Book: Пока мы нужны друг другу



Пока мы нужны друг другу

Шона Делакорт

Пока мы нужны друг другу

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Всего два дня назад жизнь Саманты Беркет шла как по накатанному, размеренно и плавно. Ей никогда и в голову не приходило, что она вдруг окажется во власти совершенно незнакомого человека, который на вертолете унесет ее в неизвестном направлении.

Все произошло так быстро, что Саманта и опомниться не успела… Ее машина попала в сугроб на проселочной дороге… Откуда-то появился этот незнакомец, подхватил ее, не спрашивая, быстро посадил в вертолет, сам сел в кресло пилота и поднял машину в воздух, не дав ей и рта раскрыть…

За все свои двадцать девять лет она ни разу так не замерзала, как сейчас. Ее била дрожь. Ясно, что шелковый брючный костюм и итальянские кожаные туфли не годятся для ходьбы по сугробам штата Вайоминг. Как далеко занесло ее от Лос-Анджелеса и мира бизнеса, где она чувствовала себя в своей стихии!

Когда она посмотрела на землю, проносившуюся внизу, у нее засосало под ложечкой от страха. Она не сомневалась, что упадет. Хотя в двухместном вертолете с ее стороны не было дверцы, да к тому же ее удерживал ремень безопасности.

Саманта закрыла глаза и попыталась проглотить ком в горле.

Слеза покатилась по щеке, но Саманта быстро смахнула ее. Два дня назад ее мир рухнул, и она думала, что уже выплакала все слезы. Девушка тряхнула головой, чтобы прогнать печальные воспоминания. С прошлым покончено навсегда. Теперь надо думать о будущем. Но сначала она должна выбраться из нынешнего неприятного положения.

Она повернулась к незнакомцу.

— Вы кто? Куда вы меня везете?

Он не ответил.

Саманта решила, что они летят к какому-то местному маленькому аэродрому, где есть автосервис и где ей помогут вытащить завязшую в снегу машину. Наверняка там есть и мотель, будет где переночевать.

Она глянула на пилота. Густые волосы немного длинноваты. Но это идет его строгим, будто вырезанным из камня, чертам. Лицо загорелое. Он явно работает под открытым небом. Ему, наверное, под сорок. Этот красивый грубоватый мужчина легко поднял ее, значит, он в хорошей физической форме.

Вскоре внизу показалось ранчо: большой дом, амбар, конюшня, загон, хозяйственные постройки… Когда вертолет сел возле невысокого здания, повалил снег. Пилот выпрыгнул из кабины, к нему тут же подбежали двое мужчин.

— Джейс! Слава Богу! — воскликнул тот, что постарше. — А я уже думал, буран заставит вас приземлиться где-нибудь на пастбище. Передавали, что ожидается усиление ветра и понижение температуры. Снега, наверно, нанесет!..

— Тут у нас в конце осени метели не редкость, но такой сильной никогда не было, — уверенно сказал Джейс и направился к большому дому, бросив через плечо Саманте: — Пойдемте в тепло. Вы, должно быть, замерзли.

Прежде чем она успела ответить, он уже пересек двор. Саманта побежала, стараясь догнать его. Ни о какой грациозности не могло быть и речи — лишь бы не упасть лицом в сугроб. Конечно, это не аэропорт и не автосервис, но сейчас ей хотелось только одного: согреться. На пороге дома она догнала Джейса. Он открыл дверь, и девушка юркнула в дом.

Саманта направилась прямо к огню. Сбросила промокшие туфли и пристроила к очагу, чтобы сохли. Ноги от холода онемели, зубы стучали. Она протянула дрожащие руки к камину, понимая, что похожа на мокрую курицу. От процветающей деловой женщины не осталось и следа.

И вдруг спиной почувствовала чей-то взгляд. Это было странное состояние: от затылка вниз по спине побежали мурашки. Она оглянулась — Джейс стоял совсем рядом.

Умные серые глаза пронизывали ее, словно изучая. Какой-то магнетизм исходил от этого мужчины! Такого она никогда раньше не испытывала и не знала, как объяснить свое состояние. Незнакомое ощущение откровенной чувственности медленно обволакивало ее.

Но должно же быть разумное объяснение тому, что с ней происходит! Ведь она разумно и логически мыслящий человек.

К несчастью, в ее вполне реальном влечении к незнакомцу не было ничего разумного или логичного.

Саманта обвела взглядом комнату, потом снова посмотрела на Джейса, по-прежнему изучавшего ее.

— Кто вы? Где я? Почему вы привезли меня сюда? — Она уловила в своем голосе нотки страха и постаралась взять себя в руки. — Ведь это явно не аэропорт.

— Меня зовут Джейс Тремейн, и это мое ранчо. Буран усиливался, и мы вряд ли долетели бы до аэропорта, нам бы пришлось садиться посреди пастбища, и мы оказались бы отрезанными от мира. — Мужчина откровенно оглядел ее с головы до ног. — По-моему, вам лучше снять одежду.

От изумления Саманта вытаращила глаза. Не ослышалась ли она? Значит, он привез ее к себе домой не для того, чтобы спасти? Она попятилась.

— Что вы имеете в виду?!

— Ваша одежда промокла, а вы замерзли. Вам нужно согреться и переодеться. — Он показал на коридор. — Вторая дверь направо — комната для гостей с ванной. Если хотите, примите ванну. Это поможет вам согреться. Чистые полотенца в шкафу.

Саманта решила, что он не заметил ее страха. Вероятно, она услышала в его словах больше, чем в них было. Наверное, это из-за неожиданного влечения к нему.

Да, так оно и есть. От этой трезвой мысли Саманта успокоилась. А насчет одежды он прав, надо переодеться.

Джейс смотрел на девушку и размышлял о том, что хотя она и не в форме, но очень привлекательна. Он даже сказал бы — красива.

А если быть предельно честным с собой, то надо признаться, что она его растревожила. Джейс прогнал эту мысль и даже смутился от нахлынувшего чувства.

— Мне не во что переодеться. Мой чемодан остался в багажнике машины. — Саманта не знала, то ли сердиться на него, ведь он буквально похитил ее, то ли благодарить. Она попыталась подавить раздражение. — Вы так стремительно унесли меня и посадили в вертолет, что я даже не вспомнила о чемодане.

— Вы попали в беду, и я сделал то, что считал необходимым. Времени на разговоры не было.

Джейс вышел из комнаты, через минуту вернулся и протянул ей махровый халат.

— Можете надеть его, пока сохнет ваша одежда.

Саманта взяла халат и повесила на руку.

— Мне надо многое сделать, пока не разыгрался буран. — Лицо Джейса приняло строгое выражение. — Но когда я вернусь, вы расскажете, какого черта оказались в метель на проселочной дороге одетая как на выставку. Перед поездкой вы даже не удосужились послушать прогноз погоды. У вас мозги есть? Вам повезло, что я заметил вас, иначе вы оказались бы в большой беде.

— Что?! — вспыхнула Саманта.

Но злость улеглась так же быстро, как и возникла. Он прав, она поступила бездумно. Без цели и смысла она ехала по проселку, сама не зная куда. Она даже не помнила, когда и почему свернула с магистрального шоссе. Она просто отключилась, потеряла голову. Такого с ней никогда не было. Но не признаваться же в этом незнакомцу, тем более вызывающему в ней такое смятение…

Он стоял над ней в теплой куртке, скрестив на груди руки. Голова была наклонена набок, поднятые брови подчеркивали строгое выражение лица.

— Я… я заблудилась. — Она потерла затылок, стараясь унять внутреннюю дрожь. — Из-за метели я сбилась с пути…

— Гм-м-м! Чего еще ждать от женщины? У вас у всех плохая ориентация.

— Что вы имеете в виду? — взорвалась Саманта. — Значит, вы из тех, кто считает, будто женщины должны только стирать и стряпать, а в сложный, полный опасностей мир выглядывать из-за спины мужчины?

— Я могу судить только по той женщине, которую вижу перед собой. Женщине, в метель одетой в шелковый костюм и не знающей, где она находится.

Саманта поняла, что проиграла, но не сдалась:

— Пока вы не увезли меня на вертолете неизвестно куда, я знала, где нахожусь. Вы даже не потрудились спросить, нужна ли мне помощь!

— Вы только что сказали, что сбились с пути. Должно быть, я неправильно вас понял. В таком случае каким же это образом вашу машину занесло в сугроб на проселочной дороге?

— Не ваше дело!

Едва слова вылетели, как она поняла, что этого не надо было говорить. Получилось слишком резко. В конце концов, ведь она и вправду застряла в снегу на проселочной дороге. Ей надо поблагодарить его за спасение, а не грубить.

Саманта опустила голову, перевела дух и снова взглянула на Джейса.

— Послушайте… Прошу прощения, я не хотела быть резкой, просто я выбита из колеи тем, что произошло. Со мной такого никогда еще не случалось, я всегда действую обдуманно и все тщательно планирую. Я навещала подругу и… вышло не так…

И опять от затылка вниз по спине побежали мурашки. И опять она была уверена: дело не в том, что она замерзла и промокла. Дело в Джейсе Тремейне. Слова, поступки, даже его тело — все говорило о том, что он очень энергичный и уверенный в себе человек. Но главное — он излучает волнующий сексуальный зов, сам того не сознавая.

— Может быть, вам надо кому-нибудь позвонить и дать знать, что у вас все в порядке? — Его тон чуть смягчился. — Родственникам, которые беспокоятся? — Он немного помолчал, потом продолжил: — Подруге, которую вы навещали, или, может быть, мужу?

Несколько дней назад она бы позвонила Джерри Кенсингтону. Но сейчас…

— Нет, мне некому звонить. — Саманта подняла голову. И снова встретила взгляд серых глаз Джейса, будто пытавшихся проникнуть в ее душу. Она уставилась в пол, не выдержав его взгляда и опасаясь, что он прочтет ее мысли.

— Вторая дверь направо. — Он еще раз показал на коридор.

Саманта открыла рот, чтобы поблагодарить, но он уже вышел. В какую историю она попала? Она явно не готова к такому повороту судьбы.

Холодная дрожь пробежала по телу. Надо успокоиться и переодеться, решила Саманта.

Выходя из гостиной, Саманта на минуту остановилась у окна. Ветер гнал по двору крупные снежинки, и фигура Джейса, шедшего в сторону амбара, быстро исчезла за снежной пеленой. Она поджала губы и, нахмурившись, отвернулась от окна. Несомненно, он вытащил ее из очень неприятного положения. Но не втянул ли он ее в еще более неприятную историю?

Саманта остро сознавала, что Джейс вызывает в ней мысли и чувства, совершенно не свойственные ее характеру. Дрожь возбуждения, которую она ощущала в его присутствии, не поддавалась логическому объяснению. Она никогда раньше не испытывала такого рода ощущений, даже с женихом, которого, казалось, любила.

Джейс Тремейн не обладал ничем, что, по ее мнению, должно быть в идеальном мужчине. Ее идеал — человек престижной профессии, добившийся успеха. Его жизнь тщательно спланирована, и он знает, что будет делать даже через пять лет. Это процветающий бизнесмен, живущий в большом городе.

Короче говоря, ничего общего с Джейсом Тремейном.


Пока неожиданная гостья отогревалась, Джейсу предстояло закончить много дел. Так почему же он как вкопанный остановился в амбаре и задумался? Он не знал, откуда эта женщина приехала и почему оказалась на проселочной дороге. Он не знал даже ее имени. Но он прочел боль в ее глазах. Она что-то скрывает и нервничает. Натура у нее сильная и настойчивая, хотя — он это почувствовал — и легкоранимая. Впрочем, своей уязвимости она старается не показывать. Но главное: сама того не сознавая, она пробудила в нем желание.

Последнее решительно выводило его из себя.

Джейс вдруг вспомнил свою покойную жену. Они познакомились, когда она постучала в его дверь и заявила, что работает над книгой по истории штата Вайоминг. Исследование будет неполным без сведений о семье Тремейн. Он ответил, что в библиотеке университета есть много данных по этой теме, но она настаивала на необходимости беседы с ним…

Джейс тяжело переживал ее смерть. Его жизнь опустела четыре года назад. Работа заполняла время, но не могла заполнить пустоту в душе. Жена, с которой он прожил только два года, погибла в автомобильной катастрофе. К тому времени она уже три месяца носила их первого ребенка.

Чтобы как-то пережить утрату, он с головой окунулся в дела ранчо и работал с утра до ночи. Усилия были вознаграждены материально, но его чувства оставались придавленными.

И вот сегодня во время метели неизвестно откуда появилась эта женщина и ворвалась в его жизнь. Ей удалось пробудить его долго дремавшие желания. Впервые за четыре года он почувствовал сильное физическое влечение, хотя и понимал, что она ему не пара.

Джейс сдвинул брови и уставился в землю. Его поразило, что у нее нет никого, кто беспокоился бы о ней. И боль, которую он прочел в ее глазах, тоже поразила его. Вероятно, она, как и он, переживает личную трагедию.

— Все в порядке. Вертолет закреплен прочно.

Джейс посмотрел на старшего рабочего, Бена Дауни. И мысленно поблагодарил за то, что тот прервал его размышления.

— Хорошо… Спасибо. Проверь, все ли в порядке здесь, в амбаре. А я еще раз пройду по стойлам в конюшне. Пусть кто-нибудь из парней принесет в дом побольше дров. Скажи, чтобы Венс проверил запасной генератор. Если завьюжит надолго, то могут оборваться линии электропередачи, как это было три года назад.


Часом позже Саманта вышла из комнаты для гостей. Полчаса она согревалась в ванне, стараясь не думать о чувственном трепете, который пронизывал ее тело, едва Джейс Тремейн приближался к ней. Она без конца повторяла себе, что скоро покинет ранчо и тогда, слава Богу, это странное возбуждение останется в прошлом.

Саманта закуталась в халат, принадлежавший женщине размера на три крупнее ее. Свой костюм она повесила на плечики, а белье — на теплую трубу. Махровая ткань, касавшаяся кожи, заставляла ее особенно остро чувствовать свою наготу. Саманта потуже завязала пояс и босиком по покрытому ковром полу пошла в гостиную — погреться у камина.

Ей удалось расслабиться впервые с тех пор, как она вышла в Денвере из самолета и отправилась в дом своего жениха. Почти год она была обручена с Джерри Кенсингтоном, а жили они в тысяче миль друг от друга. Саманта настояла, чтобы они назначили свадьбу через два года. Она считала такой подход к браку разумным и логичным. Это давало им время раскрыть возможные трудности в их отношениях и спланировать будущее.

Но последние два месяца оказались для нее тяжелым испытанием. Все шло не так, как надо. Саманте не хотелось признавать, что, скорее всего, дело было в том, что она не любила Джерри. Или, во всяком случае, любила не так сильно, чтобы выйти за него.

Поездка в Денвер прояснила для нее собственные чувства. Джерри постоянно упрекал ее в чрезмерной упорядоченности поступков, называл навязчивой идеей ее стремление планировать каждую секунду жизни. Поэтому она с удовольствием предвкушала, как он удивится и как порадуется ее неожиданному приезду.

Но вышло наоборот.

Джерри открыл ей дверь, и выражение его лица меньше всего походило на радость. Спутанные темные волосы и наспех наброшенный халат свидетельствовали о том, что он только из постели. Джерри озабоченно переминался с ноги на ногу, не давая ей войти. И через несколько секунд она увидела, почему. На женщине, беззаботно вышедшей из спальни, была его футболка, едва прикрывавшая бедра. А под футболкой — ничего.

Конечно, Джерри испытывал неловкость. Но лишь оттого, что его поймали, так сказать, на месте преступления. И никакого раскаяния в своем поступке. Саманта повернулась и ушла. А Джерри Кенсингтон не сделал попытки остановить ее. Еще никогда в жизни она не встречалась с таким предательством и не чувствовала такого одиночества.

Это случилось два дня назад. Она бесцельно пересекла штат Колорадо и блуждала по дорогам Вайоминга. И в конце концов оказалась на проселочной дороге, в сугробе. Ее спас незнакомец и на вертолете доставил на ранчо. Саманта понятия не имела, где находится, только догадывалась, что где-то в Вайоминге. Она всегда сама выстраивала и контролировала свою жизнь, ей не приходилось сталкиваться с вихрем незапланированных событий. Поэтому у нее не было опыта, как справляться с ними.

И у нее не было опыта в таких чувствах, какие вызывал в ней Джейс. Интимную сторону отношений с Джерри Кенсингтоном Саманта тоже планировала. Она думала, что таким путем создает надежность и предсказуемость отношений. Но получалась просто скука. Где-то в глубине души зрело желание, чтобы Джерри удивил ее, совершил какой-нибудь волнующий поступок… Девушка понимала, что такое желание противоречит всему, что она ценит в жизни, но ей не удавалось избавиться от него.

Саманта прогнала воспоминания и внимательно оглядела гостиную. Большая уютная комната была просто создана для счастливой семьи. И ей стало грустно. Счастливой семьи у нее не было никогда, даже в детстве. А теперь, после унизительной сцены с женихом… с бывшим женихом… на семейное счастье надежды больше нет.

Она выпрямилась и расправила плечи, заставив себя по-новому взглянуть на будущее. Очевидно, что брак и семья не для нее. Ей следует посвятить себя карьере, сосредоточиться на успехе в бизнесе. Это даст гарантию благополучного будущего. Такого успеха для жизни достаточно.



Правда, сейчас она заперта на ранчо. Но это ненадолго. Когда погода прояснится, она вернется в Лос-Анджелес.

Джейс вошел в парадную дверь, и вместе с ним ворвался холодный воздух. Он потопал ногами на половике, чтобы сбить снег, стянул перчатки и сбросил теплую куртку. Потом перевел взгляд на таинственную леди, закутанную до самых пят в купальный халат. Это было очень привлекательное зрелище. И очень соблазнительное.

Джейс прогнал неуместные мысли и подошел к камину.

— Вы нашли все необходимое?

— Да, благодарю вас. — Саманта подняла воротник халата, потом, нервничая, потуже затянула пояс. — Халат очень пригодился, спасибо.

От близости этого мужчины будто заискрилась кожа, жаром обдало щеки. Она уставилась в пол, не в силах больше выдерживать серебристое сияние его глаз и подавляя лихорадочное возбуждение.

— Это халат моей экономки Хелен Дауни. Ее сын, Бен, старший рабочий на ранчо.

Джейсу не удавалось справиться с накатившей на него волной желания. Он сосредоточенно смотрел на огонь в камине, силясь побороть соблазн.

— А где она? — Саманта огляделась, надеясь увидеть владелицу халата. — Мне бы хотелось поблагодарить ее.

— Хелен во Флориде, в гостях у дочери.

Джейс смущенно глянул на гостью. От нее пахло мылом, и она просто лучилась чистотой. Рост у нее был небольшой. Короткие каштановые волосы мягко обрамляли лицо, подчеркивая тонкие черты. Пальцы ног с аккуратным педикюром выглядывали из-под длинного халата.

Джейс даже не знал ее имени. Сам не спросил, а она не сказала. Из-за этого их встреча казалась странно волнующей, словно тайное свидание, предназначенное для сладострастного наслаждения без всяких обязательств.

Саманта попыталась унять дрожь во всем теле и выглядеть деловой, независимой особой.

— Боюсь, у нас получилось неудачное начало. Я даже не представилась. Меня зовут Саманта Беркет, я живу в Лос-Анджелесе. — Она протянула руку. — А вы сказали, что ваша фамилия Тремейн? — Их руки соприкоснулись, и она почувствовала холод, принесенный им с улицы.

— Да, Тремейн.

Он не выпускал ее руку, и она не пыталась высвободиться.

— Помню, я увидела на шоссе указатель: «Тремейн», съехала на проселок и тут же завязла в сугробе. Так этот Тремейн — вы?

— Мой прапрадедушка. Он обосновался на этой земле и заложил ранчо вскоре после того, как здесь проложили железную дорогу. Это было на несколько лет раньше, чем Вайоминг стал штатом. С тех пор здесь выращивают крупный рогатый скот на мясо. Но мой отец двадцать пять лет назад расширил бизнес и начал сдавать северные земли для горных работ.

— Я всегда жила в большом городе и ничего не знаю о сельской жизни. Я даже никогда не была ни на ранчо, ни на ферме. Мне кажется, что в таких местах очень одиноко. Как далеко отсюда до города?

Он продолжал излучать тепло и после того, как отпустил ее руку. Но глаза сощурились, и ласковое сияние исчезло.

— Далеко ли до города? Как сказать… Значит, вы говорите, что вы из Лос-Анджелеса, однако у вас машина с номером штата Колорадо.

— Я взяла ее напрокат в аэропорту Денвера, — объяснила Саманта, уловив в его голосе нотки недоверия. — Это было несколько дней назад.

— Выходит, что вы прилетели из Лос-Анджелеса в Денвер, взяли напрокат машину и колесили по сугробам в летней одежде? — Он наклонил голову набок, и на его лице появилось недоверчивое выражение. — Вы всегда выкидываете такие фортели?

Может быть, он и рыцарь в сияющих доспехах, чья белая лошадь — вертолет, но это не дает ему права лезть в ее личную жизнь!

Саманта даже не попыталась скрыть раздражение.

— Нет, я никогда не совершала импульсивных поступков… я занимаюсь бизнесом, — она нервно крутила золотую цепочку на шее, — и привыкла одеваться в деловом стиле.

— И каким же это бизнесом вы занимаетесь?

— Я работаю в консалтинговой фирме. Изучаю деятельность крупных корпораций, чтобы помочь им эффективнее вести дела.

— Вы специалист по эффективному управлению? — Он не сумел скрыть изумление, но быстро овладел собой. — Тогда почему же вы не спланировали свою поездку более эффективно? — Джейс не понимал, почему так резко разговаривает с ней. В этой незнакомой девушке было нечто такое, что пробуждало самые глубинные его желания. Он пытался унять собственное смятение, урезонивая себя мыслями о том, что она здесь ненадолго и скоро вернется в свой город к привычному образу жизни.

— Может быть, я поступила глупо и даже немного импульсивно, — Саманта сверкнула глазами, — но это не значит, что я пустоголовая кукла. Буду признательна, если вы это запомните! — Она стояла, уперев руки в бока, явно стараясь выглядеть железной леди. — Безусловно, я обязана вам за спасение, однако оставьте при себе намеки на мое безрассудство.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Джейс не мог сдержаться и разразился искренним смехом, наполнившим комнату теплом и весельем. Наверно, причина в ее виде. Она уставилась на него, изо всех сил стараясь выглядеть холодной и твердой как сталь. Хотя на самом деле, когда на тебе надет халат, сделать это не так-то легко.

— Что так позабавило вас, мистер Тремейн? — Она несколько раз моргнула и требовательно уставилась на него.

— Джейс. Пожалуйста, зовите меня Джейс.

Его улыбка была такой заразительной, что злость у нее пропала, и собственные злоключения тоже показались ей нелепыми.

— Хорошо, Джейс. — Она не знала, что сказать и что дальше делать. — Приятный у вас дом. — Она еще раз оглядела гостиную. — Он был построен при вашем прапрадеде?

— Центральной части дома около ста двадцати лет. С годами добавлялись пристройки, и в результате получилось такое большое и растянутое здание.

— А я живу в маленькой квартире. — Саманта встретилась с ним взглядом и почему-то начала заикаться. — Должно быть, для вашей семьи хорошо, что комнат много.

Невинное замечание. Ее совершенно не интересует, женат Джейс Тремейн или холост.

Но нет, это явная неправда. Едва Джейс снял перчатки, она тотчас заметила, что он не носит обручального кольца. И, конечно же, обратила внимание на то, что в гостиной не чувствуется присутствия женщины. На стене висит несколько групповых фотографий, но нет ни одного снимка жены или детей. И халат, принадлежащий экономке… Наверняка халат его жены больше подошел бы по размеру.

— Я… м-м-м… моя семья не живет здесь. — Джейс переминался с ноги на ногу. — Здесь живут работники ранчо. И Хелен… Мои родители… зима для них тяжеловата… и они живут в Аризоне, в Скотсдейле.

Что такое таится в Саманте Беркет? Почему он вдруг начал заикаться, как школьник? Джейс почувствовал раздражение. Ведь раньше у него не возникало подобных сложностей.

— По-моему, надо подбросить дров.

Он взял два полена и положил их в камин. Потом обернулся к Саманте. Почему-то ему было неловко задавать этот вопрос. Особенно учитывая сильное физическое влечение к ней, возникшее с первой же минуты, как он ее увидел… Но с бураном не поспоришь, он не оставляет выбора.

— Вы понимаете, что вам придется остаться здесь на ночь? А может быть, и дольше?

Неуверенность в глазах девушки сразу сменилась озабоченностью. Она даже отпрянула назад, собираясь возразить ему.

— Дело не в том, принимаете вы или отвергаете мою помощь. — Он говорил спокойно и твердо. — Это от вас не зависит. И от меня тоже. Диктует погода. Сейчас все дороги, кроме главных, закрыты. Похоже, что в любой момент могут быть закрыты и они. А пользоваться вертолетом при таком ветре тоже невозможно.

Внезапная тревога пронзила Саманту. Ей не хотелось, чтобы ее слова прозвучали так, будто она обвиняет его в нескромных намерениях. Но она не представляла, как можно остаться с ним наедине в огромном доме. Тем более что неизвестно, кого ей надо больше опасаться: его или самой себя.

— Вы… м-м-м… говорили, что ваша экономка, Хелен, гостит у дочери во Флориде? Вы один живете в доме? Я имею в виду, такой большой дом… И никто из ваших работников… — Саманта не знала, как закончить фразу.

— Работники живут в отдельном доме. И не таком плохом, как обычно думают. Он совсем не похож на то, что показывают в кино или по телевидению. На самом деле он похож на студенческое общежитие: две спальни, общая гостиная, она же столовая, и кухня. Работники живут вполне комфортабельно.

— Но я не это имела в виду.

От неловкости у нее свело живот. Неужели он не понимает? Ее беспокоит то, что они останутся в доме одни.

— Кажется, вы встревожены, — сказал Джейс. — Позвольте мне заверить вас, что вы будете в совершенной безопасности…

— Ох, нет… совсем не то. Безусловно, я не имела в виду… не предполагала…

Саманта замолчала и отвернулась к огню. Она всегда находила общий язык даже с незнакомыми людьми. Уметь общаться и получать информацию — часть ее профессии. Почему же ей так трудно разговаривать с Джейсом Тремейном? И в чем, собственно, проблема? Пожалуй, ее озабоченность вызвана не поведением Джейса. Причина в ее собственных желаниях и любопытстве к этому невероятно сексуальному мужчине.

Саманта смотрела на пламя в камине. Она оказалась абсолютно не подготовленной ко всему, что случилось после того, как она вылетела из Лос-Анджелеса. Скоропалительные решения, эмоциональность суждений совершенно чужды ей. Она давно уже выработала для себя методику подхода к любой проблеме: изучить обстоятельства, собрать факты и всю соответствующую информацию. Потом сделать разумную оценку и определить практически возможное и самое рациональное действие. Но за последние несколько дней она столкнулась с таким количеством неожиданного, что оно заполнило квоту на несколько лет.

И самое удивительное — почему Джейс Тремейн оказывает на нее такое воздействие? Почему ее сотрясает дрожь и ускоряется пульс? Это неприемлемо, стыдно… К тому же бесконечно глупо. Он ковбой, человек, привыкший к примитивной жизни на природе. Совсем не тот тип мужчины, который пригоден для жизни в ее мире. А животноводческое ранчо в Вайоминге — безусловно, не то место, где она хотела бы жить.

Саманта прогнала дурацкие мысли. Даже непонятно, откуда они взялись. Они совершенно ни к чему, пусть исчезнут. С этим ковбоем у нее нет ничего общего, и покончим с глупостями.

С громким скрипом открылась входная дверь. Ворвалось облако морозного пара. Саманта и Джейс повернулись, чтобы увидеть, кто пришел.

— По-моему, у нас все в порядке, Джейс. — Бен Дауни быстро закрыл дверь, снял шапку и ударил ею по ноге, стряхивая снег. Потом потопал ботинками на половике и лишь после этого вошел в комнату. — Денни и Джордж будут время от времени проверять курятник и амбар. Если ветер порвет провода, нужно будет тут же включить генератор. Надо, чтобы электричество поступало в инкубатор без перерыва. — Бен увидел Саманту и замолчал, ожидая, что его представят.

— Бен, это Саманта Беркет, — сказал Джейс. — Ее машина застряла в снегу. Я ее заметил, пролетая последний раз над дальним пастбищем, когда уже возвращался домой. Похоже, что ей придется остаться здесь, пока погода не прояснится. Саманта, это Бен Дауни, старший рабочий на ранчо.

— Приятно познакомиться, мэм, — кивнул Бен. — Сожалею, что буран помешал вашим планам. — И, озабоченный делами, Бен снова обратился к Джейсу: — Мне еще нужно взять продукты и из кладовой перенести их в кухню общежития. — Он попрощался и поспешно вышел.

Джейс мысленно поблагодарил его за перерыв в разговоре с Самантой. Ее очевидное беспокойство беспочвенно. Конечно, она в безопасности, находясь с ним наедине. Но это не значит, что он запретит себе даже мечтать. Джейс не встречался ни с одной женщиной после смерти жены. И не хотел встречаться. Он нашел успокоение в размеренном, однообразном существовании без волнений. А может, просто не встретил такую женщину, которая взволновала бы его…

Как бы это ни казалось невероятным, но Саманта явно взбаламутила мирное течение его жизни. По ее собственному признанию, она никогда не бывала на ранчо и ничего не знает о сельской жизни. Ее мир — шелковые костюмы и большой город. Так что же он нашел в ней такого неотразимого? Почему ему хочется заключить ее в объятия и любить до тех пор, пока хватит сил?

Нехорошо. Надо поднять мысли выше пряжки ремня и перевести разговор на безопасную тему.

— Полагаю, что мой долг хозяина — провести ознакомительную экскурсию по дому. — Джейс обвел рукой комнату. — Это, как вы видите, гостиная. Пойдемте дальше.

Он показал ей столовую, кухню, кабинет и, наконец, коридор, ведущий в спальни. Когда они вернулись в гостиную, Саманта похвалила:

— Очень уютный дом. Видно, что несколько поколений любили его и заботились о нем. Здесь жили счастливые люди.

Ей не удалось скрыть внезапно прорвавшуюся печаль, ведь она никогда не жила в доме, где властвует любовь. С детских лет она много работала, мечтая, чтобы родители гордились ею. Но, как бы сильно она ни старалась, каких бы успехов ни достигала, ей ни разу не удалось выжать из них ни единого слова одобрения. Она думала, что их может порадовать удачный брак, ведь Джерри Кенсингтон обладал всеми достоинствами, которые они могли бы оценить: хорошая семья, Гарвардский университет, успешная адвокатская практика…

Внезапно пришедшая мысль будто ударила ее по лицу: неужели это единственная причина, по которой она обручилась с Джерри? Еще одна попытка получить одобрение родителей? Возможно, она вообще никогда по-настоящему не любила его. И, наконец, последний вопрос: неужели она чуть не испортила себе жизнь, вступив в брак без любви, только ради того, чтобы понравиться собственным родителям? Очень тревожная мысль, которая лишь укрепила ее решение остаться одинокой. Может быть, для других людей брак вполне приемлем, но только не для нее. Серьезные отношения станут помехой ее карьере…

Она вернулась к реальности, увидев, что Джейс смотрит на часы, стоящие на камине.

— Будьте как дома. Думаю, вы проголодались. Найдите в кухне, что вы любите. — Он взял перчатки и теплую куртку. — Включите телевизор, а не хотите — так в кабинете полно книг. А мне надо еще кое-что закрепить, пока не стемнело.

Не успела она ответить, как он ушел.

Проголодалась? Да, он прав. Сейчас три часа дня, а она ничего не ела с утра. И надо что-то делать с одеждой. Шелковый костюм погиб. Если она бросит его в сушилку вместе с бельем, то хуже, наверно, уже не будет.

Она нашла подсобку и положила свою одежду в сушилку. Потом вернулась на кухню, открыла холодильник и принялась изучать его содержимое. Все продукты сырые, их надо еще и приготовить. В ее кухне все не так. Там стоит только подогреть — и еда готова. А то даже и греть не надо. Саманта открыла морозильник. Может быть, там она найдет какой-нибудь полуфабрикат и сунет его в микроволновую печь? И снова ничего похожего. Кроме того, в кухне нет микроволновой печи, заметила Саманта.

Девушка внимательнее осмотрела кухню. Плита с шестью конфорками и большой двойной духовкой, лари с мукой и сахаром, буфеты с продуктами, полки с домашними консервированными фруктами и овощами… Поскольку шансы заказать пиццу с доставкой на ранчо в разгар бурана равнялись нулю, ей пришлось поджарить хлеб и налить стакан молока.

Когда сушилка выключилась, Саманта быстро переоделась в свою одежду. Как она и предвидела, брюки и блузка потеряли вид. Но все же это лучше, чем ничего. Саманта вышла из комнаты для гостей и остановилась на пороге, разглядывая коридор.

Любопытство победило, а уважение к чужой собственности отступило на второй план.

Саманта обошла те комнаты, что еще не видела, и внимательно их осмотрела. Нигде не было заметно присутствия жены или детей хозяина.

Комната в конце коридора оказалась спальней с камином и отдельной ванной. Неубранная постель, джинсы и рабочая рубашка, брошенные на спинку кресла, подсказали ей, что это комната Джейса. Девушка оглянулась — не вернулся ли Джейс — и вошла.

Здесь было очень уютно. Однако она заметила пустующие места, где явно должны были стоять какие-то вещи. Казалось, их убрали на время, а потом забыли вернуть.

Саманта неуверенно подошла и потрогала постель, потом пробежалась рукой по впадине на одной из подушек. От руки по телу побежала жаркая волна… Девушка отскочила и быстро вышла из комнаты.

Надо воспользоваться предложением Джейса и взять в кабинете хорошую книгу, чтобы провести время и отвлечь мысли от его постели.

Саманта остановилась у окна. Буран поглощал дневной свет, было мрачно. Снегом замело уже весь двор, но он валил не переставая. Саманта вздрогнула, заметив, что вьюга с каждой минутой усиливается.

Двое мужчин, согнувшись, шли по двору. Их фигуры то и дело исчезали в снежных вихрях. Один из них повернул к амбару, другой — к дому. Минуту спустя Саманта услышала, как открылась и закрылась входная дверь, и вернулась к полкам с книгами.




Джейс сбил с ботинок снег, повесил шапку и теплую куртку на вешалку и направился прямо к камину — надо было подбросить в огонь поленьев. Вроде бы все сделано, чтобы пережить этот долгий буран. Осталась лишь обычная, каждодневная работа. И надежда, что вьюга не нанесет вреда хозяйственным постройкам.

Джейс заглянул в кухню и столовую, но Саманты не нашел. Потом постоял у камина, потирая руки, пока не согрелся, и пошел ее искать. Увидев, что она в кабинете, Джейс прислонился к притолоке и с минуту наблюдал за ней.

Саманта стояла на цыпочках, вытянув руку над головой, и пыталась достать книгу с верхней полки. Он мечтательно уставился на ткань ее брюк, обрисовывавших аппетитные округлости.

Войдя в комнату, Джейс остановился. Он не мог оторвать глаз от шелка, повторявшего изгибы ее груди. Мятая, потерявшая форму одежда не могла скрыть соблазнительных линий фигуры, от которой у него быстрей бежала по жилам кровь. Джейс на мгновение закрыл глаза. Нельзя глядеть на нее так, упрекнул он себя.

— Позвольте, я помогу. — Он подошел и встал рядом.

— Ох! — Девушка оглянулась и опустила руку. — Вы напугали меня. Я не слышала, как вы вошли.

— Что вы хотите достать?

— Вот эту книгу. — Она повернулась к полкам и показала заинтересовавший ее том. Когда он слегка коснулся ее спины и плеча, Саманта почувствовала, как загорелась кожа от его прикосновения.

Джеймс стоял позади нее и доставал с полки книгу, ощущая ее тепло и соблазняющий жар. Он глубоко вдохнул, пытаясь взять себя в руки.

— Хотите что-нибудь еще? — Он с трудом подбирал слова.

— Нет… больше ничего.

Саманта обернулась и оказалась настолько близко к нему, что их тела почти соприкоснулись. Серебристые глаза так крепко держали ее, будто она лежала в его объятиях. Она буквально чувствовала его притяжение и уже не могла дышать. Никто раньше не вызывал у нее такой реакции.

Джейс протянул ей книгу и быстро отступил на шаг назад.

— Благодарю вас, — чуть ли не шепотом пробормотала она.

На мгновение взгляд Джейса задержался на ее лице. Губы Саманты чуть приоткрылись. Нижняя слегка дрожала, она нервно провела кончиком языка по верхней. Он с трудом сглотнул. Потом набрал побольше воздуха, пытаясь вернуть самообладание, и проговорил сбивчиво:

— Простите, что бросил вас одну… Из-за бурана дел прибавилось… Снег осенью в наших местах не редкость, но чтобы пурга в такое время года — дело необычное.

— Да, понимаю… я не хочу быть вам обузой… — Она подхватила его попытку завязать разговор, но безуспешно. — Я знаю, что у вас много работы…

У нее опять перехватило дыхание, это совершенно незнакомое состояние вызывало чувство неловкости и смущало. Девушка крепче вцепилась в книгу. Напряженный взгляд Джейса не помогал найти выход из положения. Она нервно теребила золотую цепочку на шее.

— Я прекрасно понимаю, что никогда не смогу отблагодарить вас за мое спасение, — наконец нашлась она. — Все произошло так быстро. Машина застряла в снегу. Вертолет опустился с небес. И вот я уже стою в вашей гостиной. Мне понадобится какое-то время, чтобы разобраться в случившемся. — Саманта от неловкости переминалась с ноги на ногу. — Несколько минут назад я посмотрела в окно и увидела, как валит снег и бушует ветер. Только в этот момент я поняла, в какую могла попасть беду, если бы не появились вы. И ваше гостеприимство… — Ей никогда не справиться с собой, если он будет стоять так близко. Она немного отступила. — Я хочу что-нибудь сделать, чтобы отплатить за вашу доброту. — Саманта не знала, что еще сказать. — Может быть, заплатить за комнату и еду…

Джейс испытал почти болезненное разочарование от ее слов, но обрадовался тому, что она отдалилась. Искушение схватить ее в объятия и без конца целовать манящий рот было слишком сильным и, вопреки его воле, все росло и росло.

Он счел за благо отреагировать на ее последнюю фразу.

— Вы хотите заплатить мне за комнату и еду? — В голосе звучал лишь слабый намек на досаду. — Это не гостиница. Я понимаю, что в Лос-Анджелесе и других городах вы к этому привыкли. Но в наших краях соседи помогают соседям, особенно в трудных ситуациях, вроде нынешней. Мы помогаем и незнакомым людям, если они в беде.

— Простите, я не хотела вас обидеть. Я привыкла сама заботиться о себе, сама платить и не зависеть от других людей. Мне бы не хотелось быть нахлебницей, я могу оказаться полезной в чем-нибудь.

— Ну… сейчас нет Хелен… Может, вы могли бы выполнять некоторые из ее обязанностей?

На самом деле Джейс не нуждался в ее помощи, но он подумал, что лучше занять ее чем-нибудь, так для нее быстрее пройдет время. А когда буран кончится, она уедет. Как неожиданно появилась, так же быстро и исчезнет из его жизни. Они так и останутся чужими людьми, абсолютно не подходящими друг другу. Просто их пути случайно пересеклись, вот и все.

— М-м-м, да, конечно. — Саманта уставилась в пол, потом подняла голову и состроила свою лучшую профессиональную улыбку. — Не уверена, что от меня будет много пользы, но я постараюсь. Давайте я начну прямо сейчас и сварю кофе. В такой холодный день надо выпить чего-нибудь горячего, тем более что вы работали на морозе.

— Пока вы варите кофе, я пойду переоденусь. — Джейс в смятении заторопился к себе в спальню. Закрыл дверь и прислонился к ней. Медленно и глубоко вздохнул. В голове свербила неотвязная мысль: «Почему она повернула на мой поселок?»

Саманта отнесла книгу в свою комнату и положила на ночной столик. Она почитает позже. Сейчас ей надо сварить кофе, а может, еще что-то придется приготовить… Она расправила плечи и направилась в кухню, мысленно повторяя: «Я могу это сделать… Я могу это сделать».

Она старательно отмерила нужное количество кофе, налила воду и включила кофеварку. Потом поставила две чашки с блюдцами. Нашла сахарницу. Налила в молочник молока. Красиво все расставила, положила салфетки, а возле его чашки — чайную ложечку. Саманта не знала, пьет ли он кофе с молоком и с сахаром, но ей хотелось, чтобы все было как положено. Она отступила и окинула стол критическим взглядом. Конечно, это всего лишь кофе. Но для нее было важно убедиться, что она ничего не забыла.

— Саманта! — позвал ее Джейс.

— Все готово.

Джейс подошел прямо к буфету и, не взглянув на стол, который она с таким старанием накрыла, достал кружку. Потом налил кофе. Набрал в рот, подержал с минуту и наконец проглотил. Потом заглянул в кружку и скривился:

— Что это такое?

— Кофе. — Она недоумевала, почему он спрашивает. — А что это, по-вашему?

Джейс вылил содержимое кружки, а потом и кофеварки в раковину. Девушка вытаращила на него глаза.

— В чем дело? Почему вы вылили кофе?

Джейс выбросил остатки гущи и насыпал нового порошка.

— Питье, которое вы сделали, больше похоже на спитой чай.

— Постойте… — От обиды у нее раскраснелись щеки. — Я всегда так готовлю и ни разу жалоб не слышала.

— У вас сверхвежливые друзья. Или они никогда не работали на пронизывающем ветру. Кофе должен быть крепким, а не как ваша чуть подкрашенная горячая вода.

— Крепкий кофе вреден для организма. Исследования показали…

— Исследования не согреют меня после работы на морозе.

— Эти данные подтверждаются многочисленными исследованиями. Вот у нас в офисе один сотрудник…

— Работу на ранчо нельзя сравнивать с работой в офисе, — парировал он. — Это все равно, что сравнивать лошадей и коров. И те и другие с четырьмя ногами, но это еще ничего не значит.

Саманта разозлилась не на шутку, она буквально испепеляла его взглядом.

— Лошади и коровы не имеют никакого отношения…

Джейс подошел так стремительно, что она не успела отреагировать, и закрыл ей рот своими губами. Такого страстного и жаркого поцелуя она никогда раньше не получала. Но эта жаркая страстность в то же время была полна сомнений и неуверенности. Полна мечтательности и одиночества.

Первой мыслью Саманты было оттолкнуть нахала. Но его поцелуй был таким волнующим! Огонь растекся по всему телу, открывая ей вкус страсти, которая жила под внешней холодностью Джейса Тремейна. Она обвила руками его шею — и тут же очутилась в его объятиях.

В Джейсе чувствовалась сила. Он твердо знал, кто он и чего хочет от жизни. Знал, куда он идет. В нем была та сила, о которой она мечтала и которой не нашла в Джерри Кенсингтоне. Сила честная, очень притягательная и… невероятно сексуальная.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Трудно сказать, кто первый прервал поцелуй: Джейс или Саманта. Казалось, они одновременно чуть отодвинулись друг от друга. Еще какой-то момент он держал ее в объятиях. За окнами стихло завывание ветра. Оглушающая тишина, прерываемая только их дыханием, наполнила пространство. Каждый словно утонул в глазах другого, заглянул в душу… Но тут вмешалась реальность, и момент взаимопроникновения кончился.

Саманта сделала шаг назад, наткнулась на край раковины и вздрогнула. Нечего и говорить, что поцелуй вывел ее из равновесия. Сердце бухало, как паровой молот, она задыхалась. Такое состояние продолжалось, пока серые глаза удерживали ее взгляд. Она не знала, что сказать о случившемся. Он мог бы подумать, что она уступила от удивления. Но каждая клеточка ее тела добровольно участвовала в поцелуе.

Саманта с усилием отвела взгляд и посмотрела в окно. Во дворе по-прежнему бушевала пурга. Серые тени сумерек постепенно переходили в ночь. Мелькнула первая логичная мысль: близится время ужина. Этим она и должна заняться. Саманта испытывала необходимость внести порядок в бессмысленность происходившего. Для нее это лучший способ справиться с неловкостью положения.

— Итак… — Когда она попыталась заговорить, вместо слов раздался какой-то скрип. Саманта откашлялась и начала снова: — Пора ужинать…

— Да, пора ужинать… Мне надо проверить кое-какие документы, это займет не больше получаса. Потом я посмотрю, что можно приготовить.

— Давайте я этим займусь. — Саманта с жаром ухватилась за эту возможность. — Я приготовлю ужин, пока вы будете заниматься делами.

— Если вы не умираете с голоду и можете подождать, то я все сделаю сам.

— Нет, правда, давайте я приготовлю. Мне хотелось бы что-то сделать… — Она говорила, прекрасно понимая, что не справится с задачей, но не могла остановиться.

— Ну, хорошо. — Джейсу хотелось поскорее вырваться из-под ее власти, пока он не натворил новых глупостей. — Если понадоблюсь вам, я буду в кабинете. Я имею в виду, если вам что-нибудь потребуется. — Не дожидаясь ответа, он поспешно вышел из комнаты.

Больше всего Джейсу хотелось снова заключить ее в объятия и наслаждаться сладостью восхитительного рта. Он на мгновение закрыл глаза. И тут же всплыло воспоминание о том, как ее тело прижималось к нему.

Надо сделать вид, будто поцелуя не было, и тогда все станет на свои места. Сейчас он займется документами, потом — ужином. Рано ляжет и немного почитает. Утром начнется новый день. За ночь пурга утихнет, и Саманта уедет. Она вернется в свой мир, к своему образу жизни. А он будет продолжать свою жизнь.

Джейс сел к столу и принялся за работу.

Саманта открыла холодильник и еще раз изучила его содержимое. С чего же начать? — размышляла она. Салат. Ага, с этим она справится без особого труда. К тому же, и выбор составляющих совсем неплох. Она нашла латук, помидоры, банки с консервированными грибами и стручками фасоли. Саманта взяла с полки миску для салата и принялась мыть овощи.

Через двадцать минут на столе стоял красиво оформленный салат. Уставившись на свое произведение, Саманта поджала губы и нахмурилась. Конечно, для нее салата вполне достаточно. Но фермеру после дня тяжелой работы надо что-нибудь посущественнее.

Она снова заглянула в холодильник. Единственным незамороженным мясным продуктом, который она увидела, оказался цыпленок. Целый цыпленок, не разрезанный на порционные куски. Она взяла пакет и положила на рабочий стол. Ей еще никогда не приходилось разделывать цыпленка. Саманта нашла острый нож, постояла в задумчивости и отложила его в сторону. Потом решительно стиснула зубы. По какой-то безумной и совершенно непостижимой причине она добровольно вызвалась приготовить ужин, и она должна это сделать. Саманта снова взяла нож.


Джейс закончил с документами и решил вернуться на кухню. Словно в замедленном кадре, он отодвинулся от стола, встал, глубоко вздохнул и вышел из кабинета.

На пороге кухни он замер, увидев, что Саманта в одной руке держит нож, а в другой — цыпленка.

— Что вы собираетесь делать? — Джейс подошел и забрал у нее нож.

— Я… я никогда раньше не потрошила цыплят, — сказала она смущенно. — я покупала только полуфабрикаты.

Джейс заметил, что она выбрала не тот нож, какой надо, и нашел в ящике подходящий. Потом умело отделил бедра от ног и разрезал грудку на две части.

Он увидел, что стол накрыт как для приема, а из еды — только салат. Он скрестил на груди руки и испытующе посмотрел на девушку.

Саманта замерла под его проницательным взглядом. Она умела решать проблемы и намечать эффективные решения. Но почему-то в данном случае она зашла в тупик. Ей некуда было деваться, оставалось только сказать правду. И она призналась:

— Я не умею готовить. Простите, но это так. — Она окинула взглядом кухню и посмотрела на Джейса. — Может быть, если бы у вас была микроволновая печь…

— Вы не знаете, как приготовить цыпленка? — Он оторопел, не в силах поверить услышанному.

— У меня не было возможности практиковаться. Я всегда была занята: сначала училась, потом делала карьеру… Что же, если я женщина, это еще не значит, что я все умею делать по дому. — В ее голосе звучало раздражение.

— Не злитесь. — Джейс смущенно нахмурился, и морщины побежали по его лбу. — Если вы не умеете готовить, почему вы вызвались приготовить ужин? Не понимаю.

— Вы не понимаете? Я вызвалась помогать, пока нет Хелен. И я подумала, что мне надо как-то…

— Вы неправильно меня поняли, я имел в виду не кухню.

Саманту пронзило то же самое чувство, как в тот момент, когда он сказал, что ей надо снять одежду. Может быть, он рассчитывал, что их поцелуй только начало, и ждал продолжения? Если она разрешила поцеловать себя, то он уже уверен, что она разрешит и большее?

— А что вы имели в виду? — Ее вопрос прозвучал неуверенно.

— Я имел в виду работу на хозяйственном дворе. Накормить кур, собрать яйца, подоить корову…

— На хозяйственном дворе?! — Саманта побледнела. — Разве я не сказала вам, что никогда не бывала на ранчо? Это, — она показала на кусочки цыпленка, — мое самое близкое знакомство с курицей.

— Там ничего сложного. Вы берете ведро с кормом и разбрасываете его по земле, чтобы птица могла клевать. Потом подходите к гнезду, нащупываете яйцо и кладете его в корзину, вот и все.

Разочарование. Именно это мелькнуло у него на лице, поняла Саманта. Теперь просто необходимо доказать, что она не такая уж неумеха. Она вызвалась помогать, и надо сдержать слово.

— Да… похоже, это и правда нетрудно. — Надо проявить хоть каплю уверенности, подумала Саманта, надеясь, что он не заметит ее опасения. — Конечно, я справлюсь с этим. Без проблем. Когда я должна начать?

— Завтра, в пять утра. — Он помолчал, посмотрел на нее и чуть заметно вздохнул. — Давайте не в пять часов, а в шесть.

— Договорились. В шесть часов. — Она с трудом сдержала себя. — Я буду готова. — Шесть часов утра! Стон так и рвался из горла, но Саманта подавила его.

Ужин Джейсу пришлось взять на себя, и очень скоро они сидели за столом и с удовольствием поглощали вкусную еду.

— Вы приготовили ужин, а я вымою посуду. Я настаиваю, — сказала Саманта и принялась убирать со стола.

Джейс взглянул на ее суетливые движения и перешел в гостиную. Сначала он взял кочергу и разровнял угли в камине, потом добавил несколько поленьев. Пламя разгорелось с новой силой, и в комнату пошли волны теплого воздуха. Джейс уставился на огонь и погрузился в размышления.

Ужин прошел приятно. Он не нашел другого слова. Приятно, и все. Джейс сидел за столом с красивой, волнующей женщиной. Она напомнила ему, что жизнь гораздо богаче и разнообразнее его одинокого существования. Саманта разожгла его желания. Эта специалистка по эффективному управлению, ничего не умеющая делать эффективно, полностью очаровала его.

— Посуда вымыта и кухня убрана.

Джейс обернулся на голос Саманты и смотрел, как она приближается к нему. В ее лице читалась тревога.

— Я не хочу быть обузой. — Она с минуту разглядывала пол, потом продолжила: — Я подумала, нельзя ли… — Саманта нервно переминалась с ноги на ногу.

— Подумали о чем? У вас какие-то затруднения? Вам что-то нужно?

— Мои вещи. — Она дергала края шелковой блузки в бессознательной попытке разгладить ткань. — Мне нужно что-то теплое. И какие-нибудь сапоги. Чтобы я утром могла пройти по снегу и накормить кур. Как по-вашему, у Хелен найдутся…

— В шкафу Хелен нет ничего, что хотя бы приблизительно подошло вам.

— Жаль.

Джейс внимательно осмотрел ее с головы до ног. Взгляд был не чувственный, а, скорее, оценивающий. Саманта немного ниже его покойной жены, но комплекции примерно такой же. Он колебался. Он спрятал свое горе вместе с вещами покойной в большой сундук и считал, что навсегда. Хватит ли у него духу подойти к сундуку?

— Я сейчас…

Он вышел из гостиной и пошел по коридору. Саманта проводила его взглядом. В его голосе слышалась какая-то печаль. Откуда вдруг появились горестные ноты и почему? Она подошла к огню, закрыла глаза и в очередной раз попыталась разобраться в себе. Из-за пурги она застряла на каком-то отдаленном ранчо, в доме совершенно незнакомого человека, который поддался инстинкту и поцеловал ее. И она полностью и добровольно участвовала в этом поцелуе.

Понимание, четкое и ясное, словно ударило ее. Она медленно открыла глаза. В происходящем нет логики. Она не может контролировать события. И она не знает, что надо делать. Она в ловушке. Она в плену своего влечения к этому ковбою. Как это могло случиться? Саманта уставилась на пламя, не зная, что теперь делать. Оставалось только ждать Джейса.


Когда Джейс поднимал крышку старого сундука, у него дрожали руки. Четыре года он не прикасался к сундуку. С того дня, когда Хелен помогла ему сложить в сундук одежду жены и ее личные вещи. Вещи, которые он не мог видеть и с которыми не мог расстаться.

Сверху лежали две фотографии. Одна — их свадебный снимок. Вторая — любительская: жена со своей любимой лошадью. Он коснулся каждой фотографии, пробежал кончиками пальцев по поверхности и отложил в сторону.

Он достал джинсы, теплый свитер, шерстяную рубашку, зимнюю куртку, шерстяные носки и сапоги, положил на место фотографии и закрыл крышку. Джейс мысленно нарисовал Саманту в джинсах и свитере. Мелькнула мысль: приживется ли она в этом доме и на ранчо? Он быстро выпрямился и прогнал несуразную мысль. Они живут в различных мирах, и она вернется в свой, как только стихнет вьюга. На этом все и кончится.

— Это должно вам подойти. — Он вошел в комнату и протянул ей аккуратную стопку.

Принимая одежду, девушка вопросительно смотрела на него, как бы спрашивая, откуда он все это взял.

— Спасибо. Вы очень добры. Надеюсь, завтра метель утихнет и я смогу уехать. Мне так неловко, что у вас из-за меня столько хлопот.

Да, она вернется в свой мир, который она знает, где ей привычно и удобно жить.

Их взгляды вновь встретились.

— Никакого беспокойства, вовсе никакого, — мягко произнес он, убирая руки.

Саманта заспешила в свою комнату, чтобы примерить вещи. У нее тотчас улучшилось настроение, потому что все оказалось впору. Только сапоги чуть-чуть велики, но если надеть две пары носков, они будут в самый раз. Саманта вернулась в гостиную.

— Ну, что вы скажете? — Она встала перед ним, ожидая его оценки.

— Одежда прекрасно подошла. — Он посмотрел на ее ноги в носках. — А сапоги тоже годятся?

— Да, с двумя парами носков они в самый раз. — Саманта одарила Джейса искренней улыбкой. — Я очень благодарна вам. Такая… м-м-м… для меня удача, что у вас нашлись эти вещи.

— Они принадлежали моей жене.

— Я не хотела вторгаться в вашу жизнь. Саманта уставилась в пол. — Пожалуйста, простите меня, — мягко проговорила она.

Джейс кончиками пальцев коснулся ее подбородка, и она подняла голову. Ее глаза сияли, завораживая его и маня.

Искушение оказалось слишком сильным. И его губы завладели ее ртом.


Целый час Саманта ворочалась в постели, не в силах уснуть. Наконец она открыла книгу, которую днем выбрала в кабинете. Это была история штата Вайоминг. Она прочла первую главу и уже собиралась отложить книгу, когда заметила посвящение: «С любовью моему мужу Джейсу. Спасибо за помощь, моральную поддержку и любовь».Саманта посмотрела на имя автора. Книга написана Стефани Тремейн и опубликована пять лет назад. Его женой? Когда же они разошлись? Эта мысль почему-то показалась нелепой. Зачем он хранит вещи бывшей жены? Тут что-то не так.

Около полуночи Саманта закрыла книгу и выключила свет. Сон не приходил. И она точно знала почему. Джейс Тремейн. Что с ним делать? Он живет в сельском мире голубых джинсов, скота и лошадей. Этот мир недосягаемо далек от городского мира шелковых костюмов, офисов, театров и выставок.

Он дважды поцеловал ее. Первый раз она сделала вид, будто ничего не случилось. И справедливо предполагала, что точно так же решил и он. Но второй поцелуй потряс ее и пробудил такой накал страсти, с которым, она знала, ей уже не совладать. Но приведет ли это к большему, чем мимолетная связь?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Стоило Джейсу закрыть глаза, как он немедленно погружался в чувственные фантазии, которые начинались с того момента, когда кончился вполне реальный поцелуй. Он ясно понимал, что они с Самантой живут в разных мирах, у них нет ничего общего. Он любит ранчо, ему нравится работать на природе. Он считает, что холодные, снежные зимы вселяют силу и энергию. В городе он чувствует себя неуютно. Но, несмотря на доводы рассудка, Саманта вызывала в нем столь сильное влечение, которое ему не удавалось подавить и от которого он не мог отмахнуться. Это сбивало его с толку и сводило на нет самые разумные рассуждения.

Джейс посмотрел на часы. Он должен был встать еще пятнадцать минут назад. Пришлось вылезти из-под одеяла, быстро принять душ и одеться.

Выйдя из своей спальни, он прошел по коридору и остановился у закрытой двери комнаты для гостей. Прислушался — никаких признаков жизни. Джейс взглянул на часы. Половина шестого. Если она собирается помогать по хозяйству, ей пора вставать. Он уже поднял было руку, чтобы постучать, но остановился. Саманта городская девушка. Правда, она согласилась помогать, но вполне понятно, что она еще спит.

Джейс направился в кухню и увидел, что там горит свет. Он остановился в дверях, радостно улыбаясь. Саманта уже встала и сварила кофе. Больше того, она разложила на столе продукты для завтрака, хотя и ничего не приготовила из них.

— Доброе утро.

Она обернулась на звук его голоса. Легкая дрожь волнения пробежала по телу. Какой он красивый! Серые глаза искрились жизнью. В шерстяной рубашке, джинсах и сапогах Джейс выглядел настоящим ковбоем. Казалось, он излучает силу самой земли.

— Доброе утро, — ответила она и поставила миску с яйцами на стол. — Я не знала, что приготовить на завтрак. — Саманта показала на кофейник. — Надеюсь, на этот раз я сварила крепкий кофе.

— Запах хороший. — Джейс достал из буфета кружку и налил кофе. Сделал глоток, потом побольше. — Очень вкусно. То, что надо.

Саманта вздохнула с облегчением.

— А что будем есть? Вы умеете варить яйца? — спросил Джейс.

Саманта тут же приняла оборонительную позу, но подавила обиду. Он вправе задать такой вопрос.

— Могу сделать яичницу или омлет, но никаких изысков.

— Хорошо, сделайте, а я пожарю бекон.

Они закончили завтракать, а Саманта еще не свыклась с мыслью, что сейчас ей предстоит выйти на холод и выполнять хозяйственные обязанности. Она надела теплую куртку, шерстяную шапку и перчатки, о которых он тоже не забыл вчера, и стояла у двери. Джейс натянул рабочие рукавицы, снял с вешалки шапку и с одобрительной улыбкой посмотрел на Саманту.

— Вы готовы к бою с холодом, снегом и курами?

Она хотела улыбнуться и придать себе уверенный вид, но лицо не слушалось.

— Готова. Ведите.

Джейс открыл дверь, и они вышли на крыльцо. В лицо ударил ледяной ветер. Саманта надвинула шерстяную шапку на уши и лоб, а нос и щеки закрыла руками в перчатках. Джейс даже не замедлил шага, и девушка бросилась догонять. Они зашли в амбар.

Саманта расправила плечи и потопала сапогами, чтобы сбросить снег.

— Я ни разу не была в холодных краях. До сегодняшнего дня и вообразить не могла, что бывают такие морозы. Неужели люди могут жить в таком климате?

— Холод и снег прибавляют сил и энергии. Мы, сельские жители, радуемся смене времен года, а вы, изнеженные горожане, не знаете, что такое здоровая жизнь.

— Изнеженные горожане? Если хотите знать, я занимаюсь в клубе здоровья. Зимой часто катаюсь на горных лыжах, холодная погода мне не помеха. Но здесь слишком холодно! Понимаете? Слишком!

Джейс разглядывал ее. Руки на бедрах, в глазах огонь. Ну, просто образец волевой, решительной женщины. А на кухне была такой беспомощной. Когда она сердится, то становится еще красивее.

— Давайте поговорим потом, — мягко произнес Джейс. — Сейчас у нас много работы.

Не дожидаясь ответа, он направился к курятнику. Саманта, чуть не наступая на пятки, следовала за ним. Она старалась приспособиться к длинным шагам Джейса и держаться поближе, чтобы слышать его инструкции.

— Специализация моего ранчо — крупный рогатый скот. Мы не занимаемся птицей, и в частности курами. Мы держим их только для своих нужд, чтобы всегда были цыплята и яйца. Летом они содержатся на птичьем дворе, за изгородью, а зимой — в закрытом помещении с искусственным климатом. Мало кормить птиц и давать им чистую воду, надо еще регулярно чистить клетки, чтобы куры не болели. Корм здесь. — Джейс так резко остановился и повернулся к ней, что Саманта чуть не налетела на него. — Это очень просто. Насыпаете в ведро. — Он наполнил ведро и поставил его на скамейку. — Но прежде всего проверьте, есть ли у них свежая вода.

Он вошел в курятник. Саманта тоже сделала несколько шагов и остановилась на пороге.

Она наблюдала, как он отталкивает сапогами взбалмошных птиц, прокладывая себе дорогу, как наполняет корытца водой. Саманта никогда прежде так близко не видела живых кур, и они показались ей злобными созданиями. Они без конца ерошили перья и старались клюнуть ее. Саманта отступила назад, держась ближе к двери.

— Налив воды, принесите ведро с кормом, — продолжал инструктировать ее Джейс. — Часть насыпьте сюда. — Он показал место на земле. — Остальной корм можно рассыпать вокруг. Пока они едят, вы собираете в гнездах яйца и кладете в корзинку.

— А если курица сидит на гнезде? — Девушка по-прежнему с тревогой следила за коварными птицами.

— Тогда вы всунете под нее руку и достанете яйцо. Яйца могут быть не в каждом гнезде, но проверить надо все. Это очень просто.

— Да… Понимаю… — Она прокашлялась. — Похоже, и правда легко. Когда я должна начать?

Его удивил вопрос.

— Сейчас. Возьмите ведро с кормом, которое я оставил на скамейке. Корзина для яиц рядом с ларем, где корм. Принесите яйца в кухню, вымойте их и положите в миску, а потом — в холодильник. Ясно? — Он совсем было собрался уходить, но остановился возле нее. — У вас нет вопросов?

— Мне все совершенно ясно.

Саманта исподтишка покосилась на коварных птиц и подождала, пока Джейс выйдет из курятника. Одна особенно злобная курица захлопала крыльями и сделала шага два вперед. Саманта бросилась вон из курятника и захлопнула за собой дверь. Почувствовав себя в безопасности, она прислонилась к стене и перевела дыхание.

Взяв со скамейки ведро, она вернулась к курятнику, постояла у двери и наконец быстро открыла ее и переступила порог.

Откуда взялось столько кур? Когда она приходила сюда с Джейсом, их было около десятка, а сейчас оказалось вдвое больше, и все они готовились напасть на нее. Разумом она понимала, что они всего лишь хотят есть, им нужен только корм, но ничего поделать с собой не могла.

Когда куры окружили ее, яростно кудахча и хлопая крыльями, Саманта швырнула ведро в середину курятника и выскочила наружу. Через несколько минут она заглянула в курятник. Птицы клевали рассыпанное зерно, совершенно не интересуясь особой, которая принесла его.

Она подняла корзину для сбора яиц. Сейчас самое время! Пока куры заняты едой, можно за их спинами подобраться к гнездам, достать яйца и выйти. Таким образом, порученное ей задание будет выполнено. А завтра буран кончится, и она вернется в цивилизованный мир. И сможет продолжить нормальную жизнь. Набрав побольше воздуха, Саманта решительно открыла дверь курятника и вошла.


Джейс переговорил с Беном Дауни и направился в конюшню, но на ходу передумал и решил посмотреть, как дела у Саманты.

Он открыл дверь в курятник и чуть не прыснул со смеху. Ведро валялось на земле, повсюду был рассыпан корм. А Саманта судорожно прижимала к себе корзину для яиц, загораживаясь ею от несушек. Когда одна птица сделала несколько шагов по направлению к девушке, та с жалобным криком отпрыгнула в сторону.

Джейс еще с минуту понаблюдал за представлением. Вот она нерешительно приблизилась к пустому гнезду, взяла яйцо и положила его к трем другим, которые уже нашла, и двинулась к следующему гнезду. Там сидела несушка и нахально глядела на Саманту. Девушка в нерешительности постояла и обошла гнездо.

Внимание Саманты привлек взрыв кудахтанья. Она обернулась и увидела, что две курицы мчатся к ней, хлопая крыльями и издавая сердитые звуки. Они собираются напасть на нее! Девушка повернулась и, ничего не видя, кинулась к двери. Но вдруг споткнулась и шлепнулась лицом вниз. Корзина упала, несколько яиц, которые ей удалось собрать, растеклись по земле.

Саманта приподнялась, но не успела встать — увидела смотревшего на нее Джейса. В серебристых глазах мужчины прыгали веселые искорки. Саманта почувствовала, как жаркая волна стыда залила ей лицо и шею.

Джейс помог ей встать, но не отпустил ее. В его объятиях было так хорошо! Тепло и безопасно. И от возбуждения мурашки забегали по всему телу…

— У вас все в порядке? — Он снял перчатки и осторожно стер грязь с ее лица. — Вы не ушиблись? — Пальцы ласкали щеку.

Саманта принялась счищать грязь с куртки и джинсов.

— Кажется, все в порядке.

Она покосилась на разбитые яйца и отвела взгляд. Наконец с усилием подняла голову и посмотрела Джейсу в глаза.

— Простите, мне очень жаль. — Ее голос дрогнул.

— Ничего страшного. — Джейса удивило, как сильно она огорчена, и он добавил: — Не беспокойтесь, это сущие пустяки.

— Но посмотрите, что я наделала. Я разбила все яйца.

— Вы собрали не все, — улыбнулся он и посмотрел в корзину. — Там только четыре яйца, а обычно бывает до двадцати. — Он поднял с пола корзину. — Пойдемте, я помогу вам. — Он взял ее за руку и повел. — Всегда сначала надо убедиться, что куры понимают, кто здесь главный.

— Видимо, со мной куры почувствовали себя главными.

— Я вас научу, как обращаться с этим народом, чтобы такого не повторялось. — Джейс повернулся к ней. — Вы в карты играете? — спросил он и легонько сжал ее руку.

— Конечно. — Саманта ответила пожатием. Она-то думала, что Джейс будет выговаривать ей за разбитые яйца, а он все понял и простил.

Саманта посмотрела, как он собирает яйца, и тут же, при нем, сама сунула руку в гнездо. Он прав: это совсем легко. Когда она закончила, то с гордостью показала корзинку с шестнадцатью яйцами. А должно было быть двадцать.

Когда они вернулись в дом, Саманта отнесла корзину на кухню, вымыла яйца, положила их в большую миску и поставила в холодильник. На этот раз она действовала быстро и ловко. Потом снова надела куртку, вязаную шапку и перчатки и взяла корзину.

— Я отнесу ее на место и сейчас же вернусь.

Джейс смотрел в окно, как она торопливо пересекает двор. Вроде бы ветер начал стихать, да и снегопад стал меньше. Ему пришла озорная мысль. Он надел куртку и вышел навстречу Саманте.

На открытом пространстве двора она представляла собой удобную цель. Мягкий, пушистый снежок шлепнулся ей в плечо.

— Ой! Что это? — Она быстро обернулась и увидела Джейса, державшего новый снежок. Игривая улыбка освещала его красивое лицо. Саманта набрала пригоршню снега и, скатав шарик, бросила его в Джейса.

— У вас меткая рука, — похвалил Джейс, со смехом увертываясь от ее снежка.

— А у вас хорошая реакция. Но в следующий раз вам уже не уйти. — Смеясь, Саманта набрала снега и быстро скатала новый снежок. Как приятно смеяться! — Не попали.

И не успела она сообразить, как Джейс кинулся к ней, схватил за талию и повалил в снег.

— Так нечестно! — смеялась Саманта, пытаясь вырваться из его рук.

— «Нечестно»?! — Он набрал пригоршню снега.

— Ну пожалуйста… не надо… — Смех мешал ей говорить, она молотила его кулаками, стараясь вырваться.

— Нет, надо. — Он бросил ей в лицо пушистый холодный снег. — Остыньте, мисс Беркет. И перестаньте дергаться. А то хуже будет.

Саманта затихла. Пусть он думает, что победил. Но когда он отпустил ее, она вскочила, схватила ком снега и затолкала ему за шиворот.

— Чтобы я перестала? Никогда!

— А-а-а-а! Холодно!

Он попытался схватить ее, но Саманта, ловко увернулась от его протянутых рук. Джейс поднялся и, вытащив край рубашки из-под ремня, стряхнул со спины снег. Потом повернулся к ней. Девушка стояла со снежком в руке, дразня его улыбкой, подманивая поближе.

— Ну, все, теперь держитесь! — Озорная улыбка и искры в его глазах говорили красноречивее слов.

Она ответила, запустив ему в грудь снежком. Тут же скатала новый и бросила в него. Но не успела взяться за третий, как он выпустил в нее пулеметную очередь снежков. Три… четыре… пять… Джейс не давал ей и секунды для ответного удара. Саманта загородила лицо руками.

— Сдаетесь?

— Ни за что!

Ловким движением Джейс схватил ее, повалил и прижал к земле. Одной рукой он держал ее запястья, а другой загреб ком снега. Саманта начала пинать его, чтобы освободиться. Тогда он положил на нее ногу, и она больше не могла даже шевельнуться.

— А теперь? — Он коснулся снежком кончика ее носа. — Будете просить пощады?

— Да, да…

Лицо Джейса почти касалось лица девушки. Он медленно отпустил ее запястья, чувствуя, как быстро забилось сердце, а дыхание стало прерывистым, и убрал ногу, прижимавшую ее к земле.

— Мне… мне пора возвращаться к работе, — с легкой хрипотцой проговорил он. — Осталось еще много дел. — И заглянул в глубину ее глаз.

Когда его тело придавило ее к земле, а их лица соприкоснулись, все внутри у нее начало дрожать. И в очередной раз она догадалась, что дрожь не имеет никакого отношения к погоде. Конечно, снег холодный. Но ее пожирает огонь желания. Тут ошибиться невозможно.

Саманта стряхнула снег с волос, а потом и со щек.

— Да… Конечно, у вас, должно быть, много работы. — В ее голосе слышалась едва заметная неуверенность.

Он вроде бы еще мгновение что-то искал в глубине ее глаз. Потом наклонил голову и завладел ее ртом. Поцелуй начался как мягкое прикосновение, но быстро набирал огня.

Саманта почувствовала требовательность долго сдерживаемой страсти, и возбуждение горячей волной окатило ее. Она ответила на поцелуй, понимая, что ошибки быть не может: между ними существует притяжение страсти. Еще с секунду она изучала его напряженный, неотступный взгляд.

— Джейс… Это глупости…

— Что глупости? Игра в снежки? — Он провел губами по ее рту, и чувственный жар затопил его. — Или поцелуй? — Он снова овладел ее ртом, не давая возможности ответить.

Накал страсти быстро нарастал. Его язык проскользнул между ее губами, ласка пронзила каждого из них. Они лежали на снегу, обняв друг друга за плечи.

— Джейс, Джейс! — донесся голос из общежития. Затем появился Бен Дауни. — Только что сообщили последний прогноз погоды. Завтра… — Он резко оборвал фразу, заметив Джейса и Саманту на снегу, и повернул назад.

— Бен, постой. — Джейс быстро поднялся и протянул руку, помогая встать Саманте.

— Я не хотел мешать… — Бен остановился.

— Ты вовсе не помешал. Мы… — Джейс не нашел, что сказать.

— Мы кидались снежками, — пришла ему на помощь Саманта.

— Должен признать, что у нее меткая рука. — Веселая улыбка заиграла на лице Джейса. Но он тут же перевел разговор в деловое русло: — Так что там с последним прогнозом погоды?

— Полной силы буран достигнет, скорей всего, завтра к вечеру. Еще сказали, что арктические ветры достигнут штормовой силы и вызовут дальнейшее понижение температуры. По дорогам не проехать, аэропорты закрыты.

— А у нас на ранчо как дела? — спросил Джейс.

— У нас все предусмотрено: электрогенератор наготове, три снегохода и трактор — тоже. Если надо, мы сможем добраться и до дальних пастбищ.

Джейс посмотрел на хмурое небо и вздохнул.

— Ладно, держи меня в курсе. Иди.

Он обнял Саманту за плечи. Ей было так естественно и так уютно ощущать на плече его руку. Молча они вернулись в дом.

Каждый знал, что на этот раз не удастся сделать вид, будто ничего не произошло.

Это был не просто поцелуй, а предвестие чего-то более серьезного, что вскоре должно случиться.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Они пообедали, вымыли посуду. И теперь сидели на ковре перед камином. Золотистые отблески огня играли на их лицах, звучала тихая музыка. Воздух буквально потрескивал от кипевшей в них сексуальной энергии.

Джейс усадил ее между своих раскинутых ног, и она опиралась спиной на его грудь. Он обнял Саманту за плечи, а ее руки лежала на его бедрах.

— Расскажи о себе. Я знаю, что ты из Лос-Анджелеса и работаешь консультантом по повышению эффективности управления. Но это все. Ты ни разу не упомянула, что привело тебя в наши края. Ты прилетела в Денвер, чтобы навестить подругу, и каким-то образом оказалась в Вайоминге.

— Это длинная история…

— Я охотно выслушаю.

— Мне нравится, когда моя жизнь тщательно спланирована и организована. В неожиданной ситуации я чувствую себя крайне неуютно. Говорят, что у меня мания упорядоченности. Наверно, это справедливо. Мой жених…

— Жених? — Джейс напрягся и отпустил ее плечи. — Ты обручена и собираешься выйти замуж? Я думал…

— Нет! — Изогнувшись, она посмотрела ему в лицо. — Я была обручена… — Саманта на мгновение отвела глаза, но их взгляды снова встретились. — Теперь уже не обручена. Это одна из причин, почему я очутилась здесь.

Саманта на секунду закрыла глаза, чтобы собраться с мыслями. Джейс притянул ее ближе к себе, и ощущение тепла охватило ее с головы до ног.

— Мой бывший жених живет в Денвере. Он упрекал меня, что я всегда заранее планирую каждое свое действие. И я решила удивить его неожиданным появлением. И еще как удивила! Я нашла его в постели с другой женщиной…

Джейс обнял ее крепче, желая поддержать и ободрить.

— Тебе, наверное, было очень больно.

— Больно?.. — Она с минуту помолчала, воспоминания нахлынули на нее. — Да, было очень больно. Но теперь, когда прошло время, я не могу сказать точно, что пострадало: чувство или гордость.

От нее веяло такой освежающей искренностью, какой он совсем не ожидал. С каждой минутой эта девушка все глубже и глубже проникала в его сердце.

— Скажи… — Джейс сомневался, стоит ли ему вообще задавать этот вопрос. — Скажи, а ты сможешь забыть обиду и вернуться к нему? Если вас многое связывает, то, вероятно, трудно расставаться?

Саманта задумалась над его словами. Она тоже думала об этом. Но дело не в том, можно ли спасти их отношения. Дело в том, что она не хотела их спасать. С самого начала все шло не так. И теперь она это отчетливо понимала.

— Я обо всем уже думала-передумала. Правда в том, что нас связывало не так уж много. Сначала что-то было, потом пропало… С первых дней у меня то и дело возникали сомнения, где-то в глубине души я чувствовала, что у нас ничего не получится.

— Прости. — Он нежно поцеловал ее в щеку.

— Ничего, от рассказа мне стало легче…

— А как ты оказалась здесь, в Вайоминге? Почему не вернулась в аэропорт и не улетела первым же рейсом домой?

— Не знаю… Можно только предположить, что в полном смятении я села за руль и поехала куда глаза глядят. А в довершение всего въехала в сугроб. — Она повернула голову и посмотрела на него с робкой, смущенной улыбкой. — Остальное ты знаешь. Жалостливая история, правда?

— Нет, я бы так не сказал. — Джейс подался вперед, вдыхая запах ее тела, и поцеловал в щеку. — Тебе повезло, что ты разобралась во всем до того, как вышла за него замуж. Это стандартный ответ, но правильный. Да и парень не ценил того, что имел. И это только к лучшему, что ты освободилась от него.

Они молча посидели несколько минут, слушая музыку и наслаждаясь теплом камина. Непривычное чувство наполняло Саманту. Душевное раскрепощение, так можно было его назвать. Оказывается, если просто рассказать о том, что с нею случилось, можно освободиться от этого.

Ее мысли обратились к дому Джейса, к поколениям семьи Тремейн, которые жили в этих уютных стенах. Они были счастливы. Саманта всем телом ощущала любовь, царившую в этом доме.

— Хочу спросить тебя об одежде… Ты сказал, что она принадлежала твоей жене… — Саманта смолкла, не зная, как продолжить. — Твоя жена… Она здесь больше не живет? Вы… разошлись? — Внезапно она почувствовала, как он напрягся, и пожалела, что задала вопрос.

— Наверное, я должен был рассказать об этом раньше… — Джейс еще крепче прижал Саманту к себе и глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. — Стефани… моя жена… погибла в автомобильной катастрофе. Четыре года назад. — Затем он добавил с мукой в голосе: — Она была беременна нашим первым ребенком.

От последних слов Саманта окаменела. Но тут же обернулась, чтобы видеть его. Вовсе не это она ожидала услышать. В глазах у него застыла боль.

— Прости. Мне не надо было спрашивать. Я не хотела причинить тебе страдания.

— Ничего. Я уже давно смирился с этим.

Между Самантой и Джейсом возникла новая близость. Она родилась из доверия, которое нужно для того, чтобы зажили шрамы в душе. Но существовало и что-то еще — требовательная страсть. Она томила их обоих…

Джейс откинулся на подушки, лежавшие на полу, и увлек за собой Саманту. У них впереди еще целая ночь. Джейс наклонил голову и склонился над девушкой. Его действия ясно говорили, чего он хочет.

И Саманта не возражала. Ее никак нельзя было назвать девушкой без предрассудков. Она была не из тех, кто легко идет на любовную связь, особенно с мужчиной, которого знает так мало. Но Джейс Тремейн действовал на нее как никто другой. Она не понимала, что с ней творится. Она обвила руками его шею и погрузилась в океан страсти.

Прошло четыре года с тех пор, как Джейс последний раз обнимал женщину. Только через четыре года он встретил женщину, которая пробудила в нем желание. В Саманте Беркет его волновало все: гладкость кожи, шелковистость волос, прядка, упавшая на лицо, манящий вкус ее восхитительного рта… Он хотел больше знать о ней. Хотел знать все интимное. Медленно, почти не сознавая, что делает, он потянул ее и положил на себя.

Джейс наслаждался влажной глубиной ее рта. Одной рукой он обнял ее, а другой гладил бедра и ягодицы. Даже сквозь джинсы он чувствовал жар, который излучала каждая клеточка ее тела.

Он перекатил ее на спину и оказался сверху. Чуть откинул голову, чтобы заглянуть ей в глаза. Они сияли жизнью и обещанием жаркой страсти. Он провел пальцами по ее волосам, убирая их с лица.

— Саманта… — Джейс не знал, как это сказать. Он боялся показаться ей неуклюжим и грубым. — Прошло так много времени с тех пор, как я…

Он опять завладел ее ртом, и все их сомнения растаяли в пылу взаимной страсти. Джейс не понимал, как все могло произойти так быстро. Ему не хватало уверенности, но это восполнялось сильным желанием. Он просунул руку ей под свитер и ощутил ее кожу. Сердце билось с такой силой, что казалось, вот-вот выскочит наружу.

От его прикосновений по телу Саманты побежали искры. Она чувствовала, как его твердая возбужденная плоть давит ее. Плоть, которой она так жаждала. Она запустила пальцы в его густую шевелюру. И через секунду вздрогнула, когда его рука легла на кружевную чашечку лифчика.

Джейс почувствовал, как напряглось ее тело, и быстро убрал руку из-под свитера.

— Саманта, что-то не так?

И правда, что не так? Она же не девочка… И все же…

— Мы немного спешим. Ведь мы знаем друг друга всего… — Саманта не сомневалась, что для Джейса ее слова звучат так же неубедительно, как и для нее.

Джейс не выпустил ее из своих объятий. Его тело по-прежнему прижималось к ней.

— Ты сама не веришь в то, что говоришь, — мягко сказал он.

Их отношения неуловимо изменились, и они оба остро осознавали это. Влечение, которое они испытывали друг к другу, больше не ограничивалось только сексом. Прибавилась ласковая забота.

Он уложил ее поудобнее, но не выпустил из объятий. Устроил ее голову у себя на плече и поглаживал ей спину.

Ветер завывал в углах дома, скрипели потолочные балки. Дрова в камине стреляли и потрескивали, весело танцевали языки пламени. Но Джейс и Саманта едва ли что-то замечали. Они были наполнены спокойной близостью. Голова Саманты покоилась на его плече, он перебирал ее волосы.

— Если бы здесь был мой чемодан, я надела бы свои вещи… — Она подняла голову и посмотрела на него.

— Конечно, в своей одежде тебе было бы лучше, но… — Он наклонил голову, прислушиваясь к свисту и завыванию ветра в окнах.

— Да, это нереально. Всего лишь пожелание. — Она снова прижалась к нему. Впервые в жизни Саманта испытала радость покоя.


На следующее утро, едва проснувшись, Саманта тотчас же подумала о том, что надо совершить набег на курятник. Она твердо решила выполнить работу без помощи Джейса и надеялась, что закончит ее раньше, чем встретится с ним. Конечно, ей хотелось доказать Джейсу, что она способна справиться с таким пустяковым делом.

Она вспомнила теплоту прошлого вечера и испугалась, что при холодном свете утра все изменится и между ними возникнет неловкость.

Она пришла в кухню и увидела, что Джейс уже приготовил кофе. Но в доме его не было. Саманта выпила стакан апельсинового сока, надела теплую куртку, шапку и перчатки и вышла во двор.

Наполнив кормом ведро, она решительно открыла дверь курятника и вошла. Несколько раз она нервно отпрыгивала от налетавших агрессоров, но ей все же удалось покормить птицу так, как показывал Джейс. Со сбором яиц дело обстояло хуже. Саманта ухитрилась взять шесть яиц, столько же разбила и много оставила в гнездах, на которых сидели злые куры. Она принесла яйца в кухню, вымыла и убрала их. Надо придумать, как эффективнее кормить кур и собирать яйца, решила Саманта.


Утром Джейс попросил Венса, если погода позволит, добраться на снегоходе до машины Саманты и взять оттуда ее чемодан с вещами.

Джейс позавтракал в общежитии вместе с рабочими и занялся делами. В дом он вернулся около полудня. Он ни за что бы не признался, что сознательно избегает Саманты. Он боялся, что она сожалеет о вчерашнем вечере.

Джейс нашел Саманту в кабинете.

— Что ты там изучаешь?

Саманта подняла голову:

— Джейс… я не слышала, как ты вошел. — Она встала с кресла. — Как там погода?

— Тебя что-то беспокоит? — Он подошел к ней. Все чувства, которые он переживал прошлой ночью, вернулись с удвоенной силой. Он рассматривал ее лицо, потом их взгляды встретились, и губы слились в поцелуе.

Напряженности и неловкости уже не было. Он обнял ее за талию и прижал к себе. Она обвила руки вокруг его шеи. Долгий, бесконечный поцелуй наполнил обоих нежной чувственностью и лихорадкой страсти. Будто они были вместе уже долгие годы, будто они всегда принадлежали друг другу…

Наконец Джейс чуть отодвинулся от Саманты:

— Как ты справилась с курами?

— Покормила, яйца собрала, но снова разбила несколько штук… — В ее голосе слышалось смущение. — И там остались яйца, которые я не сумела достать.

— Не сумела достать?

— Да, они не дают. Когда я подхожу к гнезду, курица пытается клюнуть… — Саманта замолчала, увидев выражение его лица. Наверное, сейчас самый подходящий момент рассказать ему, что она придумала. — Утром мне пришла идея, которая сделает кормление кур и сбор яиц более эффективными. Я сделала набросок.

— Не понял… — Джейс невольно отступил назад. В глазах у него светилось искреннее удивление. — Ты составила какой-то особый план, который облегчит задачу кормления двух десятков кур и сбор двух десятков яиц? — Он едва сдерживал смех.

— Именно этим я зарабатываю на жизнь: анализирую рабочие операции и делаю их более эффективными.

— Ты, должно быть, шутишь! — выпалил он, не подумав. Ее слова ошеломили его.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Если бы он ударил ее по лицу, то вряд ли шок был бы сильнее. Саманта открыла рот, но не смогла выговорить ни слова.

Джеймс сделал вид, что не заметил неприятного впечатления, произведенного его словами, и продолжал:

— Ты же еще толком не умеешь ни кормить кур, ни собирать яйца, а уже предлагаешь усовершенствовать!

— Так вот, знай, что я изучала как самые разнообразные производства и оборудование, так и систему обеспечения торговли продуктами в масштабах страны. И даже строительство домов!

Он чуть не расхохотался, но вовремя сдержал себя.

— Уверен, что ты прекрасный специалист на своей работе, но мне лучше знать свое ранчо. У меня ученая степень по разведению скота, я подписываюсь на несколько журналов и регулярно участвую в семинарах. Несколько лет назад меня даже приглашали в университет читать лекции, как вести хозяйство…

— Джейс! Простите, что перебил, но дело неотложное.

Джейс быстро обернулся на голос Бена Дауни.

— Что за дело? — Джейс вышел с Беном в коридор.

Озадаченная Саманта осталась одна посреди комнаты. Немного спустя она услышала, как открылась и закрылась входная дверь. Затем все стихло.

Саманта опустилась в просторное кресло и несколько минут просидела не шелохнувшись. Она тщательно анализировала каждое слово, сказанное Джейсом. Эмоции боролись с логикой. В результате получилось что-то неопределенное, и она не знала, что делать.

Саманта должна доказать ему, что она не беспомощная, неумелая особа, за какую он, очевидно, ее принимает. Речь идет о ее человеческом достоинстве. Нельзя допустить, чтобы Джейс Тремейн считал ее беспомощной размазней. Она докажет ему, какая она на самом деле…

Остаток дня она провела одна. Какое-то дело так завладело вниманием Джейса, что он занимался им целый день. Саманта выбрала кресло у широкого окна в гостиной и села с книгой. Отсюда она могла наблюдать за тем, что происходит во дворе. Время от времени перед ней мелькали Джейс и его работники.

Уже почти стемнело, когда Джейс вернулся домой. День выдался тяжелый — она прочла это по его лицу и глазам. Он рухнул в кресло и несколько минут сидел не шевелясь. Сначала она подумала, что он уснул. Но потом Джейс медленно открыл глаза и обвел взглядом комнату. Наконец, его взгляд остановился на Саманте.

— У тебя усталый вид. — Она неуверенно улыбнулась.

— Я здорово устал. — Даже голос у него ослаб. — В конюшне прогнулась часть крыши. Нам пришлось срочно чинить ее.

— А лошади целы?

— Да.

Он с усилием выпрямился, с минуту подождал, потом стянул сапоги. С громким стуком они упали на пол.

Саманта подобрала сапоги, отнесла к входной двери и поставила рядом со своими.

— Что-нибудь поешь?

— Потом, а сейчас я бы выпил виски с водой. Ты не выпьешь со мной?

Джеймс протянул к ней руку и сверкнул приглашающей улыбкой. Он весь день сожалел, что высмеял ее попытку реорганизовать курятник.

— Да, я бы выпила, — улыбнулась в ответ Саманта.

Он наблюдал, как она подошла к буфету, достала бутылку и два бокала. Он по-прежнему считал, что не ее дело пытаться учить его, как управлять ранчо. Но надо было выслушать ее до конца, а потом замять вопрос.

Он принял бокал, который она протянула.

— Знаешь, ремонт крыши дался бы мне быстрее и легче, если бы не эта наша стычка насчет кур. Я был расстроен тем, что обидел тебя…

День и вправду был хуже некуда. Он уронил Бену на ногу молоток. Чуть не раздавил себе голову, засунув ее между толстых досок. И тогда Бен попросил его уйти и не мешать им самим закончить работу.

Джейс ушел в амбар и там пару часов размышлял над сложившейся ситуацией. В итоге он решил установить в отношениях с Самантой дистанцию. У него нет выбора. Их отношения начинались как физическое влечение, но очень быстро стали перерастать в душевную близость. И это его пугало.

— Я подумала… я была не права… Извини…

Он посадил Саманту к себе на колени и коснулся краем своего бокала ее бокала.

— Снова друзья?

— Да, снова друзья.

Как и вчера они провели какое-то время в теплой беседе. Поужинали и снова расположились в гостиной на подушках перед камином.

Джейс положил ее на себя. И тут же овладел ее губами и жадно, изголодавшись, требовал того, что она охотно давала.

Одну руку он просунул под пояс ее джинсов, и пальцы коснулись шелковой ткани трусиков. Сначала он действовал нерешительно, но потом все увереннее. Он чувствовал, как она вздрагивает от его прикосновений. С каждой новой лаской возрастала ее страсть.

Он принялся покрывать поцелуями ее лицо. Начал с носа, перешел на лоб, скользнул к уху. Прижался лицом к ее шее и, задыхаясь, прошептал:

— Вчера ты ускользнула от меня. Я подумал, что чем-то напугал тебя. А сегодня ты такая, о какой мужчина может только мечтать.

Он чуть откинулся, чтобы увидеть возбуждение, пылавшее на ее лице. Страсть, горевшую в глазах. Набухшую от поцелуев сочность губ.

— Ты не играешь со мной? Просто чтобы провести время? Или ты чувствуешь то же, что и я? Что-то большее, чем секс?

— Я и сама не знаю, что чувствую. Все случилось так быстро, так… — Она закрыла глаза, стараясь собраться с мыслями. — Знаю только одно: еще никто и никогда не вызывал во мне таких чувств. Джейс, это не игра.

Странная мысль родилась в ее голове. Возвращение в мир бизнеса вовсе не обязательно. Даже и не хочется возвращаться. Саманта не понимала, откуда появилась эта мысль, но это ничуть ее не тревожило.

Рука Джейса оставалась под ее джинсами и соблазняюще поглаживала изгибы ее ягодиц. Другой рукой он забрался под свитер и остановился там, где единственный крючок сдерживал лифчик. Саманта ощущала, как его пальцы расстегивают крючок, и остро воспринимала толчки возбужденной плоти. От каждого его движения у нее перехватывало дыхание, волны чувственности разливались по всему телу. Никто и ничто так не проникал в самую суть ее существа, как он.

Крючок лифчика наконец поддался, и Джеймс перевернул ее на спину. Обнажившаяся грудь легла в его ладонь. Его прикосновения зажигали ее, проникали в самое сердце. Никто и никогда так не действовал на нее. Руки Саманты сами проскользнули ему под рубашку, и она нащупала пальцами напряженные мышцы спины.

Ее налившийся сосок упирался ему в ладонь и дразнил его чувства. Подняв свитер, он увидел ее груди и тут же стал покрывать поцелуями ее лицо, шею и, наконец, спустился вниз, к восхитительным холмикам. Он обвел языком сочную плоть и потом втянул сосок во влажное тепло рта.

У Саманты вырвался громкий вздох. Она изогнулась, еще плотнее прижавшись к нему. Одной рукой она продолжала ласкать напряженные мышцы его спины, а другой водила по животу. Она не нашла край рубашки и попыталась расстегнуть пуговицы. Вдруг что-то в глубине сознания подсказало ей, что надо остановиться. Хотя бы на минуту… Пока она еще способна.

— Джейс!

В ответ она услышала его тихий стон. Джейс поцеловал ложбинку между грудями, а потом принялся ласкать языком другой сосок.

Она взяла себя в руки.

— Джейс… — В ее голосе зазвучала настойчивость. Она потрясла его за плечо и попыталась сесть. — Джейс… Послушай. Пока не поздно…

Он помедлил, нахмурился, пытаясь сосредоточиться.

— Не понял…

Она закрыла глаза и обхватила руками его шею.

— Нам… Нам надо поговорить. Есть вещи, о которых надо подумать… предусмотреть…

Джейс все еще не понимал. Он оперся на локоть и посмотрел на нее.

— В чем дело, Саманта? Я что-то сделал не так?

Саманта тряхнула головой.

— Знаешь… — Она отвела глаза, но тут же снова поймала его взгляд. — По-моему, следует подумать о предохранении…

Джейс вздохнул и заключил ее в нежные объятия. Прошло очень много времени с тех пор, как ему приходилось думать о таких вещах.

— Ты права.

Хотя и неловко задавать такой вопрос, но она должна это сделать. Пора говорить по-взрослому, а не как дети.

— У тебя есть презервативы?

— Нет. — Джейс не мог скрыть разочарования.

Как ни хотелось им дать волю сжигавшему их влечению, в эту ночь они не занимались любовью.


Джейс вышел на веранду с кружкой кофе в руках. Сделал большой глоток и тут же следом — второй. Он провел ужасную ночь. Долго ворочался и только ближе к утру забылся беспокойным сном. Был момент, когда он даже подумал, что надо пойти в общежитие и спросить, нет ли у кого-нибудь презервативов. Но потом одернул себя и отбросил эту мысль. Чем они с Самантой занимаются, касается только их двоих и больше никого. Он не имеет право делать ее предметом пересудов, даже если каждая клетка его существа сгорает от желания.

Снегопад продолжался, но ветер заметно стих. Из гаража выехал снегоход. Похоже, что Венс решил добраться до машины Саманты и привезти ее чемодан. Если погода будет относительно спокойной хотя бы несколько часов, может быть, и ему удастся добраться до города и купить презервативы. А если на вертолете?..

— Доброе утро.

Джейс быстро обернулся. Он так погрузился в собственные мысли, что не заметил, как вошла Саманта.

— Доброе утро. Ты хорошо спала?

Саманта улыбнулась. Да уж, действительно хорошо! Едва ли ей удалось поспать хотя бы часа три.

— Прекрасно, а ты?

— Очень хорошо. — Джейс наклонился и быстро поцеловал ее в губы. Озорная улыбка осветила его лицо. — Лучшая ночь за все последние годы. Конечно, если не считать того, что я не сомкнул глаз, ворочаясь с боку на бок. — Улыбка исчезла. Он посмотрел ей прямо в глаза: — Я всю ночь думал о тебе!

От этих слов мурашки побежали по ее телу. Серебристая глубина его глаз так притягивала Саманту, что она теряла способность здраво мыслить.

— И что ты надумал? — прерывистым шепотом спросила она. У нее перехватило дыхание.

— Так… — неожиданно охрипшим голосом сказал он. — Когда кончится буран и откроются дороги, ты уедешь?

Джейс положил руки ей на плечи. В глазах Саманты мелькнула какая-то мысль.

— Я чувствую, между нами что-то есть. Что-то большее, чем физическое притяжение. — Он опустил руки. — Я очень хочу, чтобы это было наше общее ощущение.

Саманта не знала, что ответить, хотя и не сомневалась: что-то особенное в их отношениях есть. Но она не знала, что делать с этим. Ей нужно было время, чтобы подумать, проанализировать, рассмотреть ситуацию со всех сторон.

— Джейс…

Он услышал в ее голосе неуверенность, и у него все сжалось внутри. Он зашел слишком далеко. Сказал больше, чем имел право говорить. Больше, чем хотел сказать.

Джейс выдавил улыбку и переменил тему разговора. Он спешил, чтобы не дать ей возможности ответить что-то такое, от чего в сердце откроется рана. Этого он боялся больше всего.

— Вернемся в комнату. — Он открыл дверь веранды и пропустил ее вперед. — Давай позавтракаем. А потом у меня есть дела… Надо воспользоваться моментом, пока ветер стих.

За завтраком оба молчали, испытывая гнетущую неловкость, и старались не смотреть друг на друга.

Сделав последний глоток кофе, Джейс отодвинулся от стола.

— У меня масса дел… На обед не жди, я поем у парней в общежитии. — Он посмотрел в окно, делая вид, будто наблюдает за снегопадом. — Может, сегодня посидишь в тепле, не будешь выходить? — Он нервно прокашлялся. — Увидимся позже.

Саманта молча проводила его взглядом. Ясно, она стала помехой. Создает трудности. Не помогает, а добавляет хлопот. Ее огорчило, что он думает, будто она ни на что не способна. За что ни возьмется, все портит. Надо что-то делать с этим.

Но вначале — позвонить домой. Уже неделя, как она уехала из Лос-Анджелеса и ни разу не проверяла свой автоответчик. Саманта пошла в кабинет, где был телефон, и набрала свой домашний номер. Когда раздался голос автоответчика, она нажала кнопки кода. Пленка прокрутилась назад. Сообщений было восемь. Она их записала. Не особенно важные вопросы, могут и подождать.

Джейс дошел до середины двора, вспомнил, что оставил в спальне часы, и вернулся в дом. Из кабинета доносился незнакомый голос. Джейс остановился на пороге и увидел Саманту, записывавшую сообщения автоответчика. Забрав в спальне часы, он направился было к выходу, но тут в автоответчике зазвучал мужской голос: «Саманта… Ты дома? Подними трубку!» Пауза. Потом голос продолжал: «Насколько я понимаю, нам надо поговорить. Я хочу, чтобы ты вернулась. Ну, позвони мне, когда придешь домой. Мы поговорим обо всем». Раздался щелчок. Это он положил трубку. Автоответчик сообщил дату и время звонка.

Тяжелый ком злости поднимался к горлу Джейса. Звонивший, очевидно бывший ее жених, спохватился только вчера вечером. Что ж он делал все эти дни? У него не возникло и мысли позвонить в тот же вечер, хотя бы для того, чтобы узнать, благополучно ли она добралась до дому.

Джейс не знал, как теперь поступить. Сказать ли ей, что он невольно подслушал разговор? Успокоить? Или это поставит ее в неловкое положение? Лучше сделать вид, что ничего не слышал.

Он ушел, так и не дав ей понять, что заходил в дом. Телефонное послание не шло у него из ума. Ну и тип! И она была обручена с таким?

* * *

Саманта сидела в кресле, уставившись на телефон. За целую неделю Джерри не удосужился ей позвонить! Если у нее и оставались какие-то смутные сомнения, то теперь они ушли навсегда. Нет смысла звонить ему. Им нечего сказать друг другу. Этот эпизод ее жизни закончился. И слава Богу. Хотя она и раньше знала, что между ними все кончено, но звонок дал ей завершенность, которой не хватало.

Саманта встала, набрала побольше воздуха и медленно выдохнула, расправив плечи. Легкая улыбка заиграла на губах. Она словно сбросила с плеч гигантский вес и почувствовала себя свободной.

Теперь Саманта еще больше укрепилась в своем намерении. Она докажет Джейсу, что она не ущербная размазня, создающая беспорядок и разрушающая все, что попадается на пути. Наверняка есть какая-то работа, которую она сумеет выполнять. Очевидно, что он больше не хочет подпускать ее к курам. Саманта вернулась в кухню и, сдвинув брови, сосредоточенно размышляла. Она мыла посуду, оставшуюся после завтрака, и анализировала ситуацию. К тому времени, когда кухня была приведена в порядок, у нее уже созрело решение.

Саманта вышла на крыльцо и увидела снегоход, возвращавшийся в гараж. Джейс закрыл за ним ворота. Саманта свернула к общежитию, где надеялась найти Бена. Подняв воротник теплой куртки и засунув руки в карманы, она быстро миновала двор и постучала в дверь общежития.

Не получив ответа, Саманта нерешительно открыла заскрипевшую дверь и окликнула Бена. Ей не хотелось врываться в мужское жилье, не объявив о себе.

— Бен… Бен Дауни! Вы здесь? Это Саманта.

— Да… Сейчас, — донесся из коридора голос Бена. Минуту спустя появился он сам. — Доброе утро, мэм. Чем могу быть полезен? — Жестом он предложил ей войти и закрыл дверь.

Она оглядела помещение и приступила к делу.

— Есть у вас свободная минутка? Я буду очень благодарна, если вы поможете мне. Это личный вопрос.

— Не хотите сесть? — Бен показал на кресло. — Чем я могу вам помочь?

Саманта вдруг почувствовала себя дурой и поднялась.

— Мне не стоило вас беспокоить.

— Постойте, мэм. — Бен удержал ее за руку. — Раз вы пришли сюда, у вас была причина. В чем дело?

Саманта с минуту помолчала и наконец решилась. Она надеялась, что просьба не прозвучит нелепо, хотя понимала, что ничего глупее и придумать нельзя.

— Я подумала, не могли бы вы… — Она уставилась в пол, потом перевела взгляд на Бена, — научить меня доить корову.

— Доить корову?! — От удивления Бен Дауни выпучил глаза.

— Да.

— Прошу прощения, мэм, — с явным смущением начал Бен, — но с чего это вдруг вам захотелось научиться доить корову?

— Я подумала, что это… — Она замолчала и, наморщив лоб, подбирала правильное слово. Оно должно звучать правдиво и в то же время не выдавать ее истинного намерения. Саманта просветлела, когда слово наконец пришло: — …пригодится! Мне пришло в голову, что, раз уж я здесь, надо научиться. Ведь я ничего не знаю о жизни на ранчо.

— Ну что же, от этого вреда никому не будет. Вы посоветовались с Джейсом?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Нет. Я не хотела беспокоить его по таким пустякам.

Она заметила, что Бен с сомнением наморщил лоб.

— Сказать вам правду, — понизив голос, тоном заговорщика начала Саманта, — я хочу удивить его. Мы поспорили о жизни в городе и жизни на ранчо… Боюсь, что у него осталось впечатление, что я…

— Понятно, мэм. — Бен расплылся в широкой улыбке и потянулся за пальто и рукавицами. — Пойдемте прямо сейчас.

— Замечательно. — Саманта засияла от благодарности.

Они направились к хлеву. Саманта не была уверена, что поступает правильно. Но идти на попятный было уже поздно.

— Так, это Эммилу. — Бен дружески похлопал черно-белую корову по холке. — Она голштинской породы. У нас две дойные коровы, которых мы держим для нужд ранчо. — И он добавил, будто забыл сказать раньше: — Как и кур. У нас их ровно столько, чтобы не приходилось покупать яйца.

При упоминании о курах Саманта оцепенела.

— Об этих проклятых курах я уже знаю, — проворчала она себе под нос. Но, к несчастью, громче, чем ей бы хотелось.

— Простите, мэм? — Бен вопросительно посмотрел на нее. — Что-то не так?

— Нет… Ничего. — Она почувствовала, как от неловкости кровь бросилась в лицо.

Бен стоял, уставившись на нее. Воздух наполнился напряженным молчанием.

— Так… Когда мы начнем? — Саманта, решив исправить положение, широко улыбнулась и огляделась. — Я что-то не вижу доильных аппаратов. Где вы их держите?

Бен разразился хохотом и долго не мог взять себя в руки.

— Простите, мэм! Это из-за доильных аппаратов… Когда только две коровы, то быстрее и легче, да и правильней, доить руками. Вот смотрите…

Пока Саманта знакомилась с дойными коровами, Джейса мучили другие заботы. Он вошел в гараж как раз в тот момент, когда Венс выключил снегоход.

— Как там дела, Венс?

Высокий неразговорчивый мужчина лет пятидесяти вылез из кабины трактора, снял перчатки и только потом ответил:

— Есть поваленные деревья. На дороге сильный гололед. Снова поднялся ветер. Снег валит еще сильнее. Наверняка порвутся провода. — Он потянулся в кабину, достал чемодан, сумочку и ключи от машины. Протянул их Джейсу, потом принялся чистить снегоход.

Джейс взял вещи Саманты и заспешил в дом. Он предвидел ее радость, когда она увидит свой чемодан. В прекрасном настроении он влетел в дом, только на минутку задержавшись, чтобы стряхнуть снег с сапог.

Его насторожила тишина. Он прислушался. Ни радио, ни телевизора, ни звука из кухни или кабинета. Он сделал несколько шагов по коридору. Дверь в комнату для гостей открыта, но там никого нет.

— Саманта! — Он подождал. Никакого ответа. Снова позвал: — Саманта, ты здесь? — Опять нет ответа.

Джейс вошел в комнату и поставил вещи на кровать. Вернулся в гостиную. Он не мог представить, куда она пошла. Наверно, в подсобку, где стиральная машина. Но и там никого не оказалось.

Джейс быстро вернулся в гостиную и инстинктивно посмотрел на входную дверь. Неужели в курятник? Решила повторить попытку завоевать кур, результатом которой будут разбитые яйца? Ведь Саманта точно рыба, вынутая из воды. Городская девушка, растерявшаяся на ранчо.

С каждой минутой Саманта все больше занимала его мысли. Он понимал, что взбудоражен, выбит из колеи, и это беспокоило его еще больше.

Почти автоматически Джейс побрел в курятник, но нашел там только кур. Джейс искренне недоумевал: куда же она делась? Из хлева до него донеслись приглушенные звуки разговора. Он узнал голоса Бена Дауни и Саманты.

— У вас получится, мэм. Вы все делаете естественно. Теперь обхватите рукой здесь…

— Не говорите мне «мэм», называйте меня просто Саманта.

Джейс остановился. Он выхватил из разговора несколько слов, но понять, о чем они говорят, было трудно.

— Теперь подойдите сюда и обхватите рукой… вот так. — В голосе Бена Джейс услышал энтузиазм.

— О Боже! — Она издала нервный смешок. — Это совсем не такое на ощупь, как я думала.

Джейс почувствовал странную тяжесть в груди. Он не мог даже вообразить, что они там делают. Но разговор выглядел сомнительно, почти как если бы…

Сначала Джейс хотел позвать Бена, но сдержался и тихонько вошел в хлев. Облегчение, будто волной, окатило его. Следом пришло понимание своей глупости и чувство вины.

Незамеченный, он понаблюдал, как Бен учит Саманту доить корову. Она сидела на табурете, Бен стоял напротив. Стоило корове махнуть хвостом или сделать шаг в ту или другую сторону, как Саманта вздрагивала, но держалась. Минутой позже Джейс услышал знакомые звуки. Струи молока ударились о дно ведра.

— У меня получилось! — Очередная струя потекла в ведро. — У меня получается! — Ее возбуждение нарастало.

Бен поднял голову и, заметив, что Джейс наблюдает за ними, хотел что-то сказать, но Джейс приложил палец к губам, показывая, чтобы он молчал. Джейсу не хотелось, чтобы Саманта знала, что он рядом. Она не говорила ему, что хочет научиться доить корову, значит, ей так надо.

Джейс почувствовал, как у него потеплело на сердце. Он опустился на сено и закрыл глаза. Воспоминания о минувшем вечере нахлынули на него. Джейс не стал их прогонять. Он явственно ощущал, как твердые бутоны ее сосков упираются ему в ладонь. Чувствовал вкус сосков, когда втянул их в рот… Джейс понимал, что будет вспоминать об этом и после того, как она уедет.

Голос Бена вернул его к действительности. Джейс осторожно поднялся с копны сена.

— Теперь вы сама, Саманта, я пойду, займусь своей работой.

— Ведро с молоком надо отнести в общежитие к Денни, правильно я поняла?

— Правильно. Денни потом все сделает сам.

— А как вторая корова? Ее не надо подоить?

— По-моему, одной коровы для первого раза вам вполне достаточно. — Бен стрельнул взглядом в Джейса и ушел.

Корова вдруг задергалась. Саманта встала с табуретки и похлопала корову по холке, как это делал Бен.

— Стой спокойно. Ты хорошая девочка. Я не собираюсь тебя обижать.

Корова вроде бы немного успокоилась. Саманта снова устроилась на низкой табуретке, еще раз успокаивающе похлопала ее по животу, нагнулась и стала продолжать дойку. Она вошла в ритм, и струйки молока размеренно текли в ведро. Саманта была довольна собой. Сейчас она надоит полное ведро и отнесет Денни.

Джейс решил не мешать ей. Он вышел из хлева и направился к кладовой с продуктами. Вдруг раздалось мычание коровы и крик Саманты. Джейс подоспел вовремя. Саманта растянулась на полу, вся облитая молоком, пустое ведро валялось рядом, табуретка была перевернута. Корова стояла спокойно.

Джейс запрокинул голову и от души расхохотался. Потом протянул Саманте руку и помог встать.

Саманта разозлилась.

— Что смешного! — Она обожгла его взглядом и принялась вытирать молоко с куртки и джинсов. А Джеймс стряхнул солому и грязь с ее спины и взял за руку:

— Ну, все, пойдем, переоденешься.

— Отпусти мою руку! — Саманта вырвалась и быстро зашагала к двери.

Джейс проводил ее взглядом, поставил на место табуретку и ведро и пошел искать Бена.

— Кто это придумал?

— Не знаю, Джейс. Она пришла в общежитие и попросила меня научить ее доить корову. Сказала, что это ей пригодится. Я подумал, что в этом не будет вреда. Но, вы же знаете, коровы не любят, чтобы их хватали чужие руки.

— Возможно… — пробормотал Джейс, и в его памяти всплыл вчерашний интимный вечер с Самантой. Неужели у нее было такое же чувство — будто ее хватают чужие руки?

Саманта вошла в дом, сбросила куртку и сапоги. Теперь надо избавиться от мокрой липкой одежды. После того, как она приведет себя в порядок, надо будет придумать новое занятие.

Саманта привыкла быть активной. Но здесь, на ранчо, все так сложно… У каждого своя работа. У каждого, кроме нее. Дневная программа телевидения не интересовала ее. Несколько раз она попыталась просто сидеть и читать, но больше часа ей это не удавалось, появлялось беспокойство и раздражение.

Она подавила унылый вздох и направилась в свою комнату, чтобы переодеться.

И на пороге застыла от изумления. На кровати лежал ее чемодан. Значит, Джейс нашел способ добраться до ее машины и забрать чемодан с запасом одежды на неделю. Если у нее будет несколько своих вещей, это добавит домашнего уюта всему окружающему. Саманта поняла, что таким проявлением заботы она обязана Джейсу, и теплое чувство к нему заполнило все ее существо.

Она быстро сбросила пропитанные молоком рубашку и джинсы и достала из чемодана свои вещи. Одежда, так долго пролежавшая в чемодане, выглядела неопрятной. Саманта прогладила платье, юбки, блузки и повесила в шкаф. Остальное разложила по ящикам комода. Потом поставила косметику и туалетные принадлежности в ванную.

Ее педантичность сквозила в каждой мелочи. И вещи она всегда укладывала, продумывая, куда какой предмет положить. Это стало привычкой, которой она следовала годами. Иногда проклиная себя, иногда радуясь. Вот и сейчас — Саманта с улыбкой достала из чемодана еще один предмет и положила в ящик комода. Этот предмет сейчас был очень кстати.


Джейс вышел из-под душа и взял полотенце. Позади остался длинный день. И особенно длинный потому, что Джейс весь день не заходил в дом. Пообедал он в общежитии. А потом помогал работникам расчищать территорию от снега и восстанавливать пострадавшие от напора стихии постройки.

Прогноз погоды предупреждал, что к вечеру ожидается усиление ветра и снегопада. Вьюга и в самом деле бушевала с удвоенной яростью. Если предсказание Венса справедливо, еще до наступления ночи порвет провода, и не будет электричества, а значит, и тепла. Джейс заранее положил дрова в камин в своей спальне, предвидя холодную ночь.

Теперь он стоял в своей комнате в джинсах, в широкой трикотажной рубашке и в носках. Ему не хотелось надевать ботинки. Джейс протянул руку к двери и на мгновение остановился. Его беспокоил предстоящий вечер. К чему он может привести? С Самантой у него состоялся только короткий разговор, полностью лишенный интимности. Он глубоко вздохнул и открыл дверь. Невозможно и дальше избегать встречи с Самантой, иначе чувство к ней полностью поглотит его.

Направляясь в гостиную, он заметил слабый свет, льющийся из-под закрытой двери ее спальни. Несмотря на отопление, казалось, что в воздухе застыл холод. Джейс прошел в гостиную и разжег огонь в камине. Затем включил тихую музыку и опустился в любимое кресло. Откинулся на спинку и закрыл глаза, вернувшись мыслями к Саманте.

Он ясно сознавал, что его влечение к этой девушке перестало быть чисто физическим. Он все время думал о ней. И это были мысли, не имеющие ничего общего с сексом. Какую еду она больше всего любит? Какие ей нравятся фильмы? Какие книги доставляют ей удовольствие? Хочется ли ей иметь свою семью?

— Добрый вечер.

Голос Саманты пробудил его от мечтаний. Джейс поднял голову, и у него перехватило дыхание. Она сделала другую прическу, и каштановые, чуть вьющиеся пряди мягко оттеняли лицо. Со вкусом наложенный макияж подчеркивал изысканные очертания лица. Красновато-коричневая помада, которой она чуть тронула губы, придавала им особую сочность. Юбка изумрудно-зеленого платья доходила до коленей и оставляла открытыми полные икры и тонкие лодыжки. Лодочки на шпильках подходили по цвету к платью. Декольте только намекало на ложбинку между грудями, словно заманивая, но не раскрывая тайн.

— Добрый вечер. — Джейс поднялся с кресла, медленно изучая рисунок ее тела от лица и до самого пола, потом снова от пола до лица. — Ты выглядишь роскошно.

— Спасибо. — Саманта почувствовала, как кровь прилила к щекам. Она медленно прошла по гостиной и встала рядом с ним.

— Чем вызван такой красивый наряд?

— Эти дни я все время носила джинсы. И подумала, что платье будет приятной переменой… теперь, когда мне есть во что переодеться.

— У тебя такой вид, будто сейчас за тобой приедет кавалер и повезет в роскошный ресторан. — Он нерешительно поднял руку, чтобы коснуться ее волос. Но тут же отдернул, не дотронувшись. — И если бы погода не заперла нас здесь, я поступил бы именно так.

Саманта чуть помолчала, словно не решаясь — сказать или нет. Но потом все же заметила:

— Но если бы не погода, меня бы здесь не было.

— В таком случае, — Джейс говорил совершенно серьезно, — я должен послать метеорологу телеграмму с благодарностью за то, что он обеспечил буран и твое появление здесь.

Саманта провела вторую половину дня, пытаясь убедить себя, что он и она — это две противоположности. И ничего между ними быть не может.

Но так и не убедила…

— Кстати, я хотела бы поблагодарить тебя за спасение моего чемодана. Это так мило с твоей стороны. Не могу передать, как много для меня значит иметь при себе свои вещи. Знаю, звучит глупо, но, когда они у меня под рукой, я чувствую себя гораздо лучше, гораздо уютнее…

Джейс взял ее руку и поднес к губам. Как ни старался он подавить чувства, они все равно брали верх.

— Знаю. — Он притянул ее к себе и заключил в объятия. — Я знаю, тебе было трудно. Знаю, ты старалась помочь. На самом деле это Венс привез твои вещи.

— Надо будет утром поблагодарить его. Но я уверена, что это не ему пришло в голову. — И снова серебристые глаза приковали ее к себе. У Саманты перехватило дыхание, но она не стала обращать на это внимания. — Уверена, это ты послал его за вещами.

Но если Венс смог добраться до ее машины, то добрался бы и до других мест. Он мог бы отвезти ее в город, где она сняла бы комнату в мотеле. Больше того, Джейс мог бы доставить ее в город на вертолете. Вместо этого он поручил Венсу привезти ее чемодан. Приятная замена. Но в таком случае ей придется принимать решение.

Но сможет ли она? Ведь надо делать выбор между рассудком и чувством. И как ни пыталась она отрицать, влечение к Джейсу Тремейну уже победило разум.

— Я уже говорил, какая ты красивая? — Джейс по-прежнему прижимал ее к себе.

— Да… — Он так опьяняюще на нее действовал, что Саманте было трудно говорить. И еще труднее соображать.

Не успела она продолжить фразу, как он завладел ее ртом. Жар, с каким она ответила, моментально наполнил его пониманием, что он не остановится, пока не получит все.

Он ощущал неповторимую сладость ее языка. Опять, в который раз, он опасно приблизился к состоянию, когда желание подавит в нем разум. Джейс прервал поцелуй, уложил ее голову себе на плечо и глубоко вздохнул, чтобы успокоиться.

Он попытался переключить внимание на что-то другое. Отвлечься от мучительного запаха ее духов. От шелковистых прядей волос, оплетавших его пальцы. От тепла ее тела, прижатого к нему. Надо отпустить ее и бежать в свою комнату. Запереться там на всю ночь или, еще лучше, на все время ее пребывания здесь.

В углах дома завывал ветер. Его стенания смешивались с тихой музыкой стереопроигрывателя. Соединение этих звуков вызывало странное впечатление… Дикая несдержанность бурана — и тщательно выстроенные ноты мелодии. Он был бураном, а она — мелодией. Возможно ли подобное слияние двух таких крайностей у людей? Он не успел углубиться в эту мысль, как почувствовал ее руку у себя под рубашкой. Ладонь скользила по спине, и все его здравые рассуждения полетели в тартарары.

Саманта еще не придумала, как оправдать свое поведение. Кончики ее пальцев изучали его голую спину. Никакого плана в ее действиях не было. Она не взвесила все «за» и «против» создавшейся ситуации. Зато она знала, что он вызывает в ней такое чувство, как никто и никогда… И она хотела, чтобы это чувство длилось вечно.

Под ее пальцами напряглись мышцы его спины. Он будто защищался против неизвестного чужого вторжения. Однако через мгновение мышцы расслабились. Джеймс крепче прижал ее к себе. Ей стало так тепло и надежно, словно она наконец нашла счастье, которое искала всю жизнь. Мужчину, доводившего ее страсть до пожара и затрагивавшего самые глубины души. Такого чувства она еще никогда не испытывала. И Саманта заговорила. С каждым словом росла ее отвага.

— Джейс… у меня в чемодане… у меня есть…

Свет погас. Электропроигрыватель остановился. Дом погрузился в тишину и темноту. Только огонь в камине бросал отблески на пол.

Джейс погладил ей волосы. Нагнулся и нежно поцеловал в лоб.

— Видимо, порвались провода. У нас в кухне на всякий случай есть керосиновые лампы. От них не такой свет, чтобы читать, но все видно. — Он не выпускал ее из объятий. — Я возьму и для тебя, чтобы ты могла поставить в спальню.

— У меня что-то есть. — Она снова собрала всю свою отвагу. Сейчас самое время. Всунув в карман платья руку, она вытащила пакетик, который раньше достала из чемодана, и протянула ему.

Джейс уставился на пакетик в руке Саманты и несколько раз моргнул. Свет от камина позволял ему видеть, что это такое. Неужели глаза не обманывают его? Он взял пакетик и повертел его в пальцах.

— Откуда это?

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Саманта почувствовала неловкость.

— Это лежало у меня в чемодане. Я имею в виду… я собиралась погостить у жениха… и… ну… Собираясь в дорогу, я положила это в чемодан, чтобы быть готовой…

Джейс посмотрел ей прямо в глаза:

— Давай-ка поговорим.

Именно этого она боялась. Хотя ей нравилось думать о себе как о женщине без предрассудков, она не считала правильным проявлять инициативу в сексуальных отношениях. В особенности когда мужчина почти ей незнаком… И неважно, что в его присутствии кровь быстрее мчится по жилам.

Ее охватил стыд. Она сунула руки в карманы и уставилась в пол. От стыда она не могла даже смотреть на него.

— Ничего не надо говорить… Сейчас я пойду в свою комнату… Дай мне какую-нибудь лампу…

Он притянул ее к себе. Заключил в объятия. Рот захватил ее губы. Жар его страсти обжигал каждую клеточку ее существа. Испарилось все, что могло остановить ее.

Она обняла его за шею. Его тело прижималось к ней. Каждый изгиб их тел совпадал, будто они были созданы друг для друга.

Джейс поднял ее, нежно, как ребенка, унес по коридору в свою спальню, положил на свою постель, а пакетик с презервативом оставил рядом на столике.

Саманта дрожала от возбуждения и сладостного предчувствия. С того момента, как он взял ее на руки, все внутри у нее начало дрожать, сердце билось с удвоенной силой. Теплое чувство блаженства переполняло ее.

Его пальцы нашли застежку ее платья, и молния заскользила вниз. Джеймс стянул платье с ее плеча и прижался губами к коже. Она обняла его и погладила по спине.

Платье упало на пол. Он нашел крючок ее лифчика, и кружева легко спланировали вниз. Она прижалась спиной к его телу. Он обхватил ладонями груди и целовал ей шею. Она положила руки сверху на его руки и закрыла глаза, наслаждаясь каждым интимным жестом.

Саманта ощущала, как его восставшая плоть твердеет и упирается ей в ягодицы, и повернулась к нему лицом. Даже в темноте она видела сияние серых глаз. Отсвет его желания. От этого ее жажда удвоилась.

Джейс провел руками по ее голой спине.

Ему хотелось любить Саманту медленно. Вместе переживать радость каждого нового ощущения на пути к экстазу. Но он не знал, возможно ли это. Одно только прикосновение к ней возбуждало его до такой степени, что он не знал, долго ли сумеет держать свою жажду под контролем.

Он взялся за резинку колготок и вдруг снова превратился в подростка, испуганного и неловкого.

— Ты не могла бы… снять колготки? Я никогда… — Он попытался скрыть смущение неуклюжим смешком.

— Я сама… — Она поцеловала его в щеку.

Быстрыми, почти неистовыми движениями он скинул рубашку, джинсы, носки и наконец трусы. А она в это время сняла колготки и бросила их сверху на платье.

Шум от их дыхания соперничал с завываниями ветра. Они не замечали холода в комнате. Пылкая страсть сжигала обоих. Он взял ладонями ее лицо и нежно поцеловал в губы.

— Саманта, еще можно остановиться. — Дрожь в голосе выдавала его, хотя он старался говорить спокойно.

Саманта провела руками по его мускулистой груди и поцеловала ее. Когда ее губы коснулись кожи, она почувствовала сильное биение его сердца.

— А ты… Ты передумал?

— Никогда! — И он тут же закрыл ее рот своим, так что Саманта ничего не успела сказать. Лаская ее груди, он обновил воспоминание о том, как напрягшийся сосок упирается в ладонь. Второй сосок он втянул в рот и наслаждался этим ощущением. Он принялся сосать его, сначала нежно, затем с разгорающейся страстью. Джейс не понял, из чьего горла вылетел слабый стон наслаждения. Из его или из ее?

А рука в это время пробежалась по изгибу талии, по бедрам и достигла долины, спрятанной между бедер…

Саманта никогда не испытывала ничего подобного тому взрыву желания, который вызывали в ней прикосновения Джейса Тремейна. Он разжег настоящий пожар во всем ее существе. Другими словами она не могла бы передать свое состояние. Она запустила пальцы в его густые волосы, изогнувшись так, чтобы еще более тесно прижаться к нему, а он ответил на ее порыв, втянув в рот ее сосок. Она ласкала его сильные плечи и спину.

Джейс напрягался и тут же расслаблялся от ее прикосновений, посылая легкие волны возбуждения каждой клеточке ее тела. Волны наслаждения накатывали одна на другую. А внизу живота нарастала чувственная сладкая тяжесть.

Он выпустил ее сосок, провел языком по ложбинке между грудями и захватил другой жаждущий ласки бутон. Он тянул его и нежно сжимал губами, а потом полностью забрал в жадный рот.

Когда волны наслаждения достигли апогея, Саманта обхватила его голову, откинувшись на подушку. Она открыла рот, но не могла издать ни единого звука. Казалось, все пришло в согласованное движение. Тело ласково терлось о тело, кожа о кожу. В разгар кульминации они превратились в единый неразделимый сплав.

Взрыв экстаза расплавил слова, застывшие в горле.

— Джейс… ох… у меня в голове все смешалось… — Саманта жадно хватала воздух, не в силах продолжать.

Джейс потянулся к ночному столику и ощупывал его в темноте, пока не нашел пакетик. Опершись на локоть, он попытался надорвать упаковку. Не получилось. Он попробовал еще раз.

Но не успел он ничего сообразить, как Саманта забрала пакетик, и вскоре он почувствовал, как ее рука, проскользив по бедру, ласкает его восставшую плоть. Низкий стон бесконечного наслаждения вырвался из его горла. Он услышал, как громко бьется его сердце. Ее рука такая теплая, а прикосновение невероятно волнующее.

Саманта сама не верила своей смелости. Никогда раньше ей и в голову не приходили такие ласки. Никогда раньше она не брала инициативу на себя… С Джейсом все казалось естественным.

— Позволь, я надену, — прошептала она.

Джейс накрыл ее тело своим, а она обхватила ногами его бедра, одновременно упиваясь игрой с его языком.

Время остановилось. Они слились в единое существо. Сколько это длилось, Саманта не знала.

Он двигал бедрами, заманивая ее в упоительный ритм, который безумными толчками поднимал их к вершине. Ни о каком контроле над собой не могло быть и речи. Они оба сгорали в неудержимом стремлении к экстазу.

Снова Саманту сотрясали конвульсии, родившиеся где-то в глубине и охватившие все тело. И вдруг она почувствовала восхитительный взрыв. Она вцепилась в Джейса в жажде втянуть его еще глубже, если это возможно. За всю жизнь еще никто не возносил ее на такие вершины. Это сумел сделать только Джейс. И ей совсем не хотелось возвращаться на землю.

Он сделал последний глубокий толчок. Сердце билось так, будто собиралось вырваться наружу. Судороги сотрясли его тело. Только низкий вибрирующий стон говорил о невероятном наслаждении.

— Умираю… — только и мог он выговорить, наконец обретя дыхание и жадно хватая ртом воздух.

Они еще долго лежали, целуясь и ласкаясь, пока не почувствовали, насколько в комнате холодно.

— Надо разжечь камин, — прошептал Джейс ей на ухо, нежно поцеловав. Но тут же приник к ее губам в страстном поцелуе, не в силах оторваться от нее. — Я сейчас, — наконец выдохнул он.

В темноте он прошел к камину, чиркнул спичкой. И вскоре тепло наполнило комнату.

Саманта, накинув на плечи одеяло, наблюдала за движениями Джейса. Как он подложил в камин поленья, поправил кочергой дрова. В тусклом свете поблескивали голое тело и напряженные мышцы. Еще никогда в жизни она не чувствовала себя так полно удовлетворенной, как в этот момент. И это было больше, чем просто сексуальная наполненность. Она ощущала чувство полного покоя…

Джейс вернулся в постель и укрыл их обоих. Он не знал, что делать дальше. Чего Саманта ждет от него? Что ей необходимо? Ему так хотелось угодить ей, но он не знал, как это сделать. Пламя камина освещало комнату и постель. Он откинул волосы с ее лба и обнял. Саманта сияла. И это говорило больше слов. Она излучала счастье.

Он прижался губами к ее лбу и наслаждался ощущением, как ее груди словно стучатся ему в грудь. Потом провел руками по ее спине, обнял округлости ягодиц и притянул ее ближе к себе. Никогда раньше простое прикосновение женской кожи к его телу не вызывало в нем такого страстного волнения.

Восхитительная дрожь пробежала по всему его телу, и он почувствовал, как снова нарастает желание.

Саманта тут же ощутила это. Его желание передалось ей и наполнило тем же огнем. Она потянулась к нему. Ей казалось, что она уже достигла пика блаженства, побывала на вершинах, о которых даже не подозревала. Но едва ее пальцы коснулись его быстро твердеющей плоти, в ней вспыхнул пожар…

Он ласково отвел ее руку:

— Не надо…

В ответ она стала игриво покусывать его плечо.

Джейс поинтересовался:

— Сколько у тебя таких пакетиков?

— Много…

Она обняла ногой его бедро. Под одеялом стало жарко. Джейс сбросил одеяло и сосредоточился на ее грудях. Он ласкал и дразнил их языком, оставляя влажные дорожки на склонах. На мгновение он остановился и принялся изучать, как свет камина играет на ее чертах, как поблескивает на влажных сосках.

— Ты очень красивая и соблазнительная женщина, Саманта Беркет.

В голове закрутился вихрь мыслей. Он вспомнил жену, вспомнил, как искал одежду для Саманты, вспомнил ее бывшего жениха. Парень, должно быть, первостатейный дурак. И ей, конечно, без него лучше. Джейс сумеет позаботиться о ней, относиться к ней так, как она заслуживает. Будет любить ее больше, чем…

Незваные мысли без предупреждения ворвались в мозг. Чтобы прогнать их, он начал целовать ее…

Все менялось слишком быстро. Нельзя забывать о реальности. Это всего лишь восхитительный антракт между актами действительности. Он не знал, как справиться с эмоциональной стороной того, что произошло. И как жить, когда Саманта вернется домой после окончания бурана. Тогда он вообще не сможет совладать с собой…


Саманта наблюдала за спящим Джейсом. Она проснулась с полчаса назад. Предрассветный серый тон неба сменил глубокую черноту ночи. Огонь в камине почти погас. Она выскользнула из постели и, стараясь не шуметь, подложила несколько поленьев, чтобы разгорелось пламя. Потом быстро нырнула в постель под одеяло.

Она посмотрела на ночной столик. Там лежали три пустых пакетика. Три раза он доказывал ей, как совершенно они подходят друг другу… во всяком случае, физически. Но Саманта чувствовала к нему нечто большее, чем просто физическое влечение. Интересно, а что чувствует к ней Джейс?

— Ты уже проснулась? — раздался его хриплый со сна голос.

— Да. Недавно. — Саманта спала недолго, но чувствовала себя полностью отдохнувшей. — Стало холодно, и я добавила дров в камин.

— Иди сюда, я тебя согрею, — прошептал он ей в ухо и нежно провел по голой спине, пока не нашел округлости ягодиц, крепко сжав их.

Дрожь пробежала по ее телу. Она запустила пальцы в его спутанные со сна волосы и поцеловала в губы.

Джейс медленно, с расстановкой произнес:

— Прошлая ночь была очень важна для меня. Спасибо, что ты сделала ее такой необыкновенной. — Он заглянул ей в глаза, пытаясь угадать, что в них. И увидел теплоту и искренность. Он откинул с ее лица волосы и обхватил ладонью подбородок. — Ты знаешь, я ведь было позабыл, как это делается…

Не важно, что он жил на ранчо, а не в городе. Женщины были и здесь, но они его не интересовали. До тех пор, пока он не встретил Саманту.

— После смерти жены четыре года у меня никого не было. Я…

Она остановила его, приложив палец к его губам. Похоже, что они подошли к главному… А Саманта не знала, готова ли она принимать решение об этом главном… Она попробовала уклониться от неизбежного:

— По-моему, это как велосипед. Если уж научился ездить, никогда не забудешь.

Джейс долго изучал ее, сосредоточенно нахмурив брови. Наконец спросил прямо:

— Ну и что теперь?

— Что «что теперь»? — Она тянула время.

— Я имею в виду, когда ты уедешь. Когда вернешься домой. — Даже произнося эти слова, он чувствовал боль. Но надо принимать реальность такой, какова она есть. Буран кончится, и она уедет.

Саманта медлила с ответом.

— Джейс! — донесся из коридора голос Бена. — Ты проснулся? — Голос приближался.

— Да, Бен, — откликнулся Джейс, надеясь задержать его, пока тот не подошел к спальне. — Подожди там.

Джейс быстро оделся и наклонился к Саманте.

— Прости, что ухожу. Наверно, там что-то еще случилось. — Он нежно поцеловал ее в губы. — Тебе нет смысла вставать так рано. Полежи и попробуй уснуть.

Он еще раз, но коротко, поцеловал ее в губы и наконец вышел из спальни.

— Ну, что там? — спросил Джейс своего помощника. — Электрогенератор отказал, да? — Он снял с вешалки шапку и пальто.

— Венс пытался запустить генератор, но ничего не выходит. Когда он несколько дней назад проверял его, вроде бы все было в порядке. А теперь… — Бен открыл дверь и вышел, Джейс за ним. — Мы перенесли только что вылупившихся цыплят и инкубатор с яйцами в общежитие, — добавил Бен на ходу, они сразу направились к генератору.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Завернувшись в одеяло, Саманта стояла у окна спальни Джейса. Она видела, как в свете раннего утра двое мужчин пересекли двор. В воздухе вился снег. Но похоже, что это ветер сдувал его с крыш и поднимал с земли к небу. Снегопад вроде бы прекратился. Она потуже завернулась в одеяло и отошла от окна.

Ее соблазняло желание забраться в теплую постель Джейса и спрятаться под одеялами, но в голове застучало главное: способна ли она остаться здесь не только на это утро, а навсегда? Она быстро прогнала эту мысль как совершенно нереальную и нелогичную. Но мысль все настойчивей требовала ответа. Надо чем-то отвлечься, решила Саманта.

Она с облегчением обнаружила, что, хотя отопление и отключилось, в ванной еще есть горячая вода. Приняв душ и одевшись, она бесцельно бродила по дому, то и дело возвращаясь в одно и то же место — в спальню Джейса Тремейна. Теплое чувство счастливого удовлетворения все еще висело в воздухе. И когда она потрогала смятые простыни, то ощутила его в себе. Саманта окинула критическим взглядом спальню. Первый раз она по-настоящему изучала отражение его личности на вещах в спальне.

У нее осталось впечатление, что Джейс — трудолюбивый, волевой, искренний, уверенный в себе человек. И не обделен ни чувством юмора, ни любовью к развлечениям. Она вспомнила, как они весело кидались снежками. Такие моменты в ее жизни можно перечесть на пальцах.

Глаза у нее засверкали, когда она заметила три открытых пакетика на ночном столике. Саманта собрала их и бросила в мусорное ведро. А целые упаковки положила в ящик ночного столика. Это была волшебная ночь. Самая волшебная из всех проведенных ею ночей. Он угадывал любую фантазию, какая мелькала у нее в голове, и любил ее так, как можно только мечтать.

Саманта всегда держала все стороны своей жизни под контролем. Но в последние несколько месяцев у нее возникло впечатление, что клубок распускается сам собой. И она не знала, как его остановить. Ее внезапная поездка к Джерри Кенсингтону тоже была попыткой расставить все по местам.

Она обратилась к книгам и перечитала кучу трудов, стараясь лучше понять, что же с ней происходит. Один автор утверждал, что педантичные люди способны управлять сразу всеми событиями своей жизни только до тех пор, пока эти события размеренно и плавно чередуются. Так же, как жонглер ловит все шары, если они подброшены в определенном ритме. Но как только нарушается установленная ритмичность событий, педант полностью выбивается из колеи, и у него все рушится. Так же сбивается и жонглер, которому неожиданно подбросили дополнительный шар.

Ровное течение жизни Саманты было нарушено открытием, что ее жених обманывает ее. Не успела она восстановить равновесие, как Джейс Тремейн стал дополнительным шаром, который окончательно выбил ее из привычной колеи. Именно его вторжение в ее размеренное существование виновато в том, что теперь она не знала, как ей быть. И решила сделать для начала такое, что совершенно не соответствовало ее характеру. Взяв несколько яблок и морковок, она порезала их на крупные куски и сложила в пластмассовый пакет, оставив его на столе. Он понадобится ей позже. Потом Саманта переоделась в зимнюю одежду, которой снабдил ее Джейс, натянула сапоги и теплую куртку и вышла на холод. Она быстро пересекла двор, направляясь к амбару. К ее облегчению, ни Джейса, ни других работников поблизости не было.

Первое — куры. Саманта твердо решила накормить глупых птиц и собрать все яйца, не разбив ни одного. Наполнив кормом ведро, она без колебаний зашагала к курятнику.

— Цып-цып-цып, все сюда! Время завтракать. — Без происшествий она распределила корм, поставила на место ведро и взяла корзинку для яиц. Замедлив на пороге шаг, она расправила плечи, глубоко вздохнула и ринулась в бой.

Все внимание сосредоточено на достижении цели. Легкая дрожь опасения пробежала по телу, когда она нащупала яйцо. Потом второе, третье… И раньше чем она поняла, что же происходит, Саманта выполнила поставленную задачу. Она вернулась в кухню, держа корзину, как приз. Вымыла яйца и сложила их в миску.

Теперь пришла очередь пакета с яблоками и морковкой. Захватив его, Саманта направилась к конюшне. Двое работников кивнули ей. Она никогда раньше не бывала в конюшне. Но по внешнему виду просторного строения догадалась, что это не просто стойла для лошадей. Саманта осторожно открыла дверь, не зная, что или кого обнаружит внутри.

Она вошла в просторное помещение, похожее на загадочную пещеру. В середине круг для упражнений лошадей, вдоль внешних стен примерно сорок стойл. Ранчо, наверно, считалось первоклассным и процветало, если хозяин его может позволить себе иметь вертолет и круг для лошадей в закрытом помещении. В первый раз до нее дошло, какое это огромное ранчо. И вновь она задумалась над главным вопросом: смогла бы она постоянно жить здесь?

Из дальнего конца здания донеслись голоса, это трое работников чистили лошадей. Саманта медленно направилась в их сторону. Каждую лошадь она ласково трепала по холке, шептала ласковые слова и давала кусок яблока или морковки. Все угощения кончились, когда она подошла к работникам.

— Доброе утро, мэм. — Один из ковбоев чуть сдвинул шляпу. От смущения он даже нахмурился. — Могу я чем-нибудь быть полезен?

— Нет, спасибо, ничего не нужно.

— Удивительно, что в такую погоду вы во дворе.

— Просто скучно одной в четырех стенах. — Она окинула взглядом площадку, где чистили лошадей. Два других работника стояли и слушали разговор. — Я не привыкла целые дни сидеть в доме. Мне необходимо выходить на воздух. А где Венс?

— Наверно, он в гараже, мэм.

— Спасибо. — Саманта зашла в гараж и сразу заметила снегоход, который видела накануне. Там еще стояли мотосани, полноприводные пикапы, большой трактор со снежным плугом и грузовик. На всех машинах красовалась трафаретная печать ранчо.

Кроме того, там стоял «форд» новейшей модели. Саманта догадалась, что это машина Джейса.

В дальнем конце гаража Саманта заметила какой-то огромный механизм и решила, что это и есть генератор, о котором говорил Джейс. Вокруг него лежали инструменты и запасные части. Пожилой мужчина сосредоточенно колдовал над какой-то деталью.

— Венс! — окликнула она.

— Я! — с мрачным видом обернулся тот.

— Джейс сказал, что вы рискнули добраться до моей машины и привезли мой чемодан. Я хочу поблагодарить вас за такую услугу. Я так удивилась, когда увидела его. И не могу вам передать, как высоко я ценю возможность иметь…

— Никакого риска не было, — буркнул Венс и отвернулся к своей работе, давая понять, что разговор окончен.

Саманта отпрянула назад, ошарашенная его грубым тоном. Но потом поняла, что такова его манера разговаривать.

Она вышла из гаража. День получился очень продуктивный. Но прежде чем вернуться в дом, ей предстояло взять еще одно препятствие. И это препятствие — корова Эммилу.

Саманта направилась в хлев и с разочарованием обнаружила, что стойло Эммилу пусто. Потом она заметила корову, стоявшую через два стойла. Видимо, кто-то перевел Эммилу, чтобы почистить ее место. Она нашла табуретку для доения, ведро и приготовилась приступить к работе.

Когда Саманта попыталась добраться до вымени, корова вроде бы проявила беспокойство, непрестанно переступая с ноги на ногу. Наконец Саманте удалось ухватиться за сосцы. Корова моментально дернулась в сторону и сбила ее с табуретки. Саманта вскочила, счищая грязь и солому с куртки.

— Эммилу! В чем дело? Ты забыла меня? Почему ты не позволяешь мне подоить тебя?

— Ну… во-первых, это не Эммилу.

Саманта резко повернулась на голос Джейса. Хотя его лицо сохраняло строгое выражение, в глазах сверкали веселые искры.

— Я… я не слышала, как ты подошел. Ты давно здесь? — Она почувствовала, как краска снова прихлынула к щекам. Что-то в последнее время это случается слишком часто.

— Довольно давно. — Он обошел перегородку и приблизился к ней. — Это, — он похлопал корову по крупу, — Бетсилу. Ее уже подоили. Так что твои усилия ничего не дадут, а лишь огорчат корову.

Он привлек ее в объятия, и теплое, нежное чувство наполнило обоих.

— Что ты здесь делаешь? — спросил он.

— Я хотела еще раз попытаться выполнить работу по хозяйству. Проверить, сумею ли я в конце концов справиться. Ну, понимаешь, нормально накормить кур и собрать все яйца.

— Насколько мне известно, ты еще и угостила моих лошадей.

— Тебе что, докладывают о каждом моем шаге всякий раз, как я выхожу из дома?

— Успокойся, — его голос чуть поддразнивал, но слова звучали серьезно, — а то мы опять закончим разговор стычкой. Я только что был в конюшне, хотел проверить, как держится заплата на крыше. Парни сказали, что ты ушла с минуту назад. Они удивлялись, что городская девушка не боится выходить на улицу в такой буран.

— Городская девушка? Я буду благодарна, если ты наконец поймешь, что я не беспомощная…

— Я знаю, что ты не беспомощная маленькая девочка. Ты уже об этом говорила, и я тебе верю.

— Но все же ты думаешь, что я скорей помеха, чем помощница. И ты тактично предлагаешь мне оставаться дома. Так вот, я хочу, чтобы ты знал: сегодня утром я накормила кур и собрала все яйца без происшествий. По-моему, это должно тебе доказать, что я…

Удивление мелькнуло у него на лице.

— Саманта, тебе ничего не надо доказывать. Не старайся быть такой, какой, по твоему мнению, кто-то другой хотел бы тебя видеть. Будь такой, какая ты есть.

Его слова растрогали ее до слез, и она с трудом удержала их. Первый раз в жизни ей сказали, что лучше, если она останется сама собой.

— Я предложил тебе побыть дома и немножко поспать, а ты придумываешь всякое…

— Признаюсь, я бы могла вздремнуть еще пару часов. — Она обняла его за талию и прижалась головой к груди.

— Прости, если я не давал тебе спать. Тебе надо бы сказать мне, что ты слишком устала. Я бы понял.

— Может быть, я и не выспалась. Но я бы не променяла прошлую ночь ни на какой сон.

— Саманта… — прошептал он, — я беспокоился, сумел ли удовлетворить тебя…

Впервые мужчина на первый план поставил ее желания. Это одна из черт, которые она любила в нем. Поток мыслей неожиданно резко остановился. Она в самом деле использовала слово «любила»? Откуда оно могло появиться?

Ведь она так недолго знает этого мужчину. Они оба понимают, что она живет на ранчо временно. Не раз говорили, что она уедет, как только расчистят дороги.

Неожиданная, ошеломляющая тоска навалилась на нее. Она не хотела уезжать. Здесь она впервые испытала чувство свободы и внутреннего покоя.

— Пойдем. Давай вернемся в дом. — Джейс взял ее за руку.

— У тебя работа. Я могу вернуться сама.

— Рабочие справятся, пойдем, расскажешь мне о себе.

— У меня не так много осталось, чего бы ты не знал. — Она рассмеялась. — И, конечно, ничего особенно интересного.

— Ты же не знаешь, что для меня интересно. — Он сжал ей руку. — Почему ты не хочешь позволить мне судить самому?

Они вышли из коровника в снежный полдень, держась за руки. Вдруг Джейс резко остановился и посмотрел на небо, потом на флюгер на крыше амбара.

— В чем дело? — Саманта пыталась догадаться, куда он смотрит, но так и не сообразила. — Что-то случилось?

— А ты не чувствуешь? — Он посмотрел на нее, потом снова на небо.

— Что?

— Буран пошел на убыль… Да, завтра, возможно, прояснится…

— Великолепно. — Она увидела, как он доволен, и постаралась подыграть ему.

— Пойдем послушаем прогноз погоды по радио. У меня есть приемник на батарейках. — Он заспешил к дому. Саманта практически бежала, чтобы не отстать от него.


В спальне Джейса горел камин. Дрова вздыхали и потрескивали. Они уютно устроились под одеялами. Джейс притянул ее к себе и крепко обнял. За этот вечер они многое узнали друг о друге. Но каждый чувствовал, что сам воздух наполнен эротикой.

— У тебя самая нежная в мире кожа. — Он провел рукой по ее спине, затем принялся изучать пальцами округлости ниже пояса. — А это самые восхитительные линии. — Он нагнул голову, чтобы добраться до грудей, и языком стал дразнить соски.

Саманта закрыла глаза. Тепло его прикосновений разлилось по телу. Наслаждения прошлой ночи еще жили в памяти, и каждое прикосновение возрождало их с удвоенной силой. Саманта чувствовала себя такой открытой, полностью свободной от любых запретов. Все в жизни она держала под контролем, даже секс с Джерри Кенсингтоном был скорее физкультурой, чем радостью.

Саманта ласково поцеловала грудь Джейса и проложила дорожку до самого пупка.

Он думал, что прошлой ночью достиг такого уровня чувственного удовлетворения, о котором никогда и не мечтал. Но теперь… Он бесконечно ценил способность Саманты возбуждать его так, как никто и никогда прежде. Он наслаждался каждой секундой ее соблазняющих ласк. А она подводила его все ближе и ближе к взрыву.

Его мышцы, его силу, самую его суть сотрясала почти неконтролируемая дрожь восторга. Он перекатился на спину и нежно, но твердо положил ее на себя.

От страсти, кипевшей в глубине, слова прозвучали так хрипло, что он не узнал свой голос.

— Если ты сию же минуту не перестанешь мучить меня, вечер кончится слишком скоро. — Он поцеловал ее щеку и лизнул шею. — А я хочу, чтобы этот вечер длился бесконечно долго.

Саманта дрожала от желания. Слова волновали ее так же сильно, как и прикосновения. Конечно, она хочет, чтобы вечер длился бесконечно долго. Она хочет, чтобы он длился вечно. Но раньше, чем эта мысль оформилась в слова, Джеймс с таким жаром завладел ее ртом, что в постели мог бы заняться пожар.

Он придавил ее тело своим. Звуки тяжелого дыхания растворялись в стонах мужчины и женщины, полностью погруженных в любовную схватку.

Их бедра двигались в такт, подгоняемые ритмом его ударов. Каждый толчок давал обоим сверхреальное чувство единения. Время остановилось.

Саманта раскачивалась на грани между существованием здесь и сейчас и эйфорическим опьянением. Все окружающее исчезло. Реальным оставался только интенсивный напор тела Джейса и его плоть, бурно жившая в ней.

Сила ее конвульсий углубляла и его переживания. Напряжение, с каким он удерживал контроль над собой, с ослепительной вспышкой исчезло. Ошеломляющие судороги сотрясали его тело. Наконец они прекратились, и он почувствовал себя исчерпанным и опустошенным… И в то же время таким живым, каким никогда не был.

Они провели в объятиях друг друга всю ночь. То засыпали, то просыпались и тихо разговаривали, лаская друг друга.

Утро наступило слишком быстро. Это означало, что они должны оставить уют и тепло постели Джейса.

Но оно означало и что-то еще. Как только Саманта увидела солнце, ярко сиявшее на голубом небе, она поняла, что совсем близко время, когда ей придется уехать. Джейс был прав. Небо прояснилось… Скоро расчистят дороги — и она свободна, может отправляться в путь.

Но куда? В Лос-Анджелес, к привычному образу жизни? Она вернется к работе, где она знает, что надо делать и чего ожидать от людей, окружающих ее. Она вернется в обстановку, где может действовать умело и эффективно. Но будет ли она там счастлива?

Гнетущая тоска навалилась на нее. Она знала ответ.

Джейс думал о том же, что и Саманта, но не знал, как предотвратить ее отъезд. Он даже не знал, что должен сказать ей, и не сомневался только в одном: он не хочет, чтобы она уезжала. Ни сейчас, ни когда-нибудь в будущем.

Он собрался идти работать, но у дверей остановился.

— Саманта… — В голосе отразилась глубина его переживаний. — Нам надо поговорить…

Она смотрела на него с бесконечно печальным выражением. Такая же печаль мучила и его. Но он встревожился за ее состояние.

— Что с тобой? — спросил он.

— Ничего… Все нормально. — Она попробовала изобразить спокойную улыбку, но поняла, что ничего у нее не получилось.

— Скажи мне, что тебя мучает… — Он заключил ее в объятия и нежно поцеловал в лоб. — Или нет, ничего не говори. Я читаю по твоему лицу.

— Я размышляла о том, чем могу помочь… — попыталась выкрутиться она.

— Меня не проведешь. — Он посмотрел ей в глаза.

Она не выдержала его взгляда и потупилась.

Джейс ласково поцеловал ее в губы.

— Буран прошел. Скоро расчистят дороги. Завтра все изменится. — Он на мгновение закрыл глаза и глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. — Нам надо поговорить. Давай после обеда. Тогда нам никто не помешает.

— Да, нам надо поговорить, — почти неслышно прошептала она.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Они разошлись по своим делам.

Воздух вибрировал от гула роторных снегоочистителей и от криков мужчин, старавшихся вернуть ранчо обычный вид. Мало-помалу на дворе появлялись расчищенные площадки и дорожки, ведущие от постройки к постройке, Бен проверял ограждения вокруг загона для скота.

Джейс завел вертолет и отправился на воздушную инспекцию ранчо. Он пролетел вдоль линии заборов, чтобы определить поломки. Проверил стада на отдаленных пастбищах и отметил, что сосед, как они и договаривались, сбросил тюки с сеном, чтобы скот не голодал. Потом повернул к шоссе.

Джейс летел низко над занесенной снегом дорогой, пока не увидел машину Саманты. Он завис над автомобилем, разглядывая его сквозь вихри снега, вздымаемые винтом вертолета. Вроде бы все на месте. Он не сомневался, что аккумулятор сел, но надеялся, что других поломок нет.

Надо будет сказать Венсу, чтобы проверил и исправил, если что не в порядке. Хотя это и машина, взятая напрокат, он сделает так, что она снова будет на ходу. Это избавит Саманту от лишней траты денег и от досадных хлопот.

Время близилось к вечеру. Джейс повернул вертолет к дому. Приземлился, и почти тотчас же к нему подошел Бен. Они направились к амбару.

— Не хочу, чтобы вы подумали, будто я шпионю за вашей гостьей. Но когда она вошла, получилось так, что я работал рядом с ларем, где корм. — Бен вошел вслед за Джейсом в амбар.

Джейсу казалось, что Бен необычно долго тянет разговор и никак не дойдет до главного. И он не понимал, раздражает это его или пугает.

— Что ты хочешь сказать насчет ларя с кормом? Что-то произошло?

— Нет… ничего не произошло. — Бен вроде бы искренне опешил от резкого тона Джейса. — Я только хотел сказать, что после довольно невезучего начала она ухитрилась подоить обеих коров, и сделала это вполне прилично. — Бен с минуту разглядывал Джейса, а потом продолжал: — Все в порядке? Много повреждений, заметных с вертолета?

— Нет. — Джейс понимал, что ответил слишком резко. Бен ни в чем не виноват. Просто взгляд с вертолета сказал ему, что очень скоро Саманта сможет уехать. Может быть, даже через день. Как Джейс ни старался сосредоточиться на делах ранчо, он большую часть времени думал о Саманте. Мучился, размышляя над положением, которое казалось ему безвыходным.

Необычно резко оборвав разговор, Джейс повернулся и направился к двери, бросив через плечо:

— Где Венс?

— В общежитии. Моется. — Бен шел за ним, не стараясь догнать.

— Встретимся позже. — Джейс вышел и исчез в сумерках раннего вечера. С озадаченным выражением Бен смотрел ему вслед.


Весь день Саманта старалась занять себя какими-нибудь делами, чтобы не оставалось времени думать о будущем. Она сосредоточилась на сборе яиц и подружилась с курами. Собрала все силы и подоила коров. Приготовила свои вещи, чтобы постирать. Но тут произошла заминка — электричества еще не было.

Наступил вечер. Дневной свет перешел в сумерки. Она зажгла одну из керосиновых ламп, поставила в гостиной и села ждать. Джейс прав, им надо поговорить. Как она ни старалась сформулировать мысли и подобрать правильные слова, ничего в голову не приходило. Самым ужасным для нее было чувство, что она не может контролировать происходящее. Погода держала ее в доме, будто в плену. И несмотря на все это, она знала, что будет страшно скучать и по этому дому, и по ранчо.

Она не видела, каким образом выйти из создавшейся ситуации. Не может же она переехать в Вайоминг и начать все с нуля! Это просто непрактично и нелогично! Здесь для нее нет перспективы, здесь только чудо поможет ей найти хоть какое-то место в своей области деятельности. Она до сих пор не знает, насколько близко ранчо к большому городу, где можно найти подходящую работу…

Саманта прекрасно понимала, в каком направлении текут ее мысли. Она рассматривала положение так, будто уже решила вернуться в Лос-Анджелес. А что еще ей оставалось? Рационально взвешивать значение отъезда и изучать альтернативы? Это стоило бы ей огромного эмоционального напряжения. А ведь Джейс еще не сказал, хочет ли он, чтобы она осталась.

Возможно, они всего лишь два корабля, встретившихся в ночи. Два человека, которых физически влечет друг к другу. Два любовника, которые к взаимному удовольствию удовлетворяют свои чувственные фантазии. Конечно, Саманта понимала, что для нее их отношения нечто гораздо большее. Но надо смотреть в лицо реальности.

Она откинула голову назад и закрыла глаза. Надо это все оставить в прошлом. Даже допускать мысль о возможности остаться — нелогично и непрактично. Она вернется в Лос-Анджелес, как только расчистят дороги. Их пути разойдутся. И случится это очень скоро.

Но Саманта знала: когда это случится, сердце у нее разорвется.

Где-то на задворках сознания билась мысль: где Джейс, почему он не возвращается домой? Потом все погрузилось в темноту, и она незаметно забылась тяжелым сном.

Пока Саманта дремала в кресле в гостиной, Джейс и Венс проделали огромную работу. Они выехали на снегоходе, к которому были прицеплены большие плоские сани. На таких санях работники развозили зимой по дальним пастбищам корма для скота. До темноты они сумели пройти по открытым полям и добраться до места, где машина Саманты застряла в сугробе. Там они откопали машину, расчистив небольшую площадку. Погрузили автомобиль на сани и вернулись в гараж.


Джейс, как маятник, ходил взад-вперед, заглядывая через плечо Венса. Наконец остановился у него за спиной и несколько минут наблюдал за руками мастера.

— Ну, и какой диагноз?

— Еще не знаю. — Венс повернулся и хмуро посмотрел на Джейса. Взгляд и тон выражали явное раздражение. — И не узнаю, пока вы не оставите меня в покое, чтобы у меня было время все проверить.

— Ну, извини… — Джейс сам не знал, чего он хотел. Чтобы машина оказалась в порядке или чтобы требовала ремонта. Да такого, чтобы дня на два, на три Саманте пришлось остаться. Он опустился на скамью. Настроение переменилось. От нетерпеливого к почти подавленному. Он сидел и ждал приговора.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Венс обернулся и изрек:

— Похоже, это всего лишь аккумулятор. Зарядить его, машину вымыть, и она будет как новенькая.

— Когда ты сможешь все это сделать?

— Вам нужно сегодня? — настороженно спросил Венс.

— Завтра будет в самый раз. — Джейс мысленно усмехнулся осторожному тону своего механика. — До свидания, Венс, до завтра.

Джейс вернулся в дом. Такой бесконечно длинный день! Он устал. Как эмоционально, так и физически. Каждый раз, когда в сознание проникала мысль, что Саманта и в самом деле уедет, он прогонял ее. И с каждым следующим разом делать это становилось все труднее и труднее.

Едва войдя в гостиную, он заметил Саманту, свернувшуюся в его кресле. На лице, даже во время сна, застыло горькое выражение, отражавшее тяжелые раздумья. Джейс вздрогнул, все поняв. Он с минуту разглядывал ее, и его раздирали два противоречивых желания. Взять ее на руки, крепко прижать и никуда не отпускать. Или не беспокоить, пусть спит.

Может сказать ей, что потребуется несколько дней для того, чтобы машина снова была на ходу? Но он отбросил ее, как глупую. Ведь нельзя же помешать ей позвонить в контору проката машин. И хотя у них нет здесь своего отделения, они могут прислать аварийную машину и механиков. Значит, этот план никуда не годится. Но надо придумать что-то такое, ради чего она останется, хотя бы еще ненадолго.

Джейс понимал, куда ведут его мысли, и это напугало его. Но на сей раз он не стал прятаться от них. Одно непонятно: как за такой короткий срок она заняла столь важное место в его жизни? Им необходимо поговорить, найти какой-то выход… Говорить до тех пор, пока она не решит остаться на ранчо. Он сжал зубы, удивившись нехарактерным для него властолюбивым мыслям. Имеет ли он право надеяться, что она сделает такой крутой поворот? Бросит карьеру и образ жизни, который предпочитает и который ей нравится, ради того, чтобы остаться с ним? Что он может предложить ей?

Судьба дала ему вторую попытку найти семейное счастье, и он не отдаст ее без борьбы. Понимание серьезности дела укрепило его решимость.

Нет времени для того, чтобы раздумывать и передумывать. Саманта пошевелилась во сне, более удобно устраиваясь в кресле. Она нахмурилась, и лицо исказилось в гримасе. Джейс подошел ближе. Что-то снилось ей. И явно не очень приятное.

Джейс осторожно взял ее на руки. Она бессознательно прижалась к нему, положив голову на плечо. Разговор придется отложить на более позднее время. Он легко поцеловал ее в лоб и понес по коридору в свою спальню. Прошлые две ночи были для него очень важны. И не просто потому, что он любил красивую волнующую женщину. Эти две ночи значили для него гораздо больше. Когда он утром просыпался и Саманта лежала рядом, он чувствовал, что его жизнь наполняется новым смыслом. Он знал, что полюбил снова, и не хотел терять свое счастье.

* * *

Что-то разбудило Саманту. Она лежала, не шевелясь, с закрытыми глазами и пыталась прогнать сонный туман. Потом она поняла, что ее обнимает рука Джейса, и ей моментально стало тепло и уютно оттого, что он спит рядом с ней.

Как она сможет вернуться в свою холодную стерильную квартиру, к своей безликой работе? Это просто невозможно представить. Какой серой и пустой была ее жизнь до встречи с Джейсом! Она вяло существовала, передвигаясь от одной цели к другой. Постоянно старалась заслужить одобрение других. От Джейса она хочет гораздо большего — она хочет его любви.

Саманта села. Какой-то звук разбудил ее. Она прислушалась. Из гостиной доносилась музыка, а в коридоре горел свет. Значит, починили электричество! Она осторожно соскользнула на край кровати. Ей хотелось встать, не разбудив Джейса. Потом быстренько добежать до гостиной, выключить проигрыватель и свет в коридоре. И снова нырнуть в постель. Так она собиралась сделать и уже спустила ноги с кровати, но рука Джейса обхватила ее и потянула назад, в постель.

— Я слышу музыку, — проговорил Джейс низким со сна голосом.

— И свет горит. Я хотела выключить лампу и стерео.

— Это может подождать до утра. — Он притянул ее к себе и погрузил лицо в ее волосы.

— Да, конечно, может. — Она тоже обняла его, и чувственное тепло распространилось по всему телу.

Они просто держали друг друга в объятиях. И больше ничего. Каждому стало хорошо от физической и эмоциональной близости. И не нужно слов, уверений. Не прошло и пары минут, как оба снова заснули.

Когда наконец наступило утро, они не спешили вставать. Лежали под одеялом, прижимаясь друг к другу. Наконец Саманта первая заговорила о том, что угнетало обоих:

— Теперь, когда починили электропроводку, нетрудно догадаться, что… — Слова застряли в горле. Она не хотела их произносить. — Наверно, дороги тоже скоро расчистят.

— Да. Дорога, где застряла твоя машина, вероятно, уже расчищена. Это зависит от того, где порвались провода. — Он почувствовал, как дрожь пробежала по ее телу. Джейс крепче прижал ее к себе, поцеловал в щеку и запустил пальцы в ее волосы.

— Джейс…

— Да? — От предчувствия заныло в животе. Момент наступил. Она собирается сказать ему, что хочет вернуться домой. А он не знает, как задержать ее.

— Я хочу… Есть кто-нибудь, кому можно позвонить и узнать о дорогах? И когда я смогу увидеть свою машину? Если она сломана, наверно, нужно позвонить в прокатную контору. — Ей не хотелось начинать разговор об отъезде. Он и так наступит довольно скоро. Но ее практичная и логичная натура подсказывала, что в первую очередь надо решить деловые вопросы. Выяснить, что с взятым напрокат автомобилем. Она отказалась от дополнительного страхового взноса за риск, и теперь у нее появятся финансовые обязательства.

Джейс крепко держал ее в объятиях, ему не хотелось ее отпускать. Он всегда был сильным, уверенным в себе человеком, умевшим действовать быстро и решительно. Он никогда не совершал необдуманных поступков. Но в этот раз он бился, словно рыба, вытащенная из воды.

— На самом деле… — он набрал побольше воздуха, чтобы усмирить нервы, — твоя машина в порядке. Только зарядить аккумулятор. — Джейс почувствовал, как напряглось ее тело.

— Откуда ты знаешь? — На нее навалилась какая-то тяжесть. Нервная дрожь сотрясала Саманту. Все это говорило о том, что больше не удастся откладывать неизбежное.

— Вчера… Мы с Венсом съездили и доставили ее сюда. Венс все проверил.

— Ты уже привез мою машину? — Саманте удалось вывернуться из его объятий. Она села. — Дороги уже открыты для движения?

— Открыты ли дороги, я не знаю. Вероятно, одна или две. Мы взяли снегоход с санями, в которых развозим корма, и поехали через пастбище.

— Ясно. — Все надежды рухнули. Он уже все приготовил для ее отъезда. Даже нашел машину. Теперь им больше не о чем говорить. Да. Вроде бы больше никаких дел не осталось, только узнать о дорогах.

Джейс молча наблюдал, как Саманта встала и пошла через холл в комнату для гостей. Судя по тому, что она хотела узнать о состоянии дорог, очевидно, она уже приготовилась к отъезду в Лос-Анджелес. В мир, который знала и где ей было хорошо. С тяжелым сердцем он пошел в ванную и включил душ.

Саманта оделась, привела себя в порядок и спустилась в кухню. Сделала кофе, потом надела сапоги и теплую куртку. Ей хотелось накормить кур и собрать яйца. Похоже, что это в последний раз. Сколько огорчений принесла ей эта простая задача! Она испытывала удовлетворение от своей маленькой победы. Ведь она преодолела страх и преуспела в новом и незнакомом для нее деле.

В небе ярко сияло солнце. Стало гораздо теплее, чем было вчера. А ведь еще раннее утро. Расчищены от снега дорожки и площадка возле загона. Несколько лошадей радовались, снова оказавшись на открытом воздухе. Всего один день — и все изменилось. Изолированное от всего мира, засыпанное снегом скопление построек превратилось в хорошо отлаженное сельскохозяйственное предприятие. Она заметила шестерых мужчин, выполнявших различные задания. Они уже включились в ритм трудового дня.

Саманта заспешила в амбар, остановившись только на минуту, чтобы переговорить с Денни.

— Я закончу в курятнике и пойду подою коров. Ведра с молоком надо по-прежнему принести вам?

— Да, мэм. Это очень хорошо. Я буду в загоне. Вы только крикните мне, проходя мимо.

Быстро справившись с кормлением кур и сбором яиц, Саманта вернулась в кухню. Вымыла яйца и сложила их в большую миску. Джейса нигде не было видно. Ну и очень хорошо. Она планировала до вечера чем-нибудь заниматься, надеясь, что так день пролетит быстрее. И тогда не придется углубляться в мысли о тяжелом испытании, ждущем ее впереди.

Саманта подоила коров и отнесла ведра с молоком Денни. Потом пошла в загон, чтобы посмотреть лошадей. Рев мотора наполнил воздух. Она оглянулась и увидела Джейса, едущего на мотосанях. Он остановился возле нее.

— Хочешь покататься, посмотреть ранчо? — Он изо всех сил старался выглядеть жизнерадостным. Ему хотелось показать ей красоту здешних пейзажей. Простор и покой, которые зачаровывали его. Он надеялся, что ее они тоже покорят.

— Я никогда не ездила на таком транспорте. — Саманта поглядела на сани, и легкая тревога пробежала по лицу. — Не представляю, как они едут.

— Ничего сложного. — Он показал на обтянутое кожей сиденье рядом. — Садись сюда. — Хотя Джейс одарил ее уверенной улыбкой, сам он превратился в комок нервов. Положение представлялось ему таким: у него есть последняя попытка убедить ее остаться. И он должен полностью ее использовать. Его немножко ободрило то, что она не удосужилась пойти в гараж и поинтересоваться, что с ее машиной.

Идея пришла к нему, когда он утром мылся под душем. Он собрал все, что нужно для задуманного, и пошел за Самантой. Джейс решил свозить ее на озеро и добиться своего во время романтичного пикника на снегу.

Она с минуту постояла в нерешительности, потом взобралась на заднее сиденье. Ухватилась за талию Джейса. Он включил мотор. Сани помчались прямо по заснеженным полям. Через полчаса они увидели маленькое озеро, в котором отражалось сияющее голубое небо.

Джейс подъехал к небольшой сторожке возле скал. Выключил мотор, спешился и подал руку Саманте, помогая слезть. Так, держа за руку, он повел ее по снегу к берегу озера.

Горы, лес и сапфирово-голубое озеро, широко открытые просторы… Казалось, что весь мир лежит перед ней. Саманта посмотрела на небо, ладонью, как козырьком, прикрывая глаза от солнца. Донесся крик ястреба, высоко в небе описывающего круги. Она закрыла глаза и глубоко вдохнула свежий, чистый воздух.

— Как красиво. Это все твое ранчо? — повернулась она к Джейсу.

— Да. — Он обнял ее за плечи. — Это мое самое любимое место. Ребенком я приходил сюда, чтобы справиться со своими бедами. Став старше, я приходил сюда, чтобы обдумать серьезные решения. Иногда я прихожу сюда, чтобы побыть наедине со своими мыслями или когда меня что-то огорчает… Хочешь перекусить? — Он обнял ее и нежно поцеловал в губы. — Ты проголодалась?

— Перекусить? Здесь? — Она вытаращила от удивления глаза.

— Конечно. — На лице Джейса сверкнула улыбка. — Разве ты не любишь приключения? — Он показал на сторожку. — По-моему, там есть все, что надо для пикника.

Джейс открыл дверь и достал маленький складной стол, скатерть, бутылку вина и корзину с едой. Не прошло и пяти минут, как стол был накрыт. Он разлил вино по бокалам и поставил бутылку в снег, чтобы оставалась холодной.

— Позволь сопровождать тебя к столу. — Он повернулся к Саманте и предложил ей руку.

— Благодарю вас, сэр.

Джейс старался изо всех сил поддерживать легкую беседу без томительных пауз и быть очаровательным в том смысле, как он это понимал. Сначала Саманта казалась немного сдержанной. И если бы он ничего не знал о ней, то подумал бы, что она человек, не способный быстро воспринимать новое и неизвестное. И правда, ей требовалось немного времени, чтобы освоиться с неожиданной ситуацией.

Они не спеша наслаждались едой, смаковали вино. Джейс еще не подошел к самому важному для него разговору, а день уже перевалил на вторую половину. Больше нельзя откладывать возвращение домой. Нехотя он принялся собирать остатки еды.

— Позволь я все соберу. — Саманта вскочила и кинулась помогать. — Ты приготовил замечательный пикник, такой вкусный ленч! Я хотя бы приведу все в порядок.

Схватив за руку, он остановил ее и сжал в объятиях. С минуту вглядывался в лицо, потом посмотрел в глаза. Убрал волосы со лба. Больше тянуть нельзя. Но как сказать то, что он хотел? Пустая голова, ни малейшей идеи. Как обычно, чтобы успокоиться, он глубоко вздохнул.

— Саманта…

Наклонив голову, он ласково поцеловал ее в губы. Все слова разбежались. Как сказать ей о своих чувствах? Как попросить ее не уезжать? Он сам не знал, чего он хочет. Чтобы она отложила на время свой отъезд или чтобы осталась навсегда.

— Я подумал… если ты хочешь… — Нет сомнений, он выглядит законченным идиотом. Не может составить даже связной фразы.

— Подумал о чем?

Все внутри у него стянуло тугим узлом, который, казалось, вот-вот лопнет. Саманта прерывисто, с трудом дышала. В голове все смешалось. Логическая и практическая натура подсказывала, что пора возвращаться домой и заниматься собственными делами. Пребывание на ранчо — это восхитительный антракт. Теперь ее ждет реальный мир. Надо возвращаться к работе и самой нести ответственность за собственную жизнь.

— Я только подумал… наверно, ты могла бы… — Он завладел ее ртом.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Импульсивный, требовательный поцелуй быстро перешел в нежный, любящий. Джейс заключил Саманту в жаркие объятия, пальцами перебирая ее волосы. Наслаждался ощущением ее тела, прижавшегося к нему. Прошло много лет с тех пор, как ему приходилось словами выражать свое чувство. Он прекрасно умел показать, что он чувствует. Но совершенно не представлял, как об этом сказать. Но ведь надо поскорее найти слова, пока еще не поздно.

Наконец он отпустил ее, прервав поцелуй. Но тут же взял за руку и повел к озеру. Сел на прибрежную скалу и усадил Саманту на колени. Глядя вдаль, Джейс подбирал слова:

— На этом озере обычно жила пара лебедей. Такая красивая картина! Длинные грациозные шеи. А движутся по воде — будто скользят. Лебеди всегда были вместе. Во время весенних и осенних перелетов пара останавливалась здесь на несколько дней. Лебедь-самец наклонял голову и бил крыльями. Он словно проверял воду, убеждаясь, что его подруге ничего не грозит. Потом однажды с ней что-то случилось, и лебедь-самец остался один. У лебедей бывает только одна подруга или один друг на всю жизнь.

— Это очень печально. И несправедливо, что лебеди не могут найти себе другого спутника или спутницу жизни. — В ней нарастала обида и боль. — Несправедливо, что они не могут быть счастливыми.

— Людям повезло, они не похожи на лебедей. — Джейс набрал побольше воздуха и задержал его на несколько секунд. — Хотя они тоже выбирают спутника или спутницу с намерением быть вместе всю жизнь. Если что-то случается, они вольны выбрать другого или другую. Они могут сделать еще попытку найти счастье.

Саманта почувствовала, как живот свело судорогой тревоги, которая так и рвалась наружу. Неужели ей придется услышать, как он отвергает ее? Ясно, этого она не вынесет. Она совершила ужасную ошибку. Собственное физическое влечение к Джейсу заставило ее поверить, будто и он к ней испытывает особое чувство. Как получилось, что она полностью потеряла свой логический и здравомыслящий подход к происходящему?

Необходимо установить дистанцию. Держать Джейса на расстоянии. Пока она не поставила его в неловкое положение и не унизила себя. Саманта быстро встала с его коленей и отступила на пару шагов. Потом взглянула на часы и посмотрела на горизонт.

— Уже поздно. — Она попыталась говорить спокойно. — По-моему, нам лучше вернуться. Мне… мне надо позвонить, расчистили дороги или нет. — Она начала собирать оставшиеся от пикника вещи.

Джейс молча смотрел на нее. Он был не в состоянии даже пошевелиться. Неужели на этом все и кончится? Нельзя такое позволить. Он должен что-то сделать, чтобы она не уезжала. Должен быть какой-то способ. Но он его не знал.

На обратном пути они не перемолвились и словом. Каждый погрузился в собственные мрачные мысли. Сначала Саманта хотела пойти прямо в гараж, увидеть Венса и спросить, в каком состоянии ее машина. Но потом передумала. Джейс сказал, что с машиной все в порядке. Теперь главное для нее — карта автомобильных дорог. И пока Джейс ставил в гараж мотосани, она направилась прямо в кабинет.

Наконец она нашла эту карту. Поставила точку там, где находилось ранчо, и отметила дорогу, ведущую к шоссе на Денвер. Она вернет машину и ближайшим рейсом улетит в Лос-Анджелес. Там у нее не будет времени для напрасных усилий и неуместной сентиментальности.

Она вдруг осознала, что каждый шаг, который она будет делать с этой минуты, окажется тщательно спланированным. Такой была и вся ее жизнь до тех пор, пока судьба не забросила ее на хозяйственный двор Джейса Тремейна. Теперь она снова будет добиваться поставленной цели, учитывая все необходимые детали. Саманта нашла в телефонной книге номер дорожного патруля на шоссе и позвонила, чтобы узнать о состоянии дорог. Все отмеченные ею на карте дороги оказались открыты. Значит, она может уехать прямо сейчас. Нет сомнений, еще одну ночь в доме Джейса она не вынесет. Ни в его постели. Ни в комнате для гостей. Такой невероятной боли в сердце ей не выдержать. Это выше ее сил.

Потом она позвонила в авиакомпанию. У нее уже был обратный билет. Осталось только забронировать место. Она будет вести машину так долго, как только сможет, на ночь остановится в каком-нибудь мотеле, а утром продолжит путь до аэропорта Денвера, где ей надо вернуть машину, взятую напрокат. Завтра к вечеру она уже будет дома. Снова в своем мире. Там, где она способна контролировать все события в своей жизни.

На нее навалилась было тоска, но Саманта подавила болезненную дрожь. Она без колебаний прошла в комнату для гостей, закрыла дверь и принялась собирать вещи.

Джейс стоял в коридоре и смотрел на закрытую дверь. Он вошел в дом как раз в тот момент, когда она скрылась в комнате. Неуверенность сменилась жгучим желанием сказать ей о своих чувствах. Он постучал в закрытую дверь.

— Саманта, можно мне войти? — Никакого ответа. Он подождал и приготовился постучать снова. В эту минуту дверь открылась. Перед ним стояла Саманта с чемоданом в руке.

— Я оставила вещи, что ты одолжил мне, — она показала рукой в глубь комнаты, — на кровати. — Саманта смотрела в сторону, стараясь не встретиться с ним взглядом. — Мне пора ехать. Завтра во второй половине дня я улетаю из Денвера в Лос-Анджелес.

Джейс словно прилип к полу, не в силах сделать шаг в сторону и пропустить ее.

— Ты уезжаешь? Прямо сейчас? Просто так? Я думал, у нас есть что обсудить. — Он забрал у нее чемодан и поставил на пол. Затем, взяв Саманту за руку, повел в гостиную. Он почувствовал ее сопротивление, но потом она все же подчинилась.

Усадив ее на кушетку, Джейс сел рядом. Поддерживая пальцами подбородок, он поднял ее лицо, чтобы посмотреть в глаза. На него выплеснулись мириады эмоций. Озабоченность, страх, тревога и… бесконечная печаль.

— Ты и правда так торопишься попасть в Лос-Анджелес? Или просто хочешь поскорей удрать отсюда?.. — От волнения у него сорвался голос. — Или ты в такой страшной панике бежишь от меня?

— Бегу от тебя? — Она удивленно вытаращила глаза. — Нет… Это не так. Всего лишь… Только… — Она отвернулась от его проникающего в душу взгляда, где он опять пытался прочесть правду. — У меня работа…

— Ты не слушала, когда я рассказывал о лебедях? Ты не поняла, что я хотел сказать? — Он почувствовал, что его слова пролетают, не задевая ее. Пустые слова без всякого смысла витали кругами в воздухе, а он не находил нужных, главных слов…

— Я поняла, о чем ты говорил. Ты говорил о том, что мне надо оставить в прошлом разрыв с женихом и заняться устройством своей жизни. — Рыдание перехватило ей горло, но Саманта заставила себя продолжать: — Ты говорил, что я уже достаточно долго побыла здесь и теперь мне пора возвращаться домой.

Он схватил ее за плечи и смотрел прямо в глаза. Облегчение, злость, смятение — все смешалось.

— Как ты могла так подумать?! Что в мире заставило бы меня желать твоего отъезда?! Я говорил о себе… о тебе и обо мне! О том, как мне повезло, что я нашел спутницу жизни во второй раз! И когда это случилось, нельзя упускать свой шанс. О Боже, я устроил полную неразбериху! — Джейс притянул ее к себе и в отчаянии обнял. — Саманта… я хочу, чтобы ты осталась.

Она не знала, что ответить ему. Джейс перевернул ей душу… Но жизнь с ее накатанной колеей — это совсем другое…

— Не знаю, Джейс, не могу решить. — Она закрыла глаза и отчаянно пыталась укрепить свои душевные силы. — Мне нужно время, чтобы обдумать все стороны, проанализировать проблему…

— Проблему? — Он выпустил ее из объятий и попятился. Если бы она ударила его по лицу, то шок вряд ли был бы сильнее. — Я и не подозревал, что для тебя это всего лишь проблема. Интеллектуальное упражнение. Разложение сложного на составные элементы для того, чтобы ты могла изучить и оценить все стороны вопроса. А потом сделать логическое заключение, что все представлено правильно.

— Джейс… Ты не понимаешь…

Он разозлился и обиделся. И сам не мог бы решить, какая из двух эмоций в этот момент сильнее.

— Ты чертовски права. Я не понимаю. Я думал, между нами возникло что-то особенное. Такое особенное, что можно положить в фундамент и начинать строить будущее. Теперь понимаю, я был не прав. Права была ты.

— В чем я была права? — Это единственное, что ей удалось выговорить, сдерживая слезы. Ее жизненная колея уходила из-под ног, и не за что было зацепиться…

Боль пронизывала его слова, печаль переполняла голос. Саманта понимала, как трудно ему говорить такое:

— Мы люди разных миров. И мы всегда это знали. Наверно, тебе действительно надо вернуться к твоему образу жизни. В твой мир. Туда, где душа и чувства ничего не значат… — Заключительное предложение он произнес едва слышным шепотом. И больше для себя, чем для нее: — Какая глупость с моей стороны — подумать, будто ты можешь быть счастлива здесь, со мной… Удачи тебе, Саманта. — Джейс отошел на несколько шагов, потом оглянулся. — Надеюсь, ты найдешь то, что ищешь.

Он не мог даже смотреть на нее, не сгибаясь от щемящего чувства утраты. Выйдя из дома, Джейс заспешил к конюшне. Он боялся оглянуться. Боялся, что кончит тем, что выставит себя еще большим дураком. Что нашло на него? Как он мог подумать, будто особа вроде Саманты Беркет захочет отказаться от успешной карьеры ради жизни на скотоводческом ранчо?

Он бесцельно бродил по конюшне. Зашел в стойло. Расчесал гриву любимой кобыле. Потрепал по холке других лошадей. И тут вдруг услышал звук. Проползла по шарнирам раздвижная дверь гаража. Потом раздался гул мотора отъезжающей машины. Джейс закрыл глаза. Дрожь сотрясала его тело. Он не знал, что делать. Попытка сосредоточиться на делах ранчо, на оставшейся работе по расчистке снежных завалов ничего не дала. Единственным, что занимало его мысли, оставалась Саманта.


Джейс взглянул на часы. Уже почти час, как она уехала. Он должен сделать последнюю попытку. Ее маршрут — по извилистой дороге. Он может догнать ее, если полетит по прямой, через поля.

Джейс выскочил из конюшни, полный решимости.

— Бен, я поднимусь на вертолете, — крикнул он своему помощнику, пробегая по двору.

— В такое время? — удивился Бен. — Через час будет темно. Что случилось?

— Я не собираюсь быть лебедем. Надо попытаться все изменить, — не оглядываясь, бросил Джейс и побежал дальше. Озадаченный Бен смотрел ему вслед.

Через десять минут Джейс уже был в воздухе. Он увидел машину в миле от шоссе, соединяющего штаты. Других машин поблизости не было. Вертолет низко пролетел над ней, затем развернулся и завис в воздухе намного впереди Саманты, чтобы у нее хватило расстояния безопасно затормозить. Потом Джейс посадил вертолет посередине дороги перед ее остановившейся машиной.


Слезы бежали по щекам. Время от времени из горла вырывались рыдания. Саманта понимала, что не дело вести машину в таком эмоционально неустойчивом состоянии. Но ей нужно как можно дальше отъехать от ранчо Джейса. И только потом остановиться на ночлег. С того момента, как она миновала главные ворота ранчо и въехала на шоссе, Саманта вела бесконечные споры сама с собой. Логика и разум утверждали, что она поступила правильно. Сердце пыталось убедить, что она делает ошибку.

Донесся гул вертолета, и она увидела его. Пришлось остановиться. Но Саманта не вышла из машины, она не могла заставить себя сдвинуться с места. Минутой позже она увидела, как Джейс нырнул под лопасть винта вертолета и побежал к ней. Он рывком открыл дверцу, вытащил ее из машины и заключил в объятия.

— Саманта, жизнь не дает никаких гарантий. — Голос его звучал мягко, наполненный бурлившими в нем чувствами. — Если мы чего-то хотим, надо добиваться, пока есть возможность. Я не могу позволить тебе уйти из моей жизни, — он ласково поцеловал ее в губы, — не сказав, что я люблю тебя и больше всего на свете хочу, чтобы ты осталась.

— Ох, Джейс, я не знаю, что делать. — Она обняла его за талию и положила голову ему на плечо. И тут же почувствовала успокаивающее прикосновение его губ ко лбу. — Все случилось так быстро. Я не знаю, как справиться с этим. Мне нужно время, чтобы разобраться в своих чувствах. У меня есть обязанности, ответственность. Перед своей работой, клиентами. Я не могу просто так остаться. — Рыдания перехватили горло. Слова замерли на языке.

— А ответственность перед своими чувствами, такими, как любовь? Ты не думаешь, что обязана перед своим личным счастьем?

Она крепко зажмурила глаза, пытаясь прогнать слезы.

— Я должна уехать. — Слова будто прорывались сквозь препятствия. — Я должна справиться с этим таким способом, каким умею. — Она взглянула ему в лицо. В глазах Джейса светились уныние и обида, лицо словно потемнело от горя. У Саманты защемило сердце. — Мы знаем друг друга всего лишь неделю. Я не могу принять решение, влияющее на всю мою жизнь, так мало зная человека. Так много неизвестного, так много… — Дрожащей рукой она чуть коснулась его щеки. — Прости, Джейс, я не умею по-другому.

Он смотрел, как она села в машину и объехала вертолет. И не отрывал глаз, пока машина не исчезла за поворотом дороги.

Саманта ехала, устремив взгляд вперед, но мысли ее были далеко. Она чувствовала себя такой беспомощной. Она разрывалась между обязательствами и чувствами. Она понимала, что отказалась от своего счастья. Так она всегда портила все личные отношения, какие у нее возникали. Но эта утрата сильнее, потому что она по-настоящему полюбила Джейса. Эту любовь невозможно объяснить. Просто полюбила, и все. Саманта притормозила и повернула машину обратно…


Настойчивый стук наконец проник в сонное сознание Джейса. Ему казалось, что он только что заснул. Он вылез из постели, прошел по коридору и открыл входную дверь. С чемоданом в руке, с очень испуганным видом перед ним стояла Саманта. Он не верил своим глазам: это реальная женщина или часть его тревожного сна?

— Можно мне войти? — Голос был таким испуганным, как и ее вид.

— Конечно. — Туман в голове рассеялся, и реальность взяла верх. Джейс забрал у нее чемодан и втянул ее в дом. Толчком ноги закрыл дверь. Радость была смешана с беспокойством. — У тебя все в порядке? — Он провел ее в гостиную.

— Ох, Джейс! — Она не смогла сдержать слез и буквально расплавилась в тепле его объятий. — Не знаю, какая я… Но знаю, что невероятно тупая и упрямая… На половине дороге я поняла, что должна вернуться. Ты был прав. Жизнь — это больше, чем факты и цифры. Ее смешно исследовать и анализировать. Любовь — это то, что ты чувствуешь, это не тема для дискуссий на семинарах. Мне все равно, будет ли у меня снова шелковый брючный костюм. — Она посмотрела на него. — Будут ли собрания, заседания, семинары… Обещаю, я подружусь с курами и даже научусь готовить.

— Если бы я не знал тебя, — Джейс широко улыбнулся, — то сказал бы, что это импульсивное, опрометчивое обещание.

— Я люблю тебя, Джейс. Не знаю, как и когда это случилось, но это правда.

— Ты уверена, Саманта? Ты вправду уверена? — Голос его чуть дрожал. Выражение лица стало серьезным.

— Уверена больше, чем была в чем-нибудь уверена за всю мою жизнь. Я останусь с тобой до тех пор, пока мы нужны друг другу.

— Я хочу не просто чтобы ты осталась. Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж. Я хочу знать, что ты будешь здесь всегда.

— Замуж? — Неужели она не ослышалась? — Ты хочешь жениться на мне?

— Больше всего на свете. — Он нежно потерся губами о ее губы. — Ты будешь моей женой?

— Да. — Ответ прозвучал даже без секундной паузы.

— Тебе не нужно время, чтобы подумать? — Он внимательно изучал ее.

— А зачем? — лукаво улыбнулась она.

— Ты уверена, что хочешь выйти за меня замуж? — В голосе Джейса слышалось сомнение, будто он не мог поверить, что расслышал ее правильно.

— Уверена! — Утверждение прозвучало решительно и определенно.

Он взял ее чемодан, и они направились в спальню.

— Я думаю, это судьба — что ты сквозь метель увидела мое имя и свернула на дорогу ко мне.


home | my bookshelf | | Пока мы нужны друг другу |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу