Book: Королевский куттер



Королевский куттер

Ричард Вудмен

Королевский куттер


Королевский куттер


Перевод с английского: Александр Яковлев ( csforester . narod . ru )



Часть первая

Ла-Манш


Королевский куттер

Глава 1

Рука марионетки

Октябрь-ноябрь 1792 года

- Вам предстоит стать не более чем рукой марионетки, - провозгласил лорд Дангарт, вздымая для выразительности руки. – Вам не дано знать, что собирается делать кукловод, как дергаются ниточки или зачем вы выполняете действия, которые от вас требуют. Вам предстоит просто четко исполнять инструкции. Ведь именно за исполнительность вас нам и порекомендовали, Натаниэль…

Дринкуотер щурился, силясь разглядеть прорисовывающиеся на фоне яркого солнца силуэты двух графов. За окном, среди блестящих вод Спитхедского рейда, виднелись громады стоящего на якоре флота Канала. Под ногами он ощущал шевеление могучего корпуса «Королевы Шарлотты», поднимаемого приливом. С пару секунд он обдумывал предложение. За шесть лет, проведенных в качестве второго помощника на яхте-бакенщике Тринити-Хауза, он, по крайней мере, неплохо изучил Ла-Манш, и не так уж важно, переведут ли его на вооруженный куттер «Кестрел». Натаниэль стал исполняющим обязанности лейтенанта одиннадцать лет назад, и в тот момент ожидал от этого события великих последствий, но теперь он стал опытнее, обзавелся женой и достиг возраста, в котором тешившая его некогда идея сделать головокружительную карьеру морского офицера уже теряет свой блеск. Работа в Тринити-Хауз устраивала его, но ему все-таки польстило, когда Дангарт объявил, что именно его, Натаниэля Дринкуотера, выбрали для несения специальной службы на борту куттера, находящегося в непосредственном подчинении Адмиралтейства. Значимость именно этого факта особо подчеркнул второй его собеседник.

- Итак, мистер Дринкуотер? – зычный голос графа Хау заставил Дринкуотера перевести взгляд на мощную фигуру командующего флотом Канала. Нужно решать.

- Почту за честь принять ваше предложение, милорды.

Дангарт удовлетворенно кивнул.

- Очень рад, Натаниэль, очень рад. Мне было прискорбно видеть, что после смерти Хоупа ваше повышение не утвердили.

- Благодарю, милорд. Вынужден согласиться, это был жестокий удар, - он улыбнулся в ответ, откручивая назад годы, миновавшие с их последней встречи с Дангартом. Как же изменился с тех пор тот, кого Натаниэль знал просто как Джона Дево, первого лейтенанта фрегата «Циклоп». И не только унаследованный титул графа тому виной – одно это не могло иссушить эту бьющую ключом жизни натуру. Титул мог придать ему сановитость, но не ту безапелляционность, которая сквозила в его словах. Похоже, секрет кроется в его новых таинственных обязанностях.


Месяц спустя Дринкуотер получил приказы и патент. Расставание с женой оставило в его душе горький след. Что бы не думала Элизабет о его переводе с бакенщика на вооруженный куттер, она держала свои мысли при себе. Не в ее правилах было возражать мужу, ибо она любила его и очень сочувствовала ему, когда военный флот так жестоко с ним обошелся. Но при расставании ей не удалось сдержать слез.

Прибытие его на борт куттера получилось таким секретным, что дальше некуда. Пока он искал лодку, спотыкаясь о черные колья, торчавшие из грязной жижи у верхнего уреза воды, над тилберийскими болотами стелился густой октябрьский туман. Берег невидимой во мгле Темзы был усеян пучками водорослей и соломы, кусками гнилого дерева и отходами человеческой деятельности. Где-то возле Хоупа ему удалось найти лодку и человека, и они поплыли по гладкой серой реке, миновав журчащий под напором прилива швартовный буй. С полосатого штока на нем сорвался баклан, поднимаясь туда, где первые лучи солнца начинали прокладывать себе путь, готовясь разогнать клубившиеся испарения.

Транец куттера буквально вынырнул из тумана; свисавшие с кормовой шлюпбалки фалы плескались в воде, влекомые течением. Натаниэль заметил резной гакаборт, дубовые листья и название: «Кестрел». Потом он поднялся на борт, озирая собравшихся на палубе зевак, высокую мачту, гик, гафель и белый георгиевский вымпел, бессильно свесившийся вниз. К нему подскочил маленький шустрый человечек. Лет сорока, кустистые брови и резкие, хотя и не дерзкие, манеры. От него исходило ощущение деловитости.

- Что вам угодно, сэр? – голубые глаза вопросительно уставились на Натаниэля.

- Доброе утро. Меня зовут Дринкуотер, я временный лейтенант. Вы спустили шлюпку? – кивнул он в сторону пустующей шлюпбалки.

- Да, сэр. Вельбот отправлен в Грейвзэнд. Мы ждали вас.

- Мой рундучок остался в форте Тилбери, будьте добры доставить его на борт как можно скорее.

Человек кивнул.

- Джессуп, сэр, боцман. Я покажу вам вашу каюту.

Он метнулся на ют и поскакал вниз по трапу. Следуя за ним, Дринкуотер очутился в маленьком коридоре. Под трапом тускло мерцали сложенные тауэрские мушкеты и кортики. В коридор выходили пять дверей. Джессуп указал на переднюю:

- Главная каюта, сэр, капитанская. Он сейчас на берегу. А вот ваша, сэр.

Он открыл одну из дверей по правому борту и Дринкуотер вошел внутрь. Кормовые помещения «Кестрела» размещались между трюмом и гельмпортом. Трап, по которому они спустились, начинался сразу перед румпелем. Прямо напротив его подножья размещалась дверь главной каюты, занимавшей всю ширину корабля. Четыре прочие двери вели в крошечные конурки, которые от щедрот Адмиралтейства были пожалованы офицерам куттера. Крайние две были завалены всяким хламом и явно необитаемы. В остальных жили. Ему предназначалась та, что с правого борта. Про каюту левого борта Джессуп выразился так: «Это для пассажиров…» и не добавил ни слова.

Дринкуотер вошел в каюту и прикрыл дверь. Здесь было негде развернуться. На сосновой переборке висела маленькая книжная полка. Под ней располагался складной столик, крышка его предусмотрительно откидывалась, как у ящичка для ночного горшка. Подставка для графина и стакана - хотя ни того ни другого не было, и три колышка для одежды за дверью дополняли меблировку каюты. Лейтенант поднялся на палубу.

Стало уже светло, и можно стало разглядеть низкую линию побережья Кента. Натаниэль направился на бак к Джессупу и спросил, скоро ли вернется шлюпка.

- А, сэр, она уже приходила и опять ушла. Я отослал ее в Тилбери за вашими вещами.

Дринкуотер поблагодарил его, не обращая внимания на заинтересованные взгляды матросов. Он откашлялся и сказал:

- Не окажете ли любезность показать мне корабль?

Джессуп кивнул и повел его на нос. Мощный бушприт проходил сквозь металлическую вилку на форштевне и упирался в массивные тимберсы, поддерживающие брашпиль. Далее шел трап на бак, представлявший собой обширное темное пространство, простиравшееся до мачты и загроможденное поручнями, кофель-планками, блоками и бухтами троса.

- Сколько у нас людей, мистер Джессуп?

- Полный штат сорок восемь, в наличии сорок два… Вот тут люк, сэр… это платформа, не совсем межпалубное пространство… используется как место для коек, парусная и как трюм одновременно.

Проходя по пути назад мимо закрепленной на палубе гички, Джессуп провел по ее планширу ладонью. Дринкуотер обратил внимание, что древесина выглядела изношенной и старой.

- Шлюпкам находится много работы, не так ли?

- Так, сэр, - с коротким смешком отозвался Джессуп. – Что верно, то верно.

За люком располагалась труба камбуза, световой люк каюты, трап и медный нактоуз. Над ютом господствовал большой румпель: один его конец входил в рулевой шток, другой был увенчан резной головой птицы из семейства соколиных, давшей название куттеру [1].

Джессуп по-хозяйски погладил гордо изогнутый клюв и кивком показал на небольшой запертый люк, расположенный на юте и окруженный решетками.

- Ведет в крюйт-камеру, сэр, - боцман повернулся и указал на пушки. – Двенадцать орудий, сэр. Десять трехфунтовок и две длинноствольные бронзовые четырехфунтовки на носу. Вес бортового залпа – девятнадцать фунтов. Семьдесят два фута по главной палубе, около ста двадцати пяти тонн водоизмещения… - он продолжал, все еще несколько подозрительно вглядываясь в новичка.

- Вам приходилось раньше служить на куттерах, сэр?

Дринкуотер посмотрел на него. Нет смысла выкладывать все, подумал он. Джессуп все скоро узнает. Натаниэль вспомнил про яхту-бакенщик «Аргус». Настал его черед изображать таинственность.

- Ну еще бы, мистер Джессуп. Я много послужил на куттерах. В ином случае разве оказался бы я здесь?

Джессуп фыркнул. Последние слова словно всколыхнули нечто, некое секретное знание, недоступное Дринкуотеру. Пока.

- А вот и шлюпка с вашим багажом, сэр, - Джессуп перегнулся через борт, окликая лодку. Как бы ставя печать в деле своего превосходства над новичком, боцман смачно плюнул в искрящуюся воду Темзы.


Незадолго до полудня следующего дня на борт прибыл капитан. Лейтенант Гриффитс снял шляпу, окинул корабль испытующим взором и понюхал ветер. На приветствие Дринкуотера он ответил кивком. Лейтенант был высоким и сутуловатым, его хмурое лицо увенчивалось на голове гривой седых волос, придававшей этому шестидесятилетнему мужчине облик патриарха. Читалось в этом молчаливом валлийце нечто неизбывно древнее, роднящее его с кельтами, кимрами, даже сказочным народом фэйри. Уроженец Кэрнарвона, он ходил помощником на ливерпульском работорговце пока его не завербовали во флот. Благодаря своим способностям он сделал карьеру на флоте, и притом сумел избежать того презрения, которым награждают матросы выдвиженцев из своей среды. Патент ему вручал Хау, заявив, что ни один человек не заслуживает повышения в большей степени, чем Мэдок Гриффитс, являющийся, по образному выражению лорда, «украшением своей профессии». «Черный Дик» был совершенно прав. Впоследствии Дринкуотер убедился, что нет раздела службы куттера, которую Гриффитс не знал бы в совершенстве. Первое, поверхностное впечатление о нем как о пережившем свой век реликте рассеялось без следа почти сразу же. К прибытию Дринкуотера на борт капитан отнесся настороженно. Пока Гриффитс изучал бумаги лейтенанта, повисла томительная пауза. Потом он поднял голову и стал пристально рассматривать стоящего перед ним человека.

Дринкуотеру оставалась неделя до двадцать девятого дня рождения. Он был среднего роста, худощав. Обветренное лицо говорило о годах морской службы. Серые глаза светились умом и вниманием, говоря о способности к концентрации и действию. Те же качества подчеркивали сетка морщинок вокруг век и белесый шрам под левым глазом. Зато не по годам глубокие складки, сбегающие от прямого носа к четко очерченным линиям рта, содержали явный намек на скрытую страстность натуры.

«Слабость ли это?» - размышлял Гриффитс, глядя на высокий лоб и копну каштановых волос, собранных в перехваченную лентой косицу. Парню присуща некоторая чувствительность, но не чувственность – лицо у него слишком открытое. Затем он ухватил нечто: в сжатых уголках губ проскользнула страстность – страстность, порожденная разочарованием или крушением иллюзий, глубоко спрятанная в глазах, но не укрывшаяся от валлийца. В стоявшем перед ним человеке таилась некая сила, сдерживаемая энергия, что по здравом размышлении Гриффитс счел за достоинство. «Это малый, надо полагать, отчаянный боец», - отметил он про себя и удовлетворенно вздохнул.

- Присаживайтесь, мистер Дринкуотер, - голос у Гриффитса был глубоким и спокойным, дополнявшим ощущение его принадлежности к какому-то иному миру. Слова он произносил с редкой для людей его народа отчетливой дикцией. – Ваши документы свидетельствуют в вашу пользу. Насколько я понимаю, вы занимали должность помощника штурмана, а в конце американской войны стали исполняющим обязанности офицера. Назначение не утвердили?

- Да, сэр. Мне дали понять, что дело надо представить адмиралу Ричарду Кемпенфелту, но… - Он вздохнул, вспомнив про обещание капитана Хоупа, данное ему отходе корабля. Гриффитс поднял голову.

- Это был «Ройял Джордж»? [2]

- Да, сэр. Тогда это казалось не важным…

- Но десять лет – большой срок даже для таких вопросов, - закончил вместо него предложение Гриффитс. Оба улыбнулись: барьер, похоже, был перейден. – Зато вам удалось приобрести бесценный опыт на яхтах Тринити-Хауза, не так ли?

- Смею полагать так, сэр, - Дринкуотер чувствовал, что командир доволен.

- Ради своего собственного спокойствия, прошу вас принести клятву в том, что ничего из услышанного здесь не будет разглашено за этими переборками, - голос Гриффитса звучал мягко, но настойчиво, а взгляд был непреклонен. Дринкуотер прогнал всплывшие в памяти ужасные события. Ему вспомнилась другая секретная миссия, много лет назад – тогда все закончилось бойней в болотах Каролины. Он вздохнул.

- Даю слово королевского офицера, - Дринкуотер посмотрел в глаза капитану. Последний не оставил без внимания секундную заминку. Он успокоился. Значит, у парня есть и опыт.

- Да йаун ,-пробормотал он. – Наш куттер находится в непосредственном распоряжении Адмиралтейства. Мне, как видите, нести службу особого рода. Перед нами стоит задача выполнять специальные поручения правительства в указанное время и в указанном месте французского побережья.

- Понял, сэр, - воскликнул Дринкуотер, хотя на самом деле это было не так. Пытаясь выведать еще что-нибудь, он спросил. – И приказы вам отдает лорд Дангарт, сэр?

Гриффитс посмотрел на него так, что Дринкуотер испугался, что допустил оплошность. Его щеки стали заливаться краской, но тут Гриффитс сказал:

- А, я совсем забыл, вы же знакомы с ним по «Циклопу».

- Да, сэр. Он здорово изменился. Впрочем, с момента нашей встречи ведь уже столько лет прошло.

Гриффитс кивнул.

- Точно. И изменения эти вам кажутся пугающими, не так ли? - Дринкуотер кивнул, удивляясь, как Гриффитсу снова удалось в точности выразить его мысли. – У него жена умерла при родах, вы знали?

Дринкуотер был далек от светских сплетен, но все же слышал о женитьбе Дангарта на Шарлотте Диксон, дочери торговца из Индии, девушке невероятно богатой и красивой. Говаривали, что даже Ромни не сумел добиться ее взаимности. Лейтенант начал понимать, что именно утрата графини так подействовала на этот некогда несокрушимый дух, оставив в душе графа незаживающую рану. Как бы подтверждая его догадку, Гриффитс сказал:

- Мне кажется, что не случись французской республики, он сошел бы с ума…

Капитан встал и открыл шкафчик. Взяв два стакана и графин, он разлил серсиаль и резко сменил тему разговора.

- Наш корабль не даром носит свое имя, мистер Дринкуотер, - промолвил он, снова усаживаясь за стол. - Falco tinnunculusизвестен своим умением парить, выведывая точное местонахождение добычи, чтобы потом стрелой обрушиться на нее. Питается он мышами, землеройками и жуками, это да, мистер Дринкуотер, но ведь жучки способны подточить дуб… - Он выпил и снова наполнил стакан. – Вам понятен смысл этой аллегории?

- Хм, полагаю так, сэр.

Гриффитс снова налил Дринкуотеру.

- Я завел этот разговор по двум причинам. Лорд Дангарт очень хорошо отзывался о вас – отчасти по прежнему вашему знакомству, отчасти из-за хвалебных рекомендаций Тринити-Хауза. Поэтому я в свою очередь рассчитываю, что не обманусь в вас. Вы будете отвечать за вопросы навигации. Неприятности с подветренным берегом крайне противопоказаны при секретных операциях. Это вам ясно?

Дринкуотер кивнул, уловив скрытую иронию и чувствуя все большее расположение к своему новому командиру.

- Превосходно, - продолжал Гриффитс. – О второй причине говорить не так просто, но я вам скажу, мистер Дринкуотер, поскольку может сложиться так, что вам придется принять на себя командование в непростых обстоятельствах и в неудобное время…

Дринкуотер нахмурился. Это звучало настораживающе по сравнению с предыдущими высказываниями.

- Много лет назад у побережья Гамбии я подхватил лихорадку. Время от времени меня одолевают приступы.

- Но если вы нездоровы, сэр, то… хм…

- Списание? – Гриффитс возмущенно вскинул бровь, потом махнул рукой на извинения Дринкуотера. – Знаете что, я за полвека провел не берегу не более двух лет. И теперь вовсе не намерен пускать там корни.

Пока Дринкуотер переваривал сказанное, лицо Гриффитса сделалось задумчивым, старик погрузился в воспоминания. Лейтенант допил вино, встал и потихоньку вышел из каюты, предоставив командиру размышлять о своем.




Над палубой лавирующего под зарифленным гротом куттера трепетал белый вымпел. Его марса-рей был приспущен, а нижний наклонен, чтобы не мешать стакселю. Посередине мощного бушприта стоял натянутый как доска кливер, мокрый от брызг и поблескивающий в лучах солнца, медленно прятавшегося за грядой кучевых облаков на западе. Ветер дул навстречу отливному течению, гоня короткие серо-стальные волны, плещущиеся о борта и раскачивающие ведомую на буксире шлюпку. Округлый нос куттера прыгал на волнах, вздымая тучу брызг, перелетающих через наветренный фальшборт.

Исполняющий обязанности лейтенанта Натаниэль Дринкуотер поплотнее запахнул непромокаемый плащ, ощутив как долетевшие до юта брызги впились в лицо, а челюсти свело от холодного ветра. Его мысли снова обратились к предстоящему походу; он отдавал себе отчет, что неудача сведет на нет все шансы получить долгожданное повышение. Он заставил себя сконцентрироваться на делах и отогнал сомнения. От Дувра пункт их назначения отделяло шестьдесят пять миль пути вдоль французского побережья – побережья, навевавшего жуть благодаря рассказам о жестокостях революции. В настоящем положении они подойдут к берегу при низкой воде. Это, как уяснил, Дринкуотер, имело первостепенное значение. Его удивило, какую важность придавал этому условию лейтенант Гриффитс. Хотя юго-западный ветер позволял им идти прямым курсом, Гриффитс за час до этого переложил куттер на левый галс в расчете обмануть дозорных на Гри-Нез. Мыс почти скрылся за кормой в сумерках наступающей ночи.

Дринкуотер снова поежился, скорее от напряжения, чем от холода, и подошел к нактоузу. Освещенная желтым светом лампы картушка сообщала, что они идут курсом норд-вест-тень-вест. С учетом склонения и истинного меридиана настоящий курс был норд-вест. Он удовлетворенно кивнул, не обращая внимания на голоса и звон стаканов, доносившийся снизу. Поведение их загадочного капитана и не менее таинственного «пассажира» не слишком волновало Натаниэля.

Он отвернулся от нактоуза и закричал матросам на баке, приказав менять галс. Снизу донесся приглушенный взрыв смеха. После первого разговора Гриффитс замкнулся, отдавая только самые необходимые приказы и явно наблюдая за новым подчиненным. Поначалу Дринкуотер решил, что тот ему не доверяет, но вскоре понял, что у лейтенанта просто такая манера. Да и человек, которого они взяли на борт в Диле, вовсе не выглядел как шпион. Круглолицый, розовощекий и веселый, он явно был старым знакомым Гриффитса, и валлиец вдруг стал проявлять неожиданную шутливость. Дринкуотер не мог себе представить, над чем они там хохочут.

- Готовы, сэр!

В докладе Джессупа с бака сквозила легкая снисходительность, и Дринкуотер улыбнулся под покровом темноты.

- Переложить руль! – скомандовал он.

«Кестрел» привелся к ветру, грот затрепетал. Дринкуотер чувствовал, как дрожит куттер под вибрирующим на бушприте кливере. Потом корабль повернулся, обстенив носовые паруса.

- На шкоты!

Треплющиеся стаксель и кливер снова утихомирились, стоило матросам втугую выбрать подветренные шкоты.

- Так держа-ать! Круто к ветру!

- Круто к ветру, сэр, - двое рулевых налегли на большой румпель «Кестрела», еще не вполне завершившего поворот – шкаторина грота еще заигрывала.

- Курс?

- Зюйд-вест, сэр.

Принимая в расчет склонение в два румба западу, истинный курс будет зюйд-ост.

- Отлично, так держать.

- Зюйд-вест, сэр.

Течение здесь шло прямо в сторону берега, и уклонение к западу должно было привести их в позицию с наветра от места высадки к моменту, когда они там окажутся. Им должно хватить места для маневра, даже если ветер переменится. По крайней мере, Дринкуотер на это надеялся, в противном случае его расчеты на патент развеются как дым.

Ближе к полуночи ветер зашел в обратном направлении и немного стих. Рифы были отданы, и «Кестрел» помчался на юг, куная в воду бакборт. Дринкуотер чувствовал себя уставшим: он провел на палубе добрых девять часов, а Гриффитс, похоже, и не собирается сменять его.

«Кестрел» приближался к берегу. Дринкуотер скорее чувствовал, чем видел, покрытую тьмой землю впереди. Отлив, похоже, достиг нижней отметки. При противном ветре они должны были оказаться где-то с подветра от утесов, раскинувшихся между Ле-Трепором и Дьеппом, и возможно, именно это ощущение предсказывает их близость. Оно, и еще, наверное, запах. В темноте и на такой скорости «Кестрел» может оказаться среди скал прежде, нежели успеет повернуть. Обеспокоенный, Дринкуотер побежал вперед и окликнул впередсмотрящего на салинге.

- Кто наверху?

- Тригембо, зэр.

Услышав корнуоллский выговор, он успокоился. Тригембо прибыл сюда не по своей воле: один из шести парней, что перевели с брандвахты в Норе для пополнения экипажа «Кестрела». Дринкуотер знал его по «Циклопу», на который Тригембо отправили по решению суда за контрабанду. По приговору отца Тригембо повесили за оказание вооруженного сопротивления таможенникам. Чтобы немного умерить горе вдовы, сына ее только отравили на флот. Его появление на палубе «Кестрела» оказалось еще одним звеном в цепи совпадений, и Дринкуотер сомневался, что это можно объяснить просто случайностью.

- Смотри в оба, Тригембо!

- Ест, зэр!

Дринкуотер вернулся на ют и немного привел корабль к ветру, чтобы бросить лот.

- Отметка пять.

«Кестрел» вернулся на курс и набрал ход. Напряжение на палубе росло, и Дринкуотер чувствовал себя в его эпицентре. Джессуп старался держаться поблизости. Какого черта Гриффитс не идет на палубу? Пять саженей – уже мель, но мели здесь тянутся на многие мили. Они могут находится сейчас в любом месте эстуария Соммы. Лейтенант подавил приступ страха и принял решение. Они сделают еще две мили и снова бросят лот.

- Буруны, сэр! Пять слева по носу!

Дринкуотер помчался вперед и запрыгнул на провисшие ванты бакборта. Он вглядывался во тьму, но ничего не видел. Потом он заметил: серая полоска, едва светлеющая на фоне моря. Лейтенант покопался в памяти, и сердце его отчаянно забилось. Так вот они, Ле-Риден-дю-Трепор, уединенно расположенные скалы, покрытые в отлив лишь несколькими футами воды. Он начал понимать смысл подхода к берегу при низкой воде. Дринкуотер немного поправил курс, рассудив, что восточное течение в такой близости от берега сходит почти на нет. Им оставалось пройти около трех миль.

- Доложите капитану, - он старался не выдать облегчения в голосе.

Милях в полутора от берега волнение ослабело, и почти в тот же миг они разглядели темную полоску берега. Стоя на баке и вглядываясь вперед через доллондовскую трубу, Дринкуотер увидел то, на что не смел и надеяться. Утесы слева отступали, открывая проход в узкую долину реки, а дальше к западу поднимались, вырастая в гору Монт-Жолибуа. Слабый запах дыма доносился из деревушки Криель, прятавшейся за холмом, а реку пересекала дорога, ведущая из Трепора и Э в Дьепп.

- Да йаун, мистер Дринкуотер, отличная работа, - голос Гриффитса звучал тепло и уважительно. Дринкуотер вздохнул с облегчением: похоже, он прошел проверку.

Гриффитс спокойно отдавал приказы. Грот обезветрили, а стаксель обстенили. Буксируемую шлюпку подтянули к борту и два человека залезли внутрь, чтобы вычерпать воду. Рядом с Дринкуотером стоял закутанный в плащ британский агент, внимательно оглядывавший берег.

- Трубу, сэр. Дайте вашу трубу, - голос его звучал властно, всю веселость как рукой сняло.

- Да, сэр, конечно, сэр, - он вытащил трубу из кармана и передал агенту. Пристально оглядев берег, тот молча вернул ее назад. Подошел Гриффитс.

- Берите шлюпку, мистер Дринкуотер, и высадите нашего гостя на берег.

Потребовалась секунда на осознание того, что его работа еще не закончена. Матросы садились в гичку. Тусклый блеск металла показывал место, где Джессуп выдавал оружие.

- Пистолет и кортик, сэр.

Теперь голос Джессупа звучал с ободряющей теплотой. Дринкуотер взял пистолет и сунул его за пояс. От кортика отказался. Он спустился вниз, жмурясь от света лампы в каюте, и вошел в свою каморку. За дверью висела французская шпага. Пристегнув ее, он поспешил на палубу.


По мере приближения шлюпки к берегу, Монт-Жолибуа вырастала над их головами. Слева Дринкуотер мог различить пятно белой пены, плясавшей над камнями Рош-де-Мюрон. Теперь ему стало совсем понятно, почему Гриффитс требовал подходить к берегу при низкой воде. Большинство опасных мест выходит наружу, появляется возможность искать безопасный проход и есть надежда сойти с мели с подъемом воды. Матрос на носу мерил глубину багром.

- Дно, сэр, - прошипел он, и мгновение спустя шлюпка коснулась села на мель, поднялась, потом снова опустилась. Без команды весла с глухим стуком втянулись внутрь, и к изумлению Дринкуотера вся команда попрыгала за борт, крепко удерживая шлюпку. Потом, сосредоточенным усилием – плод долгой практики – они вытащили ее на песок и развернули носом к морю. Дринкуотер даже растерялся, чувствуя себя ненужным в ходе всей этой операции.

- Готово, сэр, - голос за спиной заставил его обернуться; их пассажир встал и вскарабкался на закорки к матросу. Шлюпка приподнялась на небольшой волне и шлепнулась днищем о песок. Матрос направился к берегу, и Дринкуотер, не желая отставать, скинул башмаки и зашлепал за ним с вещами агента в руках. Отойдя подальше от воды, матрос опустил свою ношу и агент стал поправлять плащ.

- Обычная процедура, - произнес он с оттенком юмора, которым искрился еще совсем недавно. Агент протянул руку за мешком. – Человек с засохшей на ботинках солью имеет явно подозрительное происхождением. – Он взял поклажу. – Спасибо , bonsoir mon ami .

- Доброй ночи, - пожелал Дринкуотер вслед фигуре, исчезающей пугающем темном пространстве, зовущимся революционной Францией. Пару секунд он провожал ее взглядом, потом зашагал обратно к шлюпке.

Пока матросы гребли назад к ожидающему их куттеру, напряжение ощутимо спадало. Наверное, тени гильотины и ужасов террора, нависшие над погруженной в ночь землей, тяготили всех. Дринкуотер устало перелез через борт и козырнул Гриффитсу.

Лейтенант кивнул.

- Вам сейчас лучше немного поспать, - сказал он. – И еще, мистер Дринкуотер…

- Сэр? – отозвался тот уже с трапа.

- Да йаун, мистер Дринкуотер, да йаун.

- Прошу прощения, сэр, я не понял, - он едва ворочал языком от усталости.

- Хорошая работа, мистер Дринкуотер, хорошая работа. Рад заявить, что моя вера в вас не оказалась напрасной.


Глава 2

Первая кровь

Декабрь 1792 года

Не все операции проходили так гладко. Случались бессонные ночи, когда никак не удавалось найти точку рандеву, когда зажженные у ватерлинии огни плевались и шипели целую вечность, но никто не откликался на их зов. Это были часы, когда глаза слипались от усталости, пока куттер бесплодно держался на месте встречи, часы, когда едва удавалось стерпеть тревогу, стужу и голод. Иногда происходили короткие, но бурные приступы волнения – когда при плохой видимости где-нибудь в середине Пролива «Кестрел» ожидала незапланированная встреча. Тогда два судна в замешательстве расходились друг с другом под град проклятий на английском и французском языках; в напитанный влагой воздух вскидывались рейковые паруса, а в расширяющемся пространстве между корпусами заметны были всплески от скидываемых в воду бочонков. «Кестрел» посылал вдогонку убегающим контрабандистам пару выстрелов из погонного орудия, чтобы укрепить тех в заблуждении, что тендер и впрямь является таможенником, за которого его приняли.

Был случай, когда им самим пришлось перевозить сомнительный груз. Гриффитс отправил две шлюпки вытралить со дна какие-то бочонки у Сент-Валери. Сам «Кестрел» лавировал у берега под искусным управлением Гриффитса. Сидя в одной из шлюпок, Дринкуотер то и дело уточнял свои координаты, работая с горизонтом квадранта, и держа в качестве берегового ориентира два шпиля и ветряную мельницу. Голос у него охрип от бесконечных команд другой шлюпке, а глаза слезились из-за необходимости следить за отмашкой Джессупа и тут же быстро фокусировать взгляд приборе. Шлюпкам пришлось несколько часов скрести по дну кошками, прежде чем цель была достигнута. Что именно было в тех бочонках, Дринкуотер в точности так никогда и не узнал. В ответ на его рапорт о выполнении поручения Гриффитс только улыбнулся. У Натаниэля промелькнула мысль, что это может быть обычный коньяк: почему бы Гриффитсу, человеку, пользующемуся таким доверием, не употребить толику оного себе во благо? В конечном счете, размышлял Дринкуотер, это в лучших традициях флота, и разве сам он не положил в карман несколько неузаконенных золотых, когда отбил в прошлую войну «Алгонкин»? Даже неплохо убедиться, что Гриффитсу ничто человеческое не чуждо, если не говорить о явном пристрастии к спиртному. Крепкие напитки всегда в изобилии имелись на «Кестреле», а капитан делал вид, будто не замечает этого, приговаривая, с лукавым блеском в глазах, что для моряка бутылка слаще, чем женщина.

- Согласись, парень, с бабой никогда не потолкуешь так, как с бутылкой. Бутылку пьешь ты, а женщины пьют тебя, не оставляя при этом приятного тепла внутри, - эта реплика заканчивалась тяжелым вздохом.

Дринкуотер улыбался. За полвека в море весь опыт бедняги Гриффитса по части женщин мог сводиться только к мимолетному общению со шлюхами. Лелея воспоминания о своей Элизабет, Натаниэль снисходительно относился к старому морскому волку. Но не отказался от коньяка, предложенного на следующий день после отхода от Сент-Валери.

Стоит отметить: Гриффитса, в отличие от прочей команды, не волновало появление на борту женщин, которых они снимали в числе прочих беглецов с французских рыбачьих шаланд. Жалкие группки женщин и детей, зачастую в оборванных нарядах, перебирающиеся в шлюпки через пропахшие рыбой планшири под ободряющие улыбки французов, неизменно нарушали царивший на куттере образцовый порядок. Гриффитс обращался с ними отчужденно, даже несколько презрительно, и явно радовался, когда избавлялся от своих пассажирок. Пока их обязанности заключались в этих рискованных рейдах и высадках на дальних берегах, Дринкуотер терпеливо осваивал тонкости новой службы. Он с головой погрузился в изучение высот приливов, расстояний, особенностей погодных условий. Но все-таки его воображение и любопытство просыпались при виде той смеси страха, ненависти и жадности, что читалась в глазах французских рыбаков, передававших им живой груз. «От нас, может, несет рыбой, - смеялся гигант Малуэн, отводя свой люггер, - зато от вас разит страхом…».

С течением времени, постепенно освоившийся Дринкуотер стал замечать кое-что, выходящее за рамки своей роли марионетки. Ему пришлось по иному взглянуть на казавшуюся бессмысленной рутиной возню с лунными фазами, меридианам, счислениями и интервалами, когда как-то раз Джессуп, лукаво подмигнув, указал лейтенанту на клетку с голубями. Не говоря ни слова, боцман продемонстрировал медный цилиндрик, привязанный к ноге одной из птиц.

- Ага, понятно, - протянул Дринкуотер, в равной степени обрадованный открытием и доверием Джессупа. Еще одно звено загадочной цепи вышло на свет, когда он заметил, как клетку спрятали в рыболовных сетях шаланды из Дьеппа.

Еще большее доверие выказал ему Гриффитс, когда холодным ясным декабрьским вечером их гичка подошла к уединенному причалу под замком Уолмер-Касл. Скрывавшиеся среди деревьев круглые каменные бастионы скрывали внутри более уютные постройки позднего времени. Лорд Дангарт ждал их в обществе двух незнакомцев, говоривших между собой на французском. Лорд пригласил моряков войти. Дринкуотер разложил на столе требуемые карты и отошел в сторону, в то время как Дангарт, Гриффитс и более шустрый из иностранцев склонились над ними.

Дринкуотер повернулся ко второму французу. Тот сидел, выпрямив спину, взгляд его, направленный словно в никуда, был напряжен, будто человек рассматривал не сидевшего перед ним Дринкуотера, а какой-то образ из своих воспоминаний. Взгляд этот заставил лейтенанта похолодеть. Он подавил приступ дрожи и отвернулся к окну в надежде отвлечься.

Падавший почти горизонтально свет зимнего предзакатного солнца очерчивал тень, поглощавшую близкие объекты: пушку на бастионе в форме лепестка, деревья, остатки рва и галечный берег. Зато море над Даунсом мерцало миллионами искр, и в этом ярком сиянии четко различима была каждая деталь кораблей. За темным корпусом и освещенным рангоутом «Кестрела» набирали ход несколько «индийцев», подставляя ветру марсели, а на рейде Дила застыли фрегат и линейный корабль третьего ранга. Целая туча мелких суденышек преодолевала встречный северный ветер, нагоняющий прилив в эстуарий Темзы. Острые пики рейковых парусов шаланд и яликов обозначали место, где морские труженики Дила выполняли свою законную, дневную работу. Далекия утесы французского берега виднелись на горизонте бледной полоской.



Зазвучавшие громче голоса заставили Дринкуотера очнуться. Трое за столом распрямились. Гриффитс, полуприкрыв глаза, качал головой. Иностранец настойчиво умолял о чем-то. Дринкуотер едва не рассмеялся, слыша похожие на кваканье звуки французской речи. Но атмосфера в комнате быстро охладила его веселье. Сидящий человек сохранял неподвижность.

Дангарт успокоил француза на его собственном языке, потом обернулся к Гриффитсу. Лейтенант по-прежнему качал головой, но строгий взгляд лорда заставил его замереть. Дринкуотер заметил проблеск прежнего Дево – не темпераментного первого лейтенанта, а человека энергичного и сконцентрированного. Гриффитс заколебался.

- Ладно, милорд, - буркнул он. – Но только с учетом, что я был против, и если не будет волнения.

- Вот и хорошо, - кивнул Дангарт и посмотрел в окно. – При ветре, заходящем к норд-осту, волнения не будет. Можете поднимать якорь сегодня же… Мистер Дринкуотер! Рад видеть вас снова, присоединяйтесь к нам, выпьем по стаканчику перед уходом. Мэдок, проследите, чтобы Дринкуотер мог отослать свою почту вместе с вашей, я, как обычно, отправлю ее беспошлинно. Месье, - повернулся Дангарт к французам, поясняя, что приготовления закончены, и Дринкуотер заметил проблеск оживления в лице сидящего француза – глаза последнего одобрительно блеснули. И на этот раз Натаниэль не смог удержать дрожи.


Ни вино, ни возможность написать Элизабет не смогли развеять его по возвращении на «Кестрел». Запоминающаяся картина моря, погруженный в тень замок, отчаянные мольбы француза, таинственная аура его товарища, и, превыше всего, неуверенность Гриффитса, сливались воедино, объединяясь с предчувствием, что счастье может изменить им.

Власти фанатиков во Франции наверняка прознали про «Кестрел», и рано или поздно ему предстоит столкнуться с врагом. Дринкуотер не нуждался в напоминаниях Гриффитса о том, что присутствие английского офицера на французском берегу является незаконным. На расспросы Натаниэля о судье своего предшественника, лейтенант только пожимал плечами:

- Он был неосторожен и пренебрегал элементарными мерами безопасности. Его убили вскоре после высадки.

Это тяжелое предчувствие Дринкуотеру так и не удалось стряхнуть, пока «Кестрел»» шел через Олдерни-рейс и оставлял с наветренной стороны высокие утесы мыса де ла Ог. Нос корабля разрезал воду, шипящую вдоль бортов, пока под устойчивым норд-остом куттер направлялся к зюйду. Через некоторое время с бакборта открылась бухта Вовиль, и ближе к ночи возможно стало различить приземистые очертания мысы Фламанвиль. Судя по тому, что Гриффитс не сходил с палубы, он разделял беспокойство подчиненного. Однажды он остановился на миг возле Дринкуотера, будто хотел заговорить. Но потом передумал и отошел. Дринкуотер мало что понял из разговора в Уолмере. Ему было известно только, что их сегодняшняя работа чревата особым риском, но какого рода эта опасность, он не имел представления.

Ночь выдалась безлунная, темная, воздух был холодный и чистый. Звезды сияли льдистым северным светом. Куттер находился сейчас на траверзе бухты Сиото, южная оконечность которой представлял мыс Пуант-дю-Розель, а за ним на шесть миль до Картерета простирался низкий, покрытый дюнами пляж. Именно на этой широкой полосе песка располагалась их точка рандеву: к зюйду от мелей Сюртенвилля и к норду от Роше-дю-Ри.

- На параллели Бобиньи, - уточнил Гриффитс, указывая на деревушку, лежавшую в миле за грядой дюн. – И будем молиться, чтобы не было волн.

Дринкуотер разделял его беспокойство. На западе простиралась вечно беспокойная Атлантика, чья мощь едва ли умерялась островами Пролива и окрестными рифами. Прибой должен были быть на пляже у Бобиньи практически неизбежно, обрушивая мощные валы на слежавшийся песок. Дринкуотер отчаянно уповал на то, что неделя, когда ветер держался с норда, сделает свое дело, и, умерив волны, сделает возможной высадку.

Натаниэль склонился над потайным фонарем. Последние песчинки перетекли из получасовой колбы, и он перевернул склянки, держа в руках грифель с расчетами. Судя по ним, они достигли цели.

- По расчетам, сэр, мы у сюртенвилльской банки, - доложил он Гриффитсу.

- Отлично, мы подойдем ближе к берегу. Всех наверх, будьте любезны.

- Есть, сэр.

Натаниэль повернулся.

- Мистер Дринкуотер… Проверьте шлюпки. После вашего отхода я спущу вторую гичку. И еще, мистер Дринкуотер…

- Сэр?

- Возьмите два заряженных мушкетона… - Гриффитс оставил фразу неоконченной.


Дринкуотер прохаживался взад-вперед по утоптанному влажному песку. В свете звезд полоска песка просматривалась и на юг, и на север. Волнистые очертания в глубине материка обозначали дюны, за которыми начиналась Франция. Здесь, в зоне, затапливаемой приливом, он находился на ничейной земле. Сзади лежала поджидающая гичка, дно которой лизали легкие волны. К счастью, прибоя не было.

- Прилив поднимается, сэр, - раздался голос Тригембо. В нем слышалось волнение. Его тоже обуревают предчувствия?

Дринкуотер подумал вдруг, что есть нечто неестественное, даже нелепое в том, что он стоит вот тут, на полоске французского берега посреди ночи, сам не зная ради чего. Чтобы успокоить застучавшее сердце он стал вспоминать про Элизабет. Она теперь спит, и даже не подозревает, где сейчас ее муж – замерзший, беспомощный, и не на шутку испуганный. Натаниэль посмотрел на матросов. Те сгрудились в кружок у шлюпки.

- Разойдитесь и успокойтесь, здесь слишком открыто для засады, - приведенный им довод позволил всем догадаться, что ему тоже не по себе. Люди молча повиновались. Глядя на их мрачные лица, Дринкуотер чувствовал, как у него самого начинает перехватывать дыхание, а ладони потеют.

Послышавшийся стук копыт и позвякивание сбруи вскоре стали громче и на юге можно стало различить смутные очертания движущегося объекта. Вдруг из темноты вынырнуло небольшое ландо, державшееся линии прибоя, смывающего следы колес. Неожиданность была взаимной. Испуганное ржание отпрянувших лошадей дополнилось возгласами матросов, бросившихся прочь с дороги.

Дринкуотер дернулся, заметив, как от удара копытом от планшира шлюпки отлетела щепка. Животное в ужасе переступало ногами, пытаясь освободиться. Подсобив ему с помощью лезвия своего тесака, Дринкуотер потянул поводья, разворачивая голову лошади прочь от гички.

Из ландо выпрыгнул человек.

- Êtes-vous anglais?

- Да, месье, но где вас, черт возьми, носило?

- Pardon? [5]

- Сколько вас? Combien d'hommes?

- Trois hommes et une femme.Но я могу говорить по-английски.

- Садитесь в шлюпку. За вами гонятся?

- Oui ,да… Другой человек, он… э… blessé– мужчина не мог найти английское слово.

- Ранен?

- Верно. Якобинцами из Картерета.

Дринкуотер утвердительно кивнул. Француз был молод и напуган до предела.

- Садитесь в шлюпку, - Натаниэль махнул в сторону матросов и отдал приказ. Из ландо появились еще две фигуры – мужчина и женщина. Они застыли в нерешительности.

- Шлюпка! Идите в шлюпку…

Французы заговорили, мужчина развернулся к открытой двери повозки. Раздражение вытеснило страх, и Дринкуотер, приказав двум матросам вытащить из экипажа раненого, стал подталкивать упирающегося француза к гичке.

- Le bateau , vite ! Vite !

Он грубо сгреб женщину в охапку, удивившись ее легкости, и не обращая внимания на то, что та напряглась и забилась, протестуя против нежеланной фамильярности. Натаниэль, не обращая внимания, бесцеремонно закинул ее в шлюпку. От сопротивляющегося столь «рыцарскому» обращению тела до него донесся легкий аромат лаванды. Лейтенант обернулся к матросам, возящимся с раненным французом.

- Живее там! – рявкнул он. – Остальные пусть позаботятся, как удержать на плаву эту чертову штуковину.

Моряки с силой зацепились за гичку, когда на берег обрушилась мощная волна, облизнувший их ноги язык подстегивал поторопиться.

- С приливом поднимается чертово волнение, - сказал кто-то.

- А как с багажом, месье? – это был тот парень из экипажа. Похоже, ему первому удалось хоть отчасти оправиться.

- К черту багаж, садитесь!

- Но золото… мои бумаги, mon Dieu !Мои бумаги! – француз пытался выбраться из гички. – Вы не захватили мои бумаги!

Но вовсе не документы привлекли внимание Дринкуотера.

- Золото? Что за золото?

- В ландо, месье, - произнес сидящий за ним.

Дринкуотер выругался. Вот, значит, что кроется за этой безумной вылазкой: монеты! Частное состояние? Капиталы роялистов? Деньги правительства? Какая разница. Золото есть золото, и вот этот чокнутый дурак мчится обратно к своему экипажу. Дринкуотер последовал за ним. Он распахнул дверцу и заглянул внутрь. На полике, смутно различимые в темноте, стояли два обитых железом ящика.

- Тригембо! Полл! Взять этот! Вы, месье, aidez-moi!

Согнувшись под весом ящиков, они, поднатужившись, перевалили их через борт шлюпки. Та была уже на плаву, глухо стукаясь о песок днищем, когда волны покрупнее, шипя, накатывались на пляж.

Тут со стороны Картерета послышались крики. Песок задрожал под ударами множества копыт. Отряд драгун!

- Отводим шлюпку! Отводим!

Дринкуотер помчался обратно к ландо, краем глаза заметив, как француз пытается перекинуть в гичку парусиновый пакет. Натаниэль спустил экипаж с тормоза. Обежав лошадей, он воткнул в крестец одной из них острие тесака. Брызнула темная струйка крови, раздалось испуганное ржание дернувшейся лошади. Дринкуотер отпрыгнул, когда экипаж пришел в движение.

Лейтенант зашлепал по воде к шлюпке, которую уже отвели от берега, развернув носом к набегающей волне. Когда Дринкуотер ухватился за транец, вода доходила ему уже до бедер. В ладонь вонзилась щепка, и сквозь приступ боли ему вспомнилось ударившее в обшивку копыто. С минуту он лежал, хватая ртом воздух, слыша отдаленные крики замешательства, доносившиеся с места, где преследователи догнали ландо. Потом над их головами просвистело несколько пуль, а со стороны моря донесся оклик с другой шлюпки: спрашивали, не нужна ли им помощь. Дринкуотер поднял голову, чтобы прокричать отказ, но тут у него под ухом один из матросов выпалил из своего мушкетона. Натаниэль обернулся в сторону берега. Не далее как десяти ярдах позади был всадник, загнавший лошадь прямо в буруны. Дробь свалила обоих.

- Навались, ребята. Теперь все в порядке.

Но вспышка и грохот опровергли его слова. Шестифунтовое ядро срикошетило всего в трех ярдах от них. Конная артиллерия!

- Навались, ублюдки! Давай!

Но людям не требовалось поощрения. Весла гнулись под напором гребцов.

Еще выстрел и град щепок. Крики, визг, шлюпка кренится на правый борт, женщина, встав на корме, вопит и размахивает руками. Стреляли ядром с картечью, и весла правого борта были сметены напрочь. Подбитая гичка дрейфовала обратно к пляжу.

Тут с моря раздался ответный выстрел, и над головами послышался вой картечи – это «Кестрел» открыл огонь. Минуту спустя вторая шлюпка взяла их на буксир.


Дринкуотер повесил мокрый плащ в углу большой каюты. Его обуревали усталость и плохое настроение. Сознание, что он провалил порученное ему Гриффитсом задание, наполняло его отчаянием. Двое убитых и трое ранены, в добавок, француз, лежащий на столе в каюте – не слишком ли дорогая цена за кучку беглецов и два ящика желтого металла?

- Отправляйтесь вниз и присмотрите за ранеными, - распорядился Гриффитс, и добавил, пресекая протесты Дринкуотера, - в отсеке на штирборте есть ящик с медицинскими инструментами.

Дринкуотер вытащил ящик, достал пинцет и удалил занозу из своей ладони. Приступ боли притупил гнев, его слегка трясло. Постепенно до него дошло, за ним из-под капюшона наблюдают женские глаза. Под этим взглядом он собрался, испытывая по отношению к даме благодарность за такое воздействие, и в то же время неприязнь – она выразила враждебность, когда он усаживал ее в гичку. В каюту вошли два человека, неся горячую воду. Дринкуотер снял мундир, закатал рукава сорочки и вытащил из шкафчика бутылку бренди.

Он овладел собой. Полоски света и тени от раскачивающихся фонарей прыгали перед глазами: «Кестрел» шел на норд, лавируя на ветер пологими галсами. Натаниэль склонился над французом, чувствуя, как остальные следят за ним. Женщина раскачивалась стоя, отказываясь сесть, словно не соглашаясь принять предоставленное куттером убежище. Мужчины наблюдали с кушетки, откинувшись на спинку, то ли от усталости, то ли в попытке скрыть напряжение.

- Эй, кто-нибудь, помогите мне… m'aidez .

Дринкуотер нашел стакан, плеснул до половины коньяка и отхлебнул, когда француз, что был постарше, подошел к нему. Натаниэль передал ему стакан, и тот с жадностью припал к нему.

- Снимите с него одежду. Используйте нож. Вы понимаете?

Мужчина кивнул и принялся за работу. Дринкуотер старался вспомнить хирурга Эпплби, его рассказы и виденное им самим вечность назад в вонючем кокпите «Циклопа». Особого результата это не принесло, так что он снова наполнил стакан, перехватив враждебный взгляд женщины. Огненная жидкость заставила его встрепенуться и не обращать внимания на чувства дамы.

Он склонился над французом.

- Кто он такой, черт побери?

- Его зовут граф де Токвиль, месье, - ответил старший из французов, пытаясь разрезать неподатливый шов сюртука. – Меня зовут Огюст Барайе, я бывший сотрудник брестской верфи… - Он стащил рукав и разодрал сорочку. – Вон тот юноша – это Этьен Монтолон, мадмуазель – его сестра Ортанс.

Женщина резко вздохнула: причиной могло быть раздражение излишней болтливостью, или зрелище, открывшееся когда Барайе обнажил плечо графа, сдирая остатки одежды с левой стороны груди. Де Токвиль застонал, приподнял голову и открыл глаза. Потом голова снова откинулась.

- Потерял много крови, - произнес Дринкуотер, радуясь, что раненый без сознания.

Барайе убрал пропитанную кровью одежду. Дринкуотер пробыл рану и в растерянности уставился на нее, видя, как кровь снова сочится из воспаленной, растерзанной плоти.

- Арабы рекомендуют промывать вином, месье, - нерешительно предложил Барайе. – Можно ли потратить часть коньяка?

Дринкуотер потянулся за бутылкой.

- Его подстрелили… - юноша, заговоривший впервые, стоял уже рядом с Барайе. Растерявшись, он не нашел ничего лучшего, как констатировать очевидный факт. Натаниэль посмотрел на это молодое, не старше двадцати лет лицо.

Потом просунул руку за плечо графа. Он почувствовал пулю, засевшую под кожей. Наскоро очистив рану от остатков одежды, Натаниэль выплеснул в нее остатки коньяка. Порывшись в лекарствах, он выбрал баночку с голубоватой субстанцией, нанес ее на пулевое отверстие, накрыл тампоном, а сверху наложил подушечку, изготовленную из сорочки графа.

- Придержите это, пока мы перевернем его, - кивнул Дринкуотер Барайе. Потом поглядел на Монтолона. – С вашего позволения, придержите ему ноги, месье. Так, переворачиваем его. Вместе!

Преодолевая крен «Кестрела», они с усилием перевернули Токвиля. Дринкуотер почувствовал себя более уверенно: бренди делал свое дело. Пытливая часть его ума уже очнулась от потрясений прошедших часов, заинтригованная происхождением их пассажиров.

- Ваше бегство оказалось недостаточно быстрым, - рассеянно произнес он, ощупывая указательным пальцем синюю опухоль, вздувшуюся под лопаткой графа. Натаниэль вздрогнул, когда спертый воздух каюты пронзил резкий звук, исполненный неприязни – это женщина яростно втянула воздух. Она откинула капюшон, и неверный свет лампы заиграл медью на прядях каштановых волос, рассыпавшихся по плечам. Девушка казалась старше брата, пережитые испытания наложили на правильные черты ее лица отпечаток суровости. Поймав на себе пристальный взгляд ее серых глаз, Дринкуотер вновь ощутил излучаемую ими враждебность. Ее неблагодарность раздражала его, и ему пришла в голову мысль, что за ее спасение команде «Кестрела» пришлось заплатить двумя убитыми и тремя ранеными.

Он рассерженно склонился над плечом графа и полоснул скальпелем. Лезвие заскрежетало по кости. Нащупав пулю, Натаниэль почувствовал облегчение.

- Поднесите лампу поближе, - выдавил он сквозь стиснутые зубы. Она подчинилась.

Окровавленная мушкетная пуля скатилась на стол.

Наложив на плечо графа второй тампон и повязку, Дринкуотер удовлетворенно хмыкнул. Они прибинтовали раненому руку к туловищу и устроили его на кушетке. Затем занялись матросами, пострадавшими от щеп.

Когда Дринкуотер, весь взмокший от пота, пошатываясь, выбрался на палубу, уже брезжил рассвет. Добравшись до поручней, лейтенант перегнулся и вытравил коньяк из желудка. Было зябко. Он положил голову на поручни. Его койку заняла Ортанс Монтолон, поэтому Натаниэль опустился на палубу рядом с четырехфунтовкой и провалился в сон. Тригембо принес одеяло и накрыл его.

Стоя у румпеля, лейтенант Гриффитс смотрел на закутанную фигуру. Хотя на лице не выражалось эмоций, внутри командира переполняло тепло. Он не ошибся в своей оценке Натаниэля Дринкуотера.


Глава 3

Занавес поднимается

Декабрь 1792 - февраль 1793 гг.

Инцидент в Бобиньи завершил нелегальные операции «Кестрела». Временно не задействованный, куттер покачивался на волнах, огибавших мыс Пенли и достигавших якорной стоянки в Коусэнд-бей.

Обливаясь потом в душной каюте, Дринкуотер крутил в длинных пальцах гусиное перо. С потолка капал кондесат, производимый жарко натопленной печью в соседней каюте Гриффитса. Дринкуотер вел безнадежный бой с дремотой. Заставив себя встряхнуться, он перечитал то, что написал в своем дневнике.

«Удивительно, но месье де Токвиль пережил мою «операцию». Его слабость была вызвана большой потерей крови, ставшей следствием серьезного повреждения подмышечной артерии, которая, к счастью, не была разорвана полностью. Мышцы груди сильно повреждены благодаря тому углу, под которым вошла пуля, но похоже, кости целы, за исключением небольшого скола. Если он не загниет, раненый будет жить».

Внимание Натаниэля к медицинским деталям объяснялось тем, что сделанную им первоначальную операцию завершал его старый друг. Мистер Эпплби, хирург фрегат «Даймонд», пополнявшего в тот момент припасы в Хэмоуз, получил приказ прибыть на борт «Кестрела» и заняться раненым. Доктор не скупился на похвалы в отношении неумелых опытов Дринкуотера, но не отпустил его, не прочитав лекции о характере ран графа.

При этом воспоминании Дринкуотер улыбнулся. Возвращение домой получилось непростым. Из всех беглецов, перевезенных «Кестрелом» из Франции, этот заключительный квартет оставил самое неизгладимое впечатление. Бредящий в горячке аристократ и подчеркнуто равнодушный Этьен Монтолон составляли явный контраст своим товарищам по путешествию. Словоохотливый и восторженный Барайе оказался веселым собеседником, ни одна деталь в действиях куттера не избегла его критических замечаний или же восхищенных похвал. Он, похоже, покончил с прошлым, повернувшись спиной к Франции, и до мозга костей желал заявить себя англофилом. В отличие от мужчин, Ортанс держалась настороженно, пользуясь уединением благодаря своему полу, она выказывала презрительную холодность. Ее красота вызывала восхищенный шепоток у матросов и легкое смущение среди офицеров, с которыми ей приходилось общаться.

Дринкуотер не был единственным, кто испытал облегчение, когда их гости ступили на берег в Плимуте, захватив с собой свои бумаги и монеты, но оставив смутное ощущение беспокойства. Подобно многим своим современникам, участвовавшим в Американской войне, Натаниэль с определенной иронией взирал на картину республиканской революции во Франции. Те, кто служил под знаменами Рошамбо и Лафайета, кто сжимал железное кольцо вокруг армии Корнуоллиса в Йорктауне, вдохновляясь идеями свободы, бежали теперь от якобинцев словно крысы от терьера.

Кроме того, глубоко в душе Натаниэль чувствовал странную симпатию к революции, выросшую из сочувствия к угнетенным, пробудившемся в нем много лет назад на вонючем орлоп-деке «Циклопа». Принципы этой революции не были чужды ему, в отличие от методов, которыми они воплощались. Не возражая против убежища, предоставляемого эмигрантам, либерально настроенные англичане и придерживавшиеся независимых взглядов морские офицеры смотрели на ситуацию не с точки зрения партийных интересов. Не будучи ни соглашателем-вигом, ни ярым оппозиционером-тори, Дринкуотер не спешил принимать навязываемые ему сомнительного достоинства идеи.

Натаниэль отложил перо, закрыл чернильницу и переместился на койку. Раскрыл потрепанную газету, полученную от Гриффитса. Строчки плясали у него перед глазами. В свете последних событий обещанные мистером Питтом мир и процветание выглядели маловероятными. Буквы казались маленькими черными человечками, вставшими в строй - целая армия. Он закрыл глаза. Война, или возможность войны – вот все, о чем говорили люди, не обращая внимания на протесты Питта.

Было удивительно, что происшествие в Бобиньи не получило отклика, ведь ощущение сложилось такое, что требуется лишь предлог, маленькая искорка, и разгорится международный пожар. И к войне стремились не только якобинцы. Два дня тому назад ему довелось отобедать в обществе Эпплби и Ричарда Уайта. Уайт был уже лейтенантом с пятилетней выслугой и с видами на чин капитана. Он достаточно продвинулся по службе, чтобы получить должность второго лейтенанта на лихом фрегате «Даймонд» под командой сэра Сиднея Смита. Уайт с юношеским энтузиазмом провозглашал тост «за славную войну», заставляя Эпплби кривить губы.

Обед не принес особого удовольствия. Возобновление знакомства оставило привкус разочарования. Уайт превратился в светского молодого человека с несоразмерно развитым самомнением, так что Дринкуотеру не просто было узнать в нем испуганного мальчишку, рыдавшего в темном кокпите «Циклопа». Эпплби тоже изменился. Время не пощадило его. Некогда дородный хирург болезненно исхудал, былая жизнерадостность исчезла, подточенная годами одиночества и тягот, но время от времени из под руин выглядывала физиономия прежнего Эпплби – поучающего, занудного, но проницательного и умного.

- Дело идет к войне, - отвечал он на взволнованные расспросы Дринкуотера, и Уйат охотно с ним соглашался. – И это будет столкновение могучих сил, в котором Англии нелегко будет избежать поражения. О, можете насмехаться, мистер Уайт, ведь вы и вам подобные ради славы готовы до луны добраться.

- Он все еще ребенок, - пробормотал Эпплби, когда лейтенант вышел освежиться. – Но да поможет Бог команде, над которой его поставят капитанам – а этого не долго ждать, если война начнется вскоре. Надеюсь, лорды подберут ему терпимого, опытного и понимающего первого лейтенанта.

- Он явно изменился, - кивнул Дринкуотер. – И похоже, не в лучшую сторону.

- Слишком быстрый рост, парень. Это мало кому идет на пользу, если вообще идет.

Да, обед трудно было назвать удачным.

И виновато в этом оказалось не только разочарование в старых друзьях. Приближение войны – вот что по-настоящему беспокоило Натаниэля. Едва уловимое, но неизбежно нарастающее волнение, смешанное со страхом – такое он уже чувствовал на пляже в Бобиньи – заставляло его сердце учащенно биться.

Если начнется война, то где окажется их крошка-куттер? Есть ли шансы на продвижение по службе? Натаниэль и думать не смел о состязании с Уайтом – это было бессмысленно. Но в любом случае, «Кестрел» - отличный маленький кораблик.

Воля провидения привела его сюда, и нужно просто покориться судьбе. В конце-концов, все не так уж плохо. Он обвел задумчивым взором полку, на которой стояли его собственные книги и журналы, оставленные ему мистером Блэкмором, бывшим штурманом «Циклопа». Натаниэля растрогало это наследство. Ящичек красного дерева, в котором хранился квадрант, стоял в углу, а доллондовская труба лежал в кармане плаща, висевшего на крючке рядом с французской шпагой. Собрание приобретений, подарков и добычи – вот и все его имущество. Не слишком густо за тридцать лет жизни. Потом взгляд Дринкуотера упал на акварельный рисунок, изображающий «Алгонкин» у Сент-Моувза, написанный его женой.

Стук в дверь вернул его к реальности.

- Кто там?

- Шлюпка, сэр – раздался голос Тригембо.

Натаниэль сел в койке.

- Лейтенант Гриффитс?

- Так точно, сэр.

- Отлично. Сейчас буду.

Он скользнул в башмаки и надел простой синий китель. Уже открывая дверь, он нахлобучил шляпу и, выскочив с трапа, с наслаждением вдохнул свежий морозный воздух.

Гриффитс доставил приказы от адмирала порта. После полудня «Кестрел» вошел с приливом в Барн-Пул и пришвартовался к блокшиву «Чичестер». На следующее утро на борт поднялись чиновники с верфи, посовещавшиеся с Гриффитсом. Ко времени, когда просвистали обед, стоячий такелаж «Кестрела» был спущен, а к ночи кран блокшива снял с него саму мачту. Утром плотники уже хлопотливо меняли карленгсы, готовясь к установке новой мачты.

- Нам сделают стеньгу повыше, - пояснил Гриффитс, - чтобы ставить прямой брамсель над марселем. – Он глотнул мадеры и посмотрел на Дринкуотера. – Уф, не думаю, что нам придется снова играть в кошки-мышки, после того случая у Бобиньи. Как только ремонт закончится, мы обретем вид нормального военного куттера и заделаемся чертовыми няньками у флота. Но теперь о другом. Клерк из казначейства обещал до Рождества заплатить матросам жалованье. Но получат они только половину от того, что причитается. Дай им все, и они раскидают все свои мозги вместе с кишками по канавам, и нам придется звать на помощь патрули, чтобы собрать их. А мне нужно, чтобы команда была на борту куттера сразу после Рождества.

Дринкуотер признавал справедливость драконовских мер Гриффитса. Если судить по его разговорчивости и оживлению, командир ожидал наступления веселых времен.

- И дайте знать ломбардам, что люди получат жалованье. Тогда их жены прослышат об этом, и не все деньги останутся в кабаках. – Он отхлебнул из стакана, потом полез в задний карман. – Вот что мне передали в конторе адмирала порта. – На стол легло помятое письмо. Надпись на нем была сделана знакомой рукой.

- Спасибо, сэр.

Дринкуотер схватил письмо и вскочил, торопясь уединиться в своей каюте. Гриффитс поудобнее расположился на своем месте и закрыл глаза. Дринкуотер направился к выходу.

- Да, мистер Дринкуотер, - один глаз приоткрылся. – Дерзкий юнец с незаслуженным эполетом, давший мне это письмо, заявил, что я-де обязан предоставить вам отпуск на Рождество. – Натаниэль замер, переводя взор с письма на Гриффитса и обратно. – Я подобного беспорядка не потерплю. – Повисла долгая пауза, глаз лейтенанта снова закрылся. Дринкуотер растерянно вышел в коридор.

- Можете идти в отпуск, как только установка брам-стеньги будет закончена, и ни минутой ранее, мистер Дринкуотер.

Пряча улыбку, Натаниэль прикрыл дверь и юркнул в свою клетушку. Потом торопливо разорвал конверт и начал читать.


Дорогой мой Натаниэль ,

Пишу в спешке . Ричард Уайт посетил меня сегодня по пути к призовому агенту мистера С. Смита в Портсмуте, и обещал на обратном пути передать письмо для тебя. Насколько я поняла, он рассчитывает увидеться с тобой Плимуте. Спасибо за твое письмо от двадцать девятого. Весть, что ты, возможно, будешь стоять в П л имуте, наполня е т меня одновременно волнени ем и надеждой. Слышала новости про Францию и очень переживаю. Если верно, что будет война, в чем Ричард убежден, я ни за что не упущу возможности повидаться с моим дорогим мужем. Пожалуйста, встречай лондонский почтовый в рождественский сочельник.

Пока до свидания, любовь моя,

Остаюсь вечно преданная тебе,

твоя жена Элизабет.


Дринкуотер улыбнулся в предвкушении. Не исключено, его предубеждение против Уайта сложилось несколько преждевременно. Только настоящий друг мог повести себя так. Тронутый заботой друга и счастливый от скорой встречи с Элизабет, он с удвоенной энергией занялся ремонтом куттера. И на время призрак войны перестал преследовать его.

Двадцать третьего декабря брам-стеньга со всем такелажем и новым парусом заняла свое место, а на утро следующего дня работы по переоснастке были завершены. Появился клерк казначейства, и Дринкуотер отправил этого щуплого человечка, прибывшего на борт в сопровождении сундучка, охранника из морских пехотинцев и книги размером с крышку люка, выдавать жалованье команде куттера. К полудню была выставлена якорная вахта, и «Кестрел» почти опустел – многие из его экипажа жили в Плимуте.

Покончив с делами, Дринкуотер нырнул вниз, чтобы надеть китель и положить свой тесак, и отправился на берег. Там его встретил Тригембо. Лихо козырнувший моряк предстал перед ним в полном матросском наряде, хотя тот вовсе не подходил к холодному времени года: шляпа с лентами, тужурка с медными пуговицами, вокруг мускулистой шеи – черный платок, а на ногах хлипкие узкие туфли.

- Я взял для вас комнату у Уилкинсона, как приказывали, сэр. Прошу прощения, но почтовый из Лондона опаздывает.

- Проклятье! – Дринкуотер полез в карман, выуживая монету, и заметил, как Тригембо беспокойно оборачивается. За ним стояла девица лет двадцати, крепко сложенная и дородная, на вид слегка раздраженная присутствием офицера, как будто приниженное положение ее мужчины обижало девушку. В волосах у нее виднелась новенькая красная лента, видимо, только что купленная, и завязанная с большим рвением, нежели искусством.

- Вот, - проговорил Натаниэль, выискивая еще монетку. Тригембо вспыхнул.

- Не стоит, сэр. Если можно, я бы просил … - его голова поникла.

- Ты должен быть на борту двадцать шестого на рассвете, или я подниму все патрули Плимута на поиски дезертира.

Дринкуотер заметил, как на лице Тригембо отразилось облегчение.

- Благодарствую, сэр, и желаю счастливого Рождества вам и миссис Дринкуотер.


Элизабет наконец приехала, утомленная дорогой и взволнованная перспективой войны. Они сдержанно поприветствовали друг друга, и долго молчали, словно прежняя их близость не могла восстановиться, пока им не удалось развеять груз нынешних забот. Но, согревшись вином, они спрятались в обществе друг друга от остального мира, и только во время рождественского завтрака Элизабет заговорила о том, что волновало ее.

- Как ты думаешь, Натаниэль: война действительно возможна?

Дринкуотер всматривался в ее лицо: по лбу пробежала складка морщины, прекрасные глаза грустно блестят, губа закушена от напряжения. Его обуревало сочувствие – ему война сулила свои жестокие удовольствия и суровые перспективы, ей же на долю выпадет только тоска ожидания. Быть может, на всю оставшуюся жизнь. Ему хотелось утешить ее, сказать, что все будет хорошо, что страхи излишни. Но это гнусно. Порождать в ней ложные надежды – более жестоко, чем сказать правду. Он кивнул.

- Все мнения сходятся на том, что если Франция вторгнется в Нидерланды, войны не избежать. Со своей стороны обещаю тебе, Бесс, что буду осторожен и постараюсь избегать ненужного риска. Давай-ка, - произнес он, потянувшись за кофейной чашкой, - выпьем за нас и наше будущее. За мой патент и карьеру, чтобы я мог выйти в отставку коммандером на половинном жалованье, и надоедал бы тебе в старости рассказами о своих подвигах…

Натаниэль заметил, как губы ее дрогнули. Элизабет, храни ее Господь, подсмеивалась над ним.

Он улыбнулся в ответ.

- Я не буду творить глупостей, обещаю, Бесс.

- Ну конечно не будешь, - сказала она, беря протянутую чашку с кофе. И заметила на его руке незаживший шрам от вонзившейся в ладонь щепки.


- «Ганнибал», сэр, капитан Колпойз, только что пришли из плавания. Пропустили Рождество, бедолаги, - двое мужчин наблюдали, как линейный корабль бросает якорь на рейде.

- Большие мальчики стряхнули паутину со своих марселей и теперь спешат снова пришвартоваться к своим цыплячьим ножкам, - кивнул Гриффитс. – Нам же пора возвращаться в море, мистер Дринкуотер. Сейчас время маленьких пташек с зоркими глазами – слонам придется немного подождать. Извольте приготовить мою гичку через десять минут.

Ожидая, пока Гриффитс вернется от адмирала порта, Дринкуотер мерил шагами палубу. Матросы суетливо готовились к отплытию, пока моросящий дождь не загнал их вниз, лейтенант же будто и не замечал нависшей над Хэмоузом [8]тучи.

«Будь прокляты прощания!» - размышлял он.

К нему робко подошел Тригембо.

- В чем дело?

Матрос виновато потупил взор.

- Если можно, я бы…

- Только не говори, что хочешь просить увольнительную для свидания со своей девкой!

Тригембо понуро кивнул.

- Проклятье, парень, или ты наградишь ее ребенком или она тебя заразой. И я тебя лечить не намерен! – Дринкуотер тут же пожалел о несдержанности, вызванной собственными переживаниями.

- Она вовсе не такая, сэр… Мне нужно всего четверть часа, сэр.

Дринкуотер подумал про Элизабет.

- Черт побери, Тригембо. Ни минутой больше.

- Спасибо! Спасибо, сэр.

Дринкуотер проводил взглядом торопливо удаляющуюся фигуру. Его мысли витали вокруг ближайшего будущего. Выстрелы в Бобиньи могли послужить поводом к войне, так как залп «Кестрела» являлся недружественным актом. Странно, что французы не устраивают шумихи, ведь по крайней мере один из их людей был убит. Но Питт твердо стоял за мир и не собирался допустить, чтобы такое ничтожно суденышко как «Кестрел» явилось casus belli .В любом случае, этой позиции придерживалось британское правительство, и до прояснения обстоятельств куттер продолжал оставаться в Плимуте. Все-таки непонятно, почему французы не воспользовались выгодами от имевшего место на их берегах инцидента?

Натаниэль отогнал раздумья. Куттер наконец получил приказ присоединиться к растущему числу бригов и шлюпов, ведущих наблюдение за французским побережьем. С тех пор как базирующиеся на родные порты фрегаты и дозорные корабли лорда Худа вернулись из крейсерствования, в доках кипела работа. Благодаря испанскому и русскому кризису предшествовавших трех лет флот находился в состоянии довольно высокой боеготовности. За Ла-Маншем парижская толпа перерезала швейцарскую гвардию, а сентябре французы вторглись в Савойю. Стало известно, что контр-адмирал Трюге [9]получил приказ выйти в море с девятью линейными кораблями. В ноябре были оккупированы Австрийские Нидерланды, и французы установили контроль над Шельдой. В силу этого французские военно-морские силы получили ключевой пункт, угрожающий обороне Англии. Тридцать девять их линейных кораблей базировались в Бресте, десять – в Лорьяне и тринадцать в Рошфоре. В преддверие наступающего 1793 года британское Адмиралтейство установило за ними бдительный надзор.


Затянутое сплошной пеленой утро двадцать девятого декабря 1792 года казалось свинцовым, но ветер зашел к северо-западу, моросящий дождь кончился, а в облаках стали появляться разрывы. Гриффитс с Дринкуотером наблюдали, как бриг-шлюп идет по Саунду к выходу в открытое море.

- «Чайлдерс», коммандер Роберт Барлоу, - пробормотал себе под нос Дринкуотер.

Гриффитс кивнул.

- На разведку брестского рейда, - доверительно сообщил он.

В последний день уходящего года ветер зашел к норду, и небо прояснилось. В полдень патрульный катер доставил Гриффитсу долгожданный приказ. На закате «Кестрел» оставил за кормой Эддистонский маяк и поспешил на юг, на поддержку «Чайлдерса».

За ночь ветер посвежел до штормового, и «Кестрел» лег в дрейф. Паруса на бушприте взяли на рифы, стеньгу и реи спустили, а на пушки завели двойные тали. С рассветом на весте был замечен парус; в результате обмена сигналами выяснилось, что это «Чайлдерс». Самолично встав к румпелю, Гриффитс подвел «Кестрел» к подветренному борту брига и привел к ветру. Облаченный в непромокаемый плащ Барлоу закричал им:

- Был обстрелян французскими батареями у Сен-Матье… Показал флаг, возвращаюсь в порт… иду в Фоуи…

Обрывки фраз уносились прочь штормом.

- Видимо, по его мнению, он первый, кого обстреляли, не так ли, мистер Дринкуотер? – пробурчал Гриффитс, глядя на подчиненного из-под намокших густых бровей.

- Именно, сэр, и теперь спешит домой, чтобы всем растрещать об этом, если правильно понимаю.

Гриффитс хмыкнул. Намерения Барлоу были ясны, даже вопреки завываниям шторма.

- Готов поспорить, он окажется в портшезе раньше, чем бриг встанет на якорь, - заявил Гриффитс, налегая на румпель и призывая двоих матросов помочь ему.

Кораблики разошлись, их сносило под ветер, несущий над палубами пелену брызг. Море было испещрено параллельными рядами белопенных валов, несущихся по велению бури. То тут, то там, нарушая однообразие пейзажа, пролетали глупыши, мечась вверх-вниз на своих изогнутых крыльях.

Три недели спустя Людовик XVI взошел на гильотину, а в первый день февраля французский Национальный конвент объявил войну стадхаутеру Голландии и королю Георгу III.



  Глава 4

Охотник в роли дичи

Март - сентябрь 1793 г .

- Наилучшие пожелания капитана, сэр. Он просит вас спуститься к нему в каюту.

Удивительно, откуда на маленьком куттере мог появиться такой вышколенный слуга, как Меррик. Дринкуотер передал вахту Джессупу и отправился вниз, осторожно спускаясь по накренившемуся трапу.

- Ничего не видно сэр, - отрапортовал он, снимая шляпу. – За исключением «Флоры», конечно.

Не отрывая глаз от только что полученных с фрегата приказов, Гриффитс кивнул.

- Садитесь, мистер Дринкуотер.

Дринкуотер пристроился на диванчике. Не говоря ни слова, Гриффитс подтолкнул к нему через стол графин, подняв взгляд только на миг - убедиться, что Дринкуотер перехватил посуду. Кларет с их последнего приза – неуклюжего маленького бугале, направлявшегося к Сене из Бордо. Недурное вино, да и деньги, вырученные от его продажи, оказались весьма нелишними. Дринкуотер с наслаждением потягивал напиток, глядя на капитана.

За месяцы с тех пор, как «Кестрел»» сделался дозорным, перехватчиком торговли, разведчиком и орудием, наносящим стремительные деморализующие удары, между Дринкуотером и Гриффитсом установились тесные рабочие отношения. Исполняющий обязанности лейтенанта быстро понял, что их с командиром объединяет стремление превратить свой кораблик в эффективное оружие.

Гриффитс свернул бумаги и поднял глаза, потянувшись за кларетом.

- Наши приказы, мистер Дринкуотер, наши приказы. Еще стаканчик?

Дринкуотер терпеливо ждал.

- Сэр Джон Уоррен, - Гриффитс говорил о капитане фрегата, - прислал нам письмо с распоряжением присоединиться к его летучей эскадре, когда та будет сформирована.

Дринкуотер задумался. Действия вместе с фрегатами могут обернуться ему на пользу. Все зависит от того, сколько юных лейтенантов рассчитывают на патронаж. У капитанов, командующих кораблями в Ла-Манше, недостатка в протеже нет. Так что скорее всего, шансы его невелики.

- Когда это ожидается, сэр?

- Кто знает, - Гриффитс пожал плечами. – Жернова Адмиралтейства вращаются не быстрее, чем вершится воля Господа.

Гриффитса явно не вдохновляла потеря независимости, но он поднял глаза и продолжил:

- Пока же для нас есть маленькое дельце. Вроде бывшей нашей работы. Один наш общий приятель намеревается покинуть Францию.

- Общий приятель, сэр?

- Вот именно, мистер Дринкуотер: тот парень, которого мы высадили в Криеле. Он известен под именем майора Брауна. Патент у него от Лейб-Гвардии, только вот сомневаюсь, что хоть раз на королевской службе ему приходилось седлать коня. Свою репутацию он заработал в прошлую войну, имея дела с ирокезами, насколько помнится. И до сих пор задействован на «специальной службе», - последние слова Гриффитс произнес с особым оттенком.

Дринкуотеру вспомнился полноватый веселый мужчина, которого они высадили на берег во время первой операции почти год назад. Его наружность трудно было назвать типичной для офицеров Лейб-Гвардии Его Величества.

Гриффитс почувствовал недоумение подчиненного.

- Герцог Йоркский, мистер Дринкуотер, имеет в своем распоряжении несколько патентов для особо выдающихся офицеров, - лукаво улыбнулся он. – Эти офицеры пользуются привилегиями и почти никогда не вдевают ногу в стремя.

- Понятно, сэр. Когда мы должны забрать его? И где? И есть нас варианты?

- Принесите планшет с картами, поглядим.


- Будь проклята эта погода! – в тысячный раз за утро Гриффитс устремлял взор на запад, но ожидаемого просвета на горизонте так и не было.

- Нужно взять еще риф, сэр, и убрать кливер… - Дринкуотер не успел договорить, так как фонтан брызг от поднявшей куттер волны перелетел через фальшборт и обрушился на палубу, угрожая сорвать гички с удерживающих их найтовов.

- А ведь это август, мистер Дринкуотер! Август! – капитан закончил свою жалобу на стихии кивком одобрения, и Натаниэль отдал команду:

- Мистер Джессуп! Всех наверх! Поднять штормовой кливер! Вахтенные левого борта вперед, убирать кливер! Вахтенные правого борта: еще риф на гроте!

Дринкуотер с удовлетворением наблюдал, как матросы разбегаются по местам, погружаясь у основания мачты до колен в воду.

- Готовьтесь, баковые! – выкрикнул Джессуп.

Дринкуотер заметил, как кивнул Гриффитс, и посмотрел на море.

- Переложить руль!

Когда куттер встал круче к ветру, дальнейшие команды сделались излишними. «Кестрел» был не каким-нибудь линейным кораблем, его команда действовала с уверенностью, ставшей результатом долгой практики. Чувствуя, как трепещут паруса и дрожит корпус куттера, матросы работали, как одержимые. Фалы были прослаблены, а грота-шкот выбран, чтобы зафиксировать гик, пока притягивались кренгельсы задней шкаторины. Когда были закончены работы и с кренгельсами передней шкаторины, моряки распределились по длине гика, закатывая тугую, мокрую парусину и подвязывая ее риф-сезнями. Люди на баке налегли на галс, в то время как Джессуп ослабил шкот. С мачты вниз побежал фал, и наполовину погрузившийся в воду с подветренной стороны парус втащили на палубу. Через минуту его место занял штормовой кливер. Стоило железному кольцу двинуться вверх по снасти, фал натянулся. Парус затрепетал, выгибаясь в подветренную сторону, в то время как «Кестрел» рассекал волны, затем, когда матросы выбрали его втугую, распрямился.

- Готово на баке!

Дринкуотер услышал крик Джессупа и посмотрел на него. Крепко сбитая фигура стоящего на носу боцмана резко выделялась на фоне горизонта; ветер трепал полы его непромокаемого плаща, создавая комическое сходство с вороньим пугалом во время бури. Подавив детский позыв рассмеяться, Дринкуотер откликнулся:

- Ясно, мистер Джессуп.

Он повернулся к рулевому.

- Одерживай.

Потом кивнул Поллу, стоявшему у грота-шкота. «Кестрел» набирал ход, верхняя часть грота причудливо выгнулась, наполняясь ветром.

- Руль на ветер!

Куттер снова начал приводиться, подчиняясь полученному импульсу, и опять сила затрепетавших парусов заставила задрожать весь корпус корабля.

- Кливер-шкот!

- Круто к ветру, правый галс!

- Есть круто к ветру, сэр, - раздался ответ ближнего из двух рулевых, налегавших на румпель.

- Теперь легче идет?

- Так точно, сэр, намного, - ответил рулевой, цокнув языком в знак симпатии к своему кораблю.

«Кестрел» мчался вперед на прежней скорости, но раскачиваться стал меньше.

- Парусность уменьшена, сэр, - доложил Натаниэль.

- Да йаун, мистер Дринкуотер.

Когда из-за гряды похожих на крепостные стены облаков вынырнуло вечернее солнце, окрасив их в розоватый цвет, ветер немного ослабел. Оглядывая горизонт, освещенный последними лучами заката, Дринкуотер заметил на зюйде три нарушавших однообразие пейзажа точки, о чем тут же сообщил Гриффитсу.

- Это может быть вооруженный люггер, сэр. Трудно быть уверенным, но он, похоже, идет на вест. Удаляется от нас, сэр.

Гриффитс задумчиво потер подбородок.

- Хм-м. Этот проклятый берег будет очень опасным, мистер Дринкуотер. Воистину опасным. Еще день или два прибой останется слишком сильным.

Он замолчал, но Дринкуотер уловил ход его мыслей. Теперь ему было известно большинство секретов Гриффитса, и то, что в приказе с «Флоры» особый упор делался на непременном исполнении.

- Это значит, - пояснил Гриффитс, - что Браун сообщил в Лондон о невозможности дальнейшего своего пребывания во Франции, или о наличии у него крайне важных сведений. – Капитан пожал плечами. - Это зависит…

Дринкуотеру вспомнились почтовые голуби.

- А если погода окажется слишком плохой, чтобы мы могли разыскать его, сэр?

Гриффитс поднял взгляд.

- Этого не должно случиться, - он помолчал. – Нет, у парня чутье на такие вещи. Браун провел здесь много времени, и мне сдается, он постарается покинуть берег сегодня же.

Дринкуотер медленно выдохнул, размышляя о состоянии моря во время высадки. Он посмотрел на запад. Ветер был еще силен, и гонимые им с веста валы катились по Ла-Маншу. Лейтенант прервал его размышления. Гриффитс остановился на полпути к трапу.

- Спустимся вниз, мистер Дринкуотер. Хочу обсудить с вами одну идею.


- Бросай, - шепотом приказ по цепочке дошел до бака, и стопор был снят. Якорь «Кестрела» упал на песчаное дно бухточки, едва нос корабля уклонился под ветер и матросы закрепили паруса, предварительно отдав рифы на гроте и взяв на гитовы большой кливер. «Кестрел» прибыл в точку рандеву сразу с наступлением темноты. Теперь он качался на мощных волнах, набиравших силу на входе в мелкую бухту, чтобы яростно обрушиться на полоску песка, едва различимую у подножья окружающих скал.

- Одерживай, - и канат замедлил свой бег через клюз, когда веретено застопорили на битенге. Куттер резко развернулся носом к морю, и дернулся, натянув якорный канат.

- Якорь держит, - побежал по цепочке доклад на корму.

- Вы готовы, мистер Дринкуотер?

Исполняющий обязанности лейтенанта огляделся вокруг. Оба его добровольца кивнули и до него долетел возглас Тригембо, выражающий согласие. Вторым матросом был Полл, здоровенный рыжебородый детина, снискавший на «Кестреле» репутацию драчуна и задиры.

- Так точно, сэр, готовы… Вперед, парни.

Все трое двинулись к корме, где Джессуп, ловко улучив момент, когда нос «Кестрела» приподнялся, спустил на воду гичку. Едва дно ее плюхнулось на воду, тали шлюпбалок были отданы. Шлюпку отнесло назад на длину носового фалиня, потом ее аккуратно подвели к борту и Дринкуотер, Тригембо и Полл запрыгнули в нее.

Н носу Тригембо принял с палубы конец четырехдюймового троса, который закрепил за переднюю банку. В середине Полл установил потайной фонарь и развязал весла, а Дринкуотер убедился, что линь на корме разматывается свободно, как и второй канат, прикрепленный к кошке. От этих двух бухт троса будет зависеть их жизнь.

- Готовы, ребята? – Тригембо и Полл ответили утвердительно, и Дринкуотер негромко окликнул палубу. – Отдавайте фалинь и травите четырехдюймовый.

- Есть, сэр.

Дринкуотер наблюдал, как над поручнями мелькают головы – это Джессуп выводил маленькую шлюпку под ветер.

- Удачи, мистер Дринкуотер, - долетел до него тихий голос Гриффитса.

Устраиваясь на корме, Дринкуотер вскинул руку в знак того, что принял пожелание, и обратился к берегу. До его плеча дотронулся Тригембо.

- Фонарь готов, сэр.

- Отлично.

Их мотало вверх-вниз, волны старались снести лодку на берег, пеньковый канат не давал, стремясь развернуть их носом, потом ослабевал по мере того, как его травили. Заметив, как волны начинают закручиваться, готовясь обрушиться на берег прибоем, Дринкуотер приказал развернуть потайной фонарь в сторону моря. Почти тут же гичка встала носом к волнам и остановилась. На корму пришел Тригембо.

- Нас держит, сэр.

- Отлично.

Дринкуотер снял башмаки. К тому времени он уже разделся до сорочки. Когда он выпрямился, чтобы обвязать себя тонким линем, Тригембо сказал:

- Я пойду, сэр. Это не ваше место, сэр, прошу прощенья.

Дринкуотер усмехнулся невидимой в темноте улыбкой.

- Это мое место, Тригембо. Смотри за линем, я на тебя надеюсь… Полл, передай мне кошку и я пошел.

Благодаря провидение, что это август, Дринкуотер скользнул за транец и погреб к берегу, неся кошку на плече и постепенно разматывая линь. Он почувствовал, как волна закружила его, потом понесла вперед; в ушах звучал грохот прибоя, ноги то и дело цеплялись за канат. С трудом Натаниэль повернулся набок и бешено загреб свободными рукой и ногой. Отбегающий от берега ток потащил его назад, и он ощутил, как рука зацепилась за песок. Новая волна закружила его, сбивая дыхание и волоча так, что линь натянулся. Опять рука зачерпнула песок, и он стал лихорадочно цепляться за дно, охваченный все возрастающим страхом.

И тут он оказался на берегу, и рухнул вместе с канатом на полосу песка всего в нескольких дюймах от воды, цепляющийся за землю и напуганный.

Очередная волна обмыла его, лежащего на мели, к следующей он уже вскочил на ноги. Едва переведя дух, он разобрал концы троса, зная, что Тригембо и Полл держат другие по разным оконечностям шлюпки. Необходимость сосредоточиться заставила его собраться. Натаниэль воткнул кошку в песок и выбрал линь втугую, ощутив, как тот натянулся и поднялся. Напрягая глаза, он различил среди белой пены валов серое пятно гички. Потом отвязал линь от пояса и накинул его на свободную лапу якоря. Пришвартованная носом и кормой шлюпка казалась в безопасности, и Дринкуотер приготовился ждать. Вопреки летнему времени года, его трясло от холода.

Час спустя он начал сожалеть о своем решении выбраться на берег. Продрогнув до костей, Натаниэль стал подозревать, что ветер опять свежеет. Он нашел глазами «Кестрел», поглядел на фонарь на мачте, который должен будет дать сигнал к его возвращению. Но ему ли было не знать: Гриффитс станет ждать до последнего. Он догадывался, что Джессуп с матросами заводят сейчас шпринг, чтобы можно было мигом развернуть куттер и сняться с якоря. Корабль находился слишком близко к берегу, чтобы появился другой вариант. Лейтенант настолько погрузился в свои мысли, что не услышал первых выстрелов. Почувствовав непорядок, он заметил ружейные вспышки на гребне холма и ниже, там, где тропа спускалась к берегу. Он выбрался из своего убежища и подбежал к кошке, напряженно вглядываясь в темноту.

В темноте от подножья утеса отделился человек. Натаниэль видел, как тот споткнулся, потом поднялся, видел, как от мушкетных пуль взлетали фонтанчики песка.

- Эгей, сюда! - закричал он, потянувшись к кошке.

Схватив петлю из тонкого линя, Дринкуотер пропустил ее под мышками, оставив хвост в три сажени. Задыхаясь, мужчина подбежал к нему.

- Майор Браун?

- Он самый, он самый…

Пока Дринкуотер обвязывал его концом веревки, мужчина переводил дух.

- Пустельга…

- … для плута, - выдохнул Браун отзыв и Дринкуотер, схватив его за руку, потащил к морю. Пехотинцы уже спускались на пляж. Натаниэль решительно вошел в воду и закричал:

- Тяни!

Он заметил, как Тригембо помахал, и почувствовал натяжение линя. Его потащили; от ударов волн у него сбилось дыхание, ему пришлось разжать руку, державшую шпиона. Вынырнув на поверхность, он лег на спину и, безвольно глядя на свод ночного неба, предоставил Тригембо тащить. С приходом каждой новой волны приходилось судорожно задерживать дыхание. И вот он уже у транца шлюпки и нащупывает веревочную петлю, спущенную Поллом. Натаниэль нашел ее правой ногой и полуобернулся к Брауну, который в своем промокшем сюртуке едва возвышался над водой.

- Втаскивай его первого, - обратился Дринкуотер к Тригембо. – Он уже на грани.

Кое-как они подтащили его к транцу, и лейтенант помог развернуть его спиной к шлюпке.

- Отпускайте, мистер Дринкуотер! – раздался голос Тригембо, и Натаниэль увидел, как два моряка, подхватив майора под мышки, потащили его наверх. Выше, выше… потом он вдруг сорвался, да так резко, что окунулся в воду, но тут же появился на поверхности; его снова подхватили и кое-как втащили на борт. Дринкуотер почувствовал, как натянулся линь, когда Браун свалился на дно гички. Устало просунув ногу в веревочную петлю, он попытался сам перебраться через борт, но мышцы отказывались служить. Тригембо подхватил его и секунду спустя офицер уже валялся поверх Брауна, избавленный, наконец, от заботы о канатах.

- Прощенья просим, сэр, - Тригембо оттащил его в сторону одной рукой, после чего топориком перерубил трос, связывающий их с кошкой. На носу Полл помахал фонарем и весь экипаж «Кестрела» налег на пеньковый канат. Вокруг свистели мушкетные пули, а две или три откололи щепы от планшира.

Дринкуотер устало приподнял голову, стараясь разглядеть знакомые очертания «Кестрела». Еще десять ярдов, потом спасение. Мористее он заметил нечто еще. Походило оно на скошенные паруса люггера.

Он все еще размышлял над увиденным, когда они оказались у борта куттера, и дружеские руки помогли ему выбраться из шлюпки на палубу. Изведшийся от волнения Гриффитс лично укутывал Дринкуотера, пока тот докладывал, что увидел.

- Люггер, значит. Бах, я уже встречал его раньше… Как вы?

- Вполне нормально, - промычал Дринкуотер, стуча зубами.

- В таком случае, уходим. Мистер Джессуп, орудия левого борта приготовить…

Гриффитс поручил Натаниэлю выполнять простую, механическую работу, входившую в обязанности Джессупа, давая ему возможность прийти в себя. Дринкуотер был благодарен старику за деликатность, и поплелся на бак, собирая матросов у кофель-планки. Сначала пошли вниз фалы стакселя и гафеля, потом кливер- и дирик-фалы. Гафель вскинулся в ночное небо, паруса затрепетали и захлопали, мачта завибрировала, и «Кестрел» ожил.

Мористее полыхнуло пламя и ядро со свистом пролетело мимо штирборта, испугав людей, не подозревавших до поры об угрозе с моря и считавших, что им предстоит открыть огонь по противнику на пляже.

Завершив постановку парусов, Дринкуотер вернулся к Гриффитсу.

- Да йаун, шкоты правого борта выбрать, потом готовьтесь рубить якорный канат.

- Ест, сэр.

Дринкуотер чувствовал себя лучше. Какие-то глубинные, внутренние резервы сил вливались в него. Упражнение с фалами помогло ему согреться. Он распорядился, что плотник должен быть наготове с топором. Как оказалось, Джонсон уже занял пост. С выбранными шкотами паруса хлопали не так сильно.

- Левый борт, к орудиям, готовьсь открыть огонь по люггеру! – слова Гриффитса заглушил залп с люггера. Рядом с правым бортом поднялся ряд всплесков.

- Недолет, слава Богу, - пробормотал Дринкуотер.

- Руби!

Раздалось два удара топора. Канат дернулся, его разрывающиеся под напряжением волокна затрещали, потом лопнул. Нос «Кестрела» начал уваливаться под ветер.

- Привести корабль.

Корма удерживалась шпрингом, пропущенным через всю длину корабля и прикрепленным к обрывку обрубленного каната. «Кестрел» повернулся, накренился под напором ветра и дернулся вперед.

- Руби!

Стоя у кормового порта, Джессуп со всей силы рубанул и шпринг разлетелся. Оставив за кормой гичку, два якоря и сотни саженей отборных канатов, «Кестрел» левым галсом устремился в море.

Дринкуотер стал искать глазами люггер и вздрогнул, увидев его мощный, грозный корпус прямо по курсу. У них на раковине прекрасно были видны три причудливо накрененные мачты с огромными полотнищами парусов и дула орудий левого борта.

- О, Боже! Они дадут продольный залп, сэр! – завопил Дринкуотер, в панике бросив свой пост на баке.

- Ложись! – могучий голос Гриффитса подействовал сильнее страха, и матросы послушно повалились на палубу. Дринкуотер залег за брашпилем, подозревая, что из всей команды куттера он оказался ближе всех к носу. Но бортовой залп получился разрозненным и неточным. Люггер раскачивался, но его орудия кое-чего добились. Дринкуотер почувствовал удар воздуха от пролетающего мимо ядра, но тут же вскочил, понимая, что худшее позади. Другие снаряды нашли цель: на середине палубы лежал человек; несколько снастей подветренного борта было разорвано, а грот испещрен пробоинами от картечи и двух ядер. С рассветом они обнаружили еще одно ядро, засевшее в корпусе, и посеченный картечью фальшборт.

Гриффитс сам взял румпель, удерживая курс; их бушприт нацелился на корму люггера, к которому они подходили на дистанцию пистолетного выстрела. Дринкуотер видел, как командир второго орудия поднес к запалу фитиль и поднял глаза, чтобы наблюдать результаты выстрела. Как раз в момент, когда орудие оказалось напротив кормы люггера, порох на полке вспыхнул и четырехфунтовка выпалила. С расстояния не более чем в двадцать футов Дринкуотер встретился взглядом с высоким французом, стоящим одной ногой на поручнях, и держащимся за бизань-ванты. Даже в темноте Натаниэлю удалось уловить начальственный вид этого человека, даже не дернувшегося, когда ядро промчалось рядом с ним. Оба суденышка метались на волнах, и почти все выстрелы «Кестрела» прошли над люггером, но вспышки и грохот ободряюще подействовали на команду куттера.

«Кестрел» обогнул корму люггера и Дринкуотер не спеша пошел на корму, направляясь к Гриффитсу.

- Подлатайте подветренный такелаж, мистер Джессуп, - рассеянно бросил он, проходя мимо боцмана, следившего за тем, как закрепляют орудия. Перед взором Натаниэля все еще стоял тот невозмутимый француз.

- Как думаете, сэр, он будет нас преследовать? – устало поинтересовался он у Гриффитса. И с удовольствием отметил, что Гриффитс здраво оценивает ситуацию.

- Попробует, сынок, и нам надо делать ноги. Теперь спускайтесь вниз и переоденьтесь в сухое. Майор Браун откупорил коньяк. Приведите себя в порядок, а потом попробуем прибавить еще парусов и поглядим, на что способен наш кораблик.


Последний проявил себя с лучшей стороны. На рассвете погоня еще продолжалась, и они завели дополнительные штаги и подняли все что можно, включая лисели подветренного борта. В восемь склянок утренней вахты Дринкуотер внес в журнал, что куттер делает одиннадцать узлов. «Кестрел» накренился, его форштевень вздымал фонтан пены. На юте, у бакштага, стоял Гриффитс, насвистывая песенку и даже не глядя за корму. После полудня появились меловые скалы Дувра, и люггер отвернул. Оставив палубу на попечении Джессупа, офицеры сели отобедать с майором Брауном.

- Это шасс-маре называется «Ситуайенн Жанин», республиканский люггер, - пояснил Браун, с жадностью поглощая ветчину. – Он отдан в распоряжение отчаянного ублюдка по имени Сантона… Проклятье, Мэдок, я уж было решил, что на этот раз он меня таки поймает: Сантона пронюхал про мой отъезд и намеревался отрезать вас. – Майор усиленно прожевал кусок и проглотил его, запив щедрым глотком бренди. – С момента выезда из Парижа они отставали от меня не больше, чем на час, и если бы не искусство и распорядительность нашего юного друга, у них бы все получилось.

Дринкуотер промычал что-то и положил себе ветчины, ощутив вдруг невероятный голод.

- Мистер Дринкуотер выказал себя молодцом, майор. Прошу учесть – я полностью доверяю ему.

Браун кивнул.

- Давно пора. Неприглядную же штуку вы сыграли с ним тогда, в ноябре.

Все засмеялись. Напряжение рассеялось, и бутылка пошла по кругу, тщательно охраняемая от порывистых рывков куттера.

- Простите, сэр, - начал Дринкуотер. – Но как вы смогли узнать люггер? Вы видели его капитана?

- Сантону? Да. Стоящего на корме. Только он не капитан, корабль подчинен ему. Французское министерство флота наделило его широкими полномочиями, не чета моим собственным, - он замолчал и залпом добил коньяк. – Готов побиться об заклад, что Сантона знаком с полями Кента не хуже наших хлеборобов. – Майор пожал плечами. - Но у меня нет доказательств. Пока. Можете отметить, что люггер был именно «Ситуайенн Жанин». Даже в темноте вы могли разглядеть черный двухвостый вымпел. Не знаю почему, но Сантона любит поднимать его – чертовы кельтские выкрутасы. Не обижайся, Мэдок.

Дринкуотер не заметил вымпела, но удивился наблюдательности Брауна. Ему еще предстояло привыкнуть к умению майора подмечать самые незначительные детали.

- Это будет чертовски долгая война, Мэдок, - продолжил майор. – Могу сказать тебе, что проклятые янки тоже участвуют. Придется нам снова сойтись с ними. Они обещали лягушатникам поставки зерна. Без их помощи страна загнется. А еще революционеры устроят бучу в Ирландии… Через пару месяцев это не будет секретом. – Он нахмурился, подыскивая слова, способные передать важность его сведений, и Дринкуотер вспомнил Эпплби. - Они собираются пронести свой чертов флаг по всей Европе, попомните мои слова…

Майор положил себе еще кусок ветчины. Натаниэль теперь понимал, почему этот человек выглядел таким жизнерадостным в тот день несколько месяцев назад. После пережитого ночью ему самому хотелось весело болтать, как Браун. Как тяжко приходилось тому среди врагов! На берегу ему отовсюду грозила опасность, но здесь, на борту «Кестрела», он был среди своих. Майор в четвертый раз осушил бокал, и Гриффитс снова его наполнил.

- Вы забрали Барайе? – спросил Браун, откидываясь на стуле и обращаясь к Дринкуотеру.

- Да сэр, мы подобрали его у Бобиньи.

- Бобиньи? – Браун нахмурился. – С какой стати? Я же все подготовил для Криеля?

Он посмотрел на Гриффитса, который не замедлил пояснить.

- Я возражал, майор, но два аристократа напели Дангарту в уши.

Браун кивнул, его глаза прищурились настолько, что румяное лицо сделалось почти неприятным.

- И один из них был, э-э… мизантропом, не так ли?

Гриффитс и Дринкуотер, не сговариваясь, кивнули.

- А де Токвиль был с Барайе?

- Да, - сказал Гриффитс. – И изрядный запас деньжат тоже.

Браун кивнул и погрузился в размышления. До Дринкуотера донеслось, как в задумчивости он еще раз повторил: «Бобиньи…»

Наконец майор очнулся, выражение его лица сделалось серьезным.

- А не было с ними девушки? Девушки с каштановыми волосами?

- Была, сэр, - ответил Дринкуотер. – Вместе со своим братом, Этьеном.

Брови Брауна взметнулись.

- Так вам известно, как их зовут?

- Да, сэр, их фамилия Монтолон. - Было чудно наблюдать, как Браун, знающий все секреты, способен удивляться тому, о чем болтает весь Плимут. – Барайе сказал нам, сэр, - продолжил Дринкуотер. – Похоже, из этого не делают тайны.

- Ха! – Браун запрокинул голову и рассмеялся коротким, лающим смехом, как лис. – Тем лучше для Барайе, - сказал он сам себе. – Нет, это не тайна, но я удивлен, что девушка оставила…

Все трое смолкли. Браун размышлял над головоломкой, которая начала складываться воедино. Ему было неизвестно, что именно «Кестрел» устроил эту шумиху у Картерета, но он был достаточно близок к верхним парижским кругам, чтобы знать, какое влияние этот инцидент оказал на развязывание войны. Относительно безобидная вылазка «Чайлдерса» стала только предлогом, которого дожидались стервятники, твердо решившие воевать еще за месяц до этого.

Майор закрыл глаза, вспоминая любопытные подробности. Капитэн де фригатЭдюар Сантона служил орудием в руках жаждущего войны Конвента. И если не считать предыдущей ночи, в последний раз, когда Браун видел Сантону, красавец-капитан прогуливался с Ортанс Монтолон, нежно опирающейся на его руку. И та совсем не напоминала женщину, намеренную бежать сломя голову от революции.

Глядя на пассажира, лейтенант Гриффитс почуял витающую в воздухе тайну и перевел разговор на обсуждение вчерашнего случая. А Дринкуотер почувствовал беспокойство и волнение, вспомнив каштановые волосы и прекрасные серые глаза.


Глава 5

Инцидент близ Уэссана

Октябрь-декабрь 1793 г.

За последующие недели Дринкуотер почти забыл про инцидент у Бобиньи, про спасение майора Брауна и последующую схватку с шасс-маре. Иногда, темной ночью, в большой каюте, освещенной огнем пляшущей лампы, ему являлся волнующий призрак красавицы с каштановыми волосами. А еще, время от времени, он пробуждался ото сна, чувствуя, как захлебывается, а Тригембо тащит сквозь буруны его и неподвижное тело Брауна, грозящее увлечь на дно обоих. Но то были лишь тени, исчезавшие, стоило ему проснуться, как и кошмары о болотах Каролины и воспоминания про Морриса – тирана и содомита из мичманского кубрика «Циклопа».

Призраки беглецов из Бобиньи явились ему снова, уже в более ощутимой форме, по воле Гриффитса. Тот принес пожелтевшую уже газету с заметкой, рассказывающей о найденном в водосточной канаве Сент-Джеймса теле французского аристократа. В убийстве подозревали грабителей, поскольку кошелек джентльмена отсутствовал, а было известно, что ему в тот вечер везло в игре. Но фамилия человека была де Токвиль, и то, как вскинулись брови Гриффитса над опущенной газетой, подсказало Дринкуотеру, что командир сомневается в случайном характере убийства.

Но долг не давал им задумываться о подозрениях. Ла-Манш был полон французских корсаров всех мастей, от люггера до фрегата, объявивших беспощадную войну английской торговле. В этой схватке между французскими приватирами и английскими «купцами» основная тяжесть падала на одиночные британские фрегаты. Так, 18 июня, Пелью на «Нимфе» взял у Старта «Клеопатру», и пожалованные ему рыцарские шпоры заставили зазвенеть от рвения многие флотские сердца.

«Кестрел», тем временем, занимался более прозаическими делами: доставлял на крейсера приказы, почту, свежие овощи и слухи. Короче, служил разнорабочим флота. Пеллью, вопреки протестам Гриффитса, забрал с куттера нескольких человек для пополнения комплекта на своих корнуолльских оловянных копях, но такое случалось только дважды. Экипаж «Кестрела», состоявший по большей части из добровольцев, был первоклассным, достойным служить на флагмане под командой самого придирчивого адмирала.

- Лучшее, что может предложить флот Камберленда, - с гордостью говаривал Джессуп, намекая темзенские яхты, на которых пустяки вроде парусных учений возводились в ранг фетиша. Гриффитс тоже не мог скрыть злорадного блеска в глазах, когда его куттер совершал ловкий маневр на глазах капитана фрегата, бьющегося как рыба об лед со своей шайкой новобранцев. Ему так и представлялось, как на тамошнем квартердеке десятками сыплются замечания насчет «чертовых бестолковых салаг».

При всей этой бурной деятельности Дринкуотер отдавал себе отчет, что служит на счастливом кораблей, и Гриффитс редко прибегает к плетке – да и необходимости в этом нет, - и что для них пока тянутся безмятежные деньки.

Если его и терзало беспокойство о будущем, он не выказывал его на палубе, пряча в одиночестве своей каюты. Череда вахт, напряженные минуты погонь или бегства, небольшой приработок на призах служили для него некоторой компенсацией за отсутствие перспектив продвижения по карьерной лестнице.

Декабрь застал их у невысоких берегов острова Уэссан. Они разыскивали Уоррена, с целью сообщить ему, что после долгих проволочек и приготовлений, коммодорская эскадра должна собраться под его командой в Фалмуте к Новому году.

В тот день дул восточный ветер, разогнавший туманную мглу, преследовавшую их в течение всего плавания по Атлантике. Эти восемь недель офицеры «Кестрела» непрерывно боролись с трудностями, матросы вымокли и устали, паруса сочились от влаги, а огонь на камбузе зажигался крайне редко.

Яркие солнечные лучи, осветившие маленький кораблик, пролились на него словно благодать, и он буквально возродился к жизни: люди повеселели, снасти наветренного борта запестрели вывешенной на просушку одеждой, придавая куттеру цыганский вид.

Низкий остров, отмечающий западную оконечность Франции, находился слева за кормой, и время от времени Дринкуотер брал пеленг на маяк, расположенный на высоком мысе Стифф. Во время одной из таких операций его прервал оклик с мачты:

- Эй, на палубе! Парус с наветра!

- Пригласите капитана.

- Есть, сэр.

Гриффитс поспешил на палубу, окинул взглядом остров и вымпел, змеящийся в легком восточном ветре над штирбортом.

- Полезайте наверх, мистер Дринкуотер.

Натаниэль взобрался на мачту и оседлал брам-рей. Ему было достаточно одного взгляда, что понять: это не «Флора», а заодно подтвердить их с Гриффитсом подозрения, связанные с восточным бризом. Перед ними лежал огромный морской арсенал Бреста, и замеченный ими корабль выскользнул, скорее всего, сегодня утром из Гуйе. В кильватер за ним шел еще один.

- Два фрегата, сэр, - доложил он, спустившись на палубу. – Направляются к нам и прибавляют парусов.

Гриффитс кивнул.

- Мистер Джессуп!

Капитан нетерпеливо ждал боцмана, который, застегивая на бегу мундир, появился на палубе.

- Сэр?

- Ложимся по ветру. Распорядитесь завести дополнительные штаги: я намерен выжать из куттера все. Мистер Дринкуотер, курс к Пьер-Верт, к проходу Фромвер…

Капитан продолжал раздавать приказы, но Дринкуотер уже нырнул вниз, свериться с картой.

Остров Уэссан, или Ушант, как называли его бесчисленные поколения английских моряков, расположен примерно в тринадцати милях к западу от побережья Бретани. Между островом и мысом Сент-Матье лежит настоящее смешенье скал, утесов и островков, нанесенное на карту куттера пунктирной линией, было обозначено как «скопление опасных мелей, рифов и т.д., встречаются непредсказуемые течения и водовороты». Даже в самую умеренную погоду эта акватория подвержена влиянию атлантических валов и течений, достигающих по весне скорости в семь с половиной узлов. Когда ветер и прилив идут навстречу друг другу, по морю катятся высокие и крутые волны. Даже в лучшие времена из-за течений и водоворотов плавать здесь практически невозможно. Опасность так велика, что между Англией и Францией возник даже специальный договор, обязывающий последнюю содержать маяк на мысе Стифф «равно как в мирное, так и в военное время, общими соображениями гуманности руководствуясь». Здание маяка было построено на самом высоком месте острова столетием ранее по проекту Вобана. Сквозь рифы вели два пролива: Шеналь-Дюфур – извилистый канал между Сен-Матье и скалами Лефур, и Фромвер, прилегающий к глядящей на материк стороне собственно острова Уэссан. Именно последний и интересовал сейчас Натаниэля.

Склонившись над картой, Дринкуотер вдруг почувствовал, что куттер прибавил ходу, за чем последовала суета, вызываемая поворотом. Накренившись, «Кестрел» помчался вперед, повинуясь нетерпеливому желанию своего капитана. Держась за переборку, лейтенант пробрался в свою каюту и достал с полки потертую записную книжку. Прежде она принадлежала мистеру Блэкмору, штурману фрегата «Циклоп». Он зашуршал страницами, ища то, что нужно. На лице его застыло сосредоточенное выражение. Потом снова взглянул на карту – копию со старой французской съемки. Обилие опасных мест смущало его, но сам Фромвер выглядел прямым и глубоким. Натаниэль недобрым словом помянул Адмиралтейство, возложившее обязанность по приобретению карт на командиров судов. Даже «Кестрел», задействованный на секретной службе, располагал лишь тем, что сумел купить на свои деньги Гриффитс.

Дринкуотер вернулся на палубу. Уэссан находился теперь на правой раковине, и одного взгляда за корму было достаточно, чтобы убедится: первый из фрегатов быстро нагоняет их. Чем скорее нырнут они во Фромвер, тем лучше. Натаниэль припомнил выражение превосходства, появившееся на лице Барайе, когда тот разглагольствовал про ходовые качества французских фрегатов и то изумление, с которым француз узнал, что Гриффит плавает у французского побережья, полагаясь на карты, давно вышедшие из употребления. По его словам, во Франции уже лет семьдесят как действовала специальная картографическая служба.

Сверившись с компасом и нырнув вниз, чтобы нанести пеленги, Дринкуотер ощутил растущее беспокойство. Течение из Канала отнесло их слишком далеко к северу, неумолимо подталкивая к видневшимся справа по борту рифам и скалам. Он поспешил на палубу, чтобы предложить Гриффитсу повернуть к югу. Как раз в этот момент раздался новый оклик:

- Буруны справа по носу!

Джессуп поспешил к шкотам.

- К повороту! – закричал он.

Очередной поворот разворачивал «Кестрел» кормой к течению и позволял обогнуть скалы, приняв к зюйду. Матросы стояли на местах, ожидая приказа Гриффитса.

- Отставить, мистер Джессуп. Мы имеем дело с Пьер-Верт, мистер Дринкуотер?

- Да, сэр.

Гриффитс видел белую полосу, в которой время от времени проявлялись черные пятна, выдававшие присутствие камней. В случае уклонения к югу фрегат окажется еще ближе.

- Курс норд-вест. Немного выберите шкоты, мистер Джессуп. Мистер Дринкуотер, мы идем в проход.

Слова звучали спокойно, уверенно, как будто только что ему не пришлось принять трудное решение. Тут Дринкуотеру стало не до этого: в брамселе появилась дыра, а еще одно ядро ударило в гакаборт, осыпав палубу обломками. Один из моряков был ранен длинной, как копье, сосновой щепой. А хирурга у них на борту не было.

Стремясь обогнуть риф, французский фрегат принял влево, и его курс по отношению к куттеру позволил ввести в дело погонные орудия. Облачко дыма повисло над баком «француза», постепенно рассеиваясь под действием ветра.

- Не спать на руле, черт побери! – рявкнул Гриффитс. Дринкуотер присоединился к капитану, и они занялись расчетами курса. Оба знали, что нужно держаться ближе к Пьер-Верт, чтобы течение не увлекло их слишком далеко к северу, к Рош-де-Луп, Рош-де-Ренар и рифам между ними, где велик соблазн войти в спокойные воды, под которыми таятся страшные опасности.

Пьер-Верт находились совсем уже близко. Куттер уже ощущал, как вихрятся вокруг него приливно-отливные течения прибоя. «Кестрел» покачивался на ходу и тут вдруг камни остались за кормой. Люди на палубе, понимая, что их корабль только что миновал опасность, издали разрозненное «ура».

Но радость оказалась недолгой.

- На палубе! Парус, шесть румбов справа по носу!

Дринкуотер ясно разглядел корабль с палубы: небольшой фрегат или корвет, не замеченный ими в суете, шел по проходу Дю Фромвер, перекрывая путь к бегству.

- Запишите имя впередсмотрящего, мистер Дринкуотер, я ему задам за такую промашку.

Новая дыра в парусе и несколько всплесков у борта. Одно ядро срикошетило от волны и на излете попало в корпус. Капкан почти защелкнулся.

Натаниэль посмотрел на Гриффитса. На лице пожилого валлийца читалось выражение стоической покорности судьбе, в чем Дринкуотер видел знак неизбежного поражения. Да, «Кестрел» может предпринять какие-то действия, но скорее ради проформы, поддержания чести флага. Бегство немыслимо. Гриффитс почти старик, он израсходовал свою долю везения и утратил решимость. Это как со смертельно больными животными, уходящими, чтобы умереть. Сдать двенадцатипушечный куттер превосходящим силам – не позорно.

Как бы в подтверждение этих мыслей висящая на кормовых шлюпбалках новенькая гичка разлетелась в щепы, транцевые доски куттера вломились внутрь, и ядро перерезало брюки орудия номер одиннадцать, с железным лязгом сбросив его со станка, и срикошетило через правый борт.

- Орудия правого борта к бою! – Гриффитс решился. – Мистер Дринкуотер, после нашего залпа спустите флаг. Мистер Джессуп, мы приводимся к ветру, прямые паруса на гитовы…

Тяжелая тишина обрушилась на палубу, словно заряд картечи, ее можно было буквально пощупать. Дринкуотер ощутил вдруг приступ ярости. Эпплби сказал, что война будет долгой, и всю эту долгую войну ему предстоит просидеть во французской каталажке, грезя об Элизабет. Мысль казалась совершенно невыносимой. Гриффитса быть может и обменяют, но кого заботит судьба какого-то безвестного помощника штурмана? Сейчас они приведутся к ветру, сделают ради спасения чести флага залп и спустят флаг перед настигающих их фрегатом.

Ирония в том, что произойдет это именно в тот момент, когда они получили возможность лечь на тот единственный курс, при котором ветер позволит им оторваться от преследователей. Эх, если бы не те скалы, преграждающие путь…

И тут Натаниэля осенила идея. Простая, но в то же время настолько рискованная, что он даже не принял в расчет эти сведения, когда просматривал записки старины Блэкмора. Но лучше это, чем позор сдачи.

- Мистер Гриффитс!

- Я приказал вам стоять у фала, - развернулся тот.

- Мистер Гриффитс, полагаю, мы можем улизнуть через те скалы, сэр. Между двумя теми островками имеется проход, - он указал на лежащие с правого борта островки Иль-де-Баннек и Де-Баланек. Гриффитс с сомнением поглядел на них. Потом посмотрел за корму. Дринкуотер продолжал настаивать:

- Карта устарела, сэр. У меня есть более свежие рукописные сведения…

- Так давайте их сюда! – рявкнул Гриффитс, словно стряхивая с себя оцепенение и тяжесть прожитых лет. Дринкуотеру понадобилось несколько секунд, чтобы нырнуть каюту. Он схватил потрепанный журнал с записями Блэкмора и вернулся на палубу, где на лицах команды еще теплилась нить надежды. Джессуп послал матросов наверх, к прямым парусам. Другая группа моряков возвращала на место сбитую четырехфунтовку. Гриффитс, потеряв интерес к сближающимся, как губки пинцета, кораблям, исследовал брешь между островами.

- Вот, сэр… - Дринкуотер разложил книгу на люке, и как только Гриффитс склонился рядом, палец Натаниэля проехал по узкой черте между рифами. Пожилой лейтенант бормотал что-то по-валлийски, Дринкуотер разобрал только: «… Мен-ар-Рест… Каррек-ар-Морлен…». Гриффитс произносил «Каррег» - скорее по-валлийски, чем по-бретонски. Он задумчиво поглядел на линию камней, выстроившихся вдоль предложенного Дринкуотером прохода будто клыки, готовые вонзиться в днище «Кестрела».

- Сумеете провести куттер? – коротко спросил он.

- Попробую, сэр. При помощи пеленгов и впередсмотрящего на марсе.

Гриффитс подумал.

- Нанесите проход на карту.

Он приказал одному из матросов подержать книгу раскрытой, и Дринкуотер с колотящимся сердцем склонился над компасом. За спиной у него звучал преобразившийся голос капитана:

- Мистер Джессуп! Я иду через скалы. Будьте любезны расположить паруса так, чтобы выжать из куттера все возможное.

- Есть, сэр! – Джессуп принялся за дело и его энергия вселила оживление во всех. Матросы разбежались к кофель-планкам и шкотам, а рулевые не спускали глаз с капитана, готовые по первому его слову навалиться на румпель.

В середине корабля раздался треск, помпа разлетелась, а ее рукоять изогнулась под немыслимым углом. Другое ядро ударило в корпус. Вырисовывавшийся за кормой фрегат выглядел громадным и угрожающим. Не далее как в двух милях прямо по курсу их поджидал корвет, обстенивший грот-марсель. Дринкуотер оторвался от импровизированного стола.

- Немедленно ложимся на курс ост-норд-ост, сэр.

Гриффитс кивнул.

- К повороту! Круто к ветру! Эй, там! – он указал на расчет орудия номер двенадцать. – Стоять с ножом у того запасного штага.

«Кестрел» привелся к ветру, соленые брызги посыпались на палубу. Дринкуотер взглянул на компас, кивнул и побежал на бак.

- Тригембо! Давай наверх, следи за скалами… - потом, отметив, как в глазах матроса блеснул задорный огонек контрабандиста, добавил. – Прилив работает на нас… Мне надо знать чертовски быстро…

- Есть, сэр!

Ванты наветренного борта были натянуты как струна; Дринкуотер поднялся немного вслед за Тригембо. Ветер был довольно свежим, здесь его действие ощущалось не так сильно и они могли видеть полосу прилива на скалах. Натаниэль закусил губу: отлив только что кончился, и «Кестрел» мчался на северо-восток с молодым приливом.

- Бурун, сэр, справа по борту, - сообщил Тригембо. – Другой бурун слева по борту…

Дринкуотер спустился на палубу и подбежал к карте. Четыре с половиной сажени над Басс-Бланш справа по борту и меньше одного над Мельбьян слева.

- Можем мы взять еще немного круче, сэр?

Гриффитс кивнул. Его губы были плотно сжаты. Дринкуотер опять побежал вперед и стал карабкаться по вантам. Едва успел он поравняться с Тригембо, как все затряслось и раскатистый грохот наполнил воздух. Подзорная труба, его бесценная доллондовская труба, которую Натаниэль только что достал из кармана, выскользнула из руки и он похолодел, как в ту ночь, когда они подбирали майора Брауна. Он проводил блеснувшую на солнце трубу взглядом, дернулся, и чуть не свалился. Крепкая рука ухватила офицера за плечо. Тригембо втащил его на рей, а «доллонд» ударился о юферс и исчез в белой пене за бортом.

Дринкуотер перевел дух. Обернувшись, он увидел, как фрегат отворачивает к зюйду, загоняя добычу, а штирборт его окутан расплывающимся облаком бортового залпа. На корме корабля сияли буквы: « Sirène» .Прежде, чем фрегат ляжет на левый галс, им стоит ждать еще одного залпа.

Натаниэль повернулся к Тригембо.

- Спасибо за помощь, - выдавил он, расстроенный утратой трубы. Потом стал вглядываться вперед, не обращая внимания за закрытый от него верхушкой грота корвет и не беспокоясь об очередном залпе с «Сирены».

Вода вокруг них вся стала белой, по носу стремительно открывались серо-зеленые островки Баннек и Баланек. Прилив наступал на скалы, море вокруг рифов кипела пена. А прохода впереди не было видно.

Идя круто к ветру, «Кестрел» набрал большой ход, ускоряясь благодаря силе нарастающего прилива. Внезапно впереди Натаниэль разглядел черное пятно: скала Ар-Вео лежала прямо у них на пути. Взяв себя в руки, он стрельнул глазом вдоль штага: если скала находится слева от штага, они оставят ее по бакборту; если справа – то по штирборту, но затем их ждет опасное место. Если линии совпадают, их ждет столкновение.

Темная громада Мен-ар-Рест проплыла по траверзу и осталась за кормой.

Ар-Вео оставалась прямо по курсу, а по обоим сторонам приближались островки, окруженные рифами – бег куттера создавал иллюзию, что скалы движутся сами.

Согнувшись, Дринкуотер окликнул палубу:

- У нас не получается обойти Ар-Вео с наветра, сэр!

Он выждал, пока Гриффитс заглянет в книгу. Им необходимо обогнуть этот гранитный утес с востока, в противном случае их понесет к Иль-де-Баланек, что означает неминуемую гибель.

Расстояние сокращалось, а курс оставался неизменным. Им необходимо лечь на другой галс. Ухватившись за бакштаг, Дринкуотер соскользнул на палубу. Не обращая внимания на жжение в ладонях, он поспешил к Гриффитсу.

- Мы идем на скалу. Надо лечь на другой галс, сэр, немедленно… Другого пути нет.

Гриффитс ничего не ответил, только вскинул голову и закричал:

- К повороту стоять! Пошевеливайтесь!

Матросы, чувствуя напряжение офицеров, повиновались молниеносно.

- Миндъяул, - проворчал капитан, - надеюсь, вы знаете, что делаете, мистер Дринкуотер. Отправляйтесь наверх, и как увидите, что хватит, махните правой рукой.

Голос Гриффитса дрожал от сдерживаемого напряжения; все следы недавнего малодушия исчезли, им на смену пришла вера в Дринкуотера. Глаза офицеров встретились, и каждый прочитал во взгляде другого озабоченность положением в котором они оказались, надежду и страх.

Ко времени, когда Дринкуотер достиг салинга, снасти наветренного борта дали слабину. «Кестрел» стремительно менял курс, и его бушприт указывал на зюйд-ост, в то время как течение все еще продолжало увлекать его к норд-осту. Когда инстинкт подсказал Дринкуотеру, что время настало, он почти механически махнул правой рукой. В ту же секунду руль был переложен на ветер, и мачта задрожала под Натаниэлем, когда нос судна миновал линию ветра.

Едва успел куттер выровняться на новом курсе, как за бортом пронеслась ревущая, пенящаяся громада Ар-Вео. Прилив трепал бороду из водорослей на камнях, а с десяток бакланов, гревшихся на солнышке, взмыли в воздух. Подстерегавшие моряков с обоих бортов опасности были четко видны: справа лежал Каррек-де-Морлеан, а слева из воды выглядывали рифы островка Иль-де-Баннек. «Кестрел», устремив вперед бушприт, дерзко мчался к проходу между ними. Когда скалы оказались на траверзах, Дринкуотер спустился на палубу, чтобы проложить дальнейший курс на их импровизированной карте. Гриффитс заглядывал ему через плечо. Они почти прорвались, и оставалась последняя ловушка у скал Гурган, открывшихся по штирборту. Обстрел прекратился, вражеские корабли отстали, и в глазах моряков начало проступать облегчение. Вот камни Гургана тоже остались за кормой, сливаясь с остальными рифами, образовывавшими казавшийся непроходимым барьер из гранита и белой пены. Но они только что миновали его.

- На палубе! – раздался крик Тригембо, все еще остававшегося на своем посту. – Скала прямо по курсу! Уже близко, сэр!

Гриффитс действовал почти инстинктивно.

- Руль под ветер!

Дринкуотер уже почти достиг вант правого борта, когда разглядел риф. «Кестрел» несколько умерил ход, но был уже слишком близко. Хотя бушприт отвернул от скалы, течение сносило их, и страшная перспектива удара кормой, треска дерева и потери руля мгновенно пронеслась в мозгу Натаниэля. Он развернулся к корме и завопил:

- Руль на ветер!

На долгий миг ему показалось, что Гриффитс не внемлет ему, что нарушение дисциплины слишком велико. Но тут он увидел, как лейтенант сам наваливается на румпель.

«Кестрел» начал поворот, но наполовину скрытая водой скала стремительно вырастала. Слишком поздно. Вися в снастях, как муха в паутине, Дринкуотер дрожал: через десять, от силы пятнадцать секунд ванты, за которые он цепляется, будут мотаться по ветру, а куттер, врезавшись в риф правым бортом, превратится в жалкую развалину. Внизу матросы сгрудились у борта, напряженно вглядываясь в море. И тут прилив подхватил судно. «Кестрел» затрепетал, попав в завихрение вокруг скалы, и понесся, подхваченный мощным течением, как щепка, в мгновение ока оказавшись уже с другой стороны рифа. Моряки успели разглядеть груды гниющих водорослей и вдохнуть запах птичьего помета. Несколько секунд спустя Басс-Пенлок, северный отрог островка Иль-де-Баннек, остался позади.

Все еще дрожа, Дринкуотер спустился на палубу.

- Мы прошли, сэр.

Облегчение вылилось в улыбку, довольно нелепую из-за струящейся из прокушенной губы крови.

- Да, мистер Дринкуотер, мы прошли, и я прошу вас распорядиться насчет порции грога для команды.

- На палубе!

На миг все застыли, изменившись в лице и ожидая известия о новой скале. Но Тригембо указывал за корму.

Вернувшись после очередного визита наверх и возвращая позаимствованную у Гриффитса трубу, Дринкуотер доложил:

- Корпуса двух фрегатов и корвета еще видны, сэр, но позади них различимы многочисленные паруса. Похоже, мы ушли от целого флота.

Гриффитс вскинул седую бровь.

- Неужели… В таком случае предоставим «Флору» самой себе, мистер Дринкуотер, и доставим добытые сведения домой. Будьте любезны проложить курс на Плимут.

- Есть, сэр.

Дринкуотер повернулся. Возбуждение последних двух часов медленно таяло, уступая место сожалению об утрате бесценной доллондовской трубы.


Глава 6

Ночная атака

Январь-декабрь 1794 г.

Гриффитс и Дринкуотер не могли знать, что фрегаты, от которых они ускользнули у Уэссана, являлись частью эскадры адмирала Ванстабеля [10]. Адмирал шел на усиление французских сил, отправленных в Америку для сопровождения оттуда во Францию транспортов с зерном. На важность этого конвоя для разрушенной экономики республики и устойчивости ее правительства и обратил внимание британцев майор Браун.

Ванстабель ушел от преследования, но по весне британское Адмиралтейство отправило в море летучие эскадры. Вот почему «Кестрел» оказался в распоряжении сэра Джона Борлейза Уоррена, державшего свой вымпел на сорокадвухпушечном фрегате «Флора». Фрегаты Уоррена то врозь, то группами патрулировали прилегающие к Ла-Маншу воды. Обязанности «Кестрела» были сформулированы прозаично: «судно для различных поручений». Куттер доставлял приказы с «Флоры» на какой-нибудь другой фрегат, возвращаясь назад с донесениями. Его могли послать в Фалмут с рапортом для Адмиралтейства, а на обратном пути он вез почту, распоряжения, новых офицеров, шлюпки, полные свежей капусты и картофеля и мешки с луком, затаренные между орудиями.

Для команды дни были полны хлопот. Постоянные визиты в Фалмут напоминали Дринкуотеру про Элизабет: тут они познакомились в 1780 году, и вид с Каррик-роуд навевал на него ностальгию. Но, не без помощи январских холодов, обостривших малярию Гриффитса, молодой человек ухитрялся получать удовольствие: пока прикованный к койке капитан истекал потом и бредил, Дринкуотер, согласно его указаниям, командовал куттером, не ставя в известность вышестоящее командование.

Выздоровление Гриффитса шло медленно, прерывалось частыми приступами, и Натаниэль был почти единоличным командиром судна.

На Джессупа, как и остальную команду, способности исполняющего обязанности лейтенанта, проявленные при уходе от фрегатов Ванстабеля, произвели большое впечатление. «Он далеко пойдет, этот Дринкуотер», - делился боцман с Джонсоном, плотником. А Тригембо усугубил репутацию Дринкуотера рассказом про возвращение «Алгонкина» во время Американской войны. Привязанность корнуоллца оказалась не только трогательной, но и заразительной.

Без ведома Уоррена, Дринкуотер осуществлял командование «Кестрелом» во время боя в день Св. Георга. В пятнадцати милях к западу от Рош-Дувр эскадра Уоррена столкнулась с подобной французской флотилией под командованием коммодора Дегаро. К тому времени в распоряжении Уоррена находились изящная, словно яхта, «Аретуза» под флагом сэра Эдварда Пеллью, «Конкорд», «Мелампус» и незадачливая «Нимфа», шедшая мористее и не успевшая к схватке.

Во время битвы «Кестрел» служил Уоррену репетиционным судном, что требовало неослабного внимания как к управлению куттером, так и к сигналам флагмана. Уоррен даже не догадывался, что Дринкуотеру приходится справляться в одни руки. Об участии в деле «Кестрела» в статье «Газетт» не содержалось ни слова, зато триумф самого Уоррена был оглушительным: коммодорский фрегат «Ангажан», сильно поврежденный ядрами, был захвачен; сдались также корвет «Бабет» и фрегат «Помона» - их приобрело Адмиралтейство. Только «Резолю» сумел улизнуть в Морлэ, уйдя от погони, в которой «Кестрел» принимал посильное участие.

- О нас ничего, сэр, - разочарованно протянул Дринкуотер, закончив читать опубликованный в «Газетт» рапорт Уоррена.

- Никакой перспективы получить чин, не так ли? – посочувствовал Гриффитс, читая мысли Дринкуотера, пока они изучали газету и пропускали по глоточку. Он посмотрел на подчиненного.

- Не переживайте, мистер Дринкуотер. Ваш час еще придет. В доках я встретил сэра Сидни Смита. Он, по крайней мере, слышал, как мы пытались отрезать «Резолю». – Гриффитс отхлебнул из стакана и добавил доверительно. – «Даймонд» наконец присоединяется к эскадре, так что наряду с прямолинейным умом коммодора в нашем распоряжении окажется мозг куда менее предсказуемый. Что вы на это скажете?

Дринкуотер пожал плечами. Его угнетала мысль, что Элизабет совсем не далеко от их якорной стоянки в устье Хазлара. Еще ему было неприятно, что включение «Даймонда» в эскадру открывает дополнительные возможности для Ричарда Уайта.

- Не знаю, сэр? А чего вы ожидаете?

- Стратегем, - заявил Гриффитс, подражая голосу знакомого, заставив Натаниэля рассмеяться и выкинуть из головы мысли о собственном невезении. – Стратегем. Сэр Сидни просто мастак на всякие дьявольские трюки…


- Итак, джентльмены, - лицо Уоррена, крупные черты которого казались еще резче в свете лампы, поднялось над картой. Рядом с ним сидели Пеллью, Нэгл с «Артуа» и неизменно начальственный Смит, блестящие глаза которого скользили по младшим офицерам: первому лейтенанту и штурману и лейтенанту морской пехоты с «Флоры», а также своему собственному второму лейтенанту и еще одному человеку, чуть постарше, сидевшему в тени.

- Вопросы есть? – Уоррен четко следовал инструкции. Три пост-капитана отрицательно помотали головами.

- Отлично. В таком случае, сэр Эдвард возглавляет атаку… Капитан Нэгл присоединяется ко мне у берега. Единственная проблема – «Кестрел».

Все посмотрели на человека в тени. «Не так уж он и молод, - подумал сэр Сидни. – Лицо выражает опыт». Смит почувствовал, как кто-то потянул его за рукав. Лейтенант Ричард Уайт прошептал капитану несколько слов на ухо, и сэр Сидни снова обратил взор на исполняющего обязанности лейтенанта в простом синем мундире.

- Полагаю, один из моих лейтенантов заменит Гриффитса, - продолжал Уоррен. Смит заметил, как губы молодого человека сжались, напомнив ему раковину.

- Ну же, сэр Джон, я уверен, что мистер Дринкуотер вполне способен справиться с этим. Мне сообщили, что он хорошо показал себя во время апрельского вашего дела. Быть может, дадим ему шанс, а?

Он не обратил внимания на огонек благодарности, вспыхнувшей в серых глазах.

Уоррен обвел взором присутствующих.

- Что скажете, Эдвард?

Пеллью в равной степени славился как умением выдвигать способных людей, так и присущим ему, когда было выгодно, самым бессовестным непотизмом.

- А, дайте ему веревку Джон, и он или совьет себе петлю, или взберется по ней наверх, ко всеобщему нашему удовольствию. – Пеллью повернулся к Дринкуотеру. – Как там наш драгоценный Гриффитс, мистер?

- Поправляется, сэр Эдвард. Сэр Джон был весьма любезен, поручив своему хирургу выделить нам запас хинина.

Уоррен, не задобренный комплиментом, продолжал желчно взирать на Дринкуотера. Он прекрасно понимал, что у Смита с Пеллью имеются свои протеже, и они с большей охотой поддержат нейтрала, чем его собственного кандидата.

- Ну, хорошо, - вздохнул он.


В течение лета, пока адмирал Хоу, разместив корабли на уютных стоянках в Спитхеде и Торбее, проводил в жизнь свою идею дистанционной блокады, вызвавшую бурю критики, Западная эскадра сэра Джона Уоррена почти постоянно находилась в море. Сторонники стратегических выгод идеи близкой блокады не упускали возможности отметить блестящие действия и доблесть фрегатов, хотя те и не оказывали значительного влияния на ход войны. Случались и значительные столкновения: кульминацией маневров флотов стала битва «Славного Первого июня», случившаяся в Центральной Атлантике. Граф Хоу разбил Вилларе-Жуаеза и захватил несколько французских линейных кораблей. Вопреки шумихе, все толковые морские офицеры понимали, что в стратегическом плане эта победа суть самое настоящее поражение. Хлебный конвой, который прикрывали силы Вилларе-Жуаеза и Ванстабеля, без потерь достиг Франции.

Помимо этого сражения, тактические успехи в Канале были ничтожны, хотя газеты трубили о храбрости и отваге. Читая о действиях собственной эскадры, Дринкуотер скрипел зубами от зависти. Лейтенанта Уайта упомянули дважды, видимо, благодаря заступничеству Смита, поскольку Уоррен был крайне скуп на похвалы. Натаниэль все с большей ясностью осознавал, что без подобного покровителя ему если и удастся стать лейтенантом, то слишком поздно, когда он, как и говорил Элизабет, превратится в полную развалину.


Тем более хотелось ему принять участие в экспедиции, обсуждавшейся тем вечером на борту «Флоры», получить хоть малейшую возможность отличиться, и он был досадливо благодарен Уайту, без которого Смит явно не стал бы вклиниваться поперек планов Уоррена.

Стало известно, спустя шесть месяцев после своего поражения Вилларе-Жуаез снова намеревается выскользнуть из Бреста. Крейсируя к западу от Сен-Мало, «Даймонд» обнаружил конвой из двух транспортов под охраной бриг-корвета и шасс-маре вооруженного люггера. Зная о присутствии поблизости эскадры Уоррена, французы шли по ночам, днем укрываясь под защитой береговых орудий.

Погода стояла тихая, но в ночь атаки было очень пасмурно, облака, казалось, опустились до самых верхушек мачт, укутав все непроницаемым одеялом. Легкий юго-западный ветер был устойчивым, предвещая грядущий шторм, а пологие зловещие не волны свидетельствовали, что где-то далеко на западе море неспокойно.

В отсутствие Гриффитса Дринкуотер с Джессупом ощущали нехватку в офицерах, но во время нападения их роль заключалась только в том, чтобы удерживаться рядом с «Даймондом», для каковой цели в каюте сэра Сидни был зажжен одиночный фонарь. К западу от куттера едва проступали во тьме смутные очертания «Аретузы».

Дринкуотер спустился вниз. В каюте было душно, пахло потом. Гриффитс, вытянувшись, лежал на койке, одним глазом следя за склонившимся над картой Натаниэлем. Погрузившись в свои мысли, исполняющий обязанности лейтенанта потирал шрам. Потом их взгляды встретились.

- Ах, сэр, вы проснулись… Глоток воды?

Он наполнил стакан и заметил, что рука Гриффитса почти не дрожала, когда тот поднес его к губам.

- Что у нас, мистер Дринкуотер?

- Ну, сэр, мы собираемся атаковать небольшой конвой из бриг-корвета, двух транспортов и люггера… С нами «Аретуза» и «Даймонд».

- Каков план?

- «Аретуза» атакует бриг, «Даймонд» берет транспорты – на фрегат переведено большинство морских пехотинцев с «Аретузы», а на нашу долю остается люггер.

- Это вооруженный люггер - chasse marée ?

- Полагаю, да, сэр, мой друг, лейтенант Уайт, придерживается такого мнения. Это «Даймонд» обнаружил противника… - он не договорил, зная, что Гриффитс относится к Уайту с необъяснимым предубеждением.

- Единственным предметом, по какому мнение сего юноши может иметь хоть малейшую ценность, это молодые девушки…

Дринкуотер улыбнулся, даже не пытаясь спорить. Но все же странно, как такой мудрый человек как Гриффитс, может так заблуждаться? Уайт – типичный офицер, знающий свое дело, и хотя по временам бывает неловким и бестактным, зато храбр и отважен. Голос капитана вернул его к настоящему.

- Люггер будет набит людьми, Натаниэль, и вам нужно держать ухо востро – у французов избыток матросов, мы же плаваем с недокомплектом… Как вы собираетесь действовать? – Гриффитс приподнялся на локте. – Постарайтесь быть убедительным, иначе я не разрешу вам командовать.

Дринкуотер сглотнул – какой неудобный момент выбрал командир, чтобы очнуться!

- Ну, сэр, сэр Джон одобрил…

- К черту сэра Джона, Натаниэль. Не увиливайте: вопрос в том, одобрю ли я.


Шесть шагов вперед, шесть назад. Туда и обратно, туда и обратно. Судовой колокол на «Даймонде» каждые полчаса отбивал склянки.

- Огонь в каюте «Даймонда», сэр.

Сомнительная честь прервать цепь размышлений Дринкуотера выпала бедолаге-впередсмотрящему Николлсу.

Смит должен был просигналить, с какой стороны следует куттеру обогнуть «Даймонд», едва только офицеры фрегата разглядят с высоты фок-мачты фрегата диспозицию противника.

- Всех наверх! Все по местам!

Но минуты шли, а ничего не происходило.

- Два огня, сэр!

Так, значит, с левого борта; нужно принять к осту. Натаниэль распорядился. Курс изменился и шкоты были выбраны. Кораблик начал поворачивать, огибая фрегат, отдав риф, в то время как на «Даймонде» убавили парусов. Давая своим парням еще немного времени на подготовку, Дринкуотер скользнул вниз.

- Противник в виду, сэр.

Гриффитс открыл глаза. Лицо его осунулось, а кожа в свете лампы казалась желтой, как старый пергамент. Но голос был звучен по-прежнему.

- Будь осторожен, парень, - произнес он почти с отеческой заботой, протянув к нему из койки исхудавшую руку. Дринкуотер осторожно сжал ее. – Там, на кушетке, мои пистолеты… - Молодой человек проверил курки. - Они готовы, Натаниэль, заряжены и готовы, - проговорил капитан.

Дринкуотер сунул пистолеты за пояс и вышел из каюты. На палубе он пристегнул к поясу шпагу и проинспектировал команду. Матросы держались бодро, они расступались перед ним, обмениваясь между собой пожеланиями удачи и уверяя командира, что им понятны их задачи. Вернувшись на ют, он почувствовал, что его настроение меняется. Зависть к Уайту исчезла. Он в хорошей компании, знает своих людей и те признали его своим новым вожаком. Радостное возбуждение нахлынуло на него таким потоком, что несколько секунд он смотрел за корму, на тонкую полоску кильватерного следа, стараясь овладеть собой. Потом вспомнил про Элизабет, про ее поцелуй и напутствие: «Будь осторожен, любимый». Об этом же говорил сегодня и Гриффитс. Натаниэль оказался на грани того, чтобы нарушить данное обещание и позволить беспечности завладеть им. Тут из сумбура мыслей вырвался обрывок давнего разговора: «Мне доводилось слышать, - утверждал Эпплби, - что человек, не чувствующий страха, идя в бой, зачастую бывает ранен… Безумное ослепление разрушает его нервную оболочку, предвещая грядущее несчастье…».

Он тяжело сглотнул и шагнул вперед. Думая о шпаге и пистолетах за поясом, он медленно стал взбираться по вантам, пытаясь разглядеть врага.

- Приготовиться! Приготовиться всем! – команда передавалась по палубе торопливым шепотом. – На румпеле: два румба влево! Орудия левого борта довернуть к носу насколько возможно!

А потом необходимость соблюдать тишину исчезла: в миле к западу от них ночь раскололась чередой ярких вспышек – это фрегаты разрядили свои орудия. Куттер содрогнулся от грохота залпа.

Дринкуотер теперь хорошо разглядел люггер. Тот старался занять позицию перед барком, скорее всего, одним транспортов. Натаниэль скомандовал немного подправить курс и проследил за шкотами.

С трехсот ярдов люггер открыл огонь, и стало ясно, что это хорошо вооруженный шасс-марес десятком орудий. Дринкуотер не спешил.

- Открывать огонь только когда он войдет в зону поражения, - матросы на палубе застыли в ожидании. – Приводимся!

Под шелест парусов куттер привелся к ветру. Левый его борт огласился выстрелами орудий и скрипом орудийных станков. Помощник боцмана на баке переставил кливер, возвращая «Кестрел» на прежний курс. Когда они приблизились к шасс-маре, Дринкуотер внимательно оглядел его в поисках повреждений, гадая, достиг ли результатов их прицельный залп.

Сказать наверняка было трудно, но до его ушей доносились стоны и крики, а командиры расчетов «Кестрела» уже докладывали о готовности. Вот раздался голос Джессупа:

- Все готовы, мистер Дринкуотер!

- Привестись!

Следующий залп француза ударил по ним с сотни шагов – грохот, огонь, суматоха и крики; «Кестрел» выпалил в ответ и бросился на врага. Отсчитывая последние ярды до люггера, Дринкуотер отметил про себя яростную перестрелку, шедшую между «Аретузой» и бриг-корветом.

- Абордажная команда! – рявкнул он.

Куттер стремительно сближался с противником. Французский капитан не был дураком и развернул судно так, чтобы встретить англичан бортовым залпом. Вихрь свинца и железа пронесся над палубой «Кестрела». Дринкуотер невольно зажмурил глаза, когда картечь со свистом пролетела над головой. Крики и вопли вокруг заставили его поднять веки. Скоро им предстоит карабкаться на борт люггера… Неужели эти ярды никогда не закончатся?

Он слышал крики тревоги, доносящиеся с француза, потом ощутил легкий толчок – это бушприт «Кестрела» проломил фальшборт люггера; со звоном лопнул ватерштаг. Палуба приподнялась, и громкий треск дал, понять, что штевень куттера врезался в русленя противника. «Кестрел» стал медленно разворачиваться. Как только цель оказалась в зоне поражения, орудия снова выстрелили, и два корпуса сомкнулись.

- На абордаж!

Когда, оставив пушки, кестрельцы стали прыгать через борт, звуки битвы приняли другой характер. Тем временем на корме и носу куттер пришвартовали к люггеру, и оба корабля вместе покачивались на волнах.

Дринкуотер перепрыгнул прогал, наступил на фальшборт люггера и приземлился на палубу. Напротив него оказались две темные фигуры; вспомнив собственный приказ, Натаниэль зарычал сквозь плотно стиснутые зубы. Следом за ним на борт заскочили двое рулевых, их лица, как и его собственное, были вычернены сажей из камбузной трубы.

Разрядив в ближнего из французов пистолет, Дринкуотер рубанул другого тесаком. Они упали, но появившийся прямо перед ним человек бросился на него с пикой. Лейтенант неловко отвел укол, скользя по палубе, и почувствовал, как острие раздирает ему рукав. Он ткнул врага в живот дулом разряженного пистолета и когда тот согнулся, с силой ударил его по затылку навершием рукояти клинка. Что-то хрустнуло, и человек рухнул, словно тряпичная кукла, на залитую кровью палубу.

Натаниэль шагнул вперед, и перед ним возникли три, потом даже четыре фигуры. Он замахнулся клинком на одного, метнул во второго пистолет, а сам вытащил из-за пояса другой. Порох на полке вспыхнул, но выстрела не произошло, и француз с торжествующим кличем прыгнул на Дринкуотера. Тот уже сумел перешагнуть через этап туманящей разум боевой ярости. Он инстинктивно согнулся, прижимая голову к груди, но эта покорность была обманчивой. Уперев рукоять в живот, Натаниэль выставил клинок вперед. Кортик француза рассек воздух рядом с ухом и плечом Дринкуотера, а потом тот с маху насадился на подставленное лезвие. Натаниэль весь напрягся и потянул тесак вверх, и он с хрустом рассек живот врага, диафрагму, дошел до легких. Скрючившись, с умирающим французом на плече, он ощутил как острие собственного клинка касается уха. Перебросив тело через себя, и высвободив тесак, лейтенант ухватил его обеими руками и вдруг заметил слева от себя человека с пистолетом. Он рубанул как раз в тот момент, когда пистолет выстрелил.

Дринкуотер так и не понял, куда подевалась пуля. Быть может, в суматохе тот малый забыл опустить ее в ствол, или так плохо забил пыж, что она выкатилась. Однако все лицо его оказалось в маленьких синих точках от сгоревших крупиц пороха, левый глаз заплыл от ударной волны. Натаниэль, ослепший от вспышки, продолжат неистово кромсать противника, свалив его на палубу.

Голова кружилась после контузии от выстрела. Окружавшие его лица казались смутно знакомыми, да и все равно у него не оставалось сил поднять тесак и сражаться. Стало тихо. Подозрительно тихо. Перед ним возник Джессуп, и тут Дринкуотер стал оседать на палубу. Боцман подхватил его, твердя: «Поздравляю, сэр! Поздравляю…». Но Натаниэль был уже далеко, и видел Элизабет, смотрящую на него каким-то странным, озадаченным взглядом.

Очнувшись, он понял, что находится в каюте на «Кестреле», а через люк внутрь льется дневной свет. Тело болело в нескольких местах, ощущалась тяжесть, голова болела страшно. Какая-то фигура сновала между другими людьми, лежащими, подобно ему. Один лежал на столе, дрожащий и весь в крови, и над ним склонялся кто-то, напоминающий, благодаря ниспадающему белому одеянию, призрака. Дринкуотер увидел, как лежащий выгнулся дугой, раздался резкий крик, перешедший затем в бульканье, и тело бессильно опало. Ему казалось, что сейчас над ним появится лицо Ортанс Монтолон, этой сероглазой медузы, предвещая адские муки, и он застонал от страха. Но фигурой оказался всего лишь Гриффитс, в ночной сорочке с забрызганной кровью подолом. Капитан осматривал раненых. Дринкуотер понял, что может видеть только одним глазом, а правое ухо заполнено засохшей кровью. Он попытался подняться и почувствовал страшное головокружение.

- А, мистер Дринкуотер, вот вы и снова с нами…

Натаниэль сел. Гриффитс кивнул на лежащую на рундучке кучку сухарей.

- Подкрепитесь галетами и коньяком, придется подождать часок-другой.

Дринкуотер подчинился, избегая глядеть на раненых, разложенных по каюте.

- Большой список потерь, мистер Дринкуотер, - в глазах Гриффитса блеснул укор. – Хирург с «Даймонда» вот-вот прибудет. Восемь убитых и пятнадцать тяжело раненых…

- А люггер, сэр? – Натаниэль слышал свой хриплый голос, и вспомнил, что недавно орал, словно демон.

- Не беспокойтесь, взяли вы люггер. – Гриффитс закончил бинтовать раненому ногу и сделал помощнику знак унести со стола неподвижное тело. – Как только поправитесь, примете на себя командование призом. Пока обязанности исполняет Джессуп. У меня есть свои причины не дожидаться, когда пришлют кого-нибудь с фрегата.

Выйдя на палубу, Дринкуотер огляделся. Почти совсем рассвело, ветер становился свежее. Эскадра лежала в дрейфе, на юге виднелся окутанный туманом берег Франции. «Аретуза» и «Даймонд» не имели заметных повреждений, как и оба транспорта. Зато французский корвет, на котором британский флаг развевался над триколором, потерял стеньгу, перебитые снасти свисали с мачт, а многие орудийные порты зияли жуткими провалами. Фальшборт корабля был разворочен, и весь его вид производил впечатление грустной безнадежности.

На палубе «Кестрела» тоже хватало свидетельств вражеского огня. На раскатанных миделе койках лежали тела, общим числом восемь. Фальшборт местами был измочален в щепы, а марса-рей перебит, так что обе его половины свисали на снастях и колотились о мачту в такт волнам. Группа матросов готовилась спустить рей на палубу.

Подскочил Тригембо, улыбаясь во весь рот.

- Мы им всыпали по первое число, сэр, - он радостно кивнул в сторону штирборта, на расстоянии восьмидесяти ярдов от которого покачивался на волнах люггер. Его поручни были снесены почти напрочь. Первый залп с двойным зарядом лег как надо. Из-за разбитых русленей корабль лишился стеньг. По коричневому борту все еще стекали ручейки крови.

- О, Боже! – выдохнул Дринкуотер.

- Ага, думаю, в Сент-Мало сегодня стало несколькими вдовами больше, сэр…

- Тебе известно, сколько там убитых? – спросил Дринкуотер, памятуя про связывающие корнуоллцев и бретонцев родственные узы.

- Слыхал, на борту у них было девяносто четыре души, сэр, а по нашим подсчетам, на ногах осталось дюжины четыре. Мистер Джессуп со своим помощником Шортом сейчас там, наводят порядок. – Тригембо снова ухмыльнулся. Шорт слыл самым жестким из двух помощников боцмана на куттере, а на корабле побольше обещал превратиться в форменного тирана. – До поры, пока вы не будете готовы принять командование, сэр, - с удовлетворением заключил Тригембо.

Мистер Дринкуотер проявил в ночной битве истинную ярость, и таким, как рассказывал Тригембо своим приятелям, был он и в прошлую войну – страшный человек, как дело дойдет до драки.

Прибыла шлюпка «Даймонда» с хирургом, и Эпллби устало вскарабкался на борт. Оглядев залитую кровью палубу, он уставился на Дринкуотера немигающим взором и осуждающе покачал головой.

- Дьявольская работенка, Натаниэль, дьявольская работенка, - произнес он вместо приветствия. Дринкуотер был слишком измучен, чтобы вступать в дискуссию. Эпплби взял свою сумку, а лейтенант отправился на шлюпке с «Даймонда» к люггеру.

Хаос на палубе «Кестрела» не шел ни в какое сравнение с тем, что творилось на люггере. Едва передвигая ноги, Дринкуотер обошел судно, оценивая ущерб и прикидывая меры, необходимые, чтобы шасс-маресмог дать ход. Он старался не смотреть в глаза угрюмым пленным, и поймал себя на мысли, что глядит на небольшой парусиновый сверток, прикрепленный к фалу. Что-то шевельнулось у него в памяти, но тут внимание его отвлекла шлюпка с «Флоры». «Кестрелу» был дан приказ сопровождать призы, в том числе и люггер, в Портсмут. В полдень английские фрегаты ушли на вест, призы же легли на курс норд-норд-ост.

Был уже вечер, когда Дринкуотер очнулся от короткого, но тяжелого, вызванного крайней усталостью, сна. Он сидел в кресле, и окружавшие его незнакомые звуки заставили его встрепенуться. Прогнав остатки сна, Натаниэль пришел к выводу, что следует немедленно разгадать загадку. Поспешив на палубу, он, не обращая внимания на изумленных рулевых, бросился к спущенному черному флагу. Лейтенант ухватил полотнище, ветер подхватил суконное полотнище, разворачивая его. Трое бретонцев на баке встрепенулись.

Это был черный вымпел с раздвоенным хвостом.

- Мистер Шорт!

- Да, сэр!

- Как называется люггер?

Шорт поскреб в затылке.

- Э-э… «Ситийе Жан», кажется так, сэр.

- «Ситуайен Жанин»?

- Вот, точно, сэр, - закивал головой помощник боцмана.

- Где его капитан? Кто командовал люггером, когда мы взяли корабль? Тригембо в составе призовой команды?

Под таким градом вопросов Шорт растерялся:

- Ну, сэр, это вон тот мерзавец, - он указал на человека, стоящего возле погонного орудия. – Что до Тригембо, то его в команде нет, сэр…

- Проклятье. Приведи этого француза на ют.

Пока Дринкуотер отсоединяя черный флаг, Шорт доставил пленника. На последнем был простой синий сюртук, и хотя вряд ли он был командиром, но офицером уж точно.

- Ôu est vôtre capitaine ?– поинтересовался Натаниэль на своем варварском французском. Пленник недоуменно пожал плечами.

- V ô tre capitaine !– Дринкуотер почти орал.

В глазах француза проскользнуло понимание, а еще, как показалось, Дринкуотеру, какая-то хитринка.

- Mon capitaine ? –с достоинством переспросил пленный. - M ' sieur , je suis le capitaine .

Дринкуотер сунул ему в нос флаг.

- ' Qu ' est - ce que c ' est ?

Их взгляды встретились достаточно надолго, чтобы Дринкуотер понял, что прав. Когда француз снова пожал плечами, англичанин повернулся к корме.

Он увидел, что ретирадные орудия развернуты в сторону палубы, и у каждого стоит матрос с тлеющим фитилем у запала. Дринкуотер не помнил, чтобы отдавал такую команду, но Шорт, похоже, обо всем позаботился. Присутствие с наветренного борта «Кестрела» внушало спокойствие, и Дринкуотер, бросив через плечо: «Продолжайте, мистер Шорт», - спустился по трапу вниз, оставив помощника боцмана недоуменно смотреть ему вслед. Француз, озабоченно хмурясь, направился на бак.

Дринкуотер принялся обыскивать каюту. В ней размещались две койки, и каждая была в использовании. Открыв дверцу шкафа, он обнаружил некоторые свидетельства своей правоты. Зачем капитану небольшого куттера расшитый золотом флотский мундир и еще несколько сюртуков с высокими, по последней моде, воротниками?

Все более убеждаясь в своих догадках, Дринкуотер перерыл ящики стола и вспорол матрас на койке. Сердце его колотилось, и он без особого удивления, он извлек примотанную бечевкой к спинке кушетки шкатулку, бережно завернутую в парусину. Без колебаний он взвел курок пистолета и отстрелил замок. Не успел он открыть крышку, как в каюту ввалился Шорт, готовый к драке.

Дринкуотер изумленно посмотрел на него, но присутствие помощника боцмана успокаивало.

- Спасибо, мистер Шорт, все в порядке. Я просто отстрелил замок на кубышке того малого. – Шорт ухмыльнулся. – Если там что-то обнаружится, вы получите свою долю.

- Так точно, сэр.

Шорт закрыл дверь и Дринкуотер перевел дух. По крайней мере, с таким маньяком на борту он может быть спокоен: попытка пленников отбить корабль вряд ли возможна. Ему вспомнилась похожая ситуация на «Алгонкине». Больше стоит опасаться того, чтобы не потерять мачты – когда идешь круто к ветру, любой шквал может быть опасен.

Он открыл шкатулку. Деньги. Английские. Соверены, гинеи, монеты меньшего достоинства. Еще несколько карт, скатанных в трубку и перевязанных ленточкой. Это были карты английского побережья, сделанные от руки на линованной бумаге и с тщательной прописанной легендой от французского военно-морского министерства. Маленький томик рукописной книги сигналов был скреплен с пачкой писем. Их Дринкуотер удостоил только беглого взгляда, потому как внимание его оказалось привлечено к тому, что выглядело совершенно невероятным.

Это было письмо из одного листа, написанное женским почерком на рисовой бумаге и скрепленное прядью волос. Тех самых каштановых волос.



Глава 7

Незначительный крейсер

Декабрь 1794 - август 1795

На Рождество Вилларе-Жуайез выскользнул из Бреста, преследуемый фрегатами Уоррена. А «Кестрел» стоял борт о борт с «Ситуайенн Жанин» в устье Гаслара в Портсмуте, дожидаясь резолюции призового суда. До Нового года решения суда ждать смысла не было, и поскольку до вынесения оного офицеры порта не выражали желания довольствовать куттер, команду «Кестрела» перевели на брандвахту «Ройял Уильям». Дринкуотер взял отпуск и встретил Рождество вместе с Элизабет. Их навестил Мэдок Гриффитс. Старик чувствовал себя на берегу не в своей тарелке, но с Элизабет был просто сама любезность.

В конце первой недели января призовой суд решил, что оба транспорта будут проданы, корвет введен в состав флота, а люггер также выкуплен для нужд последнего. Гриффитс торжествовал.

- Побили мы их козыри, мистер Дринкуотер. Они подорвались на собственной петарде!

Он дочитал опубликованное в портсмутской газете решение, улыбнулся Дринкуотеру через заставленный остатками пудинга стол и ткнул пальцем в запачканную вином страницу.

- Прошу прощения, сэр, я не совсем понимаю как…

- Как я их обошел? А вот как: между капитанами фрегатов существовало соглашение слить призовые премии в один пул, чтобы каждый получил равную долю. Поскольку я всего лишь лейтенант, а «Кестрел» всего лишь куттер, нас ни о чем не спрашивали и ничего нам не предлагали. В результате, за вычетом доли коммодора, мы имеем все права на вырученные от продажи «Ситуаенн Жанин» деньги. Вам причитается кругленькая сумма, осмелюсь заявить.

- Благодаря тому, что я настоял на взятии приза?

- Именно так.

Гриффитс внимательно посмотрел на подчиненного. На лице последнего он не мог разглядеть отражения своей собственной радости, и ему стало обидно, что такой редкий момент триумфа оказался подпорчен. Охваченный раздражением, он приписал недостаток энтузиазма Дринкуотера прозаическим мотивам.

- Черт, мистер Дринкуотер, не хотите ли вы сказать, что раз я в тот момент болел, вам полагается капитанская доля?

Тон Гриффитса сделался жестким, лицо пошло красными пятнами. Погруженный в свои мысли Натаниэль сообразил вдруг, что его поняли совершенно превратно.

- Что вы, сэр? Боже правый, вовсе нет! Честью клянусь, сэр… - Дринкуотер окончательно вышел из своей задумчивости. – Нет, сэр, я просто вспомнил о тех бумагах и картах, которые нашел на люггере.

Гриффитс посерьезнел.

- Я отослал их лорду Дангарту. Учитывая обстоятельства, я решил не передавать их Уоррену. А почему вы спрашиваете?

- Ну, сэр, - вздохнул молодой человек, - поначалу это было только подозрение. Доказательство настолько зыбкое, что… - он смущенно осекся.

- Бах, продолжайте! Если что-то беспокоит вас, лучше выложить все начистоту!

- Хорошо. Среди бумаг оказалось личное письмо. Я не передал его вам, хотя должен был, сэр. Сам не знаю почему, но было в нем нечто, что пробудило во мне подозрения…

- Какие же? – спросил Гриффитс тихо, но настойчиво.

- Я нашел в нем прядь волос, сэр, каштановых волос, и… - Натаниэль почувствовал себя идиотом, и все это как-то сразу показалось ему пустяком, не стоящим внимания. – Проклятье, сэр! Мне пришла в голову мысль, что человек с люггера, которого мы считаем своего рода французским агентом, связан каким-то образом с той женщиной с каштановыми волосами, что мы подобрали у Бобиньи.

- Что Ортанс Монтолон как-то связана с Сантона?

Дринкуотер кивнул.

- А что с письмом?

Юноша смущенно закашлялся.

- Письмо у меня, сэр. Я взял его домой, Элизабет перевела написанное. Ей это все очень не нравилось, но я настоял.

- И что оно сообщило вам, это письмо?

- Только что его автор и Сантона являются любовниками, - Гриффитс вопросительно вскинул бровь и Дринкуотер сглотнул. – И что написано оно было с целью сообщить получателю о устранении в Лондоне некоего мешающего им обоим препятствия. Автора, похоже, сильно заботило, чтобы все следующие из этого обстоятельства выводы были сообщены в письме, и что оные, в некотором роде, серьезно меняют дело…

- Кто автор письма?

Дринкуотер потер шрам.

- Только одна буква, сэр: «О», - запнувшись, ответил он.

- И вы сказали, что они являютсялюбовниками?

Натаниэль нахмурился.

- Да, сэр. Дата на письме совсем свежая, но адреса нет.

- Значит, если вы правы, и письмо от женщины, которая живет сейчас в Англии, то значит, она до последнего состояла в переписке с Сантона?

- Письмо подразумевает близкие отношения, сэр.

Гриффитс с трудом сдержал улыбку. Зная Элизабет, он представил себе картину, как та излагает содержание письма в подобных терминах.

- Ясно, - протянул капитан. – А откуда такая уверенность, что эта мисс «О» и есть та самая молодая дама, которую мы забрали у Бобиньи, и что имеется в виду под «мешающим им обоим препятствием»?

Этого вопроса Дринкуотер и боялся, но отступать было уже некуда, да и интерес Гриффитса подбодрил его.

- Уверенности нет, сэр. Это скорее ощущение, зародившееся во мне уже давно… Я хочу сказать, что хотя французский мой весьма плох, сэр, и ограничивается несколькими общими фразами, но какое-то чутье подсказало мне, что той ночью она не хотела уплывать с нами… Что ее вынудили. Помню, как она стола в шлюпке, когда мы отвалили от берега и французы открыли огонь. Девушка кричала что-то вроде: «Не стреляйте, я ваш друг, друг!». - Натаниэль старался освежить в памяти воспоминания о той ночи. - Трудно сказать еще что-либо, сэр, мы все так устали тогда.

Он замолчал, готовясь увидеть на лице Гриффитса выражение презрительного разочарования. Пожилой человек был, казалось, погружен в свои мысли.

- Что до «препятствия», сэр, - продолжил Дринкуотер, - Могу лишь предположить, что речь шла о де Токвилле… - Он прочистил горло и закончил уже окрепшим голосом. – Говоря по правде, сэр, все это весьма смутно, и я должен попросить у вас прощения за то письмо.

Ладони Натаниэля сделались влажными, но ему стало легче, когда он покончил с признанием.

Гриффитс махнул рукой.

- Бах, не стоит извиняться. В том, что вы говорите, возможно, кое-что есть. Когда мы упомянули про Монтолонов и Бобиньи в беседе с майором Брауном, с ним что-то произошло. Затрудняюсь сказать, что именно, но мне кажется, капитан Сантона не только отважный офицер, но и человек, имеющий определенное влияние на французских политиков. – Он помолчал. – Меня всегда занимала мысль: почему наша перестрелка у Бобиньи не вызвала никаких последствий? Можно сказать, историю замяли. – Гриффитс вскинул бровь. – Но пару недель спустя, в случае с «Чайлдерсом» Барлоу, французы оказались совсем не так терпимы…

- Меня это тоже удивляло, сэр.

- Значит, мы с вами придерживаемся одного мнения, мистер Дринкуотер, - улыбнулся Гриффитс, закрывая тему.

Дринкуотер успокоился, и ему вспомнились слова Дангарта при их давней встрече. Теперь он начал понимать, почему лорд назвал Гриффитса примечательным человеком. Молодой человек признался себе, что кроме этого валлийца вряд ли излил бы душу кому-нибудь. Пожилой лейтенант молча сидел некоторое время, разглядывая винные пятна на скатерти. Потом поднял взгляд.

- Передайте то письмо мне, мистер Дринкуотер. Я сообщу о нем его светлости. Возможно, будет проведено расследование.

Чувствуя облегчение, Дринкуотер и, сходив в свою каюту, вернулся с письмом к Гриффитсу.

- Спасибо, - поблагодарил его капитан, с любопытством разглядывая прядь каштановых волос. – Что ж, мистер Дринкуотер, из вашей доли призовых денег вам, следует, полагаю, прикупить новый китель: рукав по штирборту у вас вполне пригоден для морской службы, но на выход не годится.

Гриффитс указывал на заплату, наложенную Натаниэлем. Элизабет уже пеняла ему на это.

- Обратитесь к Моргану, это напротив «Фонтана», дом 85. Там же можете присмотреть там еще что-нибудь, например, новую доллондовскую трубу взамен той бесценной игрушки, которую вы обронили близ Уэссана.

Оба рассмеялись, и Гриффитс крикнул стюарда Меррика, чтобы тот убрал со стола.


Предсказанные Гриффитсом хитроумные стратегмы сэра Сиднея произвели настоящий перелом в судьбе «Кестрела», хотя не в том ключе, которого ожидал старый валлиец. Смит пришел к выводу, что люггер французской постройки, будучи включен в состав эскадры, окажется весьма полезен, если понадобится ввести противника в заблуждение, нанести удар по местной торговле или добыть ценные сведения. Командиром люггера станет его доверенный человек в лице лейтенанта Ричарда Уайта, а вот «Кестрел», со своей безошибочно английской оснасткой, окажется совершенно не у дел.

Огюст Барайе, работающий теперь на Королевских верфях, прибыл присмотреть за ходом работ на люггере, и был весьма любезен с Дринкуотером, наблюдающим за починкой со стоящего поблизости куттера. Натаниэль изо всех сил скрывал свое разочарование, встретив Уайта, приехавшего из Фалмута с командой добровольцев с фрегатов Уоррена. К чести Уайта, тот старался не демонстрировать своего превосходства над старым другом. С ним приехали письма от Эпплби и то настроение деловитой уверенности в себе, которое может сформироваться только на фрегате, крейсирующем под руководством деятельного капитана. И все же Дринкуотер был рад, когда люггер исчез из виду за фортом Блокгауз.

В силу того, что Уоррен получил новое посыльное судно, «Кестрелу» пришлось простоять в Гасларе весь холодный, пасмурный январь. Пришли вести о войне с Голландией, но февраль и даже ветреный март миновали, так и не принеся изменений. Начались работы по заделке повреждений, полученных в последней битве, но велись они кое-как, спустя рукава. От огорчения Гриффитс слег и отправился в морской госпиталь. Джессуп начал прикладываться к бутылке, Дринкуотер же, чувствовавший себя ненужным и потерянным, смотрел на частые отлучки боцмана сквозь пальцы.

Такое безволие объяснялось отчасти моральным истощением после боя у Иль-Вирже, слившимся воедино с сознанием того, что его подозрение о связи между загадочным Сантона и Ортанс Монтолон остается без последствий, и он ничего не в силах поделать. Делясь своими догадками с Гриффитсом, Натаниэль склонен был думать, что старый моряк с помощью какой-нибудь непостижимой алхимической формулы проникнет в суть вещей. Идея оказалась нелепой, и вот, когда Гриффитс заболел, а командование полностью утратило интерес к куттеру, Дринкуотер все больше погружался в ощущение своей беспомощности, а факт, что он оказался на задворках войны без малейшей надежды на перемены, тоже не способствовал росту энтузиазма.

Долю ответственности несла и Элизабет. Распоряжение рядом с домом соблазняло Дринкуотера отлучаться при первой возможности. Пока Гриффитс был на берегу, присутствия Натаниэля на куттере два или три дня в неделю было вполне достаточно. А соблазн снова погрузиться в уютную домашнюю жизнь был почти непреодолимым. В расплату за расслабленность шестеро матросов из команды «Кестрела» дезертировали. Дринкуотер ждал приказов, разрываясь между долгом службы и Элизабет.

Затем в одно ясное апрельское утро, когда солнце поднималось над крышами Портси, заливая все вокруг ярким светом, с борта доковой шлюпки на куттер поднялся пост-капитан. Он пожаловал без доклада, в простом мундире. С ним был модно одетый, эксцентричного вида человек, который, похоже, знал «Кестрел».

Дринкуотера предупредил Тригембо, который по ухмылкам гребцов портового катера сообразил, что гости их – птицы не низкого полета. Весьма не низкого. Чувствуя угрызения совести и благодаря небо, что оказался сегодня на куттере, Дринкуотер поспешил на палубу, но чужаков нигде не обнаружил. Тут из трюма выскочил матрос.

- Эгей, сэр! Тут какие-то чудики лазают по у нас по днищу. И один из них чертов француз, ей-ей, или я шлюха с Суматры!

Дринкуотер опрометью скатился в трюм, чтобы представиться гостям. Те возились внизу, инспектируя состояние корпуса.

- Доброе утро, джентльмены! Прошу принять мои… Боже правый! Месье Барайе, не так ли?

- Ах! Мой юный друг! Элло! К сожалений, я пришел не за тем, чтобы построить вам фрегат, но здесь капитан Шенк, и мы намерены – как это сказать? – усовершенствовать ваш куттер.

Дринкуотер повернулся к джентльмену, поднявшемуся с колен и отряхивающему бриджи. Капитан Шенк отмахнулся от извинений Натаниэля и в пять минут ухитрился вдохнуть в него новую жизнь.

Несколько часов спустя, в Гасларском госпитале, Дринкуотер рассказывал Гриффитсу.

- Вот что он предлагает, сэр: усилить киль чиксами, затем сделать продольные пропилы, через которые пропустить те пластины. Он называет их центральными пластинами. Это изобретение используют в Америке, хотя в небольших масштабах. Капитан Шенк видел его, когда был помощником штурмана, хотя, - Дринкуотер спокойно улыбнулся, - помощники штурмана не сильно разбираются в таких вещах.

Брови Гриффитса задумчиво сдвинулись.

- Получается нечто вроде внутрикорпусных швертов, так что ли?

- Именно, сэр, так и есть, - с воодушевлением кивнул Дринкуотер. – Это, безусловно, позволит нам идти круче к ветру и значительно уменьшит снос.

- Погодите-ка, - прервал его Гриффитс. – Мне вспомнилось это имя. Этот Шенк построил «Трайэл» в девяностом или девяносто первом. Это однотипный с «Кестрелом» куттер. Точно, это он. «Трайэл» оснастили тремя этими… центральными пластинами…

Моряки принялись обсуждать преимущества, которые получит «Кестрел», как вдруг Гриффитс спросил:

- Раз все это затеялось, то может, стоит ожидать какого-нибудь приказа для нас?

- Ну, сэр, - Натаниэль усмехнулся, - пока ничего не известно, но ходит слушок, что нас направят на станцию Северного моря, в эскадру адмирала Макбрайда. [14]

Уходя из госпиталя, Дринкуотер подумал, что добрые новости быстрее любых лекарств поставят Гриффитса на ноги.


Корабельный конструктор, на лице которого застыло выражение терпеливого раздражения, подбирал чертежи, упавшие со стола на пол каюты. Капитана Шенка он знал и терпел, чин пост-капитана не может не внушать уважения, но этот юнец, служивший помощником штурмана! Упаси Бог терпеливого и опытного судостроителя от таких вот самоиспеченных теоретиков!

- Но если они наиболее эффективны на глубине, сэр, то куттеру-то приходится работать по большей части на мелководье. А там эти вертикальные кили могут сделаться крайне опасными, - в голове Дринкуотера промелькнула живая картина того, как шверты врезаются в песчаную отмель, опрокидывая «Кестрел». – Но если установить здесь петли, - он ткнул пальцем в чертеж, - кили можно будет поднимать, не подвергая судно опасности.

Натаниэль посмотрел на капитана.

- Что скажете, мистер Этвуд?

Конструктор скептически посмотрел на карандашную пометку.

Дринкуотер раздраженно вздохнул. Эти служащие верфей начали не на шутку злить его.

- Барайе способен это устроить, сэр, - хрипло произнес он. Ему показалось, что лицо Шенка исказила кривая полуулыбка. Этвуд склонился над чертежом. Пару секунд он пристально разглядывал его, потом выпрямился.

- Сделать можно, сэр, - произнес мастер, не обращая внимания на Дринкуотера. – Но я не хочу, чтобы какой-то лягушатник с манерами учителя танцев мешался у меня под ногами…

На следующий день куттер отверповали к плавучему крану и сняли мачту. Потом положили корабль на борт. Работы шли бойко, а через неделю вернулся Гриффитс. Бодрый вид и легкость шага заставляли забыть о возрасте и недавнем нездоровье.

Капитан посоветовал Дринкуотеру начистить лучший мундир, приобретенный у Моргана.

- Мы приглашены на обед к лорду Дангарту, мистер Дринкуотер, в «Георг». Эй, Меррик! Бог мой, я становлюсь староват, а эти чертовы мастеровые всегда бросают работу недоделанной: уберут трап, оставив взамен хлипкую лестницу? А, Меррик: приготовьте лучший мой китель и почистите мундир мистера Дринкуотера.

Он повернулся к Натаниэлю.

- Надрайте туфли и пройдитесь наждаком по тому смертоносному французскому тесаку, который вы называете шпагой. – Все следы болезни исчезли с его лица без следа. - У меня такое чувство, что зовут нас не только ради угощения…

Дринкуотер кивнул, зная безошибочную интуицию Гриффитса и радуясь, что старик снова на борту.


Гостиница «Георг» в Портсмуте служила традиционным местом встреч для капитанов и адмиралов. Лейтенанты вроде Гриффитса облюбовали «Фонтан», а помощники штурманов и мичманы устроили свое логово в «Синих столбах», расположенных поблизости от каретного двора. Поэтому, когда Гриффитс с Дринкуотером вошли в дверь «Георга», и под их намокшими под сильным не по сезону ливнем плащами обнаружились мундиры младших офицеров, на них обратилось немало удивленных глаз.

Присутствие парочки стало понятным с появлением лорда Дангарта, который сердечно приветствовал знакомых:

- А, вот и вы джентльмены. Прошу, присаживайтесь. В такую погодку не помешает пропустить по стаканчику флипа или стинго. Ну, Мэдок, здорово было утереть задницы капитанам фрегатов, а?

Гриффитс спокойно улыбнулся.

- Неплохо, милорд, - дипломатично ответил он.

Пожилой капитан за соседним столиком повернул к ним багровое лицо, выдававшее все признаки близкой апоплексии, и пробормотал, что «служба катится к чертям».

- А как ты, Натаниэль? – не обратив внимания на соседа, продолжил Дангарт. В глазах его блестел прежний озорной огонек. – Я слыхал, что ты взял тот люггер чуть ли не в одиночку. Полагаю, это некоторое преувеличение?

- Вот именно, милорд, притом, боюсь, весьма значительное.

- Полагаю, верфи, как обычно, тянут кота за хвост с переоснащением вашего куттера? – продолжал Дангарт.

Гриффитс кивнул.

- Да, милорд. Полагаю, наш крейсер они почитают слишком незначительным, чтобы принимать его в расчет, - сверкну глазами, ответил он и подметил, что Дангарт обвел пристальным взглядом присутствующие в зале офицеров, среди которых Дринкуотер узнал нескольких портовых чиновников.

- Незначительным?! – воскликнул лорд. – Право слово – проклятая шайка расхитителей, прогнивших до печенок. Нигде не найти большей измены, чем на верфях Его Величества. Время от времени повесят какого-нибудь воришку, чтобы уверить лордов адмиралтейства в своей преданности…

Дангарт наполнил бокалы.

- Ваше здоровье, джентльмены. Попомните мои слова, рано или поздно они получат по заслугам. Вспомни «Ройал Джордж», Натаниэль, и ты согласишься, что это будет по заслугам. Ладно, джентльмены, если вы оправились от этой чертовой погоды, позвольте предложить вам превосходного тушеного зайца и жаркое из седла барашка.

Офицеры выпили и последовали за Дангартом в отдельный кабинет. Дринкуотер подозревал, что их уход был воспринят более чем с радостью.

Разговор по-прежнему шел ни о чем. Дангарт отпустил лакеев, и гости прислуживали себе сами. Когда с зайцем было покончено, лорд заявил:

- Мы ждем еще одного гостя, и пока его нет, дела могут подождать – сто лет прошло, как я мог хотя бы поужинать без спешки…

Они от души навалились на баранину, и тут раздался стук в дверь.

- А, Браун, входите и присаживайтесь. С компанией вы уже знакомы.

Майор Браун, приглаживая волосы и бормоча, что для начала июня ночка выдалась прямо-таки дьявольская, кивнул морским офицерам.

- К вашим услугам, милорд; джентльмены.

- Присаживайтесь. Кусочек этой превосходной баранины? Мэдок, не поухаживаете за майором? Отлично.

Дангарт передал гостю тарелку. Дринкуотер подумал, что теория Гриффитса о неслучайности этого обеда вполне подтверждается. Майор Браун принес с собой не только запах уличной сырости. Дангарт сбросил с себя светскую личину и перешел к делу:

- Ну как, выяснили что-нибудь?

Браун пристально посмотрел на лорда.

- Ничего сколько-нибудь существенного. А вы, милорд?

- Тоже.

Дангарт окинул Гриффитса и Дринкуотера деловым взглядом, явно забыв о том, что последний час они провели в дружеской беседе. Он попросил Натаниэля взять с боковой стойки еще бутылку, потом сказал:

- Сведения, которые вы передали, Мэдок, а Натаниэль нашел на борту того шасс-маре, подводят основу под наши давние подозрения, что капитан Сантона является агентом французского правительства со значительным влиянием внутри страны. Высказанное Натаниэлем предположение о связующем звене между Сантона и этой девушкой, Монтолон, позволяют…

Дринкуотер нервно сглотнул.

- Э-э, доказательства столь зыбки, милорд, что я считаю своим долгом…

- Вы совершенно правы. Но не упрекайте себя. Мы отнеслись к ним достаточно серьезно, чтобы поручить Брауну проследить за мисс Монтолон и выяснить, так ли безумна ваша теория, какой кажется на первый взгляд.

Лорд сделал паузу, и Дринкуотер почувствовал, как в груди заколотилось сердце. Он терпеливо ждал, пока Дангарт отопьет глоток вина и промокнет губы салфеткой.

- Когда в Лондоне убили де Токвиля, это преступление приписали грабителям. Его и в самом деле ограбили – из его дома, но не из карманов, исчезла круглая сумма. В комнатах все было перевернуто вверх дном. Его закололи шпагой. Когда потом обыскали дом, обнаружили бумаги, свидетельствующие, что он не только был помолвлен с мисс Монтолон, но даже сделал все приготовления к свадьбе. Девушка тогда жила у его матери в Танбридж-Уэллс. Хотя в слезах по убитому недостатка не было, принадлежали они, насколько я понял, по большей части именно его матушке. Что скажете, майор?

Браун быстро дожевал и приступил к рассказу:

- Как я уже сообщал некоторое время назад, Сантона был известен мне как капитэн де фрегат ,хотя ни разу не имел своего корабля, всегда выполняя только особые поручения, вроде меня. Нам известно, что он возглавляет морскую разведку в районе Канала и активно использует шасс-маре, типа взятого вами, для связей с агентами в нашей стране. Ему хватает даже храбрости высаживаться, возможно, даже жить некоторое время в Англии…

Браун положил в рот еще кусок, прожевал и запил его вином. Все молча ждали, когда он продолжит.

- Мы считаем его ответственным за смерть де Токвиля, и ваше предположение, что тут может прослеживаться связь с мадмуазель Монтолон весьма любопытно. – Он пожал плечами в своей гэльской манере, выглядевшей слегка неуместно. – Хотя перехваченное письмо способно укрепить нас в подозрениях, оно ничего не доказывает, и пока мы вынуждены ограничиться констатацией факта, что мадмуазель никто иная, как несчастная невеста убитого, проживающая ныне с его матерью, которая сама овдовела, потеряв мужа на гильотине. Мне говорили, что их совместное горе так трогательно…

Ироничный тон Брауна дал Дринкуотеру понять, что и майор не слишком в это верит.

- Но решится ли Сантона продолжить свою деятельность после того, как его бумаги попали в наши руки? – поинтересовался Гриффитс.

- Не думаю, что человек его ранга и способностей так легко пойдет на попятный, - отозвался Дангарт. – И еще: это зависит от того, насколько серьезными он считает свои потери. Все мы заложники в этой рискованной игре с фортуной, но путь между обнаружением неких писем и определением их автора может оказаться весьма долгим. Да и сомнительно, чтобы у него имелся только один люггер с картами нашего побережья и английскими деньгами. Занимающиеся подобным ремеслом джентльмены располагают, как правило, достаточными ресурсами…

- Но мундир, милорд, - вставил Дринкуотер.

Дангарт пожал плечами.

- Готов поручиться, что Сантона не откажется из-за этого от своих маленьких затей, хотя не вызывает сомнений, что человек, отправивший его люггер на сопровождение того конвоя, сильно жалеет теперь о своем решении. Нет, нам придется заставить Натаниэля терзаться своими подозрениями еще некоторое время и продолжить наблюдение за домом де Токвилей. Что до вас, друзья, - тут граф наклонился и извлек из кармана запечатанный пакет, - то вот ваш приказ идти на крейсерство в Пролив. В теории – для нанесения ущерба вражеской торговли, на практике же я требую, чтобы вы останавливали каждый люггер, пунт, смак или бот, встреченный вами между Норт-Форландом и Ауэрсом и обыскивали его. Может статься, мы разыщем этого дьявола Сантону прежде, чем случится еще какое-нибудь злодейство… А теперь, Нат, будьте добры передать бутылку, или вы, Мэдок, предпочитаете мадеру в память о добрых старых денечках, а?

Атмосфера разрядилась, всех постепенно охватывало чувство самоудовлетворения.

- Милорд, - произнес наконец Гриффитс. – Хотел бы попросить вас походатайствовать о патенте офицера для присутствующего тут мистера Дринкуотера. Неужели ваша светлость не может найти средства, чтобы вознаградить достойного?

Дринкуотер сбросил с себя наваждение, вызванное не только табачным дымом, в облаках которого ему мерещились черты прекрасной Ортанс.

Дангарт покачал головой и ответил, слегка запинаясь:

- Любезный Мэдок, для меня не было бы ничего приятнее, нежели добиться подтверждения полномочий Натаниэля, но по иронии судьбы, за критику лорда Хау, не сумевшего остановить тот французский конвой с хлебом, я оказался в немилости у Адмиралтейства. Добытые Брауном сведения легли на стол командования; они безоговорочно говорили о необходимости остановить тот конвой любой ценой. Мы могли уничтожить Францию одним ударом. – Дангарт подался вперед, голос его сделался резким, в глазах горел холодный огонь. Потом он снова откинулся на спинку стула и устало провел по лбу ладонью. – Но это сборище придурков проигнорировало меня, и дело, ради которого Браун рисковал жизнью, пропало втуне…


Некоторое время спустя, шлепая по лужам под журчание воды, бегущей по водосточным канавам, Гриффитс с Дринкуотером отправились из «Георга» к себе, поддерживая друг друга и раскачиваясь. Наелись они от души, а выпили и того больше, так что Гриффитс без конца выражал сожаление, что Дангарт не поддержал его в вопросе о предоставлении патента Дринкуотеру, а Натаниэль столь же настойчиво заверял капитана, что это не имеет значения. Вопреки разочарованию, он чувствовал в себе уверенность. Сегодняшний вечер оставил у него ощущение победы, и, будучи во хмелю, он был незыблемо убежден во всемогуществе провидения. Провидение привело его на борт «Кестрела», по воле провидения оказался он у Бобиньи. Когда придет время, провидение снабдит его и лейтенантской кокардой. И сквозь шум в ушах Натаниэль слышал, что это время пока не наступило.

Только когда офицеры укрылись под навесом ворот верфи, и Гриффитс проревел часовому отзыв, до Натаниэля дошло, какое, должно быть, они потешное зрелище собой представляют. И ему вдруг захотелось оказаться в теплой кровати, рядом с Элизабет, вместо того, чтобы брести вот так под проливным дождем, поддерживая своего капитана, становившегося с каждым шагом все тяжелее и тяжелее.


Глава восьмая

Черный вымпел

Сентябрь-декабрь 1795

«Ройал Уильям», ныне брандвахта, являлся одним из самых старых кораблей в составе британского флота. Именно он доставил тело Вульфа [15]из Квебека, а теперь служил вместилищем для несчастных, ожидающих назначения на свои корабли. Как все подобные суда, он приобрел запах, совсем не похожий на тот, который издают несущие службу корабли. На нем царил затхлый, гнилостный смрад, говорящий о застое, забвении, праздности и отчаянии. Ко времени визита Дринкуотера здесь обитало около трех сотен бедолаг, из которых «Кестрелу» предстояло набрать замену своим дезертирам. Это были насильственно завербованные, люди лорда-мэра и квотированные. [16]Встречались тут даже, да поможет им Бог, добровольцы – как правило, неудачники по жизни, которым оказалось негде больше преклонить голову. Были и вывшие от отчаяния моряки торговых судов, которые возвращались домой из долгого плавания, были перехвачены патрульными фрегатами у самой родной гавани, и отправлены в Портсмут. Были завербованные – отщепенцы, пьяницы и простофили, попавшиеся в лапы командам вербовщиков и отправленные на «Ройал Уильям» до распределения по кораблям. Такая же судьба ожидала деревенских дурачков и мелких воришек, которых патриотические отцы сельских графств щедро направляли в качестве своей квоты. Каждые две недели «тауэрский» тендер доставлял из Лондона уголовников, должников, помилованных смертников и прочие «сливки» общества восемнадцатого столетия. Как результат, старый корабль страдал от нищеты, грязи, недисциплинированности и кишел всеми формами паразитарной жизни, свойственной немытому человеческому организму. «Ройал Уильям» мало чем отличался от плавучих тюрем, расположенных чуть далее в гавани под охраной дозорных катеров, решеток и часовых.

Дежурный офицер вербовочной службы злобно смотрел на Дринкуотера. Сначала Натаниэль никак не мог понять причины такой враждебности, потом сообразил, что этот тот самый апоплексический капитан, бывший в «Георге» во время их с Дангартом ужина.

- Шесть человек! Шесть! Да откуда, скажите на милость, я сыщу вам шесть человек? И для чего: для линейного корабля? Фрегата? Нет! Для какого-то жалкого куттеришки, офицеры которого шляются по берегу и оскорбляют вышестоящих. Нет, сэр! Вы, быть может, воображаете, что у меня тут вся палуба заставлена койками с лишними людьми. Не сомневаюсь, вы так и думаете, но у меня нет шести моряков для какого-то куттера…

Дринкуотер молча ждал, пока капитан перестанет кипятиться. Наконец, тот открыл свой гроссбух, пробежал пальцем по колонкам, покачал головой и с треском захлопнул книгу.

- Скрэтч! – закричал он.

Вошел подобострастного вида клерк, слегка приволакивающий ногу.

- Сэр?

- Сообщите мне текущую численность и разнарядку.

- Ах, сэр, одну секунду, - клерк подумал немного, потом затараторил, - на борту двести девяносто один человек, сэр. Шестьдесят два хороших моряка, восемьдесят пять с опытом службы, девяносто один человек из людей лорда-мэра и пятьдесят три из приходов, по квоте. Э-э… среди них трое портных, четыре кузнеца, слесарь, четыре сапожника, один аптекарь, обвиненный в инцесте… Глаза его блестели, и Дринкуотер вспомнил почему-то про могильных червей, копошащихся в телах умерших.

- Да-да, - кисло кивнул дежурный офицер, явно недовольный тем, что клерк зарубил на корню его замысел. – Изложите диспозицию.

- Ах, сэр, ну да. Большинство идет к капитану Трубриджу на «Каллоден», тридцать восемь в Плимут на «Энгадин», две дюжины на «Помону», шесть признаны негодными, прочие предназначены для пополнения флота Канала. Остаются еще поскребышки…

- Они нас устроят, сэр, - успел вставить Дринкуотер, лишая капитана близкого триумфа.

- Придержите свой поганый язык! – рявкнул тот, кивком поблагодарив клерка. – Теперь вы понимаете, молодой человек, что у меня нет людей для вашего куттера? Передайте своему командиру, что ему самому следует заняться вербовкой. А это занятие, насколько могу судить, совершенно бесперспективное. Совершенно. Мои лейтенанты прочесывают всю страну мелким гребнем в поиске матросов для флота, а ваш треклятый куттер может убираться к дьяволу!

Лицо офицера сделалось пунцовым. Он кивком указал на дверь, и Дринкуотер, следуя за инвалидом-клерком в потертом сюртучке, вышел из каюты.

Обуреваемый яростью Натаниэль поспешил к борту, торопясь покинуть вонючую посудину, но тут ощутил, что кто-то ухватил его за руку.

- Не стоит так спешить, юноша, погодите-ка минутку, - голос клерка звучал вкрадчиво. – По здравом размышлении, сэр, я мог бы оказаться полезным одному юному джентльмену…

Дринкуотер повернулся, едва сдерживая душащее его презрение. Но вовремя вспомнил про положение куттера и отчаянную нужду в пополнении. И проглотил свое неудовольствие. Нашарив в кармане одну из пары монет, лежавших в кармане, он сунул соверен клерку. Тот положил золотой на ладонь и многозначительно на него воззрился.

Вздохнув, Дринкуотер выложил еще соверен. Ладонь захлопнулась как крышка на кружке с джином.

- Вот теперь, молодой человек, мы можем обсудить кое-какие деловые вопросы. Как вас зовут?

Клерк раскрыл книгу и пробежал пальцем по колонке с фамилиями, бормоча что-то про себя. Потом набросал список и вручил его Натаниэлю.

- Извольте, мистер Дринкуотер, вот шесть человек для вашего куттера. – Потом лукаво хмыкнул. – Вам могут оказаться не без надобности услуги аптекаря…


- Утром отправьте за ними шлюпку, - произнес Гриффитс, снимая шляпу и тяжело плюхаясь на стул.

Меррик принес кофейник и письмо. Капитан открыл конверт и фыркнул.

- Ха! Надо же, причем в самое время! Похоже, нас наконец укомплектуют до положенного числа… Ох… - он вдруг спал с лица.

- В чем дело, сэр?

- Вам… вас понижают до штурмана, отзывая ваш патент как исполняющего обязанности офицера. Поскольку мы больше не на специальной службе, нам полагается только одна офицерская должность. – Гриффитс положил письмо. – Мне очень жаль.

- Но мы же находимся в подчинении Дангарта, - с горечью проговорил Дринкуотер.

Гриффитс покачал головой.

- Номинально нас включили в состав эскадры Макбрайда. Клерки, мистер Дринкуотер, этим проклятым миром правят клерки!

Натаниэля обуревало острое чувство разочарования. Плохие новости обрушились как раз в тот миг, когда после долгого торчания в доках «Кестрел» готов был вновь поднять паруса.

- Пустяки, сэр. Какое же будет судовое расписание? – торопливо поинтересовался он, стараясь отвлечься.

- Ну, я, вы – штурман, двое помощников, Джессуп, Джонсон – плотник, артиллерийский уоррент-офицер – некто Трэвеллер, казначей – Томпсон, и хирург по имени Эпплби.

- Эпплби?

- Да уж, парень, тесновато у нас тут будет.


Шестеро, присланные с «Роайл Уильяма», представляли собой живописную группу. Даже задействовав все воображение их трудно было представить моряками. За три дня на куттере тычки Шорта и линек Джессупа не втолковали новичкам, что они теперь служат на флоте. Обсуждая с Джессупом размещение в трюме последних партий провианта и пороха, Дринкуотер краем уха слышал ругань, которой поливают этих бедолаг. Перспектива была очевидной: не выдержав придирок, кто-нибудь решится на прямое нарушение дисциплины. Неизбежная за этим порка озлобит их всех. Натаниэль печально покачал головой: чему быть, того не миновать.

- Что ж, мистер Джессуп, нам придется закончить погрузку в отсутствие артиллериста. Надеюсь, хотя бы к моменту отплытия он осчастливит нас своим появлением?

- Да, сэр, конечно. Я видел его вчера вечером на госпортской стороне. Но Джемми Трэвеллер из тех, кто является в последнюю минуту. У его жены пирожная лавка рядом со стрельбищем. У Джемми забот выше головы – считать гинеи да шиллинги.

- Так вы с ним знакомы?

- Да, сэр, - Джессуп кивнул. – Были вместе на «Эдгаре». С лордом Родни, когда тот задал перцу донам в восьмидесятом.

- В Битве при лунном свете?

- Именно, сэр.

- Помню…

Но воспоминания Натаниэля прервал резкий оклик, раздавшийся на палубе.

- Эй, приятель! Какого черта ты творишь! Человека не бить, а научить надо!

- Что за черт? – Дринкуотер кинулся к трапу.

И взбежал на палубу как раз в тот миг, когда некий тучный господин, кряхтя, перебрался через поручни. Знакомая фигура Эпплби в сердитой позе застыла перед Шортом.

- А, Натаниэль. Меня назначили хирургом на это… это…, - доктор сделал причудливый жест рукой и вздохнул. Потом снова вперил глаза в Шорта. – Кто этот чертов бездельник?

Оскорбление взбесило помощника боцмана. От сдерживаемого гнева на лбу у него вздулись жилы, а дубинка, свисающая с руки, немного подрагивала, выдавая, чего стоило Шорту не сорваться.

- Это Шорт, мистер Эпплби, помощник боцмана и матрос первого класса.

Дринкуотер с первого взгляда ухватил ситуацию, опасную как для дисциплины, так и в отношении мелких враждующих партий, всегда возникающих на переполненном людьми военном корабле.

- Ладно, мистер Шорт, - сказал он. – Если эти парни не научились еще сплеснивать, стоит помнить: чтобы сделать из этих салаг настоящих моряков требуется время.

Натаниэль улыбнулся Шорту, помогая усвоить комплимент, и повернулся к новичкам, которые почуяли в Эпплби возможного союзника.

- Вам, ребята, стоит понять, что обязанности ваши ясны, и нужно исполнять их или нести ответственность за последствия, - тон Дринкуотера был строгим, но не враждебным. – И это может быть куда больнее чем дубинка Шорта или трость мистера Джессупа…

Он оставил фразу недоговоренной в надежде, что они сами домыслят остальное. На лице одного из салаг начало проступать понимание, и Дринкуотер, ухватив Эпплби под руку, увлек его на корму. Чувствовалось, что хирург сопротивляется.

- Мистер Шорт! – крикнул Натаниэль. – Прикажите этим парням доставить пожитки доктора на борт. Немедленно!

Такая заботливость несколько смягчила Эпплби и тот, повинуясь природной своей общительности, соблаговолил обратить внимание на отвлекающие вопросы, которыми засыпал его Дринкуотер:

- Что случилось на «Даймонде»? Как эскадра управляется без нас? Сколько призовых денег получил Ричард Уайт? Как, черт побери, вы оказались здесь – когда Гриффитс назвал фамилию, мне пришла в голову мысль, что это вы, но я и подумать не мог, что вы променяете фрегат на наш маленький кораблик!

Сам не заметив как, Эпплби позволил втащить себя в крошечную каюту и услышал, как его юный друг приказывает принести кофе. Заметив выражение лица доктора, Натаниэль рассмеялся. Эпплби оглядывал его владения.

- Я кое-как помещаюсь, - усмехнулся Дринкуотер, - но джентльмену вашей комплекции тут будет тесновато. Это моя каюта, ваша – напротив.

Он кивнул на дверь, через которую новобранцы заносили пожитки Эпллби. Тот кивнул, и его массивные подбородки покрылись мелкой рябью разочарования.

- Лучше, чем этот клаустрофобический треклятый фрегат, - как-то не слишком убедительно заявил он. – Не все то золото и так далее, - попытался пошутить хирург.

Дринкуотер пожал плечами.

- Вы меня удивляете. Мне казалось, что сэр Сидней – в высшей степени деятельный командир.

- И чертовски эксцентричный тип к тому же. Фрегат – это здорово, но сэр Уильям Чертов Сидней оказался до краев полон идиотскими идеями насчет медицины. Решил, что способен лечить больных лучше меня… задумал превратить меня в цирюльника, меня, кто стал хирургом раньше, чем его взяли мичманком… Уф! Чертовски горячий кофе!

- О, я помню, как вы не любите вмешательства в свои дела, Гарри, - хохотнул Дринкуотер, - как и мы здесь в свои.

С минуту Эпплби мрачно смотрел на друга, обиженный замаскированным выговором. Натаниэль продолжил, и хирург позабыл про раненую гордость.

- Кстати, доктор, припоминаете того раненого парня, которого мы сгрузили на берег в Плимуте?

- Э-э… нет, - Эпплби нахмурился. – Впрочем… Тот француз, да? Вы их привезли целую кучу, если не ошибаюсь, включая женщину?

- Верно, - Дринкуотер замялся.

Но Эпплби не углубился в воспоминания про Ортанс:

- Насколько могу судить по вашему самодовольству, пациент выжил.

- Что? О, да, но для того лишь, чтобы быть заколотым на одной лондонской улочке.

- Эх-хе, вот теперь поймете вы мое отчаяние, когда я выбиваюсь из сил, латая ваши боевые раны, только для того, чтобы дать вам возможность нанизать себя на шпагу.

Они продолжили наслаждаться кофе, но нетрудно было заметить, что Эпплби обещает быть весьма неуживчивым компаньоном.

- Что собой представляет наш капитан? – буркнул хирург.

- Превосходный офицер, Гарри, просто превосходный. Надеюсь, он вам понравится.

Эпплби хмыкнул. Дринкуотер продолжил с лукавой усмешкой:

- Но вынужден честно вас предупредить, что лейтенант имеет определенные соображения по части того, как надо вытаскивать щепу или зондировать пулю.

Эпплби досадливо вздохнул и предпочел переменить тему.

- А вам… точнее, нам, не предстоит больше похищать девиц с французского побережья? Таково, насколько могу судить, общее представление о задачах куттеров на эскадре.

Дринкуотер снова рассмеялся.

- О боже, нет! У нас теперь сплошная рутина. Мы причислены в качестве посыльного судна к флоту Северного моря адмирала Макбрайда. Конвои, капуста, послания, слухи, ну, взглянем разок-другой на Булонь или еще что-нибудь, коли посчастливится. Боюсь, как бы не умереть с тоски.

Эпплби не было нужды знать о секретных инструкциях Дангарта. В конце-концов, он только прибыл на куттер, и еще не стал одним из «кестрельцев».


- Должно быть, ваша репутация в Тринити-Хауз была высока, мистер Дринкуотер, - заявил Гриффитс. – Бакенщики согласовали присвоение вам уоррент-офицерского звания без дополнительной экзаменовки. И военно-морской департамент тоже проявил небывалую расторопность, кстати сказать, - добавил капитан с многозначительным взглядом, который должен был дать Натаниэлю понять, что «Кестрел» недолго застоится в гавани. – Что у вас, мистер Эпплби?

- Эти новобранцы заражены, сэр, - пожаловался хирург, имея в виду пополнение с «Ройял Уильяма».

Гриффитс устало посмотрел на него.

- Конечно, мистер Эпплби, и это еще не самое худшее, чем они страдают. Что вы предлагаете: отослать их назад, что ли?

- Нет, сэр, мы обработаем их рассолом, окурим одежду и будем кормить жидкой… - он не договорил.

- Вот и занимайтесь своими делами, мистер Эпплби, и не лезьте в мои. Ваш праведный гнев делает честь вашему чувству сострадания, но не профессиональной репутации.

Дринкуотер заметил, что Эпплби съежился, словно проколотый шар. «Нет, - подумалось ему, - доктор еще не стал одним из нас».


Когда куттер миновал брандвахту у Уорнера и стоящие у Сент-Хелен корабли с полощущимися вымпелами, его встретил прохладный бодрящий ветер Канала. Перебрасывая через подветренный фальшборт дождь брызг, он со свистом пролетал над палубой. Если не считать тоски от расставания с Элизабет, Дринкуотер был рад оставить Портсмут, очень рад.

- Очень хорошо, мистер Дринкуотер… - Это был Джеремайя Трэвеллер, зеркальное отражение Джессупа. В ранге главного канонира он подпадал под палубную вахту, освободив Натаниэля от изматывающего ритма: четыре часа через четыре, который прежде выпадал на их с Джессупом долю. Когда пробило восемь склянок, все собрались на корме, откуда, передав вахту, Дринкуотер сошел вниз.

В каюте он взял дневник и стал перелистывать страницы со своими заметками и рисунками, сделанными в Портсмуте – там было великое множество деталей из жизни верфей, бережно собранные для использования в будущем. Начал он с эскиза центральных пластин. Едва покинув порт они уже ощутили пользу последних. Откупорив чернильницу, Натаниэль взял новое стальное перо, приобретенное у Моргана. «Кестрел» стал совсем другим кораблем. Прежняя доверительная обстановка кают-компании с прибытием множества новых офицеров была утрачена. Эпплби тоже вбивал клин между Дринкуотером и Гриффитсом – не намеренно, просто само его присутствие заставляло валлийца уходить в себя, а многочисленность офицеров усиливала обособленное положение командира. Дринкуотер вздохнул. Безмятежные деньки остались позади, и ему было немного жаль.


Золотая осень уступила место ноябрьским туманам и первым заморозкам, свойственные им периоды затишья неразрывно были связаны с пугающей регулярностью западных штормов, обрушивающихся на Ла-Манш, заставляя куттер брать все рифы и искать убежища.

С выполнением поручения Дангарта им не везло, хотя они обыскали или обратили в бегство немало каботажных судов. Прежние подозрения стали казаться Дринкуотеру нелепой игрой воображения. Злокозненный Сантона исчез без следа, так, по крайней мере, казалось. Время от времени Гриффитс сходил на берег, и хотя прежняя их доверительность ушла, исправно сообщал Натаниэлю последние новости. Отрицательного мотания головой хватало Дринкуотеру, чтобы понять – их добыча так и не высунулась из норы.

Однажды, когда улегся налетевший с зюйд-веста шторм, ветер зашел к норд-весту и в облаках проявились просветы чистого неба, Дринкуотер дремал после полуденной вахты у себя в каюте. Вдруг дверь отворилась.

- Сэр! - произнес Тригембо.

- А, что? – Натаниэль заморгал спросонья.

- Сэр, капитан передает свое почтение и говорит, что замечен люггер. Он крупный, а еще лейтенант Гриффитс просил передать – если вам, мол, будет интересно, на гроте у него черный раздвоенный вымпел…

- Черт возьми! – воскликнул Дринкуотер, сев на койке и пытаясь нашарить башмаки. Сон сняло как рукой, и молодой человек заметил широкую улыбку на лице Тригембо.


Глава девятая

« Звезда дьявола »

Декабрь 1795


Дринкуотер выскочил на палубу. Гриффитс стоял у поручней правого борта. Его седые волосы трепал ветер, а на лице застыло хищное выражение охотника, преследующего добычу. Это придавало ему сходство с птицей, давшей имя куттеру. Приноровившись к качке, Дринкуотер приложил к глазу подзорную трубу.

И люггер и куттер шли по ветру. «Кестрел» выжимал из парусов все, прибавляя ход. Натаниэль наблюдал, как меняются очертания люггера, как растет его корпус по мере того, как «Кестрел» поглощает ярд за ярдом расстояние, разделяющее корабли. Мозг молодого человека почти механически просчитывал векторы движения судов, а ноги ощущали дрожь корпуса «Кестрела», передающуюся от надутых парусов.

Дринкуотер заметил суету, царящую на юте люггера, и задумался, что может она означать. Тут Гриффитс вдруг проговорил, почти не разжимая губ:

- Тот черный вымпел у нас все еще на борту?

- Да, сэр, в ящике для флагов.

- Тогда поднимите его…

Дринкуотер исполнил приказание, размышляя, зачем это понадобилось. Ему вспомнилось веское замечание Брауна про «кельтские выкрутасы». Но для Гриффитса черный флаг Бретани означал вызов, он предлагал Сантона решить дело в схватке один на один.

Раздался звук, похожий на треск рвущейся материи. Хорошо нацеленное ядро просвистело совсем рядом с бортом, и Дринкуотер понял причину суеты на корме. Экипаж люггера готовил ретирадное орудие. Через окуляр он наблюдал, как суетится у пушки расчет, а высокий мужчина в синем мундире наблюдает за куттером в подзорную трубу. Когда он опустил ее и повернулся, чтобы отдать команду стоящему рядом офицеру, Дринкуотер смог разглядеть его профиль. Смуглое, красивое лицо, а также длинные кудри даже на таком расстоянии безошибочно выдавали Сантону.

Возглас Гриффитса утвердил его в правильности догадки.

- Итак, мистер Трэвеллер, - произнес капитан, - давайте посмотрим, привело ли ваше появление на борту к усилению мощи куттера.

Джеремайя Трэвеллер выкатился вперед, глаза его блестели. Едва был замечен люггер, была дана команда «все по местам!», и теперь «кестрельцы» застыли на своих постах, напряженные, как подветренный бакштаг. Хотя порты куттера были закрыты, во избежание заливания пушек, расчеты стояли наготове с дымящимися фитилями в пальниках, а в казенные части орудий уже были забиты порох отличного помола и самые лучшие ядра, которые командиры сумели найти в ячейках. Теперь канониры, присев, смотрели вдоль ствола на цель, краем глаза следя за Трэвеллером, застывшим у орудия номер один.

Дринкуотер поднял взор. Огромный грот был перекинут на левый борт, прямые марсель и брамсель, дополненные лиселями, прогибали реи, шкоты брифока звенели. «Кестрел», прошедший очистку днища, редко показывал лучший ход, он буквально подпрыгивал на волнах, сшибая пенные гребни.

Шевеление на баке привлекло внимание Натаниэля. Трэвеллер выпрямился, держа пальник в руке, выжидая момент. Дринкуотер быстро приложил к глазу трубу. В окуляре возникла корма люггера, на которой, золотым по синему, было выведено: Étoile du Diable .

До юта докатился рев погонного орудия, и Дринкуотер заметил дыру, появившуюся в бизани противника. Его ретирадные пушки ответили, и палуба под ногами штурмана вздрогнула, сообщая о попадании в корпус.

- Миндъяул! – выругался рядом Гриффитс.

- Мы быстро нагоняем его, сэр, - сказал Натаниэль в порядке своего рода ободрения. Он ощущал беспокойство, исходящее от капитана, и начал понимать причину. Сантона мог в одну минуту лечь на другой галс, «Кестрелу» же, с его прямым вооружением, потребуется намного больше времени.

Трэвеллер выстрелил снова, и радостные крики с бака свидетельствовали об успехе. Бизань-рей раскололся надвое, парус захлопал по ветру. Триумф был иллюзорным – потеря паруса только подстегнет Сантону к повороту на ветер. Гриффитс снова выругался.

- Займитесь брифоком и верхними парусами, мистер Дринкуотер, - отрезал Гриффитс.

- Брам-лисели убрать… - начал выкрикивать команды Натаниэль.

Расчеты оставили орудия и полезли наверх, управляться с парусами и втягивать лисель-спирты. Шорт подгонял. У подножья мачты суетились парни Джессупа, распределяясь по шкотам и брасам, остальные готовились прослабить галсы и фалы. Дринкуотер дождался кивка боцмана.

- Убрать лисели!

На баке снова рявкнуло орудие Трэвеллера, но Натаниэль не отрывал глаз от лиселей, гнущих свои лисель-спирты.

- Так держать! – негромко скомандовал Гриффитс рулевому. В такой момент любое отклонение от курса может оказаться фатальным. Люди на палубе налегли на снасти, и лисели поползли вниз, падая на палубу, как подстреленные чайки.

Почти не обратив внимания на второй глухой удар в корпус и голубой просвет неба, показавшийся через дыру в марселе, Дринкуотер распорядился насчет брамселя.

- Они поворачивают! – воскликнул Гриффитс, заметив, как « Этуаль дю Дьябль »забрал вправо, подставляя корму.

– Стрелять по готовности! – скомандовал капитан командирам расчетов, в одиночестве стоявшим у пушек, пока их подчиненные убирали паруса.

Но тут ретирадное орудие Сантоны разразилось сдвоенным зарядом. Ядро подскочило на волне, врезалось в фальшборт «Кестрела» и разорвало обоих рулевых напополам.

Гриффитс прыгнул к румпелю и навалился на него всем телом.

- Прослабить наветренные брасы! Выбрать втугую подветренные! Людей на шкоты!

Капитан с трудом переложил руль, заставляя «Кестрел» описать циркуляцию следом за люггером.

И вовремя, так как Сантона тут же дал по куттеру залп правым бортом. Большинство ядер шлепнулись в темно-зеленую воду, волнами расходившуюся от поворачивающего «Кестрела», но два все-таки попали в корпус. Одно разнесло четыре фута фальшборта с поручнями, другое разворотило ствол орудия номер одиннадцать, превратив его в причудливый металлический цветок.

Дринкуотер руководил взятием брамселя на гитовы, оставался еще марсель, и до той поры куттер не мог идти так же круто к ветру, как люггер. Изменение курса уже отразилось на скорости ветра, проносящегося над палубой. Брызги сыпались на «Кестрел» дождем, корабль стал отставать от цели, угол между их курсами увеличился.

Прошла, казалось, вечность прежде чем прямые паруса были убраны. На баке толпились Трэвеллер и командиры носовых расчетов.

Джонсон, плотник, потянул Гриффитса за рукав.

- Корпус пробит, сэр. Я поставлю людей на помпу.

Гриффитс кивнул.

- Паруса убавлены, сэр.

- Держать круто к ветру, мистер Дринкуотер. И опустите эти треклятые центральные пластины.

- Есть, сэр!

«Кестрел» пошел в самый крутой бейдевинд, сближая угол с люггером. Тот примерно с час шел в западном направлении. Тщательно наводя орудия, канониры обоих кораблей продолжали дуэль. Несколько раз «кестрельцы» издавали победный клич, когда ядра взметали щепы от фальшборта люггера, но прежний боевой настрой угас.

«Этуаль дю Дьябль» кренился на бакборт, подставляя палубу взорам Дринкуотера. Даже на максимальном возвышении французы едва доставали до англичан, в то время как «кестрельцам» приходилось опускать стволы, а после выстрела с усилием накатывать орудия по вздыбленной палубе. К Эпплби отправили троих раненых щепками. Вдруг очередное, пущенное почти горизонтально ядро с «Этуаль дю Дьябль» срикошетило от воды и снизу врезалось в руслень «Кестрела». Сделанный из железного дерева юферс кормового штага мачты был разбит, и растяжка лопнула. Следующее ядро срезало штаг и стеньга с треском накренилась на левый борт.

- Черт! Освободиться от обломков!

Дринкуотер и сам уже бросился в наветренным снастям с топором в руке. Последнее ядро обдало его потоком воздуха и заставило, трепеща словно запутавшаяся в паутине муха, прижаться к вантам. Он почувствовал как задрожали ванты, когда стеньга рухнула, унося с собой реи. Конец лисель-спирта чиркнул по гроту, и ничтожный поначалу разрез постепенно расползался под действием ветра. Сбитая часть мачты упала частью в воду, частью на шкафут. «Кестрел» потерял ход.

Он был побит.

Справа по носу виднелся удаляющийся «Этуаль дю Дьябль». На его корме стоял Сантона, держа в руке шляпу с плюмажем.

Он помахал ей над головой, потом спрыгнул к канонирам, сновавшим у дымящихся еще орудий.

- Сифрал! – выругался Гриффитс, испепеляя неприятеля взором. – Спустить паруса!

Дринкуотер спустился на палубу.

- Мистер Дринкуотер!

- Сэр?

- Постарайтесь спасти что возможно с упавшего за борт рангоута.

Разочарованные взоры офицеров встретились.

- Гордыня предшествует падению, мистер Дринкуотер. Сделайте все, что можно.

- Есть, сэр.

Дринкуотер снова поспешил вперед. Перегнувшись через борт, он воззрился на сплетение дерева, тросов и парусины, блоков и металлических частей. Заметил он и еще кое-что.

На верхушке мачты, на перерубленном с одного конца фале, тащился черный раздвоенный вымпел, словно насмехаясь над побежденным куттером.



Часть вторая


Северное море



Королевский куттер


Глава десятая

Аптекарь

Декабрь 1795-ноябрь 1796 г.

Шорт вскинул мускулистую руку и обрушил очередной удар плети на спину провинившегося.

- Семь, - бесстрастно отсчитал Джессуп.

Багровые полосы, крестом испещрившие плоть, лопнули, по спине потекла кровь.

- Восемь!

Стоя у талей правого борта, Дринкуотер видел профиль лица наказуемого. Хотя зубы матроса крепко сжимали кожаный ремешок, глаза его были устремлены вперед, вдоль днища шлюпки, к транцу которой он был привязан.

- Девять!

Случилось неизбежное. Пороли аптекаря, который поступил с «Рояйл Уильяма». Звали его Болтон. Болтон не смог или не пожелал приспосабливаться к обстоятельствам. Видимо, внутри его души царил ад, не дающий покоя. Эпплби называл Болтона чирьем в образе человеческом, полным гноя и готовым прорваться. Матрос постоянно пребывал в состоянии апатии, и даже угрозы Шорта будто пролетали у него мимо ушей. Шорт воспринимал это как вызов, а такое любого помощника боцмана выведет из себя. Простить столь непривычного безразличия к себе он не мог, и когда убедился, что тычками тут не поможешь, принялся буквально изводить парня. И понял, что на верном пути. Он напрягал все свои извилины, шел на любую низость, не обращая внимания на растущее выражение отчаяния в глазах Болтона. Тот терпел, но наконец, доведенный до предела, не выдержал. Задав ему выволочку за неловкость во время орудийных учений, Шорт дождался того, чего хотел.

- Болтон! Ах ты тупоголовый дето…

И тут Болтон, издав проклятие, ударил помощника боцмана банником в солнечное сплетение.

- Двенадцать!

Шорт тяжело дышал, боль в животе мучила его. Сменив его, «девятихвостку» взял Харрис, другой помощник боцмана. Он пропустил хвосты через пальцы, очищая от сгустков крови и лимфы. Потом расставил ноги и вскинул плеть.

- Тринадцать!

На палубе собрались все. Гриффитс, Дринкуотер и Трэвеллер были при шпагах, матросы с угрюмыми, безразличными лицами стояли на шкафуте.

- Четырнадцать!

«Кестрел» лежал в дрейфе, обстенив стаксели. Наказание состоялось безотлагательно, они только принайтовили орудия, с которыми проводили учения. Кандалов на куттере не держали, поэтому Гриффитс распорядился высечь провинившегося немедленно.

- Пятнадцать!

Приговор гласил три дюжины ударов. Спина жертвы уже превратилась в кровавое месиво, сама она жалобно стонала. Сломался человек. Дринкуотеру стало нехорошо. Хотя Гриффитс не был тираном и Натаниэль прекрасно понимал необходимость строгой дисциплины, никакое количество плетей не могло сделать из Болтона настоящего моряка. Бог знает, что было не так с этим парнем, хотя, по словам клерка с брандвахты, Болтона осудили за инцест. Но какое бы безумие или гнусность он не сотворил, сейчас с него достаточно. Наказание необходимо прервать, и Дринкуотер поймал себя на том, что с немой просьбой смотрит на Гриффитса.

- Шестнадцать!

Из глотки Болтона раздался низкий, звериный вой, который, как знал Дринкуотер, поднимется вскоре до крика, а затем бедолага потеряет сознание. Какая бы жестокая вина не лежала на совести этого человека, он искупил ее адской болью, терзающей спину.

- Семнадцать!

- Отставить! – раздался голос капитана. Над строем пронесся вздох облегчения. – Хватит. Отвязать и отнести вниз. Подвахтенных распустить, мистер Джессуп!

Дринкуотер видел, как вздрогнул Болтон, когда его спину окатили ведром морской воды. Потом наказанный лишился чувств. Эпплби подошел осмотреть его. Дринкуотер повернулся.

- Стаксели на ветер, выбрать шкоты втугую!

Команду действительно не спешат исполнять или ему показалось?

- Живо! Не зевать! – Натаниэль зашагал к корме. Может, он стал слишком уж чувствительным?

- Курс норд-ост.

- Есть норд-ост, сэр.

«Кестрел» набрал ход и стал догонять конвой.

С момент выхода из Портсмута его нельзя было больше назвать счастливым кораблем. Офицеры представляли собой взрывоопасную смесь несовпадающих характеров. Напыщенное хвастовство Эпплби, служившее в оживленной кают-компании фрегата поводом для добродушных шуток, здесь оказалось неуместным. Даже Дринкуотер по временам находил доктора, возраст и холостяцкая жизнь которого не умерили привычки к морализаторству, невыносимым. Гриффитс, как и ожидал Дринкуотер, отдалился, и прежняя душевность их отношений исчезла без следа. Джессуп и Трэвеллер, старые сослуживцы, объединили свои таланты в стремлении снизить самооценку Эпплби, тогда как оба произведенных из квартирмейстеров помощника штурмана, Хилл и Балмен, ограничивались, глядя по обстановке, смешками или хмурыми взглядами.

Чувствуя одиночество, Натаниэль искал убежища в книгах и газетах. Он поддерживал дружеские отношения с Эпплби, когда тот был в сносном расположении духа, но более всего уповал на свою крошечную каюту как на оазис личной неприкосновенности. Разобщение офицеров находило отклик на баке, матросы все сильнее роптали. Их возмущало малое жалованье, да и вообще крошечный, заливаемый всеми волнами куттер казался им настоящим чистилищем.

Вскоре после прихода в Даунс они пережили сильнейший ноябрьский шторм, а через две недели услышали о мятеже на «Каллодене». Слушая, как Эпплби читает новости из газеты, члены кают-компании обменивались понимающими взглядами, но то, о чем газеты умалчивали, рождало ропот среди команды.

Следом за сообщением, что власти согласились принять петицию мятежников и не наказывать провинившихся, пришли вести полном торжестве закона и жестокого правосудия. В воображении представали содрогающиеся тела, влекомые на ружьях солдат в ходе ужасной церемонии прогонки сквозь строй флота, слышалась барабанная дробь. С учетом царившей на куттере атмосферы ничего хорошего ждать не приходилось.


Гриффитс бросил взгляд за корму, мимо подвешенной на шлюпбалке гички. Вымпел над его головой свисал как тряпка, утро было безветренным и прохладным. Мэдок Гриффитс находился в состоянии легкого энтузиазма и задавал себя вопрос, не является ли причиной тому стоящий рядом человек. Речь Дринкуотера звучала напевно, как раньше, в ней слышались нотки, которых капитан не помнил уже давно.

- Я пораскинул умом, сэр, и пришел к выводу, что не лишено смысла будет перевести Болтона на ют в качестве сверхкомплектного. Кубрик переполнен, Меррик способен управиться сам, а Шорт все еще строит козни Болтону… Прошу прощения, сэр…

Гриффитс кивнул.

- Прекрасно, мистер Дринкуотер, распорядитесь. Рад, что вы думаете о подчиненных. Командиру это не всегда удается при его занятости, и со стороны его помощников это очень кстати. Жаль, что прочие не следуют вашему примеру.

Дринкуотер смущенно откашлялся. Ему просто хотелось как-то облегчить положение Болтона, самого хлопотного и бестолкового из членов экипажа «Кестрела». Так парень сможет помогать Эпплби по медицинской части, и хоть как-то будет приносить пользу. Не исключено, что таким образом удастся удалить рассадник раздора, который, как чувствовал Натаниэль, губительно влияет на всех.

- Как только управитесь, мистер Дринкуотер, спустите обе шлюпки, выдвиньте орудия левого борта как можно дальше, а правого борта оттащите внутрь, насколько позволят брюки. Сегодня великолепный день для срезания «бороды» с днища, и ветра до ночи не предвидится.

Если настрой штурмана согрел сердце лейтенанта Гриффитса, то о встрече с хирургом подобное сказать было затруднительно. Разговор с Эпплби состоялся часом позже за столом, покрытым солнечными квадратиками, падавшими через решетку люка, и под скрип щеток, счищающих водоросли.

- Он еще не готов вернуться к службе, - осторожно начал Эпплби.

- Кто не готов, мистер Эпплби? Болтон что ли?

- Да, сэр, - осторожно кивнул Эпплби, понимая, что Гриффитс только изображает непонимание.

- Матрос, которого я высек?

- Да, сэр. Он тяжело перенес порку. По крайней мере три удара Шорта оказались слишком глубокими, один из них, похоже, повредил левую почку.

Лицо капитана оставалось непроницаемым.

- У него внутреннее повреждение, о чем свидетельствует кровь, выходящая с мочой. Сохраняются слабость и лихорадка.

- Ну так лечите его, доктор, пока он снова не станет годным.

- Да, сэр.

Эпплби не уходил.

- Что-то еще?

- Сэр, я… - на лбу хирурга перламутром заблестели капельки пота, ему пришлось ухватиться покрепче, подлаживаясь под наклон судна, которое, с помощью перекатывания орудий, накренивали теперь на другой борт, чтобы очистить вторую половину днища. – Мне жаль, что вы сочли необходимым высечь Болтона, сэр, его состояние его ума внушает серьезные опасения. Я считал вас в высшей степени гуманным командиром…

- А теперь не считаете? – оборвал его Гриффитс, брови которого сошлись, придав лицу выражение ярости, казавшейся еще более ужасной благодаря побагровевшим щекам.

Эпплби выстоял, и хотя подбородок его задрожал, он молча кивнул, стоя на своем.

Усилием воли Гриффитс овладел собой и медленно встал, протяжно, с легким присвистом, выпустив воздух из легких. Потом наклонился, облокотившись на руки.

- Мистер Эпплби, нарушение субординации – серьезнейшее преступление на военном корабле, особенно когда речь идет о высшем лице… - он вскинул руку, отклоняя протест доктора. – И горячность тоже не облегчает вины. Это все в порядке вещей. Нам приходится жить в очень несовершенном мире, мистер Эпплби, это факт, с которым вам нужно смириться. Как капитан, я не могу позволить себе роскоши питать симпатий к кому-либо, - Гриффитс многозначительно посмотрел на хирурга. – Даже лучшие намерения могут завести не туда, мистер Эпплби.

Лейтенант сделал паузу, давая усвоить сказанное. Рот врача открылся, потом закрылся снова. Гриффитс продолжил.

- Болтон – человек глубоко несчастный. Ах, вы удивлены, что я это заметил? Но это так, - капитан криво усмехнулся. – И Шорт зацепил в его голове какую-то важную струну. В результате помощнику боцмана пришлось страдать болями в животе, так что отчасти это справедливо. Я разделяю ваше сожаление: Болтон – гнилое яблоко в бочке со спелыми плодами, которую представляет собой «Кестрел».

Гриффитс снова смолк, но когда Эпплби попытался заговорить, опередил его:

- Я объясняю это не для того, чтобы оправдаться, но только из уважения к вашему уму.

Эпплби откашлялся. Он понимал, что поступок Болтона не мог остаться безнаказанным, но предпочел бы, чтобы дело рассмотрел военный трибунал. Суровое правосудие Гриффитса пришло в столкновение с профессиональными взглядами хирурга.

- Мистер Дринкуотер предложил перевести Болтона на корму сверх комплекта, - заявил капитан в качестве упрека. – Жаль, что подобное предложение не поступило от вас.

Гриффитс смотрел, как Эпплби выходит из каюты. Странно, как два человека могут терзаться одной проблемой, но столь по разному пытаться решить ее. Или может все кроется в собственной его пристрастности? Словами не выразить, какую роль играют в отношениях между людьми предпочтения и симпатии.


Рождество и наступление нового 1796 года прошли для команды «Кестрела» почти незаметно. Ей недолго пришлось наслаждаться независимостью, и вскоре после перепавшей от «Этуаль дю Дьябль» взбучки куттер получил строгий приказ Макбрайда присоединиться к нему в Даунсе, прекратив рысканья по Каналу. Моряки понятия не имели, что неспособность департамента Дангарта выследить загадочного капитана Сантона навлекла на лорда еще большие неприятности, чем отказ Хау принять к сведению разведывательную информацию, добытую Брауном в 1794 г. Как следствие, «Кестрелу» пришлось выполнять рутинные обязанности. Вкупе со шлюпом «Атропа» куттер занимался конвоированием. Проводка из Темзы до Тайна и обратно трех-четырех десятков угольщиков, бригов и барков под командованием упрямых шкиперов-джорди [18]казалась Натаниэлю невыносимо нудной. А заодно и унизительной. Когда «Кестрел» получил приказ идти в Лейт-Роуд и сопроводить оттуда в Лондон шикарный пассажирско-почтовый смак с грузом золота, шкипер смака решил воспользоваться возможностью и устроить гонки. Имея отборную команду, защищенную от насильственной вербовки, и репутацию отличного ходока, пакетбот представлял собой опасного соперника. Но корпус у него был более полным, чем у эскорта, и военный куттер должен был-таки одержать победу. Однако «Кестрел» потерял грот под Фламборо-Хед, и смак вырвался вперед. Не зайди ветер на зюйд-ост и не имей куттер, благодаря центральным пластинам, возможность держать круче, не видать бы ему своего обидчика. Так же он догнал его у Кокл-Гатт и оба судна, подгоняемые приливом, ноздря в ноздрю влетели на рейд Ярмута.

Все лето «Кестрел» лениво болтался среди рассеянных по северному морю рыболовецких судов, защищая сельдяной промысел. Команду воротило от сельди и вынужденного безделья. Только дважды им выпал шанс отогнать пару голландских мародеров, не выказавших особой дерзости. Циркулировавшие слухи об французских корсарах так и не материализовались, и моряки сделали закономерный вывод, что народ, поедающий устриц и лягушек, не способен оценить вкуса настоящей рыбы. На деле же вражеские приватиры собирали богатую жатву в Канале.

Война развивалась для Англии скверно. В январе вест-индская экспедиция адмирала Кристиана была сильно потрепана и разметана штормами. В феврале голландский флот улизнул из Текселя, а к концу лета Испания, решившись-таки не непростой шаг, примкнула к французскому лагерю.

К концу рыболовного сезона «Кестрел» был отправлен на ремонт, поскольку в зимний период куттеры лучше подходили для несения службы, чем более крупные и, как следствие, уязвимые, корабли. Вместе с этим приказом пришли вести, что сэр Сидней Смит был захвачен в плен во время шлюпочной вылазки.

Новость немало порадовала Гарри Эпплби.

Облокотившись на поручень, Дринкуотер, с улыбкой оглядывал мутные воды Мидуэя, устремляя взор к плоской оконечности острова Грейн и плавучему маяку Нора.

- Какого черта вы веселитесь, Нат? – невежливо нарушил уединения молодого человека Эпплби.

- Просто так, Гарри, ничего особенного.

Натаниэль потрогал конверт в кармане.

- Думаете об Элизабет, ясное дело, - хирург отвел взгляд. – Ах, вас изумляет, что наш достойный капитан не единственный, кто умеет читать мысли? – с легкой горечью продолжил он, - как и симптомы любви, о которой давно всем известно? О, мне ли не знать – вы считаете меня способным только отпиливать конечности да соединять сломанные кости. Но сейчас подобное происходит очень редко, и времени на наблюдение за своими товарищами у меня в избытке.

- И каков результат этих наблюдений?

- Ну, вы недавно получили письмо от Элизабет и подумываете о небольшой увольнительной перед отплытием.

- И все? – с притворным разочарованием ответил Дринкуотер. – Нет, друг мой, сомневаюсь, что сейчас время для отпусков. Гриффитс спешить выйти в море. Ах, но какое прекрасное утро, не правда ли? – добавил он, вдыхая свежий воздух.

- Нат, - тон Эпплби сделался вдруг серьезным.

- А? – рассеянно отозвался молодой человек. – В чем дело?

- Еще я наблюдаю за Болтоном. Что делать с ним?

- С Болтоном? – Дринкуотер нахмурился. – Со времени перевода на корму он выглядит достаточно довольным. Думаю, вам легче самому ответить на свой вопрос, так как парень орудует под вашим началом ступкой и пестиком.

Эпплби покачал головой.

- Нет, я имею в виду внутреннего человека. Что делать с тем, кто внутри Болтона?

Радужные мысли Дринкуотера, навеянные письмом из дома, развеялись без следа. Он вздохнул, чувствуя легкое раздражение.

- Бога ради, Гарри, выкладывайте по существу.

- Знаете, что было между Болтоном и Шортом вечером того дня, когда произошла стычка?

Натаниэль заколебался. Он никогда не упоминал на «Кестреле» про преступление Болтона. Ему стало не по себе от легкости, с которой хромой клерк намекнул на это деяние, и он совсем не желал раздувать на корабле подобные слухи.

- Нет, - покачал головой Дринкуотер. – А вы?

Подбородки Эпплби затряслись в отрицательном жесте.

- Догадываюсь, что прозвучало некое нелицеприятное обвинение. Дело в другом, Натаниэль. Проведя немало лет между палубами и наслушавшись разного о жизни кораблей, я склонен считать, что парень пожирает сам себя.

- Это как?

- Его рассудок находится на самой грани безумия. Мне приходилось наблюдать подобное. Он живет внутри его черепа, Нат, этот человек с отравленной совестью…

Дринкуотер поразмыслил над словами хирурга. Корабль не место для людей, у которых кроется в голове нечто.

- Думаете, он накручивает сам себя, да?

- Как часовую пружину, Нат, - кивнул Эпплби.


Дринкуотер, поеживаясь, стоял на Орудийной верфи Ширнесса, наблюдая за подходящими и отплывающими шлюпками, и высматривая гичку с «Кестрела». Рядом расположился Джеймс Томпсон, казначей, закупавший недостающие припасы. Офицеров сопровождали Меррик и Болтон. Натаниэлю не терпелось вернуться на борт – зимний день стремительно клонился к концу, и налицо были все признаки того, что западный ветер вскоре посвежеет до самого настоящего шторма.

Работы на куттере закончились, ему предстояло поступить в распоряжение вице-адмирала Дункана в Ярмуте.

- А вот и гичка, - произнес Томпсон и повернулся к матросам. – Эй, вы двое, живо грузите поклажу в шлюпку.

Дринкуотер наблюдал, как гичка с мистером Хиллом у руля подходила к пристани. Как только ее пришвартовали, Натаниэль передал помощнику штурмана связку карт, писем и газет. Потом отошел в сторонку, чтобы не мешать погрузке куропаток, нескольких головок сыра, капусты, бочонка с солониной и еще всякой всячины.

- Балмен закончил забирать воду, мистер Дринкуотер, - сообщил Хилл.

Натаниэль кивнул.

- Все готово, - доложил Томпсон.

- Отлично, Джеймс, давайте поспешим, покуда вон та штуковина еще не разразилась, - он кивнул в сторону облачной пелены, быстро затягивающей западную часть горизонта, видневшуюся сквозь частокол мачт трехпалубников и трущобы, в которых обитали портовые рабочие.

- Вы, двое, марш в шлюпку…

Меррик спустился по ступенькам.

- Давай, Болтон!

Тот заколебался на мгновение, потом резко развернулся.

- Эй!

Дринкуотер глянул на Томпсона.

- Джеймс, он убегает!

- Черт побери, так и есть!

- Мистер Хилл, ждите! За мной, Джеймс!

Вскочив на верхнюю ступеньку, Натаниэль заметил, что Болтон мчится к старым военным кораблям.

- Эй!

Ветер отнес крик, а Болтон прорвался между двумя лейтенантами, которые замахали плащами и растеряли треуголки. Дринкуотер пустился бегом, миновав изумленных офицеров. Болтон уже нырнул на улицу, ведущую к так называемым «Старым кораблям», для чего ему надо было миновать доковую ограду и форт на Гарнизонном мысе. Натаниэль знал, что матросу не удастся пройти через часовых и ров, опоясывающий город, поэтому он и бежит к Старым кораблям, рассчитывая оттуда перебраться в Синий город – запутанный лабиринт гостиниц, лавочек и доходных домов, разрастающийся за пределами доков.

Внезапно молодой человек оказался на краю рва. Джеймс Томпсон запыхтел рядом. От невысокого бастиона к воде спускался гласис. Он несколько зарос, и укоренившиеся кусты темнели на фоне серо-зеленой травы. На фоне закатного неба обрисовалась фигура – Болтон. Дринкуотер снова побежал. Томпсон последовал за ним, но споткнулся и упал, поливая отборной руганью заросли так некстати обнаружившейся крапивы. Дринкуотер мчался, вспугнул кролика, который понесся, поджав хвост, прямо перед ним, пока не юркнул в нору. Вскоре молодой человек достиг первого из старых корпусов, краем уха слыша голоса, обозначающие, что сзади появился пеший патруль.

Старый корабль возвышался над ним, ощетинившись «дополнительными устройствами» - дымовыми трубами, уборными и лестницами. Ржавые цепи свисали из клюза, утонув в грязи; на палубу высыпали люди, с любопытством разглядывая бегущего. Запах дыма и готовящейся еды ударил Дринкуотеру в ноздри, и он приостановился, дабы отдышаться.

Из-за одного из дальних корпусов вынырнула фигура. Беглец, сутулясь, бежал вдоль уреза воды, и Дринкуотер пожалел, что под рукой нет пистолета. Болтон направлялся к перекинутому через ров расшатанному деревянному мостику – неофициальному ходу, спрямляющему путь между Старыми кораблями и Синим городом. Сумерки сгущались. Каблуки Натаниэля застучали по доскам, перекинутым через грязь с серебристой лентой воды посередине. Мощный напор ветра мешал идти, дышать было трудно. Справа от него плоская поверхность солончакового болота плавно переходила в реку Мидуэй, излучина которой вела к Блэкстейксу и Чатэму. Слева темнели очертания Синего города.

Когда он углубился в первую узкую улочку, стало почти совсем темно. Пройдя гостиницу, молодой человек остановился. Болтон сумел оторваться. Нужно перевести дух и дождаться пешего патруля, после чего прочесать дом за домом.

- Черт! – вырвалось у него. Они несколько недель простояли в Ширнессе. Почему же Болтон решил сбежать именно сейчас? Натаниэль повернул к гостинице, чтобы приняться за поиски. Разгоряченный, он с размаху распахнул дверь и оторопел от неожиданности, увидев неприятно знакомое лицо.

Двое мужчин изумленно смотрели друг на друга, роясь в памяти. Эдюара Сантона опознание и поимка страшили инстинктивно, для Дринкуотера же, гнавшегося за Болтоном, появление заклятого врага казалось ошеломительным и нереальным. Пока его мозг переключался на другую добычу, француз повернулся и метнулся к задней двери.

Англичанин попытался крикнуть: «Стой, именем короля!», но жалкий хрип потонул в гомоне собравшихся в зале ремесленников и матросов. Он растолкал нескольких из них, пытавшихся задержать его, и выбрался наружу, где стразу натолкнулся на патруль. Сержант поспешил на помощь.

- Туда, - выдавил Дринкуотер, и преследователи поспешили по улице, не заметив Болтона, скорчившегося под ручной тележкой, стоявшей во дворе гостиницы. Сердце моряка билось как молот, мышцы исполосованной спины нестерпимо ныли, легкие с жадностью хватали воздух.

Сержант рассредоточил своих людей и они начали прочесывать здания. Дринкуотер остановился, дабы собраться с мыслями и подумал, что искать нужно теперь двоих, но солдаты об этом не подозревают. Потом решил, что Сантона важнее. До него доносились голоса сержанта и его подчиненных, которые перекликались, прочесывая улицу. Вдруг за спиной раздался металлический скрежет. Натаниэль обернулся.

В проулке стоял Сантона – темно-серая фигура с тускло поблескивающим клинком перегораживала проход. Дринкуотер выхватил кортик.

Противники начали осторожно сближаться, и англичанин ощутил соприкосновение клинков. В голове у него звучал голос, побуждающий не тянуть, нападать немедленно, ибо Сантона – наверняка чертовски хороший фехтовальщик. Пора!

Отведя лезвие противника вниз, он распростерся в выпаде. Но Сантона молниеносно отпрыгнул и нанес ответный укол, не успев даже восстановить равновесие. Защита у Дринкуотера получилась не слишком изящной, зато действенной.

Клинки скрестились снова. После долгого бега Дринкуотер был вымотан. Тесак тяжело оттягивал руку. Натаниэль чувствовал, что Сантона перехватывает инициативу, когда с бесконечной, как показалось ему, медлительностью, металл заскрежетал о металл и соперник растянулся в выпаде. Моряк неловко отшатнулся, едва не упав, и привалился к стене. Острие чиркнуло его по плечу, но разворот спас; он ощутил на лице жаркое дыхание француза, инстинктивно уловив, что тот подставил свой незащищенный живот, и развернул кисть с кортиком.

- Merde ! -выругался Сантона, отпрыгивая назад и снова беря шпагу наизготовку. Робкая попытка контратаки исчерпала остатки сил Дринкуотера. Тут до его ушей донесся свист клинка, рассекающего воздух в серповидном молинелло. [20]Правое плечо обожгло нестерпимой болью, Натаниэль понял, что обречен.

Он действовал опрометчиво, нарушил обещание соблюдать осторожность, данное Элизабет. Неуклюже пытаясь парировать смертельный выпад тесаком, весившим, как казалось, целую тонну, англичанин уловил, что Сантона заколебался. Откуда-то сзади слышался топот бегущих ног, что-то горячее и липкое стекало по ладони. Потом он начал падать все ниже и ниже, тогда как вопли людей и завывание ветра в проулке сливались в его ушах в громогласный гул. Сил пошевелиться не было.



Глава одиннадцатая

Время испытаний

Декабрь 1796 - апрель 1797 г.


- Держитесь!

- Черт, Гарри!

Дринкуотер закусил губу, когда «Кестрел» врезался в волну, заставившую его корпус содрогнуться.

- Готово! – Эпплби закончил накладывать повязку.

- Порядок?

- В каком смысле?

- Поможет лечение или нет? Рука по-прежнему немая. Смогу я снова фехтовать?

Эпплби пожал плечами.

- Бицепс сильно рассечен и не будет слушаться некоторое время, и только постоянные упражнения предохранят нервы от узелков. Рана заживает хорошо, хотя шрам на память останется.

Он указал на узкую бледную полоску, пересекавшую щеку Натаниэля.

- А еще?

- Ну, боли там или здесь могут беспокоить время от времени, - хирург замялся. – Но смею заявить, что вскоре вы снова окажетесь способны к человекоубийству.

Облегчение Дринкуотера обернулось сорвавшимся с языка проклятием, когда очередное столкновение куттера с волной заставило молодого человека, одна рука которого была всунута в рукав мундира, другая – вытащена, распластаться в крошечной каюте доктора. На выходе он с трудом одел непромокаемый плащ, а Эпплби, опустившись на койку и упершись ногой в косяк двери, потянулся за книгой. Дринкуотер вышел на палубу.

Когда он появился из люка, как раз отбили восемь склянок. В снастях завывал ветер, холодный, резкий северный ветер, гнавший высокие волны – настоящих серых монстров с пенными хребтами, которые белой лавиной обрушивались на подножье вала с грохотом, подобным смерти, и разлетались мириадами брызг.

Воздух был полон пены и чтобы говорить приходилось отворачиваться от ветра. Когда штурман подошел к Джессупу, гигантская волна нависла над куттером. Ее гребень из зеленого с белым мрамора покатился вниз, навстречу вздымающемуся кораблю.

- Эгей, держись! Приготовиться!

Люди похватались за снасти и скобы. Дринкуотер, морщась от боли в раненой руке, лихорадочно задраил крышку люка, и в этот миг свист ветра сменился на рев воды.

«Кестрел» вздрогнул от страшного удара, и через мгновение вокруг закипело море. Моряки оказались по пояс в воде, волна опрокидывала их, норовя сорвать с мест, словно осенние листья с веток. Мимо Дринкуотера проскользил на спине матрос и с хрустом ребер врезался в станок орудия номер десять. Когда куттер приподнялся на следующей волне, с него потоками стекала вода, а надежный корпус трещал и скрипел от напряжения. Команда хлопотала у оборванных снастей и дополнительно крепила гичку. Стряхивая с волос воду, Дринкуотер с досадой осознал, что намочил повязку и теперь рана четыре часа будет в сырости и холоде. А боль в руке казалась нестерпимой.


Зимняя погода вполне отражала то, что творилось в душе у Натаниэля. Встреча с капитаном Сантона оставила крепнущее убеждение, что судьбы их неразрывно переплетены. Ноющая рана добавляла личностный мотив к гнездящемуся где-то в глубине ощущению. То, что после Бобиньи казалось скорее плодом воображения, после схватки в Ширнессе стало обретать черты реальности.

«Мне не избавиться, -писал он в своем дневнике, - от разрастающегося предчувствия, иррационального и не поддающегося д оводам рассудка, но находящего отклик в каких-то природных инстинктах, оказывающих, полагаю, довлеющее влияние».

Он отложил гусиное перо в сторону. Никто кроме него не знал, что противником его был не Болтон, поскольку когда бедолагу нашли во дворе гостиницы, он прятался в сене и пытался отмахиваться ножом. Сержант сделал отсюда собственные умозаключения. Лишившегося сознания Дринкуотера перенесли на борт «Кестрела», и он не в силах был помешать патрулю до полусмерти избить дезертира, и лишь затем посадить его за решетку. Сантона в суматохе скрылся.

Дринкуотер вздохнул. На следующее утро бедолага Болтон был обнаружен в своей камере повесившимся, и Натаниэль сожалел, что не успел избавить парня от ложного обвинения. Но ко времени, когда он оправился, «Кестрел» уже вышел в море, да и так прошло немало дней, пока бредовые галлюцинации окончательно отделились от воспоминаний о реальных событиях.

Молодой офицер оставил при себе информацию о встрече с Сантона, в нем все крепло убеждение, что пути их еще пересекутся. Присутствие француза в Ширнессе представлялось частью некоего дьявольского умысла, казавшегося еще более зловещим сквозь призму давнего кошмара, не дававшего ему спокойно спать весь период выздоровления. Во сне он тонул и видел над собой одетую в белое женщину с жуткой головой медузы-горгоны на неподвижных плечах. Лицо призрака имело черты охваченной злобной радостью Ортанс Монтолон, длинные каштановые волосы тянулись и оплетали Натаниэля, а в ушах у него звучали проклятия Эдюара Сантона. Теперь, когда он просыпался в ужасе, не слышалось успокаивающего звяканья помп «Циклопа», помогающего изгнать дурацкие фантазии. Напротив, сейчас сон оставлял ощущение дурного предчувствия.

Рана заживала хорошо, хотя необходимость нести службу не раз служила причиной жестоких болевых спазмов, особенно из-за державшейся плохой погоды. В некоем извращенном смысле бесконечные штормы играли на руку «Кестрелу», отвлекая команду от нарастающего недовольства и заставляя личные обиды отступать перед лицом общей опасности и напряженной работы. Холод, сырость и усталость стали частью их жизни, заставляя скруглять углы, сплачивая людей в единое целое в борьбе за выживание корабля. «Кестрел» теперь отрядили на блокадную службу – это суровую и бескомпромиссную проверку судна и команды. Куттеры выполняли роль глаз адмирала Дункана, они располагались сколько возможно ближе к Текселю, наблюдая за голландской морской базой Ден Хелдер, лежащей как раз за разрывом между Ноорд-Холланд на юге и островом Тексель на севере.

Пролив, разделяющий эти два участка суши, вливается в Северное море тремя проходами, напоминая обращенный к западу трезубец. Северный фарватер ведет от гавани через Молен-Гат, средний – через Вест-Гат, а южный, проходящий вдоль голландского побережья с рыбацкой деревушкой, сигнальной станцией и батареей Кийкдуин, - через Шульпен-Гат.

Три эти канала позволяют избежать страшных опасностей мели Хаак, или Хаакагронден, которая при отливе показывается из воды и на наветренную часть которой в плохую погоду обрушивается жуткой силы прибой. В проходах существует мощное течение, и когда ветер дует навстречу ему, образуются резкие, злые волны.

Штормы куттеры Дункана пережидали в стороне от Хаакагронден, в хорошую заходили в каналы, а по временам отваживались достигать древка трезубца, Зеегат-ван-Тексель, чтобы разведать дислокацию врага. Брови Дринкуотера покрывались пленкой соли, пока он брал бесконечные пеленги на мельницы и церкви, выстроившиеся вдоль линии низких, поросших травой дюн Ноорд-Холланда и Текселя. Полоса берега, казалось, исчезала, стоило белопенным волнам устремиться к песчаному пляжу. Это было опасное, унылое побережье, изобилующее мелями и банками, каналами и ложными фарватерами. Карты были бесполезны, полагаться приходилось только на собственный опыт. Снова Дринкуотер с головой погрузился в профессиональные дела, и как следствие ситуации, их близкие отношения с Гриффитсом возобновились. Даже экипаж, все еще недовольный невыплатой жалованья, казалось попритих, и вполне можно было согласиться с капитаном, утверждавшим, что именно Болтон оказывал на нее разлагающее воздействие.

Даже Эпплби, перестав придираться ко всему, стал напоминать прежнего жизнерадостного хирурга. Их теплые отношения с Натаниэлем восстановились, и если Гриффитс по временам уходил в себя из-за заботы о корабле и сложностей с начальством, в безопасности квартировавшем на линейных кораблях, доктор всегда был открыт к общению.

К удивлению Дринкуотера, плохая погода и отсутствие удобств не привели к возобновлению у капитана лихорадки, который без видимых последствий для здоровья переносил тяготы.

- Так часто бывает, - пояснил Эпплби Дринкуотеру. – Когда человеческое тело подвергается стрессу, оно способно пережить самые разные потрясения, о чем свидетельствует поведение людей в бою. Но когда стимул прекращает действовать, или, как еще можно выразиться, нагрузка уменьшается, в нашем организме, работавшем на пределе, начинается обратная реакция, что выражается в сгущении гуморов и уязвимости перед болезнями.

- Возможно вы и правы, Гарри, - ответил Дринкуотер, забавляясь выражением важности, появившемся на лице хирурга.

- Возможно, сэр? Конечно прав! Прав же я был насчет Болтона, разве не так? У меня вызывала сомнение его психическая устойчивость и вот! В один миг он срывается и заканчивает самоубийством.

Эпплби щелкнул пальцами.

- Верно, Гарри, - Дринкуотер кивнул, - но даже вы усомнились в собственном диагнозе, когда он так долго не решался на побег. Он отважился на него в последнюю минуту, даже вам придется это признать.

- Нат, мальчик мой, - в глазах Эпплби блеснул огонек интеллектуального торжества. – Все люди откладывают суицид до последней минуты!

- Да вы просто высказали удачную догадку, проклятый прохиндей, - заявил Дринкуотер, гадая, что сказал бы доктор про его собственные предчувствия и подозрения.

- Эге, да неужели? – Эпплби округлил глаза в притворном гневе и затряс подбородком. – Ладно, бойцовый мой петушок, послушайте старика Гарри, ему есть еще много что сказать…

Внезапно он сделался совершенно серьезным, лицо его приобрело назидательное выражение, которое свидетельствовало у Эпплби о предельной искренности.

- Мой инстинкт подсказывает, что этот флот ждет беда…

Дринкуотер насторожился.

- Продолжайте, - сказал он, намереваясь дать Эпплби выпустить пар.

- Слушайте Нат, этот куттер исключение, как обычно бывает с малыми кораблями, но вы вполне понимаете, на что я намекаю: попрание прав, постыдная невыплата жалования, отказ многих капитанов от закупки свежей провизии даже в порту и свинское поведение львиной доли наших собратьев-офицеров. Все это может иметь только весьма нежелательный эффект.

Возьмите хотя бы жалованье старшего матроса, Натаниэль. Оно составляет двадцать четыре шиллинга – это двенадцать флоринов – за риск подхватить цингу, оспу, тиф, гангрену, не говоря уж о гибели от рук врага… Известно вам, что эта сумма была определена еще в годы Кромвеля?

Негодование Эпплби было справедливым. Сказать по правде, Дринкуотер не знал этого факта, но прежде чем он успел признаться в своем невежестве, хирург продолжил горестный перечень.

- К этому необходимо добавить в высшей степени нечестное распределение призовых денег, уменьшенные мерки, которыми столь многие казначеи урезают и без того легкий «казначейский фунт» из четырнадцати унций до совершенно оскорбительного веса. Не забудьте про приостановку жалованья, если матрос болен или не годен к службе, даже если свое увечье он получил, выполняя долг. Прибавьте сюда еще отчисления на выплату капеллану, содержание Гринвичского госпиталя и в Чатэмский фонд. [21]

Эпплби все расходился все сильнее, загибая палец при каждом пункте, подбородки его тряслись от возмущения.

- И будто этого мало, моряк, поразвлекшийся со шлюхами на берегу – а это единственные женщины, которые ему доступны согласно обычаям и привычкам, - вынужден платить мне за свое лечение, пока сам сидит без жалованья, будучи не годен к службе!

Семьи матросов дохнут с голода в трущобах, пока их главы заключены в стенах своего корабля, годами не получая денег, а когда приходит им время возвращаться домой, половину из них снова вербуют на корабли, выходящие в море.

Вот что я скажу, Натаниэль: эти факты плохо согласуются с представлениями об английской свободе и, попомните мои слова, если война продлится, не избежать нам на этом флоте беды. Нельзя победить врага, воодушевляемого идеями свободы, равенства и братства с экипажами, состоящими из рабов.

Дринкуотер вздохнул. Эпплби был прав. Хуже того: если с возвращающихся домой торговых судов на флот попадали первоклассные моряки, куттеры вербовочной службы доставляли на борт людей лорда-мэра и квоту, то есть отбросы общества, публику никчемную, но далеко неглупую. Из таких получались демагоги, «адвокаты нижней палубы», пример Франции подсказывал им путь к власти, способы добиваться своих целей, прикрываясь гордым именем народа. Зная, что этот кипящий котел готов взорваться, не призвано ли появление капитана Сантона в Ширнессе подкинуть в очаг дровишек? Ему пришло в голову, что Ширнесс расположен очень недалеко от Танбриджа. И его захлестнуло ощущение тревоги, угрызения совести из-за не до конца выполненного долга.

- Да, Гарри. Возможно, вы правы, хотя я надеюсь на обратное. Скверное будет дело, если…

- Еще бы, Нат! И вопрос только «когда», а не «если»! Когда дело начнется, оно будет очень скверным, особенно с властями, осуществляющими столь негибкую и глупую политику. Помните, как они решили ситуацию с «Каллоденом»?

Дринкуотер кивнул, но Эпплби было уже не остановить.

- Половина адмиралов слепа. Как они осмеивали Джона Клерка из Элдина, который указал, в чем заключается путь к победе. А теперь бездумно строят свою тактику на его принципах. А как докторишки в напудренных париках игнорировали теорию Линда о борьбе с цингой? Как сложно было добиться Дугласу, чтобы его заряды приняли всерьез? Помните винтовку Патрика Фергюсона? О, список людей, указывающих на очевидное, можно продолжать до бесконечности… Над чем, черт побери, вы потешаетесь?

- Над нелогичностью вашей логики, - усмехнулся молодой человек.

- Какого черта вы имеете в виду?

- Вы, разумеется правы, Гарри: всегда одно и то же, ибо нет пророка в отечестве своем.

- Да, я прав. И я это знаю. Тогда что же в этом смешного?

- Но вы сами пеняли на сэра Сиднея Смита, совавшего нос в ваш лазарет, а сэр Сидней имеет репутацию пытливого умника. Тогда вы вели себя в разрез с собственной логикой, вполне смирившись с такими удобными принципами простых смертных, то есть нас.

- Ах вы дерзкий, невоспитанный щенок!

Дринкуотер уклонился от пустой кружки, поплывшей в направлении его головы.


Вот так коротали они время, пока ситуация для британского оружия менялась от плохой до ужасной. Сэр Джон Джервис ушел из Средиземного моря, а адмирал Морар де Галле [22]отплыл из Бреста с экспедиционным корпусом для Ирландии. То, что ему не удалось высадить там закаленные в боях войска генерала Гоша, [23]было исключительно везением, совершенно не заслуженным англичанами. Разразившийся в Рождество 1796 юго-западный шторм, сделавший десант невозможным, заставил ирландского патриота Уолфа Тоуна [24]усомниться в провидении божьем. Тем временем британский флот, находящийся в неумелых руках лорда Бридпорта и сэра Джона Колпойза, страдал от падающего боевого духа офицеров и растущего недовольства нижних чинов.

В очередной раз только фрегатам удавалось немного обновить увядшие лавры Британии. Но дорогой ценой. Пеллью, командовавший теперь «Индефатигеблом» и шедший в компании «Амазона» из-под Бреста, заметил и атаковал линейный корабль «Друа де Ломм», возвращающийся от Ирландии. В условиях шторма и близости под ветром берега, Пеллью вынудил «француза» выброситься на скалы. «Индефатигебл» спасся исключительно благодаря непревзойденному мастерству экипажа, тогда как «Амазон» не справился и тоже погиб.

Но в Северном море эскадре адмирала Дункана не удавалось вырвать у врага даже такую пиррову победу. Устроив свою штаб-квартиру в Ярмуте, где он мог находиться на постоянной семафорной связи с Лондоном, Дункан держал свои фрегаты у Текселя, а куттеры – настолько близко от Хаакгрондена, насколько позволяла отвага их командиров-лейтенантов. Эскадра Дункана представляла собой жалкое сборище старых кораблей, по большей части шестидесятичетырехпушечных, не превышающих третьего класса. Флаг адмирал держал на корабле, носящем весьма уместное название «Венерэбл». [25]

Нидерландцы под командованием вице-адмирала де Винтера, представляли собой темную лошадку. Воспоминания о яростных голландцах времен короля Карла [26]еще были живы, и их не затмевало позорное событие, когда бригада французской кавалерии, совершившая марш-бросок по льду, пленила неподвижные корабли Нидерландов. Эта страна, наряду с Испанией, оказалась теперь союзником Франции, но в отличие них уже давно была республикой. Республиканизм, как уяснил Дринкуотер, стремительно шагал за Рейн, а новая попытка объединенного франко-голландского флота совершить экспедицию к Ирландии уже маячила неизбежной перспективой, еще более пугающей благодаря неспокойной ситуации на острове.

Затем, когда холодная погода сменилась обещающей весну оттепелью, пришли вести другого рода. Сперва это сражение назвали победой в день св. Валентина, потом за ним закрепилось название битвы при мысе Сент-Винсент. Джервис получил титул графа, а одаренный и непредсказуемый капитан Нельсон, нарушивший строй линии, чтобы предотвратить бегство испанского авангарда, был удостоен рыцарского звания.

Чувство триумфа охватило переполненную каютку Гриффитса, когда тот вслух читал засаленный экземпляр «Газетт», с большим опозданием добравшийся до куттера на его позиции в Шульпен-Гат. Тогда же Дринкуотер получил неожиданное письмо.


« Дорогой Натаниэль ,

Полагаю, ты слышал новость о том, как Старый Дуб одержал победу в день святого Валентина, но наверняка будешь изумлен, узнав, что там не обошлось без участия одного твоего приятеля. Мы знатно всыпали донам, хотя я, командуя батареей тридцатидвухфунтовых на «Виктори» (на который меня перевели в конце ноября), видел немного. Тебе стоило побывать там, Нат! Боже, что за великолепное зрелище этот эскадренный бой! Как завидую я твоему участию в деле Родни в восьмидесятом, и как ты, должно быть, завидуешь сейчас нам! Наши парни проявили себя отлично, и знатно исколошматили «Сальвадор дель Мундо». Доны дрались лучше, чем я от них ожидал, и задали нам умеренно жаркую работенку…»


Да, Дринкуотер завидовал. Завидовал и в немалой степени потешался над смесью ребяческого восторга и холодной флотской формальности, сквозившей в письме Ричарда Уайта. Последней там хватало, особенно в значимой фразе «сэр Джон проявил любезность, отметив мое поведение». Натаниэль одернул себя. Он рад за Уайта, как рад и тому, что его старый приятель, явно быстро идущий в гору, не гнушается поддерживать дружбу с ничтожным помощником штурмана с задрипанного куттера, отправляя ему такое пространное письмо. Поэтому Дринкуотер радовался за него, празднуя победу. Похоже, фортуна повернулась лицом к английскому оружию, и флот напомнил старым своим врагам, что раненый лев еще не повержен.


Одним апрельским утром «Кестрел» обогнул банку Скроби-сэндз и вошел на рейд Ярмута, держа на мачте сигнал, что имеет донесения. Бросив якорь недалеко от «Венерэбла», куттер отсалютовал синему флагу, развевающемуся на грот-мачте флагмана. В следующую минуту шлюпка с лейтенантом Гриффитсом на корме уже мчалась по воде.

Когда Гриффитс передал донесения с блокирующих Тексель фрегатов и вернулся, он созвал всех офицеров в свою каюту.

Дринкуотер, надзиравший за подъемом гички на борт, пришел последним.  Прикрывая за собой дверь, он ощутил гнетущую атмосферу ожидания, а усевшись понял, что порождена она суровым блеском в глазах Гриффитса.

- Джентльмены, - произнес капитан глубоким чистым голосом. – Джентльмены, флот Канала в Спитхеде находится в состоянии мятежа!



Глава двенадцатая

Мятежный п рилив

Май - июнь 1797 г .

— Послушайте этих ублюдков! – произнес Джессуп, когда команда «Кестрела» побросала работу, чтобы поворотиться к переполненной якорной стоянке. Вопли, похоже, доносились с «Лайона», и по группе стоявших на баке матросов пронесся возбужденный шепоток, некоторые повернулись, неприязненно поглядев на стоявших на юте Джессупа, Дринкуотера и Трэвеллера.

Рейд Ярмута кипел: между заякоренными кораблями кишели новости, слухи и их опровержения. Говорили, что красный флаг мятежа поднят в Норе, и команды кораблей Дункана разрывались между верностью своему уважаемому адмиралу и желанием поддержать справедливые, как они чувствовали, требования экипажей флота. Шум был достаточным, чтобы все остальные поднялись на палубу. Даже кок вынырнул из камбуза, а кружок офицеров пополнился Эпплби и Томпсоном.

- Слава Богу, что мы стоим рядом с флагманом, - пробормотал хирург.

Теперь, когда его предсказания насчет мятежа оправдались, доктор решительно опасался быть прирезанным в своей кровати.

«Кестрел» бросил якорь на расстоянии прямого пушечного выстрела с «Венерэбла». Орудия линейного корабля были выдвинуты, и над рейдом разнесся вдруг грохот выстрела. Клубок сигнальных флагов пополз вверх по фалу, чтобы развернуться под действием легкого майского ветра.

- Спустить мою гичку, мистер Дринкуотер, - распорядился Гриффитс, поднимаясь по трапу.

Адмирал Дункан созвал капитанов на совещание. Вернулся Гриффитс сильно озабоченным.

- Построить команду!

Джессуп засвистел, собирая экипаж на шкафуте. Матросы толпились вокруг шлюпки, оставшейся на борту.

- Джентльмены, - обратился капитан к офицерам. – Займите места позади меня.

Они встали полукругом за ним, как он велел, глядя на лица моряков. Некоторые из них были открытыми, другие – заинтересованными, иные – вызывающими или грубыми, но все до одного выражали нетерпение узнать, что их ждет.

- Слушайте все: вам известно, что флот в Спитхеде и Норе находится в состоянии мятежа против своих офицеров… - он обвел матросов взглядом, в котором, вопреки внутренней его симпатии, не читалось ни капли расположения. – Но если есть среди вас человек, намеренный поставить под сомнение мое право командовать этим куттером или оспаривать приказы, отданные мной или моими подчиненными, пусть заявит об этом сейчас.

Мощный, с сильным валлийским акцентом голос Гриффитса гремел как с кафедры. Его пожилая, но крепкая фигура, строгие черты лица, придававшие ему сходство с библейским патриархом, оказали на экипаж неотвратимое воздействие. Он обращался к ним как строгий отец, противопоставляя их взбудораженности свою уверенность и опыт. «Посмотрите на меня, - будто говорил капитан, - я не позволю вам восстать, какие бы дела не творились на остальных кораблях».

Дринкуотер чувствовал, как вспотели его ладони, и как дрожит от волнения стоящий рядом Эпплби. Затем они ощутили как спокойствие, подобно общему вздоху, разлилось среди людей. Гриффитс распустил строй.

- Ступайте на бак и выполняйте свои обязанности. Мистер Джессуп, людей на брашпиль и доложите, когда якорный канат будет выбран.


В Северном море начался сезон переменных или восточных ветров, и Дункан опасался, что пользуясь ими и состоянием британского флота, голландская эскадра попытается покинуть Тексель. Совещание, на котором побывал Гриффитс, было созвано с целью определить настроение на кораблях Дункана. Сил завесы, выставленной у Текселя, было явно недостаточно, чтобы воспрепятствовать Де Винтеру, а сейчас как никогда важно было прочно закупорить голландского адмирала в гавани. Существовал серьезный риск, что мятежные корабли в Норе могут попытаться перейти на сторону врага, и скорее они изберут протестантские Нидерланды, чем католическую Францию, вопреки всем ее республиканским лозунгам об отречении от формальной религии. Демонстрация, предпринятая Де Винтером целью прикрыть выход норской эскадры из Темзы, может обеспечить успех этого предприятия и покончит с любыми колебаниями в среде мятежников. До Ярмута уже дошла весть, что с кораблей эскадры удалены практические все офицеры за многозначительным исключением штурманов. Арестованных командиров свезли на борт «Сэндвича», флагмана самопровозглашенного адмирала Ричарда Паркера.

Несколько дней «Кестрел» простоял на якоре, пока Дункан, сам имевший разногласия с Адмиралтейством и рассматривавший мятеж как логичный итог неумной политики властей, ждал развития событий.

Подспудное благодушие, коим характеризовался бунт в Спитхеде, в значительной степени объясняло быстрое и удовлетворительное разрешение конфликта. Адмирал Хау, получивший чрезвычайные полномочия, встретился с делегатами мятежников, знавших, что Черный Дик относится к ним с симпатией. К середине мая, под всеобщее ликование, фейерверки и банкеты, флот Канала, помилованный королем, вернулся к исполнению своих обязанностей.

Не наблюдалось никаких предпосылок, чтобы иностранные козни могли изменить ситуацию. «Смоляные куртки» получили свое. Их дело было правым, поведение – безупречным, работа самозваных органов правосудия – эффективной. Моряки Спитхеда направили представителей к своим собратьям в Норе, и казалось, что привидение последних к порядку есть дело нескольких дней.

Но вышло иначе. Мятеж в Норе обернулся делом скверным, характер он принял агрессивный и безрассудный. Заблокировав проход грузовых судов в Лондон, вожаки бунта стяжали себе быстрые симпатии либерально настроенного среднего класса торговцев, и по мере того как правительство занимало все более жесткую позицию, действия Паркера носили все более отчаянный характер. Удача отворачивалась от мятежников, и по мере того, как запасы продовольствия, топлива и товаров в столице подходили к опасной черте, в Ширнесс хлынули войска, и поднявшие красный флаг корабли оказались в гнетущей изоляции.

В конце мая в Ярмут прибыл представитель из Адмиралтейства. Это был капитан Уильям Блай [27]– экипаж «Директора» изгнал его, и он взялся выполнить поручение властей и убедить Дункана использовать свою эскадру против сил Паркера. Капитан принес также новость, что четверо делегатов из Нора овладели куттером «Сигнит» и спешат в Ярмут, чтобы побудить матросов к мятежу.

Дункан обдумал полученные сведения, приняв в расчет теоретическую возможность попытки Паркера прорваться на соединение с голландским или французским флотом. В этой связи он приказал фрегату «Вестал», люггеру «Хоуп» и куттеру «Роуз» патрулировать южные подходы к гавани, с целью перехвата непрошенных визитеров. Только если Паркер пойдет в направлении Текселя или Дюнкерка – тогда и только тогда – старый адмирал соглашался бросить свою эскадру против бунтовщиков. Пока же он откомандировал «Кестрел» на юг, сторожить подходы к Темзе со стороны Нидерландов, и немедленно дать знать в случае чего.


- Отметка пять.

Дринкуотер отбросил идею изменить курс. Вопреки туману ветра было как раз достаточно, чтобы куттер сохранял способность управляться, и для этого были задействованы все паруса, до последнего фута.

- Я ненадолго спущусь к себе, мистер Дринкуотер.

- Есть, сэр.

Переход из Ярмута получился долгим, и Гриффитс, опасаясь за поведение команды, не оставлял палубы. Но матросы буквально валились с ног, как и сам капитан. На посеревшем морщинистом лице явно читались признаки возвращения хронической лихорадки. Создавалось ощущение, что организм его находится на пределе возможностей. Дринкуотер был рад видеть капитана спускающимся отдохнуть.

Вести об урегулировании в Спитхеде успокоили людей, но приказ идти к Темзе вызвал новый всплеск напряжения. Тем временем пронесся слух, что лорды Адмиралтейства намереваются бросить эскадру Северного моря против мятежников в Норе, а сам Блай был слишком одиозной фигурой, чтобы не породить тревожных спекуляций на эту тему.

Рапорты лотового звучали монотонно, и Дринкуотеру, озабоченному серьезными вещами и личной убежденностью, что мятеж в Норе не обошелся без зловещего участия капитана Сантона, пришлось усилием воли сконцентрироваться на промерах. Куттер уже углубился в эстуарий, и часа через три, с учетом ослабления отлива, должен был показаться буй Набб.

- Глубина четыре.

- Чой-то впереди, сэр! – раздался неожиданный оклик впередсмотрящего.

- Что-там? – Натаниэль поспешил на бак и стал вглядываться в серую мглу.

- Не знаю, сэр? Буй, может?

Если это так, то прокладка Дринкуотера ошибочна напрочь.

- Вот там, сэр, видите?

- Нет… А, заметил!

Почти прямо по курсу, немного правее. Они должны будут пройти от предмета совсем рядом, достаточно близко, чтобы разглядеть.

- Шлюпка, сэр!

Это был баркас с военного корабля – он выплыл из тумана на длину бушприта от «Кестрела». Внутри сидело восемь человек, и Дринкуотер совершенно ясно различил, как чей-то голос произнес: «Еще один чертов бакенщик!». Другой возразил: «Нет, это флотский куттер!».

Оба застигнутые врасплох, суда сближались. Экипаж баркаса налег на весла, их лопасти замелькали так близко от борта «Кестрела», что брызги падали в воду у самой ватерлинии куттера. Матросы удивленно разглядывали парней в шлюпке, которые таращились на них в ответ. Раздался неожиданный вскрик, вспышка и грохот. Пистолетная пуля сорвала шляпу с головы Дринкуотера и проделала аккуратную дырку в гроте. Послышался разочарованный стон, мятежники замахали веслами и вскоре баркас почти растворился в тумане.

- Святые кости! – взревел Дринкуотер, резко развернувшись. Моряки переводили растерянные взоры с него на исчезающую шлюпку. – Грот и лисели к повороту! Руль на ветер! Живо! Пошевеливайтесь, черт побери!

Как быстро не повиновались матросы, это не могло догнать стремительный полет мысли Дринкуотера. Он обнаружил, что в гневе на неповоротливость куттера молотит себя кулаком по бедру.

- Поворачивайся же, корыто! – бормотал он, и тут вдруг ощутил, как палуба под ним зашевелилась, слабо, но достаточно, чтобы равновесие нарушилось, и Натаниэль осознал еще один факт — он посадил «Кестрел» на мель.


Куттер накренился под опасным углом и его штурман места себе не находил от досады. За годы службы на бакенщиках Тринити-Хауза он изучил эстуарий как свои пять пальцев, и это делало просчет совершенно унизительным. Лейтенант Гриффитс не сказал ничего, только устало распорядился обезопасить корабль от поступления воды с началом прилива. Им повезло, что ветер был очень слабым, а центральные пластины втянуты в корпус. Иначе последствия могли оказаться трагическими. Осмотр показал, что «Кестрел» не понес иного ущерба, кроме пробоины в гордости его навигатора.

В каюте Гриффитс глядел на него молча несколько секунд, слушая объяснение случившемуся. Когда на щеках молодого человека выступил румянец, на губах капитана заиграла усталая улыбка.

- Пустое, Натаниэль, пустое. Достаньте-ка бутылку из ящика… Это не более чем ошибка в расчете и последствия ее незначительны. – Гриффитс с очевидным трудом превозмогал утомление. – Одна ошибка не в счет, бах.

Передавая командиру бутылку мадеры, Дринкуотер почувствовал при его словах большое облегчение.

- Но не стоит ли нам преследовать их, сэр? Я думаю, там был Сантона, сэр. Чертовски уверен.

Его грызла совесть не только за посадку куттера на мель, но и за то, что он своевременно не доложил о появлении французского агента, и теперь представился шанс исправить оплошность. Секунду он опасался, что Гриффитс может поинтересоваться, с чего это он так «чертовски уверен». Но лейтенант даже бровью не повел, и пододвинул через стол наполненный бокал. Потом покачал головой.

- Посылать в погоню шлюпку в таком тумане чревато для нас куда большими неприятностями. В подобную погоду вопрос кто преследователь, а кто добыча будет зависеть от того, кто кого раньше заметит. - Капитан сделал паузу, чтобы отхлебнуть глоток густого красного вина. – Самое интересное в том, какого дьявола делал Сантона на флотском баркасе, направляясь с отливом на ост с командой из английских мятежников?

Двое мужчин посидели некоторое время в тишине, слушая, как поскрипывает корпус «Кестрела», приподнимаемый первыми волнами прилива. Являлся ли Сантона делегатом из Нора, следующим в Ярмут? Если так, он наверняка воспользовался бы Суином. Они сами попали в Принцев канал только потому, что получили приказ перекрыть брешь в завесе, образованной «Весталом», «Роуз» и «Хоуп». Да и было слишком маловероятно, чтобы французский агент взялся за такую миссию.

Если задача Сантоны состояла в том, чтобы взбаламутить английский флот, он ее уже выполнил, организовав открытый мятеж. Так что же делал он в шлюпке? Бежал? Бунт подавлен? Или его путешествие на восток имеет свой резон? Разумеется! Сантона пытался убить Дринкуотера. Натаниэль – единственный кто может опознать Сантона и тем самым проникнуть в планы французов!

- Существует лишь одно логичное объяснение, сэр…

- Да? – вскинулся Гриффитс. – И какое же?

- Сантона намеревается привести помощь мятежникам в Норе.

Натаниэль изложил свои доводы, и капитан хмуро кивнул.

— Если он собирается привести флот, чтобы поддержать мятежников или прикрыть их бегство, то куда лежит его путь: во Францию или в Голландию?

— За Текселем укрывается самая мощная эскадра в здешних водах, сэр. Принимая во внимание попутный ветер с востока, который поможет им достичь Темзы, с очевидной близкой его переменой на западный, который позволит им всем вместе уйти… Да, ставлю на Тексель, ничто из Бреста или других западных портов не сможет пройти Ла-Манш.

— Верно, черт побери! — резко заявил Гриффитс, подавшись вперед. — И наши парни легче сумеют найти общий язык с голландскими протестантами, нежели с их союзниками-республиканцами! Клянусь небом, Натаниэль, этот Сантона — хитрый дьявол! Сифра у л ь !Бьюсь об заклад, что это Тексель!

Оба наполовину привстали со стульев, нависая над столом как люди, ведущие ожесточенный спор. Но тут «Кестрел» немного рыскнул, и Гриффитс упал на сиденье.

— Но наш приказ не дает мне свободы действий. Сантона сбежал, а мы тем временем обязаны выполнять свой долг. — Он замолчал, потирая подбородок, пока Дринкуотер продолжал стоять. — Однако, если мы выясним текущее состояние мятежа и обнаружим… признаки того, что бунтовщики собираются выйти из Нора, тогда… Но проклятье, надо знать точно!

Дринкуотер кивнул. Он не мог себе представить, как выяснить это, не сунув голову в петлю, но не решался пока рассказать Гриффитсу о своей стычке в Ширнессе и дурных предчувствиях, нахлынувших сейчас с новой силой. Пока придется удовольствоваться тем, что есть.

Два часа спустя куттер снова был на ходу. Со временем ветер окреп, туман начал рассеиваться, сквозь него стали пробиваться теплые солнечные лучи. День уже клонился к вечеру, когда все на палубе всполошились, услышав окрик впередсмотрящего:

— Сэр!

— В чем дело?

Дринкуотер поспешил на нос.

— Какой-то треск слышен, — доложил матрос.

Оба навострили уши, и до Натаниэля донесся приглушенный хлопок, за которым последовал хруст расщепляющегося дерева. Он нахмурился.

— Вертлюжная пушка? — помощник штурмана повернулся. — Свистать всех наверх! Доложить капитану! К бою!

Будь он проклят, если позволит застать себя врасплох во второй раз.

За пару секунд найтовы были сняты с орудий, а расчеты заняли места. Из люка появился Гриффитс, бледный и встревоженный. Дринкуотер пустился было в рассказ о том, что они услышали, но тут туман вдруг рассеялся, словно кто-то сдернул завесу, и на воде заиграли яркие солнечные блики.

— Что за черт… — начал Гриффитс, вытянув руку. Натаниэль резко развернулся, и тут же облегченно выдохнул.

— Все в порядке, сэр, я узнаю судно.

На расстоянии кабельтова перед ними обнаружилась богато украшенная яхта с оснасткой куттера. Корма ее декором не уступала кораблю первого ранга, а на носу красовалась фигура в виде львиной головы. Яхта стояла рядом с буем Набб и матросы методично разносили окрашенное дерево в щепы ударами топоров и выстрелами однофунтового вертлюжного орудия.

Эгей, на яхте Тринити-Хауза!

Лица повернулись к ним, и Дринкуотер увидел как шкипер, Джонатан Паултер, отряжает людей на ют, где располагались карронады. Крышки портов откинулись и из них высунулись жерла.

— Не стрелять, черт побери! Это королевский куттер!

Когда они приблизились к яхте, Гриффитс продолжил, уже вполголоса.

— Лечь в дрейф, мистер Дринкуотер, мы с ними поговорим.

Оба куттера застыли рядом, матросы с любопытством смотрели друг на друга.

— Есть новости о флоте в Норе, и заметны ли признаки того, что он готовится отплыть?

В облаченным в синий китель мужчине, стоявшем рядом с Паултером, Дринкуотер узнал капитана Кэлверта, Старшего Брата Тринити-Хауза.

— Нет, сэр, — ответил Кэлверт. — Да это ему и не удастся после того как мы закончим свою работу. Все маяки погашены, а большая часть бакенов пошла ко дну. К утру покончим и с остальными. А это не мистер Дринкуотер рядом с вами?

Натаниэль подошел к борту.

— Он самый, сэр. Мы надеялись услышать от вас новости.

— Из Нора в Миддл ходил вчера фрегат под красным флагом, отмечал мели, и есть опасения, что замышляется измена. Мятежники зашли уже слишком далеко, им больше ничего не остается… Мне сдается, они попробуют удрать во Францию или Голландию. А вы от Дункана?

— Да, — вступил в разговор Гриффитс. — Вы уверены в фактах, сэр?

— Да, сэр. Мы вышли из Броудстейрз вчера. Сведения о фрегате нам сообщили с бакенщика «Аргус» из Гарвича, я лично нанес визит адмиралу Бакнеру в Ширнессе по пути из Лондона.

Гриффитс подумал с минуту.

— И вы склонны считать, что они попытаются пройти на прорыв?

— Им остается либо это, либо умереть с голоду.

Гриффитс поглядел на флюгер.

— Ложимся на правый галс, мистер Дринкуотер.

Затем, когда «Кестрел» уже стал отворачивать, прокричал:

— Премного вам обязан, сэр, Божьей помощи.

Куттеры разошлись, «Кестрел» снова двинулся к морю. Пока Дринкуотер прокладывал новый курс, к нему присоединился капитан.

— Черные Глубины, сэр?

— Да, если корабль сможет удержаться на этом курсе.

Гриффитс поежился и утер лоб тыльной стороной ладони.

— Сможет, сэр, с опущенными центральными пластинами. Насколько понимаю, мы идем в Ярмут?

Валлиец кивнул.

— Мистер Дринкуотер… — Он мотнул головой, подошел к борту и посмотрел за корму, где рядом с яхтой из «Тринити» шел ко дну буй Набб.

— Похоже, мы добыли свое доказательство, Натаниэль, — продолжил капитан негромко. Белесые брови выгнулись двумя арками.

— Да, сэр. Я пришел к точно такому же заключению.


После «Кестрела» адмиральская каюта на «Венерэбле» казалась огромной, но адмирал Дункан, исполин с широким шотландским лицом, даже сидя, заполнял ее, казалось, целиком. Ходила история, как он усмирил команду «Адаманта», ухватив одного из главных крикунов за шкирку и держа его на вытянутой руке за бортом, ехидно спрашивая, не этот ли парень решил сместить его с поста командира эскадры. Всеобщий хохот, сопровождавший это представление, закрыл для «адамантцев» вопрос о бунте.

Пока Гриффитс, будучи не вполне здоров и обливаясь потом, докладывал важные новости, Дринкуотер оглядывал прочих гостей каюты, в августейшей компании которых оказался. Присутствовали капитан Фэрфакс, флаг-офицер Дункана, и капитан Уильям Блай. «Баунти» Блая Натаниэль рассматривал с плохо скрываемым любопытством. Лицо капитана красивое, с мощной челюстью и волевым подбородком, лоб высокий, с залысиной, седые волосы собраны сзади в косицу. Взгляд Блая, пронзительный и острый, напомнил молодому человеку лорда Дангарта, нос был прямым, с изящными крыльями. Только очертания рта придавали ему несколько неблагородное выражение, и ощущение это усиливал голос, почти всегда какой-то раздраженный. Третьим был майор Браун, вызванный по семафору из Лондона и все еще жующий цыплячью ножку, предложенную ему, чтобы подкрепиться с дороги.

— Мне не вполне понятно, почему этому Сантона придают такое значение, — нахмурился адмирал. — Когда под угрозой мои корабли, время ли мне волноваться насчет одного человека?

— Да, если это тот самый человек, о котором мы думаем, — взвизгнул Блай. — Я считаю его опасным в высшей степени. Если именно его видели на борту нескольких судов в Норе, как утверждает этот джентльмен, — Блай указал на Брауна, — то мне он представляется самым гнусным зачинщиком среди этой шайки висельных пташек. Их всех надо вздернуть, весь этот поганый выводок.

— Спасибо, капитан, — с едва заметной иронией сказал Дункан. — Майор Браун?

Похоже, от майора всегда требовали объяснений именно в тот момент, когда у него набит рот, подумал Дринкуотер, навострив уши в ожидании новостей от Брауна.

— Практически не подлежит сомнению, джентльмены, это этот человек действительно капитан Сантона, французский агент, задачей которого является, видимо, взбунтовать флот в Норе. Его имя отмечалось в рапортах об истории с «Каллоденом». Один из удерживаемых на «Сэндвиче» помощников штурмана распознал в нем француза и смог передать весточку на берег с маркитантской лодкой. Как выяснилось, они с ним сражались во время последней войны под Тринкомали, — пояснил Браун.

— Этот и еще ряд рапортов, — продолжил майор, слегка кивнув в сторону Дринкуотера и Гриффитса, — убедили нас заинтересоваться этой персоной. Выяснилось, что мы имеем дело с серым кардиналом, стоящим за спиной Ричарда Паркера.

— И изгнавшим меня лично и офицеров с моего корабля! — вставил Блай.

— Однако теперь он сбежал, — подытожил Дункан. — И к чему же это все нас подводит?

Браун пожал плечами.

— Капитан Фэрфакс сказал, что вы перехватили делегатов из Нора, направлявшихся сюда.

— Верно, майор. «Роуз» задержала «Сигнит» у Орфорднесса, так что наш неприятель направляется не сюда.

Дринкуотер с отчаянием оглядел круг присутствующих. Неужели никто из них не понимает того, что для него столь очевидно? Он посмотрел на Гриффитса, но лейтенант похоже, погрузился в дрему.

— Прошу прощения, сэр, — не смог далее сдерживаться молодой человек.

— Так, что у вас, мистер… э-э… Дринкуотер? — поднял голову Дункан.

— Со всем должным уважением, позвольте мне высказать мнение, что Сантона совершал на баркасе переход Голландию? — он замялся, робея перед замаячившей вдруг впервые перспективой заработать эполеты.

— Продолжайте, мистер Дринкуотер, — подбодрил его Браун, наклоняясь вперед и улыбаясь краешками губ.

— Хорошо, сэр, — набираясь решимости, обратился Натаниэль к адмиралу. — Из имеющихся сведений, включая новости с яхты Тринити-Хауза, которые касаются передвижений кораблей в Норе, следует вывод, что флот дозрел до мысли о бегстве. Сантона направился в Нидерланды, чтобы привести голландские корабли…

— С целью прикрыть дезертирство эскадры из Нора, проклятье! — вместо него закончил фразу Фэрфакс.

— Именно, сэр, — кивнул Дринкуотер.

— Но это же намек на заговор, джентльмены, на соглашение с иностранным государством! Я отказываюсь верить этому! — провозгласил адмирал, взглядом ища поддержки у Фэрфакса.

Последний, проявляя необходимую для флаг-офицера гибкость, мягко ответил:

— Ваша добропорядочная натура, сэр, препятствует вам увидеть, что мистер Дринкуотер скорее всего, боюсь, прав. Джек Смоляная Куртка не всегда является тем простым рубахой-парнем, которым его привыкли считать…

Все глядели на старого адмирала, пока голос Брауна не прервал молчание.

— В тюрьме Мэйдстоун содержится женщина, способная подтвердить теорию мистера Дринкуотера, сэр.

— Женщина, сэр? Каким боком, скажите бога ради, может женщина быть связана с мятежом на флоте?

Пульс Дринкуотера забился чаще, ибо он понял, что Брауну известно больше, чем кажется. Ему хотелось спросить имя женщины, но он и так уже догадался.

— Вот это, адмирал Дункан, нам тоже очень хотелось бы выяснить.

— Ну хорошо. Так эта женщина рассказала вам что-нибудь?

— Она не из тех, кто склонен исповедоваться в грехах, сэр, — улыбнулся майор.

— Что не мешает ей участвовать в заговорах, сэр, — с неожиданной резкостью вставил Натаниэль.

— Значит, вам эта женщина знакома, мистер Дринкуотер? — брови адмирала гневно вскинулись. — Похоже, много в этом деле такого, о чем осведомлены помощники штурманов, но никак не командующие эскадрой. Итак, сэр, — Дункан повернулся к Брауну. — Будьте любезны без обиняков сообщить, что это за особа, как связана она с нашим французским агентом и какое отношение имеет к флоту.

— «Кестрел» вывез мадмуазель Монтолон, ту самую даму, которая сейчас находится в заключении, из Франции, сэр…

Браун вкратце поведал об инцидентах, в которые оказался вовлечен куттер. Дринкуотер внимал вполуха. Значит, Ортанс сейчас в тюрьме. Все-таки его подозрения подтвердились. Знает ли об этом Сантона, подумалось ему, и если знает, то как это на нем отзывается? Ортанс, конечно, не признается, но молодой человек подозревал, что гордость ее жестоко страдает и приходится ей нелегко. Ему было любопытно, как люди Брауна добрались до нее, и майор, как бы спеша удовлетворить этот интерес, завершая свой рассказ:

— … и мы сочли необходимым более тщательно заняться этой девушкой. Следы похищенных драгоценностей вели к лакею вдовствующей графини де Токвилль, и в результате произведенного в доме обыска были обнаружены весьма любопытные документы и значительная сумма в золоте.

Браун сделал паузу, отглотнув вина, и закончил с забавным галльским поклоном:

— Вот так мы добрались до нее.

Дункан покачал головой.

— Все это очень увлекательно, очень. Она, надо полагать, сущая дьяволица…

Сидящий рядом с Дринкуотером Гриффитс завозился и буркнул по-валлийски:

Хвил, сэр… В ней есть хвил, сила, от которой внутри у мужчин все переворачивается.

— Но вовсе не эта женщина занимает нас сейчас, адмирал Дункан, — вмешался Браун. — Сантона — вот настоящая угроза. Мистер Дринкуотер прав, и мы совершенно уверены, что француз намеревается привести голландский флот. Он обсуждал ситуацию с Паркером, поэтому, при таком развитии мятежа, мы должны при первой возможности разбить Де Винтера или надежно закупорить его за Текселем. Если же ему, напротив, удастся достичь Темзы и корабли из Нора присоединятся к нему, вы легко можете представить себе последствия. Такая сила у самого порога Лондона заставит оттянуть флот Канала, оставив Брест без присмотра, открыв свободный путь в Ирландию, Вест-Индию, Индию. Впрочем, при любом раскладе, с бунтовщиками или без, голландская эскадра в открытом море поставит нас в исключительно опасное положение. Прибавьте проблемы с незащищенным восточным побережьем и мощный кулак мятежников-республиканцев в Темзе, так что…

Браун развел руками и снова вздернул плечами в дурацком жесте, оставшемся ему на память после долгого пребывания среди канадцев и французов. Но к этой ситуации он подходил как нельзя лучше.

Дункан кивнул.

— Именно эти факты не выходили из моей головы все последние недели. Я начинаю склоняться к мысли, что этот Сантона похуже раскаленного докрасна ядра.

— Каков настрой на ваших собственных кораблях, адмирал? — перешел к делу Браун.

— А вот это, майор, очень и очень непростой вопрос.


В следующие несколько дней эскадра адмирала Дункана медленно расползалась. У Текселя капитан Троллоп с семидесятичетырехпушечным «Расселом», горсткой куттеров, люггеров и парой фрегатов поддерживал иллюзию блокады. Пять линейных кораблей ушли контролировать Нор.

Двадцать девятого мая Дункан просигналил поднимать якоря. Оставшиеся корабли покидали рейд Ярмута, направляясь на зюйд-вест, к Темзе. После трех часов плавания только «Венерэйбл» (74 орудия), «Адамант» (50 орудий), малые корабли «Трент» и «Серс», а также «Кестрел», остались при адмирале.

Переход через Северное море получился унылым. По пути Дринкуотер с облегчением узнал, что они возвращаются к Текселю. Как бы не была скучна блокадная служба, он инстинктивно понимал, что их место там, неважно в каком именно проливе. Браун думал так же, поэтому, отправив семафором сообщение в адмиралтейство, он с благословения лорда Дангарта, пошел с куттером.

— Полагаю, мистер Дринкуотер, — сказал майор, — что вам выпала честь поджечь фитиль мины, и теперь нам остается терпеливо ждать развития событий.

И они терпеливо ждали, потому как в первые дни июня ветер дул с запада. Эскадра Де Винтера из четырнадцати линейных кораблей, восьми фрегатов и семидесяти трех транспортов и грузовых судов стояла в Текселе, блокируемая двумя английскими кораблями, несколькими фрегатами и мелкой шушерой. Британцы постоянно обменивались сигналами, стремясь убедить бдительно наблюдающих за ними голландцев в том, что в море маневрирует мощный флот, тогда как это не более чем обсервационная эскадра.

Но сработает ли эта военная хитрость?


Глава тринадцатая

Никакой славы , только шторм

Июнь-октябрь 1797 г.

У правой скулы «Кестрела», лежавшего в дрейфе в бурливых водах пролива Шульпен-Гат, близ Кийкдуина, взметнулся фонтан воды.

— Сегодня они подтянули конную артиллерию, мистер Дринкуотер, — проговорил майор Браун, шевеля одними уголками губ. Оба наблюдали за берегом через подзорные трубы.

Дринкуотер видел группу офицеров, рассматривающих, в свой черед, куттер. Один сошел с коня и опустился на колено, опустив мощную трубу на угодливо подставленное плечо ординарца.

— Вон тот, в коричневом мундире, знаете, кто он?

Натаниэль перевел объектив и увидел человека в темно-коричневом сюртуке, но не обнаружил в нем никаких знакомых черт.

— Нет, сэр.

— Это, — продолжил с нажимом майор, — Вулф Тоун.

Дринкуотер посмотрел снова. Не было ничего примечательного в облике человека, предавшего свою страну. Куттер приблизился к берегу и Дринкуотер отдал приказ взять на румб мористее.

— В таком случае, поприветствуем его салютом.

— Да… Нет, постойте! Посмотрите, кто стоит рядом с Тоуном!

В голосе Брауна чувствовалось возбуждение, и Натаниэль, прильнув к окуляру, разглядел высокого мужчину, вышедшего из-за лошади. Даже с такого расстояния Дринкуотер безошибочно определил, что это Сантона, Сантона во всем великолепии синего с золотом морского мундира. И Натаниэлю, через четверть мили бурунов и омытых морем песков показалось, что Сантона смотрит на него в ответ. Молодой моряк опустил трубу и поглядел на Брауна.

— Сантона.

Браун кивнул.

— Вы правы, мистер Дринкуотер. Ну а теперь, как обычно.

Дринкуотер взмахнул и заметил, как Трэвеллер отпрыгнул от орудия на баке. Четырехфунтовка рявкнула, матросы радостно завопили, видя как ядро срикошетило по направлению к офицерам. Лошади в испуге подались назад, одна заржала от боли в перебитых ногах.

— Стоять к повороту! Фордевинд! Берегите голову, майор! — последнее было обращено к Брауну, который стоял навытяжку у орудия №11, следя за результатом падения ядра. — Переложить руль! Перенести грота-шкот! Внимание всем! Внимание!

«Кестрел» отвернул от берега, когда полевая пушка выстрелила снова. Ядро проломило фальшборт на корме, пролетев между двумя рулевыми. Поток воздуха бросил обоих на палубу, и Дринкуотер одним скачком подлетел к румпелю. Куттер стоял кормой к берегу и раскачивался на волнах под аккомпанемент хлопающих парусов и щелкающих снастей. Повинуясь команде Натаниэля, матросы налегли на большой двойной шкив, шкоты натянулись и «Кестрел» выправился на курсе, уходя от Шульпен-Гат к Хаакгрондену, где ожидал доклада Дункан.

Когда Дринкуотер поднялся на борт «Венерэбла», адмирал расхаживал по квартердеку. Молодой человек отрапортовал Дункану. Тот кивнул и спросил:

— Как там лейтенант Гриффитс?

— Хирург просидел рядом с ним всю ночь, сэр, — покачал головой Натаниэль. — Явных улучшений нет. Так плохо ему на моей памяти еще не было, сэр.

Дункан кивнул.

— Он по-прежнему отказывается взять отпуск?

— Да, сэр.

— Ну хорошо, мистер Дринкуотер. Возвращайтесь на свою позицию.

Двусмысленное положение адмирала без кораблей, в котором очутился Дункан, вынуждало его вести себя соответственно. Ему не хотелось переводить офицеров или разрушать деликатные взаимосвязи, скрепляющие до обидного крошечную эскадру. Гриффитс, которого он знал, ручался за профессиональные качества штурмана «Кестрела». Сам адмирал, весьма не плохо разбиравшийся в людях, тоже составил благоприятное мнение о способностях Дринкуотера.

Когда неделя восточных ветров подошла к концу и период наивысшей опасности миновал, Дункан получил подкрепления. Прибыл сэр Роджер Кертис с несколькими кораблями из Флота Канала. «Глэттон», бывший «индиец», вооруженный одними карронадами, взбунтовался и ушел в Даунс, где и торчал некоторое время. Потом команда одумалась и вернула судно на позиции. Подоспели еще несколько кораблей, включая русскую эскадру адмирала Ханыкова. [29]Потом, к концу июня, мятеж в Норе завершился, и Дункан получил свои корабли обратно. Доведенная до прежней силы эскадра Северного моря удерживала блокаду в ходе следующего периода восточных ветров в начале июля.

«Кестрел» нес ежедневную патрульную службу, пока его капитан обливался потом в своей койке, а Эпплби неотлучно находился при нем. Сантона они больше не видели, а голландцы не спешили выходить в море. Такой оборот событий все сильнее раздражал майора Брауна. Сантона опустошил свой колчан: мятеж в Норе заглох, и французский капитан остался с носом, как и в случае с «Каллоденом». Теперь же Сантона — если он еще под Текселем, — не смог убедить де Винтера перейти к действиям.

— Человек действия, мистер Дринкуотер, не способен долго сидеть на заднице. Эта ваша морская блокада — дело чертовски нудное.

Отхлебнув кофе, Натаниэль улыбнулся.

— Сомневаюсь, что вы придерживались бы этого мнения, сэр, находись корабли на вашем попечении. Для нас это трудное дело, требующее постоянного напряжения.

— О, не сомневаюсь, — бросил Браун. — Однако у меня такое предчувствие, что де Винтер не тронется с места. Когда мы в следующий раз пойдем к адмиралу с рапортом, я переберусь на флагман и с первой оказией вернусь в Ярмут. Нет, мистер Дринкуотер, тут фитиль уже погашен.

— Отлично, сэр, — ответил Дринкуотер, поднимаясь из-за стола и надевая шляпу. — Но возможно, на это уйдет несколько больше времени, чем вы рассчитывали.

Браун смотрел вслед юноше и думал, стоит ли приписать последние слова Натаниэля дерзости или за ними кроется нечто большее. Безусловно, Дринкуотер выказал явно недостаточное уважение к майору королевской тайной службы, но ведь он не дурак, совсем не дурак. Браун припомнил обед в «Фонтане» и непреклонную убежденность Дринкуотера в том, что обнаруженные на борту «Ситуайенн Жанин» мундиры, карты и деньги оказались там неспроста. Еще ему вспомнилось, что он сам он не был откровенен насчет того, что выяснил в Танбридж-Уэллс.

Говоря по правде, он ничего и не нашел, о чем и доложил лорду Дангарту. Но там где спал волк, остается примятая трава. Этой мудрости научили его ирокезы, и майор не сомневался, что Сантона частенько отлеживался в Танбридже, причем не без комфорта. Стремление обрести отдохновение в объятьях красавицы было типично галльской чертой, и даже если Сантона не сам убедил Ортанс покинуть Францию, он быстро обратил подвернувшееся обстоятельство в свою пользу.

Но Браун не мог выложить офицерам «Кестрела» все так же откровенно, как Дангарту. Ловушка была расставлена, и пока Сантона не попал в нее, охотник должен был сидеть тихо. Этому он тоже научился у раскрашенных воинов Шести наций. Подозревал ли подобное Дангарт, когда приказал установить наблюдение за домом овдовевшей графини, не так существенно. Сантона улизнул от Брауна так же, как тот улизнул от Сантоны в Париже.

При этом воспоминании майор закусил губу. Узнала его девушка? Ко времени, когда он увидел ее идущей под ручку со своим очаровательным флотским любовником в Париже, могла она сама уже видеть его раньше, во время переговоров с Барайе и де Токвилем? Это могло уличить его, а Этьен Монтолон принимал участие в их затее. Браун размышлял, не могла ли Ортанс выдать его Сантоне английского агента, скрывающегося под обликом клерка Морского министерства? Он пожал плечами: «Все возможно…».

Сантона достиг побережья раньше него и отрезал бы от «Кестрела», если не искусство Мэдока и отвага молодого Дринкуотера. Круг замкнулся. Прав ли Дринкуотер и Сантона до сих пор пытается убедить Яна де Винтера выйти в море? Он знал, насколько безжалостен Сантона. Наверняка именно француз заколол де Токвиля в Лондоне, единственно с целью устранить угрозу своему пребыванию в постели Ортанс. А французский офицер, командующий морскими силами в Роскоффе был расстрелян за разумное предложение пополнить охрану конвоя за счет присоединения «Ситуайенн Жанин» — ошибка бедолаги заключалась в том, что он посмел реквизировать собственный люггер Сантоны. Браун ухмыльнулся — одним, мол, французом меньше, но стоящую перед ним проблему это не облегчало, наоборот, заставляло встряхнуться, советуя не расслабляться, имея дело с таким противником.

Здесь ли еще Сантона? Прав ли Дринкуотер? Тлеет ли еще фитиль здесь, под Хаакгронденом? Давят ли на де Винтера французы?

— Все возможно, — повторил он сам себе. — И существует единственный путь выяснить.

Он вздрогнул, и непрошенная картинка с изображением гуся над могилой всплыла в его памяти.


Дринкуотер жутко устал. Теперь, когда они оказались в спокойных водах Зеегат-ван-Тексель, ритмичные движения гребцов оказывали на него усыпляющее действие. За кормой терялась в сумерках линия поросших травой песчаных дюн, уходящая к Кийкдуину и Шульпен-Гату, где остался на якоре «Кестрел». Скоро наступит полная темнота, и им нужно поторопиться выполнить свою работу. Натаниэль слегка переложил руль на бакборд, следуя изгибу уходящего к востоку побережья. Потом выровнял шлюпку снова, на миг коснувшись человека, располагавшегося на банке рядом с ним.

Браун, завернувшись в плащ, под которым скрывался тючок с припасами, настоял на своей высадке. Прикованный к кровати Гриффитс был бессилен отговорить майора от этой бессмысленной, с его точки зрения, затеи. Он не сомневался в способностях Брауна, но попытка выведать намерения де Винтера выглядела отчаянной. Тогда Гриффитс поручил Дринкуотеру лично высадить агента. Джонсон, плотник, получил задание изготовить пару деревянных башмаков, которые должным образом вымарали, чтобы Браун, принявший одновременно свои меры, мог сойти за неряшливого и насквозь провонявшего рыбака.

Дринкуотер повернул к берегу и шепотом скомандовал: «Весла!». Матросы перестали грести, и через несколько секунд нос гички мягко въехал на отмель. Браун оправил плащ и стал протискиваться между парами моряков. Дринкуотер последовал за ним на сушу, где они намеревались соорудить знак, чтобы отметить место возврата. Шесты от рыболовных сетей как нельзя лучше подошли для этой цели.

— Ну, я пошел, мистер Дринкуотер, — проговорил Браун, вскинув сумку на плечо, и махнул едва различимой в темноте рукой. — До встречи послезавтра. Пожелайте мне удачи, ведь по-голландски я не говорю.

Глядя вслед удаляющемуся майору, Дринкуотер заметил, что горделивая осанка куда-то исчезла, поступь стала нетвердой. Но тут же одернул себя: ходить в сабо занятие и так непростое, а на рыхлом песке — практически вообще невозможное.


Ближе к вечеру того дня, когда им предстояло забрать майора Брауна, «Кестрел» вошел в Шульпен-Гат, пользуясь приливом для рутинного обхода побережья. Пересчитав через прогалины между дюнами мачты голландского флота и подметив возможные приготовления оного к отплытию — в чем все кроме Дринкуотера начали теперь сомневаться — куттер должен был вернуться в море, чтобы в полночь отправиться на рандеву с агентом.

Пока корабль приближался к берегу рядом с батареей у Кийкдуина, Дринкуотер осматривал местность. За их перемещениями наблюдали, как обычно, офицер с ординарцем. Натаниэль перехватил трубу и поймал в пляшущий объектив укрепления батареи. И увидел нечто, от чего кровь похолодела у него в жилах.

Над орудийными амбразурами возвышалось некое сооружение, резко выделяющееся на фоне синего неба и наводящее жуть своими очертаниями. А на виселице, безошибочно узнаваемое благодаря потертым голубым сабо «кестрельской» работы, качалось тело майора Брауна.

Дринкуотер опустил трубу и позвал Джессупа. Боцман подбежал, сразу обратив внимание на холодный блеск в глазах помощника штурмана.

— Сэр?

— Узнайте, не может ли лейтенант Гриффитс подняться на палубу.

Голос Дринкуотера звучал как-то странно, как у человека, вынужденного говорить, когда ему хочется зарыдать.

— Нат, какого черта… — запротестовал Эпплби, появляясь из люка.

— Отставить, Гарри! — рявкнул Дринкуотер, заметив Гриффитса, с трудом поднимающегося следом за хирургом на палубу. Из-под накинутого мундира торчала ночная рубашка, подол которой трепался на ветру.

Не говоря ни слова, Дринкуотер протянул подзорную трубу Гриффитсу и указал на батарею. Наблюдая за реакцией капитана, Натаниэль услышал раскатившийся над морем грохот выстрела. Но места падения ядра не видел, он не отводил глаз от валлийца, который, и так будучи бледен, побелел как снег. Гриффитс опустил трубу и проговорил сдавленным голосом:

— Это дело рук нашего приятеля, Сантоны. Немедленно отводите куттер, мистер Дринкуотер. — И, после паузы добавил. — Выходит, это дьявольское отродье все еще здесь.

После чего повернулся. Отдавая приказы, Дринкуотер смотрел вслед спускающемуся по трапу Гриффитсу, больному, измученному старику. Батарея дала залп, ядра падали вокруг, одно даже угодило в корпус. Уходя с попутным ветром на зюйд и удаляясь от виселицы, Дринкуотер как наяву слышал глумливые крики и смех артиллеристов, ликующих под своим отвратительным трофеем.


Гибель майора Брауна произвела на команду «Кестрела» удручающий эффект. Загадочный армейский офицер сделался практически своим, и крошечная кают-компания без него казалась опустевшей. Ибо Мэдок Гриффитс потерял не просто сослуживца, но человека, с которым его связывала многолетняя дружба. Под покровом тайны, окутывающей их профессиональную деятельность, обоих связали странные и крепкие узы.

— Браун — не настоящее его имя, — пробормотал Гриффитс, и этим ограничилась его эпитафия майору.

Было похоже, что смерть Брауна окончательно загасила фитиль, состояние которого ему так не терпелось выяснить. Каким бы выдающимся распознавателем шпионов не выказал себя Сантона, он явно потерпел неудачу в попытках заставить де Винтера выйти в море.

И все же Дункан — а вместе с ним и Натаниэль Дринкуотер — все еще придерживались убеждения, что голландцы могут еще предпринять вылазку, а их задача не дать им этого сделать. По мере того как лето клонилось к осени, рутина блокады стала сказываться как на кораблях, так и на людях. Большую часть времени линейные корабли стояли на якорях на безопасном расстоянии от берега, а во время штормов даже укрывались на рейде Ярмута. Западную оконечность Хаакгрондена прикрывал отряд в составе фрегатов «Болье», «Серк» и шлюпа «Мартин». Отряд служил звеном связи между адмиралом и небольшой флотилией, находившейся в непосредственной близости от противника, то есть лейтенантами, командовавшими люггерами и куттерами у мели Хаак.

Куттеры «Роуз», «Король Георг», «Дилиджент», «Эктив» и «Кестрел» долгие недели торчали на своих постах, опираясь на поддержку люггеров «Блэк Джоук» и «Спекьюлейтор». Названия последних служили темой бесконечных острот на предмет того, осмелятся ли голландцы высунуть нос. Когда на передовые позиции выдвигался «Спекьюлейтор» шансы оценивались выше, чем когда это место занимал иронично поименованный «Блэк Джоук». [30]

 На легкие силы выпала рутина патрулировать проливы и выполнять роль посыльных судов. Выматывающая и казавшаяся бесконечной работа. Надо было следить за проходами, считать мачты вражеских кораблей, подмечая, на каких установлены стеньги и реи, постоянно беречься мелей, следить за фазами прилива и отлива и не давать ветру прижать себя слишком близко к полевым или стационарным батареям.

Гриффитс оправился и снова вступил в права капитана. Но голландцы все не выходили. Неделя сменялась неделей, ожидание перерастало в раздражение, потом в мрачную апатию. Офицеры флота опасались рецидивов мятежа и с опаской высматривали признаки недовольства сниженными по необходимости рационами. Поначалу незаметно, но затем все ощутимее узы дисциплины начали становиться все сильнее, и страх возврата «к прежним временам» поселился на всех нижних палубах. Успехи мятежа растратились для матросов в мелких препирательствах и обидах. Все помнили расправы с бунтовщиками из Нора и прекрасно понимали, что у «синих курток» по-прежнему нет никакой свободы, казначеи не стали ощутимо совестливее, а жалованья им не видать как и раньше.

С наступлением сентября погода ухудшилась, и адмирал, принимая во внимание состояние эскадры, решил вернуться в Ярмут с целью подлатать корабли, пополнить припасы и высадить больных. Ибо цинга разыгралась не на шутку, и такой заботящийся о подчиненных адмирал как Дункан просто не мог дольше держать их в море. Но одновременно опасался, как бы голландцы, так долго не подававшие признаков жизни, не попытались воспользоваться его временным отсутствием.


Дринкуотер вглядывался в ревущую тьму, цепляясь за наветренные ванты и съежившись под напором шторма. «Кестрел», до предела зарифив паруса и выпустив центральные пластины шел курсом норд-вест, выходя из Молен-Гат и стремясь к открытому морю и безопасности. Где-то к югу от него должен пробиваться через буруны Хаакгрондена «Дилиджент», покидая Шульпен-Гат, в то время как «Роуз» уже давно должен был улизнуть из Вест-Гата.

Натаниэль ожесточенно тер глаза, но соленые брызги и яростный шторм не давали смотреть прямо в наветренную сторону. Молодой человек силился разглядеть огни «Серка», но не видел ничего дальше выраставшего из темноты гребня очередной волны, с которой буйным порывом рвало белую шапку.

Нос «Кестрела» врезался в нее, и длинная полоса бушприта скрывалась из вида. Вода облизывала орудийные порты, пена достигала до самого планшира, но воды корабль не черпал. Наблюдая за поведением куттера, Дринкуотер почувствовал неожиданный приступ буйной гордости. В нелегкие моменты, когда от них, моряков, не зависело уже ничего, и оставалось полагаться лишь на искусство корабелов из Уайвенхо, «Кестрел» никогда не подводил свою команду.

Натаниэль повернулся и осторожно стал пробираться на ют, придерживая готовый улететь плащ. Проверив курс, он привязался к бакштагу левого борта, пропустив его свободный конец вокруг талии.

Появился Тригембо — призрачная фигура в непроглядной тьме.

— Вы посылали за мной, сэр?

— Да. Нужно время от времени делать лотовые промеры, если, конечно, ты справишься.

Он скорее угадал, чем разглядел усмешку, скользнувшую по губам корнуоллца.

Этой ночью на мель сесть никак нельзя.

Дринкуотер прислонился к толстому канату. Он чувствовал, как вибрация рангоута волной проходит через его тело, передаваясь на корпус, и ощутил себя частицей единого целого, называемого «куттер». Чувство показалось ему очень приятным, оно согревало, вопреки дикому вою разыгравшегося шторма. На какое-то время померкло даже воспоминание о Брауне, раскачивающемся в петле.

Натаниэль заметил, что напряжение на руль ослабло, и оба рулевых отпустили румпель, с облегчением разминая руки и ныряя под укрытие подветренной гички. Волны били в корпус, перекидывая через фальшборт пену и одевая палубу белым одеялом. Вокруг возвышающихся на палубе приспособлений образовывались маленькие водовороты. Получается, они вышли из Молен-Гат и спрятались за относительным укрытием Хаакгрондена.

Штурман снова стал вглядываться в наветренную сторону, пытаясь рассмотреть огни фрегата. Пусто.

В такую погоду голландцы точно не выйдут, подумал Дринкуотер. Английскую блокирующую эскадру ожидает долгая бурная ночь, не сулящая никакой славы.

К флагману куттер подошел в десять утра. Шторм достиг пика, низкая пелена туч зловеще затянула небо, ограничивая видимость кругом бесконечной череды серых волн, белые барашки которых будто сливались с опустившимися облаками. Мелькавший по временам зарифленный марсель или темный, ныряющий корпус — вот и все, что можно было разглядеть от несущих блокаду кораблей. Даже синие полосы вымпелов эскадры Дункана словно растворились в нависшей мге.

«Кестрел» прыгал с подветренной стороны «Венерэбла» словно пробка, или так, по крайней мере казалось офицерам на квартердеке флагмана. Приказ адмирала пришлось засмолить в бочонок и бросить в море.

С великим искусством Гриффитс встал в кильватер линейному кораблю, чтобы выловить посылку.

— Приказ по эскадре, мистер Дринкуотер: всем за исключением «Рассела», «Адаманта», «Болье», «Серка», «Мартина», двух куттеров… ах, еще и «Блэк Джоук», идти на рейд Ярмута.

— Нам поручено передать его?

Гриффитс кивнул.

— Отлично, сэр, приступаем к выполнению.

Приспустив вымпел в знак подтверждения, «Кестрел» повернул.

Когда он лег на новый курс, Дринкуотер вернулся к Гриффитсу.

— А как насчет нас, сэр?

— Остаются «Эктив» и «Дилиджент», остальные идут в Ярмут.

Дринкуотер кивнул. Назойливая мысль, что они оставляют у Текселя неоконченное дело, заставила его посмотреть на Гриффитса. Тот поймал взгляд, но не сказал ни слова. Оба думали о повешенном друге.

Они теперь шли по ветру, приближаясь к «Монарху» вице-адмирала Онслоу. Передав сообщение, куттер двинулся вдоль линии дивизиона Онслоу, минуя череду скачущих на волнах линейных кораблей третьего ранга: «Пауэрфул», «Монтегю», «Рассел», несколько меньшие, шестидесятичетырехпушечный «Ветеран», «Азенкур» и «Директор» под командованием Блая. Затем довели приказ до ветхого старины «Адаманта», храбро создававшего видимость полноценного боевого судна, согласно замыслу Дункана. Потом нашли «Серк» и «Болье», а также оба люггера, которые жались к фрегатам словно курицы к наседке. Уже стемнело, когда «Кестрел» вернулся к «Венерэблу» и выпустил разбрасывающую искры синюю ракету, рапортуя адмиралу о выполнении.

Дринкуотер скатился вниз, вжался в угол кают-компании и с благодарностью принял принесенный Мерриком котелок. Жидкая овсянка была единственным, что удалось приготовить на камбузе, но, сдобренная патокой, показалась Натаниэлю лакомством, и он с наслаждением поглощал ее, когда заметил появившегося в дверях Эпплби.

— Есть дело ко мне, Гарри? — спросил Дринкуотер, кивнув Трэвеллеру, пробиравшемуся, держась за стены, по каюте в надежде перехватить чего-нибудь.

Эпплби тоже кивнул.

— Хотелось бы переговорить, Нат, если есть минутка…

Он схватил Дринкуотера за рукав и потянул к своей каюте.

— Ей-богу, хороша овсяночка! Эй, Меррик, не найдется ли еще порции?

Едва спустившийся с палубы и умирающий с голоду штурман вовсе не обрадовался вторжению хирурга.

— Нат, умоляю, всего один момент. Послушай, пока вы с Гриффитсом были заняты наверху, я ощущал все нарастающее беспокойство на куттере. Ничего что можно пощупать, но эта треклятая блокадная служба, да еще в такое время года, когда ни один уважающий себя голландец и носа не высунет из своей теплой кровати, делает с людьми черт знает что. Нет, не спеши клеймить меня малодушным старым дурнем. Я подмечал взгляды, ворчание, реплики… Проклятье, Нат, тебе ли не знать, о чем я?

— О, продолжай, Гарри, но сомневаюсь, что теперь, когда мы идем в Ярмут, вряд ли что вызреет.

Дринкуотер прекрасно знал об одержимости Эпплби угрозой мятежа. Блокадная служба на таком маленьком суденышке измотала нервы всем, в том числе и матросам, и именно это недовольство подмечал Эпплби.

— Ну какой моряк не ворчит, а, Гарри? Ты беспокоишься по пустякам, поверь мне…

В этот миг раздался глухой удар и переборка за их спинами вздрогнула. Поток валлийских проклятий, сливающихся с отборной англо-саксонской руганью, оборвал разговор. Эпплби распахнул дверь и увидел Гриффитса, распростершегося в нелепой позе у подножья трапа. Лицо лейтенанта было перекошено от боли.

— Нога, доктор… Черт, я сломал ногу!


 Глава четырнадцатая

Отдельный случай мятежа

Пятое-седьмое октябр я 1797 г.

— Сможете командовать куттером, мистер Дринкуотер?

Натаниэль посмотрел на адмирала. Глаза Дункана выдавали усталость от невыносимого груза ответственности. Молодой человек кивнул.

— Думаю да, сэр.

— Вот и прекрасно. Прикажу немедленно подготовить для вас временный патент. Вам ведь приходилось ранее исполнять обязанности офицера, не так ли?

— Да, сэр. Дважды.

— Хорошо, — кивнул Дункан. — Если я буду доволен вашей службой, то позабочусь без долгих проволочек подтвердить патент. А теперь присядьте-ка на минуту.

Адмирал позвонил в колокольчик, в каюту вошел слуга.

— Сэр?

— Пригласите моего секретаря, Нэптон, и узнайте у капитана Фэрфакса, не будет ли он любезен зайти ко мне вместе с его светлостью.

Потом он повернулся к Дринкуотеру.

— Не помешает знать откуда дует сейчас ветер, молодой человек, раз уж вам предстоит занять место капитана. Скажите, вы не находились в составе призовой команды, которая привела «Санта-Тересу» в Гибралтар в восьмидесятом?

— Так точно, сэр. Призом командовал лейтенант Дево, ныне лорд Дангарт, сэр.

— Именно, я теперь припоминаю ваше имя. А вот и его светлость.

Адмирал поднялся, немного наклонив голову, чтобы не удариться о переборку, и жестом предложил лорду Дангарту и капитану Фэрфаксу присесть.

Поклонившись, Дринкуотер пытался скрыть удивление столь неожиданным появлением графа. Он стоял, пока адмирал не разрешил ему снова занять свое место.

— С вашего позволения, джентльмены, с нами останется мистер Дринкуотер. Учитывая обстоятельства, ему следует быть в должной степени осведомленным о наших намерениях, чтобы он мог довести их до Троллопа. Я выдал молодому человеку временный патент. Итак, милорд, что скажете?

— Вы не могли сделать лучшего выбора, адмирал, — проговорил Дангарт, улыбнувшись Натаниэлю. — К делу: когда вы можете отплыть?

Старый адмирал провел по лицу ладонью.

— Мне просто необходимы еще несколько дней на пополнение личного состава. А, что такое? — сказал Дункан, когда раздался стук в дверь.

В каюту вошел крупный мужчина с мрачной физиономией. На нем был мундир адмирала.

— А, Ричард, входите! Ну, Фэрфакса вы знаете, это лорд Дангарт из Адмиралтейства, — брови Онслоу вскинулись, — а это лейтенант Дринкуотер с «Кестрела».

— К вашим услугам, сэр, — Натаниэль встал и поклонился.

— А с Гриффитсом что?

— Сломал ногу, — ответил Дункан. — Я решил повысить Дринкуотера — он знает экипаж, да и я не из тех, кто тасует офицеров, переводя их с корабля на корабль в такой деликатной ситуации как сейчас…

Он многозначительно посмотрел на Онслоу, который кивнул в знак согласия. Дринкуотер поймал себя на мысли, что на эскадре найдется десятка два мичманов, расценивавших свои шансы на первый командный пост как более предпочтительные, нежели у него.

— Мои поздравления, мистер Дринкуотер, — сказал Онслоу. — Знаете семьдесят пятый псалом? Нет? «Ибо не от востока и не от запада и не от пустыни возвышение, но Бог есть судия: одного унижает, а другого возносит».

Собравшиеся усмехнулись. Онслоу славился своим пристрастием цитировать Святое Писание, так что сигнальным мичманам даже приходилось вместе с книгой кодов Кемпенфельта держать под рукой Библию.

— Весьма к случаю. Но вернемся к делам. Вам слово, милорд.

— Хорошо, джентльмены. После печальной утраты майора Брауна, — Дангарт сделал паузу, пережидая печальный шепот, которым собравшиеся почтили память покойного, — я получил известие от своих людей в Париже, что Сантона был замечен в Париже. Однако пребывание его в столице было недолгим, и в прошлом месяце капитана видели в Гааге. Есть основания полагать, что сейчас он снова на Текселе и дует в уши де Винтеру. Создается впечатление, что со времени смерти генерала Гоша энтузиазм французов устраивать очередную высадку в Ирландии поиссяк. Зато есть сведения, что после того, как австрийцы подписали с этим невесть откуда взявшимся генералом Бонапартом мир в Леобене, войска республики освободились для других фронтов.

Лорд замолчал и взял бокал вина с подноса у незаметно появившегося Нэптона.

— Большинство из вас знает про совершенный в прошлом феврале рейд на Фишгард. Им руководил американец… — слушатели разразились гневным ропотом. — Хотя попытка бесславно провалилась, Директория усвоила, что высадка на нашей территории вполне осуществима.

— Является ли местом назначения Ирландия или собственно Британия, мы не знаем, — продолжил Дангарт. — Зато не сомневаемся, что Директория в лице Сантоны оказывает серьезное давление на де Винтера, побуждая того к отплытию. И если адмирал будет упираться, ему, возможно, предстоит спустить флаг и передать пост кому-то другому. Ян де Винтер — убежденный республиканец и кадровый офицер. Полагаю, Сантоне удастся преодолеть его сомнения. Как видите, джентльмены, де Винтер долженвыйти, а вы обязаныостановить его. Соединение голландцев с силами французов в Бресте будет иметь для нас катастрофические последствия.

Когда Дангарт закончил, послышалось смущенное шарканье ног. Собрание кораблей, носящее имя эскадры Северного моря, вряд ли можно было сравнить с отборным Флотом Канала, или Гранд-флитом, как его обычно именовали.

— Мне требуется еще несколько дней, — повторил Дункан, обеспокоенно посмотрев на Онслоу в расчете на поддержку.

— Согласен, Адам. Вам нужно уведомить правительство, милорд, что нам требуется время, эта эскадра на ладан дышит. Взгляните, даже командующий вынужден жить в таких условиях.

Онслоу указал на расставленные по каюте ведра, в которые капала протекающая через щели в палубе дождевая вода.

Дринкуотер вполуха слушал оправдания своих начальников, прокручивая в уме сообщенные Дангартом новости. Значит, интуиция его не подвела. Дела с островом Тексель еще не окончены. Как и с Сантоной. Натаниэль стал склоняться к мысли, что Ирландия, вероятно, играет ключевую роль. В любом случае, целью Сантоны является парализовать британский флот и объединить силы двух республик для некоей экспедиции. А ведь Брауна заинтересовало появление Уолфа Тоуна на пляже под Кийкдуином. Да, поступки Сантоны теперь вполне ясны: почти удавшаяся попытка взбунтовать весь английский флот, нетерпение вытолкать голландцев в море пока сопротивление Паркера еще не сломлено. После провала этой затеи остается одно: нанести удар объединенными силами союзников по королевскому флоту, ослабленному мятежом, и тогда берега Англии окажутся беззащитными перед высадкой войск этого нового генерала, которого считают более одаренным даже чем Гош или Моро… Как там его? Бонапарт кажется…

— Мистер Дринкуотер! Мистер Дринкуотер!

Натаниэль очнулся.

— Прошу прощения, сэр. Я только обдумывал озвученные лордом Дангартом предположения, — промямлил он, залившись краской.

— Конечно, конечно, — Дункан раздраженно кивнул. — Ваши письменные приказы будут готовы в течение часа, пока же будьте любезны подождать их в кают-компании. Передадите от меня послание Троллопу, после чего займете позицию настолько близко к Кийкдуину, насколько возможно. Как только голландцы шевельнутся, я должен об этом узнать. Все понятно?

— Да, сэр, — ответил Дринкуотер, вставая. — Благодарю за доверие. К вашим услугам, джентльмены.

Он поклонился и вышел на палубу.


— Вы оба сговорились, чтоб вам! — проворчал Гриффитс. На бледном лбу блестели капли пота, зрачки расширились под действием опия, данного Эпплби.

— Нет, сэр, — мягко возразил Дринкуотер. — Это вовсе не тот случай. Приказ адмирала Дункана, сэр. С вашего позволения, я немедленно доставлю вас на берег, в госпиталь.

Натаниэль махнул рукой, приглашая Шорта и еще одного моряка, чтобы помочь уложить Гриффитса на носилки. Когда больного вытащили наружу, Эпплби утер пот.

— Уф! От тебя, Нат, он это принял как ягненок. Мне же за минувший час всю плешь проел.

— Бедный старина Гриффитс, — отозвался Дринкуотер. — Нога пойдет на поправку?

— Да, если он будет держать ее в покое, — кивнул Эпплби. — Принимая во внимание тропическую лихорадку, его конституцию следует признать исключительно крепкой.

— В госпитале ему будет не хватать доброй бутылочки.

Они поднялись на палубу, где Джессуп готовился спустить лейтенанта в шлюпку.

— Мистер Дринкуотер, — прохрипел Гриффитс, пытаясь приподнять голову.

— Сэр? — молодой человек предостерегающе поднял руку.

— Удачи вам, Натаниэль! Бах!Это может стать для вас шансом. Не робейте и успех придет. С Богом! Ну, лентяи, опускайте меня! Да полегче, полегче!

Дринкуотер смотрел как старик, закованный в лубки и спеленатый, удаляется от куттера. Очертания идущей к берегу гички размылись из-за навернувшейся слезы. Натаниэль отогнал прочь сантименты и обратился к делам.

— Мистер Джессуп!

— Сэр?

— Свистать всех к построению.

Сердце его колотилось от радостного волнения, смешанного с тревогой. Его возвышение является относительным и может оказаться совсем недолгим, но пока он командир, ему дана власть над людьми, собравшимися сейчас вокруг оставшейся на борту шлюпки, и именно ему поручено отвечать за все, происходящее на куттере, судить поступки и дела подчиненных. Натаниэль сунул руку в карман и извлек скатанный в трубку документ.

В полной тишине он зачитал его вслух. Произнеся последние официальные формулировки, добавил несколько слов от себя.

— Уверен, что вы также будете исполнять долг для меня, как делали это для лейтенанта Гриффитса. Мистер Джессуп, мы отплываем как только вернется гичка, готовьтесь к выходу.

Джессуп отдал команду и моряки разбежались по местам.

— Мистер Хилл! — продолжил Дринкуотер. — Мистер Хилл, назначаю вас на должность штурмана. Примете вместо меня первую вахту.

Пока не пришло время ставить паруса, Дринкуотер нырнул вниз. Меррик, кудахча как наседка, перетаскивал пожитки Натаниэля из его крохотной каюты в капитанскую. Та едва ли была просторнее, зато, как с грустной улыбкой отметил молодой человек, была оборудована шкафчиком для графина и стаканов, которые остались на месте. Вешая на стену акварель, он подумал про Элизабет. Они не виделись вот уже полтора года. Жаль, что нет времени послать ей весточку о своем назначении и обещании Дункана. От этих мыслей его отвлек стук в дверь. Это был Эпплби.

— Нат… Сэр, то есть, — хирург поскреб щетинистый подбородок пухлой рукой.

— В чем дело? — спросил Дринкуотер, расставляя книги.

— Я чертовски рад твоему повышению, Нат… То есть, сэр… Но меня беспокоит состояние экипажа. Люди очень скверно настроены. Приказ идти к Текселю вовсе не облегчает ситуацию. Нет ничего явного, — поспешил добавить доктор, опережая возражения Дринкуотера, — но мне кажется теперь, когда Гриффитса нет, они попытаются отыграться на тебе. Это все…

— Сдается, — проговорил Дринкуотер, закрепляя коробку с квадрантом, — как только дело касается бунтов, подстрекательства и прочих выходок нижних чинов, твой безупречный во всех прочих случаях здравый смысл отказывает тебе, Гарри.

— Бога ради, Нат… Черт, сэр! Отмахиваясь от моих предупреждений, вы роете себе могилу!

Дринкуотер почувствовал приступ ярости. Ему вовсе не хотелось сейчас слышать мрачные предсказания, и карканье Эпплби просто бесило. Он с трудом овладел собой.

— Слушайте, Гарри. Мы много недель провели, неся блокаду. Все измучены, устали, но это наш долг — он был таковым и остается. Нам придется нести дежурство у Текселя. Так что прекратите ныть раз и навсегда.

— Опомнись, приятель! Эта командная чепуха застила тебе мозги!

— Поосторожнее, Гарри! — с угрозой в голосе произнес Дринкуотер, после чего прошел мимо хирурга и выскочил на палубу.

Балмен встретил его у трапа.

— Наилучшие пожелания от мистера Хилла, капитан. Якорь встал, гичка подходит.

Дринкуотер кивнул и поспешил к поручням, ухватившись за них дрожащими руками. Чертов Эпплби с этим своим малодушием! Натаниэлю хотелось отогнать от себя мрачные мысли и сосредоточиться на исполнении обязанностей.

Подняв шлюпку и выбрав якорь, куттер направился на зюйд-ост, к проходу Сент-Николас и фарватеру, огибающему с юга банку Скроби-Сендс.

Матросы крепили гичку и заканчивали возню со снастями. Хилл следил, как якорь укладывали на битенг и крепили рустовами. Двое членов экипажа уже вооружились ведрами и смывали с палубы ярмутскую грязь. Трэвеллер расхаживал вдоль орудий, проверяя найтовы. Все шло успокаивающе привычно. Дринкуотер встряхнулся и успокоился. Впереди его ждало испытание Текселем.

В полночь пророчества Эпплби начали сбываться. Когда Хилл стал передавать вахту Джессупу, матросы потребовали выплатить жалованье. Требование было невыполнимым, но вызревало уже многие месяцы. И именно этот час подстрекатели с бака выбрали для того, чтобы заявить о себе. Расчета с «кестрельцами» не производилось уже больше года. Последняя якорная стоянка была омрачена отказом Джеймса Томсона, казначея, кредитовать впредь команду. Главной причиной было то, что у вышеназванного джентльмена самого кончились деньги. В результате моряки оказались не в состоянии закупить провизию у ярмутских маркитантов. А истекающие отсюда лишения вызвали сильнейшее недовольство нижних чинов. По жестокой иронии определенное количество бутылок спиртного проникло-таки на борт, и употребление их содержимого за время первой вахты привело к полуночному выступлению.

Растолканный Дринкуотер выбрался из койки. Но сон мигом сменился яростью, стоило ему услышать принесенные Джессупом вести. Пока боцман клял почем зря мятежников, капитан наскоро одевался, напоминая себе тем временем, что гнев плохой советчик. Однако расплачиваться с матросами было нечем, как ни крути.

— Кто за этим стоит, мистер Джессуп? Ну же, выкладывайте, без зачинщика тут не обошлось.

— Кабы я знал, сэр, — пожал плечами боцман. — Позвольте позаимствовать это?

Он взял один из пистолетов, извлеченных Дринкуотером из ящичка. Пистолеты принадлежали Гриффитсу. Возвращая шомпол в гнездо, Натаниэль напряженно думал.

— Могу я положиться на вас, мистер Джессуп?

— Ясное дело, сэр, — без колебания ответил тот.

— Прекрасно. Тогда возьмите оружие. Где матросы?

— На палубе, вас дожидаются.

— Сообщите всем офицерам.

— Я уже это сделал, сэр, по пути сюда. Ах, вот и мистер Эпплби…

Хирург ворвался в каюту.

— Я же говорил, Нат! Я тебя предупреждал!

Лицо доктора было пепельным от страха, а без того объемистое брюшко выросло за счет наскоро заткнутой под бриджи ночной рубашки.

— К чертям твои пророчества, Гарри! Оружие есть?

— Конечно, — ответил Эпплби, демонстрируя два тяжелых пистолета. — Я их уже месяц назад зарядил.

— Тогда не помешает сменить порох на полке, — буркнул Джессуп и удостоился ошарашенного взгляда доктора.

— Ладно, джентльмены. Пора идти!

В коридорчике к ним присоединился Трэвеллер, и они все вместе вышли на палубу.

Была тихая ночь, попутный ветер гнал куттер на восток. Из-за пятен облаков проглядывали звезды. Когда глаза привыкли к темноте, Натаниэль разглядел Балмена, застывшего у румпеля, и скопление лиц в середине палубы — матросы ждали, как он воспримет их выходку. Дринкуотер знал, что должен действовать решительно, и повернулся к офицерам.

— Рассчитываю на вашу поддержку. Вплоть до крайних мер, если понадобится.

Потом двинулся вперед, остановившись в ярде от ожидающих матросов. Им овладело холодное отчаяние. Он не имел права отступиться от своих приказов, как и от шанса, так удачно выпавшего ему. Натаниэль чувствовал инстинктивно, что никто из матросов не желает ему вреда. Насчет самого себя он не был так уверен.

Дринкуотер с лязгом извлек из ножен тесак и заметил, как матросы невольно подались назад.

— Так вот, парни. Я знаю про ваши беды, но не время сейчас озвучивать их. Впереди у нас важное задание, и вы все на службе, — нарочито роняя слова, обратился к ним молодой капитан.

— А клали мы, — раздался голос из задних рядов, и лица в темноте ощерились зубами в ухмылке.

Дринкуотер выхватил из-за пояса пистолет и грубо уткнул ствол в череп ближайшего матроса.

— Джессуп, Эпплби! Оружие к бою!

И снова он почувствовал разброд среди матросов — решимость задних и неуверенность передних.

— Если не тотчас не разойдетесь, я застрелю этого человека! Рекомендую не доводить меня до подобной крайности.

Глаза малого расширились от испуга, белки ярко блестели в полутьме.

— Бога ради, ребята, — пробормотал он.

— Черта с два, мистер Дринкуотер, нас вокруг пальца не обведешь. Подавайте наши деньги.

Требование было поддержано одобрительным гомоном.

Капитан со щелчком взвел курок.

— Я не блефую.

Он обвел глазами собравшихся.

Из-за спины у него заговорил Эпплби:

— Мистер Дринкуотер славится своей решимостью, парни, и я настоятельно не рекомендую испытывать его терпение…

— Это да, ребята, прав мистер Эпплби. Вспомните-ка тот люггер с лягушатниками!

Голос принадлежал Тригембо, и Дринкуотер придержал язык, поняв, что перед ним разыгрывается маленькая смертельно опасная мелодрама. Он понятия не имел о своей репутации отчаянного рубаки. Оказывается, ходили легенды о том, как он очистил палубу «Ситуайенн Жанин» или как во время Американской войны прикончил французского офицера с «Креолки» — если не верите, мол, посмотрите на шпагу, забранную в качестве трофея.

Натаниэль почувствовал, что произошел перелом.

— Считаю до пяти. Если свободная вахта не очистит палубу, я стреляю. Обещаю позаботиться о ваших бедах и буду лично ходатайствовать перед адмиралом о выплате вам жалованья. Один… Два… — Бедного матроса била крупная дрожь. Дринкуотер шевельнул стволом. — Три.

Толпа попятилась назад.

— Четыре.

Заворчав, моряки потянулись на бак.

Дринкуотер опустил пистолет.

— Выполнять команду, — спокойно бросил он насмерть перепуганному матросу.

Мятеж окончился. Была только первая склянка полуночной вахты.

— Самое время поспать, джентльмены, — произнес Натаниэль тоном, который любой принял бы за хладнокровие, но внутренне сам перевел дух, стараясь успокоить бешено колотящееся сердце.


— Четыре склянки, сэр.

Дринкуотер вздрогнул, выныривая на поверхность из пучины сна. Перед глазами возникло лицо Меррика, в ноздри ударил аромат кофе. Спустив ноги на доски, он взял кофейник. Меррик тем временем прибавил света в лампе. Натаниэль поежился от предрассветного холода и ощутил тупую боль в правой руке. Она напомнила ему о событиях ночи, и сон пропал окончательно.

— Мистер Трэвеллер передал, что ожидает увидеть огни эскадры на рассвете, сэр, — сообщил Меррик, закончив возиться с фитилем.

— Тогда почему вы не сообщили мне об этом сразу?

Дринкуотер ощутил, как в нем нарастает волна раздражения, смешиваясь с чувством одиночества и неприятным осознанием того, что вдобавок к ответственности, возложенной на него Дунканом, ему придется иметь дело с недовольной командой. Он отмахнулся от извинений Меррика и порадовался в душе, когда за тем закрылась дверь.

Поуспокоившись за время бритья, а благодаря обжигающему рот и прочищающему мозги кофе, заставил себя встряхнуться. Задание Дункана не является невыполнимым. Гриффитс прав, это шанс, и надо быть дураком, чтобы упустить его. Смыв с лица остатки пены, он оделся и вышел на палубу.

Обменявшись приветствиями с Трэвеллером, Натаниэль подошел к наветренному борту. Норд-вест продержался всю ночь, и сейчас, с наступающим рассветом, небо на востоке прояснялось. С минуту капитан вдыхал свежий утренний воздух, потом подозвал Трэвеллера.

— Мистер Дринкуотер?

— Все тихо?

— Ни звука. С вашего позволения, мистер Дринкуотер, скажу, что у вас не будет больше проблем с этим сбродом.

Натаниэль посмотрел на артиллериста.

— Будем надеяться, что вы правы, мистер Трэвеллер, — ответил он настолько сдержанно, насколько смог.

— Эскадра должна показаться очень скоро, сэр. По замеру на четыре склянки куттер делал девять узлов.

Дринкуотер кивнул и прошел вперед, до шлюпок. Исподтишка бросил взгляд на рулевых. Тем неотрывно следили за компасом. Похоже, ему удалось усмирить команду, и он заставил себя не сжимать беспокойно руки за спиной. Натаниэль принялся готовиться к предстоящему через пару часов разговору с Троллопом.


— Ветер стихает, — сообщил Хилл.

Они стояли внутри Шульпен-Гат, носом к батарее Кийкдуин, почти на расстоянии выстрела. По счастью, виселицу уже убрали. Держась против идущего на юг приливного течения, они не имели хода, и Дринкуотер распорядился бросить якорь. Солнце заметно клонилось к западу, и уже ощущалась вечерняя прохлада. Натаниэль глянул на небо. Облака снесло и очертания дюн, мельниц и церквей голландского побережья обрисовывались с четкостью, обязанной более прозрачности воздуха нежели закатному солнцу.

— Ветер, как понимаю, заходит к осту, мистер Хилл.

— Да, сэр. Скорее всего вы правы.

Дринкуотер выждал, пока матросы управятся с парусами, потом распорядился завести на якорный канат шпринг и перезарядить орудия. Пока команда суетилась на палубе, он поднялся по вантам на мачту. Устроившись понадежнее, Натаниэль направил трубу на восток.

Ему припомнились слова Уильяма Берроуза, первого лейтенанта «Рассела», с которым они болтали, пока Троллоп изучал приказы.

— Завидую я вам, как, полагаю, позавидовали еще многие, прослышав, что старина Гриффитс выбыл из строя. Вы хотя бы можете поглазеть на этих квадратноголовых голландцев, а все, что видим мы — верхушки мачт над дюнами. Для нас тут разведывательный рейд для подсчета кораблей был бы как… как… — Берроуз попытался подобрать подходящее сравнение, потом отказался от мысли, пожав плечами.

— Да, завидую я вам, — продолжил он. — Торчать здесь неделя за неделей — такая тоска. А тут ведь не Средиземное море, на голубые волны или покрытые снегом горы при луне не полюбуешься. Бесконечные акры мутной воды да эти квадратноголовые, что сидят себе на заднице и потешаются над нами!

Эта точка зрения была очень распространена на эскадре. Но прощальная реплика лейтенанта прозвучала менее легкомысленно:

— Удачи, приятель! Мы все очень сильно надеемся на вас!

Что ж, нельзя подвести Берроуза. Вытерев заслезившиеся глаза рукавом, он снова припал к окуляру и сосредоточился. Унылый берег уходил на юг, покрытый волнами дюн и жалкой растительностью. Здесь и там, под устремленным ввысь шпилем церкви, располагались деревушки. В небо поднимались столбики дыма. В край объектива попал одинокий всадник, едущий вдоль линии прилива, наблюдая за куттером. Натаниэль перевел трубу левее, к парапету батареи, расположенной перед строениями собственно Кийкдуина. Триколор Нидерландов безвольно висел над темным валом. Еще он разглядел фигурки людей и отблеск — то ли от штыка, то ли от оптического прибора. За Кийкдуином береговая линия вдавалась внутрь суши, образовывая якорную стоянку с видневшимся над ней лесом черных мачт. Когда он заметил, что большинство мачт перекрещено реями, сердце у него екнуло. Приготовления к отплытию значительно продвинулись. Лорд Дангарт прав! Натаниэль насчитал самое меньшее двадцать кораблей. Он переместил трубу к северу. На той стороне пролива Зеегат-ван-Тексель расплывались в дымке очертания собственно острова Тексель. На фарватере стояла голландская яхта. Око де Винтера, подобно тому как «Кестрел» — око Дункана.

Еще дальше к северу, в Молен-Гат, Дринкуотер различил темное пятнышко — «Дилиджент», тогда как на западе, в Вест-Гате, виднелись три мачты люггера «Блэк Джоук», некогда посыльного корабля при графе Хау. Между двумя этими точками простиралось плоское песчаное пространство, обрамленное барашками прибоя — Хаакгронден. Пространство постепенно сокращалось по мере нарастания прилива. На западе опускалось за горизонт багровое солнце, морская вода была зеленой как нефрит, за исключением золотой полоски, бежавшей по рябящей поверхности со стороны заката.

Дринкуотер вернулся на палубу, приказал поднять сигнал «Противник установил реи» и дать выстрел из орудия. Когда солнце зашло «Блэк Джоук» подтвердил получение и репетовал сигнал для ближайшего из кораблей Троллопа, шлюпа «Мартин». Натаниэль удовлетворенно улыбнулся. Элизабет сочла бы его в этот миг очень самодовольным.

— Видал как улыбнулся мистер Дринкуотер? — вполголоса спросил Тригембо у стоявшего рядом с ним у борта матроса. — Похоже, в скорости ждать нам дела, приятель.

К полуночи сумерки окончательно сменились тьмой, и над морем повисла мертвая тишина. Слышалось только поскрипывание руля и румпеля.

— Прилив растет. Опускаем центральные пластины и перемещаемся немного к норду, мистер Джессуп. Распорядитесь.

Натаниэлю не хотелось изнурять команду лишней работой, но даже одна миля на север даст им намного лучший обзор стоящего на якоре голландского флота, не приближаясь одновременно на опасное расстояние к батарее. Центральные пластины заблаговременно предупредят о мели такой тихой ночью, а умаявшимся на веслах матросам недосуг будет задумываться о своих бедах, как настоящих, так и вымышленных.

Ритмичное пощелкивание известило его о том, что брашпиль оснащен, тем временем плотник с помощником выбивали пробки из весельных портов. Глухой стук в середине палубы говорил, что матросы разбирают весла со стойки между шлюпками и вставляют их в уключины. На юте появились два человека, снявшие крепления с румпеля. Они застыли, ожидая распоряжений капитана.

— Якорь встал, — раздался негромкий доклад с бака. Спустя некоторое время донеслось, — Якорь чист.

— Лево руля, — повинуясь команде, рулевые налегли на румпель. — Командуйте гребцами, мистер Джессуп.

Весла пришли в движение, неуклюже взметнувшись над фальшбортом и расплескав воду. Затем Джессуп, задавая односложными восклицаниями ритм, постепенно заставил гребцов работать в унисон. «Кестрел» набирал ход, разворачиваясь по течению под аккомпанемент изобретательных эпитетов боцмана в отношении родственной линии британских матросов. Дринкуотер выровнял судно на курсе и через полчаса они снова бросили якорь.

— Заведите шпринг, мистер Джессуп, затем отпустите подвахтенных. На рассвете мы должны быть готовы к бою, на случай, если голландская яхта придет в движение.

— Есть, сэр, — ответил боцман и отправился отдавать приказы.

Дринкуотер был доволен собой. Центральные пластины ни разу не коснулись грунта. Куттер оказался там, где и намечалось. Сбросив башмаки и завернувшись в плащ, лейтенант вскоре погрузился в сон.

Разбудили его в шесть. Пять минут спустя он был уже на палубе. С оста задувал резкий ветер. В пять склянок Натаниэль приказал свистать всех наверх и заряжать орудия. Приготовились также к тому, чтобы быстро поднять паруса, если вдруг на рассвете выяснится, что они оказались в опасной близости от батареи. Утро пришло вместе с туманом.

Час спустя Дринкуотер позволил матросам разойтись с постов, а сам спустился вниз, побриться и позавтракать. Овсянка с патокой согрела его, и только недавно обретенное капитанское достоинство воспрепятствовало ему позубоскалить над Эпплби, который полушутя жаловался, что скрип уключин всю ночь не давал ему спать. Но факт, что ветер задул с востока, беспокоил Натаниэля и не давал ему окончательно расслабиться.

Он вернулся мерить шагами палубу, ожидая, когда туман рассеется. Если выяснится, что куттер встал на якоре не в том месте, ему следует незамедлительно уносить ноги, не то можно очутиться под перекрестным огнем с яхты и батареи Кийкдуина. Лейтенант старался успокоиться, остановить пот, струящийся по спине, и выкинуть из головы непрошенно залезшую в нее громкую фразу: morituri te salutant

— Туман рассеивается, мистер Дринкуотер, — заметил Трэвеллер, которому не терпелось пострелять из своих драгоценных пушек.

— Спасибо, мистер Трэвеллер.

Натаниэль прошел вперед и стал взбираться на мачту. Со своего насеста наверху он разглядел рангоут голландских кораблей, торчащих из тумана, укутывающего городок Ден-Хельдер. Ближе к морю пелена почти уже развеялась, и до него докатился грохот одиночного выстрела — батарея пристреливалась по куттеру. Яхта по-прежнему стояла на фарватере, кабельтовых в восьми, а за ней, эффектно возникая из тумана, обрисовывался расположенный в гавани голландский флот.

Движение на нем было явственным. По мачтам бегали матросы, и едва Дринкуотер начал привычный пересчет, корабли начали верповаться. В полдень к «Кестрелу» подошел «Блэк Джоук», осторожно пробравшийся через Вест-Гат. По согласию капитанов, именно люггеру предстояло передать в послеобеденный час седьмого октября Троллопу весть, что флот Нидерландов пробудился к жизни. Все указывало на то, что если ост удержится, адмирал де Винтер выйдет в море.

День клонился к вечеру, а бриз все дул ровно. Дринкуотер оставался на палубе, не решаясь сойти вниз. Утомительные месяцы блокады заставили его сжаться как пружина, и теперь он был готов распрямиться. Относилось это не только к нему, но и всему экипажу «Кестрела». Капитан оглядел палубу. Матросы вели себя беспокойно: они наполовину надеялись, наполовину опасались факта, что голландцы могут выйти. Натаниэль бросил взгляд на восток. Яхта оставалась на якоре, как пес на цепи у хозяйской двери, а за ней…

Дринкуотер потянулся за трубой. На одном из кораблей взметнулись паруса, а под волнорезом появился бурун, словно косточка в зубах у собаки. Лейтенант поспешил на бак и снова прильнул к окуляру, примостив трубу на снастях.

Это был фрегат, идущий под марселями. Он просто намерен сменить стоянку или призван вывести флот в море? У Дринкуотера пересохло во рту, спина покрылась испариной, а сердце забухало как молот. Фрегат не сбавлял хода. Натаниэль не отрываясь наблюдал за ним минут десять, потом облегченно выдохнул: марсели фрегата затрепетали, он стал разворачиваться бортом, становясь на якорь. Значит, фрегату отвели роль сторожевого корабля, который должен будет готов двинуться первым и смести препятствия с пути армады де Винтера. Напряжение схлынуло. Он собирался уже спускаться, как заметил краем глаза движение рядом с фрегатом. От борта последнего отвалила шлюпка и направилась к яхте.

На закате солнца «Кестрел» поднял сигнал «Противник в высокой степени готовности», принятый стоявшим в пяти милях к весту «Блэк Джоук».

С палубы куттера Натаниэль видел, как люггер отрепетовал сигнал, а спустя несколько минут пришел ответ от Троллопа. Это были три квадратных флага и черный шар, означавшие: «Не имею поддержки».

Дункан не подошел.

Дринкуотер еще раз посмотрел на восток. Значит, остается отступать перед противником. Шлюпка отвалила от яхты, возвращаясь к фрегату. Какие приказы мог получить командир яхты? Видимо, инструкции по выходу в море. И тут Натаниэль заметил еще кое-что. Нечто, от чего мышцы живота болезненно сжались, а по всему телу прокатилась дрожь. На мачте голландской яхты взметнулся флаг. Черный раздвоенный вымпел.


 Глава пятнадцатая

Кампердаун

Восьмое-одиннадцатое октябр я 1797 г.


Заснуть той ночью Натаниэлю Дринкуотеру так и не удалось. Услышав, как отбили четыре склянки полуночной вахты, он встал, зашел в каюту и открыл ящик, в котором Гриффитс держал выпивку. Обхватив пальцами горлышко первой попавшейся бутылки, он вытащил ее, вынул пробку и стал вливать в себя коньяк. Аромат напитка напомнил ему про ту ночь под Бобиньи и глаза Ортанс Монтолон. У него складывалось стойкое убеждение, что круг замыкается. «Колдовство», — пробормотал он и снова приложился к бутылке, вздрогнув от обжигающего укуса спирта. Как человек, прикасающийся к своему талисману, он стал думать об Элизабет, надеясь, что ее образ вытеснит Ортанс. Так он поступил много лет назад, в болотах Южной Каролины. Но теперь Элизабет казалась такой далекой, его от нее отделяли бесконечные часы грядущих испытаний и тяжесть упавшей на плечи ответственности. Данное им когда-то Элизабет обещание беречь себя казалось таким нелепым в свете приказа Дункана.

Он отшвырнул бутылку, та ударилась о дальнюю переборку и разлетелась вдребезги.

— Чертово колдовство, — повторил Натаниэль, направляясь к трапу.

Он расхаживал взад-вперед по палубе, и якорная вахта старалась не попадаться ему на пути. Время от времени капитан останавливался и смотрел в сторону Кийкдуина. Чему быть, тому не миновать, думал он, и холодная решимость крепла в нем. Если следующие несколько часов обещают шанс, он не преминет поймать его за хвост.

Вице-адмирал де Винтер дал своей эскадре приказ выйти в море утром восьмого октября. Фрегат, замеченный предыдущим вечером, дал ход с рассветом, следом за ним двинулась яхта. «Кестрел» тоже снялся с якоря, держа мористее, к проходу Вест-Гат. Он дал залп из погонных орудий и поднял сигнал, что наблюдает противника с наветра. «Блэк Джоук» услышал поднятую тревогу, сделал разворот и поднял тот же сигнал.

В течение часа «Кестрел» шел перед голландским флотом, который корабль за кораблем огибал батарею по Кийкдуином и поворачивал к югу, в Шульпен-Гат. Куттер, идя на соединение с Троллопом, наблюдал за процессом, его капитан делал пометки.

К эскадре «Кестрел» подошел в полдень и направился к флагману.

— Сколько их там? — спросил Троллоп через рупор.

— Двадцать один вымпел, сэр, включая несколько шлюпов и фрегатов. Линейных около пятнадцати. Есть еще четыре брига и две яхты. Только боевые суда, транспортов нет.

— Выходит, не Ирландия.

— Кто знает, сэр, — покачал головой Дринкуотер. — Грузовые могут выйти со следующим приливом или будут дожидаться, пока эскадра разделается с нами.

Троллоп кивнул.

— Держитесь у меня на траверзе с подветренного борта. Я формирую линию и продолжаю повторять сигналы. Удачи!

— И вам, сэр.

Дринкуотер приветственно помахал Берроузу, потом повернулся к Хиллу.

— Мистер Хилл, мы встаем с подветра от коммодора. Проследите за исполнением.

— Есть, сэр.

— Поставьте паруса, необходимые, чтобы удерживать позицию, и следите за сигналами: общими, чтобы репетовать для эскадры, или предназначенными для нас.

Дринкуотер почувствовал, как тяжкая ноша сваливается с его плеч. Хорошо быть среди друзей, видеть мощный корпус «Рассела» на расстоянии выстрела от себя. Он ощутил вдруг невыносимую усталость, но оставалось исполнить еще одно дело.

— Мистер Джессуп!

— Сэр?

— Свистать всех наверх!


— Итак, ребята, — начал Дринкуотер, вскочив на казенную часть одной из трехфунтовок и обращаясь к собравшимся. — Я не из тех, кто носит камень за пазухой, и вы тоже. Сейчас мы перед лицом врага, и любое неповиновение приказу будет караться смертью. Поэтому надеюсь, что могу полностью положиться на вашу преданность. Не подведите меня, и я обещаю, что сверну горы, но добьюсь выплаты вам жалованья как только мы вернемся в Ширнесс.

Он сделал паузу и испытал радость, услышав прокатившийся по рядам одобрительный рокот.

— Всем разойтись. Мистер Джессуп, командуйте к выдаче грога.

Натаниэль спрыгнул с орудия.

— Мистер Хилл, оставляю палубу вам. Зовите в случае необходимости.

Он величественно спустился по трапу и прошествовал в каюту, откуда падающие через световой люк лучи изгнали призраков минувшей ночи.

— К раздаче порций грога, мистер Томпсон, — обратился боцман к казначею.

Джеймс Томпсон кивнул и указал на пушки «Рассела», видневшиеся в полумиле с наветра. Жерла их служили молчаливым, но убедительным доводом не уклоняться от требований дисциплины.

— Правильно выбран момент для увещательной речи, а, мистер Джессуп?

Боцман, имел об увещательных речах весьма смутное понятие, тем не менее не грозное присутствие «Рассела», скользящего под марселями к югу, готовясь встретить де Винтера, не ускользнуло от его внимания.

— Ага, мистер Томпсон, наш капитан хладнокровный и расчетливый ублюдок, — негромко проговорил он, не в силах сдержать восхищение, проскользнувшее в голосе.


Капитан Троллоп выстроил свою эскадру в линию, выслав вперед шлюп «Мартин» с задачей наблюдать за де Винтером, направляющимся вдоль берега на зюйд. Потом, к исходу дня, когда арьергард голландцев миновал Шульпен-Гат, они повернули к весту.

Главные силы Троллопа состояли из «Болье», сорокапушечного фрегата, следом за ним шли непоколебимый пятидесятиорудийный «Адамант» и сам флагман, «Рассел». В кильватер последнему пристроился маленький, двадцативосьмипушечный «Серк». Куттеры «Кестрел» и «Эктив» расположились с подветра от линии, а «Блэк Джоук» задолго до этого был отослан к Дункану с вестью о выходе вражеской эскадры в море.

К вечеру ветер ослабел, затем задул с зюйд-веста. Де Винтер сменил галс, преследуя Троллопа, который ускользал. Не будучи в силах догнать англичан, голландцы снова повернули к югу, подтверждая догадку Дринкуотера, что флот направляется к Па-де-Кале.

В течение следующих двух дней ветер окончательно сменился на западный, заставляя де Винтера лавировать, чтобы подойти к английскому берегу у Лоустофта. Троллоп держался перед ним, прикрывая связывающие его с Ярмутом коммуникации.

— Что ты об этом думаешь, Нат? — спросил Эпплби во время доверительной беседы за обедом. — По-прежнему считаешь, что они идут в Брест, а оттуда к Ирландии?

Утерев губы салфеткой, Дринкуотер кивнул.

— Де Винтер сдерживает Дункана, пока транспорты с войсками и снаряжением выходят из Текселя. Они направятся, держась французского берега, на юг, а потом и сам голландский адмирал последует за ними в Ла-Манш.

В нехарактерной для себя молчаливой манере Эпплби кивнул.

— Тогда получается, что мы напрасно тратим здесь время.

Утром десятого октября Троллоп отрядил «Эктив» найти Дункана и сообщить последние новости о передвижениях де Винтера. К тому времени последний уже получил с голландского торгового судна весть, что Дункан вышел из Ярмута и направился, как было замечено, на восток. Обеспокоенный за свои тылы де Винтер развернулся, и подгоняемый норд-вестом, достиг берега Нидерландов в окрестностях Кампердауна.

Тем временем Дункан, получив от подошедшего к Скроби-Сэндз люггера «Блэк Джоук» тревожный сигнал, что враг вышел в море, в спешке оставил Ярмут и на самом деле направился на восток, к Текселю.

Троллоп, хотя и уступающий противнику в силе, висел у него с наветра, удавалось это прежде всего благодаря тому, что мелкосидящие голландские корабли не могли догнать англичан на крутых курсах. В этом положении он оставался и утром одиннадцатого, когда голландские офицеры заметили на кораблях Троллопа сигналы, которые справедливо истолковали так, что британская эскадра видит подход сил Дункана. Де Винтер быстро прижался к берегу, подтянув самые подветренные корабли и готовясь к битве. Он расположился к северу от Текселя на мелководье, знакомом лоцманам голландцев как свои пять пальцев. Милях примерно в двенадцати от берега де Винтер выстроил свои корабли в линию баталии, которая, следуя под малыми парусами на север, поджидала англичан.

Адмирал Дункан, произведя предварительно разведку у Текселя и обнаружив, что десантные и грузовые суда до сих пор в гавани, забрал с собой «Дилиджент» и повернул на зюйд, вслед за неприятелем. В первой половине дня отряд Троллопа присоединился к эскадре адмирала. Ходоками корабли Дункана были неважными, и он не имел ни времени, ни желания выстраивать их в линию баталии. Флот де Винтера с каждой минутой уходил на мелководье, под ветер, и старый британский командующий без колебаний принял вызов. Дункан поднял сигнал «все в погоню» и англичане, разделившись на две нестройные дивизии — самого Дункана, к северу, и Онслоу, оттянутую к югу — устремились на врага.

Усиливающийся западный ветер, несущий с собой влагу, сгустил атмосферу, и битва, ставшая уже неизбежной, обещала превратиться в свалку из-за беспорядка среди британских кораблей. Прямо перед полуднем Дункан поднял сигнал, что намерен прорвать линию противника и занять позицию под ветром у него, тем самым отрезая голландцам путь к отступлению и задействовав наветренные батареи своих кораблей. Сигнал был отрепетован фрегатами и куттерами. Ровно в полдень их мачты расцветились флагами, означающими приказ вступить в бой.

Полчаса спустя Онслоу на «Монархе» открыл сражение, разрезав строй арьергарда де Винтера между «Юпитером» и «Гарлемом». Он встал бортом к последнему, сам одновременно подвергаясь огню тяжелого фрегата «Моникендаам» и брига «Аталанта», образовывающих вторую, подветренную линию голландского флота. Под оглушительный гром орудий битва при Кампердауне началась.

«Кестрел», играющий, как и другие куттеры, роль посыльного судна, мишенью не являлся. Шальное ядро могло в него попасть, но по большому счету оставалось лишь наблюдать за действиями главных сил. Британским куттерам, как и голландским яхтам, поручалось снимать терпящих бедствие со сбитых обломков рангоута или репетовать сигналы адмиралов. «Кестрел» состоял в дивизионе Онслоу, и вскоре Дринкуотер обнаружил себя среди хаоса ревущих снарядов, крутых волн и воющего ветра. Дым и туман заволокли сражающихся, орудийные сполохи яркими вспышками разрывали тусклый дневной свет.

Через несколько минут Дринкуотер потерял из виду «Монарха», скрывшегося за голландскими кораблями, поэтому повернул на норд, на соединение с «Расселом». Но Троллоп тоже прорезал линию, и «Кестрел» оказался вдруг напротив кормы нидерландского семидесятичетырехпушечника «Брут», несущего на бизани флаг контр-адмирала.

Сквозь клубы дыма с подветра обрисовался бриг, и его капитан отнюдь не выказал благородства или равнодушия, проявленным старшим его собратом с линейного корабля. Вокруг куттера засвистели ядра, полетевшие от разбитого фальшборта щепки ранили одного из матросов, и его, истекающего кровью, снесли в каюту, где Эпплби разложил на столе свои мрачные инструменты.

— Руль на ветер! — проревел Дринкуотер. Теперь, когда наступил финальный, искупительный момент битвы, во взгляде его светилась решимость. — К шкотам!

Куттер повернул, уклоняясь от крупного не по зубам оппонента и направляясь на север. Он прошел мимо «Брута», спешившего на помощь де Винтеру, корабль которого вступил в схватку сразу с несколькими «англичанами».

Внезапно перед «Кестрелом» возникли очертания голландского шестидесятичетырехпушечника, выкатившегося из линии и спустившего флаг. С мгновение Дринкуотер колебался, не направить ли на борт призовую команду, поскольку было сомнительно, что противник «голландца», «Трайомф», на которого слева наседали фрегат и семидесятичетырехпушечник «Генеральные Штаты», имеет такую возможность. Но тут куттер резко вздрогнул. Один моряк из расчета орудия номер двенадцать упал, разрезанный буквально надвое ядром, выведшим затем из строя ялик и проломившим гакаборт. Это обстрелявший их бриг поднял марсели и теперь нагонял «Кестрел».

Дринкуотер лихорадочно огляделся.

— Руль на ветер! Выбрать шкоты, круче к ветру насколько возможно! Опустить центральные пластины! А это, — он указал на подергивающиеся куски мяса, бывшие недавно живым человеком, — сбросьте за борт, черт побери!

«Кестрел» пошел в бейдевинд, уходя от погони как прошлый раз при Уэссане. Паруса его туго обтянулись, брызги взметались над бортами, падая на ют. Натаниэль посмотрел за корму.

— Вот так дела, чтоб мне провалиться! — воскликнул он, а стоявший рядом Хилл присвистнул.

Бриг, неспособный идти так круто к ветру, подошел к решившему сдаваться шестидесятичетырехпушечнику «Вассанэр». Видя его позорное поведение, бриг открыл по линейному кораблю огонь. Через минуту голландский триколор снова поднялся над последним и затрепетал на ветру.

— Это вам не с лягушатниками драться, мистер Дринкуотер. Смотрите, по мачтам не бьют, все в корпус. Черт, эти проклятые квадратноголовые знают как сражаться! Господи, ну и потерь у нас будет, выше крыши…

Впереди появился «Рассел» и «Кестрел» повернул, пристраиваясь к флагману.

— Сэр, — прокричал в рупор Дринкуотер. — Перед вами шестидесятичетырехпушечник. Можно брать!

Он увидел, как Троллоп махнул, давая знать, что понял.

С минуту или две куттер шел рядом с линейным кораблем, могучим, величественным и смертоносным орудием, устремляющимся на добычу. Борта «Рассела» уже были побиты ядрами, некоторые из них застряли в обшивке. Сквозь рваную дыру, соединившую два соседних пушечных порта, виднелись ухмыляющиеся рожи матросов. В море стекали тонкие струйки крови.

— Убавьте немного ход, мистер Хилл. Держитесь за кормой у линейного корабля.

«Рассел» появился на сцене, отогнав бриг одним апокалиптическим бортовым залпом. «Васандэр» снова спустил флаг.

«Кестрел» пересек кильватер «Рассела». С левого борта в смертельных объятиях сцепились два корабля, одним из которых был «Генеральные Штаты».

Внезапно из-за ведущего тяжелый бой «голландца» вынырнуло небольшое, но очень знакомое суденышко. Круто переложив руль, отчего бушприт высоко задрался в воздух, яхта устремилась на перехват «Кестрела». На ее грот-мачте реял раздвоенный черный вымпел.

О том, как Сантоне удалось убедить де Винтера предоставить ему в распоряжение эту яхту, Дринкуотер даже понятия не имел. На гафеле у нее развевался голландский триколор, но зловещее полотнище на мачте не оставляло сомнений. Дринкуотер вспомнил про раскачивающееся тело майора Брауна, о повешенных бунтовщиках с «Каллодена», о жертвах мятежа в Норе, о связи между капитаном Сантона и рыжеволосой ведьмой, содержащейся ныне в Мэйдстонской тюрьме. Его обуяла холодная ярость.

— Батарея левого борта, товьсь!

Яхта виднелась на левой скуле, поворачивая к норд-осту и сближаясь с ними. Несколько минут оба корабля продолжали идти, сокращая дистанцию.

— На румб полнее к ветру, — скомандовал Натаниэль, потом возвысил голос. — Огонь по готовности, мистер Балмен!

Почти сразу последовал первый рапорт и орудие номер два отпрыгнуло назад, вокруг него засуетился расчет, забивая новый заряд. Пока громыхали поочередно выстрелы, «кестрельцы» встречали их нестройным «ура»: в парусах яхты появились дыры. Неприятельское судно намеревалось пересечь курс куттера и угостить его продольным залпом, но Дринкуотеру пришла вдруг в голову идея.

— Руль на ветер! Выбрать грота-шкоты! Круто к ветру!

«Кестрел» повернулся, подставляя нос под удар, но произошло это раньше, чем Сантона успел подготовиться и воспользоваться преимуществом. Только два ядра из всего бортового залпа попали в цель, да и те только разнесли в щепы правую гичку.

— Батарея правого борта!

Трэвеллер махнул рукой, подтверждая приказ, и словно давая капитану понять, что внезапный маневр не застал Джереми Трэвеллера врасплох. Готовясь ударить по корме яхты, артиллерист приказал установить максимальный угол возвышения.

Но Сантона не растерялся. Яхта повернула направо, и оба корабля устремились друг другу навстречу на совокупной скорости в двадцать узлов. Пушки куттера заговорили поочередно, посылая ядра с убойной дистанции. Дринкуотер увидел, как большой участок фальшборта яхты разлетелся в щепы. Джереми Трэвеллер распорядился забить двойной заряд.

Потом послышался вой, удар, стоны и крики — это ответный огонь яхты превратил палубу «Кестрела» в кровавое месиво из раненых и убитых. Дринкуотер вскинул пистолет, целясь в высокого человека, стоявшего недалеко от румпеля яхты, и выстрелил. Пуля прошла мимо, противник невозмутимо приподнял шляпу и улыбнулся. Натаниэль выругался, но остался холоден как лед — он обдумывал рискованный, безумный план, лежащий за пределами страха. Он отдался на волю провидения, стал заложником изменчивой фортуны и давно забыл про данное Элизабет обещание. Элизабет была частью другого мира, не имевшего ничего общего с этим тусклым и ужасным октябрьским днем. На палубе стоял не тот Натаниэль, которого знала Элизабет — это был человек, захвативший французский люггер и безжалостно пресекший назревавший бунт. Это был жестокий капитан, обрекающий своих людей на смерть, и делающий это с рассчитанным умением.

— Руль под ветер! К повороту!

На палубе началось шевеление — это Джессуп, исполняя приказ командира, и не обращая внимания на щепу, попавшую в ногу, разгонял ошалевших матросов по местам. «Кестрел» крутанулся следом за яхтой, резко накренившись, при этом мощный гик, почти не удерживаемый снастями, перекинулся через палубу. Непринайтовленные пушки правого борта откатились вглубь насколько позволяли брюки, орудия же левого борта выдвинулись из открытых портов, через которые окунулись в воду. Куттер лег на курс преследования. На корме яхты «кестрельцы» прочитали ее название: «Драакен». Паруса противника были изрешечены не меньше, чем у них самих, перебитые концы снастей развевались по ветру.

Дринкуотер не отрывал глаз от цели, прикидывая дистанцию. Она сокращалась — яхту сильно сносило под ветер, и куттер надвигался с левой раковины. Натаниэль скорее чувствовал, чем видел, как Джессуп сплеснивает пострадавшие в бою или оборвавшиеся в результате резкого поворота снасти. В движениях судна ощущалась неуклюжесть, говорившая о поступавшей в трюм воде. Отметив краем ума этот факт, он услышал звяканье помп — это Джонсон исполняет свои обязанности.

— Мистер Трэвеллер!

Ответа не последовало. Потом раздался доклад Джессупа:

— Джем сыграл в ящик, сэр… — последовала пауза, бывшая красноречивее любой эпитафии о друге. — С вашего позволения, я мог бы принять батарею правого борта.

В голосе боцмана слышалась высокая, напряженная нота, как, должно быть, и в его собственном. Натаниэль знал, что это говорит жажда крови, качество, заставляющее в такие моменты наивысшего напряжения намертво врезаться в память все слова.

— Именно, мистер Джессуп, батарея правого борта мне и нужна, — подтвердил капитан и ощутил, как его уверенность передалась палубе «Кестрела». Раненых увели от пушек, самых тяжелых Меррик с помощниками снес вниз, к Эпплби.

Разворачивающаяся вокруг них битва перестала существовать для Натаниэля. Он весь без остатка сосредоточился на «Драакене», пытаясь предугадать следующий шаг Сантоны. Подошел Джессуп.

— Я забил поверх ядер картечь, сэр, в орудия правого борта. Абордажные крюки готовы.

Усилием воли Дринкуотер заставил себя переключиться на боцмана. Распорядительность, подмеченная им в Джессупе, не замедлила принести плоды. Надо отметить это в рапорте. Если, конечно, будет кому его писать.

— Спасибо, мистер Джессуп.

Взгляд его скользнул мимо боцмана. На баке Джеймс Томпсон проверял пистолет и получал из рук Шорта кортик. Сам Шорт, с повязанным на голове платком, любовно поигрывал абордажной пикой. Тригембо, правящий, стоя у трапа, острие такой же пики, беспокойно поглядывал на Дринкуотера. Все расчеты пушек правого борта замерли в ожидании, как на учениях. Натаниэль разглядел огненную бороду Полла, наставленную на врага.

На один ужасный миг волна эмоций захлестнула Дринкуотера. Ему показалось, что и куттер и весь его экипаж очутились во власти вихря разнообразных сил, произрастающих из его личного желания мести. Но не могут они быть охвачены тем же безумным стремлением Дринкуотеру отомстить Сантоне, как не могли стать жертвами колдовских чар Ортанс Монтолон.

Он мотнул головой, стряхивая с себя наваждение. Это ничто иное как дисциплина, уверил он себя. И снова сконцентрировал внимание на «Драакен».

Не в силах бежать, яхта могла обороняться: лечь бортом к носу «Кестрела», дать продольный залп, снова продолжить отступление на север, чтобы еще раз повторить бортовой залп, когда придет время.

— Под ветер! — вскричал Дринкуотер, сам налегая на румпель и поворачивая «Кестрел» на четверть румба на штирборт, направляя свой корабль прямиком на яхту.

Куттер вздрогнул под обрушившимся на него залпом «Драакен». Дирик-фал был срезан и грот безжизненно обвис. От передних секций фальшборта дождем полетели щепы, а мощный звон свидетельствовал о том, что по крайней мере одно из ядер срикошетило от погонного орудия. Кто-то закричал, а один из рулевых молча отошел в вечность, снопом повалившись под ноги Дринкуотеру. Потом «Драакен» закончил поворот и начал обходить куттер на другом галсе, не далее как в двадцати ярдах с наветра.

— Джессуп, пора!

Лежавшие на палубе люди заняли места у орудий правого борта. «Драакен» поравнялся с ними.

— Огонь!

Борт яхты скрылся из виду, затянутый дымом от ее собственного залпа. Когда облако рассеялось, Дринкуотер разглядел пришедшие в полный беспорядок паруса. Сантона обрезал снасти, и «Драакен» дрейфовал по воле ветра. Со своей малой осадкой, яхту будет сноситься быстрее куттера, который тоже терял ход. Грот «Кестрела» бесполезно свисал, топсель и кливер почти не работали из-за пробоин.

— Обрезать снасти! К абордажу готовься!

Канониры «Кестрела» посылали в яхту ядро за ядром с предельно возможной скоростью. Это была бойня, и хлопанье парусов звучало в унисон со стонами раненых и ревом орудий. Потом из пороховой мглы показался «Драакен», его мачта находилась напротив румпеля «Кестрела».

— Абордажная партия на ют! — рявкнул Дринкуотер, вытащив из-за пояса пистолет и выхватывая тесак. Сквозь дым он разглядел Тригембо, Шорта, Джеймса Томпсона и еще с полдюжины матросов, лица которых были знакомы ему как лица старых друзей.

«Кестрел» вздрогнул, когда «Драакен» ударился о его корпус; голландцы начали набрасывать концы на все, за что можно было зацепиться. Ветер снес последние клочья дыма, и теперь, когда орудия замолчали, можно стало рассмотреть врагов.

Те скопились у борта, округлые красные рожи среди блеска кортиков, топоров и остриев пик. Дринкуотер пытался разглядеть Сантону, но забыл о нем, когда голландцы хлынули через фальшборт. «Кестрельцы» подались назад, очистив собственную палубу вплоть до шлюпок, закипела ожесточенная рукопашная. Дринкуотер рубил и колол, слыша, как Тригембо орудует пикой справа от него, а Джеймс Томпсон слева. Нога лейтенанта наступила на чье-то трепыхающееся тело, но он не мог опустить глаз, будучи вынужден отражать неумелый выпад со стороны белобрысого юнги с застывшим в глазах мужеством отчаяния. Мальчишка нанес очередной укол, неточно, но быстро. Дринкуотер рубанул наотмашь по излишне вытянувшейся руке. Юнец отпрянул, завыв и выронив оружие.

Натаниэль остановился на миг. Он чувствовал, что атака голландцев захлебывается, британцы же, прижатые к гичкам, твердо держат оборону.

— «Кестрельцы», вперед!

Клич Дринкуотера походил скорее на хрип, матросы, перехватив поудобнее пики и кортики, двинулись, гоня перед собой врага. Шорт запрыгнул на орудие левого борта и с диким хохотом скинул одного из голландцев за борт, после чего прижал еще двоих к гакаборту. Они были безоружны, и Шорт пришпилил их к доскам как крестьянин, скирдующий солому.

Лейтенант пробивался к правой раковине, где голландцы перебирались на свое судно.

— На абордаж, Джеймс! Захватим ублюдка! — закричал он, и стоявший рядом Томпсон оскалился.

— Я с вами, мистер Дринкуотер! — раздался голос Тригембо, а тут уже подоспели Хилл и Балмен с расчетами погонных орудий. Заскочив на планшир, они спрыгнули на палубу «Драакена» и, повинуясь силе инерции, устремились вперед. Озверевшие от многомесячной блокадной рутины англичане дрались куда охотнее голландцев, вырванных из уютной гавани и вынужденных сражаться ради интересов чужой страны.

Сопротивление было очаговым, оно утратило твердость. Тут ухо Дринкуотера уловило поток яростных ругательств, сильно отличавшихся от стонов и проклятий умирающих голландцев.

Орудуя тесаком, Дринкуотер пробивался на ют. Перед ним возник голландский офицер, вставший в позицию. Инстинкт подсказывал Натаниэлю остановиться и последовать примеру неприятеля, но тут появился Шорт с перекошенным злобной радостью лицом, и устремился с пикой на офицера. Пистолетная пуля ударила Шорта в глаз, снеся половину черепа, но тот уже распластался в выпаде, и голландский лейтенант рухнул на палубу, пронзенный пикой и придавленный содрогающимся в конвульсиях телом помощника боцмана.

Дринкуотер сделал шаг в сторону и оказался лицом к лицу с человеком, стрелявшим из пистолета. Это был Эдюар Сантона.

Француз отбросил пистолет и замахал шпагой в molinello ,как в прошлый раз в Ширнессе. Дринкуотер вскинул тесак, горизонтально парируя удар, и лезвия скрестились. В этот миг рядом с ним появился Тригембо, целя пикой в незащищенный живот Сантоны.

— Живым, Тригембо! Брать живым!

Собравшись с силами, Натаниэль вывернул кисть, высвободил клинок и нацелил его на открытое предплечье француза.

Сантона, защищаясь от двоих противников, больше опасался пики, и пытался отразить ее, хотя Тригембо, повинуясь приказу, приподнял оружие. Острый наконечник достал до лица француза, оставив на его лице большую уродливую отметину, и Сантона повалился, обливаясь кровью.

Дринкуотер оглядел палубу «Драакена», которая походила на бойню для скота. Прислонившись к трапу яхты сидел Джеймс Томпсон, пытаясь удержать руками вываливающиеся внутренности и очумело глядя на них. Дринкуотеру стало нехорошо, и он отвернулся. Наступила вдруг тишина, и слышались только вой ветра и стоны раненых. Потом раздался голос Хилла:

— Флагман сигналит, сэр. «Деяния», глава 27, стих 28… [32]

— Черт их побери…

Дым над всей линией кораблей развеялся. Адмирал де Винтер сдался, и английские капитаны, на квартердеках которых еще уцелели сигнальные мичманы, вчитывались в предписанный Онслоу текст из Библии. Вымеряв глубину, они обнаружили не пятнадцать сажен, но девять. В большой спешке британцы принялись уводить призы с опасной отмели.

Среди эскадры победителей, заваленный трупами, с перебитым такелажем, с развороченными фальшбортами, шел королевский куттер «Кестрел».



 Глава шестнадцатая

Последствия

Октябр ь 1797 г.

— Как он, мистер Эпплби?

В неверном свете лампы кают-компания «Кестрела» походила на скотобойню, а Эпплби, с серым от усталости лицом и в залитом кровью фартуке, на мясника. Оба смотрели на распростертое тело Джеймса Томпсона, казначея, живот которого был туго перетянут бинтами.

— Быстро отходит, сэр, — ответил хирург с холодной официальностью, весьма уместной для таких мрачных обстоятельств. — Посинение губ, ввалившиеся ноздри и сжатые брови говорят о приближающейся смерти. К тому же, он потерял много крови.

— Понятно.

Дринкуотер ощущал пустоту, и хотя знал, что его участия требует тысяча неотложных дел, никак не мог заставить себя уйти из наполненной стонами и запахом крови каюты, будто пребывание здесь было искуплением за ужасы, происходившие несколькими часами ранее.

— Понятно, — повторил он. — Должен заметить, он очень храбро поддержал меня во время абордажа.

Эпплби пропустил это высказывание мимо ушей.

— Вы дали ему опия?

У доктора не осталось сил, чтобы язвить, поэтому он просто кивнул.

— Он накачан опием, мистер Дринкуотер, и предстанет перед творцом в таком вот состоянии.

В голосе его чувствовался упрек.

Дринкуотер вышел из каюты и вернулся на палубу, не заходя в свои «апартаменты», которые ныне занимал Сантона. Пленника заштопали, забинтовали и уложили, связав руки, в койку. Ветер свежел, доходя до шторма, и английские корабли старались отойти от берега, каждый сам за себя. Оставшись в воющей тьме, Натаниэль бродил по раскачивающейся палубе, стараясь успокоиться и нагнать сон, призванный дать организму столь необходимый отдых.

Ветер принес дождь, который поливал зюйдвестки вахтенных с еще большей настойчивостью, чем брызги, долетавшие из-за борта.

По временам в ночи мелькал огонек, говоривший про то, что какой-то из кораблей лавирует, удаляясь от берега, дважды до Натаниэля донесся оклик Балмена, которым тот призывал впередсмотрящих не дремать.

Дринкуотер понимал, что ему не избежать огрубения чувств, начавшегося много лет назад в кокпите «Циклопа», как не избавиться и от событий, случившихся в болотах Каролины. Звериная жестокость, проявленная им в битве, являлась ничем иным, как врожденным качеством, которое упомянутые выше причины извлекли на свет из примитивной части его натуры. Однако ярость эта не могла не умеряться мягким воспитанием, и в поисках облегчения Натаниэль обращался к сентиментальности, как и многие из его современников.

Он искал утешения в чувстве исполненного долга и усиливающейся вере в провидение. Усталость притупила горечь, обуявшую его после битвы, умерила боль воспоминаний, и он почувствовал себя достаточно хорошо, чтобы сесть за рапорт.


«…корабли расположились борт к борту,— выводил он аккуратным почерком, — и после ожесточенной схватки «Драакен», посыльное судно противника, был взят.

Должен сообщить, что неприятель оборонялся с большой отвагой и причинил большие потери абордажной партии. Тем не менее , все из ее состава проявили себя как подобает настоящим британским морякам, в особенности Джеймс Томпсон, казначей, Эдвард Джессуп, боцман, а также Джеремайя Трэвеллер, артиллерист, погибшие в бою или скончавшие ся от смертельных ранений после » .


Натаниэль остановился, проверяя, удалось ли ему выдержать официальный сухой стиль. Прежде списка убитых и раненых необходимо было добавить еще одну важную деталь. Он снова взялся за перо.


«Среди захваченных в плен находится офицер французского флота, капитэн-де-фрегат Эдюар Сантона, являющийся, как ведомо Вашей Чести, агентом французского правительства. Среди его бумаг обнаружен запечатанный конверт с документами, относящимися к планировавшейся высадке в Ирландии».


Дринкуотер старательно поставил под рапортом подпись. Приложив список потерь, он вышел на палубу. Огромные жертвы не сказались отрицательно на духе экипажа. Все «кестрельцы» испытывали облегчение, что остались живы, и ощущали гордость при виде «Драакена», следующего за кормой под командой Хилла, которого ранение в руку, похоже, не слишком беспокоило.

Дринкуотеру не было смысла обижаться на своих людей. Натаниэль знал, что из всех только он да Эпплби терзаются муками совести. Со стороны матросов это было вовсе не жестокосердие, а удивительная способность приспосабливаться к вечно изменчивой природе вещей. Натаниэль поймал себя на том, что завидует этому качеству, когда созвал нижних чинов, чтобы поблагодарить за проявленное в битве мужество. Звучали его слова жутко помпезно, но моряки слушали, затаив дух. Это позабавило бы Элизабет, сказал он себе, уловив на устах моряков довольные усмешки. От этих улыбок и при мысли про жену он почувствовал себя лучше, ведь до поры, пока голландцы не выказывали желания выйти за Тексель, Натаниэль не позволял себе расслабиться даже на миг. Теперь же свинцовое небо странным образом показалось вдруг светлее, а вид раскачивающегося на волнах «Адаманта» радовал глаз.

Капитан завершил речь, и над строем раздалось немногочисленное «ура». Дринкуотер повернулся к накрытым тканью фигурам, распростертым между орудиями. Тел было тринадцать.

Он убивал, произносил высокие слова, теперь ему предстоит хоронить своих мертвых — так требовал бессмысленный, противоречащий сам себе ритуал.

Достав из разорванного кармана замусоленного мундира переплетенный в кожу молитвенник, принадлежавший некогда его тестю, Дринкуотер стал читать: «Иисус сказал ей: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет». А над головой трепетал на ветру красно-белый флаг.


Эскадра Дункана бросила якоря в Норе, дабы принять похвалу Парламента и благодарность нации. Поначалу стратегические последствия победы представлялись министрам вторичными по сравнению с шансом спокойно перевести дух. Вопреки мятежу сила флота Северного моря оказалась не подорвана. Моряки искупили свою вину, а правительство убедилось в правильности своей политики. Лучи виктории согрели все партии, эйфория охватила все умы, все наперебой торопились чествовать победителей. Недавние мечты Дункана получить при выходе в отставку титул пэра Ирландии могли показаться мелкими по сравнению с пожалованием его в бароны и виконты Великобритании; Онслоу стал баронетом, Троллоп и Фэрфакс — рыцарями, все первые лейтенанты линейных кораблей получили чин коммандеров. Навешивались медали, раздавалось именное оружие, а благодарности обеих палат Парламента щедро сыпались на флот. Толку с последних было впрочем, по меткому выражению Тригембо, что с козла молока.

Прежде чем отправиться на доклад к Дункану, Дринкуотер допросил Сантону.

Француз едва мог говорить, рассеченная щека болезненно раздулась вокруг грубых швов, наложенных Эпплби. Во время первого допроса он назвался, говоря по-английски, но Дринкуотер не стал тратить на пленника много времени — ему хватало дел управляться с сильно поврежденным куттером, лишившимся половины экипажа ранеными или убитыми.

Но на утро, когда они пришли в Нор, Сантона, почувствовавший себя несколько лучше, сам попросил о встрече.

— Кто вы? — спросил француз, едва разжимая губы, но при этом иностранный акцент его почти не чувствовался.

— Моя фамилия Дринкуотер, сэр.

Сантона кивнул и пробормотал себе под нос: «Буарло [33]…», словно размышляя о чем-то. Потом продолжил, уже вслух.

— Вы командуете этим судном?

— В настоящее время да.

— А старик… Гриффитс, так?

— Вы его знаете? — от удивления Дринкуотер сбился с холодного официального тона. Сантона попытался было улыбнуться, но быстро осекся, сморщившись.

— Добыча всегда знает имя охотника. Ваш корабль хорошо назван — по-нашему оно звучит «La Crécerelle».

— Почему вы повесили Брауна?

— Он был шпион, и знал слишком много… Этот человек был врагом Франции и Революции.

— А вы тогда кто?

— Я — военнопленный, месье Буарло.

На этот раз Сантона улыбнулся одними глазами. Уязвленный, Натаниэль вскинулся.

— У нас достаточно улик, чтобы вздернуть вас. Ортанс Монтолон в тюрьме.

Веселье француза как рукой сняло. Он выглядел как человек, которого внезапно перетянули плетью. Кровь отлила от его лица.

— Уведите, — бросил Дринкуотер Хиллу, неприязненно глядя на пленника. — А потом приготовьте мою гичку.


— Дринкуотер, рад вас видеть! Честное слово, хорошенькую трепку мы им задали, но и они дрались чертовски недурно, а?

Берроуз, встречавший его у борта, пребывал в превосходном расположении духа, получив свой новый чин. Он обвел рукой корабли эскадры.

— Едва ли найдется сбитый рей, зато корпуса как решето! Черт, с одной стороны я рад, что мы с ними сотворили, хотя с другой стороны… Ни единого приза, который годен к включению в списки флота… Разве что ваш, а?

— Да, сэр, но он и так обошелся нам слишком дорого.

— Это верно, — кивнул разом посерьезневший Берроуз. — Потери у нас ужасные: более тысячи убитых и раненых. Но пойдемте же, адмирал желает переговорить с вами — я уже собирался послать на «Кестрел» мичмана.

Дринкуотер спустился за Берроузом вниз и прошел мимо часового.

— Мистер Дринкуотер, милорд.

Доложив, Берроуз подмигнул приятелю и вышел. Натаниэль подошел к заваленному бумагами столу, за которым сидел, строча пером, Дункан.

— Садитесь, — устало промолвил адмирал, не поднимая взгляда.

Дринкуотер осторожно опустился на стул, тело все еще ныло от ушибов и порезов, полученных при Кампердауне. Ему подумалось, что в этом кресле перебывало за последние двадцать четыре часа великое множество седалищ.

Наконец Дункан поднял голову.

— Ах, мистер Дринкуотер. Полагаю, у нас с вами осталось некое незавершенное дельце, не так ли?

Сердце у Натаниэля екнуло. Ему показалось вдруг, что он где-то допустил ужасный промах — не исполнил приказ, не отрепетовал сигнал. Он тяжело сглотнул и положил на стол пакет.

— Мой рапорт, милорд.

Дункан сломал печать. Потирая усталые глаза, он читал, Дринкуотер тем временем молчал, прислушиваясь к стуку собственного сердца. Белая роспись большой каюты облетела и потрескалась в местах, где ядра голландцев пробили обшивку «Венэребла». Одна из досок была наскоро прибита гвоздями. Пронзительный сквозняк гулял по каюте, а темные пятна, сохранившееся на выскобленном столе подсказывали, что именно здесь истекали кровью раненые из экипажа корабля.

Дункан вздохнул.

— Значит, вы взяли пленного, мистер Дринкуотер?

— Да, милорд.

— Лучше вам немедленно перевести его сюда. Я пошлю вместе с вами подразделение морских пехотинцев.

— Спасибо, милорд.

— Поведение эскадры капитана Троллопа, в состав которой вы входили, было в высшей степени доблестным, и тут у меня бумага для вас.

Адмирал протянул ему документ, и Натаниэль, вскочив, взял его в руки. Это был лейтенантский патент.

— Благодарю вас, милорд. От всего сердца благодарю.

Дункан, уже погрузившийся снова в бумаги, откликнулся, не поднимая головы:

— Это не больше того, что вы заслужили, мистер Дринкуотер.

Натаниэль уже подошел к двери, как вспомнил вдруг еще одну вещь и повернулся. Дункан был целиком занят делами флота — речь шла о грядущем военном трибунале над Уильямсом с «Азенкура». Дринкуотер кашлянул.

— Милорд!

— А? — адмирал не прекратил писать.

— Моему экипажу уже давно задерживают жалованье, милорд. Могу я просить вас дать распоряжение на этот счет?

Дункан отложил перо и поднял взор. Старик прослужил на флоте достаточно, чтобы понять — за просьбой кроется еще нечто. Он улыбнулся уголками губ, потешаясь над ревностным молодым офицером.

— Зайдите к моему клерку, мистер Дринкуотер. Зайдите к клерку, — проговорил он и снова погрузился в работу.

«Кестрел» простоял в Солтпен-Рич с неделю, потребовавшуюся для того, чтобы подлатать судно. Патент Дринкуотера был подтвержден, но пришло решение о выводе куттера из активной службы для серьезного ремонта. В честь этих событий капитан дал для оставшихся в живых офицеров обед. Праздник был скромным, и прислуживали Меррик и Тригембо. Последний вызвался добровольцем и проявил неожиданную сноровку. Когда обед закончился, он подошел к Дринкуотеру.

— Прощенья просим, зэр, — начал он, запинаясь и переминаясь с ноги на ногу. Потом, наконец, собрался и продолжил. — Будь я проклят, зэр, если из тех, кто выслуживается, но теперь, зэр, когда вас повысили, не мог бы я попроситься к вам на должность старшины вашей шлюпки?

Дринкуотер улыбнулся корнуоллцу.

— Мне присвоили звание всего лишь лейтенанта, а не пост-капитана, Тригембо.

— Мы несколько лет прослужили на одном корабле, зэр…

Дринкуотер кивнул. Он был очень тронут.

— Знаешь, Тригембо, я не смогу ничего приплачивать к твоему жалованью, а этого слишком мало для тебя и будущей твоей жены…

— Этого хватит, зэр, — не дал ему закончить матрос. — На призовые деньги мы купим себе хорошенький домик, а Сьюзан может быть кухаркой, зэр. — Он радостно ухмыльнулся. — Спасибочки, зэр, очень вами благодарен!

Опешивший Дринкуотер только и смог выдавить: «Ну ладно, черт побери!», — и проводил изумленным взглядом удаляющегося моряка. Ему вспомнилась невеста Тригембо — Сьюзан казалась крепко сбитой, решительной дамой, и тут без ее участия явно не обошлось.

Лучше будет написать Элизабет, что ему дали патент, и что у нее, судя по всему, скоро появится кухарка.



 Глава семнадцатая

Кукловод

Ноябрь 1797 г.

— Приказы, сэр, — доложил Хилл, протягивая пакет из промасленной бумаги, доставленный только что караульным катером.

Дринкуотер передал Эпплби последнюю уцелевшую из запасов Гриффитса бутылку мадеры и вскрыл конверт.

По мере того, как он читал, его лоб хмурился все сильнее. Помалкивая, Эпплби и Хилл пытались понять по лицу капитана, что ждет их в ближайшем будущем. Наконец Натаниэль оторвался от бумаг.

— Мистер Хилл, с отливом мы спустимся до Нора, а к пяти часам мне нужна шлюпка до Орудийной Верфи.

Он снова погрузился в документы.

Хилл взял под козырек и вышел из каюты.

— Что там? — не удержался Эпплби.

Дринкуотер вскинул голову.

— Боюсь, приказ секретный, мистер Эпплби, — с холодной официальностью ответил он. Но вовсе не любопытство доктора служило причиной резкости Дринкуотера. Это была подпись под приказом. Документ пришел не от адмирала Дункана, а от лорда Дангарта.

Именно граф первым выскочил из экипажа, остановившегося перед продуваемым ветром причалом. Дринкуотер поприветствовал его, потом стал помогать выйти из кареты второму гостю. Человек был с ног до головы закутан в плащ, но даже в сумерках читалось в этой фигуре нечто знакомое.

— Так значит, — произнесла девушка, оглядевшись, — вы намерены отпустить меня? И все-таки не расстреляете?

Дринкуотер узнал Ортанс Монтолон.

— Да, мадам, намерены, — ответил Дангарт. — Вопреки искреннему моему желанию и доводам рассудка, смею вас уверить. — Он повернулся к Натаниэлю. — Добрый вечер, лейтенант.

В тонкой улыбке читалось поздравление с продвижением по службе.

— Здравствуйте, милорд.

Лорд Дангарт извлек из кармана наручники и повернулся к француженке.

— Будьте любезны протянуть мне руки.

— Неужели существует необходимость в таком варварстве, — ответила та, нахмурившись и метнув на Дринкуотера взгляд, исполненный безмолвной мольбы.

Натаниэль отвел глаза.

— Мы мужчины, а не святые, милая леди, — процитировал Дангарт, [34]защелкивая браслеты на запястьях пленницы. Затем они проводили ее к шлюпке.

«Кестрел» поднял якорь и, подгоняемый попутным западным ветром, вышел из Темзы. В полночь Дринкуотер спустился вниз и обнаружил Дангарта в освещенной фонарем каюте. Лорд сидел, а Ортанс Монтолон дремала на кушетке.

Стараясь не шуметь, Натаниэль достал бутылку, наполнил два стакана и протянул один Дангарту. Колесо судьбы совершило полный оборот, и каюта куттера напоминала в этот момент то, с чего все начиналось. Дангард поднял бокал.

— За вашу офицерскую кокарду, Натаниэль! Вы ее заслужили!

— Благодарю, милорд.

Глаза молодого человека обратились на девушку. Каштановые волосы рассыпались по плечам, а следы пережитых страданий придавали ее чертам оттенок мученичества. Видимо, промелькнувшая мысль отразилась на лице Натаниэля.

— Она опасна как яд, — негромко промолвил Дангарт, и Дринкуотер виновато повернулся.

— Что с ней будет?

Лорд пожал плечами.

— Будь она мужчиной, ее бы расстреляли. Будь английской женщиной, пойманной за шпионаж во Франции, цареубийцы отправили бы ее на гильотину. А мы вот просто отпустим мадмуазель на волю.

Циничная ирония Дангарта явно свидетельствовала о том, что он не одобряет подобной мягкости.

— Ее брат имеет определенный вес среди эмиграции, и на правительство было оказано давление, — со вздохом продолжил он. — Вот бы у бедняги Брауна нашлись бы подобные адвокаты!

— Да уж, милорд… — перед мысленным взором Дринкуотера предстала виселица над батареей Кийкдуина. — А что Сантона?

— О, — воскликнул Дангарт, и по губам его пробежала жестокая улыбка. — Этого мы крепко посадили под замок, очень крепко. Вы здорово попортили ему внешность, Натаниэль, ха-ха!

Дождавшись, пока «Кестрел» перевалит через волну, Дринкуотер передал собеседнику бутылку. Тот указал ею на спящую женщину.

— Ей еще не известно о случившихся с ним неприятностях. По возвращении домой нашей даме предстоит узнать скверные новости.

Лорд улыбнулся и отпил глоток вина.

Дринкуотер снова посмотрел на Ортанс. Когда куттер врезался в новую волну, она вздрогнула, глаза ее открылись. Девушка сонно приподнялась, поежилась и как-то трогательно, по-детски оправила плащ, которым укрывалась. Потом взгляд ее узнал присутствующих, она поняла, где находится, и по лицу девушки разлилось нечто вроде удовлетворения.

— Смотрите за ней в оба, Натаниэль, — произнес Дангарт. — Это ловкая обманщица, достойная дочь Евы. Какая жалость, что якобинцы, хотя они сами того не понимали, не выказали под Картеретом достаточного рвения и не пристрелили ее, избавив нас тем самым от необходимости спасать такую гадюку.

— Неужели вы верите, что женщина с таким лицом способна предать своего суженого, а?

Дринкуотер заметил, как Ортанс нахмурилась, не понимая, о чем речь. Ему вспомнился несчастный де Токвиль с его несчастной любовью.

— Что вы хотите сказать? — спросила девушка. — Предать?!

— Не стоит притворяться, мадам. Ваш любовник Сантона зарезал де Токвиля в лондонской подворотне, и вам прекрасно известно об этом.

— Нет… Нет! Я ничего об этом не знаю, — несколько секунд она осмысливала новость, вскинув голову. — Я вам не верю! Вы лжете! Лжете, чтобы оправдать себя, глупцы! Ваш флот уже взят под контроль отважными республиканцами, а скоро к нам присоединятся голландцы, и в нашем распоряжении окажется самый могучий флот в мире!

Глаза ее яростно блестели, было заметно, что именно эти мысли поддерживали ее в заключении.

— А теперь вы щадите меня, чтобы снискать себе милость, когда пробьет час.

До ушей Дринкуотера донесся смех Дангарта.

— Мятеж на нашем флоте кончился, мадам, — спокойно ответил Натаниэль. — Голландцы же не придут, их флот уничтожен.

— Как видите, — подхватил Дангарт, — план ваш дал осечку. Господство над Ла-Маншем в наших руках, и Ирландии ничто не угрожает.

— Ирландии всегда что-нибудь угрожает, — попыталась огрызнуться Ортанс, но осеклась, когда лорд прервал ее реплику.

— Как и Сантоне.

Ортанс, затаив дыхание, переводила взгляд с одного собеседника на другого, и не находя в их лицах ничего успокоительного.

— Сантона во Франции, — пробормотала она.

— Он был в Голландии, мадам, но мистер Дринкуотер взял его в плен во время недавнего сражения с голландской эскадрой.

Ортанс раскрыла было рот, чтобы обвинить их во лжи, но прочитала в глазах мужчин правду. С какой стати Дринкуотеру обманывать ее, плести интриги? Ей вспомнилось, как он здесь, в этой самой каюте, сто лет назад, зондировал рану де Токвиля. Это человек дела, и она поняла, что Сантона действительно в плену, в руках этих ужасных варваров-англичан.

— И боюсь, лицо его сильно изуродовано пикой, — как бы невзначай обронил Дангарт.


Дангарт и Дринкуотер отправились на берег в гичке. Над ними в ночи высилась громада горы Монт-Жолибуа, вершина которой терялась в туманной дымке, наплывающей с суши. Море под высоким сводом небес было спокойно.

Между ними, закрытая от взоров гребцов, расположилась закутанная фигура. Гичка уткнулась в песок и Дринкуотер, подхватив Ортанс на руки, зашлепал по воде.

— Ну вот, мадам, — с напором заявил Дангарт. — Надеюсь, больше мы никогда не увидимся.

В полумраке Ортанс нашла взгляд Натаниэля. Глаза ее выражали открытую ненависть по отношению к мерзкому англичанину, схватившему ее любимого и обезобразившему его черты. Потом она повернулась и зашагала прочь. Дринкуотер смотрел ей вслед, не глядя на Дангарта, пока не грохнул выстрел из пистолета.

— Боже мой! — вскричал молодой человек, и бросился бы бежать, если рука Дангарта не остановила его порыв. Девушка споткнулась, потом помчалась во весь дух, растаяв в ночи.

Натаниэль изумленно уставился на Дангарта. За спиной слышался возбужденный шепот шлюпочной команды.

— Пистолет не был заряжен, — сказал лорд. — Зато добавил ей прыти.

Он улыбнулся Дринкуотеру.

— Ну же, ну, Натаниэль, не пытайтесь меня убедить, что потрясены. Ей наполовину удалось околдовать вас, — Дангарт хмыкнул. — Что ж, порой даже кукловод дергает не за ту ниточку.

Они повернулись и в молчании зашагали к шлюпке.



Послесловие автора


Приключения Натаниэля Дринкуотера в период с 1792 по 1797 г. основаны на фактах. Служба куттеров в описанных в романе целях была, говоря словами историка тех времен Уильяма Джеймса, «весьма действенно исполнена британскими крейсерами даже самых незначительных размеров».

Человек по фамилии Барайе действительно бежал из Франции и работал на Королевских Верфях, так же верно и то, что незадолго до подавления мятежа в Норе восемь человек уплыли оттуда в шлюпке. До сих пор цель их поездки остается загадкой. Во время мятежа по стране ходили жуткие истории о таинственных личностях, шныряющих по графству Кент, а в народе бытовало стойкое убеждение, что за бунтом в Норе скрывается французская подоплека.

Многие из появлявшихся на этих страницах персонажей действительно существовали. Помимо адмиралов, это Уоррен и знаменитые капитаны фрегатов и коммандеры с кораблей Дункана. Капитан Шенк на самом деле внедрял в те годы свое изобретение, а капитан Энтони Кэлверт и Джонатан Поултер осуществили уничтожение всех навигационных вех на Темзе, чтобы не дать мятежному флоту ускользнуть.

Истинная причина, заставившая де Винтера выйти в море, до наших дней остается неясной. Как его эскадра, так и значительное количество грузовых и десантных кораблей, размещавшихся у Текселя, явно образовывали часть большой экспедиции, целью которой скорее всего была Ирландия. Уолф Тоун провел с де Винтером часть 1797 г., как был с де Галле в Бантри годом ранее. Высказываются также предположения, что голландцы решили напасть на Дункана, в распоряжении которого, по их мнению, находились ненадежные силы, или дали бой из соображений восстановить поруганный престиж Нидерландов. На самом деле де Винтер повернул вспять еще до контакта с эскадрой Дункана. Тем не менее, когда битва началась, голландцы дрались с выдающейся отвагой. Может статься, что роль, сыгранная в этой гибельной для голландского флота кампании Дринкуотером и Эдюаром Сантона, поможет объяснить некоторые из загадочных моментов в истории этого отчаянного года.





1

«Кестрел» в переводе с английского означает «пустельга».

2

Речь идет о трагической гибели адмирала Кемпенфелта во время крушения корабля «Ройял Джодж» в августе 1782 г.

3

«Очень хорошо» (валл.)

4

Вы англичане? (фр.)

5

Простите? (фр.)

6

Трое мужчин и одна женщина (фр.)

7

Лодка, живо! Живо! (фр.)

8

Хэмоуз – место слияния приливных рек Тэви, Тэмар и Линхер, предваряющее выход на плимутский рейд.

9

Лоран Жан Франсуа Трюге (1757-1839), адмирал, в 1792 году командовал Средиземноморским флотом Франции.

10

Пьер Ванстабель (Ван Стабель)(1744-1797) – французский адмирал

11

«Где ваш капитан?» (фр.)

12

«Мой капитан? Месье, капитан – это я». (фр.)

13

«Что это такое?» - (фр.)

14

Джон Макбрайд (1735-1800) – английский адмирал, участник Семилетней войны, войны за Независимость Америки, войны с революционной Францией. В 1795 г. командовал эскадрой Северного моря.

15

Джеймс П. Вульф (1727-1759) – английский полководец, участник Семилетней войны. Погиб при осаде французской крепости Квебек в Канаде.

16

«Люди лорда-мэра» - осужденные за мелкие уголовные преступления, которым мера наказания заменялась на службу во флоте. Квотированные – набранные по так называемой квоте от каждого английского графства.

17

«Звезда дьявола» (фр.)

18

Джорди – прозвище уроженцев Северной Англии.

19

«Дерьмо!» (фр.)

20

Фехтовальный термин, обозначающий замах

21

Чатэмский фонд, основанный в 1590 г. расходовался на выплату пенсий для потерявших трудоспособность моряков и содержался на отчисления с их жалованья.

22

Жюстен Бонавентюр Морар де Галле (1741-1809) – французский адмирал, участник Семилетней войны, войны за Независимость в Америке и Революционных войн.

23

Луи-Лазар Гош (1768-1797) – французский генерал, выслужился из низов, став одним из военных вождей Революции.

24

Теобальд Уолф Тоун (1763-1798) – вождь ирландских повстанцев.

25

Т.е. в переводе с английского “уважаемый, почтенный».

26

Имеются в виду события англо-голландский морских войн XVII века, когда английский флот потерпел несколько чувствительных поражений.

27

Уильям Блай (1754-1817) – вице-адмирал флота и государственный деятель. Получил печальную известность в связи с мятежом на шлюпе «Баунти» в 1789 г.

28

Валлийское ругательство, означающее: «Черт!»

29

Петр Иванович Ханыков (1745-1813) – русский флотоводец, адмирал.

30

«Спекьюлейтор» — «наблюдатель», «Блэк Джоук» в переводе с английского означает «Скверная шутка».

31

«Идущие на смерть приветствуют тебя». (лат).

32

«и, вымерив глубину, нашли двадцать сажен; потом на небольшом расстоянии, вымерив опять, нашли пятнадцать сажен».

33

Буквальный перевод на французский имени Дринкуотера: «пьющий воду».

34

Цитата из трагедии английского драматурга Филипа Мессенджера (1583-1640) «Неестественная битва».


home | my bookshelf | | Королевский куттер |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу