Book: Бриллианты твоих глаз



Бриллианты твоих глаз

Алекс Вуд

Бриллианты твоих глаз

1


За столом сидели шесть человек. Берти Аркрофт, граф Кентский, его младший брат Джеймс, их бабушка леди Элизабет, Кэтрин Уильямс, знакомая леди Элизабет, баронесса Леонарда Штайн, молодая хорошенькая немка, и Изабель Алмеду, гостья Берти. В комнате царил таинственный полумрак. Двенадцать свечей в золотистых резных подсвечниках отбрасывали причудливые тени на мраморные стены большой гостиной фамильного особняка Аркрофтов. Больше никакого освещения не было, но глаза собравшихся за столом уже привыкли к темноте, и они четко видели напряженные лица друг друга.

На столе белел огромный круг бумаги с нечеткими буквами английского алфавита, написанными по краям. В левой части круга под буквами было выведено слово «ДА», в правой — «НЕТ», чтобы духи могли кратко отвечать на вопросы собравшихся, не затрудняя себя. Тут же присутствовало неизменное для спиритического сеанса блюдце со стрелкой, прикрепленной к нему. Свечи были расставлены на каминной доске, между ними курились благовония. Этот процесс шел уже давно, и вся гостиная была окутана легкой дымкой. У баронессы от непривычного запаха разболелась голова, однако леди Элизабет настаивала на точном следовании всем правилам. Она помнила, как проводились спиритические сеансы еще при ее дедушке, и теперь собиралась показать молодым, как это делается по-настоящему.

Худые руки леди Элизабет возлежали на блюдце. Она прикрыла глаза и что-то бормотала себе под нос. Берти Аркрофт, сидевший по левую руку от бабушки, подмигнул Изабель, намекая на комичность происходящего. Было ясно, что позднее он ни за что не упустит шанс посмеяться над старомодным ритуалом и серьезностью старушки.

Изабель ответила ему легкой улыбкой, но на самом деле она совсем не разделяла его веселости. Спиритический сеанс задумывался как шутка, небольшое развлечение в скучный зимний вечер, но почему-то у Изабель было тяжело на душе. Не то чтобы она верила в духов и прочую мистическую чепуху, но невозможно было не почувствовать веяние таинственности в этом старинном английском замке. Всякое может произойти в такой вечер...


Изабель познакомилась с Берти Аркрофтом на ипподроме. Сезон скачек уже давно закончился, но некоторые любители конного спорта порой появлялись там и наблюдали за редкими тренировками, выбирая достойнейших лошадей. Берти, несмотря на занятость, всегда выкраивал время для подобных визитов и знал всех постоянных посетителей в лицо. Загадочная девушка в черном, которая каждый день появлялась в ложе и смотрела на несущихся лошадей, сразу привлекла внимание импульсивного аристократа. Просидев несколько часов на ипподроме, она вставала и уходила. У входа ее неизменно ждал черный лимузин, что тоже вызывало немалый интерес.

По крайней мере, у Берти Аркрофта. Рьяный спортсмен, любитель скачек, страстный болельщик и азартный игрок, он с не меньшим воодушевлением относился и к женскому полу. Тридцатидвухлетний холостяк, богач с голубой кровью и очаровательный джентльмен. Что еще требовалось, чтобы вскружить голову даже самой стойкой женщине? Победы графа Кентского в любовной сфере далеко превосходили его спортивные достижения. Многие мужья грозились «придушить этого нахала Аркрофта», если он хоть раз попадется им на пути, но Берти был достаточно умен, чтобы не создавать себе дополнительных проблем. Он безжалостно срывал цветы, вдыхал их аромат, а потом исчезал, ловко избегая заслуженного наказания. О покорении Берти Аркрофта мечтали многие великосветские девицы, однако пока ни одной из них не удалось завлечь его в матримониальные сети. Он по-прежнему неутомимо искал свою единственную и неповторимую, щедро одаривая женщин знаками внимания.

Таким образом, таинственная незнакомка, отличавшаяся к тому же редкой красотой, была обречена на знакомство с Аркрофтом. После недели пристального наблюдения он решился на конкретные действия. Берти не страдал застенчивостью и отсутствием находчивости, поэтому он просто подсел к девушке и заговорил с ней о лошадях, пользуясь свободой общения, царившей на ипподроме.

К его удивлению, незнакомка не стала кокетничать или настаивать на сохранении инкогнито.

Наоборот, она мило улыбнулась ему, и через несколько минут они уже болтали как старые приятели. Берти никогда за словом в карман не лез, а Изабель (так звали таинственную девушку) оказалась великолепной собеседницей, чуткой и внимательной.

Берти был заинтригован. Судя по темной одежде, роскошной машине и полнейшей отстраненности, девушка должна бы напускать тумана, томно закатывать глаза и изображать из себя роковую женщину. Ничего подобного не происходило. Изабель была приветлива, открыта, и это поставило Берти в тупик. Неотразимый граф Кентский впервые в жизни почувствовал, что его чары не оказывают ожидаемого эффекта. Он удвоил усилия. Безрезультатно. Он попытался изобразить холодность и добился лишь того, что Изабель ужасно расстроилась из-за этой внезапной перемены!

Одним словом, к концу недели знакомства Берти Аркрофт всерьез увлекся ею. В Изабель были шик, шарм и непередаваемое обаяние, которое Берти объяснял тем, что его новая знакомая — француженка, а значит, просто обязана пленять с первого взгляда.

Берти все нравилось в Изабель. И короткие темные волосы, завитками прикрывающие маленькие уши, и строгий утонченный профиль, словно отчеканенный на монете, и нежный голос с таким милым акцентом. Изабель разговаривала на правильном английском, лишь некоторые неточности в произношении выдавали в ней иностранку. Однако самым примечательным в ее лице были глаза. Огромные, в обрамлении пушистых черных ресниц, они заставляли вглядываться в лицо девушки еще и еще. Больше всего поражал их цвет, смесь голубого и серого, он напоминал прозрачный хрусталь, омытый родниковой водой.

Вскоре Берти было позволено проводить Изабель домой, и он узнал, что она живет в Лондоне с тетушкой, сурового вида немолодой особой. Разъяснился и черный цвет одежды. Полгода назад Изабель потеряла в автомобильной катастрофе обоих родителей.

Берти был потрясен. Он сам стал сиротой в четыре года, когда его отец неудачно упал с лошади и сломал шею (мать умерла еще раньше, едва произведя на свет его младшего брата Джеймса). Аркрофт сразу почувствовал сострадание к Изабель, и это чувство лишь усилило его влечение к ней. Берти стал частым гостем в доме Изабель. Тетушка, правда, была против его визитов. Это Аркрофт понял сразу. Она никогда не оставляла Берти и Изабель наедине и отпускала в его адрес нелицеприятные замечания.

— Тетя очень волнуется из-за меня, — поясняла Изабель, и ее хрустальные глаза наполнялись слезами. — Она боится, что кто-то причинит мне боль...

Берти вполне понимал суровую тетю. Обидеть такое хрупкое существо очень легко, и Аркрофт старался и словом и делом доказать, что ни за что не навредит Изабель.

Настало время, когда Берти должен был вернуться домой, в свой старинный замок, который благодаря усилиям предков Берти, а также его собственным являл собой настоящее произведение искусства. Но расстаться с Изабель было немыслимо, и Аркрофт предложил ей провести некоторое время в его фамильном замке. Конечно, с драконом-тетушкой. Изабель охотно согласилась. Возможно, она уже начала чувствовать к графу Кентскому симпатию, которая быстро возникает между двумя свободными привлекательными молодыми людьми.

А вот свирепая тетушка ехать отказалась. Тут Берти с удивлением узнал, что в этом тандеме отнюдь не она играла решающую роль. Изабель была богата, а тетушка нет, Изабель распоряжалась всем и решала, куда и зачем ехать, тетушка не имела права голоса. Берти поначалу не мог поверить собственным ушам, но вскоре убедился, что хрупкая француженка совсем не так беззащитна, как казалось на первый взгляд. Она принимала трезвые решения, здраво рассуждала и была похожа не на сказочное существо, а на вполне реальную женщину.

Сделав это открытие, Берти очень обрадовался. Значит, Изабель такая же женщина, как и все остальные, и на нее должны подействовать те же приемы. Зима в Аркрофт-Хаузе обещала быть очень интересной...


— Блюдце двигается, — вполголоса произнесла Леонарда.

Все глаза немедленно устремились на столовый прибор, белевший в полумраке. Блюдце действительно немного дернулось, но тут же вновь затихло.

— Вы слишком несерьезны, — раздраженно сказала леди Элизабет. От ее проницательного взгляда не укрылись ухмылки Берти. Старший внук порой ужасно действовал ей на нервы своим легкомысленным поведением.

Сама леди Элизабет всю жизнь была серьезна. Без тени улыбки она выходила замуж и растила детей. Смех казался ей чем-то совершенно ненужным, поэтому излишняя веселость Берти часто выводила ее из себя. Другое дело Джеймс...

Джеймс Аркрофт был любимцем бабушки. В отличие от легкомысленного брата он рос задумчивым, внимательным ребенком. В школе и университете его очень хвалили, но, получив образование, он не стал работать, а посвятил себя любимому делу — истории. Одно время Джеймс даже был членом нескольких исторических и археологических обществ, но потом отошел от них, предпочитая проводить научные изыскания в одиночку. Усилиями старшего брата семья ни в чем не нуждалась, и Джеймс мог заниматься наукой сколько душе его было угодно.

Леди Элизабет только приветствовала уединенный образ жизни младшего внука, более того, она даже настаивала, чтобы Джеймс как можно больше времени проводил в кругу семьи. В нем она видела настоящего потомка графов Кентских, с подобающим истинному аристократу складом ума и характера. Она сокрушалась про себя тому, что не Джеймс — наследник титула, а этот клоун Берти, который только и знает, что гоняется за юбками. То, что Берти содержит всю семью, в расчет не принималось...

Подобные настроения бабушки, которая фактически вырастила братьев, ни для кого секретом не являлись. Однако Берти относился к этому снисходительно и никогда не отказывал ни бабушке, ни брату в их маленьких просьбах.


— Пора, — громко провозгласила леди Элизабет. — Соединим энергию наших душ и позовем к себе обитателей загробного мира.

Тотчас все сидящие за столом взялись за руки. А Берти, который, несмотря на свое легкомыслие, считался прекрасным медиумом, вместе с леди Элизабет дотронулся до блюдца. Больше не было обмена веселыми улыбками и многозначительными взглядами. Всех охватило некое мистическое предчувствие, которое иногда посещает впечатлительных людей, да еще собравшихся в старинном замке, где до сих пор можно было встретить привидение...

Блюдце зашевелилось, стрелка дрогнула, легкий порыв ветра поколебал пламя свечей, словно и вправду в гостиную влетел бесплотный дух. Изабель вздрогнула. У нее были крепкие нервы, но это уже слишком...

— Дух Эдуарда Аркрофта, моего покойного супруга, ты ли здесь? — продолжала леди Элизабет.

Все знали, что она помешана на потустороннем общении с мужем, который ушел в мир иной около пятнадцати лет тому назад. Берти постоянно шутил по этому поводу, вызывая улыбку даже на лице непреклонной Кэтрин Уильямс, верной подруги и компаньонки леди Элизабет.

Все удивлялись этой странной дружбе. Кэтрин было всего сорок лет, и никто не понимал, что заставляет ее проводить почти все свободное время с семидесятилетней леди Элизабет. Берти часто приставал к Кэтрин с расспросами, но ей всегда удавалось отшутиться. В конце концов, ее оставили в покое, и она стала неотъемлемой частью зим в Аркрофт-Хаузе. Летом леди Маргарет обычно уезжала к морю, а Кэтрин растворялась в воздухе, намекнув, что ей необходимо проведать родственников. В начале декабря она снова появлялась в Аркрофт-Хаузе. Берти только радовался тому, что в доме есть посторонние люди, потому что зимой в замке было скучновато...

Но только не в этот раз. Столько гостей в это время года Аркрофт-Хауз не видел уже давно. Во-первых, Изабель Алмеду, приглашенная Берти. Во-вторых, новая знакомая леди Элизабет, баронесса Штайн, которую та привезла из очередного морского круиза. Если учесть тот факт, что обычно в начале декабря в Аркрофт-Хаузе были лишь члены семьи и Кэтрин, то воодушевление Берти становилось понятным. Он обожал шумные компании, и затишье перед Рождеством всегда угнетало его. Атак присутствие молодых привлекательных женщин значительно скрашивало существование графа Кентского.


— Нет, — прошептала Изабель.

Блюдце еле заметно, но все-таки дернулось, указывая на правую сторону старинного алфавита. Леди Элизабет вздрогнула и внимательно посмотрела на стол. Сомнений быть не могло, стрелка точно показывала на отрицание.

— А кто ты? — боязливо спросила леди Элизабет. Несмотря на любовь к спиритизму, она была не очень сильна в этой науке и чувствовала, что с незнакомыми духами шутки плохи.

Блюдце оживилось и выписало имя «Перигрин Кент». Джеймс с шумом втянул воздух.

— Кто это? — прошептала Изабель, повернувшись к нему. Согласно прихоти леди Элизабет, она сидела между Джеймсом и Кэтрин. Это позволило девушке кинуть вопросительный взгляд на профиль младшего брата Берти.

— Портрет, — туманно ответил он, и лишь его пальцы, прикасавшиеся к тонкой руке Изабель, чуть дрогнули, показывая, что выразительный взгляд девушки не остался незамеченным даже в этом полумраке.

Изабель сразу поняла, что он имеет в виду. В гостиной Аркрофт-Хауза, как раз за ее спиной, висел портрет одного из графов Кентских. Суровый мужчина надменно взирал на потомков с картины. Изабель очень заинтересовалась им, так как при ближайшем рассмотрении оказалось, что Джеймс очень похож на своего предка. Если на него надеть такой же кудрявый парик и заставить отрастить усы, то он станет точной копией портрета. Джеймс настолько привык к этому сравнению, что несколько раз на карнавал, который регулярно устраивался в замке, наряжался Перигрином Кентом.

Этот предок графов Кентских служил вместе со знаменитым капитаном Дрейком во флоте Елизаветы Английской и, по слухам, упорно поддерживаемым семьей, был даже одно время дорог ей не только как бравый моряк. О другой стороне жизни Кента его родственники не очень любили распространяться, уверяя, что никакой достоверной информацией не располагают. Но семейные архивы, даже частично уничтоженные, неумолимо свидетельствовали о том, что родоначальник был самым настоящим пиратом. Берти и Джеймс порой затевали ожесточенные споры по этому вопросу, и Изабель всегда с интересом прислушивалась к их яростным обсуждениям событий, которые произошли несколько веков назад. Джеймс как историк имел преимущество в спорах, но Берти лучше владел собой и нередко выходил победителем. Разгоряченный Джеймс мрачнел и становился точь-в-точь как изображение его предка на портрете. Изабель даже становилось немного страшно, она и не думала, что внешнее сходство может передаваться сквозь века.


— Я рада встрече с тобой, достопочтенный Перигрин, — произнесла леди Элизабет после минутного замешательства.

Судя по блюдцу, мятежный дух этого самого графа Кентского по прозванию Перигрин Кент находился сейчас в гостиной Аркрофт-Хауза. Леди Элизабет растерялась. Все приготовленные вопросы вылетели у нее из головы. Несмотря на выдержку, она беспомощно огляделась по сторонам, надеясь, что кто-нибудь придет ей на выручку. Ее ожидания оправдались.

— Правильно ли я понял легенду, Перигрин? — прозвенел в тишине напряженный мужской голос.

Изабель не сразу поняла, что это Берти. Она с изумлением посмотрела на него. Лицо графа Кентского изменилось до неузнаваемости. У губ залегла жесткая складка, глаза были устремлены на алфавит, словно от этого клочка бумаги зависела его жизнь.

Стрелка дернулась и указала на «да».

— Сбудется ли предначертанное? — продолжал спрашивать Берти.

Изабель обменялась тревожными взглядами с Джеймсом. Что Берти имеет в виду?

— Да, — вновь указало блюдце.

Получив дважды положительный ответ, Берти с облегчением откинулся на спинку стула. Напряжение на его лице спало.

— Пожелайте нам что-нибудь, сэр, — вдруг вмешалась в разговор с духом Леонарда.

Она была предупреждена, что, беседуя с потусторонними силами, необходимо придерживаться определенного порядка, но ей захотелось рассеять атмосферу напряженности. Берти своим странным поведением и дурацкими вопросами всех выбил из колеи. Не стоит превращать спиритический сеанс из шутки в нечто серьезное и страшное!

— Берегите бриллианты, — медленно вывело блюдце и затихло.

Тут же погасли все свечи, и гостиная погрузилась во мрак. Где-то вдалеке сильно хлопнула дверь, и словно сквозняк пронесся по комнате. Кто-то из женщин, кажется баронесса, слабо пискнул. Изабель изо всех сил вцепилась в руку Джеймса. Так приятно ухватиться за что-то надежное и реальное в тот момент, когда иррациональный страх захлестывает разум. Но внезапно Изабель осознала, что вместо теплой руки Джеймса она держится за чье-то ледяное запястье и нестерпимо холодные пальцы уже массируют ее ладонь, пробираясь выше по руке. Изабель закричала что есть мочи, рванулась подальше от этой отвратительной руки и тут же потеряла сознание.




2


— Нет, опять не так. — Руки мадам Ламож бессильно повисли. — Мы бьемся уже более двух часов над этим, Мэгги. Соберись. Ты сегодня на редкость невнимательна, а ведь времени у нас осталось очень мало. Повторяй за мной...

Лицо мадам выражало бесконечное терпение, хотя по ее виду нельзя было сказать, что она обладает этим качеством.

Наоборот, лицо и фигура этой женщины говорили о несгибаемом характере и неукротимом нраве. Среднего роста, с широкими плечами и резкими, порывистыми движениями, она вполне могла бы сойти за суфражистку начала века, боровшуюся за права женщин. Добавьте к этому широкое скуластое лицо, щедро разлинованное морщинами, крупный нос, вечно сжатые в одну линию губы и нахмуренные кустистые брови, и вы получите довольно неприятную картину.

Даже странно, что при столь непривлекательной внешности мадам Ламож отнюдь не производила отталкивающего впечатления. Возможно, дело было в девичьей грации, неожиданно появлявшейся в нескладном теле мадам, или в приветливой улыбке, озарявшей ее лицо, когда она считала нужным приободрить собеседника, или в ее голосе, необычайно звонком и сильном, которым она владела в совершенстве. Что бы мадам ни говорила, нельзя было не заслушаться переливами ее голоса, который напоминал о сиренах древности, завлекавших моряков чарующим пением в пучину вод. Увы, в отличие от сирен мадам Ламож петь не умела совсем. И если голос, этот великолепный дар Божий, никогда не подводил ее, то слух мадам был далек от совершенства. Она вполне сознавала этот недостаток и никогда не пыталась петь. Тем более что средств для заманивания душ человеческих в пучину у нее и без пения было предостаточно.

Ни где родилась мадам Ламож, ни сколько ей лет, ни как ее настоящее имя, не знал никто. Вероятно, если бы вы случайно заглянули в Бискье, бедный бретонский городишко на севере Франции, кое-кто из старожилов припомнил бы бакалейную лавку дядюшки Ламожа, чей единственный сын, Этьен, привез однажды неизвестно откуда юную черноглазую жену. Проворная девица пришлась не по вкусу почтенному семейству, но Этьен ее обожал, и им пришлось смириться с его странным выбором. Странным потому, что ни красотой, ни, тем более, порядочным приданым новоиспеченная мадам Ламож не обладала.

— Поистине колдунья, — судачили городские кумушки, наблюдая за тем, как ловкая девчонка завоевывает любовь новых родственников. Особенно хорошо получалось с мужчинами. Не прошло и трех месяцев со дня ее прибытия в Бискье, как дядюшка Ламож, глава семьи и фирмы, уже души не чаял в новой доченьке.

Сестры Этьена негодовали, видя такое внимание, зато их мужья были всецело на стороне Элеоноры. Именно так звали мадам Ламож в те далекие времена. Много имен она сменила с тех пор; лица, города, названия так и мелькают порой в голове, путаясь и забавляя мадам. Но самые первые, самые чистые воспоминания относятся к тому далекому времени. Например, когда она получила от свекра свой первый автомобиль...

Нелегка была жизнь в послевоенной Франции, но не зря дядюшка Ламож всегда так трясся над своими денежками. Не зря хватался за свою лавочку даже тогда, когда в стране хозяйничали немцы, и, что греха таить, был не прочь и им послужить, лишь бы последнее не забрали. О войне дядюшка Ламож вспоминал неохотно. И когда Этьен и зятья собирались вместе пропустить рюмочку и поболтать о былом, ведь они все были участниками Сопротивления, дядюшка Ламож старался держаться от них подальше. Он знал, что даже родные не простят ему той молчаливой покорности, с которой он встречал оккупантов.

Зато теперь, преподнося милой Элеоноре ключи от новенького «фольксвагена», дядюшка Ламож сиял от удовольствия. Если бы не его усилия, разве сохранил бы он богатство для своих потомков? Разве бы смогли они сейчас безбедно жить и работать для процветания уже собственных детей? Смогли бы есть вкусную пищу и спать на мягких кроватях? И, в конце концов, смог бы он сам сейчас подарить эту безделицу (при воспоминании о сумме, заплаченной за безделицу, сердце дядюшки Ламожа тревожно екнуло) своей очаровательной доченьке?

Очаровательная доченька не поскупилась на выражения благодарности. Дядюшка Ламож был весь зацелован. Порой стройное горячее тело его невестки прижималось к нему дольше, чем приличествовало. По городу пошли слухи. Дядюшка Ламож вдовел уже несколько лет, и до появления жены Этьена был не прочь подыскать себе новую супругу. Однако с приездом Элеоноры он забросил свое намерение, и местные кумушки ядовито шептались, намекая на то, что нахальная девчонка греет постель не только сына, но и отца.

После покупки автомобиля все открыто начали судачить о том, что Элеонора бесстыдно обманывает мужа. Кое-что достигало ушей дядюшки Ламожа, и он был вынужден отвечать особо любопытным, что машина, дескать, подарена Этьену, что баба за рулем — дело немыслимое, что день рождения Элеоноры просто случайно подвернулся. Слухи немного поутихли, тем более что на «фольксвагене» действительно разъезжал Этьен Ламож. Элеонора же изредка пыталась овладеть искусством управления автомобилем, забавляя прохожих своим перепуганным лицом и неловкими движениями и лишний раз подтверждая расхожее мнение, что автомобиль — дело не женское.

В том, что Элеонора ломала комедию, и жители Бискье, и члены семьи Ламож убедились через два месяца, когда предприимчивая девица одной грозовой ночью исчезла из города. Поначалу все всполошились, предположив жестокое похищение. Но вскоре стало ясно, что вместе с Элеонорой исчезли все ее вещи и многочисленные дорогие подарки дядюшки Ламожа, кое-что из ценного, принадлежащего сестрам Этьена, маленький «фольксваген» и, самое главное, все сбережения главы семейства, которые он хранил дома в сейфе.

Все впали в уныние. Очаровательная Элеонора оказалась обыкновенной воровкой. Дядюшка Ламож рвал на себе волосы. Все накопленные деньги он хранил в надежном сейфе в своей комнате. И недавно, подогреваемый винными парами и лукавыми улыбками невестки, многомудрый дядюшка Ламож совершил промах — открыл ей секрет замка. Видимо, Элеонора только этого и дожидалась...

За беглянкой снарядили погоню. Да куда там! «Фольксваген» обнаружили через два дня в соседнем городе. Элеонора ловко продала его и растворилась в ночи вместе с благосостоянием семьи Ламож.

Впрочем, мадам Ламож ни капли не сомневалась, что ее бывшие родственники заново отвоевали себе место под солнцем. Ведь она не обобрала их до нитки, а оставила им кое-что...

Нет, она была совсем не жестока, эта мадам Ламож. В своей одержимости богатством она никогда не лишала людей последнего, не доводила их до грани отчаяния. Наоборот, ее запросы были относительно умеренны, и со свойственным ей юмором она считала себя полезным членом общества, делающим время от времени полезное денежное кровопускание своим согражданам.

Шли годы, умение мадам возрастало, а вместе с тем и ее состояние. Она объездила полмира, научилась сносно объясняться на всех европейских языках, завязала полезные знакомства. Конечно, не все было гладко, и в жизни мадам случались минуты, о которых она предпочитала не вспоминать. Но обычно ее живой ум, находчивость и полнейшая беспринципность выручали ее.

Наконец мадам почувствовала, что заслужила отдых. Она купила небольшое поместье на юге своей любимой Франции и возвратилась к статусу почтенной матроны, вдовы бретонского бакалейщика. То, что Этьен, скорее всего, еще жив, а также то, что после него она выходила замуж еще раз пять, ничуть не смущало мадам. Она привыкла поступать сообразно своим желаниям, а называться мадам Ламож было очень удобно в этот период ее жизни.

Полгода она прожила в спокойствии, наслаждаясь роскошью, к которой стремилась всю жизнь. А потом заскучала. Не радовал долгожданный покой, не радовали восторженные взгляды соседей, которые несмело восхищались богатой вдовушкой. Опротивело даже ухаживание отставного полковника, так забавлявшее мадам поначалу. А в пятьдесят лет мадам Ламож горела жаждой деятельности. И ее изобретательный ум подсказал ей выход из положения.

Вскоре она открыла школу. Для девочек. Вернее, для девушек, хотя попадались среди ее воспитанниц и двенадцати-тринадцатилетние бойкие особы. Одновременно в пансионате мадам Ламож находились не более десяти учениц, и когда кто-нибудь из соседей мадам воздавал хвалу ее самоотверженности, ему возражали, что она вполне могла бы вести дело и с большим размахом. И в этом была своя правда. Поместье мадам было достаточно обширно, чтобы вместить добрую сотню сироток. Однако у мадам Ламож были свои цели, которыми она руководствовалась в отборе воспитанниц. Количество ее не интересовало, лишь качество занимало ее.

На первый взгляд можно было решить, что в воспитательных и образовательных методах мадам не было никакой системы. Воспитанницы приходили и уходили, кто-то жил в поместье год-два, а потом исчезал навсегда, кто-то появлялся на несколько месяцев или даже дней, но потом регулярно навещал мадам. Видимо, у каждой ученицы был свой личный курс обучения, цель которого была ясна только мадам Ламож. Впрочем, надо заметить, что мало кто интересовался программой этого выдающегося учебного заведения. Соседям мадам, имевшим очень мало достоверной информации о школе, вскоре надоело судачить о ней.

Сама мадам и ее ученицы были вполне довольны сложившейся ситуацией, а что касается родственников воспитуемых девиц — да полноте, существовали ли они вообще?

Мадам Ламож знала, где искать своих будущих учениц. Разве она, прошедшая нелегкий путь от заброшенной сиротки до преуспевающей, всеми уважаемой женщины, могла этого не знать? Наметанный глаз мадам легко определял в толпах девиц, наводнивших улицы городов, признаки несчастья, обреченности, отчаяния, а главное, ума и таланта. Ибо мадам Ламож, в силу возраста и некоторой тучности не имевшая возможности заниматься любимым делом, твердо вознамерилась воспитать себе молодую смену.

В голове мадам зарождались новые, немыслимо смелые комбинации. Жаль, если всему этому придется пропасть зря. А ведь современный мир предлагал такие возможности, что дух захватывало. В пятьдесят с лишним лет мадам Ламож не жаждала больше ни богатства, ни любви, ни славы. Ей хотелось лишь насладиться искусством, которое она с таким изяществом оттачивала на протяжении многих лет. Да и девочкам будет полезна ее опека...

Мадам Ламож обладала поистине бесценными знаниями. Ни одна запертая дверь не являлась для нее преградой. Мадам без труда преодолевала самые немыслимые препятствия. Она на глаз определяла фальшивые драгоценности, прекрасно разбиралась в винах и могла поддерживать разговор со знатоками искусств на таком уровне, что никто не мог заподозрить в ней бывшую бакалейщицу в провинциальном городке. Этим и еще многим другим мадам Ламож была готова щедро поделиться со своими воспитанницами. Естественно, с тайной целью. Мир развивался, менялся с каждым днем, появлялось много состоятельных людей, и мадам не сомневалась, что ее девочки без работы не останутся. Ловкая мошенница и пронырливая воровка в прошлом, мадам Ламож готовила своих учениц для подобной карьеры.

Мадам была уверена, что приносит им только благо. Все эти девочки были бы сейчас бродяжками, карманными воровками или уличными проститутками, если бы мадам Ламож не встретила их случайно и не разглядела в них искру мастерства. Жизнь научила мадам прекрасно разбираться в людях, и ей было достаточно одного взгляда, чтобы понять, стоит ли овчинка выделки и выйдет ли толк из той или иной девицы. Мадам Ламож не собиралась зря расточать свое мастерство, ей были нужны достойные ученицы.

Конечно, порой случались проколы. Несколько раз наметанный глаз мадам подводил ее, и из многообещающих девушек ничего не получалось. У мадам в таких случаях бывало очень плохое настроение, и вскоре она избавлялась от паршивой овцы, снабжая ее, впрочем, небольшой суммой денег, чтобы та могла продержаться на первых порах. Мадам Ламож отнюдь нельзя было назвать жестокосердной...

Так, в неустанных трудах и заботах прошло восемь лет. Некоторые питомицы мадам достигли значительных успехов. Она особенно гордилась безупречным ограблением Лионского банка и кражей подлинного Пикассо из замка одного испанского гранда. Обольщая ли мужчин из высшего общества или орудуя впотьмах отмычкой, ее девочки всегда были на высоте. К тому же каждый раз, пополняя свои счета, они не забывали и о мадам, так что средства, потраченные на воспитание юных талантов, с лихвой возвращались, к ней. А уж если кто из ее подопечных был настолько нерасторопен, что попадал в полицию, то о мадам Ламож никто не произносил ни слова. Все слишком хорошо помнили доброту и щедрость мадам, чтобы ставить свою благодетельницу в неловкое положение, указывая на нее как на главного вдохновителя дерзкого преступления.

Мадам была вполне счастлива. Как и в былые времена, она не знала покоя. Вершились великие дела. Девушки приходили и уходили, уходили и приходили, а мадам Ламож хранила память о каждой из них. Кто-то был обучен лишь для одного, конкретного дела, а потом растворялся в темноте. Кто-то был способен справиться с несколькими, правда, однотипными заданиями. Но ни в ком еще мадам Ламож не встречала универсальности, способности ко всему, умения во всем разобраться. Она и не надеялась уже встретить настоящую наследницу своего таланта, которая сумела бы перенять все тонкости ее мастерства.

Нет, я была не такой в их годы, хмуро размышляла мадам, оглядывая собравшихся за ужином учениц. Все они очень милы и способны, но этого мало. Не хватает капельки: вдохновения, умения принимать нестандартные решения. Задора, если хотите. Вряд ли кто-нибудь из этих славных девочек сумел бы сохранить хладнокровие, если бы трое их вполне законных мужей столкнулись нос к носу случайно, а они находились бы неподалеку под руку с четвертым...

Губы мадам тронула легкая улыбка. К этому еще надо прибавить, что двое из покинутых супругов прекрасно знали, кто является виновницей исчезновения фамильных драгоценностей. Ситуация была не из легких, но мадам с блеском выпуталась из нее, сохранив отличное отношение со всеми четырьмя.

Так что можно сказать, что мадам Ламож была лишь наполовину счастлива. Пока она не встретилась с Мэгги.

Мадам сразу поняла, что ей повезло. Поначалу она боялась поверить в то, что ее мечта сбылась, но со временем даже ее скептицизм не устоял. Мэгги была настоящим сокровищем. Даже странно, что ее тяжелая жизнь не убила в ней этот искрометный талант.


3


Мэгги Грин было одиннадцать, когда она впервые убежала из дома. Довольно заурядная история. Отец, зажиточный кентуккийский фермер, обращал мало внимания на единственную дочь. Его больше интересовали сыновья, в них он видел продолжение своего дела, а Мэгги считал лишь вертлявой пустоголовой девчонкой — до поры до времени это не имело значения. Пока была жива мама, Мэгги почти не ощущала враждебности отца. Но миссис Грин была слабой женщиной и после рождения пятого ребенка, малыша Билли, так и не оправилась.

Мэгги была безутешна. Она понимала, что теперь осталась совсем одна и никто не сможет защитить ее от бед и невзгод.

Для девочки наступили суровые времена. Она должна была присматривать за младшими братьями, готовить еду для отца и пятнадцатилетнего Ларри, который трудился бок о бок с отцом на ферме. Мистер Грин сразу почувствовал отсутствие жены. Как Мэгги ни старалась, она не могла заменить мать. Десятилетняя девочка была не в состоянии делать всю женскую работу на ферме, а мистер Грин был слишком скуп, чтобы нанять служанку в помощь дочери. Он придумал другой выход из положения. Надо сказать, не самый оригинальный. Через год после смерти его жены на ферме появилась новая миссис Грин.

Этого Мэгги не могла перенести. Весь год девочка изо всех сил старалась заменить хозяйку фермы, терпеливо снося упреки отца и сердитые взгляды старшего брата. Ей было тяжело — вставать ни свет ни заря, приниматься за работу, не иметь ни единой свободной минутки, чтобы поиграть или отдохнуть. А еще надо было находить время на учебу! Но Мэгги не жаловалась — ферма была ее домом. Нелюбимым и неласковым, но единственным. Другого у Мэгги Грин не было, и она училась любить то, что имела. Однако теперь все изменилось, ее родной дом предал ее. Новой маме Мэгги не обрадовалась.

Элис Сиблинг всю жизнь прожила неподалеку от Гринов. Она встречалась с ними в дни ярмарки, пила чай с миссис Грин и никогда не думала, что займет ее место. Однако когда Грин овдовел, все соседи в округе принялись подыскивать ему невесту. Элис Сиблинг была идеальной кандидатурой. Зажиточна, одинока, хорошая хозяйка. Грину и Элис организовали встречу. Тянуть время смысла не было — оба были не против связать свои жизни.



Грин думал о том, что с женитьбой на ферме снова воцарится порядок. Элис не обманула его ожидания. В доме снова стало уютно и красиво, все повеселели. Все, кроме Мэгги. У Элис не находилось для девочки ни ласкового слова, ни доброго взгляда, она была слишком занята, стараясь понравиться мужу. То, что Мэгги нелюбима в этой семье, было видно с первого взгляда, и Элис не собиралась зря тратить силы, приручая дикарку. И Мэгги не выдержала.

В городе проходила очередная ярмарка. Все семейство отправилось поглазеть на нарядных циркачек, колдунов и силачей. Мэгги прихватила с собой небольшую сумку с личными вещами, так как возвращаться домой она не собиралась. Оторваться от Гринов в толпе было делом не слишком трудным, через несколько минут она потеряла их из вида. Сердце немного защемило, но девочка решительно отвернулась. Она не собиралась поддаваться глупым детским чувствам. Раз родные в ней не нуждаются, то и она прекрасно обойдется без них!

Остаток дня Мэгги бродила по ярмарке, разглядывая клоунов и торговцев сластями. В голове у нее уже возник план дальнейшей жизни. Мэгги собиралась устроиться в городе на работу, а потом, накопив достаточно денег, отправиться в Нью-Йорк. Она мечтала о большой сцене. Мэгги представляла себя ведущей актрисой бродвейского театра и была уверена, что всего несколько простых шагов отделяют ее от заветной мечты...

Но тем же вечером ее выловила полиция и отправила домой. В машине Мэгги безутешно рыдала и просила отпустить ее, но полицейские были непреклонны. Ребенок должен жить в семье, а не скитаться по улицам!

Родительский дом сурово встретил беглянку. Отец поколотил Мэгги, а мачеха лишила ужина. Правда, младшие братья обрадовались девочке, но это было слабым утешением. Долгожданная свобода вновь была недостижима.

Следующую попытку Мэгги предприняла, когда ей исполнилось шестнадцать. На этот раз она поступила умнее. У девушки уже были отложены деньги на первое время, и она могла не опасаться того, что полиция снова отправит ее домой. Она уже могла позаботиться о себе. Мистер Грин как-то вернулся домой после работы, а птичка упорхнула из клетки. От Мэгги осталась лишь короткая записка, в которой девушка предупреждала, что искать ее не надо.

— Не иначе как с любовником убежала, — ворчала миссис Грин, но в душе была рада тому, что Мэгги исчезла из ее жизни.

А уж как была счастлива сама Мэгги! Впервые в жизни она могла распоряжаться собой по собственному усмотрению. Мэгги сняла комнатку в отеле и целый вечер не могла успокоиться, перекладывая вещи с места на место. Теперь никто не будет указывать ей, как жить дальше.

Вечером Мэгги пошла в клуб. Она тщательно накрасилась, чтобы никто не заподозрил, что ей всего шестнадцать. В помещении было сильно накурено, и девушка поначалу растерялась, увидев такое количество подвыпивших мужчин. Были в баре и женщины. Ярко накрашенные, громко смеющиеся. Мэгги оробела, но после первого глотка пива (отец всегда пил его после работы, и Мэгги давно хотелось попробовать этот напиток) все стало на свои места. Мир сразу подобрел, люди перестали казаться страшными. Было так весело танцевать с незнакомыми мужчинами и выслушивать их сомнительные комплименты...

На третий день подобной жизни Мэгги сообразила, что с трудом накопленные денежки тают на глазах. С этим надо было что-то делать, и Мэгги принялась за поиски работы. Но все оказалось не так просто. Никто не хотел нанимать невесть откуда взявшуюся девицу без рекомендаций. С трудом она получила работу посудомойки в небольшом кафе на окраине, но через три недели уволилась, не в силах больше выносить шум и грязь, царившие в этом достопочтенном заведении. Затем она была официанткой и горничной, но эта работа не приносила удовлетворения. Мужчины не давали симпатичной девушке прохода, и, хотя Мэгги научилась держать их на расстоянии, ей приходилось нелегко. Любовными интрижками она не интересовалась. Пока.

Пока в ее жизни не появился Эдди Мелони. К тому времени Мэгги уже полтора года жила одна. Она побывала в четырех городах, испробовала многие занятия и считала себя взрослой, готовой ко всему женщиной. Оказывается, она глубоко заблуждалась. Эдди Мелони в один миг доказал ей, что она всего лишь несмышленая девчонка, замирающая при каждом ласковом слове.

Когда Мэгги впервые встретила Мелони, она работала официанткой в небольшом провинциальном кабаре. Больше всего на свете ей хотелось выступать там в ночных шоу-программах, в коротких ярко-красных платьях с перьями и блестящими камнями, но владелец кабаре был уверен, что худосочная Мэгги годится только на то, чтобы разносить пиво. Девушка смирилась с таким мнением и мстительно мечтала по ночам, как она станет бродвейской звездой, а ее теперешний хозяин будет локти кусать себе от злости.

Однажды, когда размечтавшаяся Мэгги стояла у барной стойки и представляла свое триумфальное восхождение на вершину успеха, входная дверь распахнулась и на пороге появился Эдди Мелони. Он был совершенством. Мэгги сразу поняла это. Высокий стройный брюнет, узкая щеточка усов на смуглом лице и прищуренный взгляд. Эдди нервно разминал в руках сигарету и совсем не смотрел на остолбеневшую Мэгги. А той на мгновение показалось, что она видит перед собой ни больше ни меньше, а самую настоящую голливудскую звезду.

— Двойное виски, — небрежно бросил Эдди, подойдя к стойке.

Бармен засуетился, выполняя заказ. А Эдди наконец-то обратил внимание на Мэгги, которая по-прежнему не двигалась с места.

— Привет, малышка, — хрипло произнес он и улыбнулся.

Сердце Мэгги ушло в пятки.

Это потом она поняла, что Эдди разговаривает таким тоном с каждой женщиной моложе пятидесяти. А тогда ей показалось, что только для нее у него нашлись столь бархатные интонации.

— 3-здравствуйте, — пробормотала она, покрываясь краской смущения.

Эдди рассмеялся, показывая ровные мелкие зубы.

Знакомство состоялось.

Когда Мэгги вышла из кабаре после работы, то сразу увидела Эдди. Он терпеливо поджидал ее у клуба.

— Прогуляемся? — предложил он с той же неизменной улыбкой.

Мэгги послушно кивнула.

Они гуляли по ночному городу, Эдди вполголоса рассказывал ей историю своей нелегкой, но увлекательной жизни. Мэгги была уверена, что уж вот этому человеку не приходилось скучать и драить грязные тарелки. И она, не задумываясь, отдала Эдди свое сердечко. И не только его...

Через три дня Эдди переехал в ее маленькую комнатку, утверждая, что не может ни секунды прожить без нее. Польщенная Мэгги безмолвно обожала своего неотразимого кавалера и делилась с ним своим скудным заработком. Отрезвление наступило внезапно. Возвратившись как-то домой чуть раньше обычного, она застукала Эдди с дочкой хозяйки, у которой Мэгги снимала комнату. Эдди рьяно обнимал краснощекую Мадлену...

Мэгги немедленно уехала из города. Такого она вынести не смогла. Не помогли уверения Эдди в вечной любви и клятвы немедленно жениться на ней. С горечью девушка сознавала, что ее попросту использовали. Жалких грошей, которые она с трудом зарабатывала в баре, вполне хватало неприхотливому Эдди для счастливой жизни.

Но время — отличный доктор, и Мэгги вскоре убедилась в этом. Следующие два года она провела в пансионате миссис Керриган, неподалеку от фермы отца. Видимо, судьба никак не желала отпускать девушку из Кентукки. Миссис Керриган несколько лет назад открыла небольшую частную школу для дочек процветающих фермеров, и ей требовалась прислуга. Мэгги так устала от шатания по гостиницам и барам, что с радостью ухватилась за предложение разговорчивой старушки, с которой познакомилась в поезде. Старушка оказалась экономкой в пансионате миссис Керриган, а Мэгги вскоре стала ее помощницей. Она ведала запасами постельного белья и масла в кладовой и была вполне довольна жизнью. Впервые у нее был настоящий дом, где никто не попрекал ее.

Через два года миссис Керриган обанкротилась. Немногочисленные ученицы разъехались по домам, педагоги получили расчет, а Мэгги осталась не у дел. Приключения продолжались.

Мэгги с детства обожала напевать веселые мотивчики, у нее был приятный голос и великолепный слух. А так как она с детства мечтала о Бродвее, то решила больше не размениваться по мелочам, а идти к намеченной цели. Первым шагом стала работа в небольшом ресторанчике соседнего города. Оттуда она перешла в театр-варьете, а из театра — в ночной клуб.

Мэгги мечтала о широкой известности и полных зрительных залах, а выступала в ночных барах, пела разухабистые песенки и отбивалась от пьяных поклонников. Вереница отелей, клубов, гримерок, мужских лиц. За четыре года девушка исколесила полстраны, уже потеряв надежду на то, что когда-нибудь сумеет вырваться из этого круга. Однажды ее позвали принять участие в театрализованных постановках, которые были частью городской ежегодной ярмарки. Мэгги согласилась, ведь так она сможет выступить на сцене. Пусть зрители будут не самые изысканные, но разве в этом дело? Она будет настоящей актрисой, а за это Мэгги была готова душу продать.

Именно в одной из таких постановок ее и увидела мадам Ламож. Она проездом попала в этот городок, и ярмарочная кутерьма захватила ее. Мадам решила немного отдохнуть, дома ее присутствие не требовалось. Она прекрасно управляла своими девочками издалека.

Среди криков торговцев, визга поросят, воплей дерущихся мальчишек и балаганной музыки мадам Ламож вдруг различила задорную песенку пятидесятых годов, исполняемую с большим воодушевлением. Заинтересованная мадам подошла поближе и увидела небольшую сцену, на которой девушка в белом что есть мочи распевала эту песню. Вокруг собралась толпа зрителей. Они радостно аплодировали артистке. Песня закончилась, девушка еле заметно поклонилась. Тут же на сцену выскочил молодой человек спортивного вида и принялся объясняться в любви. Шла какая-то банальная любовная пьеска, обычная для подобных мест. Мадам Ламож не очень заинтересовалась ею.

Но вот девушка — совсем другое дело. Мэгги (а это была именно она) всю душу вкладывала в заурядные слова пьески. Банальности звучали в ее устах откровениями, неловкости партнера сглаживались ее изумительной игрой. Мэгги действительно блистала, и мадам Ламож не могла не оценить этого. Перед ней была настоящая актриса.

Может быть, она именно то, что надо, бормотала мадам себе под нос. Обязательно поговорю с этой девочкой. Кажется, она заслуживает внимания.

После представления Мэгги заперлась в своем сарайчике. В последнее время у нее часто портилось настроение. Возможно, причина этого крылась в Билле, ее партнере, который не обращал на нее ни малейшего внимания, может быть, виноват был мистер Шекли, владелец ночного клуба, в котором она иногда выступала, достающий ее своими любезностями. А может быть, просто приближалась осень и Мэгги чувствовала себя очень одинокой и никому не нужной. Восемь лет с тех пор, как она убежала из дома, а что изменилось? Не то что до Бродвея, она и до Нью-Йорка еще не добралась... Да и что ожидает ее там? В двадцать четыре года Мэгги трезво смотрела на жизнь. На что ей придется пойти там, в большом городе, чтобы хотя бы чуть-чуть приблизиться к сверкающим огням большой сцены?

Мэгги печально вздохнула и провела пуховкой по лицу. Через двадцать минут очередное представление, и ей надо быть готовой.

Неожиданно в дверь постучали.

— Открыто! — крикнула Мэгги, не отрываясь от зеркала. Наверняка кто-нибудь из своих.

— Добрый день, — послышался незнакомый голос за спиной.

Мэгги резко повернулась и увидела плотную женщину в строгом сером костюме. Черные волосы женщины были уложены в тугой пучок, темные глаза смотрели лукаво. Женщина была немолода, но в ней чувствовалась бьющая через край энергия.

Авантюристка, скажет потом Мэгги про мадам Ламож, но в тот момент она просто разглядывала незнакомку, не говоря ни слова.

Мадам Ламож тоже не спешила с объяснениями. Она уже представляла себе, как начнет разговор с Мэгги. Не сомневаясь в положительном ответе, она могла позволить себе немного помолчать, приглядеться к девушке получше. Даже в ярком сценическом гриме Мэгги производила приятное впечатление. Мадам была уверена, что если девочку тщательно вымыть, прилично одеть и научить кое-каким необходимым вещам, она будет достойно выглядеть в любом обществе. В том числе и высшем...

— Скажи мне, деточка, тебе еще не надоела эта убогая жизнь? — наконец нарушила тишину мадам Ламож. Она величаво повела рукой вокруг.

Мэгги вздрогнула. Подобного вопроса она не ожидала. Ей захотелось ответить вызывающе, даже грубо, чтобы сразу поставить незнакомку на место, но что-то в лице женщины остановило ее. То ли искренний интерес в голосе, то ли сострадание в глазах, то ли предчувствие, что за этим последует что-то важное...

— Не знаю, — пожала плечами Мэгги. — Это все, чего мне удалось добиться.

— Ты способна на большее, — категорично заявила женщина. — Я сразу почувствовала это, как только увидела тебя на сцене. Пьеса, правда, полнейший бред, но ты — совсем другое дело...

Мэгги не понимала, что происходит. Словно детские мечты сбывались прямо на глазах. Как часто по ночам она думала о том, что когда-нибудь к ней подойдет человек и протянет руку помощи. Сделает из нее нечто великолепное, вытащит из нищеты и грязи. Кажется, как раз такой человек стоит сейчас перед ней.

— К чему вы ведете? — спросила девушка.

Мадам Ламож рассмеялась. И на этот раз она не ошиблась. Мэгги уже заинтересована.

— Я хочу помочь тебе. Мне как раз требуется симпатичная смышленая девочка. Я смогу дать тебе все.

В устах любого другого человека эти слова показались бы напыщенной глупостью, но мадам Ламож глупой не казалась. Ее слова обладали весом, и с этим приходилось считаться. Мэгги призадумалась. Больше всего на свете ей хотелось довериться незнакомке, но инстинкт говорил о том, что нельзя очертя голову бросаться в новую авантюру. Кто знает, что кроется за представительной внешностью этой уверенной в себе женщины...

— Если вам нужна девочка для публичного дома, то вы не по адресу обратились, — выпалила Мэгги.

Однажды к ней приходила раскрашенная матрона и, позвякивая многочисленными золотыми украшениями, прямо предложила работать девочкой по вызову. Мэгги высмеяла ее. Эта профессия ее совсем не интересовала.

Мадам Ламож усмехнулась. Мысли девушки были ей понятны. Несколько раз она сталкивалась с подобными подозрениями, так что представляла себе, как можно их развеять.

— Я не бандерша, детка, — цинично ответила она. — Я воровка.

После столь неожиданных слов Мэгги отпрянула назад. Неужели ей не послышалось?

— Нет, кошельки в магазинах я не вытаскиваю, — поспешила успокоить ее мадам. — При моей комплекции это было бы очень неудобно...

И легкая усмешка скользнула по ее лицу, так как мадам вспомнила один-единственный случай, когда ей пришлось стащить несколько долларов у зазевавшегося американского туриста. Но это было очень давно, мадам в то время была юркой девчонкой и очень нуждалась в деньгах. С тех пор она больше себе такого безобразия не позволяла.

— Меня зовут Элеонора Ламож, — начала свой неторопливый рассказ мадам, видя, что Мэгги не сводит с нее изумленных глаз. — Я живу во Франции, там у меня свое поместье. И школа для одаренных девушек. Иногда я разъезжаю в поисках новых талантов, нахожу их, обучаю. Даю новую жизнь. Поверь мне, Мэгги, никто не жалеет о том, что познакомился со мной.

— Так чем вы занимаетесь? — не выдержала девушка.

— Позволь, я присяду.

Мэгги кивнула головой, и мадам Ламож изящно опустилась в плетеное кресло, стоящее рядом с девушкой.

— Как ты знаешь, Мэгги, в мире полно богатых людей. — Мадам мечтательно подперла подбородок рукой и задумалась. — Очень богатых людей. Они живут в свое удовольствие, покупают драгоценные камни, картины, машины. Их жизнь не омрачена ничем. Поэтому ничего страшного, если время от времени этим людям доставляют неприятности. О, какие-нибудь пустяки. Колье, например, исчезнет. Или любимая машина. Или сумма, отложенная на покупку более роскошной яхты. Согласись, что не смертельно, если их лишают этих прекрасных вещей.

Недоумевающая Мэгги кивнула.

— Я собираю информацию, разрабатываю изящные схемочки, а мои милые ученицы воплощают их в жизнь. Им достается львиная доля, а я получаю небольшое вознаграждение за свои труды. Я достаточно поработала в свое время, и мне почти ничего не надо...

Мадам зажмурилась как сытая кошка.

— Тогда зачем вы это делаете? — спросила Мэгги.

— Из любви к искусству, — улыбнулась мадам. — Придумывание различных комбинаций — мое хобби. Слабость, если хочешь. А девочкам хороший шанс в жизни. Кто-то уходит от меня после первой же попытки. Заработанных денег, они считают, им хватит до конца жизни. Кто-то увлекается и несколько раз принимает участие в моих планах. Но слишком часто я не разрешаю им это делать, так как могут возникнуть неприятности с полицией, а я берегу своих девочек.

— И что, вас ни разу не раскрывали?

— Ни разу, — рассмеялась мадам. В последние полчаса она вообще была очень улыбчива. — Мой бизнес абсолютно безопасен, совершенно надежен, ужасно интересен и чрезвычайно выгоден. Завтра я улетаю во Францию. Ты со мной?

— У меня нет денег на билет, — брякнула Мэгги и осеклась. Значит, в общем, она согласна? Неужели она настолько глупа? Предложение мадам Ламож отдавало фантастикой, но ей почему-то очень хотелось верить в то, что эта смешливая женщина искренна. Жизнь, полная авантюрных приключений, которую мадам красочно нарисовала для Мэгги, заинтересовала девушку.

— Никаких денег не надо, деточка. Я обо всем позабочусь. Главное — твое согласие.

Мадам Ламож хитро прищурилась. Сомнение было так ясно написано на лице Мэгги, что мадам стоило больших усилий не захохотать.

Девочке придется научиться управлять своими эмоциями, мысленно отметила она. Иначе ей будет трудно в нашем деле.

— Почему вы выбрали меня? — Мэгги облизнула пересохшие губы.

Мадам Ламож задумалась. Стоит ли восхвалять девочку до небес? Что ж, в любом случае лучше быть искренней...

— Ты красива. Умна. Способна. Ты хорошо поешь, у тебя есть артистические способности... И тебе нечего терять.

Мэгги покраснела. Мадам Ламож была совершенна трава. Последние несколько лет Мэгги крутилась на одном месте, не в состоянии вырваться из замкнутого круга. Неужели ей так и придется остаться заурядной клубной певичкой? Перспектива внушала ей такое отвращение, что Мэгги была готова рискнуть.

В конце концов, я увижу Францию. Разве я не мечтала о путешествии в дальние страны?

— А вы... не обманываете меня? — наивно спросила Мэгги. Слишком часто ее подводила излишняя доверчивость.

Мадам Ламож покачала головой. Уж она-то точно знала, что никакого обмана нет. Итак, она снова выиграла. Оставалось только надеяться, что Мэгги не разочарует ее...


4


И Мэгги не разочаровала. Вырвавшись из привычной среды, она полностью изменилась. Мадам Ламож не узнавала в прелестной скромной девушке, которая сидела рядом с ней в самолете и с любопытством поглядывала по сторонам, ту немного развязную девицу из ярмарочной пьесы. Балаганная шелуха спала с Мэгги в тот самый момент, как она переступила порог театра. Мадам Ламож, уже знавшая в общих деталях историю жизни Мэгги, не могла не удивляться тому, как быстро выросшая в таких условиях девочка адаптировалась в новой окружающей среде.

Мэгги была в восторге. Грязные гостиницы и полутемные бары остались далеко позади. Теперь ее ждет увлекательная жизнь, где за каждым углом подстерегает приключение. О том, что это приключение может очень плачевно закончиться, Мэгги старалась не думать. За три дня, проведенные с мадам Ламож, она многое узнала об этой необыкновенной женщине, и это только укрепило веру Мэгги в нее.

Все вызывало восхищение Мэгги. И новая красивая одежда, и большой стеклянный аэропорт, и самолет, в который она вошла впервые в жизни. Было немного страшно, но Мэгги любила это чувство легкой опасности, неизведанности. Скуке и банальности объявлялась самая настоящая война, и сердце Мэгги замерло от восторга, когда она увидела в иллюминаторе безбрежный простор океана далеко внизу.


Франция в целом и поместье мадам Ламож в частности произвели на Мэгги ошеломляющее впечатление. Дом ее отца показался бы деревенской хибарой по сравнению с этим дворцом. Мадам Ламож понимала толк в хорошей жизни, и Мэгги не могла не оценить это. Сам дом поражал изяществом и простотой линий, но, раз увидев эту простоту, вы не могли уже забыть ее. Комнаты были обставлены с большим вкусом, как личные апартаменты мадам, так и помещения для учениц. Мэгги отвели огромную комнату с кроватью под тяжелым балдахином, роскошным туалетным столиком с инкрустацией, на котором были расставлены многочисленные флакончики и баночки. Сердце Мэгги запрыгало от радости, когда она увидела всю эту красоту. Мадам Ламож осталась довольна произведенным эффектом.

Первые дни Мэгги казалось, что она попала в сказку. Красивая одежда, роскошный дом, вкусная еда, возможность валяться в постели хоть целый день. Отделанная голубым кафелем ванная комната с множеством ароматических пен и масел. Мэгги подолгу нежилась в ванне, упиваясь незнакомым ощущением комфорта и благополучия. Мадам Ламож не мешала ей. Пусть девочка отдохнет, расслабится, почувствует себя женщиной. Она даже не стала знакомить Мэгги с остальными девушками, чтобы не отвлекать ее от целительного отдыха.

Через две недели Мэгги было не узнать. Она расцвела прямо на глазах. Наметанный глаз мадам сразу определил, что девушка привлекательна, но Мэгги превзошла все ее ожидания. А самым главным было то, что, помимо внешней красоты, девушка обладала тем, что мадам Ламож ценила гораздо выше, — тем особым шармом, что заставляет мужчин сходить с ума и совершать различные глупости ради на первый взгляд ничем не примечательных женщин.

Через некоторое время Мэгги заскучала. Она достаточно отдохнула, и теперь ее неугомонная натура горела жаждой деятельности. Мадам Ламож уловила этот момент. Она поняла, что пришла пора работать. Мэгги немедленно познакомили с остальными девушками, и для нее началось трудное время обучения. О сне до двенадцати пришлось забыть, но Мэгги не жаловалась. Она была привычна к работе и с жадностью хваталась за все, что предлагалось мадам.

Программу в школе мадам Ламож можно было условно разделить на две части. К первой относились так называемые обязательные предметы, которые девушки изучали все вместе или в маленьких группках. Сюда относились история, искусство, музыка, рисование, иностранные языки. Специалист мог бы заметить, что знания, преподаваемые мадам, были поверхностны, предназначены лишь для того, чтобы создать видимость образованного человека. Но мадам Ламож не возражала против такой формулировки. У нее было слишком мало времени, чтобы воспитать из этих девушек настоящих эстеток. Да это и не требовалось. Им не нужно было быть, достаточно только казаться, и они с успехом справлялись с этой задачей.

Вторая же часть предметов была гораздо разнообразнее и обширнее. Во-первых, их преподавание велось на индивидуальной основе. Во-вторых, часто для этих уроков приглашались посторонние педагоги, хотя мадам старалась свести чужое влияние к нулю. На первый взгляд казалось, что выбор предметов довольно хаотичен, так как порой математика преподавалась наравне с вышиванием или легкая атлетика шла рука об руку с минералогией. Но для мадам Ламож существовала своя, четкая логика. Как только она продумывала очередной, план и подбирала исполнительницу, она намечала предметы, которые понадобятся ей для успешной работы. Мадам не собиралась перегружать своих девочек излишними знаниями.

Так, Мари Клэр, очаровательная блондинка, которая готовилась провернуть небольшую аферу в немецком конном клубе, усиленно училась верховой езде, а Энни Гарсиа, жизнерадостная испанка, с которой Мэгги сразу подружилась, должна была изображать мрачную цыганку для американской богачки в Париже, увлекающейся оккультными науками. Соответственно, девушка зубрила историю цыганского народа и магические заклинания. Стопроцентная естественность — на это делала ставку мадам.

Мэгги же отводилась своя роль, чуть ли самая главная из всех, сыгранных ученицами мадам. Мадам Ламож хорошо относилась ко всем девочкам, прошедшим через ее школу. В конце концов, она сама находила их, сама превращала их в профессионалов. Однако ни в одной из них мадам не была уверена настолько, чтобы доверить ей дело своей мечты. Ей казалось, что они все недостаточно способны для этого, что им не хватит догадливости или подведут нервы. Поэтому она придумывала для них комбинации, в которых требовались изрядная доля смелости, точное следование разработанному плану, везение и определенная подготовка. Но для того, что задумала мадам сейчас, требовалось нечто большее. Спокойствие и азарт, наглость и робость, умение приспосабливаться ко всему, владеть собой, своими эмоциями, чтобы на протяжении нескольких месяцев не выдать себя ни единым мускулом. И мадам с замирающим сердцем приступила к работе с Мэгги, молясь про себя, чтобы на этот раз ей повезло.

Начали они с французского языка. С точки зрения мадам Ламож, даже английский Мэгги был не безупречен, но она надеялась, что обладающая идеальным слухом девушка сможет быстро усвоить звуковой строй другого языка. Мэгги работала как вол. Неожиданно у нее проявились блестящие способности к языку, и через два месяца она уже могла сносно изъясняться на простые темы.

Но мадам Ламож отнюдь не желала, чтобы Мэгги овладела французским в совершенстве. Ей нужно было, чтобы девушка научилась разговаривать на своем родном языке с акцентом, свойственным французам. Мэгги приходилось нелегко, но мадам была вполне довольна результатом. Слушая говорящую по-английски Мэгги, никто не сомневался, что перед ним настоящая француженка.

Затем Мэгги приступила к заучиванию легенды. Ей предстояло шаг за шагом воссоздать целую жизнь. Другим девушкам не требовалась столь подробная биография, поэтому им не приходилось обременять память деталями, вроде имени двоюродного дяди бабушки по материнской линии или болезни дорогой мамочки в молодости. Мэгги же предстояло играть свою роль в течение нескольких месяцев, и она не могла позволить себе ни одной оплошности. Она должна была стать совершенно другим человеком. Мадам знала, что эта задача потруднее тех, что стояли перед остальными ее ученицами. Научиться фехтовать сравнительно легко, отказаться от привычки улыбаться во весь рот гораздо сложнее.

Но Мэгги не пугали трудности. Она была действительно счастлива. Теперь она будет настоящей актрисой, и не на два часа спектакля, а на долгое время. Не Мэгги Грин, обычная американская девчонка, будет есть, пить, спать, говорить, радоваться и плакать, а совсем другой человек. И так на протяжении месяца, полугода, года. Пока она не достигнет своей цели...

Наконец наступил знаменательный день. Прошел год с тех пор, как мадам Ламож постучалась в обшарпанную гримерку Мэгги. Теперь за девушку ни в каком обществе краснеть не придется. Мадам видела, что Мэгги готова. Однажды вечером они вместе спустились в столовую к ужину. Девушки как по команде посмотрели в их сторону. Мадам ничуть не изменилась, но что произошло с Мэгги? Это была Мэгги и не Мэгги одновременно. Совсем другая походка, взгляд, осанка, посадка головы. В девушке чувствовалась утонченность и изысканность, перед ними стояла настоящая леди.

Мадам обвела своих воспитанниц триумфальным взглядом и громко произнесла:

— Позвольте представить вам, мои дорогие, нашу гостью Изабель Алмеду.

И Мэгги улыбнулась подругам новой, пленительной улыбкой.


5


— История драгоценных камней уходит своими корнями далеко в прошлое. Люди с незапамятных времен восхищались этими дарами природы. Они использовали их как украшения и талисманы, продавали и покупали их, расплачивались ими за товары или приобретали с их помощью благосклонность великих мира сего. Красные рубины, аметисты, желтоватые топазы, изумруды и сапфиры... Список можно продолжать до бесконечности. Однако королем всех драгоценных камней по праву считается алмаз. — Мадам Ламож вздохнула, мечтательно улыбнулась и продолжила: — Меня всегда интересовали камни. Во-первых, они бесспорно красивы. Они могут оживить любой самый мрачный наряд, могут исцелять болезни и внушать веру в себя. Во-вторых, они невероятно интересны. Каждый камень может многое поведать тому, кто желает послушать. В-третьих, владеть драгоценными камнями выгодно и престижно. Не буду скрывать, что именно эта причина объясняет мою привязанность к ним. Понимаешь, Мэгги, блеск драгоценных камней олицетворяет для меня чуть ли не с самого рождения то, чего я была всю жизнь лишена. Богатство. Славу. Великолепие. Я трачу очень много денег на изысканные ювелирные изделия. Но самой большой моей мечтой является владение каким-нибудь выдающимся камнем. Конечно, я не рискую завладеть камнями с мировой известностью и могу довольствоваться только созерцанием их, как любой другой сторонний наблюдатель. Но некоторое время назад я случайно стала свидетельницей одного очень интересного разговора и с тех пор не знаю покоя...

В голосе мадам зазвучали мечтательные нотки. Мэгги знала, что, несмотря на внешнюю суровость, ее наставница довольно сентиментальный человек. Видимо, эта тема особо затрагивала ее.

— Скажи, Мэгги, что ты знаешь об алмазах?

Девушка задумалась. В ее прошлой жизни не было ничего, что натолкнуло бы ее на изучение этого вопроса.

— Они самые дорогие, — нерешительно произнесла она. — Самые красивые, самые твердые...

— Ты совершенно права, — ласково подтвердила мадам, — Они самые-самые, и недаром люди веками сходят из-за них с ума. Хотя камни эти очень коварны. Да, очень.

Мадам включила маленький проектор, в темноте тотчас засветилось белое полотно экрана. Они с Мэгги сидели в смотровом зале, где мадам частенько показывала своим ученицам различные слайды, подкрепляя изученную в классе теорию.

Мэгги прожила в поместье мадам уже полгода и была в общих чертах знакома с ролью, которую ей предстояло играть. Оставалось лишь доработать кое-какие детали, и самое главное — объяснить девочке суть ее задания, вдохновить ее. И мадам Ламож принялась за дело.

На белом экране возникла первая картинка. Россыпь нестерпимо блестящих камней на черном бархате. Их красота завораживала, и Мэгги невольно ахнула, увидев такое великолепие.

— Алмаз в переводе с греческого означает неодолимый, — начала хорошо поставленным голосом мадам Ламож. Она собиралась прочитать небольшую лекцию об этих камнях, дабы девочка сумела составить собственное представление об их красоте и магическом притяжении, проникнуться важностью своего задания, полюбить камни так, как их любила сама мадам. — Он известен с глубокой древности, но не всегда ценился так высоко, как сейчас. Например, древние греки и римляне почти не знали его, а на Востоке алмаз ставили намного ниже рубина или жемчуга. Это объясняется очень просто — необработанный алмаз редко выглядит привлекательно. Но вскоре люди научились разгадывать секрет этого прекрасного камня...

Картинка сменилась, и на экране появилась небольшая статуэтка со сверкающими глазами.

— Первые алмазы были найдены в Индии, — продолжала мадам, с удовольствием отмечая растущий интерес Мэгги. Девушка не отрывалась от экрана, жадно впитывая информацию. — Индийцы были очарованы ими. Они посвящали камни своим божествам, приписывали им множество чудесных свойств. Идеально чистые алмазы способны, по их мнению, отгонять неприятелей и доставлять человеку всевозможные блага. Зато нечистые приносят их владельцам проказу, желтуху и хромоту.

Можно верить или не верить в чудодейственную силу алмазов. Но то, что они способны приносить огромные несчастья, доказано историей. Возможно, дело не в их качествах, а лишь в людской жадности. — Мадам тяжело вздохнула, как бы сетуя на столь распространенный людской порок. — За обладание прекрасными камнями сражались шахи древности, да и в современном мире немало примеров подлости и коварства, связанных все с теми же алмазами.

На экране возник великолепный голубой камень треугольной формы.

— Какая красота, — вырвалось у Мэгги.

— Несомненно. Это так называемый алмаз Хоупа, который принес всем своим владельцам лишь несчастья. По древнему поверью, треугольные камни несчастливы, но Людовик XIV, король Франции, повелел огранить камень именно в форме трехгранной пирамиды. Не расстававшийся с бриллиантом король вскоре умер, как и Людовик XV, решивший украсить свой парадный костюм этим сокровищем. Алмаз сменил множество владельцев. Кто-то из них погибал в страшных муках, кто-то сходил с ума или был убит. Сейчас алмаз хранится в музее. Надо надеяться, что он больше не потребует кровавых жертв...

Я могла бы продолжать до бесконечности, но сейчас речь пойдет о других алмазах. Об их существовании знают всего лишь несколько человек. Скоро в их числе будешь и ты. Но для начала немного истории.

Как ты, наверное, знаешь, средневековая Испания была очень могущественной страной. И чрезвычайно богатой. Испанцы вели бойкую торговлю с восточными странами и привозили немало ценностей из края несметных богатств. К тому же крестоносцы в сражениях за Гроб Господень никогда не забывали пополнить свой карман, безжалостно грабя всех подряд. А уж после того, как Колумб открыл твою замечательную страну... Тут богатства хлынули в Испанию как из рога изобилия. Конквистадоры прошли с огнем и мечом через всю Америку в поисках золота и драгоценностей, и даже их ненасытная жажда была удовлетворена. Испания стала хозяйкой Нового Света. Это, разумеется, нравилось не всем. Некоторые европейские страны, тоже имевшие собственный флот, посчитали несправедливым, что одна Испания пользуется благами вновь открытых земель. Начались затяжные войны, и путешествовать по морю стало чрезвычайно опасно. Более того, смертельно, ведь пираты не дремали. Что может быть желаннее галеона, доверху нагруженного золотыми слитками? Так что пираты свирепствовали вовсю, вырезая порой целую команду ради ничтожной добычи. Ухудшало положение то, что некоторые пираты не только не преследовались, но даже поощрялись европейскими государями. Ты ведь слышала о сэре Френсисе Дрейке, который был произведен в дворяне королевой Елизаветой за то, что сумел обуздать испанского короля?

Мэгги кивнула.

— Должна тебе сообщить, что этот самый капитан Дрейк не гнушался разбойными нападениями на мирные торговые корабли, и это вызывало большое недовольство при испанском дворе...

Мадам Ламож прекрасно видела, что Мэгги недоумевает. Действительно, зачем такой подробный экскурс в историю? Но Мэгги терпеливо слушала, не перебивая мадам, и той это особенно нравилось. Терпение — необходимое качество для того, кто возьмется осуществить задуманное мадам мероприятие.

— Сподвижником капитана Дрейка был один английский моряк, настоящий красавец и сорвиголова. Он происходил из знатной семьи, но с юных лет не желал прислуживать при дворе. Его влекли корабли, морские сражения, неизведанные земли. И, естественно, несметные богатства. Семья его была вполне обеспечена, однако наш юный герой с раскрытым ртом слушал сказки о загадочных восточных странах, где алмазы и рубины сыплются на счастливчика с неба. Не стоит скрывать, что алчность двигала юношей, когда он поступил на корабль Дрейка. Но так как он был безумно храбр, очень искусен в обращении со всеми видами оружия, то никто не обращал внимания на этот небольшой недостаток, свойственный, впрочем, всем членам команды. Перигрин Кент звали его на корабле, а так он носил гордый титул графа Кентского. Почему Перигрин, я, увы, не знаю. Настоящее имя молодого графа было Джеймс.

О Перигрине Кенте малодостоверной информации, до нас дошли лишь многочисленные слухи. Он не стремился к вечной славе, ценя обладание золотом и драгоценными камнями намного выше. Знавшие графа современники приходили в ужас от его жестокостей. Лишь покровительство Френсиса Дрейка и подвиги, совершаемые Перигрином во славу королевы, помогали ему избежать справедливого наказания. Двадцатипятилетний Кент, отличавшийся привлекательной внешностью, был даже как-то замечен самой Елизаветой. Она ненадолго приблизила к себе красавца-моряка, что породило множество слухов. До сих пор его потомки считают, что он был некоторое время любовником королевы. Однако для нас это несущественно. Гораздо важнее то, что Перигрин Кент, охваченный непомерной жадностью, продолжал грабить мирные торговые корабли. Есть подозрение, что не только испанские.

Он больше не плавал с Дрейком, а стал капитаном собственного корабля. Но в возрасте тридцати восьми лет он вдруг забросил свое отвратительное ремесло и окончательно поселился в родовом замке в Кенте. Несомненно, что за дорогие подарки при дворе закрыли глаза на темное прошлое графа, тем более что он решил встать на путь истинный, остепенился, завел семью. Его избранницей стала прелестная девушка, подарившая ему наследников, так что род графов Кентских не угас, а продолжает здравствовать и поныне.

Однако жизнь бывшего корсара была не так уж безмятежна. Призраки прошлого, не переставая, терзали его. Молодая жена иногда с ужасом думала, что граф Кентский не в своем уме. Перигрин разговаривал во сне, боялся входить в темные комнаты, воспринимал в штыки каждого нового человека. Он часто уединялся в своих покоях и писал что-то в ночной тиши. С годами его страхи возрастали. Граф видел врагов везде. Графиня никак не могла понять, что же так пугало ее мужа. Он почти перестал разговаривать с родными и подолгу бродил по мрачному замковому парку. Там его и нашли однажды вечером с разодранным горлом. Видимо, на него напала бродячая собака...

Мэгги вздрогнула.

— Да, в замке все тоже очень испугались. Люди и сейчас ужасно суеверны, а уж тогда и говорить нечего. Слуги шептались, что дьявола наконец-то настигло наказание. Хотя Перигрин никому ничего не рассказывал о годах своей юности, все прекрасно знали о том, что их хозяин — бывший пират и его баснословное состояние целиком построено на крови и страданиях.

Однако супруга графа сделала все возможное, чтобы защитить имя мужа. Она заботилась о детях и о последующих потомках. Она не хотела, чтобы они жили с кровавым клеймом на родовом гербе. Закрывшись на два дня в кабинете мужа, она изучила его архив. Что было в нем — неизвестно, но спустя два дня из комнаты вышла белая как мел женщина. Почта все архивы графа Кентского были сожжены. Их тайну графиня унесла с собой в могилу.

Шло время, сменилось не одно поколение графов Кентских, семейные предания свято хранили память о Джеймсе Кентском, который фактически заложил благополучие этой семьи. Кое-что из его приключений все-таки стало известно потомкам, но они были склонны считать его лихим авантюристом, а не свирепым чудовищем.

Мадам Ламож передернула плечами. Видимо, ей разнообразные грани характера Перигрина Кента пришлись не по вкусу. Мэгги была с ней в этом полностью согласна.

— В семье ходит много слухов, связанных с Перигрином, но основные сведения о нем содержатся в найденном около сорока лет назад дневнике его слуги, немого араба Джере. Перигрин когда-то снял его с галеры. Джере многое повидал на этом свете и был отъявленным негодяем. Однако он был настолько благодарен Перигрину, что следовал за ним повсюду как собака. И принимал, конечно, самое активное участие в его пиратских акциях. Слуга был нем и не мог рассказать о своем господине ничего лишнего. Но зато он был грамотен и оставил после себя кое-что...

После того как граф завязал с вольной жизнью и осел в Англии, Джере тоже поселился неподалеку. Он был верной тенью Перигрина и не надолго пережил своего любимого хозяина. Через три дня после похорон Джере нашли в семейном склепе графов Кентских около могилы Перигрина. Беднягу похоронили неподалеку, позволив ему и после смерти выражать благодарность графу Кентскому, но история на этом не закончилась. Семейные предания, передававшиеся из поколения в поколения, очень интересовали представителей этого славного рода, и они предпринимали попытки разгадать многочисленные тайны Перигрина. Так были найдены кое-какие его записки, проливающие свет на его приключения, и дневник Джере... Тебя, наверное, интересует, почему я рассказываю тебе все это? — Мадам хитро подмигнула девушке.

— Да, — спокойно ответила Мэгги. Она знала манеру мадам интриговать до последнего.

— Во время одного из своих набегов, предположительно в конце его флибустьерской карьеры, Перигрину в руки попалась очень крупная добыча. Он атаковал флагман испанской эскадры и взял в плен дочь испанского гранда Пилар де ла Фуртадо. Пиратам было чем поживиться на этом роскошном корабле, но самый неожиданный сюрприз ожидал Перигрина при осмотре личных вещей девушки. Среди них находился небольшой сундучок ручной работы... Затейливый кованый узор сразу привлек внимание Перигрина. Он долго возился с ним, пытаясь вскрыть замок, но ничуть не преуспел в этом. Судя по тяжести сундучка, он был доверху наполнен.

Перигрин обратился к прекрасной пленнице с требованием отдать ключ, однако та уверила его, что ключ давно потерян. Надменная испанка спокойно объяснила пирату, что в сундучке нет ничего ценного, лишь семейные реликвии. Она предложила Перигрину отослать в Испанию этот сундучок с каким-нибудь надежным слугой, чтобы ее родные, опознав ее вещь, смогли прислать крупный выкуп. Перигрину было не впервой получать деньги за жизнь пленников, и он уже собирался выполнить просьбу испанки, но что-то в ее голосе насторожило его, и он решил повременить с выкупом. Тем более что расставаться с девушкой ему совсем не хотелось...

Ночью Пилар попыталась бежать, но была поймана на пороге капитанской каюты с «малоценным» сундучком в руках. Перигрин был в ярости. Даже зарождавшаяся симпатия к молодой красавице не остановила его. В приступе бешенства он приказал повесить ее, и это было незамедлительно выполнено.

— Повесить? — Мэгги не верила собственным ушам. — Женщину, которая не сделала ему ничего дурного?

— Именно так, — горько улыбнулась мадам. — Даже более того, женщину, которую он полюбил. Описанию испанки Джере посвятил немало страниц, понятно, что Пилар не на шутку поразила Перигрина. Однако жадность оказалась сильнее любви. Теперь он проводил все свободное время, пытаясь раскрыть тайну сундучка. Джере помогал ему в этом. И однажды их неустанные старания были вознаграждены. Перигрин не мог поверить собственным глазам, когда замок наконец поддался. Его изумление возросло стократ, когда он увидел, что скрывалось в таинственном сундучке. Открыв крышку, он замер в оцепенении. Его каюта немедленно озарилась ярким светом. Сундучок был полон необыкновенно крупных алмазов. Перигрин довольно повидал в своей жизни этих камушков, чтобы сразу понять, какое богатство лежит перед ним.

Там были и чистейшей воды восьмигранные алмазы, белые как градины, особо ценимые в Индии. И рубиново-красные, пламенеющие камни, подобные огню. И невероятно редкие синие алмазы, сверкающие, словно роса на ярком солнце. Был даже изумительный черный бриллиант, очень искусно ограненный и вызывающий благоговение. Камней было не очень много, но каждый из них стоил целое состояние. Перигрину случайно досталось настоящее сокровище. Неизвестно, каким образом камни оказались у Пилар. Скорее всего, она получила их по наследству. Перигрина мало интересовала история сокровища. Он был озабочен только его безопасностью. Одного вида этих бриллиантов было достаточно, чтобы свести с ума любого матроса из его команды.

Тогда-то граф Кентский продал свой корабль и возвратился в родные места. Без сомнения, заветный сундучок поехал вместе с ним. Никто, даже графиня, не догадывался о том, какое сокровище хранится в доме. Перигрин надежно спрятал бесценные алмазы, а после его смерти исчезла всякая надежда на то, что кто-нибудь о них узнает. Если бы не дневник Джере...

Мадам замолчала. Ей надо было перевести дыхание. Она говорила целый час и хотела немного отдохнуть. Мэгги не двигалась с места. Перед ее мысленным взором проходили картины прошлого, искусно нарисованные мадам. Кровожадный пират, хрупкая девушка, волею судеб оказавшаяся в его власти, сводящее с ума сокровище...

— Но откуда это знаете вы? — недоумевая, спросила Мэгги.

Девушка намеренно подчеркнула «вы» в своем вопросе. Осведомленность мадам порой поражала, но каким образом могла она узнать тайну древних времен, которая казалась невероятной легендой?

— Эдуард Кентский, дед современного графа, увлекался историей. По вполне понятным причинам личность Перигрина Кента особенно интересовала его. Граф кое-что слышал от своего прадеда о Перигрине и Джере, а также об их находке. Несмотря на то, что никто не верил в существование алмазов, Эдуард не мог просто так расстаться с этой мыслью. А вдруг алмазы спрятаны где-нибудь в замке? Он принялся за поиски, но все, что ему удалось найти, — это пожелтевшие от времени листы, исписанные арабской вязью. Граф обратился к знакомому ученому-востоковеду с просьбой прочитать этот манускрипт...

— Но вы-то откуда об этом узнали? — невежливо перебила ее Мэгги.

— Я случайно присутствовала при разговоре графа и ученого и, естественно, очень заинтересовалась...

Мадам не посвятила Мэгги в детали того, что была в то время замужем за тем самым ученым. Востоковед подобрал бедную девочку вскоре после ее побега из Бискье. Двадцатилетняя Элеонора пленила его сердце, и он предложил ей приют. Мадам не могла не оценить его доброту и одарила его несколькими годами счастья. Видимо, за это фортуна решила вознаградить ее и послала ей Эдуарда Кентского...

Аристократ и ученый просидели несколько месяцев над документом и сумели полностью его перевести. Дневник содержал тщательное описание подвигов Перигрина Кента с такими душераздирающими подробностями, что у обоих ученых мужей волосы вставали дыбом. Алмазы же занимали в дневнике огромное место. Джере с упоением описывал их, но, самое главное, он подробно записал, куда спрятал алмазы Перигрин Кент и как их можно найти. Эдуард был потрясен до глубины души. Он немедленно организовал поисковые работы и, точно следуя указаниям Джере, нашел прекрасные камни.

Граф скрыл свою находку ото всех. Он был уверен, что мир захочет отнять у него сокровище. Лишь своему верному другу-ученому он отважился показать алмазы. Востоковед также был поражен, но больше всех была поражена мадам Ламож, которая притаилась за шторой в гостиной, где граф Кентский демонстрировал свою находку. Разве она могла упустить такой случай? Тем более что она частенько избирала этот наблюдательный пункт, когда к мужу приходили по делу, и в своей дальнейшей деятельности нередко использовала полученную информацию.

Бриллианты Кента были настолько прекрасны, что мадам потеряла сон на несколько дней. Только когда она дала себе страшную клятву, что обязательно раздобудет эти чудесные алмазы, ей удалось немного успокоиться. И все эти годы, мастерски совершая ограбления, мудро воспитывая девочек, разрабатывая новые комбинации, она ни на секунду не забывала о своей клятве. Сама она не смогла подобраться к камням, но надеялась, что это сможет сделать кто-нибудь из ее учениц. Но найдется ли достойная для такой миссии?

— Теперь ты понимаешь, что я хочу от тебя? — спросила мадам, после того как посвятила Мэгги во все подробности.

— Кажется, да, — задумчиво произнесла девушка. — Вы хотите, чтобы я украла эти алмазы для вас.

Легкая улыбка скользнула по губам мадам. Задумчивый вид Мэгги очень понравился ей. Не испуганный, не алчный, не самоуверенный. Нет, именно задумчивый. Такая девушка должна справиться с заданием. В Мэгги мадам Ламож видела себя саму тридцать пять лет назад. Только у нее не было таких лучистых глаз, как у Мэгги, а суевериям порой стоит верить...

Украдкой мадам открыла книгу, которая все время лежала у нее на коленях. Эту тоненькую потертую книжонку мадам берегла как зеницу ока. Туда сорок лет назад она тайком переписала отрывки из дневника Джере, переведенного ее мужем. Отрывки, которые касались алмазов.

«Дева с глазами хрустальными ими владеть должна», — прочитала она и вздохнула. Джере цитировал какие-то древние легенды и одновременно отмечал, что глаза Пилар, прекрасной испанки, как раз можно назвать хрустальными. Прозрачные, лучистые, серебряные — араб не скупился на эпитеты. Почему бы не поверить ему?

Пусть дева с глазами хрустальными принесет мне эти алмазы, прошептала мадам, разглядывая свою ученицу. Было темно, и она не могла увидеть цвет глаз Мэгги, но и без света могла сказать, что девушка идеально подходит под описание в дневнике старого араба:


Дева с глазами хрустальными ими владеть должна.

Им красотою равная, яркая им нужна.

Дева с глазами лучистыми спасенье в себе несет.

Кровь молодая, чистая смоет позора гнет.


Наткнувшись на слово «кровь», мадам поморщилась. Что ж, можно верить в хрустальные глаза и считать ссылку на кровь суеверием... Вряд ли Джере имел в виду что-то ужасное.


6


— Изабель, как вы себя чувствуете, дорогая моя? — Сквозь кромешный мрак до девушки донеслись участливые слова. Кажется, их сказала Кэтрин Уильямс.

— Я так и знала, что этот дурацкий сеанс ни к чему хорошему не приведет! — Это уже Леонарда. Только у баронессы бывают столь безапелляционные интонации.

Скрипнула дверь, и взволнованный мужской голос спросил:

— Изабель очнулась?

— Ах, уйдите, мужчинам здесь не место, — томно заявила баронесса.

Мэгги почувствовала, что пора приходить в себя. Кажется, ее обморок переполошил все почтенное семейство. Она открыла глаза и немедленно увидела продолговатое лицо склонившейся над ней Кэтрин. В руке та держала пузырек с едко пахнущей жидкостью.

— Вот и замечательно, — с удовлетворением заметила Кэтрин. — Значит, это нам не понадобится...

Она с видимым облегчением отставила в сторону вонючий пузырек.

— Что произошло? — пролепетала Мэгги. Ее голос звучал слабо.

— Мы надеемся, что вы сейчас расскажете нам это, — произнесла леди Элизабет.

Она сидела в самом дальнем углу комнаты и наблюдала за хлопотами Кэтрин и Леонарды.

— Я ничего не помню, — честно призналась Мэгги. — Погасли свечи, неожиданно стало холодно, а потом... нет, это пустяки, плод воображения.

— Вот уж не думала, что вы столь впечатлительны, милочка, — сухо заметила леди Элизабет. — На вид вы вполне крепкая особа...

Мэгги скромно потупилась. Спорить с пожилой леди не хотелось, их отношения и так нельзя было назвать идеальными. Бабушка Берти в штыки восприняла появление Изабель Алмеду в доме. Она почувствовала опасность. С неугомонного графа Кентского вполне станется жениться на этой подозрительной девице, а ведь заботливая бабушка уже подыскала для него достойную партию...

Однако командовать Берти было не просто. Несмотря на кажущуюся беззаботность и непосредственность, он никому, не позволял управлять собой, в чем леди Элизабет неоднократно убеждалась к собственному неудовольствию.

Вот и сейчас Берти рвался в комнату, желая принять участие в заботах об Изабель. Она страшно всех перепугала, когда упала в обморок. Но леди Элизабет бесцеремонно выставила его за дверь, и ему ничего не оставалось делать, как только бегать по коридору и возмущаться. Джеймс, наоборот, был необыкновенно спокоен. Со сложенными на груди руками он скорее напоминал статую, чем живого человека.

Братья Аркрофты не были похожи друг на друга ни внешне, ни внутренне. Берти был выше и стройнее, во всем его облике чувствовалась легкомысленность. Хотя это впечатление было обманчивым, ведь Берти неоднократно доказывал свою дельность и серьезность. Джеймс, наоборот, внешне был воплощением надежности. Он был гораздо шире брата в плечах, при четырехлетней разнице в возрасте они выглядели ровесниками. Суровый взгляд карих глаз Джеймса контрастировал с приветливым огоньком в голубых глазах Берти. Цвет волос Джеймса также был темнее. И вообще он и лицом, и статью был вылитый Аркрофт. Так выглядел его отец. Черты эти передавались из поколения в поколение от Перигрина Кента. Берти больше напоминал мать. У него были более тонкие черты лица, нос правильной формы, четко очерченные губы. Бертрам Аркрофт был не менее красив, чем его младший брат, а, по мнению светских дам Лондона, гораздо красивее.

Однако, несмотря на разницу характеров и внешние различия, было в братьях нечто общее, что Мэгги особенно хорошо подмечала, когда они спорили друг с другом. Нельзя точно сказать, в чем это выражалось: в словах ли, горячности или повороте головы, но было ясно одно: эти мужчины, несомненно, больше похожи друг на друга, чем им хотелось признать. Порой Мэгги охватывало странное чувство, будто оба брата играют отведенные им роли, а на самом деле они совсем другие...


— С Изабель все в порядке, — кокетливо пропела Леонарда.

Она высунулась из-за двери и задорно смотрела на обоих братьев, хотя, по правде говоря, ей было не очень весело. Да и легко ли приходится молодой привлекательной женщине, когда все внимание мужчин сосредоточено на другой? Но баронесса старалась не расстраиваться по пустякам. В конце концов, братьев Аркрофтов двое, и она сама никак не могла определиться, кто же нравится ей больше.

Так что уж один мне точно достанется, философски говорила она себе. И леди Элизабет на моей стороне...

Леди Элизабет действительно надеялась, что кокетливая девушка с веселыми ямочками на круглых щечках произведет впечатление на кого-нибудь из ее внуков. Она особенно рассчитывала на Берти.

— Ему давно пора жениться. Леонарда происходит из хорошей семьи, она привлекательна, у нее есть голова на плечах. Что еще надо этому шалопаю? — говаривала она Кэтрин в редкие минуты откровения.

И, возможно, план леди Элизабет легко бы осуществился этой зимой, если бы не мадемуазель Алмеду.

— После двухнедельного знакомства он привозит эту француженку в дом! — возмущенно фыркала старушка. — Ему-то она кажется воплощенным совершенством, я же вижу, что это коварная девица, охотница за деньгами, которая только притворяется овечкой.

Леди Элизабет была по-своему права, хотя если бы ей сказали, как далеко распространяется притворство француженки, она бы очень удивилась...

Перед поездкой в Лондон Мэгги всю ночь не спала. Она сидела на подоконнике в своей комнате, смотрела на залитый лунным светом сад и размышляла. Ей ничего не стоит сейчас поблагодарить мадам за ее заботу и откланяться, отказавшись от выполнения задания. Она была уверена, что мадам Ламож ни единым словом не попрекнет ее. Почему бы не воспользоваться добротой своей наставницы? Зачем создавать себе лишние сложности? Вполне возможно, что алмазов Перигрина давно нет в замке и она лишь зря потратит время. Или ее раскроют и накажут. Не проще ли заранее отказаться от этой опасной игры?

Перед глазами Мэгги встала лукавая усмешка мадам Ламож. Девушка вздохнула полной грудью и захлопнула окно. Нет, она не откажется. Мадам Ламож прекрасно разбиралась в людях, она сделала правильный выбор. Мэгги пойдет до конца и достанет эти алмазы даже из-под земли.

Знакомство с Берти Аркрофтом состоялось очень быстро. Мадам, сопровождавшая Мэгги в Лондон и мастерски изображавшая ее тетушку, все рассчитала правильно. Утонченная красота Мэгги, оттененная черным цветом, ее загадочность и печаль не могли не привлечь Берти. Дальше все было делом техники. Мэгги блестяще справилась со своей ролью, очарованный Берти предложил ей пожить в своем замке, и мадам со слезами на глазах и радостью в сердце распрощалась с мнимой племянницей.

Фамильный замок графов Кентских, или Аркрофт-Хауз, как называл его Берти, произвел на Мэгги неизгладимое впечатление. Словно сказочные вздымались перед ней толстые серые стены, узкие бойницы угрожающе смотрели на девушку, как будто вопрошая, зачем она явилась сюда. Мэгги сразу представила себе залитый водой ров вокруг неприступных стен, живописных лучников, сновавших по смотровой площадке главной башни замка.

— Я думала, в таких замках уже никто не живет, — призналась она Берти, который с легкой усмешкой наблюдал за искренним восторгом девушки.

— А мы живем. Правда, летом, когда нас тут почти не бывает, замок открыт для публики. К нам многие приезжают. Летом здесь очень красиво, зимой мрачновато...

Мэгги согласилась с ним. Несмотря на все свое великолепие, замок выглядел угрюмо, чего, впрочем, и следовало ожидать.

— А как, по-вашему, должен выглядеть средневековый замок? — резко спросил ее брат Берти, когда она пожаловалась на мрачность дома на второй день своего пребывания в нем.

Джеймс Аркрофт вообще не очень ласково встретил гостью, как и леди Элизабет. Мэгги ни на секунду не обманывалась на их счет. Благовоспитанная и изысканная Изабель отнюдь не утратила сообразительности и острого язычка Мэгги. Но девушка не расстраивалась, хотя для ее цели было бы лучше, если бы все обитатели замка относились к ней дружелюбно.

Мэгги предстояло прожить в замке целый месяц, и она на следующий после приезда день принялась очаровывать Аркрофтов. Вначале стоило познакомиться со всеми обитателями поближе, выслушать все семейные истории и предания. А потом придет черед и более решительных действий.

На первый взгляд перед Мэгги стояла неосуществимая задача. Каким образом она сможет выкрасть столь ценные камни? И где гарантия, что они хранятся именно в замке, а не в банковском сейфе? Но Мэгги не отчаивалась. Она твердо верила в удачу и сверхъестественный гений мадам Ламож. Мэгги была уверена, что оправдает ожидания своей наставницы.


За ужином все только и разговаривали, что о духах. Берти высмеивал их существование, Кэтрин отчаянно спорила с ним, отстаивая точку зрения леди Элизабет, которая считала ниже своего достоинства вступать в подобные дискуссии. Мэгги и Леонарда искренне забавлялись этим яростным сражением, время от времени подливая масла в огонь.

— Если вы не верите в духов, Берти, то зачем вы задавали ему такие странные вопросы? — наконец выпустила Кэтрин последний заряд.

— Я просто хотел поддержать компанию, — пожал плечами этот неисправимый скептик.

Леди Элизабет презрительно хмыкнула. Заносчивый внук был посрамлен.

— О духах нам должна рассказать мадемуазель Алмеду, — подал голос Джеймс. — Она ведь вступала с ними в непосредственный контакт...

— Я? — изумленно воскликнула Мэгги и покраснела. Что так смутило девушку — намек на ее недавний обморок, упоминание о духах или пристальный взгляд молодого человека — осталось неизвестным.

— Конечно, вы, — невозмутимо подтвердил Джеймс. Его темные глаза внимательно изучали девушку, словно стараясь проникнуть в глубины ее души. — Разве вы не вскрикнули вчера, после того как дух передал нам свое предупреждение и погасли свечи? Несомненно, вы что-то почувствовали, вы даже упали в обморок. Что это было?

Джеймс уже не просто задавал вопросы, он допрашивал, и всем стало неловко.

— Оставь Изабель в покое, — Берти попытался урезонить брата. — Она и так слишком много перенесла сегодня...

— Нет, я отвечу, — произнесла Мэгги, и только побелевшие губы выдавали ее волнение. — Когда погасли свечи и подул странный ветер, я очень испугалась и вцепилась в руку. Вашу руку, Джеймс.

Мэгги намеренно сделала паузу. Все внимательно прислушивались к словам девушки.

— Но почувствовала я нечто совсем иное. Ледяную кожу, холодные пальцы. Их прикосновение вызывало дрожь, и, каюсь, я не выдержала...

За столом воцарилось молчание. Лицо леди Элизабет выражало непреклонную уверенность в том, что так оно и должно было быть. Разве они не беседовали с привидением?

— Это был дух Перигрина Кента, — твердо сказала она. — Он почтил нас своим присутствием и оставил неопровержимые доказательства. Мисс Алмеду сполна ощутила их.

— Но почему она? — вырвалось у Леонарды. Она чувствовала себя обойденной. Снова все смотрят только на Изабель, а до нее нет никому дела.

— Мы не знаем, — сухо ответила леди Элизабет. — У духов свои пути и причины, в которых нам не разобраться. Возможно, скоро все станет ясно.

Старая леди имела в этот момент столь величавый вид, что даже Берти не решился шутить на эту тему. Больше никто не осмеливался заговаривать о привидениях и потустороннем мире, и вечер прошел вполне мирно.

Направляясь в свою комнату, которая находилась в дальнем конце коридора на втором этаже, Мэгги сосредоточенно думала. Если бы она имела представление о философии, она бы назвала себя отъявленной материалисткой. Она не верила ни в привидения, ни в спиритизм. Однако то, что произошло сегодня, настораживало. Неужели кто-то в замке догадывается о ее намерениях? Нет, это невозможно. Скорее всего, кто-то тоже очень озабочен алмазами Перигрина Кента... Но к чему весь этот спектакль? Мэгги терялась в догадках.

Неожиданно она услышала глухой шум, словно упало что-то тяжелое. Девушка подняла голову и огляделась. Коридор как коридор, она несколько раз на дню проходила по нему. Длинный и узкий, скудно освещенный, он был способен напугать слабое сердце, но Мэгги до сегодняшнего вечера не обращала внимания на мрачный интерьер. А теперь в сотую долю секунды она увидела и высокие потолки, устремляющиеся в бесконечность, и мягкие ковры, в которых тонули шаги, и окутывающую плотным одеялом темноту...

Мэгги впервые стало страшно. Пожалуй, зря она отказалась от услуг Берти, который набивался в провожатые. С ним было бы гораздо приятнее путешествовать по этому ужасному коридору. Но Мэгги приказала себе ничего не бояться и храбро двинулась вперед.

В конце концов, отсюда рукой подать до остальных гостей, успокаивала она себя. А через две комнаты покои Кэтрин, так что я совсем не одна здесь...

Додумать ей не удалось. Мэгги споткнулась обо что-то пушистое. Страх тут же парализовал ее. Все убеждения и неверия остались в прошлом. Сейчас только она и примитивный ужас, засевший в сердце, существовали в этом мире.

То, обо что она споткнулась, злобно мяукнуло. Мэгги пришла в себя. Скорее всего, это Лорна, любимая кошка леди Элизабет. Конечно, странно, что животное находится здесь в это время, но, по крайней мере, ничего сверхъестественного в Лорне, кроме необычайной толщины, не было.

Мэгги вздохнула с облегчением и громко сказала:

— Кис-кис.

Но противная кошка не отреагировала. Вместо этого раздался до ужаса отчетливый в тихом коридоре скрип двери. Мэгги оставила всех обитателей замка в большой гостиной, слуги заняты каждый своим делом на первом этаже. Кто же открывает дверь так близко от нее?

— Кто здесь? — несмотря на волны дикого ужаса, захлестывающие ее, Мэгги все еще старалась контролировать ситуацию.

Возможно, Изабель Алмеду и не должна была сохранять хладнокровие в подобных обстоятельствах, однако Мэгги Грин приучила себя ничего не бояться.

Ответа, естественно, не последовало. На секунду все замерло, лишь дыхание Мэгги раздавалось в тишине. Но потом леденящий душу скрип раздался совсем рядом, прямо за спиной девушки. Она резко обернулась и увидела перед собой что-то отвратительно белое, нависающее над ней. И тут Мэгги не выдержала. Дико вскрикнув, она отпрянула в сторону, а потом рванула что есть силы по коридору назад в ярко освещенную гостиную, где царили мир и спокойствие.


7


— Пусть тот, кто напугал Изабель, немедленно признается.

Берти Аркрофт был вне себя от ярости. У него перед глазами до сих пор стояло побелевшее лицо девушки. Когда Мэгги влетела в гостиную, все мирно беседовали, собираясь отправиться спать. Ее появление всех взбаламутило. Девушку трясло, лишь через некоторое время она смогла рассказать о происшествии в коридоре.

— У мисс Алмеду слишком живое воображение, — пробормотала леди Элизабет.

Кэтрин, привыкшая читать ее мысли, недовольно поморщилась. Разве можно так явно выказывать свою неприязнь? Тем более что бедняжка Изабель в таком ужасном состоянии...

— Я не потерплю, чтобы над моими гостями измывались в моем доме! — бушевал Берти. — И если я найду виновника, пусть он побережется...

Мэгги почти не слушала его. В теплой и светлой гостиной тошнотворный ужас отступал, освобождая место для стыда. Опять она поддалась панике. Неужели кошмарный призрак лишь привиделся ей во мраке коридора? Какой позор для ученицы мадам Ламож...

Вспомнив о пережитом только что, девушка, содрогнулась. Нет, это не могло быть игрой воображения. Темные силы действительно подстерегали ее на пороге комнаты, хотя разум отказывался верить в их существование... Или же это чья-то неудачная шутка. Очень неудачная и очень злая.

— Все эти спиритические сеансы и прочий бред с сегодняшнего дня запрещены в Аркрофт-Хаузе! — Берти метнул свирепый взгляд на леди Элизабет.

Та величаво выпрямилась.

— Ты хочешь сказать, что это я подстерегла мисс Алмеду в темном коридоре и испугала ее? — ледяным тоном осведомилась она.

— Нет, но...

— Может быть, нам стоит спросить, кто поместил Изабель в дальнем крыле замка? — Джеймс вмешался в спор между бабушкой и братом. Он сказал это очень негромко, но Берти прекрасно расслышал упрек.

— Там самые красивые комнаты, — возмутился он, — и ты знаешь об этом. Но если Изабель желает, я распоряжусь и ей отведут другие покои!

Да, это было бы просто чудесно, пролепетала про себя Изабель, однако Мэгги возмутилась. Духов она бояться не собирается, а если кто-то решил напугать ее до полусмерти и выпроводить таким образом из замка, то поддаваться тем более не стоит.

— Благодарю вас, Берти, но мне очень нравится моя комната. Я думаю, сегодня просто не самый удачный день в моей жизни.

Леонарда громко фыркнула. Кое-какие подозрения появились у нее уже после спиритического сеанса, но сейчас она была абсолютно уверена — все свои страхи Изабель Алмеду придумывает сама, чтобы подольше оставаться в центре внимания. И Джеймс, и Берти глаз с нее не сводят, а па нее Леонарду, даже не смотрят!

Баронессе ужасно хотелось замуж. В своих соотечественниках она давно разочаровалась. В них не было необходимой утонченности и изящества, которые, по мнению Леонарды, составляют качества идеального мужа для девушки из аристократической семьи. Она принялась искать супруга за пределами родной страны и занималась этим целых четыре года. Но ни одна из ее матримониальных затей не увенчалась успехом. Баронессой восхищались, ей делали комплименты и говорили пошлости, но никто не торопился связывать с ней свою жизнь.

Леонарда была в отчаянии. Пока не познакомилась с Элизабет Аркрофт. Проницательная англичанка сразу поняла страдания баронессы. Слишком уж жадно высматривала та в толпе отдыхающих холостых мужчин. Леди Элизабет навела справки и осталась довольна. Леонарда подходила ей, и она познакомилась с ней поближе, а потом пригласила провести Рождество в фамильном замке. План был безупречен. За два долгих зимних месяца, в течение которых Берти и Джеймс будут обречены на общение с Леонардой, вполне возможно заключить помолвку...

Но присутствие Изабель мешало. Она настолько превосходила немку, что даже леди Элизабет, недолюбливавшая французов, вынуждена была это признать. Оба ее внука вели себя относительно нейтрально, но было ясно, что очаровательная француженка привлекает их гораздо сильнее.

А теперь эта история с таинственными духами, когда и Берти, и Джеймс возомнили себя охранниками Изабель. Старый как мир прием чтобы завоевать сердце мужчины, надо прикинуться слабой беззащитной жертвой. Леонарда досадовала на себя за то, что сама не воспользовалась этим маневром, а позволила сопернице обойти ее. Теперь Изабель заслуженно пожинала лавры.

Мэгги даже не догадывалась, что ее персона вызывает такой интерес у всех без исключения присутствующих. Она зябко куталась в пушистый плед, который Кэтрин заботливо накинула ей на плечи, и лихорадочно размышляла, кто решил открыть на нее охоту.

— Хотите, я все время буду рядом? — произнесли негромко у нее над ухом, и теплая мужская рука дотронулась до пальцев девушки.

Мэгги вскинула благодарные глаза. Лицо Джеймса было так близко, что она могла разглядеть золотистые искорки в глубине его темных глаз. Так приятно, что можно хотя бы на кого-то рассчитывать в этом доме...

— Спасибо, Джеймс, — улыбнулась девушка. — Но, право, не стоит хлопот. Ваша бабушка уверена, что это просто игра воображения.

— Что тоже может быть очень опасным, — продолжил за нее Джеймс.

Мэгги невольно покраснела. Когда он говорил таким полушепотом, то даже самые обычные слова приобретали иносказательный оттенок. Мэгги ощутила неловкость. Почему он всегда заставляет ее так себя чувствовать?

— Я постараюсь больше не доставлять вам неприятностей, — твердо сказала она.

— Изабель! Вы слышите меня, Изабель?

Девушка подняла вверх отрешенное личико и увидела Берти. Тот возвышался над ней и что-то говорил. Увы, увлеченная своими мыслями, она не услышала, что именно.

— Да, простите, Берти, — пролепетала она, скорее чувствуя, чем замечая, что Джеймс отодвинулся от нее.

— Я все-таки настаиваю на том, чтобы вы переехали. В левом крыле замка вам будет спокойнее.

— Уж не потому ли, что там находятся твои покои?

Вопрос был задан с непередаваемым сарказмом, и Мэгги поначалу не поняла, что это Джеймс. Но это был именно он, кто же еще, однако теперь его голос не был ни нежным, ни бархатным. Скорее резким и вызывающим, и Берти не мог не почувствовать это. Он выпрямился и невидящим взглядом посмотрел на младшего брата.

— Я забочусь о безопасности мисс Алмеду, — процедил Берти.

Мэгги не верила своим ушам. Добряк и балагур Берти, вечно готовый смеяться и веселить других, внезапно изменился. Решительный мужчина стоял перед ней, не склонный к шуткам и потехам.

Значит, не только Джеймс может быть надежным, внезапно подумалось ей, но она тут же отогнала от себя эту мысль. Ее дело — охота за алмазами, а не оценка качеств братьев Аркрофт!

— Не сомневаюсь, — надменно сказал Джеймс.

Едкая ирония прозвучала в голосе Джеймса и на этот раз. Берти непроизвольно сжал кулаки. Леди Элизабет решила, что пора вмешаться.

— Не стоит кипятиться, дети, — произнесла она самым благожелательным тоном, на который была способна. — Мы все очень устали, поэтому предлагаю разойтись по своим комнатам...

Мэгги еле заметно вздрогнула. Слишком живо еще было воспоминание о первой попытке добраться до своей комнаты.

— Я провожу вас, — немедленно откликнулся Джеймс.

Мэгги улыбнулась. Неужели он читает ее мысли?

— Я тоже могу, — прозвучал голос Берти.

Ситуация выходила из-под контроля. Похоже, оба брата горели желанием заботиться о ней.

— А вот это все глупости, — со смехом вмешалась в их разговор Кэтрин. Ее гортанный, грубоватый голос немного снял напряжение. — Комнаты Изабель недалеко от меня, поэтому я провожу ее. Она нуждается сейчас не в кавалерах, а в хорошем сне!

И, подкрепляя свои слова действием, Кэтрин встала с дивана и протянула руку Мэгги. На Берти и Джеймса было жалко смотреть.

Словно два пса, у которых из-под носа упорхнула жирная куропатка, прошипела про себя Леонарда. У нее были причины для злобы. Ее провожать никто не собирался...

Мэгги неторопливо шла по коридору с Кэтрин, которая без умолку болтала. Было даже странно видеть Кэтрин в таком разговорчивом настроении, обычно она бывала более молчалива. Но сейчас Мэгги была ей бесконечно благодарна, ведь за веселой болтовней путь до дверей комнаты показался совсем не страшным.

— А вы не хотите посидеть со мной немного? — робко спросила Мэгги, когда они дошли до ее покоев. — Еще не поздно...

Ей очень не хотелось оставаться сейчас одной. Присутствие такой смелой и здравомыслящей женщины, как Кэтрин, было очень кстати.

Кэтрин чуть улыбнулась. И все-таки девочка напугана, хотя старается не показывать этого.

— Хорошо. Только недолго, а то вы и так переутомились сегодня.

Они вошли в комнату Мэгги. Кэтрин с любопытством огляделась. Она была прекрасно знакома с замком, однако здесь не была с тех пор, как тут поселилась Изабель Алмеду.

— У вас очень красиво, — заметила Кэтрин и уселась в высокое кресло викторианской эпохи. На первый взгляд оно казалось очень неудобным, но это впечатление было обманчивым.

Да, Берти действительно позаботился о комфорте Изабель, промелькнуло в голове Кэтрин. Остальные помещения замка были обставлены с меньшей роскошью. А здесь все дышало уютом и красотой: тяжелые, отливающие золотом портьеры, пушистый ковер, удобные кресла, мягкие подушки с кисточками, разбросанные по всей комнате...

Девушка села напротив Кэтрин, подобрав под себя ноги. От этой привычки Мэгги Грин так и не смогла избавиться за год у мадам Ламож. Она уже немного сожалела о своем порыве. В конце концов, о чем они будут говорить? Мысли разбегались, и она никак не могла начать разговор.

— Вам нравится в Аркрофт-Хаузе? — ободряюще спросила ее Кэтрин.

— Да, — чуть помедлив, ответила Мэгги.

— Но, наверное, вы привыкли к другому образу жизни. Наш провинциальный домик должен казаться вам скучным.

— Нет, что вы, — улыбнулась Мэгги и изящно склонила голову набок.

Этот жест должен безумно нравиться мужчинам, подумала Кэтрин. Да, мадемуазель Алмеду, бесспорно, очень привлекательная женщина...

— После смерти родителей я жила очень уединенно, — пояснила Мэгги. — Моя тетушка не любительница всяких развлечений, а мне было не до веселья...

— Простите, — спохватилась Кэтрин. — Я не хотела напоминать вам о вашей потере.

— Ничего страшного, — кротко произнесла Мэгги, но ее глаза выдавали обратное. — Здесь я отвлекаюсь... Я так благодарна Бертраму за его приглашение. Он очень мил...

— Вам нравится Бертрам? — прямолинейно спросила Кэтрин.

Она знала, что так нельзя, но уж очень ей хотелось смутить эту девушку, окутанную ореолом тайны. Похоже, она достигла этой цели. Щеки Мэгги вспыхнули.

— Граф Кентский, несомненно, интересный мужчина, — уклончиво произнесла она.

— Ну полно, дорогая моя, не смущайтесь. — Кэтрин наклонилась вперед и ласково потрепала девушку по руке. — Это всего лишь женская болтовня. Понимаете, когда под одной крышей долгое время проживают молодые люди и симпатичные девушки, то из этого многое может получиться...

Кэтрин лукаво посмотрела на Мэгги.

— Леди Элизабет чрезвычайно взволнована, — вдруг произнесла она. — Вы знаете, Изабель, что для таких людей, как она, семейная честь много значит.

— Конечно, — сухо подтвердила Мэгги. Ей внезапно стала понятна и чрезмерная заботливость Кэтрин, и ее внимание. Суровая бабушка решила предупредить нахальную девицу о том, чтобы та держалась подальше от ее аристократических внуков!

— И Бертрам, и Джеймс оказывают вам знаки внимания, — продолжила Кэтрин, как бы не замечая напряженности девушки.

— Не волнуйтесь, — прервала ее Мэгги. — Меня не интересует ни тот, ни другой. Я очень далека от мыслей о романе или замужестве! Леди Элизабет может быть абсолютно спокойна за своих внуков.

Мэгги встала, показывая, что продолжать беседу она не намерена.

— Теперь вы обиделись на меня, — со вздохом сказала Кэтрин и тоже встала. — Жаль. Собственно говоря, леди Элизабет не давала мне никаких поручений. Я просто хотела сказать вам, что от этих мужчин лучше держатся подальше. Для вашей же безопасности.

И с этими словами Кэтрин вышла из комнаты.

— Скажите это Леонарде! — запальчиво крикнула Мэгги ей вслед. — Я в подобных советах не нуждаюсь.

Возмущение придало ей сил, и Мэгги напрочь забыла о сегодняшних страхах.

Часы пробили одиннадцать, и Мэгги принялась готовиться ко сну. Она быстро разделась и скользнула в свою роскошную кровать. Но сон не шел, и Мэгги стала размышлять. Ночь — самое подходящее время для откровенности.

Итак, она провела две недели в Аркрофт-Хаузе. Чего она успела добиться за это время? Перезнакомилась со всеми обитателями замка, приобрела врага в лице леди Элизабет, но ни капли не продвинулась в том, ради чего приехала сюда. Алмазы Перигрина Кента были все так же далеки от нее. Мэгги принялась придумывать различные изящные комбинации, которые помогут ей повернуть разговор в нужное русло, но что-то мешало ей. Впервые за последнее время не только алмазы занимали девушку. Она перебрала в памяти весь вчерашний день, пытаясь найти источник беспокойства. Происшествия на сеансе и в коридоре она в расчет не брала. Слишком страшно будет, если она задумается о таких вещах сейчас. Нет, было что-то помимо этого...

Ах, вот оно. Разговор с Кэтрин Уильямс. Конечно. О ее чувствах к Берти Аркрофту. Мэгги презрительно скривила губы. Она старалась с насмешкой думать об этом разговоре, но у нее не получалось. Слова Кэтрин затронули тайные струны ее души. Мэгги была уверена, что они давно затихли в ее сердце, но, оказывается, Изабель была сделана из другого теста. Ее-то сердце не переносило разочарований, выпавших на долю Мэгги, и она могла немного помечтать о любви.

Скажи мне, Изабель Алмеду, произнесла Мэгги вслух, кто тебе больше по душе, Бертрам или Джеймс? Из-за кого ты чувствуешь себя так неспокойно? Ради кого ты согласилась бы вызвать неудовольствие леди Элизабет?

Они оба хороши по-своему, была вынуждена признать девушка. И Берти, и Джеймс. Любого из них можно было бы любить без оглядки, но ведь сердцу нужен только один. Кто?

Перед мысленным взором Мэгги встало смуглое лицо Джеймса. Он все время молчит, не болтает по пустякам, не то что Берти. Он очень красив, и, несмотря на то что это сравнение не очень нравится ему, он все-таки вылитый пират. Сразу видно, что кровь Перигрина Кента течет в его жилах.

О Берти такого сказать нельзя. Из него вышел бы отличный тапер для подвального ресторанчика. Мэгги улыбнулась неожиданному сравнению. Он очень открытый и веселый, с ним не заскучаешь. Даже странно, что он настоящий граф, на надменного аристократа Берти Аркрофт совсем не походит. Хотя он не менее привлекателен, чем Джеймс. В принципе, когда он становится серьезным, он даже красивее младшего брата. Однако это бывает так редко... К тому же Берти страшный гуляка. Мадам Ламож много чего порассказала Мэгги о графе Кентском.

Вот Джеймс — другой. Он надежный, не то что Берти. Все же Берти...

И Мэгги погрузилась в сладкую дрему, видя во сне поочередно то Берти, то Джеймса...


8


На следующий день Мэгги решила пойти ва-банк. Изабель очень хорошо веселиться сутки напролет, выслушивать любезности Джеймса и Берти, флиртовать с обоими и наслаждаться роскошью замка. Мэгги же предстояло действовать. Все утро она просидела в своей комнате, а к обеду вышла в совершенно сногсшибательном платье. Когда она спустилась в столовую, все целых пять минут молча созерцали ее.

— Изабель, вы само совершенство, — наконец выдохнул Берти.

Глаза Джеймса сказали то же самое. Девушка довольно улыбнулась.

Она и вправду была хороша. Недаром они с мадам Ламож потратили столько времени и денег, собирая гардероб для поездки в Англию. Длинное черное платье, с полностью открытой спиной и разрезом на всю ногу спереди, отличалось исключительной простотой, но в этом была его изюминка. Оно плотно облегало изящную фигуру Изабель, и неудивительно, что восхищение загорелось в мужских глазах при виде девушки. Шею Изабель украшало роскошное бриллиантовое колье. Оно отливало синью и прекрасно гармонировало с ее глазами. Казалось, что два камня из ожерелья нечаянно поднялись выше и засияли в глазах девушки.

— Изабель, по какому поводу вы так разрядились? — обиженно спросила Леонарда.

— Баронесса, откуда такие словечки? — не замедлил возмутиться Берти. — Но, в самом деле, Изабель, что произошло?

— У меня сегодня день рождения, — скромно ответила девушка. — Вот я и решила...

Договорить она не смогла. Поднялся невероятный шум. Леонарда бросилась к ней с выражением восторга на лице, Берти и Джеймс одновременно закричали слова поздравления. Даже неприступная леди Элизабет милостиво улыбнулась, видя эмоции молодежи.

— Почему вы не сказали нам об этом раньше? — расстроенно спросил Берти, когда ему удалось наконец оттеснить Леонарду от Изабель. — Мы бы подготовились.

— Ничего не надо, — смеялась Мэгги и невольно морщилась от боли. Берти слишком сильно сжимал ее руку.

— Мы сможем достойно поздравить вас вечером, — с достоинством произнес Джеймс.

Он завладел другой рукой девушки и теперь склонился над ней в изящном поклоне. Мэгги ощутила прикосновение его теплых губ и чуть вздрогнула. Нет, пожалуй, она поторопилась с уверениями насчет того, что не интересуется никем в Аркрофт-Хаузе...

— Какое у вас изумительное колье, милочка, — ревнивая Леонарда решила оторвать мужчин от Изабель. — Это бриллианты?

— Да, — кивнула головой Мэгги, мысленно усмехнувшись.

Когда мадам дала ей эту безделушку, она поначалу тоже подумала, что это настоящая драгоценность. Лишь специальный прибор и разъяснения мадам показали, что ожерелье просто очень искусная подделка. Но в замке вряд ли кто-то обладает подобными знаниями, так что она может не волноваться, что ее обман раскроют.

— Оно досталось мне от матери. Это колье в нашей семье с незапамятных времен. Я очень люблю его.

— Оно удивительно идет к вашим глазам, Изабель, — восхищенно проговорил Берти, а Леонарда мысленно выругалась. Своим вопросом она лишь привлекла дополнительное внимание к этой нахалке. — Они такие же прозрачные и чистые...

— Я знаю камни, которые похожи на глаза Изабель гораздо больше, — внезапно проговорил Джеймс.

Было в его тоне нечто, что заставило всех пристально посмотреть на него.

— Джеймс, не начинай опять, — отмахнулся от него Берти.

— Почему же? — улыбнулся Джеймс. Странное впечатление производила эта улыбка. Он словно иронизировал, но в то же время был необыкновенно серьезен.

— Потому что я так хочу! — Голос Берти прозвучал излишне резко.

Мэгги недоуменно переводила взгляд с одного на другого, но душа ее ликовала. Тема драгоценных камней была впервые затронута с момента ее появления в Аркрофт-Хаузе, и, кажется, оба брата были весьма неравнодушны к этому вопросу.

— Ты слишком суеверен, Берти, — продолжал Джеймс. — Я уверен, нашим гостьям будет интересно узнать о...

— А я так не считаю, — оборвал его Бертрам. Он смерил брата презрительным взглядом.

— Действительно, Джеймс, не настаивай. — Леди Элизабет неожиданно встала на сторону Берти. — Сегодня день рождения Изабель, а вы ссоритесь как петухи. Так не годится.

Повелительные нотки в голосе леди Элизабет моментально утихомирили Джеймса. Он пожал плечами и замолчал, не желая спорить с бабушкой. Мэгги ощутила острый приступ разочарования.

— Изабель, — заговорила Леонарда, — ваш праздник необходимо пышно отметить. Жаль, конечно, что вы родились мрачной зимой, но ничего не поделаешь. Мы все равно будем веселиться. Хорошо?

— Да, — рассеянно ответила Мэгги, лихорадочно размышляя, как бы побеседовать с Джеймсом без свидетелей.

Если девушка ищет свидания с молодым человеком, а молодой человек, в свою очередь, ничего не имеет против общества этой девушки, то их встречи происходят довольно часто. Случай поговорить с Джеймсом представился вскоре после обеда. Обитатели замка разбрелись по своим комнатам в поисках подарков для Изабель, и девушка смогла незамеченной прокрасться в библиотеку, где по своему обыкновению проводил время Джеймс.

— Я еще не говорил вам, что вы самая красивая женщина в мире? — Джеймс первым начал разговор, только увидев Мэгги. Причем совсем не о бриллиантах.

Мэгги покраснела.

— Вот уж не думала, что вы такой же неисправимый льстец, как ваш брат, — шутливо заметила она, надеясь вызвать улыбку на лице Джеймса. Однако она просчиталась, тот лишь помрачнел.

— Не напоминайте мне о нем, — буркнул он, а Мэгги увидела в этой внезапной перемене настроения надежду для себя. Кажется, ей удастся повернуть разговор в нужное русло...

— Почему вы так говорите о нем? Почему все время ссоритесь? — робко спросила она. — Например, сегодня.

— Берти — наивный дурачок, — резко засмеялся Джеймс. — Он верит в привидения и древние легенды не меньше бабушки, хотя и усиленно скрывает это. Помните его поведение во время спиритического сеанса?

Мэгги кивнула головой. Берти действительно странно вел себя тогда, но уж на наивного дурачка ни в коем случае не походил.

— Мне кажется, вы к нему несправедливы, — тихо произнесла она.

— Неужели? Он бы очень обрадовался, если бы слышал, как вы его защищаете. Но этот ваш милый Бертрам, между прочим...

— Он не мой милый Бертрам, — запротестовала Мэгги, но Джеймс не дал ей возможности оправдаться.

— А я утверждаю, что ваш милый Бертрам лишил вас сегодня настоящего удовольствия.

— Когда? — Мэгги была искренне изумлена.

— Помните наш спор за обедом?

— Да.

— Я хотел сделать вам сюрприз, а Берти недвусмысленно запретил мне делать это. — В голосе Джеймса звучала неприкрытая досада.

— Правда? — ахнула Мэгги и шагнула ближе к Джеймсу.

Ее глаза ярко блестели, щеки разрумянились. Джеймс немного сбился с мысли, когда увидел девушку рядом, почувствовал тонкий запах ее духов.

Интересно, сознает ли она, насколько хороша, невольно подумал он.

Мэгги сознавала. И участившееся дыхание, и заинтересованный взгляд — все это было сделано абсолютно умышленно.

— Какой сюрприз? — сорвалось с ее губ. Вполне объяснимое любопытство молодой девушки.

Джеймс глубоко вздохнул. Возможно, он чувствовал себя не вправе переступить через запрет старшего брата... Но интерес в глазах Мэгги пересилил все.

— Я расскажу вам, присядем.

Он подвел девушку к низкому дивану и усадил рядом с собой. Мэгги на мгновение почувствовала, что теряет ориентацию в пространстве. Бедро Джеймса касалось ее ноги, и это отнюдь не способствовало ясности мысли.

— Наша семья, как вы уже поняли, очень состоятельна. В основном это заслуга Берти и нашего отца, но кое-что досталось нам от предков. В том числе и самое главное сокровище — бриллианты Кента.

Мэгги затаила дыхание. Близость Джеймса Аркрофта сразу потеряла значение. Она взяла след.

— Кента? — Мэгги заставила себя удивиться, хотя могла бы рассказать Джеймсу историю его предка до мельчайших подробностей.

— Джеймс Кент, мой тезка, чей портрет висит в гостиной и чей дух так напугал вас вчера, привез из своих странствий древний клад, прекрасные бриллианты. Он ловко спрятал их, но мой дед Эдуард сумел найти сокровище, расшифровав дневник слуги графа. Вот и вся история вкратце. С алмазами Кента я и сравнил ваши глаза и хотел, чтобы вы сами убедились в справедливости моих слов. Но Берти не позволил...

— Почему? — наивно пролепетала Мэгги, хотя в душе она была готова разорвать графа Кентского на части.

— Потому что он уверен, что алмазы прокляты, — резко ответил Джеймс.

Мэгги затаила дыхание. Какую историю она услышит сейчас?

— Алмазы достались Перигрину Кенту, как я полагаю, не совсем честным путем, — неохотно начал Джеймс, и Мэгги вспомнила, что он терпеть не может, когда его сравнивают с его благородным предком. — Араб, слуга Кента, считал, что на них лежит проклятие, и все подробно описал в своем дневнике. Правда, это было сделано иносказательно, но все же произвело впечатление на нашего деда, который нашел и дневник, и камни. Бедняга Эдуард и раньше не отличался крепким здоровьем, а после столь значительной находки тронулся умом... Берти, как граф Кентский, владеет и алмазами, и дневником, он уверен, что проклятие есть, что именно оно поразило деда. Поэтому он стережет камни как зеницу ока и никого к ним не подпускает...

Нотка раздражения явственно прозвучала в голосе Джеймса, и девушка невольно задумалась. Уж не из-за владения ли драгоценным наследством ссорятся братья?

— Но что же говорит Дж... дневник о камнях? — Имя араба чуть не сорвалось с губ девушки, но она вовремя прикусила язык. Верного слугу по имени еще никто не называл в ее присутствии...


— Всю красоту звезд и неба

Неравнодушный увидит

В этих осколках солнца.

Горе лишь слабому духом:

Алчность охватит сердце,

Разум смутится темный,

Страстью охваченный пылкой.


Монотонный голос Джеймса поражал своей проникновенностью. Мэгги поежилась. Мадам Ламож ничего не говорила ей о проклятии... Может быть, она просто не знала?

— Берти уверен, что алмазы приносят несчастье, и лишает нас возможности наслаждаться их красотой! — завершил Джеймс свой рассказ. Девушка видела, что, несмотря на равнодушный тон, его глубоко волновала эта тема.

— Неужели они так дороги вам? — тихо спросила она.

— Да, ибо они самое прекрасное, что есть на земле, — машинально ответил Джеймс и тут же осекся. Его взгляд утратил мечтательность; он осознал, где они с кем разговаривает. — Если не считать, конечно, ваших изумительных глаз, моя дорогая Изабель, — совсем другим, вкрадчивым голосом произнес он.

С этими словами Джеймс поднес к губам руку Мэгги и поцеловал тонкие пальчики. Мэгги вздрогнула. В отличие от своего брата, Джеймс Аркрофт не обладал репутацией завзятого сердцееда, но девушка инстинктивно чувствовала, что для женской души этот представитель семейства Аркрофт гораздо опаснее. Проникновенный взгляд Джеймса и поглаживание его чутких пальцев сумели совершить невозможное — все, связанное с алмазами, на мгновение вылетело из головы Мэгги. Но лишь на мгновение, потому что через секунду девушка отняла свою руку и отодвинулась от Джеймса. Возможно, Джеймс Аркрофт и затронул что-то в ее душе, но пока она не была готова пойти на сближение, что-то в нем настораживало ее...

— Изабель, вы здесь? — Дверь библиотеки широко распахнулась, и на пороге появилась Леонарда. — Ох, простите, я не хотела вас потревожить.

Баронесса явно смутилась, увидев Мэгги и Джеймса в такой близости друг от друга.

Я так и думала, что он нравится ей больше, чем Берти, все же отметила она про себя. Что ж, это повышает мои шансы на успех.

Как истая представительница аристократии Леонарда питала непреодолимую симпатию к старшим сыновьям. В конце концов, именно Берти — носитель титула, лишь его супруга станет графиней, да и в деловых вопросах он хорошо соображает. Баронессе было известно, что великолепное состояние Аркрофт-Хауза — целиком заслуга легкомысленного Берти. А уж она прекрасно знала, что значит содержать подобный замок.

Нет, Леонарда совсем не возражала против такого расклада. Младший брат, несомненно, привлекателен, но ей-то нужен был старший.

— Вы ничуть не потревожили нас, Леонарда, — вежливо отозвался Джеймс, однако его глаза свидетельствовали об обратном. Он с сожалением отпустил руку Мэгги и пробормотал себе под нос что-то о назойливых иностранках.

— Ко мне это тоже относится? — тихо спросила улыбающаяся Мэгги.

Джеймс вспыхнул.

— Вы же знаете, что нет!

Он вскочил с дивана и, не сказав больше ни слова, выбежал из библиотеки. Девушки недоуменно посмотрели ему вслед.

— Вот уж не подозревала, что Джеймс Аркрофт такой невежа, — хмыкнула Леонарда. — Значит, я все-таки вам помешала...

Мэгги потупилась, не зная, что сказать. Если честно, то она даже обрадовалась внезапному появлению Леонарды, так как та спасла ее от необходимости принимать решение. Глаза Джеймса ясно говорили о том, что он готов приступить к более решительным действиям, чем целование рук. Изабель Алмеду никак не могла понять, надо ли ей это, зато Мэгги Грин утверждала, что не надо. Она немало настрадалась из-за таких красавчиков, да и на деле это может плохо отразиться. Поэтому Мэгги несколько надменно произнесла:

— Мне вы точно не помешали. Но зачем вы меня искали, Леонарда?

Баронесса напряглась. Неужели Джеймс потерпел поражение? Это было бы очень нежелательно.

— Я... я хотела спросить, не хотите ли вы устроить небольшой бал?

— Бал?

— Да. Я думаю, что мы все хотим немного потанцевать. К тому же есть повод...

— Это будет очень странный бал, — улыбнулась Мэгги. — Мужчин слишком мало, да и не стоит...

Беспокоиться, потому что день рождения мой в июне, а не сейчас, ехидно добавила она про себя.

— Жаль. — Леонарда заметно погрустнела. — Но уж от парадного ужина вам не отвертеться!

— Хорошо, хорошо, — картинно вздохнула Мэгги. — Как скажете.


9


К ужину Мэгги не стала менять платье, да и колье по-прежнему поблескивало на ее шее. В глубине души она надеялась, что оно побудит Джеймса снова затронуть тему алмазов. Парадный ужин решили устроить в большой гостиной, той самой, где накануне проходил спиритический сеанс. Леди Элизабет была против, так как на ее памяти гостиную никогда не использовали в подобных целях, но Берти был непреклонен. Ему хотелось устроить что-то непревзойденное. Горела большая люстра, ярко освещая каждый уголок гостиной, сверкало столовое серебро, в бокалах искрилось шампанское, живые цветы источали сладкие ароматы. Туда-сюда сновали слуги, разнося лакомства, от одного взгляда на которые текли слюнки. Берти Аркрофт действительно постарался. За несколько часов под его требовательным руководством была создана настоящая сказка.

Все обитатели Аркрофт-Хауза были потрясены, Мэгги особенно. Ведь все это делалось для нее. Она прижала ладони к пылающим щекам и прошептала:

— Берти... это же настоящее чудо...

Граф Кентский изящно поклонился. Он горько сожалел, что у него нет в настоящий момент роскошной шляпы с плюмажем, которую можно было бы снять в торжественном поклоне.

— Вы достойны всех чудес света, Изабель.

Эти слова были сказаны настолько тихо, что только Мэгги расслышала их. Выражение глаз Берти напомнило ей лицо Джеймса в библиотеке. В них горело похожее пламя, и Мэгги стало не по себе. С первого момента их знакомства она сказала себе, что не будет поддаваться обаянию Берти и закроет наглухо свое сердце; Мадам Ламож сразу предупредила ее, что Бертрам Аркрофт — известный ловелас: Его манеры, улыбки, выражения — все выдавало немалый опыт. Мэгги знала, что если она позволит себе увлечься неотразимым аристократом, это плачевно отразится наделе. И до сих пор ей с блеском удавалось следовать этому решению. Однако сейчас, глядя в голубые глаза Берти, девушка внезапно осознала, что ее броня готова дать трещину. Ее сердце жестоко мстило за то, что она упорно подавляла его естественные порывы...

— Вы льстите мне, — растерянно прошептала она, мысленно проклиная всех мужчин мира, а братьев Аркрофт в особенности, за то, что они словно сговорились лишить ее покоя в тот момент, когда ей особенно необходимо здраво мыслить...

За ужином царила легкая, непринужденная атмосфера. Дамы немного выпили и раскраснелись, даже суровая леди Элизабет соизволила рассказать парочку анекдотов. Леонарда веселилась вовсю, Кэтрин вторила ей. Лишь Мэгги вела себя как обычно. Она делала вид, будто не она является истинным виновником торжества. Впрочем, так оно и было. Ведь по-настоящему все началось из-за бриллиантов.

Внесли праздничный торт. Он был необъятных размеров, его украшали целые фрукты и взбитые сливки. Откуда зимой в Аркрофт-Хаузе могло появиться подобное чудо, не знал никто. Леонарда снова почувствовала укол ревности. Несомненно, это Берти раздобыл где-то в городе, ведь у него очень быстрая машина и ему ничего не стоило смотаться за несколько часов в какую-нибудь дорогую кондитерскую.

Как он внимателен к ней, с тоской думала баронесса. Рано я радовалась, когда застала ее с Джеймсом. Эта выскочка, видимо, решила обоих братьев к рукам прибрать...

После чая, за которым все воздали должное великолепному произведению кондитерского искусства, Мэгги стали вручать подарки. Леди Элизабет по-отечески поцеловала девушку в лоб и подарила ей книгу об истории Англии издания прошлого века. Мэгги была растрогана до глубины души. Кэтрин торжественно вручила ей шаль собственной работы, а Леонарда — миленький браслетик из янтаря. Подарком Джеймса была старинная гравюра, изображающая залитую дождем лондонскую улицу.

Но Берти превзошел всех. Во время вручения подарков он неожиданно исчез. В суматохе никто этого не заметил. Вдруг полилась чудесная музыка, волшебная, чарующая. Все как по команде посмотрели на двери. Они были широко распахнуты, и в гостиную, играя, постепенно заходили мужчины и вставали правильным полукругом.

Они были невелики ростом, черноволосы и смуглолицы, одеты в живописные костюмы: белые рубашки с отложными воротниками, узкие зеленые штаны и длинные коричневые жилеты, расшитые зелеными цветами. Они держали в руках музыкальные инструменты и наигрывали ту самую мелодию, которая поразила всех несколько секунд назад.

Но главный сюрприз был впереди. Вслед за музыкантами вошел Берти. Нет, не Берти, а Бертрам Аркрофт, граф Кентский. Его было не узнать. Широкие черные штаны, рубашка с кружевным жабо, сапоги щеголя восемнадцатого века, шляпа с залихватским красным пером и небрежно закинутый за плечи плащ, даже неизменная шпага у бедра. В руках у щеголя была огромная охапка белых роз.

Все оцепенели, а Берти подошел к Мэгги, встал на одно колено и протянул ей свой роскошный букет. Девушка взяла его и вдохнула пьянящий аромат роз. Ее глаза увлажнились. Кто бы мог подумать, что Берти способен на такое...

— Я долго думал, что подарить вам, Изабель. На земле нет ничего, что было бы достойно вас...

Берти столько страсти вкладывал в свои слова, что Мэгги стало стыдно за свой обман.

— Поэтому я решил склониться перед вами как средневековый рыцарь и сказать, что готов исполнить любое ваше желание. Итак, чего вы потребуете от меня, моя несравненная красавица?

Леонарда позеленела от злости. Кэтрин удивленно ахнула. По лицу Джеймса скользнула мрачная тень, он скрипнул зубами. Леди Элизабет буквально открыла рот. Ее изумление и возмущение не знали границ. А что, если эта девица пожелает стать графиней Кентской и породниться с одной из самых уважаемых семей в Англии? Неужели глупый мальчишка этого добивается, признаваясь ей в любви столь выразительно?

Берти не сводил с Мэгги горящих глаз. Любовь подсказала ему самый оригинальный подарок для нее, а заодно и самый эффективный способ проникнуть в ее мысли. С самого первого дня их знакомства Берти не покидало ощущение, что девушка что-то скрывает. И пусть она больше не носит траур и не просиживает часами на ипподроме, загадки в ней от этого не меньше. Неужели дело только в погибших родителях? Или ответ надо искать в извечной женственности, которая одна способна навеки приковать к себе мужское сердце?

— Говорите, Изабель, я жду у ваших ног, приободрил он девушку, которая не могла вымолвить ни слова.

— Я хочу... — Мэгги обвела всех взглядом, — чтобы вы показали мне бриллианты Кента.

И среди возгласов удивления, последовавших за ее заявлением, можно было различить легкий радостный вскрик, сорвавшийся с губ Джеймса Аркрофта.

— Изабель! — только и смог произнести Берти. Он медленно поднялся с колен. Весь его вид выражал недоумение.

Девушка сочла нужным пояснить свое решение, хотя на самом деле ей больше всего хотелось рассмеяться, глядя на изумленное лицо графа Кентского. Интересно, что он ожидал от нее услышать?

— Я столько слышала об этих прекрасных бриллиантах, что мне захотелось их увидеть. — Произнеся это, Мэгги с улыбкой, посмотрела на Джеймса, чтобы ни у кого не осталось сомнений по поводу источника ее знаний.

Берти нахмурился и повернулся к младшему брату.

— Зачем ты забиваешь голову Изабель этой ерундой?

Джеймс выпрямился. Он не собирался позволять Берти оскорблять его.

— Это не ерунда, — высокомерно ответил он. — И я не понимаю, почему ты так сопротивляешься?

— Расскажите мне, в чем дело? — вмешалась Мэгги. Ей совсем не понравились взгляды, которыми обменивались братья. — Или эти алмазы просто выдумка? Не забывайте, граф Кентский, что вы пообещали исполнить любое мое желание. Неужели вы уже отступаете?

И Мэгги шутливо коснулась Берти букетом. Тот сник.

— Да, конечно. Простите меня, Изабель. Но тебе, Джеймс, — он метнул свирепый взгляд на брата, — это с рук не сойдет.

Берти сделал знак музыкантам, чтобы они прекратили играть и удалились. Те так и поступили, предварительно откланявшись прекрасной сеньорите — виновнице торжества.

— Алмазы Кента достались нам от далекого предка, — начал Берти, снимая шляпу с плюмажем и раздраженно кидая ее в угол гостиной. — Сейчас они надежно спрятаны в замке. Мое нежелание показать их вам объясняется тем, что с этими бриллиантами связано множество страшных легенд. Кто знает, может быть, какая-нибудь из них окажется правдивой, и тогда у нас будут большие неприятности...

— Господи, Берти, ты рассуждаешь как ребенок, — презрительно пробормотал Джеймс. — Ты скрываешь от всех невероятную красоту, прикрываясь детскими сказочками. Можно подумать, что от семейных алмазов уже следа не осталось, так как ты продал их и вложил деньги в замок.

Берти побелел от гнева.

— Думай, что говоришь, — выпалил он и сжал кулаки. — Тебе лучше всех известно, почему я...

— Немедленно перестаньте, — сказала леди Элизабет. — Берти, раз уж мадемуазель настаивает, покажи ей алмазы, они действительно прекрасны. И забудем об этом!

Она выразительно посмотрела на обоих внуков, призывая их восстановить семейный мир.

— Ладно, — сдался Берти. — Раз вы пожелали этого, Изабель, идемте.

— Только Изабель? — разочарованно протянула Леонарда.

Во время всей этой перепалки она, затаив дыхание, следила за братьями. Упоминание об алмазах вначале разозлило баронессу, но потом возбудило ее любопытство. Ей тоже интересно взглянуть на прекрасные бриллианты. Тем более что кому, как не особе с голубой кровью, уметь разбираться в драгоценных камнях. Мадемуазель Алмеду вряд ли понимает в них что-либо, а вот она, Леонарда, в состоянии оценить любое сокровище. Однако получается, что ее намерены лишить этого удовольствия.

— Конечно нет, — заметила леди Элизабет. Мы все пойдем. Я думаю, посмотреть на это чудо будет интересно всем. К тому же не забывайте, что вы, дорогие мои, будете первыми из посторонних, кто увидит эти алмазы. До сих пор они были доступны лишь членам семьи, да и то не всем. У вас замечательный вкус, Изабель. Вы выбрали действительно незабываемый подарок.

И по тону старой леди нельзя было догадаться, похвала это или упрек.

Впрочем, Мэгги это не интересовало. Главное, что она наконец увидит то, ради чего проделала длинный путь из захудалого кентуккийского городишки в замок английского лорда.

Помещение, где хранились бриллианты, находилось в подвале. Во время реконструкции замка восемь лет назад Берти распорядился как следует укрепить и расширить цокольный этаж. Бриллианты Кента, а также многие другие раритеты, принадлежавшие семье, нуждались в надежной защите. Берти был уверен, что лишняя предосторожность не помешает. Даже члены семьи не имели к камням свободного доступа.

Сейчас, ведя гостей в подвал, Берти был мрачнее тучи. Неужели эти алмазы настолько дороги ему, что он не желает даже показать их? — невольно задумалась девушка. Я и не догадывалась, что граф Кентский может быть так мелочен. Что же произойдет, если я завладею его сокровищем?

От этой мысли Мэгги внезапно стало не по себе. До сих пор она считала себя актрисой, Изабель Алмеду была ролью, не больше, а алмазы — всего лишь заслуженным вознаграждением. Но теперь она осознала, что все эти люди воспринимают ее роль абсолютно серьезно, хорошо относятся к ней, возможно, даже любят...

Джеймс, а потом и Берти. Мэгги привыкла к тому, что ее всю жизнь использовали, лишь мадам Ламож была добра к ней, да и то со своими целями. А здесь все было совсем по-другому. Ни Джеймсу, ни Берти не было нужно что-то от нее, они могли позволить себе роскошь просто любить кого-либо. Неужели она сможет обокрасть эту семью?

Мэгги поежилась. К чему предаваться пустым размышлениям? Надо посмотреть, а потом решать. В конце концов, ей-то нет дела до этих влюбленных аристократов? Или все-таки есть...

— Пришли, — торжественно объявил Берти, и Мэгги очнулась. Пора уступать место Изабель Алмеду.

Они стояли перед большой кованой дверью. Можно было подумать, что она была создана во времена Перигрина Кента, однако замки доказывали, что дверь — творение двадцатого века. Берти ловко возился с ключами, даже удивительно, как у него это получалось в полумраке.

— Вы чувствуете, что Берти часто здесь бывает? — прошептал Джеймс на ухо Изабель. Он чуть коснулся губами ее мочки, и девушка вздрогнула. Сноровка Берти действительно поражала.

Дверь распахнулась, и они вошли в небольшую комнатку. Перед ними была еще одна дверь. Леди Элизабет поплотнее завернулась в шаль, Мэгги старалась держаться поближе к Кэтрин. Изо всех обитателей замка мисс Уильямс внушала ей наибольшее доверие. Леонарда стояла рядом с Берти. Она твердо вознамерилась в числе первых войти в сокровищницу. Джеймс замыкал собой вереницу людей.

Вторая дверь была открыта так же легко, как и первая. Мэгги сделала попытку запомнить, что творил с ключами Берти, но это было невозможно из-за скопления людей и плохого освещения. Да и привлекать к себе излишнее внимание не хотелось. Наверняка Джеймс сзади пристально наблюдает за всеми. Но как только Берти распахнул дверь, Мэгги забыла обо всем. И о графе Кентском, и о его неотразимом брате, и о ревнивой Леонарде, и о заботливой Кэтрин. Даже суровая леди Элизабет не занимала ее больше.

Взгляду изумленной девушки открылась большая темная комната. Единственная горевшая лампа освещала столик посередине, все остальное было погружено во мрак. На помосте прямо перед ней что-то заблестело. У Мэгги перехватило дух. Сияние увеличивалось, постепенно девушка уже четко видела перед собой россыпь ослепительно ярких камней. Она шагнула ближе, завороженная блеском. Теперь не оставалось никаких сомнений. Так сверкать могут только великолепные, ни с чем не сравнимые алмазы. Неужели она все-таки добралась до них?

— Проходите, — раздался голос Берти. Мэгги показалось, что он звучал как-то глухо.

Что ж, вполне возможно, что владелец замка испытывает волнение при каждой встрече со своим бесценным сокровищем.

Берти протянул руку и щелкнул выключателем. Комнату залил яркий свет, и Мэгги вздохнула с облегчением. Блеск алмазов в полумраке действительно был способен свести с ума. Девушка с любопытством огляделась по сторонам. В комнате почти не было мебели, лишь массивные шкафы из красного дерева стояли у стен. По их виду было понятно, что они хранят остальные сокровища графов Кентских, накопленные за многие века.

Да, Бертрам Аркрофт заботится о своем наследстве, подумала Мэгги с легкой насмешкой. Все новые черты открывала она в характере Берти. Неужели его игривость и веселье — всего лишь маска, а на самом деле он совсем другой? Какой же?

— Смотрите, вот они, — кто-то шепнул ей на ухо.

Мэгги оглянулась. Джеймс стоял рядом с ней и указывал на алмазы. Как будто она еще не поняла, что это именно они!

— Не правда ли, они изумительны? — криво улыбнулся Джемс. — Но пройдемте вперед, отсюда ничего не видно.

И он с усмешкой указал на спины Леонарды, леди Элизабет и Кэтрин. Дамы сгрудились около столика, были слышны лишь восторженные оханья. Берти стоял рядом с ними, но его глаза были устремлены отнюдь не на алмазы. Изабель боязливо покосилась на него, ей казалось, что он сердится на нее из-за того, что она стоит рядом с Джеймсом. Однако девушка была разочарована, увидев, что он смотрит поверх ее головы на брата. В глазах графа Кентского читался явный упрек.

Никогда не думала, что Берти так жаден, с грустью сказала себе Мэгги, но тут же одернула себя. Она находится там, куда так давно стремилась, а размышляет о странностях характера графа Кентского. Что с ней происходит?

Джеймс взял Мэгги под руку и подвел к столику. Сердце девушки на секунду замерло, потом бешено заколотилось. То, что она видела сейчас перед собой, нельзя было описать никакими словами. Камни были разложены заботливой рукой так, чтобы предстать человеческому взору во всей красе. Мэгги никак не могла решить, какие бриллианты прекраснее — отливающие кровавым блеском, или леденящие своей синевой, или завораживающие мраком...

— Я говорил про эти, когда имел в виду ваши глаза, Изабель, — проговорил Джеймс и протянул руку к одному из камней, необыкновенно прозрачному, но отливающему небесной голубизной. — При натуральном освещении он приобретает серо-голубой оттенок и...

Рука Джеймса натолкнулась на невидимую преграду. Камни были покрыты стеклянным колпаком, совсем невидимым для невооруженного глаза.

— Что это? — раздраженно вскричал он.

— Защита, — невозмутимо ответил Берти. — Или ты думаешь, что я стану хранить столь ценные камни на виду у всех? Здесь везде сигнализация, ни одному человеку не удастся вынести отсюда бриллианты Кента.

Берти сделал ударение на «ни одному человеку», и Мэгги поежилась. Как будто он имеет в виду ее. Но нет, граф Кентский смотрел на своего младшего брата.

— Ты хочешь сказать, что, я собираюсь украсть эти камни? — Лицо Джеймса пошло красными пятнами.

Мэгги была уверена, что если бы не сигнализация и стеклянный колпак, она без труда могла бы завладеть сейчас алмазами. Все до такой степени были заняты очередной ссорой братьев, что никто ничего бы не заметил.

— Это сказал ты, а не я.

— Да как ты смеешь!

— Немедленно перестаньте! — вспылила леди Элизабет, но в этот раз ее вмешательство не помогло. Ни Джеймс, ни Берти не обратили на бабушку ни малейшего внимания.

— Видите, к чему привел ваш каприз, — возмущенно обратилась пожилая леди к Мэгги.

Девушка покраснела. Что ж, она не ожидала такой реакции. Кто мог знать, что бриллианты являются камнем преткновения в этой семье... Что ж, наверное, всем будет лучше, если она избавит Аркрофтов от них.

Эта крамольная мысль вызвала улыбку на губах Мэгги.

— Вы еще смеетесь! — вскричала леди Элизабет. Она истолковала улыбку девушки, по-своему. — Я ни минуты больше не останусь здесь.

И, величаво подхватив Леонарду под руку, она направилась к выходу. Баронесса попыталась вырваться, ибо она еще не насладилась видом прекрасных камней и не желала покидать помещение так рано. Однако леди Элизабет обладала, несмотря на возраст, железной хваткой, и все усилия Леонарды пропали втуне.

— Прошу вас, не ссорьтесь, — прошептала Мэгги и встала между братьями.

Она не желала быть причиной, пусть даже косвенной, конфликта в семье. Если леди Элизабет решит, что присутствие француженки омрачает атмосферу в замке, ей придется отсюда уехать. Вряд ли Берти пойдет наперекор бабушке и будет настаивать на том, чтобы она осталась. В любом случае нельзя привлекать к себе слишком много внимания. Сегодня она уже добилась многого: собственными глазами увидела бриллианты Кента и поняла, что добраться до них будет не так просто, как казалось в поместье мадам Ламож...

Подвал они покинули в полном молчании. Мужчины, казалось, испытывали чувство стыда за свое поведение, а женщины не находили слов, чтобы высказать свой восторг относительно бриллиантов. Создавалось впечатление, что рядом с великолепными камнями людям легко потерять человеческий облик. Неужели что-то подобное произошло с Аркрофтами?

Мэгги отдавала себе отчет в том, что Берти и Джеймс меняются на глазах. Или они просто притворялись вначале, а сейчас вскрылась их истинная сущность? Девушке становилось немного не по себе. Мысленно Мэгги прокручивала лекцию мадам Ламож о губительной красоте бриллиантов. В замке она увидела этому яркое подтверждение.


10


После осмотра бриллиантов изменились все. Беззаботный Берти утратил значительную часть своей веселости, а задумчивого Джеймса, наоборот, все чаще посещало красноречие. Леди Элизабет, которая раньше старалась одинаково относиться к обоим внукам, больше не скрывала своих предпочтений. Она была порой даже груба с Берти, зато подчеркнуто заботлива с Джеймсом. Леонарда без умолку болтала об алмазах, подливая масла в огонь. Она вспоминала камни, которыми владели ее предки, прекрасные украшения, ради которых дамы были готовы на все. Иногда в ее рассуждениях проскальзывало сожаление о том, что бриллианты Кента обречены на тусклое существование в четырех стенах, вместо того чтобы красоваться на чьей-либо шее или голове. Ее собеседницей была Кэтрин, Мэгги не находила в себе сил поддерживать разговор на подобные темы. Легкая атмосфера игривости и флирта, царившая в замке, в один день сгустилась, сея страх и подозрения.

Мэгги и днем и ночью размышляла о том, как ей добраться до алмазов. Конечно, она могла бы без труда вскрыть двери подвала (необходимые для этого инструменты были надежно спрятаны в ее комнате), даже отключить сигнализацию не составило бы труда. Затем еще одна кража — скоростного автомобиля Берти Аркрофта, и вот она уже на свободе. В соседнем городе, до которого езды меньше часа, ее ждет мадам Ламож, у которой наготове уже несколько вариантов побега из страны. Это было опасно, но в смелости и заключалась надежда на успех...

Однако какое-то неясное чувство удерживало Мэгги от решительных действий. Слишком много загадок пряталось в этом старинном замке. Что произошло во время спиритического сеанса? Кто решил испугать ее в коридоре? Что имела в виду Кэтрин Уильямс, предостерегая насчет Аркрофтов? Почему Берти и Джеймс так враждебно относятся друг к другу?

Мэгги старалась убедить себя, что ответы на эти вопросы для нее жизненно важны и ей необходимо повременить с кражей, чтобы отыскать их. Но, лежа ночью в постели, она была вынуждена признать, что это недостойные причины для медлительности, а есть еще одна, самая главная. Сердце Мэгги болью отзывалось при мысли о том, что ей придется покинуть Аркрофт-Хауз навсегда и обитатели его будут вспоминать ее не иначе как с проклятьем на устах. Мэгги была безразлична реакция всех. Всех, кроме него...

Это случилось через несколько дней после того, как бриллианты Кента предстали перед ней во всей красе. Близилось Рождество, к нему было необходимо тщательно подготовиться. Аркрофты обычно приглашали всех соседей, поэтому сейчас им было не до выяснения отношений. Мэгги была почти счастлива видеть улыбку на лице Берти и спокойствие в глазах Джеймса. Но однажды произошло такое, что лишило спокойствия ее саму.

В тот вечер Мэгги сидела в большой гостиной с книгой в руках. Она уютно устроилась в кресле у самого камина и наслаждалась видом весело пляшущих язычков пламени. Легкая дремота охватила девушку, она прикрыла глаза и задремала. Забытая книга покоилась на коленях. Неожиданно Мэгги вздрогнула во сне, и книга полетела на пол. Девушка проснулась и попыталась схватить ее, но Берти Аркрофт обогнал ее.

— Простите, я потревожил ваш сон, — смущенно пробормотал он, протягивая книгу Мэгги.

Девушка потупила глаза. Неужели он наблюдал за ней во время сна? Как неудобно...

— Ничего страшного, — ответила она. — Здесь так тепло и уютно, что я уснула как старушка.

— Бабушка частенько дремлет в этом кресле, так что я вас понимаю.

Они обменялись лукавыми улыбками, и у Мэгги потеплело на душе. Таким Берти нравился ей гораздо больше. Резкость совершенно не шла ему...

— Вы позволите, я посижу с вами? — робко спросил он.

Мэгги кивнула. Берти удивлял ее все больше. Он совсем не походил на того самоуверенного светского молодого человека, который пытался произвести на нее впечатление в Лондоне.

— Неужели владельцу Аркрофт-Хауза требуется разрешение? — игриво осведомилась она.

— Порой, да, — серьезно ответил Берти и так выразительно посмотрел на девушку, что ей стало не по себе.

Они помолчали несколько минут. Мэгги не решалась нарушить многозначительную тишину легкомысленным замечанием. У Берти что-то на уме, и надо дождаться, пока он решит это высказать.

— Изабель...

Девушка чуть улыбнулась. Ее догадка была верна. Он не просто так вздумал присоединиться к ней в этот вечер.

— Скажите, вам нравится в Аркрофт-Хаузе?

— Да, — прямо сказала она, не понимая, почему Берти придает такое значение своему вопросу.

— Хорошо. — Он снова отвернулся от нее.

— В чем дело, Берти? — не выдержала Мэгги.

— Вы скоро уезжаете отсюда, — выпалил он. — Ведь мы договаривались только на декабрь...

В голосе графа Кентского слышалось такое отчаяние, что это не могло не тронуть девушку. Она и сама расстраивалась из-за кратковременности своего пребывания в замке, правда, по другим причинам.

— Я думаю, я и так вам уже надоела, — кокетливо произнесла она.

Но Берти был не в игривом настроении.

— Только не мне, — решительно заявил он, по-прежнему не поднимая глаз.

— Благодарю вас, — прошептала девушка.

Снова последовала тишина. Мэгги искренне наслаждалась ею. Волнение Берти было приятно ей. Год назад она мыла тарелки и напевала вульгарные песенки в кабаре, а сейчас перед ней сидит английский лорд и смущенно отводит взгляд. Да, она могла собой гордиться...

— Изабель, выходите за меня замуж!

Мэгги была так глубоко погружена в свои мысли, вспоминая прошлую жизнь и сравнивая ее с нынешней, что не сразу поняла, что он сказал.

Замуж? За Бертрама Аркрофта, графа Кентского?

Мэгги в изумлении посмотрела на Берти. Может быть, она ослышалась?

— Вы самая изумительная девушка из всех, которых я знал. — Горькая усмешка тронула губы Берти. — А уж я их видел немало. Я никогда не думал, что появится в моей жизни человек, с которым мне никогда не захочется расставаться. Этот человек — вы, Изабель.

— Но вы совсем меня не знаете, — беспомощно пролепетала девушка.

Берти по-прежнему смотрел в огонь, лишь его руки судорожно сжимались, выдавая волнение.

— Разве это так важно? — Он мельком взглянул на Мэгги. — Я знаю достаточно, чтобы любить вас...

Девушка закрыла пылающее лицо ладонями. Нет, она не сомневалась, что нравится Берти. Не зря он пригласил ее в замок, говорил комплименты, осыпал цветами в день рождения. Но, судя по информации мадам Ламож, он поступал подобным образом со многими женщинами, поэтому Мэгги не желала воспринимать его всерьез. Она старалась видеть во всех знаках внимания с его стороны лишь очередную прихоть молодого аристократа...

— Берти, я...

Она действительно не знала, что сказать. Все это время девушка упорно боролась сама с собой и была уверена, что ей почти удалось победить ростки теплого чувства по отношению к хозяину замка. Неужели все ее старания напрасны, раз сейчас ее кидает то в холод, то в жар, стоит ему лишь взглянуть на нее?

Мэгги внимательно посмотрела на профиль Берти: прямой нос, четко очерченные губы, которые сейчас были сжаты в одну прямую линию. Ее глаза опустились ниже, она пыталась сосредоточиться на деталях, чтобы отвлечься от главного. Красивые сильные руки, широкие плечи, за которые можно спрятаться от любых невзгод. Длинные гибкие пальцы...

Она представила себе, как эти пальцы дотрагиваются до нее, и ей стало жарко. Неожиданно для себя Изабель Алмеду, она же Мэгги Грин, окончательно убедилась в том, что Бертрам Аркрофт очень привлекательный мужчина.

— Я не прошу, чтобы вы немедленно отвечали мне. — Берти совершенно правильно истолковал ее замешательство. — Я понимаю, все это очень внезапно...

— Да, — пролепетала Мэгги, обнаружив, что в горле все пересохло.

— Обещайте мне, что ответите до отъезда. — Берти впервые за вечер прямо посмотрел в глаза девушки.

Мэгги кивнула. Даже за бриллианты Кента она не смогла бы вымолвить ни слова сейчас.

— Я не буду вам мешать. — Берти со вздохом поднялся. — Спокойной ночи, Изабель.

— Спокойной ночи.

Мэгги проводила его глазами. Ладная широкоплечая фигура, длинные ноги. Да, Бертрам Аркрофт был хорош по всем статьям.

Неужели он может стать моим мужем? — думала Мэгги как в лихорадке. Но ведь я не люблю его? Или?

А что ты называешь любовью? — обвиняюще обратилась она к себе. Глупую страсть к опереточному красавчику Эдди, который обвел тебя вокруг пальца? Да, к Берти трудно испытывать что-то подобное. Он сделан из другого теста. Таких мужчин ты еще не встречала.

— Господи, — простонала Мэгги и сжала пальцами виски.

Голова мучительно ныла. Мадам Ламож неоднократно рассказывала ей о своих наиболее удачливых ученицах, которые неизменно возвращались с добычей, но она никогда не упоминала, что в погоне за драгоценностями перед тобой может встать столь жестокий выбор. На одной чаше весов любовь достойного мужчины, замужество, богатство и положение в обществе. Изабель Алмеду испытывает симпатию к владельцу замка, так почему бы не осчастливить его и себя согласием? Но на другой чаше весов — правда об очаровательной гостье и цель, с которой она появилась в замке.

Мэгги Грин, певичка из кабаре и воспитанница французской мошенницы, не может сказать «да» Бертраму Аркрофту. Обманывать всю жизнь — невозможно, предавать мадам, которая протянула ей руку помощи, — позорно, рассказать правду — бессмысленно. Вряд ли граф Кентский обрадуется, что его невеста отнюдь не та, за кого себя выдает. Да и как звучало бы подобное заявление?

«Простите, Берти, но я была чуть неискренна с вами. На самом деле меня зовут Мэгги, познакомились мы с вами не случайно, это было специально подстроено, чтобы я смогла проникнуть в ваш дом и украсть вашу гордость — алмазы Кента».

Ерунда. Хорошо, если после такого откровения Берти не вызовет полицию, а просто прогонит ее.

Так что, милочка, насмешливо сказала себе Мэгги, можешь и не мечтать о том, чтобы стать графиней Кентской. К тому же ты совсем не любишь его...

Но убедить себя в этом было очень сложно. Непокорное сердце девушки везде искало доказательства его любви и без труда находило их. Берти не отрывал глаз от Мэгги, выполнял любые ее пожелания и всем своим видом показывал, что для него существует лишь одна женщина на свете. Леонарда ходила мрачнее тучи, леди Элизабет едва цедила слова, и Мэгги чувствовала себя ужасно несчастной. О каких бриллиантах можно было думать в таких условиях?

Мэгги казалось, что, куда бы она ни повернулась, она всюду натыкалась на укоризненные или вопрошающие взгляды. Берти надеялся, что она скажет «да», леди Элизабет, догадываясь, что происходит между ними, молилась, чтобы Мэгги дала отрицательный ответ. Джеймс внимательно следил за братом, Леонарда уже не скрывала, что безумно ревнует. Лишь Кэтрин хранила обычное спокойствие.

Мэгги приходилось нелегко. Но все было бы ничего, если бы ей не надо было вести еще и внутреннюю борьбу. Трудно сохранять хладнокровие и невозмутимость, когда вся твоя душа рвется сбросить этот гнет и открыто признаться в своих чувствах... Граф Кентский нравился ей все больше и больше с каждым днем, и Мэгги разрывалась между этой зарождающейся любовью и своим прошлым, более того, своим настоящим. Ведь она совсем не та, кем ее считают в замке, и поэтому не имеет права на любовь Берти. И девушка начала избегать его, стараясь никогда не оставаться наедине с ним. Три дня ей это вполне удавалось, но на четвертый Берти сумел застигнуть ее одну в гостиной.

— Я так рад видеть вас, — без обиняков заговорил он.

— Мы видимся каждый день, — уклончиво ответила Мэгги, пытаясь сохранить дружеский тон.

— Это совсем не то, — отмахнулся Берти, и девушка поняла, что не сможет говорить с ним по-дружески. Она слишком долго держала его на расстоянии.

— Вы обещали дать мне время, — пролепетала она, сознавая, что путь к отступлению отрезан.

— Я и не принуждаю вас ни к чему, Изабель, но я не могу молчать о своей любви к вам. Вы избегаете меня. Неужели вы боитесь меня, или я вам противен?

Мэгги замотала головой. Говоря это, Берти подходил все ближе и ближе, и девушка была вынуждена пятиться назад. Как объяснить ему, что вовсе не отвращение держит ее в стороне? На самом деле ей следовало бы прямо и откровенно заявить ему сейчас, что она не любит его и никогда не полюбит и что им лучше всего остаться просто друзьями...

Но разве могла сделать это бедная Мэгги, когда он стоял так близко, что она буквально слышала биение его сердца? Когда аромат его дыхания пьянил ее сильнее любого вина? Она была способна обманывать саму себя, притворяться перед всеми, но лгать и себе и ему одновременно она, увы, была не в состоянии.

Берти уловил замешательство девушки и воспользовался им.

— Значит, я вам не противен? — прошептал он. Сколько ласки было в этом шепоте...

— Нет. — Мэгги бессильно остановилась. Невозможно противиться неизбежному, она и так это делала слишком долго...

— И я могу надеяться на что-то? — так же чарующе продолжал Берти.

Этого Мэгги уже перенести не могла. Не отвечая, она подняла свои хрустальные глаза на Берти. Столько мольбы и нежности было в этом взгляде, что сердце Берти дрогнуло. Он действительно не испытывал ничего похожего ни к одной женщине.

Ему хотелось защитить Изабель от всего, а в первую очередь от самой себя, так как он ясно видел, что ее постоянно терзает что-то. Но как облегчить ее ношу, если она не желает довериться ему?

— Послушайте, Изабель, — начал он, но девушка закрыла ладонью его рот. Она чувствовала, что больше не в состоянии выносить его мягкий голос, и сознавала в себе пугающую готовность признаться ему во всем. Но зачем? Чтобы наблюдать потом, как он в ужасе отшатнется от нее? Нет, лучше молчать...

Но такое молчание было не менее опасно, ибо ее рука по-прежнему оставалась у губ Берти, которые нежно целовали ее, и убрать ее оттуда не было никакой возможности. Разум Мэгги в полный голос кричал о том, что она совершает самый безумный поступок в своей жизни, но ее руки уже не слушались доводов рассудка. Тонкие пальцы девушки осторожно дотрагивались до щеки Берти. Мэгги наслаждалась этим простым прикосновением к его бархатной коже. Он затаил дыхание и чутко внимал ее нежным пальцам, боясь пошевелиться.

Рука Мэгги спустилась ниже, к его крепкой шее, и этого Берти уже не мог спокойно выносить. Он рванулся к девушке и сжал ее в объятиях. У нее перехватило дыхание, так сильны оказались его руки. Следующие несколько секунд Мэгги не чувствовала ничего, кроме его горячих губ, жадно терзающих ее рот. Все ее тело с неистовой страстью откликнулось на этот восхитительный поцелуй, последние возражения были потоплены в чувстве, внезапно накрывшем ее с головой...

Берти на мгновение оторвался от нее, чтобы прошептать:

— Я люблю тебя, Изабель.

Ее фальшивое имя, произнесенной с такой нежностью, немедленно вернуло Мэгги на грешную землю. Ее сердце с сожалением покинуло райский остров мечты и приготовилось к возвращению на холодный материк реальности.

Ты дважды воровка, Мэгги Грин, сурово сказала девушка себе. Ты крадешь сердце Берти и заришься на его алмазы. Опомнись!

Это внушение подействовало, и девушка отстранилась от Бертрама, который очень неохотно выпустил ее из объятий.

— Я что-то сделал не так? — в растерянности спросил он. — Скажи мне, Изабель.

Слышать это имя из его уст было невыносимо, и Мэгги еле заметно поморщилась.

— Прости, если я был груб с тобой, но ты сводишь меня с ума...

Мэгги почувствовала, что если он будет продолжать в таком духе, то она снова не сможет противиться его желанию. Но попадаться в ту же ловушку опять она не собиралась.

— Берти, прошу тебя, мне необходимо как следует подумать, — взмолилась она. — Оставь меня, пожалуйста, одну. Так надо.

Она вложила в эту просьбу всю твердость, на какую была способна в этот момент. Наверное, у нее неплохо получилось, раз огонь в глазах Берти погас и он вздохнул, подчиняясь нежному тирану.

— Хорошо. Тогда спокойной ночи, Изабель, — произнес он и направился к двери, всей душой надеясь, что она позовет его обратно.

Но Мэгги не позвала, хотя все ее существо настоятельно требовало этого. Нечеловеческим усилием воли она заставила себя молчать, пока Берти не покинул гостиную. Лишь тогда полустон-полувздох вырвался из ее измученной груди.

Мэгги мельком глянула на большие настенные часы. Уже десять, но спать совершенно не хотелось. Она решила еще немного задержаться в гостиной, чтобы как следует подумать обо всем. Но ей почему-то не думалось, и, стоя у камина, она вспоминала руки и губы Берти и чувствовала, что у нее кружится голова...


11


Но в этот вечер ей было не суждено обрести покой. Не прошло и получаса, как ее уединение было вновь нарушено, на этот раз Джеймсом Аркрофтом. Увидев входящего Джеймса, девушка радостно поприветствовала его, рассчитывая, что его общество развеет ее невеселые и опасные мысли. Что может эффективнее, чем мужчина, излечить от роковой привязанности к другому мужчине? Но Джеймс был мрачнее тучи, и вместо того, чтобы развлечь, только встревожил девушку.

Они поболтали немного о пустяках, но Мэгги все время ощущала какую-то недосказанность. Что же хочет сообщить ей Джеймс, раз он то краснеет, то бледнеет...

— Изабель, — наконец решился он, но запнулся.

— Да?

— Я... понимаете... я...

— Да, Джеймс.

— Возможно, я слишком тороплюсь... Вам, наверное, не до того... но я больше не могу молчать...

Джеймс сбивался после каждого слова. Видимо, это надоело ему самому, и он решил отбросить ненужные речи и приступить к действиям. Он вдруг шагнул вперед и стиснул Мэгги в объятиях. Девушка настолько растерялась, что не могла сразу оттолкнуть Джеймса. Но потом нелепость ситуации дошла и до ее затуманенного мозга, и она стала вырываться.

— Простите, Изабель, — опомнился он. — Не знаю, что на меня нашло. Мне просто показалось, что так я смогу выразить свои чувства легче, чем словами. Я никогда не обладал красноречием Берти...

При напоминании о Берти Мэгги залилась краской. В течение одного часа оба брата сжимали ее в объятиях! Не слишком ли много даже для прелестной француженки?

— Прошу вас, Джеймс, не будем об этом, — мягко произнесла она, надеясь успокоить молодого человека. Но добилась, к собственному удивлению, прямо противоположного эффекта.

— Не будем? — Он картинно поднял брови вверх. — Это почему же? Не потому ли, что полчаса назад отсюда выскочил мой драгоценный братец, красный как рак? Отвечайте, Изабель!

Его тон покоробил девушку.

— Вы следили за мной? — надменно спросила она, моментально вспомнив о гордой Изабель Алмеду. — Очень достойное занятие для отпрыска благородной семьи!

Она презрительно фыркнула. Джеймс задумчиво смотрел на нее.

— Хорошо, — внезапно произнес он. У него был на редкость сосредоточенный вид, как будто он наконец пришел к какому-то решению. У Мэгги мурашки по спине побежали от его взгляда. — Я никак не мог определиться, что правильно: оставлять вас в неведении либо же опозорить собственную семью. Но сейчас я понимаю, что молчать опасно. Мой коварный брат слишком близко подобрался к вашему наивному сердечку...

— В чем дело? — спросила Мэгги. Это начало ей очень не понравилось. Что еще хочет добавить Джеймс к ее страданиям?

— Помните, Изабель, что я вас искренний друг. И я сделаю все, что в моих силах, чтобы оградить вас от бед. Ибо в ваших глазах я уже вижу предвестие несчастья...

Мэгги вздрогнула. Сколько можно говорить загадками?


— Дева с глазами хрустальными ими владеть должна.

Им красотою равная, яркая им нужна.

Дева с глазами лучистыми спасенье в себе несет.

Кровь молодая, чистая смоет позора гнет.


Джеймс монотонно читал стихотворение, четко выговаривая каждое слово. Мэгги внимательно слушала. Дева с глазами хрустальными. Уж не дневник ли Джере цитирует Джеймс? И к чему?

— Эта история началась много лет назад, когда мой дед, супруг леди Элизабет, нашел бриллианты Кента.

Мэгги замерла на месте. Какой неожиданный поворот. Неужели у нее на лице написано, что ее интересуют эти злосчастные бриллианты?

— Помимо камней, он обнаружил еще и дневник старого слуги Кента. Собственно говоря, именно этот дневник и помог ему найти алмазы. Из дневника дед узнал историю бриллиантов. Она поразила его, как прежде поразили камни своей красотой. Я не буду вдаваться в подробности, скажу лишь, что клад достался Перигрину во время одной из его разбойничьих вылазок. Немалой кровью обагрены эти камни, но Перигрина ничего не пугало. Граф Кентский был счастлив, что завладел этим сокровищем, оно занимало его мысли днем и ночью. Однако Джере, верный слуга, не был так ослеплен. Алмазы сразу насторожили его. Он неустанно трудился, пытаясь понять, что это за камни и кому они могли принадлежать в прошлом. Из его дневника видно, что он нашел ответ на свой вопрос, но даже наедине с собой он не мог быть откровенным, поэтому лишь отрывки легенды он доверил бумаге. Например, «злобу дьявола черную способны они принести» и все в таком духе. Перигрин, естественно, не желал прислушаться к предупреждениям верного слуги и избавиться от опасных камней. Они овладели его душой. Но проклятие, как и боялся Джере, все-таки настигло его.

Мэгги становилось не по себе от заунывного голоса Джеймса. Мадам Ламож рассказывала ей об алмазах Кента в несколько ином свете. Где же правда?

— Кент погиб при загадочных обстоятельствах. То ли бешеная собака накинулась на него в парке, то ли с ним случился внезапный приступ удушья, но его тело обнаружили одним прекрасным утром в замковом парке. Супруга благородного графа вздохнула с облегчением, — здесь Джеймс позволил себе улыбнуться уголками рта, — и приложила максимум усилий, чтобы никто не прознал о его темном прошлом. Почти весь архив Кента был уничтожен, кроме дневника слуги. О проклятии забыли. На время. Пока мой дед, на свою беду, не обнаружил эти бриллианты.

Повисла пауза. Мэгги посчитала нужным ее нарушить.

— Забавная история, — тихо заметила она. Вам надо связаться с каким-нибудь Королевским Историческим Обществом и опубликовать ее. Начнутся научные диспуты, и ваше имя станет известно всей стране...

— Конечно, вы не верите, — косо усмехнулся Джеймс. — Я тоже считал, что это выдумки суеверных людей. Но как тогда объяснить то, что сэр Эдуард, муж моей дорогой бабушки, закончил свои дни в сумасшедшем доме? Говорят, он до последнего бормотал о каких-то глазах цвета небесной синевы, прозрачных как горный хрусталь. В легенде говорится, что дева именно с такими глазами способна очистить алмазы от скверны, и дедушка тихо рехнулся, думая, каким образом ему раздобыть эту деву и что с ней делать.

— Как вы можете так говорить! — возмутилась Мэгги. — Леди Элизабет не простила бы вам подобного отзыва о ее супруге.

— Леди Элизабет не знает почти ничего, — фыркнул Джеймс. — Вернее, не желает ничего знать. Она замечает лишь то, что ей выгодно, не больше.

— По-моему, вы преувеличиваете, — робко произнесла Мэгги. — Мало ли что могло произойти с сэром Эдуардом...

— Я тоже так думал. Пока не узнал историю гибели моей матери.

В голосе Джеймса прозвучала такая нестерпимая горечь, что у Мэгги на глаза навернулись слезы.

— Эдуард Аркрофт выпустил джинна из бутылки. Столетиями бриллианты были схоронены в стенах замка вместе с дневником. Но он нашел их, и проклятие начало действовать. Следующей жертвой стал мой отец. Точнее, моя мать. На свою беду она имела как раз те самые глаза, что описывались в дневнике. Большие и ласковые, светло-серые, чистые, как горный родник. Отец безумно любил ее, но постепенно алмазы овладевали всеми его помыслами. У них родился Бертрам. Отец еще боролся с недугом, но после того, как появился на свет я, он не выдержал. Темной ночью, когда мать отдыхала...

Голос Джеймса сорвался. Мэгги, повинуясь внезапному порыву, подошла ближе к нему и положила руку ему на плечо. Ей захотелось успокоить его, утешить. Но он не замечал ничего.

— Он подкрался к ней и задушил. Утром слуги обнаружили бездыханное тело госпожи, все решили, что ее ослабевший от тяжелых родов организм проиграл схватку со смертью. Все были уверены, что я стоил моей матери жизни. Как они ошибались!

— Откуда вы знаете это?

— В этой семье, — криво усмехнулся Джеймс, — привычка вести дневник. Мой отец тщательно записывал все, и, хотя он перед смертью последовал примеру Кента и сжег почти все свои бумаги, кое-что мне удалось найти.

— Перед своей смертью? — переспросила перепуганная девушка. — Разве ваш отец не погиб случайно? Его, кажется, понесла лошадь...

— Совершенно верно, — подтвердил Джеймс. — Только мой отец был слишком хорошим наездником, чтобы в это можно было поверить. Он покончил с собой, осознав страшную ошибку. Алмазы Кента не были свободны от проклятия и не освободили его душу от любви к ним. Для этого была нужна кровь девушки, а мой отец задушил мою мать.

Легкий вскрик сорвался с губ Мэгги.

— Да, это было ужасно. Сознавать, что преступление было совершено напрасно. Даже не знаю, о чем отец сожалел сильнее. О том, что убил горячо любимую жену, или о том, что под рукой больше нет девушки с хрустальными глазами, чтобы снять проклятие. Поэтому он убил себя, оставив своим потомкам это бремя.

— Это ужасно, — прошептала девушка.

Джеймс посмотрел на нее. Казалось, он только что понял, что ее рука лежит на его плече. Его взгляд полыхнул страстью, и Мэгги невольно вздрогнула.

— Теперь вы понимаете причину моего беспокойства? — спросил он. Недоумение в глазах девушки послужило ему ответом. — Господи, Изабель, вы наивны, как годовалый ребенок. Неужели вы не догадываетесь, что проклятие алмазов Кента до сих пор в силе, что оно действует и дух Перигрина нашел свое новое воплощение? И что он больше не имеет права на ошибку и будет разить наверняка? Что вы в смертельной опасности?

— Почему я? — пролепетала Мэгги.

Вместо ответа Джеймс подтолкнул ее к большому зеркалу, которое украшало одну из стен комнаты. Мэгги уставилась на свое изображение. На нее глянула перепуганная девушка с короткими пушистыми волосами. Страх отражался в ее прекрасных серо-голубых глазах. Серо-голубых, прозрачных как горный хрусталь... Не эти ли слова она привыкла слышать по отношению к собственным глазам?

Мэгги ахнула. Джеймс стиснул ее плечи и прошептал ей в самое ухо:

— Вы та самая дева с бриллиантовыми глазами, Изабель, и я очень боюсь за вас.

Мэгги отпрянула назад и спиной ощутила тепло тела Джеймса. После всех рассказанных им ужасов было так приятно почувствовать что-то реальное, надежное.

— Джеймс, вы напрасно пугаете меня, — все-таки нашла она в себе силы возразить ему.

— Я забочусь о вас, Изабель. — Он нежно привлек девушку к себе. Теперь они фактически стояли, обнявшись перед зеркалом. — Все говорит о том, что дух Перигрина Кента начал на вас охоту. Вспомните то, что случилось во время сеанса, в коридоре, вспомните нежелание Бертрама показать нам всем алмазы.

— Берти? При чем тут Берти?

— Изабель, вы отказываетесь принять очевидное. Дух Кента вселяется только в его потомков. Безумием уже охвачен нынешний граф Кентский. Я ясно вижу эти признаки.

— Берти? — Предположение Джеймса было столь невероятно, что Мэгги удалось выйти из транса. Она отошла от Джеймса и повернулась к нему лицом. — Этого не может быть!

— Изабель, вы просто чудо. Ваша преданность моему брату не знает границ. Вы поверите только тогда, когда он занесет над вами жертвенный нож? — Джеймс явно иронизировал.

— Но почему именно Берти? — Разум отказывался верить в то, что граф Кентский может вдруг оказаться безумным убийцей. — Вы тоже потомок Перигрина Кента.

Джеймс белозубо улыбнулся и пожал плечами.

— Неужели в таком случае я стал бы вам рассказывать про легенду? Это было бы совсем не в моих интересах.

Мэгги покраснела от досады. В словах Джеймса была доля истины.

— Но где доказательства? — вызывающе спросила она.

— Доказательства? — хмыкнул Джеймс. — Да везде. Вы просто не желаете замечать их. Когда Берти затеял реконструкцию замка, что мешало ему устроить небольшой выставочный зал и демонстрировать там бриллианты? Деньги бы рекой потекли в Аркрофт-Хауз. Ученые были бы счастливы, если бы им позволили хотя бы одним глазком взглянуть на такое сокровище. Но нет, Бертрам предпочел не распространяться о наследстве предков. Он переоборудовал подвал, превратив его в настоящую крепость, и хранит там теперь алмазы. Берти забыл, что они — достояние всей семьи, и не подпускает к ним ни меня, ни бабушку. Я считаю, что это маниакальное помешательство. Помните, какой скандал он устроил, когда я предложил показать вам эти несчастные бриллианты? Зачем поднимать вокруг них такой шум? Все очень просто. Мысль о том, что их увидит кто-то другой, что кто-то может похитить их, овладеть ими, для него настолько невыносима, что он готов перегрызть глотку своим родственникам, лишь бы исключить всякую возможность угрозы.

Мэгги потупилась, думая, что, возможно, Берти Аркрофт не так уж и не прав в своих мерах предосторожности...

— Но это еще полбеды, — продолжал Джеймс, не замечая замешательства девушки. — Если он желает провести всю жизнь в подвале, трясясь над своими алмазами, пожалуйста. Лично я и пальцем не пошевелю, чтобы помешать ему. Но человек никогда не сходит с ума наполовину. Берти считает, что камни требуют крови, и он обязан дать ее им.

Мэгги обессиленно опустилась в кресло.

— То есть вы считаете, что Берти Аркрофт решил убить меня, чтобы удовлетворить желание сумасшедшего ума?

— Я в этом не сомневаюсь, — кивнул головой Джеймс. — Все указывает на это. Я стал подозревать Берти задолго до вашего появления. Это только на первый взгляд он забавный малый, ловелас и насмешник. Я точно знаю, что за этим фасадом скрывается холодный расчетливый человек, который привык прятать от окружающего мира свои чувства. Посмотрите только на его отношение к замку. Разве настоящий мот и кутила из высшего общества способен поддерживать родовое гнездо в таком идеальном порядке? Я попытался помочь Берти с реконструкцией, но он отверг мою помощь. Сказал, что справится сам. И действительно справился. Нет, в своем лондонском клубе он совсем другой. Его приятели, с которыми он кутил ночи напролет, совсем не узнали бы его в Аркрофт-Хаузе. Бертрам Аркрофт — самый большой лицемер, которых я когда-либо встречал, а уж я их видел немало, поверьте мне.

Джеймс задумался, складка прорезала его высокий гладкий лоб.

— Но до вашего появления я только подозревал его. В конце концов, я имел право верить собственному брату и отчаянно надеяться, что семейная беда минует его или же примет более мягкие формы. Я ошибался. Как только я увидел вас, Изабель, ваше нежное личико и ласковую улыбку, вашу стройную фигурку и, главное, ваши изумительные глаза, я сразу понял все. Вот она, прекрасная жертва древнего проклятия.

Мэгги закрыла лицо руками. Все это не укладывалось в голове. Она Думала, что жертвой станет Бертрам Аркрофт и его алмазы, а, оказалось, что она сама была расчетливо выбрана для заклания...

— Я не хотел рассказывать вам об этом, Изабель. Поверьте, мне очень тяжело говорить так о брате. Но ваша безопасность для меня важнее. Я пристально наблюдал за вами и Берти все это время. Его излишняя внимательность к вам, нежелание упоминать об алмазах, чтобы не напугать вас древней легендой. Вернее, чтобы не спугнуть раньше времени. Его дикое поведение во время спиритического сеанса... Не сомневаюсь, что в коридоре был тоже он. Возможно, он решил просто подкараулить вас в темноте и нанести роковой удар, но потом передумал. Слишком опасно, полиция начнет задавать вопросы...

— То есть тогда меня напугал Берти?

— Я знал, что во время сеанса, когда погасли свечи, он тихонько подошел к нам и, видимо, коснулся вас чем-то холодным. И потом, не забывайте про его странные вопросы...

— Почему вы не сказали об этом раньше?

— Я думал, это шутка. Потом, мне тоже не хотелось привлекать внимание к его безумию. Поймите, Изабель, — взмолился Джеймс, — этот человек — мой брат, и я не мог опозорить его перед всеми, не имея достаточно доказательств... А потом была история с коридором. Когда вы отправились спать, Берти тоже вышел из гостиной под каким-то пустяковым предлогом. Естественно, я забыл об этом немедленно, но позднее, когда вы влетели к нам с побелевшим от страха лицом, странное отсутствие Берти сразу вспомнилось мне. Кстати, я специально затеял разговор об алмазах тогда, на вашем дне рождения. Я хотел посмотреть, как отреагирует Берти. Если у меня и были какие-то сомнения, он развеял их все. Даже бабушка поддержала его. Значит, она верит в легенду, проклятие и подозревает о безумии Бертрама. Однако со свойственной ей осторожностью предпочла не вскрывать нарыв. Но я так не могу!

— Это невозможно. — Мэгги сжала пульсирующие виски. Неужели опасения Джеймса небеспочвенны? А ведь она сама чувствовала какую-то неясную угрозу в последнее время. Если ей ничего не угрожает в Аркрофт-Хаузе, то откуда тогда этот иррациональный страх, что охватывает ее порой, особенно вечерами? И, наконец, предупреждение Кэтрин Уильяме! Все складывалось в одну ясную картину. Сердце Изабель заныло. Берти... Неужели это правда?

А Джеймс тем временем продолжал наносить все новые раны кровоточащему сердцу девушки, не подозревая о том, что каждое его слово болью отзывается в ее душе.

— Да, убивать вас в коридоре собственного дома слишком неосмотрительно. Берти знает, что он не может ошибиться. И поэтому он выжидает, высматривает удобный случай. Не сомневаюсь, Изабель, что он под любым предлогом постарается задержать вас в Аркрофт-Хаузе. Скажите, он уже говорил, что сожалеет о том, что вы скоро уезжаете?

— Да, — прошептала Мэгги, еле шевеля побелевшими губами.

— Этого следовало ожидать. Он не может отпустить от себя деву с хрустальными глазами. Вторую такую можно и не найти. Я не знаю, какую уловку выдумает его воспаленный мозг, но это будет что-то необыкновенно изощренное и в то же время естественное, чтобы не возбудить ничьих подозрений. Судя по его галантному поведению, — тут Джеймс позволил себе усмехнуться, — я догадываюсь, какой поворот приняли его мысли.

Мэгги вопросительно посмотрела на него, и, хотя она уже знала, что он скажет, его слова все равно застали ее врасплох.

— Проще всего ему сейчас сделать вам предложение. Несомненно, что перед английским лордом, да еще с такой внешностью и обаянием, не устоять никому. С графиней Кентской, которая будет всегда рядом, ему гораздо легче расправиться, чем с Изабель Алмеду, которая в любой момент может ускользнуть... К тому же вы действительно нравитесь ему, и он будет не прочь совместить приятное с полезным...

Мэгги застонала. «Я люблю вас», «вы мечта всей моей жизни» — слова Берти принимали теперь совсем другой, пугающий оттенок. Страшно было подумать о том, что он имел в виду, когда говорил это.

— Подождите, — встревожился Джеймс. — Вы хотите сказать, что он уже предложил вам стать его женой?

Девушка кивнула. Она не могла вымолвить ни слова. Средневековый кошмар обступил ее со всех сторон, и лишь присутствие Джеймса, спокойного, уверенного, не давало ей задохнуться от отчаяния.

— О Боже, — простонал Джеймс. — Я не думал, что он будет так скор... Это ужасно...

Он присел перед Мэгги. Девушка дрожала.

— Не бойтесь, — твердо проговорил он. — Я сделаю все, чтобы отвести от вас беду, Изабель. Вы верите мне?

Она судорожно закивала, глотая слезы.

— Вот и хорошо. — Джеймс протянул руку и коснулся теплой щеки девушки. — Вы слишком дороги мне, Изабель, чтобы я мог позволить ему обидеть вас. Самое главное, что вы предупреждены, правда? Теперь вы будете осторожнее, а это значительно усложнит его задачу. И еще...

Джеймс кинул пытливый взгляд на Мэгги.

— Что вы ответили ему? — резко спросил он. — Вы согласились стать его женой?

Несмотря на серьезность разговора, Мэгги не могла удержаться от легкой улыбки. Это было так по-мужски... Легенды легендами, проклятия и алмазы побоку, извечная мужская ревность всегда прорвется наружу...

— Я сказала, что подумаю, — прошептала Мэгги и зажмурилась, представляя себе, какая сейчас разразится буря.

Предчувствие ее не обмануло. Джеймс немедленно отнял руку от ее щеки и встал с коленей. Об опасности, угрожавшей ее жизни, было на время позабыто. Ревность полностью овладела Джеймсом Аркрофтом.

— Значит, он вам небезразличен, — произнес он холодно. — И вы готовы предать себя в руки этого безумца?

— Джеймс, вы неправильно меня поняли. — Мэгги встала с кресла и приблизилась к нему. Как ей убедить его в обратном? — Он застал меня врасплох... Вы должны признать, что ваш брат очарователен... я немного растерялась...

Джеймс сверлил ее взглядом, стараясь добраться до правды, о которой сама Мэгги хотела бы забыть. Трудно поверить в то, что всего лишь час назад ты всерьез размышляла о браке с человеком, который решил убить тебя...

— Я не могла сразу отказать ему, — чуть покривила она душой. — У него были такие глаза...

Джеймс презрительно хмыкнул.

— Тогда я думала, что он серьезен, — начала защищаться Мэгги. — Поэтому мне не хотелось ранить его, и я сказала, что подумаю.

А на самом деле ты просто обалдела от радости, обвинила она себя. Берти Аркрофт казался тебе слишком хорошим, слишком знатным, слишком богатым. Ты действительно не заслужила такое счастье. В наказание за твои глупые мечты он превратился из прекрасного принца в отвратительного монстра. Поделом тебе, Мэгги Грин, ничего большего ты и не заслуживаешь.

— Что ж, это к лучшему, — кивнул головой Джеймс. ~ Он будет думать, что вы ответите «да», и не предпримет ничего опасного. У нас появилась отсрочка.

Мэгги была потрясена. Не только она полна тайн, этот дом тоже скрывает немало секретов, гораздо более опасных, чем ее затея с похищением, которая казалась теперь детской шалостью. Случайно в погоне за драгоценностями она попала в сети дьявольского ума, ее подло заманили в ловушку и приготовили для жертвоприношения. А самое ужасное то, что она была готова вручить свое сердце тому, кто стоит за этим отвратительным замыслом. Или уже вручила... На глаза девушки навернулись слезы.

— Что с вами, Изабель? — встревоженно спросил Джеймс.

— Столько всего случилось сегодня, — прошептала Мэгги. — Я совсем потеряла голову.

— Жаль, что это не из-за меня, а из-за Берти, — произнес он, и в его глазах заплясали лукавые искорки. — Но я приложу все усилия, чтобы положение изменилось.

— Неужели вы тоже сойдете с ума? — шутливо спросила Мэгги.

Ей было проще разговаривать об этом в таком тоне. Словно они всего лишь шутят и его слова не надо воспринимать всерьез. Ревнивый блеск в глазах Джеймса погас, и Мэгги вновь смутил его восхищенный взгляд. Тем не менее она не могла не залюбоваться его лицом. Именно залюбоваться. Темные вьющиеся волосы, надменная усмешка, то появляющаяся в уголках губ, то исчезающая. Самый настоящий пират, такой же, как и его предок Перигрин Кент. Удивительно, что за ним не тянется вереница разбитых сердец, как за Берти. Но это и пугало, так как никогда не знаешь, чего ожидать от такого человека.

— Нет, — покачал головой Джеймс. — У меня есть более действенные способы заставить вас потерять голову...

Он положил руку на плечо Мэгги и властно притянул девушку к себе. У нее не было сил сопротивляться ему, и она позволила Джеймсу прижаться к себе.

— Я немного устала, — пробормотала она чуть позднее, чувствуя, что прикосновение Джеймса не находит отклика в ее душе. Она сознавала, что для этого требуется объяснение, чтобы не настроить его против себя. Ведь Джеймс Аркрофт — ее единственный защитник в этом доме.

— Я знаю отличное средство от усталости, — заметил он, — вам точно понравится...

Джеймс наклонился к ее шее и осторожно провел по ней кончиком языка. Мэгги затрепетала.

— Я же говорил, что вы не сможете остаться равнодушной...

Руки Джеймса опустились ниже по спине Мэгги, он зацепил пальцами шелковую ткань ее юбки и потянул вверх. Вскоре его рука уже смело ласкала нежную кожу ее бедер.

— Ты само совершенство, Изабель, — шептал он, — само совершенство.

Неожиданным рывком он развернул Мэгги и прижался к ее спине. Его руки настолько крепко обхватили грудь девушки, что Мэгги испытала дискомфорт. Как будто пытается на части меня разорвать, мелькнуло у нее в голове.

— Осторожнее, Джеймс, — прошептала она, но тот словно не слышал ничего, впиваясь поцелуями в ее затылок, плечи, шею.

Мэгги стала задыхаться. Она ощущала себя беспомощной куклой в руках Джеймса. Ей не хотелось больше ни его силы, ни его покровительства, ни его любви. Даже прямое доказательство его желания, которое она чувствовала на своем боку, не возбуждало ее. Мэгги просто умирала от усталости, и ее последние силы уходили на то, чтобы освободиться от настойчивых объятий Джеймса. Но эта небольшая борьба, похоже, только распаляла его.

— Джеймс, отпусти меня, — просительно произнесла она.

— Действительно, Джеймс, неужели ты не видишь, что дама тебя не хочет?

Произнесены эти слова были настолько насмешливо, что Джеймс пришел в себя. Про Мэгги и говорить нечего. Как только руки Джеймса разжались, она лихорадочно принялась приглаживать растрепанные волосы и поправлять юбку. Ей было ужасно стыдно. Потому что в дверном проеме прямо напротив них стоял Берти Аркрофт со сложенными на груди руками. Они не слышали, как он подошел, потому что были слишком заняты. — Джеймс ласками, а Мэгги борьбой. Но он, скорее всего, уже несколько минут наблюдал за этой страстной сценой. Благо гостиная была прекрасно освещена.

— Что ты тут делаешь? — наконец выдавил из себя Джеймс. Он говорил хрипло, что было легко объяснимо, принимая во внимание неожиданность появления Берти.

— Я решил немного прогуляться по замку перед сном и увидел свет в гостиной. Мне захотелось взглянуть, кто же из гостей не лежит в уютной постельке. — Тон Берти был полон едкого сарказма. — Если бы я знал, что помешаю, я бы ни за что не вошел. Однако, кажется, моя помощь кстати. Не так ли, Изабель?

Мэгги выпрямилась и перестала прихорашиваться. Ужас, вызванный рассказом Джеймса, растворился в жгучем стыде. Что Берти подумает о ней? И часа не прошло, как он целовал ее губы, а она уже обнимается с его младшим братом... Мэгги предпочла бы в данный момент, чтобы Берти ворвался в гостиную с ножом в руке и исполнил свое намерение, чем вот так спокойно стоял напротив, презрительно оглядывая ее с ног до головы.

— Ты ошибаешься, — ответил Джеймс вместо Мэгги. Он оправился от первого смущения и уже был готов дать отпор. — В твоих услугах не нуждаются. Мы с Изабель нашли общий язык...

— Я так не думаю. — Берти был безупречно вежлив, но от его корректности мурашки по телу побежали. — Как я мог заметить в эти несколько секунд, Изабель отчаянно боролась с тобой, а ты, не обращая на это внимания, навязывал ей свои ласки.

Мэгги была вынуждена признать, что изложение Берти в целом справедливо. Однако Джеймс так не думал.

— Какая чушь, — хмыкнул он. — Изабель и я...

— Меня не интересуют ваши отношения, — холодно перебил его Берти, и Мэгги невольно поежилась. Вот такого Бертрама Аркрофта очень легко представить себе сумасшедшим...

— Главное, — продолжал Берти, — это то, что Изабель не настроена принимать твои грубые ласки. По крайней мере, сегодня.

Последние слова были сказаны в таком уничижительном тоне, что Мэгги залилась краской до корней волос. Но что она могла возразить? Будь он хоть трижды сумасшедшим, он вправе относиться к ней с презрением.

— Да как ты смеешь! — Джеймс наконец отошел от Мэгги и шагнул к брату. Его кулаки угрожающе сжались, но Берти не шевельнулся.

— Перестань ломать комедию. Еще не хватало драки в Аркрофт-Хаузе.

— Я не собираюсь с тобой драться, — прошипел Джеймс. — Я...

Мэгги уже не слушала, о чем они спорили. Больше всего на свете ей хотелось убежать из гостиной и запереться в своей комнате, чтобы броситься там на роскошную кровать с балдахином и зареветь во весь голос. Но, увы, такой простой способ бегства был ей недоступен. Горькую чашу позора надо было испить до конца...

Звонкий шлепок пощечины привел девушку в чувство. Она увидела, что лицо Берти горит гневом, а Джеймс держится за щеку. Что послужило толчком к столь некультурному обхождению со стороны Берти, Мэгги пропустила. Но ее терпению пришел конец.

— Немедленно перестаньте! — закричала она в надежде, что кто-нибудь из них образумится. — Я не могу больше это выносить!

И Мэгги рванулась к выходу. Пусть думают, что хотят, но она не в силах оставаться в гостиной ни секунды. Буквально взлетев на второй этаж, Мэгги добежала до своей комнаты и заперла за собой дверь. Теперь никто не сможет потревожить ее, и она спокойно поразмыслит над всем, что случилось в последнее время.


12


Мэгги разделась, натянула кружевную ночную рубашку и улеглась в постель. Ее ум лихорадочно искал выход из положения. Не пришла ли пора покинуть этот не слишком гостеприимный дом? Ее пребывание в Аркрофт-Хаузе и так слишком затянулось. Мадам Ламож не одобрила бы того, что она как курица носится от одного брата к другому, да еще и подвергает свою жизнь опасности. Возможно, Джеймс преувеличивает, но лучше не убеждаться лично, безумен ли Берти Аркрофт на самом деле. Дыма без огня не бывает. Самым разумным будет немедленно упаковать чемоданы и улизнуть подальше из этого ужасного дома. Мадам Ламож всегда говорила, что лучше проиграть, но вернуться живой и невредимой, чем дать повод для некролога в вечерней газете. А здесь Мэгги явно угрожает опасность. Хотя...

Девушка на секунду задумалась. Может быть, она слишком спешит? Ведь она даже не попыталась добраться до бриллиантов. Что скажет мадам Ламож на это? Она так мечтает завладеть алмазами Кента, разве Мэгги может подвести свою наставницу?

Мэгги вспомнила свою первую встречу с мадам Ламож, как она поначалу не доверяла этой взявшейся ниоткуда женщине и как потом все обещанное оказалось правдой. Будет черной неблагодарностью лишить мадам возможности владеть вожделенными камнями.

Даже если у меня ничего не получится, утешала себя Мэгги, я, по крайней мере, попытаюсь. И если Берти действительно стоит за всеми этими происшествиями, то не надо терзаться угрызениями совести. Может быть, когда он лишится бриллиантов, рассудок к нему вернется...

И Мэгги твердо решила осуществить то, ради чего она и приехала в Аркрофт-Хауз. На следующее утро она поднялась полная сил и хорошо отдохнувшая. Несмотря на приключения вчерашнего вечера и душераздирающие истории об алмазных проклятиях, Мэгги спокойно проспала всю ночь, и ничто не тревожило ее. К завтраку она вышла с невозмутимым лицом. Для осуществления своего замысла ей нельзя было влезать в любовные авантюры, и Мэгги твердо вознамерилась держать обоих поклонников на расстоянии, независимо от состояния их ума и собственных чувств.

И Берти, и Джеймс сразу почувствовали на себе плоды ее мудрого решения. Правда, что послужило действительной причиной к подобному отношению, они, естественно, догадаться не могли. Но холодность Мэгги бросилась в глаза всем, а в первую очередь Леонарде, которая увидела в этом проблеск надежды для себя.

Может быть, ей нет дела до них обоих, размышляла она, наблюдая за тем, как Мэгги совсем не глядит на Аркрофтов и почти не разговаривает с ними, удостаивая их лишь короткими, ничего не значащими репликами.

Джеймс неоднократно пытался разговорить Мэгги, но безрезультатно. Он метал свирепые взгляды на Берти, тот в долгу не остался, и в целом завтрак прошел в довольно напряженной атмосфере, хотя обычно первая трапеза дня, неомраченная присутствием леди Элизабет, бывала вполне веселой и непринужденной.

После завтрака Мэгги попыталась укрыться в библиотеке, но была там обнаружена хозяином дома. По правде говоря, она немного испугалась, когда над ухом раздался голос Берти.

— Вы позволите присоединиться к вам?

Простой вопрос заставил девушку вздрогнуть.

Она боязливо посмотрела на графа Кентского, но, не обнаружив на его лице ни капли безумия, немного успокоилась. Что бы там ни говорил Джеймс, она чувствовала себя в безопасности в присутствии Берти...

— Конечно, — холодно проговорила девушка, хотя недружелюбная интонация с трудом давалась ей.

— Скажите мне, Изабель, — нерешительно начал он после продолжительной паузы, во время которой Мэгги демонстративно листала журнал, — я чем-то обидел вас?

— Н-нет.

Мэгги не ожидала подобного вопроса. Конечно, от нее не укрылось замешательство Берти сегодня утром, когда она так сдержанно вела себя за завтраком. Но разве после вчерашнего инцидента она по-прежнему волнует его?

— Тогда почему вы так внезапно изменились?

Мэгги подняла на него изумленные глаза. И он еще спрашивает?

— Да, простите, — на мгновение стушевался он под ее вопрошающим взглядом. Похоже, он неправильно истолковал его, приняв изумление за возмущение. — Возможно, вчера я перешел все границы... я был так ошарашен... и мог обидеть вас...

Мэгги не верила собственным ушам. Неотразимый Берти Аркрофт, покоряющий женские сердца с первого взгляда, извиняется перед ней за то, что вчера застал ее с младшим братом?

— Послушайте, Берти, — мягко, но решительно она прервала его бессвязную речь. — Вам не за что передо мной извиняться. Это целиком моя вина, что я стала невольной причиной ссоры между братьями. Джеймс...

Мэгги едва сдерживала себя, чтобы не признаться Берти во всем. Он так проникновенно смотрел на нее, что девушке захотелось немедленно рассказать ему и о мадам Ламож, и о невероятных обвинениях Джеймса. Но что-то внутри нее упорно твердило, что она сделает огромную глупость, если поступит таким образом. Скорее всего, Берти ужасно разозлится и вызовет полицию. А в худшем случае подтвердит подозрения Джеймса и оборвет ее никчемную жизнь в одном из многочисленных подвалов Аркрофт-Хауза.

— Джеймс застал меня врасплох. — Мэгги заставила себя продолжать, не замечая, что слово в слово повторила то, что сказала вчера Джеймсу насчет Берти.

— Негодяй, — процедил Берти угрожающе, и Мэгги встрепенулась.

— Не говорите так о нем, — ахнула девушка в испуге. — Мы все стали жертвой недоразумения. Я... я очень благодарна вам за ваши чувства, Берти, но, боюсь, не смогу ответить на них...

Мэгги испытывала все муки ада, заставляя себя произносить столь жестокие, а главное, лживые слова. Но как иначе заставить Берти держаться от нее подальше?

— Я прошу вас не сердиться на меня, — лепетала она, не сводя глаз с лица Берти, которое постепенно становилось белым, — и надеюсь, что мы сможем остаться друз...

— Это Джеймс? — Берти не дал ей договорить.

Мэгги поразили его воинственно сверкнувшие глаза.

— Нет, вы ошибаетесь! — вскрикнула она, прочитав в лице Берти угрозу. — Джеймс не имеет никакого отношения к тому, что я только что вам сказала...

Видя недоверие на лице Берти, девушка решила высказаться более определенно. С тоской в голосе, которую нельзя было спрятать никакими усилиями, она продолжала:

— В моей жизни есть человек, которому я всем обязана... и вы понимаете, Берти...

Мэгги замолчала, не в силах договорить до конца. Лицо Берти выражало такое отчаяние, что у нее мелькнула безумная мысль броситься ему на шею и стереть поцелуями это выражение. Неимоверным усилием воли ей удалось удержаться на месте.

Мадам Ламож могла бы гордиться моей выдержкой, твердила она себе. Я все делаю правильно.

— Хорошо, — наконец выдавил он из себя. — Я все понимаю. Простите меня, Изабель.

И он решительно поднялся и направился к выходу.

После этого разговора Мэгги уже была не так тверда в своем решении. Не то чтобы она сомневалась в правильности своих действий, просто бедная девушка была до такой степени несчастна, что ей не хотелось думать ни о каких алмазах. Тем не менее она заставила себя держаться как ни в чем не бывало и поджидать удобного момента.

Мэгги знала, что, если она хочет завладеть алмазами, ей необходимо для начала исследовать замки на дверях, ведущих в подвал с камнями. Зачем откладывать дело в долгий ящик? — философски сказала себе она и, облачившись вечером в джинсы и свитер, отправилась на разведку. Момент был на редкость удачен. Джеймс заперся в библиотеке и злился в одиночестве, Берти тоже не показывался нигде после печального разговора с избранницей своего сердца. Леди Элизабет и Кэтрин как всегда сидели в гостиной и мирно беседовали. Вряд ли кого-то из них понесет вечером в цокольный этаж. Даже слуги старались лишний раз не спускаться вниз, дабы не вызвать неудовольствие хозяина. Вспомнив об этом факте, Мэгги печально вздохнула. Вот и очередное доказательство того, что с Берти не все в порядке...

Размышления о грустном не мешали Мэгги идти очень осторожно. Два раза она замирала на месте, так как слышала, что по коридору снуют слуги. Ей не хотелось, чтобы ее обнаружили в таком неподходящем наряде неподалеку от бриллиантов. Это насторожило бы всех. Но Мэгги не зря считалась лучшей ученицей мадам Ламож, ей удалось незамеченной пройти почти через весь замок и без труда найти дверь, которая вела к вожделенному сокровищу. Было довольно темно, но Мэгги имела при себе карманный фонарик. Девушка включила его и приступила к работе.

Грустные мысли сразу покинули ее, Мэгги увлеклась делом. Да, задача предстояла не из легких. Бертрам Аркрофт надежно позаботился об алмазах Кента. Отсутствие охраны он компенсировал современной сигнализацией и надежными замками. Неподготовленный грабитель столкнулся бы с очень серьезной проблемой...

Но Мэгги была подготовлена. После получасового исследования она сообразила, как лучше всего вскрыть дверь и разобраться с первым уровнем сигнализации. Что будет дальше — неважно, она была уверена, что ее руки все сделают за нее. Главное — начать, и Мэгги в очередной раз подивилась предусмотрительности мадам Ламож, которая снабдила ее нужным оборудованием. Мэгги не сомневалась, что с помощью своих инструментов легко справится с любой дверью.

Возвращалась она гораздо менее осторожно. На душе было тяжело. Мэгги убедилась, что препятствий на пути к алмазам не так уж много, и нельзя отговориться лишь техническими сложностями. Она должна теперь определиться, чью сторону она принимает и готова ли она выполнить поручение мадам. Лучше всего было бы окончательно отрезать все, что связывает ее с Берти, но так тяжело было расстаться с надеждой на счастье... Несмотря на обвинения Джеймса, Мэгги отчаянно верила в то, что Берти искренен с ней...

— Изабель, а вы что тут делаете? — раздался прямо перед Мэгги удивленный женский голос.

Девушка очнулась. Она настолько утратила бдительность, что буквально врезалась в Леонарду, которая стояла в коридоре первого этажа и с любопытством смотрела на нее.

— Я... гуляю, — пробормотала Мэгги, проклиная себя за неосторожность. Самое ужасное, что Леонарда, должно быть, видела, как она поднималась наверх. А что, спрашивается, милой гостье делать в цокольном этаже, одной? Там ведь ничего нет. Ничего, кроме алмазов...

Мэгги физически ощутила, как эта мысль промелькнула на лице Леонарды.

— Гуляли в подвале? — не удержалась баронесса от вопроса. Она даже не скрывала своей радости. Теперь понятно, зачем эта француженка поселилась в замке и кружит головы обоим братьям Аркрофтам. Ее цель — бриллианты, иначе она не стала бы бродить там, да еще в таком виде...

— Я немного заблудилась, — ответила Мэгги с достоинством. Она понимала, что баронесса сделает свои выводы, но надо было попытаться спасти ситуацию. — Эти старинные замки, вы же знаете, такие запутанные...

— Конечно, — подтвердила Леонарда, прикидывая про себя, как она преподнесет эту историю Берти. — Но разве вы не помните, что именно по этой лестнице мы ходили на днях смотреть алмазы Кента?

— Неужели? — ахнула Мэгги. — У меня ужасная зрительная память, я совершенно не узнаю эти места. Надеюсь, что больше я не забреду сюда. Тут довольно неприятно.

С этими словами Мэгги обогнула Леонарду и независимо зашагала по коридору. Та долго смотрела ей вслед.

Ничего, дорогая моя, не волнуйся. Больше ты здесь не заблудишься, ехидно проговорила про себя баронесса. Берти позаботится, чтобы ноги твоей не было рядом с его бриллиантами, а заодно и в замке.

И, триумфально улыбнувшись, Леонарда отправилась на поиски Берти, совсем забыв, что пять минут назад собиралась присоединиться к леди Элизабет в гостиной.

Мэгги быстро добралась до своей комнаты и только тогда перевела дух. Ох уж эта Леонарда! Надо же было налететь именно на нее! Она потянулась рукой к выключателю, и яркий свет залил всю комнату. Девушка сделала шаг вперед и застыла на месте. Потому что прямо напротив нее в кресле сидел невозмутимый Джеймс Аркрофт, и легкая усмешка порхала на его губах.

— Что вы тут делаете? — вспыхнула Мэгги. И если две минуты назад с баронессой она чувствовала себя виноватой, то теперь имела полное право побушевать. — Вам не кажется, что слишком поздно для визитов? И как вы вошли сюда в мое отсутствие?

— А вам не кажется, что вы излишне щепетильны? — парировал он, без стеснения оглядывая девушку. — Для человека, который находится в вашем положении, вы слишком легкомысленны. Разве вы забыли, о чем я говорил вам?

С этими словами он достал из кармана маленький ключик, и Мэгги с запоздалым сожалением вспомнила, что оставила его в двери, когда отправилась на разведку. Девушка чуть не застонала. Разве можно быть такой растяпой!

— Так вы забыли? — настойчиво повторил Джеймс, видя, что девушка не отвечает.

— Я предпочитаю об этом не думать, — честно сказала Мэгги.

— Неужели? — загадочно усмехнулся Джеймс и встал с кресла. Он с любопытством огляделся по сторонам. — Братец позаботился о вас, как я вижу. Это самая лучшая комната в замке. В ней умерла наша мать.

Мэгги замерла на месте.

— То есть? — в ужасе прошептала она.

— Это была комната нашей матери. Это ее кровать. Именно на ней, произведя меня в муках, она и скончалась, задушенная моим милым отцом. Разве здесь не появляется призрак погибшей леди?

Ирония в его голосе была непереносима. И Мэгги почувствовала, как страх против воли вновь охватывает ее.

— Зачем вы говорите мне сейчас об этом? — возмутилась Мэгги.

— Я не хотел вас напугать. — Интонация Джеймса моментально изменилась. Он подошел к девушке и взял ее руки в свои. — Я просто забочусь о вас, Изабель...

Договорить он не успел.

— Я не нуждаюсь в вашей заботе, Джеймс Аркрофт, — прошипела Мэгги, — я очень устала и хочу спать, и мне очень не нравится, что вы сидите у меня в комнате и забиваете мне голову какими-то дурацкими легендами!

Лицо Джеймса вытянулось.

— Дурацкими легендами? — вскричал он в негодовании. — Да вы просто дурочка! Я пытаюсь уберечь вас, а вы...

Он с силой сжал кулаки, словно удерживая руки, чтобы не ударить Мэгги. Девушка отшатнулась от него, но он лишь презрительно хмыкнул и пулей вылетел из комнаты. На пороге он обернулся и бросил через плечо:

— Если вам придется вскоре убедиться в правдивости моих слов, не забудьте, что я готов помочь вам, несмотря на ваше безрассудство.

Мэгги вскинула голову и уже собралась разразиться гневной тирадой, как Джеймса след простыл. Несмотря на браваду, ей было немного страшно. Мэгги бессильно присела на кровать. Когда же наконец закончатся ее мучения? Даже ее уютная комната не является больше надежным убежищем. Мэгги печально вздохнула. Случайно ее взгляд упал на шкаф с одеждой. Одна из створок была приоткрыта, и сердце Мэгги замерло на месте. У нее имелись свои причины трепетно относиться именно к этому предмету мебели, и она всегда очень тщательно закрывала его на ключ. Открытая дверца могла означать только одно.

Словно тигрица Мэгги прыгнула к шкафу, распахнула дверцу и выдвинула ящик с нижним бельем. Именно там она хранила самое ценное из своего багажа. Девушка разгребла ворох кружевных трусиков и застыла. Дурные предчувствия не обманули ее. Ящик был пуст.

Ограбление... Мэгги прошиб холодный пот. Она не хранила ни драгоценностей, ни денег в своей комнате, так что материальных потерь можно было не опасаться. Зато было там кое-что другое, что могло скомпрометировать изящную француженку. Изумительный набор инструментов в маленьком бархатном чемоданчике. На первый взгляд могло показаться, что чувствительная барышня хранит там дорогие сердцу фотографии или семейные реликвии, но стоило только приподнять крышку, и сразу возникал вопрос, а для чего используются все эти металлические штучки. Ответ был очень прост. Используя эти хитрые инструменты, Мэгги могла открыть любой сейф или дверь.

С трудом сдерживая подступающую к горлу тошноту, она отступила к кровати и рухнула на нее как подкошенная. Неужели воры случайно наткнулись на чемоданчик и, не сумев открыть, просто так захватили с собой? Ведь больше ничего, напоминавшего ценности, в комнате не было. Но какие воры здесь? Несомненно, кто-то из своих рылся в ее вещах... Неужели слуги в Аркрофт-Хаузе нечисты на руку? Несмотря ни на что, Мэгги не смогла сдержать горький смешок. То-то удивится ночной грабитель, когда откроет чемоданчик и вместо вожделенных драгоценностей получит набор инструментов. Впрочем, ему они очень пригодятся. Ведь в своем роде они бесценны... Зато и на мысли его это натолкнет... Хотя этот человек вряд ли будет ей опасен. Трудно себе представить, что кто-то из домочадцев встанет за ужином и объявит:

— По неизвестным мне причинам мадемуазель Алмеду хранила в своей комнате полный набор отмычек. Я случайно их обнаружил, когда залез туда, чтобы ее ограбить.

Вообразив подобную сцену, Мэгги фыркнула. Незадачливого воришку можно даже пожалеть. А она все равно вскоре исчезнет из замка навсегда, так что неважно, что о ней подумают эти люди.

Но улыбка тут же застыла на ее губах. Как же ей теперь осуществить свой замысел? Ведь без инструментов она беспомощна как младенец...

Как ни странно, при этой мысли Мэгги испытала облегчение. Конечно, замок ей придется покинуть в любом случае, но по крайней мере Аркрофты не будут вспоминать ее с проклятием на устах. Воодушевленная Мэгги вытащила чемодан из-под кровати и начала доставать из шкафа дорогие платья.

Надо немедленно убираться отсюда, рассуждала она про себя. Мадам Ламож будет разочарована, но я не могу даже шум поднять по поводу пропажи. Нет, побег — самое верное решение, и пусть мое сердце останется в замке... Ему не привыкать...


13


Мэгги почти уложила все вещи, когда в комнате неожиданно погас свет. Девушка бросилась к стене и защелкала выключателем, но это ни к чему не привело. Скорее всего, перегорела лампочка. Мэгги распахнула дверь, чтобы спуститься вниз, но тут же закрыла ее. В коридоре царил леденящий душу мрак. Видимо, произошел значительный сбой, а не просто перегорела лампочка.

Девушка вернулась обратно и ощупью дошла до кровати. Неужели это просто совпадение?.. Нет, чья-то злая воля преследует ее, и девушка задыхалась от страха, ожидая в любую секунду, что из темноты протянется рука, чтобы наказать злодейку, дерзнувшую посягнуть на алмазы Кента. Неужели слова Джеймса — правда и древнее проклятие начинает действовать, сводя потихоньку с ума и ее саму?

Мэгги стиснула руки. Господи, взмолилась она про себя, я обязательно стану хорошей. Я не буду ни лгать, ни воровать. Я даже перестану петь в дешевых барах. Только помоги мне выбраться отсюда живой и невредимой...

И, похоже, ее молитва была услышана. Мэгги уловила, как в ее дверь кто-то осторожно постучал.

— Изабель, вы здесь? — боязливо прошептал женский голос, и девушка вздохнула с облегчением. Это была Кэтрин Уильямс.

— Да, — ответила она. — Что произошло со светом? Я ужасно испугалась.

— Здесь иногда такое бывает. — Мэгги почувствовала, что Кэтрин улыбается. — Не бойтесь. Я посижу с вами, хорошо?

— Может быть, мы лучше спустимся вниз и предупредим прислугу? — промямлила Мэгги. — Мы же не можем оставаться без света всю ночь.

— Обесточен весь замок, так что прислуга в курсе, не волнуйтесь. Нам придется немного посидеть в темноте. Но так даже лучше. Мы можем посидеть и всласть посплетничать. Если вы не против...

— Конечно, — машинально произнесла Мэгги, хотя в данный момент сплетни интересовали ее меньше всего.

Кэтрин осторожно вошла, на ощупь нашла кресло и села, Мэгги не вставала с кровати. Ее мысли путались, она никак не могла сосредоточиться на словах своей гостьи. А Кэтрин без умолку болтала, рассказывая о неуклюжих попытках Леонарды понравиться Бертраму и о суровости леди Элизабет по отношению к старшему внуку.

Мэгги время от времени поддакивала, стараясь создать у Кэтрин впечатление, что активно участвует в разговоре. Но мыслями она была очень далеко.

— Вы меня совсем не слушаете, Изабель, — внезапно произнесла Кэтрин с мягким укором.

Мэгги стало стыдно.

— Я немного задумалась, — объяснила она. — В такой темноте трудно сосредоточиться.

— Вас что-то тревожит? — мягко поинтересовалась Кэтрин, но Мэгги почувствовала, что этот вопрос был задан неспроста.

Феноменальное чутье Кэтрин уже не раз поражало ее. На одно мгновение нелепая мысль рассказать обо всем этой понимающей женщине овладела Мэгги. Сколько можно скрываться и лгать? Должен же хоть кто-то знать, что ей безумно страшно и что она уже понесла достойную кару за свое несовершенное пока преступление.

— Я...

Но здравый смысл взял вверх. Какой заботливой и внимательной ни казалась бы Кэтрин Уильяме, она была посторонним человеком, к тому же подругой леди Элизабет. Уже одно это должно настроить ее против Изабель Алмеду, не говоря уже о Мэгги Грин. И девушка покрепче стиснула зубы, чтобы удержать слова признания, рвущиеся на язык.

— Я просто чуть замечталась, — твердо сказала она. — Так романтично сидеть в темноте...

— Романтично? — расхохоталась Кэтрин. — Только не со мной. Если бы на моем месте был какой-нибудь очаровательный молодой человек, то я вполне поняла бы ваше настроение. А так...

Мэгги чуть улыбнулась.

— Да, возможно. Но и Джеймс, и Берти сейчас где-то внизу, исправляют поломку, так что никакой надежды на молодого человека...

Мэгги старалась превратить все в шутку, но получилось все наоборот.

— Кто знает, чем сейчас занимаются Берти и Джеймс, — загадочно произнесла Кэтрин. — Ноя не уверена, что хотела бы видеть кого-нибудь из них сейчас с вами в этой комнате.

Мэгги напряглась. О чем говорит эта женщина? Неужели она о чем-то догадывается? Вполне возможно, что близкая подруга леди Элизабет знает о старинной легенде...

— Почему?

— Симпатия молодых аристократов может принести много неприятностей такой нежной и чувствительной девушке, как вы...

Мэгги мысленно хмыкнула. Чрезвычайно чувствительной. Да у нее шкура как у старого носорога. Хотя, впрочем, в роли Изабель Алмеду она стала гораздо более ранимой, это точно.

— Любовь вообще вещь опасная, — продолжала философствовать Кэтрин. — Она сбивает с толку, заставляет вас терять ориентиры. Все это может быть очень неудобно, особенно для вас, моя маленькая... парижанка.

Капельки холодного пота проступили на лбу Мэгги. Пауза в словах Кэтрин была слишком четкой, чтобы ее можно было посчитать непреднамеренной. Что известно этой женщине?

— Почему же? Вы считаете, что раз я парижанка, то любовь не для меня? Странная логика. — Мэгги от всей души надеялась, что ее слова звучат естественно. Или она зря придает такое значение этому вопросу?

— Я так не говорила, — мелодично рассмеялась Кэтрин. — Любовь — прекрасное чувство, но только когда она не мешает работе...

Мэгги почувствовала, что у нее волосы дыбом встают. Кэтрин словно читает ее мысли. Сейчас, в кромешной темноте, все казалось возможным.

— Вы ведь отнюдь не отдыхать и флиртовать сюда приехали, моя дорогая Изабель... или как вас там зовут на самом деле.

Мэгги в ярости кусала губы. Неужели Кэтрин рылась в ее вещах и нашла футляр с инструментами? Невероятно, но в этом доме в последнее время случаются самые немыслимые вещи.

— Что вы хотите этим сказать? — резко спросила девушка. Она настолько устала от недомолвок, что предпочла бы, чтобы Кэтрин высказалась прямо.

— Ну не сердитесь, дитя мое. — Голос Кэтрин был ласков, без тени подвоха, и Мэгги немного расслабилась. — Скажите мне, вы ведь за бриллиантами сюда явились?

Хотя Мэгги подсознательно чувствовала, что мисс Уильяме намекает именно на это, слова Кэтрин все равно застали ее врасплох. Девушка была настолько уверена, что идеально играет свою роль, она настолько сжилась с Изабель Алмеду, что и подумать не могла, что кто-то разгадает ее игру.

— Что? С чего вы взяли? Какие бриллианты?

Мэгги принялась бурно протестовать, в глубине души понимая, что выдает себя с головой. Слишком шумно, слишком неестественно. Но она не могла больше притворяться...

— Я ни в чем не обвиняю вас, — спокойно произнесла Кэтрин, дождавшись, когда Мэгги умолкнет. — Что-то подсказывает мне, что не своя воля привела вас сюда в Аркрофт-Хауз. Я знаю одного человека, который много лет мечтает об алмазах Кента. Талантливейшая женщина мадам Ламож, не так ли?

Мэгги сидела как громом пораженная. Меньше всего она ожидала, что Кэтрин упомянет ее наставницу. Девушка была готова ко всему, но только не к такому повороту.

— Мадам Ламож? — пробормотала она смущенно. Кэтрин рассмеялась, и Мэгги уловила в ее голосе нотку триумфа. Да, она имеет право ликовать, уныло подумала девушка. А я, кажется, села в лужу.

— Вы удивлены? — спросила Кэтрин. — Кстати, как вас зовут, дитя мое?

— Мэгги, — буркнула девушка, понимая, что притворство не поможет. Неизвестно откуда Кэтрин узнала ее секрет. Теперь надо было выяснить, что она собирается с этим делать.

— Так вот, Мэгги, я должна сказать, что вы можете быть совершенно спокойны. Я не собираюсь вызывать полицию или рассказывать о вас кому бы то ни было. Но в обмен вы должны пообещать мне, что пальцем не дотронетесь до бриллиантов и постараетесь отговорить мадам от этой затеи.

— Хорошо, — произнесла изумленная девушка, — но почему? Откуда вы знаете о ней?

— Все очень просто. Когда-то я сама прошла школу мадам Ламож.

Мэгги ахнула.

— Да, я бы тоже очень удивилась на вашем месте. Мадам вытащила меня из ужасной передряги, и я была чрезвычайно благодарна ей. Я проучилась в ее великолепной школе несколько месяцев, и мадам даже посвятила меня в некоторые подробности относительно алмазов Кента. Но, видимо, что-то мешало ей доверить мне это важное дело...

Кэтрин на секунду замолчала, погрузившись в воспоминания. Мэгги внимала ей с открытым ртом. Все ее возмущение и страх как рукой стерло. Раз Кэтрин действительно знает мадам Ламож, то ее можно не бояться!

— Но потом произошло то, о чем я предупреждала вас, Мэгги. Чувство вмешалось в мою жизнь. Я влюбилась и покинула свою наставницу. Не могу сказать, что это принесло мне много счастья, — голос Кэтрин зазвучал глухо, — но я выбрала свою дорогу. И, если честно, ни капли не раскаиваюсь. Мадам Ламож изумительная женщина, но ее своеобразная мораль полезна далеко не всем. Вы, Мэгги, вполне обошлись бы и без нее.

— А как вы разгадали меня? — спросила девушка, не обращая внимания на мнение Кэтрин. — Неужели я была настолько неестественна?

— Вы были изумительны, — откликнулась Кэтрин. — Вы сумели провести всех в замке. Но не забывайте, я ведь не зря училась у мадам Ламож. Кое-что я все-таки помню. Во-первых, ваш акцент. Хотя вы старательно имитируете француженку, говорящую по-английски, в вашей речи порой проскальзывают обороты, которые заставляют в этом сомневаться. Во-вторых, ваша сосредоточенность. Достаточно лишь сравнить вас с Леонардой, и сразу станет ясно, что у вас что-то на уме. Особенно в последнее время.

Еще бы, мысленно подтвердила Мэгги. Вам бы сообщили, что на вас начал охоту безумец...

— Это заметили все, в том числе леди Элизабет. К счастью, она уверена, что вы озабочены лишь тем, чтобы подцепить кого-нибудь из ее внуков на крючок. Об алмазах она даже и не думает...

— А еще? — жадно допытывалась Мэгги. Было обидно, что после такой тщательной подготовки ее настолько легко обнаружили.

— Ах, я уже и не знаю, — вздохнула Кэтрин. — Просто, раз возникнув, подозрение начало расти, и я уже знала, на что обратить внимание... Не переживайте, Мэгги, я никому ничего не скажу, если только вы исполните свое обещание и оставите алмазы в покое.

— Я с легкостью выполню обещание, — не без горечи ответила девушка. — Даже если бы я и захотела вас обмануть, у меня ничего не вышло бы. Сегодня из моей комнаты пропали инструменты, с помощью которых я надеялась добраться до бриллиантов...

— Что? — вскричала Кэтрин. — И вы молчали?

— Я обнаружила это только что, — начала оправдываться Мэгги. — И к тому же, что я могла сказать? Что у меня похитили набор отмычек?

— Да, но... — Кэтрин была в нерешительности. — Что же делать? Надо предупредить Аркрофтов об опасности, но в то же время не подвести вас... И свет погас как назло...

— Вы считаете, что кто-то решит воспользоваться моими инструментами? — робко спросила Мэгги. — А мне кажется, что грабитель просто шарил по комнате и принял набор за шкатулку с драгоценностями.

— Может быть, — хмыкнула Кэтрин. — Это было бы неплохо. Но какой грабитель здесь, так далеко от города? Да в Аркрофт-Хауз мышь не проскользнет незамеченной.

Мэгги приуныла.

— Значит, это кто-то из своих, — полуутвердительно-полувопросительно произнесла она.

— Скорее всего, — пробормотала Кэтрин, причем по ее тону было ясно, что она имеет в виду конкретного человека.

— Вы кого-то подозреваете? — напряженно спросила девушка.

Кэтрин многозначительно молчала.

— Я сказала правду! — отчаянно выкрикнула Мэгги. Она внезапно поняла, что Кэтрин может принять ее рассказ о краже за очередную выдумку, чтобы обеспечить себе в ее глазах надежное алиби. — Если хотите знать, я даже не желаю видеть эти проклятые алмазы. От них одни несчастья!

— С чего вы взяли? — напряженно спросила Кэтрин.

И тут Мэгги не выдержала. Сколько можно сомневаться и страдать, пытаться разобраться, где правда, а где ложь. Ей так не хватает поддержки! Может быть, Кэтрин протянет ей руку помощи...

— Джеймс рассказал мне о легенде, которая связана с алмазами Кента. О деве с хрустальными глазами, — выпалила Мэгги, боясь, что не сможет убедить Кэтрин в своей правдивости. Но та слушала ее внимательно, не перебивая, и девушка постепенно успокаивалась...

— Итак, он уверил вас, что Берти сошел с ума из-за бриллиантов? — задумчиво спросила Кэтрин. — Да, леди Элизабет была права, а я немного сомневалась...

— Неужели это правда? — сокрушенно пробормотала Мэгги. До последнего момента она надеялась, что это всего лишь выдумки, но теперь прозвучало страшное подтверждение.

— Конечно, нет. — Кэтрин поспешила успокоить девушку. — Разве Берти похож на безумного? Хотя Джеймс с его даром убеждения кого угодно заставит поверить в этот бред...

Мэгги вздохнула с облегчением. Первым ее ощущением была непередаваемая радость. Значит, Бертрам действительно любит ее, хочет на ней жениться, и у нее нет причин закрывать от него свое сердце... Но потом радость сменилась недоумением.

— Но зачем Джеймс выдумал все это? — воскликнула она.

Кэтрин молчала, и Мэгги снова почудилось нечто многозначительное в этой тишине.

— Кэтрин, — взмолилась девушка. — Раз уж сегодня ночь откровений, то, может быть, вы объясните мне, в чем дело?

— Ладно, — произнесла Кэтрин твердо. — Хотя это не моя тайна, но я думаю, что вы сохраните ее. Вы имеете право знать...

Джеймс Аркрофт (я знаю это со слов леди Элизабет) всегда был довольно странным ребенком. Его дед, как вы знаете, закончил свои дни в сумасшедшем доме, и леди Элизабет ужасно боялась, что Джеймс унаследовал страшную, болезнь. Она внимательно следила за мальчиком, но не решалась показать его врачам. Как вы уже заметили, она питает к нему чуть ли не болезненную привязанность. Мысль о том, что Джеймса могут отобрать у нее, заключить в больницу, была невыносима, и она никому не заикалась о своих страхах. Бедняжка надеялась, что ее любовь и внимание уберегут мальчика от сумасшествия.

— Но это не помогло? — ахнула Мэгги.

— Нет, ну что вы, — рассмеялась Кэтрин. — Я вижу, Джеймс немало потрудился, чтобы посеять в вас страх и восстановить против брата. На самом деле в семье нет наследственного безумия, сэр Эдуард был скорее исключением, чем правилом. Но леди Элизабет решила подстраховаться и наняла врача-психиатра для постоянного наблюдения за Джеймсом. Так, на всякий случай. Я же смело могу засвидетельствовать, что и Джеймс, и Бертрам Аркрофт вполне в своем уме.

— Вы? — изумленно воскликнула Мэгги.

— Да. Когда-то давно я училась на психиатра и, покинув мадам Ламож, решила вернуться к старой профессии. Мой бывший супруг, тот самый, ради которого я свернула с кривого пути, тоже специализировался в этой области, и он помог мне. С леди Элизабет мы познакомились совершенно случайно. Видимо, что-то во мне возбудило ее доверие, и она предложила мне наблюдать за внуком. Все эти годы я жила зимой в Аркрофт-Хаузе и следила за душевным здоровьем Джеймса. Леди Элизабет предпочла бы, чтобы я все время находилась рядом, но я уверена, что это абсолютно не нужно. Хватит и тех подозрений, которые вызывает моя тесная дружба с пожилой дамой...

— Но почему не нужно? — осторожно поинтересовалась Мэгги. — Если он не в себе, то за ним необходимо присматривать постоянно...

— В принципе, да, — ответила Кэтрин. — Но Джеймс Аркрофт абсолютно нормален, подозрения его бабушки беспочвенны. Однако ее невозможно в этом убедить. Все, что бы он ни делал, она списывает на его душевное состояние, а так как Джеймс далек от совершенства, леди Элизабет пребывает в постоянном страхе, что он вот-вот сойдет с ума.

— По-моему, это глупо, — фыркнула Мэгги. — А Бертрам знает об этом?

— Очень мало. Кое о чем он, конечно, догадывается, но вряд ли ему пришло в голову, чего больше всего на свете боится его несгибаемая бабушка...

Мэгги задумалась. Слова Кэтрин прояснили многое, но не все.

— Но зачем Джеймс сочинил эту историю насчет Берти и меня? Мне кажется, это как раз согласуется с версией леди Элизабет насчет его безумия. Здравомыслящий человек ни за что не стал бы изобретать подобную легенду...

Вспомнив о том, что ей пришлось пережить по его вине, девушка содрогнулась. Если Джеймс Аркрофт действительно неравнодушен к ней, то он избрал очень странный способ привлечь даму своего сердца.

— На это могут быть вполне объяснимые причины, — тихо рассмеялась Кэтрин. — Раньше в жизни Джеймса Аркрофта было только две всепоглощающие страсти: любовь к алмазам Кента и ненависть к брату.

— Но почему? — невольно вырвалось у Мэгги. — Можно обожать драгоценные камни, но неужели возможно ненавидеть Бертрама?

— Нам не дано понять истоков ненависти. Кто знает, возможно, Джеймс чувствовал себя обойденным в чем-то. Берти — старший сын, наследник титула, все любят его и восхищаются им. Джеймс всегда оставался немного в тени. Прибавьте к этому то, что Бертрам как старший в семье распоряжался бриллиантами, и все станет ясно. Я уже говорила, что младший Аркрофт далеко не так хорош внутренне, как внешне. В этом плане он напоминает своего далекого предка, Перигрина Кента. Тот же внешний блеск и безумная алчность, ослепительная улыбка и гнилая душа. Джеймс считает себя прямым наследником алмазов Кента и рвется к ним. Естественно, Берти всячески старается держать его на расстоянии, так как прекрасно знает характер своего братца. Одного этого было бы достаточно, чтобы возненавидеть Берти лютой ненавистью...

— Но есть еще что-то?

— Да, — протянула Кэтрин, и Мэгги показалось, что она лукаво улыбается. — С вашим приездом, Мэгги, многое изменилось. Оба брата неравнодушны к вам, и, если я не ошибаюсь, ваше сердце выбрало Бертрама...

Мэгги потупилась. Хотя их глаза уже привыкли к темноте, Кэтрин не могла увидеть краску на лице девушки, и Мэгги чрезвычайно радовал этот факт.

— Раз это поняла я, то для него это тоже не стало секретом. И Джеймс не придумал ничего лучше, как начать запугивать вас до полусмерти. Я была уверена, что он ограничится безобидными шуточками, вроде той, в коридоре.

Ничего себе безобидные шуточки, хмыкнула про себя Мэгги, вспомнив панику, которая овладела ею тогда.

— Почему вы решили, что это Джеймс?

— Потому что чуть раньше я видела, как он возился у двери комнаты, которая располагается как раз напротив вашей. Джеймс всегда был изобретателен, и ему ничего не стоило установить там какой-нибудь мини-приемник, чтобы до безумия напугать вас потусторонними звуками...

— Но ведь я видела призрак, — возразила Мэгги. — Этого он подстроить уж никак не мог...

— Не забывайте, что вы были очень взволнованы после обморока на спиритическом сеансе, более того, весь день разговоры вертелись около потустороннего мира. Вполне естественно, что воображение сыграло с вами злую шутку и вы увидели то, чего не было на самом деле.

— Вы хотите сказать, что мне померещилось? — обиделась Мэгги.

— Это слишком грубо. — Кэтрин наклонилась вперед и потрепала Мэгги по плечу. — Но в темноте предметы порой теряют очертания и кажутся нам чем-то незнакомым и чудовищным.

Мэгги была вынуждена признать, что Кэтрин права. Она просто перенервничала тогда.

— Хорошо, — наконец произнесла она. — Но чего же он все-таки добивался?

— Я не думаю, что он строил долгосрочные планы, — со своим неизменным спокойствием проговорила Кэтрин. — Скорее всего, он действовал импульсивно. Ему во что бы то ни стало захотелось отвлечь вас от Берти. Теперь, когда он считает, что добился своей цели, он попытается вновь добраться до алмазов. Ведь он уже пробовал выкрасть их, так что я уверена, что он в скором времени возобновит свои попытки...

— Но раз Джеймс так стремится завладеть алмазами, — проговорила Мэгги, потрясенная внезапной догадкой, — то, наверное, это он украл мои инструменты. Залез в комнату просто так, а случайно наткнулся на них... И свет тоже погас неспроста...

— Ну это вряд ли, задумчиво сказала Кэтрин. — А насчет кражи вы, скорее всего, правы. Даже странно, как это сразу не пришло в голову. Тяжело подозревать Аркрофта в том, что он обыскивал вашу комнату, но это самое разумное объяснение. Надо немедленно предупредить Берти.

— Нет! — вскрикнула Мэгги. — Только не его.

— Но он должен знать, что у Джеймса есть инструмент для взлома.

— А как вы объясните, откуда они к нему попали? — Мэгги была в отчаянии. Не успела она порадоваться тому, что слова Джеймса — выдумка, как над ней нависла новая угроза. И гораздо более существенная.

— Я что-нибудь придумаю, — непреклонно ответила Кэтрин. — Я же обещала, что не выдам вас. По крайней мере, пока вы здесь.

Сердце Мэгги упало, когда она услышала это. Несмотря ни на что, для нее нет никакой надежды. Что ж, она заслужила это...

— Интересно, когда Джеймс попытается осущест...

Кэтрин не успела договорить. Одновременно зажегся свет и раздался оглушительный вой. Мэгги закрыла уши руками, но это мало помогло. Звук был слишком пронзителен, чтобы от него можно было так просто отгородиться.

— Это сигнализация! — закричала Кэтрин что есть мочи. — Сигнализация в подвале!

Мэгги остолбенела. Вот и ответ на вопрос Кэтрин. Джеймс Аркрофт уже попытался применить ее инструменты!

— Бежим вниз! — вновь прокричала Кэтрин. — Быстрее, Мэгги.


14


Сигнализация выла, не переставая. Мэгги казалось, что ее голова скоро лопнет, и она почти не соображала, куда они бегут. Хорошо, что Кэтрин сохраняла хладнокровие и прекрасно ориентировалась в замке. Вскоре они спустились вниз. Как и следовало ожидать, дверь в хранилище была распахнута. Кэтрин пробормотала какое-то ругательство и влетела внутрь. Мэгги в нерешительности остановилась. Не лучше ли удрать побыстрее? Кэтрин может не сдержать обещание и рассказать Аркрофтам, кто такая Изабель Алмеду.

Но любопытство взяло вверх. Девушка осторожно последовала за Кэтрин и через несколько секунд уже стояла в знаменитой комнате с бриллиантами Кента. Ее изумленному взору предстала достаточно занимательная компания. А уж когда буквально через секунду туда же влетели и слуги под предводительством воинственного Грейвсона, то сцена в подвале Аркрофт-Хауза действительно стала заслуживать отдельного описания и даже фотографии в вечерней газете.

В центре всеобщего внимания находился, естественно, грабитель. Это был высокий человек в маске и черной вязаной шапочке. В руках он держал отмычку, в которой Мэгги тут же узнала великолепный инструмент своей наставницы. Несколько подобных валялись на полу. Грабитель, видимо, выбросил их за ненадобностью. Помимо отмычек пол устилали еще и осколки того самого суперпрочного стекла, призванного охранять алмазы. Однако все камни были на месте, так как грабителю помешали в самый интересный момент. Скорее всего, для него полной неожиданностью стал рев сигнализации. Но дело было не только в этом. Напротив грабителя стояла Леонарда Штайн и сжимала в руках маленький пистолет.

Рядом с Леонардой стояла Кэтрин, олицетворяя собой возмездие. У дверей столпились слуги, причем Грейвсон, заметив мисс Уильямс, тут же сделал им знак отойти назад, что они с неудовольствием выполнили. Сам Грейвсон встал рядом с Мэгги, которая предпочитала держаться поближе к двери.

Непродолжительное время никто не шевелился и не произносил ни слова. Лишь сигнализация заполняла собой воздушное пространство. Только когда в комнату вбежал граф Кентский и махнул рукой Грейвсону, были предприняты какие-то действия. Дворецкий немедленно ретировался, и через секунду отвратительный вой стих. У всех вырвался невольный вздох облегчения.

— Ты можешь снять свою дурацкую маску, Джеймс Аркрофт, — сказал Берти. В его голосе отчетливо прозвучал металл. — Тебе наверняка в ней жарковато.

Нарочито медленным движением грабитель сорвал с себя шапочку и маску. Все ахнули, увидев перед собой надменное лицо Джеймса под копной растрепанных волос. Мэгги была даже вынуждена опереться о руку Грейвсона, который появился как раз вовремя, чтобы поддержать ее. До последнего момента она не могла поверить в то, что Джеймс Аркрофт пал так низко.

— Крепитесь, мисс, — участливо шепнул ей Грейвсон.

— Браво, Берти, — насмешливо произнес Джеймс, и ненависть исказила правильные черты его лица. — Тебе всегда удавалось перехитрить меня. Я и подумать не мог, что ты настолько стал разбираться в технике, что без труда исправишь повреждение в сети... Снимаю перед тобой шляпу.

И он отвесил в сторону Берти шутовской поклон. Того передернуло.

— Перестань паясничать. Ты снова покрыл семью позором. Не стоит добавлять еще. Чаша и так переполнена.

— Б-берти, я-я задержала его, — подала голос баронесса. Она заикалась, но все-таки выговаривала слова. — Я-я случайно проходила мимо, увидела его, схватила со стены п-пистолет... Было бы слишком д-долго звать кого-нибудь...

— Вы молодец, Леонарда, — как можно мягче произнес Берти.

Он подошел к баронессе и взял пистолет из ее дрожащих рук. Она облегченно вздохнула и повисла на нем, прижавшись к нему всем телом и бросая на него умильные взгляды.

Если бы не слуги, у Джеймса появилась бы прекрасная возможность сбежать, так как Берти был занят баронессой. Мэгги видела, что неудачливый грабитель кинул тоскливый взгляд на дверь, но там возвышался неумолимый Грейвсон, и Джеймс оставил мысли о побеге.

Но не это занимало Мэгги сейчас. Приступ жгучей ревности пронзил ее сердце, как только Леонарда упала в объятия Берти.

Отойди от него немедленно, захотелось крикнуть Мэгги Грин, но Изабель Алмеду сдержалась. Она не имеет права на чувства, разве она забыла? Особенно сейчас...

— Что здесь происходит? — послышался властный голос леди Элизабет, а через секунду показалась и она сама.

— Джеймс... — Шепот замер на губах старой леди, когда она увидела своего любимого внука. — В чем дело?

Все промолчали, но леди Элизабет моментально догадалась, что случилось.

— Джеймс, как ты мог... — почти простонала она. Кэтрин подошла к ней и почтительно поддержала ее. — После всего, что я для тебя сделала...

— Да что ты сделала? — вдруг взорвался он.

Мэгги с ужасом увидела, что от его хваленого хладнокровия не осталось и следа. Глаза яростно сверкали, щеки пылали огнем, руки сжимались в кулаки. На мгновение ей показалось, что он готов броситься на леди Элизабет.

— Ты всю жизнь твердила мне о фамильной чести, о достоинстве и прочих пустых понятиях, даже не догадываясь, что на самом деле происходит со мной. Думаешь легко сознавать, что отпрыск знатного рода не имеет права ни на что? Они мои. Они должны быть моими. А мне было с рождения отказано во владении ими! — выкрикивал он. — Они мои, а вы забрали их у меня!

— Алмазы Кента принадлежат семье, — холодно произнесла леди Элизабет. — И если бы ты держал себя в руках, то их бы не спрятали под замок. Веди себя как следует, Джеймс Аркрофт, и не позорь нас в присутствии гостей.

— Не позорить вас? — Джеймс расхохотался, — Ты только об этом и думаешь, правда, бабушка? Честь Аркрофтов! Позор Аркрофтов! Мой отец ведь был позором Аркрофтов, не так ли, дорогая моя? И не ты ли радовалась, когда он свернул себе шею? Ведь тебе больше не надо было умалчивать о его безумии...

— Не говори о том, чего не знаешь! — вспылила леди Элизабет. — Не забывай, мы находимся не в семейном кругу, поэтому не смей порочить моего сына!

— Если вы считаете, что есть что-то, чего я не знаю, вы очень ошибаетесь, дражайшая бабушка, — насмешка Джеймса стала невыносимой. — А что касается гостей, — он обвел комнату безумным взглядом, — я не думаю, что здесь есть кого стесняться. У нас у каждого есть свои грешки, не так ли?

Мэгги вжалась в стену. Она отнюдь не желала стать жертвой сенсационных разоблачений Джеймса Аркрофта. Но его сарказм в этот раз обернулся не против нее.

— Вот, например, наша очаровательная баронесса, — продолжал Джеймс. Леонарда встрепенулась, и Берти немедленно отпустил ее, видя, что она в состоянии позаботиться о себе сама. — Вы думаете, что это милая культурная девушка, которая могла быть стать достойной супругой одного из Аркрофтов? Как вы ошибаетесь!

— Не смейте говорить обо мне гадости! — взвизгнула Леонарда.

— Я и не собираюсь. Только правду и ничего, кроме правды. А она состоит в следующем: десять минут назад вы угрожали мне пистолетом и требовали отдать вам половину алмазов. Скажите, вы слышали о бриллиантах Кента до того, как познакомились с бабушкой, или они так прельстили вас во время визита в сокровищницу?

Вопрос был задан очаровательным светским тоном. Леонарда задохнулась от возмущения.

— Да как вы можете! Это отвратительная клевета! — неестественно оскорбилась она.

— Неужели? — осведомился Джеймс. — И давно у вас появилась привычка разгуливать по подвальным помещениям с пистолетом в руках? Только не говорите мне, что на стенах Аркрофт-Хауза висят пистолеты, подобные вашему. Там только старинное оружие, моя дорогая, и если вы были настолько глупы, чтобы думать, что никто не обратит на это внимание, то мы не настолько наивны, чтобы поверить вам.

— Немедленно замолчите! — завизжала баронесса, видя, что дело оборачивается против нее.

— К тому же вы не настолько самоотверженны, чтобы вступать в схватку с грабителем ради спасения чужих бриллиантов, — невозмутимо продолжал Джеймс. — Зато жадность — более сильное чувство, и вы решили урвать кусочек. И не смотрите на меня так оскорбленно. Если бы не сигнализация, мы бы сейчас мчались отсюда вместе...

Леонарда поникла.

— Хотя вы были достаточно глупы, чтобы предполагать, что я отдам вам половину моих алмазов, в смелости вам не откажешь. Мои комплименты, баронесса.

— А теперь вы, моя очаровательная Изабель. — Джеймс повернулся к Мэгги, и насмешливый блеск в его глазах погас. — Я действительно влюбился в вас. Но вы не так просты, как кажетесь, не так ли, моя малышка? Я сочинил для вас неплохую историю, Изабель, но мои труды, кажется, пропали зря...

Джеймс не мог не заметить выражение облегчения, которое появилось на лице Мэгги после его слов. Только теперь она окончательно поверила в то, что его вариант древней легенды — полный абсурд.

— Но я все равно не понимаю, чем мог вас прельстить мой братец, — продолжал Джеймс, глядя на Берти с нескрываемой ненавистью. — Хотя, возможно, вы решили таким образом найти свой путь к алмазам...

С этими словами Джеймс медленно поднял отмычку, которую все еще сжимал в руках, и с любопытством посмотрел на нее, потом на девушку, потом снова на отмычку. Мэгги вжалась в стенку, триумфальная улыбка на лице Джеймса не оставляла сомнений в том, что он не замедлит сообщить всем о том, где именно он обнаружил эти великолепные инструменты...

Спасение пришло неожиданно. Кэтрин прекрасно поняла, какое разоблачение готовит Джеймс, и немедленно вмешалась.

— Джеймс, вам лучше успокоиться, — мягко произнесла она. — Не переживайте, иначе это может плохо закончиться...

Как Кэтрин и ожидала, ее слова произвели прямо противоположный эффект. Вместо того чтобы прийти в себя, Джеймс разозлился еще больше, только на этот раз объектом его злобы стала Кэтрин, а не Мэгги.

— Ценный совет, доктор Уильямс. Надеюсь, я имею право называть вас так хотя бы сейчас? По-моему, всем пора узнать, что с нами под одной крышей проживает величайший психиатр всех времен, призванный сюда, чтобы защитить мир от безумца Джеймса Аркрофта.

— Психиатр? — воскликнул Берти. Судя по его изумленному лицу, он даже не догадывался об этом.

— Перестань паясничать, Джеймс, — сурово вмешалась леди Элизабет, хотя по удивлению, мелькнувшему в ее глазах, было ясно, что она не знала о том, что Джеймс подозревает о роли Кэтрин. — Совсем необязательно объявлять об этом во всеуслышание.

— Необязательно? — расхохотался Джеймс. — Бабушка, ты неподражаема. Как долго ты рассчитывала скрывать ото всех, что считаешь своего младшего внука безумным? Или ты ждала, когда я совершу преступление и задушу кого-нибудь? Например, нашу деву с хрустальными глазами...

И Джеймс в мгновение ока очутился рядом с Мэгги. Девушка в ужасе отшатнулась. Он криво усмехнулся.

— Теперь вы боитесь меня, мисс Алмеду, а ведь когда-то я целовал ваши губы, и вам это нравилось...

Джеймс двумя пальцами взял Мэгги за подбородок и ласково глянул в ее расширившиеся от страха глаза. Девушка никак не могла поверить в то, что все ужасы последних недель были лишь игрой человека, который, судя по его словам, неравнодушен к ней...

— Оставь Изабель в покое! — Голос Берти был резок, как удар хлыста.

Лицо Джеймса потемнело.

— Ты только и делаешь, что командуешь мной! — Джеймс повернулся к брату, сжимая кулаки. — Ты лишил меня моей доли алмазов, ты отобрал у меня единственную женщину, которая мне нравится, я ненавижу тебя, Бертрам Аркрофт, и я счастлив, что сумел хотя бы на несколько дней заставить Изабель поверить в то, что ты сумасшедший и хочешь ее убить!

Берти метнул на Мэгги вопросительный взгляд, и его лицо исказилось от боли. Виноватое выражение в глазах девушки ясно подтвердило слова Джеймса.

Во время этого диалога никто не обращал внимания на Кэтрин Уильямс. А она не теряла времени зря. За эти несколько минут она успела шепнуть что-то Грейвсону, тот незаметно исчез, потом так же незаметно появился, протянув ей что-то. Кэтрин зажала полученный предмет в руке и осторожно приблизилась к Джеймсу, который продолжал выкрикивать оскорбления в адрес Берти. Затем одним резким движением Кэтрин обхватила шею Джеймса, и Мэгги увидела, как в ее руках блеснул маленький шприц.

— Что это? — крикнул Джеймс и обернулся, зажав место укола рукой. Но лекарство уже начало действовать, и он не смог договорить. Постоял несколько минут с бессмысленным выражением лица, а потом начал оседать на пол.

Грейвсон и Берти одновременно бросились к нему и успели подхватить обмякшее тело у самой земли. Джеймс мирно спал.

— Его нужно отнести в комнату, — распорядилась Кэтрин. — Грейвсон, пусть за ним присмотрят. Он пережил небольшое потрясение, и ему нужен хороший отдых, — пояснила она окружающим.

Дворецкий почтительно склонил голову, показывая, что выполнит все в точности. В сторону леди Элизабет он даже не глянул. Мэгги сама едва осмелилась перевести глаза на пожилую леди. Как та отнесется к тому, что столько посторонних стали свидетелями этой безобразной сцены? Впрочем, девушка могла не опасаться. Леди Элизабет не замечала никого вокруг. Ее скорбный взгляд был устремлен на распростертое тело внука, и сердце Мэгги сжала острая жалость.

— Видите, Элизабет, к чему привела ваша чрезмерная осторожность. Джеймс обо всем догадался, и это восстановило его против вас. Кто знает, что он мог совершить, чтобы доказать вам, что он как раз тот самый безумец, которым вы его считаете, — негромко произнесла Кэтрин, уловив взгляд леди Элизабет, которым та проводила Грейвсона.

Дворецкий без видимых усилий поднял Джеймса и вынес из комнаты.

— Да, да, — рассеянно бормотала леди Элизабет. — Вы правы, Кэтрин. Я думала, он болен, а он просто... вор. Неблагодарный...

Она была так очевидно растеряна, что Мэгги ободряюще дотронулась до плеча старой леди. Та повернулась к девушке, и ее глаза вспыхнули ненавистью.

— А все вы виноваты! — выкрикнула она злобно. — Как только вы появились в нашем доме, он стал сам не свой!

Мэгги отшатнулась. Неужели она не понимает, что все началось гораздо раньше?

— Не смей так говорить об Изабель, — резко проговорил Берти. В его тоне не осталось и следа от сыновней почтительности, с которой он обычно обращался к бабушке. — Джеймсу давно была нужна хорошенькая встряска, а твое попустительство лишь поощряло его пороки.

— А что я должна была делать? — холодно осведомилась леди Элизабет. — Заявить на него в полицию, когда он попытался украсть алмазы в первый раз? Ты не понимаешь, о чем говоришь. Он же Аркрофт!

— Да, конечно, — с неожиданной горечью сказал Берти. — Пусть лучше Аркрофт ворует и пугает гостей своими выдумками.

— Не смей!

— Перестаньте! — резко произнесла Кэтрин. Берти, Элизабет, опомнитесь! Вы потом пожалеете о сказанном.

Берти на мгновение закрыл лицо руками, потом опустил их. Суровое выражение уже исчезло из его глаз.

— Прости меня, бабушка, — печально сказал он.

Леди Элизабет подошла к старшему внуку и обняла его. Мэгги почувствовала неловкость. Кажется, и она, и Леонарда Штайн, выпучившая глаза при виде такого проявления чувств, здесь лишние. Что же делать? Просто незаметно уйти? Но как она тогда получит объяснения касательно всего, что здесь произошло?

Затруднение разрешил сам хозяин дома.

— Я думаю, бабушка, — ласково сказал он, — нам всем надо подняться в гостиную или библиотеку. События сегодняшнего вечера, вернее, ночи заслуживают некоторого объяснения...

Тень неудовольствия пробежала по лицу леди Элизабет. Она была явно против лишних откровений.

— После всего, что произошло сегодня, они имеют право знать все, — настаивал Берти, видя, что бабушка колеблется. — В последнее время Джеймс, кажется, насочинял столько разных историй, что с ними необходимо разобраться.

Берти метнул на Мэгги укоряющий взгляд, и девушка покраснела. Как она могла не доверять ему...

— Хорошо, — наконец сдалась леди Элизабет. Ты прав, Берти.

И она первой вышла из комнаты. Леонарда ринулась за ней, чуть не сбив Мэгги с ног. Девушка колебалась. Не проще ли исчезнуть и собрать вещи? Кажется, теперь ей больше ничего не угрожает... Послушать, в чем дело, было бы очень интересно, но вдруг всплывет что-нибудь и о ней самой? Кэтрин, конечно, будет молчать, но ведь Джеймс когда-нибудь проснется и расскажет все своим родственникам. Незавидна будет участь бедной девушки. Может быть, Берти и не станет вызывать полицию, а всего лишь с позором выгонит... Зачем дожидаться? Надо уезжать отсюда, пока есть возможность сделать это с гордо поднятой головой.

— Берти, я, пожалуй, пойду к себе, я так устала... — начала Мэгги, но, встретившись взглядом с графом Кентским, осеклась. В глазах Берти была мольба. Он просил ее остаться, не уезжать. Выслушать объяснение.

— Изабель, вы стали жертвой его необузданной фантазии. Я хочу, чтобы вы выслушали историю нашей семьи и сумели простить моего брата.

Мэгги хотелось крикнуть, что как раз в прощении нуждается она, а не Джеймс. Если бы совесть ее была чиста и она не прислушалась бы к россказням Джеймса, а сразу поговорила об этом с леди Элизабет или Берти, неприятной сцены можно было бы избежать. Леди Элизабет совершенно права, когда обвинила ее во всем случившемся. Если бы она не появилась в Аркрофт-Хаузе и не стала яблоком раздора между братьями, Джеймс не возненавидел бы Берти еще сильнее...

— Пойдем, — просто сказал Берти, видя замешательство девушки, и протянул ей руку.

Мэгги нерешительно посмотрела на эту широкую ладонь. Имеет ли она моральное право взять его за руку и с достоинством идти рядом с ним? Пожалуй, нет. Но пока можно украсть у судьбы несколько коротких минут счастья. Пусть Изабель Алмеду до конца насладится своей ролью, Мэгги Грин потом как-нибудь справится и с позором, и с разбитым сердцем. Не в первый раз.


15


Местом для разговора была выбрана библиотека. Там было намного приятнее, учитывая, что в последнее время слишком много мрачных событий произошло в гостиной и вряд ли все чувствовали себя в ней уютно. А в просторной комнате, заставленной шкафами со старинными фолиантами, где низкие кожаные диванчики образовывали полукруг напротив большого деревянного стола, можно было как следует отдохнуть от волнений дня.

Грейвсон уже успел позаботиться обо всем. Как он узнавал о желаниях хозяев — неизвестно, но когда они вошли в библиотеку, то сразу заметили серебряный поднос с дымящимися чашками.

— Какое счастье, — по-детски захлопала в ладоши Леонарда. — Я умираю от желания выпить чашечку чая.

Восторг баронессы был встречен ледяным молчанием. Никто не собирался вести себя так, как будто ничего не произошло, и лишь она одна сделала попытку завязать светскую беседу, словно они просто так собрались ночью в библиотеке. Но Мэгги понимала баронессу. После слов Джеймса она вряд ли была расположена к откровенным беседам. В версии Леонарды было слишком много несоответствий, так что сомнений по поводу того, что она действительно делала в подвале и что она хотела от Джеймса, не было ни у кого. Баронесса это чувствовала и старалась хоть как-нибудь разрядить обстановку.

Когда все уселись на диванчики (причем Леонарда села рядом с Мэгги, как бы признавая ее своей защитницей), наступила тишина. Даже баронесса не решалась нарушить ее легкомысленной болтовней. Кэтрин, сидевшая напротив Мэгги и Леонарды, невозмутимо потягивала чай, леди Элизабет следовала ее примеру, однако чуть дрожавшие руки демонстрировали, что с невозмутимостью дела обстоят плохо. Берти садиться не стал вообще. Он отошел к ближайшему книжному шкафу, делая вид, что изучает разноцветные корешки.

Наконец леди Элизабет позвала его.

— Берти, по-моему, начать должен ты, — тихо произнесла она.

Берти повернулся. Его лицо было как никогда серьезно. Мэгги поразилась тому, как она могла так долго считать этого человека легкомысленным ловеласом. Это была лишь маска, как и говорил Джеймс, только под ней скрывался не безумный убийца, а серьезный и ответственный мужчина, на чьих плечах лежит очень тяжелое бремя.

— Я должен принести вам всем извинения, — начал Бертрам. — Я уже давно знал, что не все благополучно в нашей семье, но закрывал глаза на поведение Джеймса. Бабушка объясняла это слабостью его здоровья, и, хотя я понимал, что это скорее распущенность характера, я не предпринимал никаких шагов.

— А что с ним такое? — вставила Леонарда. Она уже оправилась от смущения и чувствовала себя вполне свободно. В душе она даже ликовала. Нет, не зря ее выбор сразу пал на Бертрама Аркрофта. В этом милейшем Джеймсе всегда было что-то странное.

— Тяжело говорить такое о младшем брате, но Джеймс — совершенно никчемный человек, ставящий свои интересы и желания выше всего на свете. Ему наплевать на семью, на честь, на бабушку, которая обожает его. Он считает, что весь мир обязан исполнять его капризы.

Джеймс вбил себе в голову, что бриллианты Кента должны принадлежать ему. Еще до реконструкции замка, до того как подвал был оборудован надлежащим образом, он неоднократно пытался выкрасть алмазы. Ему никогда не отказывали в деньгах, но он постоянно нуждался. Я устал выплачивать его карточные долги, и тогда Джеймс пригрозил мне, что найдет иной способ получить причитающиеся ему деньги...

Мэгги внимала каждому слову Берти и не верила своим ушам. Неужели первое впечатление настолько обманчиво? Когда она только появилась в Аркрофт-Хаузе, она была уверена, что это Берти — мот и игрок, что Джеймс олицетворяет собой настоящий аристократизм и достоинство. Этим и объяснялась разница в отношении к внукам со стороны леди Элизабет. Правда, не все укладывалось в эту теорию, так как Берти своим поведением постоянно опровергал созданный образ. Но в целом никто не сомневался, что Джеймс Аркрофт — идеал. На самом деле все обстояло совершенно по-другому, и Мэгги проклинала себя за слепоту...

— Я предлагал разорвать все отношения с Джеймсом и представить его самому себе, — продолжал Берти, и Мэгги поняла, что на секунду потеряла нить повествования, — но бабушка была категорически против.

— Ах, Берти, — простонала старая леди и зажала уши руками. — Я не могла так опозорить свою семью...

— И вы позволили ему остаться здесь и терзать нас своими дикими выходками, изводить меня своей беспричинной ненавистью. Ведь он так и не смог простить мне то, что я старший сын и по праву распоряжаюсь наследством предков.

— Я надеялась, что он образумится, — прошептала леди Элизабет. — Я была уверена, что он исправится, оставит алмазы в покое, станет наконец настоящим Аркрофтом...

— Значит, ваш брат ненавидит вас, Берти, — протянула Леонарда. — Неужели это все из-за горстки камней? В голове не укладывается.

— Почему же? — усмехнулся Берти. — Одна юная баронесса была готова прикарманить немного из этой горстки... Они и вас сумели пленить, Леонарда.

Та вспыхнула как пион, но не нашлась, что возразить в ответ.

— Бриллианты способны свести с ума кого угодно, — продолжал Берти, — но его ненависть ко мне подогревалась не только на этом огне. Этой зимой в нашем доме появилась мисс Алмеду, и Джеймс воспылал к ней любовью.

Когда Берти заговорил об этом, его голос предательски дрогнул, но он взял себя в руки и продолжал:

— Если бы я заметил хотя бы небольшое расположение со стороны Изабель, я бы только обрадовался этому. — Страдание прозвучало в его голосе. — Я надеялся, что любовь поможет ему прийти в себя. Но мисс Алмеду не разделила чувства моего брата...

Берти чуть помедлил, вопросительно глядя на Мэгги в надежде, что она подтвердит его слова. Но девушка молчала. Она чувствовала, что все взгляды устремлены на нее, и ей было не по себе. Меньше всего она хотела стать причиной, пусть и невольной, кризиса в этой семье.

— И это подхлестнуло его ненависть. Каким ядом он отравил ее сердце, я не знаю. Надеюсь, что она просветит нас сейчас насчет тех историй, на которые только что ссылался Джеймс.

Мэгги глубоко вздохнула. Теперь ее черед. Как признаться перед всеми в том, что она была настолько глупа, что выслушивала бредовые истории об убийцах и алмазах и верила им? Пусть не до конца, но все-таки Джеймсу удалось посеять сомнение в ее душе.

— Он рассказал мне историю алмазов, — тихо начала девушка. — Про то, что на них висит проклятие. Как будто они обладают силой порабощать человеческую душу и для освобождения необходима кровь девушки со светлыми глазами. Джеймс... — Мэгги запнулась, произнеся это имя. — Он сказал, что вы, Берти, подвержены недугу, который поразил и его деда, и его отца. И что вы твердо намерены меня убить... Он говорил, что вы подошли ко мне во время спиритического сеанса и прикоснулись чем-то холодным, что это вы подкараулили меня в коридоре и напугали. Что вам доставляет удовольствие видеть страх на моем лице и что самый удобный способ заманить меня в ловушку — это жениться на мне, а потом уничтожить, как поступил когда-то его отец. Тоже ради алмазов.

— И вы ему поверили? — воскликнул Берти. — Боже мой, Изабель, как вы могли!

Он отвернулся. Свыкнуться с мыслью о том, что любимая женщина предпочла другого, было очень больно, но узнавать сейчас, что она все это время считала его помешанным и сторонилась как чумы, было невыносимо.

— Я... я запуталась, — пролепетала Мэгги. — Он был очень убедителен, поверьте мне, Берти. Но все равно я сомневалась, и это очень раздражало его...

— Вот видишь, бабушка, — с упреком проговорил Берти. — Твой милый внук заигрался до такой степени, что выставил меня в глазах Изабель сущим монстром.

— У него были свои цели, — торжественно заявила леди Элизабет, метнув гневный взгляд на Мэгги. — Мадемуазель вела себя не слишком корректно, и мой бедный мальчик был вынужден прибегнуть к обману, чтобы получить хотя бы один ласковый взгляд.

Мэгги вспыхнула. Леди Элизабет перевернула все с ног на голову.

— Странный способ покорять женские сердца, — хмыкнул Берти. — Но кто поймет логику Джеймса Аркрофта?

— Я не понимаю одного, — вдруг подала голос Леонарда. Разговор о чувствах, которые мужчины испытывают к Изабель, был для нее невыносим. Почему он полез за алмазами сегодня? Ведь там было невозможно ничего разглядеть!

Слушая баронессу, все невольно улыбнулись. Она была наивна как ребенок.

— Именно поэтому и полез сегодня, — задумчиво пробормотал Берти. — Грейвсон обнаружил, что система электроснабжения была повреждена намеренно. Джеймс все хорошо рассчитал, Леонарда, и ему было легко пробираться в темноте, потому что он взял с собой мощный фонарик.

Берти непроизвольно подчеркнул слово «ему», и баронесса закашлялась. Намек был слишком ясен. Ей-то было неудобно следовать за ним, так как у нее не было осветительного прибора...

— К тому же, баронесса, — продолжил Берти после незначительной паузы, — не вам задавать вопросы насчет кражи. Вы видели больше всех и должны просветить нас по этому поводу. Что произошло сегодня в подвале?

Было очевидно, что Берти спросил шутки ради, так как и без этого было ясно, что баронесса, случайно увидев луч света от фонарика Джеймса, последовала за ним, захватив с собой пистолетик. Что произошло дальше, им было известно из слов Джеймса, и, несмотря на его репутацию, не было никаких причин не доверять ему...

Баронесса прекрасно поняла, что никто не заблуждается насчет ее роли в сегодняшнем происшествии. Оставалось только сделать хорошую мину при плохой игре и гордо удалиться.

— Никому ничего я рассказывать не буду, — отчеканила она и встала с дивана. — Мне пора спать, я слишком устала. Спокойной ночи.

Никто не стал ее задерживать.

— А что же теперь будет с Джеймсом? — прошептала Мэгги. — Он не простит вам такого обращения...

Мэгги намекала на успокоительное, которое Кэтрин вколола младшему Аркрофту.

— Это решит бабушка, — жестко ответил Берти, глядя на леди Элизабет. — Как и раньше решала. Но в этот раз, я не сомневаюсь, она будет менее снисходительна к его недостаткам.

— Да, конечно, Берти, — всхлипнула леди Элизабет. — Но не суди его строго, пожалуйста. Ведь он всю жизнь живет с камнем на сердце.

— Ты опять оправдываешь его, бабушка.

— Нет, Берти, на этот раз все действительно серьезно. — Леди Элизабет поникла. — Джеймс давно узнал одну страшную правду, и она отравляет все его существование...

Леди Элизабет замолчала, не расположенная углубляться в эту тему.

Правду о смерти нашей матери? — спросил Берти с понимающей усмешкой. — И какую же?

Леди Элизабет беспомощно посмотрела на внука и, углядев в его глазах что-то понятное лишь ей, закрыла лицо руками.

— Всю, — глухо произнесла она. — Что мой сын задушил свою жену сразу после того, как она родила Джеймса...

Кэтрин и Мэгги ахнули. Значит, это — совсем не отвратительная выдумка, а страшная правда.

— И чем ты объяснила ему это? — Берти не выказывал ни капли удивления.

— Приступом помешательства, — выдавила из себя леди Элизабет.

Она была сокрушена. Всю жизнь будучи уверенной в том, что постыдная тайна умерла вместе с ее непутевым сыном, она не думала, что доживет до дня разоблачения, когда ей придется в присутствии посторонних людей вспоминать о собственном преступном сыне.

— Но откуда ты знаешь об этом? — воскликнула она, когда осознала, что Берти тоже знает о том, что произошло в Аркрофт-Хаузе двадцать восемь лет назад.

— Неважно, — отмахнулся он. — Видимо, эта семья не умеет хранить секреты. Но как ты могла так поступить, бабушка? Ты все сделала неправильно. Когда-то ты позволила своему сыну уйти от наказания, потом обвинила его в сумасшествии, искалечив собственного внука...

— Почему? Это объяснение удовлетворило его.

Сдавленный стон вырвался из груди Бертрама.

— Ты до сих пор не понимаешь, что натворила. Как Джеймс должен был себя чувствовать после этого? Родная бабка говорит ему о том, что в семье безумие, да еще и подозревает, что он унаследовал его от своих предков. Теперь я понимаю, что нельзя его обвинять ни в чем. Бедный брат жил все время с ощущением, что над ним навис дамоклов меч. Отсюда и его поведение, и его ненависть ко мне... Почему ты не промолчала, зачем рассказала ему про убийство?

— Он все знал сам, а ко мне пришел лишь за объяснениями! — выкрикнула леди Элизабет в отчаянии. — Что же я могла ему сказать?

— Правду, — холодно сказал Берти. — Настоящую правду.

— Какую правду? — начала она, но осеклась, видя непреклонный взгляд внука. — Берти...

Догадка сверкнула в ее глазах.

— Неужели ты знаешь...

Берти кивнул.

— Да, я знаю. И знал все эти годы, когда ты плела Джеймсу разные небылицы вместо того, чтобы просто рассказать ему правду. Но тебе было страшно. Больше всего на свете ты боялась, что пострадает наше безупречное имя. Ты предпочитала культивировать в Джеймсе мысль о наследственном безумии и лелеять его пороки, чем открыто признаться в том, что благородная супруга твоего сына была задушена мужем за измену и что наследник титула, граф Бертрам Кентский, — не твой внук!

— Ничего себе, — присвистнула Кэтрин. — Элизабет, а вы уверяли меня, что рассказали все семейные тайны. Разве так поступают с семейным врачом?

— Я не думала, что это имеет значение...

Горькая усмешка тронула губы Берти.

— Сейчас не время притворяться, бабушка. Или мне следует прекратить тебя так называть? Пожалуй, эта старая история самое важное из того, что случилось с этой семьей. Моя мать, хрупкая и нежная девушка, не по своей воле выходила замуж за графа Кентского. Ее сердце было отдано другому. Однако девушке из аристократической семьи на роду было написано стать графиней, и она ею стала. Семейная жизнь не принесла ей счастья. Она искренне пыталась полюбить мужа, но безуспешно, и, когда в ее жизни неожиданно вновь появился избранник ее сердца, она потеряла голову. Вскоре на свет появился новый граф Кентский, ваш покорный слуга. И только моя мать знала, что на самом деле во мне течет совсем не кровь Аркрофтов. Графиня даже хотела уйти от мужа, но не смела. Вскоре ее любимый уехал в Индию, где, как дошли слухи, он был убит. Моя мать была в отчаянии, и постоянная меланхолия сильно подорвала ее здоровье.

Однако первые годы моей жизни были не омрачены ничем. Вскоре мать снова забеременела и произвела на свет Джеймса. На этот раз законного наследника. Никто бы ничего и не узнал, если бы в послеродовой горячке мать не рассказала о том, что так тревожило ее все эти годы. Она все время звала своего возлюбленного...

Голос Берти дрогнул. На глаза Мэгги навернулись слезы.

— Мой отец слышал все, до последнего слова. Более того, кое-что слышала и ты, дорогая бабушка. И в момент гнева он схватил подушку и накинул ее на бедняжку. Возможно, ему казалось, что так он сможет остановить поток признаний, который изливался из ее исстрадавшегося сердца.

Вот так окончилось земное существование моей матери. Вы ведь знали обо всем, не так ли, леди Элизабет Аркрофт?

— Да, — прошептала она. — Он прибежал ко мне, его руки дрожали. Когда он рассказал мне, что задушил ее, во мне что-то оборвалось. Но я не могла допустить, чтобы его посадили в тюрьму, ведь он был не в себе. Малыш Джеймс остался без матери, я не могла лишить его еще и отца.

— Что ж, верное рассуждение. Отца лишился я. Я хорошо помню это время. Отец рыдал на похоронах, но на меня не обращал ни малейшего внимания. Я был позабыт всем миром.

— Ты несправедлив, Берти, — возразила леди Элизабет. — А как же я?

— Прости, бабушка. Ты действительно заботилась обо мне это время, но делала это скорее из чувства долга, а не по любви.

— Неправда. Я любила тебя.

— До того, как ты узнала, что я не твой внук, да. Но потом твое отношение изменилось. Дети остро чувствуют это, и, хотя тогда я ничего не понимал, мне было очень больно.

Но я продолжу. Мой отец так и не смог оправиться после смерти матери. Надо отдать ему должное, он был, несмотря ни на что, благородным человеком, и со стороны Джеймса жестоко было выставлять его ненормальным убийцей. Граф Кентский не смог жить с таким грузом на совести. Он привел в порядок все свои дела и, прекрасный наездник, «нечаянно» упал с лошади. Все безумно горевали, и, возможно, ты одна лишь догадывалась об истинной причине этого несчастного случая.

Однако было кое-что, чего ты не знаешь, бабушка. Когда твой сын принял решение покончить с собой, он решил не оставлять за собой никаких долгов. Он разыскал след человека, которого любила его жена. Оказалось, что он жив и здоров, а погибшим его считали после того, как он однажды не вернулся с охоты. На самом деле он подцепил в лесу ужасную лихорадку и пролежал в хижине туземцев несколько месяцев. Граф Кентский написал ему письмо. В этом послании четко сказано о том, что его смерть — самоубийство. В письме он не скрыл ничего, в том числе и того, чей я сын. Он лишь просил моего настоящего отца дать мне время подрасти, и потом, если тот человек сочтет нужным, поставить меня в известность. Десять лет назад я встретил своего настоящего отца, и он все рассказал мне. Вот, пожалуй, и конец этой печальной истории...

— И ты все это время знал... — прошептала леди Элизабет. — Но почему ты ничего не сказал?

— Признаюсь, у меня было такое желание. Мой отец предлагал мне открыть правду и покинуть тебя. Не скрою, мы очень подружились за эти десять лет. Но... я не мог оставить тебя. Когда-то ты не отвергла меня, несмышленого малыша, хотя имела полное право отвергнуть навязанного тебе ребенка, который не должен был именоваться графом Кентским. И потом, когда мы с Джеймсом выросли, ты почему-то не пожелала объявить, что настоящий наследник титула — он. Возможно, все тот же страх публичного скандала двигал тобой, но ты предпочла оставить все как есть и даже начала подыскивать мне достойную невесту, чтобы упрочить мое положение и уничтожить малейший повод для слухов о моем происхождении...

— Ах, Берти, — простонала леди Элизабет. — Каким жестоким ты можешь быть... Ты прав. Я очень виновата перед вами. И перед тобой, и перед Джеймсом. Но в одном ты ошибаешься. Это когда утверждаешь, что я не люблю тебя... Ты — моя единственная опора... Когда я узнала об измене твоей матери, я пришла в негодование и хотела отказаться от тебя, но мой сын не позволил мне сделать этого. Я ни разу не пожалела об этом, Берти. Пусть в тебе не течет кровь Аркрофтов, но ты мой внук несмотря ни на что и в моих глазах ты достойный граф Кентский... Я очень люблю тебя, Берти, хотя порой бывала несправедлива к тебе...

Потрясенный Берти во все глаза смотрел на слезы, катившиеся по увядшим щекам леди Элизабет.

— Бабушка! — крикнул он и бросился перед ней на колени.

Кэтрин сделала Мэгги знак рукой. Та, не говоря ни слова, кивнула. Они одновременно поднялись и тихонько вышли из библиотеки, прикрыв за собой дверь. Внуку и бабушке надо было остаться наедине...


16


— Уф, ну и ночка выдалась, — вздохнула Кэтрин. — Вы и не ожидали услышать подобное, а, Мэгги?

Девушка энергично покачала головой.

— Вот видите, не только у вас есть свои секреты, моя дорогая. Я думаю, бабушке и внуку стоит побыть сейчас вместе, чтобы заново познакомиться друг с другом. Мы здесь явно лишние. По-моему, уже давно пора последовать примеру баронессы и спокойно уснуть.

— А что же делать мне? — простонала Мэгги. Ведь Джеймс не будет молчать...

— Хотите совет, Мэгги? Возвращайтесь во Францию, от души поблагодарите мадам Ламож за то участие, которое она в вас приняла, и уезжайте от нее. Не стоит вам заниматься этим делом. Несомненно, в вас множество талантов, раз мадам поручила вам раздобыть алмазы, употребите их на благое дело. Элеонора не станет вас удерживать, она никого не заставляет работать. Поверьте, девушка с хрустальными глазами, — тут Кэтрин взяла Мэгги за подбородок и чуть приподняла ее голову, — заслуживает большего, чем быть обыкновенной воровкой, как это ни называла бы Элеонора. Собирайте вещи и бегите отсюда. Я все объясню Аркрофтам сама.

— Спасибо, Кэтрин, вы просто чудо, — просияла девушка. — Только не говорите им обо мне... всю правду.

— Конечно, я все представлю в лучшем виде. Не волнуйтесь.

Мэгги улыбнулась. Она развернулась и уже собиралась уйти, как вдруг остановилась.

— Можно еще одну просьбу? Кэтрин кивнула.

— Скажите Берти, если будет к слову, что Изабель Алмеду лгала, когда говорила о том, что в ее жизни есть другой мужчина. И что хотя она вынуждена была уехать, ее сердце навсегда осталось в Аркрофт-Хаузе, рядом с ним.

Кэтрин кивнула.

Бедная девчушка, с грустью думала она, наблюдая за удалявшейся Мэгги. Запутаться во лжи еще до приезда сюда, угодить в дом, полный секретов и угроз, отдать свое сердечко и уехать с пустыми руками. Надеюсь, что она последует моему совету...


Давясь слезами, Мэгги упаковывала вещи. Она запихивала в дорожную сумку все, что попадало ей под руку, совершенно не заботясь о внешнем виде своих дорогих платьев. Ей надо было как можно скорее убраться из замка, чтобы избежать неприятных разговоров. Несмотря на обещание Кэтрин, Мэгги не верила в то, что она будет молчать, если Берти начнет расспрашивать ее об Изабель. Как он будет презирать ее, когда узнает, почему она появилась так внезапно в его жизни...

Перестань, строго приказала она себе. Ты получила только то, что заслуживаешь. Ты прокралась в этот дом, чтобы стащить семейную реликвию, развесила уши, когда тебе выдавали заведомую ложь, подавляла собственные чувства, обманывала любимого мужчину. Ты запуталась во лжи до такой степени, что пути назад нет. Тебе остается только бежать из этого дома и похоронить мысль о Бертраме Аркрофте навсегда.

Но это было легче сказать, чем сделать. Заглушая стенания совести, которая твердила ей, что нельзя к своим многочисленным грехам добавлять еще угон автомобиля, Мэгги схватила сумку, накинула пальто и выскользнула из замка. И хотя ноги Мэгги уже несли ее по направлению к дорогому автомобилю Берти, ее душа рвалась назад.

Ввиду последних событий, в обычно таком спокойном Аркрофт-Хаузе царила суматоха, поэтому Мэгги никто не заметил. Добежать до гаража, который находился недалеко от конюшни, тоже не составило труда. Девушка распахнула дверь, которая никогда не закрывалась на ключ, и чуть помедлила на пороге. Она никак не могла решиться совершить последний бесчестный поступок, который полностью уничтожит надежду на счастье с Берти...

Ты и так мерзкая воровка в его глазах, сурово сказала она себе. Преступлением меньше, преступлением больше. Какая разница? Если не на его автомобиле, то каким образом ты выберешься из этой глуши? Небольшое усилие, и мадам Ламож встретит тебя с распростертыми объятиями.

Мысль о наставнице не принесла Мэгги желанного облегчения. Ведь она и ее подвела...

Девушка горько усмехнулась. Вот уж действительно она оказалась меж двух огней. Как угодить обоим людям, которые так много значат в твоей жизни? Похоже, она не только не смогла угодить, но умудрилась причинить неудобства и тому, и другому. Видимо, мадам Ламож все-таки ошиблась, когда посчитала ее достойной. На самом деле ее место в дешевом прокуренном баре, среди пьяниц и неудачников...

Руки Мэгги бессильно опустились, глаза наполнились слезами. Ей стало жаль себя. Перед глазами мелькали кадры из ее прошлой жизни, и в глубине души девушка знала, что ни за что не вернется к ней. Но что еще она умеет делать? Мадам Ламож не простит ей неудачи и прогонит, и Мэгги ничего не останется, как возвратиться туда, откуда она пришла. Где нет ни добра, ни справедливости, ни красоты. Ни любви...

При мысли о любви слезы потекли из глаз девушки. Что значат все ее предыдущие потери по сравнению с этой? Оказывается, раньше она лишь играла в любовь, не зная на самом деле, что это такое. Бертрам открыл ей неизведанный мир, помог познать собственную душу. Но как раз его она и должна была лишиться...

Много времени провела так Мэгги, бредя наяву, путая прошлое и настоящее. Утомление неожиданно сказалось на ней, и девушка не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Она стояла рядом с роскошной машиной Бертрама Аркрофта и медлила...

— Изабель, слава Богу, ты еще здесь! — В дверном проеме внезапно возник Берти. Мэгги на мгновение, показалось, что это всего лишь плод ее фантазии, но он разубедил ее, подойдя ближе и заключив ее в объятия.

— Я так боялся, что ты уже покинула меня, — нежно прошептал он.

Лишь ощутив на щеке его горячее дыхание, Мэгги очнулась. И хотя чувствовать его рядом было блаженством, она начала вырываться.

— Оставьте меня, я должна уехать.

— Но почему? Неужели Кэтрин солгала мне?

Мэгги замерла, потрясенная внезапной догадкой. Поведение Берти очень легко объяснимо. Пока она тут размышляла о прошлом и будущем, он поговорил с Кэтрин, и та передала ему ее слова, так как была уверена, что Мэгги давным-давно покинула замок. Неужели теперь ей самой придется резать по живому и говорить Берти, что она никогда не сможет быть рядом с ним?

— Кэтрин сказала правду, — монотонно произнесла Мэгги и опустила глаза, не в силах выносить его счастливый взгляд.

— Но тогда почему ты хочешь уехать? Неужели Джеймс настолько напугал тебя, что ты по-прежнему не веришь мне?

— Дело не в легенде и не в Джеймсе! — в отчаянии выкрикнула Мэгги. Как найти слова, чтобы рассказать ему о том, что все это время она предавала его, что она появилась здесь лишь ради алмазов...

— Берти, я должна признаться, — решительно начала она. — Прошу только, не презирай меня очень сильно. Все, что касается моих чувств к тебе, — правда, зато остальное в моей жизни ложь. Меня зовут не Изабель Алмеду...

Девушка набралась храбрости и посмотрела Берти в лицо. Он ласково улыбался и ни капли не казался удивленным.

— Я все знаю, мисс Грин, — шутливо произнес он. — Так получилось, что я нечаянно услышал ваш последний разговор с Кэтрин. Он чрезвычайно насторожил меня, и, после того как я проводил бабушку в ее комнату, я разыскал Кэтрин и допросил со всей строгостью.

— Но ведь она обещала мне ничего не говорить, — простонала Мэгги, сгорая от стыда.

— Я сумел убедить ее, — просто сказал Берти. — Я объяснил ей, что люблю тебя больше жизни и что без тебя мое существование потеряет всякий смысл.

— А она? — робко спросила Мэгги.

— Она решила открыть мне глаза, — расхохотался Берти. — И рассказала, что маленькая авантюристка Мэгги Грин втерлась ко мне в доверие, чтобы завладеть нашей фамильной гордостью, алмазами Кента.

Мэгги крепко зажмурилась. Страшные слова произнесены. Но почему не гремит гром, почему земля не разверзается, чтобы поглотить грешницу?

— Не скрою, рассказ Кэтрин впечатлил меня, — серьезно произнес Берти, по-прежнему обнимая Мэгги. — Но из этого же рассказа я узнал о том, что несостоявшаяся воровка раскаялась и приняла решение начать новую жизнь...

Мэгги всхлипнула и прижалась к Берти.

— И еще я понял, что сердце Изабель, как, наверное, и сердце Мэгги, мое и только мое. Я не ошибся?

— Нет, — прошептала девушка. — Теперь ты все знаешь, Бертрам, и я могу прямо сказать, что люблю тебя. Как отчаянно я желала стать Изабель Алмеду на самом деле, чтобы прожить с тобой всю жизнь... Но Мэгги Грин была обязана отстраниться от тебя, чтобы следовать своими темными тропами...

— Но почему, любовь моя? — воскликнул Берти со смехом. — Неужели Мэгги Грин откажется от моего предложения точно так же, как и Изабель Алмеду? Какая разница, как называешь ты себя сейчас, если ты скоро станешь миссис Аркрофт?

— Берти... — Мэгги не могла поверить собственным ушам. — Ты предлагаешь мне стать твоей женой? Ведь я собиралась украсть твои алмазы. Как Джеймс... Это моими инструментами он воспользовался сегодня...

— Я был бы счастлив преподнести тебе эти бриллианты в качестве свадебного подарка, Мэгги.

Берти был как никогда серьезен. Когда он услышал разговор Кэтрин и той, кого он называл про себя «моя Изабель», он понял, что еще не все секреты раскрыты. Кэтрин не желала сообщать ему ничего, но Бертрам Аркрофт всегда умел настоять на своем. Правда о Мэгги поразила его совсем не так сильно, как этого следовало ожидать. Внимательно выслушав Кэтрин, он вынес для себя лишь одно: что девушка, ради которой он готов пожертвовать жизнью, любит его. Что значат по сравнению с этим все алмазы мира? Ничего, и, раз Мэгги решила начать все с нуля, он был готов помочь ей. О чем Берти не замедлил сообщить Кэтрин...

— Но ведь это невозможно, Берти, — только и сумела выговорить Мэгги, когда Бертрам подробно изложил ей суть своей беседы с Кэтрин Уильяме и выводы, которые он сделал.

— В любви нет ничего невозможного, Мэгги. К тому же не забывай о легенде...

— О легенде? — переспросила девушка, чувствуя, что у нее холодеет кровь в жилах.

— Я понимаю легенду так, что предназначение всех Аркрофтов — жениться на девах с хрустальными глазами, чтобы их кровь смешивалась с нашей и давала здоровое потомство. И хотя я не Аркрофт по происхождению, я уверен, что это как раз про меня. Как только я увидел тебя, Мэгги, тогда, на ипподроме, я сразу понял, что ты — моя судьба, и с каждым днем убеждался в этом все больше и больше. Ты веришь мне?

От избытка чувств Мэгги не могла произнести ни слова. Но Берти все понял сам. Он наклонился к девушке и поцеловал ее в теплые, полураскрытые от удивления губы. Словно электрический ток пробежал по ее телу от этого прикосновения.

Как я могла хоть на секунду подумать, что могу уйти от него, мелькнуло в голове у Мэгги.

— Ты — мое сокровище, — шептал Берти, покрывая лицо девушки нежными осторожными поцелуями. — Беречь тебя мне завещал дух Перигрина Кента...

— О чем ты говоришь? — удивилась девушка и на секунду отстранилась от Берти.

— Помнишь, во время спиритического сеанса дух поведал нам: «берегите бриллианты»?

— Да, — кивнула Мэгги. — Но я-то здесь при чем?

— Он имел в виду бриллианты твоих глаз, моя любовь. Ибо они самое прекрасное, что когда-либо создавала природа...


КОНЕЦ


home | my bookshelf | | Бриллианты твоих глаз |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу