Book: Сборник рассказов 'Семнадцатый кабинет'



Сборник рассказов 'Семнадцатый кабинет'

Алекс Эр

Сборник рассказов «Семнадцатый кабинет»


Содержание

Утром в кафе 1

Семнадцатый кабинет 3

Горничная Мила 8

Видеочат с молодым любовником 12

Корсет и чулки 17




Утром в кафе


Сборник рассказов 'Семнадцатый кабинет'


— Я хочу, чтобы ты кончила прямо здесь.

— Что?!


На твоём лице отражается вся гамма эмоций от изумления до возмущения: ты явно не ожидала услышать это в кафе, где хоть и не очень людно с утра, но всё равно посетителей хватает. Я слегка наклоняюсь к столику и ловлю тебя под ним ладонью за щиколотку.


— Ты помнишь, как это было вчера вечером? Ты лежала передо мной раскрытая и доступная, одна нога высоко вверх, вторая откинута в сторону, а я держал тебя вот так же и гладил по внутренней стороне бедра. Помнишь?


— Да...


Я не выпускаю твою ступню из рук, держа и чуть лаская её.


— А помнишь, как я потом положил её себе на плечо и одной рукой массировал твой клитор, а пальцами другой проник внутрь и ласкал тебя изнутри?


— Да-а...


— А потом я забросил твои ноги на плечи и вошёл в тебя, и ты была невероятно влажная и горячая там внизу. Ты помнишь это ощущение — мой член внутри тебя? Твёрдый и сильный, распирающий тебя изнутри.


Я тщательно проговариваю слова. Твои глаза блестят и ты только киваешь мне в ответ, чуть подвигаясь на стуле ближе ко мне.


— Не ёрзать! Я запрещаю тебе двигать бёдрами, пока я не скажу.


Ты послушно замираешь. Я вижу, как ты изнываешь от желания. Под твоим легким летним платьем надеты тонкие трусики, и ты явно хочешь если не запустить туда руку, то хотя бы почувствовать, как полоска ткани надавливает на возбужденные губки.


— Ты хочешь меня?

— Да, очень!

— Ах ты похотливая сучка! Только и ждёшь, чтобы насадиться на мой член?

— Да! — ты прикусываешь губу, глядя на меня.

— Хочешь почувствовать, как я кончаю в тебя, сучка? Выпить своим телом мою сперму?

— Да, да!


Ты взрослая женщина, твой муж в командировке уже третий день, и все эти три дня ты отдаешься мне как последняя развратница, эксплуатируя своё прекрасное тело день и ночь.


— Я разрешаю тебе двигать бёдрами на стуле и сжимать ноги, если хочешь. Кончай прямо здесь, шлюха.

— Да... — ты шепчешь еле слышно.

— Я оттрахаю тебя прямо здесь, на столике в кафе. Раздену и поставлю раком, чтобы все видели твоё лицо, твои груди и задницу, похотливая шлюха. Оттрахаю так, чтобы слезы катились по твоим щекам, чтобы ты умоляла меня не останавливаться ни на секунду. Ты хочешь этого?


Твои щеки горят, губы приоткрыты и я едва слышу твоё очередное "да".

— Говори, сучка, ты хочешь меня? Хочешь отдаться мне прямо здесь?

— Да! Да, хочу!

— Хочешь, чтоб я взял тебя за волосы, прижал голой грудью к вот этой витрине и трахал тебя стоя на глазах у всей улицы?

— Да-а...

— Кончай прямо здесь, сейчас же. Я разрешаю тебе трогать твои соски.


Твои пальцы немедленно нащупывают острые соски под тканью платья и сжимают их, по возможности незаметно для окружающих. Я вижу, как ты бросаешь быстрый осторожный взгляд в сторону, в зал кафе. Я же смотрю только на тебя.


— Ты течешь, сучка? Ты вспоминаешь ощущение от моего члена в тебе?

— Да, я очень хочу его...

— Давай, кончай немедленно. Я хочу почувствовать, как твои пальцы на ногах сожмутся от оргазма. Кончай, сучка!


В твоих глазах мольба и желание подчиняться приказам. Бёдра ерзают на стуле и руки мнут платье на груди.

— Кончай, пусть все видят, кто ты такая! Шлюха, продажная похотливая шлюха. Давай, надавливай трусами на клитор как следует, я не могу долго ждать.


Моя ладонь сжимает твою голую ступню, я с удовольствием наблюдаю твои мучения.

— Кончай же! Покажи своему хозяину, какая ты послушная сука. Ну-ка, кто твой хозяин?

— Ты...

— А ты кто?

— С-с-сучка...

— А ещё?

— Шлюха, похотливая продажная девка.


Ты закатываешь глаза, продолжая ерзать бёдрами.

— Давай, вдавливай клитор в трусы поплотней. Мечтай о том, чтоб обслужить своей дыркой мой член. Ты хочешь почувствовать его внутри?

— Да, очень!

— Кончай, я жду. Сейчас же!


Ты едва сдерживаешь стон, твоё тело содрогается и руки непроизвольно стискивают твои груди. Я чувствую, как твоя нога судорожно напрягается и расслабляется.


— Сними трусы и отдай мне, сучка. Я хочу, чтоб ты чувствовала каждую вытекающую из тебя каплю, пока мы будем идти домой. Пошли.


© Алекс Эр




Семнадцатый кабинет


Алина Сергеевна вышла из кабинета и направилась в женский туалет. Идти нужно было по длинному переходу между корпусами школы, и в вечернем полумраке за окном она увидела неяркий свет в окне кабинета номер семнадцать. Внутри у неё поднялось неловкое волнение: кабинет номер семнадцать был для неё особенным.


Прямо рядом с этим кабинетом находилась комната учителя физкультуры Дмитрия Алексеевича, а для неё просто Димы. В этом самом кабинете они встречались с Димой после уроков, предаваясь страсти на жестком учительском столе. Сейчас Алина была немного разочарована в Диме: он оказался по большей части грубым мужланом, и в сексе был совсем не так нежен и внимателен, как её муж.


Но Алина продолжала с ним встречаться, потому что эти тайные встречи и бурный секс приносили ей яркое и волнующее чувство запретного удовольствия. Даже сейчас её чуть бросило в дрожь от одной мысли о том, что обычно происходит у них с Димой в той комнате.


Едва она успевала замкнуть дверь на замок, как он нагибал её над столом, задирал её юбку высоко на спину, сдергивал с неё колготки и трусы и торопливо входил в её ещё не совсем готовое лоно, крепко держа своими мускулистыми руками за бёдра. Ей было и больно, и приятно, и трепетно от недопустимости происходящего — она, да с чужим мужчиной, да вот так на столе, да ещё и в своей же школе!


Она почувствовала, как её губки намокают от этих мыслей. Странно, что горит свет. Сегодня четверг, у Димы нет вечерних уроков — только две утренних пары. Может, он задержался ради неё? Она сходила в туалет, торопливо пописала, привела себя в порядок и направилась в семнадцатый кабинет.


Её невысокие каблучки негромко стучали в тишине опустевшей школы. Свет в кабинетах не горел, и только из приоткрытой двери номера семнадцатого в коридор падала полоска света. Алина на ходу поправила платье и подумала, что сегодня на ней красивые белые кружевные трусики. Диме, наверное, понравится.


Алина Сергеевна толкнула дверь, переступила порог и тут же упала, споткнувшись о ниточку, натянутую у самого пола. Еле успев подставить руки, она попыталась подняться, увидела мелькнувшие перед самым лицом ботинки, и услышала, как дверь захлопнулась и замкнулась на замок за её спиной. В комнате перед ней стояли двое старшеклассников, и ещё двоё стояли сзади, перекрывая путь к двери.


Она была учительницей младших классов и со старшеклассниками не была знакома. По крайней мере, никого из них она не узнала. Димы в классе не было, только эти мальчишки. Прежде чем она успела открыть рот и возмутиться происходящим, один из мальчишек протянул ей два листка бумаги. Две фотографии.


На фотографиях была запечатлена она, лежащая на столе в этом самом кабинете, с широко раздвинутыми ногами, без трусов и без юбки. Между её ног орудовал членом голый Дима, мускулистыми ручищами стискивая её белую грудь. Снимок казался сделанным откуда-то сбоку и сверху, возможно со шкафа.


Алина сначала покраснела, а затем побелела от стыда и возмущения. Слова никак не могли вырваться из глотки. Впрочем, она просто не знала, что сказать. Стоящий перед ней старшеклассник, казалось, был лучше подготовлен к диалогу.


— Мы отошлём это вашему мужу. Если вы не хотите этого, выполняйте наши желания следующие два часа. Тогда мы отдадим все фото и пленку.


Она попыталась парировать тем, что её хватятся, что это нонсенс, что они попадут в тюрьму, но ничего не помогало. Забрать фотографии мирным путём не получалось, а развода с мужем она бы хотела избежать. Через некоторое время страх разоблачения поглотил её всю, и она покорилась, сама не понимая, что делает.


— Повернитесь, нагнитесь и задерите юбку.


Она выполнила приказ. Мальчишки вчетвером сели прямо напротив её задницы, созерцая белые кружевные трусы.


Голос приказывающего чуть дрожал от волнения:


— Снимите трусы и раздвиньте жопу.


Она спустила трусы чуть ниже ягодиц и развела ягодицы в стороны. Мальчишки охнули.


— Повернитесь и снимите рубашку.


Учительница молча разогнулась, повернулась, нащупывая пуговицы рубашки, и стала их расстёгивать одну за другой. Ей вдруг показалось, что она — стриптизерша в клубе, а мальчишки — мужчины из публики. Рубашка расстегнулась, и она сбросила её на пол вместе с уже расстёгнутым пиджаком. На ней остался простой белый бюстгальтер.


— Снимайте лифчик.


Мальчишки почти незаметно поглаживали себя по брюкам. Она расстегнула сзади застёжку бюстгальтера, и его чашечки упали вниз, обнажив её округлые белые груди с нежными розовыми сосками. В прохладном воздухе соски тут же затвердели. Мальчишки, не отрываясь, глазели на неё.


— Попросите у меня разрешения отсосать мне.


Она повторила почти без паузы.


— Можно я пососу у тебя?

— Пососу что?

— Пососу твой член.


Отдававший приказы старшеклассник приподнялся на стуле, спустил штаны с трусами и вытащил свой член.


— Можно. Ползи сюда на коленях и соси.


Учительница опустилась на четвереньки, стыдливо нагнула голову и поползла к нему по грязному дощатому полу. Приблизившись, она почти легла грудью ему на колени, взяла в руки тонкий напряженный ствол мальчишеского члена и погрузила его в рот.


Мальчишка закатил глаза, наслаждаясь невиданным удовольствием, а она привычно сосала, стараясь забыться и не думать о том, что происходит. Из забытья её вывел прерывистый голос старшеклассника, которому она отсасывала:


— Попросите разрешения проглотить мою кончу.


Она вынула член изо рта, вдохнула воздуха и спросила:


— Можно я проглочу твою сперму?

— Да-а, можно, давай...


Он положил руку ей на голову и ей неожиданно стало жутко неприятно — до этого они её почти не касались и она всё делала как бы сама. Горячая струя выплеснулась ей в рот, а мальчишеская ладонь прижала её голову сильнее, проталкивая мягкую головку почти в самое горло. Ствол пульсировал и выплевывал остатки спермы ей на язык. Она собралась с силами и проглотила.


— Попросите моих друзей выебать вас в пизду по очереди.


Мальчишки смотрели на неё огромными жадными глазами.


— Ребята, трахните меня в пизду по очереди.


Она поднялась с колен, сняла трусики и бросила их на пол, подошла к столу, оперлась на него и покорно нагнулась. Мальчишки мгновение шептались и перемигивались, а потом один из мальчишек сбросил школьные брюки на пол, подошел, задрал повыше её юбку и попытался вставить свой член.


Почти наверняка он был девственником и у него ничего не получалось. Несколько неловких попыток, толчков, неприятных касаний сухих рук к её влажным губкам — и вот тонкий мальчишеский член вонзился прямо в её влагалище. Мальчишка застонал, наслаждаясь движениями, торопливо и быстро заталкивая член в её влажную глубину. Она же терпеливо ждала, молча удовлетворяя подростка.


Ждать долго не пришлось — он засопел, зарычал и кончил прямо внутрь. Подержался руками за её бёдра, потом несмело коснулся грудей, смял их и выпустил, как будто испугавшись, что она его обругает. Вытащил член и отошел в сторону, тяжело дыша. Тут же подскочил второй:


— Попросите меня вас выебать!


Она вздохнула.


— Трахни меня, пожалуйста...


Он ткнулся торчащим членом ей между ног, не попал, ткнулся снова, сильнее и настойчивей, снова не попал, и она вынуждена была найти его горячий ствол у себя между ног и ввести его сама. Он ухватил её за задницу и принялся совершать толчки, долбя её быстро и сильно. Его пальцы впивались в её ягодицы, ей было больно и уже даже чуть приятно от такого секса. Она на мгновение заволновалась, что муж увидит красные отпечатки ладоней и вильнула бёдрами, сбрасывая мальчишеские руки.


Мальчишка перехватил её за талию и продолжил интенсивно долбить её влагалище, пока тоже не излился туда, дрожа и постанывая. Она терпеливо ждала, пока он отвалится.


Третий трахнул её почти так же, скользя членом по сперме товарищей — учительница почти ничего не чувствовала. Только чужие руки на талии и упругое мальчишеское тело, раз за разом толкающее её в бёдра. Когда третий отвалился, по её ноге медленно потекла струйка соков из наполненного спермой влагалища. Снова подал голос самый главный:


— Стань раком.


Она опустилась на локти и колени в проходе между партами.


— Попроси меня выебать тебя в жопу.


Она прикусила губу, а потом произнесла:


— Трахни меня в попу, пожалуйста.


Мальчишка подошел к ней сзади и грубо раздвинул её ноги чуть пошире. Она покорно их расставила. Услышала звук плевка, и шершавая мальчишеская ладонь коснулась нежной кожи её ануса. Пальцы со знанием дела втёрли слюну в её розовое отверстие, едва не погружаясь внутрь. Потом его ладонь вдруг накрыла её половые губки, собрала побольше смазки и шлёпнула всю эту смазку на её анус, втирая и вминая её в чувствительную кожу.


Учительница почувствовала, как в её задний проход ткнулся тонкий палец, подергался там, скользя по смазке, и инстинктивно сжала сфинктер. Палец задергался сильнее, стал долбить и царапать её, и она нехотя расслабилась.


А ещё через мгновение упругая головка члена прижалась к её анальному отверстию, надавила и воткнулась внутрь. Алина почувствовала, как горячий поршень движется вверх, внутрь её задницы, как мягкие ткани облегают и сжимают его, но не могут сопротивляться и впускают его по смазке всё глубже.


Мальчишка ввёл свой член в её анальное отверстие на всю глубину, замер, наслаждаясь сильным упругим ощущением, а потом начал её размеренно трахать, ничуть не заботясь об её собственных ощущениях. А ей тем временем было больно и унизительно.


Усиливая её унижение, один из мальчишек опустился перед ней на колени и сказал:


— Попросите мне отсосать.


Задыхаясь от раздирающих её толчков сзади, Алина прохрипела:


— Можно я тебе отсосу?


И тут же член ткнулся ей в рот, забивая дыхание. Она, впрочем, даже была в чём-то благодарна этому — она смогла отвлечься от ощущений в заднем проходе и сосредоточиться на минете. Она сосала и лизала мальчишке яйца, и уже через несколько минут оба старшеклассника кончили — один залил ей спермой подбородок, а второй излился в её попу: она почувствовала, как горячие капли оросили её кишечник.


Истерзанная, истекающая спермой из всех отверстий, она сидела на полу, тяжело дыша и не желая поднять глаза. Кто знает, какую ещё пытку они придумали для неё?


Но мальчишки бросили перед ней на пол стопку фотографий, катушку плёнки и дали дёру из комнаты. Фотографии рассыпались, и некоторое время она равнодушно взирала на себя, то трахаемую Димой на столе, то делающую минет Диме, то надевающую трусы, то целующую Диму взасос. Ей ни о чем не хотелось думать.


***


В пятницу она взяла выходной и не вышла на работу. А в понедельник школа гудела: милиция увезла четырех старшеклассников прямо с уроков и никто не знал, почему. Говорят, что процесс был закрытым и быстрым.


Вечером, когда Алина Сергеевна шла по коридору, она снова увидела свет в окне семнадцатого кабинета. Это был их с Димой день, и он явно ждал её. Но она остановилась, быстро собрала сумку и ушла домой, к любящему мужу. Больше ей не хотелось никаких острых ощущений.


© Алекс Эр







Горничная Мила

В коридоре послышались шаги и я на мгновение отвлекся от бумаг: в дверном проёме появилась горничная. На ней была скромная униформа: черное платье, белый фартучек и туфли на низком каблуке. В руках она держала несколько запечатанных конвертов.


– Добрый вечер, Алекс!

– Добрый, Мила! Как дела? – я приветливо посмотрел на неё. Симпатичная, стройная, фигуристая, она выглядела лет на 25 и всегда мне нравилась. Было в ней что-то такое неуловимо девичье, нежное.


– Вам пришла вечерняя почта. Положить её на стол?

– Да, давай.


Она прошла в комнату, осторожно положила конверты на краешек стола и мой взгляд сам упал на её изящные руки. Слишком изящные для горничной, но что поделаешь. Затем я перевел взгляд на декольте. Насмотря на то, что декольте было практически закрытое, было на что посмотреть: ключицы красиво выделялись, бархатная кожа так и манила прикоснуться к ней. Я вдруг поймал себя на мысли, что нестерпимо хочу узнать, какого цвета у неё бельё.


– Спасибо, Мила.


Девушка улыбнулась и ушла. Где-то вдали, в глубине квартиры послышался негромкий шум, типичный для уборки: хлопанье крышек и дверей, ритмичные шорохи, позвякивания и всплески воды. Я задумался: что, если я заставлю её раздеться?.. Подчинится она или нет? Испугается или рассердится? А вдруг она сама втайне хочет этого?


Я вспомнил тут случай, когда Мила помогала мне снимать пальто и я случайно задел рукой и высоко задрал её форменное платье. Девушка стояла сзади меня, но мне всё было прекрасно видно в большое зеркало: под платьем обнаружился плотный верх колготок и скромные чёрные трусики. Когда я поднял глаза, Мила напряженно смотрела на меня – она явно заметила и то, куда я смотрел, и ту секундную паузу, что длилась, пока я сообразил и извинился. Что было тогда в её взгляде? Что она прочитала в моём?


Я почувствовал, что возбуждаюсь. В воображении услужливо всплыло и только что увиденное декольте, и стройные ножки моей горничной, и её нежные руки... Трусики и бюстгальтер сами нарисовались под форменным платьем – я почему-то представил, что на Миле чёрное шелковое бельё с ажурной оторочкой. Ну, или тоже чёрное, но простое девичье, без затей. Эти мысли возбудили меня ещё сильней.


Выбравшись из кабинета, я дошёл до гостиной. Мила занималась прихожей, периодически пробегая мимо по коридору за водой или чем-то ещё. Я окликнул её:


– Мила, принеси мне белый халат из спальни, пожалуйста?


Девушка кивнула и побежала вверх по лестнице. Ожидая именно этого, я подошёл ближе к лестнице и посмотрел вверх, надеясь заглянуть под платье и разрешить мучавший меня вопрос. Сердце стучало, руки вспотели и появилось ощущение того, что я делаю очень нехорошую вещь, но с адреналином мне было не совладать. Пока она поднималась по ступеням, я смотрел и смотрел – когда вдруг осознал, что девушка оглянулась и заметила меня. Её руки прихватили подол платья, скрывая желаемое, и она скрылась на втором этаже.


Я ощутил, что совсем густо покраснел, и отошёл подальше от лестницы. Взял со столика газету и сделал вид, что шёл именно за ней. Вверху послышались шаги, но я не поднимал головы, делая вид, что занят чтением газеты и что я вовсе не интересовался только что тем, что же там у девушки под юбкой.


Мила спокойно подошла поближе и протянула мне халат:


– Вот, возьмите пожалуйста?

– Мила, – я посмотрел на неё. Что-то дрогнуло и переломилось во мне. – Мила, покажи мне своё бельё.


Её глаза округлились.


– Только бельё. Я больше ничего не хочу. – Я вздохнул. – Пожалуйста, Мила...


Она отступила на шаг назад, как бы не веря своим ушам. Я и сам не верил себе – что за чушь я несу?


– Мила...


Она вдруг бросилась бежать от меня вперед и вверх по лестнице. Я вскочил и побежал следом. Какая-то животная страсть толкала меня вперед за убегающей девушкой, удивительно пещерное и неудержимое желание толкало меня вперёд. Обострившимся обонянием я почувстовал шлейф тонкого аромата девичьего тела и он раззадорил меня ещё сильнее.


"Какого чёрта она бежит в мою собственную спальню?" – пронеслась мысль, – "Ах да, она же закрывается на ключ..."

Действительно, девушка попыталась сразу же закрыть дверь, но не успела, я был слишком близко. Мой удар по двери отбросил её, она споткнулась и упала спиной на кровать.


Как разъяренный зверь, я бросился на неё сверху, прижал одной рукой её плечи, а вторую сунул между ног, под платье. Нежное, податливое женское тело подо мной раззадоривало меня всё сильнее. Я задрал ей подол, опустил взгляд и увидел красные трусики. Красные! По-настоящему красивые, элегантные кружевные трусики из дорогого материала, мечту каждого любовника. А нейлон на ногах оказался вовсе не колготками, а изящными чулками с кружевной оторочкой, с узорами из чёрной и красной нити.


Это выглядело так безумно красиво, так женственно и легко, что моя рука сама легла на её промежность. И тут меня ждал ещё один сюрприз – она была вся мокрая! Мокрая насквозь, до последней ниточки этих тонких кружевных трусиков – легкая ткань просто утопала в этой влаге.. Моё тело само задрожало от этого ощущения и я почувствовал, как животное желание раздирает меня всё сильнее и сильнее.


Я подхватил её трусы за середину, процарапав пальцами по скользкой промежности, сжал и резким движением потянул их вниз, стараясь снять одной рукой... Она что-то лепетала и отбивалась, но мой пульс оглушал меня, а глаза застилала яростная пелена желания – я видел и слышал только одно: я должен овладеть этой самкой прямо сейчас, прямо здесь, во что бы то ни стало.


Её трусики соскользнули до колен, ещё больше сковав её движения, а я тем временм схватил её за плечо и бедро и перевернул. Теперь она оказалась повернута спиной ко мне, стоя коленями на полу и лежа грудью на диване. Задранное платье бесстыдно открывало для меня её округлую белую задницу. Такую желанную, такую нежную и доступную.


Я рывком стянул с себя штаны вместе с трусами, прижал Милу рукой к кровати и приставил член к её влагалищу. На миг меня кольнула мысль, что я совершаю преступление, но мне было всё равно – назад пути нет. Я сделал сильное движение бёдрами, желая насадить её поглубже, насладиться – и вздрогнул. На пути члена на мгновение образовалась преграда – мне даже стало больно от того, что головка на мгновение сжалась – как преграда исчезла и член рванулся дальше внутрь. Девушка негромко вскрикнула и изогнулась всем телом в моих руках.


Девственница?! Неужели девственница?? Меня словно окатили холодной водой и я замер. Как бы проверяя, я вытащил член из неё почти до конца и с ужасом обнаружил на нём следы крови. О ужас. Я её первый мужчина, и я её изнасиловал. Мне захотелось умереть в страшных мучениях прямо здесь.


– Мила, – прошептал я. – Мила, прости меня... Я не знал... Прости...


Глупости какие, подумал я, да если бы и знал. Что я делаю вообще? Что на меня нашло?


– Продолжай. – я услышал её голос. – Продолжай же, ну... Я хочу тебя.


Моё сердце пропустило один удар, пока я осознал её слова. Осознание наполнило меня жаром благодарности и страсти, я погладил её по спине, по попке, осторожно приласкал нежную бархатную кожу. Ах, какое же у неё прекрасное тело.


Я сделал новый толчок, на этот раз приятный, долгий, с оттяжкой. Стараясь подарить девушке правильные ощущения, я старательно и с наслаждением вводил член, надеясь, что она получает удовольствие от этого нового для неё ощущения наполненности внутри своего тела. Я гладил и ласкал её бёдра, бока, спину, задрал платье ещё выше и расстегнул застежку бюстгальтера на спине. Когда я на несколько секунд остановился, Мила приподнялась, выпрямилась и стащила с себя платье через голову.


Я воспользовался этим, чтобы обнять её покрепче и приласкать её груди. Они оказались такими же пышными, какими казались в одежде: приятная тяжесть прохладных девичьих полушарий легла мне в ладони, мои пальцы сами нащупали упругие соски и сжали их так, что Мила запрокинула голову. Я уткнулся ей в волосы, стал целовать её, её шейку, плечи.... Она не поворачивалась. Я снова начал движения бёдрами, держа девушку вертикально – член давил на переднюю стенку её влагалища и тёрся об узкий вход, даря ей дополнительные ощущения.


Мои руки ласкали её тело, она явно таяла от этих ласк и я снова дал ей опуститься на кровать – предварительно дотянувшись до мягкой подушки и положив её ей под грудь. Позиция мне очень нравилась – коленки Милы всё ещё были на полу и край кровати не давал ей отстраняться от моих толчков. Более того, я вдруг заметил, что она сама мне подмахивает бёдрами, и это наполнило меня дополнительной радостью – да, ей нравится. Ей хорошо и она хочет ещё.


Голая попка и ножки в ажурных чулках смотрелись великолепно. Я снова остановился, отодвинулся и стянул с её колен алые трусики.


– Раздвинь ножки...


Она послушно подчинилась, я пристроился посередине и снова ввёл член в истекающее соками лоно – на этот член вонзился ещё глубже и массировал скорее переднюю стеночку, чем всё остальное. Я насаживал и насаживал девушку, гладил её прекрасную бархатную кожу, проводил кончиками пальцев по самым чувствительным местам, дотягивался до её грудей и ласкал и мял их, как мог. Запускал пальцы в её шелковые волосы, проводил линии по спине вдоль позвоночника и крепко сжимал её попку в своих руках. Постепенно я начал терять чувство времени и просто наслаждался каждым движением и передавал, как мог, своё наслаждение гибкому телу девушки.


Мила прерывисто дышала, её спина раскраснелась, пальцы то сминали ткань простыни, то впивались в подушку, на которой девушка лежала. Чувствительные стеночки её влагалища стискивали мой ствол всё крепче, охватывая его приятным упругим колечком. Я двигался и двигался, накачивая её членом как поршнем. Мои руки крепко держали её за бёдра.


Вдруг вздохи Милы сменились стонами, она стала извиваться у меня в руках, насаживаясь на член всем телом и затем вскрикнула – я понял, что она наконец-то кончила. Остановился, дал ей сколько-то времени отдышаться, перевернул её и крепко поцеловал в губы. Она ответила таким нежным поцелуем, что у меня замерло дыхание. Я положил её на спину, забросил её стройные ножки в чулочках себе на плечи и снова ввёл член в утомленное ласками лоно. Девушка вздрогнула, но приняла его и затем почти спокойно лежала с закрытыми глазами, пока струи горячего семени не выплеснулись прямо в неё.


Уставший, я упал рядом и стал гладить её по лицу и по плечам, по измученной моими касаниями груди, говоря ласковые слова и искренне восхищаясь ею... Так мы и уснули.


© Алекс Эр




Видеочат с молодым любовником


Я готовлю себя к нашей встрече сегодня вечером. Выхожу из душа, вытираюсь тёплым махровым полотенцем и стою голый, размышляя – надеть белое или чёрное бельё? Пожалуй, белое. Оно тебе так откровенно нравится! Смотрю на себя в зеркало – загорелые плечи, узкие бёдра в облегающих белых боксерах, мокрые волосы... Я уже представляю твои пальчики, словно коготки на своей груди: ты так любишь процарапать ими по моей груди вниз... А новый аромат моего одеколона сегодня точно сведёт тебя с ума!


Высушиваю волосы, надеваю рубашку и брюки, застегиваю, завязываю, зашнуровываю, тем временем представляя себе, как одеваешься ты... Кстати, обожаю смотреть, как ты одеваешься! Интересно, в чём ты будешь сегодня? Как тебе удаётся переодеваться во все эти соблазнительные наряды прямо на работе? Замечают ли твои коллеги, что ты выпорхнула из офиса не в том, в чём пришла?


Занятый этими мыслями, я сажусь в машину, подъезжаю поближе к твоему офису и останавливаюсь у заснеженной обочины на соседней улице. Обычно ты выходишь из здания, заворачиваешь за угол и непринужденно вытягиваешь руку, будто ловишь машину. Вряд ли кто-то заметит, что подъехавшая машина стояла в ожидании за перекрёстком, а не просто проезжала мимо.


Но сегодня что-то не так: тебя нет уже двадцать минут. Я достаю свой ноутбук и запускаю чат — ты уже там, онлайн.


— Привет, Наташенька! Есть минутка?

— Для тебя всегда, привет!


Ты некоторое время что-то печатаешь, потом появляется текст. Ага, тебя задержали на работе на полтора часа, какой-то дурацкий приказ по повторной проверке отчётов, которые нужно обязательно сдать сегодня. Ты лениво перебираешь бумажки в своём кабинете, уверенная, что в твоих отчётах всё правильно.


— Натуля, а ты одна в кабинете?

— Конечно, а что?

— Включи видео? Я соскучился по тебе, очень хочу тобой полюбоваться.

— Ты что, услышат же!

— А ты включи без звука?


Она пропадает на минутку, потом появляется крошечное окошко видеочата. Моя камера тоже включается, я улыбаюсь и посылаю воздушный поцелуй. Наташа ловит его ладошкой и "целует" меня в ответ.


— Ты прелестно смотришься в этом платье! Ммм, какие плечики и декольте.


Декольте приковывает взгляд даже в таком маленьком окошечке. У Наташи очаровательная грудь, и платье замечательно её подчеркивает. Мы обмениваемся игривыми шалостями, обсуждая в чате наташины формы.


В какой-то момент она подхватывает свои полушария руками и приподнимает их, гордо демонстрируя мне их размер и приятную округлость.


— Это что ты мне сейчас показала, складочки на платье?

— Какие складочки?? Груди, твои любимые.

— Не знаю, я вижу только ткань платья. Ну ещё контуры бюстгальтера, похоже. Там ещё что-то есть?

— Ах ты, негодник! А то ты как будто не знаешь, что там есть?!


Я улыбаюсь, глядя на её деланно возмущенное лицо.


— Ммм, не знаю. Разве что-то есть? Покажи?

— Алекс, я на работе!! Даже и не думай!


Её очаровательные глаза сверкают игривыми молниями.


— Наташенька, ну на минутку всего. У тебя в кабинете всё равно никого нет...


Она неумолима:


— А если зайдут? В любую минуту зайдут, а я тут в таком виде?! Да и как ты себе представляешь, я должна платье и лифчик снять, что ли?

— О-о, если бы ты только знала, как именно я это представляю. Там правда так красиво, как я себе представляю?

— Представляй что хочешь, я не собираюсь оголяться на работе!


Она всем своим видом показывает, как невероятно возмущена. Мне остаётся только умолять её:


— Ну Наташенька, разве ты не хочешь свести меня с ума?

— Алекс, ты и так сумасшедший! Нет!

— Сведи меня с ума ещё чуть-чуть. Разве тебе не хочется этого? Я уверен, что ты уже вся предвкушаешь этот микростриптиз.

— Вот ещё чего! Даже и не фантазируй там себе.

— Наташенька! Ну такая малость...


Наташа вне себя от наигранной ярости:


— Малость?! Это ты про что, про мои прелести? Да ты знаешь, какой там размер, мальчишка?!

— Даже и представления не имею. Покажи?

— Негодяй, что ж такое-то! Покажи да покажи ему.

— Наташа, я сейчас умру прямо здесь от эротического голода. Срочно показывай, что там у тебя скрывается в декольте.


Она смеется, зажимая ладошкой свой очаровательный ротик, чтобы её не было слышно. Затем начинает делать какие-то манипуляции под своим платьем. Я вижу, как контуры чашек бюстгальтера падают вниз.


Наташа высвобождает ладони и берётся ими за края декольте. На мгновение опускает руки, печатая мне сообщение:


— Смотри во все глаза, голодающий. Запоминай как следует!


Её ладошки снова поднимаются к платью, она спускает бретельки с плеч, немного приспускает верх и открывает мне вид на свои прелестные груди. Мои глаза буквально обжигают желанием открывшееся зрелище: прекрасные белые полушария с темно-розовыми кружочками сосков. Соски возбуждены, и это распаляет меня ещё больше.


Я терзаю клавиатуру, стараясь высказать в чате всё своё восхищение и возбуждение. Впрочем, Наташа легко читает всё это в моих глазах и только довольно улыбается.


Внезапно она вздрагивает и быстрым движением натягивает платье обратно на плечи. Внимательно смотрит куда-то за монитор, потом снова на меня.


— Ой, кто-то прошёл по коридору.


Я представляю себе, как она чувствует себя в данный момент: в офисе полно коллег, а она сидит с оголённой грудью за незапертой дверью, в которую кто-то может войти в любой момент. Для них она взрослая женщина, мать семейства и главный экономист компании. А для меня — любовница с характером весёлой девчонки и телом прекрасной леди.


— Наташ, я не насмотрелся, я хочу ещё. Покажи ещё на минутку?


Она возмущается совсем немного, и снова приспускает платье. Я с упоением смотрю на её белые груди, вспоминая, какие они нежные на ощупь. Мой язык знает линии каждого полушария, мои губы касались этих сосков десятки раз... Я смотрю и смотрю, находясь в трансе своего возбуждения и вожделения.


Не выдержав, Наташа снова натягивает платье.


— Хватит, хорошего понемножку. Не забывай, я на работе!


Она очаровательна в своём возмущении. Я с огорчением думаю, что сегодня мы уже не увидимся — эти три часа, которые она бесцельно потратит на работе, мы должны были провести вместе.


— Наташенька, а чем ты сегодня хотела меня соблазнить? Какие на тебе трусики?

— Для тебя — алые. И ещё кое-что интересное. — Я вижу, как она вздыхает. — Эх, если б не эта глупость... а так придётся снова переодеваться вечером.


— Ну хоть покажи их тогда, м? — Я подмигиваю в камеру.



— Ишь ты какой шустрый, покажи ему. Не-а, не покажу!


Она улыбается, а я продолжаю уговаривать и настаивать. В конце концов, она поддаётся.


— Трусики тебе показать, значит? Ну ладно, смотри.


Она движется перед камерой, что-то делает — и вдруг на экране появляются её руки, растягивающие передо мной очаровательные алые трусики с кружевными узорами. Наташа просто сняла их с себя прямо под столом.


— Ммм, какая прелесть! Вообще-то я просил показать их прямо на тебе, а не вот так.

— И что ж, мне их теперь обратно надевать? Зря старалась?

— А ты теперь совсем голенькая под платьем?

— Да! Всё из-за тебя, мальчишка!


Её глаза смеются, а руки продолжают демонстрировать мне кружевной элемент нижнего белья.


— Я хочу посмотреть, действительно ли ты голенькая. Знала бы ты, как меня возбуждает одна мысль об этом...

— И как же я тебе это покажу? Залезу на стол?


Я смеюсь, она тоже.


— Ну что ты, Наташа, у тебя же камера на проводке. Просто спусти её под стол?

— А-а-а, вот чего ты хочешь. Подсматривать за мной?.. Так и норовишь залезть мне под юбку!

— Да, и не скрываю этого. Ты восхитительно хороша во всех местах! Дай подсмотреть, м?

— Я возмущена! Возмущена-возмущена! Там даже трусиков нет.


Несмотря на своё деланное возмущение, она снимает с монитора камеру и опускает её под стол. Картинка прыгает, потом стабилизируется и яркость постепенно выравнивается, открывая мне возбуждающее зрелище: под полотном платья женские ножки в чулках, белая кожа над оторочкой чулок, и плотно сжатые интимные губки, над которыми аккуратно выбрит крошечный треугольник волос.


Моё тело вздрагивает от возбуждения, я чувствую всю запретность того, что вижу, и наслаждаюсь этим видом. Нежные женские губки, наверняка уже очень влажные и полные желания. Жаль, камера не так хороша, чтоб это чётко увидеть.


Я не могу оторвать взгляд от интимных прелестей своей прекрасной дамы. Наташа надела чулки специально для меня. Она видит моё лицо на экране и дразнит меня, чуть разводя ножки в стороны: губки сначала становятся видны ещё лучше, потом чуть раскрываются и я замираю, разглядывая желанные лепестки.


Наташа явно забавляется, глядя на выражение моего лица. Платье на экране вдруг задирается и появляется её рука — пальчики проводят по самым краям лепестков, осторожно раздвигают их и открывают мне нежные края её интимного цветка.


Я представляю себе, как она возбуждена — в своём кабинете в офисе, без трусиков, с задранным подолом платья и вебкамерой между ног. Я сам не могу больше сдерживаться и расстёгиваю брюки, вынимая напряженный член. Быстрый взгляд по сторонам — на улицах никого, моя машина далеко от тротуара и ниже пояса меня всё равно не видно.


С нетерпением смотрю обратно на экран, на наташины игры со своими влажными губками. Её ножки расставлены широко-широко, она то погружает пальчики внутрь, то ласкает клитор, и это всё мне отлично видно. Я тоже ласкаю сам себя и она замечает это. Рука пропадает, появляется чат:


— Что это ты там делаешь, а? "Руки в брюки"?

— Оно самое. Хочу тебя безумно, милая! Не останавливайся.

— Ну-ка, покажи мне его.


Я опускаю крышку ноутбука так, чтоб мой член попал в поле зрения моей вебкамеры. Демонстрирую Наташе его как могу, потом снова поднимаю крышку.


— Ну как?

— Прекрасный. Я так его хочу. Я бы сейчас знаешь что с ним сделала?

— Ммм, что же?


Наташа печатает, а я с упоением смотрю на её промежность. Мне кажется, что я чувствую тепло и нежность её губок прямо через экран.


— Я возьму головку в рот, тщательно оближу её и стану медленно-медленно обсасывать, как большой круглый леденец. А потом нежно-нежно вылижу твои яички, а затем и ствол со всех сторон. Представь, как мой язычок лижет твой ствол снизу вверх по всей длине...

— Ммм, продолжай!

— А потом я снова погружу головку в рот и буду стараться протолкнуть её глубоко-глубоко, в самое горло, чтобы доставить тебе максимум удовольствия, мой хороший.

— Да-а, — мой член был готов взорваться от наслаждения только от одних её слов.


Она сжала ноги и подняла вебкамеру, чтобы показать своё лицо. Я смотрел на неё, продолжая неистово ласкать себя.


— Когда он станет совсем влажный от моих ласк, я повернусь к тебе попкой и попрошу насадить меня на твой раскаленный член как можно глубже. Ты сделаешь это?

— Да, Наташенька! Да! Да!

— Смотри, это всё для тебя.


Она встала перед камерой, задрала платье и снова открыла мне свои прелести: выбритый лобок с крошечным треугольничком волос, набухшие интимные губки, кружева чулок на ногах. Алые трусики всё так же лежат перед ней на столе.


Наташа отводит одно колено в сторону, опускает руку и раздвигает губки, показывая мне их розовые лепестки. Потом поворачивается, забирается коленями на свой стул и задирает платье на спину, оголяя для меня свою нежную пышную попку. Руками она дотягивается назад и разводит ягодицы в стороны, демонстрируя мне свою промежность во всей красе: упругий бутончик ануса, нежные губки с приоткрывшимся входом, розовый капюшончик клитора.


Задранное платье, чулки и раздвинутая попка производят на меня невероятное впечатление. Я тут же кончаю, извергнув солидную порцию спермы, а Наташа развероачивается и с удовольствием всматриватся мне в лицо, наслаждаясь тем, что довела меня до оргазма.


— Покажи, — пишет она.


Я снова опускаю крышку ноутбука, показывая свой ещё твердый ствол и потоки семени на нём. Она удовлетворённо улыбается.


— Я так боялась, что кто-то войдёт, пока я тут на стуле стою. Со стула я б так быстро не слезла! Чуть сама не кончила от страха.


Она встаёт перед камерой, нагибается и я вижу, как она натягивает трусики. На этот раз простые, чёрного цвета, в которых её увидит дома муж. Мягкая ткань ложится на вожделенный треугольник и Наташа одёргивает платье. Затем, усмехнувшись мне в камеру, она картинно ставит одну ножку в чулке на стул и скатывает вниз один чулок — меняет позицию и снимает второй. Достаёт из сумочки колготки и натягивает их, на мгновение снова показав мне чёрные трусики.


Я сижу, вытирая платком сперму и застёгивая брюки.


— Что ж, если завтра меня снова задержат, бери салфетки. — Наташа едва заметно подмигивает мне. — А я возьму ту штучку, что ты мне подарил.


© Алекс Эр




Корсет и чулки


Всю дорогу ты бросаешь на меня таинственные взгляды из-под длинных ресниц. Как будто испытываешь или собираешься сказать что-то неожиданное. Твои руки спокойно придерживают сумочку, лежащую на коленях, и я не вижу в твоей позе никаких признаков напряжения. Только эти взгляды... Я не выдерживаю и на мгновение отвлекаюсь от дороги:

— Что?

— М? — ты сжимаешь губки и изящно поднимаешь брови. — Что "что"?

— Что ты хочешь мне сказать?

— Ммм... мне нравится, как ты вдумчиво ведешь машину. Как твои руки лежат на руле. Наверное, это?


— Не совсем. Ты явно что-то задумала. Что?

— Ах, вот ты о чем. — ты загадочно подмигиваешь мне. — Это сюрприз. Я тебе дома покажу.


Я киваю и сильнее нажимаю на газ.


***


Мы прибываем ко мне домой и я помогаю тебе снять пальто. Ты поражаешь меня своей женственностью: даже когда ты просто вынимаешь руки из рукавов или поправляешь волосы, ты изящна и соблазнительна в каждом движении. Я на миг замираю, вдыхая аромат твоих волос, поворачиваю тебя к себе лицом и чувственно целую в губы.


В этом поцелуе воплощается вся моя власть над твоим телом. Я чувствую, как овладеваю твоим желанием, ты отдаешься мне вся без остатка, вкладываешь всю свою страсть в ответные движения. Где-то на краю сознания я понимаю, что в то же время обнимаю тебя, глажу по плечам и рукам, крепко прижимаю тебя к себе.


— Погоди... — ты ловко выскальзываешь из моих объятий. — Дай мне минутку.


Ты скрываешься за дверью спальни и я слышу звук молнии и шелест твоего платья — и просто изнываю от нахлынувшей волны желания. Но из спальни предупреждающе доносится "Не входи!"


Твои острые каблучки выдают твоё возвращение — ты театрально распахиваешь двери и замираешь в дверном проёме, выпрямившись и демонстрируя себя: высокая женщина с прекрасной фигурой, одетая только в чёрный корсет и черные кружевные трусики. На стройных ногах элегантные чулки и туфельки на шпильке.


Я ещё не видел на тебе этот умопомрачительный комплект белья. Твоя фигура выглядит в нём идеально — настоящее средоточие женственной страсти и соблазна.


Выпутавшись из состояния транса, в которое меня ввёл твой наряд, я замечаю, как внимательно ты смотришь на меня. Набираю воздуха и стараюсь в словах выразить то, как ты прекрасна и сексуальна, и какое впечатление это производит на меня.


Ты всё ещё стоишь в дверях, наслаждаясь произведенным эффектом и излучая сексуальное желание, и я подхожу ближе. Открыто рассматриваю тебя, твои открытые плечи, округлые груди в корсете, женственные бёдра и стройные ноги в чулках.


Я кладу руку на твои плечи, глажу тебя по рукам и опускаю ладонь на твои груди. Провожу по бархатной коже твоих полушарий, а потом по упругой дорогой ткани корсета, поддерживающей их снизу. Моя рука властно ощупывает тебя, мою женщину — по обтянутым тканью бёдрам я спускаюсь на треугольник трусиков.


Накрываю ладонью спереди твои трусики и слегка нажимаю, забираю в неё всю твою интимную прелесть — от лобка до половых губ — и чувствую, как нежная кожа пружинит под тканью, вдавливая лобок и лепестки вульвы в мою ладонь. Я ещё немного собираю пальцы вместе, наслаждаясь этим ощущением нежного тела на подушечках пальцев, держу тебя между ног и впитываю горячий жар твоей промежности, чувствующийся даже сквозь бельё.


Ты как будто немного приседаешь, нажимая промежностью на мою ладонь, и чуть прикрываешь глаза. Я отпускаю тебя и начинаю игру снова: ласкаю ладонью твои тугие груди, глажу твоё тело, провожу пальцами по лобку и опять накрываю ладонью твою промежность сквозь трусики. Я повторяю движениями контуры белья на твоём теле, словно исследуя тебя всю, властно прикасаюсь к чему захочу и внимательно смотрю в твои глаза.


Ты покорно отдаешься этим движениям, прикрываешь веки и подаешься навстречу каждому прикосновению. Не в силах больше терпеть, я впиваюсь поцелуем в твои прекрасные губы, прижимаю тебя к себе и ласкаю, пока голова не начинает кружиться от поцелуев и безумного желания.


Повернув тебя лицом к столу, я заставляю тебя наклониться и опереться о него руками.


Подхожу сзади и сдергиваю, стягиваю твои прелестные трусики чуть ниже бёдер. Это незабываемая картина: твои волосы волнами спускаются вниз на плечи и грудь, стройные ножки в чулках и туфельках расставлены в стороны острой буквой Л, красивая спина затянута в корсет, ниже которого белеют округлые голые ягодицы.


Меня не нужно упрашивать — блестящая от влаги головка моего члена уже касается твоих жарких губ, раздвигает их и проталкивается внутрь, я наполняю твоё жаждущее тело своим членом, держу тебя за бёдра и насаживаю тебя на него, ещё и ещё, глубже и глубже.


Протягиваю пальцы, чуть распуская корсет. и позволяю твоим грудям вырваться на свободу и колыхаться в такт с моими сильными движениями. Я вхожу в тебя снова и снова, глубоко вталкивая в тебя член, так что он заполняет тебя всю... Я ласкаю твои голые ягодицы, дотягиваюсь до грудей, глажу ноги по упругой ткани чулок.


Твоя попка краснеет от моих ударов, твои стоны ласкают мой слух, и твои стеночки начинают сжимать мой ствол упругим кольцом. Я вхожу в тебя всё сильнее, делая глубокие движения, и вот твои ножки почти подкашиваются — не будь ты так нанизана на мой член и не придерживай я тебя за бёдра — ты наверняка упала бы на колени. Я замер и чувствую, как горячие стеночки пульсируют, вздрагивая от моего малейшего случайного движения. Ты кончаешь, вздрагивая и стискивая пальцами край стола.


Я даю тебе отдышаться и делаю ещё несколько движений, наслаждаясь тем, какой сильный эффект они производят на тебя и твои сверхчувствительные лепестки. Потом вынимаю член и опускаю тебя на колени.


Ты мягко берёшь напряженный ствол в ладонь, обнимаешь губками головку и нежно сосёшь её, иногда останавливаясь и вылизывая гладкую блестящую кожу язычком. В самый ответственный момент целуешь кончик члена и упругая белая струя выплескивается прямо на твои губы... Я закрываю глаза и только чувствую, как твой ротик осторожно облизывает капли спермы, то и дело выплескивающиеся из вздрагивающей головки.


Открываю глаза и благодарно смотрю на тебя — довольную, строящую мне глазки... Взрослая прекрасная женщина и весёлый бесёнок в одном теле!


© Алекс Эр


Сайт с рассказами:

http://alex-erotoman.blogspot.com

Email автора:

[email protected]



home | my bookshelf | | Сборник рассказов "Семнадцатый кабинет" |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу