Book: Аромат этих роз



Аромат этих роз

Марша Ловелл

Аромат этих роз

1

— Джош Монтгомери?

Привлеченный нежным, мелодичным голосом, Джош обернулся.

Женщина. Чуть выше среднего роста, пропорционально сложена, худая, но с приятными округлостями во всех положенных местах. Роскошные волосы цвета красного дерева она стянула в строгий хвост. К счастью, с ее чертами лица она могла себе позволить такую прическу: точеный нос, высокие скулы и большие карие глаза, похожие на оленьи. Сейчас эти глаза смотрели на Джоша так серьезно, что в этом было даже нечто трогательное.

— Да, это я. Здравствуйте, — сказал Джош, включив обаяние на полную мощность.

Женщина не отреагировала.

— Я надеялась найти вас здесь. Разрешите… э-э-э… угостить вас пивом.

— Спасибо. У меня уже есть. — Джош кивнул на свой стакан.

Женщина растерянно воззрилась на него. Джош ждал, что она тем или иным способом закинет удочку, например, спросит: «Мы раньше не встречались?» или «Вы случайно не знаете такого-то?». Но она молчала и лишь теребила в руках сумочку. В конце концов он улыбнулся и спросил:

— Позвольте, я возьму вам что-нибудь выпить?

— «Отвертку», пожалуйста. Побольше апельсинового сока.

Бармен проворно смешал коктейль. Женщина взяла стакан и снова посмотрела на Джоша.

— Может, присядем где-нибудь? — предложил он.

Джош сам не знал толком, зачем он это делает. Вокруг него вилось достаточно сногсшибательных красоток, а эта женщина к их числу явно не принадлежит, хотя и хорошенькая. И все же что-то в ней его заинтриговало.

— Итак, вы надеялись меня найти и нашли, — сказал Джош, когда они сели за столик. — Не поймите мое любопытство превратно, но, похоже, я вас не знаю. Не так ли?

— Так. Не знаете.

Женщина отпила из стакана. Коктейль не был крепким, но она чуть заметно поморщилась. Значит, она не любительница выпивки, понял Джош. И что она делает в баре?

— Строго говоря, я вас тоже не знаю. Мне известна только ваша репутация, — после небольшой паузы сказала она.

Ах вот как? Она знает, что он богат. Интерес Джоша сразу пошел на убыль.

— Значит, вы слышали о моей компании «Сладкие фантазии».

— Конечно, слышала! Ваша компания изменила жизнь нашего маленького городка. Но я говорила не о вашей деловой репутации.

Джош почувствовал, что его интерес возвращается. Он задумался, прикидывая разные варианты.

— Вы, вероятно, имеете в виду футбол? В школе я был отличным нападающим. Правда, это было давно.

Незнакомка усмехнулась.

— Нет, я имела в виду другое. Однако я помню вас по школе, я тогда тоже здесь жила.

Джош был совсем сбит с толку.

— Видно, придется спросить напрямик. О какой репутации вы говорите?

Женщина лучезарно улыбнулась, сделала глубокий вдох и выпалила:

— Я выбрала вас, потому что считается, что вы — беспроигрышный вариант.

Она пожалела о своих словах еще до того, как закрыла рот. Я, наверное, спятила! — мелькнуло у нее в голове. У нее возникло острое желание броситься прочь из бара с такой скоростью, какую только позволят развить идиотские высоченные каблуки.

— Я — беспроигрышный вариант?

— Ну… я слышала, что вы обычно… то есть я надеялась… — Она запнулась, вздохнула и попыталась начать сначала. События развиваются совсем не так, как она рассчитывала. — Видите ли, мне нужна помощь в связи с одной ситуацией… сексуального свойства. Мне казалось, что ваша позиция по этому вопросу всем известна.

— Вы хотите сказать, всем известно, что я сплю со всеми подряд?

Она почувствовала, что краснеет.

— Я бы выразилась иначе.

— Именно это вы только что сказали. — Джош прищурился. — Итак, вы предлагаете мне переспать с вами? — Его голос хлестал как кнут. — Вам просто-напросто нужно, чтобы я вас обслужил?..

— Я девственница. — Чувствуя, что снова начинает нервничать, она отпила еще немного коктейля. — Мне двадцать девять лет, и я девственница, вот почему я вас искала.

Джош уставился на нее, как на сумасшедшую, сбежавшую из психушки. Внезапно его осенило.

— Это розыгрыш? Признавайтесь, кто вас подослал?

— Уверяю вас, это вовсе не розыгрыш.

Джош помолчал, мысленно взвешивая ее слова.

— Если вы серьезно… то мой ответ — нет. Очень жаль, — в его тоне не слышалось и намека на сожаление, — но я не могу.

Она не ожидала, что его отказ так расстроит ее. Джош Монтгомери широко известен своими похождениями, и тот факт, что он отказывался лечь с ней в постель, сам по себе говорит о многом.

— Почему? — спросила она.

— Почему? — Джош посмотрел на нее так, словно не верил своим ушам. — Неужели непонятно? Видите ли, вопреки тому, что вы, вероятно, думаете, мужчины не готовы заниматься сексом с кем угодно и когда угодно, во всяком случае я… вопреки общему мнению. Вы что, собирались заплатить мне, когда дело будет сделано?

Она смущенно хмыкнула.

— А что, это повлияло бы на ваше решение?

— Ну и ну, леди, вы меня убиваете!

— Я пошутила, — пробормотала она, — прошу прощения. Я не имела в виду, что вы жиголо.

— Слава богу, вы меня утешили! — Сарказм Джоша был таким острым, что, казалось, мог бы разрезать стекло. — Полагаю, насчет всего остального вы тоже пошутили, я прав?

— Нет, я говорила серьезно. Мне действительно нужна ваша помощь в моей… гм… ситуации. И сегодня же вечером. По правде говоря, у меня нет выбора. Я понимаю, моя просьба кажется дикой, и я не могу объяснить вам, в чем дело, но это для меня очень важно. — Она опустила взгляд и уставилась на столешницу. — Что ж, я должна была хотя бы попытаться.

Похоже, она не знает, куда деваться от унижения, понял Джош. Он протянул руку, погладил незнакомку по щеке.

— Значит, говорите, я — беспроигрышный вариант. Интересно, что это означает в устах скромницы вроде вас? Что я человек сомнительных моральных устоев? Или дурной репутации? А вы, значит, девственница? — Он придвинулся ближе. — Полагаю, есть только один способ это проверить. Конечно, для такого типа, как я.

Его губы были твердые и одновременно нежные, и через несколько мгновений они словно сплавились с ее губами. Она на секунду опешила, но, когда прошло первое потрясение, в ней проснулось любопытство. Целоваться с Джошем — это все равно что есть ананас: сладко, но в то же время немного обжигает губы. Она прижалась к нему и положила руку ему на грудь.

И вдруг все кончилось так же внезапно, как и началось. Ошеломленная, она открыла глаза, дыша, как после пробежки. Она отметила, что дыхание Джоша тоже стало неровным. Его голубые глаза сверкали, как два сапфира.

— Как тебя зовут?

— Эйлин.

— Извини, Эйлин, но я не буду с тобой спать.


Десять минут спустя Джош вытащил с танцпола своего приятеля.

— Адам, мне нужно с тобой поговорить. Прямо сейчас.

— Я уже почти обаял шикарную блондинку, используя твою патентованную методику! У тебя что, решается вопрос жизни и смерти? — Адам не скрывал своего недовольства.

— Именно жизни и смерти! — угрожающе прорычал Джош. — Я собираюсь тебя убить за эту дурацкую шутку.

— Какую еще шутку?

— Не притворяйся идиотом! — Джош все еще пребывал под впечатлением инцидента в баре и злился на себя за то, что Эйлин и ее «трогательная» просьба подействовали на него так сильно. Он отказал Эйлин, но его тело все еще протестовало против решения разума. — Это же надо такое состряпать! Девственница, этакое ранимое и напуганное существо, называет меня беспроигрышным вариантом и просит заняться с ней сексом! Это уж слишком, даже для тебя.

— Дружище, я не представляю, о чем ты говоришь, но мне вдруг стало очень интересно.

У Джоша неприятно засосало под ложечкой.

— Ты хочешь сказать, что ничего не знаешь? Что это не ты ее подослал?

— Нет, не я, но после твоих слов я уже жалею, что это так.

Явная заинтересованность Адама убедила Джоша в том, что друг говорит правду.

— Кто же тогда меня разыграл? — Джош потер подбородок. — Что за дурацкая…

— Постой, Джош, откуда ты знаешь, что это розыгрыш?

— Она заявила, что она девственница, но я на это не купился.

— Почему же?

Потому что Джош не представлял, зачем еще ей это нужно, если не для того чтобы его разыграть. Потому что он не мог понять, кто она на самом деле. Нет, решил Джош, она не может быть настоящей. Вслух он ответил:

— Во-первых, ей двадцать девять лет. Адам удивленно хохотнул.

— Я не шучу! Она, конечно, не выглядит на двадцать девять, но у меня такое чувство, что, если бы я попросил ее показать удостоверение личности, она бы его немедленно предъявила.

— Почему ты думаешь, что она соврала насчет своей невинности? — заинтересовался Адам.

Из-за поцелуя, подумал Джош. Его тело до сих пор горело как в огне, а кровь бурлила как шампанское. Ни одна девственница на свете не может так целоваться. Он помолчал, пытаясь найти более весомый аргумент.

— Во-вторых, она настаивала, что ей нужно лишиться невинности именно сегодня. Как будто это какая-то миссия! Потому-то ей и понадобился этот чертов беспроигрышный вариант.

— И что же она сделала, когда ты отказался? Ушла домой? — Адама ситуация, казалось, забавляла.

— Нет, она все еще в баре. — Джош вдруг почувствовал себя неуютно.

— Правда?! — радостно воскликнул Адам. — Тогда, может быть, она не шутит? Может, она ищет другого покупателя на свой товар? Черт, пожалуй, мне стоит вернуться в бар…

— Нет! Она сказала, что ждала именно меня. Адам, если ты хоть словом кому-нибудь…

— Я буду нем как рыба, — заверил друга Адам. — Но зато завтра я приду к тебе с утра пораньше и не успокоюсь, пока ты не расскажешь мне все в подробностях. — Джош знал, что Адам не шутит. — Счастливой охоты на девственниц.

Не удостоив ответом последнюю реплику Адама, Джош решительно зашагал обратно. Его место рядом с Эйлин занял какой-то верзила в красной клетчатой рубашке. Эйлин сидела на самом краешке стула и явно чувствовала себя не в своей тарелке. Джош даже на расстоянии ощущал напряжение, сковавшее ее тело. У него не укладывалось в голове, что она готова добровольно лечь в постель с типом, который сейчас наклонился к ней. «У меня нет особого выбора». Проклятье! То, что она затеяла, очень опасно! Неужели она сама этого не понимает?

— Эйлин!

Она оглянулась, в расширенных глазах мелькнуло удивление и, как с удовольствием отметил Джош, облегчение.

Верзила с бычьей шеей попытался возразить:

— Эй, приятель, мы с дамочкой разговариваем…

— Уже нет, — отрезал Джош. — У леди есть одна проблема, которую я обещал решить. Сегодня же вечером.

Во взгляде Эйлин появились надежда и, к удивлению Джоша, страх. Даже не взглянув на верзилу, она извинилась, встала из-за стола и позволила Джошу обнять ее за плечи. Верзила недовольно пробурчал что-то и отошел к стойке бара.

— Ты на машине? — спросил Джош.

Эйлин кивнула.

— Значит, поедешь за мной, мы отправляемся ко мне и там займемся твоей проблемой.

И я тебе покажу, что может случиться, если хорошая девушка ищет неприятности на свою голову, добавил он мысленно.


Эйлин затормозила перед домом Джоша, но выходить из машины не спешила. Кажется, я собираюсь совершить самую большую глупость в своей жизни, мелькнула у нее мысль. Она стала отстегивать ремень безопасности. Кнопка не поддавалась. Господи, если она так неуклюже возится с этой ерундой, что же будет, когда она… когда они… Нет, никаких «кажется», она точно собирается совершить ужасную глупость!

Эйлин покосилась на ключи от машины, которые держала в руке. Ей достаточно лишь…

— Эй, ты в порядке? — Джош постучал костяшками пальцев в ее окно.

Эйлин ахнула и выронила ключи. Он усмехался, словно вся эта затея была студенческой шуткой. Если бы в поведении Джоша было что-то угрожающее или если бы он проявлял нетерпение, она бы завела мотор и уехала. Но вот так, явно забавляясь, он задевал какие-то струны, о существовании которых Эйлин даже не подозревала. И она убрала ключи в сумочку, решив, что пойдет до конца, даже если в процессе ненароком покалечит партнера. Она вышла из машины и громко захлопнула дверцу.

— Это твой дом? Очень мило, — заметила она как можно непринужденнее.

— Мне нравится. Место уединенное. Ты можешь шуметь как угодно… — Джош бросил на нее многозначительный взгляд, — и никто не услышит.

Эйлин оставила это высказывание без ответа и прошла за ним в дом.

Джош включил свет. Эйлин подумала, что его дом не похож на берлогу закоренелого холостяка и плейбоя. Впрочем, чего она ожидала: что на полу валяются пустые пивные бутылки, а с люстры свисают бюстгальтеры? Интерьер дома был выдержан в современном стиле, но без утрированного минимализма. Из окон открывался вид на сад, в углу гостиной находился большой аквариум, подсвеченный изнутри.

— Очень красиво.

— Сразу устраиваемся на диване или как?

Эйлин зацепилась каблуком за край ковра и споткнулась.

— Прошу прощения?..

— Но ты же пришла сюда ради секса? Насколько я понял, ты очень торопишься.

— Ясно. — Эйлин ничего не было ясно, но она рассудила, что Джошу виднее. — Значит, смысл в том, чтобы просто войти внутрь и как можно быстрее закончить? Для тебя это нормально?

— Вряд ли. — Джош казался оскорбленным, хотя Эйлин не хотела его оскорбить. — Если ты хочешь медленно… — Он шагнул к ней и в одно мгновение завладел ее губами и дыханием.

Если поначалу Джош смаковал ее губы, то очень скоро буквально пожирал их, с жадностью набрасывался на них. От его поцелуев возбуждение накатывало на Эйлин волнами, как в шторм, и противостоять этой стихии она была бессильна, оставалось только отдаться ей во власть. Когда Джош отпустил ее, ей потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя.

— Что ж, это оказалось лучше, чем я ожидала.

Джош резко рассмеялся.

— Откуда ты знала, чего ожидать, если ты девственница?

— Я много читаю. — Эйлин несколько раз вздохнула, пытаясь успокоиться. От возбуждения у нее в животе словно порхали бабочки. — Но ты прав, я играю не в своей лиге. — Она помолчала, отметив самодовольную улыбку, появившуюся на его лице. — И ты это знал. Ты ведь именно это пытался доказать, правда?

Он молча смотрел на нее.

Эйлин схватила сумочку.

— Если ты привез меня сюда только затем, чтобы что-то доказать, — прошептала она дрогнувшим голосом, — то, наверное, тебе лучше было оставить меня в баре.

Джош преградил ей дорогу к двери.

— А что бы ты тогда делала?

— Не знаю. — Эйлин поникла, как сдувшийся воздушный шарик. Боль в ногах, не привыкших к высоким каблукам, мешала думать. Она бы с удовольствием сбросила туфли. — Я целый день набиралась храбрости, чтобы обратиться к тебе. Ты, наверное, рассердишься, но после всего, что я о тебе слышала, у меня сложилось впечатление, что ты мне не откажешь.

— Господи, что ты такого обо мне наслушалась?! То есть я, конечно, не монах, но и местным Казановой меня вряд ли можно назвать.

Эйлин захихикала. Джош улыбнулся, на этот раз это была самая обыкновенная улыбка, безо всякого самодовольства. Он сел и похлопал по дивану рядом с собой.

— Присядь на минутку.

Эйлин подчинилась и почувствовала тепло, исходящее от его тела. Помедлив, она все-таки сбросила туфли, чем заслужила еще одну улыбку Джоша. Она присмотрелась к нему. Черные волосы, синие глаза. Волевой подбородок, а губы, изогнутые в усмешке, казались высеченными из гранита. Над правой бровью небольшой шрам, который его нисколько не портил. Спору нет, Джош хорош собой, но первое, что поразило Эйлин, была его добрая улыбка и нежность в голосе. Она решила, что сделала правильный выбор.

— Скажи, зачем ты это делаешь? Ты уверена, что вообще хочешь этого?

— О да, уверена, — выдохнула Эйлин. — Может, мне немного и страшновато, но я хочу этого.

— Страшновато. Это-то меня и настораживает, — пробормотал Джош. Он обнял ее за плечи, привлекая к себе. — Почему ты решила сделать это именно сейчас?

Эйлин напряглась.

— Что значит — почему?

— Обычно женщины не расстаются с невинностью вот так, в срочном порядке.

Она неловко заерзала.

— Ты не поймешь…

— А ты попробуй объяснить.

Эйлин попыталась быстро придумать подходящее объяснение.

— Моя жизнь меня устраивает, но… я вдруг поняла, что мне скоро стукнет тридцать, а я все откладываю и откладываю разные дела, которые мне всегда хотелось сделать. Например, я никогда не была в Европе, никогда не купалась нагишом, никогда не ела обед из семи блюд…

— Что ж, — усмехнулся Джош, — у тебя вся ночь впереди.

— Я подумала и поняла, что больше всего нервничаю из-за секса, вот и решила начать именно с этого пункта. — Эйлин смущенно рассмеялась. — Если я смогу сделать это, то выполню и все остальное. — Она сказала не всю правду, к истинной же причине ей было страшно даже приблизиться.



— Ты всегда принимаешь решения импульсивно? — мягко пророкотал Джош над ее ухом. Его дыхание щекотало ей шею. Она было уткнулась носом в его грудь, но Джош повернул ее так, чтобы лучше видеть лицо. — Ну так как?

— Почти.

Он рассмеялся, выражение его глаз неуловимо изменилось.

— Секс меняет жизнь, даже если предполагается, что он ничего не значит. Может быть, даже особенно меняет — именно когда предполагается, что он ничего не значит. Поверь мне, тебе стоит над этим задуматься. Это не то, с чем следует торопиться.

— Джош, тебе не кажется, что я «тороплюсь» расстаться с невинностью уже лет десять?

— Ты знаешь, что я имею в виду.

— Нет, кажется, не знаю. — Эйлин задумалась. Как объяснить Джошу причину своей торопливости, не вдаваясь в подробности? — Понимаю, тебе кажется, что завтра утром я пожалею о своем решении или, что еще хуже, воображу, что за этой ночью последует счастливое продолжение, но это не так. Мне не семнадцать лет, а двадцать девять, — с легким упреком напомнила она. — Я прекрасно понимаю, что моя первая близость будет не такой, как я когда-то это себе представляла, но я также знаю, что могу благополучно жить одна. Возможно, я не буду счастлива, но, если разобраться, в каком-то смысле я не счастлива уже несколько лет. Так пусть лучше у меня будет секс без счастья, чем ни того, ни другого.

Джош рассмеялся и грубовато признался:

— Эйлин, не знаю, кто ты такая, но ты мне нравишься.

— Ты мне тоже нравишься, — с улыбкой сказала она. — Я давно хотела это сделать, но, когда я сюда попала, я вдруг осознала реальность происходящего. Это меня немного испугало, я и хотела, и не хотела, чтобы это произошло, но теперь уверена, что хочу. Ты сильно облегчил мне задачу.

Не задумываясь о том, что делает, Эйлин потянулась к Джошу и поцеловала в губы. Когда она отстранилась, Джош спрятал глаза за опущенными веками.

— У тебя неплохо получается.

В его голосе появилась хрипотца. У Эйлин сжался желудок, а сердце пустилось вскачь.

— Хотя ты и считаешь, что готова, — сказал вдруг Джош, — но, похоже, мне не стоит заниматься с тобой сексом. Пожалуй, мы можем обойтись такими поцелуями.

— Только поцелуями? — Эйлин не смогла скрыть разочарование. Он что, шутит? Она же только что сказала, чего хочет.

— Поцелуев будет вполне достаточно, поверь моему опыту.

Упаси меня боже от мужчин, считающих, что они лучше меня знают, что мне нужно, с раздражением подумала Эйлин. Неужели все мои старания пошли прахом?

Джош наклонился к ней, медленно обвел ее губы кончиком языка и убрал его. Этот поцелуй совсем не походил на ту стремительную атаку губ, с помощью которой Джош не так давно пытался доказать свою точку зрения. Это было медленное, неспешное соблазнение. Джош по-прежнему почти не прикасался к ней, он лишь дразнил ее легкими, как дыхание, поцелуями, его язык время от времени пробегал по ее губам и отступал. В Эйлин стало нарастать беспокойство, ее губы пришли в движение, язык неуверенно двинулся навстречу языку Джоша. Джош одобрительно зарычал.

Сердце Эйлин забилось еще быстрее, ей стало трудно дышать. Эйлин чувствовала, что в ней нарастает какое-то непонятное напряжение, незнакомые ощущения так переполнили ее, что она боялась взорваться. Она оторвалась от губ Джоша, жадно ловя ртом воздух.

— Ах, Джош, прошу тебя…

Казалось, она приняла какой-то наркотик, невероятно обостривший все ее ощущения. Эйлин вся дрожала от избытка энергии, которую не знала, как выпустить наружу.

— Ну-ну… — пожурил он, увидев, как она торопливо задирает платье. — Только поцелуи, не забыла?

Эйлин умирала от желания. Этот человек или безумец, или садист, промелькнуло в ее мозгу. С неожиданной для самой себя силой она оттолкнула Джоша.

— Я помню. — Сорвав с себя платье, она легла на диван в трусиках и в бюстгальтере и невинно посмотрела на Джоша. — Мы будем только целоваться.

— Эйлин, — выдохнул Джош, — мы не должны…

Она сняла бюстгальтер и отбросила его в сторону.

— Я выдержу, честное слово, я смогу, — прохрипела она. — Джош, возьми меня!

Эйлин была готова и ни секунды не сомневалась, что хочет этого сейчас, здесь, с этим мужчиной. Она ждала ответа.

— Нет. — Джош отодвинулся в самый угол дивана. — Черт побери, Эйлин, ты не знаешь, во что ввязываешься, а я знаю. Разве ты не хочешь, чтобы твоя первая близость произошла с мужчиной, который для тебя хоть что-нибудь да значит, а не с кем попало?

— Ты не кто попало, — выдохнула Эйлин. — Какой другой мужчина обращался бы с незнакомой женщиной так… так чудесно? — Она встала, собрав остатки храбрости, и взялась за свои тоненькие шелковые трусики. — Джош, прошу тебя… я тебе доверяю. — С этими словами она спустила трусики по ногам, переступила через них и замерла в ожидании.

Джош уставился на нее, как голодающий, неожиданно попавший в шикарный ресторан. В его взгляде смешались откровенный, почти примитивный голод и ошеломленное недоверие. Он медленно поднял взгляд и посмотрел ей в лицо.

— Я тебе доверяю, — повторила Эйлин, закрывая глаза.

Наконец Джош прикоснулся к ней. Но это было не то требовательное, яростное объятие, какого она ожидала. Джош встал, и Эйлин почувствовала, как он нежно привлекает ее к себе. Его сердце билось прямо у нее под ухом сильными частыми ударами. Он погладил ее по голове, и, несмотря на желание, державшее ее в своих тисках, Эйлин до боли захотелось, чтобы у них была совсем другая причина заняться любовью.

— Твой первый раз произойдет не на диване, — хрипло сказал Джош.

Он подхватил ее на руки и понес в спальню.

Эйлин казалось, что из нее вышибли дух. Все ее тело превратилось в один сплошной трепещущий нерв. Джош рухнул на нее, она обняла его и стала гладить по спине. Ее переполняло… благоговение, иначе не скажешь.

Через несколько секунд Джош приподнялся на локте и отвел с ее лица прилипшую прядь влажных волос.

— Эйлин? — неуверенно спросил он. — Все нормально?

Нормально? Она в этом сомневалась. «Нормально» — слишком слабое слово для описания того, что она сейчас чувствовала.

Она обняла его за шею, притянула к себе и прижалась губами к его губам, пытаясь самым нежным из поцелуев выразить то, что не могла передать словами.

— Спасибо, — выдохнула Эйлин и мысленно добавила: теперь мне не придётся умереть девственницей.

2

С каждым вздохом Джош вбирал в себя неповторимый аромат Эйлин — смесь легкого цветочного запаха духов и еще чего-то, похожего на детскую присыпку. Прошлой ночью Эйлин была невероятна. Такого наслаждения Джош не испытывал уже… он даже не мог вспомнить, насколько давно. Он крепче сжал ее в объятиях, наслаждаясь податливостью ее тела. Стоп!

Он порывисто сел в кровати и обнаружил, что сжимает в объятиях… две подушки. Что за чертовщина? Хорош же он, размечтался, когда женщины, о которой он грезит, даже нет рядом с ним в постели!

Посмеиваясь над собой, Джош покачал головой и встал, чтобы найти Эйлин и вернуть ее в постель. Он не собирался отпускать ее так легко. Одеться Джош не потрудился: до ближайших соседей далеко и никто не может заглядывать в его большие, от пола до потолка, окна. Кроме того, ему не терпелось найти Эйлин. Джош на миг задумался, надела ли Эйлин его рубашку или разгуливает по его дому в чем мать родила. Одной этой мысли оказалось достаточно, чтобы он снова возбудился и проснулся окончательно.

Дверь в ванную была открыта, свет не горел. Может, Эйлин решила приготовить ему завтрак? Джош заглянул в кухню. Но и там никого не было. Ему пришла в голову не очень приятная мысль, он вернулся в гостиную, посмотрел повнимательнее, и настроение у него сразу испортилось. Одежды Эйлин нигде не было видно, сумочки тоже. Джош подошел к входной двери и распахнул ее.

На пороге стоял Адам. В одной руке он держал коробку с пончиками, другую тянул к кнопке звонка. Увидев Джоша, Адам рассмеялся.

— Доброе утро, герой-любовник. Вот, решил принести тебе и твоей… гм… гостье завтрак.

Джош посмотрел поверх плеча друга на подъездную дорогу. Автомобиль Эйлин исчез.

— Проклятье!

Джош вернулся в дом, Адам вошел следом за ним. Не обращая внимания на гостя, Джош прямиком прошел в ванную, натянул спортивные брюки и футболку. Потом, все еще бормоча под нос ругательства, пошел на/кухню, где Адам уже удобно устроился за столом со стеклянной столешницей.

— Ты на редкость не вовремя, — буркнул Джош. Он запустил руку в коробку и взял пончик.

— Знаю, — согласился Адам, тоже беря пончик, — наверное, мне полагается извиниться, но, после того как вчера в баре ты прервал меня на самом интересном месте, я подумал: какого черта? Я тебя предупреждал. Скажи спасибо, что я подождал до девяти часов. Так где она?

Джош откусил кусок пончика, политого шоколадной глазурью, и включил кофеварку.

— Она ушла.

— Подробности. — Адам озорно усмехнулся. — Меня интересуют подробности.

— Нет у меня никаких подробностей, — огрызнулся Джош. — Я сам не знаю, куда она девалась.

— Я имел в виду ночь.

— Достаточно сказать, что я нарушил данное самому себе слово и все-таки уложил ее в постель. — Джош помолчал, откусил еще кусок пончика, прожевал и закончил: — А теперь она исчезла.

— Значит, в ней что-то есть?

— С чего ты взял? — Джош подозрительно покосился на друга, не доверяя его серьезному виду и ожидая подвоха.

— Потому что я не видел у тебя такого лица с тех пор… да, пожалуй, никогда не видел.

— Какого такого лица?

Адам хмыкнул.

— У тебя такое странное выражение… нечто среднее между тем, с каким ты смотришь на обнаженную красотку, и тем, какое у тебя бывает, когда тебе наступили на ногу.

Джош нехотя рассмеялся.

— Не могу понять, почему она ушла. — Он налил себе кофе и тут же отпил из чашки, не дожидаясь, пока кофе остынет. Ему нужно было срочно подкрепиться кофеином. — Ночь была фантастическая. А утром я просыпаюсь и обнаруживаю, что она исчезла не попрощавшись.

— Она не оставила записку? — спросил Адам. — Может, у нее сегодня утром неотложное дело?

Джош испытал облегчение. Конечно, как он сам не догадался, что Эйлин нужно было куда-то уехать с утра пораньше! Может, она оставила еще где-нибудь записку? Обыскав буквально весь дом, Джош вернулся в кухню и сел за стол напротив Адама.

— Ничего: ни записки, ни номера телефона…

— Она не оставила на тумбочке возле кровати двадцатку?

Джош бросил на друга свирепый взгляд.

— Очень смешно. Убирайся!

— Эй, приятель, полегче! — Адам поднял руки. — И не выгоняй меня, я же привез пончики. Разве это меня не оправдывает?

— Не нужны мне эти чертовы пончики, мне нужна Эйлин. Прямо сейчас.

— Так найди ее телефон в справочнике и позвони.

— Я не знаю ее фамилии, — нехотя признался Джош.

Адам расхохотался.

— Не знаешь фамилии?

Джош развел руками.

— Ну да, я занимался фантастическим сексом с девственницей, а теперь она ушла, и я не знаю, как ее найти.

Адам улыбнулся, но от дальнейших насмешек благоразумно воздержался. Он рассудил, что Джошу сейчас не до смеха.

— Всегда можно найти способ. Давай рассуждать логически. Как все это началось?

Джош рассказал другу все с начала и почти до конца, не вдаваясь только в самые интимные подробности того, что произошло ночью.

— Она была так решительно настроена! Ей непременно нужно было заняться сексом этой ночью. Со мной. Такое впечатление, будто она выполняла некую миссию. Как я уже говорил, это было удивительно… и немного походило на помешательство.

Адам нахмурился и задумчиво потер подбородок.

— Говоришь, она помнит тебя по школе?

— Да. Но я не помню никакой Эйлин. Мы с ней точно не дружили.

— Естественно, ей двадцать девять, а тебе тридцать три, — рассудил Адам, — она никак не могла учиться с тобой в одном классе или даже в параллельном.

— Да, верно. — Джош подсчитал в уме. — Мы могли учиться в школе одновременно только один год. Когда она только поступила в среднюю школу, я уже учился в выпускном классе.

— Вот именно. Значит, тебе нужно всего-навсего выяснить, кто учился в младшем классе в год твоего выпуска.

— И как я, по-твоему, могу это узнать?

— Я что же, должен все за тебя сделать? — Адам снял с подставки чашку и налил себе кофе. — У тебя ведь есть школьный ежегодник, не так ли? Возьми и посмотри, какие там были Эйлин.

Адам сделал глоток, поморщился и добавил в кофе сахар и сливки.

— Почему я сам не догадался? — смутился Джош.

— Потому что ты сейчас не способен мыслить трезво. Во всяком случае, выше талии. — Адам одарил друга одной из своих фирменных ухмылок. — Так что бери ежегодник и давай вместе выясним, кто она, твоя таинственная Эйлин. Если она и впрямь так хороша, как ты утверждаешь, может, у нее найдется сестра.

Подумав, Джош развел руками.

— У меня нет ежегодника, он остался в доме родителей, в Сан-Диего. А они сейчас в Европе и вернутся только через три недели.

Адам покачал головой.

— Так дело не пойдет. За три недели ты меня с ума сведешь, надо что-то придумать. — Он помолчал и вдруг щелкнул пальцами. — Есть! Надо посмотреть в библиотеке!

— Отличная мысль, — просиял Джош. — Спасибо, Адам, я твой должник.

— Погоди, Джош, только один вопрос. А что, если Эйлин не хочет, чтобы ты ее разыскивал? Я знаю, о твоем успехе у женщин ходят легенды, но я слыхал, что среди них тоже попадаются такие, которые предпочитают стоянку на одну ночь.

Вопрос застал Джоша врасплох, но он решительно отмел сомнения:

— Эйлин не такая.

— Откуда ты знаешь?

— Я знаю себя. Если я чего-то захочу, я это получу. — Джош улыбнулся, предвкушая продолжение. — Поверь мне, это не будет стоянкой на одну ночь.

Адам посмотрел на друга и поднял чашку, чокаясь, как бокалом вина.

— Что ж, выпьем за удачную охоту! У бедняжки нет ни одного шанса.


Эйлин сидела в кабинете врача, глядя на сложный агрегат, с помощью которого ей только что сделали рентгеновский снимок грудных желез. Сама процедура была уже закончена, и Эйлин ждала, когда проявят снимок.

Возможно, ей было бы легче, если бы она могла с кем-то поговорить, поделиться своими страхами. Она звонила Бетани, своей лучшей подруге, но той не оказалось дома. Будучи известным фотографом и работая в модельном агентстве, Бетани вообще редко сидела на месте, разъезжая по всему свету. Поэтому связаться с ней в экстренных случаях было практически невозможно.

Кроме Бетани, у Эйлин не было близких подруг. Конечно, были еще коллеги, но рассказать им… Эйлин покачала головой. Что она может им сказать?

Были приятельницы. Они были знакомы около двух лет, иногда ходили вместе на ланч, изредка в кино, но подлинной душевной близости между ними не было. Не могла же Эйлин запросто сказать им: «Привет, кажется, у меня нашли рак груди, я ужасно боюсь смерти, разрешите поплакаться вам в жилетку?»

Нет, это исключено.

Мама… Матери Эйлин пока не позвонила. Она решила не волновать мать, пока не будет знать окончательный диагноз.

В кабинет вошла медсестра. Сердце Эйлин подпрыгнуло и забилось где-то в районе горла.

— Ну что?

— Извините, я не знала, что вы еще здесь. — Медсестра казалась удивленной. — Думаю, доктор сейчас придет. — Она поспешно вышла.

Эйлин бессильно обмякла на стуле. Ожидание становилось невыносимым. Она ждала результатов еще с пятницы. В пятницу она побывала в другом кабинете, очень похожем на этот. Эйлин помнила свой визит к гинекологу так отчетливо, как помнят кошмарный сон, не дающий покоя весь день. После обычного осмотра врач сел за стол, строго посмотрел на Эйлин и спросил:

— Вы осматриваете свою грудь?

Эйлин ненадолго задумалась.

— Да, от случая к случаю.

Врач нахмурился.

— Грудь необходимо осматривать регулярно, каждый месяц. Вы ведь знаете, как это делается?

— Да, знаю.

— А мне кажется, не очень хорошо знаете.

Врач надел резиновые перчатки и стал показывать Эйлин, как нужно ощупывать молочные железы. Эйлин слушала не очень внимательно и мысленно составляла список того, что нужно купить в магазине. Красный перец, лук, рыбное филе…

— Вы должны ощупывать грудь, двигаясь от внешней стороны к внутренней.

— Понятно. — Наверное, нужно купить рис. Кажется, он кончается…

— Затем… — Врач замолчал.

Эйлин помнила, что не обратила на это внимания. Она тогда раздумывала, купить ли готовое печенье или испечь самой.

— Давно у вас это уплотнение в правой груди?

Эйлин похолодела.

— Н-не знаю, — пролепетала она заикаясь. На маммографию ей удалось записаться лишь на понедельник, до тех пор оставалось только ждать. У Эйлин было время задуматься о жизни, и она задумалась.

Я никогда не была в Италии, да и не только в Италии, вообще в Европе, думала она. Ей всегда хотелось поездить по свету, но после окончания учебы она очень много работала. В конце концов она не выдержала напряжения, уехала из Нью-Йорка и вернулась в Манзаниту, тихий провинциальный городок. Эйлин твердила себе, что лишь взяла небольшую передышку, чтобы перегруппировать силы, но когда-нибудь обязательно осуществит все то, что давно откладывала. И вот оказалось, что у нее, возможно, не осталось времени в запасе. Так ли это, скоро выяснится, а пока она даже не знала, сколько ей осталось жить.



Я не успела сделать витражное окно, думала Эйлин, не научилась танцевать фламенко, сто лет не была в клубе. Я так и не научилась готовить китайские блюда, не нарисовала автопортрет, не побывала на Гавайях… Боже правый, чем я вообще занималась в жизни? Я даже ни разу не занималась сексом!

По какой-то неведомой причине Эйлин сильнее всего поразило последнее. Видя на примере своей матери, что может сделать с женщиной любовь и брак, Эйлин никогда не стремилась к серьезным отношениям с мужчиной. Однако она рассчитывала, что когда-нибудь познает интимную близость… когда-нибудь, когда звезды расположатся на небосклоне благоприятным образом или подвернется подходящий случай, например возле ее дома будет случайно проезжать потрясающий мужчина, похожий на античного бога, и у него, опять же совершенно случайно, именно в этот момент лопнет шина. Как бы то ни было, Эйлин представляла, что это должно произойти без каких-то усилий с ее стороны.

И что же теперь делать? Сойти в могилу одинокой девственницей, которая так нигде и не побывала?

Побывать в Европе она уже не успеет. Витражное стекло за выходные опять же не изготовить, и научиться танцевать фламенко за два дня тоже невозможно. Но кое-что она все-таки может успеть сделать до понедельника… И она это сделает!

С мрачной решимостью Эйлин достала из шкафа самое сексуальное платье, какое у нее только было, туфли на высоченных каблуках, надела все это и отправилась в бар «Фуникулер», который считался единственным баром в Манзаните, где можно «снять парня». Здесь она высмотрела Джоша Монтгомери. Эйлин смутно помнила его по школе, кроме того несколько раз видела мельком в городе.

«Инцидент с Джошем», как впоследствии мысленно окрестила происшедшее Эйлин, был похож на сон, это было нечто слишком восхитительное, чтобы быть правдой. И вот сейчас, сидя в одиночестве в кабинете врача, Эйлин понимала, что была права. Это действительно было нечто нереальное.

— Мисс Джефферсон?

Эйлин оглянулась.

— Да, доктор Джонс, это я.

Врач был высокий, худощавый, светловолосый, с блеклыми голубыми глазами. Глядя на него, казалось, что этот человек никогда не улыбается.

Врач улыбнулся.

— Вам только что сделали маммографию, не так ли?

— Да. — Эйлин нервно сцепила пальцы. — И я… это…

— Рентген подтвердил, что опухоль не злокачественная, это всего лишь кальцификация тканей. Разумеется, вам все равно следует регулярно осматривать грудь и показываться врачу, но в остальном все в порядке, вы можете идти.

Несколько секунд Эйлин не шевелилась, потеряв дар речи от неимоверного облегчения. Потом она спохватилась и пробормотала:

— Спасибо.

У нее не рак, она не умирает! Эйлин вышла на улицу. Было прохладно, но день выдался ясный, солнце для марта светило на удивление ярко. В воздухе пахло весной. Эйлин завела машину и выехала со стоянки. Теперь, когда все выяснилось, она, конечно, собиралась вернуться на работу. Машина словно сама везла ее по улицам Манзаниты в сторону публичной библиотеки. Эйлин смотрела по сторонам и видела то, чего не замечала раньше: как красивы деревья, как много выросло новых домов и как они преображают облик городка. Она заметила маленькие магазинчики косметики и модной одежды, на которые раньше не обращала внимания. У старой закусочной «У Джо» тоже появились новые соседи: с одной стороны — салон красоты, с другой — цветочный магазин.

Эйлин поправила очки. Эти изменения произошли явно не за один день, почему она раньше ничего не замечала?

Она не умирает.

У нее в запасе полно времени. Но, с другой стороны, то же самое она думала и до того, как у нее обнаружили опухоль. Судьба дала ей второй шанс, и она не должна, не имеет права его упустить. Первым делом нужно записаться на курсы. Нужно отправиться в какое-нибудь путешествие. А еще надо поговорить с приятельницами. Может, стоит в пятницу вечером пойти с ними в тот клуб, в который они обычно ходят.

Эйлин свернула на стоянку перед большим кирпичным зданием, к которому подъезжала каждый день, кроме выходных, вот уже два года. Она улыбнулась и решительно сказала себе, что больше не повторит прежних ошибок. Судьба дала ей отсрочку приговора, а что еще важнее: она дала ей шанс.

За это она во многом должна благодарить Джоша.

Эйлин вышла из машины и летящей походкой, почти не касаясь земли, прошла к зданию. Признаваясь Джошу, что боится секса больше, чем чего бы то ни было, она не кривила душой. Ей действительно казалось, что сблизиться с другим человеком куда сложнее, чем выучить иностранный язык или отправиться в кругосветное путешествие. Если бы Джош повел себя с ней грубо, отпугнул бы ее, возможно, она уступила бы своим страхам и снова спряталась бы в свой кокон несбыточных мечтаний, прикрываясь отговорками.

Но теперь, когда Джош принял ее, казалось бы, немыслимое предложение, ей стало все нипочем. Эйлин думала, что отныне она может делать все, о чем раньше только мечтала. Благодаря Джошу начало положено, и теперь перед ней лежит широкая длинная дорога.

Жаль, конечно, что она, вероятно, никогда больше с ним не встретится, чтобы сказать ему об этом. Джош, наверное, не догадывается, что своей помощью изменил всю ее дальнейшую жизнь. Интересно, вспомнит ли он еще когда-нибудь о ней?..

Что ж, даже если нет, все равно спасибо тебе, Джош Монтгомери, зато, что ты оказался беспроигрышным вариантом.

Улыбаясь своим мыслям, Эйлин вошла в библиотеку.


В понедельник утром Джошу полагалось проводить собрание по итогам продаж за квартал, а не заниматься изысканиями в библиотеке, пытаясь найти следы своей партнерши на одну ночь. Джош улыбнулся: уж он позаботится о том, чтобы та ночь не осталась единственной.

Он вошел в стеклянные двери публичной библиотеки Манзаниты.

Джош вернулся в Манзаниту пять лет назад и за это время ни разу не заглядывал в библиотеку. Он и в школьные-то годы не был здесь завсегдатаем, но догадывался, что все библиотеки примерно одинаковы. Каждый его шаг отчетливо слышался в тишине.

Джошу повезло. Пожилой библиотекарь сразу направил его в темный альков в глубине зала — по-видимому, там хранилось нечто вроде местного архива. Джош увидел на полках переплетенные журналы, на стенах висели черно-белые фотографии, относящиеся к различным событиям в жизни города, например к Фестивалю Миндаля или большому пожару в здании городского совета, случившемуся в те времена, когда он еще учился в школе. Он остановился возле стеллажа с ежегодниками, нашел нужный год и достал том в потертом синем переплете.

С нескольких фотографий на Джоша смотрело его собственное лицо. Неужели он когда-то был таким юным? И кто допустил, чтобы он ходил в такой одежде?

Он пролистал ежегодник, ища страницы, относящиеся к младшему классу средней школы. На групповых фотографиях все застенчиво улыбались и казались похожими друг на друга.

Тогда он стал смотреть по именам, пока не наткнулся на Эйлин Джефферсон. Он нахмурился и стал листать дальше, потом вернулся обратно. Не может быть, чтобы это была она!

Джош всмотрелся в фотографию Эйлин Джефферсон. У девушки было мечтательное выражение лица, во всяком случае взгляд через стекла очков казался каким-то ошеломленным. Ее кудрявые волосы торчали во все стороны. Джош не был уверен, но ему показалось, что у нее на зубах брекеты.

Не сразу, но Джош стал узнавать в этой девочке женщину, с которой провел ночь. В школьные годы ее лицо было более пухлым, но в нем уже тогда угадывались высокие скулы и сильный, решительный подбородок. Было нетрудно понять, почему он ее не помнил. Ему тогда было восемнадцать, он был звездой футбольной команды, вокруг него крутились болельщицы. Да что там, в те времена любой девчонке с грудью размера «Д» его внимание было гарантировано, но на очкастую малышку с кудряшками он и не взглянул бы.

Сейчас Джош стал гораздо разборчивее. Он пошел к стойке, собираясь спросить у библиотекаря, где найти телефонный справочник, и застыл на месте. Эйлин?

Да, это она. Эйлин выглядела иначе, чем в тот вечер в баре «фуникулер», но Джош узнал ее. На ней была строгая прямая юбка чуть ниже колен и белоснежная блузка. На этот раз она была в очках, но с тем же «конским хвостом», как тогда… до того как сняла заколку и ее роскошные волосы рассыпались по его подушке. Джош хмыкнул, чувствуя, как реагирует на это воспоминание его собственное тело.

Да, правду говорят, что в библиотеке можно найти все что нужно. Итак, он ее нашел. Что дальше?

Во-первых, надо подождать в укромном месте, пока спадет возбуждение, рассудил Джош. Он поставил ежегодник на место и задержался возле стеллажа, делая вид, будто изучает корешки.

Джошу даже не пришлось выходить на охоту, добыча сама пришла к нему. Эйлин с блокнотом в руках и с несколько озадаченным выражением лица подошла к Джошу и остановилась у него за спиной, читая цифры на корешке какого-то старого фолианта. Джоша она, по-видимому, не узнала.

Изменив голос на сиплый шепот, он чуть слышно спросил:

— Мисс, не могли бы помочь мне в одном деле?

Эйлин переписывала цифры в блокнот и даже не подвернула головы.

— Минуту, сэр, я освобожусь и буду рада вам помочь.

Джош усмехнулся. Он подошел к Эйлин сзади, остановился так близко, что его дыхание касалось ее шеи, и прошептал:

— Мне нужна книга, которая помогла бы мне найти пропавшую женщину. Мы познакомились с ней в пятницу вечером, а в субботу утром она исчезла. Я не знаю даже ее фамилии. Как вы думаете, вы можете мне помочь?

На слове «пропавшую» Эйлин резко обернулась. Ее глаза за стеклами очков удивленно расширились.

— Это ты… — ошеломленно пробормотала она.

— Я, собственной персоной. — Джош улыбнулся и шагнул еще ближе. Эйлин прижала блокнот к груди словно щит. — Ты по мне не скучала?

— Я… то есть… — Голос у нее осип, она кашлянула. В глазах появилось какое-то испуганное выражение. — Зачем ты пришел?

Джош рассмеялся.

— Я пришел, потому что хочу снова тебя увидеть. Я бы сказал тебе это еще в субботу, но… — Он развел руками.

— Ты хотел снова меня увидеть, — тупо повторила Эйлин, словно заучивая фразу на иностранном языке. — Почему?

Джош заморгал, опешив.

— А почему бы и нет?

Кажется, его довод озадачил Эйлин. Она в задумчивости пожевала губу. Наконец она улыбнулась и сказала с таким видом, словно нашла ответ на сложный вопрос викторины:

— Ты не из тех мужчин, кто поддерживает длительные отношения.

Господи, неужели опять этот чертов беспроигрышный вариант? Джош поморщился, спрашивая себя, долго ли ему еще расплачиваться за собственную репутацию плейбоя.

— Возможно, — согласился он, — но это не значит, что я не хочу увидеть тебя снова.

— Гм… — Эйлин попятилась и уперлась спиной в стеллаж. — Я думала, мы договорились, что это будет разовая встреча.

— Я не ожидал, что она окажется настолько… фантастической.

В глазах Эйлин вдруг появилось мечтательное выражение.

— Я тоже не ожидала, — тихо призналась она.

Джош не преминул воспользоваться своим тактическим преимуществом. Наклонившись к ней, он прошептал ей в самое ухо:

— Только представь себе, как это будет в следующий раз.

Эйлин положила ладонь ему на грудь, оттолкнула его от себя и прошептала, чуть задыхаясь:

— Из-за тебя мне трудно думать. Я понимаю, что ты имеешь в виду, но, по-моему, это не очень удачная мысль.

— Ну почему же? На мой взгляд, очень даже удачная. Ты говорила, что хочешь приобрести опыт, так почему бы не со мной?

— Я хочу приобрести разный опыт, не только… гм… в этой конкретной области.

Эйлин покраснела, Джошу это показалось очень милым. Он и не помнил, когда в последний раз видел краснеющую женщину.

— Но я ценю твое предложение, — чопорно добавила она.

Джош решил пустить в ход тяжелую артиллерию.

— Эйлин, я приложил немало сил, чтобы тебя разыскать, я все время о тебе думаю. Мне правда хочется встретиться с тобой еще, и могу добавить без ложной скромности: ты наверняка рада меня видеть.

Он улыбнулся своей самой обольстительной улыбкой, на какую только был способен. Это оказалось не трудно: одно то, что он стоял рядом с этой женщиной, вызывало у него желание улыбаться.

— Ну, Это как посмотреть… — робко попыталась она сбить с него спесь.

— Ты набралась храбрости попросить у меня помощи, мы провели незабываемую ночь… теперь назови хотя бы одну причину, по которой нам не стоит встречаться дальше.

— Пожалуйста, — вдруг выпалила Эйлин. — Я больше не умираю, вот почему.

— Что-что? — Джош решил, что ослышался.

— Это долгая история.

Значит, не ослышался, понял Джош.

— Ничего, я не тороплюсь.

Эйлин посмотрела ему в глаза.

— Когда я к тебе обратилась, я думала, что у меня, возможно, рак. Вот почему я выбрала именно тебя.

Джош поморщился.

— Забавно. А я думал, ты выбрала меня потому, что я — беспроигрышный вариант.

— И поэтому тоже. — Она нахмурилась. — За это я уже извинилась. Но суть в том, что я всегда думала, что рано или поздно займусь с кем-нибудь сексом. Страх перед смертью только напомнил мне, что у меня не так много времени и нужно поторопиться. Вот почему я нашла тебя. — Она все-таки улыбнулась. — И не жалею об этом. Более того, я не знаю, как тебя благодарить.

— Благодарить?

— Ну да. Теперь я хочу узнать жизнь, узнать сейчас, а не когда-нибудь в неопределенном будущем, и получить удовольствие от самых разных вещей, о которых я раньше только мечтала. Это стало возможным благодаря твоей помощи. — Ее карие глаза смотрели почти с нежностью. — Я записалась на курсы кулинарии, в школу фламенко, подыскиваю вариант путешествия. Господи, да я даже собираюсь пойти в пятницу с подругами в клуб!

В улыбке Эйлин смешались восторг, восхищение и смущение. Пожалуй, мужчина никогда не сможет привыкнуть к такой улыбке и будет готов на все, чтобы она появлялась снова и снова.

— Если бы ты знал, какой я была раньше, ты бы понял, что это огромный шаг вперед. И я правда считаю, что должна благодарить за это тебя.

На несколько секунд Джош лишился дара речи. Многие женщины были благодарны ему за время, проведенное вместе, но ни одна не рассматривала их близость как событие, изменившее всю ее жизнь.

— Так что еще раз спасибо. — Она поцеловала его в щеку. — Кто знает, может, мы еще встретимся.

— Минуточку! Я так и не понял, почему мы не можем встретиться еще раз.

Эйлин покачала головой.

— Потому что это означало бы начало отношений, а из этого ничего не выйдет.

— А может, я не настолько предубежден против длительных отношений, как ты думаешь?

Неужели я действительно это сказал? — изумился Джош.

— Возможно. — Эйлин отвернулась, но Джош успел заметить на ее губах грустную и загадочную улыбку Джоконды. — Но, боюсь, у меня проблемы с этим.

3

— Ну как, нравится?! — Джинни изо всех сил пыталась перекричать оглушительную музыку.

— Здорово! — крикнула ей в ответ Эйлин.

В действительности Эйлин было не очень весело. Музыка грохотала так, что все тело Эйлин вибрировало. Она пришла в клуб в джинсах и топе, но рядом с молодыми девушками, одетыми буквально в крошечные лоскутки ткани, чувствовала себя словно в стальных доспехах.

В понедельник, придя на работу, Эйлин сразу подошла к подругам и после обмена дежурными фразами спросила:

— Джинни, вы, кажется, ходите по пятницам на танцы в какой-то клуб?

Джинни усмехнулась.

— Да, точно, каждую пятницу, хоть в дождь, хоть в снег. Бывает очень весело. Хочешь пойти с нами?

— Да, хочу. — Увидев на лицах подруг удивление, Эйлин поспешно добавила: — Если, конечно, вы не против.

— Конечно, не против! — воскликнула Джинни.

— Мы бы тебя раньше позвали, — вставила Мэй, — но нам казалось, что тебе это неинтересно.

— Я теперь собираюсь больше развлекаться и чаще бывать на людях, — пояснила Эйлин.

Однако, оказавшись в клубе, Эйлин довольно скоро поняла, что это не ее стихия. Она любила танцевать, но не толкаясь в плотной толпе, когда тебе постоянно наступают на ноги или проливают на тебя напитки. Какая-то девица в танце довольно больно хлестнула Эйлин по лицу волосами, собранными в хвост, и даже не оглянулась, не говоря уже о том, чтобы извиниться.

Наверное, танцевальные клубы не для меня, решила Эйлин. Однако она не жалела, что пошла куда-то, вместо того чтобы сидеть дома с книжкой. Это определенно был шаг в нужном направлении.

Какой-то парень остановился перед Эйлин, преградив ей дорогу к бару.

— Привет, красотка. Потанцуем?

Эйлин махнула рукой в сторону подруг и прокричала в ответ:

— Я здесь не одна, с друзьями.

— По-моему, им и без тебя неплохо.

Парень был довольно симпатичный: светловолосый, скандинавского типа. Возможно, стоит дать ему шанс, подумала Эйлин с долей отстраненности. Они потанцевали рядом, но вскоре он придвинулся к ней слишком близко, и ей стало неуютно. Она попыталась отодвинуться и тут же снова получила по лицу шлепок хвостом от все той же девицы. «Скандинав» все приближался. Тогда Эйлин подняла руку, уперлась в его грудь и не слишком деликатно оттолкнула его от себя.

— Я устала, пойду посижу, — неприветливо сказала она.

— Можно угостить тебя выпивкой? — Парень явно собрался уйти вместе с ней.

— Нет!

— Почему?

— Потому что… я… — Эйлин попыталась придумать вежливый отказ, но ничего не придумала и сказала правду: — Потому что ты не в моем вкусе.

Парень нахмурился, но отказ его не обескуражил.

— А какие мужчины тебе нравятся?

— Высокие красивые брюнеты, — живо нашлась Эйлин. — Извини.

Она стала пробираться между танцующими к бару. Заказав себе стакан воды со льдом, Эйлин облокотилась о стойку и вытерла лоб платком. Она заметила, как много мужчин толпится в баре. Она, конечно, и раньше это замечала, но почему-то сегодня все воспринималось по-другому. Во-первых, Эйлин была более настороженной, а во-вторых, она стала обращать внимание на некоторые детали, которые раньше упускала из виду. Сегодня вечером она подмечала все, начиная от разницы в росте и цвете глаз и заканчивая ароматом одеколона. Казалось, она неосознанно тестировала всех мужчин, оценивая их по некой шкале. И неизменно оказывалось, что каждому чего-нибудь да недостает. Эйлин попыталась вспомнить, делала ли она так и раньше, только не осознавала, или все началось сегодня.

«Высокий красивый брюнет». Да, светловолосые мужчины почему-то оставляли ее равнодушной. Эйлин прислушалась к своим ощущениям и поняла, что в ее голове словно звучит рефрен: не подходит, не подходит…

Она огляделась. У дальнего конца стойки сидел высокий широкоплечий мужчина с волосами цвета воронова крыла. Сердце ёкнуло. Эйлин медленно, как кот, подкрадывающийся к мышке, двинулась к нему. Мужчина повернулся, увидел ее и улыбнулся.

Не подходит.

Брюнет окинул ее оценивающим взглядом. То, что он увидел, ему определенно понравилось.

— Позвольте предложить вам что-нибудь выпить?

— Нет, спасибо, я… я приняла вас за другого.

Эйлин поспешно ретировалась. О чем только она думала? Вернувшись на свое место, она недовольно нахмурилась. Мужчина был высокий, темноволосый, широкоплечий. Все достоинства налицо… кроме голубых глаз.

Ты прекрасно знаешь, о ком ты думаешь, строго сказала она себе. Она вздохнула и вернулась туда, где танцевали ее подруги.


— Привет, Джош, — приветливо кивнул бармен. — Давненько тебя не видел. Должно быть, твой бизнес процветает?

— Да, Денни, давно я к вам не заглядывал.

— Что будешь пить?

— Только содовую.

Денни налил Джошу стакан содовой со льдом. Потом, кивнув в сторону танцующих, заметил:

— Сегодня тут много красоток. Если тебе нужна подружка, ты выбрал самый подходящий вечер.

Джош отпил из стакана, повернулся к залу и сразу заметил ту, кого искал. Она танцевала в компании молодежи. На ней были черные джинсы и черный топ, волосы, как обычно, собраны в хвостик. Джош улыбнулся. Сегодня для него существует только одна «красотка».

— Спасибо, Денни.

Джош взял стакан и отошел в затемненный угол, чтобы обдумать следующий шаг. Обычно он присоединялся к танцующим, но сегодня он пришел не танцевать и не знакомиться, он пришел убеждать. Если конкретнее, то он пришел убедить Эйлин, что она приняла неправильное решение. Ты просто преследуешь бедную девушку, подсказал ему внутренний голос. Но Джош отогнал от себя эту мысль. Он терзался еще с тех пор, как вышел из библиотеки, ошарашенный тем, что Эйлин во второй раз за три дня дала ему от ворот поворот и ушла. Тогда это его даже немного забавляло, но очень скоро он уже не видел ничего забавного в этой ситуации, однако его желание с тех пор ни на йоту не уменьшилось.

Джош говорил себе, что вовсе не пытается к чему-то принудить Эйлин. Когда дело касалось женщин, он, как никто другой, поддерживал идею, что «нет» означает «нет». Если бы Эйлин напрямик заявила, что не желает его больше видеть, что он ее не интересует, он бы перестал о ней думать и пошел бы своей дорогой.

Но она этого не сказала. Она отказала ему в самой обаятельной форме. Джош знал, что Эйлин не кокетничает, не притворяется недоступной только для того, чтобы подогреть его интерес. Она была честна, обезоруживающе честна и… удивительна. В результате его интерес к ней еще больше возрос. Эйлин не сказала напрямую, что не хочет его, более того — Джош чувствовал, что физически ее влечет к нему не меньше, чем его к ней. Чего она не хочет, так это длительных отношений, как она сама же и объяснила ему самым серьезным тоном. Грубо говоря, она не желает с ним связываться.

Судя по всему, Эйлин не осознает, что уже одно то, что она не стремится заарканить мужчину, делает ее в его глазах идеальной партнершей.

Джош заметил, что какой-то тип приблизился к Эйлин в танце почти вплотную. Джошу кровь ударила в голову. Он с глухим стуком поставил стакан на ближайший стол. Но, прежде чем он успел подойти к Эйлин, она бросила на того мужчину строгий взгляд и легонько оттолкнула его, словно осадила не в меру разыгравшегося щенка. Джош невольно усмехнулся, хотя тому типу явно было не до смеха.

Все-таки она мне нравится, подумал он, и провалиться мне на этом месте, если я не докажу ей, что тоже могу ей понравиться. Достаточно убедить ее, что ей не грозит опасность ввязаться в серьезные отношения.

Эйлин выглядит усталой и, кажется, чувствует себя не в своей тарелке. Из этого Джош заключил, что у нее нет привычки проводить ночи в клубах. Эйлин попрощалась с подругами и стала пробираться к выходу. Джош понял, что это его шанс. Он тоже пошел к двери.


Эйлин хотелось вернуться в свою маленькую тихую квартиру. Только оказавшись в клубе, где одинокие мужчины и женщины пожирали друг друга голодными взглядами, а музыка грохотала так, что все тело вибрировало в ее возбуждающем ритме, Эйлин осознала, что наконец пробудилась для секса. Что еще хуже, она поняла, что ее тело не желает возвращаться в прежнее состояние спячки.

Но главная проблема заключалась в том, что ее одолевал не просто абстрактный сексуальный голод, ее тело жаждало только одного конкретного мужчину. Она провожала взглядом каждого высокого брюнета, который попадался ей на пути. Эйлин все больше злилась на себя.

У тебя развивается нездоровая одержимость Джошем Монтгомери, мысленно отчитала она себя.

Эйлин и раньше понимала, что ночь с Джошем не может пройти для нее бесследно — особенно когда перед ней больше не маячил мрачный призрак смертельной болезни. Но ей казалось, что она довольно успешно гнала от себя мысли о Джоше, особенно после того, как он неожиданно объявился в библиотеке. Ее дни были насыщены до предела, она записалась на занятия йогой, брала уроки фламенко, выходила в свет с коллегами. Но ночи… по ночам она просыпалась от эротических снов, страдая от неудовлетворенности.

Все это имело по крайней мере один положительный результат: Эйлин осознала, что если продолжит встречаться с Джошем, то рано или поздно сделает какую-нибудь глупость, например увлечется им. Она только-только набралась храбрости расширить свои горизонты. Далеко ли она пойдет, если будет проводить время в грезах о неотразимом супермене? Лучше сосредоточиться на себе, на развитии своей личности.

Конечно лучше, только это не помешает тебе просыпаться по ночам в горячем поту, ехидно напомнил ей внутренний голосок.

Нет, ей не нужны лишние сложности. Она приняла правильное решение.

Эйлин не прошла и десяти футов, как вдруг на ее плечо легла чья-то рука. Она вздохнула и не оборачиваясь бросила:

— Я ухожу.

Потом все-таки повернулась — и ахнула. Перед ней стоял Джош и улыбался. Он наклонился к самому ее уху:

— Но еще рано! — Джош взял ее за руку. — Я надеялся с тобой поговорить, можешь ненадолго задержаться?

Эйлин попыталась рассуждать логически, но ей мешала реакция собственного тела, каждая клеточка которого, казалось, кричала: это он, это он!

— Я устала, — пробормотала она, но руку не убрала.

— Да, это заметно. Наверное, тут слишком жарко.

Джош потянул ее в ту половину зала, которая была закрыта для посетителей. Там не горел свет и музыка звучала не так громко.

— Может, тебе нужно просто немного посидеть в тихом месте.

Эйлин понимала, что нужно высвободить руку и ехать домой, от греха подальше… Но это будет невежливо… Еще не сформулировав мысль до конца, она поняла, что обманывает себя, но тут же мысленно нашла себе оправдание: нужно узнать, что Джош хочет сказать.

Джош осознавал, что ему было бы куда легче переубедить Эйлин с помощью логики, если бы она не заводила его одним своим присутствием. Но он хотел видеть ее в своей постели. Причем прямо сейчас.

— Я просто хотел с тобой поговорить, если ты не против, — осторожно начал Джош. Он провел ее на пятачок, где были в беспорядке составлены стулья и диваны. Ему повезло, здесь никого не было. — Для начала я бы хотел извиниться за наш разговор в библиотеке.

Глаза Эйлин расширились, и Джош понял, что сумел завладеть ее вниманием. Только неизвестно, надолго ли.

— Тебе не за что извиняться. — Эйлин не скрывала своего удивления. — Я уже сказала, что очень благодарна тебе за помощь.

— Эйлин, это не ты должна меня благодарить, а я тебя.

Они сели на диван, Джош заметил, что она постаралась усесться как можно дальше от него и, когда он придвинулся ближе, заметно напряглась.

— Та ночь была незабываемой, — сказал он.

— Да. И я очень ценю твою помощь, честное слово.

Джош рассмеялся: ее послушать, так можно подумать, что он помог ей разобраться с бухгалтерской отчетностью.

— Значит, тебе понравилось? — Он понизил голос и наклонился к ней. — Не очень больно было?

— О нет, — заверила его Эйлин и, как Джош и планировал, чуть придвинулась к нему. — Не волнуйся, ты не сделал мне больно… разве что совсем чуть-чуть и только в самом начале, а потом…

С секунду Эйлин молча смотрела на него. Больше всего на свете Джошу хотелось прижать ее к себе и зацеловать до бесчувствия, и ему пришлось собрать всю выдержку, чтобы не сделать этого сейчас же.

— …а потом уже не было больно, — прошептала Эйлин.

— Мне бы следовало спросить тебя об этом в понедельник, но я был слишком ошарашен тем, что ты ушла, даже не попрощавшись. А мне очень хотелось увидеть тебя снова, только, видно, я повел себя неправильно. — Он всмотрелся в ее лицо. — Или я ошибся и ты в самом деле не хочешь больше иметь со мной дело?

— Это… сложный вопрос.

Он усмехнулся.

— Почти всегда так и бывает.

Эйлин огляделась, вероятно проверяя, не наблюдают ли за ними ее подруги, потом наклонилась к Джошу так близко, как только могла. Он ощутил аромат ее духов, тот самый, который остался на его подушке, после того как сама Эйлин исчезла. Джош вдыхал этот запах каждую ночь, именно его он винил в своих слишком ярких снах, но ничего не предпринимал, чтобы избавиться от этого запаха.

— Дело в том, что я… просто я никогда раньше этого не делала, — медленно проговорила она. — Поэтому мне нужно время, чтобы ко всему этому привыкнуть.

— Ко всему этому?..

Эйлин сглотнула.

— К тому, что я тебя хочу.

Тело Джоша немедленно отреагировало на ее слова.

— Возможно, ты могла бы привыкать постепенно?

— Дело в том, что за меня сейчас принимает решение мое тело, и, если я не положу этому конец, кто знает, на что еще оно меня уговорит.

Джош не видел в подобном исходе дела ничего страшного. Он вдруг понял, что его решение переубедить Эйлин тоже продиктовано ему телом, во всяком случае так было поначалу. Но теперь… теперь он не желал задумываться о том, что делает и, главное, почему.

— Это я могу понять, — сказал он, — но, по-моему, ты совершаешь небольшую ошибку.

Глаза Эйлин обиженно расширились. Джош поспешил уточнить:

— Ну, может быть, не совсем ошибку, просто в твоей логике есть небольшой изъян. Ты боишься, что если мы проведем еще некоторое время вместе и оба получим от этого удовольствие, то окажемся как-то связаны друг с другом.

— Да, что-то в этом роде.

— А как сейчас? Разве мы связаны?

Эйлин покачала головой и сказала неуверенно:

— Нет, не думаю.

— И в этом смысле мало что изменится. Я даже думаю, что, если ты станешь проводить со мной больше времени, это поможет тебе привыкнуть к… к новым запросам твоего тела. Это все равно что… — Джош задумался, ища подходящее сравнение, — все равно что сидеть на диете.

— Неужели? — недоверчиво хмыкнула Эйлин.

— Если морить себя голодом, то в конце концов сорвешься и переешь, — пояснил он. — Так уж лучше позволить себе то, чего тебе хочется, точнее чего тебе больше всего хочется. — Джош скрыл улыбку, заметив, как при этих словах Эйлин быстро окинула его взглядом и поспешно отвела глаза. — Иначе ты дашь себе поблажку в чем-то другом, но все равно будешь страдать от неудовлетворенности и в результате чувствовать себя несчастной.

Джош видел, что тело Эйлин подбивает ее согласиться с его доводами, но разум еще пытается опровергнуть его логику.

— Я понимаю ход твоих мыслей, — сказала она серьезно, — но, мне кажется, будет трудно провести четкую границу между тем, чем мы занимались, и более серьезными отношениями.

Джош чуть было не ляпнул, что раньше ему всегда удавалось это сделать, но вовремя сообразил, что лучше промолчать. Он решил сменить тактику:

— Почему ты так боишься оказаться вовлеченной в серьезные отношения?

— Мне нужно очень много всего сделать, испытать, увидеть… Я не хочу, чтобы моя жизнь осложнилась тем, что я с кем-то связалась. Судя по тому, что я видела сама, да и по опыту моих подруг, мужчины очень… отвлекают. Подруги даже выражались так: обходятся очень дорого. Если у тебя с кем-то роман, то это отнимает время от всего остального, а я не хочу, чтобы так получилось. — Эйлин с любопытством посмотрела на Джоша. — Мне казалось, что мужчины думают точно так же. Разве не потому у тебя нет постоянной подружки?

Джош немного подумал.

— Я бы выразился по-другому: просто я не встретил женщину, с которой мне бы хотелось проводить время.

— Что ж, я высказала свое мнение, — пожала плечами Эйлин.

Джош понял, что подобные логические дебаты его никуда не приведут. Даже в процессе спора, пока Эйлин излагала свои аргументы тоном школьной учительницы, его тело уже его отвлекало. Ему не хотелось рассуждать и спорить, он хотел бы…

Возможно, именно в этом состоит моя ошибка, подумал он.

— Я не буду с тобой спорить, но одна проблема у нас все-таки есть. — Джош легко, едва касаясь, погладил Эйлин по бедру. — Ты серьезно думаешь, что одной ночи нам достаточно?

Он нарочно двигал руку очень медленно, давая Эйлин время его остановить, сказать «нет». Но, к его громадному облегчению, она не сделала ни того, ни другого и лишь смотрела на него своими большими бездонными глазами. Он легонько прикусил мочку ее уха, с удовлетворением отмечая, что Эйлин прижимается к нему все крепче.

— Хороший эксперимент заслуживает повторения, — заметил он, целуя ее в шею.

Эйлин вцепилась в его плечи и часто задышала. Джош потерся носом о ее щеку, покрыл легкими, дразнящими поцелуями нежную кожу за ухом.

— Ты не хочешь себя связывать… Что ж, я уважаю это твое желание. Но мне кажется, что ты не даешь себе возможности сполна насладиться новым опытом.

Они сидели в стороне от всех остальных. Судя по всему, никто из посетителей клуба не собирался заглядывать в этот затемненный уголок.

— Позволь мне кое-что тебе продемонстрировать, — сказал Джош.

Он усадил Эйлин к себе на колени. Ее зрачки расширились еще сильнее, так что глаза стали почти черными. Ощутив степень его возбуждения, Эйлин затрепетала, и Джош почувствовал, как она сжимает его бедрами, вызывая желание толкнуться ей навстречу. Она глубоко вздохнула, опустила голову и посмотрела ему в глаза с таким выражением, словно говорила: «Мне самой не верится, что я это делаю».

Ее поцелуй был на удивление нежен, если учесть, какой огонь полыхал в ее глазах. Сначала она лишь слегка коснулась его мягкими, как лепестки цветка, губами, потом раздвинула их и прильнула к губам Джоша так, что этот поцелуй чуть не свел его с ума. Его возбуждение поднялось еще на несколько пунктов.

Джош больше не мог терпеть. Он стал дразнить ее губы своим языком, и поцелуй словно взорвался. Эйлин тяжело дышала, отвечая на каждое его движение своим. Оторвавшись от губ Джоша и подражая ему, она стала покрывать поцелуями его шею. Джош даже не знал, что его тело так восприимчиво к ласке в этом конкретном месте. Он едва сдерживался. А ее бедра… Нет, не зря она продемонстрировала на танцплощадке великолепное чувство ритма. Она так соблазнительно скользила по его бедрам, что у Джоша закружилась голова.

Он понял, что, если так будет продолжаться и дальше, он не выдержит и овладеет ею прямо здесь, в танцевальном клубе. Но здесь не время и не место. Он должен взять себя в руки.

Проявив силу воли, какой он сам от себя не ожидал, Джош отстранил от себя Эйлин. Он с удивлением отметил, что и сам тяжело дышит. Она замычала от досады, непонятно почему этот звук показался Джошу невероятно сексуальным.

— Как я уже сказал, — прошептал он, переводя дух, — одной ночи нам явно мало.

Джош буквально ощущал, как между ними перетекают флюиды взаимного притяжения, но, несмотря на это, Эйлин повторила:

— Мне не нужна любовная связь. Но я все равно тебя хочу. Что же нам делать?

Джош нахмурился. Он не желал терять эту женщину.

— Может, заключим своеобразный контракт?

Эйлин рассмеялась. Ему понравился ее смех.

— Кажется, когда я предложила заплатить тебе за услугу, ты оскорбился, разве нет?

Джош тоже засмеялся.

— Я имел в виду не такой контракт, а некое соглашение. Прежде чем что-то делать, нам нужно четко определить, что именно мы делаем. — Он улыбнулся и погладил ее по голове. — Эйлин, я всего лишь хочу, чтобы ты чувствовала себя спокойно. Никакого давления, никаких сожалений. И я постараюсь, чтобы ты наслаждалась каждой минутой.

Она внимательно всмотрелась в его глаза.

— Ты шутишь?

Джош готов был расписаться кровью сердца — если бы знал, что это поможет ему удержать Эйлин. Он погрузил руку в ее волосы и жарко поцеловал в губы.

— А что, это похоже на шутку?

Эйлин замотала головой. Взгляд ее стал каким-то диким, это был взгляд женщины, которая борется с собой.

— Как я могу быть уверена, что между нами не возникнет связь? — тихо спросила она. — Не знаю, Джош, это так неожиданно… Я просто так сильно тебя хочу, что не могу ни о чем думать.

Джош предпочел бы подольше удерживать ее в таком состоянии… по крайней мере до тех пор, пока не убедит, что его предложение выгодно им обоим, что он не готовит ей ловушку. Пытаясь ее успокоить, он, казалось, нашел один аргумент:

— У меня нет опыта серьезных отношений.

Эйлин прищурилась и медленно проговорила:

— Но зато есть очень длинный послужной список.

В эти минуты Джош напрочь забыл о существовании других женщин, поэтому слова Эйлин застали его врасплох.

— Да, у меня было много женщин, и я не собираюсь притворяться, что это не так.

— Но как я узнаю, что ты не… — Эйлин не договорила и посмотрела на него, надеясь, что он сам поймет.

Джош помолчал немного, вздохнул.

— Нет. Если ты решишь… гм… провести со мной некоторое время, я обещаю, что не буду в этот период встречаться с другими женщинами. Если бы ты знала меня получше, ты бы понимала, что тебе не о чем беспокоиться, но ведь ты меня не знаешь, правда? Как я уже говорил, мы заключим своего рода контракт.

— Ты хочешь оформить его через адвоката?

Джош усмехнулся.

— Нет, я имел в виду, что мы сами определим отрезок времени и я дам слово, что в этот период буду встречаться только с тобой. А по окончании этого периода мы расстаемся. Все честно, никаких обид, никаких сожалений. — Он многозначительно посмотрел на нее. — Если, конечно, мы не захотим продлить сделку.

— Я… я не знаю. Все это так неожиданно и так странно… Прямо как в кино.

— Понимаю.

Джош коснулся лбом ее лба. Эйлин чуть повернула голову, поцеловала его в висок, и по его телу прошел трепет, который не был чисто сексуальным.

— В клубах всегда несколько нереальная атмосфера, а уж то, как мы познакомились, это вообще фантастика. Может, это глупо, но твердо знаю я только одно: я тебя хочу и хочу, чтобы мы встречались.

Эйлин заглянула ему в глаза, а потом снова поцеловала его. Это был самый сладкий поцелуй в жизни Джоша.

— Ладно, — сказала она дрогнувшим голосом, — думаю, я могу согласиться на месяц.

— Год. — Видя ее потрясение, Джош усмехнулся. — Как я уже говорил, мы заключаем контракт, а я очень ловкий делец, это тебе любой подтвердит.

В ожидании ее ответа Джош невольно затаил дыхание. К его немалому облегчению, Эйлин улыбнулась и снова придвинулась к нему.

— Ладно, два месяца.

Он погладил ее по щеке.

— А что, если мы сойдемся на середине? Полгода.

На этот раз Эйлин молчала довольно долго. Джош вдруг испугался, что зашел слишком далеко и все испортил.

Эйлин прерывисто вздохнула, и на какой-то миг Джош забыл о своих потребностях и намерениях. Тени, залегшие под ее глазами, напряжение, сковавшее тело, — все это вместе пробудило в нем желание просто обнять ее и держать в объятиях до тех пор, пока ее страх не развеется. Возможно, сама Эйлин определяла свое состояние как разумную осторожность или беспокойство, но Джош знал, что это страх.

— Та ночь… она была похожа на восхитительный сон. Мне до сих пор не верится, что все это было на самом деле.

Джош дождался, пока она договорит, и прошептал:

— Так что ты решила, Эйлин?

— Убеди меня, — выпалила она. — Я имею в виду, давай встретимся еще раз и, если окажется, что я могу… могу с этим справиться, тогда сойдемся на шести месяцах.

Джош поцеловал Эйлин, наслаждаясь ее близостью, тем, как она льнет к нему. По-видимому, она не планирует, чтобы этот самый второй раз произошел сегодня ночью, но кое-чего он все-таки добился. Возможно, ему удастся извлечь что-нибудь и из сегодняшнего вечера.

— Ладно, я согласен.

Эйлин улыбнулась такой чарующей улыбкой, что предложение провести испытание сегодня же застряло у Джоша в глотке.

— И когда же ты планируешь это сделать?

Эйлин нахмурилась.

— Я записалась на разные занятия, у меня все время расписано.

Звучит не слишком обнадеживающе.

— До каких пор?

— До следующей пятницы.

Он мысленно застонал. Ждать еще семь дней, чтобы снова ее обнять?!

— Ну хорошо. Значит, до пятницы.

Провожая Эйлин до ее машины, Джош мысленно поклялся себе, что сделает следующую ночь незабываемой для Эйлин, сделает все, чтобы она стала началом чего-то невероятного.

4

В течение недели у Джоша было много дел, но при мысли о предстоящей пятнице он волновался, как школьник.

— Знаешь, Джош, ты единственный, кто во время делового ланча действительно занимается делом.

— Кто, если не я? — усмехнулся Джош.

Джош и Адам сидели в ресторанчике «У Джо».

Они проводили деловые ланчи в этом заведении еще с тех пор, как фирма «Сладкие фантазии» была переведена в Манзаниту, а это было пять лет назад.

— К тому же у меня сегодня важное свидание.

Адам очень удивился.

— Ты идешь на свидание? Сегодня?

— А что в этом удивительного? — Джош поднял голову от бумаг. — Сегодня ведь пятница, люди часто назначают свидания на пятницу.

— Но не перед самой аудиторской проверкой.

Джош вздохнул. В обычных условиях он сидел бы сейчас с командой бухгалтеров и проверял вместе с ними каждую цифру. Но это в обычных.

— Я доверяю Биллу. — Билл работал в «Сладких фантазиях» контролером. — Он и наша бухгалтерия благополучно пройдут эту проверку.

Адам воззрился на друга и партнера в недоумении. Джош швырнул отчет на стол и раздраженно спросил:

— Ну, что еще?

Адам покачал головой.

— Ничего. Просто… пойми, я тебя не критикую, но обычно ты вникаешь в каждую мелочь. Ты никогда не откладывал никаких дел в компании ради свидания. Это небывалый случай. — Адам был не просто удивлен, он был заинтригован. — Кто она? — Адам всмотрелся в его лицо и вдруг расплылся в широкой улыбке. — Ты ее нашел, свою девственницу!

— Зря ты ее так называешь, — буркнул Джош.

Улыбка Адама стала еще шире.

— Ах да, верно, она больше не девственница, об этом ты позаботился.

— Вот именно. И впредь следи за своими выражениями. — В голосе Джоша зазвенел металл. — У меня сегодня свидание с Эйлин. Ее зовут Эйлин.

— Ну и ну! — присвистнул Адам. — Видать, эта Эйлин способная ученица! Чтобы заставить тебя сделать шаг в сторону от работы, девушка должна быть в постели настоящей акробаткой… или еще чем-то. Какие у тебя планы на вечер? Впрочем, можно не спрашивать.

— Планы у меня есть, — ответил Джош. — Мы поедем в Сакраменто: обед, музыкальное шоу — словом, все по полной программе.

И к концу вечера я буду знать все, что только можно узнать об Эйлин Джефферсон, мысленно добавил Джош, а она поймет, что следующие шесть месяцев, а может и больше, будут плотно заняты Джошем Монтгомери.

— Узнаю эту улыбку! Такая улыбка у тебя появляется, когда ты планируешь насильственный захват компании. — Адам покачал головой. — Похоже, дело обстоит куда серьезнее, чем я предполагал.

Джош беспечно отмахнулся.

— Она не такая, как все, и мне это нравится.

Адам хотел что-то сказать, но в последний момент передумал. Посмотрев куда-то за спину Джоша, он многозначительно вскинул брови и заметил:

— А вот это нравится мне.

Джош оглянулся и прищурился.

— Шелли?

К их столику подошла зеленоглазая блондинка, подстриженная по последней моде. Ее весьма внушительных размеров бюст туго натягивал алую шелковую блузку. На ней была короткая джинсовая юбка и туфли на шпильках. Джошу было нетрудно понять, почему Шелли понравилась Адаму, и многие мужчины в ресторане разделяли его мнение.

— Джош, это ты?

Джош встал и по-дружески обнял Шелли, но не мог не заметить, что она прижимается к нему своей пышной грудью чуть дольше, чем необходимо.

— Сто лет тебя не видел, — сказал он. — Кажется, со школы. Ты совсем не изменилась.

— Да, давненько мы не виделись, — улыбнувшись, сказала Шелли, оглядывая его с нескрываемым восхищением.

Джошу вспомнились другие глаза, карие, похожие на оленьи, смотревшие на него с трогательной смесью невинности и желания. Ему вдруг стало неловко, и он мысленно сказал себе, словно оправдываясь: «Я всего лишь поздоровался». Но легкая боль от укола совести не проходила.

— Как поживаешь? — быстро спросил он.

Красивое лицо Шелли сморщилось в горькой гримасе.

— Хорошо… вернее не очень. — Она машинально потерла палец левой руки на том месте, где когда-то было обручальное кольцо. — Я недавно развелась.

— Мне очень жаль, — искренне сказал Джош. В школьные годы Шелли слыла горячей штучкой и безжалостно разбивала мужские сердца.

— Я недавно переехала к родителям, но это временно, — заверила она его, словно ожидая, что Джош ее осудит. — Я нашла работу в туристической фирме, так что скоро у меня будет отдельное жилье.

— Значит, ты решила поселиться в Манзаните?

Шелли кивнула, прищурилась, разглядывая Джоша из-под длинных ресниц, и заметила:

— Это зависит от того, найду ли я тут что-нибудь достаточно привлекательное, чтобы остаться.

— Что ж, тогда мы еще увидимся.

Шелли немного оживилась.

— Это было бы замечательно. Я давно не была в городе, и такое впечатление, что у меня не осталось тут никаких знакомых. — Она снова погрустнела, и Джошу стало ее жаль. — Манзанита больше не тот тихий городок, из которого я когда-то уехала.

Джош похлопал ее по плечу.

— Это и к лучшему.

Шелли на прощание решила снова его обнять, но на этот раз Джош постарался, чтобы объятия не затягивались.

— Может, как-нибудь пообедаем вместе?

— Ловлю тебя на слове, — улыбнулась Шелли.

Она повернулась и пошла к выходу, соблазнительно покачивая бедрами. Джош заметил, что все мужчины в ресторане проводили ее взглядами.

Адам смотрел на друга с нескрываемым изумлением.

— Ты что, знаком абсолютно со всеми красивыми женщинами в радиусе пяти миль?

— Ага, — шутливо согласился Джош, — я дам тебе их список с номерами телефонов.

— Пообедаем вместе, — передразнил его Адам. — Почему ты не пригласил ее на ужин? Она же настоящая красотка!

— У меня уже есть одна прекрасная женщина, — со смехом ответил Джош.

Его смех внезапно оборвался, когда он сообразил, что у него вырвалось. У Адама, конечно, со слухом было все в порядке. Он прищурился.

— Вот как?

Джош ткнул пальцем в раскрытую папку, лежащую на столе поверх других.

— Расскажи-ка мне про эти новые шоколадные батончики, которые ты предлагаешь выбросить на рынок.

Адам заговорил о новой марке продукции, но Джош его не слушал. Он размышлял над своей фразой: «У меня уже есть одна прекрасная женщина».


Почти стемнело, когда Эйлин с бешено бьющимся сердцем вела машину к дому Джоша. Она собиралась заниматься сексом. Фантастическим, головокружительным сексом.

Эйлин нахмурилась и мысленно уточнила: фантастическим, головокружительным, ни к чему не обязывающим сексом.

Может, она совершает глупость, решив повторить незабываемый эксперимент двухнедельной давности? На этот раз перед ней уже не маячит мрачная перспектива умереть девственницей. Но зато ей предстоит жить с последствиями того, что произошло и еще произойдет. Она уже не раз пожалела, что согласилась на дикое предложение Джоша. Может, она сошла с ума? Или слишком увлеклась идеей набраться опыта в разных областях жизни?

А может, дело в том, что стоит Джошу Монтгомери приблизиться к ней на три фута, как у нее перед глазами все расплывается, а руки и ноги внезапно охватывает острое желание обвиться вокруг него?

Эйлин крепче сжала руль. Ладно, что греха таить, это тоже есть. Но прежде она никогда не шла на поводу у своего тела, а сейчас именно это и происходит. Ее не покидало ощущение, что ее с таким трудом завоеванная независимость лопнула как мыльный пузырь только потому, что ей наконец довелось познакомиться с настоящим, земным и при этом совершенно фантастическим сексом.

Казалось, тело говорило ей: «Да, я получило удовольствие и готово повторить это хоть сейчас. Ты не собираешься что-нибудь предпринять по этому поводу?»

Больше всего Эйлин пугало то, что так говорило не только ее тело. Вдруг она влюбилась?

Эйлин на мгновение прикрыла глаза. Нет, это не любовь, это просто секс.

В этот вечер она одевалась с особенной тщательностью. Она надела облегающее платье из голубого шелка, но платье было лишь чехлом для соблазнительного черного белья. Гвоздем программы был черный пояс с подвязками. Эйлин, чертыхаясь, провозилась с ним минут пятнадцать, но в конце концов разобралась что к чему и не могла не признать, что результат стоил затраченных усилий.

Она отрепетировала перед зеркалом несколько особенно сексуальных поз, наложила макияж, надела платье и рассмеялась, глядя в глаза своему отражению.

Как же я этого хочу!

Она пыталась представить, как будут развиваться события. Может, Джош с порога подхватит ее на руки и отнесет в кровать? Или он вопьется в ее губы долгим жадным поцелуем, а потом они начнут раздеваться, отмечая путь от двери до спальни разбросанной одеждой и бельем? Она не знала, что именно ее ждет, и это возбуждало ее больше всего. Кому-то, возможно, все уже известно и неинтересно, но для нее секс — пока еще новый, волнующий мир. Эйлин чувствовала себя, как ребенок, которому подарили новую сложную игрушку, или как взрослый, только что купивший машину, и она была полна решимости нажать на каждую кнопку и разобраться, для чего она предназначена.

Сегодня ночью она нажмет много разных кнопок.

Она затормозила на подъездной дороге. Ее сердце тут же забилось чаще. Выйдя из машины, Эйлин подошла к двери и нажала на кнопку звонка.

Джош открыл дверь, и ее сердце пропустило удар. Он был в черном костюме, белоснежной рубашке и малиновом галстуке. Волосы зачесаны назад, но несколько прядей падали на лоб, подчеркивая небесную синеву глаз. Джош выглядел как падший ангел. Или мужская фотомодель с рекламы швейцарских часов.

— Эйлин… — Его взгляд прошелся по ней, словно лаская. — Ты выглядишь… потрясающе.

Она улыбнулась.

— Надеюсь, это означает хорошо.

Джош поцеловал ее, она мгновенно приоткрыла губы и жадно прижалась к его рту. Он стиснул пальцами ее бедра, прижимая к себе. Она покачнулась. Пусть безумие начнется! Эйлин еще прижималась к Джошу, как вдруг он попятился и, тяжело дыша, погладил ее по щеке.

— Леди, а вы, оказывается, опасны! — Джош отступил еще на шаг и взял с вешалки пальто. Улыбнувшись, он щелкнул пальцами. — Подожди минутку, чуть не забыл, — произнес он и скрылся в кухне.

Эйлин удивило, что он надел пальто. Куда он собирается ее везти? Ей нравилось считать себя авантюристкой, но все же… Прервав ее размышления, Джош вернулся с розой в руке.

— Это тебе.

— Спасибо. — Эйлин несколько мгновений смотрела на цветок, потом поднесла его к лицу и понюхала. — Пахнет… пахнет розой.

Джош усмехнулся и пожал плечами.

— Я рад, что тебе понравилось.

Эйлин колебалась. Что прикажете делать с цветком? Поставить его в вазу? Взять с собой?

— Пошли, — сказал Джош. Эйлин решила взять цветок с собой. — Ты очень проголодалась?

От волнения ее желудок вытворял немыслимые кульбиты.

— Нет, нисколько.

— Это хорошо, — загадочно сказал Джош. — Пошли, а то опоздаем.

— Куда?

Он подтолкнул ее к двери.

— Скоро узнаешь. Это сюрприз. Я поведу машину.

Если Джош хотел ее удивить, то это ему удалось. Совсем не так она представляла себе этот вечер. Конечно, она не возражает против сюрприза… не очень возражает. Может, Джош старается подогреть ее возбуждение? В конце концов, он в этих делах весьма опытен.

Сидя в машине, Эйлин вдыхала сексуальный, слегка пряный запах его одеколона, наблюдала за игрой мускулов, когда он переключал рычаги. Ей стало не хватать воздуха.

Спокойно, остынь, сказала она себе.

Она пыталась притворяться спокойной всю дорогу до Сакраменто. Джош заехал на автостоянку и помог ей выйти из машины. Что он задумал? Может, он привез ее в отель?

Перед театром толпилась нарядно одетая публика. Эйлин хотела обойти толпу, но Джош положил руку ей на плечо и сказал:

— Нет, нам как раз сюда. — Он усмехнулся. — Это сюрприз.

Он достал из внутреннего кармана пальто два билета.

— Мы идем на шоу, о котором сейчас все только и говорят. Я подумал, что тебе должно понравиться. — Он снова усмехнулся, обнажив ровные белые зубы. — У нас места в первом ряду. — Он выжидательно посмотрел на Эйлин.

Она постаралась ответить как можно более восторженно:

— Это замечательно!

Эйлин была готова к чему угодно, например к медвежьим шкурам на полу, но музыка?.. Джош говорил что-то о погоде, кажется спрашивал, как прошел день, но Эйлин было трудно вникнуть в смысл его слов. Она была ошеломлена.

Нарядная толпа устремилась в двери театра.

Значит, это свидание, подумала Эйлин, мысленно посмеиваясь над собой. Почему-то я представляла его с чуть большим количеством секса.


Ресторан выглядел точно так же, как помнилось Джошу. Хрустальные люстры, белоснежные скатерти, неяркие розовато-лиловые стены. Бесшумно ступающие официанты в строгой униформе, тихое позвякивание хрусталя, приглушенный гул голосов.

Джош сидел за столиком в «Ле Бато», одном из лучших ресторанов Сакраменто, и ждал, пока Эйлин вернется из дамской комнаты. Он испытывал досаду. Вечер пошел не так, как было задумано. После театра, где они сидели на лучших местах, Джош устроил Эйлин небольшую экскурсию по парку скульптур. Все это время он почти без остановки говорил, ему уже надоело слышать собственный голос. Нельзя сказать, чтобы Эйлин угрюмо молчала, нет, время от времени она вставляла какие-то замечания, порой остроумные, вызывавшие у него смех, и вообще вела себя очень мило, но при этом оставалась неуловимой. Джош не смог подобрать другого слова. Она не флиртовала с ним, не жеманничала, не старалась узнать его получше и не давала ему никаких зацепок, которые позволили бы получше узнать ее саму. В результате Джош знал о ней не больше, чем в первую встречу, то есть практически ничего не знал.

Будь на месте Эйлин другая женщина, его бы это не волновало, даже наоборот. Джош припомнил нескольких женщин, которые утомляли его своими разговорами о прошлом и настоящем. Но с Эйлин все было иначе. Он был заинтригован, как никогда, и жалкие крохи информации о себе, которые она ему изредка бросала, лишь еще сильнее разжигали его аппетит.

В довершение всего Джош не мог избавиться от чувства, что Эйлин чем-то разочарована. Например, на какое-нибудь его высказывание она отвечала не сразу, а несколько мгновений с удивлением молча взирала на него. Так было и когда он сказал, что они идут в ресторан. Эйлин посмотрела на него, помолчала, потом вдруг рассмеялась, как будто вспомнила какую-то шутку. Не то чтобы она смеялась над ним, скорее было похоже, что она смеется над собой, хотя Джош не мог понять почему.

Словом, все пошло не так, как он планировал.

Возле их столика остановился Джерард, владелец ресторана.

— Джош, рад тебя видеть! — Он ненадолго присел за столик. — Только странно, что ты сегодня один. Кстати, где ты пропадал все это время?

Джош знал Джерарда лет двадцать, тот был старым другом семьи. Когда ресторан «Ле Бато» только открылся, родители Джоша стали одними из первых его постоянных клиентов.

— Был занят на работе. — Джошу не хотелось объяснять, что уже несколько лет не встречал женщины, которую бы стоило пригласить в одно из своих любимых мест. — И я сегодня не один.

Как раз в это время к столу вернулась Эйлин. Она приветливо улыбнулась Джерарду. Тот поспешно вскочил.

— Я вижу. — Джерард кивком выразил свое одобрение.

Эйлин протянула ему руку.

— Здравствуйте, меня зовут Эйлин.

— Рад познакомиться. — Джерард подмигнул Джошу. — Я распоряжусь, чтобы вам подали что-нибудь из наших лучших десертов, пожалуй, банановое суфле. — Он наклонился к столу и прошептал на ухо Джошу, но достаточно громко, чтобы слышала Эйлин: — Вижу, ты наконец нашел такую, за которую стоит держаться. Давно пора.

Джош кивком поблагодарил Джерарда и улыбнулся Эйлин.

— Прошу прощения за Джерарда, он старый друг нашей семьи.

— По-моему, он очень милый.

— Да, на свой лад. Джерард — неисправимый романтик и очень любит совать нос не в свое дело, — со вздохом сказал Джош. — Но ресторан у него великолепный.

— Да, я согласна. Еда выше всяких похвал. А банановое суфле я не ела с тех пор, как уехала из Нью-Йорка.

Наконец-то!

— Так ты жила в Нью-Йорке?

Эйлин заморгала, словно спохватившись, что допустила оплошность и сболтнула лишнее.

— Да.

— Когда?

— До того, как переехать сюда. Я пожила там некоторое время. Ты ведь тоже уехал из Манзаниты, чтобы учиться в университете? Кажется, ты учился в Гарварде? — Она игриво улыбнулась. — В ту ночь, когда мы… словом, ты упоминал, что играл в футбол.

Джош ее не винил, он и сам не знал, как лучше определить первую ночь, которую они провели вместе. У него потеплело в груди… и не только там. Он поспешил развить тему:

— Да, я уехал на учебу в Гарвард. Но в футбол я играл всего два года. Может, я и был неплохим нападающим, но мне не хватало некоторых качеств, необходимых, чтобы стать профессиональным футболистом. Для этого нужно быть одержимым футболом, а я любил разные виды спорта, да и заниматься бизнесом мне тоже понравилось.

Эйлин поднесла к губам бокал и глотнула вина.

— Значит, «Сладкие фантазии» оказались для тебя идеальным бизнесом.

Джош сам не заметил, как разговорился о «Сладких фантазиях», и стал рассказывать, как познакомился с Адамом, как они начали готовить первые «энергетические» батончики, как дело стало расширяться, превосходя самые смелые их ожидания, как в конце концов пришла пора расширить производство и Джош уговорил Адама перевести фабрику в Манзаниту, в город, где он вырос.

Лишь позже, когда они съели великолепный десерт, вышли из ресторана и пошли к машине, Джош осознал, что Эйлин сумела снова перевести разговор с себя на него, причем сделала это так виртуозно, что он опять ничего о ней не узнал.

— Спасибо за прекрасный вечер, я ничего подобного не ожидала, — сказала Эйлин в машине.

— Рано благодаришь. — Джош думал о сцене соблазнения, которую собирался разыграть в своем доме. — Вечер еще не закончился.

Немного помолчав, Эйлин спросила с придыханием:

— Не закончился?

Джош возбуждался только от одного того, что думал об этом.

— Далеко не закончился, — многообещающе уточнил он и покосился на нее.

По-видимому, его ответ ей понравился. Она чуть заметно порозовела и бросила на него зовущий взгляд. Давно пора, подумал Джош. Помедлив, он спросил:

— А где твоя роза?

— Извини, кажется, я оставила ее на столе в ресторане. — На этот раз Эйлин покраснела как помидор. — Нехорошо получилось. Мне никогда не дарили цветов, и я забыла, что пришла с розой. Я была немного рассеянна.

Джошу показалось, что она переживает искренне. Он улыбнулся и погладил ее по щеке.

— Ладно, ничего страшного.

Он подъехал к своему дому и затормозил. Эйлин сидела тихо, даже слишком тихо, словно о чем-то глубоко задумалась. Джош снова спросил себя, чем вызвана ее рассеянность. Может, она нервничает? С тех пор как они в прошлый раз занимались сексом — с тех пор как он лишил ее невинности, — прошло около недели. Джошу приходилось напоминать себе, что для Эйлин все это еще внове, что он должен держать себя в руках и действовать осторожно.

Он провел ее в гостиную и снял пальто, жестом предлагая ей последовать его примеру.

— Принести тебе что-нибудь выпить?

Эйлин сняла пальто и туфли на каблуках, которые аккуратно поставила в углу возле двери.

— Пожалуй, не откажусь от вина, если у тебя найдется. — Она присела на диван.

Он улыбнулся. Да, она определенно нервничает. Это он мог понять. Джош достал из бара бутылку вина, наполнил два бокала и, протянув один Эйлин, сел рядом с ней на диван.

— Ну как? Ты довольна сегодняшним вечером?

— Да. Спасибо, я прекрасно провела время.

Громкая похвала, ничего не скажешь! А он-то расстарался, только что не прокатил ее по городу в карете! Для неопытной женщины, лишь недавно расставшейся с невинностью, на нее слишком трудно произвести впечатление.

Джош поморщился.

— Я хотел, чтобы сегодняшний вечер стал особенным. — Он помолчал. — Мне нужно тебя кое о чем спросить. Ты весь вечер словно была где-то далеко. В чем дело?

— Ни в чем. — Она негромко рассмеялась. — Просто… гм… это было совсем не то, чего я ожидала.

— Вот как? И чего же ты ожидала?

— Не знаю, ничего конкретного, но уж если я чего-то и ожидала, то только не этого, вот и все.

— Ясно. — Джош прочел между строк. — Значит, тебе не понравилось.

— Да нет же, дело не в этом. Просто после прошлого уик-энда я ожидала, как бы это выразиться, что акцент будет сделан на другое. — Она густо покраснела. — Я имею в виду, что я в этом деле новичок, я была готова к более… то есть я ожидала, что мы просто…

— Эйлин, в чем дело?

— Я тебя хотела! — выпалила она.

Она его желала? Так вот что занимало ее мысли весь вечер! Джошу хотелось стукнуть себя ладонью по лбу.

— Почему же ты ничего не сказала?

— Ты так старался, и я не знала, как мне быть. Мне показалось, что с моей стороны было бы грубо не подыграть тебе. В конце концов, это был твой способ убеждения. Мне очень понравился ресторан, — добавила она, как будто пытаясь убедить его, что свидание не было полным провалом. — Кроме того, я чувствовала себя мальчишкой-подростком, который собирается предпринять… некоторые активные действия.

Джош рассмеялся.

— Это я могу понять, поскольку сам когда-то был мальчишкой.

Неудивительно, что она казалась разочарованной. В том, что касается сексуальных отношений с женщинами, он исходил из собственного опыта и не подумал о том, насколько она не похожа на других. Он считал, что она хочет, чтобы он за ней ухаживал, но в действительности ей был просто нужен он сам. От этой мысли его тело прошил разряд сексуальной энергии.

— Извини, кажется, меня немного занесло.

Эйлин улыбнулась и соблазнительно надула пухлые губки.

— Как ты сам сказал, вечер еще не закончился.

Джош усмехнулся, чувствуя, как его тело пробуждается к жизни. Он взял Эйлин за руки и нежно поцеловал в шею. Наградой ему стал негромкий вскрик возбуждения.

— Что у тебя было на уме?

Она потянулась к нему, щекоча дыханием его ухо.

— Я хочу, чтобы ты занялся со мной любовью. — В ее голосе смешалось смущение и возбуждение.

— Прямо сейчас? — спросил Джош, удивленный быстротой ее рук.

— Да, прямо сейчас.

Она двумя руками повернула его голову, и Джош успел увидеть ее лукавую улыбку. А в следующее мгновение она накрыла его губы своими…

Когда Джош вышел из ванной, Эйлин уже надела платье и туфли. Судя по всему, бюстгальтер и трусики она запихнула в сумку.

— Эйлин?

Она улыбнулась с чуть виноватым видом.

— Знаю, тебе кажется, что я поторопилась, но мне действительно пора.

— После того что сейчас произошло, ты просто уезжаешь?

— К сожалению, завтра утром мне нужно быть на занятиях йогой. Так что мне необходимо вернуться домой, немного поспать и к шести уже быть в спортзале. — Эйлин передернула плечами. — Представляешь, к шести! Но я тебе завтра позвоню.

Джош нахмурился.

— Правда?

Эйлин подошла к нему и быстро поцеловала его в губы.

— После сегодняшнего вечера я приняла решение. Я согласна на шесть месяцев.

Джош удивился еще больше. Казалось бы, он должен радоваться, что она согласилась. В конце концов он получил именно то, чего добивался. Эйлин согласилась с ним встречаться, и сегодняшняя ночь не обернулась полным провалом. Но он чувствовал странную опустошенность.

— Значит, полгода? Ты решила окончательно?

— Окончательно. — Она снова поцеловала его, глубоко вздохнула и пошла к выходу. В дверях она оглянулась, улыбнулась и бросила: — До скорого.

Дверь за ней закрылась, через некоторое время послышался звук отъезжающего автомобиля, вскоре и этот звук угас. И стало тихо.

Джош в чем мать родила стоял посреди гостиной и спрашивал себя, когда же он ухитрился полностью выпустить ситуацию из-под контроля.

5

Эйлин много слышала о способности йоги снимать напряжение. Вероятно, те, кто так говорил, не вставали в шесть утра и наверняка не приходили в спортивный зал после интенсивных занятий сексом.

Поворачиваясь и растягиваясь, Эйлин почувствовала легкую боль в мышцах между ног — еще одно напоминание о прошедшей ночи. Поразмыслив, она решила, что у нее не должно возникнуть проблем, с тем чтобы держать ситуацию под контролем, главное — установить продуманные правила и строго им следовать.

Ей вспомнилось потрясение, написанное на лице Джоша, когда она уезжала от него домой. Позже, уже в машине, она поняла, что с мужчинами вроде Джоша Монтгомери такое, по-видимому, случается редко. Конечно, Эйлин ушла от него не для того, чтобы его поразить, но она не могла не признать, что это дает ей определенную власть над Джошем и над ситуацией в целом. Эйлин, конечно, не хотелось ранить его чувства, но куда важнее было позаботиться о собственной безопасности. К тому же она сомневалась, что даже Джош при всей его внимательности и чуткости пекся о чувствах женщин, с которыми заводил скоротечные романы.

С какой стати жертвовать своим душевным спокойствием только для того, чтобы не расстроить Джоша?

Она сказала себе, что ей нужно твердо уяснить одно: ее отношения с Джошем — чисто сексуальная связь, а не любовная. В его ванной не будет храниться ее зубная щетка, она не станет освобождать в его комоде ящик для своего белья.

Правило номер один: не оставаться друг у друга с ночевкой.

Эйлин еще немного подумала на эту тему. Если сами упражнения и не помогли ей расслабиться и прояснить мысли, то голос инструктора, сопровождаемый журчанием и тихим перезвоном колокольчиков, явно помог. Дело в том, что она действительно уехала от Джоша, чтобы не пропустить занятия йогой. У Эйлин, правда, возникала мысль остаться у него на ночь или вовсе пропустить занятие, но она за свою жизнь достаточно насмотрелась на женщин, которые ради очередного увлечения забывали все свои интересы. С ней такого не должно произойти. Она была полна решимости продолжить все, что начала, и не останавливаться в своем развитии. У нее по-прежнему есть собственная жизнь и подруги.

Правило номер два: никогда не отменять намеченное ради того, чтобы приспособиться под планы Джоша.

Эйлин справедливо рассудила, что она-то не покушается на его планы. Она не сомневалась, что, несмотря на внимание, которое Джош ей уделяет, он не забывает и о собственной светской жизни, весьма насыщенной. Он слишком красив и вообще слишком заметная личность, чтобы у него не было своего круга общения.

Джош. В нем-то вся проблема. Если бы она заключила это соглашение с любым другим мужчиной, к которому ее влекло бы не так сильно, как к Джошу, можно было бы просто придерживаться этих двух правил. Но, после того как они с Джошем занимались сексом и несколько мгновений лежали в объятиях друг друга, разве она не почувствовала внутри предательское тепло, то самое, которое побуждает женщин шептать признания в любви? Если бы Джош тогда не вышел в ванную, она не устояла бы и нарушила бы разом и первое правило, и второе.

Дело обстоит даже серьезнее. Ту же самую теплоту она чувствовала, когда Джош рассказывал о своем прошлом, хотя она и хотела оставаться равнодушной.

Отсюда следует самое главное правило. Правило номер три: никогда, никогда не говорить слов «я люблю тебя».


Когда Эйлин вернулась домой, у нее болело все тело — видимо, от занятий йогой. У нее болела даже голова — от напряженных раздумий. Но зато она яснее осознала, где находится и в какую сторону движется, расслабилась и немного успокоилась. Она сформулировала правила и определила для себя цели. Эйлин знала, чего хочет, и чувствовала себя вполне уверенно.

Едва Эйлин вошла в квартиру, зазвонил телефон.

— Алло?

— Как жизнь в Манзаните?

— Бетани, это ты! Откуда ты звонишь?

— Трудно сказать, — рассмеялась Бетани, — если сегодня вторник, значит, звоню из Тосканы. Съемки проходят великолепно. Кстати, когда ты наконец приедешь ко мне в гости?

Это была их дежурная шутка еще с колледжа. Бетани с детства мечтала поехать в Европу и изучала иностранные языки с не меньшим рвением, чем секреты фотомастерства. Она не раз уговаривала Эйлин приехать, но той не хватало то времени, то денег, то просто не хотелось.

— Когда-нибудь приеду, — ответила как обычно Эйлин.

— Ты слишком рано успокоилась, я давно тебе это твержу. Не то чтобы это очень плохо, но мы обе знаем, что ты хотела добиться в жизни большего, — серьезно сказала Бетани.

Эйлин снова улыбнулась. Эту фразу она тоже слышала от нее не раз.

— Я серьезно! У тебя наверняка скопились неиспользованные отпуска за несколько лет, — продолжала Бетани. — Садись на самолет и приезжай ко мне. Я найду тебе красивого сексуального итальянца, и он будет заниматься с тобой любовью до тех пор, пока ты не позабудешь все на свете, даже собственное имя. Конечно, в этом деле я не собираюсь тебя торопить, но…

Эйлин вздохнула.

— Бетани, нам нужно поговорить.

— Та-ак, — протянула Бетани. — Звучит угрожающе. Что случилось? У тебя нашли опухоль мозга или что-то в этом роде?

— Слава богу, нет! Вообще-то это связано с медициной, но это мелочь…

— У тебя не бывает мелочей, — с тревогой сказала Бетани. — Ты заболела? Что-то серьезное? — Она явно запаниковала. — Если хочешь, я могу сегодня же вылететь…

— Не надо, со мной все в порядке!

Эйлин было приятно сознавать, что подруга принимает ее заботы так близко к сердцу. Если бы еще Бетани была не такой импульсивной…

— У меня обнаружили небольшое затвердение в груди, но оказалось, что это не страшно.

— Ради всего святого, не пугай меня!

— Извини, я не хотела тебя пугать, просто я сама сначала ужасно испугалась. Но эта история заставила меня кое-что переосмыслить. — Эйлин вспомнила свое соглашение с Джошем и мысленно уточнила, что, пожалуй, «осмысление» не совсем подходящее слово, здравый смысл тут ни при чем. — Точнее я так испугалась, что набралась храбрости что-то изменить в своей жизни.

Бетани несколько секунд молчала, потом осторожно сказала:

— Не может быть! Неужели ты?..

— Ты говоришь с бывшей девственницей.

Бетани радостно взвизгнула.

— Ура! Наконец-то! — Закончив бурно выражать свою радость, она перешла на деловой тон: — Рассказывай все по порядку. Когда, где, с кем? Я хочу знать все подробности.

— Ну-у, — протянула Эйлин, — всех подробностей не обещаю. Но одно могу сказать: ожидания не только оправдались, но даже и сверх того.

— Как все произошло? Вас познакомили друзья? Или вы встретились на вечеринке? А может, ты познакомилась с ним на улице?

— Не совсем так. Я сама приняла решение. Этот мужчина известен в Манзаните как… не то чтобы бабник, но… — Эйлин задумалась, как лучше описать Джоша. — Скажем так: как профессиональный плейбой. И я в некотором роде сделала ему предложение.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что решила расстаться с невинностью и вышла на охоту? — Бетани заразительно рассмеялась. — Я просто валюсь с ног от смеха, жаль, что ты меня не видишь. Не пойми меня превратно, но, по-моему, тебе не хватит духу просто так подойти к парню и попросить его с тобой переспать.

— Прекрати сейчас же! В конце концов все оказалось совсем не плохо.

— Еще бы! И что же, ты собираешься с ним встречаться?

— Да… мы заключили с ним некое соглашение. — Эйлин покраснела, радуясь, что подруга этого не видит. — Мы будем встречаться, но ничего серьезного.

— Господи, ушам своим не верю. Эйлин Джефферсон, закоренелая девственница, нашла себе мужчину для постели!

Эйлин поморщилась.

— Звучит не очень-то лестно.

Бетани, по-видимому, поняла, что задела подругу. Ее тон изменился.

— Извини за прямоту, но ты меня знаешь. Только два месяца назад я сама уговаривала тебя почаще бывать в обществе, встречаться с мужчинами. И вот я разговариваю чуть ли не с распутницей… Конечно, я за тебя рада! — Голос Бетани потеплел. — Я тобой горжусь. Правда, Эйлин.

— Спасибо, Бетани. Ты права, я слишком расслабилась. Я считала, что у меня полно времени, да и кто так не считает? И вдруг я узнаю, что у меня, возможно, рак груди и совсем нет времени. Это послужило толчком, в котором я давно нуждалась. Я бросилась наверстывать все, что давно хотела сделать, да никак не могла собраться. Я записалась на такое количество курсов, что почти не бываю дома. Может, потом я часть из них брошу, но все равно теперь я чувствую себя новым человеком.

— Эйлин, мне пора на съемку, так что придется закончить разговор. Но я хочу предпринять еще одну попытку. — Эйлин по голосу слышала, что Бетани улыбается. — Новый человек случайно не оформил себе заграничный паспорт?

Эйлин на секунду задумалась, все еще пребывая в состоянии легкой эйфории, а потом ее вдруг осенило: через полгода соглашение с Джошем закончится.

Она рассматривает договор с Джошем как своего рода эксперимент в рамках собственной программы развития личности. Ей не нужны серьезные отношения, Джошу — тоже, он просто помогает ей расправить крылья. Эйлин не собирается больше избегать приключений и прятаться от жизни за книгами. Подруги, занятия йогой и танцами, Джош — все это поможет ей наконец начать новую жизнь, зажить так, как она всегда втайне мечтала.

Что может быть лучшим завершением полугодового романа с Джошем, чем путешествие в Европу, о котором она тоже давно мечтала?

— Знаешь, Бетани, — медленно сказала она, — ты меня уговорила. Я приеду в Италию.

6

Джош сидел за столом, рассеянно глядя на стопку документов. Сразу несколько серьезных вопросов требовали его немедленного вмешательства. Несмотря на это, его мысли были заняты не проблемами фирмы, а Эйлин.

Полгода ни к чему не обязывающей связи с красивой, сексуальной, податливой женщиной — казалось бы, это мечта любого мужчины. Если бы не так давно кто-то сказал Джошу, что ему посчастливится заключить такое соглашение, он бы на радостях купил этому человеку ящик пива. Но сейчас, после месяца такой жизни, он, пожалуй, дал бы предсказателю в зубы.

Сидя за своим рабочим столом, Джош от досады готов был рвать на себе волосы. С тех пор как они заключили с Эйлин соглашение, прошло чуть больше месяца. Сказать, что они «встречаются», у Джоша просто язык не поворачивался. Отношения, которые принято обозначать этим словом, обычно носят куда более личный характер. Да и сами встречи случались не часто: Джошу едва удавалось втиснуться в до предела насыщенный разнообразными занятиями график Эйлин. Он считал, что ему повезло, если удавалось встретиться с ней вечером в пятницу и в субботу.

За все время они встречались раз восемь, и всякий раз, казалось, все происходило одинаково. Эйлин приезжала к нему домой, они немного разговаривали; если повезет, Джошу удавалось уговорить ее сходить пообедать, если очень повезет — даже сходить в кино. Эйлин держалась спокойно и безмятежно, снисходительно выслушивала его рассказы, не очень распространяясь о себе. Потом они обычно возвращались к нему домой и занимались сексом. После двух или трех раундов Эйлин улыбалась, нежно целовала его на прощание, одевалась и уезжала домой.

Наверное, любой другой мужчина счел бы такую связь идеальной, но по какой-то неведомой причине Джош в конце концов понял, что его такой вариант решительно не устраивает. Самое неприятное, что Эйлин их отношения, судя по всему, устраивали вполне.

Если бы она ему надоела, тогда другое дело. Такое с Джошем уже случалось: он знакомился с женщиной, проводил с ней великолепный уикэнд, потом еще один, а недели через две начинал задавать себе вопрос, что он в ней нашел. Но с Эйлин все было иначе. Даже учитывая, что ее интересовала в основном физическая сторона их отношений, она была милой, забавной и по-прежнему интриговала Джоша. Однако эмоционально она оставалась для него недоступной. От этого можно было сойти с ума. Джош бы порвал с ней, если бы…

Если бы не желал ее так, что не передать словами. Однако помимо прочего ему нужно было не только ее тело, но и ее улыбка, её душа — словом, вся она.

На столе зазвонил телефон.

— Джош Монтгомери, — машинально ответил он.

— Джош? Как поживаешь?

— Привет, несравненная! — Джош расплылся в улыбке. — А я как раз собирался тебе позвонить.

— Джош, не морочь мне голову и не трать на меня понапрасну свой шарм. Я тебя знаю, как-никак я твоя мать, — со смехом отозвалась Маргарет Монтгомери. — Лучше скажи, когда ты собираешься нас навестить?

Джош открыл ежедневник. Против каждого уик-энда значилась запись: «Эйлин».

— Боюсь, в ближайшее время не смогу выбраться. В компании возник небольшой кризис.

— А через два месяца? Я знаю, что у тебя много работы, но на всякий случай проверь по ежедневнику.

— Через два месяца? Не знаю… — Джош стал листать ежедневник и наткнулся на дату, помеченную красным восклицательным знаком. — Ох! Папин день рождения.

— Вот именно, ох. Так и думала, что ты забыл. Признаться, у меня в голове не укладывается, как блестящий бизнесмен вроде тебя не может запомнить дни рождения родственников. Наверное, это чисто мужское.

Джош только улыбнулся, слушая знакомую тираду.

— Что я могу на это сказать? Такие уж мы бесчувственные чурбаны.

— Так ты приедешь? Соберется вся семья.

Джош задумался. Провести уик-энд без Эйлин! Несмотря на то что их отношения не во всем его устраивали, он ценил каждую минуту, проведенную с ней. Он не знал, сколько ему отпущено времени до тех пор, пока Эйлин не решит, что с нее хватит. Это был совсем другой вопрос.

И все же семья есть семья, ничего важнее быть не может.

— Я приеду, — сказал он.

— Отлично, отец будет очень рад. Ты же знаешь, он не хочет есть морковный торт без сахара в одиночестве.

Джош посерьезнел.

— Как он, кстати?

— Ему нелегко. Диабет — серьезная болезнь, но он не сдается. Ты же знаешь своего отца. Упрям как мул и обаятелен как дьявол. Хорошо, что он по крайней мере может помочь себе, соблюдая диету. Он учится жить с болезнью. Я, конечно, помогаю чем могу.

— Конечно. Где бы он был, если бы не ты?

— Вероятно, в тюрьме или в сумасшедшем доме, — ответила мать самым серьезным тоном. Джош рассмеялся. — Должен же кто-то проследить, чтобы твой отец не вогнал себя в гроб. А теперь мне еще предстоит принимать в своем доме одновременно двоих дочерей и сына! — По голосу было ясно, что она в восторге от подобной перспективы.

— Да, мама, не представляю, как ты это выдержишь.

— Я тоже не представляю. Справиться с вами четырьмя одновременно очень трудно.

Джош легко представил нежную улыбку на лице матери. Муж и дети составляли для нее смысл существования.

— Постараюсь облегчить тебе жизнь.

— А ты подари мне внуков, — предложила мать, — тогда я переключусь на них и буду меньше досаждать тебе.

Эта тема была Джошу хорошо знакома.

— Я еще не встретил… — Он оборвал себя на полуслове, подумал и спросил: — Между прочим, что ты скажешь, если я приеду на день рождения отца с девушкой?

Мать несколько секунд молчала.

— Скажу, чтобы ты прихватил с собой аптечку первой помощи. Как бы мне не упасть в обморок.

— Очень остроумно, мама. А если серьезно?

— Значит, ты кого-то встретил?

Джош прочистил горло.

— Я бы так не сказал.

— Джош, я же твоя мать. Ты меня не проведешь. — В голосе матери слышалось радостное возбуждение. — Какая она? Из какой семьи? Как вы познакомились?

О том, как они познакомились, Джош точно не собирался рассказывать матери. Он постарался уйти от ответа.

— Ее трудно описать. Она особенная.

— Еще бы, раз ты собираешься привезти ее к нам! Откуда она родом?

Джош нахмурился.

— Не знаю. Мы учились с ней в одной школе.

— Ты с ней дружил тогда?

— Нет, в школе мы не были знакомы.

— Джош, ты собираешься привезти девушку познакомиться с родителями, а можно подумать, что ты подцепил незнакомку на автобусной остановке. Серьезно, как давно вы знакомы? — настороженно поинтересовалась мать.

— Не знаю точно, наверное, месяца два, может быть, три.

Джош сообразил, что «три» звучит лучше, чем «два». Ему не понравился тон матери.

— Вы знакомы три месяца, и ты ничего о ней не знаешь? Чем же, скажи на милость, вы занимались все это время? — Мать помолчала. — Минуточку. Можешь не отвечать.

— Я и не собирался. Мама, мне нужно идти на совещание. Передай папе привет и скажи девочкам, что я приеду на его день рождения.

— Конечно. Всего хорошего, сын.

— И тебе всего хорошего. — Джош повесил трубку.

«Как будто подцепил незнакомку на автобусной остановке».

Джош пошел на встречу с представителями рекламного агентства, которые принесли новые проекты рекламы. Пока его коллеги изучали рекламные материалы, Джош обдумывал слова матери. Он действительно не знает об Эйлин почти ничего, во всяком случае ничего существенного. В этом смысле положение осталось таким же, как на первом свидании. Он придумал пресловутое соглашение, пытался очаровать и соблазнить Эйлин, но даже не постарался узнать ее получше.

Он хотел произвести на нее впечатление, завоевать ее, но о большем, чем заключить соглашение на полгода, как-то не задумывался. Он испытал неприятное ощущение, весьма смахивающее на чувство вины.

В прошлом ему никогда не требовалось, чтобы женщина открывала ему душу. Женщина, у которой на уме замужество, обычно стремится стать мужчине лучшей подругой, рассказывает о своем детстве, о своих чувствах по отношению к нему и надеется, что он ответит ей тем же. Затем, если мужчина действительно расскажет что-то о себе, она попытается развить успех, а там, глядишь, дойдет и до разговоров о детях.

Эйлин не такая, она бы так себя не повела. Насколько Джош успел ее узнать, откровенничать о себе совсем не в ее стиле. А Джошу впервые в жизни захотелось, чтобы женщина ему открылась. Сегодня вечером он собирается заехать к ней домой. Не для того, чтобы заняться с ней сексом в новом месте. Нет, сегодня вечером он решил попытаться проникнуть в тайну Эйлин Джефферсон.

И, возможно — только возможно, — что тогда их шестимесячное соглашение перерастет в нечто большее.


Эйлин устало плюхнулась на диван. День выдался на редкость суматошный: попались два очень скандальных читателя, не прибыла партия заказанных книг и одна сотрудница уволилась без предупреждения. Эйлин посмотрела на часы: половина седьмого. В половине восьмого она обещала быть у Джоша. Она задумалась. Не отменить ли свидание? Для их обычной физкультуры в постели она слишком устала.

Кто бы мог подумать, что ей придет в голову такая мысль. Нельзя сказать, чтобы ей не нравилось заниматься с Джошем сексом. Напротив, она с каждым разом желала его все сильнее, если такое вообще возможно. Но что-то было не так, и Эйлин не могла понять, что именно.

Может, она просто переутомилась? Полный рабочий день, после работы четыре раза в неделю занятия в различных классах… Особенно тяжело ей стали даваться ранние занятия йогой по субботам.

Она уже собиралась снять трубку, чтобы набрать номер Джоша, когда кто-то позвонил в дверь. Эйлин заглянула в дверной глазок и с удивлением увидела знакомое лицо. Она медленно открыла дверь.

— Джош?

Джош улыбнулся, от него аппетитно пахло чем-то вкусным, съедобным.

— Привет. — Пока Эйлин приходила в себя от удивления, Джош прошел в квартиру. — Я решил, что ты устала, и принес с собой еду из китайского ресторана.

Эйлин неловко переступила с ноги на ногу, не закрывая за ним дверь. Мысль принимать Джоша у себя ей не очень нравилась. Она бы предпочла встретиться с ним в его доме, чтобы позже ей ничто о нем не напоминало. Но пакеты с едой распространяли очень аппетитные запахи, а у нее на ужин не планировалось ничего, кроме бутербродов, в лучшем случае овсяных хлопьев… К тому же Джош с пакетами в руках выглядел так по-домашнему, что она сдалась.

— Ладно, неси пакеты в кухню.

Она закрыла входную дверь и заперла ее. Джош в считанные минуты накрыл стол.

— Как прошел день? У тебя усталый вид. — Джош подошел к ней и положил на лоб широкую теплую ладонь. — Ты не заболела?

Жест показался Эйлин очень трогательным, когда-то ее мать делала точно так же, проверяя, нет ли у нее температуры. Она улыбнулась.

— Нет, просто устала. На работе был трудный день.

Он участливо смотрел на нее.

Слова, казалось, посыпались сами, и, не успев осознать, как это произошло, Эйлин уже рассказывала Джошу во всех подробностях, как прошел день.

Они съели принесенную Джошем еду и убрали со стола.

— Иди отдохни на диване, — распорядился Джош.

Он ненавязчиво выпроводил ее в гостиную, а сам стал наводить порядок в кухне. Эйлин была и тронута его заботой, и одновременно чувствовала смутную тревогу. Или у нее развивается мания преследования?

— Как у тебя много рецептов!

— Я хожу на кулинарные курсы, — немного смущенно пояснила Эйлин. — Кажется, я тебе об этом говорила.

— Ты сказала, что у тебя всю неделю занятия, но никогда не уточняла, какие именно. Значит, ты изучаешь китайскую кухню?

— Да.

Джош прочел рецепт, прикрепленный магнитом к холодильнику.

— Я вижу, тебе потребуется много резаных овощей.

Эйлин рассмеялась.

— Да, это единственный недостаток китайской кухни. После трудного рабочего дня совершенно не остается сил, чтобы нашинковать гору моркови, огурцов и еще всякой всячины.

— Очень мило.

Джош так резко сменил тему, что Эйлин растерялась.

— Ты о чем?

Она изогнула шею, чтобы посмотреть, куда он смотрит, но поморщилась от боли.

— Я говорю про витражную панель в твоем окне. Смотрится очень оригинально.

Эйлин покраснела.

— Это еще одни курсы. Я беру уроки, витражного ремесла. Это один из моих первых опытов! — Эйлин удивлялась собственному смущению. — Он не очень удался.

— Ты сама это сделала?

Джош вытер руки, перешел в гостиную и сел рядом с ней на диван.

— По-моему, получилось здорово. Похоже на розу, но стилизовано в современном духе.

— Я копировала одного архитектора, который делает такие розы. Моя мама увлекалась архитектурой…

Что я говорю? — ужаснулась Эйлин. Он умрет со скуки! Он пришел, чтобы заняться с ней страстным сексом, а не выслушивать ее лекции об архитектуре и искусстве! Она попыталась сменить тему.

— Мы никуда не пойдем, правда? — Эйлин начала вяло поглаживать его спину, раздумывая, хватит ли ей сил его соблазнить. Ей нравилось просто сидеть вот так рядом с ним.

Джош очень нежно поцеловал ее и посмотрел в глаза.

— У меня тоже был тяжелый день на работе. Потом позвонила мама. Она спрашивала про тебя.

Прежде чем Эйлин нашлась, как на это среагировать, Джош продолжил:

— У мамы все хорошо, а вот у отца неважно со здоровьем. У него не так давно обнаружили диабет. Он еще не привык к этому, и ему приходится туго.

— Ах, Джош… — Эйлин погладила его по спине. — Надеюсь, он поправится?

— На самом деле его состояние не очень тяжелое. К счастью, диагноз поставили вовремя. — Эйлин почувствовала напряжение, сковавшее его спину. Джош иронично рассмеялся. — Но надо знать моего отца. Он привык абсолютно все контролировать и делать всегда по-своему. А тут вдруг приходится идти на поводу у собственного организма, и это его страшно раздражает. Кроме того, он еще не до конца смирился с тем, что вышел на пенсию. — В его голосе слышалась глубокая любовь и привязанность к отцу.

Это ее тронуло, и Эйлин неуверенно положила голову на его плечо, стараясь утешить его всем, чем сможет.

Джош обнял ее одной рукой за плечи и откинулся на спинку дивана.

— Я тебе не говорил, что в школе отец был моим наставником?

Эйлин отрицательно покачала головой.

Джош продолжил. По-видимому, ему нужно было выговориться, а на Эйлин сам его голос, его мягкий тембр действовали успокаивающе.

— Это он внушил мне, что я могу достичь всего, чего пожелаю, нужно только тщательно все продумать, спланировать и упорно трудиться. Я люблю мать, но иногда мне кажется, что именно отец сделал меня тем, чем я сейчас являюсь. — Джош помолчал и вдруг спросил: — А какой у тебя отец?

— Не знаю, он от нас ушел, когда мне было несколько месяцев.

Повисло молчание. Джош обнял Эйлин, выражая ей сочувствие. Наконец он сказал:

— Наверное, вам было тяжело.

Эйлин не хотела, чтобы Джош ее жалел, поэтому принялась объяснять то, о чем вообще говорила очень редко.

— Нет, все было не так плохо. То есть мама… нужно знать мою маму. Если тебя отец научил, что ты можешь добиться всего, стоит только как следует постараться, то мама научила меня тому, что можно пережить все что угодно. И она пережила. Она не раз повторяла, что не держит зла на моего отца, потому что он подарил ей меня. — Эйлин улыбнулась. — А еще она научила меня быть самодостаточной. Пожалуй, я могу сказать, что мама сделала меня такой, какая я есть.

— Кажется, твоя мать очень сильная женщина, — заметил Джош, целуя ее в макушку. — Где она сейчас?

— Она живет в Аризоне, ей нравится тамошний климат. Боюсь, она по-прежнему работает слишком много, но сейчас она кажется гораздо счастливее, чем раньше.

— Почему она была несчастлива?

Эйлин ответила не сразу.

— Быть матерью-одиночкой нелегко. Сколько я себя помню, она всегда работала на двух работах. Она и сейчас подрабатывает по выходным. Я стараюсь ей помогать, но она очень неохотно принимает от меня деньги.

Почему-то только оттого, что она рассказала об этом вслух, напряжение, сковывавшее Эйлин, немного уменьшилось. Она смутно сознавала, что открылась больше чем следовало, но почему-то не могла остановиться.

— По вечерам она еще и учится. Мама всегда высоко ценила образование, она очень гордилась, когда я получила стипендию для учебы в Вассарском колледже.

— Ты училась в Вассаре? Получала стипендию? Так вот когда ты жила в Нью-Йорке!

Эйлин усмехнулась. По тону Джоша можно было подумать, что он сделал великое открытие, разгадал некую тайну.

— Да, а потом я еще несколько лет работала в Нью-Йорке корпоративным библиотекарем.

— Я даже не знал, что существует такая профессия — корпоративный библиотекарь.

— Мама тоже не знала. Она не обрадовалась, когда я получила эту должность. Мама боялась, что я не смогу себя прокормить, ей не хотелось, чтобы я боролась за существование, как она когда-то. Однако я зарабатывала неплохо, мне хватало на жизнь, даже принимая во внимание, что в Нью-Йорке очень дорогое жилье. Мы снимали квартиру большой компанией, так что получилось не очень дорого.

— Почему же ты вернулась сюда?

Она тяжело вздохнула и рассеянно потерлась щекой о грудь Джоша. Рубашка на нем была мягкая и приятно пахла.

— Не пойми меня превратно. Нью-Йорк — замечательный город, просто я не могла быть там счастлива. Я выполняла исследования для всяких департаментов и работала очень много. Из-за того что я была занята учебой, у меня не оставалось времени на свидания. К тому же я так боялась отношений с мужчинами, что никак не могла начать. В результате я оставалась девственницей. А жить в Нью-Йорке и оставаться девственницей, когда тебе больше двадцати… Короче, в этом есть что-то ненормальное, и я стала чувствовать себя диковинной зверушкой.

Джош слушал, затаив дыхание и не перебивая. Он боялся спугнуть ее и прервать этот поток откровений.

Услышав в своем голосе горечь, Эйлин поспешила сменить тему:

— А еще, живя в большом городе, я тосковала по природе. В Нью-Йорке все времена года похожи одно на другое, я скучала по Манзаните. Я читала местные газеты, благо у меня была такая возможность, ведь я работала в библиотеке. И когда я узнала, что здесь открывается новая публичная библиотека, я послала свое резюме. Мне предложили работу, и вот я здесь. — Эйлин покачала головой. — Мама решила, что я сошла с ума. Кажется, она до сих пор так считает.

— Мои родители тоже думали, что я сошел с ума, когда я перевел фирму в Манзаниту. — Она почувствовала, что Джош понимает ее чувства. — В этом месте есть что-то особенное.

— Да. — Она подняла голову и оглядела комнату. — Я тебе еще не наскучила?

Джош взял ее за подбородок и пристально посмотрел в глаза.

— Эйлин, мне интересно все, что связано с тобой.

Она закрыла глаза и поцеловала его. Она ожидала обычной вспышки страсти, но на этот раз все было как-то по-другому. Да, она ощущала жар, но не только. Эйлин прижалась к Джошу, чувствуя, как ее обволакивает общее тепло их тел. Он нежно погладил ее, и от этой нежности у нее закружилась голова, а еще… Она задумалась, анализируя свои ощущения… Есть, поняла! Она почувствовала себя в безопасности. Вот почему она рассказала ему так много!

Эйлин отстранилась, не зная, что делать со своим открытием.

— Я принес два новых диска, — сказал Джош. В его голосе слышалась странная неуверенность.

— Ладно, ставь свои диски.

Эйлин подумала, что музыка, телевизор будут лишь фоном для их занятий любовью. Она начала расстегивать на себе блузку, но, к ее удивлению, Джош мягко остановил ее руку.

— Не думай, что я тебя не хочу, я хочу тебя всегда, — тихо сказал он, — но я жутко устал. Давай просто посидим рядышком, может, еще о чем-то поговорим.

В мозгу Эйлин отчетливо зазвучало тревожное: мы так не договаривались! Но, как бы громко ни звучал сигнал тревоги, его заглушал голос сердца.

7

Перерыв — это одно, а целый месяц без секса — совсем другое.

В субботу Эйлин встала рано и с энергией, которой сама от себя не ожидала, принялась готовить. Она порезала зеленый лук и добавила его на сковороду, где уже с шипением жарились в масле овощи.

Эйлин была немного взвинчена, хотя, казалось, для этого не было повода, ведь раньше она обходилась без секса много лет. Впрочем, тогда она не знала, чего лишается, но теперь не проходило и минуты, чтобы она не вспоминала, как в прошлый раз прижималась всем телом к Джошу. Если это не безумие, тогда что?

Может, Джош от нее устал?

Подобные мысли посещали Эйлин с того вечера, когда начался новый период ее безбрачия, теперь уже вынужденного, то есть с того вечера, когда она пришла с работы слишком усталой, чтобы чем-то заниматься, а Джош неожиданно нагрянул в гости. Обнимая ее на диване, Джош тогда сказал, что хочет ее всегда. Но затем он был два уик-энда подряд занят на работе, а в прошлые выходные полетел к родителям. Эйлин, конечно, не стала нарушать график своих занятий, но, даже если бы нарушила, она сомневалась, что им удалось бы встретиться. В результате ее напряжение все нарастало.

Эйлин помешала овощи на сковородке и убавила огонь.

Проблема состояла в том, что если бы Эйлин действительно считала, что Джош от нее устал, она бы замкнулась в себе, ушла бы в свою раковину, вычеркнула бы его из своей жизни и стала уделять еще больше внимания другим своим занятиям. Но Джош не исчез с ее горизонта совсем. Он звонил ей каждый вечер, причем некоторые из его звонков приводили Эйлин в такое разгоряченное состояние, что она готова была сесть за руль и мчаться к нему. Мужчину, который способен вогнать ее в жар всего лишь несколькими удачно выбранными словами, произнесенными шепотом, следовало бы посадить за решетку… особенно если он целых три недели не может реализовать своих обещаний на практике.

Эйлин добавила в блюдо нарезанную брокколи и снова все перемешала. Как ни странно, больше всего ее выводили из равновесия не разговоры — с тем, что связано с сексом, она более или менее освоилась. Но ее беспокоили другие его звонки.

— Привет, красавица, — сказал как-то вечером Джош. — Как твои дела на курсах китайской кухни?

— Неплохо. Если бы не надо было так много орудовать ножом, я бы даже сказала, что хорошо. А как прошел день у тебя?

— Проблемы с реализацией товара, крупный прокол с маркетингом, а в выходные меня ждет развлечение в виде конференции по торговле. — Джош вздохнул. — Я так устал, что едва не засыпаю в офисе.

— Бедняжка, — посочувствовала Эйлин и тоже вздохнула. — Не надо было звонить, раз ты так устал.

— Мне этого хотелось. — Джош понизил голос. — Я хотел убедиться, что у тебя все в порядке. Мне вообще нравится с тобой разговаривать.

Эйлин тоже нравилось с ним говорить, а еще — урывками видеться с ним в обеденный перерыв, когда ему удавалось ненадолго вырваться с работы. Джош заезжал за ней около полудня, похищал из библиотеки и уводил в ближайший парк, где они прятались под ветвями плакучей ивы и целовались до потери пульса.

Джош шептал ей на ухо нежные слова, гладил ее по щеке так, как ей больше всего нравилось, улыбался с нежностью, которая ее всегда обезоруживала… а потом она возвращалась на работу, возбужденная, но без малейших перспектив сбросить это возбуждение.

В последний раз, когда она вернулась после такой отлучки в библиотеку, Джинни посмотрела на нее, оценила ее состояние и понимающе усмехнулась.

— У меня есть сандвич с арахисовым маслом, могу поделиться. Догадываюсь, что тебе в обеденный перерыв было не до еды.

Джош по-прежнему ее хочет. Утешая себя этой мыслью, Эйлин переложила поджаренные овощи в сотейник и добавила туда же кусочки мелко нарезанного филе цыпленка. Конечно, хочет. Но все же на всякий случай не мешало бы позаниматься с ним сексом, и лучше сегодня.

Именно эта мысль, все больше завладевавшая сознанием, и приводила ее в состояние нервного возбуждения. За прошедшие три недели Эйлин проштудировала все книги по технике обольщения и сексуальным эскападам, какие только смогла найти, — от «Искусства сексуального экстаза» до «Камасутры». Она вообще отличалась целеустремленностью.

В конце концов, разве не в этом состоит смысл их соглашения?

Эйлин выпрямилась и потерла лоб.

В дверь позвонили. От неожиданности она вздрогнула. Подойдя к двери, Эйлин заглянула в глазок и широко распахнула дверь.

— Джош?

Выглядел он, как всегда, великолепно. Эйлин нравилось смотреть на его рельефные мускулы, обрисованные тканью футболки, а уж как на нем сидят джинсы…

— Я думала, ты придешь попозже. — Когда я успею переодеться во что-нибудь поприличнее, чем безразмерная пижама, и приступить к ритуалу обольщения, добавила она мысленно.

— Хотел сделать тебе сюрприз. — Джош вошел в дверь и принюхался. — Признаться, я думал, ты еще не встала, но, наверное, этому удивляться не стоит. Чем это так вкусно пахнет?

Эйлин смущенно покосилась в сторону кухни.

— Я готовлю цыпленка с овощами и булочки. И еще говядину с брокколи. — В кухне зазвонил таймер. — Ах да, и еще рис.

Джош посмотрел сначала на нее. Потом на часы.

— Но сейчас половина восьмого утра!

— Пока занятия йогой не отменили, я каждую субботу вставала в пять тридцать. — Она многозначительно посмотрела на него. — К тому же я все равно плохо сплю.

— Это верно, — с усмешкой согласился Джош.

Эйлин не сомневалась, что он понимает, насколько велик его вклад в ее бессонницу.

— Если у тебя все готово, может, ты переоденешься? — предложил он.

— Да, и заодно приму душ.

Эйлин бросилась в ванную, решив использовать подвернувшийся шанс. Она даже не стала спрашивать Джоша, куда он хочет ее повезти, потому что знала, что они туда не. попадут. Она собиралась соблазнить его, ошеломить так, что он потеряет и футболку, и брюки.

Эйлин приняла душ и наложила легкий макияж. Затем обсушила волосы полотенцем и распустила их по плечам. Решив, что этого достаточно, она с улыбкой вышла в гостиную. Джош рассматривал фотографию, стоящую на ее столе.

— Готова? — спросил он, не оглядываясь.

— Всегда готова, — прошептала Эйлин.

Он повернулся и остолбенел. Эйлин было даже слышно, как участилось его дыхание. Она улыбнулась, чуть раскинула руки в молчаливом приглашении и стала ждать. Казалось, ему понадобилось очень много времени, чтобы вновь обрести дар речи.

— Признаться, мне нравится твой наряд. — По его голосу можно было подумать, что он чем-то поперхнулся. — Но там, куда мы собираемся, тебе будет немного холодновато.

Стараясь не показывать разочарования, Эйлин подошла ближе, так близко, что коснулась грудью его груди. Джош попятился. Он пятился до тех пор, пока не уперся в стол. Он присел на край стола. Она подошла ближе и, дразня, поцеловала в шею.

— Тебе все еще хочется куда-то идти? — прошептала Эйлин с обольстительным придыханием.

Джош страдальчески вздохнул.

— Я знаю, чего ты хочешь, и, поверь, я тоже этого хочу, но…

— Тогда хватит болтать.

Эйлин попыталась поцеловать его в губы, но он отвернулся. Разочарование окатило ее как ледяной душ.

— Эйлин, милая, по-моему, тебе лучше одеться.

Она отстранилась и посмотрела ему в лицо.

Его голубые глаза были похожи на застывший кобальт, упрямо вздернутый подбородок выражал решимость.

— Хорошо, — глухо сказала она, — я оденусь. — И с ужасом поняла, что краснеет.

— Милая, я не хотел сказать…

— Все хорошо, — перебила она его, хотя вовсе так не думала. Джош ее больше не хочет, чего же тут хорошего? Что он в таком случае вообще здесь делает?

— Надень джинсы и какой-нибудь свитер.

Эйлин кивнула и бросилась в спальню.

Ей хотелось скрыться от Джоша, от унижения она готова была провалиться сквозь землю. Как ей только могло прийти в голову, что из их соглашения что-то получится?

«Ты сможешь справиться с чем угодно». Эйлин словно наяву услышала голос матери, и это придало ей сил. Нельзя показывать Джошу, как она огорчена. Предполагается, что у них легкие, ни к чему не обязывающие отношения. Если он хочет разорвать их не через полгода, а через три месяца — что ж, это его право, она не расстроится.

Итак, Эйлин вернулась в гостиную совсем в другом настроении. Она оделась в джинсы, футболку, куртку, надела кроссовки и завязала волосы в хвост.

— Куда мы едем? — спокойно спросила она.

Джош улыбнулся и поднял руку, чтобы погладить ее по щеке. Эйлин заставила себя не отпрянуть.

— Это сюрприз.

Сюрприз, думала Эйлин, идя к его машине. Не многовато ли сюрпризов для одного утра?

Сидя за рулем, Джош покосился в ее сторону. Она безропотно позволила ему завязать ей глаза — это задумывалось как часть игры, — но когда она сидела вот так, отклонившись к окну, то куда больше походила на жертву похищения, чем на участницу романтического приключения.

Может, ему нужно было с ней переспать? Ему этого хотелось, еще как! Джош уже не раз видел ее без одежды, но все равно, когда она сегодня утром этак небрежно вышла к нему обнаженной, ее вид подействовал на него как удар в солнечное сплетение! Он в считанные секунды пришел в боевую готовность. Никогда еще ни на одну женщину Джош не реагировал так быстро и так остро, как на Эйлин.

Вот почему я должен показать, что нас связывает не только секс, подумал он. Нужно, чтобы она увидела в наших отношениях нечто большее.

Джош вел машину с мрачной решимостью. Сначала он пытался разговорить Эйлин, но она ограничивалась краткими вежливыми репликами, и он перестал даже пытаться. Они ехали по извилистой проселочной дороге, и Джошу приходилось часто сверяться с картой. Наконец он приблизился к месту назначения. Шурша покрышками по гравию, автомобиль свернул на обочину и остановился.

— Приехали, — сообщил Джош. — Я помогу тебе выйти. — Он обежал вокруг капота, открыл дверцу и подал Эйлин руку.

Она держалась отчужденно, но все же спросила:

— Что это там? Вода?

— Потерпи еще несколько минут, скоро мы доберемся до цели. — Джош достал из багажника какие-то вещи и побежал вперед. — Подожди у машины! — крикнул он.

Закончив какие-то непонятные ей приготовления, он бегом вернулся к машине.

Эйлин хмурила брови, но одновременно улыбалась.

— Пойдем со мной, — сказал он.

Хруст гравия под ее ногами сменился мягким шорохом травы.

— Где мы? — спросила Эйлин. Джош усмехнулся.

— Сейчас узнаешь.

Он повернул ее и сорвал с глаз повязку.

Эйлин прищурилась и, когда глаза привыкли к яркому солнечному свету, огляделась по сторонам, после чего открыла рот от удивления. Для Джоша ее реакция явилась лучшей благодарностью.

— Это же… это же река Кэш-крик! — прошептала она: — Я не была здесь с детства.

Джош привел ее на поросший травой утес, с которого открывался вид на стремнину. Вода внизу журчала и пенилась.

— Я знаю. У тебя на столе стоит фотография, где вы с матерью сняты на берегу. Я рассудил, что если тогда ты улыбалась, то… — Джош замолчал, заметив слезы в ее глазах. — Вот это да! Я надеялся совсем на другую реакцию.

Эйлин улыбнулась сквозь слезы.

— Я собиралась побывать здесь еще раз, да все как-то не получалось. — Она повернулась к нему, порывисто обняла и поцеловала. — Спасибо, Джош, здесь так красиво!

Он потянул ее к одеялу, расстеленному на густой траве. Эйлин села и удивленно посмотрела на плетеную корзину для пикника.

— Что это?

Джош жестом фокусника открыл корзину и стал доставать из нее припасы, перечисляя:

— Сегодня у нас на ланч, или скорее на завтрак, французские булочки, сыр с пряными травами, свежие фрукты. А для сладкоежек есть пончики с корицей и шоколадный кекс.

Эйлин широко улыбнулась.

— Просто не верится. Ты постарался на славу. — Она заметила коробку, завернутую в подарочную бумагу. — А это что?

— Это для тебя.

— Подарок? — Эйлин смутилась. — Но по какому случаю?

— Мне просто захотелось. Наверное, в основном потому, что ты не ждешь от меня подарков. — Он шутливо ткнул ее локтем. — Ну давай же, открой.

Она стала неуверенно разворачивать бумагу.

— Смелее, разорви упаковку.

Она шутливо показала ему язык.

— Уж кто-кто, а ты мог бы знать, что предвкушение — это самое приятное.

Развернув бумагу, Эйлин замерла.

— Овощерезка!

— Теперь тебе не нужно будет резать овощи вручную.

Джош ждал, что она скажет дальше. Эйлин сидела молча, и вдруг на ее лице появилось такое выражение, словно она собирается заплакать. Он быстро подвинулся к ней.

— Эй, не плачь! Ну пожалуйста! Обещаю никогда больше не дарить тебе овощерезок!

— Я… извини, дело не в этом. Просто ты самый внимательный мужчина на свете. — Она всхлипнула. — Я обычно не открываюсь людям. То есть я не отгораживаюсь ни от кого нарочно, просто так само получается. Никогда еще никто так не старался узнать меня поближе, во всяком случае, если я сама об этом не просила. — Она понизила голос и прошептала: — Ты знаешь меня гораздо лучше, чем можно было бы ожидать. Иногда мне даже кажется, что ты знаешь меня лучше, чем я сама себя знаю. Как тебе это удается?

Джош усмехнулся.

— Наверное, мне просто везет.

8

Эйлин проснулась рядом с Джошем, в его спальне. Она лежала к нему спиной, одна рука Джоша находилась под ее подушкой, другой он прижимал ее к себе. Их тела удивительно хорошо подходили друг к другу. Джош дышал ей почти в самое ухо. Было жарко, он лежал очень близко но почему-то Эйлин не было ни тесно, ни даже просто неудобно. Она чувствовала себя женщиной, о которой заботятся.

Прошлая ночь… прошлая ночь была потрясающей, незабываемой! Наверное, всему виной желание, накопившееся за недели вынужденного воздержания. Джош, правда, уверял, что дело не только в этом, и Эйлин ему не поверила бы, если бы не почувствовала то же самое. Хотя ей не хотелось в этом признаваться.

В окно заглядывало утро. Утро! Какая-то часть ее существа — самая разумная, та, что подавала сигналы тревоги еще с тех пор, когда она вошла в бар «Фуникулер», — напомнила ей, что она только нарушила свое первое правило.

Эйлин вздохнула. Так и есть, нарушила. Кроме того, ощущения, которые она сейчас испытывала, явно не укладывались в рамки отношения к сексу с Джошем как к развлечению, которое Эйлин пыталась культивировать в себе последние несколько месяцев.

Может, она слишком поторопилась, устанавливая эти правила? У нее тогда не было никакого практического опыта, она считала, что дать вовлечь себя в серьезные отношения означает попасть в ловушку, потерять себя ради чувства общности. Но сейчас Эйлин вовсе не чувствовала себя в ловушке и не считала, что от чего-то отказывается. Наоборот, вчера у нее возникло ощущение, что она что-то приобрела: чувство защищенности, умиротворения.

Впрочем, нельзя сказать, что между ней и Джошем есть что-то серьезное. Он внимателен, заботлив, но ничего не обещает, да и она тоже. Она просто… просто наслаждается жизнью.

Только сейчас, когда она об этом думала, она заметила, что ее левая рука под подушкой держит руку Джоша и их пальцы переплетены. Она попыталась высвободить пальцы. Джош во сне недовольно замычал, еще крепче прижал ее к себе, но не проснулся.

Эйлин окутало блаженное тепло, и дело было не только в том, что их тела согревали друг друга.

Прошедшей ночью они перешли невидимый порог, и не признавать этого означало бы обманывать себя. Она больше не могла рассматривать их отношения как чисто сексуальную связь. В них появилось нечто большее.

И что из этого? — спросила себя Эйлин. Она погладила его ладонь своим большим пальцем. Джош — хороший друг, и он отличается от ее подруг не только тем, что он мужчина. Он внимателен, он ее слушает и действительно считается с ее желаниями. Например, она получила от него в подарок не букет роз, а овощерезку. Джош обращает внимание на нее саму, на ту жизнь, которую она вела и до встречи с ним. Эйлин до сих пор не верилось, что он так старался просто для того, чтобы сделать ей приятное. И ему это удалось: она давно не чувствовала себя такой счастливой.

Да, она нарушила одно из собственных правил, но ведь остаются еще два, так что ей ничто не угрожает.

Джош зашевелился во сне и что-то пробурчал.

— Ты проснулся? — тихо спросила Эйлин.

— Почти, — пробормотал он.

— Я хотела принять душ и, может быть, приготовить завтрак. — Она поцеловала его. — Хочешь ко мне присоединиться?

— Прямо сейчас?

Эйлин рассмеялась.

— Давай сделаем так: я приму душ и приготовлю завтрак, а ты еще немного поспишь, хорошо?

Он сонно замычал, освободил ее и перевернулся на бок. Еще до того, как Эйлин набросила на себя его рубашку, он уже посапывал во сне. Она улыбнулась.

Сегодня, решила Эйлин, можно расслабиться и ни о чем не переживать. Она подумает обо всем завтра, а сегодня будет только чувствовать.

Когда Эйлин вышла из душа, Джош уже потягивался и собирался вставать. Она ушла на кухню, а он в это время пошел в ванную. Он принимал душ еще дольше, чем Эйлин. За время, что он провел в ванной, она успела поджарить две порции омлета, тосты и приготовить кофе. Джош вышел из ванной как раз вовремя: завтрак был готов, а Эйлин разливала по стаканам апельсиновый сок.

— Я приготовила кофе, но если… — Повернувшись к Джошу, она умолкла на полуслове.

Он был полностью одет, на ней же, кроме его футболки, ничего не было. В довершение всего выражение лица у Джоша было далеко не радостным. Эйлин так и застыла со стаканом в руке.

— Я совсем забыл, Адам — я тебе про него рассказывал — устраивает у себя барбекю, и я обещал ему помочь.

— Понятно.

— Думаю, я буду занят весь день. — Джош подождал ее реакции.

Эйлин все еще смотрела на него, не вполне понимая, что от нее требуется.

— Так что ты свободна весь день. Чем собираешься заняться? — небрежно спросил он.

Нельзя сказать, что он говорил враждебно или хотя бы резко, но у Эйлин не осталось и тени сомнения в том, что ее в свои планы он не включает.

Она села и, подумав немного, пробормотала:

— Ну-у… пожалуй, я сделаю еще один витраж. А еще, — быстро добавила она, — у меня накопилась куча непрочитанных книг.

— Вот и хорошо. Мне уже скоро нужно ехать. — Джош выразительно посмотрел на Эйлин.

— А я могу доесть омлет?

— Что? Да, конечно! Что за вопрос? Разумеется, заканчивай завтрак. — Помолчав немного, он повернулся к двери и буркнул через плечо: — Мне нужно посмотреть кое-какие бумаги в кабинете.

— Ты разве не будешь завтракать?

— Нет, обычно у меня по утрам нет аппетита, — бросил Джош, даже не обернувшись.

Эйлин уставилась на остывший омлет. Что она сделала не так? Надо ли говорить, что аппетит у нее пропал напрочь. Встав из-за стола, она выбросила нетронутый завтрак в мусорное ведро, а тарелки погрузила в посудомоечную машину. У нее не укладывалось в голове, как Джош мог быть вчера таким нежным, а утром стать холодным и отчужденным.

Чтобы немного успокоиться, Эйлин налила себе чашку кофе. Она, конечно, была новичком в отношениях между мужчиной и женщиной, но даже ей было понятно, что что-то здесь не так. Нужно уезжать отсюда, и как можно быстрее.

Джош подарил ей удивительный день, один из лучших дней в ее жизни, а потом еще и одну из лучших ночей… Ну и что с того? Не может же она рассчитывать, что он станет проводить с ней все свободное время? Конечно нет!

Еще недавно она сама думала о том, что у них не роман, а лишь ни к чему не обязывающая связь. Об этом они и договаривались. Вероятно, вчерашний день и прошедшая ночь продемонстрировали самое лучшее, что ей могло дать их соглашение. Эйлин сказала себе: она не имеет права дуться и не должна обижаться только потому, что Джош забыл о своих заранее намеченных планах на сегодняшний день.

Убрав на кухне, она вернулась в спальню и оделась. Затем подошла к двери кабинета Джоша, неуверенно постучала и вошла.

— Я устала, думаю, мне лучше поехать домой. — Эйлин фальшиво улыбнулась.

Волосы Джоша были еще слегка влажными после душа, он был в обычных джинсах и футболке, но выглядел потрясающе. При одном только взгляде на него ее решимость пошатнулась, но потом Эйлин заметила, что он избегает смотреть ей в глаза. Она пожала плечами.

— Надеюсь, ты сможешь меня подвезти?

— Извини, я не хотел торопить тебя с завтраком, — пробормотал он с виноватым видом.

— Ничего страшного. Похоже, мне все равно расхотелось есть.

Джош несколько мгновений смотрел на нее.

— Не надо так.

— Как — так? Я просто устала. — Она снова фальшиво улыбнулась. — Пойду за овощерезкой, а ты пока возьми ключи.


— Джош, что ты здесь делаешь? — Адам обнял друга за плечи и тут же вручил ему бутылку пива. — Я думал, ты сегодня весь день занят с Эйлин.

— Изменились планы, — коротко ответил Джош и поднес ко рту бутылку.

Солнце палило немилосердно. Джош потер лоб.

— У тебя изменились или у нее? — Адам посмотрел на друга и ухмыльнулся. — Можешь не отвечать, я сам догадаюсь. Эйлин записалась на курсы дайвинга и сказала тебе об этом только прошлой ночью. Я угадал?

— Нет, не угадал. Просто я решил, что мне нужно проветриться, вот и все.

— Вот это да! Похоже, в раю возникли проблемы. — Адам отвел друга в относительно тихий уголок двора. Основная масса гостей собралась у бассейна. — Рассказывай, что стряслось? Она перестала от тебя ускользать и стала навязчивой? Может, она пытается накинуть на тебя хомут?

— Нет, не пытается, — раздраженно возразил Джош. Он мало рассказывал Адаму об Эйлин и не потому, что не доверял другу, просто ему казалось, что это было бы неправильно. Он покачал головой и отрывисто пояснил: — Эйлин не из таких. Она на меня не наседает, она была рада отпустить меня к тебе. Черт возьми, когда я уезжал, она улыбалась, как участница конкурса красоты!

Адам всмотрелся в лицо друга.

— Понятно. Это-то тебя и гложет. То есть то, что ей было все равно.

Джош вздохнул.

— Ей не все равно, я уже научился ее разгадывать. Она не очень-то дает заглянуть к себе в душу, но кое-что я понимаю. — Например, Джош знал, как много значит для нее прошедшая ночь. Что его испугало, так это то, как много значит вчерашний день и ночь для него самого. — Но, даже зная, что она хочет остаться со мной, я приехал сюда. Вообще-то я к тебе не собирался, а планировал провести весь день с ней, но… признаться, я запаниковал.

Адам с досадой развел руками.

— Ладно, сдаюсь, я совсем запутался. Что происходит? Ты решил с ней порвать, или она тебя окрутила, или как? — Он усмехнулся. — Рассказывай, не томи.

— Я сам не знаю. Вчера мы провели день просто фантастически, а ночь… ничего подобного со мной еще не было. Она спала рядом со мной, а когда проснулась, то выглядела довольной. Она даже приготовила мне завтрак. И вдруг меня словно по голове ударило: что я делаю? Я добился от нее именно того, чего хотел, и теперь не знаю, где я и что со мной. Я сказал ей, что обещал приехать к тебе помочь. Видел бы ты ее лицо, когда я это сказал! Я чувствовал себя последним подонком, но мне нужно было убраться из дому. Я должен разобраться в том, что происходит.

Джош подвинул к себе стул и сел. Адам сел рядом.

— Продолжай, я тебя внимательно слушаю.

— Наверное, я спятил. Из-за чего я волнуюсь? То есть… я ведь добился, чего хотел, правда? Она мне идеально подходит, ничего от меня не ждет, не давит на меня, не требует от меня того, чего я не могу ей дать. Она красивая, остроумная, мне интересно с ней разговаривать, и вот теперь, когда у нас наконец все наладилось, я откалываю такой номер. — Джош недоуменно покачал головой. — Что вообще со мной происходит?

— Мне очень жаль, дружище… Но, судя по твоему описанию, ты влюбился. — Адам посмотрел на друга, и на секунду обычное добродушно-насмешливое выражение сменилось на его лице искренним сочувствием. — Ты хочешь, чтобы она постоянно была с тобой. Ты пытаешься держать ситуацию под контролем, и это тебя изматывает. Ты хочешь ее двадцать четыре часа в сутки, и тебе необходимо знать, что она чувствует то же самое. Вот что с тобой происходит.

Джош уставился на друга с открытым ртом.

— Откуда ты все это знаешь?

— Я сам через это прошел. — На лицо Адама набежала тень, но уже через мгновение он снова усмехнулся своей фирменной кривой усмешкой. — Это были самые худшие полчаса в моей жизни.

Но Джош успел заметить боль во взгляде друга.

— Что произошло?

— Говорить особо не о чем. Однажды, когда я был молод и глуп, я влюбился. Когда она со мной порвала, я пустился во все тяжкие, стал пить, дрался со всеми подряд в барах и вообще вел себя глупо. Во всяком случае, еще глупее, чем обычно. — Он невесело усмехнулся. — Но она сделала мне успешную прививку, я никогда больше не потеряю голову из-за женщины.

Джошу было непривычно слышать боль в голосе Адама.

— Господи, что она с тобой сделала?

Адам отвернулся, помолчал, потом, пожав плечами, бросил:

— Она ушла.

Друзья некоторое время сидели молча. Со стороны бассейна доносились голоса и смех. Молчание нарушил Адам:

— Что ты намерен предпринять?

— Пока не знаю, со мной такое впервые. — Джош вздохнул и нахмурился. — Ума не приложу, что с этим делать?

— Я тебя знаю, ты настойчивый. — Адам издал короткий смешок. — Кто-кто, а ты сумеешь добиться, чтобы все получилось. Тебе только нужно оценить ситуацию и понять, то ли это, что тебе нужно. Насколько я могу судить по своему опыту, любить — дело трудное. Я не шучу, подумай хорошенько и реши для себя, нужно ли тебе это.

— Я не знаю, — вздохнул Джош. — Мне кажется, что это то, чего я хочу, но откуда мне знать?

Адам встал.

— Что ж, когда ты это поймешь, поезжай к ней. То, что ты делишься своими выводами со мной, тебе не поможет. — Он похлопал друга по плечу и пошел к гостям.

В глубокой задумчивости Джош сидел в шезлонге и неторопливо потягивал содовую, когда кто-то тронул его за плечо.

— Почему ты один?

Джош оглянулся. Перед ним стояла Шелли в весьма смелом купальнике.

— У тебя все в порядке? Ты выглядишь подавленным.

Он улыбнулся и жестом предложил ей сесть в соседний шезлонг.

— Все нормально, я просто задумался. А ты как поживаешь? Я не знал, что ты здесь будешь.

— Меня пригласил Адам. Я нашла себе квартиру, — сообщила Шелли с гордостью. — Так что жизнь налаживается, и я решила, что мне нужно почаще бывать в обществе. — Она искоса посмотрела на Джоша. — Кажется, ты собирался пригласить меня на ланч. Между прочим, Адам водил меня в ресторан уже два раза.

— Что ж, Адам знает толк в женщинах. К тому же мы с ним деловые партнеры, так что пойти с ним — это почти то же самое, что и со мной.

Шелли елейно улыбнулась.

— Не совсем, но мне все равно было приятно.

— Ты слишком добра. Мы с тобой еще сходим куда-нибудь.

— Когда? — Шелли почти с жадностью всматривалась в его лицо.

Джош даже немного растерялся.

— Гм… скоро.

— Ладно, я тебя не тороплю.

Она улыбнулась, и Джош подумал, что, возможно, голод в ее взгляде ему только почудился. Ему нужно было время, чтобы спокойно подумать о своих чувствах к Эйлин. Он еще не разобрался в них до конца, но точно знал одно: его чувства сильны.

— У тебя правда все в порядке? — снова спросила Шелли, на этот раз с тревогой.

— Все в порядке, просто я пытаюсь решить одну проблему.

— Джош, ты же на вечеринке, расслабься.

Шелли подвинулась к нему чуть ближе.

Джош, напротив, немного откинулся назад.

— Постараюсь.

Они проговорили, наверное, около получаса, и Джош действительно постепенно расслабился. Он даже подумал, что сменить обстановку не так уж плохо. Кого ты пытаешься обмануть? Ты мог бы сейчас быть дома, в постели с Эйлин! Да, он неплохо провел время, но дом Адама вовсе не то место, где ему на самом деле хотелось бы находиться. Чего же он ждет?

Шелли мелодично засмеялась. Джош пытался придумать вежливый способ закончить разговор. Он собирался заехать за Эйлин и провести с ней остаток вечера. А заодно и ночь, подумал он с кривой улыбкой.

— Знаешь, работа в туристическом агентстве меня кое-чему научила. Я поняла, что для меня еще не все потеряно, я имею в виду, как для одинокой женщины, — болтала Шелли. — Недавно я работала с одной клиенткой. Она хорошенькая, но уж очень зажатая. Она чем-то похожа на школьную учительницу прошлого века. Представляешь, на ней была белая блузка, застегнутая на все пуговицы, вот досюда. — Шелли ткнула пальцем в ямку у основания своей шеи.

Джош неплохо относился к Шелли, но при всем желании не мог представить ее в чем-то, застегнутом по самое горло.

— А волосы!.. У нее прекрасные волосы, густые, длинные, волнистые, но она собирает их в хвост, да так туго, что смотреть жалко.

Джош внезапно стал слушать Шелли очень внимательно. У него засосало под ложечкой от неясного предчувствия.

— Так вот, я ожидала, что эта учительница пришла купить билет на самолет, чтобы навестить больную родственницу или отправиться, к примеру, на конференцию любительниц вязания на спицах. И вдруг она заявляет, что хочет заказать шестинедельный тур по Италии! — Шелли рассмеялась, не замечая, что Джош не смеется вместе с ней. — Она планирует остановиться в Милане, затем доехать поездом до Флоренции. Похоже, она объедет всю страну. Я понимаю, может показаться, будто я мыслю шаблонно, но, честное слово, глядя на нее, никогда не скажешь, что она может отправиться в такое путешествие.

— Не зря же говорится, что внешность обманчива, — заметил Джош. — Ты случайно не про Эйлин Джефферсон рассказываешь?

У Шелли глаза на лоб полезли.

— Ты ее знаешь?

— Да. Немного, — небрежно ответил Джош. — Она работает в местной публичной библиотеке.

— Библиотекарша! — со смехом воскликнула Шелли. — Здорово, я почти угадала!

Чтобы не испугать Шелли вспышкой ярости, которую он с трудом сдерживал, Джош стиснул зубы. Заговорил он только тогда, когда решил, что сможет говорить спокойно и даже небрежно.

— Она упоминала, что собирается в путешествие по Европе, только я забыл когда.

— О, еще не скоро, в октябре. В несезон поездка обойдется дешевле.

— И давно она заказала тур?

— Давно. Кажется, около месяца назад. Странно, что ты ее знаешь… Впрочем, пожалуй, ничего странного, Манзанита городок маленький, хотя здесь многое переменилось.

— Даже слишком маленький, — согласился Джош. — Извини, Шелли, я вспомнил, что у меня есть одно неотложное дело.


Как быть с Джошем?

Эйлин не понимала, что с ней творится. Ей. нравилось проводить время с Джошем. Да и какой женщине на ее месте не понравилось бы? Но это не означает, что она хотела бы ходить за ним повсюду как приклеенная. Не она ли сама составила себе до предела загруженный график всяческих занятий и курсов и старалась ему следовать, хотя у нее не раз возникало искушение пропустить что-нибудь и пойти вместо этого с Джошем в кино или в ресторан? Так почему же она ждет, что он бросит все другие дела только для того, чтобы побыть с ней?

Потому что ей этого хочется, вот почему!

Раньше она всегда уходила от него сама, именно она не желала сближения. И если Джош неожиданно понял ее желание жить отдельной от него жизнью, то ей не в чем его упрекнуть. Наоборот, ей бы следовало поблагодарить его за понимание.

Эйлин вздохнула. Вполне логичное рассуждение, но почему-то ей от этого не легче.

Ее беспокоило, что она стала думать о Джоше слишком много, а еще и беспокоиться о том, что он думает. Она вообще начала все глубже увязать в этих отношениях. Нужно быть осторожнее. Я независима, я независима, я независима, твердила Эйлин как формулу самовнушения.

В дверь позвонили. Сердце Эйлин подпрыгнуло, но она быстро обуздала эмоции и сказала себе, что это не может быть Джош. Они никогда не встречались вечерами по воскресеньям.

Но за дверью стоял именно Джош. Он был все в тех же джинсах и футболке и выглядел в них все так же сексуально. Сердце предало Эйлин и принялось отплясывать в ее груди мамбу, губы сами собой сложились в улыбку.

Неужели я всегда буду так реагировать на него после того, как мы несколько часов не виделись? — ужаснулась она. Может, это было нелепо, но она ничего не могла с собой поделать.

— Я тебя не ждала…

— Ты едешь в Италию?

Эйлин заморгала.

— Э-э-э… да, во всяком случае, собираюсь поехать.

— Ты купила билет. Черт подери, ты купила билет и не сказала мне ни слова! Я узнал об этом случайно, от агента турбюро на вечеринке у Адама!

Эйлин похолодела. Несколько мгновений она смотрела на Джоша, потом тихо, очень спокойно уточнила:

— Давай разберемся. Ты провел день в гостях у Адама, узнал, что я заказала тур в Италию, не сказав тебе, и сразу же поехал сюда?

Джош кивнул.

— После того что между нами было, я считал, что вправе рассчитывать на большее, — резко сказал он. — Я думал, что кое-что для тебя значу.

Здорово! Эйлин молчала, глядя на него так, словно не верила своим ушам.

Так и не дождавшись ответа, Джош нетерпеливо бросил:

— Ну? Ты ничего не хочешь мне объяснить? Когда ты собиралась рассказать мне о своей поездке в Италию?

— Не знаю, — бесстрастно ответила Эйлин. — Насколько я понимаю, моя не в меру разговорчивая турагент забыла упомянуть, что я нарочно заказала билет, который можно сдать и вернуть деньги, если по какой-то причине я не смогу поехать.

Моя подруга Бетани, с которой я собираюсь встретиться, может уехать куда-нибудь, и тогда мне негде будет остановиться, если я не закажу отель, мысленно добавила она.

— Извини, кажется, я поторопился с выводами. — Угрюмый тон, каким это было сказано, подразумевал: мне жаль, что ты расстроилась, но я не извиняюсь за то, что сделал. — Но ты все равно могла бы предупредить, что собираешься в поездку, тем более в такую дальнюю.

— Думаю, тебе лучше уйти.

Джош отвел взгляд.

— Эйлин, я правда сожалею…

У Эйлин возникло странное ощущение, будто она наблюдает за происходящим со стороны.

— И все же, я думаю, тебе лучше уйти.

Джош поморщился.

— Не надо обдавать меня таким холодом. Я же сказал, что прошу прощения. Нам нужно об этом поговорить.

Эйлин было больно, но она заслонилась своей решимостью как щитом.

— Не понимаю, о чем тут разговаривать. Я запланировала поездку. Ты узнал об этом и расстроился. Затем явился сюда и дал мне понять, что ты оскорблен. А я говорю тебе: мне не нравится, когда на меня орут за то, что я сделала нечто такое, на что имею полное право.

Джош грозно посмотрел на нее.

— Как ты можешь рассуждать так спокойно?! Черт возьми, я волновался, что ты уедешь. Я рассердился, что после всего, что между нами было, ты скрываешь от меня свои планы. Неужели это непонятно?

Он заволновался, что я не обсудила с ним свои планы, мысленно подытожила Эйлин. Мало того — он разозлился настолько, что наорал на меня, как будто имеет на это право!

— Думаю, тебе лучше уйти.

— Между прочим, Эйлин, когда-нибудь я могу уйти навсегда. Тебе это не приходило в голову?

Эйлин подошла к двери и распахнула ее.

— Эта мысль приходит мне в голову с тех самых пор, как мы заключили соглашение.

Джош бросил на нее взгляд, полный бессильной ярости, и с угрюмым видом покинул квартиру.

9

Джош сидел за рабочим столом, но думал вовсе не о работе. Он не видел Эйлин две недели. Если судить по меркам его прежних отношений с женщинами, то можно считать, что между ними все кончено. Финита ля комедия. Остается подвести черту и идти дальше.

Две недели. За это время Эйлин не позвонила ни разу. Не позвонила, не написала, не заехала. Она просто исчезла. Слава богу, что он вообще узнал о ее предстоящей поездке, иначе, чего доброго, мог бы вообразить, что влюблен в нее. А это было бы…

Кого он пытается обмануть? Он уже в нее влюбился. Джош не знал точно, когда и как это случилось, но понимал, что отрицать очевидное так же глупо, как влюбиться и ничего в связи с этим не предпринимать. Он уже совершил серьезную тактическую ошибку, когда примчался к Эйлин домой и наорал на нее.

Но как же все-таки больно! Обидно, что она не рассказала, что собирается уехать на шесть недель. Ведь он об этом так и не узнал бы, если бы не Шелли? Эйлин предупредила бы его за неделю? Или в ночь перед отъездом? Или, может, утром в день отъезда, да и то только потому, что ей понадобилось бы, чтобы кто-нибудь подвез ее до аэропорта?

Нет, отвозить Эйлин в аэропорт ему бы не пришлось, она взяла бы такси. Она слишком самодостаточна, чтобы просить о помощи любовника, если его еще можно таковым назвать.

На душе у Джоша было горько. Любовь, как оказалось, не такая уж сладкая штука. Он вдруг понял, почему никогда раньше не влюблялся. Так дальше продолжаться не может, решил Джош. Он не мог допустить, чтобы Эйлин вычеркнула его из своей жизни только потому, что он допустил ошибку. Наорать на нее за то, что она собралась в Италию, было с его стороны большой глупостью. Нужно было не кричать на Эйлин, а переубеждать ее, нужно было обольстить ее, обращаться с ней так, чтобы у нее и мысли не возникло расстаться с ним на шесть недель.

Но он и так чего только не делал, чтобы вскружить ей голову и удержать возле себя!

Джош нахмурился. Он теряет контроль над событиями. Пора просить подкрепление. Он снял трубку и набрал номер родителей.

— Привет, Джош! — обрадовался отец. — Давно не звонил. Как поживаешь?

— Отлично. А как ты? Как себя чувствуешь?

— Нормально я себя чувствую, — пробурчал отец. — Если твоя мать еще раз напомнит мне про уровень сахара и холестерина, клянусь, я пойду в «Макдоналдс» и закажу себе двойной гамбургер и большой пакет жареной картошки. Ну хватит обо мне. Как у тебя дела?

— В целом хорошо, но возникла тут одна проблема.

— Давай рассказывай! — оживился отец. Он отошел от дел меньше года назад, и его приводила в восторг сама возможность подумать над решением чьих-то деловых проблем. — Проблемы с маркетингом? Или твой бухгалтер нахимичил?

— Я бы сказал, это проблема стратегического характера.

— Стратегическая, говоришь? В чем состоит твоя цель?

Действительно, какова моя цель? — подумал Джош. Он хотел снова встретиться с Эйлин, хотел, чтобы она его полюбила, хотел, чтобы… Пожалуй, можно начать с любви. Заставить ее полюбить его — само по себе уже достаточно сложная задача.

— Скажем так, у меня трудности с потенциальным партнером. Ему нравлюсь я сам, но не нравится мой способ вести дела.

— Что ж, сынок, это проблема менеджмента. Вероятно, ты действовал слишком напористо. Тебе необходимо научиться различать, когда нужна твердость, а когда следует действовать дипломатично.

Джош захохотал.

— В чем дело? Ты думаешь, я не разбираюсь в дипломатии? — недовольно проворчал отец.

— Нет, папа, не думаю, — заверил его Джош. — Я знаю, что ты с твоими дипломатическими способностями сумел бы выбраться даже из ада, да еще и подписать контракт на поставку кондиционеров. Просто дело не касается бизнеса. — Джош вздохнул. — Речь идет о женщине.

— Вот как. Можешь не говорить, я сам догадаюсь. Ты порвал с какой-то женщиной, а она этим недовольна, так ведь? — Отец, вздохнул. — Я рад, что женат. Честное слово, рад. Вот что, сын, приезжай-ка на несколько дней домой, отдохни сам и ей дай остыть…

— Папа, ты не совсем правильно меня понял. С этой женщиной я не порвал.

— Тогда что ты имел в виду, говоря, что тебе предстоит с ней разбираться? — В голосе отца послышалось любопытство.

— Это значит, что она сводит меня с ума. Она так меня зацепила, что я совсем голову потерял и перестал понимать что к чему. То она со мной нежна, а через минуту ее и след простыл. Она красива, умна… — Джош зарычал. — И она меня выгнала. — После короткой паузы он услышал приглушенный смех, как будто отец смеялся, прикрывая трубку рукой. — Не вижу ничего смешного.

— Извини, сынок, просто история повторяется. — Смех перешел в нечто похожее на кудахтанье. — Твоя мать уже к третьему свиданию довела меня до белого каления. Тогда-то я понял, что должен либо жениться на ней, либо убить, при этом я знал, что, если я ее убью, мне ее будет очень не хватать.

— Она со мной даже не разговаривает.

— Тогда почему ты тратишь время на разговоры со мной? Иди и разыщи эту женщину. — Отец помолчал. — Кстати, давно вы поссорились?

— Две недели назад.

— Две недели! Вот что я тебе скажу: лучше найди ее побыстрее. В свое время я совершил ошибку: поссорился с. твоей матерью и стал ждать, пока она образумится. К тому времени, когда я сам образумился и пошел к ней, даже не один, а целых трое мужчин рыскали рядом как волки. Я тут же сделал ей предложение… Так когда я ее увижу? — Это был не вопрос, а приказ.

— Думаю, это зависит от того, смогу ли я заставить ее хотя бы поговорить со мной.

— Сможешь. Как-никак ты мой сын. Если кто и сможет ее убедить, так это ты. Как насчет следующего уик-энда? — Голос у отца был довольный. — Я бы не отказался от лишнего подарка ко дню рождения.

— Ладно, договорились. В следующий уикэнд. Спасибо, папа.


В обеденный перерыв, сидя с коллегами за столиком итальянского ресторанчика «Да Винчи», Эйлин рассеянно водила вилкой по красным клеточкам на скатерти. Казалось, у нее болело абсолютно все, душа и тело превратились в один сплошной сгусток боли. Она тосковала по Джошу: по тому, как он гладил ее по щеке, по тому, как он обнимал и целовал ее, по их занятиям любовью, даже по звуку его голоса.

— Эйлин, ты не заболела?

Она быстро замотала головой, стряхивая задумчивость.

— Извини, Таня, ты что-то спросила?

— Ты в последнее время слишком часто сидишь, уставившись в пространство, — заметила Таня. — Ты, конечно, стала чаще ходить с нами по клубам и ресторанам, но почти ничего не ешь. Вот я и подумала, уж не заболела ли ты.

— Кажется, у тебя проблемы с мужчиной, — мудро рассудила Джинни.

— Неужели это так заметно? — растерялась Эйлин.

— Не всем, — успокоила ее Джинни, — просто у меня глаз наметан. Так что у вас с Джошем случилось?

Эйлин, конечно, стала более открытой в отношениях с подругами, но о Джоше до сих пор предпочитала не распространяться, ограничившись тем, что послала грустное письмо Бетани, не слишком вдаваясь в подробности.

— «Нас с Джошем» больше нет, — тихо сказала она.

Подруги почти хором выразили свое сочувствие. Джинни как самая мудрая сказала:

— Мне, конечно, жаль, но такой уж он, Джош Монтгомери. Он классный парень, но ни с кем не встречается долго. Он встречался с Джилл, потом с Сабриной. Обе говорили, что он потрясающе хорош в… — Джинни осеклась, перехватив потрясенный взгляд Эйлин. Она попыталась исправить оплошность: — Извини. Я имела в виду, обе подтверждают, что он часто меняет женщин. Кажется, тебе от этого не легче.

Эйлин замотала головой.

— Что ж, по крайней мере, ты неплохо провела время, пока он тебя не бросил. Джош Монтгомери славится еще и тем, что знает, как обращаться с женщиной.

К Эйлин наконец вернулся дар речи.

— Почему вы все решили, что это он меня бросил?

Таня и Джинни уставились на нее во все глаза.

— А разве это не так?

— Боже правый, так он тебе не изменял?

— Нет, конечно! Он разозлился, что я заказала себе тур в Европу, не предупредив его.

Подруги ошеломленно молчали. Первой заговорила Джинни:

— Ты собиралась ехать без него в Европу?

— Да, недель на шесть, и по-прежнему собираюсь. Но он не имел права предъявлять какие-то требования.

У Тани в буквальном смысле отвисла челюсть.

— Ты шутишь или как?

— Нет, не шучу. — Эйлин нахмурилась. Подруги, по-видимому, не понимали, насколько безобразно повел себя Джош. Неужели не ясно, что даже если это и мелочь, то она говорит о многом? — Он на меня даже орал.

— Что ж, ему, конечно, не следовало кричать, но ведь вы поссорились? — заметила Джинни. — Джош рассердился, и я его понимаю. Когда мужчина и женщина живут вместе, они обычно и отпуск планируют вместе. — Джинни улыбнулась. — Эх, если бы у меня был такой мужчина, как Джош Монтгомери, я бы пригласила его поехать со мной…

— Вы не понимаете, мы не живем… не жили вместе, мы просто встречались. Мы так и договорились, что будем просто некоторое время встречаться.

— Ну что ж, тебе виднее… — Поколебавшись, Таня добавила: — Но я все-таки скажу: если вы просто «встречались», то почему теперь, когда вы расстались, у тебя такой вид, будто ты похоронила лучшего друга?

Эйлин не нашлась, что ответить.

— Ах, если бы я была так молода, чтобы придерживаться принципов! — Джинни покачала головой. — А теперь я рассуждаю по-другому: если ты можешь доставить парню удовольствие и удержать его в своей постели, то большего и не нужно.

— Аминь, сестра, — сказала Таня, чокаясь с Джинни.

Эйлин перевела взгляд с одной подруги на другую.

— Но ведь вы на самом деле так не думаете?

Но девушки красноречиво промолчали.

На лице Эйлин появилось выражение решимости.

— Хватит киснуть, давайте веселиться! Я собираюсь пойти с вами на танцы в эту пятницу.

— За это надо выпить. — Джинни подняла свой стакан с колой.

— Присоединяюсь, — сказала Таня.

— Дамы…

Эйлин едва не подпрыгнула, услышав бархатный баритон Джоша. Она оглянулась так резко, что в шее что-то щелкнуло.

— Со стороны кажется, что вам так весело, что я просто не мог не подойти.

— Джош? — Эйлин не верила своим глазам. — Что ты здесь делаешь?

— То, что должен был сделать две недели назад. — Он понизил голос: — Мы можем поговорить?

— Конечно.

Эйлин встала, и Джош, взяв под локоток, повел ее к выходу.

— О чем ты хотел поговорить?

— Я… — Он посмотрел на нее, и в его голубых глазах появилась… Неужели неуверенность? — Как ты жила без меня?

— Прекрасно, — солгала Эйлин.

— Ладно. То есть… черт, пропади все пропадом!

Джош шагнул к ней, и Эйлин не успела и глазом моргнуть, как он прижал ее к стене и стал жадно целовать. Еще до того как разум успел осознать, что происходит, ее тело уже прореагировало на поцелуй. Язык Джоша ворвался в ее рот, и она его с готовностью приветствовала. Схватившись за плечи Джоша, она притянула его к себе, а откуда-то из глубины ее горла вырвался приглушенный стон.

Эйлин не знала, сколько это продолжалось… в любом случае недостаточно. Наконец Джош отстранился, переводя дыхание.

— Давай начнем сначала, — прохрипел он. — Как ты тут жила без меня?

— Отвратительно, — прошептала Эйлин. — А ты?

— Еще хуже.

— Это хорошо.

Она не смогла сдержать улыбку. Джош усмехнулся и погладил ее по щеке. Она потерлась о его руку, как кошка, разве что не замурлыкала.

— Мне тебя ужасно не хватало, Эйлин.

Эйлин не хотела признаваться в большем.

— Как ты меня нашел?

— О, это одно из преимуществ жизни в маленьком городе. — Джош показал на ее машину, припаркованную на стоянке возле ресторана. — Я хотел попросить прощения.

— Неужели? — Эйлин отстранила его от себя так, чтобы можно было посмотреть в глаза.

— Почему ты удивляешься? — Джош улыбнулся, но глаза оставались серьезными, и Эйлин заключила, что он не просто пытается снова очаровать ее. — Мне не следовало повышать на тебя голос. Ты давно запланировала эту поездку. Просто это известие застало меня врасплох.

На его лице появилось выражение досады и неудовлетворенности. Эйлин это немного успокоило — вероятно, потому, что она понимала его чувства.

— Честно говоря, ты постоянно застаешь меня врасплох. Я не знаю, что с тобой делать.

— Это чувство мне знакомо, — прошептала Эйлин.

Джош усмехнулся той сексуальной, зажигательной усмешкой, от которой в его глазах вспыхивали искры.

— Так ты меня прощаешь?

— Пожалуй, да… Только смотри, чтобы такое больше не повторялось.

— Похоже, ты не уверена? — Джош потерся щекой о ее щеку. Сердце Эйлин забилось чаще. — Позволь мне загладить вину. Давай съездим в эти выходные в Сан-Диего. Там великолепный большой отель с видом на океан. Сейчас в Сан-Диего отличная погода.

Эйлин задумалась. Предложение звучало заманчиво, к тому же она действительно соскучилась по Джошу.

— Что ж, пожалуй, можно съездить.

— Тогда я завтра заеду за тобой по дороге в аэропорт. Ты, конечно, не согласишься отменить сегодня занятия и провести вечер со мной?

Эйлин покачала головой.

— Нет, сегодня у меня танцы. Это мои любимые занятия, — сказала она, хотя предложение, содержащееся в вопросе Джоша, показалось ей очень соблазнительным.

Он вздохнул, в его взгляде снова появилась неудовлетворенность.

— Я понимаю.

Джош снова ее поцеловал, на этот раз долгим, страстным поцелуем, после которого Эйлин захотелось затащить его в свою машину и довести дело до конца.

— Извини, обычно я не позволяю себе подобную несдержанность в общественном месте, — виновато пробормотал Джош. — Значит, до завтра.

— До завтра.

Она повернулась, чтобы вернуться к подругам, но Джош задержал ее.

— Эйлин, это для меня очень важно. Ты очень много значишь для меня.

Она улыбнулась и нетвердой походкой пошла обратно в ресторан. Подруги ждали ее за столиком. Как только Эйлин села, они накинулись на нее как ястребы.

— Ну рассказывай! — нетерпеливо велела Таня.

Джинни рассмеялась.

— Я и так вижу, что произошло, достаточно посмотреть на ее лицо. Как я понимаю, вы снова вместе?

— Д-да, кажется, — пробормотала Эйлин, еще не до конца придя в себя.

— Полагаю, поход на танцы в пятницу отменяется?

Танцы?!

— Ой, девочки, извините, у меня совсем вылетело из головы! Мы с Джошем договорились поехать на выходные в Сан-Диего — я забыла, что обещала пойти с вами на танцы.

— Ничего страшного, — отмахнулась Джинни. — Когда на сцене появляется мужчина, у любой женщины меняются приоритеты.

— Неужели и у тебя?.. — Таня выразительно подняла брови.

— Детка, если бы на моем горизонте появился Брэд Питт, вы бы меня больше не увидели!

Они рассмеялись, и только Эйлин оставалась серьезной: радостное возбуждение от поцелуев Джоша внезапно прошло, когда она осознала, что нарушила второе из своих правил.

Эйлин немного успокаивало только то, что еще не все потеряно. Осталось еще правило номер три, и она ни при каких обстоятельствах не должна признаваться Джошу в любви. Он и так уже обрел слишком сильную власть над ней.

10

Сан-Диего оказался красивым тихим городом. Эйлин пребывала в безмятежности вплоть до того момента, когда Джош повернул автомобиль на подъездную дорогу к дому своих родителей.

— Я не мог поступить иначе. — Он пытался притвориться, будто чувствует себя виноватым, но из этого ничего не вышло. — Сегодня у моего отца день рождения.

Первой реакцией Эйлин был шок. Собираясь в эту поездку, она думала, что ее ждет романтическая идиллия: солнце, море, песок и волшебный секс-искупление, о каком она читала только в любовных романах. Вместо этого ее ждали волнения по поводу встречи не только с родителями Джоша, но со всей его семьей, к чему она была совершенно не готова.

Джош проводил ее в дом и начал представлять родным, так ничего толком и не объяснив. Эйлин окружила толпа незнакомых людей, но она постаралась как можно лучше справиться с ситуацией. Однако поведение Джоша ее удивляло. Для человека проницательного он проявил редкостную недогадливость. Эйлин вынуждена была признать, что их соглашение выходит далеко за рамки того, о чем они когда-то договорились. Она еще не привыкла к новым чувствам и испытывала известную неуверенность. То, что Джош вынуждал ее знакомиться со всей его семьей разом, ничуть не облегчало ее положение. Если таким манером он собирается извиниться за прошлое воскресенье, думала Эйлин, то как он рассчитывает загладить свою вину за этот уик-энд?

Как ни странно, Эйлин провела день довольно неплохо. Ей было приятно увидеть столь большую и дружную семью.

— Мне до сих пор не верится, что ты так поступил!

Джош улыбнулся. Он догадывался, что улыбаться, наверное, не стоило, но ничего не мог с собой поделать. Эйлин все время пыталась втиснуть их отношения в рамки пресловутого соглашения или приклеить на них обоих ярлык «друзья», а Джоша это раздражало. Он наконец нашел женщину, которую не стыдно привезти домой к родителям. Кроме того, он ни перед кем, включая саму Эйлин, не собирался притворяться, будто питает к ней какие-то иные чувства, а не те, которые испытывает в действительности.

Остаток вечера он всячески старался очаровать Эйлин: устроил для нее романтическую прогулку по залитому луной пляжу, даже сводил на танцы. Она постепенно оттаяла, но для этого ему пришлось немало потрудиться.

Джош делал это неспроста. Он хотел подготовить Эйлин к тому, что собирался сказать ей позже.

С балкона номера отеля открывался великолепный вид на море. Лунный свет блестел на гребешках волн, ветер доносил приглушенный шум прибоя. Более подходящей обстановки для объяснения в любви невозможно придумать.

«Я тебя люблю».

Джош никогда еще не говорил этих слов, поэтому полагал, что у него есть основания нервничать. Он не волновался из-за того, что Эйлин ответит… Ну, может быть, немного и по этому поводу тоже. Кто знает, как она воспримет его признание?

«Я тебя ненавижу, убирайся, я никогда тебя не полюблю!» — услужливо подсказало Джошу воображение. Или хуже того: «Ты шутишь?»

Что толку притворяться перед собой? Он очень, очень волновался.

Они стояли на балконе. На Эйлин был короткий махровый халат из тех, что отели предлагают своим постояльцам, легкий ветерок шевелил ее распущенные волосы. Джош подошел к ней сзади и поцеловал в шею, чуть пониже уха.

— Кажется, я могу простить тебе сегодняшний день, — медленно проговорила Эйлин, поворачиваясь. Она погладила его через хлопковые трусы, и его плоть мгновенно ожила под ее пальцами. — Если, конечно, ты постараешься.

Не отвлекайся, мысленно приказал себе Джош.

— Сначала нам нужно поговорить.

Он немного попятился, но не учел того, что в гостиничном номере пятиться с балкона означает двигаться в сторону кровати.

— Джош, — простонала Эйлин, — давай займемся любовью. Поговорим позже.

Он больше не мог себя контролировать, разум уступил власть телу.

11

— Как вы съездили в Сан-Диего? Прошла почти неделя, а ты ничего не рассказываешь о поездке. — Таня на секунду отвлеклась от дороги и посмотрела на Эйлин. — Все в порядке?

Эйлин наконец-то начала расслабляться, но вопрос Тани вернул напряжение, которое она ощущала с самого возвращения домой.

— Сан-Диего — отличное место, — небрежно ответила она.

Дело было в пятницу, в десятом часу вечера, на улице стемнело, и Эйлин почти ничего не видела через стекло, но все равно отвернулась и стала смотреть в окно.

— А вы как сходили в клуб?

— Как обычно. Громкая музыка, полно народу. Танцевали до упаду. Жаль, что тебя с нами не было, но я тебя понимаю. Надеюсь, у вас с Джошем все хорошо?

Эйлин кивнула.

— Да, все отлично.

Джинни, сидевшая на переднем сиденье, оглянулась.

— Отлично, говоришь? Сплюнь, а то сглазишь.

— Между прочим, куда мы едем? — осведомилась Эйлин. — Я умираю с голоду.

— Мы и едем в ресторан, — ответила Таня. — Помнишь старую закусочную возле автострады? Когда город разросся, кто-то ее купил и перестроил в ресторанчик в стиле ретро. Говорят, получилось очень здорово и кормят хорошо. Интересно, надолго ли их хватит.

— Эй, ты там не спишь? — спросила Джинни, поворачиваясь к Эйлин. — Может, тебе стоит поделиться с нами тем, что тебя гложет? Иногда это помогает.

— Кажется, я влюбилась в Джоша, и это меня пугает.

В машине стало тихо. Эйлин готова была откусить себе язык. Господи, что я наделала?! — ужаснулась она. Что подумают обо мне девочки?

Она еще гадала, как исправить положение, когда Джинни сочувственно кивнула.

— Я догадывалась. Поверь мне, если ты об этом расскажешь, тебе станет легче.

— Скажи, тебя пугает любовь как таковая или то, что ты полюбила именно Джоша? — спросила Таня.

Эйлин ответила не сразу.

— Я как-то об этом не задумывалась. — Она никогда еще не откровенничала о себе ни с кем, кроме Бетани, и сейчас ей было нелегко говорить. — Когда у нас все начиналось, я думала, это будет ни к чему не обязывающая связь. У меня ведь нет опыта серьезных отношений.

— Значит, дело не в Джоше, а в любви вообще?

Эйлин вздохнула.

— Да, пожалуй. А Джош… он только все осложняет.

— Тебя беспокоит его репутация донжуана? — спросила Джинни.

— Нет, не совсем. — Эйлин задумалась. С тех пор как они с Джошем заключили пресловутое соглашение, она даже не вспоминала о том, что у него были другие женщины. — Скорее причина в наших с ним отношениях. У меня такое чувство, что всем управляет он, а я даже не успеваю осмыслить, что происходит. Только я подумаю, что не хочу чего-то делать, как он уже убедил словами, или своим обаянием, или еще как-то — и я делаю то самое, чего делать не собиралась.

Как ни странно, подруги, казалось, ее поняли:

— Сколько времени вы встречаетесь? Месяцев восемь? — спросила Джинни.

Эйлин задумалась.

— Меньше, четыре или пять.

Неужели прошло так много времени? Дело плохо, она уже начинает забывать, какой была ее жизнь до встречи с Джошем.

— Неужели? А мне казалось, что больше.

— По-моему, вы подходите друг другу, — вставила Таня. — Он очень хорошо к тебе относится. Может, он и пытается когда-то тебя обольстить или уговорить на что-то, но это, наверное, просто особенность его характера. Он ведь тобой не командует, не заставляет силой сделать так, как ему хочется?

— Нет, конечно! — возмутилась Эйлин. Такое обращение она бы не потерпела.

— А когда ты в конце концов поступаешь так, как он хочет, ты делаешь что-то, что тебе в глубине души кажется неправильным? Или, может, аморальным? Ты чувствуешь, что тебе не следовало этого делать?

Эйлин задумалась, анализируя свои чувства.

— Пожалуй, нет.

— Я так и думала, — Таня снова закивала, — тебя пугает не любовь к Джошу, а любовь вообще. Тебе кажется, что Джош подталкивает тебя к любви, а ты считаешь, что еще к ней не готова.

Эйлин закрыла глаза, вспоминая субботу. Как же она запаниковала, когда Джош стал заводить разговор о любви! Только позже она начала задумываться над тем, чем ей может грозить признание Джоша.

— Да, наверное… Нет, не так. Дело в том, что Джош не дает мне времени самой принимать решения, пусть даже такие же, какие он за меня принимает. Может быть, я его и люблю… — от одного того, что она произнесла эти слова вслух, у Эйлин вспотели ладони, — но я хочу делать все в свое время. А Джош меня постоянно торопит. Как я могу принять правильное решение, когда меня торопят?

— Вот что я тебе скажу, — мягко сказала Таня. — Я обратила внимание, каким взглядом он на тебя смотрит, даже когда ты его не видишь, я слышала, как он с тобой разговаривает, видела, как он себя ведет. Джош явно тебя любит. Может, он нетерпелив и слишком властен, а обаяния у него столько, что хватит на целую толпу женщин, не спорю. Однако не только он имеет над тобой власть, но и ты над ним тоже. Разве не это главное? Тебе пришлось ради него от чего-то отказаться?

— Не знаю, — призналась Эйлин. — Мне так не кажется. Думаю, я борюсь за то, чтобы остаться самой собой.

— Сегодня пятница, а ты едешь в ресторан с нами, вместо того чтобы быть с Джошем, — сказала Джинни. — Как он к этому отнесся? Он не пытался тебя отговорить, Пустив в ход свое обаяние?

— Нет, — ответила Эйлин, немного подумав. — Но он, конечно, не обрадовался. Как назло, я всю неделю не могла с ним встретиться. — Эйлин улыбнулась. — Думаю, он перегруппировывает силы для новой атаки.

— Он тебя любит, это ясно как божий день. И ты его тоже, что бы ты ни говорила. Может быть, тебе нужно время обо всем подумать, но притворяться, что ты ничего к нему не чувствуешь, и ждать, пока твой страх пройдет… по-моему, это нечестно. И не только по отношению к нему, но и к тебе самой. Ты заслуживаешь счастья.

Эйлин боялась потерять независимость, отказаться от своих планов ради Джоша. Но он всегда был к ней добр, проявлял понимание… и любил ее. Правда, один раз они поссорились, он даже накричал на нее за то, что она не поделилась с ним своими планами. Но такое случается. Мечтать о любви, не омраченной никакими проблемами вообще, об идеальных отношениях без всяких ссор — это просто глупо и нереально. В жизни так не бывает.

Ей нравилось — нет, не так, — она любила проводить с ним время, любила просыпаться рядом с ним, любила слушать, как он рассказывает о работе, о родителях, да о чем угодно. Ей нравилось, как он к ней относится.

Я люблю его.

Эйлин ждала привычного приступа страха и дождалась, но страх был куда слабее, чем когда-то. Она улыбнулась и на мгновение даже пожалела, что пообещала подругам составить им компанию в эту пятницу. Пожалуй, решила она, стоит позже позвонить Джошу или заглянуть к нему домой.

Наконец они подъехали к ресторану. Эйлин шла к дверям и чуть не подпрыгивала от нетерпения.

Я люблю Джоша, я люблю Джоша! — рефреном звучало у нее в голове, бурлило в ее крови. Конечно, она любит Джоша, как она раньше этого не понимала?

Девушки оказались в фойе, где собралось довольно много народу, и услышали от официантки, что им придется ждать не меньше получаса.

Эйлин застонала.

— Что, проголодалась? — засмеялась Джинни.

— Ужасно. — Эйлин не стала уточнять, что ей хочется побыстрее покончить с ужином, чтобы ехать к Джошу.

Таня пристально посмотрела на нее и с улыбкой посоветовала:

— Пока мы ждем, иди позвони ему. На обратном пути я подброшу тебя до его дома.

Эйлин сначала удивилась, но потом благодарно обняла подругу.

Джинни проводила Эйлин взглядом и с оттенком зависти сказала Тане:

— Надеюсь, я когда-нибудь тоже испытаю такие чувства.

Эйлин чувствовала себя счастливой, хотя это казалось ей немного нелепым. Почти не глядя по сторонам, она направлялась в коридор, который вел к туалетам, там было тихо и можно было спокойно поговорить.

— Ах, Джош, ты совсем не изменился!

Эйлин замерла как вкопанная.

Прямо перед ней стоял Джош. Он улыбался Шелли, той самой разговорчивой сотруднице туристического агентства, с которой Эйлин свела знакомство. В первые несколько секунд Эйлин ничего не почувствовала. То, что она видела, казалось ей бессмысленным. Это Джош. Ее Джош, мужчина, которого она полюбила. И то обстоятельство, что он пришел в ресторан с другой женщиной, просто не укладывалось у нее в голове.

Эйлин никогда раньше не испытывала ревности, и сейчас болезненная острота этого чувства поразила ее. Джош оживленно беседовал с Шелли и улыбался той самой улыбкой, какая раньше предназначалась ей, Эйлин!

Она не знала, сколько времени так простояла и сколько простояла бы еще, если бы Джош, отведя взгляд от своей спутницы, неожиданно не посмотрел на нее. Встретившись с ошеломленным взглядом Эйлин, он снова перевел взгляд на Шелли и обратно на Эйлин. Эйлин круто развернулась и побежала к выходу.

— Эйлин!

Она наступала на ноги, расталкивала посетителей ресторана, не обращая внимания на возмущенные возгласы, несущиеся ей вслед. Эйлин знала только одно: ей нужно как можно быстрее убраться отсюда, выбраться на свежий воздух. Ей нужно было время подумать, и она не желала выслушивать объяснения Джоша, пока сама толком не разберется в своих чувствах.

Ночной воздух приятно холодил щеки, но Эйлин и не подумала остановиться. Она не желала видеть Джоша. Ей нужно вернуться домой и все обдумать. Неужели она хочет слишком много — оказаться подальше от мужчины, у которого всему найдется объяснение?

Свет фар ударил в лицо. На миг ослепленная, Эйлин замерла, с трудом переводя дух. Неожиданно для нее ослепивший ее автомобиль замедлил ход и остановился. Эйлин приготовилась бежать, но вдруг услышала голос Мэй:

— Эйлин, это ты?

Она бросилась к машине и проворно залезла на сиденье.

— Отвези меня домой, пожалуйста, — скороговоркой выпалила она, задыхаясь.

Мэй нажала на педаль газа, малолитражка с визгом сорвалась с места, и через считанные секунды ресторан остался позади. Эйлин вздохнула с облегчением, прижалась лбом к холодному оконному стеклу. Ее вдруг стала бить дрожь.

— Я ехала, чтобы присоединиться к вам, и вдруг увидела тебя на улице, — сказала Мэй. — Ты меня напугала. Что случилось?

Эйлин немного подумала и призналась с дрожью в голосе:

— Я поняла, что влюбилась в Джоша. А потом все полетело в тартарары.


Джош беспомощно смотрел, как какая-то консервная банка на колесах увозит от него Эйлин. Совсем не так представлял он сегодняшний вечер.

Он повернулся к вышедшей вслед за ним на улицу Шелли. Та безмятежно улыбалась.

— Извини, Шелли, мне придется отвезти тебя домой.

— Ладно, — она пожала плечами, — я все понимаю.

В машине Джош молчал, всецело сосредоточившись на дороге. Он хотел побыстрее освободиться от Шелли, чтобы потом ехать к Эйлин и все объяснить, пока инцидент не разросся до катастрофических размеров. Эйлин и так уже неделю отказывалась с ним встречаться. Зная ее, Джош боялся даже представить последствия сегодняшнего недоразумения.

— Не волнуйся, она все поймет и простит.

Джош забыл, что рядом с ним в машине сидит Шелли.

— Что ты сказала?

— Эйлин тебя простит, поверь мне. Когда женщина неравнодушна к мужчине, она предпочитает верить в самое лучшее в нем и не замечать худшего, даже если оно очевидно. — В голосе Шелли послышалась горечь. — Она притворяется, будто не слышит, как он шепотом разговаривает по телефону в ванной, не обращает внимания на то, что он возвращается с дружеской вечеринки с «мальчишками» под утро. Она оправдывает его перед самой собой, и эти оправдания нагромождаются одно на другое, пока в один прекрасный день он не объявляет, что уходит к другой женщине. — Шелли вздохнула. — И тогда она не верит своим ушам.

Джош заёрзал на сиденье.

— Я бы никогда не стал обманывать Эйлин.

— Тогда почему ты пригласил на ужин меня?

Он удивленно покосился на Шелли и покачал головой.

— Я всего лишь пытался вести себя как хороший друг. — Он снова посмотрел на нее и добавил чуть резче: — Но не более того.

Джош подъехал к дому Шелли и затормозил, но не стал заглушать двигатель.

— Я должен найти Эйлин, — быстро сказал он. — Она очень рассердилась и, наверное, расстроилась.

Несколько секунд Шелли смотрела на него.

— Кажется, можно не спрашивать, не хочешь ли ты зайти ко мне на чашечку кофе.

Джош покачал головой.

— Извини, Шелли, дело не в тебе, а во мне.

Она слабо улыбнулась.

— Что ж, попытаться все же стоило.

Джош дождался, пока за ней закроется дверь дома, и только после этого помчался к Эйлин, побивая все рекорды скорости. Свет в доме не горел. Джош позвонил в дверь, потом еще и еще раз — безрезультатно. Тогда он стал стучать в окно, рискуя разбудить соседей. Тоже тщетно.

Он прождал два часа, но Эйлин так и не появилась. Еще через час Джош понял, что ждать бессмысленно. Ему ничего не оставалось, как ехать домой и надеяться, что удастся поговорить с Эйлин завтра.

12

Прошло три дня, но Джошу так и не удалось встретиться с Эйлин. Он чувствовал, что начинает сходить с ума. Манзанита, конечно, разрослась, но не настолько, чтобы человек мог исчезнуть в ней бесследно.

В понедельник Джош сидел с Адамом в кабинете. Вернее, сидел Адам, а Джош беспокойно расхаживал по комнате.

— Она ведет себя по-детски, — негодовал Джош. Адам молча слушал. — Я ничего плохого не сделал, и, если она не хочет меня выслушать, значит, заслуживает того, что ей сейчас приходится переживать. Проклятье! Она раздувает из мухи слона! Если бы она согласилась просто поговорить со мной, выслушать меня, мы бы не оказались в таком идиотском положении! Я бы за пять минут ей все объяснил.

— Ты способен за пять минут объяснить женщине, почему пригласил на свидание другую?

Джош метнул на друга свирепый взгляд.

— Ты прекрасно знаешь, что это было никакое не свидание!

— Может, имеет смысл опробовать твое объяснение на мне? — миролюбиво предложил Адам. — Мне кажется, в таком состоянии, как сейчас, ты не способен объясняться с Эйлин. Тебе нужно немного остыть и попытаться взглянуть на ситуацию ее глазами. — Видя, что выражение лица Джоша стало еще более свирепым, Адам поспешил добавить: — Я не говорю, что ты сделал что-то дурное, я лишь имею в виду, что с ней ничего не случится. Когда она будет готова с тобой поговорить, она это сделает.

— Ну да. И скажет, что между нами все кончено.

Адам фыркнул.

— Джош, ты мой лучший друг, но иногда с тобой просто… гм, скажем так, трудно иметь дело. Ты хочешь, чтобы события развивались по написанному тобой сценарию. Ты составляешь план, и, когда возникают трудности, готов на все, чтобы их преодолеть. Но иногда нужно не бороться с течением, а расслабиться и посмотреть, куда оно тебя вынесет. — Он улыбнулся с невозмутимостью буддийского монаха. — Все образуется.

Однако Джоша его слова не успокоили. Он еле-еле пережил этот уик-энд. Что бы он ни делал — смотрел ли телевизор, пытался ли работать, — всегда и всюду он видел перед собой лицо Эйлин, боль и потрясение, читавшиеся в ее взгляде за секунду до того, как она повернулась и бросилась бежать.


— Так, хорошо… поворот, хлопок, поворот…

Преподавательница фламенко была в длинной, расширяющейся книзу юбке. Ее каблуки отстукивали четкую дробь по деревянному полу танцкласса. Но Эйлин слушала ее только вполуха.

С того ужасного вечера в ресторане прошла почти неделя, а она до сих пор не решила, как относиться к тому, что видела. Большую часть недели она провела в маленькой гостинице в Напе, которую ей порекомендовала Джинни. Все это время она только и делала, что думала. И вот сегодня, в четверг, она вернулась в Манзаниту — отчасти ради очередного урока фламенко, отчасти потому, что с пятницы в гостинице начинали действовать расценки выходного дня, более высокие, чем в будни.

Как ни странно, Эйлин не верила, что Джош ее обманывает. Не верила, даже несмотря на то что видела своими глазами. Может, Джинни назвала бы ее дурочкой, но она считала, что знает Джоша. Он не такой: если бы она ему надоела, он бы давно что-нибудь сказал или сделал, и их «соглашение» было бы расторгнуто.

Нет, не так. Он бы с ней порвал, как принято делать, если у тебя с кем-то связь. Джош — человек чести, кроме того Эйлин чувствовала, что он ее любит. Проблема заключалась не в том, что он сделал, а в том, как она на это отреагировала.

Собственная реакция — вот что больше всего испугало ее.

Она только что поняла, что любит его. Не помня себя от счастья, она парила над землей буквально за секунды до того, как увидела Джоша с другой женщиной. И тут ее поразило осознание того, что на самом деле значит любить кого-то.

Любить Джоша — не означает принять тот факт, что и он ее любит, это означает, что она хочет быть с ним рядом, хочет этого больше всего на свете. Эйлин потрясло то, что первой ее мыслью при виде Джоша, улыбающегося Шелли, было: чем я ему не угодила?

Она покачала головой и сбилась с ритма. Быстро оглядевшись, попыталась подстроиться под остальных танцующих.

Тогда, в ресторане, Эйлин пожалела, что пошла с подругами. В те мгновения она отдала бы все на свете за то, чтобы быть рядом с Джошем на месте Шелли. Тогда эта мысль перепугала ее до смерти. Эйлин поняла, что не хочет потерять его, не хочет, чтобы он от нее ушел. Она никогда ничего и никого не хотела так сильно, как хотела Джоша Монтгомери. И ее ужаснуло, что ради него она готова отказаться от чего угодно.

А вдруг я ото всего откажусь, а он все равно от меня уйдет? — подумала Эйлин.

Она снова сбилась с ритма и чуть не споткнулась. Потом решила попить воды и, не обращая внимания на вопросительный взгляд преподавательницы, вышла в коридор, где работал фонтанчик.

Эйлин наклонилась над фонтанчиком и сделала несколько больших глотков, чувствуя, как холодная вода брызжет в лицо.

— Тебе очень идет этот костюм.

Она вздрогнула, выпрямилась и быстро вытерла лицо.

— Джош? Что ты здесь делаешь?

Он выглядел непривычно. Вид у него был усталый, под глазами залегли тени, но при всем при том он был по-прежнему неотразим. Эйлин немедленно вспомнила, как долгими ночами ворочалась без сна в гостиничной кровати, тоскуя по Джошу, мечтая прижаться к нему, ощутить тепло его тела.

— Я пришел, чтобы увидеться с тобой. Мне нужно с тобой поговорить. Я надеялся, что ты все еще ходишь на эти занятия и я найду тебя здесь.

Эйлин подумывала бросить школу фламенко, но потом решила, что занятия помогут ей хотя бы на время отвлечься от мыслей о Джоше. Кроме того, ей не нравилось, что она и так слишком много всего забросила, постоянно думая о нем.

— Я не готова с тобой говорить.

— Я надеялся, что ты уже готова.

Она услышала просящие нотки в его голосе. Джош казался таким несчастным….

— Ну хорошо.

— Пойдем со мной?

Она кивнула, взяла из гардероба куртку и сумочку и пошла рядом с ним к его машине.

Джош выехал со стоянки. Светила луна, на вечерних улицах было пустынно.

— Я хочу отвезти тебя в одно место.

— Не надо везти меня ни в какие особенные места, нам просто нужно поговорить.

— Нет, я хочу тебя отвезти, — возразил Джош. — Я туда еще никого не приглашал.

Эйлин вспомнила, что для него всегда была очень важна подходящая обстановка.

— Джош, я согласилась с тобой просто поговорить, в пятницу я очень расстроилась…

— Мы уже приехали.

Голос Джоша звучал как-то странно. Эйлин с опаской посмотрела в окно. Впереди темнела роща.

— Это место, куда я ухожу, когда надо подумать. Чаще всего я приходил сюда в старших классах, когда пытался понять, чем я хочу заняться в жизни. — Он отстегнул ремень безопасности и повернулся на сиденье лицом к Эйлин. — На прошлой неделе я провел здесь много времени и о многом подумал. Я никогда никого сюда не приводил.

— Даже женщин? — поинтересовалась Эйлин и тут же пожалела о своем скептическом замечании.

Джош взял ее за руку и переплел ее пальцы со своими. Его ладонь была теплой.

— Я знаю, что ты обо мне думаешь. В свое оправдание могу сказать только то, что ужин с Шелли не был романтическим свиданием. Да, я пригласил ее в ресторан, но все время думал только о тебе.

Эйлин вырвала руку.

— Слабое оправдание, Джош.

— Нехорошо получилось. — Он вздохнул. — Да, я был слегка не в себе. Наверное, пытался сравнять счет, что-то доказать самому себе, сам не знаю толком. Я собой не горжусь.

Напряжение немного отпустило Эйлин, она повернулась к Джошу. Ее радовало уже то, что он, по крайней мере, честен.

— Кажется, я понимаю.

— Я злился, что ты всю неделю после Сан-Диего меня избегала. Но злился только потому, что мне нужно было сказать тебе нечто важное.

— Я знаю, — прошептала Эйлин. — Джош… Я не думала… нет, я действительно подумала, что ты изменяешь мне с Шелли. Во всяком случае, в первый момент подумала.

— Я тебе не изменял.

Эйлин кивнула.

— Знаю, позже я сама это поняла. — Она глубоко вздохнула. — Но мне было так больно…

Она не знала, чем все это закончится. Джош протянул к ней руки и привлек ее к себе, но не поцеловал, а просто обнял. Она уткнулась лицом в его плечо, наслаждаясь теплом его сильного тела.

— Дорогая, прости, мне так жаль… Я догадываюсь, что ты боишься мне поверить, но я должен тебе кое-что сказать. — Джош отстранил ее от себя, и Эйлин посмотрела на него покрасневшими от слез глазами. — Я тебя люблю. Я никогда никого не любил так, как тебя.

Ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Эйлин стало трудно говорить.

— Я тоже… тебя люблю.

Глаза Джоша вспыхнули, как огни на рождественской елке. Он улыбнулся и прижал Эйлин к своей груди. Джош был так счастлив, что счастье, казалось, лучами исходило от него во все стороны. Он стал целовать ее волосы, щеки, жадно припал к ее губам. Эйлин отвечала с не меньшим пылом.

— Я люблю тебя, — снова прошептал он, касаясь губами ее щеки.

— Я тоже тебя люблю.

Эйлин вцепилась в его плечи, думая: я тоже тебя люблю — это-то меня и пугает…

13

Джош раздевался, готовясь лечь спать, Эйлин смотрела на него. Свою книгу положила рядом с кроватью, поверх все растущей стопки. На тумбочке стоял стакан с недопитым травяным чаем, который она потягивала, пока ждала Джоша. Эти повседневные мелочи удивительно быстро вошли у нее в привычку.

— Устал? — спросила Эйлин.

Джош посмотрел на нее таким жарким взглядом, что у нее стало сладко во рту.

— Мне уже лучше, — сказал он, раздеваясь до трусов.

Эйлин пожирала его взглядом. В последние три недели они практически жили вместе; за прошедшие пять с половиной месяцев она много раз видела его и полураздетым, и полностью обнаженным, но до сих пор не могла привыкнуть. Джош лег в кровать рядом с ней и погладил ее через шелковую ночную рубашку.

— Почему ты до сих пор носишь ночные рубашки?

Эйлин пожала плечами.

— Не знаю. Наверное, по привычке.

Джош потерся носом о ее шею, и по ее телу пробежал приятный озноб.

— Ты прелесть, — прошептал он. — Ты все время надеваешь что-нибудь такое, что точно останется на тебе только до тех пор, пока я не приду домой. Иногда я тебя не понимаю.

Его ласки стали более смелыми и целеустремленными. У Эйлин участилось дыхание.

— А я думала, что ты видишь меня насквозь, — сказала она, слегка запыхавшись.

Джош остановился, приподнялся на локте и посмотрел ей в лицо.

— Ах если бы! — Он улыбался, но глаза оставались серьезными. — Я все думаю, как задать тебе один вопрос, но не знаю, как ты к нему отнесешься.

Эйлин замерла в напряжении, как испуганная кошка. Только бы он не спросил про Италию, только бы не про Италию! — мысленно повторяла она. Насчет поездки она и сама еще не решила окончательно.

Джош заметил напряжение, внезапно сковавшее Эйлин, да и трудно было бы не заметить этого, обнимая ее.

— Расслабься, — прошептал он. — Я же не собираюсь предложить тебе кого-нибудь убить. В пятницу в новом марокканском ресторане я устраиваю большую вечеринку для всей фирмы. Мне хочется, чтобы ты пошла со мной. — Джош слегка придавил Эйлин к матрасу и нежно убрал с ее лба прядь волос. — Твое согласие будет значить для меня очень много. Я помню, что в эту пятницу ты с подругами собиралась ехать в Сан-Франциско, чтобы в субботу пойти на выставку японского искусства.

Напряжение в Эйлин нарастало, как в сжимающейся пружине. Джош смотрел на нее в упор.

— Почему ты мне раньше не сказал?

— Забыл. — Он быстро отвел взгляд, но потом снова посмотрел ей в глаза, теперь уже с виноватым видом. — Извини, я собирался. Честное слово, собирался. Но я задумал эту вечеринку всего две недели назад, когда стали известны квартальные результаты. Мне хотелось как-то отметить наши достижения, пока они еще свежи в памяти, и показать своим сотрудникам, как я ценю их работу.

— Я не думаю, что тебе будет без меня скучно, с тобой будут все твои коллеги, тебе придется со многими разговаривать… Не понимаю, какой толк от моего присутствия.

Во взгляде Джоша появилась настойчивость.

— Не понимаешь? — Он рассмеялся, но смех получился немного нервным. — Это будет очень важный для меня вечер, а когда в моей жизни происходит что-то важное, я сразу же думаю о тебе.

Эйлин словно что-то кольнуло в сердце. Что противопоставить такой логике?

— Я не могу… то есть…

Джош стал целовать ее в шею, за ухом, и Эйлин, не будучи в состоянии совладать с реакцией своего тела, начала извиваться под ним.

— Вы же еще не заказали номер, — прошептал Джош. При этом его губы касались ее кожи. По позвоночнику Эйлин пробежала дрожь возбуждения.

— Нет, не заказали.

— Значит, вы можете перенести поездку на следующие выходные… Прошу тебя, Эйлин, пойди со мной на эту вечеринку. Это для меня очень важно. — Голос Джоша почти звенел.

Это для него очень важно…

— Ладно, я поговорю с подругами и подумаю, что можно сделать.

— Спасибо, Эйлин. — Джош ослепительно улыбнулся.

— Я только сказала, что поговорю с девочками, — возразила она, но оба понимали, что она уже согласилась.

— Я тебя люблю!

Эйлин вздохнула.

— Я тоже тебя люблю.

На его лицо набежала тень, но лишь на мгновение.

— Эйлин, это не пустые слова, я никогда не говорил этого ни одной женщине. — Он помолчал. — И ты не должна их говорить, если не уверена в своих чувствах.

— Конечно, я в них уверена, — возразила Эйлин. — Я не говорю того, чего не думаю.

Джош несколько секунд всматривался в ее лицо, потом закрыл глаза.

— Извини, похоже, я в последнее время стал немного беспокойным.

Он мог не говорить почему, это и так было яснее ясного: шесть месяцев вскоре истекали. Чувствуя себя немного виноватой, Эйлин подумала об Италии.

— Что ж, можешь успокоиться. — Она уткнулась носом в его грудь. — Я никуда не денусь. — Эйлин тут же пожалела о своем выборе слов и прикусила губу, но было поздно.

— Надеюсь, что так. — В голосе Джоша слышалось облегчение. — Спасибо, что согласилась пойти со мной на вечеринку.

Вскоре Джош уснул. Эйлин же долго лежала без сна.

Я люблю этого мужчину.

Она встречается с Джошем пять с половиной месяцев, три недели живет с ним одним домом, и сейчас ей страшно даже подумать, что они могут расстаться.

Однако это не мешало Эйлин заметить опасную тенденцию, наметившуюся в их отношениях. В самом начале, соглашаясь встречаться с Джошем, она установила для себя всего три правила: не оставаться друг у друга на ночь, не менять ради Джоша свои планы и не говорить слов: «я тебя люблю». Затем она стала нарушать эти правила одно за другим. И вот теперь словно кто-то поднял шлюз или разрушил плотину. Она больше не может сказать Джошу «нет». Не может и не хочет. Она готова на все, лишь бы доставить ему удовольствие.


Что будет, если я его потеряю? Мысль о том, что Джошу будет с ней плохо, что он от нее уйдет, была не просто неприятной, она была невыносимой. Эйлин снова подумала о предстоящей поездке. Шесть недель это самый большой срок, на который она могла себе позволить взять отпуск. Бетани ждет ее с нетерпением, поездка обещает быть захватывающей, но шесть недель без Джоша…

Может, позвать его с собой?

Эйлин знала, что он не может просто так взять и уехать на шесть недель, бросив свою фирму.

Что со мной происходит?

Эйлин не знала, что она будет делать, если потеряет Джоша, но чувствовала, что быстро теряет саму себя.


На вечеринке Джош усадил Эйлин рядом с Адамом, рассчитывая, что тот не даст ей скучать. Переходя от столика к столику и разговаривая с коллегами, Джош то и дело поглядывал на Эйлин и не мог не заметить, что она почти не улыбалась. Эйлин не вдавалась в подробности, но у Джоша сложилось впечатление, что ее подруги не очень-то хорошо восприняли известие, что она передумала ехать с ними в Сан-Франциско. Джошу Эйлин сказала только, что это не важно, и поджала губы. На ее языке это означало, что разговор был трудным и болезненным, но она старается о нем не думать. Он чувствовал себя виноватым за то, что стал причиной этого разговора.

Сейчас ему казалось, что идея пригласить Эйлин на корпоративную вечеринку была не такой уж удачной, но он не знал, что еще делать, и это действовало ему на нервы.

Четыре недели назад, услышав от Эйлин слова любви, Джош пришел в восторг. Впервые она сказала, что любит его, в машине. Мечтая услышать это снова, Джош привез ее домой, они занялись любовью, он снова сказал, что любит, и услышал ее ответное признание. Ему всего было мало, он не мог насытиться этим, как не мог насытиться Эйлин. Постепенно ему удалось убедить Эйлин поселиться у него, проводить с ним побольше времени.

Каждый раз, когда он заходил в свою ванную и видел зубную щетку в стаканчике рядом со своей, ее шампунь на полке рядом со своим, он не мог сдержать улыбку. В доме повсюду были видны признаки присутствия женщины. Ее одежда висела в шкафу рядом с его костюмами. Каждую ночь Джош проводил с Эйлин, он разговаривал с ней каждый день, благодаря ей он каждый вечер с радостью спешил с работы домой.

Вся эта идиллия омрачалась одной-единственной малюсенькой проблемой, причем Джош даже не был уверен, что проблема существует в действительности, а не только в его сознании.

Когда он приходил домой, Эйлин обычно читала какой-нибудь бедекер. При его появлении она откладывала книжку, смотрела на него, но ее лицо оставалось непроницаемым. Джош обнимал ее, делился с ней какими-нибудь планами, она слушала, но, казалось, мысли ее были далеко. Физически она была почти все время рядом, но Джош не был уверен, что душой и сердцем она с ним.

Джош заметил, что хмурится, и постарался изменить выражение лица на более подходящее к случаю. К нему подошел один из менеджеров, его лицо уже слегка покраснело от выпитого шампанского.

— Мои поздравления! Вы отлично поработали! — сказал Джош.

— Подождите конца следующего месяца, то ли еще будет! — ответил менеджер.

Подождите конца месяца…

Дата окончания их соглашения с Эйлин неумолимо приближалась — еще один повод для волнений. Джошу не верилось, что она просто возьмет и уйдет как ни в чем не бывало. Она вела себя так, будто не собиралась уходить, но он не был уверен в этом на сто процентов. А еще он знал, что не может и дальше жить с этим тошнотворным чувством, с непреходящим беспокойством, постоянно гадая, не сделал ли он невзначай что-нибудь такое, что заставит ее уйти. Но что он может сказать? Что больше не желает отношений на месяц-другой, что ему надоело брать внаем и он хочет купить навсегда? Что ему нужно нечто не временное, а постоянное?

Джош еще раз посмотрел на Эйлин. Она вежливо улыбалась Адаму, но взгляд ее метался по залу. Ищет меня, понял Джош, чувствуя прилив тепла.

Нечто постоянное. Да, это то, что ему нужно. Джош понял, что сделает: он попросит Эйлин стать его женой.

Ему вдруг стало легко, словно напряжение было подобно тяжелым доспехам, которые он долго носил на себе и наконец мог снять. Он подошел к Эйлин и сел рядом. Она явно испытала облегчение.

— Как ты, не скучаешь? — Не обращая внимания на насмешливый взгляд Адама, он взял ее руку и поднес к губам.

— Уже нет, — прошептала Эйлин, наклоняясь к нему.

Джош тоже наклонился к ней и поцеловал в губы, не заботясь о том, что на них смотрят. Он любит эту женщину и собирается на ней жениться, и публичная демонстрация чувств в таком случае вполне допустима.

— Еще раз спасибо.

Она повернула к нему голову.

— За что?

— За то, что ради меня отказалась от поездки с подругами.

— Пустяки. — Эйлин было явно неловко вспоминать об этом.

— Нет, не пустяки. — Он взял ее за подбородок. — Это было очень важно для меня, и я очень ценю твое согласие. Спасибо. — Джош не отпускал ее до тех пор, пока Эйлин не посмотрела ему в глаза.

— Пожалуйста, — улыбнулась она.

— Думаю, я должен компенсировать тебе несостоявшуюся поездку. — В голове Джоша уже рождался план. — У меня есть идея. В следующие выходные я сам свожу тебя в Сан-Франциско. Мы будем делать все, что ты пожелаешь.

Эйлин состроила скептическую гримасу.

— Ну, не знаю, Джош, это не то же самое.

Он наклонился к самому ее уху.

— Это будет даже лучше, доверься мне.

Он с удовлетворением заметил, что она затрепетала. Он поцеловал ее еще раз и вернулся к общему разговору за столом. Однако мысли Джоша были заняты другим: он составлял план предстоящей поездки. Фешенебельный отель с видом на мост, номер люкс с огромной ванной, повсюду цветы… И кольцо. Необычное, под стать самой Эйлин.

Великолепный план, во всяком случае в теории. Джош посмотрел на Эйлин, снова отключившись от разговора за столом. Только бы она сказала «да».


Эйлин подошла к зеркалу в дамской комнате марокканского ресторана, однако буквально через минуту ее уединение было нарушено.

— Эйлин! Я так и знала, что вы здесь.

Оглянувшись на голос, Эйлин увидела Шелли в кроваво-красном платье, резко контрастировавшем с приглушенными тонами дамской комнаты. Вместо того чтобы смотреть непосредственно на Эйлин, Шелли села на стул перед зеркалом и стала смотреть на ее отражение. Достав из сумочки компактную пудру, помаду и румяна, она принялась аккуратно подправлять макияж.

Эйлин была уверена, что в тот вечер, когда Джош и Шелли обедали в ресторане, между ними ничего не было. Она слишком хорошо знала Джоша, чтобы в этом сомневаться. И все же ей было неприятно видеть женщину, из-за которой они с Джошем серьезно поссорились даже не один, а два раза. Она хотела встать и уйти, но тут Шелли огорошила ее вопросом:

— Ну что, вы готовитесь к поездке в Италию?

Эйлин нахмурилась.

— Если не ошибаюсь, мой билет можно сдать даже в последний день, не так ли?

У Шелли расширились глаза.

— Вы все еще раздумываете, не отменить ли поездку?

— Не отменить, а перенести на более поздний срок, сейчас не самый подходящий момент для отъезда.

Шелли прищурилась.

— Это связано с Джошем, не так ли?

Эйлин разобрала злость.

— Интересно, вы всем клиентам предоставляете по совместительству услуги психотерапевта или только тем, кто заказывает билет бизнес-класса?

Но Шелли не подняла перчатку. Она вздохнула и философски заметила:

— Наверное, вы меня ненавидите.

— Нет, не ненавижу, — возразила Эйлин, хотя была как никогда близка к тому, чтобы испытать это чувство. — Просто мне непонятно, какое вам дело до моих отношений с Джошем. Или вы боитесь потерять комиссионные?

— Нет, просто я сужу с позиций женщины, которая это уже пережила.

— Вы пережили это с Джошем? — спросила Эйлин охрипшим голосом.

— О нет, хотя, должна признаться, не потому, что не хотела. Джош очень хорош собой, богат, и у него репутация мужчины, который умеет обращаться с женщинами. Он олицетворение всего, что я ценю в мужчине. И не только я. В нем есть все, о чем мечтает любая женщина. Если вам предстоит выбирать между Джошем и поездкой в Европу, по-моему, было бы безумием уехать.

Эйлин заморгала. Она ожидала от Шелли чего угодно, только не такого совета. Особенно от Шелли.

— И еще одно, — добавила Шелли, в последний раз прикоснувшись пуховкой к кончику носа и захлопнув пудреницу. — Если вы решите оставить Джоша одного, имейте в виду, что, пока вас не будет, другие женщины не оставят его в покое. А мужчины не любят одиночества, это я поняла на собственном опыте.

— Джош не такой, — решительно возразила Эйлин.

— Тем больше поводов подумать как следует, прежде чем делать выбор.

— Я давно мечтала об этой поездке. Если Джош меня любит, он должен понять и поддержать мое решение. Почему только я должна все время проявлять гибкость?

Шелли снова посмотрела на нее и покачала головой.

— Поверьте моему опыту, мужчины не умеют гнуться, они ломаются… и ломают при этом женщину. — Шелли ушла, оставив после себя только легкое облачко цветочного аромата духов.

Снова уступить, отказаться от своих планов? — подумала Эйлин. Я и так уже слишком от многого отказалась. Такое впечатление, что я все время уступаю.

Разве это так плохо?

Что же делать?

14

Все должно быть безупречно.

Джош, сидя в холле отеля «Сан-Франциско Мариотт», заметил, что от волнения непроизвольно барабанит пальцами по столу. Из окон открывался великолепный вид на город. Океан, соединяющийся на горизонте с небом, в лучах заходящего солнца переливался всеми оттенками зеленого, желтого и пурпурного цветов. Пейзаж дышал миром и покоем.

Где же Эйлин?

Джош предупредил ее, что задержится на встрече. У него действительно была встреча, только не с партнерами по бизнесу, а с ювелиром. Столик в ресторане он заказал заранее, было подготовлено и все остальное. Этим вечером Джош собирался сделать ей предложение.

Так сильно он не нервничал даже в первый год существования фирмы «Сладкие фантазии». Он вообще не помнил, чтобы когда-то волновался так из-за чего бы то ни было.

Вдруг она ответит «нет»?

Бархатный футляр с кольцом — топаз в обрамлении небольших бриллиантов, чем-то напоминавший Джошу глаза Эйлин, — оттягивал его карман, как тяжеленный кусок свинца.

Она ему не откажет. Не откажет, если он сумеет ее убедить, а в этом смысле он был настроен как никогда решительно. Джош собирался применить всю силу своего убеждения, пустить в ход все средства, использовать все доводы.

Джош посмотрел на часы и с досадой отметил, что их стрелки находятся почти в том же положении, что и тогда, когда он смотрел на них в прошлый раз. Когда они обсуждали сегодняшний вечер, Эйлин отвечала уклончиво. Джош не мог понять, ждет ли она его с нетерпением или, наоборот, со страхом. Эйлин была права: он действительно ее понимает, но его понимание простирается не слишком далеко. Но сегодня он собирается выяснить все окончательно. Как только он ее увидит, он как минимум поймет, какие препятствия ему предстоит преодолеть.

Возможно, она придет в джинсах, готовая для прогулки по пристани. А может, она оденется подчеркнуто чувственно, показывая тем самым, Что ей нужен секс, а не разговоры. Джош уже успел понять, что таков ее не очень искусно замаскированный способ избегать серьезных разговоров. Трюк ловкий, ничего не скажешь: ему редко когда хватало духу воспротивиться.

— Джош.

Он повернулся на голос и чуть не открыл рот от изумления, но вовремя сдержался.

Эйлин была в платье. Но это было не соблазнительное облегающее платье с глубоким декольте и высоким разрезом сбоку, а простое, даже скромное платье персикового цвета, придававшего теплый оттенок ее коже. Эйлин нанесла легкий макияж, собрала волосы в узел на затылке, оставив свободными несколько вьющихся локонов. Она выглядела очень романтично.

Сердце Джоша на секунду сбилось с ритма, и у него впервые за этот вечер появилась надежда, что ему не обязательно предстоит ожесточенная битва. Он даже начал надеяться, что победил, еще до того как ступил на поле битвы.

Джош встал, Эйлин подошла к нему, ее глаза лучились мягким светом. Она смотрела на него как на героя-супермена и одновременно как на лучшего друга. Приподнявшись на цыпочки, она нежно поцеловала его в губы.

— Я ходила за покупками, — пояснила она и покружилась на месте, показывая ему платье.

Джош заметил, что на ней новые туфли на высоких тонких каблуках, подходящие под цвет платья. В ее новом облике было что-то от кинозвезды сороковых годов.

— Я одобряю твои покупки. — Он взял ее руки и поочередно поцеловал каждый пальчик. — Я заказал нам столик у «Чарлза».

Эйлин прищурившись посмотрела на его портфель.

— Почему бы тебе сначала не отдохнуть немного?

Джош неловко переступил с ноги на ногу. Ему хотелось поскорее покончить с этим делом. Но он тут же напомнил себе, что не годится смотреть на предложение руки и сердца как на тягостную обязанность. Эйлин, вероятно, догадалась о его намерениях хотя бы отчасти, потому что она улыбнулась, придвинулась к нему чуть ближе и прошептала:

— На какое время заказан столик?

Близость ее тела ничуть не облегчила участь Джоша.

— На восемь тридцать.

— Но сейчас только семь. Почему бы тебе не подняться, в номер и не принять душ? Мне кажется, ты очень устал на этом своем совещании.

Джош был не на совещании, да и причина его состояния заключалась не в усталости, но он ухватился за соломинку. Он действительно чувствовал себя так, словно побывал в мясорубке. Пожалуй, душ ему не помешает, решил он.

Они поднялись на свой этаж. Эйлин стала открывать дверь номера, и Джош заметил, что она сделала маникюр. За день, проведенный в Сан-Франциско, она позаботилась обо всем. Он немного воспрянул духом. Женщина вроде Эйлин не станет так много возиться со своей внешностью, если ей не предстоит нечто действительно важное. И уж во всяком случае — если она собирается разорвать с мужчиной отношения.

Впрочем, Эйлин ни на кого не похожа. К ней нельзя подходить с мерками других женщин.

Джош развязал галстук и снял костюм. Подойдя к Эйлин, он еще раз поцеловал ее, наслаждаясь тем, что она не спешит от него отстраниться.

— Я бы предложил тебе принять душ вместе, но жалко портить такую красоту.

— Не думай об этом, принимай душ и никуда не торопись. — Эйлин улыбнулась. В ее улыбке было нечто загадочное, напомнившее Джошу об их первой встрече. — Я подожду тебя здесь и никуда не денусь.

Джош еще раз поцеловал ее, словно пытаясь удостовериться, что она говорит серьезно.

Затем он пошел в ванную, закрыл за собой дверь и разделся. Встать под бодрящие горячие струи оказалось истинным наслаждением. Джош старался смыть с себя все напряжение, накопившееся за день. Казалось, он простоял под душем целую вечность. Наконец он выключил воду и стал вытираться. Теперь он уже не расслаблялся, а просто тянул время.

Он посмотрел на себя в запотевшее зеркало. Что с тобой? — спросил он свое отражение. Ведь ты всего лишь собираешься попросить ее руки! Ну да, всего лишь.

Он стал одеваться. Из-за двери донеслись какие-то звуки, потом послышалась музыка.

Эйлин, наверное, уже не знает, чем заняться, подумал Джош. Я пробыл в душе целую вечность. Он поспешно причесался и открыл дверь.

Выйдя из ванной, Джош замер на пороге. Комната была залита теплым светом, казалось, дюжин свечей, и все они были такого же персикового цвета, как платье Эйлин. На маленьком столике все, включая розу в изящной хрустальной вазе, было приготовлено для романтического ужина при свечах. Джош расширил глаза.

— Что все это значит?

— Это сюрприз.

Эйлин подошла ближе. Джош почувствовал, что почва уходит у него из-под ног. До последнего момента он считал, что сам контролирует ситуацию, но теперь контроль стремительно уплывал у него из рук. Эйлин строит декорации для романтической сцены соблазнения? С каких это пор? Что происходит?

Он попытался взять себя в руки.

— Гм, Эйлин, у нас заказан столик…

В ее глазах блеснули озорные огоньки.

— Мы никуда не идем. Я хочу, чтобы сегодня ты был только со мной. Ты не против? — В голосе Эйлин послышалась неуверенность, словно она боялась, что Джош рассердится. Это тоже было не похоже на Эйлин.

Неожиданно для себя Джош кивнул.

— Пожалуй, нет…

В дверь постучали. Эйлин ослепительно улыбнулась.

— А вот и наш ужин.

Она грациозно скользнула к двери, открыла ее, и в комнату вошел официант с тележкой.

Блюда, накрытые серебряными крышками, распространяли аппетитные запахи. Официант расставил блюда на столе, пожелал приятного аппетита и почти бесшумно удалился.

Эйлин закрыла за ним дверь и заперла на задвижку.

Что бы Эйлин ни затеяла, мелькнуло в голове у Джоша, она продумала все очень тщательно.

И она явно не даст ему возможности осуществить его собственные, не менее тщательно продуманные планы. Но впервые за этот вечер, пожалуй даже за всю неделю, Джош не волновался. Новое платье, прическа, маникюр, романтический ужин при свечах — все это давало повод для оптимизма, а никак не для тревоги. Возможно, он зря волновался, и ее мысли шли тем же курсом, что и его. Джош решил плыть по течению и посмотреть, куда оно их вынесет.

— Ты проголодался? Садись.

— Только после вас, леди. — Джош улыбнулся.


Эйлин потягивала вино. Она заказала любимые блюда Джоша, сделала все, что могла, разве что не похитила его. Ей хотелось показать ему, как много он для нее значит, сказать и показать, как сильно она его любит. А после этого сообщить ему, что она на шесть недель уезжает в Италию. Без него.

Джош положил салфетку на стол и вздохнул.

— Это было великолепно. — Он с нежностью всмотрелся в лицо Эйлин. — Отличная еда, приятный разговор… Что у тебя запланировано дальше? Я весь в твоем распоряжении.

Эйлин пожевала нижнюю губу.

— Я думала… может, мы потанцуем?

Джош встал и слегка потянулся.

— Потанцуем? Что ж, пожалуй, это я могу. Только лучше что-нибудь медленное. В какой клуб ты хочешь пойти?

Эйлин быстро оглядела гостиную. Ей было немного неловко, но она решилась.

— Я подумала, что мы можем сымпровизировать и устроить танцы прямо здесь.

Джош улыбнулся, и она немного расслабилась. Он подошел к музыкальному центру и поставил компакт-диск. Из колонок полилась медленная джазовая импровизация, на фоне которой выводил свою чувственную мелодию саксофон.

— Такая музыка подойдет?

— Да, это как раз то, что я хотела, — прошептала Эйлин. Она подошла к Джошу и склонила голову, касаясь щекой лацкана его пиджака.

Несколько минут они медленно покачивались в ритме музыки. Одной рукой Джош обнимал Эйлин за талию, другой держал ее руку. Тепло его тела придавало ей сил и вселяло уверенность.

Она подняла голову и посмотрела ему в глаза.

— Ты знаешь, как сильно я тебя люблю?

Джош коснулся ее лба своим.

— Если хотя бы вполовину так, как я тебя, то нам обоим очень посчастливилось.

— Я знаю, что я счастливая. Мне повезло, что я тебя встретила, и повезло, что ты оправдал мои ожидания и даже сверх того. — Она приподнялась на цыпочки и нежно поцеловала его.

Ответный поцелуй Джоша был более настойчивым. Они перестали танцевать, Джош обхватил ее лицо ладонями и поцеловал ее долгим, глубоким поцелуем, от которого ее охватили жар и возбуждение. Эйлин погладила его плечи, прильнув к нему.

Он должен ее понять.

Она немного отстранилась и пристально посмотрела ему в глаза, почти желая, чтобы он прочел ее мысли и понял ее мотивы: я тебя люблю, ты мне нужен, но мне нужна некоторая свобода.

— Ты был таким нежным, таким понимающим…

— Я всегда буду с тобой нежен. — Джош стал целовать ее шею, затем поднял голову. — Я обещаю, что ты всегда будешь мне нужна. Я всегда хочу быть с тобой.

Последнее предложение немного встревожило Эйлин. Она погладила Джоша по лицу.

— Но при этом ты всегда давал мне возможность оставаться самой собой.

Он улыбнулся, взял обеими руками ее за талию и привлек к себе.

— Конечно, ты нравишься мне и как человек. Эйлин, ты ни на кого не похожа, таких, как ты, я еще не встречал. Вряд ли я мог бы тебе изменить. — Он погладил ее ребра, потом груди и с удовлетворением услышал ее невольный вздох. — Думаю, тебя ничто не может изменить.

— О, ты удивишься, — прошептала она и прижалась к нему чуть сильнее. — Сегодня я хочу тебе показать, как много ты для меня значишь.

Целуя его, она стала одновременно расстегивать на нем рубашку. Медленно текли минуты. Казалось, они занимаются любовью в первый раз. Или в последний. Эйлин, ничего не упуская, наслаждалась каждой мельчайшей деталью, начиная от по-мужски чувственного аромата его одеколона и кончая ощущением его твердых мускулов под гладкой кожей.

Я люблю тебя, люблю, люблю! — звучало у нее в голове. И одновременно приглушенным контрапунктом: пойми меня, пожалуйста, пойми!

Эйлин потянулась к Джошу, он опустил голову и подарил такой поцелуй, что ее сердце забилось в бешеном, лихорадочном ритме. Джош всегда легко вызывал в ней желание. На этот раз желание несло в себе привкус отчаяния, любви и страха. Джош ей нужен, но ей нужна и свобода. Ей одинаково необходимо и то и другое.


После необыкновенного, фантастического секса они долго лежали в объятиях друг друга. Их тела постепенно остывали, дыхание выравнивалось. Эйлин погрузила пальцы в густые волосы Джоша. Вот человек, который меня понимает, думала она, он не причинит мне боли, не бросит меня, не попытается сделать меня кем-то, кем я не являюсь и являться не могу. Конечно, Джош поддержит мое намерение побывать в Италии. Он, правда, заявлял права на мое свободное время, но в то же время был очень уступчивым. Ему стоит доверять. Возможно, когда я вернусь, мы попробуем пожить вместе. Мы не будем спешить — как сегодня ночью. К тому времени я буду готова, ведь я его люблю.

Эйлин решила, что сейчас самый подходящий случай все рассказать. Она прижалась к Джошу.

— Я люблю тебя. Джош…

Он посмотрел ей в глаза.

— Эйлин, ты выйдешь за меня замуж?

Она не сразу вникла в смысл его слов.

— Извини, что ты сказал?

— Я предлагаю пожениться. Брак. Знаешь такое слово? Обручальные кольца, белое платье, жизнь в одном доме. Возможно, дети, хотя с этим я не хочу спешить.

— Ты предлагаешь брак? — Эйлин резко села. — Ты хочешь сказать, что ради этого все затеял?

— Конечно. И, должен признаться, ты заставила меня изрядно попотеть. Пожалуй, я еще никогда в жизни так не волновался. — Он глубоко вздохнул. — Между прочим, ты до сих пор не сказала «да».

Эйлин поспешно натянула на себя одеяло. Джош наблюдал за ней.

— Это так неожиданно, — пробормотала она, — и слишком быстро. Ты не хочешь еще немного подумать?

— Я уверен в своих чувствах, — тихо и очень серьезно сказал Джош. — Иногда мне кажется, будто я знал, что так будет, еще в нашу первую встречу. Ты сделала меня счастливым.

Эйлин запаниковала, от страха неприятно засосано под ложечкой. Она лихорадочно думала. Она любит Джоша, в этом нет сомнений, любит так, как даже не предполагала, что способна любить. Но любовь — это одно, а брак — совсем другое. Если что и может превратить любовь в ненависть, то именно брак.

— Ты знаешь, что я чувствую то же самое.

— Так ты выйдешь за меня? — Голос Джоша звучал уверенно, но Эйлин уловила скрытое под уверенностью напряжение.

— Я этого не говорила.

Джош развернул ее к себе лицом, голубые глаза смотрели холодно.

— Значит, твой ответ «нет»?

— Этого я тоже не говорю. — Она почувствовала, что Джош начинает злиться. — Просто мне кажется, что все это слишком быстро. Джош, ты же меня знаешь, значит, должен понимать, что мне нужно время подумать.

— Сколько времени?

Эйлин втайне обрадовалась, как осужденный, получивший отсрочку приговора.

— Скажем… шесть недель. — Она вздохнула поглубже, набираясь храбрости для следующего шага. — Я дам тебе ответ, когда вернусь из Италии.

Наступившее молчание казалось Эйлин оглушительным. Джош посмотрел ей в глаза, и она заметила, что у него на щеке задергался мускул.

— Из Италии. Значит, ты не отменила поездку…

— Почему я должна ее отменять? — Она постаралась спросить это как можно мягче, но ей не понравилось уже одно то? что Джош предполагал, будто она отменила поездку. И она еще надеялась, что он ее поймет!

— Потому что ты больше чем на месяц уезжаешь на другой континент, отправляешься в такой долгий отпуск, даже не обсудив это со мной, с человеком, который хочет на тебе жениться… Ты собираешься провести больше месяца с кем-то…

— С Бетани, мы с ней вместе учились в колледже, она моя лучшая подруга, почти родственница. И я еще не решила окончательно… — Спохватившись, что начинает его уговаривать, Эйлин оборвала себя на полуслове.

— На шесть недель… — Джош лег на спину и закрыл глаза.

Эйлин была готова на все, только бы стереть с его лица выражение боли. На какое-то короткое мгновение у нее даже мелькнула мысль повернуть все вспять, отказаться от поездки, сказать Джошу, что она его любит, что сдаст билет и выйдет за него замуж.

Пойми меня, ну пожалуйста. Пойми! — мысленно взмолилась она.

— Отлично. — Джош вздохнул. — Я еду с тобой, хотя это будет непросто устроить.

Эйлин заморгала.

— Нет.

Джош открыл глаза и посмотрел на нее таким взглядом, что Эйлин почувствовала себя насекомым на булавочке.

— Почему ты отказываешься?

— Потому что это моя поездка, потому что мне нужно свободное пространство и время обо всем подумать.

— Ах вот как, тебе нужно пространство, — повторил Джош ледяным тоном. Казалось, ее последние слова стали той самой соломинкой, которая переломила спину верблюда. — Понятно.

— Ничего тебе не понятно! — Эйлин запаниковала. — Джош, позволь мне все объяснить.

— Не нужно ничего объяснять. — Он встал с кровати. В самой наготе его великолепного мускулистого тела Эйлин почудилось что-то угрожающее. — Мне и так все ясно.

— Джош, прошу тебя…

— Дело всегда было в тебе, — отрезал он. — Я старался сделать тебя счастливой, пытался сделать так, чтобы ты меня полюбила. Видно, в этом-то и состояла моя главная ошибка.

— Но я тебя люблю!

— Неужели? — Глаза Джоша метали молнии. Он одним рывком натянул трусы и схватил с пола брюки. — Ты ко мне неравнодушна, не спорю. Но, черт побери, Эйлин, разве ты не видишь, что в наших отношениях инициатива всегда исходила только от меня? Ты понимаешь, что сегодняшний вечер — это первый случай, когда ты что-то затеяла сама? Я думал, что смогу перебороть твой страх перед серьезными отношениями. Я надеялся показать тебе, что не причиню тебе боли, что ты можешь доверить мне свое сердце. Но ты все время от меня ускользаешь. И вот сегодня ты вдруг решила меня соблазнить, чтобы я не разозлился, когда ты на шесть недель улетишь в другое полушарие, о чем ты, естественно, забыла упомянуть, пока до отъезда не осталась всего неделя. С меня хватит! Мне надоело биться головой об стенку ради женщины, которая ко мне, может, и неравнодушна, но не настолько меня любит, чтобы со мной остаться. Мне надоело делать всю работу самому!

Слова Джоша не только задели Эйлин за живое, но и разозлили. Она вскочила с кровати.

— Конечно, ты делал всю работу сам! Ты один всем распоряжался. Ты один строил планы за нас обоих, а я была вынуждена подстраивать свои планы под твои! Ты один распоряжался временем, которое мы проводили вместе. Так вот, Джош, у меня для тебя новость: ты не можешь распоряжаться любовью! Она не контролируется. И распоряжаться мною я тебе не позволю!

— Я не пытался тобой распоряжаться! — прорычал Джош.

— О, тут ты действовал очень тонко! Ты пустил в ход все свое обаяние, соблазн… любовь! Но у меня должна быть и своя жизнь, я хочу быть самостоятельной личностью! Если я это потеряю, то потеряю и все те качества, за которые ты, как ты утверждаешь, меня полюбил. Я потеряю себя!

— Значит, для того чтобы ты осталась самостоятельной личностью, я должен с радостью согласиться на то, что ты будешь шесть недель шататься по Европе? — язвительно подытожил он. — Если бы ты вкладывала в наши отношения хотя бы вполовину столько, сколько я, ты бы поняла, почему об этом не может быть и речи.

Эйлин обуяла такая ярость, что она готова была его ударить. Но она сдержалась и ответила подчеркнуто ровным голосом:

— Если бы ты понимал меня хотя бы вполовину так хорошо, как тебе кажется, ты бы понял, что это единственно возможный вариант.

Они встали друг против друга, Джош — в брюках, Эйлин — в чулках с подвязками. На лицах обоих застыло одинаковое выражение любви, обернувшейся болью.

— А я-то думал, что я тебя понимаю, — тихо сказал Джош. Он взял рубашку, сунул руки в рукава и стал не глядя застегивать пуговицы. — Но теперь я вижу, что ты оказалась не той женщиной, какой я тебя считал. — Он взял пиджак и портфель. — Ты можешь оставаться здесь до конца уик-энда и делать все, что только пожелаешь, но если ты сядешь в этот самолет до Европы, то я буду знать твое решение.

— Ну почему ты со мной так жесток? — Не сдержавшись, Эйлин всхлипнула.

— Ты сама жестока с нами обоими. Знаешь, что больнее всего? Что я все равно тебя люблю. Я все равно тебя люблю, но от этого только больнее.

И он ушел, оставив ее в слезах.

15

Эйлин сидела в зале отлета аэропорта Сан-Франциско. Через несколько минут ей предстояло сесть в самолет, который перенесет ее через океан и высадит в другом полушарии, в Лондоне, откуда она полетит дальше, в Милан. Из Милана она собиралась на поезде добраться до Флоренции. А из Флоренции… из Флоренции она может ехать куда угодно.

Эйлин не хотелось уезжать, не помирившись с Джошем. Она несколько раз пыталась дозвониться до него, но домашний и мобильный телефоны не отвечали, на работе она передавала через секретаршу просьбу перезвонить, но Джош ни разу не перезвонил. Эйлин чувствовала себя немного виноватой. Она даже хотела отказаться от поездки. Она думала об этом, даже когда собирала чемоданы. Каждый раз, когда она передавала просьбу перезвонить, на которую Джош не откликался, ее терзали сомнения. Но больше всего — по ночам, когда она плакала в подушку.

От чего я, в конце концов, отказываюсь? Всего лишь от какой-то поездки в Европу! — нашептывал ей предательский голосок.

Ну да, «от какой-то поездки»! Тогда матч за суперкубок — всего лишь любительская игра!

Ради себя самой, да и в конечном счете ради Джоша, она не должна, не имеет права отказываться от поездки. Если она откажется впервые побывать в Европе только потому, что Джош не понимает, как ей это необходимо и как сильно она его любит, когда-нибудь она об этом пожалеет и перенесет свою неудовлетворенность на Джоша. Более того — она может возненавидеть саму себя.

— Может, он еще передумает? — не очень уверенно предположила Таня.

Подруга сама в этом явно сомневалась, но Эйлин была ей благодарна за попытку ее подбодрить.

Джинни фыркнула.

— Ну да, как же, жди!

— Джинни, ты совсем ей не помогаешь!

— Всякими глупыми замечаниями вроде твоих?

Эйлин поспешила пресечь ссору в зародыше.

— Вы обе мне здорово помогли, и я очень ценю вашу помощь. Если бы мне пришлось ждать самолета одной, не знаю, чем бы дело кончилось.

На этот раз обе подруги обняли ее одновременно. Эйлин не возражала, она черпала силы в поддержке подруг.

Объявили посадку на рейс до Лондона.

Не совладав с собой, Эйлин еще раз окинула взглядом аэропорт. Что она ожидает увидеть? Джоша с огромным букетом роз, приехавшего в аэропорт попросить прощения и пожелать счастливого пути? Конечно, она его не увидела. Эйлин встала и пошла к выходу на посадку, багаж она уже сдала.

Вот оно. Она наконец начала жить, не только читать и мечтать о чем-то, но и делать это. Как ни странно, набраться храбрости воплотить свои мечты в реальность ей помогла именно встреча с Джошем. Она должна быть благодарна ему хотя бы за это.

Неправда! Ты должна благодарить за это саму себя.

Однако Джош все же заслуживает ее благодарности, она должна благодарить его за многие другие замечательные вещи. Перед ней лежит безграничное море возможностей, в этом году Италия, в следующем — кто знает? Ее возможности беспредельны.

Нет, все-таки предел есть. Эйлин с болью вспомнила последнюю встречу с Джошем, но постаралась думать о другом. Не хватает еще садиться в самолет в слезах! Она нашла свое место и поставила сумку под сиденье. Как она и заказывала, место ей досталось у иллюминатора.

Ну почему она не радуется? Ведь она так давно мечтала об этой поездке!

Эйлин пристегнула ремень безопасности. Она не могла в полной мере наслаждаться путешествием, потому что в глубине души до последнего момента надеялась, что Джош что-то сделает, чтобы загладить конфликт. Ведь это он всегда все решал в их отношениях, он был таким внимательным, понимающим… Эйлин до сих пор не верилось, что он не попытался ее вернуть или показать, что по-прежнему любит ее, не попытался как-то исправить положение.

Заработали двигатели, самолет начал разбег по взлетной полосе. Эйлин закрыла глаза.

Джош ничего не сделал.

Эта мысль причинила ей неожиданно острую боль. Чтобы не заплакать, Эйлин открыла глаза и стала смотреть в окно. Пока она будет смотреть вниз и бороться с собой, она не заплачет. Самолет оторвался от земли и стал набирать высоту.

Все кончено.

Эйлин не знала, сколько времени просидела неподвижно, глядя в иллюминатор и ничего не видя.

— Эйлин Джефферсон?

Она подняла голову, радуясь, что глаза остались сухими. Над ней стояла стюардесса.

— Да, это я.

Наверное, стюардесса пришла принять заказ на напитки, подумала Эйлин. Она решила взять самое крепкое, что найдется на борту. Может быть, спиртное на время снимет напряжение и поможет ей проспать весь полет. Главное — продержаться до Флоренции, а там она встретится с Бетани и сможет дать волю слезам.

— Это вам. — Стюардесса протянула Эйлин конверт.

— Что это?

Стюардесса улыбнулась и повторила:

— Это вам.

Эйлин недоуменно уставилась на бежевый конверт, на котором были напечатаны ее имя и фамилия. Сердце дрогнуло и пустилось вскачь.

Дурочка, на что ты надеешься?

Она медленно распечатала конверт. Сложенный вдвое листок был исписан четким, уверенным почерком Джоша.

«Эйлин!

Я нарочно попросил стюардессу передать тебе это письмо после того, как самолет взлетит, потому что, если бы ты получила его еще на земле и передумала, это было бы неправильно. К тому же я знал, что, если ты хоть немного поколеблешься, я не выдержу и сам передумаю. Так что для нас обоих лучше, чтобы ты прочла его уже в воздухе.

Я прошу прощения за то, что сделал.

Я сам не понимал, о чем прошу, думая только о том, как сильно тебя люблю, и о том, что если ты меня тоже любишь, то должна желать того же, чего желаю и я. Одного я не учел: мы очень разные, и это было глупо с моей стороны, ведь я полюбил тебя именно за то, что ты такая, какая ты есть».

Эйлин сглотнула. Ей представилось, как Джош пишет это письмо, пишет не спеша, обдумывая каждое слово. Он прав, если бы она прочла его еще на земле, то сдала бы билет и помчалась к нему, не думая о последствиях, о том, что может позже пожалеть о своем решении. С сильно бьющимся сердцем Эйлин продолжила чтение.

«Я много думал. Мне хотелось обезопасить наши отношения от любых возможных угроз, и решил, что этого не случится, если я буду постоянно держать все под контролем. Но я ошибся. Похоже, для того чтобы быть с тобой, мне не нужно было детально планировать наши действия и не прикладывать столько усилий, а дать событиям развиваться своим чередом в надежде, что все само собой образуется».

Глаза Эйлин защипало от слез, она нетерпеливо смахнула их и стала читать дальше.

«Я тебя люблю. Я люблю тебя независимо от того, где ты и как ты ко мне относишься. Не торопись, оставайся в Италии столько, сколько тебе захочется, не трудись писать или звонить мне. Делай все, что тебе нужно, чтобы принять решение. Я буду ждать твоего возвращения…»

К тому времени, когда Эйлин дошла до подписи «С любовью, Джош»,она плакала не таясь.

Джош ее любит, он согласен ждать.

Она выпрямилась и впервые ощутила радостное волнение от предстоящего путешествия. Джош ее любит, он будет ее ждать. Она может делать все, что угодно.


С тех пор как Джош передал стюардессе конверт для Эйлин, прошло две недели. Он не знал, как она отреагировала, не знал даже, вручили ли ей вообще его письмо.

Для человека, потерявшего рассудок, он справлялся с делами довольно неплохо. Например, совершил несколько деловых поездок. Джошу было немного легче засыпать в гостиничном номере, чем в собственном доме, где без Эйлин стало неестественно тихо. Он вообще старался теперь проводить как можно меньше времени дома: или допоздна засиживался на работе, или ходил куда-нибудь с Адамом, а то и в одиночку.

Однако, отправляясь с Адамом в их любимый бар «Фуникулер», Джош оставлял записную книжку дома. Он перестал записывать новые адреса или телефоны, перестал назначать свидания, и любая женщина, проявлявшая к нему интерес, получала в лучшем случае вежливый отказ.

Ты не Эйлин! — каждый раз думал Джош.

Где она сейчас? Вспоминает ли о нем? Простила ли его?

Остановившись у стойки бара, Джош провел рукой по волосам и посмотрел на бармена. Тот, всмотревшись в его лицо, покачал головой и молча вручил ему пиво.

— Джош?

На фоне грохотавшей музыки женский голос был едва различим. Нет, мне явно нельзя здесь оставаться, снова подумал Джош. Он залпом допил пиво и нехотя повернулся посмотреть, кто его зовет.

На плечи женщины ниспадали длинные волосы цвета красного дерева. В отличие от других посетительниц бара, одетых в основном в мини-юбки, обтягивающие джинсы или соблазнительные платья, на этой женщине были брюки цвета хаки свободного покроя и футболка. И то и другое было немного помято. Это была самая прекрасная женщина из всех, кого Джошу доводилось видеть.

Он затаил дыхание.

— Ты знаешь, как давно я тебя ищу?

Джош медленно замотал головой, все еще не в силах вымолвить ни слова.

— Прямо из аэропорта я поехала к тебе домой. Прождала тебя почти час, потом поехала в офис. Там тебя тоже не было. После этого я объехала все рестораны города. В конце концов решила заглянуть сюда. Хорошо, что я заметила на стоянке твою машину.

К Джошу наконец вернулся дар речи. Он наклонился почти к самому уху Эйлин, чтобы она могла его расслышать.

— Эйлин, что ты здесь делаешь?

Она улыбнулась. Он подумал, что улыбки милее еще не видел.

— Дело в том, что у меня возникла одна… проблема, и я надеялась, что ты поможешь мне ее решить.

— Что ты говоришь? — Джош почувствовал, что возрождается к жизни, в его сердце закралась робкая надежда. — Вообще-то меня все считают очень полезным парнем.

Эйлин положила руки ему на грудь, передвинула их выше и в конце концов обняла Джоша за шею.

— Видишь ли, я путешествовала по Италии. Поездка была потрясающая. — Эйлин замолчала.

— И что дальше? — подсказал ей Джош, теряя терпение.

— Я увидела все, о чем раньше только читала в книгах. Собор Святого Петра, галерею Уффици… — Она улыбнулась. — Вся поездка была как одно сплошное фантастическое приключение. У меня была только одна проблема: я скучала по тебе.

Не желая ее прерывать, Джош молча сглотнул.

— Италия — это прекрасно, но рядом с тобой еще лучше. — Эйлин не отрываясь смотрела ему в глаза. — Я поняла, что больше ничего не боюсь. Поэтому сказала Бетани, что скоро свяжусь с ней, и уехала.

— И что она на это ответила?

Джош гадал, можно ли ему теперь обнять Эйлин, но решил дать ей возможность сделать первый шаг. Наконец она сделала шаг к нему, и он прижался лбом к ее лбу. Сердце его билось так, словно готово было взорваться.

— Она сказала, что рассчитывает быть фотографом на моей свадьбе. Но потом передумала, потому что я предложила ей быть подружкой невесты.

Сердце Джоша забилось еще быстрее.

— И в чем же тебе нужна моя помощь?

— Дело в том, — медленно начала Эйлин, — что я готовлюсь к свадьбе. Но мне нужен кто-нибудь, кто бы меня любил и по-прежнему хотел бы на мне жениться. — Она подняла голову и посмотрела на Джоша с надеждой и волнением. — Как ты думаешь, ты можешь мне помочь?

Джош посмотрел ей в глаза. В них отражались те же чувства, которые он испытывал сам.

— Тебе повезло, — сказал он охрипшим от волнения голосом. — Ты обратилась как раз к тому, к кому нужно. По этой части я — беспроигрышный вариант.


home | my bookshelf | | Аромат этих роз |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу