Book: Королева его сердца



Королева его сердца

Донна Валентино

Королева его сердца

Светлой памяти Альберто Дж. Пинелли. Тридцати семи лет оказалось недостаточно мне по-прежнему вас так не хватает…

Пролог

Замок Хартфорд, Англия, 1538 год

Он прибыл сюда, заранее преисполненный уверенности втом, что она ему не понравится.

Крайнее честолюбие молодого человека двадцати двух лет вынудило его согласиться на помолвку с шестилетней изгнанницей. Впрочем, окажись на его месте другой не менее пылкий юноша, он едва ли бы поступил иначе. Он заранее был готов к чувству презрительной жалости при первом же взгляде на нежеланную избранницу, тем более что для личной встречи, на которой она упорно настаивала, ему пришлось пожертвовать экспедицией в Новый Свет.

И все же что-то в сидевшей перед ним девочке подкупало Данте Альберто Тревани, безуспешно боровшегося с ее настойчивым стремлением завоевать его расположение. Сдерживаемое волнение заставляло трепетать все ее худенькое тельце, от макушки склоненной головы с водопадом волос червонного золота, аккуратно стянутых сзади поношенной голубой лентой, до стиснутых словно от боли пальцев.

Девочку звали Елизавета Тюдор – по крайней мере Данте полагал, что мог называть ее печально известным именем английских королей. И хотя Генриху VIII, к его большому сожалению, пришлось признать эту рыжеволосую девочку незаконным ребенком, он тем не менее пошел на явное унижение, устраивая для нее эту тайную помолвку.

– Для вас, итальянцев, я – неудачный выбор, – тонким голосом пролепетала Елизавета на безупречном французском языке. – По словам моей гувернантки, я должна выйти за вас замуж потому, что ваша родственница высмеяла предложение моего отца о женитьбе на ней, и вот теперь вы стоите здесь, разглядывая мою королевскую персону, и не торопитесь уходить.

Данте с трудом удержался от улыбки. Взрослые забияки робели перед его громадным ростом, богатырским телосложением, внушавшими страх, и славой самого жестокого из капитанов гвардии Карла V. Она же, едва сдерживая волнение, осмеливалась оскорблять его, бросая ему вызов. Эта маленькая головешка могла бы вспыхнуть яростным пламенем, если бы он разразился грубым хохотом.

Данте решил проявить галантность.

– Посланец вашего отца не ошибался, когда говорил мне, что я найду вас такой же рассудительной, как четырнадцатилетняя девушка. И вы совершенно правы в своем суждении по крайней мере об одном итальянце – меня считают очень жестоким человеком. Следовательно, я заключаю, что для такой маленькой девочки, как вы, ваши суждения о характере превосходны… ваше высочество.

На ее худеньком личике расцвела улыбка, и она зарделась от похвалы, а еще более – от произнесенного им титула, что было для нее приятной неожиданностью. С какой легкостью ему удалось привести эту девочку в восхищение! Данте судорожно сглотнул, невольно вспоминая собственное страстное желание внимания, не оставлявшее его, пока он не повзрослел и не ступил на трудные дороги жизни. Когда Елизавета наберется жизненного опыта, радовать ее будет уже не так легко.

– Мне говорили, что я намного опережаю свой возраст, – с достоинством ответила малышка.

Она, казалось, ждала новых поощрений. Чувствуя себя обязанным к этому, Данте не находил нужных слов.

– Совершенно с вами согласен хотя бы потому, что вы так прекрасно говорите по-французски, – нашелся молодой человек. – Что до меня, то я должен признаться, что не могу говорить по-английски, не вызывая взрывов смеха. Меня приводит в ужас правильное использование всех этих «thee» и «thou» и необходимость добавлять к словам «-eth» или «-est».

– А я не представляю, как можно заставить язык произносить итальянские слова. – Лоб Елизаветы прорезала тонкая морщинка. – Немедленно примусь за изучение итальянского.

– Я тоже приложу все силы к тому, чтобы овладеть английским, как письменным, так и устным. В конце концов мужчина, надеющийся прийти к власти через свою невесту, должен выучить язык своих подданных.

И он перешел на свой комический английский, желая развеселить собеседницу:


– Клянусь овладеть всеми этими «thees» и «thous», а также «-eths» и «-ests».

Следующая фраза о том, что он научится так бегло говорить по-английски, что все примут его за настоящего лондонца, прозвучала совершенно невообразимо.

Усилия Данте были вознаграждены веселым смехом девочки. Она протянула свою маленькую ручку. Он пожал ее, скрепляя тем самым их согласие, и ощутил некоторую неловкость, подобно вдвое старшему брату, вступившему в некий тайный детский заговор против своей доверчивой маленькой сестренки. Это ощущение усилилось, когда Елизавета задержала руку в его ладони. К его ужасу, пальчики ее дрожали.

– До сих пор моя старшая сестра Мэри еще ни с кем не помолвлена. Но несмотря на это, именно мой отец настаивал на нашей с вами встрече, чтобы я могла решить, понравились ли вы мне, – доверительно произнесла маленькая девочка.

– Так, значит, это вашему отцу я обязан тем, что не отправился в Новую Испанию, – заметил Данте. Он не мог избавиться от сожаления, что корабль его друга, знаменитого мореплавателя Франсиско Васкеса де Корона-до, отплыл в Новую Испанию без него.

– О! А вам очень хотелось там побывать? – В ответ на короткий кивок Данте она вздохнула и вновь сосредоточила свое внимание на собственной персоне, от которой оно, как уже заметил молодой человек, отвлекалось редко. – Мой отец никогда раньше не придавал значения тому, что я думаю о чем бы то ни было. Как вы думаете… не говорит ли это о том, что он все-таки любит меня?

Ответ на вопрос был ей явно известен, потому что из ее глаз, уставившихся на носки туфелек, закапали слезы.

Сердце Данте сжалось, он словно забыл о чисто деловой цели назначенной встречи и неожиданно для самого себя прижал Елизавету к своей груди, как расхныкавшегося шестилетнего ребенка, каким она на самом деле и была. Он гладил ее по спинке, проклиная себя за минуту слабости, которая почти незаметно, но необратимо изменила его чувства по отношению к Елизавете.

Да, он сам был незаконнорожденным, и сердце его давно превратилось в лед, но, пережив эту минуту, Данте понял, что никогда не сможет исполнять обязанности супруга женщины, оставшейся в его сознании маленькой всхлипывающей девочкой.

И все-таки, как ни крути, ему необходимо было жениться на ней. Итальянцу казалось, что брак с крошечной изгнанницей принесет ему статус и уважение, которых он жаждал всю жизнь. И для Данте не имело ни малейшего значения, придется ли ему исполнять супружеские обязанности.

Залив его рубашку слезами, она наконец снова заговорила:

– Я твердо решила, что никогда не отдам свое сердце ни одному мужчине. Я никогда не полюблю вас, Данте. Надеюсь, что это не заставит вас страдать.


– Вовсе нет, – согласился молодой человек с явным облегчением.

Малышка высвободилась из его объятий, и теперь пристально смотрела на итальянца. Казалось, серый цвет ее холодных глаз сменялся черным, потом ледяной голубизной, потом снова переходил в серый. Они сверкали необычной решимостью.

– Мне хотелось бы вообще избежать замужества, но отец, похоже, так радуется этой помолвке, что, наверное, я должна смириться с этим, – добавила она.

Данте чуть наклонился, чтобы заглянуть ей в глаза. Ему еще не приходилось встречать людей, у которых так быстро менялось бы настроение. За считанные секунды ему пришлось перейти от утешения всхлипывающего ребенка к разговору со взрослым человеком.

– Вы понимаете, Елизавета, что моя кузина Кристина ужасно оскорбила вашего отца, отвергнув его предложение? – спросил он девочку, глядя ей прямо в глаза.

Когда умерла третья жена Генриха VIII Джейн Сеймур, король-вдовец принялся подыскивать себе новую невесту, недвусмысленно объявив во всеуслышание, что его супруга должна придать ему больший вес среди европейских дворов и при этом быть красавицей.

Кристина, вдовствующая герцогиня Миланская, гордилась тем, что связана кровными узами с Карлом V, императором Священной Римской империи. Ее красота воспламенила страсть Генриха. Но Кристина отвергла сватовство английского короля, чем привела его в ярость, напомнив всей Европе о казни второй жены жестокого тирана: «Если бы у меня было две головы, я еще могла бы рискнуть выйти замуж за английского короля, но у меня всего одна, и я не могу на это отважиться!»

В любое другое время Карл был бы рад унижению Генриха – он не мог простить английскому монарху пренебрежение и развод с Екатериной Арагонской, итальянской принцессой, которая была теткой Карла. Однако римский император стремился к установлению мира на континенте, чтобы защитить католическую Италию от неверных турок. Разуверившись в союзничестве Генриха, Карл предложил связать кровными узами два королевских семейства.

Генрих настаивал на браке, без сомнения, все еще лелея мечты о красавице Кристине, но неожиданно Карл предложил Данте в мужья Елизавету, которая после того, как обезглавили ее мать Анну Болейн, была объявлена незаконнорожденной. Таким образом, в мужья незаконнорожденной прочили незаконнорожденного. Карл и Генрих поладили на том, что помолвка эта должна была состояться втайне во избежание всякой видимости того, что сотрудничество Генриха было куплено.

– Наши отцы не слишком-то считаются с нами, – вздохнула Елизавета.

За детским заплаканным личиком Данте разглядел девочку с острым умом, возмущенную необходимостью подчиниться воле ее отца, короля Англии, и его отца, императора Священной Римской империи. Это тщедушное существо, осмелившееся выразить недовольство действиями двух самых могущественных людей в мире, с таким же успехом могло бы восстать и против мужа, взявшего на себя ответственность за его жизнь. Молодому человеку невольно пришло в голову, что Елизавету вполне устроило бы, если бы вслед за помолвкой так и не последовала свадьба.

– Нашим отцам до нас нет дела, – пробормотал Данте. – Просто мы нужны им в данный момент для достижения своих целей.

– Мне кажется несправедливым, Данте, что, презирая нас как незаконнорожденных, они пользуются нами и нашей любовью к ним в своих интересах.

Непостижимо, как эта шестилетняя иностранка так безошибочно уловила характер отношений Данте с его отцом.

С годами между отцом и сыном установился зыбкий мир, хотя Данте служил в армии отца и постепенно завоевал уважение Карла, став его надежным доверенным лицом. Эта помолвка с ребенком из Тюдоров подтверждала высокую степень доверия Карла, потому что провал попытки установления мира на континенте мог бы погрузить Европу в пучину жестокой религиозной войны.

И в случае ее успеха Генриху VIII не оставалось бы ничего другого, как обратить на Елизавету свой благосклонный взгляд. А это означало, что невеста Данте могла бы принести своему жениху больше земель, чем он нашел бы себе в Новой Испании, а также титул, богатство и уважение, принять которые непосредственно от отца, не желавшего публично признавать его своим сыном, ему мешала упрямая гордость. Его чутье заставляло не соглашаться с такой несправедливостью.

– Отец доверяет мне многие важные дела, – сдержанно ответил Данте девочке.

– После помолвки наши отцы больше не будут сердиться друг на друга.

– Вы совершенно правы. Это очень важный шаг, особенно если учесть, что и вы, и я занимаем в настоящее время довольно жалкое положение.

Елизавету привело в негодование его замечание:

– Я уже заслужила право возвышаться над всеми другими.

История малышки была итальянцу известна: ее сослали в отдаленное поместье, лишили всякого внимания со стороны отца, английский народ гневно осуждал ее как отпрыска печально знаменитой Анны Болейн. Ни одна живая душа не заметила бы отсутствия этого существа, если бы оно исчезло с лица земли. И неудивительно, что Елизавета жаждала признания своей значимости. Он слишком хорошо ее понимал, обуреваемый тем же стремлением.

– Может быть, вам не следовало бы придавать такое большое значение этой помолвке, Елизавета.

– Она уже получила одобрение моего отца. – На личике Елизаветы отразилось сильное волнение. – Чтобы доставить ему удовольствие, я выйду за вас замуж, и ни за кого другого, Данте Альберто Тревани.

Такое заявление вызвало у него ощущение неловкости. Данте не собирался выпускать из рук свою удачу, и все же так смело заявлять о немыслимости любого вмешательства значило искушать судьбу.

– Мы не можем объявить о нашей помолвке раньше чем через десять лет. За это время может случиться многое Например, ваш отец пожалеет, что пообещал вас мне, и найдет другого, более достойного человека.

– Мой отец не слишком-то интересуется моей жизнью. Я могла бы заслужить его внимание, если бы вела себя очень хорошо и выполняла все его желания.

Он воздержался от дальнейших предостережений. С трудом верилось, что Генрих когда-либо снова озаботится ее судьбой.

И все же его не оставляло чувство смутного беспокойства Ему хотелось предостеречь Елизавету, убедить, что она не должна рассчитывать на единственный раз и навсегда выбранный ею самою путь, если, конечно, девочка – подобно Данте – не готова к любым неожиданностям.

– Про меня говорят, что я слишком тщательно взвешиваю все возможности, прежде чем остановиться на том или ином решении, – медленно начал он. – Я научился благоразумию, наблюдая за своей матерью, которая могла наслаждаться жизнью тем больше, чем больше набиралась опыта. Она всегда прощала себе ошибки, совершенные из свойственного ей мягкосердечия, говоря при этом: «Порой обстоятельства вынуждают нас принимать решения, которые лишь разрывают нам сердце». Не позволяйте себе, Елизавета, становиться жертвой обстоятельств.

– Меня называют очень своевольной и упрямейшей из всех девочек. Мое сердце непроницаемо. Я никогда не выйду замуж ни за какого другого мужчину, кроме вас, – выпалила маленькая девочка.

Он легонько приложил свой палец к ее губам, но сделал это слишком поздно, чтобы удержать Елизавету от повторения ее обета. Что ж, так тому и быть. Данте стремился к этому браку всеми силами, однако за десять лет много воды утечет, и не в его власти было знать, какие сюрпризы уготовит судьба за такой срок. Внезапно в ее глазах появилась тревога:

– Вы, несомненно, будете выглядеть таким же мужественным и внушающим страх, как сейчас. А я? Я ничем не примечательна. Да через десять лет вы меня просто не узнаете.

Данте знал, что все женщины, независимо от возраста, жаждут признания своей красоты. Он взял ее руку в свою, всеми силами пытаясь найти хоть что-то запоминающееся в ее детском личике и незрелых формах:

– О, у вас такие красивые, изящные ручки, Елизавета. А ваши волосы – сплошное золото, сквозь которое будто солнце струится… Вашим волосам будут завидовать все женщины на свете.

– Волосы Тюдоров, – с грустью проговорила она. – Мой отец не может отрицать, что у меня такие же волосы Тюдоров, как и у него.

Данте снова ощутил прилив жалости:

– Вот видите, я всегда узнаю вас по этим красивым рукам и по вашим волшебным волосам. А что это за украшение? – Он осторожно прикоснулся к усыпанной драгоценными камнями вещице, спускавшейся на цепочке с ее тонкой шейки.

– Это любимый браслет моей матери. – Елизавета прижала браслет к груди с радостным волнением. – Посмотрите, Данте, это черепаха! Браслет пока еще мне велик, и поэтому моя гувернантка приспособила к нему цепочку, чтобы я могла носить его у самого сердца.

Вещь была превосходна, в форме изящной черепахи со сверкающими бриллиантовыми глазами – литое золото с наложенным на него зеленым эмалевым панцирем.

– Я узнаю вас и по этому браслету. Наденьте его к нашей следующей встрече.

– Я надену его… – Она словно замерла, сжав губы, четкая линия которых говорила о ее решимости. Чуть нагнувшись к Данте, малышка понизила голос до шепота: – Я намерена надеть его в тот день, когда стану королевой Англии.

Да, честолюбием ее Бог не обидел! Возможно, они с Елизаветой никогда не полюбят друг друга, но будут верно служить друг другу. Двое незаконнорожденных, завоевывающих место под солнцем, которого были лишены еще при рождении. Данте улыбнулся:

– Auguri, ragazzina corragia. Это значит: «Удачи тебе, храбрая маленькая девочка». Вот и ваш первый урок итальянского.

– Не забудьте про свое обещание выучить английский.

– Я найму учителя, который поможет мне разобраться в этих дьявольских «thees» и «thous», «-eths» и «-ests». – Мягкая насмешка вызвала у Елизаветы слабую улыбку, и он поклялся себе, что никогда не скажет ей о том, что дал обещание из корыстных побуждений. Она была всего лишь полусиротой, убитым горем, потерявшим мать ребенком, тосковавшим по отцовской любви. Маленькой девочкой, жившей несбыточными мечтами о том, как она наденет любимый браслет с черепахой в день, когда станет коронованной властительницей. Но наяву, а не в мечтах народ скоро забудет о самом существовании несчастного ребенка. Детские иллюзии Елизаветы будут быстро разрушены и без того, чтобы Данте подбросил хвороста в костер.



Вынужденное десятилетнее молчание внезапно представилось некоей благословенной интерлюдией, дающей Елизавете время созреть, а Данте свыкнуться с мыслью о женитьбе на женщине, к которой он не испытывал никакого влечения. Наступит время расцвета мира по всей Европе – а что еще может быть важнее и благороднее этого! Итак, Данте Тревани оставил этот обман при себе, найдя ему оправдание, и, покидая Елизавету Тюдор, не высказал вслух своих опасений.


Интерлюдия

Мортлейк, Англия, 1544 год

Джон Ди со всей научной беспристрастностью отмечал, что вызванная страхом дрожь в его руках не мешает посыпать песком только что исписанный им пергамент.

Однако эта дрожь могла лишить его руку твердости, необходимой при запечатывании расплавленным воском важного письма, что было совершенно недопустимо. Если бы кто-нибудь посторонний распечатал и разгадал тщательно засекреченное послание, Джону Ди не миновать виселицы.

Он был охвачен тревогой с того самого дня, когда сделал удивительное открытие. Может быть, он не так истолковывал свое болезненное сердцебиение, неприятный медный привкус в пересохшем горле и изнуряющую необходимость то и дело мчаться в отхожее место. Возможно, это был вовсе не страх, а просто сильное волнение, усиливавшее его злосчастный недуг.

– Надо снова перечитать засекреченное письмо, – вслух сказал он себе. Возвращение к обычному порядку научной работы разогнуло его спину, он сел прямее и повторил уже спокойнее: – Да, надо снова перечитать написанное.

Разумеется, никто не мог ни услышать этих решительных слов, ни стать свидетелем его действий. Невозможно было допустить, чтобы кто-нибудь, даже самый преданный слуга, узнал о раскрытой им тайне.

Джон Ди посмотрел на небо через тонко сработанные окуляры невиданного телескопа, позволявшего ему одному разглядывать на большом приближении небесные светила. У него стоял комок в горле от того, что открыли ему небеса, и он сверял увиденное со своими картами, чтобы увериться в своей правоте.

Ошибки нет. Все правильно. По крайней мере с его стороны.

Однако этого нельзя было сказать про династию Тюдоров. Все они должны были безвременно уйти в иной мир, кроме одного лица.

Крепкий, здоровый король Генрих, любимец англичан, должен будет умереть так скоро, что Ди было страшно даже подумать об этом. Болезненному Эдуарду будет суждено последовать за своим отцом всего через несколько лет, оставив трон на короткое время узколицей Мэри. Затем придет черед Елизаветы. Славное царствование продлится больше четырех десятилетий, приведя самого Джона Ди к процветанию при условии… при условии…

При условии, что Елизавета никогда не выйдет замуж. Она, последняя из прямых наследников Генриха, должна править самостоятельно. Не имея мужа, который наставлял бы ее в делах правления и любил бы ее, она обречена умереть без потомства. Это была непомерная плата даже для той, которая так страстно стремилась к короне, что аура этого стремления стала для нее неким дьявольским ореолом.

Оставался всего лишь один пустяк, чтобы достичь победы. И единственным, кто мог это сделать, был Джон Ди.

Глава 1

Мортлейк, Англия, 1544 год

Данте не мог оторваться от нескольких строчек, написанных на мягком пергаменте тонким неразборчивым почерком. Он так и не овладел почти недоступными его пониманию тонкостями беседы на английском языке, но мог прочесть это предупреждение о том, что хитрый старый Генрих в очередной раз подвергал испытанию решимость Данте жениться на Елизавете.

По меньшей мере дважды шпионы Данте сообщали ему о том, что Генрих тайно вел переговоры с могущественными людьми в разных концах света, предлагая им брак со своей младшей дочерью в обмен на его, Генриха, покровительство, во многом подобно тому, как в свое время торговался по этому же поводу с Карлом. Не впервые Данте посылал к Генриху курьеров с составленными в сильных выражениях напоминаниями о своих правах в отношении Елизаветы. И каждый раз тайные переговоры Генриха сходили на нет и в конце концов выдыхались, как пламя в кузнечном горне с замершими мехами. Но Данте не успокаивался на этом, понимая, что не выражения возмущения заставляли Генриха уверять его в своей доброжелательности. Генриха сдерживали лишь переговоры с Карлом о поддержании мира на континенте. Хрупкий мир рухнул несколько месяцев назад. Однако это не имело значения для договоренности между двумя королями, которая оставалась в силе. Елизавета все еще была ребенком. И Данте не разуверился в том, что в свое время помолвка сможет состояться. Но вот пришло письмо, говорившее ему о том, что времени больше не оставалось.

«Он снова взялся за свое. На этот раз он намерен выдать ее за другого. Приезжайте в Мортлейк, прежде чем встретитесь с ним. У вас нет выбора, выход только один, и без меня вам его не найти.

Ваш друг д-р Джон Ди».

В Италии у Данте были друзья, в Англии же – ни одного. Каким образом незнакомец, о котором он и слыхом не слыхивал, оказался посвященным в тайну молодого человека да к тому же обещал помочь, оставалось для Данте загадкой.

Встреча с Генрихом предполагала поездку в Лондон, во дворец короля. Данте изучил карты и вычислил, что крюк в Мортлейк мог спасти его, если, конечно, этот таинственный доктор Ди и впрямь в состоянии оказать итальянцу неоценимую услугу. На худой конец он, Данте, запоздает лишь на несколько часов.

И вот Данте уже стоял в холодной, мрачной, крошечной гостиной Ди. Он порадовался тому, что нагрудник доспехов удерживал тепло его тела. После долгой дороги молодой человек был страшно голоден и падал с ног от усталости, но престарелый слуга доктора не предложил ему закусить, а присесть на запыленную рухлядь, с незапамятных, по-видимому, времен служившую мебелью в жалкой каморке, у Данте не возникло желания.

Прошла одна четверть часа, за ней другая, а потом истекло и время, мысленно отведенное им для разговора. Доктора Ди все не было, и Данте чувствовал, как в этой отвратительной обстановке в нем медленно закипает злость. Раздосадованный, он резко повернулся, кляня себя за то, что его провели как мальчишку, и едва не раздавил какое-то хрупкое привидение, словно из воздуха возникшее на его пути. Громко чертыхнувшись, Данте вцепился в его плечи, чтобы не грохнуться обоим на пол.

– Я провидец, – проговорил призрак голосом, который, вероятно, по его мнению звучал устрашающе. – Я предвидел, что в эту самую минуту ваше терпение иссякнет.

– Здесь не нужно быть семи пядей во лбу, – презрительно фыркнул Данте. – Однако, прежде чем уйти, я пожалуюсь на тебя твоему хозяину за то, что ты занимаешься колдовскими играми.

– Увы! Хозяин здесь я.

Ошеломленный молодой человек с недоверием уставился на незнакомца. Приглядевшись, он увидел, что человек был не так стар, как ему показалось, судя по сутулой фигуре и худобе, делавшей его похожим на скелет. На нем мешком висел вонючий черный халат, а волосы, неопрятно спадавшие седыми прядями на плечи, прикрывала какая-то непонятная скуфейка. Его жалкая бороденка больше напоминала козлиную.

– Ты… ты – Джон Ди?.. – в замешательстве спросил итальянец.

– Да, конечно. – От резкого кивка наушники скуфейки хлопнули его по ушам. – Доктор Ди, с вашего позволения. Я предвижу, что они изгонят меня через несколько лет из Кембриджа, но им никогда не удастся отнять у меня мою ученую степень.

Высокомерие испарилось у Данте вместе со способностью держаться на ногах. Он опустился на полусгнившую скамью.

Доктор Ди засеменил к задрапированной стене и рывком раздвинул тронутые плесенью шторы, за которыми оказалось окно с закрытыми ставнями. Он сделал несколько резких движений головой, оглядывая украшенное рамой с затейливым орнаментом зеркало и другие предметы, сваленные в кучу на полу.

– Встаньте рядом вон с тем магическим зеркалом, прежде чем я впущу солнце.

Через трещины в ставне пробилось несколько полосок света. Убогая комната показалась Данте еще более гадкой, а сам он, отдавшийся на волю Ди, – просто жалким. Он поднялся со скамьи.

– Нет, я не буду этого делать. Я ухожу, – на ломаном английском объявил итальянец.

– Не уходите, если не хотите погрузить всю Англию в хаос! – Этот резкий оклик ошеломил Данте, лишив его дара речи, настолько повелительный тон не вязался с тем, что видел молодой человек. – Если вам дороги ваши жизнь и душа, вы выслушаете все, что я скажу вам о ее милости миледи Елизавете.

– Откуда такая осведомленность о подробностях жизни королевской семьи? – коверкая слова, спросил Данте.

– О, да просто благодаря моим тесным связям с доктором Чиком. – Ди очень удивился тому, что Данте не догадывается, о чем идет речь.

– С доктором Чиком?

– Он учил юного Эдуарда Тюдора греческому и латинскому языкам. Вы знаете Эдуарда, сына короля Генриха? Доктор Чик много раз помогал мне, а я в ответ делюсь с ним своими познаниями в астрологии. Мы коллеги.

И это чучело, сильно смахивающее на лунатика, – коллега всемирно известного ученого? Даже помешанные на астрологии подданные отцовского двора не отнеслись бы серьезно к толкованиям сей подозрительной личности. Данте стремительно шагнул вперед, готовый убраться восвояси, но доктор Ди предостерегающе поднял руку, и итальянец, как ни странно, почувствовал, что не способен сделать больше ни шагу.

– Недавно я составил гороскоп Эдуарда для доктора Чика, но я никогда не смогу показать ему мой гороскоп, никогда! – Голос Ди понизился до шепота: – Я уже сказал вам, что я провидец, – мои гороскопы говорят о том, что юный Эдуард станет королем!

– Изумительно! – протянул Данте с саркастической усмешкой, нимало не смущенный предсказанием, которое так потрясло доктора Ди. – Подумать только, сколько толков пойдет на сей счет – престол унаследует по праву старший сын короля!

– Единственный сын короля. Несмотря на горячее стремление иметь наследников мужского пола, у Генриха больше никогда никто не родится.

– Да ему нужен всего один, и он благополучно пережил все опасности детских болезней.

– Увы, род Тюдоров отличается слабым здоровьем. Все они перемрут, повалятся, как кости домино, и тогда начнется славное сорокапятилетнее самостоятельное правление ее милости миледи Елизаветы.

Бредни лунатика попахивали государственной изменой.

– Ди… – начал было Данте.

– Доктор Ди, – резко перебил его странный собеседник, а затем продолжил довольно сдержанно: – Я буду назначен астрологом королевы, когда она взойдет на трон. А вы, сэр, с вашей тайной помолвкой лишь препятствуете событию огромной важности.

С губ Данте готова была сорваться по меньшей мере сотня возражений. Например, Генрих VIII снова, и притом скандально, женился на шестой жене и, несомненно, будет иметь других наследников, с гораздо большими правами на трон, нежели Елизавета. Видит Бог, женщина не сможет править без сильной мужской руки и сорока пяти дней, не говоря уже о сорока пяти годах. Каждому понятно, что все эти гороскопы и предсказания не что иное, как суеверные бредни, и он, Данте, оказался в глупейшем положении, так долго позволяя этому безумцу морочить себе голову.

Однако все доводы, которые он держал наготове, сразу поблекли всего лишь от двух слов, произнесенных астрологом: «Вы препятствуете…»

– В письме мне было обещано помочь добиться от Генриха подтверждения моей помолвки. За этим я и приехал. – Голос Данте охрип от волнения.

– Я же говорю вам, что вы не можете воспользоваться помолвкой! – Лицо Ди исказилось негодованием.

– Могу, – упрямо возразил молодой человек.

– Нет! И вы должны позволить мне сделать так, чтобы вы магически исчезли!

Первым порывом Данте было потребовать, чтобы ему вернули меч, и пронзить им сердце жалкого астролога, милосердно прекратив тем самым его безумное существование. Но тут в голове молодого человека, чье терпение успело полностью иссякнуть в ожидании доктора, пронеслась мысль о справедливости наследования трона Генриха VIII его законнорожденным, да к тому же единственным отпрыском мужского пола.

Он подпер кулаком подбородок, сделав вид, что глубоко задумался:

– Гм… Может быть, вы закроете глаза, занявшись моим магическим исчезновением, а когда откроете, меня уже здесь не будет?

– Не делайте из меня посмешище, сэр.

Данте стало неловко за неудачную шутку. «Чего же ты хочешь от меня, доктор Ди?»

– Послушайте меня внимательно, прежде чем судить обо всем. – Данте кивком согласился, и астролог продолжал: – Елизавета никогда не должна выходить замуж. Ей суждено править самостоятельно. Единственное, что может помешать исполнению воли Всевышнего и повергнуть страну в хаос, это данная ею клятва: «Я выйду замуж за вас, и ни за кого другого, Данте Аль-берто Тревани».

По спине Данте прошел холодок. Откуда Ди мог так точно знать слова Елизаветы? Не иначе, как услышал из ее собственных уст. Конечно, оба они в сговоре.

– Так, значит, она рассказала вам о своей детской клятве, – догадался молодой человек.

Ди покачал головой:

– Я никогда не разговаривал с ее милостью миледи Елизаветой, хотя в будущем нам предстоит разговаривать часто. Дело в другом. Вы, несомненно, боитесь, как бы я не убил вас на месте.

У Данте от изумления перехватило дыхание. Мысль о возможной гибели не приходила ему в голову, когда он решил сделать крюк для встречи с Джоном Ди. До сей минуты он смотрел на астролога со снисходительным презрением. Походя высказанная угроза вдруг показала, как незавидно его положение, напомнив, что только упрямая гордость заставила его отклониться от дороги, никому не сказав о своих намерениях. Молодой человек стоял без оружия в каморке безумца, в чужой стране, управляемой королем, который, по всей видимости, жалел о давней сделке.

Что и говорить, незавидное положение для человека, только что услыхавшего, что он препятствует…

– Увы, убить вас я не могу. – От мелькнувшего при этих словах в глазах Ди искреннего сожаления Данте прошиб холодный пот. – Ваша смерть теперь, когда ее милость миледи Елизавета все еще так юна, могла бы стать поводом, освобождающим наследницу от данной ею клятвы. И тогда она могла бы с чистой совестью согласиться на другого избранника.

– Вы не смеете думать, что я отступлюсь добровольно. – Данте заговорил резко, смущенный тем, что позволил угрозам какого-то шута хотя бы на один миг поколебать его уверенность в себе.

– Да, у меня нет причин ожидать легкого отказа от столь честолюбивых помыслов. Ради этого большинство мужчин готовы были бы продать свою душу дьяволу. – Астролог пристально смотрел прямо в глаза Данте, и в этом немигающем взгляде не было никаких признаков безумия. – Вы навсегда останетесь тем, кто вы есть, – обычным человеком, каких миллионы. А она будет королевой Англии, Тревани. Человек, взявший ее в жены, будет править страной рядом с нею, как супруг царствующей королевы.

Данте обуревало честолюбивое стремление стать супругом правящей королевы. Все головы склонились бы перед ним, как они склонялись перед его отцом. Отец! Да, лаже сам Карл V вынужден был бы признать своего незаконного сына равным себе. Никто, даже император Священной Римской империи, не осмелился бы попрекнуть его незаконным происхождением, с этим было бы покончено раз и навсегда – при условии, если подтвердятся возмутительные предсказания астролога. Нет, это невозможно.

В глазах Ди сверкало удовлетворение, говорившее о том, что он непостижимым образом читал все, что творилось в душе честолюбивого итальянца.

– Стоит вам только показаться при дворе, и Елизавета сочтет делом чести исполнить свою клятву. В отличие от вас она пошла на помолвку с самыми искренними намерениями.

Данте повернулся на каблуках, намереваясь молча уйти. Однако перед дверью, преграждая ему дорогу, стоял престарелый слуга Ди, сжимавший в руке внушительную метлу, всем своим видом доказывая готовность хватить своим орудием по голове Данте, осмелься тот сделать еще хоть один шаг. Лицо этого человека было таким угрожающим, что Данте замер на месте, опасаясь, что малейшее его движение может вызвать роковой удар. Он смиренно поднял руки. Слуга неожиданно улыбнулся ему и принялся подметать пол.

– Он мог бы жениться на другой, более подходящей его положению, хозяин, и покончить с борьбой за союз с миледи Елизаветой, – заметил слуга со знанием дела.

Ди покачал головой:

– Такой шаг не избавил бы Елизавету от намерения выйти замуж за кого бы то ни было. Один Господь ведает, что у женщин в голове. Тревани должен исчезнуть. У нас нет другого выхода.

Пока Данте слушал, как двое глупцов обсуждали его будущее, как будто они могли сыграть в его судьбе какую-то роль, в голове у него прояснилось. Он не пережил бы презрительных насмешек, если бы прошел слух о том, как он стал свидетелем бредового разговора между стариком, ра чмахппапшим метлой, и лунатиком, намеревавшимся неким магическим образом заставить его исчезнуть.



– Так что же нам остается, Ди, если вы не можете пи убить меня, ни подыскать мне более подходящую партию? – поинтересовался Данте с плохо скрытым нетерпением.

– Речь здесь идет не совсем о том, подходит кто-то кому-то или нет. Ясно одно: вы не годитесь для брака с Елизаветой.

– Не гожусь? – переспросил Данте с той обманчивой мягкостью, которая заставила бы любого, кто его знал, схватиться за меч. Но доктор Ди был не из их числа и опрометчиво продолжал настаивать на своем, не понимая грозившей ему опасности:

– Не годитесь. Человек, отважившийся любить королеву, не может утверждать, что принимает близко к сердцу ее интересы, тайно действуя в своих собственных целях. Человек, осмелившийся любить королеву, должен безраздельно принадлежать ей. Вам не дано этого понять, Тревани. Вы весьма смутно понимаете даже то, что движет вами в стремлении достичь своей цели!

– Я думал, что вы действительно провидец, – Данте презрительно фыркнул в ответ на бредовые идеи Дн. – Титул и земли – вот что мне нужно от этого брака. И напрасно вы предсказываете столь славное бу-дущео моей невесте.

Ди оставил без внимания нападки Данте.

– Вы все еще надеетесь завоевать расположение своего отца, заставив английского короля сдержать слово?

Данте вызывающе посмотрел на Ди:

– Я зрелый мужчина, а не сопливый юнец, для которого главное – мнение собственного отца. Мой отец ценит мое военное искусство. Я ценю золото, которое он мне присылает в обмен на это. Уже много лет я не думаю о том, любит он меня или нет.

– Так говорит ваша голова. Но сердце ваше выводит совсем другую мелодию. Именно сердце должно научить вас быть достойным человеком. – На лице Ди вдруг возникла мягкая улыбка. – И это умение я дам вам в обмен на ваше магическое исчезновение.

Данте промолчал. Многое из сказанного Ди было досадно близко к истине, но мириться с этим ему не хотелось. И он решил переменить тему разговора:

– Я не стал бы так спешить с заключением этого брака, если бы Генрих не проявлял столь очевидную решимость выдать Елизавету замуж. Ведь, кроме всего прочего, она всегда старается делать так, чтобы отец был доволен.

– Увы, бедный король Генрих покинет земную юдоль раньше, чем ощутит свое недовольство безразличием Елизаветы к браку. Повторяю – вы должны исчезнуть. Это лучше всего послужит Елизавете.

– Озлобляя ее против тех мужчин, ни одному из которых она не решится довериться? – в запальчивости подхватил Данте.

– О, да вы, оказывается, слишком высокого мнения о себе, если полагаете, что ваше исчезновение сильно повлияет на Елизавету, – усмехнулся Ди. – Ее королевская милость с успехом воспользуется вашим отсутствием. Верьте мне, Тревани, она только поблагодарит вас, особенно если вы никогда не будете вторгаться в ее жизнь!

Тянуть время дальше не было никакого резона. Возможно, если сделать вид, что согласен с бреднями доктора, он сможет сбежать и заняться действительно важным делом – встречей с будущим родственником Генрихом VIII.

– Отлично, Ди. Я согласен на магическое исчезновение, только поторапливайтесь, – миролюбиво произнес итальянец.

Ди снопа улыбнулся. Он отпустил слугу, и когда они в гостиной остались вдвоем, подошел к нагромождению каких-то предметов посреди комнаты.

– Это мой радиус-векторный астрономический прибор, я его называю «радиус астрономикус», – заговорил он о своем любимом детище, с явным удовольствием погладив странное сооружение. – И я вовсе не уверен в том, что он потребуется для моей рискованной затеи, но мне хочется избежать неудачи.

Данте застонал от столь пространного объяснения. Тем временем Ди взял зеркало и рукавом стер с него жирное пятно.

– А вот мое магическое зеркало. Очень древнее. Легенда гласит, что продолжительное воздействие на него солнца может его разрушить, поэтому мы должны очень бережно с ним обращаться. – Он потянул Данте за руку, и теперь оба они оказались перед «радиусом астрономикусом». Данте покорно подчинялся, готовый на все, лишь бы нелепая встреча поскорее закончилась.

– Я устал ждать, доктор Ди.

– Еще шаг влево, пожалуйста. Вот так. Сейчас я открою ставни, чтобы солнечный свет отразился в зеркале. Как только луч коснется вас, вы – пфф! – мгновенно исчезнете.

Столь тщательные приготовления Ди пробудили в молодом человеке любопытство. Данте сам привык все делать по собственному, тщательно составленному плану, считая себя зрелым, умудренным опытом человеком. Не то что его люди, но даже их лошади шагу не могли ступить без указаний своего хозяина. Однако его логика и мудрость по сравнению с одержимостью астролога мельчайшими деталями оказались просто детскими игрушками.

– И где же я окажусь потом, после этого… ну… исчезновения? – не вытерпел молодой человек.

– В будущем, разумеется.

– А почему не в прошлом? – спросил Данте, искренне желавший узнать, была ли у Ди и такая возможность.

Доктор Ди изумленно воззрился на итальянца, но объяснил, что ему действительно приходила в голову подобная мысль:

– Если бы я отправил вас в прошлое, вы могли бы оставить Елизавете тайный завещательный отказ, и моя роль в этом была бы раскрыта.

– Ага! Так, значит, вы намерены обмануть свою королеву? – Эта насмешка заставила Ди побледнеть, а Данте, поддразнивая его, добавил: – По правде говоря, мне это кажется нечестным, доктор Ди. Вы хотите получить все, чего пожелаете, тогда как Елизавета и я теряем все.

Доктор Ди бросил на молодого человека подозрительный взгляд:

– Елизавета достигнет того, чего желает ее сердце. Превыше всего она жаждет власти и славы – и она займет свое место в истории при условии, что вы не станете принуждать ее к браку, которого она не хочет.

– Иначе говоря, пострадаю только я один.

– Пострадаете? Странно такое слышать от вас, Тревани. За эти годы ваше сердце так очерствело, что вы даже не заметите, как оно перестанет биться.

Данте гордился непроницаемой броней, в которую он одел свое сердце. И все же в нем шевельнулось смутное волнение, словно он не решался ответить на обвинение доктора Ди.

Должно быть, на лице Данте отразилось несвойственное ему внутреннее смятение, потому что Ди смотрел на него в каком-то удивленном раздумье:

– Что ж, может быть, для вас не все еще потеряно. Как и вы, я человек чести. Мне хотелось бы предложить вам кое-что взамен. Вы окажетесь в ситуации, которая обеспечит вам все, на что вы могли бы надеяться, чтобы добиться славы.

– Королевы, королевства, которым мог бы править, и положения, при котором никому бы не мешал. – Данте воспринял его слова как издевку. И с тоской почувствовал, что самое большее, на что он мог надеяться, это брак по расчету, без любви, с какой-нибудь равнодушной особой. Он стиснул зубы, стараясь прогнать из головы горькие мысли.

– Вот именно. И вкупе с исцелением вашего сердца, которое будет достойно презрения, если гордыня ослепит вас настолько, что вы не будете знать ему истинной цены. Но если вы примете вызов, жизнь для вас повернется невиданной доселе стороной.

– Вызов, Ди? Предупреждаю вас, сила моя огромна, в чем не раз убеждались мои враги.

Ди вновь посмотрел на него с тревогой:

– Раны, от которых вы будете страдать, не будут кровоточить, но будут причинять вам более сильную боль, чем потеря жизни или, скажем, конечности. У вас никогда недостанет сил принять эти вызовы, Тре-вани.

Данте было жаль упускать возможность, которую сулила подобная сделка, хотя и не очень верилось в слова астролога:

– Предположим, что я вынесу нестерпимую боль и справлюсь с таинственными вызовами. Победа предполагает какие-то трофеи?

– Сердечные битвы вознаграждают победителя счастьем. Этот приз дорогого стоит.

Данте покачал головой:

– Нет, Ди. Счастье в любви привлекает меня меньше, чем желание слышать, как мой отец, обращаясь ко мне, называет меня «милорд». Предлагаю обмен. Я разрешаю вам попытаться сделать так, чтобы я исчез. Но если я докажу, что гожусь в супруги коронованной особе, я вернусь сюда и потребую все, принадлежащее мне по праву.

На лице Ди появилось выражение озабоченности:

– Я вовсе не уверен в возможности этого. Нельзя сбрасывать со счетов само течение времени. Там оно может пронестись быстрее, чем здесь, или наоборот – здесь быстрее, чем там. Ведь день, который пролетит в будущем, может равняться неделе, месяцу, а то и году, или…

– Ди, вы хуже старой бабки, которая никак не может найти свой кошелек.

Ди с упреком посмотрел на итальянца и прошипел ехидно:

– Тогда скорее всего для вас не будет иметь никакого значения, что Елизавета вполне может оказаться старухой к тому времени, когда вы вернетесь. Впрочем, я не взял бы на себя смелость утверждать, что, несмотря на это, вы не захотите вернуться.

– Тогда почему вы боитесь такого уговора?

– Что ж, очень хорошо. – На лице Ди мелькнуло неудовольствие. – Запомните: зеркало унесет вас отсюда. Зеркало же может принести вас и обратно.

– Зеркало. – Данте искоса глянул в него и невольно моргнул: ему почудились стремительно проносившиеся ярком небе облака, но это было невозможно, потому что через едва приоткрытые ставни проникал только узкий куч света.

– Ну а теперь приступим. Сядьте сюда, и как можно прямее! – проворчал Ди. – Не забывайте о том, что, согласно легенде, свет солнца должен упасть прямо на зеркало и лишь на короткое время, не то оно может разлететься на куски. Я поверну его так, чтобы отраженный свет пал на вашу голову.

Ди потянулся к ставням и открыл их. Затем, крепко прижав магическое зеркало к груди, он повернул его к солнцу, нашел нужный угол и стал плавно смещать волшебное стекло, пока отраженный солнечный луч словно в какой-то безумной пляске не метнулся по полу под ноги Данте. Лицо доктора исказила гримаса, он сощурился как от боли:

– Слишком ярко. Я не могу больше смотреть. Не горбитесь!

– Вам трудно открыть глаза, доктор Ди?

– Да, да! Не шевелитесь!

Данте медленно подвигался к двери, едва сдерживаясь от смеха. С него хватит! Сейчас он покинет этот сумасшедший дом, даже если его сторожит, как собака, старый слуга. Он просто оттолкнет его, несмотря ни на его дряхлость, ни на дурацкую увесистую метлу в руках.

– Нестерпимо яркий свет, доктор Ди. Вам лучше подольше не открывать глаз.

К тому времени, как астролог разомкнет веки, от него, Данте, и следа не останется. Вот это будет магическое исчезновение!

Отраженный луч снова дико метнулся и остановился на лице Данте. Озорная веселость тут же оставила его. В голове у молодого человека словно началось какое-то кипение, и он уже ничего не мог слышать, кроме этого мучительного шипящего звука и переполнявшего его глухого стука собственного сердца. Луч света вонзился ему в лоб прямо между бровями. Горячо. Нестерпимо горячо. Этот жар проникал в его дыхание и беспощадно пожирал его, а свет становился все ярче и, казалось, слепил глаза жгучей мучительной болью.

А потом все погрузилось во мрак.

Глава 2

Данте пришел в себя. Никогда еще ему не приходилось испытывать такого кошмара наяву.

Барабаны у него в голове били с такой силой, что никто не смог бы это выдержать. Должно быть, леший, слуга астролога, подкрался к нему сзади и хватил-таки по голове своим орудием. Зажмуренные глаза Данте болели и слезились от дьявольского колдовства доктора Ди. От жгучей нестерпимой боли и полной тьмы ему показалось, что он ослеп.

Слепому рыцарю едва ли удалось бы убедить Генриха Тюдора сдержать свое королевское слово.

И несмолкаемый перестук в ушах, словно подкованными копытами по каменному полу – тук-тук, тук-тук, – казалось, никогда не прекратится.

Будто насмехаясь над ним, в ушах Данте отдавался лязг ударов тысяч мечей о тысячи щитов – эхо былых сражений.

Тук-тук… Тук-тук…

Но солдаты какой армии могли бы обрушивать свои удары с такой быстротой, в таком точном ритме и с такой силой, что даже пол, на котором лежал Данте, гудел не смолкая? Рыцари не знали усталости, удары сыпались без счета, с бесконечным постоянством.

Тук-тук… Тук-тук… К невыносимому звуку добавился приглушенный рев, как будто ветер, свистящий между отвесными скалами, усиливает шум сражения. А потом все было подхвачено каким-то пронзительным металлическим скрежетом. Не иначе как захлопнулась кованая железная дверь темницы за ним, слепым, беспомощным пленником, который никак не может прийти в себя.

– Нет!

Возглас протеста прозвучал в его устах скорее как сдавленный хрип задыхающегося человека, нежели как решительный вызов, а непрестанное «тук-тук» тут же затопило его, словно вырвавшись из его собственных ушей мощным потоком. Он проклинал астролога, проклинал самого себя за то, что так легко попался на бредовые речи колдуна с безумными глазами. Вся эта бессмыслица по поводу королев-девственниц и намерение магическим образом добиться его переноса в будущее притупили бдительность Данте и превратили его в жалкого узника. Тюрьма… Так вот какой выбор ожидал итальянца! Вот на что прозрачно намекал коварный отшельник. Несомненно, человек, запертый в темнице, все равно что живой труп; его ничего не ждет, кроме забвения.

«Не намного хуже навсегда лишиться зрения, чем зрячим изо дня в день до самой смерти видеть злорадство тюремщика, наслаждающегося бессилием узника в пожизненном заточении», – с тоской подумал молодой честолюбец. И все же он заставил себя открыть глаза. Окружавшее его пространство было залито мягким светом. Слава Богу, он мог видеть, но ему показалось, что Да отнял у него не зрение, а рассудок, настолько было лишено смысла то, что представилось его взору.

Данте ожидал увидеть сырой каменный мешок, но вдруг понял, что находится в некоем уютном уголке, где в полумраке мерцали обшитые полированным деревом стены. И под ним была вовсе не покрытая плесенью солома, кишевшая паразитами, вместо кучи мусора его баюкал роскошный восточный ковер, соблазнительной мягкости которого позавидовал бы турецкий паша. Справа от него высилась связка каких-то жердей, скрывавшая от его глаз остальную часть пространства; довольно длинное помещение показалось ему несоразмерно узким. И удивительнее всего было то, что все оно подрагивало от странного движения, хотя это не было похоже на тряску в карете.

– Черт возьми, что же со мной происходит? – пробормотал Данте.

Попытка подняться на ноги ни к чему не привела – скованный рыцарскими доспехами, он снова упал на ковер, прислушиваясь к несмолкаемому «тук-тук». Непонятное движение вызывало дрожь в ногах и лишало его чувства равновесия. Уж не отравил ли его чем-нибудь коварный безумец, чтобы лишить способности управлять своим телом? Что ж, он поползет как ребенок-ползунок, если это единственный способ узнать, что с ним произошло.

Данте стал на четвереньках перелезать через жерди. Он взглянул поверх них, и то, что он увидел, заставило его выпрямиться в полный рост. Он стоял как вкопанный, и никакое «тук-тук» не могло бы свалить его снова.

В дальнем конце комнаты, за столиком, перед стоявшим на нем зеркалом, прислоненным к стене, сидела женщина. Данте едва бросил взгляд на зеркало, хотя и признал в нем дьявольскую игрушку замшелого колдуна. Забыв все на свете, он смотрел, как тонкие руки привычно расчесывали гребнем отливавшие золотом рыжие волосы, волнами струившиеся по плечам до талии. Эти руки… Эти волосы Тюдоров… Ди, честолюбивый, облаченный во все черное безумец, столкнул молодого человека лицом к лицу с Елизаветой Тюдор, несмотря на всю свою болтовню о том, что помолвка никогда не состоится.

Она сидела боком к нему, и Данте смог увидеть роскошную фигуру, ничего общего не имеющую с щуплым тельцем девочки, а судя по профилю, ее когда-то детское личико теперь повзрослело, приняв такой утонченный и приятный вид, о котором он даже и не мечтал.

– Елизавета? – прохрипел Данте, и собственный голос показался ему чужим.

– А? – Удивление с оттенком душевной боли осветило ее лицо, когда она повернула к нему голову. С бессознательной застенчивостью она сжала у горла ворот сиосго платья. – Я никого больше не ждала. Мод давно уже сказала мне, что прием окончен и что все просители эазошлись.

– Все просители?

Данте стиснул зубы. Вероломство Генриха, как видно, превзошло все донесения шпионов Данте. Все просители. Что, целая армия претендентов домогается руки девушки, которая когда-то считала себя ничем не примечательной и лишенной внимания собственного отца? Однако шесть лет назад Елизавета выглядела совсем не так. Шесть лет назад она казалась чуть больше младенца, которого носят на руках. Или тогда ее детский вид был своего рода хитростью?

– Сколько же просителей… к вам обращалось? Она небрежно махнула изящной, красивой ручкой:

– О, я не знаю. Мод насчитала пару дюжин из тех, что собрались на открытии железной дороги в Санта-Фе. – Она повела точеным плечиком, и ее волосы мягко колыхнулись в такт движению. – Далеко не все из них могли бы подойти, тем более что некоторые даже женаты.

Данте недоверчиво присвистнул, на что она ответила серьезным кивком.

– Я знаю, что вы имеете в виду. Не думаю, чтобы они смогли мне надолго пригодиться, но разве я имею право отрывать их от родного дома? Вы, надеюсь, не бежите от жены с детьми?

– Этого мне только не хватало! – возмутился итальянец.

– Просто поразительно, сколько мужчин горят желанием предложить себя! Конечно, все дело в деньгах, в чем же еще. – Она бросила на Данте застенчивый взгляд. – Я готова хорошо платить за верную службу, вы понимаете, что я имею в виду.

– Не вполне, миледи. – Данте молил Бога, чтобы он не дал ему понять Елизавету.

Она откинулась назад, явно встревоженная таким обращением, а он мысленно упрекнул себя в том, что от волнения вместо королевского титула произнес «миледи». Она пожала плечами.

– Да нет, женатыми были не все. Моди постоянно говорит мне, что здесь не хватает женщин, и она, по-видимому, права. Большинство холостяков видят в этом возможность не просто делового соглашения. Скорее всего я с землями моего отца вполне подхожу для этого. На мне многие не прочь жениться, но теряют ко мне всякий интерес, как только узнают, что я вообще не намерена выходить замуж.

Хоть в этом она сохранила постоянство. Он уже открыл было рот, чтобы похвалить ее, но красавица заговорила снова:

– Так что, если вы изъявите желание, мы можем попытаться.

«Я выйду замуж за вас, и ни за кого другого, Данте Альберто Тревани». Ему казалось, что он слышал, как отдается у него в мозгу эхо ее обета. Данте переборол в себе желание напомнить о давней клятве. Молодой человек решил не заставлять красавицу произносить его собственное имя по-новому.

Ее бесхитростное предложение явно не вязалось с клубком противоречий, таящихся в словах женщины, и Данте это понял. С одной стороны, она подтвердила слова Ди о том, что у нее не было желания выходить замуж. С другой же – давала повод предположить, что не без интереса воспринимала домогательства десятков страстных поклонников. И сверх всего предлагала ему пополнить их ряды. От него требовалась мудрость священника, чтобы разобраться в созданной ею неразберихе, над этим можно было голову сломать. Он вдруг почувствовал себя оскорбленным, что его приравняли к десяткам других, в том числе и уже женатых, претендентов на ее руку.

– Вы делаете все это по воле отца? – едва сдерживаясь, спросил молодой человек.

Она не торопилась с ответом. Данте не мог сказать, подыскивала ли она правильные слова или же с трудом пыталась понять его ломаный английский.

Возможно, он какие-то слова перепутал.

– Отец? Боже мой, да нет же! Он совсем не одобрил бы этого. Это моя идея. – Елизавета улыбнулась и скромно опустила ресницы, явно довольная тем, что действовала вопреки планам короля.

Данте уловил вспышку изумрудного пламени в ее глазах и с трудом удержался от очередного вопроса. Он вспомнил, как цвет глаз малышки менялся от серого и ледяной голубизны до черного без всякого намека на проблеск зеленого. Скорее всего его подводила память. Это восхитительное, соблазнительное создание, сидевшее перед магическим зеркалом доктора Ди, ничем не напоминал Елизавету Тюдор, кроме рук и волос, но тогда кем ж^ ^ще оно могло быть? Может быть, посланный астрологом отраженный луч света внес такую сумятицу в его мозги, что итальянцу стало не под силу что-то достоверно припомнить.


– Итак, пошли дальше. – Робкая улыбка мягко тронула ее губы. – Могу поклясться, что меня это смущает так же, как и вас. Я догадываюсь, что каждый мужчина, вынужденный носить вместо рубашки листовое железо, не может жить в бездеятельности, так скажите же мне, почему вы подходите для этой работы.

Данте опустил глаза:

– Да, моя одежда повидала виды, но взгляните на тончайшую ткацкую работу, да и сшито это все по последней моде. Вся Европа берет пример с итальянского стиля.

Она сконфуженно подняла глаза, и Данте понял, что нагрудник его доспехов скрывает вышитую рубашку и прорезной камзол-дублет. Он сбросил с плеча плащ, чтобы остаться во всей красе. Бесспорно, ни один мужчина в Англии не мог бы претендовать на более пышные рукава с буфами или на такие же оборки у манжет.

Данте отказался от налокотников и ножных лат, так как путешествовал верхом, но он знал, что в чулках его ноги выглядели превосходно, а короткие бриджи с раструбами делали его узкие бедра более мощными. Подбитый мехом бархатный плащ с красивой небрежностью спадал тяжелыми складками с широкого плеча. Он украсил свою будничную, но хорошо защищавшую его голову металлическую каеку страусовым пером, позаботился о том, чтобы в ненастье пушистое перо не пострадало от дождя, и теперь чувствовал, как мягкий пух щекотал ему шею над узким круглым воротником.

Все свои сбережения и даже немного сверх того он потратил на пышный наряд, зная, что ему предстоит встреча с глазу на глаз с Генрихом VIII. Он надеялся, что в этом ослепительном наряде он сразит маленькую Елизавету наповал и она, пусть и по-детски, попытается поддержать его. Но такое явное пренебрежение к его виду привело в замешательство молодого честолюбца.

– Не могу понять, почему моя одежда вызывает у вас сомнения.

– О, в этом наряде вы напоминаете мне Вилли Снелла, – ответила она.

Во время уроков английского языка Данте старался особенно тщательно запомнить все, что могло иметь для него мало-мальское значение. Он прилежно изучал все связанное с британским пэрством, но имя Вилли Снелла знакомо ему не было.

– Вы разыгрываете меня, называя невесть чье имя, – возразил итальянец, уязвленный тем, что ее укол попал в самое больное место.

– Вилли – знаменитость, – разъяснила красавица. – Это лучший из клоунов, когда-либо работавших в цирке Фонтанеску, а ваш костюм один к одному напоминает его выступление в роли придворного шута.

Елизавета непринужденно сидела на своем табурете, сцепив пальцы на коленях, и как будто не понимала, что, сравнив Данте с придворным шутом, она нанесла ему тяжкое оскорбление. А может, он заблуждался, думая, что достаточно овладел ее языком, кроме этих «thous» и «thees» и правил в отношении употребления «-est» или «-eth» в конце слова. Проклятый английский! Почему, черт побери, он не похож на итальянский, где значения слов не так неуловимы, а правила меняются так редко?

По меньшей мере два из произнесенных Елизаветой слов – «железная дорога» и «санта-фе» – не имели для него никакого смысла. Но тем не менее он понял достаточно много. Для него было невыносимо сознавать, что его сравнивают с придворным шутом. Конечно, это работа старого отшельника, это он своей отравой восстановил ее против Данте. Молодой человек быстро подошел к Елизавете:

– Я уважаемый всеми боец, а фехтование для меня все равно что детская игрушка. Как вы посмели сравнивать меня с каким-то шутом!..

Запал его укора словно застрял у него в горле, когда он увидел, как колыхнулась и отодвинулась драпировка на стене. За нею его взору представилось небольшое застекленное окно, через которое он увидел синевато-коричневую, местами серую дымку, уходившую в небо… потрескавшуюся от жары землю и дерево, двигавшееся мимо со скоростью, которая не оставляла сомнений у Данте – лошади, тянувшие этот дьявольский экипаж, закусили удила и понесли, как видно, напуганные все тем же адским «тук-тук», продолжавшим неотступно терзать его утомленный слух.

– Клянусь всем святым, наши жизни в опасности! – Данте подбежал к окну, и душа его ушла в пятки, когда он наконец понял всю обреченность их положения. Экипаж несся так стремительно, что в животе у него что-то задрожало в унисон все тому же «тук-тук». Он забарабанил по стене и заорал во все горло:

– Кучер! Сдержи своих лошадей!

– Вы о чем, мистер? – Недоуменный вопрос Елизаветы отозвался полной безнадежностью в груди Данте. Она сидела совершенно спокойно, не подозревая о грозившей опасности. Во что бы то ни стало он должен защитить ее любой ценой.

– Не бойтесь ничего, Елизавета. Наверное, у кучера случился припадок, и он не в силах править лошадьми. Я прыгну к нему и остановлю коней.

– Почему вы все время называете меня Елизаветой? – удивилась красавица.

Теперь, когда итальянец стоял у самого окна, проклятое «тук-тук» совсем оглушило его. И он, разумеется, плохо расслышал ее вопрос, но переспрашивать и раздумывать над ним у него не было времени. Он тщетно пытался открыть окно, пока не наткнулся на задвижку, и тогда стекло сдвинулось с места.

– О, я только что закрыла окно от солнца, оно нагревает как раз эту сторону. Не открывайте его! Я понимаю, здесь душновато, но не хочу, чтобы сюда летела сажа и врывался горячий воздух.

Он видел, что ему через окно не пролезть.

– Где здесь дверь? – крикнул Данте.

– Там же, где и была, когда вы сюда вошли. – Она указала подбородком на противоположную часть комнаты, где он только что лежал, приходя в сознание.

Данте бросил туда беглый взгляд, но не заметил обшитой досками двери, сливавшейся с панелью стены. Он высунул голову в окно, и у него перехватило дыхание. Перед его глазами цепочкой неслось не меньше дюжины таких же экипажей, как этот, но ни одной лошади не было видно. Еще одна дюжина неслась в обратном направлении, и между ними оставалось такое узкое пространство, что стоявший там человек мог бы коснуться тех и других странных коробок раскинутыми руками.

Над всем этим кошмаром облаком висел едкий дым. Такой дым мог выходить только из чрева преисподней. Но как лошади могли тянуть всю эту вереницу экипажей, да еще с немыслимой скоростью, по почти голой земле, плоской, как поверхность моря? Подобной дьявольской силы нет ни у одного земного создания.

В сознании Данте снова возник непрошеный образ доктора Ди. Ди унизил его, знаменитого фехтовальщика Данте Тревани, при помощи простой уловки с отражением солнечных лучей. Возможно, в каждом экипаже сей длинной вереницы сидит один из тайных поклонников Елизаветы, и доктор Ди, одержимый идеей видеть Елизавету королевой-девственницей, использует свое колдовство, чтобы поскорее доставить их туда, где всех их ожидает смерть.

– Знаете, мистер, вы ведете себя так, словно никогда раньше не ездили в поезде. – Елизавета не скрывала все возраставшего удивления.

Он не обратил внимания на милую болтовню, так как продолжал лихорадочно взвешивать действия астролога Ди, пытаясь найти слабые места в его дьявольском плане. Елизавета тоже ехала в адском экипаже, и, значит, Ди не сможет лишить Данте жизни, не убивая вместе с ним и ее. Мысли итальянца неслись с такой же скоростью, как все повозки, вместе взятые. Она, должно быть, в сговоре с Ди – полностью доверяет астрологу и совсем не боится умереть под загадочный перестук.

Скорее всего все эти страсти служили испытанием храбрости для тех, кто претендовал на руку Елизаветы. В конце концов его, Данте, предупреждали о труднейшем испытании.

Сердце молодого честолюбца бешено забилось. Может быть, есть какое-то зерно истины в умопомрачительном утверждении Ди о том, что Елизавета будет править как королева и что только человек большой доблести может рассчитывать на то, чтобы править вместе с нею? Супруг правящей королевы! Он представлял себе порожденных им сыновей, правящих Англией, наделенных теми же правами и живущих в славе и почете, как и законные отпрыски его отца.

– Я не дам вам умереть, миледи, даже если мне придется поплатиться собственной жизнью, – поклялся он, желая убедить Елизавету в своей преданности и храбрости.

– Что ж, такое рвение говорит в вашу пользу. – Она окинула его не по-девичьи холодным, оценивающим взглядом. – Вы достаточно крупны, но, на мой взгляд, слишком неуравновешенны для работы конюхом. И может быть, несколько слишком… утонченны. – Очаровательная легкая краска залила ее щеки, и она отвела взгляд как бы невзначай.

– Конюхом! – Данте был настолько потрясен возмутительностью подобного замечания, что не смог вымолвить ни слова. Тут ему пришел в голову еще один английский обычай, усвоенный им во время занятий. Британская королевская власть широко использовала почетные посты и звания для возведения в дворянское достоинство своих фаворитов. – Вы, наверное, имеете в виду должность королевского шталмейстера, Елизавета? Она пожала изящными плечиками:

– Меня зовут не Елизавета.

Кем она могла быть еще, как не Елизаветой? Наверное, все это – и оскорбительное сравнение, и эта ложь – тоже входит в его испытание.

– Несомненно, вам не повредило бы называть себя шталмейстером, выгребая грязь из стойла. Мне безразлично, какой титул вы себе при этом присвоите, но ужасно бесцеремонно с вашей стороны называть меня не мисс Карлайл, особенно если учесть, что мы встретились впервые и что вы вполне могли бы стать моим служащим.

– Слу…жа…щим, – по слогам повторил Данте словно прилежный ученик.

– Человеком, работающим на меня, – помогла ему она. – Поезд не всегда идет по Долине радости, и пользоваться и лошадьми, и паровозом – неплохая мысль. Но ни Мод, ни мне никогда раньше не приходилось ездить отдельно от цирка, и мы понимаем, как трудно ухаживать за двумя лошадьми. Вот почему я собираюсь нанять конюха. Всего на неделю или на две, пока не решу, как поступить с землей, переданной мне отцом.

По комнате разнесся металлический скрежет, в два раза сильнее того, что Данте недавно принял за лязг захлопнувшейся тюремной двери, как бы подтверждая всю жестокость полных безнадежности для него слов. Не думает ли она, что его имя, его верность, его честь можно нанять на пару недель? Если ей кажется, что он был бы счастлив стать жалким прихлебателем королевы такого рода, наемным приживальщиком, лишенным истинной власти и влияния, без надежды на то, что произведет на свет будущих правителей Англии, и даже без права называть собственную жену ее настоящим именем, то она глубоко ошибается.

Соглашение с Ди, должно быть, так извратило ее сердце, что она забыла решительно все, связанное со своей давней помолвкой, и даже тот проблеск нежности, когда они оба почувствовали свое предназначение для благородного дела. Ди, этот самозваный маг, наверное, околдовал ее, чтобы она забыла Данте. Так оно и было! Ничем иным нельзя было объяснить ее превращение из невинного ребенка в злобную ведьму. Ничем иным нельзя было объяснить ее неестественную зрелость, отказ от своего имени, изменение цвета ее глаз.

– Я никогда не соглашусь на эту работу, и в особенности ради вашего удовольствия. – Подавляемая ярость против Ди, укравшего ее невинность, превратила слова Данте в глухое рычание.

Она перешла в наступление. Ее изящные черты стали жесткими, она гневно вздернула подбородок. Глаза сузились, выражая подозрительность:

– Вы никогда не устраивались на работу через Мод, не так ли? Моим конюхом вы стать не хотите. Так в чем же дело? Объясните!

– Даже и не подумаю. – И после томительной паузы короткое слово, брошенное им, прозвучало особенно оскорбительно: – Ведьма!

Она задохнулась от ярости, и кровь отлила от ее лица.

– Вы… вы один из них, не так ли? Один из тех проклятых Богом овцеводов, которые хотят завладеть землей моего отца!

Данте задумался над этим вопросом.

– Ты хочешь сказать, что пастухи вынашивают планы вырвать английскую корону у Генриха VIII и править Англией?

– Что?..

Возможно, пораженный своим открытием, он сказал что-то неправильно. И решил пояснить:

– Ты не можешь верить, что я заодно с заблудшими душами, стремящимися отнять у тебя то, что принадлежит тебе по праву.

– Докажите, что вы не с ними, – поддразнила она. – Скажите мне, какого дьявола вы делаете в моем личном вагоне?

Данте изо всех сил старался дать объяснение своему присутствию, которое не заклеймило бы его печатью лунатика. Под ее проницательным взглядом это было еще труднее сделать. Глаза ее сузились, словно она отсчитывала про себя каждую секунду, пока наконец не повернулась на своем табурете к нему спиной с легким возгласом разочарования. А когда развернулась обратно, глаза ее были полны слез и страшной решимости, а кулак ощетинился целым набором кинжалов. Он попятился назад, развел руки, прижав их к стене, с его плеч упал плащ, и она не могла не видеть, что он стоял безоружный, но хорошо защищенный стальным нагрудником. Любой разумный человек должен был бы признать бесполезность тонких ножей против такой брони и предвидеть, что, скользнув по ней, кинжал может отскочить и пустить кровь самому нападающему.

Но только не она.

Мгновенно со смертельной точностью она стала метать кинжалы прямо в него, и притом с такой скоростью, что, казалось, едва один вылетал из ее пальцев, как другой тут же занимал его место. Ее мастерство настолько ошеломило Данте, что он, остолбенев, был не в силах шевельнуться, и, возможно, именно это спасло ему жизнь.

Один за другим кинжалы пронзали модные складки его изящной, но со следами долгой дороги одежды, пригвождая ее к стене и лишая Данте Тревани возможности пошевелиться.

Глава 3

– Вы рискуете порвать в клочья ваш любимый костюм, если будете дергаться, стараясь освободиться. К тому же у меня остался один нож, так что, пожалуйста, без глупостей.

Глориана направила было острие последнего клинка в сердце незваного гостя, но потом поняла, что эта металлическая штука надежно оберегает его грудь. Она изменила угол наклона ножа и теперь нацелила его на гениталии Данте. По тому, как он выдвинул вперед челюсть и прищурил глаза, она понимала, что Данте в достаточной мере оценил ее искусство, чтобы беспокоиться за судьбу ее новой мишени, и видел, как предательски дрожала ее рука. Она стала пятиться в заднюю часть вагона. Дойти до конца стоило ей добрых трех минут. Она открыла дверь, выходившую на маленькую площадку, прошла по узкому мостику над буферами и изо всех сил постучала в дверь следующего вагона, где находились лошади. Ответа она ждать не стала, так как знала, что Мод услышит стук и прыгнет через сцепной мостик, как обычно прыгала по натянутому канату, на котором балансируют акробаты. Она попросила Мод поторопиться, чтобы они могли вместе поскорее отделаться от странно одетого незнакомца, оказавшегося в ее личном вагоне.

Она вернулась к своему пленнику, отметив угрюмую настороженность, с которой он следил за ее приближением.

– Я вижу, несколько минут пребывания в положении распятого Иисуса не слишком-то улучшили ваше настроение, – усмехнулась она.

– Подвешенное состояние может улучшить настроение только что подстреленной дичи, но не человека, – хмуро отвечал Данте.

Он держался прямо и выглядел как пугало, хотя Глори никогда не приходилось видеть, чтобы какое-нибудь набитое соломой чучело висело с достоинством. Похожий на жилет металлический нагрудник прилегал слишком плотно к его телу, чтобы она могла направить кинжал в область талии, но она приколола пышно окружавшие его ляжки штаны, ругая про себя покрой их верхней части, туго обхватывавшей его плоский живот и бедра, так что были хорошо видны контуры запретных частей мужского тела. А его ноги! Для женщины, выросшей в цирке, мужчины в обтягивающей одежде не в диковинку, но никогда раньше ей не приходилось видеть таких мускулистых мужских ног.

Все в нем – крупное, богатырски сложенное тело, лицо, пылающее гневом, – могло до смерти испугать кого угодно, если бы не это глупое перо, которое он воткнул в свою металлическую шляпу. Оно размеренно покачивалось в ритме движения поезда.

– Вы намерены меня убить?

Хотя слова его ломаного языка звучали для нее странно, она уловила едва знакомый акцент в богатом низком тембре его голоса.

– Я пытаюсь понять, откуда у вас этот акцент. Уж не родственник ли вы Летучих Замбеллисов? Звук вашего голоса похож на их голоса, правда, не совсем.

Губы Данте тронула едва заметная улыбка:

– Сначала Вилли Снелл, а теперь Летучие Замбел-лисы… Как я вижу, все, связанное со мной, напоминает вам кого-то другого.

Ну все. Глори вдруг почувствовала, как ей в лицо ударил жар от тревожного сознания того, что она теряет голову в его присутствии.

– Это так естественно – пытаться найти что-то знакомое при первой встрече с человеком.

Ироническая нота в голосе Данте исчезла:

– Вы не помните о нашей давней встрече?

– Я… я не думаю.

Возможно… Однако она не могла начисто это отрицать. За многие годы Глори выступала перед тысячами людей. И частью ее работы были флирт, лесть, отвлечение внимания зрителей, когда она демонстрировала свои нехитрые фокусы. И каждый раз какой-нибудь мужчина задерживался после окончания представления, уверенный в том, что ее игра таила в себе невысказанное приглашение. Она неизменно отсылала их, убеждая их словами о том, что даже не замечала их лиц в толпе зрителей.

Глори внимательно изучала лицо своего пленника – худое и строгое, с медной искоркой в темных, глубоко посаженных глазах. Глаза не давали ей покоя. Она не могла избавиться от ощущения, что уже где-то видела незваного гостя. Гордые губы, волевой подбородок – все гармонично сочеталось, создавая необычайно привлекательный облик. Она почти не видела его волос, скрытых под каской, но догадывалась, что они должны быть каштановыми, с бронзовым отливом, как полосы у тигра, и очень хорошо сочетаться с бровями и усами. На щеках его темнела едва заметная щетина.

Она поймала себя на том, что благодарила своего ангела-хранителя за то, что Данте отказался поступить к ней на службу. Всю жизнь она работала рядом с мужчинами и знала, как они используют любой момент, пытаясь, каждый по-своему, добиться расположения женщины. Вдруг представила себе, как этот парень невинно попросил бы ее помочь ему снять этот металлический жилет, а потом – она хорошо знала, каким будет следующий шаг, – попытался бы урвать мимолетный поцелуй. Она внезапно вообразила склонившееся над ней лицо незнакомца, притягивающую глубину его грустных темных глаз … и вот уже его губы косаются ее губ, а усы и небритая щека щекочут ее щеку.

Целоваться с собственным конюхом? Боже правый, и откуда только берутся такие дурацкие мысли?

– Нет, раньше я с вами никогда не встречалась, – прошептала она. – Я бы запомнила.

– Значит, вы не Елизавета?

Он произнес эти слова в столь глубоком отчаянии, что Глориане на мгновение стало грустно: никто никогда не нуждался в ней так.

– Нет.

Ответ не оставлял никакой надежды.

В выражении его лица она уловила легкое замешательство, которое он тут же спрятал от ее глаз. На минуту он напомнил ей полуприрученного тигра, выпрыгивающего из своей клетки на арену цирка под улюлюканье зрителей, жаждущих его смерти.

– Вы не похожи на овцевода, – задумчиво произнесла Глориана.

Он кивнул, соглашаясь с нею, но не стал вдаваться в подробности. Глори догадывалась, что если бы она оказалась пришпиленной к стене и кто-нибудь стоял бы перед нею с кинжалом, направленным на ее интимные места, она тоже не была бы расположена к непринужденной беседе. Она убрала руку с клинком за спину, все еще не доверяя ему настолько, чтобы отбросить свое оружие. Она не боялась его, но все ее тело трепетало от сознания того, что в нем было нечто смущающее ее покой, а что именно, она не могла понять.

– Меня зовут Глориана. Глориана Карлайл. Обычно все называют меня для краткости просто Глори.

– Глориана.

Он оставил без внимания уменьшительное и словно перекатывал ее имя на языке. Она задрожала от того, как оно прозвучало в его устах, никто еще так особенно не произносил это слово. Глори чувствовала, как его взгляд словно плясал вокруг нее, выхватывая из общей картины то ее распущенные волосы, то обнажившую плечо накидку, то голые ноги. Обычно она находила какой-нибудь предлог, чтобы отвернуться, потому что терпеть не могла, когда ее разглядывали, если это бывало не на работе.

– Глориана, – снова повторил он, и она поняла, что его внимание не докучало ей по той причине, что он смотрел на нее как на женщину, а не как на фокусницу из цирка. – Вам идет это имя.

– Оно из поэмы об одной английской королеве, – порывисто проговорила Глориана. – Всем женщинам своей семьи Карлайлы давали имена королев.

Ее мать взяла ее имя из поэмы о давно умершей королеве, потому что оно означало блеск, великолепие. Никто другой раньше не обращал внимания на ее имя и тем более не задумывался над тем, шло оно ей или нет. Может быть, именно поэтому Глориана почувствовала где-то глубоко внутри своего существа непривычное ощущение приятного трепета. Вежливость требовала, чтобы она, в свою очередь, поинтересовалась его именем. Но вместо этого она спросила:

– Кто такая Елизавета? Он застыл в неподвижности:

– Сейчас это не имеет значения. Меня занимает тот негодяй, которому принадлежало вот это магическое зеркало. – Он кивнул головой в сторону ее туалетного столика.

– Это мое зеркало.

– Нет, оно принадлежало доктору Джону Ди, проклятому колдуну.

– Черта с два! – Ее голос дрожал скорее от разочарования, нежели от гнева. Неожиданно для себя она почувствовала укол ревности и глухое раздражение оттого, что ее зеркало вызывало у него больший интерес, чем сама Глориана.

Следовало бы просто приказать кондуктору вышвырнуть незваного гостя из поезда. Но любопытство одержало верх. Ей не терпелось узнать, почему зеркало принадлежало какому-то колдуну.

Она всегда испытывала неприязнь к зеркалу. Может показаться странным, но ей было не по себе рядом с этой стекляшкой. Глориане приходилось порой находить вблизи него совершенно незнакомые предметы, и, наоборот, некоторые вещи, оставленные, как она отлично помнила, рядом с зеркалом, непостижимым образом исчезали. Разумеется, зеркала лишены чувств, но иногда казалось, что этот проклятый кусок стекла буквально излучал разочарование, что им не пользовались для занятий подлинной магией вместо простых фокусов. Немудреному ремеслу Глориана научилась от матери. Она пыталась заменить зеркало другим, но не могла найти ничего подходящего для главного фокуса – отражения солнечного света для поджигания разных предметов.

Зеркало колдуна. Непохоже на правду, но узнать об этом побольше не помешает.

Несмотря на дурные предчувствия, связанные с зеркалом, она чувствовала себя в долгу перед этой вещью, от которой зависела сама жизнь женщин Карлайлов, зарабатывавших с его помощью свой нелегкий хлеб.

– Это зеркало – настоящая древность. Оно переходило в моей семье от одной женщины к другой на протяжении вот уже трех поколений, – попробовала объяснить Глориана.

– Вы происходите от Ди? – Данте смотрел на нее расширенными глазами, с каким-то суеверным ужасом на лице, свойственным людям, выходящим из палатки наркоманов. – Клянусь кровью Христа, похвальба Ди была не пустым звуком. Он действительно перенес меня в будущее! Ваши руки, ваши волосы – Боже мой, заклинаю вас, убедите меня, что он не взял Елизавету себе и не заколдовал вас, плод своих нечестивых чресел!

Она хотела было обидеться, но не смогла, поскольку мало что поняла из его слов.

– Я никогда не слышала ни о вашей драгоценной Елизавете, ни о докторе Джоне Ди. А моего отца звали Гарри Трэск.

– Ага! Гарри – Генрих – мой учитель английского говорил мне, что эти имена – одно и то же, Елизавета.

– Я же сказала вам, я не Елизавета!

– Прекрасно. Если вы это отрицаете, объясните, как к вам попало зеркало, – резко бросил он.

С какой стати она должна отчитываться о фамильной собственности перед незваным визитером, приколотым ножами к ее стене! Но Глориана всегда была слишком уступчива.

– Моя бабушка купила это зеркало на аукционе в Англии еще до моего рождения. В тысяча восемьсот сорок первом году, – терпеливо начала свой рассказ красавица. – Она пользовалась им для своих представлений и передала его моей матери, а теперь оно принадлежит мне. – В какой-то момент ее пространного объяснения незнакомец смертельно побледнел, так что ей стало не по себе. – Вот и все, – закончила она.

– Когда, вы сказали? Вы имеете в виду тыся… тысяча восемьсот… сорок первый год?

Глориана кивнула:

– Ну да, почти пятьдесят лет назад.

– Почти пятьдесят лет назад?

– Черт возьми, по этому перу на вашем колпаке я должна была сообразить, что вы слишком привередливый тип. – Она подсчитала годы на пальцах. – Сорок семь лет назад, поскольку сейчас идет тысяча восемьсот восемьдесят восьмой.

– Тысяча восемьсот восемьдесят восьмой? – Он походил на попугая, с каким-то кудахтаньем в голосе повторяя каждое сказанное ею слово, или на осла – так он проскрипел слова, обозначавшие год. Да, она вполне могла подумать что-то подобное, судя по тому, с каким тупым упрямством он не желал выходить из своего заблуждения. Это вызвало у нее невольную улыбку, но тут в вагон ворвалась Мод.

– Глори, что происходит?

Мод Мэйлоун умела застывать на месте в любом положении при малейшем признаке опасности, подобно дикой кошке, готовой сорваться в следующий миг, даже если ее тело изогнуто, как на деревянном украшении какого-нибудь судна викингов. Это от хождения по канату, утверждала Мод. Именно так она остановилась сейчас в добрых десяти футах от незнакомца, переводя быстрый взгляд от него на Глори и обратно. Поскольку он по-прежнему стоял с таким ошеломленным видом, словно аршин проглотил, Глори решила объяснить, в чем дело.

– Я подумала, что он пришел наниматься на работу.

– О, я-то знаю, что ты всегда восстанавливаешь этих парней против себя. Но не подозревала, что можешь зайти так далеко в их запугивании.

– В других я ножей не метала, – возразила Глори. – Может быть, с этим я действительно перестаралась, но уж больно независимо он себя держал да к тому же по-всякому меня обзывал.

– Гм. – Мод медленно подвинулась ближе и прищурилась.

Глори знала за ней эту привычку. Близорукость всегда хорошо помогала ей на канате, говорила Мод, поскольку она плохо видела то, что было внизу, и поневоле недооценивала опасность. Теперь же она постарела, и зрение ее необъяснимым образом изменилось – близорукая, она превратилась в дальнозоркую и больше не могла ходить по канату, хотя уверяла, что в один прекрасный день ступит на него снова.

– Может быть, ты поступила и правильно. Я никогда раньше его не видела, но мне надоели все эти олухи, желающие получить работу. В поезде целая компания трусливых бездельников. А как его зовут?

– Не знаю.

– Ну а что он умеет делать?

– Об этом я его не спрашивала.

– Мой опыт может смутить многих, – заметил без ложной скромности Данте, метнув на них мрачный взгляд.

– Ну ладно, телись поскорее, – повысила голос Мод. – Говори, кто ты и какую работу выполнял раньше.

– Работу?

– Где ты работал?

Он наморщил лоб, а потом до него дошел смысл вопроса:

– А! Последнее время я служил капитаном гвардии в армии своего отца. И притом очень успешно. Я, Данте Альберто Тревани, завоевал внушающую страх репутацию защитника королевства.

– Да?..

Казалось, он подыскивал нужные слова:

– Ну как убийца.

– О Боже… – еле слышно вздохнула Глориана.

– Он говорит это, чтобы произвести на тебя впечатление, – сказала Мод. – Ты только взгляни – у него даже нет портупеи. Как может он убивать людей – сгибаться в пояснице и сокрушать свои жертвы – с этой заостренной штукой на голове, похожей на перевернутый желудь?

– Это не имеет значения, ему просто нравится присваивать себе умопомрачительные титулы, – заметила Глори. – Он наотрез отказался работать на меня. Назвал меня ведьмой, когда я предложила ему работу.

– Держать себя с тобой по-хозяйски да еще по-всякому обзывать, словно он тебе муж, а не наемный работник! Правильно сделала, что приколола его к стенке. – Мод залилась похотливым смехом, похожим на кудахтанье, и быстро оглядела его с головы до ног. – Впрочем, я бы не столкнула его со своей полки, особенно если бы он сбросил с головы свой желудь и снял металлический нагрудник.

– Мод! – У Глори запылали щеки, но незнакомец с таким элегантно звучавшим именем будто не заметил непристойности слов Мод.

– Вы должны отдать мне это зеркало. – Он сделал движение, чтобы освободиться от ножей, но тут же отказался от этой мысли, услышав треск разрываемой ткани.

– Нет, я ничего не понимаю, – пробормотала Глори.

– Вы же должны отдать мне зеркало, да?

– Я уже сказала – нет!

– Черт с ним, с этим зеркалом. Давай отцепим его от стены, Глори. – Мод потирала руки, и глаза ее засверкали от оживления. – Я невысокая и займусь нижней частью.

На несколько секунд Данте отвлекся от затруднительного положения, когда эта старая карга по имени Мод стала выдергивать из стены кинжалы вокруг его бедер, а закончив эту работу, похотливо похлопала его, прежде чем отойти в сторону. А потом ее место заняла Глориана, и даже если бы проклятое магическое зеркало доктора Ди разбилось вдребезги, он не взглянул бы на него.

Ее голова едва доставала ему до подбородка, и от нее исходил такой дурманящий аромат, что у него в голове помутилось.

Руки болели от долгого напряжения – если бы он ослабил их, то кинжалы неминуемо разрезали бы рукава, сделав их негодными для починки. Глориана выдернула ножи сначала над одной рукой, потом над другой, и он осторожно опустил руки по швам. Их покалывало от застоявшейся в сосудах крови. Он с трудом удержался от неуемного желания обвить руками тонкую талию Гло-рианы.

Два кинжала над плечами все еще удерживали его плащ приколотым к стене. Он заскрипел зубами от сладостной боли, когда ее рука почти коснулась его щеки, потянувшись к кинжалам. Мягкий вздох разочарования вырвался у нее, когда она попыталась высвободить из стены последний нож, как будто он засел в дереве гораздо глубже, чем она ожидала.

Ее глаза встретились с глазами Данте, и в них стояла безмолвная просьба о прощении. Он с удивлением подумал о том, как редко возникает молчаливое взаимопонимание с совершенно незнакомым человеком. Вот она придвинулась ближе, чтобы поудобнее взяться за последний нож. При этом Глори оперлась рукой на металлический нагрудник над его сердцем и тут же отдернула руку как от раскаленной печной дверцы. Она глубоко вздохнула и оперлась на него снова, но на этот раз только кончиками пальцев, сосредоточив усилие на ноже. Данте жаждал, чтобы злосчастное железо расплавилось, и не мог понять, почему этого не произошло – близость женщины довела его кровь до кипения. Легкое дыхание ласкало ему щеку, напоминая о том, что с момента ее едва заметного, словно пробного прикосновения сам он перестал дышать.

Глориана вытянула из стены последний кинжал и, подняв на него глаза, подарила ему прелестную улыбку. Он смотрел на нее сверху вниз, всего несколько дюймов отделяло их губы, но между ними раскачивалось это проклятое страусиное перо.

Она чихнула. Один раз, другой. Потом повернулась и отошла к Мод.

Данте замер у стены, хотя был теперь свободен. Потом сорвал с головы каску и сунул ее под мышку. Каска стукнулась о нагрудник, вызвав глухой металлический звук, и обе женщины вздрогнули, словно никогда не слышали, как мужчина управляется со своими доспехами. Он внезапно ощутил всю нелепость своего костюма. Из-за резкого движения беспорядочно спутанные и намокшие под каской от пота пряди волос рассыпались по плечам.

У Мод расширились глаза при виде его волос. Она перевела быстрый взгляд с него на Глориану и обратно. Подумав, Мод потянула за рукав Глориану:

– Ему нужно твое зеркало, Глори.

– Он его не получит.

– Ты тысячу раз говорила мне, что тебе не нравится эта дурацкая стекляшка.

Глориана пожала плечами:

– Она, может, и не очень мне нравится, но это единственная вещь, которая всегда кормила мою семью. – Она устремила тревожный взгляд на Данте, говоря ему без слов, что он не достоин ее доверия. Ничто не могло поколебать ее намерение любой ценой отстоять зеркало.

Перед носом Данте раскачивался конец страусового пера, и он не раздумывая вытянул губы в намерении сдуть его в сторону. Глориана покраснела и двумя пальцами дотронулась до своих губ. Этот жест, такой безыскусно женственный, наполнил Данте чувством мужского триумфа – он без слов догадался о ее готовности принять его поцелуй.

– Пошевели мозгами, Глори. Если уж ему так хочется получить это зеркало, может быть, он захочет поступить к тебе на работу, чтобы его заработать. И… – Она остановилась и широко зевнула, еле успев прикрыть рот ладонью. – Чуть позже тебе, может быть, удастся по-другому оплачивать его работу. Я ужасно устала выгребать грязь за лошадьми…

– Я тоже, – оборвала ее Глориана. Она смотрела на Данте, который стоял со скрещенными на груди руками и, заметив, как разошлись слегка складки ее платья, рисовал себе соблазнительнейшую картину. В прекрасных глазах Глории он смог прочесть стремление к сердечному теплу и в то же время настороженное сопротивление существа, не раз битого жизненными невзгодами. – Вы согласны? Я имею в виду работать за зеркало?

В эту минуту, когда ее мягкая, застенчивая женственность проникла в самую глубину его души, Данте готов был взвалить на свои плечи не то что любую работу – все на свете ради простой радости смотреть на нее. У него уже готово было вырваться согласие, однако он не мог произнести ни одного связного слова.

– А вообще-то нет. Господи, о чем я только думаю? Я не могу отдать зеркало. И даже если бы смогла, этого было бы недостаточно: работа слишком тяжела.

Надо же, она пожалела отдать зеркало в обмен на грязную работу. Но вопреки всему он должен получить зеркало! Скорее всего она просто не представляет, насколько он силен и вынослив. Ему казалось, что его голос звучит убедительно:

– Перед вами очень, очень сильный человек.

Его вполне разумные слова вызвали у обеих женщин совершенно непонятный приступ дурацкого смеха.

Глориана быстро взяла себя в руки, и внезапно зазвучали металлические нотки:

– Работу я могу дать, но о зеркале не может быть и речи.

– Покажи ему деньги, Глори. Может быть, он боится, что ты ему не заплатишь. – Мод вынула из ящика туалетного столика искусно расшитую бисером сумку и сунула ее в руки Глориане.

В глазах красавицы затеплилась надежда:

– А я об этом и не подумала.

Она занялась сумкой и стала вытряхивать из ее казавшихся неисчерпаемыми глубин множество всяких предметов.

– Вот. – Она отложила сумку и приблизилась к нему с несколькими небольшими зеленовато-серыми бумажками, зажатыми в одной руке, и пригоршней монет – в другой. Одни монеты были медными, а другие изготовлены из какого-то металла, похожего на серебро, но не обладавшего его блеском. На золото не было и намека. – Вот недельная плата.

– Но это же куча денег, Глори, – с ноткой сожаления прозвучал голос Мод.

– Я знаю. Я сомневаюсь, что наше путешествие продолжится больше недели. Во всей Аризоне вы не найдете работы, которая оплачивалась хотя бы вполовину этого.

– Плата? – Данте был не в силах скрыть своего презрения. – Вы хотите всучить мне эту коллекцию заплесневевших бумажек и дрянного металла вместо зеркала?

Глориана раздраженно сунула деньги обратно в сумку.

– Теперь ты видишь, почему я пришпилила его к стене, – сказала она Мод. – Этот деревенщина груб, невыносим и просто псих. Я не подпущу его и на десять футов к своему зеркалу.

– Успокойся, дорогая.

– А теперь вы можете идти, – проговорила Глориана, отпуская его как слугу.

– Только с зеркалом, – заупрямился Данте. Она поджала губы.

– Давай выкинем его отсюда, – предложила Мод.

– Как учил нас Манжу?

Ну…

С этими словами женщины принялись совместными усилиями неумолимо подталкивать его к двери руками и коленями. Хотя Данте понимал, что даже объединенные силы двух женщин не могли сравниться с его силой, ему казалось, что они действовали какими-то неземными приемами, позволявшими им заставить его тело подчиняться их воле. Словно случайная волна перевернула его крошечную лодку, и он, опытный и сильный пловец, был не в состоянии выплыть навстречу поднимавшемуся шквалу.

Его способность к сопротивлению была повержена еще и божественным трепетом, разливавшимся по его ногам всякий раз, когда к нему прижималась подталкивавшая его Глориана.

Они не давали ему времени насладиться этим ощущением, бесцеремонно проталкивая его через распахнутую дверь, как выдавливают из кожуры виноградную мякоть. Он оказался на небольшой площадке, где пеплом забивало глаза и где знакомое «тук-тук» разрослось до оглушительного грохота, поглотившего его протестующие крики.

Ветер сорвал с его каски страусово перо. Дикая невиданная скорость, с которой они мчались, отбила у него всю охоту возражать. Его пальцы судорожно цеплялись за шаткие перила – единственную преграду, отделявшую огромного, дрожавшего, сбитого с толку человека от гибели.

– Черт возьми, слоненок Манжу был вдвое упрямее его, – заметила Мод, прежде чем Глориана захлопнула вагонную дверь перед носом Данте.

Он отчетливо слышал, как щелкнул язычок замка. Грубое выдворение должно было вызвать у него приступ негодования, но вместо этого Данте порадовался тому, что в двери тамбура не было окна и женщины не увидят унизительной слабости, охватившей его, когда он остался один на один с этим мчавшим его куда-то невиданным монстром-экипажем. Теперь ему было очень трудно отрицать, что он совершил путешествие во времени и оказался в будущем. Поезд несся вперед с неотвязным, отчаянным воем, в унисон которому ему и самому было впору завыть, запрокинув голову. Он бросил последний взгляд вдогонку страусовому перу, беспомощно крутившемуся на ветру, и оно напомнило ему о собственной беспомощности перед подхватившим его, Данте Тревани, потоком времени. Никогда не имевший настоящих друзей, итальянец чувствовал на себе всю тяжесть навалившегося одиночества – на всем свете не было ни одной живой души, на которую он мог бы положиться. Все, кого он знал, все, к чему прикасался, обонял или ощущал на вкус, – все отодвинулось так далеко, что больше не существовало, казалось, даже в воспоминаниях.

Молодой человек посмотрел на свои вцепившиеся в перила руки с побелевшими от напряжения фалангами пальцев. Они не изменились, и даже V-образный шрам на большом пальце по-прежнему напоминал о том, как он когда-то нечаянно порезался фруктовым ножом. И перила были самые обыкновенные, такие же, как везде, правда, сработаны из железа более тонко и более гладкие. Они шли по краю раскачивавшейся и сотрясавшейся под ним площадки. Нет, Данте не утратил разумного восприятия действительности, более того, оно даже обострилось, и ему показалось, что он сможет выпутаться из этой заварухи.

Но все было не так просто. Не в его власти было что-либо изменить. Мысли о безумце, пославшем его сюда, о магическом зеркале, способном с лихвой вернуть все утраченное, о неумолимом беге времени, жонглирующем людьми, как разноцветными шариками, вереницей проносились в голове Данте. Он с беспощадной ясностью понял, что даже в случае возвращения, время стерло бы все его достижения. И из бесчисленного множества людей, живших в тысяча восемьсот восемьдесят восьмом году, никому не пришло бы в голову узнать, удалось ли ему вернуться в свое собственное время. Он вспомнил насмешливое замечание Ди: «Вы так и останетесь тем, кто вы сейчас, – маленьким, незначительным человеком».

Он задышал глубже, не обращая внимания на то, что забивает себе легкие копотью. В воздухе стоял удушливый запах серы. По всей вероятности, ему придется смириться с Божьим промыслом, потому что для незначительного человека сама преисподняя не была бы хуже.

Но это было еще не самое худшее.

Смех, заклокотавший в его горле, не имел ничего общего с весельем, так же как его воины не имели ничего общего со смирением. Они бы нисколько не удивились, если бы услышали, что в эту самую минуту их отважный капитан Данте Тревани был готов поддаться отчаянию. Они попытались бы найти выход, не переставая верить в то, что тщательное, несуетливое, хладнокровное взвешивание всех возможных обстоятельств в конце концов позволит ему выпутаться из сложного переплета.

Попытка войти в обычную колею вернула ему некоторую надежду и ослабила отчаяние. Покорное принятие того, что произошло, означало верность надменного пророчества доктора Ди. Борьба же с этим могла либо обречь его на полную безвестность, либо… принести ему даже больше того, о чем он когда-либо осмеливался мечтать.

Все, что от него требовалось, – взломать дверь Глорианы, вырвать силой из ее цепких рук зеркало, направить его на солнце и молиться о том, чтобы это безумное колдовство мгновенно вернуло его больше чем на триста лет назад. Взламывание двери и захват зеркала были достаточно простым делом. Что в ту минуту представлялось ему выше его сил, так это молитва. Действительно, солнце уже зашло за горизонт, не оставив ни одного луча, способного перенести человека через века.

Скоро должно было наступить утро, несущее новое, яркое солнце. Ди предупреждал, что в прошлом время может проходить быстрее, чем в будущем, и Данте в этом убеждался. Но разумеется, одна ночь не будет иметь значения. Он надеялся, что такая короткая задержка не помешает его спасению.

Кроме того, ночью он мог бы подумать о том, как уговорить Глориану отдать ему зеркало без борьбы, не вызывая ненависти к себе. Он так нуждался в ее волшебной улыбке, согревающей его исстрадавшуюся душу. И тогда ему было бы легче молиться.

Глава 4

Впервые в жизни она провела бессонную ночь. Так и не сомкнув глаз, Глориана отбросила одеяло и села на кровати в ожидании восхода солнца. Цирковая жизнь вообще устраивала любителей подольше поспать по утрам, но Глори к ним не относилась. Ей просто нужно было отдохнуть после вечернего представления накануне. Да и какой смысл подниматься рано, если все время женщины занимали только заботы о своем гардеробе да тренировки перед выступлениями.

Но в тот день все было по-другому. В тот день она… Она поморгала, дивясь тому, что побудило ее встать с кровати так стремительно, словно в то рождественское утро, когда ей было всего шесть лет от роду. Глори не могла понять, каким образом у нее возникло знакомое с детства чувство предвкушения удовольствия от чего-то нового и удивительного, как будто в чулке для нее припрятан новогодний подарок.

Что-то новое и удивительное… В ее воображении возник образ Данте Тревани. Опять этот тип! Она выпроводила его. Что и говорить, он довольно смазлив, но это еще не значит, что он будет занимать ее мысли на утренней заре. Она встала рано, чтобы полюбоваться восходом солнца в Аризоне, и не собиралась глазеть на человека, отказавшегося у нее работать.

Глориана не отрывала глаз от окна, ожидая восхода солнца.

Наступление рассвета сопровождалось не яркой вспышкой солнечных лучей, а лишь едва заметным переходом от чернильной темноты к утренним сумеркам. Ее бы не огорчила и облачная погода, если бы это принесло хоть какое-то облегчение от страшной жары. Неожиданно для самой себя она снова вернулась к мысли о Данте Тревани. Глори не могла себе объяснить, почему он почти не выходит у нее из головы. Она готова была поклясться, что ее больше занимала забота, как уберечь свое зеркало, нежели сам незваный гость. И все же собранность и си \а, которыми дышал каждый дюйм его худого, длинного, мускулистого тела, не давали ей покоя. Невольно ей вспомнилось, как солнечный свет зажигал бронзовые блики в его волосах и глазах, как он тщетно старался скрыть от нее смущение, доверчивость, панический страх, решимость. Данте являл собою странное сочетание уязвимости и силы одновременно. Глори предположила, что Данте одурманил ее так же, как умопомрачительные опыты, которые она видела в начале года в гостях у мистера Томаса Эдисона. Она испытала такой благоговейный страх перед чудесами, граничащими с колдовством, что несколько дней кряду была не в состоянии ни думать, ни говорить о чем-либо другом. Но понемногу чудесные образы потускнели и удивление отступило, а теперь даже самые решительные усилия вспомнить то, что она видела в лаборатории в Менло-Парке, вызывали в ее памяти лишь расплывчатые серые пятна, мелькавшие в темноте.

Данте Тревани. Громадное серое пятно. В один прекрасный день она точно так же не сможет вспомнить его лицо, и при этой мысли она внезапно почувствовала, к своему удивлению, легкую досаду.

Молодой человек не захотел поступить к ней на работу, и Глори прогнала его, поэтому с наступлением рассвета ей предстояло позаботиться о своих подопечных, пока они не стали ржать, задирая вверх свои породистые головы, и сотрясать ударами копыт стенки своих стойл, требуя корма. Что ж, Данте от работы отказался, и ей придется заняться этим самой.

Скрипучий храп Мод – она называла его «ритмичным дыханием» и считала, что со стороны Глори несправедливо называть его храпом, – говорил о том, что ее приятельница все еще спит в своей уютной маленькой постели в другом конце вагона. Она мгновенно проснулась бы, коснись Глори ее плеча, и они вместе могли бы проделать эту нехитрую работу – задать лошадям корм и выгрести из стойл навоз. Но тогда Мод сразу бы заметила темные круги под глазами Глори и догадалась о ее хандре. Уж лучше позаботиться о лошадях ей одной.

Глори выглянула наружу. Небо было так обложено тучами, что ей не пришлось беспокоиться о том, как бы яркий свет не разбудил Мод. Она проскользнула в дверь и тихо закрыла ее за собой. А потом кто-то спрыгнул на площадку с крыши вагона, едва не заставив ее снова скрыться за дверью.

– Дан… Данте? – с дрожью в голосе выдавила Глори. Она прижала руку к груди. Сердце ее забилось быстрее, но скорее от внезапного прилива восторга, нежели от страха.

Ее губы тронула слабая улыбка, и ей стало неловко за свой порыв.

– Глориана, – отозвался он, – доброе утро.

– Взгляните, как затянуло небо. Могу поспорить, что будет дождь. И вправду доброе утро.

– Если честно, я предпочел бы солнце. Она с сомнением фыркнула:

– А я, откровенно говоря, нет! И надеюсь, что дождевая туча пройдет прямо через Холбрук. В погожие дни железнодорожные вагоны раскаляются, как консервные банки с бобами на походном костре.

Данте нагнулся вперед, не выпуская из рук края вагонной крыши, и рукава камзола обтянули мускулы его рук, оказавшиеся намного мощнее и круглее, чем Глори рисовала их в своем воображении минувшей ночью. Она проглотила комок во внезапно пересохшем горле, заметив, что на нем не было металлического жилета. Под рубашкой, расстегнутой почти до самого пояса, виднелись мелкие завитки медно-коричневых волос, покрывавших богатырскую грудь. Весь его облик дышал непринужденной грацией тигра, скрывавшей за легкостью и вкрадчивостью огромную силу, не только телесную, но и духовную. Даже цирковой силач Бенни Нейдер не мог бы похвастаться такой мужественной красотой, какой обладал Данте.

Для конюха он был слишком благороден.

– Что вы здесь делаете? – спросила Глори, когда вновь обрела голос.

– Вы знаете, чего я хочу.

Прозвучавшее в грубоватом голосе страстное желание задело ответную струну где-то в самых потаенных глубинах ее души. У Глори вдруг подкосились ноги, и вовсе не от качки вагона… Внезапно она поняла, что его слова не имели ничего общего с попыткой ее соблазнить.

Данте по-прежнему думал только о зеркале. О, дикарь!

– Не вздумайте пытаться выкрасть у меня зеркало, – холодно сказала Глори.

Он выпустил из рук закраину крыши и с оскорбленным видом выпрямился, метнув на нее красноречивый взгляд.

– Предупреждаю вас, Мод охраняет зеркало и она… У нее револьвер. – Ее холодность таяла с каждой секундой.

Эта угроза явно развеселила Данте:

– Не бойтесь, Глориана. Я не собираюсь силой отнимать у вас зеркало.

– Тогда что вы делаете на крыше моего вагона?

– Любуюсь окрестностями. И наслаждаюсь свежим ветром в лицо. – В его голосе послышалось удовлетворение. – Ни одна армада лучших кораблей не может достичь такой скорости, как этот экипаж.

Ей вдруг показалось, что она видит не Данте, стоящего рядом с ней на буферном мостике и обдуваемого всеми ветрами, а молодого жеребца посреди раскаленной саванны, обозревающего лежащую перед ним выжженную солнцем степь. Она как будто услышала ржание дикого скакуна и грохот его тяжелых копыт по растрескавшейся от зноя земле…

– О Господи! Лошади! – вдруг простонала Глори.

Вспомнив о голодном Близзаре, протестующем против небрежного отношения, она тут же забыла о возможных попытках Данте проскользнуть в вагон и похитить зеркало в ее отсутствие. Глори устремилась по сцепному мостику на площадку соседнего вагона и ворвалась в стойло, выкрикивая какие-то бессмысленные, успокаивающие слова и тайную кличку коня, которая всегда успокаивала норовистого жеребца.

Близзар встретил ее негромким ржанием. Ее кобыла Кристель приветствовала Глори гостеприимным зовом. Глори подперла дверь, чтобы та не закрывалась, пока она зажигала фонарь.

Лошади, узнав хозяйку, радостно потянулись к ней. Глори была готова ласково погладить каждую, потрепать по роскошной гриве. Как ни тяготила ее черная работа по уходу за лошадьми, она любила этих благородных животных и болела за них всей душой, жалея за все неудобства многодневного путешествия.

Молодая женщина подошла к ним ближе, чтобы каждое животное могло ткнуться мордой ей в плечо, и продолжала твердить привычные, на первый взгляд лишенные смысла слова, расчесывая их густые гривы.

– Близзар… Свитзел… Что, дорогой?

Глориана негромко вскрикнула от удивления, когда сзади подошел Данте и прошептал ее собственные глупые слова ей же на ухо:

– Миссис Кристель Зи?

При его вторжении Близзар поднял голову и раздул ноздри, но потом, к удивлению Глори, мягко фыркнул и положил морду на ее плечо.

– Он далеко не всегда так встречает чужих, – заметила Глори.

– Мы с этой лошадью не чужие. Я ночью с ней познакомился.

Значит, Данте просидел всю ночь на крыше, пока она без сна металась в своей постели. Может быть, он изменил свое решение и, чтобы завоевать ее расположение, уже убрал стойло… но нет, ей достаточно было одного беглого взгляда, чтобы убедиться в обычном беспорядке.

– Чистокровные арабские скакуны, – негромко сказал Данте. – Таких можно увидеть только в королевских конюшнях.

– Мистер Фонтанеску держит арабских лошадей, так как считает, что они привлекают больше публики, чем полукровки. Да и не каждая лошадь годится для арены, поэтому он обеспечивает каждого артиста парой, гм… выбракованных лошадей для участия в наших парадах. Да, этот Фонтанеску хорошо знает свое дело. В каждом новом городе выстраивается очередь в нашу кассу! Близзар у меня уже три года. А Кристель мистер Фонтанеску передал мне этой весной.

– С какой стати ему дарить вам таких дорогих лошадей, если вы не умеете за ними ухаживать? – перебил Глори Данте.

Она не успела сказать, что мистер Фонтанеску предусмотрительно нанимал целую толпу конюхов для ухода за цирковыми лошадьми. У нее и в мыслях не было учиться этому. Пренебрежительный взгляд, которым Данте оглядывал вагон-конюшню, где всего за три дня пути они с Мод развели такую грязь, рассердил и смутил Глори.

– Я умею.

И чтобы доказать это, она схватила со стены вилы.

Она-отгустилась на корточки перед решеткой стойла Близзара и, держа вилы остриями вверх, принялась сгребать к себе грязную подстилку. Данте стоял рядом, посмеиваясь над ее усилиями. Глори обернулась, сердито посмотрела на него и буркнула:

– Вы вполне могли бы заняться стойлом Кристель.

– Я не могу этого сделать, так как наши переговоры шли в тупик.

Данте скрестил руки на груди и прислонился спиной к стене.

– Какой самонадеянный наглец!.. Разъяренная Глори понимала, что он так и будет стоять, глядя, как она работает. Ей приходилось принимать самые неудобные положения, чтобы не поворачиваться спиной к стоявшему с бесстрастным лицом Данте. Она чувствовала, как его глаза следят за каждым ее движением, и не сомневалась в том, что он продолжал посмеиваться над тем, как она орудует навозными вилами. Не умеет? Она покажет ему, как она не умеет. Глори с еще большим рвением заработала вилами, делая вид, что это не составляет для нее никакого труда.

Несмотря на то, что она работала усерднее, чем когда-либо, и уже обливалась потом, что совсем не пристало леди, каждый дюйм чистоты давался ей с немалым трудом. Особенно после того, как вилы угодили под копыто Близзара. Из-за сильного удара рука Глори почта онемела, но она упорно продолжала работать, вполголоса уговаривая жеребца потерпеть.

Данте насмешливо передразнивал ее, повторяя бессвязные слова, обращенные к лошади.

– Глориана, вы беретесь за дело совсем не так, как нужно.

Ей и самой так казалось, но она не хотела доставлять ему удовольствие своим признанием.

– Мне так нравится. – Она перешла в стойло Кристель и начала все сначала. Работала она молча, и тишину нарушал лишь стук колес вагона да сопенье и фырканье двух голодных лошадей. Прошла целая вечность, прежде чем она выгребла грязную подстилку и принялась устилать чистой соломой оба стойла, подхватывая ее вилами.

– Вынужден признать – вы кое-что умеете. Она горделиво ответила:

– Я же вам говорила.

– Нет. Для работы руками вы совершенно непригодны.

Она выпустила из рук вилы, упавшие с грохотом на пол. Ее юбка была испачкана грязной соломой. Пот попадал ей в глаза и стекал тонкими струйками по шее к ложбинке между грудями. В волосы набилась пыль и мякина. Вокруг обнаженных рук и лица кружили слепни.

Покрасневшие руки болели, и она знала, что на них появятся волдыри.

Данте по-прежнему оставался у стены и выглядел донельзя холодным и красивым, несмотря на свой смешной костюм. Ни одна соломинка не зацепилась за его одежду. Ни следа усталости на лице, волосы его оставались аккуратно причесанными, и все в нем дышало достоинством, недюжинной силой и умудренностью опытом.

– Вам следовало задать лошадям корм, прежде чем скрести их стойла, и дать им очистить кишечник, чтобы свежая подстилка прослужила дольше, – заметил он. – А прежде чем приступить к уборке, нужно было вывести лошадей из стойл.

– Если вы такой умный, делайте это сами.

– С величайшим удовольствием, если вы согласитесь расплатиться со мной зеркалом.

– Зеркало… Всегда одно и то же – зеркало… Благородный человек никогда не потребовал бы у леди никакой платы, и уж тем более самой дорогой для нее вещи, – возразила женщина.

После этих слов Глори поняла, что задела самолюбие Данте.

Он, вероятно, не подозревал о том, что выдал свое волнение, – так быстро его лицо приобрело прежнее выражение. По-видимому, он был мастером прятать свои чувства. Но и Глори трудно было провести. От ее опытных глаз, привыкших наблюдать за людьми, не укрылось едва заметное напряжение его подбородка, появившаяся отчужденность в глазах, когда она сказала ему, что он не отличается благородством.

Глориана удивлялась тому, какие силы выковали в этом человеке столь надменную, непоколебимую бесстрастность, не могла объяснить себе самой, почему ее невольно привлекает такой надменный человек. Казалось, он весь был соткан из противоречий. Человек, владеющий собой, не будет открываться первому встречному, даже если это красивая женщина. Человек, считающий себя отважным и закаленным, не стал бы путешествовать по территории неспокойной Аризоны, одетый как придворный шут.

В то утро он сказал ей, что ехал на крыше вагона, которая, несомненно, была самым опасным местом поезда. А всего лишь за день до того Данте был совершенно потрясен, когда понял, что они двигались. Сердце Гло-рианы начинало биться быстрее при воспоминании о том, как он клялся защитить ее, словно боялся, что ей грозит похищение или какая-нибудь другая опасность. Он действовал так, будто никогда раньше не ездил в поезде и даже ни разу в жизни не видел паровоза, выкопанный из прошлого, из какой-нибудь затерянной в холмах деревни и брошенный в самую гущу современности. Она вспоминала его не поддававшиеся пониманию замечания вроде этого: «Хвастовство Ди не было пустым – он действительно перенес меня в будущее». Данте поражал своей искренней верой в это безумное утверждение!

Раздался свисток. Стук катившихся по железным рельсам колес усилился. Металлический скрежет вызвал у Глори легкую гримасу, но, уловив в глазах Данте искорки возбуждения, она могла утверждать, что он находил эти звуки восхитительными.

Так полуприрученный тигр прислушивается к лязгу и грохоту двери своей клетки, изучая звуки неволи, и терпеливо ждет возможности вырваться на свободу. Она пыталась совладать с дрожью, одолевавшей ее при мысли об опасностях, связанных с дрессировкой тигра, и убеждала себя, что нисколько не жалеет об отказе Данте от предложенной ею работы. Ей не нужен был конюх, который при первой же возможности удрал бы и который принимал бы всерьез иллюзию своего перемещения во времени.

Как раз в ту минуту вошла Мод, зевавшая во весь рот и продиравшая заспанные глаза.

– Вот ты где, Глори… – Она зевнула было снова, но тут же закрыла рот, перехватив взгляд Данте. – О Боже, этот тип все-таки решил наняться на работу.

– Нет. Он просто стоит тут и, как обычно, мне надоедает. Идите сюда и помогите мне накормить лошадей. – Она хмуро смотрела, как Близзар разбрасывал копытами свежую, с пшеничным отливом солому, которую она только что с таким трудом забросила в его стойло. Глори только что убедилась в правоте совета Данте кормить лошадей до уборки стойла. Она знала, в какую грязь превратят свежую солому Близзар и Кристель после того, как переварится их завтрак, но обращалась с ними, как с людьми, наводя полную чистоту перед тем, как задать им корм.

– Ладно, хватит, Глори, я думала, что ты уже закончила с ними и что мы сможем пойти в вагон-ресторан. Я так голодна, что живот подвело.

– Твой живот подводит, когда он набит до отказа, а не когда он пуст. Ты должна думать о том, как бы не раздуться после того, как наелась клубники со сливками, овсянки и яичницы с беконом…

С того места, где стоял Данте, донесся какой-то громкий звук, похожий на урчание в животе. Глори бросила на него быстрый взгляд, и ей показалось, что он покраснел.

– Звучит так, словно он так же голоден, как и я, – заметила Мод.

– Вы тоже умираете с голоду? – Глори получила некоторое удовлетворение от проявления человеческой слабости Данте.

– Хотя мне все равно здесь не поверят, но я-то точно знаю, что не ел лет триста, – справившись со смущением, сказал молодой человек.

Глори вдруг показалось, что все его чисто мужское упрямство вызывалось одной простой причиной – он был голоден как волк. Горящие огнем ладони женщины неожиданно подсказали ей неплохую идею. В конце концов, должен же быть какой-нибудь способ решить все вопросы разом.

– Завтрак стоит десять центов. Если вы не можете позволить себе его оплатить, я сделаю это при условии, что вы сегодня займетесь лошадьми. – Это было сказано самым невозмутимым тоном.

Губы Данте поджались, что говорило о его несогласии. Она же была слишком голодна, чтобы вникать в очередные доводы, и чувствовала себя так скверно, что могла разрыдаться, если бы он снова отклонил ее предложение. И заикнись он хотя бы еще раз про это злополучное зеркало, она хватила бы его вилами по голове и оставила подыхать на месте.

– Оладьи с колбасой, мед и печенье… ммм… – пропела Мод.

– Ну? – поторопила Глори.

Данте прижал руку к животу и кивнул Глори в знак согласия, что, как она поняла, стоило ему больших усилий. Как ни странно, она сама чувствовала себя довольно смущенной и пристыженной, будто добилась его согласия запрещенным способом.

– Мы принесем ему завтрак сюда, – решила Мод. Увидев, что Глори и Данте были готовы этому воспротивиться, она окинула их сердитым взглядом: – Ему решительно невозможно показываться в вагоне-ресторане в своем костюме.

Данте вздохнул и скрестил на груди руки с таким видом, как будто боялся, что они силой разденут его догола.

– Боюсь, что она права, – заметила Глори. Ее коллеги одевались во все самое лучшее, отправляясь в вагон-ресторан, чтобы насладиться превосходной едой, подаваемой в поездах компаний «Атлантик» и «Пэси-фик рейлроуд». А стюард вагона-ресторана, вероятно, просто не впустил бы их, увидев Данте в чулках и панталонах с пуфами. Глори была абсолютно уверена: Данте не хотел, чтобы его выставили из вагона-ресторана под насмешки десятков пассажиров, указывающих на него пальцем.

– У тебя есть запасные рубашка и бриджи? – спросила Мод.

– Ди забрал у меня все, проделывая надо мной свои дьявольские опыты, кроме того, что на мне. Я думал, что играю с ним в безобидную игру, но его нарочито неуклюжие действия были всего лишь хитростью, и я, к сожалению, недооценил его коварство.

– Это должно научить тебя не рисковать, – заметила Мод, прежде чем Глори успела осознать смысл его слов.

– Вот именно, – смущенно кивнул Данте. Настроение Глори поднялось, как ни странно, когда она поняла, что этот парень совсем не лунатик, а игрок, продувшийся в пух и прах. Правда, это тоже ничего хорошего не предвещало.

– О, это все объясняет. Ты просто увяз в одной из тех игр с крупными ставками, о которых мне доводилось слышать, – сказала она.

– Ставки оказались более высокими, чем я сначала думал, это верно, – снова кивнул Данте.

– Подумать только – отобрать у тебя одежду и выпроводить в металлическом жилете, с перевернутым желудем на голове!.. – Мод ухитрилась придать своему голосу интонацию восхищения. – То-то, наверное, напились ваши приятели!

– Мужчины всегда напиваются, – с энтузиазмом принялась объяснять Глори. – Особенно за игрой.

Ну конечно, все это ему померещилось, потому что незнакомец явно перебрал. Это как нельзя лучше объясняло всю странность его поведения. Как она раньше-то не догадалась!

– Если вы действительно как следует нагрузились, может пройти несколько дней, пока действие виски не прекратится. Поэтому-то у вас такая неразбериха в голове. И, могу спорить, именно поэтому вы говорите всякие странности и делаете некоторые… гм… оскорбительные замечания.

– Разрази меня Бог, если я теперь возьму в руки хоть одну кружку крепкого эля! – пробормотал Данте, подтверждая ее догадку. Глори знала, что пьяницы опохмеляются, чтобы прийти в себя после бурного возлияния.

Глори, не скрывая этого, изучала Данте. Пьяницы, которых она знала, обычно смотрели налитыми кровью глазами, они пошатывались на ходу, и от них всегда исходил такой запах перегара, какой вырывается из открытой двери какого-нибудь салуна. Но накануне она почти касалась Данте, когда вытаскивала из стены свои кинжалы, и не ощущала ничего, кроме его чистого дыхания. И вчера его кожа дышала отличным здоровьем, а движения были энергичными и точными. Возможно, он просто переносил виски лучше, чем большинство людей, в силу своего недюжинного здоровья, ведь повальное пьянство, да еще с азартной игрой, казалось единственно правильным объяснением его поведения. Подумать только – сидеть на крыше вагона и толковать в бреду о пастухах, захватывающих Англию!

– Пойдем, дорогая, тебе нужно умыться, иначе нас не пустят в вагон-ресторан.

Мод потянула Глори за рукав, заставив ее вспомнить, как она перепачкалась в стойлах. Красавица возненавидела эту конюшню за несколько последних дней, и даже любовь к лошадям не могла задержать ее там на лишнюю минуту.

Данте нагнулся, чтобы подобрать брошенные ею вилы. От этого движения полы его рубашки широко распахнулись, и она увидела рядом с собой подтянутый, скульптурный торс, который они до того скрывали от ее глаз. Он повернулся к лошадям. Она заметила, как его локоны скользнули по спине, и вопреки всему залюбовалась широченными плечами и спиной. Близзар ткнулся мордой в грудь Данте – ласковый толчок, от которого она отлетела бы по крайней мере на несколько шагов. Данте же не сдвинулся ни на дюйм.

– Глори! – снова потянула ее Мод. – Я умираю с голоду.

«Я тоже», – подумала Глори, удивляясь своему внезапному желанию остаться в этом ненавистном лошадином вагоне, вместо того чтобы вырваться из него как можно скорее.


Интерлюдия

Лондонский Тауэр, 1555 год

Арестанта Джона Ди разбудил звук крадущихся шагов за дверью его камеры.

А может быть, он проснулся от беспорядочных ударов сердца, подстегнутого этим звуком. Глянув в крошечное оконце, он понял, что еще стояла глубокая ночь. Лунато пряталась за облаками, то скудно освещала сырую камеру, и он не мог увидеть неожиданного посетителя, шагнувшего к нему через отворившуюся со скрипом дверь, которую тут же кто-то захлопнул, не запирая замок.

Покойный Генрих VIII,пролежавший в могиле восемь последних лет, во время своего правления завел обычай казнить приговоренных к смерти узников Тауэра в полночь. Этим обычаем воспользовался перед своей безвременной кончиной его сын Эдуард, а одна из его дочерей, Мэри, судя по всему, рвалась продолжить традицию теперь, когда правила страной как королева Англии. Народ называл ее «Кровавой Мэри».

– Нет! Не теперь! Пожалуйста! Я еще должен увидеть, сбудутся ли мои предсказания, – простонал Ди, охваченный смешанным чувством стыда и ужаса перед казнью.

– Доктор Ди?

Он не поверил своим ушам – кто-то назвал имя обреченного нежным, мягким шепотом.

– Да – нашел в себе силы прохрипеть Ди.

– Это я, Елизавета. – Посетительница быстро подошла к нему, мягко шурша платьем по полу.

–Ваше… ваше королевское высочество? – Ди вцепился в потертое одеяло, прижимая его к груди. – Но почему, миледи…

–Тсс! Никто не должен услышать моего имени. Меня никто не должен видеть, иначе об этом визите узнает Мэри. Она уже и так подозревает меня в самом худшем. Если она услышит о том, что я делала здесь этой ночью, я могу оказаться запертой до конца жизни в соседней камере и не увижу больше никого, кроме человека, накидывающего мне петлю на шею.

Она остановилась там, где на полу было небольшое пятно лунного света, проникающего через крошечное тюремное окошко, чтобы Ди смог убедиться в том, что это была действительно Елизавета Тюдор. Затем она опустилась на колени рядом с его кроватью. Ее худенькое лицо было бледнее, чем обычно, а рыжие с золотом волосы – самая яркая особенность ее внешности – в лунном свете казались тускло-серыми, как шерсть полевой мыши.

– Вы должны знать, что я не обвиняю вас в том, что оказался в тюрьме, – прошептал Ди, предполагая, что она пришла принести ему извинения за заключение в Тауэр.

– О! – Удивление Елизаветы было таким явным, что Ди понял, что она ни на секунду не задумывалась над тем, считал ли он ее в этом виноватой или нет. Она немедленно перешла к делу, которое, как он подозревал, и было истинной причиной ее тайного визита. – Доктор Ди, этот гороскоп, который вы составили и который привел Мэри в такую ярость…

– ?!

– … он правильный?

Ди окинул взглядом свою убогую камеру и прижал тонкую руку к груди, все еще трепетавшей от страха, вызванного полуночным визитом.

– Ваша сестра без оговорок приняла мои предсказания как правильные. Какая их часть вызывает у вас сомнение, миледи?

– Я не хочу сомневаться ни в одном из них. – Елизавета наклонилась к нему ближе, и он увидел, что ее отливавшие разными цветами глаза сверкали как бриллианты стального цвета. – Я хочу, чтобы все сбылось в точности так, как вы сказали. Я хочу быть самой любимой из всех Тюдоров. Я жажду, чтобы моя звезда взошла и засияла ярче, чем чья бы то ни было из моих предшественников. Я верю в предсказание вашего гороскопа о том, что стану королевой, и очень хочу ею стать, доктор Ди.

Елизавета умолкла, но Ди чувствовал, что она сказала не все. Он ждал. Она перевела дыхание и продолжила после небольшой паузы:

– Меня пугает мысль о том, что я должна для этого сделать.

Они встретились глазами и поняли друг друга без слов. Во взгляде Елизаветы не было и тени смущения от того, что она призналась в зловещем желании устранить свою сестру, равно как и любого другого, кто встал бы между нею и троном Англии. Не потому ли Мэри, знавшая Елизавету, как никто другой на свете, пришла в бешенство и ярость, прочитав гороскоп доктора Ди, предсказывавший блестящее будущее Елизаветы?

Ди тщательно подыскивал слова:

– Вы напрасно беспокоитесь, миледи. Вам остается лишь ждать.

– Ждать… – Она совсем не по-королевски фыркнула. – Я ждала всю свою жизнь.

– Тем более вы должны быть терпеливой и подождать еще немного. Это не так уж ужасно.

– Я скажу вам, что ожидание ужаснее всего. Женщины, которые долго ждут осуществления своих надежд, становятся старыми, сутулыми и глупыми. Сутулая, сварливая королева становится не чем иным, как посмешищем для мужчин, которыми должна повелевать.

– Вы начнете царствовать в невиданном сиянии славы, миледи, и гораздо скорее, чем вы думаете.

– В вашем гороскопе ничего не сказано о короле. – Елизавета опустила голову, и Ди показалось, что дрожь отвращения сотрясла ее хрупкое тело. – Кто окажется рядом со мной?

– Я полагаю, что появится целая армия мужчин, претендующих на вашу руку, миледи. Их участь будет зависеть только от вашей воли. Если, разумеется, вы уже не были помолвлены, что не оставило бы вам возможности выбора… – Он затаил дыхание, ожидая ответа, так много значившего для него.

– Я была помолвлена по меньшей мере полдюжины раз. – Она пренебрежительно усмехнулась, выказывая тем самым мнение о своих так называемых суженых. – И ни один из них не стоил даже чернил, потребовавшихся для того, чтобы вписать в книгу наши имена.

Ди сочувственно хмыкнул, спрятав чувство облегчения от того, что его вмешательство в судьбу Данте Тре-вани прошло незамеченным.

– За исключением одного, – добавила Елизавета после короткой паузы, и облегчения у Ди как не бывало. Она прижала руку к груди, а другой погладила какой-то предмет на своем запястье. В бледном свете луны Ди увидел черепаху с горевшими огнем бриллиантами вместо глаз. Голос Елизаветы стал мягче: – Один из них старался быть добрым ко мне. Я… я часто думала о том, что с ним случилось.

– Вы жалеете о том, что он не настаивает на своих притязаниях? – Ди со страхом ждал, что она произнесет имя Данте.

– Вовсе нет. – Елизавета пожала плечами, и мягкость ее исчезла, как облако, на мгновение закрывшее собой полную луну. – Но если бы этот единственный человек появился, как это было между нами условлено, мне ничего не оставалось бы, как выйти за него замуж. Ах, если бы ваш гороскоп мог предсказывать и это – придется ли мне выйти замуж при таких тягостных обстоятельствах, доктор Ди!

Несмотря на некоторое сомнение в ее словах, на лице Елизаветы не было и тени нерешительности. Она поднялась с колен, надменно вздернула носик, свысока посмотрела на него, и Ди понял, что отныне и навсегда он будет верным слугой этой особы.

С величественным кивком будущая королева вышла, оставив Джона Ди дрожать в своей мрачной тюремной камере.

Глава 5

– Глори, вагон-ресторан в другом конце поезда.

– Я знаю.

Не обращая внимания на нетерпение Мод, Глориана вошла в соседний пассажирский вагон. Она окинула внимательным взглядом пассажиров-мужчин, которые все выглядели обескураживающе знакомыми. Она уже успела побеседовать с каждым из них.

– Завтрак закончится, пока ты тут занимаешься пустяками. – Мод не знала, как убедить свою подругу.

– Я занимаюсь не пустяками. Мне нужно время, чтобы убедиться в том, что Данте не сможет открыть замок двери нашего спального вагона и выкрасть мое зеркало в наше отсутствие, – упорствовала Глориана.

– Если ты действительно так беспокоишься об этом, нам надо быстро поесть, а потом вернуться, чтобы не оставлять его надолго одного.

– Не раньше чем я найду себе работника.

Ей не удалось нанять никого ни за какую плату. У нее ушли годы на то, чтобы научиться угадывать чужие слабости и пользоваться ими на арене – вызывать смех, убеждать скептиков, внушать ужас доверчивым. Ей часто приходилось приводить в смущение свои живые мишени, но никогда раньше она не оказывалась в замешательстве сама.

Они прошли еще по двум пассажирским вагонам, прежде чем Глори наткнулась на мужчину, которого не видела раньше.

– Смотри, Мод, я не помню, чтобы предлагала ему работу.

Мод покачала головой:

– Я тоже не говорила с ним об этом. Взгляни на его костюм. И шляпа, и зонт… Он денди, Глори, а не конюх.

– Не следует спешить с выводами. Может быть, это его воскресный костюм.

Он встретил их приветливо и с большой учтивостью выслушал Глори с ее предложениями, а затем столь же вежливо и учтиво попросил оставить его в покое, чтобы он мог вернуться к своим деловым бумагам.

Не больше успеха они имели и у двух других подобных типов. В конце концов Глори признала поражение и позволила Мод отвести себя в вагон-ресторан. А там в углу сидел возможный ответ на ее мольбы. Столы вокруг него были пусты, и Глори поняла почему, когда подошла ближе и почувствовала его запах. Он словно выставлял напоказ все признаки пьяной распущенности, которых ей не удалось обнаружить у Данте. Его рука тряслась, когда он подносил ко рту чашку с кофе. Он хлебал дымящуюся жидкость, и часть ее вытекала из уголков его рта на нечесаную бороду, которая, казалось, была способна впитать содержимое целого кофейника. Он перевел на подошедшую Глори тусклые глаза и с трудом подавил отрыжку, когда она остановилась около его стола.

– О Боже, у меня пропадет аппетит, – простонала Мод. – Только не его, Глори.

– Сэр? – почти шепотом обратилась к нему Глори и тихо откашлялась, прочищая горло. – Вам, случайно, не нужна работа, сэр?

– Не знаю. Позвольте, я проверю. – Он принялся раскачиваться из стороны в сторону, и Глори стала опасаться, как бы он не упал со стула. Потом вытащил из заднего кармана бутылку, поднес ее к окну, чтобы посмотреть на свет, нахмурился и отвинтил пробку. Пристально посмотрев на бутылку, перевернул ее вверх дном и стал языком ловить капли с выражением надежды на лице, которая, впрочем, тут же умерла, так как из бутылки ничего не капало. – Да, мне нужна работа, маленькая леди, – скорбно проговорил он. – Когда я могу начать?

Мод простонала громче.

– Вы даже не спрашиваете, что за работа? И разве вам не хочется знать, сколько я собираюсь за нее платить? – отважно продолжала Глориана.

– Это не важно, главное, чтобы хватило на выпивку. Когда начинать?

Итак, вот оно, решение вопроса. Глори изучала своего будущего работника и не могла отогнать от себя образ другого человека, того, кто никогда не поступится ни каплей достоинства, несмотря на то, что голодает дольше, чем согласился в этом признаться. Данте. Вот теперь-то несносный гордец сможет убедиться, что обойдутся и без него.

Может быть, лучше заранее определить условия найма этого типа, прежде чем он не запросил платы, на которую ей бы не хотелось соглашаться. Она опустилась на сиденье напротив него.

– Предлагаю сразу же обговорить все условия, – проговорила она.

– Как вам угодно.

– Работа состоит в уходе за двумя лошадьми, пока мы едем в поезде, а также во время небольшой поездки, которую я намерена предпринять. Я хочу, чтобы им был обеспечен исключительно хороший уход. Я очень люблю этих лошадей.

Он пожал плечами и бросил жадный взгляд на пустую бутылку, которую поставил рядом с кофейной чашкой.

– Лошади есть лошади. Когда я получу первое жалованье?

– Когда работа будет завершена.

– О дьявол! – Он нахмурился и снова поднял бутылку. – И сколько же на это потребуется времени?

– Неделя. Может быть, две.

– Вы проведете в этом поезде еще две недели? Она точно помнила, что сказала ему о своем намерении предпринять одну поездку.

– Нет. В Холбруке мы отцепим наши вагоны от поезда. Оттуда отправимся на мою ферму в Плезент-Вэлли, а потом…

– Плезент-Вэлли? Долина радости? – Он едва не подпрыгнул на месте, словно его подстегнул кофе.

– Да.

– Плезент-Вэлли, в штате Аризона? В горах, которые называются Моголон-Маунтин?

Глори и сама произносила название этого горного хребта неправильно, пока ее не поправил кондуктор.

– Произносить надо «мой-ан», хотя пишется это название «Моголон».

– Какая разница, как произносить. Нет, мне не подходит работа, ради которой придется уехать за сотню миль от здешних мест. – Он с трудом поднялся на ноги и стоял, нетвердо сохраняя равновесие и держась рукой за крышку стола. – Да и вам лучше держаться подальше от Плезент-Вэлли, маленькая леди, – проговорил он, ткнув в грудь Глори грязным указательным пальцем. – Это проклятое место. Там так свирепствуют бандиты и грабители, устраивающие засады в кустах вдоль дорог, что даже апачи берут у них уроки разбоя.

Глориана смотрела на него, потеряв дар речи – у нее душа ушла в пятки от услышанного. Уже не первый раз готовый наняться работник внезапно отказывался наотрез от своего намерения, узнав, куда ему придется ехать. Одни вдруг вспоминали о неотложных делах где-то далеко, другие заявляли, что не могут надолго уезхать из родных мест. Кто-то даже вспомнил, что ехал отдать последнюю дань уважения и любви умирающей матери, которая не должна покинуть этот мир, не повидав еще раз своего мальчика. Одним словом, каждый придумывал причины, шитые белыми нитками: кому хочется, чтобы его обвинили в трусости.

–Нельзя ли узнать поподробнее об опасностях Плезент-Вэлли, – не сдавалась Глориана.

–Вы что, не читаете газет?

–К сожалению, нет.

Он качнулся назад и уставился на нее с таким недоверием, что она пояснила:

– Я много разъезжаю, и у меня редко выдается свободная минута… По-моему, это просто потеря времени – читать о разных городах и людях, с которыми никогда не придется встретиться.

К удивлению Глорианы, этот сомнительный тип оказался откровеннее других:

– Люди в Плезент-Вэлли погибают, мисс.

– Я знаю. Там был убит мой отец. Но то был несчастный случай.

– Вот то-то и оно, могу поспорить, что несчастный случай подстроил один из ковбоев Ножа Мясника.

– Что за ковбои Ножа Мясника?

– Самые гнусные подонки на свете, вот кто они. Они работают на «Ацтек ленд энд Кэттл компани» – скотоводческую компанию, которая метит своих животных клеймом в виде ножа мясника. Банда Ножа Мясника стремится устраивать зимовку для проклятых овец в котловине Тонто. В этом районе всегда пасли крупный рогатый скот, и скотоводы вовсе не хотят, чтобы проклятые овцы травили их луга. Только в Плезент-Вэлли есть ущелье, по которому можно прогнать скот через хребет. Эти парни делают все для своих хозяев, даже если дело доходит до убийства ни в чем не повинных фермеров из поселенцев, которых только эта земля и кормит. Ваш папаша, наверное, пытался помешать им гнать овец через свои угодья.

– Я… я знаю, что он пытался что-то сделать для примирения скотоводов с овцеводами, но понятия не имела, что там все было так плохо.

Он смягчил свои слова, выказав неожиданную сердечность:

– Вам лучше запрячь своих любимых лошадей и проехаться по Калифорнии. Это было бы для вас лучше, уж поверьте мне на слово.

Он встал, кивнул, подавив отрыжку, и направился к выходу, пошатываясь отнюдь не от качки вагона.

Мод уселась на освободившийся стул. Ни она, ни Глори и не подумали позвать официанта.

Мод нагнулась вперед и взяла Глори за руку:

– Дорогая моя, меня начинает немного беспокоить эта поездка. Может быть, тебе следует изменить свои планы. Сделай так, как посоветовал адвокат, и возвращайся сюда через пару лет.

– Я не могу ждать так долго. Любой охотник до чужой земли может захватить ранчо, если я там не побываю и не дам всем понять, что намерена вступить в права владения.

– Ты говорила, что не станешь заниматься фермерством, Глори.

– Знаю… Я… я просто должна увидеть это ранчо. И должна сделать это теперь. Ковбои Ножа Мясника не тронут меня, когда узнают, что я приехала просто посмотреть, – продолжала упорствовать Глориана.

– Ты прожила на свете уже двадцать четыре года и даже мельком не видела Аризоны. И ничего не случится, если ты сделаешь это немного позднее.

Глори решила попытаться упредить дальнейшее наступление Мод:

– Моя мать всегда говорила, что для нее сидение на месте равносильно смерти. А отец постоянно твердил, что умрет без земли, в которой мог бы пустить корни. Поэтому-то он и поселился на своем драгоценном ранчо и женился на женщине, которую не любил. Мама пристрастилась к спиртному и умерла от разбитого сердца, и теперь мне не даст покоя ранчо, которое убило их обоих.

– Все говорит за то, чтобы подождать, если только не хочешь, чтобы рядом с их могилами появился твой надгробный памятник.

– Мне необходимо увидеть ранчо именно теперь. И если буду каждый раз откладывать поездку, его захватит кто-то другой, и я его никогда не увижу.

– Не увидишь – чего? Как банда убийц – любителей баранины решит отобрать без большого труда отцовскую ферму?

Глори покачала головой, прижала руку к сердцу и с горячностью продолжала:

– В этом ранчо есть что-то такое, что грызет меня изнутри. Увидеть его – мой долг. И изменить свой образ жизни. Вернуться на прежний путь. Или я сама стану одной из тех, кто ищет работу.

Мод плотно сжала губы. Глори понимала, что ее верная подруга категорически протестовать не станет. Великодушие мистера Фонтанеску, предоставившего лошадей, было еще одним примером того, как он баловал своих артистов. Работа в его цирке всегда была более привлекательной, нежели в «Уилд-Вест шоу» полковника Годи с афишами, испещренными именами звезд. Конкуренция заставляла владельца цирка обновлять свои представления в каждом городе, куда приезжала труппа. Мистер Фонтанеску высоко ценил верность и сторицей воздавал за нее своим служащим, но к работе подходил по-деловому, а сентиментальность ему претила. Его артисты знали, что работа им гарантировалась, только пока их искусство принималось публикой.

В последние четыре года после смерти матери выступления Глори постепенно теряли новизну и яркость, что стало еще заметнее после того, как она узнала, что унаследовала отцовское ранчо.

С того самого дня тайный внутренний голос не переставал ей шептать: «Твое место не здесь. Тебе есть куда уехать». Это происходило всегда в самое неподходящее время, например, когда она пыталась преодолеть страх перед публикой, овладевавший ею перед каждым выходом, или же когда костюмеры-мужчины делали комплименты ее красоте и шептали обещания, разумеется, за определенные услуги, подослать в зрительный зал своих людей, которые будут громко аплодировать, восхищаясь ее выступлением и убеждая в этом же публику. «Заходи ко мне, рыжая, я покажу тебе настоящую жизнь!»

Мать Глори, Кэтрин, умела превращать двусмысленные шутки в доброжелательные реплики. Глори никогда не видела, чтобы Кэтрин застывала от отвращения, впадала в панику или же прислушивалась к тайному голосу, который, как казалось Глориане, всегда побуждал ее расстаться с ареной цирка.

– Оставить эту работу, может быть, было бы и не так плохо, – заметила Мод. – Найдем другую.

– О, разумеется. Бьюсь об заклад, что в главном магазине Холбрука можно найти не меньше дюжины объявлений с приглашением цирковых иллюзионистов.

– Я не то имела в виду. Я говорю о том, чтобы поселиться на этом ранчо, доставшемся тебе по наследству. Жить семьей. Работы там будет более чем достаточно для пятерых женщин, судя по тому, что я слышала о фермерском хозяйстве.

– Если ты до сих пор этого не заметила, должна сказать, что у меня нет мужа.

– Так найди его. Позабудь о найме конюха и найди себе суженого.

– Нет. Женщины Карлайлов не оседают на месте, не строят семьи и не пекут хлеб.

– Я говорила тебе, всюду полно мужчин, изголодавшихся по женщине. Любой холостяк на сорок миль вокруг встанет в очередь, чтобы сделать тебя своей миссис. Они будут так бороться за тебя, что позабудут про своих овец и коров.

– Нет.

– Глори, дорогая, ты знаешь, Кэтрин хотела…

– Не пытайся убеждать меня в том, что мама хотела выдать меня замуж. – Глори внезапно охватила ноющая тоска по улыбчивой, энергичной матери.

– Я вовсе не утверждаю, что твоя мама торопилась с твоим замужеством. – Мод говорила со спокойным достоинством, и Глори почувствовала угрызения совести, усомнившись в ее дружеском расположении. – Никто лучше меня не знает, как твоя мама наслаждалась собственной независимостью. И если бы она ею так не дорожила, ты выросла бы на том самом ранчо, куда всеми силами стремишься.

– Так что же бы она тогда одобрила? – как-то надтреснуто прозвучал голос Глори. – Скажи же, Мод, скажи.

Мод притихла: перед ее мысленным взором внезапно прошли день за днем все пятьдесят девять лет ее жизни.

– Она одобрила бы, чтобы ты послушалась этого типа, который только что вышел отсюда. Она хотела бы, чтобы ты бежала отсюда как можно быстрее и как можно дальше. Но не из-за какой-то опасности, а из-за некоего внутреннего голода, который ей самой так и не удалось утолить.

– Как тебе твой желудок? – пыталась пошутить Глори, но Мод вовсе не шутила.

– Ее устраивала цирковая жизнь. – Глаза Мод подозрительно увлажнились. – О тебе этого не скажешь. Ты вся в отца. Ты была такой с первой минуты, когда улыбнулась акушерке, вместо того чтобы разреветься. Женщине трудно осуждать другую женщину, но я не думаю, чтобы твоя мама поступила правильно, отняв тебя у отца на все эти годы.

– Она не отнимала меня у него, – тихо проговорила Глори. – Просто он построил свою жизнь, в которой не было места для нас.

Но Гарри Трэск знал, где они находились, и каким-то образом ухитрялся по меньшей мере четыре раза в год доставлять по письму Кэтрин, где бы ни находился в данный момент цирк Фонтанеску.

Глори всегда знала, когда Кэтрин получала очередное письмо. Ее обычно брызжущее весельем настроение спадало. Она задергивала шторы на окнах их вагона, надевала самое простое платье и оставалась одна, «чтобы отдохнуть», отослав Глори куда-нибудь с Мод или с другими друзьями.

Кэтрин никогда не пропускала представления. Но в дни получения писем Глори казалось, что игра матери приобретала неестественный оттенок, что ее профессиональная улыбка становилась какой-то блуждающей, что прекрасные глаза смотрели на публику с плохо скрытым отчаянием. Пока не раздавались аплодисменты. Тогда плечи Кэтрин распрямлялись, она откидывала голову назад, гордо вздернув подбородок, и ее знаменитые во-лосы цвета червонного золота свободно струились по плечам. В дни получения писем она то и дело горько вздыхала, снова и снова втягивая спертый воздух в своем добровольном заточении, словно питаясь святым духом. В такие дни она ничего не ела.

После представления в день получения письма и мать, и дочь все еще дрожали от возбуждения, и Кэтрин забывала собственные наставления говорить потише.

«О, эта жизнь – самая лучшая жизнь, Глориана!» – бурно радовалась она, наполовину смеясь, наполовину плача и оставляя Глори в неуверенности, утверждала ли она при этом истину или задавала дочери вопрос.

На следующий день после получения письма Глориана находила на своей постели либо новое платье, либо какое-нибудь украшение.

«Твой отец присылает тебе это в знак своей любви», – говорила Кэтрин, когда Глори брала свое новое сокровище и прижимала его к груди, горячо желая почувствовать отцовское объятие вместо безликой ласки ткани или металла.

Иногда Кэтрин рассказывала ей об отце, описывая ранчо, где он жил, и о том, что у нее были сводные брат и сестра, которым Глори тайно завидовала всем сердцем. Мать никогда не уступала просьбам Глори объяснить причину разрыва между ней и отцом или ответить на вопрос, почему Гарри Трэск говорил, что Кэтрин Карлайл – любовь всей его жизни, а сам женился на другой женщине.

Ранчо влекло к себе Глориану, надеявшуюся получить там ответы, в которых ей всегда отказывали.

– Давай закажем завтрак, – подзывая взмахом руки официанта, сказала Глори. – Может быть, ты собираешься болтать здесь целый день, а я так просто умираю с голоду.

Данте перекатывал языком во рту кукурузное зерно. Он взял его в рот после того, как набил ясли каждой лошади щедрой мерой кукурузы, и случайно наткнулся на него, снова занявшись уходом за лошадьми. Ему не удавалось раскусить твердое как камень зерно, хотя Близзар и миссис Кристель Зи с явным удовольствием размалывали кукурузу своими мощными зубами. Он удивлялся очевидному наслаждению лошадей, а сам никак не мог почувствовать вкус своего зерна, хотя был голоден как волк. Голод терзал его так, что впору было грызть лошадиный корм. Он согласился на эту унизительную работу только для того, чтобы заработать себе на хлеб, яйца и бекон.

Нет, такое Данте мог бы простить другим, но только не себе. Как солдат армии своего отца он научился терпеть жестокий голод. Научился утолять его, когда представлялась возможность, и не замечать, когда есть было нечего. Если бы его терзал только голод, ему было бы нетрудно силой отобрать у Глорианы зеркало, дождаться появления солнца и перенестись обратно в 1544 год. И он смог бы по-королевски отобедать за знаменитым своим обилием английским столом, а не пытаться разгрызть кукурузное зерно из конского завтрака.

Но вместо этого он выгребал навоз из стойла, надеясь, что Глориана скоро принесет ему завтрак, и размышляя о том, чего он ждал больше – возможности утолить голод или увидеть ее.

Его ожидание кончилось тем, что на пороге двери возникла сухопарая фигура Мод, балансировавшая подносом с двумя деревянными тарелками с едой.

Остроглазая старуха отметила про себя его разочарование.

– Прости, что так долго. Нас втянули в… разговор да к тому же у Глори разыгралась мигрень. Мне больно смотреть, как она страдает, но сейчас это мне на руку.

– Я не подозревал, что тебе может быть на руку чья-то боль, – заметил Данте.

– Вовсе нет. Мне просто нужно поговорить с тобой с глазу на глаз, и ее мигрени трудно было найти более подходящий момент. Я еле довела ее до кровати, убедив, что ей будет только хуже, если она сама понесет тебе еду, что оказалось нелегко. Она явно к тебе благоволит.

– И неудивительно, поскольку она решила сделать меня своим слугой. – Он не скрывал своего негодования на то, что красавица не посчиталась с его желанием вернуться в свое собственное время и потребовать себе женщину, которая должна была выйти за него замуж – за него, и ни за кого другого. Он говорил себе, что своего фаворита Елизавета не послала бы в конюшню.

Мод разместила поднос на куче соломы.

– Иди сюда и поешь. Смущенный ее словами, он заколебался.

– Начинай же, Данте. Ты успел сильно проголодаться. Я знаю, что значит быть голодным. Мне нужно кое о чем тебя спросить, но думаю, что ты лучше воспримешь мой вопрос, когда позавтракаешь.

Одно из достоинств воинов состоит в том, что едят они быстро, тихо и съедают все до последней крошки, не оставляя на тарелке даже пятнышка от соуса. Мод уселась на другую кучу соломы и с явным удовольствием смотрела, как быстро Данте управлялся с первой тарелкой, словно радовалась, что ему были не чужды хорошие манеры за столом. Он принялся за другую тарелку и только после того, как полностью очистил и ее, подумал, не считала ли она эту трапезу последней на сегодня.

Мод хлопнула руками по коленям и подвинулась вперед, как человек, устраивающийся в кресле для ведения переговоров.

– О'кей. Я хочу тебе кое-что предложить.

– О'кей, – отозвался он. Ему понравилось, как звучало это короткое слово.

– Я готова помочь тебе заполучить зеркало, – заговорщически начала Мод.

Он не питал надежды на такую возможность, поскольку ему казалось, что Мод была полностью на стороне Глорианы. Поэтому ограничился только что услышанным словом: О’кеи.

– Не слишком обольщайся. Я сказала: попытаюсь, но при условии… при двух условиях.

– О'кей.

– Во-первых, тебе придется убедить Глори в том, что ты все-таки решил у нее работать и передумал требовать зеркало. Она вряд ли сразу поверит в это. Наш поезд вечером останавливается в Уинслоу, и, насколько я знаю Глори, она обратится с предложением работы к каждому новому пассажиру, прежде чем решит снова предложить ее тебе. Нам нужно сделать как-то так, чтобы она наняла тебя до того, как найдет еще кого-нибудь.

кеи.

Тупое повторение слова, которому он от нее же научился, начало ей надоедать и заставило нахмуриться:

– Ты не спятил, а?

– Нет.

Такое простое отрицание, однако, не развеяло ее сомнений. Помолчав, она покачала головой:

– Видно, мне придется тебе поверить, раз у меня нет иного выбора. Ты не должен говорить ей, что мы с тобой заодно. Она пришла бы в ужас, если бы узнала, что я сговорилась с тобой, чтобы отобрать у нее зеркало. Тем более если бы услышала о моем желании найти человека, который мог бы ее защитить. Ей всегда была ненавистна мысль о зависимости от кого бы то ни было.

Данте, который всю жизнь учился тому, чтобы зависеть только от самого себя, это хорошо понимал. И все же ему стало как-то не по себе:

– Значит, Глориане угрожает опасность? В чем же дело?

– Пару месяцев назад явился один адвокат и сказал Глори, что ее отец оставил ей недвижимость перед тем, как был случайно убит во время заварухи, когда кто-то с кем-то не поделил пастбища. Адвокат настоятельно рекомендовал ей какое-то время выждать и держаться подальше от злополучного ранчо, пока там все не уляжется. Но он не сообщил никаких подробностей, и это показалось мне странным.

– Адвокатишки! – В голосе Данте прозвучало презрение. – Все они одинаковы. Кажется, даже века не в состоянии изменить их предательских повадок.

– Да я вижу, ты в здравом уме, если ненавидишь адвокатов. – Мод просияла. – Как бы то ни было, Глори, казалось, совершенно не проявляла интереса к этому ранчо. И я думала, что она последует совету адвоката. Но она стала допускать ошибки на арене и, кажется, принялась строить воздушные замки. В последнее время она без видимых причин становится какой-то рассеянной и глаза у нее на мокром месте.

Эти признаки, которые так смущали Мод, были совершенно нормальны для знакомых Данте женщин. Он продолжал вежливо слушать Мод, не забывая о том, что она предлагала свою помощь в овладении зеркалом.

– Цирк скоро совершит трехнедельную поездку в Санта-Фе, и Глори неожиданно взбрело в голову после этого посетить унаследованное ранчо. Она сказала, что, поскольку Санта-Фе очень близко от Аризоны, мы лишь ненадолго отлучимся из цирка.

– Хорошие стратеги строят свои планы так, чтобы избегать излишней потери времени. Как ты думаешь, верно это?

– О небо, ну конечно! За исключением зимних перерывов. Глори за всю свою жизнь не пропустила в цирке и двух дней.

Одним этим замечанием Мод высветила для Данте все загадочные противоречия Глорианы, которые бросились ему в глаза, – спокойная и ровная, она в один момент могла стать недоверчивой и нерешительной. Во времена Данте женщин воспитывали в монастыре, и они выходили из обители готовыми взвалить на свои плечи управление владениями своего мужа, не имея при этом ни малейшего понятия о человеческих страстях.

– Должен признаться, Мод, что меня все больше и больше смущает то, чего ты от меня ожидаешь. Ты хочешь, чтобы я убедил Глориану вернуться в цирк?

– Да нет. Мне кажется, что она решила остаться работать в цирке, так что убеждать ее тебе не придется.

Но она полна такой же решимости отправиться в эту проклятую Плезент-Вэлли. Подозреваю, что там все гораздо хуже, чем она ожидает. Судя по тому, что я слышала, может оказаться так, что мы приедем туда в разгар настоящей войны, а вовсе не мелкой заварушки по поводу выпасов для скота. Что ей нужно, так это телохранитель.

– Телохранитель?

– Тот, кто сможет ее защитить. Ты был бы превосходным телохранителем, судя по твоему опыту убийцы, сам говорил. К этому и сводится предлагаемая мною сделка. Ты нанимаешься на работу конюхом и сможешь таким образом тайно охранять ее, а я сделаю все, что смогу, чтобы убедить ее отдать тебе зеркало.

– Это звучит так, словно есть надежда на успех, пусть и небольшая. Ты сказала, что она решила остаться в цирке, но для выступлений ей понадобится зеркало. – Данте все еще сомневался.

– Я надеюсь, что она передумает выступать в цирке, когда окажется в Плезент-Вэлли.

Плезент-Вэлли. Это название вызывало представление о пении птиц, журчании ручьев, о женщине, окруженной детьми, под ласковым солнцем и о весеннем ветерке, ласкающем завитки ее золотисто-рыжих волос.

Мысли Мод, по-видимому, совпадали с его собственными.

.– Плезент-Вэлли. Название звучит очень поэтично, не правда ли? – Мод нагнулась вперед в неудержимом желании доверить ему свои мысли. – Глори годится для работы в цирке не больше, чем ты для работы конюхом. Она не такая земная, как я. Она не имеет понятия ни о каком другом образе жизни. Она никогда не ходила в школу. Хотя она и не признается в этом, она даже читать как следует не умеет, и никогда не изучала историю, и тем более не просматривала модные журналы. Она росла с матерью, забивавшей ей голову всякими дикими представлениями о свободе и о том, что предназначение Глори – стать звездой цирка.

Быть звездой. Данте нашел, что ему очень легко представить себе Глориану сверкающей ярче всех других звезд на небе.

– Чего Глори никогда не понимала, так это того, что мечты ее матери были всего лишь мечтами ее матери и не имели ничего общего с тем, чего хочет от жизни сама Глори. Меня до смерти пугает, что она может провести всю жизнь в погоне за тем, к чему всегда стремилась ее мать, вместо того чтобы искать свое собственное счастье.

– Ты думаешь, что она найдет свое счастье в этой Плезент – Вэлли?

– Не знаю. Я была бы счастлива, если бы там у нее хотя бы созрела мысль изменить свою жизнь коренным образом. Одно не вызывает сомнения – она не найдет своего счастья, если окажется убитой на этой паре сотен акров травы.

Пока Мод довольно бессвязно рассуждала о звездах и мечтах, Данте пытался подобрать слова отказа от участия во всей этой кутерьме. Но при мысли о том, что Глориана может умереть, кровь бросилась ему в лицо. Слова отказа, подобранные с таким трудом, так и не прозвучали.

– Я буду ее охранять.

Таким образом, он в один миг лишил себя всякой возможности силой отобрать у нее зеркало. Более того, он взялся охранять ее в погоне за призраком счастья, тогда как доктор Ди предупредил его, что течение времени в настоящем может отличаться от течения его в прошлом. Здравый смысл молотками стучал в голове Данте, заставляя его взять назад свои слова. Он понимал, что не должен был давать себе волю – и потакать мимолетным желаниям, которые его смущали, как эти вызывавшие головокружение побуждения защитить Глориану и никому не позволить причинить ей вред.

А потом его озарило: может быть, он так порывисто бросился на защиту Глорианы, потому что какой-то глубинной частью своего сознания вдруг понял: это и есть то главное испытание, на которое его обрек старый астролог?

Он все еще думал о Глориане. Неожиданно для себя он обнаружил странное сходство в судьбах двух женщин. Если Елизавета должна была стать у кормила власти, по предсказаниям Ди, то Глориана, по-видимому, должна будет вступить во владение землями своего отца. Над ней, так же как и над Елизаветой, словно витала опасность, насилие, казалось, ее вот-вот закружит ветер перемен. Елизавета и Глориана. Глориана и Елизавета. Их судьбы были отражениями одна другой, хотя и по-разному. Защита Глорианы и спасение ее от врагов доказало бы его способность побеждать врага и мудрость, позволяющую превращать в союзников тех, у кого были все основания в нем сомневаться. И если Ди предложил мудрый путь подготовки Данте к встрече с различными испытаниями и Данте мог бы в один прекрасный день жениться на Елизавете, то, возможно, этот Ди вовсе не лунатик, каким казался.

Супруг правящей королевы! Почет и слава. Сыновья Данте равны в правах с законными отпрысками его отца. Сама мысль об этом заставляла учащенно биться его сердце, словно согревала его душу.

И это трепетное возбуждение, так не вязавшееся с его обычной сдержанностью, порождало глухую тревогу. Любой воин, вступающий в бой, находясь под влиянием возбуждения, рискует потерять все. Кое-кто обвинял Данте в том, что он был слишком расчетлив, слишком педантичен, слишком тщательно взвешивал все «за» и «против», прежде чем начать действовать. И большинство из тех, кто посмеивался над его, казалось, излишней предусмотрительностью, теперь лежали в могилах, тогда как он продолжал жить, чтобы сражаться снова и снова. Ему не следовало забывать секрет своей выживаемости: предвидение любого возможного результата и умение избегать неожиданностей.

Что ж, все его умения останутся при нем.

– Ну так что ты скажешь? – спросила Мод.

– Я отдам этому все силы.

– У тебя нет оружия? – спросила она, внимательно посмотрев на его бедра, как будто он мог спрятать на себе такую громоздкую ценность.

– Нет.

– И я не думаю, чтобы у тебя были деньги на его покупку в Уинслоу, куда мы прибудем вечером. – Данте пожал плечами, и она вздохнула: – О, я понимаю, я должна купить его для тебя. Стрелять-то ты по крайней мере умеешь?

– Разумеется. – Он не мог при этом не расправить гордо плечи, понимая, что его обширный опыт произведет на Мод впечатление. – Я уже давно освоил фальконет и мушкет. Но эта мелочь бледнеет в сравнении с тем, что я дважды стрелял из швейцарской аркебузы.

– Всего два раза? – с тревогой переспросила Мод.

– Дважды – это в два раза больше, чем доводилось большинству воинов.

– Что это за дьявольская штука – аркебуза? – смущенно спросила Мод, сдвинув брови. – Она похожа на винтовку Шарпа или на револьвер Кольта?

– Может быть, – осторожно ответил он, не забывая о том, что довольно плохо знал английское оружие. Если бы он признался, что не знаком ни с винтовкой Шарпа, ни с револьвером Кольта, это заставило бы Мод передумать.

– Хорошо, но все-таки на что из них больше всего похожа аркебуза? – в сильном раздражении настаивала Мод. – Мне нужно знать, чтобы я могла купить тебе наиболее подходящую штуку. Оружие должно быть постоянно при тебе, но скрыто от постороннего глаза.

Ее доводы так ошеломили Данте, что он на короткое время потерял дар речи. Мод говорила о покупке аркебузы – оружия, которое было предметом зависти королей, – словно приобретение его было не большим событием, чем покупка горшка масла у деревенской молочницы. Она говорила, что он будет носить ее постоянно при себе, как будто один человек в состоянии пройти с шестифутовой штуковиной больше нескольких шагов, не рухнув под ее тяжестью.

Мод явно ошибалась, приняв его удивление за неуверенность:

– Я подумала, если ты будешь носить эту штуку на боку и выглядеть как какой-нибудь бандит, никто нас не тронет.

– Носить на боку? – нахмурился Данте, теперь совершенно уверенный в том, что Мод над ним подшучивает. Перемещение этой громадины и ведение огня из аркебузы требуют семерых солдат, начиная с тех, кто переносит ее с осторожностью няньки, взявшей на руки первенца своего хозяина, и заканчивая наводчиком, попадающим точно в цель и знающим цену каждого выстрела. – А кто будет помогать мне стрелять из нее?

Его вопрос привел Мод в такую растерянность, как будто Данте попросил помочь ему поднести ложку с супом ко рту.

– Вот так убийца! – Мод сердито нахмурилась, и на ее лице появилось выражение разочарования. – Я была права, когда увидела тебя в первый раз. Единственное, что ты мог бы сделать, чтобы отразить нападение разбойника, это ударить его своей похожей на желудь каской.

– Знаменитым на весь мир убийцей трудно стать, пользуясь огнестрельным оружием. – Данте поборол улыбку, вызванную явным невежеством Мод в военных делах. – Я пустил куда больше крови с помощью простой рапиры. Шпаги, – поправился он, увидев, что ее смутило еще одно новое для нее название оружия.

– О, так, значит, ты знаменитость. Пожалуй, будет лучше, если я куплю тебе шпагу, хотя один Господь знает, как ее найти в Аризоне.

– Я мог бы управиться и с солдатским мечом, – предложил Данте, испытавший облегчение, когда понял, что Мод намерена исполнить свое обещание помочь ему. Но кто же станет носить на боку неуклюжую аркебузу! – Однако предпочел бы, чтобы ты поискала рапиру, если она тебе понравится, Мод. Изящное оружие, с гибким лезвием, которое будет прокалывать насквозь врагов Глорианы.

– Вот это мне приятно слышать, – кивнула Мод. И добавила, окинув его с головы до ног оценивающим взглядом: – Пожалуй, мне придется купить тебе в Уинслоу и кое-что из одежды.

– Почему тебе так не нравится мой костюм?

– Потому что ты выглядишь в нем недостаточно скромно.

Данте вздернул подбородок и бросил на нее один из своих самых сердитых взглядов, от которого даже у взрослых мужчин подгибались колени. Глаза Мод расширились от восхищения:

– О, это просто прекрасно. Теперь мне остается только придумать какой-то предлог для покупки этих вещей, чтобы не вызвать у Глори подозрений. Кстати, мне давно пора идти, пока она не задумалась, почему я задержалась здесь так долго.

– А давай скажем ей, что мы с тобой играли в карты и что все эти вещи ты должна купить мне в счет проигрыша.

Мод хлопнула себя по коленке и усмехнулась:

– Ты начинаешь мне нравиться, Данте.

В ответ он неожиданно широко улыбнулся от удовольствия, что его похвалили.

Она помедлила перед уходом, чтобы энергично потрясти ему руку в подтверждение состоявшейся сделки.

– Ты обеспечишь безопасность Глори, не правда ли?

– О, даю тебе слово.

В отличие от Данте Мод не была так благодушно настроена. Ее беспокоило, смогут ли они придать правдоподобие своим действиям.

– Ладно, эта история с проигрышем объяснит, почему я покупаю тебе оружие и одежду. Но нам еще остается решить, как сделать так, чтобы она поверила в то, что ты не претендуешь на ее зеркало. Это будет нелегко. Она относится с подозрением ко всем мужчинам.

– Я мог бы сказать, что мне очень понравилось ухаживать за ее лошадьми.

– Кто в это поверит!

– Но они великолепные животные, Мод.

– Они просто невыносимы, и ничего великолепного в них нет. Так вот, она сразу заподозрит, что ты скрываешь правду. Однако я кое-что придумала, и это нас выручит. – Мод подошла к двери, собираясь уходить.

Данте вздохнул, догадываясь, что она собирается сказать нечто нелицеприятное, и сделал знак, чтобы она продолжала.

– Ты мог заметить, что Глори говорит очень хорошим языком.

– Да, я заметил. – Он это больше чем заметил. Ее красноречие и голос, казавшийся ему божественным, вызывали у него горячее желание слушать красавицу еще и еще.

– Ее бабка приехала из Англии. Глори переняла манеру говорить у нее. Я подумала, что могла бы раскрыть ей настоящую причину того, почему ты не хочешь получать плату за работу деньгами, – продолжала Мод.

– Но правда состоит в том, что мне нужно зеркало.

– Да не могу я сказать ей это! Может быть, я могла бы… я могла бы сказать Глори, что ты хочешь учиться у нее разговорному языку.

Она затрепетала, как лань, учуявшая волка.

Все эти английские окончания по-прежнему угнетали его и не оставляли ни у кого сомнений в том, что он был иностранцем. Данте задумался над этим предложением. Действительно, было бы как нельзя лучше, если бы он смог поднатореть в английском таким образом. Он не выглядел бы тогда таким неуклюжим в беседах с Елизаветой. Данте кивнул в знак согласия с задумкой Мод.

С этим верная подруга Глори удалилась.

Данте был рад возможности побыть одному, чтобы под мягкие звуки переступавших по соломе копыт и под шумное дыхание лошадей собраться с мыслями.

Он еще и еще раз возвращался мыслями в убогую гостиную доктора Ди, вспоминая каждую мелочь. Постепенно в его сознании все, что произошло с ним, выстроилось в логическую цепочку. Ему необходимо было все обдумать, как он обычно делал, изучить со всех сторон, предусмотреть все возможные последствия, чтобы не позволить захватить себя врасплох.

В конечном счете зеркало будет принадлежать ему. Это было самое важное, что засело гвоздем в его сознании, – зеркало, а не Глориана. Обладание зеркалом, а не женщиной. Охрана куска старинного хрупкого стекла, а не сиявшего нежной красотой женского тела.

Его лучшим другом должно было стать время. С его помощью он сможет отомстить сующему нос в чужие дела доктору Ди возвращением назад. Эта опасная затея, на участие в которой он согласился, по словам Глорианы, продлится не больше двух недель, а может быть, и меньше. Две недели. Четырнадцать дней. Данте был уверен, что они пролетят как одно мгновение.

Даже если утверждение Ди о том, что время его эпохи двигалось с другой скоростью, оказалось верным, что из того? Разве мог день в девятнадцатом столетии быть равен двум дням в его время? Или пяти? Или десяти? И уж, разумеется, не больше чем десяти. Самое большее могло быть десять раз по четырнадцать дней – сто четыре дня правления в качестве супруга коронованной особы при обеспечении счастья Глориане на всю жизнь.

Это представлялось выгодной сделкой, и все-таки ему было немного грустно, что он не увидит Глориану в ее новой счастливой жизни.

Кроме того, сама мысль о защите Глорианы была ему по душе. Уж он-то быстро расправится с горсткой нахальных пастухов. Боевые действия всегда действовали освежающе, не давая застаиваться молодой крови.

Его созерцательное одиночество продолжалось недолго. Ужасный скрип двери напомнил о существовании Мод. Она приглушенно заговорила:

– Знаешь, мне вряд ли удастся обмануть Глори. Нам нужно действовать по-другому.

– Ты считаешь, что я могу оказаться более искусным лжецом, чем ты?

– Нет. Она может заподозрить о нашем договоре. Мы сможем получить ее согласие на все что угодно лишь до той поры, пока она не поймет, что у нас есть какая-то общая цель.

Глава 6

– Сколько партий ты проиграла? – переспросила Глори. Она была так недовольна продолжительным отсутствием Мод, что это, должно быть, повлияло на ее слух.

– Семь. – Мод загибала пальцы, перечисляя будущие покупки: – Бриджи, рубашка, шляпа, бритва, револьвер и эта… как ее, Данте?

– Рапира.

– Да, рапира. – Мод завершила перечень глубокомысленным кивком, что не избавило ее от несколько смущенного вида и одновременно говорило о том, что она была довольна собой.

– Что такое рапира?

– Это такая внушающая страх шпага, правда, Данте?

– Угу.

– Зачем ты поручил ей купить тебе револьвер да еще и шпагу? – удивилась Глориана.

– Потому что дрожу от страха перед овцеводами.

Глори никак не могла поверить, что он мог чего-то бояться, хотя бы и самого дьявола. Дрожащие от страха люди прячутся по углам. Они прижимают к себе свое оружие и пугливо озираются по сторонам. Данте оперся локтем на ее комод – сама непринужденная элегантность и изящество. Едва заметное подрагивание его губ заставило Глори подумать, что он ее поддразнивал.

– Это только шесть фантов, а не семь. Впрочем, Мод, ты же никогда не проигрываешь, играя в покер.

– Сегодня у меня несчастливый день. – На лице Мод появилось горестное выражение. На ресницах повисло что-то похожее на слезы. Она не мигая встретила подозрительный взгляд Глори, глядя на подругу честными глазами.

Глори понимала, что Мод лгала. Да и Данте тоже. Трудно было представить себе, чтобы он выиграл семь партий у такого игрока-виртуоза, каким была Мод, прошедшая школу лучших шулеров. Он сам признавался, что не слишком силен в картах, хотя непроницаемому выражению его лица позавидовал бы любой мошенник.

– В какую игру вы играли? – спросила Глори, глядя прямо в лицо Данте.

– В семерку! – выпалила Мод.

Губы Данте дрогнули, а глаза сузились от удовольствия:

– В семерку. Обожаю эту игру.

Глориане никогда еще не доводилось слышать такого волнующего тембра мужского голоса. Он вызывал какой-то незнакомый ей трепет где-то глубоко внутри.

– Не знала, Мод, что при тебе были карты. Где они?

– Ах, я… я выбросила их в окно. Так раэозлцлась, когда проиграла… – Мод заморгала и улыбнулась, очень довольная тем, что нашлась. – Да, взяла и выбросила прямо в окно. Теперь их, наверное, разнесет ветром до самого Нью-Мехико.

Послышался свисток паровоза, возвещавший приближение к станции Уинслоу. Ход поезда немного замедлился, а потом вагон неожиданно дернуло, и Глори с Мод повалились на Данте.

Глори сначала подумала, что на нем по-прежнему был металлический жилет, потому что удариться о грудь Данте оказалось не намного приятнее, чем о каменную стену. Но его руки тут же обхватили ее и Мод, и он крепко прижал их к своим бокам, упираясь в стену вагона. Данте при этом напряг мускулы ног, и одна из них нечаянно прижалась к Глори. Женщина оказалась притиснутой к нему так, что не могла шевельнуться. Она всем телом чувствовала через платье твердость мускулов и тепло Данте.

В конце концов поезд почти перестал дергаться. Она вновь обрела равновесие, но почему-то не могла стоять одна. Глори пошатывалась, и Данте пришел ей на помощь. Он держал руку на ее талии, пока женщина не выпрямилась окончательно, а потом тихонько сбросил так, что его пальцы едва ощутимо скользнули по ее бедру. От этой ласки, подобной прикосновению легкого пера, в коленях у нее опять появилась слабость, но она отшатнулась от него раньше, чем он мог бы это заметить. И была рада, что так поступила, потому что всего через несколько мгновений поезд в последний раз дернулся и остановился, и Глори снова оказалась прижатой к нему.

Не было заметно, чтобы Мод хоть на мгновение смутилась от близости к Данте.

– Послушай, Глори, есть одна мелочь, о которой я забыла сказать.

– Да?

Мелкие упущения Мод всегда означали неприятности. На этот раз Глори была этому рада. Проницательность подруги не предвещала ничего хорошего. Молодую женщину смутило неожиданное трепетное предчувствие, переполнившее ее.

– Так вот, тебе придется остаться с Данте, пока я буду делать покупки в Уинслоу.

– Что?!

– Он будет под твоим присмотром, пока я не вернусь с его выигрышами. Ведь он мне не доверяет, не так ли, Данте?

– Ты права, Мод. Я самый недоверчивый из всех людей на свете.

– Нет! Дело не в… – Мод свирепо взглянула на Данте, а потом украдкой на Глори. – Он имел в виду вовсе не это, и поэтому я вынуждена перейти к следующему…

– Ну хватит. – Глори решила больше не попустительствовать Мод, опасаясь последствий. – Какого дьявола, по-твоему, я буду с ним делать, пока ты будешь шататься по магазинам?

Данте набрал в легкие воздуха, что заставило ткань вышитой рубашки туго натянуться на его груди. Этот вздох вызвал у Глори живые воспоминания о том, как всего несколько минут назад она провела у этой груди несколько мгновений. Он не произнес ни слова, и выражение его лица оставалось столь же непроницаемым, как и в момент, когда Мод начала ломать комедию. Однако по блеску в его медно-карих глазах Глори поняла, что в его воображении проносились тысячи приятных мгновений, которые они могли бы провести, пока Мод будет торговаться с уинслоускими лавочниками. Она почувствовала, как теплая волна, зародившаяся у основания ее горла, стала опускаться вниз, вскипая в каждом месте, где плоть Данте прижималась к ее телу.

– Отнесись к нему благосклонно и поучи его правильно говорить по-английски, – пропела Мод и тут же выскользнула за дверь.

На короткое время воцарилась тишина, нарушаемая лишь приглушенными звуками за стенами вагона. Там окликали друг друга люди, ржали лошади, и под непрестанный звон станционного колокола слышался веселый детский смех и радостные возгласы встречающихся.

Данте заставил прислушаться какой-то долгий, громкий свист.

– Это машинист спускает лишний пар, – проговорила Глори, вспомнив, что поездка в поезде для него была совершенно незнакомым делом.

– А!.. Для меня это прозвучало так, как будто сотня кузнецов одновременно бросила в холодную воду только что сделанные подковы.

Глори слышала этот звук тысячи раз, но ей ни разу не пришло в голову такое яркое сравнение. Она спрашивала себя, что заставляло его видеть мир по-своему, так, как он его видел. [« '

– – Не обращай внимания на Мод, – продолжала Глори. – И не обижайся на нее за то, что она обратила внимание на твою английскую речь. Она не хотела тебя уколоть. Просто моя подруга говорит напрямик все, что в голову взбредет, не заботясь о том, чтобы причесать свои выражения.

– Союзник, отличающийся прямотой.

– Да, именно так. – Глори подарила ему благодарную улыбку за понимание. – Она лучший друг из всех, какие у меня когда-либо были.

– Союзники не всегда друзья.

– Я доверила бы Мод даже собственную жизнь. Он серьезно кивнул, словно имел достаточно оснований тоже доверять Мод:

– Стало быть, я должен поверить в справедливость ее мнения о том, что мне нужно научиться говорить правильно? – Глориана ответила ему нерешительным кивком. – Ну и хорошо. Если ты согласишься давать мне уроки, Глориана, я расплачусь с тобой тем, что буду ухаживать за твоими лошадьми эти две недели, не требуя платы.

– О, ты согласен – Она почувствовала облегчение, но тут же нахмурилась: – Погоди, а как же мое зеркало?

Данте пожал плечами, как будто никогда этим особенно не интересовался:

– Вместе с другими выигранными мною вещами Мод купит и зеркало для бритья. Бриджи, рубашку, шляпу, бритву, револьвер, рапиру и зеркало.

Мод действительно говорила о семи проигранных партиях в покер.

Глориана была в замешательстве. Он всегда казался полностью поглощенным мыслью о ее зеркале. Хотел иметь именно ее зеркало, которое, как он утверждал, принадлежало какому-то колдуну. А теперь оказывалось, что он будет доволен любым зеркальным осколком, лишь бы было перед чем бриться.

–Я раз и навсегда покончу с этими «thees» и «thous», «-eths» и «-ests», – продолжал Данте, стараясь отвлечь ее от возникших подозрений.

– Это достаточно просто.

– Ха! Какая прекрасная возможность – учиться у тебя. Мне предстоит овладеть многими тонкостями твоего языка.

– Что служило тебе пособием – шекспировские пьесы?

– Нет. – Данте не мог знать о Шекспире, которого в его времена еще на свете не было, и с достоинством продолжил: – У меня всегда хватало ума нанимать специалистов того дела, которому я хочу научиться, и поэтому я нанял человека, стяжавшего славу лучшего учителя английского языка.

– Тебе следовало бы потребовать у него деньги обратно, – заметила Глориана. – Твой английский оставляет желать лучшего.

– Почему ученые не упростили весь английский язык сотни лет назад? – удивился Данте.

Глори не знала, как ответить на этот вопрос.

– А на «-est» оканчиваются только слова, выражающие превосходную степень. Например, самая зеленая трава – the greenest grass или самая быстрая лошадь – the fastest horse.

– Самая красивая женщина – the beautifulest woman? – тихо спросил он.

Ему не нужно было этого говорить – Глори и так поняла, как его грела мысль о том, что она будет его учить Данте склонился над ней. В его бронзовых глазах светилось предвкушение, а четко вырезанные губы раскрылись, словно готовы были говорить и говорить все самые ласковые слова, пока она совсем бы не растаяла.

– Smoothest flatterer – искуснейший из всех льстецов, – парировала Глори. Она отвернулась к окну и, отодвинув в сторону занавеску, стала смотреть на улицу, якобы чрезвычайно заинтересовавшись происходящим снаружи.

Ее усилия сохранить расстояние между ними позорно провалились. Он подошел к ней сзади, и она чувствовала, как его тепло согревает ей спину на расстоянии в несколько дюймов, отделявшем их друг от друга. Когда он заговорил, его губы оказались так близко к ее уху, что ветерок от его дыхания шевелил ее волосы.

– Многие пассажиры вышли погулять, пока стоит поезд. Не хочешь ли… не хочешь ли и ты прогуляться, Глориана?

– Я уже достаточно размялась утром, убирая навоз за лошадьми.

– Если ты боишься овцеводов, то могла бы взять меня под руку.

Казалось, он был полон решимости уговорить ее выйти из вагона. К своему удивлению, она поймала себя на том, что не к месту разоткровенничалась, чего никогда не допустила бы при других обстоятельствах:

– В таких маленьких городках, как этот, люди очень любопытны и всегда глазеют на тех, кто выходит из поезда. Когда я не выступаю, я этого просто не выношу.

– А!.. – Данте не стал добиваться объяснения, почему женщине, зарабатывавшей себе на жизнь выступлениями перед огромными толпами людей, может не нравиться, когда на нее глазеют посторонние. Его сдержанность должна была бы вызвать у нее чувство благодарности, однако вместо этого она привела ее в замешательство. И она пожалела о том, что Мод оставила их наедине.

– Глориана, я благодарю тебя за то, что ты… Я благодарю тебя за уроки. Я часто думаю…

Они стали перебрасываться фразами, и Глори придирчиво исправляла все ошибки Данте, которых он допускал немало.

– Может быть, мне лучше просто молчать? Глори бросила на него через плечо настороженный взгляд, боясь очередной атаки, которую ей все труднее становилось отражать.

Однако она не забыла поправить его ошибку и в этой фразе.

– Может быть, ты и прав, – заметила она, отвечая на его вопрос. – Может быть, нам лучше немного помолчать обоим.

Глори внутренне содрогнулась от своего сварливого тона, который она избрала, чтобы заставить его помолчать. Ведь она сама была виновата в том, что не могла сохранять равновесие в душе, когда с ней говорил Данте.

– Очень хорошо. Я все здесь молча обследую, чтобы не опасаться нападения со стороны мародеров-пастухов в ожидании возвращения Мод.

Он не сделал в этой фразе ни единой ошибки. Ей следовало бы поздравить его, и, не сделав этого, она почувствовала себя неловко.

Соблюдая договоренность о молчании, Данте словно перестал замечать Глориану. Он стал расхаживать по вагону, шарить по всем углам и с подозрением рассматривать все, что попадалось ему на глаза, как будто допускал, что овцеводы могли скрываться за стульями или прятаться в сундуках. Глориана ждала, что он возобновит непринужденный разговор. Нельзя сказать, что он взял ее в плен, но Глори не могла не заметить неосознанного, вкрадчивого изящества и силы, которые исходили от каждого движения молодого человека.

Неожиданно он поднял крышку сундука, в котором находилось ее беспорядочно брошенное нижнее белье, отчего она чуть не провалилась сквозь землю.

– Скажите мне, как это называется, – потребовал Данте. На его вытянутых пальцах висел корсет от мадам Боадечии – один из тех, что поддерживали ее груди навыкате, как два конских каштана, сбрасывающих с себя скорлупу.

– Данте! – Она едва не потеряла дар речи от такого поворота событий.

Он же просто вопросительно поднял бровь, а корсет медленно кружился то в одну, то в другую сторону от слабого движения воздуха.

– О, ради всего святого! – Ей пришлось давать объяснения. – Это то, что я надеваю под костюм. Ниж-нее белье, – добавила она с холодком.

– Нижнее белье? – переспросил Данте, не понимая новых для него слов.

– Да, нижнее белье. – Ее смущение не уменьшилось ни на йоту, когда она увидела, что он все прекрасно понял. – Я не знаю, как эту вещь называют там, откуда ты явился, где бы это ни было, но ты должен был видеть что-то подобное раньше.

– Нижнее белье. – Данте повторял эти слова, не замечая предоставленной ею возможности назвать свою родину.

– Нижнее белье.

Но не могли же они стоять так весь день, повторяя друг другу эти слова – «нижнее белье». Впрочем, может быть, и могли бы, но она сомневалась, что ее скромность выдержит такое испытание. Она попыталась объяснить как можно проще:

– Это то, что женщина носит под своей одеждой.

– Но здесь полно костей. – Данте указал на множество пластинок китового уса.

– Ну разумеется, он прошит китовым усом, это же корсет.

– Корсеты я видел. Их надевают поверх одежды, а не под нее. Этот корсет слишком слабый. Наверное, это орудие какого-нибудь церковного наказания. Я бы… – Данте снова споткнулся об английскую грамматику, – я бы с удовольствием расстался со всеми своими грехами, если бы для этого было достаточно носить такой кореец.

– Мужчины таких корсетов не носят.

Эти слова вызвали у Данте явное облегчение. Глори продолжала объяснять:

– Только женщины настолько глупы, чтобы наказывать себя затягиванием в корсет. И поскольку корсет именно такого типа подчеркивает женскую фигуру… ну просто греховным образом, я сильно сомневаюсь, чтобы церковь вообще это одобряла. Но тогда за это в ответе сам дьявол.

Данте раскатисто рассмеялся, что говорило о его знакомстве с дьявольщиной и кое с чем еще, а его глаза цвета виски сверкали, притягивая ее помимо воли.

– Дьявол в сговоре с опустившимся, но так и оставшимся холостяком священником, потому что ни один мужчина не позволил бы добровольно своей женщине так одеваться. Это лишило бы его законной свободы наслаждаться ее нежной плотью.

– Да, гмм… это, гмм…

В голове у нее крепко засела мысль – «это лишило бы его законной свободы наслаждаться ее нежной плотью»… Слишком сильно сказано! Но такое снаряжение стало для нее необходимостью, чтобы привлекать внимание зрителей во время выполнения незатейливых цирковых фокусов. Глориане никак не удавалось об этом сказать, но, похоже, Данте и не нуждался в объяснениях, не обращая внимания на ее бормотание. Он с нескрываемым любопытством пристально рассматривал ее фигуру в халате, не стянутую корсетом, вероятно, пытаясь представить себе, как сорочка облегала ее потрясающие благо-.родные округлости.

Данте как будто раздевал ее глазами. Глори давно сбросила платье, чтобы не смять его, когда прилегла, пытаясь справиться с головной болью. Головная боль? Слава Богу, она перестала ее мучить с того момента, когда в вагон вошли Данте и Мод. Она просто накинула халат на сорочку и не видела ничего предосудительного в том, чтобы принять мужчину в таком виде. Глори выросла в цирке и привыкла быть на виду: меняла костюмы и готовилась к представлению вместе со всеми в общих помещениях для переодевания, где все помогали друг другу и никто никого не стеснялся. Она давно утратила способность испытывать смущение такого рода. Хотя ее сорочку из шуршащего шелка скрывал плотный атласный халат, она внезапно почувствовала себя неодетой. Раньше она никогда не замечала, что каждый ее вздох приводил в движение этот шелк, который ласково скользил по коже. Она не подозревала, что мелкие волоски на ее руках могут подниматься и трепетать, возбуждаясь от какого-то предвкушения. Фигура Глори расцвела, когда ей исполнилось четырнадцать, но за десять прошедших с тех пор лет она никогда не ощущала тяжести своей груди или легкой трепетной дрожи восторга, излучаемой ее округлостью. Трепет становился еще более восхитительным, когда она смотрела, как Данте большим пальцем измерял длину корсетного каркаса. Его пальцы задержались на шве, который пришелся бы как раз под нежной нижней поверхностью ее груди, если бы она надела корсет, и у нее вырвался тяжелый, хриплый вздох.

– У тебя… у тебя начинается какой-то припадок, Глориана?

Вопрос Данте вернул ее с небес на землю. Боже мой, как могла она поддаться этому волнению, и только потому, что он прикасался к ее пустому корсету!

– Я в порядке, – выдохнула она. – В полном порядке.

– Ты уверена в этом? Такое удушье и пошатывание часто говорят о начале приступа. Мне приходилось несколько раз видеть, как люди после этого падали в судорогах, теряя сознание.

– Я не чувствую удушья, не пошатываюсь, и никакой припадок мне не грозит.

Он посмотрел на нее с таким сомнением, что она собрала все остатки своего достоинства и произнесла независимым тоном:

– Я просто не привыкла развлекать мужчин в своем личном вагоне.

– Ты меня развлекала? – Данте огляделся вокруг с таким разочарованным видом, как мальчик, узнавший, что проспал парад слонов.

Глориана воспользовалась этим, вырвала корсет из его рук и едва не ткнула им в нос Данте:

– Ты, дорогой, неплохо развлекся в последние несколько минут.

Он посмотрел вниз, на сотрясаемый у него под носом корсет, а потом взгляд его темно-карих глаз прошелся по ней с головы до пят, обволакивая Глориану удивительной теплотой. На его губах играла едва заметная улыбка.

– О, – заметил Данте, – сказать правду, самое захватывающее развлечение – это ты сама, Глориана.

– Ладно, хватит. – Голос ее стал суровым, но она почувствовала себя словно парализованной, как начинающий фокусник перед публикой, когда попыталась плотнее запахнуть на груди халат, потянувшись к ручке двери и не выпуская из руки корсет. Она хотела выдворить Данте из своего вагона, боясь окончательно поддаться такой непривычной для нее растерянности и смущению. – Мне нет дела до того, доверяешь ты Мод или нет. Ты можешь просто перейти в другой вагон и подождать там ее прихода с твоими трофеями.

– Меня приводит в ужас мысль о том, как я выйду отсюда в таком костюме. – Данте наградил ее такой дерзкой и самоуверенной улыбкой, что у нее не осталось сомнений в том, что он никогда никого не боялся.

– Ты не снимал этот костюм с первой минуты, как я с тобой встретилась.

– Истинная правда. Но где меня переодели, сделав легкой добычей шулеров?

– Ничего себе – легкая добыча! Ты же выиграл у Мод семь партий, или ты уже забыл об этом?

– Мне бы так не повезло, если бы не появился какой-нибудь овцевод и не навязал мне партию покера с ним.

– О, ради всего святого! – Она вскипела от злости, нетерпеливо топнув ногой. Ее протесты были явно смешными, но Глориане хотелось высказаться до конца и поскорее. – Тебе нужно пройти только сцепной мостик и две площадки, чтобы попасть в вагон с лошадьми. Никто не обратит на тебя внимания, если ты чем-нибудь накроешься и пойдешь быстро. – Она показала подбородком в сторону стоявшего в углу гардероба. – Там висит черный плащ. Он будет тебе очень широк. Завернись в него, и тебя никто не заметит.

Судя по виду Данте, он не возражал. Глори свирепо смотрела на него, пока он, вздохнув, нехотя не направился к шкафу.

Но увидев на нем свой черный плащ, она поняла, что ошибалась. Когда его надевала Глориана, плащ охватывал ее от шеи до пят так, что в сравнении с ним одежда монахини показалась бы слишком открытой. У Данте же он не сходился даже на шее. Плечи его были так широки, что полы плаща не сходились и на груди. Плащ доходил только до колен, оставляя ноги открытыми.

Если бы она была из овцеводов, она закричала бы, ужаснувшись его виду.

– Эта вещь рассчитана на человека гораздо меньше меня ростом, – заметил Данте. Он поглаживал шелковую подкладку, а потом натянул плащ, и под туго натянутой материей обрисовались округлости его мышц.

– Это не мужской плащ, он мой, – призналась Глори. Почему ее сильный голос прозвучал так пискляво, она не знала. Она вдруг почувствовала себя маленькой, хрупкой и раздраженной. – Это часть моего костюма для роли мадам Боадечии. Я надеваю его для первого выхода и уже на сцене распахиваю, чтобы привлечь всеобщее внимание.

– Ты доставляешь зрителям удовольствие, открывая то, что под плащом? – тихо спросил Данте, многозначительно посмотрев на корсет.

– Нет! Да! То есть я имела в виду… – От волнения она глотнула воздуха и еще больше смешалась. Уже давно она стала испытывать одновременно страх и отвращение к арене в каждом своем выступлении. Как ни претила ей необходимость ломаться перед толпой и постоянно улыбаться, все же этого невозможно было избежать, от этого зависел успех ее простеньких фокусов.

– Я имела в виду, что корсет чем-нибудь прикрывается… каким-нибудь украшением.

– Значит, поверх него надевают украшения. – Данте многозначительно кивнул, поглаживая подкладку плаща.

– Что-то вроде этого. – Глори почувствовала, как по ее коже разлилось тепло при мысли, что шелк, который ласкала рука Данте, обычно облегал ее голые ноги.

Она попыталась отмахнуться от услужливого воображения, но поймала себя на нежелании расставаться с Данте. Она помогла ему с английским языком и дала плащ, чтобы он мог укрыться, хотя и не очень верила, что он боялся встречи с овцеводами и что это уж никак не зависело от его одежды. В конце концов он мог разыскать Мод в городе и взять у нее обещанные покупки. А потом ей придется опять искать конюха, что было, разумеется, единственной причиной ее тревоги.

– Ты был бы не против, если бы я заботилась о тебе? Она сразу поняла, что ей не удалось поймать его на удочку столь неожиданным предложением помощи.

– Мне кажется, что я не успею пройти две площадки, как ко мне тут же пристанут. – Он без улыбки смотрел на Глори изучающим взглядом, а его пальцы тщетно пытались стянуть борта плаща на своей широкой груди. – Я не уйду со своего поста, Глориана, я буду заботиться о… твоих лошадях и охранять всех. Клянусь тебе.

Глори отметила для себя какой-то подвох в его словах.

– Охранять всех? – прошептала она.

– Всех.

Все в ней возликовало от его обещания. Правда, он говорил больше об охране ее лошадей. А внутренний голос, укорявший ее за то, что она совсем потеряла голову, был предательски слаб. Теперь он будет с нею каждую минуту из предстоявших двух недель. Ни один мужчина не волновал ее так сильно, как этот невесть откуда взявшийся полуприрученный защитник, завернувшийся в плащ. У нее не оставалось никакого сомнения в том, что он сможет защитить ее хоть от целой армии.

Он, разумеется, был честен, обещая бдительно ее охранять, в этом она не сомневалась.

– Теперь тебе пора перестать говорить о том, что ты боишься овцеводов.

– Мод будет расстроена, узнав, что я нечаянно… выболтал секрет, – огорченно проговорил Данте.

При этом он сделал очередную ошибку, на этот раз в слове «выболтал».

– Не цепляй ты окончание «-eth» к чему попало, – укорила она его. – И кроме того, Данте, я ведь совсем не глупа. Я понимаю, что меня могут ждать большие неприятности, и благодарна тебе за готовность мне помочь. Но я по-прежнему не намерена расставаться со своим зеркалом, что бы ни обещала тебе Мод.

Мод мне ничего не обещала. Тебя же, Глориана, я мог бы только просить о том, чтобы ты отдала era мне по собственной воле.

Его приглушенный, но такой звучный голос подкупал ее своей мощью. Он смотрел на нее прищурившись, и в его глазах полыхало пожиравшее его пламя желания.

– Я только хочу взглянуть на это ранчо, – прошептала Глори.

– Я не понимаю, Глориана, что такое «ранчо».

Его вопрос захватил ее врасплох. Кажется, уже половина населения либо поселилась на ранчо, либо намеревалась это сделать. Страна наводнялась иммигрантами, жаждавшими получить свободные государственные земли и сделать себе состояние, а иностранный акцент Данте подсказал ей, что он тоже мог бы стать фермером-поселенцем.

Чего уж больше – она слышала, что даже цирковой народ лелеял мечты о том, чтобы заняться фермерством. Ни один цирковой сезон не кончался без того, чтобы кто-нибудь не заявлял о намерении навсегда отцепить свой вагон от циркового поезда и пустить корни на каком-нибудь небольшом клочке земли, где можно будет собственными руками выращивать урожай, иметь свой кусок хлеба и не волноваться за успех очередного представления. Глори никогда не могла спокойно слышать о томительных планах-мечтах без растущего желания расплакаться. От своей матери она постоянно слышала, что настоящий артист цирка скорее умрет, чем обратится к оседлому образу жизни.

– Ранчо – это земля и трава, где выращивают коров, – объяснила, как умела, Глори.

– А! – Данте окинул ее оценивающим взглядом. – Так, значит, ты вроде пастуха!

– Уверяю тебя, вовсе нет!

– А вот и да! – Лицо Данте приняло такое обиженное, такое страдальческое выражение, которое бывает у мужчин, искренне уверенных в том, что ни одна женщина не может сравниться с ними в уме, знании и опыте. – У тебя есть ранчо. Значит, ты должна быть пастушкой.

– – Мне еще не приходилось встречать человека, с такой скоростью делающего умозаключения, – ворчливо заметила Глориана. – Ты только этим и занимаешься с первой минуты.

– Я?.. Да нет, просто когда я что-то новое узнаю, всегда тщательно обдумываю и стараюсь сделать наиболее правильный вывод. Не люблю неожиданностей и больше всего ценю здравый смысл.

– Вот как ты рассуждаешь… Но я никогда не рассчитывала на то, что унаследую что-то от отца.

Глори вдруг показалось, что его глаза будто сказали ей: «Я тоже». Нет, наверное, это только показалось. Они снова принялись спорить.

– Ты спешишь предъявить свои права на неожиданное наследство вопреки предупреждению о том, что тебе лучше держаться подальше… Слишком смело для женщины. – Данте нахмурился.

– Да, я действительно достаточно самоуверенна, – независимо пожала плечами Глориана. – Мне просто хочется увидеть это ранчо. Оно всегда вызывало во мне любопытство.

– По-моему, женское любопытство может здесь обойтись очень дорого.

Она не ожидала от него такой проницательности. Он заставил ее находить самые веские доводы, делающие такой непреодолимой ее тягу к ранчо. Глориане еще не приходилось ни с кем это обсуждать, кроме Мод.

Данте изучал ее с нескрываемым любопытством, что напомнило ей о том, как она изучала увиденную впервые электрическую лампочку, пытаясь представить себе, как может светиться сочетание стекла, проволоки и газа. Обычно у нее вызывала отвращение такая бесцеремонность.

Но сейчас все было по-другому, торжественное обещание Данте защищать ее зажгло в ней, как яркая электрическая лампочка, новые надежды. Его заинтересованность грела ее душу. Она чувствовала, что ее тянет к нему, как тянется к яркому солнечному свету на ощупь пробивающийся через грязь росток.

– О, Данте, ты похож на большую старую электрическую лампу.

Неожиданно для себя она прошептала вслух эти слова и тотчас поймала на себе сердитый взгляд Данте:

– На электрическую лампу? Что, опять тебе не угодила моя одежда?

Она смутила его своим глупым замечанием и сама смутилась того больше. Если кто-то и был похож на большую старую электролампу, так это она, – о, краска, должно быть, залила ее щеки, разгоревшиеся как два сигнальных огня! Ей следовало закрыть рот и выпроводить его из вагона, что она честно и собиралась сделать с самого начала, но ей казалось, что за этот промежуток времени прошла целая жизнь. Что поделаешь, если его обещание тронуло ее сердце, если его воспитанная Старым Светом вежливая забота оказалась ей так необходима? Она не должна позволять ему заглядывать в ее святая святых. И все же Глори поймала себя на том, что говорила и говорила нетерпеливо, как будто хотела все выложить до конца:

– Отец оставил эту землю мне. Мне. – Она коротко и горько усмехнулась. – Его воля высказана ясно как Божий день: «Я завещаю все мои земли и собственность, все мои земельные владения моей любимой родной дочери Глориане Карлайл». Его любимой дочери. Ха! Он никогда не признавал меня публично, пока не умерли его законные дети. Ты, вероятно, не в состоянии понять, почему все это меня так занимает.

– Многое в твоей судьбе заставляет меня задуматься, Глориана. – Голос Данте звучал бесстрастно, а лицо выражало каменное спокойствие. Ни малейшего признака понимания. Но и она не жалела о том, что раскрыла ему все свои карты.

Почему Глориана почувствовала такую глубокую уверенность в том, что Данте все понял, она не смогла бы – объяснить никому на всем белом свете. Ей вдруг захотелось укрыться от всех невзгод на его могучей груди. Она почему-то верила в то, что он тоже желал обнять и утешить ее.

– Почему ты ничего не расскажешь о своем отце, Данте? Добр ли он к тебе?

– Сейчас мне не до отца.

Его резкий уход от ответа словно ужалил Глориану и подрбно какому-нибудь яду уничтожил росток доверия, пробивавшийся в ее сердце. Она вспомнила, что он точно такими же словами пресек ее расспросы о Елизавете, мыслями о которой был так занят при их первой встрече. Она тогда отступилась и отбросила свои сокровенные мысли, а он так и не сказал ей о себе ничего сколько-нибудь значительного.

Она почти ничего не знала об этом человеке, взявшемся ее защищать. Почти ничего? Черт возьми, да она не знала о нем абсолютно ничего.

«Никогда не отдавай свое сердце человеку, у которого есть секреты, Глориана, – постоянно твердила ей мать своим голосом с басовой ноткой. – Рано или поздно он оставит тебя и уйдет обратно к тому, что скрывает».

До чего же странно, что именно в эту минуту ей в голову пришло предостережение матери. Она, разумеется, вовсе не имела намерений отдать свое сердце Данте Тревани, этому таинственному человеку.

– Может быть, тебе теперь пойти проверить лошадей, – заметила она.

Данте кивнул:

– Не бойся ничего, если с наступлением ночи услышишь какой-то шум за дверью. Это я буду проверять, задвинуты ли засовы.

– Будешь проверять? – Она рассчитывала, что вопрос прозвучит у нее по-хозяйски весомо. Вместо этого ее голос казался упавшим и в нем послышался испуг маленькой девочки, боявшейся оставаться одной.

– Глориана, я по большей части остаюсь человеком слова.

– По большей части? Интересно, какой же части я должна верить?

Она проговорила это с легкостью, шутя, чтобы разрядить возникшую между ними напряженность, как привыкла поступать с публикой, заскучавшей во время представления. Но Данте не ответил тем же. Он поклонился ей, двинулся к выходу и, задержавшись у двери, обернулся со смешанным выражением предостережения и сожаления, отразившимся на его строгом лице. Его последние слова подтвердили все то, чему ее учила мать:

– Возможно, тебе вообще не следует мне верить. Тогда тебе не будет грозить разочарование.

Глава 7

– Ты отпустила его!

Хотя нижняя часть лица Мод была закрыта кипой мужской одежды, которую она едва держала в руках, Глори по тону приятельницы поняла, что губы ее были поджаты от разочарования.

– Данте ушел. Я послала его в вагон-конюшню.

– Зачем тебе это понадобилось, ведь я так старалась придумать, как оставить вас наедине!.. – На лице Мод появилась недовольная гримаса.

– Можешь не трудиться над этой липовой историей с проигрышем в покер. Я знаю все о вашем сговоре.

– Ты с ума сошла?!

– Просто разозлилась. – Глори улыбкой смягчила ее реакцию. – Ты правильно сделала, позаботившись о нашей безопасности. Видно, я была так поглощена мыслью о поездке на ранчо, что не подумала о том, чем она нам грозит. Но я не вижу у тебя ни огнестрельного оружия, ни шпаги.

Прежде чем Мод успела ответить, прозвучал свисток паровоза, оповещавший о неизбежном отправлении поезда из Уинслоу. Снаружи послышался крик проводника:

– По вагонам! Следующая станция – Холбрук! Холбрук. Полтора суток. А потом всего два дня фургоном до Плезент-Вэлли.

– В Уинслоу невозможно найти ни аркебузы, ни шпаги, – ответила Мод так, как будто их разговор не прерывался. Поезд толчками сдвинулся с места, и она подошла к окну, в рамке которого был виден оставшийся позади городок. – Никто не понимал меня, когда я спрашивала, где можно купить аркебузу. Нет здесь и шпаг, но какой-то парень сказал, что он телеграфирует в Холбрук, рассчитывая на то, что там у его приятеля, индейца хопи, есть шпага. И что, может быть, тот захочет ее продать. И не беда, если Данте сбежит. Мы найдем других известных на весь мир убийц, которым пригодится наше оружие.

– Он в вагоне-конюшне. Мод скептически фыркнула.

– Он там! – настаивала Глори. – Он дал мне слово.

– Ты говоришь так, как будто веришь ему.

– Я… я ему верю, – с трудом выговорила Глори.

– Гм… – Мод повернулась, вытянув шею и посмотрев в потолок. – Зй! Все ли видели эту высокую рыжую девушку по имени Глориана Карлайл? В ее вагоне самозванец.

– Мод!

– Да, та самая Глориана Карлайл, полжизни клявшаяся в том, что никогда не поддастся ни на какие заманчивые обещания ни одного мужчины.

– Он не давал никаких заманчивых обещаний. Ему нужна работа.

Мод кипела презрительным негодованием:

– И что же он станет делать с большими деньгами, которые заработает, сварит себе горшок каши из зеркала? Может быть, он в самом деле хочет пожевать какое-нибудь древнее стекло, чтобы набраться сил для очередного убийства. Может быть… – Мод резко оборвала досужие домыслы, услышав недоверчивое восклицание Глори. – Может быть, я что-нибудь напутала?

– О, Мод… – Мучительное волнение Глори превратило ее голос в спотыкающийся шепот. Она не знала, что было хуже – правда или ложь о сговоре Мод против нее. – Ты знаешь, как важно для меня это зеркало. Для нас. Как ты могла?

Мод выронила одежду на пол и заломила руки. Вид у нее был такой, словно она хотела шагнуть ближе к Глори, но что-то в выражении лица Глори остановило ее.

– Я сказала ему только, что попытаюсь убедить тебя отдать ему зеркало. Я ничего не обещала ему, дорогая. Клянусь тебе.

Мод ничего не обещала. Значит, Данте не солгал, и это было для нее маленькой радостью. Но он был, кроме того, и совершенно искренен, что повергло ее в глубокое уныние.

– Я вовсе не буду уговаривать тебя отдать ему зеркало, – Глаза Мод наполнились слезами. – Пожалуйста, дорогая, не сердись на меня. Ты же знаешь, что я никогда ничего не сделаю тебе во вред. Мне не нужен был бы дом, если бы в нем не было тебя; твоя мама взяла меня, когда мне стало страшно ходить по канатам. Мистер Фонтанеску выбросил бы меня на улицу как какой-нибудь мешок мусора.

Глори подняла дрожащую руку, чтобы остановить эти заверения. Она была уверена в благодарности Мод, и ей всегда было неприятно об этом слышать. Она настолько высоко ценила ее дружбу, что считала их соглашение не просто сделкой. За исключением случаев, подобных этому, когда добрые намерения Мод явно перевешивали здравый смысл.

– Я понимаю, что ты ничего не замышляла, но ты это сделала. И теперь я стараюсь придумать, как бы все уладить.

Ей хотелось выть от тоски, она кляла себя за то, что разоткровенничалась с Данте, и будь она проклята, если позволит себе подобное впредь. Сильные женщины говорят спокойным тоном, говаривала ее мать, побеждают в спорах силой своей логики. К тому же всегда сохраняют самообладание и никогда не позволяют чувствам перевешивать здравый смысл.

Расчетливость никогда не была слишком сильной стороной Глори, и ее самообладание, казалось, улетучивалось через окошко вагона, когда через раскрытые двери виднелась красивая голова Данте Тревани, обещавшего скорее умереть, чем позволить кому-нибудь ее обидеть.

– Если бы я ему сказала прямо сейчас, что зеркала он не получит, он наверняка оставил бы нас без своей защиты. Но если я сделаю вид, что мне ничего не ведомо о ваших планах, он останется с нами, рассчитывая на скорое получение зеркала. О Боже, услышь меня – я начинаю мыслить совершенно так же, как он, пытаясь следовать здравому смыслу.

– Ах, Глори, дорогая, ты отлично знаешь, что у тебя полностью отсутствует умение все раскладывать по полочкам. – Мод робко шагнула и, видя, что Глори не пошевельнулась, кинулась к ней. Ласково обняв ее за талию, она усадила Глори на табурет. – Ты должна немедленно успокоиться, иначе у тебя снова начнется головная боль. Я сама обо всем поза-бочусь.

Глори простонала.

– Я позабочусь обо всем. – Мод нагнулась, чтобы собрать упавшую одежду. – Я сейчас отнесу все это ему. И даже не заикнусь о нашем плане.

– О каком еще плане?

– О, он еще окончательно у меня не созрел, но скоро мне будет ясно, как следует поступить. А теперь оденься к обеду. Надень что-нибудь красивое, нужно ослепить Данте, чтобы в его тупой голове не осталось места для мыслей о зеркале.

– Ты имеешь в виду пригласить его пообедать с нами? Сегодня ты уже отнесла ему еду, которой можно было накормить десятерых убийц.

– Это верно. И он съел все до последней крошки так быстро, что можно было подумать, во рту у него ничего не было уже сто лет. Как я понимаю, для того мускулы были в полной готовности к действию, организму требуется немало топлива.

– Гм… – Глори вспомнила, как туго натянулся на этих мускулах ее шелковый плащ.

– Если бы он был моим мужчиной, я бы уж кормила его вволю.

– О Боже, – простонала Глори.

Десять столов оставались пустыми. Десять. Данте сосчитал их, он любил точность во всем. За другими – их было полдюжины – оставались свободные места. Они все трое едва разместились за еще одним маленьким столом. Было довольно странно, что рядом с ними остановилась пожилая мисс Хэмпсон, спросившая, не может ли она присоединиться к ним. И как будто нарочно Глориана тут же с готовностью вскочила с места, взяла свободный стул у ближайшего стола и втиснула его между собою и Данте, чтобы могла сесть мисс Хэмпсон.

Данте пережевывал вторую порцию мяса. Удовольствие, получаемое им от блюда, тонко называвшегося бифштексом, уходило с каждым словом, произнесенным мисс Хэмпсон. Болтливая старуха ухитрялась выпалить подряд сотни, может быть, тысячи слов, останавливаясь только, чтобы набрать воздуха в легкие. Едва переведя дух, она продолжала словоизвержение, перескакивая без всякой видимой связи от одной пустой темы к другой.

Глориана вслушивалась в каждую ее бессмысленную тираду.

Она не отрывала от мисс Хэмпсон взгляда своих дивных изумрудных глаз, не удостаивая им ни Данте, ни его нового прекрасного костюма. Ее мягкие, розоватые губы были полураскрыты, и их влажная, соблазнительная полнота заставляла его забыть о еде. Ее комментарии ограничивались возгласами «О Боже!» и «Говорите, говорите, пожалуйста!», что воодушевляло мисс Хэмпсон продолжать нести чепуху своим дребезжащим, старушенчьим голосом, а уши Данте в это время едва не сгорали единственно от пленительного тона Глорианы, изредка вставлявшей отдельные слова.

Данте подумал, что ножом лучше не пользоваться, и, подцепив свой бифштекс вилкой, оторвал от него кусок зубами. Вот если бы это был не бифштекс, а горло мисс Хэмпсон! Короткий всплеск злорадного наслаждения тут же погас от сильного удара ноги Мод по его щиколотке. К собственному удивлению, он проглотил кусок неразже-ванным, едва не подавившись. Лучше, если бы мясо застряло в глотке у этой мисс Хэмпсон…

– Прислушайся к ее словам, – прошипела Мод.

– Так вот, – начала мисс Хэмпсон, набрав в легкие побольше воздуха, и выпалила одним духом: – Я осмотрю как следует свою полку и, прежде чем улечься, подопру дверь стулом, погашу свет и накрою голову подушкой на все время, пока поезд не уйдет из Холбрука. Я утверждаю, что должен быть принят закон против остановки поездов в этом городишке, пользующемся репутацией самого дикого места во всей Аризоне. Ведь это же надо – подвергать опасности таких хрупких незамужних женщин, как мы! И нет никого, кроме этого щеголя шерифа Оуэнса, кто бы поддерживал порядок. Но он слишком тонок для этого, как и его имя. Коммодор Перри Оуэне. Что за имя для шерифа! Впрочем, в данном случае имя не имеет значения, поскольку он заработал себе репутацию отличного стрелка. В одной руке у него всегда винтовка, а в другой – пистолет! К тому же говорят, что волосы у него доходят до середины спины и что они у него блестят как у девушки, а для этого, как вы сами понимаете, он должен их тщательно расчесывать каждый вечер. Что это за шериф, так занятый своими волосами? Вы ведь знаете, ходят слухи о том, что ковбои любят мучить мужчин с длинными волосами…

– Как, – прервал ее Данте, – неужели я должен опасаться ковбоев?

Он подозревал, что ковбои могли быть отвратительнейшими тварями-метисами, полулюдьми, полускотами, околдованными самим Ди для испытания Данте. Было бы нелишне подготовиться к мучениям, уготованным этими ублюдками.

– О! – заморгала мисс Хэмпсон с той же скоростью, с какой с ее языка сыпались слова. – О, о, о! Как это я не заметила, что у вас такие длинные волосы, мистер Тревани! Но я уверена, что вы вовсе не гомик, за которого ковбои принимают всякого длинноволосого мужчину. Уж шериф-то Оуэне наверняка доказал, что он не из таких!

Метисы. Полукровки. Его предположения были правильными. Защита Глорианы от этих дьявольских жес-токостей – достойный вызов, и Ди увидит, на что он способен.

– Что такое гомик?

– Мужчина, который больше любит мальчиков, чем девочек, – выпалила Мод.

– Мод!

– Она совершенно права, моя дорогая. – Мисс Хэмпсон согласно кивала, проявляя завидную терпимость для леди ее возраста. – Как бы то ни было, вам лучше всего будет сделать, как я, мисс Карлайл. Закупорьтесь в своем вагоне, как медведь в берлоге, пока мы не отъедем достаточно далеко от Холбрука.

– Я не смогу этого сделать, мисс Хэмпсон. Мы выйдем из поезда в Холбруке.

Сказанное Глори наконец заставило мисс Хэмпсон умолкнуть. Она сидела в нерешительности, то открывая, то закрывая рот.

– Мы не собираемся оставаться в Холбруке, – разъяснила Мод. – Как только запасемся провизией, тут же уедем в Плезент-Вэлли.

– Плезент-Вэлли! – почти вскрикнула мисс Хэмпсон. – О, о, о! Это еще хуже. Вы ни при каких обстоятельствах не должны ехать в Плезент-Вэлли.

– Я должна туда поехать. У меня там поместье.

– Эти парни из банды Ножа Мясника никогда не позволят вам там поселиться. Или вы не читаете газет? Там идет ужасная, кровавая междоусобица. Шериф Оуэне встречает каждый поезд, опасаясь тайного притока оружия в Холбрук, которым могли бы воспользоваться враждующие стороны! Если приезжает кто-то неизвестный, он требует от него объяснения целей приезда и в сомнительных случаях отправляет прямо в кутузку. Будь он гомиком, он никогда бы этого не делал, не так ли? Даже если бы ковбои думали, что он из таких, так как он носит пистолет на левом бедре, рукояткой наружу. Разве шерифы носят так пистолет? Чтобы вытащить его, нужно тянуться через весь живот. Однако шериф Оуэне – мастер своего дела, тем более что в другой руке у него винтовка. Говорят, он может стрелять из нее навскидку, не целясь. Что это за шериф, который стреляет из винтовки? Говорят, уголовники смеял'ись над ним, когда он появился в городе, из-за его длинных волос и манеры держать оружие, но он поубивал большинство из них, а оставшиеся теперь слишком напуганы, чтобы высовываться, и Холбрук мог бы не быть таким дрянным местом, если бы удалось сплавить весь сброд в Плезент-Вэлли и остановить доставку оружия в этот городок.

– Знаешь, Глори, – заговорила Мод, – мне кажется, я заразилась от тебя головной болью. С твоего позволения, я думаю, мне лучше уйти в наш вагон и улечься с холодным компрессом на лбу.

Данте отодвинул тарелку, потеряв аппетит от всех этих новостей, которые одним духом выпалила мисс Хэмпсон. Каждый оборот колес поезда подтверждал, что они сознательно лезут туда, куда здравомыслящие люди не осмелились бы сунуть нос. Бросив быстрый взгляд на Глориану, он увидел, что лицо ее побледнело. Она встала из-за стола, как будто хотела отодвинуться от самого звука слов «Плезент-Вэлли».

«Я не так глупа, Данте», – вспомнил он ее слова, но последние сведения, полученные от мисс Хэмпсон, поколебали его уверенность в этом. Все говорило против поездки на ранчо. Едва заметная напряженность ее фигуры и бледное лицо говорили ему, что она послушалась бы и согласилась с ним при малейшем нажиме с его стороны.

И все же… все же…

Ни одно королевство не достается легко ни одной королеве, в том числе и Англия Елизавете, как не достанется легко Глориане это скопление земли и травы, пригодное только для разведения коров. И если Данте не поможет Глориане защитить то, что оставил ей в наследство отец, ему придется расстаться с надеждой убедить Ди, что он будет служить Елизавете.

Он вдруг пожалел о том, что не наелся вдоволь бифштекса. Мясо было деликатесом, и он сомневался, что даже короли ели его каждый раз в день рождения или по праздникам, и это напоминало ему, что он ел его за обедом в году от Рождества Христова тысяча восемьсот восемьдесят восьмом, а не в тысяча пятьсот сорок четвертом. Он чувствовал, как у него начиналась изжога. Какой смысл подстрекать Глориану к такому рискованному путешествию ради подтверждения его честолюбивых помыслов?

Волоски на его шее встали дыбом – предупреждение, которое не может игнорировать ни один солдат. Он поднял глаза и встретил устремленный на него взгляд Глорианы. Он прочел в нем надежду и веру, сочетавшиеся с неприятием, говорившим ему о том, что она боролась с этими добродетелями кротости. Она смотрела на него совершенно так же, когда назвала его своей большой старой электрической лампочкой, чем бы это ни было, пусть даже нежностью тысяча восемьсот восемьдесят восьмого года, дарованной человеку тысяча пятьсот сорок четвертого, готовившему предательство.

Человек, осмеливающийся любить королеву, не может сделать вид, что принимает близко к сердцу ее интересы, тайно действуя в своих собственных целях. Ему вспомнилась эта насмешка Ди, оставшаяся непрощенной.

– Что-то не так с обедом? – шепотом спросила Глори.

Данте покачал головой.

Мисс Хэмпсон продолжала нанизывать свои фразы, не замечая ни демонстративного ухода Мод, ни того, что Данте с Глори ее больше не слушали.

– Если хоть половина того, о чем она говорит, правда, нам надо быть последними идиотами, чтобы ехать в эту Плезент-Вэлли, – мрачным эхом его собственных мыслей прозвучали слова Глорианы.

– Да.

Данте почувствовал, как на него снизошло спокойствие. Если бы она ясно сказала о поездке, он не сделал бы ничего, чтобы изменить ее мнение. Он отвел на это две недели. За такой срок обязательно возникли бы какие-нибудь другие сложности.

– О чем ты думаешь, Данте?

Она не смотрела ему в глаза, сосредоточившись на чайной чашке, которую сжимала в руках. Судя по тому, как крепко она ее сжимала, чашка не должна была так громко звякнуть, когда Глори опустила ее на блюдце.

Первым движением Данте было рассеять ее сомнение и страх, которые она старательно прятала.

Но уже через секунду картина представилась ему совершенно иной, и другие, менее благородные соображения одержали верх. С каждой уходившей минутой решимость Глорианы все больше утрачивала твердость. Никто другой из пассажиров поезда не захотел бы отправиться с нею в Плезент-Вэлли, не нашла бы она такого и в Холбруке, а поехать без телохранителя значило бы навлечь гнев ковбоев Ножа Мясника.

«А вдруг Данте сейчас откажется от своих обязательств?» – – пронеслось в голове у Глори. После рассказов мисс Хэмпсон она не сомневалась, что, если это произойдет, ей уже не найти другого защитника. Теперь, когда опасность стала такой ощутимой, Глориана поняла, что злополучное зеркало станет, пожалуй, единственно возможной оплатой ее безопасности. В противном случае все ее планы рухнут в мгновение ока.

Глори не смогла скрыть своего волнения, прошептав:

– Что случилось? Ты изменил свои намерения?

Наблюдая за своим отцом, Данте научился многому в искусстве ведения переговоров. Тот, кто торопится, кто выдает свою озабоченность, в конце концов уступает требованиям другой стороны. Задав свой вопрос, Глориана проиграла схватку. Победа была у него в руках. Ему оставалось лишь уточнить детали. Но впервые удачный торг ье доставил ему удовольствия.

Он изобразил раздумье. Мисс Хэмпсон в это время начала энергичную тираду о достоинствах обязательного образования для женщин.

– Данте?

Он поймал себя на желании, чтобы этот дрожащий звук на ее губах был вызван страстью, а не страхом. Он не мог заставить себя лгать ей в лицо и поэтому избрал другой, окольный путь к достижению своей цели:

– Ты могла бы вернуться сюда позже, когда окончится цирковой сезон.

Она улыбнулась той лучистой улыбкой, которой при других обстоятельствах он мог бы наслаждаться целыми днями. Он вдруг пожалел, что ему придется уйти из времени, в котором она родилась и озарила землю своей улыбкой.

– Если я не отважусь сделать это теперь, когда у меня есть ты, чтобы защитить меня, мне, вероятно, никогда уже сюда не придется вернуться. Но я не хочу жить, с вечной неудовлетворенностью сознавая, что жизнь так быстро тебя сломила.

– – Что до меня, то я попытаюсь избежать таких сожалений, – отвечал Данте. – Возможно, именно поэтому и надо все хорошенько обдумать.

Она немного покачивалась на стуле, но не из-за качки вагона:

– Все говорят, что эта пастбищная война скоро закончится, и было бы безопаснее всего подождать. Но я думаю, что окажусь в еще большей опасности, если приеду сюда позднее.

– Что может быть хуже, чем оказаться в самом екле этой войны, Глориана? после того, как сильнейший приберет ранчо к рукам и дело будет сделано.

Трудно было подобрать более удачные слова, чтобы напомнить ему, как близко, почти зеркально, ее ситуация повторяла положение Елизаветы Тюдор.

– Но это твое право по рождению.

– Как видно, ты не слишком-то знаком с неписаными законами о пастбищах. Территория Аризоны не так законопослушна, как остальные штаты. Это ранчо, по здешним правилам игры, будет принадлежать тому, кто первым его займет и заявит об этом. Соседи, вероятно, не знают, что я имею на него права, и поэтому никто не примет мою сторону, если там поселится какой-нибудь ловкач-мошенник.

– Возможно, твои права на ранчо сможет защитить шериф, которого так превозносит мисс Хэмпсон. – Данте была ненавистна сама мысль о том, что кто-то другой мог бы защитить ее лучше его самого, но выбирать не приходилось, если он хотел выудить у нее зеркало.

– Сомневаюсь, чтобы юрисдикция шерифа Оуэнса распространялась на Плезент-Вэлли. И даже если так, с какой стати он должен взять мою сторону? Я почти постоянно разъезжаю с цирком. Не принимаю участия в выборах и не плачу налогов в Аризоне. Законодательство в этих краях действует в интересах местных жителей, да к тому же пользующихся определенным влиянием.

– Глориана. – Он произнес ее имя и помолчал, потому что каждая клеточка его существа восставала против того, что он должен был сказать. – Я тоже не могу тебя защитить.

– Ты обещал. Ты дал мне слово.

Это напоминание пристыдило Данте. Он не мог не поступиться своей честью, не рискуя своими интересами. Его захлестнула волна гнева – на себя и на знаменитого доктора, поставившего его в такое гнусное положение.

– Я выполню свое обещание только в том случае, если ты отдашь мне зеркало.

Он приготовился и к тому, что его будут умолять со слезами, и к тому, что на него выльется поток злобных оскорблений. Однако Глори сделала нечто гораздо худшее. Она признала свое поражение с легкостью человека, которому часто приходилось уступать жизненным обстоятельствам. Она вся дышала разочарованием в нем, и сила этого разочарования была так велика, что у Данте не осталось сомнений: он предал нечто гораздо большее, чем интересы Глорианы. Она разуверилась в нем как в человеке, которого считала надежным, – и это было сделано его собственными руками.

Ему тут же захотелось взять свои слова обратно, убедить ее в том, что это была только шутка, словом, все что угодно, лишь бы вернулась ее пленительная мягкость, которую он чувствовал по отношению к себе до этой злополучной минуты.

– Ты приблудок… – прошептала она.

– Так меня и называли всю жизнь.

Он пережил долгие годы бесчисленных насмешек, но никогда не страдал так, услышав это слово из уст Глорианы. Утрата ее уважения, ее доверия к нему, как ему показалось, значила для него в эту минуту больше, чем благосклонность самого пышного королевства Европы.

– О чем вы там препираетесь? – Видимо, мисс Хэмпсон уже достаточно давно прервала свое бесконечное повествование, поняв, что они ее вовсе не слушали. – Бога ради, мисс Карлайл! Я не видела никого с такими полными слез глазами с тысяча восемьсот шестьдесят пятого года, когда моя мама узнала о том, что застрелили мистера Линкольна. Прошла уже почти четверть века, а я все еще так ясно вижу эти слезы, словно это было вчера…

– Мне очень жаль, – прошептала Глориана Данте, пока мисс Хэмпсон изливала свои воспоминания.

Ее извинение так ошеломило Данте, что он потерял дар речи.

– Это, вероятно, самое меньшее, что один человек может сказать другому. – Ее глаза говорили о таком глубоком сочувствии, которое испытывает человек, сам всю жизнь подвергавшийся оскорбительным намекам. – Я была не права. Я хотела, чтобы ты рисковал своей жизнью ради чего-то важного для меня. И вполне справедливо, что я плачу тебе чем-то в равной степени важным для тебя. Ты выполняешь условия сделки до конца, а я отдаю тебе зеркало. Правда, меня беспокоит, чем я заменю его во время моих последующих выступлений.

– Правда?

– Я должна увидеть это ранчо.

Он припомнил мечтательную надежду Мод на то, что Глориана найдет на ранчо свое счастье, порвав с цирком.

Он припомнил, как ярко сияли глаза Глорианы, когда она объявила, что, завещая ей эту землю, отец тем самым признал ее.

Решимость Глорианы отправиться туда любой ценой убедила его в том, что он должен ей помочь. Он должен обеспечить ее безопасность. А заодно опровергнуть утверждение астролога, унижающее его, Данте. Что ж, если на то пошло, молодой человек примет вызов доктора Ди. Но этого мало. Ему просто необходимо вернуть эту светлую улыбку и ласковый взгляд, и думать здесь больше не о чем.

– Я сумею защитить тебя, Глориана. Я отплачу тебе за зеркало сполна.

Она закусила губу и снова уставилась на свою чайную чашку.

Принимая решение, Данте понимал, что его боевой опыт тысяча пятьсот сорок четвертого года скорее всего устарел и не позволит ему быть на равных с противниками, владеющими современным оружием. Для обеспечения успеха, как он понял, ему понадобится учитель.

Он обратился с вопросами к мисс Хэмпсон, недовольно поджавшей губы, когда он прервал ее речь о гигиенических особенностях внутренних прокладок от пота в ковбойских сомбреро:

– Этот шериф Оуэне не гомик и не метис?

– О Боже, конечно, нет!

– И носит пистолет на бедре? – Он усомнился в словах Мод, когда та говорила о том, что мужчины поступают именно так. – На левом бедре, – уточнила мисс Хэмпсон. – Я слышала, ему нет равных в Аризоне по быстрой и меткой стрельбе.

– А! Самый быстрый – значит самый лучший.

– Так и говорят.

Так Данте нашел себе учителя.

Глориана наслаждалась удобством и уединенностью своего личного вагона, но одновременно это разжигало в ней простое любопытство, когда она попадала в окружение обычных пассажиров поезда. Каждый поход в вагон-ресторан и обратно становился своего рода маленьким цирковым парадом всего лишь с двумя участницами – Глорианой и Мод. Пробираться через узкие проходы между полками, занятыми пассажирами, по раскачивающимся вагонам, слоёно испытывающим их умение сохранять равновесие, было довольно непривычно по сравнению с проходом по изрытым улицам какого-нибудь городка, жители которого выстраивались по обеим сторонам улиц, чтобы поглазеть на проходящий парад.

Но на этот раз путь из вагона-ресторана прокладывал Данте и никакого страха они не испытывали.

Впрочем, слово «страх» было, возможно, неудачным, и Глориана мысленно внесла поправку. Парады не могли внушать ей страха, поскольку она участвовала в парадах цирка не реже одного раза в неделю на протяжении всей своей жизни. Парады были частью ее работы – они вызывали интерес к артистам, соблазняли горожан, заставляя их расставаться с заработанными тяжелым трудом монетами ради пары часов красочного зрелища.

Она участвовала в таком количестве парадов, что трудно сосчитать, но никогда ей не приходилось пробираться через выстроившихся по сторонам людей, и только теперь, глядя, как Данте осторожно ставил ногу, обходя сонного ребенка, Глориана поняла, что такое завораживающий соблазн парада.

Мод одела Данте во все черное. Как она объясняла, он должен выглядеть бедно и быть похожим на головореза, чтобы никто в Плезент-Вэлли не осмелился тронуть Глори, когда он будет рядом с нею. Однако Глориане его черный костюм и блестящие бронзовые волосы лишний раз напоминали окрас полуприрученного тигра. Он двигался с присущей тигру легкостью и точностью. Медно-карие глаза с кажущимся безразличием ощупывали взглядом каждого пассажира в каждом вагоне, через который они проходили, как порой камышовый кот, напускающий на себя равнодушный вид, подкрадывается к своей жертве, чтобы броситься на нее в смертоносном прыжке.

Этот проклятый черный костюм! Она предпочла бы, чтобы на нем по-прежнему были широкие штаны, скрывавшие изящество его плоского живота и узких бедер. Она была не в силах оторвать глаз от его спины, как ни ругала себя за такую слабохарактерность.

Она расплачивалась за свою рассеянность, когда какая-нибудь корзина с курами, засунутая под вагонную скамью, внезапно взрывалась громким кудахтаньем. Глориана в испуге отшатывалась, хватаясь за ручки чьей-нибудь корзинки для рукоделия.

Равновесие она восстанавливала мгновенно. Это было у нее профессиональное. Цирковой народ разгонял бесконечную скуку путешествий в поездах оживленной болтовней – каждый делился опытом, и Глори научилась от Мод и от многих других акробатов множеству приемов сохранения равновесия. Однако Данте этого знать не мог. Он спешил поддержать ее, когда резкий наклон вагона едва не сбивал ее с ног. И она не протестовала, когда он подхватывал ее под руку, прижимая к себе, и низко склонялся к ней, бормоча: «Не беспокойся, Глориана».

«Не беспокойся, Глориана». Она не сопротивлялась, когда он ее подхватывал. Данте постоянно выходил за круг своих обязанностей. Ведь ее надо было охранять, но не обнимать. Но Данте так поддерживал Глори, что все время гладил ее по плечу. Это получалось как бы само собой. Они оказывались так тесно прижатыми друг к другу, что она слышала шуршание своей коленкоровой юбки, касавшейся проклятых черных штанов. Когда ее спина прижималась к его груди, она слышала, как билось его сердце.

Даже супружеские пары не осмелились бы ходить на людях так крепко обнявшись, но он ни на мгновение не ослаблял руки, пока они не проходили вагон от одного конца до другого. Чего еще она могла ожидать от мужчины, похожего на полуприрученного тигра? Воспитанная молодая леди не потерпела бы таких вольностей ни единой минуты, не говоря уже об опьяняющем ощущении мужской власти. Его подбородок касался головы Глориа-ны, а плечи возвышались над нею как башня. Его тело прикрывало ее как щитом, так что пассажирам, которые оборачивались им вслед, почти не удавалось увидеть Глориану.

«Оцепенение, гнет» – такими словами мать обычно описывала ей поворот в жизни женщины, если она позволяла мужчине подчинить ее себе. Действительно, ее ошеломляло присутствие Данте, но в его легких прикосновениях не было ничего подавляющего. Она понимала, что он разжал бы свои руки, сделай она хоть малейшее движение в попытке от них освободиться. А ей этого совсем не хотелось. С укрывавшим ее от звуков и взглядов Данте она чувствовала себя более свободной, чем когда-либо раньше.

– Ты можешь открыть дверь? – В голосе Данте послышалась неуверенность, прозвучавшая в унисон с нерешительностью в его сердце.

Если бы она сделала то, что он просил, это было бы молчаливым одобрением того, как он ее обнимал. Если бы отказалась и потребовала, чтобы это сделал он, как подобает истинному джентльмену, ему бы пришлось ослабить эти узы, а может быть, и вовсе отойти от нее. Она вспомнила боль, исказившую его черты, когда сказала ему, что он не джентльмен, и обиду, которой он не смог скрыть еще раньше, когда она назвала его незаконнорожденным.

Дверь открыла Глориана.

Она не сдержала короткого вздоха разочарования, когда увидела в открытую дверь прямо перед ними вагон-конюшню. Обычно она испытывала облегчение, потому что здесь подходило к концу нудное путешествие через весь состав; в этот же вечер она была бы не против, чтобы впереди оставалась еще пара вагонов. Когда они вышли на площадку, Данте притянул ее. к себе совсем вплотную, и они постояли так несколько секунд, пока от толчка раскачивавшегося вагона за ними не захлопнулась дверь. Грохот вагонных колес и свист ветра оглушили Глориану. Наверное, поэтому она не различала больше никаких звуков, кроме биения собственного сердца, колотившегося гораздо быстрее, чем всегда. Скорее всего это объяснялось прогулкой через весь состав. Они одновременно снова двинулись короткими, осторожными шагами по узкому переходу над предательской сцепкой. Руки Данте служили ей опорой не хуже металлических перил. Она открыла дверь вагона-конюшни, на этот раз сама, не дожидаясь его просьбы.

Данте оставил там зажженный фонарь, но из предосторожности закрепил его так надежно, что упасть и вызвать пожар он не мог. Руки Данте по-прежнему охватывали Глориану; так они дошли до середины вагона, все больше замедляя каждый шаг, и наконец руки его упали.

Близзар и Кристель повернули к ним свои красивые морды. Ноздри Близзара широко раздувались, и он дышал со свистом от удовольствия, а Кристель приветствовала их гостеприимным ржанием.

– О, видно, они с нетерпением ожидают своего конюха.

Эти слова Данте прозвучали с легкой иронией, и Гло-риана подумала – ничего постыдного нет в том, что теперь он работает у нее конюхом.

– Я уверена, что они счастливы видеть тебя, но бьюсь об заклад, они будут еще более рады вот этому. – Глориана вынула из кармана горсть кубиков сахара, отчего Близзар задрал голову, выражая нетерпение. – Они знают, что я всегда краду несколько кусков из сахарницы во время обеда.

– Это сахар? – Он взял с ее ладони пару кубиков и, держа их между пальцами, изучал так пристально, как покупатель проверяет шулерские игральные кости. – – Никогда не видел, чтобы сахар принимал такую форму. А ты уверена в том, что это сахар?

Глориане не доводилось раньше встречать человека, который находил бы простую поездку в поезде такой таинственной или, путешествуя по американскому Западу, не имел понятия ни о фермерских хозяйствах, ни о ранчо. Когда Глориана впервые с ним встретилась, она пришпилила его к стене как неотесанного деревенщину, этого странно одетого, смущенного иностранца, говорившего как квакер.

Он, разумеется, за последние два дня изменился, отчасти утратив свою очаровательную наивность, но проникся духом властности, которая, как она заметила, была для него более естественна. Теперь он выглядел и рассуждал совсем как западный вооруженный бандит – за исключением горячего мальчишеского любопытства в глазах, глядевших на кубик сахара.

– Попробуй его, – отважилась предложить ему Глори.

– Попробуй сама.

– Ох! Я уже выпила чай с двумя такими кусками.

– Тогда пусть попробуют лошади.

Близзар и Кристель не заставили себя ждать. После того как они слизали сахар с ее ладони, Глори помыла руки, набрав полный черпак воды из висевшего у двери ведра. Ей никогда не приходила в голову мысль держать в вагоне-конюшне ведро, полное чистой воды, а беглый взгляд вокруг сказал ей о том, что это было лишь одно из многочисленных усовершенствований, введенных Данте. Она подумала о том, как хороша была мысль прицепить ее собственный вагон рядом с лошадиным, но десятки раз больно ударялась о балку вагонной рамы, выступавшей над полом в дальнем углу. Остальная часть вагона была разобрана, но проклятая рама оставалась, и ей никогда не удавалось пройти, не ударившись о нее ногой или не задев локтем. Данте настелил перед балкой толстый слой соломы, а поверх нее уложил мешки, полные овса и кукурузы. Это не только устраняло вероятность споткнуться, но и позволяло доставать корм, не сгибаясь в пояснице пополам. Глори пожалела, что не подумала об этом сама. В другом углу поверх кучи сена было накинуто одеяло. Это был, несомненно, его спальный матрас, судя по его длине и по лежавшим рядом пожиткам Данте – металлической каске, какой-то похожей на жилет металлической штуке и вещам, выигранным им в карты, – все было уложено аккуратной стопкой. Она с трудом подавила трепетную дрожь, поняв, что рассматривала постель Данте.

Близзар, вытянув шею, потерся мордой о руку Глори, явно требуя еще сахара. Глори мотнула головой в сторону двух кусков в руках Данте.

– Как видишь, они не свалились вверх копытами и не издохли. Попробуй теперь сам.

Он бросил задумчивый взгляд на Глориану и поднес один кубик к губам с отчаянной решимостью ребенка, вынужденного проглотить ложку касторки. Высунув язык, он прижал его к кубику, и его лицо тут же осветилось детской радостью.

– Сахар, – заключил он с такой уверенностью, как будто все время пытался убедить ее именно в этом. И состроил дерзкую гримасу. – Смотри!

Он подбросил кубик высоко в воздух без всякого усилия, но тем не менее его мышцы напряглись четко очерченными округлостями. Он откинул голову назад. Свободно лежавшие волосы отхлынули от его лица, открывая крепкие плоскости щек и жилистую колонну шеи. Данте поймал ртом сахарный кубик с непринужденной грацией, какой позавидовал бы любой шпагоглотатель. Он посмотрел на нее с самодовольной улыбкой, губы его сжались и задвигались так, что она поняла, что он самозабвенно сосал этот несчастный кубик сахара. Он подошел ближе и протянул второй кубик Глориане.

– Нет. Это твой.

Данте покачал головой, и, проглотив сахар, сказал:

– Нет. Это было бы слишком. Вопиющее нарушение правил хорошего тона.

Я…

– Это сладко, Глориана. Очень, очень сладко.

Его дразнящая улыбка исчезла, сменившись взглядом, пылавшим откровенной страстью, которая явно не имела никакого отношения к сахару.

– Сладко, – шептал Данте. Он подошел еще ближе к ней с зажатым между пальцами кубиком. Рука его слегка дрожала. Данте провел сахарным кубиком по ее нижней губе. Глориана высунула кончик языка и ощутила тот же намек на сладость, что и Данте.

У обоих одновременно вырвался прерывистый вздох.

– Это как ты, Глориана.

Я… я?

Он снова провел кубиком по ее губе, и ей показалось, что от прикосновения его дрожащей руки затрепетало все ее тело.

– Да. Гладкая поверхность с острыми краями, тщательно отполированная для защиты внутренней сладости и невинности. Ты, Глориана.

Она, закрывая глаза, приблизила к нему лицо в ожидании, когда он снова прижмет кубик к ее губам. Вместо этого он застонал, и она услышала глухой хруст, когда сжимавшие сахарный кубик пальцы превратили его в порошок. Мелкие крошки сахара прилипли к его пальцам, о чем она догадалась по тому, что теперь он проводил по ее губам кончиком пальца со следами сахара, и она не смогла сопротивляться желанию подставить кончик языка.

– Еще? – пробормотал он хриплым и каким-то скрипучим голосом, а его губы в это время скользили по ее лбу.

Глориана никогда раньше не думала, что ее лоб мог чувствовать что-то другое, кроме пота или ожога от летнего солнца. Но раньше она никогда не была в объятиях полуприрученного тигра, чьи страждущие губы прикосновениями мягче бархата ласкали ее кожу. Ей казалось, что каждый дюйм ее тела был неразрывно связан с тем местом, где губы Данте прижимались к ее лбу, и что от этой точки разбегались какие-то тайные тропинки, со сладкой болью сходившиеся где-то внизу ее живота.

– Еще, – шептала она, – еще…

С новым глухим стоном он приник к ее губам, и она ощутила ни с чем не сравнимый сладостный поцелуй.

Ее не должно было удивлять, что у человека, который мог играть яблоками своих мышц, оказались губы, способные на не менее удивительные движения, но она удивилась этому. Те несколько поцелуев, которые она позволила себе за свою жизнь, были какими-то скоропалительными, то твердыми и сухими, то мягкими и влажными, и не имели ничего общего с тем жаром и страстностью, с какими губы Данте добивались ее ответа. Он вплетал пальцы в ее волосы, продолжая пить ее губы, как человек, промучившийся жаждой всю жизнь. Глориана делала то же самое, наслаждаясь ощущением того, как его волосы скользили между ее пальцами, и с трепетом прислушиваясь к громовым ударам своего сердца, заглушавшим неумолчный шум колес. Он упивался сладостью и болью, непередаваемым наслаждением, каждой своей клеточкой осязая радость жизни, и Глориана понимала, что любая женщина не смогла бы устоять перед такой страстностью. Он легко поднял ее на руки, и прежде чем она смогла решить, протестовать ей или нет, понес ее в дальний угол вагона. Он усадил ее на свой матрас, покрывая поцелуями ее шею, а потом она почувствовала его теплые руки на своей шелковой блузке. Ей хотелось расплакаться от неудачи, когда он задержался над холмами ее грудей, и его жаркое дыхание проникло через шелк ее застегнутого на все кнопки одеяния.

И тогда он отодвинулся от нее. Его грудь бурно поднималась и опускалась в такт таким же неровным вдохам и выдохам, как и у нее. Он распрямился, стоя на коленях, чуть отвернув голову в сторону и подняв подбородок, – то была настороженная самозащита гордого человека, привыкшего получать отказы в самом многообразном виде.

– Данте… – Более опытная женщина, наверное, нашла бы нежные, успокаивающие слова, чтобы смягчить эту жесткость. Глориана Карлайл мало что знала о мужчинах и совсем ничего именно об этом человеке. – Данте Тревани…

Сам звук его имени зажег огонек удовлетворения в глазах Данте. С бессвязным бормотанием он опустился над Глорианой, вжимая ее в матрас, такой огромный по сравнению с нею, такой широкий в плечах… Она поняла, что каждый дюйм ее существа с этого момента и навсегда принадлежал ему.

Его рука скользнула под ее блузку с такой уверенностью, что кнопки на ней не оказали сопротивления.

– Как это мило, – пробормотал он, когда полы блузки разошлись, открывая ее лифчик. Данте потер тонкий батист между пальцами, а потом потянул за шелковую ленту, пока не ослабла кромка глубокого декольте. У него вырвался тихий, торжествующий смешок, когда его рука скользнула за эту кромку. – Нет корсета!..

– Мне, конечно, следовало быть в нем… – Глориана всегда втайне чувствовала себя виноватой в том, что не носила корсет под дневными платьями, но ее лифчик вполне справлялся с его ролью. Решимость Глорианы сохранить на месте нижнее белье растворилась в удушье горячего наслаждения, когда рука Данте пылающей чашей охватила ее грудь. Она вспомнила его полное неприятие корсета: «Он отделяет мужчину от мягкой плоти женщины».

В этот раз она только порадовалась, что не надела корсет, который бы только мешал. Ничто не могло разъединить их в этот час – мужчину и женщину, созданных друг для друга.

Глориана обвила руками широкие плечи Данте и притянула его ближе к себе. Они целовались, и он губами и языком все еще чувствовал сладкий вкус сахара, сливавшийся с бесподобным вкусом ее губ. Ее тело утратило всякую связь с ее мозгом, и она удивлялась, словно наблюдая за собой со стороны, как у нее сама собой выгибается спина и двигаются бедра в полном согласии с обольстительными движениями Данте.

Он расстегнул ей юбку, и его рука тяжело легла на двойную шнуровку нижних юбок. Она чувствовала, как он нащупывал узлы, проникал пальцем в разрез юбки, чтобы прикоснуться к мягкой плоти ее живота. Но движения его были осторожны и сдержанны, словно спрашивали у нее молчаливого разрешения продолжать.

Внезапно ее охватило ощущение униженности тем, что он сохранял такое холодное самообладание, тогда как она жаждала его прикосновений так страстно, что и думать забыла о благопристойности. Как она могла с такой легкостью забыть все материнские предостережения, все лекции Мод о том, как просто иногда удается мужчине одержать победу над женщиной.

– Я… как видно, я для тебя слишком легкая добыча, – прошептала она.

– Добыча? – Рука Данте замерла.

– Я не должна была так быстро уступать тебе.

Он прижался щекой к ее лбу, и по его телу прошла сильнейшая дрожь.

– Добыча… Я никогда… я никогда не подходил ни к кому таким образом.

Он с трудом отодвинулся от Глорианы, не переставая пристально смотреть на нее такими ненасытно голодными глазами, с ощущением такой первозданной потребности в ней, что она затрепетала от притягательной силы этого взгляда.

– Данте?

– Прости меня, Глориана. – Он опустил голову на руки, словно его разом покинули силы в тяжкой борьбе между долгом и страстью. – Я молю Бога о том, чтобы душа Джона Ди в эту минуту покрылась в аду гнойными пузырями.

Одним стремительным и легким движением он поднялся на ноги и вышел из вагона, прежде чем женщина успела попросить его не уходить.

А она осталась лежать некоторое время на его постели, терзаясь в равной мере как от унижения, так и от сознания собственной вины. Она вела себя как распутница, развеяв по ветру осторожность, которую никогда не теряла. Она заслуживала любого наказания, грозившего раздавить ее сердце, подобно тому, как Данте раздавил между пальцами сахарный кубик. Слава Богу, единственными свидетелями ее позора были лошади.

Глориане больше ничего не оставалось, как подняться и дрожащими пальцами застегнуть блузку и юбку. В какой-то момент их любовного безумия волосы ее спутались, и теперь в них торчали соломинки. Она тщательно их убрала, отряхнула юбки и сердитым движением утерла слезы, тут же пожалев об этом. Одна актриса, Милли Воскемп, учила ее, как следует красиво плакать на сцене, накапливая в глазах хрустальные слезы и проливая их так, чтобы при этом не покраснели и не распухли глаза. И никакого хлюпанья носом! Однако после того как она снова попыталась вытереть слезы, кожа у нее под глазами распухла и стала красной, как помидор. Мод, несомненно, это заметит и будет спрашивать, почему она плакала. Глориана молила Бога, чтобы Мод уже спала и чтобы ей удалось юркнуть в постель совсем незамеченной.

Впрочем, сейчас она бы не смогла ответить ни на один вопрос. Данте доказал правильность всех мудрых советов. Он отказался от нее тут же, как только она сказала, что является для него слишком легкой добычей. А за мгновение до этих слов, казалось, наслаждался. Правда, не так самозабвенно, как она. Данте произнес чье-то имя – она не могла его вспомнить, потому что была так поглощена этим мужчиной, что не вспомнила бы, вероятно, и собственного имени. Она упивалась своими ощущениями, без сопротивления отдав свою душу аду, а Данте откровенно кощунствовал…

Джон Ди. Таково было имя, произнесенное Данте. Колдун, которому, как сказал Данте, когда-то принадлежало ее зеркало.

Проклятое зеркало. Все сводилось к этому проклятому зеркалу. И все, что произошло, было не чем иным, как попыткой добиться желаемого, чтобы она отдала ему зеркало как можно скорее, задолго до окончания их договора.

Она собрала все силы, чтобы не поддаться пронзительной боли, когда к ней пришла эта страшная догадка, а потом распрямила спину, вспомнив о своей гордости. Как бы то ни было, слова ее о легкой добыче должны были убедить его в том, что она не поддалась на эту маленькую хитрость. И теперь она его раскусила. В следующий раз ему не удастся так быстро пробить брешь в ее круговой обороне. Впрочем, следующего раза и не будет. Она больше никогда не подпустит его к себе ближе чем на пять футов, во всяком случае, не при романтических обстоятельствах. Никогда.

И все же, когда она проходила по узкому мостику над сцепкой между вагоном-конюшней и ее личным вагоном, Глориана не могла не вспомнить о том, как твердо, как надежно вел он ее через это зыбкое пространство.

Она почувствовала облегчение, увидев, что Мод действительно уже была в постели. Она встретила Глори лишь невнятным «Спокойной ночи, дорогая]чИ повернулась на другой бок.

Глори сбросила как попало свою одежду и засунула на самое дно самого глубокого из своих сундуков. Может быть, со временем, когда она наткнется на эти вещи снова, она сможет их надеть, не вспоминая нежных и сильных пальцев Данте, игравших с каждой пуговицей, с каждой лентой.

Потом она улеглась на свое ложе и лежала без сна, глядя в никуда, а по ее щекам струились горячие слезы. Так продолжалось долго, до тех пор, пока звук шагов не дал ей понять, что Данте занял свой пост на крыше ее вагона.


Интерлюдия

15 января 1559 года. Вестминстерское аббатство

Точно в час, указанный расположением звезд, с резким скрежетом распахнулись двери собора, и Елизавета Тюдор в одиночестве двинулась к алтарю.

Кое-кто возражал против неприличной спешки с коронацией всего через два месяца после смерти ее сестры Мэри. Многие возмущались огромными суммами денег, взятых Елизаветой в долг для проведения этого торжества.

Звезды требовали, чтобы Елизавета надела на голову корону именно в этот день, а указами было предписано, чтобы церемония была как можно более пышной. Елизавета последовала совету Джона Ди согласно его давнему предсказанию.

Но среди великолепия Вестминстерского аббатства Елизавета не обратила на Ди ни малейшего внимания, не удостоила его, своего астролога, ни единым взглядом. Ни больше ни меньше. Сплошь расшитый вышивкой мундир, который она ему подарила, вызывал у него дьявольский зуд, доставлявший ему нестерпимые муки. Не чесаться же ему на протяжении всей церемонии коронации, да еще на глазах новоиспеченной королевы.

Королевский хор пел как никогда воодушевленно. Руководившего церемонией епископа Карлайлского в необычайно роскошном облачении окружали орды его льстивых приспешников. Многие высокопоставленные священники отказались проводить эту торжественную церемонию из боязни не угодить тем, кто оспаривал право Елизаветы на трон. «Им еще придется горько пожалеть о своем малодушии», – думал Ди. Они достаточно скоро узнают, что Елизавета Тюдор никогда не забывает унижения.

Она опустилась в государственное кресло перед высоким алтарем. Карлайл четырежды провозгласил ее королевой. Четырежды плотно набившаяся в собор толпа прокричала возглас одобрения, прокатывавшийся каждый раз мощной волной от самого алтаря до огромной массы подданных Елизаветы, не вместившихся в собор и остававшихся за его стенами. Назначение отгороженной шторами ложи стало понятно, когда Елизавета исчезла за ними и скоро вышла снова, переодетая в платье из королевского пурпурного бархата и золототканую шелковую мантию. Трубы пропели радостную мелодию, когда она царственной походкой прошла по кругу в знак того, что брала английский народ под свое покровительство.

– Великолепное зрелище, миледи, – бубнил Ди, преисполненный гордости от сознания, чем ему обязана Елизавета.

Корон было три, а не одна. Во-первых, священная корона святого Эдуарда, возложенная на несколько мгновений на ее золотисто-рыжие локоны. Вторая – имперская корона Англии, про которую говорили, что она весит больше семи фунтов. Когда Елизавета поднимала голову, ее тонкая, гибкая шея с трудом удерживала эту тяжесть. Золото и драгоценные камни окружали эти фамильные волосы Тюдоров драгоценной радугой, подчеркивая восхитительную картину, знаменовавшую начало ее правления. Но даже такой решительный человек, как она, не мог долго держать на голове эту тяжесть. Место имперской короны заняла третья, которая была намного легче и менее торжественная.

– Это корона, которую Генрих заказал для ее блудницы-матери, – прошептал кто-то за спиной Ди.

Елизавета намеревалась пройти пешком от аббатства до Вестминстер-Холла после мессы в ознаменование коронации. Дорога была устлана коврами, а по сторонам стояли толпы подданных, не отрывавших от нее глаз и сотрясавших воздух приветственными возгласами.

– Пойдемте со мною, доктор Ди, – приказала Елизавета, проходя мимо него по нефу собора.

По-видимому, Елизавете всегда нравилось идти через толпу. В тот день она была сильно взволнованна, ее губы побелели от напряжения, а тело сотрясала дрожь, что совершенно не вязалось с закономерной радостью, на которую она рассчитывала. Ди подумал, что ей следовало бы держаться более непринужденно, шествуя со скипетром и державой, этими знаками королевской власти.

– Вы будете красивейшей из королев, ваше величество.

– Вы напрашиваетесь на похвалу, Ди, только потому, что отдали мне для спальни ваше драгоценное зеркало?

Ди молча поклонился. Несомненно, причиной ее необычного поведения и язвительности было сильное волнение. Он знал, что через минуту она пожалеет о своих словах. Замечание его не огорчило.

– Простите мне мое волнение, доктор Ди. Ваше зеркало достойно всяческих похвал.

Он отклонил ее раскаяние:

– Разумеется, ваше величество. В этот славный день у вас много более важных забот.

– Так оно и есть, не правда ли? – Она наделила его озорным взглядом, исполненным удовлетворения и довольства собой. – Но, боюсь, мои сегодняшние заботы проще, чем вы думаете. Я, кажется, потеряла свой любимый браслет. – Она подняла руку и показала ему свое пустое узкое запястье.

– Ваш браслет с черепахой известен всем, ваше величество. Любой, кто его найдет, наверняка узнает его и немедленно вернет вам.

– Несомненно ожидая в ответ королевской благосклонности. Я прикажу поискать его, пока кто-нибудь по неосторожности не раздавил.

Она качнула головой, и рядом с ней мгновенно вырос камергер.

– Пропал мой браслет с черепахой. Найдите его. Начните искать с моей гардеробной. Я помню, что любовалась его отражением в зеркале и надела его на счастье. Отсутствие его я заметила, переодеваясь в ложе собора.

– Я прикажу обшарить каждый дюйм, ваше величество, и просеять все, что попадется, через сито, если потребуется.

– Что ж, хорошо, – согласилась Елизавета. – Я должна получить этот браслет обратно. – Камергер исчез за дверью. – Не пообедаете ли со мной, доктор Ди? Мне сегодня необходимо, чтобы рядом был хотя бы один друг.

Ди подтвердил свое согласие скромным наклоном головы, а сердце его бешено забилось. Все шло так, как он предсказывал, решительно все! Чтобы Елизавета не почувствовала его торжества, он протянул руку в сторону беспорядочно толпившихся людей:

– Они все ваши друзья, ваше величество.

– О них я не беспокоюсь. Меня тревожат другие, те, что пользуются влиянием и могут попытаться вырвать из моих рук то, что является моим по воле отца.

– У них ничего не получится, ваше величество, если только вы останетесь верны самой себе.

Она вдруг посмотрела ему в глаза. В один миг он прочел в этом взгляде и надежду, и беззащитность, и полное одиночество. Но она тут же овладела собой, и лицо ее вновь стало, как обычно, непроницаемым. – Кроме вас, здесь нет никого, кому можно было бы доверять, доктор Ди.

Она еще больше выпрямилась и ускорила шаг, порой останавливаясь, чтобы взъерошить волосы миловидному ребенку или принять букет цветов от застенчивой девушки. Она была бодра и благодушна на протяжении всего посвященного коронации празднества, в окружении менестрелей и придворных шутов. Снова и снова звенел ее смех, как бы оправдывая ее в том, что она не замечала недовольных реплик и перешептывания, волнами перекатывавшихся по зале.

Шепот прекратился, когда в залу под громкий стук копыт въехал на своем боевом коне в полном вооружении рыцарь – защитник Елизаветы сэр Эдвард Даймок. Он швырнул на пол латную рукавицу и снял с головы шлем. Приложив руку к уху, он повел кругом своей аристократической головой, словно прислушиваясь к пересудам.

– Я вызываю каждого, кто ставит под вопрос права миледи на этот трон!

Ответом на его вызов была звенящая тишина. Елизавета приняла свидетельство почтения Даймока и отпустила его.

– Кажется, у вас есть по крайней мере один мужчина, который будет защищать вас ценой собственной жизни, – заметил Ди в надежде заслужить ее похвалу за его, доктора, собственную непоколебимую поддержку.

– Один мужчина – это все, что требуется женщине, при условии, что он такой, как нужно, – ответила ему Елизавета.

Глава 8

Глори захлопнула крышку своего самого большого сундука. Она заперла замок и несколько раз подергала его, чтобы убедиться, хорошо ли он закрылся. И повторила эту проверку еще раз-Почти часом раньше их поезд прибыл в Холбрук. Она знала, что в ее дверь должен был скоро постучаться начальник станциирчтобы сообщить ей, что все готово для отцепления от поезда двух ее вагонов и для перевода их на запасной путь, где они будут ожидать ее возвращения из Плезент-Вэлли.

– Ты все еще сердишься на меня, – сказала Мод.

– Нет, не сержусь. Я просто обдумываю все детали. «Взвесить все обстоятельства, не упустить в планах ни малейшей детали, как это делает Данте». Она тряхнула головой и еще раз проверила замок. Глориана, разумеется, надеялась на то, что мысль о Данте не будет приходить в ее голову каждый раз, когда ей придется принимать продуманные решения, хотя было бы куда лучше, если бы она подумала о последствиях, прежде чем целоваться с ним накануне вечером. Но и в этом случае она не могла бы предвидеть его внезапного ухода.

– О, ты убийственно спокойна, хотя и выглядишь совершенно измученной.

– Измученным выглядел бы всякий после такого долгого путешествия в четырех стенах вагона. Я просто устала. Ночью я очень плохо спала.

– Ты по-прежнему беспокоишься о зеркале. Я что-то не вижу его на твоем туалетном столике.

– Я его спрятала.

– Куда?

Глори закусила губу с таким видом, словно не слышала вопроса.

Лицо у Мод сморщилось:

– Я знаю, ты больше мне не доверяешь. Глори почувствовала угрызения совести:

– Доверяю. Это Данте я больше не верю.

– Если ты мне доверяешь, то должна сказать, куда ты его спрятала. Раз ты мне этого не говоришь, значит, боишься, что я проболтаюсь ему.

– Ах, Мод, ты можешь это сделать помимо своего желания. Он бывает… ужасно убедительным.

В глазах Мод мелькнула догадка. Она наклонилась вперед, и губы ее приоткрылись от жадного любопытства.

Прежде чем Мод успела потребовать объяснения, снаружи послышался страшный шум. Глори никогда раньше не слышала такого шума при встрече поезда. Она бросилась к двери, распахнула ее настежь и схватилась рукой за горло, когда увидела, что беспорядочная возня сосредоточилась вокруг Данте, стоявшего у пандуса вагона с лошадьми.

Нахмурившийся Данте стоял, скрестив на груди могучие руки. На его плечах развевался по ветру плащ Гло-рианы, открывая заморский металлический жилет и широкие штаны. Высыпавшая на перрон бурлящая толпа пассажиров не могла упустить случая поглазеть на его необычное одеяние.

Сердитый взгляд Данте был устремлен на старика индейца, пошатывавшегося перед ним под тяжестью громадного старого меча, который он поднимал высоко в воздух.

– Бахана! Конкистадор! – выкрикивал индеец. Каждый слог его слов сопровождался опасным взмахом меча, но Данте и глазом не моргнул. – Конкистадор! Бахана!

– О Гослоди! – закричала Мод из-за плеча Глори. – Как бы нам не пришлось спасать Данте от старика индейца, чтобы от него хоть что-то осталось для этих убийц-овцеводов.

Какой-то пьяный рыцарь однажды позволил себе пренебрежительно высказаться о происхождении Данте в его присутствии. Данте тут же вызвал на дуэль этого болвана, и они, оба закованные в латы, лупили друг друга под палящим солнцем так, что живого места на них не осталось.

Тот рыцарь в конце концов сдался, но не раньше, чем нанес Данте основательный удар по голове. Данте все еще помнил тот глухой металлический звук, отдавшийся эхом в его черепе, и короткую, но обескуражившую его потерю сознания. Насмешки, которые выкрикивал его противник, доносились до него искаженными и словно откуда-то издалека. Солнечный свет слепил ему глаза, вызывая боль. Хотя он твердо стоял на ногах с мечом в руке и смутно различал свою мишень, у него было какое-то неприятное ощущение потусторонности происходящего, как будто что-то отделилось от его бренного тела. Это продолжалось всего несколько секунд, но навсегда запомнилось ему.

Сейчас Данте испытывал нечто подобное тем же ощущениям. Он стоял рядом с пугающим фантастическим экипажем, называвшимся железнодорожным поездом, стоял на своих твердых ногах в пыли тысяча восемьсот восемьдесят восьмого года. И при этом совсем рядом, так близко, что Данте ощущал исходивший от него запах, торчал какой-то старик индеец, размахивавший совершенно таким же мечом, какие были на вооружении армий его отца во время Конкисты и разграбления Новой Испании в середине шестнадцатого века.

– Конкистадор! – вопил индеец. Явно утомившись, он воткнул свой меч в землю и, сохраняя с его помощью равновесие, сильно ткнул пальцем в металлический нагрудник Данте, как хозяйка, пробующая дыню на спелость. Проделав это, он удовлетворенно кивнул: – Конкистадор!

Индеец каким-то образом сообразил, что одежда Данте была очень похожа на амуницию войск Эрнандо Кортеса, испанского генерала на службе у Карла V, завоевавшего Новый Свет.

Этого оказалось достаточно, чтобы Данте на мгновение усомнился, что он совершил путешествие из одного времени в другое, хотя это сомнение и жило всего один момент, оно оставило в нем чувство какой-то тоски, причин которой он не стал в ту минуту доискиваться. Молодой человек вдруг с особой силой почувствовал, насколько он оторван от всего известного и привычного. Ему было достаточно лишь протянуть руку, чтобы дотронуться до этого поезда, почувствовать его, словно загадочное живое существо, и понять, что его современники не могли бы построить такое приводящее в ужас чудо. По обеим сторонам улиц высились плохо отделанные, но громоздкие дома, а множество оседланных лошадей около них говорило о всеобщем процветании, на которое не могли рассчитывать обычные люди его времени, полностью зависевшие от могущественной аристократии.

Толпа рвалась к Данте, лица горели любопытством и возбуждением. Никто среди них не пользовался никакими преимуществами перед другими. Уже один этот дух равенства, витавший над ними, говорил сам за себя и убеждал Данте, что он перенесся в какое-то странное место, если бы даже Глориана не подтвердила, что Данте Тревани явился из прошлого.

И все же перед ним стоял этот индеец, один из сынов народа, наряду с другими населявшего Новый Свет, называвшегося по-испански моки. Нескольких этих моки обратили в рабство и привезли ко двору Карла V солдаты, возвратившиеся из Новой Испании. Данте, желторотый юнец, едва достигший отроческого возраста, узнал из услышанных им рассказов о несметных богатствах, открывшихся для разграбления. Он подружился с одним из пленников, и то, что тот ему поведал, поразило юную душу Данте. Друг-индеец говорил итальянцу о том, что испанские завоеватели неправильно называли их моки. Подлинное название его народа – хопи. Индеец рассказал ему о бахане – белом брате из легенды хопи, который якобы в один прекрасный день вернулся и повел хопи к славному будущему. Именно поэтому хопи себе на погибель гостеприимно встречали всех белых пришельцев, надеясь, что вернется настоящий бахана. Пленник открыл Данте тайну условного рукопожатия, которое всегда обеспечит ему доверие хопи, даже в том случае, если Данте придет в голову в один прекрасный день потребовать себе что-то из богатств Новой Испании.

Данте воспользовался этим секретным рукопожатием теперь.

– Конкистадор, – в который уже раз проговорил хопи, но теперь с благоговейным почтением человека, увидевшего живую легенду. Он вложил эфес меча в руку Данте. Тот почувствовал знакомый рельеф рукоятки и тяжесть толедских мечей, с которыми бесконечно упражнялся, совершенствуя свое воинское искусство. Меч пришелся как раз впору пустым ножнам, висевшим у него на поясе, – он вполне мог быть близнецом того клинка, который Данте оставил на попечение слуги Ди больше трехсот лет назад.

Вложив меч в ножны, Данте быстро оценил толпу. Никто, казалось, не был удивлен тем, что среди них оказался этот индеец. И ни у кого не было мечей, ни в ножнах, ни обнаженных. Ни на ком не было нагрудников. Ни плащей, ни страусовых перьев, ни касок. Большинство были одеты в брюки из плотной ткани и в рубахи, похожие на купленную для него Мод, но не черные, а бледно-голубые или серовато-коричневые. Поля широкополых шляп защищали их глаза от солнца.

На головах у женщин было что-то вроде монашеских колпаков, а их платья, узкие в верхней части, расходились широкими складками от бедер до самой земли. Было удивительно много женщин, пораженных вызывавшим жалость уродством, и никакие лишние ярды материи и хитроумные ленты не могли скрыть эти недостатки. Ткани с цветочным узором могли вырабатывать только самые искусные ткачи, но ни одна из женщин не выглядела как высокородная леди, которая могла бы позволить себе такую роскошь.

Все они были такие странные… Но все держались близко друг к другу и свободно обменивались взглядами и словами. На Данте они смотрели настороженно-внимательно, и он понимал, что для них все в нем было необычно. Он был здесь чужаком, чувствовал себя человеком не их времени, но теперь уже и не своего тоже. Он был не в своей тарелке.

Душу Данте пронзило сознание его отчужденности, в наступившей тишине он слышал только тяжелое, глухое биение собственного сердца. С каждым ударом его словно уносило все дальше и дальше от времени, в котором он родился и жил, и это была какая-то злая насмешка, потому что те, кого он знал и о ком заботился, давно стали прахом и тленом и больше не могли услышать вообще ничего. Карл V, Елизавета Тюдор, доктор Джон Ди – все они со своими делами и заботами превратились в тени, а их жизни стали достоянием летописцев.

Но как же он, Данте Альберто Тревани? Всю свою жизнь он боролся с позором своей незаконнорожденности, сдирая ногти до крови, прокладывал себе путь наверх и держался на хлипкой жердочке своего насеста одной лишь силой воли. Трудно было представить себе, » чтобы его исчезновение вызвало хоть у кого-нибудь малейшую озабоченность. По правде говоря, он мог бы почувствовать большое облегчение, если не настоящую радость. Елизавета, Джон Ди и его отец с легкостью бы вычеркнули его из своей жизни, как будто его никогда и не было. Чего можно было бы от них ожидать, завладей он зеркалом и вернись в свою эпоху? Он не нуждался в пророческих способностях Ди, чтобы ответить на этот вопрос.

И вновь ему предстояла дорога.

Если, конечно, он не возвратится туда так быстро, что никто даже не заметит его отсутствия.

– Для тебя все готово, бахана, – проговорил индеец. – Пойдем со мной. Я покажу тебе священную пещеру моего народа.

– Никакой он не бахана, и ему нет дела ни до какой священной пещеры! Отойди от него! – прозвучал над перроном резким фальцетом голос Мод.

С глухим ропотом, покачивая головами, люди расступились, давая дорогу Мод, прокладывавшей себе путь к Данте, свирепо поглядывавшей на стопку одежды в руках.

За нею следовала Глориана. При виде ее сердце молодого человека дрогнуло. Из всех, живших и тогда, и сейчас, она одна могла пожалеть о его исчезновении. А может, это только кажется? В Данте боролись как бы два человека – один заставлял жалеть о том, что Данте так по-глупому не остался с Глори накануне вечером. Другой же беспощадно говорил, что после ночи любви он бы просто не смог взглянуть ей в глаза, понимая, что у них нет будущего.

И все же что-то в нем восставало против этого понимания. Любить Глориану, желать ее, хотеть, чтобы она принадлежала ему, никак не могло означать простого сдерживания страсти.

Чем больше приходится бороться со вспыхнувшей страстью к запретному плоду, к одной-единственной женщине, тем больше разгорается эта страсть. И Данте удивлялся, как много мужчин проходило через эти мучительные испытания.

Глориана сменила свою одежду. На ней было платье, похожее на платья других женщин, и даже с этим уродливым выступом сзади, хотя из своего недавнего опыта он знал, что никакого уродства у нее не было. Простая серая ткань облегала точеную фигуру Глорианы, ниспадая волнами, но даже такое скромное платье не могло нарушить благородного изящества ее тела. Это была очаровательная Глориана, с профессиональной улыбкой цирковой актрисы. При виде ее, следовавшей по пятам за Мод, гул толпы усилился, и ни один человек не мог оторвать от нее глаз, провожая ее взглядом и наблюдая за каждым ее грациозным, плавным движением.

Глориане претило быть объектом праздного любопытства, и она говорила об этом Данте. И все же казалось, что блистательную Глориану не трогало бесцеремонное разглядывание. Данте тосковал по ее прелестной невинности, но боялся, что его поведение накануне вечером могло навсегда лишить его этой радости.

– Кто она? – услышал Данте вопрос какого-то восхищенного бородача.

Стоявшая рядом с бородачом женщина ткнула его локтем в бок.

– Нет, кто он? – крикливым голосом сказала она, указывая движением подбородка на Данте. – И почему на него кричал мистер Блу? Ведь мистер Блу никогда ни на кого не кричит.

– Он никогда и никому не позволяет прикасаться к своему старому мечу, но он вручил его этому незнакомцу.

– Может быть, это кто-нибудь из ожидаемых в городе гостей. – вмешался в разговор кто-то еще.

Этот вопрос как будто висел над толпой, побуждая кое-кого из мужчин вызывающе поднять головы, а некоторых женщин сбиться в тесные кучки. Гул толпы, ставший более тихим и угрожающим, как зимний гром, по мере приближения к Данте усиливался, наполняясь невидимой, но ощутимой мрачной злобой.

В глазах Глорианы вдруг появились тревога и решимость. Ее лоб прорезала тонкая, почти незаметная морщинка. А потом ее черты преобразила беззаботная ослепительная улыбка. Она повернулась в сторону Данте и широким гостеприимным жестом раскинула руки.

– Дорогой мой! – воскликнула она.

Глориана подхватила юбки, подняв их на дюйм-два над перроном, и кинулась к нему. От этого движения юбка облепила ее ноги, а рассыпавшиеся в великолепном беспорядке волосы заструились по спине. Она едва не сбила с ног Мод с индейцем и обрушилась на Данте с куда более радостным пылом, чем его любимая охотничья собака, встречавшая хозяина у порога его дома.

– Ах! – Она по-прежнему широко улыбалась и смотрела на него с безмерным восхищением, отмеченным, однако, едва заметным напряжением. – Эта штука у тебя на груди и впрямь сделана из очень крепкого металла.

Данте открыл рот для приветствия, но лишь сдавленный вздох встретил Глори, которая уже сплетала пальцы, обнимая его за шею и притягивая к себе.

– К моему величайшему сожалению, – прошептал он, думая о том, с каким наслаждением ощутил бы грудь Глорианы своей грудью, не будь на нем этой злополучной четвертьдюймовой кованой стали, разделявшей их.

Она пригнула ему шею, подняла лицо к его опустившейся голове, и он почувствовал кожей ее теплое дыхание, когда она потянулась к нему губами. О Боже, он боялся, что Глори уже никогда даже не заговорит с ним, а она хочет поцеловать его здесь, на глазах у всех этих людей!

– Какого черта ты надел все это, когда Мод дала тебе приличную одежду? – прошептала она прямо в его губы.

– Опять ты придираешься к моей одежде. Я накрыл собственную персону плоской шляпой, как ты мне советовала раньше. И мог бы сказать тебе нечто подобное о твоей внешности – что случилось с нижней частью твоего платья?

– Моего платья?

Данте быстро провел рукой по выпуклости под задней частью ее юбки.

Глориана задохнулась от негодования:

– Как ты смеешь! Прекрати немедленно! Это мой турнюр.

Данте охотно перестал поглаживать турнюр – гладить то, что на ощупь было похоже на накрытую материей корзинку, не доставляло ему никакого удовольствия.

– Разве ты не помнишь предупреждения мисс Хэмпсон о том, что нам грозят неприятности? Это на всякий случай. Но мне могут понадобиться и полные доспехи кроме брони на груди.

Он старался не замечать, как от его дыхания шевелились ее волосы, как солнечные лучи высвечивали золотисто-рыжие пряди и золотили их еще больше, отчего казалось, что она сияла каким-то ангельским огнем.

– Ладно, теперь жалеть об этом уже слишком поздно. – Глориана откинулась назад, не выпуская из кольца своих рук его шею. Широкая улыбка не могла скрыть выражения тревоги в ее глазах. – Не стой же как истукан. Обними меня.

– Обнять тебя?

– Ну да, и покрепче.

– Покрепче?

– О Боже, я все время забываю, что ты иностранец. Поторопись же и обними меня. – Увидев, что он колеблется, Глориана в расстройстве прошипела: – Данте, я умею читать настроение толпы. Для нее ты выглядишь странно в этом угрожающем одеянии. По всему видно, что эти люди раздражены. Будет лучше, если мы не позволим им узнать, что ты известный всему миру убийца.

– По-твоему, их смутят наши крепкие объятия?

– Возможно. Они могут подумать, что ты мой возлюбленный. – Она закусила губу, словно хотела проглотить эти слова. – Не беспокойся, я не стану навязывать тебе роль, которая тебе явно не по душе. Я просто могла бы помочь тебе выйти из затруднительного положения. На несколько минут сделать вид, что мы влюбленные, и только.

Значит, все было сплошным притворством – ее радость при виде Данте, публичное проявление страсти. Да он большего и не заслуживал, и поделом ему с его дурацкими правилами. Самое время вспомнить, что он обязан выполнять свою работу и разыграть все как по нотам.

Он попытался отстраниться от всего лишнего в этот миг и сосредоточиться на одном: обнимать так обнимать – то, что от него сейчас требовалось. Его правая рука обвила ее талию. Турнюр оказался удобной опорой, не позволявшей руке прикоснуться к нежной выпуклости ее бедра. Левой ладонью, прижатой к гибкой спине, он четко ощущал вдохи и выдохи Глорианы, которые, казалось, в упор расстреливали его руку и сердце. А может быть, он просто чувствовал ее дыхание сильнее потому, что его собственные легкие, кажется, вообще перестали работать – он совсем забыл, что нужно дышать, когда его руки обвили стан Глорианы. И в том, как крепко он ее обнимал, прижимая к себе, пока не окутал своим плащом, был порыв человека, преданного Глориане до глубины души. Два тела, покрытые плащом, как одно – такая чувственность уместна только в спальне… Мужчина, подумал Данте, может получить полное удовлетворение, не выпуская Глориану из вечных крепких объятий и защищая ее от любой опасности.

Но молодой человек тут же понял, что как бы крепко он ее ни обнимал, он не мог защитить Глори от устных оскорблений. Какая-то дородная женщина с кирпичным румянцем во все лицо, исполненная самодовольства, локтями проложила себе дорогу в первый ряд толпы. Ее платье по покрою и цвету было точной копией платья Глорианы, но для этой толстухи, вероятно, ушло столько материи, что ни о какой красоте не могло быть и речи. Ее зад выставлял напоказ самый большой из всех выступов, которые доводилось видеть Данте. На таком турнюре можно было расположиться со стулом и проверять бухгалтерские книги.

Она ткнула своим толстым указательным пальцем в сторону Глорианы.

– Я знаю, кто она такая! – проревела она. – Она из цирка, приблудок Гарри Трэска.

Видно, подумал Данте, несмотря на то что прошло уже три столетия, общество продолжает глумиться над теми, кто не вписывается в принятые рамки.

Глориана застыла в руках Данте, и казалось, что она даже перестала дышать. Не встретив поддержки, мгновенно замолк подхвативший это оскорбление чей-то визгливый смех. Гул толпы изменился, приняв слишком хорошо известную Данте насмешливую окраску.

– И как только она осмеливается показывать здесь свой нос!

– Циркачи! Надо же! Как будто у нас в Холбруке мало своего сброда!

Толстуха в сером платье поглядывала кругом с чопорным удовлетворением:

– Я приметила ее еще с тех пор, как она отправляла телеграмму из телеграфного отделения моего мужа.

– Читать чужие телеграммы! – взорвалась яростным негодованием Мод. – Огрей ее как следует своим железным желудем, Данте!

Хотя он ни разу за всю свою жизнь не поднял руки на женщину, вид у Данте был такой, словно эта мысль показалась ему превосходной. Он отстранил было Гло-риану, но тут же замер, когда она положила ему на плечо руку.

– Что ты намерен сделать?

– Выполнить свою обязанность. – Он не мог позволить себе сбросить с плеча удерживавшую его руку Глорианы и ограничился тем, что обвел толпу свирепейшим взглядом. При этом он отметил про себя, что одни в толпе просто проявляли любопытство, другие стушевались под его тяжелым взглядом и только третьи встретили этот взгляд явно враждебно, но лишь немногие осмеливались смотреть на Глориану нагло-пренебрежительно, что заставило Данте крепче стиснуть в руке эфес меча. – Постой в сторонке, Глориана, мне не привыкать учить наглецов хорошим манерам.

– Не мешай ему, Глори, – настаивала Мод.

– Нет. Я могу это уладить. Только… только слушайся меня.

Она повернулась кругом и, шагнув в сторону тучной старой карги, остановилась перед ней почти нос к носу. Тряхнув головой, Глориана рассыпала волосы по плечам, и солнце тут же высекло из них искры, похожие на те, »что летят при скрещивании шпаг. В ее голосе зазвенела смертельная угроза, подобная оружию тончайшей работы, готовому обрушиться на обидчика.

– Да, я дочь Гарри Трэска. – Данте уловил деланную учтивость в голосе Глорианы. – С кем я имею удовольствие разговаривать? – Она сделала еще один шаг вперед к этой женщине, заставляя ее попятиться на несколько дюймов и, наклонив голову, посмотреть на Глориану глазами просительницы, покорной своей королеве.

– Я миссис Лаудон, – выдохнула женщина. – Генриетта Лаудон. Я… я жена телеграфиста.

– О, жена телеграфиста. Я ожидала чего-то более солидного.

Лицо миссис Лаудон пошло пятнами от унижения, но губы ее оставались поджатыми. В толпе кто-то иронически хихикнул, и кожа миссис Лаудон покрылась мертвенной бледностью.

– Глориана, – предостерегающе шепнул Данте, опасаясь, что из-за своей смелости и прямоты она сделает неосторожный шаг и без всякой необходимости наживет себе непримиримого врага.

Она повернула к нему лицо, и в этот момент он увидел, что она вовсе не смела и не властна. Глаза Глорианы выдавали лишь печальное осознание того, что ей слишком хорошо знакомы стычки такого рода. И конечно, она не сомневалась в том, что только сила и решительность могли бы защитить ее уязвленную гордость от пренебрежения и оскорблений. Все это напомнило молодому человеку свое собственное положение. В свое время он вел себя подобным образом, нередко с тревогой ожидая мучительных, позорных разоблачений в том, что он незаконнорожденный, каким он и был в действительности. И только после того, как его физическая сида окрепла настолько, что сравнялась с его внутренней силой, люди перестали мучить его и насмехаться над его происхождением.

Но Глориана никогда не обретет мужской силы. Она хотела нанять его, а он думал лишь о том, чтобы уйти от нее как можно скорее. Он постоянно забывал об их скором расставании, как только Мод( получит для него зеркало. Было бы ошибкой вмешиваться в то, как Глориана разделывается со своими врагами, поощрять ее привязанность к нему, так как он совсем скоро должен будет покинуть, оставить ее наедине со своими трудностями.

Нет, не вмешиваться нельзя. Нужно принять вызов и потребовать удовлетворения. Он заметил новый всплеск волнения в толпе, снова привлекший к ней внимание Глорианы.

Люди расступались перед каким-то золотоволосым человеком. Он был ростом ниже Данте на несколько дюймов, у незнакомца были такие же длинные волосы и такие же красивые усы, как у Данте. В руках у незнакомца была винтовка, а сбоку, на левом бедре, пистолет. В противоположность одетым в серые и серо-коричневые одежды горожанам на нем была белая рубашка и темные бриджи с нашитыми длинными кусками тонкой кожи, единственным назначением которых, казалось, было предохранение от трения друг о друга внутренних сторон штанин.

«Длинноволосый и очень элегантный», – говорила мисс Хэмпсон, описывая нового шерифа, коммодора Перри Оуэнса. Описание любопытной старой девы оказалось на удивление точным.

– О'кей, земляки, отойдите подальше! – властно покрикивал он. – Рабочие не могут подойти к поезду, чтобы начать разгрузку, – эдак вы нарушите график движения поездов.

– Погодите, шериф Оуэне, – недовольно буркнул один из горожан, назвав того по имени и подтвердив тем самым догадку Данте. – Тут Хенни Лаудон схватилась с этой вот рыжей. Бьюсь об заклад, что вы ее не знаете!

– Поэтому-то я и пришел. А от вас требуется только одно – разойтись, – распорядился Оуэне. Он поставил винтовку к ноге. – Расходитесь же! – потребовал он.

С едва слышным ропотом толпа неохотно рассеялась, и с шерифом остались только Данте, Глориана, Мод да мистер Блу. Шериф подхватил винтовку под мышку.

– С тех пор как в Плезент-Вэлли начались волнения, я взял за правило встречать всех приезжих, – заговорил Оуэне, не выказывая ни малейших признаков гостеприимства. – Холбруку больше не нужно беспорядков, поэтому если вы приехали сюда для того, чтобы нагнетать вражду, отправляйтесь дальше этим же поездом.

– Мы приехали не для того, чтобы нарушать спокойствие, – заявила Глориана. – Я здесь для того, чтобы предъявить права на наследство.

– Значит, Хенни Лаудон опознала вас правильно. Вы незаконная дочь Гарри Трэска.

Напряженная тишина повисла в воздухе. После неловкой паузы Глориана заговорила снова:

– Я предпочитаю выражение «родная дочь», шериф.

– Вам известно, мисс, что ваш папаша просил меня позаботиться о вас, если вы когда-либо здесь объявитесь? Может быть, было бы проще, если бы я называл вас по имени, но будь я проклят, если могу вспомнить, как вас зовут, – заметил шериф Оуэне. – И прошу прощения за такую строгость, но я шериф в этом городе, и мне платят за то, чтобы я относился с подозрением к посторонним.

– Глориана. Глориана Карлайл.

Когда Глориана представилась шерифу, она сменила гнев на милость. Потом шериф кивнул головой в сторону Данте.

– Это мой… гм… это Данте Тревани, он… гм… – Глориана пришла в явное замешательство.

– Уж во всяком случае, не телохранитель, – вмешалась Мод. – Он ее… он ее жених. А я, как говорится, их компаньонка и не спускаю с них глаз, пока они не поженятся.

Полный смятения взгляд изумленной Глорианы встретился с глазами Данте.

– Черт возьми, вот и прекрасно, у нас найдется священник, а то и два, если вы задумаете обручиться здесь, в Холбруке. – Шериф кивнул Данте и протянул ему руку. – Коммодор Перри Оуэне к вашим услугам, – представился он.

Данте был готов пожать руку человеку, который, как он надеялся, мог бы стать его учителем. Но, услышав о новой помолвке без его согласия, Данте крепко сжал рукоятку меча. Глориана стояла, судорожно сцепив пальцы. Ветер раздувал ее юбки и спутывал ей волосы, но это не скрывало от него ее едва заметного трепета.

Помолвка. Но она никогда не станет его женой, что бы ни говорила Мод.

Он, Данте, будет уже далеко, прежде чем Оуэне спросит, почему он не дал Глориане своего имени. По-видимому, ему было предназначено судьбой подойти вплотную к браку, но оказаться забытым как в этой эпохе, так и в своей собственной. После его бесследного исчезновения память о нем вскоре померкнет в сознании Глорианы, в конце концов позабудется и его образ – черты лица, цвет глаз, волос.

Данте решительно отбросил в сторону эти грустные мысли, наводящие тоску.

«Слушайтесь меня», – вспомнил Данте слова Глорианы. Ему так нужно было хоть несколько секунд для спокойного размышления, чтобы взвесить все «за» и «против», но даже такой малости у него не было. Если бы подобное ухищрение облегчило их проезд через Холбрук и позволило бы Глориане чувствовать себя в безопасности, он мог бы допустить новую помолвку…

Данте сунул в протянутую руку Оуэнса свою и глубоко вздохнул. Глориана вся лучилась чистотой и ослепительно прекрасной улыбкой, в которой не было ни намека на неискренность. Ему не впервые приходилось видеть ее очаровательную улыбку. Но даже если бы Данте увидел улыбку Глорианы один-единственный раз, она никогда не стерлась бы из его памяти.

–Женщина, которая собирается стать моей женой… – начал было Данте свою лживую тираду, но тут же почувствовал, как у него перехватило горло, когда она прильнула к нему и просунула руку под локоть. Он подумал, что действительно помолвленный мужчина мог бы положить на руку леди свою, и поступил как, по его мнению, подобает настоящему жениху. Ее пальцы показались ему до невозможности нежными, а кожа – глаже и холоднее самого роскошного шелка. – Моя суженая…

– Нет нужды извиняться за то, что она вызвала ярость Хенни, мистер Тревани. Рыжие всегда сварливы, а что касается ее отца Трэска, то он был упрямейшим сукиным сыном, и она, естественно, унаследовала фамильную черту. – Оуэне говорил не без чувства юмора, улыбаясь одними глазами. – Кроме того, Хенни Лаудон всегда встревает решительно во все, без нее не обходится ни одна свара.

– Мне очень жаль, что я ее расстроила, – заметила Глориана, хотя в ее голосе не прозвучало ни малейшего раскаяния. – Это больше не повторится, потому что мы будем здесь очень недолго.

– Что верно, то верно, – подытожила Мод, сопроводив свои слова убедительным кивком. – Мы уедем сразу же после того, как Глориана завершит некоторые сделки, которые подготовила по телеграфу.

– Вы, мисс Карлайл? – На лице Оуэнса появилось выражение озадаченности, и он вопрошающе повернул голову к Данте. – Вы позволяете своей невесте заниматься делами?

– Моя невеста… – У Данте снова перехватило горло при мысли о том, что Глориана входила в роль жены.

– Он иностранец, – поспешила с объяснением Глориана, опасаясь, что ответ Данте может все испортить. – Он плохо говорит по-английски, но может читать и писать по… гм… Проклятие! Я совсем забыла, как называется этот язык, дорогой мой.

– Цыганский, – подсказала Мод.

– Нет, итал… – попытался было возразить Данте.

– Вот именно. Он цыган. – Глориана мило улыбнулась, взмахнув ресницами. – Спасибо, дорогой. Ты же знаешь, как трудно мне запоминать такие необычные слова.

Данте открыл рот, полный решимости защитить как свою родную страну, так и свое с таким трудом завоеванное знание английского языка, но взгляд Глорианы был настолько красноречив, что Данте тут же замолчал. Он помнил, что она просила не возражать ей, и коротким кивком дал понять, что, хотя и неохотно, он повинуется.

– Я никогда раньше не встречался с цыганами. – Озадаченный Оуэне потер подбородок и нахмурился. – Они все так одеваются?

– О, это же цирковой костюм, – ответила Гло-риана.

– Но почему он носит цирковой костюм в поезде?

– Он разучивал свой номер, – объяснила Мод. – Такое уж у цыган правило, по меньшей мере у цыган – цирковых актеров: они репетируют выступления только в костюмах. – Она торопливо передала Данте одежду, которую до этого момента не выпускала из рук. – Возьми, Данте, раз ты кончил репетировать, можешь переодеться в обычный костюм.

– Гм… – Оуэне снова взял под мышку свое оружие, и в несколько небольших, размеренных шагов обошел Данте кругом, рассматривая его со всех сторон. – А что вы делаете в цирке, мистер Тревани?

– Он акробат на трапеции, – поспешила объяснить Глориана.

– Да, – подтвердил Данте, раздумывая над тем, что такое акробат на трапеции.

– Я и не подозревал, что вагоны компании «Атлан-тик энд Пэсифик рейлроуд» оборудованы тренировочными трапециями.

Оуэне, казалось, принимал этих женщин, но у него были большие подозрения в отношении Данте. Тот счел за благо по-солдатски изготовиться, вспоминая предупреждения мисс Хэмпсон, что Оуэне часто сажает вызывающих у него подозрение приезжих в тюрьму.

– Да нет же, черт возьми! Данте для тренировок не нужны никакие трапеции. – Мод взмахом руки отвергла саму эту мысль. – У вагонов с каждого конца имеется площадка, и он просто перелетает от одного вагона к другому, как большая старая человекообразная обезьяна. Данте знал людей, которые тратили столько же времени на оттачивание своего ума, сколько и на заточку оружия. Он всегда был убежден, что не в меру острый язык восполняет собой недостаток мужских качеств или является следствием тщательно скрываемой трусости. Теперь же ему хотелось самому обладать умением переброситься острым словцом, а не безропотно выслушивать, как его называют старой обезьяной.

– Это небезопасно, – заметил Оуэне.

– Разумеется, поэтому-то я и заставляю его надевать этот костюм. – Глориана костяшками пальцев постучала по нагруднику Данте, который отозвался металлическим гулом. – Это защитит его в случае падения.

– Но пулю не остановит, – возразил Оуэне. – Можно покрыть себя металлическими латами с головы до ног, и все равно останется мало надежды на то, что уцелеешь в Плезент-Вэлли. Там, вЯвапи-Каунти, шерифом Билл Малвинон. Не пройдет и недели, как он пришлет оттуда ваши трупы.

Данте довольно пренебрежительно относился к многочисленным предостережениям, которые они получали, но, слушая этого властного человека со стальными глазами, с такой уверенностью предсказывавшего их гибель, он почувствовал, как у него заколотилось сердце.

– С ней не случится ничего плохого, если я не умру первым.

– Так, вероятно, и будет, – возразил Оуэне. – Хотя я рекомендую вам следить за тем, чтобы она всегда шла впереди вас. Вы запаслись каким-нибудь огнестрельным оружием вроде этого, например?

Не давая Данте времени разгадать смысл этих непонятных для него английских слов, шериф потянулся правой рукой к левому бедру и вытащил из кобуры пистолет. Оуэне чуть шевельнул правым бедром, и покоившаяся на нем винтовка словно сама собой прыгнула в его свободную руку. Поднимая поочередно каждое оружие, он сказал:

– Большинство людей не могут управляться с винтовкой и пистолетом одновременно из-за различия в их размерах. Я же просто говорю, что оружие есть оружие, и в здешних местах, черт возьми, человеку лучше знать, как его применять независимо от размеров. Следите за тем, чтобы эта старая бечевка была привязана к этому вот штырю.

Едва заметным движением запястья шериф заставил пистолет повернуться вокруг его указательного пальца.

– Следите за мной, леди.

Он стал поворачивать приклад винтовки вперед, пока не раздался громкий металлический щелчок, а потом дал ему снова упасть назад. Затем, держа то и другое оружие на уровне бедра, Оуэне повернулся к потертой бечевке, на которую указывал раньше. Пистолет и винтовка на его бедре одновременно выстрелили дуплетом… и четко разрезанная бечевка упала на пыльную платформу.

Глориана искоса посмотрела в сторону Мод, почти незаметно пожавшую плечами, прежде чем изобразить показной зевок. Обе женщины вежливо поаплодировали, но совсем не удивились.

Сам же он был просто восхищен искусством Оуэнса. Подумать только, человечество настолько усовершенствовало оружие, что при стрельбе даже целиться не надо, и человек может один без всякой помощи управляться с парой стволов!

Меч, который Данте сжимал в руке, вдруг показался ему скорее детской игрушкой, нежели оружием, способным нанести серьезное поражение, и он понял, что Оуэне сказал правду – его латы не могут защитить от врагов, у которых в каждой руке по такому стволу.

С момента появления в этой эпохе ему постоянно приходилось быть настороже. Он понимал, что опрометчивые фразы и рассказы о том, как он был перенесен в будущее, легко могут привести к тому, что его сочтут за сумасшедшего или за лунатика, а лишний шум может только воспрепятствовать его возвращению в свою эпоху и страну.

Но как ни старался Данте, ничего путного из его осмотрительности не вышло, кроме постоянного унижения. Никто и не думал с ним считаться. Цыган-акробат на трапеции! Старая человекообразная обезьяна! Вне всяких сомнений, это не входило в испытания, уготованные ему Ди. Он пробыл в будущем всего несколько дней, а уже проглотил больше пилюль, чем мог вместить его желудок.

Давно пришло время отказаться от наблюдения и выжидания. Он должен наконец начать действовать как мужчина.

– Шериф Оуэне, – спросил Данте, – не приходилось ли вам наниматься в учителя к человеку, который глубоко уважает ваше искусство владеть огнестрельным оружием? Мы, акробаты на трапеции, не слишком поднаторели в обращении с винтовками и пистолетами.

– Данте, нет! – запротестовала Глориана.

Но Данте видел, что Оуэне был польщен и заинтригован его предложением.

– Я могу уделить вам пару часов прямо сейчас, – ответил шериф.

– Превосходно, – согласился Данте. – Мод, присмотри за выгрузкой лошадей. А ты, Глориана, займись своими деловыми бумагами. У нас с шерифом мужские дела.

Глава 9

Глориана смотрела вслед удаляющемуся Данте, шагавшему рядом с шерифом Оуэнсом. Перекинув через плечо свою новую одежду, он на ходу поглядывал на револьвер шерифа.

– Это просто ужасно, – шептала она. – Ничего хуже случиться не могло.

– То-то и оно, – согласилась Мод. – Никак не ожидала, чтобы он стал так командовать. «Мод, займись выгрузкой лошадей!» – изобразила она не допускавшее возражений распоряжение Данте. – Проклятый цыган!

– Гм, это было бы еще ничего, – вздохнула Глори. – Не думаю, что он цыган. На самом деле он, может быть, квакер.

– Квакер?

– Гм-м… гм-м-м… Помнишь, как он выговаривал все эти немыслимые окончания слов? К тому же квакеры – это что-то вроде монахов, не так ли? Они, наверное, неодобрительно относятся к цирку. Может быть, именно поэтому-то он не проявил большой радости, когда я назвала его акробатом на трапеции.

– Ему следовало бы рассказать нам хоть что-нибудь о себе, чтобы мы не поступали слишком опрометчиво.

То, что им самим приходилось быть осторожными, сделало для Глорианы понятной скрытность Данте. Он был человеком, окруженным тайной, а она вдруг во всеуслышание объявила, что они якобы собираются пожениться. Но это, в общем, большого значения не имело. Ведь они в Холбруке всего лишь проездом и пробудут здесь не настолько долго, чтобы кто-то мог задуматься над тем, поженятся они или нет.

– Ведь Данте говорил нам, что он убийца. Не думаю, чтобы об этом стоило говорить шерифу при его-то подозрительности.

– Разумеется, куда лучше было бы заикаясь объяснить, что ты не знаешь этого человека. К счастью для нас обеих, я-то соображаю быстро. Я подумала о твоем желании сделать его телохранителем, Глори.

– Нанять телохранителя была твоя идея, Мод, – с отсутствующим видом заметила Глори. – Все произошло так быстро, что я не успела даже подумать! И может быть, все к лучшему. Когда строишь планы на отдаленное будущее, нечаянно можно сглазить что-то важное.

– Это, по-моему, тебе не угрожает. Саркастический упрек Мод был весьма колким.

– Я знаю, Данте считает, что человек должен предвидеть любые случайности, но я на это не способна. Как, черт возьми, я могла предвидеть, что он уйдет с шерифом? Ты же знаешь, как мужчины любят похвастаться друг перед другом. И он обязательно проболтается, что его наняли в телохранители. Что хорошего в том, чтобы забегать вперед? Подумай-ка, откуда мне было знать, что придется иметь дело с молчаливым иностранцем, который закован в металлический панцирь?

– Конкистадор, – неожиданно вмешался мистер Блу, вышедший из тени вагона-конюшни. – Мой народ жил столетия с надеждой, что вернется такой человек, как он. И вот теперь он здесь, и теперь мы можем проводить вас всех в священную пещеру в горах, окружающих вашу землю.

– Только его и не хватало с его дурацкой пещерой!

– Не обижай его, Мод. – Глори повернулась к Блу. Она не понимала, почему тот называл Данте конкистадором или почему появление Данте так обрадовало этого индейца, но не это ей показалось сейчас важным. – Вы говорите, что можете сопровождать нас до моего ранчо?

Индеец кивнул, и лицо его расплылось в широкой улыбке.

– Много лет – сколько их прошло, мне теперь и не сосчитать, – я каждую неделю мотался от Холбрука до Мойан-Рим и обратно.

– Слава Богу, он хоть перестал называть Данте ба-ханой. – Мод с улыбкой посмотрела в сторону Блу и повернулась к Глориане. – Прости мне мою болтливость, дорогая. Я ведь знаю, что у тебя нет дара предвидения и ты совершенно не умеешь лгать. Мне следовало помочь тебе придумать правдоподобную историю. А теперь нам придется поработать над какой-то новой.

– Нет, ступай выгружай лошадей, как сказал Данте. Может быть, вместе с ними ты сможешь выгрузить и фургон?

– Да уж, наверное, если вспомнить, что я занималась этим сотню раз, а то и больше.

– Вот и хорошо. А я займусь другими делами, и мы сможем отправиться в Плезент-Вэлли, как только я улажу все эти нудные мелочи.

– Мы с женой поможем вам с лошадьми, почтеннейшая, – предложил мистер Блу. – Мы привыкли с ними управляться.

– Что ж, посмотрим, как это у вас получается, – согласилась Мод.

Когда подруга исчезла за дверью вагона-конюшни, губы Глорианы тронула улыбка, и она повернулась лицом к улице.

На протяжении всего разговора с Мод она чувствовала слабое покалывание в шее и легкую дрожь в руках. Ее мать называла эти ощущения проявлением актерского инстинкта и говорила, что они предупреждают выступающего перед публикой о том, что кто-то из зрителей сосредоточивает внимание не на том, на чем следует, и не тогда, когда нужно. Глориана понимала, что за нею внимательно следили.

Это подтвердилось, когда она, повернувшись, увидела горожан. Толпа хоть и отступила, как потребовал шериф Оуэне, но не слишком далеко. Кое-кто из мужчин стоял, облокотившись на коновязи. Другие делали вид, что поправляли сбрую и седла, поглядывая на нее поверх лошадиных спин. Несколько женщин прогуливались по тротуарам, другие толклись в дверях домов, выглядывая из-за дверных косяков.

Взгляд Глорианы скользнул по фасадам домов. Вдоль Майн-стрит к северу уходили вывески кузницы Армбрастера и платной конюшни Брауна и Киндера, а к югу протянулась вереница беспорядочно расположившихся баров, которых здесь было гораздо больше, чем мог бы себе позволить любой добропорядочный городок.

В самом конце улицы стояло серовато-коричневое строение, заявлявшее о себе как банк Коконино. Ощупав карман, Глориана услышала знакомый шорох бумаги, копию телеграммы, той самой, которую прочла, по ее словам, не в меру любопытная Хенни Лаудон. Глориана подумала, что сугубо приземленное содержание бумаги могло бы показаться скучным до слез любому человеку, сующему нос в чужие дела, – телеграмма касалась перевода денег в банк Коконино с ее флоридского счета. Но чтобы получить эти деньги и закупить все, что им было необходимо для поездки в Плезент-Вэлли, ей предстояло иметь дело чуть ли не с каждым из этих простаков – горожан Холбрука.

Созерцавшие ее люди были любопытны, однако недоверчивы и скорее враждебны, нежели осторожны.

Все затаенные надежды Глорианы отступили перед хмурым обликом негостеприимного города. Но чего она ожидала? Что Холбрук встретит ее с распростертыми объятиями и объявит своей почетной гражданкой. Это было бы неплохо, подумала Глори, но что, ее ли нет? Впрочем, она и сама никогда не захотела бы назвать глухой, пыльный городишко своим. Она же просто увяла бы в таком захолустье, превратилась бы в криворотую тетку наподобие Хенни Лаудон.

«А вы займитесь делами», – сказал ей Данте, словно не сомневался в ее способности договориться со всеми этими враждебно настроенными людьми.

Глубоко вздохнув и подняв подбородок на полдюйма, что придавало ей самоуверенный вид – по крайней мере, когда она смотрелась в зеркало, – Глориана зашагала вперед.

Солнце яростно припекало эту необычную землю Аризоны. Данте давно сбросил и свою каску, и стальной нагрудник. Ему казалось странным, что кто-то, кроме рожденных в пустыне неверных, мог жить в этом краю, где пересохшая песчаная земля пышет жаром и где мгновенно сгорают листья любого растения, осмеливающегося проклюнуться через заскорузлую корку.

Будь проклят Джон Ди, загнавший его в страну с такой скверной погодой! Данте старался вызвать в себе воспоминания о ласковом итальянском солнце и холодных горных бризах, глядя сощуренными глазами на дрожавший от знойного воздуха пейзаж и нацеливая пистолет на мишень – очередная стеклянная бутылка разлеталась вдребезги, пополняя осколками уже изрядную кучу битого стекла, накопившегося от предыдущих попаданий.

– Вы прирожденный стрелок, – говорил шериф Оуэне, поощрительно похлопывая Данте по плечу. —

Если вы со своей маленькой леди купите пару таких кольтов, как этот, вам будет не о чем беспокоиться.

Из-за его спины донеслось спокойное возражение:

– Мы не будем покупать никакого оружия. Данте обернулся на это замечание Глорианы. Его охватил прилив гордости, когда он понял, что она наверняка была свидетелем его мастерского владения кольтом, и он с трудом подавил желание снова продемонстрировать свои достижения, разнеся последнюю бутылку, – остававшуюся на слеге изгороди.

– Все ли улажено с делами, Глориана?

– Боюсь, что у меня плохие новости для тебя, Данте, – уклонилась от ответа Глориана.

– Простите меня, – перебил Оуэне, – но будь я проклят, если забуду об одном важном деле. Отнесите пистолет ко мне в офис, когда закончите тренировку. – Шериф Оуэне, словно извиняясь, пожал плечами, кивнул Глориане и широким шагом направился к городку, оставив Данте и Глориану одних.

Данте смотрел на нее изучающим взглядом, отмечая про себя малейшее изменение в ее облике. Он решил, что во всем виновата изнурительная жара. Ему показалось, что ее нежная кожа неестественно бледна. Он был мало знаком с переменчивостью ее настроения, и все же тонкая линия ее губ и подозрительно яркий блеск глаз побудили Данте крепко обнять ее. Но в следующий момент чуткое сердце подсказало ему другое – объятие в эту минуту разрушило бы ее зыбкий покой.

И он просто заметил:

– Мы должны купить оружие. Шериф Оуэне подтверждает все самое худшее из того, что мы уже слышали. Мы едем навстречу опасности.

– Мы не едем в Плезент-Вэлли. – Глориана смотрела на кучу стекла, и ее голос показался Данте таким же невыразительным и лишенным жизни, как эти сверкавшие осколки. – Я передумала. Ты можешь вернуться к своим делам. Найди себе другую работу. Мне не понадобится телохранитель.

Данте понял, что ему не видать зеркала как своих ушей, если он не останется рядом с Глорианой, но промолчал. Он был совершенно уверен в том, что любая попытка разубедить ее лишь укрепила бы Глориану в ее решении.

И в то же время ему хотелось, чтобы эти дивные глаза цвета морской волны посмотрели на него и она заговорила с ним не как с надоедливым поденщиком, в чьих услугах больше не нуждаются, а как с человеком, достойным уважения и доверия. Она же все смотрела и смотрела на груду стеклянных осколков, однако в ее глазах не было ни малейшего намека на завороженность, ни тени сожаления, что все ее планы рухнули.

Тогда он попробовал отвлечь Глориану. Надо сказать, что он пользовался этим приемом в отношении самого себя, когда был моложе и не верил в собственные возможности. Он вспомнил, как уставился на стебли густой травы, в зарослях которой он оказался, когда на каком-то турнире его впервые сбросили с лошади. Он пересчитывал эти стебли снова и снова, моля Бога о том, чтобы исходившая язвительными насмешками, поддразнивавшая его толпа устала от этой забавы и потеряла к нему интерес, прежде чем он поднимется перед нею на ноги. Именно смятение и поражение подсказали ему такой способ самозащиты. Что стряслось с Глорианой за этот последний час, пока его не было рядом?

Пальцы Данте судорожно вцепились в револьвер Оуэнса, и он с перехватившей дыхание неотвратимостью понял, что с радостью застрелил бы всякого, по чьей вине мог бы погаснуть свет в глазах Глорианы.

– Почему? – спросил он, ограничиваясь всего одним словом, чтобы не выставить себя вспыльчивым глупцом.

– Я просто передумала, только и всего.

Нет, тут что-то не так. Женщина, стремившаяся сюда так горячо, теперь поникла, как редкий цветок, пересаженный в новый сад, где недостаточно влаги, чтобы питать его корни. Цветы обладают замечательной энергией восстановления, но мудрый садовник сто раз подумает, прежде чем решится на такое. Крохотный глоток может заставить цветок поднять свою благоухающую головку и подняться во весь рост, тогда как обилие воды может утопить его.

Данте понимал, что настроение Глорианы было необходимо поднять. Но как ни странно, только подлил масла в огонь:

– Значит, Оуэне был прав. Мне не следовало доверять деловые заботы женщине.

Глориана вскинула голову. Глаза ее засверкали, но на этот раз от возмущения. Она протянула руку к сумке на поясе и выхватила из нее сложенный документ, который тут же скомкала, швырнула на землю и втоптала в грязь.

– Я отлично справилась с делами, если хочешь знать. Эти куриные мозги здесь, в Холбруке, решительно все перепутали.

Данте нагнулся и подобрал документ. Это был не совсем пергамент, хотя на гладкой поверхности листа был виден какой-то своеобразный печатный текст, и было очевидно, что документ следовало читать как обычный пергамент. Он потер его между большим и указательным пальцами, пробуя, насколько скользким был неведомый ему материал, и вслушиваясь в его мягкий шелест. Ему доводилось слышать, что такой материал был с одобрением принят писателями и учеными – они назвали его бумагой и говорили, что данное изобретение, сделанное из дерева и тряпок, а не из шкур животных, делает письмо общедоступным. Документ, который он держал в руке, не имел ничего общего ни с деревом, ни с тряпкой, но не был похож на пергамент. Наконец-то он увидел бумагу своими глазами!

Револьверы. Стекло. Бумага. Сокровища настолько обычные, что люди позволяют себе стрелять не целясь, разбивать вдребезги стекло, не задумываясь о его редкости, втаптывать написанное в грязь, не поделившись им с другими. Эта бумага в руке Данте была ощутимым свидетельством времени и места, к которым он не имел отношения. Его рука никогда не должна была почувствовать ни прикосновения этой бумаги, ни рукоятки кольта. Ди зашвырнул его далеко-далеко в будущее, полное таких разных чудес, вместить которые его мозг был не в силах.

Чудеса приводили его в благоговейный трепет, но ни одно из них, впрочем, не было таким волшебным, как эта стройная, дерзкая женщина, изо всех сил старавшаяся спрятать слезы от посторонних глаз. Он чуть подался в сторону, чтобы закрыть от беспощадного солнца свою розу пустыни, не осмеливаясь прикоснуться к ней в ее теперешнем раздраженном состоянии, пусть хоть его тень защитит ее, пока он еще здесь.

Он с трудом оторвал взгляд от созерцания Глорианы, чтобы прочитать документ. Разбирать строгие печатные строки было удивительно легко, но содержание их лишний раз напомнило ему о том, что он совсем не знает ни эту эпоху, ни эту страну.

– Мне очень жаль, Глориана. Я ничего здесь не понимаю.

– Я тоже. – Она снова вперила взгляд в кучу стекла. – Происходит что-то странное. Вот моя копия телеграммы. Любопытная старая проныра миссис Лау-дон говорила, что прочла телеграмму. Но управляющий банком сказал мне, что он никакого провода не получал.

– Итак, бумага. – В подтверждение Данте помахал листком, и после долгого колебания Глориана согласно кивнула. – Бумага – копия твоей телеграммы. – Данте шлепнул по бумаге рукой перед глазами Глорианы, и она снова кивнула, хотя и несколько насмешливо. – Что общего между телеграммой и каким-то проводом?

– Ах, да между ними нет никакой разницы. Данте недоверчиво фыркнул:

– Провод не может так сильно измениться, чтобы его можно было спутать с бумагой.

– В Америке телеграмму иногда называют для краткости словом «провод». Наверное, потому, что ее передают из одного места в другое по… – Она показала пальцем в направлении города, а потом подняла его вверх, где между столбами висели темные не то канаты, не то веревки, впрочем, слишком высоко, чтобы ими кто-то мог воспользоваться, кроме разве что гигантских диких обезьян. Или цыган-акробатов на трапеции. – По проводам… знаешь, эти «та… та-та-та… та-та». – Она подогнула пальцы и с каждым «та» словно ударяла ими в воздухе, как учитель мог бы слегка постукивать по голове нерадивого ученика.

– И все эти «та-та» вместе передают сообщение, – догадался Данте, на какой-то момент отказываясь от намерения убедить ее в том, что бумагу нельзя называть проводом.

– Вот именно! – Глориана просияла, обрадовавшись, что ее мучительное объяснение дошло до Данте. – Любой, у кого в голове есть хоть капля здравого смысла, мог бы прочесть это послание и понять, что я перевела деньги со своего флоридского счета в банк Коконино в Холбруке.

Данте снова склонил голову над ее посланием и стал читать его более внимательно. Прочитав всего несколько слов, он скривил губы, и, хотя попытался присвистнуть, у него вырвался слабый смешок.

– Глориана, если ты сама составила этот документ, то в случившемся недоразумении тебе следует винить только самое себя.

– Не говори глупости. Я уже много лет перевожу деньги из одного банка в другой. Женщине небезопасно держать при себе солидные суммы денег.

Он вспомнил слова Мод о затруднениях Глорианы при чтении и пожалел, что свалил вину в ошибке на нее.

– Послушай, я прочту то, что здесь написано: «Я, Глориана Карлайл, настоящим уполномочиваю вас перевести сто пятьдесят долларов с моего счета в банк Коконино в Холбруке, штат Аризона, точка». – Его смешок превратился в настоящий смех. – На что это похоже – женщина приказывает мужчине что-то сделать, а потом тут же велит ему остановиться.

– Но… но… написанное означает вовсе не это! Это просто обычная форма телеграммы. – Видя, что Данте недоверчиво насупился, она продолжала: – В том-то и дело! Каждому известно, что «точка» в телеграмме никакого собственного смысла не несет.

– Ах, тогда, возможно, ты не имела в виду ровно ничего, когда ставила точку на нашей поездке в Плезент-Вэлли.

– Вовсе нет! Именно это я и имела в виду. Я туда не еду.

Она снова утратила свой редкостный, блистательный, цветущий вид. Словно на ней осела перемешанная жарой пыль, затмив блеск ее волос и стерев сияние кожи. Данте внезапно показалось, что он уже не сможет ничего сделать для того, чтобы ее глаза снова засветились.

– Вот и прекрасно, – проговорил он, пристально глядя на Глориану. – И теперь ты можешь вручить мне зеркало в качестве возмещения.

– Ты ничего не сделал, чтобы его заработать.

– Но я по-прежнему готов все сделать. Ты односторонне расторгаешь договор, лишая меня этой возможности.

– У нас нет никакого контракта. Мы не подписывали никаких бумаг.

– Там, откуда я родом, слово, данное человеком, связывает его больше, чем любая подпись на тонком листке бумаги, который можно просто скомкать и втоптать в грязь.

– Что ж, похоже, ты не остановишься ни перед чем, чтобы заставить меня отдать тебе зеркало. – Данте вспыхнул при напоминании о том, что он изменил своему слову. – Если тебе не нравится то, как мы ведем здесь дела, может быть, тебе следовало бы вернуться туда, откуда ты явился. Что до меня, то я была бы рада твоему отъезду.

Глориана отвернулась от него и решительно зашагала прочь. В глазах у Данте померкло, и он задышал быстро и жестко, словно задохнувшись. Он пытался понять, почему дышал, как связанный олень, и почему боль стрелой впивалась в сердце. Это от солнца, подумал он. Да, наверняка от солнца, его тело не привыкло к такой жаре. А может быть, он со всей остротой понял, что не может вернуться домой без зеркала? Или одно, или другое. Остальное он рассматривать отказывался наотрез. Он не допускал того, что именно ее неприязнь была как-то связана с доселе незнакомой болью, вцепившейся в его сердце.

– Или ты забыла о том, – проревел он ей вслед, – что твои собственные губы назвали меня суженым перед всеми жителями городка?

Шаги Глорианы замедлились, и она остановилась. С каким-то злым шелестом она отвела в сторону свои юбки и взглянула на землю, но даже с того места, где он стоял, Данте было видно, что не рытвины на дороге заставили ее остановиться. Ничто не мешало ей шагать дальше, кроме брошенного им упрека.

Не помня себя, Данте устремился к Глориане, а когда оказался рядом с нею, обнаружил, что вообще не мог думать ни о чем. Грудь Глорианы вздымалась, как и его собственная, как бы стараясь побольше вместить раскаленного воздуха. Ее полураскрытые губы влажно блестели. Его с ума сводил кончик ее языка, облизывавший губы, добавляя им влаги, обещавшей утолить любую мужскую жажду, если только он осмелится принять ее подарок. Знойный ветерок, дразнивший их отсутствием свежести, заставлял ее кожу мерцать подобно тонкому фарфору и играл локоном ее золотисто-рыжих волос, заставляя его виться по лицу Данте. Под жарким солнцем от Глорианы исходил тонкий аромат, от которого у Данте голова пошла кругом, и он из последних сил боролся с пожиравшей его страстью.

– Я назвала тебя своим женихом только для того, чтобы тебя защитить, – ответила Глориана. – Ничего другого за этим не стояло.

– За твоими словами никогда ничего не стоит?

– Уж не хочешь ли ты обвинить меня во лжи?

– Я кое-что напомню, а потом ты сможешь хоть что-то мне объяснить. Ты обещала мне зеркало в уплату за службу в качестве твоего защитника, а теперь лишаешь меня возможности его заработать. Ты опорочила мою национальность и объявила во всеуслышание мою профессию, которой, как тебе известно, у меня нет. Ты назвала меня своим нареченным, а теперь заявляешь, что это не имело никакого значения. Ты приказала банкиру перевести деньги, а потом распорядилась отменить эту операцию.

– Я же сказала тебе, что так заканчиваются все телеграммы!

– Так говоришь ты, – с сомнением ответил Данте, – но самое отвратительное то, что ты сделала трогательное заявление, убедившее меня согласиться рискнуть своей жизнью, сопровождая тебя к твоему ранчо, а теперь говоришь, что передумала и что все это вообще ничего не значит.

– Да, это ничего не значит. – Глориана плотно сжала губы, полная решимости не проронить больше ни единого слова. – Я просто передумала. Все это глупости.

– Я не верю тебе. – При этих словах она едва не задохнулась от возмущения, которое показалось Данте не совсем искренним. – Мне известно, что значит для незаконнорожденного быть признанным отцом, который ранее пренебрежительно относился к незаконному отпрыску. Даже человек, привыкший к отсутствию интереса со стороны родного отца, не способен отказаться от такого признания. Так скажи мне, Глориана, конечно, если все это не ложь, чем можно объяснить такое противоречие между твоими словами и поступками?

– Я не лгунья.

– Значит, просто сочиняешь небылицы.

– Почему я обязательно должна быть кем-то? Почему я не могу просто… – Глориана повернулась к нему спиной, и он вдруг услышал шепот отчаяния: – Почему я не могу просто… испытывать страх?

Данте опять пронзила мучительная боль, на этот раз до самых сокровенных глубин его души. В тот же миг он обнял ее за плечи, поддаваясь порыву, в котором слились все оттенки чувств. Она не отпрянула от него, а наоборот, правда, едва ощутимо, прикоснулась к нему спиной. Тело Глорианы прильнуло к нему с таким трепетом, какого он не знал ни с одной другой женщиной. Данте крепче прижал ее к своей груди и, опершись подбородком на голову Глорианы, закрыл глаза, удивляясь тому, что она не вырвалась из его рук.

Ее аромат, ее мягкое касание, ее живое тепло вызывали боль страстного желания в его чреслах и дрожь в ногах. Средоточие его мужской силы наливалось жаждой тепла ее плоти, беспомощно прижимаясь к проклятому турнюру. Возможно, ему следовало быть благодарным этой детали ее платья, потому что он чувствовал в себе такую тяжесть и твердость, которую она могла бы объяснить только тем, что его каска и нагрудник расплавились, стекли вниз и застыли в бриджах могучим слитком.

– Что тебя пугает, Глориана? – Все тело Данте набухло, и даже его шепот словно загустел.

– Ты.

Пораженный, он отпрянул от Глорианы. Она искоса посмотрела на него через плечо, и он на миг увидел ее порозовевшую щеку. Он подумал о том, где еще на ее теле могла бы выступить эта краска смущения, но тут же волевым усилием заставил себя думать о другом, чтобы не дать своему возбужденному мужскому началу взять верх и не прижать ее снова в порыве страсти к своему огрубевшему телу, на этот раз лицом к лицу, чувствуя всей кожей ее грудь, и не вкусить этих сочных и сладких, таких многообещающих губ.

– Ты должна знать, что я никогда не причиню тебе вреда.

– Я… я это знаю. – Она смотрела на него в полном смятении, словно удивляясь собственным словам. – Но ты делаешь со мной такие ужасные вещи…

Гордость Данте потребовала защиты:

– Другие женщины не находили мои объятия и поцелуи такими… ужасными.

– О, ты имеешь в виду вчерашний вечер в конюшне? – У нее вырвался какой-то фальшивый, визгливый смешок. ^– Вовсе нет. Это было… гм… довольно приятно, но я не придала этому никакого значения. И нам, вероятно, не следует стоять так близко друг к другу здесь, на глазах у всех жителей Холбрука. Даже если они думают, что ты мой жених.

Пока она произносила эти слова, Данте получил ответ на вопрос о том, какие части ее тела краснели от смущения, – она краснела вся. Наиболее восхитительный бледно-розовый тон окрашивал ее лицо и шею и исчезал в вырезе корсажа. От мужчины не требовалось большого воображения, чтобы представить себе, как ее твердые, выступавшие вперед груди засветились бы жемчужно-розовым сиянием под его загорелыми руками.

Слова Глорианы бесцеремонно прервали его витание в облаках:

– Твоя беда в том, Данте, что ты заставляешь меня слишком много думать.

Это уже был удар по его мужскому тщеславию. Пока он был охвачен мыслями о необходимости защищать Гло-риану, пока его снедало желание, пока он наслаждался их близостью и прикладывал титанические усилия, чтобы сдерживать свою страсть, она, видите ли, думала.

– Данте Тревани, один из многочисленных поклонников, придворный шут, большая старая электрическая лампочка, цыган-акробат на трапеции и вообще обезьяна… – Данте вслух бормотал эти оскорбления, напоминая себе о том, как низко она его ставила.

Глориана прижала пальцы к губам слишком поздно, чтобы сдержать вырвавшийся против ее воли смешок:

– Моя мать всегда говорила, что такая беспокойная девушка, как я, могла бы задуматься о монастыре. Управляющий банком, вероятно, допустил ошибку. Нет никакой видимой причины для того, чтобы кто-то пытался держать меня подальше от Плезент-Вэлли.

– Ты считаешь, что существует какой-то заговор против тебя?

Глориана неопределенно пожала плечами; в глазах ее появилось замешательство:

– В твоих устах это звучит как бред. Мне хотелось бы, чтобы здесь была моя мать – она всегда знала, как следует поступить. Она обладала житейской мудростью и опытом. И делала все, что могла, чтобы научить меня всему тому, что знала сама.

– Например? – мягко спросил Данте.

– Например, тому, что жизнь женщины не должна быть сплошной тяжелой работой. Женщина может быть звездой и вправе никогда не думать о штопке мужских носков или о том, чтобы заработать на еду для голодной семьи – – хотя бы на тощего кролика и пригоршню дикого лука.

– Я не в состоянии понять женщину, которая презирает подобающие жене обязанности.

Данте мало находился в женском обществе и никогда не задумывался, на что женщины тратили свое время. Когда он навещал свою мать, она, как ему казалось, находила огромное удовольствие в том, чтобы, отпустив слуг, самой приготовить его любимое блюдо или же взяться за иглу, чтобы сшить ему какую-то особую одежду. Он не понимал, что ей давался с трудом каждый кусок, каждый стежок. И жены его друзей также не выказывали никакого отвращения к своей доле в этой жизни.

Он в замешательстве покачал головой:

– Женщины, которых я знаю, всегда казались мне счастливыми, окруженные своими детьми, цепляющимися за их юбки. Мужья их поддразнивали, похваливали приготовленную ими еду, игриво обнимали их за талию, а женщины смеялись и поругивали мужчин за то, что те отрывают их от кухонных забот.

– Прекрасно, – заметила Глориана. – Очень хорошо. – Она поморгала как бы для того, чтобы яснее видеть, и он забеспокоился, не выдали ли каким-то образом его слова потребности в семейной жизни, испытать которую на себе ему часто хотелось.

– Может быть, каким-то женщинам и нравится такой порядок вещей, – заговорила она, – но не мне. Нет, это не для меня. Мне это совершенно не нравится. Я женщина Карлайлов, и шоу-бизнес у меня в крови, понимаешь? Я подобна актрисе, рожденной и взращенной для сцены.

Возможно, ее профессия объясняла едва заметную вибрацию ее голоса и тоску, промелькнувшую в глазах. Тем, кто хочет развлекать других, необходимо овладеть искусством изображения ненастоящих чувств. Данте слушал все это и не мог понять, почему слова Глорианы так расходятся с ее поведением. Его невозможно было разубедить в том, что Глориана больше всего на свете желает счастливого замужества и материнства – простого человеческого счастья, без которого меркнет и теряет ценность все остальное на земле. Так почему же ее слова говорили об обратном?..

– Мне никогда раньше не приходилось встречаться с актрисой, – заметил Данте и тут же замолчал при мысли о том, что женщин, стремившихся на сцену, в его время осуждали. Как видно, такое отношение все еще не кануло в прошлое, если вспомнить жестокие реплики, только что брошенные ей в лицо из толпы жителей Холб-рука.

– Актрисы – женщины особенные. – Глориана заговорила с гладкой интонацией ученика, как попугай повторяющего выученные наизусть стихи. – Мужчина не может ожидать от нас, чтобы мы приковали себя цепями к какой-нибудь забытой Богом ферме, отказавшись от бурной атмосферы цирка, от наших мечтаний с такой же легкостью, с какой он может потворствовать своим прихотям.

– А как же насчет любви, Глориана? Неужели твоя мать ничего не говорила тебе о любви, вспыхивающей между мужчиной и женщиной и приводящей к тому, что в ее пламени расплавляются все различия?

Глориана улыбнулась и стала еще красивее от мечтательного выражения на лице, вызвавшего у него остров желание прикоснуться к ней.

– Любовь… О да, мама много говорила со мной о любви. Если мужчина действительно любит женщину, он должен отказаться ради нее от всего, и никак иначе. Именно этого я и жду, Данте. Я жду славного парня, который явится, привяжет своего белого коня к моему вагону-конюшне и последует за мной, куда бы мне ни вздумалось отправиться. И черт бы побрал землю, черт бы побрал его работу, черт бы побрал решительно все! Когда мужчина сможет посмотреть мне в глаза и сказать, что ему наплевать на весь этот хлам, тогда я буду знать, что он мужчина, стоящий любви.

Страсти Данте мгновенно остыли. Ему никогда не быть таким мужчиной, какого ждала Глориана. Он стоял перед нею, раздираемый желаниями, – его пожирала страсть к Глориане и в то же время постоянно терзала жажда использовать все возможности, оставленные им в прошлом: королева, целое королевство, трон, почет и уважение со стороны всех тех, кто когда-либо глумился над его положением… и месть, которая доставит ему истинное наслаждение, когда он возьмется за дело.

Зеркало. Он должен получить это зеркало. Он не мог – и не хотел – получить женщину, которая представляет себе любовь и супружеский долг как разновидность рабства. Он никогда не ожидал, что найдет в браке любовь, но и мысль о жене, которая сожалела бы о каждой проведенной с ним минуте, его не прельщала.

Глориана – жена! Ха! Откуда взялась сама эта мысль?

Разумеется, из их лжепомолвки и из его собственных рассуждений. Он не расставался с мыслью о браке. Если он хотел осуществить свой брак с Елизаветой Тюдор, то ему следовало вернуться обратно, в свою эпоху. Что же касается слов Глорианы, о которые он споткнулся в последнюю минуту, то это, возможно, еще одно из адских испытаний, навязанных ему доктором Ди.

Если бы каким-то образом трон Англии освободился, занять его Елизавете было бы нелегко. Появились бы противники, возникли бы политические распри, всевозможные интриги с целью не допустить ее к трону. Глориана точно так же подозревает, что существует заговор, цель которого – держать ее подальше от наследственного ранчо. Данте не мог допустить, чтобы ее сомнения помешали ей взглянуть на то, что она так страстно, так отчаянно желала увидеть. Разумеется, он мог помочь ей вырвать у банкира ее деньги – такую небольшую сумму, что ее можно было послать по проводам. Если бы он не смог сделать даже этого, он мог бы расстаться с надеждой защитить королеву от действительно грозных врагов.

– Пойдем к управляющему банком, Глориана. Ты приезжая в этом городе, и он, возможно, хотел извлечь какую-то собственную выгоду. Он оставит свои гнусные намерения, когда увидит тебя, и поймет, что отказать тебе невозможно.

Она покачала головой:

– Ничего не получится. Все оказывается более сложным и опасным, чем я ожидала. И если кто-то очень уж захочет завладеть моей землей, он сможет этого добиться.

– Такого мне еще не доводилось слышать. Да это же просто смешно!

Подбородок Глорианы приподнялся:

– Что тебе кажется таким смешным?

«О, Глориана, ты не такая уж замечательная актриса». Она пыталась действовать смело, но даже такой честолюбец, как он, видел настоящий страх, притаившийся в ее глазах, и едва заметную дрожь, охватившую Глориану, когда он предложил ей еще раз пойти к банкиру.

Данте был убежден в том, что если бы ее страх и нерешительность взяли верх, она впоследствии никогда не простила бы себе этого. Возможно, он не презирал бы себя так сильно, если бы смог помочь ей одержать победу над собой.

Но, если быть до конца честным перед самим собой, он должен был признать, что вполне заслуживал ее насмешки. Она ждала человека, который ради ее любви отказался бы от всех своих притязаний, а перед ней оказался тот, который не моргнув глазом затоптал бы мельчайшие искорки любви ради своего тщеславия. Глориана или Елизавета. Любовь или тщеславие. То и другое одновременно для него недоступно. Что-то одно он должен отдать на откуп.

– Трусость, – выговорил он, не вполне уверенный в том, к кому относил это оскорбление – к ней или же к самому себе.

Глаза Глорианы расширились:

– Ты сказал… ты сказал… пастух?

Данте не думал, чтобы она ослышалась, хотя английские слова «трус» и «пастух» созвучны. Она просто давала ему возможность взять назад оскорбительное слово. Возникла короткая пауза. Он мог улыбнуться, принять ее игру, сделав вид, что допустил очередную ошибку в произношении английских слов. В противном случае ему оставалось убедить ее не отступать перед трудностями и возвратиться на избранный путь.

Данте понимал, что так или иначе, но каждому из них придется испить свою чашу. Независимо от обстоятельств Глориана увидит свое ранчо, а Данте Тревани пройдет через свое испытание. Он сможет поздравить себя с успехом, если ему удастся убедить Глориану в единственно верном решении. И все-таки он чувствовал себя не в своей тарелке.

– Я обвинил тебя в трусости, – заговорил он, подчеркнув нотку отвращения к самому себе. – Ты отворачиваешься от своего наследства потому, что какой-то жалкий чиновник задерживает у себя твои собственные деньги. – Глаза Глорианы стали еще шире. – Ты пренебрегаешь последней волей своего отца. Ты называешь себя женщиной, стоящей выше нудных домашних забот и суеты обыденной жизни, и при этом готова провалиться сквозь землю, как служанка, пойманная на том, что надела платье хозяйки.

Глориана попыталась дать ему пощечину, изловчившись как пантера. Такой мгновенной реакцией остался бы доволен даже учитель фехтования Данте. Но он перехватил ее руку. У него защемило сердце, когда он почувствовал хрупкость костей ее тонкого запястья и передавшуюся ему дрожь переполнявшей ее ярости.

– Пойдем к банкиру, – повторил он.

Она выдернула руку из задерживавших ее пальцев Данте:

– Я уже виделась с ним. Я не какая-нибудь трусливая бабенка, нуждающаяся в поддержке мужчины при деловых переговорах.

– Я это знаю. – Ее губы приоткрылись, но она не стала продолжать. – И тем не менее укол моего нового оружия мог бы помочь ему вспомнить о твоей телеграмме.

Глориана отвернулась от Данте, но, хотя он и не видел ее лица, по линии ее беззащитных плеч понимал, что в ней происходит борьба гордости со страхом. Когда она опять повернулась к нему лицом, это снова была та прежняя, очаровательная Глориана – актриса до мозга костей, достигшая совершенства, улыбающаяся и ничем не выдающая ни малейших признаков гнева или обиды.

Данте никогда не удавалось так блестяще укрощать свои чувства, как это сделала она.

– Не думаю, что пощекотать его твоим мечом было бы хорошей идеей, но на это наверняка стоило бы посмотреть.

Данте ничего не ответил, у него не нашлось нужных слов для прелестного образа, возникшего у него в голове, – образа храброй, красивой Глорианы Карлайл, занятой у кухонной плиты в окружении его детей, цепляющихся за юбки матери.

Глава 10

Она убьет его, вот что она сделает.

Глориане уже виделись броские шапки холбрукской газеты: «Глориана Карлайл, звезда цирка, убила акробата на трапеции Данте Тревани». Немного подумав, она решила, что для ее карьеры, возможно, было бы лучше обойтись вообще без газетной шумихи. Она подождет, пока они не окажутся в самой глуши, и уж тогда всадит ему пулю прямо между его прекрасными, притягивающими глазами.

Впрочем, вероятно, она не сможет этого сделать. Она никогда не смогла бы выстрелить даже в зайца, не говоря уже о человеке. И тем более в Данте.

Значит, в конечном счете даже хорошо, что он разозлил ее до такой степени, что она согласилась поехать в Плезент-Вэлли вопреки собственному здравому смыслу. Может быть, все ее опасения действительно подтвердятся, и тогда, возможно, ему прострелит голову какой-нибудь заурядный отвратительный бандит-овцевод и избавит ее от этой заботы.

Глориана шагала впереди Данте прямо через город, находя мрачное удовлетворение в том, что от их ног поднимались клубы пыли, оседавшей за ними на все еще торчавших повсюду зеваках. Их пристальные взгляды почему-то большеее не раздражали. Она тяжело дышала. Ноги Данте, казалось, едва касались земли, двигаясь с кошачьей грацией, вполне гармонировавшей с блеском его медно-карих глаз.

Глориана с силой распахнула дверь банка Коконино и энергично зашагала прямо к письменному столу управляющего. Резкий стук захлопнувшейся двери и звук своих решительных шагов придали ей уверенности, и она решила в будущем почаще пользоваться этим приемом. Она уперлась ладонями в полированную поверхность стола и громко кашлянула, чтобы привлечь к себе внимание.

– Отдайте мне мои деньги.

Управляющий задергался на своем стуле, как маленький серый хорек, нервно облизывая губы под не слишком представительными дрожащими усами. Господи, Данте впился в него взглядом, как сделавшая стойку охотничья собака. Как она могла допустить, чтобы мелкий клерк так ее запугал? Ей показалась заманчивой мысль о том, что было бы хорошо застрелить их обоих, а не одного Данте.

– Я… я уже говорил вам, мисс Карлайл, что мы не получали телеграммы…

Данте положил смятую, покрытую пылью копию телеграммы на ладонь Глорианы. И подмигнул ей! Разумеется, так, что управляющий этого не заметил. Ни это, ни восхищенный взгляд Данте не могли заставить Глориану простить его властное поведение. Нет, она не сможет простить ему этого, даже несмотря на то, что без его настояния она не заставила бы себя снова отправиться к управляющему банком под неотступными взглядами городской толпы. Швырнув телеграмму на стол, она громко хлопнула по ней рукой под носом у хорька.

– Вы уже показывали мне это, мисс Карлайл, – взъярившись, процедил тот. Его моргающие глазки округлились, когда Данте присел на край его стола и как бы невзначай провел пальцем по висевшему у него на поясе мечу.

– Моя невеста, мисс Карлайл, задалась вопросом, почему вы отказались выдать ей ее деньги, – заговорил Данте. – Да, она задумалась над этим, – повторил он, не обращая внимания на сердитый взгляд Глорианы. – Она в высшей степени думающая женщина. – Он провел пальцем по лезвию оружия, поморщился – довольно красноречиво, как показалось Глориане, – и показал несколько капелек крови, выступившей на его большом пальце.

Управляющий банком прямо вдавился в спинку кресла.

Данте с глубокомысленным видом приложил палец к губам:

– Мисс Карлайл всегда старается извлечь какую-то пользу из сомнения. Это одно из тех ее многочисленных достоинств, которые заставили меня заболеть любовью к ней. Разве это не так, дорогая?

Глориана ответила ему улыбкой. «Ты болен, что верно, то верно», – подумала она. Она не могла не восхититься, пусть нехотя, тем, как он заставил управляющего съежиться в кресле, словно суслика перед свернувшейся гремучей змеей. Он играл с управляющим, как опытный фокусник, потративший последние десять лет своей жизни на подобные проделки. Да, подумала Глориана, трудно не восхититься его аттракционом, вызывавшим у нее слабую дрожь внутри, тем, как он солгал о своей влюбленности в нее, этим «дорогая». Ну и тип!

– Может быть, вы все-таки получили телеграмму миледи, а потом произошло какое-то очень важное событие, заставившее вас полностью забыть о ней? Такое возможно? Это можно было бы понять.

– Я… я… – забормотал заикаясь управляющий. Данте наклонился, словно стараясь помочь ему вытащить слова из горла, и вконец напуганный бедняга выдавил: – Ну да, конечно! Я вспоминаю, так оно и было. Едва я получил эту телеграмму, как пришел самый главный клиент банка, и мне, разумеется, пришлось уделить все внимание ему.

– Ну, разумеется! – буркнул Данте. Его глаза сузились, как у довольной кошки, увидевшей, что к ней приближается мышь. – И кто же был этот важный клиент?

– О, его знают все… – Едва начав, управляющий тут же захлопнул рот. – Я не могу раскрыть эту информацию двум посторонним людям.

– А жаль, – подосадовал Данте. Он снова едва заметно подмигнул Глориане, призывая ее присоединиться к его игре. – Теперь мне придется разыскивать его самому, хотя это занятие претит моей благонравной натуре.

– О, не надо, Данте! – изобразила ужас Глориана.

– Прости меня, дорогая, я понимаю, что тебе неприятно быть свидетельницей этого безобразия. – Помрачнев, он повернулся к управляющему банком. – У вас я также заранее прошу прощения за неприятности, которые я вам доставлю.

– Неприятности? Что… что?.. – задохнулся управляющий.

– Я вынужден встретиться с вашим главным клиентом у него дома и, разумеется, порыться в его бумагах.

– Вы не посмеете, – прошептал управляющий.

– Вы так думаете? – спросил Данте с подкупающей мягкостью.

– Я на вашем месте не раздражала бы его, – заметила Глориана управляющему. – Ведь он цыган, вы же знаете…

Данте бросил на нее мрачный взгляд, на который она ответила улыбкой, и ей не нужно было зеркала, чтобы понять, что вид у нее при этом был довольно самоуверенный.

Данте едва заметно повел головой и вскинул ее, словно к нему вдруг пришла отличная мысль:

– Ах, но, возможно, этот субъект не удивится, когда я ворвусь в его дом и начну орудовать своим мечом. Он поймет – возьму на себя смелость сказать, что это понял бы даже шериф Оуэне, – когда я объясню ему, что это насилие необходимо, поскольку вы потеряли телеграмму миледи.

Управляющий заскулил что-то нечленораздельное. Глориана наклонилась к нему и утешительно похлопала его по плечу:

– Не волнуйтесь, Данте не изувечит его слишком сильно, если, конечно, он не будет чересчур сопротивляться.

– Вы не понимаете. – Лицо управляющего пошло пятнами. – Вы не можете… я не предполагал, что… Оуэнса не нужно…

Данте поднял меч концом к потолку и прошелся взглядом по всей длине, словно изучая, нет ли на нем зазубрин.

– Да опустите же эту проклятую штуку! – взмолился управляющий. – Эта телеграмма вовсе не затерялась среди бумаг других клиентов.

– А! Так, значит, вы внезапно вспомнили, где она находится!

– Да, черт возьми! Хотите верьте, хотите нет, но у меня были затруднения. – Управляющий поднялся, чуть пошатываясь, и оперся руками на письменный стол. Он окликнул клерка, сидевшего тише воды, ниже травы за окном, забранным решеткой. – Хоукинз, принесите мне сто пятьдесят долларов. Немедленно.

В кабинете повисла напряженная тишина. Управляющий казался одновременно напуганным и разъяренным и избегал смотреть на деньги, пока Хоукинз отсчитывал их, смачивая палец слюной, перед тем как отделить от пачки банкнот очередную зеленую бумажку, и дрожащим голосом объявляя нараставшую сумму. Данте пристально следил за этой процедурой, не сводя глаз с дрожащих рук клерка, словно никогда раньше не видел, как отсчитывают доллары.

– Сто пятьдесят! – провозгласил Хоукинз и стремительно вернулся на свое место, прежде чем Глориана успела пересчитать банкноты.

– Твои проволочные деньги? – спросил Данте.

В ответ Глориана кивнула, а он потер край одного билета между пальцами.

– Я предпочел бы золото, – заметил он.

Глориана взглянула на сотрясаемого дрожью бледного управляющего и не могла угадать, упадет ли тот в обморок или набросится на них с кулаками, услышав еще одно требование.

– Банкноты имеют силу золота, Данте, – успокоила она его. – Пойдем отсюда.

Ей хотелось кричать от радости, когда за их спинами захлопнулась дверь банка Коконино, хотелось в порыве благодарности броситься на шею Данте, радуясь их победе.

Не разделявший ее ликования Данте выглядел очень мрачным, как будто ему что-то угрожало.

– Что дальше? – как-то отрывисто бросил он. – Готова ли Мод с лошадьми и фургоном?

Глориана посмотрела в сторону поезда:

– Пока нет. У нас еще есть время, чтобы купить все необходимое для поездки. – Она истолковала изданный им бесстрастный звук как знак ожидания приказаний и указала пальцем на универмаг Сэргуда. – Магазин. Пошли туда.

Данте прошел через распахнутую дверь и остановился как вкопанный так неожиданно, что Глориана уткнулась в его спину. Так бывает при подъеме по горным тропам. Он подхватил Глориану, не дав ей упасть. Жест этот был машинальным – помогая ей сохранить равновесие, он об этом вовсе не думал и тут же разжал руки, даже не взглянув на нее. Он был слишком занят разглядыванием забитых товарами полок магазина.

– Клянусь Богом, даже самый крупный склад моего отца не мог бы похвастаться таким обилием добра.

– Лучший магазин Холбрука. – Их встречал улыбающийся хозяин магазина с протянутой для рукопожатия рукой. – Альфред Сэргуд. Я могу обеспечить вас всем для любой… – Его готовность улетучилась, когда он взглянул на Глориану. – Вы приехали сегодня поездом. Вы дочь Гарри Трэска.

Глориана кивнула:

– Мы едем в Плезент-Вэлли. Нам нужна провизия на четыре-пять дней, кое-какие вещи и…

– Очень сожалею. Ничем не могу вам помочь. – Сэргуд засунул руку в карман своего фартука. Его словно подменили. – Все, что имеется в магазине, уже оплачено другим покупателем.

– Но вы только что…

– Ничем не могу вам помочь! – Им показалось, что в глазах владельца магазина мелькнуло сожаление и чувство неловкости за свои слова. Он огляделся и, понизив голос до шепота, проговорил: – Предупреждаю вас, мисс, никто в этом городе ничего вам не продаст. Вам следовало бы сесть обратно в поезд и уехать из Холбрука. Для вашего же блага. Прошу вас. Отправляйтесь обратно в вагон.

Искренняя забота владельца магазина привела Гло-риану в гораздо большее замешательство, чем открытая недоброжелательность управляющего банком. Страх холодными щупальцами сжал ее сердце. Губы Глорианы мгновенно так пересохли, что ей пришлось их облизать, прежде чем она решилась сказать Данте, что снова изменила свои намерения и что они не едут в Плезент-Вэлли.

– Ни один покупатель не посчитал бы эту муку доброкачественной, – заметил Данте, прежде чем она успела заговорить. Перед ее испуганными глазами сверкнула его сабля, взрезавшая мешок с мукой, которой хватило бы на то, чтобы целый месяц кормить весь цирк, даже без небольшой горки, натекшей на пол из прорезанной дыры. – Глориана, если ты скажешь, какие тебе нужны продукты, я поищу их здесь сам.

У бакалейщика задергались губы. Казалось, его удивило и даже как-то обрадовало возмутительное поведение Данте:

– Продолжайте, приятель. Вы хотите распороть еще несколько мешков – ради Бога, у меня есть целый мешок дерьма для подарков этим Тьюксбери.

– Тьюксбери – это ковбои Ножа Мясника? – спросил Данте.

Сэргуд пробормотал что-то утвердительное.

– Старик Тьюксбери со своими сыновьями-полукровками использует парней Ножа Мясника как свою личную армию. Для нас здесь, в Холбруке, было бы лучше, если бы нас заперли в тюрьме, по крайней мере мы были бы защищены от их произвола.

Данте с мрачным выражением лица изучал бакалейщика.

Молодой человек ходил по магазину вместе с Сэргу-дом, предлагавшим свои товары, пока они не отобрали громадную кучу.

Глориана долго смотрела на них в недоумении и наконец решила вмешаться:

– Извините, но вы предлагаете нам слишком много.

– Вы нигде ничего не найдете, мисс. – Сэргуд вручил Данте еще один мешок. – Вам следует хорошо запастись здесь, пока я не передумал.

– Вы не понимаете. – Глориана рассчитывала совершить эту стремительную поездку в Плезент-Вэлли и вернуться обратно, пока поезд, сесть в который ее уговаривал Сэргуд, будет еще стоять в Холбруке. – Я не могу потратить больше двух дней на этот… гм… визит.

– Возможно, тебе захочется там задержаться, – пробормотал Данте, поднимая узел с покупками. Он положил его на тротуар у двери, откуда его будет легче забрать, когда подъедет фургон.

– Нет. Ни в коем случае. Я должна вернуться в цирк до того, как он уедет из Санта-Фе. – Сэргуд подтолкнул мешок сахара к Данте, тот подхватил его, как опытный портовый грузчик, и положил поверх кучи покупок. – Послушайте, вы, остановитесь! Не съедим же мы двадцать пять фунтов сахара. Да мы даже не успеем сварить все бобы, что в мешке!

– Я думаю, что Мод просто просыплет изрядную часть этих бобов. – По движению его губ Глориана поняла, что он пошутил – пошутил! – не обращая внимания на угрозу шайки Тьюксбери.

Глориана металась взад-вперед между двумя мужчинами, продолжавшими заваливать дверь припасами. Она потребовала их внимания:

– Взгляните сюда! Все, что нам нужно, это несколько фунтов муки, пара банок бобов…

Данте с бакалейщиком не обращали внимания на ее призывы, выкладывая мешки с кукурузной мукой и солью, жестяные банки с крекерами, корзину яиц…

Данте скептически фыркнул, посмотрев на бочонок с соленьями. Сэргуд предложил ему попробовать его содержимое, и Данте только что не заплясал в восторге, когда что-то захрустело у него на зубах, и, закрыв от наслаждения глаза, закинул голову.

– Дюжину такого, – распорядился он. – Несколько дюжин!

Сэргуд запросил удивительно мало денег, когда подсчитал их покупки.

– Я мог бы просто подарить вам все это, – объяснил он, – но потребуется некоторое время, чтобы окупился этот расход.

– Мы не забудем вашей доброты, – серьезно проговорил Данте, – вернее, вашей смелости.

– О моей смелости не беспокойтесь, – отвечал Сэргуд, – не растеряйте своей. – Бакалейщик согнул руку в локте и стал отстегивать манжету. – Нет никакого смысла носить приличную рубашку. Жена намылит мне шею.

Прежде чем Глориана успела открыть рот, Данте потянул к себе руку бакалейщика. Он ощупал жилистое предплечье, а потом сделал на нем надрез своим мечом. Из раны брызнула кровь, которую Сэргуд вытер своим фартуком.

– Это не будет слишком болеть, – заметил Данте, – место я выбрал правильно.

Сэргуд согнул руку, Данте вложил меч в ножны, и они поздравили друг друга, как заговорщики, успешно совершившие некий странный ритуал для вступления в некое тайное общество.

На носке сапога Данте блестела крошечная капелька крови.

Он захотел получить деньги от банкира – и добился этого, угрожая насилием и разгромом. Он захотел получить провизию у бакалейщика – и получил ее ценой крови, закапавшей пол его магазина. Молодой честолюбец хотел получить зеркало Глорианы. Удастся ли это ему с таким же успехом, если красавица воспротивится?

– Теперь пойдем отсюда, – обратился Данте к Глориане. Он взял ее за руку выше локтя той же самой рукой, которой только что сжимал оружие, так бессердечно вонзенное в руку Сэргуда. – Теперь, должно быть, у Мод готовы и лошади, и фургон.

– Погрузка продуктов займет время, – с отсутствующим видом заметила Глориана.

Она дала ему довести себя до поезда и шла, поглядывая на горожан с таким видом, как будто они с Данте были счастливой помолвленной парой, занятой вечерними покупками в холбрукских магазинах. Никому и в голову не могло прийти, что с каждым шагом в ней все сильнее разгоралась внутренняя борьба. Решимость Данте отправиться в Плезент-Вэлли противоречила тому, что подсказывало Глориане ее сердце. И все же она всеми силами стремилась увидеть ранчо, удобно устроиться в любимом отцовском кресле и смотреть на восходы и закаты солнца над землей, которой он так сильно дорожил, что вытравил из своего сердца жену и ребенка.

Данте отвезет ее туда. И будет ее защищать. Он обещал. Она не задумывалась над тем, что произошло между ними. И было хорошо, что она стала свидетелем его безжалостности – теперь она по крайней мере сможет здраво воспринимать его поступки. Больше никаких объятий, слезливых исповедей. Никаких поцелуев. Главное – никаких поцелуев. Он показал, что слишком ловко умеет обращаться с людьми. Он с удивительной легкостью приспосабливался к любым непредвиденным обстоятельствам.

Вот сейчас он смотрел на нее с сомнением. Данте замедлил шаг, как будто потерял интерес к Мод и к фургону, почувствовав внутреннюю неуверенность Гло-рианы и делая вид, что разделяет ее. Она ни на мгновение не поверила внезапной перемене его настроения.

– Глориана, я долго думал.

– А я считала, что думать – это мое дело, дорогой, – заметила она, злопамятно воспользовавшись его эпитетом.

На загорелом лице Данте едва заметно проступила краска.

– Это молчаливое неприятие, окружающее нас в городе везде, куда бы мы ни пошли, тревожит меня. Оно говорит о настоящем заговоре против тебя.

Глориана фыркнула. Она же сама ему об этом говорила.

– Не говори мне, что теперь ты готов отказаться от поездки.

– Никогда! – Однако его брови поднялись чуть ли не на дюйм. – Я просто хотел сказать, что мы должны появиться в твоих новых владениях как можно незаметнее. С самым невинным видом, не бросаясь в глаза, подобно паломникам, посещающим священные гробницы в округе.

– Не думаю, что Аризона известна священными гробницами, – возразила Глориана, когда они уже зашли за угол железнодорожного депо. – О, смотри-ка! Мод с этим индейским парнем уже запрягли лошадей!

Близзар заметил Глориану и приветствовал ее своим обычным трубным ржанием. В свою очередь, радостно заржала и Кристель. Люди всегда любовались этой парой породистых лошадей, тянувших цирковой фургон Глорианы, но не знали, что строение фургона было чудом техники, включая особые рессоры, и что его боковые раскрашенные панели были сделаны из такого легкого дерева, что разобрать фургон и снова собрать могла одна женщина. Фургон этот построил один из цыганских любовников ее бабушки, и он переходил от одной женщины Карлайлов к другой, как теперь персональный вагон с прицепом для лошадей или как зеркало, завладеть которым так жаждал Данте.

Фургон Глорианы не был приспособлен для постоянного жилья в противоположность другим, жилым цирковым фургонам, но служил верой и правдой Глориане и Мод на парадах и перевозил их на короткие расстояния между городками, не связанными железной дорогой. Броские росписи на стенах фургона придавали экипажу более импозантный вид, чем он заслуживал. Глориана никогда не придавала слишком большого значения гигантским изображениям своего лица, написанным кричащими красными, желтыми, зелеными и синими красками, но это было продолжением традиций Карлайлов. Порой ей бывало приятно думать, что, если она когда-нибудь соскоблит верхние слои краски, ей откроются лики сначала матери, а потом и бабки, и это сознание, как и воспоминания о них, вдохновляло и поддерживало ее теперь, когда ответственность за антрепризу Карлайлов лежала на ней.

Увидев фургон, Данте остановился, и Глориана вспомнила его слова о том, что их появление должно быть незаметным. И в первый раз порадовалась, что ее фургон по цирковым меркам считался довольно скромным.

– Если вы думаете о фургоне, то посмотрели бы на тот, в котором разъезжает Греншоу. Он настоящий фокусник. Его фургон привлекает куда больше внимания, чем мой.

Данте что-то прошептал на непонятном для нее языке и покачал головой.

Близзар вскинул голову, выгнув шею, и его благородная морда исторгла в небо еще одно громкое приветствие. Этот жеребец вообще был по-лошадиному довольно болтливым и в этом смысле похожим на сиамского кота ее приятельницы Этты, который громко мяукал, выражая свое мнение обо всем, происходившем на его глазах.

Данте, казалось, не мог оторвать взгляда от одного из ее изображений, где она была намалевана наклонившейся вперед в корсете мадам Боадечии и манившей к себе указательным пальцем с красным маникюром, с вызывающим блеском в глазах, который, как была убеждена Глориана, существовал только в бурном воображении художника.

– Может быть… возможно, нам стоило бы нанять другой экипаж.

Глориана почувствовала, что ее терпение скоро иссякнет – с нее было довольно оскорбительного принижения со стороны Данте ее храбрости, довольно торговцев, отказывавшихся оказывать ей услуги за ее собственные деньги, и, уж конечно, довольно попыток Данте во всем командовать ею.

– Я никогда не запрягу Близзара и Кристель в экипаж, который был бы тяжелее моего фургона. А оставлять своих лошадей в какой-то полной крыс конюшне этого городишки наотрез отказываюсь. Или мы едем в моем фургоне, на моих лошадях, или вообще никуда не поедем. Выбирайте, мистер Тревани. Одно из двух.

– Мы едем. – Но тут же, как подумала Глориана, чтобы сохранить свое достоинство, он выпалил одним духом целый список требований: – Выезжаем отсюда, как только погрузим провизию, еще засветло, чтобы весь город видел наш отъезд. Ехать будем только в вечерних сумерках или же в предрассветные часы. А подъезжая к твоему ранчо, прежде всего убедимся, заметил ли наше приближение кто-то из сторожей и слуг, а уж потом вступим во владение при полном дневном свете.

– Я не люблю ездить по ночам. Ночью лошадям легко сломать ногу.

– Это необходимо, Глориана. Доверься мне.

– Никакой езды в темное время. – Он открыл было рот, чтобы возразить, но Глориана подняла ладонь. – Может быть, ты и знаешь, что говоришь, но я никогда больше не доверюсь тебе, Данте Тревани, слышишь ты, никогда.

Она могла бы поклясться, что ее оскорбительный тон, вызывающее поведение зажгли огонек удовлетворения в глазах Данте.

Глава 11

– Так где же ты спрятала это несчастное зеркало? – Внутри фургона театральный шепот Мод звучал громче нормальной разговорной речи.

– Тсс! – Глориана многозначительно подняла глаза к потолку. Толщина крыши позволяла ей надеяться на то, что сидевший на ней Данте, вместе с Блу правивший лошадьми, не услышит вопроса Мод – вопроса, на который ей придется ответить, иначе Мод скорее умрет, чем отстанет. – Оно под двойным дном моего сундука.

У Мод округлились глаза:

– Сомневаюсь, что он об этом не догадается. Господи, Глори, да кто же не знает, что у дорожных сундуков двойное дно! С него-то он и начнет свои поиски.

– Сразу видно, что ты не заглядывала в мой сундук, иначе не спросила бы меня, где я спрятала зеркало. – Мод вспыхнула, а Глори снисходительно улыбнулась. – Кроме того, я не уверена в том, что Данте хорошо разбирается… в устройстве дорожных сундуков и в других подобных вещах. – Глориана не знала, как ей выразить свою уверенность. – Его иногда, мне кажется, поражают самые обычные вещи, например долларовые банкноты. А с другой стороны, он, кажется, способен читать мысли людей и всегда точно знает, как следует поступать.

Глориана коротко поведала Мод о кровопускании в магазине Сэргуда и о том, как Данте с Сэргудом почти мгновенно нашли взаимопонимание, обменявшись несколькими ничего не значащими словами.

– Думаю, тебе не мешало бы проверить, на месте ли зеркало, – посоветовала ей Мод.

– Об этом нечего беспокоиться. У Данте просто не было возможности порыться в моих сундуках, когда он выгружал их из вагона. И с какой стати он сидел бы теперь на крыше фургона с вожжами в руках, если бы зеркало было уже у него! Нет, Данте не мог его выкрасть. И нечего терять время попусту.

Не прошло и двух минут, как лучшие платья Глори лежали пестрой кучей на полу фургона, а Глори с Мод вскрывали двойное дно сундука.

У Глорианы вырвался вздох облегчения, когда гладкая поверхность зеркала отразила солнечный зайчик, поймав заглянувший в небольшое окошко фургона луч солнца. – Вот оно, на месте. Цело и невредимо.

– Тебе бы следовало найти место понадежнее, – не сдавалась Мод.

– Да не беспокойся, пожалуйста, Моди. Сундук – это всего лишь временный тайник, пока я не спрячу зеркало в действительно надежном месте. Я же не могла это сделать, пока не был собран фургон. Ты помнишь эту тайную панель, встроенную в стенку рядом с дверью?

Мод с сомнением взглянула на панель, о которой шла речь:

– Идея неплохая, но нужно проверить, поместится ли там зеркало. На резной раме больше всяких выступов и сложных узоров, чем на пряничном домике.

Глубоко вздохнув, чтобы избавиться от неприятного ощущения, всегда охватывавшего ее, когда она брала в руки зеркало, Глори легко подняла ни за что не зацепившееся зеркало и все же услышала, как с него что-то со стуком свалилось на дно сундука.

– О проклятие, наверное, отломалась одна из этих резных завитушек.

– Вот и хорошо, – заметила Мод. – Если бы рама сломалась, может быть, Данте отказался бы от зеркала и тебе не пришлось бы думать о том, как его перехитрить и сохранить эту реликвию. – Но когда Глори полностью извлекла зеркало из сундука и положила его на подушку, она не нашла на нем никаких повреждений.

– Гм-м… – протянула она, осторожно осматривая раму.

Зеркало было таким старым, а рама так потемнела от времени, что никто не сказал бы, из какого металла оно было сделано. Она не обнаружила ни одного свежего повреждения на старинном металле. На зловещем предмете было больше фантастической резьбы, чем это казалось необходимым, – все знаки Зодиака и какие-то другие знаки, которые, как ей кто-то сказал, были математическими символами. И если бы даже отломился кусочек , орнамента, она, вероятно, этого не заметила бы, как, впрочем, наверное, и Данте, мрачно подумала она.

Но она определенно слышала, как что-то упало. Любопытство заставило ее вновь склониться над сундуком, и она увидела закатившийся в угол небольшой черный предмет.

– Все-таки что-то отвалилось, – позвала она Мод, потянувшись за находкой. И тут же, пронзительно вскрикнув, разжала пальцы, из которых выскользнул черный комок.

– Глори! Что с тобой, черт побери? – Мод опустилась рядом с Глори на корточки и уставилась внутрь сундука. – Ты ведешь себя так, словно наступила на змею или что-то вроде этого.

Глори проняла дрожь.

– Мне показалось, что это какой-то червяк или громадный паук с длинными щупальцами.

– О, ты перепугала бы его насмерть своим криком! По-моему, это просто старый грязный браслет. – Мод поднесла ладонь с находкой к глазам Глори. Концы браслета были соединены изящной цепочкой, которую Глори поначалу не заметила.

Как и ее зеркало, звенья цепочки были почерневшими от времени. Массивная часть браслета, хотя и потускневшая за долгие, по-видимому, годы, представляла собою изделие изумительной работы, покрытое слоем глубоко въевшейся грязи.

– Откуда он взялся? – удивлялась Глори. – Я никогда раньше его не видела.

Мод отвела браслет на расстояние вытянутой руки и посмотрела на него с подозрением.

– Что это? Похоже вроде бы на какого-то жука, но кому могло прийти в голову сделать браслет в виде жука?

Глори выхватила браслет у Мод и стерла с него сажу и нагар носовым платком.

– О, смотри-ка! Это вовсе не жук, а черепаха! – Она знала, что дальнозоркость не позволяла Мод различить все изысканные подробности вырезанного на панцире черепахи узора, и поэтому решила описать ей изделие своими словами: – Эта широкая часть – панцирь, инкрустированный золотыми нитями и зеленой эмалью. А вот очаровательный хвостик из золота, торчащий из-под задней части панциря. У жуков хвостов не бывает. А эти сверкающие глаза – я не очень уверена, но по-моему, это бриллианты. Два бриллианта, по одному в каждом глазу!

– Да браслет в виде черепахи – это ничем не лучше браслета в виде жука, особенно если у нее бриллиантовые глаза. Это привлекало бы такое внимание к твоим рукам, что тебе никогда не удался бы ни один фокус, если бы ты надевала браслет на выступление. Что толкнуло тебя на покупку такого бесполезного украшения, Глори? – скептически спросила Мод.

– Я не покупала его. Говорю тебе, я вообще никогда раньше его не видела. Он был… здесь. Вместе с зеркалом. Как… как и все остальные вещи.

– О! – Бесстрастный тон Мод говорил о каком-то предположении. – Тебе следует убрать его с глаз долой. Вместе со всеми другими вещами.

Практически других вещей было вовсе не так много. Маленькая горстка, и, подобно браслету с черепахой, на каждом предмете лежала печать времени и тлена. Золотая пуговица с искусной резьбой, украшенная колечком из мелких жемчужин; красный камень размером с ноготь большого пальца, сверкающий так, что Глори всегда воображала, что это настоящий рубин, но на самом деле это было вовсе не так; кружок из ткани, фантастически расшитый золотом и серебром и приметанный к обрывку драного шелка с намеком на то, что этот кружок когда-нибудь может оказаться на роскошной одежде. Коллекция чисто белых, прекрасно подобранных перьев вроде того, которое Данте носил на своем головном уборе, но связанных в нижней части в виде клина с опаленной кромкой, словно эти перья когда-то были веером какой-нибудь дамы. А вот теперь еще и этот браслет в виде черепахи с бриллиантовыми глазами.

Все это, разумеется, странные, искусные подделки. Золото, жемчуга и рубины не могли быть настоящими. Если бы они были таковыми, то стоили бы того, чтобы украсить роскошные королевские наряды. И если бы кому-нибудь вздумалось бросить эти перья или этот расшитый шелк в огонь, они не сгорели бы так быстро, чтобы их нельзя было спасти. Глори часто брала их в руки, любовалась ими и пыталась представить человека, которому могли принадлежать такие никчемные безделушки… и в который раз задумывалась над тем, кто мог оставить украшения рядом с зеркалом, чтобы они попались ей на глаза.

– Что ж, я положу его вместе с другими вещами через минуту-другую.

Глориана надела браслет на запястье. Черепаха мерцала на фоне ее бархатистой кожи. Стоило приложить немного усилий, и могла бы засиять снова и цепочка. Глориана сгибала и разгибала пальцы, отмечая, что они казались более тонкими и изящными в соседстве с украшавшим ее руку браслетом.

Краем глаза она поймала свое отражение в зеркале и почувствовала, что не может от него оторваться. У нее было такое ощущение, будто она тайно следила за какой-то другой женщиной, примеряющей этот изысканный браслет, – за настоящей владелицей этого браслета, кем бы она ни была.

И вдруг словно праздная мечта Глори начала управлять зеркалом. Отражение задрожало и переменилось, и в зеркале появилась женщина, очень похожая на нее, высокая и стройная, рыжеволосая, но одетая в платье, сшитое из многих ярдов сияющего шелка. Платье это было усыпано аппликациями в виде тонко расшитых золотом и серебром кружочков. От корсажа с вызывающе глубоким декольте отходил вниз, до самой талии, ряд золотых с перламутром пуговиц. Некое замысловатое металлическое сооружение – оно выглядело как корона – словно удерживало ее голову на месте, сверкая сотней рубинов, проглядывавших между ее локонами. Ее запястье украшал браслет с черепахой, чьи маленькие бриллиантовые глаза ловили лучи света, когда она прикрывалась своим веером и бросала поверх его перьев красноречивые взгляды на высокого, плечистого мужчину с глазами цвета бронзы, казавшегося очарованным ее женским кокетством…

– Боже, как я его ненавижу! – Глориана с силой ударила по подушке, на которой стояло зеркало, забыв о том, что оно могло разбиться. И оно действительно упало с глухим стуком.

– Ну не надо, – проговорила Мод голосом, в котором слышалось терпение человека, тысячу раз повторявшего одно и то же. – Давай спрячем его в твой тайник за стенной панелью, а потом ты положишь этот браслет – этого жука – вместе с остальными вещами. И никогда больше не взглянешь на него снова.

– И верно. Я никогда больше не буду его доставать. – Глориана сорвала с запястья браслет и сбросила его с пальцев, как брезгливая девчонка могла бы отшвырнуть с ладони наживку-червяка. Она оглядела себя, успокаиваясь при виде знакомых складок будничного зеленого хлопчатобумажного платья со скромно обшитыми материей пуговицами, застегнутыми до самой кромки высокого выреза вокруг шеи. Ни на какую вышивку на нем не было и намека. Не было ни мерцания драгоценных камней, ни смешного веера из перьев и уж тем более манящих взглядов поверх него на какого-нибудь мужчину, с бронзовыми ли глазами или с какими-нибудь еще.

Глориана задалась вопросом – что мог бы подумать Данте, если бы она надела браслет специально для него. И неожиданно для себя снова надела его на запястье.

– Ненавижу зеркало! – твердила она.

Родина Данте, Италия, была страной гор и жаркого солнца, но он никогда не чувствовал такой близости к небу, как здесь, направляя фургон Глорианы по просторам земли, которую называли Аризоной. Теперь он понимал, почему кое-кто из конкистадоров не возвращался в свои страны и поселялся в Новом Свете, приняв вечное изгнание.

Родная земля под ярким небосводом заполняла собой все и господствовала над всем. Здесь же все было по-другому, хотя он и не понимал почему. Земля, по которой громыхал фургон, виделась ему не больше чем подставкой для громадной чаши неба, хотя, как и в Италии, на горизонте вырисовывались горы. Солнце жгло, казалось, все сильнее, он чувствовал, как высыхала кожа на ладонях и на кончике носа и как туго натягивалась она на скулах. О, этот палящий зной! На него часто жаловались белокожие габсбургские солдаты короля Карла V. Еще ребенком Данте просил мать объяснить ему, почему они так страдали от солнца, а она говорила сыну, что одним из благ смешения немецкой габсбургской крови Карла с ее итальянской наследственностью был средиземноморский цвет лица, делавший его безразличным к солнцу. Думая теперь об этом, Данте не мог вспомнить, чтобы его мать когда-нибудь упоминала другие благотворные результаты ее незаконной связи с Карлом. У нее, очевидно, просто не было ни минуты времени, чтобы оценить последствия своих поступков.

Данте отогнал это воспоминание. Он развил в себе склонность отбрасывать любую неприятную ему мысль вместо того, чтобы не спеша обдумать все ее последствия.

Казавшаяся бесконечной дорога давала ему долгие часы, для ничем не нарушаемого раздумья, а он растрачивал это время на пустяки, в изумлении разевая рот на расстилавшийся перед глазами пейзаж, подобно узнику, только что выпущенному из темницы без единого окошка.

Впрочем, какой разумный человек хоть на минуту задумался бы над положением Данте? Только лунатик мог бы поверить в путешествие Данте из одного времени в другое благодаря всего лишь отражению зеркалом вспышки обжигающего света, давшей ему первое представление о здешнем жгучем солнце.

В довершение всего он не хотел думать ни о Гло-риане, ни о том, как прямо-таки заставил ее отправиться в эту поездку, не ставя ни во что ее страх. Ему хотелось получить от нее принадлежавшую ей вещь, и он был намерен получить ее, даже если при этом была бы поставлена под угрозу ее жизнь или по меньшей мере ее благополучие.

Его раздражало то, что предметом, о котором шла речь, было зеркало – зеркало, в которое он мог взглянуть сотни лет назад, чтобы увидеть свое собственное, такое привычное лицо с твердо поднятым подбородком. Он вспомнил, каким он был в то время самодовольным, полным уверенности в том, что с ним поступили несправедливо, что Карл V из чистого эгоизма соблазнил, а потом оставил его мать. И Данте был благодарен Глориане за то, что она спрятала от него зеркало. Если бы он взглянул в него сейчас, отражение было бы тем же самым. Но вместо самоуверенности оно отразило бы теперь понимание того, что его собственные действия были еще более достойными презрения, чем поведение его отца. Отец боролся с одиночеством и был одержим страстями молодости, тогда как Данте отказывался признаться себе в одиночестве и не отличался порывистостью юности. Чисто корыстный расчет заставлял его стремиться к овладению зеркалом Глорианы, и он знал, что оставит ее в ту самую минуту, когда наконец его получит.

Данте отбросил и эти мысли.

Мистер Блу, который вместе со своей женой разведывал дорогу, выехав вперед на своих серых в яблоках лошадях, подобных которым Данте раньше никогда не доводилось видеть, возвращался к фургону.

– Солнце скоро зайдет, бахана. Здесь есть хорошая вода, и мы должны остановиться на ночлег. Мы с женой все приготовим и скоро покажем вам священную пещеру.

Данте кивнул, испытав чувство благодарности за то, что супруги Блу выразили готовность взять на себя хозяйственные хлопоты. Уже несколько часов он чувствовал себя совершенно обессиленным. Его охватила страшная усталость, которой он никогда раньше не испытывал. Но даже это изнеможение было волнующим, если учесть, что он в последний раз спал спокойно несколько столетий назад и что при обычном ходе вещей он сейчас смотрел бы с даровавших ему вечный покой небес на кучу покрытых плесенью костей, оставшихся от его тела. Он слез с облучка и стал смотреть, как распрягали великолепных лошадей Глорианы.

Данте не настолько устал, чтобы его острый взгляд не мог приметить источника хорошей воды, обещанного мистером Блу, но хотя обшарил глазами каждый дюйм земли, где они расположились, не обнаружил ни деревьев, ни роскошной травы, которые говорили бы о близости ручья.

– Жена покажет вам его, – ответил на вопрос индеец, и Данте послушно повел пару арабских лошадей к ручью вслед за миссис Блу.

Она могла с одинаковым успехом быть и намного моложе мужа, и намного старше его. Ее волосы сияли иссиня-черным блеском воронова крыла. Она несла на плече огромный глиняный кувшин и шла с такой естественной грацией, которая словно расправляла глубокие морщины на ее лице и делала менее заметными жилы, выступавшие на руках. Данте не слышал, чтобы она разговаривала, но она не молчала, а все время напевала какие-то мелодии, на секунду прерывая странные ритмические звуки только для того, чтобы перевести дух.

Лошади стали натягивать поводья, когда миссис Блу махнула рукой в сторону зеленевшей травой крошечной лужайки. Тонкие зеленые стебли прорывались сквозь слой побуревшей ломкой травы, словно вцепившейся в сухую землю. Ритм напева миссис Блу изменился, и Данте понял, что он каким-то образом гармонировал со звуком струи чистой холодной воды, падавшей на камни и разлетавшейся брызгами вокруг. Жена индейца раздвинула траву, показывая, как она разрослась над узким ручьем, защищая драгоценную влагу от пылавшего жаром солнца.

– Сначала наберите воды в кувшин, миссис Блу, – сказал Данте.

Было бы абсурдно предположить, что лошади поняли его слова, но так или иначе Близзар сердито фыркнул и натянул поводья. Кристель же просто молча, по-лошадиному покорилась. Миссис Блу напоила свою лошадь, наполнила кувшин и уехала, наградив его сияющей улыбкой. Данте дал лошадям напиться, правда, совсем немного, и потянул их от воды. Они вовсе не были загнаны, и опасности перепоить их не было, но он решил их прогулять так же заботливо, как любой хороший конюх, добросовестно ухаживающий за лошадьми хозяина; потом стал их поить снова. Казалось бы, нет смысла прогуливать лошадей после того, как они десятки миль тянули фургон, да к тому же и он сам так устал, что у него подкашивались ноги. Действительно, скоро должно было стемнеть, как и предупреждал мистер Блу. Не было никакой надобности тратить так много времени на эту не особенно важную работу, как не было никакой причины задерживаться с возвращением на стоянку, кроме того, что он не хотел показываться на глаза Глориане.

Но этого было не миновать, раз уж он хотел получить от нее зеркало. И ему не следовало мешкать, прежде чем удовольствие смотреть на цветущую Глориану среди такой первозданной красоты сделает его слепым и беспомощным.

– Пейте вволю, – бормотал он, ослабив поводья, – и не торопитесь.

Часом позже аромат приготовленной еды вернул Данте в их наскоро разбитый лагерь. Яйца и масло, немного лука, бекон и кофе – миссис Блу устроила настоящее пиршество в окружении дикой природы Аризоны. Она по-прежнему напевала, когда он приблизился к костру, и Данте видел, как ее ловкие пальцы вытянули из поясной сумки щепотку какого-то порошка, который она подсыпала в котел. Исходивший от него аромат едва заметно, но очень соблазнительно изменился. Ароматические травы. Нечто такое, чем эта эпоха выгодно отличалась от его времени.

Мод присела на корточки рядом с котлом, как уличный мальчишка, решивший отведать варева. Глориана сидела на разостланном одеяле неподалеку от Мод, откинувшись на кучу подушек и грациозно подогнув ноги. Она с упрямым упорством, не отрываясь смотрела на костер. И, казалось, не замечала ни запахов еды, ни появления Данте. В ней чувствовалась какая-то натянутость и напряженность.

– Что, мистер Блу отправился разыскивать свою священную пещеру? – спросил Данте, заметив отсутствие индейца.

– Нет. Просто пошел наломать сучьев для костра. – Мод выразительно посмотрела в сторону Гло-рианы. – Она хочет большого огня. По-настоящему большого.

– Здешний климат похож на африканский, – заметил Данте, вдруг почувствовав необходимость поддержать желание Глорианы. – Дневная жара быстро спадает с заходом солнца.

– Мне вовсе не холодно, пробормотала Глориана.

– О, да она просто напугана, – проговорила Мод.

– Мод!

– Это же правда. Ты прыгала как заяц, пока не вышла из фургона.

– Возможно, она проголодалась, – предположил Данте как раз в тот момент, когда миссис Блу вручала тарелки Мод и Глориане.

– Нет, это ей не годится. – Мод держала свою тарелку в вытянутой руке. – Это выглядит так же отвратительно, как большая старая куча лошадиного на…

– Мод! – снова прервала ее Глориана, на этот раз более резко. – Не ругай яичницу, которую приготовила миссис Блу. Она делает все возможное среди этой пустыни.

– Ну, тогда ешь это на здоровье. Я же не отважусь. Жена индейца протянула тарелку Данте, принявшему ее с опаской. Он поймал себя на том, что его губы тронула веселая улыбка. Содержимое тарелки действительно несколько напоминало лошадиные шарики.

И все же от тарелки исходил какой-то дразнящий аромат. Он съест это отвратительное на вид блюдо, разумеется, и пахнущее не лучше, и останется в живых. Желудок Данте властно требовал, чтобы его наполнили, и он, храбро погрузив вилку в синеватую массу, стоически понес ее в рот.

– Все идет к тому, что тебе придется нанимать себе нового телохранителя, Глори, – пробормотала Мод.

Данте хотелось ответить ей, что она ошибается и что Глориане не придется искать нового телохранителя, даже если он будет есть с таким аппетитом. Ему хотелось сказать ей, как вкусен приготовленный миссис Блу омлет, но у него просто не было времени для слов, поскольку желудок требовал еще одну порцию.

Вернулся мистер Блу и с шумом опустил на землю целую охапку сучьев. Он посмотрел на Мод и на Глори и, посмеиваясь, взял их тарелки с нетронутой едой. Потянувшись к поясной сумке миссис Блу, он извлек из нее горсть сушеных трав, которые она использовала, готовя ужин.

– Чамизо, – сказал он, бросая траву в костер. – Съедобная зола четырехлепестковой лебеды. Эта зола полезна для желудка и окрашивает в синий цвет всю нашу пищу. Мы намерены использовать много чамизо для того, чтобы подкрашивать в синий цвет всю вашу еду, потому что ваше путешествие нуждается в помощи богов, баха-на. – Торжественный вид мистера Блу исключал всякую мысль о подшучивании над ними.

– Этот священный цвет – ваш однофамилец? – спросил Данте, сообразив, что слово «синий» пишется по-английски так же, как фамилия индейца.

– Нет. Некоторые белые смеялись над нашими религиозными убеждениями и стали называть нас мистером и миссис Блу просто в насмешку. А скоро им последовал и весь Холбрук. Это нас не обижает.

– Я предпочел бы называть вас вашими настоящими именами, – тихо проговорил Данте.

С довольным и веселым видом мистер Блу предостерегающе поднял руку.

– Имена хопи нелегко поддаются языкам белых. Меня вполне устраивает имя, данное мне моими белыми братьями, бахана.

– Он не любит прозвищ, – сказала Глориана миссис Блу, раньше чем Данте успел подобрать нужные слова, чтобы возразить индейцу.

Сознание того, что Глориана сумела разгадать в нем даже такую мелочь при первой встрече, согревало душу Данте. Молодой человек старательно охранял свое'имя незаконнорожденного, относясь к этому, пожалуй, слишком серьезно. Глориана была первой женщиной, которая так глубоко проникла в его внутреннее состояние, хотя, надо признать, никакую другую женщину он и близко не допускал в свою душу.

– Меня действительно удивляет, что вы так легко отказались от имени, принадлежащего вам по праву рождения, – заметил Данте.

Мистер Блу лишь улыбнулся:

– Совершенно не важно, каким именем пользуются люди, обращаясь ко мне. Свою подлинную сущность человек чувствует нутром, она у него в душе и в сердце, а вовсе не в том, как к нему обращаются другие.

Раньше такая мысль никогда не приходила в голову Данте.

Мод морщась попробовала еду, но гримаса ее расцвела улыбкой восхищения, как только она проглотила первый кусок.

– Ну же, Глори, отведай этого. Ты почувствуешь себя лучше, если чего-нибудь поешь, хотя бы и синего.

– Я чувствую себя вовсе не плохо, – возразила Глориана, проглотив, в свою очередь, кусок омлета. – Оставь меня, пожалуйста, в покое.

– Она всегда становится колючей, когда ее одолевает страх, – ни к кому не обращаясь, заметила Мод.

Муки совести от сознания того, что он явился причиной страха и тревог Глорианы, не давали покоя Данте. Он долго переживал их во время трапезы, пока чувство вины не возобладало над удовольствием, которое он получал от еды.

– Возможно, в этом виноват я, – проговорил он. – Я вынудил ее отправиться в эту поездку против воли.

Глориана резко поднялась на ноги, уронив на землю теперь уже пустую тарелку:

– Вы оба хотите ее прекратить, да? Я не колючая, Мод, а вам, мистер Тревани, я докажу, что мною не так-то легко управлять. Вы не могли вынудить меня сделать ничего такого, чего бы я не хотела.

Произнося эти слова, она приблизилась к Данте нос к носу. Когда в поле его зрения оказалась только Глориана, остальные трое как бы перестали для него существовать. Ее глаза пылали восхитительным изумрудным пламенем, и, казалось, их лагерный костер горел только для того, чтобы играть красно-золотыми бликами в ее волосах.

– Ты хотела отказаться от унаследованного тобой имущества и уехать из Холбрука, не побывав на ранчо, – напомнил ей Данте.

– Может быть, я это и говорила, но это еще не значит, что я так думала. – Очевидно, Данте выдал чем-то свое смущение, потому что у нее вырвался раздраженный вздох. – Человек, видишь ли, может изменить свое мнение. Может быть, кто-нибудь вроде тебя, привыкший взвешивать все «за» и «против» при всех обстоятельствах, просто не способен потом признаться, что он о чем-то сожалеет.

– Я наделал ошибок, – тихо сказал Данте. – Поэтому-то и стараюсь увязать свои слова и действия.

– А мне нет дела до того, чтобы что-то было увязано. Я пожалела об отмене поездки почти сразу же, как у меня вырвались эти слова. Когда ты добивался от меня согласия поехать, я лишь старалась сохранить достоинство.

– Тогда почему же так ускоряется твой пульс? Я вижу, как бьется жилка у тебя на горле, Глориана, с отчаянием попавшей в силки птицы, тщетно пытающейся вырваться из плена.

Глориана с замирающим сердцем остановила взгляд на Данте. Ее глаза выдавали смятение застигнутого врасплох человека. Но тут же она распрямила плечи, и взгляд ее снова запылал зеленым пламенем, чтобы положить конец минутной слабости.

– Кровь у меня кипит потому, что мне приходится спорить с нахалом.

– Это я твой нахал?

– Перестань так глупо улыбаться! Я же только что тебя оскорбила.

– Но ведь ты назвала меня своим любимым. – Данте не обманула суровость ее слов – светящиеся нежностью прекрасные глаза говорили совсем о другом.

– Нет. Я назвала тебя нахалом.

– Там, откуда я родом, слово «нахал» означает «любимый».

– Ну и что? Это меня совершенно не удивляет. Насколько я знаю мужчин, любимые могут очень быстро превратиться в нахалов.

– Только потому, что я заметил, как твое тело выдает беспокойство и страх?

– О Боже мой! Опять все сначала! Ты хуже любого из терьеров, которых мистер Фонтанеску держит для истребления крыс. – Глориана повернулась на каблуках и, шагнув к костру, обхватила себя руками, будто внезапно почувствовала озноб. – Хорошо. Если хочешь знать, я немного нервничаю. Но не потому, что мы едем взглянуть на мое наследство. Мод, ты меня, вероятно, понимаешь.

– Я не уверена в этом, дорогая.

В какой-то момент их препирательств супруги Блу отошли от костра, оставив белых втроем.

– Мне никогда… мне никогда не доводилось проводить ночь с… – Глориана умолкла, проглотив комок в горле и бросив быстрый взгляд на Данте, и в нем вдруг шевельнулось что-то чисто мужское при мысли о том, что она, может быть, хотела бы провести ночь с ним.

Губы ее полураскрылись, и блики от костра сделали их еще более соблазнительными. Она провела по ним кончиком языка. У Данте перехватило дыхание, и он задохнулся бы, но молчание было прервано, и беседа снова потекла своим чередом.

– Мне… мне никогда не доводилось ночевать на открытом воздухе да еще в окружении всего лишь нескольких человек…

– Что верно, то верно. Здесь куда спокойнее, чем в расположившемся лагерем цирке.

– Я всегда думала, что было бы гораздо приятнее, если бы лагерь не был таким многолюдным и беспокойным. Думала, что буду спать лучше без всех его шумов и запахов. А вместо этого чувствую себя слабой и беспомощной, словно одна из этих звезд может упасть с неба прямо на меня и сплющить в лепешку. И… и не лучше ли отказаться от поездки?

Так рухнули любовные надежды Данте. Он взял несколько сучьев из оставленной мистером Блу кучи хвороста и подложил их в костер, скрывая этим жестом свое разочарование.

– Ты скучаешь по своим друзьям из цирка?

– Я бы этого не сказала. Я же знаю, что увижусь с ними примерно через неделю. – Медленно, неровным шагом Глориана снова подошла к Данте. – Кажется, мне не хватает именно близости с людьми, дружеского общения. – Она опустилась рядом с Мод на одеяло.

– Дружеского общения?

– Знаешь, просто сидеть у костра и рассказывать друг другу всякие истории…

– А! Как бывает у нас, воинов.

– Расскажи нам какие-нибудь истории из воинской жизни, Данте, – потянулась вперед Мод.

– Они не для женских ушей.

– Гм! – надулась Мод, но тут же лицо ее прояснилось. – Тогда, может быть, нам следует поговорить о чем-нибудь другом, если Глори от этого почувствует себя лучше.

Данте присел на корточки напротив Глорианы, и ее волнение улеглось. Вернее, просто отступило перед исходившим от него ароматом и теплом. Может быть, все, чего ей недоставало, – это живое тепло близкого человека на расстоянии вытянутой руки. Может быть, тогда она не чувствовала бы себя так беспокойно. Но ведь раньше, когда ее начала пробирать эта порожденная тревогой дрожь, она сидела вплотную к Мод…

В ту минуту Данте нигде не было видно, а слабый внутренний голос нашептывал ей, что он, может быть, не вернется.

Это было черт знает что. Беспокоиться не о чем – Данте все равно не уйдет, пока не получит зеркало. Тогда почему ее волнение стало утихать лишь по его возвращении к костру? А стоило ему заботливо спросить о ее самочувствии да еще улыбнуться смешному совпадению слов, как она совсем растаяла.

– Поговорим о призраках, – предложила Мод.

– Нет! – Казалось, Данте претила сама эта мысль – сознательно вызывать призраков. – Это хуже, чем рассказывать самые неприличные солдатские басни.

Это замечание рассмешило Мод – она залилась каким-то фыркающим, заикающимся смехом. Глори могла поклясться, что Данте покраснел, хотя утверждать это было трудно, потому что на его тонко вылепленном лице плясали блики от пламени костра.

Глори осенила мысль воспользоваться этой возможностью, чтобы узнать чуть больше о своем таинственном телохранителе:

– Поговорим о том, что будем делать после завершения нашей поездки.

– Тут все ясно, – откликнулась Мод. – Я последую за тобой, как было все последние пять лет.

– Мод живет вместе со мной с тех пор, как перестала работать в цирке, – объяснила Данте Глориана.

– Я вовсе не перестала работать. Я… я в отпуске.

– Мод была канатоходцем.

– Не говори «была». Я лучшая из канатоходцев в мире.

Данте вопросительно вскинул голову, и Глориана пустилась в пространное объяснение:

– Видишь ли, высоко над землей натягивают проволоку…

– Вроде той, что ты показывала мне в Холбруке? Она ненадолго задумалась и вспомнила телеграфные провода, на которые указала ему, объясняя, как работает телеграф.

– Да нет же, Боже мой. Я говорю о больших, толстых канатах, сплетенных из проволоки, натянутых между двумя площадками. Пока у Мод не ухудшилось зрение, она носилась по этим канатам как белочка.

– Танцовщица на канате, – пробормотал Данте.

– Мне это нравится больше, чем белка, – проворчала Мод. – Белки наделены этой способностью от природы, а мне пришлось по-настоящему вкалывать, чтобы привыкнуть плясать на проволоке.

– А потом твой почтенный возраст и слабеющее тело вынудили тебя уйти, – заметил, озорно подмигнув, Данте.

– Слабеющее тело! Это тело ни разу не допустило ни одной ошибки. – Мод встала и прошлась взад и вперед, выпячивая грудь и покачивая бедрами, чем вогнала в краску Глориану. – Все дело в моих проклятых глазах. Они не стали хуже, наоборот, стали даже лучше. Всю жизнь я ничего не видела на расстоянии дальше двух футов. А когда стала постарше, глаза мне вовсе отказали, и теперь я не вижу даже вплотную, а ступив на канат, только и думаю об этой твердой старой земле, ожидающей, когда я сорвусь. – Она содрогнулась и снова опустилась на одеяло.

– Человек, с которым мы виделись в Нэшвилле, говорил, что тебе могли бы помочь очки, – напомнила ей Глори.

– В очках я выглядела бы как взобравшаяся на канат старуха.

– Очки носит множество совсем не старых людей.

– Покажи мне фотографию Мариэтты Рэвел в очках, и я тут же побегу заказывать их для себя.

– Мариэтта Рэвел и Мод были своего рода соперницами, – пояснила Глори.

Мод тут же фыркнула:

– О соперничестве не было и речи. Я всегда была лучше, чем она. Я и сейчас лучше. И докажу это, как только смогу выступать снова.

Глори и Мод сотни раз затевали этот совершенно бесполезный спор. Глори понимала, что как бы громогласно Мод это ни отрицала, ее страх разрастался, превращаясь в неодолимый ужас. Мод никогда уже не сможет пройти по канату без риска нервного срыва, угрожающего смертельным исходом. Глори прекратила спор и повернулась к Данте с деланной непринужденностью, под которой хотела скрыть острое любопытство:

– Ну а ты, Данте? Чем займешься, когда с обязанностями телохранителя будет покончено?

– Ты хочешь сказать, после того как я получу зеркало?

Глори почувствовала, что ей расхотелось улыбаться:

– О, разумеется. Это я и имела в виду.

– Но меня учили, что мужчина должен ждать своей очереди, пока с делом не покончит леди. Дело за тобой, Глориана.

Ну и хитрец! Как он лихо выкручивается из затруднительного положения. Она по-прежнему чувствовала, как учащенно билась жилка на ее горле – верный признак волнения, как справедливо считал Данте. Ей хотелось воспользоваться этой едва заметной трещиной в его самообладании. Но за короткое время их знакомства Глориана сердцем успела понять, что он, так же как Мод, без устали забрасывал ее вопросами, пока она не раскрывала ему свои планы.

– Мы присоединимся к цирку в Санта-Фе. – Данте молча ожидал, явно надеясь на большее. – Да, именно так. Мы прицепим мои вагоны к цирковому составу и на следующий же день снова займемся своим делом.

Треск поленьев в костре и далекий вой шакала подчеркивали воцарившуюся тишину.

– Когда ты говоришь о своих планах, в твоих словах не чувствуется греющей душу радости, Глориана, – не отступал Данте.

Радость? Что могло быть радостного в возвращении в лоно мадам Боадечии? Ужасная правда состояла в том, что Глори так упивалась этими последними днями вне цирка, хотя и находилась под тяжелым впечатлением от известия о смерти отца и от скверных новостей о Пле-зент-Вэлли, что старалась избегать мыслей о возвращении в цирк. Не хотелось ей думать и о том, как будут встречены в цирке Фонтанеску фокусы мадам Боадечии, если она кончит тем, что отдаст Данте зеркало. У нее не было и половины артистического блеска ее матери, а без этого зеркала от нее вообще не будет никакого толку.

Глориана пожала плечами и опустила голову, чтобы скрыть начавшую снова бешено пульсировать жилку на горле.

– Нынешний сезон продлится не слишком долго. А когда ударит зима, мы отправимся во Флориду. Я люблю Флориду.

– Флорида! Я многое знаю о Флориде.

Данте сказал это с широкой, от уха до уха, улыбкой, обнажившей крепкие белые зубы на загорелом лице, и снова подмигнул ей так, что у нее екнуло сердце. Она никогда раньше не видела, чтобы он так улыбался, и уже больше не могла оторвать от него глаз.

Обычно мужчины выглядят более дружелюбными и как бы теряют часть своей мужественности, когда улыбаются. Про Данте этого сказать было нельзя. Его восторг, вызванный упоминанием Флориды, казалось, стер все привлекательные следы смущения, которым он порой позволял проявляться. Он словно стал выше, сильнее и самоувереннее, чем раньше, без единого намека на малейшую уязвимость. Это напомнило Глориане о том, что он был не ординарным человеком, а в высшей степени опытным убийцей – похитителем зеркал.

Она должна бежать. Она должна вцепиться в руку Мод и потянуть ее за собой. Бежать, подобрав юбки, как можно дальше от Данте Тревани. Но вопреки здравому смыслу Глори не хотелось ничего другого; только бы безотрывно смотреть на него и снова и снова повторять слово «Флорида», чтобы он не переставал ей улыбаться.

Слава Богу, он, кажется, не замечал ее глубокого смятения.

Его прекрасные глаза, казалось, утонули в мире грез.

– Флорида. Боже, эти рассказы Понса де Леона при дворе об открытии этой земли и о ее изумительном источнике молодости…

– Надо же – собирать людей при дворе, чтобы так морочить им голову! – заметила с некоторой тревогой заядлая поборница истины Мод.

Глори едва заметно улыбнулась, на что Мод буквально ощетинилась:

– Неужели вы думаете, что я выглядела бы так, как теперь, если бы во Флориде действительно был какой-нибудь источник молодости? – Она подняла локоть и похлопала другой рукой по дряблой мышце плеча. – С каждым днем провисает все больше, – пожаловалась она. – Данте мог бы выдумать что-нибудь получше. Каждому известно, что эту страну открыл Христофор Колумб, а не какой-то там Понс.

– Ты, возможно, имеешь в виду известного итальянского путешественника Кристофоро Коломбо, – заметил Данте.

Глори, все еще увлеченная происшедшим в нем едва заметным изменением, на этот раз решила не исправлять его ошибку в произношении, тем более что он тут же добавил:

– Мне не доводилось с ним встречаться.

– Еще бы! – Мод откинулась на подушку, словно освобождая дорогу шагающему в трансе лунатику. – Как-никак, а он умер миллион лет назад.

– Колумб умер не так уж давно, – тут же поправила ее Глори, вспомнив о том, как стремился к точности Данте, выясняя, сколько лет прошло с тех пор, как ее мать приобрела волшебное зеркало.

Она надеялась, что он не попросит уточнить, сколько лет прошло со дня смерти Колумба, так как сама этого точно не знала. Кроме того, как, черт побери, получилось, что она под действием улыбки Данте забыла о своей цели выведать его тайны, пустившись в разговоры о давно умершем путешественнике?

– Ты отвлекаешься, Данте. Расскажи нам о том, какое будущее ожидает тебя.

С лица Данте сошла улыбка, и непринужденности как не бывало. Глори чувствовала, что он нечасто открывал людям эту мягкую, улыбчивую и незащищенную сторону своей натуры, и с досадой подумала, что он, вероятно, никогда больше не откроется перед ней.

– Вы не поверили бы мне, если бы я рассказал вам о своем будущем.

– Мы поверим, – возразила Мод. – Поверим каждому твоему слову. И не будем смеяться, что бы ни услышали.

Глори никогда не видела, чтобы человеку было так трудно выдавить из себя хотя бы несколько слов. Данте глубоко вздохнул, готовый заговорить, но тут же словно осекся и задумался. Потом уселся на землю, свободно опустил руки на колени и, набрав полные легкие воздуха, глядя куда-то в сторону, повторил:

– Вы не поверите мне.

– О, Бога ради, говори же, не то я разобью это дурацкое зеркало о твою голову! – взорвалась Мод, готовая осуществить свою угрозу.

– Нет, ни в коем случае не делай этого. – Данте поднял руку, как чикагский полицейский, регулирующий движение на улице. – Если ты разобьешь его, мне отсюда никогда не вырваться.

Его слова были полны такого ужаса перед будущим, какой мог бы почувствовать ни в чем не повинный человек, узнавший, что он приговорен к пожизненному заключению. Глори почувствовала легкую дрожь, поняв, что он не испытывал радости от ее общества. Ну и что? Зная, как Данте был упрям, Глори, разумеется, не хотела, чтобы он крутился возле нее. Он лишь бесконечно докучал бы ей упреками, что она приняла за шутку угрозу Мод разбить зеркало.

– Я сделаю так, что она больше к нему не подойдет, если ты скажешь мне, почему оно так много значит для тебя.

Данте покачал головой.

– Ты не должен чувствовать стыда от того, что бежишь от… от неприятностей или от чего-то еще. Ты не можешь сказать нам ничего такого, чего мы не слышали бы десятки раз раньше, – вкрадчиво продолжала Гло-риана.

– Если бы это было так!.. – Данте хмуро посмотрел на Глориану. – На всем свете надо мной одним висит проклятие совершенно необычного стечения обстоятельств.

Она решила прочесть хоть одну страницу в книге его таинственной жизни, подслащивая это ободряющей улыбкой.

– Говори же, мы слушаем тебя. Ты здесь среди друзей.

Ее слова как будто удивили Данте. Он посмотрел на нее так, словно никто и никогда не предлагал ему своей дружбы.

– Хорошо. Я… – Он снова сделал глубокий вдох, такой долгий, что Глори испугалась, как бы он не вернулся к своей манере тянуть с рассказом. – Я стал жертвой хитрости одного колдуна, – тихо закончил фразу Данте. – Доктор Джон Ди использовал это самое зеркало, чтобы перенести меня сюда из тысяча пятьсот сорок четвертого года от Рождества Христова. И теперь, чтобы вернуться в свою эпоху, мне необходимо это зеркало.

Что ж, ей придется отдать ему зеркало. Действительно, такого она еще ни от кого не слышала.

– Тысяча пятьсот сорок четвертый год? Так это же больше трехсот лет назад! Ты хочешь сказать, что использовал мое зеркало для путешествия во времени?

– Чтобы быть точным, это было триста сорок четыре года назад, когда я по глупости посетил доктора Джона Ди в его доме в Мортлейке, в Англии.

У Мод вырвался какой-то сдавленный звук. Глори только что не проткнула ей бок локтем, чтобы заставить ее молчать. Она хорошо понимала, что Данте прервет свое тщательно продуманное повествование, если Мод громко расхохочется. Что же до нее самой, то она чувствовала, что была готова разрыдаться. Она понимала, что в словах Данте не было ни малейшего обмана. Он верил в эту невероятную сказку всем своим существом, и это значило, что он либо безумец, либо… либо ничтожество. Третьего она представить себе не могла.

– Ты не вернешься в тысяча пятьсот сорок четвертый год, Данте. – Мод героически справилась со своим смехом, помня о том, что обещала не смеяться, что бы ни услышала от Данте. Она принялась выдвигать возражения одно за другим, словно поверила в то, что он действительно мог использовать зеркало Глори для обратного путешествия во времени. – Черт побери! Это же безумие, мрачное средневековье! Ни туалетов, ни водопровода, разгул чумы. И ни у кого ни одного зуба!

– Я должен вернуться.

– Держу пари, что там нет и железных дорог, не так ли? И швейных машинок. И… – не унималась Мод.

– Мод, я не могу оставаться здесь. Я дал обет вернуться.

– Ты, наверное, хочешь отомстить этому типу —

Ди.

– Да. Но есть и еще одно обстоятельство. – Данте взглянул на Глориану глазами, в которых застыла просьба о прощении. – Я должен потребовать то, чего меня хочет лишить Ди.

– А, так вот в чем дело. Он обокрал тебя, отнял одежду и деньги.

– Вовсе нет. – Данте снова задумался, и Глориана опять испугалась, что он передумает и не станет рассказывать дальше. Он перегнулся, вытащил какую-то палку из кучи хвороста, принесенного мистером Блу, и начал ворошить ею костер.

Высоко взметнулось пламя. Крошечными огненными мухами взвились раскаленные частицы золы. Яркий огонь высветил лицо Данте. Он посмотрел на Глори, и она прочла в его глазах выражение какого-то горько-радостного сожаления.

– Ди отправил меня сюда, чтобы не дать мне жениться на Елизавете.

– Ты… ты помолвлен?

Данте плотно сжал губы, те самые, которые так упивались ее нежностью прошлым вечером. Губы, которые не должны были прижиматься ни к каким другим, кроме губ его драгоценной Елизаветы. Мерцающий взгляд Данте остановился на ее лице, и он покраснел, поняв, что в его мыслях, как в зеркале, отразились мысли1 Глорианы.

– И ее папаша воспротивился этому и прогнал тебя, да? – сердито спросила Мод.

– Мне не представилось случая поговорить об этом с ее отцом, но я как раз собирался встретиться с Генрихом Тюдором в связи с этой помолвкой. Ди вбил себе в голову, что Елизавета унаследует трон, но что она должна править как королева-девственница. Она же поклялась, что выйдет замуж только за меня или ни за кого вообще. Поэтому-то, как вы понимаете, я и должен туда вернуться. И после нашей свадьбы стать консортом – супругом царствующей особы.

Данте сидел, пытаясь сохранить смиренный вид, но ему не удалось стереть с лица сияние тщеславия. Глориану его слова поразили в самое сердце. Он принадлежал другой женщине. Женщине, которая превратит его в нечто значительное, во что-то вроде короля.

Мод потянула Глори за рукав:

– Елизавета Тюдор? Не в честь ли этой королевы нарекла вас ваша мама?

– Да. О Боже, так оно и есть. – Глубоко уязвленная, Глори вскочила на ноги. – Он выдумал все это. Я сказала ему при нашей первой встрече, что моя мать назвала меня именем умершей королевы из поэмы Эдмунда Спенсера «Королева-волшебница». Но вы, вероятно, знали об этом произведении, не правда ли, мистер Тревани?

– Нет, я никогда ничего не слыхал об Эдмунде Спенсере. Как и о том, что Глориану назвали в честь Елизаветы.

– Неудивительно, что мистер Блу зовет тебя бананом! – выкрикнула Мод, разозленная не меньше Глори. – У тебя в голове такая же бесформенная каша, как под кожурой банана!

От всех этих треволнений у Глорианы голова пошла кругом, она обхватила себя руками, желая унять пронявшую ее дрожь. При этом рукав соскользнул с ее запястья, и на нем открылся браслет с черепахой, который все еще оставался на руке.

Теперь в полный рост встал и Данте. Схватив руку Глорианы, он поднес ее к глазам, чтобы рассмотреть браслет.

– Откуда это у тебя? – Его голос, ставший хриплым и тихим, был похож на предупреждающее рычание тигра. – Это же браслет Елизаветы!

Глориана вырвала руку.

– Ты в своем уме? Послушать тебя, так мое зеркало принадлежит какому-то типу по имени доктор Ди, а мой браслет – какой-то Елизавете! – Глориану осенила ужасная мысль: она вспомнила, как он называл ее «Елизавета», когда, что называется, как снег на голову свалился в ее вагон, как был ошеломлен и как не верил ей, когда она сказала ему, что она вовсе не Елизавета.

Накануне вечером он держал ее в своих объятиях, целовал, и ей показалось, что это будет длиться бесконечно. Теперь ей понятно, почему он так внезапно оставил ее одну.

– Когда ты… когда ты… эти нежные слова, которые ты произносил, когда… целовал меня, все эти слова и поцелуи принадлежали тоже Елизавете? – От отчаяния Глориана не находила нужных слов.

Он резко откинул голову, словно от пощечины:

– Нет! Глориана, чувства, которые я питаю к тебе, несравнимы с моим отношением к Елизавете.

– Разумеется! Она же твоя суженая. А я всего лишь шлюха из цирка, с которой ты решил поразвлечься в ожидании новой встречи со своей драгоценной Елизаветой.

О Боже, она ничему не научилась! Столько лет мать на ее глазах тосковала о мужчине, который не мог отказаться от своих прежних обязательств, и вот теперь то же самое происходит с нею самой. Как она могла так попасть впросак? Браслет с черепашкой скользнул по ее руке, холодный и тяжелый. Она накрыла его рукой. Теперь он будет навсегда ее талисманом.

– Тебе не удастся отобрать его у меня.

– Браслет ты можешь оставить себе. Но предупреждаю тебя, Глориана, зеркало будет моим.

Она вызывающе встретила его взгляд, но этот вызов растворился раньше, чем угасла жесткая решимость в его глазах.

– Оно будет моим, как бы ты ни старалась его спрятать или как-то иначе уберечь от меня. Никто не сможет этому воспрепятствовать.

Она могла бы, вероятно, найти сотню резких ответов на эти слова, тысячу умных и колких замечаний, но что-то, казалось, замедлило течение ее мыслей. Все, на что ее хватило, это размахнуться изо всех сил ногой и ударить его прямо по голени.

Она не смогла тут же убежать от него из-за адской боли в пальцах ноги, словно они наткнулись на ствол крепкого дуба. Может быть, следовало бы подумать о последствиях, прежде чем решиться на такой удар. Она отшатнулась, ожидая, что Данте по меньшей мере ее обругает.

Вместо этого он просто повернулся и исчез в кромешной тьме, окружавшей их временное пристанище.

Глава 12

Данте шагал в темноте, проклиная свою глупость. Чего он ожидал? Что они ему поверят?

«Вы среди друзей…» Его сердце сжималось при воспоминании об этих словах, о мягком изгибе губ Гло-рианы, когда она просила его рассказать ей всю правду. И как болтливая обезьянка, нет, как большая, старая человекообразная обезьяна – так его назвала Мод, – он проболтался. Он выложил перед Глорианой все как на духу, больше правды, чем могло вместить ее сознание. И гораздо больше того, что он хотел бы ей открыть. Он вовсе не собирался рассказывать ей ни о Елизавете, ни о помолвке.

Почему?

Каждая капля его воли должна быть направлена на возвращение в принадлежащие ему по праву эпоху и страну, чтобы потребовать себе по тому же праву женщину и королевство. Почему он пожалел о том, что рассказал Глориане о Елизавете? Не было никакого смысла скрывать это от нее. И было бы неблагородно обманывать ее ради продолжения приятного развлечения еще на несколько дней.

Он понимал, что, узнав о его помолвке с другой, она никогда больше не посмотрит на него с этим чудесным светом в глазах.

Вдруг он услышал за спиной легкий шелест шагов, как будто его мысли о Глориане возымели какое-то колдовское действие:

– Данте!

В небе поднялась луна, заливавшая загадочную землю мягким серебряным сиянием, напоминавшим свет самых лучших свечей в отцовском дворце. Данте обернулся на ее голос и с горечью увидел то, чего боялся, – что-то в ней прискорбно изменилось. Глориана энергично шагала с деловым видом по залитой лунным светом земле, обходя торчавшие повсюду пучки жесткой травы. Поравнявшись с Данте, она посмотрела на него, и ему показалось, что луну закрыло облако, настолько безотрадным было выражение ее глаз.

Всю свою жизнь Данте Тревани жаждал быть замеченным, наслаждаться восхищенным вниманием в равной степени и безликой толпы, и надменных вельмож. Но в эту минуту он готов был благоговейно молиться на одну только волшебную улыбку Глорианы, во мраке не замеченный, не видимый никем, кроме нее.

– Я не ожидал, что ты пойдешь за мной.

– Мне кажется, ты не дал себе труда хорошенько подумать, когда так стремительно удалился.

Да, она была права. Он просто поддался чувству досады и отвращения к себе.

– Мне очень жаль, Глориана. Я понимаю, что мои слова ранили тебя. Как, впрочем, и меня самого, – тихо добавил он.

– Какие еще слова? – Она нахмурилась с весьма озадаченным видом, а затем лицо ее просветлело. – А! Ты имеешь в виду все эти разговоры о вашей помолвке с этой… как ее… Елизаветой Тюдор. Мне нет до этого никакого дела.

– Тебе… до этого нет дела?

– Разумеется. Это твое дело, чем ты займешься, закончив работу у меня. Меня занимает лишь вопрос о зеркале. Поэтому я и направилась за тобой. Теперь, когда мне стало известно, для чего оно тебе нужно, у меня появилась одна идея.

Вид Глорианы говорил о ее полном самообладании и целеустремленности: перед ним стояла вовсе не рыдающая, расточающая упреки женщина, только что узнавшая о том, что ее любимый скрыл от нее свою помолвку с другой. Такой поворот событий должен был его обрадовать. Однако вместо этого его охватила какая-то странная боль, от которой у него почти подгибались колени.

– Когда доктор Ди с помощью зеркала отправил тебя в другую эпоху…

– Значит, ты поверила мне, – прервал он ее, не справившись со своим удивлением. А ведь он был совершенно уверен в том, что они приняли его за сумасшедшего. Данте тут же пожалел о своей несдержанности, потому что ей на минуту изменило самообладание.

– О, Данте, ни одна женщина в здравом уме не поверила бы в эту историю.

– Но ты поверила. Ты не поспешила бы вслед за мной, если бы не поверила.

– Я… я понимаю, меня можно принять за безумную.

Данте проклинал лунный свет, стиравший все краски, когда Глориана подняла глаза, он увидел в них лишь серость и угольную черноту – холодные цвета глаз Елизаветы – вместо изумрудного пламени Глорианы. Но в глазах Глорианы присутствовало молчаливое признание, согревавшее его все больше: я верю тебе, Данте Тревани.

Она машинально поглаживала рукой браслет, украшавший ее запястье.

– Этот браслет, который, как ты сказал, принадлежал Елизавете… Ну что ж, теперь у меня целая коллекция необычных вещей, появившихся ниоткуда. И они каким-то образом всегда оказываются рядом с зеркалом.

– Как и я.

В ее грустной улыбке не было ни искорки счастья.

– Да, как и ты. Кроме того, пропало несколько моих вещей, лежавших рядом с этим зеркалом. Они просто исчезли.

Как намеревался исчезнуть и он сам.

– Как и я, – повторил он.

– Ты не мой, Данте, и твое исчезновение я не смогу считать своей потерей. – Она отвела взгляд в сторону, и по ее телу пробежала едва заметная дрожь. – Как бы то ни было, я так и не могу себе представить, откуда берутся и куда исчезают эти вещи. Злополучное зеркало однажды привело меня в ужас каким-то совершенно… потусторонним видом. И я готова поверить в невозможное – что все эти вещи прошли через него. Если это так, возможно, ты появился здесь таким же путем. Эта мысль пришла мне в голову, когда я подумала о таинственном появлении и исчезновении этих вещей.

Данте осторожно наклонил голову, продолжая слушать Глориану.

– У тебя ведь не было зеркала, когда ты здесь появился?

– Нет, не было. Это зеркало – собственность Ди.

– Ты появился более или менее случайно, независимо от того, где могло быть зеркало.

Данте сомневался, чтобы было случайным его появление в том месте, которое когда-то называлось Новой Испанией. Ему всегда страстно хотелось оставить там память о себе. Ди поклялся, что Данте должен был получить все, чего он когда-либо желал: королеву, королевство, место, где он никому бы не мешал. Здесь он встретил Глориану, которая нуждалась в нем, чтобы вступить во владение этим маленьким королевством, которое ей принадлежало.

– Я уверен в том, что Ди знал, где я окажусь, отправляя меня в будущее с помощью этого зеркала. И браслет на твоей руке подтверждает существование связи между двумя эпохами.

Глориана кивнула:

– Все, что нужно, – это представить себе, как с помощью зеркала отправить тебя обратно.

– Я знаю, как это делается. Ди поставил зеркало под таким углом к солнцу, что луч солнца отразился прямо «а моей голове, а потом – пффт! – и я оказался здесь.

– Это только полдела. Именно так и я использую это зеркало в цирке – правда, оно при этом не поджигает предметы и они не исчезают.

Данте вспоминал, что у него было такое ощущение, словно весь жар солнца обрушился на его кожу, когда Ди направил на него луч, отраженный от зеркала.

– Наверное, чтобы сберечь зеркало, ты убирала его, когда оно завершало свою работу.

У Глорианы вырвался негромкий возглас:

– Это объясняет, почему все, что я находила, было совершенно черным и края вещей всегда бывали как будто в саже. Я думала, что это был просто бесполезный, никому не нужный мусор.

«Вроде меня», – подумал Данте. Глориана оживилась:

– Все это говорит о том, что тебе не нужно брать с собой зеркало. Я направлю его на тебя и буду держать, пока ты не исчезнешь, отправившись уж не знаю в какой там год, а зеркало останется при мне.

До этой самой минуты Данте не позволял себе думать об осуществлении на деле своего возвращения. И теперь до него дошло, что как только это произойдет, у него не останется ни малейшей надежды когда-нибудь снова увидеть улыбку Глорианы… Если она улыбнется ему перед дальней дорогой, он навсегда запечатлеет эту улыбку в своей памяти.

– Ты хочешь помочь мне, Глориана? Именно ты хочешь отправить меня отсюда?

– Данте, ты знаешь, как важно для меня это зеркало. Я не могла бы доверить никому работу с ним на солнце. Бабушка всегда предостерегала нас, говорила, что зеркало очень старое и хрупкое и что слишком долгое воздействие на него солнца может разнести его вдребезги.

– Ди говорил мне то же самое.

Данте показалось весьма странным, что они стояли бок о бок в лунном свете, разговаривая о том, как следует правильно обращаться с зеркалом, переносящим из одной эпохи в другую, как будто это было совершенно. обычным делом. И что казалось более всего странным, так это его внезапное желание поспешить обратно на стоянку и упасть на колени перед Мод, умоляя ее осуществить свою угрозу и разбить проклятое зеркало о его голову.

Теперь, когда Глориана поверила ему и была готова помочь, оставалось, может быть, всего несколько дней до того, как он сможет вернуться в свою эпоху. Было рукой подать до исполнения его заветного желания.

Но те же несколько дней оставались и до того момента, когда Глориана решительно направит на его голову солнечный луч и это разлучит их навсегда. По-видимому, она была озабочена лишь тем, чтобы зеркало выдержало это испытание.

– Какой рукой ты это сделаешь, Глориана?

Она недоуменно посмотрела на Данте. Он взял ее тонкую руку в свою и поднес к губам:

– Этой? Этой рукой ты повернешь зеркало и отошлешь меня в далекое прошлое?

Глориана почувствовала дрожь в коленях и поняла, что ее нарочитая деловитость непоправимо рушилась.

– Почему бы и нет? Ты будешь стоять рядом и дашь мне это сделать.

– Да. – Это подтверждение прозвучало как последний вздох умирающего.

– Как… как ты мог? – сдавленным голосом прошептала она. Разрывающая сердце боль исказила ее черты. – Как ты мог?..

Она была почти готова снова ударить его ногой, была готова на что угодно, только бы избавиться от этой внутренней боли, сильнее которой не было ничего на свете. Минутой раньше он был охвачен обидой за то, что ей никак не передавалось его собственное волнение, теперь же сожалел о каждом слове, произнесенном им за последний час, потому что только он был причиной ее страданий.

Данте привлек ее к себе. Она хотела воспротивиться, но силы покинули ее, и Глориана сдалась. А потом с глухим рыданием прижалась к его груди. Он осторожно поддерживал ее, не решаясь обнять крепче, хотя ему отчаянно хотелось. Данте боялся сам себя, боялся не совладать со своей страстью; он знал, что если это произойдет, он уже никогда не выпустит ее из своих объятий.

– Я никогда не причиню тебе вреда, Глориана.

– Так говорят все мужчины.

Он ощутил глухой прилив животной ревности при мысли о том, что какой-то другой мужчина смог добиться расположения этой хрупкой молодой женщины.

– Ты так хорошо знакома с… мужским коварством?

– Нет. Я никогда не позволяла ни одному мужчине… – Данте не понял, доставили ли ему радость или причинили боль ее слова о том, что она не позволяла ни одному мужчине, кроме него, близости, которая могла бы ее ранить. – Моя мать предостерегала меня от доверчивости к таким мужчинам, как ты. Вы, мужчины, всегда жертвовали любимыми женщинами ради своих тайн, которые вы тщательно скрывали, ради долгов перед вашим прошлым. Ты… ты совсем такой же, как мой отец.

Луна скрылась за облаком и почти сразу вынырнула снова; казалось, весь ее свет пролился только на них.

– Как странно. Я только что думал о том, что поступаю так, как мог бы поступить лишь я сам.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Мой отец соблазнил мою мать, отлично зная, что никогда на ней не женится.

Он мог бы поклясться, что у него никогда не возникала мысль о женитьбе на Глориане. Но почему тогда его сердце падало и замирало, как будто только что на его глазах разрушилась самая дорогая мечта, и ему незачем теперь было биться?

– Да, именно так мой отец поступил с матерью. Я клянусь, что никогда не допущу, чтобы такое случилось с моей любимой.

Данте забыл тот далекий день, когда держал в объятиях рыдавшую Елизавету Тюдор, зная, что никогда не сможет быть ей любящим мужем. Он тогда знал, что Елизавета вырастет и превратится в одну из тех женщин, которые не думают ни о ком, кроме самих себя, что ее алчная натура сделает для нее невозможным довериться мужчине, а ее глубокий эгоизм не позволит ей полюбить никого.

Теперь он держал в объятиях рыдающую Глориа-ну – женщину, которая так много думала о других, что простой разговор об отце, которого она никогда не видела, погружал ее в отчаяние. Несмотря на всю ее браваду на словах о том, что она должна посвятить свою жизнь цирковому искусству и стать звездой и ей не нужен спутник жизни, Данте понимал, что она боится жизни, боится страданий и поэтому избегает мужчин. С каждой минутой он все больше разрывался между невозможностью разрушить равновесие своей жизни и желанием завоевать доверие Глорианы и добиться взаимной любви.

Его путь был уже определен. Он должен вернуться в свою эпоху и бороться за свое положение, за состояние, за уважение – за все то, чего у него никогда не было.

И его будет вечно преследовать воспоминание о красавице с изумрудными глазами, горевшими дивным светом для него, Данте Тревани, независимо от того, располагал бы он всеми благами или нет. Он жаждал обладать ею один раз, всего один раз, чтобы почувствовать, как ее гладкие как шелк ноги обовьют его бедра, почувствовать, как набухнут ее груди и как польется навстречу ему – ему – ее женская зрелость.

У него вырвался стон отвращения к себе, когда он понял, что громовый зов его чресел мог возобладать над его самыми лучшими намерениями. Он с усилием вернул себе самообладание:

– Клянусь, я никогда не поступлю так, как отец. Я очень сожалею, что от нашего общения осталась только боль, Глориана.

– Боль не имеет к этому никакого отношения, по крайней мере с мужской точки зрения.

– Ты ошибаешься. – В ответ на ее вопросительный взгляд ему захотелось объяснить ей то, что только теперь стало с ним твориться. – Отец однажды попытался объяснить мне, что произошло между ним и моей матерью. Тогда мне едва исполнилось шестнадцать лет, и я был исполнен праведного гнева из-за того, что меня выбросили в этот мир как бастарда – незаконнорожденного ребенка. Я обвинял отца во лжи, с помощью которой он пытался представить себя в лучшем свете. Вот каким я был глупым, неоперившимся юнцом! Но отец был примерно в таком же возрасте, когда оказался наследником королевства, которое в один прекрасный день поглотило чуть ли не всю Европу. Он был слишком молод для того, чтобы мудро править, и его на каждом шагу ставила в безвыходное положение кучка советников и тщеславных вельмож, ухитрявшихся править страной через его голову. Он встретил мою мать, полюбившую Карла-мужчину, а не Карла-короля. Они провели лето любви в Италии. Всего одно лето.

– Твоя мать старалась держать тебя подальше от него?

– Наоборот. Она всегда старалась действовать в моих интересах. Ей стоило многих унижений добиться того, чтобы я находился при дворе, в поле зрения отца. Когда я вырос, отец оценил мои способности. Он хорошо мне платил – лучше, чем другим, похвалявшимся умением владеть мечом, – как я думал, для успокоения своей совести. Мать считала, что так он выражал свою любовь, никогда не признавая меня своим законным сыном.

– Мой отец всегда присылал деньги, – прошептала Глориана. – Я постоянно втайне мечтала о том, что в один прекрасный день он покажется мне, заняв место среди зрителей, посмотрит наше представление, что я увижу его и буду знать, что это мой папа. Мать говорила, что он не мог этого сделать, потому что это слишком задело бы его жену и детей.

– А моя мать всегда наставляла меня, чтобы я был более снисходителен. Она часто говорила, что порой жизнь вынуждает нас принимать решения, разрывающие наше сердце. Хотя я однажды опрометчиво сказал то же самое Елизавете, я… До нынешней ночи я не понимал настоящего смысла этих слов.

Глориана шевельнулась в его объятиях:

– Почему наши родители так обошлись с нами? Почему они пошли на это?

Данте ловил ее губы своими и целовал ее со всей страстью, которую, как он понимал, ему уже никогда не утолить снова. Она прижалась к нему, пылко отвечая на поцелуи и разбивая в прах остатки его чести.

Не помня себя, он с поспешностью сбросил купленную ему Мод одежду. С одеждой Глорианы оказалось труднее, но зато как восхитительно. Расстегивая кнопки и пуговицы, он отмечал поцелуем каждую обнажающуюся часть ее тела. Он стягивал плотно облегавшую ткань лифа платья и тонкое белье, скользя губами, языком и пальцами по каждому новому дюйму открывавшейся ему плоти.

Расстеленная на песчаной почве одежда стала для них мягким ложем. Данте навис над нею, упиваясь видом Глорианы, распростертой перед ним в лунном свете. Каждый совершенный изгиб, каждое очаровательное углубление серебрились как редкое, драгоценное сокровище, каким и была ее красота на самом деле.

Протянув к нему руки, она касалась трепетными пальцами его груди, зарывалась ими в его волосы, задерживала ладони на его коже, а луна подчеркивала изумительное сочетание молочной белизны ее тела с загаром, покрывавшим его дубленую кожу воина.

– Я… я видела тебя во сне таким, Данте. Это признание взорвало кровь в его чреслах.

– А ты мне не снилась, – хрипло проговорил он. На лицо Глорианы набежала тень.

– Нет, это не то, о чем ты думаешь. – Данте едва справился с дрожью, охватившей его, когда он попытался объяснить Глориане, как страстно он ее желал. – У меня нет слов, Глориана. Я хочу сказать, что если кому-то нужно уснуть, чтобы что-то увидеть, то я представлял тебя каждый миг наяву. Мои губы пили твое тело, а язык упивался твоей сладостью сотни, тысячи раз, но ни одно из этих мечтаний не может сравниться с тем, что я чувствую сейчас, когда ты рядом во всем великолепии своей красоты.

Охваченная трепетом, Глориана пролепетала его имя, и он забыл обо всем на свете.

У Данте, как у каждого мужчины, были женщины, но все эти встречи никогда не затрагивали самых сокровенных глубин его души.

Глориана что-то тихо шептала и вздыхала. Она была как горячий шелк, как подогретый мед. И Данте Тревани очертя голову погрузился в ее любовь, в дар ее женственности, забыв обо всем на свете.

Он понимал, что не должен давить на нее тяжестью своего веса, но ему хотелось ощущать всем телом сладостные прикосновения шелковистой кожи Глорианы, ласкавшей его грубую шкуру. Понимал, что не должен сжимать ее так крепко, но ничего не мог поделать со своим желанием еще крепче прижать ее к себе, поглотить ее всем своим существом.

Тело Глорианы, такое хрупкое и утонченное в сравнении с его собственным, поражало и покоряло его своей упругой силой. Она легко выдерживала его тяжесть, поощряя его железные объятия. Она выгибалась навстречу ему, все больше сводила его с ума нежными прикосновениями своих грудей и бедер к его напрягшейся плоти.

– Данте. – Его имя срывалось с ее губ как ласка, и у нее вырвался глубокий вздох, когда он, не в силах больше ждать, прижал свои пальцы к мягким складкам средоточия ее женской зрелости. И в тот же миг пришла очередь его глубокого вздоха – он почти задохнулся, поняв, что она отдавалась ему девственницей. Ее лоно сомкнулось вокруг его пальцев плотнее, чем ему казалось возможным, – горячее, влажное и чувственное, и он стиснул зубы, борясь с пожиравшим его желанием двигаться дальше и дальше, чтобы наконец бурно ворваться внутрь Глорианы.

В какой-то отстраненной части его существа шевельнулось чувство, достаточное для того, чтобы он упрекнул себя в готовности злоупотребить ее невинностью.

– Глориана… ты уверена?..

Она прервала его вопрос поцелуем, успокаивавшим его совесть и дававшим возможность его языку заняться более приятным делом, чем складывание слов. Она обвила ногами его бедра и обхватила руками плечи и отвечала в унисон каждому движению его тела, от едва заметного до бурного натиска, словно и сама чувствовала могучий призыв слиться с ним в одно целое.

– Возьми меня, Глориана, – прошептал он. – Люби меня.

– Да.

И тогда он взял ее так осторожно, как был способен на это мужчина, забывший о всякой осмотрительности, когда каждый его вздох подчиняется неуемному мужскому желанию. Во мраке ночи эхо разнесло его торжествующий крик, ворвавшийся в их уши, потом еще раз, а потом и третий, становясь с каждым разом все слабее.

Потом они долго лежали, живот к животу, грудь к груди, прислушиваясь к гулкому биению двух сердец.

Глориана шевельнулась, и плоть Данте ожила снова. Словно камни вдавились в ее спину. А когда иссяк и этот порыв страсти, она почувствовала, что ей стало труднее выдерживать на себе тяжесть Данте. Он понял это и вытянулся рядом с нею.

Волосы Глорианы рассыпались по его груди, источая аромат лаванды и лаская его кожу с нежностью лепестков розы. Немногие женщины его эпохи так ухаживали за своими волосами. Те, что в походах сопровождали солдат, носили чепцы, покрывавшие волосы, от которых пахло дымом костров и салом. Более утонченные леди поливали свои локоны духами, что никогда не устраняло полностью смутного ощущения близости тела, редко встречавшегося с ванной. И нечасто женщины любого положения распускали волосы, занимаясь любовью, так как им было лень расчесывать потом спутанные локоны. Волосы Глорианы скользили как шелк между его пальцами, гибкие и мягкие, благоухающие так, как будто она их мыла каждый день.

– Твои волосы… – прошептал Данте.

– Они тебя щекочут? Они такие непослушные, что я всегда с ними мучаюсь. – Она откинула волосы назад привычным жестом, и при этом обнажилась ее грудь.

Порывистым движением Данте обхватил ее за талию и подтянул повыше, так, чтобы мог взять кончик груди губами. Глориана задохнулась от наслаждения и прижалась к нему, отчего ее волосы снова свободно разлились по ним обоим, как завеса, скрывавшая любовное безумие двоих, ненасытность Данте, который забыл обо всем на свете, кроме этого райского блаженства, а она лишь стонала и вздрагивала от его прикосновений.

Глориана полностью отдавалась ему. И он брал все, что она ему предлагала, осознавая с неумолимой уверенностью, что это обрекало его на поджаривание на вечном адском огне. Может быть, всего лишь может быть, ему удастся вынести эти муки ада, вызывая воспоминания об этой единственной ночи, проведенной им на небесах.

Прошло очень много времени, прежде чем она поднялась с его груди, лежать на которой, свернувшись калачиком, ей было так удобно.

– Наверное, Мод не спит. Увидит, что меня нет, и пойдет искать.

– Ну и пусть. Ведь она плохо видит.

– Данте. – Глориана усмехнулась, и счастливая девическая нотка в этом звуке вызвала у него улыбку. –Идем. Нам пора возвращаться.

Он не думал, что ему придется услышать это именно теперь и отправиться в лагерь, где его ждут лошади и фургон, где он снова встретится с зыбкостью своего положения и неотвратимостью скорого прощания.

– Ты иди, Глориана. А я останусь здесь и буду наслаждаться видом и звуками этого места. Я знаю, что мне никогда больше его не увидеть.

Ее передернуло от его назойливого напоминания о скорой разлуке. Ему захотелось схватить ее и прижать к себе, вымолить прощение за неосторожное слово, но он заставил себя сдержаться. Скоро мысль об их расставании станет для них привычной. Они оба будут о нем помнить и готовиться к разлуке, потому что это потребует от них храбрости и целеустремленности, которых не выковала в нем ни одна из пережитых им войн. «Раны, от которых вам придется страдать, не будут кровоточить, но причинят вам более ужасную боль, чем потеря жизни или ноги». Пророчество Ди преследовало его, и теперь он понял его смысл.

Завыл волк. Его далекий вой нашел отклик в сознании Данте, задев в нем какую-то чуткую струну. Существует поверье, что есть какая-то заколдованная порода волков, пары которой соединяются на всю жизнь, и случись одному из них погибнуть, другой всю оставшуюся жизнь воет от неизбывного одиночества. Что бы подумала Елизавета Тюдор, задался вопросом Данте, если бы он в один прекрасный день поддался своей печали и она застала бы его воющим на луну?

Глори прислушивалась к волчьему вою, вспоминая о том, как ее всегда пугал этот скорбный, тоскливый звук. Теперь этот вой, пробравший ее до костей, отозвался мучительной болью.

Когда Данте исчезнет, она, наверное, отыщет старого волка, сядет рядом с ним и завоет на луну.

У Глорианы перехватило горло, как бывало всегда перед тем, как она начинала плакать, но в ее глазах сейчас не было ни слезинки. Как, вероятно, не осталось внутри ее ни капли влаги после всего, что делал с нею Данте. Может быть, это была первая стадия ее стародевичест-ва – люди называли таких женщин «пересохшими старыми девами», и теперь она понимала почему. Настоящий мужчина заставляет женщину прочувствовать все бурлящие в ней прелестные весенние потоки. А без него вполне может установиться на всю жизнь безветренный, засушливый август.

– Подними… гм… ногу, пожалуйста.

Данте подвинулся, чтобы она смогла вытащить из-под него юбку. Луна заливала их разоблачительным светом, с которым вряд ли могла бы поспорить даже эдисо-новская электростанция на Перл-стрит. Глориана не могла понять, почему она не чувствовала себя до смерти смущенной, сидя совершенно голая рядом с Данте в волнах лунного света. Может быть, потому, что сам Данте, казалось, совершенно не замечал собственной наготы. Наверное, все-таки в нем было что-то от дикости цыгана, потому что Глори нисколько не сомневалась в том, что никто из ее знакомых мужчин не развалился бы так небрежно, не прикрыв хотя бы носовым платком все самое сокровенное.

Но Данте при этом… не казался голым. Не более чем лоснящийся шерстью гибкий тигр, греющийся на солнышке на скале рядом со своей с избытком удовлетворенной тигрицей. Тело его казалось совершенным и прекрасным, и предательским пальцам Глорианы нестерпимо хотелось гладить каждый дюйм его словно вылепленной скульптором плоти. Чтобы не поддаться этому желанию, она встряхнула испачканную в пыли юбку.

Это было ошибкой.

Данте кашлянул. От пыли чихнула и Глориана. Ей никогда не приходило в голову, что ее грудь при этом колышется. Данте, как видно, обратил на это внимание, и его кашель перешел в какое-то искаженное, голодное рычание, зажегшее в ней желание снова окунуться в весеннюю бурю.

Она прикрыла грудь юбкой. Теперь, несомненно, должна была вступить в свои права скромность. Вместо этого она ощутила бурный прилив энергии у Данте, чье тело напряглось и затвердело, когда лишь на короткий миг открылась ее грудь. Всю свою жизнь она старалась привлечь внимание толпы, но не знала, что этого можно добиться, даже не шевельнув пальцем. В этот миг для Данте Тревани не существовало никого, кроме красавицы Глорианы.

Неизменное стремление ее матери добиваться восторженного рева толпы внезапно приобрело в сознании Глори новый смысл. Возможно, и она всю жизнь жаждала испытать это ощущение. Мысли о матери заставили ее посмотреть на произошедшее трезвыми глазами.

Глориана уступила Данте после долгих раздумий. Ей пришло в голову совместить, казалось бы, несовместимое – зеркало должно сослужить службу Данте, а потом, после исполнения его заветного желания, остаться у Глори. Но она не призналась бы даже самой себе, что двигало ею при таких обстоятельствах. Это было уязвленное самолюбие. Пусть до него дойдет, что для нее не имеет никакого значения, любит ли он другую женщину или нет. Ровно никакого значения.

А потом она отдалась телом, душой и сердцем человеку, который не мог остаться с нею. Человеку, принадлежавшему другой женщине, но честно заявившему о своих намерениях до того, как она уступила трепетному, страстному желанию, завладевшему ею с момента первой встречи с Данте.

«Ты уверена?.. – спросил он ее. – Ты уверена?..»

У Глорианы стоял комок в горле. Разумеется, теперь должны были начаться угрызения совести, подступить рыдания. Вместо этого она поймала себя на мысли: «Я уверена, что всегда жалела бы о том, если бы между нами ничего не произошло».

Да, теперь она отошлет его своею собственной рукой. У нее вырвался невеселый смех. Этот звук заставил Данте сесть на ложе их любви. Его рука потянулась к Глориане, и он привлек ее к себе на колени так несмело, словно ожидал сопротивления.

– Глориана?..

Она оставила без внимания его озабоченность и сосредоточилась на поисках блузки. Повернувшись к нему спиной, она на этот раз очень осторожно стряхнула пыль с нее.

– Я не хотел бы, чтобы ты сожалела о том, что произошло между нами сегодня, Глориана, – тихо сказал Данте.

– Сожалеть? О, вовсе нет! – Проклятые слезы, которые еще несколько мгновений назад могли бы быть побеждены, теперь хлынули из ее глаз весенним ливнем. Она приложила огромные усилия, чтобы ее голос не прерывался от слез. – О чем тут жалеть? Я просто следую традициям женщин семьи Карлайлов. – Она отказалась от мысли поднять с земли свою рубашку и нижние юбки – Данте так пылко любил ее на них, что они вдавились в землю и, казалось, приросли к ней. Она вернется за ними утром. Глориана надела блузку, на ощупь застегнула кнопки, а потом взялась за юбку. – Сначала бабка, потом моя мать, а теперь вот и я. Все мы прыгаем в постель к мужчинам, которые… О, да о чем тут говорить!..

Незамужняя бабка родила ее мать, потом незамужняя мать родила ее, Глориану. А теперь, может быть, в ее чрево заложено семя крошечной девочки, которая вырастет, чтобы поддержать эту роковую традицию. Красивая маленькая девочка с глазами цвета меди никогда не узнает, этого человека – этого полуприрученного тигра, – зачавшего ее в залитой лунным светом пустыне Аризоны, потому что ее мама отправит его в путешествие во времени.

Да, она по крайней мере попытается отправить его в это путешествие – при условии, что его невероятная история окажется правдой. Он, несомненно, оставит ее, несмотря ни на что. Так или иначе она его потеряет, даже не узнав, в каком веке он окажется, покинув ее.

Глориана застегнула последнюю пуговицу. Это мало отличалось от того, подумалось ей, как она обычно заканчивала облачение в свой костюм перед выходом на арену. К ней вернулись профессиональные улыбка и голос, и, вооружившись ими, она повернулась лицом к Данте.

– Знаешь, я подумала…

– Опять! – Выражение озабоченности на лице Данте сменилось тучей уныния, и он посмотрел на себя, словно только что увидев свою наготу.

– Может быть, нам следует попробовать…

– А! Такие мысли я одобряю. – Он окинул ее с головы до ног взглядом собственника, от которого она затрепетала, и одарил горячей улыбкой, вызвавшей у нее внутреннюю дрожь.

– Я не об этом. – Она не могла бы сказать, чьи мысли больше нуждаются в охлаждении – его или ее собственные. – Мы могли бы попробовать отправить с помощью зеркала в прошлое какую-нибудь вещь. Я так не хочу, чтобы ты застрял где-нибудь на полпути или что-то в этом роде.

Данте кивком указал на ее запястье:

– Этот браслет и другие вещи, о которых ты говорила, явились к тебе в целости и сохранности. А то, что у тебя исчезло, не перехвачено на полпути и к тебе вернется. Кроме того, у тебя большой опыт использования потусторонних свойств этого зеркала.

Большой опыт общения Глорианы с потусторонней силой заключался в перемещении стеклянного пресс-папье примерно на четыре дюйма. Ни ее бабка, ни мать никогда не говорили ей о том, что это зеркало было способно на подобные фокусы. Они возражали Глори, доказывая, что перемещение пресс-папье происходит лишь в ее воображении. Глори упрямилась и однажды попробовала сфокусировать зеркалом солнечный луч на головке шляпной булавки. В момент, когда это удалось, та вдруг улетела со стола, словно выпущенная из невидимой рогатки. Прежде чем Глориана опустила зеркало, солнце вцепилось в гипсовую модель ее руки, подаренную одним поклонником, и перевернуло ее ладонью вверх. После этого она убрала зеркало с глаз долой, в суеверном страхе перед заигрыванием с неизведанным миром. С тех пор она больше ни разу не пыталась перемещать предметы.

Ни один из этих предметов, как она теперь понимала, не был легковоспламенявшимся. Они были способны только… перемещаться. И ни один из них не исчез. Она содрогнулась при мысли о том, как это на нее подействует, когда она направит зеркало на Данте и тот исчезнет у нее на глазах.

А тихий внутренний голос нашептывал ей: «Он мог бы изменить свои намерения и остаться здесь, если бы увидел, что зеркало не работает». Она тут же отогнала эту мысль.

– Я никогда не отправляла и не получала ни одной из этих вещей по собственной воле.

Данте одобрительно кивнул:

– Значит, можно попытаться сделать это специально, чтобы посмотреть, что из этого получится.

– Можем попробовать с первым же лучом солца. И если не получится с первого раза, можно будет продолжить попытки.

Он бросил взгляд на черепаховый браслет Глорианы.

– Нет, нет, только не его. – Она накрыла браслет рукой. Будь она проклята, если отдаст Елизавете Тюдор все без остатка.

– Но тогда что же? У меня осталась старая одежда. Или, может быть, мой защитный нагрудник?

– Нет. Ничего из того, что принадлежит… что должно вернуться с тобой. Что-нибудь здешнее. Чтобы ты… чтобы ты… – «Чтобы ты взял с собой хоть что-то на память обо мне!» – кричало сердце Глорианы. – Чтобы ты мог показать эту вещь Елизавете в доказательство того, что у тебя было маленькое приключение. – Глориана огляделась вокруг. Увидев край своей рубашки, вдавленной в землю около бедра Данте, она подумала, не отправить ли именно ее – пусть объяснит своей бесценной Елизавете, как попало к нему белье другой женщины! Но в этот момент с луны сошло облако, и она высветила лапу карликового кактуса. Глориана осторожно сорвала его, остерегаясь колючек. – Держу пари, таких кактусов нету вас в… Куда ты должен отправиться?

– В Лондон, – с отсутствующим видом ответил Данте и взял из ее рук кактус. – Кое-кто из возвращавшихся конкистадоров пытался привезти эти странные колючие растения в Испанию, но ни одно из них не выдержало путешествия. Я видел, что от них оставалось, практически ничего, если не считать каких-то темных комков, утыканных колючками. Думаю, что ни один из них даже отдаленно не напоминал этот кактус.

– Пошли вместе с ним письмо с сообщением о том, что ты вернешься, как только завершишь свою работу телохранителя.

– Письмо! Превосходная идея, Глориана. Ди предупреждал меня, что бег времени здесь может отличаться от тамошнего, и она могла бы очень удивиться…

Для Глорианы было очевидно, что все его мысли были сосредоточены на Елизавете, а вовсе не на ней, не на путешествии во времени и не на этих нескольких минутах, которые он провел в обществе Глорианы Карлайл. Ей вдруг захотелось оказаться в темном сумраке своего фургона, где глухо храпит Мод, спрятаться от раздражавших ее противоречивых чувств.

Ее мать находила забвение в бутылке.

Глори вспоминала тяжелый дух виски, висевший в их фургоне после получения очередного письма от ее отца. Эти мужчины с их проклятыми письмами… Она понимала, однако, что, стараясь умертвить свои чувства, никогда не разрушит себя так, как это сделала ее мать. Она думала о том, что будет пить Елизавета, прочитав письмо Данте.

Может быть, шампанское, чтобы отпраздновать его неизменную преданность. Глори, разумеется, надеялась, что Данте не станет писать ей с помощью этого зеркала после того, как она отправит его восвояси. Иметь корреспондента из шестнадцатого века – только этого ей и не хватало!

Стремительно проносившиеся в голове Глорианы мысли угрожали раздавить ее осознанием того, насколько реальна и непоправима предстоящая разлука с Данте. Она отступила, потом сделала еще один шаг, и другой, и третий и вдруг устыдилась, поймав себя на желании, чтобы ее удержали.

– Сомневаюсь, чтобы у тебя были письменные принадлежности, – бросила она через плечо.

– У меня их нет.

– Я оставлю для тебя на ступеньках фургона свою шкатулку с бумагой, пером и чернилами.

Никогда Данте не было так трудно сочинять письмо, и не только потому, что он был плохо знаком с письменными принадлежностями Глорианы, например, с удивительной гладкой бумагой. Его трудности начались с приветствия.

Обращение «Дорогая Елизавета» покоробило его, потому что в нем не было ничего для него дорогого, и лицо, возникшее перед ним при мысли о слове «дорогая», вовсе не было лицом Елизаветы Тюдор.

«Моя суженая» также не годилось, потому что служило напоминанием ему только об одном дне в Холбруке, когда Глориана назвала его любимым, чтобы показать всем их отношения. Презрев свою ненависть к толпе, решив устроить представление без циркового шатра, обняла его и заставила толпу сменить угрожающее настроение на снисходительные улыбки.

Даже неопределенное «миледи» вызывало в нем протест, потому что любой мужчина, называющий так женщину, призванную царить в его сердце, не будет иметь у нее успеха.

Возможно, думал Данте, следует начать словом «миледи», которым, по-видимому, очень любил пользоваться доктор Ди.

«Ее милости миледи Елизавете», – начал Данте. Отлично. Достаточно официально, сдержанно, гладко, но не без острых краев – идеальное обращение к девушке, у которой, как предполагал Данте, напрочь отсутствовала нежная сладость души.

Вся ночь ушла у Данте на составление нескольких тщательно взвешенных фраз. Поскольку время могло проходить по-разному в эпоху Елизаветы и в дни Глорианы, он решил не указывать точную дату своего возвращения. Ему не хотелось также навлекать на себя гнев Ди тем, что он раскрыл в полной мере предательство колдуна, – он мог бы наладить деловые отношения с проклятым заклинателем, если бы пророчества Ди о доверии к нему Елизаветы оказались верными. Не хотел он выражать и чрезмерного сожаления по поводу разлуки с Елизаветой, потому что и вправду не испытывал никакого сожаления, так же как не желал и особо подчеркивать радость в связи со своим предстоящим возвращением, потому что… потому что…

Потому что ему вовсе не хотелось возвращаться.

– Я не хочу возвращаться, – вслух высказал он ошеломившую его истину.

Но это разрушало всю его дальнейшую жизнь. Возвращение означало предъявление прав на королеву и королевство, а значит, на уважение и могущество, подобающие тому, в чьих жилах текла кровь королей. Эту слабовольную нерешительность, это страстное желание остаться рядом с Глорианой было легко связать с жаждой, вызываемой в его чреслах мыслями о ней.

Он старался отодвинуть в сторону совершенную уверенность в том, что с Глорианой, с его милой Глорианой связано для него нечто гораздо большее, чем постель.

Данте склонился над письмом:

«Меня унесли далеко потусторонние силы. Я не знаю, когда смогу возвратиться. Я намерен попытаться это сделать, но не уверен в успехе».

Он представил себе стоящую перед ним Глориану, с улыбкой направляющую луч солнца на его голову. Представил себя поднимающим руку, чтобы закрыться от этого луча, отвести его в сторону, видел, как его губы выражали протест, чувствовал сотрясение воздуха, вызванное его криком «Нет!».

Он так живо нарисовал себе эту картину, что на лбу его выступил пот. Рука его тряслась, и на бумагу падали кляксы. Ему придется переписывать письмо заново, но он боялся, что никогда больше не сможет продвинуться дальше первых приветственных слов.

«Мне говорили, Елизавета, что вы будете очень счастливы. Я молюсь о том, чтобы вы осуществили все свои замыслы.

Данте Альберто Тревани».

Вся ночь ушла у него на это письмо, но он не высказал в нем и сотой доли того, что хотел: ни смелого заявления о вступлении в свои права, ни твердого обещания очень скоро оказаться рядом с Елизаветой, ни требования о признании его консортом, ни намерения заняться управлением ее страной. Письмо смахивало на прощальное, на смиренный отказ от собственных клятв и надежд, которые должны были подтвердить преданность.

Это всего лишь с непривычки писать послания, говорил он себе. Следующее письмо он мог бы составить лучше, но нет, больше писем не понадобится. Он довольно скоро возвратится и лично предъявит свои требования.

На рассвете к нему пришла Глориана, прижимавшая к груди зеркало. Едва забрезживший свет подчеркивал темные круги под ее глазами и бледность кожи – признаки бессонной ночи, наложившей отпечаток, разумеется, и на его лицо.

Никто из них не мог решиться заговорить первым, словно во всем мире не осталось слов, которыми они могли бы обменяться.

Глориана повела его к небольшой рощице, видневшейся за их стоянкой. Он понял, что лиственная завеса будет служить защитой зеркала от жестоко палящего солнца.

Данте вытащил из-за пазухи довольно неуклюжий пакет, сооруженный из кактуса и написанного им письма, и положил его на край камня так, чтобы не нарушилось его равновесие. Между стволами деревьев через листву уже пробивался солнечный свет, и Глориана, прижав край зеркала к своему бедру, стала изменять угол его наклона, чтобы поймать луч, а когда поймала, то повела солнечный зайчик по земле к камню и наконец остановила его на бумажном пакете.

– Он сейчас загорится, – проговорила она.

– Не шевелись, Глориана.

Она продолжала удерживать зеркало. Края бумаги стали оранжевыми.

– Он может вспыхнуть в любую секунду, – повторила она.

– Не шевелись!

– Я не хочу так долго держать зеркало на солнце. Угол бумажной обертки развернулся от жара, и на его вершине заплясал крохотный язычок пламени. Пакет неожиданно дрогнул и перекатился на другой бок, заглушая пламя.

– Не двигайся, Глориана, – снова напомнил Данте, когда она сильно качнулась и потеряла луч.

Она сфокусировала его снова и на этот раз стояла так же твердо, как камень с его пакетом. Пакет начал тлеть. Задрожал. Покатился по камню. И с резким шипящим звуком исчез из глаз.

Их взгляды встретились. Ее глаза были унылыми, как лужа океанской воды, оставшаяся на прибрежном песке после отлива, словно весь их свет был истрачен на колдовское таинство.

Глориана повернула зеркало стеклом к себе и побежала обратно к своему фургону.


Интерлюдия

Мортлейк, Англия, 1566 год

Леди Изабел Кромптон с пронзительным криком откинулась от волшебного зеркала на спинку кресла и сникла, охваченная смертельной слабостью.

Хотя такие обмороки были обычным явлением при общении с зеркалом Джона Ди, другие придворные дамы Елизаветы, дрожа от страха, в молчании вцепились друг в друга, так что было слышно только, как стучали их зубы. Ди подозревал, что это молчание объяснялось в основном частыми посещениями Елизаветой своих дам. Говорили, что секреты, которые они при этом узнавали, потрясали их настолько, что разумному обсуждению просто не поддавались.

У королевы вырвался вздох раздражения:

– Бога ради, Ди, впустите немного света в эту проклятую комнату, чтобы можно было помочь Изабел.

– Нет, ваше величество… зеркало…

– Черт бы побрал ваше зеркало! Оно испортило мне весь день!

Елизавета никогда не говорила ему, что именно хотела увидеть, впиваясь глазами в его волшебное зеркало. В такие минуты он не знал, как смирить ее ярость.

– Солнечный свет для него опасен.

– Ваша королева приказывает вам открыть ставни. Слуга Ди поспешил повиноваться королеве, даже не взглянув на своего хозяина. Доктор судорожно сглотнул. Елизавета стояла слишком близко к волшебному зеркалу.

– Тогда, ваше величество, отойдите в сторону, если не хотите, чтобы оно перенесло вас… – Он прикусил язык, чтобы не выпалить всю правду.

– Чтобы оно перенесло меня куда? – спросила королева, привыкшая сама выбирать для себя место назначения.

– К… к врачам, ваше величество, с бесчисленными порезами на вашей прекрасной коже в случае, если зеркало разлетится вдребезги.

Тонкие губы королевы сжались еще плотнее:

– Тогда я ухожу, чтобы не быть в поле зрения этого отвратительного куска стекла. Поговорим в вашем кабинете, доктор Ди. Наедине.

Они оставили дам, сгрудившихся вокруг лежащей навзничь леди Изабел, размахивавших горелыми перьями перед ее носом и потчевавших ее разными приводящими в сознание снадобьями, с которыми женщины никогда не расстаются.

– Простите мне мою несдержанность, Джон. – Ди насторожился: дурное предзнаменование, если она назвала его по имени. – Я смотрела в ваше зеркало, надеясь увидеть лицо человека, чье имя могла бы назвать, чтобы успокоить этих глупцов, требующих моего замужества. И не увидела ровно ничего.

Елизавета совсем не по-королевски плюхнулась в любимое кресло Ди. Тот машинально склонил голову в знак прощения, которого она от него всегда ожидала.

Ее, казалось, мало трогало, прощал он ее или нет.

– Мне не по себе от всех этих стычек с парламентом. Эти идиоты имеют наглость заявлять, что прекратят выплату мне жалованья, если я раз и навсегда не улажу вопрос о браке.

– Он уже улажен у вас в голове, ваше величество. Ответом на эти слова был ее признательный взгляд.

Ее губы тронула мимолетная улыбка.

– Да, это так. И так было всегда. Спасибо, что вы напомнили мне об этом, Джон.

Она подобрала свои юбки и поднялась из кресла. Проходя по коридору, она приказала своим фрейлинам следовать за нею – состояние леди Изабел ее не волновало. Королева уже почти подошла к своей карете, когда из дверей выскочил слуга Ди, размахивавший небольшим, испачканным сажей пакетом.

– Ваше величество! Моя королева!

Наглость слуги так ошеломила Ди, что он даже не пошевелился, чтобы его остановить. Елизавета обернулась, и слуга вложил ей в руки пакет. Со своего места Ди увидел, что на нем было небрежно написано только имя королевы и больше ничего.

– Вы забыли это, ваше величество. Я нашел егорядом с зеркалом доктора Ди.

С ощущением роковой обреченности Ди беспомощно смотрел, как Елизавета вскрывала пакет.

– Что еще за глупость? Ой!..

На большом пальце королевы выступило небольшое пятнышко крови. В пакете лежало какое-то широкое, плоское зеленое растение, утыканное тонкими как иголки шипами. Елизавета выпустила из рук уколовшее ее растение и быстро осмотрела обертку пакета.

– Что… что это? – Кровь отхлынула от ее лица, словно уместившись в маленькой капле на большом пальце.

Ди взял из рук Елизаветы обертку пакета. Она была из невиданной бумаги, гораздо более тонкой, чем ему когда-либо доводилось видеть, и на ней виднелась подпись, которую он предпочел бы не видеть никогда в жизни.

– Данте Тревани, – прошептала Елизавета. – Я помню его с тех пор, когда была совсем маленькой девочкой.

– Да, ваше величество. – Ди почувствовал, как виновато прозвучал его голос, и это сразу же привлекло внимание Елизаветы.

– Значит, вам об этом что-то известно.

– Вы обещали выйти замуж только за него и ни за кого другого.

– Как вы могли это узнать… Вы что, прятали от меня это письмо?

– Нет, ваше величество. Я подозреваю… я подозреваю, что оно пришло через зеркало.

Она вовсе не казалась удивленной этим объяснением:

– Скажите мне только одно, Ди, это правда? Он где-то живет и намеревается вернуться ко мне?

– Да, ваше величество.

Чисто по-женски обольстительная улыбка, совсем не свойственная Елизавете Тюдор, придала на миг какую-то особую красоту женщине, которая отнюдь не была красавицей.

– Прошло почти тридцать лет с того дня, как он видел меня в последний раз, и по-прежнему тоскует по мне, а, Ди? Красивый был, дьявол.

Ди молился о том, чтобы Бог наделил его ловкостью какого-нибудь из ее раболепных придворных:

– Мне он показался скучным и расчетливым. Не из тех, кто был бы способен оценить добродетель и ум такой блистательной женщины, как вы.

Глаза Елизаветы сузились от удовольствия, как у кошки, которую погладили по спине.

– Вы ведь помните, ваше величество, что он незаконнорожденный сын Карла V, то есть родной брат Филиппа, женатого на вашей сестре.

Елизавета содрогнулась от отвращения и с негодованием воскликнула:

– Я отказала Филиппу от дома. Все думают потому, что он женился на моей сестре, а не на мне. Сказать правду, я не могу принимать человека, чей отец отказался от ответственности, возлагаемой на него короной.

Карл V, предрасположенный к болезням и пораженный меланхолией, отрекся от испанского, голландского и итальянского трона в пользу Филиппа в тысяча пятьсот пятьдесят пятом году, после чего ушел в монастырь. Поговаривали, что его благочестивая натура стремится к отшельническому, монашескому служению Богу. Другие, посвященные в мысли этого великого человека, втайне перешептывались о том, что Карл никогда не оправится от горя, вызванного необъяснимым бегством Данте Тре-вани, его любимого сына. Шпионы Ди донесли ему, будто один дипломат Карла заявил, что император «постоянно погружен в размышления и часто так горько плачет, и притом такими обильными слезами, что становится похожим на ребенка».

Карл никогда не снисходил до объяснения своей меланхолии, однако и не решался вступать в споры с самыми могущественными людьми мира о положении своего незаконнорожденного сына.

Таким образом, учитывая, что Карл оставался в выборной должности императора Священной Римской империи и продолжал вмешиваться в государственные дела через многочисленные письма Филиппу, можно было думать, что не утрата интереса к правлению привела его к отречению.

Ди предпочитал ни с кем не обсуждать эту щекотливую тему. Его гораздо больше устраивало отношение Елизаветы к Карлу. Теперь, рассуждал он, пришла пора устранить, руками Елизаветы, разумеется, раз и навсегда угрозу в лице Данте Тревани – человека, проявляющего необычайную решительность и находчивость.

– Думаю, этот Тревани мог измениться. Его обуяло тщеславие. Он будет рассчитывать на видную роль в вашем правительстве. Но если мысль о браке с ним представляется вам приятной, я мог бы найти способ вернуть его из… – вкрадчиво начал астролог.

Чисто женский восторг Елизаветы испарился, когда она услышала, что Данте мог бы осмелиться вмешаться в ее абсолютную власть, которую она осуществляла как королева Англии.

– Не досаждайте мне разговорами об этом человеке. Меня совершенно не интересует, где он находится. И смотрите за тем, чтобы он держался от меня подальше.

Елизавета была склонна к жестокости и имела привычку высказываться так неопределенно, что бывало трудно понять ее истинные намерения. Ди прекрасно понял свою королеву, но ему необходимо было заручиться королевской поддержкой, прежде чем действовать.

– Предположим, миледи, что я не способен предотвратить его возвращение.

– О! – Она помолчала в раздумье. – Тогда не останется другого выбора.

Ди снова склонил голову в знак своей преданности, теперь уверенный в том, что на него рассчитывают.

– И мне придется выйти замуж за этого приблуд-ка, – обронила Елизавета.

Письмо выпало из разом обессилевших пальцев Ди. Он пошатнулся и, наверное, последовал бы примеру упавшей в обморок леди Изабел Кромптон, если бы королева снова не обратилась к нему:

– Я дала слово. А эта записка сослужила свою службу. Более благоприятный момент для получения этого письма трудно себе представить, Ди. Я могу использовать высказанное в нем намерение подтвердить нашу помолвку для умиротворения парламента. Возможно, в конце концов ваше адское зеркало меня не подведет.

Ярости ее как не бывало. Доктор Ди мог торжествовать. Его положение при дворе было спасено. Она хотела использовать Тревани в точности так, как Ди предсказывал столько лет назад.

– Позовите Сесила. И сопровождайте нас в парламент. Я произнесу прекрасную речь, а потом вы останетесь, чтобы объяснить всем собравшимся там идиотам, что у меня связаны руки и я не могу вступить в брак, пока жив этот Тревани. Но имени его не называйте, Ди. Скажите, что я озабочена столь долгим его отсутствием, но сообщу им обо всем, как только соберусь с мыслями.

Она задержалась на ступеньке кареты. Движением подбородка сначала указала на колючее диковинное растение, а потом на письмо Тревани:

– Да, и пожалуйста, Ди, отдайте эту дрянь моей камеристке. Я займусь ею позднее.

Действительно, королевская речь в парламенте была превосходной. Елизавета стояла, опустив голову, всем своим видом зависимой женщины выражая стремление с готовностью подчиниться этому собранию самых могущественных людей. В свою очередь, они делали все возможное для того, чтобы и овцы были целы, и волки сыты, заботясь о благе королевства, не забывая о благе собственном. Она прислушивалась к их доводам в пользу брака и терпеливо выслушивала объяснения о том, что ее отказ родить наследника английского трона создаст угрозу мирному престолонаследию в этой стране. Под конец дебатов она снова встала и заговорила так тихо, что все были вынуждены соблюдать полную тишину, чтобы слышать ее слова.

– Я повторяю еще раз: я вступлю в брак, как только смогу… если Бог не возьмет к себе того, за кого я намерена выйти замуж… – Она помолчала с видом женщины, приподнявшей завесу над величайшей тайной. – Или меня. – Ее лицо на мгновение озарила улыбка, словно она считала себя простой смертной. Потом она глубоко вздохнула и повернулась к Ди. Лицо ее стало настолько непроницаемым, что ни один из присутствующих мужчин не мог сомневаться в том, что она умолчала о большем, чем высказала, и что Джон Ди мог бы дать более пространное объяснение при условии, если от него этого потребуют. – Или же если не возникнет какое-нибудь другое значительное препятствие…

Преград было много, судя по сдержанной речи кроткой, слабой женщины, тщетно старавшейся справиться с волнением. Это была уловка, к которой она давно собиралась прибегнуть. Никто, кроме Ди, не сидел достаточно близко к ней, чтобы видеть, что ни одна слезинка не затуманила этих холодных серых глаз. А когда она поднесла к губам кружевной платочек, то сделала это не для того, чтобы унять слезы, но чтобы скрыть появившуюся на лице торжествующую улыбку победителя, ибо Елизавета Тюдор еще раз одержала победу.

Глава 13

Глориана так и не забрала свое белье с той полянки.

Она вспомнила об этом, когда фургон, переваливаясь с боку на бок, уже катился по равнине к ее ранчо. Она оставила на краю аризонскои пустыни свою непреклонность – о небо! – свою девственность… Что уж тут сокрушаться о сорочке и нижних юбках! Все в ней окаменело, и, судя по ее виду, можно было подумать, что она погрузилась в тяжелые мысли о том, чтобы воздвигнуть гранитный памятник на том месте, где она в последний раз чувствовала себя живым существом.

Она глубоко и прерывисто вздохнула и взялась за носовой платок, но чуткие уши Мод уже уловили ее всхлипывания.

– Что с тобой, дорогая?

– Так, ничего…

– Ничего! Можно подумать, что ты примеряешь эти красные, распухшие глаза и этот водопад, который называешь носом, к своему новому цирковому костюму.

– Я не плачу.

– Разумеется, не плачешь. Ты сейчас напоминаешь мне Келли Фергюсон и то, как она, подобно супоросой свинье, хлюпает и фыркает, оказавшись поблизости от клеток со львами.

Это сравнение отвлекло мысли Глори, и, хотя в нем было мало лестного для нее, на ее лице появилась невольная улыбка.

– Мод! Не смейся над Келли. Она не виновата. Бедняжка не может даже взять на руки кошку, так боится задохнуться от несуществующей грязи.

Мод подняла проницательные глаза на торцевую стенку фургона. За этой стенкой сидел Данте, управлявший Близзаром и Кристелью, тащившими фургон по коварной равнине.

– Что ж, сдается мне, твои мучения продлятся не слишком долго.

– Нет. Он… он скоро… а я… я… – заикалась Глори, но радость от того, что ей удалось справиться с потоком слез, тут же рассеялась, когда ими разразилась не она, а Мод.

– Это я во всем виновата! – Плечи Мод сотрясались от горьких рыданий. – Я годами твердила тебе о том, что ты слишком жестка по отношению к мужчинам, что ожидаешь от них слишком многого. Что тебе пора обратить на это внимание. Но ты никогда не прислушивалась к моим советам!

Свои печали показались Глори пустяком в сравнении с глубоким раскаянием Мод. Забота Глори о приятельнице перевешивала ее собственные страдания. Она усадила Мод на скамью и вложила ей в руки носовой платок, который та начала комкать вместо того, чтобы утереть слезы.

– Мне следовало… я должна была ожидать худшего, когда ты говорила мне об этих квакерах. Ты, дорогая, не так приспособлена к жизни, как я. И от тебя нельзя ожидать, чтобы ты много знала о квакерах.

– О квакерах? Они проповедуют братскую любовь, – заметила Глори, совершенно ошарашенная приверженностью Мод к этой религиозной секте.

– Да, это верно. – Мод шмыгнула носом и взглянула на Глори с горделивой улыбкой, как будто очень обрадовалась ее скудной осведомленности. – Но чем они действительно знамениты, так это своими психиатрическими больницами. Я сразу заподозрила неладное, когда появился Данте с его дурацким использованием окончаний в английском языке.

– Заподозрила – что? – прошептала Глори, сама не своя от страха.

– А то, что Данте – беглец из сумасшедшего дома. Все сходится, дорогая. Он, вероятно, находился в одном из таких квакерских заведений для душевнобольных и, наверное, украл одежду, что была на нем, у какой-нибудь бродячей труппы, остановившейся там, чтобы развлечь его безумных пациентов.

– То, что он был так странно одет и так смешно говорил, вовсе не значит, что он сумасшедший, – робко возразила Глори, чувствуя необходимость защитить Данте.

– О, это я понимаю. Но что ты скажешь о его намерениях путешествовать во времени с помощью твоего зеркала?

Глори плотно сжала губы. Ей нечего было ответить. Не признаваться же в том, что она поверила россказням Данте, так можно самой прослыть сумасшедшей.

Мод, казалось, не заметила ее молчания.

– Добавь ко всему этому его слова о том, что он сын какого-то императора да к тому же помолвлен с королевой Англии… Психи всегда думают, что они призваны управлять миром. Черт побери, Глори, мы и сами стали ненормальными, трясясь в нашем фургоне. А в эту ночь вы с ним… – Впервые на памяти Глори Мод залилась краской.

– Ты знаешь? – Глори не пыталась скрыть свое смятение. Перед рассветом она отмыла все следы безумной любви. А потом тщательно следила за собой, чтобы не выдать ни малейшего признака преследовавшего ее чувства неловкости, с каждым движением напоминавшего ей о том подарке, который она сделала Данте этой ночью. – Ты не… Уж не подсматривала ли ты за нами, а? – Она скорее умерла бы, если бы Мод оказалась свидетельницей ее падения.

– О, слава Богу, нет. Мне не нужно было видеть, чтобы знать, что произошло. – Она покачала головой и горько улыбнулась. – Держу пари, что ты сегодня еще не заглядывала в зеркало, не правда ли?

– Нет.

– Так посмотри сейчас.

Глори шагнула к туалетному столику. Зеркало лежало на нем стеклом вниз. Она поставила его, изо всех сил пытаясь стереть из памяти сверхъестественное исчезновение любовного послания Данте к Елизавете. И только потом взглянула на свое отражение.

В тот день она совсем не прикасалась к косметике, не красилась, но губы ее выглядели припухшими, и цвет их был таким ярким, какого ей никогда не удавалось достичь с помощью грима в цирке. Глори потерла пальцами глаза, сильно распухшие, как уже заметила Мод, а ярко-розовая кожа подбородка и нежной шеи сияла как маков цвет. Она коснулась пальцами шеи и затрепетала, вспоминая, как щекотали ее усы Данте и его такие приятно грубые щеки.

– Мужчины оставляют след на своих женщинах, – заметила Мод.

Он выжег на ней свое тавро. Глори прикоснулась к губам. Казалось, они все еще трепетали, и она понимала, что если оближет их, то почувствует вкус Данте. О да, он выжег на ней тавро, потому что этот бесстыдный след оживил в ней такой вихрь наслаждения, пронзивший ее с головы до пят, что ей пришлось закрыть глаза, чтобы устоять на месте. Когда Глори их открыла, она посмотрела прямо в зеркало, по-прежнему не вполне уверенная, что ей удалось полностью совладать со своими чувствами.

Ее глаза были совершенно холодными и серыми, а не зелеными, как обычно, и она могла бы поклясться, что на какую-то мимолетную секунду увидела на своей шее непонятный искусно сработанный плоеный кружевной воротник. Кружевной воротник? Боже правый, такие воротники носят клоуны, а не женщины. Она опустила веки, а когда осмелилась снова взглянуть на свое отражение, там все было по-прежнему. За исключением того, что розовая кожа на шее чуть побледнела – вероятно, это и вызвало нелепую иллюзию воротника из-за контраста розовой кожи с ее обычной бледностью.

Итак, клеймо Данте стало постепенно стираться. Скоро оно должно было совершенно исчезнуть, как и он сам. Глориана положила зеркало на место стеклом вниз.

– Если Данте действительно сумасшедший, это не имеет никакого значения, – заметила она.

– Ты хочешь сказать, что это не меняет твоих чувств к нему? – По тому, как повысила голос ее приятельница, Глори допускала, что Мод испугана. Но Глориана еще больше испугалась самой себя – настолько все в ней заполонило страстное желание Данте.

– Это не имеет значения, потому что он скоро нас оставит. Я всего лишь скромная циркачка, которая даже не может отдать ему зеркало, не подсчитав, во что это обойдется. Данте стремится к женщине, которая сделает его королем. – Глори изо всех сил старалась говорить невозмутимо.

Фургон резко накренился и остановился. Хотя еще позвякивала сбруя и повозка продолжала скрипеть, Близ-зар издал свой трубный звук. Издалека донеслось ответное ржание, и к тому времени, как щелкнул замок открываемой Глорианой двери фургона, окрестность огласилась топотом копыт приближающихся лошадей.

Вслед за Глори, глядя через ее плечо, высунулась из двери и Мод. Прямо к ним направлялась группа всадников – их было с полдюжины, а может быть, и больше.

– Что это значит? О Боже, вы не думаете, что это овцеводы, решившие отрезать нам головы?

Данте спрыгнул с облучка фургона. Глори упорно твердила себе, что ее совсем не взволновало появление Данте. Она старалась не замечать, как солнце играет в его бронзовой шевелюре, как при виде его Глориану бросило в дрожь. Взгляд Данте на мгновение задержался на ней, а потом он перевел его дальше. Его губы поджались, выражая неодобрение или что-то большее.

– Миссис Блу уже выехала для прикрытия. Я посоветовал бы вам обеим оставаться в фургоне. А мы с мистером Блу будем наготове.

– Чтобы мы прятались как пара трусливых зайчат? Никогда в жизни! – Мод выскользнула из-за Глори и первая ступила ногой в пыль с многолетней привычкой канатоходца, спускающегося на землю после своего номера.

– Глориана. – В голосе Данте прозвучала нотка самоуверенной властности, с которой, как ей доводилось слышать, мужья посылают жен выполнять свои распоряжения. Но она не была ему женой, больше того, он ясно дал ей понять, что она ею никогда не станет, и слава Богу, потому что она никогда не стала бы спешить безропотно выполнять чьи бы то ни было указания.

Она отступила к Мод, ею тут же овладело желание оказаться в фургоне, вместо того чтобы встретиться лицом к лицу с ордой скакавших к ним вооруженных бандитов. И тогда она увидела это – часть ограды, построенной, видимо, для хранения целого набора плотничьих инструментов, висевших на штырях, вбитых в верхнюю слегу. Один конец изгороди упирался в искривленный ствол небольшого крепкого мескитового дерева. К дереву был приставлен видавший виды трехногий табурет. Глориана была готова держать пари, что если она добежит до этого дерева, то рядом с ним обнаружит прорезающий растрескавшуюся землю ручей. Земля между ее фургоном и деревом была усыпана щепками – следами плотницкой работы.

Данте выругался и отошел от них, чтобы успокоить Близзара, который рвался и фыркал, с усердием пытаясь освободиться от упряжи. Трубные звуки, издаваемые Близзаром, и приближавшийся стук копыт, от которого уже дрожала земля, делали спокойный разговор невозможным, но Глориане казалось, что она слышит нетвердый от виски голос матери в последнюю ночь перед ее смертью. Виски, должно быть, сделало Кэтрин сентиментальной, потому что она твердила обрывки фраз об отце Глори, наверное, что-то прочитанное ею в его письмах, которые она никогда не давала читать Глориане.

«Он вечерами сидит на своем табурете, что-то строгая, прислушиваясь к шуму ветра между стволами деревьев и к журчанию воды в ручье. Он говорит, что при этом все время думает о нас».

– Мод! – окликнула приятельницу Глори. – Данте! Мы приехали. – Она пристально рассматривала деревянные бруски, которые обрабатывал ее отец, думая о ней. Губы ее задрожали, и, даже крепко сжав их, она не могла остановить эту дрожь. – Это и есть мое ранчо.

Из разведки местности возвратился мистер Блу. Он присоединился к Данте, и они наконец обратали Близзара.

– Их много? – спросил Данте.

– Восемь человек.

Это соответствовало собственной оценке Данте. Однако взгляд его был недостаточно острым, чтобы рассмотреть подробности, имевшие самое важное значение. – И все вооружены?

– Да, бахана.

– Скажите своей жене, чтобы шла в фургон.

– Она в безопасности там, где сейчас находится.

В глубине души Данте был заключен тайник, пещера, темная, глубокая и совершенно недоступная ни для кого. Именно там он прятал все самое сокровенное. Когда те, кто шел вместе с ним в бой, удивлялись его железным нервам и ледяному спокойствию, никто из них не понимал, что он вверял все свои надежды и мечты тайнику внутри своего существа. Они называли его смелым и отважным, не понимая того, что этому храбрецу, открыто выступавшему против своих врагов, было нечего терять, а на выигрыш он не надеялся.

До недавних пор земли, титул и уважение были единственными ценностями для него, за которые стоило сражаться. И Данте Тревани без больших усилий сохранял хладнокровие. Он добровольно устремлялся в битву, полный решимости либо разбить наголову и уничтожить врага, либо достойно погибнуть в случае поражения. Сердце молодого честолюбца не знало сомнений, а причина была лишь одна – ни одна ценность не была ему по-настоящему дорога.

Но теперь он должен был защищать Глориану.

Последние события все в нем глубоко перевернули. Это был уже не тот прежний Данте Тревани. Он вдруг с особой остротой понял, что может потерять больше, чем воздушные замки, лелеемые его честолюбием. Он стоял перед лицом грозно надвигавшейся опасности. В голове у Данте неожиданно пронеслось, что с новой дьявольской игрушкой – кольтом – он пока еще не был на «ты» и вряд ли его навыков хватит, чтобы одолеть восьмерых бандитов. Если он погибнет в трудной схватке, он оставит Глориану на растерзание ковбоям и позорно не выполнит единственной ее просьбы – помочь вступить во владение землями, доставшимися ей от отца.

И когда душа Данте встретится с душой Джона Ди в загробном мире, астролог будет с насмешкой говорить, что и здесь дар провидения ему, Джону Ди, не изменил и он был прав, препятствуя женитьбе Данте на Елизавете.

– Черт с ним, с этим Ди. – Мистер Блу с удивлением смотрел на него, открыв рот, но у Данте совершенно не было времени что-то ему объяснять. – Да и с английской короной тоже. Распрягите Близзара, мистер Блу, но оставьте повод, – приказал Данте. – Мне он сейчас понадобится.

С этими словами он передал вожжи индейцу и подошел к фургону. Глориана и Мод стояли у его стенки, прижавшись друг к другу и не спуская глаз с приближающихся всадников – так застывший без движения, завороженный олень смотрит на несущегося навстречу волка. Прежде чем они успели воспротивиться его намерениям, Данте сгреб по одной миниатюрной женщине себе под мышки и поднялся с ними через распахнутую дверь в фургон. Он захлопнул дверь снаружи, накинул щеколду и закрыл ее крепким клином, который, видно, послал ему сам Бог: его вырезы так точно пришлись по щеколде, словно были специально для этого сделаны.

Женщины яростно барабанили кулаками в стенки фургона, заглушая топот приближающихся лошадей, и кричали при этом так пронзительно, что такого шума, подумал Данте, не подняла бы и тысяча кошек, запертых в фургоне. Он вздохнул. Чего только ему не приходилось делать, чтобы скрыть присутствие Глорианы от чужих глаз!

– Глориана! – крикнул он, перекрывая их крики, чтобы привлечь ее внимание. – Я оставил вам свой меч. Перережьте друг друга, если понадобится.

Напоминание о предостережении шерифа Оуэнса заставило их замолчать, но благословенная тишина длилась не больше минуты. Данте постоял, опершись рукой на дверь фургона. Ее сотрясание под кулаками женщин отзывалось в самой глубине его сердца. Он с трудом подавил желание распахнуть настежь дверь и схватить Глориану в объятия, чтобы защитить ее собственным телом, не доверяя хлипким стенам фургона.

Он шагнул от фургона к мистеру Блу, чтобы взять из его рук повод Близзара, и вскочил на спину встревоженному жеребцу. Животное было прекрасно обучено. Ни его волнение, вызванное приближением других лошадей, ни недовольство тем, что его держали в такой момент на привязи, не помешали ему мгновенно подчиниться твердой воле седока. Данте отъехал в сторону, так, чтобы фургон оказался вне поля обстрела на случай, если одновременно в него нацелятся все восемь бандитских пистолетов одновременно.

Волнение Данте нарастало. Внезапно эта благородная цель – защита прекрасной женщины от врагов – вот так, вооруженным отличным кольтом, верхом на породистом скакуне – показалась ему подарком судьбы. Близзар, прядая ушами и радостно трепеща под седоком, понесся вперед во весь опор, пока Данте не остановил его, чуть не врезавшись в приближавшийся гурт низкорослых лошадей. Он с облегчением отметил, что ковбои на этих лошадях были вовсе не какими-то чудовищными выродками, скотами, а обычными людьми на обыкновенных лошадях и вовсе не гомиками – волосы у всех были короткими. Близзар попытался взвиться от переизбытка сил, но Данте с трудом его осадил, понимая горячность своего подопечного. Было бы нелепо поднять перед этими людьми на дыбы всхрапывающего Близзара, и Данте с присущим ему мастерством унял жеребца.

«А ведь это могло бы стать своего рода эхом истории», – подумал Данте, вспоминая рассказ о том, как Кортес высадил своих конкистадоров на берегу Новой Испании. Шестнадцати всадников и нескольких аркебуз оказалось достаточно, чтобы одержать победу над тысячами аборигенов. С таким историческим прошлым за спиной один человек на одной лошади и с одним револьвером, возможно, смог бы одолеть восьмерых.

Но, по-видимому, никакой храбрости в данном случае не требовалось вообще, потому что незнакомцы придержали своих лошадей и просто смотрели на него с любопытством, лишь слегка окрашенным враждебностью. Ни один из них не нацелил оружие на Данте, как будто это никому из них и в голову не пришло, настолько ковбои были уверены в своем численном превосходстве.

– Вы заехали на территорию частного владения, приятель, – проговорил человек, который, как понял Данте, был их главарем.

– Это земля моей дамы, и я прикончу каждого, кто попытается посягнуть на ее собственность.

Данте решил, что, возможно, в мозгах этих людей гнездилась какая-нибудь коровья болезнь, потому что им, казалось, потребовалась целая вечность, чтобы вдуматься в его слова. Действительно, они словно попытались их разжевать, а потом вытерли с подбородков какое-то вонючее вещество, напоминая коров, которые пускают слюни, наслаждаясь своей жвачкой. Данте было трудно сохранять воинственность при таком равнодушии к его угрозам. Когда один из ковбоев наконец заговорил, в его словах не оказалось ничего дерзкого и вызывающего.

– Скажи, хозяин, уж не цирковой ли это фургон? Все восемь голов, а за ними и голова Данте как одна оглянулись на фургон Глорианы. Данте проклинал художника, так искусно изобразившего великолепие Глорианы на стенках злосчастного фургона. С одного угла к себе манило ее улыбающееся лицо. На другом углу она красовалась с надутыми очаровательными губками. Посередине Глориана была изображена с троекратным увеличением, раскинувшаяся в соблазнительной позе, с пышной грудью, словно вырывавшейся наружу.

Она открыла небольшое окошко и ухитрилась высунуться из него наполовину. Эти усилия обошлись ей в несколько головных шпилек и грозили тем, что разорвется по швам платье, которое так натянулось на груди, что ее вид по своей смелостил соблазнительности соперничал с изображением на стенке фургона. Золотисто-рыжие волосы развевались по ветру, и Данте даже на таком расстоянии казалось, что он чувствует жар ее изумрудного взгляда.

– Клянусь Богом, это цирковой фургон, – восхищался главарь ковбоев. Он наклонил голову к Данте: – Не хотите ли вы сказать, что в этом фургоне прячется Глори Карлайл?

– Ее зовут Глориана.

– Да, черт побери. А меня Питер Хенли. Я ее сосед.

С возгласами восхищения Питер и его люди развернули лошадей и направились к фургону. Данте не оставалось ничего другого, как последовать за ними, – унизительное положение для того, кто старался произвести впечатление на свою даму готовностью защищать ее до последней капли крови.

– Глори! Глори Карлайл! Это вы?

Глориана перестала рваться из окошка. Она взглянула на Данте, а потом перенесла свою блистательную улыбку на Питера Хенли.

– Послушать вас, так вы меня ждали, ковбой. Питер соскочил с лошади с такой непринужденной ловкостью, которой мог позавидовать и сам Данте. Приветствуя Глориану, он снял шляпу и улыбнулся ей.

– Мэм, теперь, когда я вас увидел, я должен вам сказать, что ждал вас всю жизнь.

Глава 14

– Да, это оно, мое ранчо.

Глори пыталась проникнуться восторгом, переступая порог усадебного дома на своем ранчо.

Мод разинув рот в смятении поглядывала округлившимися глазами на выбеленные непогодой дощатые стены, на газеты, которыми были заткнуты щели, правда, далеко не все, на плохо сколоченные, грязные половицы. Она крепко закусила нижнюю губу, чтобы, как догадывалась Глори, не дать сорваться с уст пренебрежительным замечаниям о наследстве, для вступления в права на которое они так рисковали своей жизнью. Она не решалась взглянуть на Данте, боясь прочитать по глазам его мысли.

Солнечный свет робко пытался проникнуть в помещение через одно-единственное отверстие в дальней стене – кто-то прихватил гвоздями над оконным проемом хорошо выскобленную коровью шкуру, вместо того чтобы вставить в него раму со стеклами. Но даже стоявший здесь полумрак не мог скрыть паутины, свисавшей по углам и устилавшей исцарапанную поверхность беспорядочно нагроможденной мебели, сколоченной из едва отесанных досок.

– Мне, пожалуй, следовало время от времени присылать сюда какую-нибудь женщину, чтобы поддерживать чистоту.

Глори почувствовала, что должна была ответить ему примирительной улыбкой:

– Я уверена, что в вашем собственном доме хватает работы и без того, чтобы заботиться еще и об этом.

– Я обещал вашему папаше присматривать за ним, пока вы не приедете. И очень сожалею, что меня не было здесь, когда эти парни Ножа Мясника угоняли коров вашего отца.

Потеря нескольких коров ничего не значила для Гло-рианы в сравнении с дружбой, связывавшей Питера с ее отцом.

– Вы… вы хорошо знали моего отца?

– Мы были соседями, мисс Глори. Здесь, на границе Аризоны, для общения остается мало времени, но мы его находили. Я мог бы рассказать вам порядочно разных историй.

– Мне было бы очень приятно. Я действительно с удовольствием вас послушаю.

Питер лучился восхищением. Данте всем своим видом выражал недовольство.

Глориана обошла по очереди все три комнаты. Места в них было не больше, чем в вагоне поезда или фургоне, уюта же куда меньше. Питер и Данте неотступно следовали за ней во время этого осмотра. Она не могла повернуться, чтобы не наткнуться на того или другого. Питер отвечал на каждое такое столкновение, отступая назад с вежливым извинением. Данте же просто прикасался то к ее плечу, то к руке, чтобы поддержать Глориану, говорить об одном нежном прикосновении, нанесшем удар по ее невозмутимости.

Как было бы хорошо, мечтала она, жить в этом доме с Данте и их рослыми, крепкими сыновьями, которые наполняли бы его веселой разноголосицей! Любая женщина почувствовала бы всю полноту жизни, ударяясь, как бильярдный шар, обо всех этих крепышей Тревани, чтобы потом рикошетом оказаться в объятиях Данте. Она словно слышала собственный радостный смех, но не могла представить себе бурной радости со стороны Данте.

– Это еще что! Вот когда вы увидите амбар… – заметил Питер, – он еще лучше, чем дом. Ваш отец хранил там продукты перед… ну, в общем, запас на зиму. Я собирался забрать это к себе, если бы вы не приехали вовремя.

Он показал им амбар, и она постаралась изобразить восхищение конюшней, и сараем с упряжью, и множеством орудий и инструментов, которые выглядели очень громоздко и о которые можно было занозить руки.

– А это что? – спросила она, проведя рукой по какому-то невысокому предмету, передний конец которого зарылся в кучу соломы.

– Это плуг. – Питера, казалось, забавляла неосведомленность Глорианы.

– А это? – Она коснулась пальцем ящика, на котором были выведены три буквы X.

– Стоп! Это динамит. С ним поосторожнее, мисс Глори.

– Чего ради отец мог держать динамит в своем сарае?

– Плезент-Вэлли – горная котловина, мисс Глори. Здесь у самой поверхности земли сплошная скала. Я подозреваю, что ваш отец именно поэтому назвал свое ранчо Кэньон-Рок. Он, вероятно, собирался взрывать в скалистом грунте ямы под столбы для забора или для чего-нибудь другого.

– Ну что ж, – сказала она Питеру, когда они снова вышли из дома, – теперь мне понятно, почему никто пока не попытался захватить эту землю.

– Я прогнал уже четверых таких охотников. Презрительное фырканье Мод говорило о том, что она разделяла недоверие Глорианы.

– Да, я прогнал их. И продолжал бы отваживать отсюда всех до вашего приезда, потому что обещал вашему отцу хранить здесь для вас все в неприкосновенности столько, сколько смогу.

– Я… я высоко ценю это, Питер.

Питер скромно улыбнулся в ответ на эту без особого воодушевления выраженную благодарность:

– Здесь будет немало охотников до чужой земли. Кэньон-Рок – прекрасное место, мисс Глори. И единственное, что их сдерживает, это война за пастбища. Как только страсти улягутся, они тут же сюда полезут.

Вдоль стены дома стоял ряд отпиленных от бревна кругляков. Глори представила себе, как отец с женой и со своими двумя детьми, должно быть, сидели на них теплыми вечерами. Вид отсюда открывался великолепный. Буйная трава Плезент-Вэлли колыхалась от легкого ветра, простираясь на бесконечные акры вплоть до запретной линии Мойан-Рим.

Глори случалось пересекать Скалистые горы. Она поднималась и спускалась с относительно невысоких холмов Аппалачей и плато Озарк уж и не помнила сколько раз. Каждый такой переход таил в себе множество опасностей и вызывал проклятия у подсобных рабочих цирка, обязанностью которых было сопровождать фургоны, лошадей и слонов по тропам, более пригодным для горных козлов. Мойан-Маунтин не могли соперничать со Скалистыми горами ни по высоте, ни по непревзойденному величию и не простирались так бесконечно, как Аппалачи, но никакие горы не казались такими непроходимыми, как те, что окружали ранчо Кэньон-Рок.

Глориане было понятно, почему ее земля оказалась магнитом, притягивающим овцеводов, пытавшихся найти доступ в Плезент-Вэлли. На одной линии с домом на ее ранчо склон сплошной цепочки гор прорезало V-образное ущелье. Она долго вглядывалась в кольцо гор, но так и не смогла отыскать в нем другого прохода.

Питер, должно быть, заметил, что привлекло ее внимание:

– Отсюда горный пояс выглядит словно рассеченный надвое.

– Это-то мне и нравится, – вставила Мод.

– На самом же деле ущелье начинается так далеко на плато, что отсюда другой его конец не виден. Оно тянется на многие мили, постепенно спускаясь с плато в долину, как будто его нарочно прорубили для этих проклятых овец. Теперь у каждого конца прохода всегда торчат два-три бандита, чтобы никто не смог его перекрыть.

Глори стало ясно, что слухи были обоснованны. Смерть ее отца не была случайной.

Она опустилась на отпиленный кругляш. Мод последовала ее примеру, а Данте с Питером выстроились перед ними как пара близнецов-часовых, лицом к ущелью, скрестив руки на груди, словно в любой момент ожидая появления пробирающихся по нему овцеводов.

Двое мужчин. Такие похожие друг на друга и вместе с тем такие разные. Оба высокого роста. Данте со своим мощным торсом выглядел внушительнее, как и подобало искусному фехтовальщику, о котором, по его словам, знали все. У Питера бедра были круче, подчеркивая силу человека, привыкшего проводить большую часть времени на лошади. Оба были шатенами. Солнце высвечивало на шевелюре Данте бронзовые блики. Светлее на солнце становились и волосы Питера, кое-где принимавшие песочный оттенок. Карие глаза Данте горели медными искрами, как у полуприрученного тигра, а в таких же карих глазах Питера вспыхивающие светлые пятнышки были как песчинки. Кожа у Данте была покрыта золотистым загаром. Лицо Питера, загорелое от долгих часов, проведенных в седле на солнце, было коричневым как песок.

И вот оба они, такие похожие и такие разные, стояли перед нею. Данте, непоколебимый и неподвижный, как гранитный склон Мойан-Маунтин, и Питер, не менее внушительный, но выдававший подвижный характер песчаной дюны.

Говорят, что песок разрушает камень.

Она ничуть не удивилась бы, если между Данте и Питером произошла стычка. Они разговаривали друг с другом даже приветливо, но между ними то и дело проскакивали такие искры враждебности, что миссис Блу могла бы, наверное, жарить на них свои голубые омлеты.

– Я был бы рад оказать вам гостеприимство под своей крышей, мисс Глори, – предложил Питер. – Этот же дом годится разве что для пастухов, а вовсе не для женщин.

Данте метнул злобный взгляд на Питера.

– Нет необходимости вас беспокоить, Питер. Этот фургон приспособлен для ночлега. Мы с Мод отлично проведем в нем эту ночь, а потом приведем в порядок дом, чтобы завтра можно было спать в нем, – возразила Гло-риана.

– Завтра! – Мод вскочила на ноги. – Ты хочешь сказать, что мы останемся здесь больше чем на одну ночь?

– Ну разумеется, – уставилась на нее в удивлении Глори. – Мод, мы потратили почти неделю на то, чтобы добраться сюда, а послушать тебя, так ты готова прыгнуть в фургон и отправиться обратно в Санта-Фе хоть сейчас.

– Вот именно. Как раз этого мне и хотелось бы. Меня в дрожь бросает от этой обстановки.

– Нужно считаться с мудростью человека преклонных лет, – заметил Данте, с явным удовольствием поглядывая на взволнованную Мод.

– Проклятый цыган, – проворчала та.

Питер подошел к Глори. Усевшись рядом с нею на корточки, он в основном разделил чувства Данте, с той лишь разницей, что выразил свое мнение в более приятных выражениях:

– Мисс Мод, наверное, права. Плезент-Вэлли не место для женщин.

– А как же здесь живут жены владельцев ранчо?

– Здесь уже нет никого из них.

– Они поумирали? – Голос Глори непроизвольно понизился до шепота.

– О нет, не волнуйтесь, мисс Глори. Просто мужья на время отправили их в Холбрук. Пример подал Том Бливенс – еще один сосед, его ранчо чуть ниже по дороге. Они с женой сначала забрали к себе миссис Глэдн с детьми, когда убили ее мужа, а потом решили, что женщинам и детям лучше уехать от греха подальше. Бливенс очень рассердился бы на меня, если бы я не позаботился о вас. Теперь в этой долине полно холостяков, мисс Глори, и сдается мне, отсутствие женщин как-то связано с большой напряженностью здесь в последнее время.

С соседних деревьев доносилось щебетанье птиц. Трава колыхалась от ветра, а над лугами кружились в воздухе пушинки одуванчиков. Сильно жгло солнце, но ветерок умерял жару. Тепло проникало до самых костей, но Глори дрожала от волнения.

Он неправильно понял ее волнение:

– Вашей маме здесь тоже очень не нравилось.

– Моей… моей матери? – Глори была удивлена.

Разве ему не известно, что жена Гарри Трэска не была ее матерью? Она решила устранить недоразумение. – Боюсь, вы ошибаетесь, Питер.

– Нет. На свете не может быть других двух женщин, так похожих друг на друга, как вы и ваша мать. Поэтому-то я и узнал вас сразу. Правда, и цирковой фургон навел меня на эту мысль. – Питер застенчиво потупился.

– Вы ошибаетесь, – повторила Глори. – Моя мать никогда…

– Мне, конечно, не хотелось бы спорить с вами, едва познакомившись, но она сидела на том же месте, где сейчас сидите вы, мисс Глори, и ее пробирала такая же дрожь, как и мисс Мод. А ваш отец повторял ей что-то вроде: «Посмотри кругом, Кэт. Разве ты не чувствуешь, Кэти?» А она качала головой и говорила, что дрожит от тоски и от пронизывающего ветра.

– Когда это было?

От свистящего шепота Глорианы Данте пришел в ярость – как смеет этот Питер своими откровениями ранить ее в самое сердце!

– Четыре года назад или около того. Жену и детей Гарри унесла холера, а шесть-семь месяцев спустя здесь появилась Кэтрин, да и то всего на несколько дней. Здешние женщины не проявили к ней большой симпатии, наверное, потому, что знали, как ваш отец тянулся к ней все те годы, что был женат на своей миссис. А потом она приехала, когда та уже давно была в могиле.

Четыре года назад Кэтрин бесстрастно говорила Гло-риане об эпидемии, унесшей небольшую семью ее отца.

Глори думала, что Кэтрин наверняка должна была помчаться к Гарри, но мать никогда больше о нем не говорила.

По прошествии нескольких недель они давали представления в Форт-Уорте, где Кэтрин сообщила дочери о необходимости провести неделю в далласской больнице, чтобы подлечиться. Когда Глори вызвалась сопровождать мать, чтобы ухаживать за нею, Кэтрин отказалась, ссылаясь на обязательства перед Фонтанеску.

Кэтрин заказала себе новые платья и купила новую обувь. Изменила прическу под новую кокетливую шляпку. Готовилась к поездке в таком сильном волнении, что Глори даже спросила ее, почему она с таким воодушевлением готовится к больнице.

– Это очень личное, годами преследовавшее меня, Глориана, – ответила мать. – Ты не можешь себе представить, какое облегчение должно принести избавление… от страданий… так или иначе.

Глори заподозрила у матери рак и подумала о том, что из-за этого не состоялось ее примирение с Гарри. Кэтрин не хотела, чтобы он женился на ней из жалости. И когда она вернулась «из больницы» в состоянии резкого упадка сил и то и дело прикладывалась к бутылке с виски, а допивая последнюю, заказывала очередную дюжину, Глори поняла, что долгожданного чудесного исцеления не произошло. Но ей так и не удалось поговорить с матерью об этом, так как, несмотря на все уговоры и мольбы дочери, Кэтрин отказывалась что-либо объяснять. И никогда больше не оставалась трезвой ни на минуту.

На рассвете четвертого дня после возвращения Кэтрин ее нашли раздавленной на обочине главной улицы Форт-Уорта. Долго расследовать несчастный случай не пришлось. 11|ериф пришел к заключению, что она в вечерних сумерках в сильном подпитии попала под колеса фургона, направлявшегося в Чисхолм-Трэйл, и что возница не почувствовал при этом ни малейшего толчка, настолько незаметным было столкновение с этим высохшим телом.

– Для вашего отца было тяжелейшим ударом известие о том, что ваша мама погибла так скоро после отъезда отсюда, – тихо заметил Питер. – Он уже начал строить для нее новый дом, находя этот слишком убогим и неподходящим для нее. Если пожелаете, я могу показать вам, что он успел сделать.

В ответ Глори коротко кивнула. У нее стоял комок в горле, не дававший произнести ни слова. Питер говорил так искренне и с таким сочувствием, что у нее не осталось и тени сомнения в правдивости каждого слова его печального повествования, тем более что поведение матери совершенно вписывалось в этот рассказ.

Все так и было. Ни в какую больницу мать вовсе не собиралась, а отправилась прямо в Плезент-Вэлли. Кэтрин лгала ей и либо не любила дочь, либо недостаточно ей доверяла, чтобы допустить Глори в свою искалеченную душу. Каково было дочери узнать все теперь, когда ее окружали практически чужие люди!.. Она разрыдалась, не в силах справиться с нахлынувшей обидой и болью, оттого что не родная мать поделилась с ней самым сокровенным, а совсем чужой человек.

Мод положила ладонь на стиснутые руки Глори. Та смотрела на приятельницу с немым вопросом в глазах: «Ты знала?» И Мод, научившаяся за долгие годы дружбы понимать ее без слов, протестующе затрясла головой. – Твоя мама хотела, чтобы твоя память сохранила только хорошие времена, – мягко проговорила она.

Хорошие времена? Глори задумалась над судьбой матери. Любовь Кэтрин к мужчине, лелеявшему мечты, которые так расходились с ее желаниями, не спасла, а привела к такому разрушению и зияющей пустоте, что даже любовь дочери не спасала.

Такой же мужчина стоял теперь перед Глорианой. Незыблемая гора. Твердый и непроницаемый, без единого изъяна.

Глори поняла, что где-то в самой глубине ее существа едва теплилась слабая искорка надежды, но признаться себе в этом раньше она даже не осмеливалась. Однако теперь она позволила себе надеяться на то, что Данте, может быть, откажется покинуть ее; ему, так же как и ей, никогда не забыть ночи их любви на краю аризонской пустыни. И тогда их любовь будет цвести вечно – именно здесь, на земле этого ранчо, которое выглядело не слишком-то ухоженным, но могло бы заискриться и засиять, если бы истосковавшейся по любви женщине вдруг посчастливилось одеться в старое платье и переделать свои кричаще яркие костюмы в занавески для окон этого дома.

Помнить только хорошее… Возможно, завещанием Кэтрин Карлайл было посвящение дочери в тайну матери как раз в этот момент. Данте был одержим местью колдуну, желанием получить руку королевы и само королевство в придачу. Все, что оставалось Глори, – это побитый непогодой трехкомнатный домишко ранчо да кусок земли, таящий в себе такую опасность, что никто в здравом уме не согласился бы на нем поселиться.

– Мне кажется, у папы были основания отпустить маму, – заметила она.

– А я думаю, это было его большой ошибкой, – отозвался Питер. Когда Глори повернула к нему удивленное лицо, он стоял, ковыряя землю носком своего сапога. – Если бы у Гарри Трэска была хоть капля настоящего чувства, он последовал бы за вашей матерью, куда бы она ни пожелала. Я-то знаю, как поступил бы, если бы когда-нибудь судьба меня свела с такой женщиной, как вы.

Вот они, те слова, которые Глори всегда страстно желала услышать. Как ни странно, она всегда думала, что самое важное – это сам обет, обязательство, а не дающий его человек. Она украдкой взглянула на Данте. Тот смотрел вдаль, словно находил вид пощипывавших траву Близзара и Кристель гораздо более интересным, нежели разворачивавшаяся рядом сцена, красноречиво говорившая сама за себя.

Лицо и шея Питера залились краской, но он повел подбородком и сжал кулаки, опустив руки по швам, словно был готов расквасить нос любому, кто засомневался бы в правдивости его слов.

– Я… я очень польщена, Питер, – проговорила Глори, стараясь проложить мостик через молчание, встретившее заявление Питера.

Тот покраснел еще больше, и ее слова заставили его скромно потупиться. Его воинственности как не бывало.

– Ах, черт побери, – Питер прочистил горло, – я же должен поехать приказать своим парням рассыпаться по долине, чтобы предупредить возможные неприятности. Я расставлю их по границе вашей земли, и они будут охранять вас, пока вы будете здесь.

– Это очень мило с вашей стороны, Питер. Но я не думаю, чтобы в этом была необходимость. Весь завтрашний день мы проведем за уборкой и приготовлением еды, а послезавтра мистер Блу поведет нас осмотреть свою священную пещеру.

– Тем более важно поставить охрану. Вы же не хотите, чтобы кто-то заехал к вам на ранчо и застал вас врасплох за работой по дому. И ясно как день, что вы не захотите оставлять здесь все без присмотра – один Бог знает, что за компания может напроситься на встречу с вами. Черт возьми, все это выглядит так, словно все вы собираетесь на пикник. Я уже много лет не участвовал в пикниках.

Эти мечтательные слова так противоречили предостережениям, которые он только что сделал, что не оставили сомнений у Глори в необходимости пригласить его составить им компанию на послезавтра.

– Хорошо, – заговорила она с легким смешком, которым попыталась скрыть свое неудовольствие от необходимости пригласить его отправиться в это маленькое путешествие вместе. – Я уже и так многим обязана вам. И полагаю, что вы, вероятно, слишком заняты работой на своем ранчо, чтобы присоединиться к нам, когда мы отправимся в пещеру.

– О, мисс Глори, пусть хоть сам президент Соединенных Штатов решит пригласить меня к себе, я попрошу его подождать, так как собираюсь на пикник с прекраснейшей леди на этой земле. Я приеду в коляске, так что мы сможем отправиться все вместе. – Он весело присвистнул и зашагал к своей лошади.

– Я тоже пойду выполнять свои обязанности при лошадях, – прервал молчание Данте, когда уехал Питер.

Глориана протянула руку, чтобы прикоснуться к Данте. Но в нем что-то неуловимо переменилось. Казалось, перед ним опустился невидимый щит, грозивший оттолкнуть всякого, кто осмелился бы к нему приблизиться. Она сделала вид, что смахнула невидимого москита, чтобы не выдать себя.

– Не уходи, – промолвила она, – мистер Блу говорил, что его жена сделает нам превосходный напиток из кукурузной муки, который отлично освежает.

– Я думаю, мне будет лучше освежиться где-нибудь в другом месте.

– Данте…

– Я… я здесь лишний, Глориана. – Данте помрачнел, все больше сливаясь со своим невидимым щитом.

– Я никогда этого не говорила.

– Еще ребенком я понял, что есть вещи, которые не произносятся вслух.

Она не понимала, как можно говорить такое да еще таким невыразительным голосом, полным равнодушия. Этот голос рвал на части ее сердце.

– Ты нужен мне, – еле вымолвила Глори таким слабым шепотом, что невозможно было его услышать.

Он услышал. Но вместо того чтобы удержать этого человека рядом с Глорианой, эти слова заставили его еще больше отдалиться.

– Я стал нужен тебе меньше. Разве ты не помнишь, что сказала мне о человеке, которого ты надеялась в один прекрасный день встретить?

«Если мужчина действительно любит женщину, он отказывается ради нее от всего, и никак иначе. Вот чего я жду, Данте». – Глориана прекрасно помнила эти когда-то произнесенные ею слова.

Данте кивнул, как будто услышал их тоже:

– По-видимому, Глориана, твое ожидание закончилось.

Глава 15

Глориана распахнула дверь фургона и несколько раз глубоко вдохнула предрассветный воздух.

– Жаль, что здесь нет петуха.

– Мм… – мирное посапывание Мод сменилось недовольным ворчанием. – Глори, какого дьявола? Еще и солнце не встало…

– Я знаю. Хорошо, что я проснулась, иначе мы приступили бы к работе слишком поздно. Миссис Блу уже готовит на костре завтрак.

Глори оставила Мод продирать глаза в фургоне. В этот день ей не хотелось терять ни минуты. Она отыскала свой костюм для роли Энни Оукли, с короткой разрезной юбкой, в которой ничто не стесняло бы ее движений. Нужно было принести воды и натаскать дров. Она сама их разожгла, нагрела воды и стала выскабливать кухонный стол. Пожалуй, она сорвет с окна эту дурацкую коровью шкуру и впустит в комнату солнечный свет, чтобы было лучше видно паутину, убрать которую нужно первым долгом. Предстояла очень большая работа, если им действительно хотелось навести порядок в доме. В доме, где изо дня в день готовят пищу и едят, беседуют и встречают восход солнца. В доме, в котором можно надолго поселиться, вместо того чтобы всю жизнь трястись в вагоне, грохочущем на стыках рельсов. В доме, принадлежащем ей, а не какой-нибудь суетливой флоридской вдове – хозяйке пансиона, чье лицо превращалось в сморщенную сливу, если Глори осмеливалась поставить на стол вазу с букетом полевых цветов.

Глориане предстояло научиться наводить чистоту, потому что раньше она этим никогда не занималась.

Покончив с приготовлением завтрака, миссис Блу стала ей помогать, а потом к ним присоединилась и Мод, проявившая удивительные способности орудовать метлой. Миссис Блу что-то радостно напевала, а Глори с Мод то и дело заливались смехом и подняли такой шум, что нанятые для охраны ковбои еще долго после того, как был выпит весь кофе и съеден завтрак, разъезжали верхом взад и вперед мимо дома, напоминая мух, кружащихся над хорошо завернутым сладким пирогом, приготовленным на десерт. Мистеру Блу приходилось то и дело смущенно покачивать головой, слушая их смелые шутки и веселый смех, зажегшие в их глазах озорные огоньки. Всех мужчин-соседей притягивало к себе это неуемное женское веселье.

Всех, кроме одного. Данте явно был намерен придерживаться своего решения есть отдельно. И жить отдельно от них тоже – Глори понятия не имела, где он спал в эту ночь.

Она дала себе слово не думать о нем, но когда миссис Блу усадила ее на стул и придвинула к ней чуть ли не мешок кукурузы цвета темного сапфира, поручив ей размолоть зерно между двумя каменными жерновами, она и вовсе не смогла отделаться от мыслей о Данте за этой монотонной работой. Его присутствие поднимало настроение Глори, как горячий воздух заставляет подниматься воздушный шар, переполняя ее чувствами и вселяя стремление взлететь на вершину счастья. Он с самого начала придавал ей смелости, защищал, воодушевлял и верил в нее. Глориана знала, что когда он осуществит намерение вернуться в свою эпоху, настроение ее упадет, как камень на дно колодца. Если бы только он остался с нею… они навсегда взлетели бы на вершину счастья вместе.

Мод молола кукурузное зерно, что-то удовлетворенно бормоча.

– Ты не поинтересовалась, как он выглядит?

– Что ты имеешь в виду?

– Да тот дом, который твой папа строил для твоей мамы. – Мод вытряхнула намолотую кукурузу, кучка которой оказалась обескураживающе маленькой. – Бьюсь об заклад, что он перестал делать что-либо по дому после смерти жены, и неудивительно, что твоя мать также ничего здесь не делала, когда приезжала его навестить. Но теперь дом выглядит не так уж плохо после нашей уборки. – Она сердито посмотрела на кукурузу, как будто на ней лежала ответственность за то, что Мод изменила отношение к ранчо.

Глори оглядела грубые стены, грязный пол и невзрачную плиту. Ей никогда раньше не случалось оказываться в таком неприглядном месте, и нигде она не чувствовала себя так неуютно.

– Да, он вовсе не так плох, – согласилась она. – Ты подала мне одну мысль, Мод. Надо отыскать тот дом.

– О, я на твоем месте не стала бы этого делать. Питер обещал тебе его показать. Одной выходить не стоит, раз тут повсюду шныряют эти убийцы-овцеводы.

– Я думаю, что мне лучше будет сходить туда одной, по крайней мере в первый раз.

– Ив последний, если тебя там убьют. Можешь быть уверена, что перед тем, как тебе перережут горло, ты будешь кричать на всю округу, и мы будем знать, в каком направлении посылать людей за твоим телом.

– Я обещаю тебе, что буду все время в поле вашего зрения.

– О, это большое облегчение. Я поставлю вот этот стул на переднее крыльцо, чтобы было удобно сидеть и смотреть, как тебя убивают.

– Мод!

– Туда идти просто глупо, Глори, и ты сама это понимаешь. – Искренне озабоченная Мод нахмурилась. – Дорогая, возьми с собой хоть кого-нибудь. Например, Данте. Он сумеет сделать для тебя эту прогулку безопасной.

Если Мод действительно думала, что Глори будет в безопасности, отправившись вместе с Данте по уединенной тропинке, то, значит, она вовсе не была такой умной, какой себя всегда считала. И все же при мысли об этом легкое волнение Глорианы не отступило.

– Я попрошу его, если увижу, – согласилась Гло-риана, обещая себе, что пойдет прямо к Кристель, не глядя по сторонам. – Не беспокойся, я не уеду далеко. И если не найду этот дом, то вернусь через четверть часа.

Она нашла Кристель дремавшей в жиденькой тени сосны с плохо разросшейся хвоей. Поскольку Близзара поблизости не было видно, она поняла, что Данте присоединился на нем к конному дозору ковбоев. По крайней мере она не нарушит таким образом обещание, данное Мод.

– Иди ко мне, моя маленькая. – Глори похлопала Кристель по боку, подивившись тому, насколько раздалась кобыла за последние несколько дней. – Видно, Данте давал тебе слишком много кукурузы. Ты выглядишь так, будто готова к выполнению любых трюков.

Появившийся во дворе Данте сразу заметил отсутствие кобылы.

Поблизости не было никого, чтобы спросить, куда уехала Глориана, а Мод выскочила из дома с таким сердитым видом, что он не удивился бы, если бы над ее головой возник столб горячего пара.

– Ничего себе телохранитель!

По ее оскорбленному тону он понял, что Глориана была в опасности.

– Я отпустила ее с тобой. А что, по-твоему, я должна была делать? Связать ей ноги, как теленку, и привязать к кухонному столу?

– Может быть, и так при необходимости. Так где же она, Мод?

– Отправилась одна разыскивать дом, который ее отец строил для ее матери.

У Данте вырвался вздох облегчения. Объезжая окрестности, он обнаружил этот недостроенный дом и присмотрел в нем себе угол, где сможет спать, пока не кончится испытание, которому его подвергли.

– Это недалеко, и там с нею ничего плохого случиться не может. Я приведу ее обратно.

Приближаясь к недостроенному дому, Данте неожиданно услышал стук копыт, вызвавший у него сильную тревогу. Он направил Близзара к небольшой рощице в намерении подобраться туда скрытно, но жеребец прижал уши и громко, удовлетворенно заржал, отчасти рассеяв тревогу Данте.

– Что, Близзар, почуял приближение своей дамы? – прошептал он. Данте потрепал жеребца по гладкой шее и улыбнулся, когда Близзар закивал головой, точно понял его слова. – И моей тоже. – Ему захотелось произнести это вслух, хотя слышал его всего лишь конь.

Стук копыт не умолкал, но Глориана на лошади не показывалась. Данте сжал бока Близзара, посылая его вперед. То, что предстало перед его глазами, настолько его обезоружило, что он предпочел бы увидеть Глориану, захваченную ковбоями, что было бы куда безопаснее увиденного им зрелища.

Кристель, двигавшаяся без всякого видимого управления, шла легким галопом по краю большого, вытоптанного копытами круга во дворе недостроенного дома. На гладкой спине кобылы стояла во весь рост Глориана. На ней не было обуви, волосы были распущены, руки разведены в стороны, лицо поднято к солнцу, а глаза закрыты от яркого света.

Волосы развевались за ее спиной и выглядели богаче и роскошнее любого шитого золотом королевского штандарта, возвещавшего о присутствии королевской особы. Встречный ветерок легким дуновением подчеркнул пышную грудь Глори, изящную тонкую талию и мягкую выпуклость бедер, обтянутых шелком ее коротенького наряда. Ее фигура выглядела особенно грациозно на галопирующей Кристель, и хотя казалось, что Глори оставалась неподвижной, Данте видел каждое едва заметное напряжение ее ног, каждое движение бедер, помогающее сохранять равновесие.

Она была похожа на богиню, стройную и великолепную, благословленную неземной красотой, на летящую через Вселенную звезду, ярко горящую и недосягаемую для простого смертного.

Глориана, очевидно, почувствовала его взгляд, потому что, когда Кристель несла ее по кругу в направлении Данте, она открыла глаза. И улыбнулась ему.

В какой-то момент трепетавший под ним Близзар, почувствовав, что Данте на секунду потерял над ним власть, рванулся к своей кобыле.

Кристель не сбилась с темпа. Близзар приноровился к ее шагу, и обе лошади теперь неслись по кругу как одна. Арабские скакуны несли мужчину и женщину так гладко, что Данте поймал себя на мысли встать на спину Близзара. Было бы так прекрасно схватить руку Глорианы и, победно подняв соединенные руки, до скончания времен нестись по кругу, балансируя на спинах великолепных лошадей!

Он почувствовал на своем плече руку Глорианы и ее короткое напряжение, когда она словно на секунду застыла, оценивая движение лошадей. Через мгновение Глориана прыгнула на спину Близзару. Она крепко вцепилась в поясницу Данте, обхватывая его своими стройными ногами и обволакивая пьянящим запахом нагретой солнцем лаванды, исходившим от накрывших его шелковистых волос.

Глориана прижалась лицом к его спине и туже стянула руки вокруг его пояса. Она смеялась. Смеялась от восторга, и ее горячее дыхание доходило через ткань его рубахи до самой глубины его сердца.

Лошади замедлили свой бег и наконец остановились. Данте накрыл своей рукой руки Глорианы, требуя всю ее себе во всей ее ослепительности хотя бы на мгновение.

– Прошло слишком много времени с тех пор, как я этим занималась, – пробормотала она. – Надо делать это почаще, или мы окончательно разучимся.

Он сильнее сжал ее руку.

К его огорчению, она высвободилась и расслабила свои дивные изящные ноги, охватывавшие его бедра, а потом вообще соскользнула со спины Близзара и теперь пристально смотрела на Данте глазами, все еще опьяненными от возбуждения.

– Если хочешь, я научу тебя.

– Научишь меня?

– Это легче, чем кажется. Если ты хочешь попробовать, то Кристель – очень надежная лошадь. Да и Близ-зар тоже. Мистер Фонтанеску отлично выдрессировал их обоих.

В Данте ничего не изменилось, но он удивил Глориану тем, как подействовала на него ее вольтижировка, и сам же устыдился этого.

– Я не знал, что ты исполняла в цирке номера с лошадьми.

– О, я была недостаточно готова для этого – освоила только азы. Между представлениями бывает много свободного времени, и мы всегда обучаем друг друга, каждый своему трюку. Так мы коротаем время, а заодно помогаем друг другу тренироваться.

Он вспоминал ее опасения, связанные с проведением вечера вдали от ее цирковых коллег. Здесь ее зависимость от них становилась еще более очевидной для него. Это сдерживало его желание, но он по-прежнему не мог ни довериться своему телу, ни предать его. Циркачи не единственные, кому приходится иногда искать, как убить время. Данте решил продолжить этот разговор:

– Каково самое важное требование для овладения этим трюком?

– Наличие партнера, готового вверить тебе свою жизнь.

– Как ты вверила мне свою, Глориана?

Глориана говорила о лошадях. О молчаливой, но тесной связи, соединяющей хорошо выдрессированную лошадь с наездником, об умении его предвосхищать движения лошади. О преданности, позволяющей лошади не сбиваться ни с пути, ни с темпа, несмотря на шум и другие отвлекающие обстоятельства, которые могут ее испугать, заставить шарахнуться в сторону или резко остановиться и сбросить наездника, что грозит ему неминуемой гибелью.

Данте посмотрел на Глориану. Она вся дрожала. Взгляд его медно-карих глаз насквозь пронизывал это очаровательное тело профессиональной циркачки, одним своим видом возбуждающее мужчин… Этот блистательный вид сама она презирала, потому что все это была ложь. Данте прокладывал себе путь напрямик, словно циркового фасада вообще не существовало, прямо к ее сердцу, и она упивалась мыслью о том, чтобы открыть ему свое сердце, только ему.

Ею овладело веселое возбуждение. Здесь, на этом ранчо, она могла полностью раскрепоститься вдали от людей, следящих за каждым ее шагом. Кристель тоже могла наслаждаться, работая с Глори, без запугивания каким-нибудь пьяным ковбоем, считающим, что его никудышный гонорар позволяет ему разряжать свои револьверы над ушами бедной кобылы, демонстрируя свое одобрение. Данте смотрел на Глори, стоявшую на спине галопировавшей по кругу кобылы, но не тем нечистым, похотливым взглядом, который всегда заставлял ее содрогаться от отвращения. Он боялся – за Глориану. И когда он убедился в ее высоком мастерстве, этот страх сменился гордостью – за Глориану.

Рука Данте оставалась на бедре. Глориана просунула под нее свои руки и задержала дыхание, его мускулы в ответ на это напряглись и набухли, а пальцы крепко сжали ее руки.

– Я верю в тебя больше, чем в самое себя, – сказала она.

– Так быть не должно.

Данте спрыгнул, с лошади и принял Глориану в свои объятия. Этого оказалось недостаточно. Ей хотелось быть ближе. Она дотянулась носками до земли, получив опору, сильнее прильнула к его сердцу и почувствовала, как оно билось в унисон с ее собственным. Недостаточно было и этого.

– Ты перестала бы в меня верить, – шептал Данте в ее волосы, – если бы знала, какие мысли меня сейчас терзают.

Бедра Глорианы заскользили вверх по его тугим мускулам, и их мысли слились в одно целое, так же как их тела.

Он повел ее по выбеленным непогодой половицам через каркас недостроенного отцом Глори дома в его заднюю часть, в комнату, которая, как она почувствовала сердцем, должна была служить спальней. Она увидела сложенные стопкой постельные принадлежности и разложенные в идеальном солдатском порядке его металлический нагрудник и похожий на желудь шлем.

Ей захотелось раскидать все это, уничтожить малейшие намеки на то, что это всего лишь временное пристанище Данте, ударом ноги вышвырнуть и нагрудник, и шлем в заросли сорной травы, где они, проржавев, превратились бы в ничто, разорвать его панталоны с пуфами и расшитую рубашку на такие мелкие клочки, которые могли бы пригодиться птицам для плетения своих гнезд. Ей страстно хотелось сорвать с Данте ремешок, прихватывавший его волосы, повалиться вместе на тюфяк и упиваться его запретными, захватывающими ласками при свете дня, пока этот тюфяк, душистый от высушенной солнцем соломы, которой он был набит, не расползется по швам и не растворятся в воздухе все следы путешествующего во времени воина, оставив в ее объятиях лишь этого мужчину, так похожего на полуприрученного тигра.

Так Глори и сделала.

Данте удивленно откинул голову, когда она отшвырнула ногой нагрудник. Его губы тронула улыбка, когда за нагрудником последовал шлем. К тому времени, когда она добралась до его старой одежды, чтобы разнести ее в клочья, он уже трепетал от радостного предвкушения, и это заставило ее пальцы прикоснуться к нему, забыв обо всем на свете. А может быть, ткань, сработанная ткачами былых времен, просто оказалась более прочной, и она не смогла оторвать от нее ни одной полоски. Данте вырвал из ее рук и отбросил в сторону свою старую одежду и прижал ее руку к надетой на него рубашке.

– Попробуй разорвать вот это, – прошептал он ей на ухо.

Руки Глорианы заскользили по его животу в попытке разорвать прочную домотканую материю. Ее охватило страстное желание почувствовать его трепетавшие под тканью крепкие мускулы. Мысль о том, что можно было просто расстегнуть пуговицы, возобладала над инстинктом разрушения, и она быстро их расстегнула, содрогаясь от наслаждения, когда ее пальцы прикасались к животу Данте, к его бокам, скользили вдоль пояса и ниже.

– О, Глориана… – шептал Данте. Он откинул назад голову и дышал глубоко и прерывисто, когда она прижала язык к линии, разделявшей надвое его грудь, и зарылась лицом в шелковые завитки покрывавших ее волос, вдыхая его аромат и чувствуя, что уже одно это могло ее воспламенить.

– Данте, – шептала она, – Данте Тревани…

Ее полуприрученного тигра уже ничто не могло удержать.

И они разнесли в пух и прах соломенный тюфяк, но не раньше, чем Глориана еще раз десять прошептала его имя. И не раньше, чем он проник в нее и раз за разом вознес ее к вершинам такого сладкого, расплавляющего наслаждения, что она кричала от боли и желания раствориться в нем без остатка.

Данте задержал на мгновение ее голову между ладонями.

– Не закрывай глаза, Глориана, – требовал он. – Смотри на меня. Смотри на меня.

И она смотрела, едва дыша, а его живот скользил по ее животу вверх и вниз, и каждое вторжение Данте наполняло Глориану чувством ее полной принадлежности ему. Она снова задрожала от какого-то словно взорвавшегося внутри нее тепла, подкатившего к самому сердцу, и от вида того, как могучее наслаждение Данте переливалось в гармоничное обладание, как будто он нашел в ней единственное во всей Вселенной место, которого жаждал для себя. Она так хорошо понимала его чувства потому, что они в точности соответствовали ее собственным ощущениям. В объятиях Данте она чувствовала себя королевой.

Казалось, само небо праздновало вместе с ними их слияние – его цвет чистейшей лазури сменился величественно пурпурным, подсвеченным золотом солнечных лучей. Волны этих цветов колыхались над плечами Данте, как королевская мантия. Пурпур и золото… королевские цвета.

Женщина, любившая такого мужчину, искренне его любившая, не должна была требовать, чтобы он провел свою жизнь в черной домотканой одежде.

А она любила его. О Боже, как она его любила… так сильно, что все мечты ее жизни казались ей жалким детским лепетом.

Потом Данте уснул, и сначала она боялась, что ей не удастся освободиться от объятий, не разбудив его. Но бессонная ночь, долгие часы бодрствования взяли свое. Или, возможно, он не хотел открывать глаза, – в конце концов это она разожгла их страсть, хорошо понимая, что между ними ничего не изменится. Он не давал никаких обещаний, никаких поводов надеяться, что передумал возвращаться в прошлое, и даже отошел от их небольшого круга, стал есть отдельно и вот подыскал себе это уединенное место для ночлега, как будто уже начал исчезать из ее жизни.

Данте спал так крепко, что не пошевелился даже от глухого стука копыт Кристель. Немного отъехав, Глориана вытерла слезы и поклялась себе, что отправит Данте обратно в его эпоху как можно скорее, потому что больше никогда не хотела плакать из-за Данте Тревани, никогда.

На этот раз, когда Данте въехал во двор, Мод встретила его скорее презрительно, чем обеспокоенно.

– Жаль, что мы еще не заплатили тебе жалованье, иначе бы пришлось потребовать свои деньги назад. Последний раз в жизни мы нанимаем в телохранители цыгана.

– Клянусь тебе, Мод, что ни один мужчина не мог бы охранять ее более надежно. – Проклятая слабость! Сон, настоящий враг воина, стоил ему проигрыша самого важного сражения в его жизни.

– Слава Богу, она, вероятно, в безопасности.

– Где она?

– Уехала с этим парнем, Питером.

Данте никогда не считал себя ревнивцем. В самом деле, ревность была лишь слабым отголоском естественной, чуть ли не животной необходимости сохранить собственность, и это мучительное ощущение он остро почувствовал, услышав слова Мод.

– Уехала?

– Да, он приехал на какой-то необычной двухместной коляске, с гарцующей лошадью в оглоблях. Слава Богу, у меня прошла головная боль, когда они наконец уехали. Они так весело здесь болтали! Можно было подумать, что они дети этой старой болтуньи мисс Хэмпсон, с которой мы познакомились в поезде.

Данте знал, что Глориана любила окружать себя собеседниками. Она одна гостеприимно приняла мисс Хэмпсон. Ей не хватало друзей по цирку, с тех пор как они уехали из Холбрука, и она скучала по дружеским урокам, которыми обменивалась с партнерами. Глориана так нуждалась в сердечной компании, что ускользнула из его объятий, чтобы уехать с другим мужчиной, поболтать с Питером Хенли.

Данте понимал, что был неразговорчив в ее присутствии, но не мог измениться. Когда он бывал с Глорианой, умение вести беседу давалось ему с еще большим трудом. Как бы он ни стремился к этому, человек, всю жизнь следивший за каждым своим словом, не мог внезапно привыкнуть болтать без умолку. Будь он способен выражать свои мысли более свободно, Глориана давно знала бы, какими чувствами наполнено его сердце.

– Э, да они уже возвращаются. Прислушайся!

Они непринужденно болтали, Глориана и этот человек, который поклялся отказаться от всего ради нее. Наклонившись в сторону Питера, Глориана, казалось, с жадностью голодающего ловила каждое слово, исходившее из его уст. Питер поймал взгляд Данте и замер на полуслове. Глориана повернулась, чтобы увидеть, что отвлекло его внимание.

Она опустила глаза и покраснела. Но не показала виду, что между ними что-то произошло. Опущенные глаза могли в равной мере говорить и о сожалении, и об удовлетворении, а краска, залившая ее лицо, могла быть признаком либо стыда, либо восторга.

Должно быть, это теплое сияние жгло его изнутри, потому что кровь Данте кипела в жилах, как расплавленное стекло, которое набирает в свою трубку стеклодув.

Она покраснела, увидев его. Ветер приподнимал завитки ее волос. Данте увидел застрявшую в них соломинку из его тюфяка. Истинный джентльмен совладал бы со своей уязвленной гордостью и встретил бы их приятной улыбкой. Но Данте Тревани не был настоящим джентльменом, и Глориана знала это с самого начала. Он ничего не мог поделать со своим существом, предательски выдававшим раздражающие его, противоречивые чувства при одном лишь взгляде на Глориану, и не его вина, что его охватывало бешенство при виде ее рядом с другим мужчиной. Он сжал кулаки и словно врос в землю, чтобы не перепрыгнуть несколько футов, отделявших его от них, и не отобрать ее у него прямо на глазах у всех, или, того хуже, не убить Питера Хенли просто так, без всякого повода.

Поскольку он не мог сделать ни того, ни другого, Данте повернулся на каблуках и направился к амбару.

Почти сразу за ним последовал Хенли. Он подошел к Данте, похлопывая по ладони своими дорожными перчатками, как придворный из времен Данте, подошедший к сопернику, чтобы вызвать его на дуэль.

– Я хочу спросить вас как мужчина мужчину, что вы здесь делаете, в наших краях?

Они оба понимали, что Хенли имел в виду не землю.

«Мне нужна часть ее сердца, а ей мое полностью» – такое признание диктовала Данте его мужская гордость: ему не терпелось во всеуслышание заявить о своем обладании Глорианой. Это могло бы заставить Хенли потерять к ней интерес.

Но Глориана ушла из его постели к Хенли.

– Глориана должна была объяснить вам наши отношения.

– Она говорила, что вы вот-вот уедете в Лондон, в Англию. Говорит, что там вас ждет невеста. Что вы всего лишь нанялись к ней на работу, чтобы заработать деньги на дорогу.

Значит, Глориана ничем не намекнула на то, что они стали больше чем просто хозяйкой и работником. Странно, всего несколько слов, объясняющих его нахождение здесь, могли обесценить богатства, которые, как полагал Данте, он обрел.

– Все это верно.

У Хенли вырвался короткий вздох облегчения:

– Ну что ж, хорошо. Стало быть, ни один из нас не окажется помехой на пути другого.

– Вы намерены домогаться ее?

– Домогаться ее? Черт побери, я намерен надеть на ее безымянный палец обручальное кольцо.

– Вы ее едва знаете.

– Да вы хоть посмотрели на нее, Тревани? Посмотрели на нее как следует?

С момента встречи с Глорианой Данте вообще почти не смотрел ни на кого другого. Он изучал ее в свете фонаря, наслаждался ею при лунном свете и занимался с ней любовью среди бела дня.

– Да, – ответил он, трепеща от волнения и тщетно пытаясь это скрыть. – Она красивая женщина, но в ней есть нечто большее, чем красота.

– Это верно. Она богата и талантлива, и мужчина, положивший на нее глаз, до конца своих дней не захочет никакой другой женщины.

– Вы просто собираетесь использовать ее в своих интересах! – Ярость снова овладела Данте. Думать о том, что Глориана страстно желала встретить мужчину, который ради нее отказался бы от всего только затем, чтобы вцепиться в нее, как рак в днище корабля!

– Нет, я могу внести и свой вклад. Я собираюсь стать ее импресарио, как Батлер у Оукли. – Когда Данте поднял на Хенли непонимающий взгляд, тот объяснил: – Фрэнк Батлер и Энни Оукли.

– Я не знаю этих людей. Хенли застыл в удивлении:

– Вот уж не думал, что в этом мире найдется хоть один человек, который не слышал бы о театральной карьере Энни Оукли.

«Но я не из этого мира», – подумал Данте.

– Вы же фермер, а вовсе не театральный импресарио, – произнес он вслух.

– Фермерстве – дьявольски тяжелая работа. И я не задумываясь отказался бы от нее ради приятной и вольготной жизни около цирка с мисс Глори.

– У Глорианы очень трудная работа. Хенли фыркнул:

– Трудная работа – демонстрировать свою грудь перед толпой зевак?

Данте с трудом сдержался. Как мог Хенли провести хоть минуту с Глорианой и не заметить ни малейших признаков того, как она ненавидела свою работу и каким тяжким грузом это лежало на ее душе?

– Не думаю, чтобы вы смогли оценить ее по достоинству.

– Черт побери, да я буду оценивать ее каждый день. И даже два раза в день, если, конечно, она позволит. – На этот раз настоящая ревность овладела Данте, когда он увидел, как загорелись от предвкушения глаза Хенли. – Будьте уверены, я не останусь неблагодарным. Женившись на ней, я превращусь из обычного фермера Питера Хенли в мистера Глори Карлайл, супруга звезды. И уж будьте уверены, черт возьми, я буду исправно оценивать ее за это!

– Если бы она узнала о ваших корыстных намерениях, это разбило бы ей сердце.

Хенли раздраженно поджал губы:

– Вам этого не понять. Что из того, что я сейчас, в эту самую минуту, в нее не влюблен? Она красива, и я не могу дождаться, когда уложу ее к себе в постель. И буду вечно ей благодарен за то, что она сможет для меня сделать. Какого дьявола, разве этого не достаточно для того, чтобы жениться, – так люди поступали с незапамятных времен.

Так намеревался поступить и сам Данте.

– Кто сказал, что любовь не приходит со временем? – продолжал Хенли. – Я сделаю для этого все, что смогу. Я буду хранить ее как сокровище, Тревани, и буду следовать за нею всюду, пока у нее не иссякнет желание выступать в цирке. И если она когда-нибудь расстанется с ним, мы сможем вернуться сюда. Со мной она будет иметь все самое лучшее, что только есть в Старом и Новом Свете. Даю вам слово.

У Данте больше не было возражений, тем более что его собственное положение было едва ли не зеркальным отражением намерений Хенли. Данте видел Елизавету всего раз в жизни, шестилетней девочкой, и не провел с нею и часа, в противоположность знакомству Хенли с Глорианой. Он даже не мог сказать, что Елизавета привлекала его своей красотой или что у него было желание обладать ею, для чего у Хенли были все основания. Данте намеревался жениться на Елизавете Тюдор из корыстных побуждений: женитьба на ней принесла бы ему богатство и славу. К тому же стремился и Хенли, намереваясь жениться на Глориане.

Хенли ценил бы Глориану как сокровище. Данте терпел бы Елизавету.

И все же Данте хотелось отвадить от нее этого ухажера.

Глориана заслуживала лучшего, гораздо лучшего. Ей нужен мужчина, который любил бы ее без всяких оговорок… Так, как любил ее он, Данте Тревани.

Эта мысль заставила Данте содрогнуться. Из всех мужчин он был бы наихудшей партией для звезды цирка Глорианы Карлайл. Он никогда больше не разрешил бы ей – своей жене – красоваться на арене цирка и демонстрировать свою грудь. Он соскоблил бы до дыр ее изображения с фургона, потому что не допустил бы даже мысли о том, чтобы кто-то другой рассматривал их, глотая слюну. Он не отпускал бы Глориану от себя ни на шаг, снова и снова наполняя своим семенем ее чрево, а любому типу, который осмелился бы назвать его мистером Глори Карлайл, он проткнул бы глотку концом своего конкистадорского меча. В дверях амбара Хенли повернулся к погрузившемуся в свои мысли Данте:

– Итак, завтра мы отправляемся на пикник взглянуть на пещеру, показать нам которую, по-видимому, сгорает желанием ваш мистер Блу. Мои люди останутся здесь охранять дом, если вы решите к нам присоединиться. – Высокомерие этого человека, стремившегося втереться в доверие к Глориане, делало присутствие Данте на пикнике излишним.

– Я – ее телохранитель. И буду охранять ее, пока она сама от этого не откажется.

– Может быть, завтра вы не станете неотступно следовать за нею, зная о моих намерениях.

Если бы Хенли позволил себе какую-то двусмысленность или выразился неуважительно о Глори, Данте с радостью размазал бы его по стенке амбара. Но Питер Хенли просто подмигнул ему со слегка растерянным видом неожиданно для себя влюбившегося человека. Он ушел с игравшей на губах глуповатой улыбкой.

Данте долго стоял на месте и не мог понять, куда завело его горячее желание стать супругом правящей королевы и откуда взялась его готовность по доброй воле, если не из чувства острой потребности, обречь себя на положение человека, которому суждено бессильно наблюдать, как его жена будет принимать выражения верноподданнических чувств, и которого люди за его спиной будут называть мистером Елизавета Тюдор.

Глава 16

Ветер дул в Плезент-Вэлли постоянно, как будто его с самого начала заключила в себя эта чашеобразная котловина, и он с тех самых пор искал способ вырваться из нее. Он свистел над гребнем гор, опоясывавших долину, шумел в кронах деревьев, заполняя воздух звуками навязчивой аризонской мелодии, ни на что не похожей, в которую вплеталось в небесной гармонии с ее звуками непрерывное, монотонное жужжание миссис Блу.

– Мой народ жил и умирал на этой вот земле. – Данте непроизвольно последовал глазами за рукой мистера Блу, широким жестом очертившей чуть ли не всю Аризону. – И теперь мы живем не только на плоских холмах, но на всем этом просторе. Народ хопи по-прежнему считает священными места, где жил наши предки, и заботится о них. Я отвечаю за эту пещеру. – Он указал на особенно густую поросль мескитовых деревьев. А если бы не указал, то Данте принял бы ее просто за тенистую рощицу, а вовсе не за вход в пещеру.

Несмотря на то что все это было ново для него, Питер широко зевнул, всем своим видом показывая, как наскучил ему рассказ индейца.

Питер с Глорианой сидели на облучке чрезвычайно неудобного экипажа, который Питер называл тарантасом. Остальные теснились на заднем сиденье и тряслись, стуча зубами, на всем протяжении испещренной бесконечными выбоинами, проходившей у подножия горной цепи дороги. Судя по цветущим вдоль нее мескитовым деревьям и юкке, гора здесь не затвердела до полной непроницаемости, как выше.

– Дорога к пещере безопасна, – продолжал мистер Блу. – Женщины могут держаться за низкие ветки деревьев.

– Так пусть идут одни мужчины, – вмешался Питер. – Женщинам нечего туда карабкаться лишь для того, чтобы испачкать свои юбки в грязи какой-то старой пещеры.

Обычно бесстрастное лицо мистера Блу недовольно сморщилось. Мелодия миссис Блу зазвучала на самой высокой ноте – то был невыносимый до болезненности звук ветра.

Данте с самого начала поездки боролся с непреодолимым желанием прыгнуть на облучок и двинуть кулаком в живот Питера Хенли, но на этот раз так, чтобы стереть с лица фермера самодовольную улыбку превосходства. Его опередила Глориана, смерившая хама холодным, удивленным взглядом, от которого опустились уголки его губ. Она повернулась и по-дружески положила руку на плечо мистеру Блу.

– Мне хочется поскорее увидеть эту пещеру, мистер Блу.

– Мне тоже, – подхватила Мод. Она неловко спрыгнула с тарантаса, ушибив при этом себе зад.

Дорога к пещере оказалась, как и обещал мистер Блу, вполне проходимой. Он еще раз напомнил о святости места, которое они собирались посетить: только Бог мог создать такой узкий каменный карниз, по которому можно было так легко пройти и который не выдавал пути подхода к пещере, и только он мог вырастить здесь такую пышную зелень, не перегородив при этом проход, огибавший каменные стены и переваливавший через вершину так, что идущий по нему оставался полностью скрытым от чужих глаз.

У входа в пещеру ветер стал резким и холодным, как будто именно она была источником постоянного ветра в Плезент-Вэлли.

– Идемте, – позвал мистер Блу. – Сейчас я вам все покажу.

Все говорило о том, что за пещерой тщательно следили в течение столетий. Каменный пол, каменные стены были настолько чистыми, что их поверхность сияла почти как полированное стекло. Нигде не было видно ни одного каменного осколка. В небольшие трещины были вставлены свечи, в которых в тот день не было необходимости, так как солнечный свет свободно лился в пещеру через отверстие в ее своде.

Свет, заливавший небольшое пространство, высветил перед Данте лицо призрака. На подобии наклонного ка* менного стенда лежало мумифицированное тело конкистадора. Одновременно с Данте его увидели и остальные. К чести женщин надо сказать, что каждая из них ограничилась лишь сдавленным возгласом. Питер, у которого перехватило дыхание, пробормотал проклятие.

– Я поищу более приятный способ улучшения аппетита в предвидении нашего пикника. Подожду вас снаружи.

Данте показалось, что его ноги стали такими же окаменевшими, как ноги лежавшей перед ним мумии. В» пещере стонал холодный сухой ветер, шевеливший ржавчину на доспехах и труху от полуистлевшей одежды. Только благодаря уникальному климату здесь сохранились останки средневекового воина. Металлический конкиста-дорский нагрудник, очень похожий на его собственный, говорил о принадлежности воина к армии Франсиско Васкеса де Коронадо. Время не пощадило его одежду. От ветра шевелились лоскуты разрушенной ткани, окраска которой хоть и выцвела от времени, оставалась все же достаточно различимой, чтобы напомнить Данте о роскошном обмундировании солдат войска Коронадо, в котором их отправили в Новую Испанию.

– Я вполне мог быть с ним знаком, – прошептал Данте, опускаясь на колени, – мог провожать его корабль при выходе из гавани.

– Посмотри-ка, Данте, шлем вроде желудя, совсем как твой, – указала Мод на каменный выступ над головой конкистадора.

Рядом лежали и пустые ножны, и Данте понял, что меч, который теперь висел у него на поясе, был из этой священной пещеры. Он взял ножны в руки и стал рассматривать украшавшую их замысловатую резьбу, но не смог обнаружить и намека на имя конкистадора.

«Это вполне мог быть я сам», – понял Данте, и сердце его замерло. Если бы его помолвка с Елизаветой не потребовала его присутствия в Англии, он отправился вместе с Коронадо путешествовать в Новую Испанию.

– Почему вы вручили мне этот меч? – спросил он мистера Блу охрипшим от волнения голосом.

– У народа хопи много разных легенд. Одна из них гласит, что когда мой народ выполз из преисподней, чтобы жить на поверхности матери-земли, с нами был белый брат. Мы называли его бахана, потому что он был существом, наделенным сверхъестественной мудростью. Этот бахана покинул нас, но обещал вернуться и стать нашим великим вождем. Вот почему мы так гостеприимно встретили вас, когда к нам впервые пришли ваши люди. И мы ошиблись. Среди конкистадоров баханы не было, но мы никогда не переставали надеяться на возвращение своего белого брата. И я подумал, что вы и есть тот самый человек, которого мы ждем.

Ветер унес невеселый смех Данте:

– Никакой особой мудростью я не наделен, мистер Блу. И я вряд ли смог бы сам пройти по какому-нибудь трудному пути, не говоря уже о том, чтобы повести за собой целый народ.

Но почему же он тогда по-своему боролся за управление королевством?

Мистера Блу не озадачило перечисление Данте своих недостатков. А мелодия миссис Блу зазвучала в более оживленном ритме, и Данте узнал в ней воинский марш своей эпохи.

– Я знаю эту песню, – заметил он.

– Моя жена передаст ее другим, как передали ее ей самой.

Глориана преклонила колени рядом с Данте. С разрывающей сердце нежностью она расправила лохмотья манжеты на обтянутой полуистлевшей кожей кости, бывшей когда-то рукой конкистадора. Ее плоть, такая гЛад-кая и теплая, трепетала жизнью над иссохшими останками. Данте пошатнулся, настолько ошеломленный этим зрелищем, что едва не потерял равновесие.

Через несколько дней, в худшем случае недель, эта самая прекрасная рука Глорианы отошлет его обратно, в прошлое, где он доживет свои дни задолго до того, как она родится. А потом Питер Хенли, возможно, возьмет эту прекрасную руку в свою, и не будет руки Данте, которая могла бы его остановить, потому что жизнь его к тому времени будет уже давным-давно прожита и его останки не сохранятся так, как эти, лежащие сейчас перед ним.

Но… он женится на Елизавете Тюдор и завоюет себе место в истории Англии как консорт.

Он знал, что Глориана не изучала истории. И какое значение будет иметь то, что сотни, даже тысячи людей будут знать о том почете и уважении, которых он удостоится, если Глориана будет помнить его всего лишь как мужчину, выбравшего себе вместо нее другую женщину?

Ее соблазнительные губы шевелились в безмолвной молитве, а взгляд дивных глаз, прикованный к павшему когда-то конкистадору, был исполнен благоговейного почтения, скорби и жалости к человеку, окончившему жизненный путь вдали от тех, кого он любил. Данте всегда находил губы Глорианы прекрасными, но предпочитал видеть их припухшими от поцелуев, глаза – затуманенными страстью, а волосы – свободно распущенными, образующими золотисто-рыжую шелковую завесу. Мертвец не мог разжечь страсть Глорианы.

– Мистер Блу, – обратилась она к индейцу, – вы позволите нам с Мод принести ему цветы?

– Вам делает честь уважение наших традиций. – Мистер Блу склонил голову, в точности, хотя и бессознательно, повторив жест придворных, толпившихся при дворе Карла V.

Принесет ли когда-нибудь Глориана цветы на могилу Данте? Да нет, конечно, ведь он будет лежать далеко за океаном, где она никогда не найдет даже столба на его могиле со стертым от времени именем.

Несмотря на непрекращавшийся холодный ветер, Данте внезапно стало трудно дышать.

– Я подожду вас снаружи, – тихо сказал он и вышел из пещеры.

Он отыскал в тени камень, которого не было видно ни от входа в пещеру, ни от тарантаса, сел на него, обхватив руками колени, и устремил взгляд на котловину, образованную долиной и окружавшей ее цепью гор. Он никогда не находил в себе склонности к фантазии, но теперь без всякого усилия вообразил, как на просторных акрах этой равнины резвились бы белые жеребята – отпрыски Близзара. Рожденные Кристелью, они стали бы чистокровными арабскими скакунами, королевскими лошадьми. Прекрасных животных дали бы и превосходные кобылы Хенли. Во время бесконечной тряски в тарантасе тот мимоходом упомянул, что отловил диких лошадей и теперь положит начало табуну, как он сказал, потомков скакунов, оставленных испанцами, побывавшими здесь сотни лет назад. Они вполне могли принадлежать конкистадору, почившему в священной пещере мистера Блу. Жеребец, оставленный Данте в Мортлейке, мог быть предком диких лошадей, сохранившихся в этой долине. Данте представил, как он требует своей доли собственности, составляет табун кобыл для Близзара и выводит восхитительную породу, которой будет гордиться.

Он отбросил эти бесплодные мысли и задумался над тем, какая сила смогла прорубить это ущелье в сплошной горе. На его родине подобное произошло с Везувием, но здесь не было видно дымившегося вулкана, способного расколоть гору надвое. Нет, эта расщелина была создана по прихоти Творца, как по его же капризу оказался здесь Данте, разрываемый своими желаниями пополам, в противоположных направлениях.

Он не знал, долго ли просидел в зеленой поросли, размышляя о призрачных жеребятах, проносившихся в его воображении, когда к нему подошла Глориана с развевающимися по ветру волосами и с охапкой цветов в руках.

– Мистер Блу сейчас отведет вас снова в пещеру, – заметил Данте.

Она подарила ему озорную улыбку:

– Я там уже была. Эти цветы для тебя. – И, разжав руки, вывалила ему на голову всю охапку, засыпав его белыми и желтыми цветами. – Так-то лучше. Уж больно угрюмый был у тебя вид.

Угрюмый – ха! Если бы только она понимала всю глубину тоски, угрожавшей затопить Данте… Однако ему было трудно сохранить скорбное выражение лица, когда нос ему щекотали маргаритки, а рядом сидела Глориана и в ее глазах снова плясали огоньки.

Он тряхнул головой, и его волосы разлетелись, как грива Близзара, когда тот вскидывал морду к небу с приветственным ржанием. Цветы, лепестки и листья посыпались на Глориану. Она, смеясь, слабо запротестовала, но цветы уже застряли у нее в волосах, а упавшие лепестки осели на мягкой ткани простого платья. Один из них, кремово-белый, трепетал на высокой груди Глориа-ны. Собирая рассыпавшиеся цветы в букет, Данте машинально коснулся его, с трудом удержав руку от того, чтобы она заняла место дерзкого лепестка.

– Питер был прав, – заметила она. – Эти места не так уж плохи.

– Тебе здесь нравится? – спросил Данте, следя за тем, чтобы голос не выдал его волнения.

– О, кажется, да. – Ее, казалось, смутила собственная интонация. – Но это, вероятно, потому, что здесь все по-другому.

– Да. Вероятно.

– И потому, что я буду здесь очень недолго. – Как и он сам.

– Ты об этом мне не раз говорила.

Чтобы чем-то занять свои руки, Данте принялся плести гирлянду из маргариток. Он думал о том, не удивит ли Глориану, что ее доблестный защитник-фехтовальщик занялся такой женской работой, оскорбленный пренебрежением к своему мужскому призванию, под тем предлогом, что тренировка пальцев, которой оно требует, делает руки более гибкими. Проклятые мысли! О чем бы он ни думал, они возвращали его к одному и тому же – воспоминаниям о прикосновениях чудесных рук Глориа-ны, таких нежных и гибких, что могли в любой момент плести гирлянды из маргариток.

– Мне кажется, тебе не дает покоя мысль о возвращении.

В руках Данте сломался стебелек. Он выбрал другой.

– Что ж, раз так надо, мы можем попытаться проделать этот опыт с зеркалом сегодня после обеда, – не унималась Глориана.

– Мы попробуем проделать это, когда ты будешь в безопасности, вдали от этого места.

– Но я, возможно, задержусь здесь несколько дольше, чем намеревалась. – На ее щеках расцвел легкий румянец.

– Ты нашла здесь себе приятную компанию.

– Да… да, нашла. – Краска на ее щеках стала гуще, подтверждая догадку Данте о том, что она думала о Питере Хенли. – И пожалуй, ты хорошо сделал, что купил в Холбруке много провизии. Миссис Блу обещала научить меня готовить.

– Она разговаривала с тобой?

– Сказать так было бы не совсем точно. Я попыталась подобрать слова, чтобы спросить ее, а она попыталась пропеть что-то в ответ, и это прозвучало как «да».

Итак, решение его судьбы, да и ее собственной тоже, на этот раз снова откладывалось – до тех пор, пока она не постигнет тайны искусства синей кухни. Довольно слабая отговорка для того, чтобы еще задерживаться здесь.

– Откуда у тебя столько свободного времени на такую безделицу? А как же цирк? – не удержался от вопросов Данте.

– О, я вовсе не намерена посягать на твое время. Питер сказал, что будет счастлив принять на себя твои обязанности телохранителя, а его люди будут охранять границы моего ранчо.

Данте так смял цветок, что между его пальцами выступил сок. Разумеется, Питер посторожит ее, пока она будет печь синие оладьи и мешать синюю овсяную кашу. Питер охотно последует за Глорианой, куда бы она его ни повела, и она, несомненно, будет улыбаться ему на каждом шагу. В конце концов как раз этого она и ждала.

– С ним ты будешь чувствовать себя в большей безопасности, чем со мной?

– В некотором смысле да, – прошептала она. Ему нестерпимо хотелось обвить руками ее тонкую талию, поцелуями убрать лепестки цветов, расстегнуть пуговицы на ее платье и без конца целовать ее разогретую солнцем грудь. Мучительное ощущение в чреслах еще больше подогревало его желания. Сердечная мука не позволяла ему осмелиться на это. Его только что освободили от всех клятв и обещаний, и любимая женщина вверила себя заботам другого мужчины. Больше ему здесь нечего было делать.

Данте свернул гирлянду из маргариток в венок и водрузил его на взбитую ветром копну волос Глорианы. Имея в своем распоряжении очень мало времени и не имея денег, другого подарка он ей сделать не мог. Она подняла руку к венку и провела по нему пальцами. В ее глазах блестели слезы.

– Это корона?

– Да. Per la regina il mio cuore, – прошептал он.

– Что… что ты сказал?

«Для королевы моего сердца», – сказал он женщине, которая никогда не будет его женщиной.

– Прости. От волнения я нечаянно заговорил на родном итальянском языке.

Она не обратила внимания на то, что он не перевел ей сказанных слов.

– Так ты итальянец?

– Итальянец. А не цыганский акробат на трапеции и не большая старая электрическая лампочка, – согласился он с грустной улыбкой.

Глориана снова коснулась своей короны из цветов, и внезапно эти нежные лепестки маргариток привели ее в ярость.

– А я циркачка-фокусница, а вовсе не королева Англии, и не надо делать вид, что я представляю собой что-то другое.

Глориана сорвала с головы венок из маргариток и, посмотрев на него с глубоким отвращением, отшвырнула его от себя. Она отскочила от Данте, сердце ее было готово разорваться от горечи и отчаяния.

– Глориана!

Данте поднялся на ноги, но не успел шагнуть к ней, как окружающие равнину горы огласились эхом резких сухих выстрелов. Издали через всю долину донеслось яростное ржание Близзара. С криком умчался Питер, вскочивший на одну из лошадей, которые были запряжены в тарантас, даже не сбросив с нее сбрую.

– За мной! Похоже, нападение на ранчо! – прокричал на ходу Питер, бросив Данте под ноги повод запасной лошади.

Данте в два прыжка оказался рядом с Глорианой и схватил ее за плечи:

– Забери Мод и обоих Блу. Отправляйтесь в пещеру и оставайтесь там, пока я не вернусь.

– Но ты едва умеешь обращаться с револьвером…

– У меня есть меч. Жди меня.

– Но ехать через долину опасно. Ты же будешь открытой мишенью для любого бандита.

– Глориана, делай, что я сказал!

Она оцепенела от его команды, которую он прорычал тем же самым голосом, что наводил ужас на его воинов, не решавшихся вступить в бой.

– Глориана, я… – Он тряхнул головой и провел по ее решительному подбородку большим пальцем, дрожавшим от восторга прикосновения к ней и от готовности к схватке, взбудоражившей ему кровь. – Прошу тебя, иди. Ты должна знать, что я не оставлю тебя в беде. Но ты не желаешь меня слушаться, и я не смогу сражаться в полную силу с мыслью о том, что тебе грозит опасность.

– Данте!

Инстинкт воина говорил Данте, что ему нужно немедленно ехать, чтобы защитить ее в схватке. Но увидев, как она прижимает пальцы к своему подбородку, который он только что гладил, он словно прирос к земле.

– Да, Глориана?

– Это же всего лишь ранчо, а не королевство.

– Я начинаю понимать, – медленно проговорил он, – что королевство не единственное, за что можно сражаться.

Глори не знала, что человек способен плакать так, как плакала она. Она молча сидела, опершись спиной о гладкую каменную стену пещеры, и из глаз ее лились слезы; этим ливнем, наверное, можно было бы наполнить ведро, из которого в цирке поили слона.

Перестрелка, казалось, никогда не кончится.

Время тянулось мучительно медленно. Повисшая в воздухе зловещая тишина, казалось, с каждой минутой все более усиливала опасность.

Ждали Данте.

Глори почти не волновалась за Питера, и ей совсем не было стыдно за такую черную неблагодарность. Еще до знакомства с нею он присматривал за ранчо Кэньон-Рок и не задумываясь ринулся в битву за ее землю. Он долгие часы рассказывал ей об ее отце и, как настоящий джентльмен, не надоедал расспросами, почему на этом пикнике ей вдруг пришло в голову отказаться от услуг Данте. Она была обязана Питеру многим, но в эту минуту не могла даже вспомнить, как он выглядел. Песок – вот какое неожиданное объяснение нашлось ее глухому, беспричинному раздражению против Питера. С песком никогда ничего плохого не случится. Вы можете поддавать его ногой, наполнив им снаряд, выстрелить из пушки, набросать его в клетку ко львам для нужд этих крупных кошек, скрести и бить молотком – и каждое мелкое зернышко его останется нетронутым.

Она была полностью поглощена мыслями о Данте, ее мрачном возлюбленном, который несся по долине, низко пригнувшись к гриве черной лошади, выпряженной из тарантаса. Солнце играло бронзовыми бликами в его шевелюре и вспыхивало серебром на висевшем у него на боку старинном мече. Бронзовый и черный – цвета тигра, нападающего на каждого, кто осмелится подойти к его логову. Данте – ее тигр, ее человек-гора. Ей больше ничего не оставалось, как смотреть через отверстие в пещере на расщелину в гряде Мойан-Рим, пытаясь представить себе, что здесь происходило, когда горы противостояли мощной стихии.

Эта пещера и ее спящая тайна не оставляли никаких сомнений в правдивости истории, рассказанной Данте. Только теперь она поняла, что он когда-то был отправлен в путешествие во времени, чтобы привезти ее в эти края и заставить ее полюбить. В этом виделся промысел Божий, вмешательство неких сверхъестественных сил, но она не могла о них думать, поглощенная тревогой о Данте.

Может быть, она так никогда этого и не узнает. Некоторые вещи находятся за пределами человеческого понимания.

– Эй! – послышалось снаружи. – Эй, там, в пещере!

– О Боже, на нас напали бандиты! – Мод вцепилась в Глори.

Потом раздался пронзительный свист, напоминавший свист одного испанского капитана, посылавшего своих собак танцевать на арену. Хотя он прозвучал совсем не угрожающе, Мод от страха зажмурилась.

Секундой позже в пещеру ворвался Питер Хенли.

– Надеюсь, вы слышали мои предупредительные сигналы? Я боялся испугать вас, появившись неожиданно. – Он шагнул к Глориане и, подняв ее, прижал к груди. Он сжал ее так сильно, что она не могла шевельнуться и задать единственный вопрос, который волновал ее: «Где Данте?»

– Было трудно? – спросил мистер Блу.

– Хуже некуда. – Пока Глори тщетно пыталась успокоиться и освободиться из тисков Питера, тот прижал подбородок к макушке ее головы. – Двое убитых, – пробормотал он в ее волосы.

Данте. Горе охватило ее так внезапно, что она совершенно лишилась сил. Удивленный Питер непроизвольно ослабил свои объятия, и она выскользнула из его рук.

– Он обещал мне, что не… что не воспользуется этим, чтобы уйти… он обещал.

– Кто обещал, мисс Глори?

– Данте, – еле вымолвила Глориана.

– О! – В глазах Питера мелькнула боль и обида, что совсем не соответствовало представлениям Глорианы о песке, не поддающемся ударам судьбы. – С Тревани все в порядке. Хотя, возможно, он немного повредил себе руку, отбивая мечом удары… Ладно. Как бы то ни было, он сказал, что вы наняли его для ухода за лошадьми, и поэтому остался присмотреть за кобылой.

– Кристель ранена? – как ни любила она свою кобылу, ей показалось странным услышать, что Данте решил остаться с лошадьми, вместо того чтобы вернуться, успокоить ее и возвратить ей силы. А он остался с лошадьми. Ей больше нечего беспокоиться о нем, переживать. Его отсутствие говорило само за себя.

– Кобыла испугалась, когда эти проклятые парни Ножа Мясника стали стрелять.

– Она боится выстрелов.

– Будь они прокляты! Ваша кобыла ждет жеребенка, мисс Глори, а они подняли такую стрельбу, что у нее может случиться выкидыш.

Глори взглянула на Питера, не говоря ни слова: только сейчас она наконец поняла, что ее любимой кобыле угрожает опасность.

– Скорее всего головорезы Ножа Мясника пронюхали, что вы в отъезде, и решили нагнать на вас страху. Они подожгли амбар. Судя по тому, что рядом с сараем валялась сбруя, они хотели потом спалить и его, но, очевидно, увидели там лошадей и решили их угнать, забыв о поджоге. Отменные лошади, мисс Глори. Жеребец стал отбиваться от них, и наверное, разбудил моих ребят, оставленных охранять ваш дом. Они помогли Близзару и прогнали бандитов. – Питер выглядел смущенным и был зол на своих людей за то, что они так опростоволосились.

– Отвезите меня к нему. Я должна быть с ним. – В глазах Питера снова вспыхнула обида, и хотя Глори не могла взять свои слова обратно, она постаралась смягчить удар по его самолюбию: – Кристель почти не знает Данте. Ей будет гораздо лучше, если я помогу ему ухаживать за нею.

Глава 17

Данте почувствовал легкое движение воздуха, когда Глориана вошла в сарай. Он с трудом сохранил непринужденную позу, сидя на куче мешков с крупой.

– Миссис Кристель, – проговорил он, – прикосновение хозяйки облегчит ваши страдания. Кто-кто, а я-то уж знаю, насколько это помогает.

Он также знал и то, что прикосновение Глорианы могло вызвать безмерное наслаждение, но отогнал эту мысль, обратив все свое внимание на несчастное животное. Кристель стояла, широко расставив ноги, бока ее поднимались и опускались от тяжелого дыхания, а изящная шея повисла до самой земли. Обычно выразительные глаза ее были пустыми. Близзар фыркал, то и дело озабоченно, как-то свистяще постанывая, и непрерывно постукивал копытом по своей подстилке.

Данте чувствовал, что Глориана его рассматривает, сравнивая каждую мелочь с тем образом, который сложился в ее голове. Он не раз видел, как женщины, которые встречали своих мужей, возвращавшихся с поля битвы, так же пристально их рассматривали, а потом радостно бросались в их объятия. Не забывая о ее недавнем раздражении, он решил довольствоваться сознанием того, что ее привела сюда забота о больной кобыле, а вовсе не о нем. Однако это было для него плохим утешением: он жаждал почувствовать всем своим существом прижавшуюся к нему плоть Глорианы.

– Ты… ты не ранен?

Он покачал головой. Раны, от которых он страдал после схватки, не кровоточили – он давно научился скрывать их от тех, кто ценил его холодную голову и руку, твердо державшую меч.

Глориана тихо опустилась на охапку сена рядом с Данте. Она коснулась пальцами его предплечья. Он чувствовал, как они с легкостью пера скользили от его локтя к плечу, ощутил знакомое тепло, когда ее палец через дыру в рубахе коснулся его тела. Он вздрогнул и постарался не выдать отчаянного желания схватить ее в объятия и почувствовать своей грудью биение ее сердца.

– Прости, – извинилась она, уловив его движение, и сделала вид, что что-то смахивает с его руки. – Я просто… просто хотела сбросить соломинку, приставшую к рукаву… Как ты думаешь, Кристель сохранит жеребенка?

– Об этом судить пока рано.

– Я не знала, что она… ты понимаешь, что я хочу сказать. Я-то думала, что она ела слишком много кукурузы и потому располнела.

– Могу заверить, что Близзар оказался бы более внимательным к ней, не сделай он уже свою работу.

Глориана смотрела на свою кобылу:

– А что с Кристель? Что с нею произошло?

– Ты могла потерять и ее. Все в руках Божьих.

В глазах Глорианы заблестели слезы, и он не осудил бы ее, если бы она разразилась рыданиями, потому что сам чувствовал мучительное отчаяние, думая о том, как много потеряно из-за такой малости.

– Утром ты должна уехать, Глориана. Найди себе пристанище в Холбруке. Я останусь здесь, буду приглядывать за Кристелью, пока не прояснится положение.

– Я тоже, черт побери. Я не покину Кристель.

– Понимаю, сейчас страх притупил твои чувства, но если бы ты согласилась сделать выбор…

– Выбор? Какой тут может быть выбор – я убила бы всякого, по чьей вине это произошло.

– Я позаботился об этом ради тебя.

Некоторые мужчины получали удовольствие убивать. Другие упивались пересказами этого со всеми подробностями. И находились женщины, которые цеплялись за каждое слово, задыхаясь от алчного возбуждения, а были и такие, что затыкали себе уши, предпочитая ничего не слышать. Глориана глубоко вздохнула и трепещущими пальцами провела по его напрягшемуся кулаку. Ее целительное прикосновение размягчило его душу и немного растворило чувство горького раскаяния, всегда наполнявшего его, когда проходил боевой запал.

– Мне очень жаль, – прошептала она. В сердце Данте что-то дрогнуло и тут же рухнуло, как будто ее понимание пробило брешь в невидимой стене. – Я не хотела, чтобы ты так дорого платил даже за избавление от опасности. Данте, я могу оставаться здесь столько, сколько захочу.

Данте так резко и неожиданно повернулся к ней, что она непроизвольно откинулась на мешки с крупой. Он не дотронулся до нее, но тем не менее пригвоздил ее к месту, уперевшись обеими руками в мешки.

Его глаза, пылавшие мрачным огнем, выдавали страстное желание, а губы трепетали всего в нескольких дюймах от ее собственных. От него пахло порохом и потом от быстрой езды верхом, и к этим запахам добавлялся знакомый аромат его тела, которым она упивалась, ощущая его на своей коже после его объятий. Прядь его волос выскользнула из-под перехватывавшего их ремешка. Ей ужасно хотелось поправить ему волосы, но она боялась, что, не удовольствовавшись этим, обхватит его голову руками, после чего уже ничто не будет отделять их друг от друга, ощутит эти магические губы и щетку усов на своей коже.

– Ты хочешь остаться здесь? – хрипло выдохнул он с таким недоверием, как будто услышал, что она собирается уйти в монастырь.

Глори пожалела о том, что не могла взять назад свои слова. Как всегда, она произнесла их, не подумав о последствиях. Ни одна женщина в здравом уме не призналась бы в том, что, несмотря на всю опасность, она не испытывает отвращения и страха. От того, что Данте истребил бандитов, сердце ее наполнилось непередаваемой радостью, и она выболтала правду, забыв обо всем на свете.

Но она это сказала. Она хотела остаться. Она хотела спасти Кристель и ее нерожденного жеребенка, перевернуть все вверх дном на этой земле, чтобы выращивать здесь красивых, умных лошадей – и черт с ними, со всеми этими овцами и коровами.

Вопреки всему с момента встречи с Данте она непрерывно убеждала его, что любит цирковую жизнь. К тому же она доказала свою полную неприспособленность к работе с лошадьми и даже не смогла понять, что ее кобыла была на сносях. Если она откроет ему свое сердце и расскажет, что все ее мечты, стремления и желания превратятся в ничто, когда его не будет рядом, то в его глазах она окажется легкомысленной, ветреной, как ей казалось, особой. Этого никак нельзя допустить.

Данте нависал над нею, как тигр, ожидающий момента, когда его жертва шевельнется и выдаст свою уязвимость, чтобы наброситься на нее.

Что произойдет, если она все ему скажет? Он, вероятно, не поверит ей. Или же, возможно, поверит, что еще хуже, потому что тогда его сильно преувеличенное чувство долга вынудит его остаться, пока он не убедится в ее полной безопасности. Ей удастся удержать его так по крайней мере на какое-то время.

Она могла бы удерживать его и дольше, если бы умело пользовалась кипевшей между ними страстью. Бороться с желанием прикасаться к нему, поминутно убеждаясь в том, что он живет и дышит, было выше ее сил. Прислушиваясь к его прерывистому дыханию, глядя в его лихорадочно блестящие глаза, она знала, что он прилагал огромные усилия, чтобы совладать с огнем страсти. Она могла скользнуть рукой за ворот его рубашки, обхватить ладонями его горячий, мускулистый торс и притянуть на себя всю тяжесть его тела. Один поцелуй, еще одно прикосновение, подтверждающее ее ответное желание, и между ними вспыхнуло бы пламя такой страсти, что они, вероятно, привели бы в исполнение замысел парней Ножа Мясника, дотла спалив сарай.

Да, она могла целовать его, прикасаться к нему и этим удерживать Данте рядом с собой, пока он не забыл бы все, связанное с Елизаветой, короной и королевством. Но может быть, он этого не забыл бы никогда. Может быть, он зачах бы и умер, как ее мать, может быть, жил бы в мрачной нищете, как отец, тоскуя по несбыточной мечте. А она провела бы всю жизнь в мучительном сознании того, что украла его мечты. На таких условиях она не хотела строить свое счастье.

– Почему ты думаешь, что я когда-нибудь смогу оставить цирк? – Ее смех, с которым она произнесла эти слова, прозвучал невесело.

Если бы он поцеловал ее, если бы прошептал «Потому что, Глориана» и преодолел разделявшее их тела крошечное расстояние, она отважилась бы сказать ему все.

– Цирк у тебя в крови, – прошептал он словно самому себе. Разочарование обрушилось на нее с такой силой, что она закрыла глаза от боли. – Ты женщина Карлайлов, рожденная быть звездой. В тако»тлуши тебе нечего делать.

Данте с такой легкостью отпрянул от нее и поднялся, что она едва успела осознать его бегство. Разделявшие их несколько дюймов оказались такими же непреодолимыми, как расщелина, расколовшая надвое сплошное кольцо гор. Дрожа от волнения и разочарования, отряхивая рукава, чтобы скрыть страстное желание снова прижаться к нему, она с трудом вернулась в прежнее положение.

– Я сейчас подумала, как было бы хорошо, если бы я смогла приезжать сюда, вместо того чтобы в конце каждого сезона тащиться во Флориду.

– Ты говорила мне, что Флорида тебе нравится. Тебя ведь никто не принуждал проводить там зиму.

– Нет. Это просто вошло в привычку, потому что моя мать любила солнце и прогулки по пляжу. Но после ее смерти мне больше никогда не хотелось туда ехать.

Забил копытом Близзар и, внезапно прыгнув вперед, ударился об ограду стойла. Кристель тревожно заворчала.

– Ее беспокоит присутствие жеребца.

– Пойду прогуляю его. – Она почувствовала необходимость выйти из этого сарая, где неминуемо погибали одна за другой все ее мечты.

– Нет. Я сделаю это во время дозорного объезда. Погоняю Близзара, чтобы утомить его, и Кристель будет спокойнее.

Данте отошел от Глорианы и занялся уздечкой Близзара. Он опять становился недосягаем, и она почувствовала, как по ней прокатилась волна стыда, когда поняла, что не в силах удержать Данте около себя.

– Для чего нужен этот объезд? Я думала, что вы обезвредили бандитов.

Данте положил руки на гладкую спину Близзара и легко взлетел на нее. Одной рукой он взял повод и по-хозяйски плотно обхватил бока Близзара своими длинными ногами.

– Мы рассеяли только одну шайку, Глориана. Могут объявиться другие.

«Нет, это не бегство от страсти, – решила Глори; – просто он, как настоящий воин, должен охранять эти места и делать свое дело». Она внезапно страшно обрадовалась тому, что не выдала ему свои тайны.

– О них позаботится Питер.

Я…

– Я понимаю, что сегодня дело до фокуса с зеркалом у нас не дойдет, но завтра это будет первое, чем мы займемся.

Данте кивнул, ногами пришпорил своего жеребца и помчался на Близзаре вперед через распахнутую дверь сарая.

Она бросилась к двери и посмотрела ему вслед. Он ездил верхом с исключительным искусством, не хуже профессиональных цирковых наездников, но в его стиле не было и намека ни на желание покрасоваться, ни на ожидание бурного одобрения зрителей, просто человек с величайшей добросовестностью делал свое дело.

Застоявшийся Близзар рвался перейти в галоп, но Данте сдерживал его, не желая рисковать ногами жеребца. Солнце садилось, приближаясь к кромке горной гряды, отчетливо видимой на фоне заката, и в долину уже начинали вползать сумерки. Стараясь держаться в самой густой тени, Данте вглядывался в сумеречную даль, чтобы не упустить признаков появления незваных гостей.

И он обнаружил их в глубоком укрытии, недалеко от входа в ущелье. Данте видел огни костров, и ветер доносил до него запах бобов и бекона, которые они готовили на ужин. Было непохоже, чтобы они оплакивали погибших несколько часов назад товарищей. То и дело раздавались взрывы их скабрезного смеха, и бесцельно тренькала гитара. Слишком уж наглы эти люди Ножа Мясника и бесцеремонны в своей самонадеянности. Да и неудивительно, потому что ни один человек не мог бы приблизиться к их лагерю, оставаясь незамеченным. Разве что сверху на них могли напасть орлы да горные козлы.

За спиной Данте послышался мягкий топот копыт. Обернувшись, он увидел Питера Хенли, последовавшего его примеру. В руках у него была какая-то двойная зрительная труба – он называл ее биноклем, глядя в который он так изощренно ругался, что Данте не мог не восхититься.

– Как видно, мы не произвели на них никакого впечатления. Вот, возьмите, убедитесь сами.

Данте взял бинокль. Несколько мгновений ушло на то, чтобы его глаза приспособились к стеклам, а потом его охватил гнев собственника, когда он увидел, как бандит, прислонившись к большому валуну, стоял с таким видом, как будто он был хозяином на земле Глорианы. И не существовало такой силы, которая могла бы согнать его с этого места. Данте выругался, призывая на голову бандита все муки ада, и снова разразился руганью, когда увидел, что из рук этого типа стали вырываться яркие вспышки света, едва не ослепившие Данте.

– Интересно, кому он сигналит, – пробормотал Питер.

Вспышки подчинялись строгому ритму. Вспышка. Вспышка. Вспышка. Вспышка, пауза, вспышка, вспышка. Данте вспомнил, как Глориана, указывая пальцами вверх, говорила ему о том, что люди научились передавать сообщения, не прибегая к письменному слову.

– Ага, передача телеграмм по проводам, – сообразил Данте.

– Нет. Никаких проводов здесь нет, – коротко возразил Питер.

Мысль о проводах вызвала у Данте раздражение. Он не хотел признаваться Питеру Хенли в том, что не понимал, о чем идет речь.

Питер коротко, но язвительно усмехнулся:

– Эти сукины дети пользуются гелиографической системой армии США. Подумать только, они уносят с собой эти проклятые зеркала, когда снимаются с места.

– Зеркала?

– Ну да, зеркала со шторками для передачи посредством световых сигналов сообщений, зашифрованных азбукой Морзе. Когда-то армия покрыла всю территорию Аризоны сетью зеркал, а потом, года три назад, отказалась от использования большинства этих постов, когда сдался Джеронимо. Солдаты оставались здесь до тех пор, пока проблема сопротивления в Плезент-Вэлли не была снята.

На северной части гряды промелькнула ответная серия вспышек, а затем и третья, на этот раз так далеко, что вспышки были ненамного ярче мерцания какой-нибудь звезды.

– По-видимому, у них не было трудностей с установлением постов вдоль северной части горного кольца.

– За это тоже следует поблагодарить армию. Она построила дорогу вдоль подножия, что сократило время переезда между Форт-Апачи и Форт-Верде. Проклятая тропа идет по верху кольца, отходит назад на несколько миль, огибая верхний конец ущелья, и возвращается обратно с другой стороны, образуя линию, подобную перевернутой букве U. Люди Ножа Мясника северную часть дороги даже не охраняют в расчете на то, что пройти верхний конец ущелья, не оказавшись у них в засаде, невозможно.

Питер вглядывался в световые вспышки, не переставая ругаться.

– Вы умеете читать эти сигналы? – Питер кивнул, и Данте поспешил с вопросом: – О чем они говорят?

Губы Питера зашевелились, словно он повторял про себя передававшееся зеркалами послание.

– Хвастаются. Говорят, что налет прошел как надо. Они намерены отсидеться пару дней, а потом снести с лица земли ранчо Кэньон-Рок.

– Мы должны им помешать. – Кровь закипела в жилах Данте.

Питер фыркнул:

– Отец Глори был последним, кто попытался выбить их из этого лагеря. Они поставили своих людей у обоих выходов из ущелья. Всякий, кто пойдет через долину, станет легкой добычей для стрелков, укрывшихся внизу. Если вы попытаетесь подобраться к ним поверху, они тут же пристрелят вас как чужака. Пока проход находится в их ведении, никто не сможет помешать им с приходом зимы прогнать через него своих овец.

– Если бы мы перекрыли нижнюю часть прохода, им пришлось бы искать другую дорогу, – не отступал Данте.

– Перекрыть ее невозможно. Они не стали бы, сидя у костров, дожидаться, пока мы построим заграждение. Можно устроить взрыв, и он обрушит достаточно породы, которая завалит проход, – раздумывал Питер.

– Да. Это можно было бы сделать с помощью того динамита, который хранится в сарае у Глори.

Питер потер подбородок – ему пришла в голову мысль, заставившая его изменить свое мнение:

– Нет. Вам пришлось бы подорвать стены прохода с обеих сторон, чтобы отколоть достаточное количество породы.

– Разве, имея динамит, нельзя сделать двойной взрыв?

– Черт побери, да им можно взорвать хоть целую гору, если правильно заложить заряды. В этом-то вся соль. Чтобы взорвать южную сторону, вы можете воспользоваться армейской тропой. Но к северной стороне ущелья не подобраться иначе как по дороге, огибающей верхний конец. Однако там не миновать засады Ножа Мясника. Да и забраться по склону наверх тоже невозможно, это отвесная каменная стена.

Данте снова взял у Питера бинокль, чтобы проверить его доводы.

– Я мог бы встать на доступной стороне и перебросить динамит через ущелье.

Питер недоверчиво фыркнул:

– Расстояние там побольше, чем кажется отсюда.

– У меня сильная рука.

– Так-то оно так, но как вам удастся попасть точно в нужное место? Если вы не сможете бросить заряд с абсолютной точностью, взрыв не достигнет цели. Кроме того, еще вопрос, как вы это сделаете. Он может взорваться у вас в руках или же на лету в воздухе. В обоих случаях вы погибнете. И даже если вас не убьет при взрыве, этим головорезам станет ясно, в чем дело. Не думаю, что они оставят это без последствий.

– Тогда должен быть другой выход, до которого я пока не додумался.

– Не понимаю, вам-то что до всего этого? Вы же уезжаете. А я намерен завтра же увезти мисс Глориану отсюда, хочет она того или нет.

– У нее могут быть другие желания.

– Она может желать все что угодно. Впрочем, у нее будет небольшой выбор, если эти парни Ножа Мясника устроят засады еще в нескольких местах.

Глориана твердила, что не собиралась долго быть на ранчо, и поэтому, узнай Данте о том, что она еще скорее уедет отсюда, ему не на что было бы сердиться.

Не на что, кроме того, что решение поскорее убраться было бы принято не ею. Глориана давно привыкла смирять свои желания, если этого требовали обстоятельства: жила в цирке ради осуществления материнской мечты; проводила зиму во Флориде, потому что ехать ей было больше некуда. И возможно, теперь она выйдет замуж за Питера, потому что без его поддержки не сможет удержать за собой это ранчо.

И тогда Данте осенило, что у него был для нее подарок, нечто такое, чего ей никогда не подарили бы за всю жизнь. И чтобы преподнести его, не требовалось ни богатства, ни могущества, а одна лишь решимость мужчины, любившего женщину.

Он мог предоставить Глориане выбор.

Глава 18

Глориана пошевелилась, полупроснувшись от щебетания за окном какой-то назойливой птицы. Спросонья она что-то пробормотала, чуть приоткрыв глаза. Царила полная тьма, а это означало, что прошло не больше часа или двух с того момента, когда мистер Блу буквально силой вывел ее из сарая, пообещав, что присмотрит за Кристель. «Не стоило просыпаться в такую рань, – корила она себя, – напуганная птица могла бы немного подождать со своим чириканьем, поскольку в это время года рассвет наступает здесь ужасно рано».

Она закрыла глаза, хотя понимала, что это бесполезно. Все равно ей больше не уснуть, так как голова ее была полна многочисленных забот. Кристель. Головорезы Ножа Мясника. И конечно, Данте. Главным образом Данте – и не только потому, что он отправился охранять ее землю, а потому, что он должен был скоро уехать, и спать хоть одну лишнюю минуту, которую она могла бы провести с ним, казалось ей преступлением.

Она попыталась выбраться из постели, но сон еще не совсем оставил ее, и она ударилась коленом о туалетный столик.

– Прости, – прошептала она, подумав, что разбудила Мод.

Но поскольку ответа не последовало, она решила, что шум от удара был не очень сильным. Кроме щебетания птицы, вообще никакого шума не было слышно, в том числе и ритмичного дыхания спящей Мод. Но так было потому, что постель Мод была пуста. Накануне поздно вечером Мод сидела на краю кровати, зажав в руке старую туфлю для хождения по канату, когда Глори вошла в комнату, вернувшись из сарая. Ее не первой свежести щеки казались непривычно розовыми. Она вытащила из угла свой сундук, и теперь крышка его была откинута и не закрывалась, как будто Мод сначала опустошила его, а потом затолкала всю свою одежду обратно как попало. Глори буквально упала на свою кровать, слишком уставшая, чтобы спросить Мод о ее волнении – не случилось ли чего между нею и пастухами Питера, проявлявшими особое внимание к Мод за обедом.

Пустая постель Мод говорила о многом. Что толкнуло женщину перерыть весь свой гардероб, а потом ускользнуть в середине ночи? Она сама боролась с таким же желанием, думая о Данте, спавшем в одиночестве в недостроенном доме, который предназначался для любви. Глори подняла глаза и заметила, что они либо привыкли к темноте, либо испуганная птица все-таки приблизила рассвет. Квадрат неба в рамке окна понемногу светлел, превращаясь из черного в угольно-серый, а затем и вовсе в кусок серого бархата. Мистер Блу думал, что если Кристель сохранит жеребенка до того момента, когда лазурное небо рассеет мрак, мать и младенец будут жить. Протирая сонные глаза, Глори направилась в сарай, надеясь на чудо.

Входя в сарай, она услышала жужжащий напев миссис Блу. Звук этот наполнил ее тоскливой завистью. Миссис Блу, как и Мод, оставила ее ночью, чтобы уйти к своему мужчине. Как прекрасно, должно быть, иметь на это право! Отец и мать Глори никогда так не уединялись. Не судьба, видно, и ей переживать эти минуты простого человеческого счастья, а единственный мужчина, который был ей так дорог, исчезнет скоро навсегда.

Миссис Блу встретила ее улыбкой и показала ладонью на солому рядом с собой.

– Я не хочу занимать место вашего мужа, – шепотом возразила Глори.

Она мельком взглянула на Кристель и облегченно вздохнула, когда поняла, что кобыле стало лучше. Кристель даже приветствовала ее движением ушей и глотнула немного воды из ведра. Стойло Близзара было пустым; это означало, что Данте все еще не вернулся с дозора.

Миссис Блу снова показала на солому.

Глори подумала, что мистер Блу, как и многие пожилые мужчины из цирка, считал для себя обязательной предрассветную прогулку. И не только ради разговора – ведь любой разговор с миссис Блу мог носить только односторонний характер.

Глориана откинулась на сложенные за ее спиной мешки. Жужжание миссис Блу стало как-то мягче и перешло постепенно в какую-то мистическую мелодию. Кристель одобрительно заржала.

– Я думаю, что с ней будет все в порядке, – заметила Глори. Миссис Блу с улыбкой кивнула.

Глори устроилась на соломе. Теперь она понимала, почему солому используют для подстилки лошадям. Сидеть на ней было очень удобно. Глори словно омывала умиротворяющая мелодия миссис Блу. Веки Глори опустились, и по ней пробежала волна успокоительного тепХа. Но когда ее подбородок коснулся груди, она встряхнулась и выпрямилась, отгоняя сон.

Мистер Блу все не появлялся.

– Где ваш муж? Миссис Блу улыбалась.

– И Мод тоже нет… – Глори прикусила язык, словно осененная ужасной догадкой.

Миссис Блу улыбнулась, отвергая это подозрение, и провела рукой по голове Глори, как сделал бы взрослый человек, которому ребенок задает слишком много вопросов не по возрасту.

Глори знала, что никаких ответов не дождется, а те, кто мог бы хоть что-то объяснить, словно куда-то провалились. Она со вздохом прилегла на солому и задремала.

Данте вцепился в плечо мистера Блу, вместе с ним неотрывно смотревшего через ущелье. Как и говорил Питер, ущелье, которое вроде бы можно было захватить со стороны долины, вблизи действительно оказалось слишком широким.

– Вы сможете это сделать?

– Хороший лучник может с первого раза положить стрелу между двумя каменными глыбами, – заметил мистер Блу. – Но я никогда не пробовал попасть в цель стрелой, к которой была бы привязана веревка. Я не знаю, как это отразится на полете стрелы.

– Вы должны воткнуть ее между глыбами очень надежно, – предупредила Мод. – Веревка должна быть натянута как можно туже – поэтому-то ее и называют тайтропом – от слова «натягивать». И если она провиснет, считайте меня покойником.

– Женщина, я буду просить, чтобы тебя благословил качина.

– О, это мне очень поможет!

– Так ты сможешь это сделать, Мод? – мягко спросил Данте. Мод рассердилась, хотя ее негодование не прогнало выражения беспокойства из ее глаз. – Разве я не надела свой костюм канатоходца?

Действительно, на ней было искусно украшенное драгоценными камнями платье неестественно яркого розового цвета. Оно открывало будившую воображение верхнюю часть тела Мод и расходилось колоколом от талии до уровня ниже колен. Чулки плотно обтягивали ее икры, такие мускулистые, каких Данте не доводилось видеть раньше даже у солдат, привыкших к самым далеким переходам. На ногах у нее были изящные атласные туфельки, такие тонкие и облегающие ногу, что изгибались, как вторая кожа, когда она поднималась на носки.

– Я вижу, не одни цыгане хранят свои костюмы, – с улыбкой заметил он.

Поддразнивание Данте заставило Мод слабо улыбнуться:

– Это мой шанс вознаградить Глори за то, что она взяла меня к себе, сделала меня кем-то вроде члена семьи. Я сделаю для нее все.

– Даже это? Один неверный шаг, Мод…

Она подняла руку, чтобы заставить его замолчать:

– Не нужно тратить время на чтение мне нотаций о необходимости предвидеть все возможные последствия. Давайте ваш динамит.

– Сначала мы с мистером Блу проверим вашу проволоку.

– Никакая это не проволока. Всего лишь засаленная старая веревка.

Казалось, Данте никогда не поймет, что такое проволока. Он осмотрел стрелу, проверил узел на ней и вручил уникальный снаряд мистеру Блу.

– Данте? – Голос Мод дрожал.

– Что?

– Видишь этот сверток, что я оставила там, у камня? Как ты просил, я принесла зеркало. Я хотела, чтобы ты знал, что оно здесь, на случай, если… на случай, если я… потом забуду сказать тебе об этом.

– Мне оно не понадобится, Мод. Я рассчитываю на тебя, но объясню, что от тебя потребуется, позднее… когда ты вернешься.

Она кивнула. Мод еще не знала, что Данте был намерен попросить именно ее осуществить его исчезновение. И для этого были достаточно веские причины. Ехли бы этот дерзкий план увенчался успехом, Глориана была бы только благодарна. Он подумал о тех, с кем Глориана была ближе всего, – это были Мод и ее лошади, отверженные неудачники, когда-то сослужившие ей верную службу. Для него было невыносимо сознавать, что она причислила его к этой коллекции единственно из чувства признательности, и поэтому он решил удалиться.

Мистер Блу изготовился и прицелился. Губы его шептали молитву, когда он, сильно оттянув тетиву, выпустил стрелу. Она с каким-то воем рассекла воздух, смотанная у ног мистера Блу веревка со свистом размоталась, и наступила тишина.

– Тяните, – внезапно охрипшим голосом выдавил приказ Данте.

Все трое принялись тянуть веревку к себе, и никто из них, казалось, не сомневался в точности прицела мистера Блу. Но вот они ощутили сопротивление веревки, крепнущее с каждой секундой. Они стали тянуть сильнее, и веревка поднялась с земли на высоту их рук.

– Дерево, – скомандовал Данте.

Они завели ее вокруг ствола крепкой сосны и напрягли все силы, пока веревка не превратилась в туго натянутую струну.

– Закрепите ее, – выдохнула Мод. – Она схватилась за веревку и попробовала подергать. Горло ее вовсю работало; она судорожно глотала, а когда заговорила, голос ее показался незнакомым: – Хорошо. Я могу по ней прогуляться.

Когда Кристель слизала с руки хозяйки пригоршню овса, Глори поняла, что опасность миновала.

Миссис Блу улыбнулась и вышла из сарая с довольно важным видом, натолкнувшим Глори на мысль, что она отправилась готовить грандиозный завтрак. Глори немного постояла, почесывая Кристель за ушами, ласково повторяя ее имя и вспоминая, как оно не понравилось Данте.

Наверное, он устал, оставаясь на страже всю ночь. Она выглянула из сарая, надеясь увидеть Данте, отправлявшегося завтракать, но вокруг дома крутились лишь несколько помощников Питера. Она поморгала и посмотрела снова – одним из мужчин, потягивавших кофе, был пожилой работник, к которому, как думала Глори, ходила ночью Мод. По спине Глори забегали мурашки.

Она побежала к дому, едва замечая приветственные возгласы ковбоев. Промчалась через кухню, мимо миссис Блу – в спальню. Мод там не было. Сердце Глори бешено заколотилось, она прижала ко рту кулак. Этот ковбой… Она хотела спросить у него, не видел ли он Мод, но такой вопрос мог выдать предположение Глори о том, что они провели ночь вместе. О, да черт с ней, с репутацией Мод, она напрямик спросит его, был ли он с ней.

Но где они могли бы провести эту ночь? Мод не выносила саму мысль о скалах и насекомых, и было маловероятно, что она согласится назначить свидание на открытом воздухе. Амбар сожгли головорезы Ножа Мясника. Сарай был не тем местом, где можно было бы рассчитывать на уединение, поскольку там всю ночь кто-то находился около Кристель.

Фургон.

Ей следовало бы подумать о нем сразу. Господи, да Мод, конечно, улеглась спать в нем, особенно если вспомнить, как не понравился ей дом на ранчо. Глори вернулась обратно через дом и через толпу мужчин. Их приветствия сопровождали ее до самого фургона. Она ухватилась за щеколду и распахнула дверь.

– Мод?

Ее встретили тишина и пыль, серебрившаяся в луче ворвавшегося через дверь солнечного света. Дверца тайника в углу была открыта. Ее зеркало исчезло.

– Нет. – Она вышла из фургона в смятении, потрясенная пропажей.

– Доброе утро, мисс Глори.

Глори едва заметила появление Питера, настолько занята была своими мыслями. Мод пропала. Зеркало исчезло. Куда-то подевался мистер Блу. Все еще не вернулся Данте, хотя другие, что были в дозоре, давно возвратились. Все было как-то связано одно с другим, но как?

– – Похоже, день будет прекрасным, – заговорил Питер. Бодрость неунывающего фермера показалась ей отвратительной, вызвав у нее желание поколотить Питера, чтобы он замолчал и дал ей подумать.

Мод, зеркало, мистер Блу, Данте. Она сцепила руки и безмолвно всматривалась в простор долины. Обшарила глазами и кольцо гор. Ничего.

Ущелье… Оно выглядело как-то по-иному.

Она сделала несколько шагов по направлению к горе.

Это не помогло ей лучше разглядеть ущелье, но начинавшийся восход смог это сделать. Небо заливало золотисто-оранжевым светом, высветившим тонкую черную линию, протянувшуюся через ущелье. И что-то или кто-то, казавшийся на таком расстоянии не больше крошечного сверкающего насекомого, медленно двигался по этой линии.

Внезапно в голове Глори пронеслось: Мод, сидевшая на кровати с зажатой в руке старой туфлей для хождения по канату, ее сундук, полный в беспорядке наваленной туда одежды, – все говорило о лихорадочных поисках чего-то лежавшего на самом дне, например, ее костюма для выступлений на проволоке, сверкавшего на ней и удивлявшего зрителей в те далекие дни, когда Мод еще осмеливалась танцевать под куполом цирка…

– Нет! Моди, нет! – протестующе закричала Глори.

Питер приблизился на лошади к Глориане.

– Мисс Глори? – Его черты исказило беспокойство. Он спешился и шагнул к ней с вытянутой вперед рукой, словно приближаясь к рычавшей собаке. – Мисс Глори? С вами все в порядке?

Она быстро повернулась к нему, совершенно некстати вспоминая, как ей всегда бывало неприятно уходить с пляжа, зная, что придется часами