Book: Книга Трис - Сила в Шторме



Книга Трис - Сила в Шторме



Глава 1

Она была вжата в угол, образованный кусками камня. С одной стороны в её бедро толкалось чьё-то колено. Чья-то ещё нога врезалась в её икру с другой. Их было четверо, не считая собаки, пойманных в каверне под землёй. Первая часть землетрясения только начала стихать, а оставшаяся скоро должна была нахлынуть на них, как бьющий в стены гавани прилив.

По её щекам и спине стекал пот. Полу-обернувшись, она упёрлась ладонями по обе стороны от щели между камнями. Воззвав к силе внутри себя, она послала свою магию через разлом. В её направлении шли колебания земли, спереди — маленькие, сзади — большие. Их сила нагревала землю и камни, распространяясь повсюду. Её кости ощущались как огромные камни, сжатые друг с другом так сильно, что какой-то из них должен был поддаться. Они проскользнут друг мимо друга с треском, заставляя здания, улицы и целые города принимать новые формы.

И жар, жар земли пёк её и прижавшихся к ней друзей. Горячие волны неслись сквозь землю, набирая по ходу движения силу. Когда они ударят, у неё будет выбор — быть поджаренной, или быть раздавленной; земля вокруг их маленькой каверны сожмётся как кулак …

Трисана Чэндлер слетела с кровати, сбросив с себя единственное тонкое покрывало, и бросилась к своему открытому окну. Высунувшись из него по пояс, она судорожно вдохнула ночной воздух.

Она находилась на поверхности, в своей комнате на втором этаже коттеджа Дисциплины, в Храме Спирального Круга в Эмелане. Землетрясение уже десять дней как миновало, и она с друзьями сумела его пережить.

Но жара! Неудивительно, что оно по-прежнему снилось ей, при таком-то безветрии. Каждая дверь, каждое окно на втором этаже были открыты, но под крышей не было ни ветерка. Снаружи было едва ли прохладнее.

На лёгких дуновениях, которые всё-таки касались её, до её слуха донеслись голоса. Раньше она думала, что голоса означали, что она сходила с ума. Теперь она знала, что они являлись лишь обрывками реально имевших место разговоров, донесёнными до неё ветром. Слышать их по-прежнему было для неё немного страшно, хотя они говорили в основном об обыденных вещах …

- Э́ймери Гла́ссфайр[1], я впечатлён, - чопорным и сухим голосом произнёс не знакомый Трис мужчина. Имя «Эймери» кольнуло её — у неё был кузен по имени Эймери, но его фамилия была Чэндлер, а не Глассфайр, и он был в сотнях миль отсюда, в университете Лайтсбриджа. Эймери не было редким именем. - Учёные мужи, написавшие эти письма, воистину хвалят вас. Я не могу отказать вам в использовании нашей библиотеки — не больше, чем я могу летать.

Трис замотала головой, пытаясь выкинуть голоса из своих ушей. Жара и скука — это уже слишком!

Простое движение головы захватило свежее дуновение ветра, подтягивая его поближе.

- Послушница Джейн, как ты могла позволить нашим запасам бинтов столь истощиться?

- Но … Посвящённая Уиллоуотэр … я не знала, что мне следовало проверять другие кладовые, и их так много требовалось после землетрясения …

- Ох, не плачь, девочка. Мы должны что-нибудь придумать, и поскорее.

- Предсказатели ведь не ожидают ещё неприятностей?

- Когда у нас кончились бинты, кому нужны предсказания, чтобы знать, что неприятности будут?

Трис заворчала. Магия должна была быть великой и могущественной, а не вопросом содержимого шкафов с тряпками! Засунув пальцы в уши, она неистово задвигала ими. Когда она прекратила, голоса исчезли, а ей стало совсем жарко.

Где-то в смутных, тёмных очертаниях перед её плохо видящими глазами находилась стена, окружавшая Спиральный Круг. Возможно она сумеет поймать бриз с её вершины.

Трис стянула с себя ночнушку и напялила на себя самое лёгкое своё хлопковое платье. Как только оно было на ней, она, не обращая внимание ни на платье, ни на пол, ухватила кувшин с водой и вылила его содержимое себе на голову. На несколько благословенных секунд ей стало прохладно. Пошарив под кроватью, она нашла свои кожаные тапочки и сунула в них ноги. Не желая бороться со своими спутанными и мокрыми рыжими кудрями, она повязала вокруг головы и под волосами шарф, чтобы по крайней мере держать волосы подальше от шеи. И наконец она на ощупь нашла на комоде свои очки с латунными ободками. Уцепив их на свой длинный нос, она направилась к двери — и ойкнула от удивления. Там, облокотившись на косяк, стояла одна из её соседок по дому. В тени чернокожая девочка была практически невидимой, пока Трис чуть не налетела на неё.

- Странное дело, - тихо заметила та. - Ты слепая как летучая мышь без этих очков, но ты знаешь, где всё находится, поэтому тебе даже не нужна свечка, чтобы одеться.

- Могла бы и обозначить своё присутствие, Даджа, - проворчала Трис.

Та не обратила внимания.

- Однажды мальчишка решит подшутить над тобой и передвинет всё, пока ты спишь. Что ты тогда будешь делать?

- Лучше спроси его, где он будет, если я его поймаю, - возразила Трис. ‑ И не смей подавать ему такую идею. Почему ты ещё не спишь?

Даджа Кисубо подняла руки и вытянула своё крепкое тело до предела. Стоя на цыпочках она почти могла достать кончиками пальцев до верхней части дверного проёма. Будучи моложе Трис почти на год, она тем не менее была на ладонь выше, чем четыре фута и семь дюймов последней.

- Ему не требуется моя помощь в придумывании шалостей, - ответила она сухим ритмичным голосом. - У него и так слишком много идей. Зачем оделась?

- На стене будет прохладнее. Может быть Ларк отпустит меня туда ненадолго.

- Откуда ты знаешь, что там будет прохладнее? - поинтересовалась Даджа.

- В конце-концов я погодная ведьма или нет? - подбоченясь раздражённо спросила Трис. - Я знаю.

- Тогда подожди, - Даджа развернулась и вошла в свою собственную комнату на другой стороне второго этажа.

Трис поворчала, но последовала за ней, прислонившись к её открытой двери. Комната Даджи уже была немного освещена свечой, стоящей на её семейном алтаре в углу. Используя её для ориентации, Даджа переоделась в брюки и рубашку, и уложила свои многочисленные короткие косички. Сунув ноги в сандалии, она задула свечу на алтаре и последовала за Трис вниз по лестнице.

Было не так уж и поздно; одна из женщин, управлявших Дисциплиной, ещё бодрствовала, писала письмо. На ней была надета лишь некрашеная хлопковая рубаха — её зелёная одежда храма Земли небрежно валялась на столе. Как и у Даджи, у неё были тёмные глаза и кожа, хотя кожа была более светлого оттенка коричневого. Её блестящие кудри были коротко острижены и торчали во все стороны, обрамляя её похожее на кошачье лицо с широкими скулами и заострённым подбородком. Не смотря на поздний час и жару, она всё-таки улыбнулась двум девочкам, на что они ответили взаимностью. Посвящённая Ларк нравилась даже вздорной и раздражительной Трис.

- Только на час, - сказала им Ларк, копаясь в кармане своего облачения. Она вытащила оттуда круглый железный значок, дававший своему обладателю разрешение быть снаружи, и дала его Трис.

- Если к вашему возвращению по-прежнему будет жарко, я устрою вам постели на этом этаже.

Кто-то, сидевший в тени у входной двери, встал, заставив Даджу вздрогнуть от неожиданности. Это был мальчик, одетый лишь в лёгкие штаны. Его кожа была ещё более коричнево-золотой, чем у Ларк, а миндалевидные глаза — неожиданно серо-зелёные. Его чёрные волосы были грубо и очень коротко стрижены, не достигая и дюйма. У него был короткий и прямой нос, а рот — решительный, со слегка опущенными уголками.

- Ларк … - начал он.

- Да, Браяр, ты можешь, - устало, но весело ответила Ларк. - Надень что-нибудь на ноги.

Мальчик ворча вошёл в свою комнату.

Голова с обгорелыми коричневыми волосами, заплетёнными в две косы, высунулась из комнаты напротив комнаты Браяра. На присутствовавших уставились ярко-синие как васильки и заспанные глаза.

- Я слышала голоса, - зевнув, сказала девочка. Молодой пёс, весь состоявший из белых кудрей, локтей и хвоста, выбрался из её комнаты в главную, запрыгал и заскулил.

- Сэндри, мы идём на стену, чтобы поостыть, - сказала Даджа. - Хочешь с нами?

Светло-коричневая голова кивнула; её хозяйка исчезла в своей комнате и закрыла дверь. Она вышла через минуту, одетая в блузку, юбку и шлёпанцы, прикалывая косы под шарфом.

К тому времени, когда она закончила со своими волосами, мальчик появился вновь, прыгая на одной обутое ноге, пытаясь при этом нацепить сандалию на другую:

- Надеюсь, вы, девчонки, не будете собираться целую вечность … - начал он, но потом осознал, что ждут только его. Он переключил своё внимание на собаку. - Надеюсь, мне не придётся тебя ждать, Медвежонок.

Сэндри, смеясь, вытолкнула его из входной двери впереди себя. Щенок гавкнул и последовал за ними, Даджа и Трис замыкали шествие.

Выходя последней, Трис остановилась и оглянулась.

- Ларк?

- Да, дорогая?

- Ты ... ты не хотела бы пойти? С нами, то есть? - одна из внутренних частей Трис пришла в смятение: во что она превратилась? Два месяца назад она бы никому на за что такое не предложила, в особенности взрослому.

Ларк улыбнулась:

- Спасибо, но мне надо зажигать огни на полуночной службе. Возможно, в другой раз?

Густо покраснев из-за допущенного ею проявления привязанности, Трис кивнула и побежала догонять своих соседей по дому.


Тяжело дыша после восхождения на стену, каждый из них нашёл промежуток между зубцами и уселся в нём. Они мгновенно поняли, что Трис была права; наверху действительно было прохладнее, и им открывался хороший вид на бухту у южных ворот Спирального Круга. Пёс со счастливым вздохом плюхнулся на мостик у них за спиной.

- Сколько ещё осталось лета? - отдышавшись спросила Даджа.

- Сейчас ещё только вторая неделя Мёда, - ответила Сэндри. Сорвав с себя шарф, она развязала свои косы и расчесала волосы пальцами. - Ещё две недели будет Мёд, потом вся Луна Ясменника.

- Возможно даже большая часть Ячменя, - вставил Браяр. - Розторн говорит, что все приметы сообщают о длинном лете и короткой осени, - его учительница Розторн была другой женщиной, присматривавшей за Дисциплиной.

- Что вы там делаете? - пара стражников спешила к ним по мостику от одной из башен, которые стояли на стенах через равные промежутки. Одетые в красные облачения посвящённых богов огня, они были вооружены длинными шестами, из обоих концов каждого из которых торчали двухфутовые лезвия.

Четверо юнцов поднялись на ноги и прижались поближе друг к другу. Пёс сидел перед ними, колотя по камню хвостом. Зарывшись в карман, Трис нашла железный значок и передала его Сэндри. Всё шло гораздо лучше, когда за всех четверых говорила дворянка.

- У нас есть разрешение, - объяснила Сэндри, показывая стражникам значок. Одна его сторона была помечена буквой «Д», что означало коттедж Дисциплину, на другой же были выгравированы птица и колючая ветка, что означало Ларк и Розторн.

- Но это же только на одного ребёнка, - начала спорить женщина. - Есть …

Мужчина был гораздо выше своей напарницы. Четвёрка с интересом наблюдала, как он наклонился к той, чтобы прошептать в её ухо. Хотя он говорил тихо, они всё-таки услышали, как он пробормотал: «Это те самые дети. Четыре мага. Они часто вместе ходят».

Браяр важно надул грудь. Ему нравилось, когда его называли магом, как будто он был не мальчиком, но мужем. Сэндри подбоченилась:

- Я — Леди Сэндрилин фа Торэн. Даю слово, что у всех нас есть разрешение быть здесь, - сообщила она стражникам.

- Только Сэндри, - Даджа прошептала Трис в ухо. Та прикрыла свою ухмылку ладонью и согласно кивнула.

Стражница подмигнула Сэндри:

- Такого рода заявления будут работать гораздо лучше, когда ты будешь слегка повыше, и отрастишь нос подлиннее, - она вернула железный значок.

Сэндри прикрыла свой нос-кнопку.

- Не высовывайтесь за стены, - посоветовал мужчина. - И между зубцов не играйте, - оба стражника погладили пса и пошли дальше.

- Знаешь, если хочешь, я буду каждый день тянуть тебя за нос, пока у тебя не будет такой же клюв, как у твоего деда, - Браяр пощекотал Сэндри за нос, пробравшись пальцами под её ладонь. - Я буду рад услужить, честно.

- Большое спасибо, Браяр, - кисло ответила ему девочка.

- Если бы я не собирался этого делать, я бы и не предлагал, - широко раскрыв серьёзные серо-зелёные глаза заверил он её. - Честно.

Трис забралась обратно между зубцов. Поправив очки, она осмотрела простирающуюся перед ними череду моря и островов. Даже при свете молодой луны она могла различить детали на довольно большом расстоянии: сторожевую башню на Острове Кусочка, например, и стеклянную гладь Моря Камней. Вспышкой света поверх тёмных горбов был маяк на Острове Маджа. На востоке, в одной-двух милях вдоль длинного выступа Эмеланского Полуострова, блестел сигнальный огонь на Пиратском Мысе.

- Только посмотрите на это. Хороший, равномерный ветер — а в небе ни облачка, - Трис обожала бури, чистое небо она принимала как личное оскорбление.

Сэндри высунулась из своего промежутка между зубцов:

- Пиратская погода, - тихо отметила она.

Даджа поморщилась:

- Грязные джишэн.

- А это что значит? - потребовала Трис. - Дж … джишэн. Это ведь на языке Торговцев, не так ли? - она всегда интересовалась переводом новых слов с родного языка Даджи.

Та пожала плечами:

- Не знаю … клещ? Вошь? Пиявка?

- Нечто питающееся другими и затем убивающее их, - добавила Сэндри.

Трис посмотрела на море. Ветер сместился на волосок, проходя прямо над островами и неся к её чувствительному носу запах деревьев,

А ещё он нёс голоса.

- Эта штука тяжёлая.

- Тихо!

Трис прикусила губу. Опять!

- Ты слышала что-то? - прошептал Браяр.

- Почему они выбрали только нас с тобой? - пропыхтел тот, кто жаловался. ‑ Эту штуку надо по крайней мере вчетверо …

- Чем меньше народу знает, тем лучше, ты, ленивый кусок трески! А теперь заткнись!

- Это двое мужчин, - пробормотала Даджа, оглядываясь. Она была не из пугливых, но она легко узнала по звукам — что-то нечисто. - Рядом никого нет …

- Трис что-то слышит на ветру, - сказала им Сэндри.

- И мы что, тоже слышим? - нахмурился Браяр. - Раньше мы не слышали.

- До землетрясения, - указала Даджа. - До того, как мы соединили свою магию …

- Тихо! - отрезала Трис. Закрыв глаза, она сосредоточила свой разум на говоривших.

Что бы они ни несли, оно было тяжёлым — и Плакса, и Грубиян запыхались. А ещё они боялись, сколько бы Грубиян этого ни отрицал. Она слышала страх в их шёпоте.

- Теперь что? - потребовал Плакса. Его голос звучал лучше — наверное они положили свою ношу. - Постучим?

- Во имя Шурри Огненного Меча …

Грохот засовов и скрип петель прервал Грубияна — открылась тяжёлая дверь.

Остальные трое детей встали у Трис за спиной. Когда она сконцентрировалась, разговор стал слышаться ещё яснее в их ушах. Они слышали так же, как и она:

- Вы опоздали! - прошипел женский голос. - Вы чё, хотите шоб нас поймали?

Даджа презрительно поморщилась. Женщина была пьяна.

- Д'вайте, затаскивайте эту штуку сюда, пока нихто не пришол! Стража меняется через час, и иногда они приходят раньше!

Грубиян и Плакса ухнули, как если бы они подняли свою тяжёлую ношу. Вскоре дверь закрылась.

Трис посмотрела на остальных:

- Вы слышали?

- Как если бы они стояли прямо здесь, - ответил Браяр. - И никто из нас раньше так не умел.

- Теперь мы — одно, - пробормотала Сэндри.

- Не полностью, - возразила Трис. - Когда этим утром ты упала, я не знала об этом. Когда Браяр украл кекс из погреба, мой живот от этого не наполнился.

- Кекс всё равно бы испортился, - проворчал мальчик.

- Мы делали не так уж много магии после землетрясения, - указала Даджа, дёрнув Сэндри за косу. - Если бы мы делали её больше, мы бы узнали …

- Узнали что? - огрызнулась Трис.

- Что, возможно, каждый из нас знает, что происходит с магией других. Может, мы и не можем делать одни и те же вещи, но мы знаем, когда с нашими магиями что-то происходит, - вздохнула Даджа.

- Что-то сложное. Простые вещи с нами уже не происходят.

- Может, это всё пройдёт, - сказал Трис.

- А что с теми лохами, которых мы слышим? - спросил Браяр. - Мы не можем узнать, что они замышляют, или где они?

Трис покачала головой:

- Я просто слышу голоса … я не могу сказать, откуда они.

- Может, контрабандисты? - предложила Даджа. - На большинстве островов, где есть посты стражи, идёт какая-нибудь контрабанда. Стражники всегда думают, что им платят недостаточно, - она провела годы среди людей, которые жили и работали в море, и знала, как ведут дела самые разные люди.

- Это могут быть и контрабандисты, - ответила Трис.

- Забейте, - посоветовал Браяр. - Нет смысла совать свой нос куда не следует.

- Можно о носах не говорить, а? - с тоской спросила Сэндри, дёргая за кончик своего.

Ржавые петли заскрипели на ветру. Трис прижала палец к губам, и все четверо замолчали.

- … вот фитиль, - судя по звуку, хмель выветривался из Пьяной Женщины. ‑ Только вот если мы положим его на землю, будет ли он гореть? Мы …

Послышался звук удара, какой бывает, когда мясницкий нож врезается в кусок сырого мяса. За ним последовал судорожный вздох. Браяр поморщился. Когда он был уличным вором, он уже слышал, как людей пыряют ножом.



- Женщина мертва, - пробормотал он.

Трис ахнула.

- … оставим её на виду, то её найдут! - это был Плакса. - Они узнают, что‑то …

- Заткнись, - тихо рявкнул Грубиян. - Как только мы отойдём подальше, маг зажжёт фитиль и …

Что-то взревело и глухо ударило одновременно; небо залило светом. Четверо детей вздрогнули и посмотрели поверх воды. Маяк на Пиратском Мысе превратился в огненный столб. Ближе к дому — всего лишь в миле — пылала сторожевая вышка на Острове Куска. Пёс, чей сон был так резко прерван, начал яростно лаять.

Глава 2

Доев кашу, Браяр зевнул. Он был измотан. Всех четверых продержали на стене ещё час после взрыва башен, они отвечали на вопросы сначала посвящённых-стражников, потом их начальства, а потом и своего главного учителя, Никларэна Голдая, и Многоуважаемой Посвящённой, которая управляла Спиральным Кругом. Это значило, что им недолго удалось поспать до того, как большие храмовые часы объявили для всех начало нового трудового дня.

Рядом с ним Трис с полу-открытыми бледно-серыми глазами похлопала оставшуюся кашу своей ложкой. Ей удалось приколоть свою массу жёстких рыжих кудрей, но они уже пытались вырваться из оков. Она выспалась ещё меньше Браяра. Не смотря на усталость, образ фонтанов пламени оставался в её мыслях, долгое время не давая ей уснуть. Судя по тому, как взрослые разговаривали той ночью, они понятия не имели, почему произошли взрывы.

Напротив Трис Даджа поигрывала толстой косичкой. Ей было всё равно, сколько она спала, и плевать на взрывы. Она хотела начать работу по дому за этот день. Закончив её, она сможет пойти к своему учителю, магу-кузнецу Фростпайну, чтобы получить ещё один урок по работе с металлом. Сегодня он должен был делать тонкие листы из золота, и она ждала этого с нетерпением. Она испытывала очень добрые чувства к золоту — не из-за его ценности, как её собраться-Торговцы, а из-за его дружелюбия, его готовности прощать ошибки, которые она допускала при его обработке.

Рядом с ней Сэндри аккуратно сложила салфетку и поместила её рядом с тарелкой. Как всегда, она сидела с идеально прямой спиной, изучая своих друзей яркими глазами.

«Даджа наверное думает о кузнечном деле», - решила Сэндри. Глаза Даджи принимали такое мечтательное выражение, которое у некоторых девочек бывает при мыслях об особом мальчике, лишь когда она думала об инструментах, металле и огне. Браяр, конечно, хотел ещё поспать. Четыре месяца — недостаточный срок, чтобы превратить охотящегося по ночам вора в работающего днём садовника. А Трис, хмуро глядящая на полу-пустую тарелку с кашей, о чём думала она? Трис всегда задавала вопросы о вещах. Прошлой ночью она задала их великое множество, и не получила ответов. Возможно поэтому она хмурилась на свою кашу.

- Я однажды видела такие взрывы, - отметила Сэндри, тронув пальцем маленький мешок, висевший у неё на шее на цепочке. - Сарай, в котором хранились бочки с мукой, загорелся — и они взорвались. Лавочник сказал моим родителям, что если зажать муку и поджечь, то именно так и происходит.

Трис бросила на неё взгляд своих ледяно-серых глаз:

- Мука взорвала две каменные сторожевые вышки?

- Может, её было много? - Браяр прикрыл зевок.

Сидя рядом с Сэндри, их щенок заскулил.

- Можно подумать, что мы тебя не кормим, Медвежонок, - во главе стола Ларк провела рукой через свои блестящие кудри.

- Этот мальчик быстро растёт, да ведь? - Сэндри почесала щенку за ушами.

- Именно это меня и пугает, - сказали Ларк и Даджа в унисон. Они улыбнулись друг другу. Сэндри ухмыльнулась. Медвежонок был достаточно маленьким, чтобы уместиться у неё на коленях, когда они его завели. Теперь он мог растянуться на её коленях, коленях Даджи, и ещё положить подбородок на чью-то ногу.

- Где Розторн? - спросил Браяр.

- Храм воды, - был ответ Ларк. - Они всё ещё заставляют её варить сиропы от кашля, - она встала на ноги, отряхивая своё зелёное одеяние. - Она говорит, что ты знаешь, чем заняться сегодня …

- Прополка, - таков был его угрюмый ответ. - Потому что лето — это прополка, прополка и ещё раз прополка.

Ларк улыбнулась:

- Ну, тогда по крайней мере тебе полоть меньше, чем вчера.

Браяр полу-засмеялся, полу-фыркнул.

- Посвящённая Уиллоууотэр попросила меня встретиться с ней в ткацких мастерских, - продолжила Ларк.

- Зачем вообще посвящённой Воды понадобилось видеть меня в здании храма Земли …

Трис отодвинула свою тарелку:

- У неё кончились бинты, или почти кончились, - пробормотала она.

- Какая-то послушница не уследила за кладовыми, - когда она осознала, что ответом ей было лишь молчание, она огляделась. Её друзья и Ларк смотрели на неё как заворожённые. - Я слышала об этом, ясно?

- А почему мы не слышали? - потребовал Браяр.

- Я был одна, - ответила Трис. - Это было до того, как мы пошли проветриться. Может, вам надо быть близко ко мне, чтобы это работало.

Ларк заткнула одну из её выпавших рыжих кудрей за шпильку:

- Иногда я думаю, что мы даже ещё не начали осознавать твой дар, Трис. Мы …

Медвежонок разразился режущим ухо лаем. Вскочив на ноги, он понёсся к входной двери.

- Это кто-то знакомый ему, - объявил Браяр. - Видите? Его хвост виляет им.

- Нет, Медвежонок, не прыгай на меня, - приказал знакомый ясный голос. - Нет! Я сказал — нет! Вот и хорошо … и не начинай снова.

Высокий белый мужчина с длинными серебристо-чёрными волосами, свободно свисавшими с его плеч, вошёл в дом, указывая пальцем на Медвежонка. Щенок полу-шёл, полу-извивался следом за ним, счастливо поскуливая. Он знал, что Никларэн Голдай ни за что не даст ему запрыгнуть на себя и облизать своё лицо, но Медвежонок всё-таки надеялся получить шанс на демонстрацию своей привязанности.

- Доброе утро, Ларк, - сказал мужчина. - Доброе утро и вам четверым.

Трис подбежала к нему и подёргала рукав одной из его белоснежно-белых льняных рубашек:

- Нико, ты узнал, как были уничтожены башни?

- Трис, не мни мне рубашку, - приказал Нико. - Идём, - его тон был строг, но чёрные глаза, спрятавшиеся глубоко под густыми тёмными бровями, были добрые. - Так вышло, что я здесь именно по этому поводу. Ларк, прости меня, но она должна пойти со мной, прямо сейчас.

- У неё ещё работа по дому, - указал Браяр. - Как и у всех нас.

- Мытьё посуды, - добавила Даджа.

Нико покачал головой:

- Это не терпит отлагательств, и мне нужна Трис. Нужно расследовать уничтожение сторожевых вышек. Возможно, мы даже полдник пропустим.

Трис стояла не двигаясь, скрестив пальцы, молясь о том, чтобы ей разрешили пойти.

- Я и помою и высушу, - предложила Сэндри, - если она сделает то же самое для меня как-нибудь в другой раз.

Ларк упёрла свои стройные руки в бёдра:

- Это устроит вас двоих? - спросила она Даджу и Браяра.

Даджа пожала плечами:

- Звучит неплохо.

Мальчик шаркнул ногой и нахмурился:

- Не знаю, - угрюмо ответил он, - как-то это неправильно.

Трис бросила в него гневный взгляд.

Он поднял на неё глаза и осклабился:

- Надо перестать подкалывать тебя, - ответил он. - Это слишком легко и совершенно не спортивно.

Трис показала ему язык, и побежала наверх за туфлями.

- На твоём месте я бы побыстрее закончил с работой, - сказал Нико Дадже. ‑ У Фростпайна тоже есть особое задание. Я видел его в главном обеденном зале — как только он уладит пару вопросов, придёт сюда.

Даджа быстро встала, и начала собирать тарелки.


Через один час и чрезмерное количество лестниц Трис и Нико оказались перед тем, что некогда было сторожевой вышкой Острова Куска. Стены, ранее возвышавшиеся на сорок футов, теперь были не выше двух-трёх, и были испещрены пробоинами. Уцелели лишь края первого этажа; доски сгорели, оставив подвал под открытым небом. Все камни внутри были покрыты копотью, их поверхность была выщерблена и покрыта трещинами. Трис заметила багровые пятна там, где ранее, по словам Нико, люди герцога обнаружили трупы.

В воздухе висел странный запах: острый, дымный дух, сгоревшее дерево с оттенком палёной плоти. Дотронувшись до почерневшего куска скалы, она испачкала пальцы в саже. Понюхав их, она моргнула — запах шёл именно от сажи.

Нико присел на краю подвала, глядя в него и поглаживая свои пышные усы. Не смотря на долгий подъём, у него был холодный и элегантный вид, резко контрастировавший с его раскрасневшейся, потеющей ученицей в плохо сидящем муслиновом платье. Трис на ощупь приколола свои кудри, убирая их от лица.

- Похоже, что башню раскололи, не так ли? Но как? Маг? - спросила она.

Нико посмотрел на неё снизу вверх. Секунду она не была уверена, что он вообще слышал её вопрос.

Потом его тёмные глаза смягчились. Он поймал выскочившую из её головы заколку:

- Надо было сказать тебе надеть шляпу.

- Она бы сейчас была в океане. Кто это сделал?

Он вздохнул:

- Никто не должен был быть способен творить здесь магию разрушения. Магическая защита была в фундаменте. Это — чтобы это ни было — разрушило даже эти заклинания. Видишь, как камни расходятся оттуда веером? Какая-то сила оттолкнула их от себя.

Трис заинтересованно присела рядом:

- А где были защитные заклинания?

- Ты их не видишь? - спросил он. - Они повсюду … то, что осталось от них.

Она вытерла лицо рукавом:

- Это ты видишь магию, а не я.

Он уставился на неё в шоке:

- Но это же просто — разве я тебя этому не научил?

Хотя ей было жарко и она зудела, Трис всё-таки улыбнулась:

- Ну, всю прошлую неделю мы оправлялись от землетрясения. Две недели до землетрясения ты бегал повсюду, пытаясь найти источник знамений о катастрофе, которые явились провидцам. А до этого мы изучали приливы и звёзды, - она похлопала своим платьем, чтобы дать себе немного прохладного воздуха. - Нет … не думаю, что мы хоть раз занимались магическим зрением.

- Да, вообще-то я собирался учить тебя организованно, - пробормотал он. ‑ К сожалению, события завертели нас … А пока, я считаю, времени на этот урок у нас нет, - он подумал секунду, затем протянул руку. - Дай мне свои очки.

Трис отшатнулась:

- Они мне нужны.

- Только на минутку.

Она медленно сняла их и передала ему. Теперь она даже не могла видеть, что именно он чертил пальцем на внутренней стороне линз.

Наконец мимо пронёсся бриз, взъерошив ей волосы. Три кудри сразу же высвободились из заколок, и до её ушей донеслись голоса:

- Мальчик мой, я уже начал думать, что что-то пошло не так, - голос был ясный, почти металлический.

- Прости меня, мой повелитель. Это — первый момент, когда я уверен, что мы одни. Я на месте, - другой мужской голос, и этот звучал почему-то знакомо. Не очень знакомо, как голос Фростпайна или Нико, но этот голос она уже точно слышала. Молодой, самоуверенный …

- Мы пока не готовы выдвинуться. Жди инструкций, - приказал ясный голос. - Сделаешь своё дело, и твой долг будет погашен.

Бриз исчез, и вместе с ним исчезли голоса. Вместо них послышался слабый писк — настоящий звук, а не выдернутый из воздуха её странной силой. Она огляделась. Тут что, где-то была птица?

Нико вытащил свой носовой платок и прошёлся по её линзам:

- Ты что, никогда их не протираешь?

- Конечно протираю! - она схватила очки, когда он протянул их ей, и нацепила их себе на нос. - И что теперь?

- Не смотри на вот ту кучку камней прямо, - приказал он. - Смотри на них краем глаза.

Она послушно повернула голову, оставив камни на краю поля зрения своего левого глаза — и ничего. Она поворачивала голову под разными углами, всё безрезультатно. Нико издал кашляющий звук, который мог бы быть смехом. Она бросила на него яростный взгляд.

На краю её линз блеснуло серебро. Ахнув, она посмотрела туда. Серебро исчезло. Она медленно подняла взгляд, уставившись на проплывавшее над её головой облако. Вот он, отблеск бледно-лунного света на краях объектов.

Вскоре она поняла, в чём трюк: ей надо было смотреть на всё в целом, и ни на что конкретно. Слегка расфокусировав взгляд, она смогла увидеть мерцающие кусочки света повсюду на камнях вокруг них: символы, куски букв.

- Сколько она продержится? - захотела узнать она. - Магия на моих очках?

- Пока не поменяешь линзы, - ответил он. - Просто напомни мне научить тебя, как это делается, прежде чем заведёшь себе новые.

Что-то снова пропищало. Трис поискала взглядом источник писка. Ей что, послышалось?

- Помнишь, я сказал, что мне нужна твоя помощь? - спросил он, вставая. ‑ Чтобы узнать, что произошло, мне нужно посмотреть в прошлое. Это одно из великих заклятий — если я буду творить его один, я буду так выжат, что не смогу после этого ходить, не говоря уже о том, чтобы навестить Пиратский Мыс. Если одолжишь мне часть своей магии, будет проще.

Она обескураженно посмотрела на него:

- Что мне делать? - она уже однажды передавала свою силу Сэндри, но понятия не имела, как именно это произошло.

- Я буду призывать её к себе, если ты позволишь мне сделать это. Не просто на словах, Трисана. Ты должна согласиться внутри. Ты должна доверять мне.

Она подняла взгляд, посмотрев ему в глаза, укрытые за густой завесой чёрных ресниц. Доверять ему? Он был её учителем. Он заглянул внутрь неё и сказал, что она не была сумасшедшей — хотя её семья много лет утверждала обратное. Благодаря ему она жила там, где всегда хотела; она могла ездить верхом на ветрах.

- Конечно, Нико.

Он взял её за руку. Она сразу же почувствовала что-то — толчок, чувство изгиба. Через свои очки она увидела, как через её пальцы к нему устремилась нить света, вливаясь в уже находившуюся в нём реку огня. Воздух вокруг них сжался. Продолжая держать её руку, Нико прошёл вокруг башни, держа другую руку перед собой ладонью вперёд. Жемчужного цвета нити срывались с его пальцев, проходя через воздух и камень повсюду вокруг него.

Описав полный круг вокруг дыры в земле, они остановились.

Нити продолжали плыть по земле, пока они не покрыли всю вершину холма подобно покрытой росой паутине.

Когда он отпустил её, она всё ещё могла видеть связывавшую их нить. Она последовала за Нико, когда тот подошёл к краю подвала, снял с пояса нож и сделал надрезы на обеих ладонях:

- Если когда-нибудь тебе понадобится дать заклинанию дополнительную силу, закрепи его кровью, - объяснил он мимоходом, как будто не свою плоть он сейчас резал. - Поскольку мы — маги принципиальные, мы используем свою. Некоторые использовали чужую — с согласия или без оного, - он наблюдал, как алые капли падали в зияющее отверстие погреба. - Если я когда-нибудь услышу, что ты не отказываешь себе в применении подобных методов, Трисана, ты пожалеешь о дне, когда мы с тобой познакомились.

Трис прикрыла рот ладонью. Ей не нравилась кровь, и что-то было такое в образе спокойно режущего себя Нико, что заставляло скручиваться её желудок.

- Обо мне не беспокойся, Нико, - сказала она, когда её живот успокоился. ‑ Честно.

Он мрачно улыбнулся:

- Надеюсь, - глубоко вдохнув — Трис почувствовала, как её собственные лёгкие расширяются вместе с ним — он закрыл глаза.

Перед ним появилась мерцающий образ — а также вокруг него, и даже в некоторых местах прямо сквозь него. В образе башня ещё была целой. Двое мужчин в шляпах и плащах вошли в поле зрение. Они несли что-то больше и тяжёлое, завёрнутое в полотно. Дверь у основания башни открылась, и женщина в форме Стражи поманила их внутрь.

- Это Плакса, Грубиян и Пьяница, - воскликнула Трис. - Точно они! ‑ прошлой ночью она и другие рассказали Нико о разговоре, который они услышали на стене.

Образ закачался, расплываясь; Нико дрожал. Трис упёрла взгляд в светящуюся линию, который по-прежнему соединяла их, пока та не стала толще и не засияла светлее. Мужчина глубоко вдохнул и выпрямился. Башня вновь появилась. Мужчины вышли из неё, женщина в форме последовала за ними. Их ноша исчезла, но один из них тащил конец фитиля, уходившего внутрь. Он положил его на землю и помог своему товарищу убить стражницу. Они не видели вспышки пламени, которая зажгла фитиль. Пламя поглощало фитиль, уходя в башню, пока они клали свою жертву на землю и спорили. Потом произошёл взрыв. На секунду Трис показалось, что она видела, как башня распадалась на части, камень за камнем, каждый кусок был отпечатан в огне.

Образ исчез. Трис подошла к покачнувшемуся Нико и обняла его за пояс. Она помогла своему учителю добраться до большого камня и заставила сесть.

- Что это было? - спросила она его, когда он уселся.

Он на ощупь снял с пояса флягу и начал жадно пить. Ему потребовались обе руки, чтобы удержать её у рта.

- Не знаю, - наконец ответил он, передавая ей флягу. - Я никогда не видел ничего подобного — и не слышал — за все мои пятьдесят три года.

Они немного отдохнули за разговором. Наконец Нико встал:

- Не думаю, что я смогу сотворить это заклинание ещё раз, но мне всё равно следует взглянуть на Пиратский Мыс, - сказал он. - Идём.

Она начала идти за ним к ступеням, когда услышала писк, который уже доносился до неё раньше. Теперь он был недалеко и быстро утихал.

- Подожди, - крикнула Трис. Она осторожно обыскала завал камней слева от себя. В нише, образованной блестящими от следов магии камнями, она нашла птичье гнездо. Один из птенцов был ещё жив — именно его писк она слышала. Он делил гнездо со своим мёртвым братом или сестрой.



- Думаю, это скворец, - сказал заглянувший через её плечо Нико. - Они иногда делают вторую кладку в середине лета. Если родители этого птенца гнездились здесь, то скорее всего они погибли, и их дитя скоро последует за ними.

Трис посмотрела на птенца. «Это неправильно», - думала она роясь в кармане в поисках носового платка, - «он не просил, чтобы его дом разрушали». Встав на колени, она расстелила платок на камне и потянулась к гнезду.

- Трис, задумайся на секунду, - резко одёрнул её Нико. - Ты не можешь спасти это существо.

- Почему нет? - с нежностью, которую она редко демонстрировала людям, она подвела руки под комок из переплетённых стеблей травы.

- Потому что оно при смерти. Видишь, какое оно молодое? Едва только пеньки перьев появились. Если выживет, оно потребует тепла и ежечасного ухода. Оно не готово к самостоятельному выживанию.

- Тогда я помогу, я буду его кормить … я сделаю всё, что потребуется, - положив руки на ткань, она осторожно убрала их, пока гнездо и его житель не оказались лежащими на платке.

- Он не виноват, что его родители погибли.

Нико вздохнул и дал ей свой собственный карманный носовой платок:

- Можешь возвращаться в Спиральный Круг. Как я уже говорил, даже с твоей помощью я не смогу сегодня сотворить второе заклятье времени на Пиратском Мысе. Правда, если выглядит там всё так же, как и здесь … - его взмах руки охватил окружавшие их покрытые сажей обломки - … то, я думаю, можно догадаться, что произошло. Подставь-ка мне птенца, - он открыл свою флягу с водой и осторожно налил себе немного на ладонь. Осторожно и точно, позволяя воде скользить вниз по пальцам, он скатил по несколько капель воды за раз в открытый клюв поднесённой к нему Трис птицы. Когда птенец закрыл рот и съёжился, Нико сказал Трис:

- Теперь закрой его. Держи его в тепле и подальше от сквозняков — уж это я знаю. Остальное …

- Я могу спросить посвящённых храма Воздуха. Они держат у себя птиц, ‑ медленно, понемногу, она встала на ноги и устроила закрытое гнездо на сгибе локтя. Наблюдая за своей ученицей, Нико улыбнулся:

- Вообще, попробуй Розторн. Она часто находит птенцов у себя в саду. Даже вырастила нескольких.

Трис уставилась на него. Розторн она боялась. Женщина с каштановыми волосами была остра на язык и вспыльчива.

- Ты что, хочешь бегать в общежитие храма Воздуха каждый час? Розторн знает, что делать. Хотя я всё ещё сомневаюсь, что оно выживет …

- Он.

- Трис, пока оно не будет готово к спариванию, никто не сможет сказать, какого оно пола.

- Тогда пока пусть будет «он», а не «оно», - упрямо заявила она. ‑ «Оно» — для мёртвых вещей. «Он» или «она» - для живых.

- Ну, ладно. У меня нет времени спорить. Если настаиваешь на том, чтобы попытаться спасти это … этого …

- Настаиваю, - сглотнула Трис, думая о том, что ждало её впереди. ‑ Надеюсь, Розторн поможет мне.

- Поможет. Птицы ей нравятся гораздо больше людей. Идём. Тебе надо устроить и накормить его, а мне надо на Пиратский Мыс.

Поддерживая своего нового подопечного свободной рукой, Трис последовала за Нико вниз по лестнице.

Глава 3

Если бы Трис взглянула поверх тысячи футов разделявшей остров и материк воды, она увидела бы трёх людей на каменистом склоне под стенами Спирального Круга. Одной из них была Даджа, одетая так же, как она была во время завтрака — в свои самые лёгкие хлопковые брюки и рубашку, с красной траурной повязкой на левой руке. С ней, в красном облачении посвящённого Огня, был её учитель, маг-кузнец Фростпайн, а также одетый в белое послушник Кирэл.

Фростпайн, как и Даджа, был чернокожим, хотя и на несколько оттенков темнее её. Те волосы, что у него ещё были, росли львиной гривой вокруг блестящей лысой макушки; отпущенная им борода торчала по всему подбородку. Рукава его одеяния были завёрнуты вверх и подвязаны, обнажая пару бугрящихся жилистыми мускулами рук с большими, сильными ладонями. Кирэл был на пол-головы выше, белокожий и синеглазый, с длинными светлыми волосами. С мощным торсом и тяжёлыми руками, он был из тех молодых людей, которым в пору было ходить в броне, с закреплённым на спине двуручным мечом. Перед тем, как покинуть коттедж, Даджа удостоверилась, что Кирэл обильно смазан предохраняющей кожу от солнца мазью; бутылка с нею лежала в одной из корзин, которые нёс ведомый мужчинами мул.

- Сними обувь, встань на колени и обопрись руками о землю, - сказал ей Фростпайн. - Чем больше ты соприкасаешься с землёй, тем лучше.

Она подумала, что он спятил, но всё-таки повиновалась, поставив сандалии рядом с собой. Здесь, снаружи, солнце било как молотом. Она уже настолько вспотела, что капли начали щекотать её, стекая по щекам и спине.

На секунду ей показалось, что она краем глаза увидела рыбацкую лодку у Острова Полумесяца. Когда она бросила туда быстрый взгляд, там ничего не оказалось.

- Помнишь, что мы делали тогда, пряча куски разных металлов под тканью? ‑ спросил Фростпайн.

Даджа кивнула:

- Ты заставил меня угадывать, какой металл лежал под тканью, и я это узнавала с помощью своей магии.

Волосы мага качнулись вслед за его кивком:

- Делай сейчас то же самое. Ищи любые следы металла под собой. Не руды, а именно обработанного металла.

Пот капал на землю с её лица:

- Тут слишком жарко.

- Слишком жарко? - воскликнул он, блеснув широкой белозубой улыбкой. ‑ Дитя, мы — чёрные! Чёрные люди созданы для жары, они процветают в ней — так же, как бледные мальчики, навроде Кирэла, созданы для мороза и снега.

Кирэл остановился. Он прошёл уже сотню ярдов, держа перед собой длинную металлическую лозу:

- Я ненавижу снег, - спокойно возразил он. - И если бы ты не был чокнутым, Фростпайн, ты бы ненавидел эту погоду так же, как и я, - подняв руки, он подвязал свои волосы косицами, обрамлявшими его лицо.

Даджа прикрыла свою ухмылку ладонью. Она обожала работать с этой парочкой. Они были столь же расслаблены и веселы, как были мужчины из её семьи, подшучивая над работой по ходу дела.

Фростпайн покачал головой:

- Шурри и Хэкой, - пробормотал он, вызывая к богам огня, - сохраните меня от людей, которые не знают, как веселиться. Давай попробуем, Даджа.

Кивнув, она положила ладони на землю. Почему-то обоняние помогало ей искать металлы, поэтому она глубоко втянула воздух через нос. Кажется, это был запах …

Она вновь вдохнула и ойкнула, когда запахи меди, железа, серебра и золота затопили её нос. Прослезившись, она чихнула, и продолжала чихать. Чья-то рука мягко оттолкнула её в сторону, а в её руку был вложен носовой платок. Её лёгкие сократились ещё три раза, и она начала гадать, можно ли задохнуться во время чиханья.

Земля под ней задрожала и сместилась. У неё свело горло от ужаса: землетрясение!

Приступ чиханья внезапно отступил, когда она метнулась назад. Последний толчок был десять дней назад — неужели сейчас будет ещё один?

Вниз по склону покатились комки земли. Вытерев глаза, она увидела, что Фростпайн стоял там, где она только что сидела на коленях. Его руки были распростёрты в стороны, ладони параллельно земле. Он мягко тряс ими, как будто просеивая руду через сито. Под его ногами участок земли трясся, мягко, в такт его движениям.

Даджа вздохнула с облегчением. Это было не землетрясение и не толчок, а магия, вытягивающая что-то из почвы. Земля начала принимать странную форму, похожую на сетку. Присев, Фростпайн зарылся пальцами в землю.

- Не могла бы ты взять тот угол? - попросил он, указывая на край земляного узора. - Это сетка из проволоки.

Подойдя к указанному им месту, она зарылась пальцами где-то на дюйм, пока они не прошли через металлическую сеть.

- Есть, - сказала она.

- Тогда на счёт три. Раз … два … три.

Они вытащили сеть из земли: большая штуковина три на четыре фута. Даджа моргнула. Сеть пестрила металлами, которые она почувствовала ранее, свёрнутыми в тонкую проволоку и завязанными как канат. В половине точек пересечения проволочных нитей находились маленькие зеркала. Сеть обтекла её пальцы, как если бы она состояла из воды.

- Да что же это такое? - потребовала она.

Кирэл подошёл к ним, держа три или четыре куска сети поменьше:

- Никогда не видел ничего подобного.

- Никто из вас никогда не задумывался, почему за последние четыреста лет никто из пиратов ни разу не напал на Спиральный Круг? - спросил Фростпайн.

- Я … была … Торговкой, - Даджа сглотнула. Она чуть не сказала «я — Торговка», хотя таковой уже не являлась. - Мы не задумывались о том, как каки могут или не могут защищать себя, - Сэндри бы осудила использование слова «как». Как и большинство слов, которые Торговцы использовали по отношению к не-Торговцам, оно было нелестным.

- Я жил в северном Лэйрэне, - добавил Кирэл. - Мы не знали, что кто-то вообще может воевать на кораблях.

Он осклабился и подмигнул Дадже.

- Было время, когда эта сеть покрывала весь обрыв, от стены гавани, ‑ Фростпайн указал направо, где защитная стена простиралась от Куска до скалы, - до дельты реки Эмел. В земле под стенами есть ещё, пояс шириной в милю, окружающий весь Спиральный Круг. Если Совет Посвящённых считал, что где-то могли быть пираты или рейдеры, они пробуждали такие вот заклинательные сети, - он промычал странную мелодию.

Даджа и Кирэл ахнули. Сеть, которую держали Даджа и Фростпайн, исчезла. Между ними лежало лишь открытое море … или они сами были высоко в воздухе, над морем? Даджа по-прежнему чувствовала врезающийся в её пальцы металл, но никак не связывала это чувство с показавшемся в дали …

Она не могла видеть остров Дюпан. Нидра была в восьми днях пути, у берегов Хатара. Она должна была это знать, она сама отплыла из гавани этого острова всего лишь пять месяцев назад.

И дело было не только в виде. Она чуяла запах суши, моря и нормальные запахи корабля — смолы и мокрых канатов. Палуба качалась под её ногами, и один из её кузенов посвистывая карабкался на мачту.

Она моргнула, и вновь оказалась с металлической сетью в руках. Кирэл пошатнулся:

- Я карабкался на гору Блэктус, - прошептал он.

Даджа выпустила сеть из рук и вытерла глаза рукавом. Она была на Третьем Корабле Кисубо, экипаж которого был её семьёй. Их уже не было в живых, они потерпели крушение и потонули в позднем зимнем шторме вскоре после отбытия из Нидры.

- Прости, - сказал Фростпайн, положив ладонь ей на плечо. - Я не могу управлять тем, что люди видят при пробуждении заклинательной сети. Однако она могущественна, как ты могла видеть. Пираты проводили на одном и том же месте целые дни, пока не слабели настолько, что уже не могли избежать поимки, когда заклинание снимали. И это первый раз, когда я сам оказался по ту сторону сети во время работы заклинания.

Даджа пожала плечами:

- Просто от чиханья у меня заслезились глаза, - соврала она. - Но послушайте, мы с друзьями ходили по этому обрыву всё время, до землетрясения. Мы никогда ничего подобного не видели.

- Вы и не должны были, - ответил маг. - Она работает только после активации. И она работала так долго и так хорошо, что большинство в Совете забыли, что она могла повредиться, когда обрыв упал в море, пока я им не напомнил. Нам надо найти столько, сколько сможем, и занести её на ремонт, ‑ он вздохнул. - Если она по большей части в таких вот кусках, ‑ он кивнул на небольшую кучку Кирэла, - то нам понадобится помощь.

- Были знамения о пиратах? - взволнованно спросил Кирэл.

- Да кому нужны знамения? - спросил Фростпайн. - У нас было землетрясение. Укрепления повсюду в беспорядке. Какой пират упустит такую возможность?

Деловито, как домохозяйка, Фростпайн взял большой кусок сети и соединил его концы друг с другом, складывая его как одеяло. Даджа помогла, раздумывая над тем, что он сказал. Когда сеть была сложена в аккуратный свёрток, он погрузил её в одну из пустых корзин на муле. Кирэл добавил свою стопку небольших кусков и вернулся обратно к прочёсыванию своей части территории. Даджа пошла к чистому участку в нескольких ярдах от места, где она нашла первый кусок сети, и присела.

Что-то зацепило её внимание в углу глаза: это была рыбацкая лодка? По крайней мере парус был треугольный. Она повернула голову и посмотрела прямо.

На море ничего не было. Никаких лодок не было видно.


Сэндри только-только закончила мыть посуду, когда Ларк вернулась из ткацких мастерских.

- Трис была права? - спросила девочка.

Ларк кивнула:

- Я просто не понимаю, как надзор храма Воды может быть настолько небрежным, чтобы послушница могла оставить четыре склада пустыми, но … Ох уж эти Водники. Сплошная пена и пузырьки, а потом их уводит в сторону малейший камешек у них на пути, - она покачала головой. Что хуже, Посвящённая Ветивер говорит, что у двух её ткачих случились переломы костей и станков во время землетрясения, а остальные всё ещё делают ткань для одеял для деревень. Она направит ещё одну ткачиху на бинты, но всё-таки без нас ей не обойтись.

- Я сделаю что смогу, конечно, - ответила Сэндри, - но ты же знаешь, что я не могу ткать. У тебя ещё не было возможности научить меня.

- Верно, - вздохнула Ларк. - То, что нам придётся делать — не совсем ткачество. И благодарение Миле и Зелёному Человеку, что ты такая молодая и сильная. Иначе бы ничего не вышло. Идём. Оставь Медвежонка с Браяром.

Она повела Сэндри через спиральную дорогу, проходившую между Дисциплиной и двумя большими ткацкими мастерскими. Войдя в одну из них через открытую дверь, они пришли в маленькую мастерскую, стоявшую отдельно от комнат, где Сэндри слышала стук дюжин занятых работой ткачей. В этой комнате находился странный набор вещей. На двух длинных столах лежали несколько рулонов бинтов; ещё бинты лежали в большой корзине на полу. Другие корзины содержали огромные катушки льняной нити. Рядом с каждым длинным столом стоял удобный стул. Ставни были распахнуты, чтобы пропускать любые ветерки, которые могут направляться в их сторону. Пара послушниц на посылках сидела на скамейке рядом с дверью.

Ларк послала их за чаем на кухню Спирального Круга в Оси. Как только они ушли, она взяла руки Сэндри в свои.

- То, что я попрошу тебя — странно, но ты справишься, - она глубоко вздохнула. - Я научу тебя, как ткать правильно, когда смогу. То, что мы будем делать сегодня — не настоящее ткачество. На вид похоже, но это жульничество. Если ты будешь полагаться на магию, не обучившись правильно ткать нормальным образом, то придёт день, когда твои великие заклятия не удержаться — магия не может научить тебя, как правильно ткать. У новичков всегда получаются прорехи, болтающиеся нити или слишком плотные участки, и всё это ослабляет включаемые тобой в работу заклинания. Понимаешь?

- Конечно понимаю, - ответила Сэндри. - Я не буду искать лёгких путей. Я хочу научиться хорошо ткать.

Ларк улыбнулась и накрыла одну из щёк Сэндри ладонью:

- Вот почему у тебя так хорошо получается — тебя волнует сама работа, а не только магия, - она огляделась.

- Однако сегодня нам нужна именно магия — и магия созданная быстро, хотя вообще-то как раз такой магии я тебя не хотела бы учить, раз уж на то пошло, - она начала разворачивать рулон льняного бинта, пока узкая полоска ткани не протянулась на треть стола. - Видишь катушки льняной нити? Принеси сюда несколько. Положи их в ряд поверх уже готовой ткани. Возьми свободные концы и тяни их, пока они не повиснут на дальнем конце твоей рабочей поверхности.

Сэндри так и сделала. Наблюдая за Ларк, которая делала то же самое на другом столе, она расположила катушки друг за другом поперёк узкой части бинта так, чтобы нить шла через ткань и продолжалась дальше, до самого конца стола, и за его край.

- Если пытаешься защитить стену от разрушения, или стянуть вместе компанию людей, то это можно сделать так, - объяснила Ларк, проверяя её работу. - Мы плетём магию, и заставляем камень или сердца людей следовать за ней. Здесь мы будем заставлять нить продолжать изначальный узор ткани, как лозу, которая растёт по натянутой верёвке. Мы нарастим новую ткань на концах старой, - она ловко разложила катушки нити по обеим сторонам бинта и протянутых длинных нитей. - Эти нити - твой уток. Они будут проходить поперёк нитей основы, формируя ткань.

Сэндри нахмурилась, прокручивая эти идеи у себя в голове:

- А Браяр и Розторн могут это делать? Они же растят растения на решётках. Лён и хлопок — растительного происхождения, уверена, что у них тоже получится, если тебе потребуется ещё помощь.

Ларк начала было отвечать, но остановилась. Затем она ухмыльнулась:

- Если станет совсем худо, именно так я и поступлю.

- А разве другие ткачи не могут это делать?

Ларк покачала головой:

- Не все они — маги. И даже тем, кто всё-таки маги, требуется думать о магии непривычным и новым для них образом. Твоё представление о магии ещё не настолько утвердилось. Для тебя она выражает себя в плетении ткани так же легко, как в наложении заклинания на уже сделанную ткань. Кроме того, такая работа по плечу только очень сильному магу.

Послушницы вернулись с чаем и подносом с кексами, фруктами и сыром ‑ Посвящённый Горс, заправлявший кухнями Спирального Круга, был уверен, что всякий покинувший его владения с пустыми руками вскоре умрёт от голода. Ларк отпила чаю, кивнула, затем сказала послушницам сесть на скамейку и не шуметь.

Оглядывая то, что на вид было полу-упорядоченным комком нитей, протянувшихся на север и восток, Сэндри вздрогнула:

- Не знаю, смогу ли я сделать это.

- Не волнуйся. Я помещу магические узоры в тебя. Очисти свой разум и позволь силе постепенно следовать узору. Не вцепляйся в неё, но и не позволяй ей двигаться без присмотра, иначе ткань будет с комками. Следи за узором, пока работаешь, чтобы потом ты смогла делать его сама.

С волнением в голубых глазах Сэндри посмотрела на свою учительницу и друга:

- Ты уверена, что я смогу?

Ларк улыбнулась:

- Твои способности тебя ещё удивят. А теперь, очисти свой разум.

Сэндри глубоко вдохнула, сосредоточилась исключительно на своих лёгких, задерживая дыхание, считая до семи. Ларк положила руки девочки на место, где нити из катушек накладывались на уже сотканную ткань, и накрыла пальцы Сэндри своими. Когда Сэндри выдохнула на счёт семь, Ларк присоединилась к ней, вдыхая, задерживая и выдыхая вместе. Стук ткацких станков и говор ткачей исчезли; запах льна, душицы и цветов испарился; даже ощущение жары пропало. Сэндри вошла в это спокойствие с удовольствием, зная, что приближается к источнику своей магии.

Ларк была с ней, держа нечто, ощущавшееся как светящаяся сеть. Если Сэндри присматривалась к ней, она смещалась под её взглядом: сначала она казалась сделанной из иголок, затем — из прохладной жидкости, потом — из простых нитей. Ларк вложила её Сэндри в руки и в разум, и та ушла глубоко в девочку. Ларк нежно направила её внимание к материалам под их руками.

Нетканые нити начали извиваться и ползти подобно маленьким змеям. Длинные нити, которые простирались через казавшийся бесконечным деревянный стол, исчезли внутри уже сотканной ткани. Приглядевшись. Сэндри увидела, что новые нити взбирались по старым, как розы по решётке. Когда они достигли открытого, не сотканного пространства, другие катушки нитей уже были готовы зацепить их. Вместе все нити начали танцевать, свиваясь вместе. Теперь она видела, откуда пришло чувство иголок и целебной мази. Образы ран — порезов, царапин и круглых дырок — поднялись из узора, заполнив её разум и пробегая по её пальцам. Ткань, которую она создавали, должна скреплять плоть, закрывая болезненные раны нитями новых мускулов и кожи. Где что-то было уничтожено, её бинт создаст новые, здоровые ткани.

«У тебя всё в порядке», - прозвучал в её голове голос Ларк. «Следи, чтобы они продолжали узор бинта, с которого мы начали. Сотня нитей на квадратный дюйм. Простой муаровый узор: вверх-вниз, вверх-вниз, по ширине ткани, потом обратно. Ничего, если сначала будешь работать медленно. Главное — держать их под контролем, как если бы ты ехала на резвой лошади».

«Так и сделаю», - пообещала Сэндри.

Ларк оставила Сэндри за работой. Её нити сплетались друг с другом. Вот тут, в дюйме он исходной ткани, две группы устремились в одну и ту же область подобно непослушным детям, и радостно связались в узел. Сэндри сосредоточилась на них, расталкивая их в стороны, посылая их в правильном направлении, в нужную часть ткани. Сперва они сопротивлялись, крепче стягивая узел, но она отказалась мириться с их бунтом. Одну за другой, она направила их на нужные пути, пока они не влились в общую кутерьму плетения ткани.

Её удалённая часть ощутила, как Ларк начала свой собственный бинт. Позже послушницы заменили почти опустевшие катушки нитей новыми, и свернули готовую ткань. Сэндри даже не озаботилась поблагодарить их. Её внимание было поглощено магией, которая металась под её пальцами, пока бинт рос, рос и рос.

Глава 4

Удача Трис — она не была уверена, что хотела бы считать её таковой — сегодня была с ней. Впервые за несколько дней Розторн была в Дисциплине, а не где-то ещё, когда Трис принесла птенца домой. Ей пришлось собрать всю свою решимость, чтобы войти в мастерскую Розторн. Она хотела было отложить это, но её подопечный выбрал именно этот момент, чтобы снова начать неистово клянчить еду.

Медвежонок, угрюмо лежавший рядом с открытой дверью — Ларк и Розторн наложили на свои мастерские заклятия, не пускающие внутрь пытливых щенков — поднял свою голову и вильнул хвостом.

Тихий разговор в мастерской прекратился. Затем Розторн произнесла, медленно и зловеще:

- Я слышу птенца.

Трис осторожно обошла пса и вошла в открытую дверь:

- Нико сказал, что ты, возможно, сможешь помочь мне?

Браяр был со своей наставницей; оба уставились на Трис:

- Четырёхглазая, что случилось на Куске? - спросил мальчик.

- Дай-ка я взгляну, - протянув руку потребовала Розторн. Трис послушно передала ей гнездо. - Я не буду присматривать за птицами, - продолжила посвящённая. - Эти безмозглые клуши Воды заявили, что если я не сделаю им ещё отваров и притираний, то произойдёт чуть ли не катастрофа, - бормоча, она развернула платок, чтобы посмотреть на птенца, в то время как Браяр и Трис, посмотрев друг на друга, закатили глаза. Розторн всегда презрительно отзывалась о посвящённых храма Воды, как порою и Ларк. Несколько недель назад все четверо пришли к заключению, что Вода и Земля в людях просто неважно смешивается.

- Ну, выкладывай, - поторопил её Браяр, пока Розторн осматривала птенца.

Поскольку Нико не наказывал ей держать увиденное при себе, Трис объяснила насчёт взгляда в прошлое и описала то, что она видела:

- Я думаю, там было убито где-то пять человек, считая контрабандистов и ту пьяную стражницу, - закончила она. - Легко было видеть, где были тела.

Розторн подошла к набору полок. Протянув руку вверх, она взяла оттуда тонкую бутылку. Как и большинство вещей в комнате, она блестела серебром в уголках зрения Трис, отсвечивая ещё больше, чем остатки заклинаний на Острове Куска. Трис потёрла глаза; и так уже плохо то, что Южные Ворота и башня Оси Спирального Круга чуть не ослепили её — она не ожидала увидеть так много магии, или такой сильной магии, в коттедже, где она жила.

- Значит Нико заставил тебя вызвать видение прошлого? Это значительная работа, - заметила Розторн, открывая бутылку. - Мне нужна одна из самых тонких пустых тростинок из вон того ящика, - указала она, и Браяр последовал её приказу.

- Нико колдовал, - ответила Трис. - Я только дала ему свою силу. Он сказал, что мне не нужно идти на Пиратский Мыс — мы не смогли бы сделать это дважды за день.

Она пристально наблюдала, как Розторн взяла у Браяра короткую пустую тростинку.

Засунув её в открытую бутылку, Розторн заткнула другой конец кончиком пальца. Поднеся её к птенцу, она позволила паре капель упасть ему в рот. Он закрыл клюв, засопев — затем выпрямился и снова открыл клюв. Розторн дала ему ещё две капли.

- Мне следует быть очень осторожной с этим, - сообщила она своим зрителям, откладывая тростинку в сторону. - Это как средства, прибавляющие сил, или снимающие боль — он станет зависеть от них, и не будет есть ничего другого. Тебе придётся давать птенцу еду, которая близка к той, которой их кормят родители, или её естественные заменители.

Розторн поглядела на Трис, нахмурив изящные брови. Девочка заставила себя выдержать этот острый взгляд не отводя глаз.

- Ты ведь понимаешь, что можешь загонять себя до истощения, а он всё равно погибнет, - наконец произнесла Розторн.

Трис кивнула:

- Нико сказал мне то же самое. Но я всё равно хочу попытаться.

- И он тебя не поблагодарит, если выживет. Скворцы — а это именно скворец — скворцы птицы весьма досадные. Их птенцы кричат, когда хотят есть. Если они достаточно взрослые, чтобы ходить и летать, они клюют своих родителей, пока те их не покормят.

- Вот тебе и благодарность, - с усмешкой заметил Браяр.

- Что мне делать? - потребовала Трис. - Говори, и я сделаю.

- Х-м-м. Пока что корми его каждые пятнадцать минут, пока я не скажу тебе иначе. Браяр, ты отправишься повидать Посвящённого Горса …

Тот потёр руки. Главный повар Спирального Круга, надёжный источник как еды, так и лакомств, был его самым любимым посвящённым — после Ларк и Розторн.

- Сразу возвращайся назад, - строго наказала Розторн. - Дощечку и мел, пожалуйста.

Он нашёл и то и другое, и передал ей.

- Тёплое козье молоко — именно козлиное, коровье молоко им слишком трудно переварить — с чуточкой мёда для подслащения, для начала. Можешь взять их в погребе, - сказала она Трис. - Подогрей молоко на маленькой сковородке. Достаточно, чтобы капля на запястье чувствовалась тёплой, но не горячей. Если обожжёт тебя — обожжёт и его.

Трис побежала исполнять.

- Возьми одну из глубоких корзинок и чистой соломы, - приказала на Браяру. - Положи их на стойку, - она закончила писать Горсу, пока мальчик искал необходимые предметы. Передавая ему дощечку, она сказала:

- Не беги по жаре, но и не плетись.

Браяр кивнул и ушёл.

Трис быстро поставила козье молоко и мёд подогреваться на очаг. В отличие от остальных трёх, которые оставляли после себя беспорядок и воспринимали простые задания как тяжёлую работу, Трис занималась работой по дому с тех пор, как выросла достаточно, чтобы видеть поверх столов. Каждый родственник, с которым ей приходилось жить, ясно давал ей понять, что ей следовало отработать своё содержание. Она бы никогда в этом не призналась, но в эти дни, заполненные уроками магии и медитации, ей нравилась тихая и однообразная работа — протирание пыли, стирка, и даже немного стряпни — которая производилась в коттедже.

Когда козье молоко стало достаточно тёплым, она отнесла его в мастерскую Розторн.

- Поставь сюда, - приказала та. «Сюда» оказалось плетёным из соломы поддоном. Розторн как раз клала чистую солому в корзину с закруглённым дном. Она стояла на деревянном каркасе, который не позволял ей перекатываться на бок. - Я сделала их несколько лет назад, когда обнаружила, что даже если я не нахожу птиц, кто-то ещё приносит мне осиротевших птенцов. Им нужна поддержка на груди и ногах — корзина с плоским дном и прямыми стенками не подходит.

Трис лишь уставилась на женщину. С момента своего заселения в Дисциплину она боялась острого нрава, и ещё более острого языка Розторн. Ларк и Розторн были лучшими подругами, и Браяр любил свою наставницу, но Трис даже догадаться не могла, за что. Было ли это лицом, которое видели Браяр и Ларк, когда больше никто не смотрел?

- О... откуда ты столько знаешь про птиц? - запинаясь произнесла она. - У … у тебя есть какая-то связанная с ними магия?

Розторн подвела пальцы под птенца, который запищал в ответ на вторжение, потом опустила его в свежее гнездо:

- Никогда не сжимай их. Их кости, и даже клювы, ещё слишком мягкие.

- Я запомню.

- Не у всякого, кто что-то любит, есть связанная с этим «чем-то» магия, ‑ сказала Розторн, окуная палец в молоко. - Очень хорошо — в точности нужная температура. Возьми вон ту чистую тростинку. Делай так же, как я делала со снадобьем — давай ему только по одной-двум каплям за раз.

С дрожью в руках Трис опустила конец тростинки в молоко, закрыла свободный конец пальцем, и подняла её. Убрав палец с отверстия, она посмотрела, как всё молоко вытекло. Попробовав снова, она убрала палец, а затем быстро закрыла отверстие опять. Теперь она контролировала, сколько именно жидкости вытекало, и могла давать её по каплям, а не струёй. Наполнив тростинку в третий раз, она заглянула в гнездо.

Птенец пищал. Стал ли его писк громче? Она помолилась Асайе, богине воздуха и птиц, и позволила двум каплям упасть в открытый клюв. Птенец от неожиданности закрыл клюв и покачнулся. Затем поднял голову и потребовал добавки.

Пока Трис кормила птенца, Розторн сказала:

- Садовники — фермеры — изучают птиц, хотя бы для того, чтобы знать, какие едят их посевы, а какие — нет. Я начала заниматься птенцами в твоём возрасте, на ферме моего папы. Ладно, достаточно. Он немного поспит, но тебе лучше быть готовой подогреть ещё одну партию молока.

- Каждые пятнадцать минут? - Трис подумала, как она будет делать что-нибудь ещё, если ей нужно присматривать за своим подопечным.

- Пока он не окрепнет. Если он поправится, то мы сможем перейти к кормёжке раз в пол-часа уже после обеда. Если всё будет идти хорошо, то где-то через день ты сможешь ждать до часа.

Трис сглотнула:

- А как я буду спать?

- Дурочка! Разве воробьи и вороны носятся повсюду всю ночь? Птенцы спят вместе с солнцем. Идём, - она подошла к двери, которая выходила в сад, и поманила Трис.

- Видишь вон ту птицу на крыше колодца?

Трис увидела его, красивого коричнево-чёрного, взъерошивавшего перья на подбородке и громко свистевшего. На вид он был длиной с её ладонь, с жёлтыми ногами и остро выглядевшим клювом. Когда он повернулся, его перья заблестели на солнце, показав множество маленьких пятнышек.

- Скворцы. Их так называют, потому что они похожи на звёздное небо[2]. Поедатели насекомых и клоуны. Они имитируют других птиц — многие из местных кричат как чайки. Они сбиваются в большие стаи, которые можно видеть кружащимися ближе к концу дня. К скворцам у меня слабость.

Сидевший на колодце скворец сказал «Гаак» и улетел.

- Идём, - сказала Розторн. - Надо устроить всё, чтобы твой птенец не замерзал ночью.


Покидая кухонные владения Посвящённого Горса в башне Оси, Браяр нёс в одной руке корзину, а в другой - пирожок с мясом, который должен был помочь ему выжить в течение долгих минут, отделявших его от полдника. Если бы Розторн не желала обучить его тайнам растений, он бы с удовольствием работал у Горса — не смотря на то, что летом на кухнях было жарко — всю оставшуюся жизнь.

Когда он думал о посторонних вещах — о сторожевой вышке на Острове Куска, о птице Трис — он забывал, что больше не нужно было прятаться, когда у него была еда. С тех пор, как он был полу-голодным беспризорником, прошло всего лишь два месяца. В поисках тёмного угла, где он мог бы в безопасности доесть свой пирожок, он обнаружил нишу в круглом помещении в центре Оси. Комната представляла из себя пустой и полный теней круг, охватывавший искусно вырезанную деревянную перегородку, которая уходила в потолок. Внутри этой деревянной трубы располагалась лестница, достигавшая больших часов на вершине Оси, и тайной комнаты под названием Сердечный Огонь глубоко под землёй. Деревянная перегородка также огораживала подъёмник, платформы на верёвках, которые несли послания от провидцев из помещений Видящих и Слышащих, расположенных на более высоких этажах, вниз на первый этаж. Когда он проходил здесь к кухням, два курьера сидели на полу, ожидая прибытия посланий с верхних этажей. Сейчас их уже не было. Браяр забрался в свою нишу и с удовольствием зарылся зубами в свою закусь.

Что-то прошелестело в деревянном лестничном колодце. «Крысы», - подумал он, кладя руку на маленький кинжал, спрятанный у него под рубашкой. В Хажре, где он жил раньше, крысы могли попробовать отобрать еду, если парень не выглядел достаточно решительным, чтобы отстоять её.

Щёлкнуло дерево. Завертелись шестерёнки, и Браяр услышал рокот подъёмника. «Просто послания спускаются вниз», - подумал он, ругая себя за обеспокоенность. Как будто Горс позволил бы крысам подобраться к своей кухне!

Под рокотом слышался и другой звук. Браяр узнал шарканье ноги по деревянным полам. Он вжался плотнее в тень.

Дверь в перегородке открылась на волосок, затем ещё. Браяр почуял запах корицы и подавил позыв к чиханью. Хотя он сомневался, что найдётся вор, у которого хватит духу работать в Спиральном Круге, он знал, что профессиональные воры использовали масло корицы, чтобы сбить с толку магов-следопытов. Оно было дорогим. Под перечным запахом корицы он узнал другой аромат, медовый и медленный: мак.

Три недели назад Розторн начала учить его магическим применениям масел в своей мастерской. «Если хочешь в пустую потратить маковое масло, не используй его для лекарств», - сказала она тогда. «Используй его для невидимости. Хотя в лекарствах оно приносит больше пользы».

Мигнул серебряный отсвет. Кто-то вышел из лестничного колодца, беззвучно закрывая за собой дверь. Браяр прищурился; свет мерцал по всей поверхности размазанного пятна, которое прошло от лестницы до внешней двери. Контуры у пятна были человеческие.

«Богатый», - подумал он, когда пятно покинуло башню. «Достаточно богатый, чтобы позволить себе масла корицы и мака. Если только это не студент, наведавшийся в хранилище масел своего наставника». Двух месяцев было недостаточно, чтобы заставить его забыть старые привычки, но он узнал, что ученики магов постоянно пытались сделать что-то недозволенное. В Спиральном Круге тоже было более чем достаточно всяких учеников магов.

Отложив свою корзину, он прошёл к лестничному колодцу и открыл дверь, оглядев ступени и верёвки подъёмника. Запах корицы был здесь сильнее; он обнаружил пятна масла на ручке двери изнутри, и на колёсах, которые поднимали и опускали деревянные ящики с посланиями. Покачав головой, он закрыл дверь и забрал свою корзину из угла, где он её оставил. «Ученики, играющие с магией», - решил он. «Кто ещё использовал бы заклинание невидимости в Оси средь бела дня?»

И как бы ещё он смог увидеть человека под заклинанием невидимости, если только это не был ученик, который не смог сотворить его правильно целиком? Дома, в Квартале Мертвеца, он никогда не видел, как Повелитель Воров ходил невидимкой среди своих подданных, подслушивая их тайны и их заговоры против него. Повелитель Воров всегда работал с лучшими заклинаниями, которые можно было купить за деньги.

Часы на Оси отбили полдень. Ему следовало возвращаться обратно, чтобы Трис могла покормить свою птицу нормальной пищей.


Игравший в прятки корабль сводил Даджу с ума. Он маячил на краю её поля зрения каждый раз, когда она поднимала взгляд со своей работы, но если она смотрела на него прямо, то видела только Море Камней, блестящее и расплывающееся на жаре. С тех пор, как Трис прошла мимо неё, направляясь домой, корабль торчал там как прибитый, как бы предлагая ей попробовать бросить быстрый взгляд и поймать его. К тому времени, как часы Оси пробили полуденный отдых, она чувствовала себя так, будто она поднимала взгляд так же часто, как искала куски заклинательной сети в земле.

- Что-то не так? - спросил Кирэл. Фростпайн оставил их, отойдя в поисках кусков сети дальше в бухту. - Ты дёргаешься, как будто тебя едят песчаные блохи.

- У меня азигази засел в глазу, - сердито сказала она, утерев лоб. - Это хуже, чем песчаные блохи!

- А … как ты сказала?

- Прости. - Он ничего не мог поделать с тем, что был каком — не‑Торговцем, невежественным от рождения — хотя она часто забывала об этом, потому что он ей очень нравился. - Азигази. Это мираж, ложное видение. Они бывают в море, когда жарко. Белые Торговцы говорят, что видят их на снежных и песчаных полях. Это когда видишь то, чего нет.

- Чудо или видение. Азигази, - он повертел слово на языке, как будто пробуя его на вкус. - А может это что-то магическое? - он дал ей флягу с водой.

Даджа с благодарностью отпила:

- Спасибо. Не знаю. Есть много магических вещей, о которых я не слышала.

- Где ты его видишь?

Она указала в открытое море.

- Мне постоянно кажется, что вон там стоит корабль, обычная старая фелюга …

- Обычная старая что?

Бедняга Кирэл был сухопутником.

- Фелюга. Это такая маленькая парусная лодка с латинскими — треугольными — парусами. В гавани их много — это самый обычный вид корабля, для ловли рыбы, курьерской службы или перевозки лёгких грузов. Но всякий раз, когда я смотрю на эту фелюгу прямо, там ничего нет.

- И ты уверена, что видишь её? - он приложил ладонь козырьком, вглядываясь в воду между островами Саммерси и холмами Эмеланского Полуострова.

- Достаточно ясно, чтобы определить тип корабля, - напомнила ему она.

- Ох, - секунду Кирэл смотрел в море, размышляя. Затем неожиданно начал оглядываться в поисках их учителя. - Фростпайн!

Мужчина махнул рукой и порысил обратно к ним.

- Что такое?

- Мне весь день видится азигази, - объяснила Даджа. - По крайней мере, я не думаю, что он настоящий. Это обычная фелюга, в конце концов, и нет никаких причин, по которым я не могла бы её видеть, если бы она существовала. Они весьма обычны в этих водах. Но каждый раз, когда я на неё смотрю прямо, она исчезает.

Глаза Фростпайна блеснули:

- Прочувствуй её, так же, как ты ищешь металл сети. Забрось свою магию в море. Если это настоящий корабль, на нём должен быть металл.

Она попыталась. Закрыв глаза, она прислушалась и принюхалась. Её разуму не явилось ничего кроме морской воды — беспокойной, ненадёжной, готовой схватить неосторожного.

- Там просто вода, - почти ноя сообщила она Фростпайну. Она знала, что ведёт себя как ребёнок, но в конце-концов, чего он ожидал? Море было морем, а не металлом!

- Эх, - пробормотал он, - капризничаешь, - встав у неё за спиной, он взял её руки в свои. - Помнишь, как Сэндри сумела сплести магическую верёвку из твоей внутренней сущности? Ну так кинь мне эту верёвку.

Она попыталась найти верёвку, но его прикосновение отвлекало её. Передать верёвку Сэндри было легко, она была податливой и мягкой, как хорошо сотканная ткань. Однако Фростпайн был металлическим с ног до головы. Его металл бренчал и гремел, когда соприкасался с её металлом. «Значит не верёвка, а проволока», - решила она. Глубоко вдохнув, протянувшись внутрь себя, она вытянула сверкающую проволоку и передала ему.

- Неплохо, - сказал он. Она почувствовала, как его сила согнулась, а затем разжалась. Он толкнул её магию вперёд, сплетя её со своей. Теперь она чувствовала металл под и рядом с её силой, пока она летела вперёд: куски цепи, обитый металлом сундук, брошенный якорь, всё это ржавело на дне океана. Они замедлились; Фростпайн снова прыгнул вперёд. Их сила понеслась дальше …

Это наверняка был корабль. В чём ещё могли быть гвозди и полосы металла, расположенные так, будто это был корабль, только без дерева? Моргнув, она осознала, что видит и оружие тоже: мечи и ножи, которые не должны были быть на невинной рыбацкой лодке, и связки металлических наконечников стрел.

Выдохнув, Фростпайн устремился к берегу, нежно потянув за собой Даджу. Когда она открыла глаза, она покачнулась.

Фростпайн поддержал её.

- Вы двое грузите найденные нами куски сети и несите их за стены, ‑ приказал он Кирэлу. - Не мешкайте. Я скажу им закрыть ворота.

Даджа схватила Фростпайна за руку, пока он не отошёл:

- Это только один корабль …

Он нежно похлопал её по щеке:

- Если бы у них были честные намерения, девочка, они бы не прятались, так ведь? Либо это пиратский разведывательный корабль, либо я — танцовщица. Помоги Кирэлу и отправляйся с ним.

- Даже если это разведчик, основной флот пиратов не может быть рядом? ‑ взяв стопку кусков сети, она загрузила их в одну из корзин мула.

- Пока нет, - ответил Кирэл, наполняя другую корзину. - Возможно они ждут темноты.

- Давно ты видишь это азигази? - спросил Фростпайн.

- С … даже не знаю, - сказала Даджа, по-настоящему испугавшись. Рассказы о пиратах вызывали у неё кошмары ещё с тех пор, когда она была сухопутной малышкой, слишком юной чтобы плавать на кораблях её семьи. ‑ Он там по крайней мере с часа до полудня.

- Держу пари, они не знают, что мы их заметили. Не пугайся ты так, ‑ ухмыльнулся Фростпайн. - Ты предупредила нас, вот и всё. И в следующий раз уделяй своим азигази больше внимания!

Глава 5

Как только они закончили обедать, Розторн дала Браяру работу внутри дома ‑ наполнять маленькие бутылки различными сиропами, а муслиновые мешочки — смесями сушёных трав. Пока он работал, Розторн показала Трис, как делать пасту из мелко натёртой говядины и желтков варёных вкрутую яиц, которые Браяр принёс с кухонь. Скатывая из пасты маленькие шарики, Трис скармливала их птенцу на кончике тонкого кусочка дерева. Птичка ела их, пила несколько капель воды, иногда со смесью молока и мёда. Посвящённая также помогла Трис установить специальную конфорку, металлическую коробку со свечой, чтобы нагревать небольшие количества козьего молока и мёда по необходимости. Когда период отдыха закончился, Розторн решила, что птенца можно кормить каждые пол-часа вместо каждых пятнадцати минут. Нагрузив корзину бутылочками и мешочками, которые наполнил Браяр, она наказала ему заготовить тридцати-литровую корзину полосок ивовой коры для чая, и покинула их.

Как только она ушла, Трис сходила наверх за книгами, которые ей следовало читать. Подвязав волосы платком и сняв туфли с носками, она вернулась в мастерскую, приготовившись к долгому дню. Розторн усадила её перед окном, из которого открывался хороший вид на часы Оси. Браяр, рвавший на кусочки небольшие отрезы коры, был достаточно близко, чтобы составлять ей компанию, не вызывая у Трис чувства тесноты. Впервые за несколько часов она расслабилась.

- Она ведь не такая плохая, а? - спросил Браяр после длительного периода молчания. - То есть, она не милая, как Ларк, но и у неё есть своя хорошая сторона.

- Ты наверное единственный человек во всём Спиральном Круге, который мог бы сказать такое, - вяло отметила Трис. Сняв очки, она подпёрла подбородок рукой, глядя в окно через полу-прикрытые глаза. Не видеть краем глаза мерцающего света было для неё облегчением.

Видел ли Нико вот так всё время? Разве у него не уставали глаза? В Спиральном Круге магия была повсюду, как она обнаружила — в Южных Воротах, где она пронизывала стену толщиной в двенадцать футов, в камнях спиральной дороги, проходившей через храмовый комплекс, в окнах и дверях. Она пылала по всей длине Оси, и от храмов Огня и Воды, а также в виде сияния, исходившего от магов и их учеников, мимо которых она проходила. Наиболее интересно, с её точки зрения, она сверкала по всей Дисциплине, и горела в этой мастерской — она гадала, что бы она увидела в мастерской Ларк. Всё это время она не думала, что Ларк и Розторн были такими же могущественными, как и Нико, который был признанным великим магом. Она привыкла к тому, что их магии были маленькими, потому что они вращались вокруг обычных вещей.

Возможно, ей следовало переосмыслить это.

Из гнезда донёсся тихий писк. Глянув на часы, девочка осознала, что пришло время кормить её подопечного козьим молоком с мёдом. Нацепив на нос очки, она сняла с гнезда покрывало.

- Уродливый маленький пищун, - заметил Браяр, глядя через её плечо, пока она капала жидкость в разинутый клюв. - Что это за шипастые штуки?

- Розторн говорит, что это — пеньки перьев. Как только он оперится — отрастит нормальные перья — то сразу быстро вырастет.

Поворачиваясь за влажной тряпкой, чтобы вытереть пролитое молоко, она была ошарашена серебряным сиянием большой переплетённой в кожу книги. Трис вздрогнула, прикрыв глаза. Чьи-то руки удержали её на стуле.

- Осторожно — ты чуть не упала. Что вообще с тобой такое? Ты дёргаешься и вздрагиваешь всё время, с тех пор как вернулась.

Трис вздохнула. Найдя тряпку, она вытерла за собой и прикрыла своего подопечного.

- Никто что-то сделал с моими очками, - сообщила она ему, и объяснила про свою новую способность видеть магию. - К этому надо привыкнуть. Наверное я и привыкну, рано или поздно. Нико же не дёргается всё время.

- Так … значит если ты видишь этот … свет, так ведь?

- В основном это как серебристая вуаль поверх предметов, или серебряные отметины. А вот некоторые сияют как лампы. Большие. Как Ось — причём не только помещения для Видящих и Слышащих. Вся башня, от часов до кухонь.

- И весь этот свет — магия.

- Так мне сказал Нико.

Браяр подумал, постукивая по стойке тростинкой.

- Ты мою птичку разбудишь, - отобрала у него тростинку Трис.

- Прошлой ночью мы слышали то же, что и ты, - внезапно сказал Браяр.

- Да, - она посмотрела на него в ожидании. Он нахмурился, будучи не в восторге от того, куда вели его мысли.

- Так может потому, что Её Высочество спряла нас вместе, мы подхватываем магию друг друга. И нам не обязательно быть друг рядом с другом, чтобы она передавалась.

- Возможно, - Трис поняла, к чему он клонил. - Ты тоже видишь свет? И ты думаешь, что это к тебе перебралась моя магия?

- Я вижу мерцание по всему дому, и я видел немного на пути обратно из Оси, - объяснил он. Не сильное, как у тебя. Но … - он помедлил, почёсывая затылок.

- Мне что, весь день тебя ждать? - потребовала Трис. - Мне ещё читать надо.

Он пожал плечами и рассказал ей о силуэте в лестничном колодце.

- Я решил, что это всего лишь один из учеников, пробует новое заклинание. Я бы, например, захотел бы поиграть с заклинанием невидимости, если бы оно у меня было.

Улыбка Трис была лишь слегка кислой:

- Даже ты не сможешь съесть всю ту еду, которую ты сможешь наворовать у Горса с таким заклинанием.

- Я не думаю, что это удастся — Горс всегда знает, когда кто-то появляется в его кухне, вне зависимости от того, какая там творится кутерьма. Однако попытаться стоило бы, - подумав, он добавил. - Просто странно было, что я вообще видел кого-то под таким заклинанием. По крайней мере теперь я знаю, почему.

- Прости, - ответила Трис. - Откуда мне было знать, что заклинание Нико заразное? Послушай … хочешь поработать над чтением, пока режешь кору? ‑ она начала учить его читать несколько дней назад, и была удивлена тем, насколько ей это нравилось. Ответ Браяра потешил её самолюбие: он не задумываясь подтащил свой стул и ивовую кору к ней, потом принёс большую доску и кусок мела.

- Первая буква, - сказал он, усевшись.

Она написала «А» на чёрной доске.

- А. Артишок, аист, астрел, акация. Следующая — Б.

Трис нарисовала её.

Он ухмыльнулся:

- Браяр! А также базилик, берёза, брусника, бутон. Следующая буква — В...


- Сэндри, - её губ коснулась чашка; она отпила, ощутив воду со вкусом цедры. Вдохнув, она попыталась сморгнуть узор заклинания, чувствуя головокружение. Они с Ларк пообедали, а потом вернулись к работе.

Чашка снова коснулась её губ. На этот раз она взяла её в руки и выпила воду быстрыми глотками. Когда чашка опустела, она поставила её на стол, рядом с наваленными грудами тонкой ткани.

Глядя на свою работу, Сэндри нахмурилась. Она могла видеть, что имела ввиду Ларк, говоря о таком способе ткания. Ткань была слишком разряжённая в одних местах, и слишком плотная — в других. Были в ней и дыры.

Она просунула через две из них пальцы и вздохнула.

- С бинтами это не имеет значения, - Ларк стояла рядом с ней. Именно она вывела Сэндри из ткаческого транса. - Их всегда наматывают в несколько слоёв, чтобы удержать кровь. А тебе надо отдохнуть. Ты пугаешь наших помощниц, - Сэндри огляделась, но послушниц нигде не было. - Они просто относят бинты в кладовые, - голубые глаза Сэндри встретились с улыбавшимися карими глазами Ларк.

- Я их пугаю? - прошептала она ржавым голосом.

- Немного. Это не важно — послушников всегда надо закалять перед тем, как они посвящают себя. Когда-нибудь им надо привыкнуть к могущественным заклинаниям. А у тебя — гости, - она указала на открытую дверь.

Там, снимая с себя перчатки для верховой езды, стоял мужчина в тёмно-коричневых куртке и брюках. Солнце блестело на его бритой голове, оставляя его мясистое лицо частично в тени. Его карие глаза были глубоко посажены по обе стороны от орлиного носа и широкого, твёрдого рта. Широкоплечий и мускулистый, он носил властность подобно плащу. Встретившись глазами с Сэндри, он вошёл и улыбнулся. Тень исчезла; он превратился из могущественной и угрожающей личности в приятного мужчину средних лет.

Спотыкаясь — как же долго она работала? — она сделала реверанс и улыбнулась ему в ответ.

- Прости, дедушка! - приветствовала она Герцога Ведриса, правителя Эмелана. - Я не знала, что ты здесь.

Он подошёл к ней, и они расцеловались.

- Я здесь ненадолго, только чтобы встретиться с Многоуважаемой Мунстрим и обсудить взорвавшиеся сторожевые башни, - его мягкий и богатый голос был из тех, которые люди стремятся послушать. Он кивнул в сторону груды льняной ткани. - Ты была очень занята.

- Я помогаю Ларк, - она предложила ему стул. - У нас есть чай, или фруктовый сок, если хочешь.

Улыбаясь, он покачал головой:

- Я уже напился чаю в Оси. В любом случае я не могу остаться надолго — я должен вернуться домой дотемна. Посвящённая, пожалуйста, садитесь, ‑ сказал он Ларк.

- Вообще, я собираюсь оставить вас с Сэндри наедине, - сказала Ларк, направляясь к двери. - Надеюсь, вы не против.

Герцог кивнул. Ларк поклонилась — посвящённым было не обязательно преклонять перед дворянами колено или делать реверанс — и покинула их.

Ведрис протянул руку и, дразня её, слегка дёрнул Сэндри за одну из кос.

- Я рад, что ты оправилась после землетрясения. Судя по вашим с Нико письмам, оно было для тебя весьма волнующим.

- Пожалуй оно и впрямь было волнующим, - содрогнулась Сэндри. - Мне повезло, что мои друзья были со мной.

- Им тоже повезло, что ты была с ними, - указал Герцог. - А это у тебя что за работа?

Она объяснила ему, показывая готовые рулоны ткани, ожидавшие перевозки на склад. Объём того, что ещё оставалось в комнате, ошарашил её — она знала, что ещё большее количество ткани уже отнесли на хранение. Она потрясённо посмотрела на свои пальцы. Это же было так легко. Что-то здесь было не так; она же была новичком, разве у неё не должно уходить больше сил, чтобы заставить нить плестись самостоятельно? Она глянула на работу Ларк. Даже сделанная таким способом, ткань Ларк была плотнее и более высокого качества, чем её собственная.

- Какой же иногда странный оборот принимает жизнь, - пробормотал Герцог, потирая свою лысую голову и осматривая бинты Сэндри. - Мой племянник и его жена были милы, но я не могу отрицать того, что они были совершенно бесполезны, - жестом он оборвал её возражения. - Дорогая, они жили ради собственного удовольствия, не делая ничего для тех, чей труд обеспечивал их. Ты, с другой стороны … у меня чувство, что ты достигнешь в своей жизни достаточно многого, чтобы возместить пустоту их жизни.

Она была согласна — и это было самое худшее. Она просто не могла заставить себя сказать это вслух.

- А может ты слишком сурово о них отзываешься?

- Конечно, - ответил он, с блеском забавы в глазах. - Я — придирчивый старый охотник за пиратами, работа всей жизни которого заключается в том, чтобы быть суровым по отношению к другим, - он потёр переносицу и вздохнул. - Я становлюсь слишком стар для этого, Сэндрилин.

Она уставилась на него. Ещё с той поры, когда она была маленькой, она воспринимала любимого дядю своего отца как вытесанного из мрамора — никогда не стареющего и не устающего. Для неё было неожиданностью услышать, как он признаётся в утомлённости.

- Всё ли хорошо? Не считая восстановления после землетрясения?

- Пиратов стало больше обычного. Я уж было ожидал, что крики купцов можно будет услышать даже здесь.

Она улыбнулась, и с радостью увидела, как он улыбнулся в ответ.

- У них есть причины кричать?

- Только если они слышат те же новости, что и я. Самая худшая рейдерша с Островов Битвы, Па́уха — она именует себя Королевой Пауха — уговорила множество мелких капитанов выступить под её командованием. Это уже достаточно плохо — она так может собрать немаленький флот. Хуже то, что к ней присоединился её брат Э́нахар. Он — маг, учился в том же университете, что и Нико. Энахар усложнит дело, если Пауха направится в нашу сторону.

- А она направится? - у неё мурашки пошли от мысли о целом флоте пиратов — а не просто горстке кораблей — поддерживаемых хорошим магом.

- Надеюсь, что нет, - он поднялся на ноги и потянулся. Сэндри тоже встала. ‑ Я делаю всё, что в моих силах, чтобы заставить их выбрать другое место. Большая часть Эмеланского флота в море, охраняет побережье, - он крепко обнял её. - Но тебе незачем волноваться. У Спирального Круга есть свои собственные способы противостояния нежелательным гостям — через эти стены стоят неприступными уже четыреста лет.

- А Саммерси? - спросила она, провожая его до двери. Снаружи, в тени деревьев его ждало конное отделение Герцогской Гвардии.

Его глаза блеснули холодом:

- С тем же успехом они могут проглотить гребенчатого дикобраза. Вот почему наш порт является наиболее популярным во всём Море Камней — потому что он самый безопасный, - он расцеловал её в щёки. - Будь здорова, Сэндрилин. Как только всё успокоится, пригласим тебя и твоих друзей в Герцогскую Цитадель, проведёшь для них экскурсию.

Когда молодой Гвардеец подвёл его лошадь, она поймала его за рукав:

- Береги себя, Дедушка. Пусть купцы кричат у тебя во дворе, где их не слышно. Им полезно упражняться для поддержания бодрости.

Он откинул голову назад и рассмеялся:

- Моя любимая внучка!

Его Гвардейцы заулыбались, пока Герцог взбирался на лошадь. Он отдал ей честь, и повёл отделение по спиральной дороге. Сэндри махала ему вслед, пока он не исчез из виду.

- Впечатляет, - тихо сказала Ларк. Она подошла к Сэндри и утешительно обняла Сэндри за плечи. - Говорят, что он мало кто ему нравится, а я вижу, что тебя он любит.

- Он так много работает, - прошептала Сэндри. - Только ценят ли они его? ‑ она вздохнула и посмотрела на доброе лицо Ларк. - Возвращаемся к работе?

- Ещё немного, - ответила посвящённая. - Остановимся к ужину. Ты не чувствуешь эффект от траты всей этой магии сейчас, но почувствуешь завтра.

Через пять минут, когда они уже собирались вновь начать магическое плетение, в дверь полу-ввалилась запыхавшаяся послушница.

- Простите, - с трудом произнесла она, - но не был ли здесь Герцог Ведрис? Мунстрим хочет его назад, немедленно!

Ларк нахмурилась:

- Он уехал — возможно, он уже миновал Северные Ворота.

- Ох, чёрт! - воскликнула посыльная и убежала.

Сэндри беспокойно повертела в руках катушки льняной нити.

- Может, там ничего серьёзного, - сказала Ларк. - Если новости плохие, мы и так о них услышим достаточно скоро.

Она была права. Глубоко вдохнув, Сэндри вошла в свою магию и продолжила ткать.


К ужину Сэндри и Трис были разбиты и спали на ходу. Браяр сосредоточился на еде, мысленно перебирая буквы, которым его научила Трис. Даджа не находила себе места, думая о спрятанном корабле, и что он мог означать; её клан терял людей и корабли из-за пиратов.

Ларк, Нико и Розторн, впервые после землетрясения собравшиеся вместе на ужин, обсуждали слух, который Розторн подцепила во время работы в храме Воды.

- Нико, у меня голова болит от этого заклинания, - пожаловалась Трис, когда взрослые замолчали. - Неужели мне необходимо постоянно видеть магию? Разве у тебя от этого голова не раскалывается?

Нико на секунду поймал и удержал её взгляд. У Трис задвоилось, а затем затроилось в глазах, когда её учитель засветился, а затем запылал.

- Ай! - воскликнула она, оторвав свой взгляд и прикрыв глаза рукой. ‑ Прекрати! Это ещё хуже, чем мерцание!

- Я вижу именно так, - объяснил он, поглаживая свои усы, что он часто делал, когда размышлял. - Ты неплохо адаптируешься к заклинанию. Оно уже не только на краю поля зрения, так ведь? Ты начинаешь видеть магию, когда смотришь на неё прямо.

- Ты меня чуть не ослепил, - проворчала она, протирая глаза кулаками.

- Если заклинание тебе не нравится, измени его. Попробуй изменить интенсивность того, что ты видишь. Приглуши свечение магии, - уголки его глаз прятали улыбку.

- Но я не знаю, что ты натворил с моими очками, - возразила она. - Мне нужно знать, что именно ты сделал, чтобы копаться в твоём заклинании.

- Прозондируй его магией. Тебе уже пора начинать учиться разбирать чужие заклинания на части — считай это обязательным упражнением.

- У тебя что-то мерцает в глазах? - спросила Даджа.

- На краю поля зрения, - сказал Браяр, в перерыве между ложками риса. ‑ Как приведение, только когда …

- Или азигази, - побормотала Даджа. Когда все уставились на неё, он рассказала не только о значении этого слова, но и то, что она видела после полудня.

- Они что-то разнюхивают, - мрачно сказала Розторн, когда Даджа закончила. - Падальщики. Паразиты.

- По крайней мере мы в безопасности, - ответила Ларк. - Лучше уж они поломают зубы о нас или о Саммерси — вторично — чем обрушатся на всё ещё окапывающуюся деревню.

- Герцог разослал патрули по всему побережью, - указала Сэндри. - Они прогонят любых пиратов.

Посвящённые, Сэндри и Трис начертили у себя на груди круг богов, чтобы отвести беду. Даджа поставила один кулак поверх другого, как если бы она взбиралась по верёвке, прося помощи у бога Торговцев. Браяр уже было собирался плюнуть на пол, чтобы отпугнуть пожирателей удачи, но поймал взгляд Розторн, и вместо этого прочистил горло.

Они уже собирались встать из-за стола, когда залаял Медвежонок. Кто-то постучал о дверной косяк, и щенок побежал облаять его. Розторн приложила ладонь козырьком к глазам, пытаясь разглядеть через открытую дверь лицо посетителя.

В свете уходящего дня он выглядел лишь тенью.

- Не Фростпайн — слишком низкий, - пробормотала она, и встала, чтобы встретить незнакомца. Браяр схватил чрезмерно увлёкшегося приветствиями Медвежонка.

- Простите … мне сказали, что я могу найти здесь мага Никларэна Голдая? ‑ вежливый голос принадлежал молодому человеку. Трис нахмурилась; он звучал знакомо.

- Ты нашёл его, - сказала Розторн, сопровождая вновь прибывшего в главную комнату.

- Не хочешь ли чего-нибудь попить? Мы как раз заканчивали ужинать.

- Спасибо, нет, - сказал он с полу-улыбкой. - Я поел в главной столовой.

По мере приближения посетителя они смогли увидеть, что он был симпатичным молодым человеком со свободными коричневыми волосами и живыми, улыбающимися глазами того же цвета. Его нос был длинным и изогнутым, а губы и подбородок — решительными. Он предпочитал тот же стиль одежды, что и Нико, однако Сэндри могла сказать, что он был более заинтересован в моде. Его красная рубашка была вышита белым вокруг шеи и вниз всей передней части; у его бледно-серой накидки были очень пышные рукава. Вышивка у Нико, когда она была, обычно была сделана тем же цветом, что и материал одежды, белые рукава его накидки доходили только до локтя, стиль, бывший популярным десять лет назад. Просторные брюки молодого человека были немного темнее накидки, и с лампасами. Он носил сапоги до икр с обшитым маленькими зеркальцами верхом, и золотую серьгу в одном из ушей.

- Мастер Голдай? - спросил он Нико. - Я из Лайтсбриджа. Адэлга́ни Смо́укуи́нд попросил меня доставить вам письмо, - он протянул Нико сложенный и запечатанный кусок пергамента. Браяр отпустил теперь уже несколько успокоившегося Медвежонка. Щенок уже было хотел подпрыгнуть, чтобы положить передние лапы посетителю на грудь, но тот вместо этого присел, и превратил пса в своего неподвижного друга, почесав ему спину.

Смоукуинд? - спросил Нико, ломая печать на пергаменте. - Как он? Его всё ещё достаёт артрит?

Улыбка посетителя была по-детски открытая:

- Делает его раздражительным в сырую погоду, сэр. Он говорит своим студентам, что если ему больно, то и они пусть страдают вместе с ним.

Нико улыбнулся:

- Смоукуинд всегда умел передавать другим своё настроение.

Ларк прошептала Дадже: «Давай убирать…». Она глянула на Трис и нахмурилась.

Трис таращилась на вновь прибывшего, как будто у того было две головы. Её лицо побледнело и вытянулось; глаза за очками расширились.

- Кузен Эймери? - прошептала она.

Молодой человек посмотрел на неё:

- Да, Эймери — моё имя, - и уже для взрослых добавил, - я — Эймери Глассфайр, надо было сразу представиться … Глассфайр — это моё магическое имя. Но ты, маленькая девочка … - он остановился и несколько раз моргнул. Наконец он прочистил горло и сказал:

- Ты ведь дочь Да́рры и Ва́лдэна, не так ли? Которая … которая любит читать? Триз … Трой … Трисана, точно.

Она опустила взгляд, покраснев:

- Да.

Теперь уже он нахмурился в недоумении:

- Последний раз, когда я был в Нинвере … когда это было?

- Два года, - прошептала она.

- Точно. И они послали тебя жить с Дядей Мю́ррисом и Тётей Эмми́н. Никто не сказал мне — почему.

Трис кивнула.

Эймери перевёл взгляд с неё на Нико:

- Я … я не знаю, что сказать, - его глаза странно заблестели. - Я не ожидал встретить здесь родственников. Я обещал Смоукуинду передать вам то письмо, поскольку я направлялся в Спиральный Круг.

Ларк встала и указала на свой стул:

- Садись, пожалуйста. Я думаю, тебе стоит остаться подольше, не так ли? Я — Посвящённая Ларк, кстати говоря.

Все представились. Трис, чувствуя на себе взгляды всех остальных, встала и начала собирать посуду.

- Ты должна радоваться встрече с родственником, - пробормотала Даджа. Она налила горячей воды в таз, где они мыли посуду. - Ты не выглядишь радостной.

- Они избавились от меня, - мягко ответила Трис, опуская в таз несколько тарелок.

- А он в этом участвовал? - прошептала Сэндри, забирая у Даджи чайник с кипятком. Она зевнула и чуть не ошпарила ноги Торговки.

- Нет, он … - Трис оглянулась на стол.

Эймери рассказывал посвящёнными и Нико: «Мне требовалось воспользоваться местной библиотекой для моих изысканий. Я почти закончил свой магистерский диплом …»

- Он уехал прежде, чем они совсем избавились от меня, - тихо сказала Трис, вспоминая. - Тот же самый противный толстяк, который проверял меня на магию …

- Который сказал, что у тебя её нет? - спросил Браяр, беря полотенце для протирания вымытых тарелок.

- Именно он. Он протестировал Эймери и сказал, что ему следует идти в Лайтсбридж. Обычно Эймери приезжал на зимние праздники. На летние тоже, какое-то время. А в последний раз он был дома два года назад.

- Он одевается как Мешок, - отметил Браяр. - Мне нравится его блеск, ‑ дёрнув пальцами мочку уха, он дал понять девочкам, что имел ввиду серьгу Эймери.

Трис повернула голову в сторону — это по-прежнему был наилучший способ видеть магию, на краю поля зрения. Она не заметила, что её друзья сделали то же самое. В Эймери была магия, это уж точно, перетекание и слабых отблесков бледного света вокруг его тела, а также яркое пятно на его серьге. Магия Эймери была лишь бледным лунным светом, который почти перекрывался полыханием Ларк, Розторн и Нико.

Она подумала, светилась ли она сама? Повернув голову, она изучила своих друзей. Светились ли они? Ей показалось, что она что-то в них видела, но оно смещалось и пряталось, когда она пыталась его уловить.

- Трис, - произнесла Розторн, указывая на свою мастерскую: птенец звал её. ‑ Это будет последняя кормёжка на сегодня.

Трис поспешно налила остатки козьего молока в чашку, и отнесла её в мастерскую. Как только оно было благополучно перелито на маленькую сковородку, она поставила её на огонь. Птенец голосил громче, чем утром. «Наверное это хорошо», - подумала она, хотя в тот момент крики её только нервировали. Казалось, молоко грелось целую вечность, и она чуть не забыла добавить мёда. Подбежав к столу, за которым они ужинали, она схватила горшок и принесла его обратно, осторожно добавив маленькую ложечку в нагревающуюся жидкость.

Наконец оно согрелось. Обжигая пальцы, она сняла сковородку с огня, затем сунула в неё тростинку и закрыла другой конец пальцем. Осторожно подняв платок, закрывавший её подопечного, она могла видеть, что он хотел есть, причём немедленно. Она осторожно капала молоко в его разинутый клюв, пока он не насытился. Поглядев на Трис снизу вверх, он рыгнул и устроился спать.

- У тебя хорошо получается.

Она дёрнулась, уронив каплю молока себе на щёку. Промакнув её кусочком хлопка, она посмотрела на своего кузена. Тот стоял, оперевшись о стойку, с серьёзным выражением в тёмных глазах. Ему было почти двадцать два, вспомнила она, один из трёх мальчиков и двух девочек в семье её дяди. Он был гордостью и радостью семьи, будущий маг, который принесёт им богатство.

- Я практиковалась весь день, - она осторожно накрыла гнездо, и задула свечу, служившую ей кухонной плиткой. Она с облегчением увидела, что солнце наконец-то зашло за верхушку внешней стены.

- Почему ты не в Нинвере? - спросил он. - Мастер Голдай только сказал, что ты его ученица. Я завидую тебе, знаешь ли. Никларэн Голдай входит в Совет Магов Лайтсбриджа. Он весьма знаменит.

- Ты перестанешь говорить на достаточный срок, чтобы дать собеседнику ответить на твои вопросы? - требовательно спросила она.

Он улыбнулся, но было какое-то волнение в его глазах.

- Прости. Наверное я просто возбуждён от встречи с ним и … и что встретил тебя, конечно. Почему ты здесь?

- Они меня не хотели, - откровенно заявила она. - Они отдели меня в Храм Разбитого Круга, а Разбитый Круг послал меня сюда. Я не знала, пока не провела здесь несколько недель, что Разбитый Круг послал меня, потому что у меня была магия.

- Ты хочешь сказать, что видящий магию не нашёл её? - Эймери не смотрел на неё; вместо этого он чертил невидимые знаки на поверхности стойки. ‑ Во мне он её увидел.

- Но не во мне, - ответила она, начиная заводиться. - Родственники и Разбитый Круг — они думали, что я была одержима, или … или не совсем человек. Они … - связки трав над её головой зашелестели. Рассыпанные по полу листья заскользили, подталкиваемые поднявшимся ветром.

Трис бросила взгляд на лицо своего кузена. Если подумать, Эймери — чьи глаза всегда выглядели так, как будто они улыбались исключительно лишь человеку, на которого он смотрел, даже если если он смотрел на неё — Эймери всегда был добр. Он никогда не делал ей больно. Трис вздохнула и отпустила накатывавший в её горле гнев. Листья опали на пол. Травы успокоились, разнося запах по комнате.

- Нико говорит, что моя магия … странная. Она связана с погодой. Я и сама её не понимаю.

Эймери покачал головой:

- Они сказали нам, что маг никогда не перестаёт учиться. Ах … Трисана …

- Трис, - сказал она. Только кузина Юрэйл звала меня полным именем.

- Трис. Я получил письмо от матери — оно дожидалось меня, когда я приехал. Она говорит, что дядя Валдэн болен, может быть даже при смерти. Я думаю, тебе следует поехать домой как можно скорее.

Она непонимающе уставилась на него. И как, чёрт возьми, ей следовало реагировать на такие новости?

- Если мой отец хочет меня видеть, он пошлёт за мной, - отрезала она. Над головой зашелестели травы, сильнее, чем несколько секунд назад; листья и пыль закружились по полу. Лёгкие порывы ветра начали дёргать их за волосы и одежду. - Когда я видела его в последний раз, он сказал совершенно незнакомому человеку, что они с матерью больше не хотят меня видеть. Вообще!

- Ты не можешь позволить этому стать преградой, - настаивал Эймери. ‑ Езжай домой, пока можешь — я бы так поступил. Езжай домой, и помирись с ним. Я дам тебе денег на проезд. В Саммерси есть корабль …

Пучки трав уже бились на ветру, поднявшемся в маленькой комнате. Одна из них отцепилась и вылетела через открытую дверь в главную комнату.

- Трис, - предупреждающе окликнул Нико.

Браяр сунулся в дверь, держа связку трав в одной из рук:

- Возьми себя в руки! - прошипел он. - Только попробуй всё разбросать после всей той уборки, которую я сделал …

- Что такое? В чём дело? - захотел узнать Эймери, переводя взгляд с Браяра на покрасневшую Трис.

Она знала, в чём дело. Она опять начала выходить из себя, нагревая вокруг себя воздух. Если она не успокоится, она может устроить тут торнадо — небольшой, из-за сегодняшней доброты Розторн. Глубоко вздохнув, она сложила руки перед собой и начала медленно считать, сосредоточившись лишь на дыхании и числах.

Воздух в мастерской успокоился.

- Мастер Нико! Мастер Нико! - закричал кто-то у входа в коттедж. - Вы срочно нужны в Оси!

Трис и Эймери последовали за Браяром в главную комнату. Все взгляды были устремлены на растрёпанного послушника, который тяжело дыша привалился к косяку.

- Что стряслось? - вставая спросил Нико.

- Вы не поверите, - хватая ртом воздух сказал послушник. - Это произошло, произошло только несколько минут назад. Все шары и зеркала в комнате Видящих — разбились! Все до единого! Даже чаши с водой, которые использовались для видения, и те разбились!

Нико бегом покинул коттедж.

- Но это ведь невозможно, не так ли? - Розторн нервно спросила у Ларк. ‑ Ось защищена магией, с верху до низу.

- Землетрясение? - предположил Эймери. Стоявшая рядом с ним Трис заметила, что его руки дрожали.

- Во время землетрясения ни один шар, ни одно зеркало даже не потрескались, - сказала Ларк. - Вообще.

Эймери вздохнул:

- Что ж! Я только буду мешаться, если предложу свою помощь. С таким же успехом я могу отправляться в библиотеку и начинать свои изыскания. Поцелуй на прощание, кузина?

Трис нахмурилась. Не убоявшись, Эймери поцеловал её в щёку:

- Тебе следует поехать домой, - прошептал он. Затем поблагодарил женщин и ушёл.

Ларк осталась у двери, несчастно глядя на Ось:

- Кто мог это сделать? - прошептала она. - Мы теперь не можем видеть, что готовит нам грядущее. Как будто нам не хватало сюрпризов на одно лето.

Глава 6

Когда Трис открыла глаза, ещё было даже не утро. С воздухом было что-то не так. Ветра, которые в это время обычно продували Спиральный Круг с севера, поворачивали назад, возвращаясь, когда им следовало бы уходить в море.

Она чувствовала, как будто над её головой прохаживалось тяжёлое животное, прижимая её к земле, не давая дышать.

Скворец спал, и не должен был проснуться до зари — до которой оставалось ещё добрых два часа.

Она как-то оделась, упрятала волосы под платок, и, заплетаясь, вышла из коттеджа. Медвежонок последовал за ней к южной стене, и вверх по лестнице. Для Трис восхождение обернулось агонией в ногах, которые всё ещё ныли после долгого похода к Башне Острова Куска.

Она сжала зубы и продолжила идти, стараясь не споткнуться о свои юбки или о собаку. Взобравшись на стену, она нашла место, где четверо были прошлой ночью, и всмотрелась в морскую даль.

Непонятным образом сбитый с толку ветер дёргался вокруг неё подобно недоброму знамению. Над Кругом к северу была отличная ночь, ни одного облака не закрывало ковёр звёзд или тонкую полоску луны. Справа от неё маяк Маджи горел поверх тёмного горба Острова Куска. Полуостров остался во тьме, теперь, когда не было сторожевой вышки на Пиратском Мысе.

Прямо впереди, более мили вглубь моря, ждал шторм, массы громоздящихся туч, в которых мерцали молнии. Завеса дождя не давала ей рассмотреть, что было в глубине шторма. Он растянулся длинной, тяжёлой лентой на запад и на восток, насколько Трис могла видеть, медленно надвигаясь на острова гавани и полуостров.

Она нахмурилась. Наземные бризы должны были затягиваться в эту штуковину, подкрепляя её. Вместо этого они останавливались у кромки, как‑будто натыкаясь на стену. Дёргая себя за кончик носа, она слегка повернула голову. Везде, где тучи оказывались на краю её поля зрения, загорался серебряный свет.

Трис зажмурилась и вдохнула, создавая внутри себя неподвижность. Её разум выпрыгнул из оков её тела, ухватившись за проносившийся мимо воздух. Она полетела вниз, верхом на ветре, который тёк вдоль неровной земли от южных ворот к морю. Она пронеслась над водой, чувствуя щекотку от пенистых гребней волн. Взмыв, она нырнула …

И врезалась в гладкую как стекло стену. Яростно зашипев, ветер/Трис ударился о препятствие и понёсся обратно к берегу. Найдя порыв ветра посильнее, она устремилась с ним прямо в шторм, чтобы вновь удариться о его стеклянный фронт. Она скользнула вдоль него, ожидая долгого пути: настоящие штормовые тучи поднимались по крайней мере на три мили вверх. Вместо этого на совсем нештормовой высоте менее чем в милю она перескочила через какой-то горб.

Она скользила по твёрдой крыше шторма около двух миль, не чувствуя никаких щелей или входов под собой. Двигаясь вместе с другими бризами, не способная упасть в море и расслабиться, она кружила, как кошка, которая только что упустила мышь. Её путь обратно к берегу был на волосок короче пути к шторму. Чем бы она ни была, эта штука медленно катилась вперёд. Когда она достигнет земли, она и здесь будет указывать ей, где можно дуть, а где нет?

Резкий лай собаки нарушил её концентрацию. Трис оторвалась от ветра и вернулась в свой собственный разум.

- Опять ты. Слушай … тебя тут быть не должно, - это был высокий, худой стражник с прошлой ночи. Его напарница стояла рядом, с арбалетом в одной руке, и ошейником Медвежонка — в другой. Щенок лаял и пытался высвободиться. - В обед доложили о пиратском разведчике в бухте, - продолжил мужчина. Этой ночью стражники были в боевом облачении: шлемы и кожаные жилеты, усыпанные металлическими кольцами, красные куртки до середины бёдер, и тяжёлые щиты. - Посетителям сюда нельзя. И не могла бы ты заставить свою собаку заткнуться?

- Нет, - отрезала Трис. Она указала на шторм. - Это по-твоему выглядит нормально?

- Это шторм, - ответила стражница. - Дождь бы нам не помешал.

- Если это — шторм, то я — Герцог Ведрис, - огрызнулась Трис. - Штормовые облака поднимаются на мили. Эти же не достаточно высоки даже для послеполуденного шквала!

Стражники переглянулись.

- Я маг или кто? - закричала Трис. Дуновения ветра забегали по её волосам, сдёрнув с её головы платок, полетевший вниз со стены. - Прошлой ночью я была магом, и мои друзья — тоже. Так что либо я и сейчас маг, и вам стоит меня послушать, либо вы вчера неправильно с нами обошлись. Так что?

- Не помешает дать капитану знать о том, что она говорит, - протянула женщина. - Я в штормах не разбираюсь.

- А я — разбираюсь! - сказала Трис. Ветер теперь дёргал не только за её одежду, но и за одежду стражников. Делая глубокие вдохи, она совладала со своим гневом. Не тот был момент, чтобы определять, насколько сильным должен быть ветер, чтобы снести её со стены в бухту. - Послушаете же вы меня наконец?

Мужчина неожиданно развернулся и порысил по стене в направлении одной из приземистых круглых башен, которые обрамляли Южные Ворота. Когда он вернулся, с ним пришёл другой мужчина — низкий, плотный и чернокожий. Трис повторила вновь прибывшему то же, что сказала стражникам, тот поднёс к глазу длинную металлическую трубу и направил её в сторону шторма.

- Она права, - он опустил трубу. - Это не настоящий шторм. Ты …

- Трис, - помогла она, когда осознала, чего он ждал.

- Трис. Хорошая работа. А теперь забирай свою собаку и возвращайся в кровать. Боевые маги будут здесь в мгновение ока.

Вздохнув свободнее теперь, когда кто-то поверил ей, Трис взяла поводок Медвежонка и вернулась домой.


- Даджа, - послышался в её ухе мужской голос. - Даджа, проснись.

- Уходи, Унэни, - во сне ей показалось, что это её старший брат. Она думала, что она по-прежнему в гамаке на Третьем Корабле Кисубо. - Я не буду стоять за тебя твою вахту.

- Даджа, это Фростпайн. Ты мне нужна.

Она встала, собираясь надрать Унэни уши.

У её кровати горела свеча. Она была в наземном доме, на стоячей кровати. В углу в неустойчивом свете свечи блестели статуи богов Торговца Комы и Счетоводчицы Оти. Моргая, она посмотрела на своего учителя:

- Фростпайн?

- Нам предстоит работа. Одевайся, - он вложил в её руки исходящую дымом чашу и вышел.

Чаша была наполнена горячим шоколадом, редким и дорогим напитком, который подавали только по особому поводу. Впечатлённая, она оделась, то и дело отпивая подслащённую жидкость.

К тому времени, как она спустилась, она уже полностью проснулась. Глянув в окно чердака, она увидела, что часы Оси показывали лишь пять часов утра.

Ларк и Розторн с уставшим выражением глаз сидели за кухонным столом. Даже Медвежонок, который любил лаять на всех, кто вставал рано утром, сонно растянулся у алтаря коттеджа. Фростпайн, прохаживавшийся по первому этажу, улыбнулся, когда Даджа достигла подножья лестницы.

- Садись, - он мягко толкнул её к стулу у стола. - Ты проснулась?

Даджа кивнула, заканчивая застёгивать красную газовую рубашку.

- Хорошо. Слушай: меня попросили сделать кое-что опасное, - присев рядом с ней, он взял её руки в ладони. - От восточного Эмеланского Полуострова до Острова Астрел и Цитадели Герцога протянулось маскировочное заклятие. Мы убеждены, что оно скрывает большой пиратский флот. Его Светлость хочет, чтобы я обновил и усилил заклинания на цепи, которая сейчас блокирует устье гавани, а это означает работу прямо под носом пиратов. Я бы не отказался от твоей помощи, но только если ты понимаешь опасность. Нас будут прикрывать могущественные магические щиты, но одно дело — знать, что ты в безопасности, а другое — чувствовать это нутром.

- Подумай об этом, Даджа, - сказала Ларк, её обычно весёлый голос хриплый от сна и беспокойства. - Ты будешь в лодке — ты не сможешь бежать, если флот пойдёт в атаку. Когда окажешься там, передумать уже не сможешь.

Даджа посмотрела в сверкающие тёмные глаза Фростпайна:

- Какие у нас есть щиты?

- Кусок заклинательной сети, который мы откопали вчера. Подумай минуту, девочка. Я скорее умру, чем позволю чему-нибудь случиться с тобой, но если ты боишься, мне надо знать сейчас.

Она посмотрела через открытое окно в мастерскую Ларк. Год назад Третий Корабль Кисубо уже собирался отчаливать из Хаджура, когда в гавань приковылял Пятый Корабль Кисубо.

Судя по рваным парусам и обожжённому юту, он пережил нападение пиратов. Одна из мачт была срезана посередине. Когда спустили трап — когда команда Третьего Корабля Кисубо собралась в доках, чтобы помочь – первым на берег с Пятого Корабля сошёл Дядя Тиволу. Его покрытое потом чёрное лицо было искажено горем. На руках он нёс окровавленное тело Тёти Зэйды, капитана корабля, утыканное стрелами джишэн.

Глубоко вдохнув, Даджа кивнула:

- Я сделаю это.

Вставая, Фростпайн потянул, заставив её подняться:

- Идём, - он взял со стола рюкзак и закинул его за спину. - Наш эскорт ждёт снаружи.

Даджа поцеловала Ларк в щёку, потом посмотрела на Розторн. Посвящённая тряхнула каштановыми волосами и бросила ей ответный взгляд:

- Нет необходимости распускать нюни, - едко проинформировала она Даджу. - Увидимся через несколько часов.

Даджа ухмыльнулась. От Розторн она и не ожидала другого ответа.

- Через несколько часов, - пообещала она, и последовала за Фростпайном наружу. Их ждал десяток Гвардейцев Герцога, одетых в чёрные кожаные куртки и шлемы с пришитыми к ним чёрными лакированными металлическими кольцами. Один из них держал поводья лошади без седока; остальные уже были верхом.

- Она с тобой? - сказала приземистая крепко сбитая женщина с парой жёлтых наконечников стрел на шлеме, обозначавших её как сержанта.

Фростпайн кивнул и оседлал лошадь, распределив своё одеяние так, что оно не скручивалось. Потом он протянул руку Дадже. Когда та ухватилась за неё, он усадил её позади себя, игнорируя её взволнованный писк. Она обнаружила, что сидит на твёрдом рулоне ткани.

- Моя сумка у тебя? - спросил Фростпайн мужчину рядом с собой. Солдат кивнул и похлопал по одной из своих седельных сумок.

- Северные Ворота, - приказала сержант, и пришпорила своего скакуна. Когда лошадь Фростпайна закачалась под ними, Даджа съёжилась и обхватила своего учителя за пояс.

Когда они пошли рысью, Даджа зарылась лицом в одеяние Фростпайна и молила Кому о защите от пиратов, а своих предков — о защите от наземных опасностей, вроде поездок верхом. Она знала, что они проехали через Северные Ворота, только потому, что в туннеле внутри стены изменилось эхо от копыт.

- Слушай меня, - тихо сказал Фростпайн. - Ты слушаешь?

- Да, - ответила Даджа. - Я просто не смотрю.

- Смотреть тебе не нужно. Вот наш план: ты будешь искать слабые места в металле — ты помнишь, как?

- Да, - она научилась этому чуть ранее этим летом.

- Когда достигнем цепи — вообще-то там две цепи — наша лодка проведёт нас вдоль неё, звено за звеном, от Надгробия до башни Начальника Порта, ‑ продолжил Фростпайн. - Если найдёшь слабое место, скажи мне — даже если оно не кажется важным. Я укреплю его заодно с усилением заклятий на цепи, - протянув руку назад, он похлопал её по колену. - Не хотел я так с тобой поступать, но …

- Я — единственный маг-кузнец в Спиральном Круге, помимо тебя, - она вытащила своё лицо из его одежды, чтобы он мог услышать её тихий голос. ‑ Я — единственная, кто может чувствовать то же, что и ты.

- Если что-то пойдёт не так, мне возможно придётся занять у тебя силы, ‑ добавил он. - Возможно потребуются силы нас обоих, чтобы завершить эту работу.

- Серьёзная магия, - выдохнула Даджа.

- Не менее серьёзная, чем всё, что ты или я когда-либо делали.

Когда они свернули с дороги в Саммерси, чтобы следовать крутой тропинке вниз по склону холма, к гавани, Даджа опять спрятала своё лицо. Наконец они остановились; она могла слышать приветственный звук бьющихся о скалу волн. Она открыла глаза, когда Фростпайн спешился, чтобы увидеть, что они были на юго-восточной стороне Острова Куска, внутри стен гавани. Воткнутые в песок факелы освещали ждущий их баркас, с его экипажем одетых в серые куртки и брюки мужчин и женщин Герцогского Флота. Даджа сползла с лошади и побежала к лодке, густо покраснев, когда солдаты засмеялись. Оказавшись на борту, она надёжно уселась на средней скамье.

- Нам надо поработать над твоей ездой верхом, - заметил Фростпайн, снимая притороченный к лошади свёрток плотной ткани.

- Не надо нам ничего такого делать, - пробормотала она на языке Торговцев. ‑ Я просто пойду пешком.

- Пешком не увезёшь груз, а Торговец без груза — нищий, - ответил он на том же языке, раскрывая свёрток. Из него он вытянул длинный, обвисший свёрток серебристой сетки.

Его зеркальца и проволока заблестели в свете факелов.

Гвардейцы осторожно забрались в баркас. Пятеро принесли с собой длинные копья. Они расселись среди матросов и укрепили своё оружие между коленей и стоп. Как только они устроились, Фростпайн передал на борт металлическую сеть. Матросы развернули её во всю длину и ширину, а потом закрепили её над головой с помощью копий, растянув её подобно навесу. Когда она была закреплена, остальные гвардейцы взяли арбалеты и колчаны со своих сёдел и взошли на борт, оставив одного из своих приглядывать за лошадьми.

Даджу сместили к левому борту в одной скамье от носа. Фростпайн был на той же стороне, в двух скамьях позади неё, с сумкой, которую гвардеец нёс для него, между коленей. Когда все были на местах, гвардейцы с копьями наклонили их в стороны, растягивая навес из металлической сетки, пока он не накрыл лодку.

- Я не активирую заклинательную сеть, пока мы не будем у цепи, - сказал всем Фростпайн. - Но помните вот что: как только я это сделаю, не смотрите вверх. Это будет очень неприятно, поверьте на слово.

Даджа кивнула; она могла поручиться за то, насколько неприятной может быть заклинательная сеть!

- Когда будем в пределах видимости цепи, говорить только шёпотом, ‑ приказала сержант, кладя арбалет на колени. - И шепчите тоже поменьше! - все кивнули. Живя около моря, они знали, как далеко разносится звук над водой.

Рулевой кивнул паре матросов, стоявших снаружи лодки, по щиколотку в мягком прибое гавани. Поднатужившись, они вытолкнули лодку на более глубокую воду и запрыгнули в неё. Рулевой мягко свистнул, и вёсла поднялись; второй свист — и они опустились в воду.

Дадже сразу стало лучше.

Острова Куска и Полумесяца проплыли слева как тени. Видя на островах деревья, Даджа осознала, что уже начало светать. Она сжалась, чувствуя себя неудобно видимой, не смотря на большую часть острова и толстую стену гавани между ними и угрозой на море. Той не было видно; стена закрывала её от взора.

Когда у Острова Маджа волнение усилилось, напряжённый голос произнёс:

- Сколько ещё?

Это был Фростпайн. Один из матросов уцепился рукой за пояс его одеяния, позволив посвящённому перегнуться через борт. Глубоко дыша, Фростпайн схватился одной рукой за скамью, другой — за борт, сжимая их так, что побелели костяшки.

Даджа прикрыла улыбку ладонью.

- Я думала, ты лучше переносишь плаванье, - прошептала она.

- Не переношу. Должны же у меня быть изъяны, чтобы оттенить моё превосходство — иначе … - он сглотнул - со мной было бы слишком чудесно жить.

Он судорожно втянул воздух, и из глубины его горла донёсся ужасный звук.

- Повезло девочке, такой у неё скромный учитель, - тихо пошутил гвардеец.

- Он думает, что сейчас плохо, - ухмыляясь прошептала сержант, - вот был бы он вне гавани. Вот там бьётся настоящее море. Здесь — это как плавать в моём тазу для стирки.

Они вышли из-под укрытия Острова Маджа. Впереди в сером утреннем свете лежало устье гавани, проём шириной в пятьдесят ярдов. С запада его охраняла возвышающаяся Башня Начальника Порта, с востока — кусок гранита и менее высокая башня Надгробия. За ними поблескивала молниями масса чёрных туч.

Даджа ахнула.

- Это фальшивка, - тихо и спокойно сказал ей рулевой. - Работа магов.

Даджа попыталась расслабиться. Если и так, то это была весьма убедительная фальшивка шторма-кораблеубийцы. Что-то у подножья Башни Начальника Порта блеснуло в углу её зрения. Она нахмурилась и заставила себя смотреть прямо по курсу. Вот, на границе поля зрения, внутри стен гавани, под защитой огромной башни покачивалась масса серебристого огня в форме галеры. Другой подобный силуэт — галера, магически сделанная невидимой — находился рядом с Надгробием. Даджа поняла, что это были корабли Герцога, защищённые магией и служащие дополнительными, тайными стражами устья гавани. Не только враги снаружи любили прятаться на ровном месте.

Осторожно вставая, Фростпайн дотронулся до сети и промычал кусок мелодии. Даджа отвела взгляд, когда белый огонь пробежал по прядям металлической сетки, пробуждая заложенные в неё заклинания. Один из солдат застонал; он посмотрел на навес. Матрос протянул руку и дёрнул его подбородок, заставив опустить глаза.

Тихо, едва плеща вёслами, они подплыли к устью гавани. Цепь, в мирное время скрытая глубоко под водой, была натянута.

Даджа восхищённо вздохнула. Название «цепь» по отношению к штуковине, натянутой поперёк устья, скорее вводило в заблуждение. Она больше напоминала лестницу: пара цепей, расположенных в тринадцати футах друг от друга, образовывала боковины, а ступеньками были целые брёвна. Цепи были протянуты через металлические кольца на брёвнах, чтобы удерживать металлические звенья над уровнем моря. Концы брёвен были заострены.

Любой корабль, который бы попытался прорваться сквозь цепи, напоролся бы на брёвна. И даже если бы он каким-то образом разбил одну из металлических прядей, другая всё равно удержала бы брёвна вместе.

- Она прекрасна, - прошептала Даджа. Горящими глазами она посмотрела вокруг, на безмолвный гранит Надгробия, и на огромную, прочную Башню Начальника Порта. Оттуда её взгляд перешёл на широкую каменную стену, простиравшуюся от Башни Начальника Порта до Острова Астрела, подобно другим стенам, соединявшим Астрел с Арсеналом, и дальше через другие восточные острова гавани. - Неудивительно, что это — самая безопасная якорная стоянка во всём Море Камней.

- Милая и уютная, - шёпотом вставил один из моряков.

- Арбалеты, - прозвучала приглушённая команда сержанта. Солдаты приготовили арбалеты, вложив стрелы в канавки.

Даджа наблюдала за штормом. Теперь она видела, что он был неподвижным. Молния, пробегавшая по его длинному фронту, следовала одному и тому же пути, раз за разом, в точности повторяя все извилины и изгибы. Все остатки страха того, что это мог быть настоящий шторм, испарились.

Когда они подплыли ближе к двойной цепи, Даджа задрожала от восхищения. Каждое железное звено было толщиной в два дюйма и длиной почти фут, с инкрустированными другими металлами символами заклинаний, и каждое было заколдовано, чтобы отвести ржавчину, поломку, саботаж или несчастный случай. По-своему она была не менее сложна и проработана, чем заклинательная сеть. Это была одна из самых древних и сильных магий. «Если я буду учиться годами», - подумала она, - «будет ли у меня хоть десятая часть знаний, которые нужны были, чтобы создать эти вещи?».

Фростпайн порылся в своей сумке. Он вытащил бутылку масла, сломав печать на горлышке.

- Мы не взяли крюков, - прошептал рулевой. - Как мы проплывём под цепью?

Даджа посмотрела на своего учителя. Фростпайн приложил палец к губам и указал гребцам подвести их к первому металлическому участку. Когда они были в нескольких футах от него, Фростпайн закрыл глаза и улыбнулся.

Она не была уверена, почувствовали ли это моряки, но она почувствовала: мелкая дрожь в воздухе. Кто-то ахнул. Огромные металлические звенья, лежавшие между ними и внешней цепью, поднялись в воздух: ярд, два ярда. Они проплыли под ними, прижав вёсла к бортам — никто не отважился взглянуть, дотронулся ли до цепи их навес. Даджа услышала лязг металла, когда металлическая цепь опустилась обратно.

Фростпайн вздохнул. Когда она оглянулась, он уже втирал себе в ладони масло. Указав на внешнюю цепь, он замахал Дадже — ей пора было приступать к работе. Как только она оказалась достаточно близко, Даджа наклонилась вперёд и ухватилась за первое из огромных звеньев. Глубоко вдохнув, она очистила свой разум от вопросов и позволила своей магии течь свободно. Звено за звеном, она осмотрела цепь между Надгробием и первым бревном в поисках мельчайших трещин или пятнышек ржавчины, из-за которых она могла бы разбиться, если бы враги попытались протаранить её.

Её чувства достали до первого бревна. Бросив взгляд на Фростпайна, она кивнула.

Его ладони и запястья блестели от благовонного масла из его бутылки. Она видела, как он готовил его несколько дней назад для использования на металлической арматуре храмовых ворот. Эта смесь масел розмарина, розовой герани и кипариса была пропитана защитными заклинаниями. В её разуме она давала магическое свечение, которое согревало её и придавало смелости.

Фростпайн прошёлся по цепи, которую она только что проверила, протирая намасленными руками каждое звено. Когда они достигли первого бревна, гребцы подвели их обратно к внутренней цепи. Когда они приблизились, та снова поднялась, и опустилась, когда они проплыли под ней. Как только она вернулась на место, Даджа осмотрела её своей магией, а следом за ней последовал Фростпайн. Когда с этой секцией было закончено, моряки обогнули первое бревно и подвели их обратно к внутренней цепи, где они снова повторили всю процедуру.

Они продвинулись на треть длины устья, когда кто-то ткнул её в плечо и указал пальцем.

Всё ещё погружённая в магию, Даджа глянула в сторону стоящей массы иллюзорного шторма. Перед ней на воде покачивались два странных ящика, один следовал по курсу прямо к их лодке, а второй, в тысяче футов от первого, направлялся массивной башне Начальника Порта. Они были деревянными и окрашены чёрным. Что-то в них очень беспокоило Даджу. Под краской просвечивали заклинательные символы. И ей не нравилось, что каждый раз, когда она пыталась приглядеться к тому, что был поближе, её взгляд соскальзывал с него как вода со стекла. Ощущение кажется было знакомым. Такое же, как вчера от азигази?

- Обломки с той стороны? - предположил рулевой.

- Плывёт против течения, - прошептал солдат. - И прямо на нас движется.

- Двигается к цепи, вот что ему надо, - едва слышно сказала сержант.

- Даджа, - пробормотал Фростпайн, - вдохни. Глубоко. Очень, очень глубоко. Ты — кузнечные мехи. Сдуй эту штуку подальше от нас.

Мехи?

Что ж, если Фростпайн сказал, что она может быть мехами, значит она будет. Эти ящики могли быть и безвредными, но она так не думала.

Она вообразила мехи в его кузнице. С ними было так легко обращаться, что даже ребёнок мог нагнетать достаточно воздуха, чтобы плавить железо. Она вдохнула. Её лёгкие были столь же мощными, и могли втянуть воздух и выпустить его с силой шквала. Её рёбра были металлическими прутьями. Вокруг неё был кузнечный жар. «Шире, шире, шире», - думала она, пока жар наполнял её вены. Её магия была внутри неё, магия кузницы. Она наполнила Даджу, пока она работала с цепью, со столь сильным влиянием Фростпайна у неё за спиной. Она наполнила её, и теперь Даджа будет работать с ней как с раскалённым золотом.

Даджа перегнулась через край лодки, не замечая, что гвардеец уцепился за её пояс, чтобы не дать ей вывалиться за борт. Ещё один маленький вдох — и выдох, медленный и сильный, посылающий в ящик поток воздуха. Тот пытался сопротивляться, жалкая безделушка, так же, как он пытался бороться с течением, чтобы продолжить следовать тем же курсом.

Её плечо схватила промасленная ладонь; Фростпайн передвинулся и оказался прямо сзади неё. Она забыла о себе, забыла об опасности, когда её нос наполнился резкими запахами розмарина, розовой герани и кипариса. Она наполнила свои лёгкие магией.

Снова перегнувшись, она резко сжала мускулы своей груди, выпуская магию.

Ящик сорвался со своего курса подобно сорванному ветром листу, пролетев по морю тысячу футов, и врезавшись в другой ящик. И тот и другой безумно завертелись в воде. Когда гвардеец и Фростпайн втащили её обратно, ящики ударились о закруглённое основание Башни Начальника Порта.

Они исчезли в огненном шаре. Невидимая рука вдавила их вниз вместе с водой. Что-то накрыло её глаза и уши. Громоподобный рокот пробрал её до костей. Если бы они были между цепями и брёвнами, их бы могло бросить на них и разбить. Даджа с силой выдохнула, оставаясь мехами достаточно долго, чтобы не дать им ни во что врезаться. Через навес их окатило ливнем осколков и воды, царапая и вымачивая их. Один из осколков раскроил её правую щёку.

Когда дым начал рассеиваться, она увидела, что какая-то сила оттяпала гигантский кусок от основания Башни Начальника Порта.

В её разуме Трис, Сэндри и Браяр неожиданно проснулись и зашумели. «Что? Даджа, где?»

«Не сейчас!» - огрызнулась она. Снаружи гавани иллюзорный шторм задрожал. По его тёмным краям пробежал свет.

- Мне надо работать через тебя, - поспешно сказал Дадже Фростпайн. - Ты позволишь? Не думаю, что нам стоит задерживаться здесь.

Штормовые тучи таяли. Даджа кивнула своему учителю:

- Делай что нужно.

Маслянистые руки обхватили её ладони. Через её кости пробежал белый огонь, заставив её запрокинуть голову. Магия горела вокруг учителя и ученицы всё расширяющейся дугой, пока не достигла обеих цепей. Магия пронеслась по ним подобно молнии, заставив их засиять. К тому времени Дадже хотелось кричать; она знала, что Фростпайну тоже хотелось, но у них свело горло.

Кто-то вылил на них флягу с водой.

Судорожно вдохнув, учитель и ученица отпустили друг друга.

- Можете перестать, - прохрипела сержант, поднеся голову поближе к ним. ‑ Вся эта штуковина сияет как полдень в полночь. Вытаскивай нас отсюда, - приказала она рулевому.

Даджа старалась хрипеть потише. В задней части её черепа начала постукивать молотом неприятная головная боль. Глядя на Фростпайна, она могла видеть, что ему было не лучше.

Но сержант была права. Обе портовые цепи сияли, будто сотканные из молний. От скрытых у входа в гавань кораблей флота послышались радостные возгласы.

Глядя поверх сияния устья гавани, как если бы она смотрела через огонь кузнечного горна, чтобы определить температуру металла, Даджа сглотнула. Иллюзия шторма исчезла. В сотне ярдов от внешней цепи ряд за рядом стояли корабли, большие и маленькие, под кроваво-красным флагом.

На палубах двух передних кораблей Даджа увидела заряжавшую катапульты команду.

- Но они же не могут видеть нас, - прошептала она.

- Они целятся во что-то, - указал солдат.

- Гребите, если хотите жить, чёрт побери! - услышала она рык рулевого. Никто уже не заботился о сохранении тишины.

Катапульты выстрелили. Из люлек вылетело два чёрных шара, один — в Башню Начальника Порта, второй — в Надгробие. Удар каждого из них сопровождался вспышкой и рокотом, за которыми следовали дым, перепад давления и каменные осколки. Она не видела, что случилось с тем, что ударил в Надгробие. Другой же шар не попал по башне. Вместо этого он упал на невидимый корабль, расположившийся у её дальней стороны. Теперь корабль был видим, и в его палубе, усеянной телами матросов, зияла огромная пробоина, из которой вырывались языки пламени.

Глава 7

Сэндри перевернулась на кровати и поглядела в окно. Небо было жемчужно-серым — до зари оставалось недолго. Вздохнув, она зарылась поглубже в подушку. Скоро зазвонят колокола на часовой башне, но не было ничего плохого в том, чтобы попытаться ещё немного поспать …

Воздух вокруг неё зарокотал. Жёлтые вспышки и клубы серого дыма заполнили глаза; странный запах, кислый и едкий, вторгся в её нос. На её лицо что-то давило, как будто кто-то навалил подушку поверх её глаз и щёк. Её окатило маленькими, твёрдыми предметами. По правой скуле линией прошлась боль.

Втянув воздух, она села. На чердаке что-то громко бухнуло, как будто Трис свалилась в кровати. Из комнаты напротив, через открытую дверь Браяра, донёсся поток ругательств.

«Что? Даджа, где?» - заголосили все трое, переговариваясь мысленно.

«Не сейчас!» - последовал резкий ответ. Даджа похоже была занята. Соединявшая её с ними линий оборвалась, будто перерезанная ножницами.

У Сэндри засвербило в носу. Она чихнула раз, другой, и полезла в карман за платком. Её глаза прояснились; в комнате не было ни дыма, ни огня.

Выбравшись из кровати, она побежала в комнату Браяра.

- Ты почувствовал? - потребовала она.

Он выполз из того, что она именовала его гнездом, из лежавшего на полу матраса, покрытого скомканными простынями. Когда он поднял на неё глаза, Сэндри дотронулась до своей оцарапанной щеки — у Браяра на том же месте на лице оказался рубец. Он нахмурился:

- И ты тоже?

- Что тут происходит? - входя потребовала Розторн. - Вы трое что, не можете даже из кроватей выбраться тихо?

- Разве ты не слышала? - воскликнул Браяр. - Этот … этот бум, с запахом дыма!

Он потёр уши:

- Оно давило мне на голову!

Изящные брови Розторн приняли нахмуренное выражение:

- Да, я слышала взрыв. Но ничего не почувствовала.

- Что-то случилось с Даджей, - сказала ей Сэндри. - Где она?

- Они с Фростпайном ушли час назад, - огрызнулась Розторн. - А я только-только заснула.

- Что за шум? - входя в комнату осведомилась Ларк.

- Они думают, что с Даджей что-то случилось, - ответила Розторн.

- Она в порядке, - сказал Браяр. - Но происходит что-то крупное, и она отрезала нас.

Сэндри пришла в голову идея. Вернувшись в свою комнату, она подошла к полке, где она хранила своё зелёное веретено. Рядом с ним лежало кольцо из нитей, на котором через равные промежутки располагалось четыре комка. Во время недавнего землетрясения она привязала свою силу и силу своих друзей к этой нити, сплетая их магию как шерсть или шёлк, делая их сильнее. Когда всё закончилось, нить оказалась свитой в кольцо. Сейчас она взяла её, закрыла глаза и пробежала пальцами по комкам, остановившись на том, который отбрасывал в её разуме образ огня в кузнечном горне. Она напряглась, пытаясь войти в комок, узел Даджи, зная, что это должно помочь ей увидеть, что происходит с её подругой. Сила была там, но образы, которые она вызывала в её сознании, были призрачны и исчезали прежде, чем она их осознавала.

- Браяр? - позвала она, не открывая глаз. - Трис?

- Откуда она знала, что я здесь? - хрипло проворчала Трис.

- Я думаю, то, как ты падала со ступенек, было слышно даже в Оси, - сухо заметила Розторн.

Грубая рука накрыла ладонь Сэндри, сжимавшую комок нитей Даджи. На внутренней стороне век Сэндри заиграл зелёный свет.

- Что мы делаем? - спросил Браяр.

- Я думаю, мы можем поговорить с Даджей, или по крайней мере узнать, что происходит. Нам только нужно дотянуться …

Он направил свою магию к ней не задумываясь. Это было гораздо проще, чем что-то нормальное, например отойти ко сну — что для Браяра всегда означало тройную перепроверку спрятанного оружия, одно последнее поглаживание для миниатюрного дерева у него на подоконнике, и проверку спрятанной под подушкой и в платяном сундуке еды. Его магия хотела соединиться с магией Сэндри. Сплетясь вместе, они напряглись — протягиваясь вдоль световой нити, которая вела к находящемуся на расстоянии медному солнцу — и не дотянулись.

Третья, маленькая, ладонь с обкусанными ногтями легла сверху на его с Сэндри руки. С Трис они не тянулись. Они уже были прямо там, внутри медного сияния, которое было Даджей при таком применении их силы. Теперь они ясно видели через её глаза как через свои собственные.

Ряды кораблей, боевых галер и маленьких боевых судов, под кроваво-красным флагом, растянулись за двойной цепью, сиявшей как белый огонь. Два чёрных шара взлетели по дугам от катапульт, один — к Башне Начальника Порта, второй — к Надгробию. Оба ударили: вспышки, рокот, дым. Не было видно, куда упал тот, что был нацелен на сторожевую вышку Надгробия. Другой же не попал по Башне Начальника Порта, упав на что-то за ней.

Грохот, вспышка: стала видна боевая галера под флагом Герцога Эмелана, заклятье невидимости на ней исчезло. Члены её команды вопили; огромная пылающая дыра зияла в её центре, и повсюду были тела.

Трое в Спиральном Круге в ужасе разомкнули руки. Сэндри и Браяр уставились друг на друга широко распахнутыми от страха глазами. Позеленев, Трис сглотнула. Пропихнувшись мимо Ларк и Розторн у дверного проёма, она выбежала на задний двор.

Ларк помогла бледной, дрожащей Сэндри сесть. Браяр, привалившись к стене, тёр лицо ладонями. Розторн вышла, и вернулась с двумя чашками воды. Она дала одну из них Ларк, для Сэндри, а вторую — Браяру. Он принял её с дрожащей улыбкой и выпил до дна. Ухмыляясь, Розторн взлохматила его волосы.

- Что случилось с Трис? - спросила Ларк.

- У нас было видение — весьма плохое. Не думаю, что она прежде когда-нибудь видела, как убивают, - сделав пару глотков пояснила Сэндри.

- По крайней мере не с разрыванием на куски, - Браяр покачал головой.

- А ты видел? - с полу-улыбкой спросила Розторн.

Её улыбка исчезла, когда она поймала взгляд его нефритовых глаз.

- Однажды Повелитель Воров поймал пацанов, забравшихся в его сокровищницу, - Браяр прочистил горло, чувствуя будто вдохнул странный, неприятный дым. - Но это было оружие, я думаю. Что это за оружие такое?

- Можете сказать, что вы видели? - предложила Ларк. - Мы с Рози пока ещё несколько блуждаем в потьмах.

К тому времени, как они закончили описывать то, что видела Даджа, вернулась Трис.

Все перешли в главную комнату, рассевшись вокруг стола.

- Успела добраться до уборной? - спросила Розторн, наливая ей воды.

Девочка утёрла вспотевшее лицо рукавом ночнушки.

- Едва, - призналась она, выпив половину чашки. Сняв очки, она вылила остальное себе на голову.

- Это был боевой огонь? - спросила она, проводя пальцами по спутанным кудрям. - Я думала, что он как желе, и просто горит.

- Судя по описанию, это не боевой огонь, - признала Ларк. - Даджа когда-нибудь видела что-то подобное?

Переглянувшись, дети покачали головами.

- Значит всё-таки пираты, - вздохнув произнесла Розторн. - И с каким-то новым оружием. Пора готовить мазь от ожогов и зелья для ран.

- Если они у входа в гавань, они не доберутся сюда, - возразила Сэндри. ‑ Они ведь не доберутся?

- Даже если сюда они не доберутся — а такого не случалось уже давно, ‑ признала Розторн, - лекарства потребуются тем, кому придётся сражаться. Если они прорвутся через укрепления в гавани …

Женщины начертили на груди круги богов. Браяр помедлил и поступил аналогично.

Он не думал, что Лакик, Ловкач и Урда будут против, если в нынешней ситуации он призовёт на помощь богов покрупнее.

Когда зазвонил рассветный колокол, все подскочили. И только они начали успокаиваться, как осознали, что колокол звонил тройными ударами вместо обычных одиночных.

Ларк и Розторн переглянулись.

- Они созывают окрестные фермы и деревни, - сказала Розторн.

- Это плохо? - поинтересовалась Трис.

Розторн покачала головой:

- Нет, если рядом с Саммерси объявились пираты, - видя вопросительные выражения на лицах детей, она вздохнула. - Гавань неоднократно отражала нападения. Я полагаю, что пираты думают, что именно им удастся прорваться в неё, но часто они просто закрывают входы, чтобы никто не мог позвать на помощь, и чтобы флот не мог покинуть гавань. А потом обычно высаживаются подальше и нападают на деревни и фермы за пределами городских стен и Спирального Круга. Мы не можем спасти здания, но мы можем приютить многих людей и животных.

- Здесь? - взволнованно поинтересовалась Трис. - В Дисциплине?

- Расслабься, - сказала ей Ларк. - Местные останавливаются у нас, только если с нами не живут никакие юные маги. Они знают, что те не всегда полностью контролируют свою силу.

- Ну, и то хлеб, - пробормотал Браяр.

- Моя птица, - сказала Трис, и побежала наверх.

- Как себя чувствуешь? - спросила Ларк Сэндри, осмотрев её глаза и приложив запястье ей ко лбу. - Я не могу поверить, что ты смогла творить магию так скоро.

- У меня не очень-то хорошо получилось, - указала Сэндри. - Мне потребовались Браяр и Трис.

Розторн встала. Ухватив Браяра за ухо, она потащила его за собой.

- Идём уже, - приказала она. - Подадим завтрак на стол.

- Положи свои ладони поверх моих, - сказала Ларк своей ученице.

Сэндри послушалась, и закрыла глаза. Она почувствовала, как что-то потянуло в её внутреннем «я», как если бы Ларк вытягивала нить из комка шерсти. Эта частичка её пыталась следовать зову Ларк, растягиваясь.

- Ты сегодня гораздо сильнее, чем я ожидала, - наконец сказала Ларк.

- До того, как мы попытались увидеть, что стряслось с Даджей, я чувствовала себя ужасно, - призналась Сэндри. - Колени подгибались. А кости ощущались как разваренные макаронины.

- Мы вчера основательно поработали — почти три сотни ярдов льняной ткани на двоих. Ты сегодня должна лежать пластом, - Ларк подёргала одну из своих коротких кудрей, размышляя. В половине главной комнаты, которая служила кухней, Браяр уронил себе на ногу ведро, и громко выругался. ‑ Возможно ты почерпнула силу из своей волшебной нити, когда связалась с Даджей, - наконец промолвила Ларк. - Такое может быть, поскольку нить содержит магию каждого из вас, делая вас сильнее. Хотелось бы, чтобы у нас было время поработать с ней, и выяснить, что же она всё-таки из себя представляет. Хотелось бы, чтобы у нас было время проверить ваше нынешнее состояние, дети. У меня такое чувство, будто вы стали могущественнее — что весьма интересно.

Сэндри глядела в окно, теребя кончик русой косы.

- Значит ли это, что сегодня я смогу опять творить вместе с тобой магию? Мы могли бы сделать ещё бинтов.

- Только фрукты, я думаю, и хлеб с мёдом, - услышали они голос Розторн. ‑ Для каши слишком жарко.

- Точно! - согласился Браяр.

- Приходи ко мне в мастерскую, - вставая сказала Ларк. - На утро мы тебя посадим за узкий ткацкий станок. А после обеда — что ж, посмотрим.

- Я научусь ткать по-настоящему? - спросила Сэндри, поскакав вслед за Ларк.

Оглянувшись на неё, Ларк улыбнулась:

- Да, наконец-то, - ответила она.

Розторн раскладывала столовые приборы, когда Браяр вынес крынки свежего молока, сливок и козьего молока с порога, где их оставила кухонная прислуга из Оси.

- Я хочу, чтобы сегодня ты пил молоко, - приказала Розторн.

- Мне оно только с кашей нравится, - ответил он. - Без неё это как кошачий корм.

- Тогда представь, что ты — кошка, - парировала она. - Оно полезно для тебя.

Браяр поставил крынки в погреб.

- На тебя когда-нибудь нападали пираты? - спросил он. - Не здесь, наверное, поскольку сюда они ни разу не добрались, а раньше?

Розторн начала резать хлеб.

- Мой народ, как говорит Даджа, грязекопы, в северной части Эндэррэна, ‑ сказала она, назвав страну, лежавшую к западу от Эмелана. ‑ Слишком далеко от побережья для пиратов. Но однажды на нашу деревню напали рейдеры, - она посмотрела в сторону, сжав губы. ‑ Будь они прокляты. Они изнасиловали мою лучшую подругу, и бросили её, как мусор, потому что у неё был шрам на лице. Они и за мной пришли, но мои отец и браться отбились от них.

Браяр зарычал:

- Хотели с тобой сделать то же, что и с твоей подругой?

Розторн горько улыбнулась:

- Нет. Я была слишком ценной. Они хотели, чтобы я творила зелёную магию для них, а не для папы. Они потеряли пятерых, прежде чем поняли, насколько твёрдо он не хотел отдавать меня.

- Он наверно любил тебя, - предположил Браяр, передавая ей масло. Это слово, «любил», странно чувствовалось, слетая с языка.

- Так и было. А ещё он любил прибыль, которую я приносила ферме, ‑ сказала Розторн, ставя хлеб в середину стола. - Благодаря мне он был самым богатым фермером в округе. Что-то я не заметила, как ты налил себе молока.

«Она ничего не упускает, как бы я её не отвлекал», - уныло подумал Браяр, и взял молоко.

Трис осторожно спустилась вниз, неся закрытое гнездо. Его обитатель вопил.

- Он болен? - спросила она Розторн, дрожащими руками протягивая ей гнездо. - Я сделала ему больно, поэтому он плачет?

Розторн взяла гнездо:

- Он голоден. Поставь согреваться свежее козье молоко.

Поставив покрытую соломой чашу на стол, она сняла с неё платок.

Заткнув уши пальцами, Браяр уставился на птицу. Юный скворец сидел выпрямившись, широко раскрыв клюв, и вопил во всю глотку.

- Кто бы мог подумать, что такое маленькое животное может так сильно шуметь?

Медвежонок, похоже соглашаясь с ним, задрал морду и завыл.


Сэндри только заканчивала с завтраком, запоздав с трапезой из-за своего первого урока настоящего ткачества, и Браяр с Трис убирали кухню, когда послышался шум копыт лошадей, затем остановившихся перед воротами коттеджа. Грубые голоса позвали Ларк и Розторн. Дети побежали следом, чтобы посмотреть, что происходит.

Отряд Гвардейцев Герцога, который побывал в гавани, выглядел неважно. Все они были оцарапаны, покрыты потом и грязью, с маленькими дырками и прорехами в тёмных рубахах и штанах, только этим утром бывших идеально чистыми. Двое спешились, пытаясь снять привязанное к лошади безвольное тело. Другой гвардеец держал под уздцы двух коней, в седле одного из которых покоилась фигура побольше.

- Сохрани нас Мила, что произошло? - потребовала Ларк, бросаясь к Дадже.

Розторн подбоченилась и упёрла в сержанта гневный взгляд.

- Я требую объяснения, и немедленно.

Браяр переступил с ноги на ногу. Земля задрожала. Он чувствовал, как корни — деревьев, посадок, кустов — потягиваются в земле. Розторн была расстроена. Растения хотели подойти к ней; из-за их нетерпения земля мелко дрожала.

- Они в порядке, - устало сказала ей сержант. - Но они вдвоём сделали большую магию там, в гавани, и теперь они даже не могут усидеть верхом. Пришлось их привязывать к сёдлам, как добычу. Девчонка уже спала, когда мы причалили к берегу — не думаю, что она вообще знает, как мы довезли её до дома.

Гвардеец закинул одну из обвисших рук Даджи за шею Ларк. Сэндри подошла и поддержала Даджу с другой стороны.

- Она крепкая, - сказал гвардеец. - Делала своё дело, как взрослая. Позаботьтесь о ней.

Сэндри широко ему улыбнулась:

- Обязательно.

Пока они заносили Даджу внутрь, Ларк бросила через плечо:

- Браяр, вынеси солдатам ведро воды.

Он послушно побежал за водой, поскольку Розторн успокоилась, и земля больше не дрожала.

Розторн подошла к фигуре на другой лошади.

- И Фростпайн тоже?

Сержант кивнула, устало утерев лоб:

- Мы бы сначала отвезли домой его. Но он настаивал, чтобы мы приехали сюда и оставили девочку вам, хоть это и дальше от гавани.

- Да можете и его тут оставить. Он не спит в общежитии храма Огня — у есть только тесная каморка над кузницей, - сообщила им Розторн. - Мы можем позаботиться и о нём, и о Дадже. Заносите его, - оглянувшись, она увидела, что Трис всё ещё была тут. - Скажи Ларк, что мы пока положим Фростпайна в мою кровать.

Трис повиновалась. Ларк как раз клала Даджу в своей комнате на первом этаже, вместо того, чтобы поднимать её наверх. Она кивнула, когда Трис рассказала о планах Розторн, и открыла дверь в её комнату. Трис любопытно заглянула внутрь.

У заднего окна стояли растения — второе окно открывалось в мастерскую Розторн, и было окружено открытыми полками, на которых стояли тяжёлые глиняные блюдца. В углу был маленький алтарь, платяной сундук, стол и кровать. Комната была обставлена даже проще, чем комната Трис. «Розторн что, не обращает внимание ни на что, кроме растений?» - подумала она.

Но она знала, что это не так. Розторн была привязана к Браяру, и Ларк, и птицам. Возможно даже начала испытывать привязанность к Сэндри, Дадже и самой Трис. Если подумать, Розторн не одного из них не ругала — по крайней мере не так сильно, как в день их первого визита в Дисциплину — с тех пор, как было землетрясение.

- Видишь? - пробормотала Ларк. - Никаких окровавленных крюков на потолке — даже черепа нигде не завалялось.

Трис покраснела. Подобные мысли у неё были.

- Сюда, - позвала Ларк, махая гвардейцам, которые вдвоём волокли бессознательного Фростпайна. Трис отошла у них с дороги.

Когда гвардейцы со своей ношей миновали её, чувствительный нос девочки уловил странный запах: дымный и горький одновременно. Запах был знаком, но где она его чувствовала раньше? Он шёл от одежды Фростпайна и солдат.

Любопытствуя, Трис пошла в комнату Ларк, чтобы посмотреть Даджу. Сэндри пыталась снять один из ботинков Торговки. Трис помогла с другим, заодно понюхав воздух. От Даджи тоже шёл этот знакомый дымный запах.

- Смотри, - прошептала Сэндри, когда они сняли с Даджи ботинки и носки. Она коснулась правой щеки Даджи. В том же месте, где у троих в Дисциплине были красные ссадины, у Даджи была ужасная царапина. ‑ Надо её прочистить.

- Один момент, - Браяр вошёл с чашей, наполненной остро пахнущей водой, и парой льняных тряпок. - Розторн говорит, что растворённый в воде точёный тысячелистник очистит её — нашу — болячку, - пододвинув стул, он сел рядом с Даджей и окунул тряпку в чашу. Отжав её, он промакнул порез Даджи, осторожно очищая его. - Я рад, что ты оставила свой посох наверху, ‑ сказал он спящей девочке. - Было бы плохо, если бы ты врезала мне по башке за то, что я промываю тебе рану.

Щёку Трис обожгло болью; её собственная ссадина болела почти так же сильно, как когда она получила её.

- Хотел бы я быть там, - пробормотал Браяр как про себя, так и для девочек. ‑ Все эти корабли …

- Шаландиру, - с закрытыми глазами прошептала Даджа. - Боевые корабли на вёслах, с треугольными парусами.

- Не знаю, говорит ли она во сне, или бредит, - отметил мальчик. Засунув руку в свою безрукавку, он вытащил маленький каменный горшок, и открыл его. - Тебе это понравится, - сказал он Дадже. - Моя порция мази из окопника. Она тебя в миг поправит, даже шрама не останется.

Сэндри, у которой дед был охотником на пиратов, наклонилась над своей подругой:

- Какие именно шаландиру? - спросила она, наблюдая как Браяр осторожно наносит мазь на порез Даджи. «Интересно», - подумала она. Рубец на её собственной щеке стал болеть меньше. - Сколько, Даджа?

- Первый ряд, десять дромонов, - прошептала Даджа. - На каждый второй — одна однорядная галера, - она вздохнула.

- Первый ряд? Там были ещё? - спросила Сэндри.

- Это флот, саати, - прошептала Даджа. - Я не сумела хорошо разглядеть второй ряд, или третий — но они есть. Я так устала.

- Что такое дромон? - поинтересовалась Трис.

- Два ряда вёсел, - хором ответили Браяр и Сэндри.

- У большинства галер только один ряд, - продолжила Сэндри. - Дромоны — большие.

- И у них есть громовое оружие, - Даджа открыла глаза и попыталась сесть. Никто из них ей не помог. В конце концов она сдалась. - Фростпайн?

- В комнате Розторн, - Браяр мотнул головой в нужном направлении. - Он такой же разбитый, как и ты.

- Что за громовое оружие? - хмурясь спросила Сэндри у Даджи. - Это была та бумкающая штука, которую мы слышали?

- Оно потопило одну из галер Герцога, - слеза сползла по щеке Даджи, оставляя чистый след среди сажи. - Оно разорвало моряков на куски и пробило дыру в киле. Мы спасли нескольких, но наша лодка с самого начала была почти полной. Да зачтёт им их заслуги Оти Счетоводчица, и даст им стоянку получше.

- Камень из катапульты может пробить дыру в корабле, - указал Браяр. - Для этого гром не нужен.

- Камень, - зевнула Даджа, закрывая глаза, - не разрывает людей на куски, доски — в щепки, и не поджигает трюм.

Трис вздрогнула от такого описания. Подавшись вперёд, она обхватила запястье Даджи:

- Подожди. Этот дым, которым пропахли вы с Фростпайном, - она провела пальцем по другой руке девочки. Палец испачкался в саже. - Это чёрное вещество. Запах — это не запах древесного дыма. Это от громового оружия? Оно даёт эту вонь?

Даджа кивнула, и отошла ко сну.

- Браяр! Трис! Вы мне нужны! - резким голосом позвала Розторн. - Сейчас, а не завтра!

Браяр поставил мазь на стол, вместе с водой и тряпками, и направился к двери. Обернувшись, он увидел, что Сэндри с задумчивым видом поглаживает руку Даджи. Трис нюхала свой палец. Её покрасневшая от вчерашнего загара кожа странно побелела.

- Это ведь не Ларк нас ждёт, - подтолкнул её мальчик.

- Идём, пока она не вышла из себя.

Глава 8

Десять минут спустя Браяр и Трис шли по спиральной дороге, неся пустые корзины и дощечки с посланиями: Браяра — для Горса, Трис — для Мунстрим. Розторн заказала специальной еды для Даджи и Фростпайна, и они с Ларк чувствовали, что Старшей Посвящённой следует знать о том, что появилось у входа в гавань Саммерси.

- Посвящённая Мунстрим? - спросил Браяр у одетой в красное посвящённой Огня, проходившей мимо.

- Южные Ворота, - ответила та, и поспешила дальше.

Люди и телеги лились потоком по дороге, которой они шли. Это были местные фермеры, пришедшие под защиту толстых, высоких стен Спирального Круга. В каком-то смысле Браяр был рад видеть их — это было как в Хажре, только гораздо чище. Медвежонок и Трис не были с ним согласны. Пёс просто чувствовал себя несчастным; жизнь свою он начал бесхозным щенком на улицах Саммерси, и сохранил плохие воспоминания о толпах. Трис же воспринимала каждое прикосновение, каждый толчок, каждую задержку как личное оскорбление, и её лицо всё больше наливалось краской. Браяр заметил, что поднявшийся ветер дул во все стороны. Он ничего не сказал — бризы скрашивали жару начинавшегося дня — но стал приглядывать за своей соседкой. Если она слишком выйдет из себя, то наверное ему придётся как-то заставить её расслабиться.

Ближе к Южным Воротам толпа испарилась. Никто из беженцев похоже не хотел быть слишком близко к бухте и тому, что лежало в ней. Однако плотницкие мастерские и кузницы храмов Воды и Огня работали на полную. Слева, во дворе вокруг школы физической подготовки под патронажем храма Огня посвящённые в красных одеяниях, и послушники — в белых, упражнялись с мечами, копьями с широкими наконечниками, и щитами. Многие мальчики, которых Браяр знал со своего недолгого пребывания в общежитии, упражнялись с оружием. Среди мальчиков было несколько девочек; больше девушек и женщин в красном и белом упражнялись как воины.

Другие посвящённые в красном, в обшитых металлом кожаных куртках и шлемах, слонялись у Южных Ворот, держа оружие наготове. Ворота были закрыты, и перегорожены огромными балками. В глубине туннеля, который шёл от ворот к стене, и Браяр и Трис увидели полыхание магии. Сияние силы исходило от множества круглых камней, смешанных с раствором, которым были покрыты стены туннеля.

- Эй, вы двое, а ну кыш! - крикнула облачённая в броню посвящённая. Рукава её красного одеяния были закатаны, обнажая мускулистые руки, сделавшие бы честь любому кузнецу. Насколько Браяр знал, она таки и была кузнецом, как и многие посвящённые Огня. - Тут для вас не место!

Браяр торжественно протянул значок-пропуск, который Ларк дала им перед тем, как они с Трис покинули Дисциплину. В отличие от железного, этот был сделан из ценного стекла, с отпечатанными на сторонах метками Ларк и Розторн. Ларк также привязала к нему красный шёлковый шнурок, перекрещивавшийся на каждой из сторон кругляша. Она сказала, что это позволит им попасть в любое место храмового комплекса.

Посвящённая взяла его, осмотрела, потом плюнула:

- Пёс остаётся здесь, - приказала она. - И корзины тоже. Не путайтесь под ногами у людей на стене. Если вам прикажут убираться, то лучше бы мне не слышать, как вы оспариваете это. Кого вы ищете?

- Мунстрим, - пытался скрыть самодовольство в голосе Браяр. - Дощечка в этой корзине — для неё.

- Тогда вам надо поднять к ней только дощечку, а не всю корзину, - посвящённая вернула значок, но руку не убрала. Трис и Браяр передали корзины, и приказали Медвежонку сидеть. К их удивлению, он повиновался, виляя хвостом в грязи. - Она прямо над воротами, - сказала им женщина. ‑ Ведите себя хорошо, - она наклонилась, чтобы почесать псу спину.

Достигнув ступенек, Трис заворчала, подняла юбки и начала подниматься.

- В чём дело? - потребовал последовавший за ней Браяр.

- Я в последнее время то и дело поднимаюсь по лестницам, - тяжело дыша огрызнулась она. - Мне это начинает надоедать.

- Может, было бы проще, если бы ты не поднималась так, как будто ненавидишь лестницы, - заметил он. - И твои шмотки тоже не помогают.

- Мои чего? - ахнула она.

- Шмотки. Юбки и нижние юбки. Смени их на штаны, как Даджа.

Трис остановилась. Развернувшись, она упёрла в него гневный взгляд:

- Штаны? Как … как какой-нибудь беспризорник, или баскер[3], или … или Торговец? Я происхожу из приличной семьи, чтобы ты знал, а в приличных семьях женщины носят юбки! И нижние юбки! - глянув на него последний раз, она развернулась и закончила подниматься на вершину стены.

- Родилась купчихой, купчихой и умрёт, - пробормотал Браяр. Мир воистину был изумительным местом, если такая умная девчонка, как Трис Чэндлер, оставалась верной той самой одежде, в которой ей было жарко, и которая раздражала её.

Мунстрим и Нико разговаривали с худым рыжим посвящённым в красном. Двое друзей удостоили людей, которых они искали, лишь взглядом. Перед ними, наконец-то видимый, в бухте расположился пиратский флот. Как у флота, который описала Даджа, галеры с двумя рядами вёсел в первом ряду перемежались с однорядными.

За ними были и другие корабли. Браяр попытался прикинуть их количество, но безуспешно. Корабли двоились, троились и колыхались перед его взором, источая серебряное сияние магии.

- Детям сюда нельзя, - проинформировал их грубый, высокий голос. Сильные, тонкие руки схватили Браяра и Трис за плечи. Говорившим оказался тот самый рыжий мужчина, который говорил с Мунстрим и Нико. Оба подняли взгляд. Поднимать его было далеко: в мужчине было шесть футов росту. Его коротко стриженые рыжие волосы торчали во все стороны, как если бы он часто проводил по ним нетерпеливыми пальцами. Из его обветренного лица торчал тонкий, острый нос.

Скрытый аккуратно подстриженной рыжей бородой, его рот бросал слова как команду. Единственной привлекательной чертой были его тёмно-синие глаза, притягивавшие к себе взоры окружающих, хотели они того или нет. Его одеяние было окаймлено чёрным, что делало его адептом, или храмовым магом. Вышитый напротив сердца золотой круг на его одежде говорил, что он был Первым Посвящённым — главой — храма Огня.

- Здесь может стать жарковато, - сказал он им. - Стражникам не следовало пускать вас сюда.

Браяр протянул ему стеклянный значок и дощечку:

- Это для Мунстрим, - твёрдо сказал он. - Это важно. Честно.

- А я пришла к Нико, - сказала Трис. Она каким-то образом сумела отвести взгляд от глаз посвящённого Огня, вырваться из его хватки и направиться к своему учителю.

- Она со мной, - полу-извиняясь сказал мужчине Браяр.

- Я догадался. И я знаю, кто ты: Браяр Мосс. Работающий в саду мальчик-маг. Я слышал о тебе и о твоих соседях по дому. Вы весь Круг на уши поставили, - он подтолкнул мальчика к Мунстрим.

- Это погодная ведьма, Трисана Чэндлер. Она ведь знала, когда у нас прошлой ночью начались проблемы, да? Вовремя заметила. И неглупая, а?

- Да, она ничего — для юбки, конечно, - ухмыльнувшись сказал Браяр.

К тому времени они достигли Мунстрим:

- Я заметила, что ты сказал это, пока Трис разговаривает с Нико, и потому не слышит тебя, - отметила она, забирая дощечку. - Кстати, это — Первый Посвящённый Скайфайр[4].

Браяр, сам того не желая, трепетно пожал ему руку. Они были земляками, оба из Сотата. Пять лет назад Скайфайр был легендарным генералом. После смерти своей жены он бросил свои земли и армии, и принёс клятвы богам Огня. Как Первый Посвящённый храма, он отвечал за защиту Спирального Круга.

- Я рад, что Ларк и Розторн решили послать мне эту информацию о происходящем в гавани, - наконец сказала Мунстрим. Она передала дощечку Скайфайру. - Я знаю, что Герцог передаст нам её, но чем раньше мы её получим, тем лучше.

Браяр заметил, что вокруг сливового цвета губ Мунстрим образовались линии. «Да что может случиться, если Скайфайр в игре?» - подумал мальчик.

- Нико, да говорю же тебе, это точно тот же запах, - твердила Трис. - С запахами я не ошибаюсь. Он такой же, как на Острове Куска.

- Я верю тебе, дорогая, - Нико выглядел уставшим и взволнованным. ‑ Это значит … - он взглянул в море, поглаживая усы кончиками пальцев.

Трис подождала секунду, но не дольше — любопытство убивало её:

- Сколько там кораблей? - спросила она. - Это ведь другая группа, отдельная от той, что стоит перед гаванью, да? Сколько?

- Не могу сказать, - ответил он. Видя, что она нахмурилась, он добавил:

- Как и ты, я вижу, что они скрывают свою численность с помощью иллюзий. Трусливые они, эти пираты. Скрываются за слоями заклинаний, наложенных по крайней мере дюжиной магов. У меня пока нет ключа к этим заклинаниям, поэтому я в таком же замешательстве, как и ты. Однако боюсь, что там не менее шести дромонов, и десяти обычных галер.

Флот Герцога прогонит их, так ведь? - спросила она, прищурившись глядя в море, приложив руку козырьком к голове. Что-то происходило на двух или трёх больших галерах — «дромонах, два ряда вёсел», - сказала она себе, фиксируя слово в памяти.

Заклинания иллюзий колыхались под ними как волны тепла, не давая толком увидеть ничего, кроме кораблей, находившихся ближе всего.

Флот рассыпан по всему побережью, - тихо сказал ей Нико. - Несколько кораблей, оставшихся в гавани Саммерси, теперь в ловушке. Нам придётся подождать, пока корабли в море соберутся и придут нам на помощь. Что они там делают?

- Катапульты, - никто из них не заметил, что к ним подошёл Скайфайр; оба вздрогнули при звуке его грубого голоса. - Я их не вижу — и не надо. Движения совпадают. Я бы на их месте сейчас так и поступил. Шурри не даст соврать — они на расстоянии прицельного огня.

- К-к-катапульты? - пискнула Трис.

- Могло быть и хуже, - прикрывая глаза сказал ей Скайфайр. - Они могли высадиться в бухте — что они и сделают, когда узнают, что заклинательной сети там больше нет.

Трис вспомнила, что Даджа рассказала о заклинательной сети, и вздрогнула. У Спирального Круга не было армии, только посвящённые храма Огня, добровольцы, и маги. Хватит ли этого? Неужели пираты захватят это место, и сожгут её единственный дом? Схватят её и …

- Иногда плохо иметь хорошее воображение, - Нико приобнял её за плечи. ‑ Защита остальной части Спирального Круга в идеальном состоянии, и мы тут не совсем беспомощны.

- Определённо нет, - бросил Скайфайр, хохотнув. Повысив голос, он позвал:

- Шесть магов — воздух и огонь, если можно.

Стена была усеяна солдатами в красном и белом, перемешанными с посвящёнными всех четырёх храмов. Теперь Трис видела, что у всех не-воинов были окаймлённые чёрным одежды адептов. Трое в жёлтом — адепты храма Воздуха — и трое в красном подошли к Скайфайру. Он разделил их на пары Огонь-Воздух, и указал им места вдоль стены, разделённые примерно пятидесятью ярдами, с видом на бухту.

- По воздуху, - сказал он им, всё ещё глядя на мерцающие корабли. - По воздуху — минимум сто футов вверх. Мне нужны прочные щиты — без халтуры. Без щелей. Готовьтесь.

Трис наблюдала пару, которая находилась к ней ближе всего. Они спешно пропускали медную проволоке через широкие звенья двухфутовой золотой цепи. Закончив с этим, адепт в жёлтом развесил на маленькие крючки на проволоке бледно-серые камни, оставляя между ними большое расстояние. Адепт в красном сделал то же самое с камнями, которые выглядели как янтарь, кремень и оникс.

- Медь — элемент воздуха, - тихо сказал ей на ухо Нико. - Серые камни — пемза, воздушный камень. Золото?

- Огонь и защита, - сказала Трис.

- Очень хорошо. И оникс, янтарь и кремень тоже защитные, - Нико говорил тихо, чтобы не отвлекать адептов. - Все в этом устройстве было неоднократно зачаровано для воздушной защиты. Даджа бы назвала это бижили, хранящий магию предмет. С таким инструментом этим магам не нужно тратить много собственных сил — которые могут им пригодиться позже — чтобы защищать эту секцию стены. Им просто надо воззвать к силе металла, камней …

- И храмовых стен, - добавил Скайфайр. Трис подскочила. Она даже не думала, что он слушал. - Как и всё здесь, стены сами по себе содержат магию, которую в них заложили … ну началось.

Два чёрных шара взмыли в воздух над кораблями, летя в сторону стен. Присмотревшись к ним, Трис вздрогнула. Она кажется видела магические знаки, и её глаза постоянно отводило от шаров. Бьющиеся порывы ветра дёргали её за волосы, пока её платок не упал, высвободив её непокорные кудри. Она нагнулась за ним.

- Зачем накладывать магию на камни для катапульты? - услышала она Нико.

- Слишком высоко! - крикнул кто-то на стене — лучник — прикрывая глаза и отслеживая полёт снарядов. - Они слишком лёгкие для камней, Скайфайр!

- Он прав, - проворчал посвящённый. - Что же во имя Шурри …

Шары поднимались выше и выше.

- Они перелетят через ваши щиты! - закричал Скайфайр. - Поднимайте их, поднимайте …

Трис в ужасе задрожала. Было ясно как день, что эти штуки пройдут над стеной на высоте более сотни футов. Её разорвёт на куски, как тех людей около башни Острова Куска, и виденных Даджей на галере моряков!

К стене со всех сторон устремились ветра. Они закружились вокруг Трис, оттолкнув с дороги Скайфайра, Нико и Браяра. Трис едва заметила это; её глаза были прикованы к начавшим снижаться шарам. Она слепо протянулась к ветрам. Те заскрипели, кружась всё сильнее и сильнее, принимая форму воронки. Устье воронки вращалось между её ладоней, царапая кожу. Горло воронки растягивалось и растягивалось по мере её роста.

Трис сжала кулаки, а затем разжала их.

Воронка оторвалась от неё, устремившись в воздух, чтобы захватить пару шаров. Вращаясь, она замерла, как будто пытаясь решить, куда двигаться дальше.

Гигантская невидимая рука накрыла всех стоявших на стене. Мгновением позже по воздуху прокатился глухой удар. Воронку разнесло на куски. В следующую секунду всех окатило дождём из сажи, грязи и осколков.

Трис чихнула. Нико вытащил из верхней части одеяния чистый платок, вытер её щёки, и отдал ей, чтобы высморкаться.

- Я должна изменить своё мнение относительно погодных ведьм, - прозвучал в накрывшей стену тишине чистый и спокойный голос Мунстрим. ‑ Похоже они умеют не только вызывать дождь.

Скайфайр нагнулся, чтобы посмотреть Трис прямо в глаза. Занервничав, девочка сделала шаг назад, затем ещё два, пока не столкнулась с Браяром. Тот удержал её. Ещё два шага, и они оба упали бы со стены.

- Девочка, ты можешь это делать по желанию? - поинтересовался Скайфайр максимально мягким голосом. - Или тебе надо сначала испугаться? Если дойдёт до этого, - он осклабился, показывая слишком большое для сохранения спокойствия Трис количество зубов, - то я уверен, что могу придумать, как напугать тебя, когда они запускают эти штуки. Однако другой вариант конечно гораздо дружественнее.

- Это не камни для катапульт, - заметил стоявший к ним ближе всего маг Воздуха. - Камни не такие лёгкие.

Бывший с ним адепт Огня добавил:

- Я не знаю, можем ли мы поднять щит так высоко …

- Значит опустите его! - закричал Браяр, указывая на корабли. - Сейчас запустят ещё!

- Не дайте им ударить по стене! - рявкнул Скайфайр.

К тому времени звук спускового механизма катапульт достиг ушей защитников. Все три пары магов, видя, что шары летели к стене, снова воззвали к своей магии.

Устройства из металла и камней засветились. Трис и Браяр могли видеть волны серебристого света, поднимавшиеся над их головами на высоту в десять футов и выше, а также уходя вниз, прикрывая камень под их ногами.

- Стена не выдержит? - тонким голосом спросила Трис. Она вся дрожала, заставляя ухватившего её Браяра трястись вместе с ней.

- Мы не знаем, - прошептал Нико.

Воздух всколыхнулся вокруг них, вызывая кровотечение из носа. Маги покачнулись, но устояли, не выпустив металлическое приспособление, с помощью которого они направляли свою силу. Грязь и каменная крошка ударили фонтаном. Большая часть осталась по другую сторону барьера, но и прошедшей над ним части хватило, чтобы покрыть всех и вся пылью.

- Они пробили две дыры в земле, - крикнул посвящённый в синей робе, когда всё опять успокоилось. - Большие.

- Дети, прочь со стены, немедленно, - приказал Скайфайр. - Трис, подумай о том, что я сказал. Остальные, только точечные щиты — блокируйте их по одному!

- Идите, - сказал им Нико. - Скоро увидимся.

- Идём, - прошептал Браяр на ухо Трис. Он обхватил её за пояс, поддерживая. Трис стала дрожать сильнее. - Ещё одно такое попадание, и ты наверняка упадёшь в обморок.

Вяло кивнув, она позволила свести себя вниз по лестнице.

- Нам ещё надо забрать еду для Даджи, Фростпайна и твоей птицы, - заметил он.

- Я знаю, - сказала Трис. - Я не забыла.

- Да и сам я не прочь пожевать чего, - добавил он. Чем больше она отдалялась от вершины стены, тем сильнее она казалась. Тем не менее он поддерживал её, пока они не спустились на землю.

- Ты всегда не прочь пожевать, - возразила она, усевшись на последнюю ступеньку.

К ним подбежал Медвежонок, виляя хвостом и лая. Стражница, которая приглядывала за ним и за корзинами, подошла следом, снимая с пояса флягу:

- Захватывающе, там, наверху, не так ли? - спросила она. Открыв флагу, она вытерла горлышко рукавом и предложила её Трис.

Девочка взяла её, и пробормотав «спасибо» с жадно припала к горлышку.

- Слишком захватывающе для меня, - сказала она, возвращая флягу. Посвящённая жестом показала ей передать флягу Браяру, она так и сделала.

- Что там наверху происходит? - спросил другой воин, послушник. - У меня от этих взрывов кудри распрямились, - поскольку он был обрит наголо, даже Трис догадалась, что это была шутка.

- У них какое-то новое странное оружие, - сказал им Браяр. Он потряс флягу и посмотрел на её владелицу. - Если ты не против подождать, я могу наполнить её заново в Оси.

- Нет необходимости, - сказала женщина, забирая у него флягу. - У нас есть собственный насос в сторожке. Новое оружие, говоришь? - она сплюнула. ‑ Да уж, без него они бы и не посмели снова на нас напасть, ‑ и для Медвежонка она добавила: - Я не имела ввиду четвероногих собак.

- Ты не боишься? - спросила Трис, снова вытирая лицо платком Нико. Она могла видеть грязь и камни повсюду вокруг них; некоторые взрывы наверное и внизу чувствовались. Туннель ворот к тому же ещё и усиливал звук.

Стражница пожала плечами:

- С новыми игрушками, или без, им придётся здорово повозиться, чтобы переиграть старика Скайфайра.

Браяр кивнул:

- Насколько я слышал, его ни разу не заставали врасплох. Идём, Меднокудрая, - позвал он Трис. - Уже почти полдень. Бьюсь об заклад, что Горс уже приготовил нам цыплёнка или выпечки, - он взял корзины и свистнул Медвежонку.

- Не волнуйся, девушка, - посоветовал Трис послушник, когда она, дрожа, поднялась на ноги. - Этот орешек им не по зубам.

Некоторые другие стражники засмеялись, включая женщину, которая была так уверена в Посвящённом Скайфайре. Остальные, заметила Трис, беспокоились так же, как и она.

«Вы бы думали иначе, если бы я позволила первым двум бомбам упасть сюда», - подумала она, нагоняя Браяра. «И у вас ещё будет возможность переменить своё мнение, если какие-то снаряды минуют магов на стене».

Они вошли в кухни Оси через внешние двери, а не те, которые открывались на центральную лестницу. Даже до того, как они вошли, они были потрясены доносившимся из здания шумом. Медвежонок уселся, отказываясь входить в такой сумасшедший дом.

Заткнув свободной рукой ухо, Трис взяла у Браяра корзину и последовала за ним внутрь.

Их окутало паром и жаром. «Кузница Шурри, которая глубоко в земле, наверняка не такая жаркая», - подумала Трис.

- Тут всегда так? - крикнула она.

Браяр отпрыгнул в сторону, уступая дорогу послушнику, сгибавшемуся под подносом с хлебом. Проходя мимо, послушник предположил, что мать Браяра занималась чем-то весьма сомнительным с улиткой.

- А твоя — с портовой крысой! - радостно крикнул Браяр. Уже Трис он сказал:

- Не, никогда!

Кто-то схватил их за плечи:

- Вон, вороватые маленькие беспризорники, - приказал им посвящённый в измазанной мукой синей одежде. - И если …

Браяр схватил одну из его рук, загибая назад мизинец посвящённого. Он свирепо осклабился, сверкнув белыми зубами на фону золотистой кожи, и надавил сильнее. Посвящённый завыл. Передвинув корзину повыше себе на плечо, Трис схватила Браяра за руки.

- Ничего хорошего не получится, если ты сломаешь ему палец! - закричала она Браяру в ухо. - Ты …

Внезапно все трое разлетелись в разные стороны и шмякнулись снаружи: Трис, Браяр и посвящённый. Медвежонок бешено залаял. Мужчина встал на ноги, и оказался лицом к лицу с толстопузым посвящённым, стоявшим в открытом дверном проёме. Тот нахмурился. Ему двух дюймов не хватало, чтобы быть шести футов росту, а чёрные волосы, коричневая кожа и миндалевидный разрез глаз говорили о том, что он был с дальнего востока. Собранные в хвост волосы были зачёсаны вперёд, как это было принято у мужчин из Янджинга. У него было широкое лицо с длинным конусообразным носом, широким ртом и густой остриженной бородой. Цвет его одежды было невозможно угадать из-за пятен и прожжёных участков. Трис решала, что она наверное была красной, а потом подумала, что возможно и синей, зелёной или жёлтой. Поскольку кухни соединяли в себе все четыре элемента, то, возможно, заправлявший кухнями Спирального Круга посвящённый принадлежал всем четырём храмам.

- Посвящённый Горс! - воскликнул посвящённый Воды. - Я пытался прогнать вора …

- Если тебе надо хватать что-то, Посвящённый Уис, то ты можешь взять тридцать цыплят и забить их для меня, - голос у Горса был глубокий и гулкий. Он говорил очень точно, с ярко выраженным акцентом.

- И слей с них кровь надлежащим образом. Немедленно, если можно. И больше не хватать моих посетителей, - для Браяра и Трис он добавил:

- Сегодня нужно кормить слишком много ртов. Мы очень заняты.

- Этот мальчишка — известный вор! - воскликнул Уис, указывая на Браяра. ‑ Он пытался прокрасться внутрь …

Медвежонок зарычал. Трис схватила его за ошейник.

- Браяр Мосс ни разу не украл у меня, - на этот раз в голосе Горса прозвучала угрожающая нотка, а чёрные глаза твёрдо блеснули. - Цыплята, Посвящённый Уис. И пока будешь забивать их, подумай о судьбе тех, кто выдвигает бездоказательные обвинения.

Тот удалился, покраснев от унижения. Браяр протянул дощечку, которую дала им Розторн.

Ему Горс сказал:

- Больше не ломай пальцы кухонной прислуге. Мне нужны их руки. Если необходимо — сломай палец ноги, - взяв дощечку, Горс посмотрел на Трис. ‑ Как твоя птичка? Браяр сказал, что ты растишь птенца.

Она ухмыльнулась:

- Он голосистый.

- Это хорошо, - сказал Горс, одобрительно кивая. - Громкий голос — здоровые лёгкие. Я пропущу для него свежего мяса, чтобы он набрался сил. Варёных яиц у нас тоже хватает, для солдатов. А это что? - он хмурясь прочитал послание на табличке.

- Свиная или говяжья печёнка? Три сорта бобов? У нас есть горох и похлёбка из морепродуктов. Она заказала очень богатую пищу — очень тяжёлую, очень сильную.

- Это чтобы поставить на ноги Фростпайна и Даджу, - объяснил Браяр. ‑ Они творили магию в гавани, и теперь настолько истощены, что не могут сидеть. Розторн сказала, что им понадобится всё это.

- Значит дадим Розторн то, что она хочет, иначе она придёт сюда и будет путаться под ногами. Вы двое, ждите в тени, у лестницы. Сегодня под ногам слишком много народу, вроде Уиса, - он взял оброненные ими корзины, чьи ручки буквально утонули в его толстых, сильных руках. - Я их наполню. Ждите.

Он наклонился в дверной проём и к чему-то потянулся. Одну за другой он свободной рукой передал Браяру две толстые булки:

- Одна — для Трисаны, - сказал он мальчику, сопроводив слова многозначительным взглядом, и исчез в кухне.

- Ты не говорил, что он хороший, - упрекнула его Трис, пока они шли к входу, который вёл в башню Оси.

- Могла б сама догадаться, - с набитым ртом ответил Браяр.

- Я с ним раньше ни разу по-настоящему не говорила, - Трис опустилась на скамейку рядом с центральной лестницей, пёс улёгся у её ног. Единственный курьер, сидевший прислонившись к стене, кивнул им, и задремал.

Трис ела свою булку, отщипывая от неё кусочки и тщательно их прожёвывая. «Странно», - подумала она, начиная расслабляться. Шум с кухонь не слышался в этой части башни — однако от кухонь её отделяли только стены и один набор двойных дверей. Магия, несомненно. Неужели всё здесь было магическим?

Одна из дверей кухни приоткрылась, пропуская наружу шум, а также стройную фигуру мужчины в брюках и накидке. Он закрыл дверь, и повернулся к свету.

- Трис! Браяр! - Эймери явно был удивлён — и не особенно приятно удивлён — видеть их. Он потеребил свою серьгу, затем улыбнулся так тепло, что Трис начала гадать, почему она сначала подумала, что ему было неприятно видеть их тут. - Вот это я понимаю — счастливое совпадение.

- Зависит от того, для кого оно счастливое, - отметил Браяр. - Поверить не могу, что Горс опустил тебя, не дав тебе что-нибудь поесть.

- Горс?

- Посвящённый, который там заправляет, - нахмурившись сказал Браяр. ‑ Всякий, кто входит туда, встречается с Горсом.

- Может быть в другие дни, - сказал Эймери. - Сейчас, я думаю, он занят. Что вы двое тут делаете?

Браяр объяснил, зачем они пришли, оставив другие свои мысли при себе. Он наверное с дюжину раз бывал в кухнях с тех пор, как приехал в Спиральный Круг. Он прокрадывался ночью, в те дни, когда он только попал сюда, и когда набитый живот ещё был для него волнующим событием, и потому он наполнял его как можно чаще. Он прятался под столами, скрывался в тени, когда были потушены все огни. Он приходил во время готовки еды, когда люди носились туда-сюда, неся еду к повозкам для тех, кто не ел в главных столовых. На заре, в полдень, в полночь — не важно. Он ни разу не был в кухнях дольше минуты или двух, прежде чем объявлялся Горс, и давал ему что-нибудь поесть. Он думал, что Горс наверное спит в Оси, но суть была не в этом. Он видел, как Горс делает это с каждым, кто не был частью кухонной обслуги. Он полагал, что было возможно, что сегодня Горс не заметил Эймери сегодня, со всеми этими беженцами, наполнившими храмовый комплекс, которых следовало подкрепить хорошей трапезой.

Возможно. Но мало вероятно.

Двери открылись. Вышел Горс собственной персоной, неся в руках их корзины, и ещё одну, поменьше, подвешенную на одном из своих крепких предплечий. Трис сразу забрала одну из больших корзин, и маленькую; Браяр забрал другую.

- Мы знакомы? - спросил Горс, глядя на Эймери.

- Эймери Глассфайр, - с полу-поклоном сказал молодой человек. - Я приехал недавно, чтобы проводить свои научные изыскания в библиотеке.

- Маг, - сказал Горс. - Знаю, каково это. Если проголодаешься, засидевшись за книгами допоздна, приходи сюда. Кто-то здесь всегда есть.

«Кто-то — это конечно ты», - подумал Браяр, но промолчал.

Браяру и Трис Горс сказал:

- Не задерживайтесь. Отправляйтесь домой скорее, и сразу положите то, что не будете сразу есть, в погреб. В маленькой корзинке — печеньки, на после обеда, - кивнув, он вернулся обратно в свои владения.

- Если вы не против, я пойду с вами, - сказал Эймери, сопровождая их наружу. - Я надеюсь, что Ларк и Розторн сжалятся надо мной. Они хотят поместить лидера каравана Торговцев с его жёнами в мои комнаты в доме для гостей. Если я не найду место потише, то в конце-концов окажусь на лежанке в общежитии для мальчиков. Никто не смог бы учиться в таких условиях, ‑ протянув руку, он схватил самую тяжёлую из двух корзин, которые несла Трис. - Давай я помогу тебе.

Трис нахмурилась, и вырвала руку:

- Я и потяжелее таскала, - проворчала она, когда все трое последовали тропинке, которая пересекала широкие круги спиральной дороги. - Когда я жила у Кузины Юрэйл, я носила две таких корзины на рынок и обратно.

- И обратно? - Эймери округлил глаза, шокированный. - Вверх по этому ужасному холму? Но ты же была всего лишь маленькой девочкой …

- Я отрабатывала своё содержание, - гордо заявила Трис, поднимая большую корзину повыше, чтобы она не ударилась о клумбу.

- Но у неё же были слуги, у старой скряги …

- Женщина приходила три дня из семи, чтобы выполнять крупную работу по дому, - ответила Трис. - Но за ней следовало приглядывать. Она была ленивой. Кузина Юрэйл была прикована к постели, поэтому мне приходилось за всем следить.

- Старая скупердяйша, - пробормотал Эймери. Он забрал вторую большую корзину у Браяра, что того вполне устраивало. - Она была достаточно богата, чтобы позволить себе слуг. Она хоть что-нибудь оставила тебе, когда умерла?

Трис покачала головой:

- Ни гроша.

- Тогда куда же делись деньги? Кому-то она должна была их оставить.

- Дом Чэндлер. Они должны были до скончания веков иметь корабль, названный в её честь.

«Купцы», - подумал Браяр. «Я бы оставил что-нибудь полезное, например — сад в местечке вроде Квартала Мертвеца или Топи». Он улыбнулся, сочтя забавной мысль о том, что он вообще когда-либо окажется в положении, когда сможет оставить кому-то деньги после своей смерти.

Они как раз пересекали заполненную народом дорогу между ткацкими мастерскими и Дисциплиной, когда три громких, резких удара разорвали воздух в южной стороне. Одна из лошадей встала на дыбы, крича в ужасе; Эймери вытащил Браяра из-под её копыт. Тащивший несколько телег бык замычал, вращая белками. Медвежонок уселся на мостовую, и завыл; собаки и дети беженцев последовали его примеру.

- Спасибо, - сказал Браяр Эймери, когда тот опустил его. - Медвежонок, прекрати, а то я Розторн нажалуюсь, - щенок замолк.

Трис, покрывшись испариной, взглянула на Браяра:

- Думаешь, это опять эти взрывающиеся штуки?

- Уверен, - сказал мальчик, открывая ворота Дисциплины. - Давай, зайдём внутрь.

Глава 9

Розторн, Ларк и Сэндри работали за большим столом. Трис немедленно пошла навестить своего птенца в мастерской Розторн. Она могла слышать его писк. Открыв гнездо, она увидела, что скворец не спал и был весь внимание. Увидев её, он широко раскрыл клюв.

- Минутку, - сказала она, снова закрывая его. Она помогла Браяру отнести содержимое корзин в погреб, рассчитывая поскорее найти фарш и желтки, которые им положил Горс. Птенец вопил: он не хотел «минутку».

- Если бы у нас не было Фростпайна и Даджи в наших комнатах … что ж, мы с Розторн всё равно будем спать в наших мастерских, - сказала Ларк, когда Эймери изложил свою просьбу.

- Я чувствую себя слегка виноватой, поскольку не беру никого, в то время как они там уже кладут тюфяки на полу в общежитиях, - призналась Розторн.

- Я буду не против тюфяка здесь, или на чердаке, - сказал им Эймери.

- Этого не потребуется, - Сэндри подняла взгляд от своей ткани. Пока Трис и Браяр были в отлучке, она сумела соткать почти полтора фута ткни на узком ткацком станке, с которым её учила обращаться Ларк. Если бы её спросили, она бы сказала, что выглядело не хуже — и не лучше — ткани, которую она соткала прошлым днём. - Если Даджа согласится, я посплю в её комнате, а кузен Трис может спать в моей, - встав, она пошла проверить, проснулась ли Даджа достаточно, чтобы спросить её.

Она проснулась, и немедленно дала разрешение. Договорившись, Эймери отправился забирать свои пожитки из дома для гостей.

- Так, сказала Ларк Трис и Браяру, пока Розторн подогревала рыбную похлёбку, а Трис готовила колобки из мяса и яичных желтков для птенца. ‑ Что сказала Мунстрим, когда вы её нашли?

Птенец был накормлен, а похлёбка — согрета, когда полуденную жару один за другим огласили пять резких взрывов. Снаружи заголосили животные и дети. Какая-то женщина всё кричала «Что это?», пока кто-то не заставил её замолчать.

Трис колотило. Ларк и Розторн с мрачным видом отнесли больным их похлёбку.

И никто ничего подобного раньше не видел? - прошептала Сэндри двум другим ребятам.

- Насколько мы слышали — нет, - пробормотал Браяр.

Все пятеро как раз заканчивали обедать — не похлёбкой, которая была предназначена для укрепления сил Фростпайна и Даджи, а холодной говядиной, сыром и овощами из сада — когда в дверь ввалился курьер.

- Мунстрим просит всех старших магов быть на стене у Южных Ворот когда пробьёт час, - пропыхтел он, и побежал дальше.

- Это мы, - сказала Ларк, устало потирая лицо. - Не знаю, сколько от меня будет толку, - вздохнув, она встала и посмотрела в окно на часы. - По крайней мере у нас есть несколько минут, чтобы добраться туда.

- Я знаю, чего хочет Мунстрим, - Фростпайн стоял в дверном проёме комнаты Розторн, опираясь на дверной косяк, и его лицо было пепельным от истощения. - Если они используют эти бомбы, или что у них там, в бухте …

Ларк помогла ему сесть.

- Спасибо, дорогая, - сказал Фростпайн. Он наклонился вперёд, оперевшись о стол. - Все взрывы доносятся от Южных Ворот.

Все посмотрели на него, не понимая, к чему он клонит.

- Я слышал, что вы говорили, что у нас в бухте пираты. Они попытаются высадиться на берег — а та часть заклинательной сети разрушена. С юга нас не защищает ничто, кроме горстки солдат и боевых магов — которые являются всего лишь людьми. Сколько они выстоят против пиратов и их магов? И как долго они смогут не давать пиратам высадить катапульты на берег, откуда они смогут обстреливать весь Спиральный Круг?

- Раньше нам не требовалось ничего, кроме заклинательной сети, - заметила Розторн. - Никто не мог противиться ей …

- Потому что как только нападавшие прикасались к сети, они теряли понятие о том, где находились и что делали, - сказал Фростпайн. - Сеть по‑прежнему защищает остальную часть стены на западе, севере и востоке. Но бухта … Я думаю, Мунстрим нужны ещё оставшиеся на ногах старшие маги, чтобы найти способы защитить Южные Ворота и пляж.

Розторн медленно улыбнулась, блеснув зубами:

- Тогда я могу быть полезной, - она направилась в свою мастерскую, поманив Браяра пальцем, - Идём, ты отправишься со мной, - и тот послушался.

Ларк побарабанила пальцами по столу, размышляя. Внезапно она сказала:

- Сэндри, продолжай ткать так же, пока меня не будет.

- Но Ларк … - запротестовала девочка.

Ларк подняла ладонь, заставив её замолчать.

- Я знаю, что после обеда мы собирались вернуться к магическому ткачеству, но я не могу рисковать, позволяя тебе делать это в одиночку.

- Я буду осторожна …

Ларк убрала с лица Сэндри локон.

- Некоторые заклинания, которые мы с вами творили, дети, - ткаческое заклинание, заклинание, с помощью которого Нико и Трис смотрели в прошлое Куска, и то, которое Фростпайн и Даджа использовали на цепи в гавани — их называют великими заклятьями. Без руководства старшего мага, который понимает великие заклятья, юные маги порой настолько увлекаются, что умирают. Они питают узор заклинания своей магией и своей жизнью, не осознавая, что творят.

- Мой лучший друг именно так и погиб, двадцать лет назад, - сказал Фростпайн, положив голову на сложенные руки. - Он создавал узор из свинца ‑ это должно было быть окно в форме цветка с тысячью лепестками, которое бы сохраняло свет, и сияло бы в самые пасмурные дни. Он хотел впечатлить наших учителей, и сжёг себя прямо у меня на глазах.

Сэндри сглотнула, затем кивнула:

- Я буду просто ткать, обещаю, - сказала она, похлопывая по маленькому ткацкому станку. Этот метод ткачества не давал такого ощущения могущества, как вчерашний, когда она видела, как послушницы сгибаясь уносят корзины со свежими бинтами. С другой стороны, ей слишком нравилось жить, чтобы рисковать потерять её так глупо.

Вернулись Розторн и Браяр. Браяр нёс сумку из ткани, Розторн — бутылку и чашку, в которой едва уместилось бы яйцо. В глазах всех трёх присутствовавших детей бутылка источала белое сияние силы. Поставив чашку перед Фростпайном, Розторн наполнила её до половины зелёной жидкостью:

- Пей, - приказала она. - Тебе с Даджей надо быть на ногах, на всякий случай.

Фростпайн поморщился. Подняв чашку, он осушил её одним глотком.

- Эргх! - воскликнул он голосом, звучавшим сильнее, чем он был после возвращения из гавани. - Ты что, убить меня пытаешься, женщина?

- Если я хочу кого-то убить, я так и делаю, - сказала ему Розторн. - Я не пытаюсь, - она опять налила в чашку жидкость, на этот раз поменьше. ‑ Дай это Дадже, и верни бутылку обратно в мою мастерскую. И продолжайте отдыхать, пока можете, - уже для Ларк и Браяра она добавила: - Идём.

Фростпайн свистом подозвал пса обратно, когда Медвежонок уже было последовал за ними троими. Пепельный оттенок сходил с кожи мужчины, спина стала прямее. Встав на ноги, он понёс чашку к Дадже.

- Надеюсь, с ними всё будет в порядке, - прошептал он Трис.

- Может, лучше принести сюда наш шнур, на всякий случай, - тихо сказала другая девочка.

Сэндри кивнула, и пошла за кругом из бугристой нити.


Когда они взобрались на стену у Южных Ворот, Браяр решил, что пригласить наверх всех старших магов было плохой идеей. Шума было больше, чем в доме, набитом гусями, подумал он, да и смысла в этом шуме было примерно столько же. Он мог видеть Крэйна, Первого Посвящённого храма Воздуха и главного соперника Розторн, махавшего тонкими руками, споря с Нико и Мунстрим. Горса нигде не было видно. Наверняка ведь каждый, кто мог вымести людей из кухонь даже не прикасаясь к ним, был старшим магом, но может быть его стряпня позволяла ему не участвовать в подобных глупостях. Также он не заметил рядом со Старшей Посвящённой и Скайфайра. А всё потому, что Скайфайр стоял дальше вниз по стене рядом с парой магов, и хмурился на захватнический флот.

Ларк нырнула в толпу. Она положила руку на плечо одного из кричавших посвящённых-адептов, шепнула другому на ухо. Оба застыдились, убрали руки в рукава своих одеяний, и отошли, чтобы дать ей пройти. Прикосновениями, улыбкой и тихими словами Ларк пробиралась сквозь шумное сборище, оставляя после себя лишь спокойствие.

- А Ларк ведь не такая простая, как кажется? - спросил Браяр Розторн.

- Мы ещё сделаем из тебя адепта, мальчик, если твоя проницательность продолжит улучшаться, - сказала Розторн. - Идём. Если начнём спорить с этими, то только потеряем время, - она направилась к Скайфайру, и Браяр последовал за ней.

Он посмотрел в море. Заклинания иллюзий исчезли: на вид там было десять дромонов и пятнадцать обычных галер. Между этими кораблями двигались баркасы с людьми, маленькими катапультами и оружием: десант. На носу каждого из баркасов стояли мужчина или женщина — маги, догадался Браяр, чтобы защитить рейдеров от магии Спирального Круга. И не только от магии, понял он, видя, что вдоль южной стены посвящённые и послушники готовили собственные катапульты. Рядом с каждой из них стояла открытая бочка, наполненная шарами из животной кожи, в которых содержалась ужасно пахнущая жидкость.

- Боевой огонь? - указав спросил он одну из магов рядом со Скайфайром. Женщина глянула и кивнула.

Браяр вздрогнул. Как-то раз в Хажре в гавань приковыляли три корабля, выживших после нападения пиратов, а он с друзьями как раз играл в доках. В каждый из кораблей попало желе, которое называли боевым огнём. Один из кораблей так и приплыл горящим, и затонул в устье гавани. Остальные два причалили, чтобы вынести мертвых и раненых. От вида и запаха горелой плоти у Браяра потом несколько месяцев были кошмары.

Розторн подождала, пока Скайфайр не закончил говорить с курьером, затем сказала ему:

- Ты так занят планированием плетения магии, защищая это, скрепляя то, что забыл, что не обязательно использовать только магию.

Тонкие ноздри Скайфайра затрепетали, когда он бросил на коренастую женщину гневный взгляд:

- Только щиты огородят нас от этих катапульт и бомб, - отрезал он.

- А бухта? - спросила она. Махнув рукой, она указала на лежащий под ними отрезок открытого пространства. Он был покрыт глубокими кратерами, от которых несло бомбовым дымом.

- Вот для этого у нас и есть лучники, не считая этих трещоток, - огрызнулся Скайфайр, глянув на собравшуюся вокруг Мунстрим толпу. - Они просто пока не пригодились.

Розторн толкнула Браяра, чтобы тот показал рыжему посвящённому сумку, которую нёс.

- Ежевика, - сказала она Скайфайру, называя семена, которые она приказала Браяру положить туда. - Кусты розы. Морская крушина. Шиповник, - она ухмыльнулась мальчику. - Синеголовник приморский. Молокан ядовитый. Наморнский чертополох — и ещё кое-что, чтобы помочь им.

Браяр пытался не улыбаться. Прежде, чем он завязал по горсти семян в квадратные куски ткани, Розторн пропитала их жидкостью, которая для растений делала то же, что делал её тоник для ослабших птенцов и истощённых магов.

Скайфайр взвесил один из узелков на ладони:

- Думаешь, сможешь вырастить такой барьер, чтобы удержать десант, дитя? ‑ с сомнением спросил он.

- Рассыпьте семена по земле, и мы с Браяром посмотрим, что мы можем сделать, - твёрдо ответила она. - Твоим воинам всего лишь надо запустить эти свёртки — Ларк удостоверится, что они откроются и разбросают семена.

Скайфайр почесал бороду, затем взял у Браяра один из свёртков и махнул парочке солдат, околачивавшихся поблизости. Одним из них оказалась женщина, которая утром приглядывала за Медвежонком; она подмигнула Браяру и встала в ожидании приказов от Скайфайра.

- По два таких маленьких шарика в каждую из катапульт на этой четверти стены, - сказал он. - Зарядите немедленно, и пускайте их в воздух. Покройте всю площадь, не защищённую заклинательными сетями.

- Сбегай за Ларк, - прошептала Браяру Розторн.

Но та уже шла к ним:

- Здесь я принесу больше пользы, - тихо проворчала она Розторн. - Почему никто ни с кем не хочет работать вместе?

- Я не хочу работать с этими идиотами, - сказала Розторн. Один из боевых магов, стоявший достаточно близко, чтобы услышать их, фыркнул.

Послышался звук спускаемого механизма. Ближайшая к ним катапульта запустила высоко в воздух маленький серый свёрток. Ларк достала из рукава квадратный кусок ткани с непрошитыми и расползающимися краями. Наблюдая за тряпичными свёртками, взмывавшими над берегом, она подёргала края куска ткани, выдёргивая по три-четыре нити за раз. Свёртки разошлись, рассыпая в воздухе облако семян. Розторн освободила для себя и Браяра место у бойницы, чтобы они могли опереться о выступ стены рядом с ней. Браяр прислонился к нему, Розторн встала у него за спиной. Он вдохнул её странный запах: сосна, чернозём, намёк на базилик и алое. С нею за спиной он чувствовал себя почти что в объятьях Зерновой Милы, хотя он быстро спохватился и заверил богиню, что не хотел святотатствовать.

- Ты готов? - спросила Розторн.

Его глаза были прикованы к опускавшимся на землю семенам:

- Думаю, да.

- Магия — узор проникновения в землю и проращивания оттуда семян. Я передам его тебе, чтобы мы с тобой могли следовать ему, - сказала она. ‑ Только не думай, что ты можешь всё время делать так с растениями.

- Им надо расти медленно, - ответил он. - Чтобы они вырастали здоровыми и сильными.

- Верно. Я рада, что ты понимаешь. Ладно, вдохни …

Закрыв глаза, Браяр вдохнул через нос. Вдвоём они опустились в холодную толщу стены, озарённой белыми вспышками …

«Что это за вспышки?» - спросила внутри его разума Розторн.

В мгновение ока он мысленно объяснил про заколдованные очки Трис, и про серебряный блеск магии, который теперь видели все четверо детей. Вместе они прошли сквозь стену, землю за пределами стены, и землю под Спиральным Кругом. Теперь они были мягкой почкой, растекаясь по клону подобно воде.

Семена лежали на поверхности. Розторн позвала их, разбившись на сотни магических нитей, каждая из которых искала семя, и затем входила в него. В её магии была сила дробящей камень лозы, ростков сосны, которые за несколько лет могут вырасти по всей ферме, и побуждение к спешке, которое чувствовали лишь люди. Браяр видел, как она сделала свою магию системой корней; семенам лишь оставалось протянуть ветки, вместо ломких ростков. Как только он понял, что видит, он направил свою магию в узор, который Розторн поместила в него. Соединяя сотни семян слева от неё, он напитал их силой. Кусты и шипы начали расти, раздвигая почву, выбрасывая листья и цветы, как если бы весна была сжата до нескольких минут.

Поднявшись над землёй, чтобы посмотреть, он обнаружил, что треть пустынного склона была покрыта свежими бледно-зелёными растениями. Розторн покрыла две трети свободного пространства; её растения были тёмно-зелёными, чертополох уже вырос до фута. Её лозы и шиповник толкались, пытались покрыть как можно большую площадь, напоминая Браяру выводок щенков, грызшихся из-за покрытой мясом кости. Рядом с ним послышались несколько глухих взрывов. Что-то ударило, заставив его позвоночник содрогнуться.

Его плечо и спину окатило огнём — не спину его тела, которое всё ещё было на стене, а спину его магического тела. Браяр закричал, осматриваясь. В земле образовались ещё пять кратеров. Они дымились, и светились подобно догорающим углям, наполняя воздух вонью горелой листвы.

Он чувствовал, как за спиной его настоящего тела дрожала Розторн.

- Сконцентрируйся! - оборвала его она, когда поняла, что он думает о ней. Через магический узор корней Браяр заставил растения двигаться дальше. Он тёк по лозам, наполняя их яростью. Ежевика обвила заросли чертополоха и шипастые кусты роз. Синеголовник смешался с крушиной, создав прочную стену колючек. Перейдя на поверхность растений, он уделил особое внимание каждому шипу и каждой колючке, заставляя их расти, и расти острыми. Чтобы подстегнуть их, он напитал их ненавистью к сошедшим на берег пиратам, которые могли ради забавы пнуть беспризорника, или сломать ему руку как предупреждение для карманников. Эмоции пробежали по зарослям подобно медленно текущей крови, порция страдания, обиды и ярости, которые они с готовностью передали дальше.

Ещё взрывы; над его головой бомбы отскочили от светящихся кругов в воздухе. Круги поворачивались и сдвигались, когда маги использовали их в качестве щитов, чтобы не дать бомбам упасть в Спиральном Круге. Как только шар был сбит с пути, он или сразу взрывался, или падал. Воздух огласил шестикратный грохот, когда четыре бомбы взорвались высоко над головой. Рядом с основанием стены ударили два фонтана грязи и камней, осыпав всех на стене. Розторн и Браяр закричали от боли и ярости, когда их зелёные растения были разорваны на истекающие соком куски.

- Смотрите на берег. Можете ускорить их? - спросил Скайфайр, его голос гремел в ушах их настоящих тел. Послав свою силу на поверхность, Розторн и Браяр посмотрели на кромку воды. Баркасы достигли берега. Там, где работала Розторн, их ждали растения высотой в три фута; растения Браяра были высотой лишь чуть более чем в два фута. Этого не хватит, чтобы остановить пиратов, по крайней мере надолго.

- Глубже, - прорычала Розторн. - Я нырну глубже в заклинание.

- Я не знаю, как, - напомнил ей Браяр. - Покажи мне.

- Нет. Работай по-прежнему. Ты к этому ещё не готов.

Она каким-то образом подвинула его, пока его узор не начал питать растения, которые она уже прорастила. Часть ещё осталась там, в то время как остаток её сросся с частью склона, где работал Браяр. Она немного размялась, а затем толчком расширилась как взрывающееся солнце. Там, где он прежде проходил лишь по коже растений, уделяя большую часть внимания их оружию, Розторн стала каждым корешком, каждой веткой. Она сжала месяцы, даже годы роста в одно дыхание. Всё выросло. Его успокаивало то, что её шипы и колючки не были такими же длинными и острыми как у него. Наверное у неё не было столько ненависти, решил он. Её никогда не подкидывали в воздух пираты, праздновавшие большой улов, и не давали упасть на землю, будучи слишком пьяными, чтобы видеть, куда подкидывали её. Браяр делился этим с её растениями, пока их листья и ветки удлинялись. Их шипы вытянулись ради него, ища впиться в какого-нибудь пирата.

Что-то более громкое, чем прежние бомбы, прозвучало в воздухе, достаточно близко, чтобы его настоящее тело вздрогнуло. Послышался гулкий удар, а потом неожиданная волна тепла. Браяр вскинул руку, пытаясь защитить себя — защитить свои растения — от огня. Розторн кричала и кричала.

Рейдеры высадились. Установив катапульты, они запустили мешки с боевым огнём в лежавшие перед ними зелёные заросли. Упав, те разрывались, разбрызгивая повсюду желеобразную массу. Магам достаточно было лишь коснуться её огнём, чтобы поджечь. Между рейдерами и стеной взвились потоки пламени.

Рядом кто-то закричал. Вниз по стене сгусток боевого огня пробился через защиту магов. Один посвящённый-воин, пылая, вывалился из бойницы и упал в заросли ежевики. Другие посвящённые пытались сбить пламя своей одеждой. Двое послушников оттащили в сторону обугленное тело. На вид это была та женщина-воин, с которой они познакомились утром.

Розторн обвисла на Браяре. Он обнял себя её руками, дав ей опереться на его плечи. Она утробно стонала. Ему вдруг стало страшно. «Сэндри! Трис! Да ...»

«Мы здесь». Его захлестнула сила, заставив каждый волосок на его теле встать дыбом. Обхватив кольцо из нити, девочки были сплетены вместе подобно шнуру, Сэндри — бело-золотая нить, Даджа — красно-оранжевая, менее яркая, более слабая, по сравнению с другими двумя, Трис — ярко‑синяя с белыми прожилками. «Что нам делать?» - спросили они.

Розторн отказывалась отпускать свою магию и рвать свою связь с растениями. Она вцепилась в них, не смотря на боль от ожогов. Всё продолжало расти в безумном темпе. «Вот так», - сказал своим друзьям Браяр. Он бросился в узор, взяв их с собой. Они пронеслись через его завитки и повороты, призывая его к жизни в своём объединённом сознании. Теперь они видели, как и он, как нужно разжигать магический огонь, пока каждому зелёному растению в бухте не пришлось либо расти быстро, либо взорваться. Они питали шипы и колючки своей злобой и горечью. У Даджи были свои воспоминания о пиратах, как и у Сэндри. Трис бесили паразиты, которые жгли и убивали, угрожая её новому дому. Все четверо кипели в каждом корне, ветке, лозе и иголке, заставляя их расти выше, длиннее, толще, острее — определённо гораздо, гораздо острее.

Сами того не зная, они вышибли Розторн из узора. Пылая злобой и страхом, они были глухи и слепы к рукам, которые трясли и тянули их.

- Трисана, ты не слушаешь меня! - надломленный, острый и знакомы голос прозвучал в её голове. Она почувствовала запах уксуса и плесени. - Твои причуды разоряют меня! Я — всего лишь бедная вдова, которой едва хватает на жизнь, а ты объедаешь меня …

Трис ослабила хватку на их единении.

- Кузина Юрэйл? - прошептала она. - Ты же мертва.

- Больше никакой говядины на этом столе, только не по таким ценам! И медяк за репу? Ты недостаточно торговалась! Ты …

Другие почувствовали, как Трис съёжилась и побледнела, пока голос бранил и бранил. Она теряла уверенность. Она выпускала узор из рук.

В сознании детей возникло пылающее веретено, вращавшееся против часовой стрелки, расплетая всё. Их связь с растениями расплелась. Хватка Браяра на магии ослабла. Сэндри, узнавая работу Ларк, отсоединилась. В Дисциплине Фростпайн обхватил пальцы Даджи, крепко сжавшие нить с комками, и осторожно, один за другим, разжал их. «Эх, ну ладно» - подумала она, отпуская свою магическую половину.

Кто-то сильно ущипнул Браяра за мочку уха:

- Никогда больше не откалывайся так от меня, - хрипло сказала Розторн. ‑ Ты мог убить и себя, и девочек.

- Но они же делали тебе больно, - возразил он.

Ларк, качая головой, спрятала веретено обратно в рукав:

- Надо было тебе его предупредить, - пробормотала она.

- Тоже мне, помощница, - огрызнулась Розторн. Уже Браяру она сказала:

- Немного боли — небольшая расплата за то, чтобы защитить это место. По крайней мере мы добились этого, - она указала на землю за стеной.

Там не было видно ничего кроме веток, лоз и очень длинных шипов. В некоторых местах заросли были почти шести футов ростом, и нигде — короче четырёх. Они доходили вплотную до кромки воды, и кое-где даже заходили за неё. Шаря взглядом повсюду, он не смог найти ни баркасов, ни катапульт, ни обслуживавших их пиратов.

- Они бежали? - с дрожью в коленях спросил он. - Они выбрались?

Скайфайр хохотнул:

- У них не было возможности. Они где-то под всем этим. Они оттуда уже не выберутся, если тебя это волнует, - к ним присоединилась Мунстрим. Уже её Скайфайр сказал:

- Можем мы включить на ночь всю заклинательную сеть? Не только с востока и запада?

Старшая Посвящённая покачала головой:

- Деревня Хардботтл — половина её населения ещё не добралась до нас. Мы сказали им, что будем держать Северные Ворота открытыми до зари. Насколько нам известно, пираты не сумели пересечь заклинательную сеть на востоке. Если бы у нас был способ не дать им двигаться после темноты, это бы помогло.

Скайфайр посмотрел на безмолвную группу старших магов. Браяр осознал, что те наверное приблизились, чтобы наблюдать за ним и Розторн.

- Я хочу, чтобы это место окутало таким туманом, чтобы я не мог различить свою маму, даже если бы наступил ей на ногу, - приказал Скайфайр. - У деревенских жителей есть дорога, и наши стражники, которые проведут их, но те, но остальным лучше будет не двигаться, если только они не боятся сломать свои шеи. И если кому-то из вас это не по силам, то может быть я просто притащу сюда этих четверых детей, и посмотрю, что они смогут сделать.

- В этом нет необходимости, - чопорный, заносчивый мужской голос принадлежал Посвящённому Крэйну. Он задрал перед Браяром свой длинный нос:

- Несомненно, старшие маги гораздо лучше контролируют свои действия. А вот твоим подопечным следует над этим поработать, - сказал он Розторн, своей сопернице.

Браяр лишь устало улыбнулся, и небрежно махнул Крэйну.


Прошло пол-часа, а Трис всё ещё не простила Эймери за то, что тот так живо воссоздал образ Юрэйл в её сознании.

- Поверить не могу, что ты сделал это со мной, - в который уже раз сказал она, обхватив дрожащими пальцами чашку чая, которую для них приготовил Фростпайн. Двое мужчин просматривали книги, которые Эймери принёс из дома для гостей, когда девочки ощутили зов Браяра. Фростпайн каким-то образом догадался, чем занимались дети, и настоял на том, чтобы разбить их связь. Эймери сделал на их объединении первую важную вмятину с помощью голоса Юрэйл — Трис знала это так же хорошо, как и её кузен. - Ты что, не мог использовать кого-нибудь другого?

- Она была лучшей из того, что пришло мне в голову, - пожав плечами ответил он. - И Асайя Птичье-Крыло не даст соврать, я и сам наслушался её болтовни, когда был маленьким, - вида, что Трис смотрит на него в замешательстве, он объяснил:

- Мы жили с ней два года, когда был в твоём возрасте.

Она поморщилась:

- Прости. Тем не менее не стоило тебе …

Нико ворвался в дверь вихрем из накидки и стального цвета волос:

- Да что с вами четверыми такое? - воскликнул он, сверкая чёрными глазами.

Даджа, Сэндри и Трис прижались ближе друг к другу. Фростпайн, заваривавший свежий чай, посмотрел на Нико, подняв брови. Эймери притворился, что осматривает птенца.

- Вы что, не можете держать себя в руках? - в ярости продолжал Нико. ‑ Вы что, не можете понять, что переходите границы своих возможностей? Да вы могли уже быть мертвы …

- Они делали больно Браяру и Розторн, - Сэндри заставила себя встретиться взглядом с пылавшими глазами Нико. - Мы думали, что они убивают Розторн.

- Она — старший маг, и знает разницу между временным дискомфортом и истинной опасностью, которую ни один из вас похоже не понимает! Вы что, до сих пор не поняли, что не можете бросаться в великие заклятья как в ванную?

- Мы просто дети, - огрызнулась Трис, её губы дрожали, она пыталась удержать слёзы. - У нас не было времени ничему научиться!

- Ну, кое-что мы узнали, - тихо добавила Даджа. - Но не особо крупные вещи.

- По крайней мере они помогли, - проворчал Браяр. Он пришёл от ворот следом за Нико, полный решимости добраться до дома на своих двоих. И ему это едва удалось. Когда Сэндри помогла ему усесться за стол, он не смог ей воспротивиться. Сев, он бросил на Нико гневный взгляд:

- Они не стояли как стадо ягнят, которые ждут ухода мамы, чтобы начать играть.

- Эти ягнята, как ты чарующе назвал их — маги, которые знают, что нельзя вторгаться в магический узор без дозволения направляющего мага, ‑ вздохнув, Нико сел на скамью рядом с Трис. - Они бы и не сумели, ‑ посмотрев на каждую из девочек, он задумчиво произнёс: - И вы не должны были суметь.

- Они прервали магию-узор? - округлив глаза поинтересовался Эймери. ‑ Эти … дети … вломились в …

- Если «дети» такое не могут, значит мы этого не делали, - Браяр бросил на Эймери негодующий взгляд.

- Выпей, - Фростпайн передал мальчику кружку. - Это заставит тебя почувствовать себя человеком.

Нико положил ладонь Трис на плечо. Та отдёрнулась от него и отвернулась, всё ещё давясь слезами. В Дисциплине её бранили так редко, что теперь от этого было в два раза больнее, чем раньше, когда это случалось часто.

- Прости, что я вышел из себя, - пробормотал Нико. - Вы напугали меня. Я не знал, будете ли вы живы, к тому времени, когда я доберусь сюда.

Трис покачала головой, отказываясь смотреть на него.

- Я думаю, птица хочет ужинать, - сказал Фростпайн.

Так и было — птенец вопил.

- Нельзя кричать или шуметь рядом с ним, - сказала в пространство Трис. ‑ Это его огорчает, - взяв гнездо, она понесла его в мастерскую Розторн.

- Я помогу, - Сэндри взяла из погреба молоко и мёд и пошла за Трис.

Фростпайн посмотрел на дверь в спальню Розторн, потирая лысину.

- Она останется на ночь у Мунстрим или в храме Воды? Не думаю, что ей следует спать на тюфяке в своей мастерской — она будет истощена — но она не позволит мне спать там. Я мог бы вернуться в свою кузницу.

- Она вернётся сюда, - сказал Нико. - Ребята Скайфайра несут её. С ними Ларк. Просто им требуется больше времени, чем мне, чтобы добраться сюда.

Браяр навалился на стол, подперев голову руками.

- Она ненавидит, когда её носят, даже если она не может ходить, - пробормотал он. - Спи в моей комнате, Фростпайн. Она не будет против, если я буду в её мастерской. Только дай я приберусь, - встав на ноги, он, покачиваясь, пошёл в свою комнату.

Фростпайн, застонав, поднял руки над головой.

- Пойду застелю кровать Розторн, - и отправился в её комнату. Эймери начал заваривать чай водой, которую вскипятил Фростпайн.

Какое-то время Нико молчал. Когда он заговорил, он обращался к Дадже:

- Я думал, что ты будешь истощена после сегодняшнего утра.

Чернокожая девочка пожала плечами.

- Я выпила розторновскую зелёную штуку, - ответила она, - как и Фростпайн. Она здорово помогла.

- Но обычная доза тоника восстанавливает лишь немного сил. Где ты взяла столько сил, чтобы помочь Браяру так … впечатляюще?

Даджа снова пожала плечами, уперев взгляд в стол.

- Я должен знать, для твоего же блага. Ты что, выпила больше тоника, чем было положено?

- Даджа покачала головой:

- Это всё нить, которую мы свили во время землетрясения, - сказала она Нико. - От неё Сэндри стало лучше этим утром, и она сделала меня сильнее, когда Сэндри дала мне прикоснуться к моему комку.

- Твоему комку? - спросил Эймери, затем поморщился. - Простите, Мастер Нико. Может, мне уйти?

- Нет, всё в порядке, - сказал Нико, поднятой ладонью заставляя его замолчать. - Твоему комку? - спросил он Даджу.

- На кольце из нити есть комки, по одному на каждого из нас. Я прикоснулась к своему, и мне стало лучше. Я была не такая сильная, как остальные, когда Браяр позвал на помощь, но всё-таки лучше, чем когда я встала.

Когда вернулась Сэндри, Нико сказал:

- Я хотел бы видеть эту твою нить.

Сэндри подбоченилась, гневно глядя на него:

- Трис плачет. Она никогда раньше не была под огнём катапульт. Она напугана.

- Как и все мы, - сказал Нико. - Я пойду к ней, через минуту. Кольцо, Леди Сэндрилин, - он протянул ей свою длинную, тонкую руку.

Её маленькие ноздри затрепетали, почуяв беду:

- Оно наше.

- Оно может втянуть вас в такие неприятности, из которых вас не смогут вытащить даже все ваши учителя вместе. Кольцо, пожалуйста.

Взгляд его чёрных очей встретился со взглядом её голубых глаз, и удержал его. Наблюдавшие за ними Даджа и Эймери задержали дыхание.

Сэндри отвела взор. Она вытащила кольцо из нити из маленького мешочка, который висел у неё на груди, под платьем. Помедлив, она передала его Нико.

Как только он коснулся его, его рука отдёрнулась, и кольцо упало на пол.

- Боги всемилостивые! - прошептал он.

- Что это? - спросил Эймери. - Магический артефакт?

- Это бижили, да? - поинтересовалась Даджа.

Эймери посмотрел на неё.

- Мимэндэры используют их. Они сохраняют в бижили всякие вещи — ветра, или силу, которая нужна, когда приходят джишэн, а те истощены, или просто свет. Бижили может быть куском хрусталя, стеклянной безделушкой, - она наклонилась и подняла нитевое кольцо, - или узлом на нитке.

Нико разложил на столе свой платок и указал на него. Даджа нехотя положила кольцо на прямоугольник льняной ткани. Нико сложил его, и спрятал в карман своей рубашки.

- Пока вы четверо на научитесь контролировать себя, я скорее позволю вам играть с углями из огня, а не с чем-то подобным, даже если вы сами его и создали.

- А может, мы поиграем с бомбами? - спросил Браяр, облокотившись на дверной косяк своей комнаты. - Я бы отказался посмотреть их поближе, - до того, как они взорвутся. Задолго до того.

- Как и большинство из нас, - мрачно сказал Нико. - Я наблюдал за ними всё время после полудня, и в жизни бы не сказал, что у них внутри. Они защищены от магии даже лучше, чем боевой огонь. Если бы мы знали, из чего они сделаны, мы …

- Почему вы не можете поставить меня на ноги? - потребовал снаружи недовольный голос. - Люди могут подумать, что я умираю, если увидят, как меня тащат два увальня …

Браяр мечтательно улыбнулся:

- Она дома.

Сначала вошла Ларк, выглядевшая такой же уставшей, как и все остальные. Потом два воина в броне, посвящённый и послушник, боком прошли через дверь. Их руки образовывали между ними сидение, на котором они несли Розторн. Та была покрыта сажей, её волосы — чёрные от пота. Не смотря на оживлённый голос, она даже не находила сил, чтобы сидеть прямо, и вынуждена была опираться о послушника.

Им оказался Кирэл; он определённо выглядел изнурённым.

- Мы принесли её, - сказал он Нико. - И поверь, это было не просто.

Глава 10

Вместе с туманом, который заказал Скайфайр, пришло истощение. Помирившись с Трис, Нико попытался помедитировать с детьми, чтобы улучшить их контроль над эмоциями во время работы с магией, но сдался, когда сначала Браяр, потом Даджа, а потом и он сам задремали. Из Оси привезли ужин, но никто не хотел накрывать на стол или убирать со стола. Те. у кого оставались силы, поклевали хлеб, сыр, свежие овощи и копчёную рыбу из погреба; все, кроме Эймери, выглядели сонными.

В бани храма Земли после ужина тоже никто не хотел идти, но в конце-концов необходимость в мойке пересилила усталость. Дети, Эймери, Ларк, Фростпайн и Нико таки сходили в бани.

Браяр постарался отчиститься и уйти раньше остальных мужчин; он по опыту знал, что девочки и Ларк нескоро закончат. Не смотря на пробиравшую до костей усталость, он сумел добраться до Дисциплины рысцой, с Медвежонком, следовавшим за ним по пятам.

Розторн крепко спала, когда он прокрался мимо её открытой двери. Он сомневался, что она скоро проснётся, что вполне устраивало его. Если она застанет его за копанием в пожитках Эймери, она сделает его жизнь невыносимой.

Он был уверен в необходимости таких действий. Ему нравился кузен Трис, но ему и в Квартале Мертвеца нравились многие люди, которым он однако не доверился бы и на секунду. Эймери вызывал в нём недоверие. Он пытался сказать себе, что он не просто ревновал к тому, как Трис глядела на своего признанного своей семьёй кузена-мага, который был к ней добр, однако проживание с Розторн лишило мальчика иллюзий. Браяр ревновал, немного, но он сказал себе, что ревность не имела к этому отношения.

Что-то в Эймери было неправильным.

Перед тем, как они ушли, мальчик приготовил миску недоеденного цыплячьего мяса, внимательно перебрав её в поисках костей. Теперь он он поставил миску на пол для Медвежонка. Как бы быстро щенок не ел, ему потребуется время. А во время еды он не будет обращать внимание ни на что — в том числе на то, где находился Браяр — пока не закончит.

Перед тем, как начать работать в комнате Сэндри, Браяр убедился, что окно открыто. Остальные обитатели Дисциплины войдут с заднего входа. Если он покинет комнату через переднее окно, и обойдёт дом, войдя в коттедж через мастерскую Розторн, никто не догадается, где он был.

Эймери принёс собой не так много, как ожидал Браяр: небольшой обитый латунью сундук с большим, впечатляюще выглядевшим замком; сундук побольше стоял открытым посреди комнаты; две седельные сумки. Большой сундук был на треть заполнен книгами; остальное место занимала одежда. Потайных отсеков он на нашёл. Осмотр седельных сумок дал предметы первой необходимости, вроде набора для бритья, денег, украшений, походный письменный набор, и ещё несколько книг. Итак, вот он, кузен Трис, который любит красиво одеваться — «слишком красиво для студента», подумал Браяр, видевший многих представителей этой братии, приходивших в Квартал Мертвеца за его незамысловатыми увеселениями — и упомянувший вчера, что приехал на несколько недель. Для этого у него было недостаточно хорошей одежды. Если бы он был нищим студентом, как и большая их часть, то у него была бы причина иметь маленький гардероб — дешёвый, маленький гардероб. Но он ведь не был нищим? Если бы был, то как бы он мог приобрести зеркальце для бритья, сделанное из лучшего Хатарского стекла, а также щётки и гребни с серебряной окантовкой? Если он был беден, то чем он оплатил небольшой мешочек с серьгами и набор амулетов богов из драгоценных металлов? Сундук с книгами и седельные сумки выглядели носкими, и похоже были не новые. Они выглядели как нормальная экипировка студента. Он мог их купить в университете в Капчене.

Но сундучок поменьше... Он был новым, и стоил Эймери недёшево.

Вот такие были противоречия. Бедность была единственным оправданием для маленького гардероба при желании остаться на несколько недель — но вещи буквально кричали о деньгах. Если бы он был богатым студентом, то взял бы достаточно вещей для долгого проживания, чего он не сделал. Эймери о чём-то наврал, это было ясно.

Браяр встал на колени, чтобы изучить сундучок. «Купцы», - подумал он, покачав головой. Только купец приобрёл бы такой дорогой кусок мусора. Инкрустация из дорогого дерева была шпоном, тонкими деревянными панелями поверх дерева дешёвой породы. В них уже образовались трещины. С долотом он мог бы отодрать их целыми полосами; крепившие их к дереву гвозди были не лучше шпона. А замок! Единственной причиной, по которой этот предмет мог быть куплен, мог быть зловещего вида большой замок. Такой замок буквально кричал «надёжность» - и был не надёжнее хлебницы.

Браяр мысленно поблагодарил купеческого сыночка за такое доверие кузнецам и плотникам. Оно делало его жизнь гораздо проще ещё в его воровские дни. И сейчас сделало проще. Запустив руку за пояс, он вытащил тонкий свёрток с отмычками, которые он сделал после прибытия в Спиральный Круг. Обычно он держал свёрток под половицей в своей комнате.

Нико не одобрял даже его привычку носить скрытый нож для защиты — впрочем, он всё равно его носил, потому что для ножа было немало приличных применений. Но не для отмычек.

Он выбрал две из них, и осторожно вставил их в замочную скважину. Он сразу же почувствовал в пальцах жжение стандартного защитного заклинания. Он мягко прошептал слова стандартного отменяющего заклинания, которые помнил наизусть с тех пор, как ему было четыре. Жжение прекратилось. Толкнуть одну из отмычек, пощекотать другой — и замок открылся как по маслу.

- Люблю я себя, - прошептал он.

Ящик был разделён на обитые вельветом отделения под обитым вельветом лотком. Он узнал лежавшие на лотке предметы: колода предсказательных карт в шёлковом мешочке, кусочки мела для рисования магических кругов, неглубокие чаши для чего-то типа трав, воды, масел или солей, и несколько талисманов для работы с заклинаниями. Там были и палочки чернил разных цветов, каменные чернильницы, кисти и тростниковые ручки. Всё это использовалось для работы с магией: стандартный набор. Он поднял лоток.

Вспыхнул такой яркий свет, что его почти ослепило. Браяр отшатнулся, зная, что если засунет в свет руку, его обожжёт как кислотой. Смешным был тот факт, что он знал, как пробиться через это заклинание — секрет стоил недёшево, но научиться ему было легко. Заклинания, которые разрушали обычную защитную магию, легко могли быть куплены и использованы кем угодно, с магическим даром или без, что не особо повышало его уважение к выбору Эймери. Да, он говорил, что специализировался в магии иллюзий, но что ещё Браяру было думать о человеке, который даже не потрудился наложить на свои ценности собственные заклинания?

«Он не ожидал, что кто-то будет что-то искать в них», - прошептал голос в голове Браяра. «Он ожидал, что все поверят в то, что он сказал о себе. Он ожидал, что будет иметь дело только с себе подобными, а не с кем-то, кто привык к воровству и к лицемерию».

Браяр сотворил жест более дорогого заклинания, и подул на свет. Тот исчез. В отделениях находились бутылки, пакеты и что-то квадратное в вельветовом мешочке. Взяв одну из бутылок, Браяр принюхался, и чуть было не чихнул. Масло корицы и мака. Бутылка была полу-пустой.

- Плохо, Эймери, - пробормотал он. - Очень, очень плохо.

В одном из флаконов был серый порошок. Он бросил взгляд на надпись. Хотел он мог читать только отдельные буквы, да и те — не все, он не был глуп. Розторн использовала почти все те же самые обозначения на одной из своих бутылок. Она сказала, что в ней было сонное зелье. Она также научила его значению нескольких знаков, которые обычно ставили на этикетках. Один из двух знаков на бутылке с серым порошком означал «очень сильное». Другой он не знал, но запомнил его. Возможно, одна из девочек знает, что он значит.

Другие бутылки ни о чём ему не говорили. Открыв мешочек, он вытащил плоский предмет, лежавший внутри. Это было зеркало в стеклянной оправе с вкраплениями золота. Само зеркало было чёрным и матовым.

Внутри него двигались тени. Голос произнёс:

- Дорогая сестра, ты слишком много волнуешься. Всё почти готово.

Браяр сунул зеркало обратно в мешок, и положил его в соответствующее отделение. Он спешно положил всё обратно: он уже слышал, как Эймери и Нико приближаются, обсуждая какую-то книгу.

Вылезая через окно, он подумал: «Если все предсказательные зеркала в Спиральном Круге разбились прошлой ночью — почему это всё ещё цело?»


Вскоре все пошли спать. Нико остался в Дисциплине, задремав в большом кресле, на которые были положены подушки и покрывала. Даже Медвежонок спал перед алтарём коттеджа, лёжа на спине, задрав лапы вверх. Когда все вернулись из бань, он даже не шелохнулся.

Трис последней из детей ушла спать, сказав Эймери спокойной ночи — он единственный всё ещё бодрствовал — после того, как её птенец получил последнюю на тот день кормёжку. Она откладывала отход ко сну частично потому, что не хотела подниматься на чердак. Частично потому, что она слушала рассказы Эймери о его учёбе в университете; к её облегчению после того первого их разговора он больше не упоминал её отца. Частично из-за плотного тумана, который окутал коттедж, заглушая даже шум, производимый текущим от Северных Ворот потоком беженцев. Трис ненавидела быть в здании во время тумана. Она хотела быть снаружи, ходить внутри облака, которое сумело спуститься к ней.

«А что если они запустят ещё бомб, не смотря на туман?» - подумала она, забираясь на последнюю ступеньку лестницы, ведущей на чердак. «Хорошая идея — быть на открытой местности и получить по голове одной из этих штук!»

Она посмотрела на потолочные доски, поверх которых лежала солома. Выдержит ли крыша попадание одной из этих штуковин? Наверняка не лучше, чем палуба галеры, в которую попали этим утром. «Шурри Огненный-Меч, защити нас», - подумала она, поспешив в свою комнату. «Торговец и Счетовод, Ловкач, мне всё равно, кто, держите эти штуки от нас подальше!»

- А ты не спешила, - сказал Браяр из тени под её окном. На секунду она так испугалась, что чуть не упала в обморок. Шаря одной рукой, она нащупала таз для воды — и запустила им в Браяра.

Тот пригнулся. Таз загремел по полу.

- Трис? - устало отозвалась снизу Ларк.

- Прости! - воскликнула та.

Браяр поднял таз, осматривая его:

- Теперь у тебя вмятина.

- Мне в тебе следовало сделать вмятину, - зашипела она.

- Ты пыталась, - блеснули его зубы темноте. - Ты промахнулась.

Трис осторожно положила своего птенца — который даже не пискнул, когда она кинула таз — на стол. Найдя огниво, она дрожащими руками зажгла свечу.

- Как ты сюда пробрался? - потребовала она, пытаясь говорить тихо.

Браяр зевнул, и указал на окно. Трис поняла. Она не раз покидала комнату, спрыгивая на подушки, удобно уложенные на крышу мастерской Розторн, а потом спрыгивая на землю. И если такое нескладное существо, как она, могло сделать такое, то кто-то вроде Браяра легко мог вскарабкаться в обратном направлении.

- А ты не слишком устал для этого?

- То, что я хотел тебе сказать, не может ждать.

- А я говорю — может. Выметайся.

- Послушай, Меднокудрая — с твоим кузеном точно что-то не так. И не надо больше в меня ничего кидать; взрослым нужно отдохнуть.

С секунду она беззвучно открывала рот. По комнате загулял ветер, заставляя колыхаться драпировки на стенах. Она обхватила гнездо пальцами, чтобы оно не упала, и наконец произнесла:

- Как ты смеешь! Как …

Он встретился с ней взглядом; слова рассыпались пеплом у неё на языке. Это был Браяр. Они помогли друг другу выжить во время землетрясения, и вместе наблюдали, как рождаются облака. Она только начала учить его читать, но уже могла сказать, что ему это будет нравится так же, как и ей. Сегодня утром он не дал ей упасть со стены.

- Пожалуйста, скажи, что ты шутишь, - прошептала она, и тяжело опустилась на кровать.

Теперь, когда она успокоилась, он сел рядом с ней и рассказал о своих находках.

- Откуда у него деньги? - спросил он, закончив. - Такие вещи, как у него, на стипендию не купишь …

- Что тебе знать о стипендиях? - спросила она, пытаясь заплести непослушные волосы. Ветер снова задул, вырывая локоны у неё из рук.

- Я чётко усвоил, что не стоит лезть в карманы студентов, - сказал он. Волоски у него на шее начало покалывать. Здесь творилось что-то ещё, помимо поднявшегося ветра. - У них почти никогда не было даже паря медяков — если что и было, они тратили это на книги, - когда она промолчала, он продолжил. - Судя по тому, что ты говоришь о своей семье, они не стали бы платить лишку никому, даже своему будущему магу, пока он не доказал свою полезность. Так откуда у него деньги? И может быть он говорит, что приехал на несколько недель, но багаж у него совсем не такой.

- Он мог оставить другие вещи на хранении в доме для гостей, - уныло произнесла Трис, пытаясь отвергнуть его слова. Сердце ухало в её груди. Кожу покалывало и щекотало. В тот момент она ненавидела Браяра за то, что он всё это ей рассказал, за его уверенность.

- Бьюсь об заклад, это его я видел на лестнице в Оси, с заклинанием невидимости — но зачем он там был? Бьюсь об заклад, что то, что разбило всё в помещении для видящих, поместил туда именно он.

- Ты не видел лица. Это мог быть кто-то другой, - почему он не пошёл прямо к Нико или Розторн? Ощущение щекотки на коже усилилось. Теперь она чувствовала, как пульс бьётся в венах у неё на шее.

- И зачем прокрадываться на кухни? - спросил Браяр.

- Только не говори, что Горс заметил бы кого угодно сегодня в этом сумасшедшем доме.

- Горс замечает. Он … - Браяр зевнул, глянул в окно — и замер.

Тонкий трёхпалый разряд молнии пробирался по подоконнику подобно руке, пытающейся найти, за что ухватиться. В воздухе почувствовался запах палёной древесины.

Они могли видеть чёрные отметины в тех местах, где молния касалась дерева.

Браяр схватил Трис за руку:

- Возьми себя в руки! - прошептал он.

Трис сбросила его руку, и подошла к окну. Это была не совсем молния — лишь её часть. Она протянула руку.

- Не надо! - прошипел Браяр, боясь шевельнуться. - Трис …

Золотая скелетообразная рука протянулась к девочке. Её три пальца на секунду коснулись её. Трис почувствовала касание раскалённого света, как будто чувствуя что-то, что можно было лишь видеть. Её вьющиеся волосы начали подниматься.

Молния развернулась, выкатываясь в окно.

Браяр положил голову на руки:

- Если бы у меня была мама, я бы хотел, чтобы она была здесь, сейчас, ‑ пробормотал он. - Ты не можешь делать ничего маленького?

Трис провела пальцами, которых касалась молния, по своей щеке. Они были лишь немного тёплыми.

- А я хочу? - мечтательно спросила она. Молния была такая красивая. Она не оскорбляла её чувства. Она не лгала. Она была выше этого.

Молнию не заботили люди.

Она хотела бы, чтобы и её не заботили люди:

- Эймери не такой, как ты думаешь.

- И не такой, как ты думаешь, - пробормотал он. - Послушай … я думаю, этой ночью мы в безопасности — Медвежонок даст нам знать, если Эймери начнёт рыскать повсюду, да и Скайфайр заполнит тут всё туманом. Но утром нам придётся всё рассказать. Я думаю, что твой чудесный кузен работает на пиратов, - и он осторожно покинул её комнату.

«Только не Эймери», - подумала Трис, падая обратно на кровать. «Только не он».

Раньше она мечтала он том, что Эймери вернётся домой, каким-то образом заработает семье много денег, а потом возьмёт её себе в помощники, ученицы, или ещё кем-то. В этих мечтах её семья видела, что Эймери был прав насчёт неё, и что они плохо обошлись с Трис, когда избавились от неё. Они захотели бы извиниться. Они бы взяли её назад.

Она хотела, чтобы молния вернулась, и снова прикоснулась к ней.

Её глаза горели, но она не могла плакать. Она слишком устала. День и так был долгим. Было только семь вечера; если бы не упал туман, небо ещё было бы светлым. Это было не важно. Положив очки на пол, и закрыв глаза рукой, Трис заснула.

Часы Оси отсчитывали полночь, когда она начала просыпаться. К тому времени, как колокол отзвонил через затуманенный воздух пол-первого, она была ни в одном глазу. Вздохнув, Трис села. Она с отвращением осознала, что заснула в платье и носках. Все было безнадёжно измято.

Собираясь было раздеться, она услышала скрип внизу. Если кто-то ещё не спал, то возможно они могли бы поговорить — она не собиралась опять засыпать. В частности потому, что она проголодалась.

Надев очки, она вышла на чердак, и подошла к отверстию в полу, через которое шла лестница вниз. Она ступала мягко, пытаясь не разбудить остальных.

Человек на первом этаже не шумел. Он — или она — шёл в темноте; не было видно ни лампы, ни свечи.

Ещё один мягкий скрип, и ещё два. Тот, кто издавал их, двигался в её сторону. Ещё один глухой стук, и тишина; вышел через заднюю дверь, которая была рядом с лестницей.

Так быстро, как только смела, Трис спустилась вниз по лестнице, и выглянула наружу. Тёмная фигура исчезла в тумане, проходя через сад Розторн.

«Это он», - с отвращением произнёс магический голос.

Трис подпрыгнула и обернулась. За её спиной стоял Браяр.

«Тогда почему Медвежонок не залаял?» - требовательно спросила она.

«Он даже не перевернулся с тех пор, как я заснул». Браяр нахмурился. «Мы потеряем Эймери, если не будем двигаться. Или мне следует просто разбудить Нико?»

Трис пошла по тропинке, вглядываясь в туман. «Он просто решил прогуляться», - настаивала она. «Он всегда крадётся, когда мила и счастливо прогуливается», - с деланным весельем согласился Браяр.

Трис бросила в него негодующий взгляд. Она услышала, как кто-то споткнулся и выругался, недалеко. Эймери был здесь так же слеп, как и она — но была ли она слепа?

Протянув свою силу, она пронзила окружавшие их тёмные, влажные занавеси, как будто посылая волны по поверхности пруда. Вот он, единственный движущийся через липкий туман объект. Сложив губы, она подула, думая о бьющихся морских ветрах. Перед ней забились небольшие дуновения ветра, разгоняя туман в стороны на несколько футов. Теперь Трис могла двигаться рысцой, видя землю перед собой, в то время как туман продолжал выдавать ей положение Эймери. Браяр следовал за ней.

«Мы спросим его, и он объяснит» - сказала Трис, когда они проходили через обвитую виноградом беседку. «Вот увидишь».

Она уцепилась за эту мысль, следуя за своим кузеном мимо бань и самого храма Земли.

Там, у крыльца храма, её нога зацепилась за что-то: она растянулась по земле. Споткнулась она о свернувшуюся калачиком послушницу, которая использовала свою броню в качестве подушки. Браяр ушиб ноги о храпящего посвящённого в красном одеянии, который растянулся на дороге как поваленное дерево. Он покачнулся, но восстановил равновесие. Ни один из спавших не шелохнулся.

Повсюду, насколько можно было видеть в тумане, лежали свернувшиеся силуэты. Браяр присел, и потряс спящего, о которого споткнулся. Тот просто перекатился на другой бок. Они были живы, но спали, как накачанные сонным зельем.

«Теперь мы знаем, зачем Эймери был в кухнях», - отметил Браяр. «И почему Горс не видел его. Эймери удостоверился, что его не видели, чтобы он мог положить сонное зелье в еду. Хорошо, что мы поужинали едой, которая у нас уже была, верно?»

Когда они посмотрели вверх, туман сомкнулся; Эймери исчез. Они едва могли видеть друг друга.

Трис начала думать, что Браяр прав. Она это ненавидела. Её локоть и колено болели от падения. Эймери исчез, и возможно уже сейчас проводит внутрь врага ... Да он что угодно может делать, а она стоит тут, слепая!

Трис ударила по туману вверх и вперёд, так сильно, как только могла. Воздух содрогнулся; туман разлетелся в стороны от её полноватой фигуры. Спящие покатились в стороны. Браяр ухватился за колонну храма, и запустил свою силу в землю, пытаясь защитить деревья от боли от разорванной листвы.

Эймери, неожиданно ставший видимым, был отброшен к стене у Северных Ворот. Трис посмотрела вверх. Туман поднимался в тёмное ночное небо, сталкиваясь с грозовыми облаками, которые собирались вверху. Она дала начало чему-то? «Я не могу сейчас думать об этом», - решила она, и направилась к своему кузену:

- Эймери!

Браяр спрятался за деревом. Пусть Трис говорит. Пусть этот подонок думает, что они одни, и говорит на чистоту.

Эймери отлепился от стены:

- Что ты здесь делаешь?

Не смотря на доносящийся со всех сторон храп, они говорили тихо, как будто они могли кого-то разбудить.

- Эймери, пожалуйста … Ты ведь не … - Трис сглотнула. - Это всё плохо смотрится, Эймери. Правда плохо.

- Тебе не о чем волноваться, - настоятельно сказал он, когда она приблизилась. - Я защищу тебя. С тобой ничего не случится.

- А как насчёт моих друзей? Что будет с ними? - Трис остановилась в футе от своего кузена.

- Я постараюсь, и … тебе просто нужно довериться мне, вот и всё. Если ты забыла, я пытался заставить тебя уехать, помнишь?

- Ты даже тогда лгал, не так ли? Про то, что мой отец болен?

- Я не хотел, чтобы ты была здесь. Но ты упёрлась рогом, и у меня не было другого шанса уговорить тебя. Просто держись поближе ко мне, и я замолвлю за тебя словечко перед Энахаром. Он у них главный маг.

- Почему ты работаешь на них? Они же воры, убийцы …

Эймери вздохнул.

- Я должен им денег, Трис, больше, чем ты можешь вообразить. Это из-за азартных игр и … других вещей. Энахар дал мне ссуду, но за всё надо платить. Так устроен мир, - подойдя к воротам, от обхватил руками один из засовов и начал поднимать его.

Браяр выругался. Это уже было слишком. «Даджа! Сэндри!» - позвал он. «Нам нужна помощь, и поскорее!»

Трис проигнорировала его зов:

- Это же храмовый комплекс, - напомнила она Эймери. - Какую добычу они ожидают здесь найти?

Он перестал поднимать тяжёлый засов, и уставился на неё:

- Ты что, ничего не знаешь!? - спросил он. - Здесь есть магические книги, которым сотни лет, они говорят о том, как делать алмазы из угля, и рубины из крови. Зачарованное оружие, устройства … у них есть зеркала, которые позволяют даже не-магам следить за кем угодно. И маги — самые дорогостоящие рабы в любой части света … есть много способов содержать мага так, чтобы не ограничивать его способность к магии.

- Я вижу, что с тобой им это удалось, - прямо заявила она.

Эймери вздохнул.

- Да, удалось. Видишь это? - он подёргал свою серьгу. - Она была сделана из моей крови и крови Энахара. Она связывает меня с ним. Если он решит, что я вот-вот предам его, он может убить меня с её помощью. И не надо мне советовать избавиться от неё. Я не могу, пока я жив, - от криво ухмыльнулся. ‑ Я пытался.

Трис сглотнула, вокруг поднялся ветер.

- А ты не можешь использовать её против него?

Эймери покачал головой.

- Я просто терплю — он освободит меня, когда мой долг будет оплачен. Этот рейд должен всё окупить, и ещё останется, - один из засовов был поднят. Остался второй. Кто-то снаружи ударил в ворота.

Трис ухватилась за Эймери, оттаскивая его назад. Усилившийся ветер начал трепать её юбки.

- Ты не можешь это сделать!

Вытащив нож, Браяр метнул его прямо в Эймери. Порыв разъярённого ветра сбил его в сторону.

Трис развернулась, её волосы разлетелись в стороны подобно нимбу.

- Прекрати! - в ярости закричала она.

Браяр обыскал двух храпящих стражников, и нашёл их ножи.

- Он не слушает! - прокричал он. - И ведь снаружи ждут не стражники из храма Огня, не так ли, Эймери?

Вместо ответа молодой маг врезал Трис, оттолкнув её на несколько футов. Она упала на землю, и лежала там, оглушённая.

Ворота взорвались. Эймери отбросило, и он упал неподалёку от Браяра.

Мальчик недолго размышлял. У дерева, за которым он прятался, были низкие ветви — он подпрыгнул, ухватился за одну из них, и подтянулся, карабкаясь, пока не поднялся на десяток футов. Глянув на ворота, он увидел, что дым, заполнявший дыру в них, начал рассеиваться. Вооружённые мужчины и женщины вбежали через проём, закрывая носы и рты платками. Их предводитель, кривоногий мужчина в нагруднике и кожаных штанах, остановился, осматривая открывшуюся перед ним сцену. Браяр в отчаянии поискал взглядом Трис: она неподвижно лежала с закрытыми глазами в нескольких ярдах от предводителя пиратов.

Эймери встал, постанывая. Его лицо было покрыто пятнами крови, и у него текла кровь из носа, но по мнению Браяра он не выглядел сильно раненым. Главный пират подошёл к нему, обнажив меч.

- Эймери Глассфайр? - требовательно спросил он, засовывая платок себе в карман.

- Не нужно было использовать порох, - пробормотал Эймери. - Я уже …

Пират ткнул его мечом в грудь, не показывая никаких эмоция на мятом лице:

- Босс говорит, что твоя сделка не состоится, - сказал он трупу Эймери. Уперевшись в него ногой, он выдернул клинок.

Браяр сидел очень, очень тихо. Если главарь поднимает взгляд, ему конец.

Вместо этого тот посмотрел на своих спутников:

- Начинайте резать, - приказал он. - Мы же не хотим, штоб они потом ударили по нам сзади.

Браяр сглотнул, и закрыл глаза, когда ударил сначала один меч, потом другой. Он повидал на своём веку холодных типов, но убивать людей, которые напичканы снотворным …

Град ударил лавиной, царапая и барабаня по всем. Браяр закричал от собственной боли, и от боли каждого растения, которое попало под град. Он рвал листья в клочья, отщеплял прутики от веток, и оставлял ссадины на каждом дюйме, который Браяр не смог защитить.

Град прекратился так же неожиданно, как и начался. Внизу пираты сжались на земле, покрытые белым, как и всё вокруг. Когда они вставали, градины скатывались с них подобно алмазам.

Они встали, покачиваясь, всё ещё сбитые с толку.

- Откуда он взялся? - потребовал предводитель. - Вынесите из храма факелы, немедленно!

Спящие начали просыпаться; видимо, град разбудил их. Кашляя и покачиваясь, Трис, встала на ноги, от удара Эймери и падения осталась полу-согнутой, её рвало. Предводитель пошёл к ней, готовя меч.

Что-то серебряное промелькнуло в воздухе, оставляя похожий на верёвку след, обвившийся вокруг шеи пирата. Он отпрянул, пытаясь вздохнуть. Храмовые воины поднялись на ноги и напали на всё ещё ошарашенных пиратов. Браяр спустился, когда Даджи и Сэндри выбежали из-за угла храма. Сэндри махнула своей магической верёвкой, бросая пирата в воздух. Она и знать не желала, где он упал. Вместо этого они с Даджей пошли помогать Трис, добравшись до неё одновременно с Браяром. Четверо держались друг за друга, пока вокруг них кипела схватка. Глубоко дыша, они окружили себя стеной чистой силы, сделанной из переплетения их собственной магии.

- Предупредите кого-нибудь … - прохрипела Трис, покачиваясь. - Где Эймери?

- Мы сказали Ларк и Нико, - ответила Сэндри, спрятав лицо в волосах Трис, когда рядом с ними пират убил послушника.

- Эймери? - спросила Трис Браяра.

Он покачал головой. Если она не видела, то он не хотел сообщать ей …

Воздух наполнился сиянием силы, по сравнению с которой даже их магический барьер казался тусклым, оставляя ни одной тени, ни одного места, где можно было творить зло в дали от глаз, ни одного места, куда можно было бы сбежать. Это был Нико. Фростпайн и Ларк объявили своё присутствие, когда плащи, ожерелья и браслеты ожили, обвивая руки и ноги пиратов, подсекая им ноги, закутывая и стреноживая их. Мечи по своей собственной воле взмыли в воздух, и обрушились рукоятями на головы пиратов. За несколько секунд налётчики оказались обезоружены, и сдались, поднимая руки над головой. Нападение закончилось.

Ларк, Фростпайн и Нико подошли к барьеру, и дети убрали его.

- Вы в порядке? - спросила Ларк. - Что произошло? Как вы здесь оказались? Где …

Трис отчаянно смотрела по сторонам. Она видела, как её кузена оттолкнуло в сторону после того, как он её ударил, незадолго до того, как она отключилась.

Эймери лежал рядом с потерявшим всю листву огромным деревом. Стеная, она подбежала к нему, разбрасывая на бегу маленькие молнии, заставлявшие воздух шипеть за её спиной. Приложив ухо к его открытому рту, пытаясь услышать его дыхание, она положила руку на огромное влажное пятно у него на груди. В неестественно ярком свете, который создал Нико, рука оказалась покрыта чем-то чёрным, чёрным и отсвечивавшим маленькими искорками. Безмолвная от ужаса, она уставилась на лицо своего кузена. Он смотрел на неё в ответ, широко распахнув немигающие глаза, выглядя как испуганным, так и удивлённым.

Трис начала раскачиваться, осыпая его маленькими разрядами молний. Она хотела, чтобы он проснулся. Она хотела, чтобы он перестал пугать её.

- Как ты посмел ударить меня! - закричала она, забарабанив по нему кулаками.

Никто не хотел трогать её. Даже Нико опасался близко подходить к горящим разрядам, игравшим вокруг Трис. Сэндри боялась как и все: Трис сейчас могла испугать кого угодно. А ещё ей было больно. Боялась она, или нет, Сэндри не могла позволить этому продолжаться. Заставив себя сделать сначала один шаг, потом другой, она подошла к своей подруге. Заставить себя положить руку ей на плечо было труднее, но она это сделала.

Молнии играли вокруг её руки, щекоча её кожу. Волосы пытались высвободиться из кос.

Трис подняла на Сэндри взгляд опухших, покрасневших глаз. Потом она глубоко вдохнула, и задержала дыхание. Выдохнув, она вдохнула опять. Молнии потускнели, а потом исчезли. Вздохнув с облегчением, Сэндри обняла свою подругу обеими руками.

- Ради денег, - промычала Трис в ночнушку Сэндри. - Он сказал, что они сделали его рабом, но он похоже и сам был не против. Он собирался убить всех ради … ради денег.

Даджа и Браяр услышали это, подойдя ближе.

- Джишэн — они такие, - угрюмо сказала Торговка.

Сэндри и Браяр подняли рыжеволосую девочку на ноги, и повернули её спиной к телу Эймери.

- Идём домой, - прошептала Сэндри.

- Думаю, так будет лучше, - тихо сказал Нико. - Тут придётся многое разгрести, - он сам подошёл к ним, чтобы поговорить. Ларк уже помогала раненным посвящённым войти в храм; Фростпайн помогал одетому в красное посвящённому согнать вместе всех пленных. - Я поговорю с вами позже, как и Мунстрим со Скайфайром, скорее всего. А сейчас вам лучше идти. Нам надо починить ворота, - сказал он громче, направляясь к посвящённому, который работал с Фростпайном.

Даджа потянула Трис за руку:

- Оставь его, - сказала она, имея ввиду Эймери. - Он бы всех нас сделал рабами.

Трис мягко сбросила её руку. Встав на колени, она отцепила серьгу своего кузена.

Потом она позволила друзьям отвести себя домой.

Даже там её ещё два часа не давали покоя. Всем четверым пришлось объясняться со своими учителями, и с посвящённым, который начальствовал над стражей Северных Ворот. От посвящённого-стражника они узнали, что заклинательная сеть, которая защищала стены храма, была оставлена неактивной вдоль северной дороги, чтобы до Спирального Круга смогли добраться почти пятьдесят жителей деревень. Теперь стражники подозревали, что деревенские жители были мертвы, или попали в рабство к пиратам, которые высадились на берег, и обошли защиту Спирального Круга, чтобы воспользоваться этой возможностью.

Они пересказали всё с начала, после того, как шатающиеся Мунстрим и Скайфайр осмотрели пожитки Эймери. К тому времени Трис услышала о том, как умер Эймери, а туман, который она сдула с северной части Спирального Круга, вернулся обратно. Когда она услышала, как приглушённый туманом колокол часовой башни отбивает два часа ночи, она вернулась в свою комнату, и заснула.

Глава 11

Трис разбудил скворец, криком требовавший завтрака. Жители Дисциплины ещё спали, пока она сползла вниз, чтобы подогреть молока с мёдом для своей птицы. Медвежонка, не способного идти прямо после вчерашнего ужина, нужно было выпустить наружу. Трис подождала, пока он вернулся, затем закрыла дверь, чтобы не впустить липнувший ко всему туман.

Через час Трис снова спустилась вниз, чтобы накормить птенца шариками из мяса и яиц, и напоить водой. Она начала думать, что лучше бы она утопила его. Любые опасения того, что она в своём незнании повредила его здоровью, испарились. Находящееся при смерти существо не могло так орать.

Когда он разбудил её в третий раз, Трис сдалась. Она почистила зубы, и оделась, потом пошли погреть его козье молоко с мёдом. Внизу были признаки того, что кто-то ещё встал, сделал чаю, выпил его, и ушёл. Заглянув в мастерскую Ларк, она увидела, что Ларк с Нико отсутствовали — кресло‑кровать и тюфяк на полу пустовали.

То и дело останавливаясь, чтобы пощупать серьгу Эймери, которую она прятала в кармане сорочки, Трис набрала в колодце воды, и поставила её кипятиться. Она помыла чашки из-под сока и чая, оставленные их вчерашними послеполуночными посетителями, начала варить кашу, поставила кипятиться ещё воды, и подмела главную комнату. Она затерялась среди мелкой работы по дому, пытаясь по возможности не скорбеть.

В конце-концов она заставила себя войти в комнату, которую он позаимствовал у Сэндри. Мунстрим забрала его магические принадлежности и журнал для обследования, но его одежда и книги всё ещё были там. Как и Браяр, она могла видеть, что Эймери не экономил на себе. Неудивительно, что он влез в долги — долги, которые пиратский маг использовал, чтобы получить над ним власть. Как же его звали? Энахар? Он купил Чэндлера как игрушку, использовал его, пока тот не надоел, а потом выбросил. Она думала об этом, потирая большим пальцем серьгу.

Купчиха, возьми себя в руки, и прекрати эти глупости, - сказала у неё из-за спины Даджа.

Трис уставилась на неё:

- Глупости? - оцепенело спросила она.

Даджа показала пальцем:

- Твоё платье начинает дымиться. По тебе скачут искры.

Трис посмотрела на себя. На её одежде обнаружились подпалины.

- Я в порядке, - сказала она, и пошла проверить свою кашу.

Даджа отошла назад, когда она прошла мимо.

- В порядке по сравнению с чем?

- Оставь меня в покое, - посоветовала Трис, помешивая котелок. - Мои чувства тебя не касаются.

Сняв кипящую воду с огня, Даджа сделала чаю.

- Касаются, если ты спалишь этот дом вместе с нами.

- Я такого не сделаю, - угрюмо сказала Трис, кончики её волос заблестели маленькими искорками. - Если я что и спалю, так это пиратов.

- Чудесно. Каким образом?

- Я что-нибудь придумаю.

Даджа скрестила руки на груди, глядя на свою товарку.

- Что ж, если ты что-нибудь придумаешь, то я, возможно, помогу. Возможно.

- Поможешь чему? - широко зевая вышла из своей комнаты Розторн, закрыв за собой дверь. - С прошлой ночи остался чай?

- Есть свежий — ему только надо ещё немного завариться, - сказала Даджа. Розторн кивнула и потащилась к заднему входу, где находилась уборная.

Вынув ложку из котелка, Трис обернулась к сквозняку, прошедшему через открывшуюся дверь, и принюхалась. Ветер поднялся, и сменил направление, дуя с юга. Он толкал туман. Протянув свой разум, она обнаружила в нём крупицу магии, подобную слабому запаху давно засохшей розы.

- Ветер меняется, - прошептала она. - Он сдует туман.

Даджа нахмурилась. Ей не нравилось, как это звучало.

- В нём как будто есть магия, но она странно чувствуется, - добавила Трис.

По коже и волосам Трис уже не бегали искры, молнии не скакали между её пальцами. Поколебавшись, Даджа положила ей руку на плечо, ожидая удара молнии. К её облегчению, он не случился.

Прикосновение объединило их магии, и она увидела, что Трис имела ввиду. Она даже могла найти этому объяснение:

- Я думаю, возможно кто-то развязал узелок-бижили, - прошептала она. ‑ Из тех, в который мимэндэры завязали южный ветер. По крайней мере чувствуется как работа мимэндэра.

- Так значит вы, Торговцы, и прям продадите кому угодно, да? - прорычала Трис, сбрасывая с себя руку Даджи. - Даже этим твоим грязным джишэн.

- Я не слышу тебя, когда ты клохчешь подобно каку, - холодно ответила Даджа. - И я сомневаюсь в этом. За сделки с пиратами тебя казнит твоя же собственная команда. Бьюсь об заклад, что они забрали бижили у убитых ими Торговцев.

Трис начала было спорить, но затем отбросила грубые слова в сторону. Даджа скорее всего была права. Зачем платить, когда можно забрать у мертвецов?

Из накрытого гнезда на столе донёсся визг. Её подопечный снова был готов есть. Возвращавшаяся из уборной Розторн заткнула уши пальцами и поспешила назад с свою комнату.

В то утро никто не придерживался расписания, но работа по дому была сделана. Когда Браяр закончил с посудой после завтрака, Розторн взяла его на осмотр зелёных насаждений у Северных Ворот, рассчитывая исправить нанесённые градом повреждения. Она старалась не смотреть на Трис при упоминании града, но девочка всё равно покраснела и сжалась. При свете дня она могла видеть у всех, даже у себя, ушибы в местах, которые они не смогли защитить от падающих сверху кусков льда.

- Я не хотела создавать град, - пробормотала она Дадже и Фростпайну, усевшись за стол. Даджа и Фростпайн раскладывали вещи, которые им потребуются для работы над заклинательной сетью: катушки проволоки, кусочки зеркал с металлическими петлями сзади, кусочки старой заклинательной сети, плоскогубцы.

- Он пришёлся кстати, - указал Фростпайн. - Он замедлил пиратов, и помог проснуться спящим. Она наверняка спас жизни наших людей, да и твою тоже. Видишь, как это работает, Даджа? Мы используем проволоку, чтобы сделать клетки сети. Начинай с краёв старой сети и строй на её основе. Для простых перекрестий, в которых ты не будешь ставить зеркало, просто скрути их три раза. Там же, где собираешься поставить зеркало … - он показал, как это сделать, скручивая два куска проволоки, пропуская один из них через петлю на обратной стороне зеркала, и затем скручивая их ещё раз.

- Мне нужно осмотреть ворота, - сказал он, когда стало ясно, что Даджа усвоила искусство починки сетей. - Боюсь, что им там потребуется полностью новый набор металлических деталей. Вы трое — сидите тут, ‑ добавил он Сэндри, вышедшей из мастерской Ларк с маленьким ткацким станком в руках.

- Ни при каких обстоятельствах не покидайте коттедж без разрешения взрослого, - он взял ящик инструментов, который прошлым днём прислал Кирэл. Ухмыльнувшись, он сказал Трис:

- Насчёт твоего града — я бы не сказал, что было бы так ужасно, если бы ты научилась, после того, как заведёшь ветер или грозу, посылать град в какое-то определённое место. Мне кажется, что если воздух и вода приходят в движение вместе с тобой, то они могут тебя послушаться. Надо только быть с ними потвёрже, - он махнул рукой и покинул коттедж.

Трис осела на стуле, подперев подбородок руками, глядя в пространство, пока Даджа и Сэндри работали.

- Ему легко говорить, - прокомментировала она.

- Я видела, как он вызывал верёвку из огня, чтобы заново нагреть куски металла, - заметила Даджа. - Это примерно то же самое, только ему уже надо иметь горящий огонь. Ты же можешь заставить ветер дуть из ниоткуда.

«Быть потвёрже с ветрами, ага», - подумала Трис, подходя к каменным сосудам, в которых хранились такие вещи как мука и специи. «Какой смысл?»

«Стоит попробовать», - возразила другая её часть. «Всё лучше, чем думать об Эймери, и об этом ужасном мокром пятне у него на груди».

Используя маленькую ложку, она перенесла муку на стол, и высыпала её перед собой.

- Не смотрите, - сказала она остальным девочкам. - Скорее всего всё пойдёт не так.

Даджа и Сэндри кивнули, и продолжили работать над своими задачами.

Сев, Трис подпёрла подбородок руками, глядя на муку. Глубоко вдохнув, она поискала в воздухе бриз — и нашла его, прыгающего в коттедж и обратно через заднюю дверь. Она отщипнула от него кусочек, и притянула его к столу. Чувствуя, как он извивается в её магической хватке подобно угрю, она сжала его, пока он не замер, и затем поместила его над мукой.

Протянув палец, она помешала схваченный бриз. Тот начал кружиться.

«Продолжай», - приказала Трис, и ещё раз закрутила пальцем.

Бриз достиг муки, всасывая её в себя по мере вращения. Теперь его можно было видеть, тонкий белый конус, вращавшийся подобно волчку, утопив острие во всё уменьшающуюся кучку муки. Наконец Трис хлестнула пальцами, толкая его на другой конец стола, в сторону от Даджи и Сэндри, пока он не достиг края. Дёрнув рукой, Трис позвала его назад. Он какое-то время покружился перед ней, а потом осел, оставив после себя рассыпанную муку.

- Может, ветер побольше будет дольше сохранять форму? - спросила Трис, размышляя вслух. Протянув магию, она нашла бриз побольше, и позвала его. Она вспотела после четвёртого вихря, однако же ей удалось удержать их на столе, и не дать приблизиться к её подругам. По крайней мере это было началом. Она бросила дурачиться с воздухом, когда птенец проинформировал её — и всех вокруг — что он был готов к очередной кормёжке.

Через час после середины дня Трис проверила туман: он почти исчез, разорванный дувшими из бухты ветрами. Её пальцы вновь нащупали в кармане серьгу Эймери, и катали, катали её в ладони. «Магия должна быть простой», - думала она. «Создаёшь иллюзию, и она остаётся, пока ты не уберёшь её. Призываешь туман, и он должен оставаться там, где ты хочешь, пока он тебе больше не нужен».

«Но кто угодно может играть с магией, не так ли? Если они не могут убрать туман, они могут сдуть его чем-то. Они используют боевой огонь, чтобы убить стену из шипов, как только увидят, что её снова запускают, и они используют бомбы, чтобы уничтожить заклинательную сеть, убрав защиту остальной части Спирального Круга. А потом они войдут внутрь».

«Начинайте резать», - сказал уродливый пират. Вот что их ждало — либо это, либо рабство.

- Хотела бы я быть как ты, - с отвращением сказала Даджа Сэндри, когда Трис вернулась. Торговка отложила плоскогубцы. - Было бы так просто, ‑ взяв куски проволоки, она выложила их на столе прямыми линиями, и начала вплетать в них новую прядь, под одним куском проволоки, затем над другим, под хихиканье Сэндри. Она сделала таким образом четыре ряда, пока перед ней не получилась аккуратная шахматная доска из медной, серебряной и золотой проволоки.

- Постой, - сказала Трис, когда Даджа собиралась убрать композицию. ‑ Подожди секунду.

Нахмурившись, она села и подняла руку. Мысли об Эймери опять расстроили её. Молния вернулась — она могла видеть её мерцание в своих распушившихся волосах. Теперь искра мерцала между её большим и указательным пальцами, вырастая под её взглядом. Она сместилась влево. Как только она коснулась указательного пальца, она прыгнула к большому, оставив за собой светящийся след. След замигал, пошёл волнами, и остался. Между пальцев Трис заиграла миниатюрная молния.

Она обошла стол, встав перед изделием Даджи, не замечая, что Даджа отодвинулась от неё. Нагнувшись, Трис поднесла маленькую молнию к месту, где одна проволока проходила под другой.

- Бей, - пробормотала Трис, потянув за свою магию. Она указала, так же, как указывала маленьким вихрям. С молнией обращаться было труднее; она всё время пыталась вырваться из-под контроля.

- Бей, приказала она, направляя свою силу на маленькую полоску.

Разряд вспыхнул, и ударил так быстро, что никто не смог проследить его путь. Он ударил по столу, оставив глубокую подпалину.

Трис прикусила губу, и вызвала новую молнию. Эта выросла из искры уже быстрее.

- Бей, - приказала она, сфокусировавшись на соединении двух отрезков проволоки.

И она ударила. Расположенный рядом кусочек зеркала потрескался и почернел.

- Трис … - сказала Даджа.

Сэндри положила ладонь Дадже на плечо, заставив её умолкнуть. Трис вызвала третий разряд молнии из искр, бегавших по её волосам.

- Бей, - она сконцентрировал свой разум, волю и магию сильнее.

Разряд достиг пространства между её рукой и скрещенными участками проволок. На миг он застыл там, как будто в нерешительности. Затем он прыгнул, ударив в место пересечения проволоки. Послышался треск, запахло раскалённой медью. Трис со вздохом отошла в сторону, когда Даджа наклонилась посмотреть.

- Оти, запиши это … - прошептала Даджа богине Торговцев. Пара проволок была сплавлена так аккуратно, как если бы она приложила к ним раскалённую кочергу. Сэндри ударила в ладоши.

Все её искры погасли от ликования после её успеха, но у Трис появилась идея. Выращивая из них настоящие разряды молний, она лучше почувствовала свою силу, и их тоже. Ощутив вкус молнии, она прониклась знанием её до мозга костей, и могла создать ещё одну. Она так и сделала ещё трижды, сваривая проволоку Даджи ещё в трёх местах, чтобы она соединялась без скручивания.

Фростпайн, Браяр и Розторн вернулись, когда они начинали поздний полдник. Все были рады сесть и поесть. Взрослые передали им, что Северные Ворота были закрыты на починку, и что заклинательные сети теперь закрывали Спиральный Круг с севера, а не только с востока и запада.

С той стороны больше не будет нападений, по крайней мере все на это надеялись. Никто не упоминал того, что произойдёт, если пираты сумеют разрушить закопанные куски заклинательной сети с помощью бомб.

Нико пришёл, когда они уже заканчивали. Ко всеобщему удивлению и радости его сопровождал Посвящённый Горс. Коренастый кухонный посвящённый принёс свежего фарша и яичных желтков для птенца, и партию жареных сладких пирожков на дегустацию. Он наблюдал, как Трис готовит шарики из пасты из фарша и яиц, и даже попробовал запихнуть в распахнутый зев скворца парочку.

- Итак, мы готовы? - спросил Нико, когда птица снова заснула.

Горс поднял на него взгляд и кивнул.

- Я хочу, чтобы каждый из вас встал за спиной своего учителя, - сказал Нико. - Мы собираемся провести некоторые эксперименты, - он положил на стол мешок размером с кочан капусты.

- Какого рода эксперименты? - с подозрением спросила Розторн.

Нико осторожно высыпал из мешка горстку зернистого чёрного порошка.

- Это мы забрали у пленных, - объяснил он. - С помощью этого они разрушили ворота, и именно это находится внутри бомб. Они называют это «порох». Его ингредиенты и их соотношение — секрет пиратского мага Энахара. Именно их мы и должны определить.

- Конечно же Мунстрим и Скайфайр … - начала Ларк.

- Они хотят, чтобы все мастера попробовали, - сказал Нико. - Таким образом у каждого будет опыта работы с этим веществом. А теперь, посвящённые, начнём?

Пятеро взрослых протянули ладони к маленькой горке, закрыв глаза. Когда они глубоко вдохнули, очищая свой разум, четверо детей последовали их примеру.

- Уголь, - хором объявили Розторн и Фростпайн.

Нико добавил:

- Сера.

- Селитра, - сказал им Горс, и Розторн кивнула.

«Я бы так быстро не смогла», - беззвучно сказала Даджа остальным детям. Те согласились.

Взрослые пол-часа спорили о пропорциях каждого ингредиента. В конце-концов они сошлись на одном: десять частей серы, пятнадцать частей угля, семьдесят пять частей селитры.

- Такой простой! - сказала Ларк. - Такой … такой незамысловатый! И если пробиться через защиту содержащих его ёмкостей, взрывается совсем просто.

- Вот, почему бомбы так хорошо магически защищены, - добавил Фростпайн.

- Но от чего он взрывается? - взволнованно спросила Даджа. - Что если он …

Снаружи послышался треск, заставив каждого вздрогнуть. Через несколько секунд донёсся ещё один громкий удар, с восточной стороны храма.

- Они начали опять, - прошептала Даджа. Трис дрожала.

- Пойдём наружу, - сказал Трис, смахивая горстку пороха обратно в мешок. ‑ Можем попробовать взорвать его снаружи. Если мы с Трис всё правильно видели на Куске, то огонь должен сработать.

Перед Дисциплиной, на пустом участке тропинки Нико высыпал на землю щепотку пороха. Кто-то принёс длинную горящую тростинку, и Нико прикоснулся её кончиком к пороху с расстояния в пару футов. Когда над южной частью храма взорвалась бомба, маленькая горстка пороха вспыхнула, и сгорела.

- Они должны оставлять зазор в заклинаниях на ёмкостях, - указала Розторн, ‑ чтобы потом поджигать бомбы в воздухе.

- А наши боевые маги смогут найти эти зазоры и взорвать бомбы прежде, чем те подлетят к нам слишком близко? - поинтересовался Фростпайн.

Нико насыпал ещё пороху, пол-чашки, на тропинку, и утёр рукой лоб, оставив на нём тёмный мазок.

- Все отойдите, когда я это подожгу, - он протянул тростинку Горсу, который дотронулся до неё пальцем. На её кончике распустилось пламя.

- Но маленькая горстка лишь сгорела, - сказала Ларк. - Как же они взрываются?

- Может, надо побольше пороху? - предположила Розторн, когда все отошли от большой кучки. - Или его нужно поместить в закрытое пространства, в сферу или …

Небывалой громкости взрыв разорвал воздух, заставив всех покачнуться. Взрослые в ужасе переглянулись, и посмотрели на юг. К югу от храма Воды поднимался в воздух столб дыма.

- Одна из них попала, - прошептала Ларк.

Розторн развернулась, и бросилась обратно в коттедж. Браяр последовал за ней.

- Мастерские плотников, - тихо произнёс Горс. - Вся эта древесина … клей … лаки …

- Будет гореть горячо и быстро, - Фростпайн начертил на груди круг богов.

Трис колотило так, что стучали зубы. Где упадёт следующая бомба? В её памяти ожил образ уничтоженной галеры, предрекая судьбу каждого, на кого пало бы это страшное оружие.

Ларк обернулась к четверым:

- Вы оставайтесь здесь, - они ни разу не слышали такой строгости в её голосе. - Не выходите за ограду. Наша помощь понадобится там — я не хочу волноваться ещё и о вас.

- Мы не можем помочь? - попросила Сэндри.

- Нет. Нет. Есть множество взрослых, обученных действовать в таких ситуациях. Я не буду подвергать вас этому, разве что если не будет выбора.

Таща тяжёлую корзину вышла Розторн. Браяр нёс ещё одну вслед за ней.

- Можно я пойду? - попросил он, когда Фростпайн взял его ношу.

- Нет, не можешь, - отрезала Розторн. - Вы останетесь здесь, все вы!

Не тратя больше слов, взрослые выбежали через калитку, и побежали по спиральной дороге. Медвежонок уселся и завыл.

Над их головами взорвалось ещё три бомбы. Трис вздрагивала при каждом взрыве; её волосы начали подниматься и издавать треск. Она засунула руку в карман, и потёрла серьгу Эймери.

Надо было как-то отвлечь Трис, пока ещё чего не произошло, - подумала Даджа.

- А что если тебе попробовать на нём свою молнию? - она указала на кучку пороха, лежавшую забытой на тропинке.

Трис посмотрела на неё.

- Я … я не знаю, - сказала она дрожащим голосом.

- Ну? - подтолкнула её Сэндри.

- Какую ещё молнию? - насмешливо спросил Браяр. - У неё просто самый запущенный случай Огня Рунога, какой я когда-либо видел, вот и всё.

Даджа тоже хорошо знала о бледном огне, который играл на мачтах кораблей и крышах башен во время грозы.

- У неё — зародыши молний, - повторила она. - Это не то же самое. Покажи ему, Трис.

Над Осью взорвалась ещё одна бомба.

- Я н-н-нне могу, - дрожа от страха ответила Трис. Чего они от неё хотят? Разве они не видели, что она чувствовала каждый взрыв как удар? Её мускулы сжались, ожидая следующего попадания, шея и спина ныли.

- Разве тебе не нужно научиться контролировать себя? - спросила Сэндри. ‑ Вне зависимости от того, что происходит? Может, сейчас хороший момент для практики.

Трис бросила на них троих гневный взгляд, ненавидя их за то, что они доставали её. Она просто хотела забежать внутрь, и спрятаться под кроватью.

- А, я так и знал, - пренебрежительно заметил Браяр. - Это просто Огонь Рунога.

В бешенстве, Трис направила палец на лежавшую в футе от неё кучку пороха. С пальца соскочила молния. Послышался хлопок: грязь и дым разлетелись во все стороны, покрывая их копотью, и покрасив Медвежонка в серый цвет. Пёс взвизгнул, и убежал в Дисциплину. Четвёрка переглянулась широко раскрытыми на замаранных сажей лицах глазами. На тропинке осталась дыра.

- Видите? - сказал наконец Браяр. - Надо просто знать, что сказать ей.

- Ты … - огрызнулась Трис, и направила на него палец, даже не думая о результате.

Браяр крепко схватил её за руки, и затряс, когда по его рукам забегали искры молний.

- Никогда больше так не делай, - прошептал он, впившись взглядом в её глаза. - Ни-ког-да. Если твой указательный палец — оружие, то не указывай, если не собираешься убивать. Понимаешь, ты, безмозглая овца? - он был настолько напуган, что не знал, где кончается его дрожь, и начинается её. ‑ Нико прав, - он отпустил её, и оттолкнул от себя. - Нам надо научиться самоконтролю, и тебе — в первую очередь.

- Прости, - из глаз Трис покатились слёзы, но она заставила себя посмотреть Браяру в лицо. - Прости. Я не … я бы никогда …

Сэндри обняла Трис за плечи.

- Мы больше не можем действовать не раздумывая, Трис. Всё это время они пытались научить нас этому. Наверное, раз мы — маги, то мы уже не совсем дети, верно? - спросила она остальных. Те покачали головами. - Браяр знает, что ты бы горько сожалела о содеянном.

- Уже после того, как я поджарился до хрустящей корочки, - безжалостно заявил мальчик.

Трис спрятала лицо в ладонях.

- Хватит, - сказала Даджа. - До неё дошло. Не надо её задирать.

«В таком случае я — испуганный задира», - подумал Браяр, засовывая руки в карманы. «И я хочу убедиться, что она тоже напугана, настолько, чтобы думать в следующий раз».

Тирс вырвалась из объятия Сэндри и побежала в свою комнату.

Браяр пошёл осмотреть миниатюрное дерево, которое стояло у него на подоконнике, позволяя годам и растительному спокойствию шаккана успокоить свои нервы. Проверяя землю в его неглубоком поддоне, он решил, что она чересчур суховата, и пошёл за водой.

Даджа и Сэндри так и стояли на месте, уставившись в дыру в земле.

- Как думаешь, какова дальность у её молнии? - спросила Даджа. - Может она попасть по бомбе?

Сэндри подёргала себя за одну из кос.

- Я не знаю. Помнишь день, когда мы впервые встретились? Молния ударила в дерево рядом со зданием администрации, когда мы там были. Я думаю, это была она — она разозлилась; я сразу поняла, как только увидела её. И она была не особо рада тому, что молния ударила так близко от неё. Но в то утро штормило. Эта же молния как будто липнет к ней — она не часть грозы. Возможно, она не достаёт далеко.

- Но когда она удерживает её, та растёт. Помнишь? Начинается с искры. Затем она удерживает её, и та вырастает до разряда, - Даджа шаркнула по земле вокруг дыры.

- Я думаю, нам следует проверить, какая у неё дальность.

Сэндри нагнулась, и погладила вновь выползшего из дома Медвежонка.

- Думаю, ты права, - сказала Даджа.

Самое безопасное место похоже было под северной стеной рядом с Дисциплиной. Там была широкая полоса травы, на которой не росло никаких других растений — Браяр отказался разрешать эксперименты в саду Розторн. Их могли видеть только часовые, но те по большей части смотрели на север, или на юг, где горели здания. К тому времени до них по дороге дошли вести: бомба пробилась через магические барьеры, взорвавшись в одном из больших зданий, где располагались плотницкие мастерские Спирального Круга. Были погибшие и раненные, а также люди, оказавшиеся в ловушке внутри. Их учителя будут заняты спасательными работами ещё какое-то время.

Как только Браяра удалось обратить к идее экспериментов с молнией, он сделал круги из тростника, чтобы использовать их в качестве мишеней. Сэндри порылась в сумке Ларк для обрезков, и нашла множество кусков ткани, которые она поместила в разные места. Задачей Даджи было заставить Трис согласиться.

- Я думаю, это глупо, - сообщила им Трис, когда Даджа привела её на подготовленное ими место. - Я могу это делать, только когда расстроена.

- Это магия, и она здесь постоянно, - нетерпеливо сказал ей Браяр. ‑ Перестань ныть как благородная дама. «Ах, я не могу, мне нужно испугаться».

Трис гневно глянула на него.

- Ну почему ты не оставишь меня в покое?

- Потому что я устал жить с купеческой размазнёй! - сказал он ей. Розторн сейчас там, делает лечебные настои, и делала их с самого землетрясения …

Трис указала на клочок ткани в двух футах от себя. Молния протянулась между её пальцем и куском ткани, но не дотронулась до него.

- Мне ещё побрюзжать? - спросил Браяр. - Мне ещё есть, что сказать …

- С тобой тоже не всегда весело жить, знаешь ли, - отрезала Трис. Она снова призвала молнию. Секунду она стояла неподвижно, закрыв глаза, и глубоко дыша. Затем снова указала пальцем.

Разряд оставил на ткани подпалину.

- Постарайся получше, - покачала головой Даджа.

- Сама бы попробовала, - пробормотала Трис. Она обхватила свободной рукой серьгу Эймери, и указала пальцем. Кусочек ткани испарился в облачке дыма.

- Не надо было использовать шёлк, - прошептала Сэндри. - Он быстро сгорает.

Трис указала пальцем на стену в пяти футах от себя, где в щели кладки был приколот шипом другой кусок ткани. Молния протянулась к нему только на половину расстояния.

- Что-нибудь поближе, - сказала Даджа. Она бросила кусок ткани в нескольких дюймах от первого.

Через час стена оказалась покрыта подпалинами, а Трис пришлось пойти кормить птенца. Вернувшись, она принесла его с собой, и отдала гнездо Сэндри.

- Его вообще следовало держать в тишине, - сказала она. - Полагаю, теперь такой возможности уже не будет.

Бомбы взрывались над их головами весь день после обеда.

Сэндри поглядела на птицу, и не позволила Медвежонку попробовать сделать то же самое.

- Он выглядит в порядке, - сказала она Трис. - Его не трясёт. Я всё собиралась спросить, что у тебя в кармане? Ты постоянно что-то там теребишь.

Трис мрачно вытащила серьгу Эймери.

- Помогает мне концентрироваться.

Сэндри повернулась, чтобы приказать Медвежонку перестать жевать траву, и замерла. На краю поля её зрения заблестел свет, и исходил он не от остальных троих детей.

- Эта серьга заколдована, - ошарашенно произнесла она. - И что это за нить выходит из неё?

Трис посмотрела на неё краем глаза.

- Ты права насчёт магии. Эймери сказал, что её сделал пиратский маг в качестве уз, с помощью которых сделал из него раба. А вот нити я не вижу.

- Она здесь, и уходит, - Сэндри указала на юг, - в ту сторону.

Даджа прищурившись посмотрела на серьгу.

- Я вижу призрачную проволоку, - признала она. - Но раньше я её не замечала. Только проклятое мерцание.

- Это Нико виноват, - возразила Трис. - Я никогда не думала, что заклинание виденья передастся вам таким образом.

- Бьюсь об заклад, что нить — это магические узы. Она идёт к тому магу … Энахару? Дурацкое имя, - сказал Браяр. Жаль, что мы не можем послать ему через неё небольшую молнию.

- Ей бы пришлось пройти сквозь здания и стену, - указала Даджа. - Не думаю, что она добралась бы.

- Давайте попробуем что-нибудь повеселее, - сказал Браяр, беря тростниковый круг. - Трис, попади по одной из этих мишеней, пока они в воздухе.

- Ты шутишь, что ли? - Трис широко расставила ноги, приняв наиболее устойчивое положение. Когда она сжала серьгу Эймери, в её кудрях замерцали искры. - Ладно, Браяр, но всё-таки не думаю, что смогу это сделать.

Браяр подбросил тростниковый круг в воздух. Трис указала на него пальцем, но молния спуталась на кончике её пальца, и скорчилась вокруг её руки как узловатая нить. Браяр подбросил ещё раз, пониже.

На этот раз молния прошла в волоске от мишени. Он подбросил в третий раз, и Медвежонок подпрыгнул, схватив круг зубами. Трис оставила подпалину на стене, пытаясь удержать молнию подальше от щенка.

- Я не могу это сделать! - потеряв терпение воскликнула она. - Это как играть с ядом! Это …

Даджа ахнула, указывая в небо. Высоко над головой на них начал снижаться маленький круглый предмет.

Мимо них с грохотом пронёсся раскалённый до бела пылающий разряд. Он ударил в бомбу, разорвав её на куски в двухстах футах над ними. Дети спрятали лица, когда сажа и куски глины осыпались на них дождём.

Трис пошатнулась. Колени не выдержали, и она осела на землю. Медвежонок подбежал и лизнул её в щёку. Остальные трое обернулись, уставившись на неё.

- Полагаю, надо просто правильно промотивировать тебя, - отметила Даджа.

Глава 12

Забирая с посланной из Оси повозки ужин, и накрывая на стол, они гадали, придётся ли им ужинать одним, когда вернулись их учителя. Очевидно, они помылись в банях храма Воды, прежде чем прийти в Дисциплину: на всех были бесцветные накидки, и все несли свои вещи в сетчатых сумках. Сумки оставили у задней двери. Сэндри, поглядев на одежду, подумала, сгодится ли она даже на тряпки, настолько она была покрыта сажей, прожжена и порвана. От неё исходил мерзкий запах, от которого её мутило.

Взрослые говорили мало, и если ещё меньше. Получив первые несколько «не сейчас»'ов, четверо решили, что пока не будет возможности упомянуть управляемые молнии. Вместо следования расписанию работы по дому, их послали в бани храма Земли, пока взрослые убирали со стола. Вернувшись, дети тихо ушли в свои комнаты, чтобы почитать, и подумать.

Все они спали беспокойно. Когда Трис плакала, остальные трое знали об этом. Когда Браяру снилось, как он, голодая, наблюдает, как урванный им кусок хлеба утекает сквозь пальцы, остальные трое знали об этом. Когда пришла заря, их разбудили не часы Оси, а первые взрывы бомб.

После этого поднялись все. Как и прошлой ночью, никто особо не разговаривал. Трис покормила птенца, и едва улыбнулась, когда Розторн указала, что у него втянулись почти все пеньки перьев. Возможно, он сможет взлететь через пару недель.

- И влететь прямо в бомбу, - проворчал Браяр.

- Хватит уже, - предупредил его Нико.

Завтрак закончился, когда пришли Мунстрим и Скайфайр, и судя по их виду, они провели ночь так же, как и четверо детей.

- Надо поговорить, - сказала Мунстрим, расцеловавшись с Нико. Она многозначительно посмотрела на детей.

- Наверх, - скомандовала Розторн.

Они начали возражать; Нико отрезал:

- Немедленно.

- Прямо как Мама в её Капитанском настроении, - скорбно отметила Даджа. Взяв пса и скворца, они взобрались по лестнице.

- Они обращаются с нами как с детьми, - непокорно заявила Сэндри, когда четверо уселись на полу у последней ступеньки.

- Мы и есть дети, - напомнил ей Браяр.

- Но если мы — маги, то дети ли мы? - потребовала ответа Трис.

У подножья лестницы возник Фростпайн.

- Мы бы были признательны, если бы вы пошли в одну из комнат и не подслушивали бы, - его покрасневшие глаза были серьёзными, без обычного намёка на смех. - Кыш.

Ворча, они послушались. Трис задержалась, подгоняя других в свою комнату. Убедившись, что Фростпайн покинул ступеньки, она протянулась через лестничный пролёт и схватила горсть воздуха из комнаты внизу. Она осторожно попятилась в свою комнату, понемногу выпуская воздух из пальцев. Оказавшись внутри, она протянула бриз к своему окну, и выпустила его. Теперь снизу шёл устойчивый сквозняк.

- Какого … - начал спрашивать Браяр.

Трис приложила палец к губам, и приложила ладонь к уху.

- … использовали боевой огонь на шипах вчера вечером, - говорил Скайфайр. - Они били пороховыми бомбами по заклинательной сети на востоке. Эти штуки оставляют в земле большую дыру — разрывают заклинательную сеть на куски, подбираясь всё ближе к нам. Ещё пара дней, и они будут у Восточных Ворот. И хоть мы и выяснили, как работает их порох, нет никакой гарантии, что некоторые бомбы не пройдут мимо наших магов. Они постараются перебросить через стены как можно большее количество, чтобы обработать нас. Какие-то обязательно попадут.

- Сумели ли Боевые маги пробиться через защитный барьер вокруг пиратского флота? - поинтересовалась Розторн.

- Они бросили на эту проклятую штуку всё, что у них есть — но ничего не выходит, - горько ответил Скайфайр. - Водные маги говорят, что барьер опускается до океанского дна.

- Барьер усеян ловушками для магов, - это был Нико. - Очень этому Энахару нравится использовать силу других магов для питания его собственных заклятий.

Четверо переглянулись, и придвинулись поближе друг к другу.

- А флот? - спросила Ларк.

- Герцог говорит - никаких вестей, - сказала им Мунстрим. - Он может прийти, а может и не прийти. Надо эвакуировать детей. Мы можем вывести их в Саммерси тайными путями. В полдень уйдут наиболее больные и раненные.

- Нет! - воскликнула Сэндри, пылая очами. - Ни за что.

Трис и Даджа зашикали на неё. Снизу донёсся голос Нико:

- Что у вас там происходит?

Браяр подошёл к двери:

- Мы тут просто резвимся, как маленькие пленённые ягнята.

Внизу кто-то засмеялся, наверное Скайфайр.

- Резвитесь тихо, - приказала Розторн.

Браяр вернулся в комнату.

- Они не отошлют меня к дедушке! - Сэндри задрала нос так высоко, как только могла. - Я не уйду!

- Так вот, что значит «эвакуация»? - поинтересовался мальчик.

- Да, именно это и значит, - ответила Даджа.

Лицо Трис стало мертвенно бледным. Маленькие молнии затрещали в её волосах и платье. В углах комнаты подул ветер.

- Они не могут опять меня отослать. Не могут.

В воздухе взорвалась ещё одна бомба. Трис вздрогнула.

- Ты сможешь спастись от этого, - указала Даджа.

- А что тут будет, когда мы вернёмся? - поинтересовался Браяр.

Ни у кого не было ответа.

- Они убили моего любимого кузена. Теперь они собираются выгнать меня из единственного места, где меня приняли, - очень тихо сказала Трис. - Я больше не позволю себя третировать таким, как они! - подойдя к окну, она уселась на подоконнике, ногами наружу. Она поднимается на стену, решила она, и будет швырять в них молнии, пока не погибнет.

Сэндри бросилась к ней, и схватила её. Молнии покалывали, но не наносили вреда.

- Отпусти меня, - рыкнула Трис, отбиваясь. Даджа пришла на помощь.

- Послушай меня … послушай! - Сэндри говорила тихо и быстро, пытаясь удержать внимание Трис.

- Ты хочешь дать им сдачи, и это понятно, но ты не можешь делать это в одиночку. Разве они не сделали больно всем нам? Он не был нашим кузеном, но он нам нравился, и теперь мы тоже в опасности, - Трис всё ещё пыталась вырваться из её хватки. - Тебе нужна помощь. Послушай меня, ты меня слушаешь?

Стропила содрогнулись от взрыва бомбы.

- Отпусти меня, - пропыхтела Трис.

- Она права, - настаивала Даджа, втягивая её внутрь. - Прислушайся к ней.

Все трое шмякнулись на пол. Волосы Сэндри и Даджи пытались выбиться из их кос.

Браяр прислушивался у двери. Взрослые похоже были слишком поглощены своим разговором, чтобы обращать на них внимание.

- На стену нас не пустят, - указал он.

- Нам не нужно их разрешение, - ответила Сэндри. Она отчаялась уговорить Трис, и теперь сидела на её животе. - Помните позапрошлую ночь? Как мы защитили себя у Северных Ворот? Я могу это сделать. Я могу не дать никому прикоснуться к нам. Я не хочу уезжать! Если пираты захватят это место … если они сделают Ларк больно …

Она отвела взгляд, сморгнув слёзы. Молнии замедлились, но теперь они ползали по Сэндри с Даджей так же, как и по Трис. «Наверное в них больше света, чем тепла», - подумал Браяр, глядя на девочек. «И наверное так лучше? Иначе бы Трис поджаривала бы каждого, что приближался к ней».

- Не думаю, что я вынесла бы падение Спирального Круга, - пробормотала Даджа. - Я могу стать мехами и сдуть людей подальше от нас. Или … или я думаю … я думаю … - она остановилась, обдумывая что-то.

- Встаньте с меня, - сказала Трис. - Я не пойду к окну.

- Обещаешь?

- Обещаю.

- Сэндри и Даджа встали на ноги. Медвежонок успел лизнуть Трис несколько раз, прежде чем она встала, убрав лицо подальше от его языка.

Браяр подозрительно осмотрел рыжую девочку. Ему не нравился упрямое выражение её рта. Её молнии казались толще — как и её волосы.

- Ты похожа на куст, - проинформировал он её.

Трис заворчала. Схватив длинный шарф, она крепко повязала его вокруг головы. Выбившиеся из-под шарфа кудри всё равно пытались разойтись в разные стороны, но по крайней мере она не выглядела так странно.

- А что с магическим барьером? - спросила она, садясь на кровать. - Вы же слышали Скайфайра.

- Мы можем протаранить его, - сказала Даджа. - Они всегда говорят, какие мы сильные, когда объединяемся. Хотела бы я, чтобы у нас было наше кольцо.

- А нужно ли оно нам? - спросил Браяр. - У Северных Ворот мы и так справились. Может, нам только казалось, что нам нужно касаться его.

- Мне надо пойти в уборную, - объявила Трис. - Я выпила слишком много сока.

- Если они тебя выпустят, - сказал Браяр.

Трис разгладила свои юбки. Её молнии потускнели.

- Мне нужно идти. Я скоро вернусь. Ничего без меня не планируйте. Я хочу добраться до этих … джишэн, - она прошла мимо него, и направилась вниз по лестнице.

- Если Сэндри защитит нас, и мы сможем подобраться поближе к этим кораблям, то … - размышляла Даджа.

- Говори, - подтолкнула её Сэндри.

Когда мы с Фростпайном работали над цепью в гавани, он заставлял цепь подниматься в воздух. Я уверена, что помню, как именно, - это было одной из вещей, которые отпечатались в её памяти, когда они так быстро и так крепко заколдовали остальную часть цепи. - Я думаю, я могу заставить металл двигаться в небольшой области. Возможно даже вытащить гвозди из пазов.

- Я найду, чем заняться, - сказал Браяр. - Всегда можно заставить водоросли уцепиться за их вёсла. И если Меднокудрая сможет применить свои молнии, то возможно у нас получится заставить этих дерьмоедов отступить.

Они обсуждали свои планы ещё несколько минут. Браяр первым осознал, что Трис задерживается слишком долго для кого-то, кто обещал сразу вернуться.

- Ждите здесь, - сказал он остальным двум. Он выпрыгнул из окна, упав на подушки, лежавшие на крыше мастерской Розторн, где собиралась упасть Трис. Он приземлился с едва слышным стуком, как раз во время взрыва очередной бомбы. Помахав, он спрыгнул на землю. Они нервно ожидали, пока он сбегал к уборной. Он мигом вернулся, недовольно хмурясь.

«Её нет!» - беззвучно сказал он.

- Помоги мне спуститься, - сказала Сэндри Дадже, подбирая юбки. Она уселась на подоконнике, и свесила ноги наружу. Даджа опустила её так далеко, как могла, пока Сэндри не сумела легко упасть на крышу мастерской. Когда она спрыгнула на землю, Браяр поймал её.

Даджа не собиралась рисковать, ибо взрослые услышали бы шум от её падения. Сбегав на чердак, она взяла свёрнутую верёвку. В пару оборотов она привязала её к кровати Трис. Цепляясь за верёвку, она опустилась на землю.

- Куда она делась? - спросил Браяр, когда она спустилась к ним. Они побежали прочь от дома, выйдя из садов на покрытый травой участок земли под стеной.

- По всей стене стоят часовые.

Из оставшегося за их спинами коттеджа донёсся первый лай. Медвежонку не нравилось, когда его оставляли позади.

- Может, она удержит их подальше от себя с помощью молний, или ветра, ‑ сказала Даджа. - Ты же её знаешь. Они могут и не знать, что покрывающие её молнии не делают больно.

- Постой, - сказала им Сэндри. Она закрыла глаза, вытянула руку, ладонью вверх, и пошевелила пальцами. - Я чувствую твою нить, и Браяра … - она сжала ладонь, и открыла глаза. - Она направляется к южной стене, это точно, ‑ когда они снова побежали, она добавила: - Возможно, молния нас только щекочет потому, что, ну …

- Её магия перетекает в наши, - сказал Браяр. - И возможно поэтому она думает, что мы — часть её? Надеюсь, она увидит это до того, как поджарит кого-то, кто частью её не является.

- Когда я её поймаю, я её поколочу, - пригрозила Даджа. - Она — самая невыносимая девочка, какую я когда-либо встречала — не считая тебя, ‑ сказала она Сэндри.

- Сколько ещё до того, как они обнаружат нашу пропажу? - спросил Браяр. - Недолго, если Медвежонок продолжит лаять, - и они побежали быстрее.


Трис не бежала — она была слишком толстой, и было бы глупо добраться до стены, и не иметь сил подняться на неё. Топая по траве у стены, она накручивала себя: эмоции ведь были ключом к деструктивному применению её силы, не так ли? Она вспомнила выражение лиц её родителей, когда они сказали совершенно незнакомому человеку в Храме Каменного Круга, что больше видеть её не хотят. Она вспомнила Юрэйл, которая отбирала у неё книги, если она не выполняла работу по дому так, как та требовала, и девочек в общежитии, которые дразнили её из-за её внешности. Она вспомнила мальчишек в Спиральном Круге, которые называли её «хрюшей», и корчили ей свиные рожи.

Ветра пришли к ней, хлеща по одежде, и борясь с молниями за её волосы.

Они тянули её во все стороны, пока она поднималась по лестнице в нескольких сотнях ярдом от Южных Ворот.

- А ну прочь отсюда! - закричал стражник, побежав к ней. - Здесь не безо …

Порыв ветра ударил его в грудь, сбивая с ног.

- Не подходи, - предупредила Трис. - Я не хочу делать тебе больно.

Он встал, и начал наступать на неё. Она снова послала на него ветер, усиливая его. Вторично сбив его с ног, ветер припечатал его к стене. Посмотрев по сторонам, Трис увидела, что их начали замечать другие стражники; они шли на помощь своему товарищу.

За их спинами, далее по стене, маги начали искать источник проблемы.

Ей надо было держать всех подальше. Использование ветра не стоило ей почти ничего; нужна была лишь капля магии, чтобы послать ветер в нужном направлении, поскольку ветер уже был здесь. Однако работа с ним отвлекала её, и она не могла позволить отвлекать себя.

Как-то раз Нико сказал им четверым, что в трудной ситуации они могут открыть свой разум, и позволить магии направлять их. Трис так и поступила, пытаясь оградить себя от посторонних.

На её закрытых веках загорелся образ круга. Розторн и Ларк раньше создавали круги, чтобы удерживать магию внутри. Так почему бы не использовать их, чтобы держать людей снаружи?

Она провела рукой по волосам, собрав горсть искр. Поглядев по сторонам, она увидела, что маги приближались к ней вместе со стражниками. Она поспешно заработала с искрами своей свободной рукой, игнорируя уколы , которыми её одаривали формируемые ею молнии. Указав рукой, в которой она держала шар искр, на мостик перед собой, Трис начала поворачиваться, чертя круг молнией. Её огонь стекал вниз, горя там, где она его оставила, пока она не замкнула круг. Теперь она была полностью огорожена, с добрыми двумя футами свободного пространства по обе стороны. Подёргивая пальцами, она подняла пылающий круг, пока тот не превратился в стену высотой более пяти футов с боков и сзади: спереди лежали крепостная стена и бухта. Теперь она могла приняться за работу.

Трис схватила две горсти ветра. Она закружила их друг вокруг друга, следуя урокам Ларк и Сэндри: свивая слабые волокна, можно получить прочную нить. Закончив, она отошла к внутренней части своего круга из молний, и поместила свою ветровую нить в его центр. Она угрюмо начала вращать палец по часовой стрелке. Ветер завертелся.

Кусочек за кусочком втягивал он части других ветров, становясь выше и шире. Когда он начал вытеснять Трис из круга, она повела его в воздух, и позволила ему опуститься на шипастое поле по ту сторону стены. Ветки и палки начали подниматься по растущей воронке, пока та проглатывала лозы, придавая ей подобие шипастой брони.

Прежде Трис безуспешно пыталась заставить водяной вихрь слушаться себя, а ведь тот был лишь в десять футов высотой. Когда циклон достиг тринадцати футов, став выше стены, на которой она стояла, она потянула его вверх из колючек. Махая ему руками, она послала его вперёд.

Войдя в море, он втянул воду, превратившись в водяной смерч. Он расширялся и продолжал расти, надвигаясь на пиратский флот. Где-то за десять ярдов до ближайшей галеры водяной смерч наткнулся на магический барьер, и остановился.

- Эймери, - прорычала она, чтобы взвести себя, и обрушила своё творение вперёд. Смерч окатил подобную стеклу стену брызгами, вгрызаясь в неё. ‑ Эймери, и плотники, и ваши несчастные рабы, - бросала она своё творение на барьер снова и снова — безрезультатно.

- Теперь ты знаешь, зачем тебе нужны мы, - Сэндри пересекла стену из молний, укоризненно глядя на Трис. - Тебе следовало подождать.

Солдаты и маги сгрудились на почтительном расстоянии от пылающего укрытия Трис. Трём остальным было ясно видно, кто подобрался ближе всего: у них волосы стояли дыбом. Даджа мрачно кивнула, когда они с Браяром последовали за Сэндри через молнии.

Трис в замешательстве уставилась на своих друзей:

- Они не причинили вам вреда?

- Они колются, - сказала Даджа, потирая руки.

Браяр встал рядом с Трис:

- Ты не можешь колотить пиратов без нас, - сказал он ей. - Это было бы не так весело.

- Они скоро поймут, что мы ушли, - указала Сэндри. Все четверо знали, кто такие «они». - Нам потребуется нечто большее, чем этот круг, чтобы не дать им остановить нас.

- Это лучшее, на что я способна, - Трис послала в вихрь ещё ветра, и улыбнулась, когда воронка стала длиннее и толще.

- Но мы можем и получше, - сообщила ей Сэндри. Почему бы тебе не убрать этот круг, а я совью новый?

- Сначала новый, - сказала Даджа. - А потом уже убрать старый. Иначе ждущие снаружи стражники схватят нас.

Сэндри кивнула. Приложив ладони к барьеру из молний, игнорируя боль от жалящего её кожу огня, она поискала в своём сознании стену, которая защитила их у Северных Ворот. Нить за нитью, она вплела её в поверхность из молний, её магия замыкалась быстрее, чем успевал отслеживать глаз. Её барьер поднялся над четвёркой, приняв ту же форму, что и стена из молний.

Когда она была готова, Сэндри отняла от неё руки.

- Она будет сильнее, когда мы объединимся, - сказала она своим товарищам.

Трис закрыла глаза, взывая к своей собственной защите. Молния втекла в стену Сэндри потоком белого огня, собравшись между ладонями рыжей девочки. Когда она втянула её полностью, Трис скатала из неё пылающий шар, поместив его на стену перед собой.

Закрыв глаза, все четверо собрались вместе, как они когда-то сделали раньше, во время землетрясения, чтобы стать единым целым. Даджа не была уверена, что ей нравится такая близость. Браяр чувствовал то же самое. Сэндри провела по ним успокаивающим теплом, напоминая, что это лишь на время, а затем переключила своё внимание на построенную ею бледную стену. Прикоснувшись к ней их объединённой силой, она заставила её запылать.

«Давайте уже начинать», - сказала Трис.

«Не так быстро», - ответила Даджа. «Ты разве не слушала? В барьере есть ловушки для магов. Если мы нападём, то надо постараться не попасть в одну из них».

«Мы даже не знаем, как они выглядят» - возразила Сэндри.

«Просто смотри в оба», - сказал ей Браяр. «Мы уже несколько дней видим магию, так что давайте посмотрим, сможем ли мы найти отличающиеся участки».

Оставив свои тела на стене, четверо направились к магическому щиту. Сэндри искала отличия в его плетении, Трис — центры завихрений, Даджа — пятнышки ржавчины. Из своего долгого опыта лазанья по чужим садам и стенам, Браяр знал, что не стоит доверять своим глазам: Мешки всегда платили дополнительно за заклинания, скрывающие другие заклинания. Метнув своё сознание вперёд, бывший вор начал двигаться вдоль скользкой стены дюйм за дюймом, пробуя её пальцем.

«Здесь», - сказал он наконец. «И здесь, и вот тут».

«Нам больше не нужно искать», - указала Трис. «Если мы ударим по барьеру между этими точками, то возможно сумеем пробить его».

«Пусть твой водяной смерч скрутит нас вместе», - предложила Даджа. «Чтобы сделать нас сильнее. Когда мы достигнем вершины, мы влетим в эту точку».

Браяр оставил частицу зелёного огня, пометив их цель. Все четверо подплыли к верхнему краю водяного смерча, вращавшегося перед пиратским барьером.

Глядя на воронку, Браяр одобрительно сказал:

«На этот раз у тебя получился монстр, Меднокудрая».

«Вперёд!» - воскликнула Трис, и позволила себе упасть во внешнюю часть смерча. Остальные последовали, обернувшись вокруг неё. Потоки воды, кружившиеся по стенкам воронки, схватили их, кружа и кружа их, пока ветер и вода тянули их вниз, к морю. Они почувствовали, как их ещё теснее сплело в единое целое.

Даджа почувствовала жар, жар кузнечного огня, согревавшего их, сплавлявшего их вместе. Насколько сильнее их магии начнут перетекать друг в друга, если они выживут? Возможности задуматься об этом не было — они стремительно влетели в вершину воронки, и их засосало внутрь. Теперь течение несло их сквозь воронку, раскручивая.

«Ещё чуть-чуть», - подумала Трис, когда они почти достигли вершины. «Ещё немного, ещё...» - они вылетели из верхней точки смерча и в мгновение ока врезались в барьер. Что-то под ними подалось. Магия барьера больше не чувствовалась как гладкое и прочное целое.

«Ещё раз» - решила Сэндри.

Они вернулись в водяной смерч, вознесясь к его внешнему течению, и позволив ему унести их вниз. Оно тоже закружилось сильнее, дико закручивая их. Они чувствовали себя могущественными и неистовыми. Вылетев из верхней точки, они метнулись к зелёной точке, которую оставил Браяр.

Барьер разлетелся подобно стеклу. Водяной смерч с рёвом ворвался внутрь, напав на галеру в первом ряду флота. В воздух полетели куски дерева, когда он откусил вёсла на носу.

Четверо разделились, готовые приняться за работу.

Браяр оглянулся. На берегу были голые, прожжёные участки, где боевой огонь поглотил заросли, которые они с Розторн с таким трудом вырастили. Теперь один баркас был вытащен на почерневший берег, его экипаж уже на берегу. Они кидали мешки с боевым огнём в оставшиеся колючки, поджигая их, расчищая место для высадки ещё большего количества захватчиков. Двое мужчин, блестевших магией, предохраняли их от заклинаний защитников Спирального Круга.

Мальчик бросил взгляд на вершину стены. Там светился защитный барьер Сэндри, с настоящими телами четвёрки, едва видимыми через каменную бойницу. Большая часть солдат и магов, которые окружали их, ушла на свои позиции не стене и у катапульт, готовясь противостоять работавшим на берегу пиратам. Он не смог найти взглядом копну рыжих волос Скайфайра, но от Дисциплины до Южных Ворот даже бегом было неблизко: генерал скоро объявится, в этом сомнений не было. Скайфайр понадобится здесь — в бухте ждали несколько баркасов, забитых вооружёнными пиратами и их магами-защитниками, ждавшими появления достаточного места для высадки.

Браяр собирался им это позволить не более, чем защитники Спирального Круга. Он нырнул в землю, вытягивая силу из связи с девочками, чтобы заново вырастить заросли.

Даджа облетела галеру по кругу. Где начать? Металл катапульты выглядел многообещающе.

Она подумала о том утре — всего лишь вчерашнем! - в гавани. Прямо перед тем, как Фростпайн поднял цепь, она почувствовала дрожание в воздухе, как будто бритвой провели по кости. Она вызвала эту дрожь изнутри себя, вкладывая в неё силу из связи с остальными тремя детьми. Она предложила унылому металлу взлететь.

Заскрипела древесина, из которой выдёргивались гвозди. Оружие поднялось, выдёргиваясь из рук своих хозяев. Металлические скрепления оторвались от корабля и взмыли в воздух. Она вытащила всё из подветренной стороны корабля, а потом позволила металлу упасть в воду. Секция за секцией, она прошлась по кораблю, оставляя позади себя разрушения.

Неожиданно ей потребовалось отдышаться. Открыв свои настоящие глаза, Даджа прищурилась сквозь источаемый их барьером белый свет. Снаружи осталась лишь парочка солдат, нервно поглядывавших одним глазом - на четвёрку, а другим — на лежащий внизу берег. Маги Южных Ворот под предводительством Мунстрим защищали бухту от высаживавшихся пиратов. Другие адепты разошлись по всем точкам стены, с которых открывался вид на захватчиков. Они знали, что магический барьер флота был разрушен. Пока Скайфайр расхаживал по стене взад и вперёд, выкрикивая приказы и указывая цели, каждый, кто мог метать огонь, заставлять двигаться верёвки или цепи, или вырывать фонари из рук, был занят работой. Невидимые руки сталкивали захватчиков за борт. Вёсла соседних кораблей путались друг с другом.

С рёвом взорвалась галера. Кто-то сумел поджечь её запасы пороха.

Даджа вернулась к своей части битвы. Маг с сияющим подобно зеркалу латунным щитом отражал огненные стрелы от катапульты своего корабля. Сейчас она посмотрит, как долго он сможет удержать этот щит.

Когда магическая стена пиратов разлетелась на куски, Трис призвала шаровую молнию, которую она оставила перед своим телом на стене. Выжидая, она осмотрела флот. Где же этот Энахар? Разве их маг-заправила — как выразился Браяр — будет не на самом большом корабле? Наверняка же он будет поблизости от лидера пиратов.

Она осмотрела самые большие галеры. На каждой из них были мужчины и женщины, пылавшие внутренней силой, так что это был не показатель. Однако на дромоне в центре флота магов было больше, чем на остальных. Под алым флагом, который был на каждом корабле, здесь бился ещё и синий флаг поменьше, с эмблемой из скрещенных чёрных мечей. Поскольку больше нигде не было по два флага, она была готова поклясться, что этот корабль был флагманом.

«Это — за Эймери!» - закричала она, вытягивая из молнии в своих руках длинный разряд.

«За плотников, и за солдата, которой нравились собаки! Это за мёртвых родителей моего скворца!» - она метнула молнию со всей силы, вложив в неё свой гнев. Удлиняясь в полёте, она с громом пронеслась к кораблю, и ударила прямо в его центр.

Корабль взорвался фонтаном дыма и пламени. Трис вздрогнула, хотя её магическое тело было неуязвимо для летящих обломков. Мимо неё пролетели обгоревшие трупы, заставив её упасть духом. Внизу поднялся крик, когда куски флагмана начали падать на соседние корабли. Пылающие обломки дерева и раскалённый металл осыпались дождём; паруса загорелись. Длинный кусок пылающей мачты пронзил галеру поменьше, пройдя через её ют. Через секунду та взорвалась.

Глава 13

Трис вернулась в своё тело. «Так им и надо», - подумала она, открыв свои настоящие глаза. «Так им и надо. Они — просто кучка воров и убийц».

Засунув руку в карман, она вытащила серьгу Эймери. Она всё ещё светилась магией. Энахар был жив. Его всё-таки не было на флагмане?

- Сэндри? - спросила она.

Та открыла глаза и закашлялась. Вокруг них сгустился дым от горевшего кустарника.

- Трис, это было ужасно.

- Они хотели сделать это с нами, - указала Трис.

- Я знаю. Я знаю … ты права, - Сэндри покачала головой. Пираты были вредителями, которых следовало искоренять; она это знала так же хорошо, как своё собственное имя. Просто было трудно вспоминать об этом, когда те кричали.

- Его там не было, - Трис показала ей серьгу. - Мне надо найти его, Сэндри. Это всё он виноват. Он приказал убить Эймери. Поможешь мне отследить эту штуку до её источника?

Сэндри кивнула. Обе девочки закрыли глаза, и отделили от себя свои магические сущности. Они миновали широкую полосу зелёного огня, где Браяр и его шипы бились с высадившимися пиратами за обладание бухтой. Под его предводительством лозы били подобно кнутам, заставляя захватчиков отступить, в то время как маленькие колючие растения заползали в любые зазоры в одежде, которые могли найти.

В море рыскал водяной смерч Трис, обрывая вёсла, сбрасывая людей с палуб, и поедая верёвки, метавшись из стороны в сторону. Над дромоном зависло медное сияние, бывшее Даджей. Она призвала к себе якорь, и тот послушался, поднимаясь дюйм за дюймом, роняя водоросли и морскую воду. Поднеся его к средней части корабля, она позволила ему упасть. Он пробил палубы и обшивку не хуже камня из катапульты. Через дыру забила вода, корабль начал тонуть.

Трис осмотрелась в поисках серебряных точек, бывших магами. В некоторых местах их было так много, что их свечение сливалось в одну большую кляксу. Она постоянно теряла бледное мерцание нити от серьги среди них.

«Что же это за узор?» - поинтересовалась Сэндри. «Для чего он? Он огромен, чем бы он ни был!»

«Какой узор» - в замешательстве спросила Трис.

«Разве ты не видишь?» - позади, на стене, Сэндри обняла Трис одной рукой. «А теперь?» - магическая сущность Трис поднялась выше над флотом. Теперь, когда она соприкасалась с Сэндри, узор был ясно виден, даже для кораблей, которые отплыли в сторону, или вообще отсутствовали.

Магические нити проходили от мага к магу. В некоторых местах — где они потеряли магов — зазор между магами был особенно велик, и нити были тоньше, но общий шаблон держался.

Узор сходился на маленьком корабле позади флота. Другие нити шли от него на запад — к Саммерси. Трис знала, что маги флота, стоявшего у гавани, находились на концах этих нитей.

Сэндри прикоснулась к нити, шедшей от серьги Эймери, затемняя её из серебряной до тёмно-зелёной, пока Трис не сумела чётко различить её среди всей остальной магии. Она тоже вела к этому кораблю.

«Порядок?» - спросила Сэндри.

«Спасибо» - ответила Трис.

На стене Сэндри убрала от неё руку.

«Будешь милосердной?» - спросила она, глядя на пиратов и рабов, бившихся в водах бухты.

Трис стремительно умчалась.

Сэндри опустилась, желая поближе посмотреть на фигуры, которые сплетались из нитей. Что-то тут было не так. Она подобралась ещё ближе, зависнув над кораблём, где сходились три магических линии. Она робко прикоснулась к месту их соединения.

Темнота окутала её глаза, рот и руки. Она в ярости забилась, когда что-то потянуло прочь её магическую сущность. Вырваться не удавалось. Вдалеке она увидела, как обрушился её магический барьер на стене. Теперь кто угодно мог подойти к их телам. Она только могла молиться о том, чтобы это произошло скорее.


Выбрав новый дромон, чтобы поработать над ним, Даджа выпустила свою силу, ища металл. Здесь было ещё что-то знакомое: много хорошего угля, вроде того, который они с Фростпайном использовали в кузнице. «Порох!» ‑ радостно подумала она.

Корабль похоже был пороховым складом. Она заострила свои чувства, пока не нашла дверь, за которой он находился. На ней мерцал свет, но на металлической защёлке ничего не было. Если она просто откроет дверь, и раздует подобно мехам находящуюся внутри лампу …

Она с готовностью прикоснулась к защёлке.

Невидимая сеть обернулась вокруг неё, окутав её подобно гусенице в коконе. Из её вен потекла сила. Куда она шла? Кто крал её магию? Она пыталась крикнуть остальным, но её связь с ними пропала.


Они наконец побежали, подонки, пытавшиеся обратить его друзей в рабство. Браяр, пролетая сквозь заросли кустарника, обхватил шипастой лозой ногу одной из замешкавшихся захватчиков. Её товарищи отрубили лозу, высвободив женщину, протащили её к баркасу и оттолкнулись от берега. Браяр отпустил их. Четырёх- и пяти-футовые ленты водорослей, росшие в бухте, схватят их вёсла. Пусть посидят на солнышке, без пресной воды, пока не сгорят, как те несчастные лозы.

Он прошёл по колючим кустам, раздумывая, что делать дальше. Что-то блестящие привлекло его внимание. Спеша спастись от его оживших иголок, пираты обронили что-то похожее на золотой медальон. Он мерцал частицей магического огня. Браяр решил, что это наверное был защитный медальон; по крайней мере он был похож на такие амулеты, которые он когда-то крал. Если он спрячет его, то сможет потом забрать, когда пираты уйдут. Судя по всему, до этого осталось не долго; их флот выглядел неважно.

Протянувшись к земле, он коснулся медальона.

В его голове прозвучал неприятный звук, неприятно похожий на лязг засова тюремной двери. Он неожиданно застыл на месте, не в силах двигаться или позвать на помощь. И что было хуже — гораздо, гораздо хуже — его сила потекла из него по нескольким прежде невидимым нитям, которые шли от медальона к флоту. Его магия истончалась. Без неё растения чахли. Они падали. Путь к Спиральному Кругу был открыт для любого, что решил бы развернуться и грести обратно — и восемь баркасов так и поступили.


Полёт Трис к кораблю в задней части флота оборвался ударом о какой-то барьер. Отпрянув, она осмотрела его; его создатель каким-то образом скрыл его магию. Она закружилась подобно циклону, стягивая свою силу в тонкий наконечник. Метнувшись к барьеру, она пробурилась через него, и полетела дальше. Она наткнулась и на второй такой барьер, а затем — на третий: на них она потратила ещё меньше времени, чем на первый.

Добравшись до корабля, она протянулась обратно к своему телу, и призвала искры из своих волос. Она вытягивала их по мере приближения, превращая в разряд. Тот почти достиг её, когда в её сознании прозвучал странный магический голос:

«Весьма впечатляюще, девочка-с-молниями. Однако, я бы на твоём месте посмотрел по сторонам. Брось в меня молнию, и последствия тебе не понравятся».

Она уже слышала этот холодный металлический голос раньше. Где?

Остров Куска. Нико накладывал заклятье на её линзы, и часть разговора достигла её ушей. Говоривший сказал собеседнику: «Сделай своё дело, и твой долг будет оплачен». Голос его собеседника тогда показался знакомым, и не зря: это был Эймери. Ей сразу следовало догадаться, что у её кузена неприятности.

«Не вини его, дитя» - посоветовал маг Энахар. «Я долго удил, чтобы поймать Эймери. Признаюсь, я никак не ожидал, что он принесёт мне такой улов».

«Ты убил его!» - воскликнула она.

«Так же, как я убью твоих друзей, если ты не будешь держать свою молнию подальше от меня. Вглядись ещё раз в мой узор».

Она повиновалась, и к своему ужасу увидела, что чёрные нити вплели Даджу, Сэндри и Браяра в узор серебряных нитей. Что хуже, Трис видела, как утекает их магия, перетекая в её сторону — перетекая к пиратскому магу.

«Не волнуйся», - радостно сообщил он. «Как только они отдохнут, они восстановятся, и я снова смогу использовать их. Ну что за приз, вы четверо! Такие сильные, в таком нежном возрасте! Тебе придётся объяснить, как вы сумели объединить себя».

«Я это объясню твоим костям», - храбрясь ответила Трис. Она втянула своих друзей в это, вломясь …

«Но я не хотела, чтобы они следовали за мной!» - в отчаянии подумала она. «Я пошла одна!»

«Ты знала — догадывалась — что они последуют за тобой», - сказала другая её часть. «Ты знала, что вчетвером вы сможете нанести серьёзный ущерб».

«Твои манеры оставляют желать лучшего», - упрекнул её маг-пират. «Эти тряпки Живого Круга похоже не понимают, что молодым требуется дисциплина. Что ж, пришло время поработать над этим. Ты мне сильно задолжала, девочка моя», - голос ещё более похолодел, хотя это не казалось возможным. «Ты убила мою сестру Пауху, обрушив молнию на её корабль».

«Хорошо», - огрызнулась Трис. «Я рада, что так поступила», - на вид её друзья спали. Она не могла позволить ему навредить им!

«Отпусти моих друзей, и я буду служить тебе», - сказала она ему, думая про себя: «Да я скорее покончу с собой».

«Отпустить такой куш? Не смеши меня!»

Позади, на стене, тощие пальцы разжали одну из её рук — ту, в которой она держала серьгу Эймери. Они вложили в её ладонь что-то лёгкое, и вновь сомкнули её.

Нико дал ей нить. Её собственный комок — который напоминал ей о влажных весенних ветрах и громе — попал прямиком в золотой ободок серьги. Трис положила сверху свой большой палец.

Её сознание коснулось присутствие их учителей. Ларк вложила в руку Сэндри её комок, который ощущался как мотки пряжи и блестящий шёлк. Фростпайн сделал то же самое для Даджи, подведя её смотрящее в никуда тело поближе к Трис. Розторн помогла телу Браяра соединиться с его собственной частью кольца.

«Давай» - прошептал Браяр. Трое забились в своих оковах.

«Ещё!» - закричала Трис. С корабля поднялись серебряные знаки и завесы. Она не хотела, чтобы они касались её.

«Раз, два, три!» - прокричала Даджа. Они навалились на свои путы. Сдерживавшая их магия стала ломкой, и распалась. Они были свободны.

Энахар зарычал в ярости. Паутина магии вокруг него побледнела. Он высасывал силу, как делал это с Сэндри, Браяром и Даджей, вытягивая её из других своих магов, чтобы напасть на четвёрку.

«Не думаю, что у меня хватит сил сражаться», - нервно сказала Даджа. «Фростпайн? Поможешь?»

Широкие ладони обхватили её плечи. Было такое чувство, будто у неё за спиной взошло солнце.

«Я уж думал, ты никогда не попросишь» - сказал он.

Ларк объединилась с Сэндри; Розторн — с Браяром. Трис подождала, пока не догадалась, что Нико ни за что бы не объединился с ней без приглашения. «У него хорошие манеры как у кота», - подумала она. Обращаясь к его присутствию в своём сознании, она сказала: «Пожалуйста?»

Он соединил свою магию с её. Четверо вновь стали одним целым, усилившись в дюжину раз благодаря появлению своих учителей. Создав магический клинок, они в восьмером обрушились вниз, разрубая нити, связывавшие Энахара с магами флота в бухте. Сначала по одной, затем по несколько, они подались. Следом за ними были разрублены узы магов, находившихся под Саммерси. Разойдясь, они отрезали Энахара: он остался один. Он мгновенно поднял серебряные щиты, сильные защиты, которые трудно было бы пробить.

Трис протянула руку. Молния, висевшая поблизости всё время, пока Энахар насмехался над ней, теперь легла ей в руку. Сэндри напитала её силой веретена, сделавшего их едиными. Браяр добавил зелёной силы колючек и шипов. От Даджи она получила белое сияние цепи в гавани.

Трис указала пальцем на щиты Энахара. «Бей», - прошептала она.

Молния с громом рассекла воздух. Корабль Энахара взорвался, вместе с его щитами.

Теневые пальцы обхватили Трис, утягивая её из рук Нико.

«Если тебе так хочется меня достать, значит пойдёшь со мной!» - прорычал умирающий маг. Он крепко вцепился в неё, утягивая девочку во тьму.

Ларк и Сэндри открыли глаза на стене Спирального Круга.

- Что-то связывает её с ним, - сказала Ларк. - Какой-то шнур …

Сэндри разжала стиснутые пальцы Трис, и вынула из них кольцо из нити, обнажив золотой ободок.

- Серьга Эймери, - прошептала она.

Нико, вернулся в своё тело, посерев. Так же поступили Браяр, Розторн, Фростпайн и Даджа.

- Думаю, я знаю, что делать, - сказала Торговка. Она взяла серьгу, и положила её на стену рядом с собой. В волосах Трис осталось несколько искр; она их собрала. Сэндри закрутила их, превращая в небольшой разряд молнии. Браяр ухватил его, направляя на серьгу. «Бей», - прошептали они хором. Разряд хлестнул по серьге, превратив её в каплю расплавленного металла.

Трис вырвалась из хватки Энахара, тот постепенно поблек и исчез. Она поднималась вверх из дыры, в которую он затянул её, пока не обнаружила, что скользит по магическим течениям моря. Возвращение эти путём займёт какое-то время. Она была слишком слаба, чтобы подняться выше, и оседлать какой-нибудь из ветров, но прибой принесёт её домой.

Плавая, она огляделась, и обнаружила страшное. На поверхности догорали пятна боевого огня, поджигая останки кораблей. Другие корабли пришли в движение, пытаясь уйти в открытое море, подальше от Спирального Круга. Повсюду плавали смешанные с обломками тела, некоторые из них горели.

Мертвецы дюжинами опускались на дно под весом цепей. Какие-то из них были разорваны на куски; другие обгорели. Некоторые были ещё живы, когда упали в воду, их лица были искажены паникой.

Рабы с галер, осознала она. Они не могли освободиться. Скольких из них она убила? И сколько из них не были повинны ни в чём кроме неспособности бежать — или защититься — когда за ними пришли пираты?

Сила — Ларк — нашла её плавающей среди мёртвых. Охватив её подобно сети, она вернула её домой.

Она услышала ликующие возгласы, и открыла глаза. Трое детей поддержали её, когда у неё подогнулись колени, и она покачнулась.

- Что за суета? - спросила она губами, которые чувствовались опухшими. Отсюда она могла видеть обломки, выживших, и тела; их начало выносить на берег. «Не могу больше это вынести», - подумала она, и закрыла глаза.

- Смотри! - радостно указал в море Сэндри.

Подняв голову, Трис посмотрела.

Вдоль полуострова шёл Эмеланский Флот. Они собрались, как и было обещано.

Выжившие пираты из флота в бухте вовсю старались скрыться прежде, чем у моряков Герцога появится возможность поймать их.

- Лучше тебе убрать водяной смерч, - заметил Браяр. - Герцог будет вне себя, если ты побьёшь его корабли.


С прибытием Флота, смертью их королевы и главного мага, с одним из флотов разбитым на части, и волшебниками без руководства, или в состоянии бунта, пираты дождались темноты — и бежали. Некоторые попались в лапы Флоту; другим удалось скрыться. Герцог Ведрис пообещал людям, что как только будет возможно, он отправит на Острова Битвы эскадру, чтобы выжечь оттуда пиратов. Все знали, что те вернутся, как возвращались в течение веков, но по крайней мере у законопослушных жителей было бы несколько спокойных лет.

В течение двух дней дети не делали ничего, только ели и спали, исключая Трис, которая ещё ухаживала за своей птицей. Даже если бы она глубоко спала, а это было не так, пронзительные крики разбудили бы её. Фростпайн вернулся в свою каморку над кузницей; Нико — в своё обычное место. Женщины выполняли в Дисциплине работу по дому вместо своих подопечных.

На третий день, уже встав, Трис нашла Розторн, которая возилась со своими томатами. - Я занята, - недовольно сказала посвящённая, покрепче подвязывая стебель к поддерживавшему его столбику.

Трис такое приветствие не так сильно, как испугало бы неделю назад.

- Я хотела бы попросить об одолжении, если можно.

Розторн поправила широкополую шляпу, чтобы лучше видеть лицо Трис:

- Мой ответ - «нет».

С полу-улыбкой Трис сказала:

- Нико говорит, что всю неделю будет занят на собраниях. Я хотела бы помогать после обеда в лазаретах, пока не возобновятся мои уроки. Им нужны люди, чтобы приносить воду и еду, и так далее. Но я смогу это сделать, только если кто-то приглядит за Криком.

- Криком?

- Я так его называю — потому что именно это он и делает.

- Понятно, - сказала Розторн, стряхивая с томата пылинку. - Почему именно лазареты? - спросила она.

Собираясь было отказаться отвечать, Трис передумала:

- Ларк сказала, что туда доставили раненых пиратов. Некоторые из них там из-за меня, поэтому … я должна помочь.

- Тебе не понравится, - заметила Розторн. - Там пахнет — блевотиной, гниющей плотью — многие из них обгорели. Они тебя не поблагодарят.

Ларк сказала то же самое. Не то чтобы Трис им не верила — наоборот. Просто это не меняло того факта, что она должна была что-то сделать, чтобы успокоить призраки плавающих мертвецов, наводнившие её сны.

- Меня впервые кто-то за что-то поблагодарил, после того, как я приехала сюда. Так что я не привыкла ожидать от людей благодарности.

Розторн поправила подвязку на кусте.

- Только после обеда?

Трис кивнула.

- Ладно. Сегодня мы с тобой поговорим о том, что будет с Криком — Мила, ну и имечко! - с Криком дальше. Он скоро будет готов к полёту.

Трис кивнула.

- Ну, тогда ступай. Оставь его в моей мастерской. Когда он захочет есть, я услышу его.


Розторн и Ларк не ошиблись: в лазаретах было отнюдь не мило. В жаркие послеобеденные часы запах раз за разом вызывал у Трис тошноту. Ожоги надо было прочистить, грязные бинты — отмыть в кипящей воде и развесить на просушку. Она таскала вёдра с водой до ломоты в спине, ногах и руках. Используемое там едкое мыло заставило её руки покраснеть и покрыться трещинами. Каждую ночь Дадже приходилось заставлять её проснуться, когда она засыпала в своей ванне в банях храма Земли. Никто не благодарил её, кроме лекарей, и даже они делали это редко. Пленные пираты, которых после поправки ждало правосудие Герцога, огрызались, насмехались над ней, дёргали её за волосы, или выбивали вещи у неё из рук. Несколько рабов, которых удалось спасти, лишь безмолвно смотрели в потолок.

Пока Трис и её друзья атаковали флот, через щиты пробилось три бомбы. Одна из них упала на крыло главного общежития для девочек. Посвящённые храма Воды в конце-концов запретили Трис работать в том лазарете: она разбрасывала вокруг себя молнии каждый раз, когда входила в него.

На восьмой день посвящённые отправили вылечившихся преступников на суд Герцога в Саммерси. Когда их не стало, осталось меньше половины пациентов. Поскольку теперь лекарей хватало на всех, Трис поручили мыть полы в недавно освободившихся помещениях. Она вымыла половину, когда сзади послышались шаги. Подняв глаза, она увидела Нико.

- Ты готова возобновить свои занятия? - спросил он.

Она поправила очки на переносице.

- Когда закончу мыть пол.

- У тебя есть какие-то мысли по поводу того, на каких областях твоих талантов нам следует сконцентрироваться? - прозвучал казалось бы праздный вопрос.

Её ответ праздным не был:

- Мне надо научиться контролировать себя, Нико — по-настоящему. Во всём. Я думаю, остальное может подождать, - яростно помешивая воду в ведре, она смотрела на пузыри, чтобы не дать ему заметить, как задрожали её губы. Она начала опасаться, что сны с рабами-утопленниками будут преследовать её всю оставшуюся жизнь. - Я не хочу, чтобы это снова произошло — никогда.

- По крайней мере теперь ты это знаешь, - тихо сказал он, закатывая рукава. ‑ Ты могла бы стать ещё одним Энахаром, живя за счёт людских страданий.

Она подняла на него взгляд острых серых глаз.

- Другие маги — все они были рабами? Эймери сказал, что пока Энахар связывал его кровью, он был вынужден повиноваться ему. Но … он и деньги тоже любил, Нико — деньги и власть. Это было ясно.

- Большинство магов служило ему по своей воле, - тихо ответил он. ‑ И если бы Эймери воспротивился Энахару, то он заплатил бы за это ещё большим количеством своей крови.

- Грязные джишэн, - прошептала девочка, оттирая пол.

Нико нашёл ещё одну щётку, и помог ей домыть комнату.


Позже в тот же день, после обеда, Трис собиралась кормить Крика на большом столе, когда вошёл Браяр, поднеся ей маленькую закрытую тарелку. Сэндри и Даджа вошли следом — он намекнул, что припас кое-что особое.

- Розторн говорит, что надо начать давать ему вот этих, - проинформировал он Трис, протягивая ей тарелку.

- Розторн? - позвала Трис.

- Это его естественная еда, - послышался ответ из мастерской. - Он не выживет, когда ты освободишь его, если не начнёшь давать ему их сейчас.

Браяр элегантно поднял крышку тарелки. Трис посмотрела, и съёжилась: внутри извивалась пара червей, горстка личинок и маленькая белая гусеница.

Медвежонок встал на задние лапы, чтобы посмотреть в тарелку. Ухватив его за ошейник, Даджа придержала его, на случай если он решит, что пришло время отведать птичьей еды.

Крик, всё ещё накрытый платком в своём гнезде, завопил.

- Брось их ему в гнездо, - предложила Трис Браяру.

- Не могу. Розторн говорит, что их надо класть ему в рот, как и всё остальное, - Браяр протянул металлические щипчики, сродни тем, которыми леди выщипывают себе брови. - Эти должны помочь. Давай, мама-птица – он хочет ужинать.

- Ненавижу жуков, - настаивала на своём девочка. - Они … сохрани меня Шурри, они извиваются.

- Давай, купеческая дочка, - ухмыляясь сказала Даджа. - Ты выстояла против пиратов, землетрясения и Розторн — разве парочка насекомых с ними сравнится? У неё нет саранчи? - спросила Торговка Браяра. - Она хороша в жаренном виде, но и в сыром тоже ничего.

Трис подавилась.

- Ничего из того, что летает, там нет, иначе оно бы давно уже улетело, - сказал Браяр. - За работу, Четырёхглазая. У нас нет целой вечности.

- А может, ты это сделаешь? - умоляла Трис Сэндри. - Ты ничего не боишься.

Сэндри завела руки за спину:

- Я — не его мама, - ответила она, злобно ухмыльнувшись.

- Я — тоже! - воскликнула Трис.

Браяр вложил в её руку щипчики, и обхватил их её пальцами.

- Гусеница уползает, - отметила Даджа. Она щелчком отправила её обратно в тарелку.

- Тогда ты это сделай! - Трис с готовностью протянула ей щипчики. - Тебе нравятся жуки!

Даджа осклабилась, и отступила.

- Сэндри права. Я — тоже не его мама.

Никто из них, кроме Медвежонка, не обращал внимание на гнездо, платок на котором задёргался, и наконец сполз. Его обитатель выбрался наружу. Почти оперившийся, Крик был три дюйма в длину от гузки до головы, с ещё двумя дюймами хвоста. У него ещё были пеньки перьев, но его чёрные глаза были внимательны и широко открыты. Он заковылял через стол, крича.

Пёс убежал. Четверо детей смотрели на Крика.

- Может, он будет есть из тарелки, - предположила Даджа. Она подвинула её к нему.

Крик обошёл её, ни на секунду не затыкаясь, и направился к Трис. Когда она протянула к нему руку, он клюнул её в палец.

- Ай! Крик …

Он закричал — и клюнул — опять. Трис попятилась.

Крик последовал за ней, и упал с края стола. Сэндри и Трис ударились головами, пытаясь поймать его, в то время как птица — лёжа на растянутой юбке Сэндри — продолжала вопить. Когда Трис взяла его на руки, он продолжал клевать её. Она держала его, морщась от боли.

- У него острый клюв, - пожаловалась она.

- Что угодно ради тишины и покоя, - взяв щипчики, Браяр взял червя, и поднёс его к Крику. Птенец последний раз ткнул её, и уселся в её руках, широко открыв клюв. Браяр бросил в него червя. Крик сглотнул. Похоже он раздумывал над тем, что он только что съел.

- Ну, так уже лучше, - со вздохом отметила Сэндри.

Крик завопил.

- Моя очередь, - Даджа взяла щипчики и предложила птице гусеницу. Её Крик раскусил надвое, позволив ей удержать одну половину, пока он проглотил другую. Когда лакомство оказалось в его брюшке, он выхватил из щипчиков другую часть.

Сэндри взяла червя пальцами. Крик принял это подношение так же, как и гусеницу, аккуратно откусывая от него.

- Твой черёд, мама, - Браяр пододвинул гнездо к Трис, чтобы она могла поместить своего подопечного в его кроватку. Крик завопил.

Медленно и робко Трис взяла щипчиками личинку, поморщившись, когда её крепкая хватка размозжила подношение. Она поднесла щипчики к широко раскрытому клюву птенца, и опустила в него личинку.

Все зааплодировали. Крик моргнул, вздохнул, и устроился подремать.

Примечания

1

англ. «Glassfire» - Стеклянный огонь (прим. перев.)

2

ориг. «Starling» - скворец, от англ. «star» - звезда (прим. перев.)

3

англ. б'аскер - бродячий актёр, певец, акробат и т.п.; выступает на улицах, в пабах и т.п.; существует на подаяние прохожих (прим. перев.)

4

англ. «Skyfire» – Небесный Огонь (прим. перев.)


home | my bookshelf | | Книга Трис - Сила в Шторме |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу