Book: Лишь бы музыка звучала



Лишь бы музыка звучала

Лишь бы музыка звучала…

ГЛАВА I

НЕОЖИДАННАЯ ГОСТЬЯ

Все началось в тот день, когда к Ане Морозовой приехала из Англии ее троюродная сестра.

Аня училась в десятом классе одной из московских школ. Двадцать пятого февраля в холле школы появилось объявление. Оно было написано огромными красными, зелеными и фиолетовыми буквами на большом листе картона. Буквы так плясали, что приходилось всматриваться, чтобы понять, что же там написано. Поэтому все застревали перед объявлением надолго, пытаясь его прочитать.

Слушай, как ты думаешь, это правда? — спросила Вика Климанова свою подругу.

Конечно, — повела плечом Жанна Козлова и еще раз перечитала текст. В нем говорилось, что в школе будет проходить конкурс «Мисс Совершенство», и победительница поедет в турне на спонсорские деньги. По каким странам будет турне, не упоминалось. Зато было сказано, что спонсор этого конкурса — Банк «Мистраль». Имя громкое. В их школе этот банк знали даже первоклашки, которым первого сентября от банка подарили новенькую школьную форму.

В прошлом году школа боролась за звание лицея, и среди многих новшеств было, в том числе, и введение обязательной школьной формы. Удовольствие не из дешевых, если учесть, что ее шили на заказ. Зато теперь все девочки ходили в аккуратных темно-синих мини-юбках и жилетах. Блузки можно было надевать какие угодно, и хотя бы этим наряды отличались друг от друга. В холода разрешались брюки и жакеты. Мальчики ходили в темно-серых костюмах с обязательными белыми рубашками.

Еще от прошлогодних усилий в школе остался шикарный класс информатики, в котором стояли списанные из банка компьютеры.

Аня стояла позади подружек и тоже читала объявление. «Какое из меня Совершенство», — усмехнулась она, повернулась и пошла в класс. К своим пятнадцати годам у нее было твердое убеждение, что красота — это не ее оружие. В школе блистали другие. Ну хотя бы та же Виктория. Похоже, не зря родители назвали ее «Победой» — так переводится это имя с греческого. Яркая, уверенная в себе, она умело распоряжалась тем, чем одарила ее природа. А природа подарила немало.

Во-первых, она — настоящая блондинка. Все девчонки завидовали — ей даже красить волосы не надо! Во-вторых, у нее идеальная фигура. Говорили, что она регулярно ходит в фитнес-центр. Ну и в третьих, родители, которые не жалели денег на свою дочку. Так что введение школьной формы стало для Виктории серьезным ударом. Правда, она недолго переживала и вскоре переключила свое внимание на всякие аксессуары — украшения, сотовый телефон, косметику, и в конце концов даже выиграла от этого. На фоне всех остальных она смотрелась как тропическая птица. Мальчишки обалдевали и сворачивали себе шеи, глядя, как она идет по коридору. А Вика целенаправленно выбрала себе постоянного парня из одиннадцатого класса, Корнилова Никиту, и на остальных смотрела, только если ей что-то было от них нужно.

Никита. считался одним из лучших учеников школы, и к тому же был спортсменом: в прошлом году выиграл первое место на городских соревнованиях по плаванию. Красивый, высокий, темноволосый, он смотрелся рядом с Викой так естественно, что, хотя многие девчонки по нему сохли, никто и не пытался разбить эту пару. Наоборот — они смирились с тем, что Никита потерян для общества, и тихо радовались, что Вика не покушается на других парней.

У Ани не было сотового телефона, она не пользовалась косметикой, и у нее не было парня. И хотя в конкурсе могли участвовать все девушки с девятого по одиннадцатый класс, да и главный приз выглядел привлекательно, хотя и неопределенно, но принимать в нем участие она не собиралась. Эти игры — не для белых ворон. Аня подумала, что все в классе просто обхохотались бы, если бы она решила стать «Мисс Совершенство»! Ее и за «Мисс» никто не считал — так, ходит в классе привидение, у которого можно списать английский и математику. Какое уж тут «Совершенство»?!

Аня отвлеклась от своих мыслей, подавила невольный вздох и пошла на литературу.

Класс гудел. Похоже, мимо объявления не прошел никто, и никого оно не оставило равнодушным. Девчонки достали зеркальца и каждая придирчиво изучала свое лицо. Анна прошла к своему месту, положила рюкзачок на парту и стала доставать учебник и тетрадку. Сидевшая впереди Валя повернулась к ней:

Читала?

Аня кивнула. Что интересовало соседку, было нетрудно понять. Валя покосилась на дверь, куда входила Виктория. Аня посмотрела туда тоже. Вика улыбалась и раздавала царственные взгляды.

Я участвовать не буду, — продолжила Валя. — И вообще — зачем еще конкурс какой-то? Отдали бы сразу ей главный приз — и все дела. И так ясно, что она его получит. Там, правда, еще за второе и третье места неплохие призы…

Да, точно. Занявшей второе место оплачивали годичные курсы иностранного языка, а для третьего места приготовлен годовой абонемент в бассейн. С турне не сравнить, зато понятно, что это такое.

Так что попробовать хочется, — рассуждала Валя, — но только шансов у нас…

Подумаешь — Вика! — пожала плечами Аня. — Она не одна на свете.

Ты что, хочешь сказать, что тоже могла бы?..

Конечно! — сказала девушка. Не то чтобы она на самом деле так думала, но Валькины вечные ахи по поводу Прекрасной Виктории ее просто раздражали.

И Аня села. Валька вытаращилась на нее, хотела что-то сказать, но вошла их учительница по литературе Нина Петровна, и разговоры пришлось прекратить.

Урок протекал сегодня очень нервно. Нина Петровна то и дело обрывала разговоры, которые возникали стихийно в разных углах класса, поставила пять двоек и в конце концов задала на дом сочинение на тему «Почему душевные качества не менее важны, чем внешний вид индивидуума». Класс захихикал, Вика презрительно поджала губы, а Василий Ненашев на весь класс крикнул:

Индивидуум — это кто? Фамилия такая?

Все откровенно заржали, и тут прозвенел звонок. Нина Петровна еще что-то пыталась сказать, но класс уже ничего не слушал. Десятиклассники собирали вещи и галдели, обсуждая утреннюю новость. Учительница пожала плечами и вышла.

Следующим уроком была математика. Если точнее, то алгебра. Если еще точнее, то самостоятельная перед контрольной. Но математичка задерживалась, и класс продолжал обсуждение предстоящего конкурса.

Там будет несколько этапов, — со значительным видом сообщила Жанна. — Танцевальный, конкурс лучшего костюма, кулинарный и по истории города.

Откуда ты все знаешь? — хмыкнул Васька Ненашев, проходя мимо девочек на свое место.

Оттуда! — и Жанна, недовольно сморщив носик, отвернулась. В общем-то понятно откуда. Никита Корнилов наверняка будет в конкурсной комиссии, значит, про условия конкурса осведомлен. Тогда и Вика все знает, конечно — она же его девушка. А Жанна — близкая подруга Вики.

Вот только зачем при этих условиях еще и конкурс объявлять! Разве только распределить второе и третье места? Хотя и тут все ясно. Жанне, как близкой подруге победительницы, дадут второе, а

Светке из одиннадцатого — третье. Светка действительно классная. Ане стало на минутку смешно, что девчонки будут заниматься такой ерундой, да еще и думать, что идет честная игра, но тут Валя на весь класс сказала:

А у нас Аня Морозова собирается участвовать.

На миг воцарилась мертвая тишина. Аня стиснула зубы и, постаравшись придать голосу беззаботность, сказала:

По-моему, там нет ограничений по уровню интеллекта.

Чего? — покосилась на нее Жанна недоуменно. Мальчишки заржали, Жанна обиделась и отвернулась. Тут как раз математичка принесла варианты самостоятельной, и обсуждение прекратилось.

До конца дня во всех коридорах только и было разговоров, что про этот конкурс красоты. Судачили о том, кто будет участвовать и по какому принципу будет проходить отбор, кто будет в комиссии, и когда начнется конкурс.

К последнему уроку страсти накалились до такой степени, что делегация из десятого «Б» отправилась к директору школы.

До директора их не допустили, а секретарша сказала, что правила отрабатываются и будут вывешены завтра в коридоре, рядом с расписанием. Девчонки просили сказать хоть что-нибудь и узнали, что поскольку конкурс называется «Мисс Совершенство», то с тройками, а тем более с двойками в дневнике не на что рассчитывать. Эта новость застала врасплох. Сразу отсеялась половина претенденток на звание.

Аня только усмехнулась. У нее с отметками все было в порядке. У Вики, кстати, тоже. Аня уже решила для себя, что во всем этом участвовать не будет.

Дома никого не было. Аня залила кипятком стакан супа быстрого приготовления, поела и села за уроки.

Уроков было не так много, поэтому, дописывая упражнение по русскому, Аня уже думала, что сегодня было бы неплохо сходить в книжный магазин, посмотреть, что появилось новенького за эту неделю. И вдруг в дверь кто-то позвонил.

Девушка отложила ручку и прислушалась. Обычно к ней в гости никто не приходил. У родителей ключи, да они и звонят иначе, если ключи не под рукой. Остаются соседи и сектанты. Свидетели Иеговы почему-то полюбили их дом и регулярно, раз в неделю, пытались развлекать ее и ее родителей беседами о Библии и о том, как надо любить ближнего. Насчет любви к ближнему Аня не возражала, но у нее было смутное опасение, что посетителей более волнуют другие проблемы — а именно, собрать деньги на нужды своей секты.

Поэтому она подошла к двери очень осторожно и посмотрела в глазок. На лестничной площадке стояла какая-то девушка. Лампочка, как всегда, еле светила, но Ане показалось, что девушка знакомая. Это были не сектанты — обычно они ходят по двое, наверное, чтобы легче было отбиваться от жильцов. Девушка держала за ручку огромный чемодан на колесиках. Почувствовав движение за дверью, она позвонила еще раз и весело закричала:

Это я, Марина. Тетя Лена, дядя Паша, откройте!

И тут Аня ее узнала! Это была ее троюродная сестра Марина, которая училась в Англии! Но что она здесь делает? И девушка торопливо отперла дверь.

Привет! — обрадовалась ей Марина.

Привет! — тоже обрадовалась Аня. — Ты к нам?

Вообще-то глупый вопрос. Если сестра позвонила к ним в дверь, значит, пришла не к соседям! И она спохватилась:

Заходи, что мы тут стоим!

Марина прошла в прихожую и с трудом перекатила свой огромный чемодан через порожек.

Замучалась с ним, — пожаловалась она. — Пока из аэропорта добралась, пока по всем лестницам побегала… Поверишь — я прилетела в восемь утра!

Аня ничего не могла понять. Тетя Наташа была двоюродной маминой сестрой, и они часто встречались. Иногда родные сестры реже видятся! А дядя Максим — вообще классный дядька. С их дочерью Мариной, которая стояла сейчас перед ней, Аня вообще почти все время проводила вместе, пока та не уехала учиться в Лондон два года назад. А сейчас родители Марины были в командировке. Они собирались уехать только осенью, но неожиданно планы изменились, и им пришлось спешно собраться. Буквально позавчера тетя Наташа звонила маме и сокрушалась, что все так неожиданно. Собраться по-человечески не успевают, и главное — никак не удается дозвониться дочери в Лондон.

Значит, так и не удалось, и получалась накладка: родители уехали в командировку, а дочь приехала погостить.

Слушай, а ты разве не должна быть сейчас в Лондоне? — забеспокоилась Аня.

Должна, — пожала плечами Марина. — Но планы резко изменились, я приехала, а дома никого нет. А ключ я забыла.

Она всегда забывала ключ!

Ань, можно я пока посижу у тебя, а вечером, когда родители придут, папа меня заберет. Вот, — она растерянно улыбнулась, — ехала сюрпризом, хотела обрадовать, а получается, что устроила сюрприз самой себе.

Проходи на кухню, — посторонилась Аня, не представляя, что будет, когда Марина узнает, что папа придет домой вечером дней этак через пятьдесят.

Что? — ахнула Марина. — Они уехали в эту чертову командировку?! Но она должна была быть только через полгода!

Аня сочувственно посмотрела на нее:

Поживи у нас. Ты надолго?

На три недели, — вздохнула Маринка. — И надо же было им укатить… А я тоже хороша. Хотела им сюрприз устроить. У нас практику отменили, меня друзья звали к себе, но я решила… Если бы я знала, что у родителей командировка!.. Почему они мне не позвонили?!

Мама тебе все расскажет вечером, но мне кажется, что они не смогли дозвониться.

Да? — растерянно посмотрела на нее Марина и сообразила: — Ну да, у меня телефон не работал. Я его утопила в бассейне, пришлось новый купить, а номер я сказать не успела. Вот дура! — И она стукнула ладошкой себе по лбу.

Аня осторожно предложила:

Может, поесть хочешь? Все-таки с восьми утра.

Нет, я перекусила, — тряхнула волосами Марина. — Вот что мне точно надо — так это в ванну. Можно?

Конечно, — вскочила Аня. — Пойдем. А вещи ко мне в комнату перенесем. Пока.

Они быстро пристроили огромный чемодан к Ане в комнату, потом Марина в него залезла чуть ли не с головой, разыскивая свой халатик, а юная хозяйка дома пошла готовить гостье ванну. Наливая воду и добавляя в нее пену, Аня думала о том, как было бы хорошо, если бы Марина могла у них остаться! Они всегда прекрасно находили общий язык в любых вопросах. И хотя Марина была старше Ани на полтора года, девочки отлично понимали друг друга. Поэтому к тому моменту, когда ванна наполнилась, а Марина наконец пришла с халатиком в руках, у Ани созрел план. Ну, не план, а так — планчик.

Пока Марина плескалась, Аня осмотрелась в комнате. Если притащить из комнаты родителей кресло-кровать, то его вполне можно поставить у этой стенки. В шкафу Аня освободила полку и несколько вешалок для вещей сестрички. Потом уселась за стол и доделала русский.

Скоро из ванной вышла порозовевшая, успокоившаяся Марина и села на диванчик:

Как идут дела?

Нормально, — Аня пожала плечами и подсела к ней. — У тебя-то как?

Отлично, — улыбнулась Марина. — В школе нет проблем, у меня показатели одни из лучших. Соседка по комнате нормальная, без тараканов в голове. Наркотиками не балуется. Но парень у нее с придурью, это точно.

А у тебя какой парень? — спросила Аня.

У меня? — Марина вздохнула: — Майкл очень даже неплохой. Правда, на него иногда находит.

Больше она не стала ничего говорить, и Аня ничего не стала спрашивать. Ясно — поссорились. «Наверное, поэтому она и уехала домой», — догадалась девушка, но высказывать свои соображения она не стала и вместо этого начала расспрашивать о

Лондоне. Марина достала свой альбом с фотографиями. За рассматриванием памятных мест Лондона прошло все оставшееся до возвращения родителей время.

Мама, увидев у себя дома Марину, удивилась до такой степени, что сначала просто слов не могла найти. Она жутко разволновалась. Хорошо, что пришел папа и расставил все по местам.

Что уж такого особенного случилось? — удивленно спросил он, когда ему все рассказали. — Наташа с Максимом уехали, но ведь после командировки приедут? А это время Марина может пожить у нас. Поставим у Ани в комнате кресло-кровать.

Аня радостно кивнула.

Ну вот и отлично, — улыбнулся папа. — Когда Маринины родители позвонят, мы им все расскажем и посоветуемся, как быть дальше. Но вообще я не думаю, что здесь есть проблема. Если только Марина не будет с нами скучать.

Та рассмеялась и заверила, что скучать она не будет.

Вот и хорошо, — подытожил папа. — Если твои родители к тому времени, как тебе нужно будет ехать обратно, еще не вернутся, то обещаю проводить тебя на самолет. А пока располагайся как дома.

Спасибо, дядя Паша, — с признательностью сказала Марина.

Похоже, что она все-таки перенервничала из-за этой неожиданной ситуации и теперь была очень рада, что все так просто разрешилось.

Ну вот и славно, — с облегчением вздохнула мама и пошла на кухню готовить ужин и заодно обед на завтра. Папа тоже ушел к себе. Девушки остались в комнате одни.


Я тебе тут не помешаю? — осторожно спросила Марина у Ани.

Да ты что! — искренне удивилась та. — Наоборот, я очень рада. Вот только что ты здесь делать будешь целыми днями?

А, ерунда, — махнула рукой Марина. — У меня же друзья здесь остались, потом — по Москве похожу, я соскучилась по Арбату. В общем, найду, чем заняться.

Тут заглянул папа и напомнил, что кресло-кровать хорошо бы принести в комнату до того, как все улягутся спать. Девчонки рассмеялись и пошли помогать. В хлопотах по расстановке мебели и разгрузке чемодана прошел остаток вечера. Марина приятно удивилась, что для ее вещей Аня уже приготовила место, Марина обняла сестру и закружила по комнате:

Мы с тобой еще по Москве погуляем! Ты мне покажешь свои любимые уголки, а я тебе — свои. Идет?

Идет! — ликовала Аня, она была просто счастлива.

Во дворе у нее не было друзей, в школе тоже. Не вписалась она в общественную жизнь. Училась нормально, без проблем, никто к ней не приставал, но никто и не замечал особенно. Так только, если что-то списать надо было. Ни в одну компанию она не входила. Сначала ей это не было нужно: помимо всего прочего, Аня училась еще в музыкальной школе, и времени на развлечения оставалось мало. А когда закончила музыкалку и появилось свободное время, то оказалось, что в школе все заняты чем-то своим, и места в жизни класса для нее нет. Можно было попытаться вклиниться в какую-нибудь компанию, но Аня была гордая и ничего предпринимать не хотела. В конце концов она решила, что и так прекрасно проживет.



Так что приезд троюродной сестры был для нее праздником. Ей все-таки отчаянно не хватало друзей, хотя она и не хотела в этом признаться даже себе.

Вечером девчонки улеглись очень поздно. Вернее, легли в одиннадцать, но болтали до полвторого. В конце концов мама, проснувшаяся ночью, зашла к ним и напомнила, что завтра Ане в школу. Девочки пообещали, что сразу же уснут, и мама пошла спать. Но они еще полчасика потрепались. Им было о чем поговорить: столько всего накопилось! Но усталость взяла свое, и про конкурс красоты. Аня рассказала, уже засыпая.

ГЛАВА II

КОНКУРС КРАСОТЫ

Утром они проспали.

Вернее, проспала Аня, потому что Марине в общем-то торопиться было некуда. Но она тоже встала, из солидарности, и пока Аня в спешке собирала учебники, сделала ей бутерброды.

Мама тоже опаздывала. Она сунула Марине ключ, дала сто рублей на расходы, пообещала вернуться пораньше и умчалась. Папа уже ушел — у него сегодня была какая-то деловая встреча с утра пораньше. Так что Аню провожала в школу только Марина. Они договорились, что Анюта придет домой пораньше и девочки куда-нибудь сходят.

— Я пока разложу свои вещи и присмотрю тебе что-нибудь к конкурсу, — сказала Марина, когда Аня уже выходила.

Какому конкурсу? — удивленно повернулась та.

Красоты, конечно, — ответила сестричка. Аня хотела сказать, что не собирается ни в каком конкурсе участвовать, но Марина выразительно посмотрела на часы, и разговор закончился.

Весь день в школе прошел как во сне. Аня с трудом сосредоточивалась на занятиях, и англичанка даже сделала ей замечание:

Расскажите, Морозова, где это вы сейчас?

На конкурсе красоты, — пискнул кто-то из ребят с задней парты нарочно тонким голосом. Все рассмеялись, а Аня покраснела от досады.

На перемене к ней подошла Валентина Семеновна, их завуч, и сказала, чтобы Аня подавала заявку. Ее возражений она слушать не стала, а наоборот, стала уговаривать девочку, чтобы она «придала блеск и глубину мероприятию». Аня кисло улыбнулась, но завуч уже отвлеклась на кого-то, и девушка осталась в коридоре одна. Совершенно ошеломленная, она тупо смотрела, как Валентина Семеновна уходит по коридору, и пыталась сообразить, что же ей теперь делать.

Потом она повернулась и неожиданно наткнулась на взгляд Никиты. Он, видимо, ждал свою Вику, но смотрел именно на Аню. Девушка вздрогнула, резко развернулась и пошла в свой класс.

На последнем уроке учительница москвоведения поддалась на уговоры девчонок и разрешила им вместо урока обсуждать предстоящий конкурс. Она поставила только два условия:

Чтобы было тихо, а то меня уволят, — тут ребята сдержанно засмеялись. Трудно было себе представить, чтобы ее уволили. — И второе: каждый из вас напишет мне реферат по истории одной из улиц Москвы. Список улиц я вам дам.

Тут мальчишки стали возмущаться. Закричали хором, что их конкурс совсем не интересует и что пусть лучше будет урок. Тогда Марина Сергеевна пообещала им лично за реферат по лишней пятерке, и они утихли.

Сама учительница уселась за заднюю парту. А у доски уже стояла Жанна с торжественным видом. Она явно гордилась тем, что уже все знает по поводу конкурса. Знала, конечно, и Вика, но будущая королева красоты не торопилась всех оповещать об условиях мероприятия. Не царское это дело!

Значит, так, — с удовольствием оглядев нетерпеливые лица, сказала Жанна. — Конкурс состоит из четырех этапов.

По классу прокатился стон. Никто не ожидал, что выбор первой красавицы потребует столько времени.

Не шумите, а то собьюсь, — серьезно предупредила Жанна. Это вполне могло случиться, потому что она при устных ответах у доски сбивалась уже на первой фразе. Но конкурс — не уроки, и она довольно связно продолжала, загибая пальцы. — Кулинарный, конкурс на лучшее платье, танцевальный и конкурс по истории города.

Ты поконкретнее давай, — выступила Валька. — Кулинарный — это что?

Ну, кулинарный — это ясно. Оригинальное блюдо, надо самой его приготовить и сер-ви-ро-вать, — выговорила Жанна.

А готовить где? — влез Васька. — А то некоторые домработницу загрузят, а сделают вид, что сами сделали.

Нет, — тихо сказала Варя Караваева. — Выделят час времени, нужно будет сделать салат, котлеты и гарнир. Хотели еще суп варить, но решили, что времени не хватит.


А ты откуда знаешь? — повернулась к ней Жанна.

Я на той неделе у секретаря дежурила.

У них в школе был такой порядок — в приемной перед кабинетом директора кроме самого секретаря должен быть один из старших учеников, на подхвате — отнести журнал, вызвать кого-то к директору, да мало ли еще что понадобится? Дежурство несложное, бывает у каждого ученика раз в полгода, так что пережить его можно. А иногда оно даже очень полезно. Как сейчас, например.

Все дружно зашумели, чтобы Жанка села на место, а Варвара рассказала о том, что слышала. Жанна с оскорбленным и мстительным видом — мол, вы еще меня попросите! — уселась, а Варя встала, посмотрела в окно, припоминая, и повернулась к классу:

Конкурс на лучшее платье — надо самой сшить вечернее платье. Оценивать будут оригинальность фасона и качество исполнения.

А если она в магазине платье купит? — снова влез Васька.

Разберутся, — усмехнулась Татьяна Васина. — Что, они наше «творчество» от магазинного не отличат? Там швы совсем другие.

Танцевальный, — продолжала Варя, — это просто танцевальный. Но музыку можно выбирать самим. История Москвы — в виде теста. Вопросы придумывает Марина Сергеевна.

Все оглянулись на учительницу, которая что-то писала, сидя за задней партой.

А что же ты раньше молчала про конкурс? — не выдержала Жанна.

А что? — пожала плечами Варя. — Объявили же в конце концов.

Жанна с легким презрением подняла бровки и поджала губы. Потом встала и сказала:

Завтра на большой перемене вывесят подробное объявление. Заявки на участие надо будет подавать тоже завтра, а пока можно готовить костюм. Но вообще на каждый этап отводится по дню, а на подготовку к конкурсу — две недели.

Это чтобы готовить научиться! — вставил все тот же Васька. — А то комиссия отравится!

Все дружно захохотали, и Марина Сергеевна прервала обсуждение:

Так, первое условие вы не выдержали. Пишем самостоятельную.

Ну, Марина Сергеевна, мы больше не будем, — заныли девчонки, но та была неумолима, и только неожиданно грянувший звонок спас ребят от мучений.

Хотя этот урок был последним, никто домой не торопился. Все стояли кучками и обсуждали новости. Аня собрала рюкзак и пошла из класса. У двери ее остановила Варя:

Слушай, ты собираешься участвовать в конкурсе?

Нет, — искренне ответила Аня. — А ты?

Скорей всего нет. Хотя очень хочется, чтобы наши красотки, — она кивнула на Вику с Жанной, — хотя бы раз почувствовали, что такое конкуренция. Правда, я им не опасна. А вот ты…

А что я? — удивилась Аня. — Какая из меня конкуренция?

Попрощавшись с Варей, Аня пошла домой. Шла, ускоряя шаги, потому что дома ее ждала Марина! По дороге спохватилась, забежала в магазин и купила мороженое — будет чем отпраздновать приезд сестрички!

Открыла дверь, прислушалась — тишина. Скинула обувь, куртку и помчалась к себе в комнату — никого. На кухне тоже пусто. Аня даже расстроилась вначале — неужели Марина уехала? Но потом обнаружила в углу выпотрошенный чемодан и успокоилась. Мало ли куда она решила съездить! Может, друзей навестить поехала. И хотя стало немного досадно, что ее нет дома, но в конце концов Аня решила, что это к лучшему — по крайней мере успеет уроки сделать. А то столько стали задавать в последнее время — мама дорогая! Как только остальные все успевают? Особенно те, кто все вечера, а то и ночи торчит на дискотеках и ночных клубах.

Но вообще-то это не ее проблема. И Аня с головой погрузилась в неправильные глаголы. Потом пришла очередь физики, потом надо было рисовать всякую ерунду на контурных картах по истории. До химии дело не дошло, потому что приехала Марина.

Ты представляешь! — закричала она с порога. — Динка замуж выходит!

Какая Динка? — растерялась выскочившая в коридор Аня.

Моя Динка, — разматывая шарф, радовалась Марина. — Ну, мы с ней учились в школе. Пока я не уехала. А теперь она поступила в педагогический и — представляешь себе! — выходит замуж! Вот надумала! Свадьба через три недели. Может, смогу попасть, — прикидывала она, сбрасывая ботинки. — А вообще все здорово. Я по Москве пошаталась, все так изменилось!

У нее в речи проскальзывали иностранные интонации. Чуть-чуть, но все-таки проскальзывали. Вчера Аня этого не заметила. Наверное, если долго жить за границей — это неизбежно. Хорошо бы как-нибудь попробовать, в смысле — пожить там и посмотреть, что получится. Но вообще-то учиться за границей — это нереально. Не всем же быть, как дяде Максиму, исполнительным директором русско-шотландской фирмы. Фирма и оплатила обучение его дочери в хорошем колледже в Лондоне. Ну, а простому смертному столько денег не заработать.

Есть хочешь? — спросила ее Аня, улыбаясь.

Не-а. Перекусила в кафе. Мы там с Динкой посидели. К нам какие-то парни приклеились, — хихикнула она, — сели рядом, протрепались, а потом мы сбежали и оставили их платить.

Ты что, серьезно? — ахнула девушка.

А что? — хохотала Марина. — Сначала они, правда, вели себя прилично, просто разговаривали, но потом стали так откровенно намекать на пустую квартиру и хорошую музыку, что у нас не осталось выбора.

Аня покачала головой. Ну и сестричка! В первый же день — и угораздило ее попасть в историю.

Ладно, сейчас мороженого поедим.

Они сидели на кухне, пили кофе с мороженым, и Марина рассказывала про свою английскую жизнь, про друзей и вечеринки. У Ани просто кружилась голова от обилия имен и событий. Ей стало казаться, что где-то рядом идет настоящая яркая жизнь, а она сама сидит в каком-то темном углу со своими учебниками и ничего не видит.

Ну, теперь ты рассказывай! — прервала свои воспоминания Марина. — Как у тебя дела, кто по тебе сохнет?

Никто, — пожала плечами Аня. Кто мог по ней сохнуть?! Эта мысль даже развеселила ее на минутку.

А что будет на конкурсе? — сменила тему сестричка.

На каком? — не сразу сообразила Аня.

Как — на каком? Красоты, конечно, — удивилась Марина. — У нас тоже хотели провести такой, но руководство школы не разрешило.

Почему?

Решили, что это неправильно — ориентировать девушек на то, что красота — это главное в жизни. У нас очень строгое начальство.

Но у нас не будет конкурса красоты! Там всего четыре этапа, — припоминала Аня, — но внешность не будут оценивать.

А что тогда будут оценивать? — удивилась Марина.

Ну, платье, причем шить его надо самой, потом — приготовление обеда, танец и еще тест по истории Москвы.

И что выхода в купальниках не будет? — подняла бровки Марина.

Про купальники ничего не сказали.

Может, готовить надо будет в купальнике? — серьезно спросила Марина.

— Ага, чтобы платье не испачкать, — усмехнулась Аня, и обе они расхохотались.

Съев ложечку мороженого Марина мечтательно сказала:

Жаль, что я не учусь в вашей школе. Везет же тебе!

Да не собираюсь я ни в каком конкурсе участвовать! — возмутилась Аня. — Что вы все на меня насели?

Да? А почему не собираешься? — удивилась сестричка. — Ты красивая, фигура у тебя что надо… Танцевать, что ли, не умеешь? Готовить — ерунда, справишься. А шить я помогу. Купим журнал какой-нибудь, смоделируем фасончик поинтереснее. Хочешь — как в Средние века, хочешь — современное. Здорово будет!

Аня закусила губу. Ну, как объяснить, что она в классе белая ворона. Что корона Мисс Совершенство пойдет ей как корове седло. Что при одной мысли о том, что надо будет танцевать, а все при этом будут на нее смотреть, у Ани все внутри сжимается. Да и вообще — это все для таких, как Вика. Она умеет подать себя, это точно. Ну, а нам-то… И насчет того, что она красивая — это еще большой вопрос.

Марина ждала от нее объяснений. Шуток на тему: нам конкурсы ни к чему, все и так видят, что я королева, — она не принимала. И Аня наконец нехотя сказала, что ничего у нее не выйдет, так что нечего и соваться.

Приехали! — негодованию Марины не было предела. — Я, конечно, не видела ваших красавиц, но уверена, что ты все равно лучше всех! И сдаваться заранее, даже не попробовав поучаствовать?

Я не умею танцевать, и вообще — не могу я так! — пыталась втолковать ей Аня.

Как — так? — возмутилась Марина.

Ну просто нет смысла участвовать в конкурсе, если все места распределены заранее — сказала Аня.

Да? Интересно, и кто это их распределил?!

Ну, это же просто! Вика у нас самая красивая. У нее есть парень, он будет в комиссии по распределению мест. Так что с этим все ясно. Ее подруга получит второе место. И есть еще одна девочка из одиннадцатого, она совершенно точно получит третье место. Ну и какой смысл участвовать во всем этом? — горячо спросила Аня сестру.

Ну почему ты думаешь, что ее парень… Как его зовут?

Никита…

Почему ты думаешь, что он обязательно будет в комиссии?

Просто… Он активист и вообще лучший в школе, — пожала плечами Аня.

Марина пристально посмотрела на нее и прищурилась:

Так, так… Кажется, я знаю, кто тебе нравится.

Да нет же! — запротестовала Аня. — Он, конечно, красивый, но он такой…

Какой?

Не знаю. Слишком уверен в себе.

Это плохо? — засмеялась сестричка.

Нет, наверное, но он смотрит так, словно все на свете знает, и его уже ничего удивить не может. И еще — он как будто знает цену себе, и тебе тоже.

Это тоже плохо?

Может и нет, но… Такое ощущение, что он никого не замечает! Кроме себя и своей драгоценной Вики.

Ладно, я не хотела тебя обидеть, — подруга подсела к ней ближе. — Просто мне кажется, что если он на самом деле в школе лучший, то должен был давно тебя заметить.

Это еще почему?

Потому что ты — это ты, — ответила Марина нелогично. Но как это часто бывает, нелогичный довод оказался самым убедительным. Аня внезапно поверила, что Никита, если бы только он хоть раз посмотрел на нее внимательно, обязательно разглядел, что она лучше, чем Вика.

Она посмотрела на сестру заблестевшими глазами:

Ты серьезно так думаешь?

Конечно! Просто ты не бросаешься в глаза. Чтобы понять, какая ты на самом деле, к тебе надо присмотреться. Понимаешь? Ты не на поверхности! Ты, как айсберг, вся в глубине. Когда парень захочет узнать, какая ты на самом деле, он просто утонет. А те, кто на виду, у них часто под водой ничего нет. Так — льдинка. Чуть солнце пригреет, она вся растает. Понятно? Главное — всмотреться. Аня кивнула.

Но тут есть одна проблема, — сказала она. — А вдруг он — тоже льдинка?

Не нырнешь — не узнаешь. Вот и попробуй это выяснить, — улыбнулась Марина. — Но ты схватываешь на лету!

Он меня не замечает, — развела руками девушка.

Значит, надо, чтобы заметил. Кстати, конкурс — очень хороший повод для знакомства.

Ты думаешь?

Еще бы! Тем более что он будет в комиссии!

ГЛАВА III

НАЧИНАЮТСЯ ПЕРЕМЕНЫ

Марина решительно встала и пошла в комнату.

— Ты куда? — Аня пошла за ней следом. В комнате ее сестра открыла шкаф:

Что ты обычно носишь?

А к чему это? — пожала девушка плечами.

Как это — к чему?! Встречают по одежке.

Меня уже не встречают. Я в этой школе сто лет учусь.

Тем более. Значит, надо постараться произвести впечатление. Нужно, чтобы перемена во внешнем виде бросалась в глаза, — говорила Марина, вытряхивая содержимое шкафа на диван.

Ты чего делаешь?!

Сейчас подберем что-то интересное на первый день. Конечно, перемены должны бросаться в глаза, но не будем никого шокировать, — бормотала она, перебирая вещи. — Слушай, а у тебя не так много одежды. Где-то еще есть?

Нет, все здесь.

Да, не густо. Но ничего. Что-нибудь придумаем. В конце концов не так важно, ЧТО ты носишь, важно, КАК ты это делаешь. Ты обычно в школу что надеваешь?

У нас форма. Брюки и жакет. И блузка.

Форма — это хорошо, — неожиданно обрадовалась Марина. — Будем делать акценты. И главное — осанка. Вот, пройдись по комнате.

Зачем?

Ну пройдись, пройдись, — Марина уселась поудобнее и посмотрела на Аню. Та немного поколебалась, потом встала и прошла по комнате.

Так, спину выпрями, голову выше, — командовала сестра.

Ты прямо как папа, — возмутилась Аня. — Он тоже все время говорит — спина!

Правильно говорит, — одобрила Марина. — У женщины главное — это как спину держишь. Смотри, — она встала. — Я могу идти вот так. — И она гордо распрямилась, приподняла подбородок, слегка улыбнулась и прошлась по комнате. — А могу вот так.

На этот раз она чуть ссутулила плечи, опустила голову и посмотрела исподлобья, к тому же сжала губы. Аня ахнула. Перемена была такая сильная, что казалось, будто это совсем другой человек. Первая — красивая и уверенная в себе, а вторая — замкнутая и нелюдимая. Даже лицо другое.

Поняла? У нас в колледже психологию общения проходят. Очень полезная штука, — победно улыбнулась Марина, довольная произведенным впечатлением.

Жалко, у нас ее не изучают.

А я тебе краткий курс прочитаю, — пообещала она. — Начнем с того, что с завтрашнего дня ты ходишь только с прямой спиной. И даже на уроках сидишь только прямо. Это трудно, но возможно.

На уроках-то зачем?



Ну, во-первых, чтобы не расслабляться, а во-вторых, когда спина прямая, энергия меньше тратится.

Аня недоверчиво покачала головой, но возражать не стала.

— Сейчас подберем кофточки, и ты будешь каждый день надевать новую. И не спорь. И наконец, надо сменить прическу.

— Вот это — ни за что! Стричься я не собираюсь! Марина посмотрела на Анину косу и сказала:

Кто говорит, что надо все отстричь? Мы просто чуть тонируем волосы и немного поработаем феном. Но это не сегодня. Завтра я схожу в магазин, куплю красящий шампунь, тогда все сразу и сделаем.

Аня вздохнула с облегчением. Слишком резкие перемены немного пугали, и отсрочка ее успокоила.

И наконец, косметика, — Марина достала свою сумку и вытряхнула оттуда на стол целую груду всяких карандашей, футлярчиков с помадой, коробочку с набором теней и румян, пудру и все прочее, с помощью чего собиралась превратить Аню в красавицу. — Ну, много тебе не понадобится, надо только чуть подправить форму бровей, освежить тон кожи, подкрасить реснички, наложить тени — немного. Губы у тебя отличные, с формой ничего делать не будем…

Спасибо, — не удержалась от ехидного замечания Аня. — А то я думала, что надо немного отрезать.

Да ты что! — не заметила иронии та. — У тебя очень хорошая форма губ. В меру пухлые, в меру умные…

Губы — умные?

Ну да, не злые. В общем — идеально. Надо только их немного освежить блеском для губ. Это я тебе подберу.

Марина необыкновенно воодушевилась. Аню это слегка обеспокоило. Уж очень активно ее сестра стала принимать участие в ее жизни.

Ты не бойся, — заметила она. — Я только попробую. Если тебе не понравится, мы сразу все уберем. Хочешь?

Аня кивнула. Ей и правда хотелось. Да и какая девушка устоит перед блеском и невероятной красотой тюбиков и флакончиков с косметикой.

Да, руки покажи, — спохватилась Марина. — Так я и знала!

Что? — испугалась Анна.

Ты когда маникюр последний раз делала? Понятно, никогда. Ладно, в парикмахерскую не пойдем, попробуем сделать все сами. Заусенцев у тебя нет, может, и справимся.

С чем справимся? — энтузиазм Марины пугал Аню все больше и больше.

С маникюром. Сегодня приведем в порядок руки, подберем макияж и одежду… Пошли в ванну.

И она потащила слегка упирающуюся Анну «на процедуры». До самого вечера Марина заставляла ее что-то делать — она очищала кожу, смазывала какими-то кремами, причем лицо — одним, а руки — другим. К вечеру Ане показалось, что это никогда не кончится.

Слушай, я что, всю жизнь должна этим заниматься? На это же уходит уйма времени!


Нет, — засмеялась Марина. — Просто сегодня мы делаем все сразу. А потом надо будет слегка поддерживать достигнутую красоту.

Потом они подбирали нужные тона для лица, красили ногти прозрачным лаком.

— Надо только добавить блеск, — пояснила она. В двери повернулся ключ, и раздался мамин

голос:

Девочки, вы дома?

Да! — хором закричали обе.

Только не входите! — добавила Марина. — Мы сейчас выйдем. У нас сюрприз!

Интересно, — сказала мама, и входить не стала.

Марина еще немного поколдовала над Аниным внешним видом, потом отошла на два шага и пристально посмотрела на нее.

Ну как? Очень страшно получилось? — поинтересовалась Аня.

Просто ужасно! — засмеялась сестричка. — Ладно, завтра немного поярче надо будет сделать вот здесь, а тут наоборот, тон потемнее.

Дай хоть посмотреть!

Смотри, — разрешила Марина и пропустила ее к зеркалу. — Спину держать!

Аня даже вздрогнула от окрика, выпрямилась и подошла к дверце шкафа, в которую было вставлено большое, почти во весь рост, зеркало.

И замерла.

На нее смотрела совсем незнакомая девушка. Волосы были ее, халатик — тоже. А все остальное принадлежало совсем другой, тревожно глядящей темноглазой красавице.

Это я? — растерянно спросила Аня. Отражение в зеркале шевельнуло губами, изумленно распахнув глаза.

А ты думала! — Марина была довольна своей работой. — Погоди, мы еще над прической поколдуем, будет просто глаз не отвести!

А не чересчур? — засомневалась Аня.

Ничего, пусть помучаются! — заявила Марина и подтолкнула ее к двери. Хотя и не уточнила — кто должен мучиться. — Пойдем, твоей маме покажемся. А то она не знает, что мы с тобой тут делаем.

Но первым преображенную Анну увидел отец. Он как раз пришел домой, когда девушки вышли в коридор. Сначала он опешил — не узнал. Потом присмотрелся:

Аня, это ты?! Марина, твоя работа? — догадался он.

Здорово, да?

Да уж, — покачал он головой. — Лена, выйди, посмотри на дочку!

Мама вышла в коридор и тоже ахнула:

Анька, вот это здорово!

Теперь ты поняла, почему я на тебе женился? — заявил папа. — Я знал, что у нас с тобой родится потрясающе красивая дочь!

Мама позвала всех ужинать. Потом девочки отправились подбирать одежду к «парадному выходу», а утром Марина разбудила ее в половине седьмого.

Ты что так рано? — удивилась Аня, посмотрев на часы. — Еще целый час поспать можно!

Хочешь быть красивой — будь ею! — заявила та и потащила ее в ванную. Проследила, чтобы Аня умылась не просто водой, а лосьоном, потом причесала ее, чуть по-другому зачесав волосы. — Потом будешь делать все сама, а пока учись.

И главное — немного ее подкрасила. Так, слегка прошлась карандашом по векам и наложила блеск для губ.

Пока сойдет, — она осталась довольна результатом. — Пошли одеваться.

Пока Аня одевалась, Марина успела накраситься и принарядиться.

Как ты быстро! — удивилась Аня.

Ничего, тоже научишься! — и Марина ловко, несколькими движениями, взбила пышные короткие волосы.

Вышли из дома одновременно. Марина проводила сестру до школы, напомнила на прощанье про спину — держать! — и поехала куда-то по своим делам. Аня, вздохнув, выпрямилась изо всех сил и вошла в открытые двери в толпе спешащих школьников.

Уже переодевшись, посмотрелась в вестибюле в большое зеркало. Поправила выбившуюся прядку, повернулась, чтобы идти, и наткнулась взглядом на… Никиту! Он смотрел прямо на нее! Какое-то мгновение они смотрели глаза в глаза, а потом…

Анька, привет! — завопил кто-то над ухом. — Пошли скорей, там тебя в кабинет директора зовут. Заявку оформляют.

Аня повернулась — ну конечно, Валька!

Какую заявку? — удивилась девушка.

На конкурс!

Она хотела привычно отмахнуться, но вчерашняя Аня, которая всегда пряталась в скорлупу, куда-то исчезла. Вместо этого девушка чуть заметно улыбнулась и сказала:

Сейчас иду.

И, еще раз посмотрев на Никиту, пошла в кабинет.

Конечно, Валька зря ее затормошила: эту заявку вполне можно было подать и в конце дня. Формальностей было немного — секретарша записала ее фамилию и номер класса. Правда, она отвлекалась на звонки, и поэтому все немного затянулось. По лестнице Аня бежала бегом, но звонок прозвенел, когда она все еще шла по коридору. Так что Аня все равно опоздала.

Географичка отличалась тем, что очень не любила, когда опаздывают. Всех провинившихся она допрашивала с пристрастием — кто, где и по какому поводу задержался. Допрос иногда заканчивался записью в дневнике и двойкой в журнале.

Аня остановилась, прислушалась — Нина Михайловна громко призывала всех достать учебники. И если у нее еще была какая-то надежда проскочить незаметно: вдруг учительницы еще нет? — то теперь она испарилась. Девушка вздохнула и решительно открыла дверь — помирать, так с музыкой!

В классе все обернулись на шум и уставились на Аню. Та кашлянула и сказала:

Нина Михайловна, можно войти?

Кто-то тихонько присвистнул. Похоже, Васька. Аня слегка разозлилась: подумаешь, преступление — на урок опоздала! И не надо свистеть по этому поводу. Поэтому она выпрямилась и посмотрела на учительницу, не обращая внимания на галдеж, поднявшийся в классе.

Тихо! — прикрикнула географичка на народ. И спросила у Ани: — В чем дело?

Меня Татьяна Григорьевна задержала, — пояснила девушка.

Она на конкурс красоты записалась! — крикнул кто-то из ребят. Но точно не Васька.

Хорошо, — поморщилась Нина Михайловна. — О конкурсе поговорите на перемене. А теперь у нас новая тема. Морозова, садись!

Аня едва поверила своему счастью — надо же, обошлось! — и пошла на свое место. Сидела она почти за задней партой и пока шла, все оборачивались, провожая ее взглядами. От этого было ужасно неловко и хотелось куда-нибудь спрятаться. «Привыкай! — подумала она. — Сама захотела! Конкурс, взгляды, оценки, — вот и получай!» Так под взглядами всего класса она и села.

Валька повернулась к ней, пристально посмотрела, хотела что-то спросить, но передумала и отвернулась. Почти до самого конца урока класс перешептывался, и даже Вика удостоила ее своим вниманием. Она посмотрела на Аню с некоторым удивлением, как ей показалось, и что-то тихо сказала своей тени — Жанке. Жанна захихикала, а у Ани появилось странное ощущение опасности. Хотя откуда эта опасность могла взяться? И девушка постаралась не обращать внимания на всякие глупости. Мало ли кому от чего смешно бывает?

На перемене к ней подошла Варя Караваева.

Аня, ты не передумала? Насчет конкурса?

Да что вы все! — взорвалась девушка. — Заладили — конкурс, конкурс! Как будто кроме этого поговорить не о чем!

Варя посмотрела на нее удивленно, потом вспыхнула и отошла. Аня стиснула зубы, собрала вещи и вышла из класса. Шла по коридору и злилась сама на себя: не надо было влезать в эту историю. Ничего хорошего из этого не получится. Шла, торопясь, не глядя по сторонам и, конечно, наткнулась на кого-то с разгона. Человек охнул, Аня подняла глаза и обмерла: Никита!

Он стоял так близко и смотрел на нее так серьезно, что у девушки заколотилось сердце.

— Куда летишь? — поинтересовался Никита. Надо же, заговорил! Ане стало любопытно — что это он? Первый раз за столько лет обратил на нее внимание!

Вот, держи! — он достал из рюкзака какой-то листок.

Что это?

Расписание мероприятий. Ну, по конкурсу, — пояснил Никита. — Ты же участвуешь?

Аня кивнула и неожиданно для себя рассмеялась.

Ты что? — опешил он.

Да так, — улыбаясь, сказала она.

Она взяла листик и, все еще улыбаясь, пошла дальше. А Никита остался на месте. Он просто смотрел ей вслед. Но Аня этого уже не видела. Как не видела и то, что к Никите подошла Вика, но он не сразу обратил на нее внимание. Девушке пришлось хлопнуть его по плечу, чтобы Никита наконец на нее посмотрел. В этот момент Аня уже была в классе.

Первым делом она подошла к столу Вари: та молча раскладывала тетрадки. Аня помедлила и сказала ей:

Ты извини, что я сорвалась так. Ты тут ни при чем. Это все конкурс. Знаешь, мне кажется, что я должна в нем участвовать. Как-то это все…

Да ты что! — повернулась Варя к ней. — Наоборот, попробуй! Ты вполне можешь выиграть.

Ага! — иронично кивнула Аня. — И занять первое место.

А ты попробуй! У тебя получится, — горячо сказала подруга.

Прозвенел звонок, вошел учитель физики, и Аня с досадой произнесла:

Не дадут поговорить. Слушай, давай после уроков побеседуем.

Давай, — улыбнулась Варя. — Без свидетелей.

Аня не сразу поняла, о чем идет речь, но потом догадалась, когда увидела любопытные взгляды со всех сторон. Весь урок она рассеянно слушала объяснения. Она думала о Никите и еще о Варе.

Девушка появилась у них в классе почти год назад. Маленькая, худенькая, рыжеволосая, она вошла первого сентября в их школу, улыбаясь. Но прошло всего несколько дней, и улыбка исчезла с ее лица. Не та обстановка была в классе, чтобы радоваться жизни. Вика, скорее всего, почувствовала в ней какую-то опасность, иначе с чего бы она стала так усердно ее третировать? В результате Варя осталась совсем одна, без друзей. Аня вспоминала с досадой, что, хотя она не принимала в травле никакого участия, но и не поддержала девочку… Не оттого, что Варя ей не нравилась, скорее, наоборот. Просто от лени. Вернее, от желания сохранить нейтралитет. Жила по принципу — меня не трогают, и я никого не трогаю. И все в их классе по этому принципу жили. А что из-за этого поганого принципа хорошему человеку было плохо, никого не волновало.

Ане внезапно стало не по себе. Она еще считала себя неплохим человеком! Да какое она имела на это право?!

Вспомнилось вдруг, что Варя пыталась с ней разговаривать, хотела дружить, но Аня тогда решила не создавать себе сложностей. К тому времени она привыкла быть в классе одна, и менять жизнь ей не хотелось. «Хорошая позиция — сидеть в углу и радоваться, что об тебя не вытирают ноги! — со злостью подумала Анна. — А если бы тебе пришлось перейти в новый класс? Да еще в такой, как наш?»

Надо признаться, Варя выстояла в неравной борьбе. Не сломалась, только угасла чуть-чуть. Еще неизвестно, какой бы Аня стала на ее месте.

Аня вспоминала, что Варя хотела что-то изменить в жизни их класса. На Новый год подготовила сама какую-то музыкальную программу, хотела конкурс рисунка провести… Программу так никто и не увидел — оказалось, что магнитофон сломался в последний момент. А на конкурс, кроме самой Вари да еще Васьки, никто никаких рисунков не принес. Причем Васька сказал, что нарисовал картину под названием «Корова на лугу», и продемонстрировал совершенно белый лист. Когда его спросили, где же луг и корова, он ответил, что корова съела всю траву и ушла домой. Это было смешно, ничего не скажешь

А с магнитофоном была вообще темная история. Он работал ровно до тех пор, пока к нему не подошла Варя. Так что у Ани еще тогда родилось подозрение, что тут что-то нечисто. Но она тогда недолго сидела на классной вечеринке, и как только появилась возможность уйти незаметно, сразу это сделала. Сейчас девушка вспомнила, что Варя проводила ее тоскливым взглядом, и от этого теперь у Ани на душе кошки скребли. Как раз после этого неудачного вечера Варя и притихла. Она не пыталась больше ничего предпринимать, просто ходила на занятия в класс, и только.

До конца урока Аня никак не могла сосредоточиться на задачках. Все думала — почему так получилось, что она, Аня, вычеркнула сама себя из жизни класса? И виной тому не только музыкальная школа. Не надо все валить на музыкалку! Она сидела, сосредоточившись на своих мыслях, и Валя, несколько раз оглядывавшаяся на ее серьезное лицо, ни разу ни о чем не спросила.

Уроки прошли тихо: ничего особенного не произошло. Ну, разве только на третьей перемене Аня неожиданно встретила в коридоре Маринку.

Ты что здесь делаешь? — удивилась она.

К тебе зашла, — улыбнулась та. — Я сейчас уезжаю, буду дома к четырем, так что раньше не жди.

Вообще-то она могла бы и позвонить днем домой, чтобы предупредить, так что, скорее всего, дело было в другом. Аня догадалась, в чем именно, когда Марина тихо спросила:

Которая тут Вика?

Аня хотела показать, но Марина вдруг сказала:

Не надо, я поняла. Вон та, светленькая, в розовой кофточке. Верно?

Да, а как ты…

Элементарно, Ватсон! У нее такой вид, словно ей все вокруг должны по меньшей мере пять тысяч долларов.

Почему — пять? — хихикнула Аня.

Ну, может, десять. А та, крашеная, ее подруга?

Жанна, — подтвердила девушка.

Понятно, — Марина оглядела класс. — Ну, я пошла. Дома поговорим.

И ушла. Ее появления никто в общем-то и не заметил. Только Васька Ненашев, который вертелся неподалеку в коридоре, подошел потом к Ане и спросил:

Это кто был?

Из одиннадцатого, — схитрила она.

Не ври, — Васька строго посмотрел на нее. — Там таких нет.

Каких — таких?

Ну, таких. Чего ты, Морозова, дурная, что ли? Она же не из нашей школы!

Она вообще не из нашей страны.

Как это так?


Ладно, — сжалилась над ним девушка. — Это моя троюродная сестра, она в Лондоне учится. Приехала в гости. Понял?

Понял, — кивнул Васька. — А что, к тебе в гости можно?

Почему нельзя? Она же приехала, — оторопела девушка.

Тогда я сегодня приду, — пообещал он.

Размечтался! — расхохоталась Аня и пошла обратно в класс. Но до конца дня настроение у нее было приподнятое. Все-таки забавный этот Васька!

ГЛАВА IV

ПЕРВЫЙ УРОК ТАНЦЕВ

После уроков Аня быстро собрала вещи в рюкзачок и подошла к Варе:

Пойдем?

Ко мне, — уточнила Варя и подняла на нее глаза. — Не возражаешь?

Нет, — улыбнулась Аня. — Наоборот, я давно хотела у тебя побывать.

Правда? — обрадовалась она. — Тогда идем. Только в магазин загляну, а то у меня в доме шаром покати.

Провожаемые удивленными взглядами, девушки вышли вместе из класса. Аня заметила, как на них смотрели. Она усмехнулась — получите! — выпрямилась и гордо подняла голову. Хватит съеживаться! У нее было такое чувство, как будто она вышла на тропу войны. И отступать не собиралась.

По дороге они зашли в магазинчик, где Варя купила хлеба с молоком, курицу и вермишель. Аня купила мороженое в брикете — ведь с пустыми руками в гости не ходят. С тем и пришли к Варе домой, в крохотную двухкомнатную квартирку в соседнем доме. «Надо же, она, оказывается, живет совсем рядом!» — подумала Аня.

Проходи, раздевайся, — Варя бросила свой рюкзак в угол и повесила курточку на вешалку. — Вон, тапочки надевай.

Я лучше свою сменку надену, — Аня покосилась на разношенные тапки сорок второго размера.

Давай, — согласилась Варя. — А я на кухню. Курицу сварю, чай поставлю. Хочешь чаю?

Она заметно волновалась. Ане даже неудобно стало — кто она такая, чтобы из-за ее прихода так переживать?

Я мороженое купила.

О, тогда я кофе сварю. Меня Женька научил варить классный кофе, — сказала Варя и скрылась на кухне.

Аня огляделась в коридоре — пустовато. Вешалка, прибитая к стене, тумба, и, в общем-то, все. Девушка повесила свою куртку на вешалку рядом с Варькиной и отметила, что там еще только какой-то шарфик. И больше ничего. «Наверное, все на работе», — решила она и прошла на кухню.

Там тоже было не слишком много мебели. И всего три табуретки у стола. Похоже, эта квартира не страдает от перенаселения.

А где все? — спросила Аня, присаживаясь у стола.

Все? — Варя запихивала курицу в кастрюлю. — Женька на занятиях, а больше никого и нет. Мы с ним вдвоем живем здесь.

Женя — это брат? — осторожно уточнила Аня.

Ага. Он старше меня на три года, но жутко серьезный. А когда он уезжает, то я тут одна.


И часто уезжает?

Нет, раз в два месяца примерно. У него соревнования.

Он спортсмен? — поинтересовалась Аня.

Не совсем, — засмеялась Варя. Дома она была совсем другой — веселой и свободной. — Как на это посмотреть. Он танцор. Спортивные бальные танцы. Сейчас идет чемпионат России, а через месяц — чемпионат Европы. Если выиграет Россию — поедет в Вену.

Он может выиграть?

Надеюсь, — пожала плечами Варя, заваривая кофе. — В прошлом году выиграл. На Европе тоже занял неплохое место — был десятым. Это здорово. На чемпионат мира, правда, не поехал — денег не хватило. Но в этом году у него хороший спонсор. Банк «Мистраль».

Ничего себе! — удивилась Аня. — Это же наш школьный спонсор!

Ну да! Я хочу поговорить с тобой про конкурс.

Варя налила кофе в чашки и развернула принесенный Аней брикет мороженого. Девушки сидели, пили кофе с мороженым, и Варя излагала свой план:

— В конкурсе есть этап — танцевальный. Аня кивнула. Она уже начала догадываться, о чем пойдет речь.

Чтобы выиграть, недостаточно просто хорошо танцевать. Надо их поразить. Наверняка судить и у нас будут пристрастно, так что нужно, чтобы твое превосходство просто бросалось в глаза.

Погоди, — перебила ее Аня. — А почему ты сама не хочешь участвовать? С отметками у тебя вроде бы неплохо, а танцевать брат научит. Вот и выигрывай!

Нет, — серьезно покачала головой Варя. — У меня шансов нет.

Какая ерунда! У всех есть шанс! — рассердилась Анна. Она уже забыла о том, что еще вчера думала про все это совсем иначе.

Смотря в чем. Нет, правда, подумай — какая из меня Мисс Совершенство, — развела Варя руками. — Стереотип сработает против. Потому что всякая Мисс — это ноги от ушей, фигура 90-60-90, и яркая косметика. А я ростом не вышла.

Ты очень симпатичная, — запротестовала Аня. — И фигура классная.

Но рост 162. Так что в данной ситуации моя фигура не имеет значения. Согласись, что на конкурсах красоты, как и в баскетболе, отсевают по росту.

Аня промолчала. Пожалуй, Варя права. Хотя это и несправедливо, на ее взгляд.

Ну вот, — продолжала Варя. — Так что надо правильно оценивать ситуацию, бороться с врагом его же оружием и не идти с пистолетом против пулемета.

А я кто тогда? — сравнение с пистолетом Ане не очень понравилось.

Ты — секретное оружие.

Странный получался разговор. Аня вдруг почувствовала себя заговорщицей, которая среди верных друзей обсуждает план свержения королевы с трона. Осталось только понять: ей самой это нужно?

Сложный вопрос. Пока Аня жила не так уж плохо. Правда, в школе скучновато, пожалуй, но туда же приходят не веселиться, а учиться. Викины претензии на лидерство ее не очень задевали. Хочется девушке повыпендриваться — на здоровье! Но вдруг Аня поняла, что за эти годы она просто приспособилась. Она старалась не вникать в проблемы, отсиживалась за своей партой, тем более что по какой-то странной школьной моде парта была у каждого своя, и соседей у Ани не было. Но каждый свой шаг она выверяла очень тщательно — чтобы не пересекаться с Викиными интересами. В целях самосохранения…

Варя молча выжидательно смотрела на нее, а Аня никак не могла решить, что ей в конце концов сделать. Можно отсидеться. Просто сказать — пошутила, мол, и в конкурсе участвовать не собираюсь. И все останется по-прежнему. Ну, может, недельки две хихикать будут, пальцем показывать — собиралась, а не стала! Но это можно пережить.

Еще до конца не решив, что же делать, она прервала затянувшуюся паузу:

Значит, ты предлагаешь…

Я попрошу Женьку, — подхватила Варя радостно, — и вы с ним поставите танец. Настоящий, как на танцевальном конкурсе. А еще можно будет сделать платье под этот танец. Хочешь? А то у вас в школе настоящее сонное царство! — вырвалось у нее с досадой. — В той школе у нас такие праздники были! И конкурсы мы проводили, и спектакли ставили. Для малышей на Новый год устроили поиски сокровища! Попрятали везде записки, сделали пометки, стрелки всякие, и малышня носилась по школе, разгадывала маршрут.

А что за сокровище было?

Мы в воздушный шарик конфеты засунули, и в актовом зале под потолок повесили. И когда одна команда, наконец, нашла его, ребята получили лук со стрелами, и его сбивали. Долго стреляли, — тихо засмеялась Варя. — Наконец попали, шарик лопнул, и конфеты по всему залу рассыпались! Потом они всех бегали угощали — и ребят, и учителей. А тут — каждый сам за себя, сплетни вечные, кроме MTV, никто ничего не смотрит. Только оценивают: «клево» или «супер».

Ну и что? — пожала плечами Аня. — Я не только MTV смотрю. А «супер» — это просто слово.

Может, и так. Но вот скажи, у вас вечера школьные как проходят?

Аня вздохнула. Плохо проходят вечера. Занудная торжественная часть с двумя-тремя номерами самодеятельности, потом дискотека. Потом парочки разбредаются кто куда, а в зале остаются только безнадежные оптимисты. Сама Аня обычно уходила домой почти сразу, там включала хорошую музыку и садилась читать.

Ты что, считаешь, что если — если! — я что-то выиграю, то школьные вечера сразу изменятся? — иронично спросила Аня.

Варя вспыхнула:

Если сидеть и ничего не делать, то точно ничего не изменится. А потом закончите школу, и будете ныть: пропали десять лет! Пока люди сами за ум не возьмутся, ничего хорошего не получится. Я пробовала, когда только-только пришла, думала, что будет как у нас… А здесь… — Она махнула рукой и отвернулась к окну.

Погоди, — попыталась урезонить ее Аня. — Но от меня что зависит? Если у тебя не получилось, почему…

Понимаешь, — снова повернулась Варя. — Конкурс — это что-то необычное. У вас же его не было до сих пор? Народ начнет шевелиться, что-то делать. Но если оставить Вику с Жанной распоряжаться вашей жизнью, все останется по-прежнему. И тогда — все. Можно с песнями расходиться по домам.

Чего ж ты тогда перешла в нашу школу? — Аня все еще сопротивлялась тому, что говорила Варя.


Куда я денусь! — махнула та рукой. — Я раньше в Волгодонске жила. Брат танцами всю жизнь занимался. Хотел и меня научить, но мне слон ноги оттоптал.

В самом деле? — хихикнула Аня.

Ну, говорят же, что медведь на ухо наступил, если у человека слуха нет! Я к танцам не способная. Нет, просто потанцевать — это пожалуйста. Но не больше. А у Женьки есть талант. Его заметили на одном конкурсе и пригласили заниматься в Москву. Кто же откажется!

Так он в прошлом году приехал?

Нет, он здесь уже три года. Сначала один жил, а в прошлом году бабушка наша умерла, и он меня сюда забрал.

А родители? — тихо спросила Аня.

Я их и не помню совсем. Дом там остался — мы в частном секторе жили. Скотину соседям продали, а дом заколотили. Соседи присматривают, чтобы никто не спалил, летом я туда опять поеду. Там хорошо.

Аня промолчала. Оказывается, живет совсем рядом человек, абсолютно одинокий в большом городе…

Погоди, — вдруг сообразила она. — А живете вы на что?

Пенсию перевели за родителей. Правда, на Женьку уже не полагается. Ну, и брат работает. Он ведет курсы по танцам, недалеко отсюда. Платят немного, но нам хватает. Правда, костюмы очень дорогие, но я только ткани покупаю, а шью ему сама. Возни много, зато экономим здорово. И теперь вот спонсор нашелся. Теперь легче будет, если не обманут, конечно.

Варя спокойно топила ложечкой кусок мороженого в чашке с кофе, а у Ани в голове не укладывалось, как это все у ее одноклассницы просто выходит — живет одна, выкручивается с деньгами на крохотную зарплату, готовит, в школу ходит, и еще пытается сделать жизнь других немного ярче, радостнее. Хотя у самой поводов радоваться поменьше, чем у других.

И Аня решилась. Она поняла, что потом не простит себе, если сразу же сдастся и откажется от конкурса.

Слушай, а твой брат… У него, наверное, времени мало, а тут еще и я, — засомневалась она.

Нет, время найдется. Я вчера с ним разговаривала, — призналась Варя. — Он сказал, что если, ты хоть немного лучше танцуешь, чем я, то за неделю он справится. Только заниматься надо каждый день хотя бы по часу. Получится?

Ну, если у него время найдется, то у меня — тем более.

Отлично, — повеселела Варя. — Ой, суп закипел.

Она вскочила и стала вытирать тряпкой выплеснувшуюся на плиту воду. Аня посмотрела на часы — почти три. Марина придет в четыре. Так что еще час у нее есть.

А когда придет Женя?

У него работа в два заканчивается, потом сорок пять минут — персональное занятие. Так что минут через пятнадцать будет. Как раз я суп сварю. Ты цветную капусту любишь? Женька ее просто обожает. В ней минералов полно, — тараторила Варя, снимая пену с куриного бульона и ставя на плиту сковородку для цветной капусты. Она была немного возбуждена. Похоже, уже не рассчитывала ни на что, когда подруга согласилась. А у Ани было ощущение нереальности происходящего. Это же надо — Мисс Совершенство!

В двери повернулся ключ.

Женька! — обрадовалась Варя и кинулась в коридор. Аня немного помедлила и тоже вышла.

Женя оказался невысоким светловолосым молодым человеком. У него были плавные движения, тонкие черты лица и чуть смущенная улыбка.

Здравствуй, ты — Аня? — спросил он.

Да, — кивнула она.

Я очень рад. Варя про тебя много рассказывала.

Аня решила, что он говорит про конкурс, но Женя тут же добавил:

Когда она сказала, что ты тоже собираешься принять участие в конкурсе, мы решили, что стоит попробовать.

Пока Аня переваривала эту мысль — что оказывается, Варя и раньше говорила про нее брату, — он успел переобуться и прошел мимо нее на кухню.

Голодный сегодня, — пожаловался он. — Что у нас на обед?

Варя уже наливала суп в три тарелки. Аня не успела опомниться, как уже сидела за столом и ела очень вкусный куриный суп. От добавки она, правда, отказалась, но тушеную цветную капусту съела с удовольствием. Она даже и не предполагала, что цветная капуста может быть такой аппетитной.

После обеда они немного посидели на кухне. Варя помыла посуду, причем от Аниной помощи категорически отказалась. А Женя рассказывал, что на днях у него встреча с хореографом, подбор музыки уже сделан, так что теперь главное — заниматься.

У меня есть более или менее свободная неделя, а потом будем пахать, — подытожил он и посмотрел на Аню. — Ну что, начнем работать?

Она кивнула, слегка оробев.

Тогда пойдем.

Я с вами, можно? — спросила Варя.

Пойдем, тоже подскажешь что-нибудь, — Женя поднялся и пошел по коридорчику в комнату. Аня — за ним. На пороге она остановилась и с недоумением оглядела помещение. В этой комнате не было мебели. Вернее, у стены стоял шкаф, а вдоль другой — диванчик. Комната казалась огромной, но, присмотревшись, Аня поняла, что на самом деле она просто кажется такой, потому что напротив диванчика стояло зеркало. Даже не так — вся стена была одно сплошное зеркало. А вдоль этой зеркальной стены стоял отполированный руками до блеска поручень для разминки. Похоже, хозяин квартиры очень серьезно относился к своей профессии.

Она осматривалась по сторонам, а Женя между тем внимательно смотрел на нее. Потом сказал:

Нам нужно решить, какой танец будем ставить: самба, мамба, румба, танго, вальс…

Девушка растерялась. Из всех перечисленных она хорошо, как ей казалось, знала только вальс. Ну еще слышала про танго. Остальные…

Понятно. Ты танцевальные конкурсы не смотришь?

Нет.

Слушай, не надо мудрить, — вмешалась Варька. — Сделайте вальс. Можно медленный.

Ну, это слишком просто, — поморщился он.

Зато эффектно, — настаивала Варя.

Ладно, — решился Женя. — Значит, сделаем так: подготовим вальс, добавим движений для публики…

Можно, кстати, немного отступить от классики, — опять влезла Варя с советами. — Там же не будет специальной комиссии, которая из-за лишних элементов очки снимает.

Похоже, это была больная тема — про очки — потому что Женька поморщился и кивнул.

Вальс начнем прямо сейчас, а еще я дам тебе кассеты домой, ты посмотришь, какие бывают танцы. Кстати, и на костюмы обрати внимание. Видак есть?

Аня кивнула, и он продолжил:

Может, тебе самой какой-то танец понравится. Если не определишься, завтра вместе посмотрим. Идет?

Идет, — весело кивнула Аня. Ей понравился Варин брат. Он, похоже, с головой ушел в свое любимое занятие вон, даже комнату в тренировочный зал превратил. Но согласился помогать — надо же! И вообще — с ним было очень легко общаться.

Ну, давай начнем! — Женя подошел к ней, обнял одной рукой за талию и Аня нерешительно положила руку ему на плечо. Варька поправила положение Аниной руки на плече брата и, довольно кивнув, отошла к окну. Там стоял на подоконнике магнитофон. Она порылась в пленках и поставила одну. Зазвучала музыка: вальс.

Спину держи, — велел Женя. Он как-то сразу подобрался, стал даже выше ростом. Аня покосилась в зеркало, выпрямилась и, повинуясь указаниям Женькиной руки, чуть прогнулась в талии назад. Женя сделал первый шаг, потянул ее за собой, и Аня стала перебирать ногами, поглядывая в зеркало и пытаясь угадать, что нужно делать.

Нет, так не пойдет, — вдруг отпустил он ее. — Мы слишком торопимся.

Быстрый темп? — спросила Аня.

Да. Ты все-таки этим не занималась никогда. Надо начать с простого. Итак, простой шаг…

Начался урок. Варька здорово помогала. Она изображала партнершу, чтобы Аня увидела, что она должна делать, потом танцевала за партнера, чтобы Женя мог посмотреть на танец со стороны. Голова у Ани начала постепенно кружиться вместе с комнатой, она уже с трудом отличала правый поворот от левого, когда Женя неожиданно сказал:

Стоп, на сегодня хватит.

Как? — Аня вдруг увидела, что в комнате, оказывается, зажжен свет. Значит, за окном темно, а стало быть, уже поздно. Сколько же они занимались?

Здорово! — сияла Варька. — Слушай, а может, ты с ней и на своем конкурсе танцевать будешь?

Наташа будет возражать, — серьезно сказал Женя и заторопился. — Я ухожу, буду в девять. — И вышел из комнаты.

Аня посмотрела на часы — полшестого.

Ничего себе! — ахнула она. — Мне же домой надо.

Варя пошла провожать ее в прихожую. Аня оделась и посмотрела на нее:

Ты знаешь, у меня, наверное, ничего не получится.

Почему? — удивилась та.

Я ничего не понимаю. Делаю что-то, голова кругом идет, и ничего запомнить не могу.

Это пройдет! — засмеялась Варя. — На самом деле у тебя здорово получается, можешь мне поверить. Я-то повидала танцоров на своем веку!

Она многозначительно покачала головой, и обе расхохотались.

Погоди, — спохватилась Варвара. — Кассеты!

Она забежала к себе в комнату и вернулась через пару минут с пакетом.

Смотри, тут они по видам подобраны, на кассетах написано: «Вальс», «Мамба», и так далее. А вот эта кассета — на ней Женьку сняли, как раз на конкурсе. Он там под номером 32 с Наташей танцует. Она его партнерша.

Аня заглянула в пакет и ахнула:

Я все посмотреть до завтра не успею! Их пять штук! Да еще по два часа, наверное!

Можешь все целиком не смотреть, — разрешила Варя. — Пока главное — определиться, какой из танцев тебе больше всего подходит. И посмотри на костюмы.

Да, а когда завтра приходить? — Аня вспомнила, что они так и не договорилась о времени урока.

Позвони утром, часов в десять. А то я не знаю, когда Женя свободен.

Они обменялись телефонами, и Аня вышла на улицу.

ГЛАВА V

ПЕРЕМЕНЫ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

Пахло сыростью, подтаявшим снегом и близкой весной. За время занятия девушка привыкла держать спину и сейчас все еще шла, как в танце — легкой походкой, высоко подняв голову. Прохожие оборачивались вслед, но она этого не замечала. В душе у нее пела музыка. Жизнь иногда меняется так сильно…

Она влетела домой как на крыльях.

Марин, ты дома? Извини, я опоздала…

Но в ответ — тишина. Аня прошла к себе в комнату. Никого. Странно — она сказала, что будет в четыре, а теперь уже почти шесть…

Но вообще-то мало ли что бывает. Вполне могла задержаться. Аня решила без нее кассеты не смотреть, а пока сделать уроки на понедельник. Вдруг в выходные не останется на это времени. Она еще немного покружилась по комнате, вспоминая движения вальса, и удивилась — оказывается, что-то помнит. Она кружилась, пока не налетела на стол, потерла, морщась, ушибленную ногу и позавидовала Жене: как у него просторно. Вот выкинуть бы все отсюда!

Но что выкинешь? Пианино — жалко. Книжный шкаф — можно бы, но тогда где хранить все эти книги? Вот платяной шкаф — громоздкий до ужаса, его не жаль. Но мама не разрешит. В нем она хранит постельное белье и сезонную одежду. Тумба с телевизором — это тоже нужно. И Аня, вздохнув, решила, что лучше всего завести еще одну комнату.

— Вот когда у меня будет собственный дом!.. — пропела она и села за письменный стол. Настроение у нее было приподнятое. А с таким настроением не только уроки — и Эверест штурмовать легко. Так что Аня решила математику с физикой за полчаса. Еще полчаса потратила на английский. Аня еще поколебалась, не подождать ли Марину, но потом решила, что если сестра захочет, то можно будет посмотреть кассеты еще раз. И Аня поставила первую кассету в свою видеодвойку.

То, что она увидела, ее просто ошеломило. Раньше Аня никогда не смотрела конкурсы бальных танцев внимательно. Она не понимала — как можно оценивать пары, когда они находятся на площадке все одновременно. Выступали бы, как фигуристы — по очереди — тогда еще как-то можно разобрать, кто что делает. А так…

Но теперь у нее была задача — попробовать понять, что происходит на площадке, и Аня старательно следила за танцующими парами. Сначала просто мелькало в глазах от разнообразных па и ярких платьев. Потом захватило дух от четкости движений и бешеного ритма. Но все же это было не то, что ей нужно. За неделю просто невозможно было бы научиться так танцевать. Некоторая нарочитая, преувеличенная резкость выбрасывания ног и рук… А эти быстрые волнообразные движения туловищем! Аня подумала, что сначала надо удалить из организма все кости, иначе ничего не выйдет.

— Нет, это не вариант, — подумала она вслух и посмотрела, что написано на кассете: «Финал европейского конкурса». — А, это та, где Женя! — сообразила она и стала искать среди номеров, прикрепленных на спинах танцоров-мужчин, 32-й номер. Нашла и ахнула. Она бы ни за что не узнала рыжеватого невысокого Женю в этом темноволосом стройном подтянутом молодом человеке. Он вился змеей вокруг своей партнерши. Девушка была в ярком коротком платье из лоскутков. Большая часть тела была просто затянута капроном телесного цвета, так что казалось, что все эти лоскутки держатся на ней чудом. Ее светлые волосы, туго забранные в пучок, сверкали и искрились в свете прожекторов. Девушка танцевала прекрасно, а Женя был просто неотразим!

«И все-таки эти танцы — не для меня», — подумала Аня.

Кассета закончилась, и девушка перебрала остальные, разглядывая надписи: «Вальс», «Мамба», «Румба», «Танго».

Аня поставила кассету с надписью «Вальс». Оказалось, что это краткий курс. Пара танцоров, одетых достаточно скромно по сравнению с предыдущей кассетой, показывала движения, голос за кадром их комментировал, потом движения объединялись в целую связку. Потом показали по очереди несколько вальсов. Их исполняли разные пары, причем кавалеры были одеты в черные костюмы, Ане даже показалось, что это были фраки. Дамы танцевали в длинных платьях с необыкновенно пышными юбками. А одно платье выглядело так, словно вся юбка заполнена воздушной пеной, она мелькала у ног, а верхняя юбка была легкой, взлетала в такт музыке и возникало ощущение, будто танцовщица плывет по облаку.

Девушка заворожено смотрела на летящие по кругу пары и узнавала движения — вот так они с Женей поворачивали сегодня, а вот так она сама держала руку у него на плече… Она даже не заметила, как вошла Марина, и вздрогнула, когда та радостно с ней поздоровалась.

Привет, — перевела Аня дыхание, придя в себя.

Засмотрелась? — поглядела Марина на экран, где плыла очередная пара. — Откуда у тебя это кино?

Мне Варя дала, — пояснила она. — У нее брат занимается бальными танцами, представляешь? Он сегодня меня учил вальс танцевать.

Здорово, — кивнула Марина. — Вальс — это классно. Можно еще что-нибудь. Мне, например, рок-н-ролл нравится. Там музыка заводная, и движения не очень сложные.

А мне такой кассеты не дали, — посмотрела еще раз Аня на надписи на подкассетниках.

Понятно, это же спортивный танец, а не бальный. Ты завтра не учишься?

Нет.

Вот и отлично. Завтра у нас с тобой поход по магазинам. Сегодня я провела разведку, так что с утра поедем покупать.

Что покупать?

Все подряд, — заявила Марина.

А денег хватит — все подряд покупать? — засмеялась Аня.

Разберемся! — Марина была настроена оптимистично. Аня решила пока не возражать. Правда, она не любила покупать новые вещи. Привыкала к старым свитерам, платьям и носила до тех пор, пока мама не отбирала их на тряпки. Но если подруга предлагает — почему бы и не съездить за компанию. И вообще, если не покупать ничего, то, в конце концов, придется в простыню заворачиваться. Аня представила себе такую картину: нет, в нашем климате это не пройдет. Это вам не Греция и не тропики, где можно в банановых листиках весь год бегать.

Ты так в магазинах задержалась? Обещала в четыре, а теперь уже почти восемь…

Мы с Динкой туфли искали, — пояснила Марина. — Слушай, пойдем поедим что-нибудь, а то мы с ней только кофе пили.

Давай, — согласилась Аня. — Я вообще-то у Вари обедала, но уже проголодалась. Ты представляешь, Варин брат, Женя, в конкурсах участвует и работает, а больше у них никого нет, они живут совсем одни…

Сестры нашли в холодильнике котлеты, разогрели их и сделали гамбургеры: положили их на хлеб, полили кетчупом, нарезали соленого огурца и лука, потом прикрыли другим куском хлеба и с удовольствием съели.

Ну вот, — с удовлетворением, сказала Аня. — А то мама всегда заставляет с гарниром есть. Так ведь гораздо вкуснее!

Девушки переглянулись и съели еще по одной котлете.

Интересно, куда родители делись? — задумчиво спросила Аня, сооружая себе третий бутерброд. На этот раз она добавила еще и кусок сыра — получился чизбургер. Надо было бы разогреть его в духовке, но с плитой возиться неохота, и она съела все холодным.

Не знаю, — отозвалась Марина. — Может, пошли куда? Слушай! — спохватилась она. — Я же купила краску для волос!

Может, не надо, — засомневалась Аня.

Надо! — уверенно ответила сестричка. — Не бойся, это не настоящая краска. Просто оттеночный шампунь. В следующий раз смоется.

Тогда зачем красить? — пожала плечами девушка.

Надо! — веско объяснила Марина и потащила ее в ванную.

Процедура оказалась очень простая. Намыливаешь голову этим шампунем и сидишь, ждешь двадцать минут. Потом смываешь — и готов новый цвет волос. Аня очень волновалась — что у нее получится? Так вышло, что за все свои пятнадцать лет она ни разу волосы не красила. Многие девчонки перекрашивались уже по пятому разу, и в рыжий цвет, и в красный, одна даже зеленой как-то пришла. Правда, быстро перекрасилась обратно, когда Васька Ненашев сказал, что она наконец приобрела свой настоящий цвет, который лягушкам положен от природы.

Так что когда Марина наконец разрешила смыть шампунь, Аня пристально уставилась в зеркало, пытаясь понять, что изменилось у нее на голове.

Не смотри, — засмеялась Марина. — Мы тебе не очень сильно цвет сменили, сразу не поймешь. Вот когда высохнешь…

Аня разочарованно повернулась к ней.

Ладно, подождем. А сейчас что делать будем?

Сейчас… Так, что там на конкурс надо?

Платье, обед, танцы и история Москвы, — весело перечислила Аня.

Ага. Значит, танцам тебя есть кому учить, с историей сама разберешься, остается платье и обед. Чем займемся?

Давай посмотрим, что можно сшить, а то там такие костюмы, что я просто не знаю, из чего и как это делать!

Ладно, посмотрим…

Сестры изучили всю кассету, на которой кружились в вальсе пары, останавливали несколько раз, спорили, что лучше — юбка с пышной многослойной подкладкой или юбка с пушистой оборкой. В конце концов решили, что надо посоветоваться с Варей, раз она в этом деле специалист. Единственное, в чем пришли к единому мнению — это что платье должно быть изумрудного цвета. Ане этот тон очень шел. Но даже в таком простом вопросе, как наличие или отсутствие рукавов, они не сошлись. Марина считала, что рукавов быть не должно, но Аню несколько смущало глубокое декольте, которое было у таких платьев.

Ладно, с Варей обсудим. А теперь иди и посмотри на себя в зеркало.

Аня схватилась за волосы — сухие! — помчалась в ванную и ахнула. Такого она не ожидала! Нет, цвет волос существенно не изменился, они как были темными, так и остались. Но появился какой-то светящийся блеск. Как будто солнышко отсвечивает, и из-за этого волосы стали какими-то… более живыми, что ли?

Марина довольно смотрела на нее:

Ну что, я же тебе говорила, что будет классно! Если захочешь, в следующий раз другой тон попробуешь, но мне кажется, что так отлично. Ну, чего молчишь?

А Аня не знала, что сказать. Ей и нравились те перемены, что происходили с ней, и немного пугали. Что же будет дальше? Марина как будто подслушала ее мысли и сказала:

Дальше будет еще лучше. Завтра подберем подходящее белье, купим туфли, с Варей поговорим, какое платье сделать, съездим за тканью и начнем шить. Да, еще мне завтра надо с Динкой встретиться. Мы договорились, что поедем ей платье заказывать. Она не хочет брать напрокат свадебное платье, ты представляешь? Я ее уговаривала — зачем сумасшедшие деньги тратить на то, в чем покрасуешься всего один день, а она говорит, что если платье брать напрокат, то и счастье такое же будет, временное. Ерунда, конечно, — пожала она плечами, — но она уперлась, и все тут. Так что поедем в ателье. Есть такое в Москве, специальное свадебное. Только там цены — с ума сойти!

Неожиданно зазвонил телефон. Аня кинулась в коридор снимать трубку и чуть не упала, поскользнувшись.

Ты чего, как кошка угорелая? — засмеялась Марина. Но Аня не слушала, она схватила трубку и срывающимся голосом сказала:

Алло!

Ты что запыхалась? — раздался в трубке мамин голос. — Случилось что-то?

Нет, — успокоилась Аня. — Вы где? Мы тут уже волноваться начали.

В театр неожиданно с папой попали, — пояснила мама. — Пытались перед спектаклем позвонить, но не вышло. У вас все в порядке?

Да, все нормально.

Ложитесь спать, нас не ждите. Мы доберемся только через полтора часа.

Хорошо, — Аня положила трубку и не сразу отошла от телефона. Она сама не могла бы объяснить, чей звонок она ожидала услышать, чей голос…

Ну, где они? — полюбопытствовала Марина.

В театре. Через полтора часа будут. Велели их не ждать.

Они жили довольно далеко от центра, поэтому любой выход в театр или в центральный магазин превращался в целое путешествие.

Знаешь что? — предложила сестричка. — Давай-ка уляжемся и посмотрим кассету, где танго. Идет? А то надо с танцем определяться.

Давай, — согласилась Аня.

Они расстелили постели, поставили кассету, начали смотреть. Ане танго понравилось. Она примерила движения на себя — пожалуй, сможет попробовать. Конечно, так, как у этих пар, у нее не получится, но в принципе…

Она внезапно почувствовала, что глаза у нее слипаются. Посмотрела — Марина уже спит. И тогда Аня из последних сил встала, вытащила кассету из видеомагнитофона и выключила телевизор. Легла и уснула моментально. Как пришли родители, она уже не слышала.

Мама заглянула к ним, поправила на дочке одеяло и погасила свет.

Знаешь, — сказала она папе, вернувшись в комнату, — я очень рада, что с Мариной так получилось. Ну, что она у нас задержалась.

Я с тобой согласен, — кивнул папа. — Мне кажется, что ее общество Ане не повредит. Ты заметила, что она слегка изменилась за эти два дня?

Да, — улыбнулась мама. — А ты знаешь, она сегодня еще и волосы покрасила…


Да ну?

Точно. Не ходи, разбудишь, — остановила она его. — Не бойся, не в экстремальный цвет. Всего лишь оттенок каштанового. Но очень красиво.

Да, — папа покачал головой. — Это что, превращение Золушки в принцессу?

Хорошо бы. Ты знаешь, ей всегда не хватало азарта. Такого огонька в глазах. Она старательная, даже талантливая, но при этом очень неуверенная в себе. Может, сейчас что-то изменится?

Похоже, уже меняется.

Да, а всего-то надо — слегка подкрасить волосы, — засмеялась мама тихонько.

ГЛАВА VI

ПОКУПАЕМ ТКАНЬ НА ПЛАТЬЕ

Утром все проспали. Когда Аня открыла глаза, солнце уже вовсю светило в окна. Она посмотрела на часы и ахнула:

Десять! Это же надо!

Аня кинулась в ванную. Она с самого детства не могла даже разговаривать ни с кем, пока не умоется. Издержки воспитания, ничего не поделаешь. От шума и грохота, который поднялся, когда она случайно уронила в ванну тазик, проснулись все.

Да уж, — сказала мама, отправляясь на кухню готовить завтрак. — Вот поспали так поспали. Ну и хорошо. Раз в неделю можно никуда не торопиться.

Мам, но мне же звонить надо! — Аня выскочила из ванной и помчалась к телефону. Лихорадочно набрала номер. Трубку тут же сняли.

Варя, привет, это я, Аня.

Здравствуй, — обрадовалась Варя. — Женя уже уехал на занятия. Он сказал, что ждет тебя в семь вечера. Кассеты посмотрела?

Не все. Только вальс, и еще ту, которая с конкурсом, — сказала девушка. — Знаешь, мы с сестрой сегодня поедем ткань покупать, ты не могла бы подсказать, где и какую купить?

Хотите, я с вами съезжу, — предложила Варя. Но тут же торопливо добавила: — Если, конечно, не помешаю.

Да ты что! — удивилась Аня. — Это здорово! Я сейчас узнаю, когда мы поедем, и тебе перезвоню, ладно?

Она вернулась в комнату:

Марина, просыпайся! Когда ты договорилась встретиться с Диной?

Что? — сонно повернулась та.

Нам в магазин надо! Варя поедет с нами. — Аня потянула с нее одеяло.

В какой магазин? — Марина глаза уже открыла, но еще не совсем понимала, что от нее хотят.

За тканью, ты что, не помнишь? И ты еще хотела со своей Диной шить свадебное платье! Ну, давай, просыпайся же! — сердилась она.

Марина наконец села в кровати и посмотрела на часы.

Что ты паникуешь? У нас весь день впереди.

Ну да, весь день, — согласилась Аня. — Но время идет, а я совсем не представляю, как шить это платье. И к тому же не представляю, из чего его шить. А Варя может помочь подобрать ткань, и к тому же она занимается шитьем, и, наверное, знает, сколько чего надо брать. Ну?

И что она шьет? — спросила сестричка.

Она говорила, что шьет бальные платья.

Хорошо? — заинтересовалась Марина.


Не знаю, не видела. Но если в ее платьях на международных конкурсах танцуют…

Идея! — Марина вскочила с кровати и начала одеваться. — А она сможет сделать свадебное платье? Только хорошее?

Наверное, — пожала Аня плечами. — Чем оно от бального отличается, в конце концов?

Фатой. Так, — констатировала Марина, — сейчас же звони Варе, зови ее сюда. А я договорюсь с Динкой, когда она сможет поехать. Как ты думаешь, Варя согласится сшить свадебное платье моей подруге?

Подожди, ты что, хочешь, чтобы она…

Ну да! А то в ателье обдерут как липку, да еще и испортить платье могут. И не докажешь потом ничего. И еще, — говорила она, натягивая брюки, — очень в ателье любят делать такой фокус: сначала назначают срок, когда платье будет готово, потом выясняется, что работа слишком сложная, или мастер внезапно ушел в отпуск. Так что к свадьбе ничего не успевают сделать. Невеста в панике, жених мечется, и в конце концов цена платья взлетает вдвое. За срочность и сложность. А у Динки жених хоть и состоятельный, но лишних денег никогда не бывает. Лучше она их на что-то полезное потратит. Ну что стоишь, звони!

А что сказать? — растерялась Аня от Маринкиного напора.

Что есть дело на две тысячи рублей.

На сколько? — ахнула девушка.

— Может, и на пять. Это какой фасон выберем. Аня, ошеломленная суммой, пошла к телефону.

Варя, — нерешительно сказала она, когда услышала в трубке знакомый голос. И замолчала, соображая, как бы ей сказать про свадебное платье. Ничего не придумала и предложила:

Ты можешь прийти ко мне? Мы от нас и поедем. Я в соседнем доме живу, где сберкасса, второй подъезд, пятый этаж. Квартира слева от лифта. Найдешь?

— Найду, — сказала Варя и положила трубку. Аня вздохнула и пошла посмотреть, что делает сестра. Та уже занималась макияжем.

Ну что, придет? — тщательно подкрашивая ресницы, спросила Марина.

Придет.

А платье Динке сошьет?

Вот сама и спросишь! — парировала Аня, повернулась и пошла на кухню.

Там мама готовила сырники. Уже целая гора аппетитных золотистых котлеток возвышалась на блюде, а мама дожаривала последнюю партию.

Ну что, — повернулась к ней мама. — Идете завтракать?

Да, только сейчас ко мне одноклассница зайдет. Можно, мы вместе позавтракаем?

Если она захочет — конечно, — улыбнулась мама. Она любила всех кормить.

Аня пошла к себе в комнату, застелила свой диванчик и печально села на него. Ей что-то больше никуда не хотелось ехать. И Маринкин энтузиазм по поводу свадебного платья ее просто пугал. А вдруг Варя не захочет ничего шить? Получится полная ерунда из этой затеи.

Вошла Марина и сразу увидела скучную сестру. Подсела к ней:

Ты чего? Что-то не так? Не волнуйся, сделаем тебе такой наряд — все просто закачаются. Я немного шить умею, ты тоже. И вообще — все будет хорошо.

— Ты так думаешь? — слабо улыбнулась Аня.

Ну конечно, — обняла ее сестра. — Сейчас немного подкрасим глазки, и вообще все будет великолепно.

И хотя Аня не слишком в это поверила, но все-таки ей стало веселее. А потом она и вовсе забыла обо всех своих колебаниях: в зеркале, которое ей подсунула Марина после того, как сделала Ане макияж, отражалась совсем другая девушка — с прекрасными удивленными глазами, нежным цветом лица и четкой линией красивых губ.

Нормально получилось, — констатировала Марина. — Так и будешь краситься. Можно еще чуть поярче румяна, но днем это не обязательно. Конечно, на торжественный выход надо тона чуть поконтрастнее…

Она еще что-то говорила, но Аня ее уже не слышала. Она смотрела на свое отражение и думала: неужели это она? Вот эта симпатичная, если не сказать больше, девчонка — это она?!

Аня, к тебе пришли, — оторвала ее от размышлений мама. Она заметила перемену, но не стала ничего говорить. Просто вышла, пропустив в комнату Варю. Та посмотрела на Аню и ахнула:

Здорово! Я же говорила, что ты лучше всех!

Нравится? — гордо сказала Марина. — Это я ее накрасила! Слушай, — она сразу приступила к делу, — есть идея…

Но тут мама вошла снова и поинтересовалась, когда девочки будут завтракать, а то сырники катастрофически остывают.

Да, сырники! — спохватилась Аня. — Пойдемте поедим, заодно и поговорим.

Девочки уселись за кухонным столом. Налили кофе, переглянулись и стали брать сырники из общей тарелки просто руками. Так вкуснее.

Когда они наелись, а в тарелке ничего не осталось, Марина спросила у Вари:

Аня сказала, что ты умеешь шить бальные платья. Правда?

Варя кивнула.

Можешь проконсультировать? — торопливо вмешалась Аня, пока Марина не начала говорить про свою идею со свадебным нарядом.

Да, конечно. Я, кстати, взяла с собой фотографии, — Варя принесла из прихожей альбомчик и протянула Ане. — Платья на конкурс. Тут не все я шила, только первые восемь, но остальные очень интересные, может, тебе идеи понравятся.

Аня с Мариной столкнулись головами над альбомом и обе ахнули. Такого Аня не видела еще никогда! Наверное, на кассете, которую они смотрели вчера, были похожие платья, но там все было в движении, и ничего не понятно. А тут…

Роскошь! — выдохнула Марина. — Слушай, это действительно ты делала сама? Вот это платье?

Она ткнула пальцем в фотографию серебристого платья с ажурными вставками и вышивкой бисером и блестками.

Ну да. Это в позапрошлом году для Наташи. Они тогда выступали на отборочном турнире, и так вышло, что ее портниха срочно куда-то уехала. Тогда они меня и уговорили. Я еще жутко паниковала, потому что шила первый раз…

Первый?! — не поверила Аня и еще раз посмотрела на платье. — Но оно просто великолепно!

Я старалась, — призналась Варя, слегка покраснев. — Наташа тоже оказалась довольна, к тому же она почему-то решила, что победу на этом турнире ей принесло именно мое платье. Раньше у них не получалось так легко выиграть. И теперь я шью для них все костюмы.

И Жене тоже?

— Ну да. Собственно, я и раньше ему шила. Но там другие хитрости. А с платьями иногда проще, а иногда сложнее. От фасона зависит.

Послушай, а ты свадебное платье могла бы сшить? Ну, к примеру, похожее на это, — Марина показала на серебристое платье.

Вообще-то свадебное платье должно быть немного другим, — осторожно заметила Варя. — Но проблем никаких. А что, кому-то нужно свадебное платье?

Да. У меня подруга замуж выходит, — сказала Марина. — И она хочет шикарно выглядеть на свадьбе. Вот скажи, это платье ты за сколько времени сделала?

За неделю. Но работала, не разгибая спины. Там вышивка очень сложная — ты видишь, весь корсаж пришлось блестками отделывать, и все вставки по бокам.

Аня присмотрелась — и правда, клинья длинной юбки тоже расшиты.

А само платье сделала за три дня, — продолжала Варя. — Так что все будет зависеть от фасона.

Так ты возьмешься? — встала Марина. — Тогда я сейчас звоню Дине, и мы поедем подбирать ткань! Да, — остановилась она в дверях. — Сколько ты берешь за работу?

Варя растерянно посмотрела на нее.

Ну ладно, потом сами договоритесь, — решила Марина и пошла звонить.

Варя повернулась к Ане:

Она это серьезно?

У нее все всегда серьезно, — вздохнула Аня. — Смотри, вчера мне волосы покрасила. Пообещала, что купит краску, купила и затащила меня в ванну. Ничего получилось?

Здорово! Но я насчет оплаты за работу. Это она серьезно?

Конечно. Она сказала, что подруга хочет заказать платье в ателье, но там сумасшедшие цены, и еще они боятся, что могут испортить. А две или пять тысяч она потянет.

За все платье, — понимающе кивнула Варя.


Нет, за работу, — возразила Аня. Варя посмотрела на нее изумленно:

Ты это серьезно?! Тут вернулась Марина:

Значит, так. Если поедем сейчас, то через полчаса будем на кольцевой. Кстати, куда лучше ехать? Чтобы купить все сразу?

На «Добрынинскую». Метро «Добрынинская», потом надо пройти немного, и там на улице специальный магазин. В нем продается все для танцевальных костюмов — ткани, обувь, отделка. И цены приличные.

«Добрынинская» — это на кольцевой? — уточнила Марина и предложила: — Давайте поедем и захватим Дину по дороге. Кстати, Варя, сколько надо денег, чтобы купить все для платья Ане?

Платье будет длинное?

Да, — кивнула Аня.

На подъюбнике?

На чем?!

Давай по максимуму, — вмешалась в беседу Марина, которая сообразила, что Аня ничего не понимает. — Сколько надо, чтобы сшить шикарное длинное платье со всеми прибамбасами.

Ну, если брать не самую дорогую ткань…

Но хорошую, — подчеркнула Марина.

Тогда… — Варя прикинула в уме. — Можно в тысячу уложиться.


Ясно. Значит, берем две. Аня тихо ойкнула.


Спокойно, все под контролем, — успокоила ее сестричка. — В крайнем случае у меня есть деньги, если твоих не хватит.

Погоди, может еще не понадобится у тебя брать. Сейчас я у мамы спрошу.

Мама почему-то обрадовалась, когда узнала, что Аня хочет купить себе ткань на вечернее платье. Сумма в две тысячи ее не испугала, как ни странно, к тому же она спросила, не понадобится ли ей еще что-нибудь, и в результате ошарашенная Аня вышла от нее с сумасшедшей суммой в пять тысяч.

Вот это да! — пробормотала она, глядя на зажатую в руке пачку. — Теперь надо охрану нанимать, с такими-то деньгами.

Но Марина не разделила ее восторга. Она что-то прикинула в уме, подумала немного и сказала:

Ну ладно, может, и хватит. Если что, я добавлю. Поехали?

И уже через пять минут они шагали к метро. По дороге болтали обо всем, Марина рассказывала о жизни в Лондоне, и как-то так выходило, что жизнь там не слишком отличалась от жизни в Москве. Ну разве только зимой теплее, туманов больше, и на улицах разбиты роскошные клумбы.

Прямо на улицах? — не верила Варя. — Не может быть! И никто не обрывает?

Представь себе! — смеялась Марина.

День был солнечный, яркий. Уже чувствовалось, что весна близко, но под ногами хрустели замерзшие лужицы. Стайками перелетали с куста на куст беспокойные воробьи. Наверное, они тоже чувствовали приближение теплых дней.

Аня шла к метро, не слишком прислушиваясь к оживленной беседе подруг. Внезапно на другой стороне улицы она увидела идущих вместе Никиту и Вику. Вика что-то рассказывала, хохоча и жестикулируя, а Никита рассеянно смотрел по сторонам. В какой-то момент он увидел трех девушек, встретился взглядом с Аней, и — она могла бы поклясться! — вздрогнул. Отчего?!

Вика все еще что-то говорила, а он смотрел на Аню внимательно и неотрывно, губы его дрогнули, словно он хотел что-то сказать, но Вика требовательно положила руку ему на рукав, и Никита повернулся к ней.

Они поравнялись, хотя их разделяла целая улица. Аня продолжала смотреть на него, а он… Он говорил с Викой. Но был ведь момент, когда он забыл о ней! Забыл, хотя она шла рядом. «Почему?» — недоумевала Аня, но вскоре решила не думать об этом. Никита — не тот парень, из-за которого стоит ломать себе голову. Да, учится хорошо. Наверное, поступит в престижный институт. Красивый, конечно, в этом ему не откажешь. Но холодный и бездушный. Иначе, что он делает рядом с этой расфуфыренной куклой?!


День был удивительным. Столько всего сразу в Аниной жизни еще не происходило! Сначала они встретились на «Баррикадной» с Диной. Тут же сели в поезд, и Марина дала Дине посмотреть фотографии платьев.

Когда Дина увидела первую фотографию, она ахнула и на весь вагон закричала, что хочет такое же платье! Хорошо еще, что было шумно и на нее обернулись не все, а только стоящие неподалеку.

— Ты смотри дальше, — предложила Марина подруге. — Там дальше такое!..

Когда они вышли на «Добрынинской», Дина уже не знала, что именно она хочет. Похоже, что она с удовольствием заказала бы себе все наряды из тех, что увидела на снимках.

Магазин оказался довольно-таки шикарным для такой небольшой улицы. Везде на стендах висели такие необыкновенные ткани, каких Аня в жизни не видела.

Сначала давайте свадебное платье прикинем, — предложила Аня. Она боялась, что не сможет сейчас сообразить, что нужно ей самой, и просто хотела оттянуть время.

Девушки остановились и стали оглядываться, но Варя прекрасно знала, что где надо смотреть, и повела их к нужному стенду. Ткани всех оттенков белого цвета висели на стенде от пола до потолка ярусами.

Что выбрать? — растерялась Дина.

А какое ты хочешь платье? — спросила ее Марина.

Ну, такое… — Дина развела руками, показывая, что платье должно быть непременно с пышной юбкой. Потом задумалась, припоминая, что же она видела в альбоме с фотографиями. Но оказалось, что всю дорогу Варя присматривалась к ней и составила собственное мнение. Она достала блокнот и карандаш, отошла в сторонку и начала там что-то рисовать. Девушки переглянулись, подошли и заглянули ей через плечо.

На листочке возникало платье — воздушное, легкое, с пышной двойной юбкой, узким лифом и…

Можно тебя попросить снять пальто? — Варя подняла глаза от листочка на Дину.

Конечно! — И девушка мигом осталась в брюках и джемпере.

Варя подошла, покачала головой:

Все равно непонятно. Пойдем в примерочную пройдем.

И потащила Дину куда-то за угол.

Марина с Аней остались ждать в зале. Аня удивилась — в классе Варя была самой незаметной, тихой, а тут… Откуда взялся этот командный тон, уверенность в голосе и движениях?

Аня подошла к стенду с тканями и стала всматриваться в развешенную радугу блеска и роскоши.

Ой, — увидела она цену на не очень-то интересную, на ее взгляд, материю. Всего-то черный гипюр с какой-то аппликацией — полторы тысячи за метр! — А у нас денег хватит?

Я добавлю, — спокойно сказала Марина. И добавила шепотом: — У меня есть 500 фунтов. За эти деньги можно много всего купить.

Появились Дина с Варей. Обе довольные. Дина протянула Марине листок:

Смотри, что мы решили сделать.

Аня тоже посмотрела. На листочке было сказочное платье с широкой юбкой, узким корсажем и совсем без рукавов. Зато по плечам у невесты проходила широкая кружевная тесьма, расшитая бисером и блестками. Спереди ее концы спускались по корсажу, образуя хитрый узор и уходя куда-то назад.

Сзади можно сделать бант, — пояснила Варя. — Но это решим позже. Сейчас подберем ткань. Мне кажется, что чисто белый цвет не совсем подходит. Надо взять оттенок слоновой кости. У Дины смуглая кожа, и на фоне слоновой кости она будет казаться белее.

Дина не возражала. Видимо, она уже полностью доверилась Вариному вкусу. Марина пожала плечами — мол, вам виднее, и Варя стала вместе с

Диной перебирать ткани. Выбор не занял много времени. Так что через полчаса Дина, нагруженная двумя огромными, хотя и не слишком тяжелыми, пакетами, стояла в радостном предвкушении процесса примерок.

Ну теперь давай с твоим платьем разберемся, — предложила Варя Ане. — Во-первых, какого оно должно быть цвета?

Зеленого. Но, не как трава, а темно-зеленого. Изумрудного.

Варя оценивающе посмотрела на Аню и кивнула:

Тебе пойдет. Но для конкурса надо что-то яркое. В темно-зеленом ты потеряешься в зале. Так что надо выбрать какой-то броский… Скажем, красный.

Аня поморщилась — у нее была аллергия на броские цвета. Варя заметила это и засмеялась:

Красный — он разный бывает. У него оттенков столько, что какой-нибудь тебе обязательно понравится. К тому же мы подберем отделку… Скажем, золотом!

Аня вытаращила глаза. Красный с золотом! Как она это наденет?! Но Варя уже деловито перебирала ткани, советовалась с продавщицей по поводу какой-то особенной тесьмы — почему ее нет в продаже, и чем ее можно заменить. Потом подбирала кружево — почему-то белое, хотя о белом цвете речь вроде бы не шла. Еще какие-то бусы, блестки кораллового цвета, золотую тесьму… Потом потащила Аню в другой отдел, там тоже что-то выбирала. У Ани уже кружилась голова от обилия блеска и мишуры. Она время от времени оплачивала очередную покупку и хотела только одного — выбраться отсюда поскорее.

Но вот она оказалась с двумя пакетами в руках и слегка похудевшим кошельком. Марина подтолкнула ее к выходу, и совершенно обалдевшая от суеты и суматохи Аня наконец вдохнула свежий холодный воздух и сообразила, что все кончилось.

На самом деле все только начиналось! После магазина тканей Марина потащила всех в центр, в какой-то магазин, где продавалось все, что только можно себе представить. Там Ане подбирали белье, в котором она ничего не понимала и от отчаяния, что ей сейчас придется выбирать что-то, хотела оттуда сбежать. Марина не дала ей смыться, сунула что-то в руки, Аня кивнула, чтобы от нее отстали, потом, посмотрев на цену, ахнула, но было уже поздно, и ей вручили покупку. После этого приобретение колготок показалась милым недорогим развлечением, и в конце концов пакет в ее руках раздулся просто до неприличных размеров. Но она уже не могла вспомнить, что же там такое лежит. Одно показалось странным: деньги у нее еще оставались!

Дина тоже себе что-то покупала, да так активно, что даже Марина помогала таскать ее пакеты. В конце концов все, изрядно подуставшие, оказались на каком-то этаже, где располагался кафетерий, и Марина объявила, что «это дело надо отпраздновать». Аня была настолько вымотана всем этим походом, что даже на меню не посмотрела. Варя попыталась улизнуть, сославшись на то, что вовсе не хочет ничего есть, на что Марина возразила:

— Мы же не есть собираемся! Просто кофе и еще что-нибудь. И прекрати переживать. У нас девичник, Дина всех угощает.

Дина уже распоряжалась у стойки. Аня обессилено сидела на стуле и смотрела в окно. Там шел небольшой снег, и солнца не было видно. Навалилась какая-то усталость. Марина это заметила:

Что, тяжело с непривычки? Ничего, мы потом еще сходим, когда Динке подарок будем выбирать. Вот это будет история! А сейчас — это так, пустяки.

Аня улыбнулась. Ничего себе, пустяки! А кстати, сколько денег у нее осталось? Но пересчитывать уже не хватало сил. Главное, что деньги еще оставались. Как это она ухитрилась не все потратить?

Они сидели, пили удивительно вкусный кофе, ели пирожные, и девушка понемногу приходила в себя. Аня вдруг вспомнила, как перед тем, как они. сегодня зашли в метро, она увидела Никиту, и удивилась — почему вспомнила? Но почему-то уже не могла выкинуть из головы его взгляд.

Ну что, поехали? — спросила Марина. — Нам еще столько дел предстоит переделать! Кстати, Дина, ты с Варей договорись насчет примерки?

Да, — спохватилась та. — Запиши мой телефон. Когда надо будет, я сразу приеду!

А мерки? — удивилась Аня. — Или ты на глазок шьешь?

Нет, — засмеялась Варя. — Так я еще не умею. Я в магазине все мерки сняла, проблем не будет.

Они вышли из кафе, спустились на улицу и, не торопясь, пошли к метро. Прохожие оглядывались им вслед — четыре счастливые девчонки шли, улыбаясь, с огромными пакетами в руках.

В метро расстались с Диной. Ее пакеты с тканью перешли к Варе, и уже втроем девушки поехали к Ане домой. Дина торопилась куда-то по предсвадебным делам, целиком доверив судьбу своего платья Вариным рукам.

ГЛАВА VII

НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА

Дома Анина мама просто ахнула, когда увидела, что столько всего они принесли.

Мам, не волнуйся, тут половина не наша, — постаралась успокоить ее Аня.

А чья? — удивилась мама.

Моя подруга замуж выходит, тут материал ей на платье, — пояснила Марина.

Но тут и мне на платье купили, — поспешила сообщить Аня. — Мы сейчас шить будем. И еще много всего. Посмотришь?

Сейчас приду, — пообещала мама и пошла на кухню. Там у нее что-то шипело на сковородке.

Девушки сняли куртки и прошли в комнату к Ане. Пакеты со свадебными тканями отставили в сторону, а то, что купили к конкурсу, развернули и живописно разбросали по дивану.

Тут как раз и мама зашла. Увидела алую шелковую ткань и ахнула:

Красота какая! И что, ты из этого платье себе шить будешь?

Попробуем! — смело сказала Марина. — Вы не волнуйтесь, тетя Лена, у нас Варя крупный специалист по бальным платьям.

Правда? Это здорово! А что-нибудь кроме ткани приобрели?

Вот тут тесьма для отделки, кружево, краска для него, ну и так далее, — поясняла раскрасневшаяся Варя.

Еще вот, — Аня развернула пакетик с бельем — красный лифчик и трусики — и ждала маминой реакции. Как ни странно, она не стала возмущаться ни фасоном, ни ценой. Ей даже как будто понравилось. После этого Анна уже смело продемонстрировала остальные покупки. Их мама тоже одобрила. Но больше всего ей понравились красные туфли, которые Марина достала из последнего пакета.

Аня никак не могла вспомнить, когда же это она их купила. Потом припомнила — мерила что-то в магазине, но чтобы покупать… Надела — в самый раз. Каблучок высокий, но очень устойчивый. И на ноге так красиво… Она попыталась вспомнить, как вчера танцевала с Женей, приподняла руки и сделала поворот, потом чуть откинулась назад, словно танцевала с партнером, и покружилась по комнате.

Мама посмотрела на нее с улыбкой и тихонько вышла.

Ой, — спохватилась Варя. — Сколько времени?

Оказалось, что уже пять. Она забеспокоилась:

Давайте с платьем разберемся, а то нужно скоро домой идти. Я еще обед не готовила.

Она достала свой блокнот и стала объяснять, что хочет предложить для конкурса.

Вот смотри, юбка будет сборная. Подъюбник надевается отдельно, шьешь его из сетки, а внизу пришиваешь двойную оборку…

Она рисовала эскиз за эскизом, прорисовывая все подробно, во всех деталях.

Скроить корсаж надо аккуратно. Чтобы он повторял линии тела, но не мешал двигаться. Знаешь, — сказала Варя, — давай я сама подберу дома выкройки, мы их подгоним, а потом вместе скроим.

Так что, кроить только завтра будем? — огорчилась Марина.

Завтра! — Аня, наоборот, обрадовалась. Она совсем не была готова к тому, чтобы придумывать себе платье. И вообще, все это — весь сегодняшний день, — казался ей нереальным. Она с трудом могла вспомнить все, что они делали сегодня. Так, куски какие-то. Вдруг опять всплыл в памяти взгляд Никиты. Аня зажмурилась и потрясла головой, чтобы отогнать ненужное воспоминание.

Ты что, случилось что-то? — забеспокоилась Варя.

Нет, все нормально. Давайте поедим, а то кофе у меня давно в организме рассосался, — Аня вдруг почувствовала, что жутко проголодалась.

Варя попыталась сбежать под предлогом, что ей надо готовить Жене ужин, но этот номер у нее не прошел. Мама накормила их такими отбивными, что девочки дружно попросили добавки. Мало того, Варе завернули в пакет несколько отбивных для Жени, хотя она и сопротивлялась изо всех сил.

Потом Аня собралась на репетицию к Варе домой. Марина осталась. Правда, сначала она хотела пойти с ними, но Аня испугалась — она и так плохо танцует, как ей казалось, — а тут еще Маринка смотреть на все это будет. У нее ноги подгибаться начнут! И девушка уговорила сестричку остаться.

Женя был уже дома, готовил себе яичницу, и отбивным ужасно обрадовался. Пока он ужинал, Варя затащила Аню к себе в комнату. Комнатка была крохотная, но там с мебелью тоже было не густо — продавленная тахта в углу и большая чертежная доска, лежащая на каких-то подпорках. На ней — утюг. Еще на стене висели полки, три штуки, и на полу лежали здоровенные пакеты с какими-то обрезками ткани. Даже шкафа не было. Вместо шкафа — стеллаж в углу, где на полках лежали вещи. К полкам прикреплена палка, а на ней на вешалках несколько платьев и школьный костюм. Варя, слегка покраснев, задернула занавеску, прикрыв свой «шкаф».

А где ты уроки делаешь? — удивилась Аня, оглядевшись по сторонам.

На кухне, — пояснила Варя. — Мы хотели письменный стол купить, но не решили — какой. Я вообще-то хочу компьютерный, такой большой, с полочками. Когда-нибудь у нас компьютер будет, наверное, к тому же брату Интернет нужен.

Зачем?

В Интернете много всякой информации о конкурсах. И потом, если он сможет себе там страничку организовать, то это будет для него полезно. Но пока что ни на компьютер, ни даже на стол денег нет, — Варя развела руками.

Мне иногда кажется, что мебель просто мешает жить. Она стоит по всем углам и командует — здесь не стой, там не ходи. И если она пустая, то обязательно хочется в нее что-то положить. А потом не знаешь, как избавиться от лишнего барахла, — задумчиво сказала Аня. — А у тебя просторно. Эта квартира… Вы ее снимаете?

Нет, Женя ее купил. Раньше он снимал здесь комнату у одного алкаша, а год назад, когда брат решил, что я должна к нему переехать, то хозяин сам предложил обмен. Мы купили ему комнату в коммуналке и доплатили за переезд.

Много? — поинтересовалась Аня.

Не очень. Пять тысяч. Да комната обошлась в восемь. Долларов, конечно. По московским меркам недорого. В общем, повезло с жильем. Правда, все деньги ушли на это. Женя как раз тогда выиграл конкурс и получил хороший приз — десять тысяч долларов. Он хотел сначала накупить костюмов, бросить работу, чтобы готовиться к конкурсам, но решил, что такой случай упускать нельзя.

Наверное, он прав.

Наверное. И тогда же мне купили швейную машинку! — с гордостью показала ее Варя. — Я о такой давно мечтала.

Машинка была неплохая, но ничего такого особенного: «Бразер». Правда, похоже, это было главное Варино сокровище.

Заглянул Женя:

Ну что, начнем?

Аня судорожно вздохнула и кивнула головой.

Тогда пойдем! — предложил он.

Я немного поработаю тут, — сказала Варя. — А вы занимайтесь.

Ближайшие полтора часа пролетели как одно мгновение. Аня даже не запомнила, что она делала. Только музыка, плавные движения под нее, и еще одно: Женькина рука, казавшаяся такой мягкой и гибкой, оказалась неожиданно жесткой. Она требовательно вела девушку в нужном направлении, пока Аня не стала понимать, что ей надо делать. Вот тогда она закружилась в вальсе, и в какой-то момент ей показалось, что она летит в небесах, а вокруг парят облака. И тут как раз Женя отпустил ее и заявил:

Все, на сегодня хватит.

Что? — растерянно посмотрела на него Аня. Она еще не пришла в себя.

У тебя все получается. Завтра добавим движения руками, повороты, пируэты, и считай, что вальс готов.

Правда? — обрадовалась Аня. Она сама еще не совсем поняла, получается у нее или нет.

Ну, скажем, для профессионального конкурса еще сыровато, но для школьного — вполне, — улыбнулся он.

Аня присмотрелась — он выглядел усталым. Ей стало неловко: парень целый день работал, потом еще с ней возился, а она к нему пристает!

Спасибо, — сказала она, но тут же не удержалась и добавила: — Но мне кажется, что у меня ничего не выходит.

Завтра, — устало обронил он. — Завтра еще поработаем, и все тебе станет ясно. Не волнуйся.

Не переживай!

Аня резко обернулась к двери — это пришла Варя. Она улыбалась, глядя на нее.

У тебя все нормально! — уверенно сказала она. — Пойдем, я чай налила. Отдохните.

Они посидели на кухне, пили чай с печеньем, и Варя рассказывала брату, что ей заказали свадебное платье. Он молча улыбался. Теперь Аня отчетливо видела, как он устал. Ей стало неудобно: втянула парня в свои проблемы, а ему работать надо, на жизнь зарабатывать и к конкурсам готовиться, а тут она со своими смешными танцами.

Но он посмотрел на нее ясными глазами и спросил:

Насчет второго танца подумала?

Не знаю, — замялась Аня. — Я посмотрела кассеты, но там все так… Слишком сложно. Там такие движения… Я так не смогу.

Все посмотрели друг на друга и помолчали.

А если квик-степ, — предложила Варя.

А что, это идея! — воодушевился Женя.

Что это такое? — удивилась Аня. — На кассетах такого танца не было.

Понимаешь, — начала объяснять Варя. — Квик-степ — это очень похоже на вальс, только очень быстрые движения, пробежки по залу. Пары то замирают на месте, то опять бегут. Кассету найдем.


Хорошая мысль, — одобрил Женя. — Во-первых, специальное платье шить не надо, а во-вторых, все основные движения мы уже выучили. Добавим кое-что, и танец готов. Отличная идея! Но у меня этой кассеты нет. Я ее ученикам отдал.

Пусть завтра принесут, — предложила Варя. — Ань, пошли, я тебе выкройку покажу.

Домой Аня шла в сумерках с пакетом выкроек и тетрадкой, в которой Варя ей подробно разрисовала, что надо вырезать и в каком направлении раскладывать детали на ткани. «Будем надеяться, что я ничего не перепутаю», — думала она, шагая по вечерней улице к своему подъезду. Воздух резко потеплел к вечеру, и пахло весной. Скоро уже придется снимать теплые зимние вещи, девчонки будут бегать с распущенными волосами и в мини-юбках. Воробьи будут галдеть как ошалелые на ветках деревьев, и все начнут мечтать о лете.

Аня шла, легонько помахивала сумкой, и хотя идти ей было совсем недалеко, но в неприятности влипнуть она успела.

Эй, девушка, почему одна?

Аня даже не обратила внимание на окрик. Она шла, держа голову прямо, и слегка улыбалась своим мыслям. Поэтому, когда перед ней появилась нетвердо стоящая на ногах фигура, девушка не сразу поняла, что, собственно, происходит.

Такая девушка скучать не должна, — продолжал неизвестный, довольно ухмыляясь. Аня попыталась его обойти, но рядом встал какой-то тип и обнял ее за плечи. Девушка отшатнулась, взмахнула пакетом и как-то удачно попала углом пакета ему в глаз. Тот схватился за лицо, выругался и завопил:

Сема, держи стерву!

Аня перепугалась, кинулась в сторону и помчалась, не разбирая дороги. Сначала ужасно боялась, что эти двое за ней погонятся и в конце концов догонят. О том, что будет дальше, она старалась не думать. Потом, не слыша за спиной топота, остановилась, задыхаясь, и прислушалась, готовая в любой момент сорваться с места. Но за спиной было тихо, только где-то вдалеке играла музыка.

Интересно, где это она оказалась?

Ане показалось, что она никогда здесь не была. Но потом присмотрелась — не так уж далеко и убежала. Если напрямик пойти, то через два дома ее родной подъезд. Но как туда пойти?! Девушка как представила себе, что она снова может встретиться с этими двумя, у нее мороз по коже прошел. И ведь неизвестно, когда они уйдут оттуда. «А может, до утра не уйдут!» — подумала она, и ей стало совсем нехорошо.

Как-то в голову не пришло пройти сторонкой к Вариному дому, позвонить от нее родителям или хотя бы попросить Женю ее проводить. Наверное, она очень сильно перепугалась, если перестала соображать. И теперь стояла, слушала, не идет ли кто-нибудь, и слышала только стук своего бешено колотящегося сердца.

Понемногу она успокоилась и осторожно двинулась вдоль дома, огибая его. Аня дошла до угла и остановилась, не смея заглянуть за поворот. Хотя это, конечно, не выход — стоять тут. Нельзя же стоять на улице всю ночь! К тому же эти подонки могут запросто завернуть сюда, и тогда…

Испугавшись этого, Аня выскочила за угол дома и… наткнулась на кого-то! Она просто впечаталась в какого-то человека со всего маху! Ахнула, шарахнулась в сторону, но убежать никуда не успела. Человек поймал ее за руку и изумленно спросил:

— Морозова, ты куда?

Она замерла, медленно подняла глаза и увидела Никиту!

Ты что здесь делаешь? — спросила она и тут же себя обругала — глупый вопрос. Конечно, идет от своей Вики!

Да так, — отчего-то смутился он. — А ты что по ночам бегаешь?

Тебя не спросила! — огрызнулась она и хотела уйти, но тут же вспомнила про своих недавних «знакомцев» и остановилась. Потом повернулась к Никите и неожиданно для себя спросила:

Ты можешь меня проводить?

Он сначала опешил, потом понимающе кивнул:

Какие-то проблемы?

Догадливый! — улыбнулась Аня. — Ладно, если не хочешь…

Почему? — пожал он плечами. — Пойдем. Так что случилось?

Да так… Встретились тут двое, приставали.

Вот почему ты в этой стороне очутилась… — сказал он.

А что? — от неожиданного замечания Аня даже остановилась.

Ну ты живешь в том доме, у дороги, и здесь никогда не бываешь.

А откуда ты знаешь, где я живу? — удивилась она.

Знаю.

Аня хотела поинтересоваться, каким образом он это выяснил, но решила не спрашивать. А то еще подумает, что она к нему клеется. Они прошли молча до соседнего дома, и там Аня остановилась. Ей стало страшно, что эти типы еще там. И хотя рядом теперь был Никита, но все равно — их ведь только двое. А из нее каратистка еще та…

Давай постоим, — предложил он, видя, что девушка не двигается с места. — Смотри, какой вечер хороший.

Точно, весна скоро… — мечтательно протянула Аня.

Каникулы, — подхватил таким же тоном Никита. — Скоро кошки орать начнут…

Аня тихонько засмеялась. И правда, у нее около дома каждый год в марте кошки начинали орать дурными голосами. А потом к лету рождались в подвале котята, и ребята их растаскивали по домам. Конечно, часть из них потом приносили обратно разъяренные родители, и они пополняли армию бездомных кошек.

У тебя есть кошка? — спросила она.

Есть, — ответил он. — Хитрая такая! У мамы рыбки в аквариуме, так она их ловить пыталась. Притаится у стекла и смотрит.

Ест? — ахнула Аня.

Нет, у нас аквариум крышкой прикрыт. Она один раз эту крышку на пол уронила, только хотела лапу в воду запустить, но мама пришла с работы, грохот услышала, — Никита засмеялся. — Она бегом в комнату, думала, что весь аквариум свалился, а кошка прыгнула на штору с перепугу и всю штору когтями изодрала! Мама разозлилась на нее, поймала и в аквариум сунула.

Утопила? — испугалась Аня за кошку.

Нет, зачем. Вытащила тут же и в ванной заперла до вечера, чтобы не наследила нигде.

Ну и что? — полюбопытствовала Аня.

Теперь кошка к аквариуму даже не подходит!

Аня представила себе несчастную мокрую кошку, которая всего-то хотела рыбку половить, и они вместе посмеялись.

Она вспомнила своего котенка, который жил у них дома, пока не пропал куда-то. Они тогда его искали везде, но так и не нашли. Мама утешала ее, говорила, что такого хорошенького, скорее всего, кто-то подобрал, но Аня долго по нему скучала. Котенок и правда был очень симпатичный — рыженький, с белой грудкой и беленькими лапками. Пушистый и веселый. Аня не знала даже, кошка это или котик. Нового котенка они так не завели, и больше домашних животных у Ани не было.

Она вдруг стала про него рассказывать — как Рыжик однажды ушел по балкону к соседям. Аня с родителями думали, что котенок упал вниз, а он просидел до вечера на соседском балконе. Даже не мяукал. Только когда родители пришли с работы, то обнаружили его.

Наверное, голодный был, — предположил Никита.

Еще как! — подтвердила Аня. — Две миски молока вылакал, когда нам его вернули.

Аня с Никитой стояли и болтали о кошках — какие они бывают умные и что иногда вытворяют. Хоть и говорят, что кошки ходят сами по себе, но на самом деле они лучше всех понимают, что иногда с человеком происходит.

Моя Василиса, если у меня настроение плохое, — говорил Никита, — приходит, ложится на письменный стол и животом кверху поворачивается — мол, почеши! Потом с карандашами начинает играть. Развеселит, посмотрит в глаза — ты уже в порядке? — и уходит. Представляешь?

Аня улыбалась. Она потеряла чувство времени и пространства. И только когда почувствовала, что ноги замерзли, спохватилась:

Ой, а сколько времени?

Оказалось, что уже десятый час. Ничего себе! Она заторопилась:

Мне домой скорее надо.

Девушка осторожно выглянула за угол дома: во дворе сидели какие-то парни. Целая компания. Присмотрелась к ним — вроде бы не те.

Ну, пойдем, — он предложил ей руку, она несмело за нее ухватилась и, спрятавшись за Никиту, без проблем прошла мимо веселой компании.

До самого подъезда Аня ждала, что вот-вот появятся те двое, кто перепугал ее до смерти, но обошлось. Проходили собачники, рядом семенили их хвостатые друзья. Гуляли, обнявшись, парочки. Все было тихо и спокойно.

У подъезда Никита остановился:

Ну вроде все в порядке. Может, до двери проводить?

Нет, — улыбнулась Аня. — Я думаю, что эти типы вряд ли знают, где я живу, так что у двери караулить не будут. — Она помолчала и добавила: — Ты извини, что время у тебя отняла.

Ты что! — искренне, как показалось Ане, сказал Никита. — Я рад, что так вышло.

Что на меня напали? — нахмурилась девушка.

Нет, — смутился парень. — Что мы встретились. А то в школе ты все время мимо ходишь, ни на кого не смотришь.

Аня изумленно посмотрела на него — шутит он, что ли? Но он только слегка улыбался, а глаза были серьезные. Она растерялась — что сказать? Не нашла ничего лучшего, чем попрощаться, и опрометью кинулась вверх по лестнице, совершенно забыв про то, что в ее доме есть лифт.

ГЛАВА VIII

СТРАННЫЙ СОН

Дома, к счастью, никто еще не начал о ней беспокоиться. Мама встретила ее и сразу ушла на кухню — что-то готовила на завтра. Анна задумчиво разделась в прихожей, посмотрелась в зеркало, висевшее на стене. Оттуда на нее смотрела огромными распахнутыми глазами удивленная девчонка.

Я хожу мимо, — прошептала Аня ей. — Он сказал, чтоб я ни на кого не смотрю.

Она и правда ни на кого не смотрела в школе. Только не думала, что это кого-то волнует. Когда она случайно замечала, что кто-то обращает на нее внимание, она всегда старалась поскорее уйти, исчезнуть. И вот еще что удивительно — три дня назад она ни за что не заговорила бы с Никитой. Пробиралась бы окольными путями к дому, маскировалась как угодно, но ни за что не попросила бы о помощи!

Что же такое сегодня случилось? Или это случилось не сегодня?..

Ты что там застряла? — вышла в коридор ответила Марина. — Получается?

Что получается? — не поняла Аня.

Как — что? Танец, конечно! — удивленно Марина. Потом присмотрелась к Ане: — Ты чего такая?

Какая? — посмотрела на себя в зеркало девушка.

Никакая! — засмеялась сестричка. — Пойдем, я кое-что придумала с платьем.

Анна подхватила пакет с выкройками и пошла вслед за Маринкой в комнату. Про бандитов и Никиту она решила не говорить. Самой еще надо разобраться, что такое происходит. Не с бандитами — это понятно. С ними как раз все ясно. А вот что с ней такое творится?

Марина в комнате раскинула алую ткань на диване, сверху положила золотую тесьму зигзагами, а рядом — кружево…

Погоди! — спохватилась Аня. — Кружево у нас было белое.

А я его покрасила, — гордо сказала Марина. — Здорово получилось?

Получилось здорово. Кружево стало потрясающе алого цвета, и классно смотрелось на фоне шелка.

Вот посмотри, если сделать вставку из кружева, а под кружево подшить золотую ткань, то…

Аня с сомнением покачала головой:

Надо с Варей посоветоваться. Она завтра зайдет, посмотрит, как корсаж получился, и тогда все остальное приспособим.

Корсаж?

Ну да, вот она выкройку дала, — показала Аня пакет. — Только я устала что-то сегодня, завтра посмотрим, ладно?

Ладно. С танцем получается?

Женя говорит, что получается, — пожала плечами девушка и зевнула: — Спать хочется…

Сестрички улеглись рано. День и в самом деле был трудным.

Аня лежала в темноте, прислушивалась к сонному дыханию Марины и не могла уснуть. Вот ведь беда — с ног падала, пока не улеглась, а как свет потушили, и сна нет никакого. Вспоминала, как они разговаривали с Никитой. И главное — о чем? — о кошках! Интересно, с Викой он тоже про кошек разговаривает? Вообще-то он ничего. Сразу сообразил, что ей надо помочь, и пошел провожать, хотя это могло оказаться опасной затеей. Значит, смелый. И не такой уж он непрошибаемо самодовольный, как она раньше думала. Только что он общего нашел с Викой в таком случае? Или… любовь зла?

Незаметно Аня уснула, но и во сне не нашла покоя. Всю ночь она бежала куда-то по темным переулкам, следом за ней грохотали чьи-то шаги. Она боялась оглянуться. Понимала — догонят, — не пощадят! Но бежать становилось все труднее, потому что стены сдвигались, скоро она уже могла коснуться их руками. А шаги становились все ближе, и страшно было посмотреть назад.

Вдруг впереди оказалась какая-то дверь, она с разбегу распахнула ее и оказалась в огромном зале. Тихо играла музыка, откуда-то сверху падал неяркий свет. Он ложился на пол ровными кругами, а между ними — полумрак. Аня остановилась в нерешительности — куда теперь? Зал такой огромный, что стены теряются в темноте.

Стало на самом деле жутко. Когда бежала по переулкам, было страшно, но не так. Тогда было понятно, что делать — бежать, и все. А что делать теперь?

Кто-то подошел к ней сзади — тихо, почти неслышно, — и мягко положил руку на плечо. Аня вздрогнула и проснулась. За окном тишина. Даже машин не слышно. На светящемся табло электронных часов — четыре часа. Она повернулась на другой бок и уснула снова.

Но сбежать из этого сна ей так и не удалось. Как только Аню закружил призрачный водоворот сновидений, она снова оказалась в том самом зале. На этот раз он был ярче освещен. Вдоль стен висели бархатные занавеси, в вышине сверкала огромная люстра. И музыка чуть громче, чем в прошлый раз. В зале много народа, все женщины — в длинных платьях со сверкающими украшениями. А кавалеры — в черных фраках. Пары кружатся по залу, медленно, как во сне. Впрочем, это и в самом деле сон.

Музыка звучит так, что на месте стоять невозможно. Хочется кружиться вместе со всеми, и чтобы платье развевалось у ног, в такт плавным движениям. Но она одна. А чтобы танцевать — нужна пара.

И вновь кто-то подходит к ней, берет за руку, и, хотя Аня все еще не видит его лица, она кладет руку ему на плечо, и они начинают кружиться по залу, сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее. Все сливается вокруг в одну сияющую полосу, и зал постепенно исчезает, а тот, с кем Аня танцует, внезапно наклоняется к ее уху и тихо говорит:

Ты — самая лучшая.

Но голос не узнать, и лица не видно. Аня хочет спросить, кто он, но вместо этого говорит:

Правда?

И просыпается.

Сначала не может понять, где она. Кажется, что все еще продолжается сон, где музыка, и огромный зал, и вальс…

Постепенно появилось ощущение реальности. Сон кончился. Жаль. Это был самый интересный сон из всех, что она видела в своей жизни.

Марина все еще спала. Аня тихонько встала и вышла в коридор. Никого еще не было слышно. Неудивительно — всего только семь часов. В воскресенье никто так рано не встает. Что ж она-то проснулась?

Аня зашла на кухню. За окном медленно рассветало. Небо уже было светлое, а внизу, между домами, синели сумерки. И никого на улице. Даже с собаками никто не проходит. Аня встрепенулась, посмотрела на ту сторону, где вчера ее чуть не поймали двое. Кстати, она их лиц не запомнила. Днем увидит — не узнает. Ну что, будем надеяться, что это взаимно.

Аня поставила чайник, полезла в холодильник. Почему-то ужасно хотелось есть. Проснулась мама и зашла на кухню:

Доброе утро. Ну что, какие сегодня планы?

Буду шить платье, — сообщила Аня. — Потом схожу к Варе.

Хорошая эта Варя! — сказала мама.

— Хорошая, — согласилась Анна. Выглянул папа и поинтересовался, не хотят ли

дамы куда-нибудь съездить прогуляться.

Нет, я сегодня занята, — покачала девочка головой. — А Марина еще спит.

Ладно, подождем, пока проснется.

И куда ты хочешь? — спросила мама.

Можно в кино. А можно еще куда-нибудь, — предложил папа.

Вообще-то это было бы здорово. Они так давно никуда вместе не выбирались! И Аня заколебалась.

Позавтракаем, а потом посмотрим, — увидела мама ее колебания. — Может, и съездим куда-нибудь ненадолго.

Или надолго, — вставил папа и пошел бриться.

Аня вопросительно посмотрела на маму.

Там видно будет, — улыбнулась та. — Давай-ка на стол соберем.

Скоро встала Марина, они вместе позавтракали, но сестричка отказалась ехать.

Я сегодня с Динкой в двенадцать встречаюсь. Мы поедем кольца выбирать, так что извините, — развела она руками. Все были в курсе свадебных дел Маринкиной подружки, поэтому никто не удивился.

Но ты обещала мне помочь шить платье, — напомнила Аня.

Я ненадолго. В одиннадцать уеду, в три приеду. Если не задержусь.

Ну что, отец, остались мы с тобой одни, — повернулась мама к нему.

И что такого? — заявила Аня. — Съездите, отдохнете от нас. А я тут обед приготовлю. Мне все равно надо когда-то учиться готовить.

А что? — обрадовалась мама. — Кулинарную книжку я тебе дам, что хочешь, то и сделай. Весь холодильник вместе с морозильником в твоем распоряжении.

Папа с сомнением на них покосился, открыл рот, как будто хотел высказать свое мнение по поводу возможных опечаток в кулинарной книге, но ничего не сказал… Родители после завтрака быстро собрались и уехали. На вопрос — куда? — дружно сказали: «Там видно будет». Девчонки переглянулись и стали мыть посуду.

Когда на кухне все сияло чистотой, Аня поинтересовалась:

Ну что, кроить или готовить?

Ты насчет кулинарного конкурса? — догадалась Марина. — А что надо будет делать?

Салат, котлеты и гарнир, — припомнила Аня.

Ну котлеты — значит, фарш. А кстати, у тебя он есть?

Не знаю, — пожала плечами девушка и начала наводить ревизию в холодильнике. Оказалось, что фарш есть. Он лежал в морозилке, замороженный до остекленения.

Ничего страшного, — взяла Марина упаковку. — Положим на батарею, он и разморозится. Жалко, что у вас нет микроволновой печи. Мы бы за десять минут фарш в ней разморозили. Но и так сойдет. Просто подождем подольше. Я такой классный котлетный рецепт знаю!

Пока можно салатом заняться, — предложила Аня.

Овощным?

Наверное…

Тогда делаем сборный пикантный.

Это какой?

Ну, что обычно в овощной салат кладут?

— Огурчики, помидорчики, редиску, зелень… — перечисляла Аня.

Ну вот, а в твой салат мы положим все то, что обычно в него не кладут.

Ага, гусениц и тараканов, — понимающе кивнула Аня, ехидно улыбаясь.

Ну, не так экстремально, — засмеялась Марина. — Например, ты маслины любишь?

Люблю.

А маринованные огурцы?

Тоже, — начала догадываться Анна.

Ну и положи их в салат. А чтобы было не так остро, добавь…

Вареное яйцо, — подхватила девушка. — И еще можно яблоко.

Класс! — одобрила Марина. — Можно еще что-то придумать — простое, но необычное.

У меня маслин нет.

А мы сейчас в магазин сходим. Заодно сделаем фруктовый салат. Накупим всяких фруктов, нарежем и зальем подтаявшим мороженым. И кстати, можно будет посмотреть, что еще можно положить в твой салат. И главное — надо придумать название твоему салату.

А надо? — засомневалась Аня.

Ты что! — Марина даже возмутилась. — Это самое главное! При хорошем названии любое блюдо на «ура» пройдет.

И какое название придумать?

Потом сообразим. Проведем вечером дегустацию с твоими родителями, может, и осенит. Ну с котлетами и салатом разобрались, а на гарнир что? Надо тоже что-то необычное.

Сборный гарнир? — Аня вспомнила, как они с родителями ходили в ресторан, когда фирма, в которой работал ее отец, отмечала свое десятилетие. Тогда больше всего ей запомнился жюльен из грибов в металлических мисочках и еще то, что к котлете по-киевски подали сборный гарнир — по чуть-чуть всяких закусочек на тарелке.

Можно, — согласилась Марина. — Но это очень долго готовить. А у тебя будет время ограничено. Так что надо что-то одно, но оригинальное. Например, цветную капусту.

Хочу! — обрадовалась Аня. Ей понравилась та цветная капуста, которой ее угощала Варя.

Вот и договорились, — подвела итог Марина. — Ну что, пошли в магазин? За маслинами?

В магазине они пробыли недолго, но с большой пользой. Приобрели банку маслин, маринованные огурчики, кучу всяких фруктов, и еще Марина присмотрела маринованные грибы вешенки. Чуть не забыли цветную капусту. Купили замороженную в пакете. Мороженое взяли самое простое — «48 копеек» в большом брикете.

Вернулись и стали колдовать над салатом. Накрошили маслин, между делом съели полбанки.

Порезали огурчики, сварили три яйца и накрошили туда же, потом начали кидать в этот салатик все подряд — тертое яблоко, нарезанные грибы, сверху натерли сыр. При этом жутко веселились, потому что никто из них не знал, что в конце концов получится. Наконец залили майонезом и нерешительно уставились на получившееся месиво.

Ну, — наконец сказала Марина, — пробуй.

Почему это я! — возмутилась Аня.

Это же твой салат, — хитро посмотрела на нее сестричка.

Аня вздохнула, помешала салат ложкой, зачерпнула немного и, помедлив, отправила ложку в рот.

Ну? — с интересом спросила Марина. — Съедобно?

М-м-м, — и Аня зачерпнула еще ложку. На этот раз с верхом.

Эй, а мне!

Они съели полтарелки, прежде чем Аня спохватилась, что неплохо было бы оставить родителям.

А ничего получилось, — задумчиво сказала Марина, облизывая ложку. — Надо запомнить, что там лежало.

Ничего, — пожала плечами Анна. — В следующий раз можно положить что-нибудь другое. Главное — творчество.

Ага, — кивнула Марина и спохватилась: — Ой, мне пора идти, а то Динка ждет.

И она пошла одеваться.

Погоди, а котлеты? — пошла следом Аня. — Ты же сказала, что есть классный рецепт… И салат из фруктов.

Приеду, сделаем, — отмахнулась Марина, выскакивая в коридор. И через минуту лифт уже увозил ее вниз.

Аня осталась дома одна.

И наступило ощущение пустоты. Но не пустая квартира была тому виной.

Она встала, прошлась по комнатам. Села на свой диванчик и откинулась на спинку, глядя в окно. Мокрое серое небо, никакого ощущения близкой весны. Бесцельность. Вот именно — бесцельность! Что из того, что жизнь идет своим чередом, день за днем? Если от этого ничего не меняется?

Вспомнился вчерашний смешной разговор с Никитой. Хотя почему — смешной? Потому что про кошек? Или потому, что раньше она даже представить себе не могла, что кто-то захочет стоять с ней рядом на промозглой улице в холодный вечер и разговаривать о разных пустяках?

Что изменилось за эти дни? Аня вздохнула — думай не думай, толку от этого немного. Да и потом — случайная встреча, случайный разговор. А Никита — кто знает, что он подумал о ней вчера?

Почему-то стало неуютно. Ане пришла в голову неприятная мысль: может быть, он решил, что она навязывается со знакомством, потому что он будет в конкурсной комиссии? Подкараулила его, притворилась, что боится одна идти домой, а сама просто хочет получить первое место? Ужас какой!

Девушка нервно встала и вдруг заметила, что уже полвторого. Вот это да! Надо же, как время пробежало! А она ведь ничего не делала, просто сидела. Надо торопиться. Скоро Варя зайдет посмотреть, что у нее получилось с платьем, а она еще не раскроила ничего. Да что там не раскроила, — не посмотрела даже, какие выкройки ей дали. Аня вытряхнула все из пакета на диван и стала разбирать бумажные детали.

Сначала она никак не могла разобраться, что к чему, потому что из головы не выходил Никита и все, что он вчера ей говорил. Но постепенно все встало на свои места, и она разложила все части корсажа на ткани. Нарисовала их мелом и вдруг запаниковала — а правильно ли у нее получилось? Вдруг она оставила не те припуски, и у нее ничего не выйдет!

Зазвонил телефон, и Аня сняла трубку:

Алло!

Здравствуй, это Варя, — услышала она знакомый голос.

Как здорово, что это ты! — обрадовалась девушка. — Знаешь, я все выкроила, а вырезать боюсь!

Почему? — удивилась Варя. — Ну ладно, сейчас зайду. Сегодня Женя вечером занят, так что сможет с тобой позаниматься с трех до четырех. Потом им с Наташей дают зал, и он до вечера уходит.

Аня снова почувствовала укол совести. Отрывает занятого человека от дел со своими глупыми проблемами! Он еще время выгадывает, чтобы ее потренировать! А потом должен будет тащиться в школу, чтобы вместе с ней участвовать в конкурсе…

Варя пришла почти сразу. С порога, скинув курточку, она отправилась смотреть, что накроила Аня. Как ни странно, осталась довольна увиденным и сказала, что все отлично. Они вырезали детали и принялись соединять их булавками. Потом Аня осторожно, чтобы не уколоться, примерила корсаж на себе. Затем они, достав мамину машинку, сострачивали детали. Аня все время боялась, что что-нибудь не состыкуется, но Варя была абсолютно спокойна, и в конце концов все получилось. Полтретьего они отложили шитье и отправились заниматься к Варе домой.

На этот раз Аня четко представляла себе все движения танца, выполняла их с азартом, чем очень обрадовала Женю. И к концу занятия она даже пыталась импровизировать в пируэтах. Женя моментально к ней подлаживался, и они кружились по комнате, временами останавливаясь. При остановках Женя слегка нажимал своей рукой на ее талию, и Аня перегибалась назад, а он чуть-чуть нависал над ней. Краем глаза Аня видела все это в зеркало — как здорово получается!

Репетиция закончилась, и Женя ушел на свои занятия.

Пойдем чай попьем, — предложила Варя.

Пойдем, но только ко мне. Заодно и с платьем разберемся до конца, ладно? — попросила Аня. Она ни за что не хотела оставаться с этой проблемой наедине.

Дома у Ани еще никого не было. Ох уж эта Марина! Опять она где-то задерживается…

Но вместо того чтобы заняться платьем, Аня вспомнила про фарш, который, конечно же, давно разморозился. И они пошли готовить котлеты с гарниром из цветной капусты. Аня с удивлением обнаружила, что готовить котлеты не так и трудно. Варя научила ее добавлять в фарш вместо размоченного молоком хлеба манную крупу: проще и быстрее. Накрыли крышкой сковородку и оставили париться. А с цветной капустой оказалось совсем легко справиться — всего-то отварить в подсоленной воде пять минут, откинуть на дуршлаг, а потом обвалять в панировочных сухарях и обжарить на сковородке в растопленном масле.

Остаток дня провели с пользой и удовольствием. Шили платье, болтали обо всем… Ане давно не было так легко и весело. Они сшивали юбку с верхом, придумывали отделку и делились мечтами. Оказывается, Варя очень хотела съездить к морю. Причем не так важно, где это море будет находиться, но оно обязательно должно быть теплым. Аня в ответ рассказала о своей мечте — когда-нибудь побывать в Англии.

Почему не в Париже? Или в Италии? — рассмеялась Варя. — Махнем не глядя!

Туда тоже поедем. Но сначала в Англию. Хочется с англичанами поговорить. Я собираюсь поступать в языковый вуз, чтобы потом быть переводчиком. Только туда поступить сложно, — вздохнула она.

У тебя получится, — уверенно сказала Варя. — Ты талантливая.

— Брось ты! — отмахнулась девочка. Когда пришла Марина, алое платье Анны было

уже почти готово. Оставалось только пришить отделку, подогнуть низ платья, и еще Ане что-то не нравилось в верхней части, но она пока не понимала, что именно.

Варя улыбнулась:

Платью надо дозреть. Ты пока покрутись, почувствуй его, посмотри в зеркало. Оно само подскажет, чего ему не хватает.

Марина приготовила фруктовый салат с мороженым, и девочки, честно оставив родителям половину, съели свою долю с огромным удовольствием. Потом Варя с некоторым сожалением пошла домой — ее ждало свадебное платье Дины. А Марина с Аней еще долго занимались Аниным нарядом. В конце концов Ане показалось, что теперь с ним все в порядке.

Родители совсем от рук отбились: приехали домой в двенадцатом часу, страшно довольные. Сказали, что были в театре. Попробовали, что приготовили девочки, и мама пришла в восторг:

Потрясающе! Не знала, что салат может быть таким необыкновенным! А фруктовый — так это просто сказка!

В общем, ложась спать, Аня решила, что к конкурсу она практически готова. Осталось позаниматься москвоведением, и все в порядке.

Уже засыпая, она вдруг вспомнила о вчерашней встрече с Никитой на темной промозглой улице. Моментально сон ушел, будто его и не было, и снова ее кольнула неприятная мысль, что он, может быть, решил, будто она с ним стала разговаривать из-за конкурса.

— Но это же не так! — с отчаянием сказала девушка довольно громко. Спохватилась, что может разбудить Марину, но, к счастью, та не проснулась. И мысли Ани опять вернулись к Никите.

Но как объяснить ему, что она вовсе не думала о конкурсе, когда встретила его вечером? И надо ли объяснять… Часа два она пролежала без сна, пытаясь принять правильное решение: что ей делать завтра, когда она в коридоре встретит Никиту. Сначала думала, что надо гордо пройти мимо, как будто ничего в субботу не произошло. Потом сообразила, что это будет выглядеть, как полная потеря памяти, и поняла, что это не лучший вариант. Но и вести себя, как Вика, то есть весело хохотать, положа ему руку на плечо, она не собиралась. В конце концов Аня решила положиться на судьбу. Может, он завтра не заметит ее и не придется ничего придумывать. И потом — утро вечера мудренее. С тем и уснула.

ГЛАВА IX

КОНКУРС ТАНЦА — ПОД УГРОЗОЙ?

Утром Аня проспала. Из дома вышла довольно поздно, за пять минут до звонка. До школы пришлось бежать, чтобы не опоздать. За ночь потеплело, шел мелкий дождик, поливая раскисающий снег. Ноги разъезжались, идти было просто невозможно, и девушка, торопясь на урок, скользила, балансируя изо всех сил. Когда Аня, наконец влетев в школу, второпях переодевалась в раздевалке, то искренне позавидовала сестричке, мирно спящей дома.

В класс девушка влетела следом за учительницей биологии, стараясь не привлекать внимания. Проскользнула за свою парту, посмотрела на доску и замерла. Там крупными печатными буквами было написано: «Конкурс красоты начинается в следующую среду!»

Аня изумленно посмотрела по сторонам, встретилась глазами с Варей, и та кивнула головой, одновременно и здороваясь с ней, и подтверждая информацию.

Почему? — одними губами спросила ее Аня. В ответ Варя открыла было рот, но тут Оксана

Павловна начала урок и все объяснения пришлось отложить до перемены.

На уроке Аня чудом не получила пару — почти не слушала вопросы, лихорадочно думая, почему изменились сроки. И еще — что будет в среду, какой из конкурсов?!

Как же все это будет проходить? Аня чуть голову себе не сломала за урок, но ничего не придумала.

На перемене она сразу же обратилась к Варе:

Ты что-нибудь знаешь? Почему сроки изменили? Все должно было состояться через две недели!

Ничего не понимаю, — развела она руками. — Просто пришла какая-то девочка и написала. В классе еще почти никого не было. Я оглянуться не успела, как она уже ушла.

А что девчонки говорят?

Вика перед самым уроком пришла, но я с ней не разговаривала, — призналась Варя и посмотрела на Жанну и Вику, которые оживленно, но не слишком громко что-то обсуждали.

Аня тоже на них посмотрела, потом повернулась к Варе и попросила:

Может, сходим к секретарю? Она точно должна что-то знать.

Хорошо — ответила Варя и начала собирать учебники.

Аня задумчиво шла по коридору в следующий класс.

Аня, — услышала она. Оглянулась — Никита! Сердце забилось где-то в животе, и Аня остановилась, ожидая, пока он подойдет.

А он подошел и остановился рядом. И ничего не говорил. Просто стоял, и все. Когда он подошел, Аня в первый момент опустила глаза, по старой привычке, но когда пауза затянулась, она подняла голову. Никита смотрел на нее и улыбался, правда, не нахально, как это иногда делают мальчишки, а как-то странно. Если бы у Ани был некоторый опыт в человеческих отношениях, она бы увидела, что улыбка — нежная. Но она еще ничего в этом не понимала, поэтому растерялась и от неожиданности резко спросила:

Что случилось?

Ничего, — отступил он на полшага. — Просто…

И снова замолчал. Потом словно вспомнил что-то и сказал:

Репетиция завтра.

Повернулся и пошел по коридору. Аня смотрела ему вслед и чуть не плакала от злости на себя. Это же надо — взять и рявкнуть на него. Можно подумать, что он ее чем-то обидел! Уж лучше бы она и дальше сидела в своей скорлупе. А то — только выбралась на всеобщее обозрение, как начала на народ кидаться.

К тому же был такой прекрасный повод поговорить с ним, узнать, что случилось с конкурсом, потом спросить, как поживает его кошка, и мирно расстаться, когда прозвенит звонок. Нет, накинулась на человека! А теперь непонятно, что делать дальше. Идти извиняться? Но Аня не представляла себе, как это можно сделать в такой ситуации. Да и стоит ли? Так и не решив эту проблему, она дошла до кабинета английского и, только усевшись за свою парту, поняла, что именно сказал Никита. Репетиция завтра!

Какая репетиция? — вслух удивилась она, и к ней сразу обернулась Валька.

Как это — какая? По конкурсу, конечно, — заявила она.

Ты что-то узнала, — догадалась Аня.

Ну да. Пока ты ходила, нам тут все рассказали, — и Валя выразительно оглянулась на Вику с Жанной. Так, понятно, кто здесь новости сообщает.

Ну и что? — как можно более безразличным тоном поинтересовалась Аня.

Да ничего. Репетиция, — повторила Валя, — завтра, в пять часов вечера. А вся остальная информация — в расписании.

В каком расписании? — не поняла девушка.

Ну в расписании конкурса, — подняла брови соседка. — Тебе что, не дали? У Вики оно есть, и у Жанны тоже.

Аня недоуменно посмотрела на нее, но тут вошла Елена Андреевна, и пришлось прервать разговор.

Темп на уроке английского всегда очень напряженный, и думать о конкурсе было некогда. В конце урока Елена Андреевна дала самостоятельную работу на все времена. То есть не в смысле эпохальную. Надо было всего-навсего составить двенадцать утвердительных предложений и столько же вопросительных, в разных временах. Аня справилась с этим достаточно быстро, когда остальные еще только приступали к составлению вопросов — английский она любила и в рамках школьной программы знала неплохо.

Дожидаясь, пока задание сделают все остальные, Аня смотрела в окно. Там дул ветер, и на мокрой березе, росшей около школы, сидела взъерошенная ворона, изо всех сил пытаясь не свалиться с раскачивающейся ветки. В конце концов вороне все это надоело, и она, тяжело взмахнув крыльями, взлетела. Видимо, ворона сильно промокла под дождем, потому что сначала крылья ее не удержали, и она резко, резко стала падать вниз, но справилась и полетела куда-то в сторону. Аня сочувственно посмотрела ей вслед и грустно усмехнулась — она тоже сейчас похожа на эту несчастную ворону. Вылезла из уютного укрытия, сидит на промозглом ветру, и ветка под ней раскачивается, норовя скинуть. Удержится или нет? Аня вздохнула, и ее мысли снова переключились на конкурс. Что за расписание такое, о котором ей говорила Валя?

Вдруг ее осенило — расписание! Ну конечно, расписание! В пятницу, когда ее остановил в коридоре Никита, он дал ей какую-то бумажку и сказал, что это расписание конкурса. Она тогда сунула ее куда-то и даже не посмотрела, что в ней. Надо срочно найти!

Аня полезла в сумку, перерыла все, и в учебнике по физике нашла сложенный пополам листик. Тут, как раз, прозвенел звонок с урока. Аня развернула листок и ахнула. На нем было напечатано, что действительно конкурс начинается в среду. Подробно было расписано, что в какие дни будет происходить. А она даже не посмотрела в это расписание, когда получила его от Никиты!

Оказывается, в среду будет проходить конкурс на знание Москвы. Для этого выделяют один урок в середине дня. В четверг, когда у большинства старших классов по расписанию уроки труда, будет проходить кулинарный конкурс — на третьем и четвертом уроках. Причем было помечено, что продукты для конкурса надо приносить самим. Будет оцениваться качество приготовления и стоимость продуктов. То есть еда должна быть вкус-ной, но не слишком дорогой. Интересная подробность.

А основной — танцевальный, совмещенный с конкурсом костюма — будет проходить в пятницу, в шесть часов вечера, причем — тут Аня присвистнула — в помещении дома культуры, расположенного на соседней улице.

Это что, у нас выступление будет? На публику? — удивилась она вслух.

Что такое? — подошла Варя. — Что-то случилось?

Еще нет, но скоро будет. Смотри, где у нас танцы будут проходить, — протянула Аня ей листок.

Варя заглянула в него и пожала плечами:

Ну конечно, там удобно. Зал большой, место есть, куда народ посадить, а то в нашем актовом зале на сцене не развернуться, сразу в стенку влетишь. Что тебя смущает?

Аня неопределенно покачала головой, давая понять, что и сама не знает, но что-то тут не то.

Брось ты! — Васька. Он, оказывается, подошел и внимательно подслушивал их разговор. — Я своих парней со двора приведу, болеть за вас будем.

Вот еще! — хором возмутились девушки.

Нам и одного тебя хватит, — добавила Аня.

Зря от помощи отказываетесь. Я, между прочим, крупный специалист в области танцев.

Ага, на дискотеку один раз сходил, — съехидничала Варя.

Но Васька выразительно посмотрел на них:

Ошибаетесь, девушки! Вы еще ничего не знаете про Великого и Ужасного Василия Ненашева!

И гордо пошел к выходу из класса. Варя успела сказать ему вслед:

Что ужасный — это заметно!

Он, не оборачиваясь, поднял руку в знак того, что все слышал, все понял, но снисходить до ответа не стал.

Девушки переглянулись и расхохотались.

Ну что, пойдем на физику? — предложила Варя.

Дальше за весь день ничего интересного не было. Как всегда, шествовала по коридорам Вика, сегодня почему-то одна: Жанна куда-то исчезала на переменах, а Никита ни разу не появился. Наконец Аня стала ловить себя на том, что ищет его глазами, разозлилась и попыталась перестать о нем думать. В конце концов, у них разные дороги. Насколько она знала, он увлекался компьютерами и математикой, а для Ани не было ничего интереснее неправильных английских глаголов.

После уроков Варя пришла к Ане доделывать платье. С ним надо было спешить, потому что времени практически не оставалось, а Варя заявила — и ей можно было верить, — что в новом платье сразу выступать нельзя. Надо потренироваться, потанцевать в костюме, привыкнуть к нему.

Женя до пяти часов занимался с Наташей. Как сказала Варя, у них начались какие-то заморочки с программой, и приходилось много работать. Девушки пообедали у Ани, а потом взялись за платье. Сначала пришили кружево к лифу. Затем начали расшивать кружево тесьмой. Тесьму красиво уложили, прикололи булавками, а потом в четыре руки пришили, осторожно прихватывая, чтобы шов не был заметен. Получилось просто здорово. Аня хотела еще пришить тесьму по низу платья, но Варя ее отговорила. Сказала, что в этом случае оно будет чисто театральным, а так его можно будет надеть на какое-нибудь торжество. Аня слабо представляла себе торжество, на которое можно так нарядиться, но возражать не стала.

Когда они закончили с платьем, Аня предложила пойти попить чай. В их семье заваривали очень хороший чай — домашний, с мятой, зверобоем, липовым цветом, донником и боярышником. Мама летом на даче сама собирала травы, сушила их, и потом всю долгую зиму они пили свой чай. Может, Ане это просто казалось, но от этого чая настроение поднималось, как от хорошей музыки.

Девушки посидели на кухне за чашкой чая, обсудили сложившиеся обстоятельства с переменой сроков конкурса, но отчего это произошло, так и не додумались.

— Да что тебе переживать? Все готово, — уговаривала Варя подругу. Но Аня почему-то и так не волновалась. На душе у нее было легко и спокойно. И только одно немного омрачало настроение — воспоминание о том, что сегодня она в коридоре не смогла по-хорошему поговорить с Никитой.

В половине пятого они захватили с собой новое платье и красные туфли и пошли к Варе. А Марина, между прочим, так и не появилась. Конечно, понятно — у нее свой круг друзей, свои дела, но все-таки Ане было немного грустно. Поддержка сестры была ей сейчас просто необходима.

Жени тоже еще не было дома. Варя провела Аню в свою комнату и показала разложенные части белого платья.

Смотри, я свадебное платье уже почти скроила, осталось только немного добавить, если Дина захочет какие-то дополнения. Но это будет ясно после примерки.

И когда примерка?

В среду. А потом еще буду расшивать жемчугом.

Настоящим? — удивилась Аня.

Нет, конечно, — Варя улыбнулась. — Вот, мы уже нити искусственного жемчуга купили. Но это тоже решим после примерки, что и как украшать.

Юбка была огромная, она лежала на чертежной доске, свисая с нее во все стороны. А корсаж, уже сметанный, свисал на плечиках с люстры.

Варя смущенно улыбнулась:

Я очень хочу купить манекен. Знаешь, бывают такие, безразмерные, но денег пока на это нет. И еще надо бы вешалку, такую, как штанга. В магазине продается, но дорого, тысячи две, не меньше. Я уже придумала, как сделать самой, но надо ехать на строительный рынок. Так что если только на каникулах…

Пришел Женя, и они сразу приступили к занятиям. Аня переоделась в алое платье, надела новые туфли и, осторожно ступая на высоких каблуках, прошла в зеркальную комнату. Женя критично оглядел ее платье — у Ани екнуло сердце, — но он одобрил и фасон, и отделку. Попросил покружиться по комнате, посмотрел, как развевается юбка, и остался доволен.

Варя включила музыку, и урок начался. С вальсом они в этот день долго не мучались. Просто прошли по комнате два раза под музыку, попробовали разные варианты поворотов, поддержек — и все. Зато потом долго разбирались с квик-степом. Движения этого танца в самом деле похожи на движения вальса, но только с виду. Ритм совсем другой, акценты не такие, и вообще — это совсем другая история. Аня сначала никак не могла попасть в такт, но зато когда сообразила, в чем суть, то пришла в восторг. Это было так здорово!

В перерыве она, слегка задыхаясь, сказала Варе:

Жалко, что в школе никто так не танцует. Представляешь, на школьном вечере — квик-степ. А то встанут в кружок и руками-ногами дрыгают, кто как умеет. И никто ни на кого внимания не обращает.

Если бы умели! — понимающе кивнул Женя. — Современные танцы тоже бывают очень красивыми, только никто же не пробует им всерьез учиться.

Они сидели на кухне и пили кофе.

Ну, в общем, почти все готово. Только придать блеск степу — и можно на международный конкурс, — улыбалась Варя.

До пятницы успеем? — спросила Аня.

До какой пятницы? — насторожился Женя.

До этой, — безмятежно улыбнулась она. Но тут же от этой безмятежности у нее не осталось и следа, потому что Женя удивленно произнес:

Но в эту пятницу я не могу.

Как это? Почему не можешь? — вскинула на него глаза Варя.

У нас выезд.

На природу? — ничего не понимала Аня, но Варя, похоже, отлично знала Женькину терминологию:

Концерт?

Да, в Останкино. Выезжаем утром, возвращаемся поздно вечером, — развел Женя руками. Он тоже был расстроен.

Что же делать?

Да что случилось? — тревожно спросила Аня. Она уже догадывалась, что происходит что-то неприятное. Скорее, катастрофа.

И Варя объяснила ей, что студия, в которой занимается Женя, дает в год несколько концертов. Дети выступают перед состоятельной публикой, а Женя с Наташей показывают класс высшего пилотажа, то есть происходит этакая агитация — отдавайте детей в нашу студию, и они научатся прекрасно танцевать.

Для студии такие концерты — совершенно необходимая вещь, и отказываться от них недопустимо. И то, что совпали по времени концерт и конкурс, это действительно катастрофа, поскольку ни то, ни другое перенести нельзя.

И что теперь делать? — растерянно спросила Аня.

Женя с Варей молча переглянулись. Потом Варя встала:

Хочешь еще кофе?

Нет, — упавшим голосом ответила девушка. — Значит, все было зря?

Ну почему? — сказал Женя. — Я же не единственный партнер в этом городе. Это тебя нельзя заменить, а я не так и важен. И вообще, вам наверняка каких-то партнеров дадут на конкурс. Так часто делают.

Как это не важен! — запротестовала Аня. Она просто не представляла себе, кто сможет еще так танцевать, как Женя. И с кем она сможет так же танцевать…

После перерыва они еще раз попробовали квик-степ, но на этот раз Аня занималась без азарта. Она все время думала о том, что ничего не получится, ну и, конечно, ничего не получалось. В конце концов Женя сдался:

Что-то не идет. Давай не мучаться сегодня больше, завтра я попробую найти себе замену, и мы повторим все с начала.

Как может кто-то за два дня выучить танец! — расстроилась Аня.

Ну у тебя же это получилось, — улыбнулся он.

Вечером Аня в спешке делала уроки. Кстати, Марина в этот день осталась ночевать у Дины. Мама заволновалась:

Как это она где-то ночует? Я же за нее отвечаю!

Но папа возразил ей, что Марина совершеннолетняя и вполне может отвечать за себя сама, тем более что она уже второй год живет самостоятельно в чужой стране и за это время с ней ничего плохого, слава Богу, не произошло. И мама успокоилась. А вот Аня никак не могла успокоиться. Она не понимала, как так случилось, что конкурс, о котором она еще неделю назад ничего не знала и в котором сначала вовсе не собиралась участвовать, стал ей необходим. Но это было так, и всю ночь ей снилась музыка, большой зал, танцующие пары, правда, она не танцевала, потому что у нее не было партнера. Аня стояла у стены в необыкновенном платье, звучала прекрасная музыка, а она никому была не нужна…

…Девушка проснулась среди ночи, перевернула мокрую подушку другой стороной, вытерла слезы на щеках и снова уснула. Сон вернулся. Все та же музыка, тот же зал, но на этот раз кто-то кружил ее по залу, и Аня была счастлива. Правда, лица своего партнера она так и не увидела.

ГЛАВА X

ПЕРВЫЙ ПОЦЕЛУЙ

Утром Аня проснулась удивительно рано. Сразу вспомнила, что осталась без пары на танцевальный конкурс, но очарование сна было так велико, что она почему-то нисколько не расстроилась. Утро было ясным, и так же ясно было на душе.

Она тихонько прошла в ванну и стала колдовать над своей внешностью с помощью косметики, позаимствованной у Марины. Полчаса упорных усилий привели к тому, что она решительно умылась, смывая все, что натворила за это время, затем просто подкрасила губы блеском и на этом успокоилась.

В школу шла как на битву, с гордо поднятой головой. И только у самых дверей вдруг сникла. Показались бесполезными все ее усилия. Может, то, что Женя не сможет выступать вместе с ней, это такой знак? Ну, что ей не надо участвовать в конкурсе?

Да еще сегодня эта репетиция непонятная. Что они будут репетировать, интересно? Вручение призов Вике и Жанне?

— Ну как конкурс? — неожиданно раздалось над ухом. — Что танцуем?

Аня шарахнулась в сторону от неожиданности и увидела Ваську Ненашева.

Фу, напугал!

Что, такой страшный? — засмеялся он. — Ну так как танцы?

Да какие там танцы! — вырвалось у Ани. — Женька, с которым я должна танцевать, как раз в пятницу занят. И танцевать мне не с кем. Вот так! Так что можно не приводить парней из своего двора, потому что болеть за меня не надо будет.

И она прошла мимо оторопевшего парня в раскрытые школьные двери.

Варя уже сидела в классе. На вопросительный взгляд Ани она печально покачала головой — такого Женя не нашел себе на замену. Аня вздохнула и уселась за парту. Осмотрелась по сторонам — Вика была в ударе. Она громко хохотала, встряхивая светлыми волосами и о чем-то рассказывала двум восхищенно глядящим на нее девчонкам из соседнего класса.

А эти что здесь делают? — спросила Аня у Вари.

Зашли уточнить что-то о конкурсе и застряли, — пожала плечами Варя. — Сейчас еще автографы брать будут.

Ты серьезно? — оглянулась на них Валя.

Нет, конечно. Но дело к этому идет, — усмехнулась девушка.

Начался урок, и девчонки ушли. Что самое странное — Васька Ненашев до самой перемены сидел тихий, ничего не комментировал и не лез с приколами.

Аня удивилась бы этому больше, если бы не думала все время о своей проблеме. На перемене у нее было ощущение, что Васька хочет ей что-то сказать, но ей было не до его дурацких шуточек.

Она прошла мимо, демонстративно не обращая на него никакого внимания, и он ничего не сказал.

Весь день прошел как в тумане. Она что-то девала на уроках, по математике даже получила четыре, отвечая у доски, но что решала при этом, не смогла бы вспомнить.

На репетицию решила не ходить. Какой в этом теперь смысл? Жаль только, что Женька зря старался. И Варя… Зато теперь у нее есть подруга, а то дорогого стоит. Так что будем считать, что конуре сделал свое дело. Но отчего-то было грустно. После уроков Варя заторопилась домой:

Надо обед готовить, а то Женька приедет голодный. Ты останешься на репетицию?

— Нет, — пожала плечами Аня. — Какой Тверь в этом смысл?

Смысл есть всегда! — прозвучало сбоку.

Девочки вздрогнули и оглянулись. Рядом стоял Васька. Очень серьезный, что было совсем на него не похоже.

Ну и какой смысл? — вскинула голову Аня. Что он себе позволяет! Подслушивает постоянно в последнее время, с какими-то идиотскими замечаниями лезет…

А такой, — оглянулся он по сторонам, — что надо поговорить.

Девочки опешили, переглянулись, и Варя сказала:

— Надо так надо. Пойдем за школу. И сама первая зашагала к выходу.

За школой стояла беседка, в которой не одно поколение учеников курило, целовалось и просто хорошо проводило время вместо уроков. Беседка по чьему-то недосмотру была выстроена капитально, с мощными стенами, к тому же вокруг густо росли кусты и деревья, которые директор школы каждый год грозился выкорчевать, но так своей угрозы и не выполнял.

Ребята спокойно расположились на скамейке, укрывшись от резкого холодного ветра за высокой стенкой.

Ну рассказывай, что у тебя за дело? — повернулась Аня к Ваське.

Да в общем-то это не мое дело, — он снова стал ерничать, но под строгими взглядами посерьезнел. — Словом, если тебе не с кем участвовать в конкурсе танца, то я могу найти партнера.

— Да? — ахнула Варя. — И кто это? Парень немного замялся, потом сказал:

Вы только не смейтесь, но это я.

Ты? — ахнули девушки и дружно расхохотались.

Ну да, я. Только я же просил — не смеяться, — с досадой сказал он. — Так я и знал, что этим все кончится!

Нет-нет, ты не обижайся, — заторопилась Варя. — Это мы от неожиданности. Мы же не знали, что ты танцевать умеешь!

Кстати, этого никто не знает, — предупредил Васька. — Так что если меня в долю не берете, то хотя бы не трепитесь об этом.

В долю! — прыснула Аня.

В общем, решайте, — Василий посмотрел на них серьезно.

И Аня тоже посмотрела на него. Посмотрела другими глазами. Так, как будто видела первый раз в жизни. И оказалось, что Васька вполне нормальный парень. И глаза умные и, в общем-то, сам он симпатичный, ничего не скажешь. И рост у него хороший.

Так ты что, танцами занимался? — поинтересовалась Варя.

— Почему занимался? И сейчас занимаюсь.

Ив конкурсах участвуешь? — удивилась Аня.

Ну да, в прошлом году в Чехию ездил, пятое место заняли в юниорском турнире.

— Ничего себе! А кто у тебя партнерша? Из нашей школы? — затараторила Варя.

— И никто в школе не знает? — вторила Аня.

Никто не знает, партнерша не из нашей школы, — видно было, что парень не очень уютно себя чувствует от вопросов, а еще оттого, что он рассказывает о своей личной жизни, причем по собственной инициативе.

Еще немного, и он сбежал бы от всего этого на другой конец города, но тут Варя сообразила, к чему идет дело, и серьезно сказала:

Так, времени у нас осталось всего ничего. Женька сегодня дома, завтра его весь день не будет. В четверг он будет дома вечером. Значит, у нас только два урока. Пошли!

И она торопливо выбралась из беседки. На порожке остановилась и посмотрела на Аню с Василием:

Ну, пойдемте же!

Куда? — поинтересовался Васька.

К ней домой. Ее брат со мной занимается танцами, но в пятницу он не сможет прийти, в этом вся проблема, — пояснила Аня Ваське, шагая вместе с ним следом за подружкой.

По дороге Васька забежал в магазин на минутку. Варя пошла поскорее домой, готовить обед. Аня осталась ждать мальчика у магазина, и пока стояла, то думала — у скольких еще ребят из ее класса есть вторая, скрытая от одноклассников, жизнь? Вот Васька… Кто бы мог подумать, что он танцами занимается? Он по школе ходит, ноги косолалит. И вообще — валенок валенком! И — пятое место в Чехии! Это же надо…

От размышлений ее оторвал Васька, выскочивший из магазина так, словно за ним волки гнались. Увидев Аню, он притормозил:

А где Варя?

Домой пошла. Ей еще обед готовить. Ничего, я знаю, где она живет, — улыбнулась Аня. — Идем?

У нее возникло ощущение, что Васька боялся, что они уйдут без него. Хотя куда они теперь от него денутся!

Варя открыла им дверь и сразу убежала на кухню, где у нее что-то кипело.

Василий огляделся по сторонам:

Это что, вы переезжаете?

Почему? — улыбнулась Аня, вешая куртку на крючок. — Просто у некоторых людей нормальное отношение к мебели. Я бы, например, половину своей выкинула с удовольствием.

Но когда Васька увидел танцкласс, то просто дар речи потерял. Единственное, что смог сказать:

Ни фига себе!

Нравится?

Еще бы! Вот это я понимаю, — прошелся он по комнате, глядясь в зеркала.

Ой, а конкурсное платье у меня дома, — спохватилась Аня.

Ничего, сегодня и так позанимаешься, — заявил Васька. — Я тоже не во фраке. Кстати, мне позвонить надо.

Аня покосилась на него — что-то он раскомандовался! — но ничего не сказала. А все-таки быстро он пришел в себя. Позавидуешь. Сама Аня до сих пор не могла понять, зачем она все это делает.

Пока Васька звонил, пришел домой Женя. Девочки кинулись к нему и наперебой рассказали, что партнер нашелся, и так радовались при этом, что тот заулыбался:

Ну вот, видите, значит, нужным делом занимаетесь, раз все сразу уладилось.

Это как? — удивилась Аня. — Что ты имеешь в виду?

Понимаешь, — объяснил он, — если то, чем ты занимаешься, дело хорошее и нужное, то все проблемы будут решаться достаточно просто.

А если дело хорошее, но проблемы легко не решаются? — спросила Аня.

Тогда надо посидеть и подумать, все ли так делаешь, как нужно. Может, торопиться пока не следует.

Варя улыбалась, слушая брата. Видимо, она уже была знакома с этой его теорией.

Вы немного подождите, а то я обед не успела сделать, — извинилась она. — Через полчаса все будет готово.

Ладно, пока позанимаемся, — согласился Женька.

И они приступили. Васька оказался неплохим партнером. С ним было даже проще, чем с Женей. Или это Аня уже научилась танцевать? Но главное, что Василий мигом ухватил суть того, что Женя с Аней придумали, и они закружились по комнате легко и свободно. Васька разошелся не на шутку, и так ловко ее поворачивал, что они ни разу в стенку не врезались, хотя иногда Ане казалось, что это неизбежно.

Когда музыка кончилась, Женя одобрительно сказал:

Неплохо. Ты в юношеском разряде выступаешь?

Да, — Васька шумно дышал. Все-таки не так легко дался ему танец.

И как результаты?

В прошлом году пятое место в Чехии.

Можешь лучше, — заметил Женя. — У тебя какая программа?

Тут они заговорили специальными терминами, в которых Аня ничего не понимала, и Варя утащила ее на кухню:

Пусть поговорят, а мы пока на стол соберем. У Женьки аппетит после занятий просто волчий.

Обед прошел весело. Васька, как всегда, хохмил, но никто его не одергивал, а наоборот, все смеялись.

После обеда Аня думала еще позаниматься, но. Женя сказал, что в этом нет необходимости.

Почему? — удивилась девушка, на что получила ясный ответ:

Все отлично. Завтра придете с Василием, и уже в костюмах попробуете и вальс, и квик-степ. А начерно у вас уже готово.

У меня за вальс была наивысшая отметка, — гордо сказал Василий, покосился на Варю и покраснел. Та тоже отчего-то вспыхнула и потащила Аню из комнаты:

Пойдем, платье покажу.

Готово свадебное? — обрадовалась Аня и удивилась, увидев, что Варя густо покраснела. Они пошли в комнату к Варе, и Аня недоумевала: что такое случилось? Может, она что-то не так сказала?

Но когда она увидела наконец свадебное платье, над которым трудилась Варя, то позабыла обо всем. Это была просто фантастика! Вчера, когда лиф и юбка лежали по отдельности, они не производили такого впечатления. Но теперь…

По контрасту с пышной, словно сделанной из пены, юбкой лиф выглядел особенно узким. Казалось невероятным, что он кому-то может быть впору. По верху корсажа, изящно повторяя линию декольте, проходила атласная лента.

Тут будет вышивка, так что материала почти не будет видно, — пояснила Варя. — Ас рукавами пока не ясно. Мне кажется, что здесь должны быть съемные рукава, что-то вроде длинных перчаток, только без пальцев. Ну завтра посмотрим, вместе с Диной.

А почему юбка такая пышная?

Ну, во-первых, она многослойная, а во-вторых… — Варя приподняла верхний слой юбок и показала сложную конструкцию из тесемок и каких-то обручей. — Эта штука надевается отдельно, и все держит. Ходить не мешает, танцевать тоже. А если надо сесть в машину, то она легко сминается. А потом распрямляется, вот, смотри.

И Варя продемонстрировала возможности этого каркаса.

Это я сама придумала, — похвасталась она. — Ничего получилось, да? — и она гордо посмотрела на Аню, ожидая, что она скажет.

Класс! — одобрила девушка.

Варя расцвела и расправила юбку свадебного наряда.

А можно примерить? — вдруг спросила Аня.

Попозже. После примерки, когда пришью как следует, а то юбка пока на честном слове держится.

Аня кивнула и посмотрела на часы:

Я домой пойду. Уроков полно, к тому же завтра по москвоведению конкурсный тест, надо хоть немного полистать учебник.

Она вышла в коридор и удивилась — Васькина куртка все еще висела на гвозде. Что он там делает? Потихоньку заглянула к Жене в комнату и увидела, что ребята самозабвенно танцуют, показывая друг другу разные па. Осторожно, чтобы они ее не заметили, прикрыла дверь и пошла домой. Это же надо, такая любовь к танцам! Ну Васька, ну удивил.

Но ведь и выручил! Если бы не он — сидела бы она сейчас у разбитого корыта. Кстати, интересно, а с кем остальные девчонки танцевать будут? И с этой мыслью она дошла до дома. Там снова никого не было. Марина дневала и ночевала у Динки, родители, как всегда, были на работе. Аня переоделась и устроилась за столом делать уроки. За упражнением по русскому и застал ее звонок в дверь.

Девушка удивилась — кто это может быть? Подошла к двери и заглянула в глазок. Время сейчас такое, что не разобравшись, кто пришел, открывать не следует. Но то, что она увидела в глазок, поразило ее настолько, что она сразу распахнула дверь. На пороге стоял Никита.

Ты почему на репетиции не была? — спросил он сурово.

А что? — насторожилась она. — Это обязательно?

Вообще-то да. Могли и снять с конкурса за неявку.

И сняли? — спокойно спросила Аня, заранее решив не волноваться ни в коем случае.

Нет, я сказал, что ты к зубному пошла.

Правда? — рассмеялась Аня. — Почему?

Я хочу, чтобы ты участвовала, — твердо сказал он и заглянул ей в глаза. У нее перехватило дыхание. На нее еще никто из парней так не смотрел. А Никитин взгляд был таким пристальным и строгим, что у Ани часто-часто заколотилось сердце.

— Почему? — после паузы спросила она тихо.

Но он отвел взгляд и уже другим тоном ответил, слегка усмехаясь:

Для интриги. А то скучно будет. Понимаешь, все девчонки, которые собираются участвовать в конкурсе, давно всем известны, и вдруг появляешься ты…

И что такого со мной? — увидев, что Никита замолчал как-то уж очень надолго, спросила Аня.

Они даже представить не могли, во что влипли, когда ты решила выступать! — широко улыбнулся он.

Почему? — насторожилась девушка.

Потому что ты — это ты, — непонятно сказал Никита. И тут же достал какие-то бумаги. — Вот, это тебе, список возможных вопросов на завтра. Посмотри.

Спасибо, — взяла их Аня. И спохватилась: — Ой, что это мы в дверях стоим? Проходи, кофе хочешь?

Хочу, — согласился он.

Они долго сидели на кухне. За окном почти стемнело, но свет зажигать не хотелось. Пили кофе, разговаривали о всяких пустяках, и на душе у Ани было так спокойно и хорошо…

Как поживает твоя кошка? — спросила она.

Хулиганит, — махнул он рукой. — Вчера научилась кран открывать в ванной, так среди ночи пришлось ее оттуда выгонять. Представляешь, мы спим, и вдруг — как польется! Мама вскочила, думала — трубу прорвало. Я бегом в ванную — а там кошка сидит, и струю воды лапой трогает.

Они расхохотались. Аня представила себе картину, как все семейство мчится смотреть, как кошка под краном лапы моет, и закатилась от смеха.

Да, она еще посмотрела на нас…

И кран закрыла? — спросила, еле живая от хохота, Аня.

Нет, спрыгнула — и удрала в коридор. Поняла, что не похвалят.

Аня еще посмеялась, и вдруг — не иначе, как в беспамятстве, — спросила:

Почему ты с Викой все время ходишь?

Он чуть не поперхнулся своим кофе, осторожно поставил чашку и изумленно посмотрел на нее:

С чего ты взяла?

Ну как с чего, — отчаянно раскаиваясь в своем вопросе, ответила Аня. — На переменах… И после школы вместе идете… иногда.

Именно, что иногда! Это она решила, что я ей подхожу, — успокаиваясь, сказал он. — Понимаешь, — наклонился он к ней ближе. — Это совсем не то, что ты думаешь. Она привыкла, что ей никто ни в чем не отказывает…

И ты тоже… — голос у Ани предательски дрогнул.

Вот еще! Но она решила, что хоть видимость победы у нее должна быть.

И тебе это нравится?

Нет, но не кричать же, что она ко мне липнет! Ходит и ходит, какая в конце концов разница? Главное — что меня это не волнует.

А что тебя волнует? — тихо спросила Аня. У нее не было опыта общения с противоположным полом, и она не знала, что некоторые вопросы лучше не задавать, пока ты не готова к ответу на них. А она еще не была готова…

Они сидели совсем рядом. Никита повернулся к ней, посмотрел ей в глаза и так же тихо ответил:

Ты…

Аня в наступивших сумерках почти не различала черты лица, но ясно видела его заблестевшие глаза. Он придвинулся к ней и продолжил:

Я давно жду тебя. Но ты все ходишь мимо, не поднимая глаз. Между тобой и все остальным миром — стена. Сквозь нее не пробиться. И вдруг эта стена рухнула. Что-то случилось с тобой…

Это плохо? — прошептала Аня.

Нет. Это здорово, — точно так же, одними губами, ответил Никита.

И осторожно, словно боясь спугнуть птицу счастья, коснулся своими губами ее губ.

Весь мир словно перевернулся! Ане показалось, что все вокруг исчезло. Взорвались стены ее кухоньки, растворились в радужном свете, и девушка поплыла куда-то, не понимая, что с ней происходит и что происходит с этим миром. Впрочем, пока что ей не было никакого дела до целого мира. У нее перехватило дыхание, и на мгновение показалось, что она умирает. Но через секунду она пришла в себя.

Аня увидела, что она все так же сидит на кухне, а рядом — Никита, который тревожно глядит на нее:

Извини, если…

Тише, — прервала она его негромко и медленно покачала головой.

Что?! — он, похоже, испугался.

Ни-че-го, — медленно сказала она и улыбнулась. — Просто…

Никита бережно взял ее руку и поднес к губам. Они были мягкие, теплые и сухие. Девушка медленно, как во сне, подняла другую руку и дотронулась до его волос. Зарылась в них пальцами, провела по голове. Он поднял к ней свое лицо и снова поцеловал в губы, на этот раз требовательно и нежно. Аня ответила на его поцелуй, и мир снова исчез куда-то…

ГЛАВА XI

ЧТО ПРОИСХОДИТ?

Вдруг послышалось, как в двери поворачивается ключ. Аня кинулась к выключателю, щелкнула клавишей, включая свет, и, задыхаясь, с пылающими щеками вернулась обратно, тревожно прислушиваясь к звукам в коридоре.

Аня, ты дома? — раздался голос мамы.

Да, мы здесь, — ответила девушка, изо всех сил стараясь говорить обычным голосом. — Ко мне Никита зашел, тетрадь принес.

А, здравствуй, Никита, — заглянула к ним мама и внимательно посмотрела на мальчика. — Чай пить будешь?

Спасибо, мне пора, — встал он. — Уроков много, и потом, Аня меня уже угощала.

Ну тогда до свидания. Заходи еще, — улыбнулась мама и ушла к себе в комнату.

Никита быстро ушел, и Аня даже не успела ничего сказать. В коридоре он шепнул, что завтра желает ей удачи, и дверь за ним захлопнулась. Девушка без сил прислонилась к стене, потом спохватилась и помчалась к себе в комнату — оттуда был виден подъезд. Ждать пришлось недолго — скоро входная дверь открылась, и вышел Никита. Сверху были видны только его макушка и плечи, но Аня смотрела не отрываясь — ведь это он только что целовал ее. Она целовалась впервые. Что же с ней случилось? Почему все изменилось в ее жизни?..

И вдруг…

От детской площадки напротив подъезда отделилась фигура и подошла к Никите. Это была Вика. Ее светлое пальто ни с каким другим не спутаешь. Он кивнул ей головой, она взяла его под руку, и оба ушли по тропинке к дому, в котором жил Никита.

Почему?! За что?! Беззвучный крик замер у Ани на губах. Она отшатнулась от окна и упала на свой диванчик, глухо рыдая. Как так можно? Ведь только что он сидел здесь, у нее, целовал ее губы, руки, а оказывается, все это время там, внизу, его ждала Вика?

До какой подлости может дойти человек?!

— Но зачем, зачем он это сделал? — шептала она. Кому? У кого просила ответа?

К счастью, мама занялась чем-то у себя в комнате и не зашла к ней. А то встревожилась бы, стала расспрашивать, что случилось. Но Аня сама еще не знала, что случилось. Только понимала, что уже ничего не будет так, как раньше. Все изменилось. И в первую очередь — изменилась она сама.

Постепенно слезы иссякли, но Аня еще долго лежала, всхлипывая в темноте. Потом почти что успокоилась. А, собственно говоря, что случилось? Ну поцеловал ее мальчик, бывает такое. Ничего ведь больше не произошло. А то, что это произошло впервые в ее жизни, так ведь никто, кроме нее, про это не знает…

Она вытерла щеки — впрочем, слезы уже высохли сами, — встала и зажгла свет. Жизнь продолжается. Как говорил незабвенный Фредди Меркьюри, «Show must go on». Так что оставим все происшедшее на совести Никиты и приступим к занятиям. Кстати, а зачем он приходил? Он что-то принес!

Девушка вскочила и метнулась на кухню. Именно там она оставила бумаги, которые он передал ей. К счастью, мама их никуда не убрала и они лежали себе спокойно на кухонном диванчике. Аня на секунду замерла, глядя на то место, где совсем недавно сидел Никита, потом встряхнула волосами и пошла к себе. Пусть. Она не будет об этом думать.

Пришла Марина — радостная, оживленная, сразу сказала, что жутко голодная, и мама стала ее кормить. Попыталась позвать поужинать и Аню, но есть ей совсем не хотелось, и она дождалась Марину у себя в комнате, сидя на диване и уронив руки с бумагами себе на колени. Сидела и ни о чем не думала, только чувствовала на губах вкус его губ.

Что-то случилось? — присмотрелась Марина к ней, когда вошла в комнату.

Нет, ничего.

Но я же вижу: что-то случилось!

Но Аня не была готова сказать, что произошло. Она еще отрицательно потрясла головой и показала бумаги:

Вот, смотри, вопросы по москвоведению на завтрашний конкурс.

Ничего себе! — удивилась Марина, взяла в руки список вопросов и просмотрела его. — Это что, всем дали?

Не знаю, наверное, всем, — равнодушно пожала плечами Аня.

Как это — не знаю? Вас же там много было, на репетиции. Каждому отдельно выдавали, что ли?

А я на репетицию не попала, — и Аня рассказала, что вчера узнала, что ее партнер не сможет принять участие в конкурсе, и она уже решила совсем все бросить.

И что, не будешь участвовать? — ахнула сестричка и села рядом.

Буду. Представляешь, неожиданно выяснилось, что один парень из нашего класса тоже занимается бальными танцами. Вот уж на кого никогда бы не подумала, — улыбнулась Аня. — Васька меня и выручит в пятницу. Но пока я решала, что делать, репетиция прошла.

А это тогда откуда? — Марина потрясла листками.

А это Никита принес, — Аня густо покраснела. Марина пристально посмотрела на нее, и девушка покраснела до малинового цвета. У нее было такое ощущение, что щеки сейчас просто запылают огнем — так жарко им стало.

Та-ак, — понимающе протянула Марина, и Аня, не выдержав ее взгляда, резко отвернулась к окну. — Да ладно, чего ты, я же все понимаю. Подговорили, да?

Аня, не поворачиваясь, неопределенно повела плечом, и сестричка ахнула:

Что, все так серьезно?

Нет, — развернулась к ней Аня. — Несерьезно. Потому что когда он вышел, я выглянула в окно. И можешь представить, кто его ждал у подъезда? Вика!

Та самая Вика, с которой он все время ходит и которая тоже участвует в конкурсе? — уточнила Марина и, услышав утвердительный ответ, задумалась.

Ты представляешь, — удивленно продолжала Аня, — он здесь сидит, говорит, что я его волную, потом еще поцеловал…

Она ахнула, поняв, что проговорилась, и снова отвернулась от сестры. Но Марина нежно обняла ее за плечи и тихонько засмеялась:

Вот оно в чем дело! Ты посмотри, я же тебе говорила, что он обязательно тебя заметит! А всего-то стоило чуть подкрасить губы и немного поучиться танцевать вальс.


Тебе смешно?! — Аня подняла на нее глаза, полные слез.

Нет, ну что ты! Это все серьезно. Но тогда… подожди, получается, что он объяснялся тебе в любви, а под окном его дожидалась эта кукла?

Да-а… — всхлипнула Аня.

Тише, тише, — испугалась Марина. — Всех переполошишь. Но кому он тогда говорит правду?

Как это? — от неожиданности Аня перестала плакать.

Ну неужели ему нужны сразу две девушки? Ладно бы еще вы не могли встретиться все вместе. Ребята т. к иногда делают — в каждом районе своя подружка, — с горечью сказала Марина, и Аня вдруг подумала — а не относится ли эта ситуация к ней самой?

Но вы все учитесь в одной школе, так что это не тот вариант, — продолжала та. — Значит, одной из вас он врет.

Но зачем?!

Ну а тебе не приходила в голову такая мысль, что он почувствовал в тебе сильного конкурента своей Вике, а бросать ее не хочет. Но хочет создать ей наиболее благоприятные условия для того, чтобы она выиграла конкурс. Может, она ему за это что-нибудь обещала…

Что? Деньги?

Марина покосилась на нее, но ничего не сказала, и Аня вдруг почувствовала себя оскорбленной. Если это так — тогда берегись! Она выпрямилась и посмотрела на сестру:

Тогда зачем он принес мне эти вопросы? Да, — припомнила она. — Еще он сказал, что заступился, когда за неявку на репетицию меня хотели вычеркивать из списка.

— Ну это он мог и соврать, — недоверчиво покачала головой Марина. — А насчет вопросов…Ты уверена, что это именно те самые вопросы?

Как это?

Ну, он дал тебе одни, а всем остальным раздали другие.

Но зачем?! — Аня уже ничего не понимала.

Затем! Просто ты к ним готовиться будешь, а дадут те, про которые ты ничего не знаешь! — растолковала ей Марина.

Ну и ладно, — тихо ответила Аня. — Тогда я вообще готовиться не буду.

Нет, зачем уж так, — пошла Марина на попятный. — Готовься. Все равно других вопросов у тебя ведь нет.

Ой, а уроки! — спохватилась Аня и вскочила. — Я же еще ничего не делала!

И много? — посочувствовала ее подруга.

Порядочно, — вздохнула она и уселась за свой стол. Конкурс конкурсом, а двойки получать перед концом третьей четверти неохота. Сначала сидела с уроками, потом разбиралась с москвоведением, так что спать улеглась ближе к полуночи. Марина тоже еще не спала, она что-то читала и, когда погасили свет, стала рассказывать про Динку — какие кольца выбрали, в какой церкви будут венчаться.

Аня сказала, что видела свадебное платье, которое шьет Варя.

Красивое? — поинтересовалась Марина.

Шикарное. И еще Варя его разошьет бисером и бусинками под жемчуг. Такого ни у кого не будет, — сонно сказала Аня. Марина еще пыталась что-то спрашивать, потом что-то рассказывала сама, но Аня уже не слышала. Уснула.


Ночью ей опять приснился огромный зал, в котором танцевали пары под прекрасную музыку. Она сама тоже танцевала, кружась вдоль стен, и вдруг около одной стены увидела… Никиту! Он стоял и смотрел на нее, почему-то очень тревожно. У Ани во сне екнуло сердце, и, в очередной раз проносясь вдоль этой стены, она искала его глазами. Нашла, остановилась напротив, и он пошел к ней. Ее партнер куда-то исчез, и вообще — все пропало. Только музыка осталась. Под эту музыку Никита подошел к ней вплотную, посмотрел ей в глаза — у него они были серо-зеленые, — хотел что-то сказать, но тут отчаянный порыв ветра взметнул тяжелые портьеры, подхватил Аню в воздух и закружил в одиноком вальсе высоко над полом. И все исчезло…

Аня вскочила с постели, посмотрела на часы — половина седьмого. Спать больше не имело смысла — все равно скоро в школу. Она тихонько выбралась в ванную, придирчиво осмотрела себя в зеркале — может, не красавица, но и не уродина. Вздохнула и принялась умываться. После того как почистила зубы, решилась на вторую попытку изобразить на своем лице макияж. Как ни странно, на этот раз получилось гораздо лучше. Не слишком ярко, но этого Аня и не добивалась. Не признаваясь в этом самой себе, она хотела сегодня произвести впечатление на Никиту, чтобы он понял — она не хуже этой выскочки!

Мама за завтраком с подозрением покосилась на Аню, но ничего не сказала. Девушка, чтобы не было лишних вопросов, побыстрее проглотила овсяную кашу с вареньем и, уже уходя, вспомнила:

У нас завтра на труды просили продукты купить. Будет конкурс кулинаров.

Мама без возражений дала денег, сколько попросила Аня, и посоветовала:

Что-то можно и из дома взять, например муку и соль.

Ладно, — кивнула Аня и пошла одеваться. Надела под жакет Маринкину изумрудную кофточку и ушла в школу. Марина все еще спала. Счастливая, ей можно, у нее ведь каникулы!

В школу девушка не шла, а просто летела. По пути неожиданно вспомнила свой сон и удивилась: это же надо — третью ночь подряд одно и то же снится. Ну или почти одно и то же.

Бежала до самых дверей. Там остановилась, отдышалась и шагнула в школу, держа спину и не замечая, какими изумленными взглядами провожают ее шедшие по коридорам ребята.

В класс Аня вошла, высоко подняв голову. Она отметила, что Вика проводила ее почти до самого места неодобрительным взглядом, но решила, что ее это не касается. Вика может смотреть куда угодно и как угодно, если ей нравится, нам на это наплевать.

Варя восхищенно посмотрела на нее:

Классно выглядишь. Кстати, знаешь, конкурс будет проходить в кабинете черчения, на третьем уроке?

На третьем так на третьем, — кивнула Аня, и тут прозвенел звонок на урок.

На перемене подошел Васька:

Ну что, когда сегодня встречаемся?

Аня увидела, что к их разговору заинтересованно прислушивается Жанна и довольно громко сказала, косясь на нее через Васькино плечо:

Как всегда, у Жени, в три.

Васька оглянулся, тоже увидел Жанну, поэтому повернулся к Ане, подмигнул ей и тоже громко сказал:

Идет. Я тебя сегодня в такое место свожу — будет лучше, чем в прошлый раз!

Хорошо, — важно кивнула Аня и поймала удивленный Варькин взгляд. Чтобы та не подумала ничего такого, наклонилась к ней и шепотом сказала:

— Дезинформация противника. Варя улыбнулась и кивнула.

На конкурс Аня шла, махнув на все рукой — будь что будет. Те это были вопросы, которые она вчера получила, или не те — какая разница? Ее волновало другое — будет ли там Никита, и что делать, если он там будет? Вчерашний поцелуй не стерся из памяти. До сих пор при мысли о нем у девушки начиналось стремительно колотиться сердце, поэтому она никак не могла заставить себя зайти в класс и отсиживалась в столовой. Ела какой-то пирожок, запивала его стаканом остывшего невкусного кофе и старалась ни о чем не думать. И только когда прозвенел звонок, она пошла на третий этаж.

В кабинет черчения вошла последней. Все остальные девушки уже сидели за партами, и перед каждой лежал листок с заданием.

— Задерживаешься, — неодобрительно посмотрела на нее Марина Сергеевна.

Аня кивнула, прошла на свободное место и осмотрелась. Да, и Света Грамотеева, и Полина Стручкова — здесь. И конечно, Вика с Жанной, как же без них! И еще девчонок десять. В общем, больше половины парт заняты участницами конкурса. Но Никиты в классе не было, и Аня слегка успокоилась. Успокоилась и посмотрела на листок с вопросами. Он был составлен в виде теста, только последний вопрос был построен так, что на него надо было дать развернутый ответ: «За что я люблю Москву».

Девушка покачала головой: разве можно ответить на такой вопрос? Разве города любят за что-то? Разве можно ЛЮБИТЬ за что-то?! Просто любишь — и все…

Анечка, начинай, — проходя мимо, сказала Марина Сергеевна, и девушка, вздохнув, наклонилась к тесту. Вопросы показались Ане знакомыми и ответить на них не составило труда. Вот с сочинением на тему любви пришлось туго. Она несколько раз принималась писать — и что Москва самый красивый город, и что здесь есть улочки, по которым можно ходить бесконечно, и что этот город затягивает тебя своим колдовством, и ты растворяешься в нем. Что каждый находит в нем то, что дорого только ему — кто-то суету городских улиц, вечерние огни, яркие краски. Но и те, кто любит тишину и покой, тоже найдут себе родные уголки. И если тебе тяжело в этом городе, то ты просто еще не разобрался в себе самом, не понял, что ищешь в этой жизни.

И о том, что любовь приходит не потому, что ты решил любить ЗА ЧТО-ТО, а потому, что она приходит.

В конце концов она написала что-то такое, сразу отдала листок, чтобы не мучаться и не переписывать десять раз, и вышла в коридор. И только в коридоре вдруг поняла, почему вопросы показались ей знакомыми — все они были в том листке, который вчера принес ей Никита. Значит, он не хотел сбить ее с толку фальшивыми вопросами?! Но тогда зачем он вчера приходил, оставив Вику во дворе? И к тому же…

Аня? Морозова? — проходившая мимо завуч остановилась около нее. — Ты что такая бледная? Что случилось?

Конкурс был, — немного невпопад ответила девушка.

Хочешь, иди сейчас домой, — предложила Валентина Семеновна. — Классному руководителю я скажу, что тебя отпустила. Отдохни немного, полежи.

Аня изумленно посмотрела на нее.

Иди, иди, — Валентина Семеновна взяла ее за плечо и подтолкнула к выходу на лестницу. — Ничего не случится, если ты один день пропустишь. Завтра можешь тоже на уроки не приходить, а сразу иди на кулинарный конкурс, к третьему уроку. Продукты захвати, не забудь, — напомнила она.

И девушка, не совсем понимая, за что такая милость, пошла домой. Даже в класс заходить не стала, решила, что Варе потом позвонит. Она боялась лишний раз пройти по коридорам, чтобы не столкнуться с Никитой. Конечно, она понимала, что не сможет прятаться от него всегда, но хотела хотя бы оттянуть встречу…

Дома опять никого не было.

Ну, гуляет сестричка! — удивилась Аня и пошла перекусить. Выпив чаю с бутербродами, Аня задумалась — чем заняться? Еще двенадцати нет, а к Варе надо идти только к трем. Уроки? Ну что ж, уроки так уроки. Но занятия шли туго, в голове все время мелькали обрывки смятых мыслей — о Никите, о конкурсе, да еще и Вика иногда в них мелькала, отчего хотелось хорошенько встряхнуть головой, чтобы выкинуть ее оттуда. Телефонный звонок застал ее врасплох.

Звонила Варя:

Что случилось? — В голосе была тревога. Вот это подружка!

Ничего страшного, — поспешила ее успокоить Аня. — Просто после конкурса меня Валентина Семеновна в коридоре поймала и домой отправила.

А Вика сидела до конца уроков, — недоумевала Варя.

Значит, ее она не встретила, — улыбнулась Аня. — Ты уже дома?

Да, я бегом из школы. Думала, у тебя что-то стряслось.

Нет, все нормально, я к тебе приду сейчас! А Васька тоже у тебя?

Нет, он домой пошел за костюмом.

Точно, костюм! Аня уложила свое платье и туфли в пакет и помчалась к Варе. У нее она в ожидании кавалера переоделась и расхаживала по комнатам, стуча каблучками. Привыкала к туфлям на каблуке.

Ко мне скоро Дина приедет, — сказала Варя, помешивая что-то в кастрюле, — но мы у меня посидим. Вы не обращайте внимания, занимайтесь, ладно?

Ладно, — вздохнула Аня. Она совсем забыла про примерку и надеялась вообще-то, что Варя со стороны посмотрит, как они танцуют. Но тут ничего не поделаешь: дело есть дело.

Скоро пришел Васька — в джинсах. Увидел Аню в бальном платье и оценил:

Классно смотришься. Где платье шила?

Сама делала, — огрызнулась Аня. Подумаешь — ценитель красоты!

Что, серьезно? — ахнул он.

Если честно, то Варя помогала. Она такие платья делает — закачаешься, — смягчилась Аня. И правда, что она на него кидается?

Здорово. Надо будет Эльке сказать, а то у нее вечная проблема — где платье сшить.

Элька — это кто? — поинтересовалась подошедшая с кухни Варя.

Партнерша моя, — пояснил Васька. — Элеонора. Младше меня на два года, задавака, но танцует здорово. Подожди, я переоденусь, — и он скрылся за дверью Женькиной комнаты.

Варя пожала плечами и ушла обратно на кухню.

Заходи! — сказал из-за двери Василий спустя несколько минут. Аня зашла и остановилась на пороге, пораженная увиденным. Васька был одет в темную рубашку и темные брюки свободного покроя. Рубашка была чуть светлее брюк. Но цвет Аня определила не сразу, лишь присмотревшись, поняла, что его костюм с зеленоватым оттенком. Ботинки на каблуке, а на шее в распахнутом вороте виднелась золотая цепочка с крестиком.

С ума сойти! — так она определила степень восхищения его внешним видом.

Ладно, — он слегка смутился. — Ставь музыку, давай работать.

И они стали «работать». Пожалуй, это действительно была работа, и не из легких. Васька оказался более требовательным партнером, чем Женя. Он гонял ее до умопомрачения и все время ругался, что у нее, видите ли, то руки не так лежат, то поворачивается она не так, как нужно… В конце концов Аня обиделась и сказала, что она не на международный конкурс готовится, и нечего к ней придираться.

Для школы и так сойдет. И потом, учти, что я занимаюсь четвертый день, а не четвертый год!

Тогда Васька немного поостыл и перестал вредничать. А когда Варя пришла звать их пить чай, и, посмотрев, как они танцуют вальс, пришла в восторг, то он и вовсе сменил гнев на милость:

Вообще-то ничего получается.

Ты что! — сияла Варя. — Просто отлично! Только ты на поворотах попробуй платье чуть в сторону отбрасывать.

Совсем? — захохотала Аня, но попробовала сделать так, чтобы юбка сильнее развевалась. Получилось! Они сделали два круга по комнате и пошли пить чай.

На кухне сидели Дина и Марина! Оказывается, девушки здесь уже час с лишним, померили платье, договорились о вышивке и хотели посмотреть, как танцуют ребята, но Варя не пустила.

А что, — пожал плечами Васька. — Посмотрите, и Ане будет неплохо к публике привыкнуть.

Вот чай попьете, отдохнете немного и покажете, — согласилась Варя. Она была немного скована, хотя и находилась у себя дома. Все время посматривала на Марину. А та с интересом разговаривала с Василием о его танцевальной карьере. Васька вполне освоился в незнакомой компании и весело трепался на разные темы. Наконец он случайно посмотрел на Варю, которая молча, не глядя ни на кого, размешивала чай, отвел взгляд и резко свернул разговор на тему предстоящего конкурса.

Правда, мне уже домой надо, и еще продукты покупать, — спохватилась Аня, и все пошли в комнату с зеркалами. Она уже вполне сносно чувствовала себя в танце, и все равно — посторонние взгляды сначала ее немного смущали, понадобилось какое-то время, чтобы она перестала думать о том, что на нее кто-то смотрит. Так что репетиция выступления перед публикой оказалась как нельзя кстати. Квик-степ всем очень понравился, и его попросили повторить на бис. Потом Аня пошла в комнату к Варе — переодеваться. Варя зашла следом.

Марина надолго к тебе приехала? — спросила она сумрачно.

Не знаю. Недели на три, — сказала Аня, вылезая из платья. — А что?

Да так, — пожала плечами Варя. Она была какая-то скучная. — Как ты думаешь, ей понравилось, как вы танцевали?

Наверное. Васька точно понравился!

Я заметила, — кисло сказала Варя.

Аня с удивлением на нее посмотрела и вдруг до нее дошло: весь вечер ее новая подруга просто мучается от ревности!

Варька, ты что? У нее парень есть в Лондоне, и вообще она старше на два года!

Ну и что? — Варя закусила губу.

Аня не знала, что ей сказать. И в самом деле — ну и что? Подумаешь — на два года старше.

Может, она ему вовсе не нравится? Ты у него спроси! — предложила она.

С ума сошла! Как это я вдруг спрошу? Ладно, не бери в голову, — махнула Варя рукой. Аня вдруг подумала — надо же, Васька, которого она знала как облупленного с первого класса, оказывается, стал интересен сразу двум девчонкам! Но ведь она и сама изменилась, так чему тут удивляться?

Переодевшись, Аня вышла в коридор и обнаружила, что Марина ее уже дожидается — в пальто и сапожках.

Пошли в магазин, — скомандовала она. — За продуктами.

А Дина?

Дина еще остается, у нее пара вопросов есть к Варе. Идем?

Аня оглянулась — Варя стояла чуть поодаль и с нескрываемым удовольствием смотрела на то, как Марина уходит. Васька остался дожидаться Женю. Сказал, что у него к нему дело. Правда, перед Аниным уходом он выглянул из комнаты и строго сказал ей, чтобы она завтра в три была здесь.

И никаких отговорок! — сурово предупредил Василий.

Аня улыбнулась и потащила сестричку к выходу.

ГЛАВА XII

«Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!»

В магазине быстро купили все, что нужно для завтрашнего конкурса, дома сунули в холодильник, и Марина неожиданно предложила:

Хочешь, погуляем?

Аня согласилась. И в самом деле, почему не погулять? Уроки делать не надо — ее отпустили завтра на весь день, так что время есть.

Погода наладилась. В воздухе витало ощущение близкой весны. Аня любила эти дни перед теплом. Еще прохладно, но уже нет зимнего холода, и воздух влажный. Через несколько дней начнут продавать нежные ветви мимозы, все вокруг наполнится свежим и резким ароматом этих прекрасных весенних цветов. Некоторым нравятся розы, гвоздики. Можно восхищаться орхидеями — но Аня почему-то любила мимозы. Может быть, потому, что после долгой и скучной зимы они волновали ярким цветом и запахом, будили воображение?

Солнце уже почти село, ветра не было совсем. Мимо проходили, торопясь, люди с работы, не спеша, прогуливались мамы с малышами, шли парочки в обнимку. Одна пара целовалась прямо на улице, на углу дома. Аня увидела это и поспешно отвернулась. Марина заметила это и сочувственно обняла ее:

Сегодня его не видела?

Аня отрицательно покачала головой.

Я сразу после теста ушла. Кстати, — повернулась она к подруге. — В тесте как раз были те самые вопросы, которые он принес мне вчера. Так что я ничего не понимаю.

— А может, он просто нерешительный? — предположила Марина. — Не может пока выбрать, и решил, что пусть за него выберет комиссия.

Как это?

Ну кто выиграет первое место, с той он и будет продолжать встречаться.

Глупость какая! — возмутилась Аня.

Может, и глупость. Но тогда это многое объясняет.

Некоторое время они шли молча. Аня не могла поверить: может, ее подруга права? Но что это за парень, которому для того, чтобы на что-то решиться, надо полное одобрение окружающих? Измельчал *народ в таком случае, ничего не скажешь.

Сделав небольшой круг по району и купив у метро мороженое, они не спеша дошли до дома. Марина рассказывала про своих лондонских друзей. Оказывается, у одной ее подруги, Джейн, дома была целая конюшня скаковых лошадей. Между прочим, это именно она приглашала ее на каникулы. Марина уже собиралась поехать к ней, но неожиданно выяснила, что ее друг Майкл тоже приглашен, причем на правах близкого друга. Она психанула и уехала в Москву.

И как теперь будешь? — сочувственно спросила Аня.

Не знаю, — пожала плечами Марина, выбросив обертку от мороженого в урну. — Может, и зря я это устроила? Подумаешь…

Как это — подумаешь? — опешила Аня. — Что теперь, тебе с этой Джейн в очередь выстраиваться? Неделю с ним встречаешься ты, неделю — она?

Глупенькая, — нежно обняла ее Марина, но на глазах у нее блестели слезы. — Это жизнь, она не бывает такой, как в книгах. В жизни все иначе, и не всегда Золушка находит своего прекрасного принца…

У меня будет по-другому, — упрямо сказала Аня.

Конечно, — легко согласилась Марина.

И у тебя все будет хорошо, — обняла ее девушка. — Только не сдавайся.

Домой пришли умиротворенные, посмотрели еще немного кассеты с записями танцев и почти сразу легли спать. Аня очень устала за сегодняшний день, да и завтрашний обещал быть трудным. Она только попросила маму рано ее не будить. В школу нужно было идти к третьему уроку.

Утром встала неожиданно рано — в восемь. Могла бы еще поспать, но что тут сделаешь? Вот всегда так — когда можно поваляться, то встаешь, ни свет ни заря и спать не хочется. Мама еще не ушла на работу, и они вместе — Марина еще спала — позавтракали бутербродами с сыром. После маминого ухода Аня походила немного по комнатам, собираясь с мыслями. Но мыслей никаких не было — только сосущая пустота внутри. Причем отчего — она сама не понимала: то ли из-за грядущего конкурса, то ли из-за Никиты.

Аня промаялась почти что до самого выхода из дома. Но потом спохватилась — надо же собираться! Хорошо, Марина уже встала. Она-то все и собрала — и фарш, и приправы, и пакет с замороженной цветной капустой, и еще бог знает что. Положила все ей в пакет, сунула туда же ситцевый фартук и выпроводила в школу.

Аня добежала за пять минут, чуть не поругалась с охранником у входа, который не хотел ее почему-то пускать. Вероятно, его смутило то, что девушка пришла не вовремя, а к третьему уроку, и к тому же при ней были только пузатый пакет неизвестно с чем и сменная обувь. Она бы так и простояла у входа, но сообразила сказать, что идет на конкурс красоты. И тут произошло неожиданное — охранник засуетился, сказал, что так и надо было говорить с самого начала, и чуть не вызвался ее провожать до дверей кабинета труда.

Девушка удивилась, но от такой чести поспешила отказаться. До начала конкурса оставалось всего ничего. Она быстро переобулась в раздевалке, кинула куртку на крючок вешалки и помчалась в кабинет со своим пакетом, на ходу соображая, все ли она взяла, что нужно.

Она с порога поняла, что снова опоздала. Все участницы уже что-то резали на разделочных досках, месили в кастрюлях — словом, были при деле.

— Анечка, занимай стол, — Зоя Григорьевна, их учительница по трудовому воспитанию, проводила Аню к ее рабочему месту. Рядом резала лук Светка Грамотеева. Она кивнула Ане, не отрываясь от работы. Аня тоже поздоровалась с ней, вздохнула и посмотрела на стол. На нем были разделочная доска, нож, ложка, глубокая миска, две тарелки, сковорода, кастрюля и тряпка. Аня еще раз вздохнула и стала разгружать свой пакет. Вытащила оттуда фарш, майонез, маслины, сыр… Даже терку Маринка ей туда положила! Замороженную цветную капусту Аня сразу поставила вариться. Вернее, поставила кастрюлю с водой на плиту, а сама занялась котлетами.

Смешала фарш с мелко нарезанным луком, добавила туда манную крупу, всякие приправки, и нарезанный укроп — совсем немного. Она только боялась, что перестаралась с приправой. Но в конце концов, их оттуда уже не вытащить, поэтому Аня положилась на удачу и все тщательно перемешала. Потом сформовала маленькие котлетки. Она решила, что, поскольку их будут пробовать все, кто участвует в оценке конкурса, то котлет должно быть много. Обваляла их в манной крупе, потому что решила, что мука — это для конкурса слишком просто. Посмотрела на плиту и ахнула — вода уже кипела вовсю. Аня насыпала соль в кастрюлю, положила туда цветную капусту из пакета и успела занять последнюю свободную конфорку своей сковородкой. Жанна опоздала буквально на две секунды и, недовольная, отошла в сторону. Пока сковородка грелась, сварилась капуста. Аня слила оттуда воду, придерживая крышку тряпкой, хотела поставить на плиту — прогреть, но там уже стояла сковородка Жанны, а сама Жанна ехидно на нее оглядывалась. Аня пожала плечами и пока поставила кастрюльку на свой стол. Положила масло на раскаленную сковороду и туда же выложила котлетки. Хотела заняться салатом, но покосилась на Жанну, которая стояла совсем рядом с ее сковородкой, и передумала, от греха подальше. Мало ли что Жанночке в голову может прийти? Еще посыплет щедро какой-нибудь гадостью ее котлеты, потом доказывай, что это не Аня так накулинарничала! Так что девушка решила никуда не отходить, а покараулить свое творение. Тем более, что котлетки нужно было переворачивать. Они начали пригорать, поэтому пришлось подлить воды и прикрыть сковородку крышкой. Так даже лучше получится, решила Аня. Ждать пришлось довольно долго, и в ожидании, когда котлеты приготовятся, она огляделась по сторонам.

Работа вокруг кипела. На Жанниной сковородке жарилось что-то, по внешнему виду очень напоминавшее гордон-блю, а проще сказать — изделия из мяса индейки с сырной начинкой, которые замороженными продавались в соседнем магазине. Аня фыркнула — даже приготовить не удосужилась, и отвернулась к своей сковороде. Сняла ее с плиты и понесла к своему столу. Переложила котлеты в тарелку, помыла сковороду — от нее пошел густой водяной пар — и снова поставила ее на плиту, пока никто не успел занять конфорку. Обваляла сваренную и уже остывшую капусту в муке, разогрела масло и обжарила в нем цветную капусту. После этого вздохнула с облегчением, перенесла сковороду на свой стол, поставила ее на подставочку и теперь, уже не торопясь, занялась салатом. Спохватилась, что не успела сварить яйца, но посмотрела на плиту и поняла, что безнадежно опоздала — оказывается, народ сначала сделал салат, и теперь девчонки толпились у плиты, дожидаясь очереди, что<-бы поставить каждая свою сковородку.

Ну и ладно, — сказала она негромко. — Будет салат без яиц.

Тебе яйца нужны? — услышала она и повернула голову к соседке. Светка чистила вареную картошку.

Да ладно, сойдет, — качнула Аня головой.

Если надо — бери. У меня два остается.

Спасибо, — обрадовалась Аня.

Э, за спасибо не пойдет, — засмеялась та.

А что ты хочешь? — удивилась девушка.

Мне зелень нужна, в салат немного и для украшения, а я купить вчера не успела, — серьезно сказала она и посмотрела на Аню. — Можно у тебя попросить?

Бери, конечно! У меня много всякой. И петрушка, и укроп. А хочешь, я тебе еще маслину дам, для красоты?

— Давай, — улыбнулась Светка. Прошлась мимо столов Зоя Григорьевна, раздала маленькие салатницы. Напомнила:

Не забудьте, сервировка учитывается.

Когда она прошла, Аня повернулась к соседке:

Какая сервировка?

А, ты же опоздала, — сообразила она и объяснила, что надо сервировать порцию на одного человека, а все остальное оставить для дегустации.

На одного так на одного, — пожала плечами Аня и приступила к салату. Просто так крошить продукты было скучно, и они со Светкой стали болтать. В основном — куда поступать после школы. Для Светланы это была уже серьезная забота, потому что через три месяца она сдавала выпускные экзамены и собиралась отдавать документы в МГУ, на юридический. Но там жуткий конкурс, так что она уже год ходила на подготовительные курсы, и то не совсем была уверена, что поступит, хотя пока все было прекрасно.

За разговором Аня незаметно накрошила все, что нашла в своем пакете — включая крабовые палочки. В салат она кинула три штучки, а остальные они со Светкой на пару съели, оставив несколько штук для украшения. Натерла на крупной терке сыр, перемешала салат, заправила его майонезом, еще раз перемешала и уже хотела накладывать в салатницу.

Погоди, — остановила ее Света. — Сначала надо в салатницу на дно положить лист салата. Держи.

А накрошить его не надо? — Аня повертела зеленый лист в руках.

Нет, но на дно — обязательно, — авторитетно заявила Света и отправилась жарить котлеты.

Аня украсила салат всем, что еще не успела накрошить в него, выложила волнами по краю раскрученные крабовые палочки и полюбовалась на произведение своих рук. Здорово получилось. Надо будет на Восьмое марта маме сюрприз устроить.

Аня положила на отдельную тарелку цветную капусту, две котлетки, на капусте разложила веточки петрушки — для красоты.

Возьми зеленый горошек, — предложила вернувшаяся от плиты Света. — У меня остается.

Аня кивнула благодарно и разложила горошины по краю тарелки длинным многоточием. Подумала и положила сверху маслину. Посмотрела — вроде бы все. И поставила тарелку на стол.

Подошла Зоя Григорьевна, раздала картоночки с номерами и переписала всех — кто под каким номером выступает. Ане достался седьмой, Свете — восьмой.

Когда они сдали свои сервированные тарелки, то остававшиеся в мисках и на сковородках остатки тоже пронумеровали и оставили на столах. Конкурсанток еще заставили написать список использованных продуктов, на что, правда, ушло совсем немного времени. Аня еще ехидно подумала, что было бы интересно узнать, что напишет в своем списке Жанна — неужели «гордон-блю»?

Выйдя из кабинета по труду, Аня повернулась к Свете:

У вас сейчас что?

Я отпросилась, — улыбнулась та.

Домой пойдешь?

Нет, мы с Мишкой сегодня в кино идем, на «Властелина колец». Он билеты взял на два часа, так что я как раз успеваю, — подмигнула ей Светка и побежала в раздевалку. Видимо, Мишка — это был ее парень.

Аня тоже хотела сходить на этот фильм. Книгу она читала и очень любила, а вот каким получилось кино — это вопрос. Кому-то нравилось, кому-то нет… И она решила, что обязательно сходит. Одной смотреть не хотелось, но можно пригласить Варю и

Марину. Кстати, может быть, и Васька не откажется составить компанию.

Она задумчиво спустилась на первый этаж, < оделась и, выходя из школы, лицом к лицу столкнулась с Никитой! От неожиданности Аня вздрогнула всем телом и отшатнулась в сторону.

Ты что пугаешься? — улыбнулся Никита. — Это я.

Я вижу, — холодно ответила Аня.

А куда ты вчера пропала после конкурса?

Домой отпустили, — так же спокойно сказала девушка, хотя сердце у нее трепетало, как заячий хвостик, а в голове была только одна мысль: «Главное — не разреветься!»

А почему… — и тут Никита осекся и всмотрелся в ее лицо. — Что с тобой?

Со мной? — На этих словах Аня сделала ударение: — Со мной — ничего.

С кем тогда случилось? — Никита преградил ей дорогу, требуя ответа. — Что-то произошло?

Дай пройти, — попросила Аня. Она боялась, что если начнет что-то объяснять, то расплачется на виду у всей школы. Хотя, может, никто и не смотрел из окон?

Нет, не пройдешь, пока не объяснишь, — уперся Никита и тихо добавил: — Я думаю, что имею право знать, что происходит. Мне казалось, что тогда ты… Что я стал тебе не совсем чужим, а сейчас…

Да, стал, — голос у Ани зазвенел. — Но когда ты ушел, все изменилось.:

Что изменилось, почему? — Никита с болью > смотрел на нее.

Спроси у Вики, — упавшим голосом ответила Аня. — Она ждала тебя тогда. А теперь дай пройти.

Она прошла мимо остолбеневшего Никиты и пошла домой, не оглядываясь, из последних сил сдерживая слезы. Она не видела, как Никита, который молча провожал ее взглядом, внезапно рванулся ей вслед, не догнав, остановился, махнул рукой и, ссутулившись, пошел в школу.

До самого дома Аня все ускоряла и ускоряла шаг. Ей хотелось убежать от Никитиных недоуменных глаз. Но она не могла забыть его срывающийся голос: «Я не совсем чужой…»

Да уж, не чужой… Мало того что он всю душу ей перевернул своим поцелуем, так еще потом, когда она увидела, что его встречает Вика… Аня всхлипнула, вспомнив то, что она почувствовала тогда, и поняла — такое простить нельзя. Какое же черное сердце надо иметь, чтобы вот так — целовать одну, и тут же идти к другой. Может, если бы Ане был безразличен его поцелуй, то ничего страшного и не было бы, а поскольку все наоборот… Тут девушка поняла, что запуталась в своих рассуждениях и покраснела от злости — неизвестно на кого больше: на себя или на Никиту.

Внезапно она обнаружила, что стоит перед своей дверью. Аня удивилась — когда успела к ней подойти? А потом усмехнулась — так, того и гляди, крыша съедет от всех переживаний. А это вовсе ни к чему. Вся жизнь еще впереди.

Дома опять никого не было. Аня усмехнулась — опять Маринку где-то носит! Да, выдавать подружку замуж — дело непростое. Но вообще-то хорошо, что ее нет. Ане хотелось немного побыть одной, подумать. А подумать было о чем. Сегодня она со Светкой Грамотеевой разговорилась, и оказалось, что та совсем неплохая девчонка. И, наверное, не одна она такая в школе. Получается, что если бы не этот конкурс красоты, в котором Аня стала участвовать неизвестно почему, то она так и доучилась бы до конца школы сама по себе, не поняв, что за люди рядом с ней.

И Васька… Вроде бы шут гороховый, но если припомнить все, что он делал за эти годы в классе, то становится ясно, что не так он прост, как кажется. И к тому же, оказывается, здорово танцует! Прямо-таки разведчик в тылу врага. Штирлиц какой-то! Аня задумалась — сколько же таких «Штирлицев» по школе ходит? Ну, скажем, сама тоже хороша, так что нечего на других кивать.

Обидно это. Но поправимо. Главное теперь — больше не прятаться в скорлупу, как бы это ни было трудно. А это тяжело, если учесть, что к вниманию окружающих она не готова. Особенно если вспомнить, что случилось, когда на нее обратил внимание Никита…

Звонок в дверь прозвучал неожиданно. Наверное, Марина ключ забыла. И Аня, все еще погруженная в свои мысли, не посмотрев в глазок, машинально открыла дверь. И обмерла. Перед ней стоял Никита собственной персоной! Она так растерялась, что не знала, что теперь делать. Просто стояла и молча смотрела на него.

Никита шагнул вперед, оттеснив ее с пути, и Аня была настолько растеряна, что не сопротивлялась. Он закрыл за собой дверь и повернулся к девушке. Никита был сосредоточен и серьезен настолько, что она забеспокоилась. Он это заметил и слегка усмехнулся:

Не бойся, я ненадолго. Просто я должен тебе сказать одну вещь…

Аня молча подняла на него глаза. Никита же наоборот — глаза опустил и быстро сказал:

Мне очень нужно, чтобы ты знала — тогда… когда я был у тебя, я ни о ком другом не думал. А

Вика… Я не знал, что она меня там ждет. Мне, кроме тебя, никого больше не надо, поверь!

Аня молчала. Он посмотрел на нее и тихо произнес:

Я сейчас уйду, но хочу, чтобы ты знала: я тебя люблю!

Она вспыхнула, а Никита повернулся и вышел. Хлопнула входная дверь. Ане стало неожиданно зябко. Ее просто колотила дрожь, ноги не держали, и она присела тут же в коридоре на корточки, обхватив колени руками. В голове была какая-то страшная путаница, и только одна мысль все время пробивалась на поверхность: «Он любит меня». Но верить этому или нет, она не знала.

ГЛАВА XIII

ПОСЛЕДНИЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ

Постепенно Аня успокоилась. Она села на пол, прислонившись к стене, уставилась взглядом в висевшие на стене куртки и замерла. В голове снова и снова прокручивалось все, что сказал ей Никита.

В этой позе и застала ее вернувшаяся домой Марина.

Привет, ты что здесь делаешь? — удивилась она.

Да так, — Аня встала и спохватилась: — А сколько времени?

Три часа пятнадцать минут, — посмотрела сестричка на часы.

Опаздываю! — девушка кинулась к себе в комнату, схватила пакет с танцевальным нарядом, накинула куртку и помчалась к Варе.

К счастью, Варя была дома. Но не одна, а с Васькой. Что уж там они делали — неизвестно, но когда Варя открыла ей дверь, то выглядела немного смущенной, и ничуть не удивилась, что Аня опоздала.

— Ну что, потанцуем? — перевела дыхание Аня. — Давай, — согласился Васька. Он, кстати, тоже еще не переоделся.

И они начали занятия. Занимались довольно долго, но как-то рассеянно.

Ну вот, — расстроилась Варя, которая постоянно перематывала им кассету с записью вальса. — Ребята, соберитесь, завтра же выступление!

Завтра все будет нормально, — твердо пообещала Аня и предложила: — Давайте сейчас сделаем перерыв, а потом повторим.

Они попили чай, посидели немного, а потом повторили всю программу. То ли успокоились за это время, то ли еще что, но на этот раз все получилось легко и просто.

Аня взяла у Вари домашнее задание на завтра и стала прощаться. Васька еще оставался. Он сказал, что ему надо поговорить с Женей, а тот что-то задерживался. Уже в прихожей Варя сказала:

Знаешь, сегодня к нам в класс Никита Корнилов заходил, как раз после вашего конкурса.

И что? — У Ани громко застучало сердце.

Не знаю. Он к Вике подошел и о чем-то с ней говорил. Так странно, обычно она к нему первая подходит, а тут сам подошел.

Как это — она всегда первая подходит? — опешила Аня. Она никогда не обращала внимания, кто к кому подходит. А на что она вообще обращала внимание?!

А вот так. Это она к нему липнет. Ты что — не знала?

Аня молча покачала головой.

Ну как, это же видно.

А он?

Ну что — он, — засмеялась Варя. — Что же ему — от нее на стенку кидаться, что ли? Но и обниматься с ней у него тоже желания нет.

И что? Сегодня появилось? — съехидничала Аня, хотя страстно желала услышать обратное.

— Наоборот, — засмеялась Варя. — Что-то он ей такое сказал, что она сначала покраснела, потом позеленела. А когда он из класса вышел, то села и ни на кого не смотрела, хотя Жанночка что-то пела ей все время.

А Вика? — тихо спросила Аня.

А она в стенку уставилась, а после урока домой отпросилась. Ты завтра в школу придешь?

Аня молча кивнула. Потом, когда шла уже домой, не торопилась. Дома была Марина, наверняка пришли родители, а ей хотелось немного подумать обо всем, что произошло за эти дни. Посидела на скамеечке в скверике у соседнего дома. Вечер был уже почти весенним, и вскоре она уступила место на скамейке какой-то шумной компании.

Девушка шла к дому, слегка раскачивая пакет в руке, и никак не могла понять, как ее жизнь так круто изменилась за какую-то неделю. Что касается Никиты — о нем у нее никак не получалось подумать. Сразу начинало колотиться сердце, и голова шла кругом.

Так ничего и не придумав, что делать дальше, она пришла домой. Марине решила пока ничего не говорить про Никиту. Мало ли что дальше будет? Сразу села за уроки, тем более что их оказалось много. Просидела с ними до ночи, время от времени обнаруживая, что бездумно смотрит на стенку. Заставляла себя вернуться к алгебре и через минуту снова слышала взволнованный Никитин голос: «Я люблю тебя!» Вздрагивала, и снова пыталась погрузиться в уравнения.

Подошла мама, что-то спросила, Аня ответила, но, видимо, невпопад, потому что мама как-то странно на нее посмотрела, потрогала ей лоб — нет ли температуры, и отошла. Тут только девушка спохватилась, что как ни крути, завтра в школу, и всерьез занялась делами.

Ночью, как ни странно, ничего не снилось. Впервые за последние несколько дней. Ей даже обидно сталь, что не было того прекрасного сна про бал. Что не было музыки…

Перед школой Марина взялась за ее внешний вид. Никакие отговорки, что она опаздывает и что конкурс только днем, а сейчас просто уроки, не подействовали. Сестричка тщательно накрасила ее, правда, неярко, и на том спасибо. Потом вытащила еще одну кофточку из своего обширного запаса и напоследок слегка начесала волосы, отчего те стали казаться гораздо пышнее. Затем потащила Аню на родительский суд. Мама восторженно ахнула, а папа сдержанно одобрил перемены во внешнем виде дочки и посоветовал держаться естественно.

— А то ты словно аршин проглотила, — сказал он.

Аня рассмеялась, правда, легче чувствовать себя не стала. Она боялась встречи с Никитой больше, чем самого конкурса. Девушка так и не решила, что ему сказать, когда они встретятся. Стоило ей задуматься об этом, как она снова слышала «Я люблю тебя» и ее щеки начинали пылать.

В класс Аня вошла стремительно, как будто боялась, что ее вот-вот окликнет Никита. Класс замер, обернувшись на нее.

Вот это я понима-аю! — протянул кто-то из ребят.

Аня недоуменно посмотрела на всех и прошла к себе за парту. Тут же к ней обернулась Валька и спросила:

А как ты думаешь, ты выиграешь?

Аня подозрительно посмотрела на одноклассницу, но та глядела на нее с каким-то странным чувством уважения и легкой зависти.

— Посмотрим, — серьезно ответила девушка. Начался урок, и Валя, вздохнув, повернулась к доске.

Весь день прошел как во сне. Никита ни разу не появился. Вика ходила гордая, но злая, и ни на кого не смотрела. Валька рассказала, что кулинарный конкурс оценили, никто толком не знает результатов, но, по слухам, лучше всех получилось у Ани и Светки Грамотеевой.

Откуда ты знаешь? — не поверила Аня.

Но Валя не могла сказать, откуда она это знает. Просто слухи, и все. Удивительно, как это она всегда все знает? Характер такой…

После уроков народ разошелся по домам. Аня тоже пошла домой. Она так и не увидела Никиту, и теперь не знала, радоваться или огорчаться тому, что она увидит только перед самым конкурсом.

Дома Аня долго не усидела. Пообедала вместе с Мариной, которая в этот день никуда не поехала, а сидела и ждала ее. Они захватили пакет с Аниным концертным нарядом, Марина взяла с собой косметику для макияжа и девушки пошли к Варе. Та уже ждала их и немного волновалась. Васька тоже ждал, но, казалось, не волновался ничуточки. Наоборот, посмеивался над Варей.

Брось переживать. Можно подумать, у нас финал международного конкурса!

Потом повернулся к Ане, положил ей руку на плечо и серьезно сказал, что она со всем прекрасно справится.

Главное — слушай музыку!

Аня кивнула, и волнение сразу куда-то делось.

В Доме культуры народу было полно, хотя до выступления оставался еще почти час. Ошеломленная Аня пробралась сквозь толпу к раздевалке и там встретила завуча Валентину Семеновну.

Анечка, иди срочно по лестнице на второй этаж, дальше по коридору направо. Комната номер десять — там все наши переодеваются, — торопливо проговорила она и отвернулась, выискивая кого-то взглядом.

Да, интересно, а где партнеры? — поинтересовалась Аня.

Наверное, обычная практика, — пожал плечами Васька.

Какая еще практика? — спросила Аня.

Ну, как правило, на конкурсы красоты для танцевальных конкурсов приглашают профессионального партнера. Или нескольких партнеров. Их же не оценивают, они просто так, «для мебели», — объяснила Варя. — Женька в прошлом году тоже где-то выступал, в Газпроме, кажется. Кстати, неплохо тогда заплатили.

А у тебя свой партнер, — добавил Вася. И распорядился: — Так, идите пере деваться, а я в коридоре подожду.

Девушки зашли в пустую комнату. Все остальные участницы уже переоделись, и толпились в коридоре… Аня, торопясь, все сняла и мигом нырнула в концертное платье. Марина расправила все складочки, застегнула ей молнию на спине и отошла полюбоваться:

Нормально. Повернись-ка, крутнись в другую сторону… Порядок! Теперь займемся макияжем. Садись на стол.

Куда?!

Мне так удобнее будет, — пояснила Марина.

Только не слишком ярко, — предупредила Аня, усаживаясь на стол.

Это тебе не летний пикник, а выступление на сцене, — пожала плечами Марина, принимаясь за дело. Аня не поняла, что именно ее сестричка имеет в виду, и послушно подставила лицо.

Марина занималась макияжем долго. Заглянула Варя:

Там начинается. Пойдемте скорее… Вот это да! — отреагировала она на Анин внешний вид.

Что там у меня? — заволновалась Аня. — Дайте наконец зеркало!

Держи, — протянула Марина ей маленькое, от пудреницы. В нем толком ничего нельзя было рассмотреть, но цвет губной помады привел Аню в замешательство.

Не слишком ярко?

Ты что, это же в тон к платью, — отобрала у нее зеркало сестричка. — Иди, все нормально, вон у Вари спроси, если хочешь.

Варя восторженно кивнула головой, не отрывая от Ани глаз, и та немного успокоилась.

ГЛАВА XIV

РЕШАЮЩИЙ МОМЕНТ

Они вышли в коридор. Там стоял Васька, в руках у него оказался магнитофон. Все происходящее казалось Ане каким-то нереальным. У нее немного кружилась голова, и последовательность событий ускользала. Каким-то образом она оказалась среди участниц конкурса, но не на сцене, а сбоку. Кажется, это называется «в кулисах», — припомнила она. Васьки рядом не было, и она немного забеспокоилась, но тут же обнаружила, что он стоит чуть поодаль, рядом с ним Варя с магнитофоном, а Марины вообще нигде нет.

Подошла Валентина Семеновна, сказала что-то бодрое. Что — Аня не разобрала. Одно хорошо — Никиты нигде не было видно. Вдруг девчонки подобрались, зашевелились и пошли куда-то. Аня растерянно оглянулась на Васю, но тот замахал ей головой и руками — мол, иди скорей за ними! — и Аня пошла вслед за конкурсантками.

Перед самым выходом на сцену стоял какой-то парень и всем девчонкам надевал на руку, как большие часы, круглую картонку на резинке. На картонке — номер. Ане достался седьмой, и она посчитала это хорошим знаком. Ей нравилось это число. Но, на самом деле, ей сейчас было уже абсолютно все равно, что будет дальше, лишь бы все это скорее кончилось!

Все девушки прошли на сцену и остановились. Валентина Семеновна стояла уже перед микрофоном и громко что-то говорила. Аня посмотрела в зал и обмерла. Там было полно народа. Просто места пустого не было. И самое неожиданное — что в пятом ряду сидели ее родители рядом с Мариной.

«А, теперь уже все равно!» — мелькнуло у Ани в голове. Она выпрямилась, гордо посмотрела на зал и увидела, что папа поднял большой палец в знак одобрения. На душе немного отлегло, и она уже свободнее осмотрелась.

Девушки были одеты очень разнообразно — от ярких мини до длинных бальных платьев.

Светка Грамотеева стояла от Ани через два человека, и на ней было светлое шелковистое платье с широкой юбкой, длиной слегка ниже колен, с оригинальной конструкцией лифа. Воротник-хомутик, похоже, мог даже при желании накидываться на голову, как капюшон. Вика стояла первая, на ней было ярко-красное платье, высоко открывающее ее ноги, и облегающее, как вторая кожа. «Все хорошо, — подумала Аня, — но как она в нем танцевать будет?»

Валентина Семеновна закончила свою тронную речь, зал захлопал, и по ее команде все девушки повернулись направо и двинулись по сцене, описывая, круг. «Ансамбль „Березка“, — подумала Аня, шагая вслед за девчонкой из одиннадцатого, гордо подняв голову и улыбаясь. Улыбаться ей не очень хотелось, но, как говорится, помирать — так с музыкой! Сделав круг почета, все остановились вслед за Викой. Видимо, она прошла подробный инструктаж — что, когда и как делать, и это лишний раз доказывало, что у нее были самые большие шансы на победу. Но Ане было уже все равно: в первом ряду она неожиданно увидела Никиту.

Он сидел с краю. Весь первый ряд был заполнен знакомыми и незнакомыми людьми. Знакомые — учителя, незнакомые — вероятно, сотрудники банка. Перед рядом стояли столы, на них — бутылки с минералкой и карандаши с бумагой. „Комиссия“, — сообразила Аня.

Аня собралась, выпрямилась и приподняла подбородок. Стало легче дышать, и пришел какой-то азарт. Она уже другими, ясными, глазами посмотрела в зал и увидела, что многие смотрят именно на нее. Раньше она бы постаралась съежиться и поскорее скрыться от этих взглядов, но это было раньше. Что-то все-таки случилось с ней за эти дни.

И, посмотрев на Никиту, она неожиданно для себя ему улыбнулась. Но он не ответил на улыбку, а смотрел на нее — только на нее! — очень серьезно, и Аня заметила у него над бровями складку.

Тут вся колонна конкурсанток пришла в движение, и Аня вместе со всеми ушла вновь за кулисы, бросив напоследок взгляд на маму. Та ободряюще ей улыбнулась.

За кулисами девчонки захихикали, что-то стали обсуждать, а к ней подошла Светка, посмотрела на платье и кивнула:

Здорово получилось. А мое тебе как?

Она закружилась, и юбка, оказавшаяся неожиданно широкой, взмыла в воздух.

Это я к выпускному делала, — пояснила она. — И фасон мой. Смотри, — она продемонстрировала возможности своего „капюшона“. Он и правда трансформировался и в накидку, и в воротник сложного покроя, и даже в красиво оформленное декольте.

Танцевальный конкурс! — прозвучало со сцены, и первой танцевать пошла Вика.

Оказалось, что в самом деле в помощь конкурсанткам пригласили учеников танцевальной студии. Навстречу Вике с другого конца сцены вышел симпатичный молодой человек. Включили музыку, и Вика начала под нее быстро-быстро двигать руками и ногами. Что это был за танец, Аня не знала, — но надо признаться, получалось у нее неплохо.

И вдруг Аня запаниковала.

Слушай, а что, всем надо танцевать именно это?

Нет, — Светка даже удивилась. — Мы же на репетиции список писали, кто подо что танцует.

А меня на репетиции не было! — покачала головой Аня, понимая, что произошла катастрофа.


Ты что! — ахнула Света. — Ищи скорее Валентину Семеновну!.

Где я ее сейчас найду?.. — Аня кинулась на- | зад, за кулисы, и наткнулась на Ваську.

Ты куда? — поймал он ее. Аня, чуть не плача, обрисовала ему ситуацию. Но он почему-то не огорчился: I

Ну и хорошо, что никто не знает, что именно ты танцуешь. Музыка у нас с собой, Варя уже со звукооператором договорилась, она проследит, чтобы поставили нашу музыку. А партнер у тебя — я.

Так что иди обратно и не переживай.

Она облегченно вздохнула и вернулась назад. Вика уже оттанцевала, и на сцене была совсем другая девушка. У этой красавицы получалось не совсем хорошо. Пожалуй, она зря взяла для конкурса танго, потому что в какой-то момент у нее подвернулась нога, и она чуть не свалила парня на пол. В зале сдержанно захихикали, и девица ушла со сцены абсолютно пунцовая.

Аня украдкой выглянула в зал и посмотрела на Никиту. Он не смеялся.

Потом выступали другие девчонки, но Аня опять впала в какое-то странное состояние. Она все слышала, все видела, но воспринимала события с какой-то задержкой. И никаких попыток осмыслить происходящее у нее тоже не было. Просто стояла и смотрела, как телевизионную передачу.

Наконец объявили ее имя.

Она вдохнула воздух, и, забыв выдохнуть, пошла вперед. Дошла до середины, остановилась и посмотрела в зал. Он расплывался у нее перед глазами. Вернее, он выглядел так, словно она смотрела на него сквозь фотоаппарат, в котором не настроен фокус. Аня почувствовала на талии Васькину руку, и он шепнул:

Все хорошо. Только слушай музыку… Аня прислушалась — тишина. Она медленно,

как во сне, повернулась к своему партнеру и положила руку ему на плечо. Зазвучала знакомая мелодия вальса. Вася требовательно потянул ее к себе, и тут все исчезло. Это было какое-то колдовство, но пропал неуютный клочок сцены, исчез зал Дома культуры, стены раздвинулись, а Аня оказалась в том самом зале, который снился ей всю неделю. Звучал вальс, девушка кружилась в танце и была абсолютно счастлива в этот момент. Она чувствовала, как развевается ее платье, видела ободряющую Васькину улыбку, слушала музыку…

Музыка кончилась неожиданно. Вася отпустил ее талию, Аня еще мгновение по инерции кружилась, но потом вспомнила, что они придумали окончание танца, и, держась за Васину руку, присела в глубоком реверансе.

Зал взорвался аплодисментами, а Васька, подмигнув ей, громко объявил:

Квик-степ!

Ты что, все только один танцуют! — в панике шепнула Аня.

Все будет отлично, только слушай музыку, — шепнул в ответ он.

И правда, все было великолепно. Второй танец понравился зрителям еще больше. По крайней мере, аплодисменты потом долго не стихали. Аня посмотрела на родителей — те хлопали изо всех сил, Марина — тоже. А на Никиту она поглядеть не решилась…

Уже за кулисами Аня пришла в себя. Первая, кто встретил ее с радостным визгом, была Варька. Она повисла у нее на шее и горячо повторяла:

Вот видишь, я же говорила — у тебя получится. Ты была лучше всех!

Погоди, — осадил ее Вася. — Еще половина девчонок не выступала.

Чего ждать? — уставилась на него Варя в полном недоумении. — Все равно вы были лучшими!

Поздравляю, — обняла Аню Света.

Спасибо, а ты когда выступаешь?

Уже не выступаю, — пожала плечами Света.

Почему? — ахнула Варя.

Мой партнер не приехал. Мне Валентина сейчас сообщила. Можно, конечно, одной, но…

А что, с другим партнером нельзя выступать? удивился Вася.

Другие не танцуют чарльстон…

Ты что, чарльстон выбрала?

Ну да, я немного ходила на танцы, и там у меня он лучше всего получался, — вздохнула Света. — Можно, конечно, одной… — повторила она.

Не надо одной, — сказал Васька. — Аня, скажи организаторам, что она будет выступать последней.

И потащил растерянную Светку куда-то в коридор.

Я скажу, — вызвалась Варька. — Ты отдыхай пока.

И тоже исчезла. Аня осталась за кулисами. Она смотрела, как выступают другие участницы, и думала о том, что конкурс организован кое-как. Никого не волновало, какая у нее будет музыка, как не волновало и отсутствие партнера у Светки. Такое ощущение, что конкурс был устроен совсем не для того, чтобы выявить „Мисс Совершенство“, а с какой-то другой целью. Вот только с какой?

На сцене сейчас царила Жанна с номером „Менуэт“. Ане что-то не верилось, что платье с кринолином, которое было на ней надето, сшила сама Жанна. Она грациозно раскланивалась во все стороны, а ее кавалер порхал вокруг своей дамы.

Жанка-то, смотри, — услышала она разговор по соседству. Скосила глаза — это две девчонки из одиннадцатого делились впечатлениями. Сами они уже протанцевали, причем не слишком удачно, и теперь обсуждали соперниц.

Чего там, — пожала плечом одна из них. — И так все ясно. Первое место ей с самого начала было обеспечено.

В общем-то да…

Ане стало настолько интересно это неожиданное мнение, что она, забыв о правилах приличия,* повернулась к ним:

Почему она будет первой, а не Виктория?

Ты что, не знаешь? — вторая девчонка удивленно посмотрела на нее. — Ее папочка теперь директор банка! Он для нее конкурс и устроил!

Погодите, ее папа с моим отцом работает, и он никакой не банкир! — не поверила Аня. — Вы ничего не путаете?

Это ее настоящий отец. Они с ее матерью развелись давно, еще в прошлом году, а летом ее мамочка вышла замуж. За директора банка, — терпеливо объяснила ей первая девушка. — В общем-то из-за него ее родители и развелись. Жанка его невзлюбила, вот он теперь и старается. А тур за первое место — это кругосветное путешествие.

А Вика? — Аня все еще не понимала смысл такого расклада.

А что Вика? — фыркнули девчонки. — Это вы у себя в классе носитесь с ней как с расписной! А тут она со всеми на равных. Не считая Жанны, конечно.

Вдруг прозвучало:

— Выступает Светлана Грамотеева. Чарльстон!

Аня вздрогнула и посмотрела на сцену, оторвавшись от своих размышлений.

На сцене стояли, взявшись за руки, Светка и Васька. Похоже, они прошли с другого выхода. Он хитро улыбался, а Светка заметно успокоилась. Что они там придумали?

Грянула музыка, и Светка с Васькой стали лихо отплясывать этот старый, начала двадцатых годов прошлого столетия, танец. Светка отчаянно кокетничала со своим партнером, а тот снисходительно отвечал на ее улыбки. Юбка развевалась, каблучки стучали, и в конце, когда оба они, повернувшись к залу, пошли в наступление на зрителей, зал просто взвыл от восторга!

Светка и в самом деле здорово танцевала. Аплодисменты потом долго не стихали. „Почти как у меня“, — ревниво подумала Аня, тоже хлопая изо всех сил.

Светка влетела за кулисы, задыхаясь, но совершенно счастливая:

Спасибо, спасибо, — обняла она Аню. Потом Варьку. Потом опять Аню.

Мне-то за что спасибо? — смеялась она.

За все! Василий, — повернулась она к молодому человеку и отвесила ему грациозный глубокий реверанс. — Вы просто спасли меня от гибели. Теперь я ваша должница навеки, и приглашаю всех в „Макдоналдс“!

Аня расхохоталась, а Васька церемонно раскланялся:

Хорошо, мы принимаем ваше приглашение.

Сегодня! — уточнила Света, и тут их вызвали на сцену.

ГЛАВА XV

ПОБЕДА!

Наконец девушек пригласили на сцену для того, чтобы объявить результаты конкурса.

Все стояли, заметно нервничая. Только Жанна была поразительно спокойна. Хотя в свете услышанных Аней сведений это спокойствие не было удивительным. Значит, первое место приготовлено не Вике, а Жанне. Тогда Вика займет второе? Интересно, как она это переживет? Она ведь привыкла быть во всем первой. Подумаешь, а Аня привыкла быть последней, и что? Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними. Главное — быть готовым к переменам.

Валентина Семеновна уступила место у микрофона толстому дядьке в сером костюме. Его лысина слегка поблескивала в свете прожекторов.

Итак, — начал он, откашлявшись, — комиссия, обсудив результаты всех четырех конкурсов, пришла к единодушному мнению.

Он сделал паузу, вытер платком шею. Зал замер в предвкушении. Кто? Этот вопрос занимал сейчас всех. Аня посмотрела в зал. Марина сидела, прижав к груди крепко сжатые кулачки — на счастье. Папа обнял маму и тоже немного волновался. Краем глаза Аня посмотрела на Никиту, но он сидел, слегка опустив голову, и на сцену не глядел.

Все девушки, — продолжал дядька, — показали отличные результаты.

По рядам прошел легкий смешок, но дядька не обратил на него никакого внимания. Он поднял к глазам какую-то бумажку, посмотрел на нее и сказал:

— У нас был трудный выбор, но мы его сделали. Смешок, уже более отчетливый, прокатился по

залу. Аня сама похохотала бы над штампованными фразами этого дядьки, но ей было не до смеха. А между тем дядька подошел к самому главному в своей речи:

Единодушно было решено третьего места не присуждать.

По залу прокатился легкий стон.

Вместо этого присудили два вторых места, с призом в размере суммы, которая необходима для годичных занятий на языковых курсах. Каждому, — дядька подчеркнул это слово, видимо, предвидя недоуменные вопросы. — Это… — он поднес бумажку к глазам и прочитал фамилии: — Грамотеева Светлана и Морозова Анна!

По залу пошел радостный гул. Скорее всего, это были поклонники Светки. Друзей и в классе, и за его стенами у нее было немало. Но Аня сквозь пульсирующую в ушах кровь расслышала и радостный Маринкин вопль: «Ур-ра!», и шумное одобрение Васьки, и Варькин счастливый визг за кулисами.

Странное было ощущение. Она и радовалась, и пугалась. И еще — ей казалось, что все это происходит не с ней. Что она спит и вот-вот проснется. А между тем дядька зачитал фамилию победительницы конкурса, и Аня не удивилась, услышав имя Жанны Козловой. Впрочем, это уже не имело никакого значения.

Дядька — его фамилию Аня так и не услышала — вручил победительницам грамоты и банковские чеки. Мальчишки из пятого класса дали каждой из участниц по букету цветов и на этом конкурс закончился.

Жанна стояла в стороне, наслаждаясь ролью первой красавицы школы. Она еще не знала, что отчим сослужил ей плохую услугу. После конкурса отношение к ней резко переменилось. Вика перестала с ней разговаривать, а остальные… Некоторые стали заискивать, как перед дочерью главного спонсора, но большинство сторонилось. Но это станет ей ясно гораздо позже, а сейчас был ее звездный час!

К Светке и к Ане подошли другие конкурсантки, обнимали, поздравляли, и Аню удивило, что все считали ее победу как нечто само собой разумеющееся. Никого как будто не удивило то, что все годы она пряталась в тени своих более ярких одноклассниц. Наоборот, все восторгались ее танцем, и тем, как она выглядит.

Растерянная и смущенная неожиданной победой, Аня не сразу расслышала призыв к вниманию. Постепенно все утихли, и Валентина Семеновна, постучав для проверки по микрофону, сказала:

— А теперь победительницы конкурса скажут несколько слов!

Аня снова растерялась. Танцевать перед народом — еще куда ни шло, но выступать с речью — вот так, без подготовки — это уж слишком!

Зато Жанна, видимо, хорошо отрепетировав дома, гладко и с выражением произнесла слова благодарности учителям, родителям и руководителям банка. Девчонки сдержанно захихикали у нее за спиной, но королева красоты пока ничего не замечала. Она еще что-то говорила, пока Аня пыталась сообразить, что же ей самой сказать народу. Отвертеться не удастся, это ясно. Курсы надо отрабатывать. Хорошо еще, что следующей вызвали Свету. «Вероятно, как более достойную второго места», — кисло подумала Аня и посмотрела на зрителей. Но поддержки там не нашла. Все просто ждали, когда девушки выскажутся, и можно будет пойти домой. Основная часть программы для всех закончилась. Но не для Ани. Она еще раз обвела взглядом зал и неожиданно наткнулась на глаза Никиты. Он на этот раз смотрел прямо на ее. У девушки перехватило дыхание, и сердце забилось, словно готовое выпрыгнуть.

Он смотрел на нее, и глаза его словно спрашивали: «Ты мне веришь?»

«Верю», — ответила взглядом Аня, но понял ли он?

А теперь Аня Морозова! — услышала она чей-то голос и поняла, что ее приглашают выступить.

Девушка подошла к микрофону, поправила его поудобнее и слегка откашлялась. Она еще не знала, что скажет. Мысли беспорядочно метались в голове. Аня вновь посмотрела на Никиту и вдруг поняла, что нужно сейчас сказать. На душе стало спокойно и ясно.

Я очень рада, что выиграла сегодня, — негромко начала она. — Не только потому, что это очень здорово, когда выигрываешь. За эти дни, когда я готовилась к конкурсу, я поняла, как нужно, чтобы рядом с тобой были хорошие друзья. Без них у меня ничего не получилось бы. Так что моя победа — это и их победа. И еще: хочу сказать одну очень важную вещь, — Аня посмотрела на Никиту, и только для него произнесла: — Иногда не веришь человеку, который заслуживает доверия и… любви. Прошу вас, не делайте ошибок.

Она увидела, как недоверчиво посмотрел на нее Никита, и уже решила, что ничего у нее не вышло, но тут он просиял и, кажется, все понял. Аня облегченно перевела дыхание и отошла от микрофона. Зал зааплодировал. После этого все начали вставать и пробираться к выходу.

Аня тоже повернулась, чтобы идти, и вдруг поняла, что на сцене не было Вики. Бывшая королева класса, или даже школы, бесславно бежала с поля битвы.

Аня шла вместе с другими девушками по коридору и обратила внимание на большое зеркало. В зеркале Аня увидела незнакомую красивую девушку в красном платье, и даже не сразу поняла, что это идет она сама. «Как! — ахнула Аня. — Эта яркая, уверенная в себе девушка — я?! Не может быть!»

Она даже приостановилась — а все-таки Маринка наложила слишком яркий макияж! — но тут Аню увели в десятую комнату переодеваться.

Когда она, уже в куртке и брюках, вышла из комнаты, то ее встречала целая толпа. Варя, Маринка, родители… А чуть в стороне стоял Никита. Увидев Аню, он улыбнулся ей, правда, подходить не стал: слишком много народа. Поднес руку к лицу в международном жесте — «позвоню!», кивнул и ушел.

Аня улыбнулась ему вслед, но останавливать не стала. Зачем? Он позвонит, раз обещал. Мама поздравила ее с победой, а папа — с возможностью заниматься на курсах английского.

Ведь это именно то, что ты хотела! Из комнаты вышла Света:

А где Васька?

Он внизу ждет, — пояснила Варя.

— Отлично. Ну что, в «Макдоналдс»? — Светка обняла Аню и Варю.

Мам, можно? — Аня посмотрела на родителей.

Конечно, — улыбнулся папа. — Давай свои вещи.

Он забрал у нее пакет с платьем, дал денег и посоветовал долго не гулять.

А то такие красивые, да без охраны… — пошутил он.


На улице их встретил Васька, и всей компанией они пошли в ближайший «Макдоналдс».

На улице потеплело. Солнце пряталось за сплошной серой пеленой облаков, но никто этого не замечал. Всем казалось, что воздух вокруг просто светится. Может быть, это был отблеск счастья? По крайней мере, Аня была совершенно счастлива.

Весь оставшийся день они провели абсолютно бесполезно, зато очень весело. Смеялись, вспоминали, как все было.

Интересно, когда покажут конкурс? — задумчиво спросила Марина. — Хотелось бы посмотреть, как сняли.

Что сняли? — насторожилась Аня.

Ну в зале ведь было телевидение, а ты не заметила? — удивилась сестричка.

Я ничего не заметила.

Я тоже, — вмешалась Света. — И если честно, то не заметила бы даже слона, если бы он там был.

Все рассмеялись и объяснили победительницам конкурса, что в зале присутствовали тележурналисты с камерой и вели репортаж. Но когда его будут показывать, никто не знал.

Ладно, — махнула рукой Светка. — У Вали потом спросим, она должна знать.

Уходить домой никому не хотелось. И они еще долго сидели за столиком, слушали музыку и говорили обо всем на свете.

Домой Аня с Мариной пришли почти в девять, родители даже начали немного волноваться, но ничего не сказали: все-таки сегодня был особенный день.

На кухонном столе красовался огромный, самый вкусный на свете, торт — «Вацлавский». Они все пили чай и разговаривали. В основном говорила Аня. Она рассказывала, как получилось, что она стала участвовать в конкурсе, как готовилась, про помощь Вари и ее брата. Только про Никиту не сказала ничего. Да и что там рассказывать?..

Родители сказали, что знали о конкурсе почти с самого начала — Марина поделилась новостью, — но молчали, чтобы не смущать дочку. Мама даже боялась идти смотреть выступление, но папа уговорил ее пойти. И теперь мама была просто счастлива.

И хорошо, что пришли, — сказала Аня. — Я сама побоялась сказать, но рада, что вы там были. Так что, Марина, спасибо тебе.

Они почти доели торт, когда зазвонил телефон. Оказалось, что из командировки приехала Маринкина мама! Она свернула все дела и вырвалась раньше, чем рассчитывала. Марина хотела тут же ехать домой, но Анина мама уговорила ее остаться до утра.

Сейчас поздно, а твоя мама только что приехала, устала. Пусть разберет вещи, отдохнет, а завтра мы тебя отвезем. И ты соберешься спокойно. Ложитесь спать, я сейчас поговорю с Леной.

Но поспать им не дали. Через некоторое время —

Марина уже складывала чемодан — мама заглянула к ним и позвала к телефону Аню.

Здравствуй, — услышала она в трубке Никитин голос.

Здравствуй, — ответила Аня и замерла, ожидая продолжения.

Он помолчал немного, потом спросил:

— Можно пригласить тебя в кино? От неожиданности Аня выпалила:

На «Властелина колец»!

Хорошо! — обрадовался он. — Я завтра утром позволю. В десять.

В десять, — подтвердила Аня и повесила трубку. Она хотела бы поговорить еще, но мимо проходила мама, и от этого мысли немного путались. — Мама, я завтра в кино схожу, не возражаешь?

Иди, только не поздно, — разрешила мама и посмотрела вслед уходящей в комнату дочке. Выросла, совсем взрослая стала. Красивая. Умная. Вот уже и мальчики звонят.

Аня вошла в комнату с таким выражением лица, что Марина сразу догадалась:

Никита звонил?

Откуда ты знаешь? — удивилась девушка.

Богатый жизненный опыт, — пояснила сестричка, и они рассмеялись.

Он ничего, — признала Марина. Оказывается, в коридоре Дома культуры, когда Никита стоял, ожидая Аню, она его хорошо рассмотрела. — Глаза умные, и вроде бы не нахальный.

Посмотрим, — улыбнулась Аня. Она еще не совсем пришла в себя после разговора с Никитой. Но сейчас ей казалось, что все проблемы позади. И впереди — только радость.

Эпилог

Прошло две недели. В Аниной жизни не так уж много изменилось. После уроков они вместе с Никитой ходили гулять или в кино. Аня побывала у него дома и с удивлением обнаружила, что его кошка — это ее рыжий котенок, который потерялся давным-давно. За это время он вырос, приобрел массу привычек, но белое пятнышко на груди осталось прежним. Никита сказал, что он подобрал ее на улице совсем маленькой. Решил, что бездомная. Правда, Аню кошка не узнала, но это было и неважно. Главное — что она жива и здорова. Хорошо, что все хорошо.

С Варей они дружили по-прежнему. Только свободного времени у той было все меньше и меньше. После того как Динку они все вместе выдали замуж, в ее институте прокатилась волна свадеб. И все невесты хотели шить свадебное платье только у Вари! Мало того что платье оказалось необыкновенно красивым, так еще прошел слух, что оно приносит удачу. И правда, день венчания Дины выдался солнечным, а когда они выходили из церкви, шел небольшой дождик, что, как известно, предвещает семейное счастье.

Так что заказами Варя была просто завалена. Она и радовалась этому, и огорчалась. Радовалась по понятной причине — постоянный заработок давал уверенность в том, что им будет что есть, и что Женьке хватит денег на поездку на международный конкурс. А огорчалась оттого, что свободного времени почти не было и сходить в кино с Васькой не всегда удавалось.

Васька попритих в классе, больше не высказывался громогласно по каждому поводу. Он быстро понял, что Варе это не очень нравится. И вообще он оказался очень сообразительным парнем, и к Варе относился очень серьезно.

Жанна гордо ходила по школе дней десять, а потом как-то сникла. Вика с ней не разговаривала. Аня не понимала почему — ведь первое место просто никому не отдали бы, кроме Жанки. А то, что второе место досталось ей и Светке, так это так получилось. Как сказали Ане, на комиссию произвели неизгладимое впечатление Анин салат и Светкин чарльстон.

А потом Аня догадалась — Вика настолько привыкла, что в этой дружбе она играет главную роль, что не смогла пережить поражения. К тому же Никита уже не провожал ее домой. Вернее, она его не провожала.

Кстати, их конкурс показали по телевидению, но только по кабельному районному каналу. Сюжет был очень небольшой, всего минут пять, не больше, и к тому же основную часть времени показывали танец Жанны и момент вручения наград.

Хотя и Светкин чарльстон, и Анин вальс тоже промелькнули.

После конкурса в школе что-то изменилось. Правда, может быть, это изменилась сама Аня? По крайней мере, на Восьмое марта старшеклассники устроили такой великолепный концерт для всей школы, что им учителя потом благодарность объявили. Аня на этом концерте танцевала свой вальс вместе с Васькой. Жаль, что Марина на концерт не смогла прийти — она уже уехала в Англию.

Оттуда она прислала письмо по электронной почте, на трех листах. В каждой строчке были восторг и счастье. Оказалось, что ее подруга Джейн не имела к Майклу никакого отношения. Просто это Майкл, когда узнал, что она приглашает Марину к себе в гости, попросил пригласить и его тоже. Он хотел сделать Марине сюрприз — она приедет, а он ее там уже встречает! Но Джейн сказала об этом кому-то, злые языки передали Марине в искаженном виде, та запсиховала и уехала, никому ничего не сказав. А Майкл метался по Лондону, ее разыскивал. Аня даже удивилась — она-то думала, что англичане хладнокровные и чопорные! Оказывается, не все. Майкл, к примеру, когда Марина вернулась, чуть с ума не сошел от радости. По крайней мере, она так уверяла.

Ну и хорошо. Аня была очень за нее рада.

Женька выиграл Российский конкурс бальных танцев с огромным преимуществом. Теперь он поедет на Европейский конкурс. Варя сшила Васькиной партнерше Элеоноре шикарное платье. Денег за работу брать не стала ни в какую. За это папа Элеоноры теперь им в квартире делает ремонт, и тоже отказывается брать деньги. Варька смущалась сначала, но теперь очень рада, потому что все-таки хочется жить нормально, в красивой квартире.

У Васьки с танцами тоже неплохо получается, но он не думает связывать с ними всю свою жизнь. После школы он собирается поступать в институт на специальность «Программное обеспечение». Кстати, туда же, куда и Никита.

А жизнь продолжает идти своим чередом. Странный и прекрасный сон про бал в огромном зале Ане больше не снился. Она немного жалела об этом, иногда вспоминая то ощущение полета, которое было во сне. Но это неважно. Теперь ощущение полета у нее очень часто бывало наяву. И музыка звучала в душе.

А это главное — чтобы музыка звучала…


home | my bookshelf | | Лишь бы музыка звучала |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 18
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу