Book: Райская птичка



Райская птичка

Маргарет Роум

Райская птичка

Глава 1

Коктейль-бар главного отеля Папеэта был заполнен нарядной щебечущей толпой. Здесь собрались в основном люди молодые, но попадались и элегантные мужчины и женщины пожилого возраста. Было время аперитива на управляемом Францией Таити, самом беззаботном острове во всем Тихом океане. Папеэт, его столица, недаром слыл центром веселья и развлечений.

Яркий декор помещения бледнел перед блеском платьев, героически соперничавших одно с другим. Алые лепестки гибискуса терялись на фоне желтых лимонов, зеленая листва доблестно сражалась с густым океанским аквамарином, небесная голубизна терпела неудачу в попытке победить кислую остроту лайма. Пестрые длиннохвостые попугаи пронзительно кричали, их резкие, неприятные голоса терзали уши и казались неуместными здесь, как и сами птицы, лишними в этом море красок. Поэтому не было ничего удивительного в том, что, когда официант почтительно проводил двух новых посетителей к свободному столику, все взгляды с облегчением обратились в их сторону, чтобы немного отдохнуть на бледно-лиловом шифоне царственной пожилой леди, сопровождаемой высоким молодым человеком. Наступило минутное молчание, и в эту недолгую тишину как раз и упали слова Линетт Саутерн. Впоследствии она готова была отдать все свое годовое содержание, лишь бы забрать их назад, но в тот момент они выскочили, и ей пришлось закончить речь хотя бы для того, чтобы сохранить лицо.

— Естественно, я голосую за брак с испытательным сроком! Если кто-то купил одежду и она ему не понравилась, можно вернуть ее назад. Почему же тогда наше современное общество терпит столь старомодную систему, заставляющую двух людей связывать себя браком на долгие годы только потому, что у них не хватило здравого смысла узнать друг друга получше, прежде чем свадебные кандалы надежно защелкнулись?

Последние несколько слов прозвучали уже не столь убедительно — она внезапно почувствовала, что численность ее аудитории увеличилась. Но, быстро пробежав взглядом по окружавшим ее лицам — одни выражали возмущение, на других была написана жалость, третьих это явно забавляло, — Линетт гордо вскинула голову и вызывающе дерзко добавила:

— Я настаиваю на испытательном сроке для брака!

Ее утонченные компаньонки начали выступать со своими мнениями, и волна разговоров, на время прерванных, вновь покатилась по залу. Линетт осмотрелась, и ее взгляд утонул в непостижимых и бездонных синих глазах мужчины, сопровождавшего пожилую леди. Она едва успела заметить строгое, хмурое выражение лица и презрительный изгиб властно очерченных губ, прежде чем толпа людей закрыла от нее эту странную пару. Однако девушка почувствовала, что за долю секунды он рассмотрел каждую деталь ее наружности. Яркого оттенка и свободного покроя костюм, казалось, вызвал у него отвращение, а экстравагантная прическа — короткая стрижка и белокурые завитки надо лбом — тоже не сказала ему ничего в ее пользу, хотя и была последним писком моды в парикмахерском искусстве. «Хорошо, что я не переусердствовала с пурпурной помадой и фиолетовыми тенями для век, — подумала Линетт, даже не удивившись, что молчаливое неодобрение незнакомца так ее расстроило и подействовало на нервы, — иначе у этого сноба был бы еще один повод для осуждения!»

Линетт повернулась спиной к смеющейся элегантной толпе и прислушалась к разговору своих приятелей. Винс Чемберс, ее кавалер, восхищенно покачал головой:

— Ну ты и сказанула, Линетт! Величественные престарелые дамы были жестоко шокированы! — Он одобрительно рассмеялся, но ответная улыбка девушки была немного неуверенной.

«Я сделала это вновь! — мысленно призналась она себе, и тошнотворное чувство отвращения связало узлом все у нее внутри. — Почему, ну почему я не могу высказать свои настоящие мысли, вместо того чтобы потворствовать людям, с которыми вынуждена общаться?» Она ненавидела себя за слабость, за бесхарактерность, за дурацкое выступление в защиту низких моральных стандартов пресыщенной развлечениями компании, называемой ею — за неимением другого слова — своими друзьями.

Два года назад Эдгар Саутерн, удачливый промышленник и финансовый магнат, имеющий репутацию одного из богатейших людей Англии, вызвал дочь в свой рабочий кабинет на втором этаже их роскошного дома и хмуро заявил:

— Я решил, что с тобой что-то нужно делать, Линетт!

— Зачем, папа? — спросила она, искренне недоумевая.

Отец помрачнел еще больше и, прежде чем продолжить, порылся толстыми пальцами в коробке сигар. Линетт терпеливо ждала, пока он отрубал кончик сигары и закуривал, но вопрос, оставшийся в ее серых глазах, казалось, рассердил его, и, вместо того чтобы подобрать слова, смягчающие критику, Эдгар Саутерн проворчал:

— Девочка моя, ты когда-нибудь смотрелась в зеркало? Я потратил сотни фунтов, чтобы ты училась в лучших школах, в школах для избранных, где уделяют особое внимание хорошим манерам, чувству стиля и тому подобному, а что ты там приобрела? Ни-че-го! Только взгляни на себя, дитя мое! Ты закончила самый дорогой пансион благородных девиц в Париже два года назад, но после него я могу послать тебя только в Бредфорд, к родным твоей матери, — вот и вся польза! — Эдгар Саутерн пожал плечами и развел руками, показывая, как мало она собой представляет, коль скоро он не считает ее способной попасть в другое общество.

Сам он изрядно преуспел с тех пор, как женился на матери Линетт. Мэри была его детской любовью еще в те дни, когда они оба жили на грязной улочке с небольшими, припавшими к земле домишками возле одной из дряхлых мельниц Бредфорда. Но Эдгар был весьма честолюбив. Он упорно работал, и его феноменальные успехи превзошли даже самые безумные надежды. Жена, Мэри, была кроткой, мечтательной особой, совершенно лишенной амбиций. Успех мужа поначалу обрадовал ее, а затем, когда деньги стали буквально сыпаться в сундуки и Эдгар прорвался в высший свет, она испугалась, замкнулась в себе, наотрез отказалась быть постоянно на виду. Она проводила все дни со своей маленькой дочкой, находя в этом удовольствие. Эдгар в конце концов подал на развод. Мэри умерла восемь лет назад, оставив после себя совершенно потерянную и сбитую с толку двенадцатилетнюю дочь и немного пристыженного мужа.

Все раздражение, накопившееся в Эдгаре Саутерне из-за отсутствия уверенности и лоска у жены, зеркально отражалось в пренебрежительном взгляде, которым он всегда окидывал дочь, ее мятые джинсы и грязные футболки. Линетт в такие минуты страстно хотелось быть леди с обложки глянцевого журнала, именно такой светской красавицей, какой и мечтал видеть ее отец. Но она не могла. Рауты, вечеринки и показы мод оставляли ее равнодушной. Она была гораздо счастливее, когда копалась в земле, помогая садовнику, или совершала длительные прогулки со своими собаками, ощущая капли дождя на лице и порывы ветра. Пансион она ненавидела. Безразличие к светским условностям и непрестанным разговорам о мужчинах и замужестве — тема, занимавшая мысли почти всех девушек, — сделало Линетт изгоем, игнорируемым всеми, за исключением одной милой француженки, искренне привязавшейся к ней. Дружба с Вивьен сделала последние шесть недель ее пребывания в пансионе более или менее терпимыми.

Эдгар Саутерн пристально смотрел на дочь, и та начала быстро-быстро моргать, сдерживая слезы, — еще одна привычка, сильно раздражавшая отца и, по его мнению, свидетельствовавшая о недостатке достоинства и воспитания. Вспыльчивый Эдгар принялся угрожать:

— Я заставлю тебя выучиться хорошим манерам! Что за нелепая ситуация — человек, имеющий все, унижен и разочарован собственной семьей! Сначала мать капризничала, а вот теперь и ты не можешь подкрепить мою репутацию! Мне нужна хозяйка дома, способная по высшему разряду принять моих гостей и деловых партнеров, твердой рукой управлять хозяйством. Другими словами, мне нужен ценный вклад, а не помеха!

Линетт даже не обиделась, прекрасно понимая, что для отца она всего лишь очередной инвестиционный проект, к сожалению не принесший ему никаких дивидендов. Но она любила отца, восхищалась его упорством и сильной волей, ценила его достижения в бизнесе и теперь больше, чем когда-либо, желала его одобрения.

— Я сделаю все, что ты скажешь, папа, все, что угодно. Стану проявлять интерес к моде, буду регулярно ходить в парикмахерскую…

— Я уже придумал кое-что получше! Ты помнишь девицу по фамилии Сэттон? Достопочтенную [1]Мерли Сэттон? По-моему, вы вместе учились в пансионе?

Само это имя заставило Линетт застыть в мрачном предчувствии. Помнит ли она ее? Как она может забыть того, кто сделал два года ее жизни в пансионе ночным кошмаром? Избалованная, капризная девица из аристократического семейства, у которой не было никакой необходимости заканчивать школу хороших манер, никогда не скрывала презрения к дочерям людей, добившихся успеха собственными силами и посылавших своих отпрысков в подобные заведения. Линетт она особенно ненавидела.

У девушки заледенела кровь, когда отец спокойно продолжил в своей обычной самодовольной манере:

— Я одно время вел дела с лордом Сэттоном, но этот бизнес оказался гибельным для него. Фактически он был на грани банкротства. Я помог ему всем, чем мог, естественно, и теперь он в долгу у меня на довольно крупную сумму. Вот почему, — Эдгар радостно улыбнулся, — мне не потребовалось долго уговаривать его дочь согласиться с моими планами.

— Какими планами? — вздрогнула Линетт, и смутные подозрения начали обретать в ее мозгу определенную форму.

— Она займется тобой! — Эдгар удовлетворенно потер руки. — Ты не найдешь лучшей наставницы. Эта маленькая леди знает все! Я договорился, что она возьмет тебя под крыло, по крайней мере на год, в надежде, что ты переймешь хоть немного ее лоска!

Линетт покраснела от ярости, и ее длинные шелковистые ресницы опять предательски задрожали.

— Но, папа, ты не можешь!.. Не должен!..

Прежде чем она смогла выстроить свои возражения в связную фразу, Эдгар вскочил с кресла и сделал пару шагов в ее сторону. Линетт с беспокойством заметила, что у него на висках набухли вены, — так бывало всегда, если он старался сдерживать свой гнев. Гипертония отца давно уже была источником беспокойства в семье, и девушка закусила губу, решив промолчать, — только бы он успокоился.

— Я могу, и я сделаю! — злобно прошипел Эдгар, брызгая слюной, затем возвел очи горе и страдальчески возопил: — Есть ли в мире еще хоть одна такая же дура, которая возразила бы против кругосветного путешествия с чеком на предъявителя в руках и возможностью покупать все, чего она только пожелает?! — Он свирепо уставился на дочь. — Я предлагаю тебе весь мир на тарелке, девочка моя, постарайся хотя бы не уронить эту чертову тарелку!

Вот почему после шести месяцев бесцельного странствования по Европе в поисках светского лоска и изысканности, которых так желал для нее отец, Линетт оказалась в Папеэте. Мерли высокомерно проинформировала ее, что в это время года город является центром развлечений для представителей высшего общества, живущих полной жизнью и стремящихся к постоянной смене декораций вокруг себя…

Отмахнувшись от воспоминаний, Линетт подняла глаза и увидела, что Мерли задумчиво наблюдает за ней. Нервы ее напряглись, как всегда, когда она чувствовала на себе взгляд «наставницы», но сейчас ей удалось справиться с детской привычкой часто моргать при малейшем расстройстве и спокойно ответить на ее взгляд. Мерли отточенным движением загасила окурок сигареты и переключила свое внимание на Винса, который все еще улыбался, выражая восхищение высказанной Линетт точкой зрения.

— Большинство мужчин, — изящно и нежно, как кошка, замурлыкала Мерли ему, — восприняли бы эти слова Линетт как приглашение, дорогой. Мы все знаем, что ты к ней неравнодушен, так почему бы тебе не арендовать небольшой островок в океане и не похитить ее на месяц, чтобы проверить, как вы оба поладите? Но возможно, — добавила она вкрадчиво, — ты боишься, что ее папочка не одобрит этого?

Выстрел достиг цели, и Винс Чемберс неприязненно посмотрел на Мерли. Она знала, что он хочет Линетт, и не только из-за денег (хотя наследство было одним из главных факторов), но никогда не осмелится пойти против Эдгара Саутерна — никто из его окружения не осмелился бы. Эдгар обладал влиянием и властью и, перейди ему кто-то дорогу, без колебаний уничтожил бы своего обидчика, втоптав в грязь заодно с теми, кто отважился бы поддержать его. Поэтому ради своей семьи, каждый год финансировавшей его увлекательную шестимесячную прогулку вокруг земного шара, Винс должен был вести себя очень осторожно. Он решил проигнорировать циничную ремарку Мерли и сконцентрировал все свое внимание на обаятельной Линетт с ее светскими, но совсем не скучными манерами.

Глаза Винса восторженно засияли, когда Линетт повернулась к нему. Казалось невероятным, что это все та же девушка, которая полгода назад уныло притащилась в кильватере у Мерли на вечеринку в его лондонскую квартиру. Винс смущенно вспомнил, как он упрекнул Мерли за отсутствие у ее компаньонки savoir faire [2]и недостаток шика, отличавшего всех девушек, посещавших его «пати».

— Послушай, Мерли, дорогая, — негодующе прошептал он ей тогда, — где ты ее выкопала?

Мерли не хватило деликатности понизить голос.

— Разве я не говорила тебе, дорогой? — усмехнулась она. — Я теперь девушка работающая. «Мерли инкорпорейтед». Превращаю гадких утят в лебедей, служу нуворишам. И это мое первое задание!

Винса вновь обожгло, когда он вспомнил затравленный взгляд Линетт, стоявшей в одиночестве под шквальным огнем забавлявшихся ее видом глаз, но она оказалась отважной малышкой и не дала стрекача, а выдержала все от начала и до конца, хотя это был, наверное, самый ужасный вечер в ее жизни.

Сейчас она уже не нуждается ни в жалости, ни в сочувствии, думал Винс, блуждая взглядом по девушке. Она научилась держать себя достойно в любом обществе. Голос ее, когда она вступала в разговор или, сверкая остроумием, парировала выпады, звучал уверенно. И даже Мерли, поначалу во всем ее превосходившая, теперь не являлась центром внимания, как бы ей того ни хотелось. Трансформация была поразительной, и более всего во внешнем виде. Линетт не довольствовалась простым копированием Мерли, а пристально изучала манеры и одежду всех тех, кто был вокруг нее, и теперь уже учитель смотрел на своего ученика, ища совета. Винс тихо хихикнул, вспомнив замешательство Мерли при взгляде на прекрасно одетую для вечернего торжества Линетт. Ревниво прищурившись, Мерли заметила: «Я не очень уверена, что тебе стоит так одеваться, Линетт. Это немного скандально, даже для Папеэта». На что Линетт спокойно ответила: «Но, дорогая моя, одна особа из королевской семьи совсем недавно была сфотографирована в подобном наряде на отдыхе в Греции! Возможно, — она весело подмигнула, — ты становишься немного старомодной, Мерли?» Даже Винс понял тогда: это бросок перчатки, вызов, месть, и не был удивлен, что атмосфера вечера кипела ненавистью по отношению к Линетт, ненавистью, которую Мерли на самом деле никогда и не пыталась скрыть.

Внезапно его вернул к действительности пронзительный голос Кай Шерман, богатой, изнеженной и пустоголовой американки, входившей в их компанию.

— Лукас, пупсик, ты не знаешь, кто этот бандитского вида мужчина, который сидит вон там? — визгливо спрашивала она у своего мужа. Прежде чем Лукас успел ответить ей отрицательно, Кай обратилась к девушкам: — Дорогие, вы не думаете, что он похож на разбойника? Вполне можно представить его с черной повязкой на глазу и абордажным крюком в руке. Только вообразите себе, как он бросается в бой с любым, кто дерзнет оспорить его права! Интересно, каково это — быть замужем за таким необычным мужчиной?

Проигнорировав сдвинутые в неудовольствии брови Лукаса, она повернулась на стуле, чтобы бросить еще один взгляд на молодого человека, который, занятый разговором с пожилой леди в светло-лиловом, не обратил на комментарий никакого внимания. Линетт даже покраснела от смущения, когда обитатели соседнего с ними столика уставились на американку. Одна из них, шикарная француженка средних лет, слегка наклонилась в их сторону и с озорным огоньком в глазах проинформировала Кай:

— Вы не слишком ошиблись в своей оценке Луиса Эстеваса, маркиза де Парадиза, chйrie [3]. Он наполовину испанец, наполовину француз. Всю свою жизнь этот человек заставляет женщин рыдать, но мы все равно без ума от него. Что же до того, что он похож на разбойника… пусть его прозвище скажет само за себя. У островитян на Парадизе он известен как Le Pirat!



— Пират! — восторженно выдохнула Кай, — Пират с острова Райского! О, прямо мурашки по коже!

Француженка громко рассмеялась, забавляясь выражением лица Кай, затем добавила:

— Ах, но наш дорогой Луис вполне цивилизован, по крайней мере внешне. В юности он славился своими дерзкими эскападами, не подобающими его титулу. Но зрелость и, я полагаю, его бабушка, графиня Гитот, с которой он сейчас беседует, объединились, чтобы смирить пиратские наклонности, унаследованные им от своих предков, и теперь он полноценный член нашего светского общества. Единственная условность, которой наш дорогой маркиз все еще сопротивляется, — это женитьба, и, уверяю вас, не из-за отсутствия возможностей и претенденток!

К облегчению Линетт, француженка подарила им последнюю улыбку и полностью переключилась на собственную компанию. Все это время Линетт боялась, что пронзительный голос Кай донесется до столика, за которым сидели Луис Эстевас и его бабушка, а если еще один ледяной взгляд человека со сдержанными манерами маркиза и противоречащей им репутацией пирата будет направлен в ее сторону, она этого не вынесет. «Интересно, кто из них настоящий — маркиз или пират? Наверное, стремление найти ответ на этот вопрос, которое пробуждается у большинства женщин, и является причиной его популярности у слабого пола», — презрительно подумала Линетт, довольная осознанием того, что любопытство никогда не было ее слабостью и, следовательно, сама она имеет стойкий иммунитет к его чарам.

Очевидно, Кай и Мерли иммунитетом не обладали — обе казались совершенно очарованными мужчиной, чье присутствие произвело впечатление на весь зал. Сердитый румянец, полыхавший на щеках Линетт, должен был предупредить Кай — мол, веди себя благоразумно, рядом Лукас, — но американку, похоже, не беспокоили чувства мужа.

— О, — хриплым голосом произнесла она, — что бы только я ни отдала, лишь бы суметь заинтересовать его!

Взгляд Линетт, полный сочувствия, обратился на Лукаса, но прежде, чем она смогла найти слова, чтобы облегчить боль, причиненную ему женой, в разговор вмешалась Мерли, неприятно посмеиваясь:

— Кай, душечка, ты не сумеешь! Ты и так уже в наручниках, или, как красиво выразилась совсем недавно Линетт, в свадебных кандалах, так что тебе придется сидеть в сторонке и наблюдать за нами, одинокими девушками, закидывающими удочку в надежде получить свой приз!

Кай надула губки.

— Ты имеешь в виду, что тоже хочешь добиться его благосклонности? Ладно, — она пожала плечами, — тогда мы все оказываемся вне игры.

Винс, до этого сидевший со скучающей миной, внезапно решил вмешаться.

— Почему это? — резко спросил он Кай. — Ты намекаешь, что Мерли — самая роковая женщина в нашей маленькой компании?

Глаза Мерли сузились от удивления — неужто кто-то осмелился усомниться в ее превосходстве на поле битвы? — и Винс, глубоко удовлетворенный тем, что ему удалось задеть ее тщеславие, продолжил:

— Я отдаю свой голос за Линетт. Может быть, я пристрастен, — он повернулся, чтобы нежно улыбнуться девушке, — но, считаю, она единственная, кто сможет низвергнуть благородного и могущественного маркиза с его незаслуженного пьедестала, если, конечно, сама того пожелает.

У Мерли щеки запылали от ярости. Неотесанная провинциалка, которая лишь недавно приобрела внешний покров утонченности и искушенности, может оказаться угрозой ее планам?!

— Линетт не имеет ни малейшего понятия, как обращаться с такими мужчинами! — презрительно фыркнула она. — Маркиз просто проглотит ее и не подавится!

Линетт держалась молодцом. Самообладания ей было не занимать, она уже научилась носить маску безразличия в присутствии Мерли как защиту против язвительного остроумия своей «наставницы». Взгляд девушки быстро пробежал по лицам компаньонов и решительно остановился на Мерли.

— Ты, Мерли, можешь охотиться на свою жертву в одиночку, — холодно произнесла она, — я в этом не участвую! И, для общего сведения, добавлю: из того малого, что я узнала о нем и увидела, следует, что маркиз де Парадиз так же фальшив, как и его титул! Просто смешно, что человек, имеющий слишком высокую самооценку из-за подхалимства простых жителей островов, выглядит важным в глазах остальных! Наверное, он порет своих подданных, если те осмеливаются разойтись с ним во мнениях. И любая женщина, достаточно глупая, чтобы пожелать выйти замуж за подобного мужчину, заслуживает глубокого соболезнования!

Линетт услышала, как Кай судорожно втянула в себя воздух, и, взглянув на нее, обнаружила, что взгляд американки прикован к чему-то над ее головой. Обернувшись, она увидела — совсем близко — мужчину, которого только что поносила на чем свет стоит. На одну страшную гипнотизирующую секунду их взгляды скрестились, затем маркиз слегка поклонился и продолжил путь дальше.

Он слышал! Все слышал! Почему же тогда в этих синих омутах, которые, казалось, так легко могли бы засверкать от ярости, не было настоящей злобы? Веселые искорки, которые она лишь мельком успела в них заметить, превратили ее последние высокопарные слова в лепет умственно отсталого подростка, а сердце — в маленького трепещущего изменника…

Злобный смех Мерли ворвался в ужасающую тишину.

— Отлично! — воскликнула она с явным удовольствием. — Думаю, теперь мы можем исключить Линетт из нашей маленькой игры, не так ли, Винс, дорогой? Этой замечательной речью она свела к нулю свои шансы заинтересовать красавца маркиза!

Винс скучающе пожал плечами:

— О, давайте забудем этого Пирата, ради всего святого! Какие планы на вечер? — обратился он ко всем членам компании. — Я готов кутить всю ночь напролет! Поддерживаете?

Все ухватились за возможность покончить с неловким молчанием и начали обсуждать маршрут похода по ресторанам.

К облегчению Линетт, спор на тему, куда отправиться, продолжался до конца ужина и оказался хорошим прикрытием для ее собственной необычной молчаливости. Она размышляла, не сослаться ли на головную боль, чтобы улизнуть отсюда. Ей хотелось сбежать и спрятаться, в одиночестве разобраться в своих взбаламученных мыслях и вновь попытаться обрести контроль над эмоциями. Никогда прежде она бы не поверила, что одна короткая неожиданная встреча сможет вызвать такое сильное волнение, ощущаемое ею с самого первого момента, как только ее взгляд столкнулся с вызовом в синих глазах Луиса Эстеваса. Она испытывала непреодолимое желание исчезнуть из Папеэта, с Таити, спастись бегством куда-нибудь, только бы подальше от него. Она чувствовала опасность и понимала, что не готова сразиться с ней.

Линетт приложила руку ко лбу, губы ее уже готовы были произнести извинения, но прежде, чем она успела открыть рот, Винс, завершив горячую дискуссию, схватил ее за локоть и потянул со стула:

— Все, решено! Мы отправляемся на экскурсию по всем ночным клубам, и тогда каждый будет удовлетворен!

Они веселой толпой вывалились из зала в тропическую ночь, чтобы начать путешествие по шумным ночным клубам Папеэта, где туземные красавицы исполняли старинные полинезийские танцы под аккомпанемент модных джаз-бандов. Слабые протесты Линетт потерялись в гуле голосов и взрывах смеха. После нескольких бесплодных попыток заставить Винса выслушать ее, девушка пожала плечами и смирилась со своим поражением. Винс был в приподнятом настроении и не собирался ее отпускать. Она могла бы настоять на своем, если бы не боялась подозрений со стороны Мерли. «Наставница», впрочем, не замедлила их проявить:

— Линетт, дорогая моя, ты выглядишь довольно бледной! Только не говори мне, что твоя маленькая стычка с Le Pirat расстроила тебя до такой степени, что ты чувствуешь себя не в состоянии присоединиться к нашему веселью!

Линетт всегда удивляло, откуда у такой красивой девушки, как Мерли, столько злости. Она невозмутимо солгала:

— Разумеется, нет! Я давно забыла об этом.

Но Мерли трудно было провести. Линетт то и дело ощущала на себе ее испытующие взгляды и, подчиняясь инстинкту самозащиты, заставляла себя безмятежно улыбаться. К восторгу Винса, она вдруг сделалась душой компании, настаивала на участии в каждом танце, дико аплодировала всем исполнителям, стала совсем неугомонной и первой требовала перемещения в очередные места развлечений. В довершение всего она водрузила себе на голову бутылку шампанского и принялась плясать в кругу своих к этому времени уже слегка подвыпивших спутников, отчаянно балансируя и безуспешно пытаясь попадать в такт музыке.

Этот ночной клуб был для всех новым. Собственно говоря, они чуть не прошли мимо него, уединенного, спрятанного в закоулках и совсем не похожего на популярные молодежные заведения с крикливой иллюминацией у входа. Они даже засомневались, пустят ли их туда — царившая в клубе атмосфера избранности, казалось, не приветствовала фривольности. Но это само по себе означало вызов, и они двинулись всей толпой в пышный богатый интерьер зала, смеясь и дурачась, оккупировали небольшую площадку для танцев и продолжили веселиться, игнорируя поднятые в удивлении и неодобрении брови многочисленных завсегдатаев, не делавших секрета из своего раздражения, вызванного бьющим через край весельем, которое внезапно нарушило тишину и покой.

Заиграл духовой оркестр, вызывая пьянящее возбуждение, и как раз тогда Линетт, ободряемая группой друзей, принялась исполнять танец с бутылкой шампанского. Винс наблюдал за ней жадно, с довольной ухмылкой.

— Надеюсь, ты помнишь, что некий папочка платит мне приличную сумму за своего птенчика? — ворвался в его ухо шепот Мерли. — И хотя я испытываю отвращение к этой работе, мне очень не понравится, если что-то или кто-то вынудит меня потерять ее!

Винс озадаченно посмотрел на нее:

— Я не понимаю, на что это ты намекаешь?

— О, ты все прекрасно понимаешь, Винс! Я видела, как ты подливал водку в лимонад Линетт. Ты отлично знаешь, что крепких напитков ее голова не выдерживает. Что ты затеял?

Винс беспечно пожал плечами:

— О, ради бога, какой тут вред? Это была всего лишь водка, но, как видишь, она помогла ей справиться с настроением, которое у нее испортилось. Теперь Линетт действительно получает удовольствие от вечера. Перестань играть в мамочку-наседку, Мерли, или ты состаришься раньше времени!

Мерли сердито отвернулась, и в этот момент прозвучал испуганный вскрик, за которым последовал грохот упавшей с головы Линетт и разбившейся вдребезги о каменный пол бутылки. Быстро налетели сновавшие поблизости официанты, принялись собирать осколки. Тотчас появился невысокий плотный мужчина с встревоженным выражением лица и стал руководить процессом. Когда все было убрано, полностью удовлетворенный результатом уборки администратор повернулся к слегка присмиревшей компании и, обращаясь к Винсу, сказал:

— Сожалею, сэр, но я вынужден просить вас и ваших друзей немедленно удалиться. Вы, вероятно, заметили, — он взмахнул рукой, указывая на посетителей, явно собиравшихся уходить, — что ваше поведение огорчило наших постоянных клиентов. Поэтому прошу вас — покиньте клуб!

Грохот, с которым бутылка ударилась в пол, подействовал на Линетт как ушат холодной воды. Девушка стояла рядом с Винсом, ошеломленная и растерянная. В горле у нее пересохло, щеки горели от стыда, голова противно болела. Вновь возникло желание убежать, покров искушенности и бесшабашности, связывавший ее, слетел, оставив бедняжку смущенной и чувствительной к всеобщему осуждению.

— Послушай, приятель! — разбушевался Винс. — Ты знаешь, с кем говоришь?

— Пойдем, Винс, — вмешался Лукас Шерман. — Не стоит устраивать сцену. Мы в любом случае уже были готовы перебраться в другое место. — Он повернулся к администратору: — Сожалеем, что причинили вам такие неудобства. Пожалуйста, примите наши искренние извинения.

Администратор с явным облегчением улыбнулся и отклонил предложенный Лукасом банкнот.

— Вы очень щедры, сэр, но нет, благодарю вас. Я надеюсь, что увижу вас всех здесь вновь, когда вы, возможно, будете в настроении для более спокойного времяпрепровождения.

Лукас цинично усмехнулся.

— Да, возможно, вы нас увидите, — кивнул он и начал подталкивать своих друзей к выходу, удерживая Винса, который все еще был склонен повоевать.

Кай и Линетт уходили последними, и именно им пришлось принять на себя шквальный огонь любопытных взглядов. Американка шла не торопясь и беззаботно, а Линетт умирала от желания провалиться сквозь землю. Она смотрела прямо перед собой и, когда чей-то голос неожиданно окликнул ее по имени, неохотно повернулась в том направлении.

— Линетт! Линетт Саутерн! Какая встреча!

Стройная темноволосая девушка выступила из полумрака, который готовил зрителей к выступлению кабаре. С соседних столиков тут же раздались раздраженные требования тишины, и девушка поспешно потянула Линетт за собой к выходу.

Только оказавшись на улице, Линетт узнала свою спутницу при свете фонарей.

