Book: Кошачий Мир



Кошачий Мир

Андрей Бондаренко

Купить книгу "Кошачий Мир" Бондаренко Андрей

Кошачий Мир

Аномальщики – 2

Кошачий Мир

СИ

АННОТАЦИЯ

Круглое сиреневое солнышко. Нежно-нежно-изумрудное небо над головой. По небу мелькают – изломанными зигзагами – ярко-малиновые птички. Деревья и кусты с жёлтой, оранжевой и багряной летней листвой. Светло-синяя травка, местами поросшая тёмно-фиолетовыми и аметистовыми сорняками. Угольно-чёрная лягушка лениво скачет куда-то по своим лягушечьим делам. Лягушка? Ага. Только с длинными и толстыми иголками на горбатой спине. Этакая помесь лягушки и ёжика. А ещё здесь очень много котов и кошек – архмагиков, арархов и бродяг….

Андрей Бондаренко

Кошачий Мир

* * *

Шестой развлекательный мирранский телеканал, утренние новости.

Дикторша, конечно, была из бродяг: чёрнобелая мордочка, яркорозовый нос, светлоголубые, якобы наивные глаза. Якобы наивные? Это точно. В том смысле, что с лёгкой поволокой тщательноскрываемой хитрости и с лукавыми морщинками в уголках.

Её же напарник по телевизионному эфиру принадлежал, и вовсе, к многочисленной когорте полукровок: серопалевая шёрстка с многочисленными яркорыжими пятнами неправильной формы, маленькие слегка закруглённые уши, жиденькие баки на выпуклых щеках, один глаз янтарножёлтый, другой же, наоборот, блёклосиний. Сразу было понятно, что беспутная матушка телеведущего, и без того не имеющая ни малейшего отношения к мирранской аристократии, согрешила когдато с арархом.

– Да, мельчает наш прекрасный и многогрешный Мир, – меланхолично прихлёбывая из высокой кружки тёмнокоричневый густой напиток, неодобрительно скривилась Наоби. – Однозначно, мельчает…. Вот, во времена моей далёкой и наивной юности на Шестом канале работали, в основном, архмагики. Ну, и арархов – в виде исключения – иногда допускали к эфиру. А что сейчас? То есть, кто? Сброд какойто, выражаясь напрямик. И всё этот Совет Системы, состоящий из напыщенных и самовлюблённых зазнаек. Напридумывают всякого, мол: – «Надо как можно шире привлекать народные массы к общественнополезной жизни…». Смех, да и только. Либеральные мудрецы выискались. Тоже мне…. Конечно, надо признать, что когда телеведущими трудились архмагики, то это было…эээ, по меньшей мере, небезопасно. Небезопасно, это ещё мягко выражаясь. И хроническую икоту можно было заполучить ненароком, и разжиться – между делом – устойчивой мигренью. Не говоря уже о многих сотнях самопроизвольно взорвавшихся телевизионных мониторах и о частых пожарах в помещениях телецентра. Но, тем не менее, всё это выглядело очень солидно и благородно. Да и эффект неожиданности, кроме всего прочего, присутствовал. Мол: – «А чем нынче закончится новостная программа? Смогут ли знатные дикторыаристократы совладать со своими эмоциями?». Сейчас же всё настолько предсказуемо, банально и скучно, что иногда просто противно становится. И в сон тянет регулярно…

– Служба эксплуатации Порталов сообщает о серьёзных технических неполадках и сбоях на объекте за номером сто семнадцать, – томно поводя модноподстриженными усами, сообщила дикторша. – Подробности пока не известны. Судя по всему, Совет Системы намеривается засекретить всю информацию по данному объекту, даже не смотря на активные протесты представителей клана Радо, чей отпрыск недавно был направлен на планету РЗ12 для проведения научных изысканий.

– Направлен – в качестве сурового и заслуженного наказания, – нагло подмигнув янтарножёлтым глазом, уточнил дикторполукровка. – Арарх Радомладший, как вы, уважаемые телезрители, помните, в прошлом году обвинялся в причастности к смерти шестерых мирных гумми. Причастность, как выяснило следствие, была косвенной. Но, всё же. «Арархов» луч, выпущенный случайно, перерезал канат строительной люльки, которая упала на землю с приличной высоты. Со всеми вытекающими негативными последствиями…. Вина Радомладшего была полностью доказана, и он был приговорён судом к выполнению общественнополезных работ в рамках научноисследовательских проектов Службы эксплуатации Порталов. Что же теперь – в свете серьёзных технических сбоев на сто семнадцатом объекте – будет с молодым арархом?

– Сможет ли он добраться до сто восемнадцатого объекта? – загадочно прищурилась чёрнобелая дикторша, словно бы приглашая напарника к словесной дуэли.

– Самостоятельно, ты имеешь в виду?

– Конечно. Лишь с помощью верного слуги Саймона. Смогут ли эти двое, не вызвав подозрений у недоверчивых и кровожадных туземцевгумми, проживающих на РЗ12, добраться до спасительного Портала?

– Не уверен, – скорбно помотал ушастой головой «половинчатый» арарх. – Планета РЗ12, как уверяют наши учёные мужи и писателифантасты, является местом негостеприимным и мрачным. Более того, наполненным – до самых краёв – нешуточными опасностями и коварными ловушками. Думаю, что необходимо послать за Радомладшим полноценную спасательную экспедицию. Через Портал сто восемнадцатого объекта, понятное дело…

– Извини, коллега, но с экспедицией ничего не получится.

– Почему, если не секрет?

– Совету Системы сейчас не до всякой ерунды. Над болотистой пустошью, которая примыкает к знаменитому Красному замку, вчера наблюдали устойчивое ультрамариновое свечение. Архмагики встревожены.

– Мол, жестокосердные ребята из Теневой Системы пытаются обустроить Портал, ведущий на Мирру? Но, ведь, это же легенда. Седая, древняя и красивая. Но, всё же, лишь легенда…. Нет никакой Теневой Системы, да и не было никогда. Спроси у любого бродячего котёнка.

– Так, уж, и нет?

– Нет.

– Уверен?

– На все сто.

– А собаки?

– Что – собаки?

– Их тоже нет? И не было никогда?

– Тоже. Не было, и нет. Легенды, и не более того.

– Вот же, болтуны, – возмутилась Наоби. – Языками мелят, никакой меры не зная. Так же можно и настоящую беду накликать. Деятели телевизионные…

Она, отодвинув опустевшую кружку в сторону и отключив телевизор, поднялась изза стола и принялась нервно ходить по комнате тудасюда, озабоченно бормоча под нос:

– Седые и древние легенды? Нуну. Не такие, уж, и древние. Поколений семьвосемь тому назад оно и приключилось – нашествие «теневых» гумми, вооружённых до зубов, и их клыкастых охотничьих псов. А потом, с великим трудом отразив нападение и уничтожив Портал, соединявший Теневую Систему с Миррой, архмагики – по своей давней привычке – всё и засекретили. Мол: – «Обыкновенные легенды, седые и древние. Ерунда…». По крайней мере, так мне прабабушка рассказывала. А ей – её прабабушка…. Ктото наблюдал за Красным замком ультрамариновое свечение? Недобрый знак, не сулящий ничего хорошего. Быть беде…. Или же рассказ о свечении является чьейто наглой и циничной выдумкой? Просто ктото могущественный и скучающий хочет спровоцировать панику и немного повеселиться, наблюдая за всеобщими волнениями? Надо будет обязательно озаботиться этим животрепещущим вопросом. То бишь, наведаться на край болотистой пустоши. Вернее, встретить там парутройку закатоврассветов…. Мысли мои, мысли. Вы всегда должны быть искренними и правильными. Всегда и везде. Именно такими, каких и ждут. Только так и никак иначе. Мысли мои, мысли…

Пролог

(Он же Эпилог к первому роману цикла – «Аномальщики. Мутный Лес»)

Через четыре с половиной часа весь отряд снова был в сборе.

– Хорошо выглядишь, – отвечая на рукопожатие, одобрил Пашка. – Заметно посвежел. То есть, окончательно выздоровел?

– Получается, что так, – подтвердил Подопригора. – Причём, сразу, как только «Золотая Баба» грохнулась об землю. Похоже, что здешние Охранные пояса были какимто странным образом «замкнуты» – либо на компьютерную начинку разбившегося летательного аппарата, либо на погибшую шаманку. В любом случае, после произошедшей катастрофы головная боль полностью прошла. И, вообще, воздух стал гораздо чище. Бодрости в организме заметно прибавилось, будто бы я помолодел лет на десятьдвенадцать. Рация заработала. А, вот, мобильная связь попрежнему отсутствует. Тайга, всё же. До ближайшей вышки, принимающей сигналы с орбитальных спутников, шагать и шагать…. Ну что, господа аномальщики? Попробуем подбить некоторые итоги? Перед тем, как принимать окончательные и бесповоротные решения?

– Попробуем….

– А ты, Рыжий, здесь с какого бока? – вмешалась Лизавета. – У нас для таких серьёзных случаев имеется штатный и многократнопроверенный аналитик. Не правда ли?

– Верно подмечено, – согласился Иван Палыч. – Давай, Птичка, приступай. Не тушуйся.

– Спасибо за оказанное доверие, – слегка покраснела Натка. – Попробую резюмировать…. Итак. В санктпетербургский студенческий клуб «Аномальщики» поступила срочная и эксклюзивная информация о том, что в Республике Коми, примерно в сорокапятидесяти километрах от посёлка Мутный Материк, была случайно обнаружена молодая (судя по характерным признакам), аномальная зона. На заседании клуба было принято единогласное решение – тщательно и комплексно исследовать новую аномальную зону, которой было присвоено кодовое наименование – «Мутный Лес». Начальником экспедиции был назначен Иван Палыч Лазаренко – профессор Национального минеральносырьевого Университета и бессменный Председатель исследовательского клуба. Теперь по рядовым участникам. Я, Наталья Кулик, клубное прозвище – «Птичка». Павел Назаров, клубное прозвище – «Рыжий». Елизавета Иванова, клубное прозвище – «Лизавета». Валентина и Евгений Петровы, они же – «белобрысые близняшки». Уже в Мутном Материке к экспедиции присоединился и первооткрыватель данной аномальной зоны – Сергей Подопригора, майор запаса и начальник здешней метеостанции…. Пока всё правильно излагаю? Спасибо. Продолжаю…. Путь к Мутному Лесу был непрост и тернист, экспедиционерам пришлось преодолеть несколько серьёзных Охранных поясов, выставленных пожилой шаманкой. Вернее, поддельной шаманкой…. Да, именно так, поддельной. Аномальная зона оказалась тайным Порталом, соединяющим нашу Землю с Миррой, которая представляет собой симбиоз (совместное существование), нескольких обитаемых планет и нескольких параллельных Миров. Интересная такая картинка. Нестандартная. Особенно учитывая тот факт, что Портал является действующим. Причём, в обе стороны. Земляне, как показали недавние события, посещают Мирру, а мирране – Землю…. Следующий важный момент. На Мирре высшими существами (то есть, «венцами природы»), являются кошки – мыслящие и говорящие. Разумные гуманоиды там тоже проживают, но выполняют насквозь второстепенные функции. То бишь, усердно трудятся – «кошачьими слугами». Что, согласитесь, несколько необычно. Впрочем, это может касаться только одной из планет, входящих в Систему. Или, к примеру, только одного параллельно Мира конкретной планеты. Пока не ясно. Заморочка, блин горелый…. Далее. Совсем недавно выяснилось, что близнецы Петровы являются…ммм, смешанным продуктом цивилизаций: их матушка, которая сейчас находится в закрытом лечебном заведении, родилась на Земле, а отец, наоборот, на далёкой Мирре. Бывает. Более того, означенным близнецам необходимо – до острых желудочных колик – попасть к Порталу, чтобы, понятное дело, отправиться на Мирру. Мол, соскучились по отцу и желают с ним встретиться. Кино и немцы, образно выражаясь…. Теперь о главном. Летательный инопланетный аппарат под условным названьем – «Золотая Баба» разбился. По неизвестной нам причине. Грохнулся об землю и всё тут. Шаманка, управлявшая аппаратом, погибла. Причём, после смерти «проступил» её истинный «кошачий» облик. Правда, ненадолго. Вскоре тело мёртвой кошки преобразовалось в горку серого пепла. Получается, что тайный Портал остался без охраны…. Вопрос. Будем ли мы пытаться проникнуть в мирранский подземный бункер, расположенный за гранитной плитой? И если будем, то, собственно, как? Предварительно разбив гранитную плиту на части? Тот ещё вариант, долгий и шумный…. Кстати, а что за трофеи обнаружились в кабине разбившейся «Золотой Бабы»?

– Вот, соратники, смотрите, – Подопригора продемонстрировал продолговатую коробочку, оснащённую разноцветными кнопками, и тёмножёлтый восьмиугольный жетон. – Нашёл в карманах бордового шаманского балахона.

– Отлично! – обрадовалась впечатлительная Валентина. – Именно с помощью этого тёмнозелёного приборчика шаманка и «поворачивала» гранитную плиту, нажимая вон на ту яркокрасную кнопку, расположенную отдельно от других. А про бляху я ничего сказать не могу…. Она, хоть, тяжёлая?

– Тяжёленькая, – подтвердил Сергей. – Похоже, что золотая…. Ну, а что дальше? Почему, инопланетянка белобрысая, ты замолчала?

– Дальше? Ничего сложного. Выбираемся из горной расщелины. Подходим к плите. Жмём на красную кнопку. Входим в бункер. Осматриваемся. И….

– Что – «и»?

– И определяемся со всем остальным! – подсказал Женька. – Пошли, ребята?

Они, конечно, пошли: выбрались, подошли, Лизавета осторожно надавила указательным пальцем на красную кнопку. Прозвучал глухой короткий щелчок и часть каменной стеныплиты – с едва слышимым шорохом – плавно «утонула» в теле гранитной скалы, повернувшись вокруг невидимого шарнира.

Едва путешественники вошли внутрь подземной камеры, как наверху, под самым потолком, зажглись длинные прямоугольные плафоны, озаряя помещение приятным нежнорозовым цветом.

– Электричество, понятное дело. Куда же без него? – уважительно прокомментировал Иван Палыч. – Что же до самой комнаты. Ничего особенного. Гладкие каменные стены, общая площадь – более двухсот метров квадратных, с высотой – от пола до свода – порядка девяти метров. Посередине расположен невысокий металлический…ммм, постамент. Вполне возможно, что это – стационарная посадочная площадка для «Золотой Бабы». А также для других аналогичных летательных аппаратов…. Что ещё?

– В дальней стене имеется прямоугольная тёмная дверь, – подсказал Пашка. – Может, за ней и размещены основные помещения подземного инопланетного бункера?

– Сейчас проверим. Лизок, нажми, пожалуйста, на красную кнопку ещё раз. Прикрой гранитную «дверку». Чисто для порядка…. Молодец. За мной, отважные аномальщики…

Они оказались в широком, длинном и хорошоосвещённом коридоре, по обе стороны которого располагалось по три двери, и ещё одна – иссинячерная, массивная, оснащённая солидным пультомщитком – виднелась в дальнем коридорном торце. Вернее, коридор заканчивался этой иссинячёрной дверью. То бишь, упирался в неё.

– Приступить к осмотру, – скомандовал Иван Палыч. – Каждый выбирает себе объект самостоятельно. То есть, помещение, находящееся за конкретной дверью…. Только попрошу вас, юноши и девушки, вести себя с должным почтением и пиететом. Не надо, пожалуйста, ничего ломать и разбирать на составные части. И на всякие кнопочки нажимать не стоит. Через двадцать минут встречаемся здесь и обмениваемся впечатлениями…. Ещё одно. Рюкзаков с плеч не снимаем. Почему? На всякий пожарный случай…

Натке и Назарову досталась неприметная дверь, на которой была закреплена длинная табличка, испещрённая неизвестными чёрными значками.

– Местные буковки слегка похожи на древние скандинавские руны, – подметила наблюдательная Наталья. – Интересно, а что здесь написано? Может: – «Посторонним вход строго запрещён. Злой роботандроид стреляет без предупреждения…»?

– У тебя, Птичка, обострённая фантазия, – язвительно усмехнулся проходивший мимо Женька. – На табличке обозначено: – «Компьютерный центр управления Порталом».

– Вы с Валентиной владеете мирранской азбукойграмотностью?

– С год назад – совершенно случайно – выяснилось, что владеем. Так что, заходите смело…

Они и зашли.

– Скромненько и тесновато, – слегка удивился Пашка. – А ещё, понимаешь, «Компьютерный центр…». Метров восемь квадратных, не больше. Причём, большую часть комнаты занимает высокий чёрный параллелепипед, на лицевой грани которого загадочно пульсируют и подмигивают разноцветные лампочки: зелёные, синие, жёлтые и фиолетовые. А ещё тихонько скучают сероголубые экраны мониторов. Из знаменитой серии: – «В Багдаде всё спокойно…».

Неожиданно тревожно завыла (не пойми, и из какого источника), тоненькая сирена, после чего все лампочки дружно окрасились в кровавокрасный цвет, а по экранам мониторов бойко побежали, сменяя друг друга, чёрные значкисимволы.

– Очень похоже на объявление тревоги, – нахмурился Назаров. – Надо срочно звать Петровых. Пусть, межпланетные полиглоты, перетолмачат данное сообщение.

Звать никого не пришлось – дверь распахнулась, и недовольный голос Валентины поинтересовался:

– Что тут у вас происходит, будущие буровые мастера? Нажали, позабыв про просьбу Палыча, на какуюто кнопку?

– Войди и посмотри. Только быстрее. Не жуй сопли…

– Ой, мамочки! – пробежав глазами по экрану центрального монитора, выдохнула, не скрывая ужаса, девушка.

– Озвучь, пожалуйста, – попросил Пашка. – Не томи.

– Это переводится примерно так: – «Объявляется оранжевый уровень тревоги. Выход на поверхность планеты заблокирован. Объект номер сто семнадцать подлежит уничтожению. Всем сотрудникам и гостям, находящимся в бункере, необходимо пройти в Капсулу и отбыть на Мирру. До закрытия Портала осталось три эрла. Повторяю. Объявляется оранжевый уровень тревоги…». Сергей, срочно сюда!



Подопригора, выслушав сообщение, уточнил – сквозь нескончаемый вой сирены:

– Три эрла – это сколько понашему?

– Примерно двенадцать минут.

– Значит, время ещё есть. Лиза, пройди в прихожую и попробуй, нажав на красную кнопку, «отодвинуть» гранитную плиту.

– Ага, сейчас…

– Пподлежит уничтожению – это ккак? – подрагивающим голосом спросила Натка. – Ппутём вакуумного ввзрыва?

– Нормальный и продуктивный вариант, – невозмутимо пожал плечами майор в отставке. – А ещё существует так называемая – «ионная вспышка». При применении данной технологии всё вокруг расплавляется – на короткое время – вплоть до двух миллионов градусов по старику Цельсию. Ни единого дельного следочка после остывания плазмы не найдёшь, сколько ни старайся…. Почему было принято решение о ликвидации объекта? Скорее всего, на Мирре узнали о безвременной кончине шаманки. То бишь, получили, хотя и с опозданием (безбрежные космические дали, какникак), соответствующий сигнал. А на такой пиковый расклад, скорее всего, прописаны строгие и однозначные инструкции. Обычное дело…

Сирена всё выла и выла, навевая ледяную тоску. Вернулась запыхавшаяся Лизавета и объявила:

– Ничего не получилось. Абсолютно ничего. Гранитная плита даже не шелохнулась.

– Этого и следовало ожидать. Мол: – «Выход на поверхность планеты заблокирован…», – подытожил Подопригора. – Следовательно, для экстренной эвакуации нам доступен только один путь. То есть, через хвалёный Портал, ведущий в иные Миры. Делать нечего, будем эвакуироваться…. Ну, Петровы, где находится спасительная Капсула? Нашли?

– Так точно! – браво доложил Женька. – За массивной дверью, расположенной в торце коридора.

– Веди, Сусанин.

– Аномальнокосмический и белобрысый Сусанин, – на всякий случай уточнил Назаров. – Потенциальный межзвёздный бродяга…. Эй, народ! А чехлы с удочками и миноискателем? Всё забираем с собой. Авось, пригодится…

К иссинячёрному дверному полотну был прикреплён солидный пультщит управления с несколькими кнопками. На дисплее пульта загадочно высвечивались чёрные причудливовычурные значки.

– Нам чтото сообщают? – заинтересованно указывая пальчиком на надпись, спросила Лизавета.

– Капсула в Гнезде, – поспешил перевести Женька. – Воспользуйтесь личной бляхой.

– Личной бляхой?

– Ага. Дайка мне восьмиугольный жетон, найденный в кабине разбившейся «Золотой Бабы».

– Держи.

Звук сирены стал ещё тоньше и надсадней.

– Поторопись, – громко сглатывая слюну, попросила Наталья. – Пока, тьфутьфу, не рвануло…

Женька осторожно вставил золотую бляху в прорезь, расположенную на нижнем торце пульта и, подумав пару секунд, извлек её обратно. Раздался тихий щелчок, и дверь бесшумно отошла в сторону.

За первой дверью обнаружилась вторая – точная копия первой.

– На мониторе значится: – «Повторно воспользуйтесь личной бляхой», – занервничала за спиной брата Валентина. – Давай, увалень белобрысый, пользуйся…

И вторая дверь послушно «утонула» в стене.

– Заходим! – скомандовал Иван Палыч. – Быстрее!

– Зашли, – потерянно пробормотала Натка. – Просторная, богатоотделанная кабина лифта. Такими оборудуют навороченные офисные комплексы. Яркие плафоны «дневного света» на потолке. Щиток с выступающими из него кнопочками – десятка три, наверное, наберётся. Каждая кнопка снабжена целой россыпью незнакомых чёрных буковок. И на какую, спрашивается, жать?

Сирена, завывая, перешла на утробный хрип.

– Закрой, Птичка, глаза и тыкай в первую попавшуюся, – посоветовал Назаров. – Нет времени выбирать. Понадеемся, в очередной раз, на госпожу Удачу.

Наталья так и сделала: крепкокрепко зажмурила глаза, вытянула правую руку вперёд и, нащупав подушечкой указательного пальца крохотную кнопку, надавила.

Дверь – с тихим шорохом – затворилась. Свет погас. Капсула мелкомелко задрожала…

Глава первая

Юная усатая графиня

Айша очень любила спать. Оченьоченьочень. А разве бывает иначе? Ведь, когда спишь, то тебе снятся сны – яркие, цветные, интересные, невероятные, спасительные…. Спасительные? Конечно и всенепременно. Ведь, жизнь, как известно, безумно однообразна, монотонна и невероятно скучна. И только во снах можно «жить» на полную катушку, позабыв про всякие дурацкие правила и напыщенные условности…. Жизнь – скучна? Безусловно и бесспорно. По крайней мере, если ты приходишься дочерью знатному мирранскому графу, являющемуся, ко всему прочему, и могущественным лордом – по высокой государственной иерархии. Подчёркиваю, любимой, обожаемой и единственной дочерью…. Страшная участь, ужасная судьба. Ужасная и страшная? Это точно. Не бывает, простонапросто, ужасней и страшней. Всё заранее, на многомного Больших Солнц вперёд, расписано и предопределено. Всёвсёвсё. Безвозвратно и навсегда. Что есть и что пить. Что, когда и кому говорить. Чему учиться, а чему нет. Подробно расписаны маршруты всех предстоящих прогулок и путешествий. Скрупулёзно оговорены все визиты и приёмы. На многомного лет вперёд. Практически до самой смерти. Даже известна дата будущей свадьбы. И имятитул жениха, которого она ещё ни разу в жизни не видела. Полный и нескончаемый кошмар. Скука смертная и коварная…. И только во снах всё было не так. А, собственно, как? Ярко, интересно, необычно и, главное, непредсказуемо. Никогда не знаешь, что будет через минуту. Никогда не знаешь, чем закончится очередной захватывающий сон. И это здорово, великолепно и восхитительно. Что – это? Не знать всё наперёд, вот что…. Говорите, что кроме снов существуют интересные книги, поучительные кинофильмы и увлекательные компьютерные игры? Полноте, мои мужественные господа и милые дамы. Не занимайтесь, пожалуйста, мещанской ерундой. Кто являются – во всех этих книгах, фильмах и играх – Главными Героями? Правильно, всякие незнакомые и малознакомые, зачастую придуманные личности. Во снах же – совсем другое дело. Именно хозяйка этих снов (или же хозяин), там – однозначно и всенепременно – «правит бал». Именно с ней (или же с ним), и происходят все эти невероятные (пусть и виртуальные, то есть, ненастоящие), события…. Короче говоря, да здравствуют сны, позволяющие – хоть на чутьчуть – скрасить нашу скучную и серую повседневную жизнь. Ещё очень хочется, чтобы некоторые из снов были бы вещими, то есть, чтобы они непременно сбывались бы…. Не все, конечно. Только те, где всё хорошо, интересно и романтично, безо всякой крови и дурацких военных действий. А то позапрошлой ночью приснилось невесть что – про неожиданное и коварное вторжение гуманоидов из Теневой Системы. Мол, им удалосьтаки оборудовать Портал, ведущий на нашу «кошачью» Мирру. Высадились, и давай – почём зря – палить из огнестрельного оружия. То бишь, устроили классическую и безжалостную охоту. Даже клыкастых собак притащили с собой. Ужас, одним словом. Пришлось срочно просыпаться…. Чтото сегодня с просмотром завлекательных послеобеденных сновидений откровенно не задалось. Дрёма, сплошная дрёма всему виной. Вернее, всякие и разные мысли, навеянные этой приставучей и навязчивой дрёмой. Всё бродят в голове и бродят. Навязчиво и бестолково шастают, отпугивая призрачные «сонные картинки», не давая им слиться в единый и внятный сюжет. Так, сплошные обрывки из сновидений прошлых. Бестолковые такие обрывки, наслаивающиеся – безо всякого смысла – друг на друга. Сплошная ерунда и незадача, короче говоря…. Может, ну его? В том смысле, что пора окончательно просыпаться и вставать? Наверное, пора…

Она села на кровати и, сладко потянувшись, несколько раз громко мяукнула, мол: – «Жизнь, не смотря на досадные бытовые казусы, легка, хороша и приятна…».

– Нехорошо, право слово, – тут же принялся надоедливо брюзжать недовольный старушечий голос. – Разве пристало юной графине, происходящей из благородного и старинного рода, пользоваться языком уличных бродяг? Вдруг, ктонибудь случайно услышит? Что этот «ктонибудь» подумает? Ничего, ейей, хорошего. Ничего хорошего о юной мирранской графине, я имею в виду. Мол, очень плохо воспитанная кошка, хотя и относится к уважаемому клану архмагиков…. А ваш высокочтимый батюшка? Каково ему будет узнать о таком тяжком нарушении строгих канонов приличия? Я, конечно же, промолчу. Но, вдруг, эти плебейские звуки услышат чужие чуткие уши? Всякое бывает на Свете. И даже более того. Поэтому об осторожности никогда не стоит забывать. Особенно юным благородным графиням…

Аша, никак не реагируя на сварливые сентенции, ещё раз потянулась от души, беззаботно хрустнув – многомного раз подряд – всеми суставами своего молодого, сильного и ловкого тела.

Никак не реагируя? Ну, да. Вопервых, не графское это дело – обращать внимание на праздную болтовню кого бы то ни было. Подчёркиваю, кого бы то ни было. И всяких представителей приснопамятной бизнесполитической элиты, способной на всякое и разное, в частности. В том смысле, что «праздная болтовня», вообще, не имеет никакого смысла. Болтовня и болтовня. Не более того…. Вовторых, опасное это дело – обращать внимание на болтовню. Очень опасное и неверное. Можно, ненароком, не совладать с эмоциями. Выслушала, оценила, возмутилась и…. Что – «и»? Извольте лицезреть хладный труп. А то и несколько. Если, понятное дело, болтуны не являются тебе ровней. Ровней – по мирранским понятиям. Или же не защищены специальным иммунитетом. То бишь, специализированной защитной Аурой, лицензии на использование которой монопольно выдаёт лишь Совет Системы…. Если и не ровня, и защитная Аура напрочь отсутствует, а мысли в голове – относительно конкретного болтуна – прошелестели насквозь негативные? Тогда, спрашивается, что? Хладный и жалкий труп, как уже и было сказано выше. Или же, на худой конец, калека ущербный – допустим, без ноги, слепой и полностью парализованный на всю оставшуюся жизнь…. Арархамто проще. Захотелось – до полной невозможности – выпустить из глаз смертоносные «арарховы» лучи? Но понимаешь, что нельзя? Момент, мол, неподходящий? Нет вопросов. Отвернулся в сторону, крепко зажмурив глаза, проблема – сама собой – и разрешилась…. Архмагикам – в этом разрезе – гораздо сложней, на порядок. Как, спрашивается, совладать с собственным разумом? Как сделать так, чтобы определённые мысли – насквозь агрессивнонегативной направленности – не мыслились? Да, чтобы стать настоящим архмагиком, не несущим массовых смертей и разрушений, надо долго учиться. Долго, много, упорно и усердно…. Хорошо ещё, что телепатические способности проявляются ни сразу. Котёнок, рождённый в семье архмагиков, совершенно безопасен для окружающих. Он практически ничем не отличается (кроме внешнего вида, естественно), от котят, рождённых в семьях арархов и бродяг. Ничем…. Но постепенно, начиная с десятойодиннадцатой недели жизни, они начинают – неуклонно и по нарастающей – проявляться. Они? Ага, они, невероятные природные способности. Сперва котёнокархмагик понимает, что может – силой мысли – двигать различные предметы. Например, блюдечко с белковым кормом. Потом он учится открывать и закрывать – по своему желанию – двери и окна. Затем – отпугивать и убивать мелких надоедливых насекомых. Вот, здесь уже зевать нельзя – во избежание печальных и фатальных последствий. То есть, пришло время – обучать малыша. Чему, собственно, обучать? В первую очередь, уменью сдерживать и контролировать собственные мысли. Смешно звучит, мол: – «Сдерживать и контролировать мысли»? Тем не менее, это так. Именно сдерживать, именно контролировать…. Что там у нас ещё? Ах, да, втретьих…. Втретьих, сварливый голос принадлежал Наоби, старой няньке юной графини Каспер. А «Касперы», надо заметить, это вам не скользкие шутки доморощенных юмористов. Какникак, старинный и благородный родклан мирранских архмагиков, которые набирают слуг сугубо из гумми, то есть, из разумных гуманоидов. Традиции такие, мол, архмагикам прислуживают гумми, а арархам – бродяги. Так повелось давно, многомного мирранских поколений тому назад. Впрочем, конюхами и швеями у арархов тоже трудятся гумми – как известно, коты и кошки не умеют ни шить, ни лошадей запрягать в каретную упряжь…. Возникает закономерный вопрос. А кто, в таком раскладе, прислуживает бродягам? Понятное дело, что никто. Бродяги в этом не нуждаются, они очень гордые и, более того, гуляют сами по себе…. Стопстоп. Гордые? Почему же тогда прислуживают арархам? Это касается только провинившихся бродяг, так сказать, в плане заслуженного наказания. Типа – под страхом применения «арарховых лучей» и опасаясь гневных мыслей архмагиков…

Итак, Аша, никак не реагируя на сварливые сентенции, ещё раз потянулась от души, беззаботно хрустнув – многомного раз подряд – всеми суставами своего молодого и ловкого тела. Потянулась, хрустнула, открыла глаза и произнесла – на официальном мирранском языке:

– А, ведь, ты, Наоби, пройдоха – каких ещё поискать.

– С чего вы взяли, госпожа?

– С того самого. Ворчишь, читаешь нотации, а сама – при этом – улыбаешься.

– Как же мне не улыбаться? Вы такая симпатичная и миленькая…. Кто бы мог подумать – почти восемнадцать Больших Солнц тому назад – что из хилого, болезненного и голенастого котёнка вырастет такая грациозная красавица?

– Прекращай «выкать». Ухо режет.

– Подругому, увы, нельзя. Древние и седые традиции предписывают.

– Перестань, няня. Здесь же никого нет. Только мы с тобой.

– Не скажите, графиня. Чужие любопытные уши могут быть везде. Везде и всегда. Могут…

– Прекрати спорить! Я – сказала. Переходи на «ты». Немедленно.

– Как скажешь, графинюшка. Как скажешь, – в старческих светлосерых глазах, покрытых краснобурыми прожилками, отразилсяпроявился откровенный страх. – Ты только не сердись, пожалуйста. Как бы чего не вышло.

– Не беспокойся, Наоби, – понимающе улыбнувшись, заверила Аша. – Я уже вполне взрослая и разумная кошка. Кошка – из знатного и благородного рода архмагиков. Многому наученная и умеющая полностью контролировать эмоции. И свои, и чужие…

Она ловко спрыгнула с широкой кровати, над которой нависал нежноперсиковый балдахин, и, дружелюбно урча, принялась ласково тереться – правым боком и спиной – о ноги пожилой гумми, скрытые длинным бесформенным балахоном.

– Что ты делаешь, графинюшка? – испугалась старушка. – Так нельзя. Ты же не бродяга безродная. Вдруг, увидят и донесут лорду Касперу? Мне тогда каторги не избежать. И тебе достанется. Могут даже временно усыпить, чтобы подвергнуть мозг корректирующему облучению. А это очень вредно для молодого организма.

– Перестань, пожалуйста, няня. Уррр. Не увидят, не донесут и не подвергнут…

Слегка перекусив (белкововитаминным суррогатом, имитирующим жареное крыло птицы Вах, водящейся когдато в южных провинциях Красного округа), она тщательно умылась (языком, как и полагается), после чего начала собираться на занятия по практической архмагике. То есть, позволила няньке расчесать – специальным массажным гребнем – свою густую шерстку и повязать на длинную шею пышный алокрасный бант. Вообщето, всё это можно было сделать и без посторонней помощи. Стоило только подумать (естественно, с акцентом на исполнение), как и гребень озаботился бы выполнением поставленной задачи, и бант – сам собой – завязался бы. Но, вопервых, архмагическую энергию, как утверждали мудрые учителя, следовало рачительно беречь, не растрачивая её по пустякам. А, вовторых, руки старой гумми всегда справлялись с порученной работой гораздо лучше, оставляя всякие архмагические штучки вне конкуренции.

«Принято говорить, что пожилые гумми умеют трудиться „с душой“. Расхожая и пустая фраза», – с удовольствием ощущая нежные движения гребня, подумала юная графиня. – «Что это такое – „Душа“? Много раз спрашивала – и у учителей, и у отца. А толку? Отвечают, конечно. Только очень расплывчато и невнятно. Прошу пояснить. То есть, дать более чёткие и развёрнутые определения. И что слышу в ответ? Мол: – „Подрастёшь, наберёшься жизненного опыта и всё поймёшь сама…“. Подрасту, спора нет. Только, вот, а что это такое – „жизненный опыт“? Демагоги, одним словом. Старые, скрытные и двуличные…».

Пожилая гумми и грациозная кошка (по «земным» понятиям – сиамская, только гораздо более высокая в холке и покрытая по бокам частыми светлыми пятнышками), спустились вниз по витой каменной лестнице и неторопливо зашагали по краснобурой гравийной дорожке, прихотливо змеящейся через молодой парк: аккуратно подстриженные деревья и кусты с жёлтой, оранжевой и багряной листвой, голубые и светлосиние травянистые газоны, крохотные прудики с фонтанами, разбросанные и тут и там. Погода стояла просто превосходная – полное безветрие, сиреневое мирранское солнышко, почти неподвижно застыв на нежнонежноизумрудном небе, щедро разбрасывало вокруг тёплые и ласковые лучи.

Нянька пошла с молоденькой графиней, чтобы охранять её? Не смешите, право. На «кошачьей» Мирре архмагики являлись самыми могущественными существами, не нуждавшимися в чьей бы то ни было охране и защите. Зачем же тогда? Вопервых, чтобы пройтись по летнему парку и вволю подышать свежим воздухом. А, вовторых, за всеми юными представительницами женского пола – вне зависимости от их социального статуса и принадлежности к тому или иному видуподвиду – необходимо бдительно и неустанно присматривать, дабы симпатичные и наглые особи противоположного пола не приставали с коварными ухаживаниями, на которые так падки глупые и доверчивые девичьи сердца…



– Как же хорошо летом на нашей Мирре, – остановившись и с удовольствием подёргав аккуратным бархатным носом, мечтательно вздохнула Аша. – Трава и деревья такие красивые. А скоро, и оглянуться не успеешь, наступит скучная осень. Трава окрасится в розовые и краснокоричневые тона. Листья же на деревьях и кустах, предварительно став зелёными и изумрудными, облетят…. Слушай, Наоби, а правду говорят, что раньше на Мирре – в незапамятные Времена – было всё не так? То есть, кроме весны, лета и осени существовала ещё и какаято – «зима»? Суроваясуровая такая? Мол, было так холодно, что вода в прудах и реках замерзала, становясь от этого твёрдойтвёрдой? А с неба – вместо дождевых капель – падал…этот. Ну, как там его? Кажется…, «снег»? Он ещё умел – както непонятно – превращаться в «метель»…

– Снег, – неуверенно шмыгнув носом, подтвердила старушка. – Метель…. Я даже помню наизусть одно стихотворенье, меня матушка научила в детстве. Прочесть? Хорошо, слушай:

Метелистой метели – мы ждали с нетерпеньем.

Как долгодолго ждали – не вспомнить никогда.

Часы на стенке встали. Закончилось варенье.

А за окном всё тихо. Обычная зима.

И за окном всё тихо. Опасно и неверно.

Нам этого не надо. А тишина – наш враг.

Хорошая погода – беспечна и коварна.

Она нам не подходит. Ни завтра. И ни как.

Она нам не подходит. Мы ждём метели лютой.

Чтоб выла всю неделю. И замела следы.

И пела, не смолкая, про смерть и незабудки.

Тогдато мы с тобою на волю убежим.

Мы убежим – с тобою. А как же быть иначе?

Опасная дорога. Неверная стезя.

Вчера нам объявили, мол, глупым первоклашкам

И целоваться даже зазорно и нельзя.

А я тебя – звал замуж. Они смешно смеялись.

Потом все веселились. Как тени на стене.

Теперь мы ждём метели. Метелистой и снежной.

Наш час побега близок. Как осень в сентябре.

Теперь мы ждём метели. Метелистой и снежной.

Наш час побега близок. Как осень в сентябре…

– Снег? Он белыйбелый, пушистыйпушистый и очень холодный. По крайней мере, так мне прабабушка рассказывала. А ей, в свою очередь, её прабабушка…. Это вы, архмагики, верите только тому, что написано в ваших толстых книгах. Или тому, что содержат ваши странные…ммм, компьютеры. А кто, извини, отвечает за содержание книг и компьютерных архивов? Кто может менять – сугубо по своему усмотрению – эти содержания? Конечно же, только могущественный Совет Системы…. Ой, кажется, сболтнула лишнего. Язык мой – враг мой. Прости покорно, графинюшка…

«Какое милое и славное стихотворенье», – мысленно восхитилась Аша. – «Главное, что очень ёмкое и правильное. Особенно, эти строки: – „Теперь мы ждём метели. Метелистой и снежной. Наш час побега близок. Как осень в сентябре…“. Я, конечно, не знаю, что это такое – „сентябрь“. Наверное, какаято гуманоидная игра слов. Древняя и тайная. Но это, по большому счёту, и не важно. Главное: – „Наш час побега близок…“. Всё остальное не имеет никакого значения. Ни малейшего…».

Вслух же она сказала совсем другое:

– Ничего, няня, не переживай. Здесь же нет никого. Ерунда, продолжай, пожалуйста. Значит, Совет Системы регулярно фильтрует информацию о Прошлом? Изымая из всех носителей ненужные – на его взгляд – факты и события?

– Ой, милая, до чего же ты порой говоришь непонятно. «Фильтрует». «Из всех носителей…». Не понимаю я таких слов мудрёных. Извини…. Я про другое хочу сказать. Архмагики, арархи и бродяги верят написанному. Верят истово, не сомневаясь. А мы, гумми, верим – в первую очередь – словам, дошедшим до нас от предков. Вот, и вся разница. Впрочем, Высший Разум нам всем судья…. Почему сейчас нет зимы? Это, графинюшка, твои далёкиедалёкие пращуры подсуетилисьпостарались. Объединили, поумерив клановую гордыню, свои магические способности, да и изменили, как посчитали нужным, климат нашей Мирры. То есть, климат прошлой и древней «кошачьей» Мирры…. И дело не только в «пропаже» суровой и морозной зимы. Сейчас и дожди – вездевезде – идут равномерно. Изза этого мирране давно уже позабыли о смысле таких слов, как – «наводнение» и «засуха»…. Почему, спрашиваешь, эти деяния – благие, на первый взгляд – тщательно скрывают?

– Наверное, изза неожиданных и не просчитанных до конца побочных явленийпоследствий? – предположила Аша.

– Всё правильно, графинюшка, понимаешь. Всё верно. Заниматься такими великими играми – дело неверное и опасное…. Гумми считают, что именно изза «отмены» зимы тогда была ослаблена Защитная система Мирры, после чего вражинам из Теневой Системы и удалось обустроить свой злодейский Портал, ведущий к нам. Начались смутные времена – кровь, выстрелы, злобный лай клыкастых собак. Только через два Больших Солнца архмагикам и арархам удалось победить незваных пришельцев. Правда, ценой многих и многих смертей…

– Значит, легенды о вторжении охотниковгумми – вовсе и не легенды? Всё было на самом деле?

– Было, – скорбно вздохнула Наоби и тут же, тревожно полуобернувшись направо, насторожилась: – Что это за странный шорох? Тихий и вкрадчивый такой? Здесь ктото есть? Аша, срочно выставляй Защитный Купол. Или – попростому – спали здесь всё дотла. То есть, ближайшие деревьякусты…

– Хихихи.

– Что смешного, кошка? Почему ты хихикаешь?

– Не обижайся, няня. Это же просто Томас. Вон – кончик хвоста выглядывает из листвы.

– Это, действительно, всего лишь я, – известил задорный молодой голос. – Решил, вот, немного прогуляться. Свежим воздухом подышать. Ну, и на вкусных птичек заодно поохотиться. Не беспокойтесь, тётушка.

Из яркожёлтой листвы дерева «вуду» выглянула лукавая чёрнобелая мордочка, украшенная парой задумчивых светлоголубых глаз.

– Серая лесная муха тебе, хулигану отпетому, тётушка, – брезгливо проворчала Наоби. – Лазают тут всякие по графским деревьям. А ещё и графских птичек ловят. Куда только смотрит старый Радо? Вот, возьму и нажалуюсь хозяину. Пусть разберётся со всеми вами…

Чем же была так недовольна старая нянька? Томас, как легко догадаться по наличию у него светлоголубых глаз, был бродягой. То есть, обыкновенным молодым котом, лишённым какихлибо архмагических способностей. Плебеем, оборванцем и простолюдином, короче говоря. Правда, разумным и говорящим плебеем, но для «кошачьей» Мирры это не являлось чемто необычным. Подумаешь, мыслящий кот. Эка невидаль. Удивили повара чугунной сковородкой…. Кроме того, Томас не отличался благонравным нравомхарактером – полтора Больших Солнца назад, во время Святой декады, он влип в какуюто мутную историю. То ли мелкая кража, то ли драка в общественном месте. Возможно, что и то, и другое. В результате – был осуждён и приговорён к работе в услужении у арархов Радо. То ли на три Больших Солнца, то ли на все четыре. Короче говоря, подозрительный тип и законченный мужлан, не достойный общения с молоденькими аристократками.

– Привет, Аша! – крепко обнимая лапами толстую ветку дерева, беззаботно поздоровался бродяга. – Как жизнь помпезная и выверенная? Попрежнему скучаешь?

– Что я слышу? – возмутилась Наоби. – Подлый бродяга «тыкает» представительнице знатного семейства архмагиков? Совсем совесть и страх потерял? И что означает эта подозрительная фраза, мол: – «Попрежнему скучаешь»? Вы, значит, уже встречались? Тайно? Наедине? Вот, ужо, я обо всём доложу высокородному лорду Касперу…

– Не доложишь, – рассерженно шевеля пышными усами, пообещала юная графиня. – А если попробуешь, то тут же лишишься языка. Это я тебе всерьёз обещаю. Станет длиннымдлинным, вывалится изо рта, почернеет, а потом и, вовсе, отвалится…. Веришь?

– Верю, графинюшка. Верю. Буду молчать. Ни слова не скажу. Ни единого. Клянусь своей безграничной преданностью.

– Тото же, – довольно усмехнулась Аша. – Ладно, забыли…. Здравствуй, Томас. Жизнь? Течёт в строгих рамках семейных канонов и клановых устоев. Скукотища смертная. Тут ты прав.

– Тогда, может, встретимся? – провожая заинтересованным взглядом стайку пёстроцветных птичек, предложил бродяга. – Поболтаем?

– Давай. Сегодняшней ночью сможешь?

– Смогу, не вопрос. На прежнем месте?

– На прежнем…

Над их головами – с едва слышным потрескиванием – проследовал летательный аппарат: шестиугольная яркокрасная призма с узкими полосками всех оттенков зелёного цвета.

– Магистр Карго прибывать изволит. Нам надо спешить, – забеспокоилась старушка. – Высокородным особам не пристало опаздывать. Пошли, графинюшка.

– Уже иду. Пока, Томас.

– До свидания, Аша…

Занятия по практической архмагике проходили в отдельном двухэтажном кирпичном строении, расположенном за графским парком, на самой границе семейного поместья Касперов.

Магистр Карго, естественно, был заслуженным архмагиком и носил высокое баронское звание. То есть, являлся – по нашим земным понятиям – рослым сиамским котом. Только котом пожилым – мех шкурки уже слегка поистрепался и приобрёл светлопалевый окрас, круглые пятна на боках, наоборот, заметно потемнели, а длинные усы и пучки толстых волосинок, растущих из ушей, стали пегоседыми. Солидный такой господин – в меру мудрый, в меру строгий, в меру добрый.

Учёба шла по строгозаведённому порядку: оценка и разбор выполненного домашнего задания, заранее высланного на электронную почту магистра, чтение новой обучающей лекции, решение предложенных задач и заданий, взаимные вопросыответы, прохождение заковыристых тестов.

По прошествии сорока пяти эрлов (что соответствует примерно трём земным часам), барон Карго, довольно щуря яркоизумрудные глазища, подытожил:

– Неплохо, милая графиня. Неплохо. В последнее время вы демонстрируете похвальное усердие и недюжинную сообразительность. Следовательно, дата вашего Выпускного экзамена приближается. Причём, неуклонно и огромными шагами. Обязательно буду ходатайствовать перед Советом Системы о проведении решающего испытания уже нынешней осенью. Напомню, что в случае успешной сдачи Выпускного экзамена вам будет официально присвоен высокий статус «архмагика». Что, в свою очередь, даёт право на создание собственной семьи. То есть, в данном частном случае, право выйти замуж…. Вижу на вашей симпатичной мордочке тень сомнения. Чтото беспокоит?

– Не знаю, право, – замялась Аша. – Готова ли я к решающему испытанию? Может, стоит…эээ, слегка отсрочить дату Выпускного экзамена? Например, перенести на следующее лето?

– Можно и перенести. Почему бы, собственно, и нет? Предлагаю, прекрасная графиня, немного прогуляться. Подышим свежим воздухом, послушаем беззаботное чириканье птичек, поговорим. Вы как, согласны?

– Я не возражаю, барон. Ведите…

Они, не спеша, передвигались вдоль высокого забора, сложенного из тёмносинего кирпича. Отстав от кота и кошки примерно на два дана, (что соответствует восьмидесяти земным метрам), шагала верная Наоби.

– Уважаемый магистр, разрешите задать один нестандартный и даже слегка…ммм, неудобный вопрос? – смущённо потупилась Аша.

– Спрашивайте, графиня.

– Вы не разгневаетесь?

– Обещаю, что нет. Я умею – в должном объёме – контролировать собственные эмоции.

– Правда ли, что раньше – многомного Больших Солнц тому назад – на нашей Мирре существовало четвёртое время года? То есть, так называемая – «зима»?

– Нынешняя молодёжь, на мой приватный взгляд, иногда бывает избыточнолюбопытной, – неодобрительно нахмурился барон Карго. – Мы – в своё время – вели себя многократно скромней. В том плане, что всегда очень уважительно относились к законам и правилам, одобренным Советом Системы. А запретные темы, и вовсе, обходили стороной…. Впрочем, я обещал не сердиться. Да и своими успехами в учёбе вы, графиня, безусловно, заслужили поощрения…. Итак, действительно, в былые Времена климат на «кошачьей» Мирре был искусственно изменён – смягчён, модернизирован, усовершенствован, далее по списку. Но это, к сожалению, не вся правда. Параллельно с изменением климата были проведены и широкомасштабные работы по…эээ, оптимизации видового состава животного мира. Выражаясь без обиняков, из «природного обращения» были «изъяты» все хищники, ядовитые насекомые и пресмыкающиеся, а также прочие виды животных, признанные Советом Системы вредными или же бесполезными…. Был проделан колоссальный труд. На осуществление всех этих революционных преобразований архмагики затратили огромное количество магической энергии. В результате Охранные мирранские пояса были существенно ослаблены, чем и не преминули воспользоваться хваткие ребята из Теневой Системы: оборудовали Портал и высадили на «кошачью» Мирру военноэкспедиционный корпус. Тутто и выяснилось, что способностиумения наших архмагиков на пришельцев и на их клыкастых псов почти не действуют. Началась кровавая и беспощадная бойня, но мы, не смотря ни на что, победили. В основном, надо признать, усилиями отважных арархов. Вернее, за счёт их «арарховых» лучей. Захватчики, в конечном итоге, были полностью уничтожены, Портал, выстроенный из Теневой Системы, разрушен, Охранные пояса многократно усилены…. Я ответил на ваш вопрос?

– Да, конечно. Большое спасибо, – благодарно кивнула головой Аша. – Вот, только…. По Шестому развлекательному телеканалу в последнее время изредка говорятнамекают, что, мол, Теневая Система вновь пытается обустроить Портал, ведущий к нам. Более того, уверяют, что «теневики» близки к успеху…. Но это же не так? Мы же помним о прошлых ошибках, и мирранские Охранные пояса сильны как никогда?

– Сильны, понятное дело. Как же без этого? – пессимистично хмыкнул магистр. – Но кто, собственно, сказал, что Теневая Система всё это время мирно дремала? Вдруг, их учёным удалось совершить некий технологический рывокпрорыв? Этот вариант не стоит сбрасывать со счетов. Впрочем, и унывать не стоит. В любом случае, нам обязательно помогут могущественные союзники, входящие в нынешнюю Систему Мирры…. Что это такое? Слышите?

Изза забора доносились странные звуки – взволнованные голоса, хриплое сопенье, ругань, отголоски отчаянной борьбы.

– Может, посмотрим, что там? – предложила юная графиня Каспер. – Вдруг, комуто требуется наша помощь?

– Посмотрим. Почему бы и нет?

Несколько тёмносиних кирпичей, повинуясь архмагической энергии, послушно выпали из кладки, образовав обзорное «окошко».

За забором обнаружилось какоето неказистое строение (скорее всего, сарай для хозяйственных нужд), к стене которого широкоплечий мужчинагумми грубо прижимал тоненькую невысокую девушку. Мужлан, грязно ругаясь сквозь сжатые зубы, пытался сорвать с девицы летний светлобежевый сарафан, а та, бестолково отбиваясь ладошками, негромко всхлипывала:

– Ой, не надо…. Отпусти меня, пожалуйста. Не надо…

«Насилие над женским полом – гадкое и подлое дело», – мысленно возмутилась Аша. – «Достойное незамедлительной и лютой смерти…».

Мужчинагумми, глухо простонав, отпустил свою потенциальную жертву и схватился ладонями за голову. Из его ушей и рта полилась – полноценными ручейками – краснокоричневая кровь. Через некоторое время, отчаянно дёргаясь в предсмертных конвульсиях, насильник упал на землю, а по его телу бойко заплясали высокие языки синефиолетового пламени. Девица, отчаянно визжа, бросилась прочь…

– Тест не пройден, – язвительно прокомментировал барон Карго. – Неверное и нерациональное решение. Надо было просто обездвижить данного гумми и вызвать арархов. Состоялся бы праведный суд, и преступника – с соблюдением всех законных норм и уложений – наверняка бы, казнили.

– А теперь получается, что преступницей являюсь я? – забеспокоилась Аша. – То есть, судить будут меня?

– Не смешите, пожалуйста, благородная графиня. Вон – даже ваша старенькая молчаливая нянька изволит язвительно хихикать…. Кошка из клана высокородных армагиков Касперов вправе убивать безродных гумми в неограниченных количествах. Причём, без какихлибо на то веских причин и серьёзных поводов. Просто…. Просто вы, действительно, ещё не готовы. Будем заниматься практической архмагикой с утроенной энергией. И, первым делом, увеличим – прямо с завтрашнего дня – продолжительность наших занятий на пятнадцать…, нет, пожалуй, на полноценные тридцать эрлов. А дату вашего Выпускного экзамена, не ведая сомнений, перенесём на следующую осень…

Глава вторая

Путешествие через Портал

Дверь с тихим шорохом затворилась. Свет погас. Капсула мелкомелко задрожала…

– Взлетаем? – неуверенным голосом спросил Иван Палыч.

– Не взлетаем, а перемещаемся, – поправил Женька.

– Куда – перемещаемся?

– В данном случае – по Порталу. А, вот, куда конкретно…. Птичка, ты на какую кнопку нажала? Какого она была цвета?

– А чёрт его знает, – почестному призналась Наталья. – Я сперва глаза – по совету Рыжего – крепкокрепко зажмурила, и только после этого ткнула пальцем.

– Понятное дело. Рыжий, как всем известно, тот ещё советчик. Отменный и надёжный. В том плане, что выдумщик отвязанный и шутник законченный…

– Тот, понимаешь, не тот, – тут же обиделся Назаров. – Обзываются ещё…. А я, между прочим, запомнил цвет кнопочки, на которую нажала Птичка. Как бы так.

– И какой? Какой был цвет?

– Так я вам, охламонам неблагодарным, и сказал. Не дождётесь. Даже до дождичка в четверг и морковкиного заговенья…

– Рыжий, заканчивай выёживаться и интересничать, – попросила Валентина. – Нашёл место и время…. Ну, скажи, пожалуйста. Какого цвета была кнопка? Молчишь, упрямец рыжеволосый? Птичка, повлияй на своего ухажёра.

– Не на ухажёра, а на официального жениха и будущего мужа, – с гордостью в голосе сообщила Натка. – А также на отца наших будущих детей и дедушку наших будущих внуков.

– Хорошо, на жениха и будущего мужаотцадедушку. Рада, друзья, за вас и всё такое прочее…. Повлияй, а?

– Ладно, подруга аномальная, уговорила. Пашенька, солнышко, поделись, пожалуйста, с верными друзьями своими наблюдениями. А я тебя за это поцелую – многомного раз.

– Сиреневой была кнопка. Нежнонежносиреневой.

– То, что старенький очкастый доктор прописал, – обрадовался непосредственный Евгений. – Значит, прибудем в Кошачий Мир. Куда, собственно, и собирались…. Ура!

– Ура! – поддержала брата Валька. – Ура! Ура! Ура!

– Отставить – щенячий восторг, – вмешался из темноты Подопригора. – Рано, братцы, предаётесь полномасштабному восторгу. Рано…. Кстати, а скольких цветов, вообще, кнопки на пульте управления?

– Восьми. Что соответствует основным Мирам трёх планет, заселённых разумными существами, и ещё пяти параллельным Мирам.

– Как же всё у вас, инопланетян вшивых, запутанно и непросто…. А по какому принципу, если, конечно, не секрет, сформирована…эээ, цветовая гамма кнопочек?

– По цвету каждого конкретного солнца. Кошачий Мир, как легко догадаться, освещается нежнонежносиреневым светилом.

Дрожь Капсулы значимо уменьшилась, под потолком зажглись – вполнакала – длинные светлорозовые плафоны.

– Разноцветные солнышки? – с любопытством осматривая щиток управления, задумчиво протянула Натка. – Нежносиреневое, светлозелёное, голубое, розовое, неприметнобежевое, яркооранжевое, фисташковое и даже серое. Обалдеть и не встать…

– Вибрация исчезла. Освещенье частично восстановилось. Что это означает? – заинтересовался Иван Палыч. – Надеюсь, речь идёт о положительных признаках?

– Вполне, – заверила, подходя к щитку управления, Валентина. – Наша Капсула успешно покинула магнитное планетарное поле Земли, не более того…. Ну, Рыжий, про какую кнопку ты толковал?

– Вот, про эту, – указал пальцем Пашка. – Видишь, соратница белобрысая, рядом с ней начертаны чёрные буквыиероглифы? Что они, кстати, обозначают?

– То и обозначают. Мол: – «Кошачий Мир. Родовое поместье арархов Радо».

– Кто это такие?

– Я же сказала – арархи. Извини, но с ними лично не знакома.

– Скрытничаем, блин горелый?

– С чего ты взял? Просто есть вещи, которые невозможно объяснить в двух словах…

– Заканчивайте воздух впустую гонять по Капсуле, – нахмурился Подопригора. – Болтуны и пустозвоны.

– У тебя, отставной майор, имеются дельные предложения?

– Конечно. Предлагаю – заняться общеобразовательной программой. Зачем время терять? Необходимо узнать о Кошачьем Мире, к которому нас ведёт Портал, как можно больше. Из серии: – «Осведомлён, значит, защищён…». Не хотят ли инопланетные близнецы Петровы поделиться с соратниками актуальной информацией? Раскрыть, так сказать, все карты? Поведать о загадочных семейных тайнах? Хотелось бы, право слово, чётко осознать – во что мы случайно вляпались. Не правда ли, господа аномальщики?

– Правда ли, правда ли.

– Будет не лишним.

– Колитесь, близняшки белобрысые…

Естественно, что Петровы, затратив целую кучу времени, всё и рассказали: о смерти деда и о «добром докторе Айболите», о событиях почти восемнадцатилетней давности и об ушлом адвокате Сан Саныче, о секретном медицинском учреждении №16/12 и о долгожданной встрече с матерью. Вернее, о нескольких таких встречах, наполненных – до краёв – неожиданной и невероятной информацией…

Повествование, как и следовало ожидать, получилось бестолковым и путанным – брат и сестра постоянно перебивалипоправляли друг друга и даже отчаянно спорили.

– Да, запутанная и туманная картинка получилась, – выслушав рассказ до конца, неуверенно хмыкнул Иван Палыч. – Здесь потребуется помощь толкового аналитика. Давай, соратница Птичка, попробуй всё это разложить по полочкам. То бишь, резюмировать – однозначно и дельно, соблюдая строгий порядок и элементарную логику.

– Хорошо, я попытаюсь, – согласилась Натка. – Итак. В Кошачьем Мире, в полном соответствии с названием, «верховодят» разумные коты и кошки. Причём, вся эта хвостатоусатая братия чётко делится на…ммм, на три больших класса. То есть, по старику Марксу, на три социальнообщественные формации…. Первая – это «архмагики». Они – уже на протяжении долгогодолгого времени – являются откровенноправящим и бессменным аристократическим классом, так как наделены ярковыраженными магическими способностями. В частности, телепатическими. Умеют – силой мысли – убивать, а также создавать различные материальные ценности. Как то: современные технологические линии, различные механизмы и даже роботовандроидов. Именно благодаря усилиям архмагиков, «кошачья» цивилизация и является – в техникотехнологическом плане – такой развитой и продвинутой. Архмагики, они внешне немного похожи на «земных» сиамских кошек, но только более крупные, слегка пятнистые и с лучистыми изумруднозелёными глазами…. Двигаемся дальше. Вторая социальнообщественная формация – это «арархи». Они на «кошачьей» Мирре выполняют функции «силовых ведомств»: полиции, армии, МЧС и различных спецслужб. Арархи – по визуальным признакам – здорово напоминают наших лесных манулов: серопалевая шерстка, приземистое мускулистое тело, полукруглые уши, мохнатые баки на выпуклых щеках. А своими неподвижными янтарножёлтыми глазищами они умеют испускать смертоносные, так называемые «арарховы» лучи. Очевидно, чтото сродни лазерным лучам…. Все остальные мирранские коты и кошки, как следует из недавнего повествования наших соратников Петровых, относятся к классу «бродяг». То есть, являются – по глубинной сущности – простолюдинами и дармоедами, гуляющими сами по себе и не приносящими – «кошачьей» цивилизации в целом – ни малейшей пользывыгоды. Бродяги, они бродяги и есть. Не отнять и не прибавить…. Возможны ли любовносемейные отношения между представителями и представительницами разных социальнообщественных формаций? Конечно, да, ибо природумать не обманешь. Но на сей счёт существует целый свод строгих законов и выверенных правил. Арархи и бродяги, например, вправе спариваться и иметь потомство. Но котята, родившиеся в результате таких отношений, автоматически причисляются к когорте «бродяг». Причём, по визуальным признакам – у полукровок разноцветные глаза: один глаз янтарножёлтый (он может испускать «арархов» луч, только очень слабый, способный убиватькалечить лишь насекомых и прочую мелкуюмелкую живность), а другой – голубоватомутный или же яркосиний…. С архмагиками всё гораздо сложней и строже. Они очень трепетно и щепетильно относятся к такому понятию, как – «чистота крови». Наверное, для этого существуют веские основанияпричины. Мол, «половинчатая магия», она зачастую непредсказуема и даже опасна. Короче говоря, если, всё же, рождается архмагикполукровка (определяется также по разноцветным глазам), то такой котёнок незамедлительно умерщвляется. Более того, и его беспутные родители – в назидание всем остальным – подлежат безжалостной казни. Как бы оно так…. Ещё одна особенность архмагиков. Они не могут – без тяжких последствий для себя – покидать пределы Кошачьего Мира. Раньше предпринимались попытки по переброске архмагиков – через специализированные Порталы – в другие Миры. Но все они, к большому сожалению, заканчивались фатально. То есть, полным и бесславным провалом. Мол, всё идёт в штатном режиме, показатели приборов и датчиков находятся в норме, Капсула успешно прибывает в Гнездо, оператор, выждав положенное время, открывает первую запорную дверь, вторую, а за ней – внутри Капсулы – лишь аккуратные конусы серой золы…. Перехожу к следующему информационному блоку. Климат на «кошачьей» Мирре (есть же и другие, так сказать, «параллельные» Мирры), достаточно мягкий и комфортный: равномерные дожди, щадящий температурный режим, отсутствие периодов аномальной жары и зимних морозов. Никогда не происходит и прочих природных катаклизмов: тайфунов, цунами, торнадо, наводнений, засух и землетрясений. Тишь, гладь и божья благодать, образно выражаясь. Да и с животным миром наблюдается аналогичная идеалистическая картинка: полностью отсутствуют хищники (кроме котов и кошек, понятное дело), а также всякая ядовитая нечисть – змеи, пауки и насекомые. Такая, вот, наша Новая Зеландия, только в планетарном масштабе. Только в Новой Зеландии этот «природноклиматический рай» сформировался естественным путём (по крайней мере, так принято считать), а в Кошачьем Мире – насквозь искусственным. То бишь, всемогущие архмагики, объединив какимто неведомым образом магическую энергию, подсуетились. Бывает…. Теперь по разумным гуманоидам. Да, они, безусловно, присутствуют. В ограниченных количествах? Скорее, уж, в оптимальных. Сколько надо – по расчётам профильных специалистов – столько и будет. По крайней мере, воспроизводство гумми (так там принято именовать разумных гуманоидов), находится под плотным и неусыпным контролем со стороны подозрительных архмагиков. Существует строговыверенная система запретовразрешений на продление рода, а в определённых случаях (в глобальном временном понимании, конечно), и стимулирующих поощрений. Дело заключается в том, что гумми «используются» в Кошачьем Мире в достаточно узком, так сказать, в целевом сегменте. А именно, в качестве обслуживающего персонала для архмагиков и – частично – для арархов. То бишь, в качестве горничных, садовников, нянек, поваров и так называемых личных ремесленников. Что следует понимать под термином – «личные ремесленники»? На мирранских промышленных предприятиях, производящих электроэнергию, стройматериалы, пластмассу, электронику, летательные аппараты, бытовые приборы и всё прочее, трудятся роботыандроиды. Так как эти существа являются усидчивыми, надёжными, безотказными и, кроме всего прочего, никогда не устают. Но есть и такое важное понятие, как – «предметы роскоши». Например, авторская мебель, предметы архитектурного декора, дизайнерская проработка интерьеров, гениальные картины, художественный наборной паркет, эксклюзивная роспись виман, ну, и так далее. Эти виды работ доверяют сугубо гумми – считается, что они умеют работать «с Душой», в отличие от бездушных андроидов, понятное дело. Услугами личных ремесленников пользуются архмагики, а также наиболее богатые и знатные арархи…. Внимание, господа аномальщики. Очень важный и знаковый момент. Архмагики, безусловно, ценят разумных гуманоидов – как искусных мастеров, наделённых высоким художественным вкусом. Но, кроме того, и опасаются. Видимо, чётко осознают, что именно гумми – при стечении определённых обстоятельств – могут составить им реальную конкуренцию в борьбе за почётный титул – «Цари мирранской природы». Именно поэтому, вопервых, количество разумных гуманоидов, проживающих на «кошачьей» Мирре, строго контролируется. Вовторых, в Кошачьем Мире запрещены – под страхом лютой смерти – разработка и производство любых видов оружия: огнестрельного, холодного и всего прочего. Нет там ни пистолетов, ни ружей, ни кинжалов, ни луков, ни арбалетов, ни булав, ни палиц, ни копий. Гумми даже палку в руки – без отдельной команды хозяина – взять не могут. Если гуманоид является, к примеру, скульптором, то он может пользоваться всякими профильными инструментами – молотками, молотами, клиньями, долотами и резцами. Но только – исключительно – на работе. Не дай Бог, если арарх увидит гумми с молотком в руках вне рабочего места. Обязательно изрежет до смерти «арарховыми» лучами…. Знать, опасается кошачья аристократия гуманоидов. То есть, неожиданных нападений – изза угла и сзади. И правильно, между нами говоря, делает. Не без оснований. Нашего непредсказуемого братагуманоида завсегда стоит опасаться. Чисто на всякий случай. Так как лишним – в любом раскладе – не будет. Ладно, не буду залезать в запутанные философские дебри…. А теперь займёмся конкретикой. То есть, семейной историей белобрысых близняшек Петровых. Их отцом является уроженец «кошачьей» Мирры, гумми по имени – «Гарольд Библиотекарь». В данном случае – «Библиотекарь» является прозвищем, призванным скрыть настоящую, то есть, истинную профессию Гарольда. Он, на самом деле, является серьёзным учёным и специализируется на фундаментальных исследованиях по теме: – «Социологические и культурные особенности Миров, не входящих в состав Системы». Но, как уже было сказано выше, в Кошачьем Мире всем гумми уготована лишь одна участь – быть верной и старательной прислугой для своих усатохвостатых хозяев. Уважаемый и маститый учёный? Это, извините, законная и эксклюзивная прерогатива мудрых и непогрешимых архмагиков. Только так и никак иначе. Закон, есть закон…. Но на этот раз было сделано исключение: один из лордов Совета Системы оформил Гарольда в качестве работника библиотеки, созданной – в незапамятные Времена – при означенном Совете. Мол: – «Данный безродный и подлый тип ничем таким, то есть, научным не занимается. Так, только делает некие элементарные подборки из документов и расставляет на полках – в нужном порядке – папки с научными материалами. Не более того. А ещё иногда отправляется в плановые рабочие командировки в другие Миры – для сбора коллекционных инопланетных артефактов, которыми так приятно украшать библиотечное помещение…». Эта история – в очередной раз – подтверждает следующую мудрую сентенцию философской направленности: – «В каждом, даже в самом закостенелом и консервативном сообществе всегда найдётся хотя бы один прогрессивный деятель, способный призреть и успешно обойти стороной все заскорузлые и заплесневелые правилауложения…». Один раз Гарольд – по заданию прогрессивного и мудрого лорда – отправился на нашу Землю. Суть задания, как вы понимаете, мне неизвестна. Да и не в этом дело…. Короче говоря, както Библиотекарь, облачённый в земные одежды, гулялбродил по СанктПетербургу. Гулялгулял, а на одной из невских набережных случайно познакомился с молоденькой Надей Петровой, будущей матерью наших уважаемых близняшек. Познакомился, разговорился и, как водится, влюбился до полного беспамятства. Она же, как и полагается, влюбилась в него. А что делать дальше? Открыться любимой со всей мирранской непосредственностью? Мол: – «Являюсь пришельцем с далёкой и загадочной Мирры. Выходи за меня замуж…»? Гарольд был, отнюдь, не сопливым романтическим мальчишкой, а, наоборот, серьёзным учёным и весьма прагматичным гуманоидом, поэтому он чётко понимал, к чему может привести такая неосторожная откровенность: в лучшем случае девушка сочтёт его за бесстыжего шутника, а в худшем – за законченного психа. Поэтому наш герой поступил подругому: подлетел вечером на вимане к нужному дому, высмотрел в окне пятого этажа свою симпатию, да и, применив современные мирранские технологии, похитил её. Вернее, «перенёс» в свой летательный аппарат. Перенёс и всёвсё рассказал, мол, так и так…. Судя по всему, Надежда Васильевна поверила Гарольду. И мало того, что поверила, так ещё согласилась стать его женой, а также и «переселиться» на «кошачью» Мирру…. Сказано – сделано. Переселились, понятное дело. Библиотекарю даже удалось както «легализовать» невесту. И всё было хорошо и даже замечательно. Несколько мирранских лет они провели в совместных путешествиях и научных изысканиях. А потом жена Гарольда забеременела нашими близняшками. И, судя по всему, «без разрешения» от чванливых архмагиков. Что произошло дальше – не понятно. Но Надежду Васильевну – в конечном итоге – «вернули» на Землю, в ту же самую квартиру, откуда её и «забрал» будущий муж. Причём, выяснилось, что она отсутствовала всегото пару земных суток. То бишь, имеют место быть некие временные катаклизмы, природа которых пока мне не понятна.… Но пропавшую девушку уже разыскивали – делото происходило до распада СССР, когда милиция работала ещё всерьёз. Пришлось давать письменные объяснения. Вот, нашедшаяся гражданка Петрова и поведала, ничего не скрывая – на двадцати восьми бумажных листах, исписанных убористым почерком – о своих невероятных приключениях. Делать нечего, отвезли незадачливую путешественницу «по далёким Мирам» в одно из медицинских учреждений при достославном КГБ. А как же иначе? Те Времена были серьёзными: проверяли и перепроверяли всё, всех и вся. Вдруг, имеют место быть происки подлых империалистов? Работа у Органов была такая…. Через некоторое время Надежда Васильевна родила двойню. «Кэгэбэшные» врачи в течение двух месяцев внимательно наблюдали за младенцами, после чего, не обнаружив никаких патологий, передали дедушке с бабушкой, мол: – «Воспитывайте внуков в неукоснительном соответствии с краеугольными принципами развитого социализма…». Потом и роженицу решили выписать и отпустить домой, мол: – «Вялотекущая шизофрения, вызванная прочтением большого количества фантастических романов об отважных покорителях космоса. Опасности для окружающих не представляет…». Да не тутто было. Совершенно случайно выяснилось, что Надежда Викторовна терпеть не может собак: увидев безвинного пса, тут же преображалась и – словно матёрая львица – набрасывалась на несчастную животину, разрывая её на части. Той же печальной участи удостаивались и книги, в которых присутствовали собачьи изображения. А если по телевизору показывали, например, кудрявую болонку, беззаботно гулявшую по двору, то такой телевизор – в безусловном порядке – был обречён. Несколько секунд, и только дымящиеся осколки агрегата разлетались по комнате. На лицо, так сказать, негативные побочные эффекты от долгого пребывания на «кошачьей» Мирре…. А вы, милые близняшки, как относитесь к собачкам? Любите их гладить?

