Book: Книга Даджи — Огонь в Горне



Книга Даджи — Огонь в Горне

Глава 1

Над долиной Золотого Кряжа на севере Эмелана полыхал закат, бросая тени на отряд всадников. Во главе отряда знаменосец нёс личное знамя Герцога Ведриса IV, правителя Эмелана. Следом за ним ехал сам Герцог, окружённый со всех сторон охраной, прислугой и друзьями.

Воздух был застлан пеленой дыма, щипая всем глаза. Они ехали через него уже два дня, наблюдая, как тот простирается над пастбищами и полями. Теперь же, въехав в густые леса, заполнявшие северную часть долины, отряд наконец-то начал подниматься над уровнем дыма.

В хвосте колонны верхом на крепких пони ехали трое девочек и мальчик. Когда одна из взрослых, женщина в тёмно-зелёной одежде, остановилась и спешилась, они также остановили своих пони, и стали наблюдать за ней. Та выбралась из выемки, в которой шла дорога, и прошла несколько ярдов под древними деревьями. Рысивший рядом с детьми высокий пёс с кудрявой белой шерстью откололся от их группы и последовал за ней.

- Медвежонок! - позвала Даджа Кисубо, высокая, широкоплечая чернокожая девочка. - Оставь Розторн в покое. Возвращайся обратно.

Пёс повиновался. Подбежав к ближайшей всаднице, рыжеволосой полноватой Трис, подруге Даджи, он сел, взбивая своим пышным хвостом дорожную пыль.

- Розторн? - спросил мальчик, которого звали Браяр. - Всё в порядке?

- Просто стойте на месте, - приказала Розторн. Она подняла с земли крепкую ветку, и начала рыть тяжёлый ковёр опавшей листвы и гниющих веток у себя под ногами. - Я вернусь через минуту.

- Я не об этом спросил, - пробормотал он девочкам краем рта. - Я спросил, всё ли в порядке.

Даджа развернула своего скакуна. С этой небольшой возвышенности она могла смотреть сквозь промежуток между деревьев.

- Даджа? Ты-то в порядке? - голос принадлежал третьей девочке в их компании, Сэндри. Всё в ней, от пони до одежды, говорило о богатстве, которым остальные трое не обладали. Когда она развернула своего пони посмотреть на то, что привлекло внимание Даджи, Браяр и Трис сделали то же самое.

В дали, где края открытых пастбищ сливались с подножием южных и западных гор, светились длинные полосы гнетуще-оранжевого пламени.

Даджа покачала головой, махнув своими одиннадцатью короткими косичками.

- Прямо кошмар какой-то, - ответила она. - Похоже на то, что Торговцы называют пижюл факол.

Сэндри содрогнулась, и начертила у себя на груди круг богов, для защиты. Она знала верования Торговцев:

- Посмертие для тех, кто не оплатил свои долги, - пробормотала она.

Медвежонок встал на задние лапы, упёршись передними в седло Трис. Та наклонилась, чтобы почесать ему за ушами, её очки в латунной оправе блеснули в лучах заходящего солнца:

- Вот преимущество верования в Живой Круг, - отметила она. - Никакого плохого посмертия. Мы просто перерождаемся.

Браяр прищурился, настороженно глядя своими серо-зелёными глазами:

- Эти пожары простираются на мили. И их ничто не остановит. Вся эта местность суха как трут.

Розторн запихнула в карман ком опавшей листвы, и вернулась к своему скакуну. Взобравшись в седло, она поманила местного жителя, сопровождавшего отряд Герцога:

- Сколько прошло времени с тех пор, как у вас был последний лесной пожар?

Мужчина, посмеиваясь, сказал:

- Помилуйте, Посвящённая Розторн, у нас не было ничего, что я бы назвал настоящим лесным пожаром с … ох, да с тех пор, как мой папа под стол ходил. Наш маг, его называют Укротителем Огня, об этом позаботился.

- Этого-то я и боялась, - пробормотала Розторн, посвящённая Земли храмов Живого Круга. - Вы четверо, идёмте — мы отстаём.

Сэндри подстегнула своего пони. Трис, Браяр и Медвежонок последовали за ней. Даджа на секунду задержалась, по-прежнему глядя встревоженными чёрными глазами на пламя. «Каким образом такая чудесная вещь, как огонь, может выглядеть так угрожающе?» - подумала она. С огнём она работала каждый день; он был её другом. Что если однажды он обрушится на неё так же, как обрушился на поля Золотого Кряжа?

- Оставайся в пижюл факол, где тебе самое место, - тихо сказала она далёкому пламени.

Сказав «н-но!» своему пони, она поехала догонять своих друзей.


На следующий день Даджа, нагруженная инструментами, вошла в маленькую горную кузницу. Она бросила их рядом с грубой наковальней, потом осознала, что посох, который она всегда носила с собой, упал вместе с ними. Она быстро выхватила его из кучи, и отёрла с полированного дерева пыль. Прислонив посох к стене у очага, она задержалась на секунду, пробежав пальцами по отполированному до блеска латунному набалдашнику. Этот кусок металла сообщал каждому, кто умел читать посохи Торговцев, что она была трэнгши, изгоем, носителем неудачи.

Она повернулась к нему спиной, и обвела взглядом тесную и грязную кузницу. «Хотела бы я быть дома», - подумала она, осматривая кузнечный горн.

Домом её был храмовый комплекс Спирального Круга, где у её наставника была нормальная, чистая, хорошо освещённая кузница. Это же унылое место было двенадцатой по счёту кузницей, в которой она работала, с тех пор, как кортеж Герцога начал своё путешествие. Она была одна; кузнец, бывший по совместительству деревенским старостой, разговаривал с Герцогом о том, какая помощь необходима этой маленькой долине, чтобы пережить зиму.

По крайней мере отсутствие кузнеца радовало. Даже его ученик отсутствовал, навещая больную мать. Даджа ненавидела работать на виду у незнакомцев. Она также устала от провинциальных ремесленников, которые говорили ей и её учителю Фростпайну, что они слишком расслабились у себя в Спиральном Круге. «Как будто мы сами там не делаем никакой настоящей работы», - подумала она, осматривая каменный кузнечный горн. Её ждала приятная неожиданность: по всей видимости ученик кузнеца вычистил очаг в форме гнезда, и положил туда растопку для нового огня. Теперь ей не придётся делать это самой.

Глядя на растопку, она протянулась внутрь себя, чтобы найти свою магию. Взяв лишь немного, она подула ею в очаг. Мгновенно вспыхнуло пламя.

Потом она послала свою магию сквозь стену наружу, к другому концу трубы, через которую находящиеся снаружи мехи раздували огонь внутри. С тех пор, как этим летом Сэндри соединила магию четверых воедино, они могли переговариваться мысленно, и при необходимости входить в разум друг друга. Эта способность была весьма полезна, особенно если одному из них требовалось что-то от других. «Три-и-ис», - мысленно позвала Даджа.

«Знаю, знаю», - стоявшая за ответом Трисаны Чэндлер магия ощущалась как прохладный ветер и тяжёлый туман. «Мне пришлось отодвинуть мехи от отверстия. Тебе стоит отойти подальше от огня».

«Начни понемногу», - сказала ей Даджа, и попятилась. Горевшая кипа растопки затрепетала, затем запылала, когда воздух снаружи подул под огонь. Даджа насыпала вокруг растопки ещё угля. Как только тот загорелся, она добавила ещё. «А вот теперь дай мне настоящий воздух», - сказала она своей подруге.

Ответ пришёл в виде мощного порыва ветра, пронёсшегося через отверстие под горном. Загорелось ещё больше угля. Даджа подсыпала топлива, пока не получила огонь, который был ей нужен для работы с железными прутьями.

«Пока просто держи ровный поток воздуха», - мысленно сказала она своей подруге. «Я надеюсь, ты взяла чего-нибудь почитать».

Она почувствовала, как Трис устроилась на скамейке около отверстия в стене. Она взяла одной рукой книгу, другой рукой травя частицу ветра с неба в отверстие для мехов.

«Это «История Вулканов, Горячих Источников и Грязевых Озёр в Горах Эмелана». В ней много информации», - объяснила Трис.

«Звучит восхитительно», - прокомментировала Даджа. Закончив магический разговор, она взяла связку длинных, тонких металлических прутьев, перенесла их к кузнечному горну, и поместила их внутрь для нагрева.

Ей было жаль Трис, которой пришлось остаться сидеть за кузницей. Её рыжеволосая подруга с гораздо большим удовольствием поехала бы с Герцогом и их учителями осматривать долину. К сожалению, когда Трис сердилась, маленькие порывы ветра становились большими. Никто не собирался подпускать её к горящим полям, которые они собирались сегодня осматривать.

В отличие от Трис, Даджу не интересовали горящие поля, о чём она и заявила своему учителю Фростпайну. Чего она хотела, так это работать над чем-то новым, например — ковать из красной меди, которую добывали в этой местности. Вместо этого он назначил ей самую скучную работу, которую только мог получить ученик.

«Гвозди», - устало подумала Даджа. Она голыми руками вытащила тонкий, вишнёвого цвета железный прут из огня. «Я мечтаю о том, чтобы ковать мечи, короны и броню, а он что мне даёт? Гвозди», - она отнесли прут к наковальне, и изучила её бесславную поверхность.

Освещение в маленькой комнате было неважным, воздух снаружи — задымлённым. Огонь в горне угасал, превращаясь в устойчивый источник жара от красных углей, дававший мало света. Ей придётся что-то с этим сделать.

Даджа протянула руку к горну, и пошевелила пальцами. Из углей поднялась огненная верёвка. Ещё одно движение пальца подтянуло верёвку к наковальне. Она остановила её в футе от себя, затем поразмыслила секунду. Она собиралась сделать из неё некое подобие канделябра, но что-то толкало её, заставляя оформить себя в огне. Она позволила этому выйти из себя в верёвку. Ты расщепилась, потом расщепилась ещё, превращаясь во множество прядей. Те начали переплетаться друг с другом. Когда они остановились, в воздухе осталась висеть сетка из огня, похожая на квадрат из грубо сотканного полотна. Даджа могла бы просунуть палец в зазоры между огненными нитями, но не была уверена, что бы из этого получилось. Однако огненная ткань хорошо освещала её рабочее место, и это было самым главным. Даджа оставила её в покое.

С помощью молотка она с обидой проделала в железном пруте канавку. Где бы она сейчас была, если бы её семья не утонула? Наверное в южной части Моря Камней, на пути к зимней стоянке. Ветер, который только начал становиться холодным, перебирал бы её косички, наполняя её лёгкие чистым, солёным морским воздухом — а не этой пыльной и дымной гадостью.

Зажав заострённый край прута в дыре, проделанной в куске металла, называемом гвоздильней, она с силой согнула прут. Тот аккуратно обломился в том месте, где она пробила канавку. «И наш корабль вёз бы отнюдь не эти штуки», - думала она, откладывая длинный остаток прута в сторону. «У нас были бы, ох, биханские специи и сотатское золото. Может быть немного цветочных духов из Джанала».

Резким ударом молота она придала гвоздю плоскую шляпку. Подняв гвоздильню с наковальни, она перевернула её: готовый гвоздь упал в ведро с водой рядом с одной из её босых ног. Поднялся маленький язычок пара. Вздохнув, Даджа выудила охлаждённый гвоздь, и бросила его во второе, пустое, ведро. С лёгкостью, которая пришла с практикой, она положила гвоздильню обратно на наковальню, в специально сделанное для неё отверстие. Оставшаяся от первого прута часть вернулась в огонь для нагрева. Она взяла второй железный прут, и начала всё сначала.

Даджа работала равномерно, игнорируя капли пота, щекотавшие щёки, спину и бока, грезя о кораблях, плывущих под полными парусами по Морю Камней. Она была крупной для своего возраста, с глубокой грудью, широкой талией, и была одета в мужскую чёрную куртку до бёдер, и чёрные штаны. Кожаный фартук, который защищал её одежду, был грязным и обожжённым. Равномерный свет от её огненного плетения играл на её коричневой коже, широких, полных губах, в данный момент грустно сжатых, и больших глубоко посаженных карих глазах. Единственными светлыми пятнами в ней были красная повязка на руке, и на кончиках косичек.

- Ты — кузнец? - спросил женский голос у неё за спиной. - У меня есть работа, которую надо выполнить.

Даджа обернулась, прищурившись. Поначалу было трудно различить женщину, стоявшую в широком дверном проёме — солнце стояло у неё за спиной, оставляя её лицо в тени. Единственное, что было ясно с первого взгляда — это то, что у неё была лишь одна нога. Вторая, обрывавшаяся на середине бедра, была заменена прочной деревянной подпоркой.

- Я — не кузнец, - ответила Даджа.

Посетительница неловко мялась: она пялилась на огненный квадрат Даджи. Девочка вздохнула. Люди почему-то всегда нервничали из-за того, как она и её друзья придавали форму магии!

- Извините, - пробормотала Даджа, и махнула квадрату рукой. Тот изогнулся, превращаясь в верёвку, а потом уполз обратно в кузнечный горн.

Посетительница сделала два прыгающих шага внутрь здания. Теперь Даджа хорошо её видела, и сразу пожалела об этом. Одна половина лица посетительницы была глубокого бронзового цвета, поблескивая единственным тёмным глазом под тяжёлыми веками. Другая сторона представляла из себя месиво блестящих коричневых шрамов вокруг бугристой глазной впадины. Из-за шрамов один из концов широкого рта женщины был оттянут вниз, придавая её лицу презрительное выражение. На её носу не было шрамов, но что-то сломало его, сделав почти плоским. Обе её брови были густыми, и Даджа подумала, была ли та вообще красивой даже до того, как потеряла половину лица. Если не обращать внимания на шрамы, она не выглядела старой — не больше двадцати пяти лет.

Посетительница носила коричневую доходящую до середины бёдер блузку. Как и Даджа, она носила штаны. Они были того же тёмного цвета, что и блузка, одна из штанин была укорочена, закрывая только место соединения плоти и деревянной ноги. Даджа заметила всё это за один миг. В ступор же её вогнал посох с латунными набалдашниками, на который опиралась женщина.

Она была Торговкой.

У Даджи свело живот. Она пыталась отвести голодный взгляд от гравировки и металлической инкрустации набалдашника посоха посетительницы, которые говорили тем, кто умел читать их, о семье женщины, и её деяниях. Теперь, будучи трэнгши, Дадже не следовало интересоваться такими вещами, но она ничего не могла с собой поделать.

Женщина нахмурилась, и ударила посохом об пол, принимая позу поудобнее.

- В чём дело, лугша? - требовательно спросила она глубоким, приятным голосом, использовав лишь слегка лестное слово, означавшее «ремесленник». - Ты что, ни разу не видела калеку? Или видела, но не таких красивых, как я?

Даджа ждала, опустив голову. Как только глаза Торговки привыкнут к полутьме, этот разговор закончится.

- Нет, ты недостаточно большая, чтобы быть настоящим кузнецом. Ученица, я хочу поговорить с твоим наставником, - прямо заявила женщина. - У меня есть работа и …

Поскольку Даджа не смотрела, она не могла следить за тем, как Торговка осматривала помещение в поисках кузнеца. Однако когда та замолкла, Даджа поняла, что именно та увидела: её посох с непомеченным навершием.

Даджа подняла взор как раз вовремя, чтобы поймать брошенный на неё Торговкой гневный взгляд. А потом женщина отвернулась к кузнечному горну.

- Где кузнец? - позвала она, её голос, звеня, отражался от окружавшего их металла. - Я желаю говорить с кузнецом, немедленно! У меня есть работа, за которую Десятый Караван Идарам заплатит!

«Трис», - позвала через свою магию Даджа. «Трис, ты мне нужна».

Сидевшая позади кузницы Трис вздохнула. С её точки зрения самым худшим в помогании Дадже были постоянные прерывания. Вместо ответа она схватила горсть воздуха. Закрутив, она бросила её как копьё через отверстие в стене. Совершив это, она провела пальцами с обкусанными ногтями по своим коротким рыжим волосам, поправила на носу очки в латунной оправе, и вернулась к чтению.

Внутри кузницы пламя заревело над слоем горячих углей подобно драконьему огню. Торговка вздрогнула.

«Мне не нужен приток воздуха!» - проинформировала свою подругу Даджа. - Мне нужна помощь!

«Я занята», - пришёл ответ Трис. «Попроси кого-нибудь другого».

«Здесь нет никого другого».

- У меня нет выбора, кроме как стоять здесь в надежде на то, что кто-то скажет мне, где я могу найти кузнеца, - объявила Торговка, повернувшись к Дадже спиной. Если бы Даджа что-то сказала, Торговка притворилась бы, что ничего не слышала: именно так Торговцы поступали с трэнгши. - Мне срочно необходимо поговорить с кузнецом — с настоящим кузнецом.

«Трисана Чэндлер, ты нужна мне, немедленно», - свирепо подумала Даджа.

Трис раздражённо встала, отряхнула юбки и нижние юбки, закрыла книгу и сунула её в карман своего платья. Когда она затопала в обход здания, в её волосах замерцали искры. Остановившись рядом с Торговкой, она нахмурилась, глядя на ту глазами серыми как грозовые тучи. Её бледная, слегка веснушчатая кожа от гнева была покрыта белыми и красными пятнами; двух-дюймовые медные кудри начали растопыриваться во все стороны.

- Чего тебе надо? - потребовала она. - Я тут читала.

- Мне нужен кузнец, - огрызнулась в ответ Торговка. - Я — Польям, уирок Десятого Каравана Идарам. У меня к нему дело.

- Кузнец сопровождает Герцога Эмелана, - сообщила ей Трис. - Есть моя подруга, Даджа Кисубо. Она — единственный кузнец, которого ты получишь, пока они не вернутся!



- Я же трэнгши, забыла? - терпеливо спросила Даджа. - По законам Торговцев меня не существует. А если меня не существует, значит она не может со мной разговаривать, или слышать меня. И возьми себя в руки, а? Ты вся искришься.

Трис провела пальцами по волосам, и посмотрела на собравшуюся в ладони горсть света.

- Шурри, защити нас, - пробормотала она. Сжав пальцы, она затушила искры.

Польям попятилась от неё.

- Если бы у меня был выбор, я бы пошла куда-нибудь ещё, - сообщила она Трис. - Но у меня его нет. По этой дороге до следующего кузнеца — два дня пути. Я буду ждать, пока не придёт кузнец.

- Почему бы тебе не сказать мне, чего ты хочешь, а я передам Дадже, - терпеливо сказала Трис. - Тогда она сможет сделать то, что тебе нужно, и ты со своим караваном сможешь убраться отсюда.

- Если бы трэнгши была здесь, я бы не приняла работу из рук этой трэнгши, - ответила Польям. - Даже если бы её передала мне ты. Мне нужен кузнец. Не являющийся нечистым.

По волосам Трис и вокруг оправы её очков забегали маленькие молнии. Торговка вцепилась в посох обеими руками, её лицо посерело от страха.

- Она — жёрдин, а не ёруи, - быстро сказала Даджа. Она знала, что Польям услышала её, но следовало соблюдать обычай — она не призналась бы в том, что услышала. - Трис, скажи ей, что ты — жёрдин, маг. Она думает, что ты — ёруи, голодный нечистый дух. Что твоя магия съест её. Пожалуйста, - попросила она, зная, что её подруга сейчас откажется.

Та вздохнула. Маленькие молнии начали съёживаться.

- Я — маг, ладно? - сказала она Польям. - Я — маг; она — маг. У нас просто такая странная магия, не как у всех. Она не злая; я не сделаю тебе больно. Я прямо сейчас пытаюсь не сделать тебе больно, и у меня получается, так ведь?

Польям сжала свои полные губы:

- Тебе не обязательно было сообщать мне, что твоя магия — странная, - ответила она. - Я всю жизнь была в дороге, но никогда не видела ничего такого, что ты только что сделала.

Даджа подошла, встав у Трис за спиной:

- Я посмотрю, смогут ли Сэндри или Браяр добраться до кузнеца, - прошептала она своей подруге на ухо. - Будь вежливой. Это не её вина, что я — трэнгши. Предложи ей воды из колодца.

Трис бросила недовольный взгляд назад, в глаза Дадже:

- Это ведь и не твоя вина.

- Для Торговцев это не имеет значения. Предложи ей попить, - Даджа отступила в тени за горном. Возможно если Трис не сможет видеть Даджу, она не будет с такой готовностью бросаться на её защиту от того, что ей казалось оскорблениями.

«Она — всего лишь как», - устало подумала Даджа. Это был первый раз за несколько недель, когда она подумала так о рыжеволосой. Трис была не такой уж плохой, если узнаешь её поближе, но каки — не-Торговцы — не понимали важных вещей, вроде обычая трэнгши.

«Сэндри, Браяр», - позвала Даджа, посылая свою магию в воздух. «Вы можете найти кузнеца, Калиба? У него важный клиент, который будет говорить только с ним».


Почти в двух милях оттуда Леди Сэндрилин фа Торэн осматривала богато расшитую куртку. Та принадлежала одному из воинов эскорта, который повесил её на сук, на время пока он с друзьями поили своих лошадей в горном ручье. Сэндри всё утро ждала возможности поближе посмотреть на эти куртки, с того момента как Леди Инулия из Золотого Кряжа присоединилась со своими людьми к Герцогу во время его осмотра самого крупного пожара. Несомненно, обладатель куртки позволил бы ей посмотреть, если она попросила бы, но это бы включало в себя поклоны и уважительный разговор с Сэндри как с двоюродной внучкой Герцога Ведриса. Она бы чувствовала себя виноватой, если бы пришлось заставить нервничающего человека стоять, пока она осматривала бы прекрасную вышивку у него на спине. А так всё было гораздо проще, и дерево скрывало её стройную фигуру от находившихся у ручья воинов.

Она поднесла свой маленький нос вплотную к стежкам, дивясь сложности вышивки. На куртках всех всадников было изображено одно и то же: широко раскрытый лавандовый цветок с тонкими жёлтыми рыльцами в центре. Однако у каждой вышивки был свой уникальный узор исходящих от цветка волн света, выполненных всеми цветами, формами и нитками. Сэндри уже больше двух месяцев не вышивала, но от вида этих курток её пальцам захотелось снова взять иголку и шёлковую нить.

Она была стройной, тонкой в кости девочкой, с яркими голубыми глазами и упрямым подбородком. Лучи солнца скользили по её русым волосам, аккуратно сплетённым в косы и приколотым под прозрачной серой вуалью. Её накидка была из серого льна, без рукавов, и имела лишь длинный ряд чёрных пуговиц спереди. Чёрные пуговицы блестели и в верхней части её маленьких чёрных туфель. Её платье с раздутыми рукавами было из белого хлопка, и сшито таким тонким, что было почти удобным в душной дневной жаре. Она бы с радостью поменяла этот элегантный траурный наряд всего лишь на одно из её лёгких хлопковых платьев, но это бы шокировало дворян, у которых её дедушка и его спутники останавливались во время этой долгой поездки по владениям Герцога Ведриса. Сэндри не хотелось объяснять, что её родители, уже год как мёртвые, посмеялись бы при мысли о том, что она облачена в глубокий траур, ожидаемый от дворянства. Вместо этого, пока она сопровождала Герцога, она носила одежду, соответствующую её положению, и завидовала своим трём друзьям и их свободе носить одежду с меньшим числом слоёв, какую она и сама предпочитала у себя дома.

Она выбросила дискомфорт из головы, и вгляделась в витиеватую вышивку. А смогла бы она сделать такой плетёный стежок?

- Если хочешь, чтобы я её стибрил … - Сэндри подскочила, а мальчишеский голос продолжил, - то мне придётся подождать до темноты.

Она гневно глянула в смеющиеся зелёные глаза Браяра Мосса:

- Как будто ты всё ещё хоть что-то крадёшь! - возразила она.

- Вот тут-то ты и ошибаешься, - засунув руку в свободно подпоясанную куртку, которую он носил вместо рубахи, Браяр вытащил две грозди винограда. - Лучшие в округе, учитывая засуху, - он передал ей одну гроздь. - Но я пробовал и получше.

Сэндри вернула ему виноград:

- Спасибо, нет. Лучше смотри, не возвращаются ли всадники.

Он скользнул взглядом по ручью:

- Не волнуйся. Они сняли свои сапоги, и охлаждают пальцы ног. Возможно я смог бы стибрить куртку прямо сейчас, если ты её хочешь.

Сэндри покачала головой и вернулась к разглядыванию вышивки. Браяр прислонился к дереву, и ел виноград. В отличие от неё, он был одет удобно: он носил хлопковые штаны, и обычно ходил босяком, если только один из их учителей не заставлял его надеть сандалии или сапоги. Ростом в пять футов, он был выше Сэндри на ладонь. У него были блестящие чёрные волосы — коротко и грубо остриженные — миндалевидные глаза и золотисто‑коричневая кожа жителя востока, хотя тонкий нос и менявшие цвет от серо-зелёного до светло-зелёного радужки указывали на западное происхождение одного из его родителей. Он не был уверен, какого именно: своего отца он никогда не знал, а мать умерла, когда ему было четыре.

- Я думала, что горящая трава делала бы тебе и Розторн больно, - отметила Сэндри, проводя пальцем по металлической нити в узоре стежков.

Браяр покачал головой:

- Трава по большей части мертва, - он оставил Розторн, свою учительницу в магии растений, спокойно обсуждавшей будущий урожай с Герцогом и Леди Инулией. - Засуха уже несколько недель как убила большую её часть. И верхняя часть сгорает так быстро, что огонь уходит дальше, оставляя корни и семена нетронутыми.

- Ох, - пробормотала Сэндри, не особо прислушиваясь. - Что это за цветок? На куртках?

- Похоже на шафран. А что? - он не досадовал на то, что она не слушает: он знал, какой она бывает, когда видит ткань, с которой сделано что-то необычное.

- Просто любопытно. Вот, посмотри на эту нить. Это и вправду золото, или …

«Сэндри, Браяр», - магический голос Даджи заставил её подскочить от неожиданности. Жар соскочил с пальца Сэндри, и пробежал по металлической нити, плавя её, и прожигая располагавшийся рядом с ней шёлк. Она ахнула, увидев, во что превратилась куртка. У неё не было магии огня или молний — это было уделом Даджи и Трис! Как же она тогда расплавила эту нить? И что ей теперь говорить владельцу куртки?

«Я найду кузнеца», - сказал Браяр Дадже. Ощущение контакта померкло.

- Идём, - поторопил он Сэндри.

- Я сожгла её! - прошипела она, хватая его за рукав, и показывая на выжженные на куртке отметины. - Я касалась её, когда Даджа соединилась с нами, и … и из меня пошёл жар!

Браяр почесал себе локоть.

- Тем больше причин свалить, пока хозяин куртки нас не заметил.

Сэндри покачала головой:

- Это моя вина, что куртка испорчена. Мне следует извиниться.

- Зачем? - подал он здравую идею. - Никто же не видел тебя …

- Я видела себя, - заявила она.

Мальчик уставился на неё.

- Дворяне, - высказался он наконец. - Вот у меня точно нет совести, - он посмотрел на свои тюремные татуировки — чёрные кресты, глубоко въевшиеся в перепонки между большими и указательными пальцами. - Она только всё усложняет.

- Они возвращаются, - сказала она, кивнув в направлении ручья. Мужчины закончили болтать друг с другом, и владелец пиджака приближался. - Тебе лучше отправиться искать кузнеца.

- Ты ожидаешь, что я кину корешиху во время шухера, - насмешливо ответил он. - Как заботливо с твоей стороны!

- Да не в том дело, - возразила Сэндри. Она встала, расправив плечи, вскинув голову, и аккуратно сцепила руки перед собой.

Мужчина, оставивший здесь свою куртку, остановился, нахмурившись.

- Простите, миледи, - сказал он, потянувшись за своей собственностью. Браяру он не сказал ничего, но продолжал следить за ним краем глаза.

- Я испортила твою куртку, - сказала ему Сэндри, её верхняя губа задрожала. - Я не могу это объяснить, но у тебя в вышивке была металлическая нить, и она расплавилась. Какое возмещение тебя бы устроило?

- Ты расплавила нить, - изогнув одну из своих чёрных бровей повторил он. - Я что-то не вижу поблизости огня, - он был хорош собой, с длинными чёрными волосами и раскосыми чёрными глазами, обычными в этих горах. В уголке его рта прятался намёк на улыбку.

- Магией, - ответила Сэндри. - Я весьма уверена, что это произошло магически. Узор был таким красивым, а теперь он выжжен, и нити больше нет.

От группы его товарищей донеслись приглушённые смешки. Он осмотрел узор:

- Похоже на какой-то спиральный папоротник, не так ли? - спросил он своих друзей, показывая им выжженный след. - Который только начал разворачиваться.

Браяру пришлось признать, что узор не выглядел испорченным. Вокруг шафрана, и сквозь окружавшие его цветные ободки спиралью проходила тонкая, шипастая выжженная отметина. Она вполне могла там быть по изначальному замыслу.

- Совсем не выглядит испорченным, миледи, - сказал один из друзей всадника.

Сэндри сглотнула.

- Я могла бы сделать новую вышивку, и заменить эту, - сказала она владельцу куртки. - Потребуется время, но если мы останемся в этих горах на несколько недель …

Он пожал плечами, и надел куртку.

- Мне она нравится такой, какая она есть, - взяв её руку, он поклонился, и поцеловал её пальцы. - Мне будет завидовать вся деревня, ведь на мне стоит ваша отметина.

Сэндри густо покраснела. Всадник подмигнул Браяру, и удалился.

Некоторые всадники остались. Один из них снял свою куртку, и протянул её девочке:

- А мою сделаете?

Та покачала головой, не поднимая взгляда:

- Я не знаю, как я это сделала — а даже если бы и знала, то нет уверенности, что в следующий раз я не спалю её целиком.

Всадники переглянулись, и пожали плечами:

- Если вы узнаете, я был бы рад, - сказал тот, кто предложил ей свою куртку. Мужчины поклонились ей, и пошли за своими лошадьми.

Сэндри посмотрела на Браяра:

- Мне нужно найти объяснение этому происшествию, - сказала она ему. - иначе кто знает, не уничтожу ли я что-то полностью?


Указав Польям колодец, Трис вернулась на своё место и к своей книге, всё ещё ощетиниваясь из-за поведения Торговки. Она только-только начала успокаиваться, когда на страницу её книги упала тень. Подняв взгляд, она увидела Польям:

- Ну что ещё?

- У наших детей манеры получше, - едко сказала женщина, постучав несколько раз посохом о землю, пытаясь встать поудобнее.

- Тогда иди и их доставай, - пробормотала Трис. Она вернулась к своему чтению.

Конец посоха — «грязный конец», возмущённо подумала она — постучал по страницам её книги.

- У меня есть имя: Польям. Используй его, и скажи мне кое-что, девочка-жёрдин. Если бы ты знала того, что не был бы Торговцем — кто был бы трэнгши — то знала бы ты, почему?

Трис смахнула грязь с книги.

- А тебе какая разница? Польям, - добавила она, когда Торговка бросила на неё гневный взгляд.

Польям подняла конец посоха, и поднесла его к книге.

- Вежливый ответ засчитывается Счетоводчицей Оти, и записывается в книгу твоей жизни. Мне нечего делать, пока не придёт кузнец, кроме как держать своё лицо перед твоим, если ты предпочитаешь грубить, а не отвечать, когда я спрашиваю.

Трис посмотрела на шрамы Торговки, и отвела взгляд.

- Я не красивая, - мрачно сказала Польям. - Уироку не нужна хороша внешность. Люди с радостью отдают мне по дешёвке то, что я хочу, чтобы избавиться от меня. Спрашиваю ещё раз: если ты знаешь кого-то, кто является трэнгши, знаешь ли ты, почему?

Трис пожевала губу, и решила, что предпочитает избавиться от этой одноногой женщины с изорванным лицом.

- Корабль, на котором была семья Даджи — он назывался Третьим Кораблём Кисубо — утонул. Выжила только она. Теперь она живёт в храме Спирального Круга. Твой народ прогнал её, как будто она была виновата в том кораблекрушении.

- От больного оспой не избавляются потому, что он в этом виноват. Это делают, чтобы он больше никого не заразил. Неудача — это болезнь. Только её носитель — трэнгши — переживает её, чтобы заразить других.

- Вздор, - возразила Трис.

- Для своего небольшого возраста ты уверена во многих вещах, - вздохнула Польям, и пробормотала — скорее себе, чем Трис: - Я может и уирок, но я по крайней мере всё ещё Цо'ха.

- А что вообще означает «уирок»? И «со-хах»? - Трис всегда желала узнать значение новых слов языка Торговцев. В отличие от своих друзей, она не умела на нём разговаривать. - И что такого чудесного в том, чтобы не быть тем, кем является Даджа?

Уирок не приносит каравану прибыли, - был ей ответ. - Уирок тратит деньги каравана на кузнецов, продавцов еды и других необходимых каков. Даже дети презирают уирока. А Цо'ха — их ты зовёшь Торговцами.

Трис подняла свои бледные брови, непонимающе глядя серыми глазами:

- И быть уироком — всё-таки лучше, чем быть трэнгши?

Торговка помедлила. Неизвестно, каким был бы её ответ, так как в этот момент в кузнице закричала Даджа. «Трис!» - пришёл отчаянный мысленный зов Даджи. За все месяцы, которые Трис знала её, она ни разу не слышала Даджу такой напуганной, как сейчас. «Трис! Трис! ТРИС!»

Рыжеволосая вскочила, и кинулась внутрь здания. Как только она увидела Даджу, она встала как вкопанная.

Внутри кузницы Даджа ясно слышала Польям. Подслушивая, и не думая о том, что делает, Даджа пошла взять новый железный прут из огня. Вместо одного прута она схватила всю горсть прутов, раскалявшихся на углях.

Оказавшись в её руках, незамеченные Даджей, пруты скрутились друг с другом, а потом разошлись, образовав три ветки. Одна из них потянулась к огню, разойдясь ещё, и образовав три веточки. Другая ветка обвилась вокруг руки Даджи.

Ошарашенная прикосновением к своей коже раскалённого железа — хотя она и могла обращаться с раскалённым металлом не обжигаясь, ощущение было странным — Даджа опустила взгляд. Третья ветка протянулась между пальцами её свободной руки, а затем обернулась вокруг ей ладони и запястья.

Даджа попыталась вырваться, и не смогла. Она обрушила на железо свою силу, безмолвно приказывая ему вернуться в свою изначальную форму. Вместо этого охватившие её руки куски металла продолжали расти. Каждый из них крепко обхватил её плечо. Один пополз по спине; от другого отошёл отросток, мягко обвившийся вокруг её шеи. Тогда-то она запаниковала, и закричала.

Когда Трис добежала до неё, она обнаружила Даджу пойманной чем-то напоминавшим старую виноградную лозу — со стволом, ветками и так далее — сделанную из железа, всё ещё нагретого до оранжевого свечения. На лозе начали проклёвываться металлические листья.

- Она растёт, - ахнула Польям. Она последовала за Трис обратно в кузницу.

- Я заметила! - проворчала Трис. - А теперь тихо — мне нужно поколдовать.

«Фростпайн!» - беззвучно крикнула она, зовя своих друзей через магическую связь. Им нужен был учитель Даджи, причём немедленно. «Браяр, Сэндри, найдите Фростпайна, быстрее!»

- Трис, заставь её остановиться, - молила Даджа. - Я не могу … моя магия на ней не работает. Моя магия …

Трис почувствовала, как магии Браяра и Сэндри расцвели в её сознании, как будто эти двое оказались внутри её головы и смотрели через её глаза. Хотела бы она, чтобы Фростпайн был частью их связи. Всё было бы гораздо проще, если бы она могла говорить с ним так же, как и со своими друзьями.



«Браяр, на ней листья, она твоя», - объявила Сэндри. «Сделай что-нибудь. Трис, откройся ему. Нам».

- Даджа, дыши глубже, - приказала Трис. - Успокойся. Трудно работать, когда ты …

- А ты на моём месте была бы спокойной? - потребовала та.

Трис помедлила, затем схватила Даджу за руки. Браяр и Сэндри сконцентрировались. Используя свои переплетённые магии, следуя протянутым между ними узами, они протянулись к Дадже и Трис, вливаясь в кожу Даджи.

«Я никогда раньше не заставлял ничего не расти», - сказал своим друзьям Браяр. «И металл сбивает меня с толку». Через девочек он дотянулся до веток железного растения. Все они почувствовали, как он обернулся вокруг силы Даджи, блокируя ростки, которые появлялись на металле. Все четверо почувствовали, как он схватил растекающуюся силу в кулак, и начал её скручивать. Когда он её отпустил, магия осталась на месте.

Трис и Даджа открыли глаза. Железная лоза перестала расти. А ещё она обвила своими ростками руки Трис. Как она ни тянула, ей не удалось освободиться от Даджи.

Глава 2

Часом позже маг-кузнец Фростпайн осматривал Трис и Даджу, поглаживая свою пышную бороду, и пытаясь выглядеть серьёзным. Будучи посвящённым Живого Круга, он носил красное одеяние, отмечавшее данные им богам огня клятвы. Он был мускулистым, ростом в шесть футов и один или два дюйма, с кожей более тёмного оттенка коричневого, чем у Даджи, тёмными глазами и полными, часто улыбавшимися губами. Обладая лысиной на макушке, он отрастил жёсткие чёрные волосы длинными по бокам, как-бы компенсируя. Его длинные глаза под тяжёлыми веками сейчас блестели чем-то подозрительно напоминавшим веселье.

- Полагаю, с тобой никогда ничего подобного не случалось, - кисло упрекнула его Трис. Они с Даджей по прежнему были скованы. Перед тем, как оставить их, Польям нашла для Трис высокий стул, чтобы та могла сидеть. Даджа сесть не могла — металл вырос вниз до её бёдер, не позволяя ей сгибаться.

- Вообще-то как-то раз моя сила вышла из-под моего контроля. Я … - Фростпайн прочистил горло. - Я пытался вернуть золотой орнамент на самоцветное ожерелье королевы племени.

- Она отдала ему свои самоцветы, и он знал, что её муж заметил бы их пропажу, и начал бы подозревать, что она отдала их любовнику, - Розторн прислонилась к стене, скрестив руки на груди, её изящные губы были искривлены в полу-улыбке. Сэндри и Браяр сидели рядом с ней на полу.

- Я не знал, что она была замужем, - сказал в свою защиту Фростпайн.

- А ты спрашивал? - поинтересовалась Розторн. Она была приземистой женщиной, лишь на дюйм выше Даджи, с коротко стриженными каштановыми волосами и озорными карими глазами. В зелёном одеянии, которое говорило о её посвящении богам Земли, её было трудно разглядеть в плохо освещённой кузнице.

- Не все мы такие же безупречные, как ты, - сказал Фростпайн, кладя руки на пленившее Даджу и Трис железо. - Иногда магия выходит из-под контроля мага, вот что я пытался до вас донести, - он бросил в Розторн негодующий взгляд, затем сосредоточился на своей задаче.

Даджа улыбнулась. Фростпайн всё исправит. Он всегда исправлял. Она могла чувствовать бьющую из него силу, когда его магия стала заполнять железную лозу.

- Вот, - вернулась в кузницу Польям. В этот раз она была не одна. Двое других Торговцев: женщина постарше, носившая обшитую золотом малиновую газовую паранджу на волосах, и мимэндэр, Торговец-маг, завёрнутый с ног до головы в ткань лимонного цвета, и носивший закрывавшую лицо вуаль того же режущего глаз цвета. - Всё как я вам и сказала, - продолжила Польям.

Даджа почувствовала, как сила Фростпайна отступила, когда тот глянул на вновь прибывших:

- Я не против, если вы будете смотреть, но вы должны молчать. Мне не нужны отвлечения.

Женщина постарше царственно кивнула, не хуже королевы; мимэндэр поклонился. Все трое Торговцев, включая Польям, опёрлись на посохи, наблюдая.

Мгновение спустя Даджа почувствовала, как сила Фростпайна вернулась в лозу. На этот раз он прилагал больше усилий.

- Знаешь, я ожидал живости от золота, - пробормотал он ей. - Оно — такой податливый металл, и следует указаниям пожалуй даже слишком охотно. Но железо? Железо не должно так озорничать … ага!

Никому не требовалось спрашивать, что заставило его воскликнуть: металлические лозы начали сокращаться, выпуская руки девочек.

Трис вырвалась из их хватки. Даджу лозы отпускали менее охотно, но в конце-концов и её выпустили. Она с облегчённым вздохом выскользнула из их объятий. Как только она освободилась, они с Фростпайном вытянули свои магии из железа.

- И что вы теперь будете с ней делать? - поинтересовалась Розторн. - Было бы жалко просто расплавить её.

Железные ростки скрутились, отпрянув.

- Я думаю, ты испугала её, - заметила Трис.

Даджа взяла металлическое растение в руки.

- Я не знаю, сможем ли мы сделать из этого что-нибудь нормальное, даже после переплавки, - она пробежала пальцами по узловатому стволу. - Оно теперь ощущается не совсем как железо.

Розторн приложила руку к одной из веток. Между двумя её пальцами пробился железный росток.

- Я думаю, она будет продолжать расти. Таковы мои ощущения.

- Вы уверены, что она будет расти? - слегка приглушённым из-за жёлтой вуали голосом спросил мимэндэр. Он прошёл в кузницу, поклонился Розторн и Фростпайну, и приложил одетую в жёлтую перчатку ладонь к железной лозе. - Да … я чувствую силу. Это не похоже ни на что из известного мне.

- Мы можем чем-то помочь вам, многоуважаемый мимэндэр? - осведомился Фростпайн.

Женщина постарше тихо сказала что-то Польям, и та объявила:

- Десятый Караван Идарам заплатит за эту вещь золотую маджу, в эмеланских деньгах.

Даджа, нахмурившись, посмотрела на Торговцев. Золотая маджа была половиной годового дохода в бедной семье. Это уже поражало. Что поражало ещё больше, так это то, что она знала обычай Торговцев: эта сумма была самым низким предложением, которое, по мнению Торговцев, она могла бы принять.

- Она должна быть очищена после контакта с трэнгши, - обращаясь к Польям и другой Торговке заметил мимэндэр.

Трэнгши её сделала, - рявкнула Розторн. Трис широко улыбнулась ей.

- Даже у крысы есть шкура и мясо, - сверкая глазами ответила Польям. - Золотая маджа и золотой астрел. Мы бы предложили больше, но нужно учитывать стоимость трав и масел для очищения.

«Три сотни серебряных полумесяцев!» - Сэндри сказала Дадже через магическую связь. «Это приданое, или новые инструменты, или даже золото для работы. Может, тебе стоит согласиться?»

«Обдумай это», - посоветовал Браяр. «У тебя есть то, что они хотят. Пусть заплатят бешеные деньги. Отличная месть, после того, как Торговцы с тобой поступили».

- Она не продаётся, - сказал Фростпайн Польям и её спутникам. - Нам нужно изучить её, прежде чем будет достигнуто любое решение.

- Золотая маджа и два золотых астрела, - сказала женщина постарше. - Ни медяком больше. Трэнгши может подумать об этом в течение ночи, - она удалилась, подняв голову. Мимэндэр помедлил: возможно он смотрел на Даджу, но это было определить из-за вуали на его лице. Потом он тоже последовал за женщиной. Польям уступила ему дорогу.

- Вам не стоит полагать, что гилав Чандриса поднимет цену, - сказала она Фростпайну. - Её слово — последнее в любом торге.

«Что значит «гилав»?» - беззвучно спросила Трис.

«Хозяин каравана», - ответил Браяр. - «Это как капитан корабля».

Даджа посмотрела на свою лозу. Один из ростков обернулся вокруг её пальца подобно кошке. Она чувствовала, как в груди забурлили эмоции, угрожая перехватить дыхание. «У них не получится так двояко», - сказала она себе. «Либо я существую, либо нет. Они наверное очень сильно хотят её, если готовы сделать предложение трэнгши».

- У нас, Синих Торговцев, есть поговорка, - заметила она, глядя на Польям. - Когда торгуются три стороны, не выигрывает никто. Десятому Каравану Идарам следует торговаться напрямую со мной. Со мной. Говорите с Даджей Кисубо, трэнгши, иначе сделка не состоится.

Фростпайн осклабился, и приобнял её за плечи. Сэндри ударила в ладоши; Браяр согласно присвистнул. Даже Розторн и Трис улыбнулись.

Польям пожала плечами.

- Поскольку я ничего не слышала, я не могу передать никаких невыполнимых условий сделки, - отметила она. Повернувшись, она заковыляла вслед за остальными Торговцами.

Даджа сжала пальцы на металле, ей хотелось пойти с ними, вернуться к жизни, в которой она всегда знала правила.

«Теперь мы — твоя семья», - мысленно сказала ей Сэндри.

«Они выгнали тебя», - добавил Браяр. «Или ты начала забывать?»

- Фростпайн! - низкий мужчина с покрытыми седой щетиной щеками стоял в дверном проёме, бросая в них взгляды из тёмных, окружённых морщинами, глаз. Он был одет как ремесленник, в зелёную рубаху до колен, свободные коричневые штаны и кожаную обувь; его волосы закрывала круглая белая шапка. - Я не договаривался о том, чтобы твоя ученица занималась тут магией без присмотра.

- Мы тоже, - сказал Фростпайн, вместе с Даджей направившись владельцу кузницы. - Даджа Кисубо, это Калиб ал Хано, деревенский кузнец.

Даджа поудобнее ухватила железную лозу. Кланяясь, она чуть не упала, потеряв из-за её равновесие.

- Простите, насчёт магии, - покраснев от стыда сказала она.

- Надеюсь, ты не оставила после себя её остатков — она странно себя ведёт, если не вся была использована в работе, - заворчал кузнец. - Сам я не маг, но я достаточно имел с ними дело, чтобы знать.

- Я думаю, она вся ушла в лозу, - пробормотала Даджа, осматриваясь. Они научились видеть магию этим летом, как полезный побочный эффект от соединения их магии. Она использовала сейчас это зрение, но серебристое сияние силы исходило лишь от магов.

Фростпайн хлопнул её по плечу:

- Почему бы тебе не вернуться в замок, и не принять ванну? - подал он идею. - Ты выглядишь выжатой.

А ещё она была грязной, осознала Даджа. Сажа от лозы покрывала её кожу и одежду от шеи до колен. Грязи было многовато даже для кузнеца.

- Ладно, - тихо сказала она.

- Возьми эту штуку с собой, - приказал Калиб. - У меня нет времени за ней присматривать.

Даджа получше устроила ветвящееся железное растение у себя на руках, поклонилась кузнецу ещё раз, и потащилась прочь из кузницы.

Розторн повернулась к Браяру:

- Теперь, когда волнение улеглось, мой ученик, не хочешь ли взглянуть на золото Золотого Кряжа?

Ещё пять месяцев назад Браяр был беспризорником и вором: упоминание о богатстве всё ещё имело на него сильное влияние.

Ты хочешь показать мне золото? - спросил он. - Оно же тебе ни к чему.

- Такое — к чему. Идём, - вежливо попрощавшись с Калибом, Розторн потянула Браяра наружу, и повела по дороге к замку. Пёс, Медвежонок, сидел у ворот, явно ожидая, когда вернётся кто-то из его людей. Когда Розторн и Браяр свернули на боковую дорогу, не доходя до него, следуя дороге, которая уходила в бездорожье к югу от замка, Медвежонок последовал за ними.

Их новая дорога сузилась, превратившись в тропу, ширины которой едва хватало, чтобы на ней могли разъехаться два всадника. Крутая и изогнутая, она вела глубоко в гигантские скальные образования.

- Да что же за золото стали бы держать вне стен? - потребовал Браяр, тащась рядом. Он не думал, что здесь что-нибудь будет — что мешало бандитам напасть на замок сзади?

- Увидишь.

Розторн больше ничего не сказала, и Браяр берёг дыхание для подъёма. По крайней мере вид через разломы скал был красив, или по крайней мере был бы, если бы лежавшая внизу долина не была скрыта дымам. Когда крутизна тропы уменьшилась, Розторн, кашляя, остановилась отдохнуть. Даже Медвежонок сел, высунув язык.

- Ты в порядке? - хрипло спросил Браяр свою учительницу. Он не хотел казаться эмоциональным или типа того, но порой он просыпался среди ночи в холодном поту, потому что во сне с Розторн что-то случилось.

Она сняла с пояса флягу с водой и отпила, затем вытерла горлышко рукавом, и передала флягу ему.

- Проклятый дым, - объяснила она, отдышавшись. - И воздух на этой высоте разряжённый. Взгляни, - она махнула рукой направо, к обрыву. Браяр подошёл туда, и моргнул, пытаясь отогнать наваждение.

Здесь, на склоне горы, кто-то вырезал маленькую долину, и устроил её в виде террас. К северо-востоку, где должен был быть дальний её край, он увидел каменную стену, на которой дежурили солдаты. «Ага, как же, подкрадёшься к замку сзади», - подумал он, осматривая маленькую долину. Для этого пришлось бы перебраться через стену, а это не выглядело легко.

В долине между ирригационными каналами, сейчас почти сухими, лежали ряды посадок. К его, Браяра, сожалению растения были иссохшимися и коричневыми, мёртвыми или умирающими.

- Золото Золотого Кряжа, - прокомментировала Розторн, её голос звучал лучше. - Или то, что от него осталось.

- Как растения могут быть золотом? - спросил он.

- Это — шафран посевной. Рыльца цветков стоят больше своего веса в золоте. На одну унцию шафрана их уходит по двенадцать тысяч штук.

Браяр беззвучно присвистнул. Шафран был самой дорогой пряностью в мире, и торговавшие им зарабатывали целые состояния. Выручка от продажи одного фунта шафрана наверное могла кормить весь Золотой Кряж в течение года, а может и двух.

- И впрямь золото. Что произошло — недостаточно воды? - спросил он, не отрывая взгляда от лежавших перед ним террас.

- Ту, что у них есть, они приносят из замка, но это жёсткая вода, и не очень полезная для растений. Обычно вода не является проблемой — шафрану много не надо — но засуха в этой части страны стоит уже три года.

- Жаль, что они не дали нам знать в начале этого лета, - произнёс рядом с ними ясный, чистый голос. - Мы возможно смогли бы помочь.

Браяр подскочил. Из-за поворота тропы, которая вела в маленькую долину, к ним подошёл мужчина. Он был на десять дюймов выше браярских пяти футов, стройный, с длинными чёрными с сединой волосами. В пятьдесят три он был старше Розторн на двадцать лет, имел морщинистое лицо и пышные седеющие усы. Его наиболее интересной чертой были глаза: чёрные как терновые ягоды, они были обрамлены густыми чёрными ресницами, и упрятаны глубоко под тяжёлыми чёрными бровями. Он был хорошо одет, в бледно-жёлтую льняную рубаху, свободные коричневые льняные штаны, отполированные сапоги и открытую хлопковую накидку, выкрашенную в строгий оттенок бронзового.

Медвежонок завилял своим пышным хвостом, подняв облако пыли, заставившее Розторн чихнуть.

- Нико, ты меня напугал до потери пульса[1]! - огрызнулся Браяр, скорее злясь на себя за то, что не почувствовал приближение ещё одного человека. - Для того, кто занимается тем, что видит всякие штуки, ты сам больно резко становишься невидимым!

- Так и замышлялось, - улыбка Никларэна Голдая наполовину скрывалась под его усами. - Я знаю, что у меня хорошо получается, если мне удаётся застать врасплох тебя, Браяр.

Мальчик шмыгнул, и утёр нос рукавом:

- Я был сосредоточен на растениях, - ответил он. - Бедняги.

- Идём, посмотрим поближе, - сказала Розторн, забирая у него флягу. Сопровождаемая Медвежонком, она повела их вниз в маленькую долину. Нико и Браяр последовали за ней.

Приблизившись к террасам и их содержимому, Браяр увидел, что же на них росло: маленькие цветки, не больше пяти дюймов в высоту. Всё в них было недостаточно большого размера; он решил, что наверное листья и цветы могли бы быть и больше, если бы получали достаточно воды. Остановившись у одной из террас, он присел, и приложил ладонь к земле. Она была более песчаная, чем почва в большой долине внизу, с хорошим стоком, чтобы уводить излишки воды во время дождя. Он осторожно пропустил между двумя пальцами мёртвый лист. Как если бы их жизнь протекла по его собственным венам, он почувствовал, что растение пыталось цвести лишь неделю назад. Оно было слишком сухим; в воде из замка было слишком много минералов. Без мягкого дождя эти осенние цветы сдались.

- Что же ты из себя представляешь? - размышлял он вслух. - Осталось ли у тебя что-нибудь, чтобы вырасти следующей весной? - обхватив рукой основание растения, он потянулся сквозь него своей магией.

Что-то хлопнуло у него между глазами; жар надавил на кончики его пальцев, и соскочил с них. Шафран, к которому он прикасался, распался пеплом. Жар потёк из него, охватывая все растения на той террасе. Он почувствовал бритвенно-острые огненные уколы, когда под землёй сгорали всё ещё живые луковицы. Песчаная почва нагрелась. На расстоянии одного вздоха от него каждый шафран был сожжён, а земля вокруг обуглившихся луковиц полу-оплавилась.

У Браяра отвисла челюсть. Медвежонок заскулил, и спрятался за Розторн.

- Это была молния, - невозмутимо заметил Нико. - Молния, где ей совсем нечего было делать.

Браяр медленно вытащил платок, и использовал его, чтобы поднять комок земли. Жар от молнии превратил частички песчаной почвы в стекло.

- Я не делаю молнии, - возразил он, глядя тёплое стекло на просвет. В куске стекла можно было видеть частички почвы и растительной ткани. - Это Трис.

- По мне, так выглядело похоже на молнию, - указала Розторн.

Браяр уставился на Нико:

- Ты должен что-то с этим сделать, - сказал он человеку, который привёз его к Розторн. - Я не могу ходить повсюду и убивать растения. Я не могу, - в отчаянии он поглядел на изменённый им участок земли. - И как я теперь заплачу за этот шафран?

Осторожно подобравшись к нему, Медвежонок лизнул Браяру руку.

- Сядь, - сказала Розторн, кладя ладонь ему на плечо. - Ты белый как простыня.

Он послушался, усевшись на край низкой каменной стены, ограждавшей террасу.

- Почему не дождь, раз уж мне суждено было выпустить не свою магию? - пожаловался он, зарывшись лицом в собачью шерсть. - Никакой растительный маг не отказался бы от толики дождя!

Нико вздохнул:

- Каждый раз, когда я думаю, что мы усвоили, чему именно вам нужно обучиться, вы приобретаете что-нибудь новое, - он провёл пальцами по спускавшимся до плеч волосам. - Никто из студентов в Лайтсбридже никогда такого не делал.

- Одна из причин, почему я никогда не хотела изучать там магию, - указала Розторн. - Наверное там ужасно скучно.

Когда Браяр поднял на неё взор, удивлённый похожим на шутку высказыванием, она улыбнулась ему:

- Всё не так плохо. Эти луковицы не пережили бы зиму — они находятся в конце своего четырёхлетнего периода роста, - она посмотрела в небо, затянутое дымной пеленой. - Никто не будет голодать из-за того, что этим пришёл конец раньше.

Браяр сплюнул на землю:

- Хотел бы я, чтобы мы были дома, - огрызнулся он. - Хотел бы, чтобы мы были в Спиральном Круге, в наших собственных садах. Зачем мы вообще поехали с Герцогом?

- Потому что на севере проблемы, - сказал Нико. - Он устроил эту поездку, чтобы посмотреть, кому нужна помощь, и какая именно, помнишь? Ему потребуется вся помощь, которую мы сможем ему оказать, чтобы не дать этим людям голодать после прихода зимы.

- У нас может и не получиться, - добавила Розторн. - Зима здесь наступает рано и сурово. Нам нужно быстро что-то придумать.


Прежде чем вернуться в замок, Даджа немного посидела у колодца рядом с кузницей. К тому времени, как она закончила восхождение от кузницы к замку, она была подавленной как никогда. Впервые за несколько месяцев она оказалась так близко к Торговцам, а они обратились с ней как с грязью. «Как…как с трэнгши», - пробормотала она, входя в замок. Она могла бы работать весь остаток дня, не обращая внимания на покрывавшую её сажу, но сейчас её пропитала насквозь мысль о том, что она слишком отвратительна, чтобы даже говорить с ней. Она сомневалась, что ванна это поправит, но единственной пришедшей ей в голову альтернативой было содрать с себя кожу. Даджа направилась ко входу в находившиеся рядом со внутренним двором бани. Пройдя лишь несколько шагов по подземным комнатам, она оказалась окутана клубами минерально пахнувшего тумана. Минеральный запах шёл от воды. В отличие от бань Спирального Круга, где воду нагревала печь, эти наполнялись естественным горячим источником, который нагревался от находившегося глубоко в горах огня. Она могла выпарить из себя грязь.

Обернув основание лозы в кожаный фартук, чтобы та не оставляла отметины на плитках, Даджа прислонила её к стене, а затем пошла раздеваться. За исключением единственной служительницы, большое помещение было пустым. Поскольку она не была расположена к разговорам, её это более чем устраивало. Служительница странно посмотрела на Даджу, давая ей мыло, полотенца и щётку: наверное никто сюда не приходил так рано.

Вода была горячей. Даджа медленно пустилась в неё, позволяя богатой минералами жидкости обхватить себя. По крайней мере находившиеся в ней металлы приветствовали её. Они не думали о ней, как о трэнгши. Даже в нынешнем своём состоянии они хотели, чтобы она придавала им форму. Приветствуя её, они расположились вокруг её тела, пока она не почувствовала себя лучше. Вода баюкала её так же, как море покачивало Третий Корабль Кисубо. Даджа закрыла глаза, и расслабилась.

В своём сознании она нашла железное дерево-лозу, в каждой пряди, ветке и прутике которого мерцала магия. Металл медленно перемещался, расширяясь немного — тут, чуть-чуть — там. Едва двигаясь и медленно дыша, Даджа осмотрела своё творение. Она могла чувствовать частицы Сэндри, Трис и Браяра, смешанные с её собственной силой, но только потому что знала, что искать. Прошло время, когда отделить её магию от магии её друзей было просто. В течение недель, прошедших с того момента, как Сэндри спряла их воедино, чтобы они смогли выжить во время землетрясения, таланты работы с огнём и металлом Даджи смешались с элементами магии нитей Сэндри, магии стихий Трис и единения с растениями Браяра. В своей способности к росту лоза была в такой же мере творением Браяра, как и Даджи, но магия Сэндри заставила железные пруты свиться, образуя прочный ствол. Какая часть её была от Трис, Даджа сказать пока не могла, но рано или поздно она узнает.

Итак, стоявшая над Польям гилав хотела купить лозу — после очищения. Они даже её творение будут винить за то, что её семья утонула, а она сама — нет. Продаст ли она лозу? Фростпайн захочет попридержать её, пока не поймёт, как она получилась. И не то чтобы Дадже были нужны деньги, по крайней мере пока на живёт в Спиральном Круге. Но заставить Торговцев, любых Торговцев, разговаривать с ней, как будто она снова одна из них …

«Мечтай больше», - сказало её внутреннее «я». «Ты — трэнгши на всю жизнь, если только, конечно, не случится чудо, и какая-нибудь семья Торговцев не окажется у тебя в таком долгу, что заплатит за внесение твоего имени обратно в записи Торговцев. И сколько раз такое происходило? Один раз? Дважды, за тысячу лет?»

Она услышала голоса. Нахмурившись, Даджа открыла глаза.

Это были Сэндри и её учительница, Посвящённая Ларк, одетые для купания. Они принимали из рук служительницы принадлежности для мытья. Сэндри бросила на Даджу взгляд, затем что-то тихо сказала служанке. Та поклонилась, и покинула комнату.

Пока Сэндри снимала свой халат, и потихоньку опускалась в исходившую паром воду, Ларк сидела на скамейке. Кожа Ларк была бронзового цвета, что говорило о восточном предке в её семье. Она была немного похожа на кошку из-за широких скул, острого подбородка и короткого, прямого носа. Наблюдая за тем, как Ларк, полу-прикрыв глаза, расчёсывает свои короткие вьющиеся чёрные волосы, Даджа всё ждала, что она замурлычет. Посвящённая Земли, как и Розторн, Ларк была магом нитей, и вкладывала свою силу в вещи, которые она пряла и ткала. Они с Розторн управляли коттеджем в Спиральном Круге, где жили четверо юных магов.

Если бы пришла Трис или Розторн, Даджа бы снова разозлилась, потому что в их обществе только этим и оставалось заниматься. Вместо этого, когда Ларк скользнула в бассейн, она попыталась улыбнуться:

- Наверное для трэнгши глупо мыться, поскольку эта грязь проникает глубже кожи, - сказала Даджа. Шутка потерпела сокрушительную неудачу, когда из её глаз покатились слёзы. Она закрыла глаза, но слёзы это не остановило. - Если бы только это было за что-то, что я сделала.

Ларк вздохнула:

- Мне жаль, насчёт Торговцев.

- По крайней мере я понимаю, почему я трэнгши, хотя и ненавижу это, - прошептала Даджа. - Я не хочу, чтобы другие Торговцы подхватили мою неудачу, - она утёрла слёзы.

Ларк положила Дадже на плечо мягкую ладонь, и кивнула в сторону лозы:

- Это и есть твоё творение, за которое они так много готовы дать?

Даджа кивнула, а Сэндри с гордостью отметила:

- Она сказала им, что им следует торговаться с ней. Она была великолепна!

- Я не чувствую себя великолепной, - ответила Даджа. - Я чувствую себя нечистой, - взяв своё мыло, она начала скрести себя. - Кроме того, начальное предложение ничего не значит. Только хамо́т соглашается на первую цену — она самая низкая. Они сразу предложили золото только потому, что каждый знает — магия сильно повышает цену.

- Я не знаю, что значит «хамот», - призналась Сэндри. - Никогда не видела торгов.

Даджа положила голову на край бассейна:

- Это такой человек, с которым Торговцы мечтают иметь дело. Кто-то слишком глупый, чтобы знать, что предложенная цена оскорбительна.

Х-м-м, - пробормотала Сэндри, расплетая косы, чтобы вымыть волосы. - Как думаешь, как высоко они пойдут?

Даджа попыталась подумать.

- Если бы я знала, где они собираются её сбыть, это бы помогло, - признала она. - Наверное они уже знают, кому продадут её, - она слегка брыкнула ногами. - Если они найдут способ говорить со мной, не смотря на то, что я — трэнгши, значит мне следует взять с них минимум три золотых маджи.

- На такие деньги ты сможешь купить ещё железного лома, - пробормотала Ларк. Она прищурившись осмотрела лозу, затем протянула руку, и провела по ней кончиками пальцев:

- Никогда даже не слышала о таком творении. Растущий металл … насколько ещё она вырастет?

Даджа пожала плечами:

- Полагаю, зависит от количества металла в земле, где она растёт. Когда она истратит всё лишнее железо из ствола, ей потребуются брать откуда-то свежий металл.

- Надеюсь, что ты сделаешь ещё подобные вещи, - сказала ей Сэндри. - Я думаю, она прекрасна.

- Прекрасна только потому, что мне это железо не требовалось ни для чего другого, - угрюмо указала Даджа. - А что если нет? Что если кому-то были бы нужны гвозди, которые я должна была изготовить? Я теперь даже не могу использовать это железо повторно, только не с текущей по нему нашей магией. А что если кто-то захочет, чтобы я создала ещё одну? Это было не кузнечное ремесло, которому мне следовало бы учиться. Я бы даже не знала, с чего начать — магия просто вышла из под контроля, когда я отвлеклась.

Сэндри прикусила губу:

- Моя тоже вышла из-под контроля этим утром, - призналась она, и рассказала им о выжженной вышивке.

Ларк вернулась в воду, глядя на девочек с интересом:

- Что ж. Пока результаты от блуждания вашей магии по неизведанным путям были хорошими, или по крайней мере не наносили серьёзного вреда, но очевидно, что всё не собирается успокаиваться. Ваша магия продолжает изменяться, - она решительно кивнула. - Пришло время посмотреть, можно ли разметить вашу магию.

- Как ты вообще разметишь что-то подобное магии? - поинтересовалась Сэндри. Её голубые глаза заблестели при мысли о том, чтобы научиться чему-то столько ново звучащему.

- Не я, Леди Сэндрилин, - с улыбкой сказала ей Ларк. - Ты. Эти изменения произошли в результате твоего прядения. Значит ткать карту лучше всего тебе.

Глава 3

В горных долинах ночь наступила рано, даже раньше, чем на окружавших их вершинах. До ужина в замке оставалось ещё около часа, а долина уже утонула в тени. Стоя на балконе, на который выходили комнаты, в которых спали Ларк, Розторн, Нико, Фростпайн и их четверо учеников, Даджа смотрела на полосы тёмно-оранжевых пожаров, всё сильнее светившихся в темноте.

Ей не нужно было оглядываться, чтобы знать, что вошедшим в их комнаты человеком был Фростпайн.

- Интересно, что можно выковать в таком пламени, - не оборачиваясь сказала она. - Мост через горы, или меч длиной в Эмеланский Полуостров.

- Сомневаюсь. Огонь на траве не горит настолько жарко, - он подошёл, и уселся на перила, чтобы видеть её лицо.

Птица упала с неба, и приземлилась на перилах между ними. Это был скворец, коричневая пятнистая птица с острым жёлтым клювом и умными чёрными глазами. Игнорируя Фростпайна, она заквохтала Дадже, распушив перья на шее.

- Я не знаю, где сейчас Трис, - сказала птице Даджа. - Я думаю, всё время после обеда она провела в библиотеке. Иди поймай жуков на ужин, Крик.

Птица по имени Крик остро чирикнула.

- Никак не могу сказать, понимает ли он, что ему говорят, - заметил Фростпайн.

- Проблема в том, что он в наибольшей степени заинтересован едой, и всегда хочет её немедленно, - Даджа порылась в кармане, и нашла немного чёрного хлеба с обеда. Раскрошив его, она положила крошки скворцу. Тот живо их съел.

- Я тут думал о том, какую работу ты можешь делать, пока ты здесь, - наблюдая за Криком сказал Фростпайн. - Мы же не хотим, чтобы ты потеряла навыки, и боюсь, что помогать Калибу с дополнительной работой не получится. Похоже, что караван Торговцев хочет, чтобы он кое-что поправил у них.

- И я не могу делать никакую работу для них, потому что я — трэнгши, - с горечью сказала Даджа. - Так что осталось?

- И Калибу, и замковому плотнику нужны дополнительные гвозди.

- Фростпайн! - запротестовала Даджа.

- Я знаю, я знаю — но это лучшее, что я могу предложить. Кроме того, тебе полезна дисциплина. Большая часть кузнечного дела, магического или обычного — это просто тяжёлая работа.

В открытую дверь вошли Браяр и Трис. Увидев Трис, скворец завопил на пробирающей до костей ноте, обычной для всех птенцов этого вида. Залетев внутрь, и усевшись Трис на плечо, он клюнул её в ухо.

- Крик, прекрати! Ты уже взрослая птица — веди себя подобающе! - поморщившись, она сняла крышку с маленькой чаши, которую несла. Она была частично заполнена маленькими шариками из фарша и яичного желтка. Покачиваясь на её запястье, скворец начал уплетать их.

Фростпайн спрыгнул с перил:

- Мне лучше пойти одеться в чистое, если мы будем ужинать с Леди Инулией, - заметил он, потягиваясь. - Она выглядит как женщина, которую волнует, садятся ли люди за стол в рабочей одежде, - проходя мимо Браяра к выходу, он пощекотал ему нос.

Браяр осклабился, отмахнулся от руки кузнеца, и вышел на балкон, держа одну руку в кармане:

- Хочешь глянуть, что я учудил? - спросил он Даджу, вытаскивая грязный, неровный кусок стекла.

Даджа осмотрела его под последними лучами солнца. Некоторые чёрные вкрапления выглядели как растительная ткань, высохшая трава или корень.

- Где ты это нашёл? - спросила она.

- Сам сделал, - мрачно ответил Браяр. Он опёрся о ведущую внутрь дверь, проводя пальцами по своим ершистым волосам. - И заодно сжёг мёртвого шафрана на три серебряных астрела.

Даджа прикинула: он сжёг такое количество шафрана, продажа которого могла бы кормить бедную семью в течение трёх месяцев?

- Зачем ты сделал такую глупость?

Присоединившись к ним, Трис спросила:

- Да, зачем?

- Я не сделал это нарочно, - огрызнулся он. - Я пытался посмотреть, живы ли ещё луковицы, и … из меня выскочила молния.

Трис протянула руку. Даджа передала ей комок стекла.

- Почва на шафрановых посадках в основном песчаная, - объяснил Браяр. - Когда я добавил молнию, получилось стекло, - пока Трис рассматривала кусок, который переливался от её магии, Браяр добавил: - Если мне придётся отстричь мои волосы, чтобы в них не росли молнии, как это сделала ты, то пожалуй я мог бы побриться так же гладко, как у Фростпайна на макушке. Лишних волос у меня особо нет.

Нахмуренное выражение Трис перетекло в ухмылку. Даже после стрижки у неё волос было больше, чем у Браяра.

- Вот где вы все, - на балкон вошла Сэндри, вытаскивая три катушки некрашеной нити из своей рабочей сумки. - Мне нужно, чтобы каждый из вас взял одну из этих штук, и держал при себе где-то в течение суток.

- Зачем? - поинтересовался Браяр, когда она протянула ему одну. - Она испачкается.

- Это ничего, - сказала она ему, смыкая его пальцы вокруг катушки. - Ей просто надо узнать тебя.

- Зачем нам давать им узнать нас? - спросила Даджа. На ощупь это была обычная шёлковая нить.

- Ларк полагает, что я смогу соткать карту наших магий, и увидеть, где они смешиваются, - объяснила Сэндри. - Попробовать стоит, не так ли?

- А во время сна? - спросила Даджа. - У наших ночных рубах карманов нет.

- Значит клади под подушку, - последовал твёрдый ответ.

- Это поможет? - неуверенно спросила Трис. - Ларк думает, что это поможет?

Сэндри кивнула.

- Чего терять-то? - вздохнув спросил Браяр. Один за другим друзья положили катушки в карманы.


Леди Инулия фа Джу́зон, которой принадлежал Золотой Кряж, ужинала не только с теми, кто был близок к ней по социальному положению, но вообще со всеми обитателями замка, как дворянами, так и слугами. Сэндри отказывалась хорошо думать о леди за то, что та придерживалась этого обычая, считавшегося многими дворянами старомодным. Она подозревала, что Инулия — её тётка — делала это не чтобы дать людям почувствовать, что она разделяет их жизнь, а чтобы напомнить всем, кто здесь хозяин.

По крайней мере Леди Инулия сейчас не сидела на возвышении одна, как это было всё время после смерти её мужа. Этой ночью она делила возвышение со своим свёкром, Герцогом Ведрисом. Сэндри не могла сдержать улыбку каждый раз, когда она видела, как её двоюродный дед рассудительно наклоняет свою бритую голову, чтобы услышать высказывание прислуживавшего им мальчика. Герцог прислушивался ко всем, и в любое время. Судя по хмурому выражению на лице Инулии, она не была в восторге от этого напоминания. Она была из числа тех женщин, что смотрят в даль, пока слуги докладывают ей.

Сэндри гадала, подумали ли бы лидеры Десятого Каравана Идарам, сидевшие за следующим столом, что Инулия была более знатной, если бы не знали Герцога? Леди носила шитую золотом накидку и коричневое шёлковое платье с золотой вышивкой, которые идеально дополняли её тёмно‑коричневую кожу. Золотой обруч на её коричневых вьющихся волосах был слегка сдвинут вверх, как тиара, и сверкал изумрудами; её шею охватывали три нити с чёрным жемчугом, а кольца привлекали внимание к её длинным грациозным рукам. Герцог носил красно-коричневый льняной жакет, белую шёлковую рубашку, и чёрные льняные штаны. Единственными признаками богатства были свисавшая с одной из мясистых мочек золотая серьга, и тяжёлый золотой перстень на пальце. Сэндри казалось, что Герцог Ведрис носил власть подобно плащу на своих могучих плечах. Ему не нужны были драгоценные камни и металлы, чтобы объявить о своём положении.

Леди Инулия закончила говорить с Герцогом, и обратила своё внимание на Сэндри:

- Я сожалею, что сегодняшние обременительные обязанности не позволили мне провести с тобой время, моя дорогая Сэндрилин, - заметила она. - Как ты провела сегодняшний послеобеденный период?

- Я готовила нитки для ткания, Тётя, - ответила она. - Они мне нужны для учёбы.

Инулия подняла бровь:

- Женщины нашего слоя не ткут.

- Ты ведь согласна, - сказал элегантный, мягкий голос у Инулии за плечом, - что маги должны учиться тому, что наилучшим образом позволяет им овладеть своей силой? Магия Сэндри выражает себя в ткании.

Сэндри подалась вперёд, чтобы широко улыбнуться своему деду. Всегда можно положиться на то, что он услышит, и придёт на помощь!

- Тогда конечно же ей было бы лучше жить в университете Лайтсбриджа, - сказала Герцогу Ведрису Инулия. - Их маги получают должное образование — как наш собственный дорогой Яррун Файртэймер[2], и его отец, Улмэрин Вэлвард[3]. Я полагаю, что большинство благородных домов будут нанимать только университетских магов.

- Прискорбная практика, миледи, - Нико, сидевший с другой стороны от Сэндри, подался вперёд, чтобы встретиться с Инулией взглядом. - Университетское обучение не охватывает всей магии, и необычные способности требуют необычных методов обучения. Леди Сэндрилин сама может творить чудеса, неведомые в Лайтсбридже.

Выражение взгляда Инулии ясно говорило, что она поверит этому, когда увидит.

Вздохнув про себя, Сэндри посмотрела вниз по столу, протянувшемуся между возвышением и парадными дверями обеденной залы. На пол-пути вниз по столу, немного выше блюда с солью[4], сидели Ларк и Розторн в новых зелёных одеждах, и Фростпайн — в красной. У дальнего конца переговаривались между собой Браяр, Даджа и Трис. Как бы она хотела сидеть с ними!

Главное блюдо закончилось; изысканное блюдо — сахарный павлин, сделанный для любования, а не для еды — только-только было представлено, когда открылись парадные двери. В них, опираясь на длинный ярко лакированный посох, вошёл седоволосый белый человек. Он одевался примерно по той же моде, что и Нико — в тёмно-серые шёлковые штаны и рубашку, в безрукавную накидку гранатового вельвета, обшитую чёрным шёлком. В отличие от Нико, его седые волосы были короткие; лицо было гладко выбрито, и он оставлял после себя аромат дорогого мыла. Увидев гостей, он растянул свои тонкие губы в улыбке, не выдававшей каких-либо приятных чувств. Глядя на него, Сэндри подумала, что он плохо выглядел. Под его большими, влажными карими глазами залегли мешки, а лицо было землистого цвета.

- Миледи, простите меня, - сказал он, проходя вдоль стола. - Я осматривал пастбища, когда услышал о приезде его Светлости Герцога. Я незамедлительно вернулся, чтобы выразить своё уважение, - он низко поклонился Ведрису. - Ваша Светлость оказывает нам, северянам, честь, столь личным интересом к нашим проблемам.

Инулия улыбнулась:

- Могу я представить нашего главного мага, Ярруна Файртэймера? - Герцог приветственно кивнул, и леди продолжила: - Мастер Яррун, моего свёкра сопровождает твой коллега, Мастер Никларэн Голдай, проживавший в Саммерси.

Нико встал. Яррун поклонился, хоть и не так низко, как Герцогу:

- Имя Голдай известно всем, - сказал он таким тоном, будто откусил от кислого яблока. Нико вернул поклон, хотя если судить по подёргиванию его усов, вновь прибывший его не впечатлил.

«Некоторые из этих университетских магов — прямо как породистые коты», - подумала Сэндри, наблюдая за Ярруном, пока леди представляла наиболее знатных своих гостей. «Они броско одеваются, и не хотят замочить лапки. Даже Нико иногда бывает таким, особенно когда требует уважения к себе».

Поскольку ужин почти закончился, Яррун остался стоять на возвышении, тихо разговаривая с Герцогом и Леди Инулией. Они все собирались встать из-за стола, когда в залу ввалился мальчик, тяжело дыша от долгого и быстрого бега.

- Мастер Яррун, вы вернулись! - закричал он. - Слава богам! - он спотыкаясь взобрался на возвышение, всё ещё задыхаясь. Все уставились на него, отмечая ожоги и следы сажи на его грубой крестьянской одежде.

Герцог тихо сказал что-то одному из слуг, который наполнил хрустальный кубок водой. Мальчик начал пить из него в перерыве между вдохами.

Яррун отступил на шаг назад, как-бы увеличивая расстояние между собой и посланником:

- Я полагаю, случился пожар, - пробормотал он.

Мальчик живо закивал, опустошая кубок. Слуга забрал его и наполнил опять, когда парень произнёс:

- Это … это дымоход Крофтов, ночью похолодало, а они его сперва не прочистили, - он снова взял у слуги кубок, и отпил. - Их дом горит. Мы думали, что совладали с ним, но ветер …

- Насколько плохо? - потребовал Яррун.

- Крыши Трэдвэллов горят, и один из сараев. Огонь в садах. Если он доберётся до стены … вы же знаете, она бревенчатая, сэр …

Яррун поднял палец, заставив мальчика замолчать, потом подумал какое-то время — «долгое время», нетерпеливо подумала Сэндри — пока все в комнате взволнованно заёрзали. Деревня у подножья холма, на котором стоял замок, была окружена лесом.

«Давай», - про себя подтолкнула мага Сэндри. «Это не представление на сцене, там же живые люди ...»

Яррун ярко улыбнулся:

- Не хотел бы ты демонстрацию моих умений? - спросил он Нико. - Уверен, ты найдёшь её забавной.

Магический голос Трис ясно прозвучал в сознании Сэндри, как если бы рыжая кричала прямо ей в ухо: «Забавной! Он называет огонь забавным! Почему бы не поджечь ему хвост, может он и это сочтёт забавным!»

Сэндри покачала головой, хотя она не могла не признать, что её ворчливая подруга была права.

Яррун пошёл наружу. Нико встал, и последовал за ним, поманив Сэндри. Мимолётный взгляд на Фростпайна, Ларк и Розторн подозвал посвящённых к нему; Браяр, Даджа и Трис побежали следом.

Проходя позади кресла Инулии, Сэндри услышала, как леди сказала Герцогу:

- Это незначительное происшествие, интересное лишь собратьям по ремеслу Ярруна. Я подумала, что мы могли бы посидеть в одной из внутренних комнат. Некоторые из моих леди — весьма искусные музыкантши.

«Яррун и впрямь настолько хорош, что она не ждёт проблем?» - подумала Сэндри, присоединяясь к своим друзьям, следовавшим за взрослыми магами. «Или ей просто плевать на деревню?»

Яррун вышел из замка, и поспешно пересёк внутренний двор. На пол-пути его догнала девочка, передав ему кожаную сумку. Яррун принял её, и продолжил идти, пока они не достигли одной из широких башен, обрамлявших главные ворота. Там его догнал Нико, и пошёл рядом с ним, тихо разговаривая, когда они вошли в башню. Винтовая лестница привела их на верхние этажи, и к открывавшейся на стену двери.

Поскольку у замка были толстые стены, лежавший за её зубцами помост был широким, и через каждые сто футов стоял стражник. Оттуда спутники Ярруна могли видеть оранжевое свечение на севере.

Как в стенах Спирального Круга, здесь были глубокие бойницы. Яррун и его гости расположились в них, чтобы полностью видеть тёмную в ночи землю внизу, скопище окружённых бревенчатой стеной домов, и пожар. Он был таким, как и сказал мальчик. Один из домов горел полностью, в то время как соломенная крыша соседнего дома пылала. За ними загорелся сарай, на обоих этажах. От стены сарай отделяли широкие сады. Они были наполовину сожжены, жадное пламя выискивало на них остатки урожая. Все отошли назад, чтобы видеть, как с этим справится Яррун.

Он повернулся к Нико, и далёкое пламя отражалось в его глазах:

- Правила вежливости нашего ремесла требуют, чтобы я сначала предложил тебе погасить пламя.

Даджа нахмурилась. В голосе Ярруна была колкость, которая ей не нравилась.

- Я не могу, - тихо сказал Нико.

- В самом деле? Ты же такой знаменитый, что можно было бы подумать, что погасить простой деревенский пожар было бы для тебя легко. Ты уверен … ? - спросил Яррун, подняв бровь.

Весьма уверен, - холодно ответил Нико.

Огненный маг открыл свою кожаную сумку, и пошарил в ней:

- Тогда, если позволишь, - сказал он, вытягивая из неё сжатую ладонь. Подойдя к бойнице, он вскинул в воздух облако какого-то порошка. Облако медленно полетело прочь от стены.

Выводя в воздухе пальцем знаки, Яррун начал говорить на языке, который не был знаком детям. Его порошок в воздухе засверкал, и устремился к деревне внизу. Голос Ярруна поднялся, пока он не прокричал последние три слова, заставив Ларк закрыть уши.

Огонь в деревне — на домах, сарае и в садах — потух. Глазу не попадалось ни одного светящегося уголька. Яррун привалился к стене. Никто из наблюдавших за ним не чувствовал желания говорить, но снизу до них донеслись далёкие возгласы радости.

Наконец огненный маг выпрямился. Он провёл дрожащей рукой по покрытому потом лицу. Даджа подумала, что его карие глаза стали ещё крупнее и влажнее. Его покровительственная улыбка казалась полу-безумной.

- Ты был беспомощен, Никларэн Голдай! - хрипло прокаркал он. - Ты, член правления университета, знаменитый на всё Море Камней! Но я сделал это. Огонь подчинился мне.

Нико спокойно встретил его взгляд:

- Тебя следует поздравить.

Яррун вздохнул:

- Я лишь служу леди Золотого Кряжа, - он потёр глаза. - Мне лучше задержаться, чтобы убедиться, что ни в чьей соломе не осталось очагов возгорания. Это проще делать днём, когда я могу видеть дым.

- Я не понимаю, - сказал Браяр. - Ночью же огонь лучше видно.

Губы Ярруна дёрнулись в фальшивой улыбке:

- К тому времени, как я вижу пламя, строение как правило обречено. Дым — самый ранний признак огня. Но пожалуйста, не задерживайтесь из-за меня, - он потёр ладони. - Ночь становится прохладнее.

Их попросили уйти, и все это поняли. Браяр ворчал в пол-голоса, возмущённый отношением Ярруна. Сэндри потянула его следом, когда они пошли за учителями внутрь башни.

- Он не спросил тебя, можешь ли ты потушить его, - пробормотала Фростпайну Ларк, когда они начали спускаться.

- Не могу, только не на таком расстоянии, - ответил Фростпайн. - Мы, кузнецы, любим иметь огонь вблизи, - он оглянулся на Даджу, и подмигнул; та улыбнулась.

- Нико, что с ним такое? - спросила Ларк. - Он был не очень-то вежлив.

- Я уже видел такое, - устало сказал Нико. - Некоторые получают славу вне зависимости от того, заслуживают они её, или нет. Другие, считающие, что они должны быть знамениты, трудятся в безвестности. Это … Розторн?

Розторн остановилась, не доходя до выхода с нижнего этажа.

- Я потом к вам присоединюсь. Мне нужно с ним поговорить, - собрав полы своего одеяния в одну из рук, она снова начала подниматься по лестнице. Четверо юных особ отошли в сторону, пропуская её.

- Эти университетские маги, - сказала Ларк, когда они с Нико и Фростпайном вышли из башни. - Как ты выдерживаешь общение с ними?

- Я это делаю как можно меньше, - услышали четверо ответ Нико, когда дверь захлопнулась. Они всё ещё были в башне. В лестничном колодце было слышно эхо от поспешно поднимавшейся Розторн, и скрип открытой ею верхней двери.

Сэндри открыла дверь во внутренний двор, и выглянула наружу. Нико, Фростпайн и Ларк уже пересекли двор наполовину, разговаривая, сведя головы вместе. Они похоже забыли о своих учениках.

- Интересно, что Розторн собирается ему сказать? - пробормотал Браяр. - У неё было то самое выражение лица.

- Какое выражение? - тихо спросила Даджа.

- Которое означает, что она видела, как ты совершил что-то очень глупое, и она собирается отодрать тебя за уши, - сухо ответил он.

Сэндри оглянулась на своих друзей. Она всё ещё держала дверь открытой.

Даджа покачала головой. Сэндри осторожно закрыла дверь.

Не говоря ни слова, все четверо начали подниматься по лестнице. Они старались ступать внешними сторонами стоп, чтобы шуметь как можно меньше. Когда они достигли верхней ступени, Браяр проскользнул вперёд. Мягко, стараясь не производить ни единого звука, он чуть-чуть приоткрыл открывавшуюся на стену дверь.

Голос Розторн проплыл внутрь вместе с дуновением ветра:

- … сказал мне, что лесных пожаров не было …

- Тридцать лет, - перебил Яррун, его голос звучал так же ясно, как если бы он был внутри башни. - Мы с отцом тяжело работали над этим. Одно дело — пожары на полях. По крайней мере они заканчиваются быстро, и они обновляют почву. Лесные же пожары были невозможны — они дорого стоили фа Джузонам и людям на их попечении. Мы с отцом запретили их.

- «Запретили их», - бесстрастно повторила Розторн.

«О-оу», - произнёс через магию Браяр. «Я думаю, сейчас начнётся самое интересное».

Розторн понизила голос. Ветер ухватился за большие родовые знамёна, висевшие над воротами замка, заставляя их громко хлопать.

«Трис» - пробормотала Сэндри, - «исправь».

Рыжая ухватила горсть воздуха, протекавшего через щель; Браяр разветвил его, чтобы не дать двери захлопнуться. Даджа схватилась за одну из блестевших серебром ветвей, и вытянула её в проволоку, толкая её себе за спину, чтобы та продолжала дуть вниз по лестнице. Поток воздуха усилился, по мере того как Трис втягивала через дверь всё больше внешнего воздуха. Даджа скрестила пальцы, надеясь что Розторн — которая часто раскусывала их уловки — не заметит устойчивый ветерок, дувший мимо её лица в сторону башни.

- Знаешь ли ты, почему в лесах и полях случаются пожары? - Розторн снова было чётко слышно, хотя она и старалась говорить тихо. - Тебе не приходило в голову, что они могут быть необходимы?

- Огонь служит человечеству, моя дорогая юная женщина, - холодно ответил Яррун. - Помимо этого, он является симптомом хаоса, беспорядка. Разрушения.

- Не надо мне покровительствовать. Я тебе никакая не «моя дорогая».

«Люблю, когда она злится», - сказал своим друзьям Браяр. Их ухмылки были такие же озорные, как и у него. Они хороша знали колкости Розторн, и уважали их. Всегда было приятно слышать, как кто-то навлекает на себя её гнев.

- Не обращайся ко мне таким тоном. Если не можешь сказать ничего конструктивного …

- Сделай-ка для меня один вывод, университетский маг …

- Вы, типы из Живого Круга, все одинаковы. Нет никакого порядка; только инстинкт, течения, и движение без смысла и структуры. Вы просто хотите избежать учёбы и исследований...

- Ты сам сказал: сгоревшая трава обновляет почву. Всё вырастает обратно лучше, чем было до пожара, не так ли? А тебе или твоему отцу не приходило в голову, что лесам нужны пожары по той же причине?

- Я провёл весь день в седле не для того чтобы выслушивать нотации в виде религиозных песнопений!

Эта долина — ловушка, - голос Розторн был натянут от гнева. Она глубоко вздохнула. - Пожары — маленькие, быстро стихающие — очищают землю от плодокорма.

«Плодокорм?» - беззвучно спросила остальных Даджа.

«Мусор», - ответил Браяр. «Отпавшая кора, побеги, листья и орехи».

Розторн продолжала:

- Обычно дюйм или два этого мусора быстро сгорают. Кора взрослых деревьев достаточно толстая, чтобы отделаться лишь небольшими ожогами. Но сейчас? После тридцати лет без пожаров? Плодокорм в большинстве мест по крайней мере в фут толщиной. Обычно он достаточно влажный, чтобы не загореться, но у вас было три года засухи. Он сухой как трут, ваши молодые деревья достаточно высоки, чтобы пожар с их крон перекинулся на незащищённые кроны больших деревьев, и все полагают, что ты можешь остановить такой пожар.

- Я могу.

- А если нет?

- У меня ещё не было неудач, Посвящённая Розторн. Я очень хорош в своём деле.

- Ты был хорош в подавлении очагов возгорания и в отведении ударов молний. А сейчас ты взращиваешь огненную бурю. Её не так просто будет остановить.

- А я думаю, ты недооцениваешь мою силу!

- Поговори с одной из моих учениц о том, что бывает с теми, кто встаёт на пути у стихии. Она выжила, чтобы рассказать об этом, но её жизнь была на волоске.

Ребёнок

Крепкие пальца ухватили Трис за ухо. Нико подкрался к ним сзади, и он не выглядел довольным.

- Хватит, - прошептал он. - Я хочу, чтобы дверь закрылась, и чтобы потом вы четверо пошли со мной.

Трис отпустила воздушную ветку. Браяр призвал дерево двери соединиться с деревом дверного косяка, пока та не закрылась. Не отпуская ухо Трис, Нико повёл их из башни, и дальше, в их комнаты. Когда они вошли, Медвежонок вскочил, залаяв.

Нико усадил Трис на стул.

- Садитесь, - сказал он остальным трём.

Рядом с Трис стоял диван, на котором они уместились. Усевшись, они покорно сложили руки у себя на коленях. Нико хмуро глянул на Медвежонка, и тот убежал в одну из спален.

Мужчина начал ходить из стороны в сторону, засунув руки в карманы, сведя тяжёлые брови в таком хмуром выражении, какого они никогда не видели на его лице. Его губы были плотно сомкнуты, морщины вокруг них глубоко залегли.

- Это я виноват, - на конец сказал он. - У меня никогда не было раньше таких молодых учеников. Мне просто не приходило в голову, что вы можете не понимать обычаи и здравый смысл, которые сопровождают магическое ремесло, - он остановился, глядя на на четверых.

- Признаюсь, если бы я не был так заинтересован в том, как объединяются ваши силы, я бы гораздо раньше вас приструнил, - продолжил он. - Я определённо знал, что вы и прежде подслушивали разговоры, не предназначенные для ваших ушей.

Трис уставилась на свои закрытые синим хлопком колени.

- Магия — не игрушка, - продолжил Нико. - Её не следует использовать мимоходом. Она ценна. Она не для того, чтобы идти в обход старших. Не думаю, что до этой поездки я осознавал, насколько часто вы к ней прибегаете, когда можно было бы так же просто сделать что-то обычным образом. Вы настолько сильны, что так и не усвоили, что вы не можете, не можете разбрасываться магией как водой. Что придёт день, когда вам понадобится каждый глоток магии в вашем распоряжении, а вы потратили бы его, чтобы подслушивать, играть, или делать скучную работу.

Она откинул упавшие на лицо волосы.

- С этого момента вам запрещено использовать магию без надзора одного из учителей. Я серьёзно. Если я начну подозревать, что вы использовали силу без разрешения, я увижу это в вас — вы же знаете, что я это могу — и вам же будет хуже.

Он обвёл их взглядом. Никто из них не поднял взор.

- Это бездумное применение магии прекратится немедленно. А теперь — спать. Я в вас весьма разочарован.

Глава 4

На следующий день замковый ковочный кузнец с радостью одолжил Дадже свою переносную кузницу. Девочка была бы не против поработать для него над подковами, но у того уже был ученик, а кузница была маленькой, и лишнего места в ней не было. Вместо этого Фростпайн устроил Даджу в редко используемом дворе между замковой цитаделью и внешней стеной. Пока Браяр, Трис и Сэндри носили туда корзины с углём из запасов ковочного кузнеца, Фростпайн дал Дадже свежую связку железных прутьев, и оставил её делать гвозди.

Вчерашнюю связку железных прутьев она прислонила к стене, рядом со своим посохом. Железная лоза за ночь отрастила листья, в то время как формировавшие её ствол прутья делались тоньше и тоньше. Медвежонок свернулся рядом с ней, и устроился подремать. Скворец Трис по Крик, позавтракав кусочком булки и несколькими насекомыми, уселся на одной из железных веток лозы, и щебетал пролетавшим мимо местным скворцам.

Кладя свою корзину с углем рядом с остальными, Браяр вздохнул с облегчением. Посмотрев на лозу, он сказал:

- Я думаю, тебе нужно посадить её в богатую металлом почву, чтобы она росла. Ей же нужно откуда-то брать новый металл.

- Я просто хочу держать её в хорошем состоянии, пока я за неё не выжму из Десятого Каравана Идарам все деньги, какие могу, до последнего медяка, - ответила Даджа. Вытащив раскалённый прут из огня, она вложила его в гвоздильню. - После этого она может хоть увянуть, - она раздражённо надавила на прут, отломив его.

- Она злая, да? - спросил Браяр лозу, пробегая пальцами по её стволу. - Она просто не ценит твою красоту. Она привыкла к тому, что железо — мёртвое.

- Железо не мёртвое! - возразила Даджа. Удар молотка придал гвоздю шляпку; другой удар выбил готовый гвоздь из гвоздильни в ведро с водой. - Просто оно не такое, как растения!

Звук неуклюжих шагов заставил всех повернуться. Это Торговка, Польям, проходила через открывавшуюся на внутренний двор арку. У всех отвисли челюсти. По пробору в её волосах, через центр скальпа, была какой-то яркой жёлтой краской проведена линия; она оканчивалась каплей на её лбу. Её единственный зрячий глаз был обведён тем же цветом; как были и её рот, ноздри и оба уха, со шрамами и без. Её шея, запястья и голени обвивали цепочки, украшенные маленькими деревянными талисманами. На каждом талисмане был жёлтым цветом начерчен странный узор. Жёлтая нить была обёрнута вокруг навершия её посоха; ещё одна привязывала штанину к деревянной ноге. Даже ногти на пальцах ног и рук были покрашены в жёлтый. Цвет казался светящимся, даже на неровностях её покрытого шрамами лица, и в тени её разбитого глаза.

- С тобой-то что произошло? - спросил Браяр.

- Да защитит меня Торговец Кома, - прошептала Даджа, забыв, что только что обхватила пальцами прут, всё ещё нагревавшийся на огне. - Ты — кунсу́́анэн, - она слышала о церемонии ку́нсуа, о её применении и цели. Однако никогда прежде не видела её в действии — хотя сразу узнала, увидев её результат.

- А ты называешь этот оттенок жёлтого? - осведомилась Сэндри. - Он такой яркий.

На секунду Польям уставилась на неё, как будто не веря тому, что девочка спросила, затем поморщилась:

- Я называю его «жёлтый», - она посмотрела на Даджу. - Теперь ты довольна? - потребовала она. - Теперь я могу говорить с тобой. Я могу заключать с тобой сделку. Я могу даже торговаться с тобой. И я ни за что никогда не наберу достаточно зо́кина, чтобы стереть это из книг каравана.

- Не понимаю, - сказал Браяр. - Что такое «ку-су» … Что такое зокин? И то, другое слово?

Польям посмотрела в сторону. Очевидно, что она не собиралась объяснять.

- Я никогда не слышала про это «ку-су», - отметила Сэндри, - но зокин — это кредит на твоём имени в книгах твоего народа. Пириси — моя бывшая няня — была Торговкой, - объяснила она Польям. - Пириси сказала, что есть два вида зокина. Один является твоими денежными сбережениями, твоей долей в прибыли корабля …

- Или каравана, - добавила Даджа.

Сэндри улыбнулась ей.

- … или каравана. Второй — это … ну … честь, или собственная репутация. Ты его имела ввиду?

Польям уставилась на неё:

- Это неправильно, когда как так много знает о наших обычаях.

- Она — не как, - категорично заявила Даджа, глядя на женщину. - Она — моя саати, - это слово означало друга не-Торговца, близкого как родственники. - А также Браяр, Трис — и наши учителя.

- Что касается кунсуанэнкун-су-а-нэн, - медленно повторила Даджа для своих друзей, - то это, я не знаю, она была очищена, - ей было немножко жаль Польям. Торговку практически окрестили носительницей чумы, дав полномочия для совершения сделки с трэнгши. - Вся эта краска, руны и талисманы нужны, чтобы не дать моей неудаче трэнгши пристать к ней. Когда они уедут, она будет следовать за караваном десять дней, омываясь в каждом ручье, озере и реке, которые они найдут. Мимэндэры будут молиться о ней, и совершать ритуальные очищения …

- Как они и делали этой ночью, - отрезала Польям. Она прохромала к железной лозе, чтобы получше её рассмотреть. - Так что давай заключим сделку, и покончим с этим. Золотая маджа и два золотых астрела, это последняя цена, трэнгши.

Это слово прозвучало как пощёчина. «Можно было подумать, что статус кунсуанэн умастил бы её», - подумала Даджа, задохнувшись от гнева. «Как же!»

В кузнице взревело пламя, приняв вид колонны почти в пять футов высотой.

- Трис! - закричали хором Браяр, Сэндри и Даджа. Крик, чистивший пёрышки, испустил несколько режущих уши трелей.

Трис закрыла глаза, и сделала несколько глубоких вдохов. Огонь опустился до прежнего уровня. Даджа пошла посмотреть, как его перенесли её железные прутья. Те стали бесполезны — если бы она сделала теперь из них гвозди, те бы, остыв, раскололись от первого же удара молотка.

- Знаешь, может мы и каки, но по крайней мере у нас хорошие манеры, - огрызнулась Трис, бросая гневные взгляды на Польям. - А твои не мешало бы отточить.

- Я — уирок, - ответила Польям, бросая ей ответный взгляд. - Я только трачу деньги — среди лугшей, это значит «ремесленники» ..

- Это слово я знаю, - ответила Трис.

- … и каков, - закончила Польям. - Мне не нужны манеры, только полномочия.

Даджа уставилась на Польям, думая, что она была дурой, если считала, что возможность говорить лицом к лицу с каким-нибудь Торговцем что-то значила. Глупо было думать, что её изгнание из мира, в котором она прожила большую часть своей жизни, станет причинять меньше страданий, если она сумеет притвориться, что является Торговкой, на час или два.

Она уже собиралась сказать Польям, чтоб та забирала железную лозу, и оставила свои деньги себе, когда Сэндри встала, выдав свою самую высокомерную улыбку типа «юная дворянка», и отряхнула юбки. Она сказала:

- Не считая манер, которых следовало бы придерживаться при обращении к другому Торговцу, …

Трэнгши, - прошипела Польям.

Сэндри проигнорировала это:

- … ты похоже забыла обычаи, - продолжила она. - Я не вижу ни одной из вещей, обязательных для торга за такой бесценный товар. Где еда, где чай? Уверена, Даджа поймёт, если не будет музыкантов, учитывая наше окружение. Если бы мы были в Саммерси, конечно, то тебе понадобились бы как минимум флейтист и игрок на цитре.

- Подушки, - вставил заинтересовавшийся Браяр. - Тебе нужны правильные подушки, чтобы сидеть на них. И один из этих маленьких деревянных столов.

Теперь улыбалась даже Трис:

- Какой-нибудь подарок, как знак уважения, - добавила она. - Дома, в Капчене, чем крупнее была сделка, тем важнее был подарок.

Польям посмотрела на Даджу. Та была удивлена не меньше Торговки, но быстро скрыла удивление, пожав плечами. В тот момент Даджа подумала, что с радостью умрёт за любого из своих троих друзей, которые пришли на её защиту, хотя их и не просили об этом.

- Жаль, что ты вся покрасилась в жёлтый совершенно зря, - сказал Браяр, пока Трис клала в огонь ещё железных прутьев.

- Возвращайся, когда будешь готова вести дела, - Сэндри сказала Польям, задрав перед ней нос.

«Когда-нибудь надо будет заставить её научить меня этому трюку», - подумала Даджа, наблюдая за нерешительностью на лице Польям. «Никто бы не подумал, но она умеет становиться полной дворянкой в мгновение ока».

Не сказав ни слова, Польям развернулась, и покинула двор.

Сэндри хмуро посмотрела на Даджу:

- Не позволяй им топтать себя, - строго приказала она. - Ты больше не одна из них, так что отстаивай своё собственное положение. Если они сейчас смогут помыкать тобой, то будут это делать и в будущем, а тебе будет плохо.

И они попытаются обжулить тебя при покупке, - добавила Трис, остававшаяся купеческой дочкой до мозга костей.

- Если ты не позволяешь нам тебя третировать, то и им не давай, - добавил Браяр, отрабатывая стойку на руках. - Мы тебя ценим такой, какая ты есть, а они не ценят вообще.

Даджа вздохнула:

- Не знаю, кто меня больше сбивает с толку, - наконец сказала она своим друзьям. - Вы или они.

- Вздор, - ответила Трис, мягко качая мехи, поскольку ей нельзя было использовать магию для подачи в огонь воздуха. - Мы дело говорим.

- Именно это меня и смущает.

- Сюда, - сказала Розторн шедшему след за ней слуге. Она вошла во двор, неся корзину, наполненную заострёнными листьями с колючими краями. За ней шагали замковые слуги, нагруженные разнообразными банками, чашами, ножами, черпаками, свёртками, горшками и переносной плитой. Замыкала шествие пара лакеев, нёсших длинный рабочий стол.

Браяр поморщился:

- Ну-у-у, Розторн, - заныл он.

Стол был поставлен в выложенную плитами часть двора, всё остальное было вывалено на него. Из корзин были вытащены одинаковые синие банки, которые затем были выстроены в ряд на столе: их было восемь, абсолютно одинаковых, с восковыми печатями со шнуром.

- Не нукай - не запряг, - сказала Розторн, ставя корзины с листьями рядом со столом. - После вчерашнего происшествия я не подпущу тебя к шафрану, но ты всё ещё можешь быть полезным. В этих банках, - она указала на синие сосуды, - содержится та же самая смесь алоэ и масла, которую мы делаем дома. Тебе надо начать делать из неё мазь для ожогов. Воск у тебя есть, - она похлопала по стопке завёрнутых в бумагу брикетов, - марля для процеживания жидкости, и горшки для её нагрева, чтобы смешать с воском. Скоро кто-нибудь принесёт сосуды для готовой мази, - она закинула бугристую сумку с ремнём себе на плечо. - Ты знаешь пропорции воска и масла, или по крайней мере должен знать.

- Знаю, - ответил Браяр, и вздохнул. - После того, как мы избавились от пиратов этим летом, мы готовили этой дряни так много, что я даже во сне её видел, - его руки, предавая деланную угрюмость в его лице, голосе и поникших плечах, ломали печати на синих сосудах.

- Тогда забавляйся с мазью. Однако прежде чем начать, покажи Трис, как резать листья алоэ. По ходу дела поставишь новую партию отмокать в масле.

- Лоно Урды! - воскликнул мальчик. - Да сколько же тебе её нужно? Ты хочешь в ней утонуть?

Острые глаза Розторн поймали его взгляд:

- Мне сказали, что ты слышал, что было сказано прошлой ночью, - Браяр скромно улыбнулся. - Тогда ты знаешь, чего я ожидаю, - продолжила она, её губы весело подрагивали. - Посмотри на это так: может быть, если ты будешь хлопотать над мазь., то никакого пожара не случится. А теперь — за работу, - махнув рукой, она покинула их. Проходя через арку, она разминулась со слугой, толкавшим заполненную банками тачку.

- А что если я не желаю резать листья алоэ? - негромко спросила Трис.

Из арки донёсся голос Розторн:

- Спроси меня, где я видала твои желания.

- Зачем? - проворчала Трис. Она ещё несколько раз мягко качнула мехи, чтобы поддержать огонь Даджи. - Как будто я не знаю ответа, - взяв нож, она спросила Браяра: - Так как мне это делать?

Она только начала вырезать кусочки изумрудно-зелёной мякоти из сердцевины каждого листа, когда пришла Ларк. В одной руке она несла корзину, в другой — гладкие деревянные палки. Сэндри поспешила к ней, чтобы взять корзину.

- Если хотите попрактиковаться в магии, то я разрешаю, - сказала Ларк троим молодым людям. - Мы будем работать здесь весь день, - все без лишних разговоров занялись своими делами.

Прервало их лишь появление постороннего.

- Посвящённая Ларк, это ведь не подобающая работа для Леди Сэндрилин, - Яррун Файртэймер стоял в проходе под аркой, на его губах застыла недружелюбная тонкая улыбка. Его выглядевшие влажными глаза были прикованы к Сэндри, которая на коленях ползала между тремя кольями, которые они с Ларк вогнали в землю. Двигаясь между ними, она разворачивала крепкую нить из клубка шёлковой пряжи. Сначала она сделала из неё восьмёрку между двумя близкими друг к другу кольями. Затем вытянула её к дальнему колу. Так она и ползала, подоткнув юбки, пачкая колени в грязи. Её брошенные туфли и чулки лежали под рабочим столом Браяра.

- Вы бы удивились, какую работу мне приходится делать, Мастер Файртэймер, - мрачно сказала ему Сэндри.

- Моя дорогая, ты — фа Торэн, - он вытянул свои губы ещё шире, открывая взору бесцветные зубы. - Тебе следует заниматься тонкой вышивкой, а не … тканием.

Ларк, которая пришивала друг к другу концы двух широких полос ткани, подняла на Ярруна взгляд:

- Вы говорите это слово, как если бы оно было грязным, Мастер Файртэймер. Но если я не ошибаюсь, носимая вами изящная накидка была соткана — как и всё, что вы носите, исключая сапоги.

Яррун погладил свою накидку — синюю, из переливающегося шёлка с цветной вышивкой на оторочке — и остановился, как если бы Ларк подловила его на чём-то. Его глаза скользнули прочь от неё, и остановились на Браяре и Трис. Он уставился на них, и его щёки начали покрываться красными пятнами. Браяр процеживал куски алоэ из масла. Его внимание было полностью поглощено этой задачей, пока он осторожно переливал содержимое банки в горшок через натянутую поперёк него марлю.

Трис заметила, что Яррун недовольно смотрит на них, и бросила ему ответный взгляд.

- Чего вам? - потребовала она.

- Да из этого можно приготовить мазь от ожогов для целой армии! - сорвался он.

Браяр отложил банку, и обернул марлю вокруг кусков алоэ, выжимая из них последние капли масла. Только закончив с этим, он поднял взгляд на Ярруна:

- Посвящённая Розторн думает, что оно может пригодиться, - в его серо‑зелёных глазах плясали озорные искорки. - Что касается меня, то я по опыту знаю, что она почти всегда права.

- Уверен, у тебя обширный опыт, мальчик — несомненно, что я, с моими тридцатью годами в качестве мага и десятью годами обучения до того, и надеяться не могу сравниться с тобой, - голос Ярруна дрожал от гнева. - Ты — и твоя учительница — впустую тратите своё время! - и он гордо покинул двор.

- Местные очень хорошего о себе мнения, - пробормотала Даджа, отламывая гвоздь.

- Мы это поправим, - отметил Браяр.

- Розторн вполне способна сама о себе позаботиться, - напомнила им Ларк. - Сэндри, постой. Ты натягиваешь слишком сильно, - подойдя к девочке, она объяснила, что та натянула слишком туго, заставив колья, на которых была натянута нить, наклониться внутрь. Сэндри кивнула, затем взяла колотушку, и выпрямила колья. Если бы Ларк не заметила её ошибки, она бы в конце получила ткань, которая была вверху у́же, чем внизу.

Даджа подошла к мехам, и несколько раз мягко качнула их, наблюдая за взвившимися в воздух огненными прядями. Они свились в прямой ствол, затем разошлись во все стороны ветвями, как вчерашняя железная лоза.

Они взывали к ней. Протянув руку практически к самым углям, она ухватила между большим и указательным пальцами правой руки щепоть синей сердцевины пламени. Она равномерно потянула её вверх, как-бы вытягивая тонкую проволоку. Примерно в дюйме над точкой, в которой огонь начинал ветвиться, она стала переплетать синий огонь между оранжевыми ветвями. Это был узор, который Сэндри ткала в течение лета сотни раз, и Даджа делала то же самое, когда изготовляла проволочную сеть. Достигнув самой левой ветви, она повернула, и начала переплетать в обратном направлении. Внутри она чувствовала себя спокойной и ясной, гладкой подобно морю в самый полный штиль. Такое обращение с огнём имело смысл. Синий смешивался с оранжевым в точках пересечения, создавая маленькую зелёную точку, как сердце пламени от свечи.

Даджа ходила взад-вперёд, вытягивая синюю огненную нить, мягко проводя её между оранжевыми прядями. Наконец она уже не могла больше ткать. Она достигла концов оранжевых веток. Хотя она могла вытянуть их выше, и соткать ещё, она чувствовала себе немного странно — голова кружилась, а глаза были горячие и сухие. Указательным и большим пальцами левой руки она сжала свободный конец огня с горизонтальной синей прядью, пока они не слились воедино. В отличие от её вчерашней огненной сетки, эта была соткана плотнее, зазоры между прядями по ширине были меньше её мизинца. Яркость квадрата слепила глаза. Пошарив у его основания, она нащупала его стебель, и отщипнула его. Огненное плетение осталось лежать у неё в руках.

Как только оно легло на её ладони, она осознала, что ей нужно положить его. Оно было слишком горячим, да и слишком ярким тоже. Вздохнув с сожалением, она положила его на огонь.

Огонь погас. Плетение пылало поверх остывших углей.

- Что ты сделала? - потрясённо прошептал Браяр. Он, Ларк и две другие девочки наблюдали за Даджей со всех сторон.

Она глянула на него:

- Почему ты всё время задаёшь трудные вопросы?

Тот улыбнулся:

- Рано или поздно ты смеешь ответить хотя бы на один.

Улыбнувшись, Даджа пихнула его.

Трис нагнулась опасно близко к сотканному огню, её нос был буквально в нескольких дюймах от него, а глаза сощурились до состояния узких щёлочек:

- Почему погонь погас? - жалобно произнесла она. У неё начали слезиться глаза. - Ты положила эту штуку на огонь, и он погас, но почему? Магия?

- Огню нужен воздух, чтобы гореть, - сказал Нико, подходя к горну.

С ним был Яррун. Все разошлись, чтобы пропустить мужчин, которые начали осматривать светящийся квадрат.

- Я полагаю, что твоё плетение … это плетение? - Нико посмотрел на Даджу, та кивнула. - Твоё плетение похоже не даёт воздуху достигнуть углей, - он протянул руку, чтобы дотронуться до него, но остановился на расстоянии фута. Поморщившись, он убрал руку. - Как оно получилось?

- Я не знаю, - прошептала Даджа, протянув над квадратом руку. Его жар давил на кожу её ладони. - Просто в последнее время мне кажется, что огонь хочет, чтобы я с ним делала всякие вещи. Он хочет, чтобы я придавала ему форму. И я следую его желаниям.

- Однако это не просто огонь сам по себе, - указал Нико. - Он похоже горит, но не требует топлива. Я подозреваю, что ему и воздуха не нужно, в отличие от нормального огня. Он прищурился, глядя на плетение, и все четверо поняли, что он изучал создание Даджи своей собственной силой. - Оно похоже питается магией, не уничтожая её.

Яррун, до того бывший бледным, начал покрываться пятнами свекольно‑красного цвета:

- Это … это Великий Квадрат Короля Зухаяра Великолепного. Великий Квадрат, но … его нельзя сделать из огня или из чистой магии. Чернила, металлы, выгравированные в стекле … это я видел, но … - он похоже с трудом дышал. - Где твои защитные круги? Или руны? Как ты можешь творить магию, если нет никаких рун, чтобы ограничивать эффекты, или направлять силу подъёма? Никларэн Голдай, этому ты их учишь? Магия без направления, без корректных процедур … как она вообще способна существовать?

Ларк настойчиво подвела Ярруна к скамейке, и усадила его:

- Возьмите себя в руки, - приказала она, сверкая глазами. - И прекратите так орать. Вы не очень хорошо выглядите. Когда вы в последний раз были у какого-нибудь лекаря?

- Мне не нужен лекарь! - воскликнул он. - Мне нужны объяснения! Это ... это — не магия! - трясущейся рукой он указал на кузнечный горн. - Я не знаю, что это, но даже вы, маги Живого Круга, понимаете, что есть правильный способ делать вещи, и Великий Квадрат из огня ему не соответствует!

- Он всегда так легко возбуждается? - спросил Браяр Нико, который продолжал изучать творение Даджи.

- Он ведёт себя так, будто вся магия — это только правила, - добавила Даджа, бросая на Ярруна гневный взгляд. Ларк намочила платок, и прикладывала его ко лбу мужчины. Яррун откинулся назад, прислонившись к стене у себя за спиной, и закрыл глаза. Его грудь продолжала тяжело вздыматься; они могли видеть, что он что-то быстро говорил, но по крайней мере он понизил голос.

- Магия — такая вещь, - сказал Нико, поглаживая свои пышные усы. - Она означает разное для разных людей. Говоришь, огонь хочет, чтобы ты придавала ему форму?

Даджа кивнула.

- А что это за Великий Квадрат, о котором он говорит? - поинтересовалась Трис.

- Это талисман, - сказал Нико. - Его обычно используют, чтобы притягивать удачу, мудрость, и тому подобное.

- Голдай! Ты что, учишь их на глазок? - завизжал Яррун.

Нико обернулся.

- Их магия не следует никаким образовательным направлениям, и ни одному из шаблонов, описанных в Энциклопедии Мудрости, - едко сказал он. - Я чувствую, что сейчас зубрёжка рун, защитных ритуалов и формул лишь ограничит рост их силы.

- Конечно она ограничит их! - закричал Яррун, вскакивая на ноги. Платок Ларк упал в грязь. - Без порядка в их обучении, как их будут тестировать? Как оценивать, как лицензировать? Как они будут преподавать? Даже маги Живого Круга проходят по соответствующим требованиям для получения статуса подмастерья, а потом и адепта!

Ларк толкнула Ярруна обратно на скамейку, и встала прямо перед ним, огородив его от остальных:

Хватит, - твёрдо заявила она. Понизив голос, она продолжила говорить с ним.

- Не давайте ему огорчать себя, - тихо сказал Нико четвёрке. - Он старый, и он боится.

Ты не моложе его, но ты же нас не боишься, - указал Браяр.

Нико бросил в него взгляд:

- Ну, спасибо на добром слове, - ядовито ответил он.

- Да я не имел ничего такого, - возразил Браяр. - Ничего плохого, по крайней мере.

С трудом встав, Яррун оттолкнул Ларк с дороги, и тяжело зашагал к Нико:

- Я начинаю думать, что истории, которые я слышал в течение последней пары месяцев из Саммерси, правдивы! - воскликнул он. - Если эти четверо растут без надзора, то неудивительно, что они устроили землетрясение!

- Это неправда! - воскликнула Сэндри, сжав кулаки.

Яррун хмуро глянул на неё:

- Я сомневаюсь, что вы устроили настоящее землетрясение — только не четверо детей, - с нажимом сказал он. - Легковерные люди очевидно сделали из мухи слона, по мере продвижения этой истории на север. Но совершенно ясно, что вы вышли из-под контроля …

Нико метнулся к Ярруну, и обвил тонкой рукой его за плечи:

- Я понятия не имел, что достигшие Золотого Кряжа вести такие волнующие, - спокойно сказал он, ведя Ярруна за собой. - Давай найдём какое-нибудь тихое местечко, и я изложу тебе все обстоятельства этого дела.

Ларк была раздражена, что на памяти её подопечных случалось всего несколько раз:

- Не обращайте на него внимания, - твёрдо сказала она им, как только Нико увёл его. - Он думает, что весь мир должен быть составлен так, как он ожидает. Благодарение небесам, что Нико выбрался из университета раньше, чем они сумели сделать его таким же.

Все без лишних разговоров вернулись к работе — Яррун всех выбил из колеи. Обнаружив, что её сетка нагревала прутья не хуже огня, Даджа продолжила использовать её: как минимум, она не добавляла дыма в и без того уже дымный воздух. Браяр закончил отцеживать алоэ из масла, и начал нагревать масло и воск, чтобы смешать их. Трис перерабатывала содержимое корзины с листьями алоэ, вырезая из них влажные сердцевины. Сэндри закончила наматывать нить на колья. Они с Ларк только успели перемотать нити на различные длинные палки, которые будут служить ей в качестве переносного ткацкого станка, когда замковые слуги принесли им полдник.

Глава 5

Полдник сильно отличался от вчерашнего шикарного ужина: твёрдый сыр, холодные сосиски, хлеб и пахта.

- Нет смысла жаловаться мне, - объявил принёсший его слуга, хотя никто не сказал ни слова. - Мы все так едим, хотя её Светлость пообедала бы лучше, если бы присоединилась к миледи и другим дворянам в малом обеденном зале.

Сэндри покачала головой, и улыбнулась:

- Я поем с моими друзьями, спасибо. Если спросит, скажи её Светлости, что ты не смог меня найти.

На губах мужчины мелькнул намёк на улыбку. Он поклонился Сэндри, и оставил их наедине с едой.

Ненавижу пахту, - пожаловалась Трис, когда он ушёл. - И у местной воды ужасный вкус.

- Хлеб чёрствый, - добавила Даджа.

- Так питаются в засуху, - сказала Ларк. - Они сберегают всё, что только можно, на зиму. К весне станет ещё хуже, если они не получат помощи со стороны.

- Дык, избавь их от засухи, - сказал Браяр, ткнув Трис локтем. - Если ты не сможешь, то кто?

Она состроила ему рожу:

- Для такой большой местности — дождь для всей долины? Мне иметь что-то, с чем работать, Мистер Всезнайка. Мне нужна влага в земле, а её тут нет, - девочка содрогнулась. - Я чувствую себя тонкой и выскобленной, настолько здесь сухо.

- На пути сюда мы проехали мимо озера, - указала Даджа.

- И видела ты, какой там низкий уровень воды? Озеро погоды не сделает, и я к тому же убью остатки жизни в нём. Нет, спасибо, - пылко заявила Трис.

- Дедушка поможет, так ведь? - поинтересовалась Сэндри. - Он может послать на север хлеб и мясо …

- Он сделает, что сможет, - сказала Ларк. - Именно поэтому он и устроил эту поездку. Проблема в том, что неприятности не только у долины Золотого Кряжа. Сокровищница Герцога не безгранична. Его кошелёк должен растянуться, чтобы покрыть весь северный Эмелан. А торговцы мясом и хлебом не могут себе позволить давать ссуды — им самим нужны деньги, чтобы купить товары весной.

- Как этим северянам вообще выплатить ссуду? - спросила Трис, которая интересовалась подобными вещами.

- Это будет трудно, - признала Ларк. - В прошлом году, когда засуха ещё не стала такой плохой, они заложили урожай шафрана и продукцию медных шахт. В этом году урожая нету.

- С шахтами тоже плохо, - мрачно сказала Даджа. - Я слышала, как люди говорили об этом.

- Это всё слишком тоскливо, - твёрдо заявил Браяр, заканчивая свою порцию. - По крайней мере нас, в Спиральном Круге, это не коснётся. Я слышал, как Герцог говорил Леди Инулии, что хочет быть дома до снегопадов.

- Должно же быть что-то, что мы можем сделать, - сказала Сэндри, и посмотрела на тарелку у себя на коленях. Она едва дотронулась до её содержимого. Браяр наклонился в её сторону, и угостился её сосиской.

- Мы — маги, - мягко сказала Ларк. - Мы делаем, что можем, но некоторые проблемы слишком велики, чтобы их решить.

- Тогда хотела бы я не быть магом, - тихим и упрямым голосом ответила Сэндри. - К чему магия, если с помощью неё нельзя помогать людям?

На это им нечего было ответить. Браяр и Трис переглянулись. Они не были уверены, что они хотели помогать людям задаром, но Сэндри они бы в этом ни за что не признались.

Вскоре после того, как они вернулись к работе, у Браяра слегка заболел живот. Сначала он был шокирован этим, а потом позабавился над своим шоком. Когда он последний раз ел пищу, которую плохо принимал его желудок? Четыре месяца назад? Казалось, что прошло скорее четыре года со дня его осуждения в Сотате и поездки на север, в Спиральный Круг, в обществе незнакомца по имени Нико. Всего лишь за две ночи до суда он провёл часть ночи, стеная над сточной канавой, потому что украденный и сожранный им кусок козлятины был просрочен где-то на неделю.

Смысла жаловаться не было — разве он размазня какая, чтобы ныть из-за тухловатого жира в сосисках? Вместо этого он извинился, и отправился на поиски нужника. Прачка указала ему верное направление, через ещё один маленький двор, где во внешней стене была устроена уборная.

Выходя из неё, он обнаружил Даджу, стоявшую на коленях посреди двора.

- Что ты делаешь? - спросил он.

- Ну, я собиралась сходить туда, - отвлечённо ответила она. - Я думаю, они жарили сосиски на испорченном жире.

- Я заметил, - ухмыльнулся он.

- Но потом я почувствовала тепло в этом месте.

Он посмотрел на неё. Она была обута; он был босяком.

- Я не почувствовал там никакого тепла, - он подошёл к ней, и поставил ногу на землю рядом с её руками. - Не чувствуется никакого тепла, честно.

Она покачала головой, отчего её косички затанцевали:

- Оно здесь, только немного глубже в …

Между её ладонями запылал серебряный свет. Они с Браяром вздрогнули.

- Что случилось? - потребовал мальчик. Теперь земля под его ногами и впрямь нагрелась. - Что ты сделала?

- Я ничего не сделала, - потея возразила Даджа. - Оно просто выскочило из меня! - не вставая, она попятилась. Земля задрожала. Наверх поднималось что-то горячее.

Земля в том месте, где она была, растрескалась. Из трещины горячим облаком, пахнувшим серой, ударил пар, за которым последовала струя очень горячей воды. Оба взвизгнули, когда горячие капли попали на их кожу. Тёплое марево окутало дворик, тяжёлое как туман.

Маленькая грязная рука обхватила Даджу за пояс. «Давай», - приказал Браяр. «Идём, пока нас тут не застукали!»

Её в голову не пришло ничего лучше, и она послушалась. Выбравшись из заполненного тёплым паром кармана, они увидели, что покрыты брызгами грязи.

- Отмоемся? - предложила она. - Иначе будем выглядеть виновными.

Браяр кивнул, и они метнулись к баням. В самом внешнем из помещений, у подножья лестницы, корыта, наполненные подогретой водой из источников, ждали желающих быстро помыться. Оба отскребли руки, ноги и лица, а потом постарались убрать самые худшие пятна с одежды.

- Откуда оно взялось? - спросил Браяр, вытирая лицо и руки грубым полотенцем. - Если ты вытянула эту брызгалку из проходящих внизу труб, и они сломались, то мы в глубоком дерьме. И достанется нам не только от Нико.

- Да не знаю я, откуда оно взялось? - прошипела она, поглядывая на спящую в другом конце помещения прислужницу. - Я вообще к воде никакого отношения не имею!

- А Сэндри — к лозам, и я — к молниям. Давай, осмотрись. Может, мы сумеем починить трубу, если ты её сломала!

Даджа гневно глянула не него, всё ещё вытирая полотенцем руки, потом бросила взгляд на прислужницу. Та храпела.

Её разбудишь только литаврами, - сказал Браяр.

Как-бы соглашаясь с ним, женщина всхрапнула, и полу-отвернулась от них на своей табуретке. Теперь она удобно устроилась в своём углу, и на вид могла не шелохнуться до вечернего колокола.

Даджа глубоко вдохнула, считая до семи, как её учили. Браяр присоединился, закрыв глаза, подхватывая ритм. Их магии были там, сливаясь друг с другом по краям. Она позволила своему сознанию растечься в поисках жара в местах, где его не должно было быть, или разломов в покрывавших стены и пол гладких плитах. Её чувства реагировали на металл: скобы в банях и трубах. Верхом на магии они с Браяром пробирались через землю, пока не нашли широкое озеро богатой минералами воды, которым пользовались бани. Они плыли по огромному подземному помещению в скале, которое для себя выточила вода.

Там дух Браяра отсоединился, отправившись осматривать своей магией стены. Даджу же потянуло к одному из источников, питавших озеро, и она провалилась в него. Она пробежала вдоль него, осматривая его стены, обнаруживая множество маленьких отростков, которые выходили в горах вокруг долины Золотого Кряжа.

Вдруг её окутал и сжал жар — горячее, чем кузнечный горн или горячие источники, горячее всего, что она когда-либо чувствовала. Она пыталась закричать, или подумала, что пыталась, извиваясь в бездыханной хватке. Три месяца назад ей понадобилась помощь Трис, чтобы дотянуться до тёкшего под Спиральным Кругом расплавленного камня. Даже тогда они не дотрагивались до самой лавы: Трис призвала её жар вверх, где Даджа смогла использовать его. Теперь же тёкшие в жилах земли расплавленные камень и металл схватили её, и не хотели отпускать.

Она сопротивлялась. Жар затоплял её, раскаляя её края до красна, а затем начал оплавлять.

Квадрат пылающего белого света появился из ниоткуда, и обернулся вокруг неё, отторгая лаву. Огненное плетение, которое она сделала буквально пару часов назад, спасало её жизнь — ну, или по крайней мере её магическое «я». «Нико был прав», - безумно подумала Даджа, - «ему похоже не нужен воздух для горения!»

Обнаружив трещину в скале у себя над головой, Даджа выпрыгнула из своего защитного покрывала, и устремилась прямиком к выходу. Как только она покинула его, плетение скомкалось, поглощённое неизмеримым жиром.

Даджа промчалась через щель в земле, оказавшись в кармане с водой. Она была слишком напугана, чтобы остановиться и отдышаться, или позвать Браяра. Она думала только о том, как выбраться. Должен же быть выход из этой паутины швов и трещин, какая-то отдушина, которая выведет её на открытый воздух.

Она нашла её. Прохлада омыла её, мягко, как глубокая тень: она взмыла над землёй. Под ней бурлил другой горячий источник, озеро за озером богатой минералами воды и горячей грязи. Он был обнесён массами гранита. Вокруг росли только сосны, значит она и впрямь высоко забралась.

Какое-то время она плыла, позволяя холодному воздуху сочиться через её магическое «я». «Наверное я - самая удачливая девочка в Эмелане», - подумала она. «Я бы точно сварилась, если бы не эта штука, которую я случайно — случайно — сделала этим утром».

«Если это была случайность», - снова подумала она. «Вчера я сделала что-то подобное, просто чтобы посветить себе».

«Интересно, могут ли эти квадраты быть, ну, магическими щитами. Надо будет попробовать их — повозиться с ними, как Фростпайн возиться со своими штуковинами. Как их можно применить?»

В конце-концов она бросила эти мысли. О таких вещах лучше было говорить с её учителем.

Даджа поднялась выше, пока не сумела увидеть весь комплекс озёр воды и грязи. Да где же она оказалась? С любопытством она пересекла гранитный рубеж усеянной источниками местности, и взобралась на холм поменьше, где паслись косматые белые животные. Она в недоумении посмотрела на них. Никогда прежде она не видела таких существ, хотя они выглядели как очень большие, очень косматые белые козы. Их длинные морды венчали тонкие чёрные рога.

«Вы похожи на сборище дедушек», - со смехом подумала она.

Поднявшись к вершине холма, она обнаружила, что находится на уступе скалы. Внизу лежала каменистая долина. Маленькая речушка делила её вдоль на две половины.

Мимо неё протёк поток холодного воздуха. Она поискала его источник, и задрожала от изумления. Рядом с её концом долины возвышалась громадная зазубренная полоса льда. Долина похоже продолжалась под ней: окаймлявшие долину горы также окаймляли и замёрзшую реку. Она тянулась дальше в горы, насколько хватало взгляда. Даджа попыталась прикинуть, насколько глубоко уходила полоса в центре, прежде чем достигнуть дна долины. Выходило, что она была толщиной в несколько сот футов.

Теперь она услышала звуки под свистом ветра, множество скрипов, стонов и щелчков. Они исходили из глубоких трещин в поверхности ледяной реки, как если бы лёт двигался, или в нём колотили молотками сотни жителей. Его глубина отсвечивала холодной синевой. Поверхность же была запачканной, покрытой разбросанными камнями и грязью.

«Что бы это могло быть», - гадала она. «И почему оно издаёт столько шума?»

«Даджа?» - прозвучало в её сознании. Голос Браяра был тонким и удалённым. «Сейчас не время для шуток! Где ты?»

«Понятия не имею», - ответила она. «Я думаю, я вышла не тем путём».

«Подожди … я догоню тебя», - сказал ей мальчик.

Она посмотрела на не покрытый льдом конец долины. Где же был замок Золотого Кряжа? Да и вообще, где были фермы и деревья? Если на земле внизу и жили когда-то люди, это было давно. Берега маленькой речки, которая сочилась из конца полосы льда, заросли кустами и тростником, и ещё гуще они росли по бокам долины, но поросль была короткой, не очень старой. Стадо лосей паслось вдалеке так спокойно, как будто стояла ночь. Судя по их спокойной манере поведения, эти животные не привыкли быть объектом охоты.

Если она не могла увидеть замок, то по крайней мере ей следовало знать, где находятся Трис и Сэндри. Она определённо чувствовала приближение Браяра. Сконцентрировавшись, она поискала след магии двух других девочек.

Вот он, на расстоянии миль от неё, скрытый за гранитным утёсом. Их сила была свечением на горизонте, просвечивающем через слой дыма.

Трава горела ближе к замку, чем вчера.

«Этому старому сарычу Ярруну лучше сделать как он и обещал», - мрачно подумала Даджа. «Я бы не хотела поджариться как сосиска великану на ужин».

«Где это место находится?» - потребовал Браяр, выскочив из горячих источников, и остановившись рядом с ней. «Ты в милях от Золотого Кряжа!»

«Я знаю», - ответила она. «Сюда посмотри!»

Браяр исчез так быстро, что ей показалось, будто он испарился подобно воде на солнцепёке. Он прыгнул на ледяную полосу, и скользил по её поверхности, видимый лишь как серебряное свечение в её магическом зрении.

«Я не хочу идти туда», - сказала она ему. «Она холодная. Я ей не понравлюсь!»

«Это же просто лёд», - возразил он.

«А лёд хорошо совмещается с кузнецами?» - потребовала она, спускаясь вниз по скале. «Я замёрзну, стану ломкой, и сломаюсь».

«Ты когда-нибудь видела что-нибудь подобное?» - спросил он с изумлением в голосе. Он нырнул в глубокую синюю трещину.

«Горячие источники мне больше нравились», - сказала она. Холод вгрызался в неё, заставляя её чувствовать себя медленной и тяжёлой.

Наверное что-то такое было в её магическом голосе; Браяр в миг очутился рядом с ней, и потянул её вверх на скалу. Чем выше она поднималась, тем больше тепла она вбирала из камня. К тому времени, как они взобрались на уступ, она чувствовала себя гораздо лучше.

«Там, внизу, я видел реку», - заметил Браяр. «Талая вода, текущая по длинной трубе во льду. Это было прекрасно!» - придя в себя, он добавил: «Что случилось? Мы забрались в горячие источники под замком, и ты исчезла. Кстати, мы не испортили никакие трубы. Вода пошла через очередную трещину в камне. Надо бы нам закрыть отверстие, пока кого-то не затопило».

«Как?» - спросила Даджа. «Я не знаю, кто из нас это сделал, и как, и я правда не знаю, как это остановить. Камни у нас Трис двигает».

«Тогда давай попросим её», - строго ответил мальчик. «Пойдём починим это, и вернёмся к работе, пока кто-нибудь длинноносый не обнаружил наши тела, торчащие в банях. Как там твоё соединение с Трис?»

Даджа нашла его. Пробежав по нему, выбрав быстрый путь обратно в замок и к своим телам, они позвали свою подругу. «Трис! Трис!»

«… и гематит, чтобы вытягивать болезнь из тела …» - работая, Трис запоминала один из множества списков, которые Нико дал ей. «… чтобы заземлить и стабилизировать, чтобы сфокусировать на физическом измерении, для провидения. Нефрит — для любви, лечения ...»

«ТРИС!» - крикнули Браяр и Даджа, вливая в зов свою силу.

«Что? Что? Я занята!» - ответила Трис.

Вместо того, чтобы тратить время на объяснение произошедшего, они показали ей образы сделанного Даджей разлома в земле, и вырывающуюся из него струю воды. Трис потребовалась секунда, чтобы разобраться в том, что им было нужно: двойные образы одного и того же события сначала больше путали, чем помогали. «Я всё исправлю», - ворчливо сказала она им. «И молитесь, чтобы Нико не узнал».

«Он не узнает, если ты перестанешь трепаться, и примешься за дело», - указал Браяр, пока они с Даджей возвращались в свои физические тела.

Пока они начали разминать затёкшие конечности, они почувствовали присутствие неподалёку в земле Трис, ворчавшей как раздосадованная домохозяйка. К тому времени, как они вышли из бань, она использовала бурлящую силу горячих источников, чтобы заблокировать открытый Даджей канал.

- Лучше нам переодеться, - со вздохом заметил Браяр. - Если Ларк увидит нас в таком виде, она может подумать, что мы попали в драку, или типа того.

С этим трудно было спорить: все их усилия по удалению грязи с их одежды лишь размазали её ещё больше. Даджа последовала за Браяром в их комнаты, где они и переоделись. Даджа также не упустила возможность воспользоваться их уборной. Возвращаясь назад к Ларк, Трис и Сэндри, они заглянули во дворик, где сила Даджи вышла из-под её контроля. Трис поработала как надо. Единственными следами бившей из земли горячей воды были повышенная влажность и забрызганный камень.

Глава 6

Вот вы где, - начала Ларк, вставая, когда Браяр и Даджа вернулись. Её глаза смотрели доброжелательно, и с облегчением.

Даджа моргнула, увидев открывшуюся перед ней сцену: она могла видеть, почему Ларк была так рада их возвращению. Напротив входа во двор кто-то поместил на покрывале две горки подушек. Между подушками стоял низкий деревянный столик, на котором стояли закрытые блюда, кувшин и чайник. Медвежонок лежал, положив морду на лапы, его нос касался покрывала, а глаза были прикованы к блюдам.

Перед всем этим сооружением ждала Польям. Поклонившись Дадже, Торговка указала на подушки, и произнесла: «Хороший день для беседы». Слова эти были определены сотнями лет традиций по всему Морю Камней. Они значили, что говоривший желал совершить серьёзную сделку.

Даджа подошла, миновав горн. Быстрый взгляд на него показал, что её белая огненная сетка исчезла, истраченная глубоко под землёй.

- Я прошу тебя принять этот дар, - добавила Польям, махнув рукой в сторону железной лозы. Рядом с ней стояло гравированное медное блюдо в фут шириной. Даджа взяла его. Это была чистая медь особенно красного сорта, с дюймовым ободом, покрытым гребенчатыми узорами, и центральным узором в виде несущихся галопом косматых лошадей и всадников в меховых шапках. Это было хорошее металлическое изделие, удобно лежавшее у неё в руках. - Это лишь символ, - прокомментировала Польям, всё ещё придерживаясь торгового обычая. - Чтобы показать моё уважение к твоей работе.

Даджа перевернула блюдо, ища клеймо изготовителя. Оно нашлось на крупе одной из лошадей: знак незнакомого ей кузнеца. - Это медь из Золотого Кряжа, - пробормотала она. Во время поездки на север она не упускала ни единого шанса увидеть и пощупать местные изделия из металла. Задолго до приезда сюда, она узнала ощущение золотокряжской меди так же хорошо, как и своё имя.

- Я купила его здесь, - ответила Польям. - Мы проезжаем тут где-то каждые два года.

«У тебя наверное дела шли лучше, если ты могла позволить себе такое», - подумала Даджа. Блюдо стоило больше двух серебряных астрелов, что для уирока было большой суммой.

- Я не могу принять одну из твоих вещей.

Польям покачала головой:

- Тогда я была другой женщиной. Сделка, которую я надеюсь совершить с тобой, важнее.

Даджа пробежала пальцами по гравировке. Медь пела в её глазах, когда она посмотрела на Польям. Наконец она положила изделие рядом с железной лозой. Взяв свой прислонённый к стене посох, она положила его на покрывало, и села рядом с ним, с горкой подушек за спиной.

Как только Польям уселась, положив рядом свой собственный посох, она осторожно разлила по маленьким чашкам чай. Чашки для торгов должны были быть изысканными; эта же пара знавала и лучшие времена. Даджа решила не замечать этого. Она подозревала, что Польям была вынуждена использовать свои собственные пожитки — никто не хотел, чтобы торговых принадлежностей каравана касалась трэнгши. Их позже придётся очистить, а может быть даже уничтожить.

Польям подняла чашку перед Даджей.

- За сделку, - сказала она.

Даджа сделала то же самое:

- За сделку, - она отпила одновременно с Польям, и замычала от удовольствия. Это был настоящий чай Торговцев, горячий, крепкий, с запахом дыма. Она не пила ничего подобного со своей последней ночи на борту Третьего Корабля Кисубо.

Польям улыбнулась.

- Для переговоров нужна еда, иначе говорящие слабеют, - она сняла с блюд крышки, отложив их в сторону. Блюда были заполнены холодными листьями винограда, в которые были завёрнуты рис, лук, чеснок и мята, а также маленькими маринованными луковицами, пирожками с цыплёнком или баклажаном и специями, абрикосами с миндальным сиропом, и маленькими фруктовыми тарталетками. И наконец она увидела пирожные с миндалём и апельсином. Всё это было традиционной едой среди Торговцев, как в караванах, так и на кораблях, и Даджа не пробовала её уже много месяцев.

Уставившись на своим колени, она кусала губы, пока не подавила слёзы. Если Польям увидит её эмоции, она будет знать, что Даджа чувствительна к еде Торговцев, и получит преимущество в торге. Наконец девочка взяла приготовленную Польям простую льняную салфетку, и постелила её поверх своих скрещенных ног. - Право же, не стоит, - сказала она, как того требовали хорошие манеры.

Польям очень осторожно смотрела на стол:

- Я знаю, что мои усилия не достойны, но сестра моей матери будет оскорблена до слёз, если я верну эту еду несъеденной.

Даджа взяла каждое блюдо, перекладывая еду к себе в тарелку. Когда она закончила выбирать, Польям сделала то же самое. Даджа осторожно поднесла маленькую маринованную луковицу к губам, и откусила от неё, смакуя острый сок и хрустящую мякоть.

Медвежонок заскулил. Даджа бросила на него взгляд: пёс по прежнему лежал в той же позе на границе покрывала, но теперь его хвост медленно качался. Он снова заскулил.

Что-то заставило её посмотреть поверх него. Браяр и Трис наблюдали за ней почти с таким же выражением лиц, какое было у пса на морде. Сэндри была слишком хорошо воспитана, чтобы глазеть. Ларк сидела к ним спиной, помогая Сэндри посильнее натянуть палки и нити нового ткацкого станка.

Даджа снова посмотрела на Браяра и Трис; её лицо дёрнулось.

Польям обернулась, чтобы посмотреть, что происходит. Трис яростно резала листья алоэ, в то время как мальчик помешивал кипящие водоросли.

- Только каки не делятся, - пробормотала Польям. - Не присоединитесь ли к нам? - пригласила она остальных. Браяр подошёл немедленно. Медвежонок сел, помахивая хвостом.

- Очень мило с твоей стороны, - сказала Ларк, когда они с Трис подошли сесть с рядом с ними. Сэндри присоединилась сразу, как только закончила сворачивать свой ткацкий станок.

Люди, которые торговались в Квартале Мертвеца, никогда не делились, - признался Браяр, жуя пирожное. - Хотя они и позволяли нам наблюдать.

- Тогда будем считать, что у меня слабость к псам, - ответила Польям, почёсывая ухо Медвежонка. - И к детям.

- У сестры твоей матери наверное столько зокина в записях Оти-Счетоводчицы, что хватит на следующие три поколения, если она так готовит для торгов, - сказала Даджа. - Даже лидер моего клана не готовила так хорошо.

- Главе твоего клана приходилось готовить? - поинтересовалась Трис. - А почему не предоставить это делать кому-то другому?

- Торговцы ценят хорошую кухню не меньше, чем способность договариваться о хороших ценах, - сказала Ларк. - Именно поэтому формальный торг включает дар еды, не так ли, Польям? Люди расслабляются, когда сыты.

Польям поморщилась.

- Это неправильно, что как знает столь много об обычаях Цо'ха, - пробормотала она. Для Даджи она добавила: - Или что ты учишь их нашим обычаям.

- Меня научили вашим обычаям другие Торговцы, когда я была всего лишь весёлой юницей, - сказала Ларк.

- Она была акробатом, - Даджа сказала Польям.

- И танцором, - добавила Сэндри.

- И она ходила с тамбурином, собирая монеты, после представления, - вставила Трис.

- Я научилась тому, что знаю, путешествуя с моими родителями и моей няней, - заметила Сэндри.

- Где они сейчас, твои мать и отец? - поинтересовалась Польям, её глаз горел любопытством. - Будут ли они счастливы увидеть своё дитя в грязи, и общающимся с простолюдинами?

- Они мертвы, - прямо сказала Сэндри, проводя пальцем по вышивке на подушке. - Оба, во время эпидемии оспы в Хатаре прошлой осенью.

- Когда боги подводят итог, смертные плачут, - серьёзно произнесла Польям. - Я соболезную твоей потере.

Сэндри посмотрела на неё, упрямо задрав свой маленький круглый подбородок:

- К тому же, Дедушке мои друзья нравятся. И он не против грязи.

- Боги не дадут соврать, мы достаточно по ней наездились за последние две недели, - пробормотала Трис.

- А ты, мальчик? - Польям спросила Браяра. - Где ты выучился нравам Цо'ха?

- В Хажре, в Сотате, - ответил тот, взяв очередной фаршированный виноградный лист.

- Не смотри на меня, - поспешно сказала Трис. - Моя семья никогда не общалась ни с кем, кроме других купцов.

- Вы все живёте в одном доме, в храмовом комплексе Живого Круга? - Спросила Торговка?

Четверо кивнули.

- И вы все — жёрдины? - продолжила она, используя слово, означавшее «маг».

- Нико нашёл нас, - объяснила Сэндри. - Никларэн Голдай. Даджа потерпела крушение, и он отыскал её; я была спрятана от толпы в подвале в Хатаре. Браяра приговаривали к …

Она моргнула, пытаясь вспомнить, куда его собирались послать.

- Докам, - сказал он. Когда Польям посмотрела на него, он показал ей вытатуированные на руках кресты. - Поймали на воровстве трижды — но ты не боись. Всякий, кто стащит вещи Торговца … Цо'ха, - насмешливо поправился он, - получит на свою голову плохую магию.

- А Трис была в другом храме Живого Круга, - закончила Сэндри. Она не стала добавлять, что семья Трис избавилась от неё, слишком боясь её, чтобы оставить у себя. Даже сейчас Трис бесилась, слыша упоминание об этом. - Нико увидел нашу магию, которой больше не было ни у кого другого, и привёл нас к Ларк и Розторн …

- И к Фростпайну, - перебила Даджа.

Сэндри широко улыбнулась ей:

- Я и не собиралась опускать его имя. Как я могла бы? У них были магии подобные нашим, - сказала она Польям. - Ну, и он привёз меня сюда частично потому, что Герцог Ведрис — мой двоюродный дедушка.

- Та ещё история, - признала Ларк. - И она растёт с каждым днём, - она улыбнулась. - Иногда очень утомительно быть её частью.

- Ох! - воскликнул Браяр. Теперь, когда еда была почти съедена, он осознал, что его нынешний горшок с так им называемой «масляной похлёбкой» мог подгореть. Встав, он побежал хлопотать вокруг него.

- Так вы были Синими Торговцами? - спросила Польям Даджу.

Видя, что Трис открыла рот, чтобы попросить объяснение этого термина, Даджа быстро сказала:

- Те, кто путешествует по морям и рекам — Синие Торговцы. Те, кто ездят по снегу или пустыням — Белые Торговцы, - отвечая Польям, она добавила: - Синие Торговцы Моря Камней.

- Говоря о снеге, Польям, вы ведь прибыли сюда с севера? Как были перевалы? Осень там наступила так же поздно, как и здесь? - поинтересовалась Ларк.

Польям повторно наполнила чашку Даджи.

- Только не в Наморнских горах, - ответила она. - Но чем ближе мы подъезжали сюда, тем меньше становились сугробы и ледяные поля на всех горах, кроме самых высоких.

- Может тогда ты знаешь, что я видела, - сказала Даджа. - Там была река льда, клянусь! Выше в горах, где-то в десяти или пятнадцати милях … - она посмотрела по сторонам, пытаясь прикинуть направление по солнцу. Затем указала: - К юго-западу. Она оканчивалась пустынной долиной.

- Она выглядела скорее выскобленной, чем пустынной, - отозвался от своего стола Браяр.

Польям и Ларк весело переглянулись.

- Ты никогда прежде не видела ледника? - спросила Торговка.

- Ледник? Настоящий? - в нетерпении спросила Трис. - Где? Можно мне его посмотреть?

- Есть один небольшой, она наверное его имеет ввиду, - ответила Польям. - Это Далбёртс — он идёт от ледяной шапки Фэйзи в Гянсаре.

- Но на вид это была как река, только в ней были трещины, - возразила Даджа.

- Именно это и есть ледник, - сообщила ей Трис. - Река изо льда, которая растёт и укорачивается в зависимости от погоды. Ларк, пожалуйста, можно мне его посмотреть?

- Надо будет спросить Нико, - сказала посвящённая, поднимаясь на ноги, и изящно отряхиваясь. - А теперь почему бы нам не вернуться к работе, чтобы Даджа и Польям могли торговаться? Поскольку лёд тронулся, образно говоря, - добавила она с озорной улыбкой.

- Ох, ладно, - проворчала Трис, с трудом поднимаясь.

- Благодарю тебя за благословение и щедрость еды, - Ларк, поклонившись, сказала Польям на языке Торговцев. Она потянула Трис в сторону, переводя только что сказанное. Сэндри последовала за ней, сделав Польям маленький вежливый реверанс. Медвежонок устроился поудобнее, и на этот раз как следует задремал.

Какое-то время Торговка молчала, полуобернувшись, глядя на друзей Даджи, начавших заниматься своими делами. Когда она повернулась обратно к Дадже, девочка ни за что не могла бы догадаться, какие мысли скрывало её размеченное жёлтым и покрытое шрамами лицо.

- Говорят, что ледяные шапки, из которых рождаются ледники, имеют глубину в мили, - заметила Польям. - У меня такое чувство, что ваша история такая же — я вижу лишь маленький её фрагмент, для тебя и для них всех, - она помедлила, затем добавила: - Когда мы закончим торговаться, я добавлю сверху упаковку с чаем. Я знаю, что его нигде не достать.

Предложение было ошеломляющим. Уникальная чайная смесь была одной из немногих вещей, которые Торговцы не включали в сделки: хотя ремесленники, лугши, могли отведать его во время торга, они не могли его купить.

Упоминание о том, зачем они здесь, заставило их перевести взгляд на железную лозу и медное блюдо рядом с нею. Даджа ахнула. Каким-то образом один из прутьев, составлявших ствол лозы, отсоединился от остальных, и воткнулся в блюдо. Металл вокруг железного отростка выглядел мягким и мятым, как если бы прут всасывал медь в лозу. На ветке рядом с тем прутом и блюдом появилась маленькая медная почка.

Даджа встала, и подошла, чтобы осмотреть своё творение. Она осторожно развернула его — вместе с блюдом. Тонкий кусок железа сросся с блюдом, как если бы они были сплавлены вместе, и медные полосы пронизывали железо в направлении ствола лозы. Высвободить блюдо будет непросто, если вообще возможно. Может ей попросить помощи у Розторн?

- Мне ужасно жаль, - Даджа сказала Польям, когда Торговка присоединилась к ней. - Я и понятия не имела, что так произойдёт. Вообще никакого.

Польям уставилась на блюдо, потирая своё покрытое шрамами ухо.

- Две золотых маджи, - сказала она наконец. - Даже гилав Чандриса не будет с этим спорить, когда увидит это. И похоже, что мне следует найти для тебя другой дар, поскольку этот я получу обратно, в иной форме.

- Пожалуйста, - сказала Даджа, кладя ладонь на руку женщины. - Знак не обязателен.

Польям ухмыльнулась:

- Сначала твои друзья учат меня, как торговаться, а потом ты советуешь не обращать на них внимания. Если мы будем это делать, то пусть это будет сделано по правилам.

- Кроме того, - отметила Трис, сидевшая рядом с Браяром, глядя острыми серыми глазами из-под очков, - чем необычнее эта покупка, тем лучше ты смотришься в своём караване.

- Она почти могла бы быть Цо'ха, - пробормотала Польям.

Даджа улыбнулась:

- Её семья и есть купеческий дом в Капчене, - объяснила она.

- Она из того самого Дома Чэндлер? Тогда мне следует приглядывать за ней, - Польям отвесила Дадже полу-поклон. - Мне нужно вернуться с новостями в караван, и найти другой дар. Не волнуйся о мебели — за нею кто-нибудь придёт. Чувствую, что после этого они не будут ожидать от меня уборки, - кивнув Ларк и другим молодым людям, она покинула двор.


Вскоре после ухода Польям Ларк подозвала к себе Даджу, Браяра и Трис. Сэндри сидела на земле, скрестив ноги. Её ткацкий станок был растянут, закреплённый на одном конце ремнём вокруг ножки стола, а на другом — ремнём вокруг пояса Сэндри.

- Что нам нужно сделать, - объяснила Ларк, - так это разметить пути, которыми пошла ваша магия. Помните нитки, которые вам были даны вчера? Сэндри будет ткать их здесь, вызывая узор из самих ниток, а не придумывая его заранее.

Браяр выудил катушку шёлка из кармана. Она была грязной.

- Они же все одного цвета, - возразил он, когда Даджа и Трис вынули свои катушки. Катушка Даджи была грязнее его, запачканная сажей; у Трис она была липкая от сока алоэ. - Как она отличит их друг от друга?

- Магия придаст нитям цвет как часть заклинания разметки, - сказала Ларк. - И вот ещё что вам следует знать. Пока она этим занимается, Сэндри понадобится ваша магия.

- Вся, - добавила Сэндри. - Вы совсем не сможете её применять.

- Надолго? - поинтересовалась Трис. Ей не нравилась мысль о том, что её магия не будет доступна, если она понадобится.

- Где-то на день, - ответила Ларк. - Как только мы сможем увидеть, как смешались ваши магии, Сэндри нужно будет разделить их обратно, чтобы каждый из вас получил обратно свою силу, полностью под своим контролем.

Ларк взяла катушку у Браяра. Даджа передала свою. Трис потребовалось подумать над этим минуту, но потом и она отдала свою нить.

Как только у Ларк оказались собраны все катушки, включая катушку Сэндри, она положила их рядом с поясным ткацким станком, и вытащила из кармана четыре новые катушки шёлковой нити.

- Носите их, пока мы их не попросим, - наставляла она, раздавая катушки всем четверым. - После того, как Сэндри разметит проблему, ей понадобится соткать её снова, на этот раз — правильно. Тогда-то нам и понадобится свежий, настроенный на вас шёлк.

Четвёрка засунула новые катушки в карманы. Сэндри собрала катушки, которые Ларк положила рядом с ней. Взяв за концы четырёх нитей, она скрутила их, и начала наматывать их на челнок.

- Ларк, а почему не ты это делаешь? - спросила Трис. - Разве это работа для неопытного ткача? Без обид, - добавила она для Сэндри, которая лишь ухмыльнулась.

- Если не считать того, что данный неопытный ткач уже ткал магию, если потрудишься вспомнить, - сказала Ларк. - Я такого никогда не делала. Я не могу манипулировать чужой силой. И хотя я делала раньше карты на ткацком станке, они были для физических вещей — для поиска пропавшего ребёнка, один раз, или чтобы найти, где устроили логово грабители. В отслеживании магических явлений я буду беспомощна.

Даджа, Браяр и Трис обдумали это. Сэндри продолжала наматывать нить на станок.

Ларк потеребила кусок красной нити, затем продолжила:

- Маги, которых я знаю, либо придают форму физическим объектам, чтобы те несли их силу, либо просто носят магию как часть своих собственных тел. Я могу наложить заклинание невидимости на плащ, который тку; Нико видит магию своими собственными глазами. Сила Розторн растёт вместе с её растениями. Фростпайн встраивает заклинания при работе с металлом. И большую часть времени вы делаете магию именно так — большую часть, но не всегда. Мы знаем, что Даджа может так сильно заколдовать железо, что оно меняет свою природу. Трис создаёт молнии — ей не нужно ждать грозы. Сэндри смогла ткать из того, что не существует в физическом мире — из ваших магий. Браяр …

- Я просто поджариваю всякие вещи в земле, - мрачно сказал мальчик.

- А откуда взялся поджаривающий огонь? - поинтересовалась Ларк. - Как и Трис, ты создал его, - она обняла его одной рукой за плечи, а потом отпустила. - Нам следовало бы сделать эту разметку недели назад, как только мы узнали, что Сэндри соединила ваши магии во время землетрясения.

- Но потом напали пираты, - сказала Трис.

Ларк кивнула:

- А потом мы приводили в порядок Спиральный Круг и Саммерси, а потом Герцог пожелал, чтобы мы поехали с ним на север. Что ж, думаю, что мы не можем больше откладывать это. Возможно, здесь и сейчас не самое лучшее место или время, но это необходимо сделать. Ты уже почти готова? - спросила она Сэндри.

Девочка кивнула. Почти вся нить с катушек была теперь намотана на челнок.

Ларк подошла к проходу под аркой. Пока друзья рассаживались рядом с Сэндри, Ларк зацепила конец красной нити, с которой она играла, за правую сторону арки. Её губы двигались, пока она протянула остальную часть нити поперёк прохода, как бы перегораживая его. Большим пальцем она прижала свободный конец нити к противоположной стороне, где он и остался. Она сложила ладони вместе, и приложила руки ко лбу, как будто молясь. В глазах четвёрки проход под аркой начал светиться, а потом зажёгся ярким белым светом. Ларк вздохнула, а затем вернулась к ним, усевшись на земле, скрестив ноги.

- Это поможет избежать прерываний. Итак. Закройте глаза, - приказала она. Все четверо послушались. - Медитируя, передайте нить своей силы Сэндри. Она добавит её к своему плетению. Как только вы поймёте, что она прочно удерживает её, можете возвращаться к своим занятиям.

- Больно будет? - спросила Трис. - Я буду ненавидеть это, если будет больно.

- Ты почувствуешь толчок, - ответила Ларк. - Больно быть не должно.

«Хотела бы я, чтобы она не говорила «не должно», - магически проворчала Трис остальным трём.

«Ох, тихо» - ответила Сэндри.

- Вдохните, - дала команду Ларк.

Вдыхая и считая до семи, четверо закрыли глаза. С каждым разом, когда они выполняли это упражнение, становилось легче отслеживать их силы до их источников, и собирать их. Протянувшись к своей магии, Даджа ухватила её кусочек. Она начала вытягивать её как проволоку, медленно и равномерно, слегка закручивая её, чтобы она получилась тонкой как шёлк. Трис взяла маленькую молнию, за которой тянулся след, оканчивавшийся в сиянии её силы. Браяр выбрал лозу, тончайший как нить побег. Обернув собственную силу вокруг светлого объекта в своём центре, который выглядел как прялка, и оставив свободный конец, Сэндри ждала, пока её друзья передадут ей необходимое. Сначала она взяла силу Браяра, и присоединила её к своей нити. Потом Даджи и Трис. Она мягко скрутила четыре нити, пока они не соединились вместе, образовав одну. Теперь они ощутили Ларк как блестящее присутствие, передавшее Сэндри челнок. Когда Сэндри начала наворачивать свою силу на челнок, Даджа, Браяр и Трис вернулись в свои тела, вновь очутившись в реальном мире. Даже открыв глаза и вновь начав чувствовать окружающий мир, они всё ещё чувствовали, как Сэндри мягко тянула из них магию.

- Зубы Лакика, я кипю! - прорычал Браяр. Он имел ввиду оставленный им на огне горшок с маслом. Он бросился спасать его.

Даджа развела в горне новый огонь. Как только он достиг нужной температуры, она взяла пять железных прутьев, и положила их раскаляться.

Трис вернулась к своей горке листьев алоэ. Взяв в руки нож, она увидела, что её пальцы дрожали. Ей ни капельки не нравилось ощущение того, как её магию вытягивают из неё. Она потрясённо осознала, насколько она привыкла к полыханию своей силы. Она впервые овладела ею менее полугода назад; теперь она хотела её больше, чем чего бы то ни было.

Сжав зубы, она взяла лист, и начала его резать.

Глава 7

В тот вечер обеденный зал Леди Инулии был заполнен разговорами о расширяющихся полевых пожарах, то и дело перемежаемыми кашлем, когда через окна проникал дым. В течение всего дня в замок стекались люди, тащившие свои пожитки в рюкзаках или на телегах. И в то время как многих кормили в кухне под открытым небом на главном дворе, важные лица, старосты деревень и местные ремесленники, ужинали вместе с обитателями замка. Сэндри их жалела, и одновременно была ими возмущена, чего и стыдилась. Она видела так много беженцев этим летом, искавших спасения от нанесённых землетрясением повреждений и от рейдов пиратов: она надеялась, что так далеко на севере не найдётся семей, вынужденных покинуть свои дома.

Она хотела бы, чтобы было с кем поговорить. Слева от неё Леди Инулия разговаривала с Герцогом. Нико, справа, говорил с Ярруном. Возможно, её друзья …

«Браяр? Даджа?» - беззвучно позвала она. Ничего не произошло; они даже не посмотрели в её сторону. «Трис?»

Рыжая болтала с сидевшим рядом с ней поварёнком. Если она и услышала мысленный зов Сэндри, то никак этого не показала.

Нахмурившись, Сэндри прикоснулась к передней части своего платья, где скрывался мешочек, висевший на цепочке вокруг её шеи. В мешочке хранились магические предметы, в том числе кольцо из нити с четырьмя буграми. Это была первая нить, которую она спряла, с бугром на каждого из четверых, символ того, как она свела вместе их магии. Прикосновение к нему должно было помочь ей связаться со своими друзьями.

«Браяр? Трис? Даджа?»

Она не почувствовала ни следа магии, ни в своём зове, ни в мешочке. Она уже собиралась спросить у Нико, что случилось, когда вспомнила ткацкий станок и свою послеполуденную работу. Если она искала доказательство того, что она привязала их силу к своему плетению, то это оно и было. Она даже не могла воспользоваться магией кольца из нити. Вздохнув, она вернулась к своему ужину.

- С Трис всё в порядке? - вскоре спросил Нико у Сэндри. - Она много кашляет.

- Это дым, - ответила Сэндри. - Жаль, что нет способа как-то оградиться от него. Дедушка не упоминал, когда мы уедем?

- Нет, но могу предположить, что не раньше, чем через несколько дней, - Нико устало протёр глаза. - Ожидается, что жители долин поменьше, расположенных вдоль границы с Гансаром, встретятся здесь с Герцогом. Нам просто придётся как-то терпеть дым.

Как только трапеза завершилась, Герцог и Леди Инулия встали. Леди подняла руки, призывая к тишине.

- Мужчины и местные мальчики старше двенадцати, доложитесь Эммету Стюарду. Нужно выкопать для пожара заградительную полосу вдоль границы леса. Эммет выдаст вам необходимые указания и инструменты.

Люди взволнованно заговорили. Необходимость делать заградительные полосы — широкие промежутки голой земли, которые огонь не мог пересечь — появлялась редко. Сейчас это всех взволновало.

- Друзья, друзья! - теперь уже Яррун просил тишины, приклеив на лицо одну из своих фальшивых улыбок. - Вы знаете меня, и знали моего отца. Разве мы хоть раз подводили вас? Это — предосторожность, не более.

Сэндри покачала головой, когда они с Нико сошли вниз, чтобы присоединиться к Браяру, Трис и Дадже. Она чувствовала бы себя гораздо спокойнее, если бы такие обещания давали Нико или Трис. Ярруну верилось с трудом. В его глазах не хватало силы, и от его коллекции невесёлых улыбок у Сэндри шли мурашки по коже.

«Надеюсь, что Дедушка советуется насчёт пожаров не только с Ярруном», - подумала она, предлагая Трис свой платок. Рыжая с облегчённой улыбкой взяла его, и прикрыла им очередной приступ кашля.

Фростпайна на ужине не было. Он пришёл в их комнаты, свежевымытый, только после того, как Сэндри вернулась к своей работе, зацепив свободный конец поясного ткацкого станка за сундук. Следом за Фростпайном вошёл слуга с ужином на подносе.

- Я не знаю, что делает Десятый Караван Идарам, - сказал он детям, Ларк, Нико и Розторн в перерывах между прожёвыванием пищи. - Сначала они только хотели, чтобы мы подправили кой-какие изделия с металлом — сменить колесо, починить упряжь. А потом, после обеда — весьма после обеда — они говорят, что хотят чтобы мы проверили всё. Всё. Каждую пряжку, каждый штифт, каждое кольцо, лезвие или зажим в караване. Это по меньшей мере ещё два дня работы для меня с Калибом — его ученик мало на что годен. Я так опоздал, потому что пришлось убедиться, что ему хватит металла для работы. Он послал ученика в поместье Оузан на латунью. Конечно, Калиб счастлив как … - он посмотрел на Ларк, и улыбнулся … - жаворонок. Для него это большие деньги. Я просто думал, что Торговцы не хотели задерживаться, из-за … из-за своих глупых причин.

- Потому что здесь трэнгши, - мрачно заметила Даджа.

- Но они передумали, - указал Фростпайн. - Я думаю, они хотят что-то настолько сильно, что это стоит того, чтобы быть рядом с трэнг

Он остановился. Браяр вынес железную лозу, чтобы показать ему; Трис держала присоединённое к ней медное блюдо. Оно уже наполовину исчезло, а оставшаяся часть потеряла форму, будто полу-оплавленная. Теперь на всех ветках со стороны блюда были медные бутоны.

- … ши, - тихо закончил Фростпайн. - Шурри защити нас. Они об этом знают?

- Это блюдо было торговым подарком Польям для меня, - сказала Даджа. - Мы оставили его рядом с лозой. Когда она уходила, был только один бутон, но увидев его, она подняла цену до двух золотых маджей.

Фростпайн потряс своей гривой, и улыбнулся:

- Полагаю, ей следует! Так значит, вот почему они поменяли свои планы, - он потёр руки. - Что ж! Пока твоё творение своевольничало, как шла твоя обычная работа? Посмотрим-ка на твои гвозди, Даджа.

Застонав, она принесла заполненное её изделиями ведро. Через окно влетел дым, заставив всех закашляться, пока она передавала Фростпайну ведро.

Сначала он ничего не сказал, но пока он брал гвозди и проводил по ним пальцами, его лицо приняло странное выражение.

- Бессмыслица, - пробормотал он. - Совсем нич … где она? - потребовал он. - Где твоя магия?

- У Сэндри, - ответила Даджа, вздрогнув от этого вопроса.

- «У Сэндри», - повторил Фростпайн, подняв брови. - Понятно. Ты просто … ты расщедрилась, и сказала: «Сэндри, возьми мою магию, я её не использую …»

- Только не горячись, - сказала Ларк, пряча ладони в рукавах своего одеяния.

- «Только не горя ...» - повысил голос Фростпайн. - Ты отняла у моей ученицы её силу …

- Это только временно, - возразил Браяр.

- Посмотри на то, что Сэндри делает, прежде чем продолжать, - сказала Ларк Фростпайну.

Тот глянул на юную дворянку, которая с момента возвращения с ужина не отрывалась от ткания, погрузившись в транс концентрации. Работая равномерно, она водила челнок, с намотанной на него нитью и силой, из одного конца основы на ткацком станке. Под её пальцами лежали три дюйма ткани. И хотя нить на челноке была кремового некрашеного шёлка, в ткани просматривались бледные цвета. На краю оформлялась бледно-зелёная полоса, а синяя проходила по ткани между белой и оранжевой. Со второго взгляда могло показаться, что нити разных цветов перетекали в разные полосы, начиная где-то в дюйме от нижней части ткацкого станка.

- Она размечает, дурень ты этакий, - резко сказала Розторн. Ты не хуже нас знаешь, что надо что-то сделать с их перетекающей друг в друга силой. Или ты хочешь откладывать это, пока молния не ударит в то, над чем работаешь ты?

- Вам не следует поощрять их в передаче силы, - гневно сверкая глазами возразил Фростпайн. - Ни друг другу, ни нам, никому на свете! Они понятия не имеют, какое зло это может вызвать, но я думал, что вы понимали!

- Мы понимаем, - ответил Нико. - Это необходимо сделать, и сделать сейчас.

Даджа положила ладонь на руку учителя, не желая, чтобы он расстраивался.

- Если ты можешь чувствовать мою магию в обычных изделиях, вроде гвоздей, разве это не вызовет неприятности рано или поздно? - спросила она. - Ларк думает, что сейчас мы можем это исправить. Я хочу, чтобы это исправилось.

- И я, - сказал Браяр.

- И я того же мнения, - добавила Трис.

Фростпайн провёл пальцами по гриве своих волос:

- Не нравится мне это, - возразил он. - Что если с Сэндри что-то случится?

- Такого не будет, - спокойно ответила Ларк. - Мы с ней наложили все защитные и ограждающие заклинания, которые я только вспомнила, в основу и в структуру ткацкого станка, прежде чем она начала ткать. Когда она закончит, и станок и ткань будут разобраны, а нить — сожжена.

Фростпайн ещё раз глянул на Сэндри, потом потопал на балкон. Даджа уставилась на остальных взрослых. Фростпайн никогда так себя не вёл. Даже во время нападения пиратов на Спиральный Круг он оставался спокойным.

- Я потом с ним поговорю, - сказал Нико, потирая виски. - Он просто обиделся, что мы не спросили его мнения, хотя он согласился, что в подобных случаях мы с Ларк можем сами принимать решения.

Даджа не была уверена, что Нико был прав. Фростпайн был не из тех, кто впадал в ярость просто потому, что его не спросили.

- Знаете, что я хотела бы сделать завтра? - объявила Трис. - Я бы хотела поехать посмотреть на этот ледник Далбёртс. Можно нам? - спросила она Ларк и Нико. - Я ни разу не видела ледника.

- Я буду занята, - указала Сэндри. Пришло время для перерыва. Выскользнув из ткацкого станка, она походила по комнате, потирая шею.

- Утром тебе следует провести несколько часов вне станка, - сказала ей Ларк. - Ты будешь чувствовать эффект от сегодняшнего магического напряжения. Поездка — то, что тебе надо, чтобы освежиться, а после обеда сможешь продолжить работу.

- Я могу послужить проводником, если желаете поехать, - в дверях стояла Польям, держа свёрток в здоровой руке. Она приветственно кивнула взрослым. - Наш караван всё время проезжает там.

- Мне действительно нравится, как это звучит, - одобрительно сказал Нико. - Трис следует посмотреть на ледник, и всем нам не повредит этот опыт. Мы с Ларк тоже поедем.

- Ну, если мне завтра ехать, то сейчас надо возвращаться к работе, - со вздохом заметила Сэндри. Подняв поясную петлю, она шагнула в неё, и опустилась на пол, натягивая станок.

Польям подошла, чтобы лучше рассмотреть ткань:

- Беспорядок, - критично сказала она. - Сначала у тебя всё шло хорошо, но теперь твои нити перемешиваются, - окрашенные жёлтым шрамы на её лице наморщились, когда она нахмурилась. - И как полосы могут быть цветными? Нить же не бесцветная.

- Это долгая история, - ответила Ларк, усевшись с корзинкой для рукоделия. - Не хочешь чего-нибудь попить?

Торговка покачала головой:

- Я пришла, чтобы принести новый торговый дар, поскольку старый я, похоже, куплю обратно вместе с лозой, - она подошла к железному изделию, стуча посохом по ковру. - Она быстро работает, эта лоза.

- Она всё делает сама, - сказала Даджа. - Она перестала питаться моей магической силой после того, как Фростпайн заставил её отпустить меня.

Польям поклонилась, протягивая ей свёрток, который она несла:

- Надеюсь, что ты примешь это в качестве нового торгового дара.

Подарок был завёрнут в жёлтый шёлк, как и все важные подношения Торговцев. Даджа осторожно распустила узлы. Ткань опала, обнажив фигурку длиннохвостой пятнистой кошки размером с ладонь, сделанной из бледнейшего нефрита. Трис, Ларк и Браяр ахнули, когда Даджа показала её им. Когда мальчик протянул руку, Даджа позволила ему взять фигурку. Он осмотрел её со всех сторон, проведя пальцами по клейму резчика на её основании.

- Это снежный леопард, - объяснила Польям. - Робкие животные. Они живут в южных горах Янджинга. Вообще-то они белые, с чёрными пятнами.

- Очень красивая, - сказал Нико. - Достойный дар, как ты думаешь, Даджа?

Даджа кивнула:

- Твоя? - спросила она Польям.

Торговка улыбнулась:

- Нет — она из товаров каравана, - с весельем в глазах ответила она.

- Тогда я буду беречь её, - с улыбкой сказала Даджа. Она знала, как всё обстояло. То, что ей предложили дар из товаров каравана, значило, что мнение гилава о ней улучшилось. - Но торговаться-то будешь всё-таки ты, не так ли? - если они достаточно ценили продаваемое ею изделие, чтобы преподнести такой дар, то они могли захотеть отправить торговаться уважаемого дака, а не Польям. «Я этого не хочу», - осознала Даджа. «Она мне нравится». Это мысль ошеломляла.

Польям покачала головой:

- Им бы пришлось провести дака через кунсуанен. Зачем тратить время и краску, - она показала на себя, - когда я уже прошла через него?

Губы Браяра двигались, пока он подсчитывал что-то:

- Я за неё могу получить пять серебряных астрелей у знатного барыги, - сказал он, отдавая резную фигурку Дадже. - Это значит, что на рынке она стоит наверное золотую маджу.

Кто-то — Трис — ахнул.

- Я сказала гилав Чандрисе, что ты скорее всего продашь за три золотые маджи, - заметила Польям. - Не выстави меня дурой, - она зевнула, прикрыв рот ладонью. - Я встречусь с вами утром у конюшен. Для такого случая я даже могу собрать ещё одну торговую трапезу, - весело помахав, она покинула их. Даджа затанцевала при мысли о еде Торговцев.

- Польям получает от этого слишком много удовольствия, - кисло сказал Нико. - И вы четверо — тоже.

- Мы весь день хорошо себя вели, - возразил Браяр. - Мы не использовали магию без присмотра, - стоявшая сзади него Даджа увидела, что он скрестил пальцы за спиной. Она была согласна: если никто из жителей замка не упомянул появление паровой отдушины на одном из дворов, то и они с Браяром будут молчать. - Мы заслужили немного веселья, как ты думаешь? - спросил Браяр.

- Я не понимаю, - хриплым голосом сказала Трис. - Сначала она вела себя так, как будто почти ненавидела Даджу, но сейчас она так с нами носится, принося еду и предлагая поехать с нами, - она остановилась, закашлявшись.

- Я думаю, что частично потому, что она может, - объяснила Ларк, когда Трис перевела дыхание. - Потому что они позволяют ей. Как уирок она презираема всеми. Они дают ей объедки …

- И пренебрежение, - тихо сказала Розторн. Она сидела за столом, и что-то писала.

Ларк кивнула:

- Но сейчас она — их единственный путь к покупке того, что они хотят. Она сейчас получает от них еду, лучше которой она не получит ещё несколько недель, не говоря уже о доступе к торговым товарам. Сейчас они к ней прислушиваются. На её месте я бы воспользовалась этим.

- Никогда не думала об этом в таком ключе, - признала Трис. Она снова начала кашлять. - Это всё дым от горящей травы, - задыхаясь сказала она. - Я его ненавижу.

- Не нравится мне твой кашель, - сказала Розторн. - Давай-ка я дам тебе что-нибудь от него.

- Я не хочу ничего противного, - прохрипела Трис, следуя за Розторн в комнату, где спали они с Ларк. - Со мной всё будет в порядке.

Ларк вернулась к своему шитью, присматривая за Сэндри. Браяр решил, что Медвежонка следует причесать, что он и начал делать, а Нико взял книгу. Даджа вышла на балкон.

Фростпайн сидел на перилах, упёршись спиной в секцию стены. Он бросил взгляд на Даджу, кивнул, и вернулся к созерцанию лежащей внизу долины. Скворец Трис по имени Крик спал на его плече, частично забравшись в его волосы.

Даджа села рядом, и посмотрела вниз. Полосы огня были лишь в нескольких милях от нижней границы леса. В её лицо то и дело попадали струи дыма. Они не влияли на неё с Фростпайном так, как на Трис и остальных, возможно потому, что маги-кузнецы были привычны к дыму.

Она не знала, что сказать ему, и потому молчала. Через некоторое время послышался его тихий голос:

- Я родился в Мабу, на юго-востоке Моря Камней.

«Жаркая страна — однако, там хорошие чёрное и красное дерево, а также изделия из латуни», - рефлекторно подумала Даджа. Она промолчала.

- Мой отец был в нашей деревне пастухом. Раньше он был беден. Мои старшие брат и сестра целыми днями говорили о том, как будут есть бобы — потому что больше ничего не было. Однако после моего рождения денег было достаточно. У моей матери и сестёр было по несколько платьев. Мой отец мог платить другим, чтобы те присматривали за стадами, пока он сидел в шуке со старейшинами, рассказывал истории, и разбирал споры, - в голосе Фростпайна зазвучали сказочные нотки, как если бы он рассказывал историю о ком-то другом.

- Наш мачауни — ты бы назвала его шаманом — был нам как уважаемый дядюшка. Он трапезничал с нами по праздникам, и приносил детям подарки. Он нашёл мужей для моих сестёр, и место среди воинов — для моего брата. Мне он не нравился. Он всегда следил за мной.

К балкону проплыло необыкновенно большое облако дыма. Глубоко вдохнув, Фростпайн подул, как если бы он был кузнечными мехами, отталкивая облако. Он выдыхал и выдыхал, пока в воздухе вокруг них не осталось дыма.

- Я был «угрюмым». Большую часть времени я проводил с кузнецом, был у него на посылках. Когда я подрос, он начал учить меня. Мне это нравилось, но и раздражало тоже. Чего-то не хватало. Это как всё время протягивать руку к инструменту, лишь чтобы обнаружить, что его нет на месте. В некоторые дни я так выходил из себя, что только и мог бежать, бежать и бежать.

Он замолчал, закрыв глаза. Наконец, он продолжил:

- Когда мне было пятнадцать, мачауни умер. Он умер — и вся моя магию, которую он забрал, и использовал со дня моего рождения, магия, за которую он платил моим родителям — она вернулась ком не. Я едва не умер. Мои вены как будто горели.

- Он даже не знал, что это была за магия. Он использовал её, чтобы получить желаемое. А я, когда я впервые вошёл в кузницу, после того, как поправился? Я услышал пение металла. Мои инструменты расплавились, когда я взял их в руки. Кузнец выгнал меня. Моя жизнь пошла под откос. И мои родители сказали мне, что это было для моего же блага. Даже слепой увидел бы, что они продали мою силу для своего блага.

- Ты никогда не рассказывал, - прошептала Даджа, её глаза защипало. От рассказа о его детстве ей хотелось плакать.

- Я очень, очень долго злился. Я хотел ненавидеть весь свет. Потребовалось много работать, чтобы оставить этот гнев позади, чтобы понять всю его бессмысленность. Если я думаю о прошлом, я опять злюсь, поэтому я стараюсь о нём не думать.

- И что с тобой случилось? И с твоей семьёй?

- Я ушёл. Пришлось — учить меня было некому, а учить было надо. Я всё ещё получаю вести от своей младшей сестры. Я не сразу повзрослел достаточно, чтобы писать ей.

- Неудивительно, что ты расстроился.

Он вздохнул:

- Ларк права — вам четверым это нужно. Просто воспоминания слишком остры.

- Я думаю, скоро это закончится, - заверила его Даджа. - Обещаю, что когда получу свою магию назад, я никогда больше её так не отдам.

Встав, Фростпайн подошёл к ней и поцеловал в лоб:

- Только это мне и нужно было услышать, - сказал он.

Глава 8

Пока следующим утром они ехали посмотреть на ледник, Трис держала пальцы скрещенными на то, что поход уведёт их от дыма, который застилал Золотой Кряж насколько хватало глаз. Мучивший её всю ночь кашель ненадолго отступил, когда дорога, которой они следовали, пошла вверх, мимо маленькой шафрановой долины. «Кто бы мог подумать, что такие мелкие растения могут так дорого стоить?» - думала она, когда Браяр указал на частично спалённую им террасу.

Ехавшая рядом с ней Сэндри вопреки своему обыкновению не была разговорчивой. Магическое напряжение её ткания сказалось на ней во время сна, как и предупреждала Ларк; она была бледна, её глаза слипались, и она полу-дремала в седле. Следом за ними ехали Нико, Яррун и Ларк, болтая друг с другом. Золотокряжский маг предложил поехать с ними до съезда в долину с ледником: он хотел посмотреть на ход полевых пожаров. В хвосте колонны ехал Браяр, вызвавшийся присматривать за вьючной лошадью, которая везла их обед.

Польям, всё ещё выкрашенная в ярко-жёлтый цвет, и Даджа ехали впереди. Как только скворец Трис по имени Крик перестал прочирикивать ей ухо, и отправился охотиться за завтраком, Трис погнала своего пони вперёд, чтобы поговорить с ними.

- Жаль, что так получилось с шафраном, - говорила Дадже Польям. - Мы его обычно и покупаем здесь. Леди Инулии нужно чудо, чтобы эта долина выжила до следующего урожая. Им нужны дождь, медь и шафран. И сейчас у них нет ничего из этого.

Трис посмотрела на лежавшую внизу долину. Далеко-далеко внизу она могла видеть край мелеющего озера: их дорога вела их к питавшей его реке.

- Хотела бы я, чтобы я могла что-то сделать, - пробормотала она, ударив кулаком по бедру. - Дома я бы вызвала штормы, и лило бы как из ведра!

- Правда могла бы? - смеясь спросила Польям. - Неужели?

- Могла бы, - хмуро сказала Даджа. - И задумалась бы не больше, чем если бы переворачивалась на другой бок в кровати.

Веселье сошло с лица Польям:

- Ты серьёзно?

Трис вывела своего пони на внешний край дороги. Теперь она шла вниз по склону, в лесистую расщелину, через которую входила в долину Золотого Кряжа маленькая, ворчливая речка, питавшая озеро.

- Не рассказывай ей про всё, что я могу делать, - посоветовала она Дадже. - Это может только заставить её нервничать.

- Да, может, - признала Даджа. Уже для Польям она сказала: - Трис иногда заставляет меня нервничать, а ведь она — моя саати.

Польям покачала головой:

- Слышать, как каков называют саати — такое чувство, как будто мир расходится по швам.

- А как ещё мне их называть? - удивлённо спросила Даджа. - Трис, Браяр, Сэндри — они мне близки как родные. Это было долгое лето, - сказала она, пытаясь объяснить их дружбу, и зная, что объяснение никуда не годилось. - Мы через многое прошли вместе.

Яррун подъехал к ним сзади:

- Вы должны извинить меня, но дальше я не поеду. Ледники меня не интересуют, - объявил он. - Их сила не сочетается с моей. Здесь я должен вас покинуть, - он повернул своего скакуна, направившись к сторожевым башням, стоявшим по обе стороны реки в месте, где она входила в долину Золотого Кряжа.

- Возможно у тебя получалось бы лучше, если бы ты интересовался, - пробормотала Трис. - Включает их твоя сила, или нет, - Яррун начинал действовать ей на нервы. Он был так уверен, что все его действия были правильными и верными. После того, что сказала Розторн, и после всех прочитанных ею с начала своего магического обучения книг, она сомневалась. Она чувствовала сухость лежавшей внизу долины. Сухость не ограничивалась горевшей травой, обмелевшим озером, или увядшими полями. Почва повсюду была иссушенной. Она могла видеть коричневый цвет кончиков листьев и иголок на всех деревьях; от их вида ей хотелось чесаться.

Пока они покидали долину, двигаясь вдоль реки, мимо сторожевых башен, она решила, что это, наверное, сказывается влияние Браяра на неё. Во время этой поездки она заметила, что стала больше замечать кусты и деревья.

Посмотрев вперёд, она могла видеть высыхающие кусты и траву по сторонам маленькой долины. Только берега реки были зелёными. «Я здесь только несколько дней», - подумала она, утирая лоб рукавом. «Каково же наверное жить здесь три года, когда всё вокруг высыхает?»

Их компания решила пообедать в отдалении от ледника, когда они обнаружили, что дувший от взмывавшей в небо стены льда ветер был холодным. Осмотревшись, они выбрали широкую полосу песчаной земли на расстоянии почти в тысячу футов, на вершине низкого, плоского холмика у подножья скалы. Подойдя к краю их поляны для пикника, пока другие расставляли еду, Даджа посмотрела на ледник.

Паря над ним вчера в магической форме, она не оценила, насколько обширным он был. Её вновь впечатлил его шум: ледник наполнял воздух щелчками, треском, стонами и журчанием таявшей воды. Слушая, она начала думать, что сказанное ей было правдой. Судя по звукам, лёд действительно двигался, пусть и медленно. Длинные, крутые выемки в каменистых стенах этой долины вполне могли быть следами, оставленными его когтями, пока он отступал от Золотого Кряжа.

- Даджа, - позвала Ларк. Они с Польям, Браяром — которому нравилось обращаться с едой, если уж он не мог её сразу запихнуть в рот — и Нико аккуратно расставили всё на покрывале. Трапеза была похожа на королевский пир, полный вкусов, которые были знакомы Дадже чуть ли не с колыбели. Теперь настало время добавить что-то к трапезе от неё.

- Нужно чем-то украсить стол, - сказала она остальным. Запустив руку в свои седельные сумки, она вытащила свой сюрприз, и воткнула её острым концом в середину покрывала. Там она заблестела на солнце, заканчивая разворачивать лепестки: медная роза. - Один из бутонов раскрывался, когда я проснулась, - сообщила она, довольная тем, как у всех отвисли челюсти от удивления.

Встав на колени, Браяр погладил цветок:

- Чтоб меня … - пробормотал он. - Он тёплый … я думаю, он всё ещё живой.

Польям опустилась на здоровое колено, чтобы осмотреть медный цветок. Дадже она сказала:

- Если сможешь научиться делать такого рода магию намеренно, то будешь весьма богатой лугшей.

«Я бы предпочла быть богатой Торговкой», - горько подумала Даджа, затем пожала плечами:

- Сначала мне надо научиться творить магию намеренно, не так ли?

Как только Ларк закончила молитву, никто не произнёс ни слова — все были заняты едой — хотя каждый время от времени протягивал руку, чтобы погладить медную розу. Еда Торговцев подняла всем настроение, когда они съели достаточно. Десерт из булочек, набитых мёдом и орехами, приятно расслабил всех.

Пока Ларк дремала, Трис, Браяр, Сэндри и Нико отправились посмотреть на ледник поближе. Польям и Даджа отправились прогуляться к берегу реки. Там, недалеко от ледового вала, вода была глубже, а течение — быстрее. Воздух был холоден в тени: они держались освещённых мест.

Какое-то время они ничего не говорили. Затем Польям неверно ступила своей деревянной ногой, и песчаная почва подалась под ней. Она замахала руками, чуть не упав в воду. Даджа схватила её, оттащив назад.

- Я в порядке, - прорычала Польям, восстановив равновесие.

Даджа понимающе отступила от неё. Она бы тоже не хотела, чтобы кто-то думал, будто ей нужна помощь и поддержка.

- Ты хорошо ездишь верхом, - отметила она, думая, что это поможет её спутнице чувствовать себя менее беспомощной.

Польям фыркнула:

- На небольшие расстояния, как сегодня, - ответила она, потирая мускулы на бедре своей искалеченной ноги.

Даджа поморщилась. Она хотела, чтобы женщина почувствовала себя лучше. Вместо этого она напомнила ей ещё про одну вещь, которую та не могла хорошо делать, и в которой по крайней мере Белым Торговцам следовало быть на высоте.

К её удивлению Польям призналась:

- У меня сводит ногу. На дальние расстояния лучше ходить пешком, даже если земля неровная.

Даджа не удержалась — слова слетели с языка раньше, чем она успела остановить их:

- Что с тобой случилось? Как это всё … - она сглотнула. - Прости. С моей стороны было грубым спросить такое. Это не моё дело.

Польям посмотрела на горячий воздух, поднимавшийся над скалами на другой стороне реки.

- Я была лучшей укротительницей лошадей, мулов и верблюдов в Десятом Караване Идарам, - мечтательно произнесла она, явно думая о лучших своих днях. - Лучшей во всех караванах Идарам. Примерно двенадцать месяцев назад мы пересекали Горы Оусар, в Кэрэнге. Плохая местность, очень плохая. Дорогу перекрыло оползнем, и я пыталась перевести через него нашу вереницу лошадей, вела их за собой. Камень вышел из-под ноги. Я упала, и заскользила вниз по склону на боку. Это был сланец — гадкий камень, который расщепляется на острые осколки. Он прорезал мне ногу до кости, отнял глаз — вся левая сторона моего тела выглядит так же, как моё лицо, - она прикоснулась к покрывавшим её левую щёку шрамам.

- Торговец и Счетоводчица, - прошептала Даджа. - Ваши лекари не смогли помочь?

- Они — лекари, а не боги, - сказала ей Польям. - После этого я уже не годилась для лошадей. Ты же знаешь, что мы предпочитаем покупать только наполовину обузданных животных, чтобы владельцы могли обучать их так, как им нравится. Без двух здоровых ног, чтобы удерживать равновесие, я пыталась, но …

- Мне жаль, - сказала Даджа.

- Тебе жаль меня? - криво улыбнулась Польям. - По крайней мере я всё ещё Цо'ха.

- И быть уироком настолько лучше, чем быть трэнгши?

Польям уставилась на неё, как если бы она сошла с ума:

- Что за глупый вопрос! Конечно же лучше! Конечно! - она провела пальцами по набалдашнику своего посоха, как бы запоминая гравировки и инкрустации, рассказывавшие историю её жизни. - Я буду каждый день молить Кому и Оти, чтобы ты нашла способ накопить столько зокина, чтобы твоё имя убрали из списков трэнгши, и чтобы ты вновь могла вернуться к нашему народу.

Наблюдая, как пальцы Польям скользят по инкрустированному металлическому навершию её посоха, Даджа закрыла своей ладонью навершие своего, скрывая ничем не помеченную латунь.

- Да есть ли в мире столько зокина? - устало сказала она.

- Такое уже случалось, - сказала Польям. - Может случиться снова. Мне жаль тот корабль или караван, который так тебе задолжает, но по крайней мере ты вернёшься к своим. Только это имеет значение, - она посмотрела на Даджу и резко сказала: - Неужели тебе не хочется вернуться к Цо'ха?

Даджа пнула сухой песчаный грунт под ногами:

- Да, конечно, - автоматически сказала она. - Но ведь нельзя быть одновременно Цо'ха и лугшей.

Польям моргнула:

- Если бы ты снова стала Цо'ха, то зачем бы тебе было быть лугшей? Какой смысл …

- Даджа! - послышался чей-то крик. Подняв глаза, Даджа увидела бежавшую к ним Трис, тяжело ступавшую пухлыми ногами. - Даджа, сюда!

- Они ничего, для каков, - тихо отметила Польям. - Но нельзя превратить пепел в золото, и нельзя сделать из каков настоящих людей.

Трис остановилась перед ними, задыхаясь.

- Даджа, ты что, не слышала, как я звала? Почему ты не пришла?

Даджа бросила на неё недовольный взгляд:

- Мы тут разговаривали, - раздосадованно сказала она. С чего это Трис решила, что люди должны бросать всё, как только она замычит?

- Но это важно, - настаивала рыжая. - Смотри. Ты сказала, что вы вышли здесь из-под земли через горячие источники, так? Знаешь — где? Недалеко отсюда? Браяр не может вспомнить.

Трис со своими вопросами. Она хоть когда-нибудь переставала их задавать? Дети Торговцев, как Даджа весьма хорошо знала, говорили только тогда, когда с ними заговаривали.

Даджа

Её было не заткнуть, пока она не удовлетворена. Прищурившись, Даджа осмотрела поднимавшуюся по их сторону реки каменистую землю. В нескольких сотнях футов выше она обнаружила зелёную линию кряжа. Оттуда на людей смотрело белое мохнатое лицо, длинное и важное, с маленькими чёрными рожками наверху.

- Примерно пятьдесят футов от того дедули-козла земля снова поднимается. За тем подъёмом и лежат горячие источники.

Нико, Сэндри и Браяр, шедшие более практичной походкой, догнали их.

- Если бы у нас была наша магия, мы бы могли войти в землю под источниками, и посмотреть, продолжаются ли разломы подо льдом, - заметила Трис для Нико.

- Мне жаль, что у вас нет вашей магии, - защищаясь сказала Сэндри.

Нико похлопал её по плечу:

- Всё в порядке - мы не могли откладывать проект по разметке, только не после того, как ваши силы начали выходить из-под контроля. Все знают, что ты вчера заработалась до изнеможения.

Сэндри показала Трис язык, но та лишь улыбнулась.

Нико продолжил:

- Видите эти огромные куски скалы, сжатые вместе — как они образуют линию? - все уставились на гранитные плиты, устилавшие стены долины по их сторону реки. Камни выглядели так, как если бы чудовищная сила прижимала их друг к другу, пока один из них не наехал поверх другого. - Они показывают место, где сталкиваются два участка земли. Они проходят по этой долине.

- Я не понимаю, - пожаловалась Даджа, опёршись на посох. - Что такого важного в горячих источниках и разломах в камнях?

- Вода, - сказал Браяр. Он снял свои ботинки. Сев на камень, он опустил стопы в реку — и резко выдернул их, взвизгнув. - Она холодная!

- Талая вода, - с ухмылкой напомнила ему Польям.

Вода, - раздражённо сказала Трис, видя, что Даджа всё ещё не поняла, к чему она ведёт. - Как нам провести ещё воды в эту реку, и в долину Золотого Кряжа, если у нас её здесь тонны — в замороженном виде? Видишь, если неподалёку есть горячие источники, значит лава ближе к поверхности …

- Или до неё проще добраться, - сказал Нико. - Если лава проникнет в разломы в земле, идущие в местах, где ледник наиболее толстый, мы можем заставить лёд таять быстрее.

Теперь Даджа увидела:

- Вода потечёт вниз, к озеру. У Золотого Кряжа будет вода.

- Нико говорит, что самые толстые части ледника имеют толщину в тысячи футов, - объяснила Трис. - Возможно этого хватит, чтобы не дать лаве прорваться наружу. Иначе получится вулкан, а мы этого очень не хотим.

- Не забудь, что нам также надо быть осторожными с таянием льда, - указал Нико. - Слишком много тепла — и появится опасность наводнения или грязевых оползней.

Польям странно на них поглядела, взгляд её здорового глаза нервно перескакивал с одного лица на другое.

- Вы говорите об использовании силы земли так, как ты могла бы говорить об использовании лежащего под рукой молотка, - сказала она, глядя на Даджу.

- Вот такие вещи они делают, - тихо сказал ей Нико.

- И Даджа могла бы никогда не узнать, что может, - напомнил им Браяр. Он осторожно, по чуть-чуть, опустил стопы обратно в воду. - Учитывая то, как ваш народ относится к инструментам и изготовлению вещей, она бы никогда и близко к кузнице не подошла.

Она не хотела это слышать ни от него, ни от кого-нибудь ещё. Даджа отвернулась.

- Если существует способ дать Золотому Кряжу воды, то следует сказать об этом Леди Инулии, - заметила Сэндри, зевнув. - Ей нужны все хорошие новости, какие она только может получить.

- Я думал, она тебе не нравится, - усмехнулся Нико.

- Не нравится, - признала Сэндри. - Но её подданные достаточно милы, и им будет на пользу всё, что мы сможем сделать.

На этом они вернулась, чтобы собрать свои вещи. Взойдя на холмик, где они трапезничали, они остановились. Ларк стояла на коленях на покрывале, как если бы она собиралась выдернуть медный цветок Даджи в процессе уборки. Она поманила их ближе.

Цветок вырос. Стебель, который Даджа воткнула в землю, был толще; рядом с ним из-под земли выросло ещё два стебля. Все три расщепились на ветки и листья поменьше. На конце среднего стебля уже начал формироваться бутон.

Даджа упала на колени рядом с Ларк. Протянувшись, она обняла изначальный цветок руками, и осторожно прощупала лепестки. Они были такой же толщины, какой были, когда она поставила цветок в центр покрывала. В отличие от железной лозы, цветок не потерял металл в стремлении дать дополнительные ростки. Остальная часть нового растения была крепкой.

- Я не понимаю, - пожаловалась она, подняв взгляд на Нико. - Здесь наверное в четыре раза больше меди, чем было в цветке, который я принесла из замка. Он же не может делать медь из воздуха!

- А где растения берут то, что им нужно для роста? - с напряжением на лице спросил Браяр?

- Из земли, - пробормотала Сэндри. - Они получают это из земли.

- Но земля — это просто грязь, - возразила Трис.

Даджа едва дышала от возбуждения:

- За исключением случаев, когда в ней есть металлы, - сказала она рыжей. - Он получает медь для роста из …

- Ещё меди? - прошептала Трис.

- Целой кучи меди, - ухмыльнулась Даджа.

- Вы уверены? - потребовала Польям.

Даджа раздражённо покачалась на пятках:

- Если бы у меня была моя магия, я бы могла последовать вниз и убедиться!

- Я убеждён, - сказал Нико, вставая. - Эта штука нашла медную вену, и укоренилась в ней.

- Леди Инулию следует уведомить немедленно, - указала Ларк. - Она несомненно захочет послать солдат, чтобы защищать это место. И возможно, что кому-то из нас следует остаться здесь, пока другие вернутся, чтобы охранять медный куст от местных негодяев.

- В этом не будет необходимости, - Нико отошёл к краю покрывала, и глубоко вдохнул. Ларк руками и жестами заставила остальных отойти от медного куста.

- Что он делает? - шёпотом спросила Польям остальных.

Ей ответила Трис, ученица Нико:

- Его магия имеет отношение к видению вещей, самых разных вещей. Он собирается изменить то, как люди воспринимают то, что находится на этом месте.

- Тихо, - приказал Нико, не открывая глаз. Сведя ладони вместе, он склонил голову. Через пространство между ним и медным цветком заструился белый огонь. Впитываясь в землю, он обернулся вокруг металла, образуя цилиндр, который рос, пока не достиг почти пяти футов в высоту. Из него протянулись ветви, на которых затем выросли другие ветви и листья. Белый огонь потускнел, сменив цвет на коричневый или зелёный. В конце-концов Нико уронил руки, и открыл глаза. Его идеальная иллюзия дерева затвердела и осталась такой.

- Очень мило, - одобрительно сказал Браяр. - Я бы и сам лучше не сделал.

- Ты бы вообще не смог такое сделать, - пробормотала Трис.

Браяр проигнорировал её:

- Но в этих местах пробковые дубы не растут. Слишком холодно.

Нико посмотрел на него, задрав нос:

- Извини, что ты сказал?

Браяр пожал плечами:

- Просто подумал, что стоит упомянуть.

Нико бросил на дерево недовольный взгляд. Образ пошёл волнами, и превратился в молодую длинно-игольчатую сосну.

- Всё в порядке? - потребовал он, прошествовав к своим седлу и уздечке. - Если мы закончили придираться к мелочам, то я бы хотел вернуться в Золотой Кряж!

Осклабившись, Браяр и сам пошёл седлать своего скакуна.


К тому времени, как они приблизились к проёму, где река входила в долину Золотого Кряжа, они могли видеть, что дым ещё больше сгустился. Трис спряталась за мокрым платком, повязанным над её носом и ртом. Вскоре все, кроме Даджи, выбрали такой же способ защиты. Ничто однако не мешало дыму щипать их глаза, и все их лошади ясно показывали, что они не рады ехать на запах огня.

Польям проскользнула между Даджей и Трис, которые были самыми неважными всадницами, чтобы помочь им справиться со своими пони.

- Какая цена за твою лозу? - спросила она Даджу, пока они ехали между пары сторожевых башен; её слова были приглушены мокрой тканью. - Десятый Караван Идарам будет здесь ещё один день, но после этого нам нужно уезжать. Честно говоря, если ты простишь мне игру слов, здесь становится жарковато.

Трис застонала, и закашлялась.

- Я думаю, две золотых маджи, - рассудительно сказала Даджа, поднимая взгляд на Польям. - Это ещё больше увеличит твой зокин, ведь ты сказала им, что по твоему мнению я продам за три.

- Да что же ты за Цо'ха? - потребовала Польям. - Дело же не в моём зокине, дело в твоей выгоде! Ты знаешь не хуже меня, что гилав Чандриса знает, что сможет выручить по крайней мере шесть золотых маджи от продажи.

- Мне сейчас не нужно много денег, - пожала плечами Даджа. - Твой народ ведь захочет продолжать покупать у меня, да? Когда я буду знать, что я делаю, и смогу создавать вещи, потому что хочу создавать, а не из-за случайности, тогда я буду брать больше. Это неправильно — обогащаться на чём-то, получившемся из-за ошибки.

Сэндри сжалилась над Польям, которая с отвисшей челюстью уставилась на Даджу:

- Почему бы не заплатить две золотых маджи и три золотых астрела? ‑ Предложила дворянка. - Это больше половину маджи — они решат, что ты заторговала Даджу до умопомрачения, чтобы заставить её продать по такой цене.

Даджа улыбнулась Польям:

- Она права, знаешь ли. Твой зокин будет высок как никогда. Ты будешь известна как самый прожжёный уирок к северу от Моря Камней.

Они продолжили обсуждать, пока выезжали из маленькой долины в большую. Посмотрев на другую сторону реки, Ларк взволнованно вскрикнула.

В сотне ярдов вниз по склону от дальней сторожевой башни огонь опасно близко подобрался к миндальному саду. Единственной преградой ему была кайма покрытой сухой травой открытой земли лишь тридцать футов в ширину. Её уже глодала полоса низкого, голодного пламени. Искры и горящие стебли травы уже плыли по воздуху к деревьям.

Ларк, бормоча, начала копаться в своих седельных сумках. Нико мягким словом остановил её: Из-под деревьев на траву выехал Яррун. Остановив своего скакуна, он подбросил в воздух свой останавливающий огонь порошок. Его лошадь похоже привыкла к таким выходкам, и осталась совершенно неподвижной, лишь прядая ушами, когда мимо проплыло облако порошка.

Произнося слова на незнакомом языке, Яррун начертил в воздухе пальцами знаки, как и в их первую ночь в долине. И вновь огонь погас. Маг осел, перегнувшись через луку седла. Ларк повернула было своего скакуна к мосту, чтобы посмотреть, в порядке ли маг, но тот выпрямился, и покачал головой. Порывшись в своей седельной сумке, он вытащил флягу, и открутил крышку. Он поднял её, как будто произнося тост для Нико.

- Я небесполезен, не так ли? - хрипло крикнул он. - По крайней мере я важен в течение половины года! В Лайтсбридже мне не хотели давать место преподавателя, нет, но здесь без меня никому не обойтись!

Дрожа, Ларк развернула своего скакуна, и погнала его по дороге в замок. Остальные члены их маленького отряда без слов последовали за ней. В этот раз Нико ехал последним, часто оглядываясь на одинокую фигуру на берегу реки.

Глава 9

Оставшаяся часть поездки понравилась только Браяру, а он чувствовал себя беспокойно. Проезжая мимо шафрановых террас, они ненадолго увидели Розторн, работавшую вместе с горсткой фермеров во многих карманах почвы. Браяр зарычал, видя её там без себя. Он хотел вернуть свою магию; он хотел, чтобы её починили.

Поскольку это от него не зависело, и он знал, что Сэндри было бы больно, если бы он жаловался, он попытался выкинуть это из головы. По большей части это ему удалось, хотя образ босой Розторн на песчаной почве возвращался, чтобы зудеть в нём.

Когда группа достигла замка, она разбилась. Нико пошёл искать Леди Инулию, чтобы обсудить вопросы вроде воды с ледника и новой медной шахты. Польям вернулась к своему каравану, чтобы доложить о результате своих усилий. В конце-концов лишь Ларк и четверо друзей вернулись в свои комнаты. Там их встретил Медвежонок, без ума от радости, после продолжительного одиночества. Успокоить его смогли не сразу.

Как только все уселись, Сэндри вытащила свёрнутый поясной станок. Зацепив один конец за ножку стола, она растянула сотканные нити, выпрямляя края, пока каждая прядь не легла совершенно прямо. Браяр вскоре обнаружил, что не хочет смотреть на эту штуку. Её призрачные цвета смещались перед его глазами, как если бы он смотрел на ткань через волнующийся от жары воздух.

Медвежонок понюхал её, и отскочил через пол-комнаты, заскулив. После этого он держался от неё подальше.

Сэндри посмотрела на свою работу, потёрла глаза, и снова посмотрела:

- Ларк?

- Нам надо сделать ещё одну вещь, чтобы стабилизировать ткань, - сказала посвящённая. Она открыла кожаный мешочек, который всегда носила с собой, и вытащила длинный, тонкий флакон. Из него она насыпала горку цветной пыли на одну из ладоней.

- Что это? - поинтересовалась Трис. - Для чего это?

Ларк улыбнулась:

- Это толчёный кремень, гематит, дягель, звёздчатый анис и лотос, - ответила она. - Когда мне нужно увидеть магию в моей ткани, увидеть так, как это делает Нико, то я добавляю это в ткань. Оно должно помочь нам разобраться в карте, которую сделала Сэндри.

Она встала на колени рядом с тканью, и жестом указала Сэндри сделать то же самое.

- Подставь руки, - приказала она. Когда Сэндри послушалась, Ларк насыпала порошок ей в ладони, спрашивая:

- Чувствуешь свою силу в плетении? - Сэндри кивнула. - Призови её к пыли, - проинструктировала Ларк. - Потом посыпь пылью ткань. Постарайся покрыть каждый участок тканого материала. Я буду внутри, работая с тобой, но только как направляющий. Порядок?

Сэндри закрыла глаза, и кивнула.

Сила полыхнула: Браяр, Даджа и Трис прикрыли глаза. Медвежонок убежал в спальню. Было невозможно увидеть, что делали Ларк и Сэндри, но они чувствовали это. У Трис заныли зубы. У Браяра потекло из носа: он начал искать носовой платок. Лютая боль разошлась по желудку и внутренностям Даджи; она свернулась, стискивая свой живот. Все услышали, как Сэндри тонко закашлялась.

Боль и давление прошли. Свет угас.

- Ау, - слабо сказала Даджа, выпрямляясь.

Браяр неуверенно встал на ноги, высмаркиваясь.

- Извините, - слабо сказала Ларк. Она бросилась в их уборную. Судя по звуку, она успела как раз вовремя, когда её вывернуло.

Сэндри попыталась встать, и упала на стол. Она уцепилась за него в панике, пытаясь не дать своим коленям подогнуться, и позволить ей упасть на её работу. В тот момент она бы с радостью согласилась больше никогда не видеть своё плетение. Она была уверена, что нити основы оказались заменены её венами, а нити утка — всеми волокнами её мускулов. Она отважилась бросить взгляд на Трис. Рыжая не отводила ладоней от глаз.

- Трис, - прохрипела она. - Всё в порядке.

- Скажи мне, что ты не знала, что будет так плохо, - шёпотом ответила та.

- Я и понятия не имела, что у него будет такая … такая отдача, - это была Ларк, опёршаяся на дверной косяк. Она заканчивала вытирать лицо влажным платком. - Она никогда раньше не была такой интенсивной, - она прочистила горло. - Всё дело в вас четверых. Вы и сначала были сильны. Потом вы свились вместе, и стали сильнее. Теперь вы все спутаны, и эффект … расширился, - она слабо указала на ткацкий станок. - Если мы сможем вас распутать, то всё станет более управляемым.

Сэндри утёрла лицо рукавом, и посмотрела на своё создание. Теперь цветы были такими тёмными, что невозможно было поверить в то, что она использовала некрашеную нить. Она ясно видела, что стало с их магией. Где-то дюйм полосы шли чисто и ровно, как если бы их чертили с помощью линейки. Но после этой черты в один дюйм волокна толщиной в волос уходили в сторону, сначала через границу между полосами, потом дальше. К тому времени, как ткань доходила до четырёх или пяти дюймов, цвета были безнадёжно спутаны, и зелёный, оранжевый, белый и синий формировали переливающийся слой поверх нитей основы. Уткнувшись носом в ткань, она попыталась увидеть сквозь гладкое покрытие, чтобы увидеть основу, но безуспешно. Ей пришлось бы заново спрясть шёлк, чтобы он снова превратился в отдельные нити.

- Это объясняет больше, чем не объясняет, - прокомментировала Ларк. - И разделение ваших сил после этого займёт несколько дней. Ты начнёшь каждую полосу заново. Каждый раз, когда волокно будет уходить в сторону, тебе придётся останавливать его, и возвращать к надлежащей нити.

- И мы будем там же, где были в начале лета? - осведомилась Трис. - Я — только магия погоды, Сэндри — только магия нитей …

- Мне не нравится, когда из меня выпрыгивают молнии, - сказал Браяр, - но эта смесь не полностью плохая. Видеть магию — весело, мы это подхватили от Трис …

- Мне нравится ткать из огня, - указала Даджа. - Я сделала себе таким образом лампу, когда была в кузнице Калида, и плетение, которое я сделала вчера, тоже пригодилось.

- Мы перестанем общаться разум-к-разуму, как сейчас? - спросила Трис. - Это началось после того, как Сэндри свила наши магии вместе во время землетрясения.

- Я не знаю, - призналась Ларк.

- И этот живой металл — полезная штука, - продолжал Браяр. - Посмотрите, сколько Торговцы готовы выложить за железную лозу. Из-за неё мы нашли медь.

- Но что-то надо сделать, - напомнила ему Ларк. - Должен быть какой-то контроль над вашей силой. Вы же знаете это.

- Что если я просто разделю этот беспорядок обратно на полосы, и не дам волокнам убежать от нитей? - спросила Сэндри. - Я могу сделать границы между полосами. Наша магия всё ещё будет смешана, но если каждая полоса будет отделена …

- Вы будете крепко держать свои силы, - пробормотала Ларк, провода пальцами по блестящим кудрям, расхаживая по комнате. - Они не не выйдут у вас из-под контроля, - она посмотрела на плетение, и вздохнула. - Я определённо не могу быть уверена в том, что мы сумели бы разделить вашу магию, или что она осталась бы раздельной — только не без барьера, который ты предложила. И почему я не додумалась о барьерах между полосами? - Со смешинками в глазах спросила она свою ученицу. - Тоже мне, мастер!

- Ты бы додумалась, - возразила Сэндри. - Может быть я переплетена с тобой, - она озорно улыбнулась Ларк.

- Я обсужу это с вашими учителями, - сказала им трём Ларк. - Если они согласятся, Сэндри сможет распутать вас этой ночью, перед сном. Вообще, я думаю, я прямо сейчас спущусь в деревню, и поговорю с Фростпайном.

- Я найду Нико, - вызвалась Трис.

- Катушки ниток, которые я вам дала, всё ещё у вас? - осведомилась Ларк. Все четверо молодых людей запустили руку в карманы и вытащили нитки. - Очень хорошо. Держите их при себе, - женщина посмотрела на ткацкий станок. - Давайте пока уберём его подальше. Его эманации вызывают у меня зубную боль.

- Э-ма-на-ции, - осторожно произнёс слово Браяр. - Это чувства, верно? От него исходят магические чувства.

- Верно, - сказала Ларк, пощекотав ему нос. - Мы ещё сделаем из тебя грамотея.

Сэндри встала на колени рядом со своей работой, и начала осторожно скатывать её.


Даджа не находила себе места. До ужина ещё оставалось время, но его не хватало, чтобы разжечь кузнечный горн и по-настоящему поработать. Побродив в течение часа по замку, она вернулась в их комнаты, чтобы взять напильник и гвозди, которые она сделала в течение прошлого дня; по крайней мере она может заострить кончики. Она сумела обработать с дюжину, прежде чем это занятие стало невыносимым. Она бросила напильник на другую сторону спальни, и снова утопала наружу, не обращая внимания на занятых приготовлением мази от ожогов Браяра и Трис, поднявших на неё взгляды.

Вид того, как они осторожно процеживают масло алоэ, ещё больше распалил Даджу. Неужели они не понимают, что это всё впустую? Яррун не собирается выпускать ни один из пожаров из-под контроля!

Что она действительно хотела — и чего не могла получить — это море. Она должна сейчас быть там, у борта корабля, подставив лицо ветру, дыша чистым солёным воздухом, пока их корабль несётся вперёд. Как она оказалась пойманной в ловушку в этой дурацкой горной долине? Если она не может быть Цо'ха, то по крайней мере она могла быть в Спиральном Круге, где она может стоять на стене, и вдыхать этот чудесный запах моря.

Здесь же стена наверное пахнет дымом. Что ж, придётся обойтись этим. По крайней мере огонь был её другом, и помогал ей делать единственную важную вещь, которую Цо'ха не отняли у неё. Решив так, Даджа отправилась искать, где взойти на внешнюю стену замка.

- Если тебе нужен вид, почему бы не попробовать наблюдательную башню? - предложил слуга, когда она спросила у него дорогу. - Там сейчас кто-то есть, наблюдает за пожарами, но они не будут против посетителей.

Надеясь, что наблюдатель будет не в настроении для разговоров, Даджа последовала инструкциям слуги. У двери в основании башни стояли стражники, но они позволили ей пройти без вопросов. Она поднималась, поднималась и поднималась. Когда она решила, что ещё одна ступенька — и у неё пойдёт кровь из носа, она добралась до конца. Дверь наверху была открыта — когда она прошла через неё, она оказалась рядом с маленькой будкой в центре широкой платформы. Её края огораживала зубчатая стена высотой ей по грудь. Сделанная из камня, стена была усеяна отверстиями, пропускавшими ветер. На этой высоте ветер дул сильно.

Она с волнением осознала, что её беспокоит близость края. Разве она не дежурила сотни раз на стеньге Третьего Корабля Кисубо? Она сделала шаг от двери, потом ещё один. Палуба — пол — под её ногами была успокаивающе твёрдой.

- Она не так уж плоха, - Яррун подошёл с дальней стороны платформы. Ветер царапал его куртку и рубашку; его волосы были растрёпаны. - И она простояла здесь целый век, - он припал к фляге, которую нёс в руке.

Даджа нахмурилась — это что, был алкоголь? Только пьяного огненного мага им и не хватало. Она не была в праве делать замечание взрослому, но учитывая то, сколько всего в долине зависело от этого одного человека, мысль о том, что он напивается, её не успокаивала.

Её страх высоты испарился. Она подошла к стене и посмотрела вниз. Они были над всей долиной, за исключением окружавших её гор. Лежавшая внизу долина была похожа на лоскутное одеяло, лоскутами которому служили фруктовые сады, поля, деревни и пастбища. Обмелевшее озеро было лужей в центре одеяла. Беспорядочные чёрные полосы поперёк аккуратных квадратов показывали, где сгорела трава. Другие полосы пылали оранжевым, или горели оранжево-чёрным. Угроза по-прежнему нависала над ними, в особенности на ближайших к замку пастбищах. Прямо внизу, в серверной трети долины и по краям, чёрно-зелёные пояса леса росли на земле, которая была слишком крутой для возделывания. Над всем этим плыла бледно-серая пелена дыма.

- Всё, о чём говорят местные, это богатство в меди и шафране.

Яррун подошёл, и встал рядом с ней.

- Эти деревья — они тоже своего рода богатство, в древесине, смоле и орехах. Если бы пришлось, они могли бы жить на это. А эта женщина говорит, что я должен позволить всему этому сгореть!

- Розторн действительно знает растения, - осторожно сказала Даджа. - В этом её магия.

- Магия! - усмехнулся тот. - Магия не может заменить знание, девочка. Это бормотание о ритмах земли и о природе — глупость. Истинное знание получается, когда люди могут творить те же заклинания, что и ты, и получать те же результаты. И тебе нужно знание, чтобы правильно понять устройство мира. Если будешь полагаться только на интуицию или магию для интерпретации наблюдаемого, то придёшь к выводу, что животные мудры, а не просто научились, что если будут делать определённые вещи, то ты будешь доволен. Ты будешь убеждена, что лишь соответствующие церемонии заставят солнце вставать каждый день, как полагали в своё время в Курчалской Империи, - подняв флягу, он сделал глубокий глоток.

Даджа бросила на неё косой взгляд.

Он увидел это, и поднял флягу:

- Я бы предложил тебе, но тебе это вредно. Это крепко заваренный Янджингский чай, угольно-чёрный, с добавлением стимуляторов, вроде бигнонии. Поскольку в этом году я нужен днём и ночью, мой чай помогает мне поддерживать себя в рабочем состоянии.

- Это не алкоголь? - подозрительно спросила она.

- Спирт был бы губителен. Он уничтожает концентрацию и рефлексы.

По крайней мере в этом был смысл. Она опёрлась на загородку, и молча смотрела на долину. Яррун тоже был тих, позволяя своим глазам бродить с востока на запад. Она один раз посмотрела на него, и заметила, что он слегка дрожал. «Его стимуляторы?» - подумала она, а потом отбросила этот вопрос, и повернулась лицом к ветру.

Солнце ползло вниз по небу, направляясь к горам. На западном краю тени уже накрыли игрушечные фигурки пары сторожевых вышек и ущелье, которое вело в долину ледника. Она могла видеть пятнышки, которые были Розторн и другими рабочими, возвращавшимися от шафрановых террас. На границе леса мальчики и мужчины, делавшие заградительную полосу, рыли и копали, пытаясь расширить промежуток между наступавшими полевыми пожарами и деревьями.

Яррун не находил себе места. Он прошёл к дальней стороне платформы, но оставался там только несколько минут, прежде чем вернулся.

- Можно мне спросить кое-что? - осведомилась Даджа. В худшем случае он прогонит её с платформы.

- Спрашивай что хочешь, - отстранённо ответил он, глядя на заградительные полосы. - Конечно, я не обещаю, что отвечу.

«Взрослые! Почему они всегда всё усложняют?» - поморщилась Даджа. Поскольку он стоял к ней спиной, Яррун этого не видел.

- Почему вы сказали Нико, в первую нашу ночь здесь? - спросила она. - Что он ничего не мог сделать, чтобы остановить пожары? Что он вам сделал?

Мужчина обошёл платформу ещё раз, обойдя её по всему периметру. Он так долго молчал, что она было решила, что он не ответит. Она раздумывала, не вернуться ли внутрь, когда Яррун сказал:

- Ты такая молодая. Молодая, и одарённая необычной магией. Тебя следует поздравить.

«Поздравить?» - Даджа подумала о Браяре, тайно оплакивавшем сожжённые луковицы шафрана. А что насчёт Трис, которая с криками просыпалась три ночи из четырёх, потому что ей снились рабы, утонувшие из-за того, что она обрушила молнию на корабли, на которых они гребли? Или Сэндри, которая постоянно носила с собой заколдованный излучать свет камень, потому что боялась темноты? Что насчёт самой Даджи, навсегда ставшей трэнгши?

Не зная, что за мысли проходили в её сознании, Яррун продолжил:

- Люди вроде тебя и Никларэна Голдая никогда не будут просто ещё одним магом. Вы никогда не будете работать день за днём над заурядными заклинаниями — и не важно, что наш мир не может обойтись без заклинаний, которые не дают еде испортиться, или заклинаний для выслеживания преступников. Заурядные маги живут в обветшалых комнатах. Они с трудом наскребают денег, чтобы оплатить ренту и материалы. И как только кто-то вроде Голдая появляется в городе, ни у кого нет больше для тебя времени. Ты не такой интересный, как он — ты не такой знаменитый. Ты просто творишь заклинания, отпугивающие карманников, и не дающие забиться водопроводу и дымоходам.

Она уже пожалела, что спросила.

Яррун ещё не закончил:

- Покинув университет, я двадцать лет работал, постоянно путешествуя, пытаясь стать одним из великих. Почему нет? Я был хорош. Просто надо было найти верные заклинания и верного покровителя. Каждый раз, когда отец писал мне, это было «Когда ты прекратишь обманывать себя, и захочешь настоящей работы, возвращайся домой». В конце-концов я так и сделал. Я вернулся домой, чтобы погасить пожары на севере Эмелана. И вот я здесь, творю магию, к которой мало у кого есть талант, в то время как моя леди сажает Никларэна Голдая на самом высоком столе, и меня — с ним. Моё обычное место, когда нас не навещают великие маги — лишь немного выше соли, вместе с камергером и стюардом, - он отпил из фляги, и горько улыбнулся. - Теперь ты уже жалеешь, что спросила.

- Совсем нет, - твёрдо соврала Даджа.

Яррун перевернул флягу — на платформу упало только несколько капель.

- Надо снова наполнить её. Будь я на твоём месте, я бы полился о том, чтобы никто не начал считать кузнечную магию заурядной, иначе ты на своём горьком опыте поймёшь, что я прав, - он покинул её, зайдя внутрь.

Даджа укусила ноготь. Разве это не глупо — волноваться из-за славы? Разве это полезно — беспокоиться о чужой магии? Она у тебя либо была, либо её не было, что бы Яррун не полагал насчёт изучения верных заклинаний. И она бы вмиг отдала всё это, чтобы снова стать Цо'ха.

Повернув лицо к дымному ветру, она позволила ему выветрить желчь Ярруна из её головы.


Сэндри ткала. Сначала она осознавала происходящее вокруг неё: Браяр и Трис делали мазь, Даджа ушла, а Ларк — вернулась. Кто-то покормил Медвежонка; она почувствовала запах еды. Крик сел на палку на другом конце ткацкого станка, и зачирикал; когда она не покормила его, скворец улетел. В конце-концов всё угасло, по мере того, как она продолжала работать. Она чувствовала себя наполненным светом стеклом. Узор под её пальцами извивался, как если бы он состоял из червей. Это были магии, пытавшиеся вырваться из-под контроля. Они бились в её хватке, пока она ткала, но она не соглашалась их отпускать. Они носились без присмотра всё время с месяца Мёда. Время для игр закончилось.

Что произошло? В один ужасный момент, уверенная, что находившиеся вокруг камни сотрут в порошок её, её друзей и их собаку, она вспомнила свои уроки прядения. Тогда звучало разумным собрать нити их сил, и спрясть их вместе, сделав сильнее, чтобы дать им возможность противостоять землетрясению. И посмотрите, как всё обернулось!

Она сделала это. И это было справедливо, что именно она наставит магии на истинный путь.

Вот новая нить Браяра, намотанная на его собственный челнок, а не спутанная с остальными, как это было с первой партией нитей. Он был закреплён в цветастом беспорядке на левой стороне ткани, в месте, которое изначально было его. Взяв челнок, Сэндри сконцентрировалась на Браяре. В эти дни от него чудесно пахло сырой землёй и травами, алоэ, соснами и цветами. Вот шёлковая петля уловила его быстрые руки, когда он прятал рулет за пазуху, или балансировал нож на кончике пальца. Свет сместился, и у неё получились его бледные серо-зелёные глаза под густыми чёрными бровями. Призрачная рука дёрнула её за косичку, как он любил делать, когда она не смотрела. Она достигла конца его полосы.

Теперь — граница, простая белая хлопковая нить на маленьком челноке, пустой участок, в котором не было никого. В её сознании он был стеклянной стеной, разделявшей Браяра и Трис. Десятью нитями утока спустя она отложила этот челнок, и взяла другой, на котором была нить Трис. Он тоже был белым, но белой шёлк, как и шёлк Браяра, отсвечивал лунным сиянием. Теперь Сэндри надо было забыть Браяра на какое-то время, и сконцентрироваться на Трис.

Трис легко приходила на ум. Эта полоса была грубыми рыжими волосами, кудри которых были отрезаны, пока Трис не перестанет растить на них молнии, когда выходит из себя. Здесь был запах старых книг и немного лака для дерева — Трис любила работу по дому. Здесь были грозово-серые глаза, смягчавшиеся, пока Трис расчёсывала шерсть Медвежонка, когда она думала, что никто больше не видел, как она любила их неуклюжего пса.

Сэндри добралась до конца полосы Трис слишком быстро. Что ж, она скоро вернётся. Взяв другой маленький челнок, Сэндри отделила рыжую свежим белым барьером.

Теперь она достигла своей собственной полосы. Что ей делать? Одно дело — ткать своих друзей, которых она так хорошо знала. Что она может внести сюда от себя?

Без предупреждения в её сознании раскрылся личный кошмар, питаемый магией. Её родители лежали вместе в кровати. Их кожа была покрыта высыхающими язвами оспы; от них несло мертвечиной.

Вытянув свой разум из этого воспоминания, девочка попала в другое, в комнате без окон, заполненную чёрными бархатными тенями. В её центре находился мерцавший светом шёлковый шнурок: её первая магия. Она сотворила её, потому что в тот момент готова была попробовать что угодно, лишь бы развеять темноту, даже воззвать к магии, которой, как она была уверена, у неё не было.

Вот только она у неё была, не так ли? Шнурок светился, пока она концентрировалась на нём. Он светился, и она выжила взаперти в той крохотной скрытой комнате, пока её не нашёл Нико. «Я искал сокровище», - сказал он однажды, вот только сокровище досталось ей: новая жизнь, и магия, и друзья, которые были больше жизни.

Теперь она достигла конца своей полосы, потратив на её всю нить с челнока, и даже не заметив это. Пришло время отгородиться. Она осторожно добавила белую хлопковую границу, затем взяла челнок с нитью Даджи. Эта часть плетения была лёгкой, после общения с Польям. Даджа была морем. Она была огнём в горне, и посохом с непомеченным навершием. Она была первой подругой Сэндри в Спиральном Круге; она была раскалённым металлом и тёмно-красным цветом, который Торговцы носили в трауре. Она дала Дадже, и краю ткани, белую кайму.

У Сэндри болела спина. Ей надо было размяться. Когда она со стоном встала, её чувствительный нос уловил манящий аромат еды. Кто-то оставил на столе поднос с кувшином сока, тарелкой кускуса с курицей, чашей с острыми нутами, и деревянной тарелкой с пресным хлебом. Она одной рукой зачерпнула кускуса, как это делали люди в Бижане и Сотате, и набила им рот. Она потянулась свободной рукой к кувшину, собираясь налить себе в кубок сока.

- Позволь мне, - произнёс бархатно-мягкий голос, и чья-то рука подняла кувшин. Сэндри взвизгнула, подскочила, и закашлялась. Её дед крепко похлопал её по спине, пока она не отдышалась, затем протянул ей кубок с соком. Она медленно отпила, густо покраснев от стыда, поскольку он видел, что она ела как простолюдинка.

- Я не хотел пугать тебя, - отметил Герцог Ведрис, садясь. - Мне и в голову не приходило, что ты не осознавала моего присутствия здесь.

Сэндри прочистила горло:

- И долго?

- Какое-то время, - признал он. - Я не хотел прерывать тебя. Зрелище было захватывающим — ты знаешь, что ты светилась?

Сэндри покачала головой, всё ещё краснея.

- Ешь, - он кивнул в сторону еды. - Ты выглядишь изголодавшейся.

- Так и есть, - признала она, садясь на стул. Взяв салфетку, она тщательно вытерла покрытую жиром руку. - Разве ты не должен быть на ужине?

- Он закончился час назад, - его глубоко сидевшие карие глаза блеснули весельем. - Твои друзья пошли прогуляться, чтобы не прерывать тебя. Я верно расслышал Посвящённую Ларк? У вас нет магии, пока ты не закончишь? - он положил ей в тарелку еды, его большие привычные к мечу руки грациозно обращались со столовыми приборами.

- Совсем нет, - признала она, беря вилку с положенной манерами изящностью. - Поэтому я пытаюсь сделать этим вечером как можно больше, - она начала есть, быстро, но аккуратно.

Герцог какое-то время ничего не говорил, лишь налил себе сока. Когда она проглотила почти половину того, что он ей положил, Сэндри перевела дух, и откинулась на спинку стула. Её дедушка смотрел через двери, открывавшиеся на балкон. Приносимый ночным бризом дым похоже не беспокоил его.

Ей хотелось спросить кое-что.

- Много ты сможешь сделать для Золотого Кряжа? Или было бы совсем плохо, если бы мы не нашли медь?

Головы он не повернул, но его глаза сместились в сторону.

- Это хорошо, что мы нашли медь, - сама себе ответила Сэндри. Многие люди говорили, что трудно понять, что у её деда на уме, но ей всегда легко удавалось угадать его мысли.

- Моя сокровищница истощилась до опасного уровня, - признался он. Вздохнув, он повернул к ней лицо. - Повреждения от землетрясения и нападения пиратов исчерпали весь мой излишек средств, и оставшиеся у меня фонды необходимо распределить не только Золотому Кряжу, но и по всем северным землям. Теперь, когда здесь вновь добывают медь, у Леди Инулии ещё есть немного времени, чтобы обменять её на еду и припасы, чтобы пережить зиму. Она сумеет это сделать, если они поспешат добыть достаточно меди. До момента, когда зима перекроет перевалы, осталось недолго.

Подняв крышку с одного из блюд, Сэндри обнаружила пудинг, и с готовностью начала его есть.

- Я рада, что мы сумели помочь, Дедушка.

Герцог нежно дёрнул её за косичку.

- Я тоже рад. Ты и твои друзья спасли меня от неприятного выбора, по крайней мере что касается земель Инулии.


Когда столы убрали после ужина, несколько человек принесли в главный зал музыкальные инструменты, и начали играть. После того, как Герцог вернулся, Нико создал иллюзии, чтобы позабавить оставшихся. Ларк жонглировала набором тарелок и столовой посуды, под бурные аплодисменты, а два местных стражника исполнили танец с мечами. Вышли и другие талантливые люди, и в итоге Даджа, Трис, Браяр и их учителя вернулись в свои комнаты очень поздно. Сэндри спала, свернувшись на стуле. Её ткацкий станок лежал на полу, на нём ткань оканчивалась четырьмя дюймами чистых полос после беспорядочного переплетения волокон. Зелёная, белая, синяя и красно-оранжевая полосы были не чистых цветов: волокна всё ещё достаточно переплетались, чтобы дать каждой полосе оттенки других цветов. Однако белые хлопковые барьеры между полосами были ровными, и ткань была готова к снятию со станка.

Даджа встала на колени, и приложила руку к полосе, горевшей подобно сердцу огня. Она почувствовала жар углей на своей ладони, тепло, которое протекло по её руке, и растеклось в её плоти. Её вены наполнились огнём. Её магия вновь запылала внутри неё.

Браяр приложил ладонь к зелёной полосе, Трис — к белой. Бледный огонь прокатился сквозь их тела, пылая перед их взором, прежде чем начать съёживаться — не исчезать, а впитываться в их кости. Даджа посмотрела на Сэндри, и поняла, что её подруга уже взяла свою силу обратно.

- Теперь будем надеяться, что вы успокоитесь, - удовлетворённо объявила Розторн.

- Они не будут обладать только одним видом магии, - напомнил ей Нико. - Сила Браяра всё ещё связана с огнём и молнией. Теперь придётся поработать с ним, чтобы полностью раскрыть его способности.

- А можно поработать со мной попозже, а не сейчас? - широко зевнул Браяр. - Мне уже давно пора спать.

Трис, не говоря ни кому ни слова, ввалилась в свою комнату. Даджа помахала Фростпайну — тот помахал в ответ — и последовала за рыжей.

- Ступай в кровать, мальчишка, - с весельем в глазах сказала Браяру Розторн. - У нас будет вся зима на то, чтобы изучить твою силу.

Фростпайн поднял Сэндри, которая слабо запротестовала.

- Спи дальше, ткачиха, - тихо сказал он. - Сегодня ты совершила титанический труд.

Глава 10

На следующий день, после завтрака Даджа решила, что было бы неплохо последний раз полностью осмотреть лозу, прежде чем Торговцы придут за ней. На цыпочках покинув спальню девочек — Сэндри ещё не проснулась — она взяла своё создание, и вынесла его в главную комнату. Поставив его на деревянный стул, она начала ощупывать и осматривать его, проводя пальцами по каждому стеблю, листу и цветку. Оно полностью съело медное блюдо Польям, превратив металл в бутоны. Многие из них раскрылись в похожие на розы цветы, вроде того, который она посадила в долине ледника; несколько всё ещё были полу-открыты, или крепко закрыты. Листьев было столько же, сколько цветов; маленькие железные почки на всех ветках намекали на появление ещё большего количества листьев.

Осмотр показал ей, что лоза достигла пределов своего роста. Ей потребуется больше железа, чтобы раскрылись оставшиеся листья, и большие стебли были немного хрупкими. С ней что-то ещё было не в порядке, хотя она и понятия не имела, что именно.

Однако металл приятно чувствовался в её руках. Закрыв глаза, чтобы сконцентрироваться на тёкшей через лозу силе, она осознала, что хотя это не была магия, которой она научилась будучи ученицей Фростпайна, она ощущалась не менее знакомой. Сможет ли она повторить её? - с растущим интересом подумала она. Сможет ли она создать ещё живого металла?

Она подумала, что наверное сможет.

Браяр наблюдал за ней, пока она осматривала лозу. Когда она подняла взгляд, он прокомментировал:

- Ей требуется сменить горшок. Вообще-то ей нужен хоть какой-нибудь горшок. И с ней что-то ещё не так.

Даджа никогда не думала о том, чтобы спросить совету по уходу за ней у него или у Розторн.

- Ты думаешь? - спросила она.

- Я знаю, - он кивнул в сторону лозы, и поднял брови. Даджа кивнула, понимая, и отошла, чтобы он смог проверить её создание. Браяр осмотрел его так же, как и она — на глаз и на ощупь. Когда он добрался до ствола, он поднял лозу полностью.

- Я знаю, что не так. У неё нету корней.

- А они ей нужны? - спросила она.

- Ну, цветок, который ты воткнула вчера в землю, определённо в спешке укоренился, - в этот момент вошли Розторн и Трис. Браяр спросил женщину: - Разве этой штуке не нужны корни?

- Если хочешь, чтобы она выжила, то нужны. И горшок бы тоже не помешал, - Розторн вытащила из поясного кошеля несколько медяков. - Купи глиняный горшок размером в один бушель. Это должно покрыть стоимость, если только гончар не выставит грабительскую цену.

- Я могу отплатить тебе, когда получу деньги у Польям, - предложила Даджа. Было здорово знать, что теперь она сможет заплатить Розторн и Ларк за все те вещи, которые они успели для неё купить.

Розторн отмахнулась от этого предложения:

- Это мой вклад в этот, - она посмотрела на лозу, в поисках слова, - эксперимент. У тебя есть немного железа, чтобы положить в горшок?

- У меня есть остатки от гвоздей, - Даджа пошла за ними.

Когда она вернулась, Трис смотрела на лозу поверх плеча Браяра.

- Я не думаю, что я раньше это замечала, - хрипло сказала она, - но сверху она похожа на циклон, - она указала на место, где ветки расходились от ствола. - Видите? Прутья в стволе скручены в одном и том же направлении, образуя воронку. Или можно сказать, что она похожа на стекающую в сток воду, - она закашлялась от дымного воздуха. Нахмурившись, Розторн дала ей чашку сока.

Пока Даджа ходила за остатками, Ларк присоединилась к группе в главной комнате. Теперь уже посвящённая смотрела на лозу сверху.

- По мне, так она похожа на пряжу, - заинтересованно сказала она. - После того, как несколько ниток свились вместе в одну толстую нить. И ствол образует один толстый кусок нити.

- Ей всё ещё нужен корень, - сказал Браяр. - Идём, Даж. Найдём гончара.

- Думаешь, этих остатков ей хватит? - спросила она, рыся вслед за ним.

- Должны, если только Торговцы не хотят попридержать её на какое-то время, - в зале снаружи он замедлился, дав ей догнать себя. - Просто скажи Польям дать ей ещё железа. Ты чувствовала силу в ней? Она хочет вырасти ещё, но я не думаю, что намного. Что ты из вынесла из осмотра?

Даджа задумалась.

- Она молода, - медленно отметила она. - Сейчас она всё ещё полна огня, и медь помогает это поддерживать. Однако её железная природа должна пересилить через месяц или два. Железо — вообще-то не активный металл. Просто оно сейчас оживлённое из-за всей этой магии внутри него.

Они болтали, спускаясь к двери.

- Она также будет съёживаться от холода, - сказал Браяр.

- Напомни мне сказать им, чтобы были осторожнее с ветвями в холодную погоду, - сказала Даджа. Парадный двор был забит беженцами. Двое магов уклонялись и проскальзывали мимо людей и повозок, пересекая его. - Они станут хрупкими, и сломаются, если не обращаться с ней осторожно.

Гончар продал им не только зелёный горшок нужного размера, но и позволил им взять немного отбракованной глины.

Они набрали достаточно, чтобы наполнить горшок почти до края. Следующий час Даджа провела, следуя указаниям Розторн, выкладывая дно горшка гравием для дренажа, затем тонким слоем глины, слоем железных обрезков, свежим слоем глины, и так далее, пока лоза не оказалась надёжно посаженной, и её вес не стал поддерживаться новым основанием.

- Если бы ты не закрепила сделку, я бы взял с Цо'ха за горшок и глину, - заметил Браяр, когда они закончили. - Ты же не хочешь, чтобы они решили, что ты каждый раз будешь отдавать им вещи бесплатно.

- Я думаю, что по крайней мере Польям понимает, что я не буду этого делать, - сухо сказала Даджа. - И судя по всему, она снова будет вести с нами дела.

- Жаль, что чего бы ты ни делала, ей придётся краситься, проходить кунсуанен и всё такое, - хрипло сказала Трис. Розторн в конце-концов приказала ей надеть один из самых тонких газовых шарфов Сэндри поверх рта и носа.

- Кто бы мог подумать, что ты выучишь так много слов на языке Торговцев во время этого путешествия? - поддразнила ей Ларк.

Было видно, как Трис ухмыляется под шарфом.

- Даджа, ты свободна? - спросил у дверей Нико. - Если да, то Трис и мне нужно, чтобы ты показала нам путь, которому следовала под землёй. - Он начал кашлять. Переведя дыхание, он шёпотом продолжил. - Нам нужно найти горячие источники рядом с ледником. И где Сэндри?

- Ещё спит, - ответила Ларк. - Она в порядке — просто устала.

Розторн ушла в свою комнату, когда Нико закашлялся. Теперь она вернулась с сиропом и твёрдым выражением глаз.

- Я так и думала прошлой ночью, что у тебя проблемы. Выпей это, - она налила сиропа в чашку, и протянула её ему.

Нико посмотрел на ту, как если бы она предложила ему гнилую рыбу.

- Я в порядке. Я соверш … - он даже не смог закончить фразу из-за кашля.

- Он не такой уж плохой, - сказал Трис, скрещивая пальцы за спиной. - Правда. На вкус как … как манго.

Нико посмотрел на неё, затем взял чашку, и выпил до дна. Все четверо с интересом смотрели, как его щёки побледнели, затем покраснели.

Ужасно!, - тонким голосом воскликнул он.

- Может, я думала о каком-то другом сиропе, - невозмутимо заметила Трис.

Даджа нашла ещё один из тонких газовых шарфов Сэндри.

- Такими темпами у неё скоро закончатся шарфы, - весело заметила Даджа, передавая ткань Нико. Он повязал её поверх носа и рта.

Розторн посмотрела на Ларк.

- Я знаю, что местные жители вынуждены существовать с таким воздухом, но мы — нет, - указала она. - Я хочу спросить Герцога, когда он собирается ехать дальше.

- Он с Леди Инулией в её библиотеке, - сказал Нико, прочищая горло. Когда Розторн покинула их, он сказал. - Теперь, Даджа, не соблаговолишь ли?

- Но я не хочу входить в лаву, - возразила она. - Она бы убила меня в прошлый раз, если бы сделанная мной огненная сеть не спустилась вниз, чтобы защитить меня.

- Лаву я беру на себя, - вошёл Фростпайн, вытирая свою мокрую гриву полотенцем. - Мы закончили кузнечную работу для каравана, - объяснил он. - Теперь я могу применить иные свои таланты.

- А разве лава тебя не расплавит? - спросила Даджа.

- Она может попробовать, - ухмыльнулся он, и сел на полу, скрестив ноги. Он махнул ей сеть рядом с собой. Как только его твёрдые пальцы охватили её, Даджа почувствовала себя лучше. Он не позволит ничему навредить ей.

К ним присоединились Нико и Трис. Они уже собирались начинать, когда Браяр приказал им освободить для него место. Он тоже был там, с Даджей, указал он; возможно его опыт поможет. Пока они устраивались, Ларк повела выгуливать Медвежонка, чтобы он по своему обыкновению не вбегал в круг и не вылизывал им лица.

Все пятеро взялись за руки, закрыли глаза, и вдохнули, считая до семи. Они остановились; задержали дыхание до ещё одного счёта семь, затем выдохнули так же медленно, как и вдохнули. Браяр, Даджа и Трис сразу же оказались в магии вместе: Трис сомневалась, что они когда-либо были полностью разделены. Вскоре они почувствовали приближение Нико и Фростпайна, огонь силы мужчин пылал не просто горячее, но меньше, чем их собственный, как если бы они заполняли меньшее пространство с большей интенсивностью.

«Даджа, Браяр? Ведите», - сказал Нико.

Сначала Даджа не была уверена, куда идти, пока не вспомнила, что ей просто надо упасть вниз. Горячие источники наполняли огромную пустоту под замком. Она устремилась вниз, через камень, металл, воздух и напитанную минералами почву, пока не влетела в огромную каверну в скале. «Я начала здесь», - сказала она, оглядываясь. «Я уплыла через один из горячих источников ...»