— Вивьен! Что ты тут делаешь? Француженка радостно рассмеялась:

— Я здесь живу, chйrie! Неужели ты забыла? Понимаю, мы были вместе всего шесть коротких недель в том ужасном пансионе в Париже, но я часто думала о тебе и надеялась, что ты тоже обо мне вспоминаешь…

— О, как я могла забыть тебя, Вивьен? Только благодаря тебе жизнь в пансионе стала для меня более-менее сносной! Ты знаешь, когда я… — Линетт пришлось оборвать себя на середине фразы, потому что в этот момент ее позвал Винс:

— Идем, Линетт, мы ждем тебя!

— Но ты не можешь уйти вот так, chйrie! — запротестовала Вивьен. — Тем более теперь, когда я всего минуту назад тебя нашла! — Она сжала пальцы подруги. — Почему бы тебе не присоединиться к нашей компании? Мы позаботимся, чтобы ты в безопасности добралась до своего отеля, мой жених Жак или мой брат проводят тебя.

Линетт колебалась. Им о многом нужно было поговорить. Хотя, как заметила Вивьен, знали они друг друга слишком короткое время, но были настолько похожи, что между ними сразу же возникла прочная дружба, и Линетт не хотела больше терять Вивьен из виду. Кроме того, она слишком устала от постоянных усилий быть заодно с Винсом, Мерли и остальными из их «банды», живущими в погоне за развлечениями. Они не довольствовались тем, что сами веселились, — все вокруг должны были видеть и слышать, как они это делают. Теплая симпатия, исходящая от Вивьен, действовала успокаивающе и была очень своевременной, а потому ее общество казалось Линетт приятным и желанным, как никогда. С Вивьен она могла быть самой собой, не чувствовать своей неполноценности.

Линетт повернулась к Винсу, который уже подошел к ним, и робко спросила:

— Ты не возражаешь, если я останусь, Винс? Вивьен — моя лучшая подруга, мы не виделись несколько лет, и нам хочется побыть вместе.

Винса эта просьба захватила врасплох, он не смог скрыть досады, но под взглядами двух пар девичьих глаз, умолявших о понимании, счел, что будет глупо поднимать шум или возмущаться, поэтому ответил согласием:

— Хорошо. Я передам твои извинения нашей компании. Увидимся утром.

Он поклонился и зашагал прочь. Линетт с облегчением вздохнула, когда Винс наконец исчез из вида, а Вивьен, слегка нахмурившись, склонила голову набок и спросила:

— Почему ты связалась с этими людьми, Линетт, если они держат тебя в таком напряжении? Это они в ответе за все изменения в тебе? Если бы один из них не назвал тебя по имени, что заставило меня приглядеться повнимательнее, я бы тебя просто не узнала!

Линетт вдруг ужасно захотелось расплакаться, но она сглотнула ком в горле и тихо ответила:

— Это долгая история, моя дорогая, не буду надоедать тебе своими проблемами.

Вивьен крепко сжала руку подруги, голос ее звучал по-матерински ласково, когда она заговорила:

— Но ты должна мне все рассказать, Линетт! Нет, нет, не здесь, позже, когда нас никто не сможет прервать. Я хочу узнать, почему ты внешне искришься, как шампанское, а в глазах твоих тоскливое одиночество, которое может быть замечено с первого взгляда только кем-то очень близким тебе, как я, например. Я поняла, что эти твои так называемые друзья не затронули твоего сердца и тебя в свои сердца не приняли, иначе они не допустили бы такого уныния и печали. — Она вновь сжала руку Линетт очень крепко и продолжила оживленно: — Нам пора присоединиться к остальным, иначе они подумают, что я их бросила. А брат, наверное, ужасно раздосадован моим внезапным уходом.

Когда они подошли к дверям клуба, Линетт внезапно попятилась, вспомнив свое постыдное выступление.

— Что-то не так, Линетт? — с тревогой спросила Вивьен, собравшаяся было войти. — Ты совсем побледнела. Плохо себя чувствуешь?

Линетт облизнула пересохшие губы и хрипло спросила:



— Они же видели меня… там?..

Вивьен засмеялась:

— Ты была в ударе, chйrie! Никто не собирается осуждать тебя, потому что тебе было весело и ты не боялась это показать. Мне очень понравился твой танец. Признаю, однако, что некоторые завсегдатаи довольно консервативны. Мы с братом чуть не поссорились, идя сюда, потому что мне хотелось пойти в более веселое место, но, как обычно, он настоял на своем. Сколько раз я зарекалась вступать с ним в перепалки — все равно я никогда не побеждаю! Идем, я хочу, чтобы ты с ним познакомилась и, конечно, с моим женихом Жаком, которого, уверяю тебя, ты найдешь просто очаровательным!

Линетт неохотно позволила подруге проводить себя к ее компании. Кабаре закончило выступление, но свет еще не включили, и все столики освещались лишь небольшими лампами, отбрасывающими льстивый отблеск на лица женщин и смягчающими суровые черты мужчин. За границами световых пятен господствовали густые тени. Следуя за Вивьен по пятам, Линетт заметила, как из-за столика, к которому они направлялись, встали двое мужчин, их лица сразу растворились в темноте, но взгляд Линетт притянули не они, а женщина, продолжавшая сидеть.

Женщина была необычайно красива. Черное вечернее платье подчеркивало матовую белизну обнаженных плеч, нитка жемчуга обвивала стройную шею. От красавицы веяло хрупкой и нежной чувственностью. Ее лицо в омуте света было безупречно, как на старинной камее, оживляемое прозрачными зеленоватыми глазами. И лишь рот портил совершенство — уголки его опускались в такой раздраженно-обидчивой манере, как будто она была постоянно чем-то недовольна. Линетт испустила восхищенный вздох и, когда Вивьен представила ее, энергично протянула женщине руку.

— Клаудия, я хочу познакомить тебя с моей дорогой подругой Линетт Саутерн. — Затем, повернувшись к Линетт, Вивьен сказала: — А это мадам Клаудия де Корсель.

Девушка сразу почувствовала себя неуклюжей и слишком вульгарной в своем ярком брючном костюме. Ленивый взгляд Клаудии скользнул по ней, и уголки губ слегка приподнялись в усмешке, она небрежно кивнула, подтверждая знакомство. Глаза Вивьен досадливо сверкнули, и она поспешно переключила внимание Линетт на одного из мужчин, которые стояли в тени, ожидая своей очереди быть представленными. В круг света выступил светловолосый молодой человек с приятным открытым лицом — сияющая Вивьен объявила, что это ее жених, Жак Вийокс. Изящно поцеловав руку Линетт, Жак улыбнулся:

— А ведь это та самая обворожительная юная леди, которая так волшебно развлекала нас совсем недавно! Моя невеста не задержалась, чтобы объяснить, почему она так внезапно вскочила и сбежала от нашей компании, но теперь, когда я познакомился с вами, она полностью прощена.

Вивьен, смеясь, послала ему воздушный поцелуй, и Жак сделал вид, что поймал его и сунул в карман, словно плату за прерванное свидание. Вивьен повернулась, чтобы представить второго мужчину из компании. До этого Линетт различала только высокий темный силуэт, руку, окруженную белоснежной манжетой, зажатую в тонких пальцах сигарету и красный огонек, сделавшийся ярче, когда он затянулся.

— Линетт, позволь представить тебе моего брата… — начала Вивьен, но прежде, чем она смогла закончить фразу, с театральной внезапностью зажегся свет, как сигнал к очной ставке.

Прямо перед Линетт стоял, насмешливо глядя на нее пронзительными синими глазами, и протягивал руку мужчина, которого она весь вечер пыталась забыть.

Луис Эстевас! Le Pirat!

Глава 2

Линетт застыла на месте, а синие глаза продолжали сверлить ее взглядом, посылая сигналы, которые, будучи совершенно сконфуженной, она не могла истолковать. Девушка онемела от ужаса, разум ее отказывался признавать, что такое вообще могло случиться… Но ведь случилось! Фамилия Вивьен промелькнула в ее голове — Шатрель, не Эстевас! Как тогда она могла оказаться сестрой зловещего маркиза? Если бы у Линетт было хоть малейшее подозрение, что ее подруга просто немного знает этого человека, она тут же сбежала бы в ночь и скорее смирилась бы с тем, что больше никогда не сможет возобновить дружбу с Вивьен, чем отважилась бы на встречу с Пиратом!

Но ситуация тут же прояснилась, когда Линетт, словно издалека, услышала, как Вивьен продолжила представление:

— Линетт, это мой сводный брат Луис. Луис Эстевас, маркиз де Парадиз, если уж быть точной. — И обратилась к нему: — Луис, я рада познакомить тебя с моей лучшей подругой, Линетт Саутерн, из Англии.

Совершенно оцепеневшая, Линетт вдруг заметила, какой у него жестокий рот. Хорошей формы, с пухлой нижней губой, что выдает страстную натуру… Но способен ли он на нежность? Она так не думала.

Маркиз поднял руку девушки к своим губам. Линетт отдернула руку прежде, чем трепет, вызванный этим прикосновением, передался ему, и Луис усмехнулся, намекая, что прекрасно понимает, как столь недолгая близость к нему подействовала на нее. Линетт была охвачена волной странных чувств, ничего подобного она раньше не испытывала. Даже произнося традиционное приветствие, маркиз ласкал взглядом ее стройное тело, небрежно оценивая, и сквозь густые черные ресницы посылал дерзкий вызов, адресованный ей одной. Линетт догадалась, что он решил поэкспериментировать с ее эмоциями, подразнить, прикрываясь имиджем учтивого аристократа, радушно приветствующего подругу своей сестры и принимающего ее под опеку своего авторитета. Она испугалась еще больше, когда обнаружила, что он непоколебимо уверен в своем шарме и отлично знает, какое впечатление произвел на нее. Еще бы! У него было множество благоприятных возможностей применить свой магнетизм на практике, и вот теперь он не преминул воспользоваться еще одной, чтобы наказать строптивицу, осмелившуюся так пренебрежительно говорить о нем несколько часов назад. Казалось, это было состязание: его провокационное коварство против ее жалкого барьера равнодушия.

Девушка вскинула подбородок, решив противостоять атаке, и подарила маркизу холодный пристальный взгляд. Луис, улыбаясь, выдержал его, и длинные ресницы девушки опустились на разгоряченные скулы, чтобы спрятать страх, который бдительный Пират мог увидеть в ее глазах. И вновь она услышала его тихий смех и негодующе взмахнула ресницами, но только еще больше испугалась, обнаружив его красивое смуглое лицо пугающе близко, когда Луис, наклонившись к ней, прошептал:

— Не бойтесь, мадемуазель, я никогда не провожу порки после захода солнца, так что вы сейчас в полной безопасности, по крайней мере до утра!

Голос, приятный, с едва различимым акцентом, ударил по нервам, а слова подтвердили, что ее гибельная ремарка была им услышана. Линетт в поисках поддержки повернулась к Вивьен, но подруга уже углубились в общение с женихом, забыв обо всем на свете. Только Клаудия пристально наблюдала за Луисом — ждала с едва скрываемым нетерпением, когда же его внимание вернется к ее персоне.

— Дорогой! — не выдержала она и, надув губки, потребовала: — Иди же и сядь рядом со мной!

Луис Эстевас мгновенно превратился в галантного кавалера, отодвинул стул для Линетт, затем с легким поклоном покинул ее и сел рядом с Клаудией. Остаток вечера он был во всем истинным маркизом. Линетт танцевала дважды с Жаком и, к счастью, только раз с Луисом. Впрочем, и одного раза хватило — к тому времени, как танец закончился, она чувствовала себя так, будто побывала в штормовом море на утлой лодчонке из папиросной бумаги.

Линетт с облегчением перевела дух, когда Луис привел ее назад к Вивьен и Жаку, а потом, извинившись за себя и за Клаудию, отправился приветствовать с ней каких-то их общих друзей, которые только что пришли в клуб.

— Ну, chйrie, что ты думаешь о моем брате? — пылко спросила ее Вивьен. — Правда красавец?

Линетт вспыхнула и попыталась найти слова, которые не выдали бы ее чувств, но Жак избавил ее от неловкости:

— Опять напрашиваешься на комплименты своему прекрасному брату? Я начинаю думать, что, если бы вы не были родственниками, у меня не осталось бы никаких шансов!

— О, Жак! — Вивьен скорчила недовольную гримаску. — Ты же знаешь, что это неправда! Я просто надеюсь, что он… — Она бросила странный взгляд на подругу.

— Ага! — Жак понимающе подмигнул Линетт. — Остерегайтесь, милая моя! Похоже, эта маленькая интриганка собирается устроить вашу свадьбу!

Линетт густо покраснела, а Вивьен сердито взглянула на жениха.

— Вовсе нет! — парировала она, досадуя, что он так легко разобрался в ее хитрости. — Ты прекрасно знаешь, что мадам де Корсель уже подцепила Луиса на крючок! Признаюсь, я предпочла бы видеть его женатым на девушке, с которой я смогу поладить, но… — Вивьен очень по-французски пожала плечами. — Мы все хорошо знаем, как чувство долга привело Луиса к мысли, что он просто обязан опекать прекрасную вдову человека, который был его лучшим другом.

— А она, в свою очередь, — проворчал Жак, — слишком ясно дает понять о своем намерении убедить его занять место этого лучшего друга!

Выразительное лицо Вивьен омрачилось, и Жак благоразумно решил сменить тему. Он сочувственно пожал руку невесты и спросил:

— И когда же вы, девочки, планируете организовать свой разговор по душам? Ты, Вивьен, должна сопровождать графиню Гитот на Парадиз завтра утром…

Вивьен нахмурилась и на мгновение глубоко задумалась, затем щелкнула пальцами и воскликнула:

— Ну конечно! — Она лучезарно улыбнулась Линетт. — Ты должна поехать на Парадиз и погостить у нас немного… Нет-нет, не вздумай отказаться! Пожалуйста, ну пожалуйста! Скажи, что ты поедешь!

Искушение было огромным. Пожить с Вивьен на ее родном острове, вдали от непрерывного круговорота развлечений, казалось блаженством. Но только если там не будет Луиса Эстеваса! К этому она не готова! Линетт принялась лихорадочно искать предлог для отказа, который не оскорбил бы подругу, и в этот момент к столику вернулись Клаудия и Луис — очень вовремя, чтобы услышать еще одну страстную мольбу Вивьен:

— Пожалуйста, скажи, что ты поедешь, Линетт!

— Куда это вы собираетесь? — осведомилась Клаудия.

— Я прошу, просто умоляю Линетт погостить у нас на Парадизе хоть чуть-чуть! Я должна уехать туда завтра с бабулей, и если бы Линетт составила мне компанию, это было бы чудесно. Иначе я умру там со скуки в обществе двух старых леди! Луис должен остаться здесь по крайней мере на две недели, у него дела, а Жаку нужно навестить свою семью во Франции. Так что, — печально закончила Вивьен, — если не удастся уговорить Линетт поехать со мной, я буду страшно одинокой.

— Pauvre petite [4], — усмехнулась Клаудия. — Но ты можешь остаться здесь, со мной, если одиночество тебя не привлекает. Завтра ко мне в гости нагрянет веселая компания. Присоединяйся к нам, Вивьен. Возможно, — она томно взглянула на Луиса Эстеваса, — ты сумеешь уговорить и своего брата превратить мой дом в штаб-квартиру, пока он будет здесь, в Папеэте.

Это, однако, совсем не устраивало Вивьен. Она с беспокойством посмотрела на брата и умоляюще произнесла:

— Ты же понимаешь, Луис, что я должна поехать с бабушкой. Помоги мне заманить Линетт на Парадиз!

Маркиз покосился на Линетт, вопросительно подняв бровь:

— А ты не думаешь, сестричка, что у мадемуазель Саутерн могут быть свои интересы в Папеэте? Бойфренд, например…

Все взгляды обратились к ней, и девушка совсем смутилась.

— Нет… Конечно же нет, — пролепетала она. — Просто я не желаю злоупотреблять добротой Вивьен. Я здесь с друзьями, но…

— Но ты гораздо охотнее предпочла бы мое общество! — радостно выпалила Вивьен. — Разве не так, Линетт?

Девушка растерялась. Она была загнана в угол, поймана в ловушку. Притворившись, что истолковала молчание подруги за согласие, Вивьен победоносно сделала вывод:

— Значит, договорились! Завтра ты едешь со мной и бабулей на Парадиз!

— Завтра? — повторила Линетт. — Но я не могу уехать так внезапно. Мне нужно время, чтобы объяснить друзьям…

— Но катер ходит на Парадиз только раз в месяц, и, если ты не попадешь на него завтра, мы с тобой еще долго не увидимся!

«Вот он, предлог!» — возликовала Линетт и собралась было разыграть бурное разочарование оттого, что их планам не суждено осуществиться, но, как только она набрала воздуха, чтобы все это произнести, ее остановили.

— Возможно, я смогу вам помочь, — вмешался маркиз. — Если ты, Вивьен, сумеешь продержаться всего неделю, пока я не улажу самые неотложные дела, обещаю выкроить время и доставить к тебе мадемуазель Саутерн на своем катере.

— О, Луис, это правда? Ты прелесть! Тогда я без возражений завтра отправлюсь на остров с бабулей, зная, что мне предстоит промучиться всего неделю, прежде чем Линетт присоединится ко мне!

Глаза Вивьен блестели от радости, и Линетт пришлось сделать над собой усилие, чтобы изобразить довольную улыбку. Теперь пути назад нет, Le Pirat уж точно позаботится об этом. И ей ничего не остается, как только смириться с тем, что она связана обязательством погостить, по меньшей мере, неделю в его доме. Одно утешает — его там не будет, зато ей предстоит провести наедине с ним несколько часов в морском путешествии… Линетт даже заскрежетала зубами, представив, какое огромное наслаждение Пират получит, изводя ее, пока они будут одни на катере.

Вскоре компания распалась: маркиз отправился провожать Клаудию, а Жак и Вивьен отвезли Линетт в ее отель. Но перед тем как она села в машину Жака, Луис напомнил ей:

— Я свяжусь с вами через несколько дней, мадемуазель. Пожалуйста, будьте готовы уехать тотчас же.

Она сумела спокойно кивнуть, он насмешливо поклонился ей и вернулся к высокомерной Клаудии, нетерпеливо ожидавшей его в автомобиле.

Линетт вышла у своего отеля из машины, чувствуя себя смертельно уставшей, и была благодарна Жаку, когда он оборвал нескончаемую вереницу прощальных напутствий Вивьен и отъехал от тротуара с рекомендацией отправиться прямо в постель. Именно это Линетт больше всего и хотелось сделать, но сначала нужно было сообщить Мерли о своем отъезде на Парадиз. Девушка знала, что разговор предстоит не из приятных — «наставница» не упустит случая поупражняться в язвительности, — но, к своему удивлению, постучав в дверь ее спальни и получив приглашение войти, она обнаружила, что Мерли совсем не выглядит расстроенной дезертирством своей подопечной, больше того, задыхается от едва сдерживаемой радости, придавшей глазам яркий блеск, а щекам — легкий румянец. Они заговорили одновременно:

— Мерли, мне нужно кое-что сказать тебе…

— Линетт, есть кое-что, что ты должна знать…

Обе замолчали. Мерли опомнилась первая и энергично пошла напролом:

— Сегодня ночью я уезжаю! Мы провели восхитительный вечер! Оставив тебя, мы столкнулись с двумя американцами, братом и сестрой. Чудесные люди, они оказались друзьями Кай. У них сказочная яхта, и они позвали всю нашу компанию на борт. Видела бы ты всю эту роскошь, я просто зеленею от зависти! Короче, они пригласили Винса, меня и, разумеется, Кай с Лукасом продолжить круиз с ними… и мы согласились!

— Винс тоже? — Линетт не сумела скрыть обиду. Она ничего с этим не могла поделать, учитывая страстные клятвы в любви, которые Винс так часто произносил. Она, конечно, знала, что ее самым ценным качеством в глазах молодого повесы является богатство отца, но все же была слегка разочарована тем, что Винс не раздумывая променял ее на более перспективную девицу.

Мерли даже не побеспокоилась скрыть злобного удовлетворения и принялась делиться своими планами:

— Эти американские братик и сестричка довольно привлекательны. У меня нет никаких сомнений в том, что, если я правильно разыграю свою карту, богатенький парень к концу круиза будет у меня на коротком поводке. А зная Винса, могу поспорить, что он готовится приударить за сестрицей моей жертвы. Он так суетился вокруг нее прошлым вечером, что она, похоже, уже у него на крючке. Все, что ему теперь нужно, — это благоприятная возможность вытащить рыбку на берег. Не сомневаюсь, что путешествие принесет нам обоим удачу!

Линетт скривилась от отвращения, и Мерли, заметив это, сделалась пунцовой.

— О да, мисс Денежный Мешок, я ради звонкой монеты сделаю все, что угодно, — прошипела она. — Разве это не было доказано тем, как я унижалась, таская тебя по всему миру? Боже, как же я ненавижу каждую минуту, проведенную с тобой, Линетт! Бегать за мужчиной ради его денег ничуть не хуже, чем играть роль няньки для дочери какого-то выскочки. По справедливости, папаша Саутерн должен был бы работать на одной из фабрик, которыми сейчас владеет! А что до денег, которые мой отец должен твоему… если мои планы осуществятся — а они непременно осуществятся! — мне доставит огромное удовольствие швырнуть эти несчастные сотни фунтов прямо в лицо твоему папаше!

Линетт всегда чувствовала исходившую от Мерли неприязнь, но даже не догадывалась, что вызывает у нее такую ненависть. Девушка с достоинством, которое слегка пристыдило аристократку и заставило замолчать, посмотрела ей в глаза и тихо сказала:

— Я сожалею, Мерли, что ты нашла мое общество таким неприятным. В данных обстоятельствах, думаю, будет лучше, если мы попрощаемся прямо сейчас. Я… я тоже уезжаю с друзьями, так что Винса уже не увижу. Пожалуйста, передай ему, что я желаю ему приятно провести время… и тебе, конечно.

Мерли смутилась.

— Что ты будешь делать? — сердито спросила она. — Ты остаешься совсем одна, потому что остальные члены нашей компании покидают Папеэт завтра, и я не думаю, что они захотят, чтобы ты следовала за ними по пятам. Ты никогда не соответствовала… их идеалам.

Линетт вздрогнула. Мерли была совершенно права: она никогда не соответствовала. И не только их идеалам. В школе и пансионе ее тоже в этом упрекали. Даже дома… Девушка печально задумалась: а есть ли вообще на этой земле место, где она перестанет чувствовать себя чужой?.. Что ж, по крайней мере, ее избавили от необходимости рассказывать о скором отъезде на Парадиз. Мерли была так погружена в собственные планы, что Линетт сомневалась, будет ли ей это интересно, поэтому промолчала о своих намерениях, только ответила с сарказмом:

— Не беспокойся обо мне, я как-нибудь устроюсь.

Мерли издала противный смешок:

— Ты можешь остаться здесь и попытать счастья с Le Pirat. После нашего отъезда конкуренция будет незначительной. Почему бы тебе не подумать об этом?

Линетт ответила ей рассеянной улыбкой и спокойно вышла из комнаты.

Глава 3

Мерли и Винс уехали на следующее утро очень рано, еще до завтрака. Линетт поела в одиночестве и пошла бродить по городу. Постепенно бодрящее чувство освобождения пробудилось в ней; оно крепло с каждой минутой, окрыляя, внушая надежду на чудо. Девушка бесцельно прогулялась по главной улице мимо скромных магазинчиков, театров и офисов, которые по сравнению со своими западными двойниками имели особое очарование. Раньше она видела этот город только через стекло машины, с недозволенной скоростью мчавшейся в очередной коктейль-бар или ночной клуб. Дневные часы компания ее «друзей» проводила на краю великолепного плавательного бассейна, изредка — на теннисном корте. Линетт побывала в отелях многих стран, и везде все было для нее одинаковым. А сейчас ей вдруг ужасно захотелось подышать настоящей атмосферой Папеэта. Несколько часов она смаковала новые запахи, наслаждалась смешением французского, китайского и полинезийского влияния, результатом которого было волшебное очарование площадей, рынков, домов и улочек.

Вскоре Линетт почувствовала голод — время ленча давно прошло — и заскочила в один безупречно чистый китайский ресторанчик. Он был почти полон, но хозяин немедленно привел в порядок небольшой столик, расположенный в уютном уголке. Еда оказалась восхитительно вкусной, а после освежающего стакана ледяного лимонного чая хозяин лично проводил ее до дверей и весело сказал что-то по-китайски — как поняла Линетт, это было приглашение заглянуть к ним еще раз. И она с улыбкой кивнула в ответ, принимая приглашение.

Впервые с тех пор, как покинула свой дом, Линетт чувствовала себя свободной. С отъездом Мерли рассеялись злые чары, исчезло напряжение, даже стали забываться титанические усилия, которые ей, Линетт, приходилось прикладывать, чтобы хотя бы казаться соответствующей взглядам совершенно чужих людей. Она ощущала себя новой, настоящей Линетт. Маска светской львицы снята и отброшена, ничто и никогда не заставит ее вновь притворяться кем-то другим! Приняв это решение, девушка полной грудью вдохнула пряный воздух; океанская свежесть наполнила легкие.

Узкие улочки вывели ее к берегу. Линетт нашла безлюдное место на набережной и села на скамейку. Она впитывала в себя величественную красоту тропического пейзажа, подставляла лицо ласкам теплого ветра. У причала покачивались на волнах рыбацкие шхуны, яхты, баркасы, каноэ под парусами; круизные красавцы лайнеры с надменным величием взирали на нахальные грузовые пароходы, вынужденно мирясь с подобными соседями.

Линетт закрыла на мгновение глаза, чтобы дать им отдохнуть от яркого блеска солнечных лучей, танцующих на ослепительной голубизне океана. Но даже сквозь опущенные веки волшебство пейзажа все равно глубоко проникало в ее душу. Из доков, где хранились богатства острова, ожидающие транспортировки в дальние страны, доносился аромат копры, смягченный благоуханием стручков ванили, экзотических фруктов и овощей. Линетт расслабилась, устроилась поудобнее и не заметила, как заснула.

Когда она открыла глаза, солнце уже опустилось за горизонт. Девушка виновато вскочила на ноги и тут же вспомнила, что ей ни перед кем не нужно отчитываться, нет необходимости мчаться назад в отель, чтобы умыться, переодеться в непривычные наряды и с наигранной веселостью провести еще один пустой вечер. Оковы пали, она может наслаждаться сладким вкусом свободы! При мысли о нарядах Линетт нахмурилась. Все платья в ее гардеробе принадлежали девушке, которой она была вчера, и ни одно не привлекало ее сегодня. Она должна от них избавиться! Здесь, в Папеэте, полно магазинов…

Подхватив сумочку, девушка целеустремленно направилась к главной артерии города, где, несмотря на поздний час, шла оживленная торговля. Линетт смутно помнила, что на одной из боковых улочек, по которым она раньше бродила, ей попался подходящий магазинчик, и после недолгого блуждания она все-таки его нашла. Вывеска сдержанно гласила: «Мадлен», в небольшой витрине было выставлено только одно платье. Линетт вошла внутрь.

Хозяйкой оказалась пожилая француженка, одетая в черное; седые, элегантно уложенные волосы сразу приковывали к себе внимание, развеивая мрачность ее внешнего вида.

— Мне хотелось бы купить несколько платьев, — произнесла Линетт с благоговейным страхом.

— Mais certainement, mademoiselle [5]. Мне доставит большое удовольствие вас обслужить. Прошу сюда.

Линетт последовала за ней в небольшую примерочную и разделась, а мадам Мадлен принялась подбирать ей одежду. Хозяйка не спросила о ее предпочтениях в стиле и цвете, и девушка размышляла, как она теперь будет отказываться, если платья ей не понравятся. Но уже через полчаса ей стало стыдно за эти мысли. Мадам Мадлен была не просто портнихой, она оказалась художницей и мастерицей своего дела. Несомненно, у нее имелись веские причины для того, чтобы открыть ателье не во Франции, а на этой скромной улочке Папеэта и довольствоваться небольшим доходом, но Париж точно проиграл, потеряв такого талантливого модельера.

Девушка покупала все, без разбору, под мудрым руководством мадам Мадлен. Несколько платьев, которые хозяйка для нее выбрала, подчеркивали стройную фигурку, соблазнительно облегая все ее изгибы, оттеняли светло-серые глаза и короткие золотистые волосы. К растущей груде вещей, отложенных для доставки в отель, прибавились яркие топики и мини-юбки. Когда наконец довольная Линетт решила остановиться, мадам вновь вошла в примерочную, неся еще одно платье. Оно было белое и длинное. Мадам Мадлен нежно расправила его, опустив на спинку стула, и отступила, предоставив Линетт возможность разглядеть это произведение искусства.

— О, мадам! — выдохнула девушка. — Оно прекрасно! Такое изысканное…

— Так и есть, мадемуазель. Оно сделано из тончайшего кружева ручной работы, которое моя старинная приятельница сплела по моему рисунку. Я увидела это платье во сне. — Женщина улыбнулась. — Да-да, не удивляйтесь. Оно приснилось мне как-то ночью, и я, проснувшись, немедленно зарисовала его по памяти, потом встретилась с подругой, попросила ее сплести кружево, и вот что у нас получилось.

Линетт, не отводя глаз от вечернего платья, прошептала:

— Это чудо. Я не видела ничего прекраснее!

Когда она его примерила, настал черед мадам Мадлен прийти в восхищение.

— О, мадемуазель! — всплеснула она руками, залюбовавшись: платье сидело идеально.

Руки Линетт дрожали от радостного волнения, когда она выписывала чек на удивительно скромную сумму, которую назвала мадам Мадлен. Девушка искренне поблагодарила хозяйку за помощь и получила от нее заверение, что одежда будет доставлена в отель этим же вечером.

Войдя в фойе отеля, Линетт, улыбаясь своим мыслям, повернула к лифтам. Она собиралась подняться к себе в номер и немедленно приступить к ревизии гардероба, чтобы избавиться от всей той одежды, которую накупила под влиянием Мерли. Большинство нарядов можно будет отдать горничной, юной креолке с явной склонностью к пронзительно ярким цветам и авангардному дизайну. Линетт так глубоко была погружена в обдумывание планов, что не услышала, как ее окликнули по имени в первый раз.

— Мадемуазель Саутерн!

На этот раз оно было произнесено гораздо громче, и девушка, обернувшись, увидела перед собой менеджера отеля. Менеджер казался очень взволнованным, что было необычно, поскольку раньше всякий раз, когда она с ним встречалась, он производил впечатление человека вежливого и в высшей степени сдержанного, истинного джентльмена.

— Мадемуазель, — поспешно продолжил он, убедившись, что сумел привлечь ее внимание, — мы так беспокоились! Несколько раз за сегодняшний день мы пытались связаться с вами, но безуспешно. Все ваши друзья покинули отель, поэтому мы не могли навести справки у них и не знали, где вас искать.

Линетт мгновенно подумала о своем отце и, побелев, вцепилась в руку мужчины:

— Что случилось? Что-то серьезное?

— Вас спрашивал маркиз де Парадиз, но мы были не в силах ему помочь!

Девушка вздохнула с облегчением:

— О, и это все? Я думала, случилось что-то ужасное!

Выражение лица менеджера свидетельствовало о том, что, по его мнению, так оно и было. А еще он, похоже, удивился, что англичанка, которой интересовался сам маркиз де Парадиз, не запрыгала от радости.

— Маркиз не сказал, зачем он хотел меня видеть? — равнодушно спросила Линетт.

— Он оставил послание, мадемуазель. Просил вам передать, что его планы внезапно изменились и он хотел бы, чтобы вы были готовы уехать завтра рано утром, а не на следующей неделе, как было условлено. Этим вечером его в Папеэте не будет. Он оставил вам номер телефона, но предупредил, чтобы вы им воспользовались лишь в случае, если не сможете принять этот план действий. Если же вы пожелаете поехать с ним завтра утром, маркиз просил, чтобы вы были на пристани в восемь часов — там он вас и встретит.

Линетт похолодела. Она думала, что у нее впереди еще несколько дней отсрочки, прежде чем ей придется столкнуться с массой проблем, но теперь эти проблемы неожиданно навалились на нее всей своей тяжестью. Впрочем, отступать было некуда. Она обещала Вивьен приехать и должна сдержать слово.

Менеджер, заметивший ее нерешительность и полное отсутствие энтузиазма, с недоумением спрашивал себя: понимает ли она, какую честь маркиз ей оказал? Ему было невдомек, что для Линетт солнце вдруг померкло и нежная зыбь голубого океана превратилась в полный опасностей омут и в этот омут нужно броситься очертя голову.

На следующее утро, выпив чашку кофе — больше она ничего не смогла проглотить, — Линетт очень рано оказалась на пристани. Мрачные предчувствия переросли в нервное возбуждение, когда она стояла одна на пустынном причале и ждала мужчину, который столь жестоко обходился с ее эмоциями. Однако, одетая в легкое платье без рукавов из коллекции мадам Мадлен и с минимумом макияжа (всего лишь светло-розовая помада на губах), девушка казалась прелестным образцом безмятежности. Неслышно подошедший сзади Луис Эстевас застал ее врасплох, и Линетт не смогла сдержать трепета ресниц, всегда выдававшего ее внутреннее волнение.

Луис был в рубашке с коротким рукавом и шортах — не маркиз и не пират, а просто беззаботный молодой человек, который собирается весело отдохнуть. Высокий, загорелый, с дразнящей чертовщинкой в синих глазах, он оживленно приветствовал девушку:

— Доброе утро, мадемуазель! Я рад, что вы пришли. — Луис повнимательнее вгляделся в нее и насмешливо прищурился: — Но вы, кажется, не так рады перспективе провести день в плавании, как я! Не потому ли, что вы находите мое общество неприятным?

Искусство притворства, постигнутое под руководством Мерли, Линетт не слишком помогло — сердитый румянец выдал ее с головой, хотя голос прозвучал на удивление спокойно:

— Я готова терпеть ваше общество то короткое время, что необходимо на дорогу до острова, месье. Но после этого, надеюсь, мы с вами редко будем видеться!

Луис Эстевас несколько секунд насмешливо смотрел на нее и вдруг Громко расхохотался. Ей хотелось броситься на него с кулаками, но она подавила страстное желание отомстить и заставила себя принять кроткий вид, чтобы не обострять ситуацию. От внимания Луиса, похоже, не ускользало ни одно колебание в ее настроение, однако он решил принять правила игры, и его лицо тотчас приобрело серьезное выражение. Лишь насмешливое мерцание в глубине синих глаз, когда он указывал ей путь к катеру, свидетельствовало о том, что поведение юной англичанки его чрезвычайно забавляет. Судно стояло на якоре у самого причала — мощный на вид океанский странник бело-голубого цвета, на латунных деталях искрились, вспыхивая, солнечные лучи. Казалось, он подпрыгивает на волнах от нетерпения, стремясь поскорее ринуться на волю, вырваться на простор.

Луис поднялся на борт первым, поставил багаж на палубу и повернулся, чтобы помочь девушке перебраться на катер. Линетт собиралась прыгнуть без его помощи и искала местечко поудобнее, где она могла бы это сделать без особого риска, но маркиз, перегнувшись через борт, крепко обхватил ее талию.

— Теперь прыгайте на борт! — приказал он.

Пришлось подчиниться, хотя Линетт предпочла бы прыгнуть прямо в море. Ее ноги легко оторвались от причала на счет «раз», на счет «два» коснулись палубы, а на счет «три» она оказалась прижатой к мускулистой груди мужчины. И он не торопился отпускать ее. Сердце Линетт неистово забилось, когда Луис еще крепче обнял ее стройное тело. Сила его рук испугала ее почти так же, как и горячая волна собственных ощущений.

«Что ему нужно? Зачем он тратит впустую свое внимание на меня, когда у него есть Клаудия де Корсель, готовая и даже страстно желающая исполнять все его приказания?» — лихорадочно крутился в голове Линетт вопрос, и ответ ей очень не понравился: Le Pirat все спланировал заранее, он не забыл ее дерзкой реплики в ресторане. Вероятно, будь обидчик мужчиной, Луис выбрал бы самый элементарный способ отомстить — вызвал бы его на поединок, а проще говоря, затеял бы драку, — но она, как женщина, только что тоже была наказана, и с дьявольским коварством. Эта мысль подействовала на Линетт как ушат холодной воды. Девушка размахнулась и ударила — от души, оставив отпечаток своей ладони на бронзовой от загара щеке маркиза. Он вздрогнул и свирепо уставился в ее испуганные глаза, потом вдруг наклонился к ней, и на секунду Линетт показалось, что он собирается ее поцеловать, но Луис лишь рассмеялся ей в лицо и еще больше напугал насмешливыми словами:

— Вы правы, мадемуазель! Здесь не место и не время. Я приберегу это удовольствие на потом!

Она не успела крикнуть о своем желании немедленно сойти на берег — Луис уже прошел к рычагам управления и завел мотор, с готовностью взревевший. Несколько секунд спустя катер лихо мчался по волнам в открытый океан.


При других обстоятельствах это путешествие могло бы стать восхитительным. Мир вокруг был свеж и прекрасен, ветер, ерошивший золотистые волосы Линетт, приносил с собой прохладные, искрящиеся на солнце брызги. Она сделала глубокий вдох, наполняя легкие пьянящим тропическим воздухом. Слишком долго ей приходилось довольствоваться душными помещениями, заполненными облаками сигаретного дыма и тяжелым ароматом духов. Глядя, как Таити постепенно исчезает вдали, уступая место покрытому легкой рябью синевато-зеленому бархату океана, сливающегося на горизонте с безоблачным небом, она замирала от восхищения, ее глаза сияли.

Луис Эстевас решил на некоторое время оставить ее в покое, чтобы она могла полюбоваться океаном в свое удовольствие. Каждый раз, когда девушка отваживалась украдкой бросить взгляд в сторону маркиза, она видела только широкую спину и загорелые руки, крепко державшие штурвал. Постепенно она позволила себе расслабиться и полностью предаться новым для нее приятным переживаниям.

Они миновали множество небольших островков, разбросанных по океану, как жемчуг по бархату, на некоторых из них могла уместиться всего лишь дюжина пальм. Линетт было любопытно, далеко ли до Парадиза, но всякий раз, как она собиралась с силами, чтобы задать вопрос Луису, слова застревали у нее в горле при мысли, какое скрещение шпаг может последовать за этим вполне невинным вопросом, если она начнет разговор.

Через некоторое время девушка почувствовала голод. Завтрак был несколько часов назад, и теперь она сожалела о своей глупости — не надо было отказываться от всего, кроме чашки кофе, знала ведь, что впереди долгое плавание! Внезапно Линетт поняла, что катер изменил курс, — они направлялись к небольшому, в форме полумесяца, атоллу с розовато-золотистыми пляжами, окаймленными стройными томными пальмами, которые, казалось, склонили головы в приветствии. Она вздохнула с облегчением при мысли о Вивьен, поджидающей ее на берегу. Наверное, хозяйка уже позаботилась о еде и освежающих напитках для путешественников… Линетт порадовалась, что близость к цели избавляет ее от необходимости выпрашивать кусочек шоколада или бисквиты у злодея-маркиза.

Катер обогнул мыс атолла и скользнул в безмятежную лагуну. Линетт напряженно всматривалась в линию берега, не появится ли тонкая фигурка Вивьен на пляже, однако он оставался пустынным. Она озабоченно сдвинула брови, но, вспомнив, что подруга не ожидает ее приезда до следующей недели, почувствовала себя внезапно такой беспечной и веселой, что даже сумела улыбнуться Луису Эстевасу, когда, выключив мотор, он подошел к ней и сообщил:

— Ну вот мы и на месте. Вы готовы сойти на берег?

Линетт, предвкушая, что он вскоре отправится в обратное путешествие на Таити, даже забыла о своей враждебности.

— О да! — решительно кивнула она. — Я жду не дождусь встречи с Вивьен. Надеюсь, она дома — мы ведь прибыли на неделю раньше. Вот будет смешно, если мы заявимся, готовые ее удивить, а вместо этого обнаружим, что она отсутствует!

Однако Луис это смешным не нашел. Его реакцией на шутку стал непостижимый быстрый взгляд и кивок в сторону надувной резиновой лодки, брошенной им за борт катера.

— Зачем нам это? — изумилась девушка. — Разве на Парадизе нет пристани?

Но маркиз был, судя по всему, слишком занят, чтобы ответить, поэтому она решила придержать все свои вопросы для Вивьен и хранила молчание, пока он помогал ей спуститься в лодку и греб в сторону острова из волшебной сказки. Луис орудовал веслами ловко, без усилий, и Линетт жадно наблюдала, как берег становится все ближе и ближе. Внезапно, заметив легкую улыбку, игравшую на красиво очерченных губах маркиза, она почувствовала смутное, волнующее и необъяснимое беспокойство. Стоп! А где жители острова? Где их лодки, где их дети? Атолл казался совершенно необитаемым, даже отпечатки ног не портили розовато-белую гладь его берегов…

Лодка села на мель, маркиз подхватил девушку на руки, перенес ее на берег и поставил на песок. Он будто сбросил с себя покров цивилизации и теперь смотрел на нее с триумфом захватчика, сверкавшим в дерзких, отчаянных синих глазах. Мрачное предчувствие охватило Линетт.

— Где мы? Это не Парадиз!

Луис взял ее за руку и, глядя прямо в глаза, нагло заявил:

— Нет, не Парадиз! Но этот остров будет раем для нас, малышка Линетт, я тебе это обещаю!

Всем своим видом девушка выразила полное недоумение, а Пират широко развел руками, словно хотел обнять все, что их сейчас окружало:

— Это мое убежище. Место, где я избавляюсь от оков светских условностей. Месяцами я выполняю обязанности маркиза де Парадиза, бываю в обществе, занимаюсь надоедливыми делами поместья, но время от времени я сбегаю от всех и направляюсь прямо сюда. Никто больше не знает об этом атолле. Я приезжаю сюда, чтобы жить, как жили мои предки. Первые Эстевасы были вольными людьми — пиратами. И, передав мне свои владения, они также оставили мне в наследство свою горячую кровь и желание быть свободным хотя бы несколько недель в году. А теперь, — он широко улыбнулся, — у меня даже есть спутница, которая верит, как и я, что условности нужно выбрасывать за борт, когда они угрожают естественному стремлению к свободе. Ты коснулась чувствительной струны в моем сердце, Линетт, в тот вечер в Папеэте, когда шокировала напыщенных представителей светского общества столь пылкой речью о браке и оковах, которые ему сопутствуют. Я никому не позволю надеть эти оковы на меня! Из всех женщин, что я знавал, ни одна не думала так же, как ты. Они все хотели приковать меня к себе! Некоторые даже заговаривали о детях! Когда-то, возможно, мне придется подчиниться этой неизбежности, но только не сейчас, не сейчас! Я нашел все, что хотел, в тебе, моя маленькая мятежница!

Луис притянул ее к своей твердой как скала груди и заключил в объятия. Солнце и небо исчезли, скрытые смуглым пиратским лицом, когда он набросился на ее трепещущий рот со всем пылом и страстью, унаследованными от испанских предков. Но даже вулканический огонь не смог бы согреть ледяные губы Линетт в этот первый, разбивающий вдребезги все мечты момент истины. Поцелуи жгли ее, как клеймо стыда. Ни разу ей в голову не приходило, что она в чьих-то глазах может выглядеть такой дешевкой! Даже принимая небрежные ласки молодых людей во время танцев в роскошных клубах и ультрасовременные настроения Мерли и ее компании в вопросах морали, она оставалась той же романтичной, немного робкой и неуверенной в себе девушкой, какой была до того, как познакомилась с ними. Как она сумеет убедить маркиза, что он ошибся в своем мнении о ней? Как сможет взять обратно глупые слова, которые он слышал собственными ушами? Эти мысли медленно кружили в ее мозгу, пока она боролась с безумным желанием подчиниться его страстным губам. Поцелуи Луиса стали еще жарче, когда он почувствовал слабый отклик. Линетт упорно пыталась увернуться, но он не давал ей такой возможности, держал крепко, запустив свои загорелые пальцы в золотистые воздушные кудряшки у нее на затылке. Она чувствовала неистовое биение его сердца — мощного, как мотор, грозившего унести их обоих в безудержный полет страсти. Она должна что-то сделать, чтобы удержать в узде собственные чувства!

Линетт знала: бесполезно набрасываться на маркиза с упреками, кричать, что она оскорблена, — сначала необходимо остудить его пыл. Единственное, что она могла в тот момент придумать, — это отвернуться и, собрав остатки сил, жалобно попросить:

— Прекратите! Пожалуйста, не надо!

От удивления он ослабил объятия, и девушка быстро высвободилась. Луис сделал шаг вперед, чтобы опять схватить ее, но Линетт поспешно попятилась, готовясь впервые в жизни исполнить роль жеманной красотки перед лицом назойливого кавалера. Похлопав ресницами и капризно улыбнувшись, она промурлыкала:

— Право же, маркиз! У вас репутация человека принципов, и вы должны ее поддерживать. Вам придется обуздывать свои пиратские наклонности, пока мы не проведем вместе некоторое время. Мы же едва знакомы, а я не люблю торопить события.

Луис воззрился на нее с недоумением, затем вдруг широко улыбнулся:

— Кокетничаешь, моя маленькая мятежница? Вообще-то мы уже достаточно хорошо знаем друг друга. У нас одинаковые взгляды, одинаковые убеждения, и не пытайся отрицать, что ты испытываешь ко мне влечение так же, как и я — к тебе. Твои глаза говорят мне, что ты согласна, и губы тоже выдали тебя, мгновенно отозвавшись на поцелуй… Ну? Ты собираешься признать, что я прав? Или мне заставить твой перламутровый ротик ответить за тебя? — Взгляд синих глаз задержался на ее губах, припухших от долгих поцелуев, и Луис, как будто это зрелище распалило его еще больше, сделал решительный шаг в сторону девушки.

— Но я едва знаю вас! — в отчаянии воскликнула Линетт. — Вы же не можете ожидать, что я упаду в ваши объятия вот так сразу, даже если, как вы сказали, мы испытываем друг к другу влечение. Конечно, это противоречит моим словам о… — она запнулась на ненавистной фразе, — о браке с испытательным сроком, но…

— О браке? — возмущенно повторил Луис. — Я привез тебя сюда не как невесту! Мне казалось, я вполне ясно изложил свои взгляды на эту тему. Мне нужна… единомышленница, подруга, товарищ по детским играм, если хочешь. Кто-то, кто сможет понять и разделить мою потребность в свободе от потенциальных невест, будущих тещ, вечеринок, на которых нет прохода от сводниц… Короче, мне нужен кто-то вроде тебя, такая вот маленькая мятежница, питающая, как и я, отвращение к брачным узам!

Линетт, пунцовая от смущения, собиралась что-то сказать, но Луис, уже уставший от споров, лишь махнул рукой, отметая ее возражения, и принялся уговаривать:

— Я прошу тебя побыть здесь всего несколько дней, Линетт! Что тут плохого? Это останется нашей тайной, о которой никто никогда не узнает… Что скажешь? Ты остаешься?

Надежда вновь затеплилась в ее сердце.

— Вы хотите сказать, что у меня есть выбор?

Луис взял ее за руку, и Линетт ждала, затаив дыхание, что он ответит: «Да». Но отчаяние и безнадежность охватили ее, когда маркиз надменно вскинул голову и заявил:

— Нет! Я знаю, что ты хочешь остаться, и сам желаю того же! Обещаю вести себя подобающим образом, — он озорно усмехнулся, — во всяком случае, так долго, как позволят мне мои пиратские наклонности. Но это отличный шанс, и его нельзя упускать лишь потому, что ты внезапно струсила. Через несколько дней, Линетт, ты поблагодаришь меня за то, что я подарил тебе такие счастливые переживания! — Луис отпустил ее руку и наклонился, чтобы поднять багаж. — Тебе это не потребуется, — весело заметил он, кивнув на чемоданы, — но не выбрасывать же твое барахло в море! Идем! Сначала я покажу тебе мой дом, а потом мы отправимся в путешествие по острову. И говори мне, пожалуйста, «ты».

Линетт сдержала истерический возглас. Ее украли, потом оскорбили, а похититель ко всему прочему ожидает от своей жертвы веселого настроения и готовности прийти в восторг от его островного государства! Луис Эстевас был самым нахальным и самонадеянным негодяем на свете… и самым опасным мужчиной. Каждую минуту ей нужно быть начеку. Дни, неясно маячившие впереди, казались вечностью, это будет борьба за выживание, и выйти живой и невредимой из этой борьбы у нее мало шансов. Луис обещал вести себя прилично, но много ли стоит обещание пирата? Прикусив нижнюю губу, чтобы унять дрожь, Линетт, спотыкаясь, последовала за ним.

Тропинка, которую он выбрал, наклонно вела вверх от берега через пышную темно-зеленую растительность, забрызганную яркими красками экзотических цветов. Пальмы упирались лохматыми макушками в ослепительно синее небо, их грациозные листья трепетали на ветру. Маркиз несколько раз оглядывался, чтобы убедиться, что девушка успевает за ним, и послать ей ободряющую улыбку. Дойдя до вершины холма, он поставил чемоданы на землю и протянул руку, чтобы помочь Линетт преодолеть последний крутой участок подъема. Затем положил руки ей на плечи и развернул к океану.

— Взгляни, Линетт, разве это не чудо? — тихо спросил он.

Далеко, до самого горизонта, растянулся темно-синий океан, дышавший мерно, безмятежно, но спокойствие было мнимым, страшная сила, таящаяся в пучине, прорывалась наружу у коралловых рифов, кольцом окружавших остров, — там завеса искрящейся пены, взбитой волнами, взлетала высоко в небо. Линетт издала вздох восхищения, и Луис улыбнулся, услышав его.

— На этом острове нет времени и нет забот, — шепнул он. — Забудь обо всем, поживи хоть немного так, как все мы хотели бы жить — свободными от запретов и счастливыми. Возможно, это единственный шанс, другого у тебя не будет. Прими этот дар.

Она почти готова была поддаться чарам этого мужчины, и лишь остатки здравого смысла помешали ей прижаться спиной к его крепкому телу и внять вероломным уговорам собственного предательского сердца. Выиграв тяжелую внутреннюю битву, Линетт сбросила ладони Луиса со своих плеч, отодвинулась и сумела одной прозаичной фразой вернуть его с небес на землю:

— Луис, я умираю с голоду! На этом твоем острове есть хоть что-нибудь съедобное?

Мгновение он непонимающе и озадаченно смотрел на нее, затем рассмеялся:

— Моя бедная маленькая Линетт! Как глупо было с моей стороны приставать к девушке, которая думает только о еде! Идем, ma petite [6], — Луис протянул ей руку, все еще улыбаясь, — посмотрим, что можно сделать для твоего желудка, чтобы он перестал тебя отвлекать.

Луис все еще хихикал себе под нос, когда вел ее к маленькой хижине, стоявшей в роще кокосовых пальм. Он с гордостью сообщил, что построил «этот дворец» своими руками из этих самых деревьев: опорные столбы и настил из стволов, крыша из листьев и даже веревки, скрепляющие стены, сплетены из коры. Линетт вгляделась в темное нутро хижины и увидела там железную кровать, лишенную матраса, и немного кухонной утвари на полках. Единственным предметом мебели, оказавшимся в поле ее зрения, помимо кровати был большой, обитый железом дорожный сундук. Линетт быстро отвернулась и внезапно обнаружила, что маркиз исчез. В следующую секунду он окликнул ее откуда-то сверху. Девушка запрокинула голову, и ее сердце испуганно екнуло, когда она увидела, как Луис, голый по пояс, взбирается к верхушке высоченной кокосовой пальмы. Он махнул ей, чтобы она отошла в сторону, и Линетт поспешно отступила назад. Град кокосов с глухим стуком обрушился на землю всего в нескольких дюймах от ее ног. Луис быстро слез со ствола и, с насмешливым удовольствием поклонившись ей, сказал:

— Мадемуазель, обед будет подан через несколько минут.

Он присел на корточки, прицелился и ловко вогнал заостренный кол в орех, пробив скорлупу, да так аккуратно, что шелуха не попала внутрь. Проделав несколько дырок в одном орехе, он протянул его Линетт. Молоко внутри было восхитительно прохладным и утоляющим жажду. Девушка с жадностью выпила все до капли и с искренней благодарностью улыбнулась:

— Мм! Божественно! Что у нас на второе?

Следующие полчаса Луис немилосердно поддразнивал ее за такое отношение к еде, и девушка постепенно начала откликаться на его шутки с робким юмором, который приводил его в восторг. Когда обед был наконец готов и они расположились под пальмами, роща звенела от пиратского хохота. Луис продолжал потешаться над Линетт, глядя, с каким пылом она набрасывается на поджаренные бананы и батат, политые молоком кокоса, — необычная, но роскошная еда.

Солнце уже клонилось к горизонту, тени начали подползать из рощи к тому месту, где они сидели. Луис лениво поднялся, подбросил еще немного хвороста в угасающий костер, затем вошел в хижину и появился оттуда с гитарой. Линетт тайком наблюдала, как он привалился к стволу пальмы и начал тихо перебирать струны. Закрыв глаза, чтобы отгородиться от волшебства ночи, она все равно не смогла спастись от душещипательной мелодии, которую он потихоньку наигрывал.

Музыка убаюкивала, внушала ощущение покоя, и Линетт смежила веки. Но она не спала и, когда гитара замолчала, услышала, как Луис вернулся в хижину. Раздался скрежет — видимо, он двигал сундук, — затем скрип пружин — это матрас упал на кровать, — и пульс девушки участился. Тихие шаги Луиса по песку… он направлялся в ее сторону… Линетт притворилась спящей и внезапно почувствовала, что ее подхватили на руки и несут куда-то. Должно быть, Луис понял, что она не спит — ее выдал неистовый стук сердца, — однако он не сделал попытки заговорить, а просто опустил девушку осторожно на кровать. Пылкое воображение Линетт тут же нарисовало его стоящим над ней у кровати, но, когда страх сделался невыносимым и она уже собралась открыть глаза, Луис повернулся, тихо вышел из хижины и решительно закрыл за собой дверь.

Линетт долго лежала без сна, испуганная и смущенная наслаждением, которое принесли ей несколько часов в обществе Пирата. С какой легкостью Луис сумел внушить ей обманчивое ощущение безопасности! Он изменил тактику, начал вести себя осторожно, очаровывать с помощью дружеских улыбок и шуток, ожидая, что она сама вскоре бросится в его объятия. Всю ночь Линетт искала способ сбежать с острова, уверенная, что только огромное расстояние между ней и Луисом Эстевасом может стать ее единственной защитой, но спасения не было. Даже если она сумеет добраться до катера, как им управлять? В конце концов, когда голова ее гудела от тревожных мыслей, а тело болело от нервозного напряжения, она смирилась и сдалась на волю снов.

Глава 4

Солнечный луч пронзил крышу из пальмовых листьев точно над кроватью, и Линетт проснулась. Нереальность окружающей обстановки на секунду поразила девушку, но память тут же услужливо выплеснула на нее весь поток событий предыдущего дня. Возникло сильное искушение спрятаться под одеялом и остаться под ним навсегда — новая встреча с Луисом Эстевасом была ей не по силам. Однако он не заставил себя ждать — ворвался в хижину бодрый, жизнерадостный, готовый идти к своей цели напролом.

Должно быть, он успел искупаться: на бронзовой от загара коже блестели капельки воды. Линетт невольно залюбовалась его мускулистым торсом, у нее перехватило дыхание от восхищения, ресницы предательски затрепетали.

Маркиз улыбнулся:

— Ты вцепилась в одеяло, как будто это щит, ma petite. Неужели думаешь, что мои намерения настолько страшны? О! По-моему, ты принимаешь желаемое за действительное… А может, ты обиделась, что я пренебрег тобой прошлой ночью?

Позабыв свой страх перед ним, Линетт резко села на кровати.

— Еще чего! Как ты мог даже подумать об этом… — Она замолчала, вспомнив, что мнение Луиса о ней сложилось на основании ее собственных слов тогда, в ресторане Папеэта, и поспешно сменила тему: — Ты плавал?

— Плавал. Море сегодня чудесное. Вот почему я вернулся — чтобы позвать тебя с собой. Надевай купальник, да поживее. — Он направился к двери, бросив через плечо: — Я пока разожгу костер для завтрака.

Как только дверь за ним закрылась, Линетт, ругая себя на чем свет стоит, открыла чемодан. Она накупила целый ворох новых платьев, а про купальные костюмы совсем забыла! В чемодане лежали три комплекта микроскопических бикини: один в виде футуристических дисков, который определенно не выдержал бы погружения в воду и предназначался исключительно для сидения на краю бассейна; второй тоже не подходил — его многочисленные оборочки, намокнув, превратятся в жалкие лохмотья. Засунув их обратно в чемодан, Линетт неохотно надела третий — серебристый, в высшей степени модный, украшенный металлическими пластинками, вызывающе откровенный и совершенно неподходящий к окружающей обстановке. Она набросила на купальник белый махровый халатик, завязала пояс на тонкой талии и прежде, чем мужество окончательно покинуло ее, выбежала из хижины.

Луис стоял, наклонившись над красными угольками костра, и осторожно раздувал их скорлупой кокоса. Бросив на девушку взгляд исподлобья, он удовлетворенно улыбнулся, вот только Линетт не поняла, было ли это удовлетворение вызвано ее приходом или пламенем, разгоревшимся наконец. Луис швырнул скорлупу в костер, схватил девушку за руку и бросился бежать, увлекая ее за собой, к берегу.

Когда он наконец отпустил ее, Линетт плюхнулась на мягкий серебристый песок, едва переводя дыхание с непривычки после такой зарядки. Совершенно обессилев, она собралась было сказать сквозь смех, что ей придется отдохнуть перед купанием, но вдруг Луис шагнул к ней, в его глазах заплясали дьявольские огоньки. Прочитав отчаянную мольбу в ее взгляде, он усмехнулся и бросился на песок рядом с ней, давая ей время прийти в себя. Несколько минут, пока Линетт восстанавливала дыхание, он высмеивал изнеженных городских девиц. Густые темные волосы, еще не просохшие, в беспорядке падали на лоб, придавая ему бесшабашный вид. Линетт отодвинулась, чтобы избежать его смущающей близости, и пояс ее халатика развязался, выставив напоказ гладкие, слегка загорелые бедра и маленький треугольник купальника. Зардевшись, она вцепилась в полы халата, чтобы прикрыться. Линетт много раз без смущения носила бикини в компании Винса и его друзей, но теперь, под насмешливым пиратским взглядом Луиса Эстеваса, вдруг почувствовала невыносимую неловкость. Он небрежно стянул халатик с ее плеч, щеки девушки сделались пунцовыми. Совершенно сконфуженная, Линетт дернулась, но Луис, ловким движением выхватив пояс халата, отбросил его через плечо и заставил девушку откинуться назад, прижаться спиной к теплому песку. Солнце палило вовсю, тем не менее Линетт задрожала от холода, почувствовав на своей талии прохладные ладони. Луис ласкал ее взглядом, рассматривая каждую деталь серебристого купальника, который даже не пытался прикрыть, а, напротив, откровенно разоблачал красоту изгибов стройного тела. Линетт ждала поцелуев, зная, что они неизбежны, и мысль о них вызвала волну возбуждения, прокатившуюся от кончиков пальцев на ногах до густых ресниц, как всегда взволнованно затрепетавших, выдавая ее страх, и она могла лишь надеяться, что это останется незамеченным. Надежда рассеялась, когда маркиз заговорил с ней низким и хриплым от эмоций голосом:

— Я нахожу эту твою уловку с ресницами обворожительной, chйrie. Ты похожа на маленькую коноплянку, чье сердечко замирает от страха перед огромным орлом. Почему ты боишься меня, маленькая коноплянка?

Его пальцы нежно прикоснулись к ее дрожащим ресницам, и они опустились двумя полумесяцами на пылающие скулы, где Линетт и позволила им остаться, чтобы не выдать панику, которая непременно должна была отразиться в ее глазах. Рука Луиса скользнула по ее щеке и остановилась под подбородком. Девушке отчаянно хотелось вскочить и убежать, но тело отказывалось подчиняться, нервы звенели, точно струны на гитаре Луиса. И вновь его слова заиграли на ее эмоциях, вызвав симфонию чувств, когда он прошептал:

— Ты как наркотик в моих венах, ты заставляешь мое сердце биться быстрее каждый раз, когда я оказываюсь рядом с тобой. Скажи, что ты тоже это чувствуешь, тот же жар, что обжигает меня, то же страстное желание прикасаться, целовать… Ты чувствуешь это, маленькая коноплянка? — Его теплое дыхание обвевало губы Линетт, он продолжал настаивать: — Ты хочешь, чтобы я поцеловал тебя? Ты тоскуешь по моим прикосновениям?

Чарующее томление разлилось по ее телу, лишив возможности сопротивляться, когда Луис покрыл ее губы легкими, как касание перышка, поцелуями, а его ладони нежно легли ей на плечи. Для Линетт больше не существовало ничего, кроме его слов, его ласк. «Это, — думала она, — любовь, настоящая любовь!» Ее руки неуверенно обвили его шею, она медленно открыла глаза и, как только ресницы взлетели вверх, обнаружила, что смотрит прямо в глубины его души, но того, что она там увидела, вполне хватило, чтобы рассеять все ее глупые представления о любви.

Как будто горевшего в синих глазах триумфа было недостаточно, Луис дополнил его тихим презрительным смешком и широкой удовлетворенной ухмылкой. Сердце Линетт замерло на безумном стаккато и замедлило биение. Он не хотел ее любви, и она была достаточно честна, чтобы признаться себе в этом даже теперь, когда внезапно пришло осознание того, что она-то его любит. Линетт хотела ненавидеть этого мужчину за небрежную игру с ее эмоциями, за разрушительное воздействие его магнетизма на ее чувства, за способность подчинять ее своей воле. Она пыталась найти обидные слова, которыми могла бы унизить его, но разум тоже отказывался повиноваться. Линетт смотрела в ликующее лицо Луиса, и ее дрожащие губы упорно пытались произнести отказ, но, к ее ужасу, лишь озеро слез наполнило ее глаза, и она поспешно отвернулась прежде, чем он смог измерить всю глубину нанесенной ей раны.

Осталась лишь одна хрупкая соломинка, за которую можно было ухватиться. Линетт понимала, что Луис Эстевас, пусть деспотичный и безжалостный, слишком горд, чтобы принуждать женщину покориться — она должна отдаться добровольно. Мысль эта придала ей мужества, Линетт сумела сдержать слезы, обжигавшие глаза, и спокойно встретила его победоносный взгляд. Заставив свой голос звучать ровно и напустив на себя равнодушный вид, она спросила:

— Как насчет купания, о котором ты упоминал, Луис? Если я должна провести некоторое время в этом забытом богом месте, ты, по крайней мере, можешь попытаться сделать мое пребывание здесь приятным!

Звучавшее в ее голосе пренебрежение, презрение в ее взгляде вызвали у него ярость. Ноздри Луиса гневно расширились, и он надменно вскинул голову. Затем, после нескольких напряженных секунд, суровое выражение лица смягчилось, и ярость неохотно уступила путь веселью. Он восхищенно произнес:

— Да, хладнокровия тебе не занимать, Линетт! Из всех женщин, которых я знал, ты единственная заставила меня загореться желанием, а в следующую секунду рассмеяться. Ты мне подходишь, ma petite! Я не ошибся: у тебя есть все, что мужчина может желать от женщины!

— И по-твоему, мне должно льстить то, что ты избрал меня своей компаньонкой? — возмутилась Линетт. — Ты, плейбой южных морей? — Сердце ее забилось от страха еще сильнее, но она продолжала: — Возможно, в прошлом вы и одержали множество побед, месье маркиз, но, могу вас заверить, я не стану очередным вашим трофеем! И если вы не возражаете, я предпочла бы отправиться на Парадиз или вернуться в отель в Папеэте немедленно. По крайней мере, там я буду под защитой администрации и сама смогу выбрать себе кавалера, вместо того чтобы терпеть ваше нежеланное ухаживание!

В мертвой тишине, которая последовала за этой пламенной речью, Линетт осознала, что в своем рвении урезонить Пирата она зашла слишком далеко. Веселая улыбка на смуглом лице сменилась надменной гримасой. Он встал, рывком поставил девушку на ноги и грозно посмотрел на нее, будто ища в ее глазах подтверждение тому, что только что услышал. Линетт с вызовом встретила его пристальный взгляд. Она увидела, как напряглись мускулы под загорелой кожей, как сжались кулаки… Внушающие ужас мысли пронеслись в ее мозгу. Что, если она выбрала неверную тактику, что, если горячая кровь безрассудных и безжалостных пиратов Эстевасов ударит ему в голову? Луис вполне способен ударить ее, сбить с ног и потащить за собой в хижину, как его предки тащили сундуки с награбленным добром…

Девушка часто-часто заморгала от страха. Как будто пружину внезапно отпустили, Луис выдохнул, мускулы его расслабились, сжатые губы дрогнули в холодной усмешке. Линетт смотрела на него как загипнотизированная и дрожала в ожидании ответа. А когда он открыл, наконец, рот, слова посыпались, как ледяные градины на ее, теперь склоненную, голову. И хотя именно этих слов девушка и добивалась, они не принесли ей утешения.

— Если бы вы раньше дали мне знать о своем отвращении ко мне, мадемуазель, вы не стали бы объектом моих ненавистных ухаживаний. Мы немедленно отправляемся на Парадиз, и, надеюсь, оба вычеркнем из памяти этот… гмм… неудачный эпизод. — Луис небрежно пожал плечами, но взгляд его по-прежнему пронзал копьем, когда он продолжил: — Надеюсь также, что вы примете мои извинения, мадемуазель Саутерн, за то, что я привез вас сюда. Я думал, мы с вами во многом похожи, но… Вы вполне ясно выразили свои мысли, и я вынужден признать, что ошибся. Пожалуйста, простите мне эту оплошность. — Он шутливо поклонился и зашагал к хижине.

Линетт осталась стоять как вкопанная, глядя ему вслед и впервые в своей жизни ощущая такое чувство утраты и потерянности, что была почти готова окликнуть его и умолять вернуть изводящую усмешку и беспечные манеры пирата. Почти, но не совсем. Здравый смысл приказал ей держаться подальше от беды, взяв под свой решительный контроль изменчивые эмоции и уберегая ее от желания последовать за велениями сердца. Линетт удрученно вздохнула, подобрала свой халатик и закуталась в него. Она не сможет быть для Луиса игрушкой, которую не жалко выбросить, как только надоест. И «товарищем по детским играм», «единомышленницей» — тоже. Она ничем не отличается от остальных женщин, желающих связать его обязательствами и заковать в свадебные кандалы… Радовало одно — Луис никогда не узнает, как сильно она его любит. Линетт слегка поморщилась, представив себе, как он отреагирует, обнаружив, насколько она далека от его представлений о ней, как строга в вопросах морали и что сейчас для нее верхом блаженства было бы его кольцо на пальце — символ вечной преданности… И он никогда не узнает, что она даже осмелилась мечтать о доме, полном счастливых смеющихся детей, синеглазых черноволосых мальчишек и девчушек с кудряшками на макушках, наделенных тем же бесшабашным нравом, что и их отец-пират…

Линетт взглянула вверх и увидела его, нетерпеливо ожидавшего на склоне, когда она соизволит пойти в хижину переодеться. Челюсти маркиза были крепко сжаты, глаза сердито прищурены, и ее грезы мгновенно рассеялись как дым.

Глава 5

Они позавтракали рыбой, которую Луис поймал в тихой бухте и поджарил на угольках костра. Вскоре катер вновь заскользил по мерцающей поверхности океана, оставляя за собой яростную струю, опадавшую каскадом сверкающей белой пены. Линетт сидела на корме и наблюдала, как исчезает из вида атолл, пока он не стал всего лишь расплывчатым пятнышком на горизонте. В течение часа между ними не было сказано ни слова, и это молчание отдаляло их друг от друга, делало путешествие томительно долгим. Луис казался бесчувственным автоматом, механически выполняющим необходимые действия, а Линетт — частью багажа, сваленного в кучу на палубе.

Но девушка не возражала против этой тишины — ей о многом нужно было подумать, воскресить в памяти обрывки фраз, хранившиеся в глубинах ее памяти, и вновь поразмышлять над ними. «Ты как наркотик в моих венах. Ты заставляешь мое сердце биться быстрее каждый раз, когда я оказываюсь рядом с тобой…» Было ли это сказано искренне или же Луис всего лишь бросил наживку для ее впечатлительной натуры? Наверное, маркиз говорил такие слова любой красавице, с которой ему случалось оказаться наедине… Первое впечатление о Луисе Эстевасе оказалось ошибочным. Линетт ожидала, что он будет шокирован высказанным ею пренебрежением к условностям, но они поменялись ролями — Пират совершенно сбил ее с толку, продемонстрировав вольнодумство, которое превосходило даже вседозволенность, исповедуемую Мерли и ее приятелями. Линетт вздохнула, вспомнив обет, который она дала себе позавчера, когда бродила по Папеэту. Теперь она уже никогда не сможет быть самой собой и обречена до конца жизни играть чуждую ей роль. Она останется для Луиса Эстеваса холодной, искушенной в житейских делах дамой из светского общества, не позволяющей эмоциям управлять своими поступками. Если Пират случайно обнаружит, насколько хрупок барьер, за которым она прячется от него, он тотчас возобновит атаки и разоблачит ее жалкий обман. Пусть уж лучше думает, будто она равнодушна к нему как к мужчине. Догадавшись о том, что ему удалось пробудить в ней страсть, он не преминет воспользоваться этим в своих интересах. Она задела тщеславие Пирата, но его рана была царапиной по сравнению с глубокими шрамами, которые ей придется носить на своем сердце вечно…

Тусклыми, ничего не выражающими глазами Линетт смотрела на стремительно приближавшееся пятно, которое постепенно принимало форму острова. Когда катер подошел ближе, она увидела признаки жизни на маленькой пристани и на берегу — рабочие деловито сваливали в кучу мешки и коробки, готовя к отправке груз.

— Добро пожаловать на Парадиз! — мрачно усмехнулся Луис. — Надеюсь, тот факт, что это мой дом, не умалит удовольствия от вашего пребывания здесь.

Линетт не соизволила ответить на вызов и собиралась уже самостоятельно сойти на причал, но маркиз опередил ее, быстро перепрыгнув через борт катера и протянув к ней руки в готовности подхватить. Линетт, увидев, что у нее нет выбора, попыталась рассчитать свой прыжок так, чтобы приземлиться подальше от Луиса. Но за долю секунды до ее прыжка катер внезапно ударился бортом о деревянную опору пристани, девушка потеряла равновесие и полетела прямо в объятия маркиза, да с такой силой, что он пошатнулся. На секунду они прильнули друг к другу, чтобы удержаться на ногах, но, если совсем недавно Луис с радостью воспользовался бы такой возможностью подразнить ее, в данный момент он первый отстранился и спросил с ледяной вежливостью:

— Вы не ушиблись, мадемуазель?

— Н-нет, — запинаясь, ответила она, — но, боюсь, это я причинила вам боль…

— Совсем нет, мадемуазель, вы легкая, как перышко, — равнодушно проговорил маркиз и, взяв ее за руку, повел на берег.

Их сразу окружили островитяне, на смуглых лицах засверкали белозубые улыбки, все заговорили разом, засмеялись, радостно приветствуя Луиса. Он тоже улыбнулся, благодаря за радушный прием. Каждый стремился пожать ему руку, как будто он отсутствовал на Парадизе несколько лет. Линетт тоже была вовлечена в круг, ей тоже жали руку и похлопывали по плечу. Женщины, потрясающе красивые креолки в ярких платьях, облегающих чувственные фигуры, оставили детей играть на пляже и присоединились к шумной толпе мужчин. В черных, как терновые ягоды, глазах островитян светилась любовь к жизни и к своему хозяину.

Тот же огонек горел и в глазах Линетт, садившейся в автомобиль Луиса, когда они вдвоем наконец сумели вырваться из круга встречающих. Машина отъехала немного, и девушка, повернувшись, махала рукой до тех пор, пока последнее яркое платье и цветастая рубашка не исчезли вдали, слившись с буйной тропической растительностью. Счастливая улыбка, игравшая на губах Линетт, увяла, как только она услышала полный ненависти голос маркиза:

— Вы по-прежнему думаете, что я порю своих подданных, мадемуазель?

Линетт вспыхнула, раздосадованная тем, что он не забыл ее первых неосторожных слов.

— Я сожалею, месье. Мне нужно было сразу извиниться перед вами. Я не имела права так говорить.

— Однако ваше мнение обо мне не изменилось. Вернее, оно ухудшилось, так?

— А как может быть иначе? — не выдержала девушка. — Вы похитили меня, увезли на свой атолл, даже не спросив, согласна я или нет! Как вы смеете ожидать от меня уважения, когда я узнала вас настоящего? Все остальные видят в Луисе Эстевасе благородного аристократа, маркиза де Парадиз, но я, я встретилась с грубым и безжалостным пиратом, который скрывается за этим роскошным фасадом! И именно так я всегда буду относиться к вам, месье, для меня вы навсегда останетесь Le Pirat! — Линетт рискнула взглянуть в его сторону, смутилась, обнаружив, что смотрит прямо в загадочные синие глаза, и поспешно отвернулась. Ее сердце забилось еще сильнее, когда она почувствовала, как машина замедляет ход и останавливается.

Луис, все это время молчавший, заговорил, и в его голосе отчетливо звучало удивление:

— Я сожалею, что слышу от вас такое, мадемуазель. Грубый? Безжалостный? Вы действительно так обо мне думаете? Что я могу сделать, чтобы искупить вину? Я смиренно прошу прощения за мое поведение. Пожалуйста, скажите, что вы меня прощаете!

Его загорелое лицо было серьезным, когда он ждал ответа, и волна раскаяния захлестнула Линетт. Подавленный и покорный Луис Эстевас — зрелище не для слабонервных! Да, она сказала, что всегда будет думать о нем как о пирате, но только потому, что именно таким она и хотела его видеть. Именно в Le Pirat она и влюбилась…

— О, конечно, я прощаю вас!

— Вы в этом уверены? — спросил Луис с несвойственной ему робостью.

Линетт искренне улыбнулась и подтвердила:

— Да, совершенно уверена!

— И время, которое мы провели на атолле, останется нашей тайной? Вы обещаете, что никому не расскажете об этом?

Девушка энергично кивнула. Луис вздохнул с облегчением и, откинувшись на спинку обитого кожей сиденья, полез в карман за сигаретами. Закурил и удовлетворенно улыбнулся. Улыбка эта показалась Линетт зловещей. Смирение его исчезло так внезапно, что она испугалась. А когда маркиз повернулся к ней, его губы кривила знакомая пиратская ухмылка.

— Вы опять смеетесь надо мной! — возмущенно выпалила Линетт. — Вас ни в малейшей степени не заботит, узнает кто-то о проведенных нами наедине часах или нет!

— Напротив, мадемуазель, — небрежно возразил он, — это меня очень даже заботит. Впрочем, теперь, когда у меня есть ваше обещание, я спокоен. Видите ли, как вы сами абсолютно верно заметили, никто, кроме вас, не знает меня настоящего, и я хочу, чтобы все так и оставалось. Я не имею права забывать о чести семьи Эстевас, равно как и о своей обязанности подавать добрый пример моим островитянам. Что, если бы все они узнали наш маленький секрет? Моя бабушка была бы ужасно огорчена слухами, которые непременно возникли бы, реши вы рассказать кому-то о нашем… скажем так, любовном свидании. Я рад, что могу рассчитывать на ваше благоразумие.

Линетт смотрела на него с пробуждающимся презрением.

— Вы обманом вынудили меня дать это обещание! Но почему вы решили, что этот обман необходим? Могу заверить вас, месье, у меня так же, как и у вас, нет ни малейшего желания сообщать всему миру о том, что мы провели с вами ночь и день наедине. Единственное, о чем я молюсь, — голос ее задрожал от невыплаканных слез, — чтобы со временем я смогла забыть, что вообще вас знала!

Маркиз с видимым равнодушием пожал плечами, потянулся к ключу зажигания и холодно произнес:

— Я должен был увериться в вашем благоразумии прежде, чем представить вас бабушке. Она не из нашей эпохи и, следовательно, не поймет нашей с вами точки зрения на мораль. И хотя я продолжаю настаивать на полной свободе жить так, как хочу, я, тем не менее, понимаю, что обязан быть осмотрительным в своих поступках, чтобы избавить бабушку от страданий. Женщин ее поколения с детства и до старости опекали: сначала бдительные отцы, затем обожающие мужья. Она не поймет юных особ, таких, например, как вы, путешествующих по миру без дуэньи, хватающихся за любую возможность извлечь выгоду из красоты и богатства, полученных от мужчин, которых вы просто используете в своих целях. Несмотря на то, что я не осуждаю ваши нормы поведения, мадемуазель, моя бабуля никогда вас не одобрит. И еще, хотя сам я придерживаюсь современных взглядов в вопросах морали, я не допущу, чтобы их взяла на вооружение моя сестра. — Заметив, что девушка вздрогнула и собралась было возразить, он продолжил, скривив губы в печальной улыбке: — Да, я знаю, это своего рода двойной стандарт, но Вивьен унаследовала от бабушки очарование Старого Света, которое я нахожу пленительным, как, впрочем, и Жак. Он тоже не захочет, чтобы его невеста изменилась. Он знает: когда они поженятся, Вивьен будет любить его и повиноваться ему до конца дней. Для вас это, вероятно, звучит отчаянно скучно и старомодно, но Жак будет счастлив, а для Вивьен такой образ жизни станет столь же естественным, как дыхание. При условии, конечно, — быстрый мрачный взгляд синих глаз пронзил сердце Линетт, — что ее не испортит дурное влияние людей, которые могут исподволь внушить ей стремление к поверхностным удовольствиям, признаваемым вами, как и мной, приятным времяпрепровождением.

Он сказал ей не прямо, но с жестокой решимостью, что не считает ее подходящей подругой для своей сестры! В первый раз Линетт горячо желала на самом деле быть такой свободной и беспечной, какой маркиз ее себе представлял, потому что тогда она была бы не способна чувствовать эту мучительную боль, которую он так беспечно ей причинил. Но гордость ответила на призыв о помощи, добавила твердости голосу и заставила Линетт нанести ответный удар:

— Вы лицемер! Вы потакаете своим низменным инстинктам, а потом ищете себе оправдание. Это не о чувствах вашей бабушки вы думаете, когда скрываете свои гнусные поступки, это ваше тщеславие не позволяет вам показать людям, какой вы есть на самом деле! Вы не перенесете, если кто-то вдруг узнает, что всемогущий маркиз де Парадиз такой же простой смертный, как и все остальные! Вы притворщик, месье, и я чувствовала это с самого начала! Вы все еще удивляетесь, почему я вас отвергла? Для меня мужчина должен прежде всего оставаться верным самому себе, быть настоящим, а не иллюзорной тенью!

— Иллюзорной тенью? — сквозь зубы повторил Луис со злобной недоверчивостью.

Он быстро выключил мотор и прежде, чем Линетт догадалась о его намерении, крепко сжал ее плечи сильными руками. В этом поцелуе прорвалось все неистовство, которое ему удалось подавить на острове, он пожинал плоды возмездия за ее презрение к нему и отказ от него. Она боролась молча, каждый кончик ее обнаженных нервов кричал: «Остановись!» Но маркиз пресекал все ее попытки освободиться и продолжал целовать, пока, в конце концов, она не обмякла, сломленная и покорная, в его объятиях. Только тогда он, почувствовав, что девушка признала поражение, отпустил ее. Линетт откинулась на спинку сиденья и даже не попыталась ответить, когда Луис бросил ей вызов:

— Как вам понравилось целоваться с тенью, мадемуазель?

Она отвернулась. Он долго смотрел на ее нежный профиль, по-детски мягкие завитки золотистых волос, падавших на лоб, и опахало ресниц, опустившихся на пылающую скулу. Нервная дрожь нарушала изящно очерченный изгиб ее рта…

Маркиз завел мотор, и машина помчалась дальше.


Мимо проплывал идиллический тропический пейзаж: пышная буйная зелень, поля тростника и кокосовые рощи, сквозь которые то тут, то там мелькал океан и виднелась береговая линия, но эти прекрасные виды не запечатлевались в оцепенелом мозгу Линетт, хотя она и смотрела пристально в открытое окно машины.

Луис увеличил скорость, надеясь, что это вызовет хоть какую-то реакцию у его молчаливой спутницы, но она не пошевелилась, казалось, даже не заметила, что мир за окном слился в один огромный калейдоскоп, в котором невозможно было различить отдельные объекты. Не видела она и хмурых взглядов, периодически бросаемых в ее сторону, и маркизу пришлось громко заговорить, чтобы вернуть ее к действительности, когда они почти достигли цели путешествия:

— Вот мы и приехали! Что вы думаете о моем доме?

С видимым усилием девушка вышла из глубокой задумчивости и обнаружила, что машина въезжает в высокие железные ворота, распахнутые створки которых были похожи на черное кружево. Она полуобернулась, чтобы разглядеть их получше, но ее внимание тут же было захвачено бархатистыми зелеными лужайками по обеим сторонам дороги, окаймленной экзотическими кустарниками, усеянными разноцветными пышными цветами. Вдалеке взметались к небу струи фонтана, под тенистыми деревьями стояли садовые скамейки, выкрашенные в белый цвет. Машина резко повернула, и Линетт, увидев дом, не смогла сдержать вздоха восхищения.

Это был особняк из белого камня в стиле старой колониальной архитектуры, сохранивший дух былых времен. Его стены увивал цветущий виноград, с тропической пышностью ниспадавший с крыши. Маркиз остановил машину перед резной дверью; Линетт, не дожидаясь, когда он поможет ей выйти, выскочила на усыпанную гравием дорожку и, рассмотрев дом поближе, заметила совершенно неожиданный здесь душистый горошек, смело карабкавшийся по решетке одного из окон. Вид этого английского растения вызвал волну тоски по родине, и только голос Вивьен, доносившийся из окна, помешал слезам, заполнившим ее глаза, хлынуть по щекам.

Луис тоже услышал голос сестры и жестом предложил Линетт пройти в дом. Она вбежала в холл, нетерпеливо ожидая встречи с подругой, но ее глаза, привыкшие к яркому свету, поначалу ничего не смогли различить в темном помещении. Восторженный визг заставил ее повернуться в ту сторону, откуда он прозвучал, и через пару секунд она была в объятиях подруги. Прием оказался сердечным и трогательным.

— Линетт, дорогая! Я не ожидала увидеть тебя так рано! Как прекрасно, что ты уже здесь! — Вивьен одарила Луиса благодарным взглядом. — Спасибо, что привез ее сюда так скоро! — Подхватив Линетт под руку, она потащила ее к одной из дверей, выходящих в холл. — Ты должна познакомиться с моей бабулей, дорогая, она томится желанием с тобой пообщаться!

От этих слов у Линетт по спине пробежал холодок. Невероятно, но она только теперь осознала, что бабушка Вивьен и была в тот роковой вечер спутницей Луиса в ресторане Папеэта и наверняка слышала ее разглагольствования по поводу брака с испытательным сроком… А Вивьен тем временем уже втолкнула подругу в очаровательную гостиную, где сидела царственная старая графиня, дружески болтая с веселой полной леди. Вивьен бросилась вперед и напугала их обеих, радостно закричав:

— Бабуля! Луис приехал и привез с собой мою дорогую подругу Линетт Саутерн! Посмотри, вот она!

Графиня нахмурила брови, и Линетт отчаянно захотелось выбежать из комнаты. Но в следующее мгновение у нее отлегло от сердца.

— Право, дитя мое, сколько раз я должна просить тебя не кричать так, когда ты обращаешься ко мне? Я совсем не такая глухая, как ты, по-видимому, думаешь. — Неодобрительно взглянув на смутившуюся внучку, графиня повернулась, лучезарно улыбаясь, к Линетт и протянула ей руку. — Я рада, моя дорогая, что вы смогли приехать. Вивьен целыми днями пела вам дифирамбы, и, я уверена, вы как раз тот друг, в котором она нуждается, чтобы усмирить неподобающий леди избыток энергии. Я совершенно отчаялась заставить ее хотя бы понять, что подобное поведение pas comme il faut [7]для молодой женщины ее положения в обществе. Надеюсь, вы окажете на нее положительное влияние.

Глаза Линетт обжигало слезами, когда она отвечала на приветствие графини. У нее за спиной придушенно кашлянул Луис, и она затылком почувствовала его насмешливый взгляд. Он вышел вперед, чтобы поцеловать свою бабушку, а Вивьен тем временем представила Линетт пожилую леди, которая оказалась подругой графини со времен их девичества. Миссис Реддиш, англичанка, овдовела много лет назад и с тех пор проводила свой ежегодный отпуск на Парадизе.

— Вам здесь понравится, дитя мое, — заверила она Линетт, заметив, что девушка нервничает. — Но думаю, тебе, Вивьен, лучше показать своей подруге ее комнату прямо сейчас, чтобы она смогла немного отдохнуть перед ужином. Мы, англичане, не так привычны к солнцу, как вы, французы, и гораздо быстрее утомляемся. — Она вновь с улыбкой повернулась к Линетт: — Не так ли, дорогая?

Линетт чуть не заключила старушку в объятия за такую чуткость. Она отчаянно нуждалась в уединении, чтобы восстановить силы. Присутствие Луиса болезненно действовало на ее издерганные нервы, но она боялась показаться невежливой, к тому же Вивьен всем своим видом выразила разочарование после слов миссис Реддиш и взглядом умоляла подругу отказаться от отдыха. Зато Луис внезапно встал на сторону гостьи.

— Делай, как сказала миссис Реддиш, Вивьен. Мы провели целый час в пути, и мадемуазель Саутерн будет гораздо более восприимчивой к твоей болтовне после того, как немного отдохнет. Я и сам собираюсь быстро принять душ и подремать часок.

По его тону было ясно, что он не намерен продолжать спор, так что Вивьен нехотя согласилась:

— Хорошо, Луис, я сделаю, как ты просишь. Но горе тому, кто дерзнет разлучить нас с Линетт после ужина! — Она весело схватила подругу за руку и увлекла за собой к двери.

Девушки взбежали вверх по веерообразной лестнице с низкими ступеньками и направились по коридору к двери комнаты, предназначенной для Линетт. Вивьен быстро ей все показала и, сделав шаг к выходу, остановилась в задумчивости.

— Луис, как всегда, прав: ты выглядишь совершенно измученной. Обязательно поспи. Я зайду за тобой вовремя, чтобы ты успела одеться к ужину.

Добрые слова и обеспокоенное лицо Вивьен оказали гибельное действие на Линетт, ей пришлось приложить усилие, чтобы удержать слезы.

— Спасибо, дорогая, — хрипло сказала она, — за такое понимание. Обещаю, что вечером буду самой лучшей собеседницей. Я не хочу, чтобы ты пожалела, что пригласила меня сюда.

— Этого никогда не случится! — уверенно заявила Вивьен, прежде чем закрыть за собой дверь.

Удивительно, но короткий сон и правда освежил Линетт. Она проснулась, чувствуя себя достаточно бодрой, и позволила себе еще немного поваляться в постели, разглядывая роскошную обстановку комнаты, на которую едва взглянула поначалу. Сейчас она могла посмеяться над смутными страхами, откликавшимися головной болью и нервным напряжением. Графиня ее не узнала, значит, можно начать наслаждаться отдыхом и чарующей природой!

Линетт с удовольствием потянулась и принялась обдумывать, что надеть к ужину. «Еще один вечер, — напомнила она себе, — в компании Луиса. Всего один!» — и ее пульс участился. Завтра утром он уедет, и она наконец вздохнет свободно. Он должен уехать завтра, потому что у него остались незаконченные дела в Папеэте… Вдруг в ее памяти возникло красивое надменное лицо Клаудии де Корсель, и ревность обожгла сердце. Но Линетт не собиралась терять с таким трудом обретенное самообладание и тут же выбросила выводящее из душевного равновесия видение из головы. «Луис Эстевас не для тебя, — сказала она себе беспощадно, — так что тебе должно быть абсолютно безразлично, что влечет его обратно в Папеэт».

Линетт спрыгнула с кровати и подошла к застекленной двери на балкон. Бледно-желтые шелковые занавески тихо покачивались от прикосновений легкого бриза. С балкона открывался вид на аккуратные холмистые лужайки, за которыми виднелся мерцающий под солнцем океан. Она могла бы стоять так вечно, впитывая в себя этот божественный пейзаж, но совесть бестактно напомнила ей о необходимости одеться к ужину, и Линетт с неохотой вернулась в комнату.

Какой-то добрый домашний дух распаковал, пока она спала, все ее вещи и развесил платья в большом гардеробе из светлого дерева. В комоде лежало ее нижнее белье, на стеклянной поверхности туалетного столика расположились щетка для волос, заколки и косметичка. Линетт босиком протопала по бледно-желтому узорчатому ковру, создававшему в сочетании с зелеными стенами иллюзию пребывания на прохладной, заполненной цветами поляне. Шепот воды в фонтане за окном давал волю фантазии.

Раздевшись, Линетт направилась в смежную с ее спальней ванную комнату, представлявшую собой прохладный грот, облицованный кафелем цвета океанских волн. Утопавшая в полу мраморная ванна с блестящей хромированной фурнитурой была отделана серебром.

Приняв ароматическую ванну и накинув халатик, Линетт начала задумчиво рассматривать содержимое своего гардероба, когда в дверь постучалась Вивьен.

— Пора одеваться, Линетт! — крикнула она.

— О, входи, Вивьен, я давно уже встала! Помоги мне выбрать платье.

Вивьен с энтузиазмом ворвалась в комнату и окинула цепким взглядом наряды в шкафу. Затем, немного поколебавшись, озадаченно повернулась к Линетт:

— Но где же те великолепные, необычные одежды, которые я ожидала увидеть? Тот брючный костюм, например, что был на тебе в Папеэте?

— Я все раздала, — засмеялась Линетт. — Я носила их только потому, что так одевались мои спутники, иначе я выделялась бы среди них, как белая ворона. Если честно, мне было ужасно не по себе в тех дурацких нарядах, хотя я старалась не подавать виду.

— Ага… — Вивьен понимающе кивнула. — Эту часть истории я обязательно должна услышать позже, когда у нас будет время поговорить, а пока… — Она взяла платье нежно-розового цвета и протянула его Линетт. — Сегодня надень вот это, дай Луису возможность насладиться видом настоящей английской красоты. Он уже давно пресытился роскошными креолками и получит истинное удовольствие, любуясь тобой! — Лукаво усмехнувшись в испуганное лицо подруги, Вивьен направилась к выходу, бросив через плечо: — Я должна бежать! Мне самой еще нужно принять ванну, а Луис и бабуля всегда сердятся, если я опаздываю к ужину. Не жди меня, просто спускайся вниз, когда будешь готова. Дверь в столовую прямо напротив лестницы.

Весело махнув рукой, она исчезла в коридоре, оставив подругу в полной растерянности. Беспокойно нахмурившись, Линетт принялась одеваться. Нужно было выбрать другое платье, размышляла она. Вечер уже обещал стать для нее суровым испытанием и без легкомысленных замечаний Вивьен, поэтому Линетт хотелось выглядеть как можно незаметнее, затеряться где-нибудь на заднем плане до отъезда Луиса. Но не обижать же подругу!

В конце концов Линетт в розовом платье спустилась в холл и, чтобы отсрочить свое появление в столовой, принялась разглядывать роскошное убранство. Здесь легко можно было перенестись во времена пиратов Эстевасов, которые обставили дом бесценным антиквариатом и предметами искусства из разных стран мира. Мысли о награбленном добре, как ни странно, скорее добавили романтики окружающей атмосфере, нежели развеяли ее. Линетт рассматривала старинный столик, инкрустированный перламутром, когда позади вдруг раздался знакомый голос:

— Я вижу, вы поклонница антиквариата, мадемуазель. Вы не перестаете удивлять меня своей противоречивостью. Я полагал, вы предпочитаете футуристический дизайн.

Линетт, удержав свои эмоции в узде, медленно обернулась и спокойно ответила:

— Старинные вещи очаровательны, но только когда они на своем месте.

Луис был неотразим. Белоснежная рубашка и белый смокинг ярко контрастировали с бронзовым загаром. На черных брюках — отутюженные, острые как бритва складки. На манжете, выглянувшем из-под смокинга, когда он небрежно скрестил руки на груди, сверкнула бриллиантовая запонка. Он окинул девушку взглядом с головы до ног, но она храбро выдержала этот придирчивый осмотр, в первый раз успешно призвав к порядку своенравные ресницы.

— Не все вещи лишаются своей красоты, когда их убирают из естественного для них окружения, мадемуазель, — усмехнулся маркиз. — Вы, например, напоминаете мне сейчас прекрасную английскую розу и… — он дотронулся кончиками пальцев до ее щеки, с интересом наблюдая, как восхитительный румянец расцветает на скулах девушки, — чуждое вам окружение ни на йоту не умалило вашего утонченного совершенства.

Линетт вдруг поняла, что не сможет оказать сопротивление, если он вздумает ее поцеловать, но громкий, отдавшийся эхом звон гонга напугал их обоих, вдребезги разбив мимолетные чары. Тяжело дыша, девушка повернулась, готовая броситься в бегство, и, как будто в ответ на свою мольбу, услышала смех Вивьен и голос графини. Маркиз шутливо поклонился, признавая свое поражение, открыл дверь в столовую и пропустил Линетт вперед.


Во время ужина, изысканно сервированного в мерцающем сиянии свечей, вставленных в тяжелые резные канделябры, Линетт заставляла себя не смотреть на Луиса, который сидел во главе стола. Она слушала его красивый голос, когда он отвечал на вопросы бабушки или на остроты Вивьен, и сердце ее замирало. Но вступать в разговор с маркизом девушка боялась, а еще страшнее было встретиться с ним взглядом, поэтому она выказала такой интерес к беседе с миссис Реддиш, что старая леди была явно польщена и с большим удовольствием болтала обо всем на свете. Когда же речь коснулась ее излюбленной темы — острова, миссис Реддиш превзошла себя. Она давно успела обследовать каждый уголок Парадиза, изучила все его кустарные промыслы и теперь охотно делилась накопленными сведениями. Линетт узнала об уборке тростника, выращивании бананов и специй, живо представила себе туземцев, ловящих рыбу острогами, и технологические процессы, сопровождающие производство и очистку рома.

Вивьен уже давным-давно предпринимала попытки направить разговор в общее русло, но была вынуждена довольствоваться болтовней со своим сводным братом и графиней. Луис тоже, как она заметила, был недоволен тем, что все внимание Линетт сосредоточено на рассказах миссис Реддиш. Наблюдая тайком, как брат раздраженно барабанит длинными тонкими пальцами по столешнице и мрачно хмурит брови каждый раз, когда смотрит в сторону Линетт, Вивьен пришла к внезапному заключению: он в нее влюбился! Мысленно поздравив себя с этим приятным открытием, она решила ускорить счастливую развязку.

— Все это хорошо, конечно, но слышать — не значит видеть! — громко заявила Вивьен. — Миссис Реддиш, — она очаровательно улыбнулась старой леди, — великолепная рассказчица, но почему бы тебе не посмотреть на красоты острова собственными глазами, Линетт? Уверена, — она бросила озорной взгляд на маркиза, — Луис с радостью покажет тебе остров, не так ли, братец?

Линетт испуганно посмотрела на маркиза и тотчас потупилась, увидев сверкнувший в его глазах вызов.

— Ну разумеется, — спокойно сказал Луис, — мне доставит огромное удовольствие сопровождать мадемуазель Саутерн в экскурсии по Парадизу!

Линетт густо покраснела. Но прежде чем она успела вежливо отказаться, вмешалась Вивьен:

— О, Луис, не будь таким церемонным! Я думаю, Линетт не станет возражать, если ты будешь обращаться к ней на «ты» и по имени. А ты, милая, — она повернулась к подруге, — должна звать его просто Луис!

Отклони она это предложение после целых суток, проведенных с ним на атолле, Луис изрядно позабавился бы, так что Линетт пришлось покорно кивнуть. Маркиз тоже подтвердил свое согласие с самым что ни на есть серьезным видом. Но Линетт знала, что он втайне смеялся над ней, когда говорил:

— Прекрасная идея. Линетт, а теперь позволь мне услышать, как ты скажешь: «Я очень хочу, чтобы ты показал мне завтра остров, Луис».

Взгляды всех сидевших за столом были обращены в этот момент на нее, и девушка была вынуждена подчиниться. С пылающими щеками она повторила фразу, споткнувшись на имени — оно чуть было не прозвучало в ее устах как «Люцифер». Веселый смех Вивьен вовремя пришел бедняжке на помощь, а графиня, которая скорее умерла бы, чем призналась, что глухота не позволила ей до конца разобраться в разговоре, вдруг осведомилась:

— Вам понравилась наша французская кухня, дитя мое? Она не каждому по вкусу. Что касается меня, я люблю экспериментировать и стремлюсь отведать как можно больше традиционных блюд в каждой стране, которую посещаю.

Линетт уставилась на серебряную вилку, которую собиралась поднести к губам, и вдруг поняла: она понятия не имеет, что ест сейчас и что ела раньше. Блюдо напоминало по виду жареного цыпленка или какую-то дичь, но было ей совершенно незнакомо.

— Восхитительное мясо, очень нежное, — сказала она, опуская вилку. Но надеюсь, вы простите мне мое невежество, если я спрошу, что это такое?

Графиня улыбнулась:

— Это жемчужина французского кулинарного искусства, дитя моя. Деликатес, который высоко ценится здесь и во Франции, — жареная голубка.

Сначала Линетт подумала, что неправильно поняла, потом ее вилка звякнула о тарелку, лицо побледнело, и к горлу подкатила тошнота. Перед мысленным взором Линетт тут же предстали нежно воркующие создания с мягким оперением — такими она привыкла видеть голубей в поместье отца, где их так же любили и баловали, как шустрого спаниеля и двух сиамских кошек. Убийство этих очаровательных птиц, по ее мнению, являлось чудовищным преступлением.

Луис поднялся со своего места и поспешно направился к ней. Под изумленными взглядами графини, миссис Реддиш и Вивьен он резко отдал одному из слуг приказ убрать ее тарелку, затем обнял девушку за плечи и ласково произнес:

— Идем, мы немного прогуляемся на свежем воздухе, и ты сразу почувствуешь себя лучше. Не волнуйся, — бросил он сестре, когда та запоздало вскочила, чтобы прийти на помощь. — Я сам позабочусь о Линетт.

Вивьен подчинилась. Луис подвел Линетт к балюстраде террасы и ждал с молчаливым сочувствием, давая ей время надышаться прохладным ночным воздухом. Она ощущала тепло его ладони на своей спине и прильнула к нему, ища утешения и покоя. Они молча стояли в тропических сумерках под небом цвета индиго, украшенным звездами и ярким серпом луны, вдыхали крепкий аромат изобилующего цветами сада. Линетт была благодарна Луису за понимание, сострадание и лишенные страсти прикосновения, неожиданные и умиротворяющие. «Он никогда раньше не проявлял ко мне такой нежности — только нетерпеливую страсть», — подумала девушка, и с этой ясной мыслью пришло желание узнать получше именно эту грань загадочной натуры маркиза.

Линетт подняла голову, Луис наклонился к ней и тихим голосом, в котором внезапно проявился легкий французский акцент — неужели от волнения? — спросил:

— Ты пришла в себя?

Она робко кивнула и прошептала:

— Да, спасибо. Я сожалею, что так глупо вела себя. Что думают обо мне Вивьен и графиня, не говоря уже о миссис Реддиш? Они, наверное, считают меня сумасшедшей!

— Не беспокойся. Уверен, они все понимают.

— Но как они могут понять?! — воскликнула девушка. — Для них мясо голубки — деликатес! А ты? — Она умоляюще взглянула на Луиса. — Ты действительно понимаешь мои чувства? Или только притворяешься?

Луис вздохнул:

— Как это типично для англичан: быть равнодушными, даже бессердечными к людям и вместе с тем излишне чувствительными к страданиям животных. Я не могу сказать, что вполне понимаю вас, англичан, но мне совершенно ясно одно: ты была вполне искренна в своем отвращении при виде того, что для нас является привычной едой. Но ты бы не отказалась от жареного цыпленка или фазана, верно? Разве кудрявый ягненок менее прелестен, чем воркующая голубка?

Она молчала, тогда Луис решительно приподнял ее голову за подбородок:

— Ну же, Линетт, ответь мне?

— О, Луис! — Она вновь спрятала лицо на его плече. — Ты смеешься надо мной!

Маркиз уже не мог сдерживаться и громко расхохотался. Его веселье было таким заразительным, что Линетт тоже засмеялась. Когда они немного успокоились, Луис торжественно заявил:

— Я очень рад, что ты не лишена еще одной знаменитой черты англичан — чувства юмора. Я думал, что глубоко оскорбил тебя, но ты все же нашла забавную сторону в происшествии! — Он проницательно взглянул на девушку. — Знаешь, маленькая птичка, ты меня очень заинтриговала. Ни одна женщина еще не осмеливалась так вести себя со мной. Ты пробуждаешь желание и даешь отпор, озадачиваешь, смешишь и даже оскорбляешь меня, и все это в течение нескольких часов. У меня сердце то сжимается от жалости, то начинает петь от радости. Кто научил тебя этим уловкам? Ты родилась искусительницей или долго над этим работала?

Линетт отпрянула от него и запинаясь ответила:

— Н-но я вовсе не такая… не такая сложная личность… Я никогда не пыталась никого обманывать! — И, когда Луис недоверчиво засмеялся, выкрикнула: — Ты говоришь обо мне так, будто я — изысканное шампанское, а на самом деле я так же проста, как… как… стакан воды!

Смех его замер, черные брови внезапно сошлись на переносице. И маркиз медленно произнес, словно только что это осознал:

— Но мужчина может прожить без шампанского. А без воды — нет…

Вивьен, слышавшая смех брата, неуверенно вышла на террасу. Увидев, как близко друг к другу они стоят, попятилась, не желая навязывать им свое присутствие, но, отступая, она ударилась лодыжкой о горшок с цветком и невольно ойкнула от боли, чем мгновенно привлекла их внимание. Линетт поспешно воспользовалась случаем сбежать.

— О, Вивьен, ты меня искала? — Она смущенно хихикнула и сделала шаг к подруге, — Я не знаю, как объяснить свое поведение. Вы с бабушкой, вероятно, думаете, что я дурно воспитана…

— Мы все отлично поняли, chйrie, — улыбнулась Вивьен, — ни о чем не беспокойся. Миссис Реддиш нам все объяснила!

Удивляясь, как такое может быть, — ведь она сама с трудом понимала себя, — Линетт вошла в столовую и остановилась в нерешительности. Обе старые леди ласково улыбались ей.

— Входите, дитя мое, не стойте там, как будто ожидаете от меня взбучки. Должна признаться, поначалу ваше отвращение к еде весьма меня озадачило, но моя подруга Хелен, — графиня наклонила голову в сторону миссис Реддиш, — напомнила мне эпизод из моей собственной биографии. Я, знаете ли, имела неосторожность осведомиться об ингредиентах блюда, которое с наслаждением ела у нее в гостях на севере Англии несколько лет назад. Ох! — Графиня в ужасе всплеснула руками при этих воспоминаниях. — Блюдо называлось «черный пудинг» и на вкус было божественным, но когда мне сказали, что его основой является бычья кровь… — Она любезно подождала, пока все отсмеются, и снова обратилась к Линетт: — Обещаю, ma petite, вас будут заблаговременно информировать о том, что подается на стол. И больше никаких жареных голубей!

Легкое недоразумение было забыто. Весь вечер миссис Реддиш, Вивьен и графиня окружали гостью нежной заботой, и Линетт впервые за долгие месяцы чувствовала себя уютно, ей казалось, что наконец-то она находится среди настоящих друзей.

Позже у них с Вивьен состоялся долгожданный разговор. Они болтали в спальне Линетт, когда та уже готовилась ко сну. Растянувшись на кровати, Вивьен наблюдала, как подруга смывает перед зеркалом макияж, и внимательно слушала ее рассказ. Поначалу неуверенно, затем с отчаянной решимостью Линетт открывала подруге свое сердце. Она говорила об отце, о том, как он поставил ей ультиматум, о Мерли и ее никчемных приятелях, о мире праздных молодых людей и бессмысленной жизни на Таити. Вивьен прекрасно поняла, что поступок Эдгара Саутерна смертельно ранил Линетт, но она была достаточно мудра, чтобы не обсуждать этого человека с подругой, хотя у нее внутри все пылало от возмущения.

Подойдя к неподвижно сидевшей перед зеркалом Линетт, Вивьен тихо сказала:

— Я знаю, что ты чувствуешь, chйrie, потому что до тех пор, пока я не встретила Жака, мне тоже казалось, что у меня нет никого по-настоящему близкого.

— Но у тебя ведь есть Луис и бабушка…

— Графиня мне не родная бабушка — мать Луиса была ее дочерью и первой женой моего отца. И я знаю, что он любил Жанну до последней минуты ее жизни. Мать Луиса умерла, когда ему было девять лет, и через три года после ее смерти отец еще раз женился. Год спустя родилась я. Моя мама часто говорила со мной об отце. Она думала, что я слишком мала, чтобы понять душевные страдания женщины, любящей мужчину, сердце которого осталось в могиле его первой любви. И верно, лишь много лет спустя я начала вспоминать ее слова и постигать их смысл. Как-то мама сказала мне: «У мужчин из рода Эстевас необузданный темперамент, они властны, суровы и порой жестоки, но если их сердце однажды отдано, оно отдано навечно!» — и горько разрыдалась. Вскоре после этого мои родители погибли — утонули во время шторма. Луис очень тяжело переживал смерть отца. Он совершенно обезумел, стал неуправляемым, выдумывал все новые и новые шалости, изводил всех, кто был вокруг него. Вот тогда сюда приехала графиня, чтобы присматривать за нами, и я выросла с любовью к ней, как будто была ее плотью и кровью. Но у меня всегда оставалось ощущение, что на первом месте у нее стоит Луис… — Эти слова Вивьен произнесла совсем тихо, ее губы задрожали. — Вот почему я страстно желаю, чтобы мы с Жаком поскорее поженились. — К ней вдруг вернулась прежняя веселость. — Еще три месяца, и я стану мадам Вийокс!

Целый час девушки болтали о предстоящей свадьбе, сражаясь с нападавшей на них дремотой, наконец в дверь постучала графиня и приказала Вивьен дать подруге поспать. Оставшись в одиночестве, Линетт еще немного полежала, размышляя о том, что сказала мать Вивьен. В памяти кружились слова: «У мужчин из рода Эстевас необузданный темперамент, они властны, суровы и порой жестоки, но если их сердце однажды отдано, оно отдано навечно!»

Глава 6

На следующее утро Вивьен и Луис повезли Линетт в обещанное путешествие по острову. Вивьен при этом попыталась тактично уклониться от поездки — думала, что, оставив брата и подругу наедине на целый день, она таким образом поспособствует развитию их нежных отношений, — но Линетт ей этого не позволила.

— Если ты не поедешь, я тоже останусь! — пригрозила она. — Я приехала сюда, чтобы быть с тобой, и, если ты предпочитаешь провести день в саду с книгой, я с удовольствием к тебе присоединюсь.

— О нет, я поеду! — поспешно воскликнула Вивьен. — Я просто подумала, что Луис скоро возвращается в Папеэт и сегодня вам выпала удачная возможность узнать друг друга получше. Познакомившись поближе, вы непременно обнаружите, что у вас много общего…

— Я знаю твоего сводного брата уже достаточно хорошо, Вивьен, — перебила ее Линетт, — и у меня нет ни малейшего желания провести с ним сегодняшний день наедине. Или ты едешь с нами, или я вообще не еду!

Вивьен сдалась, но в машине предусмотрительно заняла заднее сиденье, разделив его с припасами для пикника и не оставив выбора подруге, которой пришлось сесть впереди рядом с Луисом. Впрочем, он вел себя на удивление сдержанно и в начале пути все больше молчал, погруженный в свои мысли. Позже, когда они обходили плантации бананов, ананасов и сахарного тростника, он с гордостью показывал свои владения и проявил себя словоохотливым и компетентным гидом. Линетт немного нервничала, однако вскоре начала получать удовольствие от экскурсии по Парадизу. А вот Вивьен, усердно искавшая и не находившая признаков зарождающейся любви, все больше мрачнела. Решив, что брату мешает ее присутствие, она воспользовалась первым же благоприятным случаем и, когда поля сахарного тростника, который островитяне срезали и складывали на телеги для транспортировки на завод, остались далеко позади, а Луис предложил осмотреть завод, где это сырье превращается в знаменитый ром, поспешно сказала:

— Луис, забрось меня, пожалуйста, по дороге в домик Сесиль. Давно пора кому-то из нас навестить ее, и бабуля расстроится, если я этого не сделаю, оказавшись совсем недалеко от деревни. Сесиль была нашей кухаркой в течение многих лет, — объяснила она Линетт, — потом уволилась и стала жить со своей дочерью. Она всегда ждет гостей и действительно обидится, если я не загляну к ней.

Линетт подозрительно посмотрела на подругу, но была награждена ласковой и совершенно невинной улыбкой. Луис высадил сестру в деревне, пообещав забрать ее на обратном пути с завода, и машина помчалась в сторону комплекса низеньких зданий с трубами.

Линетт уже знала от Вивьен, что остров Парадиз целиком принадлежит маркизу, все плантации, сахарный завод и другие местные промыслы находятся под его контролем. Вивьен тоже была вполне обеспечена и считалась завидной невестой. «Нечего удивляться, — думала Линетт, — что Луис Эстевас так относится к женщинам. Унаследовав огромное состояние, он превратился в мишень для всех девиц, попадавшихся ему на пути, а физические данные и обаяние стали бесплатным приложением к богатству, усилив его привлекательность для слабого пола».

На заводе их встретил управляющий, месье Жискар. Он поприветствовал Луиса как доброго друга и лучезарно улыбнулся Линетт, узнав, что это ради нее маркиз почтил его своим визитом. Месье Жискар с радостью отвечал на все вопросы, которых у Линетт оказалось великое множество, и, показывая дорогу к погребам, где выдерживался в бутылках конечный продукт, заметил Луису:

— Юная леди проявляет здоровое любопытство и обладает живым умом, Луис. Может, наймешь ее к нам на работу?

Маркиз улыбнулся:

— Но тогда ты сам станешь меньше стараться, Валери, да и мысли твои будут заняты не сахарным тростником, а вот этим хорошеньким личиком!

Линетт почувствовала облегчение, когда внезапный оклик: «Месье Жискар!» — отвлек внимание мужчин от смущенного румянца на ее щеках, которым они оба с улыбкой любовались. К ним подбежал молодой островитянин:

— Вы срочно нужны на очистке, месье Жискар! Мастер просит вас прийти немедленно.

Управляющий вздохнул:

— Вы извините меня, мадемуазель? Очень жаль покидать вас, но, уверен, Луис с радостью сам покажет вам наши погреба, ром — его гордость. Я же присоединюсь к вам, как только смогу.

Поблагодарив очаровательного француза за интересный рассказ, Линетт взглянула на Луиса, тот с довольной усмешкой взял ее под локоть и повел к тяжелой двери, вмонтированной в скалу. Он вставил ключ в замок, и дверь распахнулась, открывая проход в черную бездну.

Линетт собралась было отважно сделать шаг вперед, но маркиз удержал ее:

— Подожди, я пройду первым. За дверью должен быть карманный фонарик. — Он пошарил рукой в темноте, удовлетворенно хмыкнул: — Ага, вот и он! — и поманил девушку за собой. — Осторожно, здесь лестница.

Линетт медленно спустилась по вырубленным в скале ступенькам, не отводя взгляда от желтого пятнышка света. Внизу Луис протянул ей фонарик.

— Стой здесь. На той стене выключатель, я сейчас… — Он тихо выругался, споткнувшись обо что-то, и пропыхтел из мрака: — Я постоянно спорю с этим упрямцем Жискаром, говорю, что нужно перенести выключатель наверх, но он утверждает, что какой-нибудь нерадивый работник может оставить свет включенным, а это повредит процессу выдержки. Поэтому мы вынуждены ползать в потемках и искать этот чертов выключатель, который каждый раз исчезает куда-то самым таинственным образом! А потом выключать свет и карабкаться в темноте по ступенькам только для того, чтобы угодить этому извергу Жискару. Нелепость какая-то, тебе не кажется?

Линетт не могла видеть его лица, но обиженный тон маркиза ее ужасно рассмешил.

Внезапно вспыхнул свет. Из-под свода огромной пещеры свисала одинокая лампа, все стены были заставлены стеллажами с рядами пыльных бутылок. В центре стоял стол, Луис взял с него два маленьких хрустальных бокала на подносе и протянул руку Линетт:

— Идем, ты выберешь бутылку, и мы продегустируем ром.

Они медленно пошли вдоль полок, Луис читал вслух названия сортов, мимо которых они проходили:

— Это «Rhum Clйment», у него качество отличного коньяка. А это «Vieil acajou», что означает «Старый махагон», он назван так за насыщенный красно-коричневый цвет. Рядом с ним «Jeune acajou»…

— «Молодой махагон»! — закончила за него Линетт. — Потому что он светлый!

— Верно, ma petite, — засмеялся Луис. — А теперь скажи мне, что означает это название. — Он указал на наклейку с надписью «Coeur chaud» и ждал ответа, вопросительно изогнув одну бровь.

— Гмм… Сердце… какое-то… — Линетт озадаченно нахмурилась, пытаясь припомнить французский, который она учила в Париже.

Луис взял бутылку, откупорил ее и плеснул немного рома в два бокала. Один он протянул девушке, другой поднял повыше к лампе, чтобы свет прошел через жидкость, заставив ее замерцать, как драгоценный камень.

— «Горячее сердце», — нежно произнес маркиз и взглянул на девушку так, что у нее задрожали колени. — Это для тебя, Линетт. Он такой же легкий, как твои поцелуи, такой же сильный, как притяжение, которым ты меня держишь, и такой же горячий, как кровь, текущая в твоих венах! За тебя, «Горячее сердце»! — Луис поднес бокал к губам и залпом осушил его.

Линетт отважно сделала глоток, но тут же закашлялась — старый, выдержанный ром огнем опалил ей горло. Она задохнулась, из глаз брызнули слезы, свирепо жаля веки. Луис обеспокоенно шагнул к ней, но девушка по привычке отпрянула. Он замер на месте, пристально глядя ей в глаза. Она ожидала насмешек, ехидного подтрунивания, но Le Pirat совершенно удивил ее, тихо спросив:

— Как ты думаешь, Линетт, мы сможем начать все заново? Кажется, я сделал ошибку, составил о тебе неверное мнение и своим поведением все испортил. Давай забудем то, что случилось между нами раньше, и начнем все с чистого листа, как будто только что познакомились. Если ты сотрешь из памяти мои поступки, внушившие тебе неприязнь ко мне, а я забуду образ той особы, которой ты мне тогда показалась, возможно, мы сумеем стать друзьями. Ну как? Ты согласна?

Сердце Линетт вырывалось из груди, билось, как дикое животное на привязи, но осторожность, рожденная недоверием к медоточивым речам маркиза, заставила ее холодно напомнить:

— Ты и прежде ловил меня на такую хитрость. Думаешь, я так легковерна, что несколько нежных слов смогут обезоружить меня во второй раз?

С искренностью, которая ее удивила, Луис сказал:

— Да, я обманул тебя, заставив дать обещание, что ты никому не расскажешь о проведенных нами вместе часах на атолле, но, поверь мне, Линетт, то, что я говорю сейчас, — правда. Я на самом деле хочу, чтобы ты взглянула на меня как на друга. Обещаю, ты никогда не пожалеешь об этом, если согласишься забыть мои проступки и позволишь мне все исправить. Ты пойдешь мне навстречу? — Он подошел ближе, но не предпринял попытки прикоснуться к ней. — Пожалуйста…

Маркиз просил ее дружбы, тогда как пират брал приступом ее сердце… В доверчивых серых глазах девушки отразилось удивление, затем они отозвались на его просьбу. Загорелое лицо Луиса просияло, когда он прочел в них ответ на свой вопрос. Маркиз осторожно взял ее руку, наклонился и галантно прикоснулся к ней губами.

— Рад познакомиться с вами, мадемуазель Саутерн. Луис Эстевас. Надеюсь, мы станем добрыми друзьями!

Линетт прыснула от смеха, Луис поддержал ее радостным хохотом, бокалы на подносе весело зазвенели в унисон. Внезапно успокоившись, маркиз добавил:

— Есть нечто, что я высоко ценю в тебе, та petite, — твою способность заставлять меня смеяться. Это особый талант, очень редко проявляющийся в женщинах.

— Если это талант, — робко ответила она, — то развил его во мне именно ты. Я даже не могу вспомнить, чтобы так смеялась с кем-то другим. Возможно, мы действительно подходим друг другу, Луис.

— Возможно, — легко согласился он, нежно улыбаясь в ее серьезное лицо.

Когда они стояли так, молча разглядывая друг друга, у Линетт возникло — поначалу очень хрупкое, такое слабое, что она не смогла бы четко определить его, — чувство опасности. Поддавшись на уговоры Луиса, она сделала огромную ошибку. Только с помощью ярости и сарказма было возможно скрывать свою любовь к нему, только его прежнее издевательское поведение было способно воздвигнуть между ними барьер, который мог бы защитить ее слишком нежное сердце. Но теперь этот барьер разрушен, ей негде спрятаться. Оставалось лишь надеяться, что, если Луис и обнаружит ее тайну, он будет достаточно великодушен, чтобы оставить это без внимания… Линетт вздрогнула при мысли о своей уязвимости. Она слишком сильно зависит от прихотей мужчины, который так часто подчеркивал свое отвращение к женитьбе и свою неприязнь к женщинам, преследующим эту цель.

Луис заметил ее дрожь и немедленно обеспокоился:

— Тебе холодно? Какой же я дурак — держу тебя здесь, в этом погребе, после долгого пребывания на солнце! Идем скорее! Валери, очевидно, слишком занят, чтобы присоединиться к нам, и… — он бросил взгляд на часы, — уже пора возвращаться, а еще надо забрать Вивьен.

Они нашли месье Жискара и тепло попрощались с ним. Управляющий взял у Линетт обещание, что она посетит завод еще раз, прежде чем покинет остров.

— Я лично присмотрю за тем, чтобы она заглянула к тебе, Валери, — пообещал Луис и многозначительно добавил: — Мы оба с благодарностью будем вспоминать то удовольствие, которое доставил нам этот визит, верно, Линетт?

Под лукавым взглядом управляющего девушка нежно порозовела и кивнула. Ей еще долго мерещился этот взгляд и понимающая улыбка, осветившая лицо месье Жискара, когда Луис приобнял ее за талию, ведя к машине.

Вивьен уже истомилась — ей не терпелось узнать, как развиваются события, — зато при виде веселой, сияющей парочки почувствовала себя полностью вознагражденной за долгое ожидание. Она устроилась на заднем сиденье машины, умирая от нетерпения услышать что-нибудь такое, что могло бы укрепить ее подозрения насчет скорой свадьбы, однако ее постигло разочарование. Хотя в отношениях Луиса и Линетт определенно произошли изменения, даже оптимистическая натура Вивьен не могла усмотреть в них нечто большее, чем просто дружескую симпатию. «Но улучшения есть, — утешала она себя, — пусть незначительные, но признаки прогресса налицо».

По дороге домой мысли Линетт были в полном беспорядке. Предложение дружбы со стороны Луиса застало ее врасплох, она не понимала его мотивов и по-прежнему склонна была подозревать, что у маркиза есть какие-то корыстные цели. Однако ощущение счастья окрасило мир в розовый цвет оптимизма. Все теперь было готово для нового старта, репутация безупречно чиста, и Линетт вновь осмелилась мечтать. Луис несколько раз признавался, что испытывает к ней сильное влечение. Если это так, можно ли надеяться, что дружба подготовит почву для более глубокой привязанности? Внезапно океан сделался голубее, небо лазурнее, остров превратился в беседку из пышных гибискусов, бугенвиллей, пуансеттий и диких орхидей.

Они почти доехали до дома, когда Вивьен вдруг увидела у пристани катер.

— Ты ждешь гостей, Луис? — насторожилась она.

— Нет, — с удивлением ответил он и, проследив за взглядом сестры, наклонился вперед, к ветровому стеклу, чтобы получше рассмотреть судно. — Никто не знает, что я здесь…

— Но тебе ведь знаком этот катер, Луис? — упорствовала Вивьен.

— Нет, не знаком. Впрочем, твое любопытство скоро будет удовлетворено.

Машина подкатила к безмолвному особняку, и Луис первым прошел в прохладный холл, но когда Линетт хотела последовать за ним, она увидела, как Вивьен оторопело уставилась на мужчину, быстро шагавшего по лужайке в их сторону, и вдруг бросилась к нему:

— Жак! Любимый!

Пять секунд — и Вивьен уже была в объятиях жениха. Линетт улыбалась, радуясь за подругу, как вдруг знакомый голос, прозвучавший у нее за спиной, заставил девушку вздрогнуть и обернуться.

— Мерли?! — Это все, что она смогла произнести в полном изумлении.

— Линетт?! — злобно передразнила ее бывшая наставница. — Ну ты и ловкая бестия! Значит, все-таки ухитрилась выследить красавца маркиза, как и обещала? Умная девочка! Он уже заглотил наживку? Надеюсь, наш приезд сюда не расстроит твои хорошо продуманные планы? Я никогда не прощу себе, если мое появление здесь помешает тебе стать маркизой де Парадиз!

Глаза Мерли были точно щелки, когда она говорила это, но внезапно они расширились в притворном страхе, и сердце Линетт упало. Она не удивилась, услышав хриплый от ярости голос Луиса:

— Не могли бы вы нас покинуть ненадолго, мадемуазель?

Мерли не рискнула ослушаться и не остановилась даже, чтобы победоносно взглянуть на Линетт.

Линетт быстро обернулась, слова опровержения готовы были сорваться с ее губ, но мгновенно замерли. Гнев голубым пламенем горел в глазах маркиза, когда он произнес:

— Ваша подруга совершенно права: вы чрезвычайно умны. Вам удалось заморочить мне голову настолько, что я просил вашей дружбы! Как это, должно быть, позабавило вас!

Девушка отпрянула, и Луис горько усмехнулся:

— Не надо от меня шарахаться! Я сам никогда больше не захочу прикоснуться к вам!

Он повернулся на каблуках и зашагал прочь, оставив ее в окружении осколков разбитой мечты.

Глава 7

Позже, когда все собрались в гостиной на аперитив перед ужином, обстоятельства приезда на Парадиз незваных гостей прояснились. Вслед за Мерли в комнату вошел Винс, и по его виду Линетт сразу догадалась, что с богатыми американцами у них не сложилось. Винс прямиком направился к ней с застенчивой улыбкой и поприветствовал ее слишком уж восторженно:

— Линетт, дорогая, как я рад тебя видеть! Мы с Мерли были до смерти обеспокоены, когда вернулись в Папеэт и обнаружили, что ты уехала, не оставив адреса. Право, ты не должна была так поступать со своими лучшими друзьями, детка! Мы уже собирались заявить в полицию, но нам крупно повезло повстречать мадам де Корсель, которая и сообщила о твоих планах погостить у одноклассницы здесь, на Парадизе.

Клаудия, принимавшая бокал из рук предупредительного маркиза, подняла глаза, заслышав свое имя, и состроила недовольную гримаску:

— Да, Луис, я так и не узнала бы о твоем внезапном отъезде, если бы Жак, с которым я случайно встретилась, не сказал мне, что тебя нет в Папеэте. Я ждала звонка от тебя и с трудом поверила в это. Но Жак убедил меня, что слышал от твоих деловых партнеров, будто ты поспешно уладил с ними все вопросы, чтобы выкроить время для какой-то важной встречи.

Линетт вздрогнула и машинально покосилась на Луиса, продолжавшего невозмутимо обслуживать гостей. Клаудия, очевидно, ожидала от него оправданий, но они не последовали. Неловкую тишину нарушил Жак, объяснив собственное неожиданное появление на Парадизе. Он тепло пожал руку Вивьен и улыбнулся:

— В самолете, уносившем меня во Францию, я так остро почувствовал горечь разлуки с невестой, что решил вернуться к ней как можно быстрее и дома уговорил отца отпустить меня на несколько дней. Единственный способ умиротворить моих терпеливых, но, что вполне объяснимо, уставших терпеть родителей — это убедить Вивьен перенести дату нашей свадьбы на более ранний срок, чтобы я смог поскорее забрать ее с собой во Францию, иначе дела семьи Вийокс придут в упадок, так как у меня нет ни малейшего шанса сосредоточиться на финансовых документах, когда тысячи километров отделяют меня от любимой!

Восхитительный румянец расцвел на щеках Вивьен, и все доброжелательно рассмеялись. Но Жак оставался серьезным.

В разговор с притворной обидой вступила Мерли:

— Почему ты не сказала нам, Линетт, что приглашена сюда? Ведь я за тебя все-таки отвечаю. Страшно даже представить, как твой папочка отреагирует, узнав, что ты странствуешь по островам одна! Я благодарна судьбе за то, что она привела нас в отель в то самое время, когда мадам де Корсель встречалась там со своими друзьями. Она услышала, как мы справляемся о тебе у конторки, и подошла сообщить о твоем намерении погостить на Парадизе, а затем познакомила нас с месье Вийоксом, который заявил о своем желании зафрахтовать катер и любезно предложил доставить всех сюда.

«Как странно, — уныло думала между тем Линетт, — что все время, пока я была так счастлива, вообразив, будто изменчивая судьба решила наконец мне улыбнуться, какая-то таинственная злая сила работала против меня и, выверив все до последней минуты, пунктуально устроила эту встречу, чтобы разбить вдребезги мои жалкие иллюзии». Но Мерли она слушала с совершенно непроницаемым лицом. Линетт могла бы отречься от нее и от Винса, как от лицемеров, покинувших ее в погоне за выгодной партией, но тогда они бы объединились, чтобы продемонстрировать свою притворную обиду и выставить ее перед всеми неблагодарной, злорадной и презренной особой, недостойной таких заботливых и чутких друзей, поэтому девушка решила стойко хранить молчание.

Винс нервно откашлялся и поспешил сменить тему:

— Все хорошо, что хорошо кончается, и все такое… — Он глупо хихикнул. — Этот остров кажется восхитительным местом, и я безмерно благодарен графине за приглашение остаться здесь на некоторое время.

Графиня грациозно склонила голову:

— Друзья Линетт всегда будут в нашем доме желанными гостями.

Прозвучал гонг к ужину, вызвав чувство облегчения по крайней мере у одного члена компании, и когда все шумной толпой ринулись в столовую, напряженная атмосфера, готовая воспламениться, немного разрядилась. Клаудия каким-то образом оказалась за столом рядом с Луисом, а Линетт было отведено место рядом с Винсом и напротив Мерли, поскольку хозяева считали их друзьями. Поначалу такая расстановка сил обрадовала Линетт, но ей все больнее было наблюдать за маркизом. Он глаз не сводил с Клаудии, а та выглядела страшно довольной.

Винс, старательно развлекавший Линетт, но получавший от нее только односложные ответы, в конце концов забеспокоился и тихо спросил:

— Что-то не так, милая? — Увидев, что девушка удивленно вздрогнула, он пристально вгляделся в ее лицо. — Боже! По-моему, ты очень расстроена! Мы так сильно обидели тебя?

Линетт сделала вид, что занята едой, и попыталась забыть испорченное их приездом очарование первой половины дня. Но голос Луиса, такой ласковый от переполнявших его чувств, голос, заставлявший звучать названия вин как любовное признание, продолжал вызывать в ней надрывающую сердце тоску.

— Линетт! Поговори, пожалуйста, со мной!

Это восклицание Винса привлекло общее внимание, и все взгляды устремились на девушку. Графиня была слегка обеспокоена, но, не слыша всего, что происходит, не могла оценить обстановку. Миссис Реддиш терялась в догадках, Жак и Вивьен, хоть и встревожились, были настолько поглощены друг другом, что не осознавали опасности. Мерли и Винс всё прекрасно осознавали, но определенно искали в этом собственную выгоду. Клаудия демонстрировала полнейшее равнодушие, а Луис смотрел на Линетт со сдержанностью аристократа, которому воспитание не позволяет открыто проявлять свою неприязнь к людям, тем более к гостям, пусть даже и нежеланным.

Линетт хотелось убежать куда глаза глядят, но тем самым она лишь выдала бы свою боль и призналась в поражении. Поэтому девушка осталась и даже сумела придать своему голосу небрежности, отвечая Винсу:

— О, прошу прощения, должно быть, я витала в облаках! О чем ты меня спрашивал?

Вивьен улыбнулась Винсу:

— Вы должны простить Линетт, месье Чемберс, это наш остров так околдовал ее, что она никак не может вернуться на землю. Но Линетт можно понять — она здесь всего сутки, а многим людям требуются недели, чтобы привыкнуть к красоте Парадиза.

— Ты, конечно, ошибаешься, Вивьен, когда говоришь, что мадемуазель Саутерн здесь всего лишь сутки, — вкрадчиво промурлыкала Клаудия. — Она уехала из Папеэта два дня назад.

Пока Вивьен озадаченно хмурилась, а все остальные смотрели то на нее, то на Клаудию, охваченная паникой Линетт с мольбой взглянула на маркиза, но тот проигнорировал ее призыв о помощи, небрежно откинулся на спинку стула и застыл в ожидании.

— Нет, я ведь права, да, бабуля? Луис привез Линетт только вчера, хотя столько всего произошло с тех пор, что мне кажется, это было неделю назад! — Вивьен протянула руку Жаку, и тот крепко сжал ее.

— Тогда… — Ледяной взгляд Клаудии лениво переместился с маркиза на Линетт и обратно. — Где же вы были, если покинули Папеэт два дня назад?

В очередной раз Линетт оказалась под обстрелом удивленных и вопросительных глаз, безоружная, беззащитная. Она не могла вымолвить ни слова. Луис дождался, пока молчание сделается невыносимо звенящим, как пронзительный крик, затем поднялся и медленно направился к Линетт. Она почувствовала на своих плечах его руки и услышала его спокойный голос над своей головой:

— Мы с Линетт должны были кое-что обсудить, поэтому провели некоторое время наедине, прежде чем прибыли сюда. — Это объяснение было адресовано всем, но прежде всего графине.

Старая леди слегка покраснела.

— Ваша беседа, надо думать, была очень важной, Луис, раз потребовалось пренебречь благоразумием и… — Она немного поколебалась, затем решительно закончила: — И приличиями.

Когда Линетт, пунцовая от унижения, собралась было выразить протест, пальцы Луиса сжались на ее плечах, но девушка не обратила внимания на боль, которую маркиз так бессердечно причинил ей, потому что в этот миг она услышала его ответ:

— Уверяю вас, это было исключительно важно, бабушка. Я просил Линетт стать моей женой. И надеюсь, вы будете рады узнать, что она согласилась!

Несколько мгновений оглушительной тишины — и все заговорили разом. Графиня улыбнулась — сначала несмело, будто не веря своему счастью, затем широко, радостно, от души.

— О, Луис! — вымолвила наконец она. — Я так долго мечтала услышать эту новость! — И потянулась через стол, чтобы сжать руку Линетт в своей, и слеза медленно скатилась по прекрасной морщинистой щеке. — Линетт, дорогая, я так рада принять тебя в нашу семью, так искренне рада!

Взволнованный голос Вивьен перекрыл гул поздравлений:

— Я знала это! Я точно знала, что между вами что-то есть! Но почему ты мне сразу не сказала, Линетт?

Новоявленная невеста смущенно заморгала, слишком потрясенная, чтобы ответить, и вновь Луис взял огонь на себя:

— Мы хотели обратиться к отцу Линетт за благословением, прежде чем предать гласности нашу помолвку, Вивьен, вот в чем дело.

Клаудия издала какой-то хриплый звук, который вполне можно было принять за смех, если бы не тот факт, что ее лицо покрылось смертельной бледностью, а глаза засверкали зеленым яростным огнем.

— Вот уж не думала, Луис, что тебя посетит такая блажь — жениться! Ты же у нас непревзойденный мастер в искусстве избегать подобных условностей. — Она одарила Линетт лучезарной улыбкой, полной злобы. — Ума не приложу, что за чары пустила в ход эта маленькая английская мисс, чтобы победить твое отвращение к браку! — Ее презрительный взгляд ясно давал понять, что она, мягко говоря, не в восторге и сильно удивлена, что Линетт смогла достичь такого успеха.

Но к этому времени Вивьен, Жак, графиня и миссис Реддиш, соперничая друг с другом, осыпали Линетт и Луиса поздравлениями, каждый хотел расцеловать жениха и невесту, и колкое замечание Клаудии потонуло в волнах семейного веселья. Помятые до синяков плечи Линетт были выпущены наконец из тисков Луиса, и, оказавшись свободной, девушка, к своему облегчению, обнаружила, что может улыбаться в счастливые лица, окружавшие ее, хотя мозг все еще отказывался принять чудовищную ложь, которой она была вынуждена покориться. Кто-то потребовал шампанского, и оно было немедленно подано улыбающимся слугой — должно быть, он услышал новость, когда ожидал приказаний за дверью.

Луис играл роль жениха безупречно, и Линетт пришлось улыбаться в ответ на его нежные взгляды, обманувшие всех, кроме нее самой, потому что только она одна могла видеть таящуюся в глубине синих глаз досаду. Конечно же Луис был в ярости, ведь обстоятельства вынудили свободолюбивого пирата принять ярмо семейной жизни, которое он годами отбрасывал прочь. Сердце девушки сжималось при мысли о той минуте, когда они останутся наедине и он выместит на ней всю свою злобу.

— Луис, ты должен немедленно сообщить новости отцу Линетт, — заявила графиня. — Скажи ему, что мы почтем за честь принять его на Парадизе, если он найдет возможность посетить нас.

Луис, казалось, собирался возразить, но затем пожал плечами:

— Да, это будет разумно.

Он подошел к Клаудии, чтобы наполнить ее бокал, и Винс воспользовался случаем загнать Линетт в угол.

— Как ты могла так поступить со мной? — укоризненно спросил он. — Я думал, мы добились полного взаимопонимания…

Если бы Линетт была сейчас способна испытывать хоть какие-то эмоции, она почувствовала бы полное презрение к нему, но грядущая битва с маркизом, вернее — с пиратом, исключала тривиальную перепалку с жалким прожигателем жизни. Девушка лишь рассеянно улыбнулась Винсу в надежде, что он примет это за смущенное удивление.

Медленно подошла Мерли. Ее острый как игла взгляд вонзился в лицо Линетт.

— Скажи-ка, милочка, — глаза Мерли насмешливо сверкнули, — где это вы с Le Pirat провели потерянный день? Нам никак не удается это выяснить, а я вне себя от любопытства!

Румянец на щеках Линетт стал еще гуще.

— Н-на… на другом острове… не так далеко отсюда… — запинаясь, пробормотала она.

— На обитаемом острове, я надеюсь?

Линетт почувствовала себя ягненком, загнанным в угол двумя лисами, и это сразу же стало ясно Луису, когда он, взглянув в ее сторону, увидел, как отчаянно она нуждается в спасении. Он слегка поклонился Клаудии и, раздосадовав ее своими извинениями, целеустремленно направился к своей «невесте». Мерли продолжала безжалостный допрос:

— Ну же, Линетт, ты собираешься признаться нам или нет?

Маркиз взял Линетт под руку и спокойно вмешался в разговор:

— Вы позволите мне ненадолго украсть свою невесту? Нам еще многое нужно с ней обсудить, не так ли, ma petite?

Линетт с благодарностью кивнула и, когда Луис повел ее прочь от мучителей, вздохнула с облегчением. Несомненно, Мерли продолжит дознание, и это лишь временная передышка, но при новой встрече с «наставницей» она, Линетт, будет чувствовать себя значительно лучше и сможет во всеоружии противостоять нападкам Мерли и отвечать на ее каверзные вопросы.

Луис увлек девушку на террасу и дальше, в залитый лунным светом сад. Линетт слишком поздно поняла его намерение — графиня, Вивьен, Жак и миссис Реддиш, деловито обсуждавшие план вечеринки по случаю помолвки, остались уже далеко позади, а маркиз так решительно сжал ее локоть, что стало ясно: любая попытка к бегству будет тут же пресечена.

Луис в полном молчании отпустил наконец Линетт, уселся на скамейку у фонтана, достал портсигар и закурил сигарету. Невозмутимая беспечность, с которой он все это проделал, разозлила девушку, и она процедила сквозь зубы:

— Как ты посмел поставить меня в столь оскорбительное положение?! Чего ты надеешься этим добиться? Я никогда не выйду за тебя, никогда!

— Я на этом и не настаиваю, — бесстрастно произнес маркиз, — но приличия должны быть соблюдены ради Вивьен и бабушки. Я думал, ты это поняла. Мы скоро покончим с этим фарсом, и я даже предоставлю тебе привилегию сделать это самой. Ты просто скажешь, что изменила свое мнение обо мне. К тому времени память о нашем неблагоразумном поступке сотрется, и никому не будет причинена боль.

Никому не будет причинена боль! Сердце Линетт забилось медленными болезненными толчками. Как мало она значит для него… Внезапно маркиз напугал ее, резко отбросив сигарету и притянув девушку в свои объятия. Она начала яростно отбиваться и отворачиваться, стремясь избежать прикосновений его горячих губ. Но руки маркиза опять стальной хваткой сжали ее плечи, и она вздрогнула, почувствовав их железную ласку.

— Поцелуй меня! — требовательно прошептал Луис. — Твои друзья наблюдают за нами и, без сомнения, удивляются, почему это мы не воркуем как голубки. Советую сделать то, что я сказал, или тебе придется отвечать на их вопросы.

Линетт бросила взгляд поверх его плеча и увидела Мерли и Винса на фоне освещенного окна. Они оба напряженно всматривались в их сторону. Она отвернулась, но в следующий миг обнаружила насмешливое лицо Луиса в опасной близости от себя.

— Ну? Теперь веришь? — Он притянул ее еще ближе к себе. — Поцелуй меня!

Линетт пристально вгляделась в дерзкие синие глаза, губы ее дрожали.

— Я тебя ненавижу! — страстно прошептала она, обвив руками его шею.

После долгого, мучительно долгого, сладостно долгого поцелуя Луис оторвался от нее, и Линетт открыла глаза, пытаясь унять переполнявший ее восторг.

— Мне нравится, как ты меня ненавидишь! — заметил он, насмешливо прищурившись.

Больше не беспокоясь, что Мерли, Винс или кто-то еще подумают о них, девушка вырвалась из его объятий и бросилась к дому.


На следующее утро Линетт спустилась к завтраку вялая, с покрасневшими глазами. Большую часть ночи она провела, расхаживая взад-вперед по своей спальне и лихорадочно отыскивая хоть какой-то выход из затруднительного положения. Потом, утром, бродила без дела по дому, чтобы не столкнуться за завтраком с Луисом, встававшим очень рано, и, добравшись, наконец, до столовой, обнаружила, что единственными обитателями ее были Вивьен и Жак, которые, сами того не ведая, сообщили ей хорошие новости.

— Доброе утро, Линетт! — приветствовала ее подруга. — Ты так долго спала! Луис уехал рано, собирался проверить, как идут дела на одной из плантаций, и, к несчастью, будет отсутствовать весь день. Я хотела разбудить Тебя, но он запретил. Ты, наверное, разочарована, chйrie?

Линетт вздохнула с облегчением. Она была в одном из своих новых платьев без рукавов, оттенка свежей зеленой листвы, что добавляло красочных бликов ее дымчато-серым глазам. После слов Вивьен омрачающая их вуаль беспокойства исчезла.

— Нет, вовсе нет! — поспешила она заверить подругу. — После волнений вчерашнего вечера я чувствую, что не способна ни на что большее, как только сидеть в саду и отдыхать.

— О, но мы с Жаком хотели взять тебя с собой поплавать, правда, милый? — Вивьен обратилась за поддержкой к жениху. — Устроим пикник на пляже и проведем там весь день.

Жак мужественно присоединился к приглашению, но его выдала счастливая улыбка, когда он понял, что Линетт непреклонна в своей решимости остаться дома. Она, в свою очередь, была бы рада их веселой компании, но не хотела лишать Жака хоть капли внимания его невесты. Полчаса спустя, махая рукой вслед влюбленным, она внезапно почувствовала острую зависть.

Они ушли, и Линетт печально побрела в библиотеку, взяла наугад книгу с полки, затем выскользнула в сад и выбрала скамейку, тенистый уют которой так и манил к себе. В саду была такая благодать, что девушка даже не стала открывать книгу и просто сидела, упиваясь красотой и безмятежностью природы. Цветы щедро напоили неподвижный воздух своим ароматом, маленькие птички перелетали с ветки на ветку, не обращая внимания на присутствие незнакомки, а музыка струй фонтана убаюкивала, принося с собой восхитительную негу и лень. Линетт закрыла глаза и позволила себе роскошь помечтать, вернувшись мысленно в тот, первый, вечер на Парадизе, когда все вокруг нее были друзьями и она чувствовала себя желанной гостьей в этом доме. Но то хрупкое счастье, как и нынешние приятные воспоминания о нем, были внезапно разбиты вдребезги зазвеневшим в ее ушах голосом Мерли.

— Как удачно, что я нашла тебя тут в одиночестве! — Это было сказано вместо приветствия. Мерли бесцеремонно плюхнулась рядом с Линетт на скамейку. — Теперь я задам тебе вопросы, которые приберегла именно для такого момента!

Сердце Линетт упало. Она огляделась, ища путь к спасению, но сад был пуст, и со стороны дома не доносилось никаких голосов, так что она не могла сослаться на срочную необходимость поговорить с графиней или найти себе еще какое-то извинение. Мерли ехидно усмехнулась, словно прочитала мысли Линетт, и не замедлила начать допрос.

— Итак… — Она откинулась на спинку скамейки, как будто готовясь к длительной беседе, — начнем с самого начала, когда ты встретила Вивьен в Папеэте.

Линетт, однако же, сегодня была не так растеряна, как вчера, и нанесла встречный удар, сразу же выбив почву из-под ног Мерли:

— Почему бы тебе самой не ответить на вопрос, который ставит меня в тупик с самого твоего прибытия сюда? Что случилось с вашими богатыми американскими друзьями? Я вовсе не льщу себе надеждой, что ты оставила такой трофей только потому, что соскучилась по мне. К тому же Вивьен никогда не была твоей закадычной подругой, даже в пансионе. Так что же произошло?

Мерли побагровела и со злостью выпалила:

— Они дали нам от ворот поворот! В первый же вечер на борту яхты Винс напился и, дурень этакий, начал похваляться перед Лукасом Шерманом своим фантастическим успехом у женщин, а потом разболтал ему о намерении финишировать в этой регате совладельцем яхты, женившись на ее хозяйке. И брат хозяйки все это случайно услышал! К несчастью, я тоже была втянута в скандал, который за этим последовал, в результате чего нас обоих высадили на берег и оставили на произвол судьбы. — Она заскрипела зубами от злости, вспоминая крушение их с Винсом грандиозных планов. — Я готова убить этого недоумка, когда думаю об унижении, которое испытала из-за его глупости!

— И Винс решил возобновить свои посягательства на меня? — сухо спросила Линетт.

Сгустившийся на щеках Мерли румянец был вполне ясным ответом, однако она не постыдилась расставить все точки над «i»:

— Но ты ведь не оставишь нас сидеть на мели в Тихом океане без гроша в кармане, как бы сильно мы тебя ни обидели, правда же? Ты можешь позволить себе быть щедрой, тем более сейчас, когда тебе удалось заполучить самого богатого и желанного холостяка в округе. — Теперь настала очередь Линетт покраснеть, и глаза Мерли злобно сузились. — Только как ты умудрилась это сделать? Я заметила, ты сменила свой обычный стиль на более скромный, а-ля маленькая девочка, но этого едва ли достаточно, чтобы обольстить и заманить в ловушку искушенного маркиза.

— Я не обольщала его! — возмущенно возразила Линетт.

— Тогда как ты умудрилась стать его невестой? Вчера, когда маркиз прервал нашу первую встречу, мне показалось, что он страшно зол на тебя, но позже, вечером, он все же объявил о вашей помолвке…

Линетт призвала на помощь чувство собственного достоинства и решила положить конец бестактному допросу. Гордо выпрямившись, она проговорила с холодным высокомерием:

— Мои дела тебя совершенно не касаются, Мерли, и ты окажешь мне огромное одолжение, если любезно позаботишься о своих собственных! В противном случае мне придется присмотреть за тем, чтобы тебя и Винса попросили покинуть остров!

— Ты, маленькое ничтожество! — в ярости выпалила Мерли. — Как смеешь ты говорить так со мной?!

Линетт и не думала отступать — она спокойно смотрела в искаженное злобой лицо Мерли.

В звенящую от напряжения тишину ворвался голос Винса:

— Эй, что происходит? — Он стоял на дорожке и удивленно переводил взгляд с одной девушки на другую.

— Мерли только что рассказала, почему вы последовали за мной сюда, — презрительно ответила Линетт, — и это не очень приятная история!

Не обращая внимания на протесты Винса, она бросилась прочь, чувствуя пустоту в душе и тошноту, которую всегда вызывали у нее эти двуличные люди.

Линетт вбежала в дом, чтобы найти утешение в компании графини и миссис Реддиш, обнаружила их обеих в небольшой гостиной и неуверенно спросила, можно ли ей присоединиться к ним за утренним кофе.

— Конечно, дитя мое, конечно! — отозвалась графиня с милой улыбкой. — Нам приятно, что ты (после помолвки она начала относиться к Линетт, как к родной внучке) предпочитаешь болтовню двух рассеянных старых леди разговорам со своими юными друзьями. — Она подставила щеку, и Линетт нежно поцеловала ее. Глаза графини затуманились, она достала носовой платок, чтобы вытереть слезы, задрожавшие на кончиках ресниц. — Я глупая старая женщина, Линетт, но очень счастливая!

Комок встал у девушки в горле, и голос ее был хриплым, когда она произнесла:

— Я надеюсь, вы всегда будете счастливы, графиня!

— Ты хотела что-то сказать Линетт, помнишь? — весело напомнила подруге миссис Реддиш.

— Ну конечно же! — Графиня щелкнула пальцами, досадуя на свою ненадежную память. — Линетт, дорогая моя, мы приглашены на торжественное мероприятие! Островитяне, услышав новость о вашей с Луисом помолвке, решили, как и следовало ожидать от людей, устраивающих празднества по любому поводу, организовать сегодня вечером карнавал, чтобы отметить радостное событие. Это в твою честь, так что ты должна надеть самое красивое платье! Пусть островитяне увидят свою будущую маркизу во всей ее красе!

Они выпили кофе, обсуждая предстоящую вечеринку, потом Линетт побрела в свою комнату, чтобы выбрать достойный наряд. Она открыла дверцы шкафа, и взгляд ее тотчас устремился к прекрасному белому кружевному платью — платью из грез мадам Мадлен. При мысли, что она наденет его сегодня вечером для Луиса, у Линетт перехватило дыхание. Возможно, когда она навсегда уйдет из его жизни, память о ней останется хоть ненадолго, и, если так, она хотела бы, чтобы маркиз запомнил ее в этом платье. «Мадемуазель будет выглядеть как невеста!» — сказала мадам Мадлен. Невеста… Уж в этой роли она Луису совершенно не нужна. Но никто не станет отрицать, что белый свадебный наряд окутывает женщин аурой недоступности и непорочности, которую мужчины всегда находят неотразимой, и быть может… Руки Линетт дрожали, когда она осторожно снимала платье с вешалки.

Она обедала с графиней и миссис Реддиш — Мерли с Винсом так и не появились, — а остаток дня провела, готовясь к вечернему торжеству. От ужина все отказались. Графиня предупредила, что островитяне щедры на угощение и ожидают от гостей волчьего аппетита в награду за свои труды.

Линетт вымыла голову, а пока волосы сохли, занялась маникюром. Затем подошла к туалетному столику и начала причесываться. Послушные кудряшки легко ложились на указанное им место, и вскоре девушка была полностью удовлетворена укладкой, оценив собственную работу как вполне профессиональную. Последовал легкий макияж, тонкий слой помады подчеркнул печальные линии рта. Опрыскавшись ужасно дорогими, но очень соблазнительными духами, Линетт скользнула в тончайшее белье и, наконец, надела платье. Легкое, как паутинка, кружево казалось ярким нежным узором на фоне золотистого загара. Лиф подчеркивал нежный изгиб груди, выставляя напоказ крошечную родинку, как будто специально помещенную там, чтобы подчеркнуть совершенство гладкой кожи. Линетт подошла к большому зеркалу. Фигура казалась потрясающе стройной благодаря отличному крою платья и самому материалу. Волна восхищения охватила девушку, она изучала свое отражение и почти испуганно размышляла, не воскреснет ли в Луисе этим вечером Le Pirat или маркиз навечно изгнал его? Разозлившись на себя за глупые мечты, девушка резко отвернулась от зеркала и вышла на балкон. Вечерний бриз остудил разгоряченное лицо, краска стыда на скулах поблекла.

Раздался легкий стук в дверь.

— Войдите! — откликнулась Линетт, и в комнату заглянула улыбающаяся служанка:

— Месье маркиз просит вас спуститься в его рабочий кабинет, мадемуазель.

— С-спасибо, — запинаясь от удивления, пробормотала девушка. Прошло несколько минут, прежде чем она смогла заставить свои непослушные ноги направиться к лестнице.

Луис стоял спиной к ней, поворачивая круглую ручку сейфа, когда Линетт, постучав и получив приглашение войти, сделала шаг в кабинет. Маркиз не повернулся, лишь резко бросил через плечо:

— Графиня настаивает, чтобы вы надели фамильные драгоценности сегодня вечером, мисс Саутерн. Островитяне, видите ли, желают увидеть свою будущую хозяйку во всем великолепии. Я решил, что это не такая уж плохая идея, поскольку если что-то и может с гарантией заставить женщину выглядеть счастливой, так это бриллианты. А у меня нет сомнений, что вы нуждаетесь в стимуле, который поможет вам произвести на других впечатление сияющей от счастья невесты.

Он вытащил из сейфа тяжелую шкатулку и поставил ее на стол. Линетт претила мысль воспользоваться фамильными драгоценностями Эстевасов как ширмой, чтобы скрыть истинные отношения между ней и Луисом, ничто не заставило бы ее смириться с подобным издевательством. Но в тот миг, когда она открыла рот, собираясь выразить протест, маркиз повернулся к ней лицом и застыл от восхищения. Он смотрел на нее так, будто никогда в жизни не видел подобной красоты, и Линетт в очередной раз осознала, как отчаянно она нуждается в его одобрении. Сердце ее затрепетало, но она стойко выдержала его внимательный осмотр, лишь слегка опустила ресницы, когда заметила огонь, засверкавший в глубине синих глаз. Луис, который наконец обрел дар речи, подошел ближе к девушке и хрипло произнес:

— Вы потрясающе красивы. — А затем, завороженный родинкой, примостившейся на ее груди, слева, чуть выше лифа, спросил, не отрывая от нее взгляда: — Как это случилось, что я не заметил эту родинку, когда мы были на острове?

Напуганная преисполненной смысла тишиной, Линетт заставила себя рассмеяться и небрежно пожала плечами:

— Вероятно, лямка от купальника закрывала ее. А что, это так важно?

— Нет.

Она быстро подняла глаза, но выражение его лица было серьезным.

— Вы похожи на ангела в этом белом платье и с этими детскими завитками волос, падающими на лоб… Да, ангел, невинная девочка, которая может превратиться в жестокую соблазнительницу…

Волна нахлынувшего смущения заставила Линетт промолчать. Она боялась пошевелиться, боялась разрушить чары, окутавшие их обоих, и позволила Луису подвести себя к столу, где футляр с ювелирными украшениями рассыпал свои сокровища по зеркальной поверхности. Маркиз взял ее руку в свою и надел на палец кольцо с темно-красным рубином, который могла бы носить королева в давние времена, до того, как грабители Эстевасы предъявили свои права на него. Затем он застегнул на ее шее прекрасную золотую цепочку с восхитительным рубином, упавшим на ее грудь, как кровавая слеза. Отступив назад, чтобы оценить картину целиком, Луис, казалось, остался доволен. Рубиновые серьги из гарнитура он положил назад в шкатулку.

— Кольца и кулона будет достаточно. Блеск драгоценностей служит лишь фоном, подчеркивающим вашу красоту, мадемуазель.

Линетт вспыхнула от такого приятного комплимента и подошла к зеркалу полюбоваться темными, как кровь, камнями, контрастирующими с девственной белизной платья. В этот момент дверь широко распахнулась, скрыв девушку из вида, в комнату ворвалась Клаудия, обворожительная в черном с блестками наряде, и бросилась прямо в объятия Луиса. Остолбеневшая Линетт видела, как она обвила маркиза руками за шею и подставила ему свои надутые губки для поцелуя.

— Спасибо, мой милый Луис, за чудесный день! О, это был просто волшебный день! — промурлыкала Клаудия.

Их поцелуй, как показалось Линетт, длился целую вечность, и девушка вдруг поняла, что она даже не заподозрила, что Клаудия могла провести этот день с Луисом. Графиня была радушной хозяйкой и никогда не требовала от своих гостей соблюдения определенных правил. Они гуляли, купались и развлекались, не чувствуя себя обязанными следовать жесткому распорядку, поэтому на отсутствие Клаудии за обедом никто не обратил внимания.

Наконец Луис решительно отстранил от себя Клаудию и повернулся к Линетт. Клаудия проследила за его взглядом и вскрикнула в притворном ужасе, когда увидела девушку, стоявшую белой неподвижной статуей у двери.

— О, надеюсь, вы простите меня, мадемуазель Саутерн? — сладко пропела она. — Я все еще никак не привыкну, что он теперь — ваша собственность. Я провела с ним весь день и ни разу об этом не вспомнила!

Линетт побледнела. Луис молчал. Впрочем, объяснений и не требовалось: одного его взгляда хватило, чтобы радужный пузырек счастья, паривший в душе девушки, лопнул. Маркиз и пират Луис Эстевас не потерпит никаких посягательств на его свободу, их помолвка — это просто игра, ложь чистой воды. Он влюблен в Клаудию и намерен поддерживать с ней отношения тайком, а за английской мисс будет ухаживать только на людях, честно играя свою роль ради графини…

Интересно, уныло размышляла Линетт, все ли он рассказал Клаудии об обстоятельствах их помолвки? Клаудия между тем кокетливо опиралась на его руку, а в прозрачных зеленых глазах отчетливо читался призыв к близости, и Линетт почувствовала уверенность в том, что давно уже знала или о чем догадывалась, — в их отношениях все было не так, как между нею самой и Луисом. Маркиз и Клаудия участвовали в этой игре на равных, они любили друг друга. При мысли, что она, Линетт, является лишь объектом насмешек для Le Pirat, девушка гордо подняла голову. Да, с ней просто забавляются. Ну что ж, она сыграет свою роль этим вечером, а потом воспользуется первой же возможностью сбежать с этого Райского острова!

Линетт смотрела на Луиса и Клаудию, а они были настолько поглощены друг другом, что не замечали ее. Спотыкаясь, девушка вышла в коридор. Рубин в форме слезы, так уютно устроившийся у нее на груди, стал каплей крови, выступившей из раны, которую Луис нанес ей прямо в сердце.

Глава 8

Линетт вернулась в свою комнату. Девушка была рада небольшой передышке, позволившей ей обрести контроль над эмоциями, и когда она наконец присоединилась к остальным, на ее лице была маска безмятежности, которую не смог пронзить даже инквизиторский взгляд Клаудии.

Вивьен в очаровательном темно-розовом платье восторженно приветствовала подругу:

— О, как прекрасно ты выглядишь, chйrie!

— Которая же из них более прекрасна? Белая роза? — Жак задумчиво склонил голову сначала к Линетт, затем к Вивьен: — Или розовая? — Пожав плечами и засмеявшись, он обратился к Луису и Винсу: — Ну же, помогите мне ответить на этот вопрос, друзья мои!

Луис, стоявший рядом с Клаудией, лишь улыбнулся, но Винс выступил вперед, взял руку Линетт и поднес к своим губам.

— Они обе прелестны, — сказал он и затем, не отрывая взгляда от Линетт, повторил: — Прелестны!

— Нам пора, — сухо произнес Луис. — Машины ждут во дворе. — И задержал Линетт, которая двинулась было вслед за Жаком и Вивьен: — Вы остаетесь со мной. Ожидается, что мы с вами приедем вместе.

Он сам рассадил гостей по машинам — так Клаудия отправилась в путь с графиней, а Винс и Мерли — с Жаком. Когда все уехали, Луис жестом приказал Линетт сесть рядом с ним в его спортивный автомобиль.

Она почти физически ощущала злость маркиза, пока они летели в молчании по шоссе, пролегающему сквозь напоенные ароматами тропических цветов сумерки. Профиль Луиса казался высеченным из гранита, а губы, когда Линетт рискнула взглянуть в его сторону, презрительно изогнулись, как будто он почувствовал, что на него смотрят, и выразил недовольство. Молчание длилось всю дорогу, пока они не добрались до площади, где устраивался карнавал. Празднично разодетые островитяне приветствовали гостей громкими криками и аплодисментами, и, как будто в ответ на этот сигнал, факелы в руках мужчин загорелись, образовав огненный круг на площади. Еще один факел полетел в огромную кучу хвороста, сложенного в центре круга, и вспыхнул ярким пламенем костер, весело затрещал, заискрился. Графиню и ее свиту торжественно проводили к местам за столами, заваленными едой, а Луис начал знакомить Линетт с островитянами, представлял ее каждому по очереди, и каждый пожимал ей руку. Девушка была растрогана тем, как тепло и радушно принимали они ее в свои сердца, с любопытством разглядывая. Все высказали безоговорочное одобрение выбору Луиса, не скупясь на слова: мужчины откровенно хвалили его за острый глаз на красоту, женщины были в восторге от золотистых волос невесты и стройной фигурки. Островитяне любят пестрые цвета, и чем они ярче, тем лучше, но в Линетт, одетой в девственно белое, они увидели царственное достоинство и самообладание, которого и ожидали от будущей маркизы де Парадиз.

В этой веселой карнавальной атмосфере Луис не долго хранил надменное равнодушие — сначала лицо его расплылось в улыбке, а когда один за другим в адрес краснеющей от смущения невесты посыпались комплименты, он удовлетворенно засмеялся. Глядя на девушку — в синих глазах опять плясали озорные чертики, — Луис попытался взять ее за руку, но Линетт осторожно высвободилась, мгновенно восстав против шарма, которым маркиз так легко одурманивал и который, как она знала по горькому опыту, мог совсем ее обезоружить. После того как все островитяне, включая самых крошечных ребятишек, были ей представлены, Луис повел невесту к их местам во главе стола, и началось настоящее празднество. Они ели экзотические яства, приготовленные с творческой фантазией и вниманием к деталям, делавшими еду восхитительной. Луис помогал Линетт в нелегком выборе блюд, предлагая то лобстера, то черепаховый суп, то красную рыбу, поджаренную по особым островным рецептам, то фаршированных рисом крабов, заботливо советуя не пробовать тушеных осьминогов и фрикасе из енота — слишком щедро сдобренные перцем креольские деликатесы. На площади все это время рокотали барабаны, зажигательный ритм постепенно вызывал пьянящее возбуждение, которое вкупе с крепким островным ромом — чистым для мужчин и разбавленным содовой или свежим соком лайма для дам — делало разговоры менее сдержанными, а атмосферу за столом менее церемонной.

Винс, сидевший по левую руку от Линетт, решил завладеть ее вниманием и был в полном восторге, обнаружив, что девушка легко откликнулась на его робкую попытку. Она говорила с Луисом, только когда тот сам обращался к ней или когда передавал еду, и ее увлеченная беседа с Винсом не оставляла маркизу никаких шансов — пришлось ему целиком сосредоточиться на довольной Клаудии. В зыбком мерцании факелов, тщетно боровшихся с тропической ночью, черты его лица приобрели прежнюю мрачность.

Когда все насытились, Луис по знаку главы островитян приказал Линетт:

— Идем, мы должны занять почетные места. Жители острова будут танцевать для нас.

Он нахмурился, видя нежелание Линетт пересесть на другое место, и многозначительно протянул ей руку. Когда девушка неохотно встала, маркиз проводил ее к скамьям, установленным неподалеку. Сев рядом с Луисом, Линетт почувствовала себя отрезанной от всего мира. Кожей ощущая едва сдерживаемую ярость «жениха», она попыталась сконцентрироваться на освещенном пространстве в центре площади.

Представление началось с трубного гласа раковин, который медленно растворился в густой тропической ночи, и один за другим танцоры вышли из мрака. В ярких отблесках костра гибкие грациозные креолки выглядели пленительно. Они закружились вокруг своих партнеров, сверкая большими темными глазами, полными обещаний, и плавно покачивая бедрами в такт барабанному бою, в ритме ча-ча-ча. Мужчины тем временем исполняли замысловатые па, сверкая острыми как бритва мачете, лезвия которых ловили и удерживали отблески пляшущего пламени.

Вскоре ритм сделался быстрее, клинки все чаще рассекали воздух, движения креолок становились все более чувственными, румянец и улыбки все более обольстительными, атмосфера все более страстной. Линетт невольно вцепилась в рукав Луиса, захваченная действом, забыв о своем намерении держаться от маркиза как можно дальше. Осталась незамеченной и его рука, обнявшая ее за талию. В костер подбросили охапку хвороста, и огонь взмыл, как сигнальная ракета, в темное небо. Молодежь пронзительно завизжала от восторга, музыка и пламя объединились, достигнув неистового крещендо. Островитяне плясали как одержимые, их тени метались по кругу, завораживая зрителей, вводя в транс. Когда эмоциональный накал достиг своего пика, энергия танцоров начала иссякать, огонь, казалось, тоже выбился из сил, и свет теперь исходил лишь от горящих факелов. Утомленные, но довольные, пары растаяли в укрывшей их ночной тьме.

В круг грациозно вышла женщина с каким-то струнным инструментом и запела, аккомпанируя себе, с такой душераздирающей печалью, что глаза Линетт затуманились слезами. Луис стал нашептывать ей на ухо перевод сентиментальной песни. Это была простая история о несчастной любви красавицы креолки к морскому офицеру, который отправился в дальнее плавание. Тон песни был так созвучен глубокой меланхолии Линетт, что девушка прочувствовала эту историю, как свою собственную. Певица уже вышла из круга, оркестр заиграл современные мелодии, а Линетт все еще была в плену грустных переживаний. Возвращение к действительности оказалось таким внезапным, что она непонимающе посмотрела на Луиса, когда тот встал и протянул ей руку.

— Наш черед танцевать. Они ждут, — серьезно произнес он и указал на улыбающиеся лица островитян.

Линетт неуверенно шагнула к маркизу, он притянул ее к себе, и под шум аплодисментов они начали танцевать. Линетт заставила себя не обращать внимания ни на его жаркие объятия, ни на синие глаза, нежно ласкающие ее взглядом. Все это было ради островитян — они не должны догадаться, что девушка, которую их маркиз держит в объятиях и которая носит на пальце кольцо Эстевасов, вовсе не та прекрасная дама, завладевшая его сердцем. Ухватившись за эту мысль, Линетт смогла удержать свои чувства в узде и не ответила на поцелуй, когда, завершив танец, Луис притянул ее ближе и впился в ее губы.

Островитяне были в диком восторге. «Еще! Еще!» — кричали они. Маркиз сделал вид, что вынужден уступить им, но Линетт напряглась в его руках и выдохнула непреклонное: «Нет!» Луис сразу отпустил девушку, его веселье испарилось, осталась лишь натянутая улыбка. Он крепко взял Линетт за руку и повел в полумрак, подальше от костра и любопытных глаз. Девушка ждала, что гневные слова маркиза вот-вот обрушатся на ее склоненную голову, но лишь голос Винса нарушил полную смысла тишину:

— Скажу прямо, старина, я пришел заявить свои права на следующий танец с Линетт. Тебе не будет позволено одному завладеть ею на всю ночь!

Линетт издала вздох облегчения и взглянула на Луиса как раз вовремя, чтобы застать его врасплох — лютая ярость омрачила на мгновение его лицо. Он не ответил, даже не взглянул в сторону Винса и, резко развернувшись на каблуках, направился к Клаудии. Линетт с радостью последовала за Винсом в отплясывающую ча-ча-ча толпу и до конца празднества танцевала только с ним.

Не раз в продолжение вечера она чувствовала на себе озадаченные взгляды графини, но продолжала избегать встреч с Луисом. По счастью, ее странное поведение осталось незамеченным островитянами — к тому времени они были слишком поглощены танцами. Возможно, по этой же причине Луис считал себя вправе уделить все свое внимание Клаудии, несмотря на очевидное недовольство графини и Вивьен. Когда две пары — Линетт и Винс, Луис и Клаудия — случайно сталкивались на площадке, маркиз скользил по своей «невесте» ледяным равнодушным взглядом, вызывая боль в ее сердце.

— Пойдем на пляж, — не выдержав, предложила она Винсу с фальшивой веселостью. — Что-то голова разболелась, легкий морской бриз пойдет мне на пользу.

Молодой человек с готовностью согласился, и они незаметно улизнули в сторону берега.

Там царила блаженная прохлада, мерно дышал сонный океан. Винс осторожно взял Линетт за руку, она не сопротивлялась. Весьма ободренный этим, он проявил себя очаровательным спутником, не ударился в комплименты и фальшивую лесть, что наверняка бы ее встревожило, но обнаружил ту сторону своей натуры, о которой ей еще ничего не было известно, — способность к молчаливому сочувствию и успокаивающим, ни к чему не обязывающим товарищеским отношениям. Они почти час бродили у кромки воды, болтая о пустяках или молча наслаждаясь красотой безмятежных волн под ослепительно яркой луной.

Вдруг Винс остановился:

— Не хочу испортить тебе вечер, но нам предстоит долгий путь назад, так что, думаю, пора повернуть, иначе маркиз отрядит за нами поисковую команду.

Линетт слегка поморщилась от разочарования, но признала его правоту. Взглянув в ту сторону, откуда они пришли, девушка увидела бесконечную цепочку следов на влажном песке.

— Как бы мне хотелось бродить вот так вечно, — печально вздохнула Линетт.

Винс бросил на нее насмешливый взгляд:

— У тебя будет такая возможность, когда ты станешь маркизой. — В его голосе слышалась легкая вопросительная интонация, и Линетт, чью бдительность ему удалось усыпить дружеской беседой, не сдержалась:

— Этот день никогда не настанет! Я уеду отсюда при первой же возможности, не предупредив Луиса. Ты можешь мне в этом помочь, Винс?

— Я все для тебя сделаю, Линетт! — пылко воскликнул он. — Разве ты не знаешь?

— Тогда помоги мне, Винс, помоги!

Отчаяние в ее голосе поведало ему печальную повесть, и Винсу пришлось подавить волну триумфа, когда он понял, что Линетт, далекая от влюбленности в высокомерного маркиза, просто боится его. Он обнял девушку за плечи:

— Положись на меня, дорогая, я найду какой-нибудь способ увезти тебя с этого острова, и надменный маркиз де Парадиз не узнает об этом, пока мы не будем в сотне миль отсюда!

Линетт в отчаянии вцепилась в него и, с беспокойством глядя ему в лицо, умоляюще произнесла:

— Ты обещаешь, Винс? Обещай, что не подведешь меня!

Лунный свет заливал пляж, вокруг не было ни души. И все же, когда Винс наклонился, чтобы скрепить свое обещание легким поцелуем в лоб, необъяснимое мрачное предчувствие охватило Линетт, и она, вырвавшись из его объятий, со страхом огляделась.

— Пойдем, Винс, становится прохладно.

Молодой человек снял пиджак и набросил его девушке на плечи. Линетт с благодарностью уютно закуталась в него и ускорила шаг, пытаясь по капле возвратить хоть немного тепла в свое внезапно заледеневшее тело. Когда они выбрались на тропинку, ведущую к площади, из темноты выступила высокая тень и преградила им дорогу. Они остановились. Потрясенная и испуганная, Линетт узнала Луиса, и, хотя не могла видеть его лица, ледяная суровость его голоса безошибочно указала ей на состояние духа маркиза. Не отводя глаз от девушки, но обращаясь к Винсу, он нанес первый удар:

— Ваши друзья ждут, когда вы присоединитесь к ним, месье. Советую вам поторопиться, поскольку они собираются в обратный путь и слегка обеспокоены и раздражены вашим отсутствием.

Винс неуверенно взглянул на Линетт. Когда он, наконец, собрался возразить, маркиз не дал ему такой возможности.

— Будьте добры сделать так, как я сказал, месье! — рявкнул Луис.

После этого даже Винс оробел, не то что Линетт. Но прежде чем молодой человек сделал шаг вперед, Луис остановил его. Пренебрежительным движением сорвав пиджак с плеч Линетт, маркиз протянул его Винсу и неприятно усмехнулся:

— Заберите. Мадемуазель это больше не понадобится!

Винс схватил пиджак и исчез в кустах, оставив Линетт во власти разгневанного Пирата.

Наступило молчание. Линетт чувствовала, как ее нервы начинают звенеть от напряжения, мужество покинуло ее, и пронзительный истерический крик стал рваться наружу, когда она с дерзостью робкой мышки, собравшей всю свою храбрость перед лицом опасности, встретила тяжелый пристальный взгляд Луиса. Он без слов набросил ей на плечи свой пиджак и крепко держал его за лацканы, лишая девушку свободы. Затем безжалостно притянул Линетт к себе, и она задрожала от испуга, почти физически ощущая его неистовую силу. Однако голос маркиза прозвучал на удивление спокойно:

— Как вы посмели выставить меня дураком перед моими родственниками и островитянами? Надо же, что учудили — развлекаться и флиртовать с другим мужчиной в тот самый вечер, когда я представил вас своим людям как их новую маркизу! Что, как вы себе представляете, мои люди подумают обо мне? Слабовольный дурак, доверчивый идиот, которого легко обмануть?

Линетт попыталась перебить его, но Луис резко встряхнул ее, заставив замолчать, и спросил, прищурив глаза:

— Вы хоть знаете, как креольские мужчины поступают с заблудшими невестами? И как, по их мнению, я должен поступить с вами?

Онемев от ужаса, девушка покачала головой. Луис притянул ее ближе к себе.

— Они ожидают, что я публично высеку вас! Жестокое наказание, вы считаете? Возможно… Но на этом острове ни одно преступление не карается более сурово, чем супружеская неверность. Мужчины здесь боготворят своих женщин, но взамен требуют, и получают, заметьте, абсолютную верность. Вот почему я должен позаботиться о подходящем наказании для вас. Не только чтобы сохранить лицо, но и чтобы продемонстрировать им свою власть над сбившейся с пути истинного женщиной. В ином случае я навсегда утрачу их уважение, а этого, — Луис расправил плечи с высокомерным достоинством, — никогда еще ни с кем из моей семьи не случалось!

— Но я не… я не ваша невеста!

Потрясенная, Линетт обнаружила, что не может продолжать. Она вся дрожала, из глаз брызнули слезы унижения, покатились по мертвенно-бледным щекам, падая незамеченными на крепко сжатые на лацканах пиджака руки Луиса Эстеваса. Линетт была уверена, что Луис вполне способен осуществить угрозу. Она сама хотела пробудить дремлющего пирата, который скрывался за внешним лоском маркиза, но никогда, даже в самых безумных своих мечтах, не представляла, что его горячая кровь может обратиться в разрушительную лаву вулкана.

Издав тихий стон, Линетт закрыла лицо ладонями и тут же почувствовала, как ее ноги оторвались от земли и она оказалась у него на руках. Но девушка не смела протестовать, не решалась даже задавать вопросы. Луис нес ее куда-то легко, как пушинку, в мрачной тишине. Немного погодя он ее опустил на сиденье, и, отняв руки от лица, Линетт с облегчением обнаружила, что находится в машине.

Автомобиль остановился перед особняком, и Линетт, спотыкаясь, вышла. Сердце ее упало, когда она поняла, что все уже разошлись спать и она по-прежнему остается наедине с Луисом. Слишком измученная, чтобы что-то предпринять, она покорно ждала его приказа, привалившись к дверному косяку, как сломанный цветок на тонком стебле. Маркиз медленно двинулся к ней. Что теперь, устало размышляла девушка, какие еще мучительные слова он найдет, чтобы окончательно раздавить ее? Она обреченно ждала, глядя, как быстро пульсирует жилка на виске Луиса. Его злые сверкающие глаза угрожающе прищурились, но, как только Линетт нервно заморгала, он, свирепо выругавшись сквозь зубы, отвернулся от нее и бросил через плечо в бессильном гневе:

— Mon Dieu! [8]Прочь с глаз моих! Идите спать и утешьтесь мыслью, что я намерен позаботиться, чтобы ваш друг, месье Чемберс, покинул Парадиз завтра же утром, на этом моя месть закончится!

Потерпевшая полное поражение, не в состоянии что-либо ответить, Линетт побрела к лестнице и медленно поднялась наверх, в свою спальню.

Глава 9

Линетт оставалась в своей комнате, пока не закончилось время ленча. Вивьен зашла к ней утром и, заметив темные круги под тусклыми глазами и бледность осунувшегося лица, разволновалась.

— Pauvre petite, что-то не так? — суетилась она вокруг и сочувственно приставала. — Тебе нездоровится?

Линетт ухватилась за эту соломинку:

— У меня ужасно разболелась голова, Вивьен. Ты не возражаешь, если я еще полежу?

— Ну конечно, не возражаю, chйrie! — заверила ее Вивьен, аккуратно поправляя одеяло. — Полежи подольше и ни о чем не беспокойся. Я все объясню Луису и прикажу, чтобы тебя не тревожили. Мы с Жаком заберем бабушку и ее подругу на прогулку, но я обязательно загляну к тебе, когда вернемся. Не хочешь позавтракать? Может, тосты и кофе?

— Нет, спасибо, я хочу просто отдохнуть.

— Хорошо, chйrie, тогда я оставлю тебя в покое. — Прежде чем уйти, Вивьен немного поколебалась, но все-таки спросила: — Мне прислать к тебе Луиса? — И была удивлена ужасом, промелькнувшим в глазах подруги.

— Нет, нет! — воскликнула Линетт. — Пожалуйста, я никого не хочу видеть!

Выразительное лицо Вивьен было задумчивым, когда она вышла из комнаты и отправилась искать Жака. Он ждал внизу и мгновенно понял, что девушка чем-то обеспокоена.

— Что такое, mon cceur? [9]— спросил он, обняв невесту за плечи.

— Еще не знаю, Жак. Но что-то плохое происходит между Линетт и Луисом, в этом я уверена. Я не перенесу, если…

Жак не позволил ей закончить:

— О, это всего лишь размолвка влюбленных! Все влюбленные периодически ссорятся, даже мы с тобой.

Но это ее не утешило.

— Здесь нечто большее. Произошло что-то очень серьезное, и бедняжка Линетт от этого сама не своя. Она говорит, что у нее головная боль, но, Жак, думаю, ее сердце разбито!

Жак крепко и нежно обнял Вивьен:

— Если это так, любовь моя, нам остается только надеяться, что Луис сам все исправит. Мы не должны вмешиваться. Идем, я настаиваю, чтобы ты прекратила беспокоиться о вещах, изменить которые не в твоих силах.

Он сменил тему, не позволяя Вивьен возвращаться к проблемам подруги, и через некоторое время был вознагражден, увидев, как улыбка осветила ее лицо. Остаток дня Жак прилагал все усилия, стараясь чем-то занять невесту, чтобы не дать вернуться к мыслям, нарушающим ее покой.

После ленча, когда дом погрузился в тишину, Линетт встряхнулась, заставила себя принять ванну, одеться и спуститься в сад. Прислонившись к стволу дерева, она невидящим взором уставилась на океан.

— Линетт! — Голос Винса напугал ее. — Я несколько часов тебя жду! Мы должны поговорить! — Он взял девушку за плечи, повернул лицом к себе и ужаснулся. — Что этот негодяй сделал с тобой? Что произошло прошлой ночью, Линетт? Если он обидел тебя, клянусь, я…

— Пожалуйста, Винс, я не хочу вспоминать об этом, просто забери меня отсюда, и побыстрее! — Линетт сжала губы, чтобы унять их безудержную дрожь.

— Я видел его этим утром, — резко сказал Винс, — мне было приказано паковать вещи и быть готовым к отъезду сегодня вечером. Он договорился с одним из островитян, тот довезет меня на катере до Папеэта. Парень освободится только после ужина, поэтому маркиз согласен потерпеть мое присутствие еще немного при условии, что я буду держаться подальше от него и от тебя.

Линетт со страхом взглянула поверх плеча Винса на дом. Молодой человек злобно усмехнулся:

— Не беспокойся, полчаса назад Le Pirat повез прекрасную Клаудию на прогулку, — и с внезапным пылом продолжил: — Едем сегодня вечером со мной, Линетт! Это шанс, которого ты ждала. Не беспокойся о вещах, возьми только самое необходимое. Мы сможем оставить твою сумку где-нибудь возле пристани, затем, перед самым моим отъездом, ты проскользнешь в катер и спрячешься, а когда окажемся далеко отсюда, выберешься на палубу. Что скажешь?

План был восхитительно прост, и Линетт с трудом верила, что он осуществится. Но она согласилась бы сейчас на любую авантюру, лишь бы умчаться прочь от мужчины, который умеет без всяких усилий подчинять ее своей непреклонной воле.

— Ну. Линетт, — не отставал Винс, — ты поедешь?

Девушка быстро кивнула:

— Да, и прямо сейчас пойду собирать вещи.

— Хорошая девочка! — Винс радостно улыбнулся. — А я пока присмотрю укромное местечко и, когда ты принесешь сумку, спрячу ее там до вечера.

Линетт поспешила наверх, в свою комнату. Бросила белье, ночную рубашку, туалетные принадлежности и теплый пиджак в самую маленькую сумку, затем прокралась по лестнице вниз и спряталась в кустах. Винс не заставил себя долго ждать.

— Я нашел идеальное место, Линетт! Все, что тебе теперь нужно сделать, — это сослаться на головную боль во время ужина и вернуться в свою спальню. Затем выскользнешь по черной лестнице и незаметно доберешься до пристани. Как только взойдешь на борт, ищи место, где спрятаться. Я заберу твою сумку и занесу ее на катер со своим багажом. Мы будем уже далеко, прежде чем кто-то заметит твое отсутствие. Не думаю, что меня пойдут провожать. Мерли не выразила желания присоединиться ко мне, а маркиз… — Он презрительно усмехнулся. — Вряд ли ему это будет интересно.

Сердце Линетт бешено колотилось, пока Винс объяснял, как перехитрить маркиза. Она знала, сколь страшен в гневе Луис Эстевас, и гнала от себя мысли о возможной неудаче и об ужасных последствиях, которые эта неудача может принести. Думать о том, что она вновь окажется наедине с Пиратом, лицом к лицу, и будет погибать под его злобными взглядами, девушка тоже не могла. Еще сильнее ее пугала необходимость терпеть его притворную любовь и горькую сладость поцелуев. Нет! Она готова использовать любой шанс — все лучше, чем остаться рядом с этим мужчиной!

Когда Винс ушел, вернулась Вивьен и тут же бросилась к подруге, сидевшей в саду.

— Ты чувствуешь себя лучше, chйrie? — с надеждой спросила она.

— Да, гораздо лучше, спасибо, Вивьен.

Но ее ответ не убедил француженку. Вивьен внимательно вгляделась в бледное лицо Линетт, и жалость переполнила ее сердце.

— Ты очень мужественная, Линетт, но я же вижу, что тебе плохо. Позволь я приведу Луиса, пусть посмотрит, что с тобой. Он разбирается в тропических болезнях и, уверена, знает, чем тебе можно помочь…

— Пожалуйста, не делай этого!

Голос Линетт был таким испуганным и напряженным, что Вивьен пришлось отказаться от своего намерения. Она все еще пристально смотрела на подругу, когда громкое жужжание заставило их обеих взглянуть вверх, в ясное небо.

— Ой, это вертолет! — удивилась Вивьен. — Кто, черт возьми, это может быть?

Они наблюдали, как огромная стрекоза снижается и зависает в воздухе всего в нескольких футах от земли, готовясь к посадке на гладкую зелень лужайки. Наконец вертолет приземлился, лопасти постепенно перестали вращаться, и в этот момент на подъездную аллею свернула машина Луиса и остановилась у входа. Из вертолета вышел мужчина и направился в их сторону. Линетт вздрогнула, вгляделась повнимательнее и помчалась навстречу невысокому коренастому человеку, с важным видом вышагивавшему по траве.

— Папа! Папочка! — закричала она, и все, кто был достаточно близко, увидели, как на лице Эдгара Саутерна появилось слегка удивленное и смущенное выражение, когда Линетт бросилась в его объятия.

Быстро подошел Луис, чтобы встретить гостя, и двое мужчин несколько мгновений пристально разглядывали друг друга поверх головы Линетт. Затем маркиз улыбнулся.

— Я рад, что вы смогли приехать, месье Саутерн, — произнес он, протягивая Эдгару руку. — Я Луис Эстевас, жених вашей дочери. Добро пожаловать на Парадиз.

Эдгар был немного смущен элегантным видом и аристократическими манерами маркиза.

— Я тоже рад встрече, — неуверенно кивнул он, затем природная воинственность заявила о себе, и Эдгар громко сказал: — Что вы сделали с моей девочкой? — Он приподнял подбородок дочери, чтобы продемонстрировать Луису ее изможденное лицо. — Я никогда еще не видел ее такой осунувшейся! Я ехал сюда, ожидая найти ее цветущей и сияющей от счастья, но она выглядит так, будто собирается не на свадьбу, а на поминки!

Линетт отпрянула от отца и умоляюще воскликнула:

— Пожалуйста, папа, не надо!

Луис с невозмутимым видом проводил Эдгара в дом и представил своей семье и гостям. Громкий голос мистера Саутерна гулким эхом заметался по гостиной, когда он принялся рассказывать, как ему пришлось пустить в ход все свое влияние и деньги, чтобы добраться до Парадиза вдвое быстрее, чем требовалось, после полученной от Луиса телефонограммы, в которой сообщалось о помолвке. Линетт морщилась от вульгарного бахвальства отца и насмешливых взглядов, которыми обменивались Клаудия и Мерли. При виде Эдгара Саутерна ее сразу переполнила тоска по Англии и страстное желание обнять его. Время притупило память о бестактных замечаниях отца и методах принуждения, которые он использовал, чтобы заставить ее покориться своей воле. А теперь его присутствие здесь живо напомнило о былом унижении, и она внутренне содрогалась от стыда. Страшно было даже представить себе, что графиня и Луис думают о его ужасающей вульгарности, но Линетт точно знала — крикливость отца служит всего лишь прикрытием для комплекса неполноценности, выросшего на почве осознания своего низкого происхождения. Как бы то ни было, она всегда любила его и всегда будет любить.

За ужином Эдгар веселил всю компанию. Луис и графиня, вопреки страхам Линетт, были очарованы. Вивьен, которая все знала и возмущалась обидой, нанесенной мистером Саутерном родной дочери, держалась с ним довольно холодно, миссис Реддиш и Жак — с вежливым равнодушием, Винс — заискивающе, и только Мерли и Клаудия не делали секрета из своего презрения к нуворишу. Стрелки часов постепенно приближались к назначенному времени отъезда. Внезапное появление отца на острове расстроило планы Линетт сбежать с Винсом. «Как, — спрашивала она себя, — я смогу уехать и оставить здесь папу, преодолевшего в такой спешке сотни миль, чтобы быть рядом с мной?» Девушка печально раздумывала над этой дилеммой, и ей понадобилось несколько секунд, чтобы смысл того, что говорил отец, дошел до ее сознания. Как будто издали она услышала его голос.

— Да, — говорил мистер Саутерн Луису, — вы можете поблагодарить меня и Мерли за то, что мы привели Линетт, этого постреленка, в божеский вид! Год назад вы бы и не взглянули на нее, потому что она была не способна играть роль хозяйки даже в моем доме! — Он сделал паузу, достаточно долгую, чтобы просмаковать превосходное вино, и продолжил: — Знаете, моя дочурка была такой застенчивой и… как бы это сказать… несветской, совсем не от мира сего! Убегала со своими собаками из дому и часами бродила по холмам, предпочитая это развлечение обществу мужчин, которых я приглашал к ужину. Они вселяли в нее ужас, видите ли! Абсолютное отсутствие хитрости и совершенная наивность…

— В самом деле? — Синие глаза маркиза были, как всегда, непостижимыми.

— Не извольте сомневаться! — победоносно закивал Эдгар Саутерн. — А потом я уговорил Мерли взять шефство над моей девочкой. Идея заключалась в том, что мисс Сэттон должна была ввести Линетт в круг своих богатых друзей и обучить ее светским манерам во время кругосветного путешествия. Признаться, — Эдгар нахмурился и взглянул на дочь с сомнением, ясно читавшимся в его глазах, — не могу сказать, что вижу в ней много перемен к лучшему… Но полагаю, мне не на что жаловаться, раз она сумела заинтересовать такого мужчину, как вы!

Луис наклонил голову, и Линетт вздрогнула, как будто ее ударили. Она старалась не смотреть на маркиза, чувствуя, что если она это сделает, то увидит на его лице то же выражение, что и у Клаудии, — насмешливое презрение. Приняв наконец твердое решение сбежать с Винсом, девушка пробормотала что-то бессвязное и с пунцовым лицом бросилась вон из-за стола.

Добравшись до своей комнаты, Линетт упала ничком на кровать и дала волю слезам, которые сдерживала весь день. Душераздирающие рыдания заглушили стук в дверь, и, только услышав голос графини, зовущей ее по имени, она сдержала очередной всхлип и попыталась успокоиться.

— Минутку! — крикнула Линетт, поспешно вытирая льющиеся по щекам слезы, потом сделала глубокий вздох, повернула ключ в замке и открыла дверь.

— Линетт, бедное мое дитя! — воскликнула старая леди и заключила девушку в свои объятия.

Глаза Линетт вновь наполнились слезами, и хотя она отчаянно сдерживалась, не смогла помешать им хлынуть водопадом по еще мокрым щекам. Графиня произносила какие-то слова утешения, нежно обнимая ее и ведя к кровати, потом усадила и, гладя худенькие, сотрясающиеся в рыданиях плечи, попыталась ободрить бедняжку:

— Не стесняйся, милая, пусть слезы вытекут без остатка, тогда тебе станет легче.

Бурные рыдания наконец затихли, и, когда девушка немного успокоилась, старая женщина ласково спросила:

— Ты расскажешь мне о своей печали?

Линетт очень хотелось довериться полной сочувствия графине, но она знала, что не может свалить всю тяжесть собственного горя на ее плечи. Чтобы старушка все поняла, ей, Линетт, придется рассказать о том времени, что они с Луисом провели вместе на острове. А ведь она дала маркизу слово, что никогда никому не обмолвится об этом инциденте. Она не сможет нанести рану этой женщине, очернив ее родного внука. Линетт только покачала головой, и графиня поняла. Пригладив взъерошенные завитки золотистых волос девушки, она тихо сказала:

— Это Луис причинил тебе такую боль, да, детка?

Линетт вновь покачала головой, не в состоянии говорить, но предательские слезы обиды опять заполнили ее глаза и ответили за нее.

— Возможно, это поможет тебе кое в чем разобраться и простить моего внука, — задумчиво начала графиня, — если я объясню тебе, что движет его поступками.

Линетт уже пришла в себя и внимательно слушала.

— Он сильно обозлился на тебя за то, что ты ушла со своим другом, месье Чемберсом, вчера вечером, — не спросила, а заявила графиня.

— Но я только хотела прогуляться…

Старая леди успокаивающе похлопала девушку по руке:

— Не надо оправдываться, милая, я отлично понимаю, что ты не виновата. Я просто пытаюсь объяснить, почему Луис был так зол… Видишь ли, его отец и мать так любили друг друга, что для ребенка в их сердцах просто не осталось места. Луис был слишком мал тогда, чтоб понять родителей. Муж моей дочери хотел, чтобы все ее внимание, без остатка, каждый час, каждую минуту, принадлежало только ему, он даже в родном сыне видел соперника. Моя Жанна как могла пыталась разделить свою любовь так, чтобы им обоим досталось поровну, но отец Луиса был слишком страстным мужчиной, он любил слишком сильно, и мальчик оказался в стороне. А когда мать Луиса умерла, отец обезумел от горя. Я думала, эта трагедия сблизит их, но Луис так и не смог заполнить брешь в жизни отца.

Графиня тяжело вздохнула, плечи ее поникли, будто на них давила тяжелая ноша. Не желая больше задерживаться на столь мучительной для нее теме, она поспешно продолжила:

— Вивьен, должно быть, рассказала тебе, что случилось после этого. Мой зять вновь женился. Его вторая жена родила Вивьен, но через несколько лет они оба утонули. И я приехала сюда, чтобы присматривать за девочкой и Луисом. Я изо всех сил старалась относиться к ним с равным вниманием, но мое сердце всегда склонялось в сторону родного внука — не только потому, что он моя плоть и кровь, но и потому, что я всегда ощущала его потребность, страстное желание быть первым и единственным для тех, кого он любит. — Она печально улыбнулась. — Возможно, если бы Луис сам мог осознать это стремление, он бы понял чувства своего отца — чувства, которые были свойственны всем мужчинам рода Эстевас на протяжении веков. Все они были горды, отважны и красивы, щедры и страстны, и все, без исключения, требовали от своих жен беспрекословного подчинения.

Наступила тишина, и Линетт беспокойно заерзала. Тогда старая леди робко спросила:

— Теперь ты понимаешь, Линетт? Луис ревновал к месье Чемберсу, но его любовь к тебе должна стать ему оправданием. Ты… простишь его теперь?

Девушка молчала. Как могла так обмануться проницательная пожилая женщина, почему решила, что ее внук влюблен? Это было выше понимания Линетт. Впрочем, Луис достиг совершенства в искусстве скрывать свои чувства… Она откашлялась и хрипло проговорила:

— Я все понимаю, графиня, и… я очень постараюсь простить его. Но пожалуйста, не просите меня увидеться с ним сейчас. Возможно, завтра… — Линетт ненавидела себя за этот обман, но сердце ее так болело, душа была такой уставшей, что у нее не нашлось сил сказать правду.

Графиня благодарно улыбнулась и встала:

— Конечно, дитя мое, ты должна сейчас отдохнуть. Завтра все забудется. Но могу ли я сказать тебе кое-что еще, прежде чем уйду?

— Да, я слушаю, — нерешительно откликнулась Линетт.

— Я рада, что усилия месье Саутерна изменить твою натуру не увенчались успехом! — Когда щеки Линетт вспыхнули румянцем, старая леди весело добавила: — Не стыдись его, девочка. Месье Саутерн открытый и искренний человек, мне он понравился. У него есть то, чему можно позавидовать… — В ответ на удивленный вопросительный взгляд Линетт она кивнула и многозначительно произнесла: — У него есть ты, моя дорогая. Милая, славная, очаровательная девушка. Именно та девушка, которую я выбрала бы сама в качестве следующей маркизы де Парадиз!

И она покинула комнату, оставив Линетт сражаться с волной стыда.

Глава 10

В доме было тихо, как в склепе, когда час спустя Линетт выскользнула из своей спальни. Она осторожно, на цыпочках, спустилась по широкой лестнице, застеленной толстым ковром, затем крадучись пересекла темный холл и открыла дверь, ведущую в сад. Стояла полная луна. Деревья и кусты отбрасывали гротескные тени на скошенную лужайку и на тропинку, бегущую к пристани, где стоял на якоре катер. Этот катер унесет ее прочь от мужчины, любви к которому она уже не может вынести… Легкий бриз нарушал неподвижность кустов, то тут, то там двигались тени, заставляя Линетт останавливаться и замирать. От страха пересохли губы, сердце стучало, как удары молота. Она с ужасом ждала, что вот-вот за спиной прозвучит голос Луиса, требующего объяснений, и готова была сорваться на бег, но бриз утихал, кусты успокаивались, и девушка понимала, что это всего лишь ее натянутые нервы в очередной раз сыграли с ней злую шутку.

В конце концов, отбросив все мысли об осторожности, Линетт с быстротой молнии преодолела последние футы, отделявшие ее от пристани, и замедлила бег при виде катера, качавшегося на серебристых в лунном свете волнах. Девушка опасливо оглядела пустынный берег и одинокую пристань, прошмыгнула по мосткам и прыгнула на борт катера. Несколько секунд она лежала на палубе, собираясь с силами, затем встала и осторожно двинулась вперед, ища укрытие, где можно будет прятаться до тех пор, пока Винс не окажется на борту, а катер — на значительном расстоянии от острова. Линетт нашла каюту с тесным чуланчиком, где хранился такелаж, — в чуланчике места ей хватило, чтобы стоять выпрямившись во весь рост, — и принялась ждать, когда шум мотора подскажет ей, что катер выходит на простор.

У Линетт одеревенели ноги, спину ломило, бедняжка совсем ослабела от усталости. Но вот наконец послышались голоса, и она напрягла слух, пытаясь разобрать слова — тщетно. Зато она узнала голос Винса, срывавшийся от злости, ему тихо отвечал какой-то мужчина, видимо тот самый креол, владелец катера. Сердце девушки упало. Что-то не так пошло с их планом, иначе почему Винс в такой ярости? Шаги зазвучали на палубе, и, когда Линетт уже была готова умереть под ударом судьбы, зарокотал мотор, и катер медленно двинулся вперед, отошел от пристани, направился в открытый океан.

Линетт с облегчением привалилась к перегородке и смахнула капельки пота со лба. Что бы там ни происходило, Винс, похоже, справился, в ином случае они бы не плыли сейчас к Папеэту. Она свободна! Никогда больше Луис Эстевас с его неотразимым пиратским обаянием не будет управлять столь безжалостно ее эмоциями. Никогда больше она не станет объектом его насмешек, издевательств, жгучего презрения!.. Линетт попыталась взбодрить себя этими мыслями, но лишь печально скривила рот, почувствовав соленую горечь слез, хлынувших по щекам, и болезненный трепет убитого горем сердца.

Казалось, прошло очень много времени. Линетт наконец отважилась выйти из чуланчика и теперь тихо мерила шагами маленькую каюту, пытаясь оживить свои онемевшие ноги и спину. Она понимала, что пока еще необходимо соблюдать осторожность — парень, которому Луис приказал доставить Винса в Папеэт, немедленно повернет назад, к острову, если обнаружит ее на борту. Уж лучше дождаться Винса здесь, в укрытии…

Наверху не было слышно никаких звуков, никто не двигался и не говорил. Только мощный шум мотора наполнял маленькую каюту да плеск волн. Катер продолжал мчаться вперед, подпрыгивая на коленях могучего океана. Затем внезапно и этот шум прекратился. Мотор заглох, и воцарилась ужасающая тишина. Минут пять Линетт неподвижно сидела в темноте, сражаясь с дурными предчувствиями. Жуткая тишина навалилась на нее со всех сторон с такой силой, что девушка не могла ни говорить, ни двигаться. Паника начала охватывать ее, Линетт чувствовала себя совершенно одинокой и ждала самого худшего…

Тишину нарушили звуки шагов — кто-то спускался по трапу в каюту. Щелкнул выключатель, и свет затопил небольшое пространство.

Подняв голову, Линетт увидела Луиса, мрачно смотревшего на нее. Скрестив руки на широкой груди и прищурив глаза, в которых сверкала ярость, он процедил сквозь зубы:

— Ну? Мне позволено будет получить объяснения или пусть факты сами за себя говорят?

Линетт продолжала пристально и безмолвно смотреть на него.

— Ясно! — свистящим шепотом произнес он. — Значит, привлекательность месье Чемберса для вас столь велика, мадемуазель Саутерн, что вы не смогли потерпеть до разрыва нашей помолвки и решили сбежать с ним немедленно, ничуть не заботясь, какую боль вы причиняете этим Вивьен и моей бабушке, и еще менее о том, что вы выставляете меня посмешищем! Mon Dieu, у вас нет стыда? Вы действительно думали, что сможете покинуть остров так, чтобы я этого не знал? Ваш друг, месье Чемберс, добился своего — мне докладывали о каждом его шаге, особенно когда дело касалось вас. И мне вовремя стало известно, что моя будущая жена собралась уехать со своим любовником!

Линетт попыталась убедить себя, что это кошмарный сон, — безуспешно. Попыталась заговорить — ей не удалось. Тогда она встала, и даже от столь незначительного усилия у нее на лбу выступили капельки пота, хотя все тело девушки трясло от холода. Луис угрожающе возвышался над ней, его выжидательное молчание требовало ответа, но все, что она смогла произнести дрожащим голосом, было:

— Я совсем не такая…

— Тогда что все это значит, мадемуазель?

Когда она ничего не ответила, Луис продолжил с невозмутимостью хирурга зондировать ее рану:

— Неужели я так напугал вас вчера вечером? Вы действительно думаете, что я способен привести в исполнение наказание, которому островитяне подвергают своих неверных жен?

— А вы не способны? — вырвалось у Линетт.

Лицо маркиза омрачилось.

— Вы считаете, что я дикарь?

— Да! — выкрикнула она и отвернулась, чтобы он не видел ее слез. — Самый худший вид — дикарь, умеющий притворяться цивилизованным человеком!

Луис сделал всего один шаг и оказался рядом с ней.

— Вы именно так обо мне думаете? — спросил он, недоверчиво глядя ей в глаза.

— А как еще?! — взорвалась Линетт, и слова хлынули потоком. — С тех пор как мы познакомились, вы обращаетесь со мной как пират с добычей, потому что я по какой-то необъяснимой причине раздразнила ваше воображение! Вы ожидали от меня покорности, ожидали, что я паду перед вами ниц и полностью покорюсь вашим желаниям, как будто у меня нет собственной воли! Я должна была продемонстрировать готовность к повиновению — то, чего вы требуете от каждой женщины, удостоенной сомнительной чести стать вашим «товарищем по детским играм»! Когда я отказалась, вы заманили меня в сеть отвратительной лжи. Вот причина, по которой я хотела сбежать от вас! Я не могу больше выносить обмана и видеть вас не желаю!

— Вас беспокоит то, что мы обманули мою семью? — задумчиво спросил маркиз. — Вам это не нравится? И все же, — он вновь пошел в атаку, — вы отстаиваете право жить своей жизнью, невзирая на то что кому-то это может причинить боль. Вы восстаете против морали и презираете подчинение. Тогда почему же вы не поговорили об этом с моей бабушкой? Она была бы очень обижена, но какое значение это имело бы для вас?

— Я никогда бы… — Линетт осеклась.

— Нет, — насмешливо произнес маркиз. — Вы никогда бы… Потому что вы притворщица! Вы все время притворялись! Однажды вы бросили это обвинение мне. Но вы сами не больше верите во вседозволенность, чем моя бабушка. И вы были не столько возмущены, оказавшись на атолле вместе со мной, сколько напуганы. Вы притворялись, что испытываете неприязнь ко мне, потому что боялись, да, боялись того, что я могу сделать с вами, пока мы наедине, так?

— Да, все верно! — выпалила Линетт и топнула ногой. — И я не стыжусь! Вы, Мерли, Винс и все остальные можете смеяться и называть меня старомодной, если хотите! Ну же! — Голос девушки задрожал от невыплаканных слез. — Давай смейся!

Но маркиз не засмеялся. Он нахмурился и взял ее трясущиеся руки в свои.

Это прикосновение было ошибкой. В тесном пространстве каюты атмосфера накалилась от напряжения, и его прикосновение оказалось искрой, которая разожгла огонь страсти, ярко вспыхнувший между ними.

— Линетт! — хрипло пробормотал Луис, его ладони легли на хрупкую талию девушки.

Он целовал ее пылко, вновь и вновь, неистово и безжалостно, пока она сама, забывшись против воли в этом шторме страсти, не начала отдавать ему поцелуй за поцелуем, отбросив осторожность и недоверчивость, с которой отвергала все его ласки в прошлом. Она растворилась в нем, стала частью его, словно наконец нашла свою потерянную половинку. Но вдруг, как и раньше, чары рассеялись, Линетт вырвалась из объятий маркиза и выбежала на палубу, чтобы найти если не укромное место, то хотя бы короткую передышку, возможность вооружиться против его дальнейших атак.

Стояла спокойная, прекрасная ночь. На воде виднелась мерцающая лунная дорожка. Серебристое сияние окутывало палубу. Линетт, вцепившись в поручни и судорожно глотая ртом прохладный соленый воздух, ждала, когда к ней вернется здравый смысл, уляжется буря эмоций. Губы горели, голова кружилась, раньше она не испытывала ничего подобного. Она вновь устояла перед Луисом, но теперь вдруг поняла, что никогда в жизни ей уже не быть прежней здравомыслящей и цельной натурой, какой она была до этого бурного натиска пиратской страсти.

Девушка вздрогнула, услышав насмешливый голос:

— А теперь скажи, что ты меня ненавидишь!

Луис подошел и встал у нее за спиной, очень близко, так, что она болезненно сознавала его присутствие. Линетт зажмурила глаза и стала молиться, чтобы он ушел, оставил ее в покое. Напрасные надежды! Он вновь заговорил. На этот раз его голос звучал сердито:

— Скажи это, если можешь! — Резко развернув ее к себе лицом, маркиз настойчиво, как будто его побуждала к этому какая-то неодолимая сила, повторил: — Скажи, что ненавидишь меня!

Доведенная до отчаяния, Линетт всхлипнула.

— Сколько побед тебе нужно за один день? — прошептала она и разрыдалась.

Наступила тишина. Линетт думала, что Луис торжествует, и унижение захлестнуло ее. Поэтому понадобилось несколько секунд, прежде чем до нее дошло значение его невероятных слов.

— Я люблю тебя, Линетт, — хрипло сказал он. — Я люблю тебя! Ты слышишь? Я сказал, что люблю тебя, Линетт!

Она смотрела на него, не в состоянии поверить, ожидая увидеть насмешку, привычную ухмылку на смуглом красивом лице, но маркиз был мрачен и серьезен. Он снова заговорил, очень отчетливо:

— Я влюбился в тебя в Папеэте, в первый же вечер, когда мы встретились. Уже тогда я догадался, что ты совсем не та, кого из себя изображаешь. Я увидел маленькую дерзкую английскую коноплянку в плюмаже райской птицы, провозглашающую идеи, которые, как я подозревал, были ей совершенно чужды. Ты ставила в тупик, забавляла и совершенно заинтриговала меня, и вот тогда я решил наказать тебя… спровоцировать…

Линетт вздрогнула от удивления, но не сделала попытки перебить его. Невероятная радость наполнила ее сердце, и девушка не смела произнести ни слова — а вдруг это сон и, нарушив молчание, она проснется?

— Я увез тебя на остров, — осторожно продолжал Луис, — намереваясь напугать и заставить признаться, что защищаемая тобой идея вседозволенности была лишь ширмой, за которой ты пряталась. Но получилось так, что я сам испугался… В первый раз в жизни я влюбился, но, как ни пытался дотянуться до тебя, ты ускользала… Я был доведен до отчаяния. Впервые со мной такое случилось, а мужчина в муках первой любви не может ни мыслить ясно, ни действовать мудро. Я упрямо приставал к тебе, отказываясь понимать, что ты не разделяешь моих чувств, пока, наконец, ты не оттолкнула меня окончательно. — Он пожал плечами и с горечью признался: — Временами я думал, что ты смягчилась ко мне, но твое непостоянство и ложные надежды меня смущали. Вот почему сейчас я хочу знать… — Синие глаза пристально смотрели на нее. — Я хочу знать, есть ли шанс, что когда-нибудь ты сможешь ответить на мою любовь? Я не в силах больше выносить неизвестность, проживать один день с надеждой, другой — разбивая мечты вдребезги. Пожалуйста, Линетт, во имя любви, скажи мне это сейчас!

А Линетт все гадала, действительно ли она слышит его восхитительный голос, его признание, его мольбу или это лишь плод ее воображения? Луис, Le Pirat, сам молит о любви! Если бы счастье было осязаемым, в этот момент оно бы хлынуло через край, но такой хрупкой казалась ее власть над этим мужчиной, что она заговорила шепотом на случай, если это все-таки мираж, который может исчезнуть от громко сказанных слов:

— Я люблю тебя, Луис. Очень, очень, очень люблю.

Голос ее был едва слышен, но маркиз вздрогнул так, будто она прокричала свое признание, оглушив его. Он неуверенно вгляделся ее лицо, ища подтверждения словам, а когда она улыбнулась, издал тяжелый вздох — по всем потерянным впустую мгновениям — и заключил девушку в объятия. Она прижалась теснее и обняла его за плечи, наслаждаясь своим правом сделать это.

— Любишь достаточно сильно, чтобы выйти за меня замуж? — уточнил он.

У нее перехватило дыхание.

— Ты хочешь жениться? Но ты всегда говорил…

— Тогда я был дураком! Упрямым дураком, которого приводила в бешенство одна лишь мысль о свадебных кольцах. Теперь я знаю: если ты не станешь моей женой, моя жизнь потеряет всякий смысл и будет лишена счастья. Позволь мне услышать, что ты выйдешь за меня, Линетт, любимая моя!

Он отчаянно сжал ее в объятиях, и она прошептала:

— О, с удовольствием, Луис, любимый!

Он ликующе засмеялся и поцеловал ее. Это был поцелуй вечной преданности, знак того, что теперь и она, Линетт, присоединилась к группе счастливых женщин, которые познали любовь властных, неистовых и верных мужчин из рода Эстевас.

Постепенно его поцелуи становились все более убедительными. Он шептал ласковые слова в короткие промежутки, когда их губы размыкались, чтобы в следующее мгновение слиться вновь. Луна милостливо смотрела на них, когда они целовались… и шептали… и растворялись в океане своей любви…

Только волны слышали, как позже он тихо сказал:

— Обожаю этот твой трюк — ты так восхитительно машешь длинными ресницами, ma petite!

Она пошевелилась в его объятиях и улыбнулась.

— Я заметил, что ты делаешь это всегда, если волнуешься, — задумчиво продолжал Луис. — Много раз, когда ты выводила меня из себя, я бывал полностью обезоружен, как только твои ресницы начинали трепетать, словно крылышки робкой маленькой птички, парящей в воздухе и готовой улететь.

Линетт в притворном удивлении вскинула брови:

— Когда это я выводила тебя из себя, Луис?

Маркиз — или пират? — мрачно нахмурился и крепче обнял ее, а она поняла, что есть события, о которых лучше не упоминать, пока время не залечит раны, потому что Луис действительно относится к этому слишком серьезно.

— Я с ума сходил, думая о том, что ты влюблена в этого хлыща, месье Чемберса. Если он будет все еще на острове, когда мы вернемся, я поступлю с ним очень строго, слово даю. Но я почему-то уверен, что его там уже не окажется!

Линетт поспешила успокоить Луиса:

— Винс для меня ничего не значит и никогда не значил! Но я тоже была обижена твоей благосклонностью к прекрасной Клаудии.

Изумление в глазах Луиса само по себе было ответом, но еще больше утешили Линетт его слова:

— Клаудия? Но она всего лишь вдова моего старого друга! — Он засмеялся, а в следующее мгновение снова стал серьезным. — Пообещай мне, маленькая коноплянка, что ты никогда не улетишь от меня.

— Я останусь с тобой так долго, как ты сам этого захочешь, Луис. И мне не нужно ничего больше, только быть с тобой на Парадизе, на Райском острове. Твоя любовь подрезала мне крылья, я никогда не смогу улететь!

Луис наклонился к ней, синие глаза потемнели от переполнявших его чувств.

— Ты всегда будешь нужна мне, mon amour, — страстно прошептал он, — моя единственная любовь, моя райская птичка!


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

Примечания

1

Титул детей английских пэров.

2

Знание, как себя вести ( фр.).

3

Дорогая ( фр.).

4

Бедняжка ( фр.).

5

Ну конечно, мадемуазель ( фр.).

6

Малышка ( фр.).

7

Здесь: не допустимо ( фр.).

8

Господи! ( фр.).

9

Сердце мое ( фр.).


home | my bookshelf | | Райская птичка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу