Book: Свет очей



Свет очей

Люси Рэдкомб

Свет очей

1

«Покоритель трассы и женских сердец… Полученная травма не помешает выступить за сборную страны… Победа!!! Кумир нации в компании поклонниц из высшего света… А вот и среди девиц совсем другого сорта… Плейбой на горных лыжах… Звезда эстрады отдает свое сердце королю слалома… Лора Макилрой — эталон совершенства и очень мила в своих заблуждениях: она искренне полагает, что Троя — это название нового стирального порошка… У четы Хиггинс родился сын!!! „Ненавижу горные лыжи!“ — призналась вашему корреспонденту красавица Лора… Блестящая чета подошла к финишу… Шумный развод… Бросит ли Найджел спорт, чтобы заняться воспитанием брошенного Лорой сына?..»

Чего только не писали в прессе и не показывали по телевидению о Найджеле Хиггинсе. Славословили и злословили. Публике нравятся кумиры, но еще больше — скандалы вокруг них, разжигаемые бульварной прессой…

А Мэгги Редфорд тайно хранила свою… ну, скажем так: приязнь к этому мужчине. А может, сдерживала более глубокое чувство к нему?

В последний раз она видела Найджела много лет назад, еще девчонкой. Тогда Мэгги страшно завидовала старшей сестре, которая дружила с Найджелом, они вместе учились в университете. Потом Ванесса стала жить отдельно, и Мэгги редко виделась с сестрой, а уж ее друзей и вовсе потеряла из виду. Всех, но не Найджела. О его жизни она знала благодаря неутомимым журналистам. Мэгги радовалась успехам Найджела, переживала неудачи, восторгалась им и… ненавидела. За что? Она и сама точно не знала. Может, за свою навечно безответную любовь?

Мэгги окончила университет, стала врачом. Она работала в отделении «скорой помощи», часто дежурила на вызовах. В белом фургоне с красным крестом ей приходилось носиться по городским улицам на такой скорости, что дух захватывало. Только ее скорость спасала людям жизнь, а скорость, которую развивал Найджел, спускаясь по трассе, приносила лично ему славу, всеобщее обожание и деньги.

Мэгги часто казалось, что она и Найджел несутся по параллельным дорогам жизни. Жаль, что параллель — это бесконечная равноотдаленность линий. А вдруг, вопреки законам геометрии, они пересекутся? Ну и что дальше? — размышляла Мэгги. Ведь место пересечения двух прямых — это лишь некая абстрактная точка, место, не имеющее никакого измерения.

И вдруг оказалось, что эта самая точка — многомерное пространство, в котором может уместиться целая жизнь.

2

Мэгги накрыла голову подушкой и постаралась не обращать внимания на назойливое жужжание дверного звонка.

Кто бы это ни был, уходить он не собирался. Вздохнув, она признала свое поражение и отбросила подушку. По «удачному» стечению обстоятельств этот наполненный перьями предмет отскочил от стены и сбил с захламленного всякой всячиной туалетного столика сестры фарфоровую свинку.

Мэгги уставилась на обломки и с оптимизмом решила, что при помощи клея статуэтка будет не хуже новой — тем более что в действительности она не являлась антикварной и ценности никакой не представляла. У Ванессы всегда так, в ее расположенной в заоблачных высотах квартире полным-полно всяческих выглядевших аляповато, но зато модных и бешено дорогих безделушек.

В поисках халата Мэгги огляделась. Она хотя и жила здесь уже неделю, но до сих пор не удосужилась распаковать свои вещи. Поразмыслив, Мэгги решила, что ее пижама отвечает многим — если не всем — требованиям скромности и данный наряд вряд ли вызовет у стоящего на лестничной площадке вожделение.

— Да! — рявкнула она, приоткрывая дверь ровно настолько, насколько позволяла цепочка.

— Мне нужно поговорить с Ванессой.

Тебе и всем остальным мужчинам Ванкувера в возрасте от восемнадцати до девяноста лет, если судить по записям на автоответчике сестры, с кислой улыбкой подумала Мэгги.

— Видите ли, ее нет… — нетерпеливо начала она, щурясь от яркого света, заливающего лестничную клетку. — О, это вы!

Всем своим видом, от головы с непричесанной копной белокурых волос до кончиков пальцев ног, Мэгги выражала недоверие.

Тень раздражения пробежала по ее лицу: вовсе не так она представляла исполнение своей мечты!

Без долгих размышлений она сняла цепочку. Найджел Хиггинс — не тот мужчина, которого можно держать на пороге, подумала она, и не тот, которого на этом пороге можно часто встретить. Красивые мужчины — а именно это определение Найджел полностью заслуживал — в смокингах, как правило, не заходят к ней в восемь часов утра.

— Мы знакомы? — Взгляд его красивых голубых с металлическим блеском глаз быстро скользнул по ее субтильной фигуре, а затем в глубине этих глаз мелькнуло нечто похожее на проблеск воспоминания. — О… Мэри, кажется?.. — Длинноногий и элегантный до кончиков пальцев, он прошел мимо Мэгги в просторную комнату.

Я всегда знала, что произведу на него глубокое впечатление! И подтверждение этому тешит мое девичье самолюбие, с кривой ухмылкой решила Мэгги. Она с нарастающим раздражением наблюдала за впечатляющим видом — широкая в плечах и узкая в бедрах мужская фигура на фоне широкого окна, полностью занимающего одну из стен.

— Мэгги, — холодно поправила она.

Гость слабо улыбнулся и с плохо скрываемым нетерпением огляделся.

— С тобой произошел несчастный случай или что-то в этом роде?

Она совершенно забыла! Рука Мэгги автоматически взметнулась к лицу. Моргнув, Мэгги бросилась к зеркалу, которых в квартире ее сестры было несколько.

— Что-то в этом роде, — сухо подтвердила Мэгги, рассматривая синяк.

Могло быть и хуже, с упорным оптимизмом заключила она. А так ничего драматического, косметика способна скрыть травмы и похуже.

— Когда вернется Ванесса? — Найджел озабоченно взглянул на свои часы на металлическом браслете.

Возможно, кто-то в первую очередь отметил бы дорогую марку этого аксессуара, но Мэгги обратила внимание на шелковистые темные волоски на запястье. Ее сердце пропустило один удар, и она с досадой подумала, что ведет себя словно влюбчивый подросток. Мэгги вдруг вспомнила пылкую юношескую клятву, данную ею после того, как она в последний раз видела Найджела во плоти — и этой плоти было слишком много, с избытком для того, чтобы нарушить ее хрупкий душевный покой.

Тогда она поклялась, что, когда в следующий раз увидит Найджела Хиггинса, уже избавится от юношеских прыщей, от шины на зубах, а волосы перестанут торчать в разные стороны и будут лежать красивыми волнами. Все три пункта были выполнены. Впрочем, сейчас третий пункт можно было считать выполненным с натяжкой, поскольку, встав с кровати, Мэгги не успела причесаться.

Она смутно вспоминала, что тогда ей казалось, будто Найджел онемеет от ее потрясающей красоты. Сейчас же синяк под глазом и пижама, которая делала ее похожей на карлика, мало способствовали соблазнению мужчины. Мэгги понимала, что приложила бы все усилия, лишь бы встретить героя своих юношеских грёз во всеоружии красоты, если бы, разумеется, знала о его визите. А что это означает? — подумала она. Только то, что подростковое желание произвести впечатление именно на этого мужчину полностью не исчезло.

— Я спросил, когда вернется Ванесса.

Мэгги не торопилась отвечать, продолжая разглядывать Найджела. Никакие проклятия, злобно посылаемые ею на его голову, не возымели действия. Он не уменьшился в росте и не растолстел, а тщательно уложенные блестящие черные волосы были по-прежнему густыми — в них так и тянуло запустить пальцы. Нарисованная воображением картина обстоятельств, при которых она могла бы погрузить пальцы в волосы Найджела, заставила Мэгги густо покраснеть. Определенно, ей необходимо унять свою буйную фантазию!

— Через шесть месяцев.

— Что?! — гаркнул он, и брови его раздраженно поползли вверх.

— Не смотри на меня так, — фыркнула Мэгги. — Я не виновата, что она тебе этого не, сказала.

Мэгги знала, что у Найджела Хиггинса прекрасные манеры, он умен и остер на язык. Стоило ему войти в комнату, как все присутствующие попадали под его чары. И, похоже, только я, не без самодовольства подумала Мэгги, могу разглядеть, что за маской обаяшки скрывается самовлюбленный, эгоистичный подонок. Впрочем, его бывшая жена, наверное, тоже в конце концов разобралась что к чему, потому и стала бывшей!

— Боже, именно тогда, когда она мне нужна, она… — простонал Найджел и тоном ревнивого мужа спросил: — Где она?

Только и слышно — мне… меня… я… Как же этот человек себя любит! — раздраженно подумала Мэгги, наблюдая, как он плюхнулся на один из кожаных диванов. Улыбка исчезла с ее лица, ибо она с полной уверенностью могла сказать, что Найджел плюхается на этот диван не впервые! Неужели это единственное, чем он — они — здесь занимались? — мелькнула у нее мысль. Хмыкнув, Мэгги опустила занавес над картинами, рисуемыми ее буйным воображением. То, что происходило между ее сестрой и этим мужчиной — да и любым другим — в стенах этого дома, ее не касается.

— Ванесса в Лондоне, — ответила Мэгги.

— Так, понятно, — мрачно пробурчал Найджел. Ослабив галстук, он откинул голову на спинку дивана и закрыл глаза.

— Что именно?

Его темные ресницы дрогнули, и по выражению глаз Найджела Мэгги поняла, что он забыл о ее присутствии. А может, понадеялся, что она уйдет, предоставив ему возможность всласть пожалеть себя.

— Я пропал, если только не найду… — Он вдруг бросил на нее полный надежды взгляд, но, не успел этот быстрый взгляд пройтись по всей ее фигуре, Найджел уже отрицательно качал головой.

А что ты здесь вообще-то делаешь, Мэр… Мэгги? С какой стати, подумал он, взрослая женщина станет носить столь ужасную полосатую пижаму?

— Срок аренды моей квартиры истек, и Ванесса предложила мне бросить тут якорь, пока не подвернется что-нибудь подходящее, — любезно объяснила Мэгги.

Найджел смутно помнил, будто Ванесса упоминала, что ее сестра студентка. По правде говоря, Ванесса всегда потчевала друзей странными по своей банальности историями о полной лишений жизни студентов — Найджела эти истории ничуть не забавляли — ну да ладно, все это было давно. На свете полно безработных молодых людей с хорошим образованием. Похоже, Мэгги одна из них.

Он просто кивнул, принимая информацию к сведению! — возмущенно отметила Мэгги. У него нет и тени интереса к тому, что я делаю сейчас, чем стану заниматься в будущем, да и к тому, что я делала с тех пор, как видела его в последний раз почти десять лет назад.

Десять лет назад Найджел Хиггинс принадлежал к когорте золотой молодежи, посещавшей университет. В ту же компанию избранных входила и Ванесса. Мэгги все они казались едва ли не небожителями. Их полные блеска жизни, успехи в карьере несли печать очарования с тех пор, как они вступили на путь покорения мира — Найджел не был единственным представителем этого блестящего круга, кто развелся, хотя его развод благодаря журналистам стал наиболее заметным и обсуждаемым событием.

— Что Ванесса делает в Лондоне?

— Стажируется. Ей предстоит сесть в кресло редактора, когда ее нынешний шеф через полгода получит повышение. Они хотят, чтобы Ванесса… — Мэгги передернула худенькими плечами. — Вообще-то я не знаю, что они хотят, — призналась она. Внутренняя жизнь редакции глянцевого журнала мод была для нее тайной за семью печатями.

— Я рад за Ванессу.

Несмотря на эти слова по поводу успеха подруги — исчерпываются ли лишь дружбой их отношения? — выглядел Найджел довольно мрачным. Очевидно, его больше занимало то, какие неудобства отсутствие Ванессы сулит лично ему.

Слава Богу, у меня нет друзей вроде него, зло подумала Мэгги.

— Думаю, Ванесса отказалась бы от стажировки, знай она о твоих видах на нее. — Ее слащавый голос был полон иронии.

Найджел бросил на нее быстрый взгляд, и его не одурачили невинные, округлившиеся глаза этой маленькой ведьмы. Да, в Мэгги определенно есть что-то дьявольское.

— Я очень рад за Ванессу. Она жизнь положила на алтарь карьеры. — И устраивала заговоры, плела головокружительные интриги, со злорадным восхищением подумал он, или я не знаю Ванессу. Эта женщина идет напролом, чтобы добиться поставленной цели. — А еще мне очень жаль себя.

— Да, тебе, наверное, так тяжело… — посочувствовала Мэгги.

Найджел впился глазами в ее лицо, стремясь понять, ехидничает она или искренна.

— Быть здоровым… — продолжала Мэгги, — богатым, красивым…

После смерти родителей Найджел должен был унаследовать приличное состояние, если судить по Кэмпси-парк, родовому поместью Хиггинсов. Мэгги не удостоилась чести посетить его, но судила со слов Ванессы, которая бывала там неоднократно.

— Спасибо, — с улыбкой поблагодарил Найджел.

Мэгги вдруг почувствовала себя не столь уверенно. Вообще-то она предпочитала его заставляющей замирать сердце улыбке наглую усмешку.

— За что? — с подозрением осведомилась она.

— Красивый?..

Мэгги раздраженно вздохнула.

— Будто ты этого не знаешь.

Он скромно пожал плечами, но Мэгги показалось, что в его глазах мелькнуло нечто похоже на усталое признание.

— А, собственно, зачем тебе понадобилась Ванесса? — осведомилась Мэгги.

Она ожидала, что Найджел предложит ей не лезть в его дела, но он, криво усмехнувшись, ответил:

— Я собирался попросить ее стать моей невестой сегодня вечером.

Воздух с силой вырвался из легких Мэгги, и она плюхнулась на ближайший стул.

— Ты хотел попросить Ванессу выйти за тебя замуж?

О, в данных обстоятельствах он имел право быть слегка — самую чуточку! — раздраженным, обнаружив отсутствие Ванессы, смягчилась Мэгги.

— Разве я сказал это?

Мэгги, обретшая наконец-то способность дышать, почувствовала, как волосы у нее на голове зашевелились, когда Найджел посмотрел на нее, как на полоумную.

— Ты сказал, что хочешь, чтобы она стала твоей невестой.

— В мои намерения женитьба не войдет больше никогда, — отрезал Найджел. — Мне нужна невеста только на сегодняшний вечер. Единственная более или менее приемлемая причина для женитьбы, по моему мнению, — создание семьи… Я уже имел одну, все, хватит.

Это теория приемлема, если только не видеть великолепной Лоры, с усмешкой подумала Мэгги. Экспертом по мыслительным процессам мужчин я, конечно, не являюсь, но ни один из известных мне мужчин не стал бы смотреть на ослепительно красивую эстрадную певицу и думать о детях.

— Полагаешь, тебе поверят, что ты женился на Лоре только ради детей?! — выпалила она.

— Хотя, — продолжал размышлять вслух Найджел, высокомерно пропустив мимо ушей ее насмешливое восклицание, — Ванесса, вероятно, единственная женщина, которую я стал бы рассматривать в качестве…

Делая подобное заявление, Найджел ничем не рисковал, поскольку ему была прекрасно известна точка зрения Ванессы на брак, но Мэгги ощутила приступ ревности, похожий на болезненный укол. Перед ее мысленным взором вдруг возникла тошнотворная картина: она в розовом платье подруги невесты спотыкаясь бредет по проходу позади своей блестящей сестры. Возможно, у нее и пылкое воображение, но нужно быть святой, чтобы радоваться за сестру в данных обстоятельствах, а Мэгги, к несчастью, святой не была.

— В твоих словах мало смысла… — За исключением лишь признания, что Ванесса единственная женщина, на которой он женился бы, — тут Найджел предельно ясно дал все понять.

Неужели он делал Ванессе предложение и получил отказ? — гадала Мэгги. Сестра имела достаточно твердые убеждения по поводу карьеры и замужества и часто говорила, что женщина не может иметь то и другое вместе, если хочет преуспеть в чем-то одном.

— Ты просто не слушаешь меня. Все очень просто. Я хотел, чтобы Ванесса прикинулась сегодня вечером моей невестой. — Он смахнул со своих безупречных брюк невидимую пылинку.

— Прикинулась? — переспросила ошеломленная Мэгги. — Почему?.. — Она откашлялась и продолжила прежде, чем Найджел успел бы заявить, что это не ее дело: — И часто ты приходишь по утрам и обращаешься с такими просьбами?

Голубые глаза Найджела впились в ее лицо.

— Ты сказала… по утрам?

— Итак?..

Мэгги почувствовала, что теряет инициативу, ей показалось, что, если она будет смотреть на Найджела сверху вниз, это придаст ей уверенности в себе. Она поднялась со стула, однако желаемая величественность действия оказалась подпорченной из-за того, что Мэгги оступилась, запутавшись в длинных штанинах пижамы. Она ожидала насмешек Найджела, но их не последовало.

Найджелу впервые пришло в голову, что скрывающая ее миниатюрную фигуру пижама на самом деле принадлежит мужчине. Мысль о том, что, возможно, Мэгги в соседней комнате делила постель с мужчиной, поразила его. До этого момента она оставалась для него просто младшей сестрой Ванессы, забавной малышкой с шиной на зубах. Найджел посмотрел на Мэгги внимательнее. Да, шина исчезла. В облике гадкого утенка произошли и другие перемены к лучшему. Найджелу вдруг стало не по себе.



— Сейчас не утро.

Появившееся на лице Мэгги недоверие сменилось паникой. Я не вправе осуждать ее, подумал Найджел, сам в свое время проводил бурные ночи.

— Какой сегодня день? — после короткого молчания спросила она.

Найджел заморгал. До такого он никогда не докатывался!

— Вечер среды.

Мэгги рухнула на стул, с которого недавно поднялась, и хрипло спросила:

— Ты серьезно?

— А какой, по-твоему, сегодня день?

— Я думала, что утро вторника.

— Ты, наверное, после вечеринки.

От ошеломленной Мэгги, пытающейся привыкнуть к мысли, что проспала целые сутки, не скрылись нотки сурового осуждения в его голосе.

— Ты словно моя матушка, — пробормотала она.

Нет, мать Мэгги и Ванессы не осуждала вечеринок, но не скрывала неудовольствия ненормированностью работы младшей дочери, недавно получившей диплом врача. Прощальную вечеринку после шестидесяти часов беспрерывных вызовов в отделении травматологии, миссис Редфорд, несомненно, признала бы неудачной идеей. Выходит, подумала Мэгги, когда я со смехом заявила, что собираюсь проспать весь свой двухнедельный отпуск, я отнюдь не шутила…

— Надеюсь, вы с почтением отнесетесь к собственности Ванессы, — изрек Найджел, у которого вдруг возникли опасения, что девица и ее не менее беспокойные приятели способны разнести эту квартиру в щепки. — Ванесса действительно знает, что ты здесь?

Мэгги виновато подумала о разбитой свинке. Ах если бы, мечтательно подумала она, он был бы столь же строг, когда мне было шестнадцать, я не мучилась бы от бессонных ночей. Существует определенная новизна в том, что он считает меня опасной особой.

— Моя тайна раскрыта: я поселилась здесь без разрешения! — Мэгги бросила на Найджела дерзкий взгляд. — Мне надо выпить. Не волнуйся, я говорю о кофе, — язвительно добавила она.

— У тебя похмелье?

— Нет! — злобно рявкнула Мэгги, направляясь в кухню, отделенную от гостиной стойкой.

Она не сомневалась, что Найджел последует за ней, именно так он и поступил. Понаблюдав некоторое время за тем, как Мэгги в бесплодных попытках найти банку с кофе раскрывает одну за другой дверцы буфета, он решил прийти ей на помощь. Тем самым Найджел невольно подтвердил подозрения Мэгги, что хорошо знаком с окружающей обстановкой.

— Кофе здесь, — сообщил он, протягивая руку к шкафчику, висевшему на стене на уровне глаз — пусть его глаз, но Мэгги тоже не нужна стремянка. — Ванесса всегда пьет растворимый кофе.

Мэгги выхватила из его руки банку и сердито пробурчала:

— Я еще не разобралась, что где находится в кухне. Все случая не представлялось.

В это Найджел охотно поверил. Глядя, как Мэгги наполняет чайник водой, он выдал следующую сентенцию:

— Алкоголь обезвоживает организм. Вот почему тебе так хочется пить.

Я начинаю походить на своего отца, с досадой подумал Найджел. Черт побери! Что такого в этой девчонке, что будит во мне родительские чувства?! Найджел не забыл ни последнюю встречу с Мэгги, когда ему пришлось вмешаться, чтобы удержать ее от глупого шага, ни как она «отблагодарила» его.

— Я не нуждаюсь в лекциях, — сухо заявила Мэгги.

Это было чистой правдой. Даже если бы она студенткой прилежно не изучала учебники, ей с лихвой хватало практического опыта, полученного в отделении травматологии. Мэгги частенько приходилось иметь дело с пьяницами, которые, даже попав в больницу, буянили и пытались применить к ней физическую силу. Например, синяк, который сейчас красовался у нее под глазом, остался на память от пьянчуги, вознамерившегося помешать ей зашить рану на его голове.

— Я пью черный. — Мэгги сняла чайник с плиты и вопросительно взглянула на Найджела.

— Я тоже. Две ложки сахару.

Мэгги положила кофе в кружки и залила кипятком. Если бы кто-то сказал мне двадцать четыре часа — нет, сорок восемь часов назад, поправилась она, что я буду готовить кофе Найджелу Хиггинсу!..

— Зачем тебе нужна невеста? — полюбопытствовала она. — То есть я имела в виду, почему только на вечер?

— Сегодня я собираюсь ужинать с женщиной, которая хочет выйти за меня замуж.

Мэгги прикусила нижнюю губу. В тоне Найджела было столько безысходности, что ей хотелось расхохотаться. Мысль, что хищнику пришлось поменяться ролями со своей жертвой, вызвала у нее прилив веселья.

— И ты хотел использовать Ванессу в качестве прикрытия.

Мэгги не спрашивала, а утверждала: ее сестра выглядела столь великолепно, что большинство женщин, даже уверенных в себе, ощущали в присутствии Ванессы комплекс неполноценности. Мэгги и сама в отроческие годы благоговела перед внешностью старшей сестры.

— Откуда ты знаешь, что она… эта женщина хочет выйти за тебя замуж? — продолжила она допрос. Мэгги допускала, что, возможно, это лишь высокомерное предположение мужчины, отдающего себе отчет, что ни одна женщина не устоит перед ним.

— Она мне сказала.

Брови Мэгги поползли вверх. Неизвестная женщина не отличалась тонкостью в подходе.

— Возможно, она пошутила.

Найджел криво усмехнулся и грубовато произнес:

— Поверь мне, она не шутила.

— Откуда такая уве…

— Это Лора.

Мэгги выронила из рук пакет с сахаром, который собиралась пересыпать в сахарницу.

— Не та ли самая Лора?.. — хрипло спросила она.

Найджел взял на себя обязанности по приготовлению кофе, ибо Мэгги, похоже, утратила к этому интерес.

— Та же, — подтвердил он. — На которой я женился и с которой развелся. Мать моего ребенка… Да, та же самая.

— Черт побери!

— Мне на ум приходит не столь резкое выражение, но определенно… черт побери.

— Мне казалось, что она живет с каким-то актером в…

— Будет правильнее сказать жила. Теперь она обитает в тех же местах, где обитаю я, — сообщил Найджел тоном человека, чье терпение начинает истекать. — Я в Инсбрук, Лора появляется там, я в Колорадо-Спрингс, и Лора туда же…

— Она много разъезжает. Такая уж у нее профессия.

— Если я еду рыбачить на озера, Лоре-то перед кем там выступать?

— Возможно, ты прав, — нехотя согласилась Мэгги.

— Никаких «возможно».

— А разве это не она ушла от тебя?

Он утвердительно кивнул, заметив, что Мэгги, похоже, испытывает удовольствие оттого, что напомнила ему об этом.

— Сейчас она источает раскаяние. Хочет загладить вину передо мной.

Особой радости в голосе Найджела по этому поводу не наблюдалось, но Мэгги подумала, уж не слишком ли сильно он протестует против повышенного внимания бывшей жены к его персоне. Ей казалось, сама мысль о том, что Лора Макилрой, обласканная публикой звезда эстрады с неимоверно длинными ногами и с бросающей вызов земному притяжению грудью, пытается загладить свою вину, заставила бы любого мужчину скулить от удовольствия.

— А почему бы тебе просто не сказать ей, что не хочешь жениться на ней… снова? — Мэгги вдруг пришло в голову, что Найджел создает проблемы там, где их нет.

— Я пытался, но она мне не верит, а я не хочу причинять ей боль, — просто сказал Найджел, чем привел Мэгги в изумление. — Газеты доставили бедняжке столько неприятностей после нашего развода, а когда я получил право оставить Джекки у себя, они просто с цепи сорвались. Сахар? — спросил он, беря в руки ложку.

Бедняжка?! Мэгги недоуменно уставилась на него. Судя по сообщениям бульварных газет — да, она не пропустила ни одной статьи — жена-певица бросила Найджела, когда он после травмы ушел из профессионального спорта, оставив его с ребенком на руках! Неужели он по-прежнему любит ее?..

Боже правый, подумала она, что со мной творится? Две минуты назад я считала, что он влюблен в Ванессу, и ревновала к ней. Теперь ревную к Лоре. Любой подумает, что он мне не безразличен.

С отрешенным видом Найджел помешивал свой кофе. Без сомнения, он утратил свое привычное великолепие.

— Лора — женщина, возложившая на себя определенную миссию, — расстроенно сообщил он. — Она хочет избавить меня от одинокого и бесцельного существования.

— А разве твое существование одиноко и бесцельно? — без тени сожаления спросила Мэгги. Если это и так, он один в этом виноват.

— По мнению Лоры, жить одному — означает вести бесцельное существование.

— У меня сердце кровью обливается. — Мэгги перестала откровенно издеваться над Найджелом — хватит с него. Глаза ее невинно расширились, когда он бросил на нее злобный взгляд.

— Мне нравится жить одному.

— Да, кажется, я что-то читала об этом на прошлой неделе в газете, куда была завернута моя сменная обувь.

Из той же статьи Мэгги почерпнула, что Найджелу нравятся молоденькие артистки варьете, чье тело едва прикрывает одежда.

— Издержки известности, — хмуро буркнул он. — Не будь я джентльменом, я сказал бы тебе то же самое, что и фотографу, сделавшему снимок. К твоему сведению, все было подстроено.

Эта маленькая ведьма захихикала! Найджел заскрежетал зубами.

— Конечно, — ласково согласилась Мэгги. — А разве ты не можешь попросить ее — как там ее звали — выручить тебя? На вид девица довольно бойкая.

— Нет, не могу! — проревел Найджел. — Дело слишком деликатное, чтобы вмешивать в него черт знает кого! Поэтому я и рассчитывал на Ванессу. Как некстати она уехала, черт, черт, черт! А теперь… теперь у меня… — он взглянул на часы, — осталось тридцать минут, чтобы найти подходящую особу, ведь я пообещал Лоре представить ей мою новую пассию.

— Мне казалось, у тебя не должно быть недостатка в красавицах, почтивших бы за честь выручить вас.

Он поднял на Мэгги голубые глаза, в которых застыло похоронное выражение, и утвердительно кивнул.

— Дело в том, — объяснил Найджел, растягивая слова, — что в отличие от Ванессы не все они будут рады вернуть мне наутро обручальное кольцо. Я, так сказать, попадаю из огня да в полымя.

— Боже, вероятно, так трудно быть неотразимым! — Мэгги с лицемерным сочувствием вздохнула.

Найджел бросил на нее долгий задумчивый взгляд.

— Я попросил бы тебя занять это место… — Он вежливо помолчал, пока Мэгги издавала возмущенные звуки, потом продолжил: — Но у меня такое впечатление, что я тебе не нравлюсь. И, кроме того, ты не совсем…

С кислым выражением лица он отвел взгляд от ее полосатой пижамы.

— Не совсем что?! — вне себя от возмущения выкрикнула Мэгги.

Впрочем, ее вопрос был риторическим, она прекрасно поняла весьма недвусмысленный намек Найджела: никто не поверит, будто такой видный мужчина, как он, собирается жениться на такой невзрачной девице, как она.

Мэгги воинственно вздернула подбородок. Возможно, не каждый мужчина остановит на ней свой выбор, но быть причисленной к совершенно никчемным этим самовлюбленным индюком?!. Нет, она уже не та маленькая девочка, которую можно было вогнать в депрессию легкомысленным грубым замечанием, и Найджел Хиггинс сейчас в этом убедится. Она ему покажет!

Однако следующая фраза Найджела охладила воинственный пыл Мэгги.

— Не совсем одета для торжественного случая.

Он был несказанно рад вспомнить, как Ванесса говорила, будто лучший способ заставить ее сестру сделать что-то — сказать ей не делать этого. «Она так упряма, что трудно поверить!» — уверяла Ванесса.

Мэгги попалась на крючок. Если он думает, что я недостаточно хороша собой, чтобы появиться вместе с ним, кипятилась она, пусть прямо так и скажет!

— У меня есть другая одежда, и кое-кто, — язвительно сообщила она, — считает меня в ней весьма привлекательной.

— Несомненно, — согласился Найджел, и его покладистость насторожила Мэгги, а блеск его глаз заставил помрачнеть, ибо она вдруг утратила уверенность в правильности своих действий. — Не поторопиться ли тебе?

— Поторопиться?

— Если мы хотим успеть на обед вовремя.

Мэгги заморгала.

— С какой стати мне помогать тебе? Я не сказала, что…

— Что ж, если ты считаешь себя не способной справиться с этой задачей… — проронил Найджел.

К этому моменту Мэгги на девяносто девять процентов была уверена, что ею весьма ловко манипулируют, но остающийся один процент сомнения плюс врожденная неспособность отступать перед брошенным ей вызовом заставили ее моментально ответить:

— Пора положить конец нашим пререканиям.

— Не беспокойся, — утешил ее Найджел, — я тебе в этом помогу.

Подавив улыбку, он наблюдал, как Мэгги, гордо расправив плечи, удалилась в спальню, что-то бормоча себе под нос.

Выходя десять минут спустя из душа, Мэгги все еще не могла понять, как умудрилась влипнуть в эту историю. Еще меньше она понимала, почему испытывает приятное возбуждение. Полностью обнаженная, с закрученным на голове наподобие тюрбана полотенцем она мягкой кошачьей походкой прошествовала обратно в спальню. Мэгги раскрыла два аккуратно уложенных чемодана, содержимое которых составляли роскошные наряды.

Поколебавшись немного, Мэгги достала пестрое шифоновое платье и подошла к огромному зеркалу, раму которого украшали фигурки херувимов. Неплохо, заключила она, разглядывая свои упругие, плавно закругленные формы. Не Бог весть что, но и не так уж плохо, решила Мэгги, прикладывая к еще влажному телу платье. Заметив, что ткань довольно сильно помялась, она нахмурилась, но уже в следующую секунду в ее глазах блеснули озорные огоньки.

Мэгги приоткрыла дверь и выбросила платье со словами:

— Будь так любезен, погладь его для меня, если не хочешь опоздать!

Не дав Найджелу возможности ответить, она резко захлопнула дверь. Мэгги готова была поспорить, что это ему не понравится! Найджел Хиггинс, будущий владелец огромного поместья… гладит? Этот человек всю жизнь провел в окружении слуг — весьма вероятно, что он до сих пор не научился завязывать шнурки! Мэгги, довольно хихикая, уселась за туалетный столик и принялась рассматривать несметную сокровищницу косметики своей сестры.

К счастью, скрыть синяк под глазом не составило особого труда. Затем Мэгги взяла затейливой формы флакон, понюхала и щедро сбрызнула духами свое тело. Теперь мне нужно, подумала она, надевая трусики и туфли на высоких каблуках, только платье.

Паузы, последовавшей после легкого стука и открытием двери нараспашку, ей хватило лишь на то, чтобы успеть прикрыть руками обнаженную грудь и скорчить недовольную физиономию.

Мэгги готова была провалиться от смущения сквозь землю, однако гордость заставила застыть на месте, пока взгляд неимоверно голубых глаз Найджела скользил по ее практически обнаженному телу с головы до пят, задерживаясь на одних частях дольше, чем на других.

— Ты была права, — изрек наконец Найджел.

Мэгги из последних сил пыталась создать иллюзию, что чувствует себя абсолютно спокойной в этой щекотливой ситуации. Вообще-то до этого момента она не испытывала беспокойства относительно своей фигуры, но под придирчивым оценивающим взглядом Найджела вдруг ощутила каждый сантиметр своего тела.

Успокойся, Мэгги, приказала она себе. Найджел Хиггинс видел прекрасных женщин обнаженными больше, чем ты съела горячих обедов, а тебя прекрасной положа руку на сердце не назовешь. Однако аутотренинг не усмирил буйный прилив охватившего ее чисто плотского чувства.

— Ты и впрямь достаточно привлекательна.

Насмешливое выражение лица Найджела открывало перед Мэгги возможность толковать его слова как угодно, но она решила сейчас лучше не думать вовсе, что они могут означать.

— Вот! — Он протянул ей платье, перекинутое через руку.

— Спасибо.

Непроизвольно Мэгги протянула руку, но внезапно осознала, что этим жестом буквально выставляет себя напоказ перед Найджелом. Она вспыхнула и отдернула руку, но прежде, чем успела прикрыть грудь, возбужденный розовый сосок показался из-под ладони.

— Лучше положи на кровать. — Голос Мэгги дрожал, она тщетно пыталась вернуть себе самообладание. — Быстрее! — рявкнула она, ей показалось, что Найджел слишком медленно идет к кровати… Неужели он спал на ней с Ванессой? — Ни к чему заставлять твою жену ждать.

Найджел положил воздушный наряд на кровать и ладонью расправил его. Жест этот побудил горячечное воображение Мэгги нарисовать картину того, как этой самой рукой он гладит ее обнаженную грудь.

— Бывшую жену, — мягко напомнил Найджел, выпрямляясь. — И Лора в жизни никуда не приходила вовремя — даже, помнится, опоздала на собственную свадьбу… Так что не рвись. Времени достаточно.

Мэгги громко фыркнула.

Тех мгновений, которые Найджел потратил на то, чтобы расправить платье, ей хватило дотянуться до халата Ванессы и набросить его на себя, потому Мэгги могла позволить себе прежнее небрежно-высокомерное поведение.

Эротическая фантазия посетила меня лишь потому, что я, будучи почти обнаженной, оказалась уязвимой перед полностью одетым мужчиной, успокоила себя Мэгги. Да, это вполне логичное объяснение, решила она, завязывая на талии пояс халата. Если бы Найджел тоже был нагим, он вовсе не имел бы надо мной превосходства и мы оказались бы в равных условиях.



Стройная теория потерпела сокрушительное поражение, когда перед мысленным взором Мэгги прекрасная фигура Найджела Хиггинса возникла обнаженной.

О Боже, уж не читает ли он мои мысли?! — запаниковала она, когда Найджел улыбнулся ей. Я буду рада, когда этот вечер закончится!

3

— Нет времени на то, чтобы выдумывать правдоподобную историю, поэтому позволь большинство разговоров вести мне.

Сев в такси, Найджел преобразился. Он перестал улыбаться и смотрел теперь на Мэгги со строгим высокомерием.

— У меня ларингит? — деловито осведомилась Мэгги. — Или мне положено быть одуревшей от свалившегося на меня счастья подцепить тебя?

Он взял ее руку, и, не успела Мэгги запротестовать, как Найджел надел ей на палец кольцо с огромным сапфиром.

— Ты чересчур остроумна, об этом я и говорю, — проворчал он, хмуро разглядывая огромный сверкающий камень на ее тонком пальце.

— Я не могу это носить! — с нотками отвращения в голосе воскликнула Мэгги.

— Прошу прошения, если оно не в твоем вкусе, но это всего на один вечер.

Не в моем вкусе? Вообще-то кольцо красивое, признала Мэгги, и, вероятно, ужасно дорогое.

— Оно мне велико, я могу его потерять, — пролепетала она, ошеломленная внезапным подозрением: кольцо было бы Ванессе в самый раз — возможно, оно и было куплено для нее?

В таком случае, его тем более надо немедленно снять! Немедленно!

Видимо, обуревавшие Мэгги чувства отразились на ее лице, потому что Найджел как бы невзначай сообщил:

— Оно немного старомодное, поскольку принадлежало моей бабке. Лора ни за что не хотела его надевать.

Учитывая обстоятельства, было бы весьма странным надеть вещь, от которой отказалась другая женщина. Еще более странным было бы возражать — но Мэгги сделала это.

— Не думаю, что твоя Лора с легкостью попадется на эту удочку, Найджел, — заметила она, уставившись на тяжелое кольцо так, словно то могло укусить.

— До тех пор, пока ты сможешь воздерживаться от критических замечаний, она поверит каждому моему слову. Лора от природы неподозрительна. К тому же я прежде никогда не лгал ей.

— Никогда? — скептически переспросила Мэгги.

— Никогда, — твердо ответил он. — Если не брать в расчет дурацкий случай, когда я сказал, будто не знаю отдыха лучше, чем провести день, сидя в первом ряду на эстрадном шоу.

— Я просто изумлена, что такой совершенный, честный брак мог распасться, — съехидничала Мэгги. Ей не верилось, что Найджел преданный муж.

— Вероятно, он распался именно потому, что был кристально честным.

Ну прямо не мужчина, а бриллиант! — с сарказмом подумала Мэгги.

— Не хочешь ли ты сказать, Найджел, что браки легче сохранить, если супруги либеральничают и лгут друг другу?

— Я говорю, что не хотел оставаться мужем женщины, любившей другого.

— О! — только и смогла сказать Мэгги. От искренности Найджела ей становилось не по себе. Он не производил впечатления мужчины, чье самолюбие оказалось уязвленным, но, возможно, он тщательно прятал разбитое сердце за самоуверенным видом? — Сейчас она не любит другого, так ведь?

— Твои рассуждения, как и любой другой женщины, предсказуемы.

— Я же женщина.

— В этом платье по этому поводу не может быть никаких сомнений. Именно это было целью всех твоих стараний, не так ли?

— Прошу прощения?..

К несчастью, Найджел, похоже, не находил ее высокомерный тон вызывающим. Взглянув в его бездонные голубые глаза, Мэгги пожалела, что позволила тщеславию возобладать над здравым смыслом и пообещала участвовать в этом глупом спектакле.

— Единственной причиной, по которой ты согласилась исполнить роль моей невесты, было желание доказать мне, что с возрастом ты неузнаваемо изменилась.

Мэгги покраснела до ушей. Как, как он догадался?!

— Это…

— Вполне объяснимо для особы, ведущей себя столь вызывающе.

Мэгги чуть не задохнулась от возмущения. Найджел с каждой секундой становится все более несносным. Должно быть, подростком я была совсем слепой, в ярости решила она, если умудрилась влюбиться в такого типа!

— Я не…

— Как тебе угодно. — Найджел устало махнул рукой, давая понять, что возражения Мэгги ему неинтересны. — Вообще-то Лора до сих пор влюблена в другого, в того же самого. Просто она мучается, что бросила меня и Джекки. Именно чувство вины не позволяет ей обрести счастье. Она мне не безразлична, и я хочу, чтобы она была счастлива.

— Мне предлагается поверить, что ты — некое подобие святого альтруиста?

— Откровенно говоря, мне наплевать, что ты обо мне думаешь. Я просто прошу тебя на сегодня забыть все твои штучки.

Штучки?! Каков наглец! В жизни не позволяла мужчине говорить вместо себя, и теперь не допущу этого!

— Я буду любезна и покладиста, именно такой, как тебе нравится, — с притворной покорностью заверила Мэгги.

Найджел вперил в нее насмешливый взгляд и проронил:

— Ты и понятия не имеешь о том, как мне нравится.

Его двусмысленный тон в сочетании с мужественным обликом подействовали на Мэгги подобно удару тока. Из упрямства она не стала отодвигаться на другой конец сиденья, хотя ей очень хотелось. Следует принять закон, запрещающий красивым мужчинам пользоваться своим обаянием в полной мере, подумала Мэгги.

— Я буду ловить каждое твое слово, дорогой, — пообещала она тоном сладкой идиотки.

— И ради Бога, — с сарказмом предостерег он, — не пей много!

Мэгги стиснула зубы и бросила на Найджела злобный взгляд. Праведный гнев зрел в ее груди. Он, похоже, забыл, что она по доброте душевной помогает ему в щекотливой ситуации!

— Ты считаешь меня беспробудной пьяницей.

На самом деле Мэгги не пила ничего, кроме белого сухого вина. Да и то одного бокала ей было более чем достаточно, потому что ее начинало клонить в сон.

— Что ж, если судить по твоему подбитому глазу, то, определенно, пить ты не умеешь. — Найджел протянул руку к ее лицу, но не коснулся его.

Мэгги инстинктивно отпрянула. Рассердившись, что ведет себя как пугливый подросток, она закусила губу. Что подумает о ней Найджел?

— Вообще-то я не падала, — буркнула Мэгги.

— Тогда откуда синяк?

— Я не успела увернуться… — И, увидев на его лице недоумение, пояснила: — Это результат удара кулаком.

Найджел довольно долго молчал, переваривая услышанное.

— Это сделал мужчина? — В его голосе звучали ледяные нотки.

— В прошлый раз было еще хуже, — бодро продолжила Мэгги, не замечая вспыхнувшей в глазах Найджела неприязни.

— И ты отправилась за новой порцией?.. — с недоверчивостью спросил он хрипло.

Мэгги криво усмехнулась. Она этого не хотела. Ее впечатления от медицины чрезвычайных ситуаций были далеко не благостными, однако в конце концов она вошла во вкус и даже стала получать от своей работы удовольствие, но только не тогда, когда время от времени пациенты пускали в ход кулаки.

— Выбор у меня был небольшой, — начала она объяснять, но Найджел резко оборвал ее, голос его дрожал от возмущения.

— Не было выбора! Боже правый! У женщины всегда есть возможность порвать с человеком, который с ней обращается подобным образом! Когда тебе было шестнадцать, я поставил точку в твоих отношениях с неудачно выбранным тобой приятелем! Но ты, очевидно, получаешь извращенное удовлетворение оттого, что тебя бьют, — с презрением закончил он.

До Мэгги наконец дошло, как Найджел воспринял ее слова. Она хотела сказать ему, что он ошибается — было бы приятно посмотреть, как этот самодовольный ханжа начнет извиваться, словно змея, — но передумала.

Она не обязана ничего объяснять Найджелу Хиггинсу! Как смеет этот человек даже думать, что она является жертвой? Надев на лицо маску холодного безразличия и кое-как усмирив душивший ее гнев, Мэгги улыбнулась и проронила:

— Я и понятия не имела, что ты столь… прямолинеен!

— Если под словом «прямолинеен»… — передразнил он ее, — ты подразумеваешь, что я не способен терпеть мужчин, считающих хук слева приемлемым проявлением хорошего отношения, тогда да, я таков. И, если ты надеешься, что сможешь изменить своего дружка, забудь об этом! Такие люди не меняются.

Мэгги невольно отметила, что сейчас Найджел выглядит более угрожающе, чем любой из распоясавшихся пьянчуг, с которыми ей когда-либо приходилось иметь дело по долгу службы.

С одной стороны, Мэгги хотелось аплодировать ему за подобное заявление, но с другой — наказать этого типа за то, что он имел наглость хоть на секунду предположить…

— Ну-ну, успокойся, — ласково прошептала она и, осмелев, положила руку на его бедро.

Найджел скорчил недовольную гримасу и, больно схватив за запястье, отвел со своей ноги руку Мэгги, словно она была заразной. Однако Мэгги все же успела почувствовать, как напряжены его мускулы.

— Не заводи меня, Мэгги, — мрачно попросил Найджел.

Однако его предостережение запоздало: фантазия Мэгги уже работала вовсю.

— Для мягкого человека, — голос ее предательски дрогнул, — пожатие у тебя крепкое.

Она демонстративно уставилась на свое запястье, которое по-прежнему безжалостно сдавливали пальцы Найджела. Он выпустил ее руку.

— Извини.

— Не волнуйся, — буркнула она, массируя запястье — не хватало еще, чтобы и там остались синяки. — Я же твоя… ах черт! Я принадлежу любому для нанесения увечий.

На этот раз Мэгги не удалось сдержаться, и Найджел заметил ее гнев.

Если бы она точно не знала, что Найджел Хиггинс лишен эмоций, то подумала бы, что в его голубых глазах мелькнула неуверенность.

— Ты вроде разумная девушка.

— Правда? Спасибо! — язвительно отозвалась Мэгги. Неужели этот мужчина исполнен желания покровительствовать?

Он скрипнул зубами.

— Я знаю, что тебе нравится вести себя вызывающе, Мэгги…

Ну вот, снова-здорово! Опять заладил про вызывающее поведение! — разозлилась Мэгги.

— …и вполне могу понять, как трудно подражать Ванессе…

Словно мне надо разъяснять, что я никогда не стану такой, как Ванесса! — негодовала Мэгги.

— Но твоя самооценка, должно быть, весьма занижена, если ты позволяешь… — Найджел умолк, поскольку переполнявшее его возмущение при мысли, что какой-то тип осмеливается бить Мэгги, грозило выплеснуться через край. Успокоившись, он продолжил: — Тебе нравится создавать впечатление, что ты свободна духом, но разве ты не понимаешь, что позволять какому-то хулигану помыкать тобой — не значит пользоваться свободой?..

От гнева небольшая, но прекрасной формы грудь Мэгги начала вздыматься, что неожиданно отвлекло Найджела от нравоучений.

— Что же ты, продолжай! — язвительно бросила Мэгги.

— Полагаю, это не мое дело, — напряженно заявил Найджел.

Он вдруг поймал себя на желании опустить пониже свободный лиф платья Мэгги, обнажить ее груди и…

Впрочем, Найджел лукавил сам с собой, это желание появилось не вдруг: груди Мэгги манили его с того самого момента, как он принес ей в спальню отглаженное платье. Найджел был не прочь провести время с этой особой, не будь она, во-первых, слишком юной для него и, во-вторых, младшей сестрой человека, которого он считал своим лучшим другом. У тебя и без этого полно проблем! — напомнил он себе.

— Мы уже подъезжаем, — сухо сказал Найджел. — Ты будешь себя хорошо вести?

Мэгги не отказала себе в удовольствии подзадорить его и с ехидной улыбкой пропела:

— Не могу ничего тебе обещать, дорогой…

Найджел неожиданно подался вперед и, прильнув к губам, крепко поцеловал ее. Мэгги ощутила запах его одеколона, и исходившее от его тела тепло, и нарастающее в ней желание. Она вцепилась пальцами в сиденье, напрягла мышцы рук и ног, понимая, что стоит ей немного расслабиться, и она погибла.

Столь же внезапно отстранившись, Найджел пробормотал:

— Со мной что-то не в порядке.

Вряд ли он говорит о поцелуе, горько подумала Мэгги. Он, похоже, едва заметил, что поцеловал меня. Наверняка у него вовсе не перехватило дыхание, как у меня, и его кожа не горит, как моя.

— Твоя жизнь — это твоя жизнь…

— А мои губы — это мои губы… — подхватила Мэгги.

Найджел пропустил мимо ушей ее ироничное замечание, обозвав себя идиотом за мальчишески импульсивное поведение, и закончил фразу:

— …и ты можешь распоряжаться ею, как тебе заблагорассудится.

Такси затормозило около ресторана.

— Было бы неплохо, если бы ты спрятала поглубже свою враждебность, — напутствовал ее Найджел.

— Это приказ? — насмешливо осведомилась Мэгги и выскользнула из машины.

— Только если ты хочешь, чтобы это было так, — донесся до нее голос Найджела. — Вообще-то это была просьба. И постарайся не забыть, что мы безумно влюблены друг в друга! — язвительно добавил он, расплатившись с шофером и догоняя ее.

Войти в дорогой ресторан в сопровождении Найджела Хиггинса всегда являлось одной из самых заветных фантазий Мэгги — сейчас, по прошествии времени, все ее фантазии представлялись ей вполне невинными. Найджел, словно вспомнив о хорошем тоне, галантно посторонился, пропуская Мэгги в просторное фойе.

— Вы опоздали! — Облако запаха дорогих духов окутало Мэгги.

Лора протянула изящные руки к Найджелу, обвила ими шею бывшего мужа и запечатлела на его губах горячий поцелуй. Ее блестящие светлые волосы оказались достаточно длинными, чтобы коснуться его руки, которой он машинально обнял ее неимоверно тонкую талию. Одного взгляда на обтягивающее платье Лоры с глубоким декольте оказалось для Мэгги достаточно, чтобы почувствовать свою несостоятельность.

Мэгги отвела глаза. В общем-то ей незачем знать, столь же целомудрен ли этот поцелуй, как тот, которого удостоилась она. Единственное, что поразило ее, прежде чем она отвела взгляд, так это то, что Лора Макилрой во плоти оказалась куда милее, чем на глянцевых обложках журналов.

— Ты испачкался в помаде, дорогой, — проворковала Лора, вытирая платочком уголок рта Найджела. — И это не моя помада. — На этот раз шутливые нотки в ее голосе смешались с легким упреком. — Привет. — Лора наконец-то соизволила заметить Мэгги. — Найджел так скрытен, даже не сказал мне, как вас зовут. Я даже заподозрила, что вы плод его буйной фантазии. Никогда не знала мужчину со столь богатым воображением, как у Найджела.

— А вы знали многих? Я имею в виду мужчин? — Слова сами собой вырвались у Мэгги прежде, чем она успела придержать язык. Возможно, действительно мне стоит уступить привилегию говорить Найджелу, подумала она.

Лора оторопела, затем неожиданно рассмеялась. Мэгги не стала бы винить ее, если бы та резко развернулась и ушла или запустила бы в нее чем-нибудь.

— Не знала и половины из тех, связь с которыми приписывают мне бульварные газеты, — заверила Лора.

Они прошли в зал, и метрдотель проводил их к столику.

Найджел наклонился, чтобы выдвинуть стул для Мэгги, и шепнул ей на ухо:

— Не волнуйся. Ревность — хорошая штука.

Мэгги почувствовала, как краска стыда заливает ее обычно бледное лицо, и пробормотала:

— Я не хотела… никого обидеть.

Найджел помог сесть Лоре и сел сам.

— Не смущайтесь, Мэгги, вы просто напомнили мне, что я в жизни Найджела пройденный этап, и в данной ситуации это вполне справедливо. — Лора сопроводила свое признание ослепительной улыбкой. — Вы не должны иметь что-то против меня, Мэгги. Я всегда испытывала слабость к этому мужчине.

Слабость — не то слово, подумала Мэгги. Ей даже показалось, что она видит дрожащие капли слез на кончиках неестественно длинных ресниц Лоры. Разве может, черт побери, Найджел не желать возвращения Лоры?! Лора не просто невероятно сексуальна и привлекательна, она очень и очень мила.

— Если бы я узнала вас раньше, ни за что не стала бы пытаться разжечь давно потухший огонь, — продолжала откровенничать Лора. — Но вы не должны ревновать, судя по тому, что сказал Найджел, он предан вам.

Заметив на губах Найджела самую преданную улыбку, на какую он был способен, Мэгги раздраженно хмыкнула. К счастью, Лора, похоже, сочла этот невысказанный протест воркованием влюбленных и нежно улыбнулась парочке. Мэгги почувствовала, как тошнота подступает к горлу — она не привыкла обманывать. Ей хотелось вскочить и заорать, что Найджел не любит ее. Он даже не помнил, как ее зовут!

— Теперь я увидела вас и могу понять почему. А еще он говорил, что вы любите детей… Ведь Найджел никогда бы не женился на ком-то, кто не любит. Джекки — центр его вселенной, и я так рада, что у него наконец появился кто-кто, с кем он сможет делить ответственность. Он — превосходный отец, точно так же, как я — отвратительная мать.

— Не мели чепухи, Лора, — возразил Найджел, и на его лице отразилось недовольство. — Джекки чертовски гордится своей матерью и будет гордиться всегда, а кто станет утверждать иначе, будет иметь дело со мной.

Мэгги не знала ни одного мужчины, готового из-за нее бросить вызов всему миру. Став свидетелем того, как восхищаются друг другом эти двое, она почувствовала себя явно лишней и по какой-то смешной причине была угрожающе близка к тому, чтобы заплакать.

Где ядовитый сарказм, где напряжение в отношениях бывших супругов? Их взаимопонимание и согласие нормальными не выглядели. Как можно оставаться другом той, на которой был женат? Ведь обида на предательство и гнев бесследно не исчезают? Мэгги была уверена, что, окажись она на месте Лоры, не смогла бы вести себя столь же безупречно. Однако между Найджелом и Лорой, похоже, согласие во всем. Тогда почему они вообще расстались?

— Ты был так добр, после всего того, что я сделала, — с нежностью журчала Лора. — Рада видеть, что наконец ты нашел кое-что и для себя. В этом есть что-то мистическое. — Воркование Лоры перешло в восхищенный шепот.

— Мистическое? — настороженно переспросил Найджел.

Мэгги недоверчиво уставилась на него. Если бы я сказала нечто подобное, он разорвал бы меня на куски, убил бы иронией, подумала она.

— Ну да, — безмятежно подтвердила Лора. — Мой астролог сказал мне на днях, что нечто загадочное произойдет с одним из моих ближайших друзей, но тогда я не знала, что он говорил о вас двоих.

— Астролог? — переспросила уже Мэгги. Не лишенная цинизма, как все медики, она усомнилась в умственных способностях этой красавицы.

— Да, она просто невероятный человек. Я никогда не принимаю ни одного важного решения, не посоветовавшись с ней, правда, Найджел?

— Да, это так, — сухо подтвердил он.

— Она принимает клиентов только по рекомендациям, но я могу познакомить вас с ней, Мэгги. Она очень помогла мне, когда мы разводились… О, я не хочу сказать, что вам тоже придется…

— Нет-нет, благодарю, — поспешно отказалась Мэгги. — Мне нравится думать, что я хозяйка своей судьбы.

— Вижу, вы так же скептически настроены, как Найджел. — Лора снисходительно улыбнулась бывшему мужу. — Скажите, Мэгги, что вы думаете о Джекки? Великолепный ребенок, правда?

— Я… я с ним пока не знакома. — Мэгги надеялась, что не противоречит придуманной Найджелом «легенде».

— Правда?

Мэгги не удивило изумление Лоры. Если Найджел когда-нибудь надумает вторично жениться, ей представлялось, что последнее слово в этом вопросе останется за его сыном и бывшей женой. Если сынок выскажет неодобрение, тогда прости-прощай невеста! Мэгги от всей души сочувствовала женщине, которая могла оказаться в таком положении.

— А чему ты удивляешься, Лора? — спокойно вступил в разговор Найджел. — Ты же знаешь, что мальчик последние четыре недели жил у Джарвиса и Мирабел в Галифаксе. Ведь именно ты убедила меня разрешить ему поехать, помнишь?

— Да, он прекрасно поладил с маленьким Родериком, и я подумала… — Лора умолкла, на ее красивом лице отразились титанические мыслительные потуги. Наконец она медленно сказала: — Получается, вы знакомы всего несколько недель? У меня сложилось впечатление… А родители твои знают, Найджел?

— Знаешь только ты, Лора, и пусть все так и остается.

Мэгги бросила на Найджела встревоженный взгляд. Да уж, пусть так и остается, объяснения, если подноготная их затеи выплывет наружу, могут быть не из приятных.

— Хотя я знаю Мэгги с детства, все это новость… — Найджел сжал руку Мэгги обеими руками и поднес кончики пальцев к своим губам.

Он здорово выкрутился, мрачно подумала Мэгги и, убирая под стол выпущенную им руку, сухо согласилась:

— Самая свежая новость.

Предостерегающий блеск появился в остановившихся на ее лице голубых глазах Найджела.

— Мы сами еще к этому не привыкли, — объяснил он Лоре. — И, пожалуйста, не надо никаких ужасных историй о моих родителях. Мэгги и так трепещет от страха перед встречей с ними. Правда, дорогая?

Мэгги могла поклясться, что его глаза светятся любовью! Этот прохвост ошибся в выборе профессии. Каков актер! Он накрыл своей рукой ее руку, лежащую на колене, и нежно погладил большим пальцем запястье. Мэгги вздрогнула — легкое прикосновение Найджела подействовало на нее подобно электрическому разряду.

— Нет, — твердо возразила она.

Пусть я и играю роль, рассудила Мэгги, но всему есть предел. Если он ожидал, что я невинно заморгаю и прижмусь к его руке, то он крупно просчитался! Однако я действительно напугана, недовольно признала она, но, кажется, страх, от которого мое сердце готово выскочить из груди, вызван отнюдь не перспективой знакомства с мистером и миссис Хиггинс. Мэгги постаралась отбросить эту неприятную мысль.

— Возможно, я немного волнуюсь, — пробормотала она, стараясь незаметно высвободить свою руку, которой завладел Найджел.

Прежде чем Мэгги успела сделать заказ ожидающему официанту, Найджел заговорил вместо нее. О, она ненавидела, когда мужчины вели себя подобным образом!

— Мэгги будет пить минеральную воду, ведь так, дорогая?

Мэгги раздула ноздри, ее глаза наполнились злобой, но она сумела улыбнуться Найджелу вполне соответствующей ситуации глуповатой улыбкой.

— Как скажешь, дорогой.

Она украдкой бросила взгляд на Лору. Кажется, та, наблюдая за этим обменом любезностями, не заметила сарказма, которого было хоть отбавляй.

После ухода официанта сверхвпечатлительная Лора немедленно поделилась выводами, сделанными ею из навязчивой заботы Найджела и овечьей покорности Мэгги.

— Вы беременны! — Она радостно захлопала в ладоши. — Мне следовало догадаться. Это замечательно! — восторгалась Лора.

Мэгги во все глаза уставилась на нее. Великолепно, мрачно подумала она, я не только получила благословение бывшей жены Найджела на брак с ним, но и одобрение на продолжение рода. Хорошенькое дело!

Лора тепло улыбнулась Мэгги, по-своему истолковав ошеломленное выражение ее лица.

— Она определенно вся сияет, так ведь, Найджел?

Мэгги не знала, сияет ли она, но определенно чувствовала, что в любую секунду может вспылить. Она бросила полный отчаяния взгляд на Найджела, который, похоже, совершенно спокойно воспринял слова Лоры. Более того, он с оскорбительным для Мэгги интересом разглядывал ее порозовевшие щеки и полные ужаса глаза и — о, мерзавец! — забавлялся.

— Думаю, Мэгги привносит свет в любое место, где появляется, но в этом вопросе я могу быть слегка необъективен. Жаль разочаровывать тебя, Лора, но она не беременна. Существуют другие причины, по которым человек заказывает безалкогольные напитки. И есть другие причины для женитьбы.

Непритворно нежный взгляд Найджела заставил Мэгги похолодеть. Она прикусила нижнюю губу, предпринимая отчаянные попытки противостоять этому безжалостному и расчетливому совращению. Она ни на секунду не сомневалась, что Найджел прекрасно знает притягательную для особ противоположного пола силу своих голубых глаз.

— Найджел считает, что я злоупотребляю алкоголем, — со вздохом сообщила Мэгги Лоре.

Лора была явно озадачена, следует ли воспринимать слова Мэгги всерьез. Она недоуменно посматривала то на Мэгги, то на сидящего с каменным лицом Найджела.

— Вы ведь шутите… — пробормотала она, — не правда ли?

— Да, Лора, она шутит. У Мэгги довольно своеобразное чувство юмора.

Хотя Найджел и обращался к Лоре, Мэгги послышалось в его тоне адресованное ей предостережение. Она подавила улыбку.

— Я думала, дорогой… — она с невинным видом посмотрела на него, — что тебе во мне нравится все.

В этот момент официант принес напитки и спросил, готовы ли они сделать заказ.

— Закажи мне что-нибудь, дорогой. — Мэгги постаралась изобразить самое что ни на есть беспомощное создание и за свое усердие получила в ответ убийственный взгляд. — Я безнадежно глупа в подобных вопросах.

— Перестаньте! — взмолилась Лора. — Вижу, вам двоим пикировка доставляет удовольствие, а мне противно!

Мэгги бросила на нее встревоженный взгляд. Они испытывают от этого удовольствие? Откуда у Лоры эта глупая мысль? Она искоса посмотрела на Найджела и обнаружила, что тот встревожен не меньше нее.

— Скажите, Мэгги, чем вы занимаетесь?

— В основном доводит меня до помрачения рассудка, — предвосхитил ее ответ Найджел.

Очевидно, мрачно подумала Мэгги, он пришел к заключению, что, чем бы я ни зарабатывала на жизнь, это не годится для будущей жены такого известного и влиятельного человека, как он.

— Я разве не говорил тебе, Лора, что Мэгги — сестра Ванессы Редфорд?

— Правда? Никогда не догадалась бы! Знаешь, Найджел, — задумчиво продолжила Лора, — я думала, что если ты и женишься когда-нибудь снова, то на Ванессе. Вообще-то, Мэгги, — добавила она с кривой ухмылкой, — когда мы были женаты, я ревновала его к вашей сестре и существующим между ними братским отношениям. Если вы понимаете, что я имею в виду.

Мэгги, полностью отдававшая себе отчет, о чем идет речь, кивнула.

— В этом есть какая-то ирония, не так ли? — Лора улыбнулась.

— Ты никогда мне не говорила об этом! — изумленно воскликнул Найджел. Лицо его стало мрачным.

Запоздалое осознание вины? — без всякой жалости подумала Мэгги. Что ж, не вижу причин, почему мне следует быть снисходительной к Найджелу.

— Хочу сказать…

Грохот опрокинутого стула заставил Мэгги умолкнуть и, как и всех остальных посетителей ресторана, обернуться на звук.

— Кто-нибудь, помогите, пожалуйста! — Симпатичная женщина упала на колени подле лежащего ничком мужчины средних лет. — Кажется, он не дышит! — причитала она.

Мэгги поспешила вслед за Найджелом, бросившимся к испуганной женщине.

— Пульса нет!

Мэгги стала ослаблять галстук на упитанной шее мужчины, но ей мешала взволнованная женщина, которая явно вознамерилась порыдать на груди своего спутника.

— Позвольте мне… — начала Мэгги.

— Позаботься о леди, — оборвал ее Найджел. — «Скорую помощь» вызвали?

— Да, сэр, — подтвердил появившийся метрдотель.

Он решительно поднял безутешную женщину и усадил на ближайший стул. Затем с сомнением посмотрел на Найджела, с силой ударившего мужчину в грудь и уже запрокинувшего голову в готовности приступить к искусственному дыханию рот в рот.

— Не кажется ли вам, сэр, что лучше дождаться врача?

4

— Я врач, — сказала Мэгги, бросив беглый взгляд на не подающего признаков жизни мужчину и начиная массаж сердца. — Раз, два… — вслух начала считать она.

На мгновение ее глаза встретились с глазами Найджела.

— Партия за тобой, ведьма, — буркнул он.

— Не трать дыхание, — посоветовала Мэгги. — Оно ему потребуется.

Мужчина, к всеобщему облегчению, начал дышать еще до того, как прибыла бригада «скорой помощи». Мэгги обрадовалась, увидев знакомые лица. Она коротко рассказала о том, что произошло, огромному грузному врачу.

— Отличная работа, доктор Редфорд, — выслушав, одобрил толстяк. — Теперь им займемся мы. — Он кивком указал на мужчину, которого уже положили на носилки.

— Спасибо, Ник.

— Не за что, милая. — Он тепло улыбнулся ей и подмигнул. — Нам уже не хватает вас, Мэгги.

Найджел, наблюдая за этим обменом любезностями, размышлял, выглядит ли он таким же кретином, каким себя чувствует. А чувствовал он себя полным кретином!

— Почему ты мне не сказала? — требовательно спросил он.

Мэгги вскинула подбородок и дерзко осведомилась:

— Почему ты не спросил?

Не дожидаясь, пока Найджел выйдет из ступора, она направилась к своему месту. Лора поднялась из-за столика и заключила Мэгги в объятия.

— Вы были просто великолепны! Не так ли, Найджел? Не понимаю, как вы могли оставаться столь спокойной. Я трясусь как осиновый лист. — Она выпустила Мэгги из объятий и вытянула руку, чтобы продемонстрировать дрожь. — Что ж, теперь я знаю, чем вы занимаетесь.

Мэгги, вынужденная из-за профессии коротко стричь ногти, с завистью смотрела на прекрасно ухоженные, длинные ногти Лоры.

— Я тоже трясусь, во всяком случае, внутренне, — заверила она.

— Должно быть, это прекрасно — знать, что можешь помочь людям.

Мэгги с легким самодовольством принимала восторженные сантименты Лоры. С друзьями и коллегами она могла бы позволить себе шутливое замечание, заставившее бы всех рассмеяться. Но в глубине души Мэгги соглашалась с Лорой: ей повезло, что она делает то, что ей нравится.

— Прекрасно, но также и весьма утомительно, — спокойно ответила она. — Не остается ни времени, ни сил на светскую жизнь.

— Бедняжка, — посочувствовала Лора, знавшая толк в светской жизни.

Глаза Мэгги блеснули, и она игриво рассмеялась.

— Мне уйти, леди?

По скучающему тону Найджела Мэгги поняла, что ему вовсе не по душе их дружеская болтовня.

— Только не уверяй меня, Найджел, что от наших женских разговоров тебя с души воротит, — съязвила Лора.

— Я бы не хотел испортить вам все, милые леди.

— Ты не испортишь, — с самой любезной, но полной злобы улыбкой заверила Мэгги.

— Серьезно, Мэгги, я знаю, что трудно совместить карьеру с замужеством, но с поддерживающим тебя партнером возможно все. — Сидевшая рядом со своим бывшим партнером Лора, похоже, искренне не догадывалась, сколь иронично ее заявление.

— Не многие партнеры готовы поддерживать тебя, — цинично заметила Мэгги. Она знала многие браки, распавшиеся по этой причине.

— Но вам незачем искать такого, не так ли? Ибо вы уже нашли его. — Лора посмотрела на Найджела и улыбнулась ему. — Знаете, я рада, что он женится на вас, а не на Ванессе. Хотя я уверена, что она прекрасный человек, — поспешно добавила она, встревоженная вопросительным взглядом Мэгги. — Но вы двое вполне подходите друг другу. И любо-дорого было смотреть, как вы только что вместе работали.

Во время царившей в ресторане паники было не до того, чтобы задуматься, но сейчас расстроенная и смущенная Мэгги припоминала, как странно выглядело то, что Найджел, похоже, понимал с полуслова все, чего она от него хотела, когда они спасали мужчине жизнь. А было бы между нами такое же взаимопонимание в другой, более непринужденной ситуации? — размышляла она.

На несколько секунд Мэгги позволила расслабляющим, полным чувственности мыслям бродить в своей голове.

— Наверняка мы родственные души, да и знаем друг друга с давних времен, — вставил Найджел.

Его язвительный тон заставил Лору неодобрительно посмотреть на Найджела и вернул Мэгги от эротических мечтаний к действительности. Полный муки вздох сорвался с ее губ.

— Ты устала, — заметил Найджел.

Голос его звучал заботливо, хотя и немного раздраженно, словно от обиды, что Мэгги нарочно старалась вывести его из себя. Мэгги вспомнила, что приглашена сюда сыграть роль нежно влюбленной, и, чтобы не смотреть на Найджела, сделала вид, что наслаждается букетом коньяка, который в большом бокале ей сунула Лора.

Все эти разговоры о поддерживающих понимающих партнерах заставили Мэгги смягчиться и сделали сентиментальной, не говоря уже о том, что она испытывала легкую зависть. Она совершила преступно глупую ошибку, представив, каким любовником может быть Найджел.

Притворяться, что я не нахожу его привлекательным, ни к чему, честно сказала себе Мэгги. Все, что мне надо сделать, это обуздать свое буйное воображение. Я взрослая, мне не надо объявлять во всеуслышание, что втайне я с вожделением думаю о его теле. А это всего лишь тело, твердо уверила она себя. Господи, мне этот человек даже не нравится!

Она знала, что в жизни Найджела Хиггинса было много женщин, и, даже если он и проявил бы к ней какой-то интерес, Мэгги не испытывала желания стать одной из его любовниц. В его жизни, пожалуй, были только две очень дорогие ему женщины — его бывшая красавица жена и ее собственная сестра. Мудрая женщина знает, когда не следует вступать в соревнование. Нет, ее отношения с Найджелом должны ограничиться лишь безопасными рамками фантазий.

Мэгги испытала облегчение, когда они покинули ресторан. По пути домой, сидя в такси, Найджел, похоже, не был расположен беседовать. Когда же он все-таки заговорил, она даже вздрогнула.

— Полагаю, не твой приятель поставил тебе и синяк под глазом. — В его голосе прозвучала уверенность. — Заработала, выполняя служебные обязанности?

Мэгги утвердительно кивнула и притворилась, что испытывает неподдельный интерес к движущимся в соседних рядах машинам.

— Пьяница с травмой головы явно принял меня за кого-то другого и набросился с кулаками. А Ник, тот врач, кого ты видел сегодня, оттащил его.

— Разносторонне одаренный парень.

— Он очень хороший человек, — отчеканила Мэгги, которой было неприятно слышать насмешки Найджела над собой, а уж как он издевается над ее друзьями и подавно.

— Разве у вас нет каких-нибудь охранников? — спросил Найджел.

— Есть, конечно.

— Они просто плохо выполняют свои обязанности.

Мэгги пожала плечами.

— Не всегда.

— Почему ты позволила мне болтать без умолку?

— Потому, что тебе, похоже, нравится звук твоего голоса… — Грустно улыбнувшись, она умолкла и, сложив вместе ладони, прижалась губами к кончикам пальцев. — Вообще-то я была вне себя от злости, потому что ты подумал, будто я из тех женщин, что способны терпеть плохое обращение. Ты вел себя нестерпимо покровительственно, снисходительно и по-ханжески.

— Не перегибай палку, ладно? Скажи мне лучше, как ты чувствуешь себя сейчас.

Найджел, которому весьма часто случалось получать улыбки женщин, знающих толк в совращении, нашел, что слабая, слегка ироничная улыбка Мэгги отличается особым шармом.

— Понимаю, что ты испытываешь.

— Правда? — Встревожившись, она посмотрела на него, впервые с тех пор, как начался этот разговор.

— Похоже, вы с Лорой неплохо поладили.

— Она мне понравилась. — Мэгги вновь обуяла ревность, но она выдавила из себя улыбку. — Неприятно, что я обманывала ее.

— Не беспокойся, это для доброго дела. Лору, готовую на самопожертвование, трудно остановить.

— Как ты объяснишь ей это, когда не женишься на мне?

— Не волнуйся, мое воображение меня пока не подводило.

— Лора сказала то же самое, — хмыкнула Мэгги.

Темные брови Найджела поползли вверх, и Мэгги покраснела от мысли, что он догадался о ее эротических фантазиях.

— Я теперь понимаю, что твое сонное состояние не было результатом продолжительного кутежа, — покаялся Найджел.

— Да, я совершила ошибку, отправившись выпить на прощание по рюмочке после долгой и тяжелой недели работы, тем более что одной рюмкой дело не ограничилось, а переросло в вечеринку. О Боже! — воскликнула Мэгги, хлопнув себя по лбу.

— Что такое?

— Я не позвонила маме. — И тут же добавила на случай, если Найджел посчитал странным, что женщина ее возраста обязана регулярно звонить родителям: — Она подумает, что со мной приключилось что-то ужасное.

Чрезмерная материнская забота была результатом того, что ребенком Мэгги имела обыкновение попадать во всякого рода неприятности. Когда она попыталась объяснить матери, что больше не лазает по деревьям, ее родительница тоном знатока заявила: «Со взрослыми девушками случаются вещи и похуже падения с дерева». Настоятельные заверения Мэгги в том, что она теперь взрослая, стали в семье предметом шуток, ибо, как выяснилось, она так и не повзрослела.

В ее темных глазах вдруг вспыхнули шаловливые насмешливые искорки.

— Я всегда могу, как ведьма, сесть на помело, если линия занята.

Найджел нашел, что шутливое выражение странным образом делает лицо Мэгги довольно-таки привлекательным.

— Я не говорил, что имею что-то против ведьм… Особенно если у них белокурые волосы, превосходная фигура и молочно-белая кожа.

Мэгги, не веря своим ушам, слушала его обольстительные речи. Бог мой, он заигрывает со мной! — поняла она. Найджел Хиггинс! Со мной! Мэгги неприятно поразило, что ее мечты оказались плохой подготовкой к действительности. Она обнаружила, что, хотя ее тело терзало пусть и не романтическое, но все же желание, испытывает отвращение от мысли, что Найджел ведет себя с ней так же, как и с любой другой женщиной, когда видит возможность переспать с ней.

— А еще дантист неплохо поработал над моими зубами. Хочешь взглянуть? — рявкнула она, не на шутку разозлившись на Найджела за очевидность его намерений. — Флирт не был оговорен сценарием, — резко напомнила она ему, надеясь, что, если у него осталось хоть немного человеческих чувств, им, возможно, удастся избежать неприятной сцены.

— Я импровизирую.

Найджел старался не обращать внимания на голос разума, твердящий, что Мэгги не та девица, с которой ему следует связываться. Она с причудами, неустроенна, и к тому же у нее злой язык.

От Мэгги не ускользнуло, что Найджел не стал отрицать, что флиртует. Его горящие чувственностью глаза практически не оставляли в этом сомнения. Мэгги стиснула кулаки и яростно потребовала:

— Тогда начинай!

— Похоже, ты обиделась.

Найджел не считал себя тщеславным, но вызов Мэгги показался ему лестным. Он подумал, что определенно нравится ей — мужчина, которому перевалило за тридцать, способен разобраться что к чему.

Мэгги отрицательно покачала головой.

— Если тебя волнует, Найджел, что я обижусь, то это не так. Я не обижусь. Я не считаю, что твоя репутация жеребца пострадает, если на одну ночь ты возьмешь выходной. — Прикусив пухлую нижнюю губу, она стянула с пальца кольцо и, отведя глаза, протянула ему.

Найджел не мог припомнить случая, когда в последний раз испытывал столь острое разочарование из-за женщины. Что уж такого в этой белокурой ведьме, которая, похоже, даже не отдает себе отчета, что оскорбила его, намекнув на его распутство? Неужели она думает, что он старательно поддерживает репутацию, которую приписывают ему газеты? Неужели она думает, что ему нравятся легенды, которые о нем слагают?

— Вообще-то, — сказал Найджел, беря кольцо, — я не занимаюсь любовью со всеми, с кем еду в одном такси… только с женщинами, — с горьким сарказмом добавил он.

Мэгги поняла, что разозлила его, и постаралась разрядить обстановку.

— Ты знаешь, что я имею в виду. Я не говорю, что в твоем отношении к сексу что-то не так, — мягко сказала она.

— У тебя широкие взгляды.

Неужели я уязвила его самолюбие? — удивилась Мэгги.

— Вероятно, я просто не расположена к спонтанности. — Прозвучало довольно чопорно, но Мэгги было наплевать. — Вероятно, мне нужно больше времени на принятие решения, что купить себе на завтрак, чем тебе на выбор партнерши.

Найджел раздул ноздри.

— Я помню время, когда ты просила меня научить тебя целоваться, — тогда это казалось вполне спонтанным, — заявил он, рывком развязывая душивший его галстук.

Потребовалось несколько секунд, чтобы Мэгги собралась с мыслями.

— Дешевый ход, — упрекнула она Найджела. — Не знаю, чего ты надеешься добиться, вспомнив об этом!

Лицо Найджела слегка порозовело. Он тоже не знал. Тот случай стал достойным завершением ужасной недели, начавшейся известием, что мужчина, от которого забеременела его сестра, оказался женатым.

— Я тогда была не в себе, не говоря уж о том, что мир мне виделся сквозь бокал сидра, — призналась Мэгги, стыдясь воспоминаний. — Но я была ребенком, а ты нет, и ты обошелся со мной куда круче, чем того требовала ситуация. По правде говоря, ты был довольно жесток.

Не то чтобы тогда она боялась подмочить свою репутацию, выпив первый в жизни бокал сидра, когда гуляла с приятелем в парке, она просто наивно полагала, что сидр довольно безобидный напиток. И пусть даже она опьянела, все было бы в порядке, если бы ее родители как обычно ожидали ее прихода, но, когда она пришла, света в доме не было.

Чувствуя себя леди до кончиков ногтей, Мэгги предложила приятелю зайти на чашку кофе. Игра в светскую особу длилась до тех пор, пока они не оказались в гостиной и парень не набросился на нее. Безуспешно борясь с потерявшим человеческий облик ухажером, Мэгги запаниковала.

Борьба неожиданно закончилась, когда зажегся торшер. Заспанный и весьма раздраженный Найджел приподнялся со своего импровизированного ложа на диване, и агрессивность моментально покинула незадачливого соблазнителя. Когда же Найджел встал на ноги, то парню хватило одного взгляда на обнаженного по пояс мускулистого гиганта ростом более шести футов, чтобы без лишних слов исчезнуть.

Мэгги едва заметила, как он убежал. Она еще никогда не находилась столь близко от почти обнаженного мужчины, и это, а может быть, сидр, заставляло ее испытывать странные чувства. Она не знала, что мужчина может быть таким красивым, а Найджел сейчас казался красивее Аполлона.

В его голосе звучала искренняя забота, когда он спросил, все ли с ней в порядке. Мэгги молча кивнула и постаралась поправить сбившуюся одежду и растрепанные волосы. Затем сурово, но по-доброму, Найджел начал говорить вещи, которые Мэгги уже слышала от отца. Но одно дело выслушать лекцию от родителя, и совсем другое — получить нагоняй от мужчины своей мечты! Мэгги пылала от унижения — Найджел выговаривал ей, как неразумному ребенку.

— В конце концов, — заявил Найджел, завершая свою речь на шутливой ноте, — ничего страшного не случилось. Этот сосунок не производил впечатления умеющего целоваться. Мне следует подождать, пока ты не найдешь кого-то, кто…

Это оказалось последней каплей. Положив руки на бедра, расправив плечи и вскинув подбородок, Мэгги выпалила:

— Если ты так хорошо в этом разбираешься, почему бы тебе не научить меня целоваться?!

Найджел посмотрел на нее так, что Мэгги показалось, будто она уменьшилась в росте до двух дюймов и к тому же вся вываляна в грязи. Вот когда он дал себе волю и, не стесняясь в выражениях, буквально уничтожил ее.

Видимо, Найджел тоже не забыл подробностей, потому что, к изумлению Мэгги, откашлялся и с легким смущением посмотрел на нее. Не знай она, что он не страдает от неуверенности в себе, она подумала бы, что Найджел испытывает сомнения по поводу правильности своего поведения в ситуации, в которую сам себя втянул.

— Иногда быть добрым — значит быть жестоким, и я назвала бы нанесенный тобой удар довольно жестоким.

Лучше пусть тебя обвинят в том, что ты перегнул палку, чем не замечать всей опасности ситуации, в которой оказался, мрачно подумал Найджел и вспомнил свою сестру Мирабел.

— Это был удачный удар, — продолжала Мэгги. — И вовсе не было грубым назвать меня маленькой глупой шлюхой, — ядовито заметила она, — это было неправдой. Памятуя о твоем сыне, я надеюсь, что за эти годы твои принципы воспитания детей претерпели изменения.

Найджел скрипнул зубами, услышав столь уничижительный отзыв о своих родительских талантах.

— Надо полагать, ты все эти годы таила на меня обиду, — презрительно высказал он предположение. — И теперь и впрямь пришел твой день нанести мне ответный удар. Или, отринув меня, ты пытаешься еще сильнее меня заинтриговать?

— Твое униженное состояние заставляет меня быть почтительной, — парировала Мэгги ангельским голоском. — Существует куда более простое и ясное объяснение, но я вижу, что тебе невдомек, поэтому я сообщу его тебе. Ты мне не нравишься, Найджел.

Он скептически приподнял бровь и подавил желание грубостью заставить ее проглотить свои слова. Хотя, подумал вдруг Найджел, было бы приятно прижаться губами к сочным очертаниям ее своенравного рта.

— Ты говоришь одно, Мэгги, а твои огромные серые глаза — совсем другое.

Самоуверенный мерзавец… Но все дело в том, что он прав. Мэгги испугалась, что Найджел заметит, как она вздрогнула от страха. Мэгги могла отрицать это сколько угодно, но ее неудержимо влекло к Найджелу. Мэгги надеялась и молила Бога, чтобы все отражающееся сейчас в ее глазах он принял за ехидное презрение. Она украдкой вытерла вспотевшие ладони о колени и пробормотала:

— Если это тешит тебя и твое самолюбие, я не возражаю.

Найджел рассмеялся, в его смехе прозвучали самоуверенность и высокомерие. Покраснев и стиснув зубы, Мэгги решила хранить ледяное молчание до конца поездки.

«Жених» не потрудился проводить ее не то что до квартиры — даже до подъезда. Мне, конечно, наплевать на это, раздраженно рассуждала Мэгги, но, после того как я спасла его шкуру, изображая его невесту, я могла рассчитывать на небольшую долю обычной галантности. Почему меня удивляет его неучтивость? — спросила она себя. Найджел Хиггинс — не кто иной, как богатый, избалованный плейбой, и ему дороже светские львицы Ванесса и Лора!

5

— Ты останешься на уик-энд, когда приедешь за Джекки. — В голосе на другом конце линии не было и намека на сомнение.

Найджел вздохнул и неохотно подтвердил:

— Думаю, что да.

Он чувствовал пусть и незлобное, но раздражение. Найджел привык к вмешательству матери в свои дела, но это не меняло того, что он ненавидел, когда решают за него, и мать это знала.

Он страстно желал поскорее забрать Джекки домой. Сначала тот гостил у Мирабел, теперь у бабушки и дедушки, родителей Найджела. Если посмотреть на ситуацию беспристрастно — что Найджел редко делал, если речь шла о его сыне, — то он поступает эгоистично. Его родители не видели внука так часто, как бы им хотелось.

— И привези ее с собой.

— Кого ее? — настороженно осведомился Найджел.

— Твою невесту, — последовал незамедлительный ответ.

У Найджела отвисла челюсть. Он не рассчитывал, что Лора позвонит его матери, а следовало бы! Он молча выбранил себя за недосмотр столь огромного изъяна в своем безупречном во всех других отношениях плане.

— О чем ты говоришь, мама?

Его скучающий тон не возымел желаемого эффекта, но попробовать стоило.

— Не трать попусту времени, — фыркнув, посоветовала миссис Хиггинс. — Я разговаривала с Лорой. Дорогой, если ты хочешь сохранить тайну, то твоя бывшая жена самый неподходящий человек, с кем можно ею поделиться. Она сказала мне, что девица очень мила, но поскольку Лора способна найти хорошие черты и у серийного убийцы, то я составлю свое мнение только после того, как увижу твою избранницу своими глазами.

— Я не уверен, что Мэгги сможет приехать, мама…

— А я уверена, что ты сумеешь убедить ее. Я только и слышу, сколь убедительным находят тебя женщины.

Найджел привык к сарказму матери, он даже бодрил его. Мать всегда отличалась прямотой, когда дело касалось обсуждения характера Найджела в «конструктивном», как она часто выражалась, плане.

— Не могу ничего обещать…

— Так, ничего нового. Ты самый увертливый из всех встречавшихся мне мужчин. Твой отец и я уезжаем к Джарвису и Мирабел и погостим у них месяц, так что только в эти выходные. Если ты только не предпочитаешь, чтобы я сама приехала познакомиться с ней… Она живет у тебя?

— Мы увидимся в эти выходные, мама, — заверил Найджел, философски рассудив, что некоторые вещи в жизни неизбежны.


Мэгги заметила пятно на носке одной из недавно приобретенных спортивных туфель, нахмурилась и быстро потерла носок об икру своей стройной ноги, прикрытую в данный момент юбкой, доходившей ей до лодыжек. Пока Мэгги пыталась обрести равновесие, кто-то потряс чем-то блестящим и сверкающим у нее под носом. Тонкий нюх Мэгги немедленно распознал очень слабый, но исключительно приятный аромат.

Она потеряла нить рассуждения, в котором дебатировался вопрос об ответе на подобную выходку в словесной форме или в виде физического воздействия, когда ее сердце перестало спокойно биться и бешено заколотилось. Внутри у Мэгги все перевернулось, и она едва не согнулась пополам, чтобы унять резкую боль. Она страшилась встретиться взглядом с гипнотическим взглядом этих голубых глаз. Сделав несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться, Мэгги почувствовала к себе глубокое отвращение за слабость, выразившуюся в подобном проявлении вожделения.

— Что это?

Мэгги прекрасно знала, что это такое. Это было кольцо, кольцо с сапфиром, и она его уже видела.

По крайней мере, она не сказала: «Кто вы?» — приободрился Найджел. Тем не менее он оказался не готовым к подобной реакции. Найджел гордился тем, что готов почти ко всему. Или нет… Он не был полностью готов к силе сексуального притяжения, возникшего между ними.

Он еще раз небрежно окинул Мэгги взглядом с головы до ног — она и впрямь была миниатюрной, но с очень складной фигуркой. Он был уверен, что смог бы обхватить ее талию обеими руками и еще осталось бы место под его ладонями. Фантазия увлекла его дальше, подсказывая, что он мог бы сделать с аппетитным телом, скрывающимся за этим мешковатым нарядом. Усилием воли Найджел заставил себя вернуться к действительности — он нечасто посещал супермаркеты, но подозревал, что совокупление в проходе между полками не вызвало бы особой радости у покупателей. А жаль.

— А что ты здесь делаешь? — выдавила Мэгги, в горле у нее пересохло.

— Покупки? — предложил ответ Найджел, с видом знатока оглядывая аккуратно разложенные товары.

— Позволь дать тебе совет: следует брать тележку. Сейчас, наверное, охрана супермаркета уже взяла тебя под наблюдение как подозрительную личность.

По правде говоря, Найджел в прекрасно скроенном костюме и впрямь привлекал к себе внимание — как нетрудно догадаться, в основном женщин.

Мэгги не осуждала их за то, что они глазеют на Найджела. Мужчины вроде него редко покупают консервированные бобы в супермаркетах — они не делают ничего столь прозаического! Они представляют собой тот тип мужчин, которых можно видеть сидящими в задумчивости на подсвеченной уличной рекламе одежды от лучших модельеров. Найджел казался великолепным жеребцом, забредшим неожиданно в стадо домашних животных, и его присутствие вызывало шепот восхищения — весьма громкий шепот! Мэгги закатила глаза, браня себя за аналогию, пусть та и пришла ей в голову непроизвольно.

— Надеялся, что встречу тебя. — Слова, согревшие бы сердце любой одинокой покупательницы, не знай та в отличие от Мэгги, какую скрытую опасность представлял собой Найджел Хиггинс!

— Надеялся? У меня сложилось впечатление, что в прошлый раз ты не мог дождаться момента расставания со мной.

— Во мне говорило разочарование.

Мэгги с ледяным безразличием взирала на него.

— Ладно, — уступил Найджел, повышая напряжение своей очаровательной улыбки на несколько тысяч вольт. — Ты выходила из дома, когда я подъехал, поэтому я последовал за тобой.

— До сих пор меня еще никто не преследовал. Не думаю, что мне это понравится.

Какого черта он тут делает?! Мозг Мэгги лихорадочно перебирал возможные варианты, каждый из которых при повторном рассмотрении казался невероятным. Что ж, будь реалисткой, Мэгги, он не собирается говорить тебе, что отсутствие возможности видеть твое лицо не дает ему спать по ночам! Хотя ее и распирало от любопытства, она скорее умерла бы, чем призналась в этом постыдном факте Найджелу.

— Мне снова нужна твоя помощь.

Если бы проклятые гормоны не превращали мой мозг в подобие пюре каждый раз, когда я вижу его, с досадой подумала Мэгги, я бы уже нашла для себя выход из создавшегося положения.

— Нет! — Она повернулась к нему спиной и принялась метать в тележку консервные банки с ближайшей полки.

Прикосновение огромной руки к ее плечу было легким, но полностью парализовало Мэгги.

— Ты же не знаешь, о чем я собираюсь попросить.

— Мне это ни к чему, — огрызнулась она. — Ответ все равно будет «нет».

Найджелу показалось, что она испытывает наслаждение, произнося это. Он немного выждал, прежде чем испортить Мэгги удовольствие.

— У тебя и впрямь есть кошка?

Мэгги посмотрела на груду консервных банок в тележке.

— Нет, пока нет. Но я хочу подготовиться, — малоубедительно добавила она.

Он не стал высмеивать это нелепое объяснение, видимо, действительно отчаянно нуждается во мне, рассудила Мэгги. Туманное предположение, что она держит в своих руках судьбу Найджела Хиггинса, промелькнуло в ее мозгу — и приятно согрело. Станет ли он ее умолять? Мэгги посмотрела на Найджела и с сожалением решила, что это весьма сомнительно; у этого красавца нет слабых мест.

— А у нас дома есть кошки.

Под «домом», предположила Мэгги, он, видимо, подразумевает родовое поместье.

— Тебе повезло.

— Я уверен, что они тебе понравятся.

— Давай-ка ближе к делу, — нетерпеливо велела Мэгги. — У меня мало времени.

— Я хочу, чтобы ты еще раз прикинулась моей невестой… на этот раз на выходные. Лора разговаривала с моей матерью и проболталась о тебе. В результате родители пригласили нас провести у них уик-энд. Они уезжают на месяц в Галифакс к моей сестре, а когда вернутся, мы к тому времени расстанемся, Лора вернется к своему любовнику, и все это не будет иметь значения.

Не будет иметь значения? Мэгги не верила собственным ушам. Ну да, внесение сумятицы в мою жизнь — ничто для него! Мэгги сложила руки на груди и отчеканила:

— Даже секунды не думай, что я соглашусь на эту авантюру.

— Не ради меня, нет.

— Что ты хочешь этим сказать?! — рявкнула она. — Не ради же меня?!

— Я разговаривал с Ванессой. Объяснил ей ситуацию… Она считает это даже забавным.

Мэгги показалось, что она слышит заливистый смех сестры.

— А я думала, что только у меня не в порядке с чувством юмора.

— Она выразила уверенность, что ты с удовольствием поможешь одному из ее лучших друзей. — Найджел улыбнулся, и огромные глаза Мэгги постепенно стали наполняться ужасом. — Дай мне подумать, — вслух рассуждал он, постукивая пальцем по переносице. — Поговорка «одна любезность заслуживает другой» иногда бывает справедлива. О, чуть не забыл! Ванесса взяла с меня обещание спросить у тебя, нравится ли тебе жить у нее — не платя квартирной платы?

Теперь он изобразил ее нахлебницей, тогда как Мэгги хотела платить. Именно ее великодушная старшая сестра настаивала на том, чтобы Мэгги оказала ей любезность, последив за квартирой!

— Уж не хочешь ли ты сказать, — сдавленным голосом произнесла Мэгги, задыхаясь от возмущения, — что Ванесса вышвырнет меня из квартиры, если я не помогу тебе?

— Не могу представить, чтобы Ванесса сделала такое, а ты? — возразил Найджел мягко. — Нет, Ванесса может обидеться, если ты не окажешь небольшую услугу ее другу, вот и все. Никаких обязательств. Она просто будет разочарована…

Никаких обязательств — о нет, не слишком ли! Ярость Мэгги достигла апогея.

— Ты грязный шантажист!

В ее глазах плескалось презрение. Как бы ей хотелось влепить Найджелу пощечину и заставить прекратить самодовольно улыбаться!

— Ванесса уверена, что ты поступишь правильно. Она сказала, что ты весьма принципиальна, заботишься о своей чести, ну и так далее, — невозмутимо сообщил Найджел.

— Как ты смеешь обсуждать меня с моей сестрой?! — покраснев до корней волос, проревела Мэгги.

Его улыбка стала еще провокационнее.

— Боишься, что я узнаю твои тайны? — мягко съязвил Найджел.

Мэгги отрицательно затрясла головой.

— У меня нет тайн.

— Ванесса сказала то же самое, — сочувственно поддакнул Найджел.

Желая унять гнев, Мэгги сделала глубокий вдох. Когда она увидится с сестрой!.. Найджел заманил ее в ловушку. Он знал, что она не подведет Ванессу; половина из имевшихся у Мэгги весьма дорогих книг по медицине были куплены благодаря щедрости старшей сестры. Их родители не были состоятельными людьми, и финансовая поддержка Ванессы существенно облегчала студенческие годы Мэгги.

Она вцепилась в ручку тележки обеими руками так, что костяшки пальцев побелели.

— Когда я тебе буду нужна? — с мрачной отчужденностью осведомилась Мэгги. Увидев, как взметнулись темные брови Найджела, она с ледяным достоинством добавила: — Не волнуйся, это не предложение.

Лицо его медленно расплылось в улыбке.

— Жаль.

Мэгги стиснула зубы, почувствовав, как мурашки вожделения побежали по спине. Неужели глупые тайные фантазии никогда не покинут ее? По правде говоря, они продолжали жить в ней вне зависимости от ее желания.

— Оставь свои театрализованные штучки для нашей аудитории и не обвиняй меня потом, если меня раскусят в первые пять минут. — По выражению лица Мэгги было ясно, что причиной неудачи их спектакля может стать он, красавец ростом в шесть футов четыре дюйма.

— Нам просто надо их убедить, Мэгги, не так ли? Не считаешь ли ты, что нам надо придумать ласковые обращения друг к другу? Для усиления эффекта?

— Что ты предлагаешь? — Она могла бы с ходу придумать пару отнюдь не ласковых имен, которыми с радостью называла бы его.

— Что скажешь насчет «крошки»? Ты мне кажешься такой крошечной.

— Если хочешь жить, никогда не зови меня так! — взревела Мэгги.

— Как тебе будет угодно, — пообещал Найджел вслед удаляющейся нетвердой походкой Мэгги.

6

— Итак, твоя сестра с мужем живут в Галифаксе. — Голова у Мэгги шла кругом от обилия информации, которой Найджел пичкал ее по дороге из города.

— Нет, они живут в Монреале, а в Галифаксе них летний домик, именно там Джекки провел каникулы. У них есть сын на пару лет старше Джекки. Я предупредил мать, что мы хотим сообщить о нашей свадьбе Джекки в положенное время, а там, где дело касается Джекки, она уважает мои желания. — Найджел, разумеется, хотел, чтобы это уважение распространялось и на другие стороны его жизни. — Здесь волноваться не о чем.

Пытаясь запомнить детали отношений членов семьи Хиггинс, Мэгги время от времени ловила себя на мысли, что чувствует, будто и в самом деле едет знакомиться со своими будущими свекром и свекровью. К счастью, здравый смысл не позволял ей сильно отрываться от действительности.

— Необычно, правда?

— Что необычно? — Найджел не отрывал глаз от дороги.

— Не совсем обычно, если ребенок живет с отцом. — Из газетных статей она также помнила, что Джекки был еще младенцем, когда его родители разошлись. — И ты совсем не похож на…

— Умелого воспитателя, — сухо закончил он.

Мэгги решила, что, вероятно, сказала лишнее. Ее беспорядочные рассуждения вслух прекратились — однако ненадолго.

— Но как могла Лора… — легкомысленно начала она.

— Бросить своего ребенка? — язвительно подхватил Найджел. Он взглянул на Мэгги, его глаза источали арктический холод. — Она не делала этого. Лора видится с Джекки, когда может. Он гостит у нее, когда ему этого хочется.

Что происходит нечасто, принимая во внимание образ жизни Лоры с разъездами по всему миру. Мэгги благоразумно оставила этот комментарий при себе.

— Она любит его, — продолжил Найджел, — но живет он со мной.

— Я никого не критикую.

— Нет, критикуешь, но ты не сказала ничего такого, чего бы Лоре не высказывали тысячи раз прямо в лицо, за глаза или в газетных публикациях. Она слышала все эти ханжеские перепевки на все лады о «бросившей своего ребенка женщине». — Найджел ненадолго погрузился в угрюмое молчание. — Ты и понятия не имеешь…

— Нет, не имею, но другие, собирающиеся провести с нами выходные, — имеют. Не кажется ли тебе, что я могу сплоховать? — Мэгги беспокоилась, что ее неосведомленность могла стать причиной провала затеи Найджела.

Его лицо чуть просветлело.

— Судя по тому, что я успел о тебе узнать, весьма вероятно, что ты можешь не просто сплоховать, а попасть впросак, но… я тебя понимаю. Исторический экскурс: Лора родилась в большой семье — пятеро детей, она старшая. Они были бедны, отец умер рано, а мать пыталась забыть суровую действительность при помощи антидепрессантов, которые в то время твои коллеги раздавали как конфеты.

Найджел явно считал ее каким-то образом ответственной за ошибки медицины двадцатилетней давности, но Мэгги тем не менее не стала перебивать его. Найджел говорил с пафосом, и рисуемая им мрачная картина весьма впечатляла.

— Когда ей было положено играть в куклы, Лора занималась воспитанием братьев и сестер, пока ей не представился шанс. Так что Лора уже побывала в шкуре родительницы. Она пыталась воспитывать Джекки, но чувствовала себя страшно несчастной, загнанной в ловушку. Возможно, было бы легче, если бы она все еще любила меня… но она не любила. Теперь ты знаешь почти столько же, сколько и мои родственники, если не больше, — сухо добавил Найджел. — Довольна?

Самым очевидным, что следовало из его слов, было то, что Найджел всеми силами пытается защитить свою бывшую жену.

— Вы решили завести ребенка в попытке сохранить ваш брак?

Не успели эти слова сорваться с губ Мэгги, как она поняла, что ей не следовало высказывать вслух свои мысли. Найджел взглянул на нее так, словно она обвинила его в том, что он серийный убийца! Однако предположение Мэгги было вполне законным, ведь Найджел признался, что их супружеский союз трещал по швам, а она лично знала несколько супружеских пар, которые обзаводились детьми для сохранения брака.

— Под таким углом на наш брак не смотрела даже желтая пресса. Если тебе так любопытны обстоятельства зачатия Джекки, я тебе расскажу. — Найджел направил машину на обочину, остановился и выключил двигатель.

— В этом нет необходимости! — поспешно заверила Мэгги.

Найджел пропустил ее протест мимо ушей и, не обращая внимания на замешательство Мэгги, взял ее за подбородок и рывком повернул лицом к себе.

Любопытство в общем-то естественная черта человеческой натуры, но Найджел, похоже, забыл об этом. Слова Мэгги, то ли злые, то ли просто сказанные по глупости, пробудили в нем воспоминания, которые он предпочитал забыть. Он посмотрел на взволнованное лицо своей спутницы без всякого сожаления. Люди, лезущие туда, куда не просят, должны быть готовы, что услышат слова, которые им могут не понравиться.

— Джекки был зачат незапланированно и с огромным удовольствием. — Он умолк, чтобы смысл его слов лучше дошел до Мэгги, и с удовлетворением наблюдал, как румянец заливает ее щеки. — Это произошло в ходе нашей последней попытки устроить совместную жизнь, и да — он мой сын, в этом нет никаких сомнений!

Пристальный взгляд его голубых глаз, устремленный ей прямо в лицо, и злая насмешка в голосе заставили Мэгги заёрзать на кожаном сиденье. Рассердившись на себя за свою беспомощность, она довольно агрессивно посмотрела на Найджела и решительно отвела его пальцы от своего подбородка.

— Не срывай на мне зло только потому, что твоя жена предпочитает другого, — отчеканила Мэгги. — Я тебе не мальчик для битья.

Мальчик? Прищурившись, Найджел наблюдал, как она нервно провела языком по губам, уничтожая остатки розоватой помады. О, несмотря на субтильность, в этой молодой женщине нет ничего, даже отдаленно напоминающего мальчика! Зато есть много такого, что волнует, возбуждает и просто раздражает.

Найджел чувствовал сильное возбуждение и весьма безрассудную потребность поцеловать эти слегка приоткрытые розовые губки — и в этом тоже виновата Мэгги! К счастью для нее, он не из тех, кто слепо следует низменным инстинктам.

— Легко понять, что ты нашел в Лоре. Труднее понять, что она нашла в тебе.

Ее надменность заставила Найджела забыть, что он выше низменных инстинктов.

Сначала поцелуй был яростным, а затем, по мере того как Найджел все больше погружался во влажную сладость рта Мэгги, которая с тихим стоном обвила руками его шею, он стал более нежным и от этого более угрожающим.

Мэгги не думала об опасности — она вообще ни о чем не думала, она просто чувствовала. Чувства ее подогревались мощнейшим выбросом адреналина. Губы Найджела были на ее шее, на веках… везде. Положив одну руку на ее спину, Найджел с силой привлек к себе ставшее податливым тело Мэгги. Она протяжно застонала, когда снедающий ее огонь желания превратился в расплавленный металл.

Испытываемое ею ощущение от трущихся о грудь Найджела ее ставших очень чувствительными сосков было восхитительным. Резкое биение их сердец, слившееся воедино, эхом отдавалось в ее ушах.

Найджел уже не ощущал злости — это больше не было поцелуем в наказание, — он испытывал возбуждающую потребность утолить свое вожделение.

Первый промчавшийся мимо их машины мотоцикл просигналил, его примеру последовали следующие проезжающие. Насмешливые сигналы водителей вывели Мэгги из полузабытья. Первые обрывки здравого смысла забрезжили на поверхности ее затуманенного страстью мозга.

Она открыла глаза — пылающее смуглое лицо Найджела находилось очень близко. Гладко выбритая кожа резко обтянула его скулы. Глаза его были затуманены.

Мэгги почувствовала, как его руки скользнули под ее шелковую блузку, которую она надела, чтобы не ударить в грязь лицом при знакомстве с семьей Найджела.

Он понимал, что надо прекратить это безумие, что он должен прекратить. Это ни к чему хорошему не приведет. Кончиком пальца Найджел случайно задел сосок, и Мэгги мгновенно отреагировала так, словно получила удар током — кончики его пальцев безошибочно уловили пробежавшую по ее телу дрожь.

— Твоя кожа невероятно мягка! — простонал Найджел, его пальцы скользнули под кружево бюстгальтера.

И без того возбужденный до предела, он испытал адские муки, представив Мэгги обнаженной, когда уловил чистый женский запах, исходивший от ее кожи.

Со стоном Найджел отпрянул, затем, положив голову на подголовник сиденья, провел немного дрожащей рукой по своим густым волосам и повернулся к Мэгги.

— Не время и не место заниматься тем, чего мы хотим.

Мэгги прищурилась.

— Ты что-то вдруг стал очень вольно обращаться со словом «мы».

Весьма трудно изображать надменность, когда блузка расстегнута чуть ли не до талии, а волосы растрепаны, но Мэгги была настроена решительно. Найджел Хиггинс поцеловал девушку и сразу решил, что она принадлежит ему, а, принимая во внимание, как умело он целуется, ее не удивило, что он так подумал! Но она не станет легкой добычей ни для одного мужчины!

— Вероятно, я не покажусь тебе джентльменом, упомянув об этом, но по твоему поведению я не сказал бы, что ты весьма сильно возражала.

— Деваться некуда, целоваться ты умеешь, — насмешливо отозвалась Мэгги.

— Что ж, благодарю вас, мэм. — Найджел шутливо наклонил голову в знак благодарности.

— Спонтанность не всегда хороша. — Мэгги сделала вид, что погрузилась в раздумья. — Некоторые из твоих приемов довольно банальны, если ты понимаешь, о чем я…

К ее раздражению, Найджел ни в малейшей степени не казался уязвленным или обиженным. Запрокинув голову, он долго и громко хохотал. Мэгги нашла, что его несдержанная манера предаваться веселью весьма притягательна. Тебе бы и бородавка, если бы она была у него, показалась притягательной, зло выговорила она себе.

— Я точно знаю, что ты имеешь в виду. — Мэгги не понравился тон Найджела. — Не волнуйся, я тебя никогда ни с кем не перепутаю, даже в темноте.

Мэгги не поняла, какой вывод следует сделать из этого двусмысленного заявления. Возможно, это комплимент? Тогда снова…

— Я никогда не погашу свет, если ты будешь находиться рядом, — прошипела она.

— Правда? Как мы подходим друг другу, Мэгги. Хотя прикосновения без преимуществ зрительного контакта тоже могут быть весьма чувственными. Да, — вслух размышлял Найджел, оседлав своего любимого конька, — для меня даже предпочтительнее взять твою руку и водить ею по моему телу.

От его похотливого до неприличия тона у Мэгги закружилась голова от вожделения.

— Если ты еще раз позволишь себе говорить мне такое, я…

— Что ж, продолжай, что ты сделаешь, Мэгги? Ляжешь и скажешь: «Возьми меня»?

— Я всем расскажу, что мы не помолвлены.

Найджел улыбнулся, ничуть не испугавшись ее угрозы.

— Что ж, — сказал он, заводя мотор, — застегни блузку, иначе я получу прокол в своих доселе чистых водительских правах.

Густо покраснев, Мэгги сделала, что он велел, и погрузилась в угрюмое молчание. Она была уверена, что Найджел язвил. Ей не верилось, что мужчина, имевший отношения с двумя наделенными столь восхитительной внешностью женщинами, как Лора и Ванесса, искренне считал ее далеко не пышные формы способными заставить его врезаться в дерево.

7

Найджел обогнул посыпанный гравием двор перед парадным входом в дом своих предков и направил машину в объезд огромного причудливого здания.

— Семейный ланч на свежем воздухе, — объяснил он, открыв для Мэгги дверцу машины. — А мы опоздали.

Мать Найджела весьма щепетильно относилась к опозданиям, и тридцать пять лет замужества за рассеянным мистером Хиггинсом ничуть не изменили ее принципы.

Мэгги отвела глаза от великолепного здания, прозаично называемого Найджелом своим домом, и поняла, что даже не сможет сделать вид будто чувствует себя в своей тарелке в этой обстановке… с этими людьми. Она медленно покачала головой.

— Я не могу, Найджел. — Она по-прежнему сидела в машине, боясь пошевелиться от страха. — Я думала, что смогу, но теперь… здесь я…

— Нервы шалят от новой обстановки.

— Я врач, а не актриса. Обед с Лорой — это одно… но твоя семья… — Мэгги обреченно умолкла. — А ты мне не помощник. Я даже не знала, какую одежду брать с собой, — добавила она дрожащим голосом, испытывая к Найджелу возрастающую ненависть.

— Ерунда, они, знаешь ли, не особы королевской крови.

— Твоя семья не из бедных.

— Верно, — согласился он, — но ты не должна ставить нам это в вину. Моя мать — дочь фермера, если тебя это утешит.

Для Мэгги этот факт дела не менял, о чем она прямо и сказала:

— Меня это не утешает.

— Что ж, уже поздно давать задний ход, Мэгги. Похоже, кое-кто услышал, что мы подъехали. Пошли, все будет нормально. — Найджел схватил ее за руку и резко выдернул из машины. Мэгги врезалась ему в грудь. — Тебе даже понравится.

— Наверняка, — пробурчала она, пытаясь отстраниться. — Отпусти меня, — задыхаясь, потребовала она.

— Нет, — последовал твердый ответ.

Найджел чуть изменил положение своего тела, и теперь они соприкасались бедрами. Рука его, обвивавшая талию Мэгги, скользнула вниз и игриво шлепнула ее по ягодицам.

— Вероятно, за нами наблюдают, — объяснил Найджел, с невозмутимой улыбкой встретив ее убийственный взгляд. — А мы должны изображать влюбленных. Первые впечатления, моя крошка, весьма важны.

Мэгги было наплевать на первые впечатления, она изо всех сил пнула его ногой в голень.

— Ах ты, маленькая…

— Я тебя предупреждала.

Найджел, улыбаясь, смотрел на нее сияющими глазами, что явно свидетельствовало о предстоящей расплате.

— Моя нянька всегда учила меня отвечать на грубость добром.

— О нет!.. — вскричала Мэгги, догадавшись, что он имеет в виду. — Если ты поцелуешь меня, я в следующий раз прицелюсь лучше. — Она надеялась, что суровая угроза возымеет эффект.

Найджел с любопытством рассматривал ее злое разгоряченное лицо.

— Прицелишься? — В его голосе впервые прозвучало нечто похожее на восхищение.


— Мне весьма сильно кажется, что она… — раздался за спиной Мэгги ехидный голос.

Мэгги обернулась, лицо ее пылало от стыда.

— Я всегда говорила, что в отдельных случаях мой сын заслуживает, чтобы его хорошенько отшлепали…

Мэгги поняла, что перед ней стоит мать Найджела — у нее были точно такие же пронзительно голубые глаза. Несмотря на явную поддержку миссис Хиггинс, Мэгги захотелось провалиться сквозь землю. Потупив взгляд, она уставилась на траву у себя под ногами.

— Приятно познакомиться с молодой особой, которая придерживается широких взглядов.

Миссис Хиггинс оказалась совсем не такой, какой Мэгги ее себе представляла. Высокая и изящная, с крупными, но красивыми чертами лица, она выглядела на удивление моложаво, несмотря на то что в ее темных волосах было много седины.

— Здравствуйте… — начала Мэгги, но тут же умолкла. Как ей следует обращаться к матери Найджела?

— Зовите меня Марта, а я стану называть вас Мэгги. — Рукопожатие миссис Хиггинс оказалось столь же крепким и уверенным, как и ее манера держаться. — Ты опоздал, Найджел, — с недовольной гримасой попеняла она сыну.

Найджел улыбнулся, но не стал вдаваться в объяснения. Он расслабился, поняв, что мать истолковала виденную сцену как забавы влюбленных — возможно, это не так уж далеко от истины, вдруг подумал он.

— Пойдемте, я хочу увидеть Джекки.

Мэгги, подчиняясь легкому прикосновению Найджела к ее плечу, двинулась вперед на ватных ногах. Ей пришло в голову, что простое слово «хочу» не отражало страстного желания Найджела увидеть сына. Каким бы он ни был, отец он, кажется, любящий.

— И похвастаться Мэгги, конечно. — Нажим руки Найджела на ее плечо стал сильнее.

Мэгги вдруг с тоской подумала, как обрадовалась бы, происходи все не понарошку. Надо быть твердой, сказала она себе, чтобы подавить страстное желание вырваться из его рук, по-хозяйски обнимающих меня.

— Ты вдруг изменил своим привычкам.

Внимательный взгляд Марты скользнул по лицу Мэгги, и молодая женщина острее прежнего почувствовала, что им не удастся провести всех. Никто и на секунду не поверит, что столь невзрачная особа, как она, может вызвать интерес Найджела.

— Знаете, Мэгги, — продолжала Марта, — мне пришлось буквально шантажировать его, чтобы заставить привезти вас сюда на выходные.

Шантаж, видимо, их фамильная черта, подумала Мэгги, искоса взглянув на орлиный профиль Найджела.

— О, не вините его, Марта. Мы не можем планировать свои поездки заранее при моем постоянно меняющемся рабочем графике. Но Найджел очень терпелив. — Войдя в роль, она тепло улыбнулась Найджелу. — Не так ли, дорогой?

— Найджел — терпелив? — Марта, похоже, не верила собственным ушам. — Да, Лора сказала мне, что вы врач. Это правда? Вы выглядите очень молодо.

— Мне двадцать шесть лет. — Мэгги не видела смысла скрывать информацию, которую не терпелось получить хозяйке дома.

— Оставь допрос на потом, ладно, мама? — предложил Найджел и предостерегающе нажал на плечо Мэгги, которой вовсе не понравилось это «на потом».

И хотя она понимала, что он беспокоится о своих интересах, а не о ее, Мэгги почувствовала благодарность. Когда же его пальцы замерли на изгибе ее бедра, другие чувства, в сущность которых Мэгги вовсе не хотелось вникать, начали обуревать ее.

Обсаженная деревьями дорога неожиданно повернула, и Мэгги увидела двух мальчиков и за ними молодых женщину и мужчину. Один из мальчиков немедленно бросился к Найджелу, присевшему на корточки и раскрывшему объятия.

— Папа! Мне нужно тебе так много рассказать, просто невероятно! У меня был приступ морской болезни, — с гордостью сообщил ребенок. — И теперь я умею плавать почти так же хорошо, как Родди.

— Довольно… довольно! — взмолился Найджел, смеясь. — Надеюсь, ты вел себя прилично с тетушкой Мирабел и дядюшкой Джарвисом.

Он с теплотой посмотрел на молодую пару. Мэгги заметила, что женщина необыкновенно похожа на Марту, а мужчина был очень худ, очень высок, и его лицо ничуть не портили очки в тонкой металлической оправе.

Лицо мальчугана стало ангельским, когда он поднял на отца полные упрека голубые глаза.

— Им не на что жаловаться.

— Похоже, тебе вовсе не хочется возвращаться домой…

Чертовски неприятным для Найджела оказалось то, что это было шуткой лишь наполовину. Ему вдруг стало не по себе. Если логически рассуждать, разве удивительно, что мой сын предпочитает жить в нормальной семье? — спросил себя Найджел. Джарвис взял отпуск на все лето, чтобы побыть с семьей. Тогда как я… Мне надо уделять Джекки больше времени.

— Да, но я скучал по тебе.

— Я тоже. — Найджел тепло улыбнулся сыну, потрепал по темным волосам и поднялся. Затем протянул руку высокому мужчине. — Спасибо, Джарвис. — Мирабел досталось недолгое объятие.

Мирабел повернулась к Мэгги.

— Привет, вы, должно быть, Мэгги? — Мэгги нашла, что дружеский взгляд высокой брюнетки куда менее суров, чем взгляд ее матери. — Я младшая сестра Найджела Мирабел Карбри, а это мой муж Джарвис.

Джарвис приветливо кивнул в ответ на улыбку Мэгги.

— Шумная публика, правда? Но вы привыкнете к Нам.

Мэгги с грустью подумала, что пробудет здесь недолго и не успеет привыкнуть ни к чему, за исключением ощущения фальши своего положения.

— Если вы оставили вашего папочку наедине с едой, — заявила Марта, — я предлагаю ненадолго отложить взаимные представления, иначе есть будет нечего.

Марта Хиггинс казалась Мэгги человеком, призванным организовывать всех и вся. Она бросила умоляющий взгляд на Найджела, когда Мирабел взяла ее за руку и принялась по-дружески болтать. Мэгги, еще сильнее ощутившая, что обманывает этих милых людей, чувствовала, что не способна отвечать. Найджел подмигнул ей и позволил сыну утащить себя вперед.

Свежий сюрприз ожидал Мэгги, когда они дошли до широкой, идеально постриженной лужайки, раскинувшейся перед домом.

— Как прекрасно увидеть вас снова! — Лора, выказывая все признаки неподдельного удовольствия, грациозно двинулась навстречу Мэгги.

Мэгги подозревала, что ее ответ на теплые объятия мог бы быть более сдержанным, будь она действительно невестой Найджела. Нашлось бы не много женщин, достаточно уверенных в себе, чтобы спокойно воспринимать присутствие бывшей супруги, тем более столь великолепной, как Лора.

— Я не знала, что вы будете здесь, — пролепетала Мэгги.

— О да, мы все одна большая веселая семейка. — В тоне подошедшего к Мэгги Найджела звучала ирония.

— К счастью, у нас достаточно спален, чтобы разместить бывших партнеров моих детей… — Арчибалд Хиггинс, оставив обязанности шеф-повара, направлялся к ним, вытирая руки о полосатый передник.

Мэгги тут же отметила, что Найджел унаследовал от отца впечатляющую фигуру и нос, но сильнее всего ее поразило сходство их голосов.

Оставив без ответа шутливое замечание отца, Найджел с опаской посмотрел на сестру. Мэгги не могла не заметить, как все присутствующие тоже посмотрели в сторону Мирабел. Та пробормотала что-то о соусе к мясу и вымученно улыбнулась Мэгги, прежде чем, опустив глаза, уйти в дом.

— Как тебе не стыдно, Арчибалд! — с отвращением воскликнула Марта.

— Я не подумал, — принялся оправдываться ее супруг, которому явно стало не по себе. — У меня и в мыслях не было Мирабел. Я говорил о Найджеле…

— Вот и скажи об этом Мирабел. Я пойду посмотрю, как она там.

Джарвис Карбри, молчавший до сего момента, заговорил:

— Нет, Марта, думаю, ей нужно побыть какое-то время одной.

К удивлению Мэгги, Марта послушалась зятя. Поразмыслив, она поняла, что удивляться нечему, ибо, несмотря на довольно невзрачную внешность, от Джарвиса веяло властностью.

Атмосфера явно накалилась. Мэгги подумала, что она, вероятно, единственный человек здесь, который не понимает, что происходит. Она уже готова была приступить к обсуждению дежурной темы погоды — но, к счастью, Джекки нарушил воцарившееся молчание.

— Мама говорит, что вы врач.

Он унаследовал от Найджела лучистые голубые глаза и прямой открытый взгляд, от которого становилось не по себе. Еще десяток лет, и этот пока нескладный мальчуган разобьет столько же сердец, что и его отец. А может, и больше.

— Да, это так.

— Вы папин врач? Он болен? — Морщинки появились на гладком детском лбу, пока он пытался по выражению лица Мэгги догадаться об ответе.

— Нет, Джекки, я не болен, — заверил Найджел. — За исключением противного синяка у меня на голени…

Ничто не могло бы подразумевать близость и тайные помыслы лучше, чем мелькнувшая в глазах Найджела улыбка, когда взгляд его застыл на лице Мэгги. Наверное, ей стоило виновато улыбнуться в ответ, Найджел предположил бы, что все часть затеянной игры, но Мэгги не могла себе позволить такой слабости.

— Думаю, — добавил Найджел, — ты можешь пойти помочь деду или…

— Тогда, выходит, она твоя подружка? — не унимался мальчуган, не желая поддаваться на увещевания отца.

— Да, это так.

— О, отлично! Она довольно симпатичная.

Вогнав Мэгги в краску, Джекки побежал к деду.

Взрослые тщательно прятали улыбки — все, за исключением Мэгги, которой было бы легче пережить пытки инквизиции.

— Полностью согласен со своим сыном, — шепнул Найджел, склонившись к уху Мэгги.

— Ты ни чуточки не чувствуешь себя виноватым? — прошипела она.

— За что?

— За обман своих родственников!

— В жизни мы лжем ежедневно — даже вы, доктор Редфорд, так что сотри свою ханжескую улыбку и постарайся изобразить неподдельное обожание.

— Размечтался! — огрызнулась она.

— Как и любой другой мужчина на планете, — с ехидной улыбкой согласился он. — Если ты хочешь понравиться моему отцу, поешь приготовленные им блюда, — посоветовал Найджел и подтолкнул Мэгги к большому навесу, под которым Арчибалд жарил на углях мясо.

— Я не могу есть. Меня тошнит.

— Нас всех затошнит, когда мы съедим по порции пережаренного мяса, — отрезал Найджел, не обращая внимания на испытываемые ею муки. — Весьма кстати, что у нас в доме есть врач.


Несмотря на великолепие, дом Хиггинсов вовсе не походил на музей. Прежде всего это был дом, как и любой другой, обладающий многочисленными мелкими индивидуальными особенностями, характеризующими людей, живущих здесь. Мэгги неустанно твердила себе об этом, ей не хотелось, чтобы создалось впечатление, будто она испытывает благоговейный страх перед окружающей обстановкой, — пусть это было и так.

— Наш багаж отнесли наверх, — вывел ее из задумчивости голос Найджела, и Мэгги сразу перестала глазеть на люстру, которая своими размерами превосходила размер гостиной в ее доме. — Пошли, я покажу тебе.

Найджел начал подниматься по огромной лестнице, ничуть не заботясь, поспевает ли за ним Мэгги.

— Вот мы и пришли! — наконец объявил Найджел и, открыв дубовую дверь, отошел в сторону, пропуская Мэгги.

Ее взгляду открылась просторная комната, отделанная деревом. Большую часть помещения занимала кровать с покоящимся на четырех столбиках пологом. Мэгги подошла к окну и тихонько вскрикнула от восторга, когда увидела ухоженный сад и озерцо. Опершись на мраморный подоконник, она подалась вперед и высунулась из окна, чтобы лучше рассмотреть пейзаж.

— Осторожнее! — Рука Найджела втянула ее назад.

Мэгги обернулась и оказалась лицом к лицу с Найджелом. Она почувствовала легкое головокружение, когда поняла, что он и не собирается убирать свою руку с ее талии. Но Мэгги и не хотелось, чтобы он сделал это!

Взгляд ее упал на кожаную сумку, поставленную рядом с внушающей благоговейный страх кроватью.

— Они принесли не ту сумку… или это не моя комната, — пробормотала Мэгги. Она наконец нашла в себе силы отстраниться и отошла от Найджела.

— Я не говорил, что это твоя комната. Это наша комната. Сумка — моя. А также, — добавил он с ухмылкой, — и это. — Найджел кивком указал на огромную кровать.

Ужас медленно проникал в мозг Мэгги. «Наша комната»? О чем это он говорит? Она помнила совершенно точно, что ни о чем подобном они не договаривались.

— Ты ожидаешь, что я буду делить с тобой комнату? — Собственный смех показался Мэгги вымученным.

— Я этого не ожидаю, этого ожидает моя семья. Мама очень гордится своими либеральными взглядами и широтой мышления. С моей точки зрения, большие кровати обладают определенным старомодным очарованием. — Его похотливая улыбка спровоцировала у Мэгги новый приступ ужаса.

— Ты знал, что они поселят меня сюда, — медленно, обвиняющим тоном сказала она. И тут ее осенило: — Это твоя комната?

— Безусловно.

— Почему ты меня не предупредил?

— А не принимаешь ли ты все это слишком близко к сердцу? — безмятежно осведомился Найджел. — Если бы ты перестала об этом думать, то поняла бы, что от нас ждут, что мы будем делить постель или, во всяком случае, комнату.

На бледных щеках Мэгги проступили яркие пятна лихорадочного румянца.

— Не думать?! — От отчаяния она заорала. — Именно это я пытаюсь делать! Кошмар! — простонала она и покачнулась.

Найджел не позволил ей упасть. Оказавшись прижатой к его великолепному торсу, Мэгги начала ловить ртом воздух, горячечное желание сексуального наслаждения волной растеклось по ее телу. Мэгги заметила, что не одна испытывает сексуальное возбуждение от этого контакта. Внутри у нее все перевернулось, когда она на мгновение ощутила возбужденную плоть Найджела.

Найджел взял ее за плечи и отстранил, удерживая на расстоянии вытянутых рук. Лицо его было непроницаемым, а, когда он заговорил, голос не был похож на голос мужчины, приведенного желанием в смятение.

— Мы просто будем спать на одной кровати. Все остальное не является обязательным.

Глядя в его голубые глаза, Мэгги скорректировала оценку своего состояния: она не доведена до отчаяния, но очень, очень близка к этому. Если глазами можно, словно рукой, схватить человека, то Найджел обладал именно такими глазами, и она чувствовала себя плененной.

— Ты должен был предупредить меня, — сдержав истерический смешок, упорствовала она.

— Кое-какие вещи необязательно знать, и тебе надо было это узнать только при крайней необходимости.

— На чем основано столь смехотворное предположение?

— На том, что ты бы мне тогда все уши прожужжала, — охотно объяснил Найджел. — Он наконец выпустил Мэгги и, отойдя к кровати, достал из сумки сверток в яркой упаковке. — Сумеешь сама найти дорогу, если что?

Мэгги неуверенно кивнула, хотя ориентация в пространстве никогда не была ее сильной стороной. Но лучше уж заблудиться и погибнуть от жажды, чем делить постель с Найджелом!

— Я хочу побыть с Джекки. — Он подхватил сверток и направился к двери. Уже взявшись за ручку, обернулся. — Знаешь, ма не каждому предлагает совершить экскурсию по поместью.

Оставшись в одиночестве, Мэгги мрачно подумала, что с большим удовольствием не воспользовалась бы столь большой привилегией.

8

— Ты знаешь всех, кто будет вечером присутствовать за столом, за исключением мистера Керсона, он управляющий имением. — Найджел, стоя перед зеркалом, завязывал галстук.

Мэгги посмотрела на него и почувствовала, как в ней нарастает протест, — у Найджела все звучит так просто! Она туже затянула пояс халата.

— Я никого не знаю, — вызывающе поправила она Найджела. — Я здесь посторонняя и поэтому хочу быть подальше отсюда.

Во время экскурсии по поместью Мэгги выказала себя полностью неподходящей невестой для наследника всего этого великолепия. Она не ездила верхом, не стреляла — даже по глиняным мишеням — и не понимала, как ей удалось в граничащей с воинственностью манере убедить хозяйку, что не намерена учиться этим вещам. Когда миссис и мистер Хиггинс через месяц вернутся домой и обнаружат, что их сын снова один, они, несомненно, вздохнут с облегчением.

— Постарайся отнестись к этому философски, — посоветовал Найджел, поворачиваясь к Мэгги. Он посмотрел на положенный ею на кровать наряд. — Снова это же платье… — Улыбка заиграла в уголках его губ.

— Выбора у меня нет! — рявкнула Мэгги. В отличие от моей сестры и твоей бывшей жены, хотела добавить она, но не стала: у Найджела могло сложиться впечатление, что она мелочна или даже ревнива.

— Обычно к ужину мы не переодеваемся. А сегодня все так торжественно потому, что не каждый день они принимают в семью нового человека.

— Я не собираюсь становиться членом семьи!

— Тебе обязательно быть столь педантичной? Нет, не отвечай. Ты, очевидно, не в состоянии справиться с собой.

— Вообще-то твой отец дал прямо понять, что гости у вас не редкость. — Мэгги вдруг подумала, как часто в Кэмпси-парк бывала Ванесса. Спала ли ее сестра в этой самой постели?

Найджел вздохнул.

— Ты обратила на это внимание, не так ли?

Неужели он читает мои мысли? — ужаснулась Мэгги. Но тогда…

— Я обратила внимание на то, что твоя сестра, похоже, расстроилась. — Кровать неодушевленный предмет, твердила себе Мэгги, и вопрос, кто с кем на ней спал, неуместен. Важно помнить, что я не собираюсь ее ни с кем делить!

— Да, Мирабел расстроилась, но старик не хотел ее обидеть. Дело в том, что Родерик не сын Джарвиса. Мирабел связалась с парнем, который оказался женатым. Этот ублюдок бывал здесь и ублажал всех, поэтому его принимали с распростертыми объятиями — хотя он и был намного старше Мирабел… — Лицо Найджела окаменело, воспоминания о событиях, повлиявших на жизнь его сестры, явно не доставляли ему удовольствия. — Мирабел не догадывалась о своей беременности, пока живот не стал слишком большим. Но даже и тогда этот подонок продолжал приставать к ней, обещая, что разойдется с женой. От него трудно было избавиться. Понимаешь?

Мэгги понимала. В ее глазах появилось сострадание.

— Бедная Мирабел.

— Она потратила три года своей жизни на эту свинью, и никто из нас не мог с ней ничего поделать. — На его губах мелькнула горькая усмешка. — Ей пришлось учиться на собственных ошибках.

— Но она встретила Джарвиса.

Найджел улыбнулся, и его печальное лицо просветлело.

— Да, она встретила Джарвиса.

— Он, похоже, милый человек, — осторожно сказала Мэгги.

— Хороший парень, — согласился Найджел.

Он резко оборвал разговор и протянул руку к воздушной ткани ее платья, лежащего на кровати. Дрожь охватила Мэгги при виде его длинных, великолепной формы пальцев, ласкающих материал. Она почувствовала, как твердеют ее соски под махровой тканью халата.

— Качество, а не количество, — пробормотал Найджел.

Прежде чем он внезапно выпустил ткань и отвернулся к окну, Мэгги успела заметить на его лице необычное для Найджела смущение.

— Я смотрю, Ванесса приучила тебя к своему образу мыслей, — ехидно заметила она. — Платье от хорошего модельера стоит того, чтобы ради него поголодать. Вообще-то это был подарок. — Она не стала добавлять, что это не настоящее платье от модельера.

Мать Фредди, приятеля Мэгги, владела небольшой фирмой, специализирующейся на изготовлении копий вещей известных модельеров, которые носят знаменитости. Дела у нее шли прекрасно: от желающих заплатить за маленькое роскошество цену, не подрывающую их финансового положения, не было отбою.

— У Ванессы великолепный вкус.

Мэгги с долей горечи отметила, как быстро Найджел начинает защищать ее сестру от возможной критики.

— Подарок не от нее.

Внезапно Мэгги перестала хотеть быть женщиной, которая, как все полагают, получает дорогие подарки только от своей сестры. А почему у нее не быть богатому и эксцентричному любовнику?

Найджел обернулся к ней, лицо его было хмурым.

— А от кого? От особого сорта друга?

— Я оказала ему услугу, — ответила Мэгги, не очень-то заботясь о том, что Найджел подумает после столь намеренно туманного объяснения.

С какой это стати он осуждающе надул губы? Это не его дело, если она позволяет мужчине осыпать себя бриллиантами! Фредди, по мнению Мэгги, поступил весьма любезно. Она помогла ему подготовиться к экзамену по фармакологии, он выразил свою благодарность оригинальным подарком.

— Ему, очевидно, не на что пожаловаться.

— Его зовут Фредди.

Мэгги вовсе не нравился насмешливый, снисходительный тон Найджела. Ему незачем знать, что она не видела Фредди с самого окончания университета.

— А что Фредди думает о твоей поездке со мной сюда на выходные?

Мэгги поняла, что заигралась. Притвориться, что она имеет богатого любовника, возможно, и хороший способ сохранить лицо, но у нее просто не хватит сил и наглости долго ломать комедию.

— Не знаю… Я ему вообще-то не сказала. У нас не те отношения, — неохотно призналась она.

— Понимаю. — Последующие слова Найджела дали ясно понять, что он ничего не понял. — Тогда Фредди просто не повезло, если он не столь легкомысленный, как ты.

— С какой стати ты орешь на меня?

— Я не ору.

— Нет? Ну да, ты слишком благороден, чтобы орать.

— Тогда на тебе была его пижама?

— Чья… что?.. — Мэгги совершенно не понимала, о чем он говорит.

А Найджел не понимал, что на него нашло, если он задает такие вопросы… хотя мысль о владельце полосатой пижамы, в которой тонуло хрупкое тело Мэгги, когда он заявился на квартиру Ванессы, постоянно терзала его. Найджел насупился. Не в его характере реагировать на всякие пустяки.

— Та, что была на тебе в то утро, — резко объяснил он.

— Нет, это не пижама Фредди. Если хочешь знать, я слишком занята на работе, чтобы иметь постоянного приятеля.

— Просто цепочка случайных знакомых, — проронил Найджел.

Его презрительно приподнятая верхняя губа привела Мэгги в ярость. Лицемер! — негодовала она. Конечно, будь я мужчиной, он бы одобрительно похлопал меня по плечу!

Ирония заключалась в том, что у Мэгги не было сексуальной жизни, о которой можно было бы говорить, а тем более насмехаться над ней. Просто у Найджела распутное воображение, вот он и мажет грязью ее белоснежную репутацию.

— Намного легче расстаться со случайным знакомым — или даже с несколькими, — чем с мужем или с женой, — ехидно заметила Мэгги.

— Итак, у вас с Ванессой, во всяком случае, есть много общего.

Ванесса не делала секрета из того, что не намерена выходить замуж.

— Нет, я не могу утверждать, что у меня с сестрой много общего. Я ничего не имею против замужества, больше того: я думаю, что к нему нельзя относиться столь легкомысленно, как это делают некоторые. — Голос Мэгги дрогнул, потому что с каждым пронесенным ею словом выражение лица Найджела становилось все более отчужденным и угрожающим. — Когда я выйду замуж, — с легким вызовом добавила она, — я хочу, чтобы это было навсегда.

— Благородное чаяние.

— Избавь меня от циничных намеков! — взмолилась она. — И я не хочу, чтобы это произошло вскоре… я имею в виду мое замужество. Я слишком молода. Мне еще многое надо сделать. — Мэгги нервничала, пытаясь защитить себя.

— Ты старше, чем были я и Лора, когда мы поженились.

Мэгги пожала плечами.

— То, к чему вы пришли, подтверждает мою точку зрения, не так ли?

— А что станет с твоими грандиозными планами, если ты встретишь кого-то, безумно влюбишься в него… он полностью очарует тебя и захочет на тебе жениться? — Тихий голос Найджела звучал ехидно. — Станет настаивать на женитьбе?

— Если он действительно полюбит меня, то он подождет.

— Может быть, он не любит тебя… может быть, он просто хочет тебя. Влюблена ты. Ты полностью в его власти, и тебе это нравится.

Охватившая Мэгги паника на мгновение парализовала ее разум, ей показалось, что Найджел описывает реальную ситуацию. Одновременно она поняла, что он прав! Мужчина, которого она любит, никогда не станет настаивать на замужестве. Возможно, он захочет переспать с ней, если не найдет себе лучшего занятия.

— Я не окажусь настолько глупой, — смело парировала Мэгги.

— Разве тебе никогда не хотелось доставить удовольствие кому-то столь сильно, что ты не могла думать ни о чем другом?

Вопрос потряс ее. В пристальном взгляде Найджела сквозила насмешка и еще что-то, более пугающее.

— Ты говоришь так, словно у тебя есть выбор, — продолжил он. — Любовь совсем не такая…

Мэгги провела кончиком языка по запекшимся губам и стала вглядываться в его красивое, но безжалостно жестокое лицо. Любовь к этому мужчине не стала бы ее выбором, любить Найджела — катастрофа! Боже, она не хочет, чтобы Найджел говорил ей, что такое для него любовь… Этого откровения она не вынесет.

— …разве ты не знаешь этого, Мэгги?

Она попыталась сделать глубокий успокоительный вдох.

— Ты говоришь о похоти, а не о любви, — дрожащим голосом заявила Мэгги. Желание, столь сильное, сколь и примитивное, переполняло ее настолько, что она едва держалась на ногах. — Любовь предполагает взаимное уважение.

— Верно, но то же самое относится и к сексу.

Мэгги испугалась, что сейчас у нее подломятся колени.

— Ты был влюблен, когда женился на Лоре? — хрипло спросила она.

Найджел моргнул и выпрямился во весь свой огромный рост. До сего момента Мэгги не осознавала, насколько близко от нее находится его крупное тело. Ей показалось, что Найджел не собирается отвечать на ее вопрос, вызванный скорее потребностью отвлечь его, чем желанием получить ответ, — она и так его знала.

— Слепо любил ее, — честно ответил он, сделав ударение на слове «слепо».

Сейчас Найджел мог трезво взглянуть на свой юношеский идеализм и заметить определенные предостерегающие знаки, которые должны были заставить его отказаться от женитьбы на Лоре.

А теперь? — хотела спросить Мэгги, но не стала. Она подозревала, что знает ответ и на этот вопрос.

Мэгги схватила платье и направилась в ванную, бросив на ходу:

— Я недолго.

9

Мэгги быстро поняла, что такт не является сильной стороной Арчибалда Хиггинса.

— Младшая сестра Ванессы, а? Симпатичная девушка эта Ванесса. — Глаза его загорелись. — Необычайно хороша. Ты на нее совсем не похожа. — Он оглядел домочадцев, очевидно ожидая поддержки своего мнения.

Несколько совершенно не имеющих отношения к делу бесед завязались одновременно, чтобы нарушить неловкое молчание. Не впервые Мэгги слышала сравнение с сестрой не в свою пользу, но не все из них были столь безобидны, как сравнение Арчибалда Хиггинса.

Она отвела взгляд от озадаченного хозяина поместья и оглядела остальных находящихся за столом, каждый из которых делал вид, что оглох. Мэгги призвала на помощь чувство юмора, и оно ее не подвело. Мэгги расхохоталась, вскоре и другие присоединились к ней.

Только Найджел не присоединился к общему веселью, но слабая улыбка играла на его губах, пока он смотрел на женщину, носящую на пальце его кольцо. Мэгги почувствовала его взгляд и повернула голову. Загадочная улыбка Найджела заставила ее сердце заколотиться. Нервным движением она скомкала салфетку, лежащую на коленях.

— С какой стати ей обижаться? — довольно громко спросил смущенный Арчибалд Хиггинс в ответ на замечание, которое его жена прошипела ему на ухо. — Она очень симпатичная штучка, но сестра ее настоящая красотка.

— Совершенно с вами согласна! — заверила его Мэгги.

— Ну вот, видите! — обрадовался Арчибалд. — Марта сказала мне, что вы врач.

Мэгги утвердительно кивнула.

— Я практикую недолго.

— Врачи получают неплохие деньги.

— Но не в той области, что интересует меня, — с усмешкой возразила Мэгги.

— А что это за область? — Судя по выражению лица, хозяин дома был разочарован отсутствием у нее алчности.

— Бесплатное медицинское обслуживание бедных слоев населения. Тут отсутствует блеск иных областей медицины…

— Вам нужно заняться пластической хирургией, — безапелляционно порекомендовал Арчибалд. — Марта, сколько было лет дочке Рут, когда той сделали новые груди… девятнадцать? Вот, Мэгги, они все этого хотят.

Найджел, со знанием дела обсуждавший преимущества и недостатки овощного фермерства с мистером Керсоном, прервал беседу и внес свою лепту в смущение Мэгги:

— Рад заметить, папа, что далеко не все.

Его улыбка свидетельствовала, что он размышляет о чем-то приятном; направленность его взгляда четко говорила, что это за приятная вещь. Мэгги потребовалась вся ее сила воли, чтобы не опустить глаза и не проверить, надежно ли прикрыта платьем ее небольших размеров грудь. Взгляды Найджела были таковы, что заставляли ее думать, будто она полностью обнажена. Она не была уверена, сможет ли долго выносить эту завуалированную пытку.

— Спроси Найджела, если мне не веришь, дорогая, — продолжал агитировать Мэгги Арчибалд. — Его приятель Оскар занялся пластической хирургией. Создал себе имя. Гребет деньги лопатой. Тебе надо с ним поговорить, он тебе все объяснит.

— Оскар Уэскотт. — Мэгги кивнула. — Я его знаю.

Заигравшая на ее губах улыбка вызвала у Найджела легкое раздражение.

— Откуда ты знаешь Оскара?

— Очаровательный плут, — заметила Марта, не обращая внимания на резкий тон сына. — Он мне нравится.

— Очаровательный? Это чересчур ласковый термин для него, — с суровым пренебрежением отозвался Найджел.

Мэгги недоуменно взглянула на него. Насколько ей было известно, в том, что касается разбитых сердец, Оскар мало чем уступал Найджелу.

— Мне он тоже нравится, Марта. — Мэгги улыбнулась хозяйке дома.

Ей по-прежнему было не совсем понятно странное поведение Найджела… Возможно, у него с Оскаром произошла размолвка. Оба весьма упорно ухаживали за Ванессой. Неужели они соперники?

— Думаю, едва ли ты имеешь право бросать в его огород камень, Найджел, — заметила Мэгги.

Арчибалд хмыкнул.

— Правильно, девочка, ну-ка задай ему трепку!

Найджел бросил на отца испепеляющий взгляд и сурово напомнил Мэгги:

— Ты до сих пор не сказала нам, откуда знаешь Оскара.

— Я не сказала вам, ибо вам это не особенно интересно. Я знаю Оскара оттуда же, откуда знаю тебя, это же ясно.

Родство с Ванессой давало Мэгги сомнительное преимущество знакомства с блестящими мужчинами, которых в иных обстоятельствах она никогда не узнала бы. Жизнь была бы намного проще, если бы один из этих блестящих мужчин не попался мне на пути, мрачно подумала она.

— Надеюсь, не столь же хорошо.

Многозначительное замечание Найджела явно было рассчитано на аудиторию и в то же время напомнило Мэгги, что она должна играть роль.

— Ванесса сказала Оскару, что я хочу поступать в медицинский колледж, и он очень мне помог. Мы с ним дружим до сих пор.

— Ты никогда не говорила об этом.

— А с какой стати я должна сообщать? — с искренним недоумением спросила Мэгги, снова выйдя из роли.

— Да, Найджел, с какой стати? — поддержала ее Мирабел. Улыбка, которой она обменялась со своим мужем, была весьма многозначительной. — Мы живем и учимся, — сказала она мягко брату. — Я никогда не считала тебя ревнивцем.

Найджел предпочел пропустить мимо ушей замечание сестры.

Волна страха накрыла Мэгги. Что же я за тугодумка такая! — мысленно выбранила она себя. Он же исполняет роль ревнивого любовника! Но, возможно… Прекрати! Нельзя предаваться глупым мечтаниям!

— Он не ревнует, — твердо возразила Мэгги. Вознаграждением ей стало появившееся на лице Найджела беспокойство. Она помолчала, давая ему возможность подумать, не зашел ли он слишком далеко. — Ему просто нравится доводить меня до взвинченного состояния.

— Вообще-то, Мэгги… мне кажется, ты тоже не прочь подразнить его, — с тревожащей точностью заметила Лора.

Есть ли вещь более возбуждающая, чем словесная баталия с Найджелом? Да, есть, и она тоже связана с Найджелом. От этой мысли Мэгги захотелось спрятаться под стол. Образы оказались столь яркими и четкими, что она не понимала, как остальные не догадываются, что за порочные мысли бродят у нее в голове.

Найджел поднял хрустальный бокал, салютуя бывшей жене, но глаза его были прикованы к Мэгги.

— За проницательность! — воздал он хвалу Лоре. — А теперь, ибо я знаю, что ты не любишь этого, не будем ссориться. Так ведь, любовь моя? — бархатным голосом произнес он.

Грязный соблазнитель! — выругалась про себя Мэгги. Догадывается ли он, что я чувствую, когда он так на меня смотрит?

Она вскинула голову.

— Это зависит от того, насколько рассудительным ты окажешься.

Конечно же он догадывался! Найджел Хиггинс был черствым и расчетливым и никогда не полагался на удачу, если хотел добиться желаемого. Он вроде как умоляет… Неужели он меня хочет, действительно хочет? И могу ли я принять то, что он мне предлагает? Или скорее — могу ли я отказаться? А хочу ли я отказаться?

В продолжение вечера Найджел воздерживался от дальнейших драматических проявлений ревности. Нет, горько думала Мэгги, он уже установил рамки наших ролей, да и другие, похоже, тоже. Она больше не слышала в свой адрес скептических замечаний и была искренне удивлена готовностью присутствующих воспринимать ее и исполняемую ею роль.

10

— Что ты делаешь? — Найджел рывком снял с себя галстук, небрежно швырнул его в кресло, но промахнулся, и тот упал на пол.

Спокойствие, твердость, но не теряй чувства юмора и уж ни в коем случае не старайся оправдываться, строго приказала себе Мэгги. Он не глупец, он сразу догадается, что мне с трудом удается не прикасаться к нему. Она сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться, и расправила одеяло на небольшом диване в алькове рядом с окном.

— А что, не видно?! — огрызнулась Мэгги, моментально забыв о намерении оставаться спокойной, когда бросила взгляд на Найджела, явственно вызывающего желание своим великолепием.

— Надеюсь, ты не рассчитываешь, что я буду там спать, потому что если ты…

Она выпрямилась и с презрением смерила его взглядом.

— Едва ли от тебя стоит ожидать галантности.

— Я бы назвал сон на этой штуке, когда есть великолепная кровать, на которой способны свободно уместиться человек шесть, не говоря уж о двух, глупостью, а не галантностью.

— Шесть человек! — повторила Мэгги, язвительно присвистнув. — Когда ты сказал, что твоя мать придерживается либеральных взглядов, я и не думала, что они настолько либеральны.

— Я вообще-то никогда не подвергал ее испытаниям, во всяком случае, в данном направлении, — сухо сообщил Найджел. — Хотя, насколько я понимаю, мои предки вполне могли устраивать оргии именно в этой комнате… на этой самой кровати… Сам же я должен контролировать любые проявления своего желания заняться распутством, находясь под родительской крышей.

Мэгги начала ловить ртом воздух, от столь небрежного обсуждения оргий ее бросило в дрожь; она с ужасом смотрела в его смуглое лицо, и мурашки бежали по коже, а напряжение охватило всю ее миниатюрную фигурку. В глазах Найджела было что-то пугающе хищническое. Она отошла подальше от огромной кровати, словно боялась, что может заразиться бактериями низкой морали прежних времен. В глубине души Мэгги понимала, что на самом деле боится поддаться соблазну.

— Мне здесь будет удобнее, — чопорно сообщила она.

Найджел пересек комнату, наклонился и попробовал рукой, мягок ли диван.

— Я серьезно в этом сомневаюсь, — криво усмехнувшись, сказал он, выпрямляясь во весь рост. — Когда эту штуку реставрировали, то в первую очередь заботились о сохранности ее первоначального вида, а не о том, как сделать удобной.

— Мне все равно…

— Стоицизм — надуманная добродетель, тебе не кажется? — Найджел зевнул.

— Как Джекки? — спросила Мэгги, пропуская мимо ушей его ядовитый сарказм.

— Спит. — Выражение лица Найджела стало более осмысленным. — Иногда такие дни — единственная возможность для меня видеть его.

Мэгги с опаской наблюдала, как он сел на диван и раздраженно сбросил на пол принесенную ею с кровати подушку.

Она подняла подушку и прижала к груди. Ее сильно беспокоило возникшее у нее сострадание к Найджелу. Мэгги опустилась на ковер.

— У многих напряженно работающих родителей те же трудности, особенно если они одиноки. Уверена, что Лора превосходная мать, — поспешила добавить Мэгги, — но вся ответственность лежит на тебе. Полагаю, ты прекрасно справляешься.

Найджел с любопытством посмотрел на нее из-под черных как смоль ресниц. Возможно, его заинтересовал мой порыв утешить его, подумала Мэгги. Как, впрочем, и меня!

— Похоже, он милый, спокойный ребенок. — Она чувствовала себя до смешного застенчивой и пожалела, что не удержала язык за зубами. — Кажется, он похож на мать, — сделала Мэгги слабую — попытку пошутить.

Почему он так пристально и с любопытством смотрит на меня?

— Во всяком случае, если бы ты не ушел из спорта, ты бы еще меньше видел его, — мягко заметила она.

— Тот факт, что я, возможно, вообще не виделся бы с ним, заставил меня бросить горные лыжи, — сообщил Найджел.

— О, так вот почему!.. — воскликнула Мэгги. Его ехидно дернувшаяся темная бровь охладила ее пыл и заставила покраснеть за свои необдуманные слова. — Ага… мне это всегда было интересно, — с легким вызовом сказала она. — Ты тогда не дал никакого объяснения.

— Мне нравился спорт, но это не моя жизнь… Ну нет, это не совсем верно, — криво усмехаясь, признался Найджел. — Возможно, спорт был моей жизнью, пока не родился Джекки. Мне хотелось видеть, как он растет. Я не желал, чтобы что-то могло помешать мне в этом. Не стану утверждать, что у меня до этого был образ мыслей самоубийцы, но меня мало заботила возможность погибнуть, признаюсь со стыдом, даже тогда, когда бедная Лора слезно умоляла меня бросить выступать.

— Она хотела, чтобы ты бросил лыжи?.. — Еще одна теория потерпела крах, подумала Мэгги, с жалостью глядя на Найджела. Пресса настаивала на том, что жена бросила его именно потому, что он покинул профессиональный спорт.

— Она ненавидела горнолыжный спорт именно из-за того, что я им занимался.

Мэгги вдруг представила его мчащимся с головокружительной скоростью по трассе, где ошибка могла стоить жизни, и содрогнулась.

— Я не виню ее. Несомненно, желание остаться в живых лишает человека соревновательного азарта. — Мэгги надеялась, что циничное замечание компенсирует ее первую искреннюю фразу.

— Видимо, ты права. — Найджел наклонился вперед, и его тонкие пальцы вцепились в подушку, которую она держала. — Мы, кажется, отклонились от темы, Мэгги.

— От какой темы? — спросила она, притворяясь, будто не понимает, а он тем временем упорно пытался вытянуть из ее рук подушку.

— Подготовки ко сну.

— Тема закрыта.

Ее чопорно стиснутые губы дрогнули, когда Мэгги встретилась с Найджелом взглядом: играющие в его глазах искорки веселья были предвестниками испепеляющего жара, от которого пересыхало во рту и подгибались колени.

— Ты спишь с Оскаром Уэскоттом? Поэтому и держишь меня на расстоянии?

Грубый вопрос прозвучал столь неожиданно, что она несколько секунд молча смотрела на Найджела.

— Ибо если это так, то должен сообщить тебе, что твоя верность распространяется не на того человека, — холодно сказал он. — Будь он на твоем месте, он поступил бы иначе. Поверь моему слову, я знаю Оскара. — В его глазах вспыхнули злые циничные огоньки.

— С таким другом, как ты, человеку вовсе незачем искать себе врагов, не так ли? — выпалила Мэгги. — Ты всегда его унижаешь? — Взгляд ее стал подозрительным. — Или он сделал что-то, чем разозлил тебя?

— Я не сказал тебе ничего такого, чего не сказал бы Оскару прямо в лицо.

— Мой отказ лечь с тобой в постель не имеет к Оскару никакого отношения.

— Ты не ответила на мой вопрос.

— Обратил на это внимание, да? — Мэгги вызывающе улыбнулась. — Надеюсь, это навело тебя на мысль, что не твое собачье дело, с кем я сплю.

Ирония заключалась в том, что Найджел, похоже, подумал, будто у нее целая армия случайных любовников. Тогда как в действительности со дня незабываемого по своей кошмарности знакомства с процессом совокупления Мэгги вела монашескую жизнь. Как ни унизительно это признавать, но в те дни Мэгги была настолько признательна первому попавшемуся мужчине, сказавшему, что он хочет ее, что вообразила, будто безумно влюблена.

Она образумилась, когда обнаружила, что ее герой, используя ту же тактику, встречался одновременно по крайней мере еще с четырьмя студентками. Мэгги их знала и даже смеялась вместе с ними над его способностью уболтать девицу, чтобы заставить лечь с ним в постель. Мэгги служило слабым утешением то, что она оказалась не единственной доверчивой идиоткой.

— Если это касается меня, то это мое дело.

Смысл его слов дошел до Мэгги не сразу.

— Ну нет. — В ее тоне не было той убежденности, какой бы ей хотелось. — Я знаю, что заменяю Ванессу, но не готова на все, — довольно резко заявила она Найджелу.

Найджел, однако, ничуть не смутился.

— Не далее как по дороге сюда, в машине, у меня сложилось впечатление, что именно это у тебя на уме.

У Мэгги закружилась голова, мертвенная бледность покрыла щеки.

— Полагаю, — донеся до нее издали собственный голос, — поднять эту тему было для тебя лишь делом времени.

— Рад, что ты оценила проявленную мною сдержанность.

— В тебе есть что-то от джентльмена, — процедила Мэгги сквозь зубы.

Найджел отрицательно покачал головой и опустился на ковер рядом с Мэгги. Вырвав у нее подушку, он отшвырнул ее в сторону и притянул Мэгги к себе.

— Комплименты тебе не помогут, милочка, — прошипел он у нее над ухом. — Я давно хочу сделать это…

Мэгги беспомощно ловила ртом воздух, пока сильная рука стягивала лиф ее изящного платья. Найджел удовлетворенно урчал, а его глаза жадно впивались во вздымающуюся грудь Мэгги. Сердце ее бешено колотилось, и тело наполняло желание — сладостное и горячее.

Разве имеет значение, что Найджел меня не любит? — мелькнула у Мэгги мысль. Я нужна ему, так ведь? И, Бог свидетель, он нужен мне!

— С тех самых пор, когда впервые увидел тебя. Милая маленькая ведьма. Чувствуешь, как тебе хорошо? — Найджел смотрел на нее затуманенными страстью глазами.

Большой палец его руки коснулся затвердевшего розового соска, и от удовольствия Мэгги издала полный сладостной муки стон, когда волна наслаждения захлестнула ее.

Найджел жадно всматривался в ее лицо, затем решительно сказал:

— Ты ни в коем случае не будешь спать на этом диване сегодня.

Его высокомерная уверенность пробудила в Мэгги решимость к сопротивлению, однако Найджел лишил ее остатков благоразумия, со страстью проникнув во влажные глубины ее рта.

Не прерывая поцелуя, он поднял Мэгги на руки и отнес на кровать. Чернота зрачков Найджела почти скрыла голубизну его глаз. Взгляд его скользнул по полуобнаженному телу Мэгги и замер на затвердевших сосках. Предвкушение наслаждений переполняло ее настолько, что вызывало боль, и эта боль передалась Найджелу.

Мэгги отчаянно хотела вытянуть руку, чтобы ощутить сталь мышц его тела, коснуться густых темных волос на смуглой мускулистой груди, которую открывала ее взору полурасстегнутая рубашка.

— Это то, чего ты хочешь? — прохрипел Найджел.

Поскольку голосовые связки отказывались ей служить, Мэгги с жаром закивала. Слово «хочешь» вряд ли полно характеризовало водоворот противоречивых ощущений, терзавших ее, когда она прикасалась к коже Найджела и чувствовала под пальцами ровное биение его сердца.

— Помимо прочего, — промурлыкала она и игриво взглянула на Найджела из-под длинных ресниц.

— Помимо прочего, — пробормотал Найджел. — Ты меня сильно заинтриговала. Поясни-ка… — И он, положив руки на ее узкие бедра, привлек Мэгги к своей возбужденной плоти.

— Может, хватит разговоров? — хриплым шепотом взмолилась она. — Просто поцелуй меня!

Триумфальным раскатистым смехом Найджел выразил свою радость по поводу подчинения себе ее надменной натуры. Он ловко проделал это!

— Я была влюблена в тебя в шестнадцать лет, — призналась Мэгги, проведя кончиком языка по своим припухшим губам.

Найджел завороженно следил за эротичным движением ее языка, а руки его, словно действуя сами по себе, срывали рубашку.

— Я знаю.

— Я знала, что ты знал, — пробормотала Мэгги в полузабытьи.

Торс Найджела с рельефно выступающей под гладкой кожей мускулатурой впечатлял и заставлял забывать обо всем на свете. Даже если бы Мэгги не имела медицинского образования, она все равно поняла бы, что видит перед собой совершенство.

— Эти было весьма унизительно, — призналась она. — Конечно, с этим покончено много лет назад.

Откровения стоили ей неимоверных усилий, и время для них было совсем не подходящим… Да и вообще найдется ли когда-нибудь подходящий момент для этого?!

— Тебе легче теперь, когда ты твердо знаешь, что больше не влюблена в меня?

Не дожидаясь ответа, Найджел начал нежно ласкать затвердевшие соски ее грудей. Мэгги чувствовала эти прекрасные прикосновения каждым нервным окончанием, все ее тело ожило, а боль внизу живота становилась все отчетливее.

— Да, — беззастенчиво солгала Мэгги. — Просто немного больше страсти, чем обычно.

— Твоя откровенность может обидеть и менее разборчивого мужчину.

Стон наслаждения сорвался с губ Мэгги — она почувствовала себя на седьмом небе, когда Найджел прижался к ней всем телом.

— Ладно, — со вздохом сдалась она. — В данный момент страсти много!

Найджел тихонько рассмеялся.

— Ты никогда не говоришь того, что я ожидаю услышать.

— Это хорошо? — пробормотала Мэгги.

Она явственно чувствовала дрожь возбуждения, пробегающую по его телу, и ощущала себя всесильной. Я неотразима, думала Мэгги, мужчины — пластилин в моих руках. Это заблуждение длилось до следующего поцелуя Найджела, яростного и настойчивого.

— Давай избавим тебя от одежды, а? — отстранившись, пробормотал Найджел.

Мэгги закрыла глаза. Она надеялась, что помощь ему не потребуется, ибо она была не в состоянии пошевелить и пальцем. Она утратила также способность связно мыслить, ее переполняло желание близости с этим мужчиной, который, как подсказывал ей инстинкт, предназначен ей судьбой навечно. Трагедия заключалась в том, что Найджел не догадывался о своем вечном предназначении.

Сняв с дрожащей Мэгги платье и трусики, Найджел замер. Перестал ласкать ее, перестал говорить. Мэгги заподозрила бы, что он перестал и дышать, если бы не слышала, как он резко и тяжело вдыхает и выдыхает воздух.

— Ты потрясающая.

Для простого комплимента в его словах было слишком много страсти. Мэгги ни на секунду не усомнилась в его искренности. Пристально глядя ей в глаза, Найджел уверенным движением развел ее ноги, с чувственной медлительностью провел кончиками пальцев по внутренней их стороне от лодыжек к бедрам, и Мэгги застонала от удовольствия. Когда же Найджел коснулся сокровенного места, ее стон перешел в мучительный крик, а тело резко выгнулось, настойчиво требуя любви.

— Найджел… мне… мне нужно… — бессвязно молила Мэгги.

— Все в порядке, моя прекрасная маленькая ведьма, — нежно прошептал он. — Мне нужно то же самое… Чувствуешь? — Он направил ее руку к доказательству своего утверждения.

Жадная рука Мэгги встретила препятствие. От волнения Мэгги никак не могла расстегнуть «молнию» на брюках. Найджел не сделал попытки помочь, и это каким-то непостижимым образом лишь усиливало бешеную силу желания Мэгги.

— О Боже! — простонала она, когда наконец добилась успеха и Найджел снял брюки и трусы. — Ты… — Глаза ее горели, и она не могла отвести их — так прекрасна была его возбужденная плоть.

— Больно. Мне больно, Мэгги, — услышала она и, смутившись, разжала руку.

Найджел, поняв, что больше не в силах продолжать любовную игру, вошел в Мэгги.

— Не останавливайся! — взмолилась она, восторгаясь охватившим ее удивительным чувством полноты.

— Даже если бы я хотел, я бы не смог.


— Ты спишь?

Найджел впервые заговорил с ней с того момента, как в последний раз произнес ее имя. Даже от воспоминания об этом триумфальном крике мурашки бежали по телу Мэгги.

Она приподняла голову с груди Найджела и улыбнулась.

— Нет.

— Почему?

— Не спится. А тебе?

Найджел улыбнулся и перевернулся на живот. Склонив набок голову, он пристально смотрел на Мэгги, и от его взгляда румянец заиграл на ее щеках.

Зачем я задала этот вопрос? — подумала она. Найджел, вероятно, утратил ко мне всякий интерес.

— Так случилось, что я тоже не устал, — игриво прошептал Найджел, кладя руку на грудь Мэгги.

— Очень рада слышать это, — прерывающимся голосом призналась Мэгги.

— Я собираюсь обрадовать тебя еще сильнее.

11

— Мальчики не могли уйти далеко, Мирабел, — успокаивал Джарвис Карбри жену.

— Они, видимо, устали ждать Найджела, когда он не спустился к завтраку. — Бледная от волнения Мирабел адресовала свои слова брату, но взгляд ее, как и неприязнь, были направлены на Мэгги.

Джекки и Родерика никто не видел уже два часа, и всем свои видом Мирабел давала ясно понять, что возлагает на Мэгги всю вину за то, что ее брат предпочел постельные утехи родительским обязанностям.

Разумеется, все догадывались, что именно заставило Найджела забыть об обещанной им мальчикам рыбалке. Мэгги остро чувствовала свою вину, и ей казалось, что все смотрят на нее с упреком.

Сейчас Найджел наверняка сожалеет, что поставил удовлетворение своей страсти выше любви к сыну. Неожиданно их восхитительные занятия любовью в утренние часы превратились для Мэгги в нечто мерзкое и отталкивающее.

— Оставь это, Мирабел, — резко бросил Найджел.

Мэгги не поняла, действительно ли он защищает ее от нападок сестры или просто злится, что Мирабел отвлекает его от решения возникшей проблемы. Она склонялась ко второму варианту. Иначе с какой стати Найджел избегает встречаться с ней взглядом?

— В последний раз их видели на конюшне, так?

— Да, твоя матушка как раз вернулась с верховой прогулки. — Арчибалд хлопнул сына по плечу. — Знаешь, Джарвис прав. Эти дьяволята не могли далеко уйти. Думаю, частично проблема, — рассуждал он, — заключается в том, что с ребятами слишком уж много нянчатся. Им нужно больше свободы, меньше присмотра со стороны взрослых. Когда вы двое были маленькими, вы такое вытворяли… такое! Ты помнишь, Марта, как Найджел упал с дерева и?..

— Помню, — сухо перебила мужа Марта. — Думаю, сейчас не самое подходящее время для твоих восхитительных идей воспитания детей, мой дорогой.

— Мы разделимся и начнем поиски, — решительно сказал Найджел. — Если мы их не найдем в первые полчаса, попросим подкрепления. Ты отправляйся в конюшню, Джарвис, а я…

Мэгги тихо отошла в сторону, пока Найджел делил свою семью и слуг, желающих принять участие в поисках, на группы. На удивление спокойную Лору попросили остаться с безутешной Мирабел. О Мэгги, похоже, забыли.

— Что мне делать? — Она схватила Найджела за рукав, когда тот собирался покинуть комнату. — Можно мне пойти с тобой?

Мэгги и сама не ожидала, что ее взволнованная просьба окажется похожей на мольбу. Глаза Найджела не загорелись радостью, его мысли явно витали совсем в другом месте. Мэгги не осуждала его, понимая, в каком смятении находится человек, у которого исчез ребенок. Она страстно желала помочь, унять тревогу Найджела, но было ясно, что ему и в голову не пришло обратиться к ней за чем-то подобным.

— Ты не знаешь местности, Мэгги. Вероятно, тебе лучше остаться здесь.

Почему мне неприятно, что со мной обращаются, как с посторонней? — удивилась Мэгги. Но я и есть посторонняя. Неужели я действительно поверила, что ночь, проведенная с этим мужчиной, изменит все, как по волшебству? Это не превратит того, что между нами происходит, в нечто более глубокое и значительное, со злой насмешкой сказала она себе.

— Я, видимо, задерживаю тебя. Извини, Найджел.

Вряд ли ее присутствие облегчило бы страдания Мирабел, поэтому Мэгги, тихо извинившись, ушла. Она не винила охваченную паникой Мирабел, вполне естественно, что той требовалось осудить кого-то. Мэгги оставалось лишь надеяться, что мальчиков быстро найдут, целыми и невредимыми.

Никто и словом не обмолвился о заброшенном карьере за лесом — все старательно избегали упоминать о нем — но Мэгги знала, что подумал об этом каждый. Она слышала, как мистер Керсон и Найджел беседовали о мужчине, погибшем там прошлым летом. Кровь стыла у Мэгги в жилах при мысли о двух мальчиках, оказавшихся в карьере без присмотра.

Минут десять спустя она поняла, что заблудилась. Боже, этого еще только не хватало — гостья, не способная найти дорогу в свою комнату!

Мэгги села на ступеньку, пытаясь обрести присутствие духа. Вдруг в тишине раздался какой-то шорох, и она замерла, прислушиваясь.

Неужели ребята находятся в доме, когда все ищут их за его пределами по всему обширному поместью? Желая проверить свою догадку, Мэгги направилась в том направлении, откуда доносился шорох.

Слабые звуки, становившиеся все отчетливее, привели ее прямо на чердак. Увидев свежий след, Мэгги облегченно вздохнула — он был лишь немногим больше отпечатка ее маленькой ноги.

— Эй, есть тут кто-нибудь?!

Ответом ей был едва слышимый крик, к сожалению, подозрительно напоминающий крик о помощи.

Мэгги распахнула одну дверь, вторую. Ее упорство было вознаграждено за третьей дверью. В дальнем конце довольно просторного помещения стояли строительные леса, на верхнем ярусе которых застыли две фигурки.

От открывшейся глазам Мэгги картины кровь стыла в жилах. Джекки стоял на коленях, лицо его покраснело от прилагаемых неимоверных усилий удержать своего более упитанного и рослого кузена за футболку. Хлопчатобумажная ткань являлась тем единственным, что не давало возможности мальчугану рухнуть вниз, но она же грозила задушить его. Ткань сдавливала шею мальчика, а усилия Джекки втянуть его на площадку лишь усугубляли положение.

Мгновенно оценив ситуацию, Мэгги поняла, что эти усилия могут привести к тому, что Родди выскользнет из футболки и полетит вниз. Далее она действовала автоматически и очень удивилась, когда через несколько секунд обнаружила, что находится на полпути к верхней части лесов и кричит мальчикам какие-то ободряющие и успокаивающие слова.

— Все в порядке, Джекки, я сменю тебя, — задыхаясь, произнесла она, добравшись до верхнего яруса лесов.

— Втяните его, быстрее, он задыхается! — взмолился Джекки.

— Я не допущу этого, — заверила Мэгги.

Она легла на живот — стараясь не смотреть вниз, ибо боялась высоты, — и просунула руки под мышки Родди. Дыхание мальчика сразу стало более свободным. Однако Мэгги поняла, что под таким углом она не сможет втянуть бедолагу на деревянный настил, ей просто не хватит сил. Ее мозг лихорадочно перебирал возможные варианты. Джекки сопел и тер грязными руками заплаканное лицо.

— Что вы теперь будете делать?

Судя по тону, он не сомневался, что Мэгги знает ответ, и уверенность мальчика легла ей на плечи тяжелым грузом.

— Родерик, прекрати дрыгать ногами, милый. А ты, Джекки, беги и позови кого-нибудь на помощь.

Мальчуган уже спускался вниз по лесам с ловкостью обезьяны.

— Я быстро! — крикнул Джекки, и дверь за ним захлопнулась.

О, надеюсь на это, я правда надеюсь на это, молилась Мэгги.

— Я боюсь высоты, — дрожащим голосом сообщил Родди.

— Почему бы тебе не закрыть глаза? — предложила Мэгги, подавив желание поинтересоваться, зачем в таком случае он забрался сюда.

Нервное потрясение сделало мальчика болтливым, и к тому времени, когда бодрая улыбка Мэгги превратилась в гримасу боли, а жжение в мышцах плеч стало напоминать уколы раскаленными добела ножами, она знала все о живших когда-либо у Родерика домашних животных.

Утром все это станет дурным сном, уговаривала себя Мэгги, я не могу его отпустить, не могу…

Она не услышала, как открылась дверь. Минуту назад ее прерывистое дыхание было самым громким звуком в комнате, но уже в следующее мгновение комнату наполнили крики многих людей. Один из голосов звучал громче других:

— Отпускай, Мэгги, Джарвис поймает его.

— Можно отпускать? Ты уверен, Найджел?

— Абсолютно.

Мэгги выпустила мальчика. Раздались громкие аплодисменты — Родерик удачно приземлился в объятия Джарвиса. Мэгги, глупо улыбаясь, открыла глаза и посмотрела вниз… Ошибка! Огромная ошибка! Комната дико раскачивалась, и безотчетный ужас сковал ее.

— Спускайтесь, Мэгги! — услышала она голос Джекки.

— Я не могу, — прохрипела она.

— Почему? — спросил Найджел.

— Я боюсь высоты. По правде говоря, — с истеричным смешком призналась она, — я ненавижу высоту!

Последовало напряженное молчание.

— Не лезь наверх, Найджел. Ты слишком тяжелый, — сказал Джарвис. — Эта штука, похоже, может развалиться, как карточный домик.

Мэгги почувствовала, как затряслась конструкция. Найджел никогда никого не слушал — сейчас Мэгги радовалась этому.

Прикосновение к ее плечу дало ей понять, что она больше не одна.

— Я сниму тебя.

— Больше вероятности, что мы оба свалимся. Я могу выкинуть какую-нибудь глупость.

— В этом нет ничего нового, — прорычал он.

Она была убеждена, что не сможет двигаться, но Найджел был еще более убежден, что она сможет и сделает это. Он очень хорошо умел убеждать и был на удивление терпелив.

Их спуск был очень медленным, но в конце концов ноги Мэгги коснулись пола. Она благодарно улыбнулась Найджелу. Его плотно стиснутые губы не дрогнули, улыбка светилась в его глазах, и от тепла этих глаз Мэгги стало еще труднее дышать.

— Спасибо. — Колени ее так сильно тряслись, что ей пришлось прильнуть к Найджелу, чтобы не упасть.

Найджел ухмыльнулся.

— Она спасла жизнь моему сыну и она же говорит спасибо!

У Мэгги по-прежнему все плыло перед глазами, а когда Мирабел схватила ее и крепко обняла, то чуть не задохнулась.

— Мирабел, задушишь ведь, — упрекнул Найджел, оттаскивая свою сестру от очень бледной Мэгги.

Мэгги выразила свою огромную благодарность слабой улыбкой и почувствовала, что проваливается в темноту.

12

— Я потеряла сознание?

Твердая рука заставила Мэгги вновь лечь.

— Ты рухнула, как мешок картошки, но весишь ты, вероятно, меньше.

Мэгги огляделась. В этой комнате она еще не бывала, но, судя по интерьеру, это, вероятно, гостиная. Довольно уютная.

— Ребята в порядке?

Найджел успокаивающе кивнул.

— Благодаря тебе. Надеюсь, что полученная ими взбучка образумит их.

— Ты был не очень суров с ними?

Пальцы Найджела скользнули по ее лбу, и Мэгги почувствовала, как ее сердце пропустило один удар.

— Что ты делаешь? — пролепетала она.

— Паутина, — пояснил он, приподняв пальцы и сдувая с них пыльные обрывки. — Ты перепачкалась в ней.

Мэгги вскочила, тревожно посмотрев на обитый дорогим ситцем диван.

— Ложись, пожалуйста.

— Готова поспорить, что ты говоришь это всем девицам, — буркнула она.

— Одна из моих коронных фраз, — сухо подтвердил Найджел. — Серьезно, Мэгги, тебе надо отдохнуть.

Прищурившись, он озабоченно вгляделся в ее лицо. Молочно-белая кожа сейчас казалась прозрачной, но, принимая во внимание, что Мэгги почти не спала прошлой ночью, вероятно, одной из причин этого было утомление.

Дыхание Найджела стало порывистым, когда его тело непроизвольно отреагировало на воспоминание о проведенной вместе ночи. Он хотел Мэгги сейчас, прямо здесь, его потрясла сила желания обладать ею.

— Ерунда, я себя прекрасно чувствую. Просто смущена, что оказалась такой неженкой. Я всегда боялась высоты, — неуклюже объяснила она.

— Что делает твой поступок выдающимся. — В голубых глазах Найджела было восхищение. — У тебя вошло в привычку спасать людей? Сначала в ресторане. Теперь Родди.

Мэгги покраснела. Она хотела пробудить в Найджеле различные эмоции, и благодарность стояла на последнем месте.

— Я просто оказалась в нужном месте в нужный момент, — пробормотала она. — По правде говоря, это не совсем так… я заблудилась… — Она не могла признаться ему, что бродила по дому, жалея себя. — Я случайно услышала шорох, пошла на звук… Ребята в таком возрасте, когда чердак притягивает как магнитом…

— Как отцу ребенка этого возраста мне следовало помнить об этом, — мрачно возразил Найджел. — Но предостережение, чтобы они держались подальше от чердака, похоже, возымело обратный эффект. Я забыл, как сладок запретный плод. Нам повезло, что ты плохо ориентируешься в незнакомом месте и что у тебя сильные руки. Я знаю, что такое висящая на волоске жизнь, поверь. Ты ведь не отпустила бы его?..

— Что я могу сказать? — Она пожала плечами. — Я упрямая. — На ее лице появилось печальное выражение. — Кроме того, если бы я утром не остановила тебя, когда ты уходил, ничего бы этого не произошло.

С резким возгласом раздражения Найджел схватил ее за подбородок.

— Ты испачкался, Найджел.

Мэгги только теперь заметила пыль, въевшуюся подобно театральному гриму в морщинки вокруг его рта и глаз. Если во внешности Найджела были бы хоть какие-то недостатки, это сделало бы их более заметными, однако Мэгги не обнаружила ни одного изъяна.

Он затряс головой, давая Мэгги понять, что сейчас его мало интересует личная гигиена.

— Это смешно, и ты это знаешь.

— Разве? — Она высвободила подбородок.

Найджел раздраженно вздохнул.

— Мирабел на всех набрасывалась, она была напугана. Тебе бы послушать, что она говорила мне до того, как ты вошла. Но я не нуждаюсь в разрешении на занятия любовью со своей невестой в любое время дня.

— Я не твоя невеста. — Мэгги слабо улыбнулась.

— Мы поговорим об этом позже… Между прочим, если говорить о Мирабел и обо всех остальных, то тебя готовы носить на руках. Теперь мне будет трудно бросить тебя без того, чтобы на меня не спустили всех собак.

В пристальном взгляде Найджела было что-то такое, от чего сердце Мэгги забилось с бешеной скоростью. Нет, не пытайся найти там то, чего нет, предостерегла она себя.

— Я могу стать ужасной на весь остаток выходных, если хочешь, — предложила Мэгги. — Я могу стать такой гадкой, что твои родные лишь облегченно вздохнут, когда ты меня бросишь… Хотя мысль о том, что ты меня бросишь, мне вовсе не по душе.

Да и мне это особого удовольствия не доставит, вдруг с изумлением понял Найджел.

— Мне бы лучше бросить тебя самой, тогда никто не сможет обвинить тебя.

— Это вполне возможно, но у мужчин тоже есть гордость, — с шутливой обидой заявил он.

— Подумаешь! — воскликнула Мэгги, осмелев. — Быть брошенным невестой совсем не то, что быть брошенным женой, а тебя… — Она прикрыла рукой рот. — О Боже, я не хотела, чтобы это прозвучало так, будто…

— Быть брошенным женой вовсе не способствует усилению гордости, — спокойно подтвердил Найджел, с улыбкой вглядываясь в ее полное ужаса лицо. — Но можешь не стесняться в выражениях, все это произошло давно.

Его слова не убедили Мэгги. Если любил кого-то, время не имеет значения — ей-то уж это хорошо известно, — да и сам он сказал бы то же самое… Только Найджел не тот человек, который выставляет на всеобщее обозрение свои тайные печали.

— Лора держалась хорошо в этой ситуации.

— Многие делают ошибку, считая ее легкомысленной, — сухо заметил Найджел.

— Я не принадлежу к их числу, — рявкнула Мэгги, обратив внимание на то, как быстро он вступился за Лору. — Она тебе по-прежнему дорога, не так ли?

— Нам пришлось многое пережить вместе…

Мэгги и не рассчитывала, что он станет отрицать столь очевидные узы, связывающие их.

— Я всегда любил Лору…

Так мне и надо, закрыв глаза, подумала Мэгги. Не буду задавать подобных вопросов.

— Но я больше не люблю ее, — тихо добавил Найджел.

Глаза Мэгги раскрылись.

— Правда? — Поняв, что произнесла это слишком эмоционально, она покраснела. — Тебе нет нужды говорить мне об этом.

— Жаль… Я-то питал надежду, что тебя это хоть немного интересует.

Не зная, как реагировать на эти слова, Мэгги после довольно продолжительной паузы пролепетала:

— Какое мне дело до того, любишь ты Лору или нет?

— Это могло бы помочь тебе принять решение, встречаться ли нам дальше.

Мэгги сцепила в замок трясущиеся руки и постаралась как можно безразличнее сказать:

— Встречаться с тобой? Ты имеешь в виду, после этих выходных?

— Тебя, похоже, мои слова изумили. Вообще-то после вчерашней ночи в этой идее нет ничего удивительного. Или ты хочешь сказать, что подобные ночи случаются у тебя семь раз в неделю? — К сарказму в тоне Найджела примешивалось разочарование.

— Нет, — с готовностью возразила Мэгги. — Но я думала, что ты живешь именно так.

— Нет, я так не живу. Прошлая ночь… не похожа ни на одну из проведенных мною, — глухо произнес Найджел. — Ты была восхитительна… Прошлая ночь была восхитительной, сегодняшнее утро — восхитительным, и можешь назвать меня идиотом, но я не вижу причин, почему бы нам не восхищаться друг другом регулярно. Будь я пессимистом, я бы сказал, что вновь добиться подобного в сексе невозможно.

Мэгги была ошеломлена его признаниями. От вызывающей улыбки, игравшей на чувственных губах Найджела, ее затрясло как в лихорадке.

— Но я готов рискнуть и постараться, если ты тоже готова, — с силой добавил он.

Довольно приятно получить подтверждение собственных ощущений, что вчерашняя ночь оказалась незаурядной. А Найджел разбирается в таких вещах, сказала себе Мэгги. Ведь у него значительно больше примеров для сравнения, чем у меня.

— Как ты себе это представляешь? Я хочу сказать, что знаю, ты не предлагаешь мне выйти за тебя замуж. — Своим смехом она предложила Найджелу присоединиться к ней и тоже посмеяться над этой шуткой, но он даже не улыбнулся. — Что, — уже серьезно добавила Мэгги, — и не нужно, ибо замужество не входит в мои планы на ближайшие годы. Никакой семьи, пока я не добьюсь успехов в работе.

— По-моему, ты уже говорила об этом…

Мэгги пожала плечами, не видя особого вреда в подкреплении своей позиции.

— Замужество — единственная возможность для женщины, — серьезно сказала она. — Люди полагают…

— Под людьми ты подразумеваешь мужчин.

Мэгги не позволила сбить себя с толку.

— Люди полагают, что каждая женщина хочет мужа и детей…

— Ты цитируешь Ванессу? — с интересом спросил Найджел. — Если бы я собственными глазами не видел, как счастливы ваши родители, я предположил бы, что вы обе — продукт особо тяжелого развода.

— Ванесса и я — не одно и то же.

— Я уже убедился в этом. Если я пообещаю не делать предложения, — холодный тон Найджела заставил ее почувствовать себя никчемной и неуклюжей, — мы сможем видеться, посещать рестораны, концерты… — Он обжег ее взглядом, и у Мэгги что-то оборвалось внутри. — И проводить больше времени вместе.

Позиция Найджела была ясна и понятна. Он не вдавался в подробности о тесных узах, не говорил о любви, он имел в виду секс! А где окажусь я, когда надоем ему? — задала себе вопрос Мэгги.

Ты все еще безумно любишь его, идиотка. Уменьши свои потери: ты только оттягиваешь неизбежное, твердил ей голос разума.

— В следующем месяце я начинаю практиковаться в педиатрии. Мне придется много работать…

Среди всех предлогов этот оказался самым неудачным. Ты, по крайней мере, могла бы притвориться, что собираешься сказать «нет», с презрением упрекнула себя Мэгги.

— Тем больше необходимости расслабиться, — беззаботно отозвался Найджел.

— Я вообще-то домоседка и люблю оставаться дома, когда у меня появляется свободное время.

— О, твои привычки сулят мне много соблазнов. — В язвительном тоне Найджела прозвучали стальные нотки. — Осторожнее, Мэгги, а то я подумаю, что у тебя пропал ко мне интерес.

— Ради всего святого! — воскликнула она. — Тебе прекрасно известно, что интереса хватает. — Мэгги густо покраснела — учитывая слова, которые она выкрикивала в порыве страсти, Найджел должен был понять, что слово «интерес» и наполовину не отражает того, что она испытывает к нему. — Жаль, что это так! — Ошибиться в искренности этого заявления было невозможно.

— Тебя смущает, что на мне лежит груз отеческих забот? — цинично осведомился Найджел. — Это еще одна из особенностей твоего образа жизни: ты не встречаешься с отцами?

— Ты мой первый. — Первая любовь, последняя любовь, подумала она, чувствуя, как в глазах появляются слезы. Мэгги отвернулась и быстро заморгала, чтобы избавиться от подозрительной влаги. — Но это скорее в силу удачного стечения обстоятельств, чем по расчету.

— Похоже, удача покинула тебя. — Он склонился к ее лицу и стер кончиком пальца мел на ее щеке.

— Пусть так.

Это признание прозвучало у Мэгги почти как вызов. Найджел нужен ей любым путем, каким она может его получить. Она докажет ему, что может быть столь же небрежной в отношениях, как и он.

Он обнял ее своими сильными руками, в его глазах появился триумфальный блеск.

— Думаю, мы неплохо повеселимся, — прошептал Найджел и нежно ткнулся носом в особо чувствительное место за ухом Мэгги.

Мэгги не возражала против веселого времяпрепровождения, но слова Найджела не несли в себе обязательств. Однако она похоронила свое беспокойство, когда Найджел принялся терзать ее губы нежными поцелуями.

— Это то, чего ты хочешь? — спросил он, отстраняясь.

В легких Мэгги почти не осталось воздуха, но ей хотелось, что бы Найджел целовал ее снова и снова.

— Ты на правильном пути, — шепнула она, поощряя его к дальнейшим действиям.

13

— Ну что, было плохо? — спросил Найджел, когда его бурно машущие на прощание родственники уменьшились в размерах в зеркале заднего вида.

— Я прекрасно провела время, спасибо.

Мэгги предпочитала смотреть на свои сложенные на коленях руки, чем на мужчину рядом с ней. Одно дело исполнять роль невесты, и совсем другое — любовницы.

— Даже после попыток матушки научить тебя ездить верхом.

— Ты еще смеешься! — возмутилась Мэгги. — Но ты бы не стал этого делать, — сурово добавила она, — окажись ты на моем… Больше никогда не сяду на лошадь.

— Трусиха, — поддел ее Найджел. Он посмотрел через плечо на заднее сиденье, где клевал носом его сын. — Они чувствуют, когда их боятся… и я тоже.

Мэгги упрямо смотрела на дорогу.

— Я не сброшу тебя, если ты сядешь на меня верхом, — пообещал Найджел.

Она покраснела и украдкой взглянула на заднее сиденье. Джекки, все утро гонявший в футбол, уже крепко спал.

— Я просто хочу, чтобы ты расслабилась. — Найджел мягко улыбнулся.

— Тогда должна сказать, что тебе это не удалось.

Мэгги не кривила душой — она тщетно старалась вычеркнуть из памяти все эти пошлые картины, где она сидит верхом… Нет, она не станет об этом думать!

— Скажи мне, что случилось, Мэгги, — настаивал Найджел. — И не трудись это отрицать. Ты не оскорбляла меня по меньшей мере полчаса, поэтому я понимаю, что тебя что-то гнетет.

— Меня ничто не гнетет. Просто все так неожиданно… Эта затея с фиктивным обручением… я хочу сказать… мы с тобой…

— Ты хочешь сказать, что ты не из той категории девушек, что спят с парнями при первом свидании?

— Я знаю, что ты хороший водитель, — сказала Мэгги, сохраняя спокойствие из последних сил, когда ладонь Найджела легла на ее бедро, — но я хотела бы, чтобы ты держал руль обеими руками. — На самом деле Мэгги больше заботила не перспектива угодить в кювет, а страх потерять рассудок. — У нас еще не было свидания.

— Мы это легко устроим. Завтра я поведу Джекки кататься на коньках. Мы ходим на крытый каток почти каждую неделю. Пойдем с нами.

— Каждую неделю? Это значит, что ты хорошо катаешься не только на лыжах?

— На льду я тоже чувствую себя уверенно.

Черт побери! Он видел, как я упала с лошади, не хватало мне теперь упасть на льду.

— Хорошо. А Джекки не будет возражать? Я не хочу лезть в вашу жизнь. Ему это может не понравиться.

— Джекки считает тебя «крутой» девицей.

Мэгги усмехнулась.

— Он мне тоже нравится.

— У тебя было много приятелей, а, Мэгги? — ненавязчиво поинтересовался Найджел.

— Как тебе сказать… Но ничего общего с тем, что ты подумал обо мне сначала…

Найджел вздрогнул.

— Я думал, ты забыла об этом.

— Я никогда ничего не забываю.

— Ничего? Ты начинаешь меня пугать, Мэгги.

— Возможно, тебе следует бояться.

Он вздохнул.

— Мы говорим о твоей юношеской травме, не так ли? О той ночи, когда я вышвырнул твоего неудачливого любовничка? Возможно, нам лучше обсудить это.

Проницательность вновь не подвела Найджела.

— Вообще-то просить его не пришлось, он улепетывал как заяц.

— Ему же лучше. Я тогда не чувствовал расположения к… ни к кому… даже к себе.

— Выходит, я не виновата? Это меня утешает, — фыркнула Мэгги.

— Я до сих пор помню выражение твоих глаз. Точь-в-точь как у обиженного щенка. Я чувствовал себя ублюдком.

— Ты и был ублюдком.

— Тем не менее меня не очень-то мучили угрызения совести, после того как ты выгнала меня. Мирабел тогда только что сказала мне, что беременна, а ее распрекрасный Тревор, черт бы его побрал, все еще женат. — Он говорил быстро, его неловкость была очевидной. — Я думал, что перестал что-либо понимать, особенно молодых женщин, задавшихся целью сломать себе жизнь.

— Я не была… — запротестовала было Мэгги, но Найджел перебил ее.

— Оставь свои оправдания. Ты была ребенком…

Мэгги прикусила губу, твердо дав себе обещание при случае оспорить его утверждение о женщинах, задавшихся целью сломать себе жизнь.

— Мирабел хотела, чтобы я объяснил матери и отцу, что все в конце концов уладится, потому что Тревор оставит жену, когда настанет подходящее время… Можешь ты в это поверить? — Он с силой сжал руль. — Если бы я сам чертовски глупо не поломал себе жизнь, я бы, возможно, вступился за сестру…

Мэгги почувствовала сострадание к Найджелу — кто стал бы винить себя, что не оказался там, где нужно, когда его сестра нуждалась в помощи? — и к Мирабел. Бедная Мирабел: глупая подростковая выходка Мэгги не идет ни в какое сравнение с тем, что выпало на долю Мирабел, но Найджел, расстроенный своей неспособностью помочь сестре, очевидно, тогда заметил, пусть слабую, но параллель в судьбах двух девушек.

— Думаю, не послушала бы, — согласилась Мэгги, борясь с желанием протянуть руку и нежным прикосновением постараться утешить Найджела. — Мы никого не слушаем, когда нам кажется, что мы влюблены.

— Ты говоришь исходя из собственного опыта?

Мэгги не догадывалась, что ее бездумные слова могут быть истолкованы превратно.

— Что за вопрос?! — возмутилась она. — Разве я расспрашиваю тебя о твоей интимной жизни?

— Спрашивай — не спрашивай, похоже, тебе известно чертовски много. Вообще-то я не думал о прошлом…

Мэгги побледнела.

— Ты спрашиваешь, влюблена ли я в тебя? — пролепетала она.

— Возможно… но деликатно, не в лоб.

— Не волнуйся. — Она выдавила из себя вполне правдоподобную веселую улыбку. — Я не стану подвергать тебя бесконечным тяжелым вздохам и нежным взглядам. — Мэгги проглотила слюну, ставшую вдруг горькой, как желчь.

Разговоры о прошлом, когда она следила за каждым шагом Найджела, видимо, пробудили в нем воспоминания о ее глубокой привязанности. Мысль о том, что этот кошмар может повториться, очевидно, встревожила Найджела. Ничем иным Мэгги не могла объяснить его неожиданные расспросы. Найджел не хочет сложностей в их отношениях — таких, например, как любовь. В будущем следует быть осторожнее, сделала она вывод.

— О, ты сняла с моей души камень.

Шутливый тон Найджела вселил в Мэгги опасения, что она не вполне убедила его.

— Тебе также нет нужды посылать громил, чтобы получить назад кольцо.

Она стянула с пальца кольцо и торжественно протянула Найджелу. На секунду ей показалось, что он откажется. Однако Найджел опустил драгоценную безделушку в нагрудный карман и рассеянно проронил:

— Оно красиво смотрелось на твоей тонкой руке.

— Я нервничала, передвигаясь с небольшим состоянием на пальце, — хрипло произнесла она.

— Думаю, не его цена тебя беспокоила.

Мэгги не захотела углубляться в эту тему и заговорила о другом:

— Я бы по возвращении пригласила тебя к себе, но…

— Я бы зашел, но… — Найджел взглянул на своего спящего сына.

Больше они не сказали друг другу ни слова, но Мэгги была уверена, что на этом их отношения не исчерпаны. Ее огорчало лишь то, что Найджел не хотел связывать себя какими бы то ни было обязательствами и считал любовь помехой.

14

— Ба, когда ты научилась готовить?! — Ванесса оценивающе втянула носом воздух и бросила свою дорожную сумку на пол.

Испуганная Мэгги обернулась и от растерянности не придумала ничего лучше, как спросить:

— Что ты здесь делаешь?

— Я здесь живу, ты разве забыла?

Насмешка сестры лишь усилила смятение Мэгги.

— Я не ожидала… ты застала меня врасплох, — пробормотала она, стараясь компенсировать свой прохладный прием радостной улыбкой. — Рада видеть тебя. — К сожалению, ее тон отражал отсутствие у Мэгги энтузиазма от встречи с сестрой.

С какой стати Ванессе появляться именно сейчас и выглядеть такой до отвращения элегантной и красивой? — чертыхнулась про себя Мэгги. Подавив в себе глупое ребяческое желание вытолкать сестру за дверь — если бы только так легко можно было решить все проблемы, так или иначе связанные с Ванессой! — Мэгги отложила ложку и обняла сестру.

— Мне нравится твоя новая прическа.

По крайней мере, хоть в этом Мэгги не лукавила. Кроме того, Ванесса слегка потеряла в весе, видимо от напряженной работы, но по-прежнему выглядела шикарно, а худоба лишь подчеркивала все ее прелести.

— Тебе тоже надо попробовать изменить внешность, Мэгги. Ты удивишься, каким разительным может быть контраст.

Мэгги не обидел явный намек на то, что ее внешность нуждается в том, чтобы над ней поработали, это было правдой, особенно теперь, когда стояние у плиты привело ее еще недавно тщательно уложенные волосы в беспорядок.

— По правде говоря, — медленно продолжила Ванесса, хитро поглядывая на сестру, — ты и впрямь выглядишь иначе. И дело не в волосах… Если о них речь, то я знаю прекрасного парикмахера, который… Ладно. — Она снисходительно пожала плечами. — Только обещай мне, что больше никогда не станешь стричь себя сама.

— Это было давно. Тогда я не могла себе позволить парикмахера.

— Ты и сейчас не можешь позволить себе приличного парикмахера. — Как-то, узнав, какой низкий оклад у ее сестры, которая много лет училась не за страх, а за совесть, Ванесса была ошеломлена. — Кстати, о деньгах. Что ты скажешь о том, чтобы вести небольшую ежемесячную колонку в журнале, когда я вернусь? Женщина и здоровье, ну или что-то в этом роде. Сначала будет испытательный срок, конечно, но, думаю, у тебя получится.

— Я? Писать? — изумилась Мэгги.

— Если не сможешь, я тебя уволю, — успокоила ее Ванесса. — В протекции родственников нет ничего плохого, это двигает бизнес. И приносит доход. — Она назвала сумму, от которой у Мэгги ослабели колени. — Подумай об этом, — посоветовала Ванесса. — В тебе действительно что-то изменилось. Что?

Мэгги задавалась этим же вопросом, глядя на себя в зеркало в последнее время, однако слова сестры насторожили ее. Пройдет немного времени, и Ванесса, конечно, поймет: причиной изменений во внешности сестры стало не «что», а «кто». Верно, она не превратилась за одну ночь в сногсшибательную красавицу, и сказать, что она излучает сияние, будет преувеличением, но в ней определенно произошли перемены.

— Что-нибудь случилось? Почему ты вернулась? — Мэгги украдкой взглянула на часы. О нет… Он придет с минуты на минуту!

Ванесса сняла с себя отличного покроя полотняную куртку, надетую поверх черной водолазки и плотно облегающих кожаных брюк, в которых только одна женщина из пятидесяти выглядела бы прилично, — Ванесса же выглядела великолепно.

— Импульс. — Она не смотрела Мэгги в глаза. — У меня свободные выходные, вот я и решила проверить, не забываешь ли ты кормить рыбок.

В панике Мэгги оглядела комнату, ожидая увидеть несчастных созданий, плавающих вверх брюхом с остекленевшими глазами.

— Рыбки?!

— Мэгги, я пошутила. — Ванесса заправила за ухо прядь пепельно-серых волос и грациозно опустилась в мягкое вращающееся кресло.

Мэгги заметила, как лицо Ванессы медленно расплывается в улыбке, той самой, что способна очаровать любого мужчину. Мэгги нежно любила сестру, но подчас ей хотелось, чтобы та не была столь умопомрачительно красивой.

— Это мужчина, не так ли? — Ванесса рассмеялась, а Мэгги тревожно поёжилась. — Я знала это! Должно быть, это серьезно, раз ты научилась готовить.

Мэгги скорчила гримасу.

— Еще не научилась. Я только учусь, и, не удивляйся, у меня ничего не выходит!

Ей действительно не понадобилось много времени, чтобы понять: она оказалась слишком самонадеянной и ей не по плечу готовить блюда более сложные, чем яичница-глазунья.

Мэгги вытянула руки и мрачно сказала:

— Я потеряла счет продуктам, которые мне пришлось шинковать, заодно досталось и моим пальцам. Думаю, я поступила мудро, не став хирургом.

Ванесса встала и прошла в кухонный отсек. Пробежав глазами выбранный Мэгги рецепт, она объявила:

— Это довольно просто.

— Не надо, Ванесса! — запротестовала Мэгги, увидев, что сестра надевает фартук. — Ты, должно быть, устала с дороги… Пообедаем в ресторане.

— Ерунда, — Ванесса мило улыбнулась, — я ничуть не устала, да и готовка помогает мне расслабиться. Правда, помогает, — заверила она, услышав язвительный смешок Мэгги. — Кроме того, я хочу услышать все о твоем мужчине.

Мэгги смутилась. Во-первых, они никогда не вели задушевных девичьих бесед о поклонниках. Во-вторых, принимая во внимание долгие и, что еще более важно, неформальные отношения Ванессы с Найджелом, Мэгги стеснялась признаться сестре, что он стал главным мужчиной в ее жизни. К тому же она хорошо знала о сильноразвитом собственническом инстинкте сестры.

— Он не мой, — неуклюже упорствовала Мэгги и смутилась еще сильнее, когда поняла, что косвенно признала существование мужчины.

Она уселась на высокий стул и стала наблюдать, как ловко Ванесса превращает хаос в порядок. Мэгги изумилась, что можно, оказывается, готовить, не заглядывая в длиннющий перечень экзотических ингредиентов в рецепте.

— Ты вообще делаешь что-нибудь плохо? — спросила она с печальным восхищением.

Ванесса невесело рассмеялась.

— С чего начать? Как насчет отношений с мужчинами?

— Что-то случилось, Ванесса?.. Ох! — Мэгги поморщилась от боли, слезая со стула.

— Что такое?

— Я сегодня утром ходила кататься на коньках… То время, что не ползала на четвереньках, я лежала на спине, — смущенно призналась она. — И еще я упала с лошади в поместье Найджела.

— Да, ты ведь ездила туда! — оживилась Ванесса. — Замечательное местечко, правда? Я могла бы привыкнуть к жизни за городом.

— А я вряд ли… — Мэгги словно размышляла вслух.

— Скажи-ка, была ли там выцветшая красавица Лора? — немного раздраженно спросила Ванесса.

Мэгги утвердительно кивнула, однако сочла нужным вступиться за Лору:

— Она не выцветшая.

— Конечно. Она красавица, но уж позволь мне немного поязвить.

Мэгги удивило, что ее сестра может завидовать внешности другой женщины. Вероятно, зависть Ванессы в большей степени связана с тем, что Лора была замужем за Найджелом, решила она.

Следующие слова Ванессы, похоже, подтвердили ее догадку.

— Я всегда считала, что она Найджелу не пара. Я пыталась предостеречь его, но он и слушать не хотел.

— А ты думала, он станет? — вырвалось у Мэгги скептически.

— О! Сильно сказано. Ошибусь ли я, если предположу, что Найджел пытался флиртовать с тобой? — Она рассмеялась. — Ах паршивец! Я с ним поговорю, когда увижусь.

Мэгги проглотила слюну.

— Вообще-то он был довольно мил… Большую часть времени, — неуверенно добавила она.

Ванесса усмехнулась.

— То-то я удивляюсь, с чего вдруг ты села на лошадь. Я знаю, как Найджел умеет убеждать, но… — От многозначительной улыбки сестры Мэгги стало не по себе. — Слушай, а почему тебя вдруг потянуло на каток? Ты никогда не умела держать равновесие…

— Сейчас модно кататься на коньках.

— Боже правый, неужели на катке у тебя было свидание?! Полагаю, весьма романтическое, поскольку ты, поскользнувшись, непременно попадала в его объятия.

— Там был его сын.

Мэгги поскользнулась бесчисленное количество раз, и Найджел действительно ловил ее. Сердце замирало, когда она вспоминала свои ощущения в те моменты, когда Найджел прижимал ее к себе, возможно, чуть дольше, чем требовали обстоятельства.

— Он женат?

— Разведен.

— Ты в этом уверена? — цинично спросила Ванесса.

— Вполне уверена… По правде говоря, он…

Ванесса замахала руками и съязвила:

— Само совершенство, я уверена! Полагаю, что это он.

По квартире разносились настойчивые трели дверного звонка, и Мэгги кивнула.

— Вероятно.

— Ты не собираешься открывать?

Мэгги начала возиться с замком, задавая себе вопрос, почему сразу прямо не сказала Ванессе о своих отношениях с Найджелом. Она ведь не сделала ничего дурного. Какого черта я чувствую себя виноватой? — удивлялась Мэгги.

Найджел с бутылкой вина в руке переступил порог. Его глаза, вспыхнувшие при виде Мэгги, явно свидетельствовали о его страстном желании.

Мэгги почувствовала, как закружилась голова. В этот момент восхищения Найджелом и растущего предвкушения от общения с ним она забыла о Ванессе и о ее неодобрении.

— Найджел… — прохрипела она.

— Найджел? — Эхом прокатился по квартире голос Ванессы, покинувшей свое место у плиты. — Привет! — весело воскликнула она, и Мэгги почувствовала, что отодвинута на задний план. — Как ты узнал, что я вернулась? Тебе сообщили, что я звонила? — Ванесса обвила руками шею Найджела и нежно поцеловала его в губы.

Мэгги почувствовала болезненный укол ревности, заметив, как свободной рукой Найджел обнял Ванессу за тонкую талию.

Они являли собой изумительную пару. Мэгги мазохистски заставила себя созерцать великолепную картину, когда Найджел запечатлел на губах Ванессы ответный поцелуй. Тревоги, которые Мэгги успешно удалось похоронить в глубинах сознания с тех пор, как они стали любовниками, буйно выплеснулись наружу. Такая теплая встреча… Неужели Найджел и Ванесса только добрые друзья? Ванесса в том, что касалось ее личной жизни, откровенностью не отличалась, но Мэгги подозревала, что Найджел и Ванесса расстались, решив испытать свои чувства временем, хотя окончательно друг с другом не порвали.

— Я не знал, что ты вернулась.

— Тогда почему ты здесь? — Ванесса забрала у него бутылку, посмотрела на этикетку и, оценив, присвистнула. — Нет-нет, хорошо, что ты зашел. Можешь развлекать меня, пока моя младшая сестрица занята своим новым мужчиной. — Она подмигнула Мэгги.

Найджела, похоже, ситуация забавляла, но он не спешил вывести Ванессу из заблуждения. А та тарахтела дальше:

— Ну как, проглотила твоя семейка фарс с невестой? Признаюсь, у меня были сомнения. Позже ты должен мне все рассказать. А сейчас я хочу узнать все об этом разведенном мужчине, ты ведь в последнее время общался с Мэгги чаще, чем я. Мэгги рассказывала тебе о нем, Найджел? Ты знаешь, кто он?

Взгляд Найджела устремился на Мэгги. Ванесса отметила, что с горящими щеками ее сестра выглядит весьма жалкой. Возможно, Мэгги слишком близко приняла к сердцу ее шпильки.

— Откровенно говоря, я его знаю.

Найджел продолжал смотреть на Мэгги, и в голове Ванессы шевельнулась догадка. Его взгляд… Ее смущение… Мэгги?!.

— Ты и Мэгги?.. Вы?.. Ты?.. — Приятный тембр голоса Ванессы от изумления стал скрипучим. — Нет… Нет… этого не может быть. — Она расхохоталась.

Да! — хотелось закричать Мэгги. Да, мы были близки, и при удачном стечении обстоятельств будем снова — только развитие событий сегодняшнего вечера делает вероятность этого сомнительной. Ванесса побледнела и явно была ошеломлена новостью, но Мэгги, кроме ее смеха, не замечала ничего и рассердилась на сестру.

— А почему бы и нет? — надменно осведомилась она.

Мэгги почувствовала, как Найджел взял ее за руку. Крепким пожатием своих теплых пальцев он хочет успокоить или поддержать меня? — мелькнула у нее мысль. В любом случае, сегодня я уступила Ванессе дорогу в последний раз, поклялась Мэгги.

Взволнованная Ванесса оторвала взгляд от пальцев Найджела, сжимающих маленькую руку Мэгги. Было заметно, что она пытается вернуть себе самообладание.

— Я никого не хотела обидеть.

— Никто и не обиделся. — Высокомерный тон Мэгги был под стать не совсем искреннему тону ее сестры.

— Просто это для меня сюрприз, вот и все. Думаю, что это замечательно. Расскажите же, как это вы…

Более чем удовлетворенную Мэгги тем не менее не убедили попытки сестры к примирению. Она знала, что Ванессе «сюрприз» не по душе. Вопрос в том, насколько сильно не по душе и что она собирается по этому поводу предпринять? Мэгги встревоженно посмотрела на сестру. Если Ванесса решит вернуть себе свою собственность, каковы шансы у нее, Мэгги?

Мэгги находилась в тени Ванессы всю свою жизнь, но никогда не испытывала такой горечи по этому поводу, как сегодня. Ванесса не виновата в том, что красива и желанна, и не ее вина, что из-за любви к Найджелу Мэгги чувствовала себя более ранимой, чем когда-либо. Если бы он любил меня тоже, все было бы иначе, призналась себе Мэгги, чувствуя, как невидимые стальные обручи стянули ее грудь.

— Ты меня знаешь… Я всегда трепетно относилась к своим завоеваниям, — полушутливо призналась Ванесса Найджелу.

Видимо, я теряю рассудок, подумала Мэгги, наблюдая, с какой теплотой Найджел отвечает на предпринимаемые ее сестрой дружелюбные попытки примирения. Существует такая вещь, как платоническая дружба, подумала Мэгги, хотя по опыту я знаю, что мужчинам легче платонически относиться к женщинам вроде меня, но не к таким, как Ванесса.

— Я еду назад, ожидая застать все в том же состоянии, в каком оставила, и бац! Моя квартира, моя сестра, мой лучший друг!.. У меня голова идет кругом!

— У тебя по-прежнему есть сестра. — Найджел посмотрел на Мэгги, и она выдавила улыбку. — И квартира твоя, и я, определенно, твой лучший друг.

Пусть меня назовут старомодной идеалисткой, подумала Мэгги, но не лучше ли, если бы лучшим другом для тебя была твоя любовница?

— Что ж, спасибо, дорогой, — хрипло произнесла Ванесса и провела по щеке Найджела своими тонкими пальцами.

Мэгги подавила желание отбросить руку сестры от его лица. Она знала, что, даже когда Найджел чисто выбрит, его щеки все равно немного шершавые. Мэгги это очень нравилось.

— Позвольте мне приготовить обед, и мы сможем побеседовать, — сказала Ванесса.

— Мне кажется, ты уже приготовила, — сухо заметил Найджел, потянув носом.

— Это у меня пригорело, — вмешалась Мэгги. — Ванесса приехала как раз в тот момент, когда я собиралась отшвырнуть ложку. Правда, Ванесса, к чему возиться, мы можем пойти в ресторан.

— Ничто не может сравниться с пищей, приготовленной в домашних условиях, — изрек Найджел.

Мэгги, услышав это, сникла. Она уловила в словах Найджела завуалированный намек: мы, мол, с Ванессой останемся здесь, а ты, если хочешь, иди в ресторан. А то и на все четыре стороны. Возможно, подумала она с неприязнью, он и в самом деле хочет провести уютную ночку с Ванессой. Черт побери, похоже, он и впрямь подталкивает развитие событий в этом направлении.

Ободренная поддержкой Найджела Ванесса начала суетиться в кухне.

Мэгги страдала: мало того, что природа наделила Ванессу и разумом, и красотой, так она еще и хорошо готовит! Хуже быть не может, подумала Мэгги, которой ничего не оставалось делать, как вымученно улыбаться. Долгожданный вечер с Найджелом превратился в кошмар!

Ванесса, по всей видимости, не собиралась исключать Мэгги из беседы, затрагивая темы и упоминая людей, которых Мэгги не знала, но все же с Ванессой, которая, похоже, сегодня была в прекрасной форме, никогда ни в чем нельзя быть уверенным. К тому времени, как они сели за стол, Мэгги говорила все меньше и меньше, и ее сестра и — что более обидно — любовник после пары слабых попыток втянуть Мэгги в беседу, похоже, перестали ее замечать.


— Ты, похоже, сегодня какая-то рассеянная, Мэгги. — Рука Найджела уперлась в стену рядом с дверью лифта.

Удивительно, что ты заметил, мысленно огрызнулась Мэгги, и тлеющее в ней негодование вспыхнуло ярким пламенем.

— Разве? — холодно отозвалась она. — Лифт приехал.

— Я вообще-то был вежлив, это ты дулась. Ты притворялась, что не слышишь, всякий раз, когда Ванесса обращалась к тебе.

Найджел не мог припомнить более разочаровывающего времяпрепровождения в своей жизни, а Мэгги пришло в голову вести себя так, чтобы сделать его еще хуже! Неужели она не понимала, что ему и так с трудом удается вести себя нормально — и, похоже, его попытки оказались плачевными — когда на самом деле все, чего он хотел, — это сорвать с нее одежду и заняться любовью. Он до сих пор хотел Мэгги, даже после того, как она продемонстрировала все качества избалованного ребенка.

То, что я не слушала Ванессу, было верхом дурного вкуса, воинственно подумала Мэгги.

— Никто не может обвинить меня в том, что я ее не слушала, — дерзко возразила она вслух. Вино, выпитое ею за обедом, придавало ей мужества и делало безрассудной. — Зато ты внимал каждому ее слову. Ты с ней спал, Найджел? — Давно мучивший ее вопрос произвел эффект разорвавшейся бомбы. С трудом подавив стон, Мэгги почувствовала, что ее лицо заливает краска стыда.

— Так все из-за этого? — скептически процедил Найджел сквозь зубы. Он взял Мэгги за подбородок. — Посмотри на меня, Мэгги. Ты собираешься изображать Золушку каждый раз, когда Ванесса будет входить в комнату? Думаю, пришло время научиться справляться со своими сомнениями, они не производят приятного впечатления.

Мэгги очень обидело это грубое замечание. Она из всех сил прикусила дрожащую нижнюю губу — Найджелу не удастся заставить ее плакать!

— Помнится, у Золушки были две безобразные сестры, а у меня — одна, и красавица.

— Конечно, Ванесса — красотка, но это не значит, что тебе надо ревновать.

— Я не ревную, — солгала Мэгги. — Каково должно было быть мое участие в беседе, если речь шла о всяких пустяках, происходивших, когда я была еще школьницей?

Найджел раздраженно вздохнул.

— Ты и сейчас ведешь себя, как школьница, — с презрением сказал он. — Мы с Ванессой — просто друзья, и как ее друг я не мог не заметить, что сегодня ее мучила какая-то мысль. Вряд ли это имело отношение только к тому, что я сплю с ее младшей сестрой, — вслух размышлял он. — Ванесса не хотела оставаться сегодня одна. Ты заметила? Или ты была слишком поглощена жалостью к себе, потому что не являлась центром внимания?

С тревогой Мэгги вспомнила, что у нее тоже возникло впечатление, будто Ванессе как-то не по себе.

— Возможно, тебе следовало остаться. Оказать дружескую поддержку.

Ей показалось странным, что, испытывая панический страх потерять Найджела, она, похоже, делает все, чтобы оттолкнуть его от себя.

— Думаешь, мне все это нравится больше, чем тебе?! — рявкнул Найджел, неожиданно схватив ее за плечи.

Как всегда от его близости, у Мэгги закружилась голова и в ней вспыхнуло желание заняться с Найджелом любовью. Она презирала себя за слабость, но ничего не могла с собой поделать.

— Я рассчитывал провести сегодняшний вечер с тобой с того самого момента, как мы расстались днем, даже еще раньше, — признался Найджел, пожирая ее жадным взглядом. — Да будет тебе известно, я считал минуты как глупый подросток, ибо, если откровенно, ты просто сводишь меня с ума. — Вымученно улыбнувшись, он привлек ее к себе.

Мэгги вдруг подумала, что ревность ее несуразна, и почувствовала себя глупой.

— Я тоже, — хрипло произнесла она, — считала минуты.

— Мэгги, — успел прошептать Найджел прежде, чем его язык проник между ее слегка приоткрытыми губами. В его жадном, полном страсти исследовании глубин ее рта сквозило отчаяние неудовлетворенности.

— Почему ты не поцеловал меня раньше? — простонала Мэгги, прижимаясь к Найджелу всем телом и запуская пальцы в его волосы. — Мне так этого хотелось!

Найджел почувствовал, как кровь застучала в висках. Прохладный воздух лестничной клетки превратился в жар тропической ночи, когда его рука скользнула под юбку Мэгги и только кружево нижнего белья отделяло его пальцы от теплой мягкой плоти. Желание сводило его с ума, Найджел едва помнил, где они находятся.

— Начать легко, проблема в том, чтобы остановиться, — простонал он.

— Так не останавливайся, — яростно прошептала Мэгги.

Их пылающие взгляды встретились.

— Я, черт побери, не могу понять, что ты со мной сделала. Думаю, я оказался прав, ты — ведьма, — прохрипел он.

Было видно, что Найджел вне себя от страсти. Мэгги находилась в состоянии, близком к гипнотическому, от источаемой им чувственности. Мурашки, бегущие по спине, вскоре превратились в лихорадочную дрожь, охватившую все тело Мэгги, когда Найджел прижал ее спиной к стене.

Воздух с шумом вырвался из ее легких, а каждое нервное окончание ее тела обрело особую чувствительность. Кости, казалось, начали плавиться, тело стало податливым, когда Мэгги почувствовала упирающуюся ей в живот возбужденную плоть Найджела.

— Найджел! — Мольба, капитуляция — и то, и другое было в ее голосе, и отчасти страдание.

Найджел разжал руки, сжимавшие бедра Мэгги, и сделал шаг назад.

— Прости. Я немного забылся.

— Я тоже.

— Увидимся завтра, — сказал Найджел.

— Пораньше… пожалуйста.

— Джекки завтра весь день проведет с Лорой, она уедет на гастроли надолго. Так что я буду предоставлен сам себе…

— Меня это вполне устраивает. — Мэгги улыбнулась, почувствовав, как спадает напряжение, и, забыв об осторожности, спросила: — Что, если Ванесса не хочет, чтобы ты спал со мной?

Ледяная пелена затуманила его только что лучившиеся теплотой голубые глаза. И надо же мне было ляпнуть это, теперь я все испортила! — казнила себя Мэгги.

Нет, я поступила правильно, уже в следующее мгновение упрямо подумала она, и неважно, станет ли он осуждать меня. Что, если ему действительно придется выбирать между случайными встречами со мной и долгой и высоко ценимой им дружбой с моей сестрой? Возможно, Ванесса и не поставит его перед таким жестоким выбором, но кто знает?..

— Ванесса… Ванесса? Какое, черт побери, она имеет к этому отношение?! — рявкнул Найджел. — Меня расстроит, если ты не захочешь спать со мной… но ты же хочешь, правда?

Взглянув в его глаза, Мэгги ощутила прилив страстного желания. Плечи ее опустились, и тело обмякло.

— Да, — просто сказала она, — я хочу, Найджел.

— Мы увидимся завтра.

— А почему не сегодня? — с надеждой предложила Мэгги.

— Идея весьма заманчива, но, думаю, тебе лучше вернуться и выяснить, что гнетет Ванессу.

Мэгги проглотила обиду.

— А я думаю, что она скорее поделилась бы с тобой.

— У Ванессы не так уж много друзей, Мэгги.

Мэгги вспомнила обширный круг знакомств сестры и удивленно уставилась на Найджела. Он понял ее недоумение.

— Я имею в виду настоящих друзей.

Существовал только один друг, из-за которого Мэгги завидовала Ванессе.

— У нее есть ты.

Выражение его лица стало холодным.

— Это палка о двух концах, Мэгги. Ты рассчитываешь, что я впишусь в твою жизнь, посвященную, как ты дала ясно понять, в первую очередь твоей карьере…

Мэгги испугалась, осознав, что Найджел истолковал ее имевшие целью защитить себя слова как некий свод незыблемых правил. Она не желала ничего лучшего, чем совмещение карьеры с замужеством, но возражать Найджелу сейчас, не дав подробных объяснений, она не решилась.

— …и я принимаю это. Но есть кое-что, что должна принять ты, — добавил Найджел мрачно. — Мне тридцать один год, Мэгги. У меня много друзей. У меня есть бывшая жена, сын, родители, работа — ничто из этого кардинально не изменится из-за того, что я добавил к списку жизненно важных для меня ценностей белокурую девушку. Если ты можешь попросить меня отвернуться от друзей, сколько тебе понадобится времени, чтобы попросить меня отвернуться от сына?

— Я никогда этого не сделаю! — в ужасе воскликнула Мэгги.

— Подумай об этом.

Найджел нажал на кнопку и, когда двери раздвинулись, исчез в лифте.

Мэгги не сомневалась, что станет думать над его словами всю ночь напролет.

15

— Я не был уверен, что ты придешь.

Одетый в тенниску и в джинсы Найджел отступил в сторону, пропуская Мэгги в переднюю. Голос его звучал спокойно, и безмятежное выражение лица не давало повода заподозрить, что в течение последнего часа он беспокойно ходил взад и вперед, взволнованный опозданием Мэгги.

— А я не была уверена, хочешь ли ты, чтобы я приходила, — ответила она, испытывая неловкость.

Найджел скептически хмыкнул.

— Мне с трудом в это верится.

Мэгги огляделась. Прихожая будто сошла с картинки, которыми пестрят проспекты фирм, торгующих недвижимостью. Особняки типа этого, окна которых выходили в парк, пользовались спросом у тех, кто мог позволить себе в них жить.

— Вообще-то я не знала, где ты живешь… — Мэгги сняла пестрый шарфик и держала его в руке, не зная куда деть, — что лишний раз напомнило мне, сколь нетрадиционны наши… — Она безуспешно подыскивала слова для описания того, что между ними происходит.

— Ухаживания, — пришел ей на помощь Найджел и провел Мэгги в залитую солнцем гостиную.

Мэгги удивило выбранное им слово, она настороженно посматривала на Найджела. Ухаживание подразумевало что-то такое… но что именно? Выражение лица Найджела не помогало понять это, он выглядел не менее настороженным, чем Мэгги.

— Это слово вполне подходит, — пробормотала она, стараясь нарушить наступившую напряженную тишину. — Тебе нравится? — Она взмахнула рукой, и шарфик описал в воздухе изящную дугу. — Подарок Ванессы. Он… вообще-то я забыла, но он от какой-то знаменитости, — туманно закончила Мэгги.

Ванесса дала понять, что эта безделица весьма дорогая вещь: легкомысленное отношение Мэгги к вещам было постоянным источником раздражения для ее сестры.

— Очень симпатичный, — отрешенно сказал Найджел, даже не взглянув на шарфик. Он смотрел на Мэгги, и от его взгляда кровь в ее жилах циркулировала с удвоенной скоростью. — Моей фамилии нет в телефонной книге. Как ты узнала адрес?

— Мне хватило быстрого взгляда в записную книжку Ванессы. Потому, — поспешила оправдать свой неблаговидный поступок Мэгги, — что я вряд ли могла спросить у нее, где ты живешь, не так ли? У тебя здесь очень мило, — добавила она, подходя к стеклянным дверям, выходившим в тенистый сад, разбитый за домом.

— Я купил этот дом из-за сада. Ребенку нужно бывать на природе, и здесь рядом прекрасная школа.

Мэгги восхитила его забота о сыне. Реальный человек, которого она узнала, оказался полной противоположностью плейбою, живописуемому бульварной прессой. Она инстинктивно чувствовала, что если Найджел снова решит связать свою жизнь с какой-либо женщиной, то полностью отдаст ей свое сердце. И Мэгги знала, что он не сделает этого, пока не справится со своими мучительными переживаниями по поводу неудачного брака с Лорой.

Я должна быть реалисткой, сказала она себе, подавив вздох сожаления. Такое время может не наступить никогда, но, если даже наступит, меня уже не будет в его жизни. Мне суждено стать лишь эпизодом, и, если я стану обманывать себя, думая иначе, это только усугубит мою боль. Неожиданно ее глаза наполнились слезами; заморгав, Мэгги смущенно опустила голову, пытаясь скрыть свое состояние от пристального взгляда Найджела.

— Думаю все, а не только ребенок, выигрывают от наличия сада, — сказала она тоном, каким обычно давала рекомендации своим больным. — Зелень благотворно влияет на психику. — И пробормотала: — Не забыть включить балконный ящик для растений в список необходимых мне вещей. Я занимаюсь поисками квартиры и сегодня смотрела одну.

До сегодняшнего утра Мэгги не задумывалась о соответствии своих запросов и бюджета, теперь же она поняла, что ей придется умерить свои аппетиты. Несомненно, дешевле снимать квартиру в складчину с кем-нибудь, но после нескольких лет, проведенных в студенческом общежитии, она предпочитала жить одна.

— Ну и как?

— Там пахло кислой капустой.

Найджел спрятал улыбку.

— Мне кажется, Ванесса вернулась не насовсем. Вы…

— Подрались из-за тебя и она меня вышвырнула? — подсказала Мэгги. — Жаль разочаровывать тебя, Найджел, но о тебе даже не шло речи.

Мэгги решила не упоминать, что закрыла эту тему, сказав сестре: «Он — моя ошибка, Ванесса». Сделав ударение на слове «моя».

— За исключением слов Ванессы, предостерегшей меня, что тебе все быстро надоедает… — Небрежностью тона Мэгги давала понять, что нашла точку зрения сестры забавной. — Нет, никогда не рано начать…

— Надоедает! — Найджел широко улыбнулся, и это сделало его ужасно привлекательным. — Она тебя совсем не знает, так?

— Думаю, это был комплимент, — загадочно сказала Мэгги.

— Да. Если тебя мучают сомнения, спрашивай, не стесняйся.

— Ты оказался прав по поводу Ванессы.

— Когда ты узнаешь меня лучше, ты поймешь, что я всегда прав, — не стал скромничать Найджел.

— После твоего ухода она напилась.

Мэгги сразу заметила, что Найджел с особым вниманием, даже с большим, чем она сама, отнеся к сообщению о совершенно не характерном для Ванессы поведении.

— Ванесса?

— О нет, она не свалилась мертвецки пьяной, — поспешила успокоить его Мэгги. — Больше это напоминало желание затуманить голову алкоголем из сентиментальной жалости к самой себе. — Я никогда не догадывалась, — с детской наивностью восхитилась она, — что Ванессу могут мучить сомнения. Казалось, она всегда знает, чего хочет. Мне кажется, все это имеет какое-то отношение к Оскару Уэскотту. Ванесса несколько раз упомянула его… Вижу, ты не удивлен, — упрекнула она Найджела. — Ты поэтому так зол на него? Ты знал?

Найджел пожал плечами.

— Я видел, как однажды Оскар уходил от Ванессы поздно ночью. По-моему, она плакала. У него репутация…

— И у тебя тоже, — язвительно напомнила ему Мэгги. От нее не ускользнуло, что Найджел не стал вдаваться в объяснения, что сам делал у Ванессы поздно ночью. — И ты заставил меня вчера плакать.

— Ты плакала? — не поверил Найджел.

Неожиданно он понял, что готов на все, лишь бы оградить Мэгги от обид… а тут он сам заставил ее плакать! Он судорожно вздохнул, ноздри его раздулись от презрения к самому себе.

— Да, плакала, знаешь ли. Хотя… — Она неуверенно улыбнулась ему, но Найджел не улыбнулся ей в ответ, выражение его лица было каменным, губы — крепко сжаты. — Не безутешно.

Найджел откашлялся, его мрачный взгляд был устремлен куда-то мимо Мэгги.

— Мне не следовало говорить то, что я сказал… Я не хотел заставить тебя плакать.

— Я знаю это, но ты был прав. Я размышляла над тем, что ты сказал. У нас у каждого своя жизнь. Тот факт, что мы любовники, не дает мне права на исключительность… я знаю…

Найджел схватил ее за плечи.

— В моей постели ты исключительна!

Мэгги показалось, что он ведет себя так, словно она его смертельно оскорбила.

— Может, ты и не носишь моего кольца взаправду…

— Я его вообще не ношу. — В доказательство Мэгги подняла свою руку.

— …но я не хочу быть одним из многих. Существует большая разница между случайностью и неразборчивостью.

— Я не выступала в защиту того, что обязательно сразу прыгать в постель, — пролепетала Мэгги, густо покраснев. — Я имела в виду дружеские отношения, другие обязательства и кое-что еще в этом духе. Хотя, по правде говоря, я рада, что ты поднял эту тему. Я не хочу быть для тебя девицей лишь на ночь. Одной среди…

— Других в моем обширном гареме. — Найджел заметно расслабился и больше не выглядел так, будто сейчас взорвется. — Девица на ночь? Нет, такая женщина, как ты, требует особого отношения, и, думаю, мне не хватит времени…

Уверенность Мэгги в себе возрастала, она начинала даже гордиться собой. Найджел хочет ее, а не кого-то еще — во всяком случае, в данный момент.

— Тебя волнует, что мне все быстро надоедает? — продолжал Найджел. — Если я доживу до ста лет, ты мне все равно не наскучишь, маленькая ведьма. И ты можешь процитировать меня, если хочешь. — В его взгляде сквозила нежность.

Мэгги счастливо улыбнулась ему в ответ, ее вдруг перестало заботить то, что надо скрывать свои чувства. В конце концов, он все равно о них узнает, решила она, так почему не сейчас? Нет, она не собиралась выложить Найджелу все, но кое-что можно?..

— А тебя часто цитируют? — с ехидцей полюбопытствовала Мэгги.

— Замолчи, — ласково приказал он прежде, чем поцеловать ее.

Мэгги ощутила трепет во всем теле — от макушки до кончиков пальцев ног. «Подумаешь, поцелуй!» Так могла сказать только та, кого не целовал Найджел Хиггинс! Мэгги прильнула к нему и с улыбкой посмотрела в глаза.

— Ты превосходно целуешься, Найджел. И можешь процитировать мои слова.

Найджел затаил дыхание, пытаясь совладать с собой. Его пару раз совращали женщины, знавшие в этом толк, но улыбки этих сирен не вызывали в нем такого вожделения. Улыбка Мэгги была из тех, что пробуждают в мужчине безрассудство и готовность совершать подвиги.

— Я думал, ты никогда не затронешь этой темы, — ласково шепнул он.

Оптимизм Мэгги рос с каждой секундой. Ванессе удалось заронить в голову сестры семена сомнения, которые и так уже зрели у Мэгги после загадочных и весьма напоминающих ультиматум слов, сказанных Найджелом при расставании. Ночь Мэгги провела в раздумьях о том, что их отношения обречены — что между ними нет ничего общего.

— Так именно поэтому ты попросил меня прийти, не так ли?

По тому, как лицо Найджела сразу стало холодным и замкнутым, Мэгги поняла, что сказала что-то не то. Она терялась в догадках, чем же разозлила его. Найджел разомкнул руки Мэгги, обнимающие его шею, и развел их в стороны.

— Извини, что я сразу не начал с любовных игр, или ты хочешь, чтобы я этого тоже не делал? — грубо спросил он. — Я хочу сказать, ты, должно быть, разочарована, что сначала я решил поговорить.

— Ушам своим не верю! — возмутилась Мэгги. — Ты и впрямь обвиняешь меня в том, что я использую тебя в качестве объекта для сексуальных утех. Извини! — рявкнула она, стараясь освободить свои запястья из железной хватки его пальцев. — Я просто задыхаюсь от твоего двуличия. Ты когда-нибудь относился ко мне иначе, чем просто к физическому телу? — Мэгги знала, что утрирует, но стоило чуть преувеличить ради того, чтобы увидеть, как Найджел краснеет. — Для чего еще я тебе нужна? — Мэгги в ожидании ответа смотрела на Найджела, и на мгновение ей показалось, что услышит колкость. Но ее ждало разочарование, ибо Найджел не произнес ни слова. — Это ты попросил меня прийти сюда, и не для того, чтобы сыграть партию в шахматы! — с горечью заметила Мэгги.

Глухой звук, весьма напоминавший смех, сорвался с губ Найджела, но лицо его было спокойным и серьезным.

— Мне положено ждать, пока ты сделаешь первый шаг? — допытывалась Мэгги. — Что ж, если ты не заметил, то я заметила. Виновата ли я, что мне хочется сорвать с тебя одежду всякий раз, когда я тебя вижу? — Мэгги запрокинула голову и закрыла глаза.

Большой палец Найджела начал гладить ее запястье с внутренней стороны. Дрожь наслаждения пробегала по всему телу Мэгги. Она пыталась цепляться за остатки враждебности, которые быстро исчезали под действием коварных прикосновений, несущих с собой забытье.

— А ты вообще-то умеешь играть в шахматы?

Она приоткрыла ставшие тяжелыми веки и лениво подняла голову.

— Можно сказать, я без пяти минут гроссмейстер.

— Тогда, возможно, ты научишь меня?

— Возможно…

— Трудность состоит в том, что большую часть времени вместе мы проводим в постели… Думаю, ты согласишься со мной, что это не совсем удобное место для уроков игры в шахматы. Ели бы мы проводили больше времени вместе, было бы легче. Если бы ты переехала сюда, у нас было бы больше времени. Возможно, я даже научил бы тебя готовить.

— Ты умеешь готовить? — Мэгги выбрала менее щекотливый и безопасный вопрос из двух, что ей хотелось задать. Голова у нее шла кругом. Ей не верилось, что все происходит на самом деле.

— Я гроссмейстер в кулинарии. — Найджел сел на стул и, указав на свои колени, предложил: — Тебе, похоже, надо сесть.

Мэгги отрицательно покачала головой. Сердце ее бешено колотилось. Ей станет трудно соображать, если она удобно устроится на коленях Найджела, слишком сильно будет искушение.

— Мне послышалось или ты предложил мне переехать к тебе? — со слабой улыбкой осведомилась она.

Найджел сложил на груди руки и загадочно посмотрел на Мэгги.

— Да, предложил.

— О! — вырвалось у нее. — Это довольно-таки… довольно…

— Неожиданно?

— Хочу, чтобы ты прекратил это! — выпалила она.

— Прекратил что?

— Вкладывать слова в мои уста.

— Ладно, — небрежно согласился он. — Я предпочитаю вкладывать другое в твои уста. — Глаза его блеснули, когда Мэгги что-то возмущенно пискнула. — Что ты собиралась сказать?

— Я собиралась сказать, что это все весьма неожиданно.

— Это открывает совершенно новые перспективы, — насмешливо согласился он.

Мэгги нахмурилась, расстроенная его легкомысленным тоном, — речь шла о вещах серьезных.

— Ты действительно хочешь, чтобы я переехала к тебе? — Она все еще не могла поверить, что Найджел не шутит. Спокойное, почти циничное выражение его лица свидетельствовало, что он сделал это предложение под влиянием какого-то необдуманного порыва. — А что люди скажут?

— А не все ли тебе равно? — отмахнулся Найджел.

Мэгги смотрела на его длинные тонкие пальцы, и одной мысли о том, как они чувственны и умелы, оказалось достаточно, чтобы сладкая истома охватила ее.

— Мне не все равно, кто что подумает… Моя мать, мой отец.

— Твоя двоюродная тетя… твои кузины, я знаю… и еще твой домашний кролик весьма болезненно станет переживать твой переезд, — нетерпеливо перебил ее Найджел. — Я спросил, что думаешь ты, Мэгги. По-моему, только это важно.

— Я не вполне уверена в том, что думаю, — уклонилась она от прямого ответа, — пока не буду знать, почему ты меня об этом попросил.

— Я попросил потому, что нам хорошо вместе в постели, и это выходит за рамки обычных мерок.

— Это еще не причина, чтобы переезжать к кому-то, — хрипло возразила Мэгги.

— Это весьма веская причина, — твердо сказал Найджел. — Но не спеши, я только начал. Есть и другие. Я обнаружил, что постоянно думаю о тебе.

Он думает обо мне так же, как я о нем… Дыхание Мэгги стало порывистым. Глаза потемнели и вспыхнули, контрастируя с молочно-белой кожей ее лица. Охватившее ее желание было настолько острым, что она ощутила слабость…

— Мне кажется, ты не продумал все до конца, Найджел.

— Я почти больше ни о чем не думал, Мэгги.

Ей показалось, что она сейчас задохнется. Мэгги смущенно опустила глаза.

— И, если говорить о практичности, Мэгги, что может быть более практичным, чем твой переезд сюда? Неужели ты предпочтешь жить с чужими людьми или поселиться в дрянной квартирке, где пахнет кислой капустой? Я не рассчитываю, что ты станешь приглядывать за Джекки, если тебя это беспокоит, и тебе понравится его нянька.

— Это не имеет к Джекки никакого отношения, — хмуро пробурчала она.

— Ты подолгу работаешь, сильно устаешь. Живя здесь, тебе не придется ни готовить, ни убираться. У меня есть для этого экономка. Пойми, Мэгги, мне нужно больше, чем просто несколько проведенных вместе часов.

— Правда?

— Тебя это изумляет?

— Да. Весьма.

— Разве хотеть большего — преступление? — раздраженно спросил Найджел. — Я знаю, что для тебя важна твоя независимость, но того, что есть между нами, мне мало. — Найджел пристально всматривался в ее лицо.

— Я полагаю… — Мэгги будто слышала свой голос издалека, — что достаточно скоро наступит отчуждение.

— Я уже сказал тебе, что я никогда…

— Найджел, я всерьез думала, что могу надоесть тебе.

Найджел вскочил на ноги.

— Тогда все устроилось, так?!

— Именно сейчас мы должны ударить по рукам? — дрожащим голосом спросила Мэгги. Найджел ведь еще ни разу не сказал, что любит ее. — Я пойду, если ты не возражаешь.

Необходимость завоевать женщину и повелевать ею заложена в инстинкте любого мужчины, вне зависимости от его социального статуса. У некоторых, размышляла Мэгги, глядя на Найджела, это проявляется очень сильно. В качестве побежденной стороны она чувствовала себя на редкость хорошо. Если такой человек, как Найджел, предлагает переехать к нему… Видимо, чувства его оказались более глубокими, чем он сам готов признать. Возможно, если не наседать на него, он признается и в любви? — с замиранием сердца мечтала Мэгги.

Найджел протянул руку, и Мэгги автоматически сделала то же самое.

— Я подумывал не только об обмене рукопожатиями! — возмущенно упрекнул он.

И, схватив Мэгги за руку, он рванул ее к себе, привлекая к груди.

— Я хочу ощутить твой вкус, сладость… сладость… Мэгги… — бормотал он. — У нас много времени… Джекки сегодня остается у Лоры.

— Вообще-то, Найджел…

— И слышать не хочу никаких возражений. Тебе на работу ведь в понедельник, не так ли?

— Я не о том. Ванесса в дурном настроении, и я… я предлагаю, чтобы мы пообедали вместе сегодня вечером. Она улетает в Лондон… Что ты делаешь?! — воскликнула Мэгги, когда Найджел поднял ее на руки.

— Не теряю времени, вот что я делаю. Экскурсия в сопровождении экскурсовода по твоему новому дому. Думаю, начнем со спальни.

— Отличная мысль! — одобрила Мэгги.

Остальную часть дома Найджел ей так и не показал, но Мэгги не была разочарована.

16

Мэгги очнулась от глубокого сна, услышав, как кто-то настойчиво колотит в дверь. Она включила ночник и взглянула на часы. Неужели Ванесса опоздала на рейс?

С тоской посмотрела Мэгги на пустую подушку рядом с собой. Найджел ушел с середины обеда, получив известие от Лоры, что Джекки серьезно заболел. Мэгги была встревожена, наверное, с мальчиком действительно случилось что-то серьезное, если Лора позвонила на квартиру Ванессы, разыскивая бывшего мужа. Однако Найджел объяснил Мэгги, что Лора имеет обыкновение преувеличивать, если речь идет об их сыне, и Джекки частенько пользовался этим.

Мэгги не придавала большого значения его уходу до тех пор, пока Ванесса не заметила, как ей не по душе, если мужчина готов бросить все по первому зову своей бывшей жены. Она дала понять сестре, что уважающая себя женщина не согласилась бы играть вторую скрипку. Мэгги старалась не думать о высказываниях Ванессы, та становилась крайне ядовитой, если дело касалось Лоры. Мэгги больше волновало, что станется с их с Найджелом отношениями, если Ванессе вздумается перебежать ей дорогу.

А может, размышляла Мэгги, поспешно набрасывая халат, Джекки чудесным образом выздоровел и Найджел решил вернуться, чтобы провести со мной ночь? Сердце ее от предвкушения встречи бешено заколотилось.

Она открыла дверь, и стоявший на лестничной клетке мужчина буквально перевалился через порог.

— Где она?! — воинственно заорал он, качнулся и, чтобы не упасть, привалился к стене.

— Оскар? — Мэгги поспешила вслед за ним, когда гость, шатаясь, направился в гостиную.

— Я знаю, что она вернулась… Ее видели. Не трудись отрицать это.

Тот Оскар Уэскотт, которого Мэгги знала, был высоким уверенным в себе мужчиной, любившим дорогие костюмы, длинноногих девиц и, если верить слухам, мотоциклы. Он наверняка выглядел потрясающе в кожаной куртке и шлеме, но сейчас на него было противно смотреть.

Щетина, как и налившиеся кровью глаза, не красили Оскара. К тому же от него разило спиртным, как из бочки. И тем не менее всем своим видом Оскар выражал едва сдерживаемую ярость.

Мэгги удивленно наблюдала, как он заглядывал в шкафы и даже под столы и стулья в поисках Ванессы. Интересно, что, будучи в стельку пьяным, Оскар делал все методично и не пропустил ни одного укромного уголка.

— Я знаю, что ты здесь, — заплетающимся языком приговаривал он.

— Оскар, думаю, тебе надо сесть… — Мэгги умолкла, подумав, что, возможно, потом не сумеет заставить его встать. — Тебе не следует туда идти… — начала она, когда Оскар направился в спальню.

Но тот, похоже, не собирался ее слушать, и Мэгги пришлось последовать за ним.

— О Господи, да где же она?! — Всхлипнув, взрослый мужчина вдруг превратился в маленького мальчика.

Мэгги была слишком напугана, чтобы ее развеселило это превращение. Оскар распластался на кровати, которую она лишь недавно покинула.

— Я знаю, она где-то здесь. Я чувствую ее запах, — скулил он, утыкаясь носом в подушку. — Постель еще теплая… Мэгги.

— Она улетела обратно в Лондон, Оскар, — мягко сказала Мэгги. Сердце ее обливалось кровью — столь жалкое зрелище он собой представлял.

— Я тебе не верю.

— Оскар, я не стала бы лгать тебе.

— Нет, ты милая девушка, Мэгги, — заплетающимся языком произнес он. — Почему я не полюбил такую милую девушку, как ты? Разумную. А я потерял рассудок, так ведь? — Он схватил Мэгги за руку, взгляд его стал умоляющим.

— Ты пьян, Оскар.

— Абсолютно, — мрачно согласился он. — Ничего не соображаю, пьян как… сапожник. Что мне делать, Мэгги? Хо… хорошее имя — Мэгги. Мне нравится.

— Спасибо. — Она задавалась вопросом, вспомнит ли он что-либо из сказанного им завтра утром, и надеялась, что этого не произойдет. — Иди домой и проспись.

Оскар отсутствующим взглядом уставился в потолок.

— Превосходная мысль. Только дело в том, что я не могу передвигаться.

Мэгги тяжело вздохнула. Без домкрата ей Оскара не поднять.

— Лучше тебе остаться здесь.

— Ты будешь кому-то хорошей женой, — пробормотал он, закрывая глаза. — Весьма тебе призна… — И он захрапел.

Мэгги с легким раздражением смотрела на бесчувственную фигуру. Мужчины! Бормоча что-то себе под нос, она развязала шнурки и сняла с Оскара ботинки, галстук, расстегнула ворот рубашки. Прикрыв нежданного гостя пледом, Мэгги, вздохнув, принялась обустраивать себе место для ночлега в гостиной.


Утром Мэгги имела возможность наблюдать пробуждение Оскара. Он сел и посмотрел на нее до смешного испуганными глазами, а затем, сжав руками голову, снова повалился на кровать, издав громкий стон.

— О Боже… Я умираю…

— Этого следовало ожидать, — пробурчала Мэгги.

— Мэгги? — Сев на этот раз с осторожностью, Оскар посмотрел на нее, щурясь от заливающего комнату света. Вскоре в его глазах появилось осмысленное выражение. — Мэгги!.. — простонал он.

— Ты помнишь вчерашнюю ночь?

— Большую ее часть, — настороженно подтвердил Оскар. — Я не делал ничего… не досаждал тебе, а?..

— Все в порядке, — успокоила его Мэгги. — Хотя Ванессе вряд ли понравилось бы твое вчерашнее вторжение.

При упоминании имени Ванессы выражение лица Оскара стало мрачным и задумчивым.

— Извини, что занял твою кровать. Боже, во рту у меня омерзительный привкус.

— Зубная паста и ванная в твоем распоряжении.

— Ты — ангел. — Оскар признательно улыбнулся. — У тебя случайно нет аспирина?

— Лучше парацетамол, учитывая плачевное состояние твоего желудка. Я сварю кофе.

— Спасибо, Мэгги, — тихо сказал Оскар, когда она покидала комнату.

— За кофе?

— За это и за то, что ты не задаешь вопросов.


Аппетитная коричневая пенка уже оседала, когда раздался вежливый звонок в дверь. Мэгги отправилась открывать.

— Найджел!

Он шагнул в квартиру, захлопнув за собой дверь ногой, и, крепко обняв Мэгги обеими руками, запечатлел на ее губах крепкий поцелуй.

— Нам надо поговорить.

— Хорошо, — согласилась она, слегка обеспокоенная исходящим от Найджела напряжением. — Джекки лучше?

— Все в порядке.

От жадного взгляда Найджела, устремленного на ее грудь, Мэгги бросило в жар.

— О чем ты хочешь поговорить?

Найджел отвел глаза.

— Я хотел пожелать тебе удачи.

Трус несчастный! — презрительно выбранил он себя.

— И все?

— Сегодня первый день твоей работы на новом месте. Ты забыла или ты так хладнокровна и самоуверенна?

— Хотела бы я быть такой.

Почему мне кажется, что он чего-то не договаривает? — мучительно гадала Мэгги.

— Ммм, приятно пахнет. Так ты нервничаешь?

Нервничаю… В самую точку, подумала Мэгги. Ей только сейчас пришло в голову, как может быть истолковано Найджелом присутствие в квартире Оскара в столь ранний час. Не удержавшись, она бросила тревожный взгляд на дверь спальни. Найджел, прищурившись, посмотрел в том же направлении. Мэгги решила, что лучше дать объяснения прямо сейчас.

— Дело в том, что я мало спала прошлой ночью.

— Кофе готов? — Оскар в брюках, но без рубашки появился из спальни, вытирая полотенцем мокрые волосы. — Запах… — Увидев Найджела, он смутился и умолк. — Найджел, какой сюрприз. — Судя по его тону, сюрприз оказался не из приятных.

— Для нас обоих, приятель, дружище, старина… — Холодный, полный издевки тон Найджела заставил Мэгги вздрогнуть, а Оскара помрачнеть. — Мэгги как раз упомянула, что мало спала ночью.

— Боюсь, — извиняющимся тоном произнес Оскар, — это моя вина.

Мэгги застонала. Как может Оскар, спрашивала она себя, не замечать явно угрожающего поведения Найджела? Он просто источает враждебность и подозрительность.

— Найджел, это совсем не… — предприняла Мэгги последнюю отчаянную попытку подавить взрывоопасную ситуацию в зародыше.

— Ни на что не похоже?

Найджел ехидно усмехнулся, сделал шаг вперед и нанес мощнейший удар в челюсть Оскару, который, оказавшись застигнутым врасплох, врезался в стену, а затем медленно сполз по ней.

Мэгги бросилась вперед, чтобы поймать странной формы керамическую вазу, которая, как с гордостью пояснила Ванесса, была изготовлена подающим большие надежды молодым скульптором, но она опоздала.

— Смотри, что ты наделал! — завопила Мэгги на Найджела, указывая на разлетевшиеся по полу осколки.

— Жаль, что ты не проявляешь подобного уважения к остальной собственности Ванессы. — Презрительно скривив губы, Найджел кивнул на Оскара. — Ты действительно выступила из ее тени и решила отомстить, не так ли? — съязвил он.

Мэгги охватила злость. Как он посмел бросить ей гнусное обвинение в том, что она спала с мужчиной своей сестры?! Как он посмел так о ней подумать?!

Она полагала, что Найджел вряд ли может оскорбить ее сильнее, но он высказал еще более гадкую догадку:

— Или это давняя договоренность? Если бы я знал, что тебе нужны отношения, не выходящие за пределы спальни, это намного облегчило бы мне жизнь.

— У меня нет желания облегчать тебе жизнь! — крикнула она.

— Ты перевернула ее вверх тормашками с того момента, как втерлась ко мне в доверие…

— Втерлась в доверие! — Мэгги недоуменно уставилась на него: неужели он говорит это всерьез? — Я не втиралась к тебе в доверие. Я поступила вопреки здравому смыслу, помогая тебе… и, — ядовито бросила она, — жалею об этом.

— Всегда имела склонность к преувеличению, — пробормотал Оскар, отрешенно взирая на осколки вазы. Он поднял руку и ощупал свою быстро опухшую губу.

Реплика Оскара подействовала на Найджела как красная тряпка на быка, в пылу полемики он забыл о своем сопернике.

— Кого это, черт побери, волнует?! — воскликнул он, в глазах его горело презрение. — Поднимайся, Уэскотт! — Он устремил обвиняющий взгляд на Мэгги. — И не жди, что я поверю, будто вчерашняя ночь была первой!

— Не была. — Она с жалостью посмотрела на него. Ни первой, ни второй, никакой, глупый ты человек.

Найджел сжал кулаки, наблюдая, как Мэгги заботливо склоняется над Оскаром. Она не только не потрудилась защитить себя, она бесстыдно призналась в своем блуде!

— Не поднимайся, Оскар, — посоветовала Мэгги. — Он просто снова отправит тебя в нокаут.

— Не волнуйся, — воинственно ответил Оскар. — Он просто застал меня врасплох.

— Существует единственный способ проверить это, — принялся подстрекать Найджел. — Ты ей звонишь или она звонит тебе сама? — вновь сбился он на интересующую его тему. — Как вы это называете? Ты ее учитель?

— Ты хочешь сказать, что я не могу продержаться одну ночь без мужчины?! — насмешливо бросила Мэгги. Черт бы побрал этот сильный пол! Безбрачие вдруг показалось ей весьма привлекательным.

— Пожалуйста, не запачкай кровью любимый ковер Ванессы, — принялась она умолять Оскара, сделавшего неудачную попытку встать. — И, ради всего святого, Найджел, перестань смотреть волком! Ты выглядишь полным идиотом, — с горечью констатировала она.

— Точно подмечено, — пробормотал Оскар, ощутив вдруг прилив жалости к человеку, пославшему его в нокаут.

Найджел не испытывал сентиментальных чувств к своему противнику.

— Когда мне потребуется твое мнение, Уэскотт, я спрошу тебя. Давай, я жду!

— Вы себя слышите? — Уткнув руки в бока, Мэгги переводила взгляд с одного на другого. — Ради Бога, станьте оба взрослыми!

Оскар с неохотой улыбнулся и поднялся на ноги.

— Слушаюсь, мэм. — Он застонал и стиснул руками голову.

— Ты сам во всем виноват! — не удержалась Мэгги, утратив сострадание к нему.

— Тем хуже, — подтвердил Оскар.

— Если ты не можешь выдержать такого темпа, возможно, тебе лучше держаться подальше от ее постели, — подал голос Найджел.

От нового оскорбления у Мэгги пресеклось дыхание.

— Это зашло слишком далеко, Найджел. Ты ведешь себя, как ревнивый…

Глаза Найджела потемнели, тело одеревенело от едва сдерживаемой ярости.

— Конечно, я ревную! — рявкнул он. — Какой мужчина чувствовал бы что-то иное, обнаружив, что женщина, которую он имел глупость полюбить, провела ночь с этим Казановой!

— Что ты сказал?

Голова Найджела дернулась, словно он получил удар прямо в лоб. Щеки его порозовели.

— Я сказал, — процедил он сквозь зубы, — что собираюсь подпортить смазливую физиономию этого типа.

— Нет, не то.

— Может, и так, но я все равно его отколочу, — проворчал Найджел.

Оскар криво усмехнулся.

— Что ж, ты знаешь, где меня найти, Найджел, если у тебя руки чешутся. — Не обращая внимания на злобное шипение Найджела, он наклонился и поцеловал Мэгги в щеку. — Спасибо, Мэгги… за то, что ты уступила мне свое место в постели, — закончил он фразу, обернувшись к Найджелу и глядя ему прямо в глаза.

— Твоя рубашка… пиджак, — запричитала Мэгги, бросаясь в спальню.

Принеся вещи, она сунула их в руки Оскару, мысленно торопя его: быстрее… быстрее!..

— Куда это ты собрался, Уэскотт? — подозрительно осведомился Найджел.

— Домой, приятель, — устало отозвался Оскар. — Я бы и тебя пригласил, но, кажется, у тебя есть возможность заняться кое-чем более приятным. — Он посмотрел на Мэгги.

Мэгги почувствовала себя виноватой перед Оскаром, ибо не могла дождаться его ухода. Она просто сгорала от нетерпения. Он сказал это, действительно сказал! — ликовала она. Найджел любит меня!

— Ты ведь не сядешь за руль, Оскар? — забеспокоилась она, когда он надел пиджак.

— По правде говоря, Мэгги, я и понятия не имею, где оставил машину. — Он порылся в кармане. — И мой бумажник. Ты не могла бы?..

Мэгги вынула из сумочки кошелек и вручила Оскару несколько банкнот.

— Я и раньше говорил, что ты ангел милосердия. Я ведь говорил это?

Мэгги улыбнулась.

— Пока, Оскар.

— Э… Мэгги, ты ведь никому не расскажешь, а?

Не надо было быть гением, чтобы догадаться, кого он имел в виду. Мэгги понимающе кивнула.

— Ты не ответил на мой вопрос, — напомнила она Найджелу, когда дверь за Оскаром закрылась.

Найджел уставился на нее.

— Какой вопрос?

— Не прикидывайся. Ты слышал.

— Ты не спала с ним вчера, так?

Мэгги кротко улыбнулась, наслаждаясь его видимым смущением. Найджел заслуживает того, чтобы страдать…

— Никогда?

— Ты говоришь это с таким разочарованием, словно жалеешь, что я не провела ночь с Оскаром…

— Признайся, выглядело все весьма двусмысленно, — слабо запротестовал Найджел.

— Для того, кто не знает, что такое доверие, — весело улыбаясь, согласилась Мэгги. — Грязные мысли иногда помогают.

Найджел скрипнул зубами.

— Я просто не могу представить мужчину, который не захотел бы переспать с тобой.

— Не можешь? — повторила она, очарованная его точкой зрения.

— Ты самая красивая и желанная женщина из всех, кого я встречал. — Его жадный взгляд беспокойно скользил по ее лицу. — Я люблю тебя. Я влюбился в тебя, Мэгги, в первый вечер. — Голос его дрогнул. — Хотя мне потребовалось время, чтобы понять это, — хрипло закончил Найджел.

Мэгги с трудом верилось, что она, ничем не примечательное создание, пробудила подобные чувства у такого мужчины, как Найджел Хиггинс.

— Ты же знаешь меня совсем недавно, Найджел.

Найджел тяжело вздохнул и отбросил с глаз прядь темных волос.

— Ты считаешь, что это проблема?

Мэгги с трудом удалось промолчать. Она не хотела прерывать поток его откровений, но, по ее мнению, проблемой это не являлось. Впервые на ее горизонте не было туч.

— Я понимаю, что все произошло очень быстро. — Найджел угрюмо покачал головой. — Люди не влюбляются за одну ночь.

— Похоже, с тобой именно это и произошло. — Мэгги не могла отказать себе в удовольствии посмаковать признание Найджела. Она ощущала неимоверную, восхитительную легкость!

— Да. — Найджел не сводил с нее глаз. — Я знаю, что ты меня не любишь, — напряженно произнес он. — Но ты сможешь это сделать, если захочешь. Мы не будем торопить события.

Мэгги опустила глаза.

— Я так не думаю.

Кровь отхлынула от его лица.

— Я с уважением отношусь к твоему желанию сделать карьеру… — Голос Найджела звучал глухо и мрачно. — У меня есть Джекки, ни к чему спешить с созданием семьи. Но я знаю, что смогу сделать тебя счастливой, если ты мне позволишь!

Мэгги почувствовала, как слезы счастья наполняют ее глаза. Она приблизилась к Найджелу и взяла в ладони его лицо.

— Я действительно хочу семью и детей, — призналась Мэгги, — но необязательно в таком порядке.

На его лице мелькнула хитрая улыбка.

— А любой ли мужчина подойдет тебе для этой цели?

— Я немного привередлива, — призналась Мэгги, подыгрывая Найджелу. — Доверие важная вещь, конечно, первостепенно важная…

— Ты маленькая лицемерка! — воскликнул он. — Полагаю, если бы ты увидела свою сестру или Лору выходящей из моей спальни полуобнаженной, от твоих высокоморальных рассуждений и следа не осталось бы!

Мэгги хихикнула.

— Я бы убила тебя. Не знаю, к кому из них я больше ревновала бы… Но какое шоу я устроила бы!..

— От тебя сердце останавливается, — убежденно заверил ее Найджел. — Во всяком случае, мое сердце, я ни к кому не испытывал таких чувств, как к тебе. Ты ведь веришь мне? — Его голос дрогнул.

— Да, Найджел, о да. Я чувствую то же самое. Но почему ты ни разу не сказал и даже не попытался намекнуть мне о своей любви?

— Я попросил тебя переехать ко мне.

— Из практических соображений. — Ехидная улыбка Найджела заставила Мэгги покраснеть. — Ладно, не совсем практических, — уступила она, — но я знаю, что о любви не спорят…

— Я хотел доказать тебе, что готов ждать.

— О, Найджел, это самое романтическое высказывание из всех слышанных мною, — со вздохом отозвалась Мэгги.

Он смущенно пожал плечами.

— У меня бывают моменты. Если только мужчина не мазохист, любовь моя, он не станет говорить женщине, которая его не любит, о своей любви!

— Скажи это снова!

— Что?

— Любовь моя… любовь моя! — повторила Мэгги как заклинание.

— Любовь моя, — послушно произнес Найджел.

Мэгги вне себя от счастья обвила руками его шею и прильнула к нему всем телом.

— Ты довольно цинично высказывался о любви, о браке и о тому подобном. Однажды обиженный мужчина! — с упреком напомнила она.

— Я не люблю терпеть поражения, — признался Найджел, — но это касается только меня и Лоры. Мы были слишком молоды, а я еще и неопытен. Но у нас есть Джекки, поэтому я не жалею. Мэгги?..

— Я не отвергну Джекки, Найджел. Он часть тебя, и я люблю тебя. Ты и понятия не имеешь, как мне приятно это говорить! — восторженно воскликнула она.

Глаза его загорелись.

— А ты не имеешь понятия, — хрипло ответил Найджел, — как прекрасно это слышать от тебя.

Мэгги едва не задохнулась в его объятиях.

— Думаю, — медленно произнес Найджел, — что я наконец стал достаточно взрослым для полноценной женитьбы. А ты?

— Я чувствую себя ужасно взрослой, — призналась Мэгги.

— Черт, тебе больше восемнадцати не дашь, — рассмеялся он. — Слава Богу, что тебе не столько! — с чувством добавил он.

— Выходит, ты женишься на мне не для удобства? — лукаво осведомилась Мэгги.

Найджел непонимающе уставился на нее.

— Ну ты ведь не станешь отрицать, что тебе было бы неудобно объяснять твоим родственникам, что ты бросил меня.

— Если ты будешь продолжать так смотреть на меня, малышка, мне придется объяснять им, почему мы поженились до их возвращения!

— Правда? — с игривой улыбкой спросила Мэгги.

— Правда. — Найджел достал из кармана небольшую бархатную коробочку. — Прихватил так, на всякий случай, — шутливо пояснил он. — Я попросил уменьшить размер. — И надел кольцо с сапфиром ей на палец.

— Оно превосходно.

— Нет, ты превосходна. Давай отпразднуем твою безупречность! — с жаром предложил Найджел, вновь заключая Мэгги в объятия.

— О, дорогой! — простонала она, кладя голову ему на грудь. — Мы не можем…

— Не можем?

— Не можем, не потому что не хотим, — заверила она его, — а потому что через сорок минут мне надо быть на работе.

С грустной усмешкой Найджел разжал объятия.

— Полагаю, это будет происходить часто, не так ли?

— Да, — призналась Мэгги и встревоженно спросила: — Ты возражаешь?

— Возражаю ли я, что не могу провести утро, да, видимо, и день тоже, в занятиях любовью с тобой? Конечно, возражаю! Но я не собираюсь топать ногами и просить тебя сделать выбор между мною и работой. Пообещай мне кое-что, Мэгги, — нежно попросил он.

— Что именно? — прошептала она.

— Что тебя хватит и на меня, и на работу.

— Откуда на мою долю выпало такое счастье? — удивилась она. — Если бы мне надо было выбирать, Найджел, я бы…

Он приложил палец к ее губам.

— Думаешь, я не знаю этого, Мэгги? Иначе я не спросил бы.

Мэгги проглотила комок в горле и робко сказала:

— Я всегда могу опоздать.

Найджел затаил дыхание, заметив яркий блеск желания в ее глазах. Он страстно хотел ответить на это молчаливое приглашение, однако пересилил себя и сделал то, что был должен сделать, пусть это и причиняло ему боль.

— Опоздать в свой первый день? Как тебе не стыдно! — шутливо выбранил он Мэгги. — Иди оденься, пока я не одел тебя сам.

— А что ты скажешь по поводу того, что сейчас я оденусь сама, а вечером ты разденешь меня? — лукаво осведомилась Мэгги.

Найджел просиял.

— Договорились!

17

«Было слишком много бочек с медом, в которые чья-нибудь пакостливая рука нет-нет да и подсовывала ложку дегтя. Вот поэтому кумир нации и сторонится прессы, оберегая покой ожидающей ребенка жены. Это вовсе не было интервью, а скорее дружеской беседой. Мы сидели под старым кленом в огромном поместье Хиггинсов, запивали пивом поджаренных на углях креветок и по-приятельски болтали. Мы с Найджелом дружим со студенческой скамьи, да и с его женой я знаком с той же поры. „Малышка Мэгги“, называла ее тогда старшая сестра. Я журналист и в силу неискоренимой привычки решил опубликовать кое-что из нашей беседы с четой Хиггинс. Разумеется, получив на это их согласие.

— Найджел, теперь, по прошествии нескольких лет, ты можешь сказать откровенно, почему решил расстаться с горными лыжами? Ведь на трассе тебе не было равных.

— Хм. Всему приходит конец, и лучше уйти непобежденным. Да и не в этом дело. Мне нравился этот вид спорта, он был моей жизнью, пока у меня не стал подрастать сын. Ему нужно было уделять больше внимания, чем я мог, занимаясь спортом. Кроме того, мы с женой ждем еще ребенка и, надеемся, не остановимся на этом. — Найджел с улыбкой посмотрел на Мэгги, и она согласно закивала, поглаживая свой заметно округлившийся живот.

— Чем ты планируешь заняться?

— А вот всем этим, — Найджел сделал широкий жест рукой. — Поместье, ферма… Буду помогать отцу. Возможно, займусь когда-нибудь наставничеством, буду спонсировать какого-нибудь талантливого горнолыжника. И, разумеется, спортивную медицину. В горных лыжах, к сожалению, невозможно без травм и, увы, без жертв.

— О да, — поддержала мужа Мэгги, — уж Найджел-то знает, что такое нестись к триумфу, делая смертельно опасные виражи. Сколько пережила бедняжка Лора, когда он выступал…

— Кстати о Лоре. Она, что же, отказалась от сына? — поинтересовался я.

— Нет, что ты, — ответил Найджел. — Когда она не на гастролях, то всегда навещает Джекки. Мой сын утверждает, что теперь у него две мамы — Лора и Мэгги. И он с нетерпением ждет сестричку.

— И у Ванессы с Оскаром тоже скоро прибавление в семействе! — подхватила Мэгги.

— Да, скоро в Кэмпси-парк будет целый детский сад, — с веселой улыбкой сказал Найджел. — Мэгги обожает свою сестру, да и мне она дорога как старый друг и как первая любовь. — Он с наигранной опаской взглянул на жену и замахал руками. — Да платоническая, платоническая, сколько раз я клялся тебе!

— Верю, верю, милый. — Мэгги кокетливо улыбнулась и добавила: — Но не столько тебе, с твоей небезгрешной молодостью, сколько словам сестры.

Вот такой он сегодня — кумир нации, гордость канадского горнолыжного спорта. Сколько я ни пытался перевести разговор на спорт, Найджел все время говорил о детях.

— Значит, теперь основной смысл твоей жизни — подрастающее поколение? — сдался наконец я.

— Да. Да! — со счастливой улыбкой подтвердил Найджел».

Дэвид Тернер,

Соб. корр.


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


home | my bookshelf | | Свет очей |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 2.0 из 5



Оцените эту книгу