Book: Власть поцелуя



Власть поцелуя

Аманда Эшли

Власть поцелуя

Глава 1

Компас Дейзи О’Доннелл не мог определить, где север, а где юг; несмотря на это, она еще ни разу не заблудилась и прекрасно находила дорогу по всему миру. Ее работа заключалась в охоте на вампиров, а с этой задачей маленькая серебряная коробочка со сверкающей золотой стрелкой справлялась великолепно. Хотя, надо признать, это был не совсем компас. Больше похоже на систему навигации для определения убежищ немертвых. Дейзи оставалось лишь ехать по улице туда, куда вела ее стрелка, всегда вспыхивавшая красным в нескольких футах от вампирского логова.

Сейчас в Лос-Анджелесе было достаточно мест, где могли бы укрыться вампиры, Дейзи находила их в маленьких пещерах среди холмов, на пыльных чердаках и в затянутых паутиной подвалах, на старых кладбищах, в заброшенных зданиях и пустынных домах.

Она испытала чувство глубокого удовлетворения, когда стрелка замерцала и затрепетала, сообщая о приближении машины к месту дневного отдыха одного из немертвых. Вампир, на которого шла охота, обосновался в старом винном погребе заброшенного ресторана в деловой части города.

Остановившись поблизости, Дейзи сморщила носик и обрызгала себя особым уничтожающим запах спреем, сбивающим со следа всех, кроме разве что самых могущественных вампиров. Этот состав испарялся через час или два после применения, не оставляя никаких последствий.

Дверь в подвал скрипнула, напомнив о старом фильме с Винсентом Прайсом. Дейзи прижала ломом открытую дверь и шагнула внутрь. Освещая себе путь фонариком, который много лет служил ей верой и правдой, она осторожно спустилась по расшатанным деревянным ступенькам. Луч перескакивал с предмета на предмет, и Дейзи вздохнула с облегчением, когда свет упал на бледно-розовый гроб в дальнем углу.

Бесшумно ступая, она приблизилась и подняла крышку. Внутри спала молодая вампирша. Ее звали Тина. Дейзи вспомнила хорошо известный принцип, гласящий, что преклонный возраст и хитрость побеждают молодость и ловкость. Она не знала, насколько это правило применимо к смертным, но оно отлично характеризовало вампиров, которые с возрастом становились лишь сильнее и изворотливее. В отличие от своих юных соплеменников, по-настоящему древние вампиры были не так уж беспомощны и несведущи в событиях дня, что делало их вдвойне опасными.

Хотя Дейзи не была новичком, ее до сих пор пугал вид спящих немертвых, поскольку выглядели они как нельзя более мертвыми. Если бы Дейзи была одной из охотниц за головами, уничтожавших немертвых, а не похитителем крови, ей бы пришлось добыть доказательство убийства руку или палец. Разумеется, если вампир оказывался очень старым, охотник был вынужден собрать его прах — единственное, что оставалось от тела после того, как его владелец отправлялся на тот свет.

Зажав фонарик под мышкой, Дейзи вытащила из глубокого кармана куртки большой шприц и несколько маленьких пластиковых бутылочек и приступила к работе.

Некоторые охотники осушали немертвых ради развлечения и выгоды, а затем отрезали им головы; другие же просто уничтожали вампиров за то, что они такие.

Дейзи не была создана для охоты ради убийства. Отрезать голову или вогнать кол в сердце спящего вампира отвратительно и грязно. Как ни ужасны эти создания, нельзя забывать о том, что когда-то они были людьми. Однако быть похитителем крови довольно выгодно. Дейзи заработала уже кругленькую сумму, продавая кровь вампиров через Интернет. У вас незаживающая рана? Вотрите в нее немного вампирской крови. Простуда, которая не проходит? Примите две таблетки аспирина и столовую ложку крови, смешанную с любым напитком на выбор. Хотите быть под кайфом всю ночь? Кровь вампиров не имеет побочных эффектов, если не превышать дозу. Одна унция обострит все чувства. Чуть больше — и можно не проснуться утром.

Дейзи ни разу не позволила себе этого. Ей претила сама идея пить кровь. Даже если растворить ее в чем-то более приятном, например в бокале хорошего красного вина.

Около пинты из вены левой руки — вполне достаточно, чтобы выполнить текущие заказы. Дейзи вышла из подвала на цыпочках, оставив спящую вампиршу в неведении. Когда Тина проснется ночью, то поймет, что кто-то забрал часть ее крови, но к тому моменту Дейзи будет уже далеко отсюда.

Закрыв дверь, девушка вернулась в машину. Она сложила бутылочки в ящик со льдом, стоявший на заднем сиденье, скользнула за руль и направилась домой. Она не испытывала вины за содеянное. Да и с чего бы? Закон не запрещает продавать кровь вампиров, а поскольку у немертвых нет ни законных прав, ни какой-либо защиты, то и поделать они ничего не могут.

По крайней мере, пока тебя не поймают.

Тогда ни один закон не будет стоить даже клочка бумаги, на которой он написан.

Глава 2

Обычно Тина поднималась с заходом солнца, бодрая телом и духом. Однако сегодня ею овладела странная апатия. Будь она смертной, можно было бы списать это состояние на недосып, но она была молодой вампиршей, которая помимо своей воли беспробудно проспала от рассвета до заката.

Существовало лишь одно объяснение этой всепоглощающей сонливости. Похититель крови побывал здесь, пока она спала. Взгляд, брошенный на полуоткрытую дверь подвала, подтвердил подозрения о вторжении. Что ж, Крейг давно донимал ее просьбами переехать к нему. Возможно, самое время поддаться на уговоры. Он мог бы защищать ее в дневное время.

Поднявшись, она принюхалась, надеясь уловить запах незваного гостя, но не обнаружила ни малейшего намека: ни следа запаха одеколона или мыла, никаких признаков человеческого присутствия.

Тина чувствовала себя оскверненной. Выйдя из винного погреба, она отправилась к своему нынешнему любовнику. Смертному.

Когда она рассказала Крейгу о случившемся, он и не подумал волноваться.

— Наверное, тебе просто почудилось. — Он пожал плечами. — В конце концов, прошлой ночью нам пришлось нелегко, даже вампиры устают после такого!

Он многозначительно подмигнул.

— Может, итак, Но это не объясняет открытую дверь. Кто-то побывал в подвале! Я даже не представляла, что со мной такое случится.

— Если тебя это так беспокоит, почему бы не сказать Рису?

Тина кивнула. Рис Костейн был ее создателем. Он обратил ее два года назад, и теперь Тина испытывала к нему весьма противоречивые чувства. Тогда она была убеждена, что любит его, и наивно верила, что он тоже ее любит, — и лишь по этой причине попросила темный дар. Позже она поняла, что Рис никогда не любил ее. Он вообще не любил никого, кроме себя. Но все же это он обратил ее и поклялся защищать ее жизнь даже ценой своей собственной, если потребуется. А еще она не могла не признать, что еще хранила остатки чувств к нему, как ни ненавидела даже саму мысль об этом. Разумеется, став чуть старше и мудрее, она обнаружила, что чувство, которое она испытывала к Рису, — лишь страсть, а вовсе не любовь. Глядя на Риса, никто бы не догадался, что он вампир. Его обратили через неделю после того, как он отметил свой двадцать первый день рождения. Он был высоким, стройным, мускулистым и изящным, с короткими светлыми волосами и темно-карими глазами, по которым невозможно было понять, о чем он думает и что чувствует.

Тина снова кивнула:

— Может, я скажу ему.

— Обязательно. Позже! — Крейг притянул ее к себе. — А сейчас у нас найдется занятие поинтереснее.

Тина улыбнулась, глядя, как Крейг обнажает горло. Она будет пить его кровь, а потом он — ее. А потом… Она закрыла глаза и пронзила клыками его плоть. Потом они будут заниматься любовью всю ночь.

Глава 3

«Багровый Склеп» был самым популярным готическим клубом в Лос-Анджелесе и его окрестностях, в особенности вечером в пятницу. Помимо своей обычной аудитории, состоящей из растущей с каждым днем толпы готов и редеющего сообщества вампиров, «Склеп» привлекал начинающих голливудских старлеток, продюсеров и музыкантов, а также их поклонников.

Эрик Делакур не удержался от гримасы, пробираясь к барной стойке, образующей круг в центре зала. Окруженная высокими табуретами из черной кожи, она была сделана из отполированного черного оникса. Трое барменов в черных рубашках и обтягивающих кожаных брюках ждали клиентов; несколько официанток в черных футболках и коротких кожаных юбках принимали заказы у посетителей, расположившихся в кабинках вдоль стен. По одну сторону стойки располагался небольшой квадратный танцпол; у дальней стены — полдюжины бильярдных столов. Приглушенное освещение обеспечивало уединение всем богатым и знаменитым, искавшим анонимности в темных углах клуба.

Эрик нашел свободное местечко у бара и заказал фирменный напиток. Оглядевшись, он обнаружил несколько знаменитостей, среди которых заметил ударника популярной ирландской группы. В отличие от Эрика, барабанщик, больше известный среди фанатов как Пума, даже не пытался скрыть своей вампирской природы. На против, он извлекал максимум преимуществ из своей притягательности. Множество смертных, в особенности девушек, привлекала аура опасности и тайны, неизбежно витающая вокруг каждого, кто принадлежал к сообществу немертвых.

Эрик сделал небольшой глоток. Напиток утолял жажду, но не приносил никакого удовольствия. Все равно что предложить воды тому, кто просит молока, — хотя для Эрика ни то ни другое не представляло интереса.

Он едва заказал второй бокал, как в клуб вошла девушка. Симпатичная и слегка загорелая, лет двадцати пяти, с зелеными глазами в обрамлении густых ресниц. Каштановые волосы с рыжеватым отливом доходили ей до середины спины. На ней были белые сапожки, джинсы и длинный белый кожаный пиджак поверх белой рубашки. Когда она, направляясь к свободному табурету неподалеку, прошла мимо, Эрик заметил, что ее ноздри затрепетали.

Он нахмурился. Девушка была смертной, но пахло от нее вампирами. Без сомнения, это одна из тех девиц, что постоянно ходят в клуб, получая удовольствие от того, что рядом развлекаются будущие знаменитости и не только. А возможно, она просто кормила кого-то из вампиров. Сейчас стало невероятно популярным пить кровь вампиров, хотя позволить себе это могли только те, у кого водились деньги. Мысль о том, что она будет пить его кровь, пробудила в нем желание, а мысль о ее крови невероятно усилила жажду. Он облизал клыки, представляя, как он склонится к ее шее, попробует ее кожу на вкус, вдохнет аромат ее жизни.

Словно услышав, о чем он думает, девушка обернулась к нему.

Она была хорошенькая, молодая, сочная. Эрик поставил стакан, сомнительное содержимое которого его больше не интересовало. По крайней мере не сейчас, когда появилась возможность получить кое-что получше. Кое-что свежее и горячее, с пылу с жару.

Дейзи смотрела на мужчину у стойки, чувствуя, как от его взгляда ее с ног до головы заливает горячая волна. Она почти физически ощущала этот взгляд. Он был весь в черном, длинноногий и широкоплечий, с густыми черными волосами и резкими чертами лица. Тот тип мужчины, когда девушке стоит подумать дважды. Но больше всего ее внимание привлекли глаза. Глубокие и темные, они, казалось, проникали в ее самые сокровенные мысли, постигая тайны ее сердца и души.

Девушка тряхнула головой, отгоняя подобные мысли; села на высокий табурет у стойки и заказала клубничный «Дайкири». Даже теперь, когда Дейзи не смотрела на темноволосого незнакомца, она чувствовала на себе его взгляд. Стараясь не поворачивать головы, она осмелилась искоса взглянуть на него, и когда их глаза снова встретились, ее пронзила вспышка желания. За всю свою жизнь девушка ни разу не чувствовала столь сильного влечения к абсолютно незнакомому человеку.

Ее сердце совершило кульбит, когда она увидела, что он плавно встал и пошел в ее сторону. Нужно сказать, слово «пошел» совершенно не подходило для описания его движений, которые наводил и на мысли о тигре, крадущемся в джунглях. У Дейзи пересохло во рту. Она с надеждой взглянула в сторону выхода, но было слишком поздно. Он стоял перед ней — такой высокий, что ей пришлось смотреть снизу вверх. Очень высокий.

— Меня зовут Эрик.

Его голос оказался таким глубоким, что ее руки покрылись мурашками.

Он показал на стакан Дейзи:

— Заказать тебе еще?

— Нет, спасибо.

Этот жалобный писк не мог быть ее голосом!

— Уверена?

Дейзи кивнула. Что происходит? Она вела себя как девочка-подросток при встрече со своим кумиром.

Его взгляд скользил по ее лицу, словно согревая своим прикосновением. Когда он улыбнулся, сердце девушки подпрыгнуло в груди.

Дейзи приказала себе немедленно успокоиться. Как будто она никогда раньше не разговаривала с красивыми мужчинами. Почему же в присутствии этого язык начинает заплетаться?

— Полагаю, танцевать ты тоже не захочешь?

Краска прилила к ее щекам, едва она представила, что его руки будут прикасаться к ней. Она только собралась отвергнуть его предложение, как услышала свой голос:

— Я согласна.

Он выглядел таким же удивленным, как и она сама.

А потом времени на размышления не осталось. Он протянул ей большую изящную руку. Поколебавшись секунду, она вложила свою ладонь в его. Сердце предупреждающе сжалось, когда его пальцы сомкнулись.

Они оказались на площадке для танцев, и он обнял ее за талию. Его руки защищали ее, но в то же время Дейзи не могла отделаться от ощущения опасности.

Сколько раз она видела сцены из фильмов, когда пары танцевали и все вокруг исчезало: Кэтлин Тернер и Майкл Дуглас в «Романе с камнем», Майкл Фокс и Джули Уорнер в «Докторе Голливуд», Эми Адамс и Патрик Дэмпси в «Зачарованной». Как ни любила она эти сцены, поверить в их реальность казалось очень трудно. До этого момента. Она не замечала ни музыки, ни других танцующих пар — ничего, кроме мужчины, который держал ее в объятиях. Он находился слишком близко, но ощущение его тела, касающегося ее, было настолько приятным, что она и не думала противиться. Высокий, темноволосый и бесспорно мужественный. В его объятиях она ощутила себя женственной, как никогда, и не могла не думать о восхитительных различиях между мужчиной и женщиной. О том, что их тела созданы друг для друга, и о том, как они могли бы дополнить друг друга.

Она сожалела лишь о том, что музыка смолкла так быстро. Хотя наоборот, как раз вовремя, потому что она точно знала, что произойдет дальше. Он попросит ее пойти к нему домой, а она не найдет в себе сил отказать. Одна мысль о том, чтобы остаться с ним наедине, отозвалась болью в таких уголках ее тела, которых не касался еще ни один мужчина.

— Спасибо за танец, — пробормотала она, выдернула руку из его пальцев и выбежала из «Склепа».

Возможно, это была лишь игра воображения, но она могла бы поклясться, что его изумленный смешок преследовал ее всю дорогу домой.

Дейзи думала об Эрике весь следующий день. В душе. На кухне. За компьютером. На почте. Его образ словно отпечатался в ее сознании. Его низкий и чувственный голос вновь и вновь звучал в ее голове так же неотступно, как «Этот маленький мир» в Диснейленде, хотя уж точно ничего детского в глубоком мужском голосе Эрика не было. Стоило вспомнить об этом, как в животе порхали бабочки, а щеки начинали пылать.

Дейзи оставалось только признаться себе, что она ведет себя как по уши влюбленная старшеклассница.

Как бы ей хотелось, чтобы ее лучшая подруга Дженнифер все еще жила в Лос-Анджелесе, — тогда было бы кому рассказать об Эрике. Но в прошлом месяце та вышла замуж за мужчину своей мечты и по окончании медового месяца в Европе собиралась навсегда уехать с ним во Францию.

В прачечной Дейзи поймала себя на том, что фантазирует о медовом месяце с Эриком. Она представляла романтичную виллу в Италии, прогулки вдоль каналов и катание на гондоле под серенады красивого гондольера.

Позже она вышла во двор, чтобы полить газон. Интересно, что подумал бы Эрик о ее доме? Его нельзя назвать грандиозным, но это ее собственный двухэтажный белый домик с жёлтой отделкой. Весной и летом, а иногда и осенью, по обе стороны дорожки цвели ярко-желтые розы. Ей не слишком везло с другими цветами, но розами девушка заслуженно гордилась.

Она не переставала думать об Эрике за ужином и после, пока заполняла посудомоечную машину. Черт бы побрал этого мужчину! Как бы она ни старалась, ей не удавалось выбросить из головы ни его, ни его пленительный голос. Она пыталась убедить себя, что он не может быть настолько великолепен, как подсказывает ей память, что его голос не может быть настолько глубоким и что его прикосновение не отличается от прикосновения любого другого мужчины, но все оказалось напрасно.

Раздраженная своим бессилием сосредоточиться на чем-то другом, Дейзи приняла отличное решение увидеть его снова и доказать себе, что ее воображение сильно преувеличило его привлекательность и обаяние. С этой мыслью девушка переоделась в темно-синие брюки и белый свитер и отправилась в «Склеп».



Ночной клуб был переполнен даже больше, чем в пятницу. Все кабинки оказались заняты, на площадке для танцев яблоку негде упасть, и только к барной стойке еще можно было протиснуться.

Дейзи обошла клуб, всматриваясь в море людей. После этого к ней наконец вернулся здравый смысл. Что, ради всего святого, она здесь делает? Разыскивает человека, о котором не знает ничего! А что, если он действительно так смертельно прекрасен, как ей подсказывает память? Она была знакома со многими привлекательными мужчинами, даже встречалась с парочкой. Одно она усвоила точно: приятная наружность не гарантирует такого же приятного характера.

Тряхнув головой, Дейзи направилась к выходу. Вот уже несколько месяцев ее мать пыталась свести ее с каким-нибудь «хорошим молодым человеком». Ирен О’Доннелл познакомилась с Кевином О’Рейли в местном пабе в День святого Патрика и была убеждена, что лучшего мужчины для ее единственной дочери не найти.

Дейзи вздохнула. Возможно, ее мать права. Возможно, действительно пришла пора вернуться из Лос-Анджелеса в Бостон, познакомиться с идеальным мужчиной, остепениться и подарить родителям внуков.

А может быть, и нет.

Она была почти в дверях, как вдруг совсем рядом прозвучал глубокий мужской голос:

— Я надеялся увидеть тебя снова.

Пять слов, от которых ее сердце пропустило удар, а в груди вспыхнул огонь, вызвавший ответный жар где-то внизу живота. Вспыхнув от неясного предчувствия и сжимая в руке сумочку, она обернулась к нему — слишком медленно.

Он так же красив. Его глаза такие же темные, улыбка — такая же обезоруживающая. Сегодня на нем был черный кожаный пиджак поверх темно-зеленой рубашки и брюки цвета хаки.

Склонив голову, он подал ей руку:

— Кажется, они играют нашу песню.

Она не отдавала себе отчета, играют ли музыканты вообще, и не осознавала, что та же музыка играла вчера. Без малейшего сопротивления Дейзи бросила сумочку на свободный столик и вплыла в объятия Эрика так, словно делала это всю жизнь. Эта медленная мелодия с тягучим, чувственным ритмом навевала мысли о влажной от пота плоти и атласных простынях.

Взгляд Эрика ласкал ее, и едва он прижал тело девушки к себе, остатки мыслей выветрились из ее головы. Как и предыдущей ночью, Дейзи с такой легкостью подчинялась, его движениям, как будто они танцевали вместе сотни раз. Эрик двигался невероятно легко для мужчины такого роста. Она даже взглянула разок вниз, чтобы убедиться, что он касается ногами пола.

Дейзи лихорадочно пыталась придумать что-нибудь остроумное, чтобы нарушить напряженное молчание, но напрасно. Она была не в состоянии трезво мыслить, когда он находился так близко. От него пахло сандаловым деревом и кожей, и она точно знала, что отныне эти запахи для нее всегда будут связаны с ним.

Песня закончилась, за ней последовала другая.

Его руки еще крепче сжали ее, притягивая ближе.

— Ты так и не сказала, как тебя зовут.

— Что? Я… я Дейзи.

Его губы тронула улыбка.

— Дейзи, — пробормотал он, кивнув. — Дейзи, прекрасный цветок.

Этот комплимент и его улыбка заставили ее вспыхнуть. Его рука легко поглаживала ее по спине, и от этих прикосновений вдоль позвоночника вспыхивали искры возбуждения.

Когда музыка смолкла, он повел девушку прочь с площадки, в глубь клуба, в поисках свободного столика. Но все они были заняты. Наконец Эрик остановился у кабинки, в которой расположились двое мужчин в деловых костюмах. Никто не произнес ни слова, но при взгляде на Эрика мужчины тут же поднялись и поспешили удалиться.

Дейзи взглянула на него, гадая, что она упустила из вида.

— После тебя.

Он с галантным жестом пропустил ее вперед.

— Я и правда не могу остаться, — произнесла Дейзи, проскальзывая в кабинку.

— Уверен, что сможешь. — Его темные глаза восхищенно сверкали, когда он сел рядом. — Ведь ты пришла сюда, чтобы найти меня, разве нет?

Кровь прилила к ее щекам.

— Разумеется, нет!

Он выразительно приподнял бровь:

— Нет?

— Нет.

— Хорошо, мой цветочек, пусть так и будет.

— Ты же не искал меня здесь?

— Вообще-то искал.

Взволнованная, она могла только смотреть на него. Не так уж велик ее опыт общения с мужчинами. Она была единственной дочерью, которую родители всегда слишком опекали. Мальчикам позволялось многое — но не Дейзи. Ей не разрешалось ходить на свидания до шестнадцати лет, и даже потом — только раз в неделю. Дейзи была уверена, что всему виной нападки ее братьев, которые по настоянию родителей знакомились с ее поклонниками. Еще мальчики обязательно должны были заходить в дом — никаких сигналов под дверью, никаких ожиданий в машине. Кроме того, родители установили для нее строгий комендантский час. Тот аргумент, что Дейзи могла делать до полуночи то же самое, что и после, ничуть не поколебал решимость ее матери и отца. Комендантский час действовал, пока ей не исполнилось восемнадцать. С тех пор серьезные отношения с мужчинами завязывались у нее всего два раза. Первые завершились после того, как она пришла домой к Стэну и застала его в постели с другой женщиной; вторые — когда Блейка не устроило слово «нет» в качестве ответа. Непоколебимый отказ Дейзи лечь с ним в постель удивил их обоих. В ту ночь, когда пришла к Блейку, домой, девушка была уверена, что готова расстаться с девственностью и именно он станет тем, от кого она узнает, из-за чего вся эта шумиха. Однако в решающий момент она просто не смогла. Виновата в этом была ее мать. «Если мужчина действительно любит тебя, — говорила она, — он не станет заставлять тебя расставаться с девственностью вне брака. Помни: когда дело будет сделано, уже ничего исправить невозможно».

Глубоко вздохнув, Дейзи призналась:

— Я тоже искала тебя.

— Рад, что все прояснилось. Может, в следующий раз я приглашу тебя на настоящее свидание и заеду за тобой?

— Сначала я должна узнать тебя лучше, — чопорно ответила она.

— Что именно ты хочешь знать?

— Твою фамилию. Твой возраст. — Он выглядел ненамного старше, чем она в свои двадцать четыре, но вместе с тем казался старше, мудрее. — И чем ты занимаешься.

— Делакур. Тридцать. Ничем.

Последний ответ вообще-то был неправдой. Из-за долгой жизни и долгих одиноких ночей он перепробовал множество хобби, прежде чем открыл в себе талант художника. Он продал уже достаточно полотен, чтобы теперь позволить себе не работать. Сейчас несколько его произведений хранились в одной из городских галерей искусства. Множество других он держал в одной из пустых комнат своего дома.

— Ничем? — переспросила она. — Ты что, миллионер?

— Не совсем. Просто достаточно обеспечен.

— И холост, конечно?

— Разве я был бы здесь, будь у меня жена?

Она пожала плечами:

— Не знаю. Женам изменяют многие.

— Многим просто не повезло встретить такую девушку, как ты.

Сердце Дейзи подпрыгнуло. Этот мужчина точно знал, что и когда сказать.

Остаток вечера напоминал сцену из романтического фильма. Они танцевали, говорили о своей любимой музыке и фильмах и снова танцевали.

Дейзи не успела оглянуться, как клуб закрылся и Эрик пошел провожать ее к машине. Она шарила в сумочке в поисках ключей, гадая, поцелует ли он ее на прощание. Когда ключи наконец нашлись, он отобрал их и обнял ее.

— Ты же не думала, что я так легко позволю тебе уехать?

Дейзи смотрела на него, а ее сердце бешено колотилось. Он прижал ее к дверце, и она почувствовала его тело совсем близко. Дейзи прикрыла глаза, когда он склонился к ней. Вначале поцелуй был ласковым, затем более настойчивым; его язык нежно коснулся ее губ, прежде чем проникнуть внутрь. Она обвила руками его шею, чтобы удержаться на ногах.

Когда его рот оторвался от ее губ, она чувствовала себя так, как будто выпила слишком много шампанского.

Он провел пальцами по ее щекам и спросил:

— Я увижу тебя завтра?

— Не знаю.

Это было так заманчиво, так соблазнительно, но вместе с тем что-то такое в нем пугало ее. Что-то… опасное. Может, то же самое почувствовали те мужчины в кабинке? Один его взгляд, и их как ветром сдуло.

— Я приду в девять.

Он открыл перед ней дверцу.

— Спокойной ночи, — пробормотала Дейзи, садясь за, руль, и взглянула на него снизу вверх.

Покидая парковку, она наблюдала за ним в зеркальце заднего вида. Эрик стоял, засунув руки в карманы, и смотрел ей вслед. А потом исчез, словно его поглотила темнота.

Дейзи совершенно не собиралась возвращаться в «Склеп» ночью в воскресенье. Инстинктивно она понимала, что Эрик прииадлежит к совершенно иному кругу. Его жизненный опыт был несоизмерим с ее собственным. Да, в свои двадцать четыре года она жила одна и зарабатывала на жизнь, выкачивая кровь из вампиров. Однако при этом она совершенно не представляла, как вести себя с таким мужчиной, как Эрик Делакур. Она готова была поклясться своими новыми «маноло», что он немало повидал в жизни. Как и любая женщина на ее месте, Дейзи спрашивала себя, что он в ней нашел. Она хорошенькая, да, но не красавица. У нее хорошая фигура, отличная кожа и волосы, но мужчины не сворачивали шеи на улице, оборачиваясь на нее.

Весь день она то и дело посматривала на часы. В половине девятого она взлетела на второй этаж, переоделась, причесалась, освежила макияж, почистила зубы и почти выбежала из дома.

В пятнадцать минут десятого она была уже в «Склепе».

С колотящимся сердцем она вошла в клуб и огляделась. Волна разочарования накрыла девушку: его не было.

Вздохнув, она направилась к бару. Возможно, он тоже опаздывает. Чтобы скоротать время, Дейзи заказала «Маргариту». Полчаса спустя она сказала себе, что нет ничего страшного в том, что он не пришел, и отправилась домой.

Только когда она ложилась спать, слезы предательски потекли из глаз. Дейзи уговаривала себя, что она плачет вовсе не потому, что Эрик обманул ее надежды. Она всего лишь скучает по своей лучшей подруге. Хотя она и рада за Дженнифер, ее расстраивает мысль о том, что их дружба уже не будет такой, как прежде, раз Джен теперь замужем.

Дейзи прошлепала на кухню и сделала чашку шоколада, щедро посыпав его истолченным корнем алтея, и сказала себе, что нет причин реветь.

Но слезы продолжали литься.

Глава 4

Эрик нетерпеливо ерзал в кресле. Его внутренние часы говорили, что он опоздал на свидание с Дейзи, но поделать ничего не мог. Рис созвал совет вампиров, и явиться было необходимо. Рис был не только его другом, но и повелителем вампиров Западного побережья. И не позволял приятелю забывать об этом. Как и о том факте, что он, Рис, старше, мудрее и сильнее.

Эрик огляделся. Дом был пустым: ни ковров, ни светильников, ни картин. Никакой мебели, кроме трех кожаных диванов и пары стульев. Над камином — средневековый меч в ножнах. Однако меч не был простым украшением: Рису не раз приходилось им пользоваться.

Этот дом предназначался для собраний вампиров, а еще Рис иногда спал в кладовой, которую переделал для собственных нужд.

Вампиры редко раскрывали остальным места своих убежищ. Насколько знал Эрик, только Рису было известно, где спит каждый из них.

Кроме них в комнате собралось еще семеро: пятеро мужчин и две женщины. Эрик в той или иной степени знал каждого, но не доверял никому — даже Рису, хотя тот и был его близким другом более двухсот лет.

— Пора что-то предпринять, — сказал Деймон.

Светловолосый и голубоглазый, он стал вампиром меньше трех лет назад. Его любовница Марайя обратила его, когда ему было лишь семнадцать. Она обнаружила Деймона избитым, лежащим в канаве вниз лицом, всего в крови: обычные последствия войны между уличными бандами. Эрик не понимал, что Марайя нашла в этом парне, и находил его похожим на хорька.

Марайя стала носферату раньше Эрика, но не так давно, как Рис. Ей следовало быть гораздо сильнее, но, к несчастью для себя, она была обращена молодым вампиром, в то время как Эрик — одним из старейших. Древняя кровь его повелителя дала ему огромную силу. Несмотря на годы Марайи, она была гораздо слабее, за что и ненавидела Эрика. Он ухмыльнулся про себя. По правде говоря, Марайя ненавидела всех вокруг.

— Это зашло слишком далеко, — произнес Николас, оглядывая присутствующих.

Это был высокий и худощавый седовласый вампир с голубыми глазами. Его обратили пять лет назад, когда ему было уже далеко за семьдесят. По слухам, Ник заплатил вампиру десять тысяч золотом, чтобы тот помог ему обмануть смерть.

— Деймон прав, — согласилась Марайя и провела изящной рукой по своим светлым волосам. — Мы должны были остановить это в самом начале.

Красавец Руперт, напоминающий популярного актера 30-х годов, кивнул:

— Благодаря похитителю крови и ему подобным спрос на нашу кровь растет.

— Лучше наша кровь, чем наши головы, — заметил Эрик.

Они обсуждали похитителя крови уже несколько часов, думая, как с ним поступить. Дельных предложений оказалось мало, и все они сводились к тому, что нужно приготовить для вора какую-нибудь ловушку.

— Думаю, мы слишком волнуемся из-за этого похитителя крови. Он берет всего одну-две пинты. Если вам так хочется вендетты, почему бы не вспомнить о настоящих охотниках?

— Делакур чертовски прав, — согласился Сауль.

Ярко-рыжие волосы, тонкие усики и броская одежда делали его удивительно не похожим на вампира.

— Возможно, — произнес Рис. — Но похититель крови отметил одного из моего племени.

Он взглянул на Тину и улыбнулся.

— А я обещал мстить за нанесенные ей обиды.

— В этом не было бы необходимости, найди она более безопасное убежище, — снисходительно проворчал Эрик.

— Она молода, — возразил Рис.

— Еще одна подобная ошибка — и она никогда не станет старше, — парировал Эрик.

— Довольно, вы оба! — нетерпеливо вскрикнула Марайя. — Это бессмысленный спор. Ходят слухи, что есть и другие похитители крови в Чикаго, Новом Орлеане, Сент-Луисе и неизвестно, где еще. Они раскрывают наши убежища, лишают нас крови, а иногда — и голов.

— Мы должны отомстить! — воскликнул Деймон звенящим от азарта голосом. — Например, завалить парочку охотников. У нас тысячу лет не было хорошей драки.

— Да! Пролить кровь — вот что нам нужно! — впервые заговорил Джулиус.

Он выбросил руку в воздух, демонстрируя красно-черную татуировку в виде змеи, словно скользящую по его запястью.

Как казалось Эрику, таков был ответ Джулиуса на все, но это и неудивительно. Прежде Джулиус Романо занимался наркоторговлей, его обратили, когда ему было двадцать три. Он и сейчас своими карими глазами и коротко стриженными каштановыми волосами напоминал старшеклассника, пытающегося сбыть наркотики на школьном дворе. Став вампиром, он продолжил охотиться на молодых и невинных — чем моложе, тем лучше.

Рис фыркнул.

— Найти охотника не так-то просто. Тина говорила, будто этот похититель не оставляет ни следов, ни запахов.

Руперт пожал плечами.

— Может, она просто выдумала все это?

— Ничего подобного! — с жаром возразила Тина.

Эрик сложил руки на груди. Было почти одиннадцать. Если Дейзи приходила в «Склеп» сегодня, скорее всего сейчас она уже ушла.

— Все это ни к чему не приведет, — пробормотал он. — Я иду домой.

— Эрик… — Голос Риса звучал мягко, но в нем слышалась угроза.

Но Эрик не слушал. Он с неестественной для человека скоростью покинул дом Костейна. Нетерпение, злость и разочарование усилили голод, и он утолил его кровью первого же встречного.

Позже, по дороге домой, Эрик уговаривал себя, что совет этим вечером был даже полезен: отношения со смертной девушкой Дейзи О’Доннелл — последнее, что ему сейчас нужно.

Глава 5

На следующий день Дейзи отправилась на охоту. За рулем она старалась не думать об Эрике, но ее попытки были тщетными. Его образ становился только ярче. Ее мучил вопрос, где он провел предыдущий вечер. Он не работал — следовательно, и не мог задержаться. Возможно, просто решил, что Дейзи ему не подходит. Или приехал в «Склеп» на несколько минут раньше и нашел кого-то более привлекательного. А может, солгал, что холост, а теперь жена не выпускает его из дома.

За два часа она проехала из конца в конец несколько улиц, но ничего не обнаружила. Она взглянула на компас. Стрелка оставалась золотой и неподвижной.

— Что ж, ее нельзя в этом винить, — пробормотала Дейзи и развернула машину.

Забрав на почте письма, она перекусила в кофейне, а после, поддавшись импульсу, решила побаловать себя визитом в салон красоты, перед тем как поехать домой.

После маникюрши и косметолога она почувствовала себя лучше. Это оказалось лучшим средством для борьбы с грустью.

Дома она не могла найти себе места. Дейзи бродила из комнаты в комнату, а ее мысли постоянно возвращались к Эрику. Стоило ей закрыть глаза, как его образ возникал перед ней. Нравилось ей это или нет, он прочно отпечатался в ее памяти. Где он сейчас? И почему не пришел?



— Прекрати, — сказала она себе. — Ты не первая и не последняя женщина, которую обманули.

Но это не помогло.

Она поужинала, включила телевизор и принялась переключать каналы. Наверное, сегодня как раз был вечер неудачников в любви. Во всех фильмах, которые ей попадались, прослеживалась тема неудавшихся отношений: от Дракулы и Мины до Хитклифа и Кэти.

В молчаливом возмущении Дейзи швырнула пульт на кофейный столик. Барабаня пальцами по подлокотнику, она взглянула на часы. Было почти десять. Может быть, он сейчас в «Склепе», гадает, придет ли она? Возможно, у него есть объяснение тому, что произошло накануне. Может, он бы позвонил, если бы она дала ему свой номер.

Упрекая себя за собственную глупость, она схватила сумочку и ключи и выбежала из дома.

По понедельникам в «Склепе» было спокойно. Дейзи села за столик в глубине зала, перед ней стояла нетронутая «Маргарита». В баре было не больше дюжины человек. Площадка для танцев пустовала. Трое молодых людей играли в бильярд. За соседним столиком сидели две женщины. Дейзи удалось расслышать, как женщина помоложе жаловалась на неверность мужа.

Возможно, идеального мужчины не существует. Кроме мужа Дженнифер, которая наслаждалась лучшим временем своей жизни с мужчиной своей мечты, если верить ее письмам. Но кто знает, сколько это продлится? Многие браки распадаются едва ли не сразу же после свадьбы. Дейзи вздохнула. Если она и встретит когда-нибудь идеального мужчину, то уж точно не в таком месте.

Взглянув на нетронутый бокал, Дейзи решила, что выпивка ей не нужна. Лучше она съездит в Бостон и навестит семью. У ее родителей были свои недостатки, но им удалось прожить в браке тридцать пять лет и не убить друг друга. Скорее всего это лучшее, на что стоит надеяться. Может, ей стоит прислушаться к словам матери и обратить внимание на Кевина О’Рейли? А может, и нет.

А еще вечер превратился в ночь. Было почти одиннадцать.

Она потянулась за сумочкой, как вдруг атмосфера в комнате едва заметно изменилась. Дейзи поняла, что Эрик появился в «Склепе», еще перед тем как он подошел к ней.

Дейзи крепко сжала в руках сумочку. Увидев его, она вдруг почувствовала себя совсем глупо. Зачем она вообще пришла сюда? Он догадается, что она искала его. Почему она не осталась дома? Он мог и сам прийти к ней, если действительно хотел.

Ей следовало скрыться, но спрятаться было негде. А потом стало слишком поздно.

— Дейзи.

Всего лишь ее имя, произнесенное его голосом, заставило ее трепетать.

— Эрик. — Она прижала сумочку к груди. — Я уже ухожу.

— Так скоро?

Она пожала плечами:

— Уже поздно.

— Не так уж и поздно.

Его взгляд мягко ласкал ее.

— Хотя бы один танец.

— Сегодня нет музыки.

По понедельникам и вторникам музыканты не играли.

— Когда ты рядом, всегда звучит музыка, — промурлыкал он.

Дейзи удивленно приподняла брови, когда из музыкального автомата полилась неторопливая мелодия. Как эго произошло? Ведь никто не бросал монету в автомат.

— Один танец? — попросил Эрик.

Она знала, что совершает ошибку, но не могла устоять перед соблазном снова ощутить прикосновения его рук.

— Хорошо, но только один.

Оставив сумочку на столе, она пошла за ним на пустую площадку.

— Прошу прощения за прошлый вечер, — пробормотал он, обнимая ее.

Вздохнув, Дейзи растаяла в его объятиях. Позже она обязательно потребует объяснений, но не теперь. Ей хотелось забыть обо всем и наслаждаться близостью с ним. Но внутренний голос нашептывал ей нечто иное.

— Где ты был вчера?

Слова вырвались у нее прежде, чем она смогла их остановить.

— На деловой встрече.

— Неужели? — спросила она ледяным голосом. — Не знала, что у тех, кто не работает, бывают деловые встречи.

— Это не связано с работой. Просто встреча… организации, с которой я связан.

— Что за организация?

— Если я скажу, мне придется тебя убить.

Она нахмурилась:

— Очень смешно. — Она попыталась отстраниться, но его руки крепко держали ее. — Отпусти меня.

— Нет. Я бы сказал тебе, если бы мог, но мне нельзя говорить об этом. Я сожалею, что вчера так вышло. Поверь мне. Я бы предпочел провести это время здесь, с тобой. Ты простишь меня?

Она не хотела сдаваться так быстро, но разве можно злиться, когда он смотрит на нее вот так? Его глаза были такими выразительными, такими темными и глубокими, а густым черным ресницам позавидовала бы любая женщина.

Он улыбнулся медленно и сексуально.

— Я знал, что ты не сможешь долго злиться на меня.

Музыка смолкла, но он не отпускал ее. Она чувствовала себя немного глупо, стоя посреди площадки и продолжая двигаться, хотя музыка уже смолкла.

— Как насчет свидания? — спросил он. — Теперь, когда ты знаешь меня лучше?

— Не знаю.

— Все еще злишься из-за вчерашнего?

— Возможно.

Он вздохнул.

— Ты встретишься со мной здесь завтра?

— Не знаю. Откуда мне знать, придешь ли ты?

— Обещаю. — Наклонившись, он поцеловал ее в кончик носа. — А в прошлый раз я не давал обещания.

— Хорошо. Даю тебе еще один шанс.

— Во сколько ты придешь?

— В половине девятого.

Он кивнул:

— В половине девятого. Завтра. — Он подмигнул. — И это свидание.

Когда Дейзи проснулась во вторник утром, на ее лице играла улыбка. Она уговаривала себя не слишком витать в облаках. Хоть он и пообещал прийти, это еще не значит, будто действительно появится. Но она продолжала улыбаться.

Она приняла душ, оделась, наскоро позавтракала, проверила электронную почту и поспешила сесть в машину, не переставая думать об Эрике.

Проведя час в северной части города, Дейзи поняла, что она уже посещала все убежища, которые указывал ей компас. То же можно было сказать о восточной части города. Мысль о том, что придется наведаться в одно и то же место два раза, приводила ее в ужас.

Пришло время расширить сеть, решила она. Прежде она старательно избегала трущоб на юге города и фешенебельных районов на западе, но, похоже, настала пора менять привычки. У нее были заказы, и их надлежало выполнять.

Резко развернувшись на одном из перекрестков, она направилась на юг. Дейзи вспомнила, как ее отец рассказывал о вампире из Нового Орлеана, который недавно обосновался в этой части города. Если кто-то и мог знать об этом, так только ее отец. Большую часть своей жизни он охотился на вампиров.

Не успела Дейзи проехать и два квартала, как стрелка компаса изменила цвет. Мысленно поблагодарив отца, девушка свернула налево.

Убежище располагалось в старом мотеле. Судя по внешнему виду, он был давно заброшен: заколоченные окна, жухлый газон, пустой бассейн. Завершал картину выцветший дорожный знак.

Дейзи припарковалась за мотелем, подальше от посторонних взглядов. Затем обрызгала себя составом, уничтожающим запах, схватила все необходимое для работы и последовала за компасом. Он привел ее в холл. Следуя за ставшей ярко-красной стрелкой, девушка прошла через холл, а затем по узкому коридору, который упирался в маленькую комнатку, где не было ничего, кроме огромного, видавшего виды холодильника устаревшей модели.

Нахмурившись, Дейзи пристально посмотрела сначала на стрелку, потом на холодильник. Она постучала по компасу, но положение стрелки осталось прежним. Дейзи хмыкнула. В популярном телешоу «Лунный свет» вампиры спали в холодильниках, но она никогда не слышала, чтобы подобное происходило в реальности. Это казалось несколько странным, хотя, что там говорить, вампиры сами по себе странное явление.

Пожав плечами, она потянула за ручку холодильника, но дверь не поддалась. Скорее всего закрыта изнутри. Что ж, пришло время использовать лом.

После нескольких попыток девушке удалось преодолеть сопротивление замка. Внутри находился полированный черный гроб.

Тряхнув головой, Дейзи отложила лом и сдвинула крышку. Вампир, лежащий в гробу, был одет в броский халат, расшитый серебряными драконами и зелеными пагодами. Его ярко-рыжие волосы контрастировали с белой шелковой обивкой.

Дейзи потянулась за шприцем, как вдруг глаза вампира распахнулись. Из светло-карих они мгновенно превратились в дьявольски красные, а его ледяная, мертвая рука крепко обхватила запястье девушки. Его хватка была железной.

Мгновение они неподвижно смотрели друг на друга. Затем, взвизгнув, Дейзи рывком выхватила из кармана куртки деревянный кол и только потом поняла, что обе ее руки заняты и она не может достать молоток. В панике она замахнулась и вонзила кол в сердце вампира.

Прежде она никогда не делала этого, и ее поразила легкость, с которой кол пронзил плоть, и скорость, с которой тело обратилось в пепел. В гробу остался лишь халат, похожий на пятно крови на белом шелке, и ее кол.

Дейзи прижала руку к груди. Потом ее ноги подкосились, и она осела на пол.

Она уничтожила вампира, убила того, кто когда-то был человеком. При мысли об этом ей овладели ужас и отвращение. Она отняла жизнь.

Дейзи отвернулась. Ее тошнило.

Эрик барабанил костяшками пальцев по барной стойке. Дейзи либо опаздывала, либо не придет совсем. Возможно, таким образом она мстила за то, что он не пришел накануне? А может, с ней что-то случилось? Она могла заболеть или пораниться. Люди такие хрупкие существа. Мысль о том, что Дейзи испытывает боль, взволновала его гораздо больше, чем следовало бы.

Он едва знал эту девушку, хотя и надеялся изменить это обстоятельство как можно скорее.

К половине одиннадцатого он смирился с мыслью, что она не придет. Эрик не мог припомнить, когда он испытывал столь глубокое разочарование.

Он собирался уйти из клуба, когда рядом появился Рис. Вампиры славятся своим умением скрывать эмоции, но одного взгляда налицо Риса было достаточно, чтобы понять: случилось ужасное.

— Сауль.

В негромком голосе Риса звенела сталь.

— Его уничтожили.

Приняв горячую ванну, Дейзи надела свою любимую пижаму и уютный белый халат, а затем свернулась калачиком на краешке дивана. Ее не переставала бить дрожь: красные глаза вампира, горевшие дьявольским светом, не выходили у нее из головы. Она не собиралась уничтожать его. Все, что ей требовалось, — это немного его крови. Разве это так уж плохо? Ей казалось странным, что не было крови, когда она вонзила кол в его сердце. Возможно, он не умер, а просто исчез. Применил Магию вуду и пропал. Хотелось бы в это верить.

Она убеждала себя, что это была самозащита. В зрачках вампира Дейзи увидела собственную гибель, и тогда сработал инстинкт самосохранения. У нее просто не оставалось выбора. Или он, или она. А он был уже мертв.

Плотнее завернувшись в халат, девушка отправилась на кухню за чашкой горнего чая с медом, надеясь, что это успокоит нервы.

Бесполезно. Возможно, следовало добавить в чай немного бренди, но Дейзи не держала в доме ничего крепче пива.

Понимая, что уснуть все равно не удастся, она включила телевизор и принялась переключать каналы. Наткнувшись на комедию, которую давно не видела, она попыталась отвлечься. Но даже Джип Уайлдер не смог прогнать преследовавший Дейзи образ.

Дейзи взглянула на часы, отключила звук телевизора и сняла трубку. Ее отец наверняка уже спит, но ей просто необходимо с кем-нибудь поговорить.

Услышав голос отца, Дейзи тут же почувствовала себя лучше.

— Дейзи? — В его голосе сквозила тревога. — Что-то случилась, детка?

— Я… я сегодня уничтожила вампира.

— Ты в порядке? — спросил он звенящим от волнения голосом.

— Да. Ты слышал, что я сказала?

— Слышал. Что произошло?

Она рассказала о случившемся так быстро и сжато, как только смогла.

— Милая, у тебя не было выбора: или ты, или он. Я рад, что с тобой все в порядке. Может быть, нам стоит приехать?

— Нет.

Теперь, когда она почувствовала себя лучше, ей стало стыдно за этот звонок домой. С другой стороны, именно благодаря ему, она чувствует себя лучше. Сколько она себя помнила, отец всегда защищал ее. Он никогда не смеялся над ее страхами и не ругал ее за это. Напротив, он помогал побороть их — не важно, боялась она пауков или темноты.

— Ты знаешь, кого именно ты уничтожила?

— Нет. Но думаю, старого, иначе он не обратился бы в прах. Не знаю, был ли это тот вампир, о котором ты мне рассказывал.

— Седовласый вампир с внешностью старика?

Нет, у него были рыжие волосы. Ярко-рыжие.

— А, Сауль.

— Сауль.

Узнав его имя, она почувствовала себя только хуже.

— Дейзи?

— Все в порядке, пап. Прости, что разбудила тебя.

— Ничего страшного, милая. Мама хочет поздороваться.

Дейзи заверила маму, что все отлично, и следующие десять минут выслушивала похвалы, которые Ирен О’Доннелл расточала Кевину О’Рейли.

— Да, мама, я уверена, он просто чудесный, — согласилась Дейзи в надежде сократить время беседы. — Похоже, он представляет собой нечто среднее между Брэдом Питтом и Джонни Дэппом. Да, мама, я тоже тебя люблю. Спокойной ночи.

Бросив телефон на стол, Дейзи обняла диванную подушку и взглянула на экран, где молчаливо двигались фигуры вампиров. Грустно вздохнув, она выключила телевизор. Только теперь она вспомнила, что пропустила свое первое настоящее свидание с Эриком.

Глава 6

На лице Ирен О’Доннелл застыло обеспокоенное выражение.

— Тебе следовало настоять, чтобы Дейзи приехала домой, — произнесла она, складывая руки на груди. — Тебя бы она послушала.

— Она уже большая девочка, — возразил Ноа О’Доннелл, — Уверен, что с ней все будет в порядке.

Ирен покачала головой:

— Добывать вампирскую кровь — неподходящее занятие для молодой девушки. Достаточно того, что наши сыновья пошли по твоим стопам.

— Дорогая, мы ведь уже обсуждали это, — терпеливо ответил Ноа.

— И обсудим снова. Дейзи — красивая девушка. Ей следовало бы заняться поисками мужа, а не вампиров.

— О Господи, только не начинай опять про Кевина О’Рейли! — простонал Ноа. — Он же первоклассный идиот.

— Вовсе нет! — горячо запротестовала Ирен. — Он чудесный и перспективный молодой человек с будущим.

— Он страховой агент.

— И что же в том плохого? Это прекрасная безопасная работа. Стабильный доход. Постоянный график. Хорошая пенсия.

— Безопасная! — усмехнулся Ноа.

— Чем тебе не нравится безопасность?

— Он скучный. Дейзи никогда в жизни не будет с ним счастлива. Нашей девочке нужен сильный человек, способный постоять и за нее, и за себя, а не какой-то страховой агент-хлюпик, который сбежит при первой же опасности.

— Ох, ты… ты… — Ирен в негодовании ударила ладонью по матрасу. — Ты просто выводишь меня из себя!

— Может, и так. Зато тебе никогда не скучно со мной.

Она взглянула на мужа. Черт побери, это был самый красивый и самый раздражающий мужчина на свете, и она любила его больше жизни.

Ноа мягко усмехнулся:

— Ирен, ты сама была бы счастлива замужем за Кевином О’Рейли?

Она со вздохом прижалась к мужу.

— Нет, — признала она. — Никогда в жизни.

— Тогда не волнуйся за нашу Дейзи. — С этими словами Ноа выключил свет и притянул к себе жену. — Подходящий мужчина скоро появится.

Глава 7

В предрассветные часы совет вампиров собрался снова. Ярость и стремление отомстить за одного из своих густым едким дымом наполняли пространство, пока каждый из вампиров говорил свое слово, Эрик стоял, прислонившись к стене и сложив на груди руки. Он не знал, кто был похитителем крови, но судьба этого человека решилась еще в тот момент, когда он убил Сауля. Оставалось лишь найти вора и привести приговор в исполнение.

Легко сказать, думал Эрик, но сложно сделать. Кем бы ни был похититель, он оказался достаточно сообразительным, чтобы замести следы.

— Возможно, нам стоит расставить ловушки, — предложила Марайя.

Рис кивнул.

— Может быть.

— Кто-то из нас мог бы найти новые убежища, — сказал Деймон, — которые проще найти и куда легче проникнуть.

— А кто защитит тебя, пока ты будешь так уязвим? — спросил Эрик, не скрывая пренебрежения.

Деймон пожал плечами:

— Рис?

Среди присутствующих Рис был единственным, кто осмеливался покидать убежище при свете дня, пусть и ненадолго.

— Он не сможет быть одновременно в нескольких местах, — заметил Эрик.

— Да, об этом я не подумал, — признал Деймон.

Вид у него был заспанный.

— И все-таки ловушка — отличная идея, — настаивала Марайя. Ее тяжелый взгляд остановился на лице Эрика. — Ты тоже можешь бодрствовать днем. Ты можешь быть наживкой. А Рис прикроет тебя.

— Нам не нужны никакие ловушки, — возразил Эрик. — Похититель крови находит нас без труда.

— Что такое, Эрик? — Марайя с презрением прищурилась. — Неужели ты боишься?

— Почему бы тебе не побеспокоиться о собственной голове? — парировал он. — А я побеспокоюсь о своей.

— Хватит, — оборвал их Рис, по очереди смерив их взглядами. — Эрик прав. Похититель крови легко обнаруживает нас. Он нашел Тину. Нашел Сауля. Даже если мы подготовим ловушку, нет никакой гарантии, что вор клюнет. А пока я охраняю одного из вас, никто не помешает ему напасть на кого-то другого.

— Возможно, нам нужна другая ловушка, — предложил Эрик.

Руперт подался вперед:

— Какая же?

— Камеры. Если каждый из нас установит камеру в своем убежище, мы сможем заснять вора.

— Это может сработать, — заметил Николас.

— Согласен, — сказал Руперт. — Вор использует некую технологию, чтобы замаскировать свое присутствие. А мы используем съемку, чтобы его поймать.

— Решено, — подытожил Рис. — К завтрашней ночи у каждого должна быть установлена камера. — Он похлопал Эрика по спине: — Отлично придумано, приятель. Пойдем-ка отметим это.

Глава 8

С тихим стоном Дейзи открыла глаза и дважды посмотрела на часы. Было почти два часа дня. Даже удивительно, что она проспала так долго. Она не думала, что ночью ей удастся сомкнуть глаза хотя бы на несколько минут. Каждый раз образ рыжеволосого вампира ясно и четко возникал в ее памяти. Она все еще чувствовала кол в своей руке, ощущала, как легко он входит в плоть, словно нож в масло. Она видела изумление на бледном лице, видела, как его тело превращается в прах. Видела на белом шелке алый халат, напоминающий кровавое пятно.

Зажав рот рукой, она выбралась из постели и бросилась в ванную. Там она опустилась на колни и опустошила желудок, радуясь, что там оставалось не много.

Дейзи прополоскала рот, сбросила пижаму и шагнула в ванну.

Прижавшись лбом к стеклу, она стояла, пока струи воды не стали совсем холодными. Приняв душ, девушка завернулась в полотенце и спустилась на первый этаж. Кофе. Ей нужен кофе. И шоколад. Мироздание со всеми его проблемами всегда выглядело куда оптимистичнее после дозы кофеина.

Минуту спустя она уже сидела за столом с чашкой кофе в одной руке и шоколадным пончиком — в другой. Правда, в этот раз ни то ни другое не приносило ей утешения, но Дейзи не успокоилась до тех пор, пока не выпила весь кофе и не съела пончик.

Со вздохом она отправилась в свою комнату, чтобы переодеться. Не могла же она весь день сидеть, предаваясь хандре. Провести весь день дома, прячась от собственных страхов, совсем не то, что ей нужно. Рано или поздно придется выйти на улицу.

Но только не сегодня.

Сегодня у нее будет выходной.

Дейзи провела утро, загорая во дворе. Она подремала, почитала, затем поехала в город и побаловала себя сеансом массажа. Пообедала в хорошем ресторане, а потом, ощутив острую необходимость быть среди людей, переоделась, обновила макияж и отправилась в «Склеп».

Она ощутила присутствие Эрика, как только переступила порог клуба. Судя по всему, он искал ее, иначе не очутился бы рядом, едва за девушкой закрылась дверь.

— Вчера ты не пришла, я волновался, — сказал он, глядя на нее. — Все в порядке?

— Теперь — в порядке.

Так оно и было. Стоило ей услышать его голос, и все встало на свои места. «Ох, Дейзи, ничего хорошего тебе это не сулит!»

Переплетя свои пальцы e ее, Эрик проводил девушку к столику в глубине зала. Он сел рядом, и Дейзи обдало горячей волной от прикосновения его бедра.

— Прости, что не смогла прийти вчера, — произнесла она. — Случилось нечто неожиданное.

Точнее, это нечто проснулось. Она едва сумела сдержать дрожь.

— Я боялся, что ты все еще злишься на меня из-за прошлого вечера.

— Нет.

— Похоже, нам не очень-то везет со свиданиями. — Он снова взял ее руку, поднес к губам и прикоснулся ими к ее ладони. — Но сейчас мы вместе. Как насчет позднего сеанса в кино?

Ее сердце подскочило в груди, едва она представила, как они сидят рядом в темном зале кинотеатра.

— Хорошо.

Они вышли из клуба, держась за руки. На тротуаре Эрик остановился.

— Можем поехать на моей машине, — сказал он. — А можем просто прогуляться.

— Сегодня такая красивая ночь, — ответила Дейзи. — Почему бы не пройтись?

— Как пожелаешь.

Взгляд Эрика остановился на ее лице, и в его глазах она прочитала отражение собственных мыслей: она не испытывала желания садиться в машину к почти незнакомому мужчине. А вот идти с ним рядом по улице казалось таким естественным.

— У тебя здесь семья?

Они как раз остановились на углу в ожидании зеленого света.

— Нет.

Как и нигде в мире, подумал он.

— Ты давно живешь в Калифорнии?

— Три-четыре года.

— А где ты жил раньше?

Эрик усмехнулся. Строго говоря, он вообще не «жил» уже больше сотни лет.

— Я часто переезжал. Жил в Нью-Йорке, Чикаго, Новом Орлеане, Атланте, Нашвилле.

А еще в Риме, Париже, Трансильвании и почти во всех остальных городах мира.

Она взглянула на него, пока они переходили дорогу:

— Тебе не сидится на месте, да?

— Можно и так сказать.

Для вампира было небезопасно оставаться подолгу в одном и том же месте: Люди начинали испытывать любопытство, а потом и подозрительность к соседям, которые никогда не показывались днем, а также не старели с годами.

— А ты? — спросил он. — Калифорнийка?

— Теперь — да, но родилась в Орегоне. Мы жили там, пока не переехали в Бостон, когда мне было шесть.

— Почему ты оставила дом?

— Мне нравится Западное побережье. Кроме того, я люблю жить сама по себе.

Вот уже и кинотеатр. Эрик купил два билета, и они вошли внутрь.

— Съешь что-нибудь? — спросил он, когда они поравнялись с баром.

— Выпью колы.

Они вошли в зал, едва там погас свет. Несколько секунд спустя они уже сидели рядом в темноте, а на экране мелькали ролики к фильмам. Дейзи вздрогнула от волнения, когда Эрик взял ее за руку. Всего лишь легкое прикосновение его пальцев, но она почувствовала себя защищенной. Это казалось довольно странным, учитывая, что опасности не было.

Она взглянула на Эрика, на его четкий профиль. Он однозначно был самым красивым мужчиной, которого она только встречала. И самым сексуальным. Один лишь взгляд на него будил ее желание. Желание почувствовать его тело рядом со своим, обвить руками плечи, сжать пальцами бицепсы, провести языком по коже, прикоснуться и попробовать его на вкус… всего, целиком.

Когда девушка поняла, что Эрик смотрит на нее, к ее щекам прилила волна жара. Слава Богу, он не может прочесть ее мысли!

Отведя взгляд, она сосредоточилась на экране. К ее удивлению, фильм уже начался. Интересно, сколько она пропустила? Долго ли она пялилась на Эрика, как преданный щенок?

Наклонившись к ней, он произнес:

— Мне тоже нравится, как ты выглядишь.

Дейзи испуганно отпрянула. Вдруг он и вправду может читать ее мысли?

Следующим вечером она снова встретилась с Эриком в «Склепе». Как всегда, от одного его вида сердце Дейзи пропустило удар. В этот раз он был в черных джинсах, плотно облегавших его длинные ноги, полурасстегнутой рубашке в темно-синюю полоску и в черных ботинках. При виде Эрика ноги девушки стали ватными. Даже в воображении она не смогла бы нарисовать настолько безупречного мужчину.

Увидев ее, Эрик улыбнулся:

— Ты сегодня рано.

Дейзи бросила взгляд на часы.

— Как и ты.

Он шагнул к ней, уничтожив дистанцию между ними. Теперь она хорошо видела жар в его глазах, чувствовала кожей, как взгляд Эрика исследует ее. В ответ в животе у Дейзи запорхали бабочки.

— Полагаю, мне не терпелось тебя увидеть.

Его голос обволакивал ее словно мед.

— Полагаешь? — Она пыталась заставить свой голос звучать уверенно, но у нее получился лишь сдавленный шепот.

— Хорошо, признаюсь. Я не мог ждать. Итак, чем займемся сегодня?

— Понятия не имею.

Его близость и теплота в голосе лишали ее способности думать о чем-либо, кроме желания оказаться в его объятиях.

— Мне подойдет все, что ты предложишь.

Он улыбнулся так, будто знал, о чем она думает.

— Как насчет купания при луне?

— У меня даже нет с собой купальника.

— Сейчас темно. — Он окинул ее взглядом с головы до ног. — Никто и не узнает.

«Кроме меня» осталось висеть в воздухе между ними.

Впервые в жизни она решилась на дерзкий и неожиданный поступок. Может быть, даже глупый. Отбросив сомнения, она сказала:

— Идем!

— Вот это другое дело.

Взяв за руку, он повел ее к своей машине.

Он водил черный «транс-эм» с черным кожаным салоном. Забравшись на переднее сиденье, Дейзи усмехнулась про себя. Все принадлежавшее этому мужчине было темным и сексуальным, включая машину.

Когда он скользнул за руль, ей пришло в голову, что ни один мужчина его роста и комплекции не двигается с такой грацией и изяществом.

Он повернул ключ, и мотор заурчал, словно довольный кот.

— Готова?

— Готова.

Сердце Дейзи екнуло, когда они выехали с парковки. Несколько минут спустя они уже мчались по Сто первому шоссе по направлению к пляжу. Она смотрела в окно, слушая, как Ван Моррисон выводит «Кто-то, как ты». Одна из ее любимых песен.

Дейзи искоса взглянула на Эрика. И зачем только она согласилась? Еще вчера она наотрез отказалась садиться в его машину, а сегодня сделала это без малейших возражений.

Пока она пыталась понять, что же изменилось с прошлого вечера, он прервал ее молчание.

— Ты немногословна.

— Просто слушаю музыку. Это одна из моих любимых мелодий.

— Да, у Моррисона отличный звук.

Дейзи кивнула. О чем она только думает? Едет ночью на пляж с мужчиной, которого почти не знает. Что в нем такого, что заставляет ее здравый смысл улетучиваться, едва Эрик оказывается рядом? А если она скажет, что передумала, отвезет ли он ее обратно в клуб?

Когда через сорок минут Эрик свернул с шоссе, ее сердце ушло в пятки. Насколько видела Дейзи, вокруг не оказалось ни одной припаркованной машины, а на пляже не было ни души. Она снова спросила себя, что она здесь делает.

Когда Эрик открыл перед нею дверцу машины, она взглянула на него и внезапно в его глазах нашла ответы на все вопросы. Правильно это или нет, к лучшему или к худшему, но шестое чувство подсказало ей, что каким-то образом их судьбы связаны.

Дейзи скинула сандалии. Эрик тоже разулся и снял носки, и они пошли по берегу рука об руку, чувствуя, как мокрый песок просачивается между пальцами.

Это была красивая ночь. Над их головами сверкали звезды, отражаясь в мягко набегающих волнах, целующих берег. Ярко-желтая луна улыбалась им с высоты.

— Так как насчет купания?

— Не думаю, что это хорошая идея. Не люблю купаться голышом на общественных пляжах.

— Не любишь? Тогда купайся в белье. Скорее всего, оно скроет столько же, сколько и обычный купальник.

Несколько мгновений Дейзи взвешивала все «за» и «против», но за нее решила прохладная вода, ласкающая ноги. По крайней мере в этом девушка убеждала себя. И отчасти это было правдой. В основном же ее выбор определился желанием посмотреть на Эрика в плавках.

Она повернулась к нему спиной, пока раздевалась. Все так глупо. Если ее съест акула, некого будет винить, кроме себя.

— Готова?

Дейзи обернулась на звук его голоса. Он выглядел великолепно. Одетый лишь в черные плавки, он был воплощением греческого бога, сошедшего на землю. Его тело было мускулистым, но не слишком накачанным; ноги — длинными и стройными, плечи — широкими. Живот казался твердым как камень, а к бицепсам так и хотелось прикоснуться.

Он ухмыльнулся под ее пристальным взглядом:

— Нравится то, что ты видишь?

Она кивнула. А кому бы не понравилось?

— Отлично. Мне тоже нравится то, что я вижу.

Он шагнул к ней.

— Ты такая красивая, Дейзи. — Он провел кончиками пальцев по ее щеке и ниже, до самой ямки у основания шеи. — По-настоящему красивая.

Щеки Дейзи вспыхнули — не столько от его слов, сколько от восхищения, которое она увидела в его глазах.

— Спасибо.

— Идем, — произнес он.

Взяв ее за руку, он развернулся и побежал к воде.

Дейзи взвизгнула, вбегая в волны вслед за Эриком. Сначала прохлада ласкала ее лодыжки. Но когда вода поднялась до колен, а потом и выше, то показалась невероятно холодной.

Девушка подумала, что хорошо бы развернуться и как можно быстрее вернуться на берег, как вдруг Эрик за руку притянул ее к себе. Он плыл на спине, и Дейзи внезапно оказалась лежащей прямо на нем.

— Что ты делаешь?! — воскликнула она, уверенная, что оба они вот-вот уйдут под воду.

Когда этого не произошло, она поразилась: это было похоже на поездку на живой доске для серфинга.

— Ты в порядке?

В его голосе звучало волнение.

— Да, но…

— Расслабься, со мной ты не утонешь.

Покачиваясь на волнах, они плыли все дальше, туда, где гладкая поверхность воды напоминала черное стекло.

— По-прежнему в порядке?

Она взглянула сначала направо, потом налево, но не смогла увидеть границ между небом и водой.

— Полагаю, в порядке.

— Тебя пугает океан?

— С тех пор как я посмотрела «Челюсти».

Эрик подмигнул.

— Тут нечего бояться.

Животные, в особенности промышляющие охотой, избегали его. Было похоже, что один хищник узнавал другого и обходил его стороной.

Нечего бояться, кроме того, что можно утонуть или пострадать от укуса медузы или атаки акулы.

Было восхитительно и вместе с тем пугающе плыть только вдвоем ночью в открытый океан. Постепенно Дейзи достаточно расслабилась, чтобы прижаться щекой к груди Эрика. Она лежала и любовалась отражениями звезд на водной глади, бликами лунного света среди волн.

Качаться на волнах с Эриком было великолепно, но когда он взял курс на берег, Дейзи почувствовала облегчение.

Как только они достигли пляжа, она поняла, насколько ей не хватало твердой почвы под ногами. Упав на песок, она подняла взгляд на Эрика. Он и вправду выглядел неподражаемо и уж точно был одним из самых сильных мужчин, которых она когда-либо встречала. Девушка могла бы поклясться собственным домом и всем его содержимым, что невозможно плыть, выдерживая ее вес и свой собственный одновременно.

Он сел рядом, и его бедро вскользь коснулось ее. Мурашки пробежали вдоль ее позвоночника, но эта дрожь не имела ничего общего с прикосновением его прохладной кожи; дело было в его близости, во взгляде его темных глаз.

«Сейчас он меня поцелует».

Едва эта мысль промелькнула в голове девушки, как Эрик наклонился к ней, его ладонь легла на ее затылок, а их губы встретились. Это прохладное и соленое прикосновение пробудило пламя глубоко внутри ее.

Дейзи тихонько застонала, когда Эрик откинулся на песок, увлекая ее за собой, так что ее тело оказалось и сверху, а ноги их переплелись.

Он погрузил пальцы в водопад ее волос, играя с намокшими прядями. Эрик глубоко вздохнул, чтобы ощутить запах клубничного шампуня, смешанного с ее собственным, теплым и женственным. Едва уловимый мускусный аромат поведал ему, что она так же возбуждена, как и он сам.

Он целовал ее снова и снова, не в силах остановиться, скользя руками по обнаженной спине, плечам, исследуя изгибы ее тела. Из горла девушки вырвался низкий стон — примитивный звук, вмиг обостривший все его чувства. Все без исключения. Внутри его возник голод. Она была здесь, перед ним. Он мог взять ее в любой момент. Мог только попробовать ее на вкус, а мог выпить без остатка. Когда Эрик почувствовал, как клыки прикасаются к языку, он отвернулся.

— Не останавливайся, — пробормотала она низким, охрипшим от желания голосом.

Он взглянул на девушку, внезапно растерявшись и не зная, что делать. Вот уже несколько веков он не позволял себе увлечься смертной женщиной — по крайней мере после истории с Селеетин Дюбуа. Их роман закончился плохо, как того и следовало ожидать, и Эрик поклялся, что больше никогда не позволит подобному случиться снова. Женщины слишком хрупки, слишком ранимы. Им так легко причинить боль.

Но Дейзи… Дейзи — его прекрасный цветок. Сам факт ее существования взывал к чему-то, что пряталось глубоко внутри и что, как думал Эрик, давно погибло вместе с его человечностью. И как ему теперь быть с этой девушкой?

Давно забытое чувство победило голод. Поднявшись, он взял руки девушки в свои и осторожно помог ей встать на ноги.

— Нам пора идти, — произнес он, стряхивая песчинки с ее волос.

Моргая, она смотрела на него широко раскрытыми глазами, приоткрыв рот.

Эрик чмокнул ее в щеку.

— Уже поздно.

Огорошенная столь стремительным развитием событий, Дейзи натянула одежду прямо на влажные трусики и бюстгальтер. Взяв сандалии, она последовала за Эриком. Босиком они пересекли пляж, направляясь туда, где он оставил машину.

По дороге домой она то и дело посматривала на него. Что она сделала не так? Только что они оба сгорали от страсти, а в следующую минуту она услышала от него «уже поздно».

Тряхнув головой, она уставилась в окно. Может, это и к лучшему, что он остановился на полпути. Если бы их поцелуи продолжились, кто знает, чем бы это кончилось?

На парковке возле «Склепа» Дейзи снова надела сандалии. Эрик открыл дверь перед девушкой и проводил ее к машине. В замешательстве Дейзи шарила в сумочке в поисках ключей. Интересно, он поцелует ее на ночь? Или на прощание?

Стараясь не встречаться с ним взглядом, она пробормотала:

— Спокойной ночи.

— Черт побери!

Удивленная, она подняла на него глаза.

Он взъерошил волосы.

— Эта ночь не должна вот так закончиться. Давай зайдем и выпьем чего-нибудь.

— Ты сказал, уже поздно.

— Не настолько поздно.

Он улыбнулся ей. Несмотря на собственную клятву избегать связи со смертными женщинами, он уже был втянут в отношения с Дейзи О’Доннелл, к счастью или к несчастью.

— Так что скажешь?

— Пожалуй, нет. Мне нужно принять душ и вымыть голову.

— Ты выглядишь прекрасно.

— Сомневаюсь. Но я буду рада встретиться с тобой здесь завтра.

— Не думаю, что смогу так долго ждать.

Дейзи решительно покачала головой. Она просто не могла зайти в клуб в таком виде.

— А что, если я подожду тебя, и мы встретимся здесь через полчаса? — предложил он.

— Ты легко не сдаешься, да?

— Не тогда, когда я вижу то, что хочу, — ответил Эрик, пораженный осознанием того, что ни одна клятва не сможет удержать его от желания обладать этой женщиной. — Скажи «да».

— Так и быть.

Какого черта, ведь ей же нет необходимости рано вставать завтра!

— Но давай все же остановимся на сорока пяти минутах.

Дейзи поехала домой, приняла душ, вымыла и высушила волосы в рекордный срок, не переставая трепетать от волнения. Невзирая на эпизод на пляже, Эрик все же хотел ее. Надев тонкую белую юбку, бледно-розовую футболку и сандалии, она схватила сумочку и ключи и поехала обратно в «Склеп». Машина Эрика уже была припаркована там. Закрыв сумочку в машине, она положила ключи в карман и поспешила в клуб.

Он ждал ее у бара, невероятно привлекательный в черной водолазке и черных джинсах. От его мягкой улыбки по всему ее телу разлилось тепло.

— Привет, — пробормотала она, садясь справа от него.

— И тебе привет. — Он окинул ее взглядом. — Выглядишь потрясающе.

— Как и ты. Черный — однозначно твой цвет.

Эрик хмыкнул. Однозначно это не имело ничего общего с модой. Большинство вампиров предпочитали темные цвета в одежде. Так было легче слиться с темнотой, укрыться в тени и подкараулить жертву, оставаясь незамеченным:

Когда подошел бармен, Дейзи попросила «Маргариту». Эрик заказал фирменный напиток.

— Когда-нибудь тоже нужно его попробовать, — заметила Дейзи, когда им принесли коктейли.

— Сомневаюсь, что тебе понравится.

Он и сам, честно сказать, был не в восторге.

— Почему?

Он пожал плечами:

— Дело привычки. «Маргарита» тебе подходит.

— Почему?

— Твое имя на испанском звучит как «Маргарита».

— Правда? Не знала.

Когда музыканты заиграли вступление к «Кто-то, как ты», Эрик взял ее за руку, и они вышли на площадку.

Вслушавшись в слова, Дейзи подумала, что это могла бы быть их песня, будь они с Эриком парой.

— Дейзи?

— Ммм?

— Что ты скажешь на предложение пойти ко мне домой сегодня?

Она уставилась на него, страстно желая согласиться, невзирая на тревожные сигналы, которые посылал ее рассудок. Какой вред может быть от одной ночи? Она быстро обдумала перспективы. Он отвезет ее к себе домой, приведет в свою спальню, на свою кровать, где они предадутся необузданному сексу… Тут ее воображение давало сбой, поскольку на ее счету не было ни одной ночи секса, необузданного или какого-либо другого. Да, мужчины соблазняли ее, пару раз она даже почти сдалась, а в результате они обвиняли ее в том, что она только дразнила их. И все из-за того, что ее здравый смысл в последнюю минуту брал верх.

Дейзи почувствовала смутное беспокойство, когда Эрик пристально посмотрел ей в глаза, будто гипнотизируя. То же ощущение, что он читает ее чувства и мысли, посетило ее еще при первой встрече с ним.

Глубоко вздохнув, она освободилась из его объятий.

— Думаю, нет.

Несмотря на непреодолимое влечение к нему, она чувствовала, что все происходит слишком быстро. Иногда ей казалось, что она знает его уже вечность, но ведь на самом деле они знакомы меньше недели.

Он криво улыбнулся, словно предвидел такой ответ.

Между ними повисла напряженная тишина. Дейзи судорожно искала какую-нибудь безопасную тему, на которую они могли бы поговорить. На мгновение она нахмурилась, но тут же нашлась.

— Наверное, у тебя много свободного времени, раз ты не работаешь. Что ты обычно делаешь?

Он пожал плечами:

— То, что в данный момент доставляет мне удовольствие. — Он притянул ее ближе, так что она почувствовала его дыхание на своей щеке. — Прямо сейчас это удовольствие — ты.

От этих слов, произнесенных вкрадчивым голосом, вдоль ее позвоночника пробежала приятная дрожь.

Его глаза пристально смотрели в ее лицо.

— Мне бы тоже хотелось доставить удовольствие тебе. Соглашайся. Поедем ко мне домой, прекрасный цветок. Давай сделаем это.

Это было самое интригующее и самое пугающее предложение, которое она когда-либо получала. Мгновение она могла лишь смотреть на него, борясь с искушением поддаться импульсу, но все же поехать к нему домой отказалась. Она смогла убить вампира, но не могла набраться смелости подчиниться взгляду этого мужчины, взгляду, который обещал ей такое удовольствие, какого, она еще не знала. Только бы справиться с нервами. Но она не могла, по крайней мере не сейчас.

Он прочитал ответ в ее глазах раньше, чем она произнесла его вслух.

— Может быть, в другой раз, — произнес он. — Когда ты будешь посмелее.

Дейзи нахмурилась. Откуда он знает, что она чувствует и думает? Возможно, эти темные глаза и вправду видят тайны ее сердца и души. О небеса, ведь это не первый раз Эрик озвучивает ее мысли.

Когда песня закончилась, после недолгой паузы воздух наполнили звуки следующей мелодии. Дейзи подумала, что они вернутся к бару, но Эрик не отпускал ее. Счастливая оттого, что находится в его объятиях, девушка склонила голову к его плечу. Прежде у нее никогда не было таких хороших партнеров. Эрик двигался словно струящийся щелк, его движения были плавными и неторопливыми. Под его взглядом она чувствовала себя не только очень красивой, но и невероятно важной для него. Что, если бы она поехала к нему домой? Каково было бы провести руками по его широкой груди и плоскому животу, почувствовать, как его руки погружаются в ее волосы, ласкают обнаженное тело…

Она услышала его мягкий и страстный голос совсем близко:

— Ты уверена, что не передумаешь и не поедешь со мной?

— Вполне.

Подняв голову, она глубоко вздохнула:

— Думаю, мне пора идти.

— Позволь проводить тебя к машине.

Это показалось ей не очень хорошей идеей. Ей следовало найти предлог отказаться, но это прозвучало бы грубо.

Она остро ощущала его присутствие, пока он пересекал зал вслед за ней по направлению к выходу. Эрик был высоким и широкоплечим, но было что-то еще, кроме его впечатляющего телосложения. Он излучал силу и власть. Такой уверенностью в себе мог обладать мужчина, возглавлявший крупную компанию и привыкший принимать решения и отдавать приказы. Но Эрик не был ни бизнесменом, ни магнатом. По его же собственным словам, он просто делал то, что доставляло ему удовольствие.

И она доставляла ему удовольствие.

Она замедлила шаг, ибо чувство самосохранения подсказывало ей, что не стоит демонстрировать Эрику страх перед ним. Страх? Откуда эта мысль взялась в ее голове? Она не боялась его. Или все-таки боялась?

На парковке она достала из кармана ключи, открыла дверь, скользнула за руль и опустила стекло.

— Спокойной ночи.

— Что? — Он приподнял бровь. — Уедешь без поцелуя на ночь?

При мысли о прикосновении его губ к своим Дейзи окатило горячей волной. Прежде чем она успела возразить, он наклонился к ней и накрыл ее рот своим. Его поцелуи на пляже показались ей сильнейшим афродизиаком, но этот поцелуй оказался куда более глубоким, жарким и настойчивым. Это было одновременно как рождественское утро и фейерверк Четвертого июля, только еще лучше. Дейзи тихо застонала, когда его ладонь коснулась ее шеи, а потом легла на затылок, пока его язык исследовал глубины ее рта. Она непроизвольно поджала пальцы в сандалиях.

Когда он наконец оторвался от ее губ, она продолжала чувствовать жар во всем теле.

— Спокойной ночи, цветочек, — произнес он, хитро ухмыляясь. — Сладких снов.

Сладких, разумеется, каких же еще. По дороге домой она могла думать только о снах, которые она могла увидеть после его поцелуев. Что-то сексуальное и, без сомнения, высшего пилотажа. Господи, мужские поцелуи должны идти в комплекте с предупреждающими наклейками. Стоило Дейзи подумать о том что они могли остаться наедине, как ей становилось трудно дышать, а сердце принималось бешено колотиться. Где он научился так целоваться? Это приятно всегда, но ни с одним мужчиной она не испытывала такого. Поцелуи Эрика почти заставили ее забыть об осторожности и о возможных последствиях. Она помахала перед собой ладонью как веером. Нет, никаких сомнений. Эрик Делакур и его поцелуи были взрывоопасным сочетанием.

Дома она долго стояла под холодным душем, потом почистила зубы, надела любимую футболку, в которой обычно спала, и забралась в кровать — лишь для того, чтобы лежать без сна, прижав кончики пальцев к губам.

Если она пойдет в клуб завтра, поцелует ли он ее так снова?

А если поцелует, сможет ли она продолжать отвергать то, чего они оба так хотели?

Глава 9

Пятничным утром Дейзи решила, что уже достаточно долго избегала работы. Хотя это и потребовало значительных усилий, она все же сумела выбросить из головы Эрика Делакура и его обжигающие поцелуи. Она наскоро позавтракала, заправила кровать и села проверять электронную почту.

Утренняя почта принесла ей дюжину новых заказов.

Пора оставить страхи позади и вернуться на улицу. В конце концов, ей надо оплачивать счета.

Надев джинсы, рубашку, любимую куртку с просторными карманами и удобные туфли, она схватила сумочку, ключи, компас и вышла из дома. К собственному удивлению, Дейзи не испытывала ни малейшего беспокойства при мысли об улицах города. Уничтожив вампира, девушка убедилась, что в состоянии справиться с ситуацией, когда она выходит из-под контроля.

С уверенной улыбкой она села за руль. Дейзи попеременно следила то за дорогой, то за стрелкой компаса, которая задрожала и задергалась, когда машина свернула в тупик в старом и весьма элегантном районе города. На этой улице стояло всего три дома, отделенных один от другого просторными лужайками и высокими заборами. Скоро машина поравнялась с домом, стоявшим по левой стороне дороги в глубине двора. Окна были тонированы, очевидно, с целью не впускать внутрь солнечный свет. Хотя дом и выглядел пустым, однако находился в отличном состоянии. Во дворе не было травы, лишь разнообразные кактусы, требовавшие небольшого полива.

Если бы не подрагивающая красная стрелка компаса, Дейзи могла бы поклясться, что этот дом пуст. Она не знала, почему это чувствовала, и ухмыльнулась. Строго говоря, в доме действительно никто не «жил», разве что у вампира имелся компаньон из числа людей. Дейзи тряхнула головой. Она знала, что есть те, кто добровольно служит нуждам немертвых, считая это честью. Дейзи никогда не понимала такой позиции.

Убедившись, что взяла все необходимое, она выбралась из машины и прошла по узкой дорожке к крыльцу. Позвонив, Дейзи прислушалась к эху внутри дома. Подождав немного, она постучала. Не получив ответа, она достала отмычку и принялась за работу.

Через пару минут она стояла в холле, прислушиваясь к тишине. Заглянув в просторную гостиную, она обнаружила камин в углу, кожаную мебель и столы красного дерева. Толстые портьеры длиной до пола не позволяли солнечным лучам проникать внутрь.

Компас провел ее через гостиную, а затем по узкому коридору, ведущему к лестнице. Дейзи осторожно спустилась на цыпочках к большой стальной двери: Девушка предположила, что это дверь в подвал. Типичное место отдыха для вампира. Она взглянула на компас. В тусклом свете стрелка сияла ярко-красным светом, подтверждая, что Дейзи на верном пути.

Убрав компас, она вытащила из кармана шприц и взглянула на дверь, задаваясь вопросом, не стоило ли захватить с собой лом. Был только один способ узнать.

Она потянулась к дверной ручке, как вдруг дверь распахнулась. За ней стоял высокий мужчина, одетый в одни лишь домашние брюки. В комнате за его спиной горело несколько свечей. От их света на стенах танцевали тени, а в черных волосах хозяина дома играли серебряные блики.

Сердце Дейзи подскочило, а потом ушло в пятки.

— Ты!

Медленная улыбка озарила красивое лицо Эрика Делакура.

— Значит ли этот визит, что ты все-таки решилась на приключение со мной? — спросил он с опасным блеском в глазах.

— Едва ли.

Вампир. Вампир! Это слово пронзительным воплем отдавалось в ее сознании. Он был вампиром. Теперь, когда Дейзи узнала об этом, девушка не понимала, почему не догадалась об этом раньше. Боже, он не просто был вампиром, она еще и позволяла ему целовать себя. Причем не один раз. Она даже думала о возможности оказаться в его постели. Мысль об этом должна была вызвать у нее отвращение, однако этого не произошло. Почему? Нужно обдумать это позже. А прямо сейчас ей следует выбираться отсюда, пока он не… нет! Не стоит думать об этом. Но все же она продолжала представлять, как он склоняется к ее шее, вонзает клыки и выпивает ее досуха. Или еще хуже — делает ее себе подобной.

— Значит, ты явилась сюда не из-за желания провести со мной время, — Эрик сложил руки на груди. — Тогда почему ты здесь?

Его взгляд задержался на шприце в ее руке.

— Только не говори, что работаешь для Красного Креста. Не знал, что теперь они обходят дома, собирая донорскую кровь.

Дейзи вымученно улыбнулась:

— Очень смешно.

Она сделала шаг назад, прикидывая, каковы ее шансы убежать, от него.

Дейзи подскочила на месте, услышав шум захлопнувшейся наверху двери. Теперь она в ловушке. Как кролик, попавший в капкан.

Он усмехнулся, и отблески в его глазах сверкнули таким же красным цветом, как стрелка ее компаса.

— «Добро пожаловать в мое гнездышко», — говорил паук мухе.

— Что, по-твоему, ты делаешь? — воскликнула она.

— Разве ответ не очевиден? Ты собираешься уйти. А я хочу, чтобы ты осталась.

— Зачем?

Дейзи сунула руку в карман, и ее пальцы сжали осиновый кол. Но хотя Дейзи и намеревалась вонзить его в сердце вампира, в глубине души она знала, что не сделает этого. Одно дело — уничтожить совершенно незнакомого вампира, и совсем другое — уничтожить того, с кем ты целовалась.

— Ну же, мой цветочек, — с упреком в голосе произнес он. — Ты должна знать зачем.

Она сделала еще шаг назад, но споткнулась о нижнюю ступеньку.

Его рука поймала ее прежде, чем она успела упасть.

— Осторожно.

Дейзи стряхнула его руку, понимая, что делает это лишь потому, что он позволил. Его хватка была железной.

— Отпусти меня! Ты не имеешь права меня здесь держать.

— А ты не имеешь права отбирать нашу кровь.

— Я могу делать все, что захочу, — возразила она. — Это у тебя и тебе подобных нет никаких прав.

Несколько мгновений он с любопытством смотрел на нее.

— Ведь это тебя называют похитителем крови, не так ли?

— Конечно, нет.

Хотя Дейзи и не признавалась себе в этом, но страх словно змея уже свил гнездо внутри ее, а храбрость покинула ее. Одно дело, когда вампир беззащитно лежит в своем гробу, и совсем другое — когда возвышается над тобой, абсолютно бодрый.

Он кивнул на шприц в ее руке:

— Тогда зачем ты здесь?

Времени на раздумья не было.

— Я иногда балуюсь этим.

— Это правда?

— Что, если и так? — ответила Дейзи, равнодушно пожав плечами. — Это вполне легально.

— Значит, вот так ты заряжаешься энергией? Воруя чужую кровь?

— Мне не обязательно ее воровать. Ее можно купить через Интернет.

— Скажи прямо. Можно купить ее через Интернет, но ты решила пойти кратчайшим путем и вломилась в мой дом. Что ты собиралась сделать? Взять немного моей крови и пить ее по мере необходимости?

— Да. Нет. В смысле…

— Зачем пить из бутылки, если можно насладиться свежей и теплой кровью? Я слышал, от этого кайф намного сильнее.

При мысли об этом Дейзи почувствовала, что бледнеет. Она не могла представить более отвратительного занятия, чем пить кровь вампира. Она никогда не понимала, как ее клиенты могли этим заниматься, и тем более — жаждать этого.

Поднеся запястье ко рту, вампир прокусил его, а затем протянул руку девушке:

— Пожалуйста, угощайся.

Она уставилась на темно-красную кровь, струившуюся из неглубокой раны, и подумала, что ее вот-вот стошнит. Она ходила на занятия по оказанию медицинской помощи в школе и даже работала в больнице как-то летом. Разве есть способ лучше, чтобы узнать все о крови? Она видела и раны, и кровь, но никогда ее желудок не сжимался от подобного зрелища.

Она подняла глаза на вампира, сердце ее колотилось. Он знает, подумала она. Он знает, что она лжет.

Он снова протянул к ней руку:

— Давай, попробуй.

— Ты отпустишь меня, если я это сделаю?

— Конечно.

Она не верила ему, но разве у нее был выбор? Дрожащими руками она взяла его запястье и провела языком по кровоточащей ране. В замешательстве она взглянула на Эрика. Она ожидала, что испытает отвращение, но вместо этого ощутила безумное желание попробовать его снова.

Он улыбнулся ей, словно точно знал, о чем она думает. Не отводя взгляда от девушки, он лизнул рану.

Это было слишком. Внезапно ее ноги отказались повиноваться, и она упала, тихо вскрикнув, а все вокруг погрузилось во тьму.

Глава 10

Эрик поймал девушку до того, как она упала на пол. Взяв шприц из ее руки, он швырнул его в корзину для мусора, потом поднял легкую словно перышко Дейзи. Поднявшись с ней на руках по лестнице, он пересек гостиную, направляясь в одну из спален, которой не пользовался.

Он купил этот дом в 2007 году. Тогда цены на недвижимость в Лос-Анджелесе резко упали. Многие, будучи не в состоянии выплатить кредит, съехали. Он купил этот дом за триста тысяч долларов — всего треть суммы, которую он бы заплатил за год до этого. Эрик полагал, что предыдущие хозяева покинули его под покровом ночи, поскольку не взяли с собой ничего, кроме одежды. Они оставили и мебель, и кухонную технику, и постельное белье. Это было добротное здание с тремя большими спальнями на втором этаже и одной гостевой — на первом. Он ни разу не пользовался огромной кухней, как и остальными комнатами, не считая спальни хозяина, где держал одежду, и примыкающей к ней ванной. Все прочие комнаты оставались заперты.

Он выбрал именно этот дом по трем причинам: он располагался на тихой улице, вдали от соседей; позади не стояло других домов; здесь была большая комната внизу, которая сейчас служила ему убежищем. Эрик внес изменения, необходимые для соблюдения собственной безопасности, включая установку металлической двери толщиной три дюйма, оберегавшей его сон.

Не считая этой комнаты, перемены были минимальными: он изменил отвратительный желтый цвет потолка гостиной па спокойный зеленый, а ядовито-розовые стены в спальне и ванной выкрасил в нейтральный белый цвет.

Он опустил девушку на кровать, но продолжал смотреть на нее, стоя рядом. Дейзи выглядела такой же хрупкой, как и цветок, имя которого она носила. Невозможно поверить, что столь юное и милое создание могло быть похитителем крови. Он хмыкнул. Как, черт побери, она его нашла? И еще важнее — она искала любого вампира или именно его? А если его, то почему?

Сев на край постели, он провел рукой по ее плечам, отодвигая волосы от шеи. Закрыв глаза, Эрик вдохнул ее аромат. Она пахла клубничным шампунем, мылом и женщиной. И кровью, разумеется. Он чувствовал ее, слышал, как она течет по венам.

Он в задумчивости потер подбородок. Она пришла сюда за его кровью, подумал он, склоняясь над ее шеей. Что говорили древние? Долг платежом красен. Когда его клыки пронзили нежную кожу горла девушки, он спросил себя, согласилась бы она на это.

Дейзи медленно просыпалась. Чувствуя слабость, она прижала руки к вискам. Откуда это странное ощущение? Она что, вчера напилась?

С трудом приоткрыв глаза, она села. Зевнула. А потом вскочила с постели. Где она? Уж точно не в собственной спальне. Эта комната была выкрашена в ярко-сиреневый цвет. На полу лежал бордовый ковер. Такого же цвета были шторы на окнах и покрывало на двуспальной кровати. Стену украшали нарисованные от руки медведи с рождественских открыток.

Дейзи бездумно вышла из комнаты. Теперь девушка вспомнила, где находится. Это дом вампира. Вчера она здесь потеряла сознание. Дейзи тряхнула головой, испытывая отвращение к себе. Она убила вампира, но упала в обморок при виде Эрика, слизывавшего собственную кровь. Какая в этом логика? И где он сейчас? И почему он вообще разгуливает средь бела дня?

Дейзи замедлила шаги, вдруг вспомнив об осмотрительности. Сколько сейчас времени? Бодрствует ли он сейчас? Дейзи не заметила ни малейшего признака присутствия вампира, пока двигалась к входной двери. Возможно, он вернулся в свое убежище. Радуясь такой удаче, она сжала пальцами дверную ручку и повернула. Ничего не произошло. Ручка не поддавалась. Дейзи потянула дверь на себя. Ни с места.

Время шло, и она решила отправиться на поиски запасного выхода. Задняя дверь обнаружилась на кухне, однако тоже не поддалась. Дейзи в замешательстве уставилась на нее. Дверь не была заперта. Так почему же она не открывалась?

Оставалось окно. Она подтащила стул к мойке, забралась на кухонную стойку и попыталась открыть окно. Однако ничего не вышло.

Страх сжал ее горло. Может, она видит сон?

Чувствуя себя Алисой, потерявшейся в Стране Чудес, Дейзи опустилась на пол, схватила стул и запустила им в окно. Стул отскочил от стекла, едва не попав ей в лицо. Но окно разбилось.

Должно быть, она действительно спит. Борясь с растущим приступом истерики, Дейзи вдруг поняла, что больше не одна. Он был здесь, рядом с ней. Она чувствовала его присутствие. Уперев руки в бока, она медленно обернулась:

— Ты сказал, что выпустишь меня, если я… если я выпью твоей крови.

— Всему свое время. Как ты себя чувствуешь?

Мгновение она смотрела на него, моргая, затем ее глаза обвиняюще сузились.

— Ты пил мою кровь, да? Пока я лежала без сознания? Вот почему я так странно себя чувствую.

Хотя это не было точным описанием. Она чувствовала… что она чувствовала? Дейзи тряхнула головой. Это были новые, неведомые прежде ощущения, и они ей не нравились. Может, именно так чувствует себя вампир, после того как его осушили?

Эрик пожал плечами:

— Ты пришла сюда, чтобы взять моей крови. И если я взял твоей, тебе не на что жаловаться.

Он задавался вопросом, понимает ли она, что теперь между ними нерушимая связь, возникшая вследствие обмена кровью. Если бы он позволил, она бы могла сейчас читать его мысли столь же легко, как он читает ее.

Широко распахнув глаза, она поднесла руку к горлу.

— Я теперь… ты что?..

— Нет, — пренебрежительно махнул он рукой. — Я только попробовал на вкус. Может, у тебя в крови небольшой дефицит железа.

Она неприязненно смотрела на него.

— Ты сказал, что я могу идти. Выпусти меня отсюда!

— Нет.

— Почему двери не открываются?

— Потому что я не позволяю.

— Что это значит? — спросила она, нахмурившись.

— Это значит, что я наложил заклятие на все двери и окна. Обычно замка хватает, чтобы оградиться от непрошеных гостей.

Он засунул руку в карман и достал связку ее отмычек.

— Возможно, воровство крови и законно, но я абсолютно уверен, что копы все еще не одобряют взлом и проникновение в дом.

Ее глаза метали молнии.

— Да кто ты такой, чтобы говорить мне о законе? Ты… ты…

— Монстр? Вампир? Колдун?

— Колдун? — пробормотала она.

Он кивнул:

— Темная магия. Очень темная. Моя мать была главой большого шабаша. Очень темного, очень опасного шабаша. Я унаследовал некоторые из ее способностей, и эта сила возросла, когда меня обратили.

Дейзи тряхнула головой. Вампир, практикующий темную магию.

— Чего ты от меня хочешь?

Ее передернуло, потому что в воображении промелькнули образы облаченных в черное старух, совершающих человеческие жертвоприношения при полной луне.

— Почему ты искала меня?

— Я не искала. Я не знала, что ты здесь живешь.

— Как ты узнала, что здесь живет вампир?

Сжав губы, Дейзи опустила руку в карман куртки.

Эрик нахмурился. Пока девушка лежала без сознания, он забрал ее маленький кожаный кейс, в котором хранились отмычки, несколько пустых стеклянных флаконов и симпатичная голубая бутылочка со святой водой. Еще он нашел нечто похожее на серебряную пудреницу. Он хмыкнул, раздумывая, не стоит ли забрать и ее. Или в крайнем случае открыть и посмотреть, что это такое.

— Отдай мне.

— У меня ничего нет.

Он вытянул руку и пробормотал несколько слов на языке, которого она не понимала. А в следующую секунду компас уже лежал в его ладони. Он открыл его, затем взглянул на девушку:

— Как он работает?

Она пожала плечами:

— Это компас.

Было похоже, что он никогда не видел ничего подобного раньше.

— Как он работает? — повторил он звенящим от нетерпения голосом. — Ты знаешь, что я могу заставить тебя рассказать.

— Он находит вампиров.

— Правда? Как же именно?

— Я не знаю, просто находит.

— Где ты его взяла?

— У ведьмы. — На ее губах заиграла легкая улыбка. — У белой ведьмы.

— Ты ведьма?

— Нет. — Она скрестила руки на груди. — Но хотела бы ею быть.

— Это не принесло бы тебе ничего хорошего.

— Почему нет? Все знают, что добро сильнее, чем зло.

— А я зло, по-твоему?

Она пожала плечами:

— Это ты сказал.

Он ухмыльнулся, а затем нахмурился:

— Никогда не думал о себе подобным образом.

— Конечно, зло. Все знают, что вампиры — ужасные существа…

Ее голос стих. Что она несет? Не стоит говорить ему, какое он чудовище. Лучше напомнить ему, что однажды и он был человеком, что убийство — это зло.

— Продолжай, — произнес он с оттенком любопытства в голосе.

Дейзи покачала головой.

Он скрестил руки на груди.

— Я закончу за тебя. Вампиры — чудовищные существа. Они прячутся во тьме. Они убивают всех без разбора. У них нет совести.

Он шагнул в ее сторону.

— Они охотятся на юных и невинных.

— Я не юная! — воскликнула девушка. — И не невинная!

— Разве нет?

Эрик сделал еще шаг к ней, его глаза сузились, а ноздри затрепетали.

Он неумолимо приближался, но Дейзи отказывалась отступать, не желая показывать ему, что сильно напугана.

— Я бы сказал, что тебе около двадцати четырех, — произнес он, растягивая слова. — И что ты так же невинна, как в тот день, когда появилась на свет.

Дейзи смотрела на вампира во все глаза. Как он мог узнать об этом?

— Я не прав?

— Да. Мне тридцать пять, и я спала с дюжинами мужчин. С сотнями.

— Лгунья.

Она враждебно уставилась на него:

— Не имеет значения, что ты думаешь. Просто отпусти меня.

— Ты голодна?

Она не задумывалась об этом, но так оно и было. Она ничего не ела с утра, а сейчас уже…

Дейзи взглянула на часы. Почти пять.

— Я закажу чего-нибудь для тебя, — сказал он, доставая из заднего кармана телефон. — Чего бы тебе хотелось?

— Мне бы хотелось домой.

— Пицца? Гамбургер?

— Пиццу, и побольше чеснока.

— Чеснок не отпугивает вампиров, — засмеялся он мягко.

Но его запах весьма неприятен для того, кто обладает тонким обонянием. Все еще посмеиваясь, он отыскал номер телефона ближайшей пиццерии с доставкой.

Незаметно, насколько это было возможно, Дейзи поискала в карманах мобильник и лишь потом поняла, что телефон в руках вампира — как раз ее собственный.

Не зная, куда себя деть от страха и отчаяния, девушка вышла из кухни в гостиную. Она мерила шагами пол, а ее мысли метались в голове. Ей нужно отсюда выбраться. Разносчик пиццы! Конечно, когда принесут пиццу, ей нужно завопить.

Когда вампир вошел в комнату, она сидела на диване.

— Твоя пицца будет здесь через двадцать минут. Еще я заказал тебе салат и колу.

— Спасибо, — ответила Дейзи, спрашивая себя, с какой стати ей быть вежливой.

Он держит ее здесь против воли. Он обещал отпустить ее, а теперь нарушает собственное обещание.

Эрик сел на другой край дивана.

— Расслабься, Дейзи. Я не собираюсь причинять тебе вред.

Она фыркнула:

— Угу. Все, кто поверил; поднимите руку.

Вампир покачал головой:

— Ты права, я не замышляю ничего хорошего. Я заказал пиццу только для того, чтобы откормить тебя на потом.

Он мог бы поклясться, что ее сердце забилось в несколько раз чаще.

— Я пошутил. Черт побери, я не причиню тебе никакого вреда! — Он глубоко вздохнул. — Так почем нынче продают кровь вампиров?

— Двести долларов за унцию крови молодого вампира, триста — если вампир старше ста лет. — Она склонила голову набок: — Сколько тебе лет?

— Достаточно, чтобы получить пятьсот — шестьсот за унцию.

— Правда? Хотя не важно. Я охочусь только на молодых. Не так опасно, знаешь ли. И все равно доход неплохой.

— Как ты узнаешь, сколько им лет?

Дейзи сложила руки на коленях. У ее отца был список имен с описанием всех известных вампиров, а также места последнего убежища каждого. Список помогал ей избегать старых вампиров, но Эрику она об этом сказать не могла. Это был семейный секрет. Она задумалась, почему его нет в том списке.

— Если бы были нужны деньги, я бы охотился на старых, — проворчал он. — С другой стороны, вампиры могли бы начать продавать собственную кровь и вытеснить тебя с рынка. Как ты встала на эту дорожку? Такое занятие кажется не очень-то подходящим для такой милой девушки.

— Это семейное дело. Мой отец работает в Новом Орлеане. Там много молодых вампиров.

Ее братья тоже охотники: Брайан торгует кровью, Алекс предпочитает головы, — однако сообщать об этом Эрику не обязательно.

Вампир негромко фыркнул. И эти люди называют его монстром. Конечно, он охотился на людей, но только чтобы выжить, а не ради наживы.

Дейзи переплела руки у себя на коленях. Она не собиралась ничего говорить ему о своей семье, так почему она это сделала? Может, это воздействие вампирской магии? Она ни на дюйм не приблизилась к ответу, когда в дверь позвонили.

Вампир стремительно вскочил.

— Ни слова, — предупредил он. — Иначе я не ручаюсь за безопасность молодого человека.

Дейзи закусила губу, пока он открывал дверь и платил за пиццу. Она заставляла себя сохранять молчание лишь потому, что не хотела быть в ответе за смерть разносчика.

Эрик положил на чайный столик коробку с пиццей, контейнер с салатом и колу.

— Можешь начинать. Это единственная еда в доме.

— Ты будешь стоять и смотреть на меня?

Он пожал плечами, а потом сморщил нос от сильного запаха чеснока, перца и томатного соуса. Хотя чеснок его и не отпугивал, он находил этот запах весьма неприятным.

— Я прогуляюсь, пока ты ешь, — пробормотал он. — Приятного аппетита.

Дейзи проводила его взглядом. Подождав несколько минут, она снова подергала входную дверь, тщетно надеясь, что защитная магия вампира разрушилась, когда он открывал дверь. Но удача покинула девушку. Чертова дверь не открывалась.

С воплем отчаяния Дейзи схватила коробку с пиццей и швырнула ее прямо в дверь. Раздался громкий шлепок, когда коробка ударилась о дерево. Крышка открылась, и содержимое вывалилось, покрыв ковер липкой массой из сыра, теста, перца и томатного соуса.

С минуту девушка в ужасе смотрела на содеянное, затем пожала плечами. Если ему угодно держать ее в качестве заключенной, то пусть сам за ней и убирает.

Сев на диван, она немного поклевала салат, выпила половину колы и запустила остатками в дверь. Зеленые листья составили приятный контраст красному соусу и желтому сыру.

По мере того как она созерцала созданный ею беспорядок, ее гнев сменился страхом. Она сжалась. Неважно, что Эрик говорит нечто противоположное, но она знала, что он собирается ее убить. Лучше уж умереть, защищаясь, чем сидеть словно ягненок, приготовленный на заклание, и ждать, пока вампир не осушит ее до последней капли.

Она огляделась. Ей требовалось оружие. Какое-нибудь. Но ничего подходящего в комнате не находилось. Девушка обыскала остальную часть дома, в каждой комнате давая выход накопившемуся отчаянию.

Вернувшись в гостиную, она еще раз попыталась открыть дверь, а затем села на диван, нетерпеливо постукивая ногой и обдумывая возможный выход. Она не знала, как долго будет отсутствовать вампир, но после того, что она сделала, Дейзи не хотела находиться здесь, когда он вернется.

Эрик стремительно шел, скрываясь в тени. Первый же встреченный им человек стал его жертвой. Утолив голод, вампир двинулся дальше. Решение не отпускать девчонку было одним из глупейших в его жизни. Он не мог с уверенностью сказать, что именно сподвигло его на столь идиотский поступок. Держать ее дома никак нельзя. А теперь, когда она знает, где он живет, ему придется переезжать. Ему удалось прожить так долго лишь благодаря исключительной осторожности. До сих пор никто, за исключением Риса, не знал, где находится его укрытие.

Эрик тихонько выругался. У него три пути. Он может стереть часть воспоминаний из памяти Дейзи, хотя теперь, когда они обменялись кровью, сделать это гораздо сложнее. Может убить ее. А может отпустить, а сам — собрать немногочисленные вещи и отправиться на поиски нового убежища. Досадно то, что он не намерен прибегать к этим вариантам. Ему подходит дом, где он живет. У него нет желания убивать Дейзи, и самое невероятное — он не хочет, чтобы она его забыла. И одно он знает точно — что сам он никогда ее не забудет.

Сгорая от желания снова увидеть ее, он повернул к дому. Любопытно, удастся ли ему заманить ее к себе в постель.

По мановению его руки дверь распахнулась. Когда Эрик переступил порог, его пыл угас при виде открывшегося зрелища. Его аккуратная гостиная напоминала руины. Ковер был забрызган томатным соусом, заляпан расплавленным сыром, перцем и листьями салата. Коричневое пятно напоминало разлитую колу. Лампа от «Тиффани» превратилась в осколки. Диванные подушки разбросаны по полу.

В центре этого безобразия восседала Дейзи О’Доннелл с дерзким выражением лица, сложив руки на груди.

Он молча прошел мимо. Быстрый осмотр первого этажа показал, что ураган Дейзи пронесся по всем комнатам. Кухню ее ярость миновала, но лишь потому, что в ящиках не нашлось ничего, что послужило бы орудием мести.

Успокаивая себя, Эрик поднялся на второй этаж и заглянул в свою спальню. Его постельное белье валялось на полу вместе с подушками. Туда же Дейзи вытряхнула содержимое всех ящиков комода, как и обувь, и одежду, хранившуюся в стенном шкафу.

Она добралась и до шкафчика в ванной, где Эрик хранил одеколон, созданный по особому рецепту, и вылила содержимое стодолларового флакончика в раковину. Его расческа и зубная щетка валялись в унитазе; зубной пастой она написала на сливном бачке: «Я тебя ненавижу», — а на зеркале красовалось: «Вампиры — отстой».

Другие спальни также пострадали от разрушений, хотя там повреждения были минимальными.

Открывать дверь в студию ему не хотелось. Оглядев ее, он нахмурился. Быстро пройдясь по остальным комнатам, он глубоко вдохнул, надеясь унять гнев.

Эрик дал ему выход, сделав долгий и медленный выдох, а затем вернулся в гостиную. Встав перед камином, он скрестил руки на груди.

— Теперь, когда ты разрушила мой дом, тебе лучше?

— Да, спасибо, — солгала она.

Это было глупым и детским проявлением протеста, однако надо признать, что эти действия принесли ей некоторое облегчение. Теперь ее снедало чувство вины и стыда.

Он встал перед ее стулом.

— Ты понимаешь, что я могу заставить тебя сделать все, что захочу?

В ее глазах промелькнула тень страха. Она моргнула и сжала губы.

— Ты мне не веришь?

— Нет.

Он собрался с духом, наблюдая, как ее дерзкий взгляд становится опасливым, по мере того как сверхъестественная энергия заполняет комнату.

Дейзи зачарованно смотрела на вампира, когда его сила накрыла ее с головой. Волоски на ее руках встали дыбом, а вдоль позвоночника пробежала дрожь.

Обратившись прямо к ее разуму, Эрик приказал девушке встать, обнять его, прижать губы к его губам.

Сжав руками ее бедра, он тесно прижал к себе ее тело, одновременно целуя. Таким образом он давал ей понять, что она полностью в его власти. Когда она поняла, что полностью бессильна перед ним, он ослабил хватку и сделал шаг назад.

— Именно так, — сказал он. — Все, что я захочу. У тебя будет время поразмыслить над тем, что это значит, пока ты будешь убирать все, что натворила.

С пылающими от унижения щеками Дейзи отстранилась. Пока она убиралась, ее движения были прерывистыми, как у робота. Закончив наводить порядок в гостиной, она направилась в спальню для гостей.

Эрик упал на диван, положив одну руку на спинку и ругая себя за чересчур жесткие меры. Чего он пытался добиться, держа ее здесь против воли? И что собирался делать с ней дальше?

Глава 11

Дейзи просто кипела, стоя посреди его спальни, не зная, с чего начать уборку. Бормоча ругательства, которые заставили бы покраснеть даже ее отца, она принялась вешать одежду Эрика в шкаф. Сложно было не заметить, что покупал он лишь самое лучшее, будь то рубашки, брюки или свитера. Когда девушка взяла длинный черный плащ, похожий на тот, что всегда носил Дракула из фильмов, её ноздри защекотал его аромат. Аромат, противостоять которому невозможно.

Она сложила в ящик его нижнее белье, застелила постель и лишь после этого задалась вопросом, для чего же вампиру кровать — ведь спит он в гробу, стоящем в подвале.

В ванной она смыла зубную пасту с зеркала. Мог ли он видеть свое отражение? Согласно фильмам, у Дракулы не было отражения. Девушка не знала почему. Авторитеты ссылались на отсутствие души у вампиров, однако Дейзи так не считала. Как можно жить без души? А если все же это так, значит ли это, что душа покидает тело в момент обращения? И если да, то куда девается потом? Хотя, вероятно, душа лишь ненужный багаж для вампиров, которые не живут по-настоящему, а становятся немертвыми.

Тряхнув головой, она бросила в мусорное ведро расческу и зубную щетку Эрика. Забавно: она впервые задумалась о том, что вампиры, оказывается, чистят зубы. Может, поутру они страдают от могильного дыхания?

Не желая возвращаться в поле зрения Эрика, девушка плюхнулась на его кровать и задумалась о своем ближайшем будущем. Как он поступит с ней? Что бы там пи было у него на уме, Дейзи была уверена, что ей это не понравится. Хотя его поцелуи ей вполне нравились.

От одной мысли к ее щекам прилила краска. Его поцелуи должны были быть отвратительными, отталкивающими, так почему же они не такие? Или такие? Может, он использовал свои вампирские способности, смутил ее рассудок, и его поцелуи лишь казались приятными.

Ее передернуло при воспоминании о том, что ее мысли находились под контролем вампира. Это были ужасные мгновения. Она ощущала его в своей голове, слышала его команды, сопротивляться была не в состоянии.

«Я могу заставить тебя сделать все, что захочу».

Теперь эта мысль казалась устрашающей. Конечно, девушка не поверила, когда он сказал это. Но больше свою ошибку она не повторит. Когда она выберется отсюда — если выберется, — обязательно посоветуется с бабушкой. Нонни О’Доннелл — белая ведьма высшего ранга. Если кто-то и может сотворить заклинание, чтобы защитить сознание Дейзи от присутствия вампира, так это Нонни.

Дейзи вскочила с постели, когда Эрик появился на пороге.

Он окинул взглядом комнату.

— Надеюсь, ты доволен, хозяин.

Она добавила в голос столько сарказма, сколько смогла.

Взгляд Эрика остановился на ней, задержавшись на губах, медленно скользнул по груди и изгибу бедра.

— Мне бы больше понравилась кровать, если бы в ней была ты.

— Могу поспорить, что так и есть.

— Тебе бы тоже это понравилось, — заметил он, коварно ухмыляясь.

От этих слов ее сердце бешено заколотилось. Это угроза? Неужели он заставит ее подчиниться?

Эрик выругался про себя. Он не хотел напугать ее, но ему это удалось. Она смотрела на него широко распахнутыми глазами, словно застигнутый врасплох олененок.

Он слышал, как бьется ее сердце, и чувствовал запах страха на ее коже.

Вздохнув, он покачал головой:

— Я не причиню тебе вреда.

Сколько раз он уже произносил это?

— Ты должна понять, что я не могу отпустить тебя.

— Почему?

— Потому что ты знаешь, где я живу.

Он разговаривал с ней так, будто она малышка, которой нужно разжевывать даже самые простые вещи.

— Ни одна живая душа не знает этого.

Он сделал ударение на слове «живая».

Дейзи побледнела.

— Я никому не скажу, обещаю.

— Конечно. Так все говорят.

Дейзи уставилась на него. Скольких он уже убил? Неужели ей суждено стать еще одной в череде мужчин и женщин, которых он заставил замолчать? От этой мысли ее колени задрожали.

Эрик проворчал проклятие, увидев, что ее лицо стало мертвенно-бледным. Испугавшись, что она снова потеряет сознание, вампир обнял девушку и, почти прижав к груди, сел вместе с ней на край кровати.

— Дейзи, Дейзи, — пробормотал он низким голосом, хриплым от желания. — Что же мне делать с тобой?

Она смотрела на него сквозь густые ресницы. На бледном лице ее глаза казались неправдоподобно огромными и зелеными.

Склонив голову, он накрыл ее губы своими, провел по ним языком настойчиво и требовательно, будто изучая.

Дейзи вздохнула, когда их языки встретились. Ее накрыла волна жара, внезапная, как удар молнии, пронзила каждый нерв, каждую клеточку ее существа. Она обхватила Эрика за плечи, держась изо всех сил.

Мир поплыл вокруг девушки, и она закрыла глаза, не в состоянии вздохнуть, в ушах звенело. Когда он оторвался от ее губ, ею овладело чувство потери.

И тогда она подняла на него взгляд. Из горла Дейзи вырвался вопль ужаса, когда она увидела красные отблески в его глазах.

Вампир! Ее сознание кричало это слово, пока он склонялся к ее шее.

Все ее тело замерло, когда её кожу пронзили клыки, но ожидаемой боли не было. Вместо этого но рукам и ногам разлилось сладостное тепло, отнимая силы и всякое желание протестовать.

Что он с ней делает? Только бы он остановился! Только бы он не останавливался никогда! Ее веки закрылись, и она отдала себя в его власть. Она умирала. Эта мысль зацепилась за краешек ее сознания, но показалась не такой уж важной.

Поняв, что еще немного — и он выпьет больше, чем следует, Эрик откинулся назад. Дейзи мягко лежала в его объятиях, закрыв глаза. На ее губах играла слабая улыбка.

Проклиная себя за отсутствие самообладания, вампир облизал ранку на шее девушки, чтобы залечить ее. Глядя на девушку, он покачал головой. Что ему с ней делать? Без тени сожаления он подумал, что оставить ее здесь никак нельзя, и хмыкнул. Он Эрик, вампир, не имеющий равных. Если он захочет держать ее в своем доме неделю или целый год — кто его остановит?

Тихо насвистывая, он уложил Дейзи, а потом вышел из дома. Когда она проснется, ей понадобится еда и одежда.

Дейзи свернулась калачиком под одеялом, не желая просыпаться. Ей снился необычный сон, один из тех, в котором она была принцессой, заточенной в замке жестокого дракона…

Сев в кровати, она оглядела комнату. Это был не ее дом. Не ее кровать. Она была в заточении, только не в замке, а в доме, чей хозяин был не меньшим чудовищем, чем дракон.

Девушка поднесла руку к шее. Вампир сначала обольстил ее, а затем взял ее кровь. А она наслаждалась этим. Как же это, должно быть, отвратительно! Скорее всего он загипнотизировал ее с помощью темной магии, создав у Дейзи иллюзию, будто ей это нравится. Что привлекательного в том, чтобы стать обедом вампира? О Боже, так вот для чего он держит ее здесь! Чтобы кормиться!

Она коснулась горла кончиками пальцев и невольно вспомнила взгляд Эрика, когда тот склонялся к ней, вспомнила эротичность и притягательность его нечестивых поцелуев. Вновь почувствовала руки, крепко сжимающие ее, услышала его хриплый голос, ощутила вкус его губ, языка…

Горячая волна залила низ ее живота. Да, он чудовище, но при этом отлично знает, как пробудить в женщине желание. И Дейзи ненавидит его за это.

Встав, она отправилась в ванную, чтобы прополоскать рот, но обнаружила, что в доме нет ни одного стакана.

И еды тоже нет. Ее желудок заурчал, напоминая, что со вчерашнего завтрака она съела только несколько салатных листьев.

Можно позвонить и заказать что-нибудь на дом, вот только ее телефон у Эрика. Кроме того, защитные заклинания вампира невозможно преодолеть. Дейзи требовалась ванна, но ее смущала мысль о том, что после ей придется снова надеть грязную одежду, хуже того — Эрик мог зайти и застать ее под душем.

Вернувшись в комнату, она обнаружила на комоде несколько пакетов. Еще вчера их здесь не было.

Хмурясь, Дейзи развернула самый большой сверток и удивленно вздохнула, достав домашние брюки и такую же велюровую кофточку, несколько пар носков и пушистые розовые тапочки. В другом пакете нашлось три пары джинсов, шесть футболок разных цветов, сандалии, расческа и щетка для волос, спрей, паста и розовая зубная щетка. А еще — несколько комплектов нижнего белья всех цветов радуги. Откуда он знает ее размер? Она содрогнулась от этой мысли.

Приняв душ, она натянула брюки и отправилась вниз, где ее ждал еще один сюрприз. Некогда пустая кухня была сейчас битком набита едой. Коробки, банки и тарелки аккуратно расставлены по полкам. Молоко, сок, яйца, сыр и масло заполнили холодильник, как и свежие овощи и фрукты. На полу рядом с плитой девушка заметила набор столовых приборов и современную кофе-машину.

Стоя среди этого великолепия, Дейзи не знала, то ли плакать, то ли смеяться. С одной стороны, она была тронута проявлением такой заботы, а с другой — ее терзали опасения, так как теперь стало совершенно ясно, что вампир не собирается отпускать ее домой. Раз он решил кормить и одевать ее, это могло значить только одно: он вряд ли выпьет ее сразу, по крайней мере не в ближайшее время.

На этой счастливой ноте Дейзи решила, что ей надо немедленно позавтракать, а беспокоиться о будущем она начнет не раньше, чем выпьет свой утренний кофе.

Сознание возвращалось с заходом солнца. Сев, Эрик прислушался к ощущениям и тут же едва не поперхнулся, почуяв запах жареного мяса. Некого было винить, кроме себя. Накануне он сам делал покупки для этой девушки. Не зная, что она любит и что вообще сейчас едят, он просто купил всего понемногу.

Эрик покачал головой. Ароматы из кухни почти убедили немедленно отпустить девушку домой, но воспоминания о том, как он держал ее в объятиях, пробовал ее сладкие губы и еще более сладкую кровь, быстро развеяли сомнения. Мысль о том, что он снова будет держать ее в руках, пробовать на вкус, опьяняла.

Он поднялся и натянул поношенные джинсы и серый джемпер. Вчера вечером он перенес часть своей одежды вниз — отчасти из-за того, что теперь в доме была гостья, отчасти — чтобы сохранить хоть что-то, если вдруг ураган Дейзй разбушуется вновь.

Предвкушая вечер, который он проведет с ней, Эрик открыл дверь своего убежища и тихо поднялся по лестнице.

Дейзи ужинала в гостиной, как вдруг отчетливо ощутила покалывание в затылке. Вздрогнув, она обернулась. Только что она была в комнате одна, а теперь в дверях стоял Эрик.

— Ты!

Она прижала руку к груди, осознав, что покалывание было вызвано присутствием вампира. Нахмурившись, она дотронулась до шеи. Она пробовала его кровь, он пил ее. Не потому ли теперь она так чутко ощущает его присутствие?

Эрик показал на тарелку, стоявшую у Дейзи на коленях:

— Твой ужин остынет.

— Что? Ах да.

Застигнутая врасплох его взглядом, она совершенно забыла о еде.

Дейзи не могла заставить себя оторвать от него взгляд, пока вампир перемещался по комнате. И дело было не в его внешности или одежде. Девушка чувствовала, что знает о нем больше, чем прежде. Она насупилась. Похоже, это побочный эффект того, что она пила его кровь. Или наоборот. Дейзи не могла понять, почему вкус его крови не вызвал в ней отвращения. Но одно она знала наверняка: больше это не повторится.

Она взглянула на свой ужин, но поняла, что аппетит безвозвратно потерян.

Вампир сел на противоположный край дивана и посмотрел на девушку, прищурившись:

— Что-то не так?

— Сколько еще ты собираешься держать меня здесь?

Он окинул ее взглядом.

— Пока это будет доставлять мне удовольствие.

— Но это не доставляет удовольствия мне, — возразила она. — Я хочу домой. Немедленно!

Он кивнул, а затем вздохнул:

— Очень хорошо.

— Вот так просто?

Внезапно ею овладели подозрения.

— Более или менее.

— А это еще что значит?

— Это значит, что ты либо остаешься здесь, либо я стираю твои воспоминания обо мне и об этом месте, и тогда ты сможешь уйти.

Дейзи нравилась возможность пойти домой, но, к ее собственному удивлению, она была не готова забыть Эрика.

— Ты боишься меня?

Ответом был мягкий смех.

— Тебя? Нет.

— Тогда для чего стирать мне память?

— Затем, что ты похититель крови. Затем, что ты, возможно, знаешь других охотников, которым нужна совсем не кровь. Затем, что я не прожил бы так долго, доверяй я смертным. Затем…

Дейзи вздернула голову:

— Достаточно. Я уловила суть.

— Так каково же твое решение?

— Разве нет третьего варианта?

Он не ответил, но в этом не было нужды. Она увидела ответ в глубине его немигающих черных глаз.

— Убить меня? Просто за то, что я знаю, где ты живешь?

Он продолжал молчать. Продолжал смотреть на девушку, ожидая ее решения.

— Но я… ты…

Она раздраженно вздохнула. Разве она может спорить с вампиром?

Эрик скрестил руки на груди.

— Продолжай.

Не желая показать ему, что боится, и полная решимости не отступать, Дейзи расправила плечи и подняла подбородок:

— Мне не нравится ни один из этих вариантов.

— Не нравится?

Она метнула на него взгляд, взбешенная игривым тоном его голоса.

— Нет.

Эрик подавил желание расхохотаться. Он знал, что она напугана. Он слышал ускорившееся биение ее сердца, чувствовал запах страха на ее коже. Это одновременно и пробудило в нем голод, и вызвало восхищение ее храбростью.

— И что ты предлагаешь?

— Обещаю никому не говорить, где ты живешь, ты отпустишь меня домой, и мы сможем узнать друг друга получше, избежав кровопролития.

— И ты думаешь, я поверю, что ты не придешь поохотиться снова или, хуже того, не подошлешь кого-нибудь за моей головой?

— Ты считаешь, что мне нельзя доверять? — воскликнула она.

— Полагаю, это доказанный факт.

— О чем это ты?

— Ты похититель крови. Ты взяла кровь Тины. Ты пришла взять мою. Теперь ты знаешь, что я живу здесь, так что же помешает тебе вернуться?

— Откуда ты узнал? — выпалила она и тут же прикусила язык.

«Ты идиотка, Дейзи. Теперь он знает, что ты виновата».

— В моем мире нелегко сохранить что-либо в тайне.

— Ты знаешь ее?

— Да, но проблема не в этом.

— Нет?

— Нет. Проблема в вампире, который обратил ее, — тихо произнес Эрик. — Он ищет тебя.

Глава 12

Широко раскрыв глаза, Дейзи смотрела на Эрика. На этот раз она не пыталась скрыть охвативший ее ужас.

— Я тебе не верю.

Эрик пожал плечами:

— Возможно, я преувеличиваю, но Рис…

— Рис! — в ужасе воскликнула девушка. — Рис Костейн?

— Ты знаешь его?

— Я знаю о нем.

Страх охватил Дейзи. У охотников имелась собственная сеть в Интернете. Они делились такой информацией, как имена и описания внешности вампиров, их приблизительный возраст и последние известные убежища. Рис Костейн был хорошо известен в среде охотников.

И теперь он охотится за ней.

— Ты в порядке? — спросил Эрик. — Ты побледнела.

— Все хорошо. Так что ты говорил?

Несколько мгновений Эрик изучал ее, размышляя, не упадет ли она снова в обморок.

— Рис не ищет именно тебя. Но рано или поздно он найдет твой след.

Рис Костейн. Одного имени достаточно, чтобы вселить ужас в сердце лучшего охотника. Костейн был известен как наиболее старый и опасный вампир в Северной Америке. Никто не знал наверняка, сколько ему лет. Поговаривали, что чем дольше живет вампир, тем меньше крови ему нужно, а самые древние могут даже выдерживать солнечный свет, хоть и недолго. Их сила фантастична, а сверхъестественное чутье только обостряется со временем.

Дейзи сглотнула.

— Сколько ему лет?

— Пятьсот двадцать или около того.

Пятьсот двадцать. Не многим вампирам хватало силы воли и выдержки, чтобы прожить так долго. Если она когда-нибудь снова окажется дома, то должна будет поделиться информацией с другими охотниками.

Она обхватила себя руками. Каковы ее шансы против такого старого вампира?

— Ты собираешься сдать меня ему? Поэтому ты держишь меня здесь?

— Нет, но ты представляешь собой проблему.

Дейзи вздрогнула. Как вампиры решают «человеческую проблему»? Ей не хотелось об этом знать.

— Что ты собираешься со мной делать?

— Черт побери!

Эрик не представлял, что сделает е ним совет во главе с Рисом, если станет известно, что он укрывает пресловутого похитителя крови. Глядя на хрупкую фигурку и невинные зеленые глаза девушки, невозможно представить, что она разыскивает вампиров и ворует их кровь.

Он тихонько выругался. Нужно было последовать собственному совету ни в коем случае не связываться с Дейзи О’Доннелл. От смертных женщин одни проблемы. За триста двадцать пять лет он мог бы это усвоить.

Эрика посетила новая идея, и он хмыкнул.

— Ведь это ты уничтожила Сауля, не так ли? Можешь не отвечать. Я вижу правду в твоих глазах. Вот дьявол!

— Это была самозащита! — вскричала Дейзи. — Что я должна была сделать — позволить ему убить меня?

— Ты должна была держаться подальше от него.

Эрик тряхнул головой. Родители Дейзи сошли с ума, когда позволили своей дочери ввязаться в такое опасное дело. Конечно, большинство вампиров беззащитны при свете дня, но не все. Любой, кому больше ста лет, чует опасность и при необходимости защищает себя.

Он снова выругался. Конечно, нет ничего хорошего в том, что она торгует вампирской кровью. И он мог бы отговорить Риса от мести за это. Но ничто бы не защитило Дейзи от Риса, узнай тот, что она убила одного из них.

Теперь девушку трясло.

— Полагаю, у меня крупные неприятности.

— О да, — пробормотал он, обнимая ее.

«Как и у меня».

Эрик покинул дом после того, как Дейзи заснула. Что же с ней делать? Этот вопрос снова и снова крутился в его сознании, как заевшая пластинка. Отпустить ее домой он не мог. Если Рис узнает, что это Дейзи похитила кровь Тины и уничтожила Сауля… Эрик тряхнул головой. Ему не хотелось даже думать о том, что тогда произойдет с девушкой. Большую часть времени Рис был легким в общении, однако если кто-то переходил дорогу ему или любому из его клана, становился невероятно жестоким, даже по вампирским меркам.

Итак. Он не мог отпустить ее, как, впрочем, и держать в своем доме. Не очень-то комфортно он себя чувствовал, когда отправлялся спать, зная, что похититель крови находится под его крышей. Убийство Сауля доказало, что Дейзи — охотник, с которым стоит считаться. Эрик не собирался становиться следующей жертвой.

Он почти собрался вернуться домой, когда рядом возник Рис.

— Приятель, как насчет полуночного перекуса?

— Я как раз собирался домой.

— Не годится. Еще рано, и я чувствую свежую кровь.

Решив, что отказ может возбудить у Риса подозрения, Эрик последовал за ним в район Санта-Моники, где вампиры нашли двух бездомных стариков, распивающих на пирсе бутылку дешевого вина.

— Я беру того, что слева, — сообщил Рис.

— Всегда лучшее достается тебе, — пробормотал Эрик.

Рис пожал плечами:

— Потому что я старше и…

— Мудрее и сильнее, — закончил фразу Эрик. — Да, знаю.

Самодовольно ухмыляясь, Рис схватил свою жертву и притянул к себе. Мгновение спустя в соленом воздухе запахло кровью.

Лицо Эрика исказила гримаса, когда он положил руку на плечо второго мужчины. От пьянчуги пахло перегаром, мочой и давно не мытым телом. Бормоча проклятия, Эрик разжал хватку, и бездомный отпрянул, а затем развернулся и побежал по пирсу так быстро, как позволяли его подкашивающиеся ноги.

Подняв голову от шеи второго пьянчужки, Рис ухмыльнулся:

— Ты всегда так разборчив в еде.

— А ты всегда ешь как свинья.

— Да, но свинья старше и мудрее.

— Старшее и мудрее, черт возьми! — возмутился Эрик.

Риса обратили всего через пару месяцев после того, как ему стукнул двадцать один год; Эрику минуло тридцать. Однако Рис гораздо дольше был вампиром. Возможно, это сделало его мудрее, но иногда он вел себя как самонадеянный подросток. Что касается силы, тут Эрик не мог поспорить. Вампиры с возрастом становились все сильнее.

Усмехнувшись, Рис склонился к шее своей жертвы и снова принялся пить.

Подойдя к перилам, Эрик вгляделся в темную воду, возвращаясь мыслями к Дейзи. Что он делает здесь, когда мог бы быть дома, с ней? Рис хлопнул его по спине, и пришлось обернуться.

— Найдем что-нибудь соответствующее твоим вкусам?

Похоже, Костейн был в хорошем расположении духа.

Эрик кивнул. Рис никогда не позволял ему забыть о социальной разнице между ними. Эрик был старшим сыном состоятельного землевладельца. Достигнув совершеннолетия, он унаследовал богатство и титул. Рис же был незаконнорожденным сыном проститутки, вынужденным воровать и попрошайничать, чтобы выжить. Эрик считал странным поворот судьбы, благодаря которому они встретились и стали друзьями.

— Что-нибудь ароматное и изысканное, — предположил Рис, глядя искоса, — что подходит мужчине твоего положения.

— Достаточно! — отрезал Эрик.

— Никогда не будет достаточно, — нараспев произнес его компаньон.

— Ну, началось, — проворчал Эрик.

Они спустились с пирса и направились к пляжу. Возможно, Рис был мудрым и древним, но меланхоличным донельзя.

— Никогда не будет достаточно. — Он вскинул в воздух руку. — Даже пятьсот двадцать лет спустя мне недостаточно. У тебя всегда было все.

— Это было очень давно.

— Но все же было. — В голосе вампира появилась горечь. — Жена, дети…

— Рис, лучше не будем об этом.

— Ты прав! Прав! Прошлое осталось позади и должно быть забыто, но у нас есть час или два до рассвета, и я все еще голоден. Идем, проведем ночь с чем-нибудь молодым и вкусным.

Как раненый зверек, ищущий убежища, Дейзи зарылась глубже под одеяло. Обычно она вскакивала и принималась что-нибудь делать, но не сегодня. Интересно почему? Причина обрушилась на нее как ледяной душ. Рис Костейн охотился за ней и, если верить Эрику, не собирался останавливаться, пока не найдет.

— И что же ты будешь с этим делать? — пробормотала она. — Лежать здесь и ждать, пока он придет?

Сбросив одеяла, девушка отправилась вниз. Кофе. Ей нужен кофе. И что-нибудь, чем можно писать. В своей сумочке она обнаружила ручку и старый конверт.

Сев на диван и поставив рядом чашку кофе, Дейзи принялась записывать все, что знала о вампирах. Ее отец всегда говорил, что сила — в знании, так что она знает о немертвых? Чеснок им не страшен. Наиболее древние из них не так уж беспомощны днем. Передернувшись, она вспомнила, что ей даже не понадобился молоток, чтобы вонзить кол в сердце Сауля. Эрик мог накладывать на дом заклятия, не позволявшие ей выйти. Были ли это вампирские способности или магические? От отца она знала, что святая вода и кресты не слишком помогают. Что касается зеркал, только юные вампиры не видят собственного отражения. Этот факт всегда смущал Дейзи.

Она резко выпрямилась, так как ей в голову пришло нечто неожиданное. Почему Эрика не было в списках вампиров на сайте охотников? Разумеется, он мог менять имена. Иногда такое происходило, однако рано или поздно кто-нибудь из охотников узнавал новый псевдоним, как и новое место убежища, если вампир менял и его. Дейзи хотела спросить Эрика, почему его нет в списке, но была уверена, что он не ответит. Кроме того, она не собиралась упоминать охотничий сайт, как и список своего отца.

Покончив с кофе, девушка вернулась на кухню. Съев тост с маслом и выпив апельсинового сока, она, мучаясь от любопытства, отправилась вниз, в убежище Эрика.

Перед дверью она остановилась, вдруг испугавшись мысли, что увидит его спящим.

— Прекрати, Дейзи, — сказала она себе. — Пару дней назад ты уничтожила вампира. Если уж ты смогла сделать это, то сможешь и посмотреть на Эрика, когда он спит, или отдыхает, или лежит мертвым, или какого черта он там делает.

Она решительно потянулась к ручке и с удивлением обнаружила, что дверь не заперта. Конечно, о чем беспокоиться вампиру? С тех пор как он отобрал у нее оружие, шприц, и мобильный телефон, бояться стало нечего.

Глубоко вздохнув, Дейзи шагнула внутрь. В последний раз, когда она была здесь, у нее не хватило времени оглядеться. Теперь она заметила, что находится вовсе не в подвале, а в большой комнате. Это скорее всего могло быть семейной гостиной. На потолке на большой черной цепи висела большая люстра с восемью рожками. По обе стороны камина до самого потолка высились книжные шкафы. Кроме них, мебели в комнате не было. Комната тонула в полумраке, не считая света, проникавшего сюда со второго этажа, и было сложно различить что-либо, стоя на пороге.

Однако даже в темноте Дейзи безошибочно распознала очертания блестящего черного гроба. Глядя на него, девушка почувствовала, что смелость покидает ее. Внутри лежал Эрик. Он вампир. Она танцевала с ним. Позволяла ему целовать себя. И целовала его в ответ.

Заставив себя преодолеть страх, она на цыпочках пересекла комнату.

Крышка была открыта. Внутри лежал Эрик Делакур.

В джинсах и выцветшем сером джемпере, он выглядел так, словно просто прилег вздремнуть.

Все вампиры, которых она видела, выглядели абсолютно мертвыми. Почему не он? Его кожа не выглядела бледной и восковой. Если она прикоснется к нему, почувствует ли он? Интересно, холодна ли его кожа? Бьется ли сердце, когда он спит? Она нахмурилась. А бьется ли оно, когда он бодрствует?

Не успели все эти мысли пронестись в ее сознании, как ноздри вампира затрепетали, а глаза открылись, и Дейзи встретилась с ним взглядом. В его темных глазах появилось беспокойство и тревога.

Как по волшебству, свечи вокруг вспыхнули, осветив комнату ровным золотистым сиянием.

— Что-то случилось?

Дейзи покачала головой, не говоря ни слова. Его голос звучал так… так естественно.

Он приподнялся на локте, озабоченно сдвинув брови:

— Что ты делаешь здесь, внизу?

— Я… мне… — Она подняла одно плечо, затем опустила. — Мне просто стало любопытно.

— Любопытно?

— Я…

Она закусила губу, но потом решила, что совсем не обязана оправдываться. Почему бы не сказать ему правду?

— Мне было интересно, как ты выглядишь, когда…

Она показала на гроб.

— Ах, — пробормотал он. — Хотела посмотреть, как я выгляжу во сне?

Дейзи кивнула.

Он нахмурился сильнее.

— Почему?

— Даже не знаю.

— Женское любопытство, полагаю, как у Алисы в Стране Чудес.

— Полагаю, так.

— Думаю, в качестве похитителя крови ты видела немало спящих вампиров.

Дейзи рассеянно кивнула.

— Как ты узнал, что я здесь?

— Я почуял тебя.

— От меня что, пахнет? — спросила Дейзи, смутившись.

— Вовсе нет. — Он криво ухмыльнулся. — От тебя исходит приятный аромат.

Ей не казалось, что это так уж хорошо. Не сейчас, когда он был хищником, а она — добычей.

— Все это очень увлекательно, — произнес он, зевая, — но мне нужно спать.

— Конечно, мне жаль, я не должна была…

Он сделал неопределенный жест рукой. Свечи погасли, а вампир опустился в гроб, погружаясь в темный сон, и его глаза закрылись.

— …беспокоить тебя, — закончила Дейзи.

Она смотрела на него еще несколько мгновений, затем со вздохом покинула убежище. Как можно тише закрыв тяжелую железную дверь, девушка принялась подниматься по лестнице.

Вампир или нет, но он был самым интригующим мужчиной, которого она когда-либо встречала.

Несколько часов Дейзи провела в обществе книг и телевизора, затем приготовила обед, посмотрела еще один фильм; после этого ей стало скучно, и она обнаружила сборник кроссвордов. Вампиры, разгадывающие кроссворды. Кто бы мог подумать? Открыв книжку, она обнаружила, что несколько страниц было заполнено. Чернилами.

Она приготовила ранний ужин — отчасти потому, что почувствовала голод, отчасти потому, что готовка и мытье посуды помогали убить время. Дома время никогда не тянулось так медленно.

Она только принялась за следующий кроссворд, как появился Эрик. Мгновение назад она была в комнате одна, а в следующее он уже стоял рядом.

Сборник упал на пол, когда она прижала руку к груди.

— Как ты это делаешь?

Он пожал плечами:

— Разум сильнее материи, полагаю.

Дейзи подняла книжку и положила на чайный столик.

Эрик сел рядом.

— Я не хотел напугать тебя.

— По-моему, я потеряла год жизни от испуга, — раздраженно проворчала девушка. — Все вампиры могут вот так появляться из ничего?

— Насколько мне известно, да.

Дейзи нахмурилась. Ей пришло в голову, что для девушки из семьи охотников она знала слишком мало, а то, что знала, не всегда оказывалось правдой. Ей следовало уделять больше внимания рассказам отца, но в те времена она была слишком юной и самонадеянной. Оглядываясь назад, на последние несколько лет жизни, Дейзи осознала, что ей повезло остаться в живых. Надолго ли еще хватит ее удачи, особенно теперь, когда за ней охотится вампир, которому больше пятисот лет?

Она склонила голову к плечу.

— Сколько тебе лет?

Вряд ли Эрика можно было винить зато, что этот неожиданный вопрос вызвал у него удивление. На секунду девушке показалось, что он не ответит.

— Я стал вампиром триста двадцать пять лет назад.

Ага. Это объясняет, почему он бодрствовал днем, когда она заявилась сюда. Может быть, это также являлось причиной того, что вампир так естественно выглядел во сне. Без сомнения, его кровь стоила дорого, как он и говорил.

Дейзи точно знала, что вампиры считались молодыми в течение первой сотни лет; те, кому удавалось выживать дольше пяти столетий, переходили в разряд древних. Разумеется, по внешнему виду вампира невозможно было определить, как долго он является немертвым, поскольку после обращения процесс старения останавливался.

— Когда тебя обратили?

Она как-то слышала о вампирше, которая чувствовала себя такой одинокой, что сделала вампиром пятилетнего ребенка в надежде обрести компанию в лице маленькой девочки. Девочка становилась старше эмоционально, но ее тело навсегда осталось прежним. Жуткая судьба — иметь взрослый разум, запертый в детском теле.

Эрик положил руку на спинку дивана.

— Сегодня ты полна вопросов, мой цветочек. Тому есть какая-то причина?

— Никакой причины. — Она откинулась на спинку дивана и сложила руки на животе. — Просто интересно.

Он посмотрел на нее прищурившись, словно пытаясь оценить, насколько она искренна, затем пожал плечами:

— Меня обратили в мой тридцатый день рождения.

Без сомнений, ту ночь он никогда не сможет ни забыть, ни простить.

— Не слишком приятный подарок, — заметила Дейзи.

— Точно. Хотя ни один другой подарок, который я получил в тот вечер, не сохранился так надолго.

Девушка нахмурилась, удивленная, что он может шутить о том, что перевернуло всю его жизнь с ног на голову.

— Как же это случилось?

— Моя жена…

— Ты был женат?

— Конечно. Я был здоровым мужчиной в расцвете сил.

«У тебя были дети?

— Да. — Он посмотрел мимо нее, его голос почти превратился в шепот. — Мальчик и девочка.

— Прости, я не хотела будить неприятные воспоминания.

— Это было очень давно.

Но даже сейчас, спустя все эти годы, он отчетливо помнил их лица, слышал голос своей жены, смех детей.

— Но тебе все еще больно, — тихо произнесла Дейзи.

— Да.

— Твоя жена знала, что ты колдун?

— Конечно. Такие вещи трудно скрыть.

— И она не возражала?

— К тому моменту я уже несколько лет не занимался магией.

Он полностью отказался от магии, женившись. Его мать так и не смогла простить ему, что он презрел свои наследственные способности. Одни люди занимались магией намеренно, а другие, как Эрик и его мать, были рождены для этого.

— Продолжай, — попросила Дейзи. — Ты сказал, что тебя обратили, когда тебе было тридцать.

— Да. Абигейл, моя жена, устроила мне сюрприз. Думаю, она пригласила весь Лондон…

— Значит, ты из Англии?

— По происхождению — да.

Тогда он был богатым человеком, унаследовавшим дворянство, владельцем большого поместья и множества слуг.

— Ты говоришь не так, как англичане.

— Я утратил акцент много лет назад.

Дейзи пыталась представить, каким же был Эрик прежде. Она старалась вообразить его в одежде того времени, осматривающим свои земли, сидящим во главе стола, но не могла. Еще сложнее было представить его с женой и детьми.

— Как я сказал, Абигейл устроила для меня праздник. Я беседовал с гостями в бальном зале после ужина, когда увидел незнакомую женщину. Я предположил, что это подруга Абигейл. И подошел, чтобы представиться.

На мгновение он прервался, полностью погрузившись в воспоминания.

— Не нужно говорить, что она не являлась ни подругой жены, ни чьей-либо еще. Она уговорила меня выйти показать ей сад при лунном сиянии. И когда мы оказались одни…

Эрик снова остановился. Было видно, как он сжал челюсти.

— …Когда мы остались одни, она сначала загипнотизировала меня, и пока я оставался в ее власти, показала мне, чем она в действительности является. Я боролся с ней, но бесполезно. Она была маленькой и хрупкой, но обладала силой двенадцати взрослых мужчин. Она выпила меня почти целиком, а потом предложила выбор: я мог или умереть, или стать таким же, как она.

Эрик встал и принялся мерить комнату шагами.

— Тогда я еще не вполне понимал, что значит быть вампиром. Я думал, что мне потребуется всего лишь пить кровь, чтобы выживать, и я был готов на это, готов на все, только чтобы остаться с моей семьей.

У него вырвался горький смешок.

— Какая глупость! Я не вернулся в дом. Остаток ночи я провел, пытаясь осознать произошедшее. Я убеждал себя, что все будет в порядке, что я смогу скрыть от Абигейл и от детей то, чем стал. Следующий день я провел, зарывшись в сено в конюшнях. Однако, проснувшись, я был невероятно голоден.

Дейзи уставилась на него, боясь услышать продолжение.

Он остановился перед очагом, опершись руками о каминную полку.

— Я. слышал, как бьются сердца тех, кто находился в доме. Слуг. Гостей, оставшихся на ночь. Абигейл. Моих детей. Я выбрался с сеновала с единственной мыслью — утолить голод.

— Но ты не?..

Она представила, как он, обезумев от голода, врывается в дом и, обнажив клыки, нападает на жену и детей.

Он медленно обернулся к ней:

— Нет, но я мог бы. Вместо этого я напал на конюха, который пришел кормить лошадей. Жажда… Это оказалось сильнее и больнее, чем я мог себе представить. Он не выжил. Когда я пришел в себя и увидел, что натворил, то понял, что никогда больше не смогу посмотреть в глаза Абигейл, никогда не смогу позволить себе приблизиться к ней или к детям. Я оседлал лошадь и покинул поместье. И никогда не возвращался.

— Никогда?

Эрик тряхнул головой:

— Я отправил ей письмо, в котором сообщил, что уезжаю в Америку, что сожалею…

Это оказалось самым сложным. Его утешало лишь то, что его жена и дети были обеспечены и что они не были одни. Родители Абигейл жили неподалеку, как и его собственные. Он знал, что они присмотрят за его семьей.

— Значит, ты больше никогда их не видел?

— Они никогда не видели меня. Я не поехал в Америку. Не смог их оставить. И всегда держался неподалеку, но вне их поля зрения. Я наблюдал, как мои дети выросли, женились и завели собственных детей. А когда выросли мои правнуки, я покинул страну.

Не желая возвращаться на родину и будить неприятные воспоминания, он больше не приезжал.

— Что случилось с вампиршей, которая обратила тебя?

— Я уничтожил ее.

Словно обессиленный рассказом, Эрик упал на диван. Ему потребовалось пятьдесят лет, чтобы отыскать Илиану. Единственное, о чем он сожалел, так это о том, что ее страдания закончились слишком быстро, в то время как его собственные продолжались до сих пор.

— Мне интересно одно, — произнес он через некоторое время.

— Что?

Испугавшись, что может затронуть неподходящую тему, Эрик все же не смог сдержать овладевшего им любопытства и спросил совсем не то, что хотел:

— Почему ты не тронула картины, когда разрушала все остальное в доме?

Глава 13

Дейзи нахмурилась, задаваясь вопросом, почему он спросил об этом только сейчас, а затем пожала плечами.

— Я думала об этом, — призналась она. — Но не смогла. Они прекрасны!

Она широким жестом обвела пустующие стены гостиной.

— Почему бы тебе не повесить здесь несколько? Просто стыдно держать такие шедевры под замком, где их никто никогда не увидит.

Она никогда раньше не видела таких прекрасных работ. Большинство из них были довольно мрачными: море во время шторма; идущие ко дну корабли; оголодавшие волки, крадущиеся среди деревьев; рыцарь в доспехах, сражающийся с огнедышащим драконом. Больше всего ей полюбился одинокий замок на утесе, открытый всем ветрам.

— Кто художник? — спросила Дейзи. — Я не специалист, но похоже, что у всех картин один и тот же автор.

— Именно так, — согласился вампир, польщенный, что она оценила его произведения.

Он часто думал о том, чтобы повесить парочку на стену, но ему казалось признаком тщеславия украшать стены дома собственными работами.

— Я бы хотела одну, но не уверена, что смогу позволить себе купить… — Она вдруг уставилась на Эрика, наконец поняв. — Они твои, да? Художник — ты.

Он небрежно пожал плечом:

— Пойман на месте преступления.

Дейзи могла лишь безмолвно рассматривать его. Кто бы мог подумать, что вампир может обладать таким талантом? Впрочем, у него было триста двадцать пять лет, чтобы отточить мастерство.

Еще десяток вопросов толпилось в сознании Дейзи, но прежде чем она успела раскрыть рот, в дверь постучали.

В ее сердце появилась надежда. Может, все-таки удастся найти способ передать сообщение с визитером, кем бы он ни был.

Эрик замер.

— Дейзи, иди наверх. Немедленно.

— Я не хочу.

— Нет, ты пойдешь. — Он вскинул руку, видя, как в ее глазах рождается протест. — Это Рис.

Рис! Это имя нагоняло ужас на Дейзи. Рис — вампир, искавший ее. Без лишних слов она выбежала из комнаты и взлетела вверх по лестнице.

Эрик дождался, пока дверь в спальню закроется за ней, прежде чем пригласить в дом повелителя вампиров.

— Проверяю убежища, — произнес Рис, переступая порог. — И камеры.

Он оглядел комнату, его глаза сузились, а ноздри затрепетали.

— Ты не один?

Эрик учтиво улыбнулся:

— Гость к ужину, как говорится. Я как раз собирался перекусить.

— О! — Рис улыбнулся, показывая клыки. — А на двоих не хватит?

— Не сегодня.

Вампир кивнул.

— Ты установил камеру?

— Еще нет.

— Это нужно было сделать к сегодняшнему дню.

— Ночь только началась. — Эрик бросил взгляд на лестницу. — И мой ужин ждет.

Рис поднял голову, принюхиваясь, словно кот перед входом в мышиную нору.

— Она пахнет как молоденькая и невинная.

— От тебя ничто не ускользнет, — сухо замет ил Эрик.

Ему приходилось прикладывать усилия, чтобы сохранять спокойствие и казаться равнодушным. Вампиру хотелось броситься между Рисом и лестницей, но любое движение могло возбудить подозрения или, хуже того, страсть древнего вампира к охоте.

— Приятного аппетита, друг мой.

— Да, и тебе, — ответил Эрик. — Но не здесь.

Рис вскинул руки, словно сдаваясь:

— Хорошо, хорошо, я ухожу. Встретимся позже в «Красной смерти». Мне сегодня хочется французской кухни.

Эрик кивнул. Рис открыл «Красную смерть» десять лет назад. Клуб находился на пустынном отрезке шоссе и предназначался исключительно для избранных посетителей. Вход был разрешен только вампирам да еще тем смертным, которые находили удовольствие в том, чтобы кормить немертвых.

Проводив Риса и заперев дверь, Эрик поднялся на нижнюю ступеньку лестницы. Он в замешательстве стоял там, задумчиво глядя наверх. Он поклялся в верности Рису и вампирам Западного побережья. Поклялся защищать их от врагов, а они поклялись защищать его. И он всегда держал обещание — до сих пор.

Он пробормотал проклятие, увидев, что Дейзи появилась на лестничной площадке. Какого черта он делает, пряча в своем доме похитителя крови? Защищать того, кто украл кровь Тины и уничтожил Сауля, — преступление высшего порядка. Если бы Рис и остальные узнали об этом, возмездие было бы скорым и необратимым.

Хотя он любил и этот дом, и климат южной Калифорнии, возможно, настало время всерьез задуматься о новом убежище, предпочтительно в другом конце страны или даже на другом краю света.

Дейзи смотрела на него сверху вниз, сдвинув брови.

— Опасность миновала?

— Он ушел.

Эрик любовался изгибом ее бедер, пока она спускалась по лестнице. Она была молодой, красивой, желанной. И стоила того риска, который влекло за собой ее пребывание здесь.

— Он меня пугает, — сказала она, спустившись.

— И правильно, — отметил Эрик.

Рис был настоящим вампиром — холодным и расчетливым. В мире людей было не много такого, что волновало Риса Костейна. На его взгляд, смертные годились лишь для одной цели. На все остальное ему было наплевать — возможно, потому, что когда-то его предала смертная женщина. Мало кто знал, что давным-давно Рис любил даму благородного происхождения. Обнаружив однажды Жозетту в постели с другим мужчиной, он впал в ярость и убил обоих. Эрик плохо знал ту историю, а Рис никогда ее не обсуждал.

Вампир последовал за Дейзи в гостиную, влекомый запахом ее волос, кожи, крови. Он хотел ее, всю, сегодня, сейчас. Хотел держать ее в своих руках, в своей кровати. Хотел пробовать на вкус ее теплые губы, чувствовать жар ее кожи, смаковать сладость ее жизненной сути. Он слышал, как она струится по венам — красный густой эликсир жизни.

Словно угадав его мысли, она резко обернулась, и они оказались лицом к лицу.

Увидев ее настороженный взгляд, Эрик осознал, что в данный момент его мысли и чувства, должно быть, написаны на его лице. Вампир в муках голода не самое привлекательное зрелище.

Пробормотав проклятие, он отвернулся, упершись руками в бока. Он был уверен, что сможет оградить ее от Риса. Гораздо меньше он был уверен насчет себя.

Дейзи смотрела Эрику в спину, напуганная хищным блеском, который заметила в его глазах. Он напомнил ей дикого зверя, готового атаковать добычу. Внутри зашевелился страх, от которого по всему телу побежали мурашки. Как она и боялась, вампир держал ее здесь лишь с одной целью.

Беспомощно окинув взглядом комнату, она не нашла ни места, где можно было спрятаться, ни оружия, чтобы защитить себя. Ей оставалось полагаться лишь на собственную смекалку и собственные силы, что вряд ли помогло бы ей. Сдавшись, она закрыла глаза и стала ждать.

Эрик провел руками вдоль бедер, раздраженный тем, что напугал ее. Неужели она и правда думает, что он держит ее в качестве ночной закуски?

Черт возьми, он пытался защитить ее от жестокого убийцы. Едва он подумал об этом, как тут же внутренне посмеялся над собой. Рис был не единственным. Будучи молодым вампиром, Эрик и сам совершал деяния, о которых теперь жалел и которых стыдился.

Глубоко вздохнув, он обернулся к ней:

— Дейзи? Дейзи, посмотри на меня.

Она очень медленно открыла глаза. Их зеленый цвет ярко контрастировал с бледной кожей.

— Я не собираюсь причинять тебе вред.

— Мне бы хотелось в это верить, — сказала она. — Очень хотелось бы, но… только что… твои глаза…

— Да, знаю, они краснеют, когда…

Он сделал неопределенный жест рукой.

— Когда ты испытываешь голод? Жажду?

Он шагнул к дивану, но остановился, когда девушка отпрянула.

— Мне жаль, что я напугал тебя, но ты очень желанна, причем во многих смыслах.

Она моргнула, уверенная, что в качестве добычи она вряд ли могла расценивать его слова как комплимент. В конце концов, зебрам вряд ли льстит внимание голодных львов.

Эрик выдохнул. Романы с вампиршами не были настолько сложными, потому-то он и избегал связей со смертными женщинами последние три сотни лет.

Скрестив руки на груди, он спросил:

— Как мне убедить тебя, что я не собираюсь причинять тебе вред?

— Отпусти меня домой.

— Ты действительно этого хочешь?

— Да, разумеется.

Но, произнося это, Дейзи вдруг засомневалась. Такой старый вампир, как Рис, наверняка бодрствует и днем. Если Эрик действительно не хотел причинять ей вред, то скорее всего здесь, в его доме, она была в большей безопасности. Разве что попросить Нонни приехать. Дейзи знала, что бабушка сможет защитить ее. Но настолько ли она уверена, чтобы рискнуть своей жизнью или жизнью Нонни?

Эрик ждал, наблюдая за молчаливой борьбой внутри Дейзи, пытавшейся решить, кто представляет для нее большую опасность — он или Рис. По большому счету ее решение не имело значения, потому что она оставалась здесь вне зависимости от своего желания.

— Буду ли я в безопасности дома? — с покорным вздохом спросила она.

— Не знаю.

— Я могла бы пожить с Нонни.

Она озвучила свое предположение, чтобы узнать реакцию вампира.

— Кто это?

— Моя бабушка. Это она сделала для меня компас. Раз она смогла найти способ выслеживать вампиров, то, я уверена, сможет наколдовать и защиту от Риса.

— А от меня?

Она отвела взгляд. Другого ответа ему не требовалось.

— Где она живет?

— В Бока-Ратон. У нее там сувенирный магазин.

— Она тоже охотник?

— Нет. Она делает и продает украшения и ракушки. Иногда еще амулеты.

— И ты думаешь, она сможет защитить тебя от Риса?

Девушка кивнула, хотя совсем не была уверена.

— Я подумаю об этом, — произнес Эрик. — А сейчас я должен встретиться с Рисом.

— Ты не скажешь ему, что я здесь?

— А ты как думаешь?

— Извини, это был глупый вопрос.

— Я скоро вернусь, — произнес он, проведя пальцами по ее щеке. — Веди себя хорошо, пока меня нет.

Поборов желание показать ему язык, Дейзи смотрела, как он уходит, хотя это было не совсем точным описанием. Он не вышел в дверь, а просто растворился в тумане из серебристо-серых пылинок, исчезнув из вида.

Дейзи глазела туда, где только что стоял вампир, потом тряхнула головой.

— Если бы я могла так делать, — проворчала она, — мне не нужно было бы беспокоиться ни о Рисе, ни о ком-либо еще.

Когда Эрик приехал в «Красную смерть», Рис ждал, его в баре.

— Вот и ты. Готов к десерту? — спросил Рис, добродушно ухмыляясь.

Эрик пожал плечами:

— Конечно, не откажусь от пары укусов.

Даже от трех или четырех. Он почувствовал, как внутри пробуждается голод от смешанных запахов теплой крови и желания, наполнявших воздух.

Он окинул взглядом клуб, заметив, что обычная для субботы толпа была в сборе. Смертные женщины оделись в провоцирующую одежду, главным образом черную, открывавшую горло и большую часть декольте. Разумеется, не все пользовались своими настоящими именами. У каждой была изящная брошь с каким-нибудь французским именем — Моник, Бабетт, Фифи. Мужчины носили жилеты и брюки, а имена у них были такие, как Анри, Этьен, Жак.

— Я забронировал две комнаты, — сообщил Рис, хлопая Эрика по плечу. — Моник уже ждет тебя в третьем номере. Встречаемся здесь.

Эрик кивнул. Он проследил взглядом за Рисом, который пересек зал и исчез в шестом номере, где его ждала сегодняшняя жертва. У Риса не было любимчиков в клубе. Его единственное требование заключалось в том, чтобы это была молоденькая блондинка.

Удивляясь внезапно охватившему его чувству вины, Эрик вошел в третью комнату. Клуб был обставлен мебелью в стиле Людовика V, на стенах висели картины. После свидания можно было воспользоваться небольшой ванной, если возникала такая необходимость.

Моник с приветственной улыбкой ожидала его на кровати. Она была красивой женщиной за сорок, с упругим телом и загорелой кожей. Овальное лицо обрамляли длинные рыжие волосы, Эрик приходил к ней с тех пор, как переехал в Калифорнию. Иногда ему нужна была лишь еда, а иногда он утолял и другой голод.

— Добрый вечер, — промурлыкала она. — Чего ты сегодня хочешь, мой темный рыцарь?

Эрик хмыкнул. Ее темный рыцарь, в самом деле. Сев на край кровати, он отбросил волосы с ее шеи, затем наклонился и принялся покрывать поцелуями гладкий изгиб ее горла.

Со вздохом она подалась к нему, готовая дать все, что он пожелает.

Эрик быстро напился, все время думая о том, что сейчас в его руках могла бы быть Дейзи. Залечив ранки на шее Моник, он поцеловал ее в щеку, затем встал.

— До следующего раза, дорогая.

— Я надеялась, что ты останешься до утра, — произнесла она, мило надувая губки. — Мы давно не проводили ночь вместе.

Он выдавил улыбку.

— В следующий раз. Меня ждет Рис.

Улыбка на ее губах угасла. Между Рисом и Моник существовала стойкая неприязнь. Иногда Эрик задавался вопросом, что стало причиной тому, но никогда не говорил об этом ни с кем из них.

— До встречи.

Он вышел из комнаты, впервые за все время знакомства с Моник испытав облегчение.

Вскоре Рис тоже появился у барной стойки.

— Итак? — спросил Эрик. — Что нового?

— Об этом я хотел спросить у тебя.

— О чем ты?

— Ты как-то отдалился за последние дни.

Эрик пожал плечами:

— Хотелось побыть одному. Какие-то проблемы?

Рис поставил локти на стойку.

— Марайя. Она думает, ты что-то замышляешь.

— Да? Например, что?

— Черт меня побери. Ты знаешь Марайю. — Рис ухмыльнулся. — Она всегда жаждет крови по одному или другому поводу. Ей кажется, что ты недостаточно серьезно относишься к истории с похитителем крови, что ты, возможно, что-то скрываешь.

— Она права, — ответил Эрик. — Я прячу похитителя крови в заднем кармане.

— Слушай, я знаю, что ты не в восторге от Марайи, но будь снисходителен. Она беспокоится.

— Разве не все мы беспокоимся?

Рис ущипнул его за руку.

— Я сказал ей, что поговорю с тобой, и поговорил.

— Может, это я должен спрашивать, что происходит, — заметил Эрик. — С каких пор ты стал обращать внимание на то, что думают другие, особенно женщины?

— Думаю, старею. Черт, я всего лишь пытаюсь поддерживать мир. Ах да, еще одно, и потом я пойду. — Взгляд Риса стал серьезным. — Похититель крови снова нанес удар.

Пытаясь выиграть время, Эрик отхлебнул напиток. Он не знал, какой из похитителей нанес удар, но точно не тот, что жил под его крышей. Ведь этого не могло быть? Он отбросил эту мысль. Это невозможно. Дейзи все это время не выходила из дома. Однако…

— Откуда ты знаешь?

— Мне только что позвонила Марайя. Она должна была встретиться сегодня с Тиной и Крейгом. Когда она пришла, оба они были мертвы.

— Мне очень жаль.

Хотя Эрик не питал особых чувств ни к Тине, ни к ее смертному любовнику, бессмысленная смерть всегда была неожиданной.

— А почему ты думаешь…

Эрик выругался про себя. Он чуть не спросил Риса, почему тот думает, что в городе есть еще один похититель.

— Почему я думаю что? — переспросил Рис.

— Почему ты думаешь, что это работа похитителя крови, а не другого охотника?

Рис взглянул на приятеля, сузив глаза:

— А почему ты думаешь, что нет?

Эрик пожал плечами:

— Возможно, Тина и Крейг поссорились и убили друг друга.

Вероятность была весьма слабой, но в этом мире случались и более странные вещи.

— Также возможно, что Тина и Крейг совершили самоубийство, — в голосе вампира звучал сарказм, — но у Крейга в спине торчал десятидюймовый нож, а Тина была полностью обескровлена и пронзена колом. Не очень-то смахивает на двойное самоубийство.

— Хорошо, хорошо, — пробормотал Эрик. — Как скажешь.

Рис кивнул:

— Именно как я скажу.

Эрик хмыкнул. Если и было в повелителе вампиров что-то раздражавшее его, так это способность вампира всегда все делать по-своему, не важно, прав он был или нет.

— Но похититель крови никогда прежде не убивал смертных. — Эрик забарабанил пальцами по барной стойке. — Кроме того, если бы он хотел уничтожить Тину, то сделал бы это еще в первый раз. Почему он взял ее кровь, но не ее голову?

Эрик не знал, кто убил Тину и Крейга, но это была не Дейзи.

— Черт меня возьми, если я знаю.

— Звучит не очень логично.

— Многие вещи в мире нелогичны, — сухо парировал Рис.

Эрик кивнул. С этим он не мог поспорить.

— Наверное, в первый раз кто-то спугнул его, — размышлял вслух повелитель вампиров. — Но это не имеет значения. Теперь уже не имеет.

— Да?

— Да. — Рис улыбнулся с хищным блеском в глазах. — Я забыл сказать о самом интересном.

— И о чем же?

— На этот раз похититель крови оставил после себя запах.

Глава 14

Эрик вдруг успокоился, а затем расслабился. Это не могла быть Дейзи, но для другого охотника новости были не слишком хорошими.

— Это кто-то, кого ты знаешь?

— Нет, — ответил Рис. — Но теперь мы можем искать.

— Ты последовал за запахом?

— Потерял его на трассе. Если бы убийство произошло у Тины, у нас осталась бы видеозапись.

Эрик ухмыльнулся.

— К завтрашнему дню у тебя должна быть камера.

— Нет.

— Какого черта?

— Мне не нравится эта идея.

— Это была твоя идея!

Эрик пожал плечами. Он не мог установить камеру, пока в его доме находилась Дейзи.

— Мне наплевать, нравится это тебе или нет. Мы все согласились, что это нужно сделать.

Эрик склонил голову к плечу:

— А в твоем убежище есть камера?

Рис откашлялся.

— Нет, пока нет, — пробормотал он.

— Вот и хорошо. Когда ты ее установишь, я тоже это сделаю.

Ругаясь, повелитель вампиров развернулся и пошел прочь от бара, пробираясь к выходу.

— Вот черт!

Эрик прикончил напиток и уставился на дно бокала. Если в городе действительно есть другой охотник, это снимает подозрения с Дейзи. Никто из вампиров не знает о ней, никто не знает, что это она взяла кровь Тины и уничтожила Сауля. Она нигде не оставляла своего запаха. Получается, для нее нет непосредственной угрозы со стороны Риса и остальных. И он может отпустить ее домой. Идея, что его дом снова станет принадлежать лишь ему, должна была доставить вампиру удовольствие. Однако этого не произошло.

Через пару минут к бару вернулся Рис, обнимающий за плечи длинноногую блондинку.

— Поговорим о наших проблемах позже, — произнес он. — А прямо сейчас у меня есть неотложное дело, которое мы с вкусной Жан Мари должны решить.

Девушка взглянула на Риса. Ее лицо было невероятно бледным и выражало смесь восхищения с нетерпением. Эрик задался вопросом, сколько вампиров пили из нее сегодняшней ночью. Время от времени в клубе случались смерти, в основном по случайности, когда жертва настолько увлекалась общением с вампирами, что позволяла взять слишком много. Такие смерти замалчивались, тел никогда не находили.

Эрик посмотрел вслед паре, которая исчезла в одной из комнат. Он помедлил, задумавшись о том, насколько осложнилась его жизнь, а затем, улыбаясь про себя, поспешил домой, к той самой женщине, которая являлась причиной всех его неприятностей.

Дейзи вытянулась на диване, начав дремать, как вдруг ощутила присутствие Эрика в доме. Она вскочила, опасаясь, что Рис мог прийти вместе с ним.

— Это всего лишь я, — произнес Эрик.

— Что он хотел? Он знает, кто я?

— Нет. Очевидно, в городе появился другой охотник. Рис учуял его запах в доме у приятеля Тины.

Дейзи обняла себя руками, испытав облегчение оттого, что повелитель вампиров не знает о ее существовании.

— Тина… Охотник уничтожил ее?

— Да, в этот раз она умерла, и ее друг тоже.

— Он был вампиром?

— Нет, просто мальчишка, оказавшийся не в том месте не в то время.

Дейзи закусила губу. Она сожалела об этих смертях, но в данный момент имело значение лишь то, что Рис не знает о ней.

— Теперь я могу пойти домой? — подумала она вслух.

— Полагаю, да.

Он опустился в кресло, стоящее напротив дивана. Она была такая красивая. Как он мог позволить ей уйти? Он знал ее чуть дольше недели, но ему казалось, что она всегда была здесь, была частью его жизни. Он станет скучать по ее обществу и по их беседам, по запаху ее шампуня, ее смеху и по сексуальному притяжению между ними.

Дейзи смотрела на Эрика, спрашивая себя, почему она вдруг упала духом. Ей следовало бы прыгать от счастья, ведь теперь она вне опасности и попадет домой, будет спать в своей постели. Так почему же ей не радостно?

— Я могу отвезти тебя сегодня, если это то, чего ты хочешь, — произнес Эрик.

— Ну, мне нужно собраться, и… уже поздно. Я могу уйти завтра, если тебя это устраивает.

Он кивнул:

— Конечно. Как тебе будет угодно.

— Спасибо, что заботишься обо мне. И что защищаешь меня. Я… я… ценю это.

— Никаких проблем.

— Ты ведь не собираешься уезжать из города, правда? Я обещаю никому не говорить, где ты живешь, и не приходить сюда больше.

Откинувшись на спинку кресла, Эрик скрестил руки на груди. Уехать из Лос-Анджелеса было бы наиболее правильным решением. Он знал, что Рису его переезд не понравился бы, но не повелителю вампиров это решать.

— Эрик… Прошу, не уезжай.

— Почему? Я ведь зло, забыла? Ты сама так сказала. Вампиры — ужасные чудовища.

Услышав собственные слова, произнесенные вампиром, Дейзи почувствовала, как ее щеки заливает жар.

— Я ошибалась. Во всяком случае, это не касается тебя. Ты не чудовище.

— О… А кто же я?

Невозможно было ответить на этот вопрос, не выставив себя полной дурой. Дейзи знала, что он вампир, живущий за счет крови других, но больше это не имело значения. За последние несколько дней ее привязанность к Эрику так возросла, что теперь она не могла представить себе жизни без него. Но она не могла произнести этого вслух, ибо как бы он ни привлекал ее и как бы она ни привязалась к нему, они принадлежали к разным мирам. У них не могло быть будущего, и все же она не могла свыкнуться с мыслью, что он покинет город.

— Кто я, Дейзи?

— Ты… ты мой друг, а у меня их не много, и я не хочу тебя потерять.

Она выпалила все это на одном дыхании, а затем опустила глаза, опасаясь, что он начнет смеяться над ней.

— Дейзи, взгляни на меня.

Она медленно подняла на него взгляд.

— У меня вообще нет друзей.

— А как же Рис?

— В каком-то смысле, но я не доверяю ему, по крайней мере не так, как тебе.

— Тогда ты останешься? — с надеждой спросила она.

— Да.

Он бы остался независимо от ее желания, потому что на всем свете не было ничего, что могло бы заставить его уехать из этого города, пока Дейзи находилась здесь.

— Завтра я отвезу тебя домой.

Следующий день тянулся медленно и все же кончился слишком быстро. Сначала Дейзи бродила по дому, затем поднялась наверх, в мастерскую Эрика. Это была огромная комната без мебели. Исключение составлял длинный деревянный стол, на котором лежали палитры и тюбики с краской, кисти и мастихины, тряпки в пятнах краски, стояли банки с гипсом и олифой и мольберт. В углу находилась кипа чистых холстов. Она остановилась, чтобы получше рассмотреть замок, который так понравился ей. Интересно, это реальное место, имеющее какое-то особое значение для Эрика?

Позже она отправилась в спальню, чтобы сложить вещи, и только тогда обнаружила, что у нее нет чемодана. Она приняла душ и вымыла голову, затем провела два часа за просмотром любовной истории по телевизору и отправилась на кухню готовить обед. И пока делала сандвич, ее вдруг осенило — она едет домой. Сегодня можно будет готовить ужин в собственной кухне. Уже два дня она не выходила на улицу. Может, сегодня она выберется куда-нибудь поесть.

Налив в высокий стакан чаю со льдом и добавив туда сахар и лимон, Дейзи села за кухонный стол, пообедать и поразмыслить о собственном будущем. Она всегда воспринимала вампиров лишь как злобных созданий, чудовищ, лишенных чего-либо человеческого. И всегда без малейшего зазрения совести брала их кровь. Дейзи, всегда гордилась своим братом Алексом. Они с Брэндоном брали кровь, Алекс — головы. Он был одним из лучших охотников в Штатах, а может, и во всем мире.

Дейзи отложила недоеденный сандвич. Встретив Эрика, она больше не считала всех вампиров такими уж злыми существами. Да и как она могла? Он пробовал ее кровь, это правда, но ведь именно это и делают вампиры. Все равно как ненавидеть кошек за то, что они охотятся на птиц, или львов, которые убивают газелей. Такова природа хищника. Эрик держал ее здесь против воли, но лишь для того, чтобы защитить от Риса.

— Эрик…

Она прошептала его имя и вскочила, когда он действительно появился перед ней, словно она хотела, чтобы он пришел. Возможно, так оно и было.

— Ты рано встал.

— Ты сегодня уезжаешь. Я хотел провести как можно к больше времени с тобой.

— Я тоже буду по тебе скучать.

Ей захотелось спросить, нельзя ли ей остаться подольше, но какой в этом смысл? Чем больше времени она проведет здесь, тем тяжелее будет уехать. Вместо этого Дейзи напомнила себе, что они принадлежат к разным мирам. Она похититель крови. Он вампир. Она продавала кровь немертвых; он пил кровь живых, чтобы выживать.

Глядя на него, Дейзи задавалась вопросом, как могла женщина в здравом уме хоть на мгновение задуматься об отъезде. Каждый раз, когда она видела Эрика, ее вновь поражала мужественная красота его точеного лица и мускулов. Возможно, то, что она чувствовала, не было любовью, а лишь обычной старой доброй страстью. В конце концов, ни одна женщина старше двадцати не могла посмотреть на Эрика Делакура и не испытать жгучего желания прикоснуться к его рукам или почувствовать эти руки на своем теле. Одна лишь мысль о его объятиях заставила ее вспыхнуть.

Встряхнувшись, Дейзи посмотрела на Эрика, пересекающего комнату. Вытащив из-под стола стул, он повертел его так и сяк, а потом сел на него верхом.

— Ты в порядке? — спросил он. — Ты слегка покраснела.

— Все в порядке.

Хмыкнув, Эрик достал из кармана куртки ее телефон и набор инструментов и отправил ей через стол. Засунув руку в другой карман, он нащупал компас. Ему не хотелось возвращать его, хотя оставлять его смысла не было. Если Дейзи захочет продолжать искать вампиров, то все, что ей нужно, — это попросить свою бабушку сделать еще один такой же.

— Есть ли хоть один шанс, что ты перестанешь быть похитителем крови?

— Нет.

— То, что Рис не знает, кто ты, еще не значит, что не узнает. До сих пор тебе просто везло.

Она привычно вздернула подбородок.

— Мне не удастся тебя отговорить, не так ли?

Дейзи покачала головой:

— Не думаю.

Достав компас из кармана, Эрик швырнул его на стол:

— Тогда он тебе пригодится.

— Спасибо.

Она накрыла рукой компас и вспомнила тот день, когда Нонни дала его ей…

— Ты уверена, что хочешь пойти по стопам отца? — спросила Нонни.

Они сидели на ее крыльце под навесом. Внизу волны накатывались на берег в бесконечном ритме. В воздухе парила чайка; вдали рассекал водную гладь дельфин.

— Да, — твердо ответила Дейзи. — Это именно то, чем занимаемся мы, О’Доннеллы.

— Это чревато опасностями, а награда ничтожно мала, — заметила Нонни.

Дейзи пожала плечами:

— Отец готовил меня к этому с раннего детства. Это единственное, чем я когда-либо хотела заниматься. И единственное, что я умею делать.

— Дейзи, дитя мое. — Нонни наградила ее скептическим взглядом. — Я знаю, что это неправда.

Бабушка достала компас и потерла его шишковатой рукой.

— Он будет вести тебя, но не сможет защитить.

— Понимаю.

— Если ты последуешь за ним, он может повести тебя дорогой, на которой ты и не думала оказаться.

Дейзи нахмурилась:

— Что это значит? У тебя было одно из твоих видений?

— Узнаешь, но в свое время.

Дейзи посмотрела на Эрика. Может, это он стал той самой дорогой? Она тряхнула головой. Как бы она ни привязалась к Эрику, между ними лежала пропасть. Самым правильным было бы смириться. Она слышала истории о смертных, влюбившихся в вампиров. Ни одна история не закончилась хорошо. В большинстве случаев смертные погибали от руки своих возлюбленных, случайно или целенаправленно. Встречаться с вампиром было все равно что приручить дикого зверя. Никогда не знаешь, когда нападет.

Эрик положил руки на спинку стула.

— Итак что, ты очень спешишь домой, или я могу уговорить тебя пойти потанцевать в клуб?

— Мне нравится эта идея.

Последняя ночь вместе, прежде чем попрощаться.

— Ты собрала вещи?

— Почти. Только у меня нет чемодана.

— Идем. У меня есть парочка.

Она поднялась вслед за ним в спальню, в которой спала эти дни. Открыв гардероб, он вытащил большой темно-синий чемодан и еще один, поменьше.

Дейзи ждала, что он уйдет, но он продолжал стоять в дверях, глядя на нее, пока она складывала одежду в большой, а туалетные принадлежности и косметику — в маленький.

— Наверное, ты рад от меня избавиться, — заметила девушка, застегивая чемодан. — И остаться один в своем доме.

— Я думал так, но теперь… Думаю, что буду скучать по тебе.

Взяв ее багаж, он направился в комнату, где хранились его картины.

— Возьми любую, которая тебе нравится.

— О, я не могу… В смысле, они такие… ты серьезно?

Он кивнул:

— Считай это подарком в качестве компенсации за то, что держал тебя здесь против воли.

— Вот эта, — указала она на картину с изображением замка, — моя любимая.

— И моя, — улыбнулся он. — Забирай ее.

Не в силах поверить, что он и правда дарит ей одно из своих произведений, Дейзи взяла картину, спустилась с ней вниз и вышла на улицу.

Эрик сложил ее вещи на заднее сиденье машины и открыл багажник, чтобы девушка могла положить туда картину. Посмотрев на нее еще раз, она подумала, что никогда не видела ничего красивее.

— Хочешь остановиться где-нибудь и перекусить? — спросил Эрик.

— Нет, я не голодна. А ты?

Спросив, она почувствовала, что краснеет.

— Ты угощаешь? — с добродушной ухмылкой уточнил вампир.

— Нет, извини.

Смеясь, он придержал для нее дверь, затем обошел машину и скользнул за руль. Выезжая на трассу, он продолжал ухмыляться.

Было рано, и был понедельник. Клуб пустовал, что как нельзя лучше подходило Дейзи. Эрик заказал «Маргариту» и фирменный напиток для себя.

Дейзи взглянула на его стакан:

— Кстати, что это?

— Уверена, что хочешь знать?

— Думаю, да.

— Очень дорогая мадера, приправленная кровью.

Он не шутил? Ей хотелось надеяться, что да, но в его тоне не было ни капли юмора. Он приподнял одну бровь:

— Хочешь попробовать?

— Нет, спасибо!

— Потанцуем?

Как и раньше, музыкальный автомат заиграл, едва он взял ее руку в свою, и они вышли на площадку. Как и раньше, она забыла обо всем, когда он обнял ее и притянул к себе. Дейзи не была уверена, будто покачивание их тел, прижатых друг к другу так плотно, что между ними не поместился бы и лист бумаги, можно расценивать как танец, но ее это не смущало. Ей нравилось быть так близко к нему. Ей нравился запах его одеколона, нравилось, как его руки сжимали ее, нравилась исходящая от него сила, нравилось прикосновение его губ к ее волосам. Закрыв глаза, Дейзи растворилась в его близости, в горько-сладких словах песни с названием «Почти любовник».

Казалось, время остановилось, пока они танцуют. Как во сне, он шептал ей на ухо теплые и нежные слова, и Дейзи полностью расслабилась, так что когда его клыки коснулись ее горла, это показалось таким естественным.

Легкое чувство вины посетило Эрика, когда он зализал крошечные ранки на шее девушки. Будь он менее честен, то мог бы сказать, что это вовсе не его вина. Она была красивой и податливой, и вампир лишь сделал то, что для него естественно. И отчасти это правда. Она прекрасна. А он сделал то, что сделал, лишь потому, что у него не было желания сопротивляться.

Когда песня закончилась, он заставил зазвучать следующую. Весь мир исчез, остались лишь они, медленно танцующие под «Прекрасное дитя». Эрик улыбнулся про себя. Его Дейзи и вправду была прекрасным ребенком, особенно если сравнить ее возраст с веками, которые прожил он.

Позже он заказал ей еще напиток, и они снова танцевали, на этот раз под «Отпусти». Казалось, что текст написан специально для них двоих. Хочет ли Дейзи его так же сильно, как он ее?

Они оставались в клубе до закрытия, затем он отвез ее домой. Поставив чемоданы у входной двери, Эрик вернулся за картиной. Опустив ее на землю рядом с багажом, он притянул Дейзи к себе.

— Итак, мой цветочек, — промурлыкал он. — На чем мы остановились?

Он мог заставить ее подчиниться, быть его рабой и сделать все, что он только захочет, но он не хотел силой завоевывать ее любовь. Он хотел, чтобы она добровольно сдала позиции.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Дейзи, хотя прекрасно знала, к чему он клонит.

— Я знаю, что для нас обоих это не очень удачный шаг, но я бы хотел увидеть тебя снова, узнать получше.

— Ты прав. Это плохая идея.

— Это отрицательный ответ?

Она пожала плечами:

— Зачем лишний раз спрашивать? Я знаю, что привлекаю тебя, и, надо признать, меня тоже влечет к тебе, но какой в этом смысл? У нас нет будущего. И тебе это известно.

— Но могло бы быть.

Он был так соблазнителен с его шелковистыми черными волосами и сверкающими темными глазами. Девушка почувствовала, как слабеет, поддаваясь желанию. Желанию сидеть у него на коленях и чувствовать, как его руки обнимают ее. Желанию чувствовать, как его губы впиваются в ее, желанию дотрагиваться до него, целовать, пробовать на вкус и узнавать каждый дюйм его мужественного тела.

— Почему бы тебе не дать нам шанс? — спросил он тем мягким медовым голосом, от которого у нее по спине бежали мурашки. — Что ты потеряешь?

Что она потеряет? Свою жизнь, для начала.

— Я не юный вампир, — тихо произнес Эрик. — Я не причиню тебе вреда. И от запаха твоей крови не потеряю контроль над собой. Я не возьму ничего, чего ты не захочешь дать. — Он всмотрелся в ее глаза. — Я думаю, что люблю тебя.

Из всех возможных слов на свете Дейзи меньше всего ожидала услышать от него именно эти.

— Но… это невозможно. Я имею в виду, мы едва знаем друг друга. — Она смотрела в его глаза. — И ты кое-что упустил. Я похититель крови…

— А я вампир, — сказал он.

И этим все было сказано.

— Так что сам видишь, — Дейзи моргнула, пытаясь справиться со слезами, — это бесполезно.

— Ты уверена?

Дейзи безмолвно смотрела на него. Она не могла влюбиться в вампира. В ее семье так не делали. Она была О’Доннелл. Они охотились на вампиров. Ее отец и брат Алекс уничтожали вампиров. Ее младший брат, Брэндон, не был достаточно силен для этого и зарабатывал тем же, что и она сама: продавал кровь немертвых по двести баксов за дозу. А поскольку людям хватало небольшого количества, чтобы получить удовольствие, пииту или две вампирской крови можно было растянуть надолго.

— Дейзи?

Он ждал ответа, которого у нее не было. Холодный рассудок боролся с возрастающим желанием.

Она подпрыгнула, когда дверь распахнулась за ее спиной.

— Привет, Дейзи Мэй, ты вовремя пришла домой.

— Алекс! — Дейзи уставилась на брата, не веря своим глазам, — Что ты здесь делаешь?

— Эй, я что, не могу иногда навестить свою сестренку?

Взгляд Алекса остановился на Эрике, и в глазах застыл немой вопрос.

— Алекс, это Эрик Делакур. Эрик, это мой старший брат Алекс.

Мгновение мужчины настороженно созерцали друг друга; потом, под взглядом Дейзи, Алекс протянул руку:

— Приятно познакомиться.

Эрик кивнул, пожав ему руку.

Дейзи переводила взгляд с одного на другого, и ее сердце колотилось. Вампир и охотник на вампиров продолжали пожирать друг друга глазами. Следовало пригласить Эрика войти, но, учитывая обстоятельства, это не показалось Дейзи хорошей идеей.

Эрик помог ей решить дилемму.

— Спокойной ночи, Дейзи. Думаю, вам с братом нужно о многом поговорить. — Он поцеловал ее в щеку. — Еще увидимся.

Она молча смотрела, как он садится в машину и уезжает.

— И кто этот парень? — поинтересовался Алекс.

— Просто друг.

— Не занесешь мои сумки внутрь?

Не дожидаясь ответа, она поднялась на крыльцо, взяла картину и зашла внутрь.

В гостиной Дейзи поставила картину на каминную полку. Несколько мгновений она просто любовалась, не в силах поверить, что теперь она действительно принадлежит ей, а затем обернулась к брату.

Алекс опустил ее вещи рядом с диваном и кивнул на картину:

— Откуда она у тебя?

— От Эрика. Тебе нравится?

— Да, думаю, она красивая, если тебе нравятся такие вещи.

— Мне нравятся. Ее писал Эрик.

— Ты шутишь. По-моему, он совсем не похож на художника.

— Но так и есть. Так что ты на самом деле делаешь здесь?

Алекс пожал плечами и обвел взглядом комнату.

— Папа волновался за тебя.

Дейзи фыркнула. Ей не стоило звонить домой и сообщать, что она уничтожила Сауля.

— И мама тоже, — добавил Алекс. — Она хочет, чтобы ты приехала домой…

— И встретила Мистера Совершенство. Да, я знаю.

Алекс упал на диван и взял пульт.

— Не знаю насчет этого, но она хочет, чтобы ты вернулась. На время. Она считает, тебе опасно жить здесь одной. А теперь, когда я увидел этого парня… этого художника, с которым ты тут зависаешь, мне кажется, она права.

Сев на диван, Дейзи скрестила руки на груди и сосчитала до десяти.

— Что с ним не так?

Алекс наградил ее тяжелым взглядом.

— Ну, если бы я не знал лучше, я бы сказал, что он вампир.

— Не смеши!

— Где ты с ним познакомилась?

— В ночном клубе, хотя тебя это не касается.

— Как долго вы встречаетесь?

— Мы не встречаемся.

— Нет? — Алекс многозначительно посмотрел на ее чемоданы. — Тогда что вы делаете?

— Выброси это из головы. И тебя не касается, что я делаю.

— Я бы еще поспорил с тобой, — произнес Алекс, зевая, — но я почти мертв. Я устроился в комнате для гостей. Надеюсь, ты не против.

— Немного поздно спрашивать, тебе не кажется?

Он ухмыльнулся:

— Вот поэтому я и не спрашивал.

— Алекс?

— Да?

— Это ты уничтожил вампиршу и ее смертного любовника здесь, в Лос-Анджелесе?

— Да, а как ты узнала?

Она пожала плечами:

— Такие новости быстро узнаешь. Ты был осторожен, не так ли?

— Я всегда осторожен, — подмигнул он, — увидимся утром, сестренка. И на завтрак я бы хотел яйца, бекон и тосты.

— Ешь что хочешь. Сковорода в ящике под плитой.

— Очень смешно.

Тихонько насвистывая, он направился через холл в комнату для гостей.

Дейзи смотрела ему вслед. Ее властный старший братец был осложнением, которое в данный момент жизни ей совсем ни к чему. Она принялась грызть ноготь. Ей следовало предупредить Алекса, что Рис запомнил его запах, но тогда Алекс начнет задавать вопросы, на которые ей не хочется отвечать. Вопросы, на которые она не сможет ответить, если только не хочет, чтобы ее брат знал: Эрик и правда вампир.

Зевая, она взяла маленький чемодан и отправилась в спальню. Возможно, утром она по-другому посмотрит на вещи, думала она, доставая ночную рубашку и готовясь ко сну.

А может, и нет.

Глава 15

Рис крался под покровом ночи, окутавшей город. Хотя у него и не было необходимости кормиться так часто, как раньше, его привлекал сам процесс преследования. Жизнь уже не слишком волновала его, прожившего так долго, а вот охота… о, она никогда не устареет! Рис выбирал какую-либо разновидность добычи — одну неделю только блондинки, следующую неделю — брюнетки. Потом мог охотиться лишь на молодых юношей, затем — на девушек. Вампир сам выбирал, кого наметить.

Сегодня он нападал только на женщин между двадцатью и тридцатью, темноволосых, голубоглазых, ростом ровно пять футов. Правда, до сих пор ему не особенно везло.

Вампир как раз задумался, не пересмотреть ли ему критерии для выбора, как вдруг рядом появился Эрик.

— Что привело тебя сюда? — спросил Рис, не в силах скрыть удивления.

У каждого вампира Западного побережья была собственная зона для охоты. Проникновение на чужую территорию было запрещено и порой приводило к кровопролитию.

— Почувствовал себя одиноко, — сообщил Эрик, шагая в ногу с Рисом. — Что сегодня в меню?

— Темноволосые и голубоглазые девушки.

Эрик хмыкнул:

— Ну и как успехи?

— Пока никак.

Рис поднял голову, его ноздри затрепетали; уловив запах добычи.

— Но думаю, скоро мне повезет.

— Она блондинка, — произнес Эрик. — Проститутка. И очень молода.

— А ты откуда знаешь?

Глаза Риса сверкнули красным в предвкушении.

— Я встретил ее, когда шел сюда.

— В темноте все кошки серы, — пробормотал Рис, стремительно двинувшись вперед.

Тряхнув головой, Эрик не спеша последовал за ним. Вначале ему казалось неплохой идеей прийти сюда, но теперь… Он тихо выругался, подумав, что брат Дейзи не мог выбрать менее подходящего времени для своего приезда.

Почуяв в воздухе запах свежей крови, он ощутил, как его охватывает голод. Впереди в тени дома он увидел Риса, склонившегося к шее светловолосой шлюхи. Очевидно, он не испытывал ни малейшего разочарования из-за изменений в меню.

Рис взглянул на приближающего Эрика. Вампир во время еды не самое приятное зрелище, и Рис не был исключением. Кровь капала с его клыков; красные глаза сверкали. Он глухо зарычал, не позволяя приблизиться.

Эрик сделал шаг назад. Сложив руки на груди, он смотрел, как Рис утоляет голод, и внезапно понял, зачем пришел сюда сегодня: для того чтобы напомнить самому себе, кем он является.

Наблюдая за повелителем вампиров, Эрик осознал, что Дейзи права.

У них нет будущего.

Глава 16

Утром Дейзи проснулась от чудесного аромата свежесваренного кофе и запаха жареного бекона. На какое-то мгновение она нахмурилась, сбитая с толку. В голове девушки мелькнула мысль о том, что это не спальня в доме Эрика, а потом нахлынуло воспоминание о вчерашнем вечере. Это ее собственный дом, а внизу, должно быть, готовит завтрак Алекс.

Бормоча что-то себе под нос, она отправилась в душ, размышляя, надолго ли приехал брат и удастся ли выпроводить его как можно скорее.

Натянув выгоревшие джинсы и голубую майку с Микки-Маусом, Дейзи босиком прокралась к двери в кухню. Остановившись на мгновение, она сделала глубокий вдох, наклеила на лицо улыбку и вошла.

— С добрым утром, засоня! — весело поприветствовал ее Алекс, едва она переступила порог. — Я не был уверен, чего тебе захочется, так что, — он махнул в сторону плиты, — приготовил всего понемногу. Бери что хочешь, а я съем все остальное.

Дейзи взглянула туда, куда он показывал, и тряхнула головой. Он действительно приготовил всего понемногу. Там стояли тарелки с беконом, сосисками, яичницей, блинчиками, вафлями, тостами с маслом и пирог с ветчиной и сыром.

— Алекс, этой еды хватит, чтобы накормить семью из шести человек.

— Не знаю насчет тебя, но я зверски голоден. Что будешь — кофе, молоко, чай, сок, горячий шоколад?

Поняв, что спорить бесполезно, Дейзи села за стол.

— Сок и кофе, пожалуйста.

Алекс поставил тарелки на стол и уселся напротив.

— Приступай, сестренка!

Дейзи положила в свою тарелку пару блинчиков, два ломтика бекона и порцию яичницы.

— Ты отличный повар, — заметила она. — Если тебе надоест отрубать головы, можешь открыть ресторан.

Алекс хмыкнул:

— И что в этом веселого?

— А что веселого в отрубании голов?

— Это не отрубание, — возразил Алекс с набитым ртом. — Это охота. Ты знаешь, каково это, когда у тебя пересыхает во рту, а сердце колотится от волнения…

— От страха, ты хочешь сказать.

— Страх, волнение — все, что угодно, — но это заставляет чувствовать, что ты живешь.

— Значит, ты никогда не думал заняться чем-то другим?

— Нет. — Брат выглядел удивленным. — Почему ты спрашиваешь? Ты думаешь об этом?

Дейзи пожала плечами. Она иногда рассматривала возможность работы в другой области. С тех пор как она уничтожила Сауля, эта мысль посещала девушку все чаще, но ей не хотелось в этом признаваться, особенно своему брату, полному энтузиазма.

— Это из-за того вампира, которого ты убила, так?

— Отчасти. Я почувствовала себя уверенней от того, что могу защитить себя, если понадобится, но…

Она отодвинула тарелку, внезапно потеряв аппетит.

— Я убила человека…

— Он не был человеком, — резко возразил Алекс. — Он был вампиром.

— Ну когда-то он ведь был человеком, — настаивала Дейзи. — Если бы это зависело от меня, он бы до сих пор оставался живым, или немертвым, или… — Она вскинула руки. — Суть в том, что я его убила.

— Послушай, Дейзи, вампиры уже не являются людьми. Тебе это известно. Ты не можешь их убить. Они уже умерли, помнишь? Единственная причина, по которой их трупы не лежат в шести футах под землей, в том, что они питаются нашей кровью.

— А я продаю их кровь!

Откинувшись на спинку стула, Алекс скрестил руки на груди:

— Слушай, Дейзи Мэй, что происходит?

Дейзи метнула на него свирепый взгляд. Она ненавидела, когда он называл ее этим именем, хотя этой шутке было уже много лет. В отместку называла его Маленьким Абнером, но сегодня ей хотелось шутить.

— Дейзи?

Разумеется, она не могла сказать брату, что причиной, по которой она подумывала о смене работы, были ее чувства к Эрику.

— Это как-то связано с тем парнем, которого я видел здесь вчера? С тем художником?

— Конечно, нет. — Она возила яичницу вилкой по тарелке, стараясь не встречаться глазами с братом. — С чего бы это?

— Не знаю. — Алекс придвинулся к столу, положив перед собой руки и сдвинув брови. — Это ты скажи.

— Я не такая, как ты, — произнесла Дейзи. — Я не могу просто убить кого-то, а потом назвать это ерундой. Забирать их кровь… — Она пожала плечами. — Сначала это напоминало странную игру: найти убежище, проникнуть внутрь, похитить кровь и уйти, не оставив следов. Но теперь… теперь мне кажется, что это неправильно..

— Они убивают нас, Дейзи, — тихо проговорил Алекс. — Они не просто берут нашу кровь. Они отнимают жизнь у ни в чем не повинных мужчин, женщин, детей. Мы для них не люди, а добыча. Все они чудовища, особенно здесь, в Лос-Анджелесе.

Сердце Дейзи пропустило удар.

— О чем ты? — спросила она, изо всех сил надеясь, что речь идет не об Эрике.

— О повелителе вампиров этого города, — ответил Алекс. — Рисе Костейне.

Дейзи почувствовала облегчение.

— Поэтому ты здесь? — спросила она, стараясь, чтобы ее голос звучал ровно и безразлично.

— Нет, я приехал потому, что отец и мать волнуются за тебя. То, что здесь обитает вампир, на которого я охочусь, — лишь совпадение.

— Почему ты преследуешь его? Только не говори, что в Бостоне закончились вампиры.

— Хотелось бы. — Алекс ухмыльнулся, но тут же снова посерьезнел. — Кое-кто назначил неплохую цену за его голову.

— Ты шутишь. — Она никогда прежде не слышала ни о чем подобном. — Кто же?

— Понятия не имею. И мне все равно. За его голову предлагают двести кусков, он обитает в этом городе — вот все, что мне нужно знать.

— Ух ты! Кому-то он действительно мешает, раз за его голову предложили такую сумму. И у тебя нет даже догадки, кто это может быть?

— Нет, но я собираюсь добыть голову этого вампира и получить награду.

— Все охотники в стране, должно быть, постараются найти его, — заметила Дейзи. — Почему ты думаешь, что сможешь отыскать его?

Брат выпрямился и выпятил грудь.

— Потому что я лучший из лучших.

— И самодовольный — дальше некуда, — пробормотала девушка, выбитая из колеи таким поворотом дел.

Она была из семьи охотников. По совести, ей следовало сказать Алексу, где найти Эрика, потому что Эрик мог привести к повелителю вампиров.

Но вместо этого она сменила тему:

— Ладно, а как дела у Брэндона?

— Как всегда, полагаю. Он передает тебе привет, — усмехнулся Алекс. — Полагаю, ты давно с ним не общалась.

— Нет, я собиралась позвонить, но…

«Но меня держал у себя вампир». Она едва сдержала истерический смешок.

— А с ним что-то случилось?

— Можно и так сказать. Он влюбился, но это секрет.

— Брэндон?

Трудно было представить, что ее младший брат заинтересовался девушками. Брэндон всегда предпочитал людям животных, а живой беседе — компьютер. Когда не охотился, обычно проводил время в Интернете, затерявшись в своих собственных мирах.

— Да. Смешно, правда? Наш парень нашел девчонку.

— Где они познакомились? Как ее зовут? Это у них серьезно?

— Довольно серьезно. Он встречается с Паулой больше месяца. Их познакомил Кевин…

— Мой Кевин? — воскликнула Дейзи. — В смысле, тот Кевин, которого мама пытается мне сосватать?

— Тот самый. Паула — его младшая сестра.

О Боже! Теперь ее мать еще сильнее будет стараться свести ее с Кевином. Она уже слышала ее голос: «Разве не прекрасно будет, если вы с Кевином поженитесь? Ведь тогда ты вернешься домой. Мы сможем отмечать Рождество и Дни благодарения с О’Рейли…»

Дейзи тряхнула головой. «Извини, мама, но этого не будет никогда».

— Ну, — произнес Алекс, ударив ладонями по столу, — у меня есть работа. — Он встал и похлопал сестру по плечу: — Завтрак готовил я, так что с тебя обед.

— Куда ты идешь?

— А ты как думаешь?

Он подмигнул.

— Будь осторожен.

— Как всегда. Не знаешь, откуда бы мне начать поиски?

— Боюсь, что нет.

Дейзи чувствовала себя предательницей. Ведь она так и не рассказала брату о том, что знала. Алекс был ее семьей, но разве она могла предать Эрика?

— Хорошо, — весело произнес Адекс. — Увидимся вечером. Стейк на ужин… заманчиво. Не забудь позвонить маме и папе.

— Обязательно.

— Ах да, у тебя не найдется запасного пузырька с уничтожителем запаха? Я не взял свой.

Дейзи покачала головой.

— Всегда осторожен, — пробурчала она. — Посмотри в шкафу рядом с дверью. На верхней полке.

— Спасибо. Постараюсь не возвращаться поздно.

Дейзи смотрела брату вслед. Брэндон встречается с сестрой Кевина. Алекс охотится на Риса. А ей нужно выполнять заказы, перемыть тонну грязной посуды, оставшейся после завтрака, убраться в доме, постирать гору одежды и купить продукты. Но она могла лишь сидеть, думая об Эрике, и своем брате, и о том, что произойдет, если Алекс узнает, кто такой Делакур. Она горячо молилась, чтобы этого не произошло, ибо если такое случится, то из них двоих выживет лишь один.

Весь день Дейзи то и дело посматривала на часы, а ее беспокойство нарастало с каждым часом. Все ее мысли крутились вокруг Алекса. Нашел ли он Риса? В безопасности ли Эрик? Увидит ли она его снова?

Она позвонила родителям, уверив их, что у нее все в порядке, а Алекс отлично присматривает за ней.

Попрощавшись с мамой, Дейзи нашла молоток и гвоздь, пододвинула к камину стул и повесила на стену картину, которую ей подарил Эрик. Представив, как он писал ее, она тряхнула головой. Интересно, сколько времени заняла работа над ней? Существует ли замок на самом деле? Возможно, это место из его прошлого. Девушка никак не могла свыкнуться с мыслью, что ее вампир — художник.

Ее вампир. У нее вырвался вздох сожаления. Почему же так случилось, что первый мужчина, в которого она влюбилась без памяти, оказался не человеком?

Спустившись со стула, девушка еще немного полюбовалась произведением, а затем вернула стул на кухню, а молоток в ящик.

Через некоторое время она поймала себя на том, что постоянно находит предлог, чтобы зайти в гостиную и посмотреть на картину. О чем он думал, когда работал над ней? Был ли он когда-нибудь в этом месте? Может, в былые времена замок принадлежал ему? Или это всего лишь плод его воображения?

Эрик не выходил у нее из головы до конца дня, пока она проверяла почту, принимала заказы, мыла пол на кухне. И это было неправильно, ведь он вампир. И хотя он казался самым красивым и сексуальным мужчиной, которого она когда-либо видела, ее брат прав. Эрик уже не был живым, он представлял собою чудовище, питающееся людьми, чтобы выживать. И он пробовал ее кровь…

Она прикоснулась к шее, спрашивая себя, почему мысль об Эрике, пьющем ее кровь перестала казаться отталкивающей. Она должна была быть пугающей, шокирующей, отвратительной. Так почему же этого не происходило?

Девушку беспокоило, что она не была ни напугана, ни шокирована и не испытывала отвращения. Может, вампир применил к ней какую-то магию или же сама Дейзи ненормальна? Она знала: некоторые мужчины и женщины получают кайф, когда их кровь пьет вампир. Она никогда не понимала этого. Разумеется, она также не понимала, как может нормальный человек пить кровь вампиров ради удовольствия. Однако мысли о небольшом количестве крови, добавленной в напиток, не казалась настолько отвратительной, как мысль о том, чтобы предлагать себя немертвому в качестве ночной закуски.

Она вспомнила, что собиралась позвонить Нонни. Она зашла в гостиную, села на диван, подогнув одну ногу, и набрала номер.

— Дейзи, я рада тебя слышать, дорогая. Все в порядке?

— Конечно. Почему ты спрашиваешь?

— Я видела кое-что странное, что-то… Я не совсем уверена, что именно.

— Мне нужна твоя помощь.

— Все, что захочешь, милая.

— Но ты не должна никому об этом рассказывать, — сказала Дейзи. — Понимаешь? Это должно остаться только между нами.

— Хорошо, раз так нужно.

— Существует ли какое-нибудь заклинание или зелье, способное защитить мои мысли от вампира?

— Думаю, да, если только не было обмена кровью. Дейзи? Дейзи, ты там?

— Да.

— Ох, дорогая моя, расскажи, как это случилось!

— Не важно. Думаю, все будет в порядке. Я просто спросила.

— Я могу что-то сделать? Как-то помочь тебе?

— Нет, — ответила девушка.

Нонни была ее единственной надеждой.

— Дейзи, ты… ты не… скажи мне, что тебя не обратили.

— Разумеется, нет!

— И ты не думаешь об этом?

— Никогда. Это был небольшой обмен. Просто проба. Со мной все в порядке, правда.

— Не считая того, что теперь между тобой и этим вампиром существует связь, которую невозможно разрушить.

Связь. Боже, она даже не подумала об этом!

— Дейзи? Ты еще там?

— Да.

— Мне жаль, что я не могу помочь.

— Все в порядке, — пробормотала девушка. — Я люблю тебя, Нонни.

— Я тоже тебя люблю, детка. Пожалуйста, будь осторожна. И приезжай навестить меня, как только сможешь.

— Приеду. Пока, бабушка.

Дейзи посидела минуту, пытаясь привести в порядок мысли. Ее жизнь становилась все более странной. Она отправилась на кухню готовить ужин, хотя и сомневалась, что у нее не испортится аппетит после всех этих разговоров о вампирах.

Алекс приехал вскоре после того, как стемнело, и выглядел рассерженным.

— Насколько я понимаю, тебе не очень повезло в поисках Риса, — заметила Дейзи, доставая из холодильника два стейка.

Вынув их из упаковки, она натерла их приправами и положила на сковородку.

— Правильно понимаешь. Я искал везде, где мог. Похоже, мне придется попросить Нонни сделать для меня один из ее волшебных компасов.

— Неплохая идея, — согласилась Дейзи. Она бы предложила брату свой, но каждый компас работал лишь для одного человека. — Мне жаль, что твой день прошел впустую.

— Я этого не говорил. Я уничтожил пару птенчиков.

Сердце Дейзи пропустило удар. Она сказала себе, что беспокоиться не о чем. Эрик не был птенцом.

— Где ты их нашел?

— Они прятались в заброшенном кинотеатре неподалеку от Сан-Диего. Молодые и глупые, — произнес он пренебрежительно. — Они даже не поняли, что с ними произошло. Как и та, другая пара.

— Какая другая пара?

— Не знаю, кто они были. Те, кого я уничтожил предыдущей ночью.

Ах да. Тина и ее смертный любовник. Она всегда знала, чем занимаются ее отец и брат, и прежде это не волновало ее, так почему же сейчас она испытывала беспокойство, зная, что совершил Алекс? А если эти вампиры, как и Эрик, были обращены против своей воли? Какое право имела ее семья решать, кто умрет, а кто будет жить?

— Эй, Дейзи Мэй, ты так побледнела. Ты в порядке?

— Что? Нет, ничего. Я в порядке.

— Так что, приготовишь эти стейки, пока я буду в душе?

Дейзи кивнула.

— Не забудь, я люблю с кровью.

— Точно.

Она надеялась, Алекс достаточно голоден, чтобы справиться и с ее порцией. Вряд ли она сможет проглотить хотя бы кусочек, когда ее брат будет сидеть напротив, поедая филе миньон, кроваво-красное внутри.

Глава 17

Эрик был не в лучшем расположении духа, когда к девяти вечера приехал в дом Костейна.

— Еще одна встреча? — раздраженно бросил он, быстро оглядев остальных вампиров. — Мы уже лет пятьдесят так часто не собирались.

— И не собрались бы сейчас, если бы в этом не было необходимости, — произнес Рис. — Садись.

— Предпочту постоять.

Мгновение повелитель вампиров сверлил его взглядом, затем пожал плечами:

— Делай что угодно. Мы ждем Джулиуса.

Эрик хмыкнул:

— Наверное, занят охотой на какое-нибудь беззащитное дитя.

— Чем он занимается, тебя не касается, — сказал Рис.

Негласное правило говорило о том, что вампиры не должны ни вмешиваться, ни осуждать выбор добычи других.

— Он портит репутацию вампиров, — решительно заметил Эрик. — Почему бы тебе не избавиться от него?

— Да что с тобой? — воскликнула Марайя, и в ее голосе прозвучала насмешка. — Ты что, собрался читать нам мораль?

Эрик метнул взгляд на Деймона, сидевшего рядом с вампиршей.

— Неудивительно, что ты не находишь поведение Джулиуса предосудительным, учитывая твою любовь к маленьким мальчикам.

Марайя вскочила на ноги, ее глаза вспыхнули алым светом, а клыки обнажились.

— Довольно! — Голос Риса положил конец перепалке. — У нас есть темы поважнее.

— А было бы интересно, чем закончится драка, — сказал Джулиус, материализуясь в комнате.

— Разве на улицах недостаточно людей, чтобы мы не нападали друг на друга? — спросил повелитель вампиров.

Джулиус пожал плечами.

— Марайя, сядь! — нетерпеливо вскричал Рис. — И ты тоже, Эрик.

Сверкнув глазами, вампир остался стоять.

— Зачем мы здесь? — поинтересовался Джулиус.

— Мне позвонил приятель из Сан-Диего. Два юных вампира сегодня были уничтожены. Я побывал там некоторое время спустя.

— Есть варианты, что за охотник это был? — спросил Деймон.

— Нет. Если это тот же ублюдок, который убил Тину и Крейга, то на этот раз он не оставил запаха.

— Нужно узнать, чем он маскирует запах, — предположил Руперт.

— Да, — согласился Джулиус. — Найти парня, который делает такой состав, и положить конец его бизнесу.

Деймон вскинул в воздух кулак.

— Звучит отлично!

— Молодежь, — с кривой ухмылкой произнес Николас, — всегда готовы подраться.

— Это никак нам не поможет, — отрезал Рис. — Я хочу, чтобы каждый из вас выбрал часть территории штата, и мы постараемся найти его раньше, чем он найдет нас.

— Я возьму на себя побережье, — сказала Марайя.

— Я отправлюсь на север, — решил Руперт. — Мне всегда там нравилось.

Эрик окинул взглядом присутствующих.

— Я остаюсь здесь, если никто не возражает.

— Я возражаю, — произнес Деймон. — Я хочу остаться в Лос-Анджелесе.

Эрик позволил своим глазам налиться кровью.

— Хочешь подраться со мной за это право?

Он обнажил кончики клыков.

Деймон покачал головой:

— Пожалуй, нет. Я отправлюсь на юг.

Рис поймал взгляд Эрика и усмехнулся. У мальчишки была кишка тонка драться, и они оба это знали. Они поспорили, долго ли проживет Деймон. Рис дал ему пять лет; Эрик же сомневался, что тот протянет хотя бы два года.

Пока остальные вампиры делили территорию, мысли Эрика вернулись к Дейзи. Ему было необходимо увидеть ее, убедиться, что с ней все в порядке. Прошлой ночью она заявила, будто у них нет никаких шансов. Он будет мириться с этим, если придется. Но он не может жить, не видя ее. Наверное, прийти к ней домой не слишком умно по двум причинам: во-первых, она может захлопнуть дверь перед его носом. Во-вторых, там ее брат, охотник. Но какого черта? Мужчине всегда приходится рисковать, такова жизнь.

Дейзи взглянула на часы, когда в дверь постучали. Было четверть одиннадцатого. Интересно, кто мог прийти в такой час? Она нахмурилась.

Алекс посмотрел на сестру поверх журнала, который читал:

— Немного поздновато для гостей, тебе не кажется?

— Немного.

— Хочешь, чтобы я открыл?

— Думаю, я сама справлюсь. — Она поднялась. — Последние несколько лет я сама открываю дверь.

— Вот зараза, — пробормотал Алекс, переворачивая страницу.

Сердце Дейзи подпрыгнуло в груди, когда она открыла дверь и увидела на крыльце Эрика. Что он тут делает? Разве они не решили, что им больше не стоит видеться?

— Привет, — сказал он. — Знаю, уже поздно, то есть для тебя уже поздно, но… Я просто проходил мимо и решил поздороваться.

Она отступила в коридор.

— Проходи.

— Может, лучше ты выйдешь?

Дейзи обернулась на Алекса, который внимательно наблюдал за ней.

— Думаю, это хорошая идея. Алекс, — позвала она громко, — я ухожу.

— Сейчас?

— Да, сейчас. Не жди меня.

Прежде чем он успел возразить, она захлопнула за собой дверь.

— Так куда ты хочешь пойти?

— Куда угодно. В «Склеп». Просто погулять. Ко мне домой.

— Думаю, у тебя дома я провела достаточно времени, большое спасибо.

Эрик засмеялся, увлекая ее за дерево и обнимая. Иногда Дейзи была такой очаровательно чопорной, даже наивной. Это восхищало его даже больше чем ее невероятная природная сексуальность. Казалось она даже не подозревает, насколько красива и желанна.

— Я скучал по тебе, — хрипло промурлыкал он, накрывая ее губы своими.

Удовольствие разлилось по телу девушки сладостной теплой волной, обостряя все чувства. Она прижалась к нему, упиваясь его близостью, поражаясь, насколько естественно ее мягкость и его сила дополняют друг друга.

Он целовал ее снова и снова, их языки сплетались в первобытном танце страсти и соблазна. Его руки двигались вверх и вниз по ее спине, дразняще касались груди, а потом скользили вниз, к ягодицам, притягивая девушку ближе.

Дейзи тихо застонала. Еще мгновение она наслаждалась его поцелуем, затем оттолкнула вампира, опасаясь, что, если это продолжится, она просто толкнет его на траву и сделает это прямо здесь.

— Думаю, нам следует пройтись и остыть, — проговорила она задыхаясь. — Как считаешь?

— Мне кажется, ты не захочешь знать, что именно я считаю, — сухо ответил он.

— Эрик…

— Да, да. — Он взял ее за руку. — Идем.

Несколько минут они шли молча, затем вампир прервал молчание:

— Как твой брат?

— Прекрасно. Он ищет Риса.

— Правда? — Эрик хмыкнул. — На твоем месте я бы надеялся, что он его не найдет.

— Что ты имеешь в виду?

— Рис убьет его, — просто сказал Эрик. — Твой брат не первый, кто пытается уничтожить Риса. И погибнет, как и все остальные.

Дейзи похолодела.

— И многих охотников он убил?

— О да! Насколько мне известно, около двадцати, и это только за последние три-четыре года. Самое умное с твоей стороны — это посоветовать брату собрать вещи и уехать.

— Как будто он послушает.

Она заколебалась на мгновение, борясь с чувством вины.

— Ты знаешь, что кто-то назначил награду за голову Риса?

— Да, нам это известно.

— Что же мне делать? Алекс полон решимости получить эту награду. Он как питбуль, который уже вцепился во что-то. Стиснул зубы и не отпускает.

Эрик сжал ее руку.

— Звучит так, будто твой брат и Рис очень похожи.

— Я не могу позволить, чтобы он убил моего брата!

Алекс всегда был любимцем Дейзи. Именно к нему она бежала за утешением, когда Бобби Томсон обзывался в детском саду; именно он показал ей, как надувать пузыри из жвачки; именно он научил ее кататься на роликах. Став подростком, она доверяла только Алексу, зная, что он всегда на ее стороне.

— Детка, если твой брат найдет Риса, Рис его убьет, и ты никак не сможешь его остановить.

Они подошли к остановке. Дейзи подняла взгляд на Эрика, пытаясь заглянуть ему в глаза.

— А ты можешь?

— Не знаю.

Эрик помолчал. Иногда он задавался вопросом, смог бы он победить Риса в драке или нет. По правде говоря, он надеялся, что никогда этого не узнает.

— Он много значит для тебя, да?

— Алекс? Конечно. Он мой брат.

— Разумеется.

Порой ему трудно вспомнить, насколько тесными могут быть семейные узы. Эрик любил жену и детей, но с тех пор прошли века. Первое время после того, как его обратили, Эрик иногда наблюдал за другими семьями, терзая себя мыслями о том, чего лишился. Он стоял перед окнами, наблюдая, как родители собирают детей вокруг рождественской елки, как вырезают тыквы на День всех святых, красят яйца на Пасху. Ему было больно видеть, как матери укачивают детей, а отцы рассказывают на ночь истории.

Дейзи снова тронулась с места, и он поспешил за ней, подстраивая свои широкие шаги к ее.

— У тебя были братья или сестры? — после паузы спросила девушка.

— Нет. Мама часто говорила, что, кроме, меня, ей никто не нужен. Мне казалось, она больше не хочет детей из-за того, что я такой ужасный ребенок.

— Ты? Ужасный ребенок?

Было невозможно представить Эрика юным и дерзким. Он такой уверенный в себе, такой сильный. Легче вообразить его юным греческим богом, чем смертным юношей.

— Да, — улыбнулся он. — Полагаю, ужасным. Как-то я сжег конюшню, тренируясь вызывать огонь. И убил курицу, пытаясь превратить ее в утку…

— Вот чем занимаются юные колдуны?

— Не знаю, но я это делал.

Кроме всего прочего, он действительно вызывал огонь, но в тот самый день, когда женился на Абигейл, отрекся от магии. А потом его обратили, и он обнаружил в себе такие способности, для которых ему даже не требовалось заклинаний и заговоров.

— Вот мы и пришли, ты снова в безопасности, — заметил Эрик, когда они подошли к дому.

Дейзи кивнула. Алекс, ее вечный защитник, ждал на крыльце.

— Ты вовремя вернулась, — проворчал он.

— Алекс, я уже большая девочка. Не обязательно меня ждать.

— Ну-ну.

Алекс задержал взгляд на Эрике, затем развернулся и скрылся в доме.

— Старшие братья, — прокомментировала Дейзи. — Иногда они как заноза в заднице.

— Как скажешь. Мы увидимся завтра?

— Эрик…

— Я сам могу назвать причины, по которым нам не следует видеться. — Он привлек ее к себе. — Но прямо сейчас они не имеют значения.

Радость охватила девушку при мысли, что она снова встретится с ним.

— Во сколько?

Это был не слишком разумный ответ, но сейчас он казался единственно правильным.

— Когда тебе удобно. — Вампир подмигнул. — В моем распоряжении вся ночь.

— В восемь?

К этому времени Она успеет накормить и успокоить Алекса.

— Мне зайти за тобой?

— Her, давай встретимся где-нибудь.

— В «Склепе»?

Она взглянула на него, замерев от предвкушения, пока он склонялся к ее губам. Она снова увидит его завтра. Дейзи уже считала часы.

— Сладких снов, мой цветочек.

Эрик поцеловал ее в лоб. Затем, полагая, что ее брат следит за каждым его движением из окна, вампир медленно подошел к машине, открыл ее ключом, вместо того чтобы воспользоваться своей силой, и сел за руль.

Он завел машину и послал Дейзи, все еще стоявшей на крыльце, воздушный поцелуй. А потом помахал ее брату, стоявшему у окна.

Ухмыльнувшись, Эрик рванул с места.

Глава 18

— Эй, сестренка, — позвал Алекс. — Ты готова?

— Уже иду.

Дейзи осмотрела сумку, проверяя, что взяла все необходимое, включая ключи.

— Что за спешка?

— Не хочу, чтобы кто-то увел у меня из-под носа две сотни. Вот. — Он сунул ей в руки средство от запаха. — Обрызгаешь меня?

Дейзи щедро полила брата с ног до головы, а затем зажала нос, пока он делал то же самое.

Алекс подмигнул ей.

— Будет вонять, пока не высохнет, да?

Кивнув, Дейзи направилась вместе с Алексом к машине. Вечер и все утро она провела, тщетно пытаясь отговорить брата от затеи найти Риса. Награда в двести тысяч долларов притягивала его как магнит.

— Мне нужно вернуться пораньше, — сообщила она, пристегивая ремень. — У меня свидание.

Алекс покачал головой, выезжая на дорогу:

— Мне очень не нравится этот парень.

Дейзи закатила глаза:

— Опять завел волынку?

Это было единственное, что она слышала, с тех пор как вчера вернулась домой.

Она не собиралась ехать с Алексом на поиски Риса, но брат попросил ее в надежде, что ее компас приведет их к нужному вампиру.

— Я не доверяю ему. Если он художник, я съем свой мотоцикл.

Дейзи подавила раздражение.

— Он художник, идиот! У меня есть его картина в качестве доказательства.

— Да? А ты видела, как он ее рисовал?

— Алекс, ты невыносим. Поверни направо.

Она глазела в окно, наблюдая за домами, мимо которых они ехали. Это была старая часть города, считавшаяся раньше престижной. Дома были преимущественно большие, но нуждавшиеся в ремонте, с выгоревшей краской и неухоженными газонами.

— Хорошо, он художник, — произнес Алекс. — Что, если мы попросим его написать наш семейный портрет?

— Обязательно, как только соберемся в Бостоне все вместе. Уверена, что Эрику больше нечем заняться. Поверни налево.

— Боишься, что он не выдержит проверки?

— Не будь таким идиотом.

— Но с ним что-то не так. — Брат тряхнул головой. — Не знаю, что именно, но что-то не в порядке.

— Ох, да брось, — пробормотала Дейзи и снова взглянула на компас. — Остановись!

Стрелка компаса горела красным, когда Алекс затормозил у последнего дома в квартале. На окнах стояли решетки, входная дверь была железной, а за высоким кованым забором виднелся свирепого вида мастиф.

— Кто бы здесь ни жил, общество ему явно не требуется, — заметил Алекс, вглядываясь сквозь ветровое стекло.

— В машине слишком жарко.

— Я оставлю мотор включенным. Я ненадолго.

Выйдя наружу, он перекинул набор инструментов через плечо, затем открыл сундучок со льдом, стоящий на заднем сиденье. Покопавшись там, он извлек сандвич.

— Лучше подготовиться заранее, — ухмыльнулся он.

Дейзи ухмыльнулась в ответ. Гамбургер со снотворным был старым трюком. Алекс перебросил его через забор. Собака немедленно проглотила его; не прошло и минуты, как она уже лежала неподвижно.

Алеке помахал Дейзи, потом перелез через забор и подошел к крыльцу. Несколько секунд поработав отмычкой, он вошел внутрь.

Дейзи откинулась на сиденье и закрыла глаза. Что сейчас делает Эрик? Она знала, что он мог бодрствовать при свете солнца, хотя предпочитал отдыхать. Интересно, что случится, если вампир не поспит днем? Просто станет раздраженным? Нужен ли сон только молодым, или все вампиры спят? Каково это — спать днем и возвращаться к жизни лишь после захода солнца? Неужели это кажется вампирам нормальным?

Подняв голову, она взглянула на дом, потом на часы. Как долго Алекс находится внутри? Почему она не засекла время? Он уже должен вернуться.

Схватив кол и бутылку святой воды, она выключила мотор, положила воду и ключи в карман и выбралась из машины.

Открывая ворота, она с беспокойством взглянула на собаку. Такого огромного мастифа она никогда не видела. Больше похож на небольшую лошадь, чем на собаку. Убедившись, что животное крепко спит, она подошла к крыльцу и открыла дверь.

В доме царила темнота. Окна закрывали тяжелые портьеры. В гостиной стояли три дивана и несколько стульев. Деревянные полы были отполированы. Над мраморным камином висели старинные ножны.

Она замерла, прислушиваясь, но услышала лишь тишину. Глубоко вздохнув, она сосчитала до десяти и позвала Алекса. Когда ответа не последовало, она на цыпочках пересекла комнату.

Продвигаясь в глубь дома, она почувствовала, как вдоль позвоночника пробежали мурашки. Большинство убежищ находилось либо в подвалах, либо на пыльных чердаках, и вампиров, как правило, не заботили грязь, пыль и паутина.

Ее шаги эхом отдавались в каждой комнате, в которую она заглядывала. Все они были пусты.

Она застыла, когда до ее ушей донесся приглушенный крик. Алекс! Еще один вопль, громче предыдущего, заставил ее сердце заколотиться. Алекс в беде. Мысли о собственной безопасности оставили девушку, она вытащила бутылку со святой водой из кармана и помчалась на голос брата.

Убежище вампира обнаружилось в бывшей прачечной, достаточно большой, чтобы переделать ее в небольшую спальню. Посередине стоял сияющий черный гроб.

Дейзи резко остановилась у порога, ее рассудок отказывался воспринимать то, что она увидела. Алекс лежал на полу, весь в крови, еще пытаясь бороться с нависшим над ним вампиром.

Испугавшись, что вампир выпьет брата досуха или, хуже того, обратит, Дейзи выдернула пробку из бутылки и плеснула святой водой на спину вампира. Запах опаленных волос и живой плоти обжег ее ноздри.

Яростно взвыв, вампир обернулся к ней. Его глаза пылали словно языки адского пламени, с клыков стекала кровь. Кровь Алекса.

С воплем ужаса Дейзи выхватила кол и, бросившись вперед, вонзила его в грудь вампира. Рыча, он сделал несколько шагов назад, сжав руками кол и изрыгая проклятия.

Алекс!

Всхлипывая, Дейзи рывком подняла брата на ноги, охваченная желанием как можно скорее унести отсюда ноги. Сгибаясь под его весом, она вытащила его из дома и затолкала на пассажирское сиденье.

Когда Дейзи села за руль, ее руки так тряслись, что она смогла завести машину лишь после нескольких попыток. Дернув рычаг коробки передач, она вдавила в пол педаль газа. Машина рванула с места так резко, что девушка не сразу смогла взять ее под контроль.

Она не посмела оглянуться, боясь увидеть преследующего их вампира. Но это было невозможно. Она убила его. Ведь так? Но если она уничтожила его, почему он не рассыпался в прах? О Боже, а что, если она промахнулась, ударила мимо сердца?

Она гнала как сумасшедшая, мысли метались в ее голове, когда она выехала на трассу. Девушка взглянула на брата. Он лежал без сознания. Его нужно отвезти в больницу, и быстро. Кровь сочилась из многочисленных укусов на его руках, ногах, груди к шее. Больше всего крови вытекло из раны в животе, которую она не решалась осматривать, чтобы не потерять контроль над машиной.

Ей требовалась помощь. Причем немедленно.

В больнице ей вряд ли могли помочь. Инстинктивно она понимала, что врачи бессильны.

Эрик. Ей нужен Эрик.

Резко развернувшись посередине шоссе, она увеличила скорость, спеша к единственному мужчине, который в состоянии ей помочь.

Стук в дверь вырвал Эрика из объятий дневного сна. Глубоко вздохнув, он узнал этот запах, и на его губах заиграла улыбка. Это была Дейзи.

Затем он нахмурился. Что привело ее сюда средь бела дня?

Встав, он поспешил открыть дверь.

— Эрик! — Девушка смотрела на него безумными глазами. — Мне нужна помощь!

— Конечно, милая, заходи.

— Не мне, — она махнула трясущейся рукой в сторону машины, — Алексу!

Эрик выругался, оценив расстояние до машины, которое можно было преодолеть лишь по залитой солнцем дорожке.

— Подожди секунду.

Обернувшись, он снял с крючка длинный кожаный плащ. Натянув его на голову и плечи, вампир неестественно быстро оказался возле автомобиля. Один взгляд на брата Дейзи сказал ему, что тот почти безнадежен: многочисленные раны сочились кровью, лицо было мертвенно-бледным, губы посинели.

Эрик пробормотал проклятие, почувствовав, что солнце начинает припекать. Дальнейший осмотр следовало производить в доме. Ощущая неприятное покалывание на коже, он вытащил Алекса из машины.

Перекинув бесчувственное тело через плечо, вампир перенесся обратно в дом.

— Закрой дверь! — крикнул он, поднимаясь вверх по лестнице с Алексом.

Он занес его в спальню, смежную с той, которую не так давно занимала Дейзи.

Она откинула с кровати одеяла и склонилась рядом с Эриком, опустившим ее брата на матрас. Кровь мгновенно пропитала простыни с изображением Человека-паука.

— Что произошло? — спросил Эрик. — Он выглядит так, будто его пропустили через мясорубку.

— Мы охотились на вампиров… на Риса.

Эрик склонился к Алексу, его ноздри раздувались.

— И вы нашли его, — произнес он с недоверием в голосе. — Как, черт побери, вам это удалось?

— Случайно, — ответила Дейзи.

Найти Риса и выжить, чтобы рассказать об этом. Она вдруг почувствовала головокружение.

Эрик окинул ее взглядом:

— Ты в порядке?

— Да, не волнуйся за меня.

Вампир тряхнул головой. Он уже предупреждал Риса, что тому следует более внимательно отнестись к охране места их собраний, но тот всегда отмахивался от предостережений. Он всегда был слишком самонадеян, чтобы думать о безопасности. Временами Эрику приходило в голову, что Рис поступал так намеренно, ибо устал влачить свое существование.

Дейзи потянула вампира за рукав, привлекая внимание:

— Пожалуйста, сделай что-нибудь.

Эрик осмотрел ее брата. Его сердце едва билось, пульс еле прощупывался. Запах крови дразнил вампира, вызывая желание забрать то, что еще осталось.

— Эрик?

— Я предупреждал, чтобы он держался подальше от Риса.

— Ты сможешь прочитать мне нотацию позже. — Ее душили слезы. — Алекс умирает. Но ты можешь спасти его! Я знаю, что можешь!

— Ты хочешь, чтобы я спасал охотника на вампиров? — воскликнул Эрик. — Черт возьми, Дейзи, если бы он явился сюда один, то забрал бы мою голову.

— Он мой брат. Прошу тебя, Эрик, я сделаю все, что ты захочешь!

Слезы потекли по щекам девушки.

— Пожалуйста, только не дай ему умереть!

Эрик молча боролся с собой. Ему было не по душе спасать жизнь охотнику, но что он мог поделать, когда рядом стояла рыдающая Дейзи.

— Освободи его от этой одежды.

Она не стала спорить и просить помочь ей, но Эрик все же сделал это через несколько мгновений Алекс лежал на пропитанных кровью простынях в одних трусах.

— Скорее всего тебе не захочется это видеть, — предостерег вампир.

— Я останусь.

— Он в очень плохом состоянии. Нет никакой гарантии, что моя кровь поможет. Если это не поможет?..

Вопрос повис в воздухе.

— Не спрашивай меня об этом. — Ее глаза широко распахнулись. — Я не могу принять такое решение за него.

Кивнув, Эрик прокусил вену на левом запястье. Темно-красная кровь потекла из двух небольших ранок, и вампир принялся смазывать ею раны Алекса.

Со священным ужасом Дейзи наблюдала, как глубокие порезы её брата начали заживать — кроме раны на животе. Она взглянула на Эрика.

— Приподними ему голову.

— Ты ведь не обратишь его?

При мысли об этом ее охватил ужас.

— Нет. Просто дам ему выпить немного, чтобы придать сил.

Сдерживая тошноту, Дейзи сложила одну из подушек пополам и подсунула ее Алексу под голову. Когда Эрик поднес к его губам кровоточащее запястье, она отвернулась, и лишь нездоровое любопытство заставило ее подсматривать. Тонкая струйка потекла Алексу в рот, и тогда он вдруг схватил руку Эрика и припал к ней, словно это была не кровь, а материнское молоко. Через несколько мгновений его лицо приобрело здоровый цвет.

Дейзи бросила взгляд на живот Алекса, и ее зрачки расширились, когда она увидела, что ужасная рана начинает затягиваться. Дейзи знала, что кровь вампиров обладает чудесными свойствами. Разве не это было написано на ее собственном сайте? Но она ни разу не видела такого своими глазами и до сих пор по-настоящему не верила, что несколько капель крови немертвого способны сотворить чудо.

Теперь она поверила, но едва эта мысль промелькнула в ее голове, как комната поплыла.

— Эрик…

— Спокойно, девочка.

Его голос был похож на объятия сильных рук, и головокружение прекратилось.

Мгновение спустя вампир поднял руку и зализал ранку на запястье.

Дейзи почувствовала непреодолимое отвращение, и через секунду мир потемнел.

Эрик подхватил ее и отнес в ее прежнюю спальню. О чем только думал Алекс, беря сестру на охоту за самым опасным вампиром на всем Западном побережье? И о чем думала Дейзи, соглашаясь на это? А что, черт возьми, произошло с Рисом? Уничтожили его брат с сестрой или нет?

Черт подери!

Он снял с Дейзи туфли и накрыл девушку одеялом. Мгновение он смотрел на нее, думая, что ее пребывание в его доме казалось таким правильным. Слишком правильным.

Что-то бормоча про себя, вампир вернулся к ее брату. Приподняв его одной рукой, Эрик вытащил испорченные простыни, заметив, что матрасу тоже ничем не поможешь. Он швырнул простыни вместе с одеждой Алекса в ванну и включил воду.

Полностью одетым Эрик шагнул под душ, держа брата Дейзи на руках. Вампир тряхнул головой. Если бы кто-нибудь из совета узнал, что он делает, ничто бы его не защитило. В мире немертвых вампиры противостояли живым. Нейтральной территории не существовало.

Эрик взглянул на Алекса. Даже холодная вода оказалась бессильна привести его в чувство. Возможно, все усилия вернуть его в мир живых были напрасны.

Смыв Кровь, Эрик выключил воду и вышел из кабинки. Завернув Алекса в полотенце, он отнес его в комнату для гостей на первом этаже. Мгновение он колебался, прежде чем открыть дверь, а затем усмехнулся, представив реакцию Алекса, когда тот очнется. Эрик часто задавался вопросом, что за люди жили здесь прежде и не имелось ли у них проблем с цветовосприятием. Три стены были выкрашены в ядовито-оранжевый цвет, четвертую украшали обои с рисунком из розовых, желтых и бордовых цветов.

Сдернув с кровати одеяло, Эрик уложил Алекса и вышел из комнаты. Какого черта он держит дома охотника на вампиров и похитителя крови? Дьявол, он не должен оставлять здесь их обоих. Более того, объяснить их присутствие повелителю вампиров он точно не сможет.

А что же с Рисом?

Он пробормотал проклятие. Через два часа закат. Временами, как сейчас, он ненавидел свою слабость, которая заставляла его сидеть взаперти до тех пор, пока не сядет солнце.

Переодевшись в сухую футболку и джинсы, Эрик нашел свой мобильный телефон и набрал номер вампира, который последние двести лет был его лучшим другом.

Когда никто не ответил, он заподозрил самое худшее.

Глава 19

Проснувшись, Дейзи вздрогнула, обнаружив, что находится в доме Эрика. Что она делает здесь? И вдруг она отчетливо вспомнила, как они с Алексом отправились на охоту, как нашли Риса, хотя тогда еще не знали, что это Рис. Она никогда не забудет, как Рис склонился над ее братом и как она облила вампира водой, прежде чем вонзить кол ему в грудь. И промахнуться.

Свесив ноги с кровати, Дейзи поспешила из спальни. Алекс. Нужно найти Алекса.

Когда она открыла дверь комнаты, ей показалось, что ее сердце остановилось: Накануне она не обратила внимания на цвет стен и теперь спрашивала себя, как ей удалось упустить из вида ярко-зеленые стены и джунгли на обоях.

Она двинулась к кровати и только теперь заметила, что она пуста. Простыней не было, а матрас был пропитан кровью. Девушка заглянула в ванную, но там тоже никого не было.

Где же Алекс?

И где Эрик?

Она посмотрела на дверь в конце коридора. Если открыть ее, найдет ли она там Алекса или Эрика?

Она стояла в холле, прислушиваясь к звукам дома. Но дом был так же мертв, как и его хозяин. И как ее брат? Нет! Она отказывалась думать об этом. Последний раз, когда она видела Алекса, он был жив и пил кровь Эрика.

— Твой брат должен мне матрас и комплект простыней.

Услышав голос Эрика, Дейзи обернулась, сжав рукой горло:

— Где он? Где мой брат? Что ты с ним сделал?

— Ничего особенного. Он внизу, все еще без сознания. Не представляю, когда он очнется.

Дейзи глазела на вампира, дрожа, уязвленная и смущенная. Она ненавидела его за то, что он принадлежал к вампирскому роду, один из представителей которого едва не прикончил ее брата. Но вместе с тем… Если бы не кровь Эрика, Алекс был бы сейчас мертв.

— Мне… мне жаль, — запинаясь, произнесла она. — Мне следовало бы поблагодарить тебя.

— С ним все будет в порядке. Ты приняла верное решение, привезя его сюда.

— Я собиралась отвезти его домой. У меня есть немного крови, но она не свежая, а он выглядел таким бледным… а ты был близко.

— Сомневаюсь, что твои запасы залечили бы рану на животе.

— Спасибо, ты спас его.

— Насколько я помню, ты обещала сделать все, что я захочу.

Она взглянула в его лицо:

— Да, я… я так сказала.

— Ты действительно это имела в виду?

Она кивнула, не в силах говорить. В горле застрял ком.

— Тогда подойди.

Она стояла, а ее сердце колотилось как сумасшедшее. Она пыталась заставить себя сделать шаг, но ее ноги словно приросли к месту. Только не так. Пожалуйста, не так.

Дейзи не двигалась, и вампир приблизился к ней. Как зачарованная Дейзи неподвижно стояла, а Эрик прижался к ней и откинул её волосы за ухо.

Он провел пальцами по изгибу ее горла.

— Сладкая, — промурлыкал он. — Такая сладкая.

Прикосновение его языка к коже было обжигающим.

Почему она не догадалась, что он предпочтет ее плоти кровь? И почему эта догадка вызвала у нее такое разочарование?

Приподняв пальцем ее подбородок, Эрик накрыл ее губы своими.

Как и всегда, стоило ему поцеловать ее, разум Дейзи отказался повиноваться. Его губы были твердыми и прохладными вначале, но постепенно теплели. Его язык дразнил Дейзи, а ладони обхватили ее ягодицы, прижимая к неоспоримому доказательству его желания. В эту секунду она отдала бы ему все, что бы он ни попросил.

Когда он оторвался от нее, она почувствовала опустошение. Она моргнула, в ее глазах было одновременно смущение и желание.

— Я думала…

— Ты правда думала, что я стану тебя принуждать? — спросил он.

Все еще смущенная, она гордо вздернула подбородок:

— Разве ты не хочешь меня? Я же сказала, что сделаю все, что ты скажешь.

— Я хочу тебя сильнее, чем ты можешь себе представить. Но ты окажешься в моей постели, потому что захочешь этого, а не потому, что делаешь мне одолжение.

Он провел рукой по волосам.

— Тебе стоить проверить, как там твой брат.

Прежде чем она успела спросить, как он об этом узнал, Эрик исчез из вида.

Дейзи смотрела в пространство, где только что стоял вампир, поражаясь тому, насколько легко он растворялся в воздухе. Что ей делать с Эриком? Она знала, что он хочет ее, как мужчина хочет женщину, но ему требовалось кое-что еще. Он хотел ее тело и кровь, ее сердце и душу. Как она могла добровольно предлагать ему себя? И разве она могла иначе, ведь она хотела его так же сильно, как он ее. Стой самой ночи, когда она встретила вампира, он был в ее голове, в ее сердце. Не важно, сколько раз она убеждала себя, что глупо даже думать о возможных отношениях между ними, — эта мысль саднила словно заноза.

— Это невозможно, — пробормотала она. — Все это невозможно. Он вампир, а ты похититель крови. Твой отец и Алекс — охотники.

Дейзи обняла себя руками. Как между ней и Эриком могло быть что-то общее, не считая неукротимого пламени желания, возникавшего всякий раз, стоило им оказаться в одной комнате? Ее родители никогда не примут его. А друзья? Младшую сестру ее лучшей подруги убил вампир. Дженнифер никогда, никогда не поймет, как Дейзи может дружить с одним из немертвых, не говоря о том, чтобы любить его…

Любить. Впервые Дейзи признала, что ее чувство к Эрику не просто страсть, не просто непреодолимое влечение. Она была сильно и безнадежно влюблена в него. Она не знала, когда это случилось, не знала, настоящее ли это чувство или его вампирская магия, но это было так правильно. И так реально.

Она влюблена в вампира. Как это могло произойти? С детства ее учили, что они не люди, уничтожать их или продавать их кровь не преступление. Охота на вампиров, как и торговля их кровью, считалась вполне легальным занятием.

Боже, что же ей теперь делать? Как объяснить свои чувства семье, друзьям, себе самой?

Она искала ответ, но не находила. Чувствуя приближение мигрени, она постаралась выбросить тревожные мысли из головы. Алекс просыпается. Что-что, а справиться с этим она в состоянии.

Сделав глубокий вздох, Дейзи направилась в комнату для гостей. Она помедлила, прежде чем открыть дверь и войти в комнату.

Алекс сидел, опершись на спинку кровати. Его взгляд бродил по комнате.

— Дейзи, что происходит? Где я?

Наклеив на лицо ободряющую улыбку, она села на край кровати.

— Ты не помнишь, что случилось?

— Случилось? — Алекс моргнул, а затем нахмурился: — Ах да, мы охотились на Риса.

Дейзи кивнула.

— Теперь я вспомнил. Мы нашли его убежище.

Алекс взглянул на нее, внезапно став таким же белым, как наволочка его подушки.

— Я нашел его… И собирался пронзить, как вдруг он набросился на меня… — Его глаза сузились. — Что было потом, я не помню.

— Я пошла искать тебя, — Дейзи выдавила улыбку, — как раз вовремя.

— Это был он? Костейн?

Дейзи кивнула.

— И ты убила его? — На лице брата засияло восхищение. — Черт возьми, награда наша!

Дейзи отрицательно покачала толовой:

— Не думаю, что уничтожила его. Я пронзила его, но, думаю, не попала в сердце.

— Ты не убедилась? Не взяла его голову?

— В тот момент меня больше заботило, как вытащить тебя оттуда.

Дейзи решила не говорить брату, что он был на пороге смерти и что Эрик спас его, дав ему своей крови. Вряд ли Алекс оценил бы оба откровения. По крайней мере не сейчас.

Алекс обвел взглядом незнакомую комнату:

— А где мы?

— В доме друга. Казалось не слишком разумным ехать домой.

— Возможно, ты права, — согласился брат, но в его голосе звучало сомнение. — Какого друга?

Дейзи закусила губу. Нет смысла врать. Рано или поздно Эрик появится, и Алекс узнает правду.

Она только собралась открыть рот, как Алекс произнес:

— Это его дом, да? Того художника?

— Да, он был ближе, чем наш, и я… Я не знала, куда еще ехать.

Алекс фыркнул:

— Думаешь, художник способен защитить нас от Риса Костейна?

— Я не думаю, — тихо произнесла Дейзи. — Я на это надеюсь.

Эрик примчался к основному убежищу Риса; обнаружив его пустым, он отправился в дом, где проходили собрания совета вампиров.

Люцифер замолчал, едва Эрик перемахнул через забор и оказался на крыльце. Взгляд на замок сказал ему, что он взломан. Опасаясь того, что увидит, Эрик толкнул дверь и вошел. Запах свежей крови невозможно было, перепутать ни с чем.

Он ожидал худшего, и потому испытал облегчение, увидев, что Рис сидит на диване, вонзив клыки в шею длинноногой блондинки из «Красной смерти».

Когда Эрик вошел, Рис поднял глаза:

— Прости, я не хотел отрывать тебя от обеда.

Фыркнув, Рис зализал раны на шее блондинки и слизнул кровь с губ.

— Что ты здесь делаешь?

Черт! Почему он не подумал об этом вопросе? Он редко появлялся на пороге дома Риса без приглашения или действительно веской причины. К сожалению, сейчас ни того ни другого в его распоряжении не было. Не мог же он сказать, что зашел узнать, как повелитель вампиров чувствует себя после нападения Дейзи и ее брата.

— Ну? — нетерпеливо повторил Рис.

Эрик прочистил горло, пытаясь выиграть время. Что он может сказать?

— Я проходил мимо, — непринужденно сказал он. — Подумал, что неплохо бы зайти и спросить, не хочешь ли ты поохотиться в доках.

Он кивнул на блондинку, растянувшуюся на диване. Ее глаза были закрыты, а на тонкой шее сверкала капелька крови, похожая на рубин.

— Я не знал, что у тебя уже есть добыча.

Рис взглянул на девушку, как будто только вспомнил о ней.

— Хочешь поохотиться? По какому случаю?

— Просто так. — Эрик пожал плечом. — Просто хотел для разнообразия поохотиться в компании.

Рис хмыкнул:

— Я рад, что ты пришел.

Толкнув блондинку, он сделал ей знак выйти.

Она поднялась и, пошатываясь, вышла.

Рис закрыл дверь взмахом руки.

— На меня сегодня напали.

— Напали? — повторил Эрик. — Кто?

— Не знаю. Он не оставил запаха, но я попробовал его кровь. Я узнаю его, когда найду.

Эрик выругался про себя. Если Рис найдет Алекса, то найдет и Дейзи. А если он найдет О’Доннеллов дома у Эрика… Вот черт! Эрик не хотел даже думать, к чему это приведет.

— Ты в порядке?

— А ты как думаешь? — Повелитель вампиров положил руку на спинку дивана. — Но опасность была близко.

С притворной небрежностью Эрик опустился в кресло напротив Риса. Он прикладывал огромные усилия, чтобы выглядеть спокойным и расслабленным.

— Он был не один.

Эрик молча ждал.

— С ним была девчонка. Лакомый кусочек, с рыжими волосами и зелеными глазами. Когда я найду ее… — Он облизнулся. — Она хрупкая, но смелая.

Он почесал грудь.

— Вонзила в меня кол, только представь. Дюйм или два левее, и со мной было бы покончено.

Он видел ее. Руки Эрика сжали подлокотники. Рис видел Дейзи.

— Все в порядке, дружище?

— Конечно. Но это похоже на предупреждение.

— Чертовски похоже!

— Я всегда говорил, что тебе нужна охрана получше. Младенец может проникнуть сюда.

— Откуда они узнали, что я здесь? — спросил Рис, и его голос прозвучал резко. — Вот что я хочу знать.

— Думаешь, я их прислал? — спросил Эрик таким же тоном.

— Не знаю. — Повелитель вампиров уставился на него, с подозрением сузив глаза. — Ты единственный знаешь, где я иногда сплю.

— Не надо быть гением, чтобы обнаружить это место. В любом случае я, возможно, единственный на Западном побережье, кто не желает тебе смерти. Все остальные передрались бы за твое место еще до того, как твой пепел успел бы остыть.

Рис хмыкнул, а затем усмехнулся.

— Идем, — сказал он, возвращаясь в хорошее расположение духа. — Найдем тебе еды, а потом у нас будет десерт.

Глава 20

— Дейзи! Черт возьми, Дейзи, где ты?

— Здесь, наверху. Что случилось?

Она свесилась через перила и уставилась на Эрика, который передвигался так стремительно, что за ним едва можно было уследить.

— Собирай вещи. Мы уезжаем.

— Уезжаем? Почему? Куда мы поедем?

— Рис знает, как ты выглядишь. Он пробовал кровь твоего брата. Думаешь, ему потребуется много времени, чтобы вас выследить?

— Так он жив, — пробормотала она.

— Более чем.

Дейзи почувствовала, как кровь отхлынула от ее липа. Перед глазами явственно встал образ вампира с красными глазами, горящими адским огнем, когда он обернулся к ней. В его глазах она видела смерть. Свою смерть.

— Надо ехать, Дейзи. Немедленно.

— Конечно, ты прав. Алекс…

— Что с ним?

— Мы не можем сказать ему, что ты беседовал с Рисом.

— Точно.

Дейзи задумчиво закусила губу.

— Я просто скажу ему, что нам нужно уехать из Лос-Анджелеса. Мол, у меня плохое предчувствие, так как я не уверена, что уничтожила Риса.

— Он поверит в это?

— Думаю, да.

— Скажи ему что угодно, но сделай это немедленно.

Дейзи отправилась к брату, а Эрик поднялся в свою комнату. Он швырнул в чемодан смену одежды, длинный черный плащ с капюшоном, взял ноутбук и сунул в карман очки от солнца. Затем захватил футболку и штаны для Алекса и направился в комнату для гостей, гадая, как его угораздило оказаться так глубоко втянутым в эту историю с семейством О’Доннелл. Разумеется, он знал ответ, который звучал как «Дейзи».

Когда вампир вошел, Алекс сидел на кровати. Дейзи обернулась через плечо, и по выражению ее лица стало ясно, что ее брат принял все объяснения.

Эрик бросил одежду на кровать.

— У тебя хватит сил одеться?

— Черт побери, да!

— Тогда одевайся. Мы выезжаем через пять минут.

Еще раз взглянув на Дейзи, Эрик вышел.

Она последовала за ним.

— У тебя есть все необходимое?

Дейзи кивнула. У нее была лишь сумочка, телефон и набор инструментов.

— Мы не слишком долго ждали? Как ты думаешь, он уже ищет нас?

— Нет, но нам нужно отъехать от города как можно дальше до рассвета.

Дейзи бросила взгляд на часы. Через несколько часов рассветет.

— А Рис… может бодрствовать днем?

— Не под прямыми солнечными лучами. — Он посмотрел мимо Дейзи на ее брата, который как раз вышел из комнаты. — Едем?

— Думаю, да, — ответила Дейзи. — Пора.

— Поедем на моей машине, — сказал Эрик.

— А как же мой «лексус»? — возмутился Алекс.

— Оставь его, — предложил Эрик. — Ты не в том состоянии, чтобы вести.

Вне стен дома, где она чувствовала себя в относительной безопасности, Дейзи забеспокоилась. Что, если Эрик ошибался? Что, если Рис уже ждет их снаружи? Если он нападет, смогут ли они втроем отразить его атаку? Алекс уже выглядел лучше, но все же по складкам, залегшим в уголках его рта, было заметно, что он еще не вполне оправился. У нее же самой закончилась святая вода, а свой кол из боярышника она в последний раз видела торчащим из груди Риса Костейна.

Она взглянула на Эрика, не слишком осторожно помогавшего ее брату забраться на заднее сиденье машины. Вампир был их единственной надеждой.

Дейзи села на переднее сиденье, размышляя об иронии судьбы: всю свою сознательную жизнь девушка охотилась на вампиров, а теперь старший вампир города охотится за ней.

— Что? — переспросила она, вдруг осознав, что Эрик задал ей какой-то вопрос.

— Я спросил, куда именно ты хотела бы поехать.

— Домой, — ответила она. — Я хочу домой, в Бостон.

— Думаешь, это хорошая идея?

— Не знаю. Мне все равно. Я просто хочу домой. — Она обернулась через плечо: — Алекс?

— Нам лучше поехать домой, — согласился он. — Один в поле не воин, и все такое.

Эрик хмыкнул, задумавшись, не совершает ли ошибку, позволяя Дейзи самой выбирать, куда они отправятся. В данной ситуации не слишком разумно с его стороны возвращать брата и сестру к родителям, промышляющим охотой на вампиров.

Некоторое время они ехали молча.

Дейзи вздыхала, глядя на мелькающий за окном пейзаж. Алекс уснул. Эрик казался погруженным в мысли, которыми вряд ли захотел бы делиться. В общем, это и неудивительно. Она причиняла ему одни неприятности. Наверное, он уже жалел, что вообще познакомился с ней. Но теперь уже ничего нельзя поделать. Скорее всего он просто отвезет ее домой, оставит там и больше она его никогда не увидит. Как ни печально, возможно, это только к лучшему.

Они ехали, и Дейзи ловила себя на том, что время от времени оглядывается, словно ожидая преследующего их Риса, сверкающего глазами, похожими на угли из адского пекла.

Дейзи проснулась от того, что машина остановилась. Она не собиралась спать. Выпрямившись, она увидела, что они стоят на парковке возле большого мотеля. На востоке занималась заря.

— Оставайся здесь, — произнес Эрик. — Я возьму пару комнат.

Она кивнула, провожая его взглядом. Пару комнат. Интересно, кто с кем будет жить.

Вскоре Эрик вернулся. Открыв дверцу, он протянул ей ключ:

— Ты с Алексом в двенадцатом номере, а я в соседнем.

Дейзи выбралась из машины и потрясла брата за плечо:

— Алекс?

Он неразборчиво что-то пробормотал, но не проснулся.

— Что с ним?

— Ничего. Он все еще в процессе исцеления. Я отнесу его внутрь. Когда он проснется, то будет в полном порядке.

Кивнув, Дейзи открыла заднюю дверцу. Эрик поднял ее брата так легко, словно тот весил не больше, чем ребенок, отнес в номер и опустил на одну из кроватей.

— Думаю, не нужно говорить тебе, что не стоит открывать двери и окна.

Эрик повернулся к ней.

— С тобой будет все в порядке? — спросила она. — Может, нам лучше держаться всем вместе?

— Может быть, но думаю, что я проживу дольше, если твой брат продолжит считать меня художником.

— Ты прав, — согласилась Дейзи, ухмыляясь. — Хотя он обязательно поинтересуется, почему мы проводим взаперти весь день.

— Просто скажи ему, что я был за рулем всю ночь и теперь мне нужен отдых.

— Так и сделаю.

Она взглянула на него, мечтая, чтобы он обнял ее. Правильно это или нет, но в его объятиях она чувствовала себя в безопасности.

Дейзи затрепетала в предвкушении, когда его взгляд скользнул по ее лицу и остановился на губах. Сейчас он ее поцелует.

Прошептав ее имя, он резко привлек ее к себе.

— Что же мне с тобой делать, Дейзи, милая?

Она подняла на него взгляд и утонула в глубине его черных глаз. Он может делать с ней все, что угодно. Разве ему об этом не известно?

Ее глаза закрылись, едва его губы коснулись ее. Она прижалась к нему, желая быть как можно ближе, чувствовать прикосновение его кожи к своей, его рук к своему телу. В его объятиях она могла бы справиться с чем угодно, быть кем угодно. Она хотела стать частью его, отдать ему всю себя, все, чем она была.

Она тихо застонала, когда Эрик провел рукой по ее спине. Невероятно чувственно, даже сквозь одежду. Она хотела касаться его, ощущать его кожу. Вытащив футболку из его джинсов, она прижала ладони к его животу. Его кожа была гладкой и прохладной.

— Моя очередь, — прошептал он.

Дейзи выдохнула его имя, когда его руки скользнули под ее свитер. Она шагнула назад и почувствовала спиной стену. Вампир прижался к ней всем телом, так что она почувствовала, насколько сильно его желание. Дейзи выгнулась, сгорая от желания, которое причиняло почти физическую боль, и готовая в этот момент сделать все, только бы он заполнил эту болезненную пустоту глубоко внутри.

Она сдалась бы ему прямо здесь и сейчас, если бы не услышала, как Алекс прочистил горло.

— Может, мне поискать чего-нибудь на завтрак, пока вы двое не сожрали друг друга?

Эрик отпрянул, его глаза горели. Мгновение он смотрел на Дейзи, затем сунул ключи от машины и деньги ей в руку.

— Найди какой-нибудь еды, — сказал он прерывающимся голосом. — Но пусть ее доставят сюда. Увидимся позже.

Прежде чем Дейзи успела что-нибудь ответить, Эрик ушел.

Девушка взглянула на брата. Неужели он не мог поспать еще часик или два?

— Вам следовало взять комнату на двоих, — сухо произнес Алекс.

— Ой, заткнись! — раздраженно ответила Дейзи.

Бормоча что-то под нос, Эрик влетел в свою комнату. Восходящее солнце жгло глаза, но ничто не могло сравниться с огнем, бушевавшим у него внутри. Черт бы побрал ее братца и его несвоевременное пробуждение!

Хлопнув дверью, вампир на мгновение прислонился к ней спиной, проклиная свою неудачливость. Еще пять минут, и Дейзи была бы в его руках, в его постели.

Заперев дверь, он задернул шторы и осмотрел комнату, ища что-нибудь подходящее на роль могилы. Комната была удивительно непримечательной, с темной мебелью и ковром неопределенного цвета. Он усмехнулся, заметив над комодом безвкусную картину. Обезьяна бы нарисовала лучше.

Сбросив одеяло с кровати, он вытянулся на матрасе и закрыл глаза. В его сознании тут же возник образ Дейзи, ее волосы, похожие на шелк, ее гладкая и теплая кожа. А ее глаза… Они словно зеленые языки пламени. Он часто слышал поговорку о том, что глаза — зеркало души. Если это правда, то у Дейзи О’Доннелл душа ангела.

Вампир усмехнулся. Ангельский похититель крови. Не каждый день такое встретишь.

Дейзи. Это имя медлило, не торопясь покидать его сознание, пока Эрик полностью не погрузился в летаргический сон.

Дейзи мерила шагами комнату. Они с Алексом позавтракали несколько часов назад, и теперь, судя по мирному сопению, ее брат снова спал. Она озабоченно вздохнула. Он мог спать в любом месте и в любое время.

Дейзи взглянула на часы и разочарованно вздохнула. Не было еще и двенадцати. Она включила кондиционер, чтобы заглушить храп Алекса. У нее не было даже книжки!

Сев на кровать, Дейзи включила телевизор и принялась переключать каналы. Шоу и сериалы, сериалы и шоу. В так называемый век просвещения даже программисты могли придумать что-нибудь поинтереснее.

Выключив телевизор, она достала из сумки телефон и набрала номер родителей.

Мама сняла трубку после второго гудка.

— Дейзи, что-то случилось?

— Нет, мам, почему ты спрашиваешь?

— Ты давно не звонила. А отец пытался связаться с Алексом, но он не брал трубку. Ты виделась с ним?

— С Алексом все в порядке. Он со мной. Мы едем домой.

— Что-то случилось, — не унималась Ирен О’Доннелл. — Ты не ранена?

— Мы оба в порядке.

— Отец спрашивает, нашел ли Алекс Риса.

— Мы его нашли, — ответила Дейзи и вкратце рассказала о случившемся, опустив ту часть, в которой Эрик спас ее брату жизнь.

— Но с вами обоими все хорошо?

— Да, — глубоко вздохнула девушка. — Как и с Рисом.

— Я расскажу отцу. Вы скоро приедете?

— Думаю, через пару дней. С нами будет гость.

— О!

В одном этом слове прозвучало множество вопросов.

— Да, мама, мужчина. Очень необычный.

— О, это прекрасно, дорогая! С тобой точно все в порядке?

— Это не так-то просто.

— Матери созданы для этого. Ты давно не говорила с Брэндоном?

— Нет, а что с ним?

— Он влюбился.

— Правда? — Дейзи изобразила удивление. — Кто же его девушка?

— Сестра Кевина, Паола, ты можешь в это поверить? Он сказал нам только вчера. Похоже, что это серьезно.

— Они давно встречаются?

— Всего пару недель, но он очень влюблен.

— Так быстро? — спросила Дейзи и тут же задалась вопросом, что, собственно, ее удивляет.

Когда-то она не верила в любовь с первого взгляда, но лишь до тех пор, пока не встретила Эрика.

— Кажется, он кое-что задумал. Твой брат сообщил по секрету, что уже присматривает обручальные кольца.

— Это просто чудесно, мама, я рада за него. Послушай, мне нужно идти, и телефон почти сел. Скоро увидимся.

— Кстати, — произнесла Ирен, — мы с твоей тетушкой Джуди утром уезжаем в Новую Зеландию. Нас не будет две недели.

Тетя Джуди была незамужем, двадцать лет проработала школьной учительницей. Выйдя на пенсию, она ежегодно устраивала себе каникулы и всякий раз брала с собой Ирен. Дейзи испытала смешанные чувства, узнав о предстоящем отъезде матери: с одной стороны, девушка знала, что будет скучать. С другой — это значило, что ей не станут досаждать разговорами о Кевине О’Рейли, хотя вполне вероятно, что ее мать молчала бы в присутствии Эрика.

— Ничего страшного, мам.

— Если бы я только знала заранее, что ты приедешь! Но теперь слишком поздно отменять поездку.

— Не волнуйся об этом. Отдыхай. Увидимся, когда ты вернешься домой.

— Хорошо, милая. Я люблю тебя.

— Я тебя тоже.

Дейзи отключила связь и села, продолжая смотреть на телефон. Итак, ее младший брат влюблен и подумывает о женитьбе. Он всегда был самым тихим и незаметным из них. Дейзи усмехнулась. Брэндон был робким и замкнутым, сколько она его помнила, но, похоже, в вопросах брака он переплюнет их с Алексом.

Брак. А женятся ли вампиры? Она никогда не слышала ни о чем подобном. Заключая брак, люди могут ожидать, что проведут вместе пятьдесят или шестьдесят лет. Но вампиры! Боже, они могут быть женаты веками. Люди клянутся любить друг друга вечно, но можно ли вести речь о столь долгой перспективе? Дейзи усмехнулась про себя. Возможно, если один из них — Эрик. Интересно, что он сейчас делает? Спит сном немертвых или сидит за стеной, думая о ней так же, как она сейчас думает о нем?

Смогла бы она остановить его, если бы не вмешался ее брат? Каково заниматься любовью с Эриком? Любопытно, делают ли вампиры это так же, как нормальные люди? Жар охватил ее, стоило только представить, как они с Эриком…

Тряхнув головой, девушка отогнала заманчивые образы. Когда же закончится этот день?

Дейзи надеялась, что Алекс проспит до заката. В конце концов, он был серьезно ранен, и хотя кровь Эрика спасла ему жизнь, процесс исцеления еще не закончился. А что ещё более живительно, чем сон?

Она взглянула на стену, отделявшую ее от Эрика. Спит ли он? Проснется ли, если она постучит в дверь? Пригласит ли ее войти, чтобы продолжить с того места, где их прервал Алекс? Господи, о чем она только думает! Она пыталась выбросить из головы мысли об объятиях Эрика, но это было бесполезно. Она хотела, чтобы он обнимал ее, хотела чувствовать его губы на своих губах, его дразнящий язык у себя во рту. Хотела касаться его и пробовать на вкус. Фантазии приводили девушку в восторг, но какая-то часть ее разума предостерегала от ошибки.

Она все еще думала о том, чтобы пойти в соседний номер, когда Алекс сел в кровати. Зевая, он потянулся.

— Я хочу есть, — сообщил он, взглянув на Дейзи.

Она тряхнула головой. Когда бы ее брат ни проснулся, он всегда голоден.

— А ты? — спросил он.

Дейзи пожала плечами:

— Я бы не отказалась.

— Отлично, ненавижу есть один.

На прикроватной тумбочке обнаружилась телефонная книга. Отыскав номер ближайшей доставки, он заказал по две пиццы и колы и обернулся к сестре:

— Заказать что-нибудь для твоего друга?

— Не стоит.

Повесив трубку, Алекс отправился в душ.

Двадцать минут спустя он появился без рубашки, с мокрыми волосами.

— Представляешь, здесь даже нет фена. У тебя, конечно, тоже его нет?

— Нет, к сожалению.

Бормоча что-то под нос, он вернулся в ванную.

Они смотрели телевизор, когда доставили пиццу. Алекс бросил одну из коробок на кровать Дейзи.

— Для тебя — с ветчиной и ананасами.

— Спасибо.

— Как думаешь, что делает твой приятель?

Дейзи пожала плечами:

— Наверное, еще спит. Он всю ночь был за рулем.

Алекс ухмыльнулся.

Несколько минут они ели молча. Дейзи слизала с пальцев соус. Она сомневалась, правда ли пицца так хороша или она сама сильно проголодалась, но не могла припомнить, когда в последний раз ела что-то настолько вкусное.

— Как насчет снова тронуться в путь? Не знаю, как ты, но я просто с ума схожу, сидя взаперти.

— Возможно, Эрик еще спит.

— Так разбуди его, — произнес Алекс, набивая рот перчиками.

— Позже. Я тоже хочу принять душ, знаешь ли.

Она отхлебнула глоток. До заката было три часа. Интересно, что ёще она сможет придумать, чтобы отвлечь Алекса от идеи пойти и разбудить Эрика.

Ее брат не дал ей долго размышлять.

— Здесь напротив есть торговый центр. Раз уж ты не хочешь будить нашу Спящую красавицу, может, немного развеемся и сходим за покупками, когда ты примешь душ? Мне бы не помешала еще одна смена одежды.

— Отличная идея, — отозвалась Дейзи.

Ее брат почти также любил ходить по магазинам, как и она сама. Если повезет, они смогут провести в торговом центре пару часов. Дейзи бросила тревожный взгляд на дверь. Возможно, не слишком разумно покидать мотель. Что, если Рис преследовал их прошлой ночью? Что, если он ждет их снаружи? Говорят, будто вампиры не могут входить без приглашения, но что, если это касается лишь домов, а не мотелей? А если это вообще миф?

— Думаю, нам лучше оставаться здесь.

— Почему?

— Рис знает, кто мы. Что, если он следует за нами?

— Приведем его сюда!

— Ты с ума сошел? Он чуть не убил тебя.

— Брось, Дейзи Мэй, ты преувеличиваешь. Я что, похож на человека, который почти умер?

У Дейзи чесался язык ответить, что Алекс был бы сейчас мертв, если бы не Эрик, но, разумеется, она не могла сообщить брату, что его спасителем стал вампир.

— Это было предупреждение, — сказала она. — Очень опасное.

— Я в состоянии защитить себя.

— Ну конечно. Ты как раз доказал это.

— Черт возьми, Дейзи…

— Мы ни разу не охотились на такого старого вампира, — возразила она. Ее беспокойство нарастало с каждой минутой. — Мы не знаем, на что он способен, какова его сила.

— Прекрасно. Оставайся здесь, раз так боишься. — В голосе Алекса звучало презрение. — А я пошел.

Дейзи глубоко вздохнула.

— Я иду с тобой.

— А я думал, ты боишься великого и ужасного Риса.

— Может, и боюсь, — парировала Дейзи, — но по крайней мере это делает меня разумной.

Алекс фыркнул:

— Думай так, если тебе нравится.

Что она могла поделать? Она усмехнулась, потому что этот спор походил на сотни других таких же между ней и братом. Дейзи доела пиццу, допила колу и встала. Отец всегда говорил, что единственный способ преодолеть страх — повернуться к нему лицом.

Схватив сумочку, она шагнула к двери:

— Идем.

— Разве ты не хотела сперва принять душ?

— Приму, когда вернемся. Надевай рубашку, большой брат. Может, где-нибудь по дороге раздобудем святой воды.

Эрик пробудился с заходом солнца. Как и все вампиры, он встал полностью отдохнувшим и с осознанием окружающей действительности.

Поднявшись, он склонил голову к плечу и выругался. Его ощущения подсказывали ему, что соседняя комната, в которой должны были скрываться Дейзи и ее брат, пустовала.

Глупые дети. Куда, черт побери, их понесло?

Подойдя к окну, он отдернул штору, щурясь от последних лучей садящегося солнца. Где же она?

Вампир открыл дверь и вышел наружу. Кожу щипало, пока он преодолевал короткий путь от мотеля до машины. Отперев багажник, Эрик распахнул свой чемодан, извлек из него плащ и быстро завернулся в него, накинув капюшон. Плотная черная ткань защитила вампира от солнечных лучей. Он поднялся в комнату Дейзи и глубоко вздохнул, а затем последовал за запахом в одноэтажный супермаркет, располагавшийся через дорогу.

После пятиминутного поиска Эрик обнаружил Дейзи и Алекса у кассы в отделе мужской одежды.

— Что вы творите? — спросил он тихо, но тон его был жестким.

— Мне понадобилась одежда, — сообщил Алекс. — Какие проблемы?

Эрик взглянул на него:

— Мне наплевать, что делаешь ты, но если из-за этого в опасности жизнь Дейзи, то ты за это ответишь.

Что бы ни собирался ответить Алекс, слова застряли у него в горле, когда он наткнулся на свирепый взгляд Эрика.

Вампир посмотрел на Дейзи, и выражение его глаз смягчилось.

— Ты хочешь умереть? Почему вы вышли из мотеля? О чем, черт возьми, ты думала?

Она стойко выдержала его взгляд.

— Нам нужна какая-то одежда.

— Ясно. Хотите быть хорошо одетыми, когда Рис найдет вас.

— Не будь смешным, — отрезала Дейзи.

Борясь с собственным гневом, Эрик взял девушку под руку и повел к выходу, прочь от брата.

— Ты забыла, что Рис не боится солнца? — спросил он, не сводя глаз с Алекса. — Ему не обязательно спать днем, и он может находиться снаружи, только не под прямыми лучами солнца. — Вампир посмотрел Дейзи в глаза. — Он мог бы быть здесь прямо сейчас, и когда вы узнали бы об этом, стало бы слишком поздно.

Его слова достигли желаемого эффекта. Глаза Дейзи округлились, и она нервно огляделась.

— Нам нужно идти. Немедленно, — сказал Эрик.

— Ради чего такая спешка? — Рядом с ними появился Алекс. — Мы бы уже давно были в пути, если бы ты соизволил вытащить свою задницу из кровати до заката.

Зрачки ее брата сузились.

— Идем!

Дейзи схватила Эрика за руку и потащила к выходу, мечтая как можно скорее оказаться в машине и тронуться в путь раньше, чем ее брат сложит два и два и вычислит вампира.

— Пойдем, Алекс, — бросила она через плечо, — мы теряем время.

Глава 21

Потребовалась всего пара минут, чтобы уложить вещи и выписаться из мотеля. Хотя Дейзи мечтала о том, чтобы принять душ, она решила отложить это до лучших времен по двум причинам. Во-первых, их преследовал Рис, но больше всего девушка не хотела оставлять наедине Эрика и Алекса ни на секунду, из боязни, что ее брат начнет задавать лишние вопросы.

Они ехали уже больше часа, и никто за это время не проронил ни слова. Алекс задумчиво откинулся на заднее сиденье и скрестил руки на груди. Казалось, можно было расслышать, как вращаются колеса. Сколько еще времени пройдет, прежде чем ее брат догадается, что Эрик — вампир? Дейзи могла лишь предполагать, что последует за этим заключением.

Внимание Эрика было приковано к дороге. Время от времени Дейзи бросала на него взгляды, пытаясь понять, о чем тот думает. Ей так и не удалось поговорить с ним наедине с тех пор, как они выехали. А Дейзи очень хотела объяснить ему, почему согласилась пойти с Алексом в торговый центр.

Но было еще кое-что требующее немедленного обсуждения. Дождавшись, когда Алекс задремал, Дейзи заговорила:

— Что мы будем делать завтра?

— О чем ты?

— Алекс не захочет проводить еще целый день в мотеле. Он обязательно спросит, почему мы не едем днем.

— Да, я тоже думал об этом. Нам лучше всего ехать в Бостон не останавливаясь.

— Ты шутишь? Еще два дня пути.

— Знаю. Я буду за рулем до рассвета, а с наступлением дня вы с Алексом поведете машину по очереди.

— Но солнце… ты не можешь…

— Ты не заметила, что окна здесь тонированы? Со мной все будет в порядке, если не опускать окна.

Пару минут Дейзи обдумывала сказанное вампиром.

— Ачто, если Алекс захочет снова остановиться в мотеле?

— Ночью это не создаст проблемы. Если эта идея осенит его днем, просто скажи, что не стоит делать этого, пока нас ищет Рис.

У Дейзи все сжалось внутри от упоминания имени вампира.

— Наверное, нам не стоило останавливаться прошлой ночью, — пробормотала она.

— Может, не стоило. Твоя семья сможет защитить тебя?

— А разве ты не останешься?

— Конечно, если ты хочешь.

Он не собирался оставлять ее до тех пор, пока Рис не прекратит поиски.

— Но я в любом случае не смогу находиться у тебя дома днем.

— Нет. — Она улыбнулась уголками рта. — Думаю, это не лучшая идея.

Ее родители лояльно относились ко многому, но не к тому, что касалось вампиров. Отец Дейзи неустанно охотился на них, как и ее дед и прадед. Ирен О’Доннелл бросила это занятие, когда вышла замуж, но в случае необходимости могла бы взмахнуть молотком.

— Ты думаешь, Рис не найдет нас?

— Не знаю. Он довольно мстителен, но его легко сбить с толку. Лучше всего надеяться на то, что кто-нибудь еще выведет его из себя.

— Ему не покажется странным, что ты уехал из города, не предупредив его?

— Сомневаюсь. Я уже делал так. Позвоню ему через пару дней и скажу, что мне захотелось сменить обстановку.

— Прости, что втянула тебя во все это.

Эрик покосился на нее. Ее профиль четко вырисовывался в темноте. Распущенные волосы свободно ниспадали на плечи, этот водопад темного шелка провоцировал прикоснуться к нему. Дейзи хмурила брови, а в глазах затаилась тревога не только за себя, но за своих братьев и родителей.

— Я не позволю ему причинить вред ни тебе, ни твоим близким, — мягко произнес вампир.

— Эрик…

— Что?

— Ничего.

Он улыбнулся, польщенный, что она беспокоится и о нем тоже. Уже давно никто не волновался о том, жив он или умер. Иногда ему и самому становилось все равно. Но лишь до того, как он встретил Дейзи О’Доннелл. Она помогла ему справиться с апатией, пробудила желание жить.

Дейзи вздохнула, опустила спинку сиденья и закрыла глаза.

Эрик наблюдал за ней краем глаза. Всего через несколько секунд девушка погрузилась в сон. Он сжал руки на руле, вслушиваясь в медленное, ровное биение ее сердца. Ее запах дурманил. На мгновение он представил, как съезжает с дороги; находит укромное местечко, берет Дейзи на руки и уносит прочь, чтобы под покровом темноты утолить свой голод и свое желание. Была лишь одна проблема, в данный момент храпящая на заднем сиденье.

Со вздохам разочарования Эрик опустил окно. Нелегко находиться так долго в замкнутом пространстве с двумя смертными, особенно когда один из них был — точнее, была — столь желанной и аппетитной и спала всего в паре дюймов от него. Все в этой девушке нравилось ему — ее красота, ее чувство юмора, ее смех. То, как она смотрела на него — недоверчиво, но все же без страха. Ее тело, такое податливое в его объятиях, опьяняющий вкус ее губ, женственный аромат ее кожи и ее кровь, самая горячая и сладкая, какую он когда-либо пробовал. С первой капли ему хотелось еще и еще, зная, что никогда не насытится.

Эрик снова взглянул на нее. Как же она молода и прекрасна! Даже теперь, когда он узнал ее, было невозможно поверить, что она и есть похититель крови. Но еще сложнее было представить их совместное будущее. Но разве он мог отпустить ее? Лишь сейчас Эрик осознал, насколько пустым и бессмысленным было его существование. Он согласился стать вампиром несколько веков назад. Оставил позади прошлое, сделал все, стараясь убедить себя, что счастлив. Ложь. Всего лишь ложь, чтобы прогнать пустоту. Но теперь, когда в его жизнь вошла Дейзи, существование обрело смысл.

Однако была еще одна проблема. Он хотел ее. Она хотела его. Но их отношения казались немыслимыми. А найти общий язык с семьей Дейзи представлялось и вовсе неразрешимой задачей. Ее брат уже подозревал худшее. Эрик гадал, сколько еще времени понадобится Алексу, чтобы догадаться о происходящем. Судя но всему, не много. Кроме того, есть еще один брат, с которым придется считаться.

Эрик провел рукой по волосам. Он еще не совершил ни одной ошибки, но его влюбленность в Дейзи О’Доннелл могла оказаться фатальной.

Алекс проснулся через час и потребовал еды. Эрик съехал с трассы у ближайшей закусочной, и остался в машине, а Дейзи с братом зашли внутрь.

Через пару минут вампир выбрался из машины, чтобы размять ноги. Он тоже проголодался, но ему требовался не чизбургер и картошка. Хотелось чего-то теплого и свежего. Едва он подумал об этом, как заметил двух подростков, направляющихся в закусочную. Эрику потребовалась пара секунд, чтобы загипнотизировать обоих и увлечь в тень.

Он быстро насытился, снял заклятие с жертв и вернулся в машину до того, как подошли брат с сестрой.

— Я взяла тебе гамбургер с колой.

Дейзи вручила ему коричневый бумажный пакет.

Эрик изумленно приподнял бровь, однако пробормотал благодарность, а затем тронулся с места.

— Думаю, мы могли бы остановиться ненадолго и поесть в машине, — произнес Алекс. — Не знаю насчет вас двоих, но я бы сделал паузу.

— Забудь об этом, — отрезала Дейзи, разворачивая чизбургер. — Я хочу уехать от Риса как можно дальше.

— Умница, — пробормотал Эрик.

— Что ты знаешь об этом? — грубо бросил Алекс.

— Только то, что мне рассказала Дейзи, — спокойно ответил вампир.

— Да? И что же она тебе рассказала?

— Что негодяй по имени Костейн преследует ее и она боится его.

— Это все?

Эрик пожал плечами:

— Этого достаточно. Похоже, этот парень псих, и к тому же опасный.

— Я сам могу присмотреть за ней.

— Да, — ответил Эрик, едва сдержав смешок. — Я видел, как ты справлялся с этим, когда встретился с Костейном. Не хочу, чтобы такое случилось с Дейзи.

Она оглянулась на брата. Челюсти Алекса были так плотно сжаты, что ходили ходуном.

Когда тишина стала невыносимой, Дейзи включила радио и нашла волну, на которой звучал легкий рок.

Разрядить напряженную атмосферу это не помогло. Она пыталась придумать тему для разговора, но безуспешно. Вскоре Эрик притормозил у заправки. Дейзи с Алексом отправились купить чего-нибудь перекусить, оставив вампира наполнять бак. Пока их не было, он выбросил в мусорный бак гамбургер и колу.

Эрик ждал их у двери, когда брат и сестра наконец вышли из магазина. Вампир почувствовал легкую зависть, увидев, как они непринужденно болтают и смеются. У него никогда не было ни братьев, ни сестер. Его родители, жена и дети давным-давно умерли. Он так долго жил один, что забыл, каково это — быть частью семьи, жить под одной крышей с теми, кого любишь и кто заботится о тебе.

— Ты уверен, что ничего не хочешь? — спросила Дейзи, забираясь на пассажирское место.

— Уверен.

— Ты не так уж много ешь, да? — Алекс занял свое место сзади.

— Я ем, когда голоден, — ответил Эрик.

Скользнув за руль, он завел машину и тронулся с места.

Всего несколько мгновений спустя они снова неслись по трассе.

Незадолго до рассвета Эрик съехал с дороги.

— Одному из вас придется сесть за руль, — сообщил он. — Мне нужно отдохнуть.

— Мне подходит, — ответил Алекс. Он вышел наружу, расправил плечи и потянулся. — У меня здесь уже почти началась клаустрофобия.

Эрик многозначительно взглянул на Дейзи, занимая заднее сиденье. Она кивнула в ответ, давая понять, что проследит за тем, чтобы окна были подняты.

Вампир подмигнул, затем подобрал с пола плед, накрылся им с головой и позволил себе провалиться в небытие.

Алекс показал пальцем через плечо:

— Он не кажется тебе странным?

Сердце Дейзи замерло в предчувствии разговора, который она не хотела заводить.

— Странным? Не думаю. Почему ты так говоришь?

— Сама подумай. Он весь день спит. Я ни разу не видел, чтобы он ел. Носит только черное. — Алекс пржал плечами. — Ничего не напоминает? То есть никого?

— Он немного эксцентричен, — согласилась Дейзи, изо всех сил стараясь сохранять спокойные интонации. — Он же художник.

— Ну-ну.

Дейзи повернулась к брату:

— Что ты пытаешься мне сказать? Или не сказать?

— Ну, если бы ты не общалась с ним, я бы сказал, что он вампир. Но я уверен, что, если это так, ты сказала бы мне, ведь иначе мы оба в огромной опасности. Но ты бы не стала меня обманывать, так?

Дейзи посмотрела в окно, чтобы не встречаться взглядом с Алексом. Она была отчаянной лгуньей, и вся семья это знала.

— Не стала бы, да?

— Конечно, нет.

Алекс ухмыльнулся:

— Ты что-то скрываешь, Дейзи Мэй, и рано или поздно я узнаю, что именно.

Она надеялась, что это произойдет как можно позже.

— Нам нужно заправиться. И я бы не отказался от завтрака, — проворчал Алекс, бросая взгляд на часы. — Или от обеда.

Вскоре Алекс нашел, где пообедать. Для отвода глаз Дейзи взяла гамбургер для Эрика, хотя и знала, что вампир не станет его есть. Двадцать минут спустя они снова были в пути.

— Итак, — произнес Алекс, жуя бутерброд с чили. — Давно ты его знаешь?

— Эрика? Не так давно.

— Сколько?

— Не знаю. Около двух недель.

— Две недели? Всего? Господи, Дейзи, да вы ведете себя так… — Алекс тряхнул головой. — Две гребаные недели.

Дейзи казалось, что намного дольше. Иногда у нее появлялось ощущение, что она знает Эрика вечность. Она усмехнулась про себя. Он вполне может прожить вечность, по крайней мере если ее брат и отец не узнают, кем он является.

Еще несколько часов спустя Алекс свернул с трассы, чтобы поужинать. С утра они съели лишь по мороженому, и Дейзи умирала с голоду. Она гадала, насколько голоден Эрик и сможет ли покормиться здесь.

Девушка напряглась, когда ее брат свернул на парковку перед рестораном. Солнце еще не село. Не хотелось бы, чтобы Эрик превратился в горстку пепла, но Алекс ожидал, что за это время мужчина должен был невероятно проголодаться, ведь он даже не обедал. Сердце Дейзи наполнилось страхом, когда машина остановилась.

Прежде чем Алекс успел что-либо сказать, она повернулась и потрясла Эрика за плечо.

— Эй, — тихо позвала она.

Вампир немедленно проснулся. Откинув одеяло, он поднял голову и улыбнулся:

— Что происходит?

— Мы остановились, чтобы поужинать.

Эрик взглянул в окно. До заката был еще час.

— Дайте мне минутку, — сказал он, — мои ноги…

— Встретимся внутри, — кивнула девушка. — Идем, Алекс, я голодна.

Было непохоже, чтобы ее брат что-нибудь заподозрил. Он сказал кассиру, что к ним присоединится третий, оплатил счет, и они с Дейзи подхватили свои подносы.

Наполняя тарелку салатом, Дейзи гадала, как Эрик собирается проникнуть в ресторан, не сгорев на солнце, и какое оправдание придумает, чтобы не есть.

Она пыталась выбрать между ветчиной и ростбифом, когда вампир возник рядом.

— Итак, что тут можно выбрать? — произнес он.

Алекс обернулся на звук его голоса и взглянул на кукурузу и картошку на подносе Эрика.

— Я возьму ветчину, — заявила Дейзи, — ростбиф сыроват для меня.

Эрик подмигнул:

— Как раз то, что мне нужно.

Они нашли столик в углу, подальше от окон. Дейзи и Эрик сели рядом. Алекс устроился напротив, с любопытством наблюдая за вампиром.

— Мы скоро попадем домой? — спросила сестра, пытаясь скрыть волнение.

Эрик невозмутимо резал мясо у себя в тарелке.

— Мы должны быть в Бостоне завтра поздним вечером.

Дейзи глазела на него. Неужели он и правда собирается есть? Может ли он?

Она взглянула на Алекса, который тоже взял ростбиф, затем на Эрика.

— Слегка недожарен, — прокомментировал Алекс. — Как раз как я люблю.

Эрик кивнул, хотя не съел ни кусочка.

Они поболтали, затем ее брат отправился за добавкой, и Дейзи осталась с вампиром наедине.

— Что происходит? — спросила она.

Эрик не ел, но Алекс, казалось, полностью игнорировал этот факт.

— Немного вампирской магии, — услышала она в ответ. — Твой брат верит, что я тоже ем.

— Ты можешь делать такое?

Эрик кивнул. Если бы не растущие подозрения Алекса, он предпочел бы подождать их в машине. Здесь было слишком много людей, чьи сердца бились слишком громко, и слишком много неприятных запахов, игравших злую шутку с Эриком. Приходилось делать усилие, чтобы контролировать себя.

— Как тебе удалось лопасть в ресторан и не обжечься?

— Я перенес себя из машины прямо сюда.

Он бы предпочел сделать то же самое, когда искал их в торговом центре. Это было бы менее болезненно, но лишило бы его возможности следовать за запахом.

Дейзи кивнула. В детстве она слышала множество историй о способностях вампиров. Однако одно дело слышать, и совсем другое — знать, что все это не просто байки. И мужчина, сидящий рядом с ней, может делать невероятные вещи.

Алекс вернулся с горой тарелок на подносе.

— Вы уже закончили?

— Не совсем, — ответила Дейзи. — Хочу попробовать их шоколадный пирог. И может быть, еще яблочный. Они так аппетитно выглядят.

— Ты права, — согласился брат. — Не принесешь кусочек и мне?

Кивнув, Дейзи вышла из-за стола.

Алекс взглянул на Эрика:

— Судя по всему, ты не будешь десерт.

— Нет.

— Не любишь сладкое?

Эрйк проследил взглядом за Дейзи, остановившейся перед столом с десертами.

— Зависит от сладкого.

Алекс нахмурился, поняв, куда он смотрит.

— Какие у тебя намерения в отношении моей сестры?

— Намерения?

— Ты знаешь, о чем я. Она сказала, что вы знакомы всего две недели, но мне так не кажется. Я вижу, как она смотрит на тебя. — Алекс подался вперед. — И как ты смотришь на нее.

— Нас влечет друг к другу, — мягко произнес Эрик. — Это нормально.

— Да? Ты что-то скрываешь от нее, что-то… Не знаю, что именно, но для нее это плохо.

— Может, и нет, — откровенно ответил вампир, — Но хорошо для меня.

— Что хорошо для тебя? — спросила девушка, садясь за стол.

— Ты.

Эрик улыбнулся.

Алекс резко отодвинул тарелку.

— Подожду вас в машине.

Дейзи показала на тарелку с яблочным пирогом:

— А как же твой десерт?

— Забудь, — злобно бросил брат, — я больше не хочу есть.

Он поднялся и выскочил из ресторана.

— Непросто с ним будет, да? — заметил Эрик.

— С ним никогда не было просто, — пробормотала Дейзи. — Хочешь пойти?

— Нет, ешь свой десерт.

Вампир обернулся к окну. Над горизонтом все еще виднелось солнце.

— Можешь есть его очень долго.

Дейзи сомневалась, что вынесет еще один день в машине с Алексом и Эриком.

Прошлым вечером, когда они вернулись из ресторана, атмосфера была, мягко говоря, напряженной. Дейзи удалось отвлечь брата, пока вампир переносил себя на заднее сиденье. Жалуясь на головную боль, он натянул на голову одеяло. Дейзи села за руль, радуясь, что сможет чем-то себя занять. Алекс, дуясь, сидел рядом.

Когда стемнело, он перебрался назад, а Дейзи уступила водительское место Эрику. Снова наступила ночь, и он снова был за рулем.

— Долго еще? — спросила Дейзи.

— Мы должны быть на месте вскоре после полуночи, — отозвался вампир.

С тех пор как покинули мотель — три ночи назад, — они выдерживали хорошую скорость. Этой ночью машина должна была достичь Бостона. Эрик никогда не обменивался кровью с Рисом; между ними не образовалось связи, а это значило, что Рис не мог пойти по следу Эрика.

С Алексом все иначе. Рис пробовал его кровь, что имело значение на небольшом расстоянии, но даже Рис Костейн не смог бы последовать за запахом за двадцать шесть тысяч миль. Если только Алекс не пробовал кровь Риса.

Разумеется, такой вопрос Эрик не мог задать брату Дейзи, ведь предполагалось, что он ничего не знает о преследующем ее вампире. Но кое-что ему все же нужно знать. Придется спросить об этом Дейзи. Странно, что раньше это не пришло ему в голову.

Кровь давала сильнейшую связь. Эрик пил кровь Дейзи, а она пила его, и между ними возникла связь, о которой Дейзи не знала лишь потому, что вампир закрывал от нее свое сознание.

Он всегда мог найти ее, а если бы хотел, то читал бы ее мысли. Если бы он открыл ей свое сознание, эта связь работала бы в обоих направлениях, позволяя и Дейзи читать его мысли. Такая связь крепла с каждым обменом кровью и могла оборваться лишь со смертью одного из них.

Эрик выругался. Если Алекс и Рис обменялись кровью, смысла скрываться не было. Брат Дейзи мог перейти улицу или пересечь континент, и в обоих случаях Рис с легкостью нашел бы его.

Вампир взглянул на Дейзи. Ее глаза были закрыты, тени от ресниц лежали на щеках. За все годы жизни Эрик ни разу не инициировал нового вампира, ни разу не создавал связи со смертным, в основном потому, что до сих пор не встречал никого подобного Дейзи.

Теперь же, по иронии судьбы, он сам создал связь с печально известным похитителем крови.

Чтобы освежиться, Эрик опустил окно. Кроваво-красная луна улыбалась ему; прохладный ночной воздух ласкал, словно дружеское прикосновение. Вампир научился любить ночь — ее звуки, ее тишину, то чувство принадлежности, которое она приносила. Он стал ночным существом, связанным с темнотой так, как ни один смертный. Ничто не могло укрыться от его зрения, обострявшегося во тьме. Он видел бредущую в тени коричнево-белую собаку, видел устроившуюся в ветвях дуба сову, видел глупую мышку, пытающуюся перебежать шоссе.

Быть вампиром значило видеть и слышать то, что не под силу смертным. Многие немертвые, осознавая свои возможности, переставали считать людей чем-то, кроме еды. Так случилось их Рисом. Он так долго был вампиром, что забыл, каково это — быть человеком.

К собственному разочарованию, Эрик иногда ловил себя на подобных мыслях. Когда это случалось, он заставлял себя вспоминать о жене и детях, о любви, которую они дарили друг другу, об их надеждах и мечтах. Хотя они был вампиром, но старался не забывать, каково быть человеком, мужем и отцом.

Его взгляд упал на спящую Дейзи. Она была совсем юной, только начинала жить. Однажды она перестанет похищать кровь, заведет семью с каким-нибудь достойным молодым человеком и будет растить детей. Нравилось ему это или нет, но трехсотдвадцатипятилетнему вампиру не было места в будущем Дейзи О’Доннелл.

Услышав, что ритм дыхания Алекса изменился, вампир взглянул в зеркальце. Брат Дейзи выпрямился и потянулся.

Встретившись взглядом с Эриком, он сморщился.

Вампир криво усмехнулся. Алекс не скрывал, что ему не нравится кандидатура Эрика в качестве бойфренда его сестры. Хорошо, что он не знает правды.

— Если верить указаниям Дейзи, мы почти приехали, — заметил Эрик.

— Да, — отозвался Алекс. — Поверни направо у следующего светофора.

Вампир снова взглянул в зеркало.

— Не расскажешь, за что ты меня так не любишь?

— Я не доверяю тебе.

— Для этого есть какие-то причины?

— Ничего конкретного, но могу поклясться, что с тобой что-то не так.

Эрик усмехнулся, впечатленный интуицией О’Доннеллов.

— Что бы ты ни думал, со мной твоя сестра в безопасности. Поверь в это, если ни во что другое не веришь.

— Чего тебе нужно от нее?

— Что нужно мужчине от красивой женщины? — Эрик усмехнулся про себя, глядя, как лицо Алекса исказила гримаса гнева. — Успокойся, пока тебя не хватил удар. Я шучу.

— Сомневаюсь, — проворчал Алекс.

Эрик снова встретился с ним глазами.

— Я люблю ее, — тихо сказал он. — Я знаю, что ты этого не одобряешь и предпочел бы, чтобы меня здесь не было, но мне наплевать на твое мнение. Она в опасности, и пока это так, я всегда буду рядом.

— Поверни налево. — Голос Алекса был хриплым. — Мы дома.

Дейзи проснулась, едва машина остановилась. Она взглянула в окно, и ощущение покоя и мира накрыло ее с головой, как только она увидела свет, падающий из окна. Мама всегда оставляла включенным свет, когда хотя бы одного из детей не было дома, не важно, вышел ли он на пару часов или уехал на неизвестное время.

Она взглянула на Эрика, когда тот открыл дверь машины и подал ей руку.

— Мы приехали.

Дейзи кивнула, вкладывая свою ладонь в его и Эрик бросил ключи Алексу:

— Отнесешь сумки?

Дейзи дернула вампира за рукав:

— Ты же остановишься у нас, да?

— Не думаю.

О чем она думала? Конечно, он не захочет находиться в одном доме с ее отцом и братьями-охотниками.

— Я увижу тебя завтра?

— Я приду.

— Где ты остановишься?

— Найду место. Не беспокойся обо мне. И не позволяй этому твоему брату делать глупости. Будьте умнее и не выходите из дома после захода солнца. Сомневаюсь, что Рис знает, где вы, но лучше не искушать судьбу. Если он найдет Алекса, то убьет его. И тебя заодно. Можешь не сомневаться.

Дейзи сглотнула. Если вампир пытался ее напугать, ему это удалось.

— Ты не знаешь, Алекс не пробовал кровь Риса?

— Ты имеешь в виду не пил?

— Да.

— Не думаю. Почему ты спрашиваешь?

— Скажем так: было бы лучше, если бы он ее не пил.

— Было бы лучше? — Дейзи нахмурилась. — Почему?

— Рис знает запах твоего брата, но я уверен, что он не сможет следовать за ним так далеко. Зато если Алекс обменялся с ним кровью, Рис отыщет его всюду. Но если этого не случилось, твой брат здесь в безопасности. — Эрик провел пальцами по ее щеке. — И ты тоже.

— Я даже не подумала спросить его об этом.

— Ну, если Рис не появится здесь через пару дней, то беспокоиться не о чем.

— Мне поговорить с Алексом?

— Я думаю, не повредит.

— Хорошо.

Испытывая непреодолимое желание коснуться девушки, Эрик погладил ее руки, легко проведя по ним ладонями вверх и вниз.

— Пока мы не знаем наверняка, помни, что я сказал тебе. Оставайтесь в доме.

— Я останусь.

— Эй, Дейзи! — На крыльце появился Алекс. — Ты идешь?

— Я буду здесь. — Она подняла глаза на Эрика: — До завтра.

— Сладких снов; моя дорогая Дейзи.

Она взглянула на него из-под ресниц:

— Ты не поцелуешь меня на ночь?

— Конечно.

Нежно обхватив ее лицо руками, он долго и крепко целовал ее, отчасти — чтобы позлить Алекса, наблюдавшего за ними. Однако все мысли об Алексе вылетели у вампира из головы, когда язык Дейзи коснулся его губ. Со стоном, напоминающим рычание, он рывком прижал к себе тело девушки, страстно целуя ее. Возможно, он не мог стать частью ее будущего, но здесь и сейчас он собирался провести с ней столько времени, сколько мог.

Спустя мгновение Эрик услышал, как хлопнула входная дверь, и усмехнулся.

— Тебе лучше идти, — пробормотал он, целуя Дейзи в кончик носа. — Пока твоего брата не хватил удар.

— Я буду скучать по тебе, — сказала она, заглядывая ему в глаза. — Приходи, как только получится.

— Можешь на меня положиться.

— Эрик…

Дейзи погладила его по щеке, не желая отпускать и боясь, что больше не увидит его.

— Я не оставлю тебя, Дейзи, не раньше чем минует опасность.

— А когда она минует? — спросила она так тихо, что услышать ее мог лишь вампир.

— Не волнуйся об этом сейчас, хорошо?

— Я не хочу потерять тебя.

— Черт возьми, Дейзи, чего ты хочешь от меня?

— Я не знаю.

Он снова поцеловал ее, потому что она смотрела на него глазами, полными смущения, потому что она стояла так близко и так хорошо пахла. Потому что… черт побери, когда это мужчине нужна была причина, чтобы поцеловать красивую женщину? Последний поцелуй, и вампир направился по мокрой траве к машине, краем глаза видя, что из окна смотрит ее брат.

Дейзи коснулась губ кончиками пальцев усмотрела, как уезжает Эрик. Спиной она чувствовала обвиняющий взгляд Алекса и знала, что сейчас ей придется пойти в дом и оказаться с ним лицом к лицу.

Откладывать это не имело смысла. Глубоко вздохнув, Дейзи шагнула к дому.

Глава 22

Алекс поджидал ее у дверей.

— Будешь рассказывать, будто это был просто дружеский поцелуй на ночь?

Дейзи швырнула сумочку на чайный столик.

— Ох, ради Бога! Он поцеловал меня так, потому что знал, что ты смотришь.

— Да, конечно. Черт побери, Дейзи, Эрик Делакур что-то замышляет. Почему ты не хочешь этого замечать?

— Это не твое дело, — отрезала его сестра. — Мне больше двадцати одного. И ты не мой отец…

— Нет, зато я твой отец, — произнес глубокий голос.

Дейзи резко обернулась. По лестнице спускался ее отец, завязывая пояс своего любимого банного халата.

Ноа О’Доннелл был худым и высоким мужчиной с лохматыми каштановыми волосами и проницательными карими глазами. Узкий шрам, доставшийся ему в качестве сувенира после драки с вампиром, пересекал левую щеку. Мужчина переводил взгляд с Дейзи на Алекса и обратно.

— Что происходит?

Дейзи бросилась к отцу и обняла его.

— Ничего. Алекс ворчит, как обычно. Не знаю, как ты только выносишь его.

Ноа О’Доннелл ухмыльнулся, глядя на дочь.

— Кто такой Эрик Делакур, и почему твой брат считает, будто он что-то замышляет?

— Что-то против Дейзи, — кисло произнес Алекс. — Если бы ты только видел, как он целовал ее всего минуту назад…

— Ну, я не могу его в этом винить, — ответил Ноа. — В конце концов, Дейзи — прелестная молодая женщина, и в поцелуях нет ничего плохого.

— С этим Делакуром что-то не так, — настаивал Алекс. — Что-то…

— Он просто тебе не нравится, — заявила Дейзи, — и я не знаю почему, но мне все равно. Мне он нравится.

— Дочка, насколько все серьезно между тобой и этим молодым человеком?

— Не слишком серьезно. Я едва знаю его.

— Ясно. — Ноа взъерошил рукой волосы, и его лицо внезапно приняло серьезное выражение. — Что привело вас двоих сюда в такой поздний час?

— Ну… — Алекс прочистил горло. — У нас возникли проблемы в Лос-Анджелесе.

— Что за проблемы? — спросил отец.

— Я отправился искать Костейна, — сказал Алекс, — и я… — он бросил взгляд на сестру, — мы нашли его.

Ноа посмотрел на Дейзи, затем на сына.

— Продолжай.

— Мы были на волоске, — вставила Дейзи. — Алекс был серьезно ранен — по крайней мере тогда мне так показалось.

Она не могла рассказать ни брату, ни отцу о том, насколько близок был к смерти ее брат, не могла объяснить, что Эрик спас ему жизнь.

— А почему не в больницу? — спросил отец.

— Не знаю. Наверное, я просто запаниковала. В любом случае Эрик оказал ему первую помощь, и…

— Ты ведь не сказала ему, что на Алекса напал вампир?

— Нет. Разумеется, нет, — произнесла Дейзи, сочиняя на ходу. — Я сказала ему, что это был человек, преследующий меня. Потом я решила, что нам лучше уехать из города, и Эрик предложил отвезти нас домой.

— Ясно. А где он сейчас?

— Отправился в отель.

— Почему ты не предложила ему остановиться у нас? — спросил Ноа. — В конце концов, мы ему обязаны.

Дейзи бросила уничижительный взгляд на брата.

— Он не захотел останавливаться под одной крышей, с Алексом.

— Ну что ж, вы оба дома, в безопасности — это сейчас самое главное. Думаю, вам обоим лучше всего сейчас пойти спать. Поговорим утром.

Дейзи кивнула, довольная, что можно скрыться в своей комнате и хотя бы временно не подвергаться перекрестному допросу брата и отца.

— Спокойной ночи, папа.

— Спокойной ночи, дочка.

Еще раз взглянув на Алекса, Дейзи поднялась наверх. Дом казался пустым без мамы и ее суетливого внимания. Обычно та бегала взад-вперед, предлагая всем печенье и горячий шоколад, и к тому же сглаживала острые углы между братом и сестрой. Хотя они с Алексом и любили друг друга, столкновения между ними происходили с самого детства.

Перешагнув порог спальни, Дейзи словно перенеслась в прошлое. Все выглядело точно так же, как во время ее отъезда. Под разнообразными постерами с изображениями рок-звезд виднелись розовые с белым узором стены. Шторы в горошек все так же висели на окнах, на кровати лежало ярко-розовое покрывало.

Дюжина плюшевых пингвинов разных размеров занимала всю полку над письменным столом.

Вздохнув, Дейзи переоделась в пижаму, умылась и почистила зубы. Выключив свет, она забралась в кровать и закрыла глаза. Едва ее голова коснулась подушки, как девушка погрузилась в сон.

Слившись с тенью, Эрик стоял у дома Дейзи, наблюдая, как в окнах гаснет свет. Он слышал, как девушка скользнула в кровать, затем дождался, пока ее дыхание не стало тихим и ровным, и только тогда сел в машину и уехал.

Он ехал без определенного направления и цели, пока не нашел то, что искал. «Подвал вампиров» был похож на «Красную смерть»: клуб для вампиров и тех, кому нравилось служить им. Чтобы войти, нужно было быть либо вампиром, либо приглашенным вампиром. Как и «Красная смерть», «Подвал вампиров» не значился ни в одном телефонном или интернет-справочнике.

Эрик припарковался, а затем постучал в заднюю дверь. Вампир, открывший дверь, выглядел так, словно сошел с экрана старого черно-белого фильма про Дракулу. На нем был черный костюм, белый галстук и длинный черный плащ.

— Добрый вечер, — пробормотал привратник с интонациями молодого Белы Лугоши и жестом пригласил Эрика войти.

Узкий коридор вел в большой зал. В противоположном конце комнаты обнаружилась длинная барная стойка. Трое официантов обслуживали посетителей — их было пятнадцать — двадцать. Диваны с высокими спинками выстроились вдоль стены, а перед ними стояли столики, задрапированные черной тканью, на каждом из которых красовалась черная ваза с кроваво-красной розой. В клубе царил полумрак, воздух был наполнен ароматом бьющихся сердец и свежей крови.

Молодая вампирша сидела за большим фортепиано, стоявшим на возвышении. Белокожая, в белоснежном платье, она была похожа на призрак. Казалось, что ее пальцы не касаются клавиш. Эрик несколько секунд вслушивался в мелодию, пытаясь узнать песню, а затем пожал плечами. Возможно, пианистка сама ее сочинила.

Стоило ему сделать шаг, как к нему скользнула длинноногая блондинка в коротком и обтягивающем изумрудно-зеленом платье и серебристых туфлях на шпильках. Вампир не мог не заметить, что фигура у девушки что надо.

— Я никогда тебя здесь не видела, — промурлыкала блондинка грудным голосом.

— Я давно здесь не бывал.

— Надеюсь, ты будешь заходить чаще.

— Возможно.

Он не мог не смотреть на нее. Очевидно, под платьем на ней ничего не было. На ее гладкой коже не было ни малейшего изъяна, не считая наполовину зажившего укуса на внутренней стороне локтя.

Она улыбнулась ему:

— Я Джейд.

Эрик кивнул:

— Что ты можешь предложить?

Некоторые смертные предлагали только кровь. Некоторые — кровь и секс.

— Все, что пожелаешь. — Она легонько царапнула его ноготком по щеке. — Хочешь?

Эрик снова кивнул. Какой мужчина в здравом уме отказался бы от такого предложения?

Она маняще улыбнулась, взяла вампира за руку и повела наверх по узкой лестнице, а затем по длинному коридору, устланному коврами. На большинстве дверей красовались таблички «Не беспокоить».

Джейд миновала первый свободный номер и наконец вошла в последнюю комнату по правой стороне.

Эрик последовал за ней. Это была большая спальня с белыми стенами и красными шторами на окнах.

Большую часть комнаты занимала круглая кровать с красным покрывалом. За полуоткрытой дверью виднелась ванная.

Джейд села на кровать. Разрез юбки открыл взгляду вампира ее стройное бледное бедро.

— Чего пожелаешь?

— Только пить.

— И ничего больше?

Эрик потачал головой. Были времена, когда он взял бы все, что только могла предложить Джейд. Но это было раньше — до того как в его жизнь вошла сексуальная похитительница крови.

Джейд мило надула губки:

— Ты уверен?

В ее голосе звучало разочарование.

— Да.

Вампир сел на кровать рядом с ней, ноздри его трепетали от запахов мускуса и ее духов. И теплой, свежей крови.

Эрик слышал, как участилось ее сердцебиение, когда она выгнула шею и повернула голову, подставляя ему свое горло. Он облизал клыки, чувствуя, как голод овладевает им.

С низким рычанием вампир взял ее за плечи и погрузил клыки в мягкую кожу шеи. Закрыв глаза, он чувствовал, как кровь капля за каплей потекла по его языку.

Он утолил голод, только и всего.

Другие его желания могла утолить лишь Дейзи.

Глава 23

Хмурясь, Рис швырнул телефон на обеденный стол. Последние три ночи он звонил Эрику, но безрезультатно. Где носит этого Делакура, и какого дьявола он не берет трубку? Вампиру приходило в голову, что его друга мог найти похититель крови или охотник, но повелитель вампиров отверг эту мысль. Делакур был одним из самых умных и сильных вампиров, которых Рис когда-либо встречал. Было похоже, что Эрик уехал из города. Но куда он мог поехать? И почему?

Рис пробормотал проклятие, пересекая большой холл. Он был повелителем вампиров этого города и требовал верности ото всех, кто обитал на его территории. Пойти против него значило обречь себя на гибель. Как и большинство вампиров, он доверял лишь немногим избранным. Эрик входил в их число. Они познакомились в Ирландии больше двухсот лет назад. Вампир улыбнулся, вспомнив прошлое. Они оба охотились за одной и той же девушкой, красоткой с огненными волосами и глазами, зелеными, как сам Изумрудный остров. Будь Рис помоложе и не обладай такой выдержкой, он мог бы тогда бросить Эрику вызов. Вместо этого они заключили перемирие и разделили девку на двоих. Она была лакомым кусочком! Он хотел выпить ее досуха, но Эрик, который всегда вел себя как настоящий джентльмен, отговорил его.

Хотя это было необычно для тех лет, однако два вампира подружились.

Они снова встретились случайно в Калифорнии, вскоре после того как Рис уничтожил предыдущего повелителя вампиров. К тому времени Эрик устал от скитаний по миру и решил осесть. Как и прочие вампиры в округе, он поклялся в верности Рису. До сих пор у Костейна не было ни малейшего повода усомниться в его преданности.

Открыв дверь спальни, Рис ухмыльнулся. Кто-то назначил высокую цену за его голову, и пока он не узнает, кто именно это сделал, все находятся под подозрением, включая его лучшего друга.

Смертные, пытавшиеся уничтожить его, по всей вероятности, покинули город. Так же как и Эрик. Совпадение? Может быть. А может, и нет.

Вампир улыбнулся женщине, которая ждала его в постели. Он подумает о преследователях и охотниках завтра.

Ночь только начиналась, женщина была высокой блондинкой, готовой на все, а он сейчас очень, очень голоден.

Глава 24

Дейзи спала почти до полудня. Проснувшись, она сладко потянулась под одеялом, наслаждаясь мыслью о том, как здорово снова спать в своей спальне, в своей кровати. На несколько минут она представила, будто ей ничто не угрожает и она в безопасности в доме, где провела большую часть детства.

Повернувшись на бок, Дейзи уставилась на штору, закрывающую окно. Где сейчас Рис? Придет ли он за ней и ее семьей? Безопасно ли ей и Алексу выходить на улицу днем? Вампир не мог войти внутрь без приглашения, но ее семья не могла все время сидеть взаперти.

Затем ее мысли вернулись к Эрику. Она гадала, спит ли он сейчас. Должно быть, еще слишком рано звонить ему. Едва она вспомнила о звуке его голоса, как внутри разлилось блаженное тепло. Сколько бы девушка ни твердила себе, что у них нет будущего, представить свою жизнь без него ей было все труднее. Они так много провели времени вместе в последние дни, что теперь, когда Эрика не было рядом, она чувствовала пустоту, как будто у нее забрали что-то важное.

В желудке заурчало, и Дейзи, отбросив одеяло, спустила ноги на пол. Она приняла душ, причесалась, натянула сиреневые домашние брюки и поспешила вниз.

Как она и ожидала, на кухне хозяйничал Алекс. Несколько мгновений девушка стояла в дверях, глядя на брата. На нем была футболка команды «Бостон ред сокс» и выцветшие джинсы. Он был босиком.

Переступив порог, Дейзи налила себе кофе и уселась за старый, испещренный царапинами дубовый стол, сжав кружку ладонями и наблюдая, как Алекс переворачивает блинчики. Дейзи отхлебнула кофе. Он точно занимался не тем делом. Когда ее брат решил стать охотником за вампирами, мир потерял величайшего, повара.

Алекс взглянул на сестру через плечо:

— Сколько тебе блинчиков?

— Шесть, семь, дюжину. Я умираю с голоду!

Как хорошо, что он решил приготовить поздний завтрак вместо раннего обеда!

— Бекон или сосиски?

Он ухмыльнулся.

— И то и другое.

— Ясно! Будешь яйца? Есть яичница и омлет.

— Нет. Да, омлет.

Через пять минут Алекс вручил ей тарелку, а сам сел напротив.

— Хорошо снова быть дома, правда?

Дейзи кивнула. Ее корни здесь, как и большинство воспоминаний. Дни рождения и Пасха; палатка, которую они с отцом разбивали на заднем дворе; печенье, которое они пекли с мамой; сломанная рука, когда маленькая Дейзи свалилась с большого вяза, что рос перед домом. Первый поцелуй на крыльце. Не важно, что она делала, куда ездила, — здесь всегда будет ее дом.

— Блинчики великолепны.

— Добавил немного апельсинового сока в тесто. — Алекс пожал плечами, но Дейзи видела, что ему приятен ее комплимент. Он всегда был лучшим поваром в семье. — Нужно запомнить.

С этими словами он уткнулся в тарелку, и девушка последовала его примеру, не переставая радоваться, что оказалась дома.

Налив себе еще кофе, Дейзи решилась:

— Я хотела спросить тебя кое о чем.

— Да? О чем?

— О твоей встрече с Костейном. Ты не пил его кровь?

— Ты с ума сошла? Зачем мне это?

— Я знаю, что специально ты бы не стал. Я просто подумала, что, возможно, во время борьбы… наши шансы скрыться от него невелики, если вы обменялись кровью. Ты знаешь об этом?

— Да, но беспокоиться не о чем.

— Ты уверен?

— Конечно, — бросил он, но Дейзи показалось, что он сомневается.

— Где Брэндон?

— Он рано встал сегодня, чтобы пойти с Паулой за рождественскими подарками.

— Рождественские подарки? Еще только октябрь!

— Не хочу тебя расстраивать, Дейзи Мэй, но сегодня первое ноября.

Она моргнула. Ноябрь? Не может быть! Она пожала плечами. Последние пару недель в ее жизни творилась такая неразбериха, что было некогда следить за календарем.

Через несколько минут в кухню вошел отец. Пока он наполнял свою тарелку, на его лице играла улыбка.

— Как хорошо, что ты снова дома, сынок! — произнес он, садясь к столу. — Брэндон готовит не так хорошо. А уж когда ваша мама уехала… в общем, мне слегка надоело питаться холодными хлопьями.

Они еще немного поболтали, обсуждая погоду и сплетничая об Ирен и тете Джуди.

— Новая Зеландия уже никогда не будет прежней. — Ноа ухмыльнулся. Отодвинув тарелку, он хлопнул ладонями по столу. — Так что, Алекс, как насчет охоты?

Дейзи попыталась уговорить их остаться дома, но они отмели все ее доводы, уверенные, что вдвоем, да еще при свете дня, смогут справиться с Рисом Костейном и любым другим вампиром.

Молясь, чтобы они оказались нравы, девушка помахала им, глядя, как они забираются в отцовский пикап.

Отъезжая, отец два раза посигналил на прощание.

Дейзи смотрела им вслед, пока машина не скрылась, затем, слишком обеспокоенная, чтобы сидеть на одном месте, загрузила тарелки в посудомоечную машину, вытерла стол и почистила сковородки. Убравшись на кухне, она пропылесосила ковры во всем доме, вымыла пол и включила стиральную машину. Алекс и отец все не возвращались.

Глубоко вздохнув, она приказала себе не волноваться. Ее отец охотился больше двадцати пяти лет. Он знал, что делает.

Поднявшись в спальню, она окинула взглядом постеры на стенах и мягкие игрушки на полках и внезапно решила убрать все это. Сняв постеры, она свернула их и спрятала на шкафу. Пингвины отправились туда же, кроме двух маленьких керамических птиц — черной и белой, которые ей подарил отец на шестнадцатый день рождения. Фигурки остались стоять на почетном месте посередине книжной полки.

Дейзи коснулась пальцами штор. Возможно, их стоит поменять, как и покрывало на кровати. Мама не станет возражать.

Она спустилась на кухню за стаканом молока и яблоком, а затем вернулась в спальню. Сорок минут Дейзи перебирала вещи в шкафу, складывая старую одежду, игры и кукол в коробки.

Она почти закончила, как вдруг наткнулась на старый фотоальбом. Сев на пол, девушка стерла с него пыль и принялась перелистывать страницы. Забавно, как легко фотографии переносят тебя в прошлое. Она улыбалась, рассматривая себя и братьев у рождественской елки, все трое — в новых пижамах. Вот они сидят за кухонным столом; помогая готовить печенье, вырезают из бумаги валентинки, раскрашивают пасхальные яйца, мастерят фонари из тыкв на Хеллоуин. Наверное, в каждой семье есть такие фотографии.

Со вздохом Дейзи убрала альбом в шкаф. После этого распаковала чемодан и повесила привезенную с собой одежду.

В пятом часу она спустилась вниз.

— Привет, сестренка.

— Брэндон! Я не знала, что ты дома.

Дейзи вежливо улыбнулась девушке, сидящей на диване рядом с братом.

— Ты, наверное, Паула.

Паула была хорошенькой девушкой с карими глазами и ярко-рыжими волосами до плеч.

Когда Дейзи вошла, девушка встала.

— А ты, наверное, Дейзи. Я так много о тебе слышала.

— Надеюсь, хорошее.

Дейзи протянула ей руку.

— Конечно, хорошее, — возмутился Брэндон. — Ни слова о плохом, пока она не произнесет «Я согласна».

— Отличная идея, — одобрила Дейзи.

Паула заняла свое место рядом с Брэндоном, а Дейзи опустилась на стул напротив.

— Где папа и Алекс? — спросил ее брат.

— Они ушли еще утром, — ответила Дейзи. — Наверное, скоро вернутся. А вы, я слышала, ходили за покупками?

— Да, Паула скупила содержимое почти всех магазинов в городе.

— Неужели?

— Неправда.

Паула ущипнула Брэндона.

— Правда! У этой девчонки есть кредитная карта, и она знает, как ею пользоваться.

— Брэндон, прекрати!

Паула вспыхнула.

— Она не любит говорить о том, что её семья богата.

— Да?

Дейзи попыталась скрыть удивление. Ее мать не упоминала, что у семьи О’Рейли есть деньги.

— Мой отец пишет компьютерные программы, — девушка пожала плечами, — и весьма преуспел в этом.

— Здорово! — воскликнула Дейзи с улыбкой.

— Вообще-то мы зашли, чтобы оставить здесь кое-какие вещи. — Брэндон поднялся. — А теперь идем ужинать. Пойдешь с нами?

— Нет, не думаю. Я весь день убиралась в своей комнате и хочу отдохнуть.

Отчасти это было правдой. Ей не хотелось уходить, не убедившись, что с отцом и Алексом все в порядке. Но главное — девушка хотела быть дома, если появится Эрик.

— Ладно, сестричка, увидимся позже. Скажи отцу, что я вернусь поздно.

Когда Брэндон и Паула ушли, Дейзи схватила телефон и набрала номер отца. Он не отвечал. Хмурясь, она позвонила Алексу. И снова никакого ответа.

Скоро стемнеет, так где же они?

Она подскочила, когда раздался стук в дверь. Девушка посмотрела в глазок в надежде увидеть отца и Алекса. Ее сердце замерло, когда на крыльце она увидела Эрика.

Открыв дверь, она улыбнулась ему:

— Привет.

— Привет.

Она сделала шаг назад и нахмурилась, когда вампир не двинулся с места. Дейзи вспомнила, что он не может войти в дом без приглашения.

— Входи, Дракула, — ухмыльнулась она.

— Очень смешно, — пробормотал Эрик, переступая порог гостиной.

Он огляделся. Стены белые, ковер темно-зеленый; мебель выглядела старой и удобной, но не потертой. На полках стояли книги и безделушки, над камином висели многочисленные семейные фотографии. На чайном столике лежала утренняя газета.

— Присаживайся, — произнесла она, опускаясь на диван.

Ее улыбка исчезла, и лицо приняло озабоченное выражение.

— Что случилось? — спросил Эрик, садясь рядом.

— Отец и Алекс с утра отправились на охоту. Они уже должны были вернуться. И они не отвечают на звонки…

— Идиоты.

— Ты можешь найти их?

— Возможно, но я не уверен.

В Бостоне не меньше шестисот тысяч людей. Найти двоих может оказаться нелегким делом. Кроме того…

— Я мог бы пойти по следу их машины. — Он принялся размышлять вслух — Каждый автомобиль обладает своим особым запахом.

— Они поехали на отцовском пикапе.

Кивнув, Эрик вышел из дома. Дейзи следовала за ним по пятам.

Вампир прошелся взад-вперед по дорожке, закрыл глаза, мысленно перебирая мириады окружающих его запахов. Наконец он уловил запах машины.

— Ну? — спросила Дейзи.

— Возвращайся в дом и закрой дверь.

— Ни за что! Я пойду с тобой.

— Не в этот раз. С тобой я не смогу передвигаться быстро. Жди здесь, а я позвоню, как только найду их. А ты набери мне, если они придут.

— Но…

— Дейзи, нет времени спорить.

— Ну хорошо.

Ей не нравилось быть вне игры. Она к этому не привыкла. В конце концов, она тоже охотник.

Он быстро поцеловал ее и в следующее мгновение пропал из вида.

Вампир двигался со скоростью, делавшей его неразличимым для человеческого глаза. Следуя за уникальным запахом автомобиля О’Доннеллов, Эрик шел по тротуару красного кирпича, минуя дома федералистов и современные стеклянные башни. След привел его в Дорчестерскую бухту. Среди запахов соленой воды, дизельного топлива, дыма и рыбы нос Эрика уловил кое-что новое. Вампир.

Новый запах привел его на роскошную яхту. Прыжок с причала на палубу судна потребовал усилия. Внизу были люди и вампир. Запах крови пробудил в Эрике чувство голода.

Осторожно ступая, вампир направился в каюту. На полулежали оба О’Доннелла, находящиеся, по всей видимости, пой действием каких-то чар. Двинувшись к ним, Эрик вдруг понял, что не один.

Обернувшись и обнажив клыки, он оказался лицом к лицу с еще одним немертвым. Одетый в черные брюки и свободную белую рубашку, высокий и стройный, он выглядел не старше тридцати, хотя его аура была намного древнее.

— Что ты здесь делаешь? — спросил незнакомец.

Хотя его голос звучал мягко, глаза сверкали красным.

— Я знаю их. — Эрик показал на отца и брата Дейзи. — Им нельзя причинять вред.

Вампир приподнял бровь:

— В самом деле?

Эрик кивнул.

— Они проникли в мое убежище. Пытались уничтожить меня. Я имею право сделать с ними все, что пожелаю. И мне доставит удовольствие их убить.

— Боюсь, что не могу позволить тебе сделать это.

— Не можешь? Кто ты?

— Эрик Делакур.

— Вот оно что.

— Ты знаешь меня? — спросил Эрик.

— Слышал о тебе, Говорят, ты близкий друг Костейна.

Интересно, хорошо это или плохо.

— Кто ты, черт побери?

— Томас Виллагранд.

Эрик молча выругался. Виллагранд — повелитель вампиров Восточного побережья, он даже старше Риса. Ходили слухи, что Виллагранд стоял чуть ли не выше всех в иерархии и унаследовал темный дар от самого Дракулы. Эрик не знал, что из этого являлось правдой, но чувствовал, как велика сила Виллагранда.

Хозяин яхты сложил руки на груди.

— Почему тебя беспокоят жизни этих двоих?

— Они дороги кое-кому, кто дорог мне.

— Это многое меняет, не так ли? — рассуждал вслух вампир, — Но факт в том, что они принадлежат мне.

Эрик напрягся, собирая силы. Если этот вампир хочет драки, он ее получит.

— Тот, кто тебе дорог, — женщина?

— Да.

— О! Она молода, и ее красоту не сравнить ни с чем?

Эрик кивнул, гадая, что за игру ведет Виллагранд.

— Ты любишь ее?

— Да.

— Это чувство сильно переоценивают, — меланхолично заметил повелитель вампиров. — Но должен признать, что я и сам время от времени попадаюсь в подобную ловушку. Скажи мне, готов ли ты биться со мной за жизнь этих двоих?

Проклятие! Эрик надеялся, что до этого не дойдет.

— Если придется.

Виллагранд потер подбородок, словно взвешивая ответ.

— Эта женщина так много значит для тебя?

— Даже больше.

Раздался тихий смех.

— Я не хочу убивать тебя. У тебя и так достаточно проблем. Забирай их и иди.

— Так просто?

— Так просто. — Виллагранд улыбнулся, демонстрируя кончики клыков. — Никогда еще Томас Виллагранд не вставал на пути настоящей любви. Что касается твоих странных друзей, я удивлен, что они до сих пор живы. Они проснутся через час или полтора. Скажи им, чтобы были осторожнее в будущем.

Мгновение Эрик стоял, прислушиваясь и пытаясь уловить следы присутствия Виллагранда. Внезапно он осознал, что совершил ошибку, сообщив ему свое настоящее имя. Одно слово повелителя вампиров Восточного берега, и Рис узнает, где его искать, а значит, найдет Алекса. И Дейзи.

Проклиная собственную глупость, Эрик взвалил мужчин на плечи и отнес на берег. Оттуда с помощью одной мысли он переместился на крыльцо дома Дейзи.

Она открыла дверь до того, как вампир успел постучать. Возможно, увидела его в окно.

При виде отца и брата глаза девушки расширились.

— Они?..

— Просто без сознания.

— Слава Богу! — Она боялась, что Эрик нашел их слишком поздно. — Что с ними?

— Ничего. Они придут в себя через несколько минут.

— Откуда ты знаешь?

— Мне сказал вампир, которого они нашли.

— О!

В этом восклицании заключалась масса вопросов.

Эрик опустил Ноа О’Доннелла на один конец дивана, а на другой — Алекса.

— Понятия не имею, как мы объясним им это, — пробормотал он.

— У Алекса в телефоне есть функция Джи-пи-эс. Я скажу, что позвонила в полицию и они отследили его номер, а потом позвонила тебе… Нет, это не сработает. Полиция отправила бы их в больницу, где их держали бы до тех пор, пока они не придут в сознание. Что нам делать? Как объяснить им, каким образом они оказались дома?

— Черт меня побери, если я знаю.

Дейзи задумчиво нахмурилась, глядя на отца и брата:

— Почему тот вампир не убил их?

— Он собирался.

Эрик не сомневался, что, явись он несколько минут спустя, застал бы Виллагранда, ужинающего своими жертвами.

— Но не убил. Почему?

Эрик пожал плечами:

— Я сказал ему, что они важны для кое-кого, кто важен для меня:

Он усмехнулся про себя. Кто бы мог подумать, что Томас Вилдатранд окажется таким романтиком?

— И это изменило его решение?

Кивнув, Эрик взял ее за руку, и они вышли через кухонную дверь на задний двор.

— Что мы здесь делаем? — спросила Дейзи.

— Ничего. Мне просто хотелось побыть с тобой.

— О! — Предвкушение удовольствия разлилось по всему телу девушки, едва вампир привлек ее к себе. — Спасибо, что спас Алекса и отца.

— Пожалуйста.

Взгляд Эрика ласкал ее Лицо. Он провел пальцем по ее губам, затем склонился и поцеловал их.

Дейзи почувствовала, как внизу живота распускается огненный цветок. По мере того как поцелуй становился глубже, а язык Эрика дразнил ее, пламя охватывало девушку. Сильные руки ласкали ее спину, привлекая все, ближе к себе, пока наконец их тела не оказались тесно прижатыми друг к другу и у Дейзи не осталось ни малейших сомнений в том, как сильно он хочет ее.

Его губы коснулись ее лба, затем скулы, подбородка и наконец спустились к ямке у основания горла, где бился пульс. Ее сердцебиение ускорилось, разгоняя кровь. Она пахла мускусом, желанием и женщиной, плотью и кровью, и Эрик хотел ее, нуждался в ней.

Дейзи пошевелилась в его объятиях, и это еще больше воспламенило вампира. Так просто взять ее сейчас, прямо здесь. Так легко…

Дейзи прижалась к нему, дрожа от желания, пока он снова и снова целовал ее. Она склонила голову ему на грудь, целуя ее сквозь тонкую ткань рубашки, чувствуя, как его руки ласкают ее. Его поцелуи были словно огонь, сжигающий плоть, обращающий ее мысли в пепел. Не осталось ничего, кроме Эрика и ее желания доставить ему удовольствие, дать ему все, чего он ни попросит. И он попросил. Его голос прозвучал у нее над ухом, умоляя позволить попробовать ее на вкус…

Эрик желал ее, нуждался в ней. Как она могла отказать? Со вздохом она выгнула шею, давая вампиру доступ к своему горлу. Его язык словно огнем опалил ее кожу, а прикосновение клыков дарило одновременно боль и наслаждение, едва он начал пить. Дейзи плыла сквозь красную дымку чувственности, и каждое прикосновение, каждая ласка возносили ее все выше.

Когда Эрик поднял голову, у Дейзи вырвался крик протеста. Ей было все равно, даже если он выпьет ее досуха, — лишь бы эта алая нега снова окутала ее.

— Не останавливайся, — пробормотала она, притягивая его голову обратно к своей шее.

Эрик погладил ее по щеке.

— Прости, любимая, но я не смею взять больше.

— Пожалуйста…

Он тихонько выругался, а затем напрягся, услышав, как хлопнула задняя дверь и темноту прорезал голос Алекса:

— Дейзи? Дейзи, ты там?

— Мы здесь, — отозвался Эрик.

Притянув к себе Дейзи, он быстро зализал ранки на шее, аз атем положил руку ей на плечо.

— Что вы здесь делаете? — спросил ее брат, приближаясь.

— Наслаждаемся вечерним воздухом, — сказал Эрик.

— Ну-ну, — скептически произнес Алекс. — Дейзи, ты в порядке?

— В полном, — пробормотала она, пытаясь сконцентрироваться. — Где отец?

— Говорит с мамой по телефону.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовался Эрик.

— Прекрасно. — Алекс нахмурился, а затем взглянул на сестру: — Что ты ему сказала?

— Я…

Дейзи взглянула на Эрика, гадая, что ей сказать.

— Ничего. Почему она должна мне что-то говорить? Что-то не так?

Сузив глаза, брат Дейзи переводил взгляд с сестры на Эрика и обратно.

— Почему что-то должно быть не так?

— Алекс нам нужно кое-что обсудить, если ты не против, — выдавив улыбку, сказала Дейзи. — Поговорим позже.

— Точно, позже.

Он мгновение испытующе смотрел на сестру, а затем развернулся и направился к дому.

— Сможем ли мы объяснить, как им удалось уйти от вампира и попасть домой? — спросила Дейзи.

— Не уверен, что придется что-либо объяснять.

Девушка нахмурилась:

— Возможно, ты прав. Алекс не очень-то похож на жертву вампира, да?

— Вот именно. Не думаю, что он помнит хоть что-нибудь.

— Значит, мой отец тоже ничего не помнит.

— Именно. Возвращайся в дом. Я загипнотизирую их и посмотрю, что осталось в их памяти. Если есть хоть что-то, я сотру эти воспоминания, а потом поеду в бухту и привезу сюда вашу машину. Притворимся, будто сегодня ничего не произошло. Если они ничего не помнят… — Эрик пожал плечами, — проблема решится сама собой.

— Но…

Дейзи тряхнула головой, раздосадованная тем, что Эрик будет копаться в воспоминаниях ее отца и брата.

— У тебя есть идея получше?

— Нет.

Он поцеловал ее в щеку.

— С ними будет все в порядке, поверь мне.

Почему-то Дейзи удивилась, поняв вдруг, что действительно ему верит. Она коснулась пальцами шеи, думая о том, что еще несколько мгновений назад вручила Эрику собственную жизнь.

— Моя девочка.

Эрик улыбнулся, потом взял ее за руку и повел в дом.

Глава 25

Дейзи скользнула в постель и выключила ночник, но перед ее глазами стоял образ Эрика, гипнотизирующего ее отца и брата. Девушка знала, что такое возможно, и даже видела, как Нонни погружала людей в гипнотический транс. Вампиры тоже обладали таким даром. Первое, чему отец научил ее, — никогда, ни при каких обстоятельствах нельзя смотреть в глаза немертвым. Однако, встретив Эрика, Дейзи напрочь позабыла об этом.

Она наблюдала и слушала, как вампир просматривал сначала воспоминания ее отца, а затем и Алекса. Никто из них не запомнил ничего связанного с Виллаграндом.

— Почему он стер им память? — спросила Дейзи.

— У меня такое чувство, что он сделал это прямо перед тем, как я забрал их, в качестве подарка для тебя.

— Для меня? Но он даже меня не знает.

— Но знает, что я люблю тебя.

— Что? Да как он может знать это?

— Возможно, потому, что я сказал ему.

— Ты обсуждал меня с ним? — воскликнула Дейзи.

— Я объяснил, что ты много для меня значишь, а твой отец и Алекс много значат для тебя.

Лежа в теплой кровати, Дейзи вспоминала этот разговор и улыбалась. Вампир с золотым сердцем. Кто бы мог подумать?

Освободив ее близких от чар, Эрик тут же ушел.

Вскоре домой вернулся Брэндон. Вчетвером они болтали до самой полуночи. Разумеется, ее младший брат мог разговаривать лишь о Пауле. Она такая красивая. Она такая милая, добрая и заботливая и станет образцовой женой. Еще она мечтает поехать к Ниагарскому водопаду в медовый месяц и хочет иметь много детей.

Со вздохом Дейзи перевернулась на другой бок, думая, что не слишком завидует брату. Конечно, она была рада за него. Казалось, его будущее определено, в то время как ее жизнь только усложнялась с каждым днем. Но она ни за что бы не променяла свою судьбу на судьбу Брэндона. В данный момент девушка не захотела бы менять ничего в своей несовершенной жизни, особенно если бы это значило бросить Эрика.

Она вгляделась в темноту за окном. Где он сейчас? Думает ли о ней, хочет ли оказаться рядом? Если бы только он был здесь, рядом с ней!

В следующее мгновение вампир лежал рядом с ней поверх одеяла.

— Ой! — Дейзи в смятении прижала руку к груди. — Ты напугал меня до полусмерти!

— Прости, мой цветочек, — произнес Эрик, улыбаясь ей. — У меня нет шансов на вторую половину одеяла?

— О чем ты говоришь? — Она нахмурилась и вдруг поняла, что он имеет в виду. — Ни за что!

Эрик нежно провел пальцами по ее щеке.

— А тебе бы понравилось.

— Сомневаюсь.

— Разве тебе не хочется видеть мир таким, каков он есть? — Вампир рукой обвел ее спальню. — Взгляни вокруг. Я вижу каждый шов в этих шторах, слышу, как по полу ползет муравей, как птица вьет гнездо за окном. Когда я дотрагиваюсь до твоего одеяла, то чувствую фактуру каждой ниточки, а когда дотрагиваюсь до тебя… — Он улыбнулся: — Полагаю, лучше мне не продолжать.

Дейзи уставилась на него, захваченная врасплох магией его голоса и теми волшебными вещами, о которых он говорил. Каково это — видеть мир глазами вампира? Обладать способностью с одинаковым успехом перенестись через улицу и через всю страну? Слышать то, чего не слышат другие? Она вспомнила, как он нес в дом ее отца и брата, словно они ничего не весили. Каково обладать силой десяти человек? И пить кровь…

Эта мысль моментально вернула ее к реальности. Эрик обладал невероятными способностями, что верно, то верно, но платил за это свою цену. За все нужно платить. И цена была слишком высокой.

— Дейзи?

Она в страхе закрыла глаза. Он был слишком красивым, слишком соблазнительным. На мгновение Дейзи, представила, что могла бы стать такой же, как он, — вампиршей — и разделить с ним всю жизнь. Иногда, когда они целовались, она понимала, что дало бы ей обращение. Ощущая его губы на своих, Дейзи чувствовала себя такой сильной и неуязвимой, что могла бы вскарабкаться на радугу и дотронуться до звезд. Но это было лишь мимолетное ощущение. Ненастоящее. В ком-то смысле и сам Эрик ненастоящий.

— Дейзи, посмотри на меня.

— Нет.

— Чего ты боишься?

— Я боюсь тебя, боюсь, что у меня не хватит сил противостоять. Ты рассказываешь об этом так захватывающе, но я не хочу быть вампиром. — Дейзи заморгала, пытаясь удержать слезы, подступившие совсем близко. — Я не хочу оставлять свою семью, менять свою жизнь. Мне нравится быть собой.

— Это правильно, любимая, — Он поцеловал слезинки на ее щеках. — Никогда не позволяй мне влиять на твое мнение.

— Но ведь ты можешь это сделать?

Мгновение вампир колебался, взвешивая «за» и «против».

— Я знаю, что можешь, — кивнула она. — Раз уж смог, стереть целый день из памяти Алекса, то сможешь и заронить в сознание такие мысли, которых прежде не было. Разве не так?

— Я никогда не поступлю с тобой так, — тихо проговорил Эрик.

— Но мог бы?

— Если бы захотел.

— Обещай мне. Обещай, что никогда этого не сделаешь.

— Хорошо. Клянусь любовью, которую питал к своей жене и детям. И любовью к тебе.

Слезы сжали ее горло, не давая возможности говорить.

— Спи, — сказал он, обнимая Дейзи. — Пока я здесь, никто и ничто не причинит тебе вреда.

Зевнув, она закрыла глаза и свернулась калачиком в его руках. Через несколько секунд она уже крепко спала. Безоговорочное доверие девушки было редким даром, и вампир сомневался, что заслуживает его. Как и все ему подобные, Эрик привык думать лишь о своем благе: отчасти ради собственной безопасности в мире, где все видели в нем лишь зло, отчасти потому, что так легче забыть о тех временах, когда он сам был хрупким человеческим существом.

Поцеловав Дейзи в бровь, вампир задался вопросом, кто из них двоих совершает большую глупость.

Женщина, которая верит в то, что он сдержит слово?

Или он, вампир, который дал слово?

Томас Виллагранд стоял на вершине самого высокого холма в городе. Это позволяло ему обозревать порт Бостона и Дорчестерскую букету. Он всегда любил океан. И неудивительно, учитывая, что в юности он был пиратом. При жизни и не жизни вампир всегда жил неподалеку от воды и при любой возможности обзаводился кораблем, который представлял собой уникальное убежище. Не требовалось никаких сборов. Достаточно было поднять якорь — и бывший пират исчезал.

Вампир обитал поблизости от Бостона с самого 1850 года, осев окончательно, когда на острове Георга построили форт Уоррен. Столько лет прошло — и все же это было как вчера. Но впоследствии времена для немертвых изменились.

За свое долгое существование Виллагранд повидал многое: расцвет и падение королей и империй; угасание целых народов; опустошительные эпидемии чумы; войны, которым не было конца. Менялась мода. Менялись языки. Менялись обычаи. Но его собственные взгляды на мир оставались все теми же, какими были в ту эпоху, когда вампир только родился. Он вырос во времена войн и покорения новых земель, когда решения принимали мужчины, а женщины оставались пешками, пригодными лишь для укрепления связей между династиями да для продолжения рода. Ах, как изменились времена!

Повелитель вампиров любовался лунными бликами, играющими на водной глади, и размышлял о событиях прошедшего дня. Он удивился, когда появились охотники. Тот факт, что они обнаружили его, заставлял задуматься о смене обстановки, например о поездке во Флориду, хотя эта мысль мало привлекала его. В этом штате слишком много пожилых людей. Слишком много старой крови. Возможно, Нью-Йорк лучше. Там улицы всегда полны туристов, богатых молодых мужчин и женщин, жаждущих приключений и удовольствий. Томас усмехнулся про себя. Он мог дать это и даже больше.

Вампир кивнул. Да, завтра же он снимется с якоря и отправится на север. Давно пора навестить тех, кто когда-то приносил ему клятву верности.

А что же с Эриком Делакуром? Что он делает в Бостоне? И почему не объявил о своем прибытии как подобает? Среди вампиров считалось дурным тоном появляться в городе, не спрашивая разрешения повелителя вампиров. Однако необычным это тоже не было. Самый большой вопрос — что у этого вампира общего с охотниками? Ответ очевиден — женщина.

Томас ухмыльнулся. Несмотря на слова о том, что любовь переоценивают, влюбленные пары всегда являлись его слабым местом.

Мысли Виллагранда переключились на повелителя вампиров Западного побережья. Знает ли Рис Костейн, что один из его вампиров защищает охотников? Томас нахмурился от тревожного предчувствия. Что, если Рис Костейн и подослал этих охотников? Что, если Делакур появился для того, чтобы удостовериться, что они выполнили свою работу?

Вампир не должен верить никому.

Томас потер подбородок. Это были последние слова, сказанные повелителем вампиров, прежде чем они расстались мною веков назад, и вампир всегда хранил их в своем сердце. Может быть, Костейн плетет заговор? Он не первый, кто хочет расширить территорию. Вампиры всегда завоевывали право на земли в борьбе. В Соединенных Штатах существовало пять областей, каждой из которых управлял вампир. Костейн главенствовал на Западе, Томас — на Востоке. Средний Запад находился во владении Вольгера, Севером правил Тристан, а Юг принадлежал Мораг — одной из древнейших вампирш современности. Остальным миром правили другие вампиры. Томас знал большинство из них, однако никто из них не был старше, чем он.

Его мысли вновь обратились к Костейну. Править и на Востоке, и на Западе было бы невероятно сложно. Делакур, без сомнения, лучший друг повелителя вампиров Западного побережья. Возможно, в планы Костейна входило поручить своему поверенному управление Восточным побережьем.

Томас сдвинул брови. Будет ли разумным связаться с Костейном сейчас, или стоит подождать, чтобы убедиться в верности своих предположений?

Вампир усмехнулся. Он почувствовал силу Делакура.

Еще через пару веков он станет тем, с кем стоит считаться — даже такому древнему немертвому, как он, Томас. Он задался вопросом, кто обратил друга Костейна. Без сомнения, это был кто-то обладавший невероятной силой.

Подняв голову, Виллагранд с наслаждением втянул соленый морской воздух, одновременно почуяв аромат добычи. Молодой человек, одиноко бредущий по берегу, даже не подозревал о нависшей над ним опасности.

Томас принюхался к насыщенному запаху крови. Нет никакой необходимости принимать решение прямо сейчас. Если он чему-то и научился за долгие века своего существования, так это терпению.

Его клыки удлинились, отвечая на зов горячей, свежей, молодой крови. Сегодня он совершил доброе дело, подарив жизнь двум охотникам. Это однозначно заслуживало награды.


* * *


— Мне нравится быть собой.

Дейзи смотрела на Эрика, стыдясь умоляющих ноток в своем голосе и ненавидя себя за тот страх, от которого ее сердце колотилось, словно птичка, пойманная в силки. Но как она могла не бояться, когда вампир жадно смотрел на нее сверкающими красными глазами, а его губы приоткрылись, обнажив белоснежные клыки?

— Нет, — прошептала она. — Пожалуйста, не надо. Ты обещал…

— Ты не станешь другой, — произнес он голосом, в котором девушка услышала ложь, — ты останешься той же Дейзи О’Доннелл.

Она завертела головой:

— Нет.

Девушка плакала, слезы текли по пылающим щекам, а вампир склонялся к ней. За его спиной развевался длинный черный плащ.

Она оглянулась в надежде найти какое-нибудь оружие, но комната была пуста, если не считать их двоих. В ее голове промелькнул вопрос, где же они, но через мгновение вампир был от нее на расстоянии волоска, грозный, словно ангел смерти. Застыв от ужаса, Дейзи могла лишь смотреть на него, чувствуя, как его руки сжимаются вокруг ее талии. Его плащ обернул их двоих словно гладкий кокон.

— Тебе нечего бояться, — произнес он, склоняясь к ее шее, — нечего бояться…

Она с криком проснулась. Эрик лежал рядом. Приподнявшись на локте, он с беспокойством посмотрел на нее.

Лампа позади него зажглась сама собой.

— Ты в порядке? — спросил он.

Девушка смотрела на него, чувствуя, как бьется ее сердце. Поднеся руку к горлу, она с облегчением вздохнула, не обнаружив следов укуса.

— Дейзи?

Она окинула взглядом спальню, с радостью осознавая, что находится у себя дома, в своей собственной постели.

— Я… мне приснился плохой сон.

— Я здесь. Тебе нечего бояться.

От его слов по спине Дейзи пробежали мурашки. «Тебе нечего бояться».

— Не хочешь рассказать мне? — спросил он.

— Нет. — От воспоминания ее передернуло. — Я хочу просто забыть об этом.

Эрик отвел влажную прядь волос с ее щеки.

— Засыпай. До рассвета еще несколько часов.

— Не знаю, смогу ли я заснуть. Расскажи мне еще о себе, о своей жизни.

— Что именно ты хочешь знать?

— Каково это на самом деле — быть таким, как ты?

— Это может быть очень интересным. Я видел многое из того, что теперь стало историей. Расцвет и падение империй. Новые изобретения. Новые болезни. Бесконечные войны. Я много путешествовал.

Он охотился на известных и безвестных, был знаком с великими, ухаживал за прекрасными женщинами.

— Как я уже сказал, это интересно, но может быть и утомительно наблюдать, как меняется мир, в то время как ты остаешься все тем же и лишь переезжаешь раз в двадцать лет, чтобы люди не заметили, что ты не меняешься. Сначала такая смена мест захватывает, ты учишься пользоваться своими новыми способностями, но спустя некоторое время…

— Продолжай.

— Когда проходит новизна, тебе хочется того же, что и всем людям. Дом, где можно осесть. Любить кого-то.

— Я никогда не слышала, чтобы вампиры жили вдвоем. Я имею в виду, что раздел территории и все остальное мешают этому.

— Вампиры, которые связаны, могут сосуществовать на одной территории.

Разговор о вампирах навел Дейзи на мысль о Рисе.

— Сколько всего вампиров на Западном побережье?

— Не знаю точно. Думаю, триста или четыреста.

— Так много?

— Это лишь предположение.

— И все они подчиняются Рису?

Эрик кивнул.

— Чтобы жить в этом регионе, необходимо поклясться ему в верности.

На минуту девушка задумалась.

— Но ведь ты нарушил клятву, да? Из-за меня.

— Да, хотя он об этом не знает, по крайней мере пока.

Вампир вспомнил о Томасе Виллагранде. Связался ли он с Рисом?

— Не существует закона, запрещающего, покидать город, но согласно этикету я должен был предупредить его.

— Думаешь, Рис все еще ищет нас?

— Не знаю. Возможно, мне стоит вернуться в Лос-Анджелес и разузнать, что происходит.

Дейзи начала было протестовать, но неожиданно зевнула.

Вампир обнял ее за плечо и привлек к себе.

— Засыпай, мой цветочек.

— Ты не уедешь из Бостона, не сказав мне?

— Нет. — Он нежно смотрел на нее. Мысль о том, чтобы оставить ее хотя бы на день, казалась невыносимой. — Спи, моя любовь, и пусть тебя больше не тревожат кошмары.

Она взглянула на него, и в ее прекрасных зеленых глазах вампир увидел безграничное доверие. Еще через мгновение Дейзи спала.

Эрик легко поцеловал ее, восхищаясь сладостью и шелковистой гладкостью ее кожи. Он прожил уже несколько веков. Его силы были невероятны. И все же эта женщина, смертная и такая хрупкая, наложила на него такое заклятие, которое он был не в силах разрушить.

Вампир чувствовал приближение рассвета, а вместе с ним — и тяжелого давящего чувства, словно невидимая рука пыталась не дать ему распрямиться. Необходимость покинуть Дейзи была ненавистна Эрику, но неизбежна: до восхода ему нужно было оказаться подальше от этого дома и солнечных лучей.

Он поцеловал ее в лоб. Губы Дейзи тронула легкая улыбка, заставившая вампира задуматься о том, снится ли ей он и его объятия. Представив, как он прижимает к себе ее тело, как его язык касается ее кожи, пробует на вкус ее губы, ее кровь, Эрик испытал невероятное возбуждение.

Бормоча проклятия, он превратился в туман и оставил дом прежде, чем перейти от мыслей к их осуществлению. Несколько мгновений спустя вампир материализовался в комнате отеля. Он просил не беспокоить его в течение дня. Однако он бы не прожил так долго, если бы так легко доверял свою жизнь другим. Он быстро наложил чары на дверь и окна. Сверхъестественные способности вампира в сочетании с магическим даром обеспечивали ему необходимую защиту.

Быстро приняв душ, Эрик упал лицом на кровать и, чувствуя, как силы покидают его с восходом солнца, позволил тьме поглотить его. И хотя он никогда не видел снов с тех пор, как стал вампиром, в эту ночь ему пригрезилось, как он занимается любовью с Дейзи.

Но в этом сне ни он не был вампиром, ни она — похитителем крови.

Глава 26

Дейзи просыпалась медленно, не желая отпускать прекрасный сон. Вздохнув, она перевернулась на другой бок и закрыла глаза, надеясь вернуть чудесное видение. Волшебное видение. Сон казался таким реальным… Они с Эриком ужинали при свечах под балдахином летнего звездного неба, танцевали под музыку, которую слышали лишь они вдвоем, гуляли по лунной дорожке, то и дело останавливаясь, чтобы раствориться в поцелуях. А потом они вдруг оказались лежащими на роскошных шкурах в комнате, где потолок был сделан из стекла. Луна улыбалась им с небес, и Эрик привлек Дейзи к себе. Как всегда бывает во сне, она даже не задумалась о том, куда вдруг исчезла их одежда. Как восхитительно было чувствовать прикосновение его обнаженного тела к своему, ласкать его широкую грудь и плечи, терять голову от его тепла и вкуса его кожи! Времени не существовало, и они могли неторопливо изучать друг друга. Она дрожала, ее кожа была мягкой и теплой, его — гладкой и прохладной. Две половины одного целого, они были совершенно разными, но идеально дополняли друг друга…

— Эрик…

Выдохнув его имя, Дейзи открыла глаза. Ее сон казался настолько реальным, что она почти ожидала увидеть вампира рядом с собой.

— Эй, сестренка, ты вообще собираешься вставать? Завтрак готов.

Услышав голос Брэндона, Дейзи прогнала остатки сна. Когда десять минут спустя она вошла в кухню, там уже ждали отец и братья.

— Ты вовремя, — заметил Алекс.

Садясь за стол, девушка показала ему язык. Как всегда, завтраком можно было накормить небольшую армию. Этим утром на столе был один омлет с ветчиной, другой — с сыром, а также тосты, жареный картофель и целая миска фруктов.

Они молча ели, как вдруг Брэндон откашлялся. Дейзи и Алекс обменялись понимающими взглядами. Брэндон всегда так делал, когда собирался сказать что-нибудь важное.

— Ну же, сынок, скажи нам, — подбодрил его Ноа.

Брэндон снова прочистил горло.

— Вчера вечером после ужина я предложил Пауле выйти за меня замуж.

Алекс хлопнул руками по столу.

— Судя по твоей довольной ухмылке, она сказала «да».

— Совершенно верно, большой брат. Мы собираемся пожениться через неделю после Рождества.

— Так быстро? Черт возьми, братан, — воскликнул Алекс, — вы знакомы всего несколько недель!

Брэндон пожал плечами:

— Достаточно, чтобы я понял, что она — та самая.

— Мне кажется, это ужасно романтично, — произнесла Дейзи. — Поздравляю.

— Спасибо, сестренка.

— Твоей маме будет приятно, — сказал Ноа. — Тебе нужно позвонить ей и сообщить об этом.

Брэндон кивнул, улыбаясь от уха до уха.

— Как на это смотрят родители Паулы? — спросил Алекс. — Вы ведь уже сказали им?

— Уже дали нам свое благословение, хотя тоже предпочли бы, чтобы мы повременили с этим.

— Ты рассказывал Пауле, чем занимаешься? — поинтересовалась Дейзи.

— Нет. — Брэндон снова прочистил горло. — Я собираюсь завязать с этим.

Дейзи взглянула на отца и Алекса. На лице брата было написано огорчение. Отец, напротив, вздохнул с облегчением.

Брэндон смотрел на отца, ожидая его реакции.

— Думаю, это хороший выбор, — наконец произнес Ноа. — Охота — опасное занятие, и нелегко держать в секрете, чем ты занимаешься. Если бы ваша мать сама не была охотником, когда мы познакомились, мне бы тоже пришлось выбрать другое занятие. У тебя уже есть идеи по поводу новой работы?

— Мистер О’Рейли сказал, что я могу работать у него.

Ноа кивнул. Отец Паулы управлял огромной компанией программного обеспечения.

— Станешь одним из этих компьютерных умников? — с пренебрежением бросил Алекс.

— Это прекрасная сфера деятельности, — возразил Брэндон, которого задело отношение брата. — У нас будет скромная свадьба, только семья и близкие друзья. — Он взглянул на Дейзи: — Пауле хотелось бы, чтобы ты была подружкой невесты.

— Я? Но она меня даже не знает.

— Мы просто решили организовать это по-семейному. Алекс, надеюсь, ты не откажешься быть шафером?

Алекс ухмыльнулся:

— Не хотелось говорить тебе, но я был бы шафером, даже если бы ты меня об этом не просил.

— Ее брат Кевин будет вторым шафером, — добавил Брэндон, игнорируя выпад.

Кевин, вездесущий Мистер Совершенство. Не желая думать о том, что ей предстоит провести целый вечер в обществе Кевина О’Рейли и собственной матери, пытающейся их свести, Дейзи принялась убирать посуду со стола. Может быть, если ей повезет, то Эрика тоже пригласят на свадьбу.

Раз уж Брэндон намеревался оставить семейное дело, было решено взять компас Дейзи и в последний раз всем вместе пойти на охоту. Собрав необходимое снаряжение.

Дейзи устроилась впереди рядом с младшим братом в его старом автомобиле, Алекс и Ноа втиснулись на задние сиденья и сыграли в «Камень, ножницы, бумагу», чтобы выбрать, в какую сторону отправиться. Ноа выиграл и выбрал восток. Брэндон завел машину, и они направились к океану.

— Ну что, Дейзи Мэй, — окликнул Брэндон, — есть что-нибудь?

Девушка взглянула на компас.

— Поезжай прямо. — Она смотрела, как стрелка темнеет, становясь ярче; — Поверни налево. — Они приближались к Бостонскому порту. — На углу снова налево — стоп!

Брэндон притормозил у невысокого бунгало в тихом переулке.

Дейзи выглянула из машины. Дверь и окна строения были заперты. Никаких признаков жизни.

— Здесь? — спросил отец.

Она кивнула. Стрелка была ярко-красного цвета.

— Идем! — произнес Алекс.

Они выбрались из автомобиля, прихватив снаряжение, и гуськом пошли по узкой дорожке, ведущей в бунгало.

Привычно вскрыв замок и три засова, Алеке открыл дверь, и все вошли внутрь.

Как и в большинстве убежищ, окна были закрыты тяжёлыми шторами.

— Дейзи, куда идти?

— Прямо, — пробормотала она.

Ее сердце гулко билось.

Тихо ступая, они миновали гостиную, прошли по коридору.

— Здесь ничего нет, — произнес Алекс. — Твой компас точно работает?

— Там, внутри. — Дейзи кивнула на дверь гардеробной.

Брэндон шагнул внутрь, освещая свой путь фонариком.

— Здесь, — промолвил Ноа, — еще одна дверь.

Старая добрая отмычка Алекса быстро справилась еще с одним замком. Дейзи вошла в комнату вслед за отцом и братьями. В тусклом свете фонаря девушка увидела четыре гроба.

— За работу, — произнес Ноа.

Алекс поднял крышку первого гроба. Брэндон наполнил кровью несколько склянок — для себя и для Дейзи, а затем сделал шаг назад. Дейзи отвернулась, когда Алекс пронзил вампира, а затем отрезал его мизинец в качестве доказательства. Те, кто платил за уничтожение немертвых, требовали доказательств — кровь или палец, если вампир был юным, и прах, если речь шла о древнем.

Настал черед второго гроба, с которым было быстро покончено.

Едва Брэндон взялся за крышку третьего — как она слетела сама собой. Внутри оказалась вампирша с горящими красным огнем глазами и обнаженными клыками.

— Пронзи ее! — завопил отец, но прежде чем старший брат двинулся с места, из четвертого гроба выпрыгнул еще один вампир. Алекс и Ноа бросились к нему и смогли повалить на пол. Он сопротивлялся, царапая их до крови длинными ногтями.

Вампирша обвила Брэндона руками. Ее клыки были совсем рядом с его горлом.

Дейзи прыгнула на спину кровопийцы в надежде отвлечь ее внимание на себя.

С упорством питбуля вампирша держала ее брата и в следующее мгновение вонзила в его шею клыки.

Дейзи завопила, Брэндон упал, пытаясь оттолкнуть вампиршу. Дейзи царапала ее лицо, била по спине и плечам, но вампирша не реагировала, продолжая пить кровь жертвы.

Пронзительно вскрикнув, Дейзи соскользнула на пол. Пошарив в кармане, она нащупала кол и вонзила его в спину вампирши.

Визжа от боли, та подняла голову. С ее клыков капала кровь, но она продолжала держать Брэндона.

Собрав все силы, Дейзи выдернула кол и снова вонзила. На этот раз ей удалось попасть в сердце. Ужасный вопль вырвался из горла вампирши, и она выпустила жертву. Дернувшись, вампирша замерла с широко открытыми красными глазами. Одна-единственная алая слеза застыла на ее щеке.

— Брэндон! — Дейзи бросилась на пол рядом с братом. — Папа! На помощь!

Всхлипывая, она положила голову Брэндона себе на колени.

— Нет, Брэндон, нет, не уходи, — умоляла она, чувствуя, как его кровь, еще теплая, впитывается в ее джинсы. — Прошу тебя, останься со мной. С тобой будет все в порядке. Просто держись…

Сквозь слезы, застилающие глаза, она видела, как отец и Алекс, все в крови, бросились к ней.

Ноа опустился на колени рядом с сыном. По его щекам градом катились слезы. Он обнял Брэндона и принялся баюкать.

Дейзи смотрела на отца и брата, не в силах поверить в происходящее. Еще никого в ее семье не убивал вампир. Было много опасных ситуаций, но ничего подобного не случалось. Даже сейчас, когда доказательство было прямо перед ее глазами, она не могла поверить, что Брэндона больше нет.

Вечером за кухонным столом царила мрачная атмосфера. Алекс приготовил ужин, к которому никто не притронулся. Они сидели, онемев от горя и ощущения потери. В бунгало было сделано все необходимое.

Ноа завернул тело сына в плед, найденный в гардеробной, и отнес в машину.

Алекс обезглавил вампиров в целях безопасности и собрал доказательства их гибели.

Дейзи поставила склянки с кровью в холодильник. Она порывалась бросить их в доме, но не смогла: эта жидкость стоила ее брату жизни.

Когда они с Алексом собрались было уходить, брат остановился.

— Ты чувствуешь этот запах?

Дейзи принюхалась.

— Это запах смерти.

Брат хмыкнул.

Спустившись в подвал, они сделали ужасающее открытие — тела мужчины и женщины, абсолютно пустые внутри.

— Смерть наступила некоторое время назад, — констатировал Алекс. — Мы должны вызвать полицию.

Дейзи отвернулась: ее мутило от вида и запаха бывших хозяев дома.

Алекс позвонил в полицию. Остаток дня прошел в бесконечных вопросах и ответах. Не существовало закона, запрещающего уничтожать вампиров. Как только полиция удостоверилась, что убитые действительно были вампирами, Дейзи и остальные смогли пойти домой. Тело Брэндона отвезли в местный морг, приготовили все необходимое для похорон и наконец отправились домой.

— Ваша мама и тетя Джуди будут дома послезавтра, — сообщил отец, прерывая молчание.

— Как мама восприняла это?

— Ей тяжело.

— Кто-то должен позвонить Пауле, — подала голос Дейзи.

— Я сделаю это. — Алекс вздохнул. — Полагаю, сейчас для этого такое же неподходящее время, как и в будущем.

Он встал и вышел из кухни.

Дейзи тупо уставилась в окно. Вместо свадьбы у них будут похороны. Она до сих пор не верила, что ее брат умер. Брэндон был таким мягким, таким веселым. Как-то он уверял сестру, что ему не нравится быть похитителем крови. Когда она поинтересовалась, почему же он тогда не бросает это занятие, он ответил, что Алекс просто задразнит его. Дейзи моргнула. Если бы только он бросил, пока не стало поздно! Странно, но она никогда не думала, что с кем-то из ее семьи может случиться беда. В конце концов, они были на стороне добра.

Она вздрогнула, когда раздался звонок в дверь.

— Я открою, пап.

Ей пришло в голову, что это скорее всего полиция с новыми вопросами. А для ее отца на сегодня вопросов было достаточно.

Это оказалась не полиция. Открыв дверь, Дейзи уставилась на Эрика. «Вампир!» — мелькнуло в ее голове. Если бы в эту секунду в ее руке был кол, она вонзила бы его в грудь гостя не задумываясь.

— Что произошло?

В ее глазах он увидел ненависть и не понимал, чем она вызвана.

— Мой брат… Брэндон… он… он мертв.

— Мне жаль. Как это случилось?

Она сжала руки в замок, чтобы они перестали дрожать.

— Он… — Дейзи глубоко вздохнула и выпалила: — Он был убит сегодня днем. Вампиром.

— О! — Это все объясняло. — Ты знаешь, кто сделал это?

— Да. Она больше никогда никого не тронет.

— Вижу, что мое присутствие нежелательно, — тихо произнес Эрик, — я сожалею о твоей потере.

Ярость и бессильный гнев клокотали в груди Дейзи. Ей хотелось ударить его, ранить так, как ранили ее. Но одновременно она испытывала противоречивое желание пригласить Эрика в дом и позволить ему утешить ее. Но она не могла этого сделать. Он был носферату. Что бы она ни испытывала к нему, он мог дружить с вампиршей, которая убила Брэндона.

Обезумев от горя, Дейзи могла лишь стоять молча, чувствуя такую острую боль потери, что не могла говорить.

— До свидания, Дейзи.

Он ушел раньше, чем она смогла найти слова.

Глава 27

Покинув дом Дейзи, Эрик пытался убедить себя, что их расставание — только к лучшему и что рано или поздно это бы все равно случилось. Но вместе с тем он продолжал надеяться, даже зная, что будущего у них нет. Особенно теперь. Вампир убил ее брата — и такое девушка точно не сможет забыть или простить. Однако Эрик все же собирался сдержать свое обещание и не оставлять Дейзи до тех пор, пока не минует опасность.

Мгновение он стоял в тени, прислушиваясь к нарастающему желанию оказаться среди себе подобных, затем закрыл глаза и усилием воли перенесся в свое убежище в Лос-Анджелесе. Вампир быстро принял душ, надел черные брюки и рубашку и задумался, как лучше добраться до «Красной смерти» — ведь его машина осталась стоять перед домом Дейзи.

Гадая, насколько желательным будет его присутствие, он решил пойти пешком.

Стояла чудесная ясная ночь.

Рис сидел за барной стойкой между тоненькой блондинкой и грудастой рыжеволосой девицей.

— Так, так, так, — произнес Костейн, растягивая слова, и взмахом руки отослал обеих женщин. — Только посмотрите, кто наконец явился! Где тебя черти носили?

Эрик сел справа от повелителя вампиров.

— Я решил ненадолго отлучиться из города. Какие-то проблемы?

Едва он произнес эти слова, как понял, что совершил ошибку. Предполагалось, что он будет присматривать за Западным побережьем. Разве он сам не настоял на том, чтобы остаться? Разумеется, его единственным желанием в тот момент было находиться рядом с Дейзи. Он ни на секунду не задумался ни о Костейне, ни о том, кто установил цену за голову Риса.

— Да, проблемы, верно. Вернее, одна чертовски большая проблема. Возможно, этот факт кажется тебе не заслуживающим внимания, но за мной кто-то весьма настойчиво охотится.

— На тебя снова напали?

— Нет, но слухи распространяются быстро. Лос-Анджелес битком набит охотниками. — Рис нервно огляделся. — Не успеешь оглянуться, как они заявятся прямо сюда.

— Сомневаюсь, — сухо произнес Эрик.

«Красная смерть» охранялась лучше, чем Форт-Нокс и Белый дом, вместе взятые.

— Так где ты был? — спросил Костейн.

Мягкость в его голосе была обманчивой: глаза вампира горели хищным огнем.

Эрик небрежно взмахнул рукой:

— Я ездил на Восточный берег на несколько дней.

— На Восток, значит?

Эрик заколебался. Что известно Костейну? Сообщил ли ему Виллагранд?

— В Бостон.

— Сегодня днем там убили четырех вампиров, — бросил Рис, продолжая говорить тихо. — Тебе что-то известно?

— С чего бы это?

— Ты мне и расскажи.

— Я ничего не знаю об этом.

— Что тебе известно о двух охотниках, пытавшихся уничтожить Виллагранда?

Эрик выругался. Черт! Он надеялся, что повелитель вампиров Восточного побережья будет держать язык за зубами. Что же он рассказал Костейну?

— Я жду, — промолвил Рис.

Теперь его голос был ледяным.

— Я знаком с одним из охотников. Он друг моего друга.

Он не мог упоминать имен Дейзи, ее брата или отца.

— Я узнал, что он в беде, попросил Виллагранда сохранить ему жизнь, и он согласился. Это все.

— Это правда?

Эрик кивнул. Каждый его мускул дрожал от напряжения. Тот, кто недооценивал Риса Костейна, жил недостаточно долго даже для того, чтобы успеть пожалеть об этом.

— А где этот охотник теперь?

Эрик пожал плечами. Он не мог открыть Рису местонахождение Алекса и Дейзи.

— Марайя считает, что это ты предал меня, — задумчиво произнес Костейн. — Виллагранд думает, что это я отправил тебя на Восток, чтобы ты бросил ему вызов. Возможно, ты сам хотел посягнуть на его территорию, а может быть, вы оба плетете заговор против меня. Неужели это чистое совпадение? Твое имя всплывает постоянно.

— У меня нет никаких причин желать тебе смерти, — ответил Эрик, — у меня нет двухсот тысяч, чтобы пообещать их за твою голову. Мне не нужна ни твоя территория, ни территория Виллагранда. Возможно, тебе стоит поискать поближе к дому.

Глаза Костейна сузились.

— Ты в курсе чего-то, что мне следует знать?

Эрик покачал головой. И почему он не остался в Бостоне?

— Ты что-то скрываешь от меня. — В голосе Риса прозвучала сталь. — Что именно?

— Ничего, что тебе следует знать.

— Мы долгое время были друзьями. Мне ненавистна мысль о том, что придется что-то менять.

Эрик глубоко вздохнул.

— Ты хочешь, чтобы я покинул город и нашел новое убежище?

Рис вытянулся вперед, в его глазах появились красные отблески.

— Я хочу знать правду.

— Ты знаешь правду.

Костейн покачал головой:

— Мне так не кажется.

Прежде чем Эрик догадался, что задумал повелитель вампиров, двое смертных, выполнявших функции рабов, оказались позади него. Один накинул на шею вампира толстую серебряную цепь и туго затянул ее, а другой обмотал еще одну цепь вокруг тела Эрика, так что тот не мог пошевелить рукой.

Эрик зашипел, когда серебро обожгло ему кожу даже сквозь одежду. Чувствуя себя беззащитным, он посмотрел на Риса:

— Ты совершаешь огромную ошибку.

— Увидим. Отведите его вниз.

— Черт возьми, Рис…

— Достаточно! Уведите его отсюда!

Эрик проклинал все на свете, пока двое смертных вели его вниз по лестнице прямиком в персональную темницу Костейна. В прежние времена Рис держал здесь людей, которым предстояло стать его пищей.

Когда-то это здание служило складом, и подвал здесь был огромным. До того как Рис открыл здесь ночной клуб для немертвых, он использовал склад в качестве убежища. Для развлечения он устроил в подвале настоящую тюрьму с решетками, цепями, орудиями пыток и прочими средневековыми атрибутами.

Эрик выругался, оказавшись в темноте подземелья. Воздух здесь был холодным и затхлым, пахло смертью и старой кровью.

Один из рабов Костейна отпер ближайшую камеру, второй втолкнул вампира внутрь. Серебряные кандалы сомкнулись вокруг запястий и лодыжек Эрика. Концы цепей крепились к железным кольцам, вделанным в стену. Заперев замки, смертные вышли из камеры, заперли двери и покинули темницу.

Эрик подергал кандалы, но серебро вытянуло из него все силы. Чувствуя себя слабым и беспомощным, вампир опустился на холодный каменный пол, отстраненно размышляя, входит ли в планы Риса его уничтожение.

Глава 28

Следующие четыре дня были худшими в жизни Дейзи. Казалось, что ей снится кошмарный сон, и она не могла пробудиться, как ни старалась. Брэндон был мертв, а Эрик оставил ее. В глубине души она знала, что в последний раз они попрощались навсегда. Она больше никогда его не увидит. Дейзи не знала, какая из потерь значила для нее больше.

Жизнь вдруг стала ненастоящей, словно Дейзи смотрела фильм, не имеющий ничего общего с ней самой.

Из Новой Зеландии вернулась ее мать с тетей Джуди.

Друзей и дальних родственников оповестили, что Брэндон погиб.

Они организовали похороны, выбрали гроб, заказали цветы.

Хуже всего был тот вечер, когда семья О'Рейли пришла в их дом, чтобы выразить соболезнования.

Мать Дейзи и миссис О’Рейли, всхлипывая, упали в объятия друг друга.

Ноа вместе с мистером О’Рейли утопили горе в бутылке ирландского виски.

Паула произнесла лишь пару слов, но Дейзи не могла ее в этом винить. К ее удивлению, Алекс обосновался рядом с ней и не отходил от нее весь вечер.

Чуть позже Дейзи осталась наедине с братом Паулы. Кевин был высоким, красивым молодым человеком с темно-рыжими волосами и глубокими карими глазами; Он сразу понравился Дейзи. Его обезоруживающая улыбка и чувство юмора казались просто очаровательными. Если бы девушка уже не отдала свое сердце Эрику, то была бы рада узнать Кевина получше.

Когда семейство О’Рейли собралось уходить, Кевин отвел Дейзи в сторону:

— Я знаю, что не стоит говорить об этом сейчас, но я боюсь, что ты вернешься в Лос-Анджелес раньше, чем я снова тебя увижу. Возможно, если ты не против, через пару недель или в любое время, когда ты будешь готова. Мне жаль, я…

— Все в порядке, Кевин.

— Тогда я позвоню тебе?

— Да.

— Если я могу что-то сделать для тебя, не стесняйся.

— Ты тоже.

Молодой человек кивнул, пожал руки Алексу и Ноа и вышел.

На следующий день состоялись похороны. На кладбище Дейзи стояла между тетей Джуди и Алексом, слушая, как священник произносит слова утешения, заверяя, что они встретятся с Брэндоном в лучшем мире. Отец и мать стояли обнявшись, их лица были мокрыми от слез. Тетя Джуди всхлипывала в платок. Алекс напоминал статую, высеченную из камня. Его глаза оставались сухими.

Дейзи держалась до тех пор, пока гроб не опустили в яму и на его крышку не полетели комья земли. В эту секунду горе накрыло ее с головой, Брэндон мертв, и она больше никогда его не увидит. Ей почти захотелось, чтобы он стал вампиром, чтобы после захода солнца встал как ни в чем не бывало. Из глаз Дейзи полились слезы. Это были слезы скорби по ее брату, слезы сожаления, что она больше не увидит Эрика, который мог бы утешить ее. Куда он ушел? И какое ей до этого дело?

Он вампир, такое же бесчувственное и бессовестное существо, как и то, которое убило ее брата.

Она должна ненавидеть его.

Она хотела бы ненавидеть его.

Если бы только она могла.

Кевин позвонил Дейзи спустя две недели. Она встретилась с ним в надежде, что это поможет ей забыть Эрика и справиться с горем. Но ничего не вышло. Дейзи пыталась убедить себя, что ничего не испытывает к Кевину лишь потому, что прошло слишком мало времени, однако причина была не в этом. Между ними не пробежало искры, и никогда не пробежит.

— Не очень-то получается, да? — спросил Кевин в конце их третьего свидания.

— Мне жаль, — ответила Дейзи, — это не твоя вина.

— Есть кто-то еще?

— Был. Думаю, я еще не оправилась после разрыва.

Кевин был не виноват, что она постоянно сравнивала его с Эриком.

— Понимаю. Если захочешь попробовать еще раз, позвони мне.

Дейзи кивнула. Глядя, как он уходит, она испытала одновременно облегчение и сожаление.

День благодарения прошел почти незаметно. Семья поужинала в тишине и рано отправилась спать.

Алеке и Дейзи редко выходили из дома с тех пор, как вернулись. Брат начал жаловаться, что сходит с ума, сидя взаперти. Дейзи отлично его понимала. Кроме того, она скучала по своему дому в Лос-Анджелесе. Им обоим требовалась встряска.

Тяжелее всего было выносить пустоту внутри. Она скучала по Брэндону. Она ненавидела страдание, которое было написано на лицах родителей. Все вокруг готовились к Рождеству, и только дом О’Доннеллов оставался погруженным в безмолвие. Дейзи не знала, начнет ли ее мать когда-нибудь снова улыбаться.

Но больше всего Дейзи скучала по Эрику. Она постоянно думала о нем днем, а ночью видела сны о нем — всегда одни и те же. Иногда они больше походили на видения. Во сне люди обычно не испытывают боли, но тело Дейзи горело, внутри словно пылал огонь. Когда девушка просыпалась, то всегда чувствовала такую жажду, как будто не пила несколько недель. Она снова и снова убеждала себя, что ненавидит вампира, хотя в глубине души знала, что это не так. Дейзи могла ненавидеть весь вампирский род, но только не Эрика.

К концу ноября ее жизнь стала невыносимой. Каждую ночь Дейзи видела кошмары, которые становились все более чудовищными и реалистичными. Она всегда считала себя психически уравновешенной: у нее никогда не было подобных видений, но сейчас она испытывала постоянный страх, чувствуя, что жизнь Эрика в опасности. Опасения Дейзи возросли, когда она набрала его номер и никто не взял трубку.

Где же он?

Чувствуя острую необходимость поделиться с кем-то, однажды вечером, когда родители уже легли спать, она решила поговорить с Алексом.

Сначала Алекс терпеливо слушал сестру, затем произнес:

— Забудь о нем, Дейзи Мэй. Мне он никогда не нравился. Теперь Кевин…

— Меня не интересует Кевин О’Рейли! Меня интересует Эрик, и мне плевать, нравится он тебе или нет.

— Ты едва знаешь этого парня. Не понимаю, что ты в нем нашла.

— Я люблю его, — сказала Дейзи, ощущая, насколько глубоко в ней укоренилось эго чувство. — Мне плевать, что он тебе не нравится. Мне плевать, что он вампир…

Она закрыла рот рукой, в ужасе от того, что только что сказала.

Брат уставился на нее, не веря своим ушам. Его глаза расширились.

— Я так и знал. Черт побери, я всегда знал это. — Он покачал головой: — Грязный, отвратительный кровосос.

— Но с положительными качествами, — возразила Дейзи. — Если бы не он, ты сейчас был бы мертв.

— О чем ты говоришь?

— Когда я привезла тебя в его дом в тот день, когда Рис чуть не убил тебя, Эрик спас тебе жизнь.

Алекс вскочил и уставился на сестру, хмуря брови:

— Брось, Дейзи, не так уж сильно меня ранили. Черт, я был на ногах уже на следующий день. На мне не было ни царапины.

— Вот именно! Потому что Эрик дал тебе свою кровь!

Она не собиралась говорить это и пожалела о сказанном, едва слова вырвались изо рта.

— Вампир!

Алекс провел рукой по волосам.

— Да, и ты должен радоваться, потому что иначе сейчас Брэндон был бы не единственным братом которого я потеряла.

Ругаясь, Алекс снова бросился на диван.

— Я должна найти его, — произнесла Дейзи, — я знаю что он в беде. Я чувствую это.

— Ты чувствуешь?.. — Брат проницательно посмотрел на нее, его глаза сузились. — Но ты не… скажи мне, что ты не пила его кровь.

— Только попробовала.

— А он пил твою?

Дейзи отвела глаза:

— Да.

— Так вы обменялись кровью и между вами связь. — Алекс не мог скрыть отвращения. — Вот почему ты чувствуешь то, что чувствует он.

— Надеюсь, что нет, — пробормотала Дейзи. — О Боже, надеюсь, что нет!

При мысли о том, что Эрик испытывает те страдания, которые она испытывала в кошмарах, Дейзи пришла в ужас. Хуже всего, что это было правдой.

Эрик сидел, глядя в темноту, закованный в кандалы. Он потерял счет часам, дням, проводя время в кромешной тьме. Наверное, прошел месяц, а может, целый год. Реальной была лишь боль, пожирающая его тело. Серебро на запястьях и лодыжках прожигало до костей. Голод пронзал вампира насквозь словно лезвие ножа, и каждую ночь боль становилась все острее.

Он ждал, что придет Рис, но никто не являлся. Лишь большая серая крыса сновала по полу. Доведенный голодом почти до безумия, Эрик позвал грызуна. Он никогда прежде не пил кровь крыс, но спустя три недели он бы пообедал даже трупом.

Чтобы хотя бы на мгновение отвлечься от сокрушающей боли, вампир закрыл глаза и подумал о Дейзи. Лишь она могла сейчас помочь ему. Если он разрушит барьер, который сам выстроил, то девушка, возможно, смогла бы его услышать, прочесть его мысли и узнать, где он и что испытывает. Эта мысль была такой соблазнительной. Но он не мог перенести ее сюда, не мог подвергнуть ее жизнь опасности даже для того, чтобы спасти свою никчемную жизнь.

Если ему суждено погибнуть здесь, то так тому и быть. Единственное, о чем Эрик сожалел, так это о том, что они с Дейзи ни разу не занимались любовью.

— Дейзи.

Растворяясь в океане невыносимой боли и жажды, он шептал ее имя словно молитву.

На следующей неделе кошмары Дейзи стали еще ужаснее. Каждую ночь девушка просыпалась в слезах. Она не могла есть, боялась ложиться спать. Этой ночью все повторилось. Она резко села в кровати, разбуженная собственными криками.

Зажегся свет, и в спальню вошла мать. Она села на кровать дочери, озабоченно хмурясь.

— Дейзи, с тобой все в порядке?

— Ох, мама… — Всхлипывая, она обняла мать и, рыдая, рассказала ей все, начиная с момента их знакомства с Эриком. — Мама, я не знаю, что мне делать.

— Ты ничего не можешь сделать, детка, — произнесла Ирен, гладя дочь по волосам. — Ничего не исправишь.

— Я должна попытаться. Я… я должна найти его.

— Дейзи, что ты такое говоришь? О чем ты думаешь? Ты не можешь вернуться туда. Я не позволю, чтобы ты подвергала свою жизнь опасности.

— Мама, я люблю его.

— Что ты говоришь? Он не человек.

— Мне все равно! Я люблю Эрика. Он спас жизнь Алексу и мне. Я не могу бросить его там, где он сейчас. — Дейзи обхватила себя руками. — Он ужасно страдает. Я знаю. Я чувствую это.

— Но ты даже не знаешь, где он.

— Я найду его.

— Найдешь кого? — спросил Ноа, входя в комнату. — Что происходит?

Ирен посмотрела на мужа:

— Скажи ей, что она не может ехать.

— Ехать куда? Вы обе в курсе, сколько сейчас времени? Какого черта происходит?

Дейзи повторила все, что только что рассказала матери.

Когда она замолчала, отец сидел на ее кровати, обхватив голову руками.

— Ноа, скажи ей, что она никуда не поедет.

— Папа?

Отец медленно поднял голову и встретил взгляд дочери.

— Ты уже большая девочка. Я не одобряю твоих отношений с Делакуром. Я не понимаю, как ты можешь иметь хоть что-то общее с ним после того, что случилось с Брэндоном, но, как я уже сказал, ты большая девочка. Это решение ты должна принять сама, но я прикрою тебя, что бы ты ни решила.

— Ноа! Что ты такое говоришь?

— Мы в долгу перед ним, Ирен. Он спас жизнь Алексу.

— Но…

Ноа похлопал жену по руке:

— Не волнуйся, милая, я буду с ней.

— Нет, папа, — возразила Дейзи, — ты нужен маме.

— Черт побери, я поеду с ней.

Взглянув на порог, она увидела Алекса.

— Это единственное, что я могу сделать, раз уж ублюдок спас мне жизнь.

— Не хочу даже слышать об этом! — Ирен повысила голос. — Я уже потеряла одного сына и не буду рисковать еще одним! Никогда! Ни за что!

— Да, мам, — тихо произнесла Дейзи, — возможно, ты права.

— Разумеется, права. Я ценю то, что твой… что этот вампир… сделал, но…

Дейзи сжала ее плечо:

— Все в порядке, мама, я понимаю, что ты чувствуешь. Не знаю, о чем я только думала.

Она зевнула.

— Идем, Ирен, нужно спать. — Ноа наклонился к дочери и поцеловал ее в щеку: — Я люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю, папа. Спокойной ночи, мам.

Алекс вышел из спальни вслед за родителями. Задержавшись на пороге, он обернулся к Дейзи и одними губами произнес:

— Через час.

Эрик с облегчением вздохнул, чувствуя, как меняется мир в преддверии восхода. Закрыв глаза, он ждал, когда темный сон погрузит его в забвение. Это было единственной возможностью отдохнуть от боли и голода, терзавших его. Вампир молился, чего не делал уже долгие годы.

Он молился, чтобы Костейн наконец явился и положил конец его существованию, а вместе с ним и агонии, в которую превратилась жизнь Эрика. Не важно, что ждет его после смерти, — это в любом случае будет лучше.

— Мама и папа никогда нам этого не простят, — прошептала Дейзи, спускаясь на цыпочках вслед за Алексом.

У нее не оставалось времени на сборы, поэтому она взяла только компас, набор инструментов и сумочку.

— Ну, с другой стороны, — ответил Алекс, — если случится то, чего я опасаюсь, нам уже не придется об этом волноваться.

Дейзи не ответила. Она боялась, что ее браг окажется прав. Возвращаться в Лос-Анджелес, когда повелитель вампиров охотился за ними, было не самой лучшей идеей. Но девушка знала, что никогда не простит себе, если не попытается помочь Эрику. Она стольким ему обязана!

А еще она любит его. Оставалось лишь надеяться, что у нее будет возможность сообщить ему об этом прежде, чем станет слишком поздно.

На улице Алекс позвонил в аэропорт и забронировал билеты на ночной рейс, а затем вызвал такси.

— Нет смысла оставлять одну из наших машин на парковке в аэропорту, — объяснил он, — в Лос-Анджелесе я заберу свою машину.

Если бы Дейзи не была так взволнована предстоящим путешествием в Лос-Анджелес, то предложила бы взять машину Эрика, которая все еще стояла перед их домом.

Долго ждать такси не пришлось. Дейзи смотрела в окно на спящий город. Она надеялась, что ее сны окажутся всего лишь снами и Эрик окажется дома, когда они приедут. А если нет… Она закусила губу. Если вампира там не окажется, она перевернет весь город, чтобы его найти.

Когда самолет приземлился в аэропорту Лос-Анджелеса, было прохладно и облачно. Из-за задержки, вызванной неполадками с мотором и пересадкой в Лас-Вегасе, Дейзи была уже на грани нервного срыва, пока они садились в машину, арендованную Алексом. Было легко говорить о спасении Эрика, сидя в родительском доме в Бостоне, но теперь, оказавшись в самом сердце владений Риса Костейна, Дейзи почувствовала себя неуютно.

Всюду ощущалась близость Рождества, не то что дома у родителей. Даже тот факт, что отец поставил дома елку, не сделало атмосферу праздничной. О’Доннеллы приняли решение сделать взнос в любимый благотворительный фонд Брэндона, вместо того чтобы тратить деньги на подарки.

Когда полтора часа спустя они подъехали к дому, Дейзи чувствовала себя абсолютно вымотанной. Каждый двор, кроме ее собственного, был украшен гирляндами и фонариками. Отперев дверь, она зажгла свет и швырнула сумочку на диван. Затем огляделась. Все осталось прежним, но сама Дейзи изменилась. Сильно изменилась. Точнее сказать, ее жизнь, как и жизнь всей семьи, никогда уже не смогла бы быть прежней.

— Я просто умру, если сейчас же не лягу спать.

Дейзи подавила зевок.

Алекс потянулся.

— Понимаю, о чем ты. Все равно сегодня нам не удастся свернуть горы, поэтому предлагаю передохнуть несколько часов, а потом посмотрим, что можно предпринять.

— Звучит разумно.

Несмотря на нечеловеческую усталость, уснуть ей удалось далеко не сразу.

Глава 29

Сознание возвращалось медленно. Эрику потребовалось несколько секунд, чтобы понять, где он находится, — знак, что силы покидали его. Ах да, он в темнице Костейна. Все тело болело; вампир чувствовал, что его вены ссохлись и истончились.

Если он вскоре не получит крови, то сойдет с ума. Но даже эта перспектива казалась Эрику более достойной, чем ужасающий, беспрестанно терзающий его голод.

Слабый лязг металла нарушил тишину. Запах сказал Эрику, кто его гостья.

Вампиру потребовались огромные усилия, чтобы встать на ноги, но гордость не позволяла ему валяться на полу, когда она увидит его.

— Марайя, какого черта тебя сюда принесло?

Она расплылась в отвратительно неприятной улыбке и показала на его оковы:

— Разве я могла пропустить такое зрелище? — Взгляд вампирши задержался на нем. — Проголодался, Эрик? Готова поклясться, что ты бы не отказался от глотка крови.

Марайя щелкнула пальцами, и из тени выступил молодой человек. Марайя взяла его запястье и ногтем сделала надрез.

Густой, сладкий, пьянящий запах горячей свежей крови наполнил воздух. Он был таким густым и насыщенным, что Эрик почти почувствовал его на своем языке. Он двинулся к решетке, его клыки ныли, он забыл обо всем, кроме жертвы.

Смертный, сулящий избавление от страданий, был так близко, так близко. Эрик дернул цепь. Если бы только он мог дотянуться до человека, утолить жажду, сжигающую его изнутри…

Смех Марайи отразился от каменных стен, когда Эрик снова беспомощно загремел цепями.

— Он сладкий, — произнесла они низким, рычащим голосом, — такой сладкий.

Ее глаза налились кровью, и она вонзила клыки в шею мужчины. Тот вздрогнул, но не издал ни звука, не попытался ее оттолкнуть.

Вампирша пила, не отводя взгляда от лица Эрика. Когда она закончила, смертный упал на пол.

— Я вернусь, — сообщила она с самодовольной улыбкой. — Это меня ты будешь видеть прямо перед тем, как отправиться в ад.

И она исчезла из вида.

Эрик смотрел туда, где только что стояла Марайя, и ее слова звенели угрозой в его сознании. Он пытался понять, что она имела в виду, когда услышал тихий стон. Молодой человек приподнялся на локте, пытаясь уползти, но был слишком слаб, чтобы преодолеть больше фута.

Смертный был жив. Кровь еще вытекала из раны на его шее. Ее запах обрушился на Эрика, и он уже не мог думать ни о чем другом. Невзирая на боль, он дергал цепи с единственной мыслью — дотянуться до умирающего человека, который был так близко.

Если бы он только мог заставить его подползти ближе к решетке прежде, чем станет слишком поздно… Закрыв глаза, Эрик постарался сконцентрироваться на мысли об этом смертном, но не мог ни сосредоточиться, ни думать.

А потом стало поздно. Мучительно сладкий запах крови сменился острой вонью мочи и отталкивающим запахом смерти.

В отчаянии Эрик сжался в углу своей клетки и принялся молиться, чтобы Рису как можно скорее наскучило играть с ним и повелитель вампиров наконец положил этому конец.

Глава 30

Когда Дейзи проснулась поутру, то совсем не удивилась, обнаружив на кухне Алекса, готовящего завтрак. Как и раньше, значение слова «мало» было незнакомо ее брату, и вряд ли он хотя бы раз за всю взрослую жизнь ел на завтрак хлопья. Как, впрочем, и этим утром. На одной сковородке шипел бекон, на второй — яичница.

Тряхнув головой, Дейзи уселась за стол.

— Привет, сестренка, проголодалась?

— Лучше бы так, — пробормотала она, — потому что большая часть еды пропадет.

Алекс пожал плечами, мастерски подбрасывая блинчики:

— Завтрак — самый важный прием пищи за день, ты знаешь. А раз уж мы отправляемся охотиться на Костейна…

Он не закончил фразу, но это и не требовалось. Покачав головой, Дейзи потянулась к телефону брата, который разрывался на кухонном столе.

— Не отвечай! — предупредил Алекс. — Это мама или папа. Они звонят с самого рассвета.

Дейзи смотрела на телефон, пока тот не перестал звонить.

— Может, стоит хотя бы отправить им сообщение? Интересно, почему они не звонят мне?

— А ты проверяла телефон? Наверное, он сел.

— Может быть. Посмотрю попозже.

Алекс поставил тарелку перед сестрой, а потом сел напротив.

— Уверен, они догадались о наших планах.

— Думаю, да. Но все же… — Дейзи взяла вилку. — Ты же не думаешь, что отец приедет сюда?

Алекс пожал плечами:

— Сомневаюсь. Ты же знаешь, какой он. Всегда предоставляет нам возможность самим делать выбор.

Дейзи кивнула. Их родители никогда не пытались контролировать жизнь детей. Ноа и Ирен научили их отличать плохое от хорошего, а выяснять, к чему приведет тот или иной, поступок, им приходилось самостоятельно. Как и отвечать за свои действия.

Несколько минут они завтракали в тишине, которую первым нарушил Алекс.

— Так как ты хочешь разыграть наши карты?

— Я не уверена. Просто знаю, что должна найти Эрика, пока еще не поздно. Он страдает, Алекс. Он умирает.

— Перестань, Дейзи, этого не может быть. Он уже умер. Единственный способ уничтожить вампира — это отрубить ему голову. Или проткнуть его сердце колом.

— Хорошо, может быть, его и не убьёт то, что с ним сейчас происходит, но ты даже не можешь представить, какую боль он испытывает. Я снова видела его во сне, и это было чудовищно. Я видела его. Он в темнице, прикован к стене. Он очень давно не ел…

Алекс вздохнул:

— Ты знаешь, что им не обязательно кормиться каждый день.

— Прекрати! Я хорошо помню, что чувствовала и что видела. Мы приехали сюда, чтобы помочь ему, забыл?

Алекс закатил глаза:

— Хорошо, хорошо. — Он взял свой телефон, отключил и сунул в карман. — Пора ехать.

Обнаружить местонахождение Эрика оказалось легче, чем ожидала Дейзи. Ей не понадобился компас, хотя он и лежал на ее коленях. Все, что ей требовалось сделать, — это сконцентрироваться на мысли о вампире. Она точно знала, куда поворачивать и где остановиться, словно ее направлял внутренний навигатор.

— Ты уверена, что он здесь? — уточнил Алекс, припарковывая свой «лексус».

— Да, — ответила сестра и тут же нахмурилась, прочитав вывеску над дверями: «Красная смерть».

— Похоже на ночной клуб или дорогой бордель, — заметил Алекс. — Ты уверена, что он действительно в беде, а не… Я задел за живое?

— Уверена, — отрывисто бросила Дейзи.

— Ну-ну. Так откуда начнем поиски? Это твоя игра, твои правила.

Дейзи закрыла глаза. Она чувствовала присутствие Эрика, но очень слабо. В это время он скорее всего спит. Так что теперь? Попытаться войти через главный вход или поискать заднюю дверь? Она взглянула на компас. Стрелка была ярко-красной. Если бы только можно было определить, сколько вампиров внутри!

— Дейзи?

Она окинула взглядом улицу. Ни души.

— Давай посмотрим, нет ли здесь другого входа.

— Как скажешь.

Дейзи скорчила рожицу. Пугающая мысль. Глубоко вздохнув, девушка вышла из машины и обошла дом. Позади здания был склон. Узкая каменная лестница вела на нижний этаж.

Когда ступеньки закончились, Дейзи вздохнула с облегчением. Поверхность выровнялась; она стояла на земле, кое-где виднелись сорняки. С этой стороны в здании не было окон. Зато была железная дверь, покрытая ржавчиной, с замком, но без ручки.

— Алекс?

— Я здесь.

Вытащив свою верную отмычку, брат принялся за работу.

— Почему так долго?

— Не поднимай панику. Это старый замок.

Дейзи в нетерпении переступила с ноги на ногу. Если не получится войти здесь, придется воспользоваться центральным входом. Она нахмурилась. Возможно, следовало пойти тем путем сразу. Наверняка нижний этаж служит убежищем. В любом случае внутри мог быть Рис.

Она собралась было спросить Алекса, правильно ли они поступают, как вдруг тот пробормотал:

— Бинго!

Брат нажал на дверь, и та со скрежетом открылась.

Дейзи шагнула внутрь. Вглядываясь в темноту, она сморщилась от отвратительного запаха.

— Пахнет так, как будто здесь труп, — произнес Алекс, извлекая из кармана фонарик. — Идем.

Если бы не уверенность, что Эрик где-то здесь и нуждается в ее помощи, девушка ни за что на свете не сунулась бы в эту воняющую гнилью дыру.

Коридор вел все дальше, а запах разлагающейся плоти все усиливался, пока не стал совершенно невыносимым, и тут они оказались в большом помещении, напоминающем пещеру из какого-нибудь фильма ужасов.

Алекс направил луч фонаря сначала на одну стену, вдоль которой располагалось около дюжины небольших клеток, а затем на противоположную, где размещалось шесть камер побольше.

Источник ужасного запаха лежал на полу в футе от первой клетки.

В последней камере они обнаружили Эрика. Он лежал, вытянувшись на спине, а его руки были прикованы к стене.

Сердце Дейзи едва не остановилось, когда луч фонаря выхватил из темноты лицо вампира. Его щеки ввалились, кожа походила на старый пергамент.

— Думаю, мы опоздали, — прошептал Алекс. — Давай выбираться отсюда.

— Эрик? Эрик, проснись!

Девушка приблизилась к решетке, пытаясь услышать, дышит ли он. Не может быть, чтобы он умер! В его сердце нет кола, а голова находится на месте.

— Эрик, это Дейзи. Пожалуйста, проснись!

Она бросила взгляд через плечо, с каждой минутой ей все неприятнее было находиться в таком ужасающем месте. Чем скорее они выберутся отсюда, тем лучше.

— Эрик!

Он сел так быстро, что она отпрыгнула, натолкнувшись на Алекса: таким стремительным и незаметным глазу было его движение.

Прижав руку к груди, она перевела дух.

— Слава Богу!

— Дейзи?

— Я здесь.

Она потянулась сквозь прутья, желая прикоснуться к нему.

Эрик покачал головой.

— Убирайтесь отсюда, — хрипло произнес он, — сейчас же. — Он взглянул на Алекса: — Уведи ее отсюда.

— Алекс, дверь, быстрее!

Дейзи снова оглянулась. В ее памяти ожило воспоминание об их последней встрече с Рисом.

В отличие от входной двери клетка открылась с первой же попытки.

Эрик зашипел, едва Алекс вошел внутрь:

— Уходите! Вы что, черт возьми, хотите умереть? Я не ел несколько недель.

Алекс сделал шаг назад, оказываясь вне досягаемости вампира.

— Так, Дейзи Мэй, и что же теперь?

— Дай мне отмычку, — сказала она.

— Ни за что! Входить сюда — самоубийство. Только взгляни на его глаза.

Дейзи глубоко вздохнула и взяла из руки брата отмычку.

— Он не тронет меня.

— Ты бы поставила на это свою жизнь?

— Да, потому что у нас нет времени на споры.

— Нет, Дейзи! — Эрик вскочил на ноги. — Уходи!

Он закрыл глаза, чувствуя, как горячая и тяжелая волна голода накрывает его с головой.

— Уходи. Прошу тебя, Дейзи.

— Нет.

Он не открывал глаза, но все равно знал, что она стоит рядом. Ее запах дразнил его, быстрое биение ее сердца отдавалось в его ушах громовыми раскатами все время, пока она отдирала его оковы.

Едва упали цепи, руки вампира сомкнулись вокруг девушки.

Дейзи смотрела прямо в его глаза, в которых пылала жажда крови. Потом глубоко вздохнула. Было неразумно показывать хищнику свой страх.

— Эрик, потерпи всего несколько минут, пока мы не выберемся отсюда, а потом я дам тебе то, что ты хочешь, обещаю.

Было невероятно тяжело сосредоточиться на ее словах, когда ее кровь так сладко пела рядом, обещая положить конец его чудовищной пытке. Дейзи была так близко, такая теплая в его руках. Ее кровь… Она была нужна ему как воздух. Желание вонзить клыки в ее горло стало невыносимым. Он мог взять и ее, и ее брата. Это было так легко.

— Эрик, — она провела пальцами по его щеке, — нам нужно идти.

Он видел, как ее глаза сияют любовью, и вдруг, пробормотав проклятие, вампир отпустил девушку и бросился прочь из подвала.

— Нужно спешить, — произнес он глухим от боли голосом. — Рис идет.

— Так я и знал, — пробормотал Алекс.

Перекинув Эрика через плечо, он бросился к двери, Дейзи следовала за ним по пятам.

Она сощурилась, когда они вышли наружу.

— Подожди! Солнце! — Сняв свитер, девушка набросила его вампиру на голову, — Дверь! Может, стоит ее закрыть?

— Это не остановит его, — раздался из-под свитера голос Эрика.

Сердце Дейзи колотилось, пока они бежали вверх по лестнице. Она не смела оборачиваться, боясь увидеть Риса. И через сто лет она не сможет забыть чувство, которое испытала, вонзая кол ему в спину. Не сможет забыть его взгляд, его красные хищные глаза, его клыки, с которых капала кровь Алекса.

Когда они добрались до машины, Алекс аккуратно опустил Эрика на заднее сиденье и захлопнул дверь. Дейзи забралась на переднее сиденье рядом с братом. Тот скользнул за руль, завел мотор и стремительно рванул с места.

— Поехали ко мне, — произнес Эрик.

Алекс покачал головой:

— Нет, что-то мне не нравится эта идея.

— Его дом ближе, — поддержала Дейзи. — У нас нет времени спорить.

— Возможно, твой брат прав, — сказал вампир. — Рис не был в твоем доме и не сможет переступить порог.

— Не сможет?

— Полагаю, да.

Эрик закрыл глаза, чтобы отвлечься от биения сердец двух смертных, но бесполезно. Этот звук преследовал его, как и аромат их крови. От солнечного света, проникающего через заднее стекло, его спину пощипывало, и ожоги от серебряных цепей на руках и ногах отзывались болью. Черт побери, он никогда не чувствовал себя так плохо.

Двадцать минут спустя Алекс въехал в гараж Дейзи. У вампира вырвался вздох облегчения, когда дверь гаража закрылась, оставляя солнце снаружи.

Несколько секунд они сидели, переводя дыхание, затем Алекс выбрался наружу, сжимая в руке кол.

— Что ты делаешь? — воскликнула Дейзи, выходя из машины.

— Взгляни на него, а потом спрашивай. Ты привезла домой чудовище, и к тому же чертовски голодное, судя по его виду.

— Он прав, Дейзи, — подтвердил Эрик. — Сейчас я опаснее, чем Рис.

— Я не боюсь.

— А стоило бы, черт возьми!

— Идем внутрь.

— Ты сошла с ума? — завопил Алекс.

— Эрика надо накормить, — тихо ответила Дейзи, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не повышать голос. — И мы сделаем это. Сначала он будет пить мою кровь, а ты…

— Ни за что!

— А ты, — продолжила Дейзи, — будешь стоять рядом и следить, чтобы он не взял слишком много. А потом ты дашь ему свою кровь.

— Черта е два!

Дейзи взглянула на Эрика. Раньше она никогда не боялась его по-настоящему, никогда не верила, что он представляет для нее реальную угрозу. До сих пор.

— Алекс, у нас нет времени.

— Черт возьми, Дейзи, это самая идиотская идея!

Она не ответила. Пройдя мимо брата, она открыла дверь, ведущую из гаража прямо в кухню, и вошла внутрь.

Эрик последовал залей.

Алекс смотрел вампиру в спину. Бормоча ругательства, он захлопнул дверь «лексуса» и бросился в дом. Дейзи и Эрик стояли в гостиной. Вампир был похож на смерть во плоти. Интересно, его сестра действительно так расслаблена, как это выглядит со стороны?

— Хорошо, давайте сделаем это.

Дейзи откинула волосы с шеи и шагнула к Эрику:

— Давай. Если Рис появится здесь, тебе понадобятся силы.

Вампир уставился на нее. Он хотел отказаться, но ее кровь манила, звала его.

— Не позволяй мне пить дольше, чем несколько минут, — предупредил он брата Дейзи, а потом, не в силах сдержаться, обнял девушку.

Алекс стоял близко, пристально следя за вампиром. Он охотился за ними с семнадцати лет, пронзал их, отрубал головы; но ни разу не видел, как немертвый кормится. Это было совершенно отвратительно, но все же Алекс не мог не признать, что в том, как Эрик пил кровь Дейзи, сквозило какое-то странное очарование.

Взглянув на сестру, он понял, что она точно не испытывает ни малейшего отвращения к происходящему. Ее глаза были закрыты, а выражение лица говорило, что она на вершине блаженства.

Тряхнув головой, Алекс посмотрел на часы. Вампир говорил о нескольких минутах. А что значит «несколько»? Две? Три? Пять? Откуда, черт возьми, он узнает, что еще не слишком поздно?

Он вновь перевел взгляд на Эрика. Глаза вампира тоже были закрыты. С гримасой отвращения Алекс покачал головой. Если бы он не знал, что происходит, то сказал бы, что эти двое занимаются любовью. Черт, а может, так и есть. В конце концов, что он знает о сексе у вампиров?

Прошла еще минута, затем еще одна.

Глубоко вздохнув, Алекс похлопал Эрика колом по спине:

— Достаточно!

Зашипев, Эрик оторвался от шеи Дейзи.

Алекс непроизвольно шагнул назад, подняв кол.

— Ты сказал, чтобы я остановил вас.

Эрик кивнул:

— Ты правильно сделал.

Его язык зализал две крошечные ранки на горле Дейзи.

Ее глаза распахнулись. Мгновение Дейзи смотрела на Эрика с улыбкой на губах, а затем перевела взгляд на брата.

— Твоя очередь.

Алекс уставился на вампира.

Эрик ответил ему немигающим взглядом. В его глазах таился молчаливый вызов.

С дерзким выражением на лице Алекс протянул ему руку:

— Давай, кровопийца, бери что тебе нужно.

— Так мило с твоей стороны предложить, — сухо ответил вампир.

— Только не слишком увлекайся, — предупредил Алекс, потрясая колом, который сжимал в другой руке. — У меня есть это.

— Как страшно, — пробормотал Эрик, беря предложенное запястье.

Алекс тихо выругался, когда вампир как можно более аккуратно вонзил клыки в его вену.

Дейзи вздохнула, глядя на мужчин. Она любила их обоих, хотя и не надеялась, что они когда-нибудь смогут стать друзьями. Казалось, время остановилось, пока она смотрела, как пьет Эрик. Она взглянула на часы, потом снова подняла взгляд. Вампир становился сильнее прямо у нее на глазах.

Тело Алекса было напряжено, костяшки пальцев, сжимающих кол, побелели.

Едва у Дейзи мелькнула мысль, что пора остановить Эрика, как он зализал укус на запястье ее брата и поднял голову.

С неуверенным выражением лица Алекс шагнул назад.

Эрик встретился взглядом с Дейзи. Его глаза все еще горели красным, огнем, а на нижней губе застыла ярко-красная капелька. Не сводя глаз с девушки, он слизал кровь.

— Чтобы ничего не пропало, — пробормотал он.

Глава 31

Рис Костейн стоял на пороге пустого подвала. Как, черт побери, Эрику удалось избавиться от оков и ускользнуть? Серебро делало любого вампира беспомощным, и он уже не мог превратиться в туман и исчезнуть.

Войдя в камеру, повелитель вампиров пнул кандалы. Кто-то взломал замок.

Закрыв глаза, он сделал глубокий вдох, принюхиваясь, и вдруг разразился проклятиями, узнав два уже знакомых запаха, смешавшихся с остальными.

— Черт побери!

Он ударил кулаком по стене, и кирпичная кладка посыпалась словно карточный домик.

— Изменник! — Слово срикошетило от холодных каменных стен. — Чертов изменник!

Будь она проклята! Марайя была права все это время. Делакур связан с теми охотниками, которые пытались уничтожить его. Но почему именно сейчас, спустя столько времени? Да какая, к черту, разница?

Рис в сердцах хлопнул дверью. Лязг металла эхом отразился от стен.

— Вампир, не верь никому, — пробормотал повелитель вампиров.

Круто развернувшись на каблуках, он решительно направился к лестнице, и его гнев рос с каждым шагом.

— Проклинаю твою черную душу, Делакур. Ты можешь сбежать, но не спрячешься от меня. Я найду тебя. Найду всех вас. И смерть ваша будет не скорой.

Глава 32

— И что теперь? — спросила Дейзи.

По настоянию Эрика они с Алексом поели и теперь втроем сидели в гостиной. Вампир с задумчивым видом занял стул, напротив него на диване устроилась Дейзи с братом. Алекс выглядел встревоженным, и девушка не могла его винить. Не хотела бы она снова встретиться с Рисом Костейном, даже если бы рядом находился Эрик. Она знала, что Рис старше и сила его росла с каждым прожитым годом.

— На что ты смотришь, вампир?

Алекс выпрямился.

— Я думал о награде за голову Костейна. Кто рассказал тебе о ней?

— Нашел на сайте. На том, где охотники обмениваются новостями.

— Кто предлагает вознаграждение?

— Не знаю. Там нет имени, только электронный адрес.

Эрик рассеянно потер подбородок:

— И как же охотник получает награду?

— Я должен отправить сообщение, когда дело будет сделано, и мне назначат встречу.

— А какое доказательство ты должен предоставить? Ведь он превратится в прах тотчас же, как будет уничтожен.

Алекс пожал плечами:

— Просто нужно принести все, что останется.

— Лишь другой вампир может распознать, чьи это останки.

Брат Дейзи нахмурился:

— Хочешь сказать, что один вампир заказал убийство другого?

Эрик кивнул.

— Но для чего? — воскликнула Дейзи.

— На то могут быть разные причины. Злость. Зависть. Кто-то хочет прибрать к рукам территорию Костейна. — Эрик хмыкнул. — Интересно…

— А ты что думаешь? — спросила Дейзи.

— Рис успел нажить себе множество врагов, и некоторые из них находятся прямо здесь, в Лос-Анджелесе. Думаю, мы могли бы устроить ловушку.

— Да? До того как Костейн убьет нас или после? — поинтересовался Алекс.

Дейзи бросила на него убийственный взгляд.

— Это не смешно.

— Чертовски верно! — парировал брат.

— Успокойтесь, вы двое, — нетерпеливо произнес вампир. — Если мы передадим предателя в руки Риса, это может отвести от нас его гнев.

— А если не поможет? — подал голос Алекс.

— Хуже, чем сейчас, уже не будет. Кроме того, я догадываюсь, кто это.

— Но почему Костейн настроен против тебя? — спросила Дейзи.

— Он думает, что это я заказал его убийство.

— Но это не ты? — уточнил Алекс.

— Не будь большим идиотом, чем ты есть, — раздраженно отрезала Дейзи.

Ее брат взволнованно принялся мерить шагами пол.

— Допустим, тебе удастся убедить Костейна в своей невиновности. Как это поможет нам? Ведь мы пытались его уничтожить.

— Я почти уверен, что смогу убедить его оставить вас в покос.

— Почти уверен? Что ж, ты меня успокоил.

— Нам нужно с чего-то начать, — произнес вампир. — Рис — самый могущественный вампир, которого я знаю. Мне хотелось бы избежать сражения с ним, уж лучше найти способ поладить. А если это не сработает… — он пожал плечами, — тогда мы втроем окажемся против него.

Тихо ругаясь, Алекс пересек комнату.

Дейзи наклонилась вперед:

— Думаешь, мы вместе сможем победить его?

— Могу поставить на это свою жизнь.

— Ну конечно, — откликнулся Алекс, — и наши заодно.

— Я хочу взглянуть на то объявление.

Эрик поднялся.

Дейзи проводила его в комнату, которую использовала в качестве кабинета, и включила свет. Алекс сел за компьютер, а они с Эриком заглядывали через его плечо.

Через пару минут Алекс нашел нужную страницу.

Объявление было коротким и лаконичным:

«Объявляется награда в двести тысяч долларов за голову Риса Костейна.

По завершении работы просьба связаться с М.С. по адресу: hunterz666.net».

— И что теперь? — спросил Алекс.

— Мне нужно выйти ненадолго, — ответил Эрик, — я свяжусь с повелителем вампиров и посмотрю, захочет ли он меня слушать. Расскажу ему, что, по моему мнению, происходит. Если он поведет себя разумно, то подумаем о ловушке.

— А вдруг он не станет слушать? — Дейзи волновалась. — Что тогда?

Эрик покачал головой:

— Тогда у нас проблемы.

— Почему ты уходишь? — Обычная подозрительность вернулась к Алексу. — Откуда нам знать, что ты не сговоришься с Костейном за нашими спинами? Что не обменяешь наши жизни на свою?

— Прекрати! Эрик спас нам жизнь. Не смей говорить с ним так, будто он враг!

— Все в порядке, Дейзи, — произнес вампир. — У него нет оснований доверять мне, как и у меня — ему. Как я уже сказал, мне необходимо выйти.

Девушка проводила его взглядом, а затем бросилась вслед:

— Эрик, подожди!

Он обернулся на звук ее голоса.

— Когда ты вернешься? Что, если Рис придет сюда?

— Не волнуйся, милая, — он коснулся ее подбородка, — вернусь, как только смогу. Если он явится, не разговаривайте с ним. Не открывайте, дверь. Не приглашайте его войти.

Она смотрела на него широко раскрытыми глазами.

— А что, если ты не вернешься?

Взгляд Эрика остановился на ее лице.

— Если я не вернусь, как можно скорее убирайтесь из Лос-Анджелеса. — Он вымученно улыбнулся и поцеловал девушку в кончик носа. — Не беспокойся, мой цветочек, я вернусь.

Дейзи глядела ему вслед. Разве она может позволить ему уйти? Что, если она больше никогда его не увидит?

— Эрик!

Он остановился посередине дорожки, ведущей к дому.

— Если ты не позволишь мне уйти, то и вернуться я не смогу.

— Я боюсь.

— Не бойся. С тобой ничего не случится. И с твоим братом тоже.

— Я боюсь не этого.

Он подошел совсем близко.

— Дейзи…

Она прижала пальцы к его губам, заставив замолчать, и вдруг в ее сияющих как звезды глазах он увидел все, о чем она думала и что чувствовала.

— Милая.

Он нежно обвел взглядом лицо Дейзи, словно хотел навеки сохранить в памяти ее черты.

— Прошу тебя, Эрик. Я хочу запомнить эту ночь навсегда.

— Ты уверена?

— Да, — ее начала бить Дрожь, — абсолютно уверена.

Он знал, что должен отказаться. Сказать, что сейчас не время и уж точно не место, но Эрик нашел силы признаться себе, что напуган не меньше Дейзи.

— Тогда нужно сказать Алексу, что ты уходишь.

— Ему это не понравится.

— Ты предпочтешь, чтобы он провел всю ночь волнуясь?

— Нет, но…

— Хочешь, чтобы я сказал ему?

— Нет, я сама.

— Моя храбрая девочка.

Кивнув, Дейзи вернулась в дом. Она вовсе не чувствовала себя храброй, но Эрик был прав: она не могла просто так уйти, ничего не сказав брату.

Алекс смотрел новости по телевизору в гостиной.

— Я уйду ненадолго с Эриком.

— Что?

— Ты слышал.

— Думаешь, это хорошая идея?

— Может, и не очень, но я ухожу, и не пытайся остановить меня.

— Да уж, полагаю, это не приведет ни к чему хорошему.

— Я люблю его, Алекс. Пожалуйста, постарайся понять.

— Не понимаю, и никогда не пойму. Когда ты вернешься?

— Точно не знаю. Думаю, до рассвета.

Дейзи невесело усмехнулась.

— Не выключай телефон.

— Не буду. — Она вдруг бросилась к брату и порывисто обняла его. — Я люблю тебя, Алекс. Спасибо за то, что всегда меня поддерживаешь.

— Да-да, а теперь иди куда собиралась.

Несколько секунд Дейзи смотрела ему в глаза, потом развернулась и выбежала из дома.

— Идем.

— Я думал, он тебя не выпустит.

— Поэтому ты меня туда и послал? Чтобы я осталась дома?

— Глупая девчонка.

Вампир обнял ее, и вместе они перенеслись прямиком в четырехзвездный отель в отдаленной части города, на холмах. Здесь обычно останавливались те, кто хотел уединения.

Немного вампирской магии и пара получила лучший номер в отеле.

Дейзи с удивлением и восторгом осмотрела комнату. Стены и ковер были бледно-голубого цвета. Из высоких окон открывался вид на город в огнях. Едва вампир закрыл за собой дверь, пламя вспыхнуло в камине из белого мрамора. В то же мгновение послышалась негромкая музыка, наполняя атмосферу чувственностью, и Эрик приблизился к девушке.

— Дейзи…

— Только не пытайся отговаривать меня, хорошо?

— Не буду.

Он так давно этого хотел, так долго ждал этого момента. Нежно обняв Дейзи за плечи, Эрик привлек ее в свои объятия. Он почувствовал все мягкие изгибы ее тела, когда она прижалась к нему, и склонился к ней.

Едва его губы нашли ее рот, Дейзи закрыла глаза. Губы Эрика был и прохладными, но язык обжигал словно пламя. Этот поцелуй напоминал огненный танец, старый как мир и все же каждый раз новый. Руки Дейзи обвили его шею, словно она пыталась стать еще ближе к нему.

Он целовал ее снова и снова, так горячо и жадно, что девушка дрожала от наслаждения. Наконец он поднял ее на руки и отнес в спальню, ни на мгновение не прерывая поцелуя.

Вампир положил Дейзи на кровать и опустился рядом. Его руки скользили по ее телу, пока Дейзи не осталась полностью обнаженной. Сбросив собственную одежду, Эрик вновь притянул Дейзи к себе. Каждое прикосновение его горячей кожи дарило неземное наслаждение. Движения его языка были словно молния, разжигающая огонь глубоко внутри ее тела.

Он касался ее плеч, груди и бедер медленно и чувственно, заставляя все тело девушки трепетать от наслаждения. Его волшебные руки так нежно и умело ласкали ее тело, что Дейзи выгибалась под ним, не помня и не чувствуя ничего, кроме его страстных поцелуев и жара его тела.

Она цеплялась за Эрика, словно боясь, что он может исчезнуть. Какую магию вампир сотворил с ней? Он был словно сама жизнь, важнее, чем воздух, которым она дышала. Она чувствовала, что умрет, если вдруг перестанет ощущать жар губ Эрика.

Он склонился к ней, и она приподняла бедра, чтобы принять его. Когда их тела слились, из горла Дейзи вырвался приглушенный вскрик, но через мгновение его ритмичные движения заставили девушку забыть о боли. Она уткнулась в его плечо, когда с последним мощным толчком ее накрыла волна острого наслаждения. Когда Эрик пришел к финалу вслед за ней, Дейзи переполнило такое удовольствие, какого она не испытывала прежде.

Эрик перекатился на бок и поцеловал Дейзи, увлекая за собой. Они лежали лицом друг к другу, тела их тесно переплелись. Глубоко вздохнув, Дейзи обвила вампира руками и закрыла глаза.

Эрик нежно обводил взглядом ее лицо, любуясь тенью от ресниц на щеках, легким изгибом бровей. Чувствовал, как мягко вздымается ее грудь.

Если бы вампир знал, что до сих пор она оставалась невинной, его честь не позволила бы ему взять ее. Но он так давно хотел Дейзи, так сильно нуждался в ней, что не было времени спрашивать, не девственница ли она. И все же ему следовало догадаться. Возможно, в глубине души он знал об этом. Но зачем сожалеть о случившемся. Женщина никогда не забудет своего первого любовника. Что бы ни ожидало их в дальнейшем, она всегда будет помнить эту ночь, всегда будет помнить его. Как и он сам.

Он поцеловал Дейзи в щеку, а затем отбросил волосы с ее шеи, продолжая сжимать девушку в объятиях. Только ощутить ее вкус, не больше. Если сегодняшняя встреча с Рисом будет стоить Эрику жизни, то он по крайней мере сможет наслаждаться воспоминанием об этой ночи и о сладком вкусе крови Дейзи, до тех пор пока повелитель вампиров не отправит его в преисподнюю.

Полночь уже миновала, когда Эрик положил Дейзи в ее собственную кровать и поцеловал на прощание. Выйдя наружу, он помедлил. Собрав свои силы, вампир наложил защитные чары на дом, на тот случай если здесь появится Рис. Эрик был уверен, что ни один разгневанный вампир теперь не переступит порог дома О’Доннеллов, но когда речь шла о Дейзи, никакая предосторожность не будет лишней.

Закончив колдовать, Эрик усилием воли перенесся домой. Возможно, пойти против повелителя вампиров было ошибкой, но все же, прежде чем встретиться с судьбой, стоило обеспечить себя еще кое-какой защитой.

Вампир веками не занимался магией. До этой ночи он довольствовался своими сверхъестественными способностями, однако сегодня ему следовало извлечь максимум из своих талантов.

Эрик отправился на задний двор и возвел там алтарь, на который поместил черную свечу, древний кинжал и чашу с собственной кровью. Там же он быстро начертил портрет Костейна.

Воздев руки к лунному небу, Эрик извлек из глубин памяти все то, чему учила его мать. Он очертил на земле круг так, что внутри оказался алтарь и сам вампир, а затем нараспев тихо произнес магическую формулу. Оставалось лишь надеяться, что он не утратил свои магические силы, пока они дремали в нем все эти годы.

Завершив заклинание, Эрик разрушил границу круга, задул свечу и вылил кровь на землю.

Оставалось лишь одно дело до встречи с Рисом. Выйдя на улицу, вампир пошел вдоль дома, принюхиваясь к запаху добычи.

Долго ждать не пришлось. Со своего наблюдательного пункта поддеревом он заметил молодого человека, шагающего по улице. Дождавшись, пока он пройдет мимо, Эрик последовал за ним. Повинуясь молчаливому приказу, прохожий остановился. Вампир свернул с улицы, и мужчина последовал за ним. Сегодня Эрику требовалось много сил, и он быстро напился, взяв такое количество крови, чтобы не нанести непоправимого ущерба своей жертве. Затем освободил молодого человека от гипноза и отправил идти своей дорогой.

— Остается самое сложное, — пробормотал Эрик, направляясь к логову своего старого друга.

Глава 33

Главное убежище Риса Костейна скрывалось в принадлежащем ему небоскребе в Западном Голливуде. Первый этаж занимал банк, на следующих пяти этажах располагались небольшие компании, а начиная с седьмого и выше хранилась мебель и прочие памятные повелителю вампиров вещи, накопленные им за пятьсот двенадцать лет. Резиденцией вампира являлся пентхаус на последнем этаже. Подняться туда можно было только с одиннадцатого этажа на специальном лифте, ключ и пароль от которого знал лишь сам Рис. Массивная стальная дверь обеспечивала полную безопасность и изоляцию от внешнего мира.

Эрик находил странным такую одержимость вампира безопасностью этого жилища при абсолютно безалаберном отношении к особняку, в котором проводились встречи совета. И чистой случайностью стало то, что Алекс и Дейзи застали Костейна спящим в доме для собраний.

Вампиру потребовалось всего несколько мгновений, чтобы перенестись к небоскребу Костейна. Эрик стоял на тротуаре, глядя вверх и напрягая свои внутренние радары, чтобы определить, кто находится внутри. Внутри был лишь один охранник. И один вампир.

Используя силу мысли, Эрик оказался на балконе пентхауса. Он едва коснулся ногами пола, как французские двери отворились.

— Так-так! — тягуче произнес Рис. — Только посмотрите, кто явился!

— Нам нужно поговорить.

Едва Эрик переступил порог, как гнев Костейна обрушился на него словно пощечина. Собрав все силы, вампир надеялся, что их окажется достаточно, чтобы блокировать атаку повелителя вампиров.

— Да, давай поговорим. — Рис вздернул подбородок, его ноздри раздувались. — Ты был с ней, не правда ли? С той аппетитной смертной малышкой, которая пыталась уничтожить меня. — Он вновь понюхал воздух. — И с ее братом.

— Послушай…

— Нет! Слушать будешь ты.

Французские двери захлопнулись, повинуясь взмаху руки вампира. Глаза вампира горели алым огнем.

— На этот раз тебя ждет падение.

Волна ярости, смешанной с древней силой, обрушилась на Эрика, но встретила непробиваемый щит и рассеялась.

Рис удвоил усилия и повторил атаку, но безуспешно.

Испустив низкий рык, повелитель вампиров шагнул к нему, выпустив когти и обнажив клыки, однако словно натолкнулся на невидимую стену.

— Какого черта?

— Я не хочу драться с тобой.

Изрыгая проклятия, Рис еще раз безуспешно попытался преодолеть барьер, но только увяз в воздвигнутой Эриком защитной стене.

— Что за фокусы?

— Всего лишь немного старой доброй магии.

Костейн снова выругался.

— Магии?

Эрик кивнул, испытывая небывалое облегчение от осознания того, что древнее заклинание сработало.

— Просто послушай минуту. Это не я назначил цену за твою голову, но я знаю, как выяснить имя заказчика.

Глаза повелителя вампиров вновь обрели привычный цвет.

— Продолжай, я слушаю.

Эрик вкратце рассказал Рису об Алексе и о том, как тот обнаружил в Интернете объявление о награде.

— Значит, ты хочешь, чтобы я прикинулся мертвым, чтобы этот Алекс смог встретиться с охотником и забрать награду?

— Совершенно верно.

— А что ты собираешься выдать за мои останки?

— Золу из камина. К тому времени, когда охотник поймет, что это не ты, отступать ему будет уже некуда.

— Кем бы он ни был, он мой, — произнес Рис. — А после того как я уничтожу его, настанет черед этого… Как его, Алекс? И его сестрички.

— Нет! Их ты не можешь тронуть.

— Черта с два!

— Перестань, Рис. Они охотники и делают то, что делают все охотники, как и ты сам.

— Да, но эти двое охотились на меня.

Эрик нетерпеливо вздохнул:

— Будет либо гак, как я сказал, либо никак.

Несколько мгновений Костейн сверлил его взглядом.

Затем хмыкнул:

— Она так много значит для тебя?

— Слишком много. Я не позволю тебе причинить ей вред.

— Отлично. Девчонку я не трону, но мальчишка умрет.

Эрик покачал головой:

— Нет.

— Черт побери! Они пытались прикончить меня!

— Знаю, но если ты поднимешь руку хотя бы на одного из них, я буду преследовать тебя до последнего.

Рис был достаточно умен, чтобы не спорить, иначе бы не прожил так долго.

— Хорошо, так с чего мы начнем?

— Твое слово, Рис. Дай слово чести, что ты не тронешь ни Алекса, ни его сестру.

— Прекрасно, у тебя есть мое слово. А теперь освободи меня от своей магии.

— Значит, ты веришь мне?

— Думаю, да.

— Откуда мне знать, что ты не отрежешь мне голову, едва я сниму защиту?

— Потому что я так говорю. А теперь отпусти меня, черт возьми!

Надеясь, что не совершает самую большую ошибку в своей жизни, Эрик освободил Костейна.

Рис неуверенно шагнул вперед. И вдруг, прежде чем Эрик успел понять, что происходит, руки повелителя вампиров сомкнулись на его горле, глаза засверкали, клыки обнажились.

Эрик смотрел на Риса, видя в его глазах собственную смерть. И даже сейчас единственным, о чем он жалел, было то, что он больше не увидит Дейзи.

— Никогда больше так не поступай со мной.

Рис четко проговаривал каждое слово. Потом он разжал руки и сделал шаг назад.

— Почему ты не сказал мне, что можешь колдовать?

Эрик потер горло.

— Мы никогда не затрагивали эту тему.

— Так что теперь?

— Встретимся завтра ночью у меня дома.

— Надеюсь, меня не будут поджидать там охотники.

— Расслабься, ладно? У меня дома завтра ночью. И чувствуй себя там как дома.

Дейзи посмотрела на часы уже в десятый раз за последние несколько минут. От Эрика не было вестей с прошлой ночи. Почему он не позвонил? Девушка знала: вампир не мог выйти на улицу до заката, — но все же надеялась, что он даст о себе знать. Ведь знает же, как она волнуется за него и как переживает за их с Костейном встречу. Дейзи кусала ноготь. А вдруг дела совсем плохи?

— Перестань ерзать, — бросил Алекс. — Я пытаюсь смотреть новости.

Дейзи покачала головой. Новости всегда были одни и те же: ужасная автокатастрофа на трассе, пожар в горах, наводнение на юге штата и ставки фондового рынка, прыгающие как сумасшедшие.

— Не думаешь, что прошлой ночью могло случиться что-нибудь плохое?

— Откуда мне знать, черт побери? Нет, ты только, взгляни на этот хаос на Сто первом шоссе!

— Алекс, я знаю, что тебе не нравится Эрик, но он пытается помочь нам.

— Да, конечно. Возможно, прошлой ночью он как раз заключил сделку с дьяволом.

— Алекс!

— Ладно, ладно, извини. Я просто не доверяю ему. — Он выставил руку ладонью вперед, когда девушка попыталась его перебить. — Знаю, Эрик спас нам жизнь, но… — Алекс покачал головой, — он вампир: он убивает смертных. А мы смертные, его враги, понимаешь? Ты можешь держать дома тигра «место кошки, но это плохая идея, потому что невозможно предсказать, в какой момент он бросится на тебя.

— Он не тигр.

— Нет, он еще хуже.

Дейзи метнула на брата взгляд, и Алекс снова покачал головой.

— Это похоже на разговор со стенкой, — кисло произнес он. — Ты не забыла, что вампир убил Брэндона?

— Разумеется, не забыла!

Девушка снова взглянула на часы. Утром она проснулась в собственной постели, совершенно не помня, как там оказалась. Но она отлично помнила все, что произошло, прежде чем она заснула. Воспоминание о том, как они с Эриком занимались любовью, заставило ее лицо пылать. Дейзи читала об этом в книгах и видела в кино, много раз мечтала об этом, но реальность оказалась куда богаче ее воображения.

Под подозрительным взглядом Алекса краска еще больше залила щеки девушки.

— Почему ты покраснела? — спросил он.

— Разве?

Сузив глаза, брат сверлил ее взглядом.

— Ничего не хочешь рассказать мне, сестренка?

Дейзи пожала плечами, отводя взгляд:

— Понятия не имею, о чем ты.

— Я не слышал, как ты вчера вернулась. Где ты была с ним?

— Мы просто… катались на машине в горах.

— Это правда?

— Ты мне не отец, — вздернув подбородок, парировала Дейзи, — я не обязана перед тобой отчитываться.

Алекс ухмыльнулся:

— Тебе и не нужно ничего говорить. Я и так догадываюсь, чем ты занималась ночью. — Он покачал головой: — Черт, Дейзи, как ты могла?

Едва она повернулась к брату спиной, как зазвонил телефон. Взглянув на номер, девушка стремительно ответила на вызов:

— Эрик! С тобой все в порядке?

— Да. Алекс дома?

— Да, а что?

— Со мной Рис. Мы скоро придем.

Дейзи оглянулась на брата, с головой погруженного в новости. Сбавив тон, она переспросила:

— Рис придет с тобой?

— Это будет проблемой?

— Не для меня, но…

— Мы будем через двадцать минут, — произнес Эрик и отключил связь.

Они могли бы появиться через несколько секунд, но вампир хотел дать Дейзи время, чтобы подготовить Алекса.

— Кто звонил?

— Эрик. — Дейзи колебалась, стоит ли сообщать брату о предстоящем визите Риса. — Он скоро придет.

Пока часы отсчитывали время, девушку начала охватывать паника. Она убеждала себя, что бояться нечего. Эрик не привел бы Костейна в ее дом, если бы существовала хотя бы малейшая опасность.

— Они придут сюда? — спросил Рис.

Эрик опустил телефон в карман.

— Нет, мы отправимся к ним.

Костейн выглядел озабоченным.

— Что-то не так? Только не говори, что боишься встретиться с Алексом и его сестрой.

— Не будь идиотом. Но если хоть кто-то из них попытается что-либо предпринять, наш договор потеряет силу и они умрут.

Рис постучал пальцами по подлокотнику дивана.

— Как ты думаешь, кто это? Какой-то смертный идиот или один из нас?

Откинувшись в кресле, Эрик вытянул ноги.

— Не знаю, но я бы поставил на одного из нас.

— Почему?

— А зачем смертному предлагать награду за твое уничтожение? Большинство из них даже не знают о твоем существовании. А охотник сделал бы это сам.

— Да, но правительство никогда не предлагает охотникам по двести тысяч.

Эрик ухмыльнулся. Пятьдесят лет назад официальные органы платили по тысяче долларов за каждого убитого вампира. Тогда времена были нелегкими. Частенько по ошибке убивали готов. По мере того как появлялось все больше невинных жертв, сумма государственного вознаграждения снизилась сначала до пятисот долларов, а потом и до двухсот пятидесяти. Тогда многие решили, что такая сумма не стоит того, чтобы рисковать жизнью, и охотничья лихорадка пошла на спад. В деле остались лишь самые преданные. А теперь на продаже вампирской крови можно было заработать больше, чем на вампирских головах.

— Идем, — сказал он, вставая. — Нам пора.

Рис стоял рядом с Эриком на крыльце дома О’Доннеллов. Засунув руки в карманы, он сделал глубокий вздох и почуял два знакомых запаха. Два запаха, которые он так хорошо помнил.

— Веди себя хорошо, — предупредил Эрик и постучал.

Он слышал, как внутри Дейзи сообщает Алексу, что Рис тоже здесь, и оглушающую тишину в ответ.

Через несколько мгновений девушка открыла дверь. На ее лице застыла робкая улыбка. В бледно-желтом свитере и выцветших джинсах она выглядела такой же милой и свежей, как цветок, имя которого она носила.

На секунду вампир забыл обо всем, сбитый с ног нахлынувшими воспоминаниями об их ночи в отеле. Эрик никогда не был склонен поддаваться порывам, но в этот миг все, чего он хотел, — это подхватить Дейзи на руки и снова перенестись с ней в тот номер отеля.

Румянец на щеках девушки красноречиво сказал ему, что ее мысли были о том же.

— Заходи, — произнесла она и вдруг увидела Риса, которого не заметила позади Эрика.

Повелитель вампиров стоял, широко расставив нош и скрестив руки на груди. Одетый во все черное, тот выглядел грозным и неприступным.

— Заходи, — повторила Дейзи, надеясь, что не совершает страшной ошибки.

Эрик и Рис проследовали за ней в гостиную.

Алекс уже стоял посередине комнаты перед диваном, крепко сжав в руке деревянный кол. Брат Дейзи бросил взгляд на Эрика.

— А что он здесь делает?

— Расслабьтесь, вы оба, — сказал Эрик, переводя взгляд с одного на другого. — Он здесь, чтобы поговорить.

— Да, конечно.

Алекс сделал шаг к Дейзи, а затем встал между ней и Рисом.

Эрик встретился глазами с девушкой.

— Ты доверяешь мне?

— Конечно.

Обойдя брата, она вложила свою ладонь в руку Эрика.

Вампир посмотрел на Алекса, который недобро сверлил его взглядом:

— А ты?

— Не настолько, чтобы не быть настороже, — ответил тот.

До них донесся смех Костейна.

Алекс метнул на него взгляд, полный ненависти.

— Что смешного, кровосос?

— Спокойно, охотник, — ответил Рис. — Тот факт, что ты еще дышишь, доказывает, что ты в безопасности.

— Ты знаешь, что он прав, — поддержала Дейзи. — Ну же, Алекс, давай сядем и послушаем, что он скажет.

Наконец брат опустился на диван, однако напряжение стало таким сильным, что воздух в комнате можно было резать ножом. Алекс не отводил взгляда от Костейна.

Дейзи села рядом с братом, сцепив руки на коленях. Несмотря на внешнее спокойствие, ее била дрожь. От ощущения силы Эрика и Риса, находящихся в одной комнате, ее кожу покалывало словно электричеством. Эрик опустился на подлокотник кресла.

Чтобы не давить на брата и сестру, повелитель вампиров отошел в дальний угол гостиной и прислонился к стене, сложив руки на груди.

Алекс и Рис не отрывали друг от друга глаз, пока Эрик излагал свой план.

— Все довольно просто. Алекс напишет сообщение о том, что уничтожил Риса и хочет назначить место и время встречи, чтобы забрать награду…

— Моего слова будет недостаточно, — откликнулся Алекс, скрещивая руки на груди. — Что ты собираешься использовать в качестве доказательства?

— Золу из камина, — ответил Эрик.

— Это может сработать, — согласился Алекс, — но ненадолго.

Эрик пожал плечами:

— Мы схватим его раньше, чем он догадается, что это ловушка.

Рис внимательно взглянул на Алекса:

— Но помни — он мой.

Дейзи хотелось поспорить, но сталь в голосе Костейна и хищный блеск в его глазах не допускали возражений. У остальных их тоже не появилось.

— Так что скажешь, Алекс?

Тот вздохнул.

— По рукам! Но что-то подсказывает мне, будто не видать нам этой награды.

Он нахмурился.

Рис ухмыльнулся в ответ:

— Если план сработает, награда за мной.

— Ладно, ладно! — воскликнул Алекс. — Давайте сделаем это.

Всего несколько минут спустя он сидел за компьютером Дейзи. За его спиной стояла сестра и оба вампира.

Открыв почтовый ящик, он написал короткое и информативное сообщение:

«Костейн уничтожен.

Доказательства у меня.

Где и когда мы можем встретиться?

А.».

Нажав на кнопку «Отправить», Алекс откинулся на спинку и положил локти на подлокотники.

— Теперь нам остается только ждать.

Эрик взглянул на Риса:

— Тебе нельзя показывать носа до тех пор, пока мы не получим ответ.

— Да, об этом я не подумал.

— Ты можешь остаться. — Дейзи взглянула на Алекса, взглядом заставляя его молчать. — Никто не будет искать тебя здесь.

— Спасибо. — Повелитель вампиров подмигнул Эрику. — Думаю, я должен перед тобой извиниться. Напомни мне об этом лет через сто.

— Хорошо. А теперь, если вы оба не против, я бы хотел остаться с Дейзи наедине.

— Я не возражаю, — с хитрой ухмылкой ответил Рис.

Алекс встал, уперев руки в бока.

— Зато я возражаю.

— Это не тебе решать, — возразил Эрик и, взяв Дейзи за руку, пожал ее. — Что скажешь, милая?

— Я скажу — пойдем.

— Черт побери, Дейзи, — пробормотал Алекс, — мне не нравится, что ты уходишь с ним.

— Я знаю.

Бросив на Эрика убийственный взгляд, Алекс вышел из комнаты.

Дейзи робко улыбнулась Рису:

— Чувствуй себя как дома.

— Спасибо.

— Помни, — предостерег Эрик, — никто не должен знать, что ты здесь. И ты не можешь уйти, пока все не закончится.

— Да-да, — раздраженно пробормотал Костейн, — но если вскоре ничего не произойдет… — он посмотрел на Дейзи, и его взгляд задержался на впадинке у основания ее горла, где пульсировала вена, — мне будет нужно поесть.

Дейзи глубоко вздохнула.

— Как ты думаешь, долго нам придется ждать ответа?

Эрик покачал головой:

— Не знаю. А прямо сейчас мне нет до этого никакого дела.

Склонившись к девушке, он поцеловал ее в губы.

— Куда ты хочешь пойти?

— Не важно. Куда-нибудь, где мы сможем остаться одни.

Подмигнув, Эрик обнял Дейзи и усилием воли перенёс их на балкон главного убежища Костейна. Вампир внес ее внутрь и мановением руки запер французские двери.

— Где мы?

Дейзи думала, что никогда еще не видела ничего столь роскошного. Ворс ковра был толщиной не меньше двух дюймов. Мягкая черная кожа обтягивала мебель. На белом мраморе камина тускло сияли золотые прожилки.

— Это дом Костейна.

— Ты шутишь?

Девушка взглянула на статую златовласой Мадонны в углу комнаты, удивляясь столь необычному для вампирского жилища выбору обстановки.

Эрик пожал плечами:

— Его все равно не будет здесь сегодня.

— Но…

Дейзи не договорила, потому что ее взгляд упал на полотно, висевшее над камином.

— Это настоящий Матисс?

Эрик кивнул. Рис был коллекционером. Несколько этажей под их ногами были заполнены древними шедеврами и произведениями мастеров последних четырех веков, вместе с персидскими коврами и другими ценностями, которые считались потерянными или уничтоженными.

— Полагаю, твой друг финансово неплохо обеспечен.

— Можно и так сказать.

— Хотя это неудивительно. У него было время накопить денег.

Эрик усмехнулся и привлек Дейзи к себе.

— Ты собираешься говорить о Рисе всю ночь?

— А что у тебя на уме?

— Хочу провести для тебя экскурсию по дому, — хитро усмехнулся вампир, — начиная отсюда и заканчивая спальней.

— Очень короткая экскурсия, — поддразнила его Дейзи.

— Это единственное, что здесь стоит увидеть, не считая его кабинета и вида с балкона.

Руки Дейзи скользнули вверх и вниз по груди Эрика, затем она поднялась на цыпочки и поцеловала его.

— Давай оставим это на потом.

— Тогда это будет очень не скоро, — согласился Эрик, стягивая с нее свитер, под которым оказался белый кружевной бюстгальтер.

Дейзи сбросила сандалии и освободилась от джинсов.

— Прекрасно, — пробормотал вампир, снимая с девушки лифчик и трусики, — более чем прекрасно.

Он быстро разделся, улыбаясь под жадным взглядом Дейзи.

Подхватив девушку, он понес ее по короткому коридору. Дюжины свечей одновременно вспыхнули, едва он переступил порог самой большой и ослепительной спальни, которую когда-либо видела Дейзи. Она огляделась, пораженная тем, что увидела. Стены покрывали темно-красные обои, того же цвета был ковер и тяжелые бархатные шторы. Большую часть комнаты занимала огромная кровать, застеленная черным постельным бельем. Одну из стен целиком занимал камин, другая же представляла собой огромный, от пола до потолка, телеэкран. Здесь висели оригиналы прекрасных полотен. В старинном бюро были расставлены статуэтки разных размеров, изображавшие демонов, драконов и охотящихся вампиров.

— Эта комната похожа на приемную ада, — пробормотала Дейзи.

Эрик рассмеялся, опуская ее в центр кровати:

— Ты превратишь ее в рай.

— Льстец.

— Я говорил, что люблю тебя?

— Не помню.

— Я люблю тебя, Дейзи О’Доннелл, выдающийся похититель крови, всем своим существом, всем, что у меня есть.

Его слова согрели ее душу, ее сердце.

— Я тоже люблю тебя, но ты ведь и так это знаешь, да?

Он кивнул.

— Достаточно ли этого, Эрик? Достаточно ли одной любви для таких, как мы?

Он нежно провел пальцами по щеке Дейзи, а затем взял ее лицо в ладони.

— Я не знаю, милая. Но надеюсь.

Она не хотела думать об этом сейчас, не хотела волноваться о будущем или, о прошлом. Она хотела жить лишь этим мгновением, когда Эрик накрыл ее тело своим, его руки ласкали Дейзи, пока он покрывал поцелуями ее лицо, шею, холмики грудей.

В горле родился тихий стон, когда она почувствовала, как его клыки легко царапнули кожу на шее. Запустив пальцы в его волосы, она притянула его ближе, выгибаясь всем телом навстречу его языку, оставляющему влажную дорожку за ее ухом. Она почувствовала, как он входит в нее, задавая ритм, а его клыки одновременно пронзают ее кожу.

Дейзи сжала руками его плечи, впиваясь ногтями в кожу. Все новые и новые ощущения волнами омывали ее. Она прежде слышала о том, что двое могут становиться одним, но никогда не испытывала ничего подобного. Это было за гранью удовольствия, за гранью экстаза. Внезапно она осознала, что чувствует и думает то же что Эрик.

Она выкрикнула его имя, когда очередная чувственная волна породила взрыв внутри ее. Дейзи задрожала всем телом и, глубоко вздохнув, уткнулась в его плечо.

Вампир держал ее в объятиях, пока их дыхание не выровнялось, а разгоряченная плоть не охладилась. Когда Эрик попытался откатиться, Дейзи обняла его, не позволяя двинуться.

— Я слишком тяжелый для тебя, — промурлыкал он.

— Нет.

Это была приятная тяжесть. Дейзи улыбнулась про себя, размышляя о том, что узнала, пока они занимались любовью. Он думал, что она красива, что ее кожа мягкая, как у младенца, что ее волосы похожи на шелк, что ее кровь слаще самого лучшего вина.

— Ты слышала все это, да?

— О да, — ответила она, — и даже больше.

Эрик усмехнулся:

— Мне нужно быть осторожнее со своими мыслями в будущем.

— Ты тоже знаешь, что я чувствовала?

— Конечно. Это действует в обоих направлениях.

Вампир приподнялся, опершись на локоть, и посмотрел на Дейзи сверху вниз:

— Никогда не думал, что я «горяченький».

— Я такого не думала!

— Разве?

— Ну разве что минутку.

Он приподнял бровь.

— Ну хорошо, две минуты. Максимум три.

Его смех пролился на нее как весенний дождь.

— Дейзи, мой цветочек, ты знаешь, как сильно я люблю тебя?

Она провела руками по его плечам, по груди и спустилась туда, где их тела все еще были слиты в одно целое.

— Как сильно?

Склонившись, он поцеловал ее в кончик носа.

— Больше, чем можно выразить словами.

— Правда? — Она провела ноготками по его груди. — Тогда, думаю, ты должен показать мне.

— Так?

Перекатившись на бок, Эрик легко коснулся губами ее лба, щек, изгиба на горле.

Дейзи вздрогнула от удовольствия, когда он продолжил нежно будить ее чувства: его язык пламенем опалил ее груди и живот, затем прочертил дорожку к самому чувствительному участку между бедер. И лишь когда Дейзи начала извиваться от этой сладкой муки, он накрыл ее своим телом.

Дейзи стряхнула остатки сна, когда зазвонил телефон. Перекатившись на бок, она дотянулась до сумочки.

— Алло?

— Где ты?

— Алекс! — Она села, окончательно проснувшись. — Сколько времени? Что-то случилось?

— Я не знаю, сколько времени. Полпятого или пять. Приходи домой. И приводи своего вампира.

— Вампира? — донеслось бормотание Эрика с другой стороны кровати.

Сердце Дейзи пропустило удар при звуке его голоса.

— Алекс хочет, чтобы мы вернулись, — сказала она и тут же спросила себя зачем.

Без сомнения, Эрик слышал каждое слово, произнесенное ее братом.

— Дейзи, ты там?

— Да, Алекс. Что происходит?

— Я получил ответ на письмо.

— Ох! Мы приедем, как только сможем. — Дейзи взглянула на Эрика: — Скоро рассветет. Это не будет просто.

— Нет, если ты не возражаешь против моего присутствия у тебя дома.

— Не возражаю, — ответила она, заговорщически ухмыляясь. — Можешь спать в моей кровати, как Спящая красавица. А потом я разбужу тебя поцелуем.

— Очень смешно.

— Дейзи?

— Алекс, я сказала, что мы скоро приедем.

Положив трубку, девушка взглянула на часы.

— Пять пятнадцать.

Солнце встанет через час или около того.

— Что, интересно, он вообще делает в такое время?

— Может, ждет тебя дома? — криво усмехнулся Эрик.

Положи в телефон на пол, Дейзи снова скользнула под одеяло.

— Как же не хочется уходить!

— Мне тоже.

Эрик погладил ее по спине, наслаждаясь гладкостью кожи, а девушка замурлыкала от удовольствия, затем вздохнула:

— Думаю, нам нужно идти.

— Может, у нас все-таки найдется немножко времени?

— Но Алекс сказал, что нужно спешить!

— А мы поспешим.

— Но все же не слишком быстро, — произнесла Дейзи с улыбкой.

— Ни в коем случае, — произнес Эрик, накрывая девушку своим телом. — Торопиться мы не будем.

Глава 34

Алекс ждал их у дверей.

— Какого черта вы делали так долго? — раздраженно бросил он, затем взглянул на взлохмаченные волосы и припухшие губы сестры. — Нет, не отвечай, я не хочу знать.

С отвращением покачав головой, он круто развернулся и пошел в гостиную.

— Где Рис? — спросил Эрик, оглядывая комнату.

— Понятия не имею.

— Что значит «понятия не имеешь»? Черт побери, он ведь не выходил из дома?

— Нет, думаю, он торчит в гардеробной Дейзи.

— В моей?.. — Она задохнулась от возмущения. — Что он там делает?

Алекс пожал плечами:

— Ему понадобилась комната без окон.

— Так он не знает, что ты получил ответ? — поинтересовался Эрик.

— Дьявол, разумеется, нет! Я не собирался будить его!

— Возможно, это было мудрым решением. — Вампир усмехнулся. — Пойдем взглянем на это письмо.

Бормоча ругательства, Алекс направился в кабинет Дейзи. Сев за стол, он быстро нашел в почтовом ящике нужное сообщение.

Встав за спиной брата, девушка прочитала:

«Встречаемся сегодня в полночь у задней двери клуба «Красная смерть».

Принеси с собой доказательства. Приходи один.

М.С.».

— Один? — повторила Дейзи. — Ни за что!

— Он будет не один, — подал голос Эрик. — Мы с Рисом тоже будем там.

— Я пойду с вами, — сказала она.

— Нет! — одновременно произнесли Алекс и Эрик.

— Почему нет? — возмутилась Дейзи. — Я так же хороша в этом деле, как и вы.

Брат сердито взглянул на нее.

Эрик рассмеялся.

— Ты останешься дома, потому что я так сказал, а еще потому, что у меня есть мысли по поводу того, кто стоит за всем этим, и тебе совсем не нужно присутствовать на этой встрече. Понятно?

Дейзи уставилась на него, сжав кулаки.

— А если я откажусь, что ты сделаешь? Привяжешь меня к стулу?

— Или к кровати, — с ухмылкой парировал Эрик.

— Вам не кажется, что стоит сбавить звук? Кое-кто пытается спать.

В комнату вошел Костейн, и Эрик посмотрел ему в глаза:

— Не знал, что ты ложишься до рассвета.

Рис ухмыльнулся:

— Здесь больше нечего делать. — Он кивнул в сторону компьютера: — Есть новости?

— Алекс получил ответ на письмо.

Рис подошел ближе и быстро пробежался глазами по тексту, затем хмыкнул.

— Он хочет встретиться в полночь у меня?

Эрик кивнул:

— Именно. Это тебя удивляет?

— Только если это смертный, — произнес повелитель вампиров обманчиво мягким голосом.

— Но не один из нас, — резюмировал Эрик.

— Именно.

На лице Костейна заиграла улыбка, от которой у Дейзи по спине побежали мурашки. Она не знала, кто заказал убийство повелителя вампиров, но сейчас порадовалась, что это была не она.

Робкий луч света скользнул в комнату из окна, и Эрик резко выпрямился. Как один, они с Рисом шагнули в глубь комнаты.

Дейзи потянулась к окну через голову Алекса и быстро задернула шторы.

— Извините.

Костейн пожал плечами:

— Сила привычки. Вообще-то оно меня почти не беспокоит.

— Говори за себя, — пробормотал Эрик.

— Не знаю, как вы, а я пойду спать, — произнесла Дейзи и тут же закусила губу, вспомнив, что в ее гардеробной спал Рис.

Эрик положил руку ей на плечо.

— Рис найдет другую комнату, правда?

— Никогда не имел привычки становиться на пути истинной любви, — проворчал тот.

Алекс нахмурился, давая понять, что ему совсем не нравится тот факт, что вампир будет спать неподалеку от него, ведь в доме всего две спальни.

— Прости. — Дейзи сладко улыбнулась брату. — По вампиру в каждой спальне, а мою займет Эрик.

Не дожидаясь ответа, она взяла любимого за руку и направилась вверх по лестнице.

Дверь за ними закрылась.

— Сделала это с задней мыслью? — поинтересовался Эрик.

— Нет, а что?

Он пожал плечами. Они занимались любовью, спали вместе, но еще ни разу он не погружался в темный сон в присутствии девушки. Да и ни в чьем присутствии, сказать по правде.

Дейзи посмотрела на него нахмурившись и вдруг осознала, что он имеет в виду.

— О! — только и сказала она.

— Я могу отдыхать и снаружи.

— Снаружи? Где?

— В подвале.

— С чего это ты захотел там спать?

— Я не сказал, что хочу. Я просто подумал, что тебе будет не очень-то приятно спать на одной кровати с…

— Со спящим вампиром?

— Именно.

— Ты ведь не храпишь и не разговариваешь во сне?

— Нет, вряд ли.

— Ну что ж, не знаю, как ты, а я просто засыпаю на ходу.

Немного тушуясь, она повернулась к Эрику спиной. Скинув сандалии, она стянула через голову свитер и бросила его на стул.

— Поздновато скромничать, не находишь? — В голосе вампира сквозила улыбка.

Сложив руки на груди, Дейзи взглянула на него через плечо и поразилась, когда это он успел раздеться до плавок.

— Давай-ка я помогу тебе.

— Это может войти в привычку, — промурлыкала Дейзи, когда он расстегнул и отбросил в сторону ее бюстгальтер.

— Но это хорошая привычка.

Вампир приподнял бровь.

Дейзи вспыхнула, почувствовав, как Эрик расстегнул и стянул с нее джинсы. Они полетели к свитеру, когда девушка шагнула в сторону. За джинсами последовали ее трусики и его плавки.

— Ты просто приворожила меня, женщина, — произнес вампир, скользнув в кровать к Дейзи.

— Думаю, это расплата за то, что ты сам колдун, — заключила она, сворачиваясь клубочком рядом с ним.

— Это другой вид магии, — заметил Эрик, — и он не имеет ничего общего с тем, что ты творишь со мной.

— Неужели?

Она довольно улыбнулась, польщенная, что он считает себя зачарованным. Потом сладко зевнула.

— Спи, любовь моя.

— Когда я проснусь, ты все еще будешь отдыхать?

— Скорее всего.

Выражение ее лица стало озабоченным.

— Правда, что это похоже на смерть?

— В каком-то смысле да. — Он нежно погладил ее по щеке. — Обычно вампиры не видят снов, не видел их и я — но только пока не встретил тебя. Спасибо тебе за это.

— Пожалуйста.

Дейзи хотела узнать больше об Эрике Делакуре, но ее веки вдруг стали такими тяжелыми. Проложив голову на плечо вампира, девушка закрыла глаза. Она спросит его попозже…

Он смотрел, как опустились ресницы Дейзи, слышал, как ее дыхание становится ровным и размеренным. Она была прекрасна, словно ангел, сошедший на землю с небес.

Поцеловав Дейзи в щеку, Эрик вдруг почувствовал, что на него наваливается летаргический сон, как и всегда с рассветом. Обвив рукой Дейзи за плечи, он закрыл глаза и погрузился в небытие.

Алекс ходил из угла в угол, напряженно сжав кулаки. В его мыслях царил разброд. Он было лег в кровать, но при одной мысли о том, что по соседству с ним спит вампир, терял всякую надежду уснуть. Наконец Алекс вытянулся на диване, однако сон не шел. Как может охотник сохранять спокойствие, когда под одной крышей с ним нашли себе убежище сразу два вампира? Эрику Делакуру Алекс не доверял точно так же, как и Рису Костейну.

Раскат грома заставил его подойти к окну и отдернуть штору. Охотник так погрузился в собственные мысли, что даже не заметил дождя. Небо рассекла молния. Алекс смотрел на потоки воды за окном. Почему он стоит здесь, любуясь на бурю, вместо того чтобы отсечь голову Костейну, а затем и Делакуру?

Он ударил по подоконнику кулаком. Дьявол, он же охотник на вампиров, а не нянька! Его всю жизнь учили выслеживать немертвых, а не сюсюкать с повелителем вампиров и его дружком. А Дейзи? Как она только могла влюбиться в такого же подонка, как и тот, что убил Брэндона?

Алекс гнусно выругался. Да что он за брат, раз стоит здесь, когда вампир лежит в постели с его сестрой? Что сказали бы родители, если бы только узнали? А Брэндон? Он, должно быть, переворачивается в могиле. Алекс застонал от нахлынувшего чувства вины. Его младший брат всегда был самым умным из них двоих, он всегда знал, чего хочет, и не побоялся сказать отцу, что бросает охоту. Брэндону следовало остаться в живых. Он стал бы хорошим мужем, отцом, делал бы что-то важное в жизни.

— Это должен был быть я, брат, — пробормотал Алекс. — Я должен был погибнуть.

Он взглянул на часы. Четверть второго. Считалось, что большинство вампиров совершенно беспомощны до самого заката, но Делакур и Костейн были исключениями. Алекс хмыкнул. Итак, бодрствовать днем они могут, но насколько крепок их сон? Если он сейчас схватит нож и откроет дверь ванной, проснется ли Костейн?

Отвернувшись от окна, охотник принялся мерить шагами комнату. Почему бы вместо золы из камина не предоставить настоящие улики и не получить награду? Конечно, сначала придется прикончить Делакура. Алекс взъерошил волосы. Дейзи никогда его не простит. Но ей придется это пережить, черт возьми!

Покопавшись в своем ящике с инструментами, Алекс извлек оттуда топор и кол, а бутылочку со святой водой бросил в карман. Потом он достал длинный нож и точильный камень. Подняв лезвие вверх, он полюбовался светом, играющим на его гранях. Возможно, если убрать с дороги Делакура, у Кевина О’Рейли появится шанс.

— И что же ты собрался с этим делать?

Алекс обернулся на голос сестры:

— Отомстить за смерть моего брата и за честь моей сестры.

— Алекс…

— Не пытайся остановить меня. Мы охотники, Дейзи, разве нет? Я не знаю, что за чары наложил на тебя этот вампир, но, кажется, ты уже забыла, кто ты есть.

— Помни, Эрик спас твою жизнь.

— А как насчет Брэндона? Его убили такие же существа, что и эти двое.

— Ни Эрик, ни Костейн этого не делали.

Алекс пренебрежительно взмахнул рукой:

— Это одно и то же.

— Ты не понимаешь, что говоришь. — Дейзи прошла в глубь комнаты. — Все вампиры разные, как и люди.

— Я тебя умоляю! — Брат скорчил гримасу. — Соберись и начни думать мозгами, а не гормонами!

— А ты не думаешь вообще! Я не позволю тебе это сделать. Это мой дом, и ты сейчас же уберешься отсюда!

— Ты выставляешь меня? — пораженно спросил он. — Своего собственного брата? Ты выбираешь этого кровососа, а не свою плоть и кровь?

— Я обещала Эрику и Костейну, что здесь они будут в безопасности, — произнесла Дейзи и вдруг нахмурилась. — Это ведь из-за денег, так? Ты все-таки надеешься получить эту награду!

— Что, если так? — угрюмо спросил Алекс. — Это двести тысяч долларов! Последнее убийство, и я смогу завязать.

— Рис сказал, что награда будет в любом случае, — напомнила девушка.

— Да, разумеется! Как будто я поверю слову вампира.

Дейзи уставилась на брата так, словно никогда его раньше не видела, пытаясь понять, что вызвало столь резкую перемену. Может, просто нервы? Или он пил? Или жажда наживы лишила его возможности размышлять здраво?

— Алекс, пожалуйста, скажи, что происходит? Ты меня пугаешь.

— Просто я чувствую, что встал не на ту сторону, ведь вампир убил Брэндона, а мы сейчас помогаем вампирам. Почему, — он перешел на шепот, — почему он, а не я?

— Так вот в чем все дело? Тебя терзает чувство вины, потому что Брэндон… покинул нас?

— У него были все причины продолжать жить. Он так любил жизнь.

Подойдя ближе, Дейзи взяла нож из его руки и положила на стол, а потом обняла его. Мгновение он сопротивлялся, но вскоре обмяк в ее объятиях.

Все это время Дейзи и не подозревала, что чувствует ее брат. Алекс всегда шутил, никто в семье не воспринимал его всерьез, и он никогда особенно не общался с кем-либо вне семьи. Неужели он все время тайно завидовал Брэндону? Неужели он думает, что уничтожение Эрика и Риса как-то сгладит тот факт, что Брэндон мертв, а он сам продолжает жить?

Бормоча слова утешения, Дейзи поглаживала Алекса по спине. Когда она вдруг поняла, что брат плачет, ее сердце дрогнуло. Это были первые слезы, которые он пролил с тех пор, как умер Брэндон.

— Я любил его, — проговорил Алекс, всхлипывая, — и ни разу не сказал ему об этом.

— Не нужно было ничего говорить. Брэндон знал и без слов.

— Мне нужно поговорить с ним, рассказать, как мне жаль, что я допустил его смерть.

— Хочешь, пойдем вместе на кладбище, после того как все закончится?

— Да. — Алекс смущенно поднял взгляд на сестру. Достав из заднего кармана платок, он высморкался. — Прости, Дейзи Мэй, я не хотел… не хотел… ну, ты знаешь.

— Я знаю. Почему бы тебе не поспать пару часов? Я постелю тебе на диване.

Дейзи села на диван и стала смотреть, как спит брат. Время от времени он бормотал нечто неразборчивое, один раз ей удалось расслышать имя Брэндона. Алекс был таким сильным с самых похорон, помогал родителям пережить первые недели, когда всеобщее горе было таким сильным, что казалось, никто в их семье больше никогда не улыбнется. Ей следовало бы догадаться, что он молча страдает, разрываемый на части воспоминаниями о несчастье с Брэндоном. Алекс был старшим и всегда чувствовал, что обязан защищать брата и сестру. Он считал себя неуязвимым и был способен на многое ради того, чтобы оградить их от любых неприятностей. Неудивительно, что сейчас Алекс ощущает себя проигравшим.

Со вздохом Дейзи взглянула на часы. Уже почти пять. Пора будить Алекса. Эрик вскоре проснется, и Рис тоже.

Лишь только Дейзи подумала об этом, как на пороге возник Эрик.

Она оценивающе окинула его взглядом. Он был одет в черную футболку, штаны цвета хаки и высокие черные ботинки и выглядел невероятно высоким, темным и сексуальным.

Он приподнял бровь, коварно улыбнувшись, и направился к Дейзи. Она могла бы поклясться, что вампир точно знает, о чем она сейчас думает.

Склонившись к Дейзи, Эрик поцеловал ее.

— Добрый вечер, любимая.

Она усмехнулась, подумав, что его голос звучит в точности как у Дракулы.

Вампир взглянул на Алекса, мирно посапывающего на диване.

— Ты ведь слышал, что он сказал? — спросила Дейзи.

Эрик кивнул, а затем опустился на пол рядом с ее стулом.

— Думаешь, мы можем положиться на него?

— Не знаю. Надеюсь.

— Возможно, будет лучше, если мы с Рисом отправимся вдвоем.

— Или я могу занять место Алекса.

— Нет!

— Вам нужен кто-то, чтобы связаться с заказчиком. Кто-то, кого он не заподозрит.

— Мы уже обсуждали это. Я не стану подвергать твою жизнь опасности.

— Моя жизнь находится в опасности с тех пор, как мне исполнилось восемнадцать, — возразила Дейзи.

— Я бы предпочел, чтобы ты оставалась здесь. Не хочу волноваться за тебя, когда все произойдет.

— Ты знаешь, кто заказчик, да?

— У меня есть предположение.

Дейзи подалась вперед:

— А Рис знает?

— Я скажу тебе, что знает Рис, — произнес Костейн, входя в комнату. — Что ему уже зверски надоело сидеть взаперти.

Эрик пожал ему руку.

— Неужели? А ты попробуй провести пару дней в этой своей темнице.

— Да, да, я уже извинился, — пробормотал Рис, прохаживаясь взад и вперед перед камином. — Мне необходимо напиться.

Дейзи застыла, когда взгляд Костейна остановился на ней.

Плавно поднявшись на ноги, Эрик встал между девушкой и повелителем вампиров.

— Забудь.

— У меня есть вино, если это поможет, — произнесла Дейзи, ненавидя себя за дрожь в голосе.

Рис насмешливо фыркнул.

Дейзи пожала плечами:

— Можешь отказаться, но больше я ничего не предложу.

— Ладно, давай. У некоторых хозяек, — пробормотал Костейн, едва Дейзи скрылась на кухне, — совсем нечего предложить гостям.

— Не думаю, что она ждала тебя, — заметил Эрик.

— Да, но я просто весь на нервах, потому что не могу даже выйти наружу.

Рис резко обернулся, потому что Алекс шумно зевнул и сел, потягиваясь.

— На что это ты смотришь? — поинтересовался охотник.

— На обед? — с надеждой спросил вампир.

Алекс вскочил на ноги.

— Ни за что!

— Где же гостеприимство? — пожаловался Рис.

— Последовало за кассетным магнитофоном и фонографом, — усмехнулся Эрик. — Черт возьми, Костейн, смирись. Ты ноешь как недельный вампиреныш, которого не покормили.

— Может, ты и прав. — Рис улыбнулся Дейзи, когда та протянула ему бокал красной жидкости. — Огромное спасибо, милая леди.

— Пожалуйста.

— Ну, — произнес Алекс, — пора ужинать, и я голоден. Дейзи?

— Я бы поела.

— Да, — взгляд повелителя вампиров задержался на пульсирующей артерии на шее девушки, — я бы тоже.

— Рис. — В голосе Эрика сквозило предостережение.

— Пойдем, Алекс, я помогу тебе с ужином.

Дейзи поспешно отступила к кухне.

Рис мягко усмехнулся, глядя, как она спешит выйти из гостиной.

— Она действительно так вкусна, как кажется на первый взгляд?

— Этого ты никогда не узнаешь, — ответил Эрик, — никогда, пока я дышу.

Они поужинали, затем помыли посуду. Дейзи чувствовала, что находится на грани нервного срыва. Сев на диван, она делала вид, что смотрит телевизор, пока Рис, Алекс и Эрик обсуждали на кухне план предстоящей операции. Из того, что Дейзи удалось услышать, она поняла, что этот план до смешного простой. Алекс придет на встречу. Вампиры не станут показываться до тех пор, пока не будет заключена сделка, а затем Рис возьмет контроль над ситуацией в свои руки. Судя по всему, роль Эрика сводилась к тому, чтобы прикрывать повелителя вампиров.

В теории это звучало замечательно, но Дейзи терзали сомнения. Что, если заказчик придет не один? Или что-то случится с Алексом? Как она объяснит это родителям? Они никогда не простят ее, если его ранят или, хуже того, убьют. Она и сама себя не простит.

Уверенная, что полночь уже близко, Дейзи посмотрела на часы. Однако они показывали лишь четверть десятого. Она никогда не думала, что время может тянуться так медленно!

В половине десятого совещание на кухне наконец завершилось. Встав, Дейзи взяла руку Эрика и пожала.

— Что-то не так? — спросил он.

— Да. Нет. Мне нужно остаться с тобой наедине ненадолго.

— Звучит прекрасно, — улыбнулся вампир, — Что там у тебя на уме?

Она посмотрела на него как на идиота:

— А ты как думаешь?

Дейзи понизила голос, чтобы никто их больше не слышал.

— Ах вот оно что.

Эрик бросил взгляд через плечо.

Рис стоял в дверном проеме, сложив руки на груди, и смотрел так, будто ему известны все тайны. Алекс не сводил взгляда с камина.

Усмехнувшись, Эрик снова посмотрел на Дейзи:

— Я полностью в твоем распоряжении.

Алекс громко выругался, увидев, что Эрик поднимается вслед за Дейзи в ее спальню. Если уж быть совсем честным, этот Делакур не такой уж плохой. И относится к его сестре с уважением. Если верить Дейзи, то даже спас ей жизнь. Но все же… Это было неправильно!

— Тебе не нравится, что они вместе? — произнес Костейн.

— Да, черт побери!

Не в силах стоять на одном месте, Алекс принялся мерить шагами пол. Не нужно быть гением, чтобы догадаться, почему наверху так тихо. Его начинало тошнить при мысли о том, чем сейчас занимается Дейзи, и особенно — с кем она этим занимается.

Ухмыльнувшись, Рис расположился на диване и положил руку на спинку.

— Он хороший человек.

— Он вообще не человек. И ты тоже.

— Нет? — Рис пожал плечами. — На мой взгляд, я такой же человек, как и ты. Может, даже больше.

— В любом случае он не живой, — резко ответил Алекс, — и ты.

Повелитель вампиров громко рассмеялся:

— Смертные!

— Завидуешь?

— Едва ли, — раздраженно произнес Рис, — мы превосходим вас во всем. Еще через сто лет я буду еще сильнее, чем сейчас, и буду продолжать заниматься любовью с красивыми женщинами. А где будешь ты?

Столкнувшись лицом к лицу с фактом собственной смертности, Алекс упал на стул. Он охотился на вампиров. Но еще ни разу не говорил ни с одним из них. Никогда не пытался понять их. Он подался вперед, опершись на подлокотники:

— Тебе правда нравится быть вампиром?

Рис ухмыльнулся. Смертные так предсказуемы. Всегда задают одни и те же вопросы, как будто вампиры — это только кровь и смерть.

— Да, — ответил он, — мне нравится быть вампиром.

— Пить кровь? Убивать невинных? Все эго тебя не волнует?

— Кровь — это необходимость. Убийство — это выбор. Ты тоже сделал этот выбор.

— Это не одно и то же. Нельзя убить того, кто уже мертв.

— Ты судишь о том, чего не понимаешь. Ты не представляешь, каково это — иметь силу двадцати человек, уметь превращаться в туман, передвигаться незаметно для человеческого глаза, без усилий преодолевать преграды высотой с дом, пересекать огромные расстояния с помощью силы мысли, видеть и слышать то, что ни один смертный не сможет.

Алекс смотрел на Костейна во все глаза, зачарованный его голосом и той картиной, которую он нарисовал. Возможно, быть вампиром не так уж и плохо. Всегда оставаться молодым, сильным, держать все под контролем:

Рис улыбнулся:

— Эта мысль уже не кажется столь отталкивающей, не так ли?

— Разумеется, она отвратительна! — воскликнул Алекс, однако то были лишь пустые слова, и Костейн это знал.

— Ты охотник. Ты убиваешь таких, как я. Ты никогда не пробовал нашу кровь?

— Конечно, нет! — убежденно произнес тот.

В ту же секунду в его сознании зазвучал голос Дейзи: «Эрик спас тебе жизнь». Он никогда не спрашивал, как именно, никогда не задумывался об этом — до сих пор. Давал ли Эрик ему свою кровь? Едва охотник задал себе этот вопрос, как тут же испугался, что ответ на него положительный.

— Никогда не интересовался? — спросил Рис.

— Конечно, я спрашивал. Говорят, от этого испытываешь невероятное удовольствие, что это на короткое время дает представление о том, каково быть вампиром.

Рис кивнул:

— Так говорят.

— А еще говорят, что слишком большая доза может убить и что многие умирают.

Ему самому просто повезло. Единственный раз, когда у него был шанс испытать, каково это, он лежал без сознания.

— Так говорят. — Рис обнажил клыки. — Но лучше всего узнать на собственном опыте.

Алекс уставился на вампира, на его блестящие белоснежные клыки. Каково это — попробовать вампирскую кровь? Он пробовал свою собственную. Да и кто не облизывал собственную царапину или порез? Это естественная реакция. Но пить кровь вампиров — кровь немертвых — и испытать, каково быть вампиром и испытать их силу, их неуязвимость… Сейчас он в сознании. На что это будет похоже?

Тряхнув головой, Алекс сел обратно на стул. О чем он только думает, черт возьми?

Рис расхохотался:

— Где же твоя смелость, охотник?

Эрик смотрел на девушку, доверчиво лежащую в его объятиях. Никогда за все свое существование он не испытывал подобных чувств к смертной. Рядом с Дейзи ему казалось, что все возможно. Эрик почти поверил, что он обычный мужчина, влюбленный в женщину, что у них может быть будущее. Прекрасная мечта, но и только. Его мир не мог принять ее, а в ее мире не было места для него.

Дейзи улыбнулась ему сонной и счастливой улыбкой, тешившей его самолюбие — ведь это из-за него она так улыбалась!

— О чем ты думаешь? — спросила она.

— О том, насколько ты невероятна.

— Это ты невероятен.

— Я хотел кое о чем спросить. Как ты нашла меня тогда в «Красной смерти»?

— Я чувствовала твою боль и пошла за ней. — Она нахмурилась при воспоминании об этом, а затем прикоснулась ладонями к его лицу. — Как ты это выносил? Я никогда не испытывала ничего настолько ужасного, настолько… Не знаю, я не могу описать словами.

Эрик покачал головой:

— Как ты могла это чувствовать? Я заблокировал связь между нами. Ты действительно невероятна.

Он нежно поцеловал ее. Именно этого и боялся Эрик: Дейзи узнает о его мучениях и сделает то, что сделала.

— Мой храбрый глупый цветочек. — Он взглянул в окно. — Пятнадцать минут двенадцатого, милая Дейзи.

— Я бы хотела, чтобы тебе не нужно было никуда идти.

— Знаю. — Эрик провел кончиками пальцев по ее щеке. — Неужели ты думаешь, что я не хотел бы остаться здесь, с тобой?

Со вздохом Дейзи придвинулась ближе к нему. Некоторые попадали в зависимость от вампирской крови, но не она. Она попала в зависимость от самого вампира. Просто смотреть на него было высшим наслаждением. Его поцелуи и прикосновения стали наркотиком, а его большие сильные руки, ласкающие ее бедра, заставляли девушку трепетать, желая большего.

Она села, не в силах отпустить Эрика, но зная, что не сможет попросить его остаться. Она не доверила бы своего брата Рису Костейну, но точно знала — Эрик позаботится о нем, и не потому, что ему есть дело до Алекса, а из любви к Дейзи.

Без четверти двенадцать Эрик и Дейзи вышли в гостиную. Рис вытянулся на полу перед телевизором. Алекс сидел на диване, роясь в наборе охотничьих инструментов.

Напряжение в комнате росло с каждой секундой.

Вампир посмотрел на Риса, затем на Алекса:

— Как провели время?

— Ничего особенного. — Алекс пожал плечами. — Сравнивали, кем лучше быть — вампиром или смертным.

— Правда? — Эрик удивленно приподнял бровь. — Только не говори, что решил пополнить ряды немертвых.

— Вряд ли. — Алекс взглянул на часы: — Разве нам не пора идти?

— Наконец-то.

Костейн встал и направился к двери — все это одним стремительным движением.

Дейзи взяла руку Эрика в свою.

— Ты будешь осторожен, правда? И не позволишь, чтобы с Алексом что-то случилось?

— Перестань беспокоиться. — Эрик положил руки ей на плечи и легонько сжал. — Мы вернемся раньше, чем ты думаешь.

— Точно, малышка, — добавил Рис, стоя на пороге, — и твой брат будет на две сотни штук богаче.

Глава 35

Как только закрылась дверь за Рисом Костейном, Дейзи облегченно вздохнула. Она пыталась убедить себя, что волноваться не о чем. Рис — могущественный вампир. Эрик тоже очень силен. С ними Алексу вряд ли что-то угрожает.

Но что, если Рис просто дурачит их?

Что, если ему нельзя доверять?

Что, если он решил убить того, кто заказал его убийство, потом убить Алекса, а потом, возможно, и Эрика?

Что, если заказчик приведет с собой подмогу?

Дейзи говорила себе: страхи напрасны, — но воображение разыгрывалось все больше.

А что, если это не воображение?

Неужели она собирается просто сидеть дома, ждать и нервничать?

Нет.

Она наполнила карманы бутылочками со святой водой, взяла горсть колов, нож с серебряным лезвием, ключи и выскочила из дома.

Что бы ни произошло сегодня, она тоже будет там. Если повезет, только в качестве наблюдателя.

Когда Алекс притормозил перед входом в «Красную смерть», моросил дождь. Он высадил Риса и Эрика за несколько кварталов, на случай если заказчик наблюдает из укрытия.

Заглушив мотор, Алекс осмотрелся. Вокруг не было ни души. Изнутри клуба не пробивался свет, на обочинах и на парковке не было ни одной машины.

Он обернулся, гадая, где Костейн и Делакур. Черт побери! И зачем он только ввязался во все это? Возможно, настала пора подумать о смене карьеры. Его всегда привлекали охота и азарт, но в последнее время… Черт, он подвергает угрозе жизнь Дейзи, не говоря уже о своей собственной. Алекс был готов поклясться, что за последний месяц попал в большее количество переделок, чем за всю предыдущую жизнь, с тех пор как пронзил своего первого вампира. Пальцы непроизвольно сжали руль. Одно дело — рисковать собственной жизнью, но совсем другое — смерть Брэндона. Алекс не мог простить себе его смерти. И как будто этого недостаточно, теперь он обязан жизнью какому-то кровососу. Он ударил кулаком по приборной панели. Кровопийце, который влюблен в его сестру. И хуже всего то, что Дейзи тоже в него влюблена.

Алекс посмотрел в окно. Он уже достаточно долго тянул время. Пора идти. Охотник вышел из машины, сам не зная, готов ли к тому, что его ждет. Подняв воротник, чтобы заслониться от дождя, молодой человек извлек с заднего сиденья рюкзак. Закинув его на плечо, он захлопнул дверь машины и бегом пересек стоянку. На верхней ступеньке лестницы он помедлил, жалея, что не обладает таким же острым обонянием и слухом, как вампиры.

Взяв себя в руки, Алекс начал осторожно спускаться по мокрой от дождя лестнице к задней двери клуба. Вероятно, это была лишь игра воображения, но по мере того как он спускался, ночь становилась все более темной и зловещей.

Завернув за угол здания, охотник заметил у двери фигуру. Даже в темноте было видно, что это женщина. Подойдя ближе, он отметил ее красоту. У незнакомки была бледная, почти прозрачная кожа, а из-под капюшона длинного красного плаща выбивались пряди светлых волос.

— Алекс?

Его удивление переросло в неуверенность, когда он встретился с ней взглядом. В темно-карих глазах мелькало безумие.

— Ты М.С.?

— На самом деле Марайя.

— Но… Ты одна из них. Вампирша.

Алекс не знал, что шокировало его больше: то, что заказчик оказался женщиной; или тот факт, что он распознал в ней вампиршу. Охотник усмехнулся про себя, гадая, как же ему это удалось, и пришел к заключению, что это кровь Эрика Делакура в его венах дала о себе знать. Но сейчас некогда было об этом думать.

— Почему ты хотела убить Костейна?

— А тебе какая разница?

— Никакой.

Алекс пожал плечами. Он осторожно, чтобы не вызвать подозрений, огляделся. Где, черт возьми, Костейн и Делакур?

— Где доказательства?

— Что? Ах да. — Алекс порылся в рюкзаке и достал банку, наполненную пеплом из камина Дейзи. — А где деньги?

Она протянула руку:

— Дай это мне.

Алекс засомневался, но все же протянул банку. Черт побери, где же его прикрытие?

Марайя открыла крышку. Взглянув на Алекса, она понюхала содержимое.

— Что это за шутки?

— О чем ты?

Вампирша швырнула банку о стену дома, стекло разбилось вдребезги.

— Идиот! Неужели ты думал, что я не отличу подделку?

Ее глаза сверкнули красным, и Алекс сделал шаг назад.

Марайя метнулась к нему, выпустив когти и обнажив клыки.

Бормоча проклятия, Алекс развернулся и бросился к лестнице, где наткнулся на весьма рассерженную вампиршу.

Она зашипела и вонзила когтистые руки в его плечи.

— Ты глупый, ничтожный смертный. Ты и вправду думал, что сможешь убежать от меня?

Алекс застыл, глядя на нее. Поборов испуг, он вызывающе поднял подбородок:

— Убей меня, если хочешь. Это не спасет тебя. Рис все о тебе знает.

В ее глазах мелькнул страх.

— Я тебе не верю.

— Он здесь, — сказал охотник, моля небеса, чтобы это действительно было так.

Марайя нервно огляделась.

— Ложь тебя не спасет.

— Это тебя ничто не спасет, — вызывающе произнес Алекс.

— Отпусти его!

Он резко обернулся:

— Дейзи! Какого черта ты здесь делаешь?

Девушка взмахнула деревянным колом:

— Прикрываю тебя, что же еще.

Марайя громко фыркнула.

— Думаешь, ты поможешь ему вот этим?

— Отпусти его! — Дейзи почти кричала. — Отпусти его сейчас же!

Вампирша пренебрежительно хмыкнула.

— Прекрати так глупо размахивать этой штукой. Я могу перегрызть его горло раньше, чем ты приблизишься, и убить тебя раньше, чем ты это заметишь.

— Что ж, попробуй.

Пронзительный смех Марайи разрезал ночной воздух.

— Ты дерзкая девчонка, — произнесла она, а затем нахмурилась. — Ведь это ты похититель крови?

Она снова рассмеялась, пораженная своим открытием.

— Подумать только! Рис опасался такой маленькой нахалки, как ты.

— Мы почти убили его, — ответила Дейзи. — Не думаю, что ты станешь проблемой.

Алекс уставился на сестру. Чего она надеялась добиться этим противостоянием? Он покосился на Марайю. Возможно, он лишь видел то, во что хотел верить, но вампирша показалась ему обеспокоенной.

Он задержал дыхание. Отвлекшись на Дейзи, вампирша ослабила хватку.

— Если ты сейчас же не отпустишь его, я приду за тобой, — произнесла Дейзи. — Я найду тебя. Так же, как нашла Риса. Так же, как нашла Сауля.

Глаза Марайи сузились при упоминании уничтоженного вампира.

Сейчас или никогда. Алекс резко поднял руки, освобождаясь от хватки, и ударил вампиршу в лицо так сильно, как только мог.

С воплем Марайя отшатнулась, из сломанного носа хлынула кровь.

Алекс бросился к сестре, на бегу доставая из рюкзака кол.

— Уносим ноги.

Дейзи не спорила. Бок о бок они понеслись по узкой лестнице наверх.

— Где Эрик? — спросила она, ловя ртом воздух.

— Черт его знает. Давай убираться отсюда, пока можем.

Дейзи рискнула оглянуться. Она ожидала увидеть преследующую их вампиршу, но внизу не было заметно ни малейшего движения. Это было странно. Вряд ли сломанный нос мог надолго вывести Марайю из строя.

Вздох облегчения вырвался из груди девушки, когда прямо перед ней материализовался Эрик.

— Где вас черти носили? — возмутился Алекс. — Вы должны были прикрыть меня! Нас чуть не убили.

— Марайя была не одна, — ответил тот, — около дюжины зомби прятались вокруг здания, и у нас ушло много времени на то, чтобы их уничтожить.

Представив, как Рис и Эрик сражаются с армией зомби, Дейзи вздрогнула. Она никогда не задумывалась о том, как именно создают или как убивают зомби, но знать этого она совершенно не хотела.

Она огляделась.

— Где Рис?

Эрик напрягся.

— Он занимается делом.

— Занимается… Ох! Что он сделает с?..

Вопрос замер на губах Дейзи, когда пронзительный жалобный вопль прорезал воздух. Она задрожала, потому что мучительный крик нарастал, действуя на нервы словно звук скребущих по стеклу ногтей. Зажав уши ладонями, девушка уткнулась Эрику в плечо.

— Черт! — воскликнул Алекс. — Что он с ней делает?

Эрик покачал головой:

— Ты не захочешь знать. Идемте, уедем отсюда.

Обняв Дейзи за плечи, он повел ее через мокрую парковку к машине.

Вампир открыл перед ней заднюю дверь, а потом кивнул Алексу, чтобы садился туда же.

— Я поведу.

— Я в состоянии вести свою собственную машину, — запротестовал Алекс.

— Я сказал, что поведу сам. У тебя так дрожат руки, что ты завезешь нас в кювет.

Алекс злобно взглянул на него, но протестовать больше не стал. Правда была в том, что он испугался гораздо сильнее, чем хотел показать.

Эрик закрыл за ними дверь и скользнул за руль.

Мотор завелся словно сам по себе.

Когда они выезжали на шоссе, тишину прорезал еще один пронзительный вопль.

Пульс Дейзи вернулся к нормальному темпу только тогда, когда Эрик затормозил перед домом.

Едва он и вошли. Алекс налил себе изрядную порцию алкоголя. Залпом выпив содержимое стакана, он налил еще.

Эрик стоял у камина с задумчивым выражением лица. Заинтригованная, Дейзи попыталась прочесть его мысли, но они были закрыты.

Извинившись, она вышла на кухню и позвонила домой, чтобы сообщить родителям, что с ней и Алексом все в порядке.

Она пожелала маме спокойной ночи, но отец жаждал кровавых подробностей.

— Как насчет Риса? — поинтересовался он. — Взяли его?

— Нет, пап, он помогал нам.

— Вампир помогает охотникам? Ни за что не поверю.

— Поверь. И можешь вычеркнуть из списка Марайю.

— Вы уничтожили ее?

— Это сделал Рис.

Дейзи не нужно было напрягать воображение, чтобы представить, как хмурится ее отец, пытаясь осознать, как один вампир может убить другого.

— А Эрик?

— Он здесь, с нами.

— Ясно.

— Я люблю его, пап.

— Ты уверена?

— Конечно.

— Ты уверена, что это твои собственные чувства, что на них не повлияло природное вампирское обаяние?

— Уверена, — ответила она. — Послушай, пап, мне нужно идти. Я едва держусь на ногах.

— Спокойной ночи, пап. Я люблю тебя.

Дейзи повесила трубку и уставилась на телефон. Что, если отец прав? Что, если ее чувства к Эрику ненастоящие? Невозможно отрицать существование вампирских чар. Они используют их для привлечения добычи. Но она-то не добыча!

И все же, хотя она и убеждала себя; что ее любовь вполне реальна, голос подсознания снова и снова повторял вопрос ее отца: «Ты уверена, что это твои собственные чувства?»

Прежде чем вернуться в гостиную, Дейзи сделала глубокий вздох. Судя по взгляду Алекса, устремленному в пространство, он выпил еще пару стаканов.

Эрик стоял на том же месте, положив руку на каминную полку. Едва девушка вошла, их взгляды встретились.

— Все в порядке? — тихо спросил он.

Ее защитный механизм моментально сработал.

— Да, конечно. Почему нет?

— Не знаю. Ты скажи мне.

— Ox-ох, кажется, назревает серьезный разговор, — пробормотал Алекс и встал, пошатываясь. — Мы с моим приятелем «Джеком Дэниелсом» пойдем спать и думать, как потратить наши две сотни тысяч.

Дейзи кивнула брату, и тот вышел из комнаты. Затем она постаралась взять себя в руки и взглянула на Эрика.

— Уже поздно, — произнесла Дейзи. — Я тоже готова отключиться. Ты можешь провести ночь здесь.

— Правда?

Сердце Дейзи пропустило удар, а потом ушло в пятки. Слышал ли он то, что сказал ее отец? Разумеется. У него слух как у рыси.

Вампир отошел от камина.

— Все в порядке, Дейзи. Думаю, мы оба знали, что эта ночь наступит.

— Не понимаю, о чем ты говоришь.

— Сейчас не время врать друг другу.

Она взглянула на него, пытаясь собрать разбегающиеся мысли.

— Я не хочу, чтобы ты принимала страсть за любовь или благодарность за влюбленность.

— Но…

Она скрестила руки на груди, не желая слушать, что он скажет дальше.

— Выслушай меня. За последние несколько недель мы вместе прошли через многое. Думаю, тебе нужно провести некоторое время одной, разобраться в своих чувствах.

— Ты подслушивал, да?

— Я не собирался этого делать. — Эрик пожал плечами. — В любом случае я хотел предложить тебе провести какое-то время по отдельности. Я вампир…

— Правда? — воскликнула Дейзи с деланным удивлением. — А я и не знала!

— Дейзи. — Он подошел ближе и легко обнял ее за плечи. — Тебе нужно все обдумать. Готова ли ты провести всю жизнь со мной, вампиром? В нормальных отношениях каждый вкладывает по пятьдесят процентов. Со мной ты будешь отдавать намного больше, чем я. Я не смогу посвятить всю жизнь тебе. А ты посвятишь мне свою. Сможешь ли ты пойти на это? И хочешь ли этого?

Дейзи моргнула, глядя на него, не в силах скрыть сомнений, овладевших ею.

— Отношения между вампиром и смертным редко длятся долго. Ты для меня дороже, чем кто-либо был и есть, и я не хочу причинить тебе боль. Я не хочу похищать твою юность и твои мечты. И не хочу много лет спустя взглянуть в твои глаза и увидеть в них сожаление обо всем, что ты принесла в жертву ради меня. — Он глубоко вздохнул. — И больше всего я боюсь того, что не смогу сдержать обещание и однажды обращу тебя против твоей воли.

Дейзи продолжала безмолвно смотреть на него. На ее щеке застыла одинокая слезинка.

— До свидания, Дейзи. — Наклонившись, вампир осушил поцелуем ее слезы, а потом коснулся губами ее губ. — Да благословит тебя Бог.

Странно было слышать такие слова от вампира. Но прежде чем девушка успела сказать что-либо в ответ, он исчез.

Глава 36

Рис стоял и смотрел на то, что осталось от Марайи, Он не чувствовал ни раскаяния, ни сожаления о содеянном. Она сама навлекла на себя его гнев, неблагодарная предательница.

Послышался раскат грома, и вампир поднял голову, задаваясь вопросом, к которому он постоянно возвращался: какова его судьба в конечном итоге. Он никогда не верил ни в рай, ни в ад, но если бы существовал загробный мир, то он, несомненно, оказался бы в аду. По крайней мере он будет там не одинок.

Рис усмехнулся. Рядом с ним окажутся лишь несколько друзей и целая армия врагов. Он снова посмотрел на останки Марайи. Интересно, задумывался ли когда-нибудь его друг о том, где они проведут остаток вечности. Разумеется, сейчас Эрику не до того.

Повелитель вампиров улыбнулся. Эта Дейзи — симпатичная малышка. И по уши влюблена в вампира. Любопытно, понимает ли она, что значит жить с немертвым. Делакур честный и порядочный, но все-таки вампир. Задумывалась ли она о том, что произойдет через тридцать или сорок лет и каково ей будет, когда Эрик останется все таким же молодым и сильным, а она состарится? Разумеется, ей не обязательно меняться с годами. Она могла бы принять темный дар, отречься от всего человеческого, забыть свою семью, оставить надежду когда-либо иметь детей.

Вампирами редко становились по собственной воле, и не без причины. Как ни восхитительно быть одним из носферату, цена за это слишком высока. Вампир мог любить вечно, но его возлюбленная быстро увядала и умирала. О еде оставались лишь неопределенные воспоминания. Луна заменяла солнце. Все человечество превращалось во врагов.

Он снова вспомнил о том, что осталось от Марайи, и сам удивился сентиментальности собственных мыслей. Она предала его и заплатила высокую цену за измену. Завтра солнце уничтожит то немногое, что осталось от вампирши.

С помощью мысли Рис перенесся на плоскую крышу «Красной смерти». Стоя там, он осматривал город с высоты, чувствуя себя неоспоримым хозяином собственных владений.

Почувствовав за спиной чье-то присутствие, вампир обернулся:

— Эрик, что привело тебя сюда? Я думал, ты давно забыл обо всем со своей милой крошкой.

— Я тоже так думал, — отозвался Эрик, — но кому, как не тебе, знать, что в жизни редко все идет так, как мы планируем.

— Действительно. Так что же случилось?

— Ничего. Я лишь решил отпустить ее.

— Как благородно с твоей стороны, — пробормотал Рис. — Что же сподвигло тебя на такое решение?

— Многое.

Дело было не только в сомнениях, которые заронил в сознание Дейзи отец. Вампир постоянно думал о том, что они оказались вместе лишь благодаря стечению обстоятельств. Ничто так не обостряет чувства, как страх. Может быть, Дейзи действительно любит его. А может, ее чувства всего лишь страсть, помноженная на чувство благодарности. Конечно, он не только спасал ей жизнь, но и подвергал опасности. Однако главной причиной того, что Эрик решил отпустить девушку, была его любовь к ней. Она заслуживала гораздо большего, чем он когда-либо сможет ей дать.

— Эрик?

— Я не хочу говорить об этом.

Рис кивнул:

— Разумеется. Я обнаружил свежую кровь и новую женщину, которая сможет решить большинство жизненных проблем, — Он принюхался к запахам, доносимым ветром. — Что скажешь, Эрик? Поохотимся?

Эрик метнул на него сердитый взгляд. Сколько прошло лет с тех пор, как его так называли? Интересно, что стало с той землей, которая когда-то принадлежала его семье. Находится ли она все еще во владении Делакуров, или кто-то покусился на то, что принадлежало ему с рождения? И почему, черт побери, его это волнует?

Чувствуя на себе тяжелый взгляд Костейна, Эрик повернулся к нему.

— Свежая кровь, — пробормотал он. — Что ж, поохотимся.

Она не будет плакать. Дейзи сидела у окна в гостиной, глядя в темноту. Эрик был где-то там, снаружи. Интересно, если она использует ту связь, что есть между ними, сможет ли прочитать его мысли, или он снова воздвиг барьер? В последний раз вампиру это не удалось, но тогда он ослабел от боли и голода.

Он ушел, лишь поцеловав ее в щеку и пожелав спокойной ночи. Оставил из-за того разговора с отцом. Дейзи попыталась разозлиться, но напрасно. Лишь растерянность и оглушающее чувство утраты переполняли ее. Возможно, Дейзи стало бы лучше, если бы она могла плакать, но слез не было. Лишь пустота.

Она уставилась на картину, висевшую над камином, вспоминая, как растерялась, когда Эрик подарил ей это полотно. Что ж, у нее осталась хоть какая-то память о нем.

Выключив свет, Дейзи поднялась к себе. Она переоделась, почистила зубы, расчесала волосы и легла, но сон не шел к ней. Она смотрела в потолок, а тонкий голосок в ее голове повторял: «Он ушел. Он ушел. Он ушел…»

Она убеждала себя, что это не важно. В конце концов, он вампир. Человек, но все же не человек. Вполне реальный, но ненастоящий. Живой, и в то же время он не живет.

«Зачем он тебе? — спросило ее подсознание. — Что за жизнь ожидает вас двоих? Хотя он и спас Алекса, родители никогда не примут его. У вас не будет детей. Вы не состаритесь вместе. Вы такие разные. Ты никогда не станешь равной ему, никогда по-настоящему не поймешь его. Как будто ты Луис Лейн, а он Кларк Кент. Его сверхъестественные способности всегда будут доминировать надо всем человеческим в тебе».

Все это правда, Дейзи это признавала. Но хуже всего было не это. Когда-нибудь она состарится, станет морщинистой и дряхлой. Она умрет. А он — нет.

Это так очевидно!

Одинокая слезинка покатилась по щеке Дейзи. Когда девушка подняла руку, чтобы смахнуть ее, то вспомнила, как Эрик целовал ее, осушая слезы, — до того как покинул ее.

Воспоминание об этом проявлении заботы и нежности прорвало плотину. Слезы, которые Дейзи так долго сдерживала, полились неудержимым потоком.

Всхлипывая, она повернулась на бок и продолжала плакать, пока не заснула.

Образ Дейзи снова и снова вставал перед глазами Эрика, мешая сосредоточиться на охоте. Она плакала, лежа в постели, — плакала из-за него.

— Что-то не так?

Рис тоже остановился. Подняв голову и сузив глаза, он принюхивался к ветру.

Эрик покачал головой:

— Нет, ничего.

— Ну-ну.

Внимание Риса обратилось на женщину, которую Эрик выбрал для себя. Обняв высокую незнакомку за талию, он откинул волосы с ее шеи и понюхал кожу.

Эрик шумно выдохнул, взглянув на спутницу первой. Она стояла неподвижно, но брови ее нахмурились. Бормоча ругательства, вампир напряг волю, и женщина пошла к нему, а выражение ее лица стало безразличным.

Рис понимающе усмехнулся.

— Тебе станет лучше, если ты поешь, — пообещал он, привлек жертву в свои объятия и склонился к ее горлу.

Эрик уставился на ту, что стояла перед ним. Девушка была хорошенькой и пухленькой, со светлыми вьющимися волосами и живыми зелеными глазами. Но она не Дейзи. И хотя ее кровь манила и звала вампира, он пил ее без удовольствия. Это была лишь необходимость, не более того. Все равно что жаждать шампанского, а удовольствоваться пивом. Утолить жажду, и только.

Небрежно сжимая девушку в объятиях, Эрик быстро насытился и отпустил жертву. Она пошла прочь, слегка пошатываясь.

Рис покачал головой и с горестным вздохом гоже освободил свою добычу.

Эрик сунул руки в карманы брюк.

— Почему ты так на меня смотришь?

— Я должен был знать, что ты не станешь пить до конца.

— Да? А я удивлен, что ты этого не сделал.

— Да? Что ж… А, забудь об этом. Идем отсюда.

Эрик зашагал вслед за Рисом.

— Как ты думаешь, почему Марайя желала твоей смерти?

— Она хотела стать повелителем вампиров.

— Ты шутишь! Она бы никогда в жизни с этим не справилась. Она была недостаточно сильна.

— Или достаточно умна. — Рис взглянул на приятеля. — Если вдруг она подбросила тебе какую-то идею, помни, что я старше и…

— Мудрее и сильнее, — закончил Эрик ухмыляясь.

— И помни об этом.

— Как будто ты позволишь мне забыть! — улыбнулся вампир.

Бок о бок они шли по темным улицам города. Эрик не знал, о чем думал Костейн, но его собственные мысли кружились вокруг маленького белого домика с желтым орнаментом, где прелестный цветок проливал слезы по бездушному монстру.

Глава 37

Дейзи едва нашла в себе силы, чтобы выбраться из постели в полдень. Едва она встала под душ, как воспоминания о событиях последней недели нахлынули на нее ледяным потоком.

Следующей ночью после гибели Марайи Рис появился на пороге их дома с бриллиантовым ожерельем и букетом цветов для Дейзи и банковским чеком на двести тысяч долларов для Алекса. Как бы страстно Дейзи ни желала расспросить Риса об Эрике, она не вымолвила ни слова, а сам Костейн даже не упомянул о нем.

Когда Рис ушел, Алекс настоял на том, чтобы отвести сестру в самый дорогой ресторан в городе, хотя у Дейзи не имелось ни малейшего желания праздновать. Разве она могла радоваться, когда ее сердце разбито?

На следующий день брат удивил ее еще больше, взяв с собой в банк, где открыл на имя Дейзи Депозит на сумму в сто тысяч долларов.

— Теперь можешь взять длинный отпуск, — подмигнул Алекс. — Я знаю, что буду делать. Почему бы тебе не поехать со мной?

Но у Дейзи не было настроения для каникул. Ей хотелось лишь остаться одной. Словно чувствуя это, Алекс решил вернуться в Бостон и провести побольше времени с родителями.

Дейзи согласилась, что идея хорошая. Без сомнения, оставшись вдвоем в большом доме, отец и мать чувствовали себя одинокими. На следующий же день Алекс уехал.

Дейзи вздохнула и вышла из душа. Ее собственное жилище казалось ей пустым после отъезда брата.

Натянув любимые штаны, она завязала волосы в хвостик, почистила зубы и спустилась вниз.

Со дня встречи с Марайей Дейзи чувствовала себя не слишком хорошо. Каждый раз, когда ей казалось, что последняя слеза по Эрику пролита, девушку настигал новый поток рыданий. По ночам ее терзали кошмары, сны состояли из разрозненных эпизодов, перетекающих друг в друга, и не имели никакого смысла.

Прошлая ночь стала худшей. Во сне ее окружали чудовища, охотящиеся на кукол с раскрашенными лицами. Потом один из этих монстров превратился в гигантскую черную летучую мышь, терзающую ягненка, а затем это существо обернулось вампиром с красными глазами, пьющим кровь из девочки с рыжими волосами и зелеными глазами…

Дейзи замерла, так и не открыв холодильник. Как она могла быть так слепа? Конечно, все монстры из ее снов символизировали Эрика и выражали ее собственный страх того, чем тот был. И, разумеется, в каждом сне она сама была жертвой, беззащитной перед голодным хищником.

Она вынула из холодильника бутылку апельсинового сока и налила себе стакан, потом бросила два ломтика хлеба в тостер.

— Тебе будет гораздо лучше без него, — пробормотала она.

Если бы только еще заставить себя в это поверить!

Намазав тост маслом, Дейзи положила его на тарелку и села за кухонный стол, тут же забыв о еде. Может быть, ей пора переехать обратно в Бостон. Как бы Дейзи ни любила Лос-Анджелес, она неожиданно почувствовала, что ей просто необходимо побыть с семьей.

Она дала себе обещание провести остаток дня, горюя о несбывшемся. Девушка вспомнила все, каждое произнесенное Эриком слово, оплакала их любовь, а потом завернула все воспоминания в упаковку и заперла в дальнем углу сознания. Затем она сняла картину, подаренную вампиром, упаковала в пленку и засунула глубоко в шкаф. С этого мгновения она начнет думать только о будущем и забудет о прошлом.

Завтра же нужно позвонить агенту по недвижимости и выставить дом на продажу.

Это решение принесло Дейзи чувство облегчения. Она поедет домой и залижет там раны. Благодаря щедрости Алекса она может позволить себе взять отпуск. Возможно, ей стоит поискать работу в другой сфере. Лишь одно ей было известно наверняка. Она, Дейзи Мэй О’Доннелл, по горло сыта вампирами.

Деймон стоял перед домой этой девушки, уже не в первый раз за много ночей, и его гнев нарастал с каждой секундой. Время от времени она проходила мимо окна. Он смотрел на нее, стараясь запечатлеть в памяти ее черты. Девушка была хорошенькой, но вампира не интересовала ее физическая привлекательность. Для него она была всего лишь дерзкой смертной, и на ней лежала изрядная доля вины за смерть той, которую Деймон любил.

Он выругался. Если бы Марайя была честна с ним, если бы доверилась ему и рассказала о своих планах, то сейчас осталась бы жива. Но она всегда обращалась с ним так, словно он все еще был подростком-панком, заставляя его беспрекословно следовать за ней, как будто ему нельзя доверять. Вампирша предоставила ему лишь роль наблюдателям и он только смотрел, скрывшись в тени, как эта смертная и ее брат предают Марайю, отдавая в руки повелителя вампиров.

Деймон глубоко вздохнул. Он знал, что задумал нечто опасное, и знал: если его поймают, то уничтожат, — но все это не имело значения. Теперь ничто не имело значения, кроме смерти Марайи. Как же она смеялась бы сейчас! Деймон напряженно сжал зубы. Возможно, будь он понастойчивее, она бы относилась к нему с большим уважением. Но сейчас слишком поздно об этом думать.

Вампир закрыл глаза, вспоминая, как он был рядом с ней в ту последнюю ночь. Крепко сжав кулаки, он смотрел, как Марайя идет прямиком в ловушку. Как бы Деймон ни любил ее, его чувство самосохранения не позволило ему прийти к ней на помощь. Он не мог выстоять против повелителя вампиров. Не хотелось бы ему когда-нибудь снова столкнуться с яростью Риса Костейна. Марайя была абсолютно беззащитна перед старшим вампиром.

Деймон усмехнулся в темноте. Может, он и не победит Костейна в схватке, но у него хватит сил, чтобы сокрушить двух его смертных приспешников. Деймон пересек улицу, подходя к дому той женщины. Это не вернет Марайю, но сотворит чудеса с его собственной самооценкой.

Дейзи уже собралась лечь спать, когда раздался звонок в дверь. Она знала, это не Эрик, говорила себе, будто совсем не хочет, чтобы это был он, но не могла ничего поделать с проснувшейся надеждой. Она быстро надела банный халат и поспешила вниз, чтобы открыть дверь.

Хотя Дейзи не ожидала и в самом деле увидеть Эрика, она все же ощутила разочарование, увидев молодого человека, стоящего за дверью.

— Я могу вам помочь?

— Надеюсь. — Он показал на свои заляпанные маслом джинсы. — Моя машина сломалась, телефон сел, и…

Он прикрыл глаза и неуверенно покачнулся.

— С вами все в порядке?

— Да, спасибо, просто я… — Он оперся рукой о дверной косяк. — Недавно я потерял человека, которого любил, и почти ничего не ел последние несколько дней.

— Я знаю, что вы чувствуете, — произнесла Дейзи. — Не так давно умер мой брат.

— Я очень сожалею. Мне жаль, что приходится об этом спрашивать, но могу я воспользоваться вашим телефоном?

— Конечно, сейчас принесу его.

Затянув пояс халата, Дейзи пошла за телефоном в гостиную. Когда она вернулась, молодой человек лежал на крыльце вниз лицом.

Встав рядом с ним на колени, Дейзи перевернула его на спину и легко потрясла за плечо.

— Не двигайтесь, — сказала она, — я позвоню в 911.

— Не стоит, в этом нет необходимости. Со мной все будет в порядке, если я выпью стакан воды.

Дейзи закусила губу. Она одна в доме. И не знает этого человека. Но он всего лишь худой мальчишка не старше семнадцати. Она не могла просто оставить его лежащим на крыльце. Кроме того, у нее в наборе инструментов отличный нож. Думая об этом, она помогла подростку подняться на ноги.

— Почему бы тебе не зайти на минутку, пока ты не почувствуешь себя лучше? — предложила она.

— Вы уверены, что я не причиню беспокойства?

— Конечно, нет.

Обхватив его рукой за пояс, Дейзи помогла ему войти в дом.

Она поняла, что совершила ошибку, едва они переступили порог, когда парень, который лежал почти без сознания, швырнул ее на пол. Дейзи вскрикнула, ударившись затылком о стену.

Она в замешательстве смотрела на него, а ее глаза расширились от ужаса, когда губы незнакомца приоткрылись, обнажая клыки. «Никогда не показывай страха».

Как часто отец вбивал ей это в голову! Но к сожалению, сейчас храбрость покинула ее. Дейзи могла думать лишь о том, что умрет, так никогда и не увидет Эрика снова.

Она завопила, когда вампир схватил ее за горло и рывком поставил на ноги.

— Почему? — спросила она, ловя ртом воздух. — Хотя бы скажи почему…

— Ты была там, когда Костейн отнял ее жизнь. А теперь я возьму твою.

Взглянув в его глаза, Дейзи поняла, что бесполезно молить о помощи. Она попыталась заговорить, отменить свое приглашение, но слова от страха застряли в горле. Она хотела освободиться, но ее сопротивление оказалось бессмысленным, она была слишком слаба, чтобы противостоять вампиру.

Она сейчас умрет. Она судорожно вздохнула, чувствуя, как его рука сжимается на ее горле, а затем он склонился к ней, откидывая волосы в сторону.

Дейзи сдавленно крикнула, когда вампир вонзил клыки в ее шею. Укусы Эрика были чувственными и приятными. Этот же укус нес лишь боль и страх. Все вокруг погрузилось во тьму. Ее сердцебиение громко отдавалось эхом в ушах, постепенно замедляясь. Тело ослабело.

Прошептав имя Эрика, Дейзи погрузилась во тьму.

Рис, поставив локоть на барную стойку, сверлил взглядом приятеля.

— Ты похож на живого мертвеца, — подытожил он.

— Очень смешно, — сварливо ответил Эрик.

— Давай же, выброси все это из головы. Мир полон молодых красивых женщин, и все они только и ждут нас.

— Они не заменят ее.

Рис выругался.

— В темноте все они одинаковы.

— Ты стал циничным с годами, да?

Рис хмыкнул:

— Ты и сам все знаешь. Ты любишь их лет двадцать — тридцать, а потом они просто умирают, а что остается тебе? Воспоминания и разбитое сердце. — Он покачал головой. — Я усвоил урок с первого раза.

— Ты когда-нибудь жалел о том, что убил ее?

Рис глубоко и протяжно вздохнул.

— Каждый чертов день.

Эрик никогда не испытывал сочувствия к Рису Костейну. Этот мужчина обладал твердостью алмаза и бульдожьей хваткой. Если он когда-либо и жалел о том, что стал вампиром, то ни разу не показал этого, по крайней мере в присутствии Эрика. Вампир давно подозревал, что убийство Жозетты оставило в душе Риса незаживающую рану. Теперь же, увидев боль в глазах Костейна, Эрик понял, что был прав.

— Ты должен вернуться к своей маленькой смертной, — тихо произнес Рис.

— Ты же сказал, что у таких отношений нет будущего.

Рис небрежно пожал плечом:

— Всегда что-то происходит в первый раз. Кто знает? Может, ты сломаешь стереотипы.

Эрик покачал головой:

— Я не могу.

— Почему нет, черт возьми? Ты чахнешь без нее уже несколько дней.

— Я боюсь… — Эрик вздохнул. — Чем больше времени я провожу с ней, тем больше хочу ее.

— Ты боишься, что обратишь ее.

— Именно. И она будет ненавидеть меня за это.

— А ты говорил с ней об этом?

— Она не хочет этого. Дейзи взяла с меня обещание, что я никогда не сделаю этого против ее воли.

— Так заставь ее думать, что она хочет этого.

— Я не сделаю этого. Я так не могу.

— Моя любовь мертва. Ты свою отвергаешь. Так как насчет того, чтобы найти парочку очаровательных малышек и пить сколько захочется?

Эрик усмехнулся:

— А что нам еще остается?

В этом есть смысл. Если бы Эрик был смертным, то утопил бы свои горести в бутылке, но раз уж он вампир, предложение Костейна и в самом деле неплохая альтернатива.

Он уже открыл было рот, чтобы принять предложение Риса, как вдруг его настиг ужасный крик, сломавший барьер, который он воздвиг между собой и Дейзи.

Похолодев от страха, какого он никогда прежде не испытывал. Эрик выскочил из клуба и со сверхъестественной скоростью переместился к маленькому белому домику с желтым орнаментом. Вампир надеялся, что еще не поздно.

Ворвавшись в дом Дейзи, он почуял запах свежей крови, почти заглушивший запах вампира. Клыки Эрика обнажились, реагируя на угрозу, витающую в воздухе.

Зрелище, представшее его глазам, заставило Эрика остолбенеть, и мгновение он мог лишь наблюдать: лицо Дейзи, лежащей на полу, было мертвенно-бледным. Над ней, словно стервятник над добычей, склонился Деймон. Он вскочил на ноги при появлении Эрика, выпустив когти, а с его клыков капала кровь.

— Что ты сделал? — прорычал Эрик.

Не дожидаясь ответа, он бросился на Деймона.

При обычных обстоятельствах он бы без труда справился с ним. Но сейчас тот был опьянен только что выпитой кровью. Кровью Дейзи. С шипением молодой вампир вывернулся из рук Эрика.

Обнажив клыки, они схватились насмерть. Деймон взвыл, когда Эрик вонзил клыки в его плечо и вырвал кусок плоти. Из раны хлынула кровь. Защищая свою жизнь, тот нашел в себе силы освободиться от хватки старшего вампира. Поколебавшись мгновение, Деймон с диким воплем ринулся к Эрику.

Тот ждал нападения. В последнюю секунду он шагнул в сторону и ловко схватил Деймона за горло. Резкое движение — и шея Деймона переломилась; извлеченный из камина деревянный кол стал контрольным подтверждением того, что вампир больше не поднимется.

— Дейзи!

Эрик упал на колени рядом с ней и прижал ее к груди. Она умирала, ее сердце едва билось, и вампир со страхом ловил редкий пульс. Кожа Дейзи холодела под его пальцами.

— Дейзи! Черт побери, не смей!

— Эрик? — Ее веки приоткрылись. — Эрик, это ты?

— Я здесь.

— Ты рядом?

— Так близко, как только могу.

— Я люблю тебя, — пробормотала она, — и никогда не переставала любить.

— Позволь мне обратить тебя, пока еще не поздно.

— Нет…

Она не хотела становиться вампиром.

Она не хотела умирать.

Она не хотела оставлять Эрика, но больше не могла выносить боль, которая терзала ее. С каждым вздохом мир, окружающий девушку, погружался в темноту. Вдалеке брезжил слабый свет, разгораясь все ярче, маня к себе. Позади этого огня двигались неясные тени.

Постепенно одна из них приближалась и обретала более ясные очертания, пока не стала напоминать ее дедушку.

— Идем, Дейзи, пришло время.

— Дедушка О’Доннелл, — пробормотала она, — это ты?

— Да, крошка.

Она протянула ему руку; едва она сделала это, как, боль исчезла.

— Дейзи! — Эрик сжал ее руку. — Не оставляй меня! Черт возьми, не бросай меня одного здесь, во тьме, без тебя!

Его слова, полные любви и горечи, вернули Дейзи обратно. Как она могла оставить его, когда он так любит ее? Возможно, это имела в виду бабушка О’Доннелл, когда сказала, что компас приведет Дейзи на такую дорогу, по которой та и не думала идти? Эрик крепче сжал ее в объятиях. Он чувствовал, что она ускользает от него.

— Дейзи, держись.

Возможно, ей мог бы помочь доктор. Но хотя эта мысль и пришла Эрику в голову, он знал, что врачи уже не помогут.

— Дейзи.

Он не плакал уже несколько веков, но при мысли, что вот-вот потеряет ее, глаза вампира наполнились слезами.

Дейзи моргнула, когда на ее щеки закапали слезы, красные, словно кровь.

— Эрик…

Вздохнув, она закрыла глаза. В конце концов, в глубине души она всегда знала, что это произойдет.

— Сделай это, — выдохнула она и обмякла в его руках.

Эрик всхлипнул. Неужели он слишком долго ждал?

Моля небеса, чтобы еще не было поздно, вампир склонил голову к шее девушки и принялся пить.

Глава 38

Она то ли плыла, то ли парила. Прекрасный яркий свет скрыл ее дедушку, а потом и сам исчез, оставив ее одну среди тьмы и боли. Неужели она потеряла свой шанс оказаться на небесах? Может, она уже в аду? Может, поэтому кровь словно горит огнем в жилах, а все вокруг окрашено багрянцем? Дейзи пыталась найти путь, ведущий из этой темноты, но ее тело оставалось тяжелым и сонным. Она попыталась пошевелить пальцами на ногах или руках, и ее пронзил страх, что теперь никогда ничего не изменится.

Неужели это ужасное чувство потери и есть смерть?

Или ничто…

Эрик сидел рядом с Дейзи всю эту длинную ночь, казавшуюся бесконечной. Чуть раньше он снял с нее испачканную одежду, смыл кровь с шеи и надел на девушку ночную рубашку. Потом отнес Дейзи в ее спальню и положил на кровать. И все это время вампир терзался сомнениями. Понимала ли она, о чем просит его? Не пожалеет ли о своем решении, когда придет в себя и в полной мере осознает, что он сделал?

Эрик тихонько застонал. Правильно ли он поступил? Теперь она станет чужой для своей семьи и друзей. Оставалось только догадываться, что на это скажет Алекс. Уж точно ничего хорошего.

Со вздохом вампир погладил Дейзи по щеке. Ее кожа была прохладной, а дыхание таким слабым, что его едва мог различить даже вампир.

Наклонившись, Эрик поцеловал ее в лоб.

— Борись, Дейзи, — пробормотал он. — Я сделал все, что мог. Теперь твоя очередь.

С наступлением рассвета вампир отнес ее вниз, в свое убежище. Прижав Дейзи к себе, он смотрел в окно. Завтрашняя ночь откроет завесу тайны. Если Дейзи проснется с заходом солнца, то будет принадлежать ему вечно.

Сквозь вязкую тьму проник голос. Голос, произносящий ее имя.

— Эрик?

Дейзи пыталась преодолеть душащую ее тьму и наконец открыла глаза. На краю ее кровати сидел Эрик, обеспокоенно хмуря лоб.

Дейзи уставилась на него. Вампир был таким же, как всегда, но все же иным.

— Что-то не так?

Он покачал головой:

— Все в порядке. Как ты себя чувствуешь?

Он не хотел пугать Дейзи раньше времени и успел перенести ее из своего убежища в спальню до того, как она пришла в себя.

— Не знаю. Я чувствую… Я не знаю. Почему все такое яркое? — прищурилась она, а затем закрыла ладонями уши. — Что это за шум?

— Всего лишь грузовик.

— Больше похоже на танк.

Эрик кивнул.

— Не обращай внимания. Ты помнишь, что произошло прошлой ночью?

— Прошлой ночью? Тот молодой человек…

— Деймон.

— Он оказался вампиром! — Она коснулась рукой шеи. — Он укусил меня! Это было гак больно… Совсем не похоже на твои укусы… — Дейзи нахмурилась. — А потом пришел ты, и… — Внезапно ее глаза расширились. — Что ты сделал? О Боже, что ты наделал!

— Дейзи… Все в порядке.

— Нет! Как ты мог?!

— Ты сама попросила меня, разве не помнишь?

Она покачала головой:

— Нет… Нет, я бы этого не сделала. Я никогда не хотела…

Она остановилась и отвела взгляд, не желая признавать правоту Эрика. Она вспомнила его умоляющий голос: «Не оставляй меня! Черт возьми, не бросай меня одного здесь, во тьме, без тебя!» Его отчаяние сломило ее дух, и она попросила вампира обратить ее, сделать такой же, как он.

Она чувствовала, как Эрик смотрит на нее, ожидая ответа.

Дейзи села и провела руками по своему лицу. Теперь она вампир, и пути назад нет. Она должна была злиться на него, на себя, но не чувствовала ни малейших признаков ярости и, более того, не понимала, как ей относиться к тому, что произошло. Дейзи совсем не радовало то, что она стала вампиршей, но она была счастлива, что выжила. Или стала немертвой. Ей совсем не хотелось пить кровь других людей, но потом она взглянула на Эрика и невольно ухмыльнулась. По крайней мере ей не придется делать это в одиночку.

Эрик нахмурился:

— Тебя что-то насмешило?

— Не совсем.

— Чему ты улыбаешься?

— Я подумала, как мне повезло, что мне не придется пить кровь одной.

Он ошеломленно уставился на нее, а затем расхохотался.

Дейзи тоже принялась смеяться. Она хохотала, пока у нее не заболел и бока.

А потом разрыдалась — обо всем, что потеряла.

Не зная, чем помочь, Эрик мог лишь сидеть рядом с девушкой. Он никогда прежде никого не обращал и не имел ни малейшего представления, какой реакции ожидать. Единственное воспоминание, которое он сохранил о собственной первой ночи, был ужасающий голод. Однако Дейзи, похоже, от него не страдала — скорее всего сказалось то, что Эрик в отчаянии отдал ей столько собственной крови, сколько смог.

Он выругался. Ему нестерпимо хотелось обнять Дейзи, но он не знал, будет ли его прикосновение уместным. Слезы девушки причиняли ему такую боль, что с ней не могли сравниться ни ожоги от солнечных лучей, ни страдания, которые он перенес в темнице Костейна. Хуже всего было то, что это Эрик являлся причиной этих слез. Поступив так, как он считал правильным, Эрик не думал, что все зайдет настолько далеко. Не думая о том, к чему приведут отношениях Дейзи, он лишь эгоистично стремился с ее помощью скрасить свое одиночество.

Всхлипнув последний раз, Дейзи вытерла глаза уголком простыни.

— Прости, я…

— Не извиняйся. Чего ради тебе просить прощения?

Она моргнула и посмотрела на него:

— Что? — Он озадаченно уставился на Дейзи, — Почему я должен на тебя злиться?

— Не знаю.

— Дейзи, я… — он провел рукой по волосам, — это я должен просить у тебя прощения.

— За что? Ты все сделал правильно. Я… я сама попросила тебя обратить меня.

— Да.

Он вздохнул, вспомнив, как умолял ее не оставлять его.

— Я знала, что делаю.

— Правда?

— Конечно. — Она склонила голову к плечу. — Ты не жалеешь, что сделал это?

— Нет.

Его взгляд скользнул по ее лицу. Она всегда была красивой, но теперь — еще более, чем прежде. Без сомнений, теперь любой мужчина последует за ней, стоит только позвать.

— А ты не жалеешь?

— Нет, — быстро ответила Дейзи. Как она могла жалеть, если стать вампиром значило провести вечность с мужчиной, которого любит? — Если только ты больше не хочешь меня.

— Не хочу тебя? Да ты с ума сошла.

Он всегда держался уверенно с женщинами, но эта новая Дейзи совершенно сбивала его с толку. Он ожидал, что она станет злиться на него, кричать, но вместо этого она словно ждала чего-то, и он не представлял, чего именно.

— Эрик?

— Да, любимая?

— Ты не хочешь поцеловать меня?

Так вот чего она ждала! Он заморгал, а затем улыбнулся.

— Как пожелаешь, — произнес он. — Но мне кажется, на поцелуе я не остановлюсь.

В ее глазах зажглись веселые искорки, и она соблазнительно улыбнулась:

— А никто и не просит останавливаться.

Повторяя ее имя, Эрик привлек Дейзи к себе и накрыл ее губы своими. Теперь она принадлежит ему, только ему. Навсегда.

Глава 39

Когда они подошли к дому родителей, Дейзи покачала головой:

— Нет, я не могу.

— Конечно, можешь! — терпеливо сказал Эрик. — Тебе нечего бояться.

— Конечно! Тебе легко говорить.

Дейзи сердито взглянула на него.

Стать вампиром оказалось не так уж страшно, как она ожидала. Эрик так заботливо учил ее использовать обретенные сверхъестественные способности, что Дейзи быстро овладела ими в совершенстве. Иногда она и сама удивлялась, как раньше жила без них.

Эрик научил ее превращаться в туман, передвигаться по стенам подобно пауку, преодолевать высокие здания, двигаться со скоростью света. А самое главное — он обучил ее премудростям охоты: как привлекать и призывать к себе добычу и как брать ровно столько, чтобы не причинить вреда жертве. Дейзи противостояла голоду так долго, как только могла, не в силах заставить себя пойти на неизбежное. Прежде она была уверена, что пить человеческую кровь отвратительно, и ее шокировало, насколько приятным это оказалось.

Но ничто за последние пять месяцев не пугало ее так, как предстоящая поездка в Бостон к родителям.

Уставившись на входную дверь, Дейзи чувствовала запах крови своих близких, слышала стук их сердец.

— Догадаются ли они, что я изменилась?

— Только если ты сама им скажешь.

Она поддерживала связь с Алексом и родителями. Мать и отец, разумеется, все еще были в трауре по Брэндону. К удивлению Дейзи, она услышала, что Алекс много времени проводит с Паулой О’Рейли.

— Думаю, он в нее влюблен, — заметила как-то Ирен в разговоре по телефону. — Наверное, это неизбежно. Сначала они успокаивали друг друга, но теперь, похоже, Паула все-таки станет частью нашей семьи.

Дейзи собрала нервы в кулак, собираясь постучать, когда позади раздались шаги. Ей не понадобилось оборачиваться: она знала, что по дорожке идет Алекс, и идет не один. С ним была Паула.

— Привет, сестренка!

Она медленно обернулась:

— Привет, Алекс. Привет, Паула.

Брат кивнул Эрику, а потом крепко обнял Дейзи.

— Не знал, что вы собирались приехать.

— Это было спонтанное решение, — ответила Дейзи. — Паула, познакомься с Эриком.

— Приятно познакомиться.

— Взаимно.

Раздраженный этим обменом любезностями, Алекс открыл дверь и пригласил всех внутрь.

Еще несколько минут были посвящены тому, чтобы представить Эрика родителям Дейзи. Она знала, насколько им неприятно присутствие вампира в доме, однако его ожидал не такой холодный прием, как она думала. Мама предложила Эрику присесть, едва они вошли в гостиную, и вся семья расселась на диване и в креслах.

— Как прошла поездка, дочка? — спросил Ноа. — Прибыли самолетом или на машине?

Дейзи искоса взглянула на Эрика.

— Мы прилетели.

Быстрее, чем ветер. Она улыбнулась про себя.

— Как вы добирались из аэропорта? — спросил Алекс. — Я не заметил машины у крыльца.

— Взяли такси, — ответила Дейзи.

Врать родителям было отвратительно, но о том, чтобы сказать правду, не шло и речи.

— Конечно, зачем вам машина, раз вы остановитесь здесь, — заметил отец.

— Спасибо, пап, но мы остановились в отеле.

— Не хочу и слышать об этом. — Ирен всплеснула руками. — Ты будешь жить в своей старой комнате, а Эрик может… может…

— Эрик может пожить в комнате Брэндона, — закончил за нее Ноа.

— Спасибо, пап, но мы уже забронировали отель.

— Ну хорошо, раз вы так хотите, — пробормотала Ирен.

От Дейзи не укрылось выражение облегчения в глазах матери, когда та поняла, что Эрик не останется в их доме.

— Ах, — захлопотала Ирен, — что же это я? Может, предложить вам чего-нибудь? Я сегодня испекла просто восхитительный пирог.

— Звучит отлично, мам, — подмигнул Алекс.

— Не для меня, спасибо, — ответил Эрик.

— Я тоже не хочу, — поддержала Дейзи. — Мы поели по дороге сюда.

— Но это твой любимый пирог, — напомнила Ирен.

— Я знаю, — улыбнулась Дейзи. — Может, попозже.

— А я съем пирога, — подал голос Ноа. — С мороженым, пожалуйста. И чашку кофе.

— Позвольте, я помогу вам, миссис О’Доннелл.

Паула поднялась и последовала за Ирен на кухню.

— Ты как-то напряжена, дочка, — заметил Ноа, когда жена и Паула вышли. — Что-то случилось?

— Ничего. Почему ты спрашиваешь?

— Не знаю. — Отец наклонился вперед, его глаза сузились. — Может, ты мне скажешь?

— Все в порядке, пап, немного отсидела ноги в самолете.

— Ну-ну.

В поисках поддержки Дейзи взглянула на Эрика. «Может, сказать им правду?»

«Все в твоих руках, милая».

— Давай, Дейзи, признавайся, — подал голос Алекс. — Ты что-то скрываешь.

Он бросил подозрительный взгляд на Эрика и вдруг выругался.

— О нет! Нет, черт возьми, ты, кровосос, скажи, что это неправда!

Ноа перевел взгляд с Алекса на Дейзи, а затем на Эрика.

— Что неправда? — спросил он, а потом в его глазах отразилось понимание. — Дейзи, нет.

Она не могла вынести разочарование в глазах отца, отвращение на лице Алекса и разрыдалась.

— Я знала, что это плохая идея!

С этими словами она вылетела из дома.

Когда Эрик поднялся, чтобы последовать за ней, Алекс перегородил ему дорогу:

— Грязный кровопийца! Как ты посмел?!

— Это было ее решение.

— Не поверю в это ни на мгновение, — с горечью выплюнул Алекс.

— Помнишь Марайю? Так вот, у нее имелся дружок. Деймон очень расстроился после того, что произошло с его возлюбленной. Он напал на Дейзи. Догадываюсь, кстати, что ты был на очереди. Дейзи умирала, когда я нашел ее. И дал ей выбор.

— Нет. — Ноа О’Доннелл встал и сделал шаг к Эрику. — Она бы никогда на это не согласилась.

Эрик выругался. Дейзи права. Приезжать сюда было не самой лучшей идеей. Судя по лицам ее отца и брата, положение вещей стремительно ухудшалось. Не видя иного выхода безболезненно выйти из положения, Эрик собрался было превратиться в туман, как рядом материализовалась Дейзи.

— Он говорит правду. — Она взяла его руку в свою. — Это была моя идея.

Из кухни раздался звон разбитой посуды. Прежде чем кто-нибудь успел понять, что произошло, на пороге появилась Ирен. По ее лицу струились слезы.

— Ох, Дейзи, нет!

— Мне жаль, мам. — Дейзи потянула Эрика за руку: — Идем.

— Нет! — Мать бросилась им наперерез. — Мне все равно, кто ты. Важно лишь то, что ты здесь, с нами.

— Ирен…

Она обернулась к мужу, словно медведица, защищающая своего детеныша.

— Заткнись. Ты бы предпочел, чтобы она умерла, как Брэндон?

Опустив плечи, Ноа покачал головой:

— Нет.

Понурившись, он несколько раз глубоко вздохнул, а потом расправил плечи и протянул руку Эрику:

— Добро пожаловать в семью… сынок.

Со слезами на глазах Дейзи бросилась отцу на шею.

— Спасибо, папочка, — прошептала она.

Алекс фыркнул, а потом тоже пожал Эрику руку.

— Добро пожаловать в семью… вампир.

Сев на край постели в гостиничном номере, Эрик притянул Дейзи к себе на колени.

— Я же говорил, что все будет в порядке.

— В порядке? Ты так это называешь?

— По крайней мере твой старик не воткнул кол мне в сердце, — усмехнулся вампир. — Или тебе.

— Очень смешно.

— Они привыкнут. Просто дай им немного времени.

— Странно слышать от тебя такой совет, — возразила Дейзи. — Ведь ты оставил дом и семью, когда стал вампиром, и больше не возвращался.

— Это не одно и то же. Никто не рассказал мне, что не обязательно убивать, чтобы выжить. Я ничего не знал, когда я проснулся в свою первую ночь. Никто не ждал меня. Со мной была лишь неутолимая жажда.

Дейзи кивнула. Конечно, он прав. Что бы она делала, если бы рядом не оказалось Эрика? Он сделал так, что ее переход от человека к вампиру оказался почти безболезненным. Он даже пошутил в первую ночь, когда они шли та охоту, спросив, чего ей хочется— итальянской, французской или китайской кухни. Тогда новообращенной вампирше было не до шуток, но теперь она могла оценить юмор ситуации. То, что нельзя изменить, нужно принять. А если сделать это с улыбкой, то жизнь станет гораздо легче. А Эрик всегда заставлял ее улыбаться.

Вампир смотрел на нее, и Дейзи видела, как заботливо светятся его темные глаза. За это она любила его еще больше.

— Перестань беспокоиться обо мне. Со мной все хорошо.

— Более чем хорошо, дорогая. С тобой все прекрасно. Ты великолепна. И знаешь что? Я не думаю, что Алекс и Паула обгонят нас у алтаря.

— Что?

— Свадьба, Дейзи Мэй. Я прошу тебя выйти за меня замуж.

Она заморгала:

— Ты хочешь жениться на мне?

— Ну, мне так казалось. Но если ты не хочешь…

— Конечно, хочу. А теперь заткнись и поцелуй меня.

Эрик усмехнулся:

— Ты говоришь прямо как твоя мама. Может, у нас даже получится двойная свадьба. Рис может быть моим свидетелем.

От одной мысли об этом Дейзи расхохоталась.

— Я люблю тебя, Дейзи, милая, больше всего на свете.

Тепло и любовь захлестнули девушку с головой, ее сердце словно завернули во что-то мягкое и теплое. Упав на кровать, Дейзи сбросила одежду, а потом стремительно оседлала своего вампира, чувствуя, как его руки нежно скользят по ее обнаженной спине.

Целуя его, Дейзи подумала, что у вампиров множество преимуществ. Все их чувства обострены до предела, отчего удовольствие во время занятий любовью просто неземное. Каждый поцелуй, каждое прикосновение ощущается на совершенно другом уровне, более чувственно и глубоко. Она гладила плечи и грудь Эрика под его рубашкой, наслаждаясь силой его мускулистого тела, отзывающегося на прикосновения ее пальчиков, и силой, которую вампир излучал. Но лучше всего было то, что ни он, ни она никогда не уставали.

Со счастливым вздохом Дейзи покорилась чувственной магии Эрика, упиваясь его поцелуями и ласками.

Спешить им было некуда.

До рассвета оставалось еще несколько часов.


home | my bookshelf | | Власть поцелуя |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 2.9 из 5



Оцените эту книгу