Book: Ночь светла



Ночь светла

Люси Дейн

Ночь светла

1

Некоторый дискомфорт Кен почувствовал еще дома.

Собственно, ощущение неудобства возникло в момент пробуждения. Или он проснулся именно от того, что стало неудобно лежать? Как бы то ни было, открыв утром глаза, Кен поморщился от неприятного, даже болезненного ощущения в правом бедре. Первым естественным побуждением было повернуться на другой бок, что он и сделал. Спустя минуты две боль прошла, и умиротворенный Кен вновь задремал.

Однако период блаженства продолжался недолго. Во сне Кен непроизвольно принял прежнее положение, и болезненные ощущения вернулись. Поскорей повернувшись с бока на спину, он ощупал бедро, но не обнаружил ничего такого, что могло бы причинять боль. Зато левее, на ягодице, обнаружилось уплотнение, при нажатии на которое лицо Кена снова исказилось болезненной гримасой.

— Что за дьявол! — пробормотал он, осторожно поднимаясь с постели.

Исследовав проблемный участок перед зеркалом, Кен нахмурился. Покраснение и припухлость, которые он увидел, больше всего походили на фурункул в начальной стадии развития. Когда Кен сообразил, что это такое, с его губ слетело очередное ругательство, ведь подобное удовольствие растянется на неделю, если не больше.

С ним давно уже ничего подобного не случалось — со времен юности, периода так называемого переходного возраста и гормональной перестройки организма. В ту пору его некоторое время донимали юношеские прыщи, да и с фурункулами он был знаком не понаслышке. Но те дни давно в прошлом. Откуда же это взялось сейчас? Ведь ему тридцать два года! Едва ли подобный возраст назовешь подростковым.

И все-таки неужели вернулась прежняя напасть? — думал Кен, разглядывая в зеркале свою правую ягодицу. Вот недоставало! Главное, эта дрянь вскочила на таком неудобном месте. Как в той поговорке: ни самому посмотреть, ни людям показать…

В настоящий момент фурункул не доставлял больших неудобств, но Кен знал, что это время не за горами. Когда воспаление достигнет кульминации, ощущения будут не из приятных. Пока же они были терпимыми. Во всяком случае, принимая душ, одеваясь и завтракая на кухне, Кен не очень прислушивался к своему состоянию. Правда, на стул опускался осторожнее, чем обычно, но, когда сел, боли не испытал; так, слегка засаднило — и все.

Зато сейчас, находясь за баранкой своего «даймлера» и двигаясь в западном направлении от Шеффилда, на поворотах он несколько раз машинально наваливался на правую сторону, и его будто шилом кололо, напоминая о необходимости учитывать новое состояние.

Дьявол, как же я теперь отправлюсь на прогулку с Анной?! — вертелось в голове Кена.

Анна Гриер, в поместье которой ехал Кен Уилсон, была известной личностью. Правда, в лицо ее знали лишь родственники, знакомые и деловые партнеры, но принадлежащая ей фамилия была известна всем и каждому, в первую очередь детям. Причина подобной популярности заключалась в следующем: любой ребенок хотя бы раз в жизни лакомился шоколадом марки «Гриер».

Вот почему в кругах, которые принято называть сливками общества, куда, кроме прочих известных персон Шеффилда и его окрестностей, была вхожа Анна Гриер, ее называли шоколадной принцессой. Точно так, как в свое время мать Анны величали шоколадной королевой. Разумеется, всякому понятно: если мать королева, то дочь принцесса.

Что касается короля, то есть Роберта Гриера — первоначального владельца шоколадной фабрики «Гриер энтерпрайз» и отца Анны, — то он, будучи человеком вялым, слабохарактерным и подверженным приступам хандры, спустя некоторое время после свадьбы с легкой душой отдал бразды правления предприятием жене и абсолютно отстранился от дел.

Надо сказать, супруга его, Бренда Гриер, в девичестве Кантор, и до того была не посторонним человеком в бизнесе: она работала на фабрике дизайнером, занималась художественным оформлением конфетных оберток, коробок и прочей упаковки шоколадной продукции. Так что переход из одной ипостаси в другую произошел для нее абсолютно естественно, ведь она к тому же являлась полной противоположностью своего супруга, то есть была человеком волевым, деловым и скрупулезным.

Однако по прошествии достаточно большого количества лет и для Бренды настал черед передать эстафету другому, а именно своей дочери Анне, которая, кстати, и всегда помогала ей в делах. Строго говоря, необходимости в подобных переменах не было, Бренда еще не один десяток лет могла бы руководить производством. Но все же одна — не афишируемая — причина существовала. Заключалась она в том, что Анне давно пора было замуж. А где же искать подходящую партию, если не на деловых встречах, переговорах и прочих рутинных процедурах, без которых не обходится ни один бизнес? Так рассудила Бренда. Потом провела с дочерью соответствующую беседу, и в результате управление фабрикой плавно перешло от матери к дочери.

К настоящему времени Анна уже лет пять самостоятельно занималась делами, ей пошел тридцать шестой год, а замуж она так и не вышла.

Кому-то может показаться странным, что преуспевающей, обеспеченной и вполне еще молодой женщине так долго не удается устроить личную жизнь, но причины тому были. Во-первых, Анна вращалась среди людей, равных или даже превосходящих ее по степени состоятельности. То есть на деньги Анны зариться было некому, да она бы этого и не допустила. Во-вторых, существовала большая конкуренция со стороны других девушек на выданье, таких же обеспеченных благодаря наследству, вхожих в те же круги, что и она, но притом гораздо моложе ее. В-третьих, к своему великому сожалению, Анна не могла похвастаться внешностью.

Так уж получилось, что она родилась похожей больше на отца, чем на мать. А наружность Роберта Гриера никто бы не назвал выдающейся. Русоволосая красавица Бренда нашла в нем что-то для себя, но другим оставалось лишь удивляться подобному альянсу. Сходились обычно на том, что в основе данного брака лежали деньги, однако, хоть это и имело место, все же существовало нечто еще. Как ни странно, Бренда питала к Роберту Триеру нежные чувства, а тот отвечал взаимностью, поэтому их отношения были вполне благополучны.

Анне же в отличие от матери все никак не удавалось найти того единственного, с кем можно было бы прожить долгую жизнь, вместе состариться и умереть в один день. Не исключено, что виной постоянных неудач являлся ее властный характер — в этом смысле она больше походила на мать, чем на отца. А возможно, проблема заключалась еще и в следующем: Анна даже мысли не допускала, что кто-то станет ее оценивать, определять пригодность на роль жены. Она предпочитала выбирать сама. Но, будучи очень придирчивой, капризной и требовательной, почти не находила объекта, на котором могла бы остановить свое внимание. И если даже такой человек находился, это вовсе не означало, что он в свою очередь заинтересовывался Анной.

Правда, недавно у нее как будто возникла точка соприкосновения с Кеном Уилсоном. Свели их родители — Бренда Гриер и Алекс Уилсон, отец Кена. Впрочем, Анна и Кен были знакомы давно, однако тесно общаться им не доводилось — подразумевается личное общение, потому что делового было с избытком. Анна поставляла продукцию своей фабрики в торговый центр «Уилсон и сын», совладельцами которого были Алекс Уилсон и его сын Кен.

В настоящий момент потенциальные молодожены присматривались друг к другу, чему способствовали периодические встречи наедине.


Кен ехал на одно из подобных свиданий. Настроение у него, как обычно в таких случаях, было нейтральным. Вернее, было бы, если бы не треклятый фурункул, вскочивший на месте, для которого существовало множество не просто смешных, но даже не вполне приличных названий.

Всякий раз, когда болячка давала о себе знать, настроение Кена соскальзывало из области нейтральной в зону раздражения, которое вскоре странным образом распространилось и на Анну.

Черт побери, втемяшилось ей скакать на лошадях! — думал он, поглядывая вперед, где в конце двухмильной частной дороги вскоре должны были показаться ворота поместья «Элмисайд», конечной цели путешествия. Как будто нельзя спокойно прогуляться по саду…

Вообще-то Кену нравилась верховая езда. Можно сказать, идеей конных прогулок Анна и завлекла его в свое поместье. Сам он не спешил оставаться с ней наедине. По его мнению, для этого впереди еще было много времени, а если дело сладится, то целая жизнь.

Под делом в данном случае подразумевался брак.

Идею жениться на Анне Гриер подбросил Кену отец. Как-то раз, вернувшись домой с очередного великосветского раута, тот позвонил ему и принялся рассказывать о событиях вечера.

Кен давно жил отдельно, переселился из родительского дома еще при жизни матери. Его небольшая холостяцкая квартира находилась на Каслгейт-стрит — узкой улочке одного из старых центральных кварталов, неподалеку от исторического музея, экспозиция которого наглядно демонстрировала жизнь города эпохи викингов.

— Прием у Гриеров нынче получился на славу, — сказал Алекс Уилсон. — То ли день выдался особенный, то ли еще что, но все, включая даже самого Роберта Гриера с его вечно кислой физиономией, были в ударе. А про Бренду и говорить нечего, она просто сияла. Вот уж кому удается роль хозяйки бала! Впрочем, допускаю, что я необъективен, ведь Бренда мне всегда нравилась, ты знаешь…

Кену действительно было известно, что Алекс испытывает симпатию к Бренде Гриер. Впрочем, знал он и то, что эти чувства носят абсолютно платонический характер.

— Даже дочка Гриеров, Анна, и та сегодня веселилась от души. Хорошенькой такой мне показалась, даже удивительно. Я ее в первый момент не узнал — возможно, потому, что на ней было голубое бальное платье, а не привычный офисный костюм. Мы раскланялись, и в этот момент у меня в голове промелькнуло: мол, странно, что Анну до сих пор никто не взял в жены. Она ведь еще совсем молодая женщина, и, как говорится, все при ней, включая капиталы, что тоже немаловажно, согласись. Правда, ходят слухи, что характер у Анны тяжеловат, но тут еще нужно посмотреть, кто подобные сплетни распускает. И потом, она может влюбиться в мужа, это ведь не исключено, верно? А влюбленная женщина, будь она хоть последняя стерва в общении с прочими, для мужа превратится в ангела.

Различив в голосе Алекса мечтательные нотки, Кен усмехнулся.

— Очень может быть, только не понимаю, зачем ты мне все это говоришь? Хочешь, чтобы я женился на Анне Гриер?

Последнюю фразу Кен произнес со смешком, так как само собой подразумевалось, что это шутка, однако в разговоре неожиданно возникла странная пауза. Спустя некоторое время Алекс кашлянул.

— Кхм… собственно, сегодня эта мысль действительно пришла мне в голову.

Кен вновь издал смешок, на сей раз немного нервный.

— Очевидно, это случилось в тот момент, когда ты разглядывал бальное платье Анны?

— Как ты догадался? — удивленно вырвалось у Алекса.

Кен слегка нахмурился.

— Я просто так сказал.

После некоторой заминки Алекс произнес:

— А я в самом деле большую часть вечера почему-то размышлял об Анне и ее неудачах в личной жизни.

— Надо же, как тебя проняло, — пробормотал Кен. — Откуда вдруг взялась такая озабоченность судьбой давно перезревшей девицы?

В трубке раздалось немного обиженное сопение.

— Напрасно ты так говоришь, сынок. Конечно, Анне не восемнадцать лет…

— И даже не двадцать пять! — не удержался Кен.

На что Алекс ответил:

— Я знаю точно, ей тридцать шестой год. Мне Бренда сказала. Анна на одиннадцать лет старше сестры. У Бренды ведь две дочери, знаешь?



2

Теперь для Кена настал черед выдержать некоторую паузу. И за этот короткий промежуток времени в его голове пронеслась вереница мыслей.

— Так вот кто внушил тебе идею моей женитьбы на шоколадной принцессе! — воскликнул он, когда фрагменты умозаключений сложились в целостную картину.

Алекс не стал спорить.

— Ну да, мы с Брендой перекинулись словечком-другим, говорили больше о детях. Она спросила о тебе, я — об Анне: простая вежливость меня обязывала задать подобный вопрос. Не мог же я промолчать!

— Разумеется, — насмешливо обронил Кен.

Алекс пропустил его замечание мимо ушей.

— Бренда поделилась со мной переживаниями относительно неустроенной личной жизни своей старшей дочери, а потом…

—…Как бы невзначай поинтересовалась, не подыскиваю ли я себе часом невесту?

— В самую точку, сынок! — хохотнул Алекс. — Ты будто там присутствовал. Как догадался?

— В общем-то это нетрудно, — проворчал Кен. — Любая мамаша на месте Бренды вела бы себя точно так же. Ведь нужно пристроить чадо!

— Мне понятна твоя ирония, парень. И в твоем возрасте я наверняка реагировал бы точно так же, однако…

— Кстати, о возрасте, уж прости, что перебиваю… Мне ведь тридцать два. Получается, невеста старше жениха на четыре года.

— На три с хвостиком. Анне еще не исполнилось тридцати шести.

— Ах не исполнилось! Что ж, это другой разговор. Ты меня успокоил. Три с хвостиком еще вполне терпимо. А хвостик большой?

— Смейся, смейся… Но лучше послушай, что я тебе скажу.

— Я весь внимание, папа. Святой сыновний долг — выслушивать отцовские советы.

— Рад, что ты именно так смотришь на вещи. Гм… я хочу сказать… Словом, Анна Гриер не такая уж плохая партия для тебя. Зачем тебе молоденькая девчонка? Ты и без того никак не придешь в себя с тех пор, как завершился твой последний роман.

— Папа, об этом говорить не будем! — резко произнес Кен, давая понять, что сейчас не шутит.

— Хорошо, — обронил Алекс. — Я и не собирался. Твои амурные дела меня не касаются.

— Почему же тогда ты завел разговор об Анне?

Алекс вновь коротко рассмеялся.

— Потому что к твоему сердцу это не имеет… ну, скажем, почти никакого отношения. Если уж вести речь о физиологии, то… Впрочем, оставим это. Анну Гриер я рассматриваю единственно в качестве твоей потенциальной жены.

— А жену любить не обязательно?

— Молодец! — усмехнулся Алекс. — Схватываешь все на лету. Конечно, неплохо, когда в браке присутствуют еще и нежные чувства. Но без них порой даже спокойнее. В конце концов, зачем, по-твоему, люди женятся?

— Зачем? — Кен на миг задумался. — Ну…

— Постой. Прежде чем ты начнешь философствовать, я сразу дам ответ: только не для любви. Более того, в большинстве случаев оказывается, что любовь и брак несовместимые понятия.

— Что-то я не соображу… — начал было Кен, однако договорить ему снова не удалось.

— Потому что не дослушал. Так вот, люди женятся для того, чтобы создать семью. Так уж они — мы все, если угодно, — устроены. Большинству мужчин нужен в жизни фундамент: добротный дом, жена, дети, связанные со всем этим заботы и благополучное их разрешение. Последний момент особенно важен, так как только в этом случае появляется возможность почувствовать себя настоящим мужчиной. Победителем. Самоутверждение — вот ключевой момент, самая суть подавляющего числа браков. Любовь в подобной ситуации только помеха. Ее присутствие сбивает с толку. Впрочем, как правило, в браке она быстро проходит, зато остальное — все, что я только что перечислил, — остается. Потому что все это гораздо важнее каких-то эфемерных эмоций.

— Вы с мамой были исключением, насколько я понимаю? — негромко произнес Кен.

— Да, но таким, которое лишь подтверждает общее правило. Любишь ты жену или нет — не имеет значения. Все равно семейная жизнь течет в соответствии с некими общими принципами. Если применить математическое сравнение, то это как дробь, в числителе которой можно поставить любые числа, но под ней — единый для всех них знаменатель.

— Какая-то сложная теория получается, — хмыкнул Кен.

— Сложная? Желаешь проще? Хорошо, скажу: все бабы одинаковы, сынок, как бы цинично это ни звучало. Что любимая жена, что нелюбимая — все равно. Не в этом суть семейных отношений. — Немного помолчав, Алекс добавил: — Насколько мне известно, ты всегда был не прочь обзавестись детишками и все такое…

— Допустим. И что?

— То, что в этом смысле женитьба на Анне Триер не самый плохой вариант. Вы оба обеспечите друг другу необходимое, то, чего каждому из вас хочется. Причем все произойдет спокойно, без нервотрепки, выяснения отношений и прочих подобных прелестей бурного романа. Ты предоставишь Анне возможность заботиться о ком-то, в первую очередь о тебе самом — а то и любить, женщинам это требуется в большей степени, чем мужчинам, — она же родит тебе детей, наследников.

— Звучит заманчиво, — саркастически усмехнулся Кен.

— Снова иронизируешь? А между тем речь идет о серьезных вещах. Вот взять, к примеру, нашу семью. У меня есть бизнес, который рано или поздно я полностью передам тебе, своему наследнику. А представь, если бы я не женился на твоей маме и ты не появился бы на свет? Кому мне передать все, чем я владею?

— Моему кузену Виктору, — сказал Кен и тут же рассмеялся.

— О нет! — простонал Алекс. — Только не это. Виктор тут же выставил бы наш молл на продажу, а вырученные деньги промотал бы в казино. Нет, этот вариант я даже рассматривать не хочу.

— Тогда передать наследство больше некому. Разве что… благотворительному фонду?

— Я и так немало трачу на благотворительность. Нет, передача имущества какому-нибудь фонду, пусть даже самому надежному, тоже не согревает мне сердце. Видишь теперь, как хорошо, что у меня есть ты?

Кен улыбнулся.

— Да, папа. Только сегодня ты разговариваешь со мной, как со школьником.

— Не беспокойся, я прекрасно помню, сколько тебе лет, — ворчливо отозвался Алекс. — Потому и завел этот разговор. В тридцать два года пора подумать о будущем.

— Насколько я понимаю, в твоем представлении будущее — это жена и дети?

— Нет, конечно, можно остаться и холостяком, но в этом всегда было что-то… не знаю, как выразиться… близкое к мужской несостоятельности, что ли. Во всяком случае, это всегда вызывает вопросы. И пересуды за спиной.

— Как же, понимаю: все мужчины должны жениться, а все девушки — выйти замуж. Потому что так принято!

— Именно. Не нами заведено, не нам и нарушать. К тому же не вижу в подобном мироустройстве ничего плохого. Между прочим, в твоем возрасте я давно был женат.

Уголки губ Кена вновь сами собой приподнялись в чуть снисходительной улыбке.

— Мне это известно, папа. — Немного помолчав, он задумчиво произнес: — Значит, советуешь жениться на Анне Гриер?

Повисла очередная пауза.

— Э-э… мне бы не хотелось, чтобы у тебя сложилось впечатление, будто я на тебя давлю, — с некоторым смущением заметил Алекс. — В любом случае решать тебе.

— Жить с женщиной тоже мне, — усмехнулся Кен. — А чтобы появились дети, жена по крайней мере должна вызывать определенные желания.

— О, сегодня Анна была такая миленькая! Думаю, она бы тебе понравилась. Просто ты воспринимаешь ее несколько однобоко. Впрочем, до нынешнего вечера этим страдал и я. Жаль, что ты не был сегодня на приеме у Гриеров. Вообще-то ты давно видел Анну? Уверен, в бальном наряде она наверняка вызвала бы у тебя только что упомянутые тобой желания.

А без наряда? — промелькнуло в голове Кена. Поймав себя на этой игривой мысли, он удивленно поднял бровь. Ого! Если одни только разговоры об Анне Гриер порождают столь яркие образы, то, возможно, отец прав, утверждая, что любовь не является обязательной составляющей брака?

Кен поморщился. Размышления на эту тему больше подобают восемнадцатилетнему юнцу, нежели человеку почти на полтора десятка лет старше. Разумеется, не в каждом браке присутствует любовь, нужно быть идеалистом, чтобы верить в подобную романтику. Зато с сексом дела обстоят совершенно иначе — без него личные отношения супругов не обходятся.

Будто подслушав его рассуждения, Алекс вдруг произнес:

— Ты мыслишь в правильном направлении, сынок. Главное, чтобы вы с Анной поладили в постели, остальное приложится. Тебе бы встретиться с ней не мешало, а там сам поймешь, пара вы или нет.

— Не знаю… — пробормотал Кен. — Вряд ли это в ближайшем будущем возможно. Зачем нам встречаться? Вопросы поставок шоколада с ее фабрики обговаривают наши менеджеры. Так что у меня даже нет повода навестить Анну в фабричном офисе или пригласить в наш.

— Не проблема! — оживленно обронил Алекс. — Мы с Брендой обсудили этот вопрос и…

— Чисто случайно, разумеется? — усмехнулся Кен.

— Хм… можно и так сказать. Не в этом дело. Важно другое: у Роберта Гриера скоро день рождения и мы с тобой приглашены на устраиваемое по этому поводу торжество. Там-то ты с Анной и повидаешься — так сказать, в неформальной обстановке. Дальнейшее зависит от тебя.

— О, как далеко, оказывается, зашел процесс! — удивленно протянул Кен. — После всего услышанного рискну предположить, что Анне наверняка известны и цели моего будущего визита.

Алекс на минутку задумался.

— Полагаю, да. Хотя не уверен. По моим ощущениям, всю игру выстраивает Бренда, вы с Анной лишь участники. Думаю, потом ты сам поймешь, что к чему. Да и какая разница? Главное, взглянуть на Анну по-новому, с позиций потенциального супруга. Думаю, Бренда понимает это, потому и предоставляет подобную возможность. Умная женщина, скажу я тебе! Кроме того, насколько я понимаю, она всерьез обеспокоена судьбой старшей дочери.

— Кажется, я догадываюсь, какую выгоду от моего альянса с Анной обретаешь лично ты, — обронил Кен под влиянием неожиданно пришедшей ему в голову мысли.

— Какую? — с заметным смущением произнес Алекс.

— Возможность общаться с Брендой на принципиально новой основе — в качестве родственника. Угадал?

Алекс смутился еще больше.

— Я как-то не думал об этом, сынок, ты застал меня врасплох…

— Как и ты меня с предложением жениться на Анне Триер. — Спустя несколько мгновений Кен спросил: — Кстати, я впервые слышу, что у Бренды и Роберта две дочери, а не одна. Ты ничего не путаешь?

— Нет. Дочерей действительно две, только Бренда почему-то всячески избегает разговоров о младшей. В чем там дело, не знаю, да и не это меня сейчас интересует.

— Понимаю, — вновь ухмыльнулся Кен. — Так и быть, отправлюсь с тобой на день рождения Роберта Гриера, только заранее ничего не обещаю. Хотя, не скрою, твоя идея обзавестись наследником пришлась мне по душе.

— Значит, в принципе ты не против брака?

По лицу Кена скользнула тень, и он со вздохом произнес:

— Правду сказать, мне безразлично. Но ради появления наследника готов жениться. Видно, без этого не обойтись…

Ему действительно было все равно. Жениться так жениться. На Анне так на Анне. После предательства со стороны любимой девушки Кен как-то охладел к женщинам. Вернее, они превратились для него единственно в объект сексуальной направленности, а чувства будто выгорели в его душе. Кен не знал, пройдет это когда-нибудь или нет, сможет ли он еще хотя бы раз в жизни полюбить, не опасаясь быть обманутым. Но зачать с женщиной ребенка — это, к счастью, было в его силах.

Вообще в настоящий момент жизнь Кена будто находилась в состоянии паузы, которая, впрочем, затянулась. После разрыва с предавшей его девушкой он словно впал в странный душевный анабиоз. Эмоции Кена будто подверглись анестезии, и с некоторых пор данное обстоятельство стало его немного беспокоить. Он чувствовал, что ему необходима встряска, и в этом смысле неожиданный совет Алекса внимательнее присмотреться к Анне Гриер пришелся как нельзя кстати. Он обещал перемены, причем умеренные, что имело для Кена большое значение, потому что бурных событий с него было предостаточно. А предложение Алекса — несмотря на всю его серьезность — он воспринимал как своего рода развлечение.

Главное, его никто ни к чему не обязывает.

— Во всяком случае, подумай над моими словами, — сказал Алекс, прежде чем попрощаться. — Вероятно, тебе известно расхожее выражение, что любим мы одних, а женимся совсем на других. И мой жизненный опыт свидетельствует, что в этой фразе содержится глубокий смысл.

— Хорошо, папа, я подумаю на досуге, — пообещал Кен.

Результатом этих размышлений стало то, что он начал встречаться с Анной Гриер.


3

Миновав ворота усадьбы «Элмисайд», Кен поехал по тенистой аллее, с обеих сторон которой возвышались старые вязы с толстыми стволами и густой кроной. Очевидно, среди листвы пряталось множество гнезд, потому что звон птичьего щебета над головой не умолкал ни на секунду.

Подъезжая к каменному парадному крыльцу особняка, судя по всему построенного в позапрошлом веке, Кен увидел нечто, заставившее его нервно стиснуть баранку: возле ступеней привязанная поводьями к балюстраде стояла пара гнедых, кобыла и жеребец.

При одной лишь мысли, что ему придется взгромоздиться на коня и прокатиться, подскакивая в седле и шлепаясь на него тем самым местом, на правой стороне которого вскочил фурункул, Кен похолодел. Ему стало не по себе, как только он представил острую боль, которая будет пронзать его всякий раз, когда правая ягодица с маху ударится о жесткую поверхность седла, — то есть каждые несколько секунд!

Зачем это Анна приказала подать лошадей к парадному крыльцу? — промелькнуло в его голове, пока он рулил к расположенной перед левым крылом здания парковочной площадке. Ведь обычно мы отправлялись на прогулку с обратной стороны дома, из внутреннего двора.

Покидая свой «даймлер», Кен едва сдержал желание потереть проблемный участок тела, то есть сделать жест, недопустимый в приличном обществе. Тем более в присутствии дамы, которая, кстати, не замедлила появиться на крыльце.

Разумеется, это была Анна, хотя Кен сомневался, что в настоящую минуту ее узнал бы кто-нибудь из знакомых. Например, если Алекс удивился, увидев Анну в бальном платье, то интересно, что бы он сказал сейчас?

Заметив движущийся к дому автомобиль Кена, она поспешила выйти на крыльцо и приветливо помахала рукой. Ответив тем же, Кен с внутренней усмешкой подумал, что Анна тщательно подготовилась к конной прогулке. Или к встрече с ним?

Возможно, и то и другое. На Анне были коричневые кожаные бриджи, сапоги и черный жакет наподобие жокейского. На его фоне выгодно смотрелись ее каштановые, с красноватым отливом волосы. Впрочем, они лишь едва достигали плеч. В руках Анна вертела стек.

Все вместе, по мнению Кена, выглядело чудаковато. И дело заключалось даже не в наряде как таковом, а в том, что в него облачилась Анна. С ее пышными формами и низеньким ростом это было весьма рискованно. Тем более что глянец обтягивающих кожаных бриджей визуально делал выпуклости нижней части тела еще более заметными. Да и жакет явно был Анне тесноват, если судить по тому, что полочки едва сходились на объемистой груди.

Иными словами, Анна представляла собой нечто вроде пародии на наездницу. Будь она стройной девушкой, тогда этот прикид смотрелся бы на ней идеально. Но в данном случае это было, мягко говоря, не так. Поэтому, глядя на нее, Кен едва сдержал усмешку.

У него вообще выработалось ироничное отношение к своей будущей жене — к настоящему времени он уже именно так думал об Анне, соскальзывая в странноватый брак без сопротивления и сожалений. Наследники — вот что являлось ключевым моментом всей этой истории.

Идея обзавестись собственным ребенком — или детьми — неожиданно пришлась Кену по душе. Он усмотрел в ней новую возможность любви, такой, что не ранит сердце, не сулит душевных мук, отличается от всего предыдущего опыта и — главное! — не относится к женщине.

В каком-то смысле Кен воспрянул духом, потому что рождение ребенка — собственной крови и плоти — открывало новую страницу в его жизни. Ничего подобного у него еще никогда не было… да что там, он пока даже не задумывался об этом! Но отцовский совет затронул некие потайные струны в душе Кена, и возникшие вибрации ему понравились.

Вот почему он выказывал Анне снисходительность: ведь, сама того пока не ведая, она являлась будущей матерью его ребенка. Или детей.

Что особенного, в конце концов? — мельком подумал Кен, направившись к крыльцу. Ну захотелось человеку немножко щегольнуть, сменить образ, примерить на себя другой имидж… Не вижу проблем.

Тем не менее он увидел их, когда вновь взглянул на пару привязанных к балюстраде лошадей. Фурункул! Ведь эта дрянь не исчезла за те несколько мгновений, пока Кен рассматривал Анну.



Нужно как-то отвертеться от конной прогулки! — лихорадочно пронеслось в голове Кена. Неужели я должен подвергать себя пытке только потому, что Анне захотелось ощутить себя в новом качестве?!

Он натужно улыбнулся, подойдя к самому крыльцу и глядя на Анну снизу вверх.

— Здравствуй.

Она тоже взглянула на него. Они встречались уже два месяца, но Анна все еще посматривала на Кена оценивающе, как на выставленный в витрине товар, что несколько нервировало его. Правда, в последнее время в глазах Анны часто возникало какое-то новое выражение, нечто сродни восхищению. В эти моменты она напоминала девчушку, которой подарили на день рождения ту самую куклу, о которой она давно мечтала.

Сейчас Анна именно так смотрела на Кена, что в значительной степени заставляло его чувствовать себя вещью. Ощущение явно не из приятных.

— Здравствуй! Ты опоздал.

Он бросил взгляд на наручные часы.

— Всего на три минуты.

Внезапно к нему вернулось давешнее раздражение. Что за упреки? Ведь это не деловая встреча, не переговоры или еще что-нибудь в этом роде! Сегодняшнее свидание вообще можно было отложить, невелика важность.

Эх, почему я не догадался с утра позвонить Анне и отменить визит? — хмуро подумал Кен. Еще эти лошади… Сейчас мне только скачек недоставало! И вообще, с ее комплекцией лучше не мучить животное, а ездить в автомобиле.

— Мне это время показалось вечностью! — воскликнула Анна.

Некоторая ненатуральность ее тона заставила Кена пристальнее присмотреться к ней. Карие глаза Анны поблескивали, лицо раскраснелось, губы были влажными, потому что она то и дело проводила по ним языком. В эту минуту нашлось бы немало мужчин, которые сочли бы ее не просто хорошенькой, а очень даже аппетитной.

Была бы Анна Гриер не миллионершей, а дочкой обыкновенного бакалейщика, давно бы выскочила замуж, внезапно промелькнуло в голове Кена. Именно таких вот толстушек и расхватывают в первую очередь. Беда в том, что большинство мужчин не могли подступиться к Анне.

Значит, считай, парень, что тебе повезло, сказал ему насмешливый внутренний голос. Большая удача выпала: возьмешь в супруги такое сокровище! Ведь из девиц, которые не только созрели, но даже слегка перезрели для брака, как правило, получаются замечательные жены.

Глядя сейчас на Анну, с этим можно было согласиться.

Чего доброго, действительно влюбится в меня, с некоторым беспокойством подумал Кен.

В эту минуту ему стала понятна фраза отца о том, что порой любовь только помеха. Едва представив себе назойливые ухаживания Анны — от которых почти некуда скрыться, потому что она ведь жена, — Кен заранее испытал приступ досады.

— Неужели вечностью? — с едва скрываемой иронией обронил он. — Ведь речь идет всего о трех минутах. Ты не преувеличиваешь?

— Ты не понимаешь! — вновь воскликнула Анна. — Мне так нравятся наши конные прогулки… Раньше я каталась на Мисси одна и меня не покидало ощущение, будто чего-то не хватает. — Она опустила ресницы, покосившись на стоявшую на привязи кобылу, носившую, по мнению Кена, какое-то кошачье имя. — Сейчас я понимаю: мне не хватало тебя!

Только этого не хватало, тут же возникло в мозгу Кена.

Фраза не несла никакой смысловой нагрузки, просто употребленное Анной слово вызвало ассоциации с устойчивым оборотом речи. В следующее мгновение Кен сам удивился пришедшей в голову мысли. И нахмурился: жениху не подобало допускать подобных размышлений в отношении невесты.

Все это происходит потому, что ваш с Анной союз создан искусственно, вновь услышал он внутренний голос. Если бы ты любил ее, тебе не лезла бы в голову всякая чушь.

— Мне безумно нравится скакать с тобой по лугам, нестись галопом по полям, — мечтательно улыбнулась Анна, в эту минуту меньше всего напоминая властную в обращении с подчиненными и жесткую в делах шоколадную принцессу, каковой все привыкли ее видеть. — Чтобы ветер свистел в ушах, — добавила она.

И Кен вновь едва справился с желанием потрогать вскочивший на правой ягодице фурункул. Слова «галопом по полям» вызвали у него внутреннее содрогание.

— Звучит заманчиво, — тусклым голосом обронил он.

— Правда? Тогда ты поймешь, почему я с таким нетерпением ждала тебя сегодня. Ведь мы не виделись целую неделю! — Подобным тоном естественнее было произнести «целый год».

Кен едва заметно поморщился: Анна явно злоупотребляла восторженными интонациями. Зачем делать вид, будто они жить друг без друга не могут? Это очевидный перебор. Во всяком случае, Кен прекрасно мог обходиться без общения с Анной, а на свидания ездил, потому что так положено. Нельзя же просто взять и объявить о помолвке, без всяких прелюдий. В их кругу подобное не принято.

— Когда ожидание стало нестерпимым, я велела привести лошадей к парадному крыльцу, — сказала Анна.

Сердце Кена сжалось от нехорошего предчувствия.

— Зачем?

С некоторым удивлением взглянув на него, Анна пояснила:

— Разумеется, чтобы, не тратя времени даром, мы могли сесть в седла и…

«Сесть в седла!», зазвенело в мозгу Кена. «Сесть в седла!»

—…нестись вскачь среди холмов, по…

— По лугам и полям, — нахмурился Кен. — Да-да, я понял. Луга и поля — это здорово. Равно как и холмы.

С нарастающим удивлением вглядевшись в его лицо, Анна заметила:

— Какой-то странный у тебя тон. Если бы я не знала, что ты обожаешь подобные прогулки не меньше меня, то предположила бы, что тебя не особенно радует перспектива прокатиться верхом. Неужели ты не хочешь проехаться со мной? — Ее голос дрогнул, губы обиженно надулись.

Дьявол! — промелькнуло в голове Кена. Что это с ней? Того и гляди расплачется… Боже правый, во что превратилась шоколадная принцесса после двух месяцев встреч с мужчиной!

— Как ты могла такое подумать, — усмехнулся он. — Конечно же я хочу прогуляться с тобой. — Только не на лошадях, добавил Кен про себя. Вслух произнести это было невозможно. Они с Анной еще не достигли той стадии доверительности, при которой можно пожаловаться на вскочивший на ягодице фурункул.

Блеснув глазами, Анна сбежала по ступеням с легкостью семнадцатилетней девушки и вплотную приблизилась к Кену.

— Замечательно! — Затем негромко добавила, опустив ресницы: — Ну… здравствуй еще раз.

Она приподняла лицо, явно ожидая поцелуя, — жест, которого Кен не мог не заметить. В последнее время она не раз проделывала этот фокус, очевидно надеясь тем самым ускорить процесс взаимного узнавания.

Однако Кен сознательно затягивал развитие романа. По его мнению, спешки здесь не требовалось. Да и романа как такового пока не было, вероятность его возникновения также оставалась туманной, в отличие от возможности жениться.

Разумеется, Кен понимал, что если станет мужем Анны, то рано или поздно между ними начнутся поцелуи — ведь без них зачатие ребенка, как правило, не обходится. Но он хотел максимально оттянуть этот момент. Ему требовалось время для того, чтобы привыкнуть к Анне.

Вот и сейчас Кен не спешил с поцелуем, на который, судя по всему, рассчитывала та. Вместо этого он легонько погладил ее по каштановым волосам.

— Здравствуй.

Ресницы Анны дрогнули. Она еще некоторое время постояла, будто ожидая продолжения, затем, видимо, поняла, что его не будет, потому что с ее губ слетел прерывистый вздох. Она подняла на Кена взгляд.

— Ах какой ты… терпеливый! Думаю, немного нашлось бы мужчин, способных устоять перед искушением. А ты ждешь, несмотря на то что мы уже два месяца… вместе.

— Перед искушением? — машинально повторил Кен.

Анна скромно потупилась.

— Да.

Несколько мгновений Кен недоуменно глядел на нее, пока вдруг не сообразил, что подразумевается под этим словом сама Анна. Вернее, искушение обладать ею.

Он едва не усмехнулся.

Ох какое самомнение! — проплыло в его голове. Очевидно, она считает себя неотразимой. И наверняка полагает, что оказывает мне честь, позволяя ухаживать за собой. Гм, так кто же из нас проявляет в отношении другого большее снисхождение?

И у кого из вас большее самомнение? — мгновенно подало голос его второе «я».

Не успел Кен оценить степень сарказма данного замечания, как Анна сказала, кивнув на лошадей:

— Ну что, поедем?

У Кена немедленно возникло знакомое саднящее ощущение в правой ягодице.

— Э-э… может, сначала угостишь меня чаем? — осторожно произнес он.

Удивление, отразившееся в глазах Анны, было достойно если не кисти художника, то объектива фотоаппарата уж точно. Так ты сюда приехал чай пить? — словно говорил ее взгляд.

— Тебе хочется чаю? — разочарованно протянула она.

Подобный тон кого угодно заставил бы устыдиться своего малодушия. А Кена — который отнюдь не был трусом — и подавно.

— Э-э… не то чтобы очень, — пробормотал он, лихорадочно пытаясь придумать достойный ответ. — Я сказал это просто так, на тот случай, если ты сама вдруг захочешь.

Страстный взгляд Анны подсказал ему, что если она чего-то и хочет, то отнюдь не чаю. Однако Кен не был готов к тому, чтобы дать ей желаемое.

— Ах нет, давай отложим чаепитие! — капризным тоном протянула Анна. — Сначала прогуляемся на лошадях. А уж потом…

Последние слова она произнесла так многозначительно, что только конченый идиот не понял бы их подспудного смысла. Раздраженно стиснув зубы, Кен притворился этим самым идиотом. Затем, подавив вздох, направился к лошадям. Ему еще предстояло помочь Анне забраться на кобылу Мисси. По мнению Кена, этот процесс был излишне интимным, потому что Анна всячески старалась напичкать его тем, что принято называть милыми шалостями.

Когда с упомянутой процедурой было покончено и Анна взгромоздилась на Мисси, Кен вскочил на жеребца, имя которого все время ускользало из его памяти. Зато он сразу вспомнил про фурункул, о котором успел на время забыть. Однако тот существовал по-прежнему и сразу дал о себе знать, как только Кен опустился в седло — мол, не расслабляйся, приятель, я здесь!

А ведь предстояли еще скачки по полям, по лугам. Судя по оживленному блеску в глазах Анны, их было не избежать.

Кен скрипнул зубами.


4

— Не сможешь прийти в офис? — удивленно произнес в телефонную трубку Алекс, буквально повторяя слова Кена.

— Да, папа. К сожалению, не смогу, — подтвердил тот.

— Но ведь сегодня отчет менеджеров всех отделов нашего молла… — В голосе Алекса ощущалась растерянность. Обычно подобные встречи с сотрудниками проводил Кен, а сам Алекс лишь присутствовал, внимательно слушая говоривших и лишь изредка вставляя словечко-другое, если считал необходимым. Он полагал, что у Кена лучше получается проведение такого рода мероприятий.

— Знаю, папа, — вздохнул Кен.

— И все равно не придешь?

— Я бы с радостью, но не могу.

Наступило молчание, в течение которого Алекс думал о том, что до сих пор Кен никогда не игнорировал своих обязанностей в их общем бизнесе. Затем у него в голове промелькнула тревожная мысль, и он спросил:

— Что-то случилось?

С губ Кена вновь слетел вздох. Он провел два тяжелых дня, потому что его состояние ухудшилось. Конные скачки с Анной пагубно сказались на развитии фурункула. Впрочем, если бы тот имел собственную точку зрения и к тому же обладал даром речи, то, наверное, сказал бы совершенно противоположное, потому что поминутное шлепанье о седло помогло ему разрастись вширь, набрать силу и окраситься в багровые тона.

Разумеется, Кена произошедшие с фурункулом перемены не радовали. Он уже не мог ни сидеть, ни лежать — вернее, лежал в основном на животе. Каждое неосторожное движение причиняло ему боль, заставляя цедить сквозь зубы ругательства.

Ехать в таком состоянии в офис принимать отчет у менеджеров он был не в состоянии.

— Почему ты не можешь приехать? — вновь с нарастающим беспокойством спросил Алекс. — Это как-то связано с Анной Гриер? Ты ведь недавно встречался с ней…

Кен усмехнулся, вспомнив, как счастливо улыбалась Анна, восседая верхом на кобыле Мисси, как он сам изо всех сил старался сохранить на лице нейтральное выражение и не выказать своего истинного настроения.

— Связано… отчасти, — сказал Кен.

— Вы договорились о новом свидании и из-за этого ты не можешь присутствовать в офисе? — Алекс заметно успокоился. — Если так, то…

— Мы с Анной действительно условились встретиться на днях, но…

— Не сегодня? — удивился Алекс.

— Нет. Мое отсутствие в офисе не связано со свиданием.

— Но ты сам только что сказал…

— Верно, к Анне Гриер это имеет отношение, но лишь в том смысле, что именно из-за нее мне пришлось два дня назад скакать на коне по бездорожью.

— Не понимаю, какое отношение ваша конная прогулка имеет к нашей сегодняшней встрече с менеджерами отделов.

— Не понимаешь? — мрачно усмехнулся Кен. К счастью, с отцом у него были гораздо более близкие отношения, чем с Анной, и ему он мог сказать о своей проблеме. — Сейчас объясню. Дело в том, что меня вот уже несколько дней донимает фурункул и…

— Ох! — вырвалось у Алекса. — Какая гадость…

— Не то слово! — с чувством произнес Кен.

— Сочувствую. Ну а прогулка…

— Прогулка, как я уже сказал, была конная, то есть мне пришлось сесть в седло и подпрыгивать на нем битый час, если не больше.

— А фурункул? Какое отношение он имеет к… Постой, где эта мерзость вскочила? На каком месте, я имею в виду?

— Эта мерзость, папа, вскочила у меня на… — Кен произнес одно из наиболее употребляемых, но считающееся неприличным названий того места, на котором у него сейчас красовался жуткого вида бугор.

— Что? — воскликнул Алекс. — На… — Он повторил то же слово. — И с этим ты сел в седло?!

— А что мне оставалось делать? — хмыкнул Кен. — Не мог же я сказать Анне: «Пардон, дорогая, но я не в состоянии отправиться на верховую прогулку, у меня фурункул на…» — Неприличное слово было произнесено в третий раз.

— Ха! Уверен, Анна Гриер сама не стесняется в выражениях. Но если уж ты так щепетилен, мог бы сказать, что фурункул на ягодице. Подумаешь… Что тут особенного?

— В общем-то да. Но все равно как-то неловко. Мы с Анной еще не настолько близки, чтобы я мог сообщать ей такие подробности.

— Чушь все это! — недовольно проворчал Алекс. — Здоровье дороже любых условностей. Ну ради чего, спрашивается, нужно было мучиться в седле?

Кен снова вздохнул. Разумеется, отец прав, а его логика несгибаема. Да и сам он сейчас понимал, что свалял дурака, жаль только, что исправить уже ничего нельзя.

— Я не спорю, папа, — сказал Кен, осторожно потрогав кончиками пальцев проблемный участок тела.

Тут Алекса, по-видимому, осенила какая-то мысль, потому что он спросил:

— Так в каком состоянии сейчас твой фурункул, если ты даже не можешь приехать на работу?

— Увы, в плачевном, — вынужден был признать Кен. — Распух, побагровел, пульсирует… И что самое неприятное — боль не утихает ни на минуту.

— Так что же ты сидишь! — вскричал Алекс.

Он явно собирался продолжить, однако Кен, не удержавшись, обронил с нервным смешком:

— Сидеть я как раз не могу, папа.

— Ах да, конечно. Впрочем, я выражаюсь фигурально. Постой, что же я хотел сказать? Ты сбил меня с мысли! Что-то важное… Ах да, вспомнил! Нужно поскорее обратиться к врачу!

— Из-за какого-то паршивого фурункула? — скептически усмехнулся Кен.

— Да ты что! — рассердился Алекс. — Малое дитя, что ли?! Эта дрянь может спровоцировать заражение крови. Тем более что у тебя хватило ума устроить скачки на лошадях!

— Я здесь ни при чем, — сдержанно возразил Кен. — Идея принадлежит Анне.

— Ну да, разумеется. А своей головы у тебя на плечах нет. Или ты уже влюбился?

— Я? С чего ты взял?

— Куда же подевалась твоя способность рассуждать здраво? Только не говори, что у тебя ее и не было.

— Почему, была, — сконфуженно пробормотал Кен.

— Тогда воспользуйся ею и поезжай в больницу. Вернее, ступай, ведь недалеко от твоего дома находится клиника «Спринг-блоссом».

— В соседнем квартале.

— Вот видишь, как удачно, — заметил Алекс. — Не нужно садиться за баранку. Ведь сам говоришь, что не можешь сидеть. — Немного помолчав, он спросил: — Что, неужели так плохо?

— Да уж хорошего мало. Болит, треклятый, просто сил нет…

— Немедленно в больницу! — решительно произнес Алекс. — Недоставало дождаться осложнений.

Кен ответил не сразу. Он безумно не любил больницы, докторов и вообще всего, что связано с лечением, которого тоже терпеть не мог. Одна мысль о том, что придется обратиться к врачу, приводила его в уныние.

— По мне, так лучше провести пятьдесят собраний с менеджерами, чем один раз встретиться с медиками, — проворчал он.

Алекс вздохнул.

— Что поделаешь, сынок, я тоже не большой любитель посещать лечебные учреждения. Но если иначе нельзя?

— Почему ты думаешь, что нельзя? — с каждой минутой все больше мрачнея, произнес Кен.

— Потому что с подобными вещами не шутят. Заражение крови практически не лечится, человек сгорает в момент. И вообще, зачем усугублять положение! Жаль, что я не могу взглянуть на твой фурункул. Наверняка ты приуменьшаешь опасность или что-нибудь скрываешь от меня, не желая беспокоить.

Кен поморщился, потому что сзади в очередной раз кольнуло.

— Нет, говорю как есть, фурункул выглядит паршиво, да и ощущения такие, что врагу не пожелаешь. И все-таки до чертиков не хочется обращаться в больницу. А может, как-нибудь само рассосется?

— Ну как ребенок, честное слово! Что мне тебя за руку вести?

— Но ведь бывает, что фурункул созревает, потом…

— Верно, бывает, однако я уверен, что у тебя не тот случай. Если бы ты хотя бы отказался от конной прогулки!

— Что уж теперь говорить…

— Правильно, говорить поздно, к тому же нечего терять время попусту. Одевайся и марш в больницу!

Несколько мгновений Кен хмуро молчал, потом обронил:

— Еще место такое он, подлец, выбрал… неприличное.

— Это ты про фурункул?

— Ну да, про него, прямо злости не хватает!

— Ступай в больницу, повторяю!

Кен вздохнул.

— Видно, придется…

— Постой, ты стесняешься, что ли? — удивленно протянул Алекс.

Кен замялся.

— Ну…

— Вот это да! Не ожидал от тебя подобной мнительности. Прежде ее за тобой не замечалось. Что вдруг случилось? Или это общение с Анной так на тебя повлияло?

— С Анной? — задумчиво повторил Кен. — Не знаю… Может быть. Между прочим, должен признаться, меня не покидает чувство, будто я обманываю ее.

— Почему это? — В голосе Алекса сквозило искреннее непонимание. — В каком смысле?

— Видишь ли, в последнее время я мучаюсь мыслью, что Анна… как бы это сказать… ну если не влюбилась в меня, то, во всяком случае, испытывает нежные чувства. Просто глаз с меня не сводит, порой это даже нервирует.

— Думаю, она всего лишь никак не налюбуется своим новым приобретением, — хмыкнул Алекс.

— Может, и так, но…

— Сынок, — перебил его Алекс, — у тебя нет ни малейшего повода для угрызений совести. Если бы ты обрюхатил девицу и пустился в бега, тогда можно было бы говорить о каком-то обмане. Но ты собираешься жениться на Анне, в то время как, если не ошибаюсь, еще даже речи нет о ребенке. Так в чем же твоя вина?

— Не только о ребенке, но даже о постели вообще, — уточнил Кен.

— Нет? — не без удивления произнес Алекс.

— Нет.

— Гм… Впрочем, дело ваше. Разберетесь. Сейчас гораздо важнее, чтобы ты отправился наконец в больницу.

— Хорошо, хорошо… иду.

— Правда пойдешь? Не обманываешь?

— Мне не пять лет, папа, — с достоинством ответил Кен.

И на этом разговор закончился.

Поминутно морщась, временами даже охая, Кен осторожно снял домашние брюки и надел летние, полотняные. Когда с переодеванием было покончено, он покинул квартиру и направился к выходу. Лифтов в старинных домах этого района не было, поэтому, чтобы добраться с третьего этажа до первого, ему предстояло преодолеть несколько лестничных пролетов. Вернувшись два дня назад домой из поместья «Элмисайд», от Анны, Кен никуда не выходил и сейчас обнаружил, что спускаться по ступеням не так-то просто: сжатие и расслабление ягодичных мышц, в частности правой, порождали приступы острой боли.

Кое-как одолев лестницу и выйдя на улицу, Кен поплелся в направлении клиники «Спринг-блоссом».


— И с таким фурункулом вы отважились сесть на лошадь?

Кен повернул голову, чтобы через плечо взглянуть на задавшего вопрос доктора Харриса — невысокого, круглолицего, с залысинами и в очках. Произвести подобное действие Кену пришлось потому, что он лежал на смотровом столе на животе и из одежды на нем была лишь больничная накидка, которая не застегивалась, а запахивалась сзади. Собственно, сейчас она была распахнута, чтобы доктор Харрис имел возможность взглянуть на объект, вынудивший Кена явиться к нему на прием.

— Не на лошадь, — машинально поправил он, — на коня.

— Что? — Доктор Харрис не сводил глаз с фурункула, словно любуясь редкостным экземпляром.

— Лошадь тоже была, но на ней восседала дама, — пояснил Кен. — Из-за нее-то мне и пришлось принять участие в прогулке верхом.

— Из-за лошади? — задумчиво произнес доктор Харрис.

Кен вновь удивленно покосился на него через плечо.

— Почему? Из-за дамы, разумеется!

— Из-за дамы? — Мысли доктора Харриса явно были далеки от темы разговора.

— Конечно. Не мог же я, в самом деле, сказать ей, что у меня фурункул на… гм… ягодице.

— Не могли? Что же в этом особенного?

Кен открыл было рот, чтобы ответить на вопрос, однако в следующее мгновение осознал бессмысленность текущей беседы: бесполезно объяснять врачу, почему мужчине неловко признаться в подобных вещах женщине. Все равно не поймет. Для медиков, наверное, вообще не существует такого понятия, как стыдливость. Если речь идет о болезни, разумеется.

— Особенного? Ничего.

— В таком случае почему вы не сообщили о фурункуле своей спутнице? Ведь тогда вам удалось бы избежать множества проблем.

Кен замялся. Эту тему ему трудно было обсуждать даже с отцом, а уж с врачом и подавно.

— Просто не сообщил и все.

— Ну и напрасно. Тем самым вы лишь ухудшили свое состояние.

У Кена вырвался вздох.

— Что, плохи мои дела?

Доктор Харрис усмехнулся.

— Хорошего мало, разумеется, но шанс выжить есть. Счастье, что вы вовремя обратились за медицинской помощью, иначе еще бы денек и… — Он умолк, не завершив фразы, зато весьма красноречиво взглянул на Кена.

Интересно, найдется ли среди врачей хоть один, который никогда не произносил подобных слов? — мимоходом подумал Кен. Или это корпоративное медицинское правило: при любом удобном случае подчеркивать свою значимость? Мол, если бы не мы, врачи, вас давно бы уже не было на свете! Данная тенденция находит отражение даже в киносюжетах, где какой-нибудь хирург в последнюю минуту спасает главного героя. А еще лучше — героиню.

— Какое же лечение вы мне назначите? — осторожно поинтересовался Кен.

Доктор Харрис вновь устремил взгляд на багровую, воспаленную и даже на вид горячую опухоль на обнаженной ягодице.

— Радикальное!

Кен невольно вздрогнул.

— Что… — его голос пресекся от волнения, — вы имеете в виду?

— Обычное лечение вам уже не поможет, — пояснил доктор Харрис, поблескивая стеклами очков. И решительно добавил: — Будем резать!

Кен вздрогнул вновь.

— К-когда?

— Сейчас, — кивнул доктор. — Сию минуту!

— Сейчас? — робко пробормотал Кен. — Но есть ли необходимость в операции? Ведь это всего лишь фурункул, в конце концов. Может, со временем он сам рассосется…

— Рассосется? — с добродушным смешком подхватил доктор Харрис. Очевидно, ему не раз доводилось слышать от пациентов подобную фразу. — Не надейтесь. Вот если бы вы не отправились кататься на лошади…

— На жеребце, — удрученно поправил его Кен.

— Хоть на осле! — вновь с непонятным — и, по мнению Кена, совершенно неуместным — весельем произнес доктор Харрис. — Тогда еще можно было бы назначить вам щадящее лечение. Однако вы сами усугубили свое положение.

— Но… — начал было Кен.

Не слушая его, доктор Харрис повернулся в сторону смежного помещения.

— Пола, неси инструменты!


5

Кен тоже нервно взглянул в направлении, куда был обращен призыв доктора.

— Сию минуту, мистер Харрис, — донеслось оттуда.

Как ни был напряжен Кен, он все же отметил мелодичность раздавшегося голоса, который, несомненно, принадлежал молодой женщине. И тут незаметно для себя Кен, что называется, сделал стойку — естественно, в иносказательном смысле, так как, во-первых, лежал, а во-вторых, подобное действие все-таки относится к животным, а не к человеку. Правда, среди отдельных представительниц прекрасной половины человечества бытует мнение о тождественности двух упомянутых понятий — применительно к мужчинам, разумеется, — но подобные соображения явно относятся к категории крайностей.

Как бы то ни было, организм Кена сам собой настроился на благозвучные вибрации женского голоса и словно замер в ожидании.

Пока неведомая Пола готовила операционные инструменты, доктор Харрис натянул стерильные перчатки. Со все нарастающим беспокойством Кен наблюдал за его действиями. Он абсолютно не был готов к хирургическому вмешательству. Более того, если бы по дороге в клинику ему сказали, что его ждет операция, он на полпути повернул бы обратно.

К сожалению, сейчас уже поздно было что-либо предпринимать. Оставалось только лежать и беспомощно ждать пугающего момента.

— Ну-с, приступим, — бодро произнес доктор Харрис, возвращаясь к смотровому столу, на котором находился Кен. — Пола, пожалуйста, обработай операционную поверхность.

— Да, мистер Харрис.

Вновь этот удивительный голос! Причем практически рядом.

Когда она успела подойти? — промелькнуло в голове Кена, пока он оборачивался, чтобы взглянуть на медсестру, беззвучно приблизившуюся в мягкой обуви.

В следующее мгновение он увидел ее.

Если бы в этот момент Кен взглянул на себя со стороны, то наверняка посмеялся бы над собственным выражением лица.

С приоткрытым ртом он ошеломленно, во все глаза уставился на медсестру, как человек, впервые в жизни увидевший настоящую, живую женщину, о существовании которых ему до сих пор было известно лишь теоретически.

Возможно, всему виной была боль, терзавшая его несколько дней подряд, мешавшая спать и путавшая мысли, или же на него повлияло беспокойство по поводу предстоящей операции, но Пола показалась ему такой прелестной, будто была не обыкновенным человеком из плоти и крови, а по крайней мере ангелом небесным, ненадолго спустившимся на грешную землю ради помощи страдающему человеческому существу по имени Кен Уилсон.

Она была одета в зеленого цвета униформу — короткий хлопковый халат и брюки. Ее пышные светлые волосы удерживала на макушке заколка, серые, похожие на окутанные туманом озера, глаза глядели внимательно и спокойно.

Когда Кен встретился с ней взглядом, в его душе будто что-то перевернулось. На минуту он даже забыл, где находится и по какому поводу явился сюда. Ему хотелось лишь, чтобы эта внезапная пауза длилась бесконечно, чтобы он просто смотрел на удивительную девушку — и все.

Ему показалось, что прошла вечность. Потом Пола наклонилась над ним и он ощутил прикосновение к ягодице влажной ватки и запах йода. В следующую минуту к нему вернулось ощущение реальности.

Кен с содроганием вспомнил, что лежит на смотровом столе и сейчас ему будут вскрывать фурункул. Затем в его голове промчалась мысль, заставившая стиснуть зубы: он находится в обществе обворожительной женщины без штанов!

Разумеется, как каждому — разве что за редким исключением — мужчине, Кену и прежде не раз доводилось обнажаться перед дамой. Но то было совсем другое дело. Да и дамы, как правило, тоже были не вполне одеты. В данный же момент собственное положение представлялось ему не просто невыгодным, а смешным: он лежал кверху той частью тела, которую определяют как место пониже спины, и прелестная девушка вынуждена была заниматься им — смазывать йодом правую ягодицу.

И вдруг — невероятно, но факт — Кен почувствовал, что ему это приятно! И не только ее прикосновение прохладной влажной ваткой к воспаленной коже, а именно то, что это делает именно Пола. Скажем, если бы тем самым занялся доктор Харрис, эффект был бы совсем другим.

О чем ты думаешь, парень?! — неожиданно услышал Кен голос своего второго «я». Тебя сейчас вспорют скальпелем, а ты предаешься каким-то романтическим бредням. Кстати, с чего вдруг? Тебя давно не обманывала женщина?

Действительно, с тех пор как его личная жизнь претерпела неожиданное и потому очень болезненное крушение, Кен словно забыл, каково это — грезить о чем-то светлом и радостном. А тут его внезапно проняло подобное настроение. Почему?

— Или вы предпочитаете общий наркоз? — пробился сквозь размышления Кена голос доктора Харриса.

И к нему вновь вернулось растаявшее было ощущение реальности — в частности, осознание того, что через минуту в его беззащитную плоть вонзится скальпель.

— Я? — уточнил Кен, с почти нескрываемым ужасом оглядываясь через плечо. В его горле что-то жалобно пискнуло, поэтому, устыдившись, он прокашлялся и сказал: — Вы меня спрашиваете?

— А вы решили, что Полу? — усмехнулся доктор Харрис. — Пациент ведь вы. Так на каком наркозе остановимся?

— Ну… — протянул Кен, не зная, что сказать.

Доктор Харрис понял его затруднение.

— Давайте объясню. Местный наркоз означает, что мы обколем фурункул обезболивающим препаратом, это позволит вам оставаться в сознании во время операции. При общем наркозе подобное исключено, но не исключено, что позже вас начнет мучить тошнота или головокружение — не обязательно, но все-таки…

«Обколем фурункул обезболивающим препаратом»…

Эта фраза словно повисла в мозгу Кена, мешая как следует воспринять другие слова доктора Харриса. Представив, как в фурункул — который и без того вконец измучил его — вонзается инъекционная игла, Кен покрылся холодным потом.

Нет уж, лучше общий! — промелькнуло в его голове.

— А… как делают общий наркоз? — прерывисто спросил он.

— Вводят препарат в вену, — сказал доктор Харрис.

— В вену? — У Кена отлегло от сердца. В вену — это еще ничего.

— Вижу, вас больше привлекает второй вариант, — заметил доктор Харрис, внимательно наблюдая за пациентом. — Что ж, воля ваша… Только придется немного подождать. Сейчас Пола сходит за анестезиологом и…

Кен нахмурился. Ему не понравилось, что Пола куда-то уйдет. Ведь она только-только появилась!

— Так это не вы сделаете?

Доктор Харрис покачал головой.

— Нет. Местное обезболивание вам сделала бы Пола, а общий наркоз гораздо серьезнее. Все время необходимо следить за состоянием находящегося на операционном столе человека, поэтому и требуется присутствие анестезиолога. Пола выяснит, кто из этих врачей сейчас свободен и…

— Не нужно, — вдруг неожиданно для самого себя произнес Кен. Ему до чертиков не хотелось, чтобы Пола куда-то уходила. Само ее присутствие словно помогало пережить предстоящую операцию.

— Не нужно? — Доктор Харрис вновь пристально взглянул на Кена. — Вы что же, передумали?

— Да, — кивнул Кен, на этот раз более уверенно.

Если Пола останется здесь и вдобавок сама произведет необходимые инъекции, то, может, все еще окажется не так уж плохо?

— Ну и замечательно! — сверкнул стеклами очков доктор Харрис. — Приступим. Мы и без того затянули время. — После некоторой паузы он добавил: — Кстати, не волнуйтесь, у Полы легкая рука. Все, кому она когда-либо делала уколы, стараются вновь попасть к ней.

Вместо ответа Кен пробормотал нечто маловразумительное, а сам подумал, что было бы странно, если бы у девушки с такой ангельской внешностью оказалась тяжелая рука.

Пока эта мысль проплывала в его мозгу, сзади что-то зашуршало, потом звякнуло и Пола произнесла:

— Расслабьтесь, пожалуйста.

— Я? — Кен тут же сообразил, что брякнул глупость. Кто же еще? «Кто здесь пациент?» — как говорит доктор Харрис.

Однако Пола, словно ничего не заметив, продолжила:

— Сейчас я сделаю первую инъекцию. Будет немножко больно, но это сразу пройдет. А остальных уколов вы даже не почувствуете.

После слова «остальных» Кену захотелось заявить доктору Харрису, что он отказывается от операции и просит оставить его в покое — наедине с фурункулом. К счастью, минутное малодушие прошло так же быстро, как возникло. Тем более что Кен вновь почувствовал прикосновение Полы.

А затем в его ягодицу вонзилась игла.

Как Пола и обещала, больно было. Но не немножко, а так, что у Кена едва искры из глаз не посыпались. Правда, острая боль мгновенно прошла, потому что препарат перетек из шприца в мышцу. Кен даже скрипнуть зубами не успел.

Пока Пола обкалывала участок будущего разреза, Кен думал о том, что у нее действительно легкая рука. А сама она такая… такая… Тут его мысль буксовала, потому что эпитета, способного достойно отобразить восприятие им Полы, не находилось.

Красивая? Да.

Очаровательная? Несомненно.

Прелестная? Бесспорно.

Обворожительная? Непреложный факт.

Пленительная?

Пленительная… А что, пожалуй, лучше не придумаешь. Тем более что так и есть: с первой минуты Пола привлекла к себе интерес Кена. Причем настолько крепко, что временами он забывал о фурункуле.

Вот и сейчас он словно упустил его из внимания, хотя подошел самый критический момент. Кен понял это по странному ощущению, которое породило прикосновение скальпеля к коже: холодок металла чувствовался, но как-то тупо, словно не по-настоящему. Кен даже не сразу сообразил, что Полу у смотрового стола сменил доктор Харрисон и операция началась.

Впрочем, Пола оставалась здесь же, подавала доктору Харрису инструменты, тампоны, промывочные шприцы с растворами фурациллина и перекиси водорода и прочее, чего Кен не мог видеть, так как действия происходили у него за спиной.

Минут через пять он расслабился, подумав, что операция оказалась не такой страшной, как ему представлялось.

И именно в это мгновение его пронзила резкая боль: доктор Харрис сделал нечто, превышавшее возможности местной анестезии. Заметив, что Кен вздрогнул и напрягся, тот сказал:

— Придется немножко потерпеть, приятель, сейчас самый болезненный момент.

Еще раза три Кен замирал, скрипя зубами и покрываясь испариной. Больше всего ему хотелось встать и уйти, то есть разом прекратить мучения, однако он понимал, что тем самым только навредит себе.

Нет уж, пусть доктор Харрис закончит начатое, думал Кен, стискивая кулаки так, что ногти впивались в ладони. Иначе мне вскоре снова придется обратиться к нему.

Наконец он услышал долгожданную фразу:

— Пола, промой еще раз перекисью, и будем зашивать.

Что-то полилось, зашипело, но Кена это уже не волновало. Главное, боль прекратилась и он смог наконец вздохнуть с облегчением. Как стягивали кетгутом края раны, он не чувствовал.

— Вот и все, — довольным тоном произнес доктор Харрис, становясь так, чтобы Кен мог его видеть, и стаскивая перчатки. — Сейчас Пола наклеит повязку, и можете идти домой.

— Значит, вы не отправите меня в больничную палату? — обрадовался тот.

Доктор Харрис снисходительно улыбнулся.

— С такими пустяками мы пациентов не держим.

Кен ошалело уставился на него. Вот как? Он едва не поседел от боли, а доктор Харрис называет это пустяками? Гм, что же тогда этот вивисектор считает серьезными вещами?

Через несколько минут, не без труда переодевшись — особую сложность представляли брюки — и чуть прихрамывая, Кен вышел из-за ширмы.

— О, выглядите молодцом! — сказал доктор Харрис, оторвавшись от компьютерного монитора.

Пола молча улыбнулась, что для Кена было приятнее любых слов. Впрочем, услышать ее голос он бы тоже не отказался.

Не успел Кен подумать об этом, как Пола произнесла:

— Вы очень хорошо держались.

Он почувствовал жар в кончиках ушей.

— Благодарю.

— Да, мистер Уилсон, — подтвердил доктор Харрис. — Ваш фурункул был в запущенном состоянии, и, хотя подобные операционные вмешательства принято производить под местной анестезией, мы с Полой всерьез подумывали, не позвать ли все-таки анестезиолога.

— В самом деле? — удивился Кен. — Но я не слышал, чтобы вы обменивались замечаниями по этому поводу.

Доктора Харрис с Полой переглянулись и заулыбались.

— Медикам не обязательно переговариваться во время операции, чтобы понять друг друга. — Это сказала Пола, предоставив Кену дополнительный шанс насладиться звуками ее голоса.

Он тоже улыбнулся, правда вымученно, но все-таки это была улыбка — первая за последние несколько дней.

— Ну да, понимаю. Вы люди опытные, так что…

Уголки губ смотревшей на него Полы приподнялись выше, в серых глазах словно заплясали искорки. Это впечатление усиливалось тем обстоятельством, что Пола стояла спиной к окну и солнечные лучи подсвечивали отдельные волоски на ее голове, создавая подобие ореола.

Когда Кен заметил это, ему показалось, что он неожиданно обрел способность видеть ауру, по словам знатоков окружающую голову каждого человека. Его рот изумленно приоткрылся, однако в следующее мгновение он сообразил, что к чему, и счастливо вздохнул — что само по себе являлось знаменательным событием: человек, испытывающий прилив счастья вблизи операционного стола!

Но у Кена был повод для подобных эмоций — стоявшая напротив и улыбавшаяся медсестра Пола. Он смотрел на нее, и в его душе ширилось предчувствие чего-то необыкновенно прекрасного.

Если бы Кена спросили, он не сумел бы найти определение своим эмоциям. Знал только, что порождены они самим фактом существования на свете этой прелестной, очаровательной, пленительной медсестры.

—…Так что пока рана не заживет, вам придется появляться у нас каждый день.

Задумавшись, Кен уловил лишь окончание произнесенной доктором Харрисом фразы.

— Появляться здесь? Зачем? — спросил он, с неохотой отводя глаза от сияющей, в прямом смысле слова, Полы.

В следующую минуту его встретил удивленный взгляд поверх очков.

— Я же говорю: пока рана не затянется, вам нужно будет каждый день менять повязку, — терпеливо произнес доктор Харрис.

Только тут Кен уяснил, что процесс лечения еще не завершен.

— И для этого ходить сюда?

— Разумеется, — кивнул доктор Харрис. — В эту самую смотровую.

— Да? — протянул Кен, думая о том, сколько времени еще не сможет показаться в офисе принадлежащего им с отцом торгового центра.

Доктор Харрис в очередной раз внимательно посмотрел на него.

— Если по какой-то причине вы не в состоянии этого делать, мы отправим к вам медсестру, обязанности которой включают обход больных вашего района, и она…

Упоминание о какой-то другой медсестре подстегнуло сознание Кена, слегка затуманенное использовавшимся для местного наркоза препаратом. Данное обстоятельство помогло ему сообразить следующее: если он согласится на вариант домашнего посещения, то Полы ему не видать, ведь она работает в стационарных условиях.

— Нет-нет, никаких проблем, — быстро произнес он, покосившись на Полу. — Я буду ходить сюда.

Показалось ему или по ее лицу скользнуло выражение, в котором ощущался оттенок удовлетