Book: Мальчики Из Бразилии



Мальчики Из Бразилии

Айра Левин

Мальчики из Бразилии

Глава первая

Ранним сентябрьским утром маленький двухмоторный само­лет, в окраске которого меша­лись чернь и серебро, призем­лился на дальнюю посадочную дорожку аэропорта Конгонхас в Сан-Пауло; сбросив скорость, он развернулся и остановился у ангара, где в ожидании его уже стоял лимузин. Трое мужчин, один из которых был в белом, выйдя из салона аэроплана, се­ли в машину, которая от Конгонхас направилась к белым не­боскребам центра Сан-Пауло. Минут через двадцать лимузин остановился на Авенида Ипиранга перед «Сакаи», япон­ским рестораном в виде храма.

Трое мужчин бок о бок вошли в холл «Сакаи», укра­шенный красными лаковыми панелями. У обоих из них, белокурого и брюнета, в темных костюмах, под которы­ми чувствовались тренированные мышцы, был агрессив­но-настороженный вид. Третий, что шел между ними, был постарше и субтильнее; он был весь в белом, от туфель до шляпы, если не считать лимонно-желтого галстука. Рукой, затянутой в белую перчатку, он держал чемоданчик темной кожи и не без удовольствия насви­стывал какую-то мелодию.

Девушка в кимоно, присев, изобразила счастливую улыбку и, взяв шляпу у человека в белом, потянулась было за его чемоданчиком. Тем не менее, он отстранился от нее и обратился к стройному молодому японцу, кото­рый приветствовал его улыбкой и низким поклоном.

- Мое имя Аспьяцу, - сообщил он на португальском языке с твердым немецким акцентом. - Для меня заре­зервирован отдельный номер.

На вид ему было лет шестьдесят с небольшим, если судить по короткому ежику седоватых волос, живым карим глазам и аккуратно подстриженным усикам, тоже тронутым сединой.

- Ах, сеньор Аспьяцу, - воскликнул японец, поль­зуясь своей версией португальского. - Для вашей встре­чи все готово! Будьте любезны проследовать вот сюда. Наверх, по ступенькам. Я уверен, вы будете удовлетво­рены при виде наших приготовлений.

- Я уже удовлетворен, - улыбаясь, сказал человек в белом. - Пребывание в этом городе уже доставляет удовольствие.

- Вы живете в сельской местности?

Человек в белом, следовавший по лестнице вслед за блондином, со вздохом кивнул.

- Да, - сухо сказал он. - Я живу в сельской мест­ности.

За ним следовал брюнет, а японец замыкал шествие.

- Первая дверь направо, - сказал он внизу. - Не соблаговолите ли снять обувь перед входом.

Остановившись перед дверным проемом, блондин за­глянул в него, а, потом опираясь о дверной косяк, стянул обувь. Человек в белом поставил свои белоснежные туф­ли на коврик перед входом, а блондин присев на корточ­ки, отстегнул золотые пряжки своих мокасин. Блондин, небрежно отодвинув туфли, вошел в помещение светло- зеленой окраски, оставив за собой распахнутой дверь с затейливой резьбой. Японец полу-приседая, проследо­вал за ним.

- Наш лучший номер, сеньор Аспьяцу, - сказал он. - Очень красивый.

- Не сомневаюсь, - человек в белом придерживался рукой за косяк, аккуратно снимая вторую туфлю.

- И к семи часам будет доставлен наш «Император­ский обед» с пивом, горячим сакэ и сигарами после десерта.

Блондин стоял в дверях. Его лицо было отмечено небольшим белым шрамом; на одном из ушей не было мочки. Кивнув, он отступил в сторону. Человек в белом, который, лишившись каблуков, стал еще меньше ростом, вошел в комнату. Японец последовал за ним.

В комнате было прохладно и хорошо пахло, стены были обтянуты светло-зеленым шелком и такого же цве­та были разбросанные по полу татами. В центре стоял невысокий продолговатый стол черного дерева, на кото­ром выделялись тарелки и чашки; вокруг стола были три бамбуковых стула, по три с каждой стороны стола и один во главе его. С правой стороны комнаты находился еще один низкий столик, на который были водружены два электрокамина. Другая сторона была ук­рашена акварелями в черных рамках.

- Для семи человек места достаточно, - сказал япо­нец, указывая на центральный стол. - И вас будут обслуживать наши самые лучшие девушки. И к тому же самые хорошенькие. Улыбнувшись, он многозначитель­но приподнял брови.

Человек в белом, указывая на раскладную ширму, спросил:

- А что за ней?

- Еще одна отдельная комната, сеньор.

- Она заказана на сегодня вечером?

- Пока ее никто не резервировал. Но, возможно, она кому-нибудь понадобится.

- Тогда я ее занимаю, - жестом человек дал понять блондину, чтобы тот убрал ширму.

Посмотрев на того, японец перевел взгляд на челове­ка в белом.

- Это помещение для шестерых, - сказал он. - Порой там бывает и до восьми.

- Конечно, - человек в белом прошелся в дальний конец комнаты. - Я оплачу и обед на восемь человек.

Он нагнулся, изучая электрокамин, стоящий на сто­лике. В боковом кармане брюк обрисовался контур тол­стого бумажника.

Блондин отодвинул ширму; японец поспешил то ли помочь, то ли уберечь ширму от повреждения. Задняя комната была зеркальным отображением первой, если не считать, что плафоны на потолке были черного цвета, а стол был подготовлен на шестерых человек: по два стула с каждой стороны и по одному по торцам; японец сму­щенно улыбнулся с другого конца комнаты.

- Я попрошу вас внести плату, если только кто-то закажет ее, - сказал он, - и всего лишь разницу между тем, сколько мы берем за номер внизу и наверху.

Человек в белом, изобразив удивление, сказал:

- Очень любезно с вашей стороны. Благодарю вас.

- Прошу прощения, - обратился к японцу черново­лосый. Он стоял вне пределов комнаты, его темный костюм был в складках, а круглое мясистое лицо блесте­ло испариной. - Можно ли как-нибудь закрыть вот это? Он говорил по-португальски с бразильским акцентом и показывал себе за спину на восьмиугольный дверной проем.

- Это для девушек, - охотно объяснил японец. - Чтобы они видели, когда вы готовы к смене блюд.

- Все в порядке, - сказал брюнету человек в белом.

- Вы будете снаружи.

- Я подумал, что он мог бы... - сказал черноволо­сый, смущенно пожав плечами.

- Все более, чем удовлетворительно, - сказал чело­век в белом японцу. - Мои гости явятся к восьми часам и...

- Я провожу их наверх.

- В этом нет необходимости; один из моих людей будет внизу. И после обеда мы проведем тут небольшое совещание.

- Если вам угодно, вы можете оставаться вплоть до трех часов.

- Я надеюсь, что в этом тоже не будет необходимо­сти! Час нас вполне устроит. А теперь, будьте любезны, принести мне стаканчик красного «Дюбонне» со льдом и ломтиком лимона.

- Да, сеньор, - японец поклонился.

- И можно ли прибавить тут света? Я собираюсь почитать, ожидая гостей.

- Прошу прощения, сеньор, это все, что у нас есть.

- Как-нибудь справлюсь. Благодарю вас.

- Это я благодарю вас, сеньор Аспьяцу, - японец еще раз отдал поклоны всем присутствующим - низко блондину и суховато черноволосому - и быстро покинул комнату.

Брюнет, закрыв за ним дверь, встал лицом к ней. Высоко подняв руки и согнув пальцы, он прошелся, как по клавиатуре, по верхней кромке косяка. Затем мед­ленно развел руки по сторонам его.

Человек в белом, отойдя, остановился спиной к двер­ному проему, пока блондин, присев на корточки, осмат­ривал тыльную поверхность столешницы. Промяв распи­санные белым и коричневым подушки на стульях, он снял их с бамбуковых сидений и отбросил в сторону. Собрав воедино все татами, он тщательно промял травя­нистую структуру каждой из них.

Встав на колени, он засунул голову под стол и вни­мательно осмотрел каждую из ножек. Пригнувшись еще ниже, вывернувшись, он внимательно осмотрел все де­тали столешницы, обращенной к полу.

Покончив с этим, он вылез из-под стола и привел стулья в прежний вид, придав каждой из спинок тот угол, что и был задан им раньше, после чего пригляделся к ним с тыльной стороны.

Человек в белом прохаживался по комнате, расстеги­вая пиджак. Поставив было свой чемоданчик на пол, он осторожно поднял его и пристроил на подлокотнике кресла, и сел сам, вытянув ноги в специальном углубле­нии под столом.

Блондин поправил спинку сидения.

- Danke, - сказал человек в белом.

- Bitte, - ответил блондин, после чего занял место у стенки рядом с дверным проемом.

Человек в белом стянул перчатки, с удовольствием рассматривая стол перед собой. Черноволосый с возде­тыми руками медленно, боком, продвигался к дверному проему между двумя помещениями, неторопливо иссле­дуя каждый сантиметр плинтуса.

Раздался легкий стук в двери; блондин повернулся в ту сторону, как и черноволосый, тут же опустивший руки. Прислушавшись, блондин открыл двери, пропу­стив официантку в розовом кимоно, которая, отпуская поклоны, доставила в комнату поднос. Ее ножки в белых носках прошуршали по татами.

- Ага! - с удовольствием воскликнул человек в бе­лом, складывая перчатки. Выражение энтузиазма на лице тут же покинуло его, когда женщина, склонившись перед ним, взяла со стола салфетку и палочки для еды. - И как же тебя зовут, дорогая? - с наигранной весе­лостью спросил он.

- Цуруко, сеньор, - официантка опустила поднос.

- Цуруко! - широко открытыми глазами он посмот­рел на своих спутников, словно приглашая их разделить свое удивление при таком неожиданном открытии.

Официантка, поставив напиток, поднялась из пол­усогнутого положения и сделала шаг назад.

- Пока не появятся мои гости, Цуруко, я не хочу, чтобы меня беспокоили.

- Да, сеньор, - повернувшись, она на полусогнутых ногах покинула комнату.

Блондин закрыл за ней двери и занял свое место около них. Черноволосый, повернувшись, продолжил ис­следование обшивки.

- Цу-ру-ко, - сказал человек в белом, подтягивая к себе поближе кейс. По-немецки он продолжил:

- Если она считается хорошенькой, что тогда пред­ставляют собой другие?

Блондин лишь насмешливо хмыкнул.

Человек в белом кончиком пальца набрал номер на кодовом замке чемоданчика и откинул его крышку. По­ложив в него сложенные перчатки, он порылся среди пачек бумаги и конвертов, и извлек из их гущи тонкий журнальчик - «Ланцет», английский медицинский жур­нал. Он положил его на стол рядом со своей тарелкой. Рассматривая обложку, он вынул из нагрудного кармана потертый очечник, и извлек из него очки в черной оправе. Расцепив дужки, он водрузил их на нос, вернул очечник на место и разгладил аккуратно подстрижен­ные усики. Кисти рук у него были маленькие, розовые и чистые, как у младенца. Из другого внутреннего кармана появился плоский золотой портсигар, на котором была выгравирована длинная надпись.

Блондин стоял на том же месте, у дверного проема. Черноволосый, исследовав стены, принялся за пол, за дополнительный столик и за стулья, хотя они были уже осмотрены. Вытащив на середину комнаты один из сто­ликов, он вскарабкался на него и маленькой хромиро­ванной отверткой принялся отвинчивать шурупы, кре­пящие плафон к потолку.

Человек в белом продолжал читать «Ланцет», попи­вая доставленный ему «Дюбонне» и куря сигарету. Вре­мя от времени он с легким присвистом втягивал воздух в щербинку между верхних зубов. Порой он удивлялся прочитанному. А однажды даже воскликнул по-англий­ски:

- Вы абсолютно неправы, сэр!


Гости появлялись один за другим в пределах четырех минут: первый положил шляпу, не выпуская из рук ат­таше-кейса, без трех минут восемь, а последний - в одну минуту девятого. Когда каждый из прибывших проходил вереницу кланяющихся и приседающих японцев, его у подножия лестницы вежливо встречал блондин; обме­нявшись с гостем несколькими словами, он показывал ему путь наверх, где брюнет стоял у шеренги обуви у открытых дверей.

В помещении собралось шесть элегантно одетых дело­вых людей, нордического типа; оставшись в носках, они вежливо раскланивались друг с другом и по-испански или по-португальски представлялись мужчине в белом.

- Игнасио Каррера, доктор. Польщен встречей с вами.

- Хеллоу! Вы ли это? Увы, не могу подняться. При­кован к месту. Это Хосе де Лима из Рио. Игнасио Кар­рера из Буэнос-Айреса.

- Доктор? Я Хорхе Рамос.

- Друг мой! Ваш брат был моей правой рукой. Про­стите, что принимаю вас сидя: я в ловушке. Игнасио Каррера из Буэнос-Айреса, Хосе де Лима из Рио. Хорхе Рамос, здешний, из Сан-Пауло.

Двое из гостей оказались старыми друзьями, обрадо­вавшимися встрече.

- В Сантъяго! Куда же вы делись?

- В Рио!

Еще один вошедший попытался представиться, щелк­нув каблуками, что у него не получилось:

- Антонио Паз, Порто-Аллегре!

В согбенных позах они разместились вокруг стола, подшучивая друг над другом из-за сковывавшего их неудобства и даже постанывая; рядом с каждым нахо­дился портфель или дипломат; потряхивая, они раскры­вали салфетки, раскладывая их на колени, и называли грациозно приседающей официантке свои любимые на­питки. Плосколицая Цуруко положила рядом с каждым из гостей исходящие паром горячие полотенца - выти­рать руки.

Постепенно присутствующие все реже стали прибе­гать к испанскому и португальскому, которые стали уступать место немецкому; все чаще стали слышны не­мецкие имена.

- О, я же знаю вас. Вы служили у Штангля, не так ли? В Треблинке?

- Никак вы сказали «Фарнбах»? Моя жена урожден­ная Фарнбах, из Ленгена, что рядом с Франкфуртом.

Подали напитки и маленькие тарелочки с закуска­ми - крохотные креветки и шарики измельченного мя­са. Человек в белом продемонстрировал изощренное ис­кусство владения палочками. Те, кто умели ими поль­зоваться, подсказывали неумелым соседям.

- Вилку, ради Бога!

- Нет, нет! - засмеялся человек в белом, обращаясь к действительно хорошенькой юной официантке. - Мы его научим! Он должен научиться!

Ее имя было Мори. Девушка в аккуратном кимоно, подносившая тарелки и судки Цуруко от сервировочного столика, зарделась, услышав обращенный к ней вопрос, и сказала:

- Иошико, сеньор.

Собравшиеся пили и ели. Они говорили о землетря­сении в Перу и о новом американском президенте Форде.

На столе появились судки с прозрачным супом и очередные блюда с сырой и вареной снедью; уже исходил паром чай.

Беседа обратилась к положению с поставками нефти и вероятности, что из-за них симпатии Запада к Израи­лю уменьшатся.

Подали очередную смену блюд - ломтики копченого мяса, клешни лобстеров - и японское пиво.

Зашел разговор о японских женщинах. Клейст-Каррерас, худой человек с застывшим в глазнице стеклян­ным глазом, рассказал потешную историю о недоразуме­нии, случившимся с одним его другом в токийском бор­деле.

На полусогнутых ногах появился японец и спросил, довольны ли гости.

- Первосортно! - заверил его человек в белом.

- Прекрасно! - остальные дружным португальско-испанско-немецким хором поддержали его.

Подали дыню. И еще чая.

Собравшиеся говорили о рыбалке и о различных спо­собах приготовления рыбы.

Человек в белом попросил Мори выйти за него замуж она улыбнулась и посетовала, что у нее уже есть муж и двое детей.

Гости стали вставать со скрипучих стульчиков, раз­минать замлевшие спины и, поднимаясь на цыпочки, поглаживать свои округлившиеся животы. Несколько го­стей среди которых был и человек в белом, вышли в холл поискать туалет. Остальные завели разговор о хозяине: как он очарователен, как он молод и жизнелюбив - неужели ему уже шестьдесят три? Или шестьдесят четы­ре?

Появилась первая группа; комнату покинули остальные.

Посуда уже была убрана со стола, и на его поверхности появились бокалы для коньяка, пепельницы и ящи­чек с сигарами в золотых ободках.

Мори в полупоклоне ходила вокруг стола с бутылкой в руках, роняя на дно каждого бокала несколько капель янтарной жидкости. Цуруко и Иошико перешептывались у сервировочного столика, споря, кому что убирать.

- Теперь валяйте отсюда, девочки, - сказал человек в белом, подходя к ним. - Мы хотим переговорить с глазу на глаз.

- Цуруко пропустила Иошико перед собой; проходя мимо хозяина обеда, она извинилась: - мы уберем посуду попозже.

Мори, наполнив последний бокал, поставила бутылку на свободный конец стола и тоже поспешила за двери, стоя рядом с которыми со склоненной головой, она про­пустила мимо себя последнего из возвращавшихся гос­тей.

Человек в белом снова опустился на свой стульчик. Фарнбах-Паз помог ему занять подобающее положение.

В дверь заглянул брюнет, сосчитал собравшихся и прикрыл за собой створку.

Гости занимали свои места; на этот раз они посерь­езнели и шутки кончились. Коробка с сигарами пошла по кругу.

Дверной проем был надежно перекрыт.

Человек в белом извлек сигарету из золотого портси­гара, захлопнул его и предложил угоститься Фарнбаху, сидевшему справа от него, который отрицательно пока­чал наголо выбритой головой; но, поняв, что ему пред­лагают прочесть надпись на крышке, а не курить, он взял портсигар и отодвинул его от себя, чтобы четче увидеть текст. Узнав подпись, он вытаращил глаза:

- Ох-х-х! - и втянул воздух сквозь тонкие губы. Одарив человека в белом восхищенной улыбкой, он ска­зал:

- Потрясающе! Даже лучше, чем медаль! Разреши­те? - и протянул портсигар сидящему рядом Клейсту.



Улыбаясь и порозовев, человек в белом кивнул и повернулся прикурить от светильника, стоявшего слева от него. Прищурившись от дыма, он подтянул поближе к себе кейс.

- Великолепно! - сказал Клейст. - Взгляните, Швиммер.

Порывшись в кейсе, человек в белом извлек из него и положил перед собой пачку бумаг, отставив в сторону бокал с коньяком. Сигарету он расположил на краю пепельницы белого фарфора. Понаблюдав, как моложа­вый, с правильными чертами лица, Швиммер передал портсигар через стол Мундту, он вынул из внутреннего кармана очечник, а из него очки. Ответив улыбкой на восхищенные взгляды Швиммера и Клейста, он засунул очечник обратно, встряхнул очки и одел их на перено­сицу. Мундт, рассматривая портсигар, издал лишь дол­гий и тихий свист. Человек в белом взял свою сигарету, осторожно стряхнул столбик пепла и снова положил ее в пепельницу. Разложив перед собой бумаги, он отхлеб­нул коньяка и погрузился в изучение первой страницы.

- М-м-м, м-м-м, м-м-м, - донеслось со стороны Траунштейнера.

Человек в белом, допив коньяк, поставил бокал на стопку листов.

Портсигар вернулся к нему из рук серебряноголового Гессена, на худом лице которого выделялись ярко-голу­бые глаза.

- Какое счастье быть обладателем такой вещи! - сказал он.

- Да, - кивнув, согласился человек в белом. - Я исключительно горжусь ею.

- Как иначе, - сказал Фарнбах.

Человек в белом отодвинул пепельницу и твердо ска­зал:

- Ну, а теперь к делу, ребята.

Проведя рукой по короткому седоватому ежику волос, он спустил очки на кончик носа и поверх оправы оглядел собравшихся. Забыв о сигарах, они внимательно смотре­ли на него. В помещении воцарилась мертвая тишина, которую нарушало лишь шипение кондиционера.

- Вы узнаете, что вам предстоит делать, - сказал человек в белом, - и поймете, что вам предстоят нелег­кие труды. Теперь я могу посвятить вас в детали.

Он наклонился к собравшимся, рассматривая их через очки. - В ближайшие два с половиной года, в опреде­ленный день или близко к нему, предстоит умереть девяносто четырем людям, - сказал он, обратившись к тексту. - Шестнадцать из них в Западной Германии, четырнадцать в Швеции, тринадцать в Англии, двенад­цать в Соединенных Штатах, десять в Норвегии, девять в Австрии, восемь в Голландии и по шесть в Дании и Канаде. Всего девяносто четыре. Первый из них должен погибнуть шестнадцатого октября или примерно около этой даты, последний - в районе двадцать третьего апреля 1977 года.

Откинувшись на спинку, он снова оглядел собравших­ся.

- Почему должны умереть эти люди? Почему в стро­го определенные числа? - он покачал головой. - Не все сразу; позже вы получите право узнать, в чем дело. Но пока я могу сказать вам вот что: их смерти станут финальным этапом в операции, которой я и лидеры Организации посвятили много лет, огромные усилия и большую часть средств Организации. Это, пожалуй, са­мая важная операция из всех, которые предпринимала организация, хотя «важная» - совершенно невырази­тельное слово для описания ее. На весах лежат все надежды, весь смысл существования арийской расы. И тут нет никакого преувеличения, друзья мои; это истина в буквальном смысле слова: смысл существования арий­цев - одержать верх над славянами и семитами, над черными и желтыми - реализуется при успехе замысла и пойдет прахом, если операция не удастся. Так что «важная» в самом деле недостаточно выразительное сло­во, не так ли? Может быть, стоит сказать «святая» задача? Да, это ближе. Это святая операция, в которой вы примете участие.

Взяв сигарету, он стряхнул пепел и поднес окурок к губам,

Собравшиеся с удивлением смотрели друг на друга, затягиваясь сигарами и отпивая коньяк. Затем они снова перевели взгляды на человек в белом, который, положив сигарету, не отрывал от них взгляда.

- Вы оставите Бразилию в новом обличье, - сказал он, коснувшись лежащего рядом атташе-кейса. - Все здесь. Все совершенно подлинное, никаких подделок, у каждого из вас будет достаточно средств для существо­вания в течение двух с половиной лет.

- В драгоценных камнях, которые, - он улыбнулся, - которые, я боюсь, вам придется вывозить через та­можню не самым приятным образом.

Улыбаясь, он пожимал плечами. Собравшиеся, тоже улыбаясь, неопределенно пожимали плечами.

- Каждый из вас будет нести ответственность за лиц в одной или паре стран. У каждого будет от тринадцати до восемнадцати персонажей, но часть из них умрет от естественных причин. Им по шестьдесят пять лет. Хотя от естественных причин умрет не так много из них, поскольку к пятидесяти двум годам подавляющее боль­шинство из них не страдало никакими расстройствами здоровья.

- Всем им по шестьдесят пять? - не скрывая удив­ления, спросил Гессен.

- Почти всем, - сказал человек в белом. - Почти. То есть, им будет, когда подойдет их срок. Кое-кто будет на год-два моложе или старше.

Он отодвинул в сторону листы, из которых вычитывал данные о количестве персонажей в каждой стране и взял другую пачку в девять или в десять листиков.

- Эти адреса, - сказал он слушателям, - соответ­ствуют их местонахождению в 61-м или 62-м годах, но вы без труда найдете их сегодня. Большинство из них, скорее всего, продолжают проживать по старым адресам. Все они семейные люди со стабильным распорядком бы­тия; большей частью они гражданские служащие - сбор­щики налогов, школьные учителя и так далее; практи­чески никто из них не пользуется ни властью, ни боль­шим влиянием.

- Это тоже свойственно всем им? - спросил Гессен.

Человек в белом кивнул.

- На удивление однородная группа, - заметил Гессен. - Члены другой организации, противостоящей на­шей?

- Они даже не знают друг друга и тем более нас, - ответил человек в белом. - Во всяком случае, я на это надеюсь.

- Все они уже на пенсии, не так ли? - спросил Клейст. - Если им по шестьдесят пять?... Его стеклян­ный глаз смотрел куда-то в пространство.

- Да, большинство из них в самом деле, скорее всего, выйдет на пенсию, - согласился человек в белом. - Но если они куда-нибудь переедут, можете быть уверены, что они позаботятся оставить свои адреса. Швиммер, вы отправляетесь в Англию. Вам тринадцать человек, самое маленькое количество.

Он передал машинописный листок Клейсту, чтобы тот переправил его Швиммеру.

- Не смущайтесь своих способностей, - улыбнулся он Швиммеру. - Более того, старайтесь подчеркивать их. Я слышал, вы можете предстать таким англичани­ном, что даже королева вас ни в чем не заподозрит.

- Вы знаете, как польстить человеку, старина, - Швиммер перешел на изысканный оксфордский англий­ский, разглаживая песочные усики, пока проглядывал список. - Строго говоря, старушка довольно подслепо­вата.

Человек в белом усмехнулся.

- Подобные таланты могут вам весьма пригодить­ся, - сказал он, - хотя по вашим данным, как, впро­чем, и остальные, вы будете родом из Германии. Вы будете изображать из себя странствующих коммивояже­ров, ребята; и, может быть, между заданиями у вас будет время ухлестнуть за дочкой фермера.

Он глянул на очередную пачку листов.

- Фарнбах, вы отправитесь в Швецию, - он протя­нул список соседу справа. - У вас будет четырнадцать потребителей ваших прекрасных импортных товаров.

Взяв листы, Фарнбах склонился к ним, и его безволо­сые надбровные дуги сошлись на переносице.

- Все из них достаточно пожилые гражданские служащие, - сказал он, - и неужели, убивая их, мы будем служить цели существования арийской расы?

Человек в белом на несколько секунд остановил на нем взгляд.

- Это вопрос или утверждение, Фарнбах? - спросил он. - Смахивает больше на вопрос в завершение нашей встречи, и если так, то я удивлен. Ибо вы, все вы выбраны для этой операции на основе вашего умения безоговорочно подчиняться приказам, не говоря уж о других ваших способностях и талантах.

Откинувшись на спинку стула, Фарнбах плотно сжал тонкие губы; ноздри у него раздулись, а лицо побагро­вело.

Человек в белом тем временем уже рассматривал другую сколотую стопку бумаг.

- Нет, Фарнбах, я уверен, что это было утвержде­ние, - сказал он, - и в таком случае я должен несколь­ко поправить вас: убивая этих людей, вы всего лишь прокладываете путь для воплощения нашей цели, эт цетера эт цетера. И она придет; не в апреле 1977 года, когда предстоит погибнуть девяносто четырем людям, но в свое время. От вас требуется лишь подчиняться при­казам. Траунштейнер, вы отправитесь в Норвегию и Данию, - он передал ему данные по этим странам. - Десять в одной, шесть в другой.

Взяв листы, Траунштейнер всем своим квадратным красным лицом мрачно дал понять: беспрекословное подчинение.

- Голландия и верхняя часть Германии, - сказал человек в белом, - отводятся сержанту Клейну. Опять шестнадцать, восемь и восемь.

- Благодарю вас, герр доктор.

- Восемь в нижней Германии и девять в Австрии, то есть семнадцать - для сержанта Мундта.

Мундт - круглолицый, коротко стриженный человек со стеклянным глазом - улыбался, дожидаясь, когда ему передадут списки.

- В Австрии, - сказал он, - я займусь и Яковом Либерманом.

Траунштейнер, передававший ему бумаги, обнажил в улыбке золотые коронки.

- Яковом Либерманом, - сказал человек в белом, - в свое время обязательно займутся, если не считать, что у него и так плохое здоровье, а банк, в котором он хранил свои еврейские денежки, лопнул. Он занят сей­час чтением лекций и выпуском своих книжонок, а не нами. Забудьте о нем.

- Слушаюсь, - сказал Мундт. - Я только пошутил.

- А я нет. Для полиции и для прессы он всего лишь старая зануда с папками, набитыми призраками; убейте его - и он превратится в непризнанного героя, живых врагов которого предстоит поймать.

- Я никогда не слышал об этом еврейском выродке.

- Хотел бы я сказать то же самое.

Собравшиеся рассмеялись.

Человек в белом передал последнюю пару листков Гессену.

- Для вас восемнадцать, - сказал он, улыбаясь. - Двенадцать в Соединенных Штатах и шесть в Канаде. Я думаю, что вы будете достойны своего брата.

- Так и будет, - ответил Гессен, гордо вскидывая серебряную голову. - И вы в этом убедитесь.

Человек в белом обвел взглядом своих гостей.

- Повторяю вам, - сказал он, - каждый человек должен погибнуть в предназначенную для каждого дату или как можно ближе к ней. «В», конечно, лучше, чем «ближе», но разница должна быть буквально микроско­пической. Неделя туда или сюда не будет играть реша­ющего значения и даже месяц можно принять, если таким образом риск будет сведен к минимуму. Что же до методов: любой, который вы предпочтете, помня лишь о том, что они должны варьироваться, лишая полицию возможности строить какие-либо предположения. В лю­бой из этих стран власти не должны даже предполагать, что все смерти - части одного плана. Для вас это не представит трудностей. Учитывайте про себя, что во всех случаях речь идет о достаточно пожилых шестидесяти­пятилетних людях: они уже подслеповаты, рефлексы у них замедлены, силы убывают. Водят машины они из рук вон плохо, переходя улицу, не смотрят по сторонам; они могут пострадать при падении, на них могут напасть на улице и зарезать хулиганы. Есть десятки способов, при помощи которых такой человек может расстаться с жизнью, не привлекая внимания высоких властей.

Он улыбнулся.

- И я не сомневаюсь, что вы найдете их.

Клейст задал вопрос:

- Можем ли мы нанять кого-то для выполнения дан­ного задания или обратиться к кому-то за помощью? Если таким образом лучше всего можно будет выполнить задачу?

Человек в белом с неприкрытым удивлением развел руки.

- Вы толковые ребята с неплохой сообразительно­стью, - напомнил он Клейсту, - почему мы и отобрали именно вас. Тем не менее, если вы считаете, что спра­виться с работой сможете только таким образом - дей­ствуйте. Если человек отправится в мир иной в отведен­ный для него срок и власти не будут подозревать, что это часть операции, руки у вас полностью развязаны.

Он поднял палец.

- Впрочем, не в полной мере; прошу прощения. Одно условие, но достаточно важное. Мы не хотим, чтобы хоть в какой-то мере пострадали члены семьи данного чело­века, оказавшись в роли, скажем, сопутствующих жертв при дорожной катастрофе. Или же, допустим, если че­ловек пал жертвой любовника молодой жены, которая стала соучастницей преступления. Повторяю: члены семьи никоим образом не должны пострадать и соучаст­никами могут быть только посторонние.

- Зачем нам вообще нужны соучастники? - спросил Траунштейнер и Клейст сказал:

- Никогда не знаешь, с чем тебе придется столкнуть­ся.

- Я проехал по всей Австрии, - сказал Мундт, про­глядывая свой список, - но тут упоминаются места, о которых я никогда не слышал.

- Да, - пробурчал Фарнбах, уставясь в свой единственный листик. - Я хорошо знаю Швецию, но никогда не слышал о Расбо.

- Это маленький городок примерно в пятнадцати километрах к северо-востоку от Упсалы, - сказал чело­век в белом. - Речь идет о Берте Гедине, не так ли? Он там почтмейстер.

Фарнбах посмотрев на него, удивленно вскинув бро­ви.

Человек в белом спокойно встретил его взгляд и тер­пеливо улыбнулся.

- И убийство почтмейстера Гедина, - сказал он, - в полной мере такое же важное, виноват, святое дело, что я вам уже говорил. Бросьте, Фарнбах, оставайтесь тем же отважным солдатом, которым вы всегда были.

Пожав плечами, Фарнбах снова углубился в изучение своего списка.

- Вы же... доктор, - сказал он.

- Именно так, - человек в белом, занявшись своим дипломатом, продолжал улыбаться.

Гессен, просмотрев свой список, заметил:

- Чудное местечко: Канкаки.

- Как раз рядом с Чикаго, - заметил человек в белом, вытаскивая из дипломата пачку конвертов, кото­рые широким жестом бросил на стол. Полдюжины объе­мистых пузатых конвертов, и в углу каждого из них была фамилия: Кабрал, Каррерас, Де Лима...

- Прошу прощения, - сказал человек в белом. Же­стом он дал понять, что конверты могут быть разобраны и снял очки. - Не открывайте их здесь, - уточнил он, потирая и почесывая переносицу. - Я сам лично все проверил еще утром. Германские паспорта с бразильски­ми въездными визами и всеми прочими, разрешение на работу, водительские права, визитные карточки и дело­вые бумаги; все на месте. Вернувшись к себе в номера, попрактикуйтесь в новых подписях. Там же находятся билеты на самолеты и некоторая валюта стран вашего назначения; в перерасчете по курсу - несколько тысяч крузейро.

- И алмазы? - спросил Клейст, обеими руками де­ржа перед собой свой конверт с надписью «Каррерас».

- В сейфе в штаб-квартире, - человек в белом ак­куратно уложил очки в футляр. - Они будут вам пере­даны вам по пути в аэропорт - все вы отбываете завтра - а вы передадите Австрийцу ваши подлинные паспорта и личные бумаги, которые будут дожидаться вашего возвращения.

- А я уже привык к себе как к Гомесу, - сказал Мундт, ухмыльнувшись. Остальные рассмеялись.

- Сколько каждому из нас причитается? - спросил Швиммер, застегивая свою папку. - Алмазов, я имею в виду.

- Примерно по сорок каратов каждому.

- Ух, - сказал Фарнбах.

- Нет, камешки достаточно маленькие. По дюжине камней по три карата или около того. На сегодняшнем рынке каждый из них стоит около семи тысяч крузейро и, учитывая инфляцию, завтра их стоимость повысится. Так что в вашем распоряжении будет сумма в пределах девятисот тысяч крузейро на два с половиной года. Вы сможете существовать достаточно хорошо, как и подоба­ет представителям крупной немецкой фирмы, и у вас будет более чем достаточно, средств для приобретения любого оборудования, что вам понадобится. Кстати, по­заботьтесь, чтобы не брать с собой в самолет какое-либо оружие; сегодня обыскивают всех и каждого. Все, что у вас есть, оставьте у Австрийца. Хлопот с продажей ал­мазов не будет. По сути, вам придется, скорее, отгонять от себя покупателей. Всем ли все ясно?

- Как связываться? - спросил Гессен, отставляя в сторону свой атташе-кейс.

- Разве я не сказал? Первого числа каждого месяца звоните в бразильское отделение ваших компаний - то есть, конечно, в штаб-квартиру. Разговор должен носить характер деловой информации. Вас это особенно касает­ся, Гессен: я уверен, что девять из десяти разговоров в США прослушиваются.

- Я не говорил по-норвежски, - сказал Траунштейнер, - со времен войны.

- Учите, - человек в белом улыбнулся. - Что-нибудь еще? Нет? Тогда давайте разольем коньяку и я хотел бы сказать тост, чтобы ваши дороги были легки.

Взяв свой портсигар, он вынул из него сигарету и закурил. Защелкнув крышку, он полюбовался на над­пись на ней и, вытянув обшлаг рукава белоснежной рубашки, отполировал крышку до нестерпимого блеска.


***

Склонившись в поклоне, Цуруко поблагодарила сень­ора. Опустив сложенную банкноту в проем кимоно, она скользнула мимо него и подошла к сервировочному сто­лику, на котором Иошико собирала тарелки.

- Он дал мне двадцать пять, - шепнула Иошико по-японски. - А сколько ты получила?

- Еще не знаю, - шепнула в ответ Цуруко и, скло­нившись, накрыла крышкой большую чашку из-под ри­са, стоявшую под столом. - Еще не смотрела.



Обеими руками она приподняла большую плоскую чашу красного лака.

- Ручаюсь, что не меньше пятидесяти!

- Надеюсь, - приподнявшись, Цуруко с чашей в руках прошла мимо сеньора в белом и одного из гостей, шутившего с Мори, после чего оказалась в холле. Она прокладывала свой путь мимо остальных гостей, кото­рые, переговариваясь, передавали друг другу рожок для обуви, стояли, согнувшись, и полусидели на корточках. Плечом она открыла двери.

По узкому лестничному пролету, освещенному един­ственной тусклой лампочкой, она, неся чашу, спусти­лась вниз и двинулась по такому же узкому коридору с облупившейся штукатуркой.

Проход привел ее в кухню, наполненную паром и звоном посуды, где древний вентилятор под потолком медленно вращал лопасти над кишением официанток, поваров и посыльных. Цуруко в своем розовом кимоно осторожно пронесла между них чашу; она миновала поваренка, споро рубившего овощи, и другого, с грудой тарелок, которой еле увернулся от нее.

Она поставила судок на стол, рядом с коробками с грибами и, повернувшись, взяла из груды несколько использованных льняных салфеток, которые, скомкав, бросила на металлическую поверхность стола. Подняв крышку судка, она отложила ее в сторону. На дне сосуда лежал поблескивающий черным пластиком и хромиро­ванным металлом диктофон «Панасоник» с английскими надписями на панели, и в окошечке было видно, как продолжали медленно вращаться кассеты. Цуруко про­тянула руку к клавишам управления, нерешительно на­хмурилась и, вынув диктофон, положила его на разо­стланные салфетки. Затем аккуратно обернула его.

Прижимая узелок с диктофоном к груди, она подошла к стеклянным дверям и повернула ручку. Человек, си­дящий у выхода, поднял на нее глаза.

- Остатки, - сказала она, мельком показывая ему узелок с диктофоном. - За ними приходит одна старуш­ка.

Человек устало посмотрел на нее и отвернул в сторо­ну изможденное желтое лицо.

Открыв двери, она вышла наружу. Из мусорного ящи­ка вылетела кошка и умчалась на улицу, освещенную фонарями и неоном рекламы.

Прикрыв за собой двери, Цуруко остановилась, вгля­дываясь в темноту.

- Эй, вы здесь? - тихо позвала она по-португаль­ски. - Сеньор Хантер?

Из темноты показалась спешащая к ней фигура - высокий худой человек с заплечным мешком.

- Сделали?

- Да, - сказала она, разворачивая диктофон. - Он все еще крутится. Я не знала, какую кнопку нажимать.

- Отлично, отлично, неважно.

Он был молод; в свете, падавшем из дверей, были видны правильные черты его лица и каштановые завитки волос.

- Куда вы его засунули? - спросил он.

- В чашу с рисом, что стояла под сервировочным столиком, - она протянула ему диктофон. - А сверху была крышка, так что они ничего не видели.

Он поднес диктофон к свету и нажал одну за другой две клавиши, после чего пленка, чирикая, стала пере­матываться. Цуруко, наблюдая за его действиями, сдви­нулась чуть в сторону, чтобы дать доступ свету.

- Запись шла недалеко от них? - спросил он. Его португальский явно оставлял желать лучшего.

- Как отсюда досюда, - она отмерила расстояние от себя до ближайшего мусорного бака.

- Отлично, отлично, - молодой человек нажал кла­вишу, положив конец чирканью, и нажал другую, после чего раздались доносившиеся словно бы издалека немец­кие слова из уст человека в белом, сопровождаемые эхом. - Очень хорошо! - воскликнул молодой человек, нажатием другой клавиши остановив воспроизведение. Он показал на диктофон. - Когда началась запись?

- После того, как они кончили обедать и как раз перед тем, как услали нас. Они говорили около часу.

- Они ушли?

- Собирались, когда я выходила.

- Отлично, отлично, - молодой человек расстегнул молнию своей бело-синей сумки. На нем была короткая джинсовая куртка и такие же джинсы; он смахивал на типичного североамериканца, лет двадцати трех отроду. - Вы очень помогли мне, - сказал он Цуруко, засовы­вая диктофон в сумку. - Мой журнал будет просто счастлив, когда я притащу рассказ о сеньоре Аспьяцу. Он самый крупный продюсер кинопроизводства.

Из кармана брюк он вытащил бумажник и на свету открыл его.

Цуруко наблюдала за ним, по-прежнему прижимая к груди комок салфеток. - Американский журнал? - спросила она.

- Да, - ответил молодой человек, подсчитывая бан­кноты. - «Муви стори». Очень известный журнал по кино.

Широко улыбнувшись Цуруко, он протянул ей день­ги.

- Сто пятьдесят крузейро. И большое спасибо. Вы просто колоссально помогли мне.

- Вам спасибо, - увидев банкноты, она улыбнулась ему, склонив голову.

- Какие аппетитные запахи доносятся из вашего ре­сторана, - сказал он, засовывая бумажник обратно в карман. - Жутко проголодался, пока ждал вас.

- Хотите, я вам что-нибудь вынесу? - Цуруко засу­нула банкноты за отворот кимоно. - Я бы могла...

- Нет, нет, - он коснулся ее руки. - Поем у себя в гостинице. Спасибо. Большое спасибо. Подав ей руку, он повернулся и широкими шагами исчез в темноте.

- Милости просим, сеньор Хантер, - сказала она ему вслед. Помедлив еще несколько секунд, она повер­нулась и, открыв дверь, исчезла за ней.


Они пропустили в баре еще по рюмочке на прощание, поддавшись уговорам вежливого японца, который пред­ставился Хиро Каваямой, одним из трех владельцев за­ведения; их настолько привлекла новейшая электронная игра в пинг-понг, что они позволили себе пропустить еще по рюмочке, но предложение не ограничиться толь­ко этим по рассуждению было все же отвергнуто.

Около половины двенадцатого они всем скопом яви­лись в гардеробную за своими головными уборами. Об­лаченная в кимоно девушка, подавая Гессену его шляпу, улыбнулась и сказала:

- Сразу же после вас появился ваш приятель, но он не хотел подниматься наверх без приглашения.

Гессен уставился на нее:

- Вот как?

Она кивнула.

- Молодой человек. Скорее всего, из Северной Аме­рики.

- Ах, да, - сказал Гессен. - Конечно. Ну, да. Я знаю, кого вы имеете в виду. Говорите, пришел сразу после меня?

- Да, сеньор. Когда вы поднимались по лестнице.

- И он, конечно, спросил, куда я направляюсь?

Она кивнула.

- Вы ему сказали?

- О частной вечеринке. Он было подумал, что не знает того, кто ее давал, но ошибся. Я сказала ему, что хозяин - сеньор Аспьяцу. Он его тоже знает.

- Да, я понимаю, - сказал Гессен. - Мы с ним хорошие друзья. Ему стоило бы подняться к нам.

- Он сказал, что у вас, наверно, деловая встреча и он не хотел бы вам мешать. Кроме того, он был одет неподобающим образом.

Она сделала осуждающий жест.

- В джинсах, - поднеся к носу тонкий пальчик, она добавила: - И без галстука.

- Вот как, - сказал Гессен. - Во всяком случае, жаль, что он не поднялся хотя бы поздороваться. Он уже ушел?

Она кивнула.

- Ну хорошо, - и, улыбнувшись, Гессен дал ей крузейро.

Подойдя к человеку в белом, он переговорил с ним. Остальные, разобрав свои шляпы и атташе-кейсы, сгру­дились вокруг.

Блондин и черноволосый быстро исчезли за резной дверью входа; Траунштейнер поспешил в бар и через несколько минут появился оттуда вместе с Хиро Каваямой.

Человек в белом положил белоснежную перчатку ру­ки на обтянутое черной тканью плечо Каваямы и серь­езно обратился к нему. Каваяма слушал, затаив дыхание и облизывая губы, лишь время от времени покачивая головой.

Бросив несколько слов, сопровождаемые успокаиваю­щим жестом, он быстро прошел на зады ресторана.

Человек в белом резким повелительным жестом дал понять всем остальным, чтобы они покинули его. Перей­дя к боковой стенке фойе, он положил свою шляпу и заметно похудевший дипломат на черный столик с лам­пой. Нахмурившись и потирая руки в белых перчатках, он вглядывался в ту сторону, куда исчез Каваяма.

Оттуда показались Цуруко и Мори в цветастых юбках и блузках и Иошико, все еще не снявшая кимоно. Им предшествовал торопящийся Каваяма. У него было смущенное и взволнованное выражение. Обедающие прово­жали его взглядами.

Человек в белом изобразил на губах дружелюбную улыбку.

Каваяма подвел трех женщин к человеку в белом, кивнул ему и отошел в сторону, сложив руки на животе.

Человек в белом, улыбнувшись, сокрушенно покачал головой и провел рукой в перчатке по седеющему ежику волос.

- Девушки, случилась крупная неприятность. То есть для меня, не для вас. Для вас все прекрасно. Я объясню, - он перевел дыхание. - Я делаю машины для сельского хозяйства, - сказал он. - И у меня одно из самых больших производств в Южной Америке. Те лю­ди, что вечером были со мной, - он показал через плечо, - мои коллеги и коммивояжеры. Мы собрались, чтобы я рассказал им о некоторых новых машинах, которые собираюсь запускать в производство, рассказать им о всех деталях и подробностях. Вы понимаете, что все это большой секрет. А теперь я узнал, что шпион нашего североамериканского конкурента узнал о встре­че еще до того, как она началась и, зная, как эта публика работает, я ручаюсь, что он отправился на кухню, отозвал в сторонку кого-нибудь из вас или даже всех вас и попросил подслушать наши разговоры из какого-нибудь... тайного укрытия или, может быть, да­же сделать наши снимки. Он поднял палец. - Понима­ете ли, - объяснил он, - некоторые из его сотрудников работают на конкурента, но тот - то есть концерн - не знает, кто именно работает на меня, так что они очень бы хотели заполучить изображение всех присутствую­щих, - он кивнул, грустно улыбаясь.

- Очень сложные дела, - сказал он. - Просто со­бачья грызня.

Цуруко, Мори и Иошико невозмутимо смотрели на него, лишь слегка отрицательно покачивая головами.

Каваяма, который крутился поблизости, то и дело заходя за спину человека в белом, строго сказал:

- Если кто-то из вас сделал то, что говорит сеньор...

- Разрешите мне! - человек в белом, не поворачиваясь, остановил его жестом открытой ладони. - Прошу вас.

Опустив руку, он сделал полшага вперед.

- Этот человек, - добродушно сказал он, - молодой американец, скорее всего, предложил вам какие-то день­ги и, наверно, рассказал вам какую-то историю, что это, мол, только шуточка или что-то в этом роде, безобидный розыгрыш, который он хочет нам устроить. И я могу полностью понять, что девушки, которые, конечно же, нуждаются в деньгах... Разве не так? Неужели мой друг так щедро платит вам?

Подмигнув, он смотрел на них, ожидая ответа.

Иошико, хихикнув, решительно покачала головой.

- Нет, я чертовски уверен, что он вас не балует! - он улыбнулся Мори и Цуруко; те ответили ему нереши­тельными улыбками. - Я вполне понимаю, - повторил он, снова обретая серьезность, - как себя чувствуют девушки в вашем положении, которым приходится тяж­ко трудиться и, имея на плечах двух детей и еще ответ­ственность за семью, как у вас, Мори..., И я могу понять, как вам трудно удержаться при таком предло­жении. В сущности, я не мог бы понять, если бы вы даже отвергли его; вы же не такие уж дурочки! Безобидная маленькая шуточка - и можно заработать несколько лишних крузейро. Вещи сегодня дороги; я-то знаю. Поэтому-то вы и получили хорошие чаевые наверху. Так что, если вы получили такое предложение и приняли его, верьте мне, девушки, я не сержусь на вас и не собираюсь вас упрекать; я вас отлично понимаю, но мне только нужно знать.

- Сеньор, - запротестовала Мори. - Даю вам чес­тное слово, никто не предлагал мне ничего и никто меня ни о чем не просил.

- Никто, - покачала головой Цуруко и Иошико поддержала ее. - Честно, сеньор.

- Как доказательство того, что я вас понимаю, - сказал человек в белом, вынимая бумажник и раскрывая его, - я дам вам вдвое больше того, что он вам дал или, по крайней мере, вдвое больше того, что он вам предла­гал.

Он переломил надвое пухлый бумажник темной кро­кодиловой кожи, и стали видны две объемистые пачки банкнот.

- Это я говорил вам раньше, - улыбнулся он. - Если даже и плохо для меня, вам только хорошо.

Он перевел взгляд с одной женщины на другую. - Вдвое больше того, что он вам дал, - сказал он. - Для вас и столько же для сеньора... - движением головы он показал на Каваяму, который торопливо назвался. - Так что и он не будет на вас сердиться. Ну, девушки? Договорились?

Человек в белом показал деньги Иошико.

- За такие деньги надо работать целый год - а тут сразу новая машина, - сказал он ей. - Миллион кру­зейро!

Теперь он показал деньги Мори. - Если я буду в курсе, как много удалось узнать моим соперникам, я смогу предпринять ответные шаги, - Он протянул день­ги Цуруко. - Я успею ускорить выпуск продукции или, может быть, найду этого молодого человека и... перета­щу его на свою сторону, дам и ему денег, как и вам, и сеньору...

- Каваяме. Давайте, девушки, не бойтесь. Рассказы­вайте все сеньору Аспьяцу. Я на вас не сержусь.

- Понимаете? - продолжал настаивать человек в белом. - Только на пользу. Для всех!

- Мне нечего рассказывать, - повторила Мори, и Иошико, не сводя глаз с толстой пачки банкнот, грустно поддержала ее. - Нечего. Честно, - она подняла на него глаза. - Я бы рассказала, и с удовольствием, сеньор. Но мне в самом деле нечего рассказывать.

Цуруко приковалась взглядом к бумажнику.

Человек в белом внимательно наблюдал за ней.

Она было посмотрела на него, помедлила и, переба­рывая смущение, кивнула.

Он перевел дыхание, продолжая смотреть на нее.

- Все было точно так, как вы и сказали, - призна­лась она. - Я была на кухне, где мы готовились обслу­живать вас, и один из поварят подошел ко мне и сказал, что снаружи стоит какой-то мужчина, который хочет поговорить с кем-то, кто будет вас обслуживать. Вашу компанию. Мол, очень важно. Поэтому я вышла, и он встретил меня, какой-то североамериканец. Он дал мне двести крузейро, пятьдесят сначала, а сто пятьдесят потом. Он сказал, что репортер из журнала, а вы делаете фильмы и никогда не даете интервью.

Человек в белом, не спуская глаз, бросил:

- Продолжай.

- Он сказал, что сможет написать хорошую статью, если ему удастся выяснить, какие новые фильмы вы собираетесь запускать. Я сказала ему, что вы будете говорить с гостями попозже, как нам сказал сеньор Каваяма... и он...

- Попросил вас спрятаться и подслушать.

- Нет, сеньор, он дал мне диктофон, я взяла его и передала ему, когда вы кончили разговаривать.

- Дик... диктофон?

Цуруко кивнула.

- Он показал мне, как он работает. Сразу нажимать две кнопки.

Человек в белом закрыл глаза и застыл на месте, лишь чуть покачиваясь из стороны в сторону. Открыв глаза, он посмотрел на Цуруко и слабо улыбнулся.

- То есть, диктофон записал весь ход нашей встре­чи?

- Да, сеньор, - сказала она. - Он был в чаше с рисом под сервировочным столиком. И очень хорошо работал. Этот человек попробовал его перед тем, как уплатить мне, и был очень рад.

Человек в белом втянул воздух сквозь стиснутые зу­бы, прикусил нижнюю губу, выпустил воздух и, закрыв рот, сглотнул. Положив руку в перчатке на лоб, он медленно вытер испарину.

- Всего двести крузейро, - сказала ему Цуруко.

Человек в белом, не сводя с нее взгляда, придвинулся вплотную и набрал в грудь воздуха. Он улыбнулся, глядя на нее сверху вниз: она была на полголовы ниже его. - Дорогая моя, - мягко сказал он. - Я хочу, чтобы вы рассказали мне все, что вы знаете об этом человеке. Если он был молод - то насколько молод? Как он выглядел?

Цуруко, растерявшись от его присутствия вплотную к ней, сказала:

- Ему было, я думаю, года двадцать два - двадцать три. Мне не удалось внимательно рассмотреть его. Очень высокий. Симпатичный. У него были короткие курчавые каштановые волосы.

- Это хорошо, - сказал человек в белом, - хорошее описание. Он был в джинсах...

- Да. И в такой же куртке - ну, вы знаете, короткая и синяя. И еще у него была сумка из авиакомпании, на ремне, - она показала себе на плечо. - В ней у него и был диктофон.

- Очень хорошо. Вы весьма наблюдательны, Цуруко. Какая авиакомпания?

Она опечалилась.

- Я не заметила. Но сумка была бело-синей.

- Значит, бело-синяя сумка авиакомпании. Хватит и этого. Что еще?

Нахмурившись, она покачала головой, припоминая, и откровенно обрадовалась:

- Его имя было Хантер, сеньор!

- Хантер?

- Да, сеньор! Хантер. Он назвался совершенно от­четливо.

Человек в белом криво усмехнулся.

- Не сомневаюсь. Продолжайте. Что еще?

- По-португальски он говорил плохо. Он сказал, что я была «большая помощник» ему, все остальные ошибки такого же рода. И произношение у него было неправиль­ным.

- Значит, он пребывал тут недолго, так? Вы оказа­лись «большая помощник» и для меня, Цуруко. Дальше.

Сдвинув брови, она беспомощно пожала плечами.

- Это все, сеньор.

- Прошу вас, попытайтесь вспомнить что-нибудь еще, Цуруко. Вы даже не представляете, насколько это важно для меня.

Она закусила костяшки сжатых в кулачок пальцев и, посмотрев на него, покачала головой.

- Он не сказал вам, как с ним связаться на случай, если я организую другую вечеринку?

- Нет, сеньор! Нет! Ничего такого. Я бы сказала вам.

- Подумайте.

Растерянность и напряжение на ее лице внезапно сменились оживлением.

- Он живет в отеле. Это поможет вам?

Карие глаза вопросительно уставились на нее.

- Он сказал, что поест в отеле. Я спросила его, не принести ли ему чего-нибудь - он проголодался, дожи­даясь меня - и он мне так и сказал, что, мол, он поест в отеле.

Человек в белом посмотрел на Цуруко и сказал:

- Видите? Значит, было что-то еще.

Он сделал шаг назад и, осмотревшись, открыл бумаж­ник. Оттуда он вытащил четыре банкноты по сто кру­зейро и протянул их ей.

- Благодарю вас, сеньор!

Каваяма, улыбаясь, подошел поближе.

Человек в белом дал и ему четыре бумажки и по одной Мори и Иошико. Засовывая бумажник обратно во внутренний карман, он улыбнулся Цуруко и поблагода­рил ее:

- Ты хорошая девушка, но на будущее должна боль­ше думать об интересах своего патрона.

- Я буду, сеньор! Обещаю!

Каваяме он сказал:

- Не будьте слишком строги к ней. Право же!

- О нет, не сейчас, конечно! - Каваяма улыбнулся, выпрастывая руки из карманов.

Человек в белом взял свою шляпу и атташе-кейс со столика с лампой и, улыбнувшись приседающим женщи­нам и Каваяме, отвернулся от них и направился к группе ждавших его поодаль людей.

Улыбка теперь сползла с его лица; глаза сузились. Оказавшись среди них, он шепнул по немецки:

- Проклятая желтая шлюха, я бы ей сиськи отрезал!

Он рассказал им историю о диктофоне.

Блондин сказал:

- Мы проверили и улицу, и машины; поблизости никаких молодых американцев в джинсах.

- Мы найдем его, - сказал человек в белом. - Он одиночка; группы активно действуют лишь в Рио и Буэнос-Айресе. И он любитель, причем не только в силу возраста - ему года двадцать два, двадцать три - но и потому, что назвался Хантером, что, как известно, в переводе значит «охотник»; ни один более-менее опыт­ный человек не позволит себе таких шуточек. И он глуп, в противном случае, он бы не обмолвился этой суке, что остановился в гостинице.

- Разве что, - сказал Швиммер, - его нет ни в одной из них.

- В таком случае он чрезмерно умен, - сказал че­ловек в белом, - и утром мне остается только повесить­ся. Давайте-ка приступим к поискам. Поскольку Гессен - обитатель Сан-Пауло, он поможет найти нашего «охотника»-любителя: он на память назовет нам все отели. - Он посмотрел на Гессена, который, оторвав­шись от разглядывания своей шляпы, встретил его взгляд. - Отель должен быть достаточно респектабель­ный, чтобы ночью там можно было заказать поесть, - сказал ему человек в белом, - но не настолько изыскан­ный, чтобы в нем нельзя было ходить в джинсах. По­ставьте себя на его место: вы мальчишка из Штатов, который явился в Сан-Пауло, чтобы выследить Хорста Гессена или, может, даже Менгеле; в каком отеле вы предпочтете остановиться? У вас хватает денег чтобы подкупить официантку - не думаю, что эта сучка со­врала мне относительно суммы - но вы полны романти­ки: вы хотите почувствовать себя этаким новым Яковом Либерманом, а не праздным туристом. Назовите, пожа­луйста, пять отелей, Гессен, в порядке возможности.

Он посмотрел на остальных.

- Когда Гессен назовет ваш отель, - сказал он, - вы возьмете фирменную коробку спичек данного ресто­рана и сразу же направитесь по названному адресу. Оказавшись в гостинице, вы выясните, видели ли они или нет высокого молодого американца, шатена, с кудряшками, который не так давно явился в синих джинсах, в короткой синей джинсовой куртке и с сумкой бело-си­ней раскраски. Затем позвоните по номеру, который имеется на спичечной коробке. Я буду на месте. Если вы его найдете, то скажете «да», и мы с Руди и Тин-Тином тут же будет на месте; если вы скажете «нет», Гессен назовет вам другой отель. Все ясно? Отлично. Мы накро­ем его через полчаса и он не успеет даже прослушать эту чертову запись. Гессен?

Гессен сказал Мундту:

- «Националь», - и Мундт повторил название, по­сле чего сунул себе в карман коробок спичек.

- «Дель Рей», - сказал Гессен Швиммеру.

Траунштейнеру:

- «Коммодора».

Фарнбаху:

- «Мараба».

Клейсту:

- «Савой».


***

Он послушал запись минут пять, затем остановил ее, перемотал и начал снова с того места, где они кончили восхищаться тем, чем они там, черт возьми, восхища­лись, пока наконец «Аспьяцу» не сказал: «Lasst uns jetzt geshaft reden, meine Jungen», то есть, скорее всего, пред­ложил им перейти к делу. К делу! Иисусе!

Он прослушал ее с начала до конца, только времена­ми восклицая «Иисусе» и «Боже всемогущий!» или «Ну, суки, все вы суки!» и после звяканья крышки, которой официантка накрыла чашу, относя ее вниз, он остановил вращение катушек и несколько отмотав запись назад, стал слушать уже только отдельные куски и реплики, дабы убедиться, что все это на самом деле и он рехнулся от голода и усталости.

Затем он стал мерить шагами узкое пространство номера, потряхивая головой и почесывая в затылке, пытаясь понять, что же ему, черт побери, сейчас делать, когда земля горит у него под ногами, а он не знает ничего - ни кто-есть-кто или хотя-бы-кто-им-платит.

Остается лишь единственное, наконец решил он, и чем скорее, тем лучше - и плевать на разницу времени. Он положил диктофон на ночной столик и подтянул к себе телефон; вытащив бумажник, он расположился на кровати. Найдя визитную карточку с именем и номером телефона на ней, он подсунул ее под аппарат и, спрятав бумажник, стал набирать номер. Ему был нужен опера­тор на линии международной связи.

У нее оказался воркующий сексуальный голос:

- Я позвоню вам, когда установится связь.

- Буду ждать у телефона, - предупредил он ее, подозревая, что она может забыть о его заказе и отпра­виться куда-нибудь танцевать самбу. - И побыстрее, пожалуйста.

- Это займет пять - десять минут, сеньор.

Он слышал, как она диктовала номер оператору за морем и прокручивал в голове слова, которые ему необ­ходимо сказать. Исходя, конечно, из того, что Либерман на месте и не беседует с кем-то вне дома. Будьте, пожалуйста, дома, мистер Либерман!

Кто-то легонько постучал в двери.

- Как нельзя кстати, - пробурчал по-английски он и, держа в руке телефонную трубку, дотянулся до ручки двери и потянул ее. Дверь подалась, и в проеме пока­зался официант с роскошными усами, доставив накры­тый салфеткой поднос с бутылкой «Брахмы» на нем, но без стаканов.

- Простите за задержку, - сказал он. - К одиннад­цати часам почти никого нет на месте. Мне пришлось самому все готовить.

- Все в порядке, - сказал он по-португальски. - Поставьте, пожалуйста, поднос на постель.

- Я забыл стакан.

- Все в порядке, - повторил он. - Стакана не нужно. Дайте мне счет и карандаш.

Он подписал счет, прижав его к стене и придерживая рукой, в которой продолжал держать телефонную труб­ку; возвращая чек, он прибавил чаевые.

Официант, не поблагодарив его, вышел и, закрывая дверь, только хмыкнул.

Ему не стоило останавливаться в «Дель Рее».

Он снова сел на кровать; трубка продолжала бормо­тать и посвистывать у его уха. Повернувшись, он подтя­нул к себе поднос и не без удивления посмотрел на большую желтую салфетку с большими черными буква­ми на углу ее «Мирамар». Покрутив ее в руках, он отложил салфетку в сторону: сандвичи были толстыми и аппетитными, одно куриное мясо, без лука и прочей шелухи. Забыв об официанте, он залюбовался едой и, склонив голову, впился зубами в толстый ломоть. Гос­поди, как он проголодался!

- Ich mochte Wier, - сказала оператор. - Wier!

Он подумал о ленте с записью, и что он скажет Якову

Либерману, когда у него полный рот и он не может прожевать; яростно работая челюстями, он наконец справился с хлебом. Положив сандвич, он запил его пивом. Оно в самом деле было великолепным.

- Вот-вот будет связь, - сказала Сексуальная операторша.

- Надеюсь. Благодарю вас.

- Будьте на линии, сеньор.

Телефон звякнул.

Он торопливо проглотил очередную порцию пива и поставил бутылку, вытер руку о колено, обтянутое джинсовой тканью, и приник к телефону.

Где-то далеко, на том конце, непрерывно звонил те­лефон и наконец там сняли трубку.

- Ja?[1] услышал он так четко, словно из другой ком­наты.

- Мистер Либерман?

- Ja. Wer ist da.[2]

Это Барри Кохлер. Вы меня помните, мистер Ли­берман? Я приезжал повидаться с вами в начале августа, я хотел работать с вами? Барри Кохлер из Эванстоуна, Иллинойс?

Молчание.

- Мистер Либерман?

- Барри Кохлер, я не знаю, сколько сейчас времени в Иллинойсе, но в Вене так темно, что я даже часов не различаю.

- Я не в Иллинойсе, я в Сан-Пауло, в Бразилии.

- От этого в Вене не становится светлее.

- Прошу прощения, мистер Либерман, но у меня были веские основания звонить вам. Подождите, пока я вам все расскажу.

- Можете не говорить мне, я и так знаю: вы видели Мартина Бормана. На автобусной остановке.

- Нет, не Бормана. Менгеле. И я не видел его, но у меня есть запись его разговора. В ресторане.

Молчание.

- Доктора Менгеле, - напомнил он. - Помните человека из Освенцима? Ангел Смерти?

- Благодарю вас. А я, было, подумал, что вы имеете в виду какого-то другого Менгеле. Ангела Жизни.

- Прошу прощения, - сказал Барри. - Вы были так...

- Я загнал его в джунгли; уж я-то знаю Йозефа Менгеле.

- Вы так спокойно восприняли это... но я должен вам кое-что сообщить. Он уже не в джунглях, мистер Ли­берман, сегодня вечером он был в японском ресторане. Не использует ли он фамилию Аспьяцу?

- Он использует кучу имен: Грегори, Фишер, Брейтенбах, Риндон...

- И Аспьяцу, верно?

Молчание.

- Ja. Но, думаю, она может принадлежать и настоя­щему обладателю такой фамилии.

- Это он, - продолжал настаивать Барри. - И половина тех, кто были с ним, были из СС. И он послал их убивать девяносто четырех человек. Там был Гессен и Клейст. Траунштейнер. Мундт.

- Послушайте, я не уверен, что полностью проснул­ся. А вы? Вы хоть понимаете, о чем ведете речь?

- Да! И я прокручу вам запись! Она тут, рядом со мной.

- Минутку. Начните все с самого начала.

- Хорошо, - взяв бутылку, он отпил несколько глот­ков; пусть теперь он для разнообразия послушает мол­чание.

- Барри?

Хо-хо!

- Я здесь. Я только пропустил немного пива.

- Ах, вот как.

- Всего глоточек, мистер Либерман, я просто уми­раю от жажды. Я еще ничего не ел, и мне стало так муторно от этой записи, что я прямо не мог есть. У меня тут прекрасный бутерброд с цыпленком, и я прямо не могу проглотить его.

- Что вы делаете в Сан-Пауло?

- Вы не согласились взять меня к себе, так что я решил сам по себе явиться сюда. Я предан делу гораздо больше, чем вы думаете.

- Это был вопрос моих финансов, а не вашей пред­анности.

- Я же вам сказал, что готов так и так работать; кто мне сейчас платит? Ладно, давайте бросим эту тему. Приехав сюда, я стал разнюхивать, что к чему, и нако­нец понял, что лучше всего было бы покрутиться вокруг завода «Фольксваген», на котором работал Штангль. Так я и сделал. И пару дней назад засек Хорста Гессена, то есть, мне так показалось, я еще не был уверен. Сейчас у него совершенно седые волосы и, скорее всего, он сделал себе пластическую операцию. Но как бы там ни было, я решил, что это он, и стал выслеживать его. Сегодня он вернулся домой пораньше - он живет в уютнейшем маленьком домике, с потрясающей женой и двумя дочерьми - а в половине восьмого он вышел и сел на автобус, что ехал в нижнюю часть города. Я проследил его до забавного японского ресторанчика, где он поднялся наверх на какую-то частную вечеринку. Лестницу охранял какой-то нацист, и я узнал, что прием дает «сеньор Аспьяцу». Аспьяцу из Освенцима.

Молчание.

- Продолжайте.

- Так что я побродил по этому ресторанчику и на­ткнулся на одну из официанток. За двести крузейро она несколько позже вручила кассету с речами Менгеле, отдававшим приказания группе. Слова Менгеле слышны совершенно ясно и четко; остальные варьируются от четкого текста до бормотания. Мистер Либерман, завтра они все разъезжаются - в Германию, Англию, Штаты, Скандинавию, по всему миру! Это операция типа Каmeradenwerk[3], она жутко разветвленная, чистое сума­сшествие, и мне искренне жаль, что я так неосмотри­тельно влез во все это, потому что...

- Барри!

- ... потому что она должна претворить в жизнь мечту арийской расы, ради Бога!

- Барри?

- Что?

- Успокойтесь.

- Я спокоен. Впрочем, нет. Ладно. Вот теперь я успокоился. В самом деле. Я сейчас перемотаю ленту и прокручу ее вам. Вот я нажимаю клавишу. Слышите?

- Что там происходило, Барри? Сколько их там было?

- Шестеро. Гессен, Траунштейнер, Клейст, Мундт - и двое других... м-м-м, Швиммер и Фарнбах. Вы слыша­ли о них?

- О всех, кроме Швиммера, Фарнбаха и Мундта.

- Мундта? Вы не слышали о Мундте? Да он же упоминается в вашей книжке, мистер Либерман! Вот откуда я узнал о нем.

- О Мундте в моей книге? Нет.

- Да! В главе о Треблинке. Она у меня в сумке, хотите, я даже приведу вам номер страницы?

- Я никогда не слышал о Мундте, Барри; вы явно ошибаетесь.

- О, Господи! Ладно, забудем. Во всяком случае, там было шестеро человек, они разъезжаются на два с поло­виной года и у каждого у них есть определенные числа, когда они должны убивать каких-то людей и тут уж начинается чистое сумасшествие. Вы слушаете, мистер Либерман? Всего они собираются убить девяносто че­тыре человека и все они гражданские служащие шести­десяти пяти лет. Как вам нравится такая раскрутка?

Молчание.

- Раскрутка?

Он вздохнул.

- Это такое выражение.

- Барри, разрешите мне кое-что спросить у вас. Ведь запись у вас на немецком, так? А ведь вы...

- Я отлично понимаю его! Я не очень хорошо spreche, но понимаю отлично. Меня научила бабушка. Хотя я не говорил по-немецки с детства.

- Значит, Kameradenwerk, и Менгеле посылает лю­дей...

- ... убивать шестидесятипятилетних гражданских служащих. Некоторым из них по 64 года, а другим по 66. Лента уже перемоталась, сейчас я ее вам прокручу, и вы мне скажете, что делать, с кем из высокопостав­ленных лиц связываться. Вы позвоните ему и скажете, что я явлюсь, чтобы он принял меня, и принял поскорее. Тогда их удастся остановить до того, как они разъедутся. Первое убийство должно состояться 16 октября. Подо­ждите, я усядусь, как следует, вытяну ноги.

- Барри, это просто смешно. Кто-то подшутил с ва­шим диктофоном. Или же... или же они не те, за кого вы их принимаете.

В дверь кто-то трижды постучал.

- Убирайтесь! - крикнул он, прикрыв микрофон и припоминая португальские слова. - У меня междуна­родный разговор!

- Они могут быть, кем угодно, - сказал голос в трубке. - Они вас просто разыграли.

- Мистер Либерман, вы собираетесь ли выслушать запись?

Постучали громче, а потом в дверь просто забараба­нили.

- Вот дерьмо! Подождите, - положив телефон на кровать, он зашлепал к дверям и взялся за ручку. - Кто там?

Чей-то мужской голос затараторил по-португальски.

- Помедленнее! Помедленнее!

- Сеньор, тут какая-то японская леди, она ищет человека, похожего на вас. Она говорит, что должна вас предупредить относительно человека, который... - он повернул ручку, и дверь, которая рывком распахнулась от толчка высокого грузного мужчины, отшвырнула его назад; от удара он согнулся и рот его заполнился кровью. Руки ему заломили за спину; тот нацист, которого он видел у подножия лестницы в «Сакаи», обнажил длинное блестящее шестидюймовое лезвие. Голову ему резко от­кинули назад, и перед глазами на мгновение показался потолок в коричневатых пятнах протечек; у него хруст­нуло плечо и желудок пронзило болью.

В комнату вошел человек в белом; на голове у него была низко надвинутая шляпа, и в руках он держал атташе-кейс. Закрыв дверь, он остановился рядом с ней, глядя, как блондин раз за разом всаживает нож в моло­дого американца. Воткнуть, повернуть, вытащить; вотк­нуть, повернуть, вытащить; теперь удар сплеча сверху и в разрывах плоти блеснула белая кость ребра.

Блондин, переводя дыхание, перестал всаживать нож в свою жертву, и черноволосый осторожно опустил тело юноши, в глазах которого застыло удивленное выраже­ние, на пол: часть его расположилась на сером ковре, а другая - на навощенном полу. Блондин вытер окровав­ленное лезвие ножа о рубашку юноши и коротко сказал черноволосому:

- Полотенце.

Человек в белом бросил взгляд в сторону кровати, подошел к ней и поставил свой чемоданчик на пол.

- Барри? - продолжал спрашивать телефон на кро­вати.

Человек в белом посмотрел на диктофон, стоящий на ночном столике, и пальцем, обтянутым белой тканью перчатки, нажал на клавишу. Распахнувшиеся створки высвободили кассету. Человек в белом, взяв ее, осмотрел и сунул во внутренний карман. Затем он увидел визит­ную карточку под телефоном и перевел взгляд на черный аппарат, лежащий на постели.

- Барри? - доносилось из трубки. - Вы здесь?

Человек в белом медленно протянул руку, взял труб­ку и поднес к уху наушник. Слушая, он прищурил карие глаза, и ноздри, испещренные красноватыми прожилка­ми, раздулись. Он было приоткрыл рот, собираясь что-то сказать, но так и застыл, держа трубку рукой с побелев­шими костяшками и приглаживая усики другой рукой.

Он бережно положил трубку на рычаги и отдернул руку, не сводя глаз с телефона. Повернувшись, он ска­зал:

- Я чуть было не заговорил с ним. Как я об этом мечтал!

Полотенце в руках блондина, очищавшего лезвие но­жа, уже было все испятнано красным; он с любопытст­вом взглянул на говорившего.

Человек в белом сказал:

- С давних времен мы испытываем ненависть друг к другу. И вот он был здесь, чуть ли не в моих руках. Наконец я мог поговорить с ним! - Снова повернувшись к телефону, он с сожалением покачал головой. - Либер­ман, - мягко сказал он, - ты еврейский выродок. Твой пес мертв. Что он тебе успел рассказать? Впрочем, это неважно: никто нигде не будет слушать тебя, пока ты не представишь доказательств. А доказательство в моем кармане, и ребята улетают завтра. Грядет пришествие Четвертого Рейха. Спокойной ночи, Либерман. Увидим­ся у дверей газовой камеры.

Он улыбнулся, покачав головой, и сунул визитную карточку себе в карман. - Хотя это, пожалуй, и глупо - сказал он.

Черноволосый, распахнув дверцу шкафа, показал на сумку с ремнем и спросил по-португальски:

- Сложить ли его вещи, доктор?

- Этим займется Руди. Вы спускайтесь вниз к Траунштейнеру. Найдите где-нибудь на задах открытую дверь и подгоните к ней машину. Затем один из вас поднимется и поможет нам спуститься к ней. И не сооб­щайте ему, что мальчишка говорил по телефону. Ска­жите, что он прослушивал запись.

Брюнет кивнул и вышел.

Светловолосый спросил по-немецки.

- А их не перехватят? То есть, наших людей?

- Дело должно быть сделано, - сказал человек в белом, вынимая футляр для очков. - Любой ценой. Все, что удастся. Если повезет, они справятся со всеми. Кто будет слушать Либермана? Он сам не поверил; вы слы­шали, как мальчишка уговаривал его. И да поможет нам Бог - как можно больше из этих девяноста четырех должны умереть.

Он надел очки и, вытащив из кармана спичечный коробок, подошел к телефону. Подняв трубку, он назвал оператору номер.

- Привет, друг мой, - весело сказал он. - Будьте любезны, сеньора Гессена. - Прикрыв белой перчаткой микрофон, он отвел глаза в сторону. - Проверь его карманы, Руди. Там, под комодом, резиновые туфли. Гессен? Говорит доктор Менгеле. Все прекрасно, беспо­коиться не о чем. Чистый любитель, как я и говорил. Сомневаюсь, чтобы он вообще понимал по-немецки. По­шли ребят по домам, пусть они попрактикуются в под­писях, они должны будут пользоваться ими все время. Нет, боюсь до 1977 года; я вылетаю в лагерь, как только мы тут все подчистим. Так что с Богом, Хорст. И передай эти слова от меня остальным: «С Богом!» Повесив труб­ку, он сказал: - Хайль Гитлер!

Глава вторая

Бурггартен с его прудом, мо­нументом Моцарта, с его лу­жайками, тропинками и конной статуей императора Франца-Иосифа расположен неподалеку от венской конторы «Рейтера», международного агентства но­востей, корреспонденты и сек­ретарши которого предпочитали в теплые месяцы года проводить время ленча в парке. 14-го ок­тября было холодно и ветрено, но четверо работников «Рейте­ра» все же решили отправиться в Парк; расположившись на скамейке, они развернули сан­двичи и разлили по бумажным стаканчикам бутылку белого вина.

Того, кто разливал вино, звали Сидней Байнон, стар­ший корреспондент венского отделения агентства. Соро­качетырехлетний житель Ливерпуля, у которого в Вене обитали две бывшие жены, Байнон в своих очках в роговой оправе напоминал отрекшегося от престола ко­роля Эдуарда VII. Стоя рядом со скамейкой, на которой располагалась бутылка, и задумчиво попивая вино, с внезапным давящим чувством вины он увидел Якова Либермана в черной шляпе и распахнутом пальто, кото­рый двигался в его сторону.

За прошедшую неделю Байнону пару раз говорили, что к нему звонил Либерман и просил перезвонить. До сих пор он не позвонил, хотя обычно пунктуально отве­чал на все такие звонки и, столкнувшись нос к носу с человеком, встречи с которым он старался избежать, Сидней ощутил жгучую вину: во-первых, из-за того, что, когда Либерман был в зените славы и с его помощью были захвачены Эйхман и Штангель, он был источником интересных и безукоризненных документов, а так же потому, что внешность этого неутомимого охотника за нацистами заставляла всех и всегда испытывать чувство вины. Кто-то сказал о нем - никак, Стиви Дикенс? - «Он словно носит на лацкане эту чертову немецкую звезду из концлагеря. И стоит ему войти в комнату, как ты слышишь стенания евреев из могил». Как ни печаль­но, но это было сущей правдой.

И может, потому, что Либерман догадывался о впе­чатлении, производимом им, он, как и всегда, поздоро­вался с Байноном, стоя на шаг дальше общепринятой дистанции вежливости, и на лице его было смущенное выражение; он напоминает, подумал Байнон, большого старого медведя.

- Добрый день, Сидней, - Либерман прикоснулся к полям своей старой мятой шляпы. - Не вставайте, прошу вас.

Поскольку Сидней был застигнут со ртом, набитым сандвичем, его чувство вины удвоилось, и он сделал усилие, чтобы приподняться.

- Здравствуйте, Яков. Рад видеть вас, - он протя­нул руку, и Либерман, сделав шаг вперед, утопил ее в теплоте своей большой ладони. - Простите, что я так и не дозвонился до вас, - извинился Байнон. - Всю прошлую неделю я мотался в Линц. - Сев, он жестом руки со стаканчиком представил остальных присутству­ющих. - Фрейа Ништадт. Пол Хигби, Дермот Броди. А это Яков Либерман.

- О, господи! - Фрейа торопливо одернула сухими ручками юбку и привстала, радостно улыбаясь. - Как поживаете? Я очень рада.

У нее тоже был виноватый вид.

Глядя, как Либерман раскланивается и пожимает руки присутствующим, Байнон не без огорчения заметил, как сказались на нем годы, влияние которых ясно было видно со времени их последней встречи два года назад. Он по-прежнему производил внушительное впечатле­ние, но в нем уже не было той мощи и медвежьей силы, которая чувствовалась в нем тогда; широкие плечи опа­ли, как бы не в силах выносить тяжесть осеннего плаща, сильное властное лицо было изборождено морщинами и губы запали, под тяжелыми веками у него были усталые глаза. По крайней мере, очертания носа не изменились - та же выразительная семитская крючковатость - но усы уже были посеребрены сединой и требовали ухода. Бедняга потерял жену, а на его Информационный Центр Военных Преступлений был совершен налет; все эти потери и неудачи сказались на нем - мятая захватанная старая шляпа, лоснящийся узел галстука, и Байнон по­нимал, почему ему не хотелось отвечать на звонки Ли­бермана. Чувство вины не покидало его, но он старался убедить себя, что стремление избегать контактов с неу­дачниками диктуется естественным здоровым инстинк­том, даже когда эти неудачники в свое время были победителями.

Тем не менее, конечно, он должен проявить вежли­вость и сочувствие.

- Садитесь, Яков, - искренне пригласил он его, показывая на место на скамейке рядом с собой и при­двигая к себе поближе бутылку с вином.

- Я не хочу мешать вашему ленчу, - с сильным акцентом сказал по-английски Либерман. - Может, мы могли бы поговорить попозже?

- Да садитесь, - сказал Байнон. - В офисе эта публика так и снует.

Повернувшись спиной к Фрейе, он слегка подтолкнул ее, она отодвинулась на несколько дюймов и тоже отвер­нулась от него. Байнон освободил место на краю скамей­ки и улыбкой пригласил Либермана присесть.

Сев, Либерман вздохнул. Положив на колени круп­ные кисти рук, он уставился на них, ерзая ногами.

- Новая обувь, - сказал он. - Она просто убивает меня.

- Как вы вообще поживаете? - спросил Байнон. - Как дочка?

- У меня все в порядке. И у нее прекрасно. У нее трое детей - две девочки и мальчик.

- Ну, просто великолепно, - Байнон щелкнул по горлышку бутылки, стоявшей между ними. - Боюсь только, что у нас нет другой чашки.

- Нет, нет. В любом случае, я не могу себе позво­лить. Никакого алкоголя.

- Я слышал, вы были в больнице...

- Туда и обратно, туда и обратно, - пожав плечами, Либерман поднял на Байнона усталые карие глаза. - У меня раздался очень странный телефонный звонок, - сказал он. - Несколько недель назад. В середине ночи. Звонил мальчик из Штатов, из Иллинойса, сказал, что говорит со мной из Сан-Пауло. У него на пленке был голос Менгеле. Вы, конечно, знаете, кто такой Менгеле, не так ли?

- Один из ваших нацистов, которых вы разыскивае­те, так?

- Один из тех, кого все разыскивают, - сказал Либерман, - и не только я. Германское правительство по-прежнему предлагает шестьдесят тысяч марок за его голову. Он был главный врач Освенцима. Ангел Смерти, как его там называли. Две научные степени - по меди­цине и философии. Он проводил тысячи экспериментов над детьми, над близнецами, пытаясь создать идеальных арийцев; он старался менять карий цвет глаз на голубой с помощью химикалий, через гены. Человек с двумя научными степенями! Он убивал их, тысячи близнецов со всей Европы, евреев и неевреев. Все это есть в моей книге.

Байнон чуть не подавился сандвичем с цыпленком и принялся решительно прожевывать его.

- После войны он вернулся домой в Германию, - продолжил Либерман. - Его семья преуспевала в Гюнцбурге; она занималась производством сельскохозяйст­венных машин. Но его имя стало всплывать на процес­сах, но его вытащили отсюда и переправили в Южную Америку. Мы нашли его там и стали гонять из города в город: Буэнос-Айрес, Барилоче, Асунсьон. С 59-го года ему приходилось жить в джунглях, в поселении у реки на границе Бразилии и Парагвая. Его окружали телохра­нители, целая армия, у него было парагвайское граждан­ство, так что выдачи его добиться было невозможно. Но он опасался высовываться, потому что группы еврейской молодежи по-прежнему старались выследить его. Неко­торых из них выловили из реки Параны с перерезанными глотками.

Либерман помолчал. Фрейя коснулась руки Байнона и дала понять, что хочет еще вина; он передал ей бутылку.

- Словом, у мальчика оказалась магнитофонная за­пись, - сказал Либерман, глядя перед собой и все так же держа руки на коленах. - Менгеле был в ресторане, куда собрал бывших членов СС из Германии, Англии, Скандинавии и Штатов. Чтобы отправить их на убийство группы шестидесятипятилетних людей. - Повернув­шись, он улыбнулся Байнону. - Просто дико, не так ли? И это должна быть очень важная операция. В ней уча­ствует Kameradenwerk, а не только Менгеле. Организа­ция Друзей, которая обеспечивает их безопасность и снабжает их работой.

Проморгавшись, Байнон уставился на него.

- А вы сами слышали запись?

Либерман покачал головой.

- Нет. Едва только он собрался прокрутить ее мне, в дверь, то есть, в его дверь кто-то постучал, и он пошел открыть ее. После этого были только грохот и звуки падения, а несколько погодя трубку повесили.

- Одно к одному, - сказал Байнон. - Смахивает на розыгрыш, вам не кажется? Кто он такой?

Либерман пожал, плечами.

Мальчик, который два года назад слышал мое вы­ступление у них в университете. В Принстоне. В августе он явился ко мне и сказал, что хочет работать на меня. Не нужны ли мне помощники? Но я прибегаю к помощи только горстки старых соратников. Понимаете, должен признаться, что все мои деньги, все деньги Центра, были в «Алгемайне Виртшафтсбанке».

Байнон кивнул.

- И помещение Центра ныне стало моей кварти­рой - все досье, несколько письменных столов и моя кровать. Потолок пошел трещинами. Хозяин дома стара­ется избавиться от меня. Единственный, кто мне приго­дился бы из новых помощников, был бы обладатель капиталов, а не мальчик, полный живого интереса. Так что он сам по себе направился в Сан-Пауло.

- Я бы на вашем месте не очень ему доверял.

- Это-то и пришло мне в голову, когда он разгова­ривал со мной. Кроме того, он был не в курсе фактов, которые излагал мне. Одного из этих эсэсовцев звали Мундт, сказал он, и он узнал о нем из моей книги. А я-то знаю, что в моей книге нет никакого Мундта. Я никогда даже не слышал о таком Мундте. Так что дове­рия он у меня не вызвал... И тем не менее... после того, как стихли звуки возни, после того, как я несколько раз позвал его к телефону, раздался некий звук, не очень громкий, но совершенно отчетливый, который ни с чем иным нельзя спутать: щелчок, с которым кассету из диктофона...

- Извлекают, - сказал Байнон.

- То есть, вытаскивают, да?

- Это и называется - извлекают.

- Ага, - Либерман кивнул. - Благодарю вас. Сло­вом, кассету извлекли из диктофона. И еще одно. На­ступило долгое молчание, и я тоже молчал, пытаясь сопоставить звуки ударов и возни с извлеченной кассе­той. И вот в этом долгом молчании, - он многозначи­тельно посмотрел на Байнона, - на меня из трубки хлынул поток ненависти. - Он кивнул. - Такой нена­висти, с которой мне никогда не приходилось сталки­ваться, даже когда Штангль в зале суда смотрел на меня. Я осознал ее столь же четко, как только что смолкнув­ший голос этого парня и, может быть, на меня подейст­вовали его слова, но я был абсолютно уверен, что нена­висть исходила от Менгеле. И когда телефон смолк, я не сомневался, что трубку повесил Менгеле.

Отведя глаза, он склонился вперед, поставив локти на колени; в ладони лежали сжатые в кулак пальцы другой руки.

Байнон, преисполненный скептицизма, все же с вол­нением наблюдал за ним.

- И что вы сделали? - спросил он.

Выпрямившись, Либерман растер руки, посмотрел на

Байнона и пожал плечами.

- Что я мог сделать, сидя в Вене в четыре часа утра? Я записал все, что мне сказал мальчик, все, что вспом­нил, перечел записанное и сказал себе, что и он сума­сшедший, да и я сам рехнулся. Но кто же... вынул кассету и положил трубку? Может, и не Менгеле, но кто-то там был. Позже, когда наступило утро, я позво­нил Мартину Маккарти в посольство США в Бразилии; он связался с полицией Сан-Пауло, а те, в свою очередь, вышли на телефонную компанию, которая и выяснила, откуда мне звонили. Из гостиницы, откуда ночью и исчез этот мальчик. Я позвонил Пачеру и спросил его, может ли он послать запрос в Бразилию, чтобы те при­смотрели за бывшими эсэсовцами - мальчик сказал, что сегодня они должны разъехаться - и хотя Пачер не рассмеялся в ответ на мою просьбу, но сказал, что нет, не может, пока не будет чего-то конкретного. Так что он не смог сказать мне, в самом ли ... деле эсэсовцы уезжают, как сообщил мне мальчик. Я попытался найти немецкого прокурора, который ведет дело Менгеле, но его не оказалось на месте. Будь там Фриц Бауэр, я бы до него добрался, но нового я так и не нашел. - Он снова пожал плечами и подергал себя за мочку уха. - Так что, если мальчик был прав, они уедут из Бразилии, а его пока так и не нашли. Его отец уже на месте и не дает покоя полиции; насколько я понимаю, он довольно решительный человек. Но сын его погиб.

Байнон сказал извиняющимся тоном:

- Сидя тут, в Вене, боюсь, я не смогу изложить подобающим образом историю о...

- Нет, нет, нет, - прервал его Либерман, кладя руку Байнону на колено. - Я отнюдь не требую от вас, чтобы вы писали на эту тему. Но вот что я хочу от вас, Сидней; думаю, что это в ваших силах и не доставит вам много хлопот. Мальчик сказал, что первое убийство должно состояться послезавтра, 16 октября. Но он не сказал, где именно. Не можете ли вы попросить вашу штаб-квартиру в Лондоне, чтобы вам прислали вырезки из других отделений вашего агентства? О людях 64 - 66 лет, убитых или умерших при несчастных случаях? Все случаи гибели не от естественных причин. Начиная с четверга. И только мужчин от шестидесяти четырех до шестидесяти шести лет.

Нахмурившись, Байнон водрузил на нос очки и с сомнением посмотрел на Либермана.

- Я не дурачу вас, Сидней. Мальчик был не из тех, кто мог бы пойти на это. Он пропал три недели назад, а до того регулярно писал домой и каждый раз, меняя отель, звонил.

- Готов допустить, что он, скорее всего, мертв, - сказал Байнон. - Но не могло ли случиться, что его убили просто потому, что он совал свой нос, куда не надо? Какой-нибудь молодой ревнивец, не имеющий от­ношения к Менгеле? Или он был ограблен и стал жерт­вой заурядного бандита? Его смерть ни в коей мере не доказывает, что... что нацисты составили какой-то заго­вор. Для чего им надо убивать людей определенного возраста?

- У него была запись. Да и с какой стати ему врать мне?

- Может, он и не врал. Запись могла и его самого ввести в заблуждение. Или, может, он неправильно по­нял ее суть.

Либерман набрал в грудь воздуха, выдохнул и кив­нул.

- Понимаю, - сказал он. - Возможно, что и так. Это я и сам на первых порах подумал. Да порой и сейчас эти мысли приходят мне в голову. Но ведь кто-то же должен проверить - а если не я, то кто же? Если он ошибся, значит, ошибся; значит, я теряю время и надо­едаю Сиднею Байнону с пустяками. Но если он прав - значит, намечается что-то крупное, и у Менгеле есть свои резоны. И я должен найти что-то конкретное, чтобы прокурор не бегал от меня, а занялся этим делом и пресек его еще до завершения. И я хочу кое-что сказать вам, Сидней. Знаете, что?

- Что?

- В моей книге в самом деле есть Мундт, - он торжественно кивнул. - Точно там, где он и упомянул, в списке охранников Треблинки, обвиненных в жестоко­стях. Гауптшарфюрер СС Альфред Мундт. Я забыл его: кто в силах запомнить всех их? Досье на него очень небольшое: женщина из Риги видела как он переломил шею четырнадцатилетней девочке; он лично кастриро­вал человека из Флориды, который готов свидетельство­вать против него, если я его поймаю. Альфред Мундт. так что, если мальчик оказался прав однажды, почему бы ему не быть правым и во второй раз? Так вы сможете обеспечить мне вырезки, будьте любезны? Я был бы очень признателен.

Байнон вздохнул.

- Я посмотрю, что мне удастся сделать, - он поста­вил рядом свой стаканчик и вытащил блокнот и ручку.

- Какие страны вы упоминали?

- Ну, мальчик говорил о Германии, Англии и Скан­динавии. Также Норвегия, Швеция, Дания и Соединен­ные Штаты. Но, судя по тону его голоса, создавалось впечатление, что были еще какие-то иные страны, кото­рых он не успел упомянуть. Так что вы должны так же запросить Францию и Голландию.

Поглядывая на Либермана, Байнон делал краткие заметки.

- Благодарю вас, Сидней, - сказал Либерман. - Я вам искренне благодарен. Если мне удастся что-то выяс­нить, вы будете первым, кто узнает об этом. То есть, не только об этом, но и обо всем.

Байнон сказал:

- Вы хоть имеете представление, сколько мужчин этого возраста умирают каждый день?

- От руки убийцы? Или при несчастных случаях, которые смахивают на убийство? - Либерман покачал головой. - Нет, не так уж много. Надеюсь, что нет. А некоторых я и сам исключу в силу их профессий.

- Что вы имеете в виду?

Либерман провел рукой по усам и взял в горсть под­бородок, прижав пальцы к губам. Через мгновение он опустил руку и пожал плечами. - Ничего, - сказал он. - Кое-какие детали, которые мне успел сообщить маль­чик. Послушайте, - сказал он, ткнув в блокнот Вайно­на, - убедитесь, что вы отметили: «от шестидесяти четырех до шестидесяти шести».

- Все в порядке, - сказал Байнон, глядя на него. - Так что это за кое-какие детали?

- Ничего особенного, - Либерман запахнул плащ. - В половине пятого я вылетаю в Гамбург. До третьего ноября я буду читать в Германии лекции. - Он вытащил толстый потрепанный коричневый бумажник. - Все, что вам удастся раздобыть, сразу же шлите на мой адрес, чтобы я сразу же по прибытии получил информацию. - Он протянул Байнону визитную карто­чку.

- И если вы найдете нечто, смахивающее на убийст­во, совершенное нацистами?..

- Кто знает? - Либерман засунул бумажник обрат­но. - Я иду шаг за шагом. - Он улыбнулся Байнону. - Особенно в этой обуви. - Упираясь руками в колени, он тяжело поднялся, и, оглядевшись, разочарованно по­качал головой. - М-м-м... какой мрачный день. Почему вы предпочитаете закусывать на воздухе?

- Мы члены понедельничного Клуба Моцарта, - улыбнулся Байнон, тыкая пальцем по направлению к монументу.

Либерман протянул руку, и Байнон пожал ее. Улыб­нувшись остальным, он сказал:

- Прошу прощения, что отвлек внимание вашего столь приятного соседа.

- Можете забирать его, - сказал Дермот Броди.

- Спасибо, Сидней, - сказал Либерман Байнону. - Я знал, что могу положиться на вас. И послушайте. - Наклонившись, он понизил голос, держа Байнона за руку. - Попросите коллег, пожалуйста, чтобы они об­ратили внимание и на последующие дни. В продолжение той же просьбы, я имею в виду. Потому что, как сказал мальчик, Менгеле послал всех шестерых, но стоило ли ему отправлять их, если часть из них долгое время будет в бездействии. Так что после первого должно случиться не менее еще двух убийств - то есть, если они работают в командах по два человека - или еще пять, спаси Господи, если каждый действует самостоятельно. И, ко­нечно, если мальчик был прав. Сможете ли вы это сделать?

Байнон кивнул.

- Сколько убийств вообще должно произойти?

Либерман взглянул на него.

- Куча, - сказал он. Выпустив руку Байнона, он выпрямился и, прощаясь, кивнул всем остальным. Засу­нув крупные кисти в карманы плаща, он повернулся и быстро зашагал к шуму и гулу Ринга.

Четверо сидящих на скамейке смотрели ему вслед.

- О, Господи, - сказал Байнон, и Фрейа Нойштадт печально покачала головой.

Дермот Броди, наклонившись, сказал:

- Что он тебе тебе сказал на прощание, Сид?

- Чтобы я попросил продолжать сбор вырезок, - Байнон засунул блокнот и ручку в карман пиджака. - Вроде намечается не одно, а три или даже шесть убийств. А может, еще больше.

Пол Хигби вынул изо рта трубку и сказал:

- Смешная мысль: он абсолютно прав.

- Ох, да бросьте эту чушь, - сказала Фрейа. - Какой-то нацист ненавидел его через телефон?

Байнон взял свой стаканчик и откусил кусок сандви­ча.

- В последние два года ему крепко досталось, - сказал он.

- Сколько ему лет? Постаралась уточнить Фрейа.

- Точно не знаю, - сказал Байнон. - Ах, да, вспом­нил. Как раз в районе шестидесяти пяти, насколько мне помнится.

- Ты понимаешь? - обратилась Фрейа к Полу. - Значит, нацисты убивают шестидесятипятилетних лю­дей. Совершенно законченный параноидальный бред. Через месяц он скажет, что они охотятся и за ним.

Дермот Броди снова склонился вперед и спросил у Байнона:

- И ты в самом деле собираешься поставлять ему эти вырезки?

- Конечно, нет, - ответила Фрейа и повернулась к Байнону. - Ведь ты не собираешься этим заниматься, верно?

Держа в руке сандвич, Байнон сделал еще глоток вина.

- Ну, я ему сказал, что попытаюсь, - пробормотал он. - И если я этого не сделаю, он по возвращении будет докучать мне. Кроме того, Лондон решит, что я тружусь над какой-то темой. - Он улыбнулся Фрейе. - Никогда не мешает создавать такое впечатление.


Не в пример многим мужчинам его лет, шестидесяти­пятилетний Эмиль Дюрнинг, в недавнем прошлом вто­рой помощник заведующего Комиссией Общественного Транспорта в Эссене, не позволил себе стать рабом при­вычек. Выйдя на пенсию и обосновавшись на жительство в Гладбеке, что располагался к северу от города, он решил обратить особое внимание на разнообразие поряд­ка дня. Он выходил за утренними газетами в самое раз­ное время в первой половине дня, посещал свою сестру в Оберхаузене от случая к случаю и проводил вечера - когда он в последний момент не принимал решения ос­таться дома - в любом баре поблизости, потому что у него не было излюбленного заведения. Точнее, у него их было три, и он делал выбор, куда направить свои стопы, лишь выходя из дома. Порой он возвращался через час- другой, а случалось, засиживался и до полуночи.

Всю жизнь Дюрнинг опасался врагов, которые зата­ившись, только ждали момента добраться до него, и оберегая себя не только тем, что с годами предпочитал иметь при себе оружие, но и непредсказуемостью своих поступков. В юности он враждовал с компанией одно­классников, которые совершенно несправедливо обвиня­ли его в хвастовстве и пытались поколотить. Затем были соседи по солдатской казарме, которые презирали его за стремление держаться поближе к офицерам, заискивая перед ними, что, тем не менее, обеспечивало ему удоб­ные и безопасные условия службы. Затем ему пришлось иметь дело с завистниками в Транспортной комиссии, кое-кто из которых мог бы давать уроки предательства самому Маккиавелли. О, какие захватывающие истории мог бы рассказать вам Дюрнинг о Транспортной комис­сии!

И вот теперь, когда, казалось, пришло его золотое время, когда он было подумал, что может расслабиться, перевести дух и спрятать свой старый маузер в ящик ночного столика - и вот теперь он более, чем когда-ни­будь, осознал, что ему угрожает подлинная опасность.

У его второй жены Клары, которая никогда не уста­вала достаточно откровенно напоминать ему, что она моложе его на двадцать три года, был, в чем он не сомневался, роман с бывшим учителем их сына, у кото­рого тот занимался игрой на кларнете, с омерзительным извращенцем Вильгельмом Шпрингером, который был даже моложе ее - тридцать восемь лет! - и к тому же полу-еврей. Дюрнинг не сомневался, что Клара и этот еврейский выродок Шпрингер были бы только рады из­бавиться от него: она не только станет вдовой, но к тому же и богатой. У него было около трехсот тысяч марок (о которых она знала, да плюс еще пятьсот тысяч, о кото­рых никто не знал, спрятанных в двух стальных ящиках на заднем дворе у его сестры). Именно из-за этих денег Клара и не разводилась с ним. Она ждала, ждала с того дня, как они поженились, сука этакая.

Что ж, ей придется ждать и дальше: здоровье у него отменное и он, не моргнув глазом, раскидает дюжину таких Шпрингеров. Дважды в неделю он ходит в спорт­зал - каждый раз в разное время - и пусть ему даже шестьдесят пять, он все еще в чертовски отменной фор­ме, перетягиваясь руками с мужиками, хотя в единобор­стве с женщинами у него бывают и осечки. Нет, он-то в отличной форме, и маузер у него безотказен, что он и любил повторять про себя, поглаживая под плащом его рукоятку с насечками.

Все это он и выложил Рейхмейдеру, коммивояжеру, торгующему хирургическими инструментами, которого прошлым вечером встретил в «Лорелей-баре». Что за прекрасным парнем оказался этот Рейхмейдер! Он иск­ренне заинтересовался историями Дюрнинга о Транспор­тной Комиссии - чуть не упал со стула от хохота, когда выслушал историю 58-го года. Поначалу говорить с ним было как-то неудобно из-за его странного глаза - на­верно, он был искусственным - но Дюрнинг скоро при­вык к нему и рассказал ему историю не только 58-го года, но и о расследовании 64-го и скандале, связанном с Целлерманом. Наконец между ними установились поистине дружеские отношения - чему в немалой степени способствовали пять или шесть кружек пива, пущенных по кругу, и Дюрнинг разоткровенничался относительно Клары и Шпрингера. Вот тогда-то он и похлопал по маузеру, самым высоким образом оценив его достоинст­ва. Рейхмейдер просто не мог поверить, что ему в самом деле шестьдесят пять лет.

- Да я бы побился об заклад, что вам не больше пятидесяти семи, старина! - настаивал он.

Что за чудесный парень! Просто позор, что ему дове­дется провести тут всего несколько дней, но хорошо хоть, что он остановился в Гладбеке, а не в Эссене.

Было бы неплохо снова встретиться с Рейхмейдером и на этот раз поведать ему о возвышении и крахе Оскара Всезнайки Вофингеля, для чего Дюрнинг вечером снова явился в «Лорелей-бар». Но вот уже давно миновало девять часов, а Рейхмейдера не было и следа, хотя прошлым вечером они точно условились о встрече. В баре веселилась компания шумных молодых людей и симпатичных девчонок, у одной из которых сиськи на­половину вываливались из-за пазухи, и сидело лишь несколько несколько старых завсегдатаев - Фюрст, Апфель и как его там... - никто из которых не был хорошим слушателем. На экране телевизора носились взад и вперед футболисты. Наблюдая за ними, Дюрнинг медленно потягивал свое пиво, то и дело поглядывая в зеркало на эти сиськи, высокие и молодые. Время от времени он откидывался на спинку стула и старался рассмотреть тех, кто показывался в дверях, все еще надеясь, что Рейхмейдер сдержит свое обещание и при­дет.

Что наконец и случилось, но довольно странным и неожиданным образом: чья-то рука схватила Дюрнинга за плечо и он услышал взволнованный шепот прямо в ухо:

- Дюрнинг, быстро выходите отсюда! Я вам должен кое-что сказать! - И новый приятель тут же исчез.

Удивленный и заинтригованный, Дюрнинг подозвал Франца, кинул ему десять марок и протолкался на вы­ход. Поджидавший его Рейхмейдер сразу же повлек его за собой по Киршенгассе. Левая кисть у него была обмо­тана носовым платком, словно он поранил ее; рукава и плечи его дорогого серого костюма были измазаны чем- то белым.

Торопясь за ним, Дюрнинг продолжал спрашивать:

- В чем дело? Что с вами случилось?

- Это с вами должно было случиться, а не со мной! - возбужденно сказал Рейхмейдер. - Я шел мимо вон того задания, в соседнем квартале, которое разбирают. По­слушайте, как имя того типа, который, как вы мне рассказывали, крутит с вашей женой?

- Шпрингер, - ответил Дюрнинг, все еще испыты­вая удивление, но уже начиная заражаться возбуждени­ем Рейхмейдера. - Вильгельм Шпрингер!

- Я так и знал - воскликнул Рейхмейдер. - Я так и знал, что не ошибаюсь! Какое счастье, что я оказался на месте... послушайте, сейчас я все объясню. Я шел себе по улице и почувствовал, что мне необходимо отлить, я просто не мог больше сдерживаться. Так, заприметив это полуразрушенное здание, я повернул к нему, но тут было слишком светло, и я увидел дверной проем в стене и нырнул внутрь. Справившись со своими делами, я уже был готов выйти на улицу, как появились двое мужчин и остановились как раз рядом со мной. Один называл другого Шпрингером... - Дюрнинг с шумом перевел ды­хание, и рассказчик утвердительно кивнул головой, - а тот говорил что-то вроде: «Этот старый подонок сейчас в «Лорелее» и еще: «Мы вышибем душу из этого толстого борова». И я помнил, что вы упоминали фамилию Шпрингера! Вам к дому в эту сторону, не так ли?

Дюрнинг прикрыл глаза и с трудом подавил душив­шую его ярость.

- Можно и так, - прохрипел он. - Я иду самыми разными путями.

- В общем. И они предполагают, что вы сегодня пойдете этим путем, и они будут ждать тут, оба, с какими-то палками. Шапки у них надвинуты на глаза, воротники подняты; точно, как вы и говорили прошлым вечером, Шпрингер предполагает напасть на вас на ули­це. Я пробрался через здание и выскочил с другой сто­роны.

Дюрнинг еще раз перевел дыхание и с благодарностью хлопнул Рейхмейдера по пыльному плечу.

- Благодарю вас, - сказал он. - Благодарю.

Улыбаясь, Рейхмейдер сказал:

- Я не сомневаюсь, что вы справитесь с ними одной левой - но самое умное, конечно, просто отправиться домой другим путем. Я могу, если хотите, составить вам компанию. Если, правда, вы не решитесь избавиться от Шпрингера раз и навсегда.

Дюрнинг вопросительно взглянул на него.

- По сути, такая возможность выпадает очень ре­дко, - уточнил Рейхмейдер, - и если вы не воспользу­етесь ею, он нападет на вас каким-нибудь другим вече­ром. Все предельно просто: вы идете этим путем, они нападают... - он глянул на выпуклость под плащом Дюрнинга и улыбнулся, - после чего вы их укладывае­те. Я буду в нескольких шагах за вами и выступлю в роли вашего свидетеля, а в том случае, если они доста­вят вам какие-то неприятности, - склонившись, он отвел в сторону лацкан пиджака, демонстрируя рукоят­ку револьвера в кобуре, - я сам позабочусь о них и тут уж вы будете моим свидетелем. Так или иначе, вы избавитесь от него и максимум, что вам достанется, это, может, пара ударов палкой.

Дюрнинг уставился на Рейхмейдера. Коснувшись ру­кой его груди, он почувствовал внушительную твердость оружия.

- Господи, - с восхищением сказал он, - а ведь эту штуку в самом деле можно пустить в ход!

Рейхмейдер развернул платок и пососал кровавую царапину на тыльной стороне кисти.

- Это заставит вашу жену серьезно подумать кое о чем, - заметил он.

- Господи! - взвился Дюрнинг. - Об этом я и не вспомнил! Да она в ногах у меня будет валяться! «Ну-с, Клара, - скажу я ей, - помнишь ли ты некоего Виль­гельма Шпрингера, учителя Эриха, кларнетиста? Он сегодня вечером наскочил на меня на улице - просто не представляю почему - и я убил его». - Он восхи­щенно чмокнул и присвистнул. - Мой Бог, да она тоже отдаст концы!

- Так давайте займемся делом! - поторопил его Рейхмейдер. - Пока еще они не струсили и не удрали.

Они двинулись в темноту Киршенгассе. Яркие конусы света остались позади.

- Кто говорит, что нет на свете справедливости, а?

- «Толстый боров»? Ах ты, паршивый маленький извращенец, да я у тебя сердце вырву!

Они пересекли пустынную Линденштрассе; теперь двигались они медленно и бесшумно, прижимаясь к сте­нам. Они оказались рядом с каменным четырехэтажным полуразрушенным зданием, на которое падали полосы лунного света. Рейхмейдер оттянул Дюрнинга в тень.

- Вы оставайтесь здесь, - шепнул он, - а я пойду гляну, не присоединилась ли к нему еще дюжина помощ­ников.

- Да, это было бы неплохо, - Дюрнинг вытянул оружие.

- Теперь я знаю дорогу и у меня есть маленький фонарик; я сейчас вернусь. Оставайтесь на месте.

- Только не попадайтесь им на глаза!

Уже двинувшись в путь, Рейхмейдер шепнул:

- Не беспокойтесь.

В слабом свете перед ним простирался проход, пере­крытый досками, и провалы дверей в выщербленных стенах. Худая фигура Рейхмейдера скользнула в один из них, повернула вдоль внутренней перегородки и исчезла в темноте.

Полный тревоги и возбуждения, - и испытывая на­стоятельное желание помочиться - Дюрнинг чувствовал в руке восхитительную тяжесть маузера, который он столько лет впустую таскал с собой и вот наконец на­стало время пустить его в в ход. Он поднес его ближе к провалу дверей и внимательно присмотрелся к нему в слабом свете, падавшем с Линденштрассе; нежно погла­див гладкий металл ствола, он осторожно спустил защел­ку предохранителя.

Затем он подошел обратно к стене, где они договори­лись встретится с Рейхмейдером. До чего же настоящий преданный друг! Настоящий мужчина! Завтра вечером он пригласит его на обед в Кайзерхофе. И купит ему на память какое-нибудь золотое изделие. Скажем, запонки.

Привыкая к темноте, он стоял в проходе, держа в руке массивный пистолет и мечтая, как засадит из него пулю в Вильгельма Шпрингера.

А потом - после того, как полиция закончит все свои дела - он явится домой и объявит Кларе: «Умри, сука!»

Даже газеты распишут его историю: «Отставной ад­министратор Транспортной комиссии расправляется с нападающими». И, наверно, будет его фотография. Мо­жет, и телевизионное интервью возьмут?

Но ему в самом деле жутко хотелось помочиться. Это все пиво. Он поставил пистолет на предохранитель и засунул его в кобуру. Повернувшись к стенке, он рас­стегнул молнию и, широко расставив ноги, стал избав­ляться от тяжести в мочевом пузыре. Какое блаженство!

- Вы здесь? - тихо окликнул его Рейхмейдер отку­да-то сверху.

- Да, - ответил он, вглядываясь в щель между досками. - Что вы там делаете?

- Тут легче пробираться. Внизу кучи мусора. Через минуту я доберусь до вас. Оставайтесь на месте. Темне­ет, и мне не удастся найти вас, если вы отойдете.

- Вы их видели?

Ответа не последовало. Он продолжал мочиться, при­глядываясь к трещинам на когда-то белой двери. Удастся ли Рейхмейдеру найти сюда дорогу без света? И видел ли он уже Шпрингера и его приятеля или же он только подбирается к ним? Давай же, Рейхмейдер, поторопись!

Что-то хрустнуло наверху, и он поднял голову. На доски посыпалась то ли щебенка, то ли штукатурка. Ему на голову с грохотом хлынул поток камней и, не успев прийти в себя от изумления, он сразу отдал Богу душу.


Последний раз, когда он выступал в Гейдельберге - кажется, в 1970 году - аудитория была украшена вели­колепной старой церковной мебелью черного дуба, и вся тысяча мест была заполнена до предела. На этот раз зал представлял собой нечто вроде устричной раковины пе­сочного цвета на пятьсот мест, очень современной кон­струкции, но два последних ряда были пусты. Говорить, правда, было куда легче, словно его голос раздавался в большой гостиной - акустика была отменной. И, кроме того, он видел глаза едва ли не всех присутствующих симпатичных молодых людей. И все же ...

Ну, ладно. В общем, все было отлично, как и каждый вечер до этого. Немецкие слушатели, все, как на подбор, молодежь, всегда были самыми лучшими; они излучали неподдельное внимание, полные желания разобраться в прошлом. Именно с ними он чувствовал себя лучше всего, потому что американские и английские аудитории не ощущали своей причастности к предмету разговора, достаточно спокойно слушая его рассказы. Выступать по-немецки тоже было совсем иное - слова свободно и естественно приходили ему на ум, он не искал формы глаголов (и еще «извлечь» и «вытащить»; вы, кстати, раздобыли для меня вырезки, Сидней?)

Он заставил себя вернуться в аудиторию.

- Поначалу мной руководило только чувство мес­ти, - сказал он, обращаясь к внимательно слушающему его молодому человеку во втором ряду. - Месть за гибель моих родителей и сестер, месть за проведенные мною годы в концлагере, - теперь он обращался к дальним рядам, - месть за всех погибших, за все эти годы. Какой был смысл в моем существовании, если не посвятить его мести? - Он помедлил. - Еще в одном композиторе Вена явно не нуждалась.

Среди собравшихся пронесся привычный смешок; улыбнувшись вместе со всеми, он избрал для себя объ­ектом внимания молодого человека с густыми каштано­выми волосами в дальнем ряду справа (он несколько смахивал на Барри Кохлера). - Но недостаток чувства мести, - обратился он к нему, видя перед собой Барри и стараясь не думать о нем, - во-первых, в том, что его никогда невозможно удовлетворить в полной мере, - он перевел взгляд от молодого человека, похожего на Бар­ри, на всю аудиторию, - и, во-вторых, если даже это удастся, много ли будет пользы? - Он покачал головой. - Нет. Поэтому теперь мне и нужно что-то, более стоящее, чем месть, и столь же трудно достижимое. - Он обращался к молодому человеку во втором ряду. - Я хотел воздаяния памяти. - Он говорил со всеми. - Воздаяния памяти. Этого было трудно добиться, потому что жизнь продолжает течь себе и каждый год приносит нам новые страдания - Вьетнам, активность террори­стов на Ближнем Востоке и в Ирландии, покушения и убийства - (девяносто четыре шестидесятипятилетних человека?) - и каждый год, - заставил он себя вернуть­ся к теме, - воплощение предельного ужаса. Катастро­фа отступает все дальше и дальше, с каждым годом становясь все менее страшной. Но философы предупреж­дали нас: если забудем прошлое, мы обречены на повто­рение его. Вот почему так важно было захватить Эйхмана и Менгеле, что... - услышав, что было сказано, он несколько смешался. - То есть, Штангля, - попра­вился он. - Простите, меня увела в сторону какая-то другая мысль.

Они вежливо посмеялись, но ему стало как-то не по себе: здание, которое он возводил, дало трещины; он должен восстановить его, вернуть прежнюю атмосферу.

- Вот почему было так важно захватить Эйхмана и Штангля - не только для того, чтобы осудить их, но чтобы и напомнить всему миру и особенно вам, которые еще не родились, когда все это творилось, что человек, ничем по внешнему виду не отличающийся от всех прочих, такой же, как я и вы, при определенных обстоя­тельствах может совершать самые варварские и бесчело­вечные преступления. Чтобы вы, - он показал на кого- то в зале, - и вы... и вы. Вы... и вы... позаботились о том, чтобы никогда больше не возникли такие обстоя­тельства.

Все. Конец. Он склонил голову; его захлестнули ап­лодисменты и он сошел с кафедры, осторожно придер­живаясь за его круглый бортик. Переждав, чтобы пере­вести дыхание, он, повернувшись лицом к аплодировав­шим, дождался, пока восстановится тишина.

- Благодарю вас, - сказал он. - Если есть вопросы, я постараюсь ответить на все из них. - Обведя взглядом аудиторию, он кивнул одному из слушателей.


Траунштейнер, склонившись к рулю, вцепился в него обеими руками и, до предела выдавливая газ, стреми­тельно настигал седовласого человека, шагавшего по обочине дороги. Когда в спину тому ударил свет фар, пешеход обернулся, поднял перед глазами сложенный журнал, чтобы защититься от слепящего потока света и сделал шаг назад. Бампер машины вскинул его в воздух и отшвырнул в сторону. Подавив улыбку, Траунштейнер резко развернул машину обратно, едва не упустив из виду бело-синий знак разворота. То и дело нажимая на тормоз и сбрасывая скорость, он повернул налево, на широкую трассу с надписью «Эйсберг-14 км».


- В основном, на пожертвования, - сказал Либер­ман, - от евреев и от всех прочих, рассеянных по миру. А так же за счет доходов от моих книг и подобных выступлений. - Он показал рукой на задний ряд. Оттуда поднялась молодая женщина, пухлая и розовощекая; она стала спрашивать о деле Фриды Малони.

- Я могу понять, - сказала молодая женщина, - как важно привлечь к суду тех, кто занимал ключевые позиции, кто отдавал приказы. Но не местью ли вы руководствовались в деле Фриды Малони, рядовой надзирательницы, которую привлекли к ответственности после того, как она столько лет была американской гражданкой? Что бы она ни делала во время войны, не компенсировано ли это ее последующей жизнью? Она приносила большую пользу и была достойным челове­ком. Она учила детей и так далее. - Молодая женщина села.

Кивнув, он помолчал несколько секунд, задумчиво разглаживая усы, словно ему никогда раньше не задава­ли подобных вопросов. Затем он сказал:

- Из ваших слов я понимаю, что вас беспокоит судь­ба женщины, которая была хорошей воспитательницей, содержала приют для бездомных детей, отлично вела дом, любила собак и вообще всего добивалась своими силами - словом, самостоятельная женщина; и вот эта «рядовая надзирательница концлагеря», представ перед судом, выслушает несправедливое обвинение в массовых убийствах, пусть даже на ней и лежит какая-то доля вины. Но вот что я вас спрошу: беспокоила ли бы вас такая возможность, если бы Фрида Алтшул Малони не была бы найдена и выдана? Не думаю. Так считает и ваше правительство.

Он обвел взглядом зал, в котором взметнулся лес рук, среди которых была и рука молодого человека, напоми­навшего Барри. Он отвел от него глаза (не сейчас, Барри, я занят) и поднял светловолосого юношу в самом центре зала. (Всего их девяносто четыре, - продолжал настаивать в телефоне голос Барри, - и все они шести­десятипятилетние гражданские служащие. Как вам это нравится?)

Он услышал еще один вопрос.

- Но Фрида Малони еще даже не осуждена, - обра­щался к нему молодой блондин. - Так ли уж заинтере­совано наше правительство в преследовании нацистских преступников? Заинтересовано ли в этом сегодня вообще любое правительство в мире, даже Израиль? Не упал ли интерес к этой теме и не в этом ли причина того, что вам не удалось заново открыть свой Информационный Центр?

Зачем только он поднимал этого умника?

- Во-первых, - сказал он, - в данный момент Центр размещается в небольшой квартире, но по-прежнему действует. Работают люди, приходит корреспон­денция, исходят указания. Как я говорил раньше, нас поддерживают отдельные жертвователи и мы никоим образом не зависим ни от какого правительства. Во-вто­рых, это правда, что и немецкие и австрийские проку­роры больше не проявляют... то чувство ответственно­сти, которое было свойственно им раньше, но хотя Из­раиль сталкивается со множеством сложных проблем, желание добиться справедливости не покинуло его. У меня есть сведения из компетентного источника, что обвинение Фриде Малони будет зачитано в январе или феврале, после чего вскоре состоится суд. Найдены и свидетели, что было нелегко, и в этом Центр сыграл свою роль. - Он посмотрел на вскинутые руки, на окружающие его чистые молодые лица - и внезапно понял, что ему нужно. Да это же золотые копи, Господи! Прямо перед ним.

Здесь, в этой элегантной раковине, собралось почти пятьсот едва ли не самых умных молодых людей Герма­нии, лучшие из их поколения, а он пытается все решить в одиночку, старый дурак с усталыми мозгами. Боже милостивый!

Спросить у них? Сумасшествие!

Ему пришлось показать еще на одного молодого чело­века: на этот раз был задан вопрос о неонацизме.

Для возрождения нацизма необходимо наличие двух факторов, - коротко ответил он, - ухудшение социальных условий, пока они не достигнут уровня тридцатых годов, и появление лидера типа Гитлера. Если появляются оба этих фактора, нацистские группы, раскиданные по всему миру, смогут стать серьезной опасностью, но в настоящее время я не испытываю осо­бой тревоги.

И снова взметнулся лес рук, но он остановил их выставленной вперед ладонью.

- Минутку, прошу вас, - сказал он. - Я бы хотел на короткое время прервать ваши вопросы и вместо ответов самому задать вам вопрос.

- Руки опустились. Присутствующие юноши и девушки выжидающе уставились на него.

Сумасшествие! Но почему бы ему не попробовать использовать такой набор умных голов?

Схватившись за бортик кафедры обеими руками, он набрал в грудь воздуха и задумался.

- Я хочу, - обратился он к раковине, заполненной жемчужинами, - чтобы вы пошевелили мозгами для решения некой проблемы. Чисто гипотетической про­блемы, которую преподнес мне мой юный друг. Я доста­точно поломал себе голову над ней и теперь мне хочется в ходе разговора получить помощь от вас. - Короткие смешки. - А кто может помочь мне лучше, чем студен­ты этого знаменитого университета и их друзья?

Он сошел с кафедры и выпрямился, внимательно гля­дя на них - он хочет предложить им чисто теоретиче­скую проблему, ничего общего не имеющую с реально­стью.

- Я рассказывал вам об Объединении Друзей в Юж­ной Америке, - сказал он, - и о докторе Менгеле. С ними-то и связана проблема, решить которую мой друг и предложил мне. Итак, Объединение и доктор Менгеле решают убить определенное количество людей в разных странах Европы и Северной Америки. Точнее, девяносто четыре человека, все они гражданские служащие шести­десяти пяти лет отроду. Все эти убийства должны про­изойти в течении двух с половиной лет, и в основе всех их лежит политическая мотивировка нацистского харак­тера. Что это такое? Какова она? Может ли кто предло­жить мне ответ? Кто эти люди? Что даст их смерть Объединению Друзей и доктору Менгеле?

Аудитория молодежи застыла в нерешительности. Поднялся легкий гул; кто-то кашлянул, его поддержал еще один.

Он снова поднялся на кафедру - на этот раз специ­ально.

- Я не шучу, - коротко сказал он. - Передо мной возникла такая проблема. Считайте ее логическим уп­ражнением. Можете ли вы помочь мне?

Присутствующие в зале обсуждали ситуацию друг с другом, гул голосов все усиливался; чувствовалось, что все обменивались идеями и соображениями.

- Девяносто четыре человека, - с расстановкой ска­зал он, напоминая им условия задачи. - Всем по шес­тьдесят пять лет. Гражданские служащие. В разных странах. За два с половиной года.

Поднялась одна рука, потом другая.

Лелея надежду, он поднял первого, слева от центра и чуть позади.

- Да?

Встал молодой человек в синем свитере.

- Эти люди занимают какое-то ответственное поло­жение, - сказал он неожиданно высоким голосом. - Их смерть может прямым или косвенным образом повлиять на ухудшение социальных условий, о чем вы только что говорили, и создать соответствующий климат для воз­рождения нацизма.

Он покачал головой.

- Нет, я так не думаю, - сказал он. - Если в течение двух с половиной лет, едва ли не каждый месяц будут убивать несколько высокопоставленных лиц, это не может не привлечь внимание, после чего начнется расследование. Нет, эти люди должны принадлежать к низшему эшелону гражданских служащих. И к шестиде­сяти пяти годам подавляющее их большинство уже дол­жно будет выйти на пенсию, так что вряд ли причиной покушений на них станет желание устранить их с зани­маемых постов.

- Зачем вообще их убивать? - спросил голос отку­да-то справа и сзади. - Они так и так скоро умрут естественной смертью!

Он кивнул.

- Совершенно верно. Скоро они умрут естественной смертью. В самом деле, зачем их вообще убивать? Вот об этом я и спрашиваю вас.

Он показал на второго, кто вскинул руку, в центре и сзади; стали подниматься и другие руки.

Поднялся высокий молодой человек.

- Они симпатизируют нацизму, они одиноки, и все свои сбережения завещали нацистским группам. Эти убийства из-за денег. И в силу каких-то причин им нужны деньги именно сейчас, а не через пять или десять лет.

- Такое объяснение возможно, - сказал он, - хотя в него трудно поверить. Как я упоминал, Объединение Друзей обладает огромными средствами, тайно вывезен­ными из Европы незадолго до конца войны. - Он выта­щил из кармана шариковую авторучку. - Тем не менее, такая возможность допустима.

Перевернув одну из карточек, которые были разложе­ны на кафедре, он написал на оборотной стороне ее: «Деньги?» Оторвав ручку от бумаги, он ткнул ею вправо.

Встала молодая женщина в очках и с длинными каш­тановыми волосами.

- Мне же кажется, - сказала она, - что эти люди, скорее, антинацисты, чем пронацисты и, по всей види­мости, они как-то связаны между собой. Могут ли они быть членами какой-то международной еврейской орга­низации, которая определенным образом представляет собой опасность для Объединения Друзей?

- Я думаю, что мне было бы известно о такой груп­пе, - сказал он, - но мне никогда не доводилось слы­шать ни об одной группировке, все члены которой со­ставляли бы шестидесятипятилетние люди.

Тем не менее, молодая женщина продолжала стоять.

- Может быть, их сегодняшний возраст не так уж и важен, - сказала она. - Их... их связи могли устано­виться, когда они были значительно моложе, когда всем им было... лет двадцать или тридцать. Может, все они принимали участие в каких-то действиях во время вой­ны и убийство их будет актом мести.

- Некоторые из них немцы, - возразил он, - но среди них есть и англичане, и американцы, а также и шведы, которые вообще сохраняли нейтралитет. Но...

- Патруль Организации Объединенных Наций! - выкрикнул кто-то.

- Для этого они слишком стары, - ответил он и снова посмотрел на женщину с длинными волосами, которая на этот раз села. - Но это интересная мысль относительно того, что их шестьдесят пять лет не имеют значения, ибо всю жизнь они были ровесниками... тут открывается выход на другие возможные объяснения. Благодарю вас.

Он записал «Связь с предыдущими временами?» - и тут кто-то еще крикнул:

- Уроженцы ли они этих стран или только живут там?

Он поднял глаза.

- Еще одна дельная мысль. Этого я пока не знаю. Может быть, все они были одной национальности. - «Место рождения?» - записал он. - Отлично, продол­жайте! - дал он слово молодому человеку, который, положив ногу на ногу, сидел в первом ряду.

- Это люди, которые помогают вам, вашим основные жертвователи.

- Вы мне льстите. Я не столь значительная личность, да и кроме того, у меня нет девяноста четырех жертво­вателей. Любого возраста.

Юноша, смахивавший на Барри:

- Когда начинается период в два с половиной года, сэр?

- Два дня назад начался его отсчет.

- Значит, он кончится весной 1977 года. Состоится ли тогда какое-то важное политическое событие, к кото­рому приурочен этого срок? Может, эти убийства послу­жат демонстрацией силы, как предупреждение.

- Но почему для него нужны столь обыкновенные люди? Тем не менее, это интересное замечание. Извест­но ли кому-либо о каком-нибудь важном событии, пол­итического или иного характера, намеченного на 1977 года? - он осмотрелся.

Молчание. Многие отрицательно покачали головами.

- Мой диплом! - громко сообщил кто-то. Смех и аплодисменты.

«Весна 77-го?» - записал он, улыбаясь, и пригласил высказаться очередного.

Опять поднялся молодой человек в синем свитере с тонким голосом.

- Может, эти люди и не занимают высокого положе­ния, чего нельзя сказать об их сыновьях, которым дол­жно быть около сорока лет. Необходимость участвовать в похоронах своих убитых отцов отвлечет этих людей от каких-то важных политических мероприятий.

Общий смех и шиканье в аудитории.

- Трудно допустить такое развитие событий, - ска­зал он, -но все же тут есть какое-то рациональное зерно, о котором стоит подумать. Имеют ли эти люди отношение к неким важным персонам или же как-то связаны с ними? - Он записал «Отношения? Друзья?»

Поднялся светловолосый молодой человек с умным взглядом. Улыбаясь, он сказал:

- Герр Либерман, это в самом деле чисто теоретиче­ская проблема?

Больше поднимать его не стоит. В аудитории воцари­лась напряженная тишина.

- Конечно, - сказал он.

- Тогда вы должны попросить своего друга снабдить вас дополнительной информацией. Даже самые лучшие мыслители Гейдельберга не смогут решить эту пробле­му, не имея в наличии хоть одного существенного факта, общего для этих девяноста четырех человек. С той ин­формацией, что сейчас имеется в нашем распоряжении, мы можем только блуждать в потемках.

- Вы правы, - ответил Либерман, - дополнитель­ная информация необходима. Но и абстрактные рассуж­дения помогают выдвинуть предположения. - Он огля­делся. - Есть еще у кого-нибудь соображения?

Слева сзади взметнулась рука.

Встал хрупкий на вид человек в годах, с белоснежной шапкой волос - то ли преподаватель факультета, то ли дедушка одного из присутствующих студентов. Опираясь на спинку сидения перед собой, он сказал твердым голо­сом, в котором слышались нотки укоризны.

Ни в одном из предположений не было упомянуто присутствие в данной проблеме доктора Менгеле. С ка­кой целью он появился на сцене, если данные убийства должны носить чисто политический характер, с чем Объ­единение Друзей отлично справится и без него? Он играет роль, вне всякого сомнения, потому что это ме­роприятие носит медицинский подтекст, о чем я и хотел бы сказать в своем предположении. Например, оно мо­жет иметь своей целью проверку нового способа устра­нения людей, и эти люди специально отобраны, потому что они стары, не играют заметной роли в обществе и не представляют собой угрозы для нацизма. Исследователь­ский характер этой программы убийств объясняет так же и длительный срок. А весной 1977 года начнутся насто­ящие убийства.

Он сел.

Либерман на несколько секунд застыл на месте, глядя на него, а потом промолвил:

- Благодарю вас, сэр. - И, обращаясь к аудитории, сказал. - Я от всей душу надеюсь, что этот джентльмен - один из ваших профессоров.

- Так и есть, - с ехидством заверили его несколько голосов; прозвучало имя Гейрах.

«ПОЧЕМУ М.?» записал он - и снова поглядел в направлении, где сидел тот человек.

- Я не думаю, что испытательный характер програм­мы ограничился бы только гражданскими служащими, - сказал он, - тем более, что ее удобнее было проводить не в этой части света, а в Южной Америке, но вы, конечно, правы, считая, что есть особые причины при­сутствия доктора Менгеле. Может, у кого-то есть допол­нения по этому поводу?

Молодежь хранила безмолвие.

- Медицинский аспект девяноста четырех убийств? - он посмотрел на пышноволосую женщину: та отрицательно покачала головой.

Такое же движение сделал и молодой человек, похо­жий на Барри, и юноша в синем свитере.

Помедлив, он все же глянул на проницательного мо­лодого человека, который, улыбнувшись ему, тоже по­качал головой.

Он глянул на записи, лежавшие на карточке перед ним:

«Деньги?

Связь с предыдущими временами?

Место рождения?

Весна 77-го?

Отношения?

Друзья?

ПОЧЕМУ М.?»

Он поднял взгляд на аудиторию.

- Благодарю вас, - сказал он. - проблемы вы не решили, но выдвинули интересные предположения, ко­торые могут привести к ее решению, так что я искренне благодарен вам. Теперь возвращаемся к вашим вопро­сам.

Взметнулся лес рук.

Девушка, сидевшая рядом с «Барри», встав, сказала:

- Герр Либерман, что вы можете сказать о Моше Горине и «Еврейских Защитниках»?

- Я никогда не встречался с рабби Гориным, так что ничего не могу сказать о нем лично, - автомати­чески ответил он. - Что же относительно «Молодых Еврейских Защитников»: если они ограничиваются лишь обороной - прекрасно. Но если, как нередко сообщают, они нападают, это уже куда хуже. Корич­невые рубашки никогда не приводят к добру, кто бы их ни носил.

Сереброголовый Хорст Гессен, обливаясь потом под ярким солнцем, поднял к голубым глазам бинокль, на­ведя его окуляры на голого по пояс мужчину в белой панаме, который медленно вел перед собой по яркозеле­ной лужайке газонокосилку. На флагштоке трепетал американский флаг; дом у него за спиной представлял одноэтажное строение из красного дерева и стекла. На том месте, где только что был человек с газонокосилкой, возник черный клуб дыма, пронизанный оранжевыми сполохами, и издали донесся гул взрыва.

Глава третья

Менгеле разместил портрет фюрера и фотографии помень­ше, изображавшие дорогие для него лица и памятные встречи, на стенке над диваном, что по­требовало от него перемещения дипломов и прочих наград, а также семейных снимков на те свободные места, что он мог найти между двумя окнами, вы­ходящими на южную сторону, и вокруг большого окна лаборато­рии, а также в простенке на во­сточной стене. Освободившаяся стена была отдана конструкции, доходящей до уровня пояса, ко­торая включала в себя набор деревянных ящичков; серые обои над ними были сняты и на стену легли два слоя белой краски - один вдоль, а второй поперек. Когда краска высохла, он вызвал из Рио художника.

Шрифтовик провел на белой плоскости безукоризнен­но точные черные линии и заполнил образовавшиеся графы изящными буквами, но вырисовывая их, он выра­зил явное стремление не обращать внимания на незна­комые ему апострофы, предпочитая выписывать их, как принято в Бразилии. И все четыре дня Менгеле прихо­дилось, сидя за своим столом, то и дело останавливать его, предупреждать и инструктировать. Шрифтовик вы­зывал у него раздражение и уже на второй день он и не чаял, когда этот болван улетит.

Когда работа была завершена, Менгеле, сидящий за широким столом с аккуратными стопками бумаг и жур­налов, получил возможность откинуться на спинку стула и с удовольствием приглядеться к представшей перед его глазами аккуратной схеме. Девяносто четыре имени, каждое со своей страной, датой и присвоенным ему деревянным ящичком, выстроились аккуратными ряда­ми. Все они были здесь от «1. Дюрнинг - Германия - 16/10/74» до «94. Ахен - Канада - 23/4/77». Рядом с каждым именем располагался квадратик, и теперь ему предстояло заполнить их! Это он будет делать самолич­но. Конечно, то ли черным, то ли красным цветом, он еще не решил каким.

Повернувшись в кресле, он улыбнулся фюреру. «На­деюсь, вы ничего не имеете против, чтобы висеть с этой стороны, мой фюрер? Конечно, нет; с чего бы?»

Теперь, увы, оставалось лишь ждать - до первого ноября, когда в штаб-квартиру начнут поступать первые известия.

Он провел время в лаборатории, где пытался, хотя и без большого энтузиазма, имплантировать хромосомы в яйцеклетку лягушки.

Один день он посвятил поездке в Асунсьон, где посе­тил своего парикмахера, побывал у проститутки, купил настольные часы и побаловал себя хорошим бифштек­сом, отдав ему должное в компании Франца Шиффа у «Ла Каландрии».

И вот наконец пришел этот день - прекрасный дол­гожданный день, столь солнечный, что ему пришлось задернуть шторы в кабинете. Рация была настроена на волну штаб-квартиры, и наушники лежали рядом с блок­нотом и авторучкой. На углу стекла, покрывавшего сто­лешницу, было расстелено белое полотенце; на нем в хирургическом порядке лежали маленький тюбик с кар­мином, отвертка, несколько новеньких тоненьких кисто­чек, плоская чашка Петри без крышечки и флакон со скипидаром с притертой крышкой. Левый торец длинно­го стола отстоял от стены несколько поодаль, и освободившееся пространство было занято приставной лестнич­кой, которая ждала, когда, взгромоздившись на нее, он завершит рисунок первой колонки с именами и страна­ми.

Незадолго до полудня, когда он уже стал испытывать беспокойство, из-за опущенных штор стал нарастать звук авиационного двигателя. Заходил на посадку само­лет из штаб-квартиры - он должен был доставить или очень плохие, или очень хорошие известия. Торопливо покинув кабинет, Менгеле миновал холл и оказался на крыльце, на котором сидели ребятишки обслуги, разла­мывая плоскую лепешку. Перескочив через них, он обе­жал дом и по ступенькам спустился с его задней стороны. Самолет уже шел, едва ли не касаясь верхушек деревьев. Прикрывая глаза от слепящего света, он быстро миновал двор - слуги, увидев его, засуетились - и продолжил путь мимо бараков обслуживающего персонала и генера­торной. Легкой рысцой он миновал тропинку, проложен­ную среди густой тропической растительности, и уже слышал, как приземляется самолет. Он перешел на бы­стрый шаг, заправил в брюки выбившуюся рубашку, вынул платок и вытер взмокший лоб и щеки. Почему самолет, почему не по рации? Произошла какая-то на­кладка, преисполнился он уверенности. Либерман? Не­ужели эта сволочь смогла, в конце концов, что-то выню­хать? В таком случае он лично отправится в Вену, найдет его и убьет собственными руками. Для чего иначе ему в таком случае жить?

Он успел выбраться к травянистой обочине посадоч­ной полосы, чтобы увидеть, как двухмоторный красно-белый самолетик подруливает к его авиетке в бело-черных цветах. Двое охранников уже спешили помочь вы­браться пилоту, который махал ему. Он кивнул. Другой охранник копошился у высокой проволочной изгороди, вытаскивая из его переплетения какое-то застрявшее животное. Он не спускал глаз с дверцы салона красно-белого самолета, который наконец замер на месте. Ло­пасти пропеллеров перестали вращаться. Он молча мо­лился про себя.

Дверца откинулась, и один из охранников поспешил навстречу спускающемуся по трапу высокому человеку в светло-синем комбинезоне.

Полковник Зейберт! Должно быть, в самом деле пло­хие новости.

Он медленно двинулся ему навстречу.

Увидев его, полковник махнул рукой - кажется, он весел и оживлен. В руках у него был красный пакет для покупок.

Менгеле прибавил шагу.

- Есть новости? - крикнул он еще издалека.

Полковник кивнул, улыбаясь.

- Да! И хорошие!

Слава Богу. Он пустился бегом.

- Я так волновался!

Они обменялись рукопожатием. У полковника было приятное лицо с правильными нордическими чертами и светлыми волосами; улыбаясь, он сказал.

- Состоялась связь со всеми «коммивояжерами». Они повидались со всеми октябрьскими «покупателями»; с четырьмя встреча состоялась в точно намеченные даты, с двумя на день раньше, а с одним на день позже.

Менгеле прижал руки к груди и перевел дыхание.

- Слава Богу! Я так беспокоился, увидев самолет!

- Мне захотелось полетать, - сказал полковник. - Сегодня такой прекрасный день.

Они бок о бок двинулись по тропинке.

- Все семеро?

- Все семеро. И без сучка, без задоринки, - полков­ник протянул пакет. - Это для вас. Таинственная по­сылка от Австрийца.

- Ах, да, - сказал Менгеле, беря ее. - Благодарю. Никаких тайн. Я попросил его прислать мне немного шелковой материи; одна из моих горничных шьет мне рубашки из него. Вы останетесь на ленч?

- Не могу, - сказал полковник. - В три часа я должен начать готовиться к свадьбе внучки. Вы знаете, что она выходит замуж за внука Эрнста Реблинга? За­втра. Хотя я успею попить с вами кофе и поговорить.

- Подождите, пока вы не обозрели мои графики.

- Графики?

- Сейчас увидите.

Осмотрев их, полковник преисполнился энтузиазма.

- Великолепно! Просто произведение искусства! Вы ведь не сами с этим справились?

Кладя пакет на стол, Менгеле с удовольствием улыб­нулся:

- Господи, конечно, нет. Сомневаюсь, чтобы мог правильно провести хоть одну линию. Ко мне прилетал человек из Рио.

Полковник, не скрывая удивления, повернулся и воп­росительно уставился на него.

- Не беспокойтесь, - поднял Менгеле руку. - По пути домой он попал в катастрофу.

- С тяжелым исходом, я надеюсь, - сказал полков­ник.

- И весьма.

Принесли кофе. Полковник оторвался от лицезрения портретов фюрера и, наконец, они расселись на диване, перед которым на столике были сервированы маленькие, с золотыми ободками, чашечки с дымящейся черной жидкостью.

- Все они сняли себе квартиры, - рассказал полков­ник, - кроме Гессена, который приобрел трейлер. Но он собирается им пользоваться только до холодов. Я сказал им, чтобы они звонили раз в неделю, на тот случай, если что-то произойдет.

- Мне нужны точные даты, - сказал Менгеле, - когда были устранены эти люди. Для моих записей.

- Конечно, - полковник поставил блюдце с чашеч­кой на кофейный столик. - У меня все отпечатано. - Он засунул руку во внутренний карман.

Менгеле тоже поставил прибор и взял у полковника смявшиеся листы. Развернув их, он отодвинул текст на некоторое отдаление и, прищурившись, стал изучать его. Улыбаясь, он покачал головой.

- Четверо из семи точно в срок! - восхищенно ска­зал он. - Ну и ну!

- Они толковые ребята, - сказал полковник. - Швиммер и Мундт уже вышли на следующих. Фарнбаху пришлось поработать языком; он вечно задает кучу воп­росов.

- Знаю, - сказал Менгеле. - У меня с ним тоже хватило хлопот, когда я инструктировал его.

- Сомневаюсь, чтобы у него осталось еще какие-то вопросы, - сказал полковник. - Я ему все разжевал и вложил в рот.

- Благодарю вас, - Менгеле сложил приятно похру­стывающие листы и положил их на угол стола, аккурат­но подравнивая края. Глянув на график, он представил себе, с каким удовольствием закрасит семь клеточек, когда полковник покинет его.

- Вчера утром мне звонил полковник Рудель, - сказал полковник. - Он в Кота Браве.

- Вот как? - Менгеле сразу же понял, что полков­ника привело к нему не только желание насладиться полетом. Что за этим кроется? - Как он поживает? - спросил он, делая глоток кофе.

- Прекрасно, - сказал полковник. - Но кое-что его беспокоит. Он получил письмо от Гюнтера Венцлера с предупреждением: Яков Либерман в какой-то мере осве­домлен о нашей операции. Две недели назад он читал лекцию в Гейбельберге. И задал аудитории довольно странный «гипотетический вопрос». А приятель Венцле­ра, чья дочка там учится, рассказал ему, что происхо­дило.

- Что точно спрашивал Либерман?

Несколько мгновений полковник смотрел на Менгеле, а потом сказал:

- Почему мы - то есть, вы и все остальные - хотим уничтожить девяносто четыре шестидесятипятилетних гражданских служащих. Чисто «гипотетический вопрос».

Менгеле пожал плечами.

- Чего ему никогда не понять, - сказал он. - Не сомневаюсь, что никому не удастся найти правильный ответ.

- Рудель в этом тоже уверен, - согласился полков­ник, - но он хотел бы знать, каким образом Либерман смог поставить правильный вопрос. Похоже, вас это не особенно удивляет.

Сделав глоток, Менгеле небрежно сказал:

- Американец не успел прокрутить запись, когда мы нашли его. Он просто переговорил с Либерманом. - Поставив чашечку, он улыбнулся полковнику. - И я не сомневаюсь, что вы уже все это выяснили в телефонной компании.

Вздохнув, полковник склонился к Менгеле.

- Почему вы не рассказали нам? - спросил он.

- Откровенно говоря, - сказал Менгеле, - я боял­ся, что вы отложите начало операции, если Либерман начнет расследование.

- Вы были правы, именно это мы и собирались сделать, - подтвердил полковник. - Три или четыре месяца - какая в этом разница?

- Они могут полностью изменить результаты. И верьте мне, это именно так, полковник. Спросите любого психолога.

- В таком случае мы могли оставить в покое этих людей и по прошествии времени заняться следующими, которым подошел бы срок!

- И уменьшить выход на двадцать процентов? За первые же четыре месяца намечено восемнадцать чело­век.

- А вам не кажется, что таким образом вы куда больше сократите выход? - потребовал ответа полков­ник. - Только ли со студентами говорил Либерман? Завтра же могут арестовать людей, наших людей! И выход сократится на девяносто пять процентов.

- Прошу вас, полковник, - стал успокаивать его Менгеле.

- Предполагая, конечно, что вообще будет какой-то выход. Пока, как вы знаете, у нас есть только ваши заверения!

Менгеле сидел молча, с трудом переводя дыхание. Взяв чашку, полковник уставился в нее и снова поста­вил.

Менгеле выпустил воздух из легких.

- Результат, вне всякого сомнения, будет именно таков, как я предсказывал, - сказал он. - Останови­тесь, полковник, и подумайте минутку. Стал бы Либерман приставать с такими вопросами к студентам, если бы кто-то согласился выслушать его? Ведь все наши разъехались, не так ли? И спокойно делают свои дела? Конечно же, Либерман постарался переговорить с кем-то еще - пусть даже со всеми прокурорами и полицейски­ми Европы! Но вне всякого сомнения, они не обратили на его слова никакого внимания. А что еще вы от них ждали - старый ненавистник нацистов является с исто­рией, которая, не имея под собой никаких доказа­тельств, звучит чистым бредом. Вот на это я и рассчи­тывал, когда принимал решение.

- Не вам предстояло принимать решение, - сказал полковник. - И шестерым нашим людям в данный мо­мент угрожает куда большая опасность, чем та, которую мы обговаривали.

- Но их старания обеспечат ваше самое большое вложение, не говоря уже о высокой цели существования расы, - встав, Менгеле подошел к столу и взял сигарету из медного ящичка. - Во всяком случае, вода перехле­стнула через дамбу, - сказал он.

Полковник продолжал пить кофе, глядя в спину Менгеле. Опустив чашку, он сказал:

- Рудель потребовал от меня, чтобы я сегодня же отозвал наших людей.

Повернувшись, Менгеле чуть не выронил сигарету из губ.

- Не могу в это поверить, - сказал он.

Полковник кивнул.

- Он очень серьезно относится к своим обязанностям старшего офицера.

- Он несет ответственность и как ариец!

- Верно, но он никогда не был уверен, как все мы, что проект сработает; и вы это знаете, Иозеф. Боже милостивый, ну и работу мы провернули!

Менгеле, полный враждебности, стоял молча, ожидая развития событий.

- Я не раз излагал ему то, что вы мне говорили, - продолжил полковник. - Если мы отзовем людей и все будет в порядке, то Либерману не удастся ничего проню­хать - тогда почему бы не пустить их снова в поле? Он наконец согласился. Но за Либерманом теперь придется наблюдать, не сводя глаз - об этом позаботится Мундт - и если будет хоть малейший признак, что он о чем-то догадывается, тогда придется принимать решение: то ли убивать его, что может вызвать только активизацию расследования, то ли подставить ему своего человека.

- В таком случае все пойдет прахом, - тихо сказал Менгеле. - Все, чего мне удалось достичь. Все средства, что вы потратили на эксперименты и оборудование. Как он может даже подумать об этом? Я пошлю еще шесть человек, если эти будут схвачены. И еще шесть! И еще!

- Я согласен, Иозеф, согласен, - успокоил его пол­ковник. - И я очень хочу, чтобы вы высказали свое мнение, если придет пора принимать решение, и выска­зали его в полный голос. Но если Рудель узнает, что вы отправили людей на операцию, будучи в курсе дела, что Либерман предупрежден - он полностью отстранит вас от операции. Вы даже не будете получать ежемесячных отчетов. Я бы предпочел не вводить его в курс дела. Но прежде, чем я пойду на это, я хотел бы получить от вас заверение, что вы не будете принимать... никаких еди­ноличных решений.

- Относительно чего? Никаких решений больше при­нимать не надо, так как все на местах и занимаются своим делами.

Полковник усмехнулся.

- Могу себе представить, как вам хочется сесть на самолет и лично добраться до Либермана.

Менгеле затянулся сигаретой.

- Не смешите меня, - сказал он. - Вы же знаете, что мне нет ходу в Европу. - Повернувшись, он стрях­нул столбик пепла.

- Могу ли я получить от вас заверение, - снова задал вопрос полковник, - что вы не будете делать ровно ничего, имеющего отношения к операции без кон­сультации с Объединением?

- Конечно, можете, - сказал Менгеле. - В полной мере.

- Тогда я скажу Руделю: пока остается тайной, ка­ким образом до Либермана дошли эти слухи.

Менгеле недоверчиво покачал головой.

- Не могу поверить, - сказал он, - что этот старый дурак - я имею в виду Руделя, а не Либермана - может списать и такие средства, и гордость арийской расы, опа­саясь за безопасность шестерых обыкновенных людей.

- Деньги - лишь часть того, с чем нам приходится иметь дело, - сказал полковник. - Что же до смысла существования арийской расы, то, как я говорил, он ни­когда полностью не верил, что проект сработает. Я думаю, что для него он несколько смахивает на черную магию; этому человеку не свойственен научный склад ума.

- Вы, должно быть, были не в себе, дав ему право конечного решения.

- В свое время это препятствие не будет нам больше мешать, - сказал полковник. - Если к нам придет это время. Остается надеяться, что Либерман прекратит бол­тать даже со студентами, и в вашем графике рано или поздно заполнятся все девяносто четыре клеточки.

Он встал.

- Проводите меня к самолету.

Он выкинул вперед негнущуюся ногу и походкой ро­бота двинулся на поле, напевая:

- Вот идет невеста! - шаг! - Вся в белом! - шаг! Ну что за глупости! Меня ждет самая обыкновенная свадьба! Но попробуйте внушить это женщине.

Менгеле проводил его до самолета, помахал вслед поднявшейся в небо машине и вернулся в дом. В столо­вой его ждал ленч, которому он уделил внимание, после чего тщательно вымыл руки над раковиной и направился в кабинет. Основательно встряхнув баночку с кармином, он отверткой поддел плотно пригнанную крышку. Надев очки, взяв краску и новенькую кисточку, он поднялся по стремянке.

Аккуратно окунув кисточку в краску, он обтер о край баночки излишек ее, перевел дыхание, успокаиваясь, и тщательно наложил слой красной краски в квадратики рядом с именем - «Дюрнинг - Германия - 16.10.74».

Все получилось как нельзя лучше: ярко-красное на белом, четко и красиво.

Он чуть подправил свое произведение и обратился к другому квадратику: «Хорве - Дания - 18.10.74».

И «Гатри - США - 19.10.74».

Спустившись со стремянки, он сделал несколько ша­гов назад и внимательно изучил плоды рук своих.

Да, эти три квадратика смотрятся.

Взобравшись снова на стремянку, он закрасил очеред­ные клеточки: «Ранстен - Швеция - 22.10.74», и «Рауншенберг - Германия - 22.10.74», и «Лиман - Анг­лия - 24.10.74», и «Осте - Голландия -27.10.74».

Оказавшись внизу, он снова бросил взгляд на график.

Прекрасно, семь красных отметок.

Но чувство радости было омрачено.

Черт бы побрал Руделя! Черт бы побрал Зейберта! Черт бы побрал Либермана! Черт бы побрал всех!


***

Ад кромешный - вот куда он вернулся. Владелец дома, Гланцер, из которого получился бы отменный антисемит, если бы не тот прискорбный факт, что он сам был евреем, выкрикивал оскорбления в лицо миниатюр­ной перепуганной Эстер, пока Макс и смущенная моло­дая женщина, которую Либерман никогда здесь не ви­дел, возились со столом Лили, подталкивая его к дверям спальни. Из многочисленных ведер и тазов, расставлен­ных по всему помещению, доносилось музыкальное пе­рестукивание капель и струек воды, которые просачива­лись из мокрых пятен по всему потолку. На полу в кухне валялись осколки фаянсовой посуды. («О, эти крысы!» - то был голос Лили) и надрывался телефон.

- Ага! - заорал Гланцер, поворачиваясь и тыкая в него пальцем. - Вот она, явилась наша всемирная зна­менитость, которую совсем не беспокоит имущество бед­ного старого человека! Не ставьте свой чемодан, пол его не выдержит!

- Добро пожаловать домой, - сказал Макс, вцепив­шийся в край стола.

Либерман поставил чемодан и положил папку. Было воскресное утро и он ожидал, что в квартире его встре­тят тишина и покой.

- Что случилось? - спросил он.

- Что случилось? - взвизгнул Гланцер, проталкива­ясь к нему между двумя столами; его одутловатое лицо было багрово-красного цвета.

- Я скажу вам, что случилось! Наверху потоп, вот что! Вы так перегрузили тут полы, что трубы перекоси­лись! И дали течь! Вы думаете, они способны выдержать ту нагрузку, что вы на них навалили?

- Трубы дали течь наверху и я в этом виноват?

- Все связано! - заорал Гланцер. - Передалось напряжение! Весь дом рухнет из-за перегрузки, что вы тут устроили!

- Яков? - Эстер протянула ему трубку, прикрывая микрофон. - Человек по фамилии фон Пальмен, из Маннгейма. Он уже звонил на прошлой неделе. - Прядь волос выбилась из-под ее рыжеватого парика.

- Запиши его номер, я перезвоню ему.

- Я только что разбила розовую вазу, - мрачно сказала Лили, появляясь в дверях кухни. - Любимую вазу Ханны.

- Вон! - распространяя зловонное дыхание, оглуши­тельно завопил Гланцер. - Выкинуть все эти столы и шкафы. Тут квартира, а не офис! И стеллажи с папками тоже!

- Сам пошел вон! - на том же пределе громкости заорал Либерман - как он выяснил, это был лучший способ иметь дело с Гланцером. - Идите занимайтесь своими вонючими трубами! Это моя мебель, мои столы и шкафы! Разве в договоре упоминалось еще что-то, кроме обеденного стола и стульев?

- Вам в суде объяснят, что говорится в договоре!

- А вам объяснят, сколько с вас взыщут за эту ава­рию! Вон! - Либерман показал пальцем на дверь.

Гланцер заморгал. Заюлив взглядом, словно к чему- то прислушиваясь, он обеспокоенно взглянул на Либер­мана и кивнул.

- Не сомневайтесь, я уйду, - прошептал он. - Прежде, чем что-то случилось. Жизнь мне дороже, чем имущество.

Он вышел на цыпочках и прикрыл за собой двери.

Либерман топнул ногой и крикнул:

- Я хожу по полу, Гланцер!

Издалека донеслось:

- Он провалится!

- Не надо, Яков, - сказал Макс, беря Либермана за руку. - Тут все держится на честном слове.

Либерман повернулся. Оглядевшись, он поднял глаза к потолку и только застонал:

- Ой-ой-ой! - после чего закусил нижнюю губу.

Эстер, которая, встав на цыпочки, вытирала стеллаж с досье, сказала:

- Мы успели спохватиться, так что все не так плохо. Слава Богу, утром я была на кухне, пекла ореховый торт. Как только увидела, что тут делается, сразу же позвала Макса и Лили. Протекло только здесь и на кухне, а не в других комнатах.

Макс представил застенчивую молодую женщину с большими красивыми серыми глазами: их с Лили пле­мянница Аликс из Брайтона, из Англии, которая при­ехала к ним на каникулы. Пожав ей руку, Либерман поблагодарил за помощь, после чего снял наконец паль­то и включился в общий труд.

Они вытерли столы и мебель, опустошили полные тазы и ведра, вернули их под места протечек и постара­лись затереть вспучившуюся штукатурку на потолке.

Затем, рассевшись на столах и на той половине дива­на, что не отсырела, они принялись за кофе с тортом. Из протечек лишь временами стекали неторопливые струйки. Либерман немного рассказал о поездке и визи­тах к старым друзьям, об изменениях в них, которые бросились ему в глаза. Аликс, запинаясь, отвечала на вопросы Эстер о своей работе художницы по текстилю.

- Пришли некоторые пожертвования, Яков, - сооб­щил Макс, торжественно кивая седой гривой волос.

- Как всегда, после Святых Дней, - подтвердила Лили.

- Но в этом году больше, чем в прошлом, дорогая, - сказал Макс.

Кивнув, Либерман посмотрел на Эстер:

- Мне что-нибудь приходило из агентства Рейтер? Отчеты? Вырезки?

- Есть какой-то конверт с их грифом, - сказала Эстер, - и довольно большой. На нем сказано «Лично».

- Сообщения? - спросил Макс.

- Перед отъездом я переговорил с Сиднеем Байноном. Об истории, которую мне рассказал тот мальчик, Кохлер. О нем что-нибудь известно?

Они покачали головой.

Эстер поднялась, держа в руках блюдце с чашкой и сказала:

- Этого не может быть, слишком смахивает на бред.

Лили тоже поднялась, начав было собирать тарелки, но Эстер остановила ее:

- Оставь все, как есть, я уберу. Лучше пройдитесь с Аликс, покажите ей окрестности.

Макс, Лили и Аликс стали собираться, и Либерман от души поблагодарил их за помощь. Он поцеловал в щеку Лили, подал руку Аликс, пожелав ей хорошо провести отпуск, и похлопал Макса по спине. Закрыв за ними дверь, он подхватил чемодан и отнес его в спальню.

Заглянув в ванную, он взял пилюли, которые ему приходилось принимать в двенадцать часов, развесил всю одежду в шкафу и сменил пиджак на свитер, а туфли на шлепанцы. Держа в руке очки, он вернулся в гости­ную и, взяв папку, направился к высоким французским дверям в столовую, лавируя между столами.

- Я буду посматривать, не пойдет ли снова вода, - из кухни сказала Эстер. - Ты хочешь, чтобы я связала тебя с этим человеком из Маннгейма?

- Попозже, - сказал Либерман, располагаясь в гос­тиной, которая теперь стала его кабинетом.

Стол был завален журналами и стопками вскрытых писем. Положив папку, он включил настольную лампу и надел очки, после чего из-под большой стопки бумаг вытащил несколько конвертов. Он сразу же нашел серый конверт из агентства Рейтер, пухлый и с четко выписан­ным адресом. Такой толстый?

Усевшись, он расчистил перед собой место, отодвинув скопившуюся почту на край стола. Фотография Ханны перевернулась, а несколько журналов шлепнулось на пол.

Он сдернул липкую ленту по краям клапана конверта и раскрыл его. На зеленое сукно стола вывалилась куча газетных вырезок и оторванных телетайпных лент. Двадцать, тридцать, еще и еще; некоторые представляли собой фотокопии или наскоро отхваченные ножницами куски из газетных полос. «Маnn getotet in Autounfall; Priest Slain by Robbers; Eesv&da dodar man, 64». Ha отдельных вырезках были желтые и синие ярлычки с датами и названиями газет. Всего больше сорока сооб­щений.

Он заглянул в конверт и извлек оттуда еще пару маленьких вырезок и пачку их, обернутых листом белой бумаги.

«Держите меня в курсе дела, - было написано на нем аккуратным мелким почерком в самом центре. - С.Б. 30 окт.»

Отложив в сторону конверт, он разложил вырезки и сообщения по всему столу для лучшей видимости - неправдоподобное обилие текстов на французском, анг­лийском, немецком - и еще на шведском, датском и других, которых он не мог разобрать, кроме разве не­скольких слов тут и там. «Dod», конечно же, означало «смерть» или «мертвый».

- Эстер! - крикнул он.

- Да?

- Словари для перевода - шведский и датский! А также голландский и норвежский.

Он взял вырезку на немецком: «В результате взрыва на химическом заводе в Золингене погиб ночной сторож Август Мор, шестидесяти пяти лет». Нет, не то. Он отложил в сторону.

И тут же снова взялся за нее. Разве мелкий граждан­ский служащий не может подрабатывать по ночам? Со­мнительно для шестидесятипятилетнего человека, но возможно. Взрыв произошел утром того дня, когда ему стала известна эта история, если исчислять ее с 20-го октября.

Вспыхнул верхний свет, и вошедшая Эстер сказала:

- Они должны быть где-то здесь.

Она подошла к обеденному столу и стала разгляды­вать корешки лежащих на столе книг.

- Датского у нас нет, - сказала она. - Макс поль­зовался норвежским.

Либерман вытащил блокнот из ящика письменного стола.

- Дай мне еще французский.

- Сначала я его должна найти.

Он нашарил ручку, валявшуюся среди почты. Снова глянув на вырезки, он корявым почерком написал на­верху большого желтого листа: «20-го, Мор Август, Золинген» и поставил рядом знак вопроса.

- Вот тебе словари, - объявила Эстер и положила перед ним несколько томов. - Норвежский, шведский, французский.

- И датский, будь любезна, - он отложил вырезку налево, куда будет складывать предполагаемые вариан­ты. Просмотрев одну из английских вырезок, в которой шла речь о священнике, он, поколебавшись, вздохнул и положил ее направо.

Вернулась Эстер, с трудом таща в руках еще несколь­ко томов. Он освободил для них место на краю стола.

- Все было в таком порядке, - пожаловалась она, опуская книги на стол.

- Я все приведу опять в порядок. Спасибо.

Она заправила под парик выбившуюся прядку волос.

- Тебе стоило бы оставить тут Макса, если нужно переводить.

- Я не подумал.

- Может, мне поискать его?

Он отрицательно покачал головой, беря еще одну вырезку на английском. «Ссора завершилась смертель­ным ударом ножа».

Эстер, обеспокоенно глядя на груду вырезок, спросила:

- Убито так много людей?

- Не все убиты, - сказал он, откладывая вырезку направо. - Некоторые погибли при несчастных случаях.

- Так как ты выяснишь, кто из них был убит наци­стами?

- Пока еще не знаю, - ответил он. - Мне придется все это изучать. - Он вытянул вырезку на немецком.

- Изучать?

- И пытаться найти что-то общее. Какую-то причину.

Прищурившись она посмотрела на него.

- Только потому, что тебе позвонил тот мальчик, а потом исчез?

- Спокойной ночи, Эстер, дорогая.

Она отошла от стола.

- А вот я бы писала статьи и зарабатывала деньги.

- Пиши, я буду их подписывать.

- Ты хочешь что-нибудь поесть?

Он покачал головой.

Несколько вырезок сообщили о смертях, которые ни­чем не бросались в глаза, походя на всех прочих; часть скончавшихся была то значительно старше, то младше обусловленного возраста. Много среди них было торгов­цев, фермеров, бывших промышленных рабочих или просто бродяг; кое-кто стал жертвой соседей, родствен­ников, хулиганских нападений. Он то и дело, пользуясь увеличительным стеклом, залезал в словарь: «makelaar in onroerende goederen» - это «агент по продаже недви­жимости», a «tulltjargteman» - таможенник. Варианты, которые следовало бы рассмотреть, он откладывал нале­во, все прочие направо. Много слов в вырезках из Дании ему удалось найти в норвежско-немецком словаре.

Когда день давно уже перевалил на вторую половину, он наконец просмотрел последнюю вырезку, положив ее направо.

Осталось одиннадцать сомнительных случаев.

Вырвав из блокнота список их, он начал чистый лист, располагая случаи по датам гибели людей.

Трое отошли в мир иной 16 октября: Хилери Чамбон в Бордо; Дюрнинг Эмиль в Гладбеке, городке неподалеку от Эссена и Лapc Перссон из Фагерсты в Швеции.

Зазвонил телефон; трубку сняла Эстер.

Двое 18-го: Гутри Малькольм в Тусоне...

- Яков? Снова из Маннгейма.

Он снял трубку своего аппарата.

- Говорит Либерман.

- Здравствуйте, герр Либерман, - сказал мужской голос. - Как прошло ваше путешествие? И выяснили ли вы причину девяноста четырех убийств?

Он сидел, застыв на месте и глядя на ручку, которую держал перед собой. Ему уже доводилось слышать этот голос, но он не мог припомнить, при каких обстоятель­ствах.

Кто говорит, будьте любезны? - спросил он.

- Мое имя Клаус фон Пальмен. Я слушал ваше вы­ступление в Гейдельберге. Может, вы помните меня. Я еще спросил у вас, в самом ли деле проблема носит только гипотетический характер.

Ну, конечно. Тот толковый светловолосый молодой человек.

- Да, я вас помню.

- Подсказали ли вам что-то стоящее в других ауди­ториях?

- Я больше не задавал этого вопроса.

- Но ведь он не был гипотетическим, не так ли?

Ему хотелось сказать, что вопрос был именно тако­вым и повесить трубку, но его удержал более сильный импульс: ему захотелось откровенно поговорить с чело­веком, который был готов поверить ему, пусть даже это будет недоверчивый молодой немец.

- Не знаю, - признался он. - Лицо, которое сооб­щило мне эти сведения... исчезло, так сказать. Может, он был прав, а может, и ошибался.

- Так я и предполагал. Заинтересует ли вас изве­стие, что двадцать четвертого октября в Пфорцхейме человек упал с моста и утонул? Ему было шестьдесят пять лет и до ухода на пенсию он служил в почтовом ведомстве.

- Мюллер Адольф, - сказал Либерман, глянув на свой список. - Я уже знаю о нем и еще о десяти других: в Золингене, Гладбеке, Бирмингеме, Тусконе, Бордо, Фагерсте...

- Ох...

Либерман улыбнулся, глядя на авторучку, и сказал:

- У меня свой источник информации в Рейтере.

- Это просто отлично! А предпринимали ли вы ка­кие-нибудь шаги для выяснения, считается ли нормаль­ным с точки зрения статистики, чтобы одиннадцать гражданских служащих шестидесяти пяти лет умерли насильственной смертью... сколько там прошло време­ни? - за три недели?

- Есть и другие, - сказал Либерман, - которые были убиты родственниками. И еще те, которых, я не сомневаюсь, Рейтер просто упустил из виду. И из всех их, я думаю, только шесть могут быть теми... тем, чего я боюсь. Что могут доказать шесть непримечательных случаев? И кроме того, кто ведет такую статистику? По насильственным смертям на двух континентах, с учетом возраста и прошлых занятий? Господи, да может быть, сначала стоит выяснить, что такое «норма с точки зре­ния статистики». Опросить не меньше дюжины страхо­вых компаний. Я не могу тратить время, списываться с ними.

- Обращались ли вы к властям?

- Кажется, именно вы указали, что в наши дни их не интересует поиск беглых нацистов, не так ли? Я пытался говорить, но меня даже не слушали. Можно ли их осуждать, если на деле я мог им сказать только, что, может быть, люди будут убиты, но я не знаю, по какой причине?

- Значит, мы должны выяснить эту причину и путь к ней лежит в расследовании отдельных случаев. Мы должны расследовать обстоятельства этих смертей и, что более важно, всю подноготную погибших - что они собой представляли, что у них было в прошлом.

- Благодарю вас, - сказал Либерман. - Я вспоми­наю те времена, когда мне практически не доводилось слышать «мы».

- Пфорцхейм меньше, чем в часе езды от меня, герр Либерман. Я изучаю право, иду третьим по успеваемо­сти на курсе, то есть я могу вполне изучить обстановку и задавать вопросы по делу.

- Я понимаю, что значит вопросы по делу, но по сути это отнюдь не ваше дело, молодой человек.

- Вот как? Почему же? Неужели только вы облада­ете правом бороться с нацизмом? В моей стране?

- Герр фон Пальмен...

- Вы изложили проблему на людях; вы должны были сообщить нам, что только вы имеете право ею заниматься.

- Послушайте меня, - Либерман покачал головой: ну и немец. - Герр фон Пальмен, - сказал он, - лицо, которое познакомило меня с этой проблемой, был моло­дой человек, такой же, как вы. Он был более вежлив и относился ко мне с большим уважением, но во всем прочем вы походили друг на друга. И можно с уверен­ностью утверждать, что он был убит. Вот почему вам не стоит заниматься этими делами: они для профессионалов, а не для любителей. Кроме того, вы можете все так запутать, что когда я приеду в Пфорцхейм, вы лишь осложните мое расследование.

- Я не собираюсь ничего путать и постараюсь не дать себя убить. Хотите, чтобы я позвонил вам и выложил все, что мне удастся узнать или же мне держать эту информацию при себе?

Либерман напряженно пытался понять, как ему оста­новить этого неофита; конечно же, ему ничего не при­шло в голову.

- Вы хоть знаете, какую информацию собирать? - спросил он.

- Естественно, знаю. Кому Мюллер оставил свои деньги, с кем он поддерживал отношения, каких он придерживался политических взглядов, чем занимался во время войны.

- Где он родился...

- Знаю. И все подробности того вечера.

- Кроме того, были ли у него какие-то контакты с Менгеле то ли во время войны, то ли сразу после нее. Где он служил? Был ли он когда-нибудь в Гюнцбурге?

- В Гюнцбурге?

- Где жил Менгеле. И попытайтесь не вести себя подобно прокурору...

- При желании я могу производить на людей самое лучшее впечатление, герр Либерман.

- Я не могу ждать, пока вы мне это продемонстри­руете. Дайте, пожалуйста, мне ваш адрес; я вышлю вам снимки трех человек, которые предположительно могли иметь отношение к этому убийству. Снимки старые, были сделаны примерно тридцать лет назад, и по край­ней мере один из них перенес пластическую операцию, но они могли болтаться где-то поблизости и, может быть, кто-то видел чужаков. Кроме того, я вышлю вам письмо, подтверждающее, что вы работаете на меня. Или вы­слать вам подтверждение, что это я работаю на вас?

- Герр Либерман, я испытываю к вам искреннее восхищение и глубоко уважаю вас. Верьте, я просто горд, что могу оказать вам какое-то содействие.

- Хорошо, хорошо.

- Ну, разве я не могу быть обаятельным? Вы убеди­лись?

Либерман записал адрес фон Пальмена и его телефон, дал ему еще несколько указаний и повесил трубку.

«Мы». Но, может быть, парень справится; похоже, что он в самом деле достаточно толковый.

Закончив со вторым списком, он несколько минут изучал его, а потом открыл левый ящик письменного стола и достал оттуда папку со снимками, которые со­брал из всех своих досье. Он подобрал снимки Гессена, Клейста и Траунштейнера - на крупнозернистой фото­бумаге были изображены улыбающиеся молодые люди в форме СС; скорее всего, сегодня эти снимки были уже бесполезны, но они были лучшими из того, что у него имелось.

- Эстер! - крикнул он, бросая их на стол.

Гессен, улыбаясь, глядел на него: темноволосый юно­ша с волчьим оскалом обнимал своих сияющих родите­лей. Либерман перевернул снимки и на обороте, где излагались данные по Клейсту, приписал: «Волосы те­перь серебряного цвета. Перенес пластическую опера­цию».

- Эстер?

Взяв снимки, он поднялся и вошел в комнату.

Сидя у стола, Эстер спала, положив голову на сло­женные руки.

На цыпочках он подошел к столу, положил на его угол снимки и также на цыпочках через гостиную на­правился в спальню.

- Куда ты направляешься? - окликнула его Эстер.

Удивившись, что она сразу же услышала его, он от­ветил:

- В ванную.

- Я хотела сказать - куда ты едешь?

- Ах, это, - сказал он. - В одно местечко рядом с Эссеном - в Гладбек. И в Золинген. С тобой все в порядке?


Выйдя из гостиницы, Фарнбах остановился. Его при­вели в восхищение фосфоресцирующие беловато-фиоле­товые сумерки, которые, как его заверил портье в гос­тинице, будут стоять несколько часов; он натянул перчатки, поднял меховой воротник и поплотнее напялил шапку на уши. В Сторлиене было не так холодно, как он опасался, но все же достаточно зябко. Слава Богу, что ему не надо ехать севернее; жизнь в Бразилии сде­лала из него сущую мимозу.

- Сэр? - кто-то тронул его за плечо. Он повернулся, увидев возвышавшегося над ним человека в черной шля­пе, который держал в руке удостоверение. - Инспектор- детектив Лофквист. Могу ли я перекинуться с вами парой слов, будьте любезны.

Фарнбах взял удостоверение в кожаной обложке с пластиковым покрытием. Он сделал вид, что в сумерках ему трудно разобрать текст, хотя это было не так, но ему нужно было время, чтобы обдумать ситуацию. Вер­нув удостоверение инспектору-детективу Ларсу Леннар­ту Лофквисту, он выдавил из себя любезную улыбку (по крайней мере, он на это надеялся) и, стараясь не выда­вать охватившие его тревогу и беспокойство, сказал:

- Да, конечно, инспектор. Я приехал сегодня днем и сомневаюсь, чтобы успел нарушить какие-то законы.

Улыбаясь ему в ответ, Лофквист сказал:

- Я в этом тоже уверен, - он засунул удостоверение во внутренний карман своего черного кожаного пальто. - Если вы не против, можем пройтись и переговорить.

- Прекрасно, - согласился Фарнбах. - Я собирался бросить взгляд на водопад. Похоже, что тут больше нечем заниматься.

- Да, в это время года, - они двинулись по мощен­ной булыжником мостовой перед гостиницей. - В июне и июле тут несколько веселее, - сказал Лофквист. - Всю ночь светит солнце и полно туристов. К концу августа даже центр города к семи-восьми вечера выми­рает и вообще тут тихо, как на кладбище. Вы вроде немец.

- Да, - сказал Фарнбах. - Моя фамилия Буш. Вильгельм Буш. Я коммивояжер. Надеюсь, это не вызы­вает у вас беспокойства, инспектор?

- О нет, отнюдь, - они миновали каменную арку. - Можете не волноваться. Наше общение носит совершен­но неофициальный характер.

Они повернули направо и бок о бок двинулись по выщербленной кладке дороги. Улыбнувшись Фарнбах сказал:

- Даже совершенно невинный человек испытывает какое-то смущение, когда его хлопает по плечу инспек­тор-детектив.

- Наверно, так и есть, - согласился Лофквист. - Прошу прощения, если я обеспокоил вас. Просто мне приходится присматриваться ко всем иностранцам. К немцам в особенности. И встречаясь с ними... я получаю удовольствие от разговора. Что вы продаете, герр Буш?

- Шахтное оборудование.

- Вот как?

- Я представляю в Швеции фирму «Оренштейн и Копель» из Любека.

- Не могу утверждать, что слышал о ней.

- Она достаточно известна в своей области деятель­ности, - поведал Фарнбах. - Я работаю на них вот уже четырнадцать лет. - Он глянул на детектива, что шел слева от него. Чуть вздернутый кончик носа и четкая линия подбородка напомнили ему о капитане, под командой которого он когда-то служил в СС: тот тоже начинал допросы с небрежных безобидных слов, что, мол, не стоит беспокоиться; совершенно неофициально. Потом уже шли обвинения, настойчивые вопросы, пыт­ки.

- Оттуда вы и приехали? - спросил Лофквист. - Из Любека?

- Нет. По сути, я родом из Дортмундта и живу сейчас в Рейнфельде, который рядом с Любеком. То есть, когда я не в Швеции, так точнее. У меня квартира в Стокголь­ме.

Как много, подумал Фарнбах, известно этому сукину сыну и, ради Бога, что он вынюхивает? Неужели вся операция провалилась? Неужели Гессен, Клейст и все прочие сейчас находятся в таком же положении или же только ему не повезло?

- Повернем здесь, - показывая на лесную тропинку справа от них, сказал детектив. - Она ведет к самому лучшему пункту обзора.

В сгущающейся тьме они двинулись по склону холма по узкой тропке. Фарнбах расстегнул верхнюю пуговицу пальто, чтобы мгновенно выхватить револьвер, если де­ла пойдут хуже некуда.

- Я сам некоторое время провел в Германии, - сказал Лофквист. - Плыл на пароходе в Любек.

Он перешел на немецкий; говорил он на нем безуко­ризненно. Сбитый с толку Фарнбах подумал, что, может быть, в самом деле нет оснований для тревоги; почему бы не допустить, что Ларс Леннарт Лофквист всего лишь решил попрактиковаться в немецком? Но вряд ли стоило на это рассчитывать. Он сказал:

- Вы отлично говорите по-немецки. Поэтому вы и ищете уроженцев Германии, чтобы получить возмож­ность попрактиковаться?

- Я говорю не со всеми немцами, - возразил Лофк­вист. и в голосе его слышалось сдерживаемое веселье.

- Только с бывшими капралами, которые прибавили в весе и называют себя «Буш» вместо «Фарнштейн».

Остановившись, Фарнбах уставился на него.

Улыбаясь, Лофквист снял шляпу; глядя на спутника, он отодвинулся чуть в сторону, чтобы оказаться на свету - смеясь, он повернулся лицом к Фарнбаху и сделал вид, что указательным пальцем поправляет несуществу­ющие усы.

Фарнбах был изумлен.

- О, Господи, - выдохнул он. - Только секунду назад я думал о вас. Не могу представить... о, Господи! Капитан Хартунг!

Они с энтузиазмом обменялись рукопожатием, капи­тан радостно обнял Фарнбаха и хлопнул его по спине; затем, снова надвинув шляпу, он положил обе руки Фарнбаху на плечи и, улыбаясь всмотрелся в него.

- Какая радость видеть перед собой одно из знако­мых лиц, - воскликнул он. - У меня прямо слезы к глазам подступают, черт побери!

- Но... но как это может быть? - с трудом приходя в себя от изумления, спросил Фарнбах. - Я... я просто потрясен!

Капитан расхохотался.

- Если вы можете быть Бушем, - сказал он, - почему бы мне не быть Лофквистом? Господи, да я и говорить стал с акцентом. Вы только послушайте меня; я самый доподлинный гребаный швед!

- И вы в самом деле детектив?

- С головы до ног.

- Господи, ну и напугали вы меня, сэр.

Капитан с сочувствием кивнул, потрепав Фарнбаха по плечу.

- Да, мы все еще боимся, что топор может обрушить­ся нам на головы, а, Фарнбах? Даже после всех этих лет. Поэтому я и не спускаю глаз с иностранцев. Порой мне снится, что я стою перед трибуналом!

- Просто я не могу поверить, что это вы! - все еще не в силах придти в себя, сказал Фарнбах. - Не помню, чтобы я когда-либо был так удивлен!

Они продолжали двигаться по тропинке.

- Я никогда не забываю ни лиц, ни имен, - капитан положил руку Фарнбаху на плечо. - Я обратил на вас внимание, еще когда вы стояли около своей машины на бензозаправке у Крондиксваген. Это капрал Фарнштейн в элегантном пальто, сказал я себе. И могу биться об заклад на сто крон.

- Фарнбах, сэр, а не «штейн».

- Вот как? Пусть будет так. Прошло тридцать лет, а я помню всех, кем командовал. Конечно, я должен был быть абсолютно уверен прежде, чем заговорить. Вас выдал голос, он совершенно не изменился. Да и бросьте это «сэр», идет? Должен признаться, что чертовски при­ятно снова слышать вас.

- Ради Бога, какими ветрами вас сюда занесло? - спросил Фарнбах. - И к тому же детективом... и все такое!

- История достаточно обыкновенная, - сказал капи­тан, снимая руку с плеча Фарнбаха. - Моя сестра была замужем за шведом, и они жили на ферме под Сконе. Меня взяли в плен, но я бежал из лагеря и на судне добрался из Любека до Треллеборга - об этом плавании я и упоминал - и спрятался у них. Он принял меня не особенно ласково. Ларс Леннарт Лофквист. Чистый с.с., сукин сын; он просто ужасно обращался с бедной Эри. Примерно через год мы с ним жутко поругались и я прикончил его, конечно, случайно. Ну, мне оставалось лишь поглубже закопать его и занять его место! Физи­чески мы походили друг на друга, так что мне подошли его бумаги, да и Эри была только рада избавиться от него. Если появлялся кто-то из тех, кто его знал, я заматывал бинтами физиономию, а Эри всем говорила, что взорвалась керосиновая лампа и мне теперь трудно говорить. Через пару месяцев мы продали ферму и пе­ребрались севернее. Сначала в Сундсвалл, где работали на консервном заводе, что было ужасно, а через три года сюда, в Сторлиен, где оказалась вакансия в полиции и работа для Эри в магазине. Вот так все и получилось. Мне нравится работа в полиции, да и что может быть лучше, чтобы держать все под контролем, если кто-то начнет вынюхивать тебя? Рев, который вы слышите, и есть водопад; он как раз за поворотом. Ну, а как с вами, Фарнштейн? То есть, Фарнбах! Как вы стали герром Бушем, странствующим коммивояжером? Да это ваше пальто, наверно, стоит больше, чем я зарабатываю за год!

- Я не «герр Буш», - мрачно сказал Фарнбах. - Я«сеньор Пас» из Порто-Аллегре, из Бразилии. Буш - это прикрытие. Я здесь по заданию Объединения Дру­зей, и мне предстоит совершенно идиотская работа.

Теперь настала очередь капитана застыть на месте и удивленно воззриться на своего спутника.

- Вы хотите сказать... это реально? Что Объедине­ние существует? И это не ... не газетные утки?

- Оно в самом деле есть, и все в порядке, - заверил его Фарнбах. - Они помогли мне обосноваться там, нашли хорошую работу...

- И теперь они здесь? В Швеции?

- Теперь здесь я и только я; они же по-прежнему там и вместе с доктором Менгеле трудятся над «вопло­щением в жизнь цели арийской расы». Во всяком случае, так мне было сказано.

- Но... но это же просто потрясающе, Фарнштейн! Господи, да это же самая восхитительная новость, кото­рую... С нами не покончено! Нас не одолеть! Так что же делается? Вы мне можете рассказать? Неужели это будет нарушением приказа, если вы что-то расскажете офицеру СС?

- Да имел я эти приказы, меня уже мутит от них, - сказал Фарнбах. Несколько мгновений он смот­рел на изумленного капитана, а потом сказал:

- Я явился сюда, в Столиен, чтобы убить школьного учителя. Пожилого человека, который не был нашим врагом, и который ни на волосок не может изменить ход истории. Но убийство и его, и еще кучи других - это часть «святой операции», которая когда-то должна будет снова привести нас к власти. Так говорит доктор Менге­ле.

Повернувшись, он двинулся вверх по тропке.

Растерянный капитан было уставился ему вслед, а затем, полный гневного возбуждения, поспешил за ним.

- Черт побери, в чем же смысл? - потребовал он ответа. - Если вы не можете мне сказать, так и сообщите! И не считайте меня... что за дерьмо! Вы хотите с помощью дешевых штучек избавиться от меня, Фарнбах!

Фарнбах, с трудом дыша через нос, выбрался на не­большой балкончик на нависающей над водопадом ска­ле, и, ухватившись обеими руками за железные перила, пристально уставился на стену воды, что летела в провал слева от него. Провожая взглядом ее потоки, которые летели в дымящуюся водяной пылью бездну, он время от времени сплевывал в провал.

Капитан резко развернул его лицом к себе.

- Это дешевый номер! - заорал он на пределе гром­кости, перекрывая гул водопада. - А я было вам в самом деле поверил!

- Это не дешевый номер, - повторил Фарнбах. - Это правда до последнего слова! Две недели назад я убил человека в Гетеборге - опять-таки школьного учителя, Андерса Рунстена. Вы слышали о нем что-нибудь? Я - ни слова. Как и все прочие. Совершенно безобидный человек шестидесяти пяти лет, на пенсии. Ради Бога, он коллекционировал пивные бутылки! Он просто замучил меня, демонстрируя все свои восемьсот тридцать скля­нок! Я... я прострелил ему голову и опустошил бумаж­ник.

- В Гетеборге, - пробурчал капитан. - Да, что-то припоминаю из сводки!

Повернувшись к перилам, Фарнбах снова схватился за них, уставившись на этот раз на каменную стену в брызгах воды.

- И в субботу мне предстоит расправиться с дру­гим, - сказал он. - Это бессмысленно! Это бред! Как таким образом можно чего-то... чего-то достичь?

- Есть какие-то определенные числа?

- Все должно выполняться с предельной точностью.

Капитан подошел поближе к Фарнбаху.

- И этот приказ вы получили от офицера, старшего вас по званию?

- От Менгеле, который действовал с одобрения Ор­ганизации. В то утро, когда мы покидали Бразилию, нас одарил рукопожатием полковник Зейберт.

- Так что не только вы?...

- Другие люди действуют в других странах.

Схватив Фарнбаха за руку, капитан гневно обратился к нему:

- Тогда чтобы я больше не слышал от вас слова «Да имел я эти приказы!» Вы капрал, который призван вы­полнять свой долг, и если начальство предпочло не говорить вам о причинах его, значит, у них были на то основания. Боже милостивый, да вы же член СС, так и ведите себя соответственно. «Моя часть - моя вер­ность». Эти слова должны быть навечно врезаны у вас в душе!

Стоя лицом к капитану, Фарнбах сказал:

- Война завершена, сэр.

- Нет! - заорал капитан. - Нет, если Объединение существует и на самом деле действует! Неужели вы сомневаетесь, что ваш полковник не знает, что делает? Мой Бог, человече, да если есть хоть один шанс из ста на восстановление величия Рейха, как вы можете не прилагать все силы, чтобы это осуществилось? Подумай­те об этом, Фарнбах! Возродить Рейх! Мы снова сможем вернуться домой! Как герои! В Германию - оплот по­рядка и дисциплины в этом долбаном мире!

- Но каким образом убийства старых безобидных людей...

- Кто этот учитель? Ручаюсь, что он далеко не так безобиден, как вам кажется! Кто он? Лундберг? Олафссон? Кто?

- Лундберг.

На мгновение капитан притих.

- Да, должен признаться, что выглядит он довольно безобидным, - сказал он, - но откуда мы знаем, что он представляет собой на самом деле? И откуда мы знаем, что известно вашему полковнику? И доктору! Да бросьте ломать себе голову, грудь вперед и выполняйте свой долг! Приказ есть приказ!

- Даже если он бессмыслен?

Прикрыв глаза, капитан набрал в грудь воздуха, по­сле чего уставился на Фарнбаха.

- Да, - твердо сказал он. - Даже если он бессмыс­лен. Смысл его понимает ваше начальство, иначе оно не отдавало бы его вам. Боже мой, перед нами снова забрез­жила надежда, Фарнбах, и неужели она сойдет на нет из-за вашей слабости?

Слегка нахмурившись, Фарнбах повернулся к капи­тану.

Тот продолжал стоять лицом к нему.

- У вас не будет никаких сложностей. Я сам покажу вам Лундберга. Могу даже рассказать о его привычках. Мой сын два года учится у него, и я отлично знаю его.

Фарнбах поглубже нахлобучил головной убор. Усмех­нувшись, он сказал:

- У Лофквиста... есть сын?

- Да, а почему бы и нет? глянув на него, капитан покраснел. - Ах, вот в чем дело, - сказал он и холодно добавил. - Моя сестра умерла в 57-м году. И потом я женился. У вас грязные мысли.

- Прошу прощения, - сказал Фарнбах. - Виноват.

Капитан засунул руки в карманы.

- Ну что ж, - сказал он. - Надеюсь, что смогу оказать вам содействие.

Фарнбах кивнул.

- Возрождение Рейха, - сказал он, - вот о чем я должен думать.

- Как и ваше начальство, и ваши подчиненные, - подхватил капитан. - Их судьба зависит от того, на­сколько удачно вы выполните свои обязанности; вы же не можете оставить их на произвол судьбы, не так ли? Я помогу вам с Лундбергом. В субботу я дежурю, но поменяюсь; нет проблем.

Фарнбах покачал головой.

- Это не Лундберг, - сказал он.

Сделав рывок вперед, руками в перчатках он нанес собеседнику удар в грудь. Капитан, изумленно вытара­щив глаза из-под полей шляпы, перевалился через пе­рила, тщетно пытаясь ухватиться руками за воздух. Перевернувшись через голову, он исчез в кипении пены далеко внизу.

Перегнувшись через перила, Фарнбах с сожалением проводил его взглядом.

- И не в субботу, - сказал он ему вслед.

Добравшись на рейсе Франкфурт-Эссен до аэропорта Мюлхейм в Эссене, Либерман, к своему удивлению, по­нял, что довольно хорошо чувствует себя. Не идеально, конечно, но у него нет тошнотных спазм, которые неиз­менно посещали его те два раза, что ему приходилось бывать в Руре. Отсюда все и пошло - орудия, танки, самолеты, подводные лодки. Оружие Гитлера ковалось именно здесь, и смог, висящий над Руром (Либерману довелось его вдохнуть в 59-м и еще раз в 66-м) был дымом не мирной промышленности, а зловещим призна­ком военных предприятий, несущих свою долю вины за войну; густая пелена его, сквозь которую едва пробива­лось солнце, висела над головами. И, попадая в эти места, он чувствовал подавленность; ему не хватало воз­духа, когда он вспоминал прошлое. Гнусь.

И на этот раз он готовился к тем же самым ощуще­ниям, но нет, чувствовал он себя довольно прилично; смог был лишь смогом, ничем не отличающийся от ман­честерского или питтсбургского, и ничто не давило на него. Скорее наоборот - это он, спешащий в новом такси «Мерседес», старался подгонять время. И даже опережать его. Всего два месяца тому назад он выслушал сбивчивую историю, которую ему излагал Барри Кохлер из Сан-Пауло и чувствовал обжигающую ненависть Менгеле; и вот он уже весь в деле, направляясь в Гладбек задавать вопросы об Эмиле Дюрнинге, шестидесяти пяти лет, «до недавнего прошлого служащего в Эссенской комиссии общественного транспорта». Был ли он убит? Был ли он каким-либо образом связан с остальны­ми людьми в других странах? В чем причина того, что Менгеле и Объединение Друзей хотели его смерти? Если в самом деле должны погибнуть девяносто четыре чело­века, то с вероятностью один к трем можно предполо­жить, что Дюрнинг был первым из них. Сегодня вечером он должен знать.


Но что, если... если Рейтер кого-то упустило из виду 16 октября? В таком случае возможность уменьшилась до одной к четырем или пяти. Или шести. Или к десяти.

Но не думай об этом, сохраняй бодрое расположение духа.

- Он зашел туда в проход, чтобы облегчиться, - с носовым северо-германским акцентом сказал инспектор Хаас. - Ему не повезло: он оказался в неподходящем месте в неподходящее время.

Инспектору было под пятьдесят лет и он производил впечатление исправного грубоватого служаки: краснова­тое лицо с рябинками оспинок, близко посаженные го­лубые глаза, короткий ежик седоватых волос. Мундир его был аккуратно выглажен, на столе был полный по­рядок, как и в кабинете. С Либерманом он был сдержан и вежлив.

- На него с третьего этажа свалилась целая стена. Прораб, что ведет разборку, сказал потом, что кто-то там основательно поработал рычагом, но, конечно же, он должен был выдвинуть такое предположение, верно? Проверить это, увы, не удастся, потому что первое, чем мы занялись, вытащив Дюрнинга из-под обломков, это пустили в ход рычаги, чтобы обвалить все, что еще может рухнуть. Мы пришли к выводу, что тут был самый настоящий несчастный случай. На этом мы и останови­лись; это же написали и в свидетельстве о смерти. Стра­ховая компания уже договорилась со вдовой; если бы тут был хоть малейший намек на убийство, будьте уверены, они бы так не торопились.

- Но тем не менее, - сказал Либерман, - это могло быть убийством, если предположить такой вариант.

- Зависит от того, что вы под этим подразумевае­те, - сказал Хаас. - В этом полуразрушенном здании могли обитать какие-то бродяги или хулиганы, да. Они увидели человека, который зашел за стенку облегчить­ся, и решили устроить себе гнусное развлечение. Да, это допустимо. В некоторой мере. Но убийство, имеющее под собой какие-то реальные мотивы, убийство, наце­ленное специально на герра Дюрнинга? Нет, вот это уж недопустимо. Каким образом некто, кто, допустим, сле­дил за ним, успел забраться на третий этаж и обрушить на него стену за то короткое время, что он находился под ней? В момент смерти он и мочился, а выпил он всего две кружки пива, а не двести.

Хаас усмехнулся.

- Его могли уже заранее выследить, - сказал Ли­берман. - Один человек ждал наготове, готовый к ре­шительному усилию, а второй, который был вместе с Дюрнингом... мог завлечь его в заранее обговоренное место.

- Как? «Почему бы вам не остановиться и не отлить, друг мой? Как раз вот здесь, где намалеван крест» - так, что ли? И к тому же из бара он вышел один. Нет, герр Либерман, - завершая разговор, сказал Хаас, - я сам тщательнейшим образом все проверил; можете быть уверены, что там был несчастный случай. Убийца не прибегал бы к таким ухищрениям. Они предпочитают действовать более простыми способами: выстрел, удар ножа, удавка. Вы это знаете.

- Разве что им приходится совершать много убийств, - задумчиво сказал Либерман, - и они стара­ются, чтобы все они... не походили друг на друга...

Прищурившись, Хаас уставился на него близко поса­женными глазами.

- Много убийств? - переспросил он.

- Что вы имеете в виду, сказав, что вы тщательней­шим образом все проверили? - спросил Либерман.

- На следующий же день тут оказалась сестра Дюрнинга и она прямо орала на меня, требуя, чтобы я арестовал фрау Дюрнинг и некого человека по фамилии Шпрингер. Не он ли... из тех, кем вы интересуетесь? Вильгельм Шпрингер?

- Возможно, - сказал Либерман. - Кто он такой?

- Музыкант. Если верить словам сестры, любовник фрау Дюрнинг. Жена была гораздо моложе Дюрнинга. И симпатичная к тому же.

- Сколько лет Шпрингеру?

- Лет тридцать восемь, тридцать девять. В ночь, когда произошел несчастный случай, он играл с оркест­ром в эссенской опере. Я думаю, что это избавляет его от подозрений, не так ли?

- Не можете ли вы мне что-нибудь рассказать о Дюрнинге? - попросил Либерман. - Кто был у него в друзьях здесь? В какие организации он входил?

Хаас покачал головой.

- У меня есть только самые обыкновенные данные о его облике, - он порылся в бумагах, лежащих на пись­менном столе. - Видел я его несколько раз, но никогда не общался с ним; они обосновались тут всего год назад. Вот они, данные: шестьдесят пять лет, сто семьдесят семь сантиметров роста, восемьдесят шесть килограм­мов. - Он глянул на Либермана. - О, вот одна вещь, которая может вас заинтересовать: у него был с собой револьвер.

- Неужто?

Хаас улыбнулся.

- Музейный экспонат, маузер «Боло». Его не чисти­ли, не смазывали и из него не стреляли Бог знает, сколько лет.

- Был ли он заряжен?

- Да, но, скорее всего, ему оторвало бы руку, решись он стрелять из него.

- Не могли бы вы сообщить мне номер телефона фрау Дюрнинг и ее адрес? - попросил Либерман. - И сестры покойного? А также адрес бара? И я двинусь.

Хаас написал все, что он просил, сверяясь с данными из папки.

- Могу ли я осведомиться, - спросил он, - почему вы заинтересовались этим происшествием? Ведь Дюр­нинг не «военный преступник», не так ли?

Либерман глянул на старательно писавшего Хааса и, помолчав, сказал:

- Нет, насколько я знаю, он не имеет отношения к военным преступникам. Но он мог быть в контактах с кем-то из них. Я проверяю слухи. Может, ничего в них и нет.

Бармену в «Лорелее» он сказал:

- Я ищу тут его приятеля, который считал, что происшествие не было несчастным случаем.

У бармена расширились глаза.

- Не может быть! Вы хотите сказать, что кто-то сознательно?.. О, Господи!

Он был маленьким лысым человеком с усами с наво­щенными кончиками. На красном лацкане сюртука кра­совался большой значок с улыбающейся физиономией. Он не спросил у Либермана фамилии, и тот не стал представляться.

- Часто ли он посещал вас?

Нахмурившись, бармен пригладил усы.

- Мм-м... как сказать. Не каждый вечер, но раз-два в неделю. Порой и днем заходил.

- Насколько я знаю, в тот вечер он был тут не один.

- Это верно.

- Был ли он с кем-то до того, как ушел?

- Он был один. Вот точно, как вы сейчас. Он ушел в большой спешке.

- Да?

- Ему еще и сдача причиталась, восемь с половиной марок, но он не стал даже дожидаться ее. Он всегда хорошо оставлял на чай, но не столько же. Так что я собирался вернуть их ему, когда он снова появится.

- Он о чем-нибудь говорил с вами, когда сидел тут и пил?

Бармен покачал головой.

- По вечерам я не могу позволить себе прохлаждать­ся за болтовней. Школа бизнеса устроила вечеринку, - он показал из-за плеча Либермана на зал, - и с восьми часов мы тут носимся как угорелые.

- Он тут ждал кого-то, - сказал с другого конца стойки бара круглолицый пожилой мужчина в жокей­ской шапочке и потрепанном плаще, застегнутом до самого горла. - Он то и дело посматривал на дверь, словно ждал появления кого-то.

- Вы знали герра Дюрнинга? - спросил Либерман.

- И очень хорошо, - сказал старик. - Я был на похоронах. Там было так мало народа! Я был просто удивлен.

И обращаясь к бармену, он сказал:

- Знаете, кого там не было? Оксенвальдера. Что меня удивило. Чем же таким важным он был занят?

Он обеими руками поднес ко рту пивную кружку и опустошил ее.

- Прошу прощения, - сказал бармен Либерману и двинулся к другому концу стойки, где сидели несколько человек.

Встав, Либерман прихватил с собой свой томатный сок и портфель и пересел поближе к старику.

- Обычно он располагался с нами, - старик вытер рот тыльной стороной ладони, - но в этот вечер он сидел один, вот тут, посередке, и все время посматривал на дверь. Кого-то ждал, все время сверялся со временем. Апфель говорит, что, наверное, ждал того коммивояже­ра, который был тут предыдущим вечером. Он же любил поговорить, наш Дюрнинг. Честно говоря, мы не особен­но жалеем, что его тут нет. Поймите меня правильно, мы, конечно, любили его и не потому, что порой он всем ставил выпивку. Но он бесконечно рассказывал одни и те же истории, снова и снова. Хорошие истории, но сколько же можно их слушать? Снова и снова, и все то же: как он обдуривал самых разных людей.

- И он их рассказывал тому коммивояжеру, что был тут предыдущим вечером? - предположил Либерман.

Старик кивнул.

- Он продавал какие-то лекарства. Сначала он бесе­довал со всеми нами, расспрашивал о городе, а потом сел вместе с Дюрнингом, который говорил без умолку, и они смеялись. Наконец-то он нашел настоящего слушателя своим историям.

- Это верно, я забыл, - добавил бармен, возвраща­ясь к ним. - Дюрнинг был тут и в вечер до несчастного случая. Что было странно для него: два вечера подряд.

- А вы знаете, сколько лет его жене? - спросил старик. - Я-то думал, что она его дочка, а оказывается, что она жена, то есть вдова.

- Вы запомнили того коммивояжера, с которым го­ворил Дюрнинг? - спросил Либерман у бармена.

- Не знаю, кем он был, - ответил бармен, - но запомнил. Со стеклянным глазом и с этакой манерой щелкать пальцами, которая меня чертовски раздражала; словно я все время должен к нему подскакивать.

- Сколько ему было лет?

Бармен аккуратно разгладил усы и подравнял их кон­чики.

- Да за пятьдесят, - сказал он. - Может, лет пятьдесят пять. - Он глянул на старика. - А ты что скажешь?

Старик кивнул.

- Примерно.

Либерман, расстегнув лежащий на коленях портфель, сказал:

- У меня есть несколько снимков. Они были сделаны довольно давно, но не могли бы вы посмотреть на них и сказать, напоминает ли кто-нибудь из них того комми­вояжера?

- С удовольствием, - сказал бармен, подходя по­ближе. Старик заерзал на стуле.

Вытаскивая снимки, Либерман спросил у старика:

- Он как-то называл себя?

- Не припоминаю. Да и в любом случае я бы не запомнил. Но я хорошо помню лица.

Либерман отодвинул стакан с томатным соком, раз­ложил на стойке снимки и отделил три из них, которые пододвинул старику и бармену.

Они нагнулись над глянцевитыми листиками, и ста­рик сдвинул жокейскую шапочку на затылок.

- Добавьте те тридцать лет, что прошли, - наблю­дая за ними, сказал Либерман. - Или тридцать пять.

Подняв глаза, они с настороженной неприязнью по­смотрели на него. Старик отвернулся.

- Никого не знаю, - сказал он, берясь за пивную кружку.

Бармен, глядя на Либермана, сказал:

- Вам не стоит показывать нам снимки... молодых солдат и ждать, что мы опознаем пятидесятипятилетнего человека, которого видели месяц назад.

- Три недели назад, - уточнил Либерман.

- Все равно.

Старик был поглощен своим пивом.

- Эти люди - преступники, - сказал им Либер­ман. - Они разыскиваются вашим правительством.

- Нашим правительством, - сказал старик, ставя кружку на мокрый картонный кружочек. - А не вашим.

- Это правда, - согласился Либерман. - Я австриец.

Бармен отошел, и старик посмотрел ему вслед.

Либерман, положив руку на россыпь снимков, накло­нился к старику и сказал:

- Этот коммивояжер, может быть, убил вашего друга Дюрнинга.

Старик, облизывая губы, не отрывал взгляда от круж­ки. Он крутил ее перед собой, придерживая за ручку.

Либерман с печалью посмотрел на него и, собрав снимки, засунул их обратно в портфель. Закрыв клапан, он защелкнул его замки и встал.

Вернувшийся бармен коротко сказал:

- Две марки.

Вынув пятимарковую банкноту, Либерман сказал:

- Дайте, пожалуйста, мелочи для телефона.

Зайдя в будку таксофона, он набрал номер фрау Дюрнинг. Линия была занята.

Он попробовал созвониться с сестрой Дюрнинга в Оберхаузене. Никто не ответил.

Он продолжал стоять в будке, поставив портфель между ног, и, прижав трубку к уху, думал, что он скажет фрау Дюрнинг. Вполне возможно, что она враж­дебно отнесется к появлению Якова Либермана, охотни­ка за нацистами; а даже если и нет, после обвинений своей золовки, она, скорее всего, откажется обсуждать Дюрнинга и обстоятельства его смерти с каким-то незна­комцем. Но что он может сказать ей, кроме правды? Каким иным образом добиться встречи с ней? Он поду­мал, что Клаус фон Пальмен в Пфорцхейме может до­биться лучших результатов, чем он. А ему очень нужно обойти его.

Он попытался еще раз связаться с фрау Дюрнинг, глядя на бумажку с ее номером, выписанным аккурат­ным почерком шеф-инспектора Хааса. На другом конце наконец освободилась линия.

- Да? - голос женский, быстрый и несколько испу­ганный.

- Это фрау Клара Дюрнинг?

- Да, кто это?

- Меня зовут Яков Либерман. Я из Вены...

Молчание.

- Яков Либерман? Тот человек, который... находит нацистов? - в голосе было удивление и растерянность, но не враждебность.

- Ищу их, - сказал Либерман, - и только иногда нахожу. Я приехал в Гладбек, фрау Дюрнинг, в надежде, что вы будете настолько любезны и уделите мне хотя бы полчаса своего времени. Я бы хотел поговорить о вашем покойном муже. Я предполагаю, что он мог быть втя­нут - совершенно случайно и даже ни о чем не подо­зревая - в отношения с некоторыми лицами, которые меня интересуют. Могу ли я поговорить с вами? Будет ли это удобно для вас?

Были слышны тонкие звуки кларнета. Моцарт?

- Эмиль мог быть втянут?..

- Может быть. Сам того не зная. Я нахожусь по соседству с вами. Могу ли зайти? Или вы предпочитаете встретиться где-нибудь вне дома?

- Нет. Я не могу встретиться с вами.

- Фрау Дюрнинг, прошу вас, это очень важно.

- Скорее всего, не смогу. Не сейчас. Вы выбрали самый неподходящий день.

- Тогда завтра? Я прибыл в Гладбек с единственной целью поговорить с вами.

Кларнет замолчал, а затем снова повторил послед­нюю музыкальную фразу - на этот раз точно Моцарта. Играет ее любовник Шпрингер? Почему сегодня самый неподходящий день?

- Фрау Дюрнинг?

- Ну хорошо. Я работаю до трех. Вы можете подойти завтра к четырем?

- Вы живете на Франкенштрассе, 12?

- Да. Квартира номер тридцать три.

- Благодарю вас. Завтра в четыре. Спасибо, фрау Дюрнинг.

Выйдя из телефонной будки, он спросил у бармена, как пройти к тому зданию, в котором Дюрнинг нашел свою смерть.

- Оно снесено.

- В таком случае, где оно было?

Бармен оторвался от мытья стаканов и ткнул пальцем.

- Вниз по улице.

Либерман прошел узкую улочку и пересек улицу пошире. Гладбек или, по крайней мере, эта его часть, был мрачным и серым городком, над которым висел смог.

Он стоял, глядя на выщербленные остатки стены быв­шего фабричного строения. Трое ребятишек играли сре­ди щебенки. За спиной одного из них был военный рюкзачок.

Он двинулся дальше. Следующая поперечная была Франкенштрассе; он проследовал по ней до 12-го номе­ра, обветшавшего многоквартирного дома, который в свое время считался современным строением; перед до­мом был маленький ухоженный газончик. Из трубы на крыше поднималась узкая струйка черного дыма, внося свой вклад в пелену смога.

Понаблюдав за женщиной, которая с трудом прота­скивала детскую коляску через стеклянные двери, он пошел по направлению к своей гостинице «Шултенхоф».

Очутившись в небольшом номере, убранном с типич­но немецкой аккуратностью, он попробовал снова созво­ниться с сестрой Дюрнинга.

- Бог да благословит вас, кто бы вы ни были! - приветствовала его женщина. - Мы только что вошли в дом. И вы первый, кто нам позвонил.

Прекрасно. Может, ему повезло.

- Здесь ли фрау Топпат?

- О, нет. Простите, но ее нет. Она уже в Калифор­нии или по пути туда. Мы позавчера приобрели у нее дом. Это спрашивают фрау Топпат! Она уехала жить со своей дочерью. Вам нужен ее адрес? Он у меня где-то тут записан.

- Нет, спасибо, - сказал Либерман. - Не утруж­дайтесь.

- Теперь тут все наше - и мебель, и золотые рыбки, и даже огород с овощами. Вы знаете этот дом?

- Нет.

- Он нем более, чем подходит. Прямо подарок от Господа Бога. Вы уверены, что вам не нужен ее адрес? Я могу найти его.

- Уверен. Спасибо. Удачи вам на новом месте.

Вздохнув, он повесил трубку и качнул головой. Удача и мне бы не помешала.

Умывшись и приняв свои полуденные пилюли, он расположился за крохотным письменным столом, открыл портфель и вытащил оттиск своей статьи об экстрадиции Фриды Малони.


Приоткрылась запертая на цепочку дверь и в щель, отбросив со лба прядку темных волос, выглянул подро­сток. Ему было лет тринадцать, он был худ и остронос.

Либерман, подумав было, что попал в другую кварти­ру, спросил:

- Это апартаменты фрау Дюрнинг?

- А вы герр Либерман?

- Да.

Звякнула цепочка, и дверь приоткрылась.

Это, наверно, внук, прикинул Либерман или даже, может быть, учитывая, что фрау Дюрнинг была намного моложе своего мужа, сын. Или же, возможно, сосед, которого фрау Дюрнинг пригласила, чтобы не оставаться наедине с незнакомым посетителем.

Кто бы он ни был, мальчик приоткрыл перед ним дверь, и Либерман вошел в прихожую с зеркальными стенами, с которых на него удивленно посмотрели три его образа с взлохмаченными волосами («Причешись! - вечно требовала от него Ханна. - Приведи в порядок усы! Не сутулься!»), и он увидел, как несколько маль­чиков в темных брюках и белых рубашках закрывают двери и накидывают цепочки. Он повернулся к настоя­щему мальчику.

- Фрау Дюрнинг дома?

- Она говорит по телефону, - мальчик протянул руку за шляпой Либермана.

Передавая ему головной убор, Либерман улыбнулся и сказал:

- Вы ее внук?

- Ее сын.

Вопрос был дурацким, и мальчик не мог скрыть ус­мешки. Он открыл дверь гардероба, на которой тоже было укреплено зеркало. Поставив портфель, Либерман снял пальто; сквозь приоткрытую дверь он видел перед собой гостиную с обилием стекла и хромированного ме­талла. Из-за массы вещей она напоминала склад мага­зина, в котором человек довольно неуютно чувствовал себя.

Улыбаясь, он передал пальто мальчику, который, на­супившись, старательно повесил его на плечики. Он был Либерману по грудь. В гардеробе висело несколько паль­то и шубка из подделки под леопардовую шкуру. Взъе­рошенное чучело вороны или какой-то другой птицы таращилось с полки, на которой лежали шляпы.

- Это ваша птица? - спросил Либерман.

- Да, - ответил мальчик. - Моего отца.

Он прикрыл двери и стоял перед Либерманом, глядя на него светло-голубыми глазами.

Либерман поднял портфель.

- Вы убиваете нацистов, когда их ловите? - спросил мальчик.

- Нет, - ответил Либерман.

- Почему?

- Это противозаконно. Кроме того, куда лучше, что­бы они представали перед судом. Тогда о них могут узнать многие люди.

- Что узнать? - скептически посмотрел на него мальчик.

- Кто они были и что они делали.

Либерман направился в гостиную. Его встретила жен­щина, маленькая и светловолосая, в черной юбке, кур­точке и глухом, до горла, свитере; симпатичная женщи­на сорока с небольшим лет. Кивнув, она улыбнулась ему, продолжая стоять с плотно сцепленными перед собой руками.

- Фрау Дюрнинг? - подошел к ней Либерман. Она протянула ему руку и он пожал ее маленькую холодную ладошку. - Благодарю вас за возможность встретиться с вами, - сказал он. Чувствовалось, что она прибегает к услугам косметики, но ее возраст выдавали легкие морщинки в углах зеленовато-синих глаз. От нее шел запах изысканных духов.

- Прошу вас, - не без смущения сказала она, - не могли бы показать ваше удостоверение личности?

- О, конечно, - согласился Либерман. - Весьма предусмотрительно с вашей стороны. - Он переложил портфель в другую руку и полез во внутренний карман.

- Я не сомневаюсь, что вы... вы тот, кем себя и назвали, - сказала фрау Дюрнинг, - но я...

- Его инициалы у него на шляпе, - из-за спины сказал мальчик. - Я.С.Л.

Протягивая паспорт, Либерман улыбнулся фрау Дюр­нинг.

- Ваш сын настоящий детектив, - сказал он, пово­рачиваясь к мальчику. - Просто отлично. Я и не заме­тил, что ты обратил на них внимание.

Мальчик, отбросив темный чубик, удовлетворенно улыбнулся.

Фрау Дюрнинг вернула ему паспорт.

- Да, он довольно умен, - сказала она, улыбаясь сыну. - Только немного ленив. Вот, например, сейчас он должен заниматься домашними заданиями.

- Я не мог открывать двери и в то же время нахо­диться у себя в комнате, - буркнул мальчик, направля­ясь к выходу из гостиной.

Фрау Дюрнинг взъерошила ему непослушные волосы, когда он проходил мимо нее.

- Я знаю, дорогой, я только поддразниваю тебя.

Мальчик скрылся в холле.

Фрау Дюрнинг вежливо улыбнулась Либерману, по­тирая руки, словно бы желая согреть их.

- Прошу вас, садитесь, герр Либерман, - пригласи­ла она его. Хлопнула дверь. - Не хотите ли кофе?

- Нет, благодарю вас, - сказал Либерман, - я только что выпил чаю на другой от вас стороне улицы.

- У Биттенера? Там я и работаю. От восьми до трех исполняю обязанности официантки.

- Очень удобно.

- Да, и я успеваю домой как раз к приходу Эрика.

Начала я работать в понедельник и пока все идет хоро­шо. Мне нравится.

Либерман расположился на жестком диване, а фрау Дюрнинг на стуле рядом. Она сидела прямо, сложив руки на коленях, обтянутых черной юбкой, и вниматель­но глядя на гостя.

- Первым делом, - сказал Либерман, - я хотел бы выразить вам свое соболезнование. Должно быть, сейчас вам приходится нелегко.

Опустив глаза на сцепленные пальцы рук, фрау Дюр­нинг сказала:

- Благодарю вас.

Кларнет старательно выводил гаммы, вверх и вниз; Либерман посмотрел в сторону холла, откуда доносились эти звуки и снова перевел глаза на фрау Дюрнинг. Она улыбнулась ему.

- Он очень способный.

- Да, - согласился Либерман. - Вчера я слышал его, когда говорил с вами по телефону. И решил, что играет взрослый человек. Это ваш единственный сын?

- Да, - подтвердила фрау Дюрнинг и гордо добави­ла. - Его ждет большое будущее в музыке.

- Надеюсь, отец его достаточно хорошо обеспе­чил, - Либерман улыбнулся. - Не так ли? - спросил он. - Очевидно, после мужа остались какие-то средства для вас и Эрика?

Удивленная фрау Дюрнинг кивнула.

- И еще своей сестре. Каждому по трети. Деньги Эрика лежат в банке. А почему вы спрашиваете об этом?

- Я пытаюсь понять, - сказал Либерман, - причи­ну, по которой нацисты из Южной Америки хотели убить его.

- Убить Эмиля?

Он кивнул, наблюдая за реакцией фрау Дюрнинг.

- И других тоже.

Она нахмурилась, глядя на него.

- Каких других?

- Из той группы, к которой он принадлежал. В самых разных странах.

Ее настороженность стала уступать место изумлению.

- Эмиль не принадлежал ни к какой группе. Вы хотите сказать, что он был коммунистом? Трудно допу­стить большую ошибку, герр Либерман.

- Он не получал писем? Ему не звонили извне Гер­мании?

- Никогда. Во всяком случае, здесь. Спросите в его бывшей конторе, может быть, там знают о какой-то группе, я-то точно ничего не знаю.

- Я уже был там утром, им тоже ничего не известно.

- Как-то раз, - сказала фрау Дюрнинг, - три или четыре года назад, звонила его сестра из Америки, где была в гостях. То был единственный запомнившейся мне звонок из-за границы. Да и еще как-то раз, еще раньше, откуда-то из Италии звонил брат его первой жены, пытаясь уговорить его вложить деньги во что-то... я не помню толком, что-то связанное с серебром. Или плати­ной.

- Он согласился?

- Нет. Он очень бережно относился к своим деньгам.

Звуки кларнета достигли ушей Либермана. Снова тот же Моцарт, что и раньше. Менуэт из «Квинтета для флейты» исполнялся просто мастерски. Он вспомнил о себе в том же возрасте, когда ему приходилось по два и три часа проводить за старым «Плейелем». Его мать, да упокой Господи ее душу, с той же гордостью говаривала: «Его ждет большое будущее в музыке». Но кто мог знать, что его будет ждать? И когда он последний раз садился за пианино?

- Я не понимаю, - сказала фрау Дюрнинг. - Эмиль не был убит.

- Он мог стать жертвой убийцы, - сказал Либер­ман. - За ночь до его гибели, он подружился с каким-то коммивояжером. Они могли договориться, если комми­вояжер не покажется в баре к десяти часам, встретиться вечером у того строения. Таким образом, он мог очу­титься там в нужное для убийцы время.

Фрау Дюрнинг покачала головой.

- Он ни с кем не мог договориться о встрече у подобного здания, - сказала она. - Даже с тем, кого хорошо знал. Он слишком подозрительно относился к людям. И, ради Бога, с какой стати им могли заинтере­соваться нацисты?

- Был ли у него с собой пистолет тем вечером?

- Он всегда держал его при себе.

- Всегда?

- Сколько я его знала, всегда. Он показал его мне при первой же встрече. Можете себе представить, при­тащить с собой пистолет на свидание? И еще хвастаться им? И что хуже всего, он произвел на меня впечатле­ние! - она покачала головой и удивленно вздохнула.

- Кого он боялся? - спросил Либерман.

- Всех. Коллег по работе, людей, которые просто смотрели на него... - фрау Дюрнинг доверительно скло­нилась к слушателю. - Он был слегка сдвинут ... ну, не сумасшедший, но и нормальным его нельзя было на­звать. Я как-то попыталась его кое-куда отвести, ну, вы понимаете, к врачу. Как-то по телевизору шла передача о таких людях, как он, которые думают, что все вок­руг... как бы строят против них заговоры, а когда пере­дача кончилась, я стала окольными путями ему наме­кать - ну, что тут поднялось! И я против него строю заговоры! Я хочу объявить его сумасшедшим! Он чуть не пристрелил меня тем вечером!

Откинувшись на спинку кресла, она перевела ды­хание и ее передернуло, после чего она подозрительно уставилась на Либермана.

- А как вы о нем узнали - он что, написал вам, что его преследуют нацисты?

- Нет, нет.

- Тогда почему вы решили, что они имеют к нему отношение?

- До меня дошли кое-какие слухи.

- Это ошибка. Можете мне верить, нацистам Эмиль понравился бы. Он был антисемитом, антикатоликом, он выступал против свободы, против всех и вся, кроме самого Эмиля Дюрнинга.

- Он был членом нацистской партии?

- Он мог им быть. Сам он утверждал, что не был, но до 1952-го года я его не знала, так что поручиться не могу. Вполне возможно, что и не был; он никогда не присоединялся ни к кому, если ему не было нужно.

- Чем он занимался во время войны?

- Служил в армии, был, кажется, капралом. Он ухитрился и там раздобыть себе непыльную работенку. То ли на продовольственном складе, то ли что-то такое. Во всяком случае, в безопасном месте.

- Он никогда не был в бою?

- Он был для этого «слишком умен». «Туда лезут только идиоты», говорил он.

- Где он родился?

- В Лаупендале, по другую сторону Эссена.

- И жил в этом районе всю жизнь?

- Да.

- Известно ли вам, бывал ли он когда-нибудь в Гюнцбурге?

- Где?

- В Гюнцбурге. Рядом с Ульмом.

- Никогда не слышала, чтобы он упоминал эти на­звания.

- А имя Менгеле? Упоминал ли он его когда-нибудь?

Она смотрела на него, удивленно вскинув брови, и покачала головой.

- Всего лишь еще пару вопросов, - сказал он. - Вы очень любезны. Боюсь, что мои поиски впустую.

- Не сомневаюсь, что так оно и есть, - улыбнув­шись, подтвердила она.

- Поддерживал ли он отношения с кем-то из значи­тельных лиц? Скажем, из правительства?

На несколько секунд она задумалась.

- Нет.

- Дружил ли он с кем-нибудь из заметных людей?

Она пожала плечами.

- С несколькими чиновниками из Эссена, если, с вашей точки зрения, они заметные личности. Кто-то он пожимал руку Круппу, что считал большим событием в жизни.

- Сколько времени вы были замужем за ним?

- Двадцать два года. С четвертого августа 1952 года.

- И за все эти годы вы ничего не знали и ничего не слышали о какой-нибудь международной группе, к ко­торой он мог принадлежать, состоящей из людей его возраста и его же положения в обществе?

- Никогда, - решительно мотнула она головой. - Ни слова.

- И он не вел никакой антинацистской деятельно­сти?

- Абсолютно. Он, скорее, был настроен пронацист­ски, чем анти. Он голосовал за национально-демократи­ческую партию, но и к ним он не присоединился. Он был не из тех, кого привлекают компании.

Откинувшись к жесткой спинке дивана, Либерман растер ноющий затылок.

- Хотите, я скажу вам, кто на самом деле убил его? - сказала фрау Дюрнинг.

Он удивленно посмотрел на нее.

Склонившись к нему, она убежденно сказала:

- Бог. Чтобы дать свободу глупой девочке с фермы после двадцати двух лет горя и унижений. И чтобы дать Эрику отца, который будет любить его и помогать ему вместо того, кто только обзывал его - это точно, он называл его только «психом» и «дебилом» - за желание стать музыкантом, а не только обеспеченным граждан­ским служащим. Не нацисты ли услышали мои мольбы, герр Либерман? - Она покачала головой, отвечая сама себе. - Нет, то был Божий промысел, и я возношу Ему благодарность каждую ночь после той, когда Он обрушил стену на Эмиля. Он мог сделать это и пораньше, но я все равно благодарна ему. «Лучше позже, чем никогда».

- Откинувшись на спинку кресла, она скрестила но­ги - между прочим, очень красивые - и на лице ее появилась улыбка облегчения.

- Вот так! - сказала она. - Ну, разве не великолепно ли он играет? Запомните это имя: Эмиль Дюрнинг. В свое время вы еще увидите его на стенах концертных залов!

Когда Либерман покинул Франкенштрассе, 12, начали сгущаться сумерки. Мостовые были заполнены машинами иавтобусами, а тротуары торопящимися прохожими. Он медленно брел в толпе, прижимая к себе портфель.

Дюрнинг оказался пустым местом: тщеславный и никчемный, не представляющий интереса ни для кого, кроме самого себя. Не было никаких убедительных при­чин, почему он мог стать целью заговора нацистов, которых отделяло от него полмира - даже его воспален­ному воображению это не могло прийти в голову. Ком­мивояжер в баре? Он мог быть просто одиноким торгов­цем, соскучившимся по компании. Торопливое исчезно­вение Дюрнинга в тот вечер, когда произошел несчаст­ный случай? Да есть масса причин, по которым человек может выскочить из бара.

Что, в свою очередь, могло означать, что жертвами, погибшими 16 октября, скорее всего, были Шамбон из Франции или Перссон в Швеции.

Или кто-то другой, на которого Рейтер не обратил внимания.

Или же, вполне возможно, ни один из них. Эх, Барри, Барри! Что ты должен был сообщить мне по телефону?

Он прибавил шагу, минуя прохожих на переполнен­ной Франкенштрассе.

На другой стороне ее Мундт тоже ускорил шаг, торо­пясь с нераскуренной сигарой во рту и газетой под мыш­кой.


***

Хотя ночь была сухой и ясной, прием был из рук вон плох, и Менгеле слышал лишь отрывки передачи: «Ли­берман был... трр-трр-трр... где Дюрнинг, наш первый, жил. Либер... трр-трр-тр... о нем, и он показывал сним­ки ... трр-трр-трр-фьють-ТРАХ... в Золингене, занима­ясь тем же самым... трр-трр-трр... погибшим при взрыве несколько недель назад. Прием».

Проглотив едкий комок желчи, который жег ему гор­ло, Менгеле щелкнул тумблером микрофона и сказал: «Не можете ли повторить, полковник? Я не все понял».

Наконец ему все стало ясно.

- Не буду утверждать, что меня это не волнует, - сказал он, вытирая носовым платком ледяной пот со лба, - но если он разыскивает тех, к кому мы не имеем отношения, значит, он, конечно же, блуждает во тьме. Прием.

- Трр-трр-трр... квартире Дюрнинга, то есть, он вы­бирается на свет. Он там просидел не меньше часа. Прием.

- О, Господи, - сказал Менгеле, переключая на передачу. - Значит, нам нужно поскорее позаботиться о нем, чтобы чувствовать себя в безопасности. Вы соглас­ны, не так ли? Прием.

- Мы... трр-трр-трр... это возможность и очень вни­мательно. Я дам вам знать, как только мы придем к какому-то решению. Есть кое-какие и хорошие новости. Мундт... трр-трр-трр... вышел на клиента точно в срок. Как и Гессен. И Фарнбах звонил, на этот раз, слава Богу, не задавая никаких вопросов, сообщив удивитель­ную инфор... трр-трр-трр... что его второй клиент ока­зался его бывшим командиром, капитаном, который по­сле войны получил шведское подданство. Забавная ситу­ация, не правда ли? Фарнбах не был уверен, знали ли мы о нем или нет. Прием.

- Но его это не остановило, не так ли? Прием.

- О нет, он даже... трр-трр-трр... дней опережает расписание. Так что можете сделать еще три отметки на своем графике. Прием.

- Считаю совершенно необходимым сразу же занять­ся Либерманом, - сказал Менгеле. - А что, если он не ограничится тем человеком в Золингене? Если Мундт делал все, как полагается, я не сомневаюсь, что не будет никакого расследования и все будет в порядке, из Золингена не последует никаких неприятностей, во всяком случае, не больше того, что у нас есть сейчас. Прием.

- Если он еще болтается в Германии, я не согласен. Они... трр-трр-трр... всю страну, чтобы доказать свою добросовестность; им придется этим заниматься. Прием.

- Значит, сразу же, как только он покинет Герма­нию. Прием.

- Мы, конечно же, учтем ваши пожелания, Иозеф. Без вас ничего не будем предпринимать, мы знаем, как... трр-трр-трр... теперь. Кончаю.

Посмотрев на микрофон, Менгеле отложил его в сто­рону. Сняв наушники, он выключил приемник.

Из кабинета он направился в ванную, где, склонив­шись над раковиной, выдал наружу свой полупереваренный обед, умылся и прополоскал рот «Вадемекумом».

С улыбкой выйдя на веранду, он принес свои извине­ния генералу Францу и Маргот Шиффам, которые дожи­дались его за прерванной партией в бридж.

Когда они покинули его, Менгеле взял фонарик и в раздумьях отправился по тропинке до реки. Бросив не­сколько слов охраннику на вахте, он спустился к берегу, сел на ржавую бочку из-под масла - черт с ними, с брюками - и закурил. Он думал о Якове Либермане, который бродит из дома в дом, и о Зейберте и о прочих болванах из Объединения, которые, столкнувшись с не­обходимостью, считают ее всего лишь возможностью, и о своей преданности благороднейшим идеалам, длящейся вот уже несколько десятилетий, которые включают в себя и стремление к высшим званиям, и создание луч­ших образцов человеческой расы - и вот в последний момент все может пойти прахом из-за носатого еврея и кучки перепуганных арийцев. Он еще хуже того еврея, потому что Либерман, если верить тому, что о нем рассказывают, действует в соответствии со своими убеж­дениями, в то время, как они предают свои. Или думают, как бы предать.

Он бросил вторую сигарету в блестящую черную гладь реки и вернулся домой, крикнув охраннику: «Не спи!»

Повинуясь какому-то подсознательному желанию, он свернул в сторону и по заросшей тропинке направился к «заводу», по заросшей тропинке направился к «заво­ду», по той тропинке, по которой он и другие - молодой Лейтер, фон Шверинген, Тина Загорна (все они ныне, увы, мертвы) - так весело спешили по делам в утренние часы. Водя вокруг лучиком фонарика, он отводил густые ветви, переступая через узловатые сплетения корней.

Вот оно, это длинное приземистое строение, над ко­торым деревья сплели свои кроны. Краска осыпалась с покоробившихся стен, все окна были выбиты (это все проделки детей обслуги, черт бы их побрал) и целая секция проржавевшей крыши упала или была сдернута с торцового конца.

Передняя дверь, у которой были выдраны нижние петли, висела боком. Тина Загорна хохотала своим низ­ким мужским голосом, а фон Шверинген грохотал: - Встань и просияй! Тебя ждут прекрасные сны наяву!

А теперь тут царит только молчание. И скрежет, и писк насекомых.

Освещая путь перед собой, Менгеле поднялся по сту­пенькам и переступил порог. Пять лет тому назад он в последний раз переступал его...

«Прекрасная Бавария». На стене все так же болтался плакат, пыльный и рваный: небо, горы, цветущие аль­пийские луга.

Он перевел на стену луч фонарика и улыбнулся при виде старого плаката.

В стенах, к которым раньше крепились полки и стел­лажи, зияли дыры. Неподвижно торчали обрезки труб. На стенах коричневые пятна, где Лейтер пытался вы­жечь свастику. Мог спалить все здание, идиот.

Он осторожно шагнул по битому стеклу. Сгнивший ломтик лимона, пиршество для муравьев.

Он прошел по пустым разоренным кабинетам, вспо­миная, какая тут кипела жизнь, какое было потрясаю­щее оборудование. Прошло всего десять лет.

Все было изъято отсюда, частью разломано, частью передано в какие-нибудь поликлиники с тем, чтобы, если еврейская шайка доберется и сюда - они стали действовать довольно уверенно и напористо, «Команда Айзек» и другие - они ничего тут не найдут, никаких намеков на то, что тут происходило.

Он двинулся дальше по центральному коридору. Де­журный из туземцев бормотал успокоительные слова на примитивном местном диалекте, стараясь, чтобы его по­няли.

Он вошел в жилой отсек, в котором из-за сорванной крыши пахло свежестью и прохладой. Циновки по-преж­нему в беспорядке валялись на полу.

Вот и все, что от вас осталось, еврейчики - несколько дюжин циновок.

Вспоминая и усмехаясь, он прошел мимо них.

У стены блеснуло что-то белое.

Подойдя, он глянул на предмет в луче фонарика; подняв его, он сдул с него пыль и внимательно присмот­релся к тому, что оказалось у него в руках. Нанизанные на нить клыки хищников - браслет одной из женщин. На счастье? Потому что мощь и сила животного перехо­дит на того, кто носит такой браслет на руке.

Странно, что дети не нашли его; конечно же, они играли здесь, кувыркаясь на циновках, отчего те и при­шли в такой беспорядок.

Да, это хороший знак, что браслет пролежал тут все эти годы, дожидаясь, пока он не найдет его в эту ночь опасений и неуверенности или даже предательства. Про­сунув в него сложенныю щепотью пальцы, он спустил браслет по руке, в которой держал фонарик; кольцо звериных клыков звякнуло о золотой браслет часов. Он тряхнул сжатым кулаком, и клыки заплясали на запя­стье.

Он обвел взглядом бывший жилой отсек и поднял глаза к проему в крыше, сквозь который виднелись верхушки деревьев и мерцающие среди них звезды. И может, да, а может, нет, с них смотрел на него сам Фюрер.

Я не предам тебя, пообещал он.

Он оглядел то место, где было положено начало вели­чественным свершениям, которые ныне были воплощены в жизнь - и громко сказал:

- Я не предам.

Глава четвертая

- Мы можем исключить только четырех из одиннадцати, - сказал Клаус фон Пальмен, расправляясь с толстой сарделькой, лежащей перед ним. - Не кажется ли вам, что вы спешите, говоря о прекращении?

- Кто говорит о прекращении? - Либерман разминал картошку тыльной стороной вилки. - Я сказал лишь, что не могу позволить себе отправиться в Фагерсту. Я не утверждаю, что отказываюсь поехать в другие места и также не говорю, что не мог бы попросить отправиться туда кого-нибудь другого... кому не нужен переводчик.

Отрезав кусок сардельки, он вместе с порцией пюре отправил его в рот.

Они сидели в «Пяти континентах», ресторане франкфуртского аэропорта. В субботу вечером, 9-го ноября, Либерман сделал тут двухчасовую остановку на пути домой в Вену, и Клаус примчался из Маннгейма, чтобы встретиться с ним. Ресторан был довольно дорогой, но мальчик заслуживал хорошего обеда. Не только потому, что он все выяснил о человеке в Пфорцхейме, чей прыжок, а не падение с места наблюдали не менее пяти человек: после того, как Либерман связался с ним в четверг вечером из Гладбека, он успел смотаться и во Фрейбург, пока Либерман посещал Золинген. Кроме того, сухие четкие черты лица - выступающие скулы, обтянутые кожей, и блестящие глаза - при ближайшем рассмотрении дали понять, что мальчишка просто недоедает. Да ест ли кто-нибудь из них, как полагается? Так что пошли в «Пять континентов». Ведь они не смогут толком поговорить в какой-нибудь закусочной, не так ли?

Август Мор, ночной дежурный на химическом предприятии в Золингене, который, как Либерман и предполагал, был в свое время гражданским служащим, таможенником, скончался в больнице. Руководство пожарной охраны провело тщательное расследование взрыва, погубившего его, и выявило целую цепь накладок, которых нельзя было предотвратить. Так что Мора, как и Дюрнинга, трудно было считать жертвой заговора нацистов. Скромный бедный человек, овдовевший шесть лет назад, он жил со своей прикованной к постели матерью в обветшавшем строении, которое смахивало на ночлежку. Большую часть жизни, включая и годы войны, работал на сталеплавильном заводе в Золингене. Почтовые отправления или телефонные звонки из-за пределов страны? Его хозяйка откровенно расхохоталась.

- Ему даже и тут никто не звонил, - сказала она.

Во Фрейбурге Клаусу было показать, он что-то нащупал. Местный житель, чиновник из водного департамента по имени Иозеф Раушенберг, был убит ударом ножа и ограблен рядом со своим домом, а соседи заметили, как кто-то в предыдущую ночь наблюдал за его жилищем.

- Человек со стеклянным глазом?

- Соседка не заметила деталей, она была слишком далеко. Крупный мужчина сидел в небольшой машине и курил - вот что она рассказала полиции. Она даже не могла назвать марку машины. В Золингене был замечен человек со стеклянным глазом?

- В Гладбеке. Продолжайте.

Но Раушенберг не имел отношения ни к каким международным организациям. Еще мальчишкой попав под поезд, он потерял обе ноги до колен; в результате он был, конечно, освобожден от военной службы, и ногой не ступал - то есть протезом - («Прошу вас», - буркнул Либерман) за пределы Германии. Но он был старательным и неутомимым работником, преданным мужем и отцом. Сбережения достались его вдове. Он не оправдывал деяния наци и даже голосовал в свое время против них - но и все. Родился в Швенингене. Никогда не бывал в Гюнцбурге. Среди родственников лишь один достиг определенного положения: кузен выпускал «Берлинер Моргенпост».

Дюрнинг, Мюллер, Мор, Раушенберг - ни один из них, как ни напрягай воображение, нельзя было считать жертвой нацистов. Четыре из одиннадцати.

- Я знаю человека в Стокгольме, - сказал Либерман. - Гравер, родом из Варшавы. Очень умен. Он будет рад отправиться в Фагерсту. Был еще некий Перссон и еще один человек из Бордо - имеет смысл проверить лишь этих двоих. Барри упоминал шестнадцатое октября. Если ни один из них не окажется тем, кого наци могли и должны были убить, значит, мы, должно быть, ошибались.

- Пока вы не найдете человека, который вам нужен. Или, предположим, он был убит в другой день.

- «Пока», - сказал Либерман, разрезая сардельку. - Вся эта история построена на «пока» это, «если» то, «может быть» третье. Черт побери, как бы мне хотелось не слышать этого звонка.

- Что он вам сказал дословно? Как все это произошло?

Либерман поведал ему всю историю с самого начала.

Официант убрал их тарелки и принял заказ на десерт.

Когда он завершил повествование, Клаус сказал:

- Вы понимаете, что этот список мог быть дополнен вашим именем? Если даже это и не был Менгеле, которого вы якобы телепатически узнали, - во что я ни секунды не верю, герр Либерман, и могу только вам удивляться - но если любой нацист был на том конце провода, он, конечно же, первым делом постарался бы узнать, с кем разговаривал Барри. Эти сведения он без труда мог бы получить у гостиничного оператора на коммутаторе.

Либерман улыбнулся.

- Мне только шестьдесят два, - сказал он, - и я не гражданский служащий.

- Не шутите с этим. Если убийцы, разъехавшись, принялись за дело, почему бы не дать им еще одно поручение? И такое, которое они должны исполнить первым делом.

- Тот факт, что я еще жив, позволяет предположить; что их не послали вдогонку за мной.

- Может, они решили немного помедлить, Менгеле и Объединение Друзей - выяснить, что вы узнали. Или даже решили свернуть всю операцию.

- Теперь вы понимаете, что я имею в виду под «если» и «может быть»?

- Вы хоть понимаете, что вам может угрожать опасность?

Официант принес вишневое пирожное Клаусу и кусок лимонного торта Либерману. Клаус заказал кофе, а Либерман - чай.

Когда официант отошел, Либерман, разорвав пакетик с сахаром, сказал:

- Я давно уже подвергаюсь опасности, Клаус. Я перестал думать о ней; в противном случае я должен был бы закрыть Центр и посвятить жизнь чему-нибудь дру¬гому. Вы правы: если убийцы существуют, я, скорее всего, в их списке. Так что продолжать розыски - это единственное, что остается делать. Я отправляюсь в Бордо, а Пивовар, мой друг из Стокгольма, отправится в Фагерсту. И если окажется, что эти люди тоже не могут быть жертвами, я проверю еще нескольких - просто, чтобы обрести полную уверенность.

Клаус, потягивая свой кофе, сказал:

- Я могу поехать в Фагерсту; я немножко говорю по-шведски.

- Но для вас мне придется покупать билет, верно? К сожалению, и с этим фактом приходится считаться. Кроме того, вы не можете позволить себе пропускать лекции.

- Я могу вообще не ходить на лекции в течение месяца и все равно получу диплом с отличием.

- Надо же. Какая голова. Расскажите мне о себе; каким образом вы обрели такую сметливость?

- Я могу рассказать вам о себе нечто, что удивит вас, герр Либерман.

Либерман слушал своего молодого собеседника серьезно и с симпатией.

Родители Клауса были в прошлом нацистами. Мать поддерживала дружеские отношения с Гиммлером; отец был полковником люфтваффе.

Почти все молодые немцы, которые рвались помогать Либерману, были детьми бывших нацистов. И это был один из немногих фактов, который все же заставлял его думать, что хоть медленно, но божьи мельницы все же работают.


- Это просто ужасно. Неудобно.

- Ничего подобного; нас сразу же потянуло друг к другу, а ты потрясающая женщина. Я обратил на тебя внимание еще в кино.

- Ты понимаешь, что я имею в виду. Ты только подумай: раз, два - и в кровать. Ты даже не знаешь, как меня зовут.

- Мег - от Маргарет.

- Полное имя.

- Рейнольдс. Медсестра Рейнольдс.

- Так темно, что даже пуговиц не могу найти. Ты уверен, что тебе это нужно?

- М-м-м, да, конечно. М-м-м, до чего приятно.

Стыдливо зардевшись, она сказала:

- Я надеюсь, что я тебе нужна не только на одну ночь, не так ли, сэр?

- Неужели ты можешь так думать?

- Нет, я думаю лишь о том, чем мне придется расплачиваться за эти прекрасные минуты. Еще бы мне об этом не думать! Ты же понимаешь, что, как правило, я так себя не веду, это не мой модус вивенди.

- Понимаю. Модус вивенди?

- Я тебе все говорю прямо и откровенно.

- Не буду и пытаться выворачиваться, Мег. Боюсь, что этот вечер может оказаться нашим единственным, но не потому, что мне так хочется. У меня просто нет выбора. Я послан сюда, чтобы... чтобы оказать одну услугу вашему пациенту, который оказался под кислородом в вашей чертовой больнице и к нему никого не пускают, кроме родни.

- Харрингтон?

- Он самый. Когда я позвонил и выяснил, что не могу попасть к нему, стало ясно, что, скорее всего, придется возвращаться в Лондон.

- А не можешь ли ты вернуться, когда он придет в себя?

- Сомнительно. К тому времени я буду заниматься другими делами; им займется кто-то другой. Если даже он придет в себя, Бог знает, когда это случится.

- Да, как ты знаешь, ему шестьдесят шесть лет, и он в довольно тяжелом состоянии. Хотя для своих лет он еще довольно крепок. Каждое утро ровно в восемь часов бегал по парку, по нему часы можно было проверять. Говорят, сердце у него тренированное, но мне кажется, в его возрасте оно может и не выдержать.

- Как жаль, что не могу увидеть его; в крайнем случае, могу остаться тут еще на сутки. Как ты думаешь, мы сможем встретиться на Рождество? Удастся ли прикрыть лавочку, чтобы ты освободилась?

- Я могла бы попробовать...

- Радость моя! В самом деле? У меня есть квартирка в Кенсингтоне, где кровать куда мягче, чем эта.

- Алан, каким бизнесом ты занимаешься?

- Я рассказывал тебе.

- Совершенно не похоже, чтобы ты что-то продавал. У коммивояжеров нет никаких таких «дел». Так чем ты торгуешь, а? Никакой ты не коммивояжер!

- Умница Мег. Ты умеешь хранить тайны?

- Конечно, умею.

- Честно?

- Да. Можешь доверять мне, Алан.

- Ну так вот... я из службы налогового ведомства. Мы получили информацию, что Харрингтон надул нас что-то на тридцать тысяч фунтов за последние десять или двенадцать лет.

- Не могу в это поверить! Он же работает в магистрате!

- Они не лучше всех прочих, и это случается с ними гораздо чаще, чем ты предполагаешь.

- Боже милостивый, он же образец добродетели!

- Может, и так. Для этого, чтобы во всем разобраться, меня и послали сюда. Понимаешь, я поставил под- слушку в его дом, «клопа», и прямо отсюда мог записывать все его разговоры.

- Вот, значит, как вы, зануды, работаете?

- Как обычно в таких делах. У меня в папке есть разрешение. Из больничной палаты еще лучше организовать, чем из его дома. В больнице человек начинает нервничать: он рассказывает жене, где спрятано похищенное, шепчется со своим адвокатом... Но я никак не могу подсунуть к нему эту чертову штуковину. Я мог бы показать предписание вашему шефу, но как бы он не оказался приятелем Харрингтона; стоит ему обронить хоть слово, и нашего Джонни поминай, как звали.

- Ты подонок. Ты старый рыжий подонок!

- Мег! Что ты...

- Ты думаешь, я не понимала, зачем все эти игры? Ты хочешь, чтобы именно я подсунула ему твою штучку как-ее-там. Вот почему мы вроде бы «случайно» встретились. И ты стал пудрить мне мозги... о, Господи, да мне сразу же надо было понять, что тебе надо. Красавчик Гарри влюбился в такую толстую старую корову, как я.

- Мег! Не говори так, любовь моя!

- Убери свои лапы. И не называй меня «любовь моя», благодарю покорно. О, Господи, ну и дура же я была!

- Мег, дорогая, прошу тебя, ложись и...

- Пошел прочь! Я только рада, что он хоть что-то у вас утянул. Ваши подслушки вот уже где у нас сидят! Хо! Это шутка. Напомни мне, когда смеяться.

- Мег! Да, ты права, все правда; я надеялся, что ты поможешь мне и поэтому мы встретились. Но здесь мы оказались не потому. Ты что, думаешь, я настолько предан этому чертовому налоговому департаменту, что лягу в постель с кем-то, кто мне не нравится, чтобы только расколоть такого мелкого жулика как, Харрингтон? И буду этим заниматься сутки напролет? Да он никакого отношения не имеет к нашим чувствам. Я отвечаю за каждое слово, Мег, которое сказал тебе, я вообще предпочитаю крупных женщин, зрелых, в соку и жутко хочу, чтобы ты осталась у меня на Рождество.

- Да не верю я ни одному твоему лживому слову.

- Ох, Мег... да чтоб у меня язык отсох! Встреча с тобой - лучшее, что случилось со мной за последние пятнадцать лет, и я все испортил своей глупостью! Ну, ложись же на спинку, любовь моя! Я ни слова больше не скажу о Харрингтоне. Мне не нужна никакая твоя помощь, лишь бы ты простила меня.

- И не собираюсь, так что можешь не беспокоиться.

- Просто ложись на спинку, любовь моя... о, какая девочка... и дай мне обнимать тебя и целовать твои большие... м-м-м! Ах, Мег, с тобой я познаю небесное наслаждение! М-м-м-м!

- Ах, подонок...

- Знаешь, что я сделаю? Завтра я позвоню своему шефу и скажу, что Харрингтон пошел на поправку и, думаю, что поставлю ему «клопа» только через день-другой. И что я должен буду быть здесь до четверга или пятницы, пока меня не отзовут. М-м-м-м! Ты знаешь, что я просто с ума схожу по медсестрам? Моя мать работала ею, и Мэри, моя жена. М-м-м-м!

- Ах...

- Может, ты меня и не любишь, но твои груди меня обожают.

- Ты в самом деле хочешь увидеть меня на Рождество, подонок?

- Клянусь, любовь моя, да и в любое другое время, что нам выпадет. Может, даже ты сможешь перебраться в Лондон; ты когда-нибудь подумывала об этом? Там всегда можно найти работу для медсестры...

- О, я не могу вот так сняться с места и упорхнуть. Алан? А ты в самом деле... можешь остаться еще на сутки?

- Я мог бы остаться еще и побольше, если бы мне удалось поставить подслушку; я должен дождаться, когда его отключат от кислорода и он будет разговаривать с посетителями... Но я не позволю тебе, Мег, заниматься этим, как я и говорил.

- Я бы...

- Нет. Я не хочу подвергать риску наши отношения.

- О, черт! Я с самого начала знала, что ты сукин сын, так какая разница? Я хочу помочь правительству, а не тебе.

- Ну... я не могу помешать тебе, если ты хочешь помочь мне сделать свое дело.

- Я всегда считала, что ты только ходишь вокруг да около. Что я должна делать? Я не умею крутить провода.

- Тебе и не придется. Просто поставь к нему в палату эту коробку. Небольшую, как из-под подарков. Она в самом деле таковая, красиво обернута в цветную бумагу. И тебе надо только развернуть ее, и поставить поближе к его кровати - на полочку или ночной столик, словом, чем ближе к его голове, тем лучше - после чего приоткрыть ее.

- И все? Только приоткрыть?

- Дальше все пойдет автоматически.

- Я думала, что эти устройства поменьше.

- Другой тип. Встроено в телефон.

- Но не будет искры? Там же всюду кислород.

- О, нет, этого просто не может быть. Под бумагой там всего лишь микрофон и передатчик. Ты не должна открывать коробку, пока не окажешься рядом с ним; устройство такое чуткое, что будет записывать все подряд.

- Ты его уже привел в порядок? Завтра я поставлю его. То есть сегодня.

- Хорошая девочка.

- Подумай только - старый Харрингтон мухлевал с налогами! Ну и шуму будет, если он пойдет под суд!

- Ты не должна никому и словом обмолвиться, пока мы не получим доказательства.

- О, нет, буду молчать, как рыба; я все понимаю. Мы должны исходить из того, что он ни в чем не повинен. Просто потрясающе! Знаешь, что я сделаю, открыв коробку, Алан?

- Не могу себе представить.

- Я кое-что шепну туда, о том, чего мне хочется от тебя будущей ночью. В обмен на мою помощь. Ты сможешь это услышать, не так ли?

- Сразу же, как ты откроешь ее. Я буду слушать, затаив дыхание. И ты скажешь все, что у тебя на уме, моя мудрая Мег! О, да, ох, это в самом деле сладко, любовь моя.


Либерман посетил Бордо и Орлеан, а его друг Габриель Пивовар - Фагерсту и Гетеборг. Никого из четырех шестидесятипятилетних гражданских служащих, которые скончались в этих городах, невозможно было представить в роли жертвы нацистов, как и тех четырех, которых уже удалось проверить.

Пришла еще одна парочка вырезок, на этот раз в них упоминалось двадцать шесть человек, на шесть из которых стоило обратить внимание. Таким образом, всего было семнадцать вариантов, из которых восемь - включая и тех трех, что погибли 16 октября - можно было уже исключить. Либерман не сомневался, что Барри чего-то напутал, но, напомнив себе о серьезности ситуации, решил проверить судьбы еще пятерых, из тех, до кого было легче всего добраться. По поводу двух в Дании он направил своих помощников - сборщика налогов по фамилии Гольдшмидт, а Клауса - в Триттау, рядом с Гамбургом. Двух в Англии он решил проверить сам, объединив приятное с полезным, так как ему представлялась возможность навестить в Ридинге дочку Дану и ее семью.

Пятеро принесли те же результаты, что и предыдущие восемь. Разные, но в принципе все было так же. Клаус сообщил, что вдова Шрайбера хотела не только побеседовать с ним.

Пришло еще несколько вырезок, сопровождаемые запиской от Байнона: «Боюсь, что больше не смогу объясняться перед Лондоном. Удалось ли вам что-нибудь выяснить?»

Либерман позвонил ему; Байнона не оказалось на месте.

Но он перезвонил через час.

- Нет, Сидни, - сказал Либерман, - пока все впустую. Из семнадцати предполагаемых вариантов я проверил тринадцать. Никто из них не походил на человека, которого планировали убить нацисты. Но я не жалею, что занимался ими, и мне только жаль, что я доставил вам столько хлопот.

- Ничего страшного. Ваш мальчик еще не объявился?

- Нет. Я получил письмо от его отца. Он уже дважды побывал в Бразилии и дважды в Вашингтоне; он не собирается успокаиваться.

- Жалко его. Дайте мне узнать, если он что-то выяснит.

- Обязательно. И еще раз спасибо вам, Сидни.

Последние несколько вырезок не дали ровным счетом ничего. Чего и следовало ожидать. Либерман обратил внимание на компанию по отправке писем, которая должна была побудить правительство Западной Германии возобновить попытки добиться экстрадиции Вальтера Рауффа, ответственного за уничтожение в газовых камерах девяноста семи тысяч женщин и детей и ныне живущего под своим собственным именем в Пуэнта-Аренас в Чили.

В январе 1975 года Либерман приехал в Соединенные Штаты, где его ждало нечто вроде двухмесячного лекционного турне, в ходе которого он должен был против часовой стрелки, начав с восточного побережья и завершив его в Нью-Йорке, объехать всю страну. Его лекционное бюро получило более семидесяти заявок на него, часть из которых поступила от колледжей и университетов, а немалая часть встреч должна была состояться за ленчем с еврейскими группами и объединениями. Прежде чем отправиться в путешествие, он прибыл в Филадельфию, где принял участие в телевизионной программе вместе со специалистом по здоровому питанию, актером и женщиной, писавшей эротические романы, но мистер Голдвассер из бюро убедил его, что это выступление неоценимым образом скажется на рекламе.

В четверг вечером 14 января Либерман выступал в Конгрегации поддержки Израиля в Питтсфилде, Массачусетс. Женщина, которая протянула ему дешевое издание его книги, чтобы Либерман расписался на нем, сказала, что она из Леннокса, а не из Питтсфилда.

- Из Леннокса? - переспросил он, - Это тут неподалеку?

- В семи милях, - улыбаясь, сказала она. - Но я бы приехала и за семьдесят миль.

Улыбнувшись он поблагодарил ее.

16-го ноября; Карри Джек; Леннокс, Массачусетс. Списка у него с собой не было, но он помнил его наизусть.

Этой ночью в комнате для гостей, отведенной ему в доме президента конгрегации, он лежал без сна, слушая, как шелестят снежинки по окнам. Карри. Что-то, связанное с налоговым ведомством, то ли счетовод, то ли бухгалтер. Несчастный случай на охоте, неосторожный выстрел, случайность. Или в него стреляли?

У него есть возможность проверить. Тринадцать из семнадцати. Включая и трех за 16-е октября. Всего семь миль? Поездка на автобусе... все займет у него не более двух часов, и к обеду он будет обратно. В крайнем случае, можно и задержаться...

Ранним утром следующего дня он позаимствовал автомобиль своей хозяйки, большой «Олдсмобиль» и отправился в Леннокс. Снега выпало не менее пяти дюймов и большая часть его стаяла, но все же на дороге осталась снежная корка. Бульдозеры отбрасывали ее остатки к обочинам и из-под колес проносящихся машин вздымались снежные буруны. Странно, но он уже поставил крест на этой истории.

В Ленноксе он выяснил, что никто не верит в случайную смерть Джека Карри. И к тому же шеф полиции Де Грегорио конфиденциально признался ему, что не верит в несчастный случай. Выстрел был произведен на удивление точно, пробив затылок жертвы, обтянутой красной охотничьей шапочкой. Скорее, можно было говорить о безошибочности прицела, чем о случайном выстреле. Но когда Карри нашли, он был мертв уже пять или шесть часов и всю местность вокруг истоптали дюжина человек, так что каких находок можно было ждать от полиции? Даже гильзу не удалось обнаружить. Они обрыскали все вокруг в поисках людей, у которых были конфликты с Карри, но никого не обнаружили. Джек был честным добросовестным финансистом, уважаемым добропорядочным членом городской общины. Принадлежал ли он к какой-нибудь международной группе или организации? Разве что к клубу «Ротари», обо всем остальном мистер Либерман может справиться у миссис Карри. Но Де Грегорио предположил, что вряд ли она будет очень словоохотлива; он слышал, что эта история буквально подкосила ее.

К середине утра Либерман сидел в маленькой неухоженной кухоньке, попивая слабый чай из выщербленной кружки и маясь смущением, потому что миссис Карри каждую минуту могла разразиться слезами. Как и вдове Эмиля Дюрнинга, ей было сорок с небольшим, чем сходство и ограничивалось; миссис Карри была худенькой и скромной женщиной, с короткой мальчишеской стрижкой; под выцветшим домашним халатом просматривались ее острые плечи и маленькая грудь. Она была воплощением скорби.

- Никому не могло прийти в голову убивать его, - настаивала она, растирая мешочки под глазами пальцами с красными наманикюренными ногтями. - Он был... прекраснейшим человеком на этой Божьей земле. Сильным, добрым, терпимым и всепрощающим; он был как... как скала, а теперь... о, Господи! Я... я...

И тут она заплакала, схватив скомканную бумажную салфетку, она стала поочередно прижимать ее то к одному глазу, то к другому и, положив голову на руки с острыми локтями, она продолжала всхлипывать и содрогаться.

Либерман поставил свой чай и беспомощно склонился к ней.

Она извинилась за свои слезы.

- Все в порядке, - сказал он, - все хорошо.

Ничего себе.

Он отмахал семь миль через снег, только чтобы вызвать слезы у этой женщины. Неужели ему недостаточно тринадцати из семнадцати?

Вздохнув, он откинулся на спинку стула, обводя взглядом маленькую кухоньку с облупившейся желтой краской по стенам, с грудами грязной посуды и стареньким холодильником, с картонным ящиком пустых бутылок у задней двери. Четырнадцатый номер - тоже впустую.

- Прошу прощения, - сказала миссис Карри, вытирая нос салфеткой. Ее влажные газельи глаза покорно смотрели на Либермана.

- У меня всего лишь несколько вопросов, миссис Карри, - сказал он. - Принадлежал ли ваш муж к какой-нибудь международной организации или группе, в которую входили бы люди его возраста?

Положив салфетку на стол, она покачала головой.

- Разве что к каким-то американским группам, - сказала она. - Легион, Ветераны Америки, Ротари - да, вот это международная. Ротари-Клуб. Это единственная.

- Он был ветераном второй мировой войны?

Она кивнула.

- Служил в авиации. Получил английский крест «За летные боевые заслуги».

- В Европе?

- На Дальнем Востоке.

- Следующий вопрос носит очень личный характер, но я надеюсь, что вы не будете возражать... Он оставил вам свои деньги?

Она еле заметно кивнула.

- Их было так немного...

- Откуда он родом?

- Из Береи, в Огайо, - она посмотрела куда-то мимо него и с усилием улыбнулась. - Почему ты вылез из постели?

Он обернулся. В дверях стоял сын Дюрнинга Эмиль, нет, Эрик Дюрнинг, угловатый и остроносый, с растрепанными темными волосами; он был в пижаме в бело-синюю полоску и босиком. Он почесал грудь, с любопытством глядя на Либермана.

Либерман, полный удивления, поднялся и сказал «Гутен морген», поняв при этих словах - мальчик кивнул и вошел в комнату - что Эмиль Дюрнинг и Джек Карри знали друг друга. Они должны быть знакомы; как иначе мальчик мог приехать сюда в гости? С растущим удивлением он повернулся к миссис Карри и спросил:

- Каким образом этот мальчик очутился здесь?

- У него грипп, - сказала она. - И кроме того, из-за снегопада школа все равно не работает. Это Джек-младший. Нет, не подходи слишком близко, мой милый. Это мистер Либерман из Вены, что в Европе. Он известный человек. Ох, а где же твои шлепанцы, Джек? Что тебе надо?

- Стакан грейпфрутового сока, - сказал мальчик. На отличном английском. Даже акцент у него был, как у Кеннеди.

Миссис Карри встала.

- Честно говоря, я не успеваю покупать тебе соки. И к тому же у тебя грипп! - она направилась к холодильнику.

Мальчик посмотрел на Либермана светло-голубыми глазами Эрика Дюрнинга.

- А в чем вы известны? - спросил он.

- Он охотится за нацистами. Как Майкл Дуглас, которого ты видел в кино на прошлой неделе.

- Es ist doch gar phantastish![4] - сказал Либерман. - Вы знаете, что у вас есть близнец? Мальчик, похожий на вас, как две капли воды. Он живет в Германии, в городке Гладбек.

- Точно, как я? - недоверчиво посмотрел на него мальчик.

- Точно! Я никогда не видел такое... такое сходство. Только однояйцевые близнецы могут так походить друг на друга!

- Джек, а теперь отправляйся в постель, - сказал миссис Карри, которая, улыбаясь, стояла около холодильника с картонным стаканчиком в руке. - Я принесу тебе сок.

- Минутку, - сказал мальчик.

- Немедленно, - резко бросила она. - Тебе станет еще хуже вместо того, чтобы выздоравливать, если ты будешь ходить таким образом, без халата, без тапочек. Отправляйся-ка! - Она снова улыбнулась. - попрощайся и иди.

- Иисусе Христос, - сказал мальчик. - По-ка!

Он удалился из комнаты.

- Следи за своим языком! - в спину ему нервно сказала миссис Карри, прикрывая дверь кухни. - Я бы хотела, чтобы он оплачивал счета от врача, - сказала она, - тогда бы он подумал, во что это обходится.

Она вынула из шкафа стакан.

- Потрясающе, - сказал Либерман. - Я было подумал, что вас навестил этот мальчик из Германии. Даже голос тот же самый, и выражение глаз, и движения...

- У каждого может оказаться двойник, - сказала миссис Карри, осторожно наливая сок грейпфрута. - Джек-старший знал точно такую же, как я, девочку в Огайо до нашей встречи.

Поставив пустую картонку, она повернулась к гостю, держа в руке полный стакан.

- Ну что ж, - улыбаясь, сказала она, - я бы не хотела быть негостеприимной, но вы не можете не видеть, что тут у меня куча работы. Плюс еще у меня Джек на руках. Не сомневаюсь, никто не стрелял в Джека-старшего. Это был несчастный случай. У него не было ни одного врага во всем мире.

Вздохнув, Либерман поклонился и взял свое пальто, брошенное на спинку стула.


Просто поразительно, какое сходство. Как две горошины из одного стручка.

И еще более удивительно, что сходство худых мальчишеских лиц и свойственного им обоим скептического взгляда, совпадение и прочих обстоятельств - шестидесятипятилетние отцы, которые в свое время были оба гражданскими служащими и погибли насильственной смертью в течение одного и того же месяца. И к тому же сходство в возрасте матерей - сорок один или сорок два года. Каким образом могли возникнуть все эти совпадения?

Колеса пошли юзом, и он восстановил положение машины на полотне дороги, вглядываясь сквозь мелькающие по стеклу дворники. Собраться и думать только о дороге...

Нет, тут дело не в совпадениях. Их слишком много для такого допущения. Но что же тут может быть? Возможно ли, чтобы миссис Карри из Леннокса (которая, конечно же, хранила безоговорочную верность своему покойному мужу) и фрау Дюрнинг из Гладбека (похоже, что она никак не могла служить образцом супружеской верности), обе имели интимные отношения с одним и тем же худым остроносым человеком за девять месяцев до рождения их сыновей? Даже при этом совершенно невероятном предположении (ну, допустим, что им мог быть пилот «Люфтганзы», курсирующий между Эссеном и Бостоном!), мальчики не могли быть близнецами. А они были именно таковыми, как две капли воды походя друг на друга.

Близнецы...

Основной предмет интереса Менгеле. Предмет его экспериментов в Освенциме.

Ну и?

Сереброголовый профессор в Гейдельберге: «Ни в одном из предположений не было учтено присутствие в данной проблеме доктора Менгеле».

Да, но эти мальчики не были близнецами; они только выглядели как близнецы.

Он продолжал мучительно размышлять и в автобусе по дороге в Уорчестер.

Это должно быть всего лишь совпадение. У всех могут быть двойники, как нерешительно предположила миссис Карри, хотя он сомневался в непререкаемой истине данного утверждения, он не мог не признать, что видел в жизни немало двойников: Бормана, двух Эйхманов, полдюжины других. (Но они выглядели всего лишь похожими, а не точно такими же; да, но почему она так осторожно и тщательно наливала грейпфрутовый сок? Не была ли она настолько смущена, что боялась, как бы ее не выдали дрожащие руки? А затем торопливо услала мальчика и сделала вид, что по горло занята. Боже милостивый, да неужто и жены в это втянуты? Но как? И зачем?)

Снегопад прекратился, и выглянуло солнце. Мимо плыли просторы Массачусетса - белоснежные холмы, красные стены домов.

Менгеле был увлечен проблемой близнецов. В каждом рассказе об этом выродке рода человеческого есть такие упоминания: как он вскрывал умерщвленных близнецов, чтобы найти генетические причины их легких различий, как проводил опыты над живыми близнецами.

Послушайте, Либерман, вы явно хватаете через край. Вы видели Эрика Дюрнинга больше двух месяцев назад. Он был у вас на глазах не дольше пяти минут. Теперь вам довелось видеть мальчика примерно такого же типа - хотя, надо признать, сильно смахивающего на него - и в голове у вас все перепуталось и перемешалось и вот вам, нате: идентичные близнецы, и Менгеле в Освенциме. А все дело в том, что у двух человек из семнадцати сыновья оказались похожими друг на друга. Так что тут удивительного?

А что, если их больше, чем двое? Если их, скажем, трое?

Понимаешь? Тебя явно заносит. Почему бы тебе сразу не представить четверню, раз уж ты так решил?

Вдова в Триттау положила глаз на Клауса и стала делать ему пикантные намеки. В ее-то шестьдесят? Может быть. Но, скорее всего, она помоложе. Сорок один? Сорок два?

В Уорчестере он обратился с просьбой к своей хозяйке, миссис Лейбовитц, может ли он позволить себе заказать международный разговор.

- Конечно, я оплачу его.

- Мистер Либерман, будьте любезны! Чувствуйте себя у нас как дома; это ваш телефон!

Он не стал спорить. На его часах было четверть шестого. То есть четверть двенадцатого в Европе.

Оператор сообщила, что номер Клауса не отвечает. Либерман попросил ее повторить вызов через полчаса и повесил трубку; подумав минуту, он снова снял ее. Перелистав странички своей адресной книги, он дал номера Габриеля Пивовара в Стокгольме и Эйба Гольдшмидта в Оденсе.

Связь с ними состоялась как раз, когда он сидел за обедом с четырьмя Лейбовитцами и пятью гостями. Извинившись, он уединился в библиотеке.

Гольдшмидт. Они перешли на немецкий.

- В чем дело? Надо еще кого-то проверить?

- Нет, речь идет о тех же двоих. Есть у них сыновья примерно тринадцати лет?

- У того, что в Брамминге, есть. Хорв. У Оккинга в Копенгагене было две дочери примерно такого же возраста.

- Сколько лет вдове Хорва?

- Молодая. Я был прямо удивлен. Дай-ка припом¬нить. Чуть моложе Натали. Лет сорока двух, я бы ска¬зал.

- Ты видел мальчика?

- Он был в школе. Мне надо было поговорить с ним?

- Нет, я просто хотел узнать, как он выглядит.

- Тощий мальчишка. На пианино стоит его фотокарточка, на которой он играет на скрипке. Я что-то сказал о нем, а она ответила, что снимок старый, на нем ему всего девять лет. Теперь ему около четырнадцати.

- Темные волосы, голубые глаза, острый нос?

- Как я могу все это помнить? Да, темные волосы. О глазах сказать ничего не могу; снимок был черно-белый. Худой мальчишка с темными волосами играет на скрипке. Я думаю, ты наконец удовлетворен.

- Думаю, что да. Спасибо тебе, Эйб. Спокойной ночи.

Едва он повесил трубку, как телефон тут же зазвонил снова.

Пивовар. Говорить они стали на идише.

- У тех двух человек, которых ты проверял... были ли у них сыновья примерно четырнадцати лет?

- У Андерса Рунстена - да. Но не у Перссона.

- Ты видел его?

- Сына Рунстена? Он рисовал на меня карикатуры, пока я ждал его мать. Я еще шутил с ним, что буду выставлять его в своем магазине.

- Как он выглядит?

- Бледный, худой, с темными волосами и острым носом.

- С голубыми глазами?

- Со светло-голубыми.

- А матери сорок с небольшим?

- Я тебе говорил об этом?

- Нет.

- Так откуда ты знаешь?

- Пока я не могу разговаривать. Меня ждут люди. Спокойной ночи, Габриель. Всего доброго.

Телефон тут же снова звякнул, и оператор сообщила, что номер Клауса все не отвечает. Либерман сказал, что повторит звонок попозже.

Он вернулся в столовую, чувствуя легкое головокружение и полную пустоту в черепе, словно сам он где-то еще (в Освенциме?), а здесь в Уорчестере присутствуют только его одежда, кожа и волосы.

Он задавал обычные вопросы, отвечал на такие же и рассказывал привычные истории; старательно ел, чтобы не расстраивать заботливую Долли Лейбовитц.

На лекцию они отправились в двух машинах. Он прочел ее, ответил на вопросы, подписал несколько книг.

По возвращении домой он еще раз пытался связаться с Клаусом.

- Там пять часов ночи, - напомнила ему оператор.

- Знаю, - сказал он.

Клаус тут же ответил, сонный и растерянный.

- Что? Да? Добрый вечер? Где вы?

- В Америке, в Массачусетсе. Сколько лет было той вдове в Триттау?

- Что?

- Сколько лет было той вдове в Триттау? Фрау Шрейбер.

- Господи! Да не знаю, трудно сказать, столько на ней было косметики. Хотя куда моложе его. Под сорок или сорок с небольшим.

- С сыном примерно четырнадцати лет?

- Примерно так. Встретил он меня недружелюбно, но сердиться на него было просто нельзя; она отослала его к сестре, чтобы мы могли поговорить «с глазу на глаз».

- Опишите его.

На несколько секунд наступило молчание.

- Худой, ростом мне примерно по подбородок, голубые глаза, темно-каштановые волосы, острый нос. Бледный. А что случилось?

Палец Либермана лежал на квадратной кнопке номеронабирателя. Круглая смотрелась бы лучше, подумал он. В острых углах есть какая-то бессмыслица.

- Герр Либерман?

- Нет, наши поиски были не впустую, - сказал он. - Я нашел связующее звено.

- Господи! В чем же оно?

Набрав в грудь воздуха, он медленно выпустил его.

- У всех них один и тот же сын.

- Один и тот же... что?

- Сын! Один и тот же сын! Точно такой же мальчишка! Я видел его здесь и в Гладбеке; вы видели его там. Кроме того, он в Гетеборге, в Швеции, и в Брамминге, в Дании. Точно тот же самый мальчишка! Он или играет на каком-то музыкальном инструменте, или рисует. Его матери неизменно сорок один - сорок два года. Пять разных матерей и вроде пять разных сыновей, но во всех этих местах один и тот же сын.

- Я... я не понимаю.

- Как и я! Но это звено хоть что-то объясняет, так? И оно полно сумасшествия не больше, чем то, с чего мы начали! Пять мальчишек, один к одному!

- Герр Либерман... я предполагаю, что их может быть и шесть. Фрау Раушенберг во Фрейбурге тоже сорок один или сорок два года. И у нее сынишка. Я не видел его и не спрашивал о возрасте - мне в голову не пришло, что это может оказаться важным - но она как-то упомянула, что, может быть, он тоже будет учиться в Гейдельберге, но изучать не право, а журналистику.

- Шесть, - сказал Либерман.

Между ними возникло напряженное молчание, которое все длилось.

- Издевяноста четырех?

- Шесть - это уже невозможно, - сказал Либерман. - Так почему бы и нет? Но если бы даже то и было возможно, чего быть не может, с какой стати они решили убивать их отцов? Честно говоря, мне бы хотелось сегодня пойти спать и проснуться в Вене в тот вечер, когда все еще не началось. Вам известно, что было основным интересом Менгеле в Освенциме? Близнецы. Он убил тысячи их, «изучая», каким образом можно создать первостатейного арийца. Можете ли вы сделать мне одолжение?

- Конечно.

- Поезжайте еще раз во Фрейбург и гляньте там на мальчика: убедитесь, что он точно такой же, как в Триттау. А потом скажете мне, окончательно ли я рехнулся или нет.

- Сегодня же отправляюсь. Куда мне звонить вам?

- Я сам вам позвоню. Спокойной ночи, Клаус.

- С добрым утром. То есть спокойной ночи.

Либерман положил трубку.

- Мистер Либерман? - из дверей ему улыбалась Долли Лейбовитц. - Не хотите ли посмотреть новости вместе с нами? И чего-нибудь вкусненького? Пирожное или фруктов?


Молоко у Ханны высохло, и Дана плакала, так что было понятно, отчего Ханна вне себя. Ей можно было посочувствовать. Но какой был смысл в том, чтобы менять имя Даны? Ханна продолжала настаивать.

- И не спорь со мной, - сказала она. - Отныне мы будем называть ее Фридой. Прекрасное имя для ребенка, и у меня снова появится молоко.

- Это не имеет никакого смысла, Ханна, - терпеливо сказал он, пробираясь рядом с ней по снегу. - Одно не имеет ничего общего с другим.

- Ее имя Фрида, - сказала Ханна. - Мы поменяем его в законном порядке.

В снегу у нее под ногами открылся глубокий провал и она соскользнула в него с плачущей Даной на руках. О, Господи! Перед глазами у него плыла нетронутая белизна снега, и он лежал в темноте на своей кровати, вытянувшись на спине. Уорчестер. Лейбовитцы. Шесть мальчиков. Дана выросла. Ханна умерла.

Ну и сон. Откуда он к нему явился? И к тому же Фрида! И Ханна с Даной, падающие в провал...

Он полежал еще с минуту, отгоняя от себя ужасные видения, а потом поднялся - сквозь щели жалюзи пробивался слабый свет наступающего дня - и пошел в ванную.

Хотя ночью он не просыпался и спал крепко. Если только не считать этого сна.

Вернувшись в спальню, он взял с ночного столика часы, поднес их к свету и, прищурившись, воззрился на циферблат. Двадцать минут седьмого.

Теплая постель снова приняла его, он закутался в одеяло и, бодрствуя, погрузился в раздумья.

Шесть идентичных мальчиков... нет, шесть очень похожих мальчиков, может, и идентичных - живут в шести различных местах, с шестью разными матерями одного и того же возраста, у всех шестерых совершенно разные отцы, погибшие насильственной смертью практически в одном и том же возрасте и у всех них был сходный род занятий. При всей невероятности таких совпадений, они были реальностью, подлинными фактами. В этой невозможной ситуации предстояло разобраться и понять ее.

Лежа в тепле и покое, он дал простор мыслям. Мальчики. Матери. Груди Ханны. Молоко.

Прекрасное имя для ребенка...

Все стало как-то совмещаться.

По крайней мере, кое-что.

Так можно было объяснить грейпфрутовый сок и ту торопливость, с которой она выставила его. И то, как она поспешила отправить мальчишку из кухни. Она быстро спохватилась, сделав вид, что дело в босых ногах и отсутствии халата.

Он продолжал лежать, надеясь, что к нему придет озарение и он поймет все остальное. Хотя бы самое главное - роль Менгеле. Но ничего не получалось.

Спокойно, шаг за шагом...

Встав, он умылся и побрился, привел в порядок усы и причесался; приняв пилюли, почистил зубы и поставил на место вставную челюсть.

В двадцать минут восьмого он появился на кухне. Там уже хлопотала горничная Френсис, а Берт Лейбовитц в рубашке с короткими рукавами, читая, сидел у стола и завтракал. Пожелав ему доброго утра, Либерман сел по другую сторону стола и сказал:

- Я должен возвращаться в Бостон раньше, чем предполагал. Могу ли я отправиться вместе с вами?

- Конечно, - сказал Лейбовитц. - Сообщите, как только будете готовы.

- Отлично. Я только должен сделать один телефонный звонок. В Леннокс.

- Могу ручаться, кто-то сообщил вам, как Долли водит машину.

- Нет, просто кое-что произошло.

- Вам доставит удовольствие поездка со мной.

Через пятнадцать минут ему дозвониться из библиотеки дозвонится до миссис Карри.

- Алло?

- Доброе утро, вас снова беспокоит Яков Либерман. Надеюсь, что я вас не разбудил.

Молчание.

- Я уже встала.

- Как себя чувствует утром ваш сын?

- Не знаю, он еще спит.

- Отлично. Это хорошо. Крепкий сон пойдет ему только на пользу. Он ведь не знает, что усыновлен, не так ли? Вот почему вы и занервничали, когда я сказал, что у него есть близнец.

Молчание.

- Но у вас нет основания беспокоиться, миссис Карри. Я ему, конечно же, ничего не скажу. Пока вам нужно, чтобы все оставалось в тайне, я не пророню ни слова. Но будьте любезны, скажите мне только одно. Это очень важно. Вы получили его с помощью женщины по имени Фрида Малони?

Молчание.

- Не так ли? Да?

- Нет! Минутку! - он услышал глухой звук положенной на стол трубки и удаляющиеся шаги. Молчание. Звук приближающихся шагов и тихий голос: - Алло?

- Да?

- Мы получили его через агентство. В Нью-Йорке. Но это было совершенно законное усыновление.

- Через агентство «Раш-Гаддис»?

- Да!

- Она работала там с 1960-го по 1963-й год. Фрида Малони.

- Я никогда не слышала этого имени! К чему вы клоните? Какая разница, если у него и в самом деле есть близнец?

- Я еще точно не знаю.

- Тогда больше не мучайте меня! И оставьте Джека в покое! - в трубке щелкнуло. Молчание.

Берт Лейбовитц подбросил его в аэропорт Логан, и он успел на девятичасовой рейс в Нью-Йорк.

В десять сорок он уже стоял в кабинете помощника исполнительного директора Агентства по вопросам адаптации «Раш-Гаддис», где его встретила стройная и симпатичная седовласая женщина, миссис Тиг. - Ничего подобного, - сказала она ему.

- Ничего?

- Именно так. Она не имела дела непосредственно с детьми, поскольку не обладала достаточной квалификацией. Она занималась бумажной работой, вела досье. Конечно, ее адвокат, который оспаривал решение об экстрадиции, хотел представить ее в самом благоприятном свете, так что он настаивал - мол, она играла куда более важную роль в работе агентства, чем было на самом деле, но по сути она была канцелярским работником, занималась досье. Мы обратились к правительственным юристам - естественно, мы были весьма обеспокоены, чтобы представить ее роль у нас в правильной перспективе - и начальник отдела личного состава получила приглашение выступить свидетелем в суде. Хотя ее и так вызывали давать показания. Мы было решили опубликовать какое-нибудь заявление или выпустить пресс-релиз, но по размышлению решили не привлекать особого внимания к этой истории, и интерес к ней погас сам собой.

- То есть она не подбирала супружеские пары для адаптации детей, - Либерман теребил мочку уха.

- Ни в малой мере, - сказала миссис Тиг. Она улыбнулась ему. - Боюсь, что вы идете по неправильному пути; точнее было бы сказать, что приходится искать детей, ибо спрос значительно превышает предложение. Особенно после внесения изменений в закон об адаптации. Мы в состоянии помочь лишь небольшой части людей, которые обращаются к нам.

- И в то время тоже? С 60-го по 63-й годы?

- И тогда, и сейчас, но в настоящее время это еще сложнее.

- Много ли у вас запросов?

- В прошлом году было больше тридцати тысяч. Со всех концов страны. В сущности из всех уголков континента.

- Разрешите мне спросить вас вот о чем, - обратился к ней Либерман. - Скажем, к вам обращается письменно или приходит лично какая-то пара, в период 61-го, 62-го годов. Хорошие люди, достаточно обеспеченные. Он работает в правительственном учреждении, у него стабильная работа. Ей же... дайте-ка мне секундочку подумать... ей же... лет двадцать восемь, двадцать девять, а ему пятьдесят два. Сколько шансов на то, что им удастся с вашей помощью адаптировать ребенка?

- Ни одного, - сказала миссис Тиг. - Мы не можем передавать ребенка паре, в которой мужской половине столько лет. Сорок пять - это для нас предельный возраст у мужчины, да и то лишь в исключительных случаях. Мы предпочитаем большей частью иметь дело с парами, которым тридцать с небольшим - в этом возрасте брак уже устоялся и они еще достаточно молоды, чтобы воспитать ребенка и обеспечить родительский уход. Во всяком случае, чтобы он рос в нормальном родительском окружении.

- Так как же подобная пара может обзавестись ребенком?

- Только не в «Раш-Гаддис». Некоторые другие агентства могут проявить большую уступчивость. И, конечно, есть так называемый серый рынок. Их адвокат или врач может иметь информацию о какой-нибудь беременной девочке-подростке, которая на хочет или не может делать аборт. Скажем, у нее нет денег не него.

- Но если они обращаются к вам, вы отказываетесь иметь с ними дело?

- Да. Мы никогда не имеем дело ни с кем старше сорока пяти лет. Есть сотни и тысячи подходящих пар, которые, маясь в ожидании, буквально взывают к нам.

- Но отвергнутые запросы, - предположил Либерман, - скорее всего, проходили через руки Фриды Малони?

- Через нее или через кого-то другого из регистраторов, - объяснила миссис Тиг. - Всю нашу корреспонденцию и запросы мы храним в течение трех лет. В свое время срок этот равнялся пяти годам, но нам пришлось сократить его из-за нехватки места.

- Благодарю вас. - Либерман встал, держа в руках портфель. - Вы очень помогли мне. И я вам искренне благодарен.

Из телефонной будочки напротив Музея Гуггенхейма, поставив на тротуар сумку и портфель, он связался с мистером Голдвассером в лекционном бюро.

- У меня для вас плохие новости. Я должен возвращаться в Германию.

- О, Боже! Когда?

- Сейчас.

- Вы не можете. Сегодня вечером вас ждут в Бостонском университете! Где вы?

- В Нью-Йорке. И сегодня вечером я уже должен сидеть в самолете.

- Вы не можете! О вас уже объявлено. Они продали все билеты! А завтра...

- Знаю, знаю! Вы думаете, мне самому нравится отменять выступления? Вы думаете, я не знаю, какая это будет головная боль для вас и для тех, кому вы меня отрекомендовали? Это...

- Не могу себе представить...

- Это вопрос жизни и смерти, мистер Голдвассер. Жизни и смерти. А может, и чего-то большего.

- Черт бы вас побрал! Когда вы вернетесь?

- Не знаю. Может, мне придется кое-где побывать. А потом перебраться в другое место.

- Вы хотите сказать, что отменяете весь оставшийся тур?

- Верьте мне, если бы я не был должен...

- Такое случалось со мной только один раз за восемнадцать лет, но в тот раз я имел дело с певцом, а не со столь уважаемым человеком, как вы. Послушайте, Яков, я восхищаюсь вами и от всей души желаю вам всех благ; я сейчас говорю с вами не столько как ваш представитель, а просто как человек, как соплеменник. Я прошу вас еще раз тщательно все обдумать: если вы без предварительного оповещения отмените весь тур - в каком свете вы предстанете в дальнейшем, как мы сможем представлять вас? Никто не возьмется иметь с вами дело. Ни одна из групп не изъявит желания встретиться с вами. Вашим выступлениям в Соединенных Штатах будет положен конец. Я умоляю вас, подумайте.

- Чем я и занимался, слушая вас, - сказал он. – Я должен уезжать. Но, видит Бог, как бы я хотел, чтобы этого не было.

 На такси он добрался до аэропорта Кеннеди и обменял свой билет до Вены на рейс до Дюссельдорфа через Франкфурт: самый ранний рейс отходил в шесть часов.

Он купил книгу Фарраго о Бормане и, примостившись у окна, провел остаток дня за чтением.

Глава пятая

Ожидалось, что обвинение, выдвинутое против Фриды Ма­лони и восьми других лиц о со­участии в массовых убийствах в концлагере Равенсбрюк, будет оглашено со дня на день; так что, когда в пятницу 17 января Яков Либерман появился в офи­се адвокатов Фриды Малони «Цвибел и Фасслер» в Дюссель­дорфе, его встретили более, чем ледяным приемом. Но Иоахим Фасслер достаточно давно под­визался на этой стезе, чтобы по­нимать: Яков Либерман явился сюда отнюдь не для того, чтобы, скажем, позлорадствовать или просто отнимать у них время; ему что-то надо и, следовательно, он может предложить что-то взамен или, во всяком случае, с ним можно будет о чем-то сторговаться. Посему, предвари­тельно включив диктофон, Фасслер пригласил Либерма­на в свой кабинет.

Он оказался прав. Этот еврей хотел встретиться с Фридой и задать ей несколько вопросов на тему, не имеющую никакого отношения ни к ее деятельности во время войны, ни к предстоящему процессу - о ее пре­бывании в Америке, точнее, о времени с 1960-го по 1963-й годы. Что за американские дела? Организовывала ли она кому-нибудь адаптации на основе информации, которую она могла почерпнуть из досье в агентстве «Раш-Гаддис»?

- Ничего не знаю ни о каких адаптациях, - сухо сказал Фасслер.

- О них знает фрау Малони.

Если она согласится увидеться с ним и откровенно и полно ответить на его вопросы, он в обмен поведает Фасслеру о тех показаниях, которые предполагают дать на суде некоторые из свидетелей, которых ему удалось разыскать.

- Кто именно?

- Никаких имен. Я сообщу вам только об их показа­ниях.

- Бросьте, герр Либерман, вы же понимаете, что я не собираюсь покупать кота в мешке.

- Ей ничем не придется жертвовать и цена высока. Час или около того ее времени. Сомневаюсь, чтобы она была очень занята, сидя в камере.

- Она может отказаться говорить на тему о незакон­ных адаптациях.

- Почему бы не спросить ее самое? Имеется три свидетеля, о показаниях которых мне все доподлинно известно. Выбирайте: или они обрушатся вам как снег на голову в зале суда, или же завтра вы получите о них представление.

- Честно говоря, меня это не очень беспокоит.

- Тогда, как мне кажется, каши мы с вами не сва­рим.

Понадобилось четыре дня, чтобы наконец договорить­ся. Фрау Малони уделит разговору с Либерманом полча­са, в течение которых разговор будет идти на интересу­ющую его тему, при условии: а) будет присутствовать Фасслер; б) кроме них троих никто больше не будет принимать участие во встрече; в) не будет никаких письменных заметок и г) Либерман позволит Фасслеру непосредственно перед интервью обыскать себя на пред­мет обнаружения записывающих устройств. В обмен Ли­берман выложит Фасслеру все, что он знает о предпола­гаемых показаниях трех свидетелей и сообщит о каждом их пол, возраст, род занятий, их физическое и душевное состояние в данный момент, обращая особое внимание на шрамы, травмы или инвалидность, которые якобы явились результатов пребывания в Равенсбрюке. Пока­зания и описание одного из свидетелей должны быть представлены до встречи; остальных двух, соответствен­но, после нее. Обговорено и согласовано.

В среду утром, 22-го, Либерман и Фасслер в серебри­сто-серой машине последнего отправились в федераль­ную тюрьму в Дюссельдорфе, в которой после ее выдво­рения из Америки в 1973 году и содержалась Фрида Малони. Фасслер, стройный, ухоженный мужчина пяти­десяти с лишним лет, благоухал хорошим одеколоном после бритья и был столь же розовощек, как обычно, но, когда они предъявили документы и расписались, не­сколько потерял свою привычную уверенность. Либер­ман первым поведал ему о самом опасном свидетеле, питая надежду, что страх перед еще более весомыми разоблачениями, которые еще только могут последовать из его информации, заставит Фасслера, а через него и Фриду Малони, не отнестись к беседе с чрезмерным легкомыслием.

В сопровождении надзирателя они поднялись на лиф­те и двинулись по устланному ковровой дорожкой кори­дору, на всем протяжении которого у тяжелых дверей с хромированными цифрами на них сидели мужики и жен­щины, надзирающие за спокойствием в тюрьме. Охран­ник открыл одну из таких дверей и пропустил Фасслера и Либермана в небольшую комнату с белеными стенами, в которой стоял круглый стол и несколько стульев. Два окна с раздвинутыми портьерами пропускали в комнату достаточно света, а Либермана удивило, что на одном окне были решетки, а на другом - нет. Надзиратель включил верхний свет, который был почти незаметен в и без того светлой комнате и вышел, прикрыв за собой двери.

Они положили шляпы на вешалку, стоявшую в углу, и туда же повесили свои пальто. Либерман поднял руки, и насупившийся Фасслер тщательно обыскал его. Он прощупал карманы висящего на вешалке пальто Либер­мана и попросил его открыть свой портфель. Либерман вздохнул, но расстегнул замки и открыл его; продемон­стрировав бумаги и книгу Фарраго, он снова защелкнул клапан.

Подойдя к окнам, он все понял - из незарешеченного открывался вид на простиравшийся далеко внизу двор, обнесенный высокой стеной, а под окном, забранным решеткой, тянулась черная поверхность крыши; затем он сел за стол спиной к свободному окну, но немедленно поднялся, хотя отнюдь не должен был вставать при появлении Фриды Малони.

Фасслер чуть приоткрыл окно с решетками и, впустив в комнату струю свежего воздуха, остался стоять рядом с ним, откинув портьеру.

Либерман сидел за столом, сложив перед собой руки и изучая графин с водой и стопку бумажных стаканчи­ков рядом.

Он знал все данные о Фриде Малони и о ходе ее поисков немецкими и американскими властями в 1967 году. Ее послужной список хранился в досье Центра, дополненный рассказами и письменными показаниями нескольких дюжин выживших узниц Равенсбрюка (сре­ди которых были и трое будущих свидетелей); о ее местонахождении ему сообщили двое выживших в кон­цлагере сестер, которые увидели свою бывшую надзира­тельницу на ипподроме в Нью-Йорке и проследили ее до дома. Сам он никогда не встречался с этой женщиной. Он даже не мог себе представить, что когда-нибудь ему доведется сидеть с ней за одним столом. Кроме всего прочего, его средняя сестра Ида погибла в Равенсбрюке; вполне возможно, что и Фрида Малони приложила руки к ее гибели.

Он постарался забыть Иду и все прочее, кроме аген­тства «Раш-Гаддис» и шестерых мальчиков, похожих друг на друга. Явилась всего лишь бывшая регистратор­ша агентства «Раш-Гаддис», сказал он себе. Мы сядем рядком и поговорим ладком и, может, мне удастся по­нять, что же там, черт побери, произошло.

Фасслер отвернулся от окна и нахмурившись, посмот­рел на часы.

Открылась дверь и в светло-синей униформе, засунув руки в карманы, вошла Фрида Малони.

- Доброе утро, - двинувшись ей навстречу, сказал Фасслер. - Как поживаете?

- Спасибо, отлично - одарив улыбкой и Либермана, надзирательница скрылась за закрывшейся дверью.

Положив руки Фриде Малони на плечо, Фасслер рас­целовал ее в обе щеки и отвел в угол, что-то объясняя ей. Ее было почти не видно из-за его спины.

Откашлявшись, Либерман сел, придвинув стул побли­же к столу.

Перед его глазами предстало то, что он не раз видел на фотографиях: совершенно обыкновенная женщина средних лет. Седеющие волосы, разделенные пробором, обрамляли лицо, несколько завиваясь на концах. Беле­сая кожа с сероватым нездоровым оттенком, широкая челюсть, вялый рот. В глазах, несмотря на усталость, чувствовалась решительность. В тюремной одежде Фри­да Малони напоминала, скорее, уборщицу или дежур­ную официантку. Может, когда-нибудь, подумал он, мне и доведется встретить монстра, который и выглядеть будет как монстр.

Положив руки на толстую деревянную поверхность стола, он сделал усилие, чтобы прислушиваться к словам Фасслера.

Они расселись за столом.

Он смотрел на Фриду Малони, а она, пока Фасслер отодвигал стул напротив, тоже рассматривала его, оце­нивающе сузив водянисто-голубые глаза и сжав в нитку тонкие губы. Она кивнула, садясь.

Он кивнул ей в ответ.

Одарив Фасслера мимолетной благодарной улыбкой, она, поставив локти на подлокотники кресла, стала ба­рабанить подушечками пальцев по столу, сначала одной руки, а потом другой, очень быстро и суетливо, после чего положила ладони на стол и застыла, уставясь на них.

Либерман тоже не сводил с них глаз.

- Итак, сейчас, - Фасслер, сидящий справа от Либермана, изучал циферблат часов, - двадцать пять ми­нут двенадцатого. - Он посмотрел на Либермана.

Либерман смотрел на Фриду Малони.

Она тоже уставилась на него. Ее выщипанные брови приподнялись

Он почувствовал, что не в силах вымолвить ни слова. В горле у него стоял комок, мешая перевести дыхание - он думал только об Иде. Гулко колотилось сердце.

Фрида Малони облизнула нижнюю губу, посмотрела на Фасслера, опять перевела взгляд на Либермана и сказала:

- Мне нечего сказать об этих делах с малышами. Я сделала счастливыми массу людей. И мне нечего сты­диться. - Она говорила с мягким южно-германским акцентом, который был куда приятнее, чем лающее дюс­сельдорфское произношение Фасслера. - И что бы там ни считало Объединение Друзей, - презрительно сказа­ла она, - у меня больше нет друзей. В противном случае, я бы тут не сидела, не так ли? Меня бы перебро­сили в другую Америку, - ее глаза расширились, - где я бы вела очень хорошую жизнь. - Она щелкнула у головы пальцами поднятой руки и движением торса спа­родировала типичные латиноамериканские ритмы.

- Я думаю, что лучше всего, - сказал ей Фасслер, - для вас было бы рассказать все, что вы рассказывали мне. - Он посмотрел на Либермана. - А потом вы сможете задавать любые вопросы. Если позволит время. Вы согласны?

К нему вернулась способность дышать.

- Да, - сказал Либерман. - Надеюсь, что время позволит задать несколько вопросов.

- Вы еще не начали отсчитывать минуты? - спроси­ла у Фасслера Фрида Малони.

- Конечно, начал, - ответил тот. - Соглашение есть соглашение. - И повернувшись к Либерману. - Не беспокойтесь, времени хватит. - Поглядев на Фриду Малони, он кивнул.

Глядя на Либермана, она положила перед собой руки на стол.

- Человек из Объединения связался со мной, - ска­зала она, - весной 1960 года. Мой дядя, живущий в Аргентине, рассказал им обо мне. Сейчас он уже скон­чался. Они хотели от меня, чтобы я устроилась на работу в агентство по адаптации детей. У Алоиза - то есть у этого человека - был список трех или четырех из них. Годилось любое - лишь бы у меня была возможность доступа к досье. Я знала его лишь по имени Алоиз, фамилии он мне не называл. Лет семидесяти с неболь­шим, с совершенно седыми волосами, тип старого солда­та, прямая выправка.

Она вопросительно уставилась на Либермана. Он ни­как не отреагировал и она, откинувшись на спинку кресла, снова уставилась на кончики пальцев.

- Я обошла все адреса, - сказала она. - Вакансий не оказалось нигде. Но по окончании лета мне позвони­ли из «Раш-Гаддис» и взяли меня. В регистратуру. - Она задумчиво улыбнулась. - Мой муж решил, что я рехнулась, соглашаясь на работу в Манхэттене. Я рабо­тала в колледже всего в одиннадцати кварталах от дома. Я объяснила ему, что в «Раш-Гаддисе» мне обещали, что через год или около того я смогу...

- Только самое существенное, хорошо? - сказал Фасслер.

Нахмурившись, Фрида Малони кивнула.

- Значит, я оказалась в «Раш-Гаддис» - она подня­ла глаза на Либермана. - Мне предстояло просматри­вать почту и досье, разыскивая запросы от семей, в которых муж был бы рожден между 1908 и 1912 годами, а жена между 1931-м и 1935-м годами. Муж должен был бы работать на гражданской службе, оба они обязаны были быть белыми, христианами и нордического проис­хождения. Это мне объяснил Алоиз. Как только я нахо­дила такую пару, что случалось раз-два в месяц, я тут же снимала на ксероксе все документы и всю переписку с «Раш-Гаддис». Со всех бумаг я делала две копии, одну для Алоиза, а другую для себя. Подборку, предназначен­ную для него, я отправляла в почтовый ящик, адрес которого и номер он мне сообщил.

- Где? - спросил Либерман.

- Здесь же, в Манхэттене. В Вест-Сайде, у планета­рия. И все время, что я работала в агентстве, я этим и занималась - искала подходящие обращения, копирова­ла их и отправляла по почте. Примерно через год ситу­ация усложнилась, потому что я просмотрела весь набор досье и оставалось рассчитывать лишь на появление новых запросов. Изменились даже требования к мужчи­не, который был обязан быть гражданским служащим; пусть даже его работа лишь бы походила на таковую - уже годилось. Порой случалось, что мне попадались люди, работающие в больших организациях, обладаю­щие немалой властью; например, заведующий отделом жалоб страховой компании. Так что мне пришлось снова перерывать все досье. К тому времени за три года я уже отправила сорок или сорок пять запросов в агентство. То есть их копий.

Потянувшись, она взяла со стола один из бумажных стаканчиков и стала крутить его в руках.

- И вот что происходило между... м-м-м, Рождест­вом 1960 года и концом лета 1963 года, когда все кон­чилось, и я ушла. Мне звонили Алоиз или другой чело­век по имени Вилли. Обычно связывался со мной Вилли. Он говорил: «Поинтересуйся... не хотят ли “Смиты” в Калифорнии получить одного в марте». Или в каком-то другом месяце, обычно пару месяцев спустя. - «Осве­домись и у “Браунов” в Нью-Джерси». Случалось, он давал мне и по три фамилии. - Посмотрев на Либерма­на, она объяснила: - Людей, запросы которых я и высылала по почте.

Он кивнул.

- Значит, так. Мне оставалось позвонить Смитам или Браунам, - она стянула бумажную обертку с одного из стаканчиков. - Ваш бывший сосед как-то упомянул, что, мол, вы хотели обзавестись ребенком, говорила я им. - Она с вызовом посмотрела на Либермана. - Они не только проявляли интерес к моим словам, а просто сходили с ума от радости и счастья. Особенно женщины. - Она аккуратно, кусочек за кусочком обрывала обер­тку со стакана. - Тогда я говорила, что могу доставить им то, что они хотели: здорового белого малыша, в возрасте нескольких недель, скажем, в марте или примерно в это время. Со всеми документами, подтвержда­ющими разрешение на адаптацию от имени штата Нью-Йорк. Но первым делом они должны мне выслать под­робнейшие медицинские справки о своем здоровье - я давала им номер почтового ящика Алоиза - и кроме того, они должны дать обязательства никогда и нигде не упоминать, что ребенок усыновлен. На этом настаивает мать, говорила я им. И конечно же, они должны кое-что уплатить мне, когда явятся за ребенком, если им пред­стояло явиться. Обычно порядка тысячи, порой и поболь­ше, если они могли себе позволить. Это мне было ясно из текста их обращений. Во всяком случае, достаточно, чтобы вся комбинация выглядела как обычная сделка серого рынка.

Она бросила клочки обертки на поднос и вынула пробку из графина.

- Через несколько недель у меня снова раздавался звонок. «Смиты не подходят. А Брауны могут получить заказ пятнадцатого марта. Или, может быть... - она стала наклонять графин над стаканом, поднимая его донышко все выше и выше, но из горла не пролилось ни капли. - Типичная история, - сказала она, возвращая сосуд темного стекла в прежнее положение. - Типичная история, как вообще идут дела в этом проклятом месте! Куча бумажных стаканчиков, но ни капли воды в этой чертовой бутылке! О, Господи! - Она припечатала бу­тылку к подносу и стопка бумажных стаканчиков под­прыгнула.

Фасслер встал.

- Я налью, - сказал он, беря графин. - А вы продолжайте. - Он направился к дверям.

- Я могла бы рассказывать вам, какие тут творятся колоссальные глупости... о, Господи! - сказала Либерману Фрида Малони, - но да ладно. Итак. Да. Он сообщал мне, кто и когда заберет ребенка. Или же случалось, что подходили обе пары, и тогда я получала указание позвонить другой паре и сообщить, что сейчас, мол, поздновато, но я знаю другую девушку, которая должна рожать в июне. - Облизывая губы, она крутила стаканчик в пальцах. - В тот вечер, когда мне доставляли ребенка, - продолжала она, - все уже бывало подготовлено как нельзя тщательнее. Между Алоизом или Вилли и мною, между мною и той парой. Я должна буду ждать их в номере мотеля «Говард Джонсон» у аэропорта Кеннеди, как он теперь называется - а тогда он был Айдлуайлд - под именем Элизабет Грегори. Ребенка доставляла мне или молодая пара, или какая-нибудь женщина, а порой и стюардесса. Некоторых из них я встречала несколько раз - в разные времена, я хочу сказать - но обычно каждый раз был кто-то новый. Они доставляли и документы. Точно, как настоящие, и в них уже было вписано имя пары, которая получала ребенка. Через час-другой являлись будущие родители и получали малыша. Они были просто вне себя от радо­сти. Благодарили меня. - Она посмотрела на Либерма­на. - Как правило, отличные люди, которые должны были стать прекрасными родителями. Они расплачива­лись со мной и обещали - я заставляла их приносить клятву на Библии - никогда не говорить, что ребенок усыновлен. Всегда были мальчики. Очень симпатичные. Они забирали их и уезжали.

- Вы знали, откуда они являлись? - спросил Либер­ман. - Откуда они родом, я имею в виду.

- Мальчики? Из Бразилии, - Фрида Малони отвела глаза. - Люди, которые доставляли их, были бразиль­цами, - сказала она, убирая руки со стола. - И стю­ардессы были с бразильской авиалинии. - Она взяла графин из рук появившегося Фасслера, наполнила ста­канчик и выпила воду. Фасслер обошел вокруг стола и снова занял свое место.

- Из Бразилии... - пробормотал Либерман.

Фрида Малони аккуратно поставила графин на поднос и утолив жажду, облизала губы. - Почти всегда все шло как часы, - сказала она. - Как-то только раз не явилась одна пара. Я позвонила им, и они сказали, что передумали. Так что мне пришлось взять ребенка к себе домой и связаться с очередной парой, которая ждала своей очереди. Пришлось заново переоформлять доку­менты. Я сказала мужу, что в «Раш-Гаддисе» произошла накладка и для ребенка не оказалось места. Он ровным счетом ничего не знал ни о чем. Да и до настоящего времени ни о чем не подозревает. Так оно и шло. Всего должно было быть примерно двадцать малышей; сначала они шли один за другим, а потом по одному каждые два или три месяца. - Она снова отпила из стакана.

- Уже двенадцать минут, - сказал Фасслер, глядя на часы. Он улыбнулся Либерману. - Видите? У вас осталось еще семнадцать минут.

Либерман поднял глаза на Фриду Малони. - Как выглядели дети? - спросил он.

- Очень симпатичными, - ответила она. - Голубые глаза, темные волосы. Они все походили друг на друга куда больше, чем просто малыши, которые, как правило, смахивают один на другого. Они явно были европейского происхождения, а не бразильцами; у всех них была светлая кожа и голубые глаза.

- Говорилось ли вам, что они родом из Бразилии, или вы основываетесь только на...

- Мне о них вообще ничего не говорили. Только в какой вечер мне их доставят в мотель и во сколько.

- Ее мнение, - сказал Фасслер, - конечно же, не имеет никакого значения.

Фрида Малони отмахнулась.

- Какая разница? - спросила она и повернулась к Либерману. - Я думала, что они были детьми тех не­мцев, которые обосновались в Южной Америке. Неза­коннорожденные дети, может быть, от немецкой девуш­ки и южноамериканского мальчишки. А вот почему Объ­единение старалось переправить их в Северную Америку и так тщательно подбирало семьи для них - этого я совсем не понимаю.

- И вы не спрашивали?

- Разве что с самого начала, - сказала она, - когда Алоиз объяснил мне, какого рода запросы необходимо искать, я спросила его, зачем это все надо. Он ответил мне, чтобы я не задавала вопросов, а только исполняла приказы. Во имя Отчизны.

- И я не сомневаюсь, - подсказал ей Фасслер, - вы опасались, что если вы не будете сотрудничать с ними, вас постигнут те неприятности, которые в самом деле свалились на вас несколько лет спустя.

- Да, конечно, - согласилась Фрида Малони. - Конечно, я опасалась. Естественно.

- Значит, вы обеспечили детьми двадцать пар, - сказал Либерман.

- Примерно двадцать, - поправила его Фрида Ма­лони. - Может, чуть меньше.

- Все они были американцами?

- Вы имеете в виду, все ли были из Соединенных Штатов? Нет, несколько пар были из Канады. Пять или шесть. Остальные все из Штатов.

- И никого из Европы?

- Никого.

Либерман погрузился в молчание, теребя мочку уха.

Фасслер глянул на часы.

- Вы помните их имена? - спросил Фасслер.

Фрида Малони улыбнулась.

- Это было тринадцать или четырнадцать лет назад. Одних я помню, Уиллоков, потому что они подарили мне собачку и порой я звонила им по поводу ее здоровья. Они выращивали доберманов. Генри Уиллок из Нью-Провиденса, в Пенсильвании. Я было упомянула, что хотела обзавестись собакой и получила от них Салли десяти недель отроду, когда они приехали за ребенком. Прекрасная собака. Она по-прежнему живет у нас. Мой муж продолжает ухаживать за ней.

- Гатри? - спросил Либерман.

Взглянув на него, Фрида Малони кивнула.

- Да, - сказала она. - Первыми были Гатри, это верно.

- Из Тускона.

- Нет. Из Огайо. Нет, из Айовы. Да, из Эймса в Айове.

- Они переехали в Тускон, - сказал Либерман. - И в прошлом октябре он погиб при аварии.

- Ах, вот как?

- Кто были после Гатри?

Фрида Малони покачала головой.

- Тогда встречи шли одна за другой, с перерывом в пару недель.

- Карри?

Она посмотрела на Либермана.

- Да, - сказала она. - Из Массачусетса. Но не сразу же после Гатри. Подождите минутку. Гатри были в конце февраля; потом появилась другая пара откуда-то с Юга - кажется, Мэконы; и лишь потом были Карри. И только тогда Уиллоки.

- Через две недели после Гатри?

- Нет, через два или три месяца. После первых трех был долгий перерыв.

- Вы не будете возражать, - спросил у Фасслера Либерман, - если я все это запишу? Все это происходи­ло в Америке довольно давно и никоим образом не причинит ей вреда.

Нахмурившись, Фасслер вздохнул.

- Ну, хорошо, - сказал он.

- Почему это так важно? - спросила Фрида Малони.

Либерман вынул ручку и, порывшись в карманах, нашел клочок бумаги.

- Как пишется Уиллок? - спросил он.

Она продиктовала ему по буквам.

- Из Нью-Провиденса, в Пенсильвании?

- Да.

- Постарайтесь припомнить точно: через какое вре­мя после Карри они получили своего ребенка?

- Точно не припоминаю. Через два или три месяца; определенного расписания не было.

- Ближе к двум месяцам или к трем?

- Она же не помнит, - вмешался Фасслер.

- Хорошо, - согласился Либерман. - Кто появился после Уиллоков?

Фрида Малони вздохнула.

- Не могу вспомнить, кто и когда являлся, - сказа­ла она. - За два с половиной года прошло около двад­цати пар. Были и Трумэны, которые не имели никакого отношения к президенту. Я думаю, что они были одной из канадских пар. И были еще... Корвины или Корбины, что-то такое. Нет, Корбетты.

Она припомнила еще три фамилии и шесть городов. Либерман тщательно записал всех.

- Время, - сказал Фасслер. - Не будете ли столь любезны, подождать меня снаружи?

Либерман отложил бумагу и ручку. Взглянув на Фри­ду Малони, он кивнул.

Она кивнула ему в ответ.

Встав, он подошел к вешалке; сняв с нее пальто, он перекинул его через руку и взял с полки шляпу и папку. Подойдя к дверям, он застыл на пороге и неожиданно повернулся.

- Я хотел бы задать еще один вопрос, - сказал он.

Они уставились на него. Фасслер кивнул.

Не сводя глаз с Фриды Малони, он сказал:

- Когда день рождения вашей собаки?

Она непонимающе уставилась на него.

- Вы помните его? - настаивал он.

- Да, - ответила она.- Двадцать шестого апреля.

- Благодарю вас, - сказал он и повернулся к Фасслеру. - Прошу вас, не задерживайтесь; я хочу скорее покончить с делами. - Повернувшись, он открыл двери и вышел в коридор.

Присев на скамью и вооружившись ручкой, он углу­бился в какие-то вычисления с карманным календарем. Надзирательница, сидящая по другую сторону от его пальто, которое он бросил рядом с собой, спросила:

- Вы думаете, что вам удастся вытащить ее?

- Я не адвокат, - ответил он ей.

Фасслер, который, не отрывая глаз от дороги, гнал машину в гуще движения, сказал:

- Я предельно заинтригован. Вы не могли бы сказать мне, почему Объединение решило заняться бизнесом детей?

- Простите, - сказал Либерман, - но этого нет в нашем соглашении.

Если бы он сам знал ответ.


Он вернулся в Вену. Получив предписание суда, Макс успел перевезти все письменные столы и стеллажи с досье в две маленькие комнатки в обветшавшем строении в Пятнадцатом районе, которым и предстояло стать его офисом. И куда ему надо было тут же перебираться - Лили уже с нетерпением ждала его - в это тесное и дешевое помещение (прощай, подонок Гланцер!). Траты пошли одна за другой - плата за два месяца вперед, налоги, расходы на переезд, оплата телефона; им было бы трудно теперь прокормить даже котенка, а не то, что купить билет до Зальцбурга, не говоря уж о Вашингтоне, где он должен был бы оказаться через неделю, 4-го или 5-го февраля.

Он объяснил ситуацию Максу и Эстер, когда общими усилиями они старались придать новому офису вид, подобающий Информационному Центру военных пре­ступлений, а не конторе «Х.Гаупт и сын».

- Гатри и Карри, - сказал он, соскребывая с двер­ной филенки лезвием бритвы большую букву «г», - получили на руки детей с перерывом примерно в четыре недели, в конце февраля и конце марта 1961-го года. И они же, Гатри и Карри, были убиты с разницей во времени в четыре недели, день в день, в том же самом порядке. Семья Уиллок получила своего ребенка при­мерно 5-го июля - это я знаю, потому что они подарили Фриде Малони десятинедельного щенка, день рождения которого приходился на двадцать шестое апреля...

- Что? - повернувшись, Эстер посмотрела на него. Она придерживала полосу обоев, которые Макс разгла­живал по стене.

- ...а с конца марта до пятого июля примерно четыр­надцать недель. Так что есть основания предполагать, что Уиллок должен быть убит в районе двадцать второго февраля, через, четырнадцать недель после Карри. И я хотел бы быть в Вашингтоне за две или три недели до этой даты.

- Думаю, что понимаю вас, - сказала Эстер, и Макс добавил: - А что тут не понимать? Их убивают в том же самом порядке, в котором они получали детей и с теми же промежутками во времени. Вопрос - почему?

Ответ на этот вопрос, по мнению Либермана, может подождать. Остановить серию убийств, в чем бы ни была их причина - вот что было самым главным, и лучше всего это могло сделать Федеральное Бюро Рас­следований США. Они могли без труда установить, что те два человека, которые погибли при «несчастных слу­чаях», были отцами незаконно усыновленных детей, смахивающих друг на друга, как две капли воды, и Генри Уиллок был третьим (или четвертым, если учиты­вать и неких Мэконов). 22-го февраля, туда или сюда несколько дней, они могут перехватить предполагаемого убийцу Уиллока и выяснить у него данные о личностях и, может, даже даты готовящихся убийств остальных пяти человек. (Теперь Либерман не сомневался, что каждый из шести убийц работает в одиночку, даже не парами, потому что убийства Дюрнинга, Гатри, Хорве и Рунштейна следовали одно за другим - и все в разных странах).

Еще проще - он может направиться в отделение ФБР и в Департамент уголовных расследований в Бонне, так как не сомневался, что и в немецких агентствах по адаптации детей (а так же в Англии и трех скандинав­ских странах) кто-то, исполнявший роль Фриды Малони, тоже рылся в досье и передавал детей. Во Фрейбурге Клаус нашел ребенка - копию того, что обитал в Триттау, и Либерман сам, будучи в Дюссельдорфе, звонил вдовам Дюрнинга, Раушенбергера и Шрейбера, стараясь получить ответ на один и тот же вопрос: «Скажите, пожалуйста, ваш ребенок усыновлен?»; две неохотно признались в этом, одна ответила ему яростным «нет!», и все трое посоветовали ему заниматься своими собст­венными делами.

Но в Бонне он не сможет убедительно выложить дан­ные об очередной предполагаемой жертве, а объяснение, каким образом ему удалось разговорить Фриду Малони, вряд ли будет воспринято с удовольствием. Он и сам не мог бы рассчитывать на иной прием, случись ему ока­заться в Вашингтоне. Но в глубине своего еврейского сердца он не доверял ревности германских властей, не в пример американским, когда речь шла о наказании на­цистов.

Итак, Вашингтон и ФБР.

Освоившись в новом офисе, он сел на телефон и стал звонить прежним жертвователям.

- Я не хочу таким образом давить на вас, но, поверь­те, это исключительно важно. То, что происходит сей­час, имеет отношение к шестерым эсэсовцам и Менгеле.

Инфляция, отвечали ему. Спад деловой активности. Дела идут просто ужасно. Он начинал напоминать об убитых родителях, о Шести Миллионах, чего терпеть не мог делать, ибо его слова вызывали у жертвователей чувство вины. Но ему пришлось пустить их в ход.

- Прошу вас, поторопитесь, - говорил он. - Это в самом деле важно.

- Но это просто невозможно! - сказала Лили, на­кладывая ему на тарелку вторую порцию картофельного пюре. - Откуда может взяться столько мальчиков, так смахивающих друг на друга?

- Дорогая, - с другого конца стола откликнулся Макс, - не стоит говорить, что это невозможно. Яков их видел. Его друг из Гейдельберга тоже видел.

- И Фрида Малони их видела, - добавил Либер­ман. - Детей, которые так походили друг на друга, куда больше, чем младенцы смахивают один на другого.

Лили сделала вид, что сплевывает на пол.

- Она достойна смертной казни.

- Она пользовалась именем Элизабет Грегори, - сказал Либерман. - Я хотел спросить у нее, сама ли она его избрала, или же кто-то ее так назвал, но забыл.

- А в чем разница? - пережевывая кусок мяса, спросил Макс.

- Грегори, - объяснила ему Лили, - то имя, кото­рым Менгеле пользовался в Аргентине.

- Ох, ну, конечно.

- Оно должно было прийти от него, - сказал Либер­ман. - Все должно идти от него, вся эта операция. Он ее вдохновитель, пусть даже он будет отрицать.

Все же пришли какие-то деньги - из Швеции и Штатов - и он заказал себе билет на Вашингтон через Франкфурт и Нью-Йорк, на вторник, 4-е фев­раля.

Вечером пятницы 31-го января Менгеле выступал под своим настоящим именем - он был Менгеле и никто иной. В сопровождении телохранителей он вылетел во Флорианополис на островке Санта Катарина, примерно на полпути между Сан-Пауло и Порту-Аллегри: в баль­ном зале отеля «Новый Гамбург», украшенном по такому случаю свастиками и черно-красными стягами, «Сыны Национал-Социализма» давали прием - обед и танцы - пребывание на котором стоило по сто крузейро. С каким восторгом было встречено появление Менгеле! Крупные наци, те, которые играли ведущие роли в Третьем Рейхе и пользовались известностью по всему миру, со снобистским пренебрежением отклоняли при­глашения «Сынов», ссылаясь на плохое состояние здо­ровья и отпуская презрительные замечания в адрес их вождя Ганса Штрупа (о котором даже «Сыновья» порой говорили, что он явно старается переплюнуть Гитлера). Но сюда самолично явился герр доктор Менгеле во пло­ти, облаченный в белый смокинг: он пожимал руки муж­чинам, целовал в щечки женщин, сияя, расточал улыб­ки, смеялся и повторял имена тех неофитов, которых ему представляли. Как любезно с его стороны явиться на прием! Он прямо-таки излучает здоровье и счастье!

Таким он был, воплощением здоровья и счастья. А почему бы и нет? Завтра он закрасит еще четыре квад­ратика в схеме, которые составят больше половины пер­вой колонки - восемнадцать. Он посещал все вечеринки и приемы, которые проходили в эти дни, что было есте­ственной реакцией на депрессию и подавленность, кото­рые ему пришлось пережить в ноябре и начале декабря, когда казалось, что этому еврейскому выводку Либерману удастся свести на нет все его усилия. Отдавая долж­ное шампанскому в этом красочном бальном зале, в окружении восхищенных его присутствием арийцев (ес­ли чуть прикрыть глаза, можно представить, что вокруг Берлин тридцатых годов) он не без удивления припом­нил настроение, в котором пребывал два месяца назад. Ну, чистая достоевщина! Прикидывать, планировать, рассчитывать свои действия на тот случай, если Объеди­нение предаст его (что они были уже готовы сделать, он в этом на сомневался). И тут еще этот Либерман чуть не помешал Мундту отправиться во Францию, да и Швиммеру пришлось заметать следы в Англии; но нако­нец, слава Богу, он бросил свои старания и остался дома, придя, без сомнения, к выводу, что его юная американ­ская ищейка что-то напутала. (И еще раз, слава Богу, что они успели добраться до него перед тем, как он прокрутил пленку Либерману). Так что он с легким сердцем пил шампанское и отдавал должное деликатесам как-их-там-называть («Как я рад быть здесь! Благодарю вас!»), пока этот бедняга Либерман, по данным «Нью-Йорк Таймс», скитался по захолустью Америки, что означало, если читать между строк дутой еврейской рекламы, какое-то дешевое лекционное турне. А там к тому же зима! Ах, снега бы, Господи; вдоволь снега!

Поднявшись на возвышение и имея по левую руку от себя Штрупа, он произнес в его честь красноречивый тост - по крайней мере, этот человек оказался не таким уж идиотом, как можно было ожидать - и переключил внимание на пышную блондинку справа от себя. В про­шлом году она была удостоена звания «Мисс Наци», но теперь уже несколько изменилась. На пальце у нее было обручальное кольцо и - его взгляд не мог обмануться - находилась примерно на четвертом месяце беремен­ности. Муж в Рио по делам; и она просто трепещет от восхищения, что ей выпала честь сидеть рядом с таким высокочтимым... Может, в самом деле? Он может позво­лить себе задержаться и вылететь с рассветом.

Танцуя с беременной «Мисс Наци» и постепенно опу­ская руку все ниже на ее в самом деле восхитительные ягодицы, он увидел среди танцующих рядом с собой Фарнбаха, который сказал:

- Добрый вечер! Как поживаете? Мы услышали, что вы тоже будете и решили обязательно добраться сюда. Могу ли я представить вам свою жену Ильзу? Радость моя, это герр доктор Менгеле.

Продолжая переминаться на месте, он напряженно улыбался, понимая, что слишком много выпил, но Фарнбах не исчезал и не превращался в кого-то иного; он продолжал оставаться Фарнбахом все отчетливее становясь ни кем иным, как Фарнбахом: бритоголовый, с тонкими губами, жадными глазами ощупывающий «Мисс Наци», пока висевшая у него на локте уродливая маленькая женщина продолжала трещать о «чести» и «удовольствии» и о том, что «хотя вы забрали у меня Бруно, я...»

Остановившись, он высвободил руки, обнимавшие блондинку.

Фарнбах весело объяснил ему:

- Мы остановились в «Экссельциоре». Решили устро­ить себе маленький второй медовый месяц.

Уставившись на него, он сказал:

- Вы же должны были быть в Кристианштадте. Вам предстояло убить Оскарссона.

Уродливая женщина захлебнулась на полуслове. Фар­нбах побледнел, глядя на него.

- Предатель! - заорал он. - Свинья!..

Слова были бессильны выразить его чувства; он на­бросился на Фарнбаха и вцепился в его тощую шею; Фарнбах тщетно цеплялся за его руки, пока он, сдавли­вая его кадык, тащил предателя меж танцующими. Гла­за его налились кровью и выкатились из орбит; Фарнбах только хрипел, не в силах выдавить из себя ни слова. Крики женщин, толкотня мужчин: «О, Боже мой!» Фар­нбах наткнулся на стол, дальний край которого поднялся в воздух и сидевшие за ним люди ретировались. Он швырнул Фарнбаха на пол, продолжая душить его; стол отлетел в сторону, со звоном посыпались стаканы и чашки, усыпая осколками пол, бритая голова Фарнбаха оказалась залитой супом и вином, которое потекло по его багровому лицу.

Чьи-то руки вцепились в Менгеле; кричали женщи­ны; музыка захлебнулась и смолкла. Руди держал кисти Менгеле, умоляюще глядя на него.

Он позволил оттащить себя в сторону и поднялся на ноги.

- Этот человек - предатель! - крикнул он, обра­щаясь к собравшимся. - Он предал меня, он предал вас! Он предал расу! Он предал арийскую расу!

Уродливая женщина, стоящая на коленях рядом с Фарнбахом, который, хрипя, с красным лицом, растирал себе горло, завопила.

- У него в голове стекло! - рыдала она. - О, Господи! Приведите врача! О, Бруно, Бруно!

- Этот человек заслуживает смерти, - тяжело ды­ша, объяснял Менгеле столпившимся вокруг него людям. - Он предал арийскую расу. Ему был отдан приказ и как солдат он должен был исполнить его. Он предпочел не подчиниться ему.

Его слушатели были смущены и растеряны. Руди рас­тирал расцарапанные кисти Менгеле.

Фарнбах заходился в кашле, пытаясь что-то вымол­вить. Он отбросил руку жены с носовым платком и приподнялся на локте, глядя снизу вверх на Менгеле. Кашляя, он растирал горло. Жена придерживала его за плечи, ткань смокинга на которых была потемневшей и мокрой.

- Не двигайся! - внушала она ему. - О, Боже! Где же врач?

- Они! - каркнул Фарнбах. - Отозвали! Меня! - Капелька крови показалась из-за правого уха и серьгой повисла на мочке, увеличиваясь в размерах.

Раздвинув тех, кто стоял рядом, Менгеле уставился на него, лежащего на полу.

- В понедельник! - сказал ему Фарнбах. - Я уже был в Кристианштадте! Все организовал для того... - он посмотрел на окружавшую их публику, - для того, что я должен был сделать! - Капля крови упала с мочки уха и на ее месте тут же стала расти другая. - Они вызвали меня в Стокгольм и сказали... - он глянул на жену, не сводившую взгляда с Менгеле, - что я должен возвращаться. В офис моей компании. И сразу же.

- Вы лжете! - сказал Менгеле.

- Нет! - вскричал Фарнбах; кровавая сережка опять оторвалась. - Всех отозвали! Один был в офисе, когда я туда прибыл. Двое уже отбыли. Остальные двое были в пути.

Менгеле смотрел на него, не в силах проглотить ко­мок в горле.

- Почему? - спросил он.

- Не знаю, - скорбно ответил ему Фарнбах. - Больше я не задавал никаких вопросов. И делал то, что было мне сказано.

- Где же доктор? - снова завопила его жена.

- Он уже идет! - крикнул кто-то от дверей.

- Я сам... - сказал Менгеле. - Я сам доктор.

- Не приближайтесь к нему!

Он посмотрел на жену Фарнбаха.

- Заткнись, - сказал он, оглядываясь. - Есть тут у кого-нибудь пинцет?

В кабинете управляющего банкетным залом он извлек из затылка Фарнбаха осколок стекла, пользуясь достав­ленным пинцетом и увеличительным стеклом, пока Руди держал поблизости лампу.

- Осталось еще несколько, - сказал он, бросая ос­колки в пепельницу.

Фарнбах, который согнувшись, сидел перед ним, ни­чего не сказал.

Менгеле обработал ранку йодом и наклеил на нее кусочек пластыря.

- Я очень извиняюсь, - сказал он.

Фарнбах встал, одергивая свой промокший смокинг.

- А когда, - спросил он, - мы сможем узнать, зачем нас посылали?

Несколько мгновений Менгеле молча смотрел на него, а потом сказал:

- Я считал, что вы наконец прекратили задавать вопросы.

Повернувшись на пятках, Фарнбах вышел.

Передав пинцет Руди, Менгеле отослал и его.

- Найди Тин-Тин, - сказал он. - Мы скоро уезжа­ем. Пошли его предупредить Эрико. И закрой за собой двери.

Он сложил аптечку первой помощи и, сев за неубран­ный стол, снял очки и вытер ладонью испарину со лба. Вынув портсигар, он закурил, бросив спичку в осколки стекла. Снова нацепив очки, вытащил записную книжку с телефонами.

Справляясь с ней, он набрал личный номер Зейберта.

Бразильская горничная, глупо хихикая, сказала ему, что сеньор и сеньора в отлучке и она не знает, где они.

Он попытался связаться со штаб-квартирой, не рас­считывая на ответ; так и случилось.

Сын Острейхера Зигфрид дал ему другой номер, по которому ему ответил сам Острейхер.

- Говорит Менгеле. Я во Флорианополисе. Только что видел Фарнбаха.

После краткого молчания он услышал:

- Черт побери. Полковник отправился утром к вам, чтобы все рассказать; он очень сожалеет, что пришлось пойти на это. Он дрался, как лев.

- Могу себе представить, - сказал Менгеле. - Что случилось?

- Все из-за этого сукиного сына Либермана. Он как- то смог на прошлой неделе увидеться с Фридой Малони.

- Он же был в Америке! - вскричал Менгеле.

- Пока не вылетел в Дюссельдорф. Должно быть, она ему изложила всю историю, как она воспринималась с ее стороны. Ее адвокат спросил у некоторых наших друзей там, как это получилось, что нам пришлось в конце шестидесятых заниматься черным рынком прода­жи детей. Он убедил их, что всё в самом деле так и было, и они стали справляться у нас. В прошлое воскресенье прилетел Рудель, беседа проходила три часа - Зейберт очень хотел, чтобы вы тоже присутствовали; Рудель же и кое-кто еще возражали - на том все и кончилось. Люди стали возвращаться во вторник и в среду.

Менгеле сдернул очки и буквально застонал, прикры­вая рукой глаза:

- Ну, почему они не могли просто убить Либерма­на? Неужто они рехнулись или они сами евреи? Что с ними случилось? Мундт мог бы без труда справиться с этим. Он с самого начала предлагал такое решение. Он один умнее, чем все ваши полковники, вместе взятые.

- Желательно ли вам выслушать их точку зрения?

- Валяйте. И если меня вырвет во время изложения, прошу простить меня.

- Семнадцать человек мертвы. Это означает, в соот­ветствии с вашими выкладками, что мы можем рассчитывать на успех в одном или двух случаях. И, может быть, еще на один-два среди прочих, ибо кое-кто может умереть естественной смертью. Либерман по-прежнему ничего толком не знает, поскольку Малони сама ничего не знала. Но она может припомнить имена и в таком случае логическим шагом станет попытка перехватить Гессена.

- Тогда следовало бы отозвать только его! Почему всех шестерых?

- Вот это и говорил Зейберт.

- Ну и?

- Сейчас вас и вырвет. Все это становится слишком рискованным. Такова точка зрения Руделя. Может кон­читься тем, что на свету окажется все Объединение, к чему может также привести убийство Либермана. И если уж нам гарантированы одна или две удачи или даже больше - и этого достаточно, не так ли? - то этим надо и ограничиться. И все прикрыть. И пусть себе Либерман всю жизнь охотится за Гессеном.

- Но этого нельзя допустить. Рано или поздно он до всего докопается и займется только мальчишками.

- Может, да, а может, и нет.

- Истина состоит в том, - сказал Менгеле, снова снимая очки, - что нам приходится иметь дело с кучкой утомленных стариков, которые тут же наложили в шта­ны. Они мечтают только о том, чтобы спокойно скон­чаться от старости в своих виллах на берегу океана. И если их внуки станут последними арийцами, тонущими в море человеческого дерьма, их это совершенно не волнует. Я хотел бы поставить их перед дулами рас­стрельной команды.

- Да бросьте, ведь при их помощи нам удалось всего добиться.

- А что, если мои подсчеты окажутся ошибочны? Что, если шансы будут не один к десяти, а один к двадцати? Или к тридцати? Или один из девяноста четырех? Где мы тогда окажемся?

- Послушайте, если бы дело касалось только меня, я бы прикончил Либермана, не обращая внимания на последствия, и занялся бы остальными. Я на вашей стороне. И Зейберт тоже. Знаю, что вы не поверите, но он дрался за вас, как лев. Все было бы решено в пять минут, если бы не он.

- Что весьма успокаивает, - сказал Менгеле. - А теперь я должен отправляться. Спокойной ночи.

Он повесил трубку, но остался сидеть, упираясь лок­тями в стол и положив подбородок на большие пальцы сплетенных кистей. Вот так всегда, думал он, одно вле­чет за собой другое. Стоит ли обладать таким провиде­нием, быть таким гением (да, гением, черт побери!), если в этом мире приходится зависеть от Руделей и Зейбертов?

Снаружи, перед закрытыми дверьми кабинета, терпе­ливо ждал Руди, а также Ганс Штруп со своими лейте­нантами, а также метрдотель и управляющий гостини­цей; несколько поодаль маялась «Мисс Наци», не слушая молодого человека, что-то нашептывающего ей.

Когда Менгеле вышел, Штруп кинулся ему навстречу с распростертыми руками и широкой улыбкой.

- Тот бедняга уже уехал, - сообщил он. - Идемте, мы уже накрыли для вас потрясающий стол.

- Не стоило, - сказал Менгеле. - Я должен ехать.

И кивнув Руди, он направился к выходу.



Позвонил Клаус и сказал, что теперь ему все ясно: и почему все девяносто четыре мальчика должны быть по­хожи, как две капли воды, и почему Менгеле нужно, чтобы их приемные отцы расставались с жизнью в строго определенные даты.

Либерман, который весь день мучился от ревматиче­ских болей и приступов гастрита, провел его в постели и, слушая Клауса, был поражен симметрией всего про­исходившего: когда он так же лежал в постели, молодой человек по телефону поставил перед ним проблему и вот сейчас другой молодой человек говорит, что нашел ответ на нее, и он так же лежит в постели с телефонной трубкой в руках. Он не сомневался, что Клаус был прав.

- Излагайте, - сказал он, подтыкая себе подушки за спину.

- Герр Либерман... - у Клауса был несколько сму­щенный голос, - моя информация - не того сорта, о которой стоит болтать по телефону. Она довольно слож­на, и, честно говоря, я и сам всего в ней не понимаю. Я всего лишь играю роль посредника, представляя Лену, девушку, с которой я живу. Это ее идея и она перегово­рила со своим профессором. Вот он-то все и знает. Мо­жете ли вы прибыть сюда, и я вам устрою встречу с ним? Обещаю, что вы получите объяснение.

- Я отбываю в Вашингтон во вторник утром.

- Тогда приезжайте сюда завтра. Или еще лучше, приезжайте в понедельник, останетесь здесь и улетите прямиком отсюда. Вам ведь в любом случае не миновать Франкфурта, так? Я встречу вас в аэропорту и доставлю обратно. В понедельник вечером мы сможем встретиться с профессором. Вы переночуете у нас с Леной: вам мы предоставим кровать, а у нас есть отличные спальные мешки.

- Дайте мне хотя бы общее представление о сути дела, - сказал Либерман.

- Нет. На самом деле, вы должны получить объясне­ние только от того, кто по-настоящему разбирается в нем. Ведь вы же из-за этого дела летите в Вашингтон?

- Да.

- Тогда вам, конечно же, надо получить как можно больше информации, верно? И я обещаю вам, вы не потеряете времени даром.

- Хорошо, я вам верю. Я дам вам знать, в какое время буду на месте. А вы переговорите с профессором и позаботьтесь, чтобы у него нашлось время для меня.

- Я это сделаю, но не сомневаюсь, что время у него будет. Лена говорит, что он полон желания встретиться с вами и оказать помощь. Как и она сама. Она шведка, так что и она искренне заинтересована. Из-за Гетебор­га...

- Что он преподает, ее профессор - политологию?

- Биологию.

- Биологию?

- Совершенно верно. Сейчас я должен бежать, но завтра мы встретимся.

- Я позвоню. Благодарю вас, Клаус. Пока.

Он повесил трубку.

Слишком много. Симметричный рисунок событий на­чинает менять очертания.

Профессор биологии?


***

Зейберт испытал облегчение при известии, что ему не придется преподносить новости Менгеле, и в то же время он чувствовал, что слишком легко соскочил с крючка: его долгая связь с Менгеле и его искреннее восхищение его поистине незаурядным талантом требовали, чтобы он предложил ему хоть какое-то объяснение отзыва людей, которое успокоило бы его и, кроме того, чтобы предста­вить себя в наилучшем свете. Он хотел гораздо полнее, в деталях и красках, описать ту жаркую битву с Руделем, Шварцкопфом и прочими, о которой Острейхер только упомянул. Весь уик-энд он пытался засечь Мен­геле по рации, но потерпел неудачу; рано утром в поне­дельник он сам вылетел в его лагерь, прихватив с собой в полет шестилетнего внука Ферди и взяв с собой новые записи «Валькирии» и «Гибели богов».

Посадочная полоса была пуста. Зейберт сомневался, чтобы Менгеле решил остаться в Флорианополисе, но, возможно, он решил провести день в Асунсьоне или Куритибе. Или же он просто мог послать своего пилота в Асунсьон за припасами.

Они прошли по тропинке к дому: Зейберт, прыгаю­щий вокруг него Ферди, и второй пилот, который решил принять ванну в доме.

Вокруг не было никого - ни слуг, ни охраны. Барак, дверь которого дернул второй пилот, был закрыт, как и строения для прислуги, но на их окнах были опущены жалюзи. Зейберт ощутил растущее беспокойство.

Задняя дверь основного строения была закрыта, как и парадная. Постучав, Зейберт замер в ожидании. На крыльце лежал игрушечный танк; Ферди нагнулся поднять его, но Зейберт резко остановил его: «Не трогай!», словно от игрушки могла передаться какая-то инфекция.

Второй пилот выбил одно из окон, локтем выставил острые остатки стекла и осторожно пролез внутрь. Через несколько секунд он открыл и распахнул двери.

Дом был пуст, но остался в полном порядке, ничто не свидетельствовало о том, что его покидали в спешке.

В кабинете стол, покрытый стеклом, оставался точно в таком же виде, каким Зейберт видел его в последний раз; разложенные на полотенце в углу его лежали рисо­вальные принадлежности. Он повернулся к разлинован­ному графику на стене.

Она была заляпана красной краской. Пятна, напоми­навшие подтеки крови, усеяли аккуратные ряды квадра­тиков во второй и третьей колонках. Первая колонка до половины состояла из аккуратно закрашенных пурпуром квадратиков, все остальные были решительно перечерк­нуты.

Ферди, расстроенно глядя на график, сказал:

- Он вылезал за линеечки.

Зейберт не сводил глаз с изуродованного графика.

- Да, - сказал он. - За линеечки. Да.

Он кивнул.

- Что это такое? - спросил Ферди.

- Список имен, - повернувшись, Зейберт положил пластинки на стол. В центре его лежал браслет из зве­риных когтей. - Хехт! - позвал он и еще раз, погромче: - Хехт!

- Сэр? - слабо донесся до них голос второго пилота.

- Кончайте свои дела и возвращайтесь к самолету,

- Зейберт держал в руках браслет. - И принесите сюда канистру с бензином!

- Есть, сэр!

- Приведите с собой Шумана!

- Есть, сэр!

Рассмотрев браслет, Зейберт бросил его обратно на стол и вздохнул.

- Что ты собирается делать? - спросил Ферди.

Зейберт кивком головы показал на график.

- Сжечь это.

- Зачем?

- Чтобы никто его не увидел.

- И дом тоже сгорит?

- Да, но его хозяин больше не вернется сюда.

- Откуда ты знаешь? Он рассердится, когда увидит.

- Иди поиграй с той безделушкой снаружи.

- Я хочу смотреть.

- Делай, как тебе сказано!

- Есть, сэр! - и Ферди выскочил из комнаты.

- Оставайся на крыльце! - крикнул ему вслед Зей­берт.

Длинный стол со стопками журналов он отодвинул к стене. Затем подошел к стойке с ящичками, в которых хранились досье; нагнувшись, он открыл один из них и вытащил набор объемистых папок, вслед за которыми последовало еще несколько листов. Бросив на стол, он разместил их среди стопок журналов. Грустно посмотрев на испятнанную красным стенку, он лишь покачал голо­вой.

На столе появилось еще несколько стопок бумаг, и когда на нем больше не оказалось места, он стал откры­вать оставшиеся ящички и оставлять их в таком поло­жении. Он открыл и распахнул окна.

Остановившись у памятного набора изображений Гит­лера над софой, он снял со стены три из четырех сним­ков, внимательно рассмотрев большой портрет в центре.

Вернулся второй пилот с красной канистрой, полной бензина, и остановился в дверях.

Зейберт засунул снимки в пакет с пластинками.

- Снимите портрет, - приказал он второму пилоту.

Затем послал его осмотреть дом, дабы убедиться, что в нем никого нет и открыть все остальные окна.

- Могу я встать с ногами на диван? - спросил второй пилот.

- Мой Бог, да почему же нет? - хмыкнул Зейберт.

Стоя в почтительном отдалении, он облил бензином папки и журналы и плеснул основательную порцию и на стенку с графиком. Влажно блеснули фамилии: Хескетт, Эйзенбад, Арлен, Луфт...

Пилот снял портрет.

Зейберт вынес канистру за двери и пошел открывать остальные ящички стеллажа. Взяв лист бумаги, он ском­кал его в кулаке. Вытащив черный плоский прямоуголь­ничек зажигалки, он несколько раз чиркнул ею для надежности.

Летчик сообщил, что в доме никого нет и все окна открыты. Зейберт поручил ему прихватить с собой пла­стинки и все прочее, вместе с канистрой.

- Проверьте, где мой внук, - сказал он ему.

Держа зажигалку в одной руке, а комок бумаги в другой, он крикнул:

- Он с вами, Шуман?

- Да, сэр!

Он поджег кончик скомканной бумаги и отвел зажи­галку за спину; помахав скомканной бумагой, чтобы пламя разгорелось, он сделал шаг вперед и, швырнув бумагу на стол, поджег стопы бумаги на нем, сразу же схватившиеся пламенем. Огонь тут же лизнул стену.

Отступив, Зейберт смотрел, как багровеет и темнеет залитый красным график. Имена, даты, линии, охвачен­ные пламенем, исчезли в огне и копоти.

Он торопливо вышел.

Оказавшись вне пределов дома, подальше от паляще­го жара и треска, он остановился и обернулся; на руке Зейберга висел Ферди, второй пилот держал под мышкой раму портрета Гитлера, и у другого пилота, у ног кото­рого стояла канистра, были полны руки.


Эстер, надев пальто и шляпку, одной ногой уже была на пороге - в буквальном смысле слова - как зазвонил телефон. Да доберется ли она когда-нибудь до дома? Вздохнув, она убрала ногу с порога, прикрыла двери и поспешила к телефону.

Оператор сказал, что звонят из Сан-Пауло и просят к телефону Якова. Эстер сказала, что герра Либермана нет в городе. Звонивший на хорошем немецком языке сказал, что мог бы поговорить и с ней.

- Да? - сказала Эстер.

- Мое имя Курт Кохлер. Мой сын Барри был...

- О, да, я знаю, герр Кохлер! Я секретарша мистера Либермана, Эстер Циммер. Есть ли какие-нибудь ново­сти?

- Да, есть, но, увы, плохие. Тело Барри было най­дено на прошлой неделе.

Эстер издала стон.

- Что ж, мы этого ждали... и никакие слова тут не помогут. Я возвращаюсь домой. С... ним.

- О! Мне так жаль, герр Кохлер...

- Благодарю вас. Он был зарезан, а потом его тело бросили в болото в джунглях. Скорее всего, с самолета.

- О, Боже...

- Я подумал, что герр Либерман хотел бы узнать...

- Конечно, конечно! Я скажу ему.

- ... и кроме того, у меня есть для него кое-какая информация. Они взяли паспорт и бумажник Барри - эти паршивые нацистские свиньи - но не обратили внимания на клочок бумаги, который остался в его джинсах. Мне кажется, что он набрасывал кое-какие заметки, прослушивая диктофонную запись, и не сомне­ваюсь, что они очень пригодились бы герру Либерману. Не можете ли вы сказать мне, как мне с ним связаться?

- Да, сегодня вечером он будет в Гейдельберге, - Эстер включила лампу и стала листать телефонный справочник. - Точнее, в Маннгейме. Я могу дать вам номер, по которому он там будет.

- Он вернется завтра в Вену?

- Нет, прямо оттуда он направляется в Вашингтон.

- Ах, вот как? Может, я смогу созвониться с ним в Вашингтоне. Я несколько... несколько не в себе, как вы можете себе представить, но завтра я уже буду дома и постараюсь оправиться. Где он собирается остановиться?

- В отеле «Бенджамин Франклин», - она перевер­нула страницу. - У меня есть и его номер тоже. - Она прочитала его, медленно и четко.

- Благодарю вас. И он там будет?..

- С Божьего благословения, его самолет приземлит­ся в шесть тридцать, так что в отеле он будет к семи, к половине восьмого. Завтра вечером.

- Я предполагаю, что его поездка связана с тем делом, которое расследовал Барри.

- Поэтому он и там, - сказала Эстер. - Барри был прав, герр Кохлер. Масса людей уже погибла, но Яков постарается остановить эти убийства. И вы можете быть уверены, что смерть вашего сына была не напрасной.

- Я рад слышать это, фрейлен Циммер. Благодарю вас.

- О, не благодарите меня. Всего вам хорошего.

Повесив трубку, она вздохнула и грустно покачала головой.

Менгеле тоже повесил трубку и, взяв свою легкую коричневую полотняную сумку, пристроился к одной из очередей, что тянулись к билетной стойке компании «Пан-Ам». Теперь его шатеновые волосы были зачесаны на одну сторону, у него были густые каштановые усы и под пиджаком - высокий свитер, закрывавший горло. Во всяком случае, теперь его облик не должен был привлекать внимания.

Как гласил его парагвайский паспорт, теперь он был Рамоном Ашхеймом-и-Негрин, comerciante еn antiguedadas, маклером по антиквариату, что объясняло, почему у него с собой в сумке был пистолет, девятимил­лиметровый «Браунинг-Автоматик». У него с собой было разрешение на него, а также водительские права и пол­ный набор документов, подтверждающих его положение в обществе и в деловом мире, а страницы паспорта были сплошь заполнены визами. Сеньору Ашхейму-и-Негрину придется много путешествовать по миру с целью закупки антикварных вещей: Штаты, Канада, Англия, Голландия, Норвегия, Швеция, Дания, Германия и Ав­стрия. У него был с собой солидный запас денег (и драгоценных камней). И визы, и паспорт появились на свет в декабре, но не вызывали сомнений.

Он купил билет на первый же рейс в Нью-Йорк, отлетающий в 7.45, после которого он успеет пересесть на рейс местных линий, и прибудет в Вашингтон в 10.45 следующего утра.

Времени у него будет более чем достаточно, чтобы расположиться в отеле «Бенджамин Франклин».

Глава шестая

Профессор биологии, которо­го звали Нюренбергер, и кто, несмотря на могучую каштано­вую бороду и очки в золотой оправе, выглядел не старше тридцати двух или тридцати трех лет, откинулся на спинку стула и загнул мизинец.

- Полное сходство, - ска­зал он и загнул следующий па­лец. - Сходство интересов и занятий, может быть, даже в большей степени, чем вы подо­зреваете. - Он загнул третий палец. - Воспитание в сход­ных семьях: вот в этом-то и кро­ется секрет. Сопоставьте все воедино и придете к един­ственному возможному объяснению. - Он обхватил ру­ками колено ноги и доверительно наклонился к слуша­телю. - Однояйцевое репродуцирование, - сказал он Либерману. - И в этой области исследований доктор Менгеле обогнал всех лет на десять.

- Чему я не удивляюсь, - сказала Лена, появляясь с маленькой бутылочкой в руках из дверей кухни, - поскольку он занимался своими исследованиями в Ос­венциме еще в сороковых годах.

- Да, - согласился Нюренбергер (пока Либерман старался прийти в себя от потрясения, услышав слова «исследования» и «Освенцим» в одном предложении; впрочем, простим ее, она молодая и она шведка, что она может знать?).

- Другие же, - продолжил Нюренбергер, - глав­ным образом, англичане и американцы, не приступали к этим работам до пятидесятых годов и еще не брались за человеческую яйцеклетку. Во всяком случае, так они говорят; но можно ручаться, что сделано ими больше, чем они признают во всеуслышание. Вот почему я и считаю, что Менгеле обогнал их лет на десять, а не на пятнадцать или двадцать.

Либерман посмотрел на Клауса, сидящего слева от него, чтобы увидеть, понимает ли он, о чем говорит Нюренбергер. Клаус старательно прожевывал морковку. Поймав взгляд Либермана, он ответил ему тем же самым выражением - а вы понимаете? Либерман покачал головой.

- И, конечно же, русские, - продолжал Нюренбер­гер, раскачиваясь на стуле, со сплетенными на колене пальцами, - скорее всего, зашли дальше всех, потому что им не мешали ни церковь, ни общественное мнение. Готов допустить, что где-то в Сибири у них есть целая школа с первостатейными маленькими Ванями; может, они даже и постарше, чем ребята Менгеле.

- Прошу прощения, - сказал Либерман, - но я как-то не понимаю, о чем вы ведете речь.

Нюренбергер удивленно посмотрел на него. И терпе­ливо повторил:

- Однояйцевое репродуцирование. Создание генети­чески совершенно идентичных копий одного и того же организма. Вы вообще изучали биологию?

- Немного, - признался Либерман. - Лет сорок пять назад.

Нюренбергер расплылся в мальчишеской улыбке.

- Как раз в то время впервые была признана такая теоретическая возможность, - сказал он. - Ее выдви­нул Талдейн, английский биолог. Он назвал ее «клонинг», от греческого корня. Но «однояйцевое репродуци­рование» гораздо более точный термин. Зачем изобре­тать новые слова, когда то же самое можно выразить и старыми?

- Клонинг короче, - сказал Клаус.

- Да, - согласился Нюренбергер, - но не лучше ли потратить несколько лишних слогов и точно выразить свою мысль?

Либерман прервал его.

- Расскажите мне об однояйцевом репродуцирова­нии, Но учитывайте про себя, что я изучал биологию лишь в силу необходимости; по-настоящему я интересо­вался только музыкой.

- Попробуйте пропеть, - предложил Клаус.

- Песни не получится, если бы даже я и смог, - сказал Нюренбергер. - Тут ничего общего с прекрасной песней любви, которая сопровождает обыкновенное вос­произведение себе подобных. Итак, у нас имеется яйцек­летка и сперматозоид; в ядре той и другого содержится набор из двадцати трех хромосом, в которых сотни тысяч генов, как бусинки на ниточках. Когда эти два ядра сливаются, происходит оплодотворение яйцеклетки, воз­никает полный набор в сорок шесть хромосом. Я говорю сейчас, как это происходит у человеческих особей, ибо у разных живых созданий их количество различно. Хро­мосомы дублируют сами себя и каждый из их генов тоже удваивается, - что, в сущности, представляет собой подлинное чудо, не так ли? - в результате чего при делении яйцеклеток в каждой из них оказывается пол­ный набор идентичных хромосом. Такое дублирование и деление повторяются снова и снова...

- Митозис, - сказал Либерман.

- Да.

- Чего только не остается в голове!

- И через девять месяцев миллиарды клеток состав­ляют законченный организм. Каждый из них несет в себе определенные функции - они становятся костной струк­турой, мышцами, кровью или волосами и так далее - но каждая из этих клеток, каждая из тех миллиардов, что составляют тело, несет в своем ядре оригинальный набор из сорока шести хромосом, половина которых досталась от матери, а половина от отца; их сочетание, исключая случаи однояйцевых близнецов, носит совер­шенно уникальный характер - каждый организм создается по своим чертежам, Единственным исключением из правила сорока шести хромосом, являются яйцеклетка и сперматозоиды, содержащие по двадцать три хромосомы, чтобы они могли, объединившись, положить начало но­вому организму.

- Пока все ясно, - сказал Либерман.

Нюренбергер наклонился вперед.

- Таким образом, - сказал он, - в природе проис­ходит обыкновенное репродуцирование. Теперь загля­нем в лабораторию. При однояйцевом репродуцировании само яйцо изымается или уничтожается, оставляя нетро­нутой оболочку. Этого можно достичь с помощью облу­чения, приемами микрохирургии или каким-то еще, бо­лее сложным способом. В такую оболочку, лишившуюся своего содержимого, вводится оплодотворенное яйцо ор­ганизма, который предстоит воспроизвести. В таком случае мы получаем все, что соответствует естественно­му воспроизведению: оболочку с яйцом, в котором со­держится сорок шесть хромосом, оплодотворенное яйцо, в котором начинается процесс дублирования и деления. Когда число делений достигает шестнадцати или трид­цати двух - что занимает от четырех или пяти дней - его можно имплантировать в матку той женщины, кото­рая с биологической точки зрения отнюдь не является матерью в полном смысле слова. Она принимает в себя оплодотворенное яйцо, она предоставляет ему соответ­ствующую среду, в которой предстоит развиваться и расти зародышу, но не передает ему ни одного из своих генов. Ребенок, появившийся на свет, не имеет ни отца, ни матери, а только донора, точной генетической копией которого он является. Его хромосомы и гены точно соот­ветствуют тому набору, что был у донора. И вместо появления на свет новой уникальной личности мы пол­учаем точную копию уже существующего.

Либерман спросил:

- И это... может быть сделано?

Нюренбергер кивнул.

- Это делается, - бросил Клаус.

- С лягушками, - уточнил Нюренбергер. - Доста­точно несложная процедура. По крайней мере, об этом было известно, а потом словно опустилась крышка - в Оксфорде в шестидесятых - и о последующих исследо­ваниях в этой области ничего больше не слышно. До меня доходило, как и до других биологов, что проводи­лись эксперименты с кроликами, собаками и обезьяна­ми; они шли в Англии, Америке, здесь, в Германии, словом, повсюду. И как я уже говорил, не сомневаюсь, что в России вышли уже на эксперименты с людьми. Или, по крайней мере, пытаются. Каким образом пла­нируемое общество может сопротивляться этой идее? Увеличение числа выдающихся личностей и пресечение размножения неполноценных! А какая экономия затрат на медицину и выхаживание! Через два или три поколе­ния качество общества заметно улучшится!

- Мог ли Менгеле, - спросил Либерман, - в начале шестидесятых приступить к экспериментам с людьми?

Нюренбергер пожал плечами.

- Теория уже разработана достаточно хорошо, - сказал он. - Ему было нужно всего лишь соответству­ющее оборудование, несколько здоровых и послушных молодых женщин и высокий уровень мастерства микро­хирурга. Кое-кто этим уже обладал: Гурдон, Шеттлес, Стиптоу, Чанг... и, конечно, место, где он может рабо­тать, не привлекая к себе внимание общества.

- В то время он был в джунглях, - сказал Либер­ман. - Я загнал его туда в 59-м...

- Может, и не вы, - сказал Клаус. - Может, он сам решил отправиться туда.

Либерман растерянно посмотрел на него.

- Совершенно бессмысленно, - сказал Нюренбер­гер, - говорить о том, мог ли он сделать это или нет. Если то, что мне передала Лена, правда, значит, он, конечно же, добился успеха. И тот факт, что мальчики были размещены в семьях совершенно сходного харак­тера, подтверждает это. - Он улыбнулся. - Видите ли, гены не единственный фактор, влияющий на конечное развитие и становление личности; не сомневаюсь, вы с этим согласны. Ребенок, появившийся на свет подобным образом, вырастая, будет похож на своего донора, унас­ледовав от него определенные черты личности и склонности, но если он будет расти в совершенно ином окру­жении, будет подвергаться другим домашним и культур­ным влияниям - чего в общем-то не избежать, учитывая время, в которое он появился на свет, значительно по­зже своего донора - ну, он будет в психологическом смысле сильно отличаться от него, несмотря на их пол­ное генетическое сходство, Менгеле же был, вне сомне­ния, заинтересован не только в том, чтобы произвести на свет некое свое биологическое подобие, что, как я думаю, делают русские, а репродуцировать самого себя, со всей индивидуальностью. Подбор сходных семей - это попытка максимально увеличить шансы на то, чтобы ребенок рос в соответствующей домашней обстановке.

За спиной Нюренбергера из двери кухни появилась Лена,

- И эти мальчики, - спросил Либерман, - они... дубликаты Менгеле?

- Генетически один к одному, - сказал Нюренбер­гер. - Удастся ли им в целом, вырастая, стать его полными двойниками, это, как я говорил, другой вопрос.

- Прошу прощения, - вмешалась Лена. - Мы мо­жем пойти перекурить. - Она смущенно улыбнулась; ее хорошенькое личико продолжало оставаться спокойным и безмятежным. - Идемте, а то все остынет.

Встав, они перешли из маленькой комнаты, застав­ленной старой мебелью, с изображениями зверюшек на стенах, с грудами книг в бумажных обложках, в такую же крохотную кухоньку, тоже увешанную изображени­ями животных, с окнами, забранными металлическими решетками, со столом, на красной скатерти которого уже стояли салат, нарезанный хлеб, графин красного вина и разнокалиберные стаканы.

Либерман, которому с трудом удалось уместиться в маленьком плетеном кресле, посмотрел через стол на Нюренбергера, который с аппетитом намазывал хлеб маслом.

- Что вы имеете в виду, - спросил он, - говоря, что ребенок должен расти «в соответствующей домашней обстановке»?

- Чтобы она как можно больше напоминала ту, в которой вырос сам Менгеле, - подняв глаза, ответил Нюренбергер. Он усмехнулся в густую бороду. - Видите ли, - сказал он, - если бы я хотел создать другого Эдуарда Нюренбергера, было бы достаточно отщипнуть кусочек кожи, скажем, с мизинца, вышелушить одну клетку и подвергнуть ее той самой процедуре, которую я только что описал - при условии, конечно, что я обладаю такими способностями и соответствующим обо­рудованием...

- И женщиной, - добавил Клаус, ставя перед ним тарелку.

- Благодарю, - улыбнулся Нюренбергер. - В жен­щинах недостатка нет.

- Даже для такого вида репродуцирования?

- Можно предположить. Потребуются лишь два не­значительных надреза: один, чтобы извлечь яйцеклетку, а второй - чтобы имплантировать эмбриона. - Нюрен­бергер посмотрел на Либермана, - Но это будет только часть работы, - сказал он. - Потом мне пришлось бы искать соответствующий дом для Малыша Эдуарда. Ему предстояло бы обзавестись очень религиозной матерью - едва ли не фанатичкой, строго говоря - и отцом, который так много пил, что между ними происходили бы постоянные драки. Кроме того, в доме должен был бы быть чудесный дядя, учитель математики, который при первой же возможности забирал мальчишку с собой то в музеи, то на прогулки на природе... Эта публика должна будет относиться к мальчику точно, как и его родные, а дальше «дядя» должен умереть, когда ребенку будет девять лет, а «родители» развестись через два года. И всю свою юность мальчику вместе с младшей сестрой придется провести, мотаясь между двумя родителями.

Клаус со своей тарелкой расположился справа от Ли­бермана. На тарелке перед гостем лежал ломтик копче­ного мяса и несколько вареных морковок, от которых шел ароматный парок.

- И даже в таком случае, - продолжал рассказ­чик, - он может очень сильно отличаться от этого Эдуарда Нюренбергера. Его учитель биологии может не взять его под свое покровительство, как случилось со мной. Он может очутится в постели с девочкой значи­тельно раньше, чем это было со мной. Он будет читать другие книги, смотреть телевизор, а я слушал радио; в результате тысяч случайных встреч он может обрести большую или меньшую агрессивность, чем это было свойственно мне, способность привязываться к людям, уровень интеллекта - эт цетера, эт цетера.

Лена присела слева от Либермана, глядя через стол на Клауса.

Нюренбергер, кромсая вилкой свой кусок мяса, ска­зал:

- Менгеле хотел увеличить шансы на успех своего замысла, поэтому он и создал столько мальчиков и на­шел для всех из них соответствующие дома. И я прики­дываю, он может считать себя счастливчиком, если добь­ется желаемого лишь в нескольких случаях, если вообще не в одном.

- Вы теперь понимаете, - Клаус спросил у Либер­мана, - почему убивали всех этих людей?

Либерман кивнул.

- Чтобы... я даже не знаю, какое слово тут годится... чтобы подогнать всех мальчиков под один образец.

- Совершенно верно, - согласился Нюренбергер. - Именно подравнять всех, попытаться создать из них Менгеле и в психологическом плане, как и в генетиче­ском.

- В определенном возрасте он потерял отца, - ска­зал Клаус, - так что ребята должны пережить то же самое. То есть потерять людей, которых они считают своими отцами.

- Огромное значение, - сказал Нюренбергер, - имеет формирование их психики.

- Словно сейф открываешь, - сказала Лена, - Если наберешь соответствующие наборы цифр и будешь пра­вильно поворачивать ручки, двери откроются.

- Пока не произойдет сбой в наборе номеров, - сказал Клаус, - и ручка не повернется, Морковка про­сто прекрасна.

- Спасибо.

- Да, - согласился Нюренбергер. - Все очень вкусно.

- У Менгеле карие глаза.

Нюренбергер посмотрел на Либермана.

- Вы уверены?

- Я держал в руках его аргентинское удостоверение личности, - ответил Либерман. - Глаза карие. И его отец был богатым производственником, а не гражданским служащим. Сельскохозяйственное машиностроение.

- Он имел отношение к этим Менгеле? - спросил Клаус.

Либерман кивнул.

Нюренбергер, положив себе на тарелку еще порцию салата, сказал:

- В таком случае нет ничего удивительного, что он смог обзавестись оборудованием. Но в таком случае он не может быть донором, если у детей другой цвет глаз.

- А вы знаете, кто глава Объединения Друзей? - Лена спросила у Либермана.

- Полковник по фамилии Рудель. Ганс Ульрих Ру­дель.

- С голубыми глазами? - спросил Клаус.

- Не знаю. Придется проверить. И данные о его семье, - Либерман смотрел на вилку, аккуратно подби­рая с тарелки кусочки моркови.

- Во всяком случае, - сказал Нюренбергер, - сей­час вы знаете, по какой причине были убиты все эти люди. Что вы теперь предполагаете делать?

Несколько мгновений Либерман сидел молча. Поло­жив вилку, он снял салфетку с коленей и расстелил ее на столе.

- Прошу прощения, - сказал он и, встав, вышел из кухни.

- Лена посмотрела ему вслед, перевела взгляд на его тарелку, а потом на Клауса.

- Дело не в этом, - сказал он.

- Надеюсь, что нет, - сказала она, стараясь разде­лать ребром вилки свой кусок мяса.

Клаус не смотрел на нее, наблюдая за Либерманом, который подошел к книжной полке в другой комнате.

- Это мясо, конечно, тоже великолепно, - заметил Нюренбергер. - И когда-нибудь нам станет доступно мясо гораздо более лучшего качества и более дешевое, благодаря однояйцевому репродуцированию. Оно рево­люционизирует животноводство. И, кроме того, сохра­нит вымирающие виды, как, например, леопарда.

- То есть вы защищаете эти исследования? - спро­сил Клаус.

- Они не нуждаются в защите, - ответил профессор биологии, - Они представляют собой всего лишь техни­ку, и, как любая другая техника, она может пойти на пользу и на вред,

- Пока я придумал только два толковых способа ее использования, - сказал Клаус, - которые вы только что упоминали. Дайте мне лист бумаги и ручку, и через пять минут я представлю пятьдесят доводов против.

- Почему ты вечно споришь? - вмешалась Лена. - Если бы профессор сказал, что это ужасно, ты тут же стал бы говорить о животноводстве.

- И совсем не так, - пробормотал Клаус.

- А вот и так. Ты будешь спорить против своих же доводов.

Но Клаус уже не смотрел на Лену, наблюдая за Либерманом, стоящим к нему в профиль, склонив голову к открытой книге, он слегка раскачивался: ну, чисто еврей за молитвой. Хотя не Библия: тут таких книг не держат. Собственная книга Либермана? Где-то там она должна быть. Проверяет, какой цвет глаз у полковника?

- Клаус? - Лена предложила ему еще салата.

Он взял его.

Посмотрев на Либермана, Лена опять вернулась к столу,

- Мне с трудом удастся держать язык за зубами, - сказал Нюренбергер, - относительно того, что я узнал.

- Вы должны, - сказал Клаус.

- Знаю, знаю, но это будет нелегко. Двое из моих знакомых биологов пытались проводить такие экспери­менты, но только с кроликами.

На пороге кухни появился Либерман; лицо у него было осунувшимся и пепельного цвета, в руке болтались очки, которые он придерживал за дужку.

- В чем дело? - спросил Клаус, ставя тарелку с салатом.

Либерман обратился к Нюренбергеру

- Разрешите задать мне дурацкий вопрос.

Нюренбергер кивнул.

- Тот, кто дает свои клетки, - сказал Либерман. - Донор. Он обязательно должен быть живым?

- Нет, не обязательно, - ответил Нюренбергер. - К отдельным клеткам не относится понятие «живая» или «неживая», о них можно говорить только «вскры­тая» или «невскрытая». Из пряди волос Моцарта - хотя даже не пряди, хватит одного волоска с головы Моцарта - некто, обладающий мастерством и обору­дованием, - он улыбнулся Клаусу, - и, конечно, женщиной, - он повернулся к Либерману, - может создать несколько сот малышей-Моцартов. Поместите их в хорошие дома, дайте им соответствующее воспи­тание и обращение - и в конце концов появятся пять или шесть взрослых Моцартов, которые подарят миру прекраснейшую музыку.

Прикрыв глаза, Либерман сделал неверный шаг впе­ред и покачал головой.

- Не музыку, - сказал он. - И не Моцарты.

Он вынул из-за спины книгу и показал им ее назва­ние: «ГИТЛЕР»: на белой обложке тремя броскими штрихами были изображены лишь усики, острый нос и клок волос.

- Его отец был гражданским служащим, - сказал Либерман, - таможенником. Ему было пятьдесят два года, когда... на свет появился мальчик. Матери было двадцать девять. - Он огляделся в поисках места, куда бы положить книгу и, не найдя такового, пристроил том на одну из горелок газовой плиты. Затем он снова пере­вел взгляд на присутствующих. - И умер в шестьдесят пять лет, - сказал он, - когда мальчику было тринад­цать лет, почти четырнадцать.


Оставив стол неубранным, они расселись в другой комнате. Либерман и Клаус на неубранной постели, Ню­ренбергер на стуле, Лена на полу.

Они молча смотрели на стоящие перед ними пустые стаканы, на кусочки морковки на тарелках и орешки миндаля. Они смотрели друг на друга.

Взяв несколько миндалинок, Клаус стал подбрасывать их на ладони.

- Девяносто четыре Гитлера, - сказал Либерман, покачав головой. - Нет, - сказал он. - Нет. Это невозможно.

- Конечно, это не так, - пробурчал Нюренбер­гер. - Просто есть девяносто четыре мальчика, с той же генетической наследственностью, что у Гитлера. Но развитие их может пойти совершенно разными путя­ми. Во всяком случае, большинства из них.

- Большинства, - сказал Либерман. Он кивнул Кла­усу и Лене. - Большинство. - Он посмотрел на Ню­ренбергера. - И кое-кто все же останется, - сказал он.

- Сколько? - спросил Клаус.

- Не знаю, - ответил Нюренбергер.

- Вы сказали, что они могут получить пять или десять Моцартов из нескольких сотен его копий. Сколь­ко Гитлеров может получиться из девяносто четырех? Один? Два? Три?

- Не знаю, - повторил Нюренбергер. - Как я и говорил. И на деле никто этого не может знать. - Он мрачно усмехнулся. - Личностные тесты среди лягушек не проводятся.

- Попробуйте хотя бы прикинуть, - сказал Либер­ман.

- Если подобранные родители сходны только по воз­расту, расе и занятиям отца, то я бы сказал, что перс­пективы весьма сомнительны. Для Менгеле, я хочу ска­зать; нас же они устраивают.

- Но не в полной мере, - сказал Либерман.

- Нет, конечно, нет.

- Если бы даже существовал только один такой ... - промолвила Лена, - всегда существовала бы возмож­ность, что он... пойдет по правильному пути. По ужас­ному пути.

Клаус обратился к Либерману.

- Вы помните, что сказали на лекции? Кто-то спро­сил вас, представляют ли опасность группы неонацистов, и вы ответили, что пока нет, но если социальные условия ухудшатся - что, видит Бог, происходит каждый день - и если появится другой лидер типа Гитлера...

Либерман кивнул.

- Который с помощью телевизионных спутников сможет обращаться ко всему миру. Глас божий с небес, - закрыв глаза, он прижал руки к лицу, придавив веки.

- Сколько из этих отцов было убито? - спросил Нюренбергер.

- И в самом деле! - спохватился Клаус. - Только шестеро! Дела еще не так плохи, как может показаться!

- Восемь! - Либерман опустил руки, моргая покрас­невшими глазами. - Вы забыли Гатри в Тусконе и еще кого-то между ним и Карри. Есть и другие, в иных странах, о которых мы, скорее всего, ничего не заем. Нам известно только о тех, кто был с самого начала; во всяком случае, так обстоит дело в Штатах.

- Эксперименты с первой группой, должно быть, прошли более успешно, чем он сам ожидал, - сказал Нюренбергер.

- Я не могу отделаться от ощущения, - заметил Клаус, - что в какой-то мере вы даже рады этому достижению.

- Ну, вы не можете не признать, что чисто с научной точки зрения оно представляет собой огромный шаг впе­ред.

- Боже небесный! Вы хотите сказать, что можете спокойно сидеть здесь и...

- Клаус, - остановила его Лена.

- Ну, дерьмо! - Клаус отшвырнул косточку минда­ля.

- Завтра же я отправлюсь в Вашингтон, - сказал Либерман, обращаясь к Нюренбергеру, - поговорить с их Федеральным Бюро Расследований. Я знаю, кто из отцов должен быть следующей жертвой; они смогут пой­мать убийцу, они должны будут поймать его. Не хотите ли поехать вместе со мной и помочь убедить их?

- Завтра? - переспросил Нюренбергер. - Я, скорее всего, не смогу.

- Даже, чтобы предупредить появление нового Гит­лера?

- Господи! - Нюренбергер потер лоб. - Да, конеч­но, - сказал он, - если я в такой мере вам нужен. Но, видите ли, там есть ученые в Гарварде, Коренелле, в Калтехе, чьи заслуги куда более весомы, чем мои и кто, во всяком случае, произведет на власти куда большее впечатление, хотя бы потому, что они американцы. Я могу дать вам их имена и названия учебных заведений, если вы хотите...

- Да, хотел бы.

- ... и если почему-то я еще буду вам нужен, то, конечно же, я отправляюсь с вами.

- Хорошо, - сказал Либерман. - Благодарю вас.

Из внутреннего кармана Нюренбергер вынул ручку и записную книжку в кожаном переплете.

- Шеттлс, скорее всего, сможет вам помочь, - ска­зал он.

- Запишите его имя, - попросил Либерман, - и как я могу связаться с ним. Запишите всех, кого помните. - Повернувшись к Клаусу, он сказал: - Профессор прав, американцы лучше. Двух иностранцев они просто выставят.

- Разве у вас там нет контактов? - спросил Клаус.

- Они не помогут, - ответил Либерман. - Во вся­ком случае, в Министерстве юстиции. Но я пробьюсь. Я буду двери вышибать. Боже небесный! Подумать только! Девяносто четыре юных Гитлера!

- Девяносто четыре мальчика, - продолжая писать, уточнил Нюренбергер, - с той же самой генетической наследственностью, что и у Гитлера.


Гостиница «Бенджамин Франклин», где ему предсто­яло остановиться, по мнению Менгеле, не заслуживала и десятой доли одной звезды, набором которых обычно оценивается качество отеля. Хотя, как место, где пред­стояло наконец избавиться от врага, который уничтожил дело его жизни и последнюю надежду (поправка - уве­ренность) в превосходстве арийской расы, гостиница за­служивала три с половиной звезды, а, может, даже и четыре.

К тому же, клиентура, толпившаяся в холле, была преимущественно черной, и это позволяло предполагать, что преступления в гостинице не были редкостью. Как доказательство этого предположения, если тут вообще были нужны доказательства, на двери его 404-го номера красовалась надпись крупными буквами: «Ради вашей же собственной безопасности всегда держите двери за­крытыми». Он оценил предупреждение.

С другой стороны, тут было достаточно немноголюд­но; в 11 40 утра подносы с завтраками продолжали сто­ять у дверей многих номеров. Едва только избавившись от этого чертового шарфа, закрывавшего ему шею (толь­ко при пересечении границ и, может быть, в Германии он будет им пользоваться), он, вынырнув наружу, пере­нес в номер поднос, хлебницу и плакатик «Прошу не беспокоить». Бросив плакатик на стол, где уже валялся такой же, он стал изучать план этажа, прикрепленный к двери; на него вели три лестницы, одна из которых была тут же за углом коридора. Выйдя, он нашел ее и открыл двери, осмотрел лестничную площадку и выкра­шенные серым лестничные пролеты.

Оборудование тут было отвратительным. Ко времени появления с ленча он уже извлек из прямой кишки трубочку с алмазами, промыл ее, припудрил раздражен­ную после бритья кожу шеи, распаковал все свои вещи, посидел у телевизора и набросал список всего, что ему предстояло купить и сделать. Но официант, который принес ленч, оказался белым, примерно его лет, шести­десяти или около того, одетый в белый сюртук, который, скорее всего, можно приобрести в любом магазине рабо­чей одежды. Купить его было куда легче, чем похищать, и он записал эту покупку тоже.

Поесть, познакомиться с симпатичной женщиной... впрочем, забыть об этом.

Он покинул отель в начале второго, воспользовав­шись боковой дверью, Темные очки, отсутствие усов, шляпа, парик, шарф, высоко поднятый воротник. Пис­толет в наплечной кобуре. Ничего ценного в той жалкой комнатке не осталось, но в Штатах лучше всего быть при оружии.

Улицы Вашингтона оказались чище, чем он предпо­лагал, и достаточно привлекательны, но после недавно выпавшего снега они были мокрыми. Первым делом он остановился у обувного магазина и приобрел себе пару обуви на резиновой подошве. Из лета он сразу же ока­зался в зиме, а он всегда был чувствителен к холоду; в списке покупок был и набор витаминов.

Он гулял, пока не набрел на книжный магазин, войдя в который сменил темные очки на обыкновенные. Он нашел экземпляр книги Либермана и внимательно рас­смотрел его небольшую квадратную фотографию на по­следней обложке. Спутать такой еврейский шнобель просто невозможно. Полистав страницы, он добрался до подборки снимков в середине книги и нашел свой собст­венный; вот уж трудновато будет Либерману опознать его. Снимок был сделан в Буэнос-Айресе и, скорее всего, оказался лучшим из тех, что попали Либерману в руки; но ни в парике и с усами, ни со своим ежиком седоватых волос и начисто выскобленной верхней губой - ни в том, ни в другом случае он, увы, ничем не напоминал того симпатичного мужчину, которым был шестнадцать лет назад. Конечно же, Либерман его не опознает.

Поставив книгу обратно на стеллаж, он остановился у полки с путеводителями. Выбрав атласы дорог США и Канады, он расплатился двадцатидолларовой купюрой. Аккуратно пересчитав сдачу, он кивнул и покинул книжный магазин.

Снова надев черные очки, он двинулся в район не столь оживленных улиц. Он никак не мог найти того, что ему было нужно и наконец спросил молодого черного - кто, как не он, должен знать лучше всего? Он дви­нулся дальше, повинуясь на удивление точно данным ему указаниям.

- Какого типа нож? - из-за стойки спросил его черный продавец.

- Для охоты, - объяснил он.

Он выбрал самый лучший. Производство Германии, отлично лежит в руке, поистине великолепное изделие. И так остер, что им без труда можно было отрезать ленточки от листа бумаги на весу. Еще две двадцатки и десятка.

Рядом располагалась аптека. Он приобрел свои вита­мины.

В следующем квартале он увидел вывеску «Рабочая одежда».

- Как мне кажется, вам нужен тридцать шестой размер.

- Да.

- Не хотите ли примерить?

- Нет.

Из-за оружия.

Он купил еще и пару белых хлопчатобумажных пер­чаток. Ему так и не удалось найти продовольственный магазин. Никто не знал, где он находится; наверное, они вообще не ели.

Наконец он нашел один, залитый светом, супермар­кет, забитый черной публикой. Он купил три яблока, два апельсина, два банана и для полноты набора аппе­титно выглядевшую кисть винограда без косточек.

К «Бенджамину Франклину» он добрался на такси - к боковому входу, будьте любезны - и в 3.22 уже сидел в своей жалкой комнатушке.

Передохнув, он съел виноград и, расположившись в удобном (ха!) кресле, стал рассматривать атлас, то и дело справляясь со списком имен, адресов и дат. До Уиллока добраться он успеет - предполагая, что тот все еще обитает в Нью-Провиденсе, Пенсильвания - почти точно по расписанию, ну, а потом уж, как получится. У него шесть месяцев, и он постарается в них уложиться. К Дэвису в Кентакки, затем он поднимется вверх в Канаду за Штрогеймом и Морганом. Потом в Швецию. Нужно ли ему будет возобновлять визу?

Отдохнув, он стал репетировать будущие действия. Сняв парик, он надел белый смокинг, белые перчатки и стал шлифовать умение непринужденно нести на подно­се корзину с фруктами; раз за разом он повторял: «При­мите поздравления от администрации отеля», пока не добился более-менее удовлетворительного произноше­ния.

Заняв позицию спиной к запертой двери, он прики­дывал, как, произнеся выученную фразу, он пронесет поднос через комнату и поставит его на буфет, вытянет нож из ножен за поясом и повернется, держа нож за спиной; сделает несколько шагов и остановится, отведя назад левую руку - «Благодарю вас, сэр». Левой рукой захват сзади, удар правой.

- Благодарю вас, сэр. Благодарю вас, - произноше­ние никак не давалось. Захват левой, удар ножом с правой руки.

Но даст ли этот еврей на чай?

Он стал продумывать и другие варианты действий.


***

Залитое солнцем плато облаков неожиданно ушло из-под крыла, и внизу открылась черно-синяя плоскость океана, испятнанная белыми барашками волн; сверху она казалась неподвижной. Подперев подбородок рукой, Либерман не сводил с нее глаз.

М-да.

Он лежал без сна всю ночь и весь день, не ощущая потребности в отдыхе, думал о выросшем Гитлере, бро­сающем свои пронизанные демонической ненавистью ре­чи в толпу, уже забывшую уроки истории. О двух или даже трех Гитлерах, в разных местах пришедших к власти, в окружении признавших его последователей, считающих самих себя первыми человеческими сущест­вами, появившимися на свет в результате процедуры, которая в 1990 году будет общеизвестна и широко прак­тиковаться. Этот человек, единый в нескольких лицах, схожих более, чем братья-близнецы - разве не могут они объединить силы и развязать (с оружием 1990 года!) первую и последнюю межрасовую войну? Конечно, в этом и заключалась надежда Менгеле, о чем Барри пе­редал его словами: «И предполагается, что с Божьей помощью мы придем к триумфу арийской расы!» На словах он к этому и стремился.

После того, как в 72-м году скончался Гувер, у него была почти стопроцентная уверенность, что его столь радостным известиям будет дан от ворот поворот. Он уже слышал удивленный вопрос:

- Яков... кто?

Как легко было прошлым вечером сказать Клаусу, что он все организует, что он двери будет сшибать с петель; но, по правде говоря, никаких контактов, никаких свя­зей у него не было. В свое время он встречался с парой сенаторов, которые по-прежнему занимали свои посты и кто-то из них, конечно, и мог бы открыть нужные двери. Но сейчас, придавленный ужасом от открытия, он боял­ся, что даже при открытых дверях упущено слишком много времени. Можно расследовать обстоятельства смерти Карри и Гатри, опросить их вдов, спросить Уиллоков... но сейчас во главе угла стояла настоятельная необходимость поймать возможного убийцу Уиллока и через него выследить остальных пятерых. Остальные из девяноста четырех человек должны будут остаться в живых; ручка сейфа (если воспользоваться сравнением Лены; стоит запомнить его выразительность и в свое время использовать), не должна встать на засечку по­следнего и самого опасного номера в этой комбинации.

И, что еще хуже, 22-е число - всего лишь примерная дата предполагаемой смерти Уиллока. А что, если по­длинная дата уже прошла несколько дней назад? А что, если - смешно, до чего такая мелочь может сказаться на всей будущей истории - Фрида Малони ошиблась, посчитав, что щенку было всего десять недель от роду? А что, если ему было девять недель или даже восемь, когда Уиллоки получили своего ребенка? Убийца уже мог сделать свое дело и исчезнуть несколько дней назад.

Он глянул на часы: 10.28. Это было ошибкой, по­скольку он еще не подогнал их под новые часовые пояса. Что он и сделал - стрелки двинулись назад и сейчас циферблат показывал 4.28. Через полчаса будет Нью-Йорк - таможня и короткий бросок в Вашингтон. Он надеялся, что сегодня вечером ему удастся хоть немного поспать - он уже чувствовал усталость - и утром он будет звонить в офисы сенаторов, звонить Шеттлу и другим из списка Нюренбергера.

Если бы только ему сразу же пошли навстречу и тут же кинулись выслеживать убийцу Уиллока - без каких- либо ожиданий, объяснений, проверок и вопросов. Он должен был бы прибыть сюда пораньше и мог бы, знай он всю ситуацию...

Эх!..

Что ему было бы нужно на самом деле - так это еврейское ФБР. Или американское отделение израильско­го Моссада. Куда он мог бы завтра придти и сказать: «В Нью-Провиденсе, штат Пенсильвания, нацисты собирают­ся убить человека по фамилии Уиллок. Охраняйте его и схватите нациста, Не задавайте мне никаких вопросов; все объясню потом. Я Яков Либерман - и разве я когда-нибудь вводил вас в заблуждение?» И они снимутся с места, не говоря лишних слов, и все сделают как надо,

Мечты! Если только существовала бы такая организа­ция!

Люди в салоне стали пристегивать ремни безопасно­сти и переговариваться друг с другом; зажглась предуп­редительная надпись.

Либерман, нахмурясь, не отрывал взгляда от окна.


Поспав часик и приободрившись, Менгеле помылся и побрился, надел парик и приладил накладные усы, после чего облачился в тесный пиджак. Все необходимое он разложил на постели (белый сюртук, перчатки, нож в ножнах, поднос с корзинкой с фруктами и табличку «Прошу не беспокоить») - как только он убедится, что Либерман прибыл, и узнает номер его комнаты, он быс­тренько переоденется и без промедлений приступит к исполнению своей роли официанта.

Оставляя комнату, он попробовал надежность ручки и повесил на нее другую табличку «Прошу не беспоко­ить».

В 6.45 он уже сидел в холле, листая экземпляр «Тай­мса» и поглядывая на вращающуюся дверь. Несколько клиентов, которые, неся с собой свой багаж, подходили к стойке портье, ни в коей мере не устраивали его, представляя все многообразие расовых типов; тут были не только черные и семиты, но и несколько представи­телей Востока. Появился было один симпатичный ариец, но через несколько минут, словно в виде компенсации за его появление, возник какой-то черный карлик, ко­торый тащил за собой тяжелый чемодан на колесиках.

В двадцать минут восьмого вошел, наконец и Либер­ман - высокий и сутулый, с темными усами, в кепке и подпоясанном плаще. Был ли именно этот тип Либерманом? Еврей, это видно, но слишком молодо выглядит и без либермановского шнобеля.

Встав, он пересек холл, намереваясь взять экземпляр «На этой неделе в Вашингтоне» из стопки изданий на треснувшем мраморном прилавке.

- Вы остаетесь до вечера пятницы? - услышал он за спиной вопрос портье, обращенный к предполагаемому Либерману.

- Да.

Портье звякнул колокольчиком.

- Проводите мистера Морриса в семьсот семнадца­тый.

- Да, сэр.

Он пересек холл в обратном направлении. Его место занял то ли ливанец, то ли кто-то из той же шайки - толстый, сальный, на каждом пальце по кольцу.

Он нашел себе другое место.

Явился совершенно потрясающий шнобель, но он при­надлежал молодому человеку, который поддерживал под локоть седую женщину.

В восемь часов он зашел в будку таксофона и набрал номер своей же гостиницы. И спросил, стараясь не ка­саться губами микрофона, на котором гнездились Бог знает какие микробы - ожидается ли прибытие мистера Якова Либермана.

- Минутку, - клерк у стойки снял трубку. - Зака­зан ли у вас номер для мистера Якова Либермана?

- На этот вечер?

- Да.

Клерк пробежал список заказов.

- Да, оставлен. Это говорит мистер Либерман?

- Нет.

- Хотите оставить какое-то послание для него?

- Нет, благодарю вас. Я позвоню попозже.

С тем же успехом он мог продолжать наблюдение и из будки, так что он опустил еще одну десятицентовую монету и осведомился у оператора, не может ли он с ее помощью получить некий номер в Нью-Провиденсе, Пенсильвания. Та продиктовала ему длинную вереницу цифр; он записал ее на полях «Таймса» и, опустив в монетоприемник еще один десятицентовик, набрал ее.

На другом конце его должен оказаться Генри Уиллок из Нью-Провиденса. Женщина дала ему и адрес. «Олд Бак-роуд», у дома не было номера.

К стойке подошел какой-то латинянин с чемоданом и пуделем на поводке.

Подумав несколько секунд, он снова позвонил опера­тору и дал ей инструкции. Выложив на полочку под телефоном ряд монет, он отобрал нужное количество.

И лишь когда телефон на другом конце, звякнув, в первый раз подал сигнал, он понял, что, если попал на правильного Генри Уиллока, ему может ответить сам мальчик. И через несколько секунд он может услышать своего восставшего из небытия фюрера! От головокру­жительного восторга у него перехватило дыхание, шат­нуло к стенке будки, когда телефон на том конце снова подал голос. О, молю тебя, дорогой мой Мальчик, подой­ди и сними трубку, чтобы я услышал твой голос!

- Алло, - женщина.

Он перевел дыхание.

- Алло?

- Добрый день, - он выпрямился. - На месте ли мистер Генри Уиллок?

- Он дома, но сейчас он вышел.

- Я говорю с миссис Уиллок?

- Да, это я.

- Мое имя Франклин, мэм. Если не ошибаюсь, у вас есть четырнадцатилетний сын?

- У нас есть...

Слава Богу.

- Я организую тур для детей такого возраста. Заин­тересованы ли вы в том, чтобы летом послать его в Европу?

Смех.

- О, нет, я об этом не думала.

- Могу ли я выслать вам наш проспект?

- Можете, но это все равно ничего не даст.

- Ваш адрес Олд Бак-роуд?

- Совершенно верно, он тут живет.

- В таком случае желаю вам всего наилучшего. Про­стите, что побеспокоил вас.

Взяв рекламный листок со стойки агентства по про­кату автомобилей, рядом с которой никого не было, то и дело поглядывая на вращающуюся дверь, он сел изу­чать его.

Завтра он возьмет напрокат машину и отправится в Нью-Провиденс. Отдав должное Уиллоку, он вернется в Нью-Йорк, оставит машину, продаст камни и вылетит в Чикаго. Если Роберт Дэвис еще обитает в Кентакки.

Но куда же, черт побери, провалился этот Либерман?

К девяти часам он зашел в кафе и занял место на краю стойки, откуда его взгляду открывались те же вращающиеся двери. Съев пару яиц всмятку и тост, он выпил самый паршивый в мире кофе.

Разменяв доллар на мелочь, он зашел в телефонную будку и снова позвонил в свой же отель. Может, Либер­ман попал в него сквозь боковую дверь.

Он так и не появлялся. Его по-прежнему ждали.

Менгеле позвонил в оба аэропорта, надеясь - ведь это возможно, не так ли? - что произошла авиакатаст­рофа.

Ему не повезло. Все рейсы прибыли по расписанию.

Этот сукин сын мог остаться в Маннгейме. Но сколько он будет там торчать? Слишком поздно звонить в Вену и выяснять у фрейлейн Циммер. Или, точнее, слишком рано: там еще нет и четырех часов.

Он начал беспокоиться: может быть, кто-то запомнил, как он весь вечер сидел в холле, наблюдая за дверьми.

Да где же ты, проклятый еврейский выродок? Иди же, дай мне убить тебя!


В среду днем, в несколько минут третьего, Либерман вылез из такси, наглухо застрявшего в уличной пробке в центре Манхэттена и, несмотря на холодный дождь, двинулся по тротуару. Его зонтик, что он одолжил у пары, у которой остановился на ночь, Марвина и Риты Фабр, представлял собой радужное разноцветье цветов (но все же это зонтик, сказал он себе; радуйся, что хоть он у тебя есть).

Он торопливо шел по западной стороне Бродвея, ми­нуя шляпки других зонтиков (все сплошь черные) и людей в непромокаемых плащах. Приглядевшись к но­мерам домов, мимо которых он шел, Либерман прибавил шагу.

Миновав семь или восемь кварталов, он пересек ули­цу и перед его глазами предстало здание в двадцать с лишним этажей суровой каменной кладки и узкими про­емами окон; он прошел под аркой его дверей и, сложив цветастый зонтик, потянул на себя тяжелую стеклянную панель двери.

Оставив позади холл, выложенный черным камнем и уставленный витринами с прессой и деликатесами, он присоединился к полудюжине людей, ждавших лифт; все они отряхивали влагу с обуви, и с их сложенных зонти­ков струилась вода.

Оказавшись на двенадцатом этаже, он двинулся по коридору, присматриваясь к номерам надписей на двер­ных панелях: 1202 - «Аарон Голдман, искусственные цветы»; 1203 - «С. и М.Рот, импорт стеклянной посу­ды»; 1204 - «Куклы для малышей, В.Розенцвейг». На двери с номером 1205 была аббревиатура YJD, врезанная металлическими буквами, из которых одна была не­сколько выше, чем остальные. Он постучал.

За непрозрачной панелью показалось что-то бело-ро­зовое.

- Да? - отозвался женский голос.

- Я Яков Либерман.

В двери с лязгом открылась щель для писем, откуда блеснул свет.

- Не могли бы вы показать свое удостоверение лич­ности?

Вытащив паспорт, он вложил его в щель и чьи-то пальцы взяли его.

Он остался ждать. На дверях было два замка: один, чувствовалось, был старым, а второй отливал свежим вороненым металлом.

Щелкнул язычок замка, и дверь открылась.

Он вошел. Пухленькая девушка лет шестнадцати или около того, с пышной рыжей прической, улыбнулась ему и сказала: «Шалом», возвращая ему паспорт.

Беря его, он ответил теми же словами: «Шалом».

- Мы должны быть очень осторожны, - извинилась девушка. Закрыв двери, она защелкнула оба замка. На ней была белая битловка и плотные синие джинсы; бле­стящий рыжий хвостик волос спускался ей на спину.

Они находились в небольшой заставленной прихожей: письменный стол, портативный ксерокс со стопками бе­лой и розовой бумаги рядом с ним; грубые деревянные полки с рекламными листовками к распечатками статей из газет; на запертых дверях с другой стороны висел плакат со словами «Young Jewish Defenders» и изобра­жением сжатой в кулак руки на фоне синей еврейской звезды.

Девушка потянулась взять у него зонтик; Либерман отдал его, и она поставила его в металлическую стойку, где уже были два черных и мокрых зонтика.

Снимая пальто и шляпу, Либерман осведомился:

- Вы та юная леди, которая говорила со мной по телефону?

Она кивнула.

- Вы отлично справились с делом. Рабби уже здесь?

- Он только что пришел, - она взяла из рук Либер­мана пальто и шляпу.

- Благодарю вас. Как поживает его сын?

- Они еще не знают. Но его состояние достаточно стабильное.

- М-да, - Либерман с сочувствием покачал головой.

Девушка нашла место для его одежды на уже запол­ненной вешалке. Либерман, приводя в порядок помяв­шийся пиджак и приглаживая волосы, глянул на стопку рекламных листовок на полке рядом: «Больше никогда!»

Извинившись, девушка боком скользнула мимо Ли­бермана и постучала в двери с плакатом; приоткрыв их, она заглянула внутрь:

- Ребе? Тут мистер Либерман.

Распахнув двери настежь, она улыбнулась Либерману и сделала шаг в сторону.

Коренастый мужчина со светлой бородкой мрачно посмотрел на Либермана, когда тот оказался в жарко натопленной комнатке, где было тесно от собравшихся в ней людей; навстречу ему из-за бокового стола уже поднялся улыбающийся рабби Моше Горин, симпатич­ный, темноволосый, крепко сбитый и с выбритыми до синевы скулами; он был в твидовой куртке и желтой рубашке с открытым воротом. Он пожал протянутую ладонь Либермана обеими руками, рассматривая его проницательными карими глазами с тяжелыми тенями под ними.

- Я мечтал встретиться с вами еще с детских лет, - сказал он мягким, но уверенным голосом. - Вы один из немногих людей в мире, которыми я искренне восхища­юсь, и не только из-за того, что вы делаете, но и потому, что вы существуете без всякой поддержки со стороны общества. Еврейского общества, хочу я сказать.

Либерман, смущенный, но польщенный, сказал:

- Благодарю вас. И я хотел встретиться с вами, рабби. Так что я рад, что наши пути сошлись.

Горин представил остальных. Горбоносый мужчина со светлой бородкой и железной хваткой, что чувствова­лось при рукопожатии, был его помощником, Филом Гринспаном. Высокого лысоватого мужчину в очках зва­ли Эллиот Бахрах. Еще один, крупный и чернобородый: Пол Штерн. У самого молодого - ему было лет двадцать пять или около того - с тонкими усиками, зелеными глазами, была такая же железная хватка пальцев. Джей Рабинович. Все были в рубашках с короткими рукавами и, как и Горин, в кипах.

Подтащив стулья от других столов, все расселись вокруг Горина; он наконец и сам занял свое место. Высокий, в очках, Бахрах, сидя рядом с Гориным, при­слонился к подоконнику и, сложив на груди руки, набы­чившись, смотрел на гостя. Либерман, сидящий по дру­гую сторону напротив Горина, рассматривал молчали­вых собранных мужчин, маленький тесный кабинетик с картами города и мира на стенах, с грифельной доской в углу, стопками книг, журналов и бумаг.

- Не стоит обращать внимания, - махнул рукой Горин.

- Не так уж отличается от моего кабинета, - улы­баясь, сказал Либерман. - Разве что чуть побольше.

- Могу вам только посочувствовать.

- Как дела с вашим сыном?

- Думаю, что с ним будет все в порядке, - сказал Горин. - Состояние у него достаточно стабильное.

- Я признателен, что вы нашли возможность прийти на встречу со мной.

Горин пожал плечами.

- С ним сидит его мать. Мне остается только молить­ся, - он улыбнулся.

Либерман постарался устроиться поудобнее на стуле без подлокотников.

- Когда бы мне не приходилось выступать, - сказал он, - то есть, на публике, я имею в виду, - меня постоянно спрашивали, что я думаю о вас. И я неизмен­но отвечал: «Я никогда не встречался с ним лично, так что у меня нет никакого мнения». - Он улыбнулся Горину. - Теперь мне придется отвечать по-другому.

- Надеюсь, в благоприятном для меня свете.

Телефон на столе зазвонил.

- Здесь никого нет, Сэнди! - крикнул Горин в при­открытую дверь. - Разве что моя жена!

Обращаясь к Либерману, он спросил:

- Вы не ждете никаких звонков?

Либерман покачал головой.

- Никто не знает, что я здесь. Предполагалось, что я отправляюсь прямо в Вашингтон, - откашлявшись, он сложил руки на коленях. - Я отправляюсь туда завтра днем, - сказал он. - На встречу в ФБР, в связи с несколькими убийствами, которые я расследую. Здесь и в Европе. Убивали бывшие члены СС.

- Недавно? - Горин преисполнился внимания,

- Они все еще продолжаются, - сказал Либер­ман. - И организованы они Kameradenwerk в Южной Америке и доктором Менгеле.

- Тем самым сукиным сыном... - сказал Горин. Среди собравшихся прошло какое-то движение. Светло­бородый Гринспан сказал Либерману:

- Мы организуем новую группу в Рио-де Жанейро. Как только в ней будет достаточно людей, мы сможем выслать группу коммандос и захватить его.

- Желаю вам удачи, - промолвил Либерман. - Он по-прежнему жив и здоров и стоит во главе этой комби­нации. В сентябре он убил там молодого парнишку, еврейского мальчика из Эванстоуна в Иллинойсе Юно­ша как раз говорил со мной по телефону, рассказывая о ситуации, когда они его настигли. И моя проблема в данный момент заключается в том, что мне потребуется немало времени, дабы убедить ФБР. И я знаю, о чем идет речь.

- Почему же вы так долго ждали? - спросил Го­рин. - Если все было известно еще в сентябре...

- Тогда еще мне ничего не было известно, - прервал его Либерман. - Все было очень неопределенно... с «если» и «может быть». И только недавно я получил полное представление. - Покачав головой, он вздохнул. - И во время полета мне пришло на ум, - он повер­нулся к Горину, - что, может быть, ваша команда, - он обвел глазами присутствующих, - может оказать мне содействие, пока я буду ходить по Вашингтону.

- Всем, что есть в наших силах, - ответил Горин. - Вам стоит только попросить, и мы к вашим услугам.

Остальные молча выразили согласие.

- Благодарю вас, - сказал Либерман. - На это я и рассчитывал. Работа заключается в том, что надо обес­печить охрану некоему человеку в Пенсильвании Там есть такой городок Нью-Провиденс, точка на карте ря­дом с Ланкастером.

- Пенсильвания населена голландцами, - сказал человек с черной бородой. - Я ее знаю.

- В этой стране следующим должен погибнуть дан­ный человек, - объяснил Либерман. - Двадцать второ­го числа этого месяца, но, возможно, и раньше. Может быть, всего лишь через несколько дней. Так что ему необходима защита. Но тот, кто явится его убить, не должен ни ускользнуть, ни покончить жизнь самоубий­ством; его необходимо перехватить, чтобы потом можно было допросить. - Он в упор посмотрел на Горина. - У вас есть люди, которые смогут справиться с такой работой? Осуществлять охрану, захватывать в плен?

Горин кивнул.

- Вы только посмотрите на них, - бросил Гринспан и повернулся к Горину. - Пусть Джей продемонстриру­ет свои таланты. Я буду у него в спаринге.

Улыбнувшись, Горин кивнул Гринспану и сказал Либерману:

- Он ведет себя так, словно Вторая мировая война еще не окончена. Он отвечает у нас за боевую подготов­ку.

- Придется потратить неделю или около того, как я надеюсь, - сказал Либерман. - Пока не подключится ФБР.

- Зачем оно вообще вам нужно? - спросил молодой парень с усиками и Гринспан обратился к Либерману: - Мы сами его вам доставим и выбьем из него информации и больше, и быстрее, чем это удастся им. Что я вам гарантирую.

Телефон снова зазвонил.

Либерман покачал головой.

- Я должен постараться подключить их, - сказал он, - ибо от них дело может быть передано Интерполу. Тут втянуты и другие страны. Кроме этого одного убий­цы есть и пятеро других.

Горин внимательно изучал панель дверей, и тут он перевел взгляд на Либермана.

- Сколько убийств уже осуществилось? – спросил он.

- Восемь, о которых мне известно.

Горин болезненно сморщился. Кто-то присвистнул.

- Точнее, мне известно о семи, - поправился Ли­берман. - Еще одно - вполне возможно. Может, есть и другие.

- Евреи? - спросил Горин.

Либерман покачал головой.

- Гои.

- Так почему же?.. - от окна спросил Бахрах. - Что в них такое?

- Да, - поддержал его Горин. - Кто они такие? Что представляет собой этот человек в Пенсильвании?

Либерман набрал в грудь воздуха и перевел дыхание. Он наклонился вперед.

- Если я обращаюсь к вам, это очень серьезно, - сказал он. - Куда важнее, чем стойкое противостояние русскому антисемитизму и давлению на Израиль - пока вам этого хватит? И заверяю вас, что я ничуть не преувеличиваю.

Нахмурившись, Горин молча уставился в стол перед собой. Подняв глаза на Либермана, он покачал головой и сочувственно улыбнулся с извиняющимся видом.

- Нет, - сказал он. - Вы просите у Моше Горина одолжить вам трех или четырех своих лучших людей, может, даже и больше. Мужчин, бойцов, а не мальчиков. В тот момент, когда мы напрягаем все силы, а прави­тельство дышит мне в спину, потому что я борюсь с их драгоценным детантом, разрядкой. Нет, Яков, - еще раз покачал он головой, - я готов оказать вам любую помощь, которая в моих силах, но что же я буду за руководитель, если я вслепую пошлю своих людей, сам не зная, куда и зачем - пусть даже по просьбе Якова Либермана?

Либерман кивнул.

- Я так и предполагал, что рано или поздно вы захотите все узнать, - сказал он. - Но не требуйте от меня доказательств, рабби. Всего лишь выслушайте и поверьте мне. В противном случае будем считать, что я впустую потратил время. - Обведя взглядом всех при­сутствующих, он в упор посмотрел на Горина и откашлялся. - Кстати, - сказал он, - у вас есть хоть какие-то познания в биологии?


- Господи! - выдохнул тот, что с усиками.

- По-английски это называется «клонинг», - сказал Бахрах. - На эту тему несколько лет назад была статья в «Таймсе».

Горин с трудом улыбнулся, старательно обрывая ни­точку от пуговицы на рукаве рубашки.

- Этим утром, - сказал он, - у постели своего сына, я обратился к Нему: «Что еще ты ниспошлешь нам, Господи?» - И повернувшись к Либерману, он кивнул с горькой улыбкой. - Девяносто четыре Гитлера.

- Девяносто четыре мальчика с генетической наслед­ственностью от Гитлера, - поправил его Либерман.

- Для меня, - сказал Горин, - они девяносто че­тыре Гитлера.

- Вы уверены, - обратился Гринспан к гостью, - что этот человек, Уиллок, еще жив?

- Уверен.

- И что он не переехал в другое место?.. - это вопрос чернобородого.

- У меня есть его номер телефона, - сказал Либер­ман. - Я не собирался с ним разговаривать, пока не знал, что вы возьметесь за то, о чем я вас прошу... - он посмотрел на Горина, - но женщина в той семье, у которой я остановился, по моей просьбе позвонила туда этим утром. Она сказала, что хотела бы приобрести собаку, и он сам подошел к телефону и гаркнул на псов. Это он. И сам растолковал, как ей добраться до места.

Горин повернулся к Гринспану.

- Вам придется заняться этим делом. - И к Либер­ману: - Единственное, чего мы не можем - это пере­возить оружие через границу штата. ФБР с удовольст­вием воспользуется поводом арестовать и нас, и наци.

- Могу ли уже звонить Уиллоку? - спросил Либер­ман.

Горин кивнул.

- Я бы хотел тут же направить к нему в дом какого-нибудь толкового парня, - бросил Гринспан. Моло­дой человек с усиками пододвинул телефон поближе к Либерману.

Тот надел очки и вынул из кармана конверт с запи­санными данными.

- Привет, мистер Уиллок, - хмыкнул стоящий у окна Бахрах, - ваш сын - Гитлер.

- Я не собираюсь вообще упоминать о мальчике, - сказал Либерман. - Он может сразу же насторожиться, учитывая способ его усыновления. Итак, я звоню?

- Если у вас есть код района.

Либерман, считывая цифры с конверта, набрал номер.

- Скорее всего, он уже вернулся из школы, - сказал Горин. - Мальчик может сам снять трубку.

- Мы друзья, - сухо ответил Либерман. - Мы уже дважды встречались с ним.

Телефон на другом конце провода подал голос. Еще раз. Либерман смотрел на Горина, а тот на него.

- Ал-ло, - низким горловым голосом ответил муж­чина на том конце.

- Мистер Генри Уиллок?

- Говорите.

- Мистер Уиллок, меня зовут Яков Либерман. Я звоню вам из Нью-Йорка. Я руковожу Информационным Центром по розыску военных преступников в Вене. Мо­жет, вы слышали о нас? Мы собираем информацию о нацистских военных преступниках, разыскиваем их и стараемся передать в руки правосудия.

- Слышал. Об Эйхмане.

- Это верно, были и другие. Мистер Уиллок, сейчас я иду по следам другого из них, который оказался в вашей стране. Я направляюсь в Вашингтон, чтобы про­информировать ФБР. Не так давно от руки этого чело­века погибли двое или трое людей, и он готовит очеред­ное убийство.

- И вы хотите приобрести сторожевого пса?

- Нет, - сказал Либерман. - Тот, кто должен по­гибнуть следующим, мистер Уиллок, - он посмотрел на Горина, - это вы.

- Ясно. Это кто? Тед? От акцента тебе не отделаться, дубовая голова.

- Я вас не разыгрываю, - сказал Либерман. - Я понимаю, вы считаете, что у нацистов нет никаких причин убивать вас...

- Чего? Да их-mo я уложил целую кучу; держу пари, что они были бы чертовски рады добраться до меня. Если кто-то из них болтается вокруг.

- Один в самом деле...

- Да ладно, кончай! Кто это говорит?

- Яков Либерман, мистер Уиллок.

Горин едва не застонал:

- О, Господи!

Либерман заткнул пальцем ухо.

- Заверяю вас, - сказал он, - этот человек явился в Нью-Провиденс, чтобы убить вас, он бывший член СС, может, он уже несколько дней обитает на месте. Я пытаюсь спасти вашу жизнь.

Молчание.

- Я нахожусь в офисе рабби Моше Горина и лиги Молодых Еврейских Защитников. Пока я буду договари­ваться с ФБР, чтоб приставить к вам охрану, что может занять целую неделю или около того, рабби хотел бы послать к вам своих людей. Они могут быть у вас... - он вопросительно посмотрел на Горина, который тут же подсказал: - Завтра утром.

- Завтра утром, - повторил Либерман. - Согласны ли вы принять их помощь, пока не появятся люди из ФБР?

Молчание.

- Мистер Уиллок?

- Послушайте, мистер Либерман, если это в самом деле мистер Либерман. Ладно, может, так оно все и есть. Но я хочу вам кое-что объяснить, Вы говорите с челове­ком, у которого едва ли не самая надежная охрана в США. Во-первых, я бывший офицер исправительных учреждений штата, так что я кое-что понимаю в вопро­сах собственной безопасности. И, во-вторых, у меня полный дом дрессированных доберман-пинчеров; стоит мне сказать хоть слово и они разорвут горло любому, кто осмелится хоть косо взглянуть на меня.

- Рад это слышать, - сказал Либерман, - но смогут они предотвратить падение на вас стенки? Или остано­вить пулю, которая прилетит откуда-то издалека? Такая судьба постигла двух человек.

- О чем вообще, черт побери, идет речь? Никакие нацисты за мной не охотятся. Вам нужен какой-то дру­гой Генри Уиллок.

- Есть кто-то другой в Нью-Провиденсе, который выращивает доберманов? Шестидесяти лет отроду, с же­ной, значительно моложе его, с сыном примерно четыр­надцати лет?

Молчание.

- Вы нуждаетесь в защите, - еще раз сказал Либер­ман. - И нацист должен быть схвачен, а не разорван доберманами.

- Я поверю только когда меня убедит ФБР. И мне не хочется, чтобы тут вокруг слонялись еврейские мальчи­ками с бейсбольными битами.

Несколько секунд Либерман не знал, что сказать.

- Мистер Уиллок, - наконец сказал он, - могу ли я повидаться с вами по пути в Вашингтон? Я вам поста­раюсь объяснить кое-что еще.

Поймав вопросительный взгляд Горина, он отвел гла­за.

- Валяйте, если вам так хочется; я всегда на месте.

- Когда вашей жены не бывает дома?

- Большую часть дня. Она преподает.

- А мальчик ходит в школу?

- Когда не удирает оттуда, чтобы сбегать в кино. Он вбил себе в голову, что будет вторым Альфредом Хичко­ком.

- Я буду у вас примерно завтра днем.

- Как вам угодно. Но только вы. Если я увижу кого-нибудь из ваших «Молодых Еврейских Защитни­ков», то спущу собак. У вас есть карандаш? Запишите, как до меня добраться.

- Я знаю, - сказал Либерман. - До встречи завтра. Я надеюсь, что вечером вы останетесь дома.

- Что я и собрался сделать.

Либерман повесил трубку:

- Наверно, имело смысл сказать ему, что к ситуации имеет отношение усыновление его ребенка, - повернул­ся он к Горину, - тогда бы он явно в меня вцепился. - Либерман улыбнулся. - И, скорее всего, я должен был бы убедить его, что «Молодые Еврейские Защитники» - это не «еврейские мальчики с бейсбольными битами».

Он повернулся к Гринспану.

- Вам придется ждать где-то поблизости от него, куда я вам и позвоню.

- Первым делом я должен добраться до Филадель­фии, - сказал Гринспан. - Собрать своих людей и подготовить вооружение. Я хотел бы взять с собой Пола, - обратился он к Горину.

Они стали обсуждать порядок действий. Гринспан и Пол Штерн отправятся в Филадельфию в машине Штер­на, как только соберутся, а Либермана в машине Гринспана утром двинется в Нью-Провиденс. Как только он убедит Уиллока принять помощь «Защитников», то зво­нит в Филадельфию, откуда выезжает команда, встреча­ющаяся с ним в доме Уиллока. Как только там все наладится, он отправится в Вашингтон и машина Гринспана будет в его распоряжении, пока ФБР не сменит команду.

- Я должен позвонить в мой офис, - сказал он, отпивая чай. - Они думают, что я уже на месте.

Горин жестом показал на телефон: к вашим услугам.

Либерман покачал головой.

- Нет не сейчас, там уже поздняя ночь. Буду звонить с самого утра.

Он улыбнулся.

- Не хочу вводить вас в расходы.

Горин пожал плечами.

- Я и так все время звоню в Европу, - сказал он. - Там наши команды.

Либерман задумчиво кивнул.

- И кое-кто из моих помощников переходит к вам.

- Кое-кто в самом деле, - согласился Горин. - Но тот факт, что мы тут сидим бок о бок и обдумываем наши совместные действия, доказывает, что в любом случае они работают на одно и то же дело, не так ли?

- Думаю, что так, - сказал Либерман. - Да. Ко­нечно.

И помолчав, он сказал:

- Сын Уиллока занимается не рисованием. Сейчас 75-й год, и он интересуется кино.

Он улыбнулся.

- Но инициалы подобрал себе подходящие. Он хочет быть другим Альфредом Хичкоком. И отец, бывший гражданский служащий, также считает, что это дурац­кая идея. Гитлер в свое время отчаянно спорил со своим отцом по поводу своего желания стать художником.


Рано утром в среду Менгеле, перейдя улицу, снял себе комнату в другом отеле, в «Кенилуорте», записавшись как мистер Курт Кохлер из Эванстоуна в Иллинойсе, проживающий по адресу Шеридан-роуд, 18. Его доста­точно вежливо попросили уплатить авансом, потому что у него с собой был только тощий кожаный портфель (бумаги, нож, обоймы для «Браунинга», алмазы) и не­большой бумажный мешочек с виноградом.

Он не мог звонить в офис Либермана из номера, снятого на имя синьора Рамона Ашхейма-и-Негрина, потому что после смерти Либермана легко будет устано­вить, что ему звонил некий Кохлер, да и кроме того, ему не очень хотелось разменивать на четвертаки семь дол­ларов и час сидеть в телефонной будке, скармливая автомату мелочь. В роли Курта Кохлера он может рас­считывать на оплату звонка с той стороны, если в этом возникнет необходимость.

Из своего второго номера (который не заслуживал и одной десятой звезды) он созвонился с фрейлейн Цим­мер и объяснил ей, что он прилетел из Нью-Йорка, отправив тело Барри без сопровождения, ибо заметки бедного мальчика имеют исключительно важное значение - даже более, чем он предполагал - и должны как можно скорее попасть в руки герра Либермана. Но, ради Бога, куда же он делся?

Его нет в «Бенджамине Франклине»? Фрейлейн Цим­мер была удивлена, но не обеспокоена. Она позвонит в Маннгейм и постарается что-то выяснить. Может, герр Кохлер постарается обзвонить другие отели, хотя она не могла представить, зачем мистеру Либерману останав­ливаться в каком-то другом месте. Вне всякого сомне­ния, он скоро созвонится с ней; он всегда так поступает, когда у него меняются планы. (Всегда!). Да, она даст знать герру Кохлеру, как только у нее появится какая-то информация. Я в «Кенилуорте», милая барышня; в «Бен­джамине Франклине» не оказалось мест, когда он туда обратился. Но там, конечно, держат номер для герра Либермана.

К тому времени, когда он снова услышал ее голос, ему удалось обзвонить чуть ли не тридцать отелей и шесть раз он звонил в «Бенджамин Франклин».

Либерман, как и предполагалось, вылетел во вторник из Франкфурта; то есть, он или в Вашингтоне, или же сделал какую-то остановку на пути в Нью-Йорк.

- Где он там обычно останавливается?

- Случается, в отеле «Эдисон», но обычно у друзей или помощников. Их там у него очень много. Вы же знаете, что в этом городе живет много евреев.

- Знаю.

- Не волнуйтесь, герр Кохлер. Я не сомневаюсь, что скоро услышу его голос и сразу же передам ему, что вы его ждете. На всякий случай, я останусь тут допоздна.

Он позвонил в «Эдисон» в Нью-Йорке, обзвонил все гостиницы в Вашингтоне и каждые полчаса звонил в «Бенджамин Франклин»; пару раз, не обращая внимания на моросящий дождь, перебирался туда, дабы убедиться, что его одежда и вещи по-прежнему находятся в номере с табличкой на дверной ручке «Просьба не беспокоить».

Ночь он провел в Кенилуорте. Точнее, он пытался уснуть. Напряжение не покидало его. Он думал о писто­лете в ночном столике. В самом ли деле ему удастся убить Либермана и всех других (осталось семьдесят семь человек!) прежде, чем его выследят и убьют самого? Или, что еще хуже, схватят и ему придется на всеобщий позор предстать перед этим ужасающим судилищем, что пришлось вынести беднягам Штанглю и Эйхману? По­чему бы не положить конец этой борьбе, планам, замыс­лам и тревогам?

В час ночи он проснулся, включил телевизор и понял, что видит посланное ему свыше знамение, вселившее в него непоколебимую надежду - в ночном показе шел потрясающий фильм о фюрере и генерале фон Бломберге, наблюдающими за армадами Люфтваффе; приглушив звук омерзительных комментариев на английском, он смотрел на изображения на старой зернистой пленке и у него мучительно и сладко сжималось сердце...

Теперь спать.

В несколько минут девятого, в четверг утром, когда он только собирался снова связываться с Веной, раздался звонок:

- Алло?

- Это мистер Кохлер? - женщина, американка, яв­но не фрейлейн Циммер.

- Да.

- Здравствуйте, я Рута Фарб. Мы друзья Якова Ли­бермана. Он остановился у нас в Нью-Йорке. И просил меня позвонить вам. Недавно он связывался со своим офисом в Вене и выяснил, что вы ждете его. Он будет в Вашингтоне сегодня вечером, около шести. Он был бы рад пообедать с вами. Как только он приедет, то будет сразу же звонить вам.

- Прекрасно! - сказал Менгеле, испытывая радость и облегчение.

- Будьте любезны, не можете ли сделать для него одолжение? Позвонить в отель «Бенджамин Франклин» и сказать, что он обязательно приедет?

- Да, с удовольствием! Вы в курсе дела, каким он прилетает рейсом?

- Он едет, а не летит, Он только что выехал. Поэто­му вам звоню я, а не он. Он несколько торопится.

Менгеле нахмурился.

- Так он может прибыть значительно раньше шес­ти, - сказал он. - Если он на машине.

- Нет, ему еще надо завернуть в Пенсильванию. Может, он будет даже несколько позже, но обязательно приедет и первым же делом позвонит вам.

Помолчав, Менгеле спросил:

- Никак, он собирается переговорить с Генри Уиллоком? В Нью-Провиденсе?

- Да, я как раз объясняла ему, как туда добраться. Яков, конечно же, с большим интересом ждет встречи с вами. Я чувствую, готовятся какие-то крупные события.

- Да, - сказал Менгеле. - Благодарю вас за звонок. Да, кстати, вы не знаете, во сколько должны встретиться Яков и Генри?

- К полудню.

- Благодарю вас. Всего хорошего.

Положив трубку, он посмотрел на часы и застыл в неподвижности с закрытыми глазами; открыв их, он тут же связался с портье и попросил подготовить ему счет за еду и телефонные разговоры.

Наклеить усы, надеть парик. Пистолет в кобуру. Пид­жак, пальто, шляпа, взять портфель.

Перебежав улицу и очутившись в «Бенджамине Франклине», он остановился у стойки портье, чтобы оставить соответствующие инструкции, и тут же пере­местился к стойке, где оформляли прокат машин. Сим­патичная молодая женщина в желто-черной форме осле­пительно улыбнулась ему.

Ее улыбка потеряла лишь малую долю обаятельности, когда она узнала, что клиент - парагваец и не имеет кредитной карточки. Это означало, что оплата аренды должна быть наличными и авансом; примерно шестьде­сят долларов, как она считает: сейчас она посчитает более точно. Он выложил банкноты, продемонстрировал свои права и сказал, чтобы машина была готова через десять минут, не позже, после чего поспешил к лифту.

В девять часов в белом «Форд-Пинто» он уже был на скоростной трассе, ведущей в сторону Балтимора; впе­реди до горизонта лежало чистое синее небо. Пистолет под мышкой, нож в кармане пальто и Бог на его стороне.

Если он будет ехать с разрешенной скоростью в пятьдесят пять миль в час, он успеет оказаться в Нью-Провиденсе примерно на час раньше Либермана.

Остальные машины медленно обходили его. О, эти американцы! Предел скорости пятьдесят пять миль в час, а они гонят на шестидесяти. Но, покачав головой, он позволил себе несколько прибавить скорости...


Он оказался в Нью-Провиденсе - скопление обвет­шавших домишек, магазин и одноэтажное кирпичное здание почты - в десять минут одиннадцатого, но ему еще предстояло самостоятельно найти Олд Бак-роуд, ни у кого не спрашивая, чтобы позже никто не мог описать полиции его и/или машину, Дорожная карта, которую он получил на заправке в Мэриленде, куда более под­робная, чем атлас, уточнила, что городок по названию Бак находится к юго-западу от Нью-Провиденса; он дви­нулся в том направлении по выщербленной двухрядной дороге, которая тянулась среди опустевших на зиму фер­мерских полей; останавливаясь на каждом перекрестке, он вглядывался в поблекшие, но все еще четкие указа­тели Порой мимо него проезжали случайные машины и грузовики.

Наконец он нашел Олд Бак-роуд, которая тянулась от трассы в обе стороны; повернув направо, он двинулся в сторону Нью-Провиденса, присматриваясь к надписям на почтовых ящиках. Он проехал «Грубера» и «С.Джонсона», Голые ветви без листьев сплетались над узкой дорогой. Навстречу ему попалась запряженная лошадью повозка. Приглашение покататься в экипажах он встре­чал на рекламных щитах вдоль главной дороги; обитав­шие тут менонниты предлагали туристам местное раз­влечение. На козлах черного экипажа сидел темноборо­дый мужчина и женщина в темной накидке, которые, не отрывая глаз от дороги, смотрели прямо перед собой.

Дорога петляла между деревьями, и почтовые ящики, стоящие поодаль от дорожного полотна, попадались все реже. Пустынность местности была ему на руку: он может пустить в ход револьвер, не опасаясь, что его услышат.

«Г.Уиллок». В нижней части почтового ящика была красная табличка - грубые черные буквы на которой предостерегали (или приглашали?) - «СТОРОЖЕВЫЕ СОБАКИ».

А вот это уже было плохо. Хотя и не так уж плохо, поскольку наличие сторожевых псов давало ему более убедительный повод обратиться к хозяину, чем выдумка о летнем турне для мальчиков, которую он собирался опять пустить в ход.

Он повернул направо, стараясь не выскочить из глу­бокой колеи, и грязная ухабистая дорога постепенно стала подниматься наверх между деревьями. Днище ма­шины проскрежетало по камням; это будут проблемы мистера Херца. Хотя и его собственные, если машина выйдет из строя. Он сбросил скорость. И глянул на часы: 11.18.

Да, он смутно припомнил, что в списке американских пар была и та, которая упомянула в перечне своих интересов и занятий выращивание сторожевых псов. Без сомнения, речь шла об этих Уиллоках; теперь бывший тюремный надзиратель, вышедший в отставку, может всецело посвятить себя любимому занятию.

- Доброе утро! - громко сказал Менгеле. - Таблич­ка внизу говорит, что тут есть сторожевые собаки, а такие псы - именно то, что мне надо.

Он поплотнее прижал пышные усы, получше пригла­дил парик на голове и посмотрел на себя в зеркальце; вернув его на место, он продолжал медленно вести ма­шину вверх по дороге; засунув руку за отворот пальто и пиджака, он расстегнул клапан кобуры, чтобы без помех выхватить револьвер.

Свора собак оглушительным лаем встретила его на залитой солнцем лужайке, на которой двухэтажный дом - белые ставни, коричневая дранка на крыше - стоял под углом к нему; за ним в загоне, обнесенном высокой изгородью, лаяли и носились не меньше дюжины псов. Рядом с изгородью стоял высокий человек с седой голо­вой, глядя на него.

Он выбрался на вымощенную камнем подъездную до­рожку к дому и остановил автомобиль, предварительно развернув его. Поодаль от дома в гараже на две машины стоял красный пикап; вторая половина была пуста.

Распахнув дверцу, он вылез, потянулся и потер заты­лок, пока контрольное устройство свистом напоминало ему, что надо вытащить ключ зажигания. Под мышкой он ощущал надежную тяжесть оружия. Захлопнув двер­цу, он остался стоять рядом с машиной, глядя на белое крыльцо у дома. Так вот где живет один из них! Может, где-то есть фотография мальчика! Каким счастьем было бы увидеть его лицо в четырнадцатилетнем возрасте! Боже небесный, а что, если он сейчас не в школе? При этой мысли его пробрала дрожь волнения!

Седоволосый человек по дуге стал спускаться по скло­ну холма, сопровождаемый огромным псом блестящей черной шерсти. На нем была плотная коричневая курт­ка, черные перчатки, коричневые брюки; он был высок и широкоплеч, а на красновато-коричневом лице засты­ло мрачное и недружелюбное выражение.

Менгеле улыбнулся.

- Доброе утро! - обратился он к хозяину. - Я тут...

- Вы Либерман? - низким горловым голосом спро­сил человек, подходящий ближе к нему.

Менгеле расплылся в широкой улыбке.

- Ja, да! - сказал он. - Да! Мистер Уиллок?

Человек остановился рядом с Менгеле и кивнул гри­вой серебряных волос. Пес, прекрасный образец иссине-черного добермана, зарычал на Менгеле, обнажая острые клыки. К его металлическому ошейнику с шипами был привязан кожаный ремень. На грубой коричневой курт­ке хозяина были видны следы клыков и когтей, сквозь которые порой торчала белая подкладка.

- Я приехал несколько раньше, - извинился Менге­ле.

Глянув ему за спину, Уиллок осмотрел машину и в упор уставился на него прищуренными голубыми глаза­ми под кустистыми седыми бровями. Его скулы в седо­ватой щетине были прорезаны морщинами.

- Заходите, - сказал он, мотнув головой в сторону дома. - Не буду скрывать, что вы чертовски заинтриго­вали меня.

Повернувшись, он возглавил шествие, придерживая за поводок черного добермана.

- Прекрасная собака, - из-за спины у него сказал Менгеле.

Уиллок поднялся на крыльцо. К белым дверям был приделан молоток в виде собачей головы.

- Ваш сын дома? - спросил Менгеле.

- Никого нет, - ответил Уиллок, открывая двери. - Если не считать вот их. - Рядом с ним оказалось несколько доберманов, которые лизали и покусывали его перчатки, порыкивая на Менгеле. - Спокойнее, ребята, - сказал Уиллок. - Это друг. - Жестом он отослал остальных собак - те послушно подчинились - и вошел в дом в сопровождении того же пса, следовавшего по пятам за Менгеле. - Закрывайте двери.

Войдя, Менгеле прикрыл двери и остановился, наблю­дая, как Уиллок сел на корточки среди сбежавшихся к нему доберманов, гладя их по головам и тиская вытяну­тые морды, пока они лизали его и тыкали носами,

- До чего они прекрасны, - сказал Менгеле.

- Это еще юнцы, - с удовольствием сказал Уил­лок. - Зарпо и Зерро, как их назвал мой сын; я ему дал только первые буквы, а этот - старина Самсон - спо­койнее, Сэм, - а вот это Майор. Ребята, это мистер Либерман. Друг. - Встав, он улыбнулся Менгеле, стя­гивая перчатки. - Теперь вы видите, почему я не нало­жил в штаны, когда вы сказали, что кто-то подбирается ко мне.

Менгеле кивнул.

- Да, - согласился он, глядя на двух доберманов, обнюхивавших его. - Такие собаки - более чем отлич­ная защита.

- Разорвут в клочья любого, кто хоть попробует косо взглянуть на меня, - Уиллок расстегнул куртку, под которой была красная рубашка, - Снимайте пальто, - предложил он, - И вешайте вот сюда,

Высокая вешалка с большими черными рожками сто­яла справа от Менгеле; в овальном зеркале было видно кресло и край обеденного стола в комнате напротив. Менгеле повесил шляпу и расстегнул пальто; глядя свер­ху вниз, он улыбнулся доберманам и затем Уиллоку, стаскивавшему куртку. За его спиной круто поднималась узкая лестница.

- Значит, вы тот самый, который поймал Эйхмана, - Уиллок повесил куртку с истрепанными обшлага­ми.

- Поймали его израильтяне, - уточнил Менгеле, тоже снимая пальто. - Но я, конечно, помог им. Я обнаружил, где он скрывался в Аргентине.

- Получили какое-то вознаграждение?

- Нет, - Менгеле повесил пальто. - Я занимаюсь этим лишь из чувства справедливости, - сказал он. - Я ненавижу всех нацистов. Они достойны того, чтобы их выслеживать и уничтожать, как червей.

- Теперь надо опасаться не нацистов, а психов, - сказал Уиллок. - Заходите вот сюда.

Менгеле, одернув пиджак, последовал за Уиллоком в комнату справа. Два добермана сопровождали его, тыка­ясь носами ему в ноги; двое других шли рядом с Уилло­ком. Комната оказалась уютной гостиной с белыми пор­тьерами на окнах, каменным камином, а стена слева была увешана дипломами и грамотами и фотографиями в черных рамках.

- О, до чего внушительно, - сказал Менгеле, под­ходя к выставке наград и снимков. Но на всех были только доберманы - и ни одной фотографии мальчика.

- Итак, почему же я понадобился нацистам?

Менгеле повернулся. Уиллок расположился на диван­чике в викторианском стиле, стоящем между двумя пе­редними окнами: высыпав табак из стеклянной табакер­ки на стол перед собой, он набивал короткую черную трубку. Положив передние лапы на стол, за его дейст­виями наблюдал доберман.

Еще один пес, покрупнее, лежал на круглом коврике между Менгеле и Уиллоком, спокойно, но с интересом глядя снизу вверх на Менгеле.

Остальные два добермана улеглась прямо на ногах Менгеле.

Уиллок поднял глаза на Менгеле и переспросил:

- Ну?

Улыбаясь, Менгеле сказал:

- Видите ли, мне очень трудно говорить в присутст­вии...

Жестом он показал на доберманов рядом с ним.

- Не беспокойтесь, - ответил Уиллок, не отрываясь от трубки. - Они вас не тронут, пока вы не тронете меня. Так что сидите себе и разговаривайте. Они к вам привыкнут.

Менгеле присел на скрипнувшую кожаную софу. Один из доберманов вспрыгнул на нее и стал крутиться прежде, чем устроиться поудобнее. Доберман, лежавший на коврике, встал, потянулся и подойдя, положил узкую голову на колени Менгеле между ног, обнюхивая его промежность.

- Самсон, - предостерегающе сказал Уиллок, рас­куривая трубку.

Доберман убрал голову и сел на пол, не спуская с Менгеле глаз. Другой доберман у ног Менгеле поскреб задней лапой кольца металлического ошейника. Добер­ман на софе вытянулся рядом, глядя на того, что сидел у ног Менгеле.

Откашлявшись, гость сказал:

- Нацист, который должен явиться к вам - это сам доктор Менгеле. Скорее всего, он будет здесь...

- Доктор? - спросил Уиллок, продолжая раскури­вать трубку.

- Да, - ответил Менгеле. - Доктор Менгеле. Мис­тер Уиллок, я не сомневаюсь, что собаки отлично вы­дрессированы - о чем говорит и внушительная коллек­ция полученных ими призов, - он ткнул пальцем в стенку за спиной, - но, видите ли, когда мне было восемь лет, на меня напала собака, правда, не доберман, а немецкая овчарка. - Он коснулся левого бедра. - И внутренняя сторона ноги, - сказал он, - до сих пор представляет собой сплошной шрам. Остались, конечно, и психологические зарубки. Я очень неуверенно чувст­вую себя, когда в комнате со мной только одна собака, а когда их четыре - это для меня сущий кошмар!

Уиллок вынул изо рта трубку.

- Вам надо было бы сказать об этом еще на ходу, - сказал он, вставая и щелкая пальцами. Поднявшись, доберманы сгрудились вокруг него, - Давайте-ка, ребя­та, - сказал он, выпроваживая собачью команду через двери около дивана. - У вас еще будет повод повесе­литься. - Выпроводив собак, он прикрыл дверь и повер­нул ручку.

- А они не могут попасть сюда каким-то иным пу­тем? - спросил Менгеле.

- Никоим образом, - Уиллок вернулся на свое мес­то.

Менгеле перевел дыхание.

- Благодарю вас. Теперь я чувствую себя куда луч­ше, - он переместился на край дивана и расстегнул пиджак.

- Выкладывайте свою историю, да побыстрее, - сно­ва принимаясь за трубку, сказал Уиллок. - Я не хочу их слишком долго держать взаперти.

- Я перейду сразу же к сути, - согласился Менге­ле, - но первым делом, - он поднял палец, - я хотел бы вручить вам револьвер, чтобы вы могли защищать себя, когда рядом с вами не будет ваших собак.

- У меня есть оружие, - сказал Уиллок, который, положив ногу на ногу и раскинув руки по спинке дивана, вольно откинулся назад. - «Люгер». - Выпустив из зубов трубку, он произвел клуб дыма. - К тому же два дробовика и ружье.

- А это «Браунинг», - сказал Менгеле, вынимая оружие из кобуры. - Куда лучше «Люгера», потому что в его обойму входит тринадцать патронов. - Он спустил предохранитель и навел ствол на Уиллока. - Поднять руки, - сказал он. - Но первым делом положите трубку - и медленно.

Уиллок, нахмурив седые брови, уставился на него,

- Дальше, - сказал Менгеле. - Я не собираюсь причинять вам неприятности. С чего? Вы для меня со­вершенно чужой человек. Меня интересует лишь Либер­ман. Вот он меня по-настоящему интересует, должен признаться.

Уиллок медленно развел скрещенные ноги и накло­нился вперед, глядя на Менгеле; лицо его побагровело. Положив трубку, он поднял руки над головой.

- На голову, - предложил Менгеле. - У вас пре­красно сохранившиеся волосы, я вам искренне завидую. К сожалению, мне приходится пользоваться париком.

Он встал с дивана, не меняя линии прицела.

Уиллок тоже поднялся, держа руки на затылке.

- Да плевать мне на все ваши игры с евреями и нацистами, - сказал он.

- Вот и отлично, - сказал Менгеле, не отводя ствол от груди Уиллока, обтянутой красной рубашкой. - Тем не менее, я должен упрятать вас в такое место, откуда вы не могли бы подать Либерману сигнал. Есть тут погреб?

- Конечно, - буркнул Уиллок.

- Отправляйтесь туда, Спокойным шагом. Есть в доме и другие собаки, кроме этих четырех?

- Нет, - Уиллок неторопливо вышел в холл, держа руки за головой. - К счастью для вас.

Менгеле с пистолетом в руке следовал за ним.

- А где ваша жена? - спросил он,

- В школе. Преподает, В Ланкастере... - Уиллок пересек холл.

- Имеются ли снимки вашего сына?

Уиллок на мгновение запнулся, поворачивая направо.

- Чего ради они вам понадобились?

- Просто взглянуть, - Сказал Менгеле, продолжая держать его на мушке. - Я не собираюсь причинять ему неприятности. Я тот самый доктор, который принимал его.

- Что это, черт побери, все значит?

Уиллок остановился у двери, которая вела на боковую лестницу.

- Так есть у вас снимки? - переспросил Менгеле.

- Есть альбом. Там, где мы сидели. На нижней полке столика с телефоном.

- Вот эта дверь?

- Да.

- Опустите одну руку и приоткройте ее, только не­много.

Повернувшись и опустив руку, Уиллок чуть приотк­рыл двери и снова заложил руку за голову.

- Дальше открывайте ее ногой.

- Уиллок ткнул панель носком ноги.

Менгеле переместился к стенке и прижался к ней, уткнув ствол в спину Уиллока.

- Заходите туда.

- Я должен включить свет.

- Включайте.

Уиллок дернул за шнурок и за дверью вспыхнул тусклый свет. По-прежнему держа руки за головой, Уил­лок нагнулся и, переступив порог, сделал шаг на пло­щадку, на дощатых стенках которой висели домашние инструменты.

- Спускайтесь, - приказал Менгеле. - Только не торопясь.

Уиллок повернулся налево и стал медленно спускать­ся по ступенькам.

Менгеле тоже перешагнул порог, оказавшись на пло­щадке; он смотрел вслед Уиллоку, прикрыв двери.

Тот медленно продолжал спускаться по ступенькам в подвал, держа руки за головой.

Менгеле аккуратно выцелил спину, обтянутую крас­ной рубашкой. Несколько выстрелов слились в один, и у него заложило уши от их грохота. Со звоном вылетели гильзы, покатившись по ступенькам.

Руки упали от седой головы и тщетно попытались ухватиться за деревянные перила. Уиллок покачнулся.

Менгеле, чуть не оглохнув, всадил еще одну пулю в красную рубашку.

Руки соскользнули с перил и, Уиллок рухнул головой вперед. Лбом он ударился о пол внизу и замер, раскинув по ступенькам ноги.

Менгеле продолжал наблюдать за ним, ковыряя в ухе кончиком мизинца.

Открыв двери, он вышел в холл. Собаки продолжали отчаянно лаять.

- Тихо! - гаркнул Менгеле, прочищая другое ухо. Собаки не затихали.

Поставив на место предохранитель, Менгеле засунул пистолет в кобуру; вытащив платок, он вытер внутрен­нюю ручку дверей, дернув за шнурок, погасил свет и, помогая себе локтем, прикрыл двери.

- Тихо! - снова крикнул он, засовывая платок в карман. Собаки не успокаивались. Они царапали пол и колотились в двери, выходящие в дальний конец холла.

Торопливо подойдя к парадным дверям, Менгеле вы­глянул сквозь узкую стеклянную панель и, отворив две­ри, вышел наружу.

Сев в машину, он включил двигатель и, объехав вокруг дома, загнал ее в пустую половину гаража.

Вернувшись, он аккуратно прикрыл за собой двери. Собаки, захлебываясь от лая, визжали и царапали пол и двери.

Менгеле взглянул на себя в стоячее зеркало; сняв парик, он отклеил усы с верхней губы и засунул то и другое в карман висящего пальто.

Снова уставившись на себя в зеркало, он обеими руками пригладил короткий сероватый ежик волос. На­хмурился.

Снять пиджак и повесить на крючок; на то же место перевесить пальто, прикрывая пиджак.

Распустить узел своего галстука в черно-золотую по­лоску, снять его, сложить и сунуть в карман пальто.

Расстегнуть пуговичку светло-синей рубашки, рас­стегнуть и следующую, вытащить воротник и расправить его.

Собаки рычали и бесновались за дверью.

Теперь он занялся кобурой. Глядя на себя в зеркало, он спросил:

- Вы Либерман?

Этот вопрос он задал несколько раз, стараясь, чтобы в словах звучал американский акцент, а не немецкий. Он постарался придать своему голосу интонации глухо­ватого голоса Уиллока:

- Заходите. Должен признать, что вы меня чертов­ски заинтриговали. Не обращайте на них внимания, они всегда так гавкают. - Он несколько раз повторил труд­ные сочетания английской фонетики. - Вы Либерман? За­ходите.

Собаки заходились от лая и рычания.

- Тихо! - крикнул на них Менгеле.

Глава седьмая

Одним глазом Либерман по­глядывал на стрелку спидомет­ра на приборной доске своего маленького округлого «Сааба», отмерявшего сотни ярдов. Дом Уиллока был в четырех десятых мили от поворота на Олд Бак-роуд - если только он правиль­но разобрался в завитушках по­черка Риты - так что он уже где-то неподалеку. По пути он только один раз остановился зайти в туалет, и сейчас было двадцать минут первого.

Он чувствовал, что разроз­ненные куски головоломки встают на свое место, и все идет прекрасно. Он, конечно, опечалился, услышав, что было найдено тело Барри, но, тем не менее, как ни печально, даже этот факт мог пойти ему на пользу: теперь у него был убедительный весомый факт, который он может выложить на стол в Вашингтоне. И Курт Кохлер прибыл, и дело не только в записке Барри - скорее всего, в ней какие-то важные данные - но и в свидетельстве добропорядочного граж­данина. Конечно, он готов дождаться его и оказать всю помощь, которая в его силах; сам тот факт, что он лично приехал, является доказательством его готовности.

Кроме того, как только ему удастся убедить Уиллока в необходимости находиться под защитой, поскольку ему угрожает опасность, из Филадельфии тут же явятся Гринспан и Штерн с надежной командой ребят. - Си­туация имеет отношение к вашему сыну, мистер Уиллок. К его адаптации. Она была организована для вас и вашей жены женщиной по фамилии Элизабет Грегори, так? И прошу вас верить мне, никто, кроме...

Спидометр отсчитал последнюю сотню ярдов, и впе­реди слева показался почтовый ящик. «СТОРОЖЕВЫЕ СОБАКИ» гласили черные буквы на дощечке внизу, а в верхней части ящика - «Г.УИЛЛОК», Остановив маши­ну, Либерман переждал, пока мимо проедет грузовик, и пересек дорогу. Он повернул рулевое колесо, стараясь не выскочить из глубокой колеи, и грязная ухабистая дорога постепенно стала подниматься наверх между де­ревьями, Днище машины проскрежетало по камням. Ли­берман переключил скорость и поехал медленнее. Гля­нул на часы: почти двадцать пять минут первого.

Скажем, полчаса на то, чтобы убедить Уиллока (не упоминая о генах: «Я не знаю, почему убили отцов мальчиков; но они убиты, вот и все»), а потом еще час, чтобы сюда прибыли ребята Гринспана. Они могут быть тут к двум часам, может, чуть позже. Он же, скорее всего, снимется отсюда к трем и будет в Вашингтоне к пяти, к половине шестого. Позвонит Кохлеру. Он попы­тался представить себе встречу с ним и записку Барри. Странно, что Менгеле не обратил на нее внимания. Но, может быть, Кохлер переоценил ее значение...

Он услышал отчаянный лай собак, когда выбрался на залитую солнцем лужайку перед двухэтажным домом - белые ставни, коричневая дранка на крыше - который стоял под углом к нему; за ним в загоне, обнесенном высокой изгородью, лаяли и носились не меньше дюжи­ны псов.

Он выбрался на вымощенную камнем подъездную до­рожку к дому и остановил машину; поставил коробку передач на нейтраль, повернул ключ зажигания, опустил ручной тормоз. Собаки на задах продолжали лаять. По­одаль от дома в гараже стояли седан и красный пикапчик.

Он вылез из машины и, держа в руках портфель, остановился, глядя на белый ухоженный домик. Органи­зовать тут охрану Уиллока нетрудно; одни только собаки - они продолжали заходиться от лая - чего стоят. Устрашающее зрелище. Правда, убийца может попробо­вать добраться до него где-то в другом месте - в городе или на дороге. Уиллок должен вести нормальный образ жизни, чтобы убийца мог как-то проявить себя. Вот в чем проблема: надо запугать его так, чтобы он согласил­ся принять охрану «Молодых Еврейских Защитников», но не настолько, чтобы он сидел, запершись в доме, и не покидал его.

Он перевел дыхание и двинулся вверх по дорожке, что вела к крыльцу. На дверях был молоток, выполнен­ный в виде металлической собачьей головы, и тут же рядом красовалась черная кнопочка звонка. Он выбрал молоток и дважды стукнул им в двери. Молоток был старым и петли его заедали; удары были еле слышны. Подождав несколько секунд, в течение которых был слышен только лай собак в доме, он положил палец на кнопку звонка, но дверь открылась и на пороге показал­ся человек, меньшего, чем он предполагал, роста, с коротко стриженными седыми волосами, живыми весе­лыми карими глазами, который посмотрел на него и сказал глуховатым голосом:

- Вы Либерман?

- Да, - ответил он. - Мистер Уиллок?

Тот кивнул коротким ежиком седоватых волос и при­открыл дверь пошире.

- Входите.

Он оказался в холле, пропахшем псиной, откуда на­верх вела узкая лестница. Снял шляпу. Собаки - судя по звукам, пять или шесть из них, - выли, лаяли и скреблись за дверью в конце холла. Он повернулся к Уиллоку, который, закрыв двери и улыбаясь, стоял пе­ред ним.

- Рад встретиться с вами, - сказал Уиллок, который выглядел щеголеватым и даже нарядным в своей светло- синей рубашке с открытым воротом, закатанными рука­вами, отлично сидящих темно-серых брюках и блестя­щих черных туфлях. Занятия со сторожевыми псами никоим образом не сказывались на нем. - А я уже было стал думать, что вы не приедете.

- Я сбился с направления, - сказал Либерман. - Вам звонила женщина из Нью-Йорка? - С извиняющей­ся улыбкой он покачал головой. - Это я ее попросил.

- Ах, вот как, - ответно улыбнулся Уиллок. - Снимайте пальто. - Он кивнул на стоячую вешалку, где уже висели черная шляпа и пальто, под которым видне­лась грубая коричневая куртка с обтрепанными рукава­ми.

Повесив шляпу, Либерман поставил портфель на пол и расстегнул пальто. Уиллок проявлял к нему гораздо больше дружелюбия, чем ему сначала показалось по телефону - похоже, он в самом деле был искренне рад его видеть - но какие-то интонации его речи противо­речили этому впечатлению. Либерман интуитивно чув­ствовал, но не мог сформулировать, что его беспокоит. Глянув на двери, за которыми бесновались псы, он за­метил:

- Очевидно, их вы и имели в виду, когда сказали: «Полон дом собак».

- Да, - согласился Уиллок, все с той же улыбкой проходя мимо него. - Не обращайте на них внимания. Они всегда так гавкают. Я запер их, чтобы они нам не мешали. Порой люди из-за них нервничают. Заходите. - Он открыл двери справа.

Либерман повесил наконец пальто, подхватил порт­фель и вслед за Уиллоком проследовал в уютную гости­ную. Собаки начали колотиться и скрестись в дверь слева, рядом с черным кожаным диваном, на стене за которым висела коллекция дипломов с разноцветными ленточками среди прочих трофеев, размещенных на де­ревянных панелях стены, где нашлось место и снимкам в черных рамочках. В дальнем конце комнаты размещал­ся каменный зев камина, с рядом кубков на его верхней доске и часами. Окна справа были занавешены белыми портьерами, между которыми размещался старомодный диванчик, а в углу у дверей стояли стул и столик с телефоном и тумбочками в подставке.

- Садитесь, - Уиллок жестом показал ему на диван­чик, располагаясь сам на софе. - И объясните мне толком, почему я понадобился нацистам. - Он сел, аккуратно поддернув брюки. - Должен признаться, что вы меня чертовски заинтриговали.

«Р» прозвучало грубовато. Наконец он понял, что смущало его: добродушный Генри Уиллок передразнивал его, имитируя немецкий акцент в английской речи; ни­чего бросающегося в глаза, но «р» было слишком раска­тисто, а звонкие согласные он явно смягчал. Присев на диван, который скрипнул под ним, он глянул на Уилло­ка, который, расставив ноги и упираясь локтями в коле­ни, с улыбкой смотрел на него, наклонившись вперед; кончиками пальцев он выстукивал дробь по крышке зеленого альбома, лежащего перед ним на столике.

Может, он неосознанно передразнивает его. Случа­лось, Либерман и сам того не подозревая, начинал под­ражать интонациям и ритму речи тех иностранцев, для которых немецкий не был родным; и ловя себя на этом, он неизменно смущался.

Но нет, сейчас он был уверен, что хозяин сознательно так ведет себя. От улыбающегося Уиллока исходила какая-то скрытая враждебность. Но чего еще можно было ждать от антисемистки настроенного бывшего тю­ремного надзирателя, который дрессирует псов, способ­ных перервать человеку горло? Трогательного внима­ния? Хороших манер?

Ну, он явился сюда не для того, чтобы обрести нового друга. Поставив портфель у ног, он положил руки на колени.

- Чтобы объяснить причину моего появления, мистер Уиллок, - сказал он, - мне придется затронуть неко­торые личные интимные моменты, имеющие отношение к вам и вашей семье. К вашему сыну и его адаптации.

Брови Уиллока вопросительно приподнялись.

- Я знаю, - продолжил Либерман, - что вы и миссис Уиллок получили его в Нью-Йорке от некоей «Элизабет Грегори». И прошу поверить мне, - он скло­нился вперед, - никто не собирается причинять вам хлопоты в связи с этим. Никто не собирается забирать от вас сына или привлекать вас к ответственности за нарушение закона. Все это было давным-давно и не имеет значения, то есть, не имеет прямого значения. Даю вам слово.

- Я верю вам, - серьезно сказал Уиллок.

Потрясающее хладнокровие, если он может так спо­койно воспринимать сказанное: он даже не шевельнулся, продолжая сплетать и расплетать кончики пальцев, ле­жащих на крышке зеленого альбома.

- Элизабет Грегори было не ее настоящее имя, - сказал Либерман. - По-настоящему ее звали Фрида Малони, Фрида Альтшуль Малони. Вам доводилось слы­шать это имя?

Уиллок задумчиво нахмурился.

- Вы имеете в виду ту нацистку? - спросил он. - Которую выслали в Германию?

- Да, - Либерман приподнял портфель. - У меня тут есть несколько ее снимков. Вы увидите, что...

- Не утруждайтесь, - остановил его Уиллок.

Либерман поглядел на него.

- Я видел ее изображения в газетах, - объяснил Уиллок. - И она показалась мне знакомой. Теперь я знаю, в чем дело. - Он улыбнулся. «Дело» прозвучало как «тело».

Либерман кивнул. (Сознательно ли он так ведет себя? Если не считать попыток подражать его речи, Уиллок был вежлив и расположен к нему). Он распустил ремни, стягивающие портфель, и посмотрел на Уиллока.

- Вы и ваша жена, - сказал он, стараясь как можно правильнее выговаривать слова, - были не единствен­ной парой, которая получила ребенка от нее. Она имела дело с супругами Гатри; мистер Гатри погиб в ноябре.

Теперь на лице Уиллока появилось озабоченное вы­ражение. Его пальцы безостановочно выбивали дрожь по крышке альбома.

- Они стали жертвами нацистов, прибывших в стра­ну, - продолжил Либерман, кладя себе портфель на колени, - бывших эсэсовцев, которые убивали отцов мальчиков, полученных от Фриды Малони. Они убивали их точно в таком же порядке, как и происходило усы­новление, и с теми же промежутками во времени. Вы следующий, мистер Уиллок. - Он кивнул. - И скоро они явятся к вам. Но есть и многое другое. Поэтому я обращаюсь за помощью в ФБР и вот почему мне бы хотелось, чтобы вы были под охраной. И более надеж­ной, чем ваши собаки.

Он показал на дверь рядом с диваном: собаки за ней продолжали скулить, но лишь одна или две из них еще утомленно полаивали.

Уиллок в изумлении покачал головой.

- Х-мм, - пробормотал он. - Это так странно! - Он удивленно посмотрел на Либермана. - Убивали только отцов этих детей? Но почему? - На этот раз произношение у него было безукоризненное; он тоже сделал над собой усилие.

Боже милостивый, да конечно же! Вовсе он его не передразнивал, сознательно или несознательно, просто он, подобно ему, постарался справиться с присущим ему акцентом!

- Не знаю... - сказал Либерман.

Его туфли и брюки, присущи, скорее, горожанину, а не человеку, живущему в сельской местности; эта исхо­дящая от него враждебность; собаки, запертые за дверью, чтобы «не мешали»...

- Вы не знаете? - переспросил Уиллок, смахиваю­щий на нациста. - Все эти убийства имели место и фы не снаете причину?

Но убийцам было пятьдесят с лишним, а этому чело­веку должно быть лет шестьдесят пять, может, чуть меньше. Менгеле? Не может быть. Он в Бразилии или в Парагвае и не осмелится показаться севернее их гра­ниц, он не может сидеть здесь, в Нью-Провиденсе, в Пенсильвании.

Он покачал головой: нет, это не Менгеле.

Но Курт Кохлер был в Бразилии и прибыл в Вашин­гтон. Его имя можно было найти в паспорте Барри или в его бумажнике, как ближайшего родственника...

Из-под альбома вынырнул револьвер и он увидел устремленное на него дуло.

- В таком случае я сам должен вам рассказать, - сказал человек, держащий оружие.

Либерман присмотрелся к нему: несколько удлинить волосы и придать им темный цвет, на верхнюю губу тонкие усики, сделать его помоложе, одеть в мундир... Да, это Менгеле, Менгеле! Ненавистный Ангел Смерти, убийца детей, за которым он так долго охотился! Сидит вот здесь, перед ним. Улыбается. Держит его на прицеле.

- Небеса не простят мне, - по-немецки сказал Мен­геле, - если вы так и умрете в неведении. Я хочу, дабы вы доподлинно поняли, что произошло в течение послед­них двадцати лет. У вас такой остолбенелый взгляд только из-за пистолета или из-за того, что вы узнали меня?

Моргнув, Либерман перевел дыхание.

- Узнал, - сказал он.

Менгеле улыбнулся.

- Рудель, Зейберт и все прочие, - сказал он, - компания беспомощных старых клуш. Они отозвали об­ратно всех людей только потому, что Фрида Малони рассказала вам о детях. Так что мне пришлось самому завершать работу. - Он пожал плечами. - Впрочем, я ничего не имею против нее; она дала мне возможность чувствовать себя куда моложе. А теперь слушайте - очень медленно поставьте портфель на пол, положите руки за голову и расслабьтесь: у вас есть не менее минуты или около того прежде, чем я убью вас.

Либерман медленно опустил свой портфель слева от себя, прикидывая, что, если ему представится возмож­ность, быстро сместиться вправо и рывком распахнуть двери - предполагая, что они не закрыты на замок - может, собаки, что топчутся с другой стороны, увидев Менгеле с оружием, набросятся на него прежде, чем он успеет несколько раз выстрелить. Конечно, может быть, собаки набросятся и на него; а, возможно, они не тронут никого из них, не услышав приказа со стороны Уиллока (который, конечно же, уже лежит где-то мертвый). Но он не мог не думать об этом.

- Мне бы хотелось, чтобы наше общение продли­лось, - сказал Менгеле. - Честное слово, мне бы этого хотелось. Сейчас один из самых волнующих моментов в моей жизни, что, я не сомневаюсь, вы сами понимаете, и если бы мне представилась такая практическая воз­можность, я бы с удовольствием посидел и поболтал с вами часик-другой. Например, постарался бы указать вам на некоторые гротескные преувеличения в вашей книге. Но увы... - Он с сожалением пожал плечами.

Либерман сплел пальцы на затылке, сидя прямо и напряженно на диване. Медленно и осторожно он начал разводить ступни. Софа была невысокой и быстро вско­чить с нее будет нелегко.

- Уиллок мертв? - спросил он.

- Нет, - ответил Менгеле. - Он на кухне, готовит ленч для нас. А теперь слушайте меня внимательно, дорогой Либерман; я собираюсь поведать вам нечто со­вершенно невероятное, но, клянусь могилой матери, все сказанное - абсолютная истина. Стал бы я утруждаться тем, чтобы врать еврею? Тем более, можно сказать, живому трупу?

Либерман прищурился, глядя в окно справа от дива­на, и снова внимательно уставился на Менгеле.

Тот вздохнул и покачал головой.

- Если бы мне нужно было выглянуть в окно, - сказал он, - я бы предварительно убил вас и лишь потом посмотрел бы. Но мне не нужно смотреть в окно. Если кто-то явится сюда, лай собак тут же даст знать об этом, так? Так?

- Да, - согласился Либерман, продолжая сидеть с руками на затылке.

Менгеле улыбнулся.

- Видите. Все идет, как я и задумал. Бог на моей стороне. Вы знаете, что я видел по телевизору сегодня в час ночи? Фильм о Гитлере, - он кивнул. - Как раз в тот момент, когда я был полностью раздавлен и близок к самоубийству. Лучшего знака свыше я не мог и пол­учить. Так что не теряйте времени, стараясь выгляды­вать в окно; смотрите на меня и слушайте. Он жив. В этом альбоме, - он положил на него свободную руку, не отрывая взгляда и не отводя прицела от Либермана, - полно его снимков, от года до тринадцати лет. Маль­чики - его совершенные генетические копии. Я не буду тратить отпущенное вам краткое время, объясняя, как я этого добился - сомневаюсь, что вы обладаете такими способностями, чтобы понять меня. Но можете верить мне на слово: я смог этого добиться. Совершенные гене­тические копии. Они были созданы в моей лаборатории, и до поры до времени их вынашивали женщины племени ауити, здоровые послушные создания, у которых был достаточно деловой вождь. Мальчики не унаследовали от них ровно ничего; они доподлинно совершенные Гитле­ры, созданные из его же клеток. Он позволил мне взять поллитра своей крови и клочок кожи с ребра - мы были охвачены библейским настроением - 6-го января 1943 года в Вольфшанце. Он не мог позволить себе иметь детей... - зазвонил телефон, но Менгеле, не моргнув глазом, продолжал держать Либермана на мушке, - ... потому что понимал: никакой ребенок не сможет нор­мально расти и развиваться в тени... - телефон снова зазвонил, - ... столь богоподобного отца; так что услы­шав, что это теоретически возможно, что я мог бы... - телефон продолжал звонить, - ...когда-нибудь воссоз­дать не его сына, а его самого, не копию... - телефон звонил, - ...а другой оригинал, он бы так же, как и я, захвачен этой идеей. Он облек меня полномочиями и создал все условия, чтобы я мог добиться своей цели. Неужели вы в самом деле считали, что мои исследования в Освенциме были лишь бессмысленным помешательст­вом? До чего вы, люди, примитивны! Напоминанием о том дне служит подаренный им портсигар с гравюрой: «Моему многолетнему другу Йозефу Менгеле, который был верен мне больше, чем другие, и когда-нибудь еще докажет свою верность. Адольф Гитлер». Он, естествен­но, является самым драгоценным для меня предметом; провозить через таможни его слишком рискованно, так что он покоится в сейфе у моего адвоката в Асуньсьоне, дожидаясь, когда я возвращусь домой после своих путе­шествий. Понимаете? Я подарил вам даже больше чем минуту... - он посмотрел на часы.

Либерман вскочил и - грохот выстрела! - рванулся к дальнему концу софы. Грохот еще двух выстрелов; болезненный удар швырнул его на жесткую стенку, боль в груди, боль во всем теле. Ухо его было прижато к стене, и он слышал, как за ней заходились в лае собаки. Коричневая деревянная дверь дрожала и содрогалась от их бросков; он старался дотянуться до блестящей стек­лянной ручки. Прогрохотал еще один выстрел, ручка разлетелась вдребезги, едва только он ухватился за нее, и из маленького отверстия в тыльной стороне ладони хлынул поток крови. Он вцепился в острые осколки ручки - еще один выстрел оглушил его; собаки оглуши­тельно выли и лаяли и, сморщившись от боли, зажмурив глаза, он повернул то, что оставалось от ручки и толк­нул двери. Под нажимом его плеча и руки, когда она упала на дверь, та подалась; грозное рычание собак, выстрелы, громовая очередь. Рычание и взлаивание, щелканье пустой обоймы, шум схватки и опрокидывае­мой мебели, рев, рычание, вскрики. Выщербленная руч­ка выскользнула из его рук; задыхаясь, он прислонился спиной к стене и, чувствуя, что бессильно сползает вниз, открыл глаза...

Черные псы опрокинули Менгеле с раскинутыми но­гами на диван и, обнажив клыки, с прижатыми ушами, сторожили каждое его движение. Щекой Менгеле был прижат к подлокотнику. Перед его глазами был добер­ман, стоящий меж ножек опрокинутого столика, челю­сти собаки сомкнулись на его кисти, и пистолет выпал из пальцев. Выкатив глаза, он перевел взгляд на другого добермана, чьи оскаленные клыки были рядом с его нижней челюстью. Тот стоял между ним и спинкой дивана, положив для надежности передние лапы ему на плечи. Еще один, готовый перехватить ему горло, стоял задними лапами на полу, расположившись между его раскинутых ног, опираясь передними на бедро Менгеле и едва не лежа у него на груди. Менгеле чуть приподнял голову над подлокотником и с дрожащими губами огля­делся.

Четвертый доберман лежал на боку между софой и Либерманом, тяжело дыша и уткнувшись носом в ковер. В лужице мочи, что вытекла из него, играли отблески света.

Либерман окончательно сполз по стене и, морщась, попытался принять сидячее положение. Он медленно вытянул перед собой ноги, глядя на собак, окружавших Менгеле.

Они угрожали ему, но убивать не собирались. Кисть Менгеле оказалась свободна; пес, который держал ее в зубах, теперь, скалясь, стоял нос к носу с Менгеле.

- Убить! - скомандовал Либерман, но у него вы­рвался лишь шепот. Боль острой иглой пронзила ему грудь и осталась в ней.

- Убить!- крикнул он еще раз, превозмогая боль, но услышал только свой хрип.

Доберманы рычали, не двигаясь с места.

Менгеле плотно смежил глаза, закусив нижнюю губу.

- УБИТЬ! - с отчаянием еще раз приказал Либер­ман - боль сидела у него в груди, разрывая ее.

Доберманы продолжали рычать, все так же оставаясь на месте.

Сквозь плотно сжатые губы Менгеле издал скулящий визг.

Либерман прислонился головой к стене и закрыл гла­за, тяжело дыша. Он оттянул книзу узел галстука, рас­стегнул воротничок рубашки. Справившись еще с одной пуговичкой под галстуком, он приложил пальцы к тому месту, где гнездилась боль, почувствовав влажность на груди; кровь пропитала всю нижнюю рубашку. Вытянув пальцы, он открыл глаза и посмотрел на измазанные кровью кончики пальцев. Пуля прошила его насквозь. Что она поразила? Левое легкое? Куда бы она ни попала, каждый вздох давался ему с болью. Переместившись чуть влево, он попытался достать платок из кармана брюк; в нижней части тела, в бедре его резанула еще более жестокая боль, он дернулся и сморщился.

Наконец он все же достал платок и, с трудом подняв руку, прижал его к ране в груди и остался в таком положении.

Поднять левую руку. Кровь заливала ее целиком, но больше всего кровоточила рваная рана на ладони. Пуля пробила кость между большим и указательным пальца­ми. Они онемели и он не мог пошевелить ими. Через всю ладонь тянулись две глубокие царапины.

Он хотел держать руку поднятой, чтобы уменьшить кровотечение, но не смог, и она упала. У него совсем не осталось сил. Только боль. И усталость... Дверь рядом с ним качнулась, медленно закрываясь.

Он посмотрел на Менгеле, распятого доберманами.

Менгеле не отводил от него взгляда.

Он закрыл глаза, и с каждым вздохом в груди разго­рался пожар боли.


- Прочь...

Он открыл глаза и посмотрел через комнату на Мен­геле, все так же лежащего на диване в окружении до­берманов с оскаленными клыками.

- Прочь, - тихим утомленным голосом сказал Мен­геле. Его глаза переместились от пса, что был рядом с ним, к тому, что лежал у него на груди, целясь к горлу. - Вон. Оружия больше нет. Нет оружия. Прочь. Вон. Хорошие собачки.

Иссиня-черные доберманы лишь рычали, не двигаясь с места.

- Отличные собачки, - продолжал Менгеле. - Сам­сон? Хороший Самсон. Вон. Уходи. - Он медленно повернул голову на подлокотнике; собака, порыкивая, несколько отвела пасть. Менгеле дрожащими губами улыбнулся ей. - Майор? - спросил он. - Ты Майор? Хороший Майор, хороший Самсон. Хорошие собачки. Друзья. Оружия больше нет. - Его рука, красная от крови, ухватилась за подлокотник; другая рука покои­лась на спинке дивана. Он начал медленно, все так же лежа на боку, подтягиваться кверху. - Хорошие собач­ки. Прочь. Вон.

Доберман в середине комнаты продолжал лежать не­подвижно, черная шкура, обтягивающая ребра, больше не вздымалась. Лужица вытекшей из-под него мочи рас­теклась узенькими ручейками, поблескивающими на по­ловицах.

- Хорошие собачки, красивые собачки...

Лежа на спине, Менгеле стал передвигаться в угол дивана. Доберманы, рыча, тем не менее, не меняли положения, лишь переставляя лапы на его теле по мере того, как он поднимался все выше, подальше от их клыков. - Прочь, - сказал Менгеле. - Я ваш друг. Разве я вас обижаю? Нет, нет, я люблю вас.

Либерман снова закрыл глаза, тяжело с хрипом дыша. Он полусидел в луже крови, которая вытекала из раны.

- Хороший Самсон, хороший Майор. Беппо? Зарко? Хорошие собачки. Прочь. Прочь.


Дана и Гарри, случалось, ссорились между собой. Он держал язык за зубами, когда был у них в ноябре, но, может быть, он не должен был, может, ему...

- Ты еще жив, еврейский выродок?

Он открыл глаза.

Менгеле сидел, глядя на него, прижавшись в углу дивана; одна нога была у него уже приподнята, другая стояла на полу. Он придерживался за подлокотник и спинку дивана: презрительное выражение его лица да­вало понять, что он уже овладел положением, Разве что рядом еще были три порыкивающих добермана.

- Плохи у тебя дела, - сказал Менгеле. - Но долго ­ты не протянешь. Я вижу даже отсюда. Лицо серое, как пепел. Эти собаки не проявят ко мне интереса, если я буду спокойно сидеть и разговаривать с ними. Им захо­чется помочиться, попить воды. - Обращаясь к собакам, он сказал по-английски: - Воды? Пить? Хотите воды? Хорошие собачки. Идите, попейте водички.

Доберманы продолжали рычать, оставаясь на местах.

- Сукины дети, - с удовольствием выругался Менгеле по-немецки. И обращаясь к Либерману. - Так что ты ничего не добился, еврейский выродок, если не считать того, что теперь тебя ждет долгая смерть вместо мгновенной, ну и разве что у меня немного поцарапана кисть. Через пятнадцать минут меня здесь не будет. И Четвертый Рейх грядет - пусть даже не немецкий, но пан-арийский. И я еще успею увидеть его и стать одним из его вождей. Можешь ли ты только представить, какое благоговей­ное преклонение вызовет их появление? Какой мис­тической властью они будут обладать? Каким трепетом будут охвачены русские и китайцы? Не говоря уж о евреях.

Телефон зазвонил.

Либерман сделал попытку оттолкнуться от стены - если бы удалось, он бы мог дотянуться до провода, свисающего со столика около дверей, но боль в бедре пронзила и обездвижила его. Он полулежал в крови. Закрыв глаза, он старался набрать в грудь воздуха.

- Отлично. Через пару минут ты умрешь. И, умирая, думай о своих внуках, отправляющихся в газовую печь.

Телефон продолжал звонить.

Может, то Гринспан и Штерн. Звонят выяснить, по­чему он не звонит им. И, не получив ответа, они должны обеспокоиться и явиться сюда, не так ли? Если бы только доберманы еще придержали Менгеле...

Он открыл глаза.

Менгеле сидел, улыбаясь окружавшим его псам - спокойная, уверенная, дружелюбная улыбка. Теперь они уже больше не рычали.

Он позволил векам опуститься на глаза.

Он попытался изгнать из своих мыслей картины газо­вых камер, марширующих армий и вопящих толп. Он подумал, что, скорее всего, Макс, Лили и Эстер смогут и дальше руководить работой Центра. Возмездие должно прийти. И остаться в памяти.


Рычание и лай. Он открыл глаза.

- Нет, нет! - торопливо говорил Менгеле, вжимаясь спиной в угол дивана и вцепившись в подлокотник и спинку, пока доберманы, рыча, надвигались на него. - Нет, нет! Хорошие собачки! Хорошие! Нет, нет, я нику­да не двигаюсь! Нет, нет! Видите, как я спокойно сижу? Хорошие собачки. Хорошие.

Улыбнувшись, Либерман снова прикрыл глаза.

Хорошие собаки.

Гринспан? Штерн? Приходите же...


- Еврейский выродок?

Носовой платок уже и сам держался на ране, присох­нув, так что он держал глаза закрытыми, стараясь не дышать - пусть себе думает - но тут он приподнял правую руку и шевельнул средним пальцем.


Далекий лай. Собаки на задах дома подали голос.

Он открыл глаза.

Менгеле в упор глядел на него. И в его взгляде была та же ненависть, что в тот вечер, давным-давно, хлыну­ла на него из телефонной трубки.

- Что бы ни было, - сказал Менгеле, - я все равно победил. Уиллок был восемнадцатым, кого постигла смерть. Восемнадцать из них потеряли своих отцов, ког­да и он потерял своего, и, по крайней мере, хоть один из восемнадцати достигнет возмужания, как и он, и станет тем, кем был он. И тебе не удастся живьем покинуть эту комнату, чтобы остановить его. Мне, мо­жет, это тоже не удастся, но уж тебе-то и подавно; уж в этом-то я могу тебя заверить.

Шаги на крыльце.

Доберманы рычали, обступив Менгеле.

Либерман и Менгеле, разделенные пространством комнаты, смотрели друг на друга.

Открылась передняя дверь.

Закрылась.

Они смотрели на порог.

Что-то упало в холле. Звякнул металл.

Шаги.

В дверях появился и остановился мальчик - худой, остроносый, темноволосый. Широкая красная полоса пе­ресекала грудь его синей куртки с молнией.

Он посмотрел на Либермана.

Он посмотрел на Менгеле и на собак.

Перевел взгляд на убитого добермана.

Вытаращив светло-голубые глаза, он обводил взгля­дом комнату.

Рукой, затянутой в черную пластиковую перчатку без пальцев, он откинул со лба острый клок волос.

- Вот черт! - воскликнул он.

- Mein... дорогой мой мальчик, - начал Менгеле, с обожанием глядя на него, - мой дорогой, дорогой, до­рогой мальчик. Ты просто не можешь себе представить, как я счастлив, как я рад видеть тебя перед собой, такого красивого, сильного и здорового! Не можешь ли ты ото­звать этих псов? Этих восхитительных и преданных тебе собачек? Они держат меня без движения на месте уже несколько часов, ошибочно решив, что именно я, а не этот грязный еврей, что валяется вон там, пришел сюда обидеть тебя. Так будь любезен, отзови их, да? И я все тебе объясню. - Он нежно улыбался, сидя среди рыча­щих доберманов.

Мальчик, рассмотрев его, медленно повернул голову к Либерману.

Либерман мог только отрицательно покачать головой.

- Не позволяй, чтобы он тебя обманул, - предупре­дил Менгеле. - Он преступник, убийца, ужасный чело­век, который явился сюда, чтобы нанести вред тебе и твоей семье. Отзови этих псов, Бобби. Видишь, я даже знаю, как тебя зовут. Я знаю о тебе все - и то, что ты бывал на Кейп-Код прошлым летом, что у тебя есть кинокамера, что у тебя есть две симпатичные двоюрод­ные сестрички, которых зовут... я старый друг твоих родителей. В сущности, я тот врач, что принимал тебя и привез тебя сюда из-за границы. Я доктор Брейтенбах. Тебе когда-нибудь доводилось слышать обо мне? Я давно уехал отсюда.

Мальчик недоверчиво посмотрел на него.

- Где мой отец? - спросил он.

- Не знаю, - ответил Менгеле. - Я подозреваю, что эта личность с пистолетом, который мне посчастливи­лось выбить у него - собаки, увидев, как мы боремся, пришли к неправильным выводам - я подозреваю, что он мог... - Менгеле печально покачал головой, - рас­правиться с твоим отцом. Только что приехав из-за границы, я позвонил сюда, и он впустил меня в дом, сделав вид, что он ваш друг. Когда он вытащил оружие, мне удалось справиться с ним, но он успел открыть двери и впустить собак. Отзови их, и мы поищем твоего отца. Может, он только лежит где-то связанным. Бедный Генри! Но давай будем надеяться на лучшее. Хорошо, что тут не было твоей матери. Она все еще преподает в школе в Ланкастере?

Мальчик не сводил глаз с мертвого добермана.

Либерман шевельнул пальцами, пытаясь привлечь его внимание.

Мальчик перевел глаза на Менгеле.

- Кетчуп! - сказал он, и доберманы, прыгая, поспе­шили к нему: двое расположились по одну сторону от мальчика, а одна собака - по другую. Руками он кос­нулся их длинных вытянутых голов, отливавших воро­неным блеском шерсти.

- Кетчуп! - радостно воскликнул Менгеле; спустив ноги с дивана, он принял сидячее положение и начал растирать плечо. - Да и за тысячу лет я бы не дога­дался сказать «кетчуп». - Поднимаясь и растирая бедро, он улыбнулся. - Я говорил им «вон», я говорил им и «прочь», и «идите», я называл их друзьями, но мне и в голову не пришло сказать «кетчуп»!

Мальчик, нахмурившись, стягивал перчатки.

- Мы... нам бы лучше позвонить в полицию, - сказал он. Темный клок волос упал ему лоб.

Менгеле уже сидел, уставившись на него.

- До чего ты восхитителен! - сказал он. - Я так... - Моргнув, он сглотнул комок в горле, продолжая улыбаться. - Да, - сказал он, - мы, конечно же, должны позвонить в полицию. Сделай мне одолжение, mein... Бобби, дорогой. Забери собак, сходи на кухню и принеси стакан воды. Может, ты сможешь найти что-ни­будь и поесть для меня. - Он встал. - Я позвоню в полицию, а потом поищу твоего отца.

Мальчик засунул перчатки в карман куртки.

- Это ваша машина стоит спереди у дома? – спросил он.

- Да, - сказал Менгеле. - А его в гараже. Во всяком случае, я так предполагаю. Или это ваши? Се­мейные?

Мальчик скептически посмотрел на него.

- На той, что перед домом, на бампере есть наклейка, что, мол, Израиль отвечает за всех евреев. А вы сказали, что еврей - он.

- Таков он и есть, - сказал Менгеле. - Во всяком случае, он смахивает на него. - Он улыбнулся. - В такой ситуации трудно подобрать слова. Будь добр, при­неси мне воды, а я позвоню в полицию.

Мальчик откашлялся.

- Можете ли вы снова сесть? - осведомился он. - А я прикажу им постоять рядом.

- Бобби, дорогой...

- Маринад! - резко сказал Мальчик и доберманы с рычанием ринулись к Менгеле. Он опрокинулся на ди­ван, закрывая предплечьями лицо.

- Кетчуп! - закричал он. - Кетчуп! Кетчуп! - Но доберманы с рычанием обступили его.

Мальчик вошел в комнату, расстегивая молнию на куртке.

- Вас они слушаться не будут, - сказал он, повора­чиваясь к Либерману и откидывая со лба клок темных волос.

Либерман смотрел на него.

- Он обвел вас вокруг пальца, не так ли? - сказал мальчик. - Пистолет был у него, и в дом впустил вас он.

- Нет! - вскричал Менгеле.

Либерман кивнул.

- Вы не можете говорить?

Он покачал головой, кивком показав на телефон.

Мальчик кивнул и повернулся к аппарату.

- Этот человек - твой враг! - закричал Менгеле. - Клянусь Господом Богом, что так и есть!

- Вы думали, что я задержусь в школе? - подойдя к столу, мальчик подтянул к себе телефон.

- Не надо! - попытался перехватить его Менгеле. Доберманы ринулись к нему, и он остался в том же положении. - Пожалуйста! Прошу тебя! Ради тебя же самого, не ради меня! Я твой друг! Я приехал сюда помочь тебе! Выслушай меня, Бобби! Только одну мину­ту!

Мальчик повернулся лицом к нему, держа в руке телефонную трубку.

- Пожалуйста! Я все объясню. Ты узнаешь правду! Да, я в самом деле врал, да! Оружие принадлежало мне. Чтобы помочь тебе! Прошу тебя! Послушай меня только одну минуту! И ты будешь благодарен мне, клянусь, что будешь! Одну минуту!

Мальчик продолжал глядеть на него, но сейчас он опустил трубку, не выпуская ее из рук.

Либерман с отчаянием приподнял голову.

- Звони! - попытался сказать он, но из груди вы­рвался лишь слабый шепот.

- Благодарю тебя, - сказал Менгеле. - Благода­рю. - Он откинулся на спинку дивана, растерянно улы­баясь. - Я должен был бы понять - ты слишком умен, чтобы тебя можно было обмануть. Пожалуйста... - гля­нув на доберманов, он перевел взгляд на мальчика, - отзови их. Я не сдвинусь с места.

Мальчик стоял у стола, глядя на него.

- Кетчуп, - сказал он; повернувшись, доберманы подошли к нему. На этот раз все трое стояли по одну сторону от него, ближе к Либерману, повернув морды в сторону Менгеле.

Покачав головой, тот провел по седоватому ежику волос.

- Это так... так не просто, - опустив руку, он обеспокоенно посмотрел на мальчика.

- Ну? - настоятельно спросил тот.

- Ты в самом деле умен, не так ли? - сказал Мен­геле.

Мальчик стоял, молча глядя на него и поглаживая голову стоящего рядом добермана.

- Хотя в школе дела у тебя не очень хороши, - сказал Менгеле. - Маленьким ты учился куда лучше, но не сейчас. Потому что ты слишком умен... - подняв руку, он ткнул пальцем в макушку, - и умеешь думать своей головой. И ты видишь, что порой ты куда умнее учителей, верно?

Теперь мальчик, сдвинув брови и облизывая губы, смотрел на мертвого добермана. Он перевел взгляд на Либермана.

Либерман показал пальцем на телефон.

Менгеле склонился в сторону мальчика.

- Если я искренен с тобой, - сказал он, - то и ты должен быть правдив со мной! Разве ты не умнее учителей?

Глянув на него, мальчик пожал плечами.

- Кроме одного из них, - сказал он.

- И у тебя есть великие замыслы, так?

Мальчик кивнул.

- Стать большим художником или архитектором.

Мальчик отрицательно покачал головой.

- Снимать кино.

- Ах да, конечно, - Менгеле улыбнулся. - Быть великим кинорежиссером. - Теперь из его взгляда, устремленного на мальчика, исчезла улыбка. - И ты вечно спорил из-за этого со своим отцом, - сказал он. - Глупый старый болван с ограниченным кругозором. Ты презирал его, и у тебя были на то весомые причины.

Мальчик продолжал смотреть на него.

- Видишь, - сказал Менгеле, - как я хорошо знаю тебя. Лучше, чем кто-либо другой на земле.

В глазах у мальчика появилось встревоженное выра­жение и он спросил:

- Кто вы?

- Доктор, который принимал тебя при появлении на свет. Это чистая правда. Но я не старый друг твоих родителей. По сути, я никогда не встречался с ними. Мы незнакомы.

Мальчик склонил голову, словно бы для того, чтобы лучше слышать.

- Ты понимаешь, что это значит? - спросил его Менгеле. - Человек, которого ты считал своим отцом, - он покачал головой, - на самом деле - не твой отец. То же и твоя мать - хотя ты любишь ее и она любит тебя. Они усыновили тебя. И организовал эту адаптацию я. Через посредников. Помощников.

Мальчик не сводил с него глаз.

Либерман беспомощно посмотрел на него.

- Эти ошеломляющие новости так неожиданно обру­шились на тебя, - сказал Менгеле, - но, может быть... они не так уж и неприятны? Разве ты никогда не чувст­вовал, что ты выше всех, кто тебя окружает? Словно король среди своих поданных?

Мальчик подтянулся и пожал плечами.

- Порой я чувствовал... что чем-то отличаюсь от всех остальных.

- Ты и в самом деле отличаешься, - сказал Менге­ле. - Ты бесконечно далек от них и бесконечно выше. Ты...

- Кто мои настоящие родители? - спросил мальчик.

Задумчиво посмотрев на свои руки, Менгеле сложил их и снова поднял глаза на мальчика.

- Для тебя было бы лучше, - сказал он, - пока не знать об этом. Когда ты станешь несколько старше, возмужаешь, то узнаешь. Но вот что я могу сказать тебе уже сейчас, Бобби: в твоих жилах течет самая благород­ная кровь в мире. То, что ты унаследовал - я говорю не о деньгах, а о характере и способностях - не срав­нимо ни с чем. И с этой помощью ты воплотишь в жизнь свои стремления, которые в тысячу раз величественнее, чем то, о чем ты сейчас мечтаешь. И ты сможешь удовлетворить их! Но только - а ты должен помнить, как хорошо я знаю тебя и поверить моим словам - только если ты выйдешь отсюда вместе с собаками и дашь мне сделать то... то, что я должен сделать.

Мальчик продолжал стоять, глядя на него.

- Для твоего же блага, - сказал Менгеле. - Для твоего же благополучия, которое является моей сокро­венной целью. И ты должен в это верить. Я всю жизнь посвятил тебе и твоему благополучию.

- Кто мои настоящие родители? - повторил мальчик.

Менгеле покачал головой.

- Я хочу знать.

- В этом плане ты должен положиться на мои слова: в соответствующее время ты...

- Маринад! - зарычав, собаки двинулись на Менгеле. Он откинулся назад, прикрывая лицо локтями. Доберманы сгрудились вокруг него, рыча Менгеле прямо в лицо.

- Говорите, - сказал мальчик. - И немедленно. Или же я... скажу им кое-что еще. Я знаю слово. И если захочу, то смогу заставить их убить вас.

Из-за растопыренных пальцев Менгеле смотрел на мальчика.

- Кто мои родители? - настойчиво повторил он. - Считаю до трех. Раз...

- У тебя их вообще нет! - сказал Менгеле.

- Два...

- Это так! Ты рожден от клетки величайшего из существовавших на земле людей. Ты возрожден! Ты - это он, в новом круге своего существования. А этот еврей - его заклятый враг. И твой!

Мальчик повернулся к Либерману, и в его голубых глазах было изумление.

Либерман с трудом приподнял руку и, описав пальцем круг около виска, показал на Менгеле.

- Нет! - закричал Менгеле, когда мальчик повер­нулся к нему. Доберманы встрепенулись, издавая глухое горловое рычание. - Я не сумасшедший! Как бы ты ни был умен, есть вещи, которых ты не знаешь о науке и микробиологии! Ты живое воплощение, дубликат вели­чайшего человека всех времен! А он, - его выкативши­еся из орбит глаза уставились на Либермана, - явился сюда, чтобы убить тебя. А я - чтобы защитить!

- Кто? - потребовал ответа мальчик. - Кто я? Что это за великий человек?

Менгеле смотрел на него поверх голов рычащих до­берманов.

- Раз... - сказал мальчик.

- Адольф Гитлер; тебе внушали, что он воплощение зла, - сказал Менгеле, - но когда ты подрастешь и увидишь, что мир затоплен черными и семитами, славя­нами, азиатами и латинянами, а твоей собственной арийской расе угрожает исчезновение - спасти от кото­рого ты и предназначен ее! - ты убедишься, что он был лучшим, прекраснейшим и мудрейшим представителем человечества! Ты воплотишь в жизнь все его заветы, полный благодарности мне за то, что я создал тебя. Он сам благословил меня на эту попытку!

- Знаете что? - сказал мальчик. - Вы самый боль­шой псих, которого я когда-либо видел. Самый сума­сшедший, самый свихнутый...

- Я говорю тебе сущую правду! - торопливо прервал его Менгеле. - Вся его мощь в тебе или возникнет, когда для нее придет время. А теперь сделай, что я тебе говорю. Дай мне спасти и защитить тебя. У тебя есть цель, которую ты предназначен претворить. Высочайшая из всех мыслимых цель.

Мальчик, потирая лоб, смотрел в пол.

- Горчица, - сказал он.

Псы рванулись вперед; Менгеле с воплем отлетел в сторону от удара их тел.

Либерман посмотрел на то, что открывалось его гла­зам и зажмурился. Снова открыл глаза.

И посмотрел на мальчика.

Мальчик стоял на месте, засунув руки в карманы курточки с красной полосой. Оттолкнувшись от стола, он неторопливо подошел к дивану и остановился, глядя на то, что простиралось у его ног. Сморщил нос.

- Брр! - сказал он.

Либерман посмотрел на мальчика и на свору добер­манов, таскавших тело Менгеле по полу.

На глаза ему попалась его кровоточившая левая рука, теперь вся сплошь залитая кровью.

Он слышал только рычание, сопение, какие-то влаж­ные звуки и хруст.

Спустя какое-то время мальчик отошел от дивана, по-прежнему держа руки в карманах. Он остановился над мертвой собакой, легонько трогая ее тело носком кроссовки. Глянув на Либермана, он полуобернулся и посмотрел из-за спины.

- Вон, - сказал он. Двое из доберманов приподняли головы и направились к нему, длинными языками обли­зывая окровавленные пасти.

- Вон! - повторил мальчик. И третий доберман приподнял голову.

Один из низ обнюхивал тело мертвого товарища.

Другой пес, пройдя мимо Либермана, толкнул носом дверь рядом с ним и вышел.

Подойдя, мальчик остановился рядом с вытянутыми ногами Либермана, глядя на него сверху вниз, косая челка свешивалась ему на лоб.

Либерман мог только поднять к нему глаза. И движе­нием ресниц показал на телефон.

Мальчик вынул руки из карманов и присел на кор­точки; упираясь локтями в бедра, обтянутые коричневы­ми джинсами, он свободно свесил кисти. Каемки грязи под ногтями.

Либерман смотрел на худое мальчишеское лицо: ост­рый нос, клок волос на лбу, уставившиеся на него свет­ло-голубые глаза.

- Я думаю, что вы скоро умрете, - сказал маль­чик, - если кто-нибудь не придет к вам на помощь, чтобы отвезти в больницу. - Его дыхание пахло жева­тельной резинкой.

Либерман кивнул.

- Я могу снова выйти из дома, - сказал мальчик. - Прихватив с собой все книжки. И вернуться попозже. Скажу, что я был... просто гулял где-то. Порой я так и делаю. А моей матери не будет дома до двадцати минут пятого. Ручаюсь, что к тому времени вы уже умрете.

Либерман молча смотрел на него. Еще один доберман покинул комнату.

- Если я останусь и позвоню в полицию, - сказал мальчик, - вы расскажете им, что я сделал?

Собравшись, с силами, Либерман отрицательно пока­чал головой.

- Никогда?

Он сделал утвердительное движение головой.

- Обещаете?

Он кивнул.

Мальчик взял его за руку.

Либерман опустил на нее глаза.

Потом посмотрел на мальчика, который не спускал с него глаз.

- Если вы согласны, вы можете сжать мне руку, - сказал мальчик.

Либерман видел перед собой его пальцы.

Бесполезно, сказал он себе. Так и так тебе придется умереть. Что за врачи могут быть в такой дыре?

- Ну?

А, может быть, есть в самом деле загробная жизнь. Может, его ждет Ханна. Мама, папа, девочки...

Не обманывай себя.

Он чуть приподнял руку.

Сжал кисть мальчика. Чуть-чуть, еле заметно, на большее у него не было сил.

- Он в самом деле был психом, - сказал мальчик и встал.

Либерман смотрел на его руки.

- Убирайся! - гаркнул мальчик на добермана, ко­торый все не мог оторваться от тела Менгеле.

Пес отпрянул и с окровавленной мордой пролетел мимо Либермана, выскакивая из комнаты.

Мальчик подошел к телефону.

Либерман закрыл глаза.

И тут только он все припомнил. И снова открыл их.

Когда мальчик уже готов был снять трубку, он кивнул ему.

Тот склонился над ним.

- Воды? - спросил он.

Либерман покачал головой, давая ему понять, чтобы тот наклонился к нему.

Мальчик снова присел на корточки рядом.

- Есть список, - шепнул Либерман.

- Что? - мальчик приблизил к нему ухо.

- Есть список, - постарался чуть погромче сказать он.

- Список?

- Посмотри, сможешь ли ты найти его. Может быть, в его пальто. Список имен.

Он проводил глазами мальчика, вышедшего в холл.

Мой помощник Гитлер.

Он продолжал держать глаза открытыми.

Взгляд его упал на Менгеле, лежащего на полу перед диваном. На том месте, где было его лицо, осталась мешанина белого и красного. Кости и кровь.

Хорошо.

Чуть спустя вернулся мальчик, который двигался, уставясь в бумаги.

Он еле приподнялся.

- Тут и мой отец есть, - сказал мальчик.

Он подтянулся чуть повыше.

Мальчик смущенно взглянул на него и положил бу­маги рядом с его рукой.

- Я забыл. Лучше пойду поищу его.

Пять или шесть машинописных листов. Имена, адре­са, даты. Без очков трудно читать, все расплывается. «Дюрнинг» - вычеркнуто. «Хорве» - тоже вычеркнуто. На других страницах вычеркиваний нет.

Он сложил бумаги, прижимая их к полу, и засунул во внутренний карман.

Теперь можно закрыть глаза.

Но постарайся остаться в живых. Еще не кончено.

Отдаленный лай.

Я нашел его.


***

На него смотрел светлобородый Гринспан. Шепотом он обратился к нему.

- Но он мертв. Мы не сможем допросить его.

- Все в порядке. Список у меня.

- Что?

Курчавые светлые волосы, к которым пришпилена вышитая кипа.

- Все в порядке, - собрав все силы, повторил он. - Список у меня. Всех отцов.

Он чуть приподнялся и - ох! - бессильно рухнул.

Он на носилках. Его несут. Дверной молоток в виде собачьей головы, дневной свет, синее небо.

Он слышит чье-то бормотание, видит поддерживаю­щую носилки мальчишескую руку и устремленные на него блестящие глаза. А под ними острый нос.

Глава восьмая

Как выяснилось, тут были достаточно хорошие врачи; во всяком случае, достаточно тол­ковые, чтобы наложить ему ши­ну на руку, подсоединить ка­пельницы и забинтовать его с головы до ног - и спереди, и сзади, сверху и внизу.

В субботу он пришел в себя в реанимационном отделении главной больницы Ланкастера. Всю пятницу он был без созна­ния.

- С вами все будет в полном порядке, - сказал ему тол­стенький врач-индус. - Одна пуля прошла через «средостение», - демонстрируя, док­тор коснулся своего белоснежного халата. - Она расще­пила ребро, нанесла ранение левому легкому и какому- то нерву, управляющему гортанью, вот настолько пройдя от аорты. Другая пуля попала в область брюш­ного пресса и застряла в его мышцах, следующая раз­дробила кость и разорвала мышцы левой руки. Еще одна только царапнула ребро справа.

Застрявшая пуля была извлечена, и все раны зашиты. Голос он сможет подать через неделю, дней десять, а через две недели - передвигаться на костылях. О про­исшедшем было сообщено в австрийское посольство, хо­тя, - тут доктор улыбнулся, - в том не было необходимости. Из-за газет и телевидения. Детективы рвутся поговорить с ним, но им, конечно, придется подождать.

Дана, склонившись к нему, покрывала его поцелуя­ми; она стояла рядом, сжимая его правую руку и улы­баясь. Какой сегодня день? Под глазами ее были круги, но все равно она была обаятельна.

- Неужели ты не мог заниматься этими делами в Австрии? - спросила она его.

Когда его перевели в палату интенсивной терапии, и он мог сесть, первым делом он написал несколько слов: «Где все мои вещи?»

- Вам доставят все, что было в вашем номере, - с улыбкой заверила его медсестра.

«Когда?»

- В четверг или в пятницу, скорее всего.

Дана прочитала ему заметки из газет. Менгеле был опознан как Рамон Ашхейм-и-Негрин, поданный Пара­гвая. Он убил Уиллока, ранил Либермана и был разорван собаками Уиллока. Сын Уиллока, тринадцатилетний Ро­берт, придя домой из школы, сразу же вызвал полицию. Пять человек, которые явились сразу же после полиции, представились, как члены лиги «Молодых Еврейских Защитников» и друзья Либермана; они сказали, что договорились встретиться с ним здесь и проводить его до Вашингтона. Они высказали мнение, что Ашхейм-и-Негрин был нацистом, но никоим образом не могли объяс­нить присутствие его или Либермана в доме Уиллока или причину убийства Уиллока. Полиция предполагает, что Либерман, если и когда он оправится, сможет пролить свет на это таинственное дело.

- Сможешь? - спросила Дана.

Он еле заметно склонил голову, попытавшись изобра­зить непослушными губами «может быть».

- Когда ты успел подружиться с «Молодыми Защит­никами»?

«На прошлой неделе».

Медсестра сказала Дане: ей что-то принесли.

Вошел доктор Чаван, изучая историю болезни Либер­мана, приподнял его подбородок и внимательно рассмотрел больного, после чего сказал, что главное для него сейчас - это хорошо побриться.

Вернулась Дана, сгибаясь под тяжестью чемодана Ли­бермана.

- Легок на помине, - сказала она, ставя его на пол.

Груз доставил Гринспан. Он явился за своей маши­ной, которую полиция было отказалась ему вернуть после встречи у Уиллоков. Он передал через Дану по­слание для Либермана: «Во-первых, все в порядке, а, во-вторых, рабби Горин будет звонить нам, как только сможет. У него самого проблемы. Читайте газеты».

У него болело все тело. Поспать бы.

Его перевели в прекрасную палату с полосатыми пор­тьерами и телевизором у стены; рядом с кроватью на стуле разместился его портфель. Едва только получив возможность садиться, он открыл ящичек ночного сто­лика. Список был там вместе со всеми остальными ве­щами. Надев очки, он стал просматривать имена. Номе­ра от первого до семнадцатого были вычеркнуты. Как и Уиллок. Рядом с его именем стояла дата - 19 февраля.

Пришел парикмахер, который выбрил его.

Он уже мог говорить хриплым шепотом, но не хотел. Что ему было на руку: у него оставалось время подумать.

Дана писала ему записки. Он читал «Филадельфия Инкуайрер» и «Нью-Йорк таймс», смотрел новости по телевизору с дистанционным управлением. О Горине ничего не было. Киссинджер в Иерусалиме встретился с Рабином. Преступность, безработица.

- Тебя что-то беспокоит, папа?

- Ничего.

- Не разговаривай.

- Ты же спросила.

- Не говори! Пиши! Для этого тебе и дан блокнот!

«НИЧЕГО».

Порой она бывала жутко занудной.

Приносили цветы в сопровождении визитных карто­чек и открыток: от друзей, спонсоров, от лекционного бюро, от женской общины местной синагоги. Письмо от Клауса, который получил адрес больницы от Макса: «Как только сможете, напишите, пожалуйста. Нет необходимости уточнять, что и мы с Леной и Нюренбергер очень хотим узнать больше того, что написано в газе­тах».

На другой день, как ему разрешили наконец разгова­ривать, на встречу с ним явился некий детектив Барн­харт, высокий, рыжий, молодой человек, вежливый и спокойный. Либерману, к сожалению, не удалось про­лить света; никогда раньше он не встречал Рамона Ашхейма-и-Негрина вплоть до того дня, как этот человек стал стрелять в него. Он даже имени его никогда раньше не слышал. Да, миссис Уиллок права: он действительно звонил день назад и предупредил Уиллока, что могут явиться нацисты убить его. Звонок явился результатом намека, который пришел к нему из не очень надежного источника в Южной Америке. Я приехал повидаться с Уиллоком, в надежде выяснить, что на самом деле стоит за всем этим; открыл ему двери Ашхейм, который потом стал стрелять в него. Ему удалось впустить собак в дом. И собаки набросились на Ашхейма, убив его.

- Парагвайское правительство утверждает, что его паспорт фальшивка. Они даже не знают, кто он такой.

- У них нет его отпечатков пальцев?

- Нет, сэр, не имеется. Но кем бы он ни был, похо­же, что ждал он именно вас, а не Уиллока. Видите ли, тот погиб незадолго до того, как вы туда успели при­ехать. Вы, должно быть, явились примерно в половине третьего, так?

Подумав, Либерман кивнул.

- Да, - согласился он.

- А Уиллок был убит между полуднем и часом дня. Так что «Ашхейм» еще около двух часов ждал вашего появления. Этот полученный вами намек смахивает на ловушку, сэр. Уиллок не имел ничего общего с тем типом людей, которых вы выслеживали, в чем мы не сомневаемся. Так что в будущем вам надо быть осторож­нее с такими намеками, если вы позволите мне так выразиться.

- Конечно же, позволяю. Отличный совет. Благода­рю вас. «Быть осторожнее». Да.

Вечером в сводке новостей был упомянут и Горин. С 1973 года он находился под условным освобождением, ибо был приговорен к трем годам заключения, но отло­женным - за тайную подготовку бомб, в чем признал себя виновным; а ныне федеральное правительство по­пыталось отменить условное освобождение на основании того, что он снова участвовал в заговоре, на этот раз с целью похищения русского дипломата. Судья назначил слушание его дела на 26-е февраля. Решение не в пользу Горина могло означать, что ему придется на год вернуть­ся в тюрьму. Да, у него в самом деле были проблемы.

Как и у Либермана. Оставаясь в одиночестве, он изучал список. Пять тонких листиков, напечатанных через один интервал. Девяносто четыре фамилии. Он сидел, глядя в стену, покачивая головой и вздыхая. Сложив лист в несколько раз, он спрятал его в паспорте.

Он написал письма Клаусу и Максу, в которых не сообщал ничего особенного. Он уже начал говорить по телефону, хотя по-прежнему хрипел и не мог говорить полным голосом.

Дана должна была возвращаться домой. Она догово­рилась об оплате счета из больницы. Марвину Фарбу и прочим придется взять на себя эти заботы, а когда он вернется в Австрию и получит страховку, то расплатится с ними.

- Не забудь копию счета, - предупредила она его. - И не пытайся скорее вставать на ноги. И чтобы ты не смел покидать больницу, пока врачи не разрешат.

- Не буду, не буду, не буду.

После ее отъезда он спохватился, что даже не поин­тересовался, как у нее дела с Гарри, и очень расстроил­ся. Тот еще отец.

На костылях он ковылял взад и вперед по коридору, что было нелегко, поскольку одна рука еще была в шинах. Он уже успел познакомиться с некоторыми дру­гими пациентами.

Позвонил Горин.

- Яков? Как вы там?

- Все в порядке, спасибо. Через неделю выхожу. Как вы?

- Горю, но не сгораю. Вы знаете, что со мной соби­раются делать?

- Да, просто позор.

- Мы пытаемся добиться отсрочки, но похоже, не получится. Они просто из кожи лезут, чтобы прихватить меня. Так что мне приходится играть в конспирацию. Ну, люди. Слушайте, что происходит. Я звоню из будки, так что вокруг все спокойно.

На идише он ему сказал:

- Нам лучше говорить на идише. Убийств больше не будет. Все их люди отозваны.

- Вот как!

- А тот, что стрелял в меня, тот, до кого добрались собаки, он был... Ангелом. Вы понимаете, кого я имею в виду?

Молчание.

- Вы уверены?

- Более чем. Мы говорили с ним.

- О, Господи! Слава Богу! Слава Богу! Собаки слиш­ком милостивы к нему. И вы молчите? Я бы созвал самую большую пресс-конференцию в истории!

- А что мне отвечать, когда услышу вопрос - а что он тут делал? Парагвайский паспорт раздобыть не про­блема - но ему? И если я не смогу ответить, за дело возьмется ФБР. Стоит ли? Выяснят ли они? Я еще не знаю.

- Нет, нет, конечно, вы правы. Но... знать и не иметь возможности рассказать. Вы приедете в Нью- Йорк?

- Да.

- Когда вы будете? Я свяжусь с вами.

Он дал ему номер Фарбов.

- Фил сказал, что у вас есть список.

Либерман сморщился.

- Откуда он узнал?

- Вы сказали ему.

- Я сказал? Когда?

- Там, в доме. Припоминаете?

- Да. Я сидел и смотрел на него. Это проблема, рабби.

- Вот вы мне о ней и расскажете. А пока держите его при себе. Скоро увидимся. Шалом.

- Шалом.

Он переговорил с несколькими репортерами и ребята­ми из колледжа. И все время отмерял шаги по коридору, опираясь на костыли.

Как-то днем к нему подошла высокая стройная шатен­ка в красной блузке с портфелем и спросила:

- Вы мистер Либерман?

- Да.

Она улыбнулась ему; на скулах веснушки, прекрас­ные белые зубы.

- Могу ли я переговорить с вами несколько минут? Я миссис Уиллок. Миссис Хенк Уиллок.

Он глянул на нее.

- Да, конечно.

Они вошли в его палату. Она села на один из стульев, положив портфельчик на колени, а он прислонил косты­ли к кровати и сел на другой стул.

- Примите мои соболезнования, - сказал он.

Она кивнула, не отрывая глаз от портфеля и погла­живая его пальцами с ярко-красными ногтями. Потом посмотрела на него.

- Полиция сказала мне, - начала она, - этот че­ловек явился, чтобы поймать вас, а не для того, чтобы убивать Хенка. Он не интересовался ни им, ни нами; его интересовали только вы.

Либерман кивнул.

- Но ожидая вас, - сказала она, - этот человек внимательно проглядывал наш альбом со снимками. Он оказался на полу там, где вы... - Она зябко повела плечами, не спуская взгляда с Либермана.

- Может быть, - предположил тот, - его просмат­ривал ваш муж. До того, как появился этот человек.

Она покачала головой, скорбно опустив уголки рта.

- Он никогда не заглядывал в него, - сказала она. - Это я собирала снимки. Только я подбирала их в альбо­ме и придумывала подписи. И тот человек просматривал его.

- Может, он хотел всего лишь убить время, - пред­положил Либерман.

Миссис Уиллок промолчала, осматривая палату: руки ее все так же были сложены на портфеле.

- Наш сын приемный, - сказала она. - Мой сын. Он этого не знает. Мы договорились, что не расскажем ему. Соглашением было обговорено, что мы ему ничего не расскажем. А прошлой ночью он спросил меня... В первый раз он заговорил на эту тему. - Она посмотрела на Либермана. - Вы ему что-то сказали в тот день, отчего ему в голову могла прийти такая идея?

- Я? - он отрицательно покачал головой. - Нет. Откуда мне было знать об этом?

- Мне было показалось, что тут есть какая-то связь, - сказала она. - Женщина, которая помогала нам получить ребенка, была немкой. Ашхейм - это немецкая фамилия. Звонил и спрашивал Бобби человек с немецким акцентом. А я знаю, что вы... против не­мцев.

- Против нацистов, - поправил ее Либерман. - Нет, миссис Уиллок, я не имел представления, что он усыновлен и я даже не успел с ним поговорить, когда он вошел. Как вы слышите, я даже сейчас еще не могу нормально разговаривать. Может, к нему пришли такие мысли из-за потери отца.

Она вздохнула и кивнула.

- Может быть, - согласилась она и улыбнулась ему. - Простите, что побеспокоила вас. Меня беспоко­ило, что... что эта история могла иметь отношение к Бобби.

- Все в порядке, - сказал он. - Я рад, что вы навестили меня. Я собирался позвонить вам до отъезда и выразить вам свое соболезнование.

- А вы видели эту ленту? - спросила она. - Нет, думаю, что вам не довелось. Просто удивительно, как все это получилось, не так ли? Когда эта беда обернулась пользой. Весь этот ужас: Хенк мертв, вы тяжело ранены, тот человек... и еще собаки. Нам пришлось их усыпить, вы знаете? А Бобби удалось использовать свой шанс.

- Свой шанс? - не понял Либерман.

Миссис Уиллок кивнула. - Кинокомпания купила плен­ку, которую ему удалось заснять в тот день и показывала ее - как вас вносят в «Скорую помощь», собаки с окровав­ленными мордами, как выносят тело этого человека и Хенка... и как толпятся Си-Би-Эс, с нашей студии и со всех прочих телестанций по всей стране, как идет съемка, кото­рую на следующий день показали в Утренних Новостях с Хьюго Раддом. Вы были крупным планом в кадре, когда вас вносили в машину «Скорой помощи». Такая возможность редко предоставляется мальчику в возрасте Бобби. Не толь­ко с точки зрения будущих контактов, но и для самоутвер­ждения. Он хочет стать кинорежиссером.

Посмотрев на нее, Либерман кивнул:

- Думаю, он им станет.

- Я думаю, что он полностью использует свои воз­можности, - сказала она, вставая, и на губах у нее мелькнула гордая улыбка. - Он очень талантлив.

Фарбы приехали за ним в пятницу, 28 февраля, упакова­ли вещи Либермана, после чего он вместе со своим чемода­ном, портфелем и костылями оказался в их новом «линколь­не». Марвин Фарб вручил ему копию больничного счета.

Gott im Himmel!

***

Сэнди, девушка из офиса рабби Горина, позвонила и пригласила его на ленч во вторник, в 11 часов утра. Это будет прощание.

Он улетал 13-го. С ним?

- С кем? - осведомился он.

- С рабби. Разве вы не слышали?

- Апелляция отклонена?

- Он отказался ее подавать. Он хочет пройти уготов­ленный ему путь.

- О, Господи! Как жаль. Да, конечно, я буду.

Она дала ему адрес: у «Смилстейна», в ресторане на Канал-стрит.

«Таймс» изложила эту историю в колонке на разво­роте, которую он пропустил. Решив не оспаривать обвинение в новом заговоре, Горин счел за лучшее принять решение судьи, отменяющее его условное освобождение. 16-го марта ему надлежало явиться для отбытия наказа­ния в федеральную тюрьму Пенсильвании.

- М-да. - Либерман покачал головой.

Во вторник, 11-го, он, опираясь на палочку, нетороп­ливо поднялся по лестнице в ресторан Смилстейна. Сту­пеньку за ступенькой, придерживаясь за перила. Убий­ство.

На верхней площадке лестницы, куда он добрался, задыхаясь и обливаясь потом, он обнаружил большой зал с холлом, зеленым куполом над площадкой для оркест­ра; в зале была масса ненакрытых столов и ряды склад­ных стульев, а за столиком в самом центре мужчина диктовал меню, которое записывал склонившийся к не­му официант. Горин, сидящий во главе стола, увидев его, отбросил в сторону меню и салфетку с колен, вско­чил и подбежал к нему. Он был оживлен и весел, словно борьба принесла ему победу.

- Яков! Как я рад видеть вас! - пожав ему руку, он подхватил Либермана под локоть. - Выглядите вы пре­красно! О, черт, я и забыл о лестнице!

- Все в порядке, - сказал Либерман, восстанавливая дыхание.

- Отнюдь, с моей стороны это было просто глупо. Я должен был бы выбрать какое-нибудь другое место, - они подошли к столу: впереди Горин, а сзади Либерман, опирающийся на палочку. - Руководители наших отде­лений, - представил Горин. - И еще Фил и Пол. Когда вы отбываете, Яков?

- Послезавтра. Мне очень жаль, что вы...

- Забудьте, забудьте. Я буду там в хорошей компа­нии - почти весь мозговой трест Никсона. Самое под­ходящее место для заговорщиков. Джентльмены, это Яков. А это Дан, Стиг, Арни...

За столом сидели пять или шесть человек, не считая Фила Гринспана и Пола Штерна.

- Вы выглядите куда лучше, чем в последний раз, когда я вас видел, - широко улыбаясь, сказал Гринспан.

Либерман, садясь на стул напротив него, сказал: - Слушайте, а я даже не помню вас в тот день.

- Еще бы, - согласился Гринспан. - Одной ногой вы были уже на том свете.

- Там оказались прекрасные врачи, - сказал Либер­ман. - Мне оставалось только удивляться их мастерст­ву. - Он пододвинул свой стул поближе к человеку, сидящему справа от него, прислонил палочку к столу и взял меню.

- Официант, - сказал Горин слева от него, - сооб­щил, что мясо в горшочках нет. Вы любите утку? Ее тут готовят просто потрясающе.

Прощание было окрашено грустью. Пока они ели, Горин говорил о порядке в руководстве, что предстоит сделать Гринспану для поддержания связей, пока он будет в тюрьме. Предлагались ответные меры возмездия, звучали грубоватые шуточки. Либерман постарался рас­сеять атмосферу, рассказав забавную историю о Киссин­джере, поведанную ему Марвином, которая, скорее все­го, была правдой, но она не помогла.

Когда официант убрал посуду со стола и спустился вниз, оставив их за кофе, Горин положил руки на стол, сплел пальцы и серьезно обвел взглядом присутствую­щих.

- Стоящая перед нами проблема - последняя из тех, что предстоит нам разрешить, - сказал он, не отводя глаз от Либермана. - Так, Яков?

Либерман, глядя на него, только кивнул.

Горин внимательно пригляделся к Гринспану со Штерном и к каждому из руководителей отделений.

- Существуют девяносто четыре мальчика, - сказал он, - в возрасте тринадцати лет, некоторым из которых еще меньше, которые должны быть убиты до того, как они подрастут. Нет, - с напором сказал он, - я не шучу. Видит Бог, как бы я хотел, чтобы это было именно так. Некоторые из них живут в Англии - это для тебя, Раф; некоторые в Скандинавии, Стиг; часть тут, в Шта­тах, часть в Канаде и Германии. Я не знаю, как мы доберемся до них, но мы должны и мы это сделаем. Яков объяснит вам, кто они такие и кем они... должны стать.

Откинувшись на спинку кресла, он сделал жест Ли­берману. - Только самую суть, - сказал он. - Не стоит вдаваться в детали. - И обращаясь ко всем остальным:

- Я ручаюсь за каждое слово, что он вам скажет, как ручаются и Фил с Полом; они своими глазами видели одного из них. Излагайте, Яков.

Либерман продолжил внимательно рассматривать ло­жечку чашки с кофе.

- Вам слово, - повторил Горин.

Подняв на него глаза, Либерман хрипло сказал:

- Можем ли мы пару минут поговорить с вами с глазу на глаз? - Он откашлялся.

Горин было вопросительно глянул на него, а потом в его глазах блеснуло понимание. С силой выдохнув через нос, он улыбнулся.

- Конечно, - сказал он, вставая.

Взяв тросточку, Либерман ухватился за край стола и тяжело поднялся с места. Прихрамывая, он сделал шаг, а Горин, положив руку ему на плечо, пошел, принорав­ливаясь, рядом, мягко обращаясь к нему:

- Я знаю, что вы собираетесь сказать. - Они отошли в сторону к возвышению для оркестра под зеленым бал­дахином.

- Я знаю, что вы собираетесь сказать, Яков.

- А вот я еще нет, так что могу только порадоваться за вас.

- Хорошо, могу и сам сказать за вас. «Мы не должны этого делать. Мы должны дать им шанс. Даже те, кто уже потерял своих отцов, могут вырасти обыкновенными людьми».

- Не думаю, что они станут обыкновенными. Но не Гитлерами.

- Значит, мы должны быть добрыми милыми евреями старых времен и с уважением относиться к их граждан­ским правам. А когда кто-то из них в самом деле вступит на путь Гитлера, ну что ж, пусть наши дети беспокоятся об этом. По пути в газовые камеры.

Стоя у площадки, Либерман повернулся к Горину.

- Рабби, - сказал он, - никто не представляет, какие у них шансы пойти по этому пути. Менгеле считал, что они очень высоки, но он руководствовался сво­им замыслом, своими амбициями. Может так случиться, что никто из них не станет Гитлером, пусть даже их были бы тысячи. Они дети. Мальчики. Какие бы они не несли в себе гены. Они дети. Как мы можем убивать их? Это Менгеле мог себе позволить убивать детей. Неужели мы хотим пойти по его стопам? Я даже не могу себе...

- Вы поистине удивляете меня.

- Разрешите мне кончить, пожалуйста. Я даже не могу себе представить, что мы оповестим их правитель­ства, чтобы они присматривали за ними, ибо произойдет утечка информации. И можете жизнь прозакладывать, что так оно и будет. К ним будет привлечено внимание и обязательно найдется какой-нибудь «мишуге», кото­рый попытается сделать из них Гитлеров. Или даже среди правительства может найтись такой сумасшедший. И чем меньше о них будут знать, тем лучше.

- Яков, если хоть один из них станет Гитлером, только один... Господи, вы же знаете, что нас ждет!

- Нет, - сказал Либерман. - Нет. Я несколько недель только и думаю об этом. И я бы сказал, что для повторения событий нужны два условия - новый Гитлер и социальная обстановка, подобная той, что была в тридцатых годах. Хотя это еще не все. Нужно три усло­вия: Гитлер, обстановка... и люди, которые пойдут за Гитлером.

- А вы не думаете ли, что он найдет их?

- Нет, их будет далеко недостаточно. Я в самом деле считаю, что люди стали жить и лучше, и умнее, и мало кто теперь считает своего лидера живым Богом. Телеви­дение резко изменило весь мир. Да и знание истории... Кое-кого он сможет привлечь к себе, это да, но думаю, что не больше, этот претендент на роль Гитлера, в Германии и Южной Америке.

Вы с чертовской убежденностью верите в челове­ческую натуру, куда больше, чем я, - сказал Горин. - Но видите ли, Яков, вы можете убеждать меня тут до посинения, но вам не удастся заставить меня изменить свои взгляды. У нас есть не только право их убить. Это наша обязанность. Их создал не Бог, а Менгеле.

Либерман помолчал, глядя на него, а потом кивнул.

- Хорошо, - сказал он. - Думаю, что мне стоит поднять этот вопрос.

- Можете это сделать, - сказал Горин, жестом по­казывая на стол. - Сможете ли вы объяснить им всю ситуацию тут же на месте? Нам надо еще продумать массу деталей до того, как мы разойдемся.

- На сегодня мой голос уже отказывает, - сказал Либерман. - Лучше вы все объясните.

Они вместе вернулись к столу.

- Коль скоро я уж встал, - сказал Либерман. - Есть тут туалет?

- Вон там, наверху.

Либерман захромал к лестнице. Горин вернувшись к столу, занял свое место.

Добравшись до мужского туалета, маленького и тес­ного, Либерман зашел в кабинку и аккуратно запер ее на задвижку. Повесив тросточку на правую руку, он вынул паспорт и извлек из него сложенный в несколь­ко раз список фамилий. Засунув паспорт обратно во внутренний карман, он аккуратно разорвал листы по срединной складке, сложил их вместе и опять порвал, после чего еще пару раз повторил эту операцию. Об­рывки он бросил в унитаз и когда кусочки бумаги с машинописным текстом смешались друг с другом, он опустил черную ручку бачка. Вода закружилась водо­воротом, вспенилась и с гулом ушла вниз, унося с собой пляшущие в водовороте обрывки бумаги.

Он подождал, пока бачок снова не наполнится водой.

Ну, поскольку он уже оказался здесь, стоит расстег­нуть молнию и использовать это помещение по назна­чению.

Когда он вышел, то поймал на себе взгляд одного из сидящих за дальним концом стола и кивнул в сторону Горина. Сидящий бросил Горину несколько слов и тот, повернувшись, посмотрел на него. Жестом он подозвал его к себе. Посидев несколько секунд, Горин встал и с обеспокоенным видом направился к нему.

- Ну, что на этот раз?

- Вам придется притормозить.

- Ради чего?

- Я спустил список в туалет.

Горин застыл на месте, глядя на него.

Он кивнул.

- Именно это и надо было сделать, - сказал он. - Поверьте мне.

Горин продолжал с мертвенно-бледным лицом смот­реть на него.

- Я чувствуя себя в забавном положении, когда говорю рабби, что..

- Это был не ваш список, - сказал Горин. - Он принадлежал... всем! Еврейскому народу!

- Могу ли я подать голос? - спросил Либерман. - Я говорю только за себя. Убивать детей, любых детей - это неправильно.

Лицо Горина побагровело, ноздри раздулись, а карие глаза, окруженные темными кругами, вспыхнули.

- Только не говорите мне, что хорошо, а что пло­хо, - сказал он. - Ослиная задница. Тупой, глупый, старый болван!

Либерман молча смотрел на него.

- Я должен был бы спустить вас по лестнице!

- Только прикоснитесь ко мне, и я переломаю вам шею, - сказал Либерман.

У Горина перехватило дыхание; он сжимал кулаки опущенных рук.

- Вот такие евреи, как вы, - сказал он, - и позво­лили всему этому случиться в последний раз.

Либерман продолжал смотреть на него. - Евреи ни­чего не «позволяли». Нацисты обошлись без позволе­ния. Люди, которые могли убивать даже детей, чтобы добиться своих целей.

На стиснутых скулах Горина зацвели пунцовые пятна.

- Убирайтесь отсюда, - сказал он. И резко повер­нувшись, отошел от него.

Либерман проводил его взглядом, перевел дыхание и двинулся к лестнице. Придерживаясь за перила и опи­раясь на палочку, он стал неторопливо спускаться вниз, шаг за шагом.

Через окно такси, направлявшегося в аэропорт Кен­неди, он увидел здание мотеля «Говард Джонсон». Там Фрида Малони передавала малышей парам из США и Канады. Он смотрел, как мимо него проплывало здание, десять или двенадцать этажей которого светились огня­ми в сумерках.

Зарегистрировавшись у стойки «Пан-Ам», он позво­нил мистеру Голдвассеру в лекционное бюро.

- Алло? Как вы там? Где вы?

- В Кеннеди, отправляюсь домой. Чувствую себя не так уж плохо. Просто пару месяцев должен поберечься, и все будет в порядке. Вы получили мою записку?

- Да.

- Еще раз благодарю вас. Цветы были великолепны. Вроде какую-то рекламу себе я обеспечил, так? Первая полоса в «Таймсе», Си-Би-Эс, все телевидение...

- Надеюсь, что такой рекламы у вас больше не будет.

- И тем не менее. Послушайте, если я торжественно дам вам честное слово, от которого я ни за что не откажусь, можете ли попытаться организовать мне турне на конец весны, начало осени? Доктора заверяют, что голос вернется.

- Ну...

- Да бросьте, судя по обилию цветов от вас, видно, что вы во мне заинтересованы.

- Ладно, попробую связаться кое с какими группами.

- Отлично. И послушайте, мистер Голдвассер...

- Ради Бога, да будете ли вы когда-нибудь звать меня Бен! Сколько лет мы с вами уже знакомы?

- Бен... только не в синагогах. Лекции в колледжах, встречи с ребятами. Пусть даже старших классов.

- Они даже расходов не окупят.

- Значит, в колледжах. В отделениях ИМКА. Всюду, где есть молодежь.

- Я попробую как-то все сбалансировать, идет?

- Идет. Свободное время заполняйте старшеклассни­ками, пусть они меня послушают. Будьте здоровы.

Повесив трубку, он на всякий случай пошарил паль­цем в монетоприемнике; подхватив портфель и опираясь на палочку, он захромал на посадку.

Глава девятая

В комнате сгустилась тьма. Поблескивали лишь дверная ручка, зеркало, наконечники лыжных палок. Кровать, стулья вырисовывались лишь смутны­ми очертаниями. Металличе­ское переплетение клетки, ко­лесо с белкой в нем-то враща­лось, то останавливалось. Моде­ли ракет. Медленно поворачи­вался маленький серебряный са­молетик, подвешенный на ни­тке.

В центре комнаты под низко опущенной лампой на столе ле­жал лист белой бумаги. Рука окунула кисточку в краску, дала стечь излишкам ее, провела тонкую черную линию. На листе возникал ста­дион под огромным прозрачным куполом.

Мальчик работал аккуратно и тщательно, едва ли не утыкаясь в бумагу острым носом. Он начал вырисовы­вать бесконечные ряды круглых голов, обращенных к возвышению в центре. Смачивая кисточку, он рисовал их ряд за рядом, тыльной стороной ладони то и дело откидывая со лба острый клок волос - голов становилось все больше и больше.

Откуда-то доносились звуки пианино: вальс Штрауса.

Мальчик поднял голову, прислушиваясь. Улыбнулся.

Опять склонившись к рисунку и мурлыча мелодию, он снова стал рисовать головы.

Как здорово, что отца больше нет. Только он и мама. Никто больше не колотит, он знает, что дверь больше не распахнется настежь, и никто не заорет: «Бросай эту ерунду и занимайся домашними заданиями, а не то, видит Бог!..»

Ну, не то, что «здорово», он не это имел в виду, а просто... как-то легче жить, спокойнее. Даже бабушка говаривала, что папа был истым диктатором. Грубым, крикливым, ничего не понимал; вечно вел себя, словно он самый главный человек на свете... так что сейчас ему куда легче. Но это не означает, что он, мол, ненавидел его, желал ему смерти, вовсе нет. В общем-то, он даже любил папу. Разве он не плакал на его похоронах?

Он углубился в рисунок, отшлифовывая отдельные детали до совершенства. Теперь он занялся возвышени­ем, вокруг которого толпились люди. Издалека фигура должна казаться маленькой. Мазок, мазок, мазок. У всех вскинуты руки: мазок, мазок.

Кем он должен быть, этот человек, взнесенный над всеми? Кем-то великим, тут уж нет сомнений, если столь­ко людей пришло увидеть его. Он ни певец, ни артист, но в нем есть что-то потрясающее, он воистину хороший человек, которого все любят и уважают. Они даже платят дань, чтобы увидеть его, а если не могут заплатить, он приказывает пустить их даром. Он такой благородный...

На шпиль мачты он вознес маленькую телевизионную ка­меру; навел на человечка лучи еще нескольких прожекторов.

Он взял самую тонкую кисточку и несколькими штри­хами набросал лица людей с края толпы - видно, что у них открыты рты, что они кричат тому человеку, как они любят его и обожают.

Он склонился острым носом еще ниже к бумаге и стал вырисовывать точки открытых ртов и тем, кто стоял в толпе. Снова упал клок волос. Он закусил губу, прищурил светло- голубые глаза. Точка, точка, точка... Он слышал восторжен­ный рев толпы, потрясающий громовой рев, полный любви и обожания, который все рос и рос, накатываясь, волна за волной, один громовой удар за другим, один за другим.

Как в тех старых фильмах о Гитлере.

Примечания

1

Да? (нем.).

2

Да. Это так. (нем.)..

3

Kameradenwerk - товарищеское дело (нем.).

4

Est ist doch gar phantastish! - Но это совершенно невозможно! (нем.).


home | my bookshelf | | Мальчики Из Бразилии |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 3.2 из 5



Оцените эту книгу