– Прохладно относимся, – мрачно ухмыльнулся Женька. – То бишь, без слюнявого пиетета и малейших симпатий. Но не набрасываемся и не рвём на части, если, Птичка, ты именно это имеешь в виду. И книжек не рвём. И телевизоров не разбиваем кулаками…. Гладить псов? Это, извини, невозможно. Блохастые шавки, завидев нас, тут же бросаются наутёк. Особенно они Валюху опасаются – удирают со всех лап и, при этом, визжат от ужаса.

– Понятное дело, – кивнула головой Наталья. – Некоторые…ммм, материнские особенности передались вам по наследству, но, слава Богу, не в полном объёме…. Завершаю выступление. Надежду Васильевну, учитывая её суперагрессивное и неадекватное поведение по отношению к собакам, из закрытого (уже не «кэгэбэшного», а просто специализированного), заведения так и не выпустили. Близняшки же считали, что их отец и мать погибли в автокатастрофе многомного лет назад. И только в прошлом году, после смерти деда, они узнали правду. Узнали, нашли лечебницу за номером 16/12 и, подключив ушлого адвоката, добились права на регулярные ежемесячные свидания с матушкой. Вот, в процессе этих свиданий наши соратники Петровы и почерпнули те сведенья о Кошачьем Мире, которые я вам, коллеги, только что – в причёсанном виде – изложила. Кроме того, как выяснилось, Евгению и Вальке передалось – на генном уровне – знание мирранской азбуки и мирранского же языка. Что, согласитесь, нам весьма пригодится. По прибытию на Мирру, имеется в виду. Собственно, у меня всё. Спасибо за внимание…

Свет неожиданно погас. Капсула вновь мелкомелко задрожала. Причём, гораздо сильней, чем в начале «рейса».

– Что случилось, Петровы? – заволновалась Лизавета. – Произошли непредвиденные и досадные технические неполадки в системе управления? Или же Капсула – простонапросто – вошла в магнитное планетарное поле Мирры?

– Второй вариант, скорее всего – неуверенно промямлил Женька. – Магнитное планетарное поле – дело куда как серьёзное.

– Мы так быстро, считай за пятьдесят минут, преодолели Бог знает сколько сотен световых лет? Не верится, если честно.

– Почему же – за пятьдесят? Уточняю, за неполные пятьдесят. А ещё точнее – за сорок семь с половиной минут…

– Значит, архмагики не могут – без тяжких для себя последствий – покидать пределы Системы? – резко поменял тему разговора Иван Палыч. – А как, интересно, обстоят дела с арархами и бродягами? Ты, Птичка, в своём развёрнутом докладе не затронула этого важного аспекта. Почему?

– Потому, что не в курсе, – обидчиво проворчала Натка. – Не было озвучено информации по данной тематике. Если бы было, то я бы не забыла. Память – на сегодняшний день – у меня, понятное дело, девичья. Но, тем не менее, надёжная и крепкая…

– Это, Профессор, я виновата, – сознался – из кромешной темноты – голос Валентины. – Не придала в суматохе значения. Да и упрямый балбес Женька постоянно перебивал. Извините. Сейчас исправлюсь. Значится так…. Арархи иногда покидают Систему. Одни – по служебной необходимости, другие, наоборот, по доброй воле. То есть, вследствие личных авантюрных наклонностей. Мама уверена, (она, находясь в больнице, очень много читает и изредка, соблюдая осторожность, заглядывает в Интернет), что отдельные арархи (или же помеси арархов и бродяг), частенько посещали нашу Землю и даже подолгу жили здесь, ведя достаточно активный и воинственный образ жизни. Например, на Западе широко известен кот по кличке – «Саймон», который принимал самое непосредственное участие в военных действиях. В марте 1948го года его, больного и отощавшего, нашел на верфях Гонконга матрос британского корабля «Аметист» и тайно пронес на борт судна. Кот поправился, отъелся, прижился, подружился с командой и – со временем – стал полноценным талисманом судна. А ещё и всеобщим любимчиком, так как обладал полноценным и изысканным чувством юмора: регулярно подбрасывал пойманных и полузадушенных крыс в койки к наиболее мнительным матросам, а на ночлег, как правило, устраивался в капитанской фуражке. Однажды «Аметист» попал под беглый огонь китайских батарей на реке Янцзы. В результате нескольких прицельных залпов погиб капитан судна, а несколько матросов, включая Саймона, были ранены. Но отважный кот, не обращая ни малейшего внимания на шрапнельное ранение и многочисленные ожоги, выполз на палубу, после чего китайские пушки замолчали – штурман «Аметиста» потом утверждал, что неприятельская батарея была поражена двумя яркожёлтыми «горизонтальными молниями». Как бы там не было, но хвостатый боец успешно оправился от полученных ран, а по возвращению корабля в Великобританию даже был награждён Синим крестом и двумя боевыми медалями. Эта история широко освещалась в европейской прессе. А заметки и статьи, посвящённые удивительному коту Саймону, опубликованы во многих Энциклопедиях…. Ещё один аналогичный случай. Серый манул Оскар во время Второй мировой войны последовательно отслужил на трёх военноморских кораблях. Сначала на немецком «Бисмарке», куда попал контрабандой, пронесённый на борт одним из матросов. Потом на британском эсминце «Казак». Последним кораблем в карьере бесстрашного кота стал британский авианосец «Арк Ройял»…. Теперь по бродягам. Это очень беспокойные и свободолюбивые существа, относящиеся к строгим законам и правилам без должного почтения. То бишь, откровенно наплевательски. Нарушителей – рано или поздно – выявляют, заключают под стражу, судят и приговаривают к различным наказаниям. В основном, к нескольким мирранским годам услужения в родовых поместьях арархов. Но иногда образуется пикантная ситуация: осуждённых бывает гораздо больше, чем вакантных мест для трудовой «перековки». Что делать с образовавшимися «излишками»? Как правило, наиболее одиозных преступников и неисправимых рецидивистов казнят, а всякую криминальную шелупонь, долго не раздумывая, выселяют за пределы «кошачьей» Мирры. Ну, как в своё время Солженицына и других антисоветских диссидентов высылали из СССР. Прямая и чёткая аналогия…. Так вот. Мама точно знает, что иногда – время от времени – мирране и нашу Землю используют в качестве своеобразных «выселок». То бишь, так называемого «сто первого километра». Только перемещаемых бродяг, ради пущего спокойствия, предварительно подвергают специальному облучению, лишая их возможности разговаривать на всяких и разных языках – кроме, понятное дело, кошачьего…. Способности мыслить, анализировать, рассуждать и тому подобное? Нет, из соображений элементарного гуманизма все эти способности благородно оставляют ссыльным. Мол: – «Не звери же мы, в концето концов…». Естественно, что «перемещённые» мирранские коты и кошки активно скрещиваются с земными собратьями, производя на свет потомство с необычными способностями…

– Теперьто я понимаю, почему в Интернете рассказывается так много цветистых баек о разумных котах и кошках, – оживился Подопригора. – Мне особенно понравилась история о Панунге Бане, который являлся домашним котом одного знаменитого ирландского монаха, проживавшего – изза фокусов прихотливой и изменчивой Судьбы – в Швейцарии. Данный монах слыл искусным составителем различных церковных текстовисторий с романтической подоплёкой и на полном серьёзе уверял, что полосатый Панунг Бан являлся его полноценным соавтором. Как кот, не умеющий разговаривать почеловечески, помогал своему хозяину? Не знаю. Как вариант, в письменном виде, предварительно обмакивая мохнатую лапу в чернильницу. А может, хитрое мирранское облучение – в данном конкретном случае – не сработало.

– И я гдето читала про одну очень умную кошку по кличке – «Тама», – подключилась к разговору Лизавета. – Она занимала (то ли в шутку, то ли в серьёз), пост начальника железнодорожной станции Киси в японской префектуре Вакаяма…

Дальше комментариифакты полилисьпосыпались безостановочным потоком:

– Пост начальника железнодорожной станции? Фигня незначительная и слабенькая. Вот, кот Стаббс на протяжении многихмногих лет являлся бессменным почётным мэром городка Талкитна, расположенного на Аляске. Чем котяра конкретно занимался? Стаббс регулярно проводил выездные заседания в местном супермаркете, а в его должностные обязанности – помимо прочего – входило публичное чтение корреспонденции и живое общениефотографирование с многочисленными туристами, специально заезжающими в город, чтобы посмотреть на необычного мэра. Причём, на мэра современного, ведущего даже собственную полноценную страничку на Фейсбуке.

– А кот Иэмон до сих пор работает в японской полиции. И заметьте, делает это официально. Он – полицейский психолог, помогающий своему напарникучеловеку при разговорах с потерпевшими преклонного возраста. Замечено, что пожилые японские пенсионеры гораздо охотнее дают показания в присутствии Иэмона.

– Серый и полосатый Киддо является единственным на Земле котом, который вместе с людьми пытался пересечь Атлантический океан на дирижабле. Более того, именно он и спас команду означенного дирижабля от верной смерти… Дело было так. В далёком 1910ом году дирижабль «Америка» вознамерился пересечь Атлантический океан. Штурман Мерри Саймон (както часто в последнее время упоминается это имя), пронёс на борт летательного аппарата своего кота. Взлетели, но через некоторое время у дирижабля неожиданно и одновременно отказали оба двигателя, а сильный западный ветер стал беспорядочно носить его над океаном, грозя разбить летательный аппарат о высокие прибрежные скалы. Люди впали в отчаянье, началась паника. И только хладнокровный Киддо не растерялся: ловко запрыгнул на щиток управления и дёрнул – острым длинным когтем – за рычажок выпускного клапана. Газовая смесь постепенно стравилась в атмосферу, дирижабль успешно приводнился, и вскоре его экипаж, включая сообразительного кота, перебрался на борт спасательного судна.

– Рыженькая Фэйт из знаменитой лондонской церкви Святого Августина и Святой Веры – первой из кошек и котов – была удостоена медали Марии Дикин. Эта почетная «штатская» медаль в Англии равнозначна высшей военной награде – Кресту Ордена Виктории. Фэйт какимто непостижимым образом умела предугадывать приближение немецких бомбардировщиков, после чего начинала громко мяукать. Причём, минут на пятнадцатьдвадцать раньше завывания предупреждающих сирен.

– Джон Леннон утверждал, что многие тексты знаменитых песен группы «Битлз» ему «подсказывала» его любимая кошка Саманта.

– То же самое – только относительно прозы – говорил незабвенный Эрнест Хемингуэй о кошке ЛуизеМери.

– Уинстон Черчилль всегда с большим уважением отзывался об умственных способностях кота по прозвищу – «Уголь».

– А, вот, последний русский царь Николай Второй кошек не любил. Более того, он на них охотился и даже скрупулёзно вёл статистику личных охотничьих трофеев. Считается, что благородный российский Император лично истребил за свою жизнь более двадцати тысяч котов и кошек. Подтверждено документально.

– Живодёр какой! – возмутилась Валентина. – Теперьто понятно, почему он так плохо кончил. Поделом…

Капсула перестала дрожать. Под потолком загорелись – приятным розовым цветом – длинные плафоны.

– Кажется, прибыли, – неуверенно прошептала Натка. – Только, интересно, куда?

С тихим шорохом отошла в сторону первая дверь, с пятисекундным опозданием – вторая.

– Выходим, аномальщики, – хриплым от волнения голосом велел Иван Павлович. – За мной…. Просторный холл. Светлобежевые стены, тёмнобордовый пол. Похоже, всё отделано пластиком. С левой стороны, в стене, имеется чёрная дверь. Справа наличествует…. Тёмная бархатная штора, прикрывающая вход в другое помещение? Над шторой закреплена прямоугольная табличка с текстом. Соратники Петровы, переведите, пожалуйста.

– Комната для отдыха и переодеваний, – оповестил Женька. – Предназначена, надо думать, для усталых путешественников, покинувших Капсулу.

Неожиданно – тоненько и мерзко – завыла сирена…

Глава третья

Зловещая мирранская ночь

На «кошачьей» Мирре – вовсе – не было туч: ни тёмносвинцовых, ни сизофиолетовых, ни рваносерых, никаких. Вообще…. Только облака – кучевые, чистобелые, светлосерые, кудрявые, кучерявые, беззаботные, дождистые и безводные. Из знаменитой серии:

В небе – солнечном и светлом,

Путь свой держат – облака.

Вдаль уходят – незаметно.

И походка их – легка…

Вдаль уходят – словно Боги,

Босоноги и легки.

Безо всяческой – дороги,

Безо всяческой – любви…

Без любви, и без надежды,

Без сомнений и причуд.

Ветерок – слепой и нежный,

Нарисует – их маршрут…

Нарисует, как и прежде,

Всем тайфунам – вопреки.

В край – безудержной – надежды,

В край – немыслимой – любви…

Бывает. Это я про Любовь и про Надежду. Бывает – в теории…

Возвращаемся – всем тайфунам вопреки – к бытовым мирранским реалиям. Возвращаемся…

Мирранский тихий вечер постепенно скучнел и матерел, обещая – в самом скором времени – превратитьсяпреобразоваться в глухую мирранскую ночь. Небо – прежде нежноизумрудное – на востоке (по земным понятиям), окрасилось в скучные болотистозелёные тона, а на западе – в багряные и чёрноалые с редкими аметистовыми прожилками. Солнышко – нежнонежносиреневое днём – стало, приблизившись к далёкому изломанному горизонту, угрожающефиолетовым. Ветер стих. Со стороны ближайшего перелеска зазвучали резкие и хриплые крики ночных птиц. Хищных ночных птиц? Нет, конечно же. Как уже говорилась выше, в Кошачьем Мире – давнымдавно – все хищники были успешно «изъяты». По крайней мере, те, которые представляли собой хоть малейшую угрозу для беззаботной жизни котов и кошек.

Короче говоря, благополучная и почти идеальная «кошачья» Мирра постепенно и неуклонно переходила на «ночной режим» существования…

Итак, «кошачья» Мирра постепенно переходила на «ночной режим», а Красный замок – также постепенно – засыпал. Засыпалзасыпал и, наконецтаки, заснул. Уснули все: благородный граф Каспер (он же могущественный лорд Самуэль, не последний архмагический винтик в Совете Системы), многочисленные слугигумми, два десятка арарховохранников, завершивших дневную смену, различные птички в клетках, расставленных – и тут и там – по всему замку, всякие экзотические животные в Зоосаде, рыбки – в своих аквариумах.

Всевсе обитатели Красного замка уснули? Почти. Кроме нескольких бдительных сторожей и одной юной особы – грациозной, мечтательной и чутьчуть легкомысленной. Всё, как и полагается, мои трепетные дамы и мужественные господа. Уточняю. Всё, как и полагается – для полноценного продолжения романа…

Аша осторожно приподняла голову над мягкоймягкой подушкой, набитой, как её уверяли, грудными перьями знаменитой птицы Вах, водившейся когдато в южных провинциях Красного округа.

Красный округ? Что это такое? Земли, расположенные между голубым озером Ванг и бурной рекой Итэль, издревле принадлежавшие архмагикам из славного клана Касперов. Сперва просто – архмагикам. Потом, уже после Великой Конформации, благородным графам и сиятельным лордам. Бывает. В том плане, что власть предержащие всегда стремятся закрепить свои права на финансовоматериальные блага всякими и разными званиямидолжностями, оформленными на самом высоком государственном уровне и отметающими в разные стороны даже малейшие возможности уголовного преследования. В официальном порядке оформленными, закреплёнными и отметающими, ясен пень. Во всех Мирах, и на всех планетах. Будь то звания «депутатов», «членов Совета Федерации», «лордов», «судей», «прокуроров», «членов Совета Системы», или же – простонапросто – махровые аристократические титулы. Диалектика, блин горелый. Прав, всётаки, был суровый и мудрый старина Карл Маркс. Полностью прав. Не говоря уже про смешливого оригинала Фридриха Энгельса…

Что ж, продолжаем. Позабыв про заумные информационные вставки, затребованные стройной логикой повествования. Пусть всё идёт в должной динамике, как это и заведено в нашем несовершенном и скучном Мире. Кем, спрашиваете, заведено? Ими, всемогущими и жадными безо всякой меры, благодаря которым наш с вами Мир так глуп и несовершенен…

Аша осторожно приподняла голову над мягкоймягкой подушкой, набитой, как её уверяли, грудными перьями знаменитой птицы Вах, водившейся когдато в южных провинциях Красного округа. Приподняла, прислушалась, принюхалась и довольно улыбнулась: вокруг – явственно и всеобъемлюще – пахло беззаботным покоем, а из правого угла спальни доносилось размеренное сопеньепохрапывание старой няньки.

– Мы тихо и бесшумно окажемся в тумане, – ловко спрыгивая с кровати на толстый пушистый ковёр, прошептала юная графиня. – Туман, он самый лучший, наш самый кровный брат. Он славный и тягучий. Он точно не обманет. Мы вышли на прогулку. Ночной туман. Итак…. А, вот, ещё одно тематическое стихотворение. Тишина на пороге застыла – как сонная жуть. Но дано лишь немногим в глаза тишины заглянуть. И даже услышать её торопливую речь. Мы встретимся вскоре, любовь постарайся сберечь. И пусто – в округе, за окнами – снова темно. Лишь звёздыподруги бросают в глаза серебро…. Ладно, оставим – на время, понятное дело – лирику в покое. Пора…

Она, повернув голову, задумчиво посмотрела направо – изогнутая дверная ручка послушно опустилась вниз, дверь – совсем на чутьчуть – приоткрылась.

Аша покинула спальню, прошла длинным извилистым коридором, пересекла – по диагонали – просторное помещение гостинойстоловой, стены которой были плотно завешаны картинами старых мастеров, коллекционными гобеленами и мордамичучелами всяких экзотических животных, после чего, подойдя к широкой каменной лестнице, ведущей к парку, насторожённо остановилась.

«Чувствуется, что внизу ктото присутствует», – мысленно поморщилась юная графиня. – «Дежурные арархи, не иначе. Бдят, как им и положено. Нуну…. Хочу, чтобы все арархи, находящиеся на территории Красного поместья, незамедлительно уснули бы. Желаю, и всё тут…. Стопстоп. Тормозим. Будучи разумным и почти признанным армагиком, уточняю: пусть бдительные сторожа заснут на строго определённое время, то бишь, до восхода солнышка…. Нет, и так не пойдёт. Батюшка в последнее время страдает хронической бессонницей. Странное дело, всемогущий архмагик, а с собственной бессонницей ничего сделать не может. Парадокс какойто, плохо объяснимый с точки зрения элементарной логики…. Впрочем, дело совсем не в парадоксе. Вдруг, высокородному графу Касперу наскучит ворочаться в постели с боку на бок? Встанет, да и пойдёт – с ночной проверкой? А тут, как назло, спящие арархи кругом. Разгневается, как пить дать, вспыльчивый лорд Самуэль, да и отдаст проштрафившихся охранников под суд. Нехорошо, когда страдают безвинные. Особенно, когда по твоей вине…. Поэтому вношу последние и окончательные коррективы: пусть все арархи, находящиеся сейчас в Красном замке и в его ближайших окрестностях, включая графский парк, спят, начиная с этого момента, в течение ближайших пяти эрлов…. Не маловато ли – пять эрлов? Конечно же, совсем мало. Не обернуться. Ничего, на обратной дороге повторю процедуру. С меня не убудет. Всё, задание – в финальной редакции – выдано…. Чу. Едва слышимый шорох? Нука. Нет, только тишина – ленивая и вязкая. Наверно, показалось…».

Она, выждав – на всякий случай – одну четверть эрла, начала осторожно спускаться по витой лестнице. На первой промежуточной площадке он и обнаружился, спящий молоденький арарх.

«Как сидел, бедолага, прислонившись спиной к нижней ступени, так и уснул», – обрадовалась Аша. – «Голова задрана вверх. Видимо, легкомысленно любовался на закатное марево, когда его настиг мой телепатический приказ. Тело арарха тут же застыло, а веки сомкнулись – только узкая янтарножёлтая щёлка просвечивает. Великая, всё же, сила – архмагическая энергия, подаренная нам…. Кем, кстати, подаренная? Надо будет потом спросить у отца. А если он, отделавшись по обыкновению пустыми фразами, не ответит, тогда у Наоби…».

Второй встретившийся ей арарх спал – практически на ходу – рядом с круглой цветочной клумбой. Третий прикорнул возле крохотного фонтанчика. Четвёртый – прямо на гравийной дорожке. Вокруг безраздельно властвовал поздний мирранский вечер, и в аллеях парка было достаточно темно, но юной графине это ничуть не мешало – ведь она, как вы помните, являлась кошкой…

Аллея, узкий переход на другую аллею, просторная овальная полянка, на которой располагались деревянные качели, «сад камней» и бассейн с золотистыми рыбками.

– Мои заветные камушки. Мои обожаемые качели, – остановившись, тихонько прошептала Аша. – Мы так любили качаться на них втроём: я, мамочка и старенькая Наоби. А потом – пять Больших Солнц назад – матушка ушла на Небеса. Неизлечимая и страшная болезнь, против которой даже уменья архмагиков бессильны, тому виной. Говорят, что этот коварный вирус занесли в наш Кошачий Мир злонамеренные пришельцы из Теневой Системы – тогда, во время кровавой и памятной Охоты. Или же их клыкастые псы, что сути дела не меняет. Главное, что с тех самых пор этот вирус беспрепятственно гуляет по нашей планете. Причём, на арархов, бродяг и гумми он не оказывает ни малейшего негативного воздействия. А, вот, мы, архмагики, беззащитны перед этой коварной болезнью. Никакие заклятья, лекарства и облучения не помогают. Совсем…. Что это такое?

На краю поляны, за «садом камней», росли высокие и густые кусты, а за кустами прятались…

Кошка насторожённо выгнула спину крутой дугой, вдоль её позвоночника тут же образовалсявозник длинный воинственный «гребень», а из слегка прищуренных глаз вылетело – в разные стороны – с десяток изумрудных искорок.

«Что, интересно, делают в ночном парке гумми?», – слегка нервничая, рассуждала про себя Аша. – «Этот запах ни с чем нельзя спутать. Да и их силуэты – размытыми блёклозелёными пятнами – прекрасно просматриваются. Один, два, три…, всего семь штук…. Может, это подлые бандиты? Или жадные воры? Я читала про них в толстых книжках, где описываются нравы древних Времён, ещё до Великой Конформации…. Что делать? Убить, не искушая судьбу? Или же мысленно разбудить и позвать арархов? Мол, пусть займутся, лентяи зажиревшие, своими прямыми должностными обязанностями? Впрочем…. Аромат, конечно, знакомый. Знакомый – в принципе. Но, вместе с тем, заметно отличается – несколькими необычными нотками – от запаха, присущего мирранским гумми. Да и аура от спрятавшихся в кустах исходит спокойная. Ни скрытой угрозы, ни малейших дурных намерений…. Следовательно, что? Вполне возможно, что данные гумми прибыли к нам из других Миров. Из Миров, входящих в Систему? Не знаю, не знаю…. Кстати, сегодня – сразу после завтрака – лакей проводил к отцу двух странных, явно нездешних гуманоидов: неприметного мужчину и очень красивую женщину. Самецгумми был облачён в какойто скучный костюм, а на его длинном носу красовалась…ммм, непонятная рамка с двумя прямоугольными стёклышками. Причём, он всё время зачемто смотрел – глазами – через эти стёклышки. Чудак странный и законченный, короче говоря…. Самка? Очень элегантная и стильная. Одетая, впрочем, в обыкновенный летний сарафан. Наши молоденькие гумми в тёплую летнюю погоду щеголяют в точно таких же. А, вот, волосы у незнакомки были необычными – почти белыми, с лёгким серебристым отливом. У насто гумми почти все тёмноволосые. Я лично знаю только одного гуманоида со светлыми волосами – господина Библиотекаря…. Может, эти – в кустах – являются друзьями светловолосой женщины, удостоившейся приёма у благородного и страшнозаносчивого графа Каспера? Или же её верными слугами? В любом случае, убивать их не стоит. Скандал – на всю Систему – может образоваться. Батюшка непременно рассердится…. Кроме того, и так, благодаря мне, сегодня на одного гумми стало меньше. Погорячилась слегка. Виновата…. Ладно, пусть тоже уснут. На какое время? Например, до утреннего гонга в Красном замке, зовущего на второй завтрак…. Лёгкая светлосерая тень промелькнула справа? Вернее, даже не тень, а только её смутный и неверный отголосок? Ерунда какаято. Сейчас проверим…. Отсутствует тёмная аура. Полностью. И справа, и слева, и сзади…. Что с тобой, отважная кошка? Откуда прорезалась такая нездоровая мнительность? Любовьлюбовь, запретный сладкий плод. Нас вовлекает в призрачные тайны. Течением несёт наш утлый плот. События – попрежнему – случайны…».

Она подошла к высоченному забору, сложенному из яркосинего кирпича, за которым простиралась обширная болотистая пустошь. Подошла, принюхалась, прислушалась и насторожилась – изза забора веяло нешуточной опасностью.

«Предчувствие опасности – штука серьёзная», – задумалась Аша. – «Няня, вообще, утверждает, что предчувствиям следует безоговорочно доверять. Причём, всемвсемвсем. Да и мудрый магистр Карго както высказался в том же ключе, мол: – „Гордыня – главный враг всех архмагиков. Никогда не стоит расслабляться, мол, мы самые могущественные в этом Мире, и поэтому ничего и никого не боимся. Всегда надо быть настороже, чтобы коварные враги не застали врасплох…“. Я тогда, конечно же, уточнила: – „О каких, собственно, врагах идёт речь?“. А он, важно и многозначительно шевеля седыми усищами, выдал: – „Вселенная, она – воистину – бесконечна и безгранична. Значит, и обитаемых Миров в ней – без счёта. В том смысле, что кроме параллельных Миров, о которых мы знаем достаточно много, существуют ещё и перпендикулярные, могущие неожиданно – практически в любой момент – ворваться в нашу мирную повседневную жизнь. Чего ждать от такой встречи? Да всего, что угодно. Поэтому и расслабляться не стоит…“. Вот же, высказался, умник самовлюблённый. Ничего не понятно. Что ещё за – „перпендикулярные Миры“? Надо будет потом обязательно уточнить. Например, у Гарольда Библиотекаря. Он очень много знает и понимает. Да и в ответе мне не откажет. Как гумми может – в чёмлибо – отказать архмагику? Никак. Тем более что я ему – мысленно – чётко прикажу, мол: – „Расскажика мне, безродный гумми, всё о перпендикулярных Мирах и о Теневой Системе. Всёвсёвсё. Ничего не утаивая. Если, конечно, не хочешь, чтобы твоя голова – навсегда и безвозвратно – превратилась в пустой глиняный горшок…“. Ладно, с этим, как раз, всё болееменее понятно. А что делать с ощущением опасности? Если следовать советамнаставлениям Наоби и магистра Карго, то надо незамедлительно вернуться в Красный замок, разбудить арархов и объявить тревогу…. Стоп! О чём это я? Там же, за забором, Томас! Он, хотя и бродяга, но очень обязательный и никогда не опаздывает на свидания…. Проделать в кирпичном заборе дыру? Шумно и долго. Буду перепрыгивать, решено. Теперь надо – как учил магистр – полноценно сосредоточиться и провести краткий сеанс самовнушения. Приступаю…. Разве же это препятствие? Ерунда, не заслуживающая пристального внимания. Пустяковая изгородь, высотой не более одной сотой дана. Да любой котёнокподросток может с лёгкостью перепрыгнуть через данный игрушечный заборчик. Значит, и я смогу…. Раз, два, три. Вперёд! Оп!».

Аша, совершив короткий разбег, отчаянно и мощно оттолкнулась лапами от земли и – с видимой лёгкостью – оказалась на заборе, то есть, на его верхнем узком торце. Оказалась, бдительно осмотрелась по сторонам и тихонько прокомментировала:

– Родимый Красный замок – вместе со всеми его обитателями – изволит беззаботно дрыхнуть. Без передних и задних лапног, образно выражаясь. Да и со стороны поместья арархов Радо однозначно веет сонным и ленивым покоем. Впрочем, ничего необычного. Так и должно быть – ведь ночные балы в летнее время года практически не проводятся. И это, между нами говоря, правильно: летом принято, наслаждаясь тёплой погодой, беззаботно отдыхать, а все эти шумные светские мероприятия так утомляют…. Ага, чьято одинокая вимана промелькнула по краю неба. Кому это, интересно, не спится? Кажется, пошла на снижение. Нуну…. А на пустоши, совсем недалеко от забора, в месте условленной встречи робко тлеет крохотный жёлтый огонёк. Томас, не иначе, чудит. Такой беззаботный и легкомысленный охламон – это чтото. Никаких представлений об осторожности. Ни малейших. А закат – тем временем – догорел окончательно…

Она, тщательно примерившись, спрыгнула с высокого забора и, ориентируясь на нежноалый ночной кругдиск Сакурры (планетарного спутника Мирры), двинулась в нужном направлении, ловко лавируя между чахлыми кустами и пухлыми моховыми кочками.

Кустарник расступился в стороны.

– Вот, и она, наша уютная полянка, – неуверенно прошептала кошка. – Огромный старый пень посередине. Толстыйтолстый. А на неровной горизонтальной поверхности пенька закреплена высокая восковая свеча. Естественно, с яркожёлтым язычком пламени. Кому глухой мирранской ночью – на болотистой пустоши – нужна незажжённая свеча? Риторический вопрос, не требующий ответа…. Эй, – позвала в полголоса. – Кто здесь? Отзовись. Томас, это ты?

– Я. Мррр, – откликнулся знакомый голос. – Кто же ещё? Иди сюда. Мррр. Не бойся…

Юная графиня, подойдя к пеньку, возмутилась:

– Что означает эта дурацкая фраза? Мол: – «Не бойся»? Когда это я чегото или когото боялась? За кого ты меня принимаешь? А?

– Да, я не имел в виду ничего такого, – принялся неуклюже оправдываться рослый (по кошачьим меркам), чёрнобелый бродяга. – Так просто ляпнул. Не подумавши. Само вырвалось.

– Совсем, увалень беспородный, шуток не понимаешь? – лукаво улыбнулась Аша. – Я на тебя не сержусь. Ни капли. Наоборот, искренне хвалю и одобряю – со свечёй ты здорово придумал. Так, действительно, гораздо уютней. Иди сюда. Поцелуемся, как это принято у влюблённых гумми…

Конечно, полноценного поцелуя не получилось – кот и кошка просто нежно, ласково урча при этом, старательно потёрлись мордочками. Но, всё же. Характерные атрибуты, что называется, на лицо…. То бишь, трепетно разгорался юношеский любовный роман? Романтический, робкий и красивый? Разгоралсяразгорался. Куда же без него? Всё, как и полагается. Надо заметить, что данный роман был «на грани фола» и мог закончиться для его героевучастников весьма фатально. То бишь, печально и прискорбно до полной и окончательной невозможности. Неразрешимые классовые противоречия и махровые предрассудки, мать их всех. Дочь высокомерного аристократа и симпатичный безродный бродяга. Вечная грустная история – у всех народов, во все Времена, и во всех Мирах. Философская диалектика – всесильная и непогрешимая, данная нам в ощущениях…. Что было бы, если гордый мирранский лорд Самуэль узнал бы об этих тайных свиданиях на болотистой пустоши? Даже подумать страшно – что было бы. Ничего хорошего. Вплоть до самого мрачного и жестокого исхода. Аристократический гнев – штука страшная, откровенно не дружащая со здравым смыслом…

Завершив любовный ритуал приветствия, графиня Каспер поинтересовалась:

– А откуда, милый, здесь взялась зажжённая свечка?

– Я, конечно, зажёг, – с гордостью расплавляя лапой юношеские усы, усмехнулся Томас. – Кто же ещё?

– Молодец ты у меня. Очень заботливый и предусмотрительный.

– Стараюсь, прекрасная Королева ночных пустошей.

– Значит, свечу принёс в зубах? – насмешливо прищурилась Аша. – Я вижу на восковом боку их чёткие отпечатки. А как же ты, галантный кавалер, запалил фитилёк? Неожиданно прорезались архмагические способности?

– Увы, не прорезались, – засмущался бродяга. – Куда мне, безродному? Архмагика – это монопольный удел аристократов, в чьих жилах течёт благородная голубая кровь. Пришлось, естественно, совершить два рейса. Первым делом, принёс в зубах – из поместья Радо – старинное кресало и положил его на пенёк. Потом притащил свечу и пристроил рядом, сориентировав её нужным образом – фитильком к потенциальным жарким искрам. После этого наступил левой передней лапой на кресало, а правой – что было силы – крутанул кремниевое колёсико. От снопа ярких искр фитиль загорелся. Но это было только полдела, так как свечку ещё предстояло установить вертикально. Установить и надёжно закрепить. Пришлось, ейей, помучиться. Даже усы слегка подпалил.

– Бедненький ты мой. Иди сюда, поцелую…

Тихая безветренная ночь. Таинственно мерцающие звёзды. Уютное потрескивание свечи. Милое воркованье влюблённой (преступновлюблённой, заметьте!), парочки.

– Сплошная романтика, – через некоторое время, томно вздохнув, призналась Аша. – Даже ощущениепредчувствие близкой опасности больше не беспокоит. Только чегото, всё же, не хватает.

– Чего – не хватает? – всерьёз забеспокоился Томас. – Ты только скажи, моя архмагическая принцесса. Всё выполню. Что ты хочешь?

– Ну, не знаю…. Какойнибудь лирический стишок – в создавшейся романтической ситуации – был бы нелишним. И, непременно, чтобы в нём упоминалась мечтательная свечка, плачущая воском…. Сможешь, бродяга симпатичный?

– Смогу, сиятельная графиня. Не сомневайся. Почему бы, собственно, и нет? Это очень древнее стихотворенье, дошедшее до нас из глубины седых веков. Написанное, понятное дело, какимто неизвестным гумми. Все красивые и необычные стихи в нашем Мире выходят изпод перьев подлых, но гениальных гуманоидов. А у нас, местных «Властителей природы», ничего путного не получается. Так, только ерунда бледная, блёклая и бестолковая. Почему? Неизвестно. Даже немного обидно…. Впрочем, не буду отвлекаться. Слушай…

Метель над городом – спустилась – незнакомая.

И воском капнула – короткая свеча.

Как женская слезинка – словно.

Как искорка – светла и горяча.

Как женская слезинка – словно…

Камин гудит – печально, бесконечно.

А клавиши рояля, как всегда,

Поют про нежную и призрачную – Вечность,

Что посещает – смертных – иногда.

Поют про нежную и призрачную – Вечность…

Скребётся мышка – гдето за диваном.

Метель – за окнами – загадочно поёт.

Поёт о чёмто – неземном и странном.

Поёт – вторые сутки – напролёт.

Поёт о чёмто – неземном и странном…

И мысли – неизбежные – стучатся.

Мол, занавес метели – навсегда.

В любви запутанной – уже – не разобраться.

И сыграна – последняя – Игра.

В любви запутанной – уже – не разобраться…

Стихотворение отзвучало. Все звуки смолкли. Вокруг поляны установилась чуткая тишина, чутьчуть разбавленная мирным и слегка мечтательным потрескиваньем свечи.

– Почему ты молчишь, красавица? – неуверенно икнув, поинтересовался влюблённый бродяга. – И мордочка лица…ммм, какаято насторожённая и обеспокоенная…. Стишок не понравился?

– Очень понравился, – заверила Аша. – Оченьоченьочень. Но…. Да, любимый, ты прав. Я беспокоюсь. Оченьоченьочень. Почему сегодня все вокруг твердят мне о метели? Всевсевсе? Сперва старая Наоби, потом магистр Карго, теперь, вот, ты? Не нравятся мне такие частые и навязчивые совпаденья. О чём они говорят? О чём хотят предупредить? О том, что в наш Кошачий Мир возвращается зима? Почему она возвращается? Изза чего? Ничего не понимаю…. Ой, смотри! Что это такое?

Вдалеке, там, где теоретически располагался центр болотистой пустоши, наблюдалось странное ультрамариновое свечение. Вернее, призрачный столб достаточно большого диаметра, нестерпимо отливавшийсверкавший ультрамарином. Казалось, что столб поднимается прямо из болотистой земли и теряется гдето в бездонном небе. Или же, наоборот, опускается из высокого неба и исчезает гдето в бездонных недрах планеты.

– Очень красиво, – зачарованно протянул Томас. – И крайне зловеще…. Так, к нам, кажется, ктото бежит.

Из ультрамаринового столба неожиданно выпрыгнулапоявилась приземистая светлозелёная фигурка, окружённая яркосиним контуром, и бодро припустила вперёд, ориентируясь – скорее всего – на одинокий огонёк свечи.

– Это же…собака! – ужаснулась Аша. – Я видела их изображения в старинных книгах…

Светлозелёный силуэт – в тонком яркосинем контуре – неуклонно приближался. Неуклонно и неотвратимо. Как мрачная осень на смену ласковому лету…

– Исчезни, пропади, сгинь, растворись, – потерянно бормотала юная графиня. – Ничего не выходит. Архмагика, действительно, не действует на пришельцев из Теневой Системы…. Надо бежать. Надо. Только ничего не получается. Лапы не слушаются – словно приросли к земле. А из клыкастой собачьей пасти капает вязкая слюна…. Неужели, это смерть?

– Не торопись, любимая, прощаться с жизнью, – посоветовал Томас. – Мы ещё побарахтаемся.

Посоветовал и ловко – быстробыстро – пополз навстречу зловещему силуэту. Потом затаился за высокой кочкой, а когда до странного цветного пса оставалось совсем чутьчуть, отважно прыгнул на потенциального врага, издав в полёте отчаянный вопль…

Глава четвёртая

Первые шаги по «кошачьей» Мирре

Неожиданно – тоненько и мерзко – завыла сирена.

– Объявили тревогу? – предположил Пашка.

– Вряд ли, – не согласился Подопригора. – Скорее всего, сирена просто сигнализируетизвещает о прибытии Капсулы. Мол: – «Бросайте все дела и встречайте дорогих путешественников…». Говорите, что за тёмносерой бархатной шторой, состоящей из двух половинок, располагается гардеробная?

– Помещение для полноценного отдыха, – уточнила Валентина. – И гардеробная, наверное, в том числе…. А что?

– Ничего. То бишь, очень кстати. За шторой и спрячемся. По крайней мере, попытаемся. На всякий пожарный случай. Следуем, прихватив походные шмотки, за мной…

Комната «для полноценного отдыха» оказалась достаточно просторной и плотно заставленной разнообразной мебелью – столиками, стульями, мягкими кушетками и диванами, причём, как нормальных «человеческих» размеров, так и уменьшенных.

– Судя по всему, здешние путешественники бывают разными – и большими, и маленькими, – прокомментировала Лизавета. – Гуманоиды и коты? Очень похоже на то…. На дальней низкой тумбочке располагается классический телевизор. А на дальнем столике – не менее классический компьютер. Ещё имеются три двери, ведущие…. Куда? Не знаю. Например, в сауну, душевую и гардеробную.

– Прекращайте болтать, – возмущённо прошипел – рассерженной весенней гюрзой – Назаров, занявший удобную наблюдательную позицию рядом со «створками» шторы. – Соблюдайте, пожалуйста, полную тишину. Душевно вас прошу.

– Соблюдайте, коллеги, – подключилась стоявшая рядом Наталья. – Тссс. Кажется, ктото идёт…

Сирена, громко хрюкнув напоследок, стихла. Раздалось негромкое частое цоканье.

«Словно от соприкосновения острых коготков о твёрдый гладкий паркет», – приникнув глазом к узкой щели между бархатными полотнищами, подумал Пашка. – «Ага, так оно и есть, от острых коготков…. В холле появились два пегосерых манула – один чуть крупнее другого. Солидные такие котяры, важные, вальяжные и откормленные. Визуально уже пожилые: усы и баки на выпуклых щеках сплошь седые. Выступают величественно, с неслабым чувством собственного достоинства. Словно бы и не манулы, а природные заносчивые дворяне, так и растак их тщеславную матушку…. Это, надо думать, здешние хвалёные арархи, про которых белобрысые близняшки нам уже все уши прожужжали. Точно, арархи. Круглые жёлтые глаза – с двойными чёрными зрачками – так и отливают благородным прибалтийским янтарём…. Тот, что помельче, очевидно, самка. Подошла к проёму, ведущему в Капсулу, (дверито, „утонувшие“ в стене, так обратно и не задвинулись), заглянула внутрь. Теперь начала причитать на незнакомом, очень тягучем и звонком языке, богатом на гласные звуки…. Точно, блин горелый, причитает. Или жалуется на чтото. Например, на превратности злокозненной и жестокосердной Судьбы. А более крупный манул (самец и законный супруг?), её старательно утешает. Даже мордочкой принялся тереться, положил лапу – насквозь ласковым жестом – на её жирную холку. Кошачьи нежности, чтоб их. Бывает…. Всё, уходят. Цоканье коготков. Тишина…».

– Оказывается, что и кошки умеют любить, – вздохнула над его ухом впечатлительная Натка. – Очень трогательно, красиво и необычно…. А, Павлик?

– Трогательно, спорить не буду. Но дело, извини, совсем не в этом…. Петровы, слышали разговор арархов? Сможете перевести?

– Попробуем, – переглянувшись с сестрой, пообещал Женька. – В самом начале беседы пожилой женский голос (кошачий, понятное дело), сообщил, что в Капсуле никого нет. А потом, жалостливо всхлипнув, принялся причитать: – «Почему? Я же так надеялась, что это вернулся наш сынок. Так верила…». Тут голос арархасамца принялся утешать: – «Не расстраивайся, милая Ариса. Капсула и должна быть пустой, без экипажа. Её эвакуировали в качестве ценного имущества. По Шестому телеканалу, ведь, чётко сказали, мол: – „На сто семнадцатом объекте произошли серьёзные технические неполадки и сбои. Более того, вся информация по данному объекту – по решению Совета Системы – засекречена…“. Это, исходя из моего богатого жизненного опыта, может означать только одно: сто семнадцатый Портал перестал существовать. Его закрыли и, скорее всего, навсегда. Не переживай. На РЗ12 имеется и другой Портал, сто восемнадцатый…. О чём ты, дорогая, бормочешь – сквозь всхлипыванья? Мол, для того, чтобы добраться от сто семнадцатого объекта до сто восемнадцатого – предстоит преодолетьпересечь добрую треть дикой планеты, населённой кровожадными и отсталыми туземцами? Ерунда, милая. Саймон – опытный и надёжный гумми. Он не бросит нашего котёнка в беде. Обязательно доставит к спасительному Порталу…». Вот, собственно, и весь разговор.

– Почти – весь, – поправила дотошная Валентина. – Было сказано ещё несколько цветастых и напыщенных фраз, посвящённых взаимной и вечной любви. Судя по всему, арархи Радо – весьма достойные индивидуумы. В том смысле, что разумные манулы, достойные искреннего уважения…

– Спасибо, межзвёздные полиглоты, – неуверенно покачав головой, поблагодарил Иван Палыч. – Значит, тот наглый манул, за которым мы наблюдали в Республике Коми, приходится этим пожилым арархам любимым сыном? Почему я назвал его – «наглым»? Потому. Не успел, понимаешь, выбраться из Портала, как тут же принялся охотиться – сбил «арарховыми» лучами несчастную любопытную сойку и, не сходя с места, сожрал её. Крайне невоспитанный и взбалмошный юный арарх…. А что ещё дельного и полезного мы можем почерпнуть из подслушанного разговора? Кто хочет высказаться?

– Можно мне? – вскинула вверх правую руку Наталья.

– Просим, соратница Птичка. Мнение уважаемого аналитика, как и всегда, будет очень кстати.

– Предлагаю пройти в Капсулу и, нажав на нужную кнопку, вернуться на родимую матушкуЗемлю. Причём, чем быстрее, тем лучше.

– Что ты имеешь в виду? – засомневалась Лизавета. – Решила слегка поюморить?

– Ничуть не бывало. Из слов пожилого арарха можно сделать чёткий и однозначный вывод: на нашей Земле (поздешнему – «на планете РЗ12»), имеется ещё один Портал для межпланетных перемещений – за сто восемнадцатым номером. Я всё правильно поняла, инопланетные близняшки?

– Не совсем, – отрицательно поморщилась Валентина. – Помнишь, каких цветов были кнопки на щитке управления Капсулы?

– Я помню, – подключился Пашка. – Нежносиреневого, светлозелёного, голубого, розового, неприметнобежевого, яркооранжевого, фисташкового и серого. Правильно?

– Верно, Рыжий, молодец. А жёлтые кнопки там были?

– Нет, ни одной.

– В этом всё и дело. В ручном режиме управления по Порталам можно перемещаться только в пределах Системы. Наша родная планета, к сожалению, в Систему не входит.

– Каким же образом мы сможем вернуться на Родину? – помрачнел Иван Палыч. – Хотя бы в теории, я имею в виду?

– «Перенос» Капсулы на Землю возможен только после соблюдения определённых процедур. Необходимо получить соответствующее разрешение. Осуществить компьютерное программирование. Чтото там ещё…. Короче говоря, без посторонней помощи нам не обойтись. Надо срочно знакомиться с местными гумми, наводить необходимые справки и – в обязательном порядке – обзаводиться надёжными друзьями…

– Понятное дело, – загрустила Натка. – Намечается долгий и серьёзный процесс, сопряжённый как с неожиданными опасностями, так и с опасными неожиданностями…. Кстати, кто это так увлечённо звякает дверными ручками?

– Я, пенёк ясный мирранский, – изза ближайшего дверного полотна выглянула лукавая Женькина физиономия. – Пока вы здесь так увлечённо баловались бестолковой демагогией, я произвёл первичный осмотр всего помещения в целом. Докладываю о полученных результатах. За этой дверью расположен полноценный банногардеробный комплекс: кабинки с разнокалиберными ваннами и душем, высоченные шкафы с одеждой и обувью, трюмо с расчёсками и фенами, даже имеется чтото похожее на швейную машинку, а также двухкамерный холодильник, забитый пластиковыми контейнерами и бутылками.

– Еда и напитки? – заинтересовался Подопригора, отличавшийся отменным аппетитом. – Попробовал?

– Конечно, господин отставной майор. Чисто из природного мирранского любопытства.

– И как оно – на твой изысканный вкус?

– Так себе, откровенно говоря. В коробочках находятся какието цветные и практически безвкусные белковые смеси. А в бутылочках – жалкое подобие наших «земных» фруктовых соков слабой концентрации. Причём, химией от всего этого отдаёт явственно, что называется, за версту…. Теперь пару слов о торцевой дверке. Это – выход в…. Толи в старый запущенный парк, то ли не в очень густой лес. Главное, что ни посторонних гуманоидов, ни всяких котовкошек там не наблюдается. Практически – глухомань.

– Великолепно, – обрадовалась Лизавета. – Хватаем походные вещички и уматываем отсюда. По мне, так в лесу гораздо уютней, чем в этих апартаментах. Того и гляди, налетят могущественные архмагики и арархи, да и арестуют – за безвизовое появление на «кошачьей» Мирре…. Пошли, соратники?

– Ох, уж, эти девчонки, – неодобрительно скривился Женька. – Всё бы им торопиться. После первого же поцелуя начинают тонко намекать о необходимости срочного похода в ЗАГС…. Чего это, Птичка, ты так засмущалась? Неужели, я попал в точку?

– Шёл бы ты, трепло белобрысое…, сам знаешь – куда. По делу, умник, излагай.

– По делу, так по делу. Прошу обратить ваше высокое внимание, господа аномальщики, на третью дверь. За ней располагается полноценный медицинский кабинет, оснащённый всякими навороченными приборами и хитрыми агрегатами. На боку каждого – подробная инструкция. Так вот. Один из аппаратов, по моему скромному мнению, будет весьма полезен нашей славной экспедиции.

– Он производит светлое пиво? – мечтательно сглотнув слюну, предположил Назаров. – А какой, пардон, крепости?

– Бери, Рыжий, выше. С помощью этого неприметного приборчика можно очень быстро освоить мирранский язык. Правда, полезная штука?

– Не верю я в такие чудеса. Наверняка, сплошная разводка. Потеряем кучу времени, и не более того. Лизка полностью права – сваливать надо, пока не замели….

– Фома неверующий выискался, – берясь ладонью за дверную ручку, пожурила Валентина. – Пошли, посмотрим, почитаем…. Всё верно, это мирранский языковой облучатель. Нам с братом про него мама рассказывала. Она тоже, когда «переместилась» на Мирру, проходила через эту элементарную процедуру. Ничего хитрого и опасного. На голову обучаемому путешественнику, прибывшему из другого Мира, надевается данный металлический обруч, потом нажимается вон та сиреневая кнопка. Всё, облучатель заработал. Обучающий сеанс (первый и единственный), длится ровно половину эрла. То есть, около двух «земных» минут. Так что, много времени общий процесс не займёт. Два умножить на пять (мы с Евгением, понятное дело, в обучении не нуждаемся), будет, как всем известно, десять…. Начнём? Попрошу добровольца усесться в специальное кресло. Ну, кто у нас самый смелый и отважный? Молодец, Птичка. Я в тебе никогда не сомневалась…

Процедура постижения мирранского языка завершилась. Причём, успешно – они даже немного шутливо пообщались между собой, намеренно путаячередуя русские и мирранские словафразы.

– Очень симпатичный гибрид получается, – восхитилась Наталья. – В том плане, что эстетичный и гармоничный.

– Стрёмный и оригинальный, – согласился Пашка. – Только, извини, почему – «гибрид»? Нам только что удалось создать принципиально новый язык. Надо будет – по возвращению на Землю – обязательно выправить официальный международный патент. Лишним, по моему скромному мнению, не будет.

– Отставить, – рассердился Подопригора. – Вопервых, неуклюжий штатский юмор. А, вовторых, все сомнительные речевые эксперименты…. С этого момента, соратники и соратницы, переходим сугубо на официальный мирранский язык. Незачем глупо отсвечивать и неосторожно выделяться на общем местном фоне. Будем усиленно «вживаться» в здешнюю экзотическую действительность. Азбука поведения любого толкового бойца, оказавшегося – волей случая – на чужой территории…. Вопросы? Отсутствуют? Молодцы, одобряю. Хватаем рюкзаки, прочие пожитки, и дружно выметаемся наружу. Будем, что называется, посмотреть…

– Не торопись, Серёжа, – демонстративно усаживаясь на пластиковый стол – рядом с какимто прибором неизвестного назначения – грустно усмехнулся Иван Палыч. – Понимаю, что этот разговор не ко времени, но…. Вам, молодые люди, придётся меня выслушать. Извините, но придётся. Нельзя иначе.

– Говорите, Профессор, – небрежно поглаживая ладонью приклад охотничьего ружья, «перемещённого» вместе с аномальщиками на «кошачью» Мирру, подбодрилапопросила Натка. – Мы слушаем. Причём, оченьочень внимательно. Более того, пока не выслушаем до конца – с места не тронемся. Это я вам обещаю. А если некоторые ушлые деятели будут, всё же, возражать, то пальну в потолок к чёртовой матери. Вот.

– Спасибо, милая Птичка. Спасибо…. Както, ребятушки, всё неправильно у нас происходит. Вы, похоже, забыли, кто возглавляет данную экспедицию? Забыли, что именно я отвечаю за ваши юные жизни? Перед вашими родителями отвечаю? Перед страной? Перед своей старческой совестью, в концето концов?

– Да что вы, Палыч, в самом деле?

– Ничего мы не забыли…

– Помолчите, пожалуйста, соратники и соратницы. Помолчите…. По факту получается, что меня – както незаметно – оттёрли в сторону. И от общего руководства. И от принятия ключевых решений. То Сергей захватывает всю полноту власти. То Рыжий пытается единолично «править балом». Нехорошо это. Нехорошо и не умно. Забыли, что за плечами пожилых людей стоит недюжинный жизненный опыт? И в советах старших совершенно не нуждаетесь? Юношеская гордыня обуяла?

– Не обуяла, – виновато вздохнув, заверил Пашка. – И от советов мы никогда не отказывались…. Вы, Палыч, попрежнему являетесь командором экспедиции. Причём, единственным и полноправным. Верно, друзья, я говорю?

– Абсолютно правильно, командором, – поддержал Подопригора. – Командуйте, шеф.

– Можно и покомандовать, раз все точки над «и» расставлены…. Значится так. Возвращаемся в гардеробную и подбираем себе местную одёжку. Не отсвечивать, так не отсвечивать. Далее. Рюкзаки оставим здесь, а с собой возьмём лишь неприметные полиэтиленовые пакеты со всем необходимым. Главным образом, с продовольствием и напитками. Прихватим и земную пищу, и пластиковые контейнеры со здешними белковыми смесями, и бутылочки с разбавленными фруктовыми соками…. Ружьё? Вопервых, поставь его, Птичка, на предохранитель. А, вовторых, вынь из брезентового чехла миноискатель, который здесь явно не нужен, а на его место определи ружьишко…. Наши мобильные телефоны на Мирре, конечно, не работают. Тем не менее, берём их с собой. Носители информации, какникак. Не стоит, по моему мнению, лишний раз баловать господ арархов. Лизавета, и походную аптечку прихвати обязательно. На всякий случай…. Сергей, у тебя, ведь, тоже имеется аптечка?

– Конечно. Армейская. Вернее, стандартная «грушная».

– И её берём…. Теперь по конечным целям и задачам. Необходимо – кровь из носу – найти Гарольда Библиотекаря и попросить его о помощи. То есть, о реальной помощи, связанной с нашим обратным «перемещением» на Землю. Ну, близнецы Петровы, где нам искать вашего таинственного и загадочного отца?

– В Красном замке благородного графа Каспера, – чуть заметно стушевалась Валентина. – Он является слугой, а по сути – крепостным этого знатного архмагика.

– Мирранская социальная диалектика, – понимающе кивнул головой Иван Палыч. – Бывает, конечно…. Значит, переодеваемся, собираемся и отправляемся на свежий воздух – искать папашу наших белобрысых близняшек. Первый этап поисков наипростейший: необходимо встретиться со здешними разумными гуманоидами, втереться к ним в доверие и хорошенько порасспросить.

– Можно и с бродягами пообщаться, – дополнил Женька. – Мама говорила, что они страшные гордецы, гуляют сами по себе и всё такое прочее. Но иногда, всё же, вступают в беседы с гумми. Особенно с незнакомыми. Потому как очень любопытные…

Они прошли в гардеробную, подобрали себе подходящую одежду и обувь, переоделись (в разных помещениях, понятное дело), после чего встретились возле торцевой двери.

– А ты, Рыжий, смотришься очень стильно и импозантно, – дурашливо хихикнула смешливая Натка. – Вылитый пейзанин. Да и все остальные экспедиционные особи мужского пола напоминают своими визуальными обликами небогатых российских крестьян из второй половины девятнадцатого века. Я имею в виду, из второй половины «земного» девятнадцатого века.

– Да и тебе, красотка, чрезвычайно идёт этот цветастый сарафанчик, – многозначительно улыбнулся Назаров. – Так игриво и откровенно обтягивает…ммм, некоторые аппетитные части девичьего тела. Так обтягивает – слов нет. Кстати, никогда бы не подумал, Птичка, что ты такая…эээ, раскованная…

– И ничего я не раскованная. Наоборот, до ужаса скромная и целомудренная. Просто других размеров в одёжном шкафу не нашлось. Пришлось одевать, что есть…. И заканчивай, пожалуйста, меня смущать. То есть, так смотреть.

– Так – это как?

– Масляно и похотливо…. Мы же, если ты подзабыл, ещё не расписаны. Вот, когда поженимся в официальном порядке, тогда и смотри – сколько душе угодно…. Кстати, Павлик, а что это у тебя с обувкой? Все люди, как люди – облачились в тутошние баретки. Нормальные такие ботиночки. Очень даже удобные и мягкие. Слегка напоминают «земные» индейские мокасины. Один ты щеголяешь всё в тех же резиновых сапогах. Решил слегка повыпендриваться, оригинал рыжеволосый?

– Никакого, клянусь, выпендрежа. Обижаешь, любимая. Просто не нашлось подходящего размера. То бишь, сорок шестого. Очевидно, что здешние гумми – слегка мелковаты…. Ну, не босиком же, в самом деле, шлёндать по здешним незнакомым весям? Можно – запросто – ступню порезать. Или же занозу – под ноготь пальца – заполучить. А нам нынче раненые и болезные бойцы ни к чему. Типа – будут сдерживать скорость передвижения отряда…

– Палыч, обращаюсь к вам как к официальному командору экспедиции, – не выдержав, взмолилась Лизавета. – Остановите, пожалуйста, эту влюблённую парочку. Они же могут болтать вечно. Мало того, потом и целоваться начнут, бестолково лапая друг друга потными ладошками.

– Действительно, Профессор, остановите, – язвительно хмыкнул Подопригора. – Нас, понимаешь, ждут серьёзные взрослые дела. А здесь чёрт знает, что происходит. Подростковая любовная мелодрама – без конца и без края.

– Иду навстречу многочисленным пожеланиям коллег, – пафосно объявил Иван Палыч. – Прекращайте, Птичка и Рыжий, вашу лирическую перепалку. Открываем дверку и выдвигаемся…. Последнее наставление. Если так получится, что местные жители решат нас арестовать, то сразу же, не оказывая ни малейшего сопротивления, сдаёмся. Мол, для начала сдаёмся, а после, Бог даст, разберёмся. Шагаем, соратники…

На «свежем мирранском воздухе» всё было необычно, удивительно и невероятно.

– Ни фига же себе, пирожочки подгоревшие, – крепко ухватившись ладонью за рукав Пашкиного тёмнобежевого зипуна, потеряно нашептывала Натка. – Круглое сиреневое солнышко. Большое такое, по диаметру – визуально – больше нашего раза в два с половиной. Нежнонежноизумрудное небо. По небу мелькают – шустрыми «земными» стрижами – здешние яркомалиновые птички. Деревья и кусты с жёлтой, оранжевой и багряной листвой. Светлосиняя травка, местами поросшая тёмнофиолетовыми и аметистовыми сорняками…. Ой, угольночёрная лягушка лениво проскакала кудато. Лягушка? Ага. Только с длинными и толстыми иголками на спине. Этакая помесь лягушки и ёжика. Бывает…. С ароматами же и запахами здесь откровенно не густо. Слабые вся какието, затхлостью слегка отдают. Почему, интересно? Яркие краски, окружающие нас практически со всех сторон, предполагают иное…. А куда мы сейчас направимся? Вот, кстати, узкая тропка змеится. Муравьишки ползают тудасюда…. Может, рванём по ней?

– По тропинке и пойдём, – согласился Иван Палыч. – Она, по крайней мере, ведёт прочь от этого «портального аэродрома». Отойдём подальше – чисто для начала. Но и дорогу назад – к данному Порталу – забывать не стоит. За мной…

Тропа, действительно, змеилась. В том плане, что, старательно обходя кустарники и заброшенные клумбы, бестолково заворачивала и петляла из стороны в сторону.

– Как же здесь мило и красиво, – восхищённо бормотала Наталья, – Красивей, простонапросто, не бывает…. Правда, Рыжий? Ээ, рукамто воли не давай. Впрочем, оставь ладошку на прежнем месте. Даже приятно. Официальный жених, какникак…. Стоп. Женский голос. Звонкий и испуганный…. Слышите?

Голос постепенно приближался, отливая – при этом – откровенноистеричными нотками.

– Сходим с тропинки, – объявил Палыч. – В том плане, что вы, подчинённые, сходите и прячетесь за ближайшими кустиками, а я, наоборот, остаюсь…. Выполнять.

Изза толстенного и высоченного дерева, украшенного классической багряной листвой, выбежалапоказалась растрёпанная девушка в рваном жёлтофиолетовом сарафане – оторванная бретелька сползла с полного белоснежного плеча, обнажив весьма аппетитные женские прелести.

– Добрый день, – вежливо поздоровался Профессор. – Вы чемто встревожены, симпатичная барышня?

– Отойди в сторону, старый козёл! – неловко запахивая на груди обрывки сарафана, неожиданно заблажила девица. – Дай пройти! Не смей приближаться ко мне! Руки убрал!

– Да я, собственно, ничего такого. Вот, ладошки спрятал за спину.

– Ничего такого, говоришь? Знаю я вас, мужланов. У всех одно и то же на уме.

– Не у всех, уверяю вас…. А что случилось, если не секрет?

– Загур, скотина злая и наглая, стал ко мне грязно приставать. Платье порвал. Хотел завалить на лавочку. Потом захрипел, упал на землю, обхватил голову руками, задёргался и умер…

– Сердце прихватило?

– Вряд ли. Зачем, дедуля, перебиваешь? Я же говорю – захрипел, упал, обхватил, задёргался и умер. А потом загорелся.

– Как это?

– Обыкновенно. Синим высоким пламенем. Знать, без архмагики здесь не обошлось…. Посторонись, морда седая. Дай пройти.

– Пожалуйста, без вопросов.

– Покедова, старикашка…

Девица, насмешливо фыркнув, убежала.

– Фурия какаято, – нервно икнув, прокомментировал Иван Палыч. – Обозвала – ни за что, ни про что – «дедулей» и «старикашкой». Чёрт знает что. Даже обидно. Неужели, я такой старый? Да, похоже, что молоденькие вертихвостки везде одинаковы – что на родной Земле, что на других обитаемых планетах. Ладно, камрады, пошли дальше…

Вскоре тропка, по которой следовал отряд, плавно «влилась» в другую – более широкую и натоптанную. Причём, по этой тропе, особо и не торопясь, шествовал – с длинной восковой свечой в зубах – здоровенный чёрнобелый кот.

– Здравствуйте, уважаемый, – вежливо поздоровался Назаров. – Не уделите ли несколько минут, пардон, парочку эрлов для беседы? То бишь, в качестве информационного интервью?

Котяра, не снижая скорости передвижения, на приветствие никак не отреагировал. Лишь чуть заметно подрожалподёргал чёрнобелым пушистым хвостом, горделиво задранным вверх.

– Зазнайка и задавака, – тут же обиделась Натка. – Обыкновенный бродяга, а туда же…. Мяу. Мяу. Мяу. Кыскыскыс, блин горелый…

Кот остановился, развернулся на девяносто градусов, сел и, выпустив свечку их белоснежных зубов, выдал:

– Ты, Птичка, сама дура. Мяукать толком не умеешь, а берёшься. Срамота сплошная.

– Откуда, усатый, знаешь, как меня зовут?

– Подумаешь, второй бином архмагика Пихлера. Имечко у тебя на лбу написано. Шучу, понятное дело. Просто знаю, что, мол, «Птичка», и всё тут. А ещё ощущаю, что ты не обделена магическими способностями. Слабенькими, правда. Но, всё же…. Гумми и магия? Или даже архмагика? Нонсенс, если вдуматься…. Меня, кстати, Томасом кличут.

– Приятно познакомиться, – улыбнулась Наталья. – Значит, гуляешь сам по себе?

– Это точно. Гуляю и в стороны поплёвываю. Разве запрещено?

– Гуляй, конечно. Без вопросов…. А имена моих товарищей тебе тоже известны?

– Вот, ещё, – презрительно фыркнул Томас. – Очень надо. Делать мне больше нечего. Обыкновенные гумми, без малейших магических наклонностей, – пробежал мельком глазами по лицам аномальщиков, подпрыгнул от неожиданности на месте и, с интересом уставившись на близнецов Петровых, неуверенно забормотал: – Не так всё и просто, клянусь собственными усами. Какие знакомые лица…. Вы, парочка белобрысая, имеете какоелибо отношение к почтенному мистеру Библиотекарю?

– Имеем, – скорчив горделивую физиономию, признался Женька. – Причём, самое непосредственное.

– Он наш отец, – дополнила Валентина. – Более того, мы его разыскиваем. И будем благодарны за любую информацию…

– Ай, да Гарольд! – не дослушав до конца, восхитился кот. – Вот же, отвязанный гумми! Наплодил, понимаешь, белобрысых детишек и промолчал…. Это что же получается? – озабоченно нахмурился. – Особенно, ежели логику подключить? Промолчал, значит, решил благоразумно скрыть факт своего отцовства. Почему – решил скрыть? Существует только один дельный ответ на этот заковыристый вопрос. Мррр. Вы, белобрысые близняшки, являетесь – на девяносто девять процентов из ста – незаконнорожденными. То бишь, «несогласованными» с наимудрейшими архмагиками…. Следовательно, что?

– Что?

– Языками меньше надо чесать, вот что. Встретились с незнакомым бродягой, и давай откровенничать напропалую. Мол: – «Разыскиваем своего беспутного папашу, который, судя по всему, является злостным государственным преступником…». Совсем с головой не дружите, ребятки? Осторожней надо быть. Чай, не детишки малые. Недаром арархи так обожают старинную поговорку: – «За одного битого гумми двух небитых дают…».

– Спасибо, уважаемый Томас, за любезное предупреждение, – подключился к разговору Иван Палыч. – Обязательно учтём на будущее…. Но, всё же. Где мы можем найти Гарольда Библиотекаря?

– Естественно, в Красном Замке. Он там постоянно обретается. Если, понятное дело, не занят библиотечными или научными трудами…. Ещё вопросы?

– Ага. Вот, этот Красный замок…. Где он расположен?

– Вы что, с Сакурры свалились? – опешил кот. – Не знаете, где находится Красный замок? Вот же, навязались проходимцы на мою голову. Мррр…. Ладно, так и быть, объясню. Слушайте сюда. Через пару данов эта тропинка разделится на две. Я сверну на правую – к болотистой пустоши. Вы же шагайте по левой – выйдете к хозяйственным постройкам, за которыми располагается высокий забор, сложенный из яркосинего кирпича. За длинным сараем растёт разлапистое дерево, по нему заберётесь на забор, потом спуститесь вниз и окажетесь на территории Красного поместья. Там и нужный замок отыщете, он виден издалека…. Даю последние советы и напутствия. Чисто по доброй воле, заметьте. Вопервых, поторопитесь – как можно быстрей – перебраться через забор…

– Почему – надо торопиться? – перебил оратора Пашка. – Здесь нам угрожает опасность?

– Угрожает, мррр…. Куда же без неё? Причём, достаточно серьёзная…. Мимо вас пробегала голосистая девчонкагумми с голыми сиськами?

– Пробегала.

– Вот, видите…. А что она при этом голосила? Мол: – «Загура убили, а потом спалили»?

– Ну, в общемто…

– Тото и оно, – сладко потянувшись, заразительно зевнул Томас. – Значит, в поместье Радо скоро объявят тревогу, а сюда направят с десяток рядовых арархов, дабы разобраться с происшествием. Или же, скорее всего, с недоразумением…. В любом раскладе, странные путешественники, вам следует, не теряя времени, перелезть через забор. В графское поместье арархи не сунутся. Не имеют права. Арархи Радо, я имею в виду….

– За яркосиним забором имеются и другие арархи? – прозорливо прищурилась Натка. – Так сказать, графские?

– Вот, именно. Поэтому, вовторых, вам, оказавшись на территории Красного поместья, необходимо спрятаться.

– Почему?

– Потому, что приближается вечер. А ему на смену – всенепременно – придёт тёмная ночь. Арархи, они природные сторожа и по ночам особенно недоверчивы. Не будут долго разбираться – кто и что. Без предупреждения исполосуют «арарховыми» лучами, и вся недолга. Из серии: – «Законопослушные гумми по ночам не разгуливают по пленеру, а, наоборот, мирно посапывают в своих тесных и душных каморках…». Доходчиво излагаю? Нуну…. Ещё раз повторяю для особо непонятливых. Перебрались через забор и хорошенько спрятались до рассвета. В полном соответствии с древней мирранской пословицей: – «Утро вечера – завсегда – мудренее…». Ладно, гумми бестолковые, мне пора. Дела, знаете ли. Всех благ.

Кот ловко подхватил зубами восковую свечу и, предварительно развернувшись, потрусил дальше.

Вскоре тропа, как это и было обещано, разделилась на две, и аномальщики, следуя совету нового знакомого, повернули налево.

– Ага, непрезентабельное строение показалось впереди, – оживилась через несколько эрлов Лизавета. – Прямотаки сарайчик из родимой «земной» провинции…. Фууу, какой неприятный запах. Слегка сладковатый…

– Проходим мимо сарая, – нахмурился Подопригора. – Проходим. Прямо к разлапистому дереву. За угол строения не заглядываем. В сторону смотрим.

– А что там, за углом?

– Труп некоего гумми по имени – «Загур», надо полагать, – предположил Иван Палыч. – Обгоревший, понятное дело, до полной невозможности.

– Кхакхакха! Кхакхакха…

– Стошнило? Это, мальчикидевочки, и правильно…. Думали, что всё пройдёт чисто, гладко и романтично? Как в фантастических романах, предназначенных для подростков среднего школьного возраста? Нуну, родные сердца. Получите – чисто для начала – первый вонючий труп. И чтото мне подсказывает, что далеко не последний. Кончились компьютерные невинные игры. Начинаются суровые и мрачные будни…. Прониклись? Всё, забыли о лирических слюнях. Следуем к дереву и, помогая друг другу, перебираемся через забор…

Прониклись, забыли, проследовали и, помогая друг другу, перебрались.

А потом, пространствовав по молодому парку некоторое время, выбрали подходящее место для предстоящей ночёвки – за густыми кустами, рядом с овальной поляной, на которой располагались старенькие деревянные качели, «сад камней» и бассейн с золотистыми рыбками.

– Здесь и будем дожидаться утра, – решил Иван Палыч. – А потом попробуем подобраться к Красному замку поближе и повстречаться с Гарольдом. Размещаемся, соратники и соратницы, на светлосиней травке, перекусываем, отдыхаем и не шумим…

Мирранский тихий вечер постепенно скучнел и матерел, обещая – в самом скором времени – превратитьсяпреобразоваться в глухую мирранскую ночь. Небо – прежде нежноизумрудное – на востоке (по земным понятиям), окрасилось в скучные болотистозелёные тона, а на западе – в багряные и чёрноалые с редкими аметистовыми прожилками. Солнышко – нежнонежносиреневое днём – стало, приблизившись к далёкому изломанному горизонту, угрожающефиолетовым. Ветер стих. Со стороны ближайшего перелеска зазвучали резкие и хриплые крики ночных птиц.

– Странно здесь, – прошептала Натка. – Странно, тревожно и очень непривычно…. А какие в этих экзотических краях облака? Кучевые, чистобелые, светлосерые, кудрявые, кучерявые, беззаботные. Красота неописуемая.

– Шикарные облака, – согласился Назаров. – Обалдеть и не встать. Предлагаю, мадмуазель, немного – по этому поводу – поцеловаться. Совсем чутьчуть.

– Я не против, шевалье…

Багряноаметистовый закат постепенно догорел, но полной темнотычерноты не получилось – на небо дружно высыпало несколько тысяч ярких незнакомых звёзд, подружески окруживших нежноалую Сакурру.

– Возле бассейна тень промелькнула, – насторожился Пашка. – Никак, ночные незваные гости пожаловали?

– Гостья, – поправила зоркая Наталья. – Крупная грациозная кошка неподвижно застыла рядом с деревянными качелями. Визуально сиамская.

– Ну, и что она там делает?

– Не нукай, не запряг…. Ничего она не делает. Просто стоит, возможно, размышляет…. Опа, чтото почувствовала и явно встревожилась – даже спину выгнула крутой дугой. А теперь, похоже, рассердилась не на шутку – из глаз вылетело несколько яркоизумрудных искорок.

– Несколько? Десятка полтора, никак не меньше.

– Рыжий, давай помолчим, а? Как бы не нарваться на серьёзные архмагические неприятности…

Но ничего страшного и непоправимого не произошло – примерно через одну треть эрла грациозная кошка полностью успокоилась, развернулась и неторопливо затрусила по гравийной дорожке.

– Что думаешь по данному поводу? – выждав некоторое время, спросила Натка. – У меня, например, создалось устойчивое впечатление, что эта киска нас старательно и умело «сканировала». По крайней мере, к моим вискам чтото явственно прикасалось – то ли лёгкое дуновенье прохладного ветерка, то ли чьито невидимые влажные пальцы…. Паша, эй. Почему молчишь?

– Хррр, хррр, – было ей ответом.

– Ты что это, охламон? Шутки шутим? Просыпайся немедленно. Иначе начну дёргать за уши. Или нос пальцами защемлю…. Ну, одумался?

Но все её усилия ни к чему не привели – Назаров продолжал беззаботно посапывать.

– Ерунда какаято, – встревожилась девушка. – Чтото здесь не так…

Она поднялась на ноги и, пройдя вдоль кустарника, убедилась, что и все остальные аномальщики крепко спят и просыпаться не желают.

– Что произошло? – задумалась Наталья. – Не иначе, без недавней кошки здесь не обошлось. Похожа на сиамскую, яркоизумрудные глазищи. Значит, является архмагиком. Почувствовала, что за кустами прячутся непонятные гуманоиды, и решила их (то есть, нас), усыпить? Чисто на всякий случай и на строгоопределённое время? Мол, разберусь потом? Очень похоже на то. Оченьоченьочень…. Почему же я не уснула? Не восприимчива к мирранским архмагическим штучкам? Почему – не восприимчива?

На правом боку ощущался лёгкий приятный холодок. Девушка засунула ладонь в боковой карман сарафана и извлекла из него маленькую каменную фигурку – крохотного медвежонка, искусно вырезанного из светлосиреневого халцедона. Это был прощальный презент старого шамана Афони, подаренный много лет тому назад, в бытность, когда Наташкина семья проживала на суровой и заснеженной Чукотке. Вручая девочке каменного медвежонка, шаман, загадочно и печально улыбнувшись, сообщил:

– Теперь, Птичка, это твой талисманоберег. Его вырезал ещё мой прадед, в те стародавние времена, когда – волею судеб – странствовал по неведомым и тайным Мирам…. Теперь, вот, тебе отдаю. Очень сильный оберег. И чужие чары отведёт. И об опасности предупредит. И подскажет – в нужный момент. Главное, чтобы он всегда был с тобой…

И она, относясь к чукотским шаманам с бесконечным уважениемпочтением, никогда не расставалась со своим талисманом. И в экспедицию к Мутному Лесу прихватила с собой. И, переодеваясь в гардеробной арархов Радо, переложила халцедоновую фигурку из внутреннего кармана штормовки в боковой карман летнего мирранского сарафана.

Казалось, что светлосиреневый медвежонок, сидящий на узкой девичьей ладони, подбадривающе улыбался.

– Спасибо, дружок косолапый, выручил, – шёпотом поблагодарила вежливая Натка. – Может, пользуясь твоим высоким покровительством, немного похулиганить? То бишь, отправиться на разведку? Например, проследить за недавней зеленоглазой гостьей? Узнать, что она позабыла в ночном парке? Почему бы и нет? Пошли?

Она, так и не дождавшись ответа, отправила медвежонка обратно в карман сарафана и, выбравшись из густого кустарника, упруго зашагала по гравийной дорожке, по которой – эрл с небольшим назад – удалилась подозрительная кошка.

Через некоторое время впереди, сквозь листву деревьев, замаячила тёмная стена.

«Это, наверное, давешний забор, сложенный из яркосинего кирпича, через который мы перелезали вечером, – решила Наталья. – Только другая его сторона. Перпендикулярная вечерней…».

Девушка пошла вперёд гораздо осторожней, стараясь шагать совершенно бесшумно.

Она предусмотрительно обогнула уродливый куст, усеянный длинными колючками, прислушалась, насторожилась и, плавно опустившись на корточки, принялась мысленно комментировать: – «Ага, вот и он – характерный кошачий силуэт. Прекрасно просматривается в свете колючих звёздочек и круглой Сакурры…. А что это случилось с нашей ночной гулёной? Неподвижно замерла. Задумалась о чёмто? Не может решить, как перебраться через высоченный забор? Одна десятая эрла, какникак. То бишь, порядка четырёх „земных“ метров…. Надумалатаки. Короткий разбег. Элегантный прыжок. Запрыгнула на торец забора. Молодец. Архмагика, судя по всему, великое и удобное дело…. Спрыгнула, вроде, вниз. Нуну…».

Натка поднялась на ноги, высмотрела подходящее дерево, забралась, преодолевая липкий страх, на ствол – выше забора, устроилась на почти горизонтальной толстой ветке и с любопытством огляделась по сторонам.

Сзади, гораздо дальше того места, где беззаботно дрыхли её товарищи, величественно возвышался тёмнокоричневый ребристый силуэт, в котором явственно ощущалось нечто готическое.

«Это, надо думать, пресловутый Красный замок», – предположила Наталья. – «Башенки, башенки, башенки, украшенные длинными игольчатыми шпилями…. А что у нас за забором? Редкие деревья и кустики, а между ними беспорядочно разбросаны…. Моховые кочки? Не разобрать, звёздного освещения, к сожалению, недостаточно. Визуально – болотистая пустошь из знаменитого советского кинофильма „Собака Баскервилей“…. По краю неба промелькнул одинокий тёмносеребряный диск. Чьято вимана? Кажется, пошла на снижение…. На пустоши, совсем недалеко от кирпичного забора, робко тлеет крохотный жёлтый огонёк. Ктото зажёг свечу? Может, бродяга Томас? Пригласил кошкуархмагика на любовное свиданье и сигнализирует – огоньком свечи – о месте долгожданной встречи? Мезальянсом, однако, попахивает. Или же нешуточным скандалом…. Стоп. Чуть слышный шорох чьихто осторожных шагов – внизу, за спиной. Блин горелый. Только что, буквально в нескольких шагах от дерева, на которое я взобралась, прошмыгнул – в нежноалых лучах Сакурры – странный дедуля. Чем, собственно, странный? А всем. Вроде бы – по внешним признакам – пожилойпожилой, а шагал бодро, упруго, помолодому. Практически вприпрыжку. Кроме того, бородатый старикашка, одетый в допотопный тёмносерый балахон, нёс, зажав ручку в правой ладони, вполне даже современный дипломат. Вернее, некий стильный металлический чемоданчик. В таких наш „земной“ приснопамятный Джеймс Бонд обожал прятатьскрывать хитрые шпионские приборчики…. Да, загадочны они, надо признать, глухие мирранские ночи. Впрочем, вернёмся к нашим барашкам. То бишь, к ночной болотистой пустоши…».

Некоторое время ничего не происходило: пустынная болотистая пустошь, скучающие звёзды, нежноалая Сакурра, крохотный свечной огонёк, ночная чуткая тишина, сквозь которую доносились едва слышимые отголоски далёкого разговора. Вот, собственно, и всё. Однообразная монотонность и статичная статичность.

Неожиданно вдалеке, там, где теоретически располагался центр болотистой пустоши, вспыхнуло странное ультрамариновое свечение. Вернее, возник призрачный столб достаточно большого диаметра, нестерпимо отливавшийсверкавший ультрамарином. Казалось, что столб поднимается прямо из болотистой земли и теряется гдето в бездонном небе. Или же, наоборот, опускается из высокого неба и исчезает гдето в бездонных недрах планеты.

А потом из ультрамаринового столба внезапно выпрыгнулапоявилась приземистая светлозелёная фигурка, окружённая тонким яркосиним контуром, и бодро припустила вперёд, ориентируясь – скорее всего – на одинокий огонёк свечи.

– Ни дать, ни взять – собака, – опасливо хмыкнула Натка. – Или же элементарный голографический фантом. По крайней мере, здорово на него смахивает. Интересное кино…

Глава пятая

Встречи и разговоры

Светлозелёный силуэт – в тонком яркосинем контуре – неуклонно приближался. Неуклонно и неотвратимо. Как мрачная и дождливая осень на смену ласковому и тёплому лету. Архмагика не действовала. Совсем. Лапы, слегка подрагивая, отказывались бежать. Томас, пробурчав нечто подбадривающее, кудато уполз.

– Как же не хочется умирать, – потерянно пробормотала Аша. – Так ничего толком и не попробовав в жизни. Не хочется, и всё тут…

Когда странному цветному псу оставалось пробежать до потенциальной жертвы порядка одного дана, раздался оглушительный вопль, наполненный воинственной яростью, и изза приземистой горбатой кочки взметнулось ловкое чёрнобелое тельце.

«Это же мой отважный Томас», – прикрыв глаза, заторможено подумала юная графиня. – «Бросился, не раздумывая, на страшного монстра. Решил пожертвовать своей молодой жизнью ради.…Ради чего? Зачем? И сам погибнет в страшных собачьих зубах, и меня, увы, не спасёт. Лучше, честное слово, убежал бы – куда глаза глядят…».

Раздалось странное потрескиванье.

Она открыла глаза и удивлённо пошевелила усами – ультрамариновый столб исчез без следа, страшного светлозелёного пса нигде не наблюдалось, а по болотистой пустоши, слегка пошатываясь и разбрасывая во все стороны жёлтые и голубые искорки, брёл Томас.

– Ты живой? – бросилась ему навстречу Аша. – Что случилось? Куда подевалась собака?

– Пподожди, – неверным и слегка подрагивающим голосом попросил бродяга, над которым поднималиськлубились тоненькие струйки молочнобелого дыма. – Нне пподходи ко ммне.

Но предупреждение запоздало. Аша – по инерции – сделала несколько шагов, приближаясь к Томасу, в этот момент какаято неведомая и могучая сила подхватила её и…

«И понесла – неведомо куда», – вяло зашелестели в голове ленивые мысли. – «Перед глазами – сплошная угольная чернота. Перед глазами? Или же перед так называемым внутренним взором? Не знаю…. Ага, чернота уже не сплошная. Изредка мелькают жёлтые и тёмносиние пятна, перемешанные с фиолетовыми и малиновыми спиралями…. Впереди обозначилось крохотное светлое пятнышко. Я лечу – со страшной скоростью – по угольночёрному тоннелю? А светлое пятнышко – выход из означенного тоннеля? Кстати, пятнышко неуклонно увеличивается в диаметре, становясь при этом всё белее и белее…. Выход совсем близок? То есть, спасенье? Было бы неплохо…. Как же хочется пить! Кошмар и ужас. Горло – на добрые три четверти – заполнено горячим сухим песком…. Эй, ктонибудь! Дайте, пожалуйста, воды бедной кошке! Хотя бы глоток! Пожалуйста! Пока не померла от колючей жажды…».

– Сейчас, графиня, – заверил чейто смутнознакомый голос. – Подождите немного…. Вот, пейте.

Губ (хотя, какие у кошек губы – так, одно названье), коснулось чтото холодное. Аша – с трудом – чутьчуть приоткрыла рот и, испытав настоящее блаженство, почувствовала, как по её горлу потекла, навсегда уничтожая противный горячий песок, прохладная кислосладкая жидкость.

Она пила и пила, пила и пила, чувствуя, как нежный кадык на горле буквальнотаки ходит ходуном….

Наконец, колючая жажда трусливо отступила, а вдоль позвоночника медленно пробежала тёплая и бесконечноприятная волна.

Почувствовав, как организм постепенно наполняется живительной энергией, кошка медленно разлепила веки и непроизвольно улыбнулась – на неё внимательно и чутьчуть печально смотрели знакомые кофейнокарие глаза.

– О, Гарольд, – обрадовано прошептала Аша. – Ты всегда появляешься так неожиданно. А ещё и очень вовремя. Какими судьбами на этот раз? Вернулся из очередной особо важной научной экспедиции? Стоп, я о чёмто не о том…, – вспомнив последние события, перешла на хриплый крик: – Томас! Где мой Томас?

– Здесь я. Живой. Не шуми, – раздалось рядом. – Лежу недалеко от тебя. Наш знаменитый книжный червь запретил вставать.

– Запретил вставать в течение ближайших двух эрлов, – педантично уточнил Библиотекарь. – Я вам, друзья, вколол соответствующий лечебный препарат. Теперь надо немного подождать. Пусть полезные химические элементы и их соединения всосутся в вашу кровь.

– Лечебный препарат? А от чего он помогает? Кхакха…

– Попейте ещё, графиня. Попейте, будьте так добры…. И не утруждайте, пожалуйста, себя разговорами. Да и «считывать» мои мысли пока не стоит – вы ещё очень слабы и не успели окончательно восстановиться после недавней встречи с «цветной собакой». Моё же лекарство – в должной степени – пока не подействовало. А все вопросы, которые вы хотите задать, мне известны наперёд. Отвечаю, что называется, не дожидаясь их озвучания. Итак…. В районе болотистой пустоши, судя по всему, Теневая Система пытается создать Портал. Для чего? Точно неизвестно, но, скорее всего, с целями однозначнонеблагородными и откровенноагрессивными. Да, Совет Системы в курсе происходящего. Более того, наши учёные тщательно присматривают за этим местом, и вся здешняя округа буквальнотаки нашпигована различными профильными приборами и датчиками…. Почему не наблюдается всеобщего ажиотажа и паники? Почему была допущена утечка важной информации, которой не преминули воспользоваться скользкие деятели с Шестого телевизионного канала? Отвечаю. Именно изза вышеупомянутых приборов и датчиков. Их показатели чётко и однозначно свидетельствуют о том, что дела у «теневиков» идут далеко неблестяще. Ничего у них, «теневых» деятелей, короче говоря, не получается с успешным «переносом» материальных тел. Ничего. Следовательно, и скрывать нечего. Пусть ушастые фигляры с Шестого развлекательного немного поюморят на заданную тему, успокаивая – тем самым – впечатлительных жителей Кошачьего Мира. Мол: – «Разве можно всерьёз относиться к неуклюжим каламбурам дешёвых и недалёких клоунов? Бродяг, ко всему прочему? Ерундовые и наглые фантазии, не более того…».

– С этим, как раз, всё болееменее понятно, – известил заметно окрепший голос Томаса. – Регулярно смотрю Шестой телеканал. Так что, в курсе. Мол, сплошные шуткиприбаутки и всеобщая благостная расслабленность. Скоро про незадачливых «теневиков» будут снимать многосерийные комедийные сериалы, не иначе…. Но что случилось этой ночью с нами? То есть, со мной, идейным охотником на бурых болотных мышек, и с благородной графиней Каспер, случайно проходившей мимо?

– Ага, случайно, – громко сглотнув слюну, подтвердила Аша. – Пришла на болотистую пустошь, чтобы проверить все эти телевизионные сказки. Мол: – «Что там – с ультрамариновым свечением? Имеет место быть? Или же всё наврали жуликоватые работники скандального медиахолдинга?».

– И как, если не секрет, прошла проверка?

– Глупый вопрос. Убедилась, конечно. Не наврали…. И, всё же. Что с нами произошло? Со мной? И…, и с этим чёрнобелым бродягой, с которым…, с которым мы незнакомы?

– Незнакомы, так незнакомы, – покладисто усмехнулся Гарольд. – Ваши дела, молодёжь…. Теперь по недавнему происшествию. Выскажу свою личную версию, близкую, тем не менее, к версии официальной. Упрямые «теневики» попытались – в очередной раз – «перебросить» на «кошачью» Мирру материальное тело. В данном конкретном случае – собаку. Абсолютно предсказуемо произошёл очередной технологический сбой, и в наш Мир «переместился» – вместо настоящего клыкастого пса – лишь его голографический фантом. Бывает. Далеко не все научнопрактические эксперименты заканчиваются ожидаемым успехом. В том плане, что их большая часть, и с этим ничего не поделаешь. Диалектика…. Что означает термин – «голографический»? Не забивайте свои юные головы всякими взрослыми глупостями. У нас лазерные технологии не в чести. Зачем, спрашивается, их разрабатывать, когда существуют знаменитые «арарховы» лучи? Итак, голографический фантом «выскочил» из ультрамаринового столба. Факт. «Выскочил» и, встретившись с мирранским воздухом, наэлектролизовался. Второй факт. То есть, пропитался планетарным электричеством…. Как и почему? Лучше, молодёжь, не спрашивайте. Не смогу я вам доходчиво объяснить. Извините. При встрече перпендикулярных Миров всякое может случиться. Всякое и разное. В том числе, невероятное…. Короче говоря, вы оба попали под мощные электрические разряды, неожиданно образовавшиеся при проведении некоего «теневого» эксперимента. Третий факт…. Остановимся на этом? Молодцы, понятливые…. Что там ещё у нас осталось? Откуда здесь взялсяобъявился ваш покорный слуга? Всё просто. Я уже добрых полторы недели не вылезаю с этой дурацкой пустоши. Сижу на специальном наблюдательном пункте, спрятанном под пышными мирранскими мхами. Старательно изучаю текущую обстановку. Тщательно снимаю показания с приборов и датчиков. Заношу всё это в хитрые компьютерные программы и – в первом приближении – обсчитываю…. Увы, но время нашей познавательной беседы заканчивается. Слышите?

– Ага, гудит, – подтвердил Томас. – Вимана подлетает?

– Виманы, – тревожно вздохнув, поправил Библиотекарь. – Причём, практически со всех сторон. Очевидно, что сегодняшний «теневой» фокус с голографическим фантомом не остался незамеченным. Предполагаю, что мудрый Совет Системы принял решение подстраховаться и взять данную подозрительную пустошь под свой плотный и неусыпный контроль. Мол: – «Сегодняшний эксперимент с собакой закончился полным „пшиком“. А где, спрашивается, гарантии, что завтра он не завершится оглушительным успехом?». Или же случилосьпроизошло – в глобальном понимании – нечто неординарное и страшное, о чём не принято трепаться по телевизору. В любом случае, здесь скоро будет не протолкнутся от прибывающих армагиков, арархов, гумми и всяких вспомогательных андроидов…. Негоже, чтобы вас, мои юные друзья, видели вместе. Разговоры всякие пойдут, то, да сё. Ничего хорошего, короче говоря…. Пожалуй, сделаем так. Высокородная графиня, вам уже лучше?

– Гораздо, – Аша поднялась на лапы и, дабы проверить состояние собственного здоровья, выполнила несколько элегантных прыжков и пируэтов, после чего сообщила: – Полностью восстановилась. То бишь, бодра, весела и готова к новым подвигамсвершениям.

– Вот, и замечательно. Ммм…

– О чём это ты мычишь, мистер книжный червь? Боишься обидеть капризную и непредсказуемую аристократку, владеющую – в должном объёме – архмагикой?

– Побаиваюсь слегка, надо признать.

– Прекращай валять дурака. Ну? Что я должна сделать? Смело командуй. Обещаю, что сердиться не буду…. Хотя, о чём это я? Все твои мысли, если так можно выразиться, видны и прозрачны. Следовательно, коварный электрический разряд никакого урона моим архмагическим способностям не нанёс. Что просто замечательно…. Значит, хочешь, чтобы я незамедлительно покинула болотистую пустошь и, перебравшись через кирпичный забор, отправилась бы домой? Мол, так будет легче и проще всем? И тебе, и Томасу, и мне, и моему батюшке? И, вообще, всемвсемвсем?

– Конечно, юная леди, – засмущался Гарольд. – Как же иначе? Молоденьким высокородным графиням по ночам полагается дома сидеть. Вернее, беззаботно спать на удобной кроватке – под бдительным присмотром пожилых и строгих нянек. И, понятное дело, под надёжной охраной верных и прозорливых арархов…. Кому нужны досужие слухи и сплетни? Извините, но никому…

– Не продолжай, червь, – нахмурилась Аша. – Ты, безусловно, прав. Впрочем, как и всегда. Недаром мой суровый и справедливый папенька частенько называет тебя – «самым лучшим и сообразительным слугой». Ладно, будем прощаться…. Томас.

– Мрр?

– До свидания.

– Хорошо, прекраснейшая из графинь. Как скажете, – галантно склонился в вежливом полупоклоне чёрнобелый бродяга. – А где и когда оно произойдёт, наше следующее свиданье?

– Я подумаю. А потом сообщу тебе. Естественно, с помощью телепатии сообщу…

Натка, крепко обхватив ладонями толстый ствол неизвестного мирранского дерева, так и не поняла, что же случилось со светлозелёной собакой. Бежала себе, бежала. То есть, неслась во весь опор. И, вдруг…. Пыххх! И сгинула, исчезла, растворилась. Только снопы ярких искр разлетелись во все стороны…

«Натуральный новогодний фейерверк!», – мысленно восхитилась девушка. – «Красиво, но, всё же, слегка жутковато…. Фейерверк прекратился, пропал кудато и ультрамариновый столб, но на пустоши – тем не менее – достаточно светло. Словно бы призрачное, чутьчуть голубоватое свечение выходитисходит из пухлых моховых кочек…. А кто это там шагает, упрямо держа курс на одинокий свечной огонёк? Никак, бродяга Томас – собственной персоной, наш новый знакомец? Эк, ему досталось: шатает, беднягу, из стороны в сторону, а из шёрстки светложёлтые и голубые искорки активно выскакивают. Как бы сухой мох не загорелся…. А вот и давешняя архмагическая кошка. Застыла в испуганной позе возле толстенного пня, на горизонтальной поверхности которого горящая свеча и закреплена. Ага, пришла, вроде, в себя. Сорвалась с места и припустила навстречу Томасу. Засомневалась, останавливается…. Поздно. Таррабах! Неслабый электрический разряд полыхнул голубым и жёлтым…. Теперь оба лежат неподвижно. Неужто, убило симпатичных котофеев? Жалко…. Может, сигануть через забор, подойти и оказать посильную помощь? Не знаю, право. Не знаю. Опасно. Набегут – откуда ни возьмись – арархи с архмагиками, да и заметут – как любит выражаться мой Рыжий. То бишь, обвинят меня, честную и безвинную девушку, во всех смертных грехах. Мол: – „Эта подлая гумми и убила молодых представителей правящей расы. Ату её, грязную мерзавку! На костёр!“. И отволокут, понятное дело, ни на секунду не усомнившись в своей правоте…. Хотя, может, обойдутся и без жаркого костра. Запихают попростому в какойнибудь местный дезинтегратор, и все дела…. Подозрительный скрип? Показалось? Нет, снова заскрипело. Эге. Выпуклая моховая кочка, расположенная примерно в трёх данах от пенька, „откинулась“ в сторону. Люк? Это точно, в гости по утрам не ходи…. Изпод земли выбрался мужчинагумми – среднего роста, стройный, одет в тёмный камзол характерного средневекового покроя, светлые, почти белые волосы. Белые от природы? Или же просто седые? Стоп. Может, это искомый Гарольд Библиотекарь? Чёрт его знает…. Засуетился, видимо волнуется. Подобрал кота и кошку, перенёс к пеньку, уложил на моховую подстилку, достал из внутреннего кармана камзола какойто крохотный продолговатый предмет, нагнулся…. Делает уколы? То бишь, прививки? Эскулап, однако…. Опа! Мимо кирпичного забора (естественно, с противоположной стороны относительно болотистой пустоши), опять проследовал – насквозь деловым и бодрым шагом – всё тот же старикашка с приметным чемоданчиком в руке. Уже в обратном направлении, понятное дело. Шпионы, шпионы, вокруг одни шпионы…».

Потом некоторое время ничего не происходило. Почти. Только неизвестный гумми, облачённый в стильный средневековый камзол, бестолково кружил, заложив руки за спину, вокруг пня и, изредка поглядывая на своих неподвижных пациентов, чегото ждал.

«Дождалсятаки!», – обрадовалась Наталья. – «Зашевелились, субчики хвостатые! Значит, живы…. Гуманоид поит кота и кошку из пузатой фляги. А теперь…эээ, кажется, читает им какуюто нудную лекцию. Может, и строгую нотацию. Ладно, подождём, что будет дальше. Даже интересно…. Загудело со стороны заката. Понашему – на западе. Теперь и на востоке гудит. И на севере…. Виманы подлетают. Заходят практически со всех сторон сразу. К чему бы это? Общий мирранский сбор по случаю всеобщей вселенской тревоги? Такс, наши субчики встревожились. Совещаются, с опаской поглядывая на небо. Кошка, наскоро попрощавшись, припустила к забору, а белобрысый гумми и бродяга остались возле пенька…. Похоже, намечаются нехилые сложности. Эта юная архмагичка чешет прямо сюда. То есть, ориентируясь на разлапистое дерево, на котором я и сижу. Как бы ни столкнуться – нос к носу…»

Они, естественно, столкнулись.

Аша, коротко разбежавшись, ловко запрыгнула на забор и непроизвольно замерла: на неё – с любопытством, но без малейшей тени страха – смотрели серые, блестящие и влажные – в отблесках ночных мирранских звёзд – глаза молоденькой гумми.

– Что ты здесь делаешь, грязная девка? – начальственно нахмурилась юная графиня Каспер. – Тем более, в глухое ночное время? Зачем забралась на дерево? В карцер захотела?

– Сама – девка, – последовал неожиданный ответ. – А ещё фефёла, стерва, лярва и гулёна.

– Совсем, Птичка, обнаглела? Страх потеряла? Да, как ты смеешь, мужицкое отродье?

– А что, собственно, такого? Тебе, аристократке вшивой, можно обзываться, а мне, получается, нет? Тебе, значит, можно безбоязненно шастать по ночам, а меня, говоришь, надо – за это же самое – определить в холодный карцер? Нуну, размечталась…. Кстати, откуда тебе известно моё имя?

– Действительно, откуда? – задумалась Аша. – Вроде, раньше никогда не встречались и не пересекались. Тем не менее, знаю. Мол: – «Птичка»…. Только это – ровным счётом – ничего не меняет, наглая гумми. Хамство, своеволие и грубость всегда должны быть наказуемы. Всегда и непременно. Как любит говорить уважаемый мэтр Карго. Или же – наказаны? Не важно…. Даю тебе, короче говоря, последний шанс. Извиняйся, эээ…. Как ты там говорила? Ага, вспомнила. Извиняйся, фефёла глупая и лярва толстощёкая. Иначе…

– Иначе – что?

– Распухнешь, лопнешь, упадёшь с дерева и сгоришь.

– Синимсиним пламенем? – зачемто уточнила Натка. – Высоким таким? С отдельными яркооранжевыми прядкамиязычками?

– С ними самыми. Ну, я жду.

– Извини, но не дождёшься. Я гордая. Так что, давай, напрягайся, насылай свою дурацкую магию. Или там архмагику, как тебе больше нравится. Давай, наяривай.

– Хорошо, уговорила. Получи, холопка…. Ну?

– Баранки ярмарочные усердно гну. Гну и медленно млею, млею, млею…. И? Что дальше? Млеешь? Наметился неожиданный и досадный казус, непредусмотренный выверенными обучающими программами? Тужишься, тужишься, а оно – не получается? Айяйяй. Какая жалость…

– Не получается, – смущённо дёрнув угольночёрным хвостом, недовольно пробормотала графиня Каспер. – А почему? Ты прибыла к нам из Теневой Системы? Вместе с собакойфантомом?

– Очень надо, – обиделась Наталья. – Моду, понимаешь, взяли. Всё – чуть что ни так – валить на «теневиков». Или же на бедного Александра Сергеевича Пушкина.

– Кто это – «Пушкин»?

– В другой раз объясню, в более подходящей обстановке. А пока, подруга, смотри сюда.

Девушка, достав из бокового кармана сарафана, продемонстрировала – на открытой ладони – светлосиреневого халцедонового медвежонка, после чего пояснила:

– Это мой талисманоберег. Подарок одного…эээ, пожилого разумного гуманоида.

– Странника?

– А кто это такие – «Странники»?

– Я сама толком не знаю, – призналась Аша. – Мне няня рассказывала про них. Мол, есть такие гумми – Странники. Они могут перемещаться из Мира в Мир сами по себе, без наших мирранских Порталов…. Почему ты назвала меня подругой?

– Не знаю. Просто мне кажется, что мы очень похожи. Внутренне похожи, я имею в виду. Понимаешь?

– И понимаю, и ощущаю…. Значит, ты нездешняя? Не с «кошачьей» Мирры?

– Это точно. Вчера днём – абсолютно неожиданно и случайно – «переместилась» сюда с планеты Земля. Вы, мирране, её именуете – «объект РЗ12».

– Слышала про такой. По телевизору недавно шла научнопопулярная передача. На пятьвосемь серий. Точней не помню…. Расскажешь о «неожиданном и случайном перемещении»?

– Почему бы и нет? – подружески улыбнулась Натка. – Слушай, коль интересно. Только будет одно условие.

– Какое?

– Пообещай, что всё услышанное останется между нами. То есть, что ты не употребишь во вред…

– За кого, Птичка, ты меня принимаешь? – возмущённо фыркнув, перебила кошка. – Я, какникак, благородная графиня из древнего рода архмагиков Касперов, а не какаято там…легкомысленная фефёла. Меня, кстати, зовут – «Аша».

– Всё равно, Аша, пообещай.

– Клянусь всеми своими архмагическими знаниями и способностями. Чтоб мне питательные завтраки готовить самой и на виманах никогда не летать…. Нормальная клятва?

– Сойдёт на первый случай.

– Тогда, подруга, излагай.

Наталья вкратце – сжато и толково – рассказала историю экспедиции, организованной санктпетербургским студенческим клубом «Аномальщики» и направленной в Республику Коми для исследования новой аномальной зоны, носящей кодовое наименование – «Мутный Лес».

Рассказала, а после этого поинтересовалась:

– Ну, и как оно тебе? Внушает?

– Ещё как, – понимающе, с ноткой белой зависти усмехнулась Аша. – Отвязанное, занятное и сногсшибательное приключение. Невероятная и захватывающая авантюра. Нам, благородным мирранским графиням, затюканным всякими жёсткими устоями и каменными канонами, о таком остаётся только мечтать. Или же отрывочные и короткие сны – по данной завлекательной тематике – изредка просматривать по ночам…. Говоришь, у тихони Гарольда имеются дети? Причём, незаконнорождённые? То есть, рождённые без должного «разрешения» Совета Системы? Не ожидала, честное слово.

– Ээ, ты же обещала…

– Обещала – выполню. Не сомневайся, Птичка. Никто ничего не узнает. И вообще, я Библиотекаря искренне уважаю. Очень толковый и надёжный гумми. Побольше бы таких…. О чём ты задумалась?

– Ты ведь на пустоши встречалась с бродягой Томасом?

– С ним самым. А вы, получается, знакомы?

– Есть такое дело, – улыбнулась Натка. – Когда мы спешно выбирались из поместья арархов Радо, то случайно пересеклись с ним. Познакомились, побеседовали немного. Очень разговорчивый кот…, извини, бродяга.

– Он у меня такой. Любит поболтать.

– Вот, это мне и не понятно. При той встрече Томас сразу же определил, навскидку, что наши Женька и Валентина приходятся вашему Гарольду родными детьми. Почему же он тебе не рассказал об этом?

– Почему? – слегка засмущалась высокородная графиня Каспер. – Ну, это же так просто. Когда встречаются влюблённые, то у них, как правило, головы идут кругом. Особенно, если эти свидания редки и скоротечны. Всякие бытовые мелочи и новости отходят – непроизвольно – на второй план. А то и на третий…. Вот, у тебя, Птичка, есть постоянный кавалер? В смысле, влюблённый ухажёр?

– Имеется. Куда же без него?

– И когда вы с ним встречаетесь, то о чём разговариваете?

– А мы с ним – в последнее время – практически не расстаёмся, – с законной гордостью в голосе сообщила Наталья. – Дело – планомерно и неуклонно – движется к официальной свадьбе.

– Везёт некоторым, – печально вздохнула Аша. – А где он сейчас, король твоего горячего сердечка?

– Мирно дрыхнет под развесистым мирранским кустом. Причём, без задних ног. Вместе с моими другими товарищами по экспедиции. Там, возле овальной парковой поляны, на которой расположились старенькие деревянные качели, бассейн с золотистыми рыбками и «сад камней»…. Понимаешь, мимо этого места – сегодняшней ночью – проходила, следуя на любовное свиданье, одна молоденькая кошка, наделённая наследственными архмагическими способностями. Проходила, учуяла чужаков, да и усыпила их всех (кроме меня, понятное дело), на всякий пожарный случай.

– Извини, так получилось…. Значит, вы попали в Кошачий Мир совершенно случайно? Мол, так звёзды сошлисьсложились? А теперь хотите вернуться обратно на Родину? К родителям, родственникам, друзьям и знакомым? Понятное и благородное намеренье. Постараюсь, конечно, помочь…

Гдето громко и надсадно пропел охотничий рог. Со стороны графского парка донёсся неясный шум, зазвучали чьито далёкие голоса.

– Что происходит? – встревожилась Натка. – В Красном замке объявили тревогу?

– Объявили, – подтвердила Аша. – Я виновата. Не рассчитала. Усыпила сторожевых арархов на слишком короткое время. Они проснулись, а тут виманы заполошно кружат по небу. Вот, и запаниковали, герои желтоглазые и нервные…. Вскоре, наверняка, обнаружится, что и меня в спальне нет. Тут такое начнётся – только держись. Всю округу, не ведая малейших сомнений, поставят на уши. Так что, подруга, нам надо спешить.

– Куда?

– К овальной поляне с деревянными качелями. Пока арархи случайно не наткнулись на твоих спящих приятелей…

Глава шестая

Под сенью Защитного Купола

Они спустилисьспрыгнули – девушка с дерева, а кошка с кирпичного забора.

– Залезай мне на плечо, – предложила Наталья. – Типа – для быстроты передвижения…. Хотя, скорее всего, я сморозила глупость?

– Конечно, сморозила, – загордилась Аша. – Я, при должном желании, могу перемещаться практически с любой скоростью. И по земле, и по воде, и по воздуху. Надо только очень сильно захотеть. Оченьоченьочень.

– Верю, понятное дело…. Тогда – побежали?

– Подожди, торопыга гуманоидная, чуток. Есть у меня одна дельная задумка…

Юная графиня, чтото неразборчиво бормоча под нос, пристально уставилась на синие кирпичи. Вскоре по торцу забора неуклюже запрыгало в правую сторону, разбрасывая вокруг яркие изумрудные искорки, приземистое краснобурое животное с длинными, слегка заострёнными ушами. Прошло ещё несколько секунд и, появившись из неоткуда, налево, смешно подпрыгивая, отправился второй ушастик, только жёлтофиолетовый, да и искры он разбрасывал другие – кровавоалые.

– Смешные и занятные чудики, – оценила Натка. – Никогда таких не видела.

– Как это – никогда не видела? – удивилась Аша. – Заливаешь, небось? Самые обыкновенные мирранские пересмешники. Их держат забавы ради. Естественно, в просторных клетках. И архмагики, и арархи. Мода нынче такая…. Ах, да, ты же «свалилась» к нам с другой планеты. Короче говоря, пересмешники, они умеют разговаривать помиррански. То есть, болтать, не понимая смысла сказанного. Арархи их долго и старательно обучают. А нам, архмагикам, этого не требуется. Достаточно просто приказать. Эту славную парочку, кстати, я только что «изъяла» из клетки, что располагается в папиной библиотеке.

– Местный аналог «земных» говорящих попугаев, не иначе. Бывает, конечно.

– О чём это ты, Птичка?

– Потом объясню. А чем нам помогут пересмешники?

– Скоро узнаешь. Слушай…

– Помогите! – донеслось справа. – Арархи, ко мне! Коварные похитители преследуют…. Убрать – наглые руки! Аааа! На помощь, арархи! Быстрее! Быстрее!

– Твоим голосом, подруга, вопит, – понимающе хмыкнула Наталья. – По крайней мере, очень похоже.

– Ленивые арархи, где вы? – долетел из ночной темноты густой начальственный баритон. – Ко мне! Бросили прочие дела! Все – до одного – ко мне! Срочно…

– Имеется в виду, что это мой грозный батюшка сзывает верных слуг, – пояснила Аша. – Улавливаешь суть моего гениального плана?

– А то. Мол, пусть шустрые арархи рассредоточатся вдоль забора, предоставив центральную часть графского парка в наше безраздельное пользование.

– Молодец, догадливая. Всё правильно понимаешь…. Ну, рванули?

И они рванули. То есть, побежали – со всех ног и лап.

Для начала выбрались на узкую гравийную дорожкутропинку, потом переместились на более широкую и – через некоторое время – добрались до овальной поляны.

– Запыхалась, подруга? – насмешливо поинтересовалась юная графиня.

– Фууу. Есть немного…

– Гумми, одно слово. Хотя и инопланетная. Да и за лишним весом надо присматривать. Хотя бы иногда. В том смысле, что надо поменьше – перед сном – трескать питательных белковых продуктов…. Подбери с травы фонарик и нажми на кнопку. Освещай местность. Но лучом води только по земле, чтобы не привлечь внимания зорких арархов.

– Откуда здесь взялся фонарик? Ктото случайно обронил?

– Никто и ничего не ронял. Это я его – только что – «перетащила» сюда из няниной коморки. Усилием мысли, понятное дело. Ох, уж, эти гумми. Быстрота мышления и повышенная сообразительность, к сожалению, не входят в перечень ваших несомненных достоинств…

– А ты, оказывается, ворчунья, – включив фонарик, подоброму усмехнулась Натка. – Каких ещё поискать.

– И в этом нет ничего странного. Ворчливость – отличительная черта всех мирранских архмагиков. То бишь, наследственная природная особенность, являющаяся, по моему скромному мнению, своеобразной платой за архмагические способностивозможности…. Ну, которому из спящих мужланов выпала честь быть твоим суженым?

– Угадай. Примени свои волшебные навыки.

– Применю, не вопрос, – пообещала Аша. – Сейчас – побыстрому и поочерёдно – «просканирую» сны данных гумми мужского пола. Сейчассейчас…. Фу, какой пассаж! Богатая, однако, фантазия у твоего рыжеволосого женишка. Богатая, необузданная и изощрённая…

– Что такое? – забеспокоилась Наталья. – И почему, если не секрет, ты решила, что именно Рыжий является моим будущим мужем?

– Тоже мне, шарада неразрешимая. Чай, не второй бином архмагика Пихлера. Этому широкоплечему облому ты, Птичка, сейчас и снишься. Причём, в весьма…эээ, в весьма пикантном сюжете.

– В пикантном – это как?

– Обыкновенно. Вы с ним – совместно, активно и весьма увлечённо – занимаетесь мероприятиями, приводящими к рождению детишекгумми. Понимаешь, о чём я толкую?

– Ага. Кажется, понимаю….

– А что это, подруга, ты так покраснела? – развеселилась юная мирранская графиня. – Дело, как ни крути, насквозь житейское. Особенно в свете предстоящего бракосочетания. Кстати, готова быть на означенной свадьбе твоей подружкойсвидетельницей.

– Ято не возражаю. И, более того, польщена. Но существует одна досадная закавыка, могущая помешать осуществлению твоего благородного намерения.

– Какаятакая закавыка?

– Говорят, что архмагики никогда не покидают пределов Системы. Мол, это смертельно опасно для их изнеженного здоровья. А наша Земля, как назло, в состав мирранской Системы не входит.

– Ерунда и бред. Безвыходных ситуаций, как меня учит папенька, не бывает. Мол: – «Бывают только неисправимые лентяи и лентяйки, не желающие лишний раз пошевелить мозгами…». Сыграем весёлую свадебку прямо здесь, то бишь, на «кошачьей» Мирре. А потом «перебросим» вас на РЗ12. Там можете, коль приспичит, повторить торжественную процедуру по второму разу. Деловто.

– Выйти замуж – за одного и того же гуманоида – два раза? – задумалась Натка. – Причём, соблюдая разные законытрадиции? Интересная и оригинальная мысль. Я согласна.

– Вот, и молодец…. Ага, белобрысый паренёкгумми, и такая же белобрысая девица. Сладко так посапывают, видимо, умаялись. Значит, это они и есть – незаконнорожденные детишки мистера Библиотекаря? А что, похожи…. Теперь, отважные межпланетные путешественники, озаботимся вашей безопасностью.

Кошка ловко забралась на тёмный ребристый валун, величественно возвышавшийся над «садом камней», и, выгнув спину дугой, застыла.

Через некоторое время – гдето высоко в небе – тихонько прозвенел хрустальный колокольчик. Прозвенел и затих.

– Вокруг заметно посветлело, – оглядевшись по сторонам, заметила Наталья. – Несмотря на то, что звёзды и Луна…, то есть, Сакурра, кудато пропали. Над головой – чтото непонятное. Светлосеренькое такое. Однородное…. Нас накрыл купол?

– Защитный Купол, – уточнила Аша. – Старинное и весьма полезное архмагическое изобретение. Теперь эта овальная поляна (вместе с качелями, бассейном и «садом камней»), а также густые кусты, примыкающие к ней, словно бы пропали из поля зрения других обитателей Красного замка. Естественно, кроме архмагиков. И проникнуть сюда – до снятия Защитного Купола – никто не сможет. Ни арархи, ни гумми, ни птицы с животными и насекомыми. Будут, бестолково нарезая круги, слоняться рядом, но на полянку так и не выйдут. Не найдут её, короче говоря.

– А архмагики, значит, смогут?

– Конечно. Для нас этого Купола как бы ни существует. Вовсе. Но ты излишне не переживай. На настоящий момент на территории Красного поместья находятся всего два архмагика – я и мой благородный папенька. Но он в эту часть парка практически не наведывается.

– Если, всё же, случайно забредёт и наткнётся на нас? Что тогда делать? Что говорить?

– Дотошные вы, гумми, создания.

– Других не берут в космонавты, – польщёно ухмыльнулась Натка. – То есть, в аномальщики…. Итак, какой легенды нам придерживаться?

– Ну, не знаю…. Скажете, к примеру, что вас сюда прислала наша дальняя родственница, высокородная леди Серветт.

– Для чего – прислала? В каком качестве?

– В качестве моей новой прислуги. Типа: – «Подай, принеси, развлеки, насмеши, подушечки на правой задней лапе почеши…». Хмуримся? Извини, но ничем другим помочь не могу. На нашей «кошачьей» Мирре все гуманоиды – за редкимиредкими исключениями – трудятся слугами архмагиков и арархов. Старинные и седые традиции, закреплённые – в незапамятные Времена – на законодательном уровне.

– А, вот, мирранские гумми…. Их, что же, устраивает сложившаяся ситуация? Они не пытаются её както переиграть и переиначить? Организовать, к примеру, широкомасштабные народные бунты?

– Это, к счастью, полностью исключено. Мысли гуманоидов постоянно и регулярно «считываются» архмагиками, а наиболее подозрительные индивидуумы – время от времени – «изымаются» и…, и уничтожаются. Законы такие. Как говорится: – «Закон суров, но его всегда надо выполнять. Дабы сохранялась стабильность всей Системы в целом. А стабильность, как известно, залог всеобщего успеха…». Кроме того, мирранские гумми уже давно (может, на генном уровне?), смирились со своей участью. И, похоже, сейчас их всё устраивает. По крайней мере, так излагает моя верная старенькая Наоби.

– Ладно. Слугами, так слугами…. А что у тебя с дальнейшими планами?

– Действительно, что у меня с планами? – задумчиво прищурилась Аша. – Их, что называется, громадьё. Только неуклюжее такое громадьё, бестолковое и слегка запутанное…

– Надо сюда, первым делом, привести Гарольда Библиотекаря.

– Точно. Замечательная и своевременная идея. Пусть, наконецтаки, познакомится с единокровными детишками. И, вообще, он большой мастер – по части дельных советов.

– Где ты с ним встретишься? Когда?

– Сперва ознакомлюсь с общей обстановкой. Успокою пожилую няньку, любящего папочку и верных арархов. Выясню, почему рядом с Красным поместьем кружит так много виман. А уже после этого переговорю с Библиотекарем…. Кстати, термин – «встретиться», в данном конкретном случае, не будет задействован. Зачем, собственно? Мысленно отправлю – в адрес Гарольда – соответствующий строгий приказ. Мол: – «Явиться – без промедления – с докладом к прекрасной графине Аше Каспер. Если, конечно, жизнь дорога…». Прибежит, как миленький. Причём, на полусогнутых…. Замечу, милая Птичка, что ты являешься единственной гумми, на которую мои мысленные приказы не действуют. Очень непривычно.

– Тронута. Оценила. Польщена, – усмехнулась Наталья.

– Вот, сиди здесь и гордись.

– А когда проснутся мои товарищи?

– После утреннего гонга в замке, зовущего на второй завтрак…. Кстати, а какие…ммм, вещи «переместились» вместе с вами?

– Зачем это тебе, подруга?

– Просто интересно, – вильнула взглядом юная графиня. – Так что – «переместилось»?

– Немного продовольствия, ружьё, миноискатель…

– Миноискатель? Что это?

– Ну, такая полезная штуковина, помогающая искать металлические предметы, зарытые в земле.

– Кажется, понимаю…. Что ещё?

– Телефоны мобильной связи и фотоаппараты – только они здесь не работают, проверяли. А ещё две медицинские аптечки. Они содержат всякое и разное, помогающее заболевшим гумми.

– Что конкретно – содержат?

– Таблетки и пилюли, шприцы и ампулы с лечебными препаратами, бинты и упаковки с пластырями, скальпель.

– Стоп. Что такое – «скальпель»?

– Специальный ножик для проведения хирургических операций. Острыйострый…

Они ещё немного поболтали – эрлов тридцать с небольшим, после чего Аша объявила:

– За Куполом уже рассвело. Всё, подруга, я побежала. До скорой встречи. Не скучай…

Кошка, обогнув бассейн с золотистыми рыбками, прошествовала к краю поляны и исчезла, растворилась, пропала.

– Архмагика, так её и растак, – восхищённо пробормотала Наталья. – Весьма полезная штуковина, приходится признать…

Она подошла к месту, где «растворилась» юная мирранская графиня, остановилась и осторожно вытянула вперёд правую руку. Ладошка упёрлась во чтото твёрдое и холодное.

– В невидимое, твёрдое и практически ледяное, – шёпотом уточнила девушка. – Затейники мирранские…. Ага, обрывки разговора – через Защитный Купол – долетаютпросачиваются. А если приложить ухо к купольной поверхности? Так, действительно, гораздо лучше. В том плане, что слышней…

– Ой, графинюшка. Наконецто ты нашлась, – запричитал скрипучий старушечий голосок. – Уж, как я рада. Так перепугалась, что руки и ноги до сих пор подрагивают…. И все остальные перепугались, не зная, что и подумать: виманы заполошно кружат над пустошью, а тебя нет нигде…. Ой, опять я «тыкаю». Извините покорно, госпожа…

– Ничего, «тыкай», – милостиво разрешила Аша. – Всё равно никого рядом нет…. А где мой обожаемый папенька?

– Улетели высокородный граф. Вместе с двумя давешними нездешними гумми. Срочно вызвали в Столицу, на внеплановое заседанье Совета Системы. Усаживаясь же в виману, добрый лорд меня успокоил, мол: – «Не нервничай так, Наоби. Я чувствую, что с дочкой всё в порядке, и опасность ей не угрожает. Но, тем не менее, ищите её со всем усердием. На всякий случай…». Успокоил и улетел.

– Понятно. Значит, теперь я – старшая и главная в Красном замке? Что же, неплохо…. Наоби, приготовь на первом этаже несколько комнат.

– Мы ждём гостей? – удивилась старушка.

– Как тебе сказать…. Престарелая тётушка Серветт вновь чудит. Взяла, да и подарила мне несколько гумми. Мол, пусть прислуживают…

– Зачем они нам сдались? Ты же, графинюшка, совсем некапризная и…ммм, самодостаточная. Я и одна прекрасно справляюсь со всеми нехитрыми обязанностями…. Разве не так?

– Конечно, так. Полностью и прекрасно справляешься, – поторопилась заверить Аша. – Тем не менее, пусть будут дополнительные слуги. Времена нынче неспокойные. Глядишь, и пригодятся…. Эй, Аракс, иди сюда, бездельник! Живо у меня!

«Это она, наверное, зовёт ближайшего арарха, попавшегося на глаза», – предположила Натка. – «Интересно, а как ребята отнесутся к тому, что нам некоторое время придётся житьсуществовать в образе покорных и старательных слуг? Ладно, потом разберёмся…».

– Я здесь, высокородная графиня, – известил – с подобострастными нотками в голосе – хриплый басок. – Жду ваших приказаний.

– Сейчас получишь, не сомневайся…. Значится так. Вопервых, сзывай всех арархов и уводи их в Красный замок. Охранять, контролировать все входывыходы и неустанно бдить. Вовторых, в парк – без моего отдельного приказа – не соваться. Втретьих…. Впрочем, для начала вполне достаточно и первых двух пунктов. Вопросы?

– По забору разгуливаю и орут…эээ, всякую несуразицу два пересмешника, сбежавших из графской библиотеки. Что с ними делать? Сбить «арарховыми» лучами?

– Не сметь – даже думать об этом. Вояки, тоже мне, выискались. Охотнички умелые, понимаешь…. Пересмешников я сама «верну» в библиотеку. Такс, сейчассейчас…. Ага, уже сидят по клеткам. Не забудь, Аракс, потом проверить крепость запоров и накормить бедных животных…. Всё, заканчиваем с лирикой. Приступай, арарх, к выполнению полученного задания.

– Слушаюсь. Приступаю…

– Как же я устала, Наоби, – заразительно зевнув, пожаловалась Аша. – Как же – устала. Просто ужасно. Ваууу!

– Бедненькая ты моя, – жалостливо шмыгнула носом нянька. – Наверное, истратила много архмагической энергии?

– Пришлось. Одно, другое, третье. Упрямые пересмешники отняли много сил. Прочее….

– Кушать хочешь?

– Очень.

– Пошли в замок. Как раз приближается время первого завтрака. Накормлю всякими вкусняшками. Только, графинюшка, не забудь, первым делом, принять таблетки и пилюли, снимающие усталость.

– Пошлиии, – сладко позёвывая, согласилась Аша. – И пилюли проглочу с удовольствием. И перекушу. А ещё надо обязательно посмотреть телевизор. Вдруг, информированные дикторы с Шестого развлекательного расскажут чтонибудь полезное и интересное? Например, о том, почему и для чего десятокдругой виман приземлились в районе нашей болотистой пустоши?

– Десятокдругой? Пожалуй, побольше будет. Уже, наверняка, перевалило за сотню, – поправила старушка. – Да и новые – до сих пор – постоянно прибывают.

– Даже так? Ваууу! Интересное дело. Шагаем к дому…

Голоса стихли.

– Завтракать отправились, – отходя от невидимого свода Защитного Купола, хмыкнула Наталья и непроизвольно поморщилась: – Как же правое ухо замёрзло. Кошмар. А ещё и аппетит проснулся. Прямотаки зверский. Может, тоже перекусить? Чем я, спрашивается, хуже всех этих арархов и архмагиков? Ничем, понятное дело…

Девушка, предварительно оттерев замёрзшее ухо ладошкой, вернулась к кустам и констатировала:

– Дрыхнут, обормоты аномальные. Посапывают – практически в унисон – и никаких заботхлопот не ведают.

Она, прихватив полиэтиленовый пакет с продовольствием, вернулась на поляну, устроилась на качелях и, слегка раскачиваясь, приступила к трапезе. Белковая смесь, как и рассказывал Женька, оказалась практически безвкусной, а мирранский чуть сладковатый лимонад явственно отдавал химией.

– Полная и бесконечная ерунда, – завершив завтрак, подытожила Натка. – Архмагики, а с высокой кулинарией совсем не дружат. Пошлая и законченная тошниловка, в нашей студенческой столовой и то лучше кормят…. Впрочем, вполне возможно, что всё обстоит с точностью наоборот. Ведь, содержимое холодильника в поместье арархов Радо было предназначено для путешественников, выбравшихся из Портала. Не удивлюсь, если здешняя аристократия питается совсем другими продуктамиблюдами, гораздо более вкусными и изысканными…. Ещё один немаловажный момент. В недавнем разговоре с нянькой Аша мимоходом обмолвилась, мол: – «Ужасно притомилась, так как истратила – на всякие дела и делишки – целую кучу драгоценной архмагической энергии. Оченьочень устала и практически умираю с голода….». Получается, что мирранские архмагики не всемогущи. Вернее, их способности ограничены – запасом некой «волшебной» энергии. Если данный запас неосторожно «выбран» за короткий временной отрезок? Всё, сидиотдыхай: кушай от пуза, глотай специализированные пилюли, набирайся сил. Да и поспать будет не лишним. И тогда запас архмагической энергии – через некоторое время – и восстановится…. А по поводу пересмешников наша славная графиня Каспер, наверняка, соврала, мол: – «Именно на „возвращение“ этих ушастых болтунов в клетки и ушли все силы…». Скорее всего, львиная доля архмагической энергии – на самом деле – была истрачена на установку Защитного Купола. Теперь, кстати, понятно, почему архмагики разговаривают, а не ограничиваются телепатическим общением и «считыванием» мыслей подчинённых. Ведь, все эти телепатические штучки тоже требуют значительных энергетических затрат…

Она ещё долго сидела на качелях – потихоньку раскачивалась и, прикрыв глаза, рассуждала про себя о всяческих разностях: о странностях Кошачьего Мира и о превратностях Судьбы, о загадочных чукотских шаманах и о таинственных Порталах, связывающих между собой такие разные Миры, о тяжёлой доле юных мирранских графинь и о своей безграничной любви к рыжеволосому Пашке…

Неожиданно раздалась тоненькая трель – мелодией из знаменитого кинофильма «Шербурские зонтики».

– Что такое? – удивилась Наташка. – Мобильная связь заработала?

Она торопливо извлекла из кармана сарафана светлосиреневый брусок мобильника, и, мельком взглянув на голубой экранчик, неуверенно пробормотала:

– Вызывает абонент – «Подруга». Номер вызывающей стороны не высвечен. Что ещё за бред? Причём, надпись выполнена русскими буквами. Ладно, разберёмся…

Девушка, нажав подушечкой указательного пальца на кнопку с зелёной полосой, поднесла телефон к уху и сообщила:

– Наталья Кулик слушает.

– Что ещё за «Кулик» такой? – ехидно хмыкнул в трубке знакомый голосок. – И что такое – «Наталья»? Так тебя, Птичка, называет рыжеволосый кавалер?

– Не совсем. «Наталья Кулик» – так меня официально именуют на планете Земля. То бишь, на объекте РЗ12. Ну, это как – «графиня Аша Каспер». А «Птичка» – это моё другое имя. Один знакомый Странник – в далёком детстве – наградил. Для более широкого применения, надо думать.

– Доходчиво излагаешь, – одобрила Аша. – Как там у тебя? Без происшествий?

– Всё нормально. Слегка перекусила. Теперь качаюсь на качелях…. А откуда у тебя телефон? И как ты им пользуешься? Чем нажимаешь на нужные кнопки? Коготками?

– Хахаха! – развеселился мобильник. – Гумми бестолковая! Архмагикам телефоны не нужны. Попробовала мысленно связаться с тобой. Ничего не получилось, медвежий амулетоберег туго знает своё дело. Тогда я «просканировала» твоё, так сказать, ближайшее окружение. Ба, наличествует толковый прибор связи, правда, находящийся в «спящем» режиме. Для начала я его «реанимировала», а потом, как и полагается, отдала соответствующий телепатический приказ.

– Мол: – «Немедленно обеспечить связь с Птичкой»? – предположила Натка. – «Если, конечно, подлый и низкий приборчик, не хочешь оказаться на мусорной свалке»?

– Чтото похожее. Всё правильно понимаешь, подруга.

– А какие новости передают по телевизору? Что нового – в глобальном понимании – происходит в Кошачьем Мире?

– Чушь какаято происходит, – голос юной графини заметно поскучнел. – Причём, беспросветная и мутная. Пропали кудато все новостные программы. По всем – без исключения – телевизионным каналам транслируют нудные концерты симфонической музыки, да крутят всякие бестолковые телесериалы мелодраматической направленности. Не к добру это. Плохая примета – по мнению Наоби.

– Не к добру, – согласилась Наталья. – На нашей планете относятся к подобным телевизионным сюрпризам аналогично, то бишь, с опаской…. Когда тебя ждать?

– Уже скоро. Библиотекарь, получив соответствующую телепатическую установку, уже бодро шагает к нашей поляне. И я, завершив трапезу, подтянусь.

– По поводу завтрака…. Нетнет, ты не подумай лишнего, я уже перекусила. То есть, сыта. Мы, аномальщики, ребята основательные и запасливые. Всё необходимое носим с собой…. Что там с гонгом, зовущим обитателей Красного замка на второй завтрак? Когда проснутся мои аномальные соратники?

– Я велела перенести начало второго завтрака на десять эрлов, – призналась Аша. – Для начала поболтаем с Гарольдом. Зададим ему животрепещущие вопросы. Обсудим накопившиеся проблемы. А уже после этого познакомим его с отпрысками. Так, по моему мнению, будет лучше и, главное, продуктивней. Сперва – дело, и только потом – всё остальное. Вы, гумми, иногда бываете излишневпечатлительными…. Всё, конец связи. Жди.

– Жду.

– Пикпикпик, – совершенно «поземному» попрощался мобильник…

Через некоторое время раздался негромкий треск, и за «садом камней», на светлосерой однородной поверхности Защитного Купола начал проявлятьсявозникать прямоугольный контур.

«Словно ктото умело прорезает – острым ножиком – дверцу в картонной светлосерой перегородке», – слезая с качелей, подумала Натка. – «Ага, контур, окончательно сформировавшись, окрасился в нежновасильковый цвет. „Дверца“ открылась? Это точно. На полянке появились – словно бы из неоткуда – долгожданные посетители: беловолосый гумми в скромных одеждах средневекового покроя и крупная сиамская кошка (правда, слегка пятнистая). То бишь, Гарольд Библиотекарь (крепостной благородного графа Каспера), и юная графиня Каспер.»

– Я, конечно, являюсь верным слугой и обязан подчиняться вашим приказам, но, всё же…, – тщательно скрывая охватившее его возмущеньераздраженье, известил Гарольд. – Происходят весьма тревожные события. Совет Системы близок к официальному объявлению чрезвычайной ситуации. На болотистую пустошь направлены лучшие мирранские учёные, боевые подразделения арархов, специальнообученные группы гумми и роботовандроидов. Мне было поручено встретить прибывающих коллег, ознакомить их с общей ситуацией и разместить по периметру пустоши. И, вдруг, от вас, графиня, приходит указание…

– Молчать, – ледяным голосом, не терпящим возражений, перебила беловолосого гумми Аша. – А теперь, глупый смерд, повтори свою первую фразу. Давайдавай, повторяй. Я жду.

– Эээ…. Я, конечно, являюсь верным слугой и обязан подчиняться вашим приказам…

– Стоп! Уточняю. Ты обязан подчиняться всем моим приказам. Всемвсемвсем. Без единого исключения. Улавливаешь разницу? Вот, и молодец. И это было – «вопервых»…. Теперь – «вовторых». Я что, похожа на молоденькую капризную дурочку, которая ничего не понимает? Ничегоничегоничего? Не допускаешь даже мысли, что у меня могут быть веские причины для того, чтобы оторвать тебя, опытного учёного, от понастоящему важных дел? Или для того, чтобы выставить в отцовском парке энергозатратный Защитный Купол? А как быть с планетарными и межпланетарными проблемами? Могут они меня, по твоему мнению, интересовать? Или же нет? Почему молчишь? Немедленно отвечай, грубиян несообразительный!

«А она, оказывается, не так и проста, как мне показалось сначала», – подумала Наталья. – «Не исключаю, что в голове у нашей юной графини хотятбродят серьёзные мысли. Бродят и – постепенно, исподволь – складываются в некий конкретный план. И нам, неожиданным пришельцам с далёкой Земли, в этом плане отводится, ейей, некая важная и ответственная роль. Серьёзная ты барышня, Аша Каспер. В том смысле, что очень серьёзная и разумная кошка…».

Создалось впечатление, что и Библиотекарь пришёл к аналогичному выводу. Задумчиво взлохматив – на затылке – белёсые волосы, и склонившись в низком почтительном поклоне, он неуверенно забормотал:

– Конечно же, не похожи. Конечно же, допускаю. Конечно же, могут интересовать…. Виноват, был неправ. Погорячился. Приношу искренние извинения и прошу великодушно простить…

– Совсем другое дело, – повеселела Аша. – Можешь, когда захочешь…. Заканчивай бубнить! Простила я тебя, трусишка. Успокойся. Всё, переходим к текущим делам…. Знакомьтесь, дамы и господа, – заговорщицки подмигнула Натке. – Гарольд Библиотекарь – мой слуга, друг, советчик и даже – в некоторых вопросах – учитель. Короче говоря, рекомендую. А это – Наталья Кулик. Моя хорошая и добрая подруга…. Что такое, мистер Библиотекарь? Дёрнулся както странно…. Чтото случилось?

– Имя…. Имя очень странное. Не мирранское…. Уважаемая Наталья прибыла к нам…, прибыла к нам с другой планеты?

– Угадал, провидец белобрысый. Она вчера «переместилась» в Кошачий Мир с объекта РЗ12. Впечатлён?

– Да, бесспорно и однозначно…. А ещё и очень удивлён. Я был уверен на сто процентов, что в состав официальной делегации «землян» входят только двое – вчерашние мужчина и женщина. Очень странно…

«На „кошачью“ Мирру прибыла делегация с Земли?», – засомневалась Натка. – «Что ещё за дела? Ах, да, вспомнила. Там, в Мутном Лесу, сперва из Портала вышел молодой арарх Радо в сопровождении слуги Саймона. Потом на поляне приземлился серебристый диск, и из него выбрались земляне – блондинка и очкарик. Арарх со слугой забрались в „летающую тарелку“ и кудато усвистали, а „земляне“ зашли в Портал…. Надо будет с ними обязательно пересечься и всё объяснить. Если они представляют некие официальные структуры, то обязательно помогут нам с возвращением на Родину…. Помогут ли? А может, наоборот, ликвидируют, сомнений и жалости не ведая? Мол, вмешались – пусть, и случайно – в секретные дела государственной важности?».

– Ну, что с тобой опять, червь книжный? – высокомерно усмехнулась юная графиня Каспер. – Смущаешься. Мнёшься. Того и гляди, пукнешь…. Хочешь о чёмто попросить?

– Могу я задать Наталье несколько вопросов?

– На Мирре её стоит называть – «Птичка».

– Хорошо, могу я задать Птичке несколько вопросов? Я, увы, так и не успел пообщаться со вчерашними визитёрами. Дела навалились. А очень хочется узнать, как там – на Земле. То есть, на РЗ12…

– Потом задашь. Причём, нескольким персонам – на выбор. И всё, обещаю, узнаешь. Всё и даже больше. Только сперва ответь на мои вопросы.

– Спрашивайте, госпожа.

– Для чего на нашу болотистую пустошь слетелось столько виман? Почему на телевизионных каналах отменены все новостные передачи? Какой теме посвящено внеочередное заседание Совета Системы?

– Имеет место быть чрезвычайное и беспрецедентное происшествие, – скорбно нахмурился Гарольд. – Происшествие, которое может…. Может вывернуть весь Кошачий Мир наизнанку. Вчера одновременно перестали работать Порталы. Все. Последним выполнил заданную программу Портал, связывавший «кошачью» Мирру со сто семнадцатым объектом, подлежавшим уничтожению. Вернулась – в аварийном режиме – пустая Капсула. Исходя из соображений экономии…. Или же не пустая? Впрочем, не важно…. Главное, что в настоящий момент мы отрезаны от всех других планет и Миров, входящих в Систему. Случись что, а помощи ждать неоткуда. Не исключено, что это коварные «теневики» – перед предстоящим вторжением – «отключили» наши Порталы. Что теперь делать? Как грамотно и эффективно организовать оборону? Вот, по этому поводу – в экстренном порядке – и собирается Совет…. Почему не работают новостные телевизионные программы? Не знаю. Вполне возможно, архмагики опасаются, что ведущие программ могут – ненароком, или же по злому умыслу – сболтнуть чтонибудь лишнее. Например, неуклюже пошутить. А много ли надо, чтобы спровоцировать полноценную всепланетную панику? Тем более что обстановка – и без того – достаточно неспокойная? Тревожные слухи и отвязанные сплетни расползаются, расползаются, расползаются. Словно испуганные лесные муравьи от высокого муравейника, охваченного пламенем…. Или же эти слухи ктото старательно и целенаправленно распространяет? И такого мутного варианта исключать нельзя…. Теперь по болотистой пустоши, расположенной за Красным поместьем. Считается, благодаря неоднократному ультрамариновому свечению, что именно здесь Теневая Система и пытается обустроить свой злокозненный Портал. Вчерашнее ночное появление голографического фантома только лишний раз подтверждает данное предположение. Поэтому – именно к этому месту – сейчас перебрасываются лучшие специалисты и бойцы нашего Кошачьего Мира. Перебрасываются и будут – в ближайшее время – перебрасываться. У меня, собственно, всё…. Вы довольны моими ответами, госпожа высокородная графиня?

– Ёмкие ответы, – плотоядно пошевелив усами, одобрила Аша. – А ты, Птичка, что думаешь по этому поводу?

– Дельная и качественная информация, – помолчав, высказалась Натка. – Но, честно говоря, хотелось бы уточнить пару важных моментов.

– Какие проблемы? Уточняй, подруга, на здоровье.

– Вопервых, мистер Гарольд, похоже, уже догадался, что ни я, ни мои товарищи (они мирно спят вон за теми кустами), не имеем ни малейшего отношения к официальной делегации с РЗ12. Так, вот, получилось…. Тем не менее. Что это за делегация? С какой целью она прибыла на «кошачью» Мирру? Чему посвящены переговоры? Вовторых, были упомянуты некие «специальнообученные группы гумми и роботовандроидов». О чём идёт речь? Если, конечно, это не является военной тайной?

– Эээ…

– Опять мнёшься, червь книжный? – рассердилась Аша.

– Я могу рассказать…ммм, обо всём? Ничего не утаивая?

– Можешь. Более того, должен. Так надо…. Кстати, добавлю – для полного комплекта – ещё каверзный вопросик от себя. Расскажика, друг любезный, о перпендикулярных Мирах. С параллельнымито всё, как раз, понятно. А, вот, перпендикулярные…. Что это за звери такие?

Но ответить Гарольд не успел.

– Отец? – бесконечно удивлённо поинтересовался ломкий юношеский басок. – Это ты?

– Папа! – зазвенел над поляной другой голос – девичий, восторженный, счастливый…

Глава седьмая

Совет в мирранских Филях

Естественно, что после этого начался самый натуральный кавардак: вопли, слёзы, объятия, поцелуи, разинутые от удивления рты, бестолковые вопросы, такие же бестолковые ответы, всеобщая суета и тому подобное.

– Как же я была права, когда говорила об избыточной впечатлительности гумми, – горделиво подрагивая усами, подытожила юная графиня. – Ну, не умеют они сдерживать эмоции. Совсем. Природой, видите ли, не предусмотрено. По любому маломальски значимому поводу начинают нервничать и поднимают дурацкий шум, привлекая – тем самым – избыточное внимание к своим легкомысленным персонам. О какой, спрашивается, конспирации может идти речь? Понятно, что ни о какой. У арархов же слух обострённый, заметут, арестуют и поволокут на строгий допрос – даже пикнуть не успеешь. И как с такими ненадёжными партнёрами можно вершить важные и тайные дела? Ума не приложу…. Но Аша Каспер (красавица и умница, между нами, подругами, говоря), предвидела подобное развитие ситуации и своевременно установила над поляной надёжный Защитный Купол – дабы можно было свободно говоритьобщатьсясовещаться, не опасаясь посторонних любопытных ушей.

– Так, уж, и не опасаясь? – засомневалась Натка. – А если приложить ухо к своду Купола? Я, кстати, уже пробовала – достаточно неплохо слышны разговоры, ведущиеся снаружи.

– Не напрягайся, Птичка. Защитный Купол – штука хитрая и умная. Одностороннего, так сказать, действия. Находясь под его сенью, можно эффективно прослушивать окружающее пространство, да и наблюдать – при наличии должных навыков – за ним, оставаясь при этом невидимым и неслышимым для всех. Кроме архмагиков, понятное дело.

– А что с «теневиками»?

– Увы, с ними, как утверждают седые мирранские легенды, этот фокус не проходит. Мол, на них архмагика практически не действует. То есть, действует, но крайне слабо. Какоето время свод Защитного Купола будет для них непроницаемым, но если «теневые» гумми хорошенько «присмотрятся», то…

– Архмагические чары спадут?

– Вот, именно. Естественно, со всеми вытекающими негативными последствиями…. Слушай, а когда закончится этот шумный и бестолковый балаган? Давай, подруга, бери нити управления процессом в свои крепкие девичьи ладошки. Командуй и наведи, пожалуйста, элементарный порядок…Ага, твой широкоплечий рыжеволосый кавалер, похоже, первым пришёл в себя. Молодец. Направляется к нам. Действуй, коллега, действуй. Время нынче дорого…

– Привет, – подойдя, неуверенно поздоровался Пашка. – Эээ, милые девушки.

– Вежливый он у тебя, Птичка, – надменно кивнув в ответ головой, одобрила Аша. – А ещё и сообразительный. И это внушает определённые надежды. На будущую счастливую и долгую семейную жизнь, я имею в виду.

– Стараюсь, – тихонько вздохнула Наталья. – Целенаправленно воспитываю, так сказать, в нужном ключе…. Пашенька. Милдружок. Нагнись, пожалуйста. Чмокну. Зачем ты мне подставляешь небритую щёку? Губы давай, недотёпа, не жадничай…. Замечательно. А теперь, дамы и господа, знакомьтесь…. Рыжий, это моя подруга Аша Каспер. Красавица и умница. Потомственная мирранская графиня. И, ко всему прочему, любимая и единственная дочка хозяина Красного замка. А поскольку означенный хозяин отлучился по важным делам, то именно она – на текущий момент – и является здесь самойсамой главной…. Аша, это мой обожаемый жених Павел Назаров. Для простоты – Рыжий. Личность легкомысленная, но надёжная и, безусловно, отважная…. Процедура знакомства завершена? Превосходно. Тогда двигаемся дальше. Павлик, будь другом, помоги. Так как, по мнению высокородной графини Каспер, время нынче дорого…

Она коротко изложила суть просьбы.

– Сделаем в лучшем виде, – заторможено посматривая на Ашу, заверил Назаров, после чего набрал в грудь побольше воздуха и – от всей души – гаркнул:

– Тихо всем! Тишина! Отставить – балаган! Кому сказано, бродяги аномальные? Тихо! Слушай мою команду! Ну, успокоились? – перешёл на обычный голос. – Команда, собственно, и не моя. А, вот, этих двух симпатичных барышень. Они, судя по всему, нынче и банкуют…. Короче говоря. Мистер Библиотекарь, хватайте в охапку своих вновь обретённых детишек и оперативно перемещайтесь к бассейну с золотистыми рыбками. Рассаживайтесь по каменному парапету и, не обращая на нас ни малейшего внимания, общайтесь по полной программе. Обнимайтесь, плачьте друг у друга на груди, смейтесь, болтайте и всё такое прочее. Ну, как в знаменитом романе классика Тургенева – «Отцы и дети»…. Теперь касаемо остальных бойцов нашего славного подразделения. Начальство любезно просит вас проследовать на рабочее собраниесовещание в так называемый «сад камней» и занять вакантные места (задницами на камушках, понятное дело), напротив трибуны. То бишь, напротив главенствующего над «садом» скального обломка…. Проходим, граждане и гражданки! Проходим! Не задерживаемся! Сопли зелёные не жуём! Время нынче дорого, как считают наши верховные амазонки…

– Вот же, трепач, – расстроено прошептала Натка. – А ещё легкомысленный болтун и дешёвый клоун.

– Не расстраивайся, Птичка. В этом аспекте ты не одинока, – понимающе вздохнув, попыталась утешить подругу благородная мирранская графиня. – Мне, похоже, достался точно такой же разговорчивый подарочек…

Аша забралась на макушку ребристого валуна, а Натка встала рядом с камнем – по правую руку. В результате их физиономии (лицо и мордочка), оказались практически на одном уровне.

– Удивительное дело, – восхищённо пробормотал Назаров. – Офигеть и не встать…

– Что, милый, ты имеешь в виду? – забеспокоилась Наталья.

– Ваши глаза…. Они, конечно, разных цветов и размеров. Но…. Выраженье, разрез…. Один в один. Честью клянусь.

– Ничего странного и удивительного, – невозмутимо пояснила юная графиня. – Обычное дело. Среди близких подруг, ясный бином легендарного архмагика Пихлера…

Первый этап совещания планировался как спокойный и прозаичный: знакомство коллектива аномальщиков с дочерью хозяина Красного замка, да короткий рассказ о случайной ночной встрече. Но, совершенно неожиданно, буквальнотаки на ровном месте, запахло склочным скандалом.

С камушка (визуально гранитного), поднялся Подопригора и, многозначительно откашлявшись, заявил:

– Я – человек военный. Хотя и в отставке. Поэтому во всём люблю ясность и точность. Более того, ужасно не люблю, когда мне всякие штатские деятели пытаются понаглому дурить голову и назойливо вешать на уши развесистую яичную лапшу.

– Отставную майорскую голову, – непроизвольно вырвалось у Натки.

Честное слово, непроизвольно. Так – само собой, без всякой задней мысли…

Тут всё оно и началось.

Лизавета – на этот раз совершенно ожидаемо – вскочила на ноги и незамедлительно перешла в решительное наступление:

– Много берёшь на себя, соратница Птичка. Чтобы обзываться, как известно, много ума не требуется…. Почему мы должны верить, что эта облезлая кошка является местной высокородной графиней? Серёжа прав на все сто процентов. Сказки про некий могущественный Защитный Купол? Это ещё проверить надо – существует ли он на самом деле.

– Облезлая кошка, говоришьььь? Мрррры, так тебя и растак, – не удержалась от «солёного» фразеологического оборота из словарного запаса бродяг Аша. – Какая наглая и не воспитанная гумми. Мало того, что наглая, так ещё и очень подозрительная. Как, впрочем, и этот бородатый мужлан с бордовым шрамом. Мрррры…

«Плохо дело», – заволновалась Наташка. – «Аша, судя по всему, ещё совсем молодой архмагик. То бишь, не умеет – полностью и безраздельно – контролировать свои негативные эмоции. Как бы оно ни того…. Необходимо срочно прервать эту нездоровую пикировку…».

Но ничего предпринять она уже не успела: Подопригора и Лизавета неожиданно взмыли в воздух примерно на три седьмых дана и неуклюже задёргались – словно бы пальцы невидимого великана ухватили их за шкирки, оторвали от земли и принялись безжалостно трясти. Причём, у Лизки попеременно – с угольночёрного на платиновый и обратно – менялся цвет волос, а также изменялась их длина.

– Что это за причудливые парикмахерские эксперименты? – спросила – краешком рта – Наталья. – В чём здесь, извини, глубинный смысл?

– Примеряю на эту шуструю деваху чужую личину, – так же тихо ответила графиня Каспер. – Сличаю, так сказать….

– Не затянулась ли, миледи, ваша воспитательная экзекуция? – вмешался Иван Палыч. – Помоему, так вполне достаточно.

– Достаточно, так достаточно, – не стала упрямиться Аша. – Прощаю, так и быть, невоспитанных негодников.

Сергей и Лизавета – медленно и плавно – опустились на каменистую площадку.

– Надеюсь, инцидент исчерпан? – подчёркнутовежливым голосом поинтересовалась Натка. – Все сомнения и подозрения улетучились?

– Исчерпан, – смущённо глядя в сторону, подтвердил Подопригора. – И однозначно улетучились.

– Вот, и ладушки. Переходим ко второй части классического марлезонского балета. То бишь, продолжаем наш совет в мирранских Филях…

Они перешли и продолжили.

Первым делом, Наталья – в общих чертах – рассказала аномальщикам об основных исторических вехах и современных реалиях Кошачьего Мира. О нашествии «теневых» гумми и их клыкастых собак, произошедшем в стародавние времена. О том, что на представителей Теневой Системы мирранская архмагика почти не действует. О странном ультрамариновом свечении на болотистой пустоши, расположенной за кирпичным забором Красного поместья. О том, что на месте этого свечения, по мнению авторитетных учёных, злонамеренные «теневики» обустраивают новый Портал, и поэтому к пустоши планомерно стягиваются боевые мирранские подразделения. Об официальной делегации «землян», прибывшей в Кошачий Мир для проведения неких тайных переговоров. И, наконец, о том, что все хитрые Порталы, связывавшие «кошачью» Мирру с другими планетами и Мирами, неожиданно перестали функционировать.

– А ведь, братцы, мы влипли, – отчаянно взлохматив ладонью свои рыжие волосы, подытожил Пашка. – Причём, однозначно и крепко…. Насколько я понимаю, до тех пор, пока «теневой» вопрос не будет снят с повестки дня, Порталы не заработают, и мы, соответственно, не сможем вернуться на Землю? Засада засадистая…. Чего это, Серёга, ты лыбишься? Что, интересно, так тебя обрадовало?

– Давненько я в войнушку не игрался, – голос Подопригоры заметно повеселел. – Почему бы и не тряхнуть стариной? Естественно, в разумных пределах…. Кстати, а не желает ли выступить…эээ, госпожа здешняя аристократка? Дополнить, так сказать, нашу мудрую и рассудительную Птичку? Углубить – местами?

– Желает, желает, – меланхолично усмехнулась Аша. – Внесу, как и полагается, свою информационную лепту в общий совещательный котёл. Освещу – для начала – два вопроса, ранее уже поднятые моей подругой. На них должен был ответить мистер Библиотекарь, но он нынче отвлёкся на важные семейные дела, – небрежно ткнула правой передней лапой в сторону бассейна с рыбками. – Благородно беру эту миссию на себя…. Итак, момент первый. С какой целью официальная делегация с РЗ12 прибыла на «кошачью» Мирру, и чему посвящены ведущиеся переговоры? Отвечаю на основании собственных умозаключений, построенных сугубо на подслушанных разговорах, которые вёл мой заслуженный батюшка со своими соратниками и коллегами, посещавшими – время от времени – Красный замок. Как вы знаете, в Кошачьем Мире запрещены – под страхом лютой смерти – разработка и производство любых видов оружия: огнестрельного, холодного и всего прочего. Так, вот, исторически сложилось. Считалось, что архмагика и «арарховы» лучи помогут нам противостоять любой внешней агрессии. Но в случае с Теневой Системой, как выяснилось, архмагика практически не работает. Так, лишь по мелочам. «Ничего страшного», – официально заявили (для узкого круга избранных, конечно), заслуженные лорды из Совета Системы. – «Ведь, „арарховы“ лучи – в отношении „теневиков“ – действуют безотказно. Да и верные союзники – в случае крайней военной необходимости – не оставят нас в беде и обязательно помогут…». Заявитьто они заявили, но сами не очень – в это заявленное – верили. Вопервых, взрослых арархов единовременно проживает на «кошачьей» Мирре не так и много – всегото порядка двух с половиной тысяч особей. При широкомасштабном вторжении – сразу через несколько Порталов – их сил и способностей будет, явно, недостаточно. Союзники? Да, в состав Системы – кроме «кошачьей» Мирры – входят ещё несколько планет и Миров. Но…. Как бы это лучше и доходчивей объяснить? Никудышные вояки, если смотреть правде в глаза, наши союзники. Всёто у них хорошо: устоявшиеся демократические режимы, тихая и спокойная жизнь, никаких тебе войн и всяких других вооружённых конфликтов – причём, уже на протяжении нескольких десятков поколений. Современное оружие у наших союзников имеется. Отрицать не буду. А, вот, боевой практический опыт? Увы, отсутствует…. Поэтому взгляды суровых аналитиков из нашего Совета Системы и обратились на вашу Землю. То есть, на планетарный объект РЗ12, где профессиональных военных – причём, с богатейшим практическим опытом – хоть пруд пруди. Поэтому и суть проводимых переговоров предельно проста, мол: – «Вы обеспечиваете надёжную охрану Кошачьего Мира, регулярно, на сменной основе, „перебрасывая“ через Порталы группы хорошовооружённых и обученных военных специалистов. А мы – в качестве достойной оплаты за оказанные услуги – будем щедро делиться с вами определёнными продвинутыми технологиями…». Официальная делегация, состоящая из двух «земных» гумми, прибыла. Переговоры стартовали. Больше мне ничего неизвестно…. Что могу рассказать о личностях переговорщиков? Гумми мужского пола – никакой: серенький, щуплый и никчемный. Или же искусно притворяется таковым. Женщина? Стильная, красивая, хладнокровная, целеустремлённая и очень опасная. В том смысле, что аура у неё такая – плотного серостального цвета…. Она, кстати, очень похожа на эту черноволосую нахалку, – кивнула головой на Лизавету. – Только немного постарше и волосы белые, как у нашего Гарольда. Но оченьочень похожа. Чётко ощущается прямая родственная связь…. Ещё у этой опасной гумми наличествует звучное и красивое имечко. Эээ…. Запамятовала. Начинается, вроде, на букву – «А».

– Её зовут – «Амальгама»? – громко сглотнув слюну, спросил Сергей.

– Точно. Так её и зовут. Забавное имя.

– Ленка? – ошарашено забормотала Лизавета. – Не может такого быть. Никогда. Не может. Не может. Не может…

– Перестань, – сгорбившись, словно от удара кнута, попросил Подопригора. – Значит, ты меня, всё же, обманула? Елена Мальгина – твоя родная старшая сестра?

– Извини, Серёженька. Я, честное слово, хотела – как лучше. Запуталась совсем. Прости меня, дуру влюблённую, пожалуйста.

– Ладно, отложим этот разговор на потом. До лучших времён…. Народная пословица учит, мол: – «Перемелется – мука будет…». Может, оно и так. Проверим…

– Я могу продолжать? – подчёркнутоскучающим голосом поинтересовалась усатая мирранская графиня. – Спасибо, уважаемые гуманоиды…. Второй вопрос Птички звучал примерно так: – «Что представляют собой „специальнообученные группы гумми и роботовандроидов? Для чего их, вообще, доставляют к болотистой пустоши?“. Отвечаю. После успешно отбитого древнего нашествия „теневиков“ осторожные архмагики решили подстраховаться. То есть, дополнительно усилить охранный потенциал „кошачьей“ Мирры. Были разработаны соответствующие хитрые технологии, и уже многие поколения подряд все молодые мирранские гумми подвергаются специальному облучению, пройдя через которое, они начинают люто ненавидеть собак. То есть, готовы, не ведая даже малейших отголосков страха, набрасываться на них и рвать – ногтями и зубами – на мелкие кусочки…»

– Нестандартная ситуация, – заметила Наталья. – Современные мирранские гумми собак никогда не видели, а уже их ненавидят. Казус, одним словом. Причём, градус этой искусственной ненависти никак не измерить и не проверить. Изза отсутствия собачьего лабораторного материала, понятное дело.

Про себя же она подумала иное: – «Теперь понятно, почему Надежда Васильевна – матушка Валентины и Женьки – набрасывалась на безвинных „земных“ собачек. Знать, во время своего пребывания на Мирре она прошла через процедуру упомянутого облучения. Архмагики заставили пройти? Или же Надежда Васильевна пошла на это сознательно? То бишь, по доброй воле? Для того чтобы стать полноценной мирранкой? Надо будет потом уточнить у мистера Библиотекаря…».

– Казуистика, милейшая Птичка, – недовольно поморщилась кошка. – Причём, основанная сугубо на незнании современных мирранских научных разработок и технологий. Тем не менее, будут рвать, никуда не денутся…. Теперь про роботовандроидов. Некоторые их модели запрограммированы похожим образом, но, если так можно выразиться, наоборот. То есть, они считают своими кровными врагами не самих собак, а гуманоидов, от которых пахнет псиной. Разделение боевого труда, так сказать. Мирранские гумми набрасываются на охотничьих собак, а андроиды, понятное дело, на их разумных хозяев. Либо из засад. Либо в процессе прямого боестолкновения, делая ставку на массовость…. Небось, считаете такой подход непродуманным, скоропалительным и авантюрным? Мол, данные научные разработки – при реальном практическом применении – окажутся малоэффективными?

– С чего бы это, милейшая из милейших мирранских графинь? – демонстративно обиделся Подопригора. – Вполне даже – с военной точки зрения – не плохая задумка. Я бы даже сказал – гениальная в своей простоте. Мол, именно сермяжная пехота – зачастую – и решает судьбу генеральных сражений. Боевые слоны, закованные в броню, и специальнообученные тигры с позором, воя от трусливого ужаса, спешно улепётывают прочь, а скромные пехотинцы упрямо и настойчиво прут вперёд – за победой, разлапистыми орденами, звонкими монетами, доступными женщинами и призрачной славой. Обычное дело. Это я вам как майор в отставке говорю. Уточняю, как боевой, заслуженный и орденоносный майор…

– Словаслова, серебряная пыль, – лениво зевнула Аша. – А как быть, господин майор, с моральным аспектом?

– Простите?

– На первый раз, так и быть, прощаю…. Ты, милейший, сейчас озвучил только половину мыслей, пробежавших в твоей забубённой голове. Цитирую для всех присутствующих вторую половину. Практически дословно: – «Совсем, сволочные кошки, обнаглели. Превратили людей в бесправных и тупых рабов. И мало того, что в рабов, так ещё и в самых натуральных зомби…. Может, „теневики“, как раз, и борются за освобождение мирранских гуманоидов изпод жестокого кошачьего ига? Ещё и неизвестно, если задуматься, кому следует помогать в предстоящей войне…». А, вот, в черноволосой голове твоей симпатичной подружки присутствуют гораздо более разумные – с философской точки зрения – мысли. Например: – «Конечно, с этим облучением – не очень красиво получается. Но, с другой стороны, на нашей матушкеЗемле люди – по отношению к животным и птицам – ведут себя тоже далеко неидеально. Всякие научные опыты над мышами и обезьянками. Использование в военное время собак и дельфинов в качестве „живых торпед“. Это уже не говоря про массовое и регулярное поедание свиней, бычков, куриц, кроликов и барашков…. Ещё, слава Богу, что местные архмагики и арархи не питаются человечинкой. Было бы стрёмно, честно говоря, если бы на „кошачьей“ Мирре существовали бы профильные откормочные фермы…». Буду, господа «земные» аномальщики, честной до конца. В былые дремучие времена, действительно, некоторые архмагики и арархи позволяли себе вкушать мясо гумми – в качестве экзотических и праздничных блюд. Но все эти позорные зверства остались в Прошлом. Нынче поедание гуманоидов запрещено на законодательном уровне и карается…эээ, достаточно строго…. Кстати, черноволосая, а, вот, Бог. Кто он, собственно, такой? Не подскажешь?

– Ммм…, – задумалась Лизавета. – Бог? Ну, это такая мыслящая, мудрая и могущественная Субстанция. Высший Вселенский Разум, если коротко.

– Спасибо, гумми. Доходчиво и по сути объяснила. Молодец…. Кстати, это ты занимаешься в экспедиции врачебной практикой?

– Я, судя по всему.

– И скальпелем умеешь пользоваться?

– Практического опыта маловато. Но, если будет очень надо, то простейшие хирургические операции провести смогу. Отрезать, например, чтонибудь лишнее или не нужное.

– Очень хорошо, – неожиданно обрадовалась усатая графиня. – Просто замечательно…. А теперь несколько слов о главном. Выбросьте, уважаемые путешественники, из ваших гуманоидных голов всякие дурацкие мысли о «теневиках». Мол: – «Вдруг, они являются хорошими, справедливыми и благородными? То бишь, несут порабощённым гумми Кошачьего Мира долгожданную свободу? Не стоит ли – в таком раскладе – оказать им посильную помощь? То есть, встать под их славные революционные знамёна?». Чушь всё это. А ещё и законченный бред. Вопервых, как утверждают древние седые легенды, «теневики» очень жестоки и кровожадны. Все обитатели «кошачьей» Мирры – без единого исключения – являются для них лишь ценными охотничьими трофеями. Не более того. Вовторых, надо чётко осознавать, что в случае победы «теневиков» вы уже никогда не вернётесь на Родину. Теневая Система является – по отношению к Мирре – перпендикулярным Миром. Их Порталы – по определению – не могут привести вас на планету РЗ12. Никогда и не при каких обстоятельствах.

– Что ещё за – «перпендикулярные Миры»? – заинтересовался Пашка. – Шутить изволите?

– Очень надо…. Ага, Библиотекарь с детишками следует к нам. Судя по всему, счастливое воссоединение семьи состоялось. Лица у нашей троицы просветлённые, следы недавних слёз размазаны по щекам. Радостных и счастливых слёз, понятное дело…. Рассаживайтесь, вновь прибывшие господа гуманоиды, по камушкам. Выбирайте подходящие…. Устроились? А теперь, Гарольд, поведайка нам про так называемые «перпендикулярные Миры». Обрисуй, так сказать, проблему в общих чертах.

– А подругому, извините, и не получится, – не выпуская из своих больших ладоней миниатюрную ладошку Валентины, задумчиво произнёс Библиотекарь. – Только в общих. Так как мы имеем дело сугубо с теоретическими предположениями. То есть, с некой научной моделью, созданной сложными компьютерными программами с квазиматематической направленностью…

– Избавь нас от этих заумных терминов. Излагай, пожалуйста, на нормальном мирранском языке.

– Слушаюсь, графиня. Как скажете…. Итак, друзья, представьте для простоты восприятия, что каждый Мир – это, всего лишь, лист бумаги, летящий кудато по чёрной и бескрайней Вселенной. Летит себе и летит, причём, чаще всего – без какойлибо конкретной цели и без заранее спланированного маршрута. Хотя, иногда бывает и иначе. Впрочем, не буду отвлекаться…. Значит, Мир летит. А рядом с ним – аналогичными курсами и с похожей скоростью – летят другие Миры. Параллельные, как легко догадаться. И зачастую – по специальным Порталам, как искусственным, так и природным – можно свободно перемещаться из Мира в Мир. Как видите, ничего хитрого…

– Абсолютно ничего, – язвительно хмыкнув, подтвердил Назаров. – Подумаешь, соседние Миры. Прыгай по ним тудасюда, усталости не ведая. Самое простое и обыденное дело, так его и растак…. Не надо, прекрасная графиня, смотреть так сердито. Ещё дыру во мне, благодаря своим архмагическим штучкам, проделаете. А мне, ведь, скоро предстоит жениться. Кому, спрашивается, нужен жених с дыркой? Всёвсё, замолкаю. И обязуюсь больше не перебивать уважаемого докладчика.

– Могу продолжать? – понимающе улыбнулся Гарольд. – Спасибо большое…. Значит, с параллельными Мирами мы – худобедно – но разобрались. Следуем дальше…. Иногда конкретные Миры «встают» на пути «стаи» других Миров. То есть, их курсы – теоретически – пересекаются. К чему может привести такое столкновение? Естественно, к полному и взаимному уничтожению. Раз, и нет никаких Миров. Есть только новёхонькая Чёрная Дыра, насмешливо отливающая ультрамарином…. Но такие глобальные катаклизмы крайне редки, так как каждый Мир обладает огромным защитным потенциалом. И маршрут может «отклониться» в сторону, и скорость «перемещения» может измениться до нужного значения. Иногда катастрофы, всё же, случаются. Когда? Тогда, когда защитный потенциал одного из Миров ослаблен. Классическим примером здесь может служить ваша любимая планета Земля, понашему – РЗ12, экология которой очень сильно пострадала от хозяйственной деятельности разумных (разумных ли?), гуманоидов. Да и нашу «кошачью» Мирру, как это и не печально, можно смело отнести к категории объектов, входящих в зону повышенного риска. Благодаря, в первую очередь, искусственному изменению климата. Вот, поэтому у «теневиков» имеются все шансы на успех. Грядёт большая и серьёзная война, могущая уничтожить Мирру. Стереть её, образно выражаясь, с лица Вселенной…

– Что это? – насторожилась Наталья. – Слышите? Сирена гудит.

– А ещё гонг слышен, – дополнил Пашка. – И со стороны Красного замка долетает, и от поместья арархов Радо.

– Объявили тревогу, – скорбно помотала ушастой головой Аша. – Причём, алую, высшего уровня. Возможно, оно уже началось.

– Что – началось?

– Нашествие…

Глава восьмая

Нашествие, первые акты

– Надо срочно «избавиться» от Защитного Купола и идти к Красному замку, – предложила Натка. – Узнаем последние новости, покумекаем, посовещаемся ещё разок и уже после этого примем взвешенные решения о дальнейших совместных действиях.

– Разумно и дельно, – поддержал Назаров. – Информация – в таких серьёзных делах – является самым важным и краеугольным камнем. То бишь, печкой, от которой и следует плясать.

– Причём здесь какаято непонятная «печка»? – удивилась Аша. – Но – в любом случае – торопиться с замком не будем. Там, наверняка, царит бестолковая паника – вкупе с не менее бестолковой суетой. Знаю я этих арархов, та ещё публика – нервная и мнительная до полного неприличия. А свежей информацией мы и здесь – без какихлибо проблем – разживёмся. Сейчассейчас, подождите немного…

Раздался едва слышимый приятный звон, и на горизонтальной поверхности ближайшего свободного камня возникпоявился телевизор средних размеров.

– Перебазируемся, господа гумми, поближе к источнику знаний, – велела юная графиня Каспер. – Будем знакомиться с последними мирранскими новостями. Естественно, по Шестому развлекательному телеканалу. Как ни странно, но именно «шестёрочники» всегда оказываются – по факту – самыми информированными.

Тихонько щёлкнуло и на телевизионном экране возникли две кошачьи мордочки – озабоченные, серьёзные и слегка испуганные.

– Дикторша, понятное дело, из обыкновенных бродяг, – со знанием дела прокомментировал Пашка. – Белочёрная мордочка, яркорозовый нос, светлоголубые глазки. А её напарник по эфиру, и вовсе, является типичным полукровкой: маленькие слегка закруглённые уши, жиденькие баки на выпуклых щеках, один глаз – янтарножёлтый, другой же, наоборот, блёклосиний…. Судя по всему, на «кошачьей» Мирре сейчас в моде нетленные либеральные ценности. Мол: – «Надо как можно шире привлекать народные массы к общественнополезной жизни…». Бывает. Плавали – знаем. Не удивлюсь, если и здесь за серьёзные экономические преступления не дают реальных сроков…

– Сограждане, крепитесь! – душевно попросила чёрнобелая кошка. – В эти трудные минуты мы все должны сплотиться вокруг Совета Системы. Сплотиться – перед лицом смертельной опасности, а также позабыть обо всех былых трениях, обидах и разногласиях. Архмагики и арархи, бродяги и гумми. Теперь мы – единая и сплочённая семья. Если, конечно, хотим победить.

– Сегодня, на раннем рассвете, силы Теневой Системы вероломно вторглись в Кошачий Мир, – подключился светлопалевый полукровка. – Нападение было осуществлено сразу через четыре Портала, заранее оборудованных в периферийных районах «кошачьей» Мирры. А ультрамариновое свечение, неоднократно замеченное на болотистой пустоши рядом с Красным замком, оказалось подлым отвлекающим манёвром. В результате, основные мирранские боевые части были сосредоточены совсем не там, где было надо. Приходится признать, что коварному противнику удалось обвести мудрых лордов из Совета Системы вокруг когтя. Печальное, согласитесь, обстоятельство. Печальное и крайне неприятное.

– Сейчас враги – четырьмя компактными группировками – выдвигаются к нашей Столице, – вновь перехватила инициативу дикторша. – То бишь, направляются, постоянно расширяя фронты охвата. Речь, по сути, идёт о планомерном взятии главного мирранского города в кольцо. То есть, в полноценную блокаду. Наши славные архмагики пытаются взять ситуацию под контроль и осуществить необходимую передислокацию боевых подразделений. Но, увы, возникло очередное фатальное препятствие…

– Возникло, – скорбно пошевелив пышными усами, подтвердил диктор. – Причём, действительно, фатальное. Неожиданно вышли из строя – по неизвестной причине – электромагнитные двигатели мирранских виман. Всехвсехвсех. Теперь они не могут летать, превратившись в бесполезные игрушки из металла и пластика. Это, как вы понимаете, многократно усложняет наше и без того отчаянное положение, полностью лишая мобильности. Но не стоит, господа и дамы, впадать в отчаянье. По крайней мере, именно к этому нас и призывает Совет Системы…. А сейчас вашему вниманию будут представлены краткие видеорепортажи из районов военных действий. Часть этих материалов была заснята с виман, которые на тот момент ещё могли летать, и находились в воздухе. Вторая же – специальнообученными роботамиандроидами, снабжёнными видеокамерами и необходимой передающей аппаратурой. Смотрите, уважаемые, и делайте выводы сами. Мы от вас ничего не скрываем…

На телевизионном экране возникла симпатичная мирранская долина, вернее, широкая и полноводная река, расположенная между двумя величественными горными хребтами. Извилистое речное русло было украшено многочисленными старицами, рукавами и островными архипелагами. Вдоль берегов простирались обширные бледноголубоватые травянистые луга, которые, поднимаясь вверх по склонам ущелья, постепенно преобразовывались в полноценные леса. А уже за жёлтооранжевыми полосками лесов наблюдались сплошные скалы – угольночёрные, изрезанные и островерхие.

– Отдельные пики и горные перевалы даже украшены белосерыми шапками снегов, – восторженно сообщила Наталья. – Снимают, скорее всего, с виманы, зависшей над долиной…. Очень красиво! Уголок дикой и первозданной природы, короче говоря.

– Уголок и есть, – согласилась Аша. – В том плане, что государственный заказник. Охотничий, понятное дело. Предназначенный для полноценного отдыха государственных мужей и прочих представителей мирранской аристократии. Данная река называется – «Андуллин». А вся эта местность – «Заказник Андуллин»….

– Заказник для аристократии? Нуну. Вон мужикигумми тянут рыбацкий бредень по мелководной речной косе.

– Что в этом, Птичка, странного? С одной стороны, без обслуживающего персонала никак нельзя. Древние седые традиции запрещают. А, с другой, зачем переводить на гуманоидов дорогостоящий белковый концентрат, когда они прекрасно могут – в данной конкретной местности – обойтись и бесплатным подножным кормом? Элементарная разумная рачительность, не более того…. Сделаю, пожалуй, короткое пояснение. С природными красотами на «кошачьей» Мирре наблюдаются определённые сложности. То бишь, имеют место быть негативные последствия, связанные с искусственным изменением климата. Из вечной серии: – «Хотели как лучше, а получилось – как всегда…». Не оценила неблагодарная и капризная природамать стараний мудрых архмагиков. Леса, не смотря на регулярные и живительные дожди, засыхают, наполняясь противными и очень прожорливыми жучками. Реки и ручьи неожиданно пропадают – невесть куда. Поля со злаками, которыми питаются гумми, наоборот, становятся непроходимыми и топкими болотами. Бунтует, короче говоря, планета. Причём, практически без перерывов…. Говорите, что в графском парке вам очень понравилось, и никаких природных мутаций обнаружено не было? Так то в парке. Регулярные профилактические сеансы архмагики дают о себе знать. А что делать с лесами, полями, лугами, пустошами и болотами? Где взять столько архмагиков? Да и с уничтожением всех хищников, честно говоря, наши предки явно погорячились. Теперь постоянно происходят всяческие неприятные истории: то полевые бурорыжие мыши, бесконтрольно расплодясь, пройдут через пол планеты с лихим набегом, то замми и антибы, выщипав всю сочную траву, примутся за деревья и кустарники, то озёрная рыба начнёт массово дохнуть от голода…

– Как это – от голода? – заинтересовался Пашка, являвшийся фанатичным и упёртым рыбаком.

– Обыкновенно. Сперва размножится до неимоверных количеств, потом уничтожит всю кормовую базу в водоёме, а после этого начинает дохнуть. От голода, понятное дело.

– Вы, что же, умники, и всю хищную рыбу…ммм, «изъяли» из природного оборота?

– Ну, не совсем мы, – засмущалась юная графиня. – Мечтательные идеалистыпращуры, так сказать. О мёртвых же плохо говорить не полагается…

– А зачем? – никак не мог угомониться любопытный Назаров. – Это я про хищников в рыбьем обличье. С какой целью от них избавились?

– Естественно, ради пущей безопасности. Многие архмагики и арархи – вопреки расхожему мнению – любят купаться. Причём, не только в парковых бассейнах и прудах, но и в естественных водоёмах. А какое, спрашивается, удовольствие можно получить от водных процедур, если до конца не уверен, что тебя никто не цапнет – за одно нежное место – острыми зубами? Как бы оно так…. Железная логика?

– Железная, спора нет….

– Так что, понастоящему красивых природных уголков, где можно отдохнуть Душой и отвлечься от всяких бытовых глупостей, на «кошачьей» Мирре осталось до обидного мало. По когтям на одной лапе можно запросто пересчитать. Заказник «Андуллин» – один из них.

– Понятное дело…. А кто такие – «замми» и «антибы»?

– Мирранские аналоги «земных» зайцев и антилоп, – решил поучаствовать в общем разговоре Библиотекарь. – Вон, стадо антибов пасётся на заливном лугу…. Как на них охотятся? Да, поразному. Архмагики предпочитают использовать свой могучий интеллект. Тщательно изучают тропы сезонных миграций. Старательно прогнозируют поведение. Устанавливают – в нужных местах – охотничьи петли, капканы и прочие хитрые ловушки. Телепатическим методом, естественно, устанавливают. Арархи же, как легко догадаться, предпочитают пошлые «арарховы» лучи.

– Господа, вынужден прервать вашу познавательную беседу, – вмешался Иван Палыч. – Похоже, оно начинается. Смотрите внимательно на светлобежевую скалу. Вон на ту. Она, ейей, словно живая…

Недалеко от мелководной косы, по которой мужикигумми усердно тащили рыбацкий бредень, к речному берегу подступал, теснярасталкивая в стороны поверхность блёклоголубоватого луга, склон пологого холма, из которого высовывалась скала – длинная, светлобежевая, невысокая, обычная и почти неприметная. Ну, разве только тем, что чуть заметно подрагивала – как зелёный мирранский лист на тревожном осеннем ветру.

Вздрагивалаподрагивала, а потом, и вовсе, исчезла – словно бы провалилась под землю. Провалилась, открывая…

– Открывая входвыход в Портал, – зачарованно прошептала Натка.

– В Портал злокозненной Теневой Системы, – уточнила Аша. – Ага, полезли наружу, морды гуманоидные. А ещё и собачьи…

Видеокамера, установленная на вимане, слегка поменяла ракурс, приближая картинку: из пугающе чёрного провала на блёклоголубоватую травку, освещённую нежносиреневым мирранским солнышком, начали выбираться широкоплечие гумми, некоторые из которых держаливели на длинных поводках здоровенных псов.

– Те ещё субчики – рослые и мордатые, – презрительно сплюнул в сторону Назаров. – А ещё отвязанные, наглые, откормленные и злые. Это я и про тех, и про других, которые на поводках…. Люди одеты, на мой взгляд, странновато. Чувствуется в их одеждахкостюмах чтото средневековое. Определённо, чувствуется, но…. Разномастное всё какоето: длиннополые камзолы, щедро отороченные пышными кружевами, сюртуки полувоенного покроя, бесформенные холщовые робы, рубахи с широченными рукавами, штаны – всякие и разные, обувка – на любой вкус. Да и вооружены они – кто во что горазд: неуклюжие пистолеты за кожаными поясами, громоздкие мушкеты, длинноствольные охотничьи ружья, дворянские шпаги в элегантных ножнах, кривые ятаганы, страхолюдные палаши. Сборная солянка, выражаясь по сути. И парочка костистых барышень – в мужских нарядах – присутствует. Для полного комплекта, надо полагать…. Ну, никак этот пёстрый сброд не попадает под термины – «регулярная воинская часть» и «экспедиционный корпус»…. Как считаешь, отставной майор?

– Не попадает, – согласился Подопригора. – Разухабистая пиратская ватага с ярковыраженным анархическим уклоном. Клоуны дешёвые…. А, вот, собачки у них знатные, все как на подбор. Половина – лохматые, слегка похожие на наших кавказских овчарок. Другие, наоборот, гладкошёрстые. Вылитые «земные» мастиффы, даже вязкая слюна капает с клыкастых морд…. Ага, «теневики» засекли местных рыбачков. Коротко посовещавшись, спускают собак с поводков. Машут руками…

– При этом, наверное, азартно и радостно улюлюкая, – предположила Наталья. – Причём, совершенно напрасно.

– Что – напрасно?

– Напрасно – радостно. Эти «теневые» ухари, скорее всего, не знают про хитрое облучение, которым обрабатывают здешних гумми. То бишь, о возможном достойном отпоре…

Рыбаков было шестеро: пятеро, позабыв о бредне, принялись согласованно – по пояс в воде – отходить к камышовым зарослям, а шестой, как ни в чём не бывало, остался стоять на месте. Псы – два лохматых и два гладкошёрстых – решительно вбежали в реку и, подняв тучу брызг, устремились в атаку.

– Удивительно, но одинокий гумми собак совершенно не интересует, – заметила Лизавета. – Они преспокойно обежали (то есть, обпрыгали), шестого стороной. Да и он на них не набросился. Наоборот, выбрался на берег и несуетливо зашагал в сторону «теневого» Портала. Странно…. Итак, стартовала схватка в камышовых зарослях. Ух, ты! Рыбачки прикончили первого пса! Второго…. Ура! Эйэй, так же нечестно!

Зазвучали частые выстрелы и пятеро гуманоидов – один за другим – повалилисьпопадали в воду. Собаки, оставшиеся в живых, с остервенением набросились на раненых и умирающих…

– Ничего не понимаю, – потерянно забормотала Аша. – Они, что же, знали, что мирранские гумми могут нанести «теневым» псам реальный вред?

– С чего ты взяла, подруга? – непонимающе нахмурилась Натка.

– С того самого…. Вопервых, «теневики» послали к камышовым зарослям только четыре собаки. Вовторых, тут же взяли мирранских рыбаков на мушки. Следовательно, уже располагали некой конкретной информацией, призывающей к осторожности? Располагали и решили её проверить? А ещё этот подозрительный шестой, в которого даже стрелять не стали…. Где он, кстати? Что делает?

Ракурс камеры, тем временем, вновь сместился, сосредоточившись на входе (на выходе?), в Портал.

Мирранский гумми, подойдя к «теневикам», почтительно склонился перед их главарём, стоявшим чуть впереди остальных.

– Перед атаманом разбойничьей шайки, – не утерпев, высказалась Натка. – По крайней мере, характерный типаж: длиннополый сюртук в сплошных золочёных узорах, высокая меховая шапка на голове, кривая сабля в нарядных ножнах на левом боку. Типичный такой – «Стенька Разин»…. Такс, атаман достал из кармана сюртука крохотный продолговатый предмет, навёл его на рыбачка, нажал, похоже, на кнопочку.… Зачем, интересно?

– Элементарно, мой веснушчатый Ватсон, – ехидно улыбнулся Назаров. – Куда только, на этот раз, девалась твоя знаменитая проницательность? Или же ты не смотрела знаменитый киношедевр – «Киндзадза», снятый гениальным Георгием Данелия? Нука, вспоминай…. Датчикопределитель наводится на интересующий объект. Нажимается кнопка. Зажигается крохотная лампочка. Если зелёным цветом, то, значит, перед тобой чатланин. Ну, а если розовая, то, соответственно, пацак…. Въезжаешь?

– Хорошая тема. Молодец, Рыжий. Догадливый.

– А ты разве сомневалась?

– Ну, не то – чтобы…. Ага, мирранский гумми, похоже, прошёл проверку. Причём, вполне успешно. Прочь, предварительно надавав по мордасам, его не гонят. Наоборот, поприятельски хлопают по плечам и приглашают пройти в провал. То есть, в Портал. Чатланин, век воли не видать…

– Притормозите, пожалуйста! – взмолилась юная графиня. – Болтают и болтают, словно два пересмешника в клетке…. Что ещё за «чатлане», «пацаки» и «мордасы»?

Пашка кратко и доходчиво, не вдаваясь в подробности и детали, объяснил суть упомянутых терминов, после чего – в свою очередь и с наигранной тревогой в голосе – поинтересовался:

– Что случилось с вами, уважаемая потомственная аристократка? Не заболели, часом? Вопросы задаёте – словно безродная и зачуханная деревенщина…. А как же высокое и благородное искусство «считывания мыслей»? Почему не используете?

– Ну, эээ…, просто не считаю нужным…

– Правильное решенье, госпожа, – одобрил Библиотекарь. – В такие неспокойные и мутные времена не стоит растрачивать драгоценную архмагическую энергию на всякую ерунду. Более того, её необходимо повсеместно беречь и без устали накапливать. Потому как может пригодиться – для мощного и концентрированного использования – практически в любой момент…. А это ещё что такое? Начинается очередной акт спектакля?

Длинный чёрный провал значительно – на всём своём протяжении – расширился, и из него показались странные деревянные конструкции, установленные на низкие помосты, которые были оснащены чёрными колёсами и тёмножёлтыми кабинами.

– Это…ммм, корабли? Предназначенные для дальних путешествий и перевозки тяжёлых грузов по воде, как утверждает Системная Паутина? – засомневалась Аша. – У нас, на «кошачьей» Мирре, такие большие суда не используются, только гребные лодки и одномачтовые прогулочные яхты. Для серьёзных же путешествий гораздо лучше подходят виманы. А эти водоплавающие посудины – словно бы сошли со страниц приключенческих мирранских романов, в которых отважные Главные герои и героини попадают в иные Миры…

– Корабли, – подтвердил Иван Палыч. – Причём, самые настоящие и, если так можно выразиться, совершенно разноплановые. На центральном тягаче перемещают плавсредство, очень напоминающее – по всем визуальным признакам – древнегреческую гребную галеру. Справа от неё – классическая испанская каравелла. Слева – средневековый английский бриг. Естественно, что прилагательные «древнегреческая», «испанская» и «английский» относятся сугубо к нашим «земным» реалиям.…Простите, графиня, но, как я понял, столица Кошачьего Мира так и называется – «Столица»?

– Так и называется. Чтобы не путаться и не тратить время на долгие жаркие споры по поводу очередного переименования.

– Умно придумано, ничего не скажешь. Одобряю…. А, вот, речка Андуллин. Не протекает ли она гденибудь поблизости от главного города «кошачьей» Мирры?

– Протекает. Более того, Столица, как раз, и располагается на берегах и многочисленных островах Андуллина – примерно в трёхстах данах от места впадения этой реки в узкий морской залив…. Это так важно?

– Конечно. «Теневики», похоже, решили немного поиграть в пиратов. То есть, сплавиться – на классических старинных судах – вниз по течению Андуллина и взять на абордаж вашу славную Столицу.

– Наверное, я схожу с ума, – окончательно расстроилась графиня Каспер. – То бишь, перестаю, вообще, чтолибо понимать…. Слово – «поиграть» мне понятно. Да и про – «пиратов» я читала в Сети. Но, что, извините, означает запутанная и мутная фраза – «поиграть в пиратов»?

– Можно мне? Можно? Можно? Можно? – вскинула вверх правую руку Наталья. – Спасибо…. В данном контексте слово – «поиграть» соответствует смысловому аналогу – «сделать вид». То бишь: – «Сделать вид, что мы являемся пиратами….». Поясняю для непонятливых аристократок. Деревянные старинные корабли – одна сторона медали. Платформы, на которых их вывезли из Портала, вторая. Почему? Потому, что грузовые платформытягачи, упомянутые выше, оснащены – судя по характерным выхлопам – двигателями внутреннего сгорания. На лицо, что называется, ярковыраженные исторические и временные нестыковки…. Для чего разумным гуманоидам, обладающим современными технологиями (например, мощными грузовыми трейлерами), понадобились допотопные деревянные кораблики? А?

– Не знаю, – почестному призналась Аша. – Действительно, для чего?

– Откровенно валяют дурака. Или же – как школьники начальных классов на переменах – играются в игрушки. Чтобы время скоротать на досуге…. Рыжий, будь другом. Расскажи, пожалуйста, благородной хозяйке здешних мест о наших «земных» исторических реставраторах…. Чего это ты строишь язвительные и многозначительные рожи? Мол, не нанимался быть бесплатным лекторомпросветителем? Нагнись, так и быть. Поцелую – в качестве полноценного аванса…

– Могу и рассказать. Почему бы и нет? – объявил – после затяжного поцелуя – Пашка. – Значится так. Начну, пожалуй, с классической формулировки из толстой «земной» энциклопедии: – «Историческая реконструкция – это общественное движение, ставящее перед собой научные цели и использующее при этом – для более глубокого изучения исследуемого исторического периода – метод ролевой игры и научного эксперимента…». Не очень понятно? В данном заумном толковании лишь две фразы являются ключевыми: – «исследуемый исторический период» и «ролевые игры». Переодеваются чудаки и чудачки в различные одежды из Прошлого, да и пытаются – насколько это, конечно, возможно – воссоздать конкретные исторические события. Дабы, понятное дело, лучше «вжиться» в конкретную историческую эпоху…. Понятно излагаю?

– Более или менее…. Но зачем «теневикам» понадобилось «вживаться» в собственные исторические события именно на «кошачьей» Мирре? У нас же здесь никогда не было ни серьёзных кораблей, ни пиратов, ни отчаянных абордажей.

– Я и говорю, мол, законченные чудаки и чудачки. Что с них, оригиналов хреновых, взять? Хотя…

– Нуну, договаривай, – заговорщицки прищурилась юная графиня, – жених моей закадычной подруги.

– Есть чистогипотетическая вероятность, что это обыкновенная «дымовая завеса», часто применяемая при проведении серьёзных боевых операций. Как думаешь, эксперт по военным вопросам?

– Вполне может быть, – важно надул щёки Подопригора. – Вполне. Причём, это относится не только к боевым операциям, но, что немаловажно, и к диверсионным.

– Поясните, пожалуйста, господин отставной майор.

– Легко. Допустим, что у «теневиков» имеется на «кошачьей» Мирре определённый чистопрактический интерес. Серьёзныйсерьёзный такой. Но они не хотят, чтобы об этом интересе догадались мирране. Не хотят, и всё тут…. Поэтому и лицедействуют изо всех сил, мол: – «Мы – законченные чудаки и отвязанные оригиналы. Играемся потихонечку в „исторические реконструкции“. А потом, когда отведём душеньку и наберём необходимое количество охотничьих трофеев, обязательно отвалим на Родину. Не берите, уважаемые господа архмагики, лишнего в головы…».

– Интересная версия.

– Интересна и правдоподобная, – согласилась Натка. – Кстати, соратники. Пока вы так увлечённо чесали языками и обменивались предположениями, «теневые» гумми времени даром не теряли: уже успешно спустили на речную воду «гребную галеру», теперь очередь дошла и до «испанской каравеллы»…

Неожиданно телевизионная картинка «сорвалась» – по экрану бестолково замелькализапрыгали чёрнобелые полосы, послышался надсадный гул, постепенно переходящий в тоненький визг.

– Телевизионные помехи? – неуверенно предположил Назаров.

– Это вряд ли, – печально вздохнул Библиотекарь. – Скорее всего, внезапно отключился электромагнитный двигатель, и вимана – камнем – рухнула вниз…

Глава девятая

Нашествие, продолжение

Вскоре экран телевизора вновь ожил, демонстрируя скучную бурожёлтую равнину.

– Барханы, барханы, сплошные барханы, – задумчиво пробормотал Назаров. – Нежноизумрудное небо. Светлосиреневое солнышко вовсю наяривает. Лёгкий ветерок несёт кудато рыжее песчаное облако. Отдельные полосы песчаной смеси порой взмывают вверх, заворачиваясь – при этом – в длинные ветвистые спирали. Разномастные колючие кустарники, здорово напоминающие наши «земные» кактусы. Толстенная пятнистая змея лениво ползёт кудато по своим змеиным делам. Яркожёлтая ящерка неподвижно застыла на плоском чёрнокрасном камне. Ящерица? Ну, да. Только с кривыми рогами и седой козлиной бородой. Бывает…. Итак, барханы, кактусы, змеи и ящерицы. Причём, барханы слегка шевелятся. Вернее, чуть заметно перекатываются в восточном направлении…. Пустыня какаято, надо понимать?

– Ахтуба, – неохотно пояснила Аша. – Совсем ещё молодая пустыня. В том смысле, что всего одно поколение тому назад здесь шумели полноценные мирранские леса, полные всякой живность, а также текли полноводные реки, звенели бойкие ручьи. А потом…. Трудно объяснить, что случилось потом. Реки и ручьи кудато пропали без следа. Птицы улетели. Звери разбежались. Насекомые передохли. Деревья засохли и упали на землю. Потом – невесть откуда – приползли барханы и засыпали всё вокруг горячим жёлтобурым песком…. Вот, такие печальные дела. Бунтует, как уже было сказано, планета. Не желает подчиняться воле архмагиков…. Съемки же, на этот раз, ведутся явно не с воздуха. Скорее всего, это специальнозапрограммированный роботандроид спрятался за одним из разлапистых колючих кустов и включил видеокамеру.

– Кстати, барханы заметно оживились. Перекатываются, перекатываются. Всё активней и активней. Местами даже появились небольшие водовороты. То бишь, песковороты…

– Действительно, оживились. Более того, стали «переслаиваться» друг с другом, образуя достаточно высокий холм.

– Хотите, я угадаю – что будет дальше? – заразительно зевнув, предложила Натка.

– Конечно, Птичка, хотим. Угадывай, мудрый и проверенный аналитик, адепт стройной логики.

– Холм станет ещё выше. Потом песок замрёт, то есть, перестанет двигаться и колыхаться. А ещё через некоторое время в склоне холма – практически мгновенно – образуется чёрная дыра приличных размеров. То бишь, очередной «теневой» Портал.

– Нуну. Проверим.

– Проверяйте, родные…. Кстати, Аша. Ты – часом, за всей этой нервной суетой – не позабыла об одном молодом чёрнобелом бродяге? Что с Томасом? Где он сейчас обитает? Не обидел ли кто?

– Такого обидишь, как же, – гордо подёргивая усами, усмехнулась графиня Каспер. – Даже и не надейся. Не тот, извини, типаж…. Нет, не забыла. Он здесь, рядом с Куполом. Ждёт, получив от меня чёткую вводную информацию.

– Как же – с недавним тезисом? Мол: – «Нынче не стоит растрачивать драгоценную архмагическую энергию на всякую ерунду. Наоборот, её необходимо повсеместно беречь и без устали накапливать. Дабы – в нужный момент – концентрированно и эффективно использовать…».

– Так то – на «всякую ерунду». А с каких это пор «личная жизнь» относится к ерунде?

Холм на телевизионном экране – тем временем – стал ещё выше и перестал колыхаться. А потом в его склоне – практически мгновенно – образовался угольночёрный прямоугольный проём.

– Ты, подруга, настоящая феяволшебница. Из тех, о которых пишут в толстых фантастических романах, – восхищённо фыркнув, похвалила Аша. – Предвидеть Будущее даже опытным архмагикам не дано. Как это у тебя получается?

– Мне же, какникак, покровительствуют «земные» чукотские шаманы, – засмущалась Наталья. – Вполне возможно, что некоторые из них даже являются Странниками, о которых тебе рассказывала старая нянька. Ну, и кроме всего прочего, присутствует элементарное логическое мышление…. Ага, вот и господа «теневики» появились из Портала. Долго жить будут, не иначе…

– Странно, но они совершенно не похожи на «теневых» гумми, которые «высадились» на берегу Андуллина. По одежде и внешнему облику, я имею в виду. Да и кораблей у них нет. Хотя, зачем в пустыне корабли?

– Это точно, – поддержал Подопригора. – Вам, графиня, не откажешь в сообразительности. Каравеллам, бригам и гребным галерам, действительно, очень несподручно передвигаться по зыбучим и вязким пескам…. Вы, кажется, обиделись? Напрасно. Я же просто пошутил – сугубо для поднятия бодрости духа в коллективе…. Теперь про гуманоидов, вылезших из Портала. Одеты в длинные широкие балахоны: большинство – в цветные, а два индивидуума – в белоснежные. Типа – они здесь самые главные. Про обувь ничего сказать не могу – балахоны скрывают. А, вот, головные уборы, безусловно, приметные: тюрбаны, чалмы и белые платки. На нашей родной планете такие платки называются – «гафия» и «гутра». В том смысле, что почти такие платки, но чуть другие. Я, уважаемые соратники, в этом разбираюсь. Довелось – в своё время – немного покувыркаться в различных южных и очень беспокойных странах. В «земных» южных странах, ясная арабская весна…. Что ещё? Гумми вооружены допотопными ружьями и всякой «холодной» разностью – разномастными кинжалами, короткими мечами и кривыми сабельками…. Ага, появилисьтаки и «теневые» барышни, облачённые в длинные чёрные платья, с чёрными же платками на головах. Платья – по покрою – слегка напоминают «земные» арабские платья «абая». Но, лишь, напоминают…. И, вообще. Если следовать логике (песчаные барханы, «арабский» стиль одежды, характерное холодное оружие), то лица у вновь прибывших должны быть – как минимум – тёмнокоричневыми. А что мы наблюдаем? Бледнобелые физиономии. Причём, с характерными «европейскими» чертами. Очередная досадная нестыковка. То есть, очередная загадочная странность, так его и растак. Извините, графиня. Случайно вырвалось.

– Ах, майор, оставьте, – манерно промурлыкала Аша. – Какие, право, сантименты и условности между соратниками? Мы же – все здесь присутствующие – являемся верными соратниками? Не правда ли? Вот, и я о том же…. А это что ещё за монстры? – от неожиданности подпрыгнула на месте и даже выгнула спину дугой. – Натуральные страшилища. Впрочем, я уже гдето видела аналогичных. Скорее всего, в Системной Сети…

Из угольночёрного провала показались животные – сероватопегие, величественные, горбатые.

– Так называемые – «верблюды», – уверенно опознал животных Гарольд Библиотекарь. – Обитают как на планете РЗ12, так и на некоторых других…эээ, планетарных объектах. Только «земные» верблюды (мне довелось наблюдать за ними во время профильных командировок), они несколько иные…. Как вы считаете, уважаемый эксперт по жарким и беспокойным «земным» странам?

– Полностью согласен с вами, коллега, – вновь заважничал Подопригора. – Эти, то бишь, «теневые», они более элегантные и компактные. Да и расцветка у них совершенноодинаковая, что ни коим образом нехарактерно для наших.

– Смотри не лопни, эксперт хренов, – посоветовала заботливая Натка. – Раздувается тут, понимаешь, снедаемый пошлой гордыней, гигантским мыльным пузырём. Как бы казуса не случилось.

– Не боись, Птичка. Не случится.

– Что за манеры? – возмутилась юная мирранская графиня. – Всё бы им языками чесать и, усталости не ведая, подтрунивать друг над другом. Ох, уж, мне эти бестолковые гумми…

– Не «подтрунивать», а «подкалывать», – поправил Назаров. – Две большие разницы, как говорят в Одессе. Это такой «земной» город – у самого моря.… Кстати, госпожа потомственная аристократка, вы были неправы, утверждая, что, мол: – «У этих „теневиков“ нет кораблей…». На нашей прекрасной планете, как раз, верблюдов частенько именуют – «кораблями пустыни».

– Спасибо, буду знать…. Тем не менее. Зачем «теневые» пришельцы приволокли с собой…эээ, верблюдов?

– Элементарно, ваша честь. Сейчас они дружно рассядутся по «корабликам» и поголопируют…. А насколько далеко – от знойной пустыни Ахтубы – расположена Столица?

– Не очень. В пределах десятиодиннадцати тысяч дан.

– Вот, туда, обгоняя попутный ветер, «теневые» воины и поголопируют. Для чего? Для решительного и успешного штурма, понятное дело. Одна серьёзная воинская группировка сплавляется к главному мирранскому городу по реке Андуллин. А другая следует – к той же цели – по зыбучим пескам пустыни Ахтубы. Обыкновенные армейские клещи. Ничего хитрого. Майор, подтверди.

– Подтверждаю. На кораблях, плывущих по реке, разместится – по моему скромному мнению – более двухсот пятидесяти бойцов, вооружённых огнестрельным и холодным оружием. Естественно, не считая злобных клыкастых собак. И здесь, в знойной пустыне Ахтуба, будет, судя по всему, сформирован крепкий «верблюжий» эскадрон примерно в четыреста голов. То есть, в четыреста кривых сабель, дополненных ружьями. Немаленькая сила, надо признать. Серьёзные такие клещи…. Почему «теневые» арабы не прихватили с собой боевых псов? Не вопрос. Ни одна собака – в серьёзной пустыне – никогда не угонится за верблюдом. Вернее, попробует угнаться, но не сумеет. Потому как обязательно сдохнет. Предусмотрительные, суки. Простите, вырвалось…

– Вселенский Разум тебя, грубияна законченного, простит. Если, конечно, посчитает нужным, – вальяжно зевнула Аша. – Бог – повашему.

– Клещи? – язвительно усмехнулась Наталья. – Вы, вояки забубённые, легкомысленно забыли про одну немаловажную деталь. Дикторы Шестого телеканала, как мне помнится, говорили о четырёх…, подчёркиваю, о четырёх полноценных Порталах, через которые коварная Теневая Система осуществляет своё вторжение. Впору говорить о самой натуральной удавке. Неплохо было бы, честно говоря, ознакомиться и с другими, так сказать, опорными «теневыми» пунктами…

Мирранский телевизор, как показалось, отреагировал на Наткину просьбу практически мгновенно: экран – на короткое время – погас, а потом зажёгся вновь, демонстрируя уже новый сюжет.

– Мёртвый лес, – зачарованно прошептала впечатлительная Лизавета. – Мёртвый, мёртвый, мёртвый. Мертвей не бывает…. Стволы всех деревьев белыебелые, словно тела покойников в заштатном районном морге. И практически без веток – сплошные тёмнокрасные сучки. Словно сгустки запёкшейся крови…. А где же ласковая светлоголубая травка? Отсутствует. Только мохнатые жёлтофиолетовые лишайники – сплошным толстым ковром – стелятся по земле. Страшное и мрачное место…

– Бывшая легендарная – «Золотая Роща», – печально вздохнула Аша. – Говорят, что раньше здесь было буквальнотаки не протолкнуться от всякой весёлой живности. А потом Роща полностью высохла. То бишь, умерла. Уже почти пятьдесят Больших Солнц тому назад. Теперь всю эту местность так и называют – «Мёртвый Лес».

– Ух, ты, какое огромное дерево! Высоченное. Наверное, дана три в высоту, никак не меньше. И сучки – прямотаки гигантские в диаметрах. Представляю, какие у него раньше были шикарные ветви.

– Это – кебраско. Самое высокое, толстое, разлапистое и многоярусное дерево на «кошачьей» Мирре. На его верхних «этажах» обитают различные шустрые пичуги: вьют гнёзда, тут же, не покидая кроны кебраско, ловят мошкару и кормят ею птенцов. На серединных обитают мирранские пересмешники – очень шумная, наглая и бестолковая братия. А нижние ярусы – безраздельная вотчина многочисленных травоядных грызунов…. Я всё это рассказываю в настоящем времени? Простите покорно, соврала. В том плане, что перед вами – последнее кебраско Кошачьего Мира. Мёртвое кебраско…

Из телевизора долетел низкий монотонный гул.

– Преддверие очередного местного катаклизма, – пробормотала Наталья. – Из нетленной серии: – «Сейчас прольётся чьято кровь. Сейчассейчас…». А никакого холма поблизости не наблюдается. И скалы напрочь отсутствуют. Лишь плоская горизонтальная равнина, густо усеянная мёртвыми стволами деревьев. В каком, интересно, месте может появитьсяоткрыться очередной «теневой» Портал? Не понимаю, хоть убей…. Ага, сухой ствол кебраско резко дёрнулся из стороны в сторону, а теперь мелкомелко задрожал и явственно закачался…. Кстати, а откуда – на этот раз – ведётся съёмка?

– Видеокамера установлена на специальном беспилотном летательном аппарате, – пояснил Гарольд. – Это чтото слегка похожее на метеорологические зонды, применяемые на вашей Земле, только умеющее зависать на одном месте.

– А для чего этот аппарат сейчас завис над бывшей Золотой Рощей? С какой целью? Ктото мудрый и дальновидный предположил, что «теневики» могут появиться именно здесь?

– Не в этом дело. Всё гораздо проще. Просто долгое время считалось, что Мёртвый Лес – мёртв понастоящему, мол, никаких живых организмов в нём не водится. Совсем. А несколько Больших Солнц тому назад над данной местностью пролетал на вимане – по своим важным делам – некий архмагик. Причём, замечу, любопытный и любознательный архмагик. Глянул он вниз и обомлел – между белоснежными стволами мёртвых деревьев активно перемещалось, нарезая заковыристые петли, живое существо. Какое конкретно? Архмагик так и не смог его идентифицировать. Вопервых, неизвестный зверёк передвигался оченьочень быстро. А, вовторых, вскоре юркнул в норку, спрятанную под толстым слоем жёлтофиолетовых лишайников…. Как бы там ни было, но упомянутый мной архмагик дисциплинированно доложил о странном происшествии Совету Системы. А тот – в свою очередь – направил в район Мёртвого Леса парутройку научноисследовательских зондов, оснащённых современным научным оборудованием. В том числе, и специальными видеокамерами, объективы которых реагируют на всякие движущиеся объекты. То есть, старательно их отслеживают и сопровождают…. Каковы результаты проведённых исследований? Что и кого зафиксировали видеокамеры? Я, извините, всего лишь скромный библиотечный работник, и могущественный Совет Системы передо мной, увы, не отчитывается. В любом случае, зонды пригодились. Хотя бы для того, чтобы зафиксировать момент высадки «теневиков»…. Смотрите, смотрите!

Могучий ствол кебраско, которому, похоже, надоело дрожать и раскачиваться, наконецтаки рухнул, сбиваясминая на своём пути всё и вся. Телевизор послушно выдал оглушительную звуковую какофонию, состоявшую из грохота, гула и уханья, а его экран – на некоторое время – подёрнулся молочнобелой плёнкой.

– Наверное, пылевидная древесная труха поднялась в воздух, – меланхолично вздохнув, предположила юная графиня. – Поднялась и, собравшись в плотное облако, образовала естественную завесу. В полном соответствии с законами классической физики…

– Зубы старательно заговариваем? – прошептала в кошачье ухо Натка. – Я же вижу, что ты чемто очень сильно взволнована. Что тебя беспокоит? Колись побыстрому.

– Никак не могу позабыть про этого «шестого». Там, на берегу Андуллина, – также тихо ответила Аша. – Почему клыкастые псы на него не набросились? С какой целью «пиратский» предводитель наводил на рыбака непонятный приборчик? И, вообще, откуда «теневики» узнали, что мирранские гумми могут быть опасны для их собак?

Девушка коротко рассказала подруге о странном старике с блестящим чемоданчиком в руках, проходившем ночью – когда над болотистой пустошью неожиданно возникпоявился ультрамариновый столб – мимо кирпичного забора графского парка.

– Утешила, называется, – окончательно загрустила графиня Каспер. – Нет на территории Красного поместья никаких стариковгумми. Не проживают они у нас. Теперь, в качестве очередного нежданного подарка, на одну проблемузагадку стало больше. Спасибо большое…. Да и у тебя, Птичка, глаза слегка…ммм, заторможенные. О чём задумалась?

– Не дают мне покоя эти смутные и призрачные аналогии, – призналась Наталья. – Галеры, бриги, каравеллы, кавказские овчарки, мастиффы, холодное и огнестрельное оружие, арабские одежды, верблюды – в концето концов. Всё это слегка похоже на наши «земные» аналоги. Но – лишь – похоже…. Что, собственно, происходит? В чём смысл этой запутанной и таинственной шарады? Не знаешь? Ушастой головой мотаешь отрицательно? Вот, и я не знаю…

– Шепчутся и шепчутся. Шепчутся и шепчутся, – принялась ворчать склочная Лизавета. – Заговорщицы, понимаешь, выискались. Это, между нами соратниками говоря, неприлично…. Красивые и правильные слова легко говорить, мол: – «Мы – одна команда. Один за всех, и все за одного…». А что мы наблюдаем, когда доходит до дела? Шасть, отошли в сторонку, и давай заговорщицки шептаться – до полной потери пульса. Двуличные и самовлюблённые интриганки, короче говоря…. Ага, плёнка на телевизионном экране пропадает, и видимость постепенно восстанавливается. Ну, и? Что тут у нас?

Молочнобелая пыль, состоявшая из мельчайшей древесной трухи, окончательно осела, и перед любопытными взорами телезрителей предстала следующая картинка: мёртвое кебраско упало на землю, образовав гигантский выворотень (с условнорваным диаметром в два с небольшим дана), состоящий из могучих корней и толстого слоя бурокрасной почвы, открыв – тем самым…

– Открыв – тем самым – входвыход в очередной Портал, – с удовольствием прокомментировала Натка. – Интересно, «теневики» полезут наверх по переносным лесенкам? Нуну…. Эге, загудело, причём, с редким характерным потрескиванием. Они, что же, оборудовали нечто похожее на наши «метрошные» эскалаторы? Умельцы фиговы…. Ага, появились, красавчики. И собачек ведут на поводках…. Удивили, честное слово. Не ожидала, признаться, дамы и господа, такого неожиданного и изысканного поворота событий. Похоже, что данные реконструкторы, выбравшие в качестве стартового плацдарма Мёртвый Лес, являются фанатичными приверженцами древней истории. В частности, Бронзового века и других аналогичных штучек…

Действительно, «теневики», показавшиеся из неровнокруглого (с рваными краями), угольночёрного проёма, напоминали своим внешним видом античных «земных» героев – сплошные шлемы, латы, налокотники и щиты, задорно блестевшие в светлосиреневых лучах утреннего мирранского солнышка.

– Достали уже! – буквальнотаки взвыл Подопригора. – Мать вашу, женщину легкомысленную! Извините, графиня, оно…

– Оно само вырвалось, – понимающе дополнила Аша. – Продолжайте, майор. Я почти не сержусь…. Итак, милейший, что вас так огорчило?

– Очередная мешанина, ясен пень. То бишь, очередной бестолковый винегрет…. Понимаете, я человек армейский – до мозга костей. И, начиная с самого малолетства, увлекаюсь профильными вещами. Всякими войнами. Оружием и доспехами. В том числе, и в историческом, так сказать, ключе. Ну, как оно всё начиналосьзарождалось. Как развивалось и совершенствовалось. Различные, там, динамические и прочие тенденции… Вы меня понимаете?

– Понимаю. Не сомневайтесь и излагайте смело.

– Спасибо, конечно, за оказанное доверие…. Итак. Бронзовые щиты у ребят, безусловно, «македонские». Так называемые – «пельты». А металлические шлемы на их головах почемуто «древнеримские», известной модели – «Монтефортино». Они состоят из одной чашеобразной части с очень небольшим задним козырьком и плоскими боковыми пластинами, которые прикрывают уши и боковые части лица. Копья же в руках высадившихся, и вовсе, «троянские» – с зубчиками по обеим сторонам от острия. Латы? Возможно, «древнегреческие». Состоят из двух частей: нагрудника, предохраняющего грудь, и спинной половинки. На передней части имеется характерный рельеф – со слабыми очертаниями мышечных выпуклостей…. Бред какойто горячечный – так бездумно намешать всего подряд. Никакого эстетического вкуса. Сплошное позорище…. Про мечи ничего сказать не могу, так как они находятся в ножнах, а рукоятка, как утверждают специалисты, дело изначальноневерное. Можно запросто ошибиться. Ещё у каждого воина на правом плече подвешен – с помощью короткого кожаного ремешка – непонятный продолговатый предмет, отливающий воронёной сталью. Это, спрашивается, из какой оперы? Клоуны доморощенные, короче говоря, а не серьёзные исторические реконструкторы…

– Ты, Серёжа, несправедлив, – нежно прикасаясь к мускулистому плечу Подопригоры своим хрупким плечиком, проворковалапожурила Лизавета. – Вернее, слегка увлёкся. С чего ты взял, что в «теневом» Мире всё происходило – с точностью – как и у нас, на Земле? Всякие там древние греки, римляне и македонцы? Ведь, вполне возможно, что у них некий древний народ (и совсем неважно, как он назывался), пользовался именно такими – какими мы видим на телевизионном экране – щитами, шлемами, латами и копьями. Не допускаешь такой возможности?

– Извини, Лизок, – засмущался отставной майор. – И у всех остальных прошу прощения. Понесло меня кудато. Явно не по делу. Совсем забыл, что эти «теневые» чудики прибыли на «кошачью» Мирру не с нашей родной планеты, а…. Чёрт его знает, откуда они прибыли. Короче, был неправ и слегка погорячился. Извиняйте, соратники и соратницы, ещё раз…

– Стоп, родные! – забеспокоился Назаров. – Нас, похоже, заметили. В том смысле, что не нас, а научноисследовательский беспилотный аппарат, снимающий всё это.

Рослый широкоплечий воин, облачённый в меднокрасноватые (бронзовые?), доспехи, за которыми гордо развевалась на свежем утреннем ветру короткая пурпурная накидка, тревожно задрал голову вверх и неторопливо зашагал прочь от Портала.

– Прочь? – недоверчиво хмыкнула Натка. – Такое впечатление, судя по телевизионной картинке, что он прёт прямо на нас…. Харизматичный такой чувак, слегка похожий на нашего отставного майора: прямой массивный нос, впалые щёки, кривой тёмнобагровый шрам на половину физиономии, начальственный брутальный взгляд, не доверяющий никому. Натуральный Тула Гостилий, легендарный древнеримский воин. Сейчассейчас, помяните моё слово, прольётся чьято кровь…

Воин, хищно оскалившись, снял с плеча непонятный продолговатый предмет, отливавший воронёной сталью. Несуетливо так снял, умело. После чего произвёл – пальцами правой руки – серию нехитрых манипуляций, и непонятный предмет преобразовался…

– Преобразовался в короткоствольный компактный автомат, – восхищённо выдохнул Подопригора. – Предположительно, если рассуждать по нашим «земным» понятиям, израильского производства. Мать его. Извините, графиня…. Ствол – через телевизионный экран – смотрит прямо на нас. Уроды грёбаные.

– Трррр, – язвительно пропел телевизор.

Экран ожидаемо погас, сделавшись чёрноматовым…

– Попал, засранец меткий. Трындец пришёл нашему славному беспилотнику, – подытожила Наталья. – Ничего, сейчас ознакомимся с четвёртой «теневой» группировкой, принимающей участие в этом нестандартном спектакле. Даже интересно – в какие исторические костюмы будут облачены её бойцы? Чем удивят?

Но ознакомиться не удалось. Телевизор, конечно, ожил. Но на его прямоугольном экране – вместо очередных «теневых» реконструкторов – появились…

– Сиамский матёрый котяра, сидящий на высоком…эээ, бюро чёрного дерева, – удивлённо пробормотал Пашка. – А также два гуманоида, стоящие по бокам означенного бюро: симпатичная женщина с короткими платиновыми волосами и субтильный мужчина в массивных очках. Члены тайной делегации переговорщиков, прибывшие с Земли…

– Про «земных» делегатов ты, гумми, угадал, – глубоким красивым баритоном объявил кот. – Только я не – «матёрый котяра», а, наоборот, сиятельный граф Самуэль Каспер, являющийся также и могущественным лордом Совета Системы…. Всем присутствующим – доброго дня. Обожаемая дочка, тебе – отдельный пламенный привет.

– Здравствуй, папа, – неуверенным голоском отозвалась Аша. – Рада тебя видеть в добром здравии.

– Сергей, это ты? – потерянно выдохнула – с телевизионного экрана – платиновая блондинка. – И Лиза здесь? Как такое может быть?

Глава десятая

Рояли в кустах

«Нашимто аномальщикам – гораздо легче», – мысленно хмыкнула Натка. – «В том плане, что отставной майор с Лизкой уже в курсе – относительно личностей делегатов. Поэтому они только радостно улыбаются и вежливо машут ладошками. Мол: – „Привет старинным знакомцам и близким родственникам…“. Молодцы. А, вот, бедная мадам Амальгама ошарашена повзрослому – даже нежнорозовые губы (симпатичная и стильная помада, надо признать), непроизвольно приоткрылись, длиннющими ресницами отчаянно хлопает и нервно подёргивает крыльями породистого носа, словно бы ей воздуха не хватает. Или же следует говорить – „тайный агент Амальгама“? Ладно, Бог даст, потом проясним этот щекотливый вопрос…. Невзрачный очкарик, кстати, совершенно спокоен – ни один мускул на лощёной австрийской физиономии не шевельнулся. Только поднёс на краткий миг – в насквозь приветственном жесте – два пальца, сложенные вместе, к правому виску. Неплохо. Ах, да, Лизавета же както говорила, что знакома со вторым мужем старшей сестры…».

– Здрасьте…эээ, уважаемый господин граф, ик, – смущённо икнул Назаров. – Извините за вопиющую бестактность. Был неправ. Глупость сморозил, потому как не местный. Ещё не привык, так сказать, к действующим мирранским реалиям…. Разрешите вопрос?

– Задавай, молодой гуманоид.

– А, вот, как вы, ммм…. Гдето здесь, под Защитным Куполом, установлена видеокамера?

– В этом нет ни малейшей необходимости, – горделиво фыркнув, известил усатый лорд Самуэль. – Роль снимающей аппаратуры, в данном конкретном случае, выполняют мои изумрудные глаза. Ничего экстраординарного, обычные архмагические способности.

– Ваши глаза – прямо с телевизионного экрана?

– Именно так.

– И…. Все архмагики так могут?

– Нет, конечно же. Только самые опытные, мудрые и не ленивые. Склонные к постоянному самосовершенствованию и различным нестандартным экспериментам…. Я удовлетворил, юный рыжеволосый гумми, твоё природное любопытство?

– Полностью и однозначно, – вновь засмущался Пашка. – Большое вам человеческое спасибо…

– Не за что, – самодовольно усмехнулся котаристократ. – Всегда обращайся, ежели сильно приспичит…. Может, всётаки, перейдём к делу? Никто, надеюсь, не возражает? Итак…. Я, собственно, уже просканировал…эээ, головы всех здесь присутствующих, и поэтому знаю – кто вы такие, откуда и как попали в наш Кошачий Мир…. Зачем, милая гумми, ты тянешь руку вверх? Хочешь о чёмто спросить?

– Ага, – сглотнув слюну, с трудом выдавила Наталья. – Очень хочу. Извините.

– Так и быть, спрашивай.

– Вы сказали, что уже просканировали головы всех здесь присутствующих…

– Кроме твоей, Птичка. Не переживай. Но дочка мне – мысленно – всё рассказала о тебе. В том числе, и о магическом защитном талисмане, подаренном Странником…. Ещё будут вопросы?

– Будут. А как вам удалось – всего за половину эрла – просканировать столько голов? И мало того, что просканировали, но ещё и успели «пообщаться» с Ашей? Как такое возможно?

– Никчемные и пустые вопросы, – скорчил неодобрительную гримасу граф Каспер. – Естественно, благодаря высокому искусству архмагики. Не будем терять время попусту, и продолжим наш деловой разговор…. Простите, на чём я остановился?

– На том, что вы уже знаете – кто мы такие, откуда и как попали в ваш экзотический Кошачий Мир.

– Спасибо за любезную и своевременную подсказку. Да, я всё знаю. Но, вот, ваши планетарные соотечественники. Им эта информация, несомненно, тоже будет весьма полезна.…Как я понял, смышлёная гумми по имени «Птичка» слывёт – в среде наших нежданных «земных» гостей – опытным и многократнопроверенным аналитиком. Ей и предлагаю – предоставить слово. Нет возражений? Тогда, уважаемый аналитик, прошу, как говорится, на сцену. Твой выход…

Натка коротко и доходчиво рассказала о научноисследовательской экспедиции, организованной санктпетербургским студенческим клубом «Аномальщики» для тщательного изучения новой аномальной зоны, носящей кодовое название – «Мутный Лес». А также о первых шагах членов этой экспедиции по «кошачьей» Мирре.

Очкастый «земной» делегат выслушал Наташкин доклад внешне спокойно, а по его завершению лишь меланхолично передёрнул плечами, мол: – «Всякое бывает на Свете…».

Его же светловолосая спутница, слушавшая выступление с крепкозажмуренными глазами, заметно нервничала и даже ритмично барабанила подушечками пальцев левой ладони по торцу горизонтальной поверхности бюро.

Натка замолчала.

– Туктук, туктук, туктук, – настойчиво продолжали выбивать тревожную дробь пальцы Лизкиной старшей сестры. – Туктук, туктук, туктук…

– Амальгама, прекратите, – недовольно пробурчал лорд Самуэль. – Сколько можно?

– А? Что?

– Перестаньте стучать. Утомляет…. И, вообще. Вас рекомендовали, как опытного и хладнокровного сотрудника, способного решать самые сложные задачипроблемы. Так что, не разочаровывайте меня, пожалуйста. Возьмите себя в руки.

– Я обязательно исправлюсь, – стыдливо спрятав ладони за спину, пообещала блондинка. – Вот, уже. Эмоции задушены на корню. Больше такого не повторится.

– С чем было связано ваше…ммм, неадекватное волнение?

– Понимаете, всё это так неожиданно и внезапно…. Так – в принципе – не бывает. При проведении сверхсекретных операций, я имею в виду, не бывает. Сплошные глупые совпадения и невероятные дурацкие случайности. Волейневолей, но начинаешь прокручивать в голове самые фантастические варианты.

– Да, уж, – вальяжно поморщился граф Каспер. – Эти разноцветные рояли в кустах. Они так порой напрягают. Напрягают неискушённых в философских вопросах индивидуумов, я имею в виду…

– Простите?

– Ну, как же. «Рояли в кустах» – это такая крылатая и даже – местами – легендарная фраза. Ею частенько пользуются склочные и бездарные критиканы, когда пишут не менее бездарные лицензии на бодрые авантюрные романы…. Смотрю, на ваших честных гуманоидных физиономиях не отразилось должного понимания? Хорошо, поясню. Мне не трудно…. Имеется в виду следующая классическая ситуация, мол: – «Несколько мирранских архмагиков и арархов – старинных и хороших друзейприятелей – отправились на пикник. Естественно, на природу и в сопровождении парочки верных слуггумми. Отыскали подходящую милую полянку – на берегу дикой и задумчивой реки. Расположились рядом с симпатичным костерком, разожжённым предусмотрительными и умелыми слугами. Перекусили от пуза, выпили травяных настоек, соответствующих случаю. Вволю поболталипосудачили. Перемыли – слегка и сугубо в меру – косточки общим знакомым. То, да сё…. Благостно и чарующе вокруг: речка тихонько журчит, задумчиво шелестя мелкими камушками на перекатах, крохотные пичуги ласково щебечут в светлозелёной вышине, аметистовые угольки в костре ненавязчиво потрескивают, величественно догорает лиловый закат, щедро разбавленный багряными и пурпурными прожилками. Красота неописуемая, короче говоря…. Чего ещё не хватает в этой откровеннолирической ситуации? В том смысле, что для предания ей дополнительного романтического налёта? Конечно же, всяких и разных песенок. Кому петь? Смешной вопрос. Гумми, естественно. Они певцы известные и умелые, с Душой поют. Причём, иногда даже так, что и на сентиментальную слезу пробивает…. Но неожиданно всплывает досадная неприятность – забывчивые и нерадивые слуги не захватили из замка никаких струнных инструментов. А какие могут быть душевные песни – без полноценного музыкального сопровождения? Никакие, понятное дело. То бишь, неполноценные, серые, вялые и скомканные…. Что делать? Напрягать ценные архмагические способности, чтобы „перенести“ означенные инструменты на речной бережок? Откровенно лень. Хмельные травяные настойки, они очень коварны и не располагают к активной деятельности. Скорее, уж, наоборот.…И, вдруг, выясняется, что в густых кустах, окружавших поляну с трёх сторон, обнаружилась – совершенно случайно, понятное дело – парочка роялей. В правых – белый, в левых, как легко догадаться, чёрный. Откуда они взялись? Мало ли. Не имеет особого значения. Может, забыл кто. Не важно…. Короче говоря, вечерние посиделки продолжаются. Под аккомпанемент белого рояля исполняются слезливые романсы о страстной и неразделённой любви. Под бряканья чёрного – бодрые песенки о дальних странах, авантюрных путешествиях и вечной мужской дружбе. Финальная романтическая пастораль, образно выражаясь…». Понимаете, мои несообразительные собеседники, о чём я вам толкую?

– Вполне, – обиженно надулся Назаров. – Чай, не тупее жёлтоглазых арархов.

– Рад за вас, господа «земные» гумми…. А что думают остальные участники беседы по этому поводу?

– Вы полностью правы, милорд, – выдержав короткую паузу, задумчиво произнесла Амальгама. – Относительно – «роялей в кустах». Действительно, их наличие немного напрягает…. А как же иначе? Прибываем с супругом в инопланетный Мир. Первыми из «землян». В строжайшейстрожайшей тайне. С соблюдением беспрецедентной и масштабной конспирации. Для проведения особо важных переговоров космического масштаба. От имени Организации Объединённых Наций. В качестве полномочных послов и эксклюзивных консультантов. Далее – по расширенному и закодированному списку…. И, что же? Уже через одни мирранские сутки сталкиваюсь – буквальнотаки нос к носу, только через телевизионный экран – с собственной младшей сестрёнкой. От такого неожиданного расклада кто угодно впадёт в лёгкий ступор…

– И с бывшим любовником. То бишь, с отставным армейским мужем. Не так ли?

– Кхыкхы! – возмущённо закашлялся очкарик. – Кхыкхыкхы!

– Что с вами, дорогой герр Пушениг? – с откровенноязвительными нотками в голосе поинтересовался вредный кот. – Никак, простудились? Сочувствую. А что, извините, с вашим лицом? Покраснело, словно от случайного удушья. Или же от приступа праведного гнева…. Скажу вам так, милейший. Напрямик, без слюнявых аристократических экивоков. Запихайте ваши гуманоидные сердечные эмоции в задницу. Смело и решительно запихайте. Хоть в собственную, хоть в любую другую. Кроме моей, понятное дело…. Мы же здесь, если вы случайно подзабыли, занимаемся обсуждением важных и серьёзных дел, которое предполагает полное отсутствие всяческих недоговорённостей и недосказанностей. Если, конечно, присутствует устойчивое желание – выиграть данную партию…. Согласны со мной, коллега?

– Эээ, согласен. Кхакха…

– Продолжайте, сотрудница.

– Итак, уже через одни мирранские сутки выяснилось, что в Кошачий Мир – кроме нашей официальной делегации – прибыла ещё одна группа «землян». Более того, в её состав входят – помимо прочих – и моя близкая родственница, и…, и один мой давний знакомый.

– Давний знакомый? – многозначительно прищурился граф Каспер. – Я не премину уточнить. Не просто знакомый. А опытный гуманоид, обладающий недюжинным воинским опытом. Причём, практическим. И это – в создавшейся ситуации – очень важно.

– Обладающий недюжинным воинским опытом, – согласно кивнула головой блондинка. – И это, бесспорно, важно. Хотя, очень напоминает очередной – «рояль в кустах»…. Мы остро нуждались в мобильной группе охранения, способной решать поставленные задачи…ммм, нестандартно? Пожалуйста, группа. Во главе данной боевой структуры обязательно должен стоять опытный специалист с богатыми практическими навыками? Получите искомого специалиста, не вопрос. Причём, фигурантка уже знакома с потенциальными охранниками. Более того, находится с ними в дружеских и доверительных отношениях. Както всё подозрительно просто разрешается. Практически – по первому тычку. Рояль на рояле и роялем погоняет…

– Вас это смущает?

– Слегка.

– Не будьте излишне мнительной, милая Амальгама, – успокаивающе постукивая пушистым угольночёрным хвостом по горизонтальной поверхности бюро, посоветовал кот. – Наша жизнь – зачастую – состоит из сплошных случайностей и невероятных совпадений. В том смысле, что это происходит гораздо чаще, чем принято считать. Философская реальность, недоступная пониманию среднестатистического обывателя и данная нам в объективных, а также в субъективных ощущениях…

«Оригинальный папаша достался моей подруге», – мысленно хмыкнула Натка. – «Начитанный, слегка романтичный, в философии, судя по всему, фишку рубит…. Интересно, а почему он всем нам „тыкает“, а к этой белобрысой Амальгаме и к её очкастому австрийскому мужу обращается только на „вы“? Несправедливо, чёрт меня побери!».

– Птичка, о чём ты задумалась? – резко поменял тему разговора хозяин Красного замка. – Не поделишься ли?

Наталья, покорно вздохнув, озвучила свои последние мысли.

– Неплохо, клянусь кончиком собственного хвоста! – внимательно выслушав, развеселился лорд Самуэль. – Я, как уже говорилось, не могу просканировать твой, Птичка, головной мозг. Не получается, благодаря стараниям амулетамедвежонка. Зато всегда отличу нехитрую правду от грубой лжи. По глазам. Ты, девочка, ответила правдиво, и это не может ни радовать…. Отвечаю на твой вопрос. Архмагики всегда обращаются к гумми на «ты». Закон такой. Причём, седой и древний. Но другой серьёзный закон предписывает называть всех официальных лиц – независимо от их природной сущности – сугубо на «вы». Приходится, как легко догадаться, выполнять оба…. Перехожу к главному вопросу сегодняшней повестки дня. Герр Пушениг. Фрау Пушениг. Являются ли эти – так называемые «аномальщики» – серьёзными гумми? Вы за них ручаетесь? Хорошо, переформатирую вопрос подругому…. Могу ли я доверить им – полностью и безоговорочно – жизнь и честь моей единственной дочери?

– Можете. Ручаюсь. Являются, – чётко отрапортовала Амальгама. – Поставленную задачу выполнят и не подгадят.

– Всё равно других дельных вариантов не просматривается, – равнодушно передёрнул плечами очкастый тип. – Не до жиру, милорд…

– Подождите! – возмутилась Аша. – Почему комуто надо доверять мою жизнь? И, тем более, честь? Я не позволю…, – поперхнулась, замолчала, а потом неуверенно забормотала: – Даже так? Это точно? Ошибки быть не может?

– Нет ошибки, доченька. Всё верно, – заверил – мягкиммягким голосом – граф Каспер. – Достоверная, проверенная и даже пару раз перепроверенная информация…. Объясняю для…ммм, для собеседников, не наделённых телепатическими способностями. Вопервых, мирранское телевидение показало далеко не всё. Так, только отдельные сюжеты общего плана – без малейших акцентов. Как и полагается. Заснято же, на самом деле, гораздо больше.…Вовторых, через «теневые» Порталы – кроме четырёх основных подразделений – на «кошачью» Мирру было доставлено (с небольшой задержкой), несколько мобильных групп. Эти тайные отряды состоят из двухдесяти бойцов, которые облачены в одежды мирных мирранских гумми. Общее количество таких групп – по объективным причинам – не установлено. Речь может идти как о трёхпяти, так и о пятнадцатидвадцати. Предлагаю – ради пущей перестраховки – исходить из второго варианта…. Втретьих, нашим специалистам удалось – с помощью новейшего оборудования – перехватить сеансы связи, ведшиеся между командирами «теневых» боевых ячеек. Не все, конечно, только некоторые. Да и велись означенные переговоры…эээ, в кодированном виде. То есть, на изощрённом армейском сленге…

– А на каком языке? – не утерпела Натка. – Армейский сленг, он – в любом раскладе – должен быть жёстко привязан к какомуто конкретному языку…. Разве я не права?

– Права, Птичка, права, – неохотно признал пожилой архмагик. – В корень зришь. Как и полагается настоящему аналитику…. Хотя, даже и не знаю, поможет ли тебе данное конкретное знание? Или же, наоборот, только дополнительно запутает? Ладно, пусть будет…. На одном из ваших «земных» языков они общались. На английском. Вернее, на его американской версии. Только на какойто…ммм, модернизированной, что ли. Или же, наоборот, на устаревшей.… Как бы там не было, но, вчетвёртых, мы смогли – с помощью коллег Пушенигов – частично расшифровать упомянутые разговорыпереговоры. Отбросив в сторону пустую шелуху, перехожу к сути. Перед «теневикамиисполнителями», участвующими во вторжении на «кошачью» Мирру, стоит множество разноплановых задач. Но одна из главных заключается в следующем. Необходимо захватить в плен и доставить – через Порталы – на один из объектов Теневой Системы юного архмагика, родившегося от двенадцати до двадцати Больших Солнц тому назад. В живом виде доставить и, желательно, без серьёзных травм и ранений…. Птичка, опусти руку. Я догадываюсь, какие вопросы ты хочешь задать. Мол: – «Почему – именно – от двенадцати до двадцати? И для чего „теневикам“, вообще, понадобилась архмагическая молодёжь?». Правильно? Вот, тото же…. Извини, но отвечать не буду. Врать, будучи заслуженным лордом, не хочу. А правды сказать не могу, так как не имею права…. Теперь по целям и задачам. На сегодняшний день в Кошачьем Мире проживает только четыре архмагика, вписывающихся в требования «теневых» агрессоров. В том числе, и моя дочка Аша, известная вам. На Совете Системы…. Хм, о чём это я? Зарапортовался слегка…. На настоящий момент связь с нашими верными союзниками по Системе отсутствует. Причём, любая, включая «портальную»…. Итак, на Совете «кошачьей» Мирры было принято решение – спешно эвакуировать всех четверых в подземный Секретный Бункер, расположенный в тайном месте, на приличном удалении от Столицы, к которой сейчас стягиваются основные силы неприятеля. Только, вот, со «спешностью» наблюдаются серьёзные проблемы. Ведь, мирранские виманы нынче не функционируют. Следовательно, эвакуация должна проходить сугубо в наземном режиме…. Что это, господин отставной майор, ты так язвительно хмыкаешь?

– Как же можно – без Секретного Бункера? – многозначительно прищурился Подопригора. – В том плане, что насквозь подземного? У всех серьёзных людей…. Пардон, у всех серьёзных разумных существ имеются такие штуковины. Предусмотренные, так сказать, на случай внезапного и фатального «пикового» расклада. Чтобы «самыесамые достойные» могли бы там пересидеть – в относительно комфортных условиях – тяжёлые и негативные времена. А ещё там можно заскладировать много всякой полезной разности: и материальные ценности, и навороченные технологические линии, и бесценные научные архивы…. Только всегда – во всех Мирах и у всех разумных существ – наблюдается одна и та же досадная неприятность. Дело в том, что Секретные Бункеры – они же не резиновые, поэтому возникают вечные проблемы с площадями. Каждое ведомство (или там, к примеру, могущественное лицо), тянет одеяло на себя. Тянет и тянет, тянет и тянет, позабыв про стыд, совесть и всеобщую справедливость. Отсюда, в конечном результате, они и возникают – вечные споры, нудные склоки и запутанные интриги. Потом, конечно, всё постепенно устаканивается, и на свет рождается строгий документрегламент, в котором всёвсё жёстко расписано и чётко закреплено. В том плане, что каждая сотая часть квадратного дана бункерного помещения…

– К чему это ты клонишь, служивый?

– Дык, к тому самому, ваша высокая мирранская честь. Армейская диалектика, так её и растак, субстанция упрямая. Наверняка, четвёрка юнцов, упомянутая вами, не была предусмотрена регламентом…. Говорите, мол, резервные площади? Нуну. Вы же, уважаемые, сейчас общаетесь с нами, уже находясь в означенном Бункере? Кто бы сомневался, строгие служебные инструкции, мать их, которые нельзя нарушать. Понимаю…. Значит, резервные места были любезно предоставлены членам официальной «земной» делегации? Всё правильно. Штатским гадом буду. Глобальная стратегия – дело святое…. Поэтому, в гости по утрам не ходи, разгорелись жаркие споры. Поступило логичное предложение – выбросить из секретного убежища некие ценные предметы (например, парочку роботовандроидов из числа обслуги), и приютить архмагическую молодёжь, которую хотят выкрасть подлые «теневики». Но, как мне подсказывает насквозь циничный внутренний голос, было озвучено и другое мнение. Мол: – «Серьёзные проблемы надо решать кардинально и решительно. Без либеральных сомнений и нервной дрожи в коленях. Выдать представителям Теневой Системы искомых фигурантов, и все дела. В умерщвлённом виде, понятное дело, выдать. Глядишь, осознав случившееся, „теневики“ долго не задержатся у нас. То бишь, уберутся восвояси гораздо быстрей…».

– Отставить, майор! – неожиданно взбеленилась платиновая блондинка. – Совсем охренел – в психической атаке? Нюх потерял? Фишку рубить разучился?

– Дык…

– Отставить! Дык – к стенке в миг…. Зачем, Сергей, ты со своим кондовым уставом лезешь в чужой инопланетный монастырь? Чего хочешь добиться, правдоискатель упёртый? Не ожидала от тебя, честно говоря, такой недальновидной чёрствости и вопиющей нетактичности. Да и мы с Отто не собираемся тупо отсиживаться в Бункере. Имеются соответствующие планынамётки. В том числе, и по эффективным разведывательнодиверсионным мероприятиям…

– Не кипятитесь вы так, милая Амальгама, – задумчиво шевеля усами, посоветовал граф Каспер. – Армейская диалектика, судя по всему, вещь, действительно, нетривиальная. То бишь, с неким двойным дном. Причём, однозначно философской направленности…. Впрочем, оно и к лучшему. Одно, как говорится, к другому. Тем не менее, количество «плюсиков» неуклонно и планомерно увеличивается.

– О чём это вы, милорд?

– Мне нравятся эти так называемые «аномальщики». Правильные мысли бродят в их гуманоидных сознаниях и подсознаниях. Да и отставной майор, определённо, молодец. Не из деревенских клоунов. И в тактике разбирается, и в стратегии, и даже в психологии. Крови не боится. Хладнокровен. Несуетлив. Вызывает уважение, короче говоря…. Понимаете, уважаемые собеседники, я достаточно прохладно отношусь к арархам. Да, они, безусловно, отважны, и в открытых схватках им нет равных. Но только, к сожалению, в открытых…. Как бы это объяснить подоходчивей? Больно уж мирранские арархи прямолинейны, бесхитростны и – местами – несообразительны. То бишь, не способны на всякие оригинальные уловки, требующие нестандартного мышления. И с таким важным понятием, как – «обходной манёвр» они не знакомы…. Короче говоря, герр Пушениг.

– К вашим услугам, милорд.

– Мне симпатичен план, только что сформировавшийся в вашей «земной» голове. Огласите его, пожалуйста.

– Слушаюсь, сиятельный лорд, – вытянулся в струнку очкарик. – Предлагается сформировать две группы – основную и отвлекающую. Отвлекающая, в которую войдёт большая часть арархов, находящихся в Красном замке, перемещается по второму маршруту. Причём, делает это в меру шумно, то есть, регулярно и планомерно вступая в боестолкновения «с теневиками». Что называется, вступилиотошли, спровоцировали погоню, устроили засаду, вновь отступили, затаились, ну, и так далее…. Основная же группа (малочисленная по составу), выдвигается к Секретному Бункеру по семнадцатому маршруту – обходному и самому дальнему. Причём, выдвигается максимально скрытно, регулярно запуская вперёд разведчиков и особо не торопясь. В том смысле, что осторожность, она превыше всего. Никаких боестолкновений. Никакой активности и самодеятельности. Ни малейшей…. Понятно излагаю?

– Ммм, – неуверенно затянул Подопригора. – Эээ…

– С основной группой, как раз, всё ясно, – поделовому вмешалась Натка. – Мол, она помогает благородной и сиятельной графине Каспер добраться до Секретного Бункера. Помогает, охраняет, оберегает, пылинки сдувает…. А, вот, с отвлекающей. Кого транспортирует и охраняет она? Загримируем под графиню…эээ, молоденького арарха женского пола?

– Зачем когото загримировывать? – удивилась Аша. – Вытащим из чулана моего двойникаандроида, осуществим дополнительное программирование, вставим в гнездо биологический аккумулятор. Ничего хитрого. Обыкновенная архмагическая предусмотрительность.

– Понятное дело. Одобряю…. А как будем делиться на «основных» и «отвлекающих»? И, вообще…. Какова наша дальнейшая судьба? Допустим, довели графиню до Секретного Бункера, сдали – с рук на руки – доверенным лицам. А что дальше?

– Дальше, понятное дело, в расход. Типа – старательно заметая следы. Хахаха! – неожиданно развеселился лорд Самуэль. – Как же иначе? Гумми наивные и избыточнодоверчивые…. Озабоченно хмуримся? Насторожились? Абсолютно напрасно. Это же я простонапросто озвучил скучные мысли, пробежавшие в ваших прямолинейных головах…. Если же говорить серьёзно, то всё достаточно просто, буднично и незатейливо. Отвлекающая группа, пройдя три четверти запланированного маршрута, резко отвернёт в сторону и проследует на объект А07. Это такое защитное инженерное сооружение, оборудованное в дикой гористой местности, недалеко от южного побережья Океана. Конечно, до подземного Секретного Бункера этому объекту – как до Сакурры. Но, всё же. Да и члены основного отряда, доставив Ашу по назначению, отправятся на А07. Будете там, отважные «земные» бойцы, отдыхать, прохлаждаться, отъедаться и терпеливо ждать…. Как это – чего ждать? Момента, когда нашествие завершится, и «теневики», потерпев очередное поражение, возвратятся домой. То бишь, в свою Теневую Систему. А потом мы, архмагики, восстановим разрушенную планетарную инфраструктуру, реанимируем и запустим прежние Порталы, да и отправим вас, предварительно щедро наградив, на вожделенную РЗ12…. Разделение на «основных» и «отвлекающих»? Пусть этим занимается господин майор. Он, кстати, и назначается ответственным за проведение всей операции в целом. Ну, и полноправным командиром подразделения, естественно…. Профессор, не возражайте, пожалуйста. Так надо. Когда военные действия завершатся, вы вновь вернётесь к исполнению обязанностей командора исследовательской экспедиции. Обещаю…. Идём дальше. Арархам, бродягам и гумми, проживающим в Красном замке, Аша всё объяснит. То бишь, мысленно внушит и поставит перед ними нужные цели и задачи. Не сомневайтесь, этого будет вполне достаточно…. А теперь, друзья, будем прощаться. «Переговорная студия», в которой мы сейчас находимся, пользуется у высокопоставленных обитателей Бункера повышенной популярностью. Уже полноценная очередь – из важных господ и дам – образовалась.

– Не понял. Как это – прощаться? – возмутился Подопригора. – А где, пардон, маршрутные карты? Желательно подробные и с текстовыми приложениями, описывающими особенности каждого маршрута?

– Ах, да. Совсем из головы вылетело. Извините. Наверное, старею. Сейчас исправлюсь…

Тёмноизумрудные глаза графа Каспера – на экране – слегка прищурились, их чёрные вертикальные зрачки заметно удлинились, и через несколько мгновений на горизонтальной поверхности телевизионного корпуса «возникла» прозрачная пластиковая папка, заполненная какимито бумагами.

«Интересно, а почему он не может точно также „перенести“ собственную дочку в Секретный Бункер?», – задумалась Наталья. – «Или, к примеру, почему она сама туда не „отправляется“? Силою мысли, я имею в виду? Странность странная…. А глазато у кота – во время телепортации документов – стали откровеннозмеиными. Жуть. У меня даже колючие мурашки побежали по спине…».

– Теперь, надеюсь, всё в порядке? – улыбнулся в пушистые усы лорд Самуэль. – Тогда, уважаемые аномальщики, общий привет. Удачи вам. Только, пожалуйста, не тяните с выходом на маршруты. Обе группы должны отправиться в путь уже сегодня. Так как очень велика вероятность того, что завтра к Красному замку могут подойти тайные подразделения «теневиков»…. Дочка.

– Да, папа?

– До скорой встречи. И веди, пожалуйста, себя хорошо. Не хулигань.

– Постараюсь…

Телевизионный экран, прозвенев на прощанье тоненькой нотой «соль», погас.

– Сделаем, пожалуй, так, – оповестила Аша. – Сейчас мы с Птичкой отправимся в Красный замок. Мне надо собрать в одном месте всех слуг и «внушить» им соответствующую информацию. Мол, кто, что, когда, зачем, почему и как. Дабы избежать всяких досадных казусов и глупых недоразумений. Вы же, соратники, на короткое время останетесь здесь – совещайтесь, общайтесь, прикидывайте варианты по разделению на группы. А примерно через десять эрлов, когда Защитный Купол «раскроется», хватайте вещички и бодро шагайте к замку. Возле витой каменной лестницы вас обязательно ктонибудь встретит…. Давайка, Птичка, я запрыгну тебе на плечо. Пообщаемся по дороге.

– Вотвот, они просто хотят поболтать в приватной обстановке, – неодобрительно пробормотала Лизавета. – Чтобы никто не мешал им секретничать. Подружки закадычные. Блин мирранский, слегка подгоревший.

– Отставить – ворчать, – на правах вновь назначенного командира велел Подопригора. – Следуйте, девушки, по делам. А мы пока займёмся вдумчивым изучением карт, наметим предварительную диспозицию и распределим должностные обязанности. Идитеидите…

Аша взглядом «нарисовала» в полусфере Защитного Купола дверку подходящих размеров, и они (Натка с кошкой на плече), выбрались наружу.

– Мррр! – приветственно промурлыкал сидевший на гравийной дорожке Томас. – Доброго утра, красавицы. Рад видеть вас в добром здравии и всё такое прочее…. Какие новости с фронтов? Ага, эге…. Даже так? Ничего себе. Спасибо, любимая, за свежую и актуальную информацию. Наши дальнейшие действия?

– Следуем в Красный замок, – известила юная графиня Каспер.

– Мрр? А меня, случаем, не погонят взашей?

– Посматривать, конечно, будут криво. Но не погонят. Наоборот, будут, затаив неприязнь, вежливо раскланиваться. Только, это…

– Что такое, милейшая из мирранских аристократок?

– Шагай немного впереди нас. Примерно в одной седьмой дана.

– Хотите немного пошептаться? Чисто подевичьи? – понятливо усмехнулся чёрнобелый бродяга. – Не вопрос. Шепчитесь на здоровье.

Томас развернулся и, ловко перебирая лапами, засеменил по краснокоричневой садовой дорожке.

Перебирал, семенил и вполголоса напевал:

Ресницы глаз – таинственно дрожат.

И вслед дрожит им сердце – одиноко.

Нас ждёт всегда – Прекрасное Далёко.

Ресницы глаз – таинственно – дрожат…

Рояль в кустах – загадочно затих.

На небе звёзд – уже не сосчитать.

Покой дарован нам – на краткий миг.

Прекрасное Далёко – ждёт опять…

Глава одиннадцатая

Красный замок

– Непростой бродяга, ейей, тебе достался, – размеренно шагая за чёрнобелым котом, чуть слышно хмыкнула Натка. – Стишкипесенки, понимаешь, сочиняет. Между тем, бытует устойчивое мнение, что на «кошачьей» Мирре стихосложением занимаются только подлые гумми. А всем остальным, мол, не дано…

– Что из того, подруга? – деланно удивилась Аша.

– Ровным счётом ничего. Просто интересно…. Неужели твой Томас такой особенный и талантливый?

– А то. Другого я не полюбила бы. Только талантливого, симпатичного и особенного.

– Ёмкое объяснение, ничего не скажешь…. А откуда он узнал про – «рояли в кустах»?

– В смысле?

– В том самом, – терпеливо вздохнула Наталья. – Ты же сама говорила, что Защитный Купол обеспечивает – для находящихся внутри – полную одностороннюю звукоизоляцию. Говорила?

– Ну….

– Чего мнёшься и неуверенно виляешь из стороны в сторону? Ты благородная графиня, или где?

– Графиня, графиня. Да, говорила. Отрицать не буду.

– А Томас, тем не менее – во время недавнего телевизионного общения с твоим величественным папашей – находился снаружи Купола…. Откуда он тогда узнал, что речь – в том числе – шла и о «роялях в кустах»? А?

– Действительно, откуда? – задумалась юная графиня. – Томми! Эй! Отзовись!

– Чего желает нежная королева моего глупого сердца? – слегка притормозив, поинтересовался чёрнобелый бродяга. – Всё, что угодно королеве – будет выполнено. Всёвсёвсё.

– Имеется в виду – в разумных пределах?

– Безо всяких пределов. Как уже было сказано выше – всёвсёвсё. Клянусь собственным пушистым хвостом.

– Слушай, а откуда ты узнал о…

– О чём, прелестница? Что ты хочешь услышать?

– Нет, ничего. Я передумала. Шагай дальше.

– Как скажешь, капризная дама. Как – скажешь…

– Ничего не понимаю, – возмущённо зашептала Натка. – Почему, подруга, ты скомкала разговор и отказалась от дальнейших расспросов?

– Передумала, как уже было сказано выше.

– А, всё же?

– Скучно жить на этом свете без призрачных и загадочных тайн, – мечтательно вздохнула Аша. – Скучно и беспросветно. Всё заранее расписано, известно и – на девяносто девять процентов из ста – предсказуемо. Пусть, уж, хоть какието недоговорённости останутся. Романтические такие, таинственные и малообъяснимые. Чтобы окончательно не закиснуть от злой и серой тоски…. Понимаешь логику моих мыслей?

– Понимаю. Чего тут, собственно, непонятного? Чай, не второй бином…этого…. Как там его?

– Заслуженного архмагика Пихлера?

– Вотвот. Его самого…. Кстати, назрел один важный и животрепещущий вопрос.

– Хочешь, угадаю – какой?

– Угадывай, – согласно кивнула головой Наталья. – Проверим, заодно, и твою мирранскую проницательность.

– Интересуешься, почему я «не переношусь» – с помощью телепортации – в Секретный Бункер? И почему лорд Самуэль, который является архмагиком высшей категории, не помогает мне в этом?

– Угадала, молодец. Конечно, интересуюсь.

– Всё просто. Более того, элементарно, – доверчиво потёрлась лохматой мордочкой о плечо девушки графиня Каспер. – Телепортация разумных существ – в исполнении мирранских архмагиков – невозможна. Перемещать на значительные расстояния неодушевлённые предметы, растения и животных? Без особых проблем. А, вот, с разумными существами ничего не получается. Вообще. Почему? Я не знаю. Да и никто, скорее всего, не знает. Архмагическая тайна. Вернее, необъяснимый архмагический казус. Это понимать надо…

– Я понимаю, – в очередной раз заверила Натка. – Архмагический необъяснимый казус. Совершенно ничего сложного…. Значит, мысленным «перемещениям» в Пространстве не подвержены только архмагики, арархи, бродяги и гумми?

– Нет, не только. К данному перечню необходимо добавить горных вассаби. Это такие крылатые мыши, живущие в диких рассветных скалах и умеющие летать. А ещё и несколько видов крупных морских животных, аналогичных вашим – «дельфинам», только питающихся водорослями. Удивлена? Я, если честно, тоже. Очередная загадка матушкиприроды, не имеющая чёткого объяснения…. Что тебя ещё интересует?

– Ты сказала, что архмагики умеют телепартировать – на значительные расстояния – различные предметы, растения и животных. Причём, по твоим словам, «без особых проблем». Нет ли в этом категоричном утверждении…ммм, доли юношеской бравады и легкомысленного преувеличения?

– Хм. Не устаю, Птичка, восторгаться твоими недюжинными аналитическими способностями, – призналась Аша. – Ты, действительно, умеешь отделять ценные зёрна от бесполезных плевел. То бишь, выделятьвычленять – из насыщенного информационного потока – самое главное и заслуживающее пристального внимания…. Потрогай пальцем у меня за левым ухом. Только, пожалуйста, осторожно…. Нащупала?

– Ага. Какаято горошина. Крохотнаякрохотная, очень подвижная и тёплая…. Что это такое?

– Знаменитая – «архмагическая железа». Именно благодаря ей, архмагики являются такими могущественными и умелыми. Не удивлюсь, если потом выяснится, что именно архмагические железы и являются истинной целью нынешнего «теневого» вторжения.

– Почему ты так решила?

– Наверное, потому, что тоже не обделена стройным логическим мышлением. То бишь, не являюсь туповатой аристократической дурой, как считают некоторые.

– Я так не считаю, – поторопилась заверить Наталья.

– Охотно верю. Ты, Птичка, гумми адекватная и вежливая. В отличие от вашей длинноногой Лизаветы, которая меня – мысленно – иначе как «мирранской дурочкой» и «надутой аристократкой» не величает. Ладно, я на неё не обижаюсь. То есть, обижаюсь, конечно. Но, что называется, не смертельно…. Итак, про архмагические железы. Они начинают формироваться у мирранских архмагиков, уже начиная со второго месяца жизни. Почему «теневиков» интересует временной период с двенадцати до двадцати Больших Солнц с момента рождения? В это время железы уже полноценно развиты, но ещё являются «мягкими». Это в том смысле, что их можно удалитьвырезать с помощью нехитрого хирургического вмешательства. Теоретически можно, я имею в виду, ведь на «кошачьей» Мирре всё холодное оружие – без единого исключения – находится под строжайшим запретом. А, вот, после двадцатилетнего юбилея архмагическая железа слегка «каменеет» и намертво врастает в череп конкретного архмагика – наступает так называемое «совершеннолетие». Хотя, честно говоря, «окаменение» железы может наступить и раньше, если конкретный архмагик (неважно, какого пола), свяжет себя узами брака до наступления двадцатилетнего возраста. И таких прецедентов хватает…. Поэтому логично предположить, что «теневикам» зачемто понадобились полноценноразвитые архмагические железы. Зачем конкретно? Надо думать, для проведения неких судьбоносных научных экспериментов. Не иначе…. Теперь про ощущения. Ты сказала, что моя железа – тёплая?

– Это точно. Словно крохотный металлический шарик, некоторое время полежавший на весеннем солнцепёке.

– И это плохо, – запечалилась юная усатая графиня. – В полноценном рабочем состоянии архмагическая железа – холодная. А ещё лучше, если она ледяная. Это означает, что накоплен максимальный запас архмагической энергии. Я же установила над полянкой «долгоиграющий» полноценный Защитный Купол. Потом телепортировала – из Красного замка под Купол – телевизор. Помимо перечисленного мысленно «облазила» всю округу в поисках подозрительного старого гуманоида. И ещё пару проблем – мимоходом – пришлось разрешить…. Не велики чудеса, но некоторое количество энергии пришлось на них затратить. Так что, на данный конкретный момент мои архмагические возможности существенно ослаблены, а, ведь, ещё предстоит мысленно «общаться» с арархами и другими подданными, раздавая им разнообразные поручения и приказы. Короче говоря, надо срочно и грамотно восстанавливаться – отдыхать, кушать калорийную пищу, пить сладкие напитки, дремать. Ничего, к вечеру обязательно буду в норме…. Думаешь, моему отцу легче? «Перебросить» (из подземного Бункера), маршрутные карты на несколько тысяч дан – дело, априори, нешуточное. Наверняка, он сейчас очень слаб и не сможет – силою мысли – даже расшалившихся пересмешников загнать в клетку…. Судя по твоему задумчивому виду, рождается очередной каверзный вопрос?

– Это точно. Рождается, – кротко улыбнулась Натка. – Попробую сформулировать. У тебя же с Томасом…эээ, отношения?

– Можно и так сказать. Отношения.

– А насколько…ммм, серьёзные?

– В меру, подруга. В меру. В том плане, что последний рубеж пока ещё не перейдён. Хотя…. Хотя, всё к этому и идёт. Ничего исключать нельзя. Упрямая жизненная диалектика, так сказать. А ещё и могущественная Судьба, фатально нависающая над скучными буднями и незримо управляющая всеми нашими желаньямипоступками…

– Понятное дело. Вернее, совершенно непонятное…. Как же тебе удаётся скрывать от мудрого лорда Самуэля свои дела сердечные, если он регулярно «просматривает» твои мысли?

– Просматривает. Причём, гораздо чаще, чем мне бы хотелось, – смешливо фыркнула Аша. – Но у мирранских кошек существуют – как раз на такой случай – определённые тайные навыки. Женские и девичьи, если, конечно, так можно выразиться. Меня матушкапокойница многому научила. Так что, Томас полностью «закрыт» от телепатических «взглядов» моего строгого и сурового отца. То бишь, находится под неким подобием приватного Защитного Купола…. Почему это, Птичка, ты улыбаешься всё шире и шире?

– Кажется, я обо всё догадалась, – призналась Наталья.

– О чём это?

– О твоих, подружка, дальнейших стратегических планах. Простенько, но, надо признать, со вкусом. Я, окажись на твоём месте, поступила бы аналогично.

– Догадалась? Молодец. Только, пожалуйста, держи эти гениальные догадки при себе и ни с кем ими не делись. Даже со своим рыжеволосым и широкоплечим женихом.

– За кого ты меня принимаешь? Ни словечка, клянусь.

– Чем клянёшьсято?

– Своей девичьей невинностью, понятное дело.

– Хорошая клятва. Верю…

Изза крутого поворота садовой дорожки показалась старушкагумми – невысокая, худенькая, седовласая, одетая в опрятное длинное платье тёмнобордового цвета, украшенное многочисленными светлыми рюшечками и кружевными оборочками.

Показалась и, увидав Томаса, принялась ворчливо ругаться:

– Шляются всякие бродяги по графскому парку. Никакого прохода от них, безобразников, нет. Так и мешаются под ногами. Так и шастают, позабыв о стыде и совести. «Теневиков» на вас, наглецов и хамов, нет…. Что лыбишься, морда голубоглазая? Это, красавчик хвостатый, пока нет. А завтра, глядишь, уже появятся. Пифпаф, ойёйёй, умирает котик мой. Шелковистую чёрнобелую шкурку, конечно, потом безжалостно обдерут, набьют ветошью, а в пустые глазницы вставят разноцветные стекляшки. Славное чучело, право слово, получится. Красивое и достоверное, хоть в естествоведческом музее выставляй…. Признавайся, охламон законченный, куда подевал мою разлюбезную хозяйку? Похорошему признавайся, пока я нервных и жестокосердных арархов не кликнула.

– Говоришь слишком много, бабушка гуманоидная, – недоверчиво скривился Томас. – Как помелом метёшь. К чему бы это, а? Подозрительно. Может, скрываешь – за бесконечноправильными словами – бесконечнонеправильные мысли?

– Да, как ты смеешь, грубиян безродный?

– Смею, не смею. Казуистика сплошная и бесполезная. Тем не менее, неплохо было бы ознакомиться с твоими, седовласая пройдоха, старческими мыслями. Желательно, с заветными.

– С мыслями у моей няни, как раз, всё в порядке, – заверила Аша. – Наоби всегда говорит только то, что думает. Всегда, – перешла на шёпот: – И это, Птичка, немного странно. Томас, безусловно, прав – у любого гумми в голове отыщется несколько заветных мыслей, которыми он (или же она), не спешит делиться с окружающими. У Наоби же заветные мысли отсутствуют напрочь. Странно…

– Графинюшка! – обернувшись на знакомый голос, принялась восторженно причитать старушка. – Нашласьтаки, голубушка наша! Где же, ваша милость, пропадать изволили? Мы тут уже все извелись, не зная, что и подумать. И я, и отважные арархи…. Счастьето какое! Будто бы каменная гора свалилась с хрупких плеч…. А это что ещё за гумми, у которой вы сидите на плече? Почему я её не знаю?

«Дёрганная какаято бабуля», – подумала Натка. – «И взгляд странный. То добрый и ласковый. То недоверчивый и откровенно колючий. Словно грубым рашпилем проводит по моей нежной ауре. Осторожней надо быть с этой пожилой особой, в голове у которой никогда не бывает заветных мыслей…. Никогда не бывает? Нуну. Может, просто она умеет их тщательно прятать и умело скрывать? В том числе, и от могущественных архмагиков?».

– Здравствуй, моя верная Наоби, – ласково улыбнулась графиня Каспер. – Я тоже соскучилась и очень рада тебя видеть. Где я была и что происходит вокруг? Потом объясню, сразу для всех. Чтобы не растрачивать понапрасну ценную архмагическую энергию. А для подробных словесных рассказов сейчас, простонапросто, нет времени…. Эта гумми – моя лучшая подруга. Знакомьтесь.

– Птичка, – вежливо представилась девушка. – Имечко такое.

– Наоби, – сварливо буркнула старая нянька. – А ты…эээ, собственно, кто? Лицо какоето – не такое. И глаза непривычноживые и шустрые…. Откуда к нам пожаловала, девонька? Из Зелёного округа? С Дальних островов?

– Не местная я, бабушка. Прибыла к вам с другой планеты. Так, вот, получилось. Если быть максимальноточной, то с РЗ12.

– С РЗ12? Икикик…. Как же так? Шутка такая?

– Нет, я говорю совершенно серьёзно.

– Агаага, понятно…. Очень рада. Икикик…

«Неадекватная, по меньшей мере, реакция», – машинально отметила Наталья. – «Бабка, похоже, окончательно сбита с толку. То бишь, удивлена, ошарашена и никак не может решить – радоваться или же огорчаться. Мол, враг я? Или, наоборот, друг? Ладно, разберёмся…».

Неожиданно послышалось рассерженновоинственное фырканьешипенье, это – возле крутого поворота гравийной дорожки – сошлись две яркие индивидуальности: чёрнобелый бродяга и молодой пегосерый манул, то бишь, мирранский арарх.

– Что ты здесь делаешь, прохиндей? Шишшр? – рассерженно перебирая толстыми лапами возле корней разлапистого дерева, вопрошал манул. – Хочешь поближе познакомиться с «арарховыми» лучами? Шарится здесь, понимаешь. Вынюхивает чтото. Авантюрист безродный.

– С лучами, фррр, и дурак сможет, – комфортно устроившись на длинной ветке, отвечал Томас. – А как насчёт честной дуэли? На зубах и когтях? Слабо?

– Кому – слабо?

– Тебе, чучелу желтоглазому.

– Что ты сказал?

– Что слышал.

– Давайдавай, спускайся. Сейчас я тебе хвост буду отгрызать. И уши – по одному – откусывать.

– Откусил один такой. Как же. Сперва сходи к умелому кузнецугумми. Пусть он тебе зубы хорошенько наточит. А ещё лучше – железные вставит. Шишшр…

– Отставить! – хорошопоставленным командным голосом велела Аша. – Дуэлянты выискались…. Аракс.

– Слушаю вас, хозяйка, – дисциплинированно откликнулся арарх. – Простите, что не сразу заметил вас. Отвлёкся на постороннего нарушителя. Извините. Больше такого не повторится. Приказывайте.

– Вопервых, Томас отныне не является ни «нарушителем», ни, тем более, «посторонним». Он официально назначен – ещё со вчерашнего вечера – моим…эээ, личным секретарём. Всё ясно?

– Так точно.

– Попрошу крепко запомнить сей факт и оповестить об этом остальных…. Вовторых, собери всех обитателей Красного поместья – и арархов, и гумми и бродяг – в Малом парадном зале замка. Когда? Через пятнадцатьсемнадцать эрлов, не позже…. Втретьих, необходимо выставить возле ступеней главной каменной лестницы двух сообразительных постовых. Задача наипростейшая – встретить нескольких гумми, следующих за нами.

– Встретить и доставить в бараки для проживания обслуживающего персонала? – предупредительно уточнил арарх.

– Никаких бараков. Пусть гостей сразу же проводят в мою личную столовую. Наоби, необходимо выставить на обеденный стол восемь дополнительных приборов. Восемь столовых приборов, которыми пользуются гумми, я имею в виду. А также расположить рядом со столом восемь «гуманоидных» стульев.

– Но, графинюшка…. Так, ведь, не положено. Природной аристократке вкушать пищу за одним столом с гумми? Пусть и с инопланетными? Не знаю, право…. У них, хотя бы, имеется официальный статус? Например, дипломатический?

– У наших гостей всё имеется, – досадливо отмахнулась Аша. – Даже легендарный амулетоберег, подаренный одним из Странников. Птичка, продемонстрируй…. Теперь что скажешь, няня? Все сомнения рассеяны?

– Рассеяны, графинюшка. Причём, полностью. И стол накрою, и лучшие угощенья выставлю. За честь почту.

– Вот, и замечательно. Договорились…. Аракс, ты что там, уснул? Дуй к замку со всех лап. Чтобы всё было выполнено. Шкуру – ежели что – спущу.

– Слушаюсь, госпожа!

– Томас.

– Мррр?

– Заканчивай «мыркать» и спускайся с дерева.

– Выполнено, моя королева.

– Беги вместе с Араксом. Проконтролируй ситуацию…. Птичка, нагнись, пожалуйста. Спрыгну на землю. Хоп! А теперь шагаем, неуклонно ускоряясь, к дому…

Красный замок?

«Честно говоря, я ожидала чегото…эээ, другого», – мысленно хмыкнула Натка. – «Чегото более необычного и экзотического, что ли. Инопланетный Мир, какникак, тайный и загадочный…. Но приходится признать, что ожидания не оправдались. Обыкновенный замок из бесконечной череды голливудских блокбастеров про мрачное „земное“ Средневековье. Многочисленные кирпичные башенки, украшенные игольчатыми шпилями и чёрными флюгерами, изображающими различных кошек и котов – в сапогахшляпах и без оных. Высоченные крепостные стены, сложенные из тёмнокрасных и краснокоричневых каменных блоков, щедро поросших – понизу – тёмнозелёными мхами и жёлтофиолетовыми лишайниками. Светлая – витаяперевитая – парадная (может, мраморная?), лестница. Залы разных размеров, стены которых густо завешаны картинами старых мастеров в позолоченных рамах, коллекционными гобеленами и мордамичучелами всяких животных. Животные, впрочем, являются безусловноэкзотичными. На нашей Земле таких точно не водится. Но, всё же…. Ну, не ощущается ничего такого – сверхординарного, удивительного и поразительного. Пыльное „киношное“ Средневековье, не более того…».

Да и события, развивавшиеся в последнее время весьма динамично и поступательно, неожиданно замедлили свой стремительный бег. Графский обед, по крайней мере, предстал мероприятием на редкость скучным и нудным.

– Кушайте, девушки, кушайте, – бестолково суетилась вокруг гигантского обеденного стола Наоби. – Вот, этого попробуйте. Того…. Всё очень калорийное и хорошо восстанавливает растраченные силы. И запивать трапезу не забывайте. Сейчас подолью…

– Спасибо большое, – тихонько икая в ладошку, вежливо поблагодарила Наталья. – Было очень вкусно. Я, правда, уже слегка объелась. Не надо больше ничего подкладывать в мою тарелку. Пожалуйста.

И она почти не лукавила – мирранские белковые смеси, действительно, оказались очень сытными, но – при этом – практически безвкусными. То есть, какието вкусовые намёки, безусловно, угадывались. Только очень слабые, в виде расплывчатых и неясных полутонов. Напитки же, наоборот, отличались чёткими акцентами: были либо откровеннокисловатыми, либо приторносладкими.

Аша, расположившаяся прямо на льняной светлосерой скатерти, покрывающей столешницу, отнеслась к обеду очень серьёзно и вдумчиво. Размеренно, старательно и чуть сонно работала челюстями. Неторопливо глотала. Регулярно запивала еду. Сыто отдуваясь, отдыхала. После чего всё повторялось по новому кругу – работала челюстями, глотала, запивала, отдыхала. Причём, проделывала всё это молча, никак не реагируя на попытки подруги завести застольную беседу.

«Когда я ем, я глух и нем», – прокомментировала про себя Натка. – «И это, между прочим, правильно. Наша усатая аристократка целенаправленно и усердно пополняет запасы архмагической энергии. Не до ерундовых разговоров. Причём, еду она запивает сугубо янтарножёлтыми напитками. То бишь, приторносладкими…».

Только один раз юная графиня позволила себе едва слышно высказаться, обращаясь – явно – ни к комуто конкретному, а просто машинально озвучивая собственные мысли:

– Возможно, что отставной майор был прав. Вариант с выдачей «теневикам» «четверых умерщвлённых фигурантов», скорее всего, рассматривался. И даже не «умерщвлённых», а «живёхоньких, только с предварительно вырезанными архмагическими железами»…. Чем бы их вырезали? Не знаю. У старых и запасливых архмагиков, наверняка, имеются в загашнике какиенибудь хитрые и заковыристые штуковины…. А если бы в Красном замке – совершенно случайно – не объявился бы отряд «земных» гумми с опытным воякойкомандиром во главе? Даже думать не хочется, что могло бы случиться в таком раскладе. Страшно…

У старой Наоби, как выяснилось, слух оказался на удивление острым: она, как только Аша завершила свой неразборчивый монолог, явственно вздрогнула и пристально уставилась на Наталью.

«Выжидательно уставилась? Или же предостерегающе?», – засомневалась девушка, после чего скорчила высокомерную гримасу, мол: – «Не забивай, бабулька, голову всякими глупостями. Без тебя разберёмся…».

Подействовало. Пожилая гумми тут же успокоилась и даже заметно повеселела.

Потом в графскую столовую заявились, выбравшись изпод Защитного Купола, остальные аномальщики и Гарольд Библиотекарь.

– Проходите, гости дорогие, – чопорно поджав тонкие губы, пригласила Наоби. – Только не забудьте двери прикрыть за собой. А теперь рассаживайтесь и угощайтесь…

Слегка утолив голод, Подопригора попытался нарушить вязкую тишину, царившую в столовой, поинтересовавшись:

– Графиня, доложить вам об окончательных итогах прошедшего совещания? В частности, об общей предварительной диспозиции и о персональных составах сформированных групп?

– А? В чём дело? – лениво работая челюстями, сонным голосом отозвалась Аша. – Спасибо, служивый. Но только попозже, ик. Сейчас, извини, я слегка занята…. Птичка, будь так добра, передай мне, пожалуйста, вон то овальное блюдо. Ага. Не надо ничего перекладывать на тарелку. Просто поставь его рядом со мной. С левой стороны. Спасибо большое. Ик…

Через некоторое время она, пристроив на блюде лохматую мордочку, устало прикрыла глаза и начала тихонько посапывать.

– Тссс, – демонстративно приложив указательный палец к губам, тихонько прошипела Наоби, мол: – «Сидеть всем тихо, голодранцы! Вилками не брякать и не разговаривать! Не сметь – нарушать сон высокой госпожи…».

А что ещё было делать? Сидели, конечно, и, смешливо перемигиваясь, молчали. Молчали и, чтобы окончательно не заскучать, потихоньку поглощали питательные белковые смеси.

Наконец, раздался вежливый стук, одна из дверных створок – с тоненьким скрипом – приоткрылась, и низкий хриплый голос вежливо поинтересовался:

– Графиня, разрешите войти?

– Что случилось? – проснувшись, непонимающе затрясла ушастой головой Аша. – Кто там?

– Это я, – в дверном проёме показалась желтоглазая морда манула, украшенная пышными серожемчужными баками.

– Аракс?

– Он самый, благородная госпожа. Ваше приказанье выполнено. Все разумные обитатели Красного замка – арархи, бродяги и гумми – собрались в Малом парадном зале. Ждут вас.

– Спасибо, Аракс. Иди, мы скоро будем.

Аша грациозно выгнулась, от души потянулась и сообщила:

– В первом приближении, я восстановилась. В том плане, что вновь готова к новым архмагическим свершениям и подвигам.

«А как…, то есть, чем, арарх постучался в двери?», – задумалась Натка. – «Головой? Нет, скорее всего, толстым серочёрным хвостом…».

Между не до конца прикрытых створок массивных дверей наблюдалась узкая щель, что сразу же заинтересовало любопытного Назарова.

– «Малый парадный зал» соответствует своему названию только частично, – приникнув глазом к дверному проёму, принялся увлечённо нашёптывать Пашка. – То бишь, действительно, является парадным и знатно украшенным всякими изысканными аристократическими штуковинами: позолочёнными штандартами, разноцветными знамёнами, солидной деревянной мебелью ценных пород, портретами многочисленных графовграфинь Касперов, ну, и так далее. А, вот, термин – «малый» ему совершенно не подходит. Наоборот, речь идёт о достаточнопросторном помещении с высокими потолками и многочисленными стрельчатыми окнами…. Вдоль одной стены расставлены странные…ммм, постаменты с ограждениями, слегка похожие на стульчики для кормления маленьких гуманоидных детёнышей, только очень высокие. На постаментах восседают манулы. То бишь, мирранские арархи. Десятка, наверное, три с половиной…. Вдоль второй стены столпились гумми в скромных деревенских одеждах – мужчины и женщины среднего возраста. Аша сказала правду, никаких гуммистаричков не наблюдается…. Вдоль третьей разлеглись – кто во что горазд – пёстрые и чёрнобелые бродяги. Один из них, понятное дело, Томас. Не лежит, а сидит и – с бесконечнодовольным видом – умывается длинным розовым языком. Как же, официальный личный секретарь местной властительницы. Есть от чего возгордиться. Кто бы спорил…. Четвёртая стена? Рядом с ней – на приземистом подиумепомосте – размещены два раззолочённых безо всякой меры кресла. Одно чуть повыше другого. Графские троны, надо полагать…

Дверные створки плавно разошлись в стороны, и Аракс – громко и торжественно – объявил:

– Благородная графиня Каспер! Прошу выказать уважение нашей высокородной госпоже! А также продемонстрировать полную лояльность и покорность!

Мирранские гумми принялись усердно отвешивать поясные поклоны. Арархи – на своих постаментах – дружно и монотонно, словно «земные» китайские болванчики, закивали головами. Бродяги же, грациозно заняв сидячее положение, ограничились лишь равнодушными взглядами.

– Успокойтесь, – входя в помещение, велела Аша. – Хватит.

Она величественно пересекла Малый парадный зал, по короткой лесенке поднялась на помост и, ловко запрыгнув, вольготно разместилась на троне – на том, что был чуть пониже.

– А нам куда? – заволновалась Наталья. – Встать рядом с мирранскими гумми? Или же занять места за «арарховыми» стульямипостаментами? По мне, так лучше составить компанию бродягам…

– Следуй за мной, любимица чукотских шаманов, – усмехнулся Назаров. – В мою рыжеволосую голову только что поступил строгий телепатический приказ, отданный твоей усатой подружкой. Мол: – «Рассредоточившись на две примерно равные группы, встать – лицом ко мне – по разные стороны относительно тронного подиума…».

– Почему, Рыжий, ты так развеселился?

– Потому, что обожаю чёткие и доходчивые приказы…

Дождавшись, когда «земные» гуманоиды займут отведённые им места, графиня Каспер объявила:

– Приветствую вас, мои верные подданные! Ээ…. Прекращайте кланяться и дёргать головами! На сегодня церемоний вполне достаточно. Переходим к текущим делам…. Майор, докладывайте – чего вы там хотели доложить.

– Докладывать – при всех? – удивился Подопригора. – Насколько это разумно, миледи?

– Зачем же – при всех? Просто пристально смотрите мне в глаза и думайте, думайте, думайте…. Вполне достаточно. Ваши планы и диспозиции, майор, безоговорочно приняты. Я, всё равно, в военных делах ничего не смыслю. Поэтому и в дискуссии вступать не буду…. Гумми, получите мой хозяйский приказ…. Всё ясно?

– Да, госпожа, – вразнобой загудели мужчины и женщины. – Спасибо. Выполним. Премного благодарны.

– Не за что, – высокомерно поморщилась Аша. – Графы Касперы всегда славились своим искренним милосердием и бесконечной добротой…. Арархи, ваша очередь. Будьте, пожалуйста, внимательны…. Поставленные цели и задачи понятны? Вопросы? Давай, Аракс, спрашивай.

– Вы уверены, госпожа, что….

– Уверена. Вопрос снят. Кстати, не забудь выпустить из клеток пересмешников…

– Буххх! – неожиданно долетело откудато справа.

– Буххх! – послышалось сверху. – Шррр!

– Палёным запахло, – тревожно сморщила нос Натка. – Как бы ни полыхнуло.

– Всем лечь на пол! – истошно завопил Подопригора. – Лечь и крепко обхватить головы ладонями! А также лапами…

Глава двенадцатая

На низком старте

Разумные существа, присутствующие в Малом парадном зале не заставили себя долго ждать и, не раздумывая, выполнили команду. То бишь, дружно повалились на пол и старательно прикрыли головы – кто ладонями, кто лапами.

Впрочем, не все – за исключением Аши, Натальи, Пашки и Томаса.

– Вот же, умора! Держите меня семеро! – заливисто захихикала графиня Каспер, а отсмеявшись, поинтересовалась: – А вы, милые друзья, почему не на полу? Такие отважные? Или же наглые – безо всякой меры?

– Не захотелось выглядеть паникёром – в глазах моей…эээ, непосредственной начальницы, – лениво скребя когтями правой задней лапы за левым ухом, сознался Томас. – Которая, надо заметить, с графского трона так и не слезла. Что, в свою очередь, говорит о многом. Разумному и думающему коту говорит, я имею в виду.

– Сообразительный, ничего не скажешь…. А ты, Рыжий?

– Аналогичный случай, – бесшабашно улыбаясь, отрапортовал Назаров. – Только, понятное дело, я ориентировался на собственную непосредственную начальницу.

– А у меня для пошлых волнений, простонапросто, повода не было, – скромно пожала плечами Натка. – Каменный медвежонок, дремлющий в кармане моего сарафана, холодненький. Значит, всяческие опасности отсутствуют. То есть, пока отсутствуют. Тьфутьфутьфу, конечно…

– Молодцы, гвардейцы, – похвалила Аша, после чего оповестила: – Уважаемые подданные и не менее уважаемые соратники! Тревога отменяется! Подъём! Ну, чего копаемся?

– Поднимаемсяподнимаемся, – поддержала Наташка. – Время нынче дорого…. Кстати, а что это взрывалосьто?

– Телевизоры, понятное дело. Отчего и почему? Наверняка, дело рук подлых «теневиков». Разрушают, ради пущего спокойствия, мирранскую телекоммуникационную инфраструктуру и прочие системы связи. Всё достаточно предсказуемо.

– А как же быть с возгораниями? Кхакха? – поднявшись на ноги, смущённо закашлялся Подопригора. – Дымкомто, кхакха, явственно тянет…

– Ерунда. Остаточные явления, – горделиво подёргала усами юная графиня. – Всё уже успешно потушено. Пришлось, естественно, затратить на осуществление этого процесса толику бесценной архмагической энергии. Да, ладно. Чай, с меня не убудет, – грозно нахмурилась и рявкнула от души: – Всем слушать сюда! Прекратить базар! Приступить к выполнению полученных приказов! Живо у меня, бездельники и дармоеды!

Обитатели Красного замка, создав лёгкую толкучку, устремились к выходу. Вскоре в Малом парадном зале остались: хозяйка замка, Томас, «земные» аномальщики, Гарольд Библиотекарь и Наоби.

– А что дальше? – с сомнением в голосе спросила Натка. – И куда ушли все арархи? Почему? Они же, какникак, являются серьёзной военной силой. В том плане, что их знаменитые «арарховы» лучи…. Извините, но я же не присутствовала на заключительной части совещания в «мирранских Филях». Да и телепатическими способностями пока не обладаю.

– И не надо, – заверил Назаров. – Знать все мысли окружающих – тяжкая ноша. Особенно, если эти окружающие являются близкими тебе людьми. То есть, учитывая сегодняшние мирранские реалии, близкими разумными существами.

– Почему – тяжкая ноша?

– Ну, не знаю…. Просто ощущения такие. Мол, можно окончательно и бесповоротно перессориться со всеми подряд и – в конечном итоге – остаться в гордом одиночестве. В том плане, что без должного навыка и природного иммунитета, выработанного многими поколениями предков…. Правильно я мыслюрассуждаю, сиятельная графиня?

– Всё верно понимаешь, – подтвердила Аша. – И про должные навыки, и про устойчивый природный иммунитет. Способный юноша…. Теперь про ближайшие планы. Майор, за моим троном имеется неприметная дверка. Нашёл? Отвори её. На правой нижней полке чулана лежит непрозрачный пластиковый пакет с моим двойникомандроидом, уже запрограммированным на режим «вялосонного поведения». Доставай пакет…. Молодец. На левой полке сложены чёрнокрасные цилиндры. Это биологические аккумуляторы. Прихвати парочку. Вообщето, и одного хватает на добрую половину Большого Солнца. Но пусть будет и сменный. Мало ли что…. Как и куда вставлять аккумулятор? Ничего хитрого. Если сильно дёрнуть андроид за левое ухо, то на его затылке отщёлкнется крышечка. Вставишь в гнездо цилиндрик и вернёшь крышку – до щелчка – на место. Двойник и «оживёт»…. Ээ, отставить, торопыга. Это надо будет сделать уже потом, на маршруте, после разделения отряда на профильные группы…. А сейчас мы дружно и планомерно переместимся в соседнее поместье, которое – на настоящий момент – абсолютно пустое. Супруги Радо вместе с другими арархами следуют к мирранской Столице, дабы лично поучаствовать в её героической обороне, а все бродяги и слугигумми разбежались по укромным уголкам, намериваясь там переждать «теневое» нашествие…. Что мы забыли в поместье Радо? Конечно же, всякие полезные штуковины, своевременно прихваченные вами с объекта РЗ12.

– Полезные штуковины? – непонимающе переспросила Наталья. – Прихваченные нами с Земли?

– Ага. Например, туристические палатки. И эти…. Как их там? Вспомнила, примуса. Короче говоря, всё то, что может нам пригодиться в…. Как там дальше, майор?

– Всё то, что может нам пригодиться в многодневном походе по пересечённой местности, – любезно подсказал Подопригора.

– Вово! – почемуто обрадовалась благородная графиня. – В многодневном и многотрудном походе…. Как же красиво звучит! Полный и нескончаемый восторг! Наконецто, в моей бесконечноскучной жизни произойдёт хоть чтото интересное. До сих пор не верю своему неожиданному счастью…. Арархи же присоединятся к нам уже на болотистой пустоши. Чуть позже. Им надо коечто «зачистить» в замке – в соответствии со строгими инструкциями…. Ладно, идите. Томас дорогу знает. А я вас скоро догоню. Идитеидите…. Прощай, родимый Красный замок. Свидимся ли ещё когданибудь? Не уверена. Прощай – на всякий случай…

В яркосинем кирпичном заборе обнаружились солидные двустворчатые ворота, обитые толстыми полосами кованого железа, за которыми располагалась родовая вотчина арархов Радо.

– Крепкие и надёжные ворота. Причём, запертые на внутренний замок, – огорчилась Натка. – Здесь нужен специальный инструмент. Например, надёжный лом или воровская фомка.

– Сама ты «фомка» приличная, – язвительно усмехнулся Назаров. – В том плане, что несообразительная малолетка, хотя – одновременно – и заслуженный аналитик…. Зачем, спрашивается, нужны какиелибо специальные инструменты, когда в нашем распоряжении имеется могучая архмагическая подружка?

– Я всё слышу, – предупредила Аша. – Смотри, Рыжий, за языком. Дружок, тоже мне, выискался. До этого высокого звания тебе, облому широкоплечему, ещё расти и расти…. Расступитеська, соратники. Не мешайте…

В безоблачном светлоизумрудном небе чуть слышно громыхнуло, и створки ворот, синхронно сорвавшись с петель, с оглушительным треском разлетелись в разные стороны.

– Браво! – восторженно захлопала в ладоши впечатлительная Лизавета. – Отличная работа!

– Что же здесь отличного? И какое ещё – «браво»? – принялась неодобрительно ворчать Наоби. – Сплошное бахвальство, юношеская гордыня и любовь к дешёвым эффектам. Пора бы уже и повзрослеть, в концето концов. Не сегодня, так завтра замуж выходить – за серьёзного и заслуженного архмагика, а туда же. Детство голоштанное играет в одном месте. Можно же было всё сделать гораздо проще и эффективней…

– Например?

– Сломать – с помощью целевого телепатического воздействия – язычок замка. На это ушло бы гораздо меньше ценной архмагической энергии. Разумная рачительность, как всем известно, является очень важной добродетелью. Особенно в преддверии скорого создания новой архмагической семьи…

– Прекращай, няня, свои нравоучения, – брезгливо поморщившись, распорядилась графиня Каспер. – Вернее, отложи их до более спокойных и мирных времён.

– Как скажешь, графинюшка. Как скажешь.

– А могу я – нижайше и любезно – попросить об одном незначительном одолжении? – подчёркнуторавнодушным голосом спросил Томас. – Вернее, о сущем и смешном пустяке? Так сказать, на правах официального личного секретаря?

– Проси,…эээ, личный секретарь.

– Могу ли я узнать – имя?

– Имя – кого?

– Имя «серьёзного и заслуженного архмагика», который вознамерился жениться на благородной и несравненной графине Аше Каспер…. Так, собственно, как? Могу? Или же нет?

– Зачем это тебе, бродяга безродный и обнаглевший? – подозрительно нахмурилась Наоби. – Задумал чтото нехорошее?

– Наоборот, хорошее. Лучше, простонапросто, не бывает…. Порвать – при встрече – данного престарелого господина на мелкие части и кусочки. Чтобы куцые уши отлетали в одну сторону, а жиденькие усишки и облезлый хвост – в противоположную. Не более того…. А что в этом такого? Типа – неожиданного и нелогичного?

– Ничего нелогичного, – обворожительно улыбнулась Аша. – Всё правильно. Так и надо. Но, извини, имени озвучивать не буду.

– Почему? – ревниво ощерился чёрнобелый бродяга. – Ты его – как обожают выражаться наши «земные» друзья – блин горелый, любишь?

– Ни капли. Я даже с ним не знакома. Только портреты и фотографии лицезрела. Такой напыщенный и надутый субчик, что блевать тянет неудержимо…. Имя? Давай, мы с тобой так договоримся. Если я набрасываюсь на некоего неизвестного архмагика и начинаю – по твоему меткому выражению – рвать его на составные части и кусочки, то это он и есть – искомый женишок.

– Договорились. Непременно и всеобъемлюще помогу…. Только предлагаю сразу, что называется на берегу, оговорить одну немаловажную техническую деталь.

– Какую?

– Уши и хвост я буду откусывать. Лично. Так сказать, в приоритетном и эксклюзивном порядке.

– Согласна, – расстроено вздохнула юная графиня. – Самой хотелось осуществить данное знаковое действо. Но…. Так и быть, уступаю. Не жадная. Пользуйся, официальный личный секретарь, моей несказанной добротой…. Прекратить – словоблудие! Заходим на объект…

От усадьбы арархов Радо веяло осенней безысходностью и окончательной безнадёгой. Сильный порывистый ветер, которого на территории Красного замка совсем не ощущалось, здесь буянил и хулиганил вовсю: бросал в глаза мелкую пыль и обрывки цветных бумажек, невежливо срывал с деревьевкустов яркую летнюю листву, и, мерзко завывая, обещал незваным гостям страшные кары.

Бросал, срывал, завывал и обещал…

– Бывает, конечно, – пробурчал Пашка. – В том глубинном смысле, что любая паника, она всегда дружит с откровеннограбительскими настроениями. И здесь, похоже, исключения не произошло. Вдоль обочины дороги валяются какието рваные тряпки, битая посуда и прочий бытовой мусор. Вон из придорожных кустов выглядывает здоровенная картина в позолоченной раме, на которой изображена парочка заносчивых манулов – в широкополых фиолетовых шляпах и с пурпурными мантиями на жирных холках. Окна в господском доме перебиты. Причём, всевсевсе…. Картина, по моему мнению, ясная. Арархи, как им и полагается, отправились на войну, а здешнее народонаселение, оставшееся без строгого господского надзора, повеселилось на полную катушку. То бишь, со всей широтой мирранской гуманоидной души…. Везде всё одно и то же – на всех планетах и во всех Мирах. Так его и растак. Мать арархову, кошку знойную и развратную, многомного раз да повсякому. Извините, конечно…. И, как назло, архмагиков в поместье высокородных Радо не проживало. Ни единого. Некому было – в отличие от Красного замка – навести элементарный порядок…

– Что ты имеешь в виду? – заинтересовалась Наталья.

– Ну, как же. Наверняка, леса ржавым топором не рубить, предусмотрительная графиня Каспер «запрограммировала» всех своих крепостных гуманоидов должным образом. Мол: – «Грабить – не сметь! Спокойно, не беря с собой ни толики хозяйского добра, отвалили в дальнюю вотчину. Живите там себе спокойненько, хлеб выращивайте и наслаждайтесь безграничной свободой…». Только я почемуто уверен, что у этой красивой фразы есть и не озвученное продолжение, мол: – «До поры до времени, понятное дело, наслаждайтесь. То бишь, до следующего хозяйского приказа…». Я прав?

– В общих чертах, – слегка засмущалась Аша. – Обыкновенный здоровый прагматизм. В том плане, что ничего личного…. Майор, а ты о чём задумался? Не хочется мне, право слово, тратить архмагическую энергию на «сканирование» твоих майорских мозгов. Давай, рассказывай.

– Грабёж – дело такое, – озабоченно вздохнул Подопригора. – В том смысле, что коварно затягивает и не признаёт никаких границограничений. Иначе говоря, существует большая вероятность того, что местные мародёры и ПВП не обошли стороной, разграбив до последней нитки.

– Что такое – ПВП?

– Пункт Встречи Путешественников. Это я так называю крыло в доме Радо, где расположено «капсульное» Гнездо и прочие сопутствующие ему помещения.

– А. Нуну. Скоро узнаем…

Они, обойдя приземистый трёхэтажный дом с мезонином («Классическая „земная“ помещичья усадьба второй половины девятнадцатого века», – отметила про себя Натка), подошли к нужной двери.

– Вернее, к прямоугольному проёму, в котором раньше и была установлена эта дверь, – педантично уточнил Назаров. – А сейчас её нет. Совсем. Гумми спёрли, надо полагать…. Ну, что, заходим?

– Попробуй, Рыжий. Попробуй…. Ну, как оно? Получилось?

– Нет, ничего не выходит. Словно упираюсь в какуюто стену – прозрачную и очень холодную.

– Предусмотрительность – отличительная черта всех мирранских архмагиков, – сообщила Аша. – Что бы вы, обормоты и плебеи, делали без благородной и невероятноразумной аристократки?

– Заранее установила Защитный Купол? – предположила прозорливая Наталья.

– Ага, угадала. Сразу же после завершения телевизионного сеанса связи с моим наимудрейшим папочкой. Только я выставила вокруг ПВП – вместо полноценного Купола – лишь его отдельные «детали», блокирующие все дверные и оконные проёмы. Так сказать, в целях дополнительной экономии архмагической энергии.

– Действительно, предусмотрительная.

– А то. Рыжий, отойдика в сторонку…

Коротко и нежно прозвенело.

– Прошу вас, господа аномальщики, заходите, – манерно улыбнувшись, предложила мирранская графиня. – Путь открыт.

– Первым делом, соратники, оперативно переодеваемся в «земные» одежды, – велел Подопригора. – Они, на мой взгляд, гораздо больше подходят для дальних пеших путешествий, чем наши нынешние мирранские наряды. То же самое касается и обуви…. Потом тщательно пакуем рюкзаки. Необходимо также прихватить с собой как можно больше питательных белковых концентратов.

– И напитков из холодильника, – дополнила Аша. – Жёлтых и оранжевых – для меня. Зелёных и сиреневых – для всех остальных…

Через некоторое время они, покинув ПВП, выбрались наружу.

– Строимся, подчинённые! Строимся в один ряд! – скомандовал Подопригора. – Это, между прочим, всех касается. И благородных графинь, и их личных секретарей…. Такс, в первом приближении, всё нормально. Экипировались знатно и умело…. Евгений, а где чехол с удочками и спиннингами?

– Вот, командир. Я же с понятием. Серьёзный поход без удочек? Нонсенс, колючие лягушки мирранские. А коробочки со снастями я поместил в карман рюкзака.

– Нуну…. Необходимо всё это разделить поровну. Отрядовто будет два. Дели, давай, счетовод…. Чехол всего один? Не беда. Комуто придётся нести удочку и спиннинг в руках. Деловто. Вот, верёвочкой перевяжи…. Молодец, передай Рыжему. Вопросы? Предложения?

– У нашей бабушки за хлипкими плечами расположен неслабый вещмешок. Тяжёлый, скорее всего, – доложил Назаров. – Может, выразим уважение к немощной и заслуженной старости? То бишь, разберём её вещички по своим рюкзакам? Мол, пусть пожилая леди перемещается налегке?

– Сам ты – «леди»! – обиделась Наоби. – И не такая, уж, я и старая. Да и с ног, слава генам, доставшимся от предков, пока не валюсь. Сама донесу поклажу, не рассыплюсь. Как гласит древняя мирранская поговорка: – «Всё своё ношу с собой…». Так оно гораздо надёжней. И на практике – многомного раз – проверено.

– Вопрос снят, – объявил отставной майор. – Направо! Господин личный секретарь графини.

– Ну, здесь я, – неохотно откликнулся Томас. – Чего надо?

– Никакого понятия об армейской дисциплине. Ладно…. Возглавь, пожалуйста, походную колонну. Показывай – на правах давнего местного жителя – путь к болотистой пустоши…. Отряд, слушай мою команду! За чёрнобелым бродягой – шагом, марш!

– Интересно, а что находится в вещмешке у старой Наоби? – прошептал на ходу Пашка. – С удовольствием бы порылся в нём. Там, наверняка, клянусь собственной рыжиной, можно отыскать много чего интересного…. А ещё эта загадочная фраза, мол: – «Слава генам, доставшимся от предков…». Уточняю, фраза, произнесённая устами пожилой мирранской гумми. Малограмотной, как я понимаю. Подозрительно…

– Полностью согласна, – так же тихо ответила Наталья. – И интересно, и порыться хочется, и подозрительно…. Кстати, а ты заметил, что Женька и Валентина както «отдалились»? Всё с Гарольдом о чёмто увлечённо шепчутся, а с нами почти и не общаются, если, конечно, не задашь прямого вопроса. Например, про удочки и спиннинги.

– Заметил. Как – не заметить? Но, честно говоря, не вижу в этом, Птичка, ничего странного и необычного. Ребята всерьёз задумались о своём будущем. О том, понятное дело, которое наступит после нашествия «теневиков». Вот, и обсуждают этот знаковый момент со своим учёным папашей. То бишь, строят совместные долгосрочные планы. Обычное и насквозь житейское дело, если вдуматься.

– Обычное, – согласно кивнула головой девушка. – Все, куда не плюнь, строят планы. Библиотекарь и его детки. Айша и Томас. Да и Лизавета с Серёгой, наверняка, чтото планируют. Вон – загадочно перешептываются на ходу…. А мы?

– Что – мы?

– Планируем чтонибудь? Или как?

– Безусловно, – широко и беззаботно улыбнулся Назаров. – У меня уже давно созрел актуальный и чёткий план, предназначенный сугубо для нас двоих. Перечисляю его пункты согласно будущей хронологической последовательности. Первое, пожениться и сыграть весёлую свадебку. Второе, с честью и взаимным удовольствием «переспать» первую брачную ночь. Третье, провести незабываемый, страстный и неповторимый медовый месяц. Четвёртое…. Эээ. Ничего больше не лезет в голову. Пожалуй, для начала, хватит и первых трёх пунктов. Не стоит, по моему скромному мнению, загадывать на чрезмерноотдалённые сроки. Примета плохая. Вроде бы…. Причём, отмечу, что мне совершенно всё равно, где означенные мероприятия будут успешно осуществлены – на родимой матушкеЗемле, или же здесь, на «кошачьей» Мирре. Абсолютно без разницы…. Как тебе, любимая, мой план?

– Нестандартный, надо признать, – смущённо хихикнула Натка. – А ещё оригинальный, гениальный, элегантный и заманчивый. Принимается, короче говоря…

Примерно через четыре с половиной эрла, пройдя через узкую металлическую калитку, они вышли на болотистую пустошь.

– Красиво, изысканно и брутально, – одобрил Пашка. – Картина маслом. Причём, под броским названием: – «Мирранский техногенный парк – среди диких мхов, болот, лишайников и цветущего вереска». Замечательно и органично.

На пустоши, расположившись без какоголибо стройного порядка, «квартировали» разноцветные мирранские виманы – однотонные, полосатые, пятнистые, а также разрисованные нехитрыми бытовыми картинками, на которых преобладали усатые кошачьи мордашки. Между неподвижными летательными аппаратами – по одиночке и компактными группами – меланхолично бродили печальные арархи.

– Электромагнитные двигатели, благодаря коварным «теневым» козням, вышли из строя, – пояснила Аша. – А кому и зачем нужны виманы, не способные летать? Никому, ясный мирранский вечерок…. Куда подевались пилоты и пассажиры? Возможно, влекомые чувством патриотического долга, отправились защищать Столицу. Или же, наоборот, трусливо ретировались в дальние провинциальные поместья, где – предположительно – можно успешно переждать нашествие незваных пришельцев. Одни отправились в путь пешком. А другие, надо полагать, на конных повозках…. Эй, Аракс! Срочно собирай своих заторможенных бойцов. Подтягивайтесь к нам.

– Верно и, главное, своевременно подмечено, – похвалил Подопригора. – Это я по поводу элегантной фразы – «ясный мирранский вечерок». Действительно, приближается вечер. Пора разбиваться – согласно утверждённому штатному расписанию – на отряды, прощаться, вдохновенно махать друг другу ладошками и, дружно сплюнув через левые плечи, выходить на намеченные маршруты.

– Ну, вот, всё – как и всегда, – огорчилась Наташка. – Все давно уже в курсе – относительно штатного расписания, одна я, как последняя дурочка, ничего не знаю. И на совещании в «мирранских Филях» присутствовала совсем недолго, и информацию – мысленно – не умею принимать. Мол, шаманский каменный медвежонок препятствует…

– Не расстраивайся, Птичка, раньше времени, – не удержалась от шпильки вредная Лизавета. – Ты приписана к той же группе, что и твой обожаемый ухажёр. Старательно наблюдай за этим рыжеволосым типом и шагай в аналогичную сторону. Не потеряешься. Так что, серьёзного повода для расстройствабеспокойства нет.

– Спасибо, конечно. Утешила.

– Разумные индивидуумы, входящие в «основной» отряд, отходят направо, – начальственно махнул рукой отставной майор. – А имеющие отношение к «вспомогательному», соответственно, налево.

Назаров, заговорщицки подмигнув, выбрал правую сторону.

«Ура!», – шагая вслед за женихом, мысленно возликовала Натка. – «Мы вошли в „основную“ группу! Значит, не придётся разлучаться с Ашей. Что просто замечательно…. Только, вот, както нас откровенно маловато. Я, Рыжий, Иван Павлович, Аша, Томас, Наоби, Аракс и ещё два поджарых серопалевых арарха. Както оно…эээ, слабовато. В плане достойного воинского потенциала…».

– Удивляешься, подруга? – понимающе прищурилась юная графиня Каспер. – Это господин майор так рассудил. Он и будет лично возглавлять «отвлекающий» отряд, который будет двигаться почти параллельным – относительно нашего подразделения – курсом и при первой же возможности «шуметь». То бишь, отчаянно задираться ко всем встреченным «теневикам». Опасное дело, как ни крути…

– Зато, при этом, очень благородное и эффективное, – дополнил подошедший Подопригора. – Именно поэтому я забираю с собой девять десятых арархов, имеющихся в наличие. Будем воевать повзрослому, как и учили в своё время в одной профильной «земной» Конторе. То есть, широко используяприменяя новейшие диверсионные технологии…. Теперь по вам, соратники и соратницы. Командиром отряда назначается…. Извините, Профессор, но командиром вашего отряда назначается Павел. Так будет, на мой стратегический взгляд, правильнее и надёжнее.

– Да, я что? – смущённо замялся Иван Палыч. – Всё понимаю и не возражаю. Мол: – «Молодым – везде у нас дорога…».

– Вот, и отлично…. Рыжий!

– Я!

– Молодец, научилсятаки грамотно отвечать. С почином. Хвалю и, как говорится, так держать…. Изучил топографическую карту с нанесённым на неё маршрутом? Ознакомился с текстовой частью?

– Так точно, господин майор! – браво гаркнул Назаров.

– Отставить – орать. Говори нормально. Чай, не на строевом плацу.

– Слушаюсь. Мало того, что изучил и ознакомился, но ещё и запомнил наизусть. Готов провести отряд до намеченного пункта назначения с закрытыми глазами.

– Не будь, мальчишка сопливый, таким самоуверенным, – грозно сведя густые брови к переносице, посоветовал отставной майор. – Регулярно и тщательно сверяйся с картой и намечай возможные варианты обходов – на случай неожиданных встреч с незапланированными препятствиями…. По походному оснащению. Отдаю вам ружьё и все боеприпасы к нему. Лиза, передай Рыжему. Палыч, забирайте миноискатель. Глядишь, пригодится. Птичка, вручаю тебе «грушную» медицинскую аптечку. Смотри сюда, будь внимательна и запоминай.

Он раскрыл небольшой кожаный планшет и принялся подробно рассказывать о сферах назначения и способах применения всяких разноцветных ампул, шприцов и пилюль. Объяснил по одному разу, после чего, не делая перерыва, пошёл на второй круг.

– Честное слово, я всё запомнила, – нетерпеливо фыркнув, заверила Наталья. – Всёвсёвсё. Не надо, пожалуйста, повторяться.

– Не надо, так не надо, – передёрнул плечами Подопригора. – Будем, бойцы отважные, расходиться в разные стороны. Ведите себя тихотихо, словно серые мышки в лесной чаще. Чуть что – сразу же прячьтесь в норки. То бишь, в надёжные укрытия. И, пожалуйста, никакой самодеятельности и активности. Ни малейшей…. Всё. Встречаемся в конечной заданной точке, расположенной в безлюдных горах. И пусть добрейшая госпожа Удача не позабудет про нас и не обойдёт – милостями своими…

«Основной» отряд вошёл в мирранское мелколесье. Широкая тропа прихотливо змеилась между яркооранжевыми высокими деревьями и нежнолимонными пыльными кустами.

– Эй, командир! – обратилась Аша к Назарову, шедшему во главе походной колонны. – Песенка полагается.

– Какая ещё – песенка?

– Обыкновенная. В том плане, что походная и строевая. Призванная поднять, сохранить и приумножить бодрость духа вверенного тебе подразделения. По крайней мере, именно так, отправляясь в дальний поход, и поступают – в толстых авантюрноприключенческих романах – отважные герои.

– А как же быть с шумом? То есть, с необходимостью соблюдать полную тишину?

– Ерунда. Я чётко ощущаю, что «теневого» противника поблизости нет. Причём, на многомного сотен дан вокруг…. И, вообще, Рыжий. Заканчивай строить из себя капризную гуманоидную девицу. Всё равно, не поверю. Пой, давай.

– Действительно, Павлик, – лукаво улыбнувшись, поддержала Наталья. – Сбацайка нам чтонибудь этакое. В том плане, что оптимистичное, бодрое и крайне романтичное.

– Бодрое и романтичное? А ещё походное и строевое? – усмехнулся Пашка. – Ладно, девушки, слушайте.

Коротко откашлявшись, он затянул:

Всё пройдёт – на раз.

Прошлое – вдали.

Это всё немного странно.

Свет твоей звезды.

Шум морской волны.

Чудное дыханье Океана.

Шум морской волны.

Много лет – вдали.

Помню, и немного это странно.

Свет твоей звезды.

В море – корабли.

Тайное дыханье Океана.

Тихий берег. Быт.

Крепкий дом. Любовь.

До сих пор – немного это странно.

Но мне сниться вновь,

Он не позабыт.

Воздух – молодого – Океана.

Гдето там вдали.

В ниточках зари.

Ты поймешь

Иль поздно, или рано…

Свет твоей звезды.

Шум морской волны.

Чудное дыханье Океана…

Свет твоей звезды.

Шум морской волны.

Чудное дыханье Океана…

Глава тринадцатая

Походные разности

Через некоторое время Томас и Аша начали заметно отставать.

– Павлик, остановись, – попросила Натка.

– Для чего? – недовольно обернулся Назаров. – Мной составлен чёткий временной график передвижения по маршруту, из которого не следует выбиваться. Если, понятное дело, мы хотим – как можно быстрее – добраться до вожделенного Секретного Бункера, где нашу прекрасную усатую спутницу с нетерпением ожидает любящий родитель…. А, кажется, понял. Ладно, так и быть, объявляю внеочередной короткий привал – максимум на два с половиной эрла. Рота, стой. Раз, два.

– Пересечённая местность, будь она неладна, – хрипло дыша, принялся оправдываться чёрнобелый бродяга. – Постоянно приходится перепрыгивать через стволы поваленных деревьев, трухлявые колодины, камни, торчащие из земли, и разные, в том числе, колючие кустики. Кто угодно устанет и выдохнется…. И, вообще. Мы, бродяги, привыкли передвигаться в рваном темпе. Здесь передохнул, а там, наоборот, ускорился. Так оно гораздо сподручней. Шагать по тропе равномерно, подражая часовому маятнику? Не нравится мне такой глупый и непродуктивный способ. Утомляет…

– Ага, слегка непривычно, – виновато вздохнув, поддержала графиня Каспер. – Я, конечно, могу запросто избавиться от усталости. Более того, готова бежать вприпрыжку впереди походной колонны, неся…ммм, своего личного секретаря на плечах. Но для этого потребуется израсходовать некоторое количество архмагической энергии. А её, как известно, сейчас необходимо беречь и накапливать…. Почему арархи выглядят такими бодрыми? У них несколько другая анатомия тел. Лапы и мускулы работают иначе. Они, короче говоря, гораздо лучше приспособлены для…эээ, для повседневной жизни в условиях дикой природы.

– Забирайся, подруга, мне на плечо, – предложила Наталья. – Что это ты так смущённо качаешь головой? Не хочешь досаждать и создавать дополнительные трудности?

– Не хочу. Тебе и так не просто – шагать с тяжёлым рюкзаком за плечами и с этими…, с удочкамиспиннингами в руках.

– С одной удочкой и одним спиннингом.

– Всё равно. Мне…эээ, неудобно.

– Вопервых, неудобно – спать на потолке…

– Как это – спать на потолке? – заинтересовался Томас. – Пристегнувшись ремнями? Но, извините, зачем? Это же, действительно, неудобно…. Что, собственно, имеется в виду?

– Не бери в голову лишнего, – усмехнулась Натка. – Обыкновенный «земной» юмор…. Вовторых, термин «неудобно» – в военных условиях – неуместен. И, более того, вреден. Во время серьёзной войны имеет значение только один краеугольный принцип: – «Всё – на благо победы. А разумная целесообразность, направленная на достижение общей конечной цели, всегда должна ставиться во главу угла». Повторяю и акцентирую: – «Направленная на достижение общей конечной цели…». Понятно излагаю? Павлик, подтверди, пожалуйста. Ты строгий и авторитетный командир? Или как?

– Командир, командир. Поэтому полностью поддерживаю, одобряю и подтверждаю. Разумная целесообразность, как ни крути, является одним из важнейших факторов, способствующих грядущей победе…. Значится так. Благородная аристократка, запрыгивай Птичке на плечо. А я, понятное дело, выступлю в качестве покорного вьючного животного, предназначенного для транспортировки уважаемого графского секретаря…. И даже не пытайтесь спорить. Это – приказ! Выполнять! Занять отведённые места! Молодцы…. Всё, привал завершён. Выступаем. Я…, то есть, мы с Томасом шагаем первыми, за нами – с лучами наготове – следуют арархи…

Они продолжили путь.

– Заметила, что в нашем путешествующем сообществе произошло знаковое событие? – устроившись на плече у девушки, спросила Аша.

– Нет. Какое?

– Ну, как же. Похоже, что образовалась ещё одна сладкая романтическая парочка. Правда, насквозь старческая. Но, тем не менее.

– Серьёзно? – непроизвольно обернулась Наталья.

Действительно, сзади, замыкая походную колонну и приотстав примерно на две третьих дана, шли – плечом к плечу – Иван Палыч и Наоби.

– Увлечённо болтают, позабыв обо всём на свете, – понимающе хмыкнула юная графиня. – Чисто два мирранских пересмешника по ранней весне, перед началом сезона активных брачных игр. А ещё и улыбаются друг другу – вежливо и с взаимной приязнью. Не верю собственным глазам…. Птичка, не тормози. Шагай, пожалуйста, с прежней скоростью. Не будем смущать наших пожилых и заслуженных гуманоидов…. О чём ты задумалась?

– О том, что твоя нянька здорово изменилась. Я имею в виду, после того, как мы покинули Красный замок.

– Изменилась – это как? В какую, интересно, сторону?

– Конечно, в лучшую.… Видишь ли, ммм. Ты только не обижайся…

– Не обижусь. Давай, подруга, не мандражируй и говори смело. Всё, как оно есть.

– Хорошо, скажу, – ускоряя шаг, пообещала Натка. – Осторожно, впереди толстая ветка свисает над тропой. Нагибаюсь.

– Спасибо за предупреждение. Итак?

– Видишь ли, Наоби мне сперва очень не понравилась. Причём, оченьоченьочень.

– Чем же, если не секрет?

– Не секрет. Я решила, что твоя нянька является старой законченной стервой – ворчливой, вредной, подозрительной, склочной, надоедливой, завистливой. Далее, как принято говорить, по расширенному и бесконечному списку…. Кстати, есть ли у Наоби дети, внуки?

– Нет, она даже замужем никогда не была.

– Почему?

– Я точно не знаю, – слегка стушевалась Аша. – Так, наверное, ей на роду было написано.

– Не темни, подруга. И не виляй, как обыкновенная безродная гумми. Говори всё, как оно есть.

– Уела, Птичка. Гордись…. Значится так. Давнымдавно, когда Наоби была молоденькой девушкой, у неё был женихгумми. То ли умелый кузнец, то ли искусный столяркраснодеревщик. Точно не помню. Но мой дед, тогдашний хозяин Красного замка, не дал разрешения на брак. Почему – не дал? Всё очень просто. В то время – как раз – родился мой отец, и срочно понадобилась достойная нянька, заслуживающая полного и безоговорочного доверия. Моя бабушка старательно «покопалась в мозгах» у всех гумми женского пола, проживавших тогда в поместье. Естественно, на предмет лояльности, преданности, сообразительности и достойного морального облика. Выбор – однозначно и без всяких сомнений – пал на Наоби: мысли, имевшие место быть в её голове, оказались самыми «правильными», мирными, положительными и всё такое прочее…. Неодобрительно и возмущённо сопишь? Мол, бесчувственные и эгоистичные архмагики, которым нет никакого дела до душевных переживаний подданных, безнадёжно испортили – в угоду своим частным интересам – личную жизнь молоденькой гуманоидки?

– Испортили, конечно, – печально вздохнув, подтвердила Наталья. – В угоду собственным сиюминутным интересам…. Хотя, и это можно понять, мол, древние и седые традиции. Из серии: – «Не нами придумано, не нам и отменять…». Не торопись, подруга, так одобрительно хмыкать. Я, ведь, и другое понимаю.

– Что именно?

– Понимаю, почему твоя старая и верная няня, покинув Красное поместье, так изменилась – подобрела, повеселела, помолодела. Морщин на лице, такое впечатление, стало гораздо меньше. Улыбается – тихо и мечтательно. Глаза стали совсем другими – более светлыми и чистыми, что ли. Словно бы из них ушла нервная чернота, сотканная из бесконечного числа серых обид…

– Мораль, заключённая в твоих последних фразах, мне, безусловно, понятна, – после короткой паузы призналась графиня Каспер. – Мол: – «Это очень плохо и даже аморально, когда одни разумные существа, не ведая мук совести, активно угнетают других…». Верно?

– Более чем. Выражусь даже более конкретно. От модели взаимоотношений «архмагики – гумми», которую мы с соратниками наблюдаем на «кошачьей» Мирре, попахивает откровенным свинством.

– Чем, извини, попахивает?

– Ах, да. Совсем забыла, что свиньи на вашей планете не водятся…. Гнилью гнилой пованивает. А ещё махровой несправедливостью, нецивилизованной дикостью и позорным рабовладельческим строем…. Что же касается коронной фразы: – «Не нами придумано, не нам и отменять…». Извини, но древние уложения и седые традиции для того и существуют, чтобы их – хотя бы иногда – дорабатывать, корректировать и совершенствовать. Здравый смысл, на котором зиждется всеобщая справедливость, не более того…

– Тоже мне, цивилизованные, справедливые и безгрешные создания выискались. Да на вашей хвалёной РЗ12, как утверждает информированная Системная Паутина, гуманоиды – в течение только одного оборота планеты вокруг своей оси – убивают и съедают несколько миллионов разных животных.

– Ну, знаешь! – возмутилась Натка. – Зачем же так передёргивать? В приведённом тобой примере речь идёт о существах, не наделённых интеллектом….

– С чего ты взяла? Это я про отсутствие интеллекта.

– Так, по крайней мере, принято считать.

– Принято считать, исходя из чего?

– Исходя из заверений наших «земных» учёных.

– Ха. Ха. Ха, – с показной горечью в голосе рассмеялась Аша. – Учёные у них завелись, понимаешь. Самомнение и гордыня так и хлещут через край…. Так вот. Чисто для информации. Авторитетная Системная Паутина утверждает, что примерно шесть с половиной процентов животных, поедаемых туземными гуманоидами на объекте РЗ12, к животным, вовсе, и не относятся. То бишь, однозначно являются разумными существами…. Что это, Птичка, ты замолчала? Никак, огорчилась и пригорюнилась?

– Есть такое дело. Отрицать – глупо.

– И я толкую о том же самом. Мол, философия – самая печальная и грустная наука на свете. Настоящая, независимая ни от чего и ни от кого, полноценная и не выхолощенная философия, я имею в виду…. Теперь про мирранских гумми и их тяжкую долю. Возможно, подруга, ты права. Даже наверняка. Нечестно всё это и…. И нечистоплотно – с моральной точки зрения. Просто я раньше никогда не задумывалась о данном аспекте. Беззаботное и счастливое детство, семейные посиделки, болтливые подружки, первые проявления архмагических способностей, книги, телевизор, Системная Паутина. Потом умерла мама, отец, затосковав, слегка отдалился, пришло время ежедневных занятий с занудными и въедливыми преподавателями. А ещё и Томас – ненароком – встретился на жизненном пути…. Иными словами, времени у меня – простонапросто – не было, чтобы всерьёз задуматься о том, что «древние уложения и седые традиции изредка надо дорабатывать, корректировать и совершенствовать». За что и прошу прощения…. Можно ли както изменить социальный статус мирранских гумми? Подарить им хоть толику свободы? Наделить некими реальными правами? Да, конечно. Без сомнений. Для этого требуется не так и много. Первое, дождаться завершения «теневого» нашествия. Второе, подать в Совет Системы соответствующий развёрнутый запрос. Мол: – «Так и так, требую проявить сознательность и незамедлительно ликвидировать все мерзкие рабовладельческие проявления. Причём, желательно, на корню…». Третье, запастись терпением и ждать решения Совета. Очень терпеливо ждать. Оченьоченьочень. В том смысле, что если сам не дождёшься, то твои внуки – со средней степенью вероятности – ознакомятся с упомянутым решением…. Кстати, ваш Профессор и моя нянька продолжают чтото увлечённо обсуждать. Может, то же самое, что и мы?

До изумруднопурпурного заката отряд успешно преодолел порядка трёхсот пятидесяти дан.

– Привал, мои дамы и господа, – объявил Пашка. – Неплохо отработали ногами и лапами. Хвалю. Заночуем, пожалуй, на этой полянке. Подходящее местечко – закрытое от порывистых мирранских ветров, сухое, крохотный родничок мечтательно журчит. Сейчас установим палатки, перекусим, согласуем график ночных дежурств и завалимся спать.

– А костёр? – ловко спрыгнув с Наташкиного плеча, спросила Аша. – Неужели, не будем разжигать?

– Не будем. Не вижу в этом никакого смысла. Предстоящая ночь ожидается тёплой, да и полноценные спальные мешки имеются. В кипятке, опять же, мы пока не нуждаемся. Зато существует высокая вероятность того, что огонёк костра могут заметить. Например, вон с того горбатого холма. Кто может заметить? Да, кто угодно. Например, глазастые бойцы из «теневой» мобильной группы.

– Палатки можно установить справа от родника, – осмотревшись по сторонам, предложил Иван Палыч. – Там просматривается относительноровная площадка. Интересуетесь, сколько штук установим? Конечно же, две. Ровно столько, сколько имеется в наличии.

– Как же можно – в серьёзном и настоящем походе – без костра? – неожиданно раскапризничалась юная мирранская графиня. – В приключенческих романах путники и странствующие пилигримы всегда ночуют возле ярких костров. Сперва с аппетитом вкушают пищу, а потом, задумчиво щурясь на аметистовые и малиновые угли, ведут неторопливые беседы философской направленности, читают красивые стихи и негромко поют мелодичные песенки – о вечной любви, коварной разлуке и «зове далёких стран». И только полноценно выполнив этот безумноромантический ритуал, они ложатся спать…. Не хочу – без костра! Я столько мечтала обо всём этом – о дальних путешествиях, о невероятных приключениях и о походных кострах. И, что же? Мол, нельзя? Запрещено? Нечестно так…. Кроме того, папа – во время недавнего телевизионного сеанса связи – чётко же сказал, мол: – «К району Красного поместья „теневики“ подойдут только завтра…». Ну, давайте разожжём, а? Вон на земле валяются сухие ветки. Я никогда – вживую – не видела костров…. Птичка, а как там поживает твой каменный медвежонок?

– Чутьчуть тёпленький. Совсем немного.

– Что и требовалось доказать…. Разжигаем?

– Нельзя, – Назаров был непреклонен. – У меня чёткие майорские инструкции, мол: – «Осторожность и целесообразность – превыше всего…». Необходимости в костре нынче не наблюдается. Да и к осторожности он не имеет ни малейшего отношения. Скорее, уж, наоборот…. Не расстраивайтесь вы так, милейшая графиня, – поймав Наткин укоризненный взгляд, решил проявить тактичность. – Посидим мы ещё дружной и весёлой компанией возле костра. Обязательно и всенепременно. Обещаю. И пофилософствуем в меру, и стишки почитаем, и песенки попоём. Только потом. В более спокойные и мирные времена, когда наглые «теневики» уберутся восвояси…. Договорились?

– Фырр, – обиженно надулась Аша. – Подумаешь, перестраховщики гуманоидные. Целесообразность, видите ли, у них на первом месте. Скучные и невероятнопротивные гумми…. Ладно, Рыжий, уговорил. В следующий раз, так в следующий раз…. Ну, и чего, спрашивается, стоим? Чего, родные, ждём? Предлагаю – заняться текущими делами…

Они и занялись. Сложили рюкзаки, чехлы с ружьём и миноискателем, удочку и спиннинг под раскидистым хвойным деревом, слегка напоминавшим сибирский кедр, только с янтарнооранжевыми иголками. Старательно расчистили площадку рядом с родником от сухих веточек, камней и прочего мелкого мусора. Установили на ней две стандартные «земные» палатки. И, расположившись на нежноголубой травке, приступили к ужину.

– Здешний закат, воистину, незабываемое зрелище, – вяло поглощая «земной» алюминиевой ложкой из пластикового мирранского контейнера пресную белковую смесь, призналась Наталья. – Так полыхает, просто обалдеть и не встать. Эстетика сплошная и навороченная. Это я про сочетание зелёных и изумрудных цветовоттенков с багряными, алыми и пурпурными…. А ещё тутошние птицы, почуяв скорое приближение ночи, расшумелись в ветвях деревьев. Щебечут и чирикают практически без остановок…. Кстати, а почему господа арархи игнорируют общую трапезу? Неужели, не проголодались?

– Успеем ещё насытиться, – хищно оскалился Аракс, возлежавший на плоском чёрном камне. – Ты же, Птичка, сама только что сказала, что, мол, приближается мирранская ночь, и птицы расчирикались. Когда ночью будем охранять лагерь, то заодно и перекусим. Ведь ночные и предрассветные часы, как всем известно, являются лучшим временем для честной охоты. А в этих диких местах – помимо шустрых птичек – водятся и питательные мышки, и весьма пикантные на вкус крупные жуки.

– Проснулсяпробудился могучий охотничий инстинкт? – сыто икнув, непринуждённо поинтересовался Томас. – Древнийдревний, как сама «кошачья» Мирра?

– И упомянутый инстинкт имеет место быть. К чему, собственно, скрывать? Да и цивилизованная пища, которой нас упорно пичкали в Красном замке, давно уже надоела. То есть, обрыдла до стойкой и кислой тошноты. Свежатинки хочется. Причём, так хочется, что аж скулы сводит…. Ох, графиня, извините покорно. Совсем запамятовал, что вы здесь. Вот, и сболтнул лишнего. Не со зла, честное слово. Просто арарх, забывший вкус свежей крови, скоро перестаёт быть полноценным арархом. Так, сплошная мутная видимость, украшенная пышным хвостом, и ехидная насмешка природы…

– Не оправдывайся, Аракс. Я всё понимаю и ни капли не сержусь, – сладко зевнув, заверила Аша. – Аристократический образ жизни, он кого угодно может свести с ума. Что там скулы, у меня иногда и Душу – от всех этих дурацких правил, уложений и устоев – выворачивает наизнанку. Так что, охотьтесь, друзья. Только, понятное дело, меру знайте и не забывайте регулярно посматривать по сторонам…. Аууу! Как же спать хочется. В какую палатку проходить? Надо же, я буду спать в самой настоящей походной палатке. Романтика сплошная, ничем неразбавленная…. А кто мне составит компанию?

– Никто не составит! – бросив в сторону Томаса гневный испепеляющий взгляд, непреклонно заявила Наоби. – Я, графинюшка, отвечаю за вас – во всех смыслах – перед высокородным лордом Самуэлем. Поэтому костьми лягу, но никого за полог этого спального сооружения не пущу. Только вас, моя прекрасная госпожа…. Пойдёмте со мной, пойдёмте. Вот же она, ваша палаточка. Это – спальный мешок. Мне про него уважаемый Профессор всёвсё подробно объяснил…. Смело расстегиваем молнию. Вжик! Прошу, залезайте.

– И вы, молодёжь, отправляйтесь на покой, – смущённо улыбнувшись, предложил Иван Палыч. – Я подежурю – в компании с мирранскими арархами – первую половину ночи, а потом, Рыжий, тебя разбужу. Идите, идите…

– Зачем нам с тобой залезать в спальные мешки? – забравшись в палатку, притворноравнодушным голосом спросила Натка. – Здесь и без них достаточно тепло. Взопреем ещё…. Предлагаю следующее. Я сейчас мешочки аккуратно расстелю. Ляжем на них и укроемся твоей штормовкой. Ну, и обнимемся покрепче, понятное дело, чтобы штормовки хватило на двоих…. Как тебе, Рыжий, план?

– Замечательный, – одобрил Назаров. – Принимается однозначно и полностью. Расстилай…. Кстати, про арархов. Они, заразы желтоглазые, похожи на наших «земных» манулов не только внешне, но и, так сказать, внутренне. Натуральные дикие лесные коты. Только разумные и слегка цивилизованные. Могу предположить следующее. Если архмагики не обладали бы своей «волшебной» энергией, то именно арархи правили бы сейчас на «кошачьей» Мирре. И это правление, свежего пива никогда не пить, было бы многократно жёстче. Многократно. Это я ещё мягко выразился…. Уже всё готово?

– Прошу вас, господин командир отряда. Мирранское походное ложе к вашим услугам…

Они, сбросив с ног резиновые сапоги, улеглись поверх спальных мешков, накрылись Пашкиной штормовкой, крепкой обнялись и принялись увлечённо целоваться.

Но вволю нацеловаться не получилось – гдето рядом раздался громкий шорох, и юношеский ломкий баритон поинтересовался:

– Ну, и где здесь спальный мешок Палыча? Он разрешил мне им воспользоваться. Тряпка какаято, украшенная дурацкой длинной молнией. Подумаешь…. Интересно, а как в него залезают? Сейчас разберёмся. Сейчассейчас…

– Томас припёрся, – слегка отодвигаясь от Назарова, расстроено прошептала Наталья. – А я, как назло, девушка стеснительная. В том плане, что при посторонних даже с женихом не целуюсь.

Прошептала и уснула…

Справа образовалось какоето осторожное шевеление, и батарея парового отопления, исправно излучавшая живительное тепло, начала медленно отдаляться…

– Стоять, – не открывая глаз, Наталья протянула руку и крепко ухватилась ладонью за чьюто щиколотку. – Ты куда?

– Палыча надо сменить, – тихотихо забубнил Назаров. – Отпусти, пожалуйста, мою ногу и спи.

– И я с тобой.

– Зачем? Один справлюсь. А ты высыпайся и восстанавливай растраченные силы. С утра пригодятся.

– Не пущу.

– Прекращай дурачиться.

– И я с тобой.

– Зачем?

– Мне хочется…

– Да что же это такое творится? – возмутился слегка приглушённый голос Томаса. – Не дают, заразы, поспать, и всё тут. Совсем обнаглели, гумми влюблённые? Выметайтесь на свежий воздух и воркуйте там, сколько влезет…

– Хорошо, Птичка, уговорила, – сдался Пашка. – Поднимайся. Только давай, чисто для начала, наденем сапоги…

Они выбрались наружу и аккуратно прикрыли за собой палаточный полог.

– Сколько же звёзд высыпало, – восторженно охнула Натка. – Все такие яркие и крупные из себя. А ещё, – её голос предательски дрогнул, – незнакомые и чужие…. Ой, а кто это там лежит и заливисто посапывает? Возле второй палатки?

– Предлагаю отойти в сторонку, – прошептал Назаров. – Пока не разбудили…

– Кого – пока не разбудили?

– Старушку Наоби. Пошлипошли…. Это же она, подложив под голову подозрительный вещмешок, разместилась возле входа в палатку, где изволит почивать твоя усатая подружкааристократка. Нянька, понятное дело, решила бдительно охранять девичью честь своей благородной госпожи от сексуальных посягательств наглого чёрнобелого бродяги, но, повидимому, притомившись за день, нечаянно заснула. Бывает, чего уж там.

– А куда мы сейчас шагаем?

– Родничок обходим. Чтобы в нём воду – сапогами – не замутить. Пригодится – и напиться, и умыться. А на той стороне расположен толстый пенёк…

– Ага, помню. Я его ещё с вечера приметила. Такой весь из себя…эээ, могучий и кряжистый.

– Это точно, кряжистый…. Так вот. Именно там, неторопливо расхаживая вокруг пня, Палыч и должен дежурить. По крайней мере, так мы с ним договаривались.

– Огонёк зажёгся впереди, – сообщила Наталья.

– Какой ещё огонёк?

– Зелёненький такой, одинокий и таинственный. С люминесцентным отливом.

– Действительно, с люминесцентным, – согласился Пашка. – Двигается. А теперь замер на одном месте…. Останавливаемся. Не должно здесь быть никаких огоньков.

– Может, это янтарножёлтые глаза арархов так выглядят в мирранской ночной темноте?

– Среди наших арархов есть одноглазые?

– Вроде, нет.

– Вот, и я о том же…. Давай, немного помолчим? В том смысле, что помолчим и подождём?

– Как скажешь, милый…

Огонёк, нервно мигнув несколько раз подряд, погас.

– Ничего не получилось, – печально известил хриплый голос. – Впрочем, отрицательный результат – тоже результат.

Изза низких тёмных облаков выглянула нежноалая Сакурра, выхватив из вязкой мирранской темноты огромный кряжистый пень и сутулую мужскую фигуру, украшенную знакомой «чеховской» бородкой.

– Это же наш Профессор, – обрадовалась Натка. – Чудит, как и всегда.

– Кто там? – насторожился дозорный. – Нука, выходи. Пока не пальнул из ружья…

– Выходимвыходим, не сомневайтесь, – направляясь к пеньку, известил Назаров. – Это всего лишь мы. То бишь, насквозь свои и аномальные. Прибыли на смену караула. Из серии: – «Пост сдал. Пост принял…». А вы, значит, уже и ружьишко извлекли из чехла? Так сказать, для пущего спокойствия?

– Нет, до ружья дело так и не дошло, – смутился Иван Палыч. – Ни к чему. Арархи – ребята крепкие и надёжные. «Стреляют» своими «арарховыми» лучами почище мощного лазера…. А, вот, миноискатель расчехлил. Грешен. Не удержался.

– Теперь понятно, что это был за таинственный зелёный огонёк. Экран работающего дисплея светился?

– Так точно.

– А зачем, Палыч, вы включали «Медузу»? – удивилась Наталья. – Чего найтито хотели?

– Ну, мало ли…. Аномальщик я или как? Например, какиенибудь железные археологические штуковины. То бишь, древние местные артефакты. Чтобы лучше представлять себе исторические вехи развития «кошачьей» Мирры. Любопытство взыграло…

– Понятное дело. Любопытство, оно такое. Привяжется и уже не отвяжется до тех пор, пока не получит полного удовлетворения…. И как успехи?

– Ничего не нашёл, – признался Профессор. – Добрых двадцать эрлов бродил по округе – ничего. Ни одного силуэта на экране дисплея так и не выскочило. Жаль…. Рыжий, а что это ты замолчал? Случилось что?

– Да, нет. Всё, тьфутьфутьфу, в норме.

– Наверное, хочешь мне задать вопрос, но не знаешь, как доходчиво и прилично сформулировать?

– Хочу, – согласился Пашка. – Но не знаю…

– Так задавай, не тяни. Спать очень хочется.

– Эээ…. Я про здешнюю бабушку Наоби. У вас с ней…ммм, отношения налаживаются?

– Какие ещё отношения?

– Не знаю…. Дружеские там. Или же насквозь сердечные. Вам, уважаемый командор экспедиции, видней.

– Сердечные? Кхакха, – чуть не поперхнулся Иван Палыч. – Ну, Рыжий, ты и даёшь. Хихихи…. Вообразить такое. Сердечные. Хихихи. Бред законченный…

– А какая она, нянька графини? – вмешалась Натка. – Хорошая? Плохая? Добрая? Злая? Можно ли ей доверять? На основании ваших сегодняшних походных разговоров, я имею в виду.

– Какая? Однозначно, добрая и правильная. А ещё и очень несчастная. И в личной жизни. И, вообще…. Вы, друзья мои, задумывались над тем, как живётся разумным гуманоидам на «кошачьей» Мирре?

– Задумывались. Плохо им здесь живётся.

– «Плохо» – не то слово. Ужасно и беспросветно. В Кошачьем Мире – по отношению к гумми – царит самое настоящее крепостное право. И с этим надо чтото делать. Что конкретно? Я не знаю. Возможно, надо обратиться в Совет Системы? Например, с прошением от имени жителей РЗ12? Мол: – «Рекомендуем кардинально пересмотреть социальное устройство Кошачьего Мира…»? Молчите? Ясненько…. Ещё один немаловажный момент. Помните, перед тем, как покинуть Красный замок, графиня Каспер сказала, мол: – «С арархами мы встретимся чуть позже, уже на болотистой пустоши. Им надо здесь коечто „зачистить“…»?

– Была произнесена такая фраза, – подтвердил Назаров. – Что из того?

– То самое. В замке имеется подземная тюрьма, в которой содержатся…, то есть, содержались индивидуумы, дожидавшиеся прибытия в Красное поместье Выездного мирранского суда: браконьеры, насильники, дебоширы, а также…эээ, экономические и политические преступники. Гумми, бродяги и арархи…

– Вы сказали – «политические»? – не удержалась от уточняющего вопроса Наталья.

– Вот, именно, – болезненно поморщился Профессор. – Разумные мирранские существа, в головах которых были «обнаружены» крамольные мысли…. Короче говоря, все постояльцы подземной тюрьмы были уничтожены, то есть, умерщвлены с помощью «арарховых» лучей. В полном соответствии со строгими инструкциями, имеющими прямое отношение к режиму «чрезвычайной ситуации»…. Нахмурились? Никак не можете поверить, что ваша романтичная и трепетная Аша отдала такой жестокий приказ? Отдала. Не было у неё другого выхода, как мне объяснила Наоби. В противном случае она сама, не смотря на высокое графское звание, превратилась бы в злостную государственную преступницу. Естественно, с самыми негативными и печальными последствиями. Из знаменитой серии: – «Закон суров. Но это же – закон…». Архмагики, они очень законопослушные существа. Вот, вам и милые кошечки. Кыскыскыс…. Что же касается пожилой няньки. Добрая, искренняя и честная старушка. Чемто похожая на мою давно умершую бабушку. Наоби, на мой взгляд, можно доверять…. Почему, покинув Красный замок, она так взбодрилась и повеселела? Вопервых, впервые – за долгиедолгие годы – оказалась в вольном лесу. А вовторых, радуется, что свадьба её обожаемой графинюшки откладывается на неопределённое время. Наоби изначально была против этого брака. Не нравился ей этот пожилой женихархмагик. Както так оно, молодые люди…. Всё, пойду я спать. Утро вечера мудренее. Всего вам хорошего, отважные аномальщики…

– И вам, Палыч, спокойной ночи, – откликнулась – вслед уходящему Профессору – Натка, а ещё через несколько мгновений подытожила: – Да, грядущее утро, ёжики мирранские, будет не из простых.

– С чего бы это, вдруг? – забеспокоился Назаров. – Почему ты так решила?

– Всё очень просто. Аша проснётся и увидит ваши с Палычем кислые физиономии. Заинтересуется причинами и, понятное дело, «просканирует» ваши гуманоидные головы. Так, чисто на всякий случай. А там такое – мама не горюй. Это я в плане размышлений и сомнений.

– Что есть, то есть. Собственные мысли скрывать мы не умеем…. Ладно, Бог даст, выкрутимся и – в конечном итоге – придём к общему философскому консенсусу. Может быть…. Кстати, заметно посветлело.

– Ага, светает.

Пашка перебросил через левое плечо ремешок миноискателя и объявил:

– Отойду на эрлдругой. Посматривай по сторонам и не скучай.

– А ты куда?

– Имеется одна задумка. Я скоро…

Назаров, обходя родничок стороной, двинулся к палаткам.

– Чёрт знает что, и сбоку бантик, – забравшись на пенёк, принялась негромко бормотать Наталья. – Бросил девушку одну. Причём, ночью, в другом Мире. Ухажёр хренов…. Впрочем, ночь уже на излёте. Даже любопытно. Закаты на «кошачьей» Мирре – просто шикарные. А какие здесь рассветы? Вот, сейчас и ознакомимся…. Сакурра, превратившись из нежноалой в тёмномалиновую, вплотную приблизилась к горизонту. Звёзды тухнут – одна за другой – прямо на глазах. На востоке (по нашим «земным» понятиям), небо зазеленело. Оченьочень зазеленело…. А теперь сквозь зелень начали плавно «прорезаться» оранжевые, лимонные и жёлтые нити…. Вот, и парочка аметистовых образовалась, а изза изломанной линии горизонта робко выглянул лиловый ободок солнечного диска. Очень красиво…. Такс, из лесной чащи долетел чейто жалобный пискстон. Что это такое? Скорее всего, изголодавшиеся арархи завершают ночную охоту. По крайней мере, буду надеяться на это…

Вскоре вернулся Пашка – без миноискателя, но с юной графиней Каспер на плече.

– Доброго утра, Птичка, – вежливо поздоровалась Аша. – Ничего, что я использую твоего жениха в качестве транспортного средства? Роса – везде и повсюду. Не хотелось лапы мочить.

– Используй, не вопрос.

– Я почемуто так и подумала. Рыжий, будь другом, отнесика меня вон к тем густым кустикам…. А теперь нагнись. Спрыгну. Спасибо. Покидаю вас, уважаемые гумми, на некоторое время. Сугубо по техническим причинам…

Кошка скрылась в кустах. Назаров вернулся к пеньку.

– Как твоя задумка? – поинтересовалась Наталья. – Оправдала себя?

– Ну, это как посмотреть…

– А можно – без дурацких увёрток?

– Можно, – смущённо передёрнул плечами Пашка. – Понимаешь, меня давно уже интересовало, что лежит в пухлом вещмешке старой няньки. Вдруг, там находится металлический чемоданчик? Ну, тот самый, с которым бегал ночью – вдоль графского забора – неизвестный старичок? Вот, и решил проверить эту смелую версию.

– И каковы результаты? Доложи, пожалуйста.

– Неоднозначные, честно говоря. Подобрался к спящей Наоби. Осторожно поводил металлокерамическим кольцом миноискателя рядом с вещмешком, что лежал под её головой. Дисплей был категоричен, мол: – «Ничего металлического поблизости не наблюдается…». Тут бабка проснулась, вскочила на ноги, испугалась, и начала истошно орать. После этого Аша, как ошпаренная, выскочила из палатки…. Вот, собственно и всё. Доклад закончен.

– Затейник ты у меня, каких поискать…

Наверху тихонько загудело.

– Вимана подлетает, – взглянув на небо, сообщила Натка. – Розовая с редкими чёрными полосками. Закладывает широкий круг над нашей поляной…. И как это прикажешь понимать?

– Может, нашествие благополучно завершилось и «теневики» отправились по домам? – предположил Назаров. – А после этого, естественно, электромагнитные двигатели всех местных летательных аппаратов вновь заработали? Если это так, то можно смело спрогнозировать, что на борту данной «летающей тарелки» находится сам высокородный лорд Самуэль, прибывший на встречу со своей обожаемой дочуркой.

Аша выбралась из кустов, пристально уставилась, задрав голову вверх, на виману, после чего зло прошипела:

– Шшшш…. Нет там папы. Зато есть они. «Теневики»…

Глава четырнадцатая

Загадки, рыбалка и пересмешники

– Прячемся! – истошно завопил Пашка. – Быстрее!

Наталья, ловко подхватив кошку на руки, бросилась под разлапистое дерево.

– Спасибо, конечно, Птичка, – ухмыльнувшись, поблагодарила графиня Каспер. – Оперативно сработано. Высокий класс, ничего не скажешь. Спасла, так сказать, закадычную подругу.

– Не стоит благодарности. Обращайся, ежели что.

– А теперь опусти, пожалуйста, меня на землю. Опусти, отойди в сторону и не мешай.

– Как скажешь…

Аша села, беспомощно сгорбилась, опустила голову, и, сосредоточенно прикрыв глаза, едва слышно забормотала:

– Аракс, видишь в небе виману? Розовую с чёрными полосками? Её надо сбить, там «теневики». Или же качественно отпугнуть…. Понял меня? Ээ, не торопись, охламон желтоглазый…. Слушай внимательно. Бить надо синхронно, целясь в аккумуляторы. Знаешь, где они располагаются? Нет, не по центру днища. Примерно на одну треть ближе к кабине. Ориентируйтесь по ходу движения виманы…. Нет, ещё рано. Пусть дополнительно снизится. Я подам команду…. Птичка.

– Всё поняла. Старательно присматриваю за «тарелкой». Какая высота тебя интересует?

– Пятьшесть дан над землёй.

– Гдето так и есть, – наблюдая за рассветным небом через просвет в золотистой листве дерева, сообщила Натка.

– Уверена?

– Даже, пожалуй, меньше.

– Аракс, слышишь меня? По счёту «три» открывайте огонь. Тщательно цельтесь. Не спешите. Готовы? Один. Два. Три…

В мирранское светлоизумрудное небо – почти одновременно – взметнулись три сдвоенных луча.

– То есть, шесть лучей, если быть максимально точной, – прокомментировала Наталья. – Эх, пока мимо…. Смещаются. Ещё. Ещё. Нащупывают цель…. Нащупали. Теперь пытаются сойтись в одной точке. Сошлись…. Ура! Победа! Пусть, и локальная. Вимана покачнулась и задымила. Потом резко наклонилась и, заметно снижаясь, пошла в сторону, где располагается Красный замок…

– Ууу! – угрожающе завыло в небе. – Ууууу!

– Дымный шлейф – будь здоров, – изза ствола ближайшего дерева показалась Пашкина рыжеволосая голова. – Молодцы, арархи. Настоящие снайперы…. Всё, милые девушки. Возвращаемся в лагерь. Сворачиваем палатки, пакуем рюкзаки и срочно выступаем.

– Сперва завтракаем, а после этого сворачиваем, пакуем и выступаем? – уточнила Аша.

– Нет, завтрак отменяется. То есть, переносится на обед. Или же на ужин. Тут – как пойдёт. Исходя из реальной обстановки.

– Выступаем – по прежнему маршруту?

– И здесь – отрицательный ответ. Сделаем приличный крюк и заберёмся в глухую мирранскую чащу.

– Зачем?

– Затем, что так надо, – начальственно нахмурился Назаров. – Строгие инструкции, выданные майором Подопригорой, предписывают. Мол: – «Лучше перебдеть, чем, лопухнувшись, попасть в плен. А любое значимое происшествие должно, обязательно, настораживать. Насторожился? Изволь – на сутки другие (мирранские, понятное дело) – залечь на дно…». Подбитая вимана, управляемая «теневиками», является происшествием?

– Является, – согласилась дочка хозяина Красного замка.

– Значимым происшествием?

– Более чем.

– Следовательно, забираемся, следуя карте, в ближайшую лесную чащу и пережидаем. Всё, разговоры закончены. За мной, милые барышни…. Пардон. Милейшая из графинь, запрыгивайте мне на плечо. Роса, какникак. Буду польщён и всё такое прочее…

Возле родника, смешно растопырив передние лапы, стоял Томас и, лениво работая длинным розовым языком, пил воду.

Напившись, бродяга поднял голову и пожаловался:

– Не дают поспать, и всё тут. Сперва нервная старушка принялась вопить, мол: – «Наглые „земные“ гумми пристают…». Ну, думаю, это ей приснилось. Мечты, они иногда – полностью и без остатка – наполняют собой наши сны, вытесняя всё остальное. По себе знаю…. Короче говоря, вновь уснул. Но не тутто было. Какаято зараза в небе принялась жалобно выть, как будто ей голову отрывают. Или, к примеру, хвост. Ерунда законченная…. О, Аша, и ты здесь. Пламенный и отдельный привет. Выглядишь – на все сто и даже лучше. Поражён в самое сердце…. Даже крохотный стишок – в мгновенье ока – сам собой сложился в голове. Слушай:

Заворожён, смущён, пронзён, отважен.

А может, просто напрасно, смешон.

Пусть это так. И я не спорю даже.

Тобою я навек заворожён.

Заворожён, порабощён, отважен…

– Спасибо, котик, – растрогалась юная миранская графиня. – Огромное спасибо. Ты такой…

– Какой?

– Очень милый, искренний и непосредственный. Безалаберный и мечтательный поэт, образно выражаясь. То, что старенький добрый доктор – для трепетного девичьего сердечка – прописал…. А что у нас происходит в лагере?

– Что там может происходить, когда почти все разбежались? Арархи до сих пор так и не вернулись с ночной охоты. Видимо, позабыв обо всём и вся, слегка увлеклись. Вы гдето – с утра пораньше – шляетесь. Наоби и Профессор? Нянька, причитая и нервничая, несёт откровенную чушь: – «Зачем же её сбили? Почему Птичка их не остановила?». А Палыч, понятное дело, её галантно успокаивает, мол: – «На войне, как на войне. Опять же, не сбили, а лишь повредили. Взрывато не было. Наверняка, уже гдето приземлилась. То есть, совершила вынужденную посадку…». Совершенно ничего не понимаю. Кто кого сбил? То есть, повредил? Зачем? И причём здесь – вынужденная посадка?

– Потом обязательно объясним, – заверила Наталья. – В том плане, что на следующем привале. А сейчас нам надо срочно сворачивать лагерь и трогаться в путь…

Оперативно свернули, забросили рюкзаки за спины и тронулись.

– А нянькато – изза сбитой виманы – уже почти не переживает, – устроившись на плече у девушки, негромко известила Аша. – То есть, сперва она заметно нервничала, но потом, когда выяснилось, что мы слегка отклоняемся от вчерашнего маршрута, успокоилась. Наверное, считает, что в глухих мирранских лесах будет гораздо безопаснее.

– И Профессор, ясен пень, постарался, – дополнила Натка. – Он у нас большой мастер по успокоительным и разъяснительным беседам психологической направленности. Какникак, преподаватель с более чем тридцатилетним стажем. Тот ещё перец, короче говоря…. Кстати, заметила, каким испепеляющим взглядом Наоби встретила Аракса и его товарищей? Будто была готова разорвать их на меленькие кусочки? Мне даже стало откровенно не по себе.

– Ничего странного. Гумми и арархи всегда недолюбливали друг друга. Ещё с древних и незапамятных времён…. Ты, Птичка, хочешь о чёмто меня спросить?

– Эээ…

– Наверное, интересуешься «не просматривала» ли я свежие мысли, странствующие в рыжеволосой голове твоего широкоплечего женишка, который нынче выглядит непривычнозадумчивым и слегка расстроенным?

– Ну, да. Интересуюсь слегка. Не без этого.

– Естественно, «просматривала», – понимающе усмехнулась графиня Каспер. – И, ведь, не хотела, честно говоря. Мол, архмагическую энергию необходимо старательно беречь и неуклонно приумножать, но…. Но пришлось. Больно уж твой суженный сегодня молчалив, хмур и сосредоточен. Сам на себя не похож. Я даже стала беспокоиться – вдруг, вы поссорились, и любовная лодочка дала трещину? Дай, думаю, проверю…

– И что показала телепатическая проверка? – оживилась Наталья. – Каковы результаты?

– Обыкновенные результаты. Тебя он, понятное дело, всерьёз любит. Более того, страстно мечтает о…ммм, о, так сказать, первой брачной ночи. Ну, ты меня понимаешь…. И это, между нами говоря, совершенно нормально. Согласна?

– Нормально, конечно…. Что здесь ненормального? Вот, если бы таких мыслей не было вовсе, тогда и следовало бы – в обязательном порядке – насторожиться.

– Солидарна и полностью поддерживаю. Стоило бы…. Что ещё? Радует, что Рыжий пересталтаки подозревать мою верную няньку во всяческих глупостях. Убедился, что она не является «неизвестным ночным старичком с металлическим чемоданчиком в руках», и успокоился. Молодец…. Что же касается – «несправедливого социального устройства Кошачьего Мира». Мы с тобой уже неоднократно говорили на эту важную и скользкую тему. Да, несправедливостей на «кошачьей» Мирре хватает. Да, с ними надо планомерно и настойчиво бороться. То бишь, обращаться с соответствующим прошением в Совет Системы. Естественно, дождавшись окончания «теневого» нашествия…. В этой тематике, применительно к мыслям твоего жениха, мне определённо понравились два момента. Вопервых, он даже не рассматривает такого заманчивого и логичного варианта, мол: – «А не перейти ли нам на сторону „теневиков“? Гуманоиды, какникак. На фига нам, собственно говоря, сдались эти коты и кошки? Причём, отнюдь, не белые и пушистые – в моральночеловеколюбивом ключе? И вообще, помощь угнетённым – дело изначально святое, как ни крути. Поможем „теневикам“ освободить мирранских гумми от гнёта жестокосердных архмагиков и арархов, а за это попросим ерунду сущую – „переместить“ нас обратно, на родимую планету. Гарольд Библиотекарь, правда, утверждает, что „теневики“ относятся к перпендикулярным Мирам и поэтому не имеют „связи“ с РЗ12. Так это он, морда учёная и прихвостень архмагический, наверняка, врёт, чтобы нас запутать окончательно. Неплохо было бы проверить данный постулат. То бишь, вступить – чисто для начала – в переговоры с „теневиками“…». Повторяю, даже не рассматривает. Что делает ему честь – в плане наличия полноценного интеллекта…. Вовторых, мне пришлась по вкусу следующая формулировка Рыжего, мол: – «Обязательно выкрутимся и – в конечном итоге – придём к общему философскому консенсусу…». Отличная фраза. Чёткая и – одновременно – многогранная. Вдвойне молодец…. Птичка, не тормози. Мы с тобой – за интересными дорожными разговорами – уже начали отставать. Прибавь, пожалуйста, шагу…

Узкая тропа, капризно и изысканно извиваясь, начала неуклонно забирать вверх. Светлосиреневое солнышко раскочегарилось всерьёз. Жаркое и вязкое марево медленно и планомерно опускалось с изумрудных небес. Окрестный лес становился всё гуще и гуще, превращаясь на глазах в матёрую чащу: тут и там вдоль стволов деревьев свисали чёрные и кровавокрасные лианы, тёмнокоричневые разлапистые папоротники едва не достигали человеческого роста, мхи и лишайники стелились по земле лиловыми и жёлтофиолетовыми мохнатыми коврами. Кругом, бестолково перепархивая над тропой, леталикружили разноцветные бабочки и угольночёрные мотыльки. В ветвях деревьев звонко чирикали разнокалиберные пичуги и отчаянно переругивались между собой шустрые яркооранжевые зверьки, слегка напоминавшие «земных» белок – только с пышными тёмносиними пучками перьев на головах.

– Хорошо ещё, что здесь нет никаких кровососущих насекомых, – бормотала – сквозь хриплое дыханье – Натка. – Ни комаров, ни гнуса, ни оводов со слепнями. Просто замечательно…. Это, наверное, потому, что мудрые архмагики – в своё время – отнесли их к хищникам и безжалостно «изъяли» из природной мирранской среды? Вот, это конкретное решение я полностью одобряю и поддерживаю…. Аша, почему ты молчишь?

– А? Что такое?

– Ты, никак, уснула?

– Да, так. Задремала малость.

– Списпи. Только смотри – с плеча не свались.

– Ваууу! – отчаянно зевнула юная мирранская графиня. – Всё, коварная дрёма отступила. Чего, Птичка, ты хотела?

– Смахни, пожалуйста, мне пот со лба. Пока он до глаз не добрался.

– Чем – смахнуть? Лапой?

– Поцарапаешь ещё, не дай Бог, – смешливо фыркнула Наталья. – Хвостом попробуй…. Ага, получилось. Большое спасибо.

– Пожалуйста…. Как тебе мирранский горный лес? Отличается от равнинного?

– Ещё как. Он гораздо гуще и тенистее. Да и цвет листвы деревьевкустов изменился, став более благородным. То есть, практически золотым…. Кстати, а на «кошачьей» Мирре добывают золото?

– Естественно. И золото, и платину, и всякие редкоземельные металлы в расширенном ассортименте. Для нужд электроники и прочих высокотехнологичных отраслей.

– А где расположены рудники? И кто занимается…ммм, непосредственно добычей?

– У нас всё – кроме, понятное дело, родовых поместий – расположено рядом со Столицей. Рудники, фабрики, заводы, нейтронноводородные электростанции, научные центры. Считалось, что это очень компактно, целесообразно и удобно.

– Считалось?

– Ну, да. Считалось, – недовольно поморщилась Аша. – А теперь, вдруг, выяснилось, что это и «теневикам» очень удобно – в плане составления стратегических и тактических недружественных планов…. Так как тебе, Птичка, в горном мирранском лесу? Нравится?

– Не знаю, честно говоря, – подумав, ответила Натка. – Неоднозначные впечатления. С одной стороны, здесь очень красиво: золотаязолотая листва, узорчатые бабочки, элегантные мотыльки, разноцветные птички. А, с другой.…Вопервых, с запахами откровенно негусто: затхлость какаято ощущается, причём, вкупе с духотой. Вовторых, стволы деревьев местами густогусто облеплены непонятными блямбочкамиязвочками, имеющими цвет недавно свернувшейся крови. Бррр! Неприятное зрелище…. Что это такое? Следы мутаций? Втретьих, на золотистых листьях частенько наблюдаются грязносерые коконы – то ли из паутины, то ли из ваты…. Както неуютно тут, короче говоря. Последствия давних легкомысленных игр, связанных с изменением планетарного климата?

– Они самые…. Осторожно, ручей впереди. Может, он глубокий?

– Ерунда, нашито уже перебрались через него. А мы с тобой, собственно, чем хуже? Ничем, ёлыпалы ветвистые…. По камушкам, по камушкам. Раздва. Прыгскок…. Вот и всё, форсировали водную преграду. Правда, в одном месте водица, всё же, коварно перелилась через край резинового сапога. Холодная, однако. Ничего, на ближайшем привале попробую высушить обувку…. Ага, впереди заметно посветлело. Похоже, нас ждёт очередная смена театральных декораций…

Действительно, деревья и кусты, покрытые золотистой листвой, дружно расступились в стороны, и взорам подруг открылся потрясающенезабываемый пейзаж: разноцветные холмистые дали, частично скрытые аметистовыми и лиловыми полосами тумана, и яркоизумрудный небосвод, щедро украшенный белоснежными кучевыми облаками.

– Эстетика неописуемая! – восхищённо выдохнула Наталья. – Что это такое, а?

– Не знаю, – призналась Аша. – Но очень красиво. Необыкновенно и замечательно. Даже всплакнуть захотелось…

– Ох, уж, эти девчонки, – прерывая процесс умывания языком, неодобрительно проворчал Томас, уже покинувший Пашкино плечо и облюбовавший чёрный плоский валун, нагретый трудолюбивым мирранским солнцем. – Изза всякой ерунды готовы, растроганно повизгивая, прыгать до самых небес. Из молчаливого полевого мышонка делают, образно выражаясь, болтливого пересмешника…. Что, обрыва, никогда не видели?

– Какого ещё обрыва? – обиделась Натка. – Ты, бродяга поэтический, держишь нас за доверчивых и наивных дурочек?

– Впереди расположен высоченный обрыв, – подтвердил Назаров. – До его кромки – и двух данов не будет. Так что, прошу всех соблюдать элементарную осторожность, дабы не загреметь в тартарары…. Поясняю для несообразительных юных красоток. Мы, затратив на это почти половину светового дня, забрались на горный кряж (или же на холм, тут, уж, кому как нравится), поросший густым лесом. В этом конкретном месте лес заметно редеет, а холм резко обрывается вниз, открывая – при этом – отличный ландшафтный вид. Ничего, на мой взгляд, сложного и необычного. Любуйтесь, девушки, на здоровье…

Неожиданно пейзаж изменился – среди покатых тёмнобурых холмов, расположенных уже ближе к изломанной линии горизонта, отчаянно замелькали светложёлтые лучистые всполохи.

– Грома нет, сизочёрные тучи отсутствуют. Получается, что это не молнии, – принялась рассуждать вслух Наталья. – Прожектора? Так, ведь, белый день на дворе…. А теперь слышен какойто монотонностранный треск, слегка похожий на далёкуюдалёкую барабанную дробь. Тукстукстук. Тук. Стук. Стукстукстук. И жёлтые всполохи заметно активизировались…. Стопстоп. Это же…

– «Арарховы» лучи, – хмуро покивав головой, подтвердил Пашка. – И, понятное дело, отголоски выстрелов, произведённых из огнестрельного оружия. Значит, там идёт серьёзный бой. Мирранские арархи сражаются с «теневыми» бойцами…. Тёмнобурые холмы? Это, судя по карте, так называемая – «Мрачная долина». Эээ. Уважаемая графиня, не будете ли вы так добры – дать какиелибо пояснения? Географические, к примеру? Или же общего характера?

– Буду, конечно, добра. Куда же я денусь? – длинно и непонятно вздохнула Аша. – По Мрачной долине. Известное и знаковое место. Почему оно удостоилось такого наименования? Сугубо изза особенностей природных ландшафтов. Там всё – в бурокоричневых тонах: трава, камни, листва деревьев и кустарников, насекомые, птицы, животные, змеи и ящерицы. Почему? Никто не знает. Очередная природная мирранская загадка…. Но суть происходящего не в этом. Дело в том, что маршрут «отвлекающего» отряда проходит, как раз, через данную долину.

– Вот же, – испуганно охнула Натка. – Получается, что это наши соратники там воюют? Страшно за них…. Всё, треска больше нет. И лучистые всполохи пропали. Совсем…. Что это означает? А?

– Скорее всего, «теневики» перебили всех арархов, – зловеще проскрипела старая Наоби. – А остальных путников захватили в плен. Бедненькие. Мне их так жалко – слов нет…

– Типун вам, добрая и милая бабушка, на длинный язык, – неодобрительно покачал головой Назаров. – Так же и сглазить – ненароком – можно. Тьфутьфутьфу. Птичка, постучи, пожалуйста, по ближайшему дереву. У тебя рука лёгкая. Спасибо…. Скорее всего, ничего страшного и непоправимого не произошло. Просто отряд Подопригоры, устроив засаду, напал на колонну неприятеля. А потом, вволю потрепав «теневиков», предусмотрительно отступил. То есть, ударился в бега, как и предписывает заранее разработанная диспозиция.

– Из этого разумного постулата и будем исходить, – дополнила юная мирранская графиня. – Так как все другие предположения – лично меня – не устраивают.

– Полностью согласен с вами, госпожа потомственная аристократка…. Значится так. Обустраиваемся здесь. Устанавливаем – под густой сенью деревьев – палатки. Так, чтобы их было не видно с воздуха. Вдруг, «теневики» направят в этот район разведывательные виманы? Потом обедаем. Я по этому поводу даже оба примуса раскочегарю. Вопервых, кипяток лишним не будет. Чайку, например, заварим. Да и растворимый «земной» кофе имеется в наличии. Сейчас схожу, прихватив котелки, к ручью и наберу водички…. Вовторых, приготовим полноценный обед, чтото мне слегка надоела местная белковая белиберда. Благо, «земные» пищевые запасыконцентраты ещё не иссякли. Как вам, соратники и соратницы, классический походный кулёш из пшеничной крупы, щедро сдобренный жирнющей свиной тушёнкой? Смотрю, моё предложение вызвало живой интерес. У Аракса даже глаза дополнительно округлились и плотоядно загорелись…. Значит, договорились? Птичка, озаботься, пожалуйста. Угостим наших гостеприимных хозяев изысканным туристическим деликатесом…

По прошествии десятиодиннадцати эрлов все намеченные планы были успешно воплощены в жизнь: палатки установлены, походный кулёш съеден без остатка, а чай и кофе выпиты до последней капли.

– Мне пришлась по вкусу «земная» кухня. Спасибо, – сыто икнув, поблагодарила Наоби. – Особенно понравился ароматный и сладенький напиток под названием – «кофе».

– А мне понятное дело, кулёш, – старательно обтирая лапой пышные усы, высказался Аракс. – Ваша «жирнющая свиная тушёнка», воистину, бесподобна. Ничего вкуснее никогда не ел. Искренне поражён, Птичка, твоими кулинарными способностями.

– Настоящая сказочная волшебница, – подтвердила Аша. – Фея из добрых детских книжек. Тебе – в обязательном порядке – надо принять участие в профильном кулинарном конкурсе. Победа, практически, обеспечена…

– Не стоит благодарностей, – засмущалась Наталья и, просительно посматривая на Пашку, поторопилась сменить тему разговора: – Сейчас мы помоем посуду и отправимся дальше?

– Нет, – понимающе подмигнул Назаров. – Переночуем здесь. А уже завтра утром, после завтрака, продолжим путь.

– Не получится – утром, – устало зевнув, возразила нянька графини.

– Почему?

– Завтра – с рассвета до полудня – будет лить дождь.

– Это вам поясница подсказывает?

– Зачем – поясница? Хорошая память, конечно же.

– Это как – память? – удивился Иван Палыч. – В каком, извините, смысле?

– В самом простом, уважаемый господин Профессор. Я, простонапросто, помню расписание дождей. На «кошачьей» Мирре, если вы подзабыли, все осадки выпадают строго по графику.

– Дождик, так дождик, – легкомысленно передёрнул широкими плечами Пашка. – Не беда. Переждём. А после полудня, пообедав, выйдем на маршрут.

– И после обеда – не получится, – зевнув в очередной раз, язвительно усмехнулась Наоби. – Вернее, это будет недальновидно.

– Имеет место быть очередная мирранская закавыка?

– Это точно. Закавыка…. Всё дело в тутошних гладких камнях, устилающих тропу. После дождя они будут очень скользкими. Навернуться – раз плюнуть.

– Ну, и ладно, – продолжил излучать оптимизм Назаров. – Тогда после обеда отправимся на рыбалку. В ручье, через который мы недавно перебрались, бойко плещется какаято рыбёшка. Потом, понятное дело, похлебаем наваристой ушицы и завалимся спать. Будем, что называется, скрупулёзно выполнять инструкции майора Подопригоры. Сказано было предельно чётко: – «После каждого серьёзного происшествия необходимо затаиться и, не допуская халтуры, переждать потенциальную опасность…». Вот, затаившись, и будем пережидать. В том смысле, что дополнительная ночёвка в спокойном месте лишней не будет…

– Рыбалка – это здорово! – обрадовался впечатлительный Томас. – Много читал о ней в Системной Паутине. Но лично принять участие в рыбной ловле, увы, ни разу не довелось…. Рыжий, возьмёшь меня с собой?

– Конечно. Причём, с радостью. На рыбалке хорошая компания – залог предстоящего успеха.

– Я, понятное дело, тоже приму участие в означенном экзотическом мероприятии, – манерно выгнув спину, известила высокородная графиня Каспер. – Но имеется, господин командир отряда, один животрепещущий и каверзный вопрос. Для чего, вообще, мы забрались на вершину этого крутого и высоченного холма? Что мы тут забыли? В чём заключается логика этого вашего оригинального решения?

– Ну, эээ….

– Отсутствие логики – тоже логика, – благородно пришла на помощь жениху Наталья. – Ты, подруга, не можешь объяснить причинноследственные мотивации командирского решения? Вот, видишь. Следовательно, и «теневики» не будут искать наглых беглецов, сбивших разведывательную виману, на кромке этого обрыва. А в том, что они нас целенаправленно и упорно разыскивают, лично я не сомневаюсь. Утренняя «летающая тарелка» возниклапоявилась не на пустом месте. Не верю я в такие случайные совпадения…. Кстати, по поводу обрыва. Рыжий, позволишь мне подобраться к его кромке? Так сказать, для тщательного обзора нижележащих окрестностей?

– Только если на короткое время, – внимательно оглядев небосклон, разрешил Пашка. – И обязательно – в сопровождении напарника.

– Напарницы, – уточнила Аша.

– Хорошо, будь повашему. Итак, одна барышня разглядывает окрестности, а другая, наоборот, наблюдает за небом – на предмет своевременного выявления виман с «теневиками» на борту. Потом можете поменяться местами. То бишь, ролями…. В случае же появления на небосклоне любого летательного аппарата – немедленно ретироваться под деревья. Незамедлительно. Ну, и вообще, соблюдайте осторожность, чтобы случайно не свалиться вниз. Тьфутьфутьфу, конечно…. Всё, надеюсь, ясно?

– Так точно, экселенц! – браво отрапортовала Натка и тут же слегка загрустила: – Эх, жаль, что бинокля нет. Вернее, есть, но Лизкин, поломанный, которым я в Мутном Лесу швырялась в снежного человека. То есть, в мирранского роботаандроида, приставленного охранять упомянутый Лес. Один объектив раскололся, да и чёрные колёсики, регулирующие резкость, не вертятся. С тех самых пор бинокль – бесполезным грузом – так и валяется в моём рюкзаке.

– Покажи, – попросила Аша.

– Зачем?

– Попробую починить. Демонстрируй свою поломанную штуковину.

Достав из рюкзака бинокль, Наталья покрутила его перед глазами подруги, после чего озвучила свои сомнения, заявив:

– Ничего у тебя, милочка усатая, не получится. Тут и опытному «земному» мастеру работы на полдня…

Раздался короткий, едва слышимый хрустальный звон, и юная графиня притворно удивилась:

– Зачем, Птичка, обманываешь? Делать больше нечего? Твой оптический прибор цел и ни капли не повреждён. Более того, функционирует просто замечательно. А ты мне, выражаясь на вашем «земном» сленге, длинную яичную лапшу вешаешь на доверчивые кошачьи уши. Нехорошо, право. Не подружески.

– Что такое? – недоумевающе уставилась на отремонтированный бинокль Натка. – Ах, да, хитрые архмагические фокусы. Совсем вылетело из головы…. А как же быть с экономией и накоплением драгоценной архмагической энергии? Транжирим почём зря?

– Ну, не удержалась. Бывает…. Пошли к обрыву?

– Пошли…

От кромки обрыва до его основания было порядка семивосьми дан.

– Ничего себе, высотища, – осторожно заглянув вниз, болезненно поморщилась Наталья. – А я, как назло, её боюсь. В том плане, что высоту. Пальцы слегка подрагивают, и голова начинает предательски кружиться…

– Наблюдай за небом, – предложила Аша. – А я всё и без бинокля разгляжу. Естественно, затратив некоторое количество архмагической энергии.

– Нет, уж. С этим твоим легкомысленным расточительством надо бороться. Причём, самым решительным образом. Поэтому функция наблюдателя остаётся за мной.

– Чего же тогда ждёшь, Птичка? Подноси окуляры бинокля к глазам, производи осмотр и рассказывай об увиденном.

– Сейчас. Подожди немного, – засуетилась Натка. – Сперва надо – с помощью этих чёрных колёсиков – настроить резкость. Сейчассейчас. Ещё чутьчуть…. Кажется, получилось…

– Так, рассказывай. Не тяни.

– Хорошо, слушай. Лес внизу не такой густой, как здесь. Местами даже наблюдаются поляны различных формразмеров, а также широкие проплешины…. Ага, на одной из них расположились пять…эээ, пять лохматых существ. Это, наверное, роботыандроиды. Стоят себе тихонечко, словно чегото или когото ждут…. Чуть в стороне, совсем рядом с нашим обрывом, проходит дорога. Вернее, дорожка – грунтовая, извилистая и не очень широкая. А больше ничего заслуживающего внимания пока не обнаружилось…. Будут ли комментарии, госпожа потомственная аристократка?

– Будут, – пообещала графиня Каспер. – Как же без них? Комментировать различные события и обсуждать чужие ошибкипромахи – одно из любимых занятий всех мирранских архмагиков…. Итак. Не очень далеко от этого холма расположен замок какогото архмагика. Извини, но его имени я не помню. Мелкопоместный барончик. Не того полёта птица, чтобы запоминать его плебейское имечко…. Да и дело совсем не в нём. Эта дорожка, как я понимаю, отходит от баронского замка и через энное количество сотен дан «вливается» в полноценную дорогу, ведущую к Столице. Зачем, вообще, нужны дороги? По ним трудолюбивые гумми перевозят – на повозках, запряжённых лошадьми – продовольствие и прочую бытовую продукцию. Виманы? Они предназначены, в основном, для перемещения архмагиков и арархов, так как на их создание затрачивается слишком много ценной энергии. Конечно, раньше, в далёкие времена, для транспортировки различных грузов применяли…ммм, повозки, оснащённые двигателями внутреннего сгорания. Но теперь они строгонастрого запрещены, мол, портят экологию планеты, и без того находящуюся в далеко не идеальном состоянии…. Что рядом с дорогой делают андроиды? Считаю, что образовалась следующая ситуация. Барон – в компании верных арархов – отбыл защищать мирранскую Столицу, как ему и предписывает высокий гражданский долг. А роботов отправил сюда – присматривать за дорогой. Они же «обучены» (с помощью хитрых современных технологий, понятное дело), нападать на гуманоидов, от которых воняет псиной. То бишь, на «теневиков»…

– Подожди, – перебила Наталья. – На дороге показались гумми. Много, десятка четыре.

– Что они делают?

– Бредут. Вернее, немного ни так…. Примерно тридцать гумми, выстроившись в цепочку и опустив головы вниз, бредут по дороге. У всех руки заведены за спины и крепко связаны, а на лицах видны следы недавних побоев. Остальные крестьяне, вооружённые крепкими дубинами, выполняют, по всей видимости, функции охранников. Роботы – из кустов – с неподдельным интересом наблюдают за происходящим, но не вмешиваются и на гумми не нападают…. Кстати, а андроиды могут общаться друг с другом?

– Нет, конечно же. В этом нет ни малейшей необходимости. У каждого – своя конкретная программа, заложенная в электронный «мозг».

– Архмагики опасаются, что роботы, сговорившись, могут учинить восстание?

– Не без этого, – криво усмехнулась Аша. – Почему одни гумми связали других? И куда они конвоируют связанных? Не знаю. Более того, ни одного разумного объяснения этой странности мне в голову не приходит. Полная и откровенная ерунда…. Всё, подруга, отходим. Тревога. В небе появилась яркосиняя точка…

Вимана прошла стороной, и вскоре тревога была отменена.

Выслушав доклад об увиденном, Назаров подытожил:

– Одной непоняткой стало больше. Чему я, честно говоря, совсем не удивлён. Наверное, постепенно привыкаю к мирранским реалиям…. Что же, будем покорно и тупо следовать полученным инструкциям. То бишь, пережидать, наблюдать, ужинать, спать и рыбачить…

Утром, сразу после рассвета, начал накрапывать обещанный дождь.

Пашка выбрался – по техническим причинам – из палатки, а вернувшись, сообщил:

– Мирранский дождик – это чтото с чемто. В том смысле, что однообразный и до ужаса монотонный. Сразу видно, что насквозь искусственный…. Впрочем, это даже неплохо. Ваууу, – заразительно зевнул. – Для крепкого и здорового сна, я имею в виду. Пусть и дальше шелестит по полотну палатки…

Ближе к полудню палаточный полог слегка отошёл в сторону, и сварливый голос Наоми объявил:

– Вставайте, бездельники и лентяйки. Дождь уже перестал. А моя благородная госпожа любезно напоминает вам о рыбной ловле, запланированной с вечера. Не заставляйте, плебеи, её ждать. Выметайтесь из палатки. Живо у меня!

Аша, действительно, уже проснулась – сидела на плоском чёрном камне и с искренним интересом внимала речам Профессора.

– О чём беседуем, дамы и господа? – от души потянувшись, поинтересовалась Наталья.

– О финансах, – охотно пояснил Иван Палыч. – Оказывается, на «кошачьей» Мирре нет денег. Совсем. Да и не было никогда. А они, как ни крути, нужны. Просто необходимы.

– Зачем, если не секрет?

– В преддверии будущего освобождения мирранских гумми от архмагического крепостного права. Надо же будет както выстраивать новые социальные взаимоотношения. Натуральный обмен здесь не годится. Надо обязательно вводить в обращение денежные знаки. Вот, я и объясняю милой графине значения таких краеугольных терминов и понятий, как «денежная масса», «золотой запас» и «девальвация»…. Вы, молодые люди, торопитесь на рыбалку? Очень серьёзная и уважительная причина. Я имею в виду – для спешки. В таком случае, предлагаю перенести лекцию на более удобное время…

– Продолжайтепродолжайте, – разрешительно махнул рукой Назаров, проходивший мимо. – Не спешите. Мне ещё надо разобраться с наживкой и настроить удочку со спиннингом. Хотя в необходимости спиннинга я сомневаюсь. Ведь, хищные рыбины в местных реках и ручьях не водятся…. Птичка, надо прихватить с собой два полиэтиленовых пакета, котелок и ножик. Прямо на берегу почистим добычу…

Дойдя до ручья, они разделились: Натка и графиня Каспер остались на берегу полукруглой бухты с медленным течением и принялись рыбачить на поплавочную удочку, а Пашка – с Томасом на левом плече и со спиннингом в правой ладони – скрылся за ближайшим поворотом русла.

Сама рыбалка на Наталью особого впечатления не произвела.

– Чересчур легко всё получается, – умело снимая с крючка очередную рыбку, ворчала девушка. – Ещё и семи эрлов не прошло, а наш пакет уже практически полон. Рыба клюёт – на кубики белкового концентрата – как сумасшедшая. Даже не интересно…

Сзади раздался негромкий шорох.

– О, кто к нам пожаловал! – воскликнула Аша. – Какая приятная и неожиданная встреча. Привет вам, славные лицедеи! Оберниська, подруга. Узнаёшь?

Возле приземистого куста, листва которого отливала сусальным золотом, сидели два приземистых животных, украшенных длинными, слегка заострёнными ушами: одно – краснобурого цвета, а другое – жёлтофиолетовое.

– Пересмешники! – обрадовалась Натка. – Те самые, что ночью бегали по торцу паркового забора?

– Правильно, это наши с папой пересмешники, проживавшие в библиотеке. Аракс, покидая замок, выпустил их из клеток. Красненького зовут – «Герри», он самец. А жёлтофиолетовая красотка – это его подружка по имени – «Мили». Правда, симпатичные?

– Занятные, ничего не скажешь.

– Повар – зараза, – нервно подпрыгивая на месте, принялся бормотать Герри. – Омлет подгорел. Так нельзя.

– А ещё он не умеет готовить рыбу, – подключилась Мили. – Совершенно не умеет. Совсемсовсемсовсем…

– Они же – простонапросто – проголодались, – догадалась Наталья. – Дать им рыбки?

– Дай, конечно. Иначе не успокоятся, – усмехнулась Аша. – Высыпь из пакета прямо на траву…. Ага, жадно лопают, только за длинными ушами тоненько попискивает. Молодцы. Интересно, а что пересмешники делали всё это время? Где были? Что видели?

Когда половина утреннего улова была успешно съедена, пересмешники успокоились и, сыто отдуваясь, улеглись под кустом – выпуклыми животами вверх.

Через некоторое время Герри приподнял голову и – грубым мужским голосом, на плохом «земном» английском языке – заявил:

– Надо же, мирранские туземцы сбилитаки нашу «летающую тарелку». Впрочем, ничего страшного. Вынужденная посадка прошла гладко, отделались только синяками и шишками.

– Главное, что «маячок», находящийся у агента, работает, – визгливым фальцетом дополнила Мири. – Не спрячутся, морды усатые. Костьми ляжем, но достанем этих дикарей. За носителя «молодой» архмагической железы, какникак, обещано пятнадцать миллионов долларов. Солидная награда, ничего не скажешь…. Серые манулы, умеющие «стрелять» лазерными лучами? Есть чёткий план. Выманим голубчиков, обожающих охоту, из лагеря и разберёмся – по полной и расширенной программе.…А это, мать его, кто такие? Сидят себе на толстой ветке, притворившись мирной ветошью? Неуклюжие, ушастые, цветные?

– Может, пристрелить? Чисто на всякий случай? Трупы, кстати, можно заспиртовать, дабы потом, на досуге, сделать чучела. Подожди, только глушитель наверну на ствол, чтобы шума не поднимать. Здешнее эхо, оно чрезмерно капризное и чуткое.

– Отставить – навинчивать и стрелять. Проявим милосердие. А нука, симпатичные зверушки, прочь отсюда. Хопхопхоп!

Пересмешники, словно испугавшись собственного диалога, неожиданно вскочили с моховой подстилки и, испугано шевеля ушами, устремились – со всех лап – прочь…

Глава пятнадцатая

Не зазорно – умереть в бою…

– Что это было? – изумилась Аша. – О чём они болтали? И почему бросились наутёк, как ошпаренные?

– Подожди, подруга, чуток, – попросила Натка. – Дай переварить услышанное. Переварить, осознать, объяснить и сделать правильные выводы…. Кстати, а разве ты не владеешь всемивсеми языками?

– Ну, ты и сказала – «всемивсеми»…. Только теми, которые представлены – полноценными словарями и учебниками грамматики – в Системной Паутине. И то, если я нахожусь в активном режиме. А так – только двумя: всеобщим мирранским и природным кошачьим.

– Это как – «в активном режиме»?

– Если не экономлю архмагическую энергию, понятное дело. На момент, когда Герри и Мири стали обмениваться последними репликами, мой энергетический «клапан», как раз, был закрыт. А переключить его я не сочла нужным. Пересмешники, они горазды и всяким животным подражать, и птицам…. А ты, получается, их поняла?

– Частично. Так как недостаточно сильна в английском. Да и был он какимто…эээ, не очень правильным, что ли…

– Речь идёт о «земном» английском языке? – насторожившись, уточнила графиня Каспер. – Ты, случаем, не ошиблась?

– Нет, всё верно…. Ага, наши мальчики возвращаются. Очень кстати. Как говорится, две головы хорошо, а четыре – лучше…

Рыбаки выглядели довольными, счастливыми и умиротворёнными.

– Паша, друг, помоги мне спуститься на землю, – дурашливо заблажил Томас. – Так объелся, что никаких сил не осталось. Ох, спасибочки…. Как успехи, милые дамы? И это всё, что вы поймали? Не серьёзно. У нас в два раза больше.

– Это точно, – пристраивая пузатый полиэтиленовый пакет и спиннинг рядом с высоким пеньком, подтвердил Назаров. – Забили тару практически под самую завязку…. Да и рыба у нас с вами, барышни, разных пород. Цвет чешуи, спорить не буду, один и тот же – светлоголубой, с лёгким изумрудным отливом. А, вот, формы тел заметно разнятся. Ваши рыбёшки плоские, словно классическая черноморская барабулька. А наши, наоборот, слегка вытянутые. Причём, заметьте, бросались на мои блесёнки – как самые натуральные «земные» щурки…. Отсюда делаю вывод: эксперимент господ архмагиков – по удалению из водной среды всех хищных рыб – с треском провалился. Ведь, естественный отбор и эволюция, они не стоят на месте. После упомянутого выше эксперимента прошло несколько сот (или же тысяч?), мирранских лет. И, что же? Всё начинает (по крайней мере, в данном конкретном ручье), возвращаться на круги своя. И вчерашние мирные рыбки уже с нескрываемым удовольствием кусают своих соседей по подъезду. В смысле, по водоёму…

– Рыжий, сколько можно трепаться? – возмутилась Натка. – Тут такое творится, а он языком мелет без роздыха, не давая никому даже словечка вставить.

– А что у вас случилось?

Наталья, стараясь быть максимальноточной и лаконичной, рассказала о неожиданном появлении графских пересмешников, а также поведала (естественно, на мирранском языке), о содержании их странного диалога.

– Понятное дело, что Герри и Мири не общались между собой, а просто пересказали содержание разговора, случайно подслушанного в дороге, – зачастила Аша. – У пересмешников разум отсутствует, зато с памятью всё обстоит на высшем уровне…

– Отставить! – прикрикнул Пашка.

– Да, как ты смеешь, смерд рыжеволосый, повышать на меня голос?

– Как? Вопервых, на правах командира отряда. То есть, начальника вашей, графиня, личной охраны. А, вовторых, в полном соответствии с жёсткими законами военного времени…. Извините, уважаемая мирранская аристократка, но нынче девичьи фантазии, споры, разговоры, рассуждения и комментарии являются непозволительной роскошью. Кратко, с помощью скупых мазков, обрисую сложившуюся ситуацию. Не возражаете?

– Обрисовывай, жених моей лучшей подруги. Послушаю с удовольствием.

– Значится так. Верим – априори – графским пересмешникам на слово. Мол, они выступили (пусть, и непроизвольно), в роли наших лазутчиков, добыли важные сведения и произвели подробный доклад. Исходя из этого доклада, складывается следующая картинка. Первое. «Теневики» заинтересованы в получении «молодой» архмагической железы. Более того, очень заинтересованы и даже объявили о щедром вознаграждении, которое достанется успешным исполнителям. Второе. Им известно, что одним из носителей означенной железы является графиня Аша Каспер, единственная дочка высокородного лорда Самуэля Каспера. Третье, рядом с искомой юной графиней находится – в настоящее время – опытный «теневой» агент, оснащённый специальной шпионской аппаратурой. То есть, у него имеется некий «маячок», передающий закодированные сигналы, которые поступают на приёмник, имеющийся в распоряжении «теневой» мобильной группы…

– Остановись, Рыжий, – велела Натка. – Говорил о скупых мазках, а сам увяз в пошлом словоблудии…. Значится так. Про «коварного и опытного агента» мы поговорим позже. А сейчас имеется более важное и, главное, спешное дело. «Теневик» – устами Мири – выразился предельно чётко и однозначно. Мол: – «Выманим доверчивых серых манулов из лагеря и разберёмся с ними…». Разберёмся? В смысле – уничтожим? Где сейчас находятся наши арархи?

– Где находятся? – задумался Томас. – Не знаю, честное слово. Утром их возле палаток не было…. А, с другой стороны, что им было делать в лагере, если накрапывал дождик, все спали и централизованного завтрака не предвиделось? Наверняка, прожорливые создания, отправились в лес. Типа – на очередную охоту.

– Я сейчас попробую связаться с арархами, – прикрывая глаза, пообещала Аша. – Придётся, раз такое дело, потратить немного архмагической энергии. Стойте, пожалуйста, на своих местах и не разговаривайте.

Через некоторое время она, попрежнему сидя с закрытыми глазами, тусклым и бесцветным голосом сообщила:

– Поздно. Их уже выманили…. Более того, устроив засаду, натравили клыкастых псов. Целую свору. Произошла жаркая схватка…. Два арарха погибли. Араксу удалось уйти, но он серьёзно ранен…. Пытается мне «сказать» чтото очень важное, но, к сожалению, у него ничего не получается. А теперь, кажется, бредит…. Сейчас попробую определить его месторасположение. Подождите…. Определила. Это совсем недалеко от ручья. Около тридцати дан вниз по склону. Вон в ту сторону…

– Даже не думайте, – нахмурился Назаров.

– О чём, командир? – состроив невинную мордашку, поинтересовался Томас. – Ты стал архмагиком? Научился читать чужие мысли?

– Не научился. Да и нет в этом, честно говоря, никакой необходимости, так как всё написано на ваших…эээ, на ваших симпатичных физиономиях. Решили броситься – со всех ног и лап – на помощь умирающему Араксу? Нуну, очень благородно. А как же быть со свирепыми псами «теневиков»? Горите желанием познакомиться – как можно ближе – с их тёмножёлтыми клыками? Выдвигаю альтернативный план. Подчёркиваю, командирский и насквозь альтернативный. Сейчас мы спешно возвращаемся в лагерь. Оперативно, с помощью повальных обысков и арестов вычисляем «теневого» агента. Нейтрализуем его. Швыряем найденный «маячок» с обрыва. После чего ретируемся – по запасному маршруту.

– Шрррр, – высокомерно прошипела графиня Каспер. Благодарю, Рыжий, за похвальное рвение, направленное на обеспечение безопасности моей благородной персоны. Но, извини, вынуждена разочаровать и отказать. Командир – командиром. Архмагик – архмагиком…. Доходчиво излагаю? Лично я – прямо сейчас – отправляюсь вниз по склону. Спасать моего верного и отважного подданного. И никто меня не сможет остановить. Никто и никогда. Даже и не пытайтесь. До тех пор, понятное дело, пока в моей природной железе не иссякнет последняя капля архмагической энергии…. Томас?

– Уже точу когти. Готов, проявив невиданный героизм, умереть и…. Ну, и всё такое прочее. Без всяческих ограничений. Как будет угодно – королеве. Королеве моего беспокойного сердца, раскалённого добела…

– Спасибо, котик. В тебе я никогда не сомневалась…. Птичка?

– Надо срочно идти к Араксу. Вопервых, необходимо помочь раненому товарищу. Вовторых, он может знать чтото очень важное, могущее нам пригодиться. Втретьих, мой каменный медвежонок только чутьчуть тёпленький. Вчетвёртых…. Павлик, перестань, пожалуйста, изображать из себя опытного, прожжённого и циничного вояку. Ято знаю, какой ты на самом деле.

– И, пардон, какой?

– Слегка безалаберный и без меры отважный поэт, как любит выражаться в таких случаях одна моя закадычная подружка – наивная аристократка в семьдесят седьмом поколении.

– Ладно, легкомысленные амазонки и примкнувший к ним бродяга, уговорили, – сдался Пашка. – Попробуем выручитьспасти нашего желтоглазого соратника. Негоже, действительно, бросать своих в беде. Совесть – в противном случае – потом замучит…. Сделаем, пожалуй, так. Я сейчас сбегаю в лагерь за ружьём. Заодно отнесу удочку, спиннинг и улов. Побыстрому, честное слово, сбегаю. Одна нога там, а другая, соответственно, уже здесь. Ну, нельзя, ребятушки, в таких серьёзных делах – без огнестрельного оружия. Никак. Не повзрослому это. Ждите меня здесь, короче говоря. Ждите, совещайтесь и, применив метод мозгового штурма, вычисляйте «теневого» агента.

– Принеси ещё и «грушную» аптечку с медикаментами, – попросила Наталья.

– Договорились…

Пашка, прихватив рыболовные снасти и пакеты с рыбой, убежал.

– Перехватываю эстафетную палочку и забираю контроль над создавшейся непростой ситуацией в свои крепкие мужские лапы, – пафосно объявил Томас. – Вы, милые дамы, надеюсь, не против?

– Перехватывай, котик, – любезно разрешила Аша. – И, понятное дело, забирай.

– Благодарю, моя королева. Итак…. Вчера утром наши арархи подбили виману неприятеля, которая совершила вынужденную посадку в неустановленном районе. При этом никто из членов экипажа серьёзно не пострадал. Сколько их – членов экипажа? Минимум, судя по недавнему диалогу пересмешников, двое. Максимум? В стандартную мирранскую виману много гумми не влезет. Аракс же «сообщил», что на них напала – «свора клыкастых псов»…. На основании стройных логических построений делаю предварительный вывод. В мобильную группу, отправленную на поиски благородной графини, входят, скорее всего, дватри «теневых» бойца и тричетыре собаки. И это – ключевой момент.

– Ключевой момент – в чём? Чего?

– Ну, как же, – окончательно заважничал бродяга. – Ключевой момент всего дальнейшего. То бишь, ответ на главный и заковыристый вопрос текущего момента, – загадочно замолчал.

– Какой ещё – главный вопрос? – занервничала Натка. – Заканчивай выёживаться, прохиндей поэтический. Не тяни кота за пушистый хвост…. Ээ. Фраза, признаю, получилась несколько двусмысленной…

– Это точно. И вообще, господа аномальщики, ваш «земной» разговорный сленг иногда вгоняет меня в полный и однозначный ступор. Ладно, проехали…. Главный же вопрос текущего момента звучит примерно так: – «А почему „теневики“, успешно нейтрализовав арархов, не переходят к активным военным действиям, направленным на захват в плен вожделенной графини Каспер?». Отвечаю. Вопервых, их слишком мало. А вовторых, они чётко видят – по засветке «маячка» на экране приёмника – что наш отряд, забравшись на вершину холма, остановился. То есть, затаился и выжидает. Причём, заметьте, означенный холм – в районе вершины – обрывается вниз высоченным обрывом. На лицо – классическая и надёжная западня…. Следовательно, что?

– Что?

– «Теневики» – в настоящий момент – ждут прибытия подмоги. То есть, выражаясь сухим казённым языком, подкрепления. Чтобы, понятное дело, обложить нас сразу по нескольким направлениям, прижать к обрыву и – гарантированно – захватить. То бишь, качественно повязать…. Логично рассуждаю?

– Вполне. Сообразительный ты кот, ничего не скажешь.

– Сам знаю, – надулся гордым мыльным пузырём Томас. – Более того, у меня в голове созрел, помимо всего прочего, и гениальный план нашего будущего спасения…

– Интересничаем? – возмутилась Аша. – Решил сделать очередную театральную паузу? Прекращай, пожалуйста, милый. Пока я окончательно не рассердилась.

– Слушаюсь и повинуюсь, гордая, нетерпеливая и единственная королева «кошачьей» Мирры. Разработанный план прост, что, как раз, и позволяет надеяться на его эффективность. Пункт первый. Находим раненного Аракса, перевязываем его раны и переносим в лагерь. Пункт второй. «Теневым» агентом может оказаться кто угодно. Хоть я. Хоть почтеннейший и убелённый сединами Иван Палыч. То бишь, все бойцы «основного» отряда. Кроме, понятное дело, несравненной графини Каспер.

– Почему – кроме меня? Чем, собственно, я хуже всех прочих?

– Ты – гораздо лучше. Причём, всехвсехвсех, даже вместе взятых. Раз и навсегда…. Но согласись, любимая, если бы ты оказалась тайной агентессой, увлечённо охотящейся на саму себя, то это было бы уже откровенным перебором – на уровне низкопробного провинциального водевиля. Не так ли?

– Пожалуй, согласна. В том плане, что не люблю водевилей. Ни провинциальных, ни столичных. Воспитание не то…. Продолжай, котик.

– Продолжаю. Пункт третий. Для выявления «теневого» агента проводим полномасштабные и тщательные обыски – как рюкзаков и вещмешков, так и личной одежды. Или там личной шерсти… Пункт четвёртый. У кого будет обнаружен «маячок», тот и является подлым агентом. Пункт пятый. Выявленный агент, кем бы он ни оказался, подлежит безжалостному уничтожению. Пункт шестой. В рюкзаках у аномальщиков (я лично видел), имеется несколько мотков крепкой верёвки. Свяжете эти мотки между собой и спустите меня, держащего в зубах «маячок», вниз с обрыва…. Подчёркиваю, именно меня, легендарного героя, придумавшего этот гениальный и спасительный план! Все другие варианты даже не должны рассматриваться…. Итак, оказавшись внизу, я затаюсь и буду терпеливо дожидаться момента, когда по дороге пойдёт – в любую сторону – какойлибо обоз. Например, с продовольствием. А потом ловко подброшу в одну из повозок означенный «маячок», пустив, тем самым, господ «теневиков» по ложному следу…. Всё, план оглашён. Почему не слышу бурных аплодисментов, переходящих в неистовые овации?

– Молодец, бродяга…

Через некоторое время к ним присоединился Назаров – передал планшет с аптечкой Натке, зарядил ружьё, после чего скомандовал:

– Приступаем к поиску раненого товарища. Говорите, уважаемая графиня, что надо искать раненого арарха в той стороне? Хорошо, выдвигаемся. Мы с Томасом (на этот раз придётся обойтись без моего плеча), следуем первыми. А вы, трепетные и нежные девушки, чуть приотстав, шагаете за нами. Бдительно посматриваем по сторонам, стараемся идти бесшумно, ну, и тому подобное…. Птичка, как там твой каменный медведь?

– Нормально. Практически прохладный.

– Тогда – за мной…

Аракса они обнаружили примерно в двадцати восьми данах от берега ручья, под засохшим тёмнобурым папоротником.

– Отойдите, соратники, в сторону. Не мешайте, – попросила Наталья. – Осмотрю пострадавшего…. Да, невесёлые дела. Находится без сознания. Три рваных кровоточащих раны. Хвост – на три четверти – откушен…. Рыжий, расстегни, пожалуйста, планшет с аптечкой. Спасибо…

– Как он, Птичка? – непривычноробким голосом спросила Аша. – Есть шансы выкарабкаться?

– Совсем немного, честно говоря. Для начала попробую остановить кровь. Потом вколю чтонибудь тонизирующее…

Натка осторожно обтёрла края ран ватными тампонами, смоченными раствором хлоргексидина[1], и, задумчиво перебирая разноцветные капсулышприцы, имеющиеся в аптечке, принялась рассуждать вслух:

– Что же вколоть? Может, это? Не знаю, право слово. Очень сильный препарат, а пациент, если называть вещи своими именами, является котом. Как бы перебор не приключился…. А что у нас в жёлтеньком шприце? Угуугу: – «Оказывает общеукрепляющее воздействие на организм. Снимает усталость. Предотвращает негативные последствия нервных стрессов…». Называется – «Бодрость». Симпатичное названье. Ладно, попробуем. Тем более что достойной альтернативы не просматривается. Рыжий, переверни, пожалуйста, раненого на бок. Осторожнее. Теперь отведи лапу в сторону. Не эту. Правую заднюю. Ну, благословясь, колю…

Примерно через половину эрла Аракс приоткрыл глаза и облегчённо выдохнул:

– Это ты, Птичка…. Как хорошо. Уже и не чаял встретиться…. А где графиня Каспер?

– Я здесь.

– Простите меня, высокая госпожа. Виноват. Не досмотрел. Готов понести любое наказание.

– Не вини себя, отважный Аракс, – попросила Аша. – Лучше расскажи, как «теневикам» удалось выманить вас из лагеря.

– Стыдно такое рассказывать. Обвели вокруг когтя, как котят неразумных. Напали неожиданно, со спины. Расстояние было чрезмерно коротким. Но мы дрались. У «теневиков» на три собаки стало меньше. Хрррр…, – из груди раненого арарха, ходящей ходуном, вырвался болезненный хрип. – Да и времени нет на пустые разговоры. Я полз, чтобы рассказать о…, хррр…. Раньше я этому происшествию не придавал значения. Думал, что так было надо. Что это вы ей поручали. А теперь, перед смертью, всё смотрится подругому. Хрррр….

– Что за происшествие? Кому и что я поручала?

– Наоби. То есть, это я так думал, что вы поручили…. Дело было совсем недавно, в Красном замке, хррр. Все обитатели и гости собрались – по вашему приказу – в Малом парадном зале. Начался разговор. Я тогда…. Хррр…. Извините. Я тогда устроился не с арархами, а отдельно – рядом с входной дверью. Смотрю, за одним из графских штандартов, прислонённых к стене, притаилась ваша нянька. Притаилась и, хррр, сжимает в ладони маленькую плоскую коробочку. Стало любопытно. Переместился поближе, хррр…. Наоби навела коробочку на Гарольда, нажала на чёрную кнопочку, и в торце коробки зажёгся крохотный розовый огонёк. Она выключила прибор, перевела его на белобрысую девушку, стоявшую рядом с Библиотекарем, и вновь надавила пальцем на кнопку. Вспыхнула светлозелёная лампочка. Хрррр…. Следующей была Птичка. В её случае огонёк оказался яркоизумрудным. У меня всё…. Госпожа, позаботьтесь о моём сыне. Он сейчас обучается в «школе арархов». Вы знаете – в какой и где…. Прощайте. Хрррр…

– Он умер? – всхлипнула юная мирранская графиня.

– Исполнил, сообщив важную информацию, последний долг и умер, – подтвердила Наталья. – Достойная смерть…. Надо, братцы, его похоронить. Только, вот, где? Здесь? На берегу ручья?

– Нет, – вмешался Томас. – Предлагаю похоронить Аракса на обрыве. Там очень красиво. Отменный вид, и свободой пахнет.

– Пусть будет так, – объявила Аша, после чего криво усмехнулась: – А что это, соратники, вы так на меня посматриваете? Жалеете? Мол, погибли верные телохранители, а любимая нянька оказалась предательницей?

– Шпионкой она оказалась, – поправил Назаров.

– Может, и так…. Короче говоря, не жалейте. Я кошка крепкая, с устоявшейся нервной системой. Так что, впадать в слезливую депрессию не собираюсь. Не дождётесь…. Наоби? Я её уже усыпила. Временно, понятное дело. На всякий случай и до выяснения всех обстоятельств. Всё, разговоры закончены. Двигаемся к лагерю…

Они и двинулись. Впереди шагали аномальщики: Пашка нёс на руках мёртвого арарха, а Наталья – ружьё и планшет с аптечкой. Аша и Томас, о чёмто негромко переговариваясь, слегка отстали.

– Не нравится мне, что «теневики» общаются между собой на «земном» английском языке, – призналась Натка. – Пусть и на слегка…эээ, исковерканном, но, всё же. Опять же, в разговоре упоминались доллары…. Неужели, «теневые» визитёры имеют какоето отношение к нашей Земле? Как думаешь, Павлик?

– Не знаю.

– Ёмкий ответ. А почему ты такой хмурый и задумчивый?

– Готовлюсь к одной неприятной процедуре, – неуверенно вздохнул Назаров. – Похоже, что Наоби умеет выставлять некую хитрую «защиту», благодаря которой у твоей подруги не получается «считывать» все старушечьи мысли. Следовательно, придётся проводить «жёсткий» допрос. А я…ммм, не обучен этому специфическому искусству. То бишь, ещё никогда и никого не пытал…

– Хочешь, я допрошу няньку? – скромно потупившись, предложила Наталья.

– Ты?

– Ага. Эффективно и безо всякой «жёсткости». В «грушной» аптечке, которую мне любезно презентовал Подопригора, чего только нет. В том плане, что там есть практически всё и на все случаи жизни. В том числе, и хитрый препарат под многоговорящим названием – «Беседа». Применяется для развязывания языков у «языков». Действует, по заверениям отставного майора, безотказно…

В лагере – возле неподвижного тела пожилой гумми – бестолково суетился Профессор.

– Не знаю, уважаемая графиня, что случилось с вашей няней. Честное слово, не знаю, – принялся неуклюже оправдываться Иван Палыч. – Беседовали с ней о всяком и разном. Вдруг, Наоби, замолчав на полуслове, плавно опустилась на землю и прикрыла глаза. Пульс ровный. Дыханье чистое. Такое впечатление, что она – простонапросто – спит. Ума не приложу, что делать.

– Оставьте её в покое, – нервно дёрнула хвостом Аша. – Пусть отдыхает. У нас образовались более важные дела.

– Скорбные дела, – уточнил Томас…

Аракса похоронили примерно в одном дане от кромки обрыва – под высоким раскидистым деревом, украшенным резной густозолотистой листвой.

«Земными» ножами и лапами вырыли в мягком мирранском грунте ямку нужных размеров, уложили в неё тело погибшего манула и засыпали землёй, поверх которой старательно выложили – из разноцветных камней – аккуратный невысокий холмик. Девушки, понятное дело, уронили по нескольку слезинок.

– Полагается – сказать надгробную речь, – напомнил Пашка. – Желающих, как я понимаю, не наблюдается? Мол, не обучены? Нуну, знакомое дело…. Знать, мне придётся отдуваться. Командир, какникак. Надо соответствовать высокой должности…. Значится так. Зачитываю тематический стишок. Он, конечно, совсем из другой оперы, но суть дела передает, на мой взгляд, достаточно точно…. Слушайте:

И когда – торжественно, печально,

Под окрест – гроб тот понесли.

Стало скучно тут – необычайно.

Мы – ушли.

Мы ушли в тот сумрак – тёмносиний.

В те кусты – сплошная бузина.

Помянули – над чужой могилой,

Как ты и просил – тебя.

А, вот, там – седые генералы.

Надрываются, весь белый Свет любя…

Похрен! Наливайте, братцы, снова.

За – тебя!

Пусть сынок твой вырастет – похожим.

И всё тот же – желтоглазый взгляд.

И скупые эти наши слёзы

Лучше генералов говорят

О бойце, что долг свой выполняя,

Так мечтал обнять жену свою…

Не грусти, братишка, понапрасну.

Незазорно – умереть в бою.

Очень скромно скажем – «незазорно».

Журналюгам – не понять меня…

Похрен! Наливайте, братцы, снова!

За – тебя…

Глава шестнадцатая

Потомственная шпионка

Они отошли от могилы.

– Хорошее стихотворенье. Я бы даже сказал – славное, – завистливо вздохнув, одобрил чёрнобелый бродяга. – Только, вот, встречается много незнакомых слов. Например, «похрен» и «журналюги». Хотя, это и не важно. Суть, действительно, передана. Впрочем, как и настроение. Молодец, командир.

– Ладно тебе, усатый, – смущённо отмахнулся Пашка. – Перехвалишь ещё, не дай Бог. И, вообще, лесть, чтобы ты знал, подруга коварная и неверная.…Кстати, по поводу: – «Наливайте, братцы, снова…». Существуют ли в Кошачьем Мире алкогольные напитки?

– Алкогольные? Ммм…. Это, наверное, те, которые слегка туманят головы, веселят и повышают бодрость духа?

– Они самые. Так как, существуют?

– Теоретически – да.

– Как это – теоретически?

– В том плане, что нам, бродягам, они практически не перепадают, – откровенно загрустил Томас. – Так, только по большим праздникам. От случая к случаю. Мол, мордами и родословными не вышли. А архмагики и арархи, это да. Регулярно вкушают различные напитки, настоянные на всяческих корешках и травках. Например, на корневище валерьяны.

– А что у нас с мирранскими гумми? Что…ммм, вкушают – в плане тонизирующих напитков – они?

– Ничего. Только воду. Хочешь – сырую. Хочешь – кипячёную. Всё остальное запрещено на законодательном уровне. Для пользы их же собственного здоровья и, понятное дело, ради общественного спокойствия.

– Это нечестно, гадко и несправедливо, – расстроился Назаров. – Как можно, не употребляя регулярно пива, оставаться полноценным и адекватным гуманоидом? Нонсенс, однако. Причём, совсем несмешной, глупый и уродливый…

– Отставить – трепаться! – велела Аша. – Рыжий, хватай Наоби под мышки и перетаскивай вон под то дерево. Живо. Прячемся, соратники, прячемся. Быстрее.

– Действительно, два записных болтуна, – оказавшись под тёмнозолотистой сенью листвы, поддержала Натка. – Обо всём на свете забывают, когда речь заходит о пиве и прочих «веселящих» пойлах. Алкоголики законченные.

– А что случилосьто?

– Пока ничего. Просто в небе загудело. А вы – за легкомысленными разговорами – и не услышали. Деятели поэтические…

– Птичка, посмотри, что там, – попросила графиня Каспер. – Только, пожалуйста, будь осторожна. Ветки отгибай плавно, по одной.

– Ага, сейчас…. Ну, так и есть, две любопытные виманы кружат над нашим холмом. Одна голубенькая такая – в ультрамариновую полосочку, а другая тёмносиняя, в белый горошек…. Надоело, видимо, кружить. Так и не высмотрели в густом лесу подходящей посадочной площадки. Уходят.

– Скорее всего, будут садиться рядом с лагерем прежних «теневиков», – предположил Пашка. – То есть, тех, которые убили наших арархов…. Надо, братцы, поторапливаться.

– Конечно, надо, – ехидно хмыкнула Аша. – Что, Рыжий, слегка растерялся? С приоритетами до сих пор не определился? Может, тогда я – для ускорения процесса – немного покомандую?

– Командуйте, графиня. Не вопрос.

– Значится так – как принято говорить у «земных» аномальщиков. Палыч и Рыжий, осмотрите – тщательнотщательно – нянькин походный вещмешок. Птичка, а ты обыщи её одежду, уделяя особое внимание карманам. Только, друзья, поторапливайтесь. Два эрла у вас на всё и про всё. Потом собираемся возле палаток и обсуждаем находки. Если, конечно, будет – что обсуждать…

Поводы для обсуждения нашлись.

– Чтото вроде хитрого компьютера, – с гордостью демонстрируя плоский светлосеребристый чемоданчик, доложил Назаров. – Причём, корпус – насквозь пластиковый. Теперь понятно, почему мой миноискатель на эту штуковину никак не отреагировал…. Внутренности? Сплошные дисплейчики и разноцветные кнопочки. По боковым торцам – разъёмные гнёзда. Клавиатура с буковками и цифрами отсутствует. Совершенно непонятная техника. Для меня непонятная, имеется в виду. А вы, графиня, что скажете?

– Сейчас попробую идентифицировать, – недоверчиво прищурившись на серебристый чемоданчик, пообещала Аша. – Нет, ничего не получается. Чужая вещь из чужого Мира. Не более того…. Что с ней делать? Потом сбросим с обрыва вниз, и все дела…. Птичка?

Наталья вытянула вперёд раскрытую ладонь, на которой лежал маленький тёмный брусок, и прокомментировала:

– Вот, нашла в кармане платья. Это тот самый прибор, о котором говорил Аракс. Я уже его, что называется, апробировала. На меня, Рыжего и Профессора он реагирует короткой вспышкой крохотного тёмноизумрудного огонька, а на тебя, подруга, и на Томаса – никак. Но странность заключается в другом…

– Ты направляла эту штуковину на Наоби?

– Так точно, направляла. Загорелась светлозелёная лампочка.

– Как и в случае – по словам покойного Аракса – с нашей Валентиной? – удивлённо охнул Иван Павлович. – То есть, с дочкой уважаемого Библиотекаря, – пояснил для Аши. – И как же это прикажете понимать? Случайное совпадение? Или же…. Что скажете, соратники?

– Скажу, что обсуждение этого скользкого момента надо отложить на более спокойное время, – заявила Натка. – Сейчас, на мой взгляд, необходимо заняться допросом подозреваемой. Предлагается следующая рабочая программа. Первое, Рыжий и Палыч привязывают – крепко и надёжно – Наоби к дереву. Привязали и ушли. Я вкалываю фигурантке дозу «Беседы»…. Может, сразу две? Типа – для дополнительной продуктивности предстоящего разговора? Пожалуй, не стоит. Старческий организм, какникак. Как бы ни приключились…ммм, всякие негативные побочные последствия…. Значит, вкалываю, а после этого даю Аше отмашку. Она – в свою очередь – «будит» Наоби. Я провожу допрос, возвращаюсь к вам и делаю подробный доклад о достигнутых результатах.

– Как же так? – возмутилась юная мирранская графиня. – Ты, Птичка, будешь проводить допрос, а мы, получается, будем скромно прохлаждаться в сторонке? Почему? Это же несправедливо! Я думала, что все бойцы нашего отряда поучаствуют в следственном процессе…

– Не надо – все. Знаю я вас, охламонов безалаберных. Будете безостановочно охать и ахать, комментировать каждую фразу и сыпать – без стройного порядка – дурацкими второстепенными вопросами. А вопросы, с точки зрения психологической стройности, должен задавать один и тот же следователь, чтобы допрашиваемая персона не отвлекалась по пустякам. Подчёркиваю, выверенные, грамотные и чёткие вопросы, выстроенные в строгой логической последовательности…. Извините, соратники, но нам сейчас важен конечный результат. Причём, достигнутый за минимальнокороткое время.

– Хорошо, убедила, согласна. Тогда пойдём вдвоём. Я Наоби, всё же, не чужая…

– В этом всё и дело, что своя – вздохнула Натка. – Вот, проснётся старушка, увидит тебя, молодую и красивую, да и примется надоедливо нытьголоситьпричитать, мол: – «Графинюшка, милочка, пожалей! Я же люльку твою качала. И не только твою, но и папаши твоего. Не карай строго. Вспомни, девочка ясная, о моих прежних заслугах перед семьёй графской…». И так – без перерыва – на добрые тричетыре эрла. Оно нам надо? Не надо, лягушки колючие…. Или ещё хуже, если Наоби, находясь под воздействием «Беседы», начнёт откровенно рассказывать о том, что она – на самом деле – думает обо всех мирранских архмагиках скопом и о графском клане Касперов в частности…. Короче говоря, Рыжий и Профессор идут со мной, а остальные ждут возле палаток. Не будем терять время попусту…

Допрос завершился неожиданно быстро.

– Мы, Птичка, не ждали тебя так скоро, – неуверенно улыбнулась Аша. – Ещё и трёх эрлов не прошло, а ты уже вернулась.

– Точно, не ждали, – подтвердил Назаров. – Я даже не успел дошагать до кромки обрыва, чтобы сбросить вниз «теневой» компьютер…

– Очень хорошо, что не успел, – обрадовалась Натка. – В этот прибор тоже, как и в тёмную коробочку, вставлен «маячок». Они, то есть, «маячки», дублируют и усиливают друг друга. При падении с такой большой высоты компьютер, скорее всего, разбился бы. Что подумали бы «теневики», если бы принимаемый сигнал ослаб в два раза? Что подумали бы – не знаю. Врать не буду. Но, наверняка, насторожились бы…. Итак, приступаю к докладу. Прошу слушать меня очень внимательно и – по возможности – не перебивать…. Семьвосемь поколений тому назад состоялось первое (первое ли?), нашествие Теневой Системы на «кошачью» Мирру. То нападение, как вы знаете, было успешно – усилиями архмагиков и арархов – отбито, а «теневой» Портал, по которому это нашествие осуществлялось, был разрушен. Всё это, безусловно, так, но существует один немаловажный нюанс. Дело в том, что не все «теневые» бойцы были уничтожены, и не все успели эвакуироваться с «кошачьей» Мирры до ликвидации Портала…. Дада, соратники, вы всё поняли правильно. Несколько «теневых» гуманоидов остались тогда в Кошачьем Мире. Причём, с определённым набором различных приборов и специализированного оборудования. Со временем им удалось легализоваться на планете, смешаться с мирранскими гумми и даже обзавестись полноценным потомством, к которому и относится (правда, в шестомседьмом поколении), нянька нашей уважаемой графини.

– А чем эти гуманоиды отличаются друг от друга? – не удержавшись, встрял с вопросом Пашка. – Ну, потомки «теневых» от мирранских, я имею в виду? Кроме, понятное дело, розовых и светлозелёных огоньков, загорающихся на индикаторе?

– На мирранских гумми архмагика действует практически без ограничений. На «теневых» – очень и очень слабо. А на «метисов», судя по всему, средненько. Как бы там ни было, но мирранские потомки «теневиков» (и Наоби, понятное дело, в их числе), умеют скрывать от архмагиков большую часть своих мыслей. Как бы оно так…. Возвращаемся к началу этой необычной истории. Итак, несколько «теневых» гуманоидов остались в Кошачьем Мире. Со временем они смешались с мирранскими гумми, обзавелись потомством и стали воспитывать рождённых детей сугубо в «теневом» духе. Мол: – «Рано или поздно на „кошачью“ Мирру вернутся наши благородные соплеменники и решительно освободят всех местных гуманоидов от позорного архмагического ига. Надо ждатьнадеятьсяверить, и чудо, непременно, произойдёт. А ещё к этому долгожданному событию необходимо старательно готовиться. Копить информацию. Целенаправленно внедряться в ближайшее окружение подлых архмагиков и коварных арархов. Дабы – в нужный момент – оказать смелым освободителям действенную и эффективную помощь…». «Теневой» компьютер и анализатор с разноцветными лампочками перешли к Наоби по наследству от её матери…. Стопстоп, именно изза этого анализатора я и предположила, что памятное нашествие, состоявшееся семьвосемь поколений тому назад, было не первым. Понимаете меня? Впрочем, эти детали сегодня не существенны…. Долгие годы «теневой» компьютер молчал. То есть, никак себя не проявлял. А примерно одно Большое Солнце назад он внезапно «ожил», правда, в одностороннем порядке. Наоби стала регулярно получать от «теневых» родственников различные инструкции и ценные указания. Например, когда и как организовать на болотистой пустоши, примыкающей к Красному замку, ультрамариновое свечение…. Пожалуй, остановлюсь. Считаю, что на данный момент изложенной информации вполне достаточно.

– Ккак это – ддостаточно? – от охватившего его праведного возмущенья Профессор даже начал слегка заикаться. – У меня ввозникли вопросы. По целому ряду ммоментов требуются ппояснения…

– Простите, Палыч, но всё придётся отложить на потом – и вопросы, и ответы, и пояснения, – извинительно развела руки в стороны Наталья. – Мой каменный медвежонок стал теплее. Совсем на чутьчуть, но, всё же. Стоит ожидать, что в самое ближайшее время «теневики», получившие долгожданное подкрепленье, могут активизироваться. Поэтому нам необходимо – в срочном порядке – разрешить два жизненноважных вопроса. Вопервых, что делать с потомственной шпионкой? Вовторых, как нам выбраться отсюда, не попав в лапы, то есть, в руки «теневиков»? А, командир? У тебя есть чёткие ответы на озвученные вопросы?

– Чётких, извини, нету, – вильнул взглядом Назаров. – Не, по поводу – «как выбраться» имеются определённые наработки. Вдоль кромки обрыва тянется узкая, но достаточно глубокая горная трещина. Осталось только выбрать – в какую сторону пойти. Там, правда, от души навалено крупных камней с острыми гранями и толстых трухлявых веток. Но, ничего, какнибудь пробьёмся. По крайней мере, попробовать стоит…. Что же касается, Птичка, твоего первого вопроса. Ума не приложу, что делать. Оставить Наоби здесь, привязанной к дереву? А рядом пристроить «теневой» компьютер и приборопределитель? Не знаю, право. Возможны, что называется, нестандартные варианты и негативные последствия. Нянька может обладать важной информацией, которая окажется для «теневиков» бесценной…. Прихватить компьютер и приборчик с собой? А потом – одновременно – сбросить их с обрыва? Спорный вариант, как ни крути…. Есть, конечно, и другой путь. Кардинальный, так сказать. Но в этом раскладе я не советчик. Типа – по моральноэтическим соображениям.

– Наоби сказала, что «теневики» сразу же узнают о её смерти, – дополнила Натка. – Мол, «маячки» какимто хитрым образом замкнуты на неё. На неё живую, имеется в виду. Так что, ребус оказался достаточно заковыристым…

Неожиданно со стороны разлапистого дерева, щедро облепленного тёмнозолотистой листвой, долетел старческий, безжизненномонотонный голос:

Над седой волную – солнце ярко светит.

Над вчерашней лужей – ветерок свистит.

Почему так грустно – жить – на этом Свете?

Почему – так тошно? Кто мне объяснит?

Почему так грустно – жить – на этом Свете?

Почему – так тошно? Кто мне объяснит?

Дальняя дорога – снова в Путь позвала.

Дальняя дорога, трудная стезя.

И играл оркестрик – на краю причала.

И хмельно орали – вслед – мои друзья.

И играл оркестрик – на краю причала.

И хмельно орали – вслед – мои друзья.

А тебя там не было. Вот, такая песня.

Жёлтый лист – доверчиво – тихо прошептал,

Мол, не быть вам, голуби, никогда уж вместе.

И согласно скрипнул – старенький причал…

Песенка – так же неожиданно, как и началась – прервалась.

– Ты что же, подруга? – охнула Натка. – Ты её….

– Очень надо, – обиженно поморщилась Аша. – За кого, Птичка, ты меня принимаешь? За отвязанную и беспринципную мирранскую аристократку, чуждую чести и добродетели? Ошибаешься, подруга аномальная…. Я, простонапросто, лишила свою старенькую няньку памяти. Совсемсовсемсовсем. Теперь она – как младенец. Пусть начинает жизнь заново, как говорится, с чистого листа. Если, конечно, получится…. И ещё. Я отдала её девственночистым мозгам чёткую команду. Мол: – «Следовать, не жалея ног, к Жёлтому замку…». Это такое поместье, принадлежащее двоюродной папиной сестре, высокородной леди Серветт и расположенное в глухой и непролазной провинции. Дорога, которая ведёт к поместью тутошнего барончика, устремляется потом, как раз, в ту сторону…. Заканчиваем болтать, и занимаемся делами. Как то. Отвязываем мою няньку от дерева. Забрасываем за её плечи вещмешок с «маячками». Связываем все имеющиеся в наличие верёвки в одно целое. Спускаем Наоби с обрыва вниз. Пусть отвлечёт на себя «теневых» преследователей. Узел на верёвках я – после завершения спуска – так и быть, «развяжу». Инструктаж закончен. За дело, соратники…

Задумка удалась.

Когда вечернее тёмнофиолетовое солнышко, вынырнув из белоснежных кучевых облаков, уже вплотную приблизилось к далёкому горизонту, Наталья объявила:

– Мой каменный медвежонок вновь стал холодным. Значит, наш план сработал…. Как считаешь, Павлик?

– Ваш план, милые дамы, сработал, – благородно поправил Назаров. – Объявляю – от лица командования – благодарность. Сворачиваем лагерь, загружаемся рюкзаками, прежним путём спускаемся с холма и продолжаем маршрут…. Скоро наступит ночь? Ерунда. Приказываю – пренебречь. Мирранские ночи – по сравнению с «земными» – очень светлые. Изумрудносиреневые такие. Тихие, задумчивые и симпатичные – до полной и нескончаемой невозможности. Светлее, «теневым» гадом буду, не бывает…

Глава семнадцатая

Идейная диверсантка и секрет Теневой Системы

Следующая мирранская неделя прошла без особых приключений и происшествий. Поход как поход. Холодные утренние росы, тяжёлые дневные переходы, краткие привалыперекусы, ночёвки под яркими звёздами. Густые тенистые леса неохотно отступали под напором болотистых долин и пустошей, на смену которым вновь приходили горные леса, перелески и кустарники. Регулярно приходилось форсировать неглубокие речки с плавным течением и бойкие задорные ручьи. Обыкновенный и практически ничем непримечательный поход, как уже было сказано выше.

Лишь иногда – всегда с одной и той же стороны относительно вектора движения отряда – у горизонта нервно вспыхивалибегали далёкие светложёлтые всполохи. И тёмной ночью – вспыхивали, и белым днём – бегали…

– Наши соратники воюют, – с нескрываемой завистью в голосе комментировал Пашка. – Вернее, отвлекают «теневиков» на себя. Молодцы. Настоящие мирранские герои…. А мы? Прячемся, словно скромные лесные мышки. Трусливо шарахаемся от каждого шороха. Играемся в дальние стратегические обходы. Стыдно, блин горелый…. Впрочем, я помню – «про конечные цели и задачи, ради осуществления которых можно пожертвовать…». Чем, собственно, можно пожертвовать? Многим. В том числе, и собственным душевным комфортом…

Наступило очередное походное утро – ясное, тихое, изумрудносиреневое. Они, позавтракав причудливой смесью из мирранских и «земных» продуктов, оперативно свернули лагерь и, сноровисто забросив рюкзаки за спины, тронулись в путь.

Примерно через тридцать пять эрлов Назаров, подняв вверх правую руку, просигнализировал подчинённым о кратком привале, достал из внутреннего кармана штормовки географическую карту и, развернув её, принялся рассуждать вслух:

– Если идти намеченным маршрутом, то нам скоро придётся пересечь достаточно широкую долину, лишённую лесного покрова. Наверное, это чтото похожее на нашу «земную» степь. Небезопасное занятие, если исходить из тактических соображений. В том плане, что можно случайно попасть в поле зрения «теневиков» – со всеми вытекающими негативными последствиями, понятное дело…. Идти – в очередной раз – в обход? Приличный крюк получится. Порядка тысячи лишних дан. Времени жалко. Да и с продовольственными припасами у нас откровенно негусто…. Какой из двух вариантов выбрать? Непростая, ейей, задачка.

– Давай, мы с Ашей сходим на разведку? – предложила Наталья. – То есть, в сторону предполагаемой степи? Произведём лёгкую рекогносцировку? Определимся на местности? Оценим степень потенциальной опасности?

– Придумщица ты у меня. А ещё и фантазёрка махровая…

– Что же здесь фантазийного? Мы реально проясним ситуацию, а вы, тем временем, наловите рыбки. Слышишь, справа ручей шумит? На обед приготовим ушицы. Лишним, честное слово, не будет.

– Уха – исключительная вещь, – жадно облизнувшись и громко сглотнув слюну, поддержал Томас. – Пища капризных и избалованных королей, образно выражаясь. Да и сама рыбалка – дело на редкость завлекательное. Утеха настоящих и брутальных мужчин, если зрить в корень…. Может, командир, порыбачим?

– Говоришь, мол, утеха брутальных мужчин? – засомневался Пашка. – Пожалуй, что и так…. Может, действительно, наловить рыбёхи? Ладно, уговорили. Отправляйтесь, девушки, на разведку, прихватив с собой бинокль. Только пообещайте, что не будете выходить на открытое пространство. Подобрались к опушке, произвели – через ветки кустарника – осмотр местности и вернулись назад.

– Обещаем. Чтоб моя архмагическая железа высохла без остатка.

– Без вопросов, понятное дело. Не будем, так и быть, играя в пятнашки, носиться по степи…

Впереди заметно посветлело.

– Лес, такое впечатление, плавно расступается в стороны, – останавливаясь, сообщила Натка. – Знать, долина рядом. Но, честно говоря, както не тянет – идти дальше. Не нравятся мне эти звуки. Причём, совсем и устойчиво не нравятся…

Звуки, долетавшие со стороны искомой долины, были – без всяческих сомнений – крайне подозрительными и зловещими: тихие скрипы, изредка прерываемые резким повизгиванием, усталое покашливанье, сопровождаемое недовольным фырканьем, не говоря уже о регулярных бряканьях и едва слышных перестуках.

– Помнишь, Птичка, как мы встретились? – заговорщицки усмехнулась графиня Каспер, сидящая на плече у девушки. – В самый первый раз, я имею в виду?

– Помню, конечно. Ты забралась на забор, а я сидела…. Ага, отличная мысль. Предлагаешь – забраться на древесный ствол и произвести осмотр местности с высоты? Что же, дельное предложение. Безоговорочно принимается…. Как тебе данное деревце?

– Годится. В меру толстое и высокое. Да и кора удобная. Удобная, понятное дело, для моих острых коготков…

Через два с половиной эрла подъём был успешно завершён, и они устроилисьугнездились на толстой ветке, расположенной примерно в одной десятой дана над землёй.

– В одной десятой? – неуютно передёрнув плечами, прошептала Наталья. – Пожалуй, будет слегка повыше. Одна восьмая дана, скорее всего.

– Высоты боишься? – понимающе хмыкнув, также тихо поинтересовалась Аша. – Бывает, конечно. А ты, Птичка, пренебреги – как любит советовать наш мудрый командир. То бишь, твой широкоплечий и рыжеволосый женишок…. Кстати, отличная смотровая площадка.

– Тут ты полностью права. И жених у меня рыжеволосый. И площадка просто отменная. Всё как на ладони, даже бинокль не требуется.

– Как на ладони – это да. То есть, как на подушечке передней лапы. Только, вот…. Что, собственно, означает эта экстравагантная картинка?

Картинка, действительно, была приметной – по идеальноровной долине, покрытой короткой синеголубой травой, следовал, держась от кромки леса в трёхчетырёх данах, полноценный караван, состоящий из нескольких десятков крепких кожаных возковфургончиков, влекомых вперёд приземистыми бурокоричневыми волами, кавалькады всадников на чёрных лошадях и колонны пеших путников, несущих на плечах разнообразный скарб. Чёрносерые и тёмножёлтые фургончики катили вперёд показательно неторопливо – сразу чувствовалось, что они загружены от души. Всадники, наоборот, передвигались по голубой мирранской степи налегке, закладывая – время от времени – широкие петли в разные стороны и даже иногда устраивая локальные соревнованияскачки. Пешеходы же выглядели однозначно измотанными, усталыми и измученными.

– Это, подружка моя, четвёртая «теневая» колонна, – пояснила Натка. – Или же только её малая часть…. Куда, интересно, направляются эти деятели? К Столице?

– Нет, в обратную сторону…. Почему ты заговорила о четвёртой колонне?

И, вот, эти гуманоиды на лошадях. Для чего они так странно вырядились?

– Всё очень просто. Помнишь, как мы, находясь под Защитным Куполом, смотрели новостную телевизионную программу? Так вот. Выступавший диктор тогда сказал, что представители Теневой Системы высадились в четырёх разных районах «кошачьей» Мирры. Высадились и, сформировав четыре ударные колонны (не считая специальных мобильных групп), планомерно стягиваются к мирранской Столице. После выступления диктора показали несколько сюжетов. Участники первого колониального подразделения, судя по их одежде, вооружению и прочим причиндалам, изображали из себя беспутных и свободолюбивых пиратов. Бойцы второго – странствующих арабских паладинов. То бишь, этаких своеобразных «генералов песчаных карьеров». Члены третьего – античных героев в бронзовых доспехах…. А сейчас перед нами – четвёртый отряд. Или же, что вернее, только его малая часть, доставляющая к Порталу военные трофеи и прочее награбленное добро. Какую тему «реставрируют» эти субчики? Нечто похожее на «земной» Дикий Запад. Мол, отважные переселенцы, не ведая страха, преодолевают бескрайние североамериканские прерии. Широкополые шляпы, ковбойские сапоги, яркие шейные платки, специфичные кожаные штаны, замшевые куртки, украшенные – везде и всюду – длинной бахромой, резвые лошадки, фургончики, крытые разноцветными коровьими шкурами…. Естественно, речь идёт только о всадниках и о плечистых извозчиках, восседающих на облучках повозок. А пешие путники – это обыкновенные мирранские гуманоиды. Странная какаято у них походка, нервная и слегка семенящая. Подождика, воспользуюсь биноклем…. Ну, так и есть. Пленённые мирранские гумми выполняют функции подневольных носильщиков. Очевидно, добыча оказалась гораздо богаче, чем ожидалось. Фургончики забили доверху. Что дальше? Как и на чём транспортировать до Портала оставшееся добро? И бросить, честно говоря, жалко. Вот, и вспомнили о простейшем древнем способе. А для того, чтобы пленные по дороге не сбежали, их ноги оснастили специальными кандалами, не позволяющими делать широкие шаги…. Почему нигде не видно клыкастых псов? Изза гумми, понятное дело. Они же, увидев или учуяв собак, тут же забывают обо всём на свете и бросаются в атаку. Да, некрасивый и неожиданный расклад образовался. Блин горелый…

– О чём это ты, милая Птичка? – прикинулась непонимающей юная мирранская графиня. – А, наверное, о постигшем тебя разочаровании. Небось, до конца надеялась, что «теневики» являются лишь благородными чудаками, прибывшими в Кошачий Мир, чтобы освободить несчастных мирранских гумми от тяжкого ига подлых архмагиков?

– Не то, чтобы надеялась. Просто…. Просто не ожидала, что всё закончится банальным и ничем неприкрытым грабежом. А ещё эти кандалы. Противно.

– Кстати, а что транспортируют носильщики, закованные в кандалы?

– Да, всё подряд. Ковры, свёрнутые в рулоны, картины в позолоченных рамах, какието деревянные балясины, покрытые резьбой, знамёна и нарядные штандарты, тусклые зеркала. Опаньки…

– Что там такое?

– Клетки, в которых сидят бродяги. А в отдельной клетке – очень пожилой архмагик. Молоденький гумми несёт на плече связку красивых палевосерых шкурок…. Это что же? Они, то есть, шкурки, раньше принадлежали арархам?

– Сволочи они, эти «теневики». Гадкие, низкие и кровожадные гады.

– Согласна, – не отрываясь от окуляров бинокля, болезненно поморщилась Наталья. – А ещё беспринципные сволочи и самые натуральные уроды…. Стопстоп. Интересное кино намечается…

– В каком, извини, смысле?

– Видишь одинокого всадника на чёрном коне, подъехавшего к мирранским гумми?

– Вижу. Что в нём необычного?

– Это не всадник, а всадница. А если выражаться напрямик, то мадам Амальгама – собственной персоной. Ну, та самая представительница официальной «земной» делегации, которая при телевизионном «общении» с твоим отцом стояла у него за спиной.

– Шшш…. Так она предательница? – презрительно прошипела Аша. – Переметнулась на сторону «теневиков»? Никогда бы не подумала. Она тогда показалась мне…эээ, правильной и надёжной барышней…

– И мне – показалась…. Впрочем, я не думаю, что Алёна Мальгина «предала» и «переметнулась». Мне про неё – совсем немного – рассказывали Подопригора и Лизавета. С их слов, Амальгама является идейной диверсанткой. А также упёртой и фанатичной служакой, готовой пожертвовать даже личным счастьем ради выполнения полученного приказа…. Ещё она сказала – тогда, с телевизионного экрана – мол: – «Не буду тупо отсиживаться в Секретном Бункере. Уже имеются соответствующие планынамётки. В том числе, разведывательнодиверсионной направленности…».

– Ага, говорила. Помню.

Натка перебросила ремешок бинокля через голову, крепко – чтобы не свалиться с ветки – прижалась спиной к стволу дерева и, поднеся ко рту ладони, сложенные рупором, громко прокричала:

– Угуугу! Ухххх! Угуугу! Ухххх!

– Ты, Птичка, окончательно сошла с ума? – возмущённо пробормотала графиня Каспер. – Что это было?

– Крик «земной» полярной совы. Условный сигнал такой. Мол: – «Здесь – свои. Неплохо было бы повстречаться, поболтать и обменяться мироощущениями…».

– Думаешь – сработает?

– Уверена. Ага, Алёна обернулась и внимательно смотрит в нашу сторону…. Угуугу! Ухххх!

По прошествии нескольких эрлов «теневой» караван скрылся из поля зрения.

– А что дальше? – засомневалась Аша.

– Ничего особенного. Сидим и ждём. Она должна вернуться.

– Нуну. Затейница и мечтательница.

– Ну – баранки ярмарочные гну. Сидим. Ждём.

– Как скажешь…

Вскоре послышался бодрый перестук конских подков, и к тёмнозолотистой стене мирранского леса подъехала элегантная всадница на чёрной породистой лошади.

Подъехала, натянула поводья и, поправив ладонью широкополую шляпу на голове, поинтересовалась:

– Ну, и где вы, полярные совы? Угуугу. Ухххх…. Отзовитесь. Будьте так добры.

– Здесь мы, здесь, – откликнулась Наталья. – Спешивайся. С лошадкой разберись, чтобы не убежала. Поводья, к примеру, примотай к ближайшему кусту. А мы пока спустимся с дерева.

– Надо же, они ещё и советы раздают направо и налево. Аномальщицы, одно слово…

Встреча состоялась на крохотной полянке, усеянной плоскими чёрными валунами.

– Вау, какие люди! – искренне восхитилась Амальгама. – В том смысле, что люди и разумные кошки…. Графиня, замечательно выглядите. Заметно посвежели. Знать, вольный лесной воздух пошёл вам на пользу. Обязательно сообщу вашему благородному батюшке об этой неожиданной встрече.

– И мы рады видеть идейных «земных» диверсанток в добром здравии, – манерно кивнула головой Аша. – И, так сказать, за работой…. Да вы присаживайтесь, милочка, присаживайтесь. В ногах и лапах, как известно, правды нет. Вот же – замечательный камушек.

– Благодарю, вы очень любезны…. Что думаете по поводу сегодняшней погоды?

– Тёплая. По сезону. Но, на мой вкус, солнца маловато. Всё облака, да облака…

– Может, уже хватит? – не выдержала Натка. – Строят из себя – не пойми что. Изысканные салонные разговоры ведут. Аристократки хреновы. Одна «земная» австрийская. Другая насквозь мирранская…. Может, перейдём к делу?

– К делу, так к делу, – присаживаясь на валун, покладисто согласилась Алёна. – Значит, следуете к Секретному Бункеру? Молодцы, уже преодолели половину пути. И направление выдерживаете правильное…. А почему, отважные амазонки, вы вдвоём? Без почётного эскорта и надёжной охраны? И где Сергей?

– Имеется в виду – отставной «грушный» майор Подопригора?

– Он самый.

Наталья коротко рассказала, начиная с момента ухода из Красного поместья, о последних новостяхсобытиях.

– Всё, как и всегда, – меланхолично – с лёгкой грустинкой – вздохнула Амальгама. – «Основной» отряд. «Отвлекающий»…. Теперь понятно, кто это так красиво «шумит» чуть правее закатной стороны. Впрочем, ничего странного. Этого и следовало ожидать…

– Ээ, госпожа заслуженная диверсантка, ты, что же, задремала? – картинно удивилась графиня Каспер. – Или же погрузилась, позабыв о сегодняшних скучных реалиях, в некие сладостные воспоминания?

– А? Что?

– Ничего особенного. Просто подошла твоя очередь – делиться свежими новостями…. Как тебе удалось втереться в доверие к «теневикам»? И в чём суть проводимой операции?

– Как удалось втереться? Элементарно. На основании видеосъёмок, сделанных агентаминаблюдателями (с виман), и пешими андроидами, мы выделили «теневой» отряд, где было много женщин. То есть, разумных гумми женского пола. Разобрались с одеждой и обувью. То бишь, определились с кроем и материалами, после чего лорд Самуэль успешно «материализовал» комплект. Нормально получилось. По крайней мере, нигде не жмёт и не трёт. И лошадка моя, конечно же, «материализованная», не без этого. Ради пущей достоверности…. Короче говоря, переоделась, забралась в седло и выехала в нужном направлении. Потом повстречалась с «теневиками», которые увлечённо игрались в «героических покорителей Дикого Запада», навешала им на уши всякой и разной лапши (мол, случайно отбилась от специальной мобильной группы), слегка, напустив загадочности, пофлиртовала. Теперь я, понятное дело, «своя в доску». Общаюсь, болтаю, скачу наперегонки, демонстрирую высокое искусство обращения с ковбойским лассо, впитываю и анализирую информацию…. В этом, кстати, и заключаются стратегические цели проводимой разведывательной операции. Задача, поставленная передо мной высокородным лордом Самуэлем, предельно проста: – «Узнать как можно больше о „теневиках“. Прояснить их природную сущность. Понять, кто они – на самом деле – такие…».

– И как успехи? – заинтересованно прищурилась Натка. – Удалось разобраться с «теневой» природной сущностью?

– Удалось, – почемуто засмущалась и заметно погрустнела Алёна. – Только, вот, неоднозначная эта информация. Окончательно разрушающая, так сказать, веру в светлое предназначение человечества…

– Выкладывай, давай. Не тяни.

– Пожалуйста…. «Теневики» прибыли на «кошачью» Мирру – через специальные Порталы – с объекта РЗ12. Только не из нашего двадцать первого века, а из сорок третьего. Вот, и вся разгадка этой навороченной шарады, объясняющая смутные многочисленные совпаденья. Извините, девушки, если огорчила.

– Как такое, вообще, может быть? – опешила Аша. – Получается, что перпендикулярные Миры здесь не причём?

– Причём, причём. Да ещё как. Обрисовываю – в общих чертах, понятное дело – суть происходящего…. Планета Земля, тридцать девятый век. Научный прогресс шагнул далеко вперёд. Решены всякие и разные проблемы, в том числе, социальные, политические и экологические. Нет ни голодных, ни бедных. Только очень скучно и однообразно. Толком и занятьсято нечем. Хочется развлечений и приключений. Уже изобретена Машина Времени, только пользоваться ею строго запрещено. Почему – запрещено? Всё очень просто. Например, экспедиция из тридцать девятого века прибывает в далёкое Прошлое. Там происходит жаркая стычка с местным населением, в результате которой несколько пращуров погибают. Дальше имеет место быть знаменитый «эффект домино», и – в конечном итоге – в Настоящем неожиданно умирает целая (прямотаки, огромная!), куча народа. То есть, все те, которые являлись потомками погибших и были зачаты (первоначально), «после» их новоявленной гибели…. Что будет, если «туристы», оказавшись в Прошлом, легкомысленно вступят в любовные отношения с тамошними женщинами, и в результате этих отношений родятся дети, которые – в свою очередь – тоже начнут размножаться? Опять ничего хорошего. Ведь, все эти «дополнительные» личности (первоначально «непредусмотренные»), будут, наверняка, участвовать в различных войнах, убивая или, наоборот, спасая. Так что, Настоящее может – и в этом случае – измениться самым непредсказуемым образом…. Следовательно, Машина Времени была изначально обречена на вечный простой? Не тутто было. Один сметливый и циничный землянингуманоид, проживавший в тридцать девятом веке, рассудил следующим образом: – «Нельзя вмешиваться в Прошлое собственной планеты? Мол, это смертельно опасно для её жителей? Ладно, спорить не буду. Но есть же и другие планеты, и всякие параллельные Миры. Давайтека, сограждане, наведаемся в их Прошлое? Немного похулиганим, слегка покуролесим. Короче говоря, развлечёмся от души. Да и про возможные трофеи забывать не стоит. Вдруг, удастся раздобыть чтолибо ценное, могущее пригодиться для дальнейшего поступательного развития нашей славной цивилизации? На этих планетах и в этих Мирах – в результате наших смелых экспериментов с Прошлым – изменится Настоящее? Намто какое дело? Подумаешь…. Оно изменится в худшую сторону? Причём, значительно? Вплоть до коллапса и техногенных катастроф? Нормальный ход. В том плане, а зачем нам в Настоящем сдались сильные соседи? Глядишь, и Машина Времени, на создание которой были затрачены такие колоссальные финансы, окупит себя…». Данное предложение, как вы понимаете, было принято. И, вот, уже на протяжении четырёх веков жители РЗ12 вовсю «развлекаются», вторгаясь – без зазрения совести – в чужое Прошлое. А заодно занимаются и беззастенчивым грабежом, присваивая как всякие экзотические раритеты, так и различные научные достижения других цивилизаций…. Являются ли архмагические железы плодом «научных достижений»? Это не важно. Главное, что наши, Птичка, потомки нацелились именно на них. То есть, на юных носителей и носительниц этих самых желёз. Печальная и некрасивая история, надо признать…. Перпендикулярность? Если Миры, пересекаясь, существуют и развиваются в одном и том же Времени, то они являются – друг относительно друга – параллельными. Ну, а если Миры – так или иначе – взаимодействуют между собой, но относятся при этом к разным Временам, то они, безусловно, перпендикулярные…

– Занятные дела, так его и растак, творятся во Вселенной, – кисло усмехнулась Наталья. – Параллельные Миры, понимаешь. Перпендикулярные. Ослабление соседей с помощью негативного воздействия на их Прошлое. Офигеть можно…. Одного не могу понять. Зачем и почему «теневики» (то бишь, будущие жители планеты Земля), так увлечённо занимаются историческими реконструкциями, прикидываясь то отвязанными пиратами, то странствующими бедуинами, то древними грекамиримлянами, то романтичными ковбоями? Какие конечные цели здесь преследуются? Какой глубинный смысл заложен в эти неадекватные мероприятия?

– Никакого смысла, – извинительно улыбнулась Амальгама. – Ни малейшего…. Мы с тобой Птичка, если смотреть горькой правде в глаза, являемся прародительницами «цивилизации игроманов». Дада, на Земле сорок третьего века все её жители, буквальнотаки, помешались на играх. На всяких и на разных. Так сложилось. Войн нет. О хлебе насущном думать не надо, мол, обо всём позаботятся новейшие технологические линии, управляемые роботамиандроидами. Вот, наши потомки, чтобы окончательно не закиснуть от серой скуки, и играются – всегда, везде и во всё подряд. Ни одно важное дело не обходится без хорошоспланированной и тщательнопродуманной игры. Образ жизни такой, сложившийся за энное количество веков спокойной и беззаботной жизни…

Издалека донеслись глухие отзвуки редких выстрелов.

– Что это такое? – забеспокоилась Натка. – Серьёзное боестолкновение?

– Не похоже, – поднимаясь на ноги, успокоила Амальгама. – Лениво стреляют, без азарта. Наверное, очередная группа мирранских роботовандроидов, запрограммированных должным образом, решила атаковать. Собакто при нашем караване нет, но от моих «теневых» спутников, скорее всего, псиной, всё же, попахивает. Вот, андроиды – время от времени – и досаждают…. Ладно, поеду, посмотрю – что там происходит. До встречи, отважные амазонки. И пусть великодушная госпожа Удача не обойдёт вас милостью своей…

Глава восемнадцатая

Волшебный «Всплеск»

Минула ещё одна мирранская неделя.

Минула – без происшествий? Почти. В том смысле, что только лишь с одним – не то, чтобы значимым, но позволившим бойцам отряда приобрести реальный боевой опыт, укрепить веру в свои силы и разжиться ещё двумя единицами огнестрельного оружия.

Дело было так.

Во второй половине дня, когда светлосиреневое мирранское солнышко уверенно «кивнуло» в сторону горизонта, отряд подошёл к реке.

– Широкая, но достаточно мелкая, – определил навскидку Назаров. – Светлые камушки, лежащие на дне, просвечиваются – в наклонных солнечных лучах – по всему руслу, причём, до противоположного берега…. Мелкая – это хорошо. Разделись до пояса, сложили одежду и сапоги в рюкзаки, посадили наших усатых соратников на плечи, да и перебрались. А то, что широкая – плохо. В том плане, что непредсказуемые «теневики», обожающие всякие суда и лодочки, могут, неожиданно появившись вон изза того крутого поворота, застукать нас на переправе…. Что, Птичка, думает по этому поводу твой каменный мишка?

– Он, похоже, не выдержав местных беспокойных реалий, впал в незапланированную депрессивную спячку, – пессимистично ухмыльнулась Натка. – Вёл себя – в последние дни – достаточно странно. То нагревался на ровном месте, то холодел до ледяного состояния, вновь нагревался, опять холодел. Видимо, слегка растерялся…. Сейчас? Комфортной комнатной температуры. Причём, со вчерашнего вечера…

Они уже заканчивали форсирование водной преграды, когда со стороны речного поворота послышалось азартное улюлюканье.

– Доигрались, – обернувшись, невозмутимо резюмировал Иван Палыч. – Это, Рыжий, ты сглазил, не иначе. Мол: – «Господа „теневики“ обожают кататься на лодочках…». А кто, спрашивается, будет смачно сплёвывать через левое плечо и усердно стучать по дереву? Вот, и дождались. Получите и распишитесь в получении…

По речной глади, в четырёхпяти данах от места переправы отряда аномальщиков, уверенно несласьскользила классическая индейская пирога – длинная, элегантная и хищная, в которой располагались два широкоплечих гуманоида и одна собака. Лица гумми были щедро разрисованы замысловатыми красночёрными узорами и оторочены пышными перьевыми головными уборами, а мордатый чёрнокоричневый пёс азартно гавкал и угрожающе рычал:

– Ррыы! Гав! Гавгав! Рыыы!

– Грозиться выдрать из груди наши сердца и сожрать их, – перевела «с собачьего» Аша.

– А ещё обещает многократно вступить в половые акты, – ехидно хмыкнув, дополнил Томас, – Не со всеми, конечно. А только с некоторыми молоденькими аристократками. Причём, сугубо в извращённой форме…

– Отставить! – буквальнотаки взвыл Пашка. – Болтуны хреновы…. За мной! Живо! Быстрее!

Беглецы выбрались на пологую песчаную косу и, дружно отряхнувшись, припустили по едва заметной тропе прочь от речного берега.

– Стойте! – оказавшись в лесных зарослях, властно прокричала Аша, сидевшая на Наткином плече. – У них собака. Не уйти. Пойдёт по следу. Надо чтото придумать…

– Я уже придумала, – остановившись, заверила Наталья. – Спрыгивай, графиня. Временно, понятное дело, надо рюкзак снять с плеч…. Павлик, мне потребуется пластиковый контейнер с белковой смесью.

– Зачем? Что ты задумала?

– Ничего особенного. Диверсантская классика, не более того…. Ага, «грушная» аптечка. Практически – наше всё. Вот, коробочка с белым порошком. Называется – «Тузик».

– Хорошее названье, – одобрил Назаров. – Приманка? В том плане, чтобы задобрить собачку? Или же снотворное?

– Не угадал. Отрава. Причём, смертельная. Давай сюда контейнер. Ээ, крышкуто сними, у меня руки заняты. Спасибочки.

– Подбери с земли щепку, – посоветовала заботливая графиня Каспер. – И перемешивать удобно, и пальцы не испачкаешь…. Теперь пристрой контейнер прямо на тропе. А ещё разбросай – щепкой – кусочки рядышком. Отличный натюрморт получился. Сама бы ела. Если, понятное дело, была бы круглой дурой.

– Всё, синьорины. Пора. Ходу…

Они забрались на низенький холмик.

– Останавливаемся. Томас, спрыгивай, – снимая с левого плеча ружьё и пристраиваясь за округлым тёмнокоричневым валуном, велел Пашка. – Тропа просматривается просто великолепно. Отойдите, соратники, в сторону и не отсвечивайте. Например, прилягте на травку…

Примерно через полтора эрла со стороны речного русла долетело злобное гавканье. Долетело, затем преобразовалось в заинтересованное, потом прервалось, а вскоре вновь зазвучало, но уже в других тонах – насквозь обиженных, испуганных и возмущённых, постепенно перешедших в предсмертный хрип.

– Не подвела – в очередной раз – «грушная» аптечка, – удовлетворённо хмыкнув, оповестила Натка. – Я, прямотаки, уже начинаю переполняться нешуточной гордостью за отечественные спецслужбы. Недаром, ейей, едят хлеб народный…. Рыжий, ты не отвлекайся. Посматривай за тропкой, посматривай.

– Бдю неустанно, моё беспокойное сердечко. Не сомневайся…. Ага, вот, и они, ухари «теневые». Выряженные, на этот раз, в индейские костюмы племени апачи…. Велика. Велика земля апачи. Высоко. Высоко стоит солнце над пустыней – Чуауа[2]

– Бах! – разнеслось по округе. – Бабахххх!

Две фигурки в индейских одеждах – как подкошенные – поочередно опустились на тропу.

– Предупреждать же надо, что будет так громко, – возмутилась Аша. – Даже уши слегка заложило…. А ты, Рыжий, оказывается – меткий стрелок. Не ожидала.

– Да, ладно вам, высокородная мадмуазель, – засмущался Назаров. – Делото насквозь обыденное. Тем более что фигуранты были прилично пьяны. Шатало их явственно – тудасюда. Так что, ничего хитрого. Предлагаю – произвести осмотр тел нападавших…

При осмотре было обнаружено: один громоздкий пистолет, одно короткоствольное ружьё самого допотопного вида, два комплекта боеприпасов, сложенные в кожаные планшеты, два неуклюжих индейских томагавка, два непонятных приборчика с многочисленными кнопками и короткими антеннами, и литровая бутыль светлосинего стекла, украшенная разноцветными этикетками и заполненная на две трети неизвестной тёмнокоричневой жидкостью.

– Ружьё, пистолет и боеприпасы к ним, безусловно, прихватим с собой, – решил Пашка. – Лишними не будут. Томагавки? Взял бы, честное слово. Но мы и так плотно загружены – рюкзаки, удочка, спиннинг, ружьё, миноискатель. Поэтому выбросим томагавки в реку – вместе с подозрительными приборчиками, в которые, наверняка, встроены «маячки».

– А почему ты ничего не сказал о судьбе бутылки с тёмнокоричневой жидкостью? – ехидно улыбнувшись, поинтересовалась Наталья. – Кстати, на этикетке значится – на земном «английском» языке – «Белая лошадь». Неужели, имеется в виду знаменитая марка виски? И, вообще. Уместно ли в нашей непростой ситуации – думать про алкогольные напитки?

– Хочешь, вылью содержимое бутылки под ближайший куст?

– Да, ладно. Оставь. Я же просто пошутила. Может, и пригодится…

Очередной мирранский вечер, отогнав в сторону жаркий и душный день, дышал долгожданной свежестью. Перед выходом из лагеря Назаров собрал бойцов отряда вокруг чёрного плоского валуна, на горизонтальной поверхности которого была расстелена географическая карта, и произнёс небольшую напутственную речь:

– Предстоящая ночь, господа аномальщики, является для нас знаковой. То бишь, к рассвету мы должны завершить горную часть маршрута и спуститься в долину. Там будет уже гораздо легче – в плане отсутствия бурелома, стволов поваленных деревьев и камней под ногами. Да и количество рекручьёв, подлежащих форсированию, резко уменьшится. В разы…. Когда доберёмся до Секретного Бункера? Думаю, что через трое мирранских суток, не считая этих. Если ничто не помешает. Тьфутьфутьфу, конечно…. Короче говоря. Попрошу нынче не сачковать, не болтать и выложиться по полной программе. Почему и для чего? Смотрим на карту, смотрим…. Сейчас мы находимся вот здесь. Дальше тропа пойдёт по узкой горной перемычке – практически открытая местность (поэтому и идём ночью), и глубокие пропасти с двух сторон. Совершенно ничего хорошего. Потом перемычка резко обрывается вниз и нам предстоит пройти – над глубокойглубокой горной лощиной – по длинномудлинному каменному мосту. Дальше перебираемся через очередной перевал, начинаем спускаться, входим в лес, завтракаем и заваливаемся спать. Нельзя допустить, чтобы мирранский рассвет застал нас на открытой местности, поэтому будем передвигаться в максимальновысоком темпе. Всё ясно? Вопросы отсутствуют? Тогда – выступаем. За мной…

Ночь выдалась светлой – это нежноалая Сакурра и жёлтоголубые звёзды старились вовсю, без дураков. А ещё вдоль тропы – местами – горели крохотные изумрудные огоньки ночных мирранских светлячков.

– К важным событиям, – тихонько пробормотала кошка, сидящая на правом плече девушки.

– О чём это ты, подруга? – заинтересовалась Наталья.

– Да так. Примета такая есть – старинная, мирранская. Мол, если ночью – вдоль дороги, или же тропы – высыпает много светлячков, то это означает, что на рассвете – непременно – произойдут некие важные события. Для путников, в первую очередь, важные.

– Хорошие события? Плохие? Позитивные? Негативные?

– Я не знаю, Птичка. Скорее всего, те, которые написаны у путников на роду. То есть, предначертаны кемто Свыше…

Каменный мост – в свете Сакурры и ночных мирранских звёзд – смотрелся очень солидно, надёжно и основательно.

– Древность какая, – восхищённо зацокал Иван Палыч. – Четыре пролёта, арочные опоры, уходящие вниз на многомного дан, резные каменные перила. Самый настоящий архитектурный шедевр, короче говоря…. Кто и когда выстроил эту красотищу?

– Мост возвели ещё в древности, задолго до Великой Конформации, – отозвался с Пашкиного плеча Томас. – Кто строил? Наверняка, гумми. Кто же ещё? Хотя, как утверждает одна занимательная легенда, здесь не обошлось без загадочных пришельцев из других Миров…. Ну, что встали? Вперёд, отважные аномальщики!

Они дошли почти до середины старинного инженерного сооружения, когда – без предупреждения – задул порывистый ветер. Мост, словно живой, тут же принялся нервно раскачиваться из стороны в сторону.

– Очень страшно, – останавливаясь, призналась Натка. – Даже голова закружилась. И подташнивает слегка.

– Ох, уж, эти гумми, – принялась добродушно ворчать высокородная графиня Каспер. – Все изнеженные такие из себя. Слов нет…. А ты, Птичка, глаза зажмурь крепкокрепко, положи ладошку на каменное ограждение и, ни о чём не думая, иди вперёд. Шагай себе и шагай…. Вот, молодец. Совсем немного осталось…. А мостикто, действительно, ветхий. Недолго ему осталось. Центральная опора – под ударами ветров и Времени – знатно искрошилась. Ничего, шагай. Прорвёмся…

Наконец, переход был успешно завершён, и отряд выбрался на каменистый откос.

– Сейчас тропа пойдёт резко вверх, до самого перевала, – предупредил Назаров. – Крепитесь, братцы. Выберемся на седловину, а там уже начнётся спуск. Немного передохнём на ходу…. Птичка, что с тобой? Почему нахмурилась?

– Мой медвежонок нагрелся, – сообщила Наталья. – Причём, сильно. Так и жжётся через ткань кармана. Не к добру это, соратники. Надо быть настороже….

Словно бы подтверждая эти её опасенья, с противоположной стороны горной лощины, через которую они только что перебрались, донеслись неясные глухие звуки.

– Что такое? – насторожился Иван Палыч. – Ммм, пока не могу определить…. Смотрите, огоньки. Может, это погоня?

Действительно, к арочному мосту, словно бы идя по следу путников, приближались яркожёлтые огоньки.

– Навскидку – больше ста, – известил Томас, после чего, жадно втянув бархатным носом воздух, предположил: – Скорее всего, это факелы. По крайней мере, пахнет смолой…. Напрасно вы, братцы, волнуетесь. Мирранские гумми по ночам частенько пользуются факелами. Наверное, жители какойто большой деревни, испугавшись «теневого» нашествия, решили перебраться – на некоторое время – в более глухие и спокойные места.

Неясные звуки, тем временем, преобразовались в строгоопределённые:

– Гав, гав, – чуть слышно прошелестело над лощиной.

Чуткое горное эхо тут же подхватило этот шёпот и, многократно усилив, выдало:

– Гав! Гав! Гав!

– Нет, не напрасно мы волновались, – пробормотала Натка. – И халцедоновый медвежонок правильно сигнализировал. Это «теневые» бойцы. Они уже заходят на арочный мост…. Павлик, сколько осталось до леса, расположенного за перевалом?

– Порядка двухсот пятидесяти дан.

– Если мы сейчас, бросив рюкзаки и прочий груз, схватим наших хвостатых друзей в охапки и побежим со всех ног, то успеем…, эээ, добежать до леса и спрятаться?

– Наверное, успеем. Если, конечно, «теневики» не спустят собак с поводков.

– Они их обязательно спустят, – заверила Аша. – Подругому, простонапросто, не бывает. Так что, бежать бесполезно. Полюбому догонят…

– Предлагаешь сдаться? – презрительно хмыкнула Наталья. – Мол, все вместе – дружно и весело – согласимся стать подопытными мышками? Или же послужим исходным материалом для изысканных опытных «теневых» чучельников?

– Зачем – мышками? Побарахтаемся ещё. Есть у меня одна стоящая задумка. Стойте, аномальщики, здесь и не мешайте.

– А я? – вмешался Томас. – Мне что делать?

– И ты, любимый, стой вместе с остальными…. Не спорь, пожалуйста. Просто стой и молчи. Я быстро…

Чуть правее моста – прямо из скалы – росло одинокое чахлое деревце. Юная мирранская графиня ловко запрыгнула на ствол, забралась – с помощью острых когтей – на уровень полуторного среднестатистического человеческого роста и осторожно поползла по ветке средней толщины, нависавшей над горной лощиной. Ветка постепенно истончалась и – под тяжестью кошачьего тела – сгибалась вниз.

– Она же свалится, – испуганно охнул Иван Палыч. – Прямо в бездну.

– Не свалится, – заверил чёрнобелый бродяга. – Моя королева, она очень ловкая и разумная. Ага, остановилась и затаилась в мелкой грязножёлтой листве.

– А что она, вообще, задумала?

– Не знаю, честное слово.

– Зато я знаю, – заявила Наталья. – Моя закадычная подружка решила попробовать – силой мысли – раскачать и сдвинуть в сторону центральную опору моста, которая здорово подточена ветрами и Временем. Чтобы, понятное дело, данный мост рухнул.

– Ничего не получится. Слишком поздно.

– Что ты сказал? Почему – поздно?

– Потому, – расстроено фыркнул Томас. – Если на мосту никого бы не было, то Аша обязательно завалила бы его. Причём, без особых проблем. А сейчас по мосту идут «теневики». На этих гуманоидов мирранская архмагика почти не действует, и часть их защитных полей распространяется на мост, защищая его. Так что, шансы на успех близки к нулю…

По мосту, действительно, ведя на длинных поводках тёмных приземистых псов и сжимая в ладонях длинные древки яркогорящих факелов, шагали «теневики». Вернее, жители планеты РЗ12, прибывшие на «кошачью» Мирру из сорок третьего «земного» века.

Уверенно шагали и орали пьяными голосами, что было мочи, на плохом английском «земном» языке:

– Шёл солдат из Аризоны, сапоги почти что стёр! До родной своей до мамы, до родных своих сестёр! Эгегегей, Сюзанна, наша жизнь полна химер! Целый день висит бананом наш видавший виды…

– Металлические кирасы на головах, кожаные камзолы, копья и дворянские шпаги, – презрительно буркнул Пашка. – Нуну. Изображают из себя, понятное дело, отвязанных испанских конкистадоров. Игроманы хреновы.

– Шрррр! – заглушая дурацкую песенку, зашуршалозагремело гдето высоко в небе. – Грррр!

Из горной лощины – в районе центральной опоры моста – начали активно вылетать яркие изумрудные искры, а само древнее инженерное сооружение, отчаянно раскачиваясь из стороны в сторону, мелкомелко задрожало.

– Ну, ещё немного, Ашенька, – молитвенно сложив ладони у лица, умоляла Натка. – Ещё чутьчуть, родненькая…

Раздался страшный грохот, и каменный мост – вместе с пьяненькими «конкистадорами» и их клыкастыми псами – рухнул, рассыпаясь на части, в бездну.

– К дереву! – прокричал – сквозь грохот – Томас. – Быстрее! Лишь бы она, растратив все силы, не свалилась с ветки. Лишь бы не свалилась…

Сразу подойти к обрыву не удалось – из горной лощины поднялисьвыползли облака густой каменной пыли, окутав собой всё вокруг. Аномальщики, беспрестанно чихая и кашляя, были вынуждены присесть на корточки и плотно прикрыть лица различными частями одежды.

Когда пыль немного рассеялась, они подошли к краю лощины и – рядом с чахлым деревцем – нашли юную графиню Каспер: на тёмных камнях, свернувшись в некое подобие эмбриона, лежало светлобежевое тельце, над которым поднималось призрачное светлоизумрудное свечение. Поднималось? Скорее, уж, слегка колыхалось и, чуть заметно дрожа, размеренно пульсировало.

– Что это, кхакха, такое? – неуверенно откашлявшись, спросил Назаров. – Я имею в виду изумрудную завесу…. А?

– Так умирают архмагики, – жалостливо всхлипнул Томас. – Аша, разрушая мост, израсходовала всю архмагическую энергию. Всю, до последней капли. Это – верная смерть. Ей уже ничем нельзя помочь…. Что мне теперь делать? Как жить дальше? Наверное, никак. Брошусь, пожалуй, в пропасть. И все дела…

– Не торопись, братец, – несуетливо развязывая шнуровку рюкзака, посоветовала Наталья. – Успеешь ещё попрощаться – и с любимой, и с жизнью. Надежда, как известно, умирает последней. Азбука философии. Не торопись.

– Что ты задумала?

– Ничего особенного. В «грушной» майорской аптечке имеется препарат под названием – «Всплеск». Подопригора говорил, что это – самое сильное и почти волшебное средство. Мол, один боец, несший службу на ливийскоалжирской границе, был серьёзно ранен в грудь и потерял более двух с половиной литров крови. Доктор сказал, что не жилец. Даже теоретически. Тогда раненому «грушнику» вкололи «Всплеск». Уже через сорок пять минут он – с автоматом в руках – пошёл в плановый ночной рейд. Такая, вот, история.

– Сказки из телевизора, – по мохнатым щекам бродяги текли крупные слёзы. – «Земной» препарат, применяемый обычными вояками, поможет умирающему мирранскому архмагику? Издеваешься, Птичка?

– Ни капли, – доставая из планшета шприцампулу с неброской сиреневой этикеткой, заверила Натка. – Да и вояки, о которых шла речь, отнюдь, не «обычные». Те ещё бойцы. От Бога. В том смысле, что и могущественным мирранским архмагикам – по целому ряду аспектов – фору дадут…. А этикетка, Томас? Прямотаки, в цвет мирранского солнышка. Дополнительная, как ни крути, надежда…. Павлик, помоги, пожалуйста. Попробуй слегка «развернуть из эмбриона» нашу графиню. Укол надо сделать в область сердца. Иначе не сработает…. Как тебе это изумрудное марево? Рукам не больно?

– Не очень. Колется – словно лечебные иголки китайских медиков. Терпимо, короче говоря.

– Смелее «разворачивай». Смелее…. Такс. Теперь осторожно, не делая резких движений, приподнимай левую кошачью лапу. Переднюю, понятное дело…

После укола «Всплеском» прошло порядка пятнадцати эрлов. Изумрудное свечение, властвовавшее над неподвижным телом графини Каспер, постепенно преобразовалось в бледнобледнозелёное, а потом, и вовсе, пропало.

– Вроде, спит, – счастливо улыбаясь, известил Томас, вернувшийся от чахлого деревца. – Дыханье спокойное, чистое, почти без хрипов…. Ой, да вы костёр развели? Настоящий?

– Самый настоящий, правильный и классический, – подбрасывая в ленивые языки пламени сухие ветки, заверил Пашка. – Правильней, простонапросто, не бывает.

– А дровато где достали? Камни, ведь, сплошные кругом.

– Рыжий принёс, – гордо усмехнувшись, сообщила Наталья. – Он у меня очень сильный, здоровый и выносливый. Сбегал побыстрому за перевал к ближайшему леску, и принёс.

– Побыстрому?

– За одиннадцать с половиной эрлов, – смущённо улыбнулся Назаров. – На мировой рекорд, конечно, не тянет…. Зачем бежал? Ну, как же. Обещал, ведь, Аше, мол: – «Обязательно – когданибудь – ещё посидим у походного костерка. И песенки всякие, понятное дело, попоём…». Вот, скоро проснётся. А у нас – костёр. Ей будет приятно…

– Я уже проснулась, – известил на удивление бодрый девичий голосок. – Так что, Рыжий, проявляй свои музыкальные и вокальные способности. С удовольствием послушаю. А ваша вакцина – настоящее чудо. Сил – не пересчитать. Как будто родилась заново…

Они славно – до самого рассвета – посидели у костра. Выпили – в честь одержанной победы – трофейную «Белую лошадь». Сидели, болтали, пели походные и лирические песни.

Рассвело. Изза далёкого горизонта барственно вывалилось сиреневое мирранское солнце. Последней была исполнена песенка, посвящённая двум присутствующим у костра дамам. Назаров и Томас – чуть хмельными голосами – старательно выводили:

Однажды – в кутерьме – помилуй Бог.

Отстаньте, но она мне очень нравится.

Дуэль? Успешно подвиду итог.

Красавица, красавица, красавица…

И ежедневно, люди говорят.

Мол, позабыты правила и нравы.

Мораль тоньчает много лет подряд.

Сошли на нет – тенистые дубравы…

Но и тогда. Уже – навеселе.

Пускай рыдает раненная львица.

Нож на столе. И ветер в сентябре.

Пускай оно вновь снова повторится…

Мне нравится – порой – пройтись с тобой.

И целовать тебя – мне тоже нравится.

Нацеловавшись – быть самим собой.

Красавица, красавица, красавица…

Песенка закончилась. Чуткое горное эхо, вздохнув напоследок: – «Красавица, нравится, авица…», замолкло.

Неожиданно – со стороны горного перевала – раздались громкие аплодисменты, и властный певучий голос насмешливо произнёс на безупречном мирранском языке:

– Браво, браво, уважаемые господа артисты. Мы, безусловно, оценили ваши старания. А теперь попрошу поднять руки вверх и не делать резких движений.

Натка плавно обернулась, после чего поморщилась – словно от острой зубной боли: на чёрных камнях – примерно в полутора данах от лощины – беззаботно восседали шестеро рослых молодчиков в бурозелёном камуфляже. Один – смуглолицый и усатый – лениво хлопал в ладоши, а остальные пятеро недвусмысленно сжимали в ладонях короткоствольные чёрные автоматы.

– Разожми, Птичка, ладошки, – прошепталпрошипел Назаров. – Ну, кому я сказал? Пусть ружьё упадёт на песочек. А потом, изображая послушную и мирную девочку, подними руки вверх. Делото серьёзное. Посмотри на глаза (в глаза?), этих мордатых субчиков. Как любит говорить в таких случаях достославный Сан Саныч Бушков: – «Глаза хватких, несуетливых и хладнокровных убийц…». Разожми. А теперь подними. Молодец…

– Рад нашей долгожданной встрече, – перестав аплодировать, объявил усатый. – Игра закончена. Вы, безусловно, достойно сражались, но, увы, проиграли. Признайте и смиритесь.

– Смиритесь – это как? – хмуро уточнил Иван Палыч.

– Элементарно. Мужчины и кот остаются здесь. Под временным присмотром, понятное дело, автоматчика. Кошку и девушку с медвежонком мы уводим за перевал. Приземляется дежурная вимана. Мы садимся в летательный аппарат и следуем к заданной точке. Расходимся, как говорится, краями. На этом, собственно, всё…. Графиня, обещаю, что вас никто не собирается убивать. Изымут «молодую» архмагическую железу и не более того.

– А для чего вам, «теневые» господа, понадобилась моя подруга? – демонстративно глядя на рассветное мирранское небо, поинтересовалась Аша. – У неё же желёз нет.

– Как это – нет? – дружно хохотнули в ответ. – Есть. Да, ещё какие. Типа – нежные девичьи. Её мы берём в качестве экзотического военного трофея. Для тщательного обучения и многократного использования. Причём, по прямому и изначальноприродному назначению…. Хахаха! Хахаха!

Камуфляжные «теневики» веселились от души, но…. Но, видимо, досмеяться им было – не судьба.

Гдето там – в безумной нежноизумрудной вышине – тягуче пропела печальная свирель. И на чёрных камнях – полыхнуло жаркое сиреневое пламя.

Полыхнуло и трусливо отступило, оставивпродемонстрировав шесть безобразных угольных головешек, источавших – в рваном режиме – вонючий серочёрный дымок.

– Как там принято говорить у славных жителей РЗ12? Мррр? – задумчиво промурлыкал Томас. – Блин, если не ошибаюсь, горелый? Ладно, проехали…. Но кто же, блин горелый, сжёг «теневиков»? Причём, дотла?

– Я и сожгла, – призналась Аша. – Пожелала. И сожгла. Сугубо для общего блага.

– Но как это у тебя получилось? Они же были неуязвимыми «теневиками»…

– Сама не знаю. Наверное, во всём виноват ваш хитрый «Всплеск». Архмагические силы – после укола – просто удесятерились…. Сжечь – за один присест – шестерых матёрых «теневиков»? Невиданное и неслыханное дело…. Сейчас, правда, снова поплохело. Видимо, архмагическая энергия вновь иссякла. Слабость навалилась. Навалилась, навалилась, навалилась….

– Давай, я тебе вколю ещё один «Всплеск»? – предложила Натка. – Силы и восстановятся.

– Сколько шприцовампул «Всплеска» у тебя осталось?

– Один. Так как, вколоть?

– Ни за что и никогда. Подъём! Забыли про еду и привалы! Вперёд! К Секретному Бункеру! Изо всех сил! Вперёд!

Эпилог

(Наш час побега близок…)

Они дошли до Секретного Бункера. Сдали Ашу – из рук на руки – благородному лорду Самуэлю. После чего, в полном соответствии с намеченными планами, отправились – для полноценного и заслуженного отдыха – на секретный объект А07, где их уже поджидали бойцы «отвлекающего» отряда.

– Как же, соратники, я рад вас видеть! – тут же полез с объятьями Подопригора, одиноко скучавший на крылечке главного корпуса. – Сразу видно, что Рыжий и Птичка заметно возмужали и повзрослели. Лица загорелые и обветренные. Глаза блестят уверенно и многозначительно. Настоящие прожжённые аномальщики, короче говоря…. Значит, успешно выполнили поставленную задачу и доставили трепетную мирранскую аристократку по назначению? Молодцы, хвалю. И мы выполнили…. Говорите, что потеряли трёх арархов? Ну, а мы более двух десятков. Бывает…. Где все остальные? Лизавета парится в здешнем госпитале. Нетнет, ничего страшного не произошло. «Теневая» пуля, слава Богу, прошла по касательной. Теперь мы с Лизкой окончательно породнились: у меня шрам на правой щеке, а у неё – на левой. Наверное, очень импозантно и загадочно будем смотреться вместе…. Идите, братцы, за мной. Покажу – что здесь и как. Отдохнёте, примети душ, перекусите, а уже потом и поговорим более подробно…

Вскоре «теневое» нашествие – неожиданно для всех – завершилось. Уже через сутки после прибытия «основного» отряда на А07 по всем информационным медийным каналам объявили, что благодаря препарату «Всплеск2», в спешном порядке синтезированному мирранскими учёными, архмагическая энергия вышла на качественно иной уровень и стала – в безусловном порядке – смертельноопасной для «теневиков». Вследствие чего враг был полностью разбит и уничтожен, а все четыре Портала, соединявших «кошачью» Мирру с Теневым Миром, разрушены.

– Это сограждане, победа! – заговорщицки щуря светлоголубые, якобы наивные глаза, пафосно вещала с телевизионного экрана мохнатая чёрнобелая дикторша. – Причём, полная и окончательная! Поздравляю всех вас, дорогие друзья! Слава – отважным арархам! Слава – мудрым архмагикам! Ну, и всем остальным разумным обитателям «кошачьей» Мирры, понятное дело, слава…. Кстати, на днях в Столице – в честь нашего всеобщего триумфа – состоятся пышные празднества. Прошу заинтересованных лиц озаботиться заранее – количество билетов на различные мероприятия ограничено…. Последние новости из общественнополитической жизни Кошачьего Мира. Высокородный граф и лорд Самуэль Каспер подал в Совет Системы прошение, в котором поднимается вопрос о наделении мирранских гумми некими гражданскими правами. Конкретное содержание документа пока держится в строгой тайне…

Пышные празднества отшумели. Назаров и Натка сыграли весёлую свадьбу. Естественно, в средневековых интерьерах одного из столичных дворцов. Аша выступила в роли «подружки» невесты, а Томас – качестве «дружка» жениха. Все межпланетные Порталы были восстановлены и функционировали без сбоев. Лорд Самуэль, прихватив с собой супругов Пушениг, отбыл – по срочным делам Совета Системы – в один из параллельных мирранских Миров. Приближался час расставания.

– А вы, Петровы, что решили? – поинтересовался Пашка. – Остаётесь здесь? Или же возвращаетесь – вместе с нами – на Землю?

– Возвращаемся, – ответил за близнецов Гарольд. – Надо вызволить из лечебницы мою жену, мать моих детей…. Что мы будем делать дальше? Вызволим, посовещаемся и решим.

– Вот, и замечательно, – обрадовалась Наталья. – Значит, наша компания пока не распадается. Здорово…. Тогда загружаемся в «летающие тарелки» и взлетаем?

Они загрузились и взлетели. Одну виману пилотировала графиня Каспер, а вторую – Библиотекарь.

Приземлились в фамильном поместье арархов Радо. Немного поболтали с пожилыми хозяевами поместья и с их беспутным сынком, уже вернувшимся с объекта РЗ12. А после этого прошли в помещение, где располагалось Гнездо с заранее запрограммированной Капсулой.

– Что, подружка закадычная, будем прощаться? – неуверенно вздохнула Натка. – Даже представить не могу – как я буду без тебя?

– А ты, Птичка, не торопись представлять, – многозначительно усмехнулась Аша. – И грустить – не торопись…

Под потолком холла прозвучал громкий хрустальный перезвон.

– Установлен Защитный Купол? – предположил Иван Палыч.

– Установлен, – подтвердил Томас. – Причём, тройной. Самыйсамый надёжный.

– А зачем?

– Затем, – широко и радостно улыбнулась юная мирранская графиня. – Чтобы никто – ненароком – не помешал проведению срочной медицинской операции.

– Какой ещё операции? – насторожилась Лизавета, выполнявшая обязанности экспедиционного врача.

– Обыкновенной, красотка длинноногая. Сейчас мы, прихватив с собой необходимые медицинские инструменты и препараты, пройдём вон в ту комнату. Там имеется подходящий просторный стол. Я, понятное дело, лягу на столешницу, ты – острымострым скальпелем – вырежешь мне «молодую» архмагическую железу, а потом сделаешь перевязку.

– Зачем?

– Тогда я смогу – без тяжких последствий для здоровья – покинуть «кошачью» Мирру. Мы с Томасом хотим пожениться. Оченьоченьочень хотим. Здесь это невозможно. Значит, поженимся на вашей Земле. То есть, уже на нашей общей…

– Вырезать архмагическую железу без наркоза? – продолжала сомневаться Лизка. – Это же очень больно…

– Ничего, я потерплю.

– Тебя же будут искать.

– Будут, – подтвердила Аша. – Причём, усердно, старательно, но без единого шанса на успех…. Сколько миллионов котов и кошек проживает на Земле? Речь может идти даже о миллиардах? Тем лучше. Спрячемся и затеряемся – как добрый вечер. С вашей, понятное дело, помощью, господа аномальщики…. Всё, разговоры и споры закончены. Прошу, доктор, пройти в операционную…. Теперь мы ждём метели. Метелистой и снежной. Нас час побега близок – как осень в сентябре…

Конец книги.

1

– Хлоргексидин – сильнодействующий антисептик.

2

– Цитата (голос диктора за кадром), из фильмавестерна «Апачи» студии DEFA (ГДР), 1973 год.


Купить книгу "Кошачий Мир" Бондаренко Андрей

home | my bookshelf | | Кошачий Мир |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.4 из 5



Оцените эту книгу