«Вон тот», - сказал им Браяр, привлекая их внимание. «Я видел, как она входила в него».

Даджа шла первой, пока они неслись сквозь воду, нагретую до температуры, которую не вынесли бы их реальные тела. Когда она почувствовала, что температура повышается, она замедлилась. В этот раз никакая сетка не спасёт её от лавы, ничто не защитит её от расплавления. Инстинктами каждого гвоздя, куска проволоки, лезвия и скобы, какие она когда-либо выковывала, она страшилась приближавшегося к ней необъятного жара.

Трис промчалась мимо неё.

«Нет!» - воскликнула Даджа. «Там же лава. Ты же ...»

Перед ними показалась раскалённая масса, её вулканический жар бил по их силе. Даджа отступила. Трис, не останавливаясь, влетела внутрь, погрузившись как раскалённая кочерга в снег. Остальные ощутили блаженство, исходившее из места её погружения в кипящий камень.

«Её сущность не получает от лавы вреда», - объяснил Нико, останавливаясь рядом с Даджей. «Её магия помогает ей смешиваться с лавой».

Даджа рассердилась на себя, обиженная на свою подругу. Как она могла забыть, что глубоко под землёй Трис была как дома? Это было нечестно! Она же была магом-кузнецом, а не Трис Чэндлер — почему она не может здесь находиться?

«Не знаю, как там Трис, но мои корни начинают поджариваться», - пожаловался Браяр. «Как нам пройти через эту штуку?№

«Моя сила никак с нею не связана — я могу легко миновать её», - сказал Нико. «Фростпайн?»

Из миниатюрного солнца, каким представлялся другой мужчина, выплыл большой, похожий на щит лист белого огня. «Браяр, Даджа, спрячьтесь за этим», - приказал Фростпайн. «Даджа, напомни мне, когда всё успокоится, научить тебя, как делать это самой».

Браяр и Даджа укрылись за созданием Фростпайна. Как только щит оказался между ними и лавой, ужасное давление подземного жара упало. Они чувствовали, как его мощь росла по мере их продвижения, но он больше не был невыносимым.

Выплыв из расщелины в земле, они вошли в расплавленный камень. Щит Фростпайна окружил их подобно пузырю. «Куда, Даджа?» - спросил маг-кузнец.

Она указала на брешь вверху, отличную от той, через которую они вошли.

«Трис, идём!» - позвал Нико, свободно проплывая мимо их щита. «Пора за работу!»

Они поспешили к пути, которым выбралась Даджа, и прошли через него. Щит Фростпайна испарился. Теперь, когда ужасный жар остался позади, Даджа с радостью повела их через множество трещин в земле и камне. Открытый воздух звал её, и она с радостью выпрыгнула в него. Она была на поверхности, в безопасности.

Фростпайн, Браяр, Нико и, наконец, Трис воспарили над озёрами горных горячих источников, их магии выглядели для Даджи как бледно светящиеся шары. Она заворожённо наблюдала за ними. В этой форме они были так сильны, но с точки зрения физического мира они на самом деле не существовали.

«Долина ледника — вон за теми деревьями», - сказала она им. «Что теперь?»

«Теперь мы посмотрим, достают ли эти разломы — трещины в камне — до какого-нибудь места достаточно глубоко в леднике», - сказал Нико. «Вы с Фростпайном нам поможете?»

Она хотела остаться здесь, на открытом воздухе. От мысли о том, чтобы снова приблизиться к лаве, у неё шли мурашки.

«Это я могу», - сказал Фростпайн.

«А я могу помочь?» - поинтересовался Браяр. «Корни деревьев входят здесь в некоторые из трещин, которые вам нужны».

Это пристыдило Даджу — все хотели помочь, кроме неё. Собрав свою храбрость в кулак, она последовала за ними обратно в землю.

Трис следовала позади, следя за трещинами, которые питали горячие источники и, гораздо глубже, за нагревавшей их лавой. Насколько близко к основанию ледника подбирался жар от расплавленного камня или кипящей воды?

Вскоре они нашли несколько разрезов в земле, которые шли вдоль гор на восточной стороне ледника. Некоторые окончились тупиками. В конце-концов они нашли глубокий разрез между двумя гигантскими гранитными плитами, проходивший на мили под ледяной рекой. Другая его сторона доставала до горячих источников под горой. Нико растёкся по земле во всех направлениях, затем взобрался в ледник, чтобы оценить его глубину.

«Мы должны быть осторожны. Настолько осторожны, что я даже не уверен, сможем ли мы это сделать», - наконец сказал он. «Если мы подведём лаву слишком близко к поверхности, она может прорваться через ледник».

«Нико!» - воскликнула Трис. «Он же здесь толщиной почти в пять сотен футов! И я не буду использовать много лавы!»

«Во льду есть пустоты», - сказал Нико. «Как только лава вырвется на открытый воздух, думаешь, ты и впрямь сможешь остановить мощь вулкана?»

Трис нечего было на это ответить. Она уже однажды попыталась остановить силу прилива. Почитав потом о судьбе тех, кто проводил подобные эксперименты, она узнала, что легко отделалась, проведя несколько дней в кровати.

«Мы должны обдумать это», - добавил Нико. «Как я упоминал вчера, мы должны волноваться не только о вулкане. Есть вероятность наводнения и оползней».

«Зачем мы тогда вообще сюда пришли, если ты не думаешь, что это можно сделать?» - потребовал Браяр. Он хотел найти Розторн, и рассказать ей, что во льду росли крохотные растения. Он не хотел сидеть здесь, и слушать, как суетится Нико.

«Потому что это можно сделать», - строго ответил тот. «Нам что, нужно ещё раз обсудить поспешность в использовании магии?»

«Нет, Нико», - хором ответили Браяр, Трис и Даджа.

«Тогда начинайте осматривать. Мы впятером должны знать лёд и почву в этой местности наизусть».

Когда они вернулись в свои тела, был уже почти полдень. Польям, Розторн и Ларк были на балконе вместе с Медвежонком и скворцом Криком, разговаривали, кормя птицу яичными шариками. Услышав стоны, когда пятеро исследователей попытались размять затёкшие тела, женщины пошли помочь им встать. Сэндри, только проснувшаяся, поспешила помочь им.

Как только всем снова стало комфортно, Польям взяла деревянную шкатулку, которую она поставила на столик.

- Наш караван уходит сегодня после полудня, теперь, когда Мастер Файртэймер уверяет нас, что пожары на полях рядом с южной дорогой погашены, - формально объявила она. - Пришло время завершить нашу сделку.

Шкатулка была красивой, из блестящего резного дерева, выложенного перламутром. Когда Польям открыла её, они увидели, что внутри она была выложена мягким чёрным бархатом.

Даджа осторожно поместила горшок с железной лозой на большой стол. Польям открыла лежавший в шкатулке кошель из тонкой кожи, и вытащила оттуда пять золотых монет. Две были шириной в три дюйма, и больше походили на медальоны, чем на деньги. На одной стороне был герб правящих герцогов Эмелана: обрамлённый маяками корабль, с защитной руной наверху, и закрытой спиралью внизу. На другой стороне было изображение гавани, вход в которую слева охраняла массивная прямоугольная башня, а справа — тонкая, острая башня, стоящая на куске скалы. Это было точное воспроизведение гавани Саммерси.

- Чтоб меня … - пробормотал Браяр. У него зачесались пальцы пощупать монеты. Скольким людям довелось увидеть золотую маджу хоть раз в жизни? До появления денег их долгий торг был игрой. Но не теперь.

С медленной церемониальной осторожностью Польям положила каждую маджу перед растением. Рядом с ними она поместила три монеты поменьше: золотые астрелы.

- Я удовлетворена, - автоматически произнесла Даджа, хотя это было не так. Деньги никогда на самом деле не интересовали её, интересовал только возможность снова поговорить с Торговцем. Теперь эта возможность почти прошла. Когда Польям — со своим караваном — уедет, Даджа снова останется одна среди каков.

Браяр взял монеты, и протянул их Дадже. Она отвернула голову в сторону. Помедлив секунду, он передал их Ларк, которая упрятала их в свой поясной кошель.

Когда Польям посмотрела на лозу, и вздохнула, Даджа быстро сказала:

- Я помогу тебе отнести её обратно. Мы можем воспользоваться тачкой. И я бы хотела какое-то время ехать вместе с караваном — точнее за ним, вместе с Польям, - сказала она, взглядом испрашиваю у Фростпайна и Нико разрешения. - Я вернусь до темна, - когда они помедлили, - она добавила: - Наверняка, если для них достаточно безопасно уезжать, то и для меня достаточно безопасно пройтись пешком.

- Вот где вы все, - в открытых дверях стояла Леди Инулия. - Вы голодны? Я хочу пригласить Леди Сэндрилин, и вас, магов — и ваших юных воспитанников, конечно — на полдник на нашей наблюдательной башне. У Ярруна есть, что показать нам. Милорд Герцог уже принял приглашение, - бросив взгляд на Польям, она добавила: - Я знаю, что тебе не терпится отправиться в путь, уирок.

Даджа опустила взгляд, сжимая зубы из-за едва прикрытого предложения идти куда подальше в словах леди.

- Я должна отклонить приглашение, - холодно сказала она. - Я помогаю Польям из Десятого Каравана Идарам отнести её товары к её народу, - «и я надеюсь, что они будут обжуливать тебя, твоих детей, и твоих внуков на каждой сделке с вами отныне и до конца вечности», - безмолвно добавила она, - «как».

Остальные трое молодых людей выглядели, как будто им неудобно, но они не могли отказаться. В отличие от Даджи, у них не было наготове никаких отговорок. Нико принял приглашение от имени их всех, и согласился прийти к башне, когда колокол пробьёт полдень.

- Оставь это себе, - сказала Польям, отодвигая от себя выложенную шкатулку. - Караван всё равно сожжёт её, было бы жаль хорошую работу. Кроме того, под бархатом спрятан брикет чая Торговцев — мне пришлось его вынести тайком.

- Спасибо тебе, - прошептала Даджа.

- И спасибо вам, - сказала Польям. Она поклонилась Ларк, Розторн, Нико и Фростпайну. - Для меня было честью познакомиться со всеми вами. Я много лет слышала ваши имена. Было приятно обнаружить, что вы заслуживаете всех похвал, и даже больше.

Они поклонились ей в ответ.

- Пусть дорога твоя будет легка, а прибыли — велики, - сказала Ларк на языке Торговцев.

Польям пожала плечами:

- Сомневаюсь, - ухмыльнулась она, хватая посох поудобнее. - Я снова буду просто уироком — после того, как в течение десяти дней буду следовать за караваном и омываться в каждом пруду и ручье. Было здорово, почти так же хорошо, как быть дакой, - она посмотрела на друзей Даджи. - Мы ещё встретимся. Гилав собирается сделать Спиральный Круг одной из остановок на нашем маршруте.

Как только Даджа погрузила растение на тачку, которую одолжил им гончар, Польям неуклюже поклонилась на прощание, и первой покинула комнату.

Ларк вздохнула:

- Если мы должны присоединиться к её Светлости и её ручному магу, то давайте приведём себя в порядок.


Когда Даджа и Польям вышли из лежавшей у замка лесополосы на открытый участок вокруг главной дороги, девочка могла видеть, что Десятый Караван Идарам был готов отправиться в путь. Все были упакованы и загружены. Семьи ели холодный полдник, дети постарше зорко следили за горсткой коз, лошадей и редких коров. Матери раздавали еду, и ели, уже нося малышей в закреплённых на спинах сумках. Мужчины и мальчики проверяли своё оружие. Даже собаки держались поближе.

Даджа остановилась у кромки леса, борясь со с образовавшимся в горле комком. Способ передвижения был совсем другой, но некоторые вещи не менялись: и Белые, и Синие Торговцы обвешивали своё снаряжение яркими синими помпонами и связками колокольчиков, чтобы отпугивать демонов. Младенцы носили синие шнуры на запястьях, а все дети до двух лет — маленькие золотые серьги-колокольчики. Большинство девочек носило на ногах браслеты с маленькими колокольчиками, а мальчики — голубые повязки на запястьях. Мужчины и большая часть детей носили штаны и длинные куртки до бёдер; многие женщины и девочки постарше носили яркие юбки, блузки с короткими рукавами, и длинные безрукавки. Даджа всю жизнь, пока не потонул корабль её семьи, прожила среди людей, которые одевались и украшали вещи именно так.

- Туда, - сказала Польям, направившись к маленькой, старой телеге. Она, и тянувший её старый ослик, были оставлены рядом с деревьями. Увидев её, Даджа изумлённо моргнула. Телега была выкрашена в ярко-жёлтый цвет; с упряжи осла свисали жёлтые помпоны.

- Мне и осла тоже придётся очищать, - пробормотала Польям, помогая Дадже загрузить растение в заднюю часть телеги. - В каждом озере, и каждом ручье.

Даджа забралась в телегу — что Польям было бы трудно сделать — чтобы закрепить горшок. Она завязала верёвки, которые не позволят ему болтаться, с помощью быстрыми, эффективными морскими узлами. Работая, она держала голову опущенной, чтобы не видеть, как Торговцы тихо переговариваются, и отводят от неё взгляд.

- Ты жалеешь обо всём, что случилось? - тихо спросила она Польям.

Уирок прислонилась к борту телеги.

- Не думаю, не смотря на кунсуанен и всё остальное, - так же тихо ответила она. - Произошедшее заставило меня ценить то, что я всё ещё Цо'ха, вот что я могу сказать, - она посмотрела на своих соплеменников. Один из уголков её широкого рта изогнулся вниз, придавая её лицу неожиданно суровое выражение. - Вам что, делать больше нечего, кроме как таращиться? - громко потребовала она. - Вы что, никогда раньше трэнгши не видели?

Даджа украдкой глянула на других Торговцев. Они вдруг нашли занятия, которые позволили им повернуться спиной к ней с Польям. Она неожиданно улыбнулась. В данный момент было трудно — почти невозможно — жалеть уирока, и гораздо легче жалеть остальную часть Десятого Каравана Идарам.

- Теперь я никогда не буду смотреть на всё это так, как прежде, - призналась Польям, вновь понизив голос. - Раньше я думала, что они были правы, а я — нет.

Даджа уставилась на неё, открыв рот.

- Я думала именно так.

- А теперь ты гадаешь, может ты права, а наш народ — нет? - спросила Польям.

Даджа помедлила, затем кивнула.

- Значит мы обе чему-то научились, - сказала ей Польям. - И кто знает? Может быть нам следовало получить этот урок.

Высокий мужчина с морщинистым лицом, носивший короткий, окрашенный зелёными и чёрными полосами плащ ведущего в пути, поднял свой посох, и издал высокий, длинный, переливчатый клич. Женщины по всему каравану добавили к нему свои трели, пока Дадже не начало казаться, что деревья начнут дрожать от звука. Мужчина направил свою лошадь по дороге на юг. За ним последовали несколько других всадников. За ними поехала первая повозка, принадлежавшая гилаву, с окрашенным с режущие глаз цвета навесом, и обитую отполированной до блеска латунью. Другие повозки, всадники и пешеходы двинулись следом, и караван начал своё путешествие.

Польям неуклюже взобралась на сидение телеги, проклиная свою застрявшую деревянную ногу. Наученная опытом, Даджа не стала предлагать её помощь. Как только Польям высвободила ногу, и устроилась, Даджа взобралась, и села рядом с ней, и отложила свой посох в заднюю часть телеги, вместе с посохом Польям. На короткий, очень короткий миг Даджа Кисубо снова была Торговцем.

Глава 11

Трапеза, встретившая их на вершине башни, на которую в конце прошлого дня забралась Даджа, была отличной, с двумя видами супа, олениной и холодной курицей, и свежевыпеченными булочками. Леди Инулия подождала, пока всем раздадут вино или фруктовый сок, прежде чем начать речь. Когда все приглашённые ею на обед гости получили полные кубки, она положила изящную ладонь на затянутое зелёной парчой плечо Ярруна. Сам Яррун улыбался. Браяр оглядел его, и нахмурился. Маг дрожал с головы до пяток. Даджа упоминала, что Яррун принимал стимуляторы: возможно, он принял слишком много?

- Ваша Светлость, - сказала леди Герцогу Ведрису, на что тот кивнул, - Мастер Никларэн, гости. Считая с этого утра, каждый пожар в этой долине … погашен.

«Она что, хочет аплодисментов?» - через магическую связь спросила Сэндри своих друзей.

- Погашены? - спросила Розторн, нахмурив изящные брови. - Все до единого? - она подошла к краю платформы. - Вы уверены?

- Едва ли я стал бы утверждать подобное, не соответствуй оно действительности, - язвительно ответил Яррун. - Вы впустую потратили время своих учеников, готовя мазь от ожогов, как я и предупреждал. Пожары на полях выжгли всю траву, а леса остались нетронутыми.

- Я думаю, мой маг прекрасно поработал, - сказала Леди Инулия. - Я надеялась, что вы будете великодушны по отношению к нему.

- Что если огонь пробрался в нижний слой плодокорма, глубоко под деревьями? - потребовала Розторн. - Он может тлеть по несколько дней, невидимый, набирая силу.

- Да говорю же вам — нет, - рявкнул Яррун. - Почему вы не можете признать, что академическая магия делает то, что не по силам магии природной?

Ларк подошла к краю платформы.

- Впечатляющее мастерство, - сказала она, глядя на долину. - Рози не пытается приуменьшить его …

- Да неужели! - воскликнул золотокряжский маг.

- Изволь-ка успокоиться, - сказал Нико, нахмурив свои густые брови так же, как и Розторн. Однако его внимание было направлено на мужчину. - Сядь.

Яррун был бледен, с него лился пот. Он уставился на Нико покрасневшими глазами.

- Я не один из твоих детей-волшебников, не нужно со мной нянчиться, - прошипел он.

Герцог сел, продолжая наблюдать за магами. Инулия расположилась на стуле рядом с ним. «Они по-своему полезны», - услышала Сэндри её тихие слова, адресованные Герцогу, - «но когда они вступают в один из своих бесконечных споров!»

Трис не хотела участвовать в происходящем. Подойдя к восточному краю платформы, она посмотрела вниз. Там лежали деревня и южная дорога; за ними она увидела густой лес и круто уходящие вверх горы. У себя за спиной она могла слышать Нико, тихо говорившего с Ярруном, Ларк и Розторн.

Наблюдая краем глаза за своей учительницей, Браяр сместился к столу. Под неодобрительные взгляды слуг он начал выбирать себе ягоды с блюда. Сэндри присоединилась к нему, но ягоды оставила в покое.

- Не могу дождаться, когда мы уедем, - пробормотала она ему. - Я сыта этими людьми по горло.

Браяр широко улыбнулся, и положил ей ягоду на нижнюю губу.

- Закрой глаза, открой рот, - приказал он.

«О-оу», - произнёс магический голос.

Они повернулись, и уставились на Трис.

«О-оу», - повторила она. Она похоже не замечала, что Браяр и Сэндри могут слышать её. «О-оу, о-оу...»

«Прекрати», - мысленно приказал Браяр, когда он и Сэндри пошли в её сторону. «Это звучит по-идиотски, и ты всех нас сведёшь ...» - «с ума», хотел добавить он, но увиденное внизу заставило его выкинуть это из головы. Над восточной частью леса поднимался дым. Он шёл не от дальней границы или от южного края, рядом с выжженной травой и заградительной полосой, а от места на милю в глубине леса.

- Кто-то жжёт листья, - спокойно заметила Сэндри.

По одинокому сухому дереву вверх взбежали языки пламени. Над ним заклубился дым.

- Розторн, - пискнул Браяр. Затем прочистил горло. - Розторн, - повторил он, на этот раз громче. - Нико.

Что-то в её голосе заставило Розторн кинуться к нему.

- Всеблагая Мила Зерна, Яррун! - закричала она.

Все подошли к ней. Леди Инулия ахнула, когда облако дыма сгустилось, поднимаясь вокруг пылающего дерева.

- Сделай что-нибудь, - приказала она Ярруну.

Он бросил на неё пренебрежительный взгляд, и начал рыться в своём поясном кошеле. Вынув маленькую круглую бутылку, он поставил её на каменное ограждение перед собой.

- Откуда он взялся? - пробормотал он, не обращаясь ни к кому конкретно.

Нико подошёл к нему, и на секунду закрыл глаза. Трое молодых людей прикрыли глаза, защищая их, когда его сила полыхнула. Прищурясь, они увидели, что Нико открыл глаза, и поднял свои руки, ладонями вверх. В воздухе перед ним открылось окно. Через него они увидели не сосны и лиственные деревья, а сухие ветви и стволы, и землю, покрытую массами прутьев и мёртвых листьев. Когда они посмотрели на место, откуда шёл дым, они могли видеть тусклое оранжевое свечение под покровом листвы, расползавшееся как пятно по воде.

Окно исчезло; Нико перестал светиться.

- Розторн была права, - невозмутимо сказал он. - Огонь каким-то образом пробрался в наслоения плодокорма под деревьями. Я не специалист, но я бы сказал, что этот огонь горел там большую часть дня.

- Невозможно! - Яррун трясущейся рукой отбросил назад свои волосы. - Я бы почувствовал его!

Нико встретился с ним взглядом.

- Так ли это? - ровно спросил он. - Даже мои ученики видят, что ты истощён.

Яррун прикусил губу.

- Ты хочешь увидеть мою неудачу.

Нико продолжал смотреть на него спокойными, даже мягкими чёрными глазами. Яррун отвёл взгляд.

Сэндри схватила Трис за плечо. Огонь распространился на кроны деревьев, стоявших вокруг сухого дерева. Поднимавшийся над землёй дым начал распространяться в стороны, по мере того, как загорался подлесок. Трис в нетерпении сбросила с себя руку Сэндри, и протянула свою к Ярруну.

- Вы можете использовать мою силу? - спросила она. - Я не знаю нужных заклинаний, но …!

- Я знаю, - сказал Нико. - Хорошая идея, Трис. Яррун, можешь воспользоваться и моей …

- Да к чёрту вас обоих! - завизжал Яррун, по его лицу струился пот. - Мне не нужна помощь!

Оскорблённая, Трис отступила от него.

Яррун высыпал на каменное ограждение горку блестящей пыли. Дрожащей рукой он начертил в ней круг, шевеля губами. Пыль начала подниматься, не от дуновения ветра, а вопреки ему. Она зависла в воздухе, затем упала обратно на ограждение.

- Я могу это сделать, - прорычал Яррун. Не было ясно, к кому он обращался, и никто ему не ответил. Рёбрами ладоней он собрал пыль обратно в горку.

Отойдя, Нико, укрывшись за Браяром, дёрнул Трис за рукав. Она озадаченно посмотрела на него, пока побледневший Браяр смотрел прямо перед собой. Нико сложил губы дудочкой, и подул. Трис догадалась, что он хотел, чтобы она помогла пыли Ярруна достигнуть огня, и кивнула.

Яррун уколол вену на своём левом запястье своим поясным ножом, и позволил нескольким каплям крови упасть в пыль. Фростпайн начал было возражать, но остановился после резкого жеста от Нико. Единственными звуками были шёпот ветра, и хриплое дыхание, вырывавшееся из открытого рта Ярруна. Он покачнулся; когда Герцог Ведрис подошёл, чтобы поддержать его, Яррун стряхнул его руки.

Трис отошла в тень под будкой в центре платформы. Протянувшись к бризу, она схватила пригоршню движущегося воздуха.

Яррун снова начертил в пыли круг. На этот раз влажный порошок тёк вслед за его пальцем, как если бы он добавил не несколько капель крови, а больше. Он поднял руки, зашевелив губами. Пыль поднялась в воздух, расходясь, и принимая форму тонкой ленты.

Трис бросила свою пригоршню пойманного ветра. Он вылетел из её хватки, усиленный ею, и унёс ленту пыли за собой в сторону от башни. Леди Инулия и Герцог почувствовали дуновение ветра, и повернулись, уставившись на Трис. Рыжая стояла, прислонившись к будке, её лицо было каменным, как если бы она была слишком расстроена, чтобы наблюдать за Ярруном — слишком расстроена, чтобы хоть что-то делать. Леди повернулась обратно к своему магу. Когда Трис выпрямилась, и подняла взгляд, Герцог всё ещё смотрел на неё. Он медленно подмигнул ей. Потом подошёл к краю, чтобы наблюдать за тем, как мерцавший порошок плыл в сторону дыма.

Теперь Яррун хрипло произносил заклинание. Его костлявые пальцы разрезали воздух, оставляя после себя светящийся след, видимый для магов. Его голос усилился; все отошли от него, когда сила в его знаках полетела вслед за пылью. Он говорил всё громче и громче, прокричав три последних слова. Затем уронил руки, покачнувшись.

Далеко внизу огонь на сухом дереве погас.

- Ага! - крикнул он. - И я снова сделал это! В то время как …

Герцог безмолвно кивнул на место к западу от первого пожара, на краю дороги. Оттуда поднимался дым. Яррун указал на него пальцем, и что-то крикнул; дым разлетелся в стороны. Рядом с тем местом дуб с желтеющей листвой покрылся языками пламени. Яррун указал на него, и снова произнёс заклинание; огонь погас.

Новые струи дыма показались в четырёх разных местах недалеко от первого пожара у мёртвого дерева. Яррун покончил с двумя из них. Когда он погасил третий, его голос почти не был слышен. Он покачнулся, указал, открыл рот — и упал. Фростпайн подхватил его, и осторожно опустил, поворачивая его безжизненное тело так, чтобы было видно его лицо.

Кровь потекла у Ярруна из ноздри, затем замедлилась. Потом остановилась. Его глаза были широко раскрыты; вены на левом глазе лопнули, окрасив белок глаза тёмно-малиновым. Он был мёртв.

Розторн встала рядом с ним на колени, и закрыла ему глаза.

- Теперь мы в беде, - прошептал Браяр.

Леди Инулия перегнулась через ограждение, глядя на лес внизу. Мёртвое дерево снова пылало, как и многие зелёные деревья вокруг него. В полу-миле от восточной стороны дороги через покрытые листьями кроны катился дым. Он принимал форму тёмной ленты длиной в милю, от места, где они первый раз увидели его, до замка.

- Вы можете это погасить? - потребовала она, не отводя взгляда от пожара. - Я знаю, что это не ваша стезя, Мастер Голдай, но … так много магов … неужели никто из вас не может остановить это?

- Один из нас попытался, - ровно произнесла Розторн. Она всё ещё стояла на коленях рядом с Ярруном. - Вы видели результат. Я предупреждала его, что происходит, когда такие вещи начинаются. И вам сейчас скажу: гасить огонь уже поздно.

Инулия в замешательстве посмотрела на Розторн.

- Как это? Никогда не поздно гасить огонь …

- Этот пожар беспрепятственно горел часами, - тихо сказал Фростпайн. - Чем дольше он продолжается, тем больше он набирает силы. Природа начинает медленно, но как только она начала, её порождения получают свою собственную непреодолимую силу. Любой маг, который попытается управлять этим огнём, как это пытался Яррун, умрёт.

Инулия сжала и разжала кулаки.

- Деревня, - вдруг сказала она. - Они будут в западне, - подняв юбки, она бросилась к лестнице, слуги последовали за ней.

Нико и Ларк быстро переглянулись.

- Оставайтесь здесь, - приказал Нико троим молодым людям. Когда они кивнули, он и Ларк последовали за Инулией в замок.

- Яррун погиб ради неё, - горько заметила Сэндри. - Ей что, плевать на это?

- Горе подождёт, пока её люди не будут в безопасности, - сказал ей Герцог. - Это важнее.

- Тогда горю придётся ждать долго, - сказала Розторн. Она обхватила себя руками, её лицо посерело. - Огонь достиг крон деревьев.

Фростпайн, всё ещё державший Ярруна, бросил на неё взгляд.

- И что это значит?

- Он ускорится, - устало объяснила Розторн.

- Я должен посмотреть, что я могу сделать для Инулии, - сказал Герцог. Он поцеловал Сэндри, и покинул их.

Браяр, Трис и Сэндри бросились к ограждению. Кроны деревьев пылали. Пока они смотрели, огонь пересёк дорогу в трёх местах, закрепившись на другой стороне.

- Там же Даджа! - в ужасе воскликнула Сэндри. - Даджа и караван!


Сначала Даджа игнорировала сгущавшийся дым. Она была слишком занята наблюдением за повозками и слушанием то усиливавшихся, то утихавших голосов Торговцев на дороге впереди.

- Я буду рада покинуть это место, - отметила Польям, справившись с приступом кашля. - Горящая трава не так доставала, когда мы были здесь в прошлый раз. Старик Яррун теряет хватку.

- Он сам другого мнения, - ответила Даджа.

Польям фыркнула.

- Четыре года назад … шесть … он не позволил бы даже траве гореть. Он гордился тем, что может остановить любой пожар в долине. Однажды он обвинил повара в том, что тот дал ему на полдник объедки с дворянского стола. Он остановил весь огонь на кухне. Нигде больше — только на кухне. Вот, насколько чёткий у него был контроль, - она бросила на Даджу косой взгляд. - Надеюсь, что ты и твои друзья не загордятся так, как он. Многие грешат этим — маги, я имею ввиду.

- Мы допускаем слишком много ошибок, чтобы гордиться, - заверила её Даджа. Что-то было не так. Открытая кожа левой части её тела чувствовалась плотной и натянутой, как если бы …

«Как если бы я была у горна, работая близко к огню», - осознала она. «Как если бы было очень, очень жарко».

Упёршись одной рукой в плечо Польям, не обращая внимания на её возражения, Даджа встала на сидении кучера, и повернула нос к ветру. Тот дул с востока, слева от неё, неся с собой худший дым, и то самое чувство слишком большого жара. Она послала свою магию веером, подобно волнам на глади воды.

Осознание бесконтрольно бушевавшего пожара потрясло её, заставив покачнуться.

- Сейчас не время для лихачества! - огрызнулась Польям. - Что ты затеяла?

Даджа села.

- Далеко ещё до опушки леса? - потребовала она. - Я не помню, насколько длинна эта часть дороги. Польям, быстрее!

- Ещё примерно три мили. В чём дело? - Польям закашлялась, когда через утопленную в грунт дорогу проплыли густые облака дыма.

«Мы не успеем», - осознала Даджа.

- Мы должны повернуть назад. Ещё есть время.

- Назад? С какой стати? - Польям едва могла говорить из-за кашля.

«Даджа!» - закричала в её разуме Сэндри. «Заставь их развернуться! Лес горит!»

Даджа сложила ладони рупором вокруг рта.

- Стойте! - в полный голос крикнула она. «Остановитесь!»

Один мальчик и двое кучеров оглянулись. Когда они увидели, кто говорил с ними, они повернулись обратно.

- Польям, скажи им! - крикнула Даджа, дёргая женщину за плечо.

- Сказать им? - потребовала Польям. - Ты что, забыла, что я сейчас не лучше трэнгши? И что я должна им сказать?

- Лес горит! - закричала Даджа. - Мы едем прямо в огонь! - когда Польям помедлила, Даджа рявкнула: - Я сейчас на связи с Сэндри — она видит пожар из замка!

Польям посмотрела на деревья и на дым. Она передала поводья Дадже, и вытащила свой посох из задней части телеги.

- Жди, - приказала она. - И держи их, - соскользнув с сидения, она спрыгнула на землю, и покачнулась, когда её деревянная нога скользнула в сторону. С натренированной ловкостью она восстановила равновесие, и двинулась по дороге, помогая себе посохом.

- Где мимэндэр? - кричала она. - Все стойте! Мне нужен мимэндэр, мне нужна гилав … - она остановилась, беспомощно закашлявшись. Как только она совладала с кашлем, она снова двинулась вперёд, криком взывая к лидерам каравана.

Даджа сжала зубы. Все игнорировали окрашенную в жёлтый цвет Польям. «Конечно», - мрачно подумала Даджа, «она нечиста, потому что общалась со мной. Они не выслушают её, пока она не смоет это со своей кожи».

Встав на ноги, Даджа наполнила лёгкие. Её рёбра были как кузнечные мехи – дым не оказывал на мехи никакого эффекта — когда она закричала громовым голосом:

- Остановитесь немедленно, иначе клянусь Хаккой, я покрою ржавчиной каждый гвоздь в караване! Я это могу! - вообще-то она не могла, но Торговцы этого не знали. - Каждый обод, каждую пряжку!

Ближайшая к ней повозка замедлилась, затем остановилась. То же случилось и с повозкой впереди неё.

«Так», - с мрачным удовлетворением подумала Даджа, - «надо просто знать, как говорить с ними». «Где он?» - мысленно спросила она своих друзей на башне. «Где огонь?» - что за оранжевый всполох мелькнул слева от неё?

«Он в полу-миле впереди каравана, и идёт на вас вдоль восточного края», - сказала Трис. «И … и …» - её магический голос сорвался.

«Он пересёк дорогу впереди вас», - мрачно сказала Дадже Сэндри. «Вы отрезаны. Заставь их остановиться, иначе они въедут прямо в него».

Даджа схватила поводья, и соскочила наземь. Потянув ослика за собой, она подошла к следовавшей впереди повозке, и прицепила животное к ней. Люди внутри закричали, протестуя против контакта их повозки с трэнгши; Даджа не обратила на них внимания. Как только осёл был надёжно привязан, она побежала к голове каравана, где Польям пыталась докричаться до его лидеров.

- Вы отрезаны! - крикнула Даджа, подбегая к ним. - Вы должны повернуть назад! Огонь пересёк дорогу!

Трэнгши! - гневно огрызнулась гилав Чандриса, - это нас всех замарало! Ты именно этого хотела с самого начала?

-  Меня не волнует, замараны вы, или нет! - крикнула Даджа. - Меня волнует то, что вы едете прямо в огонь!

- Мы были слишком снисходительны, - начала гилав.

Хватит, - хрипло произнёс твёрдый голос — голос Польям. - Мать, делай как она велит.

Гилав, моргнув, уставилась на Польям, в то время как та подошла к тянувшим нарядную повозку Чандрисы пони. Схватив их поводья, Польям начала поворачивать упряжку.

Ведущий каравана поскакал вдоль цепочки повозок, говоря что-то каждому кучеру. Медленно, по одной, они начали разворачиваться. Никто не знал лучше Торговцев, что спешка привела бы лишь к спутанной упряжи и испорченным колёсам. Каждый кучер разворачивался осторожно, испуганно следя краем глаза за тяжёлый покров дыма на восточном краю дороги.

Даджа подошла к Польям.

- Ты не говорила, что она — твоя мать, - в пол-голоса бросила Даджа.

- После того, как гора съела мою ногу, это как-то не особо приносило нам честь, - пробормотала Польям. Видя, что Даджа идёт на юг по дороге, она спросила: - А ты куда собралась?

- Хочу посмотреть, сколько ещё у нас времени, - крикнула Даджа. Дорога шла немного в гору, на возвышенность, затем на другую сторону моста через высохший ручей. Даджа взошла на вторую возвышенность, и встала на её вершине.

В трёх сотнях ярдов перед ней по обеим сторонам дороги пылали деревья всех размеров. Земля под ними горела, оживляя в её памяти слова Розторн о плодокорме. Комки пылающих листьев — горящие гнёзда белок — несло ветром в места, где ещё не было огня. От них за секунды вспыхивали новые языки пламени.

Огонь приближался, издавая рык, похожий на тот, что она слышала во время землетрясения. Даджа сделала глоток из своей фляги, напряжённо думая. Если она позволит огню двигаться вперёд, он нагонит Торговцев. Им нужно было дать шанс развернуть повозки и животных в этой утопленной дороге. Ей надо было каким-то образом остановить наступление огня.

«Трис?» - мысленно позвала она. «Трис это в такой же степени твоя стихия, в какой и моя».

Она почувствовала, как Трис протянулась, и обхватила пальцами тёплое, твёрдое мужское запястье.

«И моя тоже», - это был Фростпайн, теперь способный говорить с Даджей через Трис. У Даджи подкосились колени от облегчения. Фростпайн всё исправит!

Он посмотрел через её глаза, и прошептал: «Шурри и Хаккой», - в его голосе слышался страх.

Даджа тяжело сглотнула. Возможно, он не мог это исправить.

«Что я могу сделать?» - спросила она. «Что если я сделаюсь очень большими кузнечными мехами …?»

«Нет! Не сдувай огонь», - предупредил он. «То, что работает с огнём свечи, здесь не пройдёт. Ты просто раздуешь его».

«Тки его», - объявила Сэндри, - «как ты ткала в тот день, когда Польям дала тебе своё блюдо. Мы дадим силу, но работать придётся тебе».

«Яррун назвал его Великим Квадратом Зухаяра Великолепного», - сказала Трис. - «Он погасил огонь в твоём горне. Если сделаешь его достаточно большим, возможно он сможет погасить и это».

«Я не могу сделать настолько большой квадрат, чтобы погасить лесной пожар!» - крикнула Даджа.

«Начинай ткать!» - подтолкнула Сэндри. «Будешь волноваться о гашении огня, когда возьмёшь его под контроль!»

Даджа застонала, кусая губу. Огненная стена наступала, и караван был на её пути. Единственным препятствием для неё была сама Даджа.

Осмотрев местность, она увидела промежуток в огне, где из земли выступала масса камней. Сама дорога была ещё одним разрывом в стене. Возможно, ей нужно было несколько огненных плетений.

Вытянув руку, она развела пальцы в стороны. Самый левый кусок огня был её большим пальцем, пламя справа — остальными пальцами. Она позволила своей магии устремиться в этих направлениях. Та расширилась, и распустилась, неся силу от Сэндри, Трис и Фростпайна, не считая силы самой Даджи. Удерживая эту магию своим разумом, она собрала пламя в три огромных пучка. В каком-то смысле это было так же, как обращаться с огнём в горне, за исключением того, что малейшее отклонение её внимания освободит пламя, и то нанесёт гораздо больше урона, чем могло бы получиться в кузнице. Собрав пламя, она также сделала его сильнее, подобно сведению широкой реки в маленький, глубокий канал. Она вытянула эти три языка пламени, и послала в виде колонн вверх, в небо.

Сосредоточившись на самой левой колонне, Даджа приказала её концу расщепиться на несколько прядей, как и было с её прежними огненными плетениями. Это же пламя сопротивлялось. Оно хотело вырваться из оков её магии, и вернуться к пожиранию всего на своём пути.

- Нет, - зарычала она. Она могла работать с железом и золотом так, как пожелает. И огонь тоже будет делать то, что ему сказано!

Колонна корчилась. Она хотела вгрызться в покрытую топливом землю. Она не хотела подчиняться. Даджа обрушила на неё свою магию подобно молоту. Колонна покачнулась, и расщепилась как старая верёвка.

Сэндри была рядом, ожидая в сердце магии Даджи. «Я могу это» - заверила она Даджу. «Пропусти меня».

Вздохнув, Даджа отпустила её. Сэндри пронеслась сквозь неё, собирая концы расщепившейся огненной колонны. Сноровисто, как если бы она обращалась с огненными нитями всю жизнь, она начала ткать. Даджа понаблюдала за ней, недолго, с опаской замечая, что хватка Сэндри на многих прядях была не такой крепкой, как ей хотелось бы. Однако как бы пылающие нити не пытались убежать, Сэндри раз за разом хватала их, и возвращала назад.

Уверившись в этом, Даджа посмотрела на огненную колонну прямо перед собой. Теперь она поняла, как придать ей форму. Используя свою силу в качестве молота, она ударила. Колонна покачнулась, затем уплотнилась. Даджа ударила по ней ещё, и ещё. В конце-концов конец колонны распался на пряди. Трис взяла на себя это плетение. Она была не так быстра, как Сэндри, но от неё, в отличие от дворянки, пряди не убегали. Трис справится.

Даджа наблюдала за своими подругами, крепко сжимая последнюю колонну огня. «Благодарение Торговцу и Счетоводчице, что наши силы смешаны», - ошарашенно подумала она. «Сама я бы не справилась со всем пламенем».

Она сосредоточила свой разум на колонне огня, которую всё ещё держала. В этот раз она была увереннее: один удар её магии расщепил колонну на дюжину прядей.

«Позволь мне», - сказал Фростпайн. Когда его магия с рёвом пронеслась через неё, у Даджи застучали зубы. Она пропустила его, наблюдая, как он работал с пламенем не как с нитями, а как с проволокой. Одну за другой, он скрещивал пряди, и ударял по перекрестию, заставляя их крепко сливаться вместе.

У Даджи посерело в глазах; у неё подгибались колени. Вся эта мощь, пропущенная через её тело, вытягивала из неё силы. Она прикусила губу, и заставила свой разум сосредоточиться на предстоявшей работе.

Сэндри закончила плетение, широкую ленту пламени, возвышавшуюся над ними. «Помнишь, когда ты положила свою сеть на свой кузнечный горн?» - спросила она Даджу.

«Он погас», - ответила Даджа, в её сердце затеплилась надежда.

«Так погаси же огонь с помощью этой штуки!» - подтолкнула её Сэндри.

И впрямь, позади трёх огненных творений пылал огонь. Даджа осторожно вывела Сэндри назад через свою сущность, вытягивая свою подругу из огненной ленты. Как только ничего от Сэндри не осталось в плетении, Даджа схватила его сама, и отсекла его основание. Как только плетение оторвалось от ствола, она позволила ему упасть на землю.

Под лентой всё почернело, и потухло. Однако пламя по её краям раздуло в стороны, заставив загореться новую часть леса.

- О нет, - в ужасе прошептала Даджа, пытаясь понять, что же пошло не так. Когда она положила свою сетку на огонь горна, края каменного очага не дали пламени вырваться. Здесь сдерживать огонь по краям плетения было нечему.

«Повторять этот эксперимент нам лучше не стоит», - мрачно заметила Сэндри.

«Воистину так», - ответила Даджа.

Они наблюдали, как последние огненные пряди в колоннах Фростпайна и Трис соединились с остальными, создавая ровно выстроенные ленты. Закончив, Трис облегчённо вздохнула. Она устало просочилась обратно в Даджу.

Фростпайн остановился, любуясь своей работой.

«Неплохо для старика вроде меня», - отметил он. «У такой магии есть реальные возможности. Я рад, что попробовал её».

«Я довольна, что ты доволен», - едко ответила Даджа. «Если бы я знала, что ты хотел поиграть с огнём, я бы давно тебе с этим помогла».

Она почувствовала, как он засмеялся, возвращаясь обратно через неё, позволяя ей держать огненные ленты в одиночку. Они источали белое сияние силы, не пропуская горевший за ними обычный огонь. Даджа пыталась думать. Что теперь? Следует ли ей попытаться поймать огонь, который начался, когда они с Сэндри позволили плетению упасть? Он уходил от неё в сторону каравана. Чтобы схватить его, ей придётся погнаться за ним. Готова ли она к этому?

Чья-то ладонь тяжело опустилась на её плечо, и тут же отдёрнулась.

- Торговец, да ты пылаешь! - в ужасе воскликнула Польям. Она была покрыта копотью; жёлтый кунсуанен был замаран. - Ты в порядке?

Даджа посмотрела на неё, думая, что она и думать не гадала, что что-нибудь могло сделать Польям ещё менее привлекательной, чем она была. Перед её глазами было доказательство обратного.

За спиной Польям она могла видеть стоявшие неподвижно повозки.

- Что случилось? - потребовала она. - Я не могу удерживать это вечно, знаешь ли! Заставь их …

Выражение покрытого шрамами лица Польям сказало ей, что ситуация только что ухудшилась.

- Я думаю, пожар уже следовал на север, когда ты выбралась из телеги, - устало проинформировала её уирок. - Он пересёк дорогу. Мы отрезаны сзади.

Глава 12

Розторн бродила по платформе как тигрица в клетке, прикованная глазами к далёким огням.

- Я больше так не могу, - пробормотала она. - Я должна что-то сделать.

Браяр ума не прилагал, что с ней делать. Он испуганно бросил взгляд на другую сторону платформы: Сэндри, Трис и Фростпайн стояли, держась за руки, где они могли видеть через плывущие облака дыма тенистую просеку, бывшую дорогой. В глазах Браяра они ярко светились магией.

Они не смогут помочь. Что ему делать с Розторн? Она думала о чём-то глупом; в этом он был уверен. Всего лишь два месяца назад она бросила всю свою силу на стену колючих растений в Спиральном Кругу, не смотря на то, что пираты закидывали их пылавшей массой, называемый боевым огнём. Браяр помнил крики Розторн: она чувствовала смерти растений гораздо острее, чем он. Она собиралась вступить в схватку за зелёные листья, он знал это.

- Если будешь что-то делать, давай делать это вместе, - настаивал он. Он держался за её рукав, пока она в сотый раз обходила платформу. - Используй меня в качестве щита, пожалуйста, Розторн!

Это заставило её остановиться.

- Нет, - отрезала она. - Я собираюсь спасти часть деревьев, и я запрещаю тебе помогать.

- Нет! - крикнул он, вцепившись в её одеяние. - Я тебе не позволю!

Ощущение было таким, как будто он обнимал саженец, который вдруг превратился в дерево толще, чем башня, на которой они стояли. Браяра отбросило к будке, скрывавшей лестницу. Из него выбило дух; он соскользнул на пол. Гигантское дерево, бывшее Розторн, сияло так ярко, что было больно смотреть.

- Парень, делай как велено, - проворчала она. Затем эта ошеломляющая сила — сила Розторн, доселе скрытая — втянулась обратно, к вящему его облегчению.

Кто-то поднялся по лестнице, и вышел на платформу. Прохладные человеческие руки подняли Браяра на ноги, и поднесли к его губам флягу. Он отпил. Благословенно сладкая вода с добавлением мяты пробежала вниз по его горлу, заставив его снова почувствовать себя Браяром.

- Видала того слона? - спросил он, оттолкнув флягу, когда напился. - Хащу пожаловаться в магистрат. Кто-то выпустил слона без присмотра, и он наступил на меня.

- Это просто Розторн проявляла благородство, - мрачно сказала Ларк. - Я заставлю её использовать мою силу — я не связана с зелёной магией, так что мне больно не будет. Ты помоги девочкам и Фростпайну. Судя по его проклятьям, они только что столкнулись с новыми неприятностями.

- Я тоже им помогу, - сказал Нико, вернувшийся вместе с ней. - Огонь окружил Даджу и караван.

Браяр на нетвёрдых ногах подошёл к Сэндри и Трис, его горло свело от страха. Он мог видеть линию дыма и огня, надвигавшуюся с востока, охватывая дорогу подобно гигантской букве «С». В верхней части изгиба возвышались плетёные из огня прямоугольники. В нижней части «С» пламя перемежалось тёмными участками, каждое из которых омывалось серебром магии. Протянувшись своей силой, он обнаружил в каждом участке Розторн, удерживавшую огонь исключительно своей силой.

Обернувшись, он увидел её неподалёку, наполовину перегнувшуюся через каменное ограждение. Он утробно застонал, когда увидел, что она прокусила себе губу.

Ларк встала рядом с Розторн, и обхватила более низкую женщину рукой.

- Вот, дорогая, - мягко сказала она, - давай я тебе помогу с этим.

По крайней мере в этот раз Браяр успел прикрыть глаза от пылания магии Ларк, полившейся в её подругу. К его горлу подступила ревность. Розторн согласилась принять помощь от Ларк.

«А тебе какая разница, если она получит помощь, и в достатке?» - поинтересовалась его лучшая половина.

Но всё равно было больно.

Наконец он отвернулся, пытаясь сморгнуть из глаз пятна.

- Что ж, - вздохнув сказал он, - с тем же успехом можно заняться чем-нибудь полезным, - закрыв глаза, он обнаружил полыхавшее соединение магий Трис, Фростпайна, Сэндри и Нико, и нырнул в него. Они образовали бассейн, по которому он растёкся: от его дна подобно стоку в сторону Даджи уходила длинная серебряная линия.


Сначала Даджа подумала, что она оказалась в западне, неспособная оставить две оставшихся огненных ленты. Они были единственной преградой для пламени перед караваном. Если она попыталась бы передвинуть их, или взять с собой, Торговцы оказались бы в опасности через считанные минуты.

«Я возьму их», - предложила Сэндри. «Если мы свяжем их вместе, то я практически уверена, что смогу удержать их в одиночку».

«Я тоже останусь», - сказал Фростпайн. «Вместе мы можем их удержать. Но вам остальным лучше бы придумать, как избавиться от этих штук, пока мы не выбились из сил».

«Будьте осторожны», - сказала Даджа Фростпайну и Сэндри. «Не позволяйте им вырваться из ваших рук, иначе мы все поджаримся». Протянувшись внутрь себя, она нашла узы, связывавшие её с лентами, и передала их своему учителю и своей подруге. Только убедившись, что они контролировали огненные плетения, она бегом вернулась к каравану, и Польям последовала за ней.

Торговцы сбились в плотную кучку в середине цепочки повозок. Дети плакали, но тихо, как учили детей Торговцев: они съёжились под повозками, чтобы не путаться под ногами у старших. За исключением тянувших повозки упряжек, животные были собраны сзади, их сторожили мужчины и подростки, не дававшие им убежать в лес. Даджа могла чувствовать запах жареной козлятины и курятины. По всей видимости некоторые животные в панике кинулись в лес. По обеим сторонам утопленной дороги, где она была лишь пол-часа назад, пылал лес.

Сердце Даджи гулко забилось при виде этих стен огня. Она привалилась к последней телеге — в которой стояла её железная лоза — дрожа. «Я не могу», - подумала она. «Я не могу! Я же погибну, и ради кого? Ради них

Она посмотрела на караван, её глаза заслезились. «Я — трэнгши. Они постоянно говорят мне об этом. Они были бы рады, если бы я умерла. Если они выживут, то первым делом они пропустят весь караван через кунсуанен».

Польям догнала её. Она привалилась к деревянному борту рядом с Даджей, тяжело дыша.

- Я бы не стала тебя винить, если бы ты позволила нам сгореть, - прохрипела она, задыхаясь от дыма. - Мы лишь делали то, что наш народ делал испокон веку, но обычаи Цо'ха жестоки, когда попадаешь под их действие.

Даджа утёрла лоб рукавом. Внутри, где была её сила, Фростпайн, Нико и её друзья оставались безмолвны. Это ведь не они будут проводником всей той магии, которая здесь потребуется. Это её тело было в опасности, а не их. Если она отступится сейчас, они никогда не поставят ей это в вину. Любой из них, будучи на её месте, мог бы погибнуть из-за этой магии, и все они это знали. Выбирать было Дадже.

Она снова посмотрела на караван. В этот раз она увидела лица своей семьи, утонувшей долгие месяцы назад. Чандриса могла бы быть её матерью, ведущий каравана — отцом. На каждого взрослого и ребёнка она могла бы назвать одного из погибших: её брата Унэни, вечно отлынивавшего от работы; злую тётю Хулуэми; двоюродную сестру Зибу, любившую петь; её младшую сестрёнку, которой было только девять, проводившую свой первый месяц на море; её бабку, потерявшую к семидесяти трём годам все зубы, и всё ещё готовившую для их команды.

Она продумала всё это в течение одного дыхания. Все эти воспоминания птицей пронеслись через её разум.

- Воды. - прохрипела она.

Польям дала ей мех с водой. Даджа сделала несколько глотков, затем вылила остальное себе на лицо и голову. У неё не было возможности спасти Третий Корабль Кисубо. Возможно, она не могла спасти Десятый Караван Идарам — но по крайней мере она могла попытаться.

Она оставила свой посох в телеге, когда побежала к голове каравана. Теперь она взяла его, проведя рукой по его гладкому латунному набалдашнику. Опираясь на посох, она вышла на середину дороги, и повернулась лицом к пламени. Его наступление на неё — на караван — замедлилось. Несколько огромных деревьев на его пути отказывались гореть, как это делали кусты и молодая поросль вокруг них. Растения наполняла магия, отводившая пламя от их коры и листьев.

Розторн, поняла она. Розторн спасала растения, и давала ей возможность подумать.

«Плетения похоже работают лучше всего», - сказал ей с помощью мысле-речи Нико. - «Сейчас не время для экспериментов».

Вопреки страху, Даджа ухмыльнулась.

- Когда ты прав, ты таки прав, - пробормотала она.

Никто на дороге не спросил, с кем она разговаривала. Она огляделась: все они, даже Польям, отступили. Они оставили её перед пламенем в одиночестве.

«А ты чего ожидала?» - с иронией спросила она себя. «Благодарности?»

Закрыв глаза, она окунулась в сердце своей силы, упав как молот. Она собрала всё, что имела, притягивая магию к себе, придавая ей форму нужных инструментов. Магия остальных смешалась с её магией, как медь и цинк сливаются, создавая латунь. Она свернула Трис, Нико и Браяра вместе, придавая им форму. Чтобы остановить огонь, Дадже нужно было собрать его в одну огромную колонну — не было времени разбивать его на несколько колонн поменьше.

«Я сказал Розторн бросить маленькие растения», - сухо сказал Браяр. - «Правда деревья она не бросит».

Даджа открыла глаза. Огонь надвигался, рыча между гигантских деревьев подобно монстру, подобно слышимому глубоко под землёй землетрясению.

«Помогите мне», - подумала она, не уверенная, сказала ли она это вслух, или произнесла магически.

«Мы здесь», - ответили Нико, Браяр и Трис.

Повернувшись влево, Даджа протянула руку, и толкнула надвигавшееся пламя на участок дороги перед собой. Повернувшись вправо, она вытянула свою магию и руку, и толкнула другую стену огня. Снова влево, и толчок. Снова вправо, и толчок. Огонь становился уже и уже, склоняясь к середине, сдвигаемый объединённой силой четырёх магов. Наконец она больше не могла его двигать.

Глубоко вдохнув, наполнив лёгкие воздухом пополам с дымом, и черпая из него силу, Даджа раскинула руки в стороны, а затем свела их вместе. Чем ближе друг к другу подходили её ладони, тем сильнее было сопротивление со стороны сжимаемого ею пламени.

Пот стекал по её глазам, нещадно щипая. Она смахнула его со своей кожи, в последний раз проверила обе стороны, чтобы убедиться, что она собрала все языки пламени до единого. Исключая магическое свечение самых больших деревьев, она увидела по сторонам лишь обугленную древесину и дым. Прямо перед ней ревела огненная башня.

Теперь она превратила свою силу в гигантский молот, и ударила по пламени. Оно стало приземистее. Она уловила появившийся между прядей огня промежуток.

- Недостаточно хорошо! - крикнула она. И ударила снова.

Что-то застонало. Она не решалась отвести взгляд от гигантской колонны огня, и посмотреть, что стряслось, что бы ни происходило. Пламя было слишком яростным; оно вырвется из её хватки как только она отвлечётся. Она била пламя снова и снова, пытаясь разбить его на пряди, которые можно было бы ткать.

«Я неважно себя чувствую», - произнёс слабый голос, принадлежавший Трис. - «Я чувствую себя … отпущенной. Летучей».

С оглушительным треском огненная колонна отсоединилась от земли, и покачнулась. Она начала подниматься в небо.

Даджа сглотнула. Если она сбежит, неизвестно, куда она направится, и какие разрушения принесёт.

Даджа бросилась к ней. Схватив её основание, она охватила его руками, и втянула себя в сердце колонны.

Огонь был в её ушах, в её ноздрях, в её глазах. Её одежда превратилась в пепел. Её деревянный посох испарился; раскалённое латунное навершие упала на ладонь, и плавилось, пузырясь. Если она кричала, она не могла слышать это поверх рёва огня. Её хватка на Фростпайне и Сэндри ослабела.

В её сердце впились крюки, сделанные из молний. Трис ухватилась за Даджу, привязав себя, Браяра и Нико к девочке, не отпуская её из мира живых.

Даджа покачнулась под весом огня, покачнулась снова. Он по-прежнему сопротивлялся, пытаясь подняться вверх и оторваться от неё. Её стопы оторвались от земли один раз, затем другой.

«Где твой корень!» - в отчаянии закричал Браяр. «Ты опять забыла пустить корень! Помнишь свою лозу? Ей нужны корни!»

«Да!» - крикнула Трис. «Пусти корни в скалу!»

«Зачем» - оцепенело подумала Даджа. Она начинала плавиться. При чём тут вообще корни? «Я не хочу».

«Как и всякая Торговка», - презрительно сказал Браяр, - «всегда убегает, когда начинает припекать».

«Чума пришла в город?» - это была Трис, пронзительная как сойка. «Торговцы первыми покидают его».

«Я жила с ними. Я знаю», - шёпот Сэндри был слаб, как если бы она умирала. «Нельзя полагаться на Цо'ха, никогда».

Даджа заставила себя опуститься на колени, сопротивляясь подъёмной силе огня. Когда колени едва коснулись дороги, она упала вперёд, вжав ладони в землю. Расплавленная латунь пузырилась вокруг её пальцев — всё, что осталось от её посоха. Металл приклеил её к земле.

«Прекратите», - сказала она своим друзьям. «Вы просто хотите разозлить меня настолько, чтобы я пустила корни. Могли бы и просто попросить».

Она вонзила всё, что у неё было, в землю.

Земля раскололась. Магия Даджи провалилась внутрь, и продолжала падать.

Там была скала — твёрдая скала, огромные пласты гранита, сжатые друг с другом. Она нашла глубокую трещину между двумя гигантскими кусками камня, и послала туда пламя.

Трис пронеслась вслед за огнём, толкая его, и утягивая его вдоль камня. Нико пронёсся мимо, спеша на помощь своей ученице. Даджа собиралась было спросить, что они делают, но вместо этого вздохнула, и начала наблюдать. Когда огонь — когда трое магов — вынырнули в глубокой подземной каверне, заполненной минеральной водой, она поняла, что они хотели. Она уже была здесь.

Утягивая за собой ещё огня, она последовала за ними. Они неслись через швы между скалами и водные протоки, и Даджа продолжала тянуть за собой огненную колонну. В конце-концов огонь разогнался, и сам понёс её вперёд. Она была слишком измотана, чтобы сопротивляться, и позволила ему тащить себя, пока не шмякнулась о мучительно холодную стену. Это её отрезвило.

«Осторожно, ледник», - заметила Трис.

Если бы у неё были лицо и глаза, она бы бросила на свою подругу негодующий взгляд. «Это сработает?» - вместо этого спросила она Нико. «Я могу послать весь огонь сюда?»

«Посылай», - сказал он ей. «Он растопит лёд, дав Золотому Кряжу воду, и мы не рискуем создать вулкан, поскольку это просто огонь».

«Просто огонь, вот как», - устало подумала про себя Даджа. Она развернулась, и проплыла обратно по своему потоку — корню? - огня. Горсть за горстью, она хватала его, и посылала в землю. Наконец он потёк мимо неё сам по себе. Она могла отпустить его, уверенная, что он весь будет продолжать идти, пока не ударится о ледник.

С триумфальным криком она вылетела из-под земли на дорогу. Вернувшись в своё собственное тело, она запихнула остатки огненной колонны в землю. Как только большая её часть ушла вниз, она схватила узы, связывавшие Сэндри и Фростпайна с ней, и начала скручивать их. Вместе с ними пришли огненные ленты, которые они держали на другой стороне каравана. Когда Даджа ухватилась за плетения, они отпустили их. Огонь уходил в землю, яростно треща. Даджа продолжала пихать его вниз, а потом все языки пламени вокруг, до которых она могла дотянуться своей силой, пока не осознала, что её руки пусты, и остаются пустыми уже какое-то время. Она стояла посреди дороги на четвереньках, и совершенно голая.

Она моргнула, и вытащила левую руку из земли. Её кисть покрывала латунь. Она лежала застывшими ручьями вокруг её пальцев и на тыльной стороне ладони.

«Скоро от этого будет очень больно», - подумала она, тяжело садясь.

Какое-то время она могла только кашлять, кашлять и кашлять. Наконец ей пришло в голову оглядеться. Пламя погасло. Она видела только сожжённые деревья и густой дым.

А что с караваном?

Она прищурившись посмотрела вниз по дороге, и волнение сдавило ей горло. Каждый человек, насколько она могла видеть, стоял на дороге на коленях, приложив ладони к земле. Это был поклон, называвшийся «Великая Покорность», которому её народ научился несколько веков назад у какого-то далёкого императора. Торговцы использовали его лишь тогда, когда были спасены чьи-то жизни.

- Встаньте, - прохрипела она. - Я серьёзно, встаньте! - «я сделала это не ради вас», - хотела добавить она, но снова закашлялась.

Когда она взяла себя в руки, один из них подполз к ней. К ужасу Даджи, это была гилав Чандриса, покрытая копотью, с обожжёнными одеждой и кожей.

- Мы знаем, каков наш долг, - не поднимая глаз сказала гилав. - Мы знаем, что должно быть выплачено. То, что ты сделала, убирает твоё имя из записей трэнгши. Мы подтвердим это, и будет говорить за тебя на совете нашего народа. Ты снова будешь Цо'ха, и Десятый Караван Идарам будет твоим домом.

Глава 13

Она не остановила пожар полностью. Погибло пятеро человек. Другим дым повредил лёгкие. Розторнская мазь от ожогов была очень востребована среди жителей деревни и тех из каравана, в кого попали горящие обломки. Пока их раны не зажили, Торговцы оставались в Золотом Кряже.

По крайней мере в долине была свежая вода. Нагретый колонной огня, ледник предоставил её в достатке, и талая вода продолжала наполнять озеро и колодцы. В долине ледника Леди Инулия приказала начать медную шахту, назвав её «Укротитель Огня». Те, кого можно было отозвать с перестройки зданий, уже начали добывать медь и медную руду из земли. Сколько им удастся добыть до того, как выпадет снег, не знал никто, но по крайней мере у Золотого Кряжа была надежда на весну.

После первого дня Даджа поняла, что её левая ладонь была поражена не так сильно, как она опасалась — она немного болела, но и только. Однако она чесалась, как будто латунь была коростой поверх заживающей раны. По мере того, как ночи стали холоднее, она обнаружила, что рука ныла от холода. Ей начало не хватать тепла южного Эмелана.

При первой же возможности её учителя осмотрели её руку. Нико и Фростпайн накладывали на латунь одно заклинание за другим, пытаясь определить её природу. На неё похоже ничего не действовало, и не меняло её несильную хватку на коже. Даджа могла отдирать часть её, как старую кожу. Но оставалось ещё, на ладони и на запястье, и три полосы металла проходили между её пальцами, соединяя их. Металл, который она не отдирала, вырастал обратно, поэтому она продолжала отдирать столько, сколько могла. Когда она оставила отодранные кусочки металла в чаше, они сливались как расплавленная латунь. Если она затем клала полосу из этого металла на запястье, он растягивался, пока концы не сливались, образуя браслет, который она затем могла отщепить как воск.

Возможно он в конце-концов отпадёт, - сказал Нико, когда ему больше нечего было попробовать на её руке. - Мне неудобно в этом признаваться, но я не могу сказать с уверенностью.

Даджа пожала плечами, и убрала покрытую латунью ладонь в карман куртки.

- По крайней мере она не болит.

На третий день после пожара Яррун был погребён на маленьком замковом кладбище. Розторн и Браяр посадили у его надгробия одно из деревьев, которые Яррун так любил.

На четвёртый день после пожара Даджа поняла, что может использовать руку так же, как и раньше. Резала ли она еду, обращалась с инструментами, или застёгивала свои куртки, латунь оставалось гибкой, и такой же чувствительной, как её собственная кожа. Той ночью она долго лежала без сна, потирая покрытую металлом ладонь, и думая так сильно, как никогда прежде в своей жизни.

Утром она взяла всю латунь, которую она успела собрать в чаше, и пошла с нею к Фростпайну. Они долго говорили, затем позвали Нико, и поговорили ещё. Именно Нико попросил гилав Чандрису одолжить им на день железную лозу. Получив её, они позвали Розторн и Браяра, и осмотрели лозу дюйм за дюймом.

- Тебе понадобится много железа для твоего проекта, - сказал Дадже Фростпайн, пока они несли лозу обратно в лагерь Торговцев. Они поставили её на телегу Польям, закрепив её, и накрыв покрывалом.

- Я думаю, двадцать прутьев для длинных частей каркаса … - она остановилась, услышав шаги за спиной. Они обернулись, и увидели группу Торговцев, каждый из которых нёс посох. Гилав Чандриса несла два: собственный, и ещё один. Новый посох она отдала Даджа, которая провела по его навершию пальцами. Его венчала выложенная латунью много-лучевая звезда — эмблема Десятого Каравана Идарам. По бокам были выгравированы два языка пламени и наполовину погрузившийся в волны корабль.

- Если ты будешь одной из нас, то тебе потребуется посох, - сказала гилав. - Носи теперь всё время с собой, - она не смотрела Дадже в лицо. - Когда ты вернёшься к нам на совсем, мы договоримся о твоём надлежащем обучении на мимэндэра.

- Хорошо, что ты так молода, - добавил мимэндэр. - Ещё есть время отучить тебя от вредных привычек, и начать концентрировать твою силу.

Дадже не понравилось, как это прозвучало. Она знала, что мимэндэры сосредотачивали всё своё внимание на чём-нибудь одном, например на ветре или камнях. Они заставят её выбрать один аспект её магии, и забыть остальные.

Они заставят её перестать работать с инструментами.

Из всех стоявших там Торговцев только Польям встретилась с нею взглядом. Она также последовала за ними, когда Даджа и Фростпайн направились по дороге к замку.

- Могли бы и повежливее быть, - проворчал учитель Даджи.

Польям хохотнула.

- Полноте, Мастер Фростпайн. У Цо'ха есть дюжина слов, означающих «спасибо», и в каждом есть капля неприязни. Наш народ не любит быть должным. Наша гилав не будет счастлива, пока долг каравана не будет выплачен сполна.

- Но тебя похоже не беспокоит долг ко мне, - указала Даджа, зная, что Польям была права о благодарности и горечи.

- Беспокоит, - спокойно ответила Торговка. - Но я знаю тебя лучше, чем моя мать. Я знаю, какую цену ты заплатила за то, кем ты являешься. Это снимает остроту — по крайней мере немного.


Даджа работала над своим проектом весь месяц, по мере того, как становилось холоднее, и опали листья. Ближе к конце все маги Спирального Круга помогали Даджи и Фростпайну с их ковкой. Магия растений и нитей дала их устройству подвижность и гибкость, которой не ожидалось от железа. Нико руководил наложением переплетённых заклинаний, а Трис коснулась изделия теплом, лишь каплей, чтобы оно было тёплым как живая плоть.

Как только железная часть была готова, Даджа принесла большую чашу, в которой хранилась вся жидкая латунь, которую она отодрала от своей руки в течение недель после пожара. Все наблюдали, как она черпала металл маленькими ложками, как тянучку, и обмазывала им железо. Когда латунь кончилась, она позволила Сэндри обернуть готовое изделие синим шёлком, пока сама она убирала переносной горн, и возвращала его замковому кузнецу.

Той ночью, после того, как Ларк задула свечи, оставив девочек спать, Сэндри открыла свой заколдованный кусок хрусталя, служивший ей ночной лампой. Она покидала его с руки на руку, а затем спросила:

- Даджа? Ты решила?

Трис села на своей кровати, и надела очки.

- Ты ни слова не сказала, и Нико не хочет, чтобы мы тебя беспокоили.

Даджа поняла, о чём они.

- Я не знала, что вы волновались.

- А следовало бы, - проворчала Трис. - Ты таскала этот посох везде, как любимую игрушку.

- Он многое для меня значит, - оправдывалась Даджа, внутренне желая, чтобы рыжая не давила так на неё каждый раз. - Ты понятия не имеешь, насколько многое.

- Значит ты уезжаешь с ними, - мягким голосом сказала Сэндри. Она могла бы обращаться к подушке, или к своему ночному светильнику.

- Нет, - спокойно ответила Даджа.

Глаза дворянки блеснули.

Нет?

Даджа вздохнула.

- Я могла бы расстаться с нашим кругом, возможно, или бросить кузнечное дело. По крайней мере я думаю, что смогла бы — хотя я не совсем уверена. Но расстаться и с тем и с другим? Спасибо, но нет. Я слишком изменилась, чтобы возвращаться.

- Так чего же ты сразу не сказала? - потребовала Трис, ложась обратно.

Даджа вздохнула.

- Я думала об этом. Ясно? Можно мне теперь заснуть?


Следующим утром Даджа застилала свою кровать, когда истеричный лай Медвежонка и ответный свист Крика возвестили о прибытии гостей. Она спешно сунула свою работу под одеяло, и пошла посмотреть, что происходит. К ним явились Торговцы — Чандриса, ведущий каравана, мимэндэр и Польям. Зная, что они придут, Даджа взяла свой новый посох, и села у стола вместе с тремя своими друзьями. Ларк пошла за снедью; Розторн позвала Нико и Фростпайна. Даджа поняла, что женщина догадалась о причине визита Торговцев.

Сначала, однако, было необходимо пройти через ритуалы Торговцев для серьёзного разговора. Когда все сели, Ларк подала чай и кексы. Взрослые болтали о последствиях пожара, вежливо пили и ели. Четверо молодых людей тайком скармливали кексы псу, и пытались набраться терпения.

Наконец гилав Чандриса поставила чашку, и сложила руки на коленях:

- Мы выступаем в путь на рассвете, - прямо сказала она.

- Снег начнёт падать через шесть дней, - добавил мимэндэр, невидимый за своей вуалью лимонного цвета. Никто не сомневался в его уверенности — мимэндэры часто специализировались на какой-нибудь магии погоды.

- Ты должна собрать вещи, и быть в телеге Польям с первыми лучами солнца, - сказала гилав Дадже. - Не задерживай наш отъезд.

Даджа взяла свой посох в обе руки.

- Благодарю, но я не могу его принять, - поднявшись, она протянула посох Чандрисе. - Я слишком долго была лугшей. Я не могу это бросить, - она тяжело сглотнула. Даже зная, что она собирается ответить, было трудно на самом деле произнести эти слова. - Я не могу бросить свой новый дом, свою новую семью. Я была бы благодарна, если бы вы убрали моё имя из записей трэнгши. Таким образом я смогу вести дела с Цо'ха, и никому не придётся проходить через кунсуанен.

Чандриса перевела взгляд с посоха на Даджу.

- Наш долго будет выплачен сполна? Ты не будешь считать нас должными тебе ни коим образом?

- Как только я перестану быть трэнгши, мы будем квиты, - сказала Даджа. Сделав ещё один шаг к Чандрисе, она снова протянула ей посох.

Гилав обхватила дерево посоха коричневыми пальцами, затем отпустила.

- Оставь посох себе, как знак дружбы, - сухо сказала она. - Как обещание того, что мы будем вести с тобой дела. Я надеюсь, что тебя порадуют мои слова о том, что наш посланник отбыл на юг две недели назад, чтобы исправить записи твоего имени.

Даджа прислонила посох к своему стулу, прикусив губу, чтобы сдержать слёзы. Она прочистила горло.

- Десятый Караван Идарам и я в расчёте, но есть другой момент. У меня есть личный долг, и я должна выплатить его.

Браяр и Трис знали, о чём она. Они пошли в спальню девочек, и вернулись с её созданием, всё ещё завёрнутым в синий шёлк.

Даджа повернулась к Польям.

- Если бы не ты, у меня никогда бы не появилась возможность стереть моё имя из книги трэнгши, - забрав свою работу у Браяра, она поднесла её к стулу Польям. - Вообще-то это от всех нас, - тихо сказала она женщине, когда Сэндри развернула оборачивавший предмет шёлк. У Польям отвисла челюсть; Чандриса и два других Торговца напряжённо подались вперёд.

Это была металлическая нога, полностью сделанная из тонких железных прутьев и сочленений. Всё было покрыто блестящей латунной кожей. Браяр пощекотал металлическую ступлю. Она дёрнулась, так же, как могла бы дёрнуться живая стопа. Трис положила ладонь на голень, и колено согнулось.

Польям протянула нервно трясшуюся руку, и прикоснулась к ноге. Она в шоке отдёрнула пальцы.

- Она тёплая!

- Она должна работать так же, как настоящая, - сказал Нико. - Мы в достаточной степени проверили её. И у тебя будет остаток для, чтобы её опробовать.

- Она примет форму, соответствующую твоему телу, - объяснил Фростпайн.

- Ты сможешь снять её, когда пожелаешь, - вставила Сэндри.

- С ней можно даже купаться, - добавил Браяр.

Но вопрос, которым задавался каждый, озвучила Трис:

- Хочешь её попробовать?

Комната погрузилась в тишину. Даже пёс сидел тихо, глядя своими тёмными глазами на Польям. Двигался только Крик, склёвывая крошки со стола.

Наконец Польям кивнула.

Розторн и Ларк помогли ей снять деревянную ногу, и подвернуть штанину, обнажив то, что осталось от её бедра. Фростпайн и Даджа осторожно наложили открытый рукав в верхней части её создания на культю Польям, расположив ногу так, чтобы она шла вровень со здоровой ногой. Когда они закрепили её, Фростпайн показал Польям штифты на верхнем крае металла, которые необходимо было нажать, чтобы расслабить его достаточно, чтобы снять или надеть обратно.

Как только нога была поставлена на место, Польям ахнула, когда покрытое латунью железо начало двигаться, подстраиваясь под её тело.

- Она живая!

Даджа наблюдала, как меняется металл, рассеянно хмурясь. Вся её сила была направлена на её работу, примерявшуюся к Польям.

- Так и должно быть, - пробормотала она.

Металлическая нога напряглась, затем согнулась.

- Подвигая ею, как могла бы двигать настоящей ногой, - подтолкнул её Фростпайн.

Металлическая стопа дёрнулась. Очень медленно зашевелились пальцы на ней. Польям, поддерживая бедро руками, вытянула металлическую конечность, затем распрямила стопу.

- Попробуй встать, - подсказала Даджа.

Им пришлось помогать ей: она похоже не помнила, как двигаться с двумя здоровыми ногами. Наконец она смогла обойти комнату, и самостоятельно выйти на балкон.

- Она не должна натирать, - крикнула ей Розторн. - Она полностью покрыта латунной кожей. Даджа подтвердит, что её кожу она совсем не раздражает.

Польям подняла настоящую ногу на перила балкона, балансируя исключительно на новой конечности. Когда она посмотрела на Даджу, девочка подняла свою левую руку, и подвигала пальцами. На них золотисто блестела латунь.

- Она правда совсем как кожа, - объяснила Даджа. - Так мне и пришла в голову эта идея.

Розторн вынесла Польям банку мази.

- Если всё-таки будет натирать, это должно помочь. Просто вотри в проблемные места.

- Держи ногу в чистоте, - добавил Фростпайн. - Её можно мыть, но я бы посоветовал каплю-другую масла в суставы стопы каждую неделю, и побольше — в сустав колена.

Полям провела рукой по обхватившему её бедро металлу, затем поставила обе стопы обратно на пол. Никто не сказал ей, что из её здорового глаза текли слёзы.

- Я снова смогу носить одежду, - прошептала она.

- Даже сапоги, - с улыбкой подала идею Ларк.

- Ты сможешь ездить верхом, - добавила Сэндри. - Если захочешь, конечно.

- Мы постарались всё продумать, - сказал Нико. - Надеюсь, что ты будешь с нами на связи, и дашь знать, как всё идёт.

- Если будут проблемы, пошли весть в Спиральный Круг. Мы придём к тебе, - добавил Фростпайн. Но … я не думаю, что у тебя будут проблемы.

Польям вытерла лицо рукавом, затем повернулась к Дадже.

- Это больше, чем плата з…

- Нет, - прервала её Даджа. - Ты дала мне возможность очистить моё имя. Теперь мы ничего друг другу не должны, - глядя в ковёр, она тихо добавила: - Но я хотела бы, чтобы мы были друзьями.

Грубые руки заключили её в объятие.

- Мы и есть друзья, - пылко прошептала ей Польям. - И всегда будем друзьями.


На следующий день маги встали на рассвете, и присоединились к герцогу и Леди Инулии в проводах Десятого Каравана Идарам. У Даджи захватило дыхание, когда она видела одетую в штаны и сапоги Польям, взбиравшуюся в седло карего мерина, когда ведущий дал каравану сигнал на выдвижение. Польям последовала за ним и другими всадниками, полу-обернувшись в седле, чтобы махать на прощание, пока её не скрыл поворот дороги.

Фростпайн обнял Даджу рукой за плечи.

- Даже если ты никогда больше не создашь ничего, Торговцы будут передавать твоё имя через поколения, - радостно сказал он. - Но, конечно, ты ещё много чего изготовишь.

- Правда? - спросила она, глядя в его смеявшиеся глаза.

- Да, именно — и начнёшь с гвоздей, - он проигнорировал стон Даджи. - Я не думаю, что за всё время пребывания здесь ты сделала их хотя бы ведро, а ведь мне нужно как-то измерить, насколько ты изменилась со времени нашего приезда. Гвозди для этого отлично подойдут.

- А могут они подождать? - мягким голосом спросил Герцог. - Если снег выпадет через пять дней, то я и сам хочу уехать — завтра же.

- Домой, - счастливо вздохнула Ларк. - Звучит чудесно.

- Я готова делать гвозди всю зиму, если смогу просто делать их дома, - сказала Даджа Фростпайну.

Он вздохнул.

- Эх, ладно. Мы можем делать гвозди в Спиральном Круге не хуже, чем здесь.

- Лучше, - пробормотала Трис Дадже. - По крайней мере дома — тепло, - её дыхание было видно в морозном горном воздухе.

Даджа ухмыльнулась. Там будет не только тепло, там они снова будут рядом с морем.

- Кто последний до комнаты — пакует за всех! - крикнула она, и побежала в замок.

Словарь языка Торговцев

Синие Торговцы Торговцы, работающие с судов — в морских или пресных водах
Гилав Лидер каравана, по званию аналогичен мэру
Хамот Идиот, чурбан
Как Наиболее презренный не-Торговец, буквально «грязь под ногами»
Лугша Ремесленник, мастеровой, производящий товары, на которых можно заработать
Мимэндэр Торговец-маг, всегда в глухой накидке с вуалью, ярко-жёлтого цвета
Пижюл факол Посмертие для тех, кто не выплатил свои долги
кунсуа(нен) Очищать — дословно «смывать/отпугивать неудачу, чтобы она не липла»
Саати Не-Торговец, являющийся сердечным другом, как родной
Трэнгши Изгой, нечистый, проклятый, безымянный
Цо'ха Самоназвание Торговцев, буквально «Народ»
Белые Торговцы Сухопутные Торговцы, путешествующие по пескам или снегам
Уирок Не респектабельный человек, тратящий деньги на необходимые вещи, такие как еда и починка
Жёрдин Маг не-Торговец
Ёруи Голодный призрак-демон, пожирающий и уничтожающий
Зокин Финансовый баланс в книгах Торговцев, или личная честь

Notes

1

англ. «scared me out of season's growth» - «напугал меня до исчезновения сезонного роста», не подлежит адекватному переводу (прим. перев.)

2

англ. «Firetamer» - Укротитель Огня (прим. перев.)

3

англ. «Valeward» - Защитник Долины (прим. перев.)

4

В Средние Века соль была предметом роскоши, и во время трапезы хранилась в специальном стеклянном или серебряном сосуде, стоявшем в середине стола. Такое положение делало соль удобной точкой отсчёта при определении места за столом: «вверх» по столу от блюда с солью (ближе ко главе стола) – более почётные места, «ниже» - менее почётные (прим. перев.)


home | my bookshelf | | Книга Даджи — Огонь в Горне |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу