Book: Сонными тропами



U.Ly

Сонными тропами


I

Влад задумчиво рассматривал звездное небо, а я тем временем думала, как мне от него избавиться. Вот навязался! Не успела я оглянуться, и он уже провожает меня до дома. Видимо, мои намеки на то, что он не в моем вкусе были не достаточно прозрачны.

Оксанка тоже хороша! Я понимаю, что Влад ее двоюродный брат, но к чему такое безоговорочно обожание? Что в нем такого особенного?

И вот в результате неудачно сложившихся обстоятельств я иду по темным улицам с практически незнакомым мне парнем. А вдруг он маньяк? Ой, мамочки! Ну надо же быть такой дурой! Что я о нем знаю? Что он работает сисадмином. Да, но среди них полно неуравновешенных личностей (за примером далеко ходить не надо), не в обиду всем остальным работающим на этом поприще будет сказано.

Влад тем временем все так же шел неспешным прогулочным шагом. Если так и дальше будет продолжаться, я замерзну еще на полпути к дому. Ему что, домой совсем не хочется? Если бы на нем было мое платье с открытыми плечами (что само по себе забавно), он бы уже давно передвигался спортивной ходьбой. Разве я ему говорила, что являюсь существом холодостойким?

— Ты не замерзла? — спросил Влад, как будто мои мысли стали материальными.

— Замерзла, — не без злости ответила я.

— Да, сейчас ночи становятся все холоднее, — протянул он — Зато как освежает.

И это все?!! Освежает его, видите ли!

— Я знаю, что я тебе не нравлюсь, — Влад улыбнулся. Бьюсь об заклад, что он надо мной издевается. Как можно быть таким догадливым и надоедливым одновременно?

Я лишь утвердительно промолчала в ответ на его реплику. Зачем переубеждать человека, если это правда?

— Вот видишь, — еще шире разулыбался он, — но ты идешь и терпишь меня, потому что боишься показаться невежливой.

По его словам выходило, что я еще большая дура, чем мне казалось. Действительно, почему я его терплю? Почему бы мне не наговорить ему гадостей, и пускай отправляется на все четыре стороны? Вежливость? По отношению к незнакомому несимпатичному мне человеку? В наше время это уже что-то из разряда рыцарских идеалов. Да, иногда хорошее воспитание выходит мне боком.

— А знаешь, что я думаю? — он не стал дожидаться ответа на свой вопрос — Ты загнала себя в какие-то странные рамки, спряталась за придуманным поведением и не решаешься выползти наружу, потому что боишься, что не понравишься окружающим такой, какая ты есть. Тебе просто надо освободиться.

Боже мой, почему я позволяю ему говорить со мной таким тоном? Да еще пытаться разобрать меня по косточкам как какому-нибудь психоаналитику? К чему он все это говорит?

Меня не покидало ощущение, что в этих словах был скрытый намек. На что? Или я стала тугодумом, или намек был слишком тонок…или Влад сегодня слегка перебрал на Оксанкином дне рождения.

— Хочешь, я тебе кое-что расскажу, чтобы ты окончательно уверилась, что я не в своем уме? — с легким смешком спросил он.

Я удивленно вытаращила на него глаза. Влад воспринял это как сигнал к продолжению своего монолога, ведь, по сути, за все это время я едва ли сказала несколько фраз.

— Ты книги читаешь? — неожиданно уронил он.

— Читаю, — я скромно умолчала, что это мое любимое занятие.

— Тогда ты, возможно, меня поймешь. Тебе, наверно, тоже иногда хотелось стать героем какой-нибудь истории, попасть в мир, где все не так, как в реальности? А может быть найти себе приключения?

Если бы он знал, как мне действительно хотелось. Но я ему этого не скажу.

— Такие мечты часто возникают у детей, взрослым же некогда забивать себе подобным голову, — вот, оказывается, иногда я могу быть рационалисткой.

Влад напустил на себя серьезный вид.

— Если бы это действительно было так, наш мир был бы сер и угрюм. Я же говорю о силе человеческой мечты, которая может стать реальностью. Благодаря ей пишутся картины и книги, создается еще очень много вещей. Из мечты можно сотворить свою собственную реальность, свою сказку, свой мир.

Я смотрела в каре-серые глаза Влада и добросовестно пыталась уловить суть его слов. Вроде бы отдельные предложения были ясны, но в целом… Что он хочет сказать и куда клонит?

— Свой мир можно не только создать, но и прожить в нем определенную жизнь, — вкрадчивым голосом закончил он.

— Ты пишешь книги? — сделала я попытку догадаться, о чем он говорит.

— Нет, — почему-то удивленно ответил Влад.

— Тогда я тебя не понимаю, — я зябко поежилась. Хорошо, что до дома оставалось недалеко.

— Я создаю миры и могу обитать в них как в реальности, — он произнес эти слова, будто они могли что-то прояснить.

— Играешь в Бога? — я попыталась обратить разговор в шутку.

— Иначе это и не назовешь.

О! У него уже и диагноз вырисовывается.

— Хорошо. И как же ты попадаешь в эти свои миры?

— Во сне, — не растерялся Влад.

— А может тебе просто снятся слишком яркие сны? — не сдавалась я. Должен же хоть кто-то вправить парню мозги, так и до психушки недалеко.

— Если бы ты побывала там, то поняла бы, что это не сон, — Влад слегка призадумался. — А это идея! Хочешь, я возьму тебя с собой? Думаю, что у меня получится.

— И что я должна буду сделать? Встать в полночь при полной луне на перекрестке четырех дорог? Или принять перед сном определенную таблеточку? — нет, положение и вправду становилось все более и более комичным.

Влад удивленно посмотрел на меня, а потом неожиданно захохотал во все горло. Его смех поддержали собаки в соседнем дворе. Я тоже невесело усмехнулась. Это хорошо, что он еще воспринимает шутки.

— Тебе надо всего лишь лечь спасть, — все еще улыбаясь сказал он.

Надеюсь, что не с ним. Хотя тогда было бы по крайней мере понятно, к чему все эти сказки.

— При этом ты можешь находиться хоть за сотни километров от меня.

Это уже радует. С другой стороны, вспоминается Фредди Крюгер…, а вот это уже не очень радует.

— Ну, и что ты обо всем этом думаешь? — спросил Влад, как будто мое мнение не было написано у меня на лице.

— Бред, — очень лаконично с ядовитым удовольствием заключила я. К моей безмерной радости мы подошли к моему дому.

— Посмотрим, что ты скажешь завтра, — самоуверенно ухмыльнулся он и достал из кармана рубашки белый картонный прямоугольник, — Вот, держи, моя визитка. Позвони мне завтра.

— Посмотрим, — я взяла визитку в полной уверенности, что скоро она окажется в мусорном ведре, и никуда я звонить не буду.

— Спокойной ночи, — пожелала я и направилась к подъезду.

— Не думаю, что она будет спокойной.

Я не обернулась.

— Юля! — окликнул он меня, когда я была уже почти в подъезде, — Я не сумасшедший!

Я закрыл за собой дверь. Как же. А ведь он целых десять минут убеждал меня в обратном.

Уже в лифте я стала рассматривать визитку Влада. Владислав Андреевич Пересадько. Фамилия смешная. На обратной стороне карточки был еще дописан номер мобильного телефона. Более чем на сто процентов уверена, что карточка мне не пригодится. Войдя в квартиру, я кинула ее на тумбочку, чтобы она не мешала мне расстегивать босоножки.

Странный все-таки тип. Почему он рассказывал весь этот свой бред именно мне, а не, например, Оксанке? Может быть, решил, что посторонний человек вряд ли серьезно отнесется к состоянию его психического здоровья? Зря он так думал. Завтра же расскажу обо всем подруге.

Не хотелось признаваться самой себе, но Влад меня напугал. Мне стало страшно находиться одной в своей крохотной квартирке. Аж мурашки по коже.

"Трусиха!" — обругала я себя и при этом не забыла запереть дверь на все замки. Нет, я, наверно, слишком устала, раз начинаю бояться в собственной квартире. Надо просто хорошенько выспаться. Я ухмыльнулась. Выспаться — и тогда Влад найдет тебя во сне. Действительно бред какой-то. Надеюсь, что не заразный.

Мне всегда казалось, что как только человек начинает слишком много рассказывать о себе другим, вероятность того, что его сочтут сумасшедшим, неуклонно возрастает. Может, Влад и не сумасшедший вовсе, а какой-нибудь отчаявшийся романтик, не умеющий ничего скрывать… Хотя в наше время это примерно одно и тоже. Я же привыкла держать свои мысли и чувства при себе, и поэтому, мне становится неуютно, когда я сталкиваюсь с подобными людьми. Выбросить из головы. Забыть. Не думать.

Но я еще долго не могла заснуть: ворочалась с боку на бок и надеялась на то, что не будет никаких снов. Наконец на меня опустилась блаженная дремота.

II

Я открыла глаза и…чуть не свалилась с лошади! Спасла лишь железная перчатка, придержавшая меня за локоть. Еще не успев толком осознать, что происходит, я вцепилась в луку седла, стараясь сохранить равновесие. До земли ой как далеко!

Приняв более или менее устойчивое положение, я, наконец, подняла голову и первым делом наткнулась взглядом на лицо Влада:

— Не поднимай шума, — посоветовал он.

Я с удивлением поняла, что на нем были латы, и он тоже ехал на лошади, которая скорее напоминала движущуюся консервную банку, нежели верховое животное. На моей лошади была лишь попона и седло. Затем обнаружилось, что я одета в странное длинное платье с богатой вышивкой, широкими рукавами и почти до неприличия глубоким вырезом.

Я начала озираться, все еще слишком ошеломленная, чтобы хоть как-то реагировать на происходящее. Вокруг было много всадников: и мужчин, и женщин. Мужчины по большей части в доспехах, дамы в странных богатых платьях с завышенной талией. Мы двигались длинной колонной, и над головами трепетали разноцветные стяги, которые несли в руках мальчики-пажи. По бокам тянулись каменные здания с окнами и шпилями, устремленными в небо, каменное кружево превращало их в хрупкие нереальные произведения искусства.

Я вздохнула поглубже и снова повернулась к Владу, ибо только он один казался мне здесь реальностью.

— Что это? — спросила я кратко, не в силах иначе выразить все те чувства и вопросы, которые в данный момент обуревали меня.

— Я же обещал, что покажу тебе свой мир. Так вот, смотри, — он, не скрываясь, потешался надо мной, настолько приятно ему было мое удивление.

— Но ты не говорил, что это…

— Так реально? — Влад обвел рукой вокруг, — Да ты бы мне и не поверила. Зачем было зря стараться, если можно просто показать?

Я еще раз огляделась, несколько затравленно. Но ни неспешная плавная поступь лошади подо мной, ни разговоры, окружавших меня людей, ни прикосновение мягкой ткани к коже, — ничто не подтверждало мысли, что все вокруг только мираж.

— Как я попаду назад?

— Об этом можешь не беспокоиться, тебе всего лишь надо проснуться. Но неужели уже хочется назад? — Влад удивленно изогнул густую бровь.

Я задумалась. Нет, не хочется. Я чувствовала себя Кэроловской Алисой в этом странном месте. В таком случае, не сойдет ли Влад за Чеширского кота? Он очень много говорит, но еще больше недоговаривает.

Тем временем наша пестрая процессия приблизилась к тяжелым кованым воротам. Их высота потрясала воображение, а при более пристальном рассмотрении можно было заметить множество человеческих фигур, которые составляли узор. Некоторые из них как будто молились, приклонив колени, другие наоборот грозили оружием невидимому врагу. Пока я восхищенно рассматривала произведение искусства, несколько стражников налегли на массивное колесо, и створки ворот со стоном и скрежетом цепей поползли в стороны.

— Куда мы едем? — запоздало спросила я Влада.

— Подожди, и сама сейчас все увидишь.

Я сгорала от любопытства, но не подавала виду, глядя на чинные и бесстрастные выражения лиц, окружавших меня людей.

Наконец створки ворот распахнулись, и невидимые мне трубачи огласили все окрестности переливчатой, но вместе с тем торжественной мелодией. За воротами открылось широкое поле, а на поле… наверно, я не ошибусь, если назову это место ристалищем, ведь это сооружение было явно предназначено для рыцарского турнира и ни для чего иного. На местах для зрителей уже было полным полно народу. По их одежде я поняла, что все это простые люди, наверно, ремесленники и лавочники из города — то-то, когда наша процессия проезжала по улицам, они были столь пустынны. Самые лучшие места под цветными балдахинами были незаняты, вероятно, они предназначались именно для нас, хотя и не для всех… Я незаметно покосилась на доспехи Влада, слишком легкие для сражений в моем представлении. Он, как и большинство мужчин в нашей процессии, несомненно, собирался принять участие в турнире. Не опасно ли это? Хотя о чем я говорю? Это всего лишь сон.

Толпа приветствовала нас шумно и радостно. Влад тут же замахал рукой, хотя это было и непросто сделать в латах. Многие женщины вокруг стали улыбаться, но мужчины несколько более сдержанно, чем Влад, отвечали на приветствие. Я же все еще была слишком скованна и неуверенна, чтобы хоть как-то поучаствовать в этой церемонии. Во-первых, я ужасно неуклюже сидела на лошади, тем более что дамам полагалось ездить верхом в дамском седле. А это знаете ли не самое удобное положение. Я все время опасалась встретиться с землей раньше, чем это было положено. Во-вторых, вокруг все было настолько ново, что у меня не оставалось сил ни на что, кроме удивления. Я даже отбросила постоянную свою язвительность, понимая, насколько она неуместна в данных обстоятельствах.

Наша процессия двинулась по ристалищу, и, описав что-то вроде круга почета, остановилась около пустовавших мест. Дамы и рыцари стали спешиваться, причем вторые галантно (насколько позволяла экипировка) помогали первым. Я с ужасом осознала, что сейчас, скорее всего, вместо того, чтобы элегантно соскочить с лошади, как все прочие, позорно свалюсь с нее словно тюк с картошкой. Но паниковать было уже поздно, потому что мальчик-паж проворно схватил мою лошадь под уздцы и повел ее к деревянному возвышению, чтобы я могла спешиться. Я вцепилась в луку седла, готовясь стать посмешищем всего местного общества. Но видимо что-то в моем поведении насторожило Влада, ибо он уже очутился на помосте и, предупредив все мои жалкие попытки, без особых усилий снял меня с кобылы. В этот момент я готова была ему простить всю свою неприязнь к его персоне.

Тем временем меня ожидал очередной сюрприз. Дамы, а вместе с ними и немногочисленные мужчины, которым возраст или положение не позволяли участвовать в турнире, стали рассаживаться по местам. И я поняла, что рискую остаться одна в этой незнакомой и чуждой мне компании.

— Ты же не бросишь меня здесь? — довольно жалобно спросила я Влада.

— Неужели ты их боишься? — усмехнулся тот.

Если б он знал, насколько точно попал в цель случайно брошенной насмешливой фразой. Да, больше всего на свете я боялась людей, но я ни за что не признаюсь в этом.

— Я просто не знаю, как мне себя вести и что делать.

— Ну, об этом я позаботился, — Влад поманил кого-то рукой, и к нам подошла молодая скромно одетая девушка, — Познакомься, это леди Оленна, она будет твоей компаньонкой.

Девушка слегка присела, пока я бесцеремонно ее разглядывала. Надо признать Оленна была довольно хорошенькой, несмотря на чуть заостренные черты лица. А смешливые глаза и подвижная мимика выдавали в ней веселую и деятельную натуру. Ну что же, именно то, что мне сейчас надо. Я кивнула ей головой.

— Раз больше нет никаких проблем, тогда пожелай мне удачи, сегодня я намерен выиграть этот турнир, — и, не дожидаясь пожелания, о котором просил, Влад поспешил в дальний конец поля.

Что-то мне слабо верилось в то, что он сможет выиграть этот турнир: пусть он и утверждал, что создал этот мир силой одной лишь только своей фантазии, я была уверена, что это не так и собиралась доказать ему это.

Оленна ласково подхватила меня под локоток и потянула вверх на трибуны, где располагались наши места. Когда я села, то немного успокоилась и стала оглядываться. Компанию нам составили две пожилых леди, их лица, похожие на печеные яблоки, были щедро покрыты краской, так что вблизи они скорее напоминали неудачно разрисованных клоунов, нежели благородных дам. Чуть поодаль сидел мужчина таких необъятных размеров, что ему вынуждены были отвести аж два места. Рядом с ним вертелись, ожидая начала турнира, два столь же тучных подростка — наверное, сыновья.

На самом высоком и, как я поняла, самом почетном месте расположился седой подтянутый мужчина, на голове у которого сверкал массивный золотой обруч. А рядом с ним молодая девушка с лицом такой тонкой и изящной красоты, которую в нашем мире можно было увидеть разве что на полотнах старых художников.

Между тем, оглядывая зрителей, я испытывала странное ощущение. Сперва, когда мы еще только двигались процессией по улицам города, мне казалось, что я попала в средние века. И вроде все говорило в пользу этого вывода: и архитектура, стремящаяся к небу (что-то вроде нашей готики) и все эти рыцари, закованные, пусть и в слишком легкие, но доспехи, и ристалище, и турнир. Вот только глядя на людей, на их одежду и поведение, я начинала сомневаться. Что-то здесь было не так.



В очередной раз прогудели трубы, и седой мужчина с золотым обручем на голове поднялся со своего почетного места. Трибуны мгновенно притихли.

— Герцог, — с некоторым благоговением прошептала рядом со мной Оленна.

— Прекрасные леди и благородные рыцари! — голос у герцога был сильный, но слегка надтреснутый, — Я рад видеть вас на турнире в честь восемнадцатилетия моей дочери, леди Диары.

При этих словах красивая девушка рядом с ним слегка зарделась, но не опустила огромных голубых глаз, которые выдавали ее удовольствие от всего происходящего.

— Пусть же сегодня победит сильнейший и достойнейший из рыцарей и назовет нам имя королевы турнира, — конец приветствия герцога потонул в одобрительных выкриках.

— Готова поспорить, что королевой назовут леди Диару, — сказала взволнованная Оленна.

— Было бы странно, если бы получилось иначе, это ведь турнир в ее честь, — рассеянно ответила я.

Снова пропели трубы, и на поле появился важный человечек в пестрой одежде, его коротенькие ручки держали длинный свиток.

— На первый поединок вызываются сэр Владлен и сэр Ульрик, — звонкий голос герольда разнесся над ристалищем, но вопреки моим ожиданиям за этим объявлением не последовало длинных цветистых титулов.

На поле выбежали два оруженосца, и каждый прикрепил к высоким столбам, что располагались в самом центре ристалища, по деревянному щиту. На одном щите был изображен красный бык в окружении черных цветов на белом поле, на другом же щите просто была нарисована желтая восьмиконечная звезда на темно-синем поле.

Оленна неожиданно вцепилась в мою руку так, что я побоялась, что ее острые коготки оставят на моей коже красные отметины даже сквозь плотную материю платья.

— Леди Иулия, — с придыханием прошептала она, странно коверкая мое имя, — Ваш брат будет открывать турнир, это такая честь!

Мой брат? Я всмотрелась в лица рыцарей, выехавших на первый поединок, и в одном из них узнала Влада. Ах, значит, брат!

Влад был в доспехах бледно-желтого цвета, более громоздких и тяжелых, чем те латы, в которых он ехал со мной к ристалищу. И когда только успел переодеться? Полуночно-синий плащ трепетал у него за спиной, из чего я решила, что герб со звездой принадлежит именно ему. Вернее нам… Родственничек!

С другой стороны поля появился красный великан на огромном черном жеребце. Этот человек был настолько массивен и велик, что казался багровой скалой, которая по какой-то прихоти природы вдруг начала двигаться. Дородный мужчина неподалеку от меня взревел рыцарю какое-то приветствие, и я так поняла, что выехавший был его сыном.

— Леди Иулия, клянусь, мой сын сделает вашего брата, в этом не может быть никаких сомнений! — обратился ко мне с неожиданным восклицанием толстяк.

— Я готова утверждать совершенно обратное, — из одного лишь чувства противоречия заявила я, хотя далеко не так была уверена в победе Влада, — Ваш сын кажется мне уж слишком неповоротливым.

— Какая вредная маленькая леди, — усмехаясь, обратился толстяк к младшим сыновьям, — Леди Иулия, ну признайте же, что мой сын необычайно хорош. Я готов поставить на него сто гиней!

— Принимаю ваше пари, — ответила я, гадая, располагаю ли такой суммой. Если что, пускай Влад сам расплачивается за свое поражение.

— Милочка, на вашем месте я бы не стала спорить с сэром Гилером, — заметила старая леди рядом со мной.

— Вы тоже уверены в победе его сына?

— Нет, но скорее с неба упадут ангелы, нежели вам удастся получить с него свой выигрыш.

Толстяк пробормотал себе под нос что-то очень похожее на "старая карга" и снова принялся шумно восхищаться своим сыном.

Тем временем рыцари объезжали по кругу ристалище. Влад подъехал к нашей трибуне, подмигнул мне и двинулся дальше, чтобы поклониться герцогу и его дочери. Перед леди Диарой Влад разыграл целый ритуал, состоящий из жестов и поклонов. Я смотрела на это действо с немалой долей иронии, потому как в этот момент Влад напоминал мне петуха перед курицей. Он протянул к ее ложе кончик копья, и крайне смущенная леди Диара привязал под наконечником свою белую ленту, только что вынутую из темных волос.

— Теперь он будет ее защитником на турнире! — ахнула рядом Оленна.

Я лишь пожала плечами. И что с того?

Сигнал трубы заставил рыцарей разъехаться в разные концы поля. Они словно по команде надвинули на лица забрала. Следующий сигнал погнал их навстречу друг другу. При взгляде на сэра Ульрика каждому становилось ясно, что стоит только ему нанести удар, как его противник тут же падет поверженным, если не мертвым. Поэтому я, сама не осознавая того, начала беспокойно теребить изумрудные кисточки своего пояса. Впечатлительная Оленна и вовсе закрыла лицо руками. Но первый раз рыцари сошлись безо всякого ущерба для себя или своих щитов. Второй раз был несколько продуктивней, и Влад смог расколоть щит сэра Ульрика. У него, несомненно, было преимущество в скорости и маневренности, ибо его виртуозное управление конем бросалось в глаза даже мне, вовсе неискушенной в этих вопросах.

На третий раз Влад снова расколол щит красного гиганта, но копье сэра Ульрика скользнуло по наплечнику Влада, едва не выбив того из седла. Я слышала, как ахнула леди Диара на своем высоком кресле и видела, как она приложила свои холеные ручки к белому лицу. Но следующая сшибка решила исход поединка, ибо и в третий раз щит сэра Ульрика был уничтожен. Красный гигант, не получив ни одного ранения, проиграл поединок.

Герольд огласил Влада как победителя.

Я тут же повернулась к сэру Геллеру и самым нетерпеливым образом потребовала с него свой выигрыш.

— Вот ведь жестокая маленькая леди! — завопил покрасневший от досады толстяк, — Никакого уважения к горю отца!

На этой комической ноте закончилось мое пари, ибо я конечно же не получила, положенные мне сто гиней, много то было или мало.

Старая леди рядом со мной обратилась ко мне с цветистыми поздравлениями, словно это я только что выиграла поединок. "Семейная" гордость заставила меня выслушать ее тираду до конца, не перебивая.

На поле снова выбежал маленький герольд и объявил, что для поединка вызываются некие сэр Гордон и сэр Алекс. По рядам зрителей тут же пополз рокот, среди которого я выделила лишь два слова "черный рыцарь". На центральном шесте вывесили два щита: один изображал три белых лилии на голубом фоне. Второй был черным с белой плакучей ивой на поле.

Когда поединщики показались на своих скакунах, стало понятно, почему толпа говорила о черном рыцаре — доспехи одного из них были абсолютно черными и, казалось, даже не блестели на солнце.

Рыцари стали объезжать поле. Сэр Гордон получил алую ленту от миловидной блондинки в первом ряду нашей ложи, но судя по шепоту старых леди, она была его законной женой, а потому публику и вполовину так не заинтересовала эта самая лента, как та белая, подаренная Владу. Черный рыцарь поклонился герцогу, а затем подъехал к нашей части трибун, принимаясь исполнять сложный ритуал поклонов. Я оглянулась, отыскивая глазами девушку, которой было предназначено все это представление, но, не обнаружив таковой в своем ближайшем окружении, пришла выводу, что сэр Алекс страстно желал получить ленту из волос Оленны. И впрямь, когда он протянул копье, то оно обратилось к нашему ряду, но его острие почему-то безошибочно указывало на меня.

— Давайте я помогу вам вынуть ленту! — тут же засуетилась рядом Оленна.

— Еще чего! — я мягко, но решительно отстранила ее нетерпеливые руки от своих волос, — Я его первый раз в жизни вижу.

— Но это же черный рыцарь! — в безмерном удивлении пролепетала девушка.

— Да хоть лиловый в зеленый горошек, — чувствуя, что все еще являюсь объектом внимания сэра Алекса да и доброй половины зрителей, я отчетливо покачала головой в знак того, что рыцарь не дождется от меня никакого подношения.

Сэр Алекс только развел руками и еще раз поклонился мне.

— Ну вот, теперь он попросит ленту у кого-нибудь другого, — решила воззвать к моему тщеславию компаньонка. И я почувствовала, что эта бойкая девушка не простит мне такого неблагоразумного, по ее мнению, поступка.

Черный рыцарь, по-видимому, более не собирался ни с кого требовать атласной дани, потому что развернулся и направил своего коня на исходную позицию.

Этот бой был совсем не похож на предыдущий. С первого же удара черный рыцарь выбил сэра Гордона из седла, и поединок вынужденно продолжался уже на мечах, после чего сэр Алекс три раза подряд расколол щит своего противника и был признан победителем. Наблюдая за последующими боями (а я была вынуждена посмотреть их все, даже самый кровавый из них, где серу Папету была сломана рука), я поняла, что черный рыцарь имел свой стиль сражения на турнирах. При первой же возможности он выбивал противника из седла и затем уже вел бой на мечах, по-видимому, предпочитая этот вид оружия всем остальным.

После первых пяти боев зрелище мне прискучило, и уже не интересовали ни разноцветные гербы, ни доспехи, ни тем более однообразные поединки. К тому же солнце начало медленно уползать за горизонт, и появившийся ветерок иногда пробирал до костей. Я едва смогла дождаться финального поединка. Как ни странно, но Влад дошел до конца, пусть и помятый в своем последнем сражении с каким-то старым воякой. Дедок, казалось, едва держался на ногах от ветхости, но с лихвой окупал свою слабосильность умением и сноровкой, каких у Влада не было и в помине. Влад смог его взять только измором, усиленно гоняя старого рыцаря по полю, но при этом сам не смог избежать довольно тяжелого удара в голову, от которого даже у меня зазвенело в ушах. И все же для меня как-то странно было, что человек из нашего мира способен победить рыцарей, которых с самого детства обучали искусству боя. Что-то здесь не так. Я, конечно, не могу верить россказням Влада, что он создал этот мир, но все же и не могу не признать, что события здесь не обходятся без его влияния.

Соперником Влада, как и предполагалось с самого начала, стал черный рыцарь. Он с такой уверенностью расправлялся со своими противниками и пользовался такой популярностью у публики, что я уже начала жалеть, что поленилась ради него вынуть ленту из волос. Хотя зачем его черным доспехам моя зеленая лента? Совершенно не в цвет. Оленна на протяжении всего турнира не переставала бросать на меня осуждающие взгляды по этому поводу.

Герольд вышел на поле объявлять противников, но не успел он с должным восторгом описать все их подвиги на данном турнире, как неожиданно выбежавший, мальчишка-оруженосец снял с центрального столба черный щит с изображением белой ивы. Среди зрителей пронесся слаженный вздох. Мальчишка подбежал к герольду и что-то шепнул ему на ухо.

— Уважаемая публика! — тут же заорал коротышка, — Вынужден с прискорбием вам сообщить, что сэр Алекс пожелал выйти из турнира.

— Вот видишь, — многозначительно повернулась я к Олене, — Твой черный рыцарь, в конце концов, оказался просто трусом.

— Неправда, — серьезно ответила девушка, — Наверно, он просто ранен и не в состоянии дальше сражаться.

Просто ранен! Интересно же здесь относятся к подобным вещам.

Вновь по ушам ударил голос труб, и герцог со своего места объявил Влада победителем турнира. Мой самодовольный "братец" гордо выехал на середину поля и стал с похвальным усердием приветствовать публику. Ну и ну! Оленна, казалось, вовсе позабыла, что некоторое время назад желала победы черному рыцарю, да еще и спорила со мной из-за него, и теперь сияла не хуже Влада.

Как оказалось, помимо существенного денежного приза победитель должен был получить поцелуй от леди, которую он назовет королевой турнира. Я с любопытством смотрела, как Влад, вдоволь намахавшись трибунам и получив нехилую долю аплодисментов, подъехал к навесу герцога и спешился, чтобы получить заслуженную награду.

Леди Диара сделалась пунцовой до кончиков ушей и, казалось, вот-вот лишится чувств от переизбытка оных. Влад насколько мог проворно взбежал на трибуну, поспешно получил от герцога то-то вроде кубка, наполненного золотыми монетами, а затем повернулся к своей даме сердца. Под выкрики и аплодисменты толпы леди Диара, смущенная едва ли не до смерти…поцеловала его в щеку…

И все?! Нет, и честно, все?! Что-то уж больно целомудренный мирок! Кажется, мое возмущение разделяла лишь самая отвязанная, да и в тому же мужская, часть аудитории.

III

Возвращались с ристалища мы тем же порядком — конной вереницей под трепещущими полотнами разноцветных стягов. Вечером гулянья должны были продолжиться пиром в замке. Не буду упоминать мои страдания, как физические, так и духовные, связанные с тем, что мне самолично предстояло забираться на лошадь, чтобы присоединиться к процессии. Я это сделала, и, пожалуй, больше не будем об этом, потому что иначе в следующий раз я слабохарактерно и совсем не аристократически пойду пешком.

Влад ехал рядом со мной в весьма приподнятом настроении, не уставая расхваливать "свой" мир и добиваться от меня признания, что здесь восхитительно и великолепно. Его язык и манера выражаться коренным образом изменились, он вставлял в свою речь какие-то совершенно невероятные обороты и слова.

— Послушай, здесь, конечно, здорово, но я не могу и не хочу верить, что все это всего лишь плод твоей фантазии, — я в сотый раз огляделась вокруг.

— А что это иначе, по-твоему?

Я неопределенно пожала плечами.

— И я тебе еще не все сказал, — торжественно продолжил Влад, — В этом мире у меня есть магические способности, представляешь?!

— Как банально, — поморщилась я, — И что кроме тебя здесь больше нет магов?

— Есть, — сник Влад, — Но очень мало.

— Ладно, предположим, но только предположим, что этот мир твой. Это ведь очень легко проверить, — я указала пальцем на бегущих рядом с нашей процессией детей, которые, по-видимому, хотели рассмотреть рыцарей поближе, — Ты можешь назвать каждого из них по имени?

— Нет, — смутился горе-создатель, — Но разве это имеет какое-то значение?

— Влад, очнись! Если ты создал мир, то ты знаешь каждое имя и каждую вещь в нем, потому что именно ты придумал их. А так это всего лишь иллюзия.

Неожиданно моя лошадь шарахнулась в сторону, я только и успела, что пискнуть и схватиться за луку седла. С нами поравнялся черный рыцарь. На этот раз можно было разглядеть его лицо как следует, поскольку на нем не было шлема. Лицо как лицо, ничего примечательного, темные, почти черные волосы до плеч, зеленые глаза, чуть горбатый нос и жесткий подбородок. Мда, кумир Оленный был ни капельки не симпатичный.

— Поздравляю! — он хлопнул Влада по плечу, — Ну, и как ощущения от губок леди Диары?

— Ужасно, — Влад расхохотался, — ужасно хочется большего!

— Ну, поверь мне, это не за горами, — сэр Алекс подмигнул, — Кстати, твое семейство нанесло мне сегодня кровную обиду.

— Когда? — удивился Влад.

— Представляешь, твоя сестра, — насмешливый поклон в мою сторону, — отказалась дать мне свою ленту, и я как идиот провел весь турнир с голым копьем!

— Что поделаешь, характер, — "братец" развел руками и состроил такую мину, что я готова была соскочить со своей лошади и попытаться задушить его.

— Сэр Алекс, а что вам помешало сразиться на турнире с моим братом? — я сделала ударение на последнем слове, надеясь, что мой сарказм заметит только Влад.

— Только чувство глубокой дружбы к Владу, — рассмеялся черный рыцарь, — Ну, и конечно, отсутствие вашей ленты на моем копье.

Черт! А я то думала, что удастся перевести тему.

— Шут, — зло буркнула я себе под нос, но сэр Алекс услышал.

— Отнюдь. Просто ваш брат выиграть желал больше, чем я, вот я и уступил.

— Эй, только не говори мне, что думаешь, что так легко бы меня победил! — как-то очень вяло возмутился Влад.

— Ладно, больше не буду. Но с тебя причитается.

Они оба загоготали. Я возвела глаза к небу и подумала, что худшей компании для прогулок по другим мирам просто не придумаешь.

Замок был достаточно мрачен и в тоже время невероятно красив, никакого каменного кружева, которое оплетало другие постройки в этом мире, на нем не наблюдалось. Только простые четкие линии, серый и местами мшисто-зеленый цвет толстой кладки стен, узкие окна и зубцы, за которыми очень удобно прятаться с луком или арбалетом. Он был мало похож на сказочные замки, разве что откидным мостом и высокими башнями.

Во дворе Влад буквально отцепил меня от лошади, потому что мне очень не хотелось расставаться с этим животным и встречаться с землей. Через некоторое время после моего удачного спешивания рядом с нами как по мановению волшебной палочки появилась Оленна.

— Все удачи! — бросил Влад, — Встретимся на пиру.

— А ты куда? — удивилась я.

— Мне еще надо обновить защиту.

Что за защиту, я так и не успела спросить, так стремительно он ушел, затерявшись среди людей, входивших в замок.



Оленна провела меня по многочисленным лестницам и коридорам замка в мою комнату, которая оказалась угрюмым помещением с низким потолком и громоздкой мебелью. Но здесь не было так же промозгло и сыро как в остальном замке — кто-то заботливо растопил очаг. Я с любопытством оглядела гигантскую кровать под тяжелым балдахином, затем стала рассматривать причудливый кованный сундук, который казалось в возрасте мог поспорить с самим замком. Здесь было так же зеркало, но какое-то странно-мутное, так что я с трудом могла рассмотреть свое отражение.

— Вам надо переодеться к пиру, — настойчиво сказала Оленна, извлекая из сундука нечто фиолетовое, что, по всей видимости, должно было оказаться платьем.

— Это обязательно? Мне вполне подходит и то платье, которое на мне.

— Обязательно, — отрезала девушка, и на этот раз я решила не спорить. Уж кто-кто, а она знает гораздо больше, чем я, о местных обычаях.

Платье сидело как влитое, хотя в нем явно ощущался перебор с кружевами. Вопреки уговорам Оленны я оделась сама, позволив ей лишь затянуть шнуровку на спине. Но при всем желании я бы наверно, не смогла сама причесаться. Местная мода заставляла женщин укладывать волосы такими причудливыми косами и локонами, что весь мой парикмахерский талант, сводившийся к умению завязать конский хвост на затылке, конечно же, никуда не годился. Поэтому моя компаньонка с явным удовольствием усадила меня на кривоногий пуфик перед зеркалом и начала свою экзекуцию над моей шевелюрой, поминутно восхищаясь золотистым цветом моих волос.

— Оленна, почему ты постоянно пытаешься мне прислуживать? — задала я давно мучивший меня вопрос, — Влад представил мне тебя как леди Оленну и мою компаньонку, но ты упорно пытаешься делать то, чем, как мне кажется, должны заниматься слуги. Ты ведь верно из знатного рода?

— Верно. Но отец разорился, и теперь кроме имени у нас ничего нет. Он и мать живут в поместье вашего брата и ведут его дела. Я просто тоже хотела быть чем-то полезной, — девушка говорила обо всем этом так легко, что даже в голову не приходило ей посочувствовать.

— Мне кажется, ты слишком усердствуешь, — заметила я, — Ведь компаньонка это совсем не то, что личная служанка.

— А мне кажется, что не слишком. Я никогда бы не стала делать того, что задевало бы мою гордость. И хотя я знакома с вами всего несколько часов, но думаю, что и вы бы не позволили мне сделать ничего подобного, — моя собеседница тихонько засмеялась и внесла последний штрих в мою прическу.

Я оглядела свое тусклое отражение в зеркале и была приятно удивлена. Вот живешь в своем скучном мире и вовсе не подозреваешь, что черный жемчуг в волосах тебе необыкновенно к лицу.

— Оленна, ты просто волшебница!

— Я рада, что вам нравится.

— Называй меня на ты и по имени, пожалуйста.

— Хорошо буду звать вас просто Иулия, — неожиданно легко и немножко лукаво согласилась она.

Я мысленно выругалась. Что ж они тут так над моим именем издеваются!

— Лучше Юля.

— Почему?

— Это домашний вариант, и мне так привычней, — нашлась я. И чего я так фамильярничаю с этой девушкой? Даже странно, не в моих это привычках.

Я еще раз посмотрела в зеркало. Все же женское тщеславие неистребимо даже в таких запущенных экземплярах как я. Зеркало отражало лишь какое-то расплывчатое фиолетово-сиреневое пятно, обидно.

Не знаю, каким образом она это выяснила, но скоро Оленна заявила, что нам пора спускаться в зал к началу пира.

В зале, как и в остальных помещениях замка, были довольно низкие потолки, из-за этого возникало какое-то странное ощущение, будто стены давят на тебя. При такой архитектуре очень легко заработать клаустрофобию. Странно, но когда мы проезжали по городу, глядя на все эти тянувшиеся ввысь дома, мне казалось, что помещения в них просторные, наполненные воздухом и светом. Замок тоже не выглядел ни приземистым, ни маленьким, но его комнаты больше походили на средневековые казематы. Может быть, все дело в толщине стен, ведь постройка рассчитана на осаду, а может быть в древности, ведь замок явно был возведен раньше, чем любое из зданий города.

В зале чадили факелы, и стоял странный запах, но как не пыталась, я не смога определить, что это. Длинные столы были заставлены блюдами, за некоторыми уже расположились гости, но я нигде не видела Влада. Еще не хватало сидеть среди них одной! Всегда недолюбливала большие компании, и вряд ли мне удастся получить здесь удовольствие, даже не смотря на то, что это средневековый пир.

Я дернула Оленну за рукав:

— А где мы должны сидеть?

— Я думаю, что поскольку ваш брат выиграл турнир, то за главным столом, рядом с герцогом и его дочерью, — она указала на стол, который стоял перпендикулярно всем остальным и был нарыт только с одной стороны.

У меня аж мурашки заскакали по коже от такой перспективы. Место хуже не придумаешь — прямо на всеобщем обозрении.

Тут к нам подошел один из слуг и показал наши места. Я действительно должна была сидеть за главным столом, но вот Оленна такой чести не удостоилась, и ее посадили где-то в середине одного из обычных столов. Честно говоря, я бы с удовольствием с ней поменялась или просто пересела бы, но как знать, когда и на сколько можно нарушать здешние правила.

Я мрачно уселась на свое место. Стол практически пустовал. И зачем только мы так рано пришли? Сижу тут одна как дурра, даже поговорить не с кем.

— Скучаете? — раздался вопрос у меня над ухом, словно кто-то прочитал мои мысли.

Я обернулась и наткнулась взглядом на наглые зеленые глаза сэра Алекса.

— Не на столько.

— Это собственно и не важно, все равно, мое место рядом с вами, — черный рыцарь бесцеремонно уселся рядом, он сменил свои черные латы на не менее черный камзол, прошитый тонкой серебряной нитью, легкий плащ был лихо заколот серебряной же брошью с изображение ивы.

— Вот черт, — не удержалась я, оставалось только надеяться, что восклицание было тихим и не дошло до ушей моего соседа.

— Совершенно с вами согласен, — невозмутимо ответил сэр Алекс, — Вот черт, кажется, я совершенно не нравлюсь своей соседке, и она предпочитает голубоглазых блондинов в броне и славе.

Угу, блондинов, вот только не голубоглазых, а зеленоглазых, но ему это знать совершенно не обязательно, и так не отцепляется, хоть убейся. Я снова нацепила скучающую мину и, стараясь вовсе не замечать черного рыцаря, отвернулась к другому концу зала.

Из показного безразличия меня вывел подозрительный лязг, будто кто-то стучал друг о друга консервными банками. Пришлось обернуться, не удовлетворить свое любопытство я не могла. К сэру Алексу подбежал закованный в панцирь рыцарь с алебардой, на нем был герб герцога — барсук — так что я предположила, что это стражник. Так вот вид у стражника был крайне перепуганный и запыхавшийся.

— В замок проникли, — шепнул он черному рыцарю, но слишком громко, так что я могла все слышать, — Меч украден.

— А Влад? — тут же забеспокоился мой сосед.

— Сэра Владлена нигде нет. На месте обнаружены следы магического сражения, но нет следов крови. Мы предполагаем, что его взяли в заложники.

Сэр Алекс резко встал:

— Замок оцепили?

— Да, сэр. Но боюсь, что им уже давно удалось уйти. Герцог ждет вас в зале совещаний.

Черный рыцарь спешно покинул зал, за ним, гремя латами, поспешил стражник. Я так и осталась сидеть, глупо хлопая глазами. Как это похитили? Пришлось стремительно подхватиться с места и догонять этих расторопных рыцарей, иначе так и останешься в неведении. Сами же наверняка не придут и не расскажут, так, мол, и так, украли вашего брата.

Когда я выскочила в коридор, там уже никого не было, лишь где-то впереди удалялся знакомый лязг. Таким макаром, да в длиннополой одежде я их не догоню. А если и догоню, пустят ли меня в зал совещаний? Ой, вряд ли.

Я прислонилась к шершавой стене. Перед глазами от чего-то все плыло. Странно, не могла же я вот просто так разнервничаться…

VI

Очнулась я так, словно кто-то за шиворот вытащил меня из-под воды. Долго хватала ртом воздух, пытаясь определить, на каком я свете. Будильник еще даже не звонил, было полседьмого утра.

Я медленно села, а затем спустила ноги с кровати и босиком пошлепала в ванную. Холодная вода быстро приводила в чувства. Но даже после умывания мое лицо в зеркале все так же выглядело испуганным.

Повинуясь внезапному порыву, я кинулась в коридор, где на тумбочке валялась брошенная мной накануне вечером визитка Влада. Плевать, что сейчас раннее утро, я ему позвоню, пусть и не совсем четко представляю, что мне ему сказать.

Трубку Влад отказывался брать категорически, и после пятой попытки я раздражено отбросила телефон.

Плюнуть на все и начать, наконец, собираться на работу. В кои то веки хоть приду пораньше. Одевалась я рассеянно, снова и снова прокручивая в голове ночные события. Я никогда так четко не запоминала своих снов. А впрочем, сон ли это?

Есть не хотелось и я, закинув в сумочку визитку Влада выскочила из дома в надежде попасть в метро до часа-пик.

На работе еще раз набрала мобильный Влада, а с девяти часов стала названивать по рабочему номеру, — нигде не брали трубку. То, что я раньше принимала за раздраженность, оказалось тревогой, которая только росла с каждым сделанным звонком.

К обеду мои нервы натянулись до предела, и я начала кидаться на каждого надоедливого менеджера, который подходил ко мне с вопросами по оформлению договора. Прекрасно понимая, что интуиция меня подводит редко, я решила пойти обходным путем и позвонить Оксанке:

— Привет, — упавший голос подруги не внушал оптимизма.

— Слушай, Оксан, я не могу Владу дозвониться. Ты не знаешь, что с ним? — я затаила дыхание, ожидая непростых вопросов с ее стороны.

— Юль, он в больнице.

— Что?? Что с ним случилось?

— Его нашли без сознания в собственной квартире. Пока еще ничего не известно.

— Ужас! Что с ним такое могло случиться? Вчера же еще все было нормально! Надеюсь, все обойдется.

— Спасибо.

— Оксан, я еще тебе вечером позвоню, ладно? Может быть, что-нибудь изменится.

— Хорошо. Пока.

Я повесила трубку. В голове не укладывалось, как такое могло произойти! Влад, в какие же странные сны ты меня затащил? Сны ли это? Меня не покидало ощущение, что все события связаны. Ведь там, в том мире, с ним что-то произошло. Знать бы только, что. И есть только один способ узнать — вернуться. Но можно ли это сделать, когда Влад находится в таком состоянии? Да, и нужно ли? Судя по повороту событий, это совсем не безопасно. Стоит ли рисковать ради почти незнакомого человека?

Я вздохнула. Так я окончательно изведу себя до конца дня. Вот так всегда, когда жизнь размеренна и спокойна, кажется что можно на стену лезть от скуки, хочется приключений, постоянно изменяющихся обстоятельств и сильных эмоций. Но стоит лишь чему-то пойти не так, стоит появиться в моем окружении чужеродному элементу, как я немедленно пугаюсь и начинаю мечтать, чтобы все стало как раньше. Пожалуй, ничего не поделаешь, такой уж характер.

С трудом дождавшись конца рабочего дня, я поспешила домой, чтобы уже оттуда позвонить Оксане.

— Врачи говорят, он в коме, — голос у подруги был натянутым, и я уже почти ожидала услышать в трубке всхлипы. Не умею я утешать. Теряюсь, когда люди плачут. Но всхлипов не было.

— А причину они называют?

— Нет, никто не может понять, в чем дело. Юль, он ведь вчера тебя провожал, с ним все было в порядке?

— Да нормально все было, ничего такого, — соврала я. Ну, как расскажешь о своих ночных путешествиях, — Будем надеяться, что он в таком состоянии не надолго.

— Будем.

Да что ж это такое! Я некоторое время носилась по квартире, словно дикий зверь в клетке. Затем усилием воли взяла себя в руки, заварила себе зеленый чай, и в тишине села на кухне, грея руки о горячую чашку. Свет в квартире я не включала, поэтому наползающие сумерки вгоняли меня в странное оцепенение.

Снова всплыла мысль, которая не давала мне покоя полдня. Вот если бы у меня была возможность, согласилась бы я вернуться в тот странный мир, чтобы понять, что случилось с Владом?

Не знаю.

Где он? Там? Или уже тут? Или где-то на грани…балансирует…

Я закрыла лицо руками. Это невыносимо! Я сидела на кухне до тех пор, пока за окном окончательно не стемнело, пока не пришла к выводу, что нет ничего хуже, чем мучиться от неизвестности. Нужно поспать. И не важно, что при этом произойдет или не произойдет.

V

Казалось, я только что закрыла глаза, но, открыв их, я обнаружила, что стою, прислонившись спиной к каменной стене.

— Я Вас еле нашла, — перепуганная Оленна схватила меня за плечо. — Почему вы так быстро выбежали из зала?

Вот значит как. Я попала почти в тот же момент, из которого и выпала в свой мир. Вот оно значит как. Я вообще сюда попала! Без помощи Влада! И без помощи ли?

— С вами все в порядке? — Оленна нерешительно потрясла меня.

— Влад пропал. Его, возможно, даже похитили. Еще какой-то меч… Оленна, что мне теперь делать? Куда идти?

— К герцогу, конечно, — эта маленькая девчушка и не думала терять присутствия духа, не то, что я.

— Ты мне покажешь, где его покои?

— Я не думаю, что он сейчас в своих покоях. Нам надо в зал совещаний. Если украли Меч, то все это слишком серьезно.

— Оленна, неужели какой-то меч может быть важнее Влада? При чем здесь меч? — я абсолютно ничего не понимала, да теперь уже и не слишком беспокоилась, что выдам себя.

— Ваш брат не зря предупреждал, что Вы не от мира сего и часто не знаете очевидных вещей, особенности закрытого воспитания. Но поначалу я ему не верила, — Оленна вздохнула. — Как можно не знать про Меч?

Ну, спасибо Влад, удружил! Хорошо, что еще не назвал сумасшедшей прямым текстом.

— Меч это символ власти над герцогством. Учитывая, что сейчас на этих землях действуют мятежники во главе с племянником герцога, Меч необходимо было охранять. Его потеря была бы особенно нежелательна в подобных обстоятельствах.

— Это все, конечно, очень занимательно, но причем здесь Влад? — нетерпеливо перебила ее я.

— Нет лучше защиты, чем магическая. Поэтому Ваш брат был вынужден постоянно посещать тайник и обновлять заклинания.

— Идиоты! — не выдержала я. — Так же легче всего было проследить, где находится тайник!

Оленна испуганно отпрянула от меня. Ну да, сейчас я меньше всего похожа на леди. Плевать, это не мой мир и не мои традиции!

— Меня пустят в зал совещаний? — возможно даже слишком резко спросила я.

— Наверно, ты ведь сестра Влада, — от волнения девушка поминутно путалась и обращалась ко мне то на "ты", то на "Вы".

— Тогда веди.

Путаясь в длинных подолах, мы стремительно зашагали по коридорам. Вернее путалась я, Оленна была привычна к такой одежде и бодро семенила впереди.

Я не знала, что буду делать. И это был тот редкий случай, когда я даже не задумывалась над этим. Может быть, подсознательная вера в то, что все это сон, заставляла меня не мучиться и не пытаться рассчитывать свои следующие шаги. Хорошо то, или плохо, я не знала; слишком уж редко выдавалось мне действовать, не загадывая наперед. У меня была цель, и я собиралась ее достигнуть.

Наконец Оленна замерла перед высокими створками дверей. Вход охранялся: два рыцаря в легких латах стояли на страже. Не успела я даже задуматься, как моя компаньонка, быстро протараторила:

— Леди Иулия, сестра сэра Владлена, просит разрешения присутствовать на совещании.

Один из рыцарей окинул меня взглядом, кивнул и почти бесшумно (как только умудрился в своих латах?) скрылся за дверями.

Нет, все-таки повезло мне с Оленной, сама бы я еще полчаса мялась на пороге, пытаясь всеми правдами и неправдами попасть внутрь. А тут все просто и ясно. Вот только пустят ли?

Пустили. Через минуту рыцарь выглянул из зала и слегка приоткрыл передо мной дверь. Я прошмыгнула в проем — вдруг передумает. За спиной щелкнул засов, и я запоздало поняла, что Оленна со мной не пошла. Все — теперь некому будет водить меня за ручку, придется разбираться своим умом.

Зал, по сравнению с остальными помещениями, поражал высотой потолка. Окон не было, только через круглое отверстие в крыше лился вечерний тусклый свет, по стенам шли бесчисленные галереи, освещаемые дрожащими факелами. Людей здесь было не так уж много, но это мало меня утешало, потому что взгляды всех присутствующих обратились на меня, как только лязгнула дверь за моей спиной. Я бы, наверно, так и стояла, как вкопанная, если бы на меня тихонечко не зашипели справа.

Я скосила глаза: на скамье, что стояла у правой стены зала, расположились несколько женщин, одна из них раздраженно махала мне рукой. Вот так, чего я еще могла ожидать от средневековья? Женщины сидят отдельно, молчат и радуются, что их вообще впустили. Я шмыгнула на скамью и, несмотря на все свое нетерпение, уселась так же чинно, как и мои соседки, чтобы более ничем не выделяться.

Теперь, когда прошел первый испуг, у меня появилась возможность оглядеть присутствовавших. А присутствовало не так уж много: десятка два мужчин, да трое женщин, сидящих на скамье, к которым можно было приплюсовать еще и меня. Зал был явно рассчитан на большее количество народу, и оттого каждая реплика гулом прокатывалась по его стенам — ничего не скажешь, очень секретное собрание.

Как я поняла, совещание еще даже и не начиналось, время от времени в зал входили новые рыцари. Некоторые из них были мне уже знакомы: например, сэр Ульрик и его отец, черный рыцарь ни на шаг не отходил от герцога, они о чем-то переговаривались. Остальные же по большей части пытались выяснить друг у друга, что произошло и каковы детали. Наблюдая всю эту картину, мне с трудом удавалось держать себя в руках и не выдавать своего нетерпения. Какое-то из тех чувств, что за шестым, говорило мне, что для расспросов время не самое подходящее. И потом очень скоро я заметила, что оказалась в некотором вакууме — никто не горел желанием со мной пообщаться. Даже женщины на скамейке отодвинулись на допущенное приличием расстояние. Странно. Не к добру это.

Наконец, герцог, находившийся в середине зала, поднял руку в знак тишины.

— Пожалуй, мы начнем! Заглушки!

Не успела я сообразить, причем здесь какие-то заглушки, как рыцари, стоявшие у стен, вытащили из-под скамей предметы, отдаленно напоминавшие большие пробки, диаметром с хорошее бревно, и вставили их в специальные отверстия в стенах. Моментально наступила тишина, мне даже некоторое время казалось, что я оглохла, но это всего лишь пропало эхо, и голоса всех присутствующих стали до странности приглушенными. Мне некогда было удивляться акустическим эффектам этого замка, гораздо важнее сейчас было само собрание.

— Мы вынуждены были собраться здесь в связи с непредвиденным происшествием. Около часа назад была совершена попытка похищения Меча, преступники не были пойманы, но думаю, что всем нам здесь понятно, чьих рук это дело. Мало кто знает, и я уверен, что теперь в сложившихся обстоятельствах, нет смысла более делать из этого тайны, что в замке хранилась хорошо сработанная копия меча. Ее-то и унесли с собой воры, — герцог сделал небольшую паузу в своей речи, которая была произнесена практически на одном дыхании сильным хорошо поставленным голосом.

Собравшиеся загудели, зашептали, словно потревоженный улей, но гул этот был одобрительным, кое-где слышались смешки. Я поджала губы, мне было совсем не весело. Герцог снова призвал к тишине.

— Но, к несчастью, похитители забрали нечто не менее ценное, чем Меч. Я говорю о сэре Владлене, нашем маге. В хранилище были обнаружены следы борьбы: по-видимому, похитители сыграли на внезапности, — герцог вновь замолчал, дав новой волне гула прокатиться по залу.

Все это было, конечно, хорошо: чертовски напыщенно (даже паузы в нужных местах), но совершенно неинформативно. Что такого могло случиться с Владом, что в своем мире он впал в кому? Имей я чуть больше смелости, я бы встала и спросила. Но нет, меня словно приклеили к скамейке.

— Мы не можем этого так оставить! — рев сэра Ульрика, наконец, перекрыл весь гомон и выразил общую мысль. Я порадовалась, что эхо "отключили".

— Необходимо вернуть сэра Владлена, — голос с противоположного конца. Хех, будто Влад это какая-то вещь.

— Если он еще жив, — без всякой тени сочувствия высказался другой рыцарь.

— Не думаю, что его жизни грозит опасность, — спокойно проговорил герцог, но его почему-то услышали все присутствовавшие. — Маги слишком ценны. Не думаю также, что за него могут потребовать выкуп. Мятежникам гораздо выгоднее будет держать его у себя, по крайней мере, в ближайшее время. А это значит, что вернуть сэра Владлена мы можем единственно с помощью силы. Завтра на рассвете в путь выступит отряд для освобождения сэра Владлена. Командовать отрядом будет сэр Алекс.

Черный рыцарь подошел ближе к герцогу, так чтобы всем было его хорошо видно.

— Отряд будет малочисленным, — продолжал герцог, — поскольку мы рассчитываем перехватить похитителей до того, как они пересекут горные перевалы и доставят пленника к моему мятежному племяннику. Но, если кто-то из вас хочет присоединиться к отряду, вы можете высказаться прямо сейчас. Полезных людей сэр Алекс непременно возьмет с собой.

Все притихли. Вот уж не представляла, что рыцари будут раздумывать над подобным предложением.

— Я поеду, — уже привычно громогласно заявил сэр Ульрик, без всякой вопросительной интонации в голосе. Воинственно торчала рыжая борода, огромная фигура не оставляла сомнений, что уж этот-то точно поедет, хоть его мобильность и под вопросом.

За ним потянулись остальные.

— Я думаю, мое присутствие будет необходимо, даже если бы я и не выразил своего желания, — витиевато высказался стройный и немного жеманный рыцарь. Я заметила, что сэр Алекс кивнул в ответ.

— Возьмите меня!

— Не хотелось бы пропустить такую поездку!

— С вашего позволения, я хотел бы присоединиться.

— Мои навыки будут вам полезны.

Возгласы посыпались со всех сторон, тут же начались обсуждения кандидатур, и все это слилось в неразборчивый гомон. Я поняла: сейчас или никогда! Но для этого шага мне пришлось собрать все остатки своего невеликого мужества.

Я встала со скамьи и, нисколько не церемонясь, направилась к центру зала, где стояли герцог и черный рыцарь. Меня пропускали, но скорее от удивления, чем из вежливости или потому, что так было надо. Я приблизилась к герцогу на расстояние, которое показалось мне допустимым.

— Я поеду, — сказала я достаточно громко, чтобы меня было слышно всем. Если бы вы знали, чего мне это стоило! Главное сейчас было не стучать коленками и не заикаться.

На секунду воцарилось недоуменное молчание. Затем я едва ли не кожей почувствовала, как в зале начало возрастать возмущение. К счастью, ему не дано было вылиться, поскольку заговорил герцог. Его голос был обманчиво мягок.

— Леди, мы, конечно же, понимаем, как Вам дорог Ваш брат, а также Ваше желание способствовать его освобождению. Но позвольте рыцарям заниматься своим делом, вряд ли Вы им чем-то сможете помочь.

Вот так вот, только что по носу не щелкнул публично. А у самого на лице такая сочувствующая мина, аж тошно. Значит, будем нагло врать, не зря же я выскочила на середину зала позориться. Как там у нас к герцогам обращаются?

— Ваша светлость, я бы не осмелилась обратиться со столь дерзким предложением, не имея на то веских оснований, — о, я уже горжусь своим высоким стилем, — Дело в том, что и я обладаю некоторыми магическими способностями моего брата, поэтому полагаю, что могу быть полезной в предстоящем мероприятии.

Ну вот! Главное теперь, чтобы меня не заставили подтверждать свои слова на деле. Будем надеяться, что леди у них тут не имеют такой дурной привычки, как наглое вранье.

Видимо, я привела правителя в некоторое смятение чувств, потому как он впервые за сегодняшнее собрание растерялся. Вот теперь его еще можно и взглядом посверлить для пущей убедительности. Мне не раз говорили, что взгляд у меня тяжелый и неприятный. Охотно верю. Какова личность — таков и взгляд. Я уставилась на герцога, стараясь не мигать.

— Это непростое решение, поэтому я хотел бы оставить его на усмотрение сэра Алекса, поскольку командовать отрядом придется все же ему, — вышел из положения этот хитрый мужик. Правильно, всегда лучше свалить принятие неоднозначных решений на кого-нибудь другого, чтобы потом была возможность сказать сакраментальное "я же тебе говорил".

Сэр Алекс только кивнул, но ответа я от него так и не дождалась, и вскоре меня вновь оттерли к дамской скамье, с которой на меня косились совсем недружелюбно. Зря они думают, что так просто от меня отделались. Раз уж я в это ввязалась, то придется идти до конца. Все равно в этом мире мне терять особо нечего. Как только закончится это бредовое собрание, я вцеплюсь в черного рыцаря и не отстану, пока он не возьмет меня с собой. Эх, надо было дать ему эту чертову ленту!


— Сэр Алекс, постойте, — я ухватила рыцаря за рукав, — Вы так и не сказали, можно ли мне будет поехать с вами.

Правильно, начнем мягко, наорать на него я всегда успею. Я остановила черного рыцаря уже в коридоре, когда собравшиеся стали расходиться. На нас бросали более чем любопытные взгляды.

— Нет, Вы не поедете, — сказал, как отрезал.

— Это еще почему?! — я и не подумала дать ему уйти.

— Потому что Вы леди, а леди не участвуют в военных операциях, — он попытался отцепить мою руку от своего рукава, но скоро понял, что для этого ему придется сломать мне пальцы.

— Тогда считайте, что я не леди. Мне нужно поехать с Вами!

Сэр Алекс моргнул, и у меня создалось впечатление, что у него внутри щелкнул какой-то переключатель.

— Прекрасно! Тогда я буду говорить прямо. Я считаю, что Вы абсолютно бесполезны.

— Ну, а как же мои магические способности? — встряла я, пока его не понесло. Меня уже начинала брать злость от его невыносимого упрямства.

Рыцарь многозначительно поднял одну бровь.

— И Вы, и я прекрасно знаем, что никаких способностей у вас нет. Разве что способность быстро врать, — он усмехнулся. — Неужели Вы думаете, что, тесно общаясь с вашим братом, я оставался в полном неведении относительно Вас?

— Значит, Вы отказываетесь меня брать? — спросила я ледяным тоном.

— Да.

— Отлично! Тогда я поеду одна, в этом Вы мне помешать не сможете. Раз уж мне надо поехать, то какая разница с Вами или без Вас.

Сэра Алекса перекосило то ли от гнева, то ли еще от какого другого чувства.

— Всего хорошего, — бросила я и развернулась, чтобы уйти, абсолютно, впрочем, не представляя, куда пойду.

— Постойте! — уже он схватил меня за руку, — Вы совершенная идиотка, если думаете, что разъезжать по герцогству в одиночку безопасно!!

— Вот не надо на меня орать! Я могу делать все, что захочу! И если мне надо поехать, то я поеду, и уж Вы будете последним человеком, у которого я спрошу совета! Если Вы думаете, что Влад будет на Вас в обиде за то, что Вы позволили мне ехать одной, то об этом можете не беспокоиться, я скажу ему, что Вы тут не при чем!

Оставалось только надеяться, что я сделала не слишком явный намек, и он поддастся на эту наивную провокацию. Иначе мой запал скоро иссякнет, а добивать противника надо сейчас, чтобы не упустить случай.

Лицо сэра Алекса побелело и стало еще менее привлекательным, зеленые глаза метали молнии, мне на миг показалось, что вот сейчас он кинется на меня и придушит собственными руками.

— Вы на лошади-то хоть ездить умеете? — прорычал он сквозь зубы.

— Да, — вообще-то нет, но зато я умею врать.

— Малейшая жалоба или неповиновение, и я оставлю вас прямо на дороге. Вещей не брать, припасов тоже. Завтра на рассвете собираемся около конюшен.

Сказал и повернулся уходить. Я его больше не удерживала. Только когда получаешь то, что хочешь, начинаешь задумываться, а надо ли оно тебе было. Вот и сейчас я призадумалась, выдержу ли дорогу, да не буду ли обузой.

Я встряхнулась. Вовсе не о том думаю, надо собираться. Черный рыцарь сказал, вещей не брать, но ехать даже без самой легкой сумки нельзя. Да и… Тут я будто заново оглядела свой наряд, мда, в платье тоже не поедешь. Сомневаюсь, конечно, что женщинам здесь позволяется разгуливать в штанах, но сейчас мне на это ровным счетом наплевать. Главное, чтобы было удобно.


Оленну я отыскала не так скоро, как хотелось бы. Все это переплетение каменных коридоров начинало действовать мне на нервы. Наверно, вид у меня был довольно решительный, потому что девушка смотрела на меня во все глаза с непомерным удивлением. А уж когда я рассказала ей, что собираюсь делать, компаньонка и вовсе вспленула руками и перешла на неразборчивое лепетание, из которого я все же установила, что настоящие леди так не поступают, и что, хоть она и не в силах помешать мне отправиться в это сумасбродное путешествие, сама она с места не сдвинется, хоть ты ее режь. Ладно, никто и не зовет.

Я только вздохнула поглубже и встряхнула Оленну за плечи, иначе она причитала бы еще битый час.

— Я не заставляю тебя ехать со мной, просто помоги мне собраться.

От такого обращения девушка захлопала глазами, будто приходя в себя. Затем кивнула, схватила меня за локоть и потащила, как потом оказалась, к моим покоям.

С наступлением ночи комнаты приветливее не стали. Тени, что раньше лежали по углам, теперь расправились и загустели, отчего помещение казалось зловещим. Впору разводить призраков и вампиров.

Я поежилась, но мрачному настроению поддаваться не стала. Теперь, когда у меня была определенная цель и целый список неотложных дел, было совершенно некогда обращать внимание на такие пустяки. Как только Оленна закрыла за нами дверь, я бросилась к сундуку, желая провести ревизию имеющихся у меня нарядов. Но чем больше я вытягивала из недр этого чудовища кружев, шелков, бархата, тем скорее угасал мой первый решительный порыв. Да что ж такое! Куда это годится?! Вот бы сейчас и вправду щелкнуть пальцами, чтобы здесь оказались мои любимые джинсы.

Я со вздохом отложила две добытые из сундука рубашки — пока что это единственное, что еще хоть как-то может сгодится в дороге.

— Мне нужны штаны, желательно две пары, чтобы прозапас, — обратилась я к Оленне, которая до этого смотрела на все мои манипуляции со стороны.

— Зачем? — удивилась та.

— Неужели ты думаешь, что я буду скакать верхом вот в этом расфуфыренном сарафане, в котором и ходить-то неудобно?

— Но у Вас же есть отличный костюм для верховой езды, — Оленна дернула какую-то коричневую тряпку из груды остальных и гордо протянула мне.

Я скривилась.

— Убери. Мне нужны штаны и точка!

— Но женщинам…

— Знаю-знаю, нельзя ходить в штанах. Глупости все это! Ты мне можешь достать штаны или нет?

— Могу, — нехотя ответила компаньонка.

— Ну, так достань, пожалуйста, — сказала я более мягко, поняв, что зря окрысилась на бедную девушку.

Оленна кивнула и шмыгнула за дверь, оставив меня наедине с тускло горящей свечой. Я взяла подсвечник в руку и направилась к двери в стене, за которой оказалась тесная каморка, заставленная какими-то тюками и еще несколькими сундуками. Так я и знала, что все "мои" вещи не могли поместиться в тот сундук, что стоял в изножье кровати.

В тюках оказались какие-то ткани, подушки, тесемки и прочий ни к чему негодный хлам, поэтому я скоро их бросила и взялась за сундуки. Здесь мне повезло больше. В первом я обнаружила с десяток пар обуви, где среди изящных туфелек, расшитых каменьями, словно они вовсе и не для носки предназначены, нашлись две пары сапожек из мягкой кожи: одни едва не доставали до колен, вторые были чуть выше щиколотки. Вот это совсем другое дело! И хотя здесь тоже не обошлось без вышивки, но подошва у обеих пар была толстая, каблук низкий и устойчивый — обувь явно не для праздного гуляния по сводчатым залам.

Немного приободрившись, я открыла другой сундук — маленький, больше напоминавший шкатулку. Свет заиграл на гранях камней, цепочках и нитях жемчуга — драгоценности. Я не удержалась и запустила туда руку, словно не веря, что все это настоящее. Тут же обнаружился туго набитый мешочек, кажется, с монетами. Я развязала завязки — так и есть. Вот деньги мне точно пригодятся, поэтому я отложила кошель к сапогам. Но прежде чем закрыть ларчик, все же цапнула оттуда цепочку с кулоном в виде звезды, повесила себе на шею. Ох уж эта нерациональная страсть к блестящим цацкам! Иногда мне бывало за себя стыдно.

Дальше пришла очередь огромного деревянного короба. Не похоже, что там может храниться что-либо ценное. Но мне сейчас как раз и были нужны не ценные вещи, а вещи полезные. В сундуке оказались одеяла, какие-то полоски кожи, назначения которых я не знала, и добротный меховой плащ, судя по всему зимний. Пригодится. Здесь, в отличие от Москвы, стояла осень, золотая и теплая, но по ночам, наверняка, будет холодно. Поэтому плащ можно скатать, перевязать и прикрепить к седлу. Еще в сундуке обнаружилось что-то вроде кафтана, явно вещь из мужского гардероба. Ткань была плотная, крепкая, без всяких излишеств. Я встряхнула добытое от пыли и накинула на себя. Чуть великоват в плечах, рукава длинны, а на бедрах точно не застегнется. Ну да ничего, все лучше, чем разъезжать в тех нелепых накидках, что я нашла в сундуке вместе с платьями. Порылась еще, выудила кожаный жилет, или что-то вроде того, тоже сойдет, вот только распороть придется по шву на спине, да заново сшить, чтобы не болтался. Хоть руки и кривые, а, наверно, справлюсь.

Порыскав еще по каморке, я нашла кожаную сумку с какими-то склянками. Склянки вытряхнула, а в сумку запихала все свои нехитрые пожитки, которые не собиралась надевать. Оставалось дождаться Оленну с ее добычей. И в самом деле, не лезть же мне на коня в юбке, и так ездить не умею, а тут еще в подоле путаться.

Из комнатушки я вылезла вся в пыли и паутине, да еще со свечой в руке — посмотришь со стороны, испугаешься: ну чисто замковое привидение. Пока ждала Оленну, стряхивала с себя пыль и вынимала из волос дорогие побрякушки, но та долго ждать себя не заставила. Влетела в дверь запыхавшаяся с кучей тряпок в руках.

Расспрашивать, где взяла, я не стала, какая мне разница, главное, что принесла. Стали разбирать ее добычу. Холщовые штаны я отбрасывала сразу — с такими делай, что хочешь, а ни в жизни не сядут. Впрочем, приходилось помнить, что я все ж таки благородная дама. А это звание не поддержишь в мужицких штанах с отвисшими коленками на пять размеров больше нужного. Попались мне и штаны из тонкой шерсти, хоть большеватые, но я их отложила к сумке, может лучше ничего и не будет. Затем ладонь нащупала какую-то скользкую шелковистую ткань. Я потянула и извлекла на свет натуральные шаровары, кажется, синие — при свете свечи толком и не разберешь. Откуда только такое чудо? Одела — пришлись впору, да тут сложно и не прийтись: ткани много, на кого ни надень, все равно на юбку походить будут. В сапоги заправлю и в самый раз, даже по-восточному как-то получается. Вот только в талии великоваты, но это мы с Оленной быстро поправили кушаком, сделанным из одной из моих шалей.

Шерстяные штаны я запихнула в сумку. Были в куче еще и кожаные, но их я отбросила после некоторых размышлений — что-то не улыбалось мне в них часами просиживать в седле.

Я попросила у Оленны иголку с ниткой и села со свечой к узенькому окошку-бойнице перешивать жилетку. К моему удивлению у нас в наличии оказались еще и ножницы. Дело пошло.

— И куда же вы вот так поедете? — Оленна примостилась рядом, и я поняла, что она решила снова попробовать меня отговорить. — Убьют вас, а то и чего похуже.

Я поморщилась. Только такими причитаниями мне сейчас настрой и поднимать.

— Пойди лучше скажи, чтоб мне лошадь к рассвету приготовили, — не зло (сдержалась), а вполне добродушно сказала я.

— Какую?

О, господи! Откуда мне знать, какую?! Ведь мои лошади, вроде, как и не мои вовсе.

— Повыносливей которая. Пусть конюх сам выбирает.

Оленна странно на меня покосилась, но из помещения вышла молча.

Когда она вернулась, я отослала ее спать, а сама закончила перешивать жилетку и стала глядеть в окно на мутную луну в небе. Сон не шел совершенно. В голове роились какие-то мысли, но ни одна не обдумывалась долго. Они скользили словно тени по стенам, беззвучные и бесплотные. Не думалось ни о Владе, что лежит в коме там, в настоящем мире, ни о предстоящем путешествии, неизвестно что сулившем, ни о себе самой. Только где-то на заднем плане свербило: " не пропустить бы рассвет".

Так я и сидела при свете свечи, а потом, когда она уже догорела, в полной темноте, пока небо не стало неуловимо сереть и не пришло время собираться.

Я завязала волосы в хвост на затылке, чтобы не мешались, и стала одеваться. В зеркале, конечно, всего не разглядишь, но вид получился довольно потешный. Вовремя спохватившись, стала снимать с себя драгоценности: кольца, браслеты, серьги. Оставила только кулон на тонкой цепочке, вытащенный из шкатулки. Странный он какой-то. Вдруг не просто так понравился?

В комнату вошла заспанная Оленна. Наверно, будить собралась. Впрочем, тому, что я уже встала, удивилась несильно. Только робко и молча протянула мне перчатки из тонкой кожи, да сунула в сумку гребень для волос. Гребень — это хорошо, сама я о нем что-то и не вспомнила. Но перчатки то зачем? Ладно, там увидим.

— Спасибо, — неловко сказала я, — пойдем к конюшням. Пора уже.

Ей богу, как на войну отправляюсь! Прям сейчас расплачусь.

VI

Во дворе никого не было. Видимо, все же я поторопилась. Ну, ничего пообщаемся с животным миром, то есть присмотримся к лошади. Были у меня небезосновательные опасения, что не все здесь окажется гладко.

Лошадь мне вывели рыжую. "В масть", — подумала я. Зверюга косилась на меня недоверчиво, наверно, и я на нее тоже. Так бы мы и пялились друг на друга, если бы Оленна не сунула мне в руку кусочек сахара и чуть ли не силой не отвела к лошади. Кобыла обнюхала мою протянутую ладонь, а затем взяла сахар шершавыми губами. Первый контакт был налажен.

Оказалось, что зверюгу звать Звенка — и, несмотря на имя, характер у нее довольно покладистый. Но не успела я и ногу вставить в стремя, чтобы попробовать прокатиться без посторонних глаз, как во двор прихромал подозрительный и одновременно смешной мужичок. Не старый еще, лет сорока, с топорщившейся во все стороны короткой сивой бородкой. Сей субъект странно уставился на меня:

— Неужели с нами едете? — и не дождавшись ответа. — Во времена пошли! Девка, а туда же!

Я только раскрыла рот, чтобы возмутиться и ответить нахалу (что-что, а это я умела), как он отрезал:

— Нянькаться не буду, — и скрылся в конюшне.

Я так и осталась с открытым ртом. Вот черт! Ну и поездочка намечается! Спутники один другого хуже, а это я еще только двоих знаю.

Я решила плюнуть на мужика, и, сосредоточившись на том, чтобы все делать верно, стала засовывать левую ногу в стремя. Когда вставила, вспомнила, что не перекинула поводья через луку седла, пришлось ногу вынуть, поймать поводья и повторить всю процедуру заново. Так, теперь подтянуться и перекинуть ногу через седло. Спортивной подготовки у меня никакой, но если вдуматься, задача вполне выполнима. И оп! Я в седле.

Высоко и страшно. Но я себя превозмогла и выпрямилась, тем более что давешний противный мужичок выводил свою лошадь из конюшни. Конь у него был знатный, серый в яблоках, наверно, и рыцарь не постесняется такого себе под седло поставить. Моя коняшка по сравнению с ним, тьфу, немощь хилая.

Я вздохнула и утешила себя тем, что с такого коня падать в полтора раза выше. Я толкнула лошадь пятками (видела, как это делают в фильмах). Звенка повернула ко мне свою морду, посмотрела внимательно, не сказала бы, что очень уважительно, но внимательно это точно, а затем тронулась с места неспешным шагом. Я от восторга чуть в ладоши не захлопала. Так, продолжим развивать успехи. Я еще ударила пятками, и мы поехали чуточку быстрее, только вот я стала подпрыгивать в седле, как мешок с корнеплодами, с какими, выбирайте сами. Ой, мамочка, что же будет при настоящей скачке? Прощай, моя пятая точка!

На горизонте маячила стена амбара, и я потянула повод вправо, мы начали объезжать двор по часовой стрелке. Вернувшись на место, где стояла Оленна я натянула поводья — умная лошадка остановилась. И я задумалась над задачей вылезти из седла без посторонней помощи. Страшно, конечно, но никуда от этого не денешься. Глупо ждать, что кто-то всякий раз будет тебя вынимать из седла. Надо просто повторить процедуру влезания на лошадь наоборот. "Это не так-то сложно", — как могла, утешала я себя.

Слезть-то я слезла, совсем неизящно, с трудом сохранив равновесие, но вот повернувшись к Оленне, чтобы заставить ее восхититься собственными успехами, я наткнулась на далекий от дружелюбия взгляд сэра Алекса. Я и не заметила, как он появился во дворе. Черный рыцарь поздоровался с вредным мужиком, меня же не удостоил даже кивком головы, только бросал злые взгляды. Тоже мне рыцарь. Рыцари с дамами так не обращаются! Я запоздало вспомнила, что еще недавно заявила ему, что я не леди, и прикусила губу.

Пока сэр Алекс ходил за своим конем, я умудрилась приторочить свою сумку к седлу. На этом, казалось, все мои приготовления закончились. Оставалось только дождаться остальных участников компании и надеяться, что они окажутся не слишком уж невыносимыми в пути. Дожидалась я не долго. Со всех сторон от замка к конюшне потянулись люди.

Притопал тяжеловесный сэр Ульрик. Без турнирных лат он несколько уменьшился в объеме, но от этого не стал менее внушительным. Его пегая коняга с волосатыми ногами, на мой взгляд, больше походила на деревенских тяжеловозов, что и не удивительно, учитывая, какую массу ей предстояло нести на своей спине. Следует отметить, что сэр Ульрик был пока единственным из присутствующих, кто снизошел до приветствия моей персоне. Это определенно подняло его в моих глазах.

Затем появился неопределенного возраста мужчина, внешность которого, несмотря на глубокие, но очень характерные морщины, я не могла бы иначе назвать как благородной. Умный проницательный взгляд, гордая осанка и властные движения странно смотрелись в сочетании со старой потертой и заношенной одеждой.

Пришел и жеманный щеголь, которого я приметила еще на собрании. Даже очевидная походность наряда не помешала ему разодеться так, словно он в любую секунду может оказаться на торжественном приеме. Причем он умудрился нисколько не лишить свой наряд удобства или необходимой защиты. Наверно, я на его фоне смотрелась жалкой клоунессой, а предыдущий рыцарь убогим нищим.

К моему удивлению и даже некой тайной радости, оказалась в отряде и женщина. Вот только она нисколько не напоминала такое беспомощное существо, как я. Весь ее вид говорил, что она никому не даст спуску, а постоять за себя сумеет не хуже, чем иной рыцарь. Я глядела на нее во все глаза и мысленно окрестила ее "валькирией" за высокий рост, крепкую, явно неизнеженную фигуру, толстую светлую косу, перекинутую через плечо, меч на спине и одежду, какой при всех моих усилиях мне так и не удалось достать предыдущим вечером.

Последним забавно приковылял тощий длинный подросток, наверно, единственный, кто перещеголял меня здесь в нескладности. Его одежда явно была ему коротковата, как и пегий конек. Вот и подросток был при мече. Конечно, у меня возникали сомнения, умел ли он им пользоваться должным образом, но он был вооружен….а я нет. Единственная из всех. И это обстоятельство начинало меня немного угнетать.

Итак: восемь человек, — после нехитрых подсчетов заключила я. Меня сразу можно сбросить со счетов. Мальчишку, пожалуй, тоже. Остается шесть — не такая уж великая сила. Надеюсь, они знают, что делают. Потому что я понятия не имею.

Тем временем сэр Алекс подозвал нас всех к себе.

— Для начала я хотел бы вас представить друг другу. Но на церемонии у меня нет времени, поэтому никаких обид. Меня вы все знаете, это сэр Ульрик, — он кивнул на рыжеволосого силача, — Дед Тиграш, — вредный мужичонка самодовольно почесал бороду, — сэр Вальтер, — кивнул потертый рыцарь, — сэр Дэниль, — щеголь изящно поклонился, — леди Милана, — воительница улыбнулась, — Йозеф, — подросток спрятал огромный руки за спину и мучительно покраснел, — и леди Иулия.

Я состроила скептическую гримасу, ничего не могла с собой поделать, очень уж противно здесь коверкали мое имя. Да, вряд ли это выражение моего лица подходило для первого знакомства.

Сэр Алекс окинул меня неодобрительным взглядом (подумаешь, напугал!) и продолжил:

— С этого момента я приказываю вам забыть о классовых различиях, каковы бы они не были, в отряде все должны быть равны. Я считаю это необходимым для дальнейшей слаженности действий. Никаких расшаркиваний и церемоний. Выезжаем прямо сейчас. Наша задача — как можно скорее добраться до Ольверского леса. Пока не достигнем его опушки, никаких остановок и привалов, дальше будем действовать по обстоятельствам. Это все. Выезжаем.

Все как-то резко очутились около своих лошадей, что я даже растерялась. А опомнившись настолько испугалась, как бы не оказаться последней в седле, что даже и не заметила как там очутилась. Всадники направили лошадей к воротам. Я пристроилась в хвосте, молясь, чтобы у моей Звенки проснулся стадный инстинкт, и она ехала за всеми, так что мне не пришлось бы ей управлять.

Молилась я не напрасно. Лошадь и впрямь оказалась умнее меня и покорно поплелась за остальными. По улицам города мы пустили рысью (так, кажется, это называется). Улицы были бедные и некрасивые, дурно пахнущие и мрачные при рассветном солнце, совсем не те, какими мы ехали на турнир. Не осталось и следа от той величавости и того восторга, словно бы под вышитой яркой тканью оказалась грубая дерюжная подкладка. А впрочем, я с самого начала подозревала, что именно так и будет. Влад старался показать мне этот мир с лучшей стороны. С той, которую всегда мечтаешь увидеть. Но боюсь, в этом мой волшебник оказался не очень силен, и теперь мне придется любоваться на все то, что он наверняка, постарался бы скрыть.

Довольно скоро мы достигли городских ворот. Эти тоже были кованными, но без всякой излишней вычурности. Видно было, что их делали для защиты, а не для парадности входа. Ворота были открыты, вероятно, чтобы на нашем пути не возникло лишних задержек и любопытных глаз.

Если до того сидеть в седле было еще терпимо, то после того как мы оказались на широкой дороге за городскими стенами, это стало не то чтобы непереносимым, а просто невозможным. Лошади пошли галопом. И я стала напоминать плохо привязанный мешок все с теми же корнеплодами. Черт! Как им всем удается так сидеть в седле?! Даже нескладный Йозеф достаточно ловко управлялся со своей лошадью. Я же, если так пойдет и дальше, скоро окажусь на земле со сломанной шеей. Боюсь, что в таком случае мне придется проснуться и отказаться от увлекательной идеи собственноручного спасения Влада.

Все это было единственным, о чем я успела подумать, потому что дальше не могла уделять внимание чему-то, кроме желания удержаться в седле.

— Эй!

Я с превеликим трудом заставила себя посмотреть направо, откуда раздался крик.

— Двигайся вместе с лошадью! Не выпускай поводьев! — крикнул, поравнявшийся со мной Алекс.

Черт! А чего я хотела? Конечно, он заметит, что я едва держусь в седле. Дура!

Я зло на него посмотрела, но совету все же последовала. Стало немного легче. Надо приноравливаться. Следить, как это делают остальные. Хотя приноравливайся или нет, а к вечеру я точно не смогу ни сидеть, ни ходить.

Вокруг еще долго тянулась пустынная равнина, самыми высокими растениями на которой были корявые кусты. Что-то вроде шиповника. Да, я рассмотрела. Надо же было хоть как-то отвлекаться. Дорога была явно наезженная, так что я не сомневалась, что скоро она упрется в людское поселение.

Не знаю, много ли времени прошло, я так вымоталась, что потеряла ему счет, но вдали замаячила темная опушка леса. Тут дорога разветвлялась: более широкая и явно более часто используемая ее часть вела куда-то влево, огибая деревья; небольшая же тропка, не рассчитанная на телеги, вела в лес.

К некоторому моему облегчению, на развилке мы остановились. Сэр Алекс что-то серьезно стал обсуждать с щеголеватым рыцарем (совсем из головы у меня вылетело его имя). Но я не хотела к ним подъезжать, что-то мне было совсем нехорошо. Уж не укачало ли на лошади? А что! Вполне и такое могло быть.

Ко мне подъехал сэр Ульрик:

— Как Вы себя… — он сбился, кажется, даже немного порозовел, вспомнив приказ командира нашего малочисленного отряда, и мучительно из себя выдавил, — Ты как?

Такое обращение царапнуло слух, успела я привыкнуть к напыщенной вежливости всего за один день (или за один сон).

— Прекрасно, — провозгласила я, хотя тон мой явно давал понять об обратном, — А ты как?

Сэр Ульрик, хотя будем называть его просто Ульриком, раз уж мы начали столь панибратское общение, так вот Ульрик ничего не ответил, только отъехал подальше, смущенный неприкрытой язвительностью моего тона.

— Видимо тебе и впрямь паршиво, раз огрызаешься, — это неподалеку оказалась Милана, — Только вот на кой ляд ты с нами навязалась, если на лошади едва сидеть умеешь?

— Надо и навязалась. Тебе какое дело? — я вызывающе посмотрела на воительницу, но в ее лице не было ничего враждебного, просто любопытство. Может, она всегда так груба?

— А на Ульрика зря ты разозлилась, — совершенно не к месту продолжила Милана. — Он может тебе помочь хотел.

— Чем тут поможешь? — немедленно поинтересовалась я. — Он мне что, лошадь на колеса поставит и руль приделает?

— Что приделает?

— Забудь, — махнула я рукой, — Может и впрямь зря обидела. Но когда мне плохо, я злая, а тут у вас рыцари какие-то тонкокожие.

Девушка расхохоталась.

— Если бы он тебя слышал, то это оскорбление пришлось бы смывать кровью.

Я невольно усмехнулась. Тонкий местный юмор. Господи, забери меня отсюда…

— Не переживай, дальше будет полегче, — уже совсем ласково сказала Милана, — Вон Дэниль уже отправился, а нам через лес.

Щеголеватый рыцарь пустил свою лошадь галопом по дороге, огибавшей лес. Больше никто из отряда за ним не последовал. Странно. Хоть бы кто потрудился рассказать мне о наших планах.

Все остальные стали втягиваться на тропку, ведущую через лес. Ехали действительно неспешно, по двое в ряд — больше не позволяла дорога. К моему облегчению, рядом вновь оказалась Милана. То ли ее ко мне толкало сочувствие, то ли женская солидарность. Но мне это было неважно: в кои то веки я была настроена пообщаться.

— А ты раньше была знакома с остальными? — спросила я, неуклюже пытаясь завязать разговор.

— Да, почти со всеми, — кивнула валькирия. — А что?

— Просто хотела узнать, с кем довелось ехать.

— Так почему бы тебе не пообщаться с ними самой?

— Ты уже заметила, что я не слишком общительна.

— Да уж, — девушка расхохоталась, — точнее не скажешь. А с чего ты вдруг такая злая?

Я пожала плечами.

— Такая родилась.

— Ладно, примем как данное. Я сама тоже не ангелочек, — Милана кивнула на меч у себя за спиной.

— Не думала, что женщинам можно воевать. Разве местные законы это позволяют?

— Местные законы все позволяют, хватило бы решимости, — усмехнулась моя спутница. — Зато вот местные традиции… Да что я рассказываю, тебе самой пришлось их переступить, чтобы здесь оказаться. Ты ведь за братом побежала, так? Не похожа ты на искательницу приключений, чисто домашняя птичка.

Мне оставалось только промолчать.

— И все равно бы у тебя ничего не вышло, не согласись Алекс взять тебя с собой, — продолжила Милана. — Как ты его уломала?

— На жалость надавила, — соврала я.

— Ну, уж нет! Из жалости он бы тебя оставил в замке.

— А что сэр Алекс настолько здесь влиятелен?

— Слушай, откуда ты такая взялась? Об элементарных вещах спрашиваешь.

Я пробормотала нечто бессвязанное о школе в горном монастыре.

На меня посмотрели сочувственно. И с этого момента Милана болтала не смолкая, видимо, добросовестно, но тщетно пыталась заполнить все пробелы в моих знаниях об окружающем мире. Я слушала, открыв рот, потому что, во-первых, интересно, во-вторых, познавательно, а в-третьих, я просто люблю послушать.

Сэр Алекс, как оказалось, был одним из лучших рыцарей при дворе герцога Алдайского, хотя и появился он не так давно. О роде его никто ничего толком не знал, кроме, пожалуй, герба, да и происхождение последнего оставляло только догадки. Было известно только о его дружбе с сэром Владленом (косой взгляд в мою сторону), к тому времени уже придворному магу. Милана не раз путешествовала с Алексом, и со временем у них сложилось что-то вроде компании, в которую входили также Влад, сэр Ульрик, дед Тиграш, а изредка присоединялись Йозеф и сэр Дэниль. Сэра Вальтера она практически не знала, да вроде и никто другой не мог похвастаться знакомством с ним, слишком уж нелюдимым был этот рыцарь. Взяли его главным образом за отличные навыки следопыта. И получалось, что мы с ним единственные чужаки в этой компании героев. Но он, по крайней мере, мог быть полезен, я же, как досадный балласт, была не нужна никому.

Про Ульрика Милана рассказала немного, впрочем, и рассказывать про него было особо нечего. Этот рыцарь был прост, как его меч, и незыблемо верен рыцарским идеалам. Силен и, как водится, не шибко умен. Но все это я могла бы сказать и сама, едва взглянув на Ульрика. Дет Тиграш личность гораздо более занимательная. Начнем с того, что был он далеко не дед, вовсе не рыцарь, и каким образом он попал в столь благородное общество, решительным образом непонятно. Зато житейской мудрости и полезных в походах навыков у него было хоть отбавляй. К тому же, оказывается, служил он у Влада то ли оруженосцем, то ли конюхом, а потому довольно подозрительно относился к идее моего участия в спасении "брата".

Сэр Дэниль известен всему герцогству прежде всего как неугомонный ловелас и бабник. Мало кто знал, что он заведует тайной канцелярией при герцоге Алдейском, пользуется услугами сотен осведомителей, а так же помогает правителю плести самые замысловатые интриги. Этот человек был опасен, и мое легкомысленно данное ему прозвище "щеголь" говорило лишь о поверхностности моих суждений.

Самым непримечательным, пожалуй, кроме меня, во всей этой пестрой компании был Йозеф, начинающий лекарь, который в силу своего возраста был не прочь составить компанию рыцарям.

О себе Милана почти не рассказывала, но и тех немногих скупых слов, что были произнесены, хватило, чтобы понять: собственный род от нее отказался, либо она сознательно покинула свою семью. И не известно, что бы с ней стало, не возьми ее под свое крыло герцог. Со временем она стала личной телохранительницей леди Диары. И, кажется, такая судьба ее вполне устраивала.

Почему-то на фоне всех этих людей я казалась себе серенькой мышкой, хотя и была единственным реальным существом. Или это они реальны, а я всего лишь сон? Человек так и не нашедший своего предназначения ни в своем мире, ни в чужом.

Некоторое время мы ехали молча, лес вокруг был настолько ординарен и неинтересен, что я не могла ни на что отвлечься от боли в непривыкшем к таким поездкам теле. Сколько это еще будет продолжаться? Дорога то углублялась в саму чащу, то подходила совсем близко к опушке, и сквозь просветы деревьев был виден другой более широкий тракт. В таких местах черный рыцарь предостерегающе поднимал руку, чтобы все прекращали разговор, хотя путников на дороге и не было.

На очередном витке тропки сэр Алекс неожиданно объявил привал. И пока я хлопала глазами, все уже деловито послезали с коней и занялись своими делами. Я сползла с седла и едва устояла на подкосившихся ногах.

— Дай повод, — кто-то настойчиво протянул ко мне руку.

Я подняла глаза и встретила слегка презрительный зеленый взгляд сэра Алекса.

— Я сама, — я вцепилась в свою лошадь.

— Ты хоть имеешь представление, что с ней делать надо? — он язвительно усмехнулся.

Я упрямо молчала. Трудно признаваться в собственной никчемности.

— Послушай, я тебя взял с собой, и я отвечаю и за тебя и за твою лошадь. Потому что одному Богу известно, что ты сейчас собираешься с ней делать.

Я прыснула в его серьезное некрасиво лицо, и тут же рассердилась на себя за это. Мрачно сунула ему поводья в руки. Пусть, если ему так хочется. Я найду себе занятие, с которым справлюсь. Сэр Алекс постоял еще некоторое время, будто в нерешительности глядя на меня, а затем увел лошадь.

Дед Тиграш к тому времени уже выудил котелок из сумки и деловито разгребал место для будущего костра. Я несмело направилась к нему, потопталась рядом, прежде чем он меня заметил.

— Готовить умеешь? — сразу же кинул он.

Я опасливо помотала головой. Мало ли что и как они здесь готовят.

— И чему только девок сейчас учат, — буркнул мужик себе в бороду. — Пойди хоть хворосту что ли собери. Только смотри, далеко не отходи, а то ищи тебя потом.

— Не маленькая, не заблужусь, — ответила я, углубляясь в лес, радостная от того, что можно заняться каким-то делом.

Веток быстро набралась целая охапка, но я подумала, что неплохо бы раздобыть бревнышко и потолще. К сожалению, такового не было видно среди опавшей желтой листвы, а обламывать стволики молодых деревьев не хотелось, да и не чем было. Я еще немного побродила кругами и совсем уж было решила возвращаться, как краем глаза заметила в ближайших кустах какое-то движение. Мне стало любопытно, и я подобралась поближе, но сделать это бесшумно мне, понятно, не удалось. Нечто пушистое и, кажется, крылатое (!) юркнуло за дерево. Местная фауна? Я еще более осторожно, но от того не менее шумно, обогнула дерево. Там никого не было.

Испытывая нехорошее предчувствие, я подняла голову вверх. Истошный визг и дико ощеренная пасть напугали меня до дрожи в коленях. Весь собранный хворост скатился мне под ноги. Я запаниковала, потому что это крылатое подобие белки явно собиралось броситься мне в лицо.

— Ты ее напугала, — раздался обвинительный голос у меня за спиной. Я повернулась и увидела Вальтера, который невозмутимо держал в руках пучок каких-то травок.

— Это я ее напугала?!! — задохнулась от возмущения я. — Да эта тварь…

Твари на стволе уже не было: воспользовавшись моментом, она скрылась в кроне.

— Кстати, что это за тварь?

— Меренша, если не трогать, безобидна. Редко встречается, тебе повезло.

— Ага, мне всегда везет, — зло пробубнила я и стала собирать упавший хворост. — Ты-то что здесь делаешь?

— Травки на приправу собираю, заодно тебя стерегу.

— Что?!!! — от негодования я чуть снова не выпустила хворост из рук. — Какого черта??

— Этот черный зеленоглазый черт сказал мне пока приглядывать за тобой, что я и делаю.

Да как он посмел?! Сэр Алекс, вы труп! Это ж надо было умудриться так унизить меня в глазах спутников. Мало того, что я на лошади едва держусь, делать ничего не умею, так он еще и остальных заставляет приглядывать за мной, как за дитем малым.

Я быстро похватала хворост и начала грозно ломиться через кустарник обратно к моим спутникам.

На стоянке все было тихо-мирно. Дед Тиграш уже успел развести костер и прилаживал над ним небольшой котелок. Хоть костер и не чадил, я поняла, что особо скрываться мои спутники были не намерены, иначе бы мы обошлись без горячей пищи. Я была зла, но устраивать публичные скандалы мне никогда не нравилось. Поэтому я молча вывалила хворост деду Тиграшу под ноги, а сама направилась к Алексу, который до сих пор занимался лошадьми. По счастью, рядом с ним никого не было.

— Зачем ты послал Вальтера следить за мной? — сразу без прелюдий спросила сквозь зубы я.

— На твоем месте я бы не задавал лишних вопросов, — в тон мне ответил рыцарь, — Ты вынудила меня взять тебя с собой, так вот теперь молчи и подчиняйся, не создавай больше проблем.

— Что? — моему возмущению не было предела.

— Больше я на эту тему говорить не собираюсь.

Черный рыцарь отошел от лошадей и направился к костру, вокруг которого уже кипела бурная деятельность. Я с трудом подавила в себе злость. Эх, рыцари, рыцари. В замке он разговаривал со мной совсем по-другому. Или просто эти вежливые приставки "сэр" и "леди" меняют людей? Вот здесь, в походных условиях, мы их отбросили, и получился разговор грубиянки с хамом. Хотя, кажется, от моего характера не спасают никакие волшебные приставки.

Я тоже поплелась к костру, села рядом с Миланой. Хотела помочь, но оказалось, что вся готовка заключалась в забрасывании в котел вяленного мяса и каких-то подозрительных сушеных овощей. Вальтер постоянно отходил от костра и углублялся куда-то в чащу. Сомневаюсь, что он мучился острыми приступами диареи. Что-то он там высматривали и выслеживал. Странно как-то.

Похлебка на вкус оказалась ничем не хуже наших супов из пакетика. Это надо же, чтобы в голову пришло такое сравнение, я даже улыбнулась сама себе, за что заслужила пару удивленных взглядов. Да, я умею улыбаться. Что с того? Зато вот как я умею злиться по-настоящему, вы все поймете очень и очень скоро, когда мое тело до конца прочувствует все последствия сегодняшней скачки.

Время шло, а сэр Алекс так и не думал двигаться с места. Чего мы ждали — непонятно. И, конечно, никому и в голову не пришло, посвятить меня в курс дела. Я уже всерьез начала задумываться о том, чтобы растянуться на земле и прикорнуть, но тут на нашу стоянку выехал вернувшийся сэр Дэниль. Всеобщее внимание сразу переключилось на него. От похлебки рыцарь отказался и сразу перешел к делу.

— Судя по всему его переправили в небольшой постоялый двор перед Туманными горами, а завтра планируют перевалами везти а ту сторону. Где находится их логово по ту сторону гор, мы не знаем, поэтому брать их надо на постоялом дворе, до того как они уйдут на перевалы.

В момент рассказа сэр Дэниль был настолько серьезен, что вовсе перестал походить на светского хлыща. Интересно, как он достал все эти сведения?

— Лучше всего напасть за несколько часов до рассвета, — задумчиво потер подбородок сэр Алекс. — Отсюда до постоялого двора далеко?

— Не больше получаса, — ответил Дэниль.

— Значит, смысла выдвигаться пока нет. Отдохнем здесь, а ночью поедем. Дэниль, покажи Вальтеру путь, чтобы он смог провести нас ночью.

Заведующий тайной канцелярией при герцоге кивнул, тут же встал и направился к лошади, за ним поднялся потертый рыцарь, по совместительству мой незваный телохранитель. Все остальные расслабились, Милана достала меч и стала его начищать, пытаясь убрать зазубрины. Дед Тиграш потащил котелок на помывку к небольшому ручейку поблизости. Йозеф вынул из-за пазухи какую-то потертую книжку и уткнулся в нее, будто и не было его тут вовсе. Все так мирно и обыденно. Одна я не знала, куда себя деть.

— Поспи пока, — посоветовал участливый сэр Ульрик, — ночью не так тяжело будет.

Я послушно кивнула. Хорошая мысль. Тело было настолько уставшим после дневной скачки, что прямо-таки вопило об отдыхе. Да если учесть, за предыдущую ночь мне сомкнуть глаз так и не удалось. Я подошла к Звенке и отвязала от седла меховой плащ. Вот и пригодился, не зря брала. Завернулась в него, улеглась прямо на земле.

Казалось бы, стоит мне укутаться потеплее, как я, сморенная усталостью, тут же отключусь, но не тут то было. Несмотря на полное отсутствие сил, я не могла сомкнуть глаз, ворочалась с боку на бок, пялилась вверх на серое осеннее небо, проглядывавшее сквозь кроны деревьев, но не спала. Мои мучения продолжались до тех пор, пока занимавшийся рядом какими-то своими делами сэр Алекс не бросил мне:

— Леди, Вы похожи на вывалявшегося в листве сумасшедшего ежа.

Я подняла голову, чтобы непременно ответить ему и не спустить колкости. Но осмотрев себя, поняла, что действительно похожа. На плащ налипло множество опавших листьев, да еще хвоя и мелкие веточки. Я раздраженно выползла из плаща и пошла его вытряхивать.

Наверно, странно было бы, если бы вдруг оказалось, что во сне можно спать. Это было бы как погружаться под холодную тяжелую воду — слой за слоем. Все глубже и глубже. Влад, уж не заснул ли ты во сне? Могло ли такое произойти? Что-то подсказывало мне, что еще как могло.

По мере того как темнело, на меня все больше наваливалась усталость, но заснуть я все равно не смогла. К костру уже давно вернулись сэр Дэниль и сэр Вальтер. Потрепанный следопыт сразу же завалился спать, за ним потянулись остальные. Как ни странно, сторожить у костра остался только щеголь, весь день потративший на поиск нужной нам информации, да я, потому как не видела смысла притворяться спящей.

Я сидела, обхватив руками колени, и сквозь полуопущенные ресницы рассматривала сэра Дэниля. Иногда ничего не могу с собой поделать, когда вижу красивых людей, от них просто невозможно оторвать глаз. Наверно, со стороны такое пристальное внимание выглядит неприличным, неуютным или двусмысленным, но рассматривая кого-нибудь, я никаких посторонних мыслей не имею. Красивые люди — как картины или скульптуры, не более того. Вот с сэра Дэниля стоило бы написать картину, никогда не видела таких черных волос: блестящие, словно тяжелый льющийся шелк, они кольцами ложились ему на плечи. Такие волосы, наверно, и рука не поднимается отрезать. Да и настолько синих глаз не бывает. В моем мире точно. Я наблюдала, как тонкие пальцы рыцаря умело обматывают рукоять кинжала, и впала в такое медитативное состояние, что вздрогнула, когда услышала:

— Что вы на меня так странно смотрите? — сэр Дэниль отложил кинжал и уставился на меня своими синющими глазами с нехорошим прищуром.

— Ничего, — тихо ответила я. Не было вообще никакого желания что-либо отвечать. Я снова уткнулась в колени и перевела взгляд на язычки костра.

Щеголь молча поднялся, обошел костер и сел рядом со мной. Я инстинктивно отодвинулась — не люблю, когда чужие люди находятся слишком близко.

— Что это Вы так встрепенулись? — рыцарь нехорошо усмехнулся, — Милана уже рассказала о моей репутации?

— Рассказала, — с показушным безразличием ответила я, но сама стала подозрительно коситься на соседа.

— По этому поводу Вы можете не беспокоиться: мне никогда бы и в голову не пришло за Вами ухлестывать.

— Это еще почему? — возмутилась я.

— Чтобы ухаживать за вами, надо быть либо влюбленным, либо сумасшедшим, — сэр Дэниль сверкнул отрепетированной улыбкой, — ни к тем, ни к другим я себя не отношу.

Сердце как-то неприятно кольнуло.

— Почему сумасшедшим?

— Потому что Вы…

— Интересные же вы ведете разговоры, — засмеялся сэр Алекс.

Я обернулась к нему: рыцарь приподнялся с земли, опираясь на локти. И как давно он уже не спит? Я только хмыкнула:

— Ваш рыцарский кодекс не запрещает подслушивать?

— Не знаю, как кодекс, а мое чувство самосохранения запрещает мне спать, когда люди оставленные на карауле, занимаются посторонними вещами.

— Сэр Дэниль, это камень в Ваш огород, — моментально перевела стрелки я, пусть разбираются между собой.

— Почему же, — не отступался Алекс, — Вас тоже можно обвинить во вредительстве, так как Вы отвлекали караульного. Может Вы вообще вражеский шпион?

— Это просто смешно! — вспылила я.

Рыцари обидно рассмеялись. Ну что, разве надо мной так интересно издеваться? Не рыцари, а одно название!

Алекс не обратил на мое возмущение ни малейшего внимания и принялся будить остальных. Уже пора?


Я вздрагивала каждый раз, когда лошади ржали или звенели упряжью. Казалось, что нас слышно на весь лес. Было очень неспокойно, сердце колотилось где-то в горле, будто это я сейчас кралась сквозь тьму с оружием наготове. Йозеф сидел тихо, только белки его глаз посверкивали в темноте — если мальчишка и волновался, то ничем не выдавал своего волнения. Наверно, ему не привыкать.

До этого мы долго шли по лесу, ведя лошадей на поводу. А когда прибыли к месту назначения, сэр Алекс безапелляционно заявил, что я и Йозеф остаемся стеречь лошадей и в вылазке не участвуем. На этот раз я даже и не подумала возмущаться, нечего мне лезть, куда не надо.

Из нашего укрытия постоялый двор было почти не видно, только несколько далеких огоньков. Не думаю, что мы что-то услышим или увидим. Значит, мучиться неизвестностью придется до самого конца.

— Ты дрожишь, — обвиняющим тоном сказал Йозеф. — Тебе холодно или страшно?

На самом деле и то, и другое.

— Я не дрожу, — упрямо сказала я.

— Ну да, конечно, мне мерещится, — мальчишка противно захихикал, — Ты за них переживаешь, за себя или за брата?

— Да ни за кого я не переживаю! — возмутилась я, но тут же закрыла себе рот ладонью: страшно или нет, а вот голоса повышать не стоило.

— Хочешь, я тебе травки успокоительной пожевать дам?

— Не буду я жевать никакую травку, — буркнула я.

Тоже мне нашелся наркоман малолетний.

Стало тихо. От напряжения я чувствовала шевеление каждого листика и стрекотание каждой букашки. Находиться ночью в лесу было странно и страшно. Раньше я никогда даже в походы не ходила, а уж тем более в такие вот полувоенные вылазки.

Цепочка на шее обожгла кожу холодом. Странно, до этого момента я и не вспоминала об этой безделушке, так удобно она висела она у меня на шее. Я полезла рукой за ворот рубашки и вытащила серебряную звездочку наружу. Металл был ледяной, будто украшение несколько часов пролежало в холодильнике. Я поддела цепочку кончиками пальцев и, наклонившись, осторожно стала стаскивать через голову, чтобы по возможности не коснуться лица.

Над головой что-то просвистело и с гулким стуком врезалось в дерево. Я вздрогнула, отпустила цепочку и подняла глаза вверх — в стволе дерева торчал арбалетный болт. Я даже вскрикнуть не успела, как свист повторился, заржали и стали биться лошади. Я припала к земле и инстинктивно поползла подальше от лошадиных копыт (перепуганные животные вполне могли и затоптать) в сторону того места, где только что сидел Йозеф. За спиной слышались далекие еще крики и топот. В темноте я наткнулась на чью-то ногу.

— Йозеф, — шепотом позвала я.

Ответа не последовало. Тогда я подобралась ближе и принялась тормошить парня. Он был словно безвольная кукла.

— Йозеф!

Вдруг он стал как-то неестественно заваливаться на бок. Я все еще ничего не понимала, или не хотела понимать. Но когда лунный свет упал на его грудь, все стало ясно. Арбалетный болт попал ему прямо в горло, крови было так много, что в темноте его одежда казалась черной. Меня замутило, и я поспешила отползти подальше. В теле появилась опасная слабость, и я испугалась, что могу упасть в обморок, хотя раньше со мной такого никогда не случалось. Но раньше я никогда не видела смерть, даже на похоронах не была ни разу, каким-то образом эта сторона человеческой жизни не затрагивала меня. Но лишиться чувств сейчас было подобно приговору.

Я продолжала двигаться вперед ползком среди кустов, но куда бежать так еще и не решила. Если напали на меня и Йозефа, значит бандиты, или кто они там, должны были знать, что остальные отправились к постоялому двору, чтобы под покровом ночи перерезать всю их братию и освободить Влада. Но тогда получается, что вся моя бравая компания попадет в ловушку. Если еще не попала. А может, действительно, не попала, и у меня есть время предупредить их? О чем я только думаю? Самой бы ноги унести.

Своим малотехничным ползаньем сквозь кусты я создавала много шума, но, насколько я могла определить, погони за мной не было. Или они еще не успели понять, что я осталась жива? Вряд ли. Стреляли прицельно, и мне просто повезло, что я в этот момент… От неожиданной мысли я остановилась и поспешно нащупала на шее подозрительное украшение. Звезда едва заметно светилась в темноте. Но светилась же! Обычное серебро так не светится. На этот раз кулон был теплым. Странно. Более чем странно. Ладно, будем считать, что эта штука волшебная, и меня не видно нападавшим. Стоит ли мне рискнуть и побежать сквозь лес к постоялому двору? Вполне возможно, что я еще успею всех предупредить.

Я мучительно колебалась. Героиня из меня аховая, но, в конце концов, чем я рискую?

Я собралась с духом, уняла дрожь в коленках и встала на ноги. Если красться по лесу до постоялого двора, то было далековато, но если через поле… У всех на виду. Талисман на груди стал жечь, словно маленький процессор внутри перегревался. Была, не была.

Стараясь не думать об арбалетных болтах, что в любую секунду могли подтолкнуть меня в спину, я понеслась через поле. Бегать я никогда не умела и не любила, а школьные и институтские кроссы выливались в сплошное мучение. Но тут страх подгонял с двойной силой. Несколько раз я падала, попадая ногами то ли в ямки, то ли в норки мелкого зверья. Только чудом я умудрилась себе ничего не сломать.

Немного не добежав до корчмы, я остановилась, потому что увидела фигуру черного рыцаря у входной двери, позади него топтался Ульрик. Милана застыла рядом с одним из окон. Где были остальные, я не заметила. Еще секунда и будет поздно, они войдут в дом.

— Там засада!!! — заорала я, что было мочи. Увидела, как отпрянул от двери черный рыцарь, а Милана ловко перекатившись, спряталась за стоявшую рядом с ней тяжелую бочку. Вот только не успела я заметить, откуда была выпущена стрела, что почти тут же просвистела рядом со мной, обжегши руку болью. Я схватилась за плечо, между пальцами заструилась кровь. В темноте она блестела на ладони и остро пахла железом. Я поняла, что больше не выдержу, и стала оседать на землю. Как оказалось, вовремя, потому что вокруг тут же засвистели другие стрелы. Но мне уже было все равно. В глазах потемнело, словно бурный поток уносил сознание далеко-далеко. Подальше от этого опасного места.

VII

Пробуждение было болезненным. Я долго не могла понять, где нахожусь и почему мне так больно. Некоторое время я отрешенно смотрела в потолок, словно мое тело мне не принадлежало, а затем вдруг резко скорчилась. Правая рука потянулась к левому плечу, но, едва дотронувшись, тут же отдернулась. Резкая боль. Ладонь была красной от крови. Я села, все еще ничего не соображая от ужаса, который меня захлестывал. На левом плече окровавленными краями зияла рана, словно кто-то прорезал на белой коже жуткий рот. Внезапная слабость заставила ухватиться правой рукой за спинку кровати. Только не сейчас. Я должна оставаться в сознании, иначе помочь мне будет некому. Сначала действовать, переживать буду потом.

Необходимо остановить кровь, но перевязать рану самой мне точно не удастся, а, не перевязав раны, до больницы я не доберусь. Может вызвать скорую? Хотя как я им буду объяснять, что случилось? Какая разница, ничего не буду объяснять, имею право. Но пока до меня доедет скорая, можно потерять много крови. Жгут? Бесполезные уроки ОБЖ в школе. Точно жгут.

Я встала, покачиваясь от накатывавшей волнами слабости. Это больше трусость, убеждала себя я, на самом деле рана не такая уж страшная. Раньше, даже в детстве, у меня и переломов то никогда не было, разве что разбитые коленки, но это не в счет. Я дошла до шкафа, открыла его и вытащила оттуда вешалку с юбкой. В юбке был тонкий поясок. Сойдет.

Затягивать пояс на руке над раной было больно и не удобно, но прежде всего больно. Затянуть его я затянула, но поняла, что дальше одна в такой ситуации не справлюсь. Мне не хотелось обращаться к друзьям или знакомым, потому что непременно пришлось бы объяснять, что происходит. А об этом я и сама имела очень смутные представления. Но все же глядя на рану, на затянутый над ней жгут, я понимала, что совершенно беспомощна, что у меня просто-напросто нет больше сил.

Я подняла трубку телефона и набрала номер по памяти.

— Оля, прости, что разбудила.

— Что-то случилось? — сонная подруга не злилась на меня, она вообще редко злится.

— Да случилось. Ты можешь сейчас подняться ко мне и захватить свою аптечку?

— Могу, но что произошло-то?

— Это не важно. Я тебя жду.

Я повесила трубку. Хорошо когда живешь в одном подъезде с подругой. Хорошо когда подруга врач, пусть и педиатр. Сейчас бы мне и окулист сгодился. В свое время, когда мы все после школы дружно потянулись в экономические вузы, Ольга уже твердо знала, что пойдет в медицинский. Ее не пугали ни нищие зарплаты врачей, ни условия, в которых придется потом работать. Уже тогда она четко определила, чего хочет от жизни, и поставила любимое дело перед материальным благополучием. Как оказалось, она была права. Но понимаю я это только сейчас. Зарплаты в частной клинике были неплохие, и я думаю, она получала больше чем я, и к тому же ей не приходилось каждое утро с трудом отрывать себя от постели и с отвращением тащиться на осточертевшую работу. Дело, которым тебе нравится заниматься, это очень много, больше, чем многие могут себе представить.

Я вернулась к кровати и одной рукой неуклюже накинула на нее покрывало. Незачем ей это видеть и так ситуация более чем странная. Раздался звонок в дверь.

Едва увидев меня на пороге квартиры, Ольга побледнела, но это скорее оттого, что она испугалась за меня. Подруга и не думала падать в обморок.

— Да что же случилось?! — она решительно прошла в прихожую, маленькая, бойкая, в пушистых домашних тапочках и халатике поверх ночной сорочки, таща за собой внушительных размеров аптечку.

— Я порезалась, — коротко ответила я.

Ольга посмотрела на меня внимательно, но ничего не сказала и больше не спрашивала. Хм, можно подумать я каждый день прибегаю к ней с ранами от стрел.

— Давай посмотрю, — подруга решительно посадила меня на диван, и я с облегчение отдалась ее заботам. — Кто надоумил тебя так жутко перетянуть руку?

— Сама догадалась, — вздохнула я. Выходит, мои героические попытки оказать себе первую помощь были напрасны. Сейчас еще и окажется, что я сделала себе только хуже.

— Не такая уж большая рана, от потери крови ты бы не умерла.

Это радует.

Оля сняла жгут с моей руки и ловко стала обрабатывать рану, мне оставалось только морщиться и терпеть.

— Я тебе ее, конечно, перевяжу, но тут надо швы накладывать, — подруга задумчиво поправила белую повязку, сквозь которую уже потихоньку начала проступать кровь, — Одевайся, поехали в травму, у меня там хороший знакомый есть.

Я застонала при мысли, что придется одеваться с больной рукой, но потом нашла еще одну причину ехать — не появиться на работе без больничного будет смерти подобно.


Хорошего знакомого звали Эдик, был он небрит, непричесан и курил с нервной жадностью наркомана. Увидев мою рану, Эдик присвистнул и полез туда длинными узловатыми пальцами. Я зашипела на него от боли и попыталась отодвинуться, но он подавил мою попытку ретироваться.

— Рана от острого режущего предмета, а?

— От острого и от режущего, — не стала спорить я

Эдик нахмурился, перебросил сигарету из одного угла рта в другой.

— Будем зашивать, — он бросил испытующий взгляд, не стану ли скулить и пытаться сбежать.

Не стану, я давно для себя решила, что слабой быть нельзя, что нельзя плакать и пытаться переложить заботы на плечи других. Потому что здесь каждый сам за себя, и глупо надеяться, что кто-то подставит плечо.

— И уколы от столбняка, обязательно.


Ольга подбросила меня до дома, и хотя я вяло протестовала, что смогу добраться до квартиры сама, она довела меня прямо до дверей:

— Спи, жуй шоколад и не впутывайся в сомнительные истории, — наставительно сказала подруга напоследок.

Я осталась наедине со своей пустой квартирой, болью и страхом. Легко сказать "спи". Я не хочу, не хочу туда возвращаться! А что если в следующий раз меня убьют? Да даже просто покалечат? На этот раз мне повезло, и моя глупость не стала фатальной, но дальше-то что?

От обезболивающих и усталости спать хотелось невероятно, но я не решалась. Морщась от боли, сгребла с кровати постельное белье и запихнула в стиральную машинку. Повздыхала, но все же героически начала застилать кровать, хотя это и было ой как непросто. Потом бралась за какие-то домашние дела, пытаясь отвлечься, пока совсем обессиленная угрюмо не села на кухне перед кружкой чая.

В конце концов, все, что я сейчас делаю, неимоверно глупо. Напрасные терзания, которые ничем не помогут, а только еще больше меня вымотают. Разве мне не стало понятно, что не от меня теперь зависит, буду ли я спать спокойно, или же меня утащит в тот странный мир? Так зачем же тогда я сижу здесь и стараюсь бодрствовать, хотя у самой глаза уже давно слипаются? Не помогут тут кофе и энергетики, потому что с их помощью я смогу только отсрочить тот момент, когда уже не в силах буду сопротивляться попыткам организма отдохнуть.

Все, спать! Только надо будет завести будильник, чтобы он прозвонил часов через шесть. Эта предосторожность вполне сможет спасти мою драгоценную, но местами уже изрядно продырявленную шкуру.

VIII

Мне было так тепло и хорошо, словно кто-то закутал меня в пуховое одеяло и убаюкивал у себя на руках. Хотелось раствориться, растаять и просто перестать существовать, потому что такого покоя я еще никогда не ощущала. Но внезапно все кончилось:

— Черт, больно же, — я дернулась от резкой боли в плече, но чьи-то руки меня удержали.

Я обвела взглядом окружающий мир: рассвет пробивается за стволами деревьев, вокруг меня столпились люди.

— О, очнулась! — радостно улыбнулась мне Милана.

— Больно нежная девица, — проворчал Дед Тиграш, в руках у него были тканевые полосы и какая-то мазь. — Рана-то и не рана, а так царапина.

— Если бы я не знала, что такого не может быть, то сказала бы, что рана заживает прямо на глазах: полчаса назад она была больше, — воительница недоверчиво посмотрела на меня.

— Действительно, чушь какая-то, — хриплым голосом сказала я и попыталась приподняться, чтобы сесть поудобней. Только тут я поняла, что одним боком опираюсь на ствол дерева, а другим на что-то теплое и гораздо более мягкое.

— Ты можешь хотя бы секунду не вертеться, пока тебе не перевяжут рану? — голос сэра Алекса.

— Я могу сидеть самостоятельно!

— Пять минут назад не могла. Закончим перевязку и сиди, как хочешь.

Я смирилась, тем более, что мне было настолько тепло и уютно, что, по совести говоря, настаивать на своем и дальше не хотелось даже из вредности.

Дед Тиграш занялся моим плечом, а я, чтобы отвлечься от болезненных ощущений, стала интересоваться текущим положением дел:

— Что произошло, после того как я отключилась? Что с Владом?

Милана отвела глаза:

— Влада мы освободить так и не смогли, сами еле отбились. Похитители ушли в горы.

— Единственная хорошая новость, что их осталось не так много, — черный рыцарь заговорил едва ли не мне в ухо. — Но, даже учитывая, что им приходится возиться с заложником, мы уже не успеем догнать их до перевалов.

— А мы будем их догонять? — осторожно спросила я. — Ведь ты говорил, что дальше начинаются их территории.

— Будем. Правда, я отправил Дэниля обратно в замок, за вооруженным отрядом. Вполне возможно, что наших сил не хватит на территории противника. Так что, скорее всего, мы будем следить, а не нападать.

— И когда мы отправляемся?

Я почувствовала, как Алекс вздохнул.

— Как только перевяжем тебя и похороним Йозефа.

— Да, Йозеф… — я запоздало вспомнила о пареньке, но то ли я уже была настолько черствой, то ли просто не успела его узнать, но его смерть не вызывала во мне никаких эмоций, за исключением разве что воспоминания о пережитом ужасе, когда я увидела его мертвое тело, — его убили сразу же, ничего нельзя было сделать.

— Не оправдывайся, — мягко сказала Милана, — Это чудо, что ты уцелела.

— Я и не оправдываюсь, — насупилась я.

Чудо? Да, только чудо. Я полезла здоровой рукой за ворот рубашки.

— Я же сказал тебе, не вертись, — раздраженный сэр Алекс попытался перехватить мою руку, но я уже успела вытащить на свет свой талисман. — Что это?

Звезда почернела, словно обуглилась. Лучи покорежились, а цепочка и вовсе дышала на ладан, как только еще не порвалась. Кажется, теперь эта вещь бесполезна. Я попыталась стянуть с шеи украшение, но запуталась. Алекс помог мне снять цепочку и недоуменно стал рассматривать звезду на ладони.

— Выбрось, — сказала ему я.

Он послушно швырнул талисман в ближайшие кусты.

— Да что это было-то такое? Как Вас, леди Иулия, угораздило таскать на шее подобную гадость? — полуизумленно-полушутливо спросил он.

— Эта гадость именно то чудо, которое сегодня спасло мне жизнь.

— И где же ты ее взяла?

— Влад подарил, — тут же соврала я. Черный рыцарь недоверчиво хмыкнул, но вслух сомневаться не стал.

— А я уж думала ты и в самом деле волшебница как Влад, — разочарованно протянула Милана, — о тебе в замке ходили такие слухи.

Ну да, конечно, ходили, очевидно, что я сама же их и пустила.

Дед Тиграш завязал какой-то фигурный узел на моей руке и заявил, что перевязка окончена. Я тут же попыталась встать на ноги и сумела сделать это с первой попытки, необычайно гордая собой. Голова немного кружилась, но на такие мелочи можно было и не обращать внимания. А в целом как новенькая.

Ульрик и Вальтер вырыли могилу прямо на опушке леса, несколько в стороне от дороги. Я не пошла со всеми хоронить Йозефа, встала на отдалении. Мне почему-то казалось, что я буду там лишняя. Они всего его знали, а я нет, и поэтому мне не хотелось мешать…И еще, наверно, не хотелось видеть.

Над холмиком могилы водрузили не крест, а некое подобие миниатюрных ворот из перевязанных веток, напоминавшее вход в буддийские храмы в нашем мире. Во что они здесь верят, я так и не удосужилась спросить.

В дорогу собирались молча, и я едва ли не кожей чувствовала их подавленное состояние. При беглом осмотре я не заметила, чтобы кто-то из моих спутников был ранен, разве что Ульрик неловко наступал на правую ногу, но не думаю, что это было смертельно. Как они умудрились выйти из сражения целехонькими, уму не постижимо. Или это я такая везучая — словила первую же стрелу? С другой стороны, эта же самая стрела вполне могла угодить мне точно в сердце, и тогда прощайте оба белых света. Есть ли еще один?

До гор добрались быстро, я даже не успела сойти с ума от боли во всех мышцах. Если до этого за вершинами деревьев где-то далеко были видны только их пики, то обогнув лес по опушке, мы смогли увидеть эти исполины от самого подножья. Трава в самом низу склонов была какая-то зеленовато-серая, мшистая и густая, она словно волны невероятного грозового океана набегала на горные склоны, но, обессиленная, отступала, так и не достигнув их середины. Мне не верилось, что такое препятствие можно было преодолеть на лошади.

Поначалу дорога была достаточно пологой и широкой, и нам даже не приходилось сбавлять темпа, но, чем выше мы продвигались, тем медленнее и неувереннее ступали лошади. Трава и зеленая поросль кончились довольно быстро — дальше шли голые скалы, серые, пустынные, без единой цветной прожилки. И хотя день был в полном разгаре, в горах царил полумрак, а из каждой щели и расселины на нас и вовсе смотрела жадная тьма. Я уже было приготовилась всю дорогу любоваться на эту серость, как вдруг то тут, то там стали появляться странные корявые деревца. Они цеплялись своими уродливыми корнями за малейший уступ скалы, впивались в самый малюсенький клочок земли. Их стволы, серые с необычными, словно меловыми, разводами по цвету практически сливались со скалами. Зато листва пламенела красным пожаром, сбивала с толку и резала глаз. Осенние листья стали уже облетать и их маленькие кровавые капельки чем дальше, тем гуще усеивали нашу дорогу, пока она не превратилась в сплошное алое полотно.

Мне не нравилось это место. Слишком тихо. Слишком сюрреалистично.

— Как называются эти горы? — едва ли не шепотом спросила я у Миланы, боясь потревожить горное эхо.

— Туманные горы.

— Потому что здесь часто бывают туманы?

— Очевидно, — Милана поглубже запахнула свою куртку. Становилось все прохладнее, и почему-то от этого холода у меня начинала ныть рана на руке.

Темнело стремительно и практически незаметно, темнота выползала откуда-то из-за скал и обволакивала все вокруг. Лошади начинали нервничать и обеспокоено крутить мордами. На уровне каких-то животных инстинктов мне было понятно их волнение, потому что вместе с темнотой нас начинал окутывать страх.

Вальтер, ехавший во главе отряда, остановился, оглянулся на Алекса.

— Дальше ехать небезопасно: скоро начнутся перевалы, а по темноте там ходить нельзя.

Алекс кивнул:

— Выбирай место для ночевки.

Расположились на небольшом пятачке ровной земли, утоптанной будто специально для стоянки. Казалось, раньше здесь была пещера, но потом после очередного оползня вход завалило, а время сгладило камни, почти напрочь стерев зазоры между ними, и оставив только намек на вход.

Костер развели небольшой, ради тепла, да и много ли дров насобираешь с этих странных корявых и белесых деревьев. Готовить Дед Тиграш не стал, обошлись хлебом, сыром и вяленным мясом. Причем сэр Ульрик так грустно смотрел на свои полбуханки хлеба, словно обвинял ее в каких-то смертных грехах. Я ела без аппетита, кутаясь в меховой плащ, стараясь не дрожать слишком явно. Уже примерно с час меня знобило, но я пыталась не показывать виду, чтобы не быть еще большей обузой, чем раньше. Как же все это глупо, но не в моих силах это прекратить.

Милана изредка бросала на меня тревожные взгляды, но остальные вроде бы ничего не замечали, или делали вид, что не замечают.

— Пойду осмотрю окрестности, пока еще не до конца стемнело, — сэр Вальтер поднялся от костра. Я завистливо посмотрела ему вслед: вот ведь и никогда по нему не скажешь, хорошо ему или плохо, устал он или нет.

— А эти перевалы опасные? — спросила я только ради того, чтобы не сидеть в тишине, но вопрос прозвучал настолько жалобно, что я тут же пожалела о том, что вообще открыла рот.

— Иногда опасны, — Милана посмотрела на меня с какой-то особенной жалостью, от которой меня пробила дрожь. — Ты знаешь, их еще называют Сонными Тропами, потому что когда перевалы затягивает туманами, разглядеть там можно разве что свои руки и тропу под ногами.

— Помню, когда был здесь в прошлый раз, из-за этого проклятого тумана едва в пропасть не свалился, — недовольно проворчал Ульрик. — Хорошо Влад был рядом, у него против тумана какая-то штука волшебная была, так ему лучше видно было, спасибо, удержал.

— "Я искал тебя сонными тропами…", — задумчиво пропел Алекс.

— Это еще откуда? — я решила заинтересоваться местным фольклором.

— Ты что не слышала этой песни? — Милана и Ульрик удивленно переглянулись.

— Не слышала, — осторожно сказала я. — А это преступление?

— Странно, — валькирия сверлила меня подозрительным взглядом.

Такое ощущение, что я призналась в том, что не слышала родного гимна. Если так пойдет и дальше, то возникнет много неудобных вопросов. Я не знаю, что я буду отвечать.

— Алекс, тогда ты просто обязан спеть, — неожиданно выручил меня сэр Ульрик.

— Спеть?! Ты шутишь, — кажется, я впервые видела, что кто-то сумел выбить черного рыцаря из колеи.

— Я, конечно, могу спеть и сам…

Алекс и Милана как по команде поморщились и синхронно замахали руками. Видно, вокальные данные нашего богатыря оставляли желать лучшего.

— Вот видите, — торжественно произнес Ульрик.

— Спойте, спойте, сэр Алекс, — елейным голоском произнесла я, уже предчувствуя, что в этом его выступлении смогу найти массу поводов для последующих издевок.

— Послушайте, это вам не увеселительная прогулка! К тому же только больной, станет петь в горах, тем самым выдавая свое местонахождение, — сэр Алекс решил отпираться до последнего.

— Брось, ты прекрасно знаешь, что здесь нет эха, — Милана, до сих пор державшая нейтралитет, неожиданно перешла на нашу сторону. — Тем более что тебя дама просит.

— Да уж, дама… — с сомнением в голосе произнес Алекс.

"Ну все, теперь я точно тебе этого просто так с рук не спущу", — мстительно подумала я, — "Вы, сэр Алекс, у меня еще попляшете!"

Видимо в моем взгляде отразилась какая-то неподдельная издевка, потому что Алекс вдруг, будто разозлившись на самого себя, немного откашлялся и начал медленную тягучую красивую мелодию. Мне сначала подумалось, что ему не хватает гитары, но, наверно, такого инструмента здесь просто не существует. Я попыталась представить рыцаря в одежде своего мира. Хм.

А затем слова песни вытеснили все остальное из моей головы.


Я искал тебя сонными тропами

Среди серых бездушных скал,

Средь неясного чуждого шепота,

Я в тумане найти мечтал

Образ зыбкий неверный навеянный,

Словно капли дождя на стекле,

Безвозвратно ветрами развеянный,

Так когда-то ты грезилась мне.


Я искал тебя в ужасе пропастей,

Разверзавшихся прямо у ног.

Я искал среди боли и горестей,

Чтобы только ступить на порог,

За которым неясный и дымчатый,

Словно иней на ветках зимой,

Мне мерещится звук переливчатый

Дивных песен, напетых тобой.


И когда я уже был в отчаянии,

Сам себя лишь упорством тянул,

Вдруг увидел тебя и в сиянии

Твоих глаз навсегда утонул.

Я хотел прикоснуться доверчиво

К шелку тонких изящных рук,

Но лишь ветер подул переменчивый,

Все исчезло и сгинуло вдруг.


Я остался один среди блеклых,

Безразличных, бездушных скал,

Среди снов предательски четких,

Где все так же тебя искал…


Я поймала себя на том, что застыла и просто слушаю, и что меня уже не волнует вся нелепость ситуации. Была в этой песне какая-то грусть и печаль, и еще, совсем немного, крохотная щепотка надежды. Глаза предательски защипало, и я встрепенулась, только чтобы побыстрее прогнать это наваждение, вытеснить чуждые чувства. Я не плачу тайком по ночам в подушку, не смотрю слезливых романтических фильмов со счастливым концом, и, уж конечно, не читаю дамских романов. Как глупо расчувствоваться из-за какой-то песни.

— Кто ее сочинил? — слегка осипшим голосом спросила я.

— Влад, — Алекс явно чувствовал себя неловко в наступившей тишине. — Ты-то уж должна была бы это знать.

Я лишь покачала головой. Откуда? Влад — чужой мне человек. Разве можно узнать кого-то после одной встречи?

Зря я стала расспрашивать про эту песню, теперь мне еще долго будет не по себе. Разговор, конечно, дальше больше не возобновлялся. Каждый думал о своем и не собирался посвящать других в свои мысли. Скоро Милана и Ульрик потянулись спать, сэр Алекс остался караулить. Мне, понятное дело, пытаться заснуть было бесполезно. Я уселась поближе к костру, закуталась в плащ, стараясь не обращать внимания на ноющую боль в ране. Какая мысль мне действительно не давала покоя, так это для кого Влад написал эту песню. Мои догадки мне не нравились: уж как-то совсем безрадостно и безнадежно выходило.

Через некоторое время вернулся Вальтер, продрогший, почему-то в полусырой одежде. Он словно тень вынырнул из темноты и практически бесшумно присел к костру, протянув к огню свои крупные жесткие ладони.

— Они тоже еще не успели добраться до перевалов. Если повезет, то завтра мы их там и нагоним, — следопыт повернул свое хмурое лицо от костра.

— Сколько их осталось? — Алекс подсел к нему поближе.

— Человек десять не больше.

— Но это все равно больше чем нас.

— Остается только одно, — Вальтер пошевелил костер палкой, чтобы жарче горел, — надеяться, что завтра будет туман. Тогда мы можем разъединить их и воспользоваться неразберихой.

— Это только, если нам повезет. Не забывай, что Сонные Тропы они знают гораздо лучше, чем мы.

— Не думаю: туман уравнивает шансы, и дело будет скорее в везении.

— Ты предлагаешь рискнуть?

— Если они пересекут перевалы, даже с подмогой из замка, которую приведет Дэниль, нам их не взять на чужой территории. Это единственная возможность.

— Значит, другого выхода нет, — Алекс вздохнул. — Отдохни пока, я покараулю.

Вальтер не стал спорить, а сразу же улегся и, кажется, моментально заснул. Счастливая способность.

Я посмотрела на темную фигуру Алекса на фоне костра и решила хоть раз тоже оказаться чем-нибудь полезной.

— Ты тоже иди спать, я постерегу, все равно заснуть не могу.

— Почему? — я так и не смогла понять выражения лица рыцаря.

— Из-за раны, — соврала я.

— Эх, леди, видели бы вы себя со стороны, — невесело усмехнулся он. — Того и гляди, в обморок грохнетесь. Ну, какой из вас караульный?

— Просто предложила, — я попыталась пожать плечами, но тут же поморщилась от боли.

— К тому же оставлять женщину на карауле в этих горах плохая примета, — рыцарь подсел поближе к костру, чтобы пламя освещало его лицо.

— Почему это?

— Ты не слышала легенду о красноволосой герцогине?

— Собираешься рассказать мне страшилку на ночь?

Подсвеченное снизу оранжевым светом пламени лицо сэра Алекса зловеще улыбнулось.

— Почему бы и нет.

— Предупреждаю, меня не так-то просто напугать.

— Я попробую. Давным-давно жила на свете герцогиня, и была ее кожа бела, как мел, а волосы цвета красной меди, — завораживающим тоном начал черный рыцарь.

— Это больше похоже на начало сказки, — обвинила его я.

— И вот однажды ехала она со своими вельможами через Туманные горы, когда внезапно спустившаяся ночь застала их на горной тропе. Делать нечего, пришлось остановиться и заночевать прямо в горах. Караулили по очереди, и вот когда настала очередь герцогини, сидеть с копьем…

— Стоп. С каких это пор герцогини стоят на карауле?! — возмутилась я.

— Ну, так я ж и говорю, что дело было давным-давно. В то время и герцогини были совсем другими, считалось делом чести делить все тяготы походной жизни со своими вассалами. Ты так и будешь постоянно перебивать?

— Ладно-ладно, продолжай.

— Ну так вот, когда сидела она одна около костра, мимо случайно пролетал один из горных духов, увидел красноволосую красавицу, и захотелось ему, чтобы она навсегда осталась в его горах. Герцогиня его не заметила, но вокруг все вдруг заволокло туманом, и вдалеке послышался тихий шепот. Разобрать его было невозможно, но голос казался таким знакомым, что девушка подумала, будто этот кто-то из ее вассалов отошел от костра и теперь из-за тумана не может найти дороги назад. Она встала и пошла на голос…

— Ну и дура, — не выдержала я, за что заслужила укоризненный взгляд Алекса. — Все, молчу-молчу.

— Она пошла на звук шепота, но голос ближе не становился. Тогда она захотела вернуться назад, но внезапно зацепилась длинными волосами за выступ скалы. Сколько бы герцогиня не пыталась освободиться, ей это не удавалось. Разозлившись, она выхватила нож, отрезала свои волосы и побежала обратно к костру, но стоянки уже не было видно, все вокруг заволокло молочно-белым туманом. Так и водил ее горный дух кругами, пока герцогиня, выбившись из сил, не упала замертво на скалы. Ближе к утру вассалы герцогини обнаружили ее пропажу и бросились на поиски, но не нашли никаких следов. Только в одном месте, где девушка обрезала волосы, на тропе лежала странная красная листва, спутники герцогини пошли по листьям, устилавшим тропу, и вышли к скале, на которой, вцепившись белесыми корнями в голый камень, росло дерево с кроваво-красной листвой.

— Пошли по тропе из листьев… — задумчиво протянула я. — Это она что, получается, все время пока шла, лысела что ли?

— Тьфу, на тебя, — негромко рассмеялся Алекс. — Я тут распинаюсь, рассказываю романтическую историю, а у нее главный вопрос, лысеет ли героиня!

— Изначально легенда объявлялась как страшная, поэтому почему бы ей и не лысеть, — проворчала я. — А если серьезно, то это легенда о тех странных красных деревьях? Как они, кстати, называются?

— Попробуй догадаться.

— Неужели, Красноволосая герцогиня?

— Почти. Красная герцогиня.

— А почему я их не видела в лесу?

— Потому что они растут только в этих горах, и только недалеко от Сонных Троп.

— Значит, все-таки горный дух оставил герцогиню у себя?

— Получается, что так.

Я задумчиво уставилась на костер.

— Попытайся все же заснуть, завтра очень тяжелый день.

Обреченно вздохнув, я легла и отвернулась от костра. Будет странно если я всю ночь, как сова, просижу у костра. Придется лежать и считать часы до рассвета. И почему я не умею медитировать?


Утро выдалось сырым и пасмурным. Я продрогла до костей и поэтому сделала вид, что проснулась еще до того, как стоявший на карауле Ульрик начал всех будить. На меня все смотрели обеспокоено, гадая, что не дает мне нормально спать. Я делала вид, что все нормально.

Собрались молча и быстро, не растрачивая драгоценного времени на разговоры и ненужные мелочи. У меня тело словно одеревенело, и я с тоской посматривала в сторону лошадей. Долго ли я еще так выдержу? Всему должен быть предел. Я ранена и больна от бессонницы. Влад, наверняка, знал, что здесь невозможно уснуть, и о реальности ран тоже. Так почему же он меня об этом не предупредил? Боялся разрушить свою красивую легенду? Или с отчаянной бесшабашностью думал, что со мной ничего не случится?

К счастью, мы даже не стали садиться на лошадей: дальше тропы были опасными и животные вполне могли оступиться. Поэтому каждый взял свою конягу за удила, и мы потянулись плотной вереницей через скалы. Впереди шел Вальтер, глядя на его уверенную фигуру, я начинала успокаиваться. Он ни разу не замешкался в выборе дороги, будто всю жизнь провел в этих горах.

Скоро под ногами поплыла белая прозрачная дымка, но я не сразу сообразила, что это такое. Только когда дымка загустела и стала доходить до колен, стало ясно, что таким образом здесь наползают туманы. Чем дальше мы продвигались, тем все больше создавалось впечатление, будто мы постепенно входим в белесое море, и оно с жадным удовольствием поглощает наши тела. Тропа под ногами стала видна очень расплывчато, и я все время опасалась, что наступлю не туда. Скоро и мои спутники стали лишь аморфными тенями, о том, что они состояли из плоти и крови, мне напоминали только их приглушенные разговоры, ржание лошадей и позвякивание упряжи. Все это настолько убаюкивало, что мое измученное тело впало в оцепенение и продолжало двигаться как бы слегка автоматически, не утруждая себя мыслями, зачем, как и что делает.

Внезапно я вздрогнула и осмотрелась вокруг: сплошной туман, не видно даже ближайших уступов скал. Не видно и моих спутников. Наверно они всего лишь на несколько шагов впереди, но от этого мне не становилось менее страшно. Я посильнее вцепилась в повод Звенки, боясь, что смогу умудриться потерять лошадь в этой пелене.

— Алекс! — позвала я, боясь двигаться дальше по тропе, не видя, где мои спутники.

Ответа не было.

— Милана!

Опять тишина. Здесь и вправду нет эха.

— Ульрик! Вальтер!

Если я сейчас буду еще громче орать, то больше шансов, что найдут меня совсем не те, кто надо. Не нравится мне все это.

Я осторожно пошла вперед, каждый раз нащупывая камни под ногами, прежде чем сделать очередной шаг. Очень и очень не хотелось свалиться в какой-нибудь провал, споткнуться о камень и сломать себе ногу или вовсе впечататься лбом в какую-нибудь скалу. Просто заблудиться — глупо, но заблудиться и при этом покалечиться будет глупее в два раза.

Вдруг мне показалось, что я различила какой-то силуэт сквозь туман, затем до меня донесся будто бы приглушенный голос. Я решительно пошла вперед и потащила за собой лошадь. Так, если это свои, то можно будет сделать вид, что и не терялась вовсе. Но внезапно силуэт пропал. Я испуганно остановилась, прислушиваясь. Звук голоса все еще можно было еле-еле различить. Тут же реально и красочно представилось, что я делаю еще один шаг и со страшным воплем падаю в пропасть. Кожу покрыли мурашки.

Продолжая осторожно ощупывать ногой пространство перед собой, прежде чем сделать даже самый небольшой шаг, я все же двинулась вперед на неясный голос. Туман заклубился рядом со мной, словно потревоженное ветром облако, и дальняя фигура стала снова мне видна.

Я подошла ближе, протянула руку и внезапно наткнулась пальцами на шершавую кору. Перед глазами пролетело несколько красных листиков. Красная герцогиня! Я вздрогнула и отпрянула назад, чем заслужила сердитое фырканье Звенки. Значит, то, что я приняла за голос, было всего лишь шелестом листвы.

Еще немного и я начну паниковать. Я постаралась взять себя в руки и снова стала всматриваться в туман. Есть ли вообще смысл двигаться куда-либо? Во-первых, это опасно, а во-вторых, шансы, что меня найдут мои спутники гораздо больше, если я буду оставаться на месте.

Туман становился все более непроницаемым, казалось, еще немного и я начну в нем задыхаться. Волосы и одежда быстро сырели от оседающей на них влаги. Что если я так и останусь здесь навсегда? Что если никто меня не найдет?

Наверно, все же я проснусь раньше, чем помру здесь от голода — успокоила я себя. Но все равно ощущения были не из приятных.

— Ээээй! — решила еще разок подать голос я.

Мне показалось, что где-то невдалеке я услышала слабое позвякивание. Стало почему-то страшно, и я никак не могла решить, стоит ли кричать еще раз. Была, не была!

— Я здесь!

Я внутренне сжалась, готовая к любым последствиям. В тумане явственно проступила темная человеческая фигура, и она все приближалась и приближалась, напоминая мне о ночных кошмарах. Я застыла, боясь пошевелиться.

— Вечно от тебя одни проблемы, — услышав голос Алекса, я с облегчением выдохнула.

Он был без лошади, налегке, такой же мокрый и продрогший, как и я.

— Ну, уж извини, я не специально, — пробубнила я.

— А где крики радости оттого, что я тебя нашел?

Я проигнорировала замечание.

— Давай возвращаться, не хочу задерживать всех еще больше.

— Пойдем, только постарайся больше не теряться.

— Тогда не обижайся, если я вдруг наступлю тебе на пятки.

— Ладно уж, наступай, — безобидно проворчал рыцарь.

Странное это ощущение: будто ты маленький испуганный ребенок, и вот приходит добрый дядя, чтобы вывести тебя из страшного и пустынного места. Я смотрела в спину Алекса, идущего передо мной, и не могла понять (или признаться себе, что понимаю) то странное чувство, которое назойливо скреблось ко мне в душу. Зачем?

Идти оказалось недалеко — все мои спутники ждали в небольшой пещерке, словно специально созданной для подобных остановок. Мне поначалу было очень неудобно, что я по своей бестолковости заставила их сделать остановку в пути. Но потом оказалось, что остановились они вовсе не из-за меня, вернее не только из-за меня. Мы неминуемо приближались к преследуемым похитителям, и в любую минуту мог настать момент, когда возникнет необходимость вступить в бой. В таком положении наши лошади со всей их поклажей были только обузой, которая не позволит привести в действие план внезапной атаки. Поэтому было решено оставить лошадей в этой пещере, а с ними и меня в придачу, якобы для пригляда. Но на самом-то деле я знала, что все это только для того, чтобы я не путалась под ногами, и была вполне с этим согласна.

Когда мы вошли в пещеру, Милана и Ульрик проверяли оружие, затягивали бесконечные ремешки на своей одежде, чтобы не дай Бог не развязались в самый ответственный момент. Дед Тиграш с видом роденовского мыслителя сидел перед входом, вперяя взгляд своих воровски-прищуренных глаз в непроглядный туман за порогом. При моем появлении он презрительно фыркнул, дескать "возни со мной, как с дитятей малым", но все же я заметила улыбку, торопливо скрывшуюся в зарослях его сивой броды.

Я отвела Звенку к другим лошадям и присела на камень. Наверно, я наблюдала за тем, как они собираются тоскливым взглядом выброшенной собаки, так как, заметив, что я на нее смотрю, Милана ободряюще мне улыбнулась. А Дед Тиграш даже удостоил меня хлопка по плечу и оптимистичного "Не кисни!".

Когда они уходили, я собрала все свои силы, чтобы бросить им вслед пожелания удачи — пожалуй, это единственное, чем я могла сейчас помочь.

Меня снова бросили, но на этот раз совершенно одну. Все это было настолько знакомо, что я боялась повторения истории, и переживала в равной степени не только за своих спутников и Влада, но и за себя. В пещере было холодно, а вход затянутый молочно-белой пеленой создавал впечатление, что снаружи зима и вьюга. Стоит только выйти за порог, как тебя завали снежными белыми хлопьями.

А что если ни один из них больше не вернется? Что я буду тогда делать, одна, в незнакомых горах, посреди тумана? Мои шансы выжить, будут круглыми, дырявыми и очень похожими на ноль. Как не запрещала я подобным эгоистичным мыслям лезть себе в голову, но ничего не выходило.

Время тянулось бесконечно, вытягивая в струнку и без того уже звенящие нервы. Спасаясь от острого чувства одиночества и страха, я подошла к Звенке, погладила ее и прижалась к мохнатой теплой морде. Запах большого сильного животного успокаивал и отрезвлял, лошадь не дергалась, стояла смирно, лишь изредка шумно втягивая воздух крупными ноздрями. Глядишь, еще немного и я бы совсем смирилась с необходимостью ездить верхом. Но думаю, что этого никогда уже не произойдет. Я надеюсь на это.

Снаружи послышался какой-то звук, я отошла от лошади и настороженно направилась к выходу из пещеры, но, не дойдя до него, в нерешительности остановилась.

Вход в пещеру заслонила темная тень, я инстинктивно стала отодвигаться подальше. Но тень шагнула вперед, и я узнала Ульрика, изрядно потрепанного, тяжело дышашего, словно после долгой пробежки. На плече у него был какой-то мешок, как я сначала подумала, но, приглядевшись, я поняла, что это не мешок, а человеческое тело, безвольно повисшее, словно и неживое вовсе. Внутри у меня все похолодело. Кто это был?

— Что случилось? Кто? — набросилась я на Ульрика, хотя видно было, что гигант еле держался на ногах от усталости.

— Получайте леди, своего братца, — рыцарь улыбнулся, хотя и несколько встревожено.

Он осторожно опустил тело на землю, бережно, словно бы оно состояло из стекла. И я сразу же узнала Влада, его лицо было неестественно серого цвета, глаза закрыты, а щеки ввалились, как у глубоко истощенного человека.

— Он жив?

— Жив, — Ульрик тяжело сел прямо на землю. Я озабоченно взглянула на него, но, кажется, он не был ранен. — Только, что я не делал, он не может очнуться.

— А где остальные?

— Не знаю, мы разделились. Алекс приказал мне, как только мы отобьем Влада, сразу возвращаться с ним в пещеру и тут ждать.

Ладно, пока еще рано начинать беспокоиться. Лучше заняться более неотложными делами. Я принялась тормошить Влада, но он и вправду никак не желал приходить в себя. Видимых повреждений на нем не было, пульс был ровный и четкий, даже на обморок не похоже. Если бы не его изможденный вид и серый цвет лица, я бы сказала, что он специально закрыл глаза, и только притворяется.

Что с ним такое? Сейчас бы сюда врача. Какой от меня толк?

Что у него такое странное на шее? Я отвела ворот куртки, и черный блестящий, словно сделанный из полированного камня, ошейник оказался на свету. Зачем ему ошейник? Будто он раб. Но отверстия для цепи или веревки не было. Да и к чему вообще его привязывать, если он находится в растительном состоянии и явно не сможет никуда убежать? Если только…

— Ульрик, ты когда-нибудь видел подобные вещи?

— Нет, никогда, — богатырь подобрался поближе и тоже стал рассматривать ошейник.

Я из любопытства, хотя и понимая, что это может оказаться небезопасным, дотронулась кончиками пальцев до этого кошмарного ожерелья. Камень, а это действительно был камень, оказался ледяным. Так…а ведь я уже встречалась с украшениями, которые меняют свою температуру. Если может существовать талисман, отводящий опасность, то почему бы и не существовать, талисману, вредящему. Я повертела ошейник, но нигде не было и намека на застежку, как будто его вытачали из цельного куска. Как же его надели? И еще интереснее, как мы его будем снимать?

— Надо снимать эту штуку, — озвучила я свои мысли.

— Отойди, — оттеснил меня от тела Ульрик.

Я с интересом отошла, гадая, что он это будет делать, и одновременно опасаясь, как бы это не повредило Владу. Ульрик умудрился просунуть несколько пальцев под ошейник и начал его тянуть в разные стороны, будто пытаясь разорвать.

— Это бесполезно…, - начала была я, но остановилась на середине фразы, не веря своим глазам: ошейник растягивался, как растягивалась бы резина, и скоро рыцарь смог уже свободно ухватиться за ошейник обеими руками.

Вот он уже растянулся до такой степени, что Ульрик смог спокойно стащить его через голову Влада.

— Черт, горячий! — рыжеволосый рыцарь выругался и поспешил отбросить странный предмет.

Ошейник с каменным стуком заскакал по полу пещеры, а затем неожиданно вспыхнул и в считанные доли секунд выгорел дотла. Я покрылась холодным потом, представив себе, что такое могло произойти, пока ошейник еще был на Владе. Глаза Ульрика были еще круглее моих, а огромные руки начали мелко подрагивать.

Ладно, повезло и повезло, об остальном лучше не задумываться. Я снова посмотрела на Влада: никаких видимых изменений.

— Влад, — я начала его трясти, — Влад, очнись.

Его веки слегка затрепетали и приоткрылись, глаза сквозь щелки смотрели пусто и бессмысленно.

— Влад! — я затрясла его еще энергичней, будто от этого он придет в себя гораздо быстрее.

Кажется, не помогало, все тот же пустой взгляд. Хотя то, что он вообще очнулся уже большой прогресс.

— Он что-то пытается сказать, — отвлек меня от размышлений Ульрик.

И впрямь белые губы незадачливого чародея слегка шевелились. Я наклонилась к нему поближе.

— Воды…

Я немедленно кинулась к нашей поклаже и достала бурдюк с водой. Могли бы и сами догадаться напоить его.

— Приподними его, — попросила я Ульрика.

Влад пил с жадностью, обливаясь и давясь. И по мере того как пустел бурдюк, цвет лица спасенного становился все более и более живым. Напившись, он уже был в состоянии сам сидеть без чьей-либо поддержки. Я с удивлением смотрела на столь быстрое восстановление.

— Есть хочешь? — следуя логике вещей, спросила я.

Влад кивнул.

Особого изобилия у нас, конечно, не было, но, кажется, он вовсе не возражал против черствого куска хлеба, вяленного мяса и сухофруктов. Все это с фантастической скоростью переправлялось ему в рот и так же фантастически там исчезало. На лице Ульрика появилось выражение заботливой мамаши, наблюдающей за здоровым аппетитом своего чада.

Я немного успокоилась и с удовлетворением начала думать, что еще немного и все это закончится. Раз Влад очнулся, значит и я больше не пленница этого мира, значит, скоро я избавлюсь от всего этого раз и навсегда.

— Ты хоть что-нибудь помнишь? — наконец спросила я, когда аппетит мага стал иссякать.

— Помню, как на меня напали, — он почесал затылок, — как по голове стукнули, а дальше ничего. Что случилось-то? Что это за место?

Его детская беспечность начинала приводить меня в бешенство, но рассказать ему, что случилось на самом деле, я не могла из-за присутствия Ульрика, а потому предоставила гиганту самому докладывать сокращенную версию событий. Ладно, потом еще успею поговорить с ним наедине.

Что меня по-настоящему начинало беспокоить, так это то, что Милана, Вальтер, Дед Тиграш и Алекс до сих пор еще не вернулись. Их долгое отсутствие заставляло мысли двигаться в достаточно пессимистичном направлении. Какая тебе разница вернутся они или нет? — задавала я себе вопрос. Влад здесь, и это главное, потому что теперь ты сможешь наконец почувствовать себя в безопасности. Они лишь тени, они нереальны.

Но внутри все равно все сжималось так, будто я сиганула с высокой скалы, забыв надеть парашют.

— Ульрик, почему их так долго нет?

— Не знаю, — Ульрик встревожено посмотрел на вход в пещеру, за которым туман, казалось, стал немного реже.

Влад, только начавший оживать, моментально сник, и на его лице отразилось неподдельное чувство вины. Да-да, все из-за тебя, из-за твоей мечты и фантазии. Влад, я не знаю, как ты умудряешься с этим жить. Я бы уже сошла с ума, мне немного надо.

Около входа послышались шаги, и мы тут же встрепенулись, словно сторожевые псы, не уверенные хозяин это или кто посторонний. В руке у Ульрика сразу оказался меч, Влад растерянно осматривался по сторонам в поисках оружия, не понимая, что в таком ослабленном состоянии даже я свалю его с ног одним толчком. Сама я благоразумно отступила подальше вглубь пещеры — последние события научили дорожить своей шкурой.

К счастью, это были Дед Тиграш и Милана, не сказать, чтобы целые и невредимые, но живые, это точно. У валькирии было перевязано правое бедро, но, судя по всему, рана была незначительной, потому что она даже не прихрамывала, остальные повреждения ограничивались парой царапин на лице. Дед Тиграш же скорее пострадал морально, чем физически, расставшись с частью своей холеной бороды. Едва войдя в пещеру и увидев Влада, он тут же бросился к нему, но не в припадке радости, как могло бы показаться первоначально.

— Ах, ты здесь! Только погляди, что по твоей вине стало с моей бородой! — мужик затряс чародея за грудки, будто собравшись вытрясти из него душу.

Я приподняла одну бровь: так кто у кого тут конюхом работал?

Затем как-то незаметно грозное нападение превратилось в дружеские объятия, из которых Влад едва сумел освободиться.

— Никогда бы не подумала, что Дед Тиграш самый сентиментальный из нас, — улыбнулась Милана.

— Да уж, это крайне трогательно, — согласилась я. Но после этой моей реплики Дед Тиграш, что-то недовольно бурча себе в остаток бороды, отошел от Влада.

Рядом со спасенным присела Милана с неизменной своей милой улыбкой на лице.

— Я так рада, что у нас все же получилось тебя освободить.

— Милана, где Алекс? — Влад был серьезен

— Он и Вальтер остались, чтобы пресечь возможную погоню. Я надеюсь, что скоро вернутся и они.

Я уже хотела вздохнуть свободнее, но какая-то тревога в лице девушки помешала мне это сделать. Что-то здесь неладно, или просто мои нехорошие предчувствия не дают мне покоя.

Тем временем Влад оживал с невообразимой скоростью, сейчас уже при помощи Деда Тиграша он встал на ноги и расхаживал по пещере, разминая непослушные конечности и громко жалуясь на то, что чувствует себя разбитым столетним старцем. Я равнодушно наблюдала за этой картиной, радость от того, что с Владом снова все нормально, сменилась апатией, и я понимала, что не испытываю ничего, кроме злости и желания выплеснуть все, что во мне накопилось, наружу.

По прошлому опыту зная, что в таком состоянии мне с людьми вообще лучше не общаться, я подошла к выходу из пещеры и стала вглядываться вдаль. Туман и вправду стал понемногу рассеиваться, где-то редея до состояния легкой дымки, где-то повисая неровными рваными клочками, словно кто-то невидимый развесил в воздухе гигантские куски ваты.

Я заметила их сразу. Две фигуры двигались очень медленно и неуклюже по направлению к нашей стоянке. Одна словно бы тащила на себе другую. Секунду я не знала, что мне делать, бежать ли навстречу, или оставаться на месте. Но потом, будто очнувшись, заскочила обратно в пещеру.

— Они вернулись. Ульрик, пойдем, кажется, понадобится твоя помощь.

Гигант немедленно поднялся, но еще раньше него, едва не снеся меня с ног, из пещеры выскочила Милана. Она встала чуть поодаль и присмотрелась.

— Это Алекс.

Я уже знала это и потому только кивнула, опасаясь, что пустота, вдруг внезапно образовавшаяся внутри, исчезнет вместе с первыми же словами, и ее место займут ощущения, которые мне сейчас были совсем ни к чему.

Наконец, мимо нас прошел сэр Ульрик и двинулся навстречу фигурам. В этот миг его медлительность раздражала как никогда. Я хотела пойти с ним, но Милана удержала меня за руку.

— Не стоит шататься по туманам без особой надобности. Пойдем лучше подготовим все для перевязки.

Я позволила себя увести, но прекрасно понимала, что ничего готовить я не буду, потому что от меня только одна помеха, а просто сяду в стороне и буду ждать, ненужная и бесполезная. Так и случилась. Дед Тиграш и Милана забегали, подготавливая место для раненого, разрывая лоскуты ткани на длинные полосы и стараясь разжечь хотя бы небольшой костерок из подручных средств.

Ульрик ввалился в пещеру с дикими глазами. Алекс уже не шел сам, а просто висел безвольным кулем на богатыре. Весь его левый бок был залит кровью. Лицо было белым словно полотно, но, по крайней мере, он был в сознании. Вальтер поддерживал его с другой стороны, и выражение его лица мне очень не нравилось. Еще даже не видя раны, да впрочем, и не понимая в этом ничего, я подсознательно чувствовала, что с такими повреждениями не выживают. По крайней мере, в горах, без лекарств и врачебной помощи, без отдыха, потому что, конечно же, нам нельзя было долго оставаться в этой пещере.

Дед Тиграш разрезал на Алексе одежду и его руки засновали вокруг раны быстро и уверенно. Но я то и дело замечала взгляды, которыми он обменивался с Миланой, помогавшей ему. Эти взгляды только подтверждали мои собственные догадки. Вальтер стал накаливать над костром кинжал, значит будут прижигать рану. Выдержу ли я такое зрелище? С другой стороны, если Алекс сможет это вытерпеть, то я смогу на это смотреть.

Мысли метались в голове, сталкивались и снова начинали свой бег, когда внезапно я осознала, что у нас все-таки есть другое решение этой проблемы. Где Влад? Почему он не хочет помочь? Он же может, я знаю, или теперь просто хочу в это верить.

Я оглянулась и как раз в этот момент заметила Влада, тайком выходившего из пещеры. Что он делает?

Я встала и последовала за ним. Долго искать его не пришлось, он не успел далеко отойти от пещеры и встал словно изваяние, будто вглядываясь в туман, в скалы и красные листья.

— Влад, что ты творишь?! Иди вернись и помоги ему!

— Я не могу ему помочь!

— Почему? Ты же утверждал, что это твой мир. Где твоя хваленая магия, когда она так нужна? — я поняла, что уже перехожу на крик, но мне было все равно.

— Здесь я ничего не могу сделать, прости. Сейчас я хочу просто проснуться, и ты проснешься тоже, — голос его в контрасте с моим был бесцветным и будто бы вовсе безразличным.

— Влад, а ты знаешь, где ты очнешься? На больничной койке! Под капельницей! Ты знаешь, что все это время, пока тебя здесь держали в этом ошейнике, там ты был в коме! Ты знал, что так может случиться?!!

— В больнице…, - сказал он ошарашено, и, наконец-то, полностью повернулся ко мне.

— Да, в больнице. Ты хоть понимаешь, что так бы и не очнулся, если бы Алекс и остальные не вытащили тебя?!! И после всего этого ты хочешь вернуться, даже не попытавшись помочь?!!

— Но…

— Что но? Ты просто испугался и решил сбежать!

Он печально усмехнулся.

— Я вижу, ты все-таки прониклась этим миром.

Не успев даже сообразить, что делаю, я залепила ему звонкую пощечину. За все: за то, как он сейчас себя ведет, за то, что мне пришлось пережить по его вине, и за то, что мне еще придется потерять.


Он дрожащими руками потянулся к красному следу, оставленному моей ладонью на щеке. Ни тени негодования, тогда как я стояла напротив него и задыхалась от злости и ненависти.

— Прости. Но я действительно ничем не могу помочь, как бы сам того не хотел. Ты просто не понимаешь, по каким законам живет этот мир.

Все мое негодование разбилось о безысходность в его голосе.

— Влад, но стоит тебе только захотеть, и ты сможешь его исцелить, ведь это так.

— Не совсем так. Тут можно обрести необычные способности, это правда, но только если ты раньше о них мечтал или желал их, и никак иначе. А я….я никогда не хотел помогать людям, никогда не хотел никого спасать, а уж тем более лечить. Еще не так давно мне становилось плохо только от одного вида крови. Думаешь, за все это время здесь я не пытался никого излечить? Пытался, и не раз — не выходит. Понимаешь? Нельзя получить то, что сам же подсознательно и отвергаешь.

Влад был бледен, бледнее даже, чем в тот момент, когда Ульрик принес его в ошейнике. И только тут я поняла, что ему не все равно, что случится с Алексом. Наверное, в этом плане он оставался еще менее равнодушным, чем я.

— Должно же быть что-то, что мы сможем сделать? Хоть что-нибудь? Нельзя вот так просто решить проснуться!

Он посмотрел на меня очень внимательно, и мне показалось, что в его глазах зажегся какой-то огонек.

— Если только тебе попытаться вылечить его, — медленно, словно бы осторожничая, произнес он.

— Мне?

— Пойдем, — Влад решительно схватил меня за руку и потащил обратно в пещеру.

— Ты с ума сошел! Я понятия не имею, что надо делать! — я попыталась сопротивляться, но это было бесполезно, с такой упорной силой он тянул меня в нужном направлении.

— Просто попытайся. Либо у тебя получится, либо нет.

Он буквально втолкнул меня в пещеру, где Дед Тиграш уже закончил перевязывать Алекса. Пахло паленой плотью, кровью и мясом. Мне едва не стало плохо от такой смеси запахов, коленки мелко задрожали, и я уже сама вцепилась в руку Влада, чтобы только не упасть. Алекс лежал без сознания, неподвижный, будто бы уже и вовсе неживой. В лице ни кровинки, черты стали еще резче, еще неправильней, словно бы это не он был вовсе, а его портрет, набросанный четкими и безжалостными линиями графитового карандаша. Вальтер, Милана, Дед Тиграш и Ульрик застыли вокруг него с видом скорбных изваяний.

Влад заставил остальных подвинуться, а меня посадил рядом с раненым.

— Что происходит? — недоуменно спросила Милана.

— Потом, — отрезал Влад, лихорадочно и как-то болезненно суетливо отбрасывая плащи, которыми был укрыт черный рыцарь.

Когда он добрался до тугой перевязи, то схватил мое запястье и с силой попытался положить мою руку поверх раны. Я воспротивилась, потому что мне казалось это неправильным, потому что положить руку сверху, это должно быть очень больно.

— Пусти, — я попыталась выдернуть у него свою руку, но маг не пускал, вцепившись в меня словно железными тисками. Казалось, что еще немного, и он просто-напросто раздавит мне кости. Откуда у него столько силы?

— Милана! — позвала я на помощь.

Валькирия положила ладонь на предплечье Влада:

— Не надо. Прекрати.

Влад словно очнулся и с недоумением посмотрел сначала на воительницу, а затем на меня, и тут же растерянно ослабил хватку.

— Уведи его, пожалуйста, — попросила я.

Не знаю, почему вдруг Влад пришел в такое волнение, но сейчас он явно больше мешал мне, чем помогал. Милана потянула его за руку, словно маленького ребенка, в дальний конец пещеры.

— Что ты собираешься делать? — обеспокоено спросил Вальтер. Я посмотрела на него: он тоже был ранен, но повязка на руке наложена кое-как, впопыхах.

— Влад сказал, что, возможно, я могу его исцелить.

— Возможно? — глаза моих спутников поползли на лоб.

— Я не понимаю, — Милана снова подошла к нам.

— Я тоже не понимаю, — призналась я, — но почему не попробовать?

Я поднесла руку к ране, остановив ее буквально в нескольких сантиметрах от повязки. Под всеобщими взглядами я чувствовала себя глупо и неуютно, но старалась не думать об этом. Ничего не происходило. Я смотрела на лицо Алекса, неподвижное застывшее в своей каменной белизне, и буквально ощущала, как исходит из него жизнь, холодом, невыносимым холодом. Даже казалось, что мои пальцы начинают замерзать, словно на морозе. Холод? Я испуганно отдернула руку. Может, мне это только показалось? Дыхание перехватило, я еще раз вгляделась в лицо Алекса: нет никаких изменений.

— Что…, - начала было Милана.

— Тихо! — шикнул на нее Дед Тиграш, видимо, заметив что-то необычное.

Я снова поднесла руку к ране. На этот раз не могло быть никаких сомнений. Холод, смертельный холод, проникающий в каждую клеточку, холод, от которого, казалось, ломит все кости. Он полз вверх по руке как неумолимая волна, захватывая, отвоевывая все больше плоти, моей плоти. Если его не остановить… Но где мне для этого найти столько тепла?

Я посмотрела на Алекса: у рыцаря едва заметно залегла упрямая морщинка между бровей. Небритый и мертвенно-бледный, этот человек….этот странный и непонятный мне человек, медленно умирал. Будет жаль, если он никогда больше не откроет глаз. Хотя "жаль", наверно, неуместное здесь слово. Мне очень нравятся зеленые глаза. Его зеленые глаза…

Холод остановился, так и не добравшись до своей цели, а затем начал стремительно сбегать с моей руки, словно с кожи осыпался иней. Все тело покрылось мурашками, пальцы начали мелко подрагивать, меня знобило. Вслед за холодом, как бы прогоняя ненавистного врага, по руке ринулось тепло. Дойдя до пальцев, оно стало накапливаться, словно собираясь в один пульсирующий, обжигающий поток. Кожа горела, у меня было такое чувство, что сейчас она оплавится и вместе с мясом слезет с ладони, оставив только гладкие белые кости. Но я упрямо не убирала руку, инстинктивно чувствуя, что где-то должен быть верхний предел этого жара, высшая точка, пройдя которую можно совершить чудо.

Наконец, когда я уже почти перестала чувствовать собственную руку, жар стал спадать, причем он не просто исчезал, а словно бы струился сквозь кожу и вливался в тело Алекса непрерывным, невидимым, но от этого не менее четко осознаваемым мной потоком. Наверно, я должна была удивиться, испугаться, или отреагировать каким-то образом, но на меня нашло лишь странное умиротворение, и я застыла, чувствуя себя неодушевленным инструментом для перекачки этого светящегося теплого потока.

Неожиданно оказалось, что тепло это не бесконечно, и оно может иссякать. Я вдруг очнулась и испуганно сжала руку в кулак, ощущая, как внутри моей кисти перекатывается горячими волнами оставшаяся энергия.

— Снимите повязку, — коротко бросила я, не испытывая никакой потребности объяснять спутникам, что происходит.

Дед Тиграш стал поспешно распутывать полосы материи с запекшейся на них кровью. По мере того, как снималась повязка, глаза присутствующих раскрывались все шире и шире: под пропитанной кровью тканью оказалась не страшная рана, а тонкая болезненно-красная, но все же кожа. Казалось, тело было лишь наспех склеено, слеплено обратно в нечеткое подражание того, каким оно должно быть на самом деле.

Я снова раскрыла руку, но на этот раз не стала останавливать на расстоянии, а положила ладонь сверху, ощущая тонкую натянутую кожу, и бугорки неровно сросшихся тканей. Тепло снова заструилось от ладони, не такое сильное, не такое жаркое, но более умное, направляемое взглядом, который знал, что это человеческое тело снова должно стать идеальным, с золотистой гладкой кожей, с правильно сросшимися мышцами и другими тканями, пусть даже я и не знаю их названий. Я чувствовала, как под моими пальцами плоть плавится, перетекает и снова принимает свои прежние формы.

Внезапно что-то изменилось, я не могла понять в лучшую или в худшую сторону, но ощущения стали в корне другими. Когда Алекс шевельнулся и приоткрыл глаза, мне сразу стало понятно, в чем дело. Взгляд его еще был бессмысленным, затуманенным, словно он только что проснулся. Я убрала руки с его живота и отодвинулась. Лучше будет мне с ним сейчас не говорить, не смотреть на него и вообще быть подальше. Просто потому, что так будет лучше… Скоро Влад очнется в нашем мире, и, кто знает, может быть, я больше никогда не попаду сюда. Скорее я даже была уверена в этом.

Милана смотрела на меня с восхищением, Влад обнял в порыве какого-то неестественного восторга, я же чувствовала только абсолютную пустоту, как и до того как принялась за исцеление.

— Пойдем, я посмотрю твою ногу, — я потянула валькирию за рукав, желая только как можно быстрее убраться отсюда, не слышать их восторженных воплей, и разговоров.

Теперь целительство получалось естественнее, без напряжения. Я делала все, не задумываясь, как не задумывалась о том, что дышу. Может быть, просто рана у Миланы была не такая серьезная, а, может быть, я свыклась с мыслью, что могу это сделать. Следующим я осмотрела Вальтера. Было интересно и вместе с тем немного жутко наблюдать за тем, как срастаются рваные края раны под моими пальцами. Я хотела, чтобы на его коже не осталось и шрама, и пыталась довести ее до гладкого совершенства, но вдруг кто-то внезапно и довольно грубо схватил меня за запястье.

Я подняла глаза. Влад.

— Прекращай, иначе ты полностью исчерпаешь себя.

— Но…

— Я сказал, хватит!

Я послушно сжала ладонь в кулак. И впрямь перед глазами все немного плыло. Я попыталась встать, но еле удержалась на ногах. Очень хотелось спать и еще хотелось есть. Если первое я сделать не могла, то второе…

Дед Тиграш уже протягивал мне хлеб и мясо. У меня еще хватило сил, чтобы удивиться.

— Как ты узнал?

— Зря я что ли с Владом постоянно путешествую, — обиделся мужик. — Ешь, давай. А то еще чего доброго в обморок упадешь.

Я с благодарностью взяла у него еду и принялась уплетать за обе щеки. Если так и дальше пойдет, то наши скудные запасы провизии очень скоро иссякнут. Еда немного мне помогла, но все равно я чувствовала себя разбитой и почему-то очень-очень старой.

Алекс довольно быстро смог встать на ноги и вообще вел себя так, будто никогда и не был ранен. Я избегала встречаться с ним взглядом, а общая суета мне в этом помогала. Мы спешно покидали пещеру.

Туман снаружи практически рассеялся, и поэтому возвращаться было гораздо легче и безопасней, но от этого и намного проще было обнаружить нас на горных тропах. Мне постоянно казалось, что кто-то за нами следит из-за этих серых скал. Но теперь красные герцогини уже не выглядели такими зловещими, и я даже готова была признать, что в них есть что-то прекрасное и утонченное. Влад все время шел рядом, и у меня даже закралось подозрение, что он просто-напросто подстраховывает меня, боясь, что я упаду или оступлюсь. Было в этом что-то трогательное, что-то благодарное. Но я все с подозрением поглядывала на него, гадая, почему он до сих пор не захотел проснуться. Сколько еще можно было испытывать мои силы?

— Влад, почему мы до сих пор здесь? — наконец спросила я.

Он посмотрел на меня встревожено и виновато.

— У меня не получается очнуться.

— Хочешь сказать, что ты застрял здесь?! — я с трудом подавила в себе желание взять его за грудки и хорошенько встряхнуть. У меня на это сейчас просто не было сил.

— Я не знаю, в чем тут дело. Просто не могу и все.

— Прекрасно! Напомни мне, чтобы я никогда больше тебе не доверяла.

— Семейная ссора? — Милана поравнялась с нами.

— Угу, — слаженно промычали мы, а затем замолкли, чтобы не вызывать подозрений.

Когда мы уже почти спустились к подножью гор, Влад вдруг неожиданно спросил:

— Скажи, а когда мы вернемся, неужели тебе не захочется попасть сюда снова?

Я подумала несколько мгновений.

— Может, и захочется, но я точно не стану этого делать.

— Почему? Я подумал…

— Не знаю, что ты там подумал, но глупо тешиться вот такими вот иллюзиями и сбегать из реального мира. В конце концов, это может плохо кончиться.

— Такая рассудительная… А если бы я тебе сказал, что убив меня, ты смогла бы здесь остаться навсегда и прожить нормальную жизнь, ты бы это сделала? — Влад смотрел на меня с выражением дьявола-искусителя.

— По-моему, после ошейника ты тронулся умом еще больше, — фыркнула я, стараясь даже не думать на эту тему.

— И все же?

— И все же я не стала бы этого делать. После того, как научишься исцелять людей, уже, наверно, не можешь никому причинить вреда.

— А если бы ты не научилась?

— Если бы я не научилась, мне не было бы смысла сюда возвращаться, и давай оставим эту тему.

— О чем вы все время шепчетесь? — на этот раз нас прервал Алекс. Надеюсь, он не слышал ни единого слова из нашего разговора. Я поспешила пройти немного вперед и нагнать Ульрика.

— Я сделал что-то не так? — услышала я обрывок фразы черного рыцаря, но уже не разобрала, что ему ответил Влад. Для моего "братца" будет лучше, если он станет держать язык за зубами.

Едва мы добрались до леса, как сэр Алекс приказал устраивать привал. Все были измотаны, а поэтому с радостью подчинились. Я уныло села на пенек и, уже не стремясь выказывать свою полезность и рвение, просто наблюдала за приготовлениями и суетой возле костра. Не знаю, мучили ли моих спутников такие же нехорошие ощущения, как и меня, но я все так же, не переставая, чувствовала на себе чей-то посторонний взгляд. Недобрый взгляд. По дороге я частенько оглядывалась, но не заметила ничего подозрительного, да и Вальтер постоянно отлучался, разведывая окрестности. Может, у меня уже паранойя?

Кто-то подошел сзади, шурша осенними листьями.

— Я тебя так и не поблагодарил. Спасибо, что не дала мне умереть.

— Не за что, — как можно безразличнее бросила я, не оставляя зацепки для дальнейшего продолжения разговора.

— Почему ты не попробуешь вылечить свою руку? — Алекс сел рядом.

И, правда, почему я не попробую? Я положила ладонь на свое раненное плечо, но абсолютно ничего не почувствовала. Ничего, даже проблеска. Наверно, так и должно быть, по-другому никак нельзя.

— Я не могу себя лечить, поэтому придется все заживлять естественным путем.

— Вообще-то, я хотел с тобой поговорить…

— Алекс, я не хочу сейчас ни с кем разговаривать. Я устала, очень устала. Дай мне немного посидеть одной.

Все что угодно! Пусть он только уйдет! Мне было неуютно и больно, когда он находился рядом, когда я слышала его голос, когда смотрела на него. Когда же все это кончится? Чертов, Влад! Если бы только знать заранее, я бы послала его подальше, еще тогда, когда он провожал меня до дома!

— Но…

— Уйди, пожалуйста, — излишне резко оборвала его я.

Ну все, теперь он будет считать меня истеричкой, это точно. Хотя какое мне до этого дело?

— Хорошо, — черный рыцарь как-то очень встревожено посмотрел на меня, но, кажется, обиды в этом взгляде не было.

Он ушел с тем, чтобы почти сразу же вернуться. Алекс молча протягивал мне хлеб и сыр. Ну да, а вдруг я злая, потому что голодная. Я даже умудрилась усмехнуться этой странной мужской логике, но еду взяла, только чтобы побыстрее отделаться от него.

— Спасибо.

После его ухода оставаться в одиночестве мне пришлось не долго. Подошел Влад и тоже сел рядом. На лице у него ясно отпечаталось виноватое выражение засланного шпиона. Все с вами ясно друзья-приятели.

— Юль, зачем ты так с ним обращаешься?

— Как я с ним обращаюсь? Ты разве не замечал, что я и раньше особой вежливостью и дружелюбием не отличалась? Можешь считать это очередным приступом, — мне даже самой захотелось скривиться от переизбытка яда в своем голосе.

— А, по-моему, ты просто утопаешь в жалости к самой себе.

— А ты, по-моему, лезешь не в свое дело.

— Дай откусить, — Влад как-то неожиданно выхватил у меня из рук горбушку хлеба, и этим странным нелогичным поступком свел на нет всю мою злость.

— Ты чего? — только и смогла растерянно пролепетать я. Но потом опомнилась и полезла отбивать у него снедь.

Влад расхохотался, с легкостью уворачиваясь от моих протянутых рук:

— Если ты еще в состоянии побороться за кусок хлеба, значит, не все потеряно!

Я хотела ему ответить в том же духе, но внезапно что-то опасно и резко тренькнуло над нами. Мы испуганно вскинули головы. Я еще не успела понять, что произошло, а Влад уже толкнул меня на землю, да еще и рукой придавил, чтобы не вздумала поднять головы. Вокруг стояла гробовая тишина.

— Алекс, по нам из леса стреляют! — крикнул Влад.

Тут же откуда-то сбоку ползком по-пластунски появился Вальтер. Где-то позади и сбоку припала к земле Милана, остальных я не видела. Стояла тишина, ни ветки не шелохнулось.

— Он был один, — сказал Влад. — Иначе бы нас всех перестреляли разом.

Вальтер поднялся с земли одним плавным скользящим движением и скрылся в чаще. За ним мимо меня прошел Алекс. Милана осталась, встав рядом с Владом, будто бы на страже.

— Стреляли во Влада, — высказала я и так всем понятную истину.

— Решили избавиться от него, раз не довезли, — поддакнул невесть откуда взявшийся рядом Дед Тиграш.

— На вашем месте я бы сейчас рядом со мной не стоял, — усмехнулся Влад, кажется, нисколько не растерявший оптимизма.

— На твоем месте я бы об этом не заикалась, — парировала я. — Вот сейчас возьмем и оставим тебя тут под деревом, разом решится куча проблем.

— Тебя совесть потом не замучает?

— Кого? Меня?

— Да заткнитесь вы оба! — наконец, не выдержал Дед Тиграш.

Я примолкла. Действительно, не время и не место.

Вернулся Вальтер с каким-то непривычно растерянным выражением на лице.

— Ни одного следа, такого просто не может быть.

— Как? Совсем ни одного? — удивилась Милана. — Даже сломанных веток?

— Вообще ничего, — следопыт стал обходить по все расширяющемуся радиусу бревно, на котором до этого мы сидели с Владом. — Даже трава не примята. Как будто никого там и не было.

Наконец, он поднял из травы и продемонстрировал нам арбалетный болт.

— А между тем, этот никто пользуется вполне реальным оружием, — резюмировала я. — А где Ульрик?

— Остался рядом с лошадьми. Если их перебьют, то нам не поздоровится. — Милана спрятала меч в ножны, видимо, расценив, что сейчас он ей уже ни к чему.

Вернулся и Алекс, тоже, судя по всему, ничего не обнаруживший.

— Собираемся, — резко скомандовал он, — Сейчас ехать через лес будет небезопасно. Поедем по тракту.

Никто не стал спорить. Все были согласны.


Тракт тянулся серо-коричневой пыльной полосой и исчезал где-то за окраиной леса. Путников на дороге не встречалось совсем, и мне это казалось до крайности странным — судя по наезженности колеи, раньше людей здесь проезжало немало. На пустой дороге, лишившись иллюзорной защиты деревьев, каждый чувствовал себя неуютно, постоянно оглядывался и, казалось, все время ожидал стрелы в спину. Эта гнетущая напряженность продолжалась несколько часов, но, поскольку ничего не происходило, все понемногу начинали расслабляться.

Когда день уже начал клониться к закату, из-за поворота показалась группа всадников, и мои спутники беспокойно зашевелились, потянулись к оружию.

— Это люди Герцога, — успокоил всех Вальтер, обладавший самыми зоркими глазами.

Я присмотрелась, но увидела только черные фигурки всадников. Странно, как он рассмотрел их с такого расстояния? Поздно же они подоспели, хотя может и непоздно, может наш таинственный стрелок больше не осмелится следовать за нами в такой компании.

Когда всадники приблизились на достаточное расстояние, я узнала сэра Дэниля во главе отряда. Казалось, прошла целая вечность с того момента, как мы разделились. Отряд приближался и скоро щеголь, обогнавший остальных своих людей, подскакал к нам и ловко спрыгнул с лошади. Мы тоже спешились.

— Я уж и не верил, что мы тебя отобьем! — Дэниль первым делом кинулся к Владу и с восторгом хлопал его по плечам, как бы пытаясь проверить, в насколько невредимом состоянии мы везем мага.

— Представляешь, этот мошенник совершенно не помнит, что с ним происходило, — засмеялся Алекс. — Мы так и не дождались от него никакой благодарности!

— Это не благородно меня так попрекать! — радостно возмутился Влад.

Дэниль, наконец, пристально оглядел всех остальных:

— Удивительно, как вы умудрились остаться без единой царапины! — затем он посмотрел на меня. — Ну, почти все.

Мда, на фоне остальных я выглядела изголодавшимся упырем.

— Мне просто не везет, — я нашла в себе силы улыбнуться.

— Мне тоже, — ответил Дэниль. — Вы просто и представить не можете, какая неприятность приключилась с нами.

— Какая же? — заинтересовалась Милана.

Щеголь только кивнул на одного из своих спутников. Я присмотрелась: безусый мальчишка, в болтающейся, слишком большой для него, одежде, наверно, чей-то оруженосец. Паренек…стоп, а вовсе это и не паренек. Девушка! Точно девушка — тоненькая и хрупкая, с убранными в шапку волосами. Где-то я ее уже раньше видела.

— Тайком поехала с нами, — покачал головой Дэниль. — Один из рыцарей ее пожалел, взял с собой, а я, дурак, не заметил, все спешил побыстрее выехать. Теперь вот еще и придется за герцогскую дочку отвечать.

Точно! Леди Диара собственной персоной. Но какой черт понес это красивое создание вместе с Дэнилем? И тут мой взгляд случайно упал на Влада. Все смешалось в выражении его лица: и изумление, и тревога, и надежда, и обожание.

Леди Диара, заметив, что Влад спешился и смотрит на нее, легко, словно перышко, спрыгнула со своей лошади и, почти не касаясь ногами земли, побежала к нему навстречу. Влад пошел к ней на негнущихся деревянных ногах, как инвалид, только-только научившийся ходить.

Девушка уже почти вплотную подбежала к Владу, но внезапно, будто бы только споткнувшись, стала оседать на землю. Влад одним рывком кинулся к ней, подхватил, не позволив окончательно упасть. А затем раздался крик, подобного которому я ни до того, ни после не слышала. Мы все вздрогнули: так быстро, невероятно быстро все это случилось. Глаза у леди Диары были открыты широко, по-детски удивленно, а на груди расцветал кроваво-алый цветок.

Я еще не до конца успела сообразить, что произошло, как Дэниль заорал не своим голосом на рыцарей:

— В лес! Проверить каждый дюйм! Не дать ему уйти!

Милана очнулась первая, схватила меня за руку и побежала к Владу. Я тоже опомнилась и, высвободив руку у валькирии, откуда только силы взялись, обогнала ее и первая добежала до раненой. Плюхнулась на колени, оттолкнула Влада, впавшего в странное оцепенение, и положила руку на намокающую от крови одежду девушки. Но…

Она была уже мертва. За секунду до этого ее сердце перестало биться. Я почувствовала это по внезапной ледяной боли, пронзившей руку от запястья до локтя так, что кисть на некоторое время практически омертвела. Я отпрянула, несколько ошарашенная этими ощущениями, еще до конца не осознавая, что произошло. Взглянула с ужасом на Милану, и та сразу все поняла по моему взгляду, затем посмотрела на Влада. Он все еще не поднимал головы и, словно баюкая на руках ребенка, держал леди Диару бережно и крепко.

Я встала, не в силах больше этого выносить. Оказалось, что вокруг нас столпилось много людей, но они хранили такое гробовое молчание, что до этого я их даже не замечала. Только уловив мое движение, Влад пошевелился, затем как-то стремительно и исступленно ухватил меня за край одежды:

— Почему ты не вылечишь ее? — он смотрел на меня требовательно и просительно, будто бы от меня сейчас зависело существование всего его мира.

— Влад, ее нельзя вылечить. Она умерла, — мой голос дрожал и прерывался, и, наверно, те, кто не знал меня, могли бы сказать, что я вот-вот расплачусь.

Я думала, он будет умолять, грозить, в конце концов, но он неожиданно легко выпустил из рук материю моих шароваров и закрыл глаза веками, будто бы собираясь заснуть. И тогда я поняла: он знал, что она умерла еще до того, как я подбежала к ним.

— Влад…, - робко позвала его Милана.

Он открыл глаза, но не посмотрел ни на кого из нас, затем накрыл своей ладонью рану леди Диары, и на лице его отразилось такое напряженное выражение, что я не выдержала:

— Влад, ты не сможешь воскресить ее. Никто не сможет.

Он посмотрел на меня зло и раздраженно.

— Откуда тебе знать?! Я не ты, я не собираюсь вот так просто от всего отказываться!

— Ты знаешь, что это невозможно, — тихо сказала я.

Влад сжал руку в кулак так, что костяшки его пальцев побелели. Я ждала от него внезапного порыва, неадекватного поведения, крика, злости, — всего что угодно, но ничего не последовало. Он бережно положил леди Диару на землю, закрыл ей ладонью глаза, а затем медленно встал и пошел по направлению к лесу.

Я посмотрела на Алекса:

— Иди за ним, — то ли приказала, то ли попросила я. — Не хочу, чтобы с ним что-то случилось.

Большая часть рыцарей вместе с Дэнилем и Вальтером отправились прочесывать лес. Мы с Миланой встали рядом с телом дочери герцога.

— Мы не можем похоронить ее здесь, надо довезти ее до замка, — сказала воительница.

Я кивнула.

— Ну почему ей не сиделось дома под надежной охраной стен? — это был чисто риторический вопрос с моей стороны, — Что теперь будет с Владом? Что теперь будет с Дэнилем, который поневоле за нее отвечал?

— Одному Богу известно.

С помощью Ульрика и Деда Тиграша мы завернули тело девушки в чей-то плащ. Она была настолько маленькой, что плащ закрывал и ее лицо, и даже самые кончики ног. Когда с этим не очень приятным, но необходимым делом было покончено, я забеспокоилась, почему Влад и Алекс до сих пор не вернулись. Присмотревшись к ближайшей группе деревьев, я заметила фигуру одного из них. Может быть, я, конечно, и буду совершенно некстати, но мне надо туда сходить.

Они и правда ушли недалеко, остановившись прямо на опушке, и, кажется, совсем не замечали моего приближения. О чем они сейчас могли говорить? До меня не долетало ни единого слова, слишком тихо и невнятно. Я не стала подходить ближе, просто остановилась и смотрела издали, ощущая, что происходит что-то необычное, но не понимая, что именно. И только когда этого уже невозможно было не замечать, я почти забыла дышать от удивления и ужаса.

Влад бледнел… Нет, не так, как обычно бледнеют люди, когда их кожа становится белой. Он будто бы растворялся в воздухе, приобретая нечеткие расплывчатые очертания. Он…он просто стирал себя из этого мира.

Теперь я уже не могла оставаться в стороне, я подбежала к Владу, но остановилась от него в нескольких шагах.

— Влад!

Но он меня уже не слышал, или не хотел слышать.

— Влад, так нельзя. Остановись!

Он, будто наперекор мне, закрыл глаза. Его тело уже не имело ничего общего с живой плотью. Он еще не терял окончательных очертаний, но теперь больше напоминал человеческую статую, невесть кем вылепленную из тумана. Хватило всего нескольких секунд, чтобы его образ поблек окончательно, а затем развеялся, будто и не было здесь его вовсе.

— Никогда не думал, что все закончится вот так, — сказал потрясенный Алекс. Если бы он не подал голос, то я бы еще не скоро вспомнила о его присутствии. Каково ему было наблюдать за всем этим?

Я посмотрела на него, не зная, какое придумать объяснение, да и стоило ли его придумывать, и тут поняла, что не могу ничего сказать, язык не слушался, губы не шевелились. Я с ужасом взглянула на свои руки, они начинали бледнеть и растворяться в воздухе. Значит, и меня здесь больше не будет.

— Я давно хотел тебе сказать… — начал Алекс, боясь, что не успеет. И не успел, потому что больше я не могла разобрать ни единого его слова, будто кто-то выключил звук. Мне оставалось только беспомощно смотреть на него. Я хотела попрощаться хотя бы взглядом, пока и глаза тоже не заволокла пелена.

IX

Я просыпалась легко, хотя и очень медленно, словно на этот раз и впрямь спала. "Все. Все кончилось", — была первая мысль. Как жаль, что я помню все до последней детали. Было бы лучше, если бы я забыла. Я закрыла лицо ладонями и некоторое время не шевелилась. Забуду ли я когда-нибудь? Наверно. Мне слишком о многом уже приходилось забывать, справлюсь и на этот раз.

Днем я позвонила Оксанке и с удовлетворением услышала бодрый голос подруги. Как и ожидалось, Влад очнулся, хоть и находился немного не в себе, но все списывали это на последствия комы. Пожалуй, и о нем я тоже забуду на время, приду в себя.

По прошествии нескольких дней я все же решила навестить его. Наверно, собираясь в больницу к выздоравливающему человеку, стоило взять с собой фрукты или цветы. Но я не стала покупать ни того, ни другого — и без них мой визит будет протекать натянутее некуда. Ну что я ему скажу? Что бы ни пришло мне в голову, в любом случае это будет по меньшей мере глупо, а по большей нетактично. Я сама за эти несколько дней буквально извела себя. Представляю, что происходило с ним.

Извела… Наверно, не совсем тут подходящее слово, чтобы описать то тянущее, изнуряющее чувство, которое не покидало меня все эти дни. Будто медленно, миллиметр за миллиметром из тебя вытягивают по жилке. Вроде и не больно по-настоящему, но уже готова отдать все, чтобы только избавиться от этого ощущения. И еще очень хотелось плакать, но я держалась, стараясь занять себя все новыми и новыми делами. Потому что я не плачу, никогда.

У Влада была светлая двухместная палата — родственники не пожалели денег. К счастью, его сосед мирно похрапывал, а потому не услышит нашего разговора, если нам вообще будет, что друг другу сказать.

— Привет, — как можно непринужденней бросила я.

Влад выглядел не так плохо, как я себе представляла, только вот в глазах какое-то странное смирение, что ли. Совсем не свойственное ему выражение.

— Привет, — ответил он и даже улыбнулся.

— Как ты себя чувствуешь?

— Отлично. Если бы не врачи, я бы уже давно ушел домой, — он неожиданно и совсем неуместно подмигнул мне. — Представляешь, они до сих пор не могут понять, что со мной произошло. И, кажется, это не дает им покоя.

— Не удивительно, — я присела на стул рядом с ним. — Я рада, что с тобой все в порядке.

Замолчали. Вот и все, видимо, больше не о чем говорить. Я не хочу спрашивать, что он сейчас чувствует. А он…

— Ты как? — спросил Влад.

— Нормально. Пытаюсь вернуться в нормальный ритм жизни.

— У меня такое ощущение, что ты постоянно сдерживаешь слезы.

Кончики моих губ непроизвольно дрогнули.

— Я никогда не плачу.

Он откинулся на кровати и заложил руки за голову, словно сейчас находился не в больнице, а под солнцем на песчаном пляже.

— Ты знаешь, если никогда не плакать, то и улыбаться ты никогда по-настоящему не будешь.

— Что еще за доморощенная философия? — криво усмехнулась я.

— А что мне еще остается? Только философствовать.

Неожиданно у Влада зазвонил мобильник. Он ответил, коротко переговорил с кем-то.

— Сейчас у меня будет еще один посетитель, — сообщил он мне после разговора.

— Ну, тогда, я, пожалуй, пойду, — я встала со стула.

Не хотелось мне пересекаться тут ни с кем из его родственников и друзей.

— Ты же и пяти минут не просидела, — он приподнялся на кровати и за руку усадил меня обратно на стул.

— Но за эти пять минут уже все успела сказать и все услышать.

— Значит, ты считаешь, что больше тебе здесь делать нечего?

— Ты такой догадливый.

— Мне казалось, что пока мы были там, ты немного изменилась, а теперь я вижу, что все вернулось на свои места.

— Ты совершенно прав.

Я все-таки поднялась со своего места, подхватила сумку и уже собиралась попрощаться с ним, как вдруг дверь в палату открылась. На лице Влада расцвела радостная улыбка.

— А вот и он! Юля, Леша, познакомьтесь, — он даже чему-то рассмеялся.

Я обернулась и застыла. На меня смотрели спокойные, чуть насмешливые и такие знакомые зеленые глаза. Темные волосы, нос с небольшой горбинкой, жесткая линия рта растянулась в улыбку. Похожий до последней черточки и все же совершенно другой.

Ноги у меня подкосились, и я плюхнулась обратно на свой стул. Они все знали! Оба знали! И никто мне об этом не сказал! Это жестоко! Это так невыносимо больно и жестоко! Я не выдержала, и по моим щекам покатились слезы, а где-то в груди застряли рыдания. Я закрыла лицо руками, чтобы спрятаться — даже сейчас не хотелось, чтобы кто-либо видел меня такую…такую слабую.

Тяжелая ладонь нежно погладила меня по голове, от чего слезы потекли еще сильнее…


13.02.09


home | my bookshelf | | Сонными тропами |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 26
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу