялась и проходила. С Дэном все было по-другому, но, тем не менее, его предложение застало девушку врасплох.

— В этом году я оканчиваю университет, — продолжал Дэн, не видя замешательства на лице Луизы. — Мистер Спенлоу, мой босс, обещал мне повышение. Я буду неплохо зарабатывать и вполне смогу содержать тебя. Не думай, что мне нужны деньги твоего отца…

Дэн опасливо покосился на Луизу. Его терзала мысль о том, что она сочтет его охотником за приданым. Но девушка даже не думала об этом. Она испытывала ни с чем не сравнимый восторг. Ей сделали предложение!

Конечно, мужчины не раз предлагали Луизе Уорпол руку и сердце. Порой это делалось из меркантильных соображений, порой по любви, но каждый раз Луиза лишь смеялась над поклонниками. Замужество казалось ей чем-то старомодным и скучным, а душевный трепет невесты она считала достойным лишь романов Джейн Остин.

Но теперь все было совсем по-другому. Луиза почувствовала совершенно глупое и нелогичное желание — ей захотелось немедленно разрыдаться от наплыва чувств.

— Я не сомневаюсь в том, что ты любишь меня, а не мое состояние, — наконец придумала она приемлемый ответ.

— Так ты выйдешь за меня? — настаивал Дэн.

— Да, — выдохнула Луиза и не смогла сдержать предательскую слезинку, которая скатилась по щеке.

Дэн наклонился к девушке и слизнул соленую влагу.

— У нас все получится, — пообещал он. Дэн не счел ее поведение ни смешным, ни глупым, как того боялась Луиза. Наоборот, ее волнение казалось ему естественным. — Не плачь…

Но Луиза уже не могла остановиться. Слезы градом лились из ее глаз. Сказывалось напряжение, в котором она жила со вчерашнего вечера. Дэн прижал ее к себе, чувствуя невероятное облегчение. Теперь Луиза Уорпол действительно принадлежит ему, и он сделает все возможное, чтобы так продолжалось всю жизнь.

Утром Луиза никак не могла взять в толк, где она находится. Открыв глаза, она увидела пожелтевший потолок, покрытый маленькими трещинками. Это так не походило на ее спальню, что спросонок девушка немного испугалась. Она присела на кровати, оглянулась по сторонам и с облегчением вздохнула. Конечно, это квартира Дэна. Но где же он сам?

Рядом на подушке белела записка.

Ушел на работу, ключ в ящике стола. Люблю. Дэн.

Луиза с любопытством рассматривала его размашистый почерк. Сразу было видно уверенного в себе человека. Девушка пожалела немного, что он не разбудил ее перед уходом и не дал ей с ним попрощаться. Но, с другой стороны, Луиза была благодарна Дэну за то, что он позволил ей как следует выспаться. Ведь ей предстоит нелегкий день…

Луиза вылезла из смятой кровати и бросилась к телефону. Первым делом надо было узнать, как там отец.

— Папа, привет. Это я. Как дела?

— Луиза? Куда ты пропала? — Сенатор был взволнован.

Девушка с запоздалым сожалением припомнила, что никого не предупредила о том, куда уходит и на сколько. Конечно, Уорполы привыкли к ее неожиданным исчезновениям. Однако в свете последних событий отец имел полное право беспокоиться.

— Со мной все в порядке, — ответила девушка тоном, не допускающим расспросов. — Как ты?

Сенатор прекрасно понял дочь.

— Неплохо. Возможно, все еще наладится…

— Ты о чем? — встрепенулась Луиза.

— Келлаган звонил вчера, хотел поговорить с тобой, но взял трубку я, и…

— Что он сказал? — холодно осведомилась Луиза. Сердце сжалось от неприятного предчувствия.

— Что мы, возможно, уладим наши проблемы без лишних конфликтов.

Голос сенатора звучал очень бодро. Оно и понятно. Он надеялся на то, что в Питере Келлагане проснулась совесть, и он не будет шантажировать его. Однако Луиза была уверена, что слова Питера явились прямым следствием ее утреннего звонка. Келлаган решил, что Луиза готова сдаться, и ослабил хватку.

— Папа, ты особенно не обольщайся, — осторожно начала Луиза. — От Питера всего можно ожидать. Будь начеку.

— Ты все время драматизируешь, детка. Если Питер хочет уладить все мирным путем, то я не буду лезть на рожон. Сегодня же переговорю с Тони, послушаем, что он скажет…

— Не надо, — вырвалось у Луизы. Вмешательство брата могло только все испортить. Луиза задумала одну рискованную комбинацию, и Тони со своей принципиальностью будет очень некстати.

— Почему? — искренне изумился сенатор. — Теперь он имеет право знать.

— Папа, — нежно произнесла Луиза. — Отложи, пожалуйста, разговор с Тони до завтра. Хорошо?

— Что у тебя на уме? — насторожился отец.

— Ты можешь хоть раз в жизнь выполнить мою просьбу, не задавая лишних вопросов? — обиделась Луиза. Тон оскорбленной дочери был самым эффективным в разговоре с сенатором Уорполом. Луиза не сомневалась, что без труда добьется желаемого.

— Ладно, — сдался отец. — Как скажешь. Но несправедливо обвинять меня в том, что я плохо к тебе отношусь.

— Спасибо, — счастливо пропела Луиза и повесила трубку.

Тут же выражение радости на ее лице сменилось задумчивостью. Не закончится ли ее идея полнейшим провалом? Как она сможет после этого смотреть в глаза отцу?

Зато у меня останется Дэн, внезапно подумала девушка. И, наверное, он только будет рад, если я больше не буду дочерью богатого и влиятельного сенатора…

Луиза весело сбежала по ступенькам дома Дэна. Ключи от его квартиры побрякивали в кармане, придавая ей уверенности в себе. Она не должна сомневаться в том, что завтра со спокойным сердцем снова войдет в этот дом, обнимет Дэна и останется с ним навсегда.

Но для этого Луизе предстояло выдержать схватку с Питером Келлаганом, который осмелился нарушить покой ее близких.

Луиза села в припаркованную неподалеку машину и поехала домой. По дороге она заскочила в небольшой магазинчик одежды, в котором никогда раньше ничего не покупала. Она старалась вести себя очень спокойно и расплатилась наличными, не афишируя свою кредитную карточку. Лишняя предосторожность еще никогда не мешала.

Дома все было в порядке. Миссис Уорпол как всегда копошилась в саду, а садовник стоял рядом и почтительно прислушивался к ее указаниям. Отец был на работе, и лишь Тони читал газету в гостиной.

— А ты почему не в университете? — легкомысленно спросила Луиза, целуя брата в щеку.

— Потому что сегодня у меня нет занятий, — в тон ей ответил он. — А где ходишь ты? Родители вчера очень беспокоились.

— Я была с Дэном Энтвудом, — произнесла девушка независимо, наливая воды из хрустального графина. В горле ужасно пересохло, наверное, сказывалось волнение.

— С тем боксером? — Тони даже подскочил на диване. Газета упала на пол, но он уже не обращал на нее никакого внимания. — Ну и шустра же ты, сестренка.

Луиза пожала плечами. Перед Тони можно было не притворяться, не стараться выглядеть лучше, чем ты есть на самом деле. Но что-то удерживало девушку от откровений о Дэне. Она боялась, что ее гордому брату придутся не по вкусу их отношения.

— Тебе не кажется, — продолжал Тони с кривой усмешкой, — что девушке из хорошей семьи неприлично оставаться с молодым человеком на всю ночь на второй день знакомства?

— И вовсе не на второй, — оскорбилась Луиза. — Мы знаем друг друга почти неделю.

— Огромный срок, — рассмеялся Тони. — Нет, не подумай, что я ханжа, — остановил он Луизу, которая открыла рот, чтобы возразить ему. — Ты совершеннолетняя и не обязана вести себя как монашка. Но все-таки Дэн Энтвуд — неподходящая кандидатура. Я ведь предупреждал тебя.

Луиза обреченно вздохнула. Похоже, все только и делают, что читают ей лекции по поводу ее отношений с Дэном. Она уже устала убеждать всех вокруг, что они идеально подходят друг другу.

— Ты что-то знаешь о Дэне Энтвуде? — с вызовом спросила Луиза, скривив губы.

— Нет, но…

— Все остальное не имеет значения, — безапелляционно заявила девушка и выпустила в брата последний заряд: — Так сказал папа!

— Не может быть! — воскликнул Тони, но Луиза уже не слышала его. Она гордо развернулась и направилась в спальню, чтобы в одиночестве заняться приготовлениями к ответственному сегодняшнему вечеру.

Тони с раскрытым ртом смотрел ей вслед. Его маленькая озорная сестренка успела вырасти…

Войдя в свою гостиную, Луиза первым делом закрыла дверь на ключ. Еще не хватало, чтобы ей помешали. Она скинула туфли и прошла в спальню. Там девушка вывалила на кровать содержимое пакета, который принесла с собой, и несколько минут задумчиво изучала его.

— Пойдет, — загадочно произнесла она вслух и приложила палец ко лбу.

Как ни странно, от былого волнения не осталось и следа. Луиза чувствовала необычайное спокойствие и решимость. Только сохраняя хладнокровие, она сумеет выполнить то, что задумала.

Луиза приняла ванну, немного посмотрела телевизор и даже потанцевала. Помимо хладнокровия ей требовалась известная доля легкомыслия и наглости. Луиза надеялась, что обладает этими качествами в достаточной степени, чтобы не растеряться сегодня.

Ровно в пять вечера она вышла из дома с большим рюкзаком в руках. Крис должен ждать ее в мотеле «У дороги» через полчаса. Луиза заранее заказала там номер для двоих.

Забираясь в машину, Луиза ощутила приятный холодок предвкушения. Нервы были напряжены, но ей даже нравилось это ощущение. Она была готова бросить вызов Питеру Келлагану. Когда Луиза подъехала к мотелю, Крис уже находился в номере. Он нервно расхаживал по комнате и уже начал сожалеть о том, что позволил Луизе втянуть себя в эту авантюру. Но при мысли о Дэне он успокаивался. Должен же он помочь другу!

Наконец хлопнула входная дверь, и невыносимое ожидание закончилось. Перед Крисом стояла Луиза. Девушка была немного бледна, но в целом выглядела как обычно.

— Я всю ночь сегодня уснуть не мог, — пожаловался Крис.

— Надо было выпить успокоительное, — невозмутимо ответила девушка, кидая рюкзак на громадную кровать.

Лично я великолепно провела эту ночь, добавила она про себя и улыбнулась собственным сладким воспоминаниям. Но посвящать Криса в подробности девушка не собиралась…

— А вдруг они нас застукают? — жалобно спросил он. Видимо, этот вопрос не давал ему покоя.

— Не застукают, — пробормотала Луиза, пытаясь развязать рюкзак. — Перестань хныкать. У нас обязательно все получится. Лучше помоги мне.

Резкий окрик девушки волшебным образом подействовал на Криса. Он словно только и ждал этих слов. Крис на глазах преобразился. Его страх куда-то исчез, и он опять был полон уверенности в своих силах.

— Давай. — Он взял рюкзак из рук Луизы и моментально распутал узел. — Какой тяжелый, — произнес он, прикидывая вес рюкзака.

— Там все необходимое, — пояснила Луиза. — Пока у нас есть время, давай еще раз обсудим все детали…

План действительно был не совсем разумным, так что у Криса были все основания для волнения. Но Луиза не видела, каким еще образом она сможет разжать тиски Питера.

Когда отец сообщил ей все подробности своих сделок с семейством Келлаганов, девушка поняла, что ни о каком обращении в полицию не может быть и речи. Конечно, обвинения в адрес Питера Келлагана будут вполне весомы: мошенничество, подлог, шантаж. Однако сенатор Уорпол тоже будет выставлен не в самом выгодном свете. Так, пустяки, небольшое злоупотребление служебным положением, но это было чревато позором и отставкой. Поэтому о полиции пришлось забыть, хотя у Луизы чесались руки снять трубку и позвонить знакомому инспектору, чтобы обратить его внимание на махинации Питера Келлагана…

Следовало подумать о другом варианте… После беседы с Роджером Луизу осенило. Она должна победить Питера его же оружием — шантажом. Благодаря Роджеру Луиза стала обладательницей ценнейшей информации. Договариваясь с ним о встрече, она больше полагалась на удачу, чем на трезвый расчет. Девушка предполагала, что лучший друг Келлагана может быть осведомлен о его грязных делишках. Действительность оказалась ошеломляющей. Роджер выболтал столько, что вряд ли заслуживал громкого звания лучшего друга Питера Келлагана.

По словам Роджера, каждый третий четверг месяца в «Джинджо» устраивались так называемые закрытые вечера для посвященных. Попасть на них можно было только по личному приглашению Питера или его близких друзей. Принимались меры предосторожности, чтобы на подобные вечера не попали посторонние люди. Роджер не очень четко выразился по поводу того, что все-таки происходит на этих вечерах у Келлагана. Однако Луиза составила себе вполне ясную картину.

Оглушающая музыка, способная разорвать барабанные перепонки, мигающие огни, специально приглашенные девицы всех размеров и цветов, извивающиеся полуголые тела на сцене, свободная продажа наркотиков. Луиза была уверена, что дальше этого фантазия Питера вряд ли пошла. Все это вполне соответствовало его образу пресыщенного богача из высшего общества, озабоченного добыванием все новых капиталов уже нелегальными способами и ищущего острых ощущений.

Роджер еще обронил фразу насчет нелегальных боев, которые иногда устраиваются на этих закрытых вечеринках, но Луиза не могла разобрать, что он имеет в виду. Даже повторное прослушивание записи не помогло — язык Роджера заплетался до такой степени, что понять его речь было невозможно. Но Луиза вспомнила слова Криса о подобных боях в «Джинджо» и легко сложила два и два.

Да, следовало поторопиться, пока в этой адской машине не размолотило Дэна…

План созрел очень быстро. Близился как раз третий четверг месяца. Почему бы не попытаться проникнуть на эту закрытую вечеринку, не посмотреть, что там происходит, а главное, попробовать добраться до кабинета Питера? Вполне возможно, что он хранит там немало компрометирующих документов. Ведь клуб «Джинджо» — самое безопасное для них место.

Естественно, девушка и не думала приходить в клуб как Луиза Уорпол. Она намеревалась выдать себя за одну из многочисленных жриц любви, которых поставляли на закрытые вечеринки в клуб Питера. Крису же отводилась роль ее хозяина, который должен привезти девушку в «Джинджо».

Узнав о плане, Крис поначалу пришел в ужас. До него доходили кое-какие слухи о таких вечеринках, но он им не верил. Питер Келлаган казался всем слишком добропорядочным. Да и зачем сыну известного бизнесмена, без пяти минут владельцу крупнейшей промышленной компании страны, заниматься столь нелицеприятными делами?

Получив подтверждение от Луизы о том, что все это правда, Крис испугался. Он понимал, что в таком случае связываться с Питером Келлаганом вдвойне опасно. Но Луиза сумела убедить его в том, что другого пути нет, и Крис дал свое согласие. Он постепенно привык к этой мысли и даже получал некоторое удовольствие от нее. Он впервые в жизни занимался чем-то серьезным, да еще в компании Луизы Уорпол. О том, чем может закончиться это мероприятие, ему думать не хотелось. Особенно в присутствии девушки. Нельзя было оказаться трусливее ее…

В обсуждении время пролетело незаметно. Наконец Луиза взглянула на часы и произнесла:

— Пора.

В животе у Криса противно заурчало. Луиза показала рукой на крошечную ванную комнату.

— Ты переоденешься там, — пришлось пояснить ей, так как Крис никак не мог взять в толк, что она от него хочет.

— Хорошо. — Крис подхватил в охапку одежду, предназначавшуюся для него, и поплелся в ванную.

Убедившись, что Крис закрыл за собой дверь, Луиза быстро скинула платье и натянула на себя головокружительно короткую юбку. Садиться в ней было абсолютно невозможно, а во время движения она распахивалась и бесстыдно открывала черный пояс для чулок и кружевные трусики девушки, специально подобранные для этого случая. Луиза надеялась, что не будет чувствовать себя неловко в этом наряде. Ведь она играет роль, не больше.

Затем настала очередь красной облегающей кофточки, сквозь которую соблазнительно просвечивали контуры упругой груди. Луиза критически оглядела себя в зеркало. Пожалуй, она пользовалась бы определенным успехом на улицах ночного города. Но приготовления еще не были закончены.

Луиза села к большому зеркалу, которое стояло у окна, и раскрыла косметичку. Она не любила сильно красить лицо, но сегодня… Луиза вздохнула и принялась за дело. Искусной рукой она нанесла темный тональный крем, яркие тени, румяна, сильно накрасила ресницы, подчернила брови и нарисовала над губой соблазнительную родинку. Макияж был призван не только соблазнять мужчин, но и скрывать настоящее лицо Луизы.

Последним этапом стал ярко-рыжий парик. Луиза, никогда не носившая кос, специально выбрала длинные волосы. Огненная копна рассыпалась по ее плечам. Девушка тряхнула головой, проверяя, прочно ли держится парик. Все было в порядке.

Наконец она взяла с постели маленькую сумочку и внимательно изучила ее содержимое. На первый взгляд в ней должны бы лежать помада, духи и прочие мелочи, дорогие сердцу каждой женщины. Однако в сумочке Луизы Уорпол находились другие полезные вещи: крошечный фотоаппарат, заряженный сверхчувствительной пленкой, отмычка и даже баллончик со слезоточивым газом. Луиза была на славу экипирована…

— Можешь выходить, — крикнула она Крису, застегивая босоножки на высоком каблуке. Луиза услышала, как скрипнула дверь, обернулась и невольно рассмеялась. У Криса был достаточно потешный вид, но смешнее всего были его выпученные при виде Луизы глаза.

Девушка встала с кровати и подбоченилась.

— Прокатимся, красавчик, — хрипло произнесла она. Голос Луизы было невозможно узнать в этом протяжном выговоре продажной женщины.

Крис нервно хихикнул. Он не узнавал Луизу Уорпол в этой высокой соблазнительной красотке с копной огненно-рыжих волос и нахально прищуренным взглядом.

— Ты совсем другая, — восхищенно сказал он.

— В этом залог нашего успеха, — назидательно заметила Луиза. — Ты тоже преобразился…

И это была абсолютная правда. В темном костюме и цветастой рубашке, с фальшивой золотой булавкой в галстуке Крис напоминал итальянца, недавно перебравшегося в Нью-Йорк. Его начинающая полнеть фигура только добавляла сходства. Лишь цвет волос и светлая кожа выдавали его, но это было поправимо.

— Садись. — Луиза показала на стул.

Крис послушно сел.

Девушка выдавила на руки немного тонального крема и растерла его по лицу Криса. Он морщился, но терпел, понимая, что его тоже надо сделать неузнаваемым. Однако Луиза не ограничилась лишь тоном. Она немного подвела его глаза, несколько раз больно ткнув карандашом. Умелые руки девушки постепенно превращали американского студента двадцати трех лет от роду в промышляющего сомнительными делишками итальянца далеко за тридцать. Труднее всего пришлось с волосами. Так как Крис наотрез отказался их красить, девушке пришлось приобрести специальный оттеночный гель, который всего на один вечер превратил блондина в брюнета.

Наконец все было закончено. Луиза подвела Криса к зеркалу и взяла его под руку. Крис ахнул.

— Ты прямо профессиональный гример, — восхитился он. — Даже Дэн не узнал бы нас сейчас.

Луиза довольно усмехнулась. Похвала Криса была приятна. Но предаваться радости было некогда.

— От этого слишком много зависит. Главное — чтобы нас не узнали.

— Может быть, нас туда не пустят, — протянул Крис. — наверняка там строгий отбор…

— Не волнуйся. — Луиза похлопала его руке. — Пустят. Никуда не денутся.

9

Они подъехали к «Джинджо» во взятой напрокат машине. Девушка настояла на том, чтобы Крис заранее позаботился об этом. Он поражался тому, с какой тщательностью Луиза подошла к этому вопросу. Он не был посвящен во все детали затруднений Луизы и не знал, сколько зависело от их сегодняшнего успеха. Поэтому Крис не сомневался, что по большому счету все их приключение лишь невинная шалость Луизы…

Девушка рассмеялась бы, если бы прочитала мысли Криса. Она была уверена, что им сильно не поздоровится, если Питер застукает их сегодня в «Джинджо». Последние события показали, что она совсем не знает Келлагана. От него можно было ожидать всего, чего угодно.

С бьющимися сердцами они подошли к дверям клуба. Ничто снаружи не указывало на то, что в «Джинджо» намечается какое-то мероприятие. Наоборот, казалось, что клуб как раз сегодня не работает.

— А ты уверена, что мы правильно пришли? — боязливо спросил Крис, отчаянно надеясь, что Луиза совершила ошибку, и сейчас они просто развернутся и поедут обратно домой.

— А ты постучи, — предложила Луиза. — И мы в этом убедимся.

Крис нерешительно замахнулся и стукнул в металлическую дверь. Через пять мучительно долгих минут с той стороны кто-то завозился с замком. Крис сжал руку Луизы, но она сердито отпихнула его. Крис опомнился и даже попробовал изобразить на лице игривую ухмылку.

Наконец дверь распахнулась. На пороге стоял все тот же темнокожий верзила, с которым Луиза уже встречалась в дверях «Джинджо». Он оценивающе оглядел Луизу и расплылся в улыбке.

— Девочку заказывали? — неожиданно спросил Крис.

От напряжения у него прошел весь страх. Он гордо задрал подбородок, стараясь смотреть в глаза охраннику, и подтолкнул Луизу вперед. Девушка чуть не налетела на верзилу. Она призывно улыбнулась ему, надеясь, что его каменное сердце растает.

— Проходите, — пробурчал он и посторонился. Видимо, в эту ночь девицы легкого поведения и их сопровождающие беспрепятственно допускались в «Джинджо».

— Уф, — с заметным облегчением вздохнул Крис. Одна проблема была решена.

— Веди ее прямо в зал, — крикнул им вдогонку охранник. — А сам сиди в комнате. Там тоже весело…

И, утробно рассмеявшись, он исчез в темноте.

Крис и Луиза в растерянности смотрели друг на друга. Какой зал? Какая комната? Но задавать лишние вопросы не хотелось.

— Пойдем вперед, — шепнула девушка. — А там разберемся.

Но не успели они сделать и пары шагов, как их перехватил другой охранник, не менее устрашающего вида.

— С девицами сюда, — заявил он и грубо толкнул их влево. — Сколько можно говорить.

Он прибавил нецензурное ругательство, от которого у Криса заалели уши. Луиза лишь хохотнула и игриво произнесла:

— Прости, красавчик. Мы исправимся.

Крис физически почувствовал напряжение охранника. Но оно не представляло для них опасности, так как было вызвано бархатными переливами голоса девушки.

Вот не подозревал, что у нее такой голос, невольно подумал Крис. Повезло же Дэну…

На этой мажорной ноте он вошел в довольно большую прокуренную комнату, где собралось уже немало раскрашенных женщин. Увидев их, Крис замер на месте. Неужели ему придется оставить Луизу здесь?

— 3-здравствуйте, — запинаясь, сказал он и тут же получил сильный толчок в спину. Это Луиза напомнила ему, что не время демонстрировать хорошие манеры. Крис встрепенулся. — Ладно, котик, — грубо произнес он, надеясь, что это звучит достаточно вульгарно. — Постарайся как следует.

Луиза кивнула головой. Она немного оробела, осознав, в какой компании ей придется остаться, но деваться было некуда. Она вспомнила об отце и Дэне и стиснула зубы.

— Тебе туда, — шепнула она Крису, который в растерянности озирался по сторонам, не зная, куда деться. Девушка показала рукой на смежную комнату, откуда доносился раскатистый мужской хохот. — Видимо, комната ожидания…

Криса передернуло. Как она может шутить в такой момент!

Но он последовал ее совету и, оторвавшись от нее, направился в соседнюю комнату. Луиза осталась одна. Она огляделась. На самом деле в комнате собралось не больше десяти-двенадцати женщин, хотя на первый взгляд казалось, что гораздо больше. Луиза вздохнула с облегчением — она не промахнулась с нарядом. Почти все были одеты в подобные юбки, открытые блузки и неизменные черные чулки. Женщины громко разговаривали, бесцеремонно разглядывали друг друга, но в целом никто не обращал ни на кого особого внимания. Они собрались здесь по делу.

Видимо, сегодня Питер Келлаган развлекает не самых значительных гостей, невольно подумала Луиза. Подбор женщин оставлял желать лучшего. По-настоящему привлекательных, пожалуй, было всего двое — юная мулатка, которая стояла в углу и равнодушно что-то жевала, и активная блондинка, которая что-то рассказывала, методично встряхивая обесцвеченными кудряшками.

Пожалуй, я буду пользоваться определенным успехом, отметила про себя Луиза, обратив внимание на завистливые взгляды, которые бросали на нее некоторые. Интересно, как там Крис?

Крис, вопреки ожиданиям, чувствовал себя неплохо. Справившись с первым шоком, он настолько вошел в роль, что даже сумел обсудить проблемы начинающего сутенера в Нью-Йорке с долговязым парнем, который совсем недавно стал заниматься этим прибыльным бизнесом. Крис обратил внимание, что в этой комнате собрались довольно спокойные люди. Никто не собирался избивать конкурентов или как-то по-иному выяснять отношения. Это успокоило его немного, но не надолго.

— А твоя хорошенькая, — авторитетно заявил его долговязый собеседник, глянув на Луизу в соседней комнате. — Я бы сам с такой не отказался…

Криса передернуло, но он скрыл истинные эмоции. Вместо того, чтобы возмутиться подобными словами о Луизе, он подошел к долговязому и встал рядом с ним, чтобы посмотреть на девушку.

В мотеле Луиза казалась идеальной девицей легкого поведения, в меру развязной и вызывающей. Но здесь, на фоне профессионалок она смотрелась немного неуместно. Ни вульгарный макияж и цвет волос, ни вызывающая одежда были не в силах изменить ее осанку или посадку головы. Луиза выделялась среди этих девиц словно лебедь среди уток. Крису неожиданно стало страшно за нее. Ее идея — сплошное безумие. Кто знает, что могут сделать с ней на этой вечеринке…

Но хода назад не было.

— Классная девочка, — присвистнул долговязый. — Ее бы одеть поприличнее, и такие деньги можно делать…

Крис чуть не прыснул. Луиза, несомненно, будет польщена такой характеристикой.

— Кстати, ты случайно не знаешь, где офис мистера Келлагана? — как можно небрежнее спросил он. — Мне нужно перекинуться с ним парой слов.

Долговязый оторвался от созерцания Луизы и с уважением посмотрел на Криса. Человек, которому нужно поболтать с Питером Келлаганом, действительно заслуживал внимания.

— На втором этаже, — ответил он. — Лестница чуть дальше по коридору. Только тебя вряд ли туда пустят. Келлаган не станет тратить время на нас.

— На меня станет, — самоуверенно заверил его Крис и мысленно усмехнулся, представив себе физиономию Питера при такой неожиданной и нежеланной встрече.

Однако эта встреча состоялась гораздо раньше, чем предполагал сам Крис. Внезапно распахнулась потайная боковая дверь, и в комнату вошел Питер Келлаган. Праздные разговоры сразу затихли, все не отрывали глаз от элегантного красавца в смокинге с красной гвоздикой в петлице. Питер был безупречен, но Крис впервые заметил в его на первый взгляд красивом лице нечто уродливое. Он немного отступил в тень, надеясь, что Питер не узнает его.

— Добрый вечер, — чуть брезгливо проговорил Питер, массируя запястье. — Надеюсь, я буду вами доволен.

Крис невольно поежился из-за холодка в голосе Питера. Он оглянулся на долговязого и увидел у того на лице выражение благоговейного ужаса.

Что же такое ужасное делает Питер, раз его боятся даже эти люди? — мелькнуло в голове Криса. И зачем я познакомил его с Дэном…

Крис вжался в стену. Но он напрасно опасался пытливого взгляда Питера. Тот не обращал ни малейшего внимания на окружающих его людей. Они ничего не значили для него, а Питер Келлаган не привык тратить свое время на пустяки.

Двое дюжих охранников внесли столик со спиртными напитками, сигарами и картами.

— Чтобы нам не было скучно, когда наши девочки развлекают его гостей, — пояснил долговязый изумленному Крису.

Тот никак не успел отреагировать. Питер быстро прошел мимо него в комнату к девушкам, чуть не задев Криса плечом.

— Вот эта пойдет, эта и та, — услышал Крис повелительный голос Келлагана. — Остальные могут быть свободны.

Группа обиженных девушек появилась в дверях комнаты. Луизы среди них не было.

Значит, она подошла, догадался Крис, не зная, радоваться ему или огорчаться. Подопечная долговязого, та самая привлекательная мулатка, на которую обратила внимание Луиза, тоже была отвергнута. Все с тем же равнодушным видом она подошла к своему патрону и сказала ему что-то по-французски.

— Ты с ума сошла! — возмутился он, а Крис подошел поближе, стараясь не упустить ни слова из их разговора. Его скудные знания французского позволили ему понять одно слово из речи мулатки — «рыжая». Огненные волосы были лишь у Луизы. Несомненно, речь шла о ней.

— Я не позволю тебе остаться здесь, когда Келлаган приказал нам уйти, — кипятился долговязый, но мулатка игнорировала его возражения. Она напряженно наблюдала за охранниками, которые выпроваживали ставших ненужными девиц.

— Я помогу этой рыжей девушке, — отчетливо сказала мулатка, на этот раз по-английски с ужасным акцентом. — Келлагана стоит проучить.

Крис почувствовал, что пора вмешаться.

— Я бы хотел прогуляться вместе с вами, — обратился он к долговязому. — Здесь душновато.

— Ты не можешь, — пожал плечами его собеседник. — Ты должен дожидаться в этой комнате. Это все для тебя…

С плохо скрытой завистью долговязый показал на бутылки с темной жидкостью и толстые шоколадные сигары. Кое-кто из мужчин уже угощался, развалившись в кресле и мусоля колоду карт. Ждать надо было долго…

— Я все же рискну, — продолжал настаивать Крис. Он поймал на себе быстрый заинтересованный взгляд мулатки и подмигнул ей, давая понять, что он на ее стороне.

— Поживее, — прорычал охранник долговязому.

— Иду, — заторопился тот, подталкивая девушку вперед. Крис пошел вместе с ними. На жест охранника, попытавшегося остановить его, он невозмутимо произнес:

— Мне надо выйти на воздух.

Охранник заколебался. В тоне Криса слышалось столько уверенности, что он не решился остановить его. В конце концов, Питер не дал четких указаний относительно этих типов. Нельзя было выпускать только отобранных девиц, да и то до определенного момента.

— Хорошо, — проворчал он, пропуская Криса и его спутников.

Оказавшись вновь в плохо освещенном коридоре, Крис лихорадочно зашептал по-французски:

— Что рыжая девушка просила вас сделать?

— Остаться здесь и подменить ее, — ответила мулатка, не поведя бровью. — Я с удовольствием ослушаюсь Питера Келлагана, который приказал мне уйти, и выполню ее просьбу.

Крис терялся в догадках, зачем Луизе понадобилась помощь этой красотки, но сомневаться в напарнице не имел права.

— Послушай, — вдруг заговорила девушка все так же шепотом, — дай Дереку пятьдесят баксов и попроси его оставить меня с тобой.

Крис понял все с полуслова. Он остановился и, обращаясь к долговязому, сказал:

— Твоя девочка недурна. Не одолжишь мне ее на время?

Крис хрустнул купюрой. Долговязый, который не слышал ни слова из предыдущего разговора, был приятно удивлен. Он так рассчитывал на деньги Питера, что не мог скрыть своего разочарования. А тут вдруг неожиданно подвернулась возможность подзаработать. Правда, немного, но лучше хоть что-то, чем ничего.

— Пойдет, — хрипло сказал он и взял деньги. — Только не очень мучай ее.

Крис кивнул, и долговязый скрылся в темноте. Было слышно, как он препирается с охранником у входа. Потом все стихло. Никому не было дела до двух зайцев, притаившихся в самом сердце клуба.

— Пойдем назад, — прошептала мулатка и, взяв Криса за руку, повела его по темному коридору.

На этот раз они свернули вправо, и Крис вскоре услышал громкую музыку и пьяные крики. Он понял, что они пришли. Буквально через секунду им навстречу вылетела рыжеволосая девица с горящими глазами. Крис снова с трудом узнал Луизу.

— Наконец, — прошипела девушка. — Я думала, вы никогда не придете.

Мулатка флегматично пожала плечами.

— Пойдемте сюда. Мне удалось ускользнуть всего лишь на несколько минут…

Они свернули за угол, и тут Крису пришлось стыдливо отвернуться. Потому что девушки без зазрения совести принялись скидывать одежду. Когда Луиза позвала его, он повернулся и увидел, что на мулатке был ее огненно-рыжий парик и юбка с кофтой. Луиза, соответственно, щеголяла в коротком платье мулатки. Благодаря темному тону на лице мисс Уорпол вряд ли кто-то разберет в потемках, что вернулась совсем другая девушка…

— Спасибо, — шепнула Луиза мулатке. Та понимающе улыбнулась.

— Я буду рада насолить Келлагану, — хрипло произнесла она и направилась виляющей походкой в зал для гостей, где была встречена громкими криками одобрения.

— Ее не разоблачат? — тревожно спросил Крис.

— Не знаю, — невозмутимо ответила Луиза. — Но как иначе я бы выбралась оттуда? Идем. У нас мало времени.

Они стали искать лестницу на второй этаж, постоянно сворачивая не в ту сторону. Казалось, что весь клуб состоит из неожиданных поворотов и фальшивых дверей. Скудное освещение мешало им разобраться с дорогой, но с другой стороны служило хоть какой-то защитой от нескромных взглядов. Один раз они натолкнулись на охранника, однако Крис прикинулся пьяным гостем, сопровождающим девочку в отдельную комнату, и тот не обратил на него никакого внимания.

Наконец их мучениям настал конец. Луиза потянула на себя очередную дверь, и они вышли на маленькую лестничную клетку. Вверх уходила узкая железная лестница. Луиза стремглав бросилась по ней, Крис едва успевал за девушкой.

Они влетели на второй этаж. Там было также темно, но все равно было заметно, что это частная территория, не предназначенная для посторонних.

— Джеки сказала, что офис Питера в самом конце коридора, — прошептала Луиза. — Но мы должны быть очень осторожны. Возможно, что Келлаган где-то здесь.

— Разве он не был с вами в зале? — изумился Крис.

— Нет, — покачала головой Луиза. — Подобные развлечения, видимо, не для него. Он появился один раз, чтобы проверить, что все в порядке.

Мурашки побежали по спине Криса, когда он представил, что Питер ожидает их где-то в темноте. Приключение слишком затянулось. Но Луиза, похоже, не разделяла его мнения.

— Там, — уверенно показала она рукой на массивную коричневую дверь.

За то короткое время, что Луиза провела в комнате ожидания с остальными девушками, она успела узнать многое. Безошибочно угадав настроение мулатки, она завязала с ней разговор, в ходе которого выяснилось, что Джеки (так звали темнокожую чаровницу) уже несколько раз развлекала гостей Питера Келлагана. Была она прекрасно знакома и с самим хозяином и по непонятным причинам питала к нему ненависть. Луиза не стала выяснять, почему. Она вполне удовлетворилась самим фактом, тем более что она могла использовать его в своих целях. Джеки сообщила ей, что сейчас появится Питер и отберет девушек для своего праздника.

— Я точно не попаду в их число, — философски вздохнула мулатка, польщенная вниманием Луизы. Та умела выведывать у людей их секреты. — А ты наверняка понравишься. Келлаган любит новые лица. Особенно такие.

Луиза поежилась под пристальным взглядом Джеки. Если Питер узнает, кто скрывается под рыжим париком, ей точно не сдобровать.

— Хочешь насолить Питеру? — неожиданно спросила Луиза, повинуясь безотчетному импульсу. Она постоянно прокручивала в голове всевозможные варианты проникновения в офис Питера. По словам Джеки, гости и девушки уединятся в большом зале клуба, где и будет проходить вечеринка. Разве она сможет ускользнуть незамеченной? Надо, чтобы ее кто-то заменил…

Луиза повнимательнее пригляделась к Джеки. Мулатка была немного выше ее и, естественно, темнее. Однако и лицо самой Луизы тоже не блистало обычной белизной.

Если отдать ей мой парик и одежду, она вполне сойдет за меня, лихорадочно размышляла Луиза, прикидывая, согласится ли ее новая знакомая на такую перемену.

Но ее опасения были беспочвенны. Джеки с радостью ухватилась за эту идею и снабдила Луизу массой полезной информации.

Теперь предстояло использовать эту информацию.

Крис и Луиза стояли перед дверью и беспомощно на нее смотрели.

— Может быть, твоя Джеки и ключ тебе дала? — с горечью спросил Крис.

— У меня есть кое-что получше, — спокойно ответила Луиза и достала из сумочки маленькую отмычку. Крис невольно присвистнул.

— Ты умеешь ею управляться?

— В школе многое приходилось делать, — туманно сказала Луиза и принялась за дело. Через три минуты она триумфально открыла тяжелую дверь и шагнула внутрь. Крис последовал было за ней, но девушка остановила ее.

— Оставайся в коридоре, — твердо сказала она. — Вдруг кто-нибудь появится… Ты подашь мне сигнал.

И после этих тревожных слов Луиза скрылась в непроницаемой темноте кабинета. Крис испуганно огляделся. Он юркнул в самый темный угол коридора в надежде, что случайный посетитель не заметит его. Но на это рассчитывать не приходилось… Крис постарался задушить страх в самом зародыше и не предаваться пустым размышлениям. В конце концов, самое главное — не подвести Луизу и вовремя сообщить ей об опасности…

А Луиза тем временем в растерянности стояла в незнакомой темной комнате и думала, с чего же ей начать. Включить свет она не решалась, так как ее легко могли обнаружить. Внезапно она с облегчением вспомнила о маленьком карманном фонарике, который в самый последний момент сунула в сумочку.

Узкий луч света скользил по стенам, выхватывая из темноты то цветные репродукции, то фотографию немолодой женщины в позолоченной оправе, то небрежно расставленные стулья. Луиза направила фонарик на стол Келлагана и тотчас заметила черный портативный компьютер. Не долго думая, девушка подошла к столу и включила машину.

— Посмотрим, что там у тебя есть, Питер, — произнесла она тихонько.

К ее удивлению вход в систему был доступен без всякого пароля. Либо Питер не хранит здесь никакой важной информации, либо просто чересчур уверен в своей безопасности…

Проверить догадку Луиза не успела. Шум шагов в коридоре привлек ее внимание. Она подняла голову и тут же увидела перед собой Криса, который влетел в кабинет.

— Келлаган идет сюда с кем-то, — встревоженно сообщил он.

Луиза немедленно щелкнула по клавише выключения компьютера.

— Сюда, — дернула она Криса за рукав и потянула за собой за огромный книжный шкаф, который фактически делил кабинет на две части.

И вовремя. Потому что дверь распахнулась, включился верхний свет, и Питер вошел в кабинет вместе с каким-то мужчиной.

— Кажется, я забыл запереть дверь, — услышала девушка знакомый голос Келлагана. Луиза безумно разозлилась на себя. Могла бы догадаться закрыть дверь!

Но Питер не обратил на это особого внимания.

— Пустяки, — ответил он на замечание своего собеседника о том, что подобная небрежность может быть опасна. — Здесь все тщательно охраняется. К тому же я никогда не оставляю здесь важные бумаги…

Луиза чуть не застонала от разочарования. Значит, ее затея с треском провалилась. Мало того, что Питер в любой момент мог обнаружить их в этом углу, так еще и проделано все это было зря…

Питер тем временем уселся в свое кресло. Луиза услышала, как заскрипела кожа под его весом.

— Итак, как обстоят наши дела? — заговорил Келлаган после некоторой паузы, во время которой Луиза старалась успокоить отчаянно бьющееся сердце. Крис рядом с ней тоже чувствовал себя не лучшим образом.

— У меня все готово, — хрипло откликнулся незнакомец. — Жду только вашего сигнала. Сенатору действительно не поздоровится…

Луиза моментально забыла о своем страхе. Может быть, она все-таки не зря проделала этот путь.

— Возможно некоторое изменение в плане, — медленно произнес Питер. — Появились новые обстоятельства…

Луиза чуть не хмыкнула. Конечно, Келлаган подождет ее окончательного ответа.

— Сейчас я выясню всю точно, — свирепо сказал Питер и снял трубку телефона. Луиза слышала, как он набирает номер.

— Здравствуйте. Это Питер Келлаган. Я хотел бы поговорить с Лу…

Девушка не могла не видеть комизма ситуации, несмотря на всю серьезность положения. Так просто было бы шагнуть и сказать:

— Слушаю вас…

— Хорошо, — раздраженно произнес Питер и повесил трубку. Она лязгнула об аппарат и затихла. Очевидно, Луизу к телефону позвать не могли…

— Так что же мне делать, мистер Келлаган? Я подготовил все, — прервал незнакомый мужчина затянувшееся молчание, которое последовало после короткого телефонного разговора.

— Давай сюда все документы, — ответил Питер резко. — Пусть день полежат здесь, а потом мы посмотрим, что делать!

Луиза услышала шуршание бумаг и сильно сжала руку Криса. Неужели судьба будет к ней благосклонна и позволит завладеть этими таинственными документами?

— Я спрячу их в сейф. Не волнуйся, они будут в полной сохранности, — вальяжно сказал Питер, успокаивая своего собеседника.

Сердце Луизы опустилось. Надежда поманила ее и бросила на полпути. Инструментов для взлома сейфов в ее маленькой сумочке не было…

Внезапно зазвонил телефон.

— Келлаган слушает, — рявкнул Питер в трубку. Судя по всему, он находился не в самом благодушном настроении. — Чтооо? — вскричал он и вскочил он с места. Луиза слышала, как кресло жалобно скрипнуло. — Я уже иду.

— Пойдем вниз. Доминго доложил мне, что у дверей стоят полицейские и требуют встречи со мной…

Встревоженный тон Питера явно указывал на то, что даже всемогущий Келлаган порой боится. Внезапный визит полиции в такой день не предвещал ничего хорошего.

Как только за мужчинами захлопнулась дверь, Луиза выскочила из-за шкафа.

— Погоди, — потянул ее назад Крис. — Вдруг они вернутся…

— Мы уберемся до их возвращения, — твердо сказала девушка и подбежала к столу. В суматохе Питер даже не выключил свет, не говоря уже о том, чтобы положить важные бумаги хотя бы в ящик стола.

Темно-красная папка лежала рядом с компьютером. Луиза раскрыла ее. Все оригиналы договоров, соглашений, расшифровки телефонных разговоров, чеки, расписки, связанные с сенатором Уорполом, лежали в этой папке. Луиза передала бумаги Крису. Но она пришла не только за этим. Ей хотелось бы прихватить что-нибудь компрометирующее Питера Келлагана. Она наугад рванула верхний ящик стола и замерла на месте. Он был доверху набит небольшими прозрачными пакетиками с каким-то белым порошком внутри.

— Я думаю, отделение по борьбе с наркотиками заинтересуется этим, — довольно произнесла девушка и протянула руку, чтобы взять один из пакетиков.

— Не надо, — вовремя остановил ее Крис. — Как ты объяснишь полиции то, что ты делаешь сейчас в «Джинджо»? Тебе придется рассказать все с самого начала, а ведь именно это ты и не хочешь делать, не так ли?

Крис уже смекнул, что Луиза открыла охоту на Келлагана не только из-за заботы о Дэне. Разговор Питера с незнакомцем о материале на сенатора Уорпола открыл ему глаза…

Луиза кивнула головой. Ей было немного неудобно перед Крисом. Получается, что она заставила его так рисковать ради спасения собственного отца и ничего не сказала ему об этом. Выходит, что она попросту обманула его…

Но предаваться угрызениям совести было некогда. Они оба прекрасно понимали это.

— Уходим, — произнесла девушка, решительно задвигая ящик с белым порошком.

Крис кивнул.

Они выскочили в коридор. На втором этаже не было ни души, поэтому они беспрепятственно вышли на лестницу. Но на первом этаже все было далеко не так спокойно. Там бегали люди, хлопали двери, истошно кричала какая-то женщина. Крис и Луиза немного помедлили на лестничной клетке, не решаясь спуститься. Однако другого выхода они не знали…

— Не хочешь попытаться выбраться через окно в кабинете Питера? — шепотом предложил Крис, прислушиваясь в царящей на первом этаже суматохе.

— А вдруг нас кто-нибудь там застукает? Окна-то выходят на улицу…

Крис хмыкнул.

— Тогда вперед!

Он решительно распахнул дверь, ведущую на первый этаж, и тут же закрыл ее обратно. Даже в сумраке Луиза увидела, что его лицо бело как мел.

— Т-там полно полиции, — заикаясь, произнес он. — И Питер с ними. Здесь мы не пройдем…

Луиза наморщила лоб. Соваться в осиное гнездо ей тоже очень не хотелось.

— Придется через окно, — с сомнением в голосе произнесла она, некстати вспомнив Роджера, который неуклюже выпрыгнул из окна ее спальни, находящейся тоже на втором этаже. — Надеюсь, там не очень высоко…

— Мы зря теряем время, — прервал Крис рассуждения девушки. — Идем.

Они побежали обратно вверх по лестнице. Второй этаж был по-прежнему безлюден, и они без проблем добрались до кабинета Питера.

— Здесь же свет, — простонала Луиза. — Нас будет видно.

— Давай выключим, — предложил Крис и протянул руку к выключателю.

— Погоди, — остановила его девушка. — Если кто-нибудь наблюдает за окнами, то мы только привлечем лишнее внимание.

Луиза огляделась. Она не решалась подойти близко к окну, так как боялась, что их силуэты будут прекрасно видны.

— Смотри. — Крис дернул ее за рукав. Девушка оглянулась. Он показывал на небольшую дверь в дальнем углу кабинета. — Что там?

Они согнулись в три погибели и осторожно подошли к двери. Луиза достала все ту же незаменимую отмычку и открыла дверь. По-видимому, здесь была комната отдыха Питера Келлагана. Плоский телевизор занимал чуть ли не всю стену, низкий диван словно приглашал усталого человека отдохнуть на нем после трудов праведных. В этой комнате было еще несколько дверей, ведущих неизвестно куда. Но Луизу и Криса больше интересовало окно. Как раз то, что надо.

Им повезло. Окно этой комнаты выходило на другую сторону, и если окна кабинета Питера под наблюдением, то здесь вряд ли кто-то обратит внимание на две маленькие тени…

Открыть окно и спуститься вниз, цепляясь за шероховатую стену, словно пауки, было делом нескольких минут. Этаж располагался не слишком высоко, поэтому и Луиза, и Крис без всяких последствий шлепнулись на мягкую землю.

Луиза осторожно заглянула за угол.

— Там полиция, — произнесла она с сожалением. — А мы оставили машину почти у самого входа.

— Да зачем нам машина? — изумился Крис. — Разберемся с ней завтра. Пойдем скорей отсюда…

Он потянул девушку за собой подальше от этого Неприятного клуба, радуясь, что они осуществили задуманное и ускользнули незамеченными. Луиза послушно брела за ним, прижимая к груди драгоценную папку и лишь изредка оглядываясь назад, чтобы посмотреть на машину, которая домчала бы ее до дома за полчаса, но вместо этого бесполезно стояла у входа «Джинджо»…

— Хорошо, что мы взяли машину напрокат, — задумчиво произнесла Луиза.

Крис встал как вкопанный.

— Но ведь взял-то я ее на свое имя. Полиция наверняка выяснит это и придет ко мне с вопросами…

Луизе стало его жаль. В конце концов, он впутался в эту историю ради нее.

— Скажешь, что машину у тебя угнали, а эту ночь ты провел со мной, — великодушно предложила она.

— С тобой? — вскричал Крис. — Чтобы Дэн меня на куски разорвал?

— Я все ему объясню, — твердо сказала девушка. — Но нам пора. У нас впереди долгая дорога…

Крис поплелся за ней, прикидывая в уме, чей допрос будет легче вынести — полиции или Дэна Энтвуда.

10

Домой они добрались только под утро, так как не решились остановить такси поблизости от «Джинджо». Им пришлось почти всю дорогу идти пешком, и Луиза стерла ногу до кровавой мозоли. Она несколько раз просила Криса поймать машину, но он упорно отказывался.

— Нам не надо привлекать к себе внимание, — твердил он, несмотря на то, что его ноги тоже ужасно болели. Все же Крис искренне наслаждался этим приключением, особенно сейчас, когда все опасности были позади и оставались лишь элементарные меры предосторожности…

Они расстались у дома Луизы, так как Крис настоял на том, чтобы проводить ее. Уставшая девушка еле доплелась до спальни. К счастью, все Уорполы мирно спали в своих постелях, и никто не вышел в холл, чтобы поприветствовать раскрашенную Луизу, спотыкающуюся на высоких каблуках.

Только захлопнув за собой дверь родного дома, девушка вздохнула с облегчением. Неужели ее приключение закончилось? И, что самое главное, удачно? Луиза посмотрела на красную папку, которую до сих пор крепко прижимала к себе.

— Надеюсь, ты не подведешь меня, — пробормотала она, обращаясь к неодушевленному предмету.

Луиза прошла в спальню, зажгла свет и, небрежно откинув сумку в сторону, присела на стул у окна. Ей не терпелось подробно изучить свою добычу. Читая бумаги, девушка ужасалась, так как только сейчас до конца увидела глубину пропасти, в которую собирался столкнуть ее отца Питер Келлаган. Одновременно она чувствовала безмерное облегчение от того, что опасность миновала. В ее руках находились бесценные документы, причем в оригинале. Вряд ли у Питера есть еще одна подобная коллекция…

Внезапно возбуждение сменилось усталостью. Луиза спрятала драгоценную папку под подушку и, скинув одежду, опустилась на кровать. Впервые в жизни девушка не стерла макияж, не приняла душ перед сном, но она слишком много пережила за сегодняшний день, чтобы придавать значение таким пустякам…

И снова с утра ее разбудил настойчивый стук в дверь. Только на этот раз это был сам сенатор.

— Лу, вставай, уже три часа дня.

Девушка села на кровати. Она вспомнила события вчерашнего дня и засунула руку под подушку. Только убедившись, что папка на месте, она ответила:

— Встаю, па. А что случилось?

— Ты проспала все самое важное. — Голос сенатора звучал взволнованно. — Но сейчас будет очередной выпуск новостей, и ты сможешь посмотреть все сама…

Выпуск новостей? Луиза насторожилась. Неужели это имеет отношение к ее вчерашнему визиту в «Джинджо»?

Луиза подошла к двери и открыла ее.

— А какой канал? — спросила она.

— Что с твоим лицом, детка? — испуганно воскликнул сенатор.

Луиза мысленно выругалась. Жуткий вчерашний макияж наверняка размазался по всему лицу. Неудивительно, что отец шокирован.

— Где ты вчера была? — сенатор что-то заподозрил.

— Потом, — коротко ответила Луиза. Она собиралась все рассказать отцу, только позднее. Сейчас он и без того был достаточно обеспокоен.

— Ладно, — кивнул сенатор. — А сейчас включи телевизор.

Девушка щелкнула пультом, и на экране возник диктор новостей третьего канала. Он кратко сообщил о прискорбных событиях, произошедших этой ночью в одном из ночных клубов пригорода. Оказывается, под прикрытием спортивно-развлекательного комплекса работал самый настоящий притон, где устраивались нелегальные бои без правил, продавались наркотики и женщины.

Тут же показали «Джинджо», казавшийся таким невзрачным при дневном свете. Сердце Луизы замерло. Значит, расплата наступила очень быстро. Бедняжка Питер! Какой удар. И как вовремя они с Крисом побывали в «Джинджо»…

Темноволосая журналистка бойко рассказывала о незаконной деятельности клуба «Джинджо». Ее глаза радостно горели. Это была настоящая сенсация.

— Владелец клуба, сын одного из самых уважаемых людей в нашей стране Питер Келлаган отказывается комментировать происходящее. Он взят под стражу по обвинению в распространении наркотиков, торговле оружием и еще по меньшей мере пяти основаниям…

Луиза перестала вслушиваться в слова энергичной журналистки.

— Питеру просто так не выкрутиться, — с удовлетворением произнесла она. — Они кучу всяких интересных вещей нашли в «Джинджо», причем в его личном кабинете…

— Откуда ты знаешь? — сенатор с подозрением покосился на дочь.

— Разве в новостях только что не сказали, па? — легкомысленно спросила девушка. Ей нравилось иногда дразнить отца.

— Главное, чтобы полиция не нашла там ничего по моему делу, — с горечью произнес сенатор, и Луиза внезапно поняла, почему отец так обеспокоен.

Какая же я дурочка, мысленно упрекнула она себя. Все забавляюсь. А дело-то ведь действительно серьезное.

— Они не найдут там ничего, — медленно сказала Луиза. — Потому что все документы, имеющие отношение к тебе, лежат у меня под подушкой.

И Луиза доказала слова делом, продемонстрировав ошеломленному отцу темно-красную папку. Сенатор схватил ее и быстро пролистал.

— Откуда она у тебя? — спросил он, подняв изумленные глаза на дочь, которая невозмутимо стояла рядом.

— Из «Джинджо».

— Но как…

Сенатор был в растерянности. Малютка-дочь исчезла, перед ним стояла уверенная в себе молодая женщина, которая словно по мановению волшебной палочки ликвидировала все его проблемы.

— Боюсь, это было не совсем законно, папа, — пожала плечами Луиза, — но главное, что теперь все в порядке…

— Лу…

Сенатор был растроган до глубины души, но он не решался узнать у Луизы в точности, на что ей пришлось пойти ради него. Сенатор боялся почувствовать угрызения совести.

— Ведь все теперь в порядке, па? — настойчиво спросила Луиза. Ей на мгновение показалось, что отец не совсем доволен ею.

— Да, — вздохнул сенатор с облегчением. — Это все компрометирующие меня материалы. Питер ничего не сможет мне сделать…

— Надеюсь, ты не совершишь больше подобной ошибки, па? — лукаво поинтересовалась девушка.

— Никогда, — твердо пообещал сенатор.

— И ты выполнишь свое обещание?

— Ты о чем? — моментально насторожился сенатор.

— Я о Дэне Энтвуде. — Луиза была прямолинейна. Она устала играть в прятки, прикидываясь не тем, кем была на самом деле.

— Кто это? — В собственных тревогах имя возлюбленного дочери вылетело у него из головы.

— Мужчина, которого я люблю.

— Ах, тот боксер, — вспомнил сенатор. — Кажется, Тони не очень хорошо о нем отзывался…

— Тони здесь ни при чем.

— Что ты от меня хочешь, Лу? Я не могу запретить тебе дружить с тем, кого ты выбрала…

Луиза сразу уловила фальшь. С ней разговаривал настоящий дипломат, скрывающий нелицеприятную истину за красивыми формулировками.

— А если я выйду за него замуж?

Лицо сенатора пошло красными пятнами.

— Тебе еще рано об этом думать, — непреклонно сказал он. — У тебя университет… Не торопись, детка. Развлекайся, радуйся жизни.

— Папа, — угрожающе начала Луиза.

— Хорошо, — сенатор вскинул руки, как бы защищаясь. — Поступай, как знаешь.

Луиза триумфально улыбнулась. Она наконец добилась своего. Девушка не сомневалась, что, когда отец познакомится с Дэном, он не сможет не одобрить ее выбор. И Тони тоже. В том, что мать поддержит ее, Луизе была уверена. Миссис Уорпол была мудрой женщиной и не слишком обращала внимание на социальное неравенство.

— Ты — маленькая интриганка, Лу, — проговорил сенатор. Тут его взгляд упал на бумаги в темно-красной папке. — Но ты молодчина. Я не знаю, что бы я без тебя делал…

— Что-нибудь обязательно бы придумал, папочка, — рассмеялась девушка. — Ведь свои способности я унаследовала от тебя.

Когда сенатор ушел из ее комнат, прижимая к груди драгоценную папку, Луиза ринулась в ванную. Увидев себя в зеркало, она зашлась в истерическом хохоте. Неудивительно, что отец испугался. На ее щеках невообразимо смешались оттенки голубого, зеленого, черного и красного. Похоже, макияж был стойким, и несколько часов сна на белоснежном белье только укрепили его…

Луиза с наслаждением смыла с себя последние следы прошлой ночи. Все трудности позади. Можно с чистой совестью расслабиться. Она заслужила покой. А самое полное ощущение покоя она испытывала в присутствии Дэна. Луиза улыбнулась своим мыслям и набрала заветный номер…

Через два часа они встретились на ставшей уже традиционной площадке перед университетом. Луиза собиралась на свидание словно в первый раз. Когда она заметила стройную фигуру Дэна, ее сердце учащенно забилось. Девушка сдерживала себя, чтобы не побежать ему навстречу, хотя желание сделать это было непреодолимым.

— Привет! — улыбнулись ее глаза, когда она подошла ближе.

— Привет! — также, не говоря ни слова, ответил Дэн.

Через секунду они уже сжимали друг друга в объятиях, не обращая внимания на изумленные взгляды окружающих. Луизу Уорпол многие знали в университете, но сейчас ей было все равно. Наконец-то она нашла мужчину, о любви которого мечтала всю свою жизнь…

— Чем ты занималась вчера вечером? — спросил Дэн, когда они сели на скамейку в тихой части университетского парка. — Я звонил несколько раз, но тебя не было дома…

— У меня были проблемы, — туманно сказала Луиза, прижимаясь щекой к плечу любимого. — Я устраивала кое-что, связанное с нашей свадьбой…

Дэн встрепенулся при слове «свадьба». На самом деле ему не очень верилось в то, что дочь сенатора Уорпола хочет стать его женой. А даже если и хочет, разве ей позволят родители?

— Твой отец отказывается? — с тоской в голосе спросил он.

— Что ты, дурачок, — ласково обругала его Луиза. — Он согласился.

— Неужели? — Дэн не мог поверить в это.

— Конечно, поначалу он воспринял эту идею в штыки, — признала девушка. — Но потом я сумела убедить его.

Дэн покосился на Луизу.

— Маленькая интриганка, — произнес он. — Ты веревки из людей вьешь…

Луиза усмехнулась. Отец тоже так назвал ее. Что ж, возможно, они и правы. Но раз хитростью и проворством ей удалось добиться желаемого, то к чему лишние упреки? Раз ее маленькие уловки привели к столь блестящему результату, то стоит ли переживать из-за того, что она не всегда была искренна?

— Я — твоя маленькая интриганка, — счастливо прошептала она, кладя голову на плечо Дэна. — И останусь ею на всю жизнь.


home | my bookshelf | | Маленькая интригантка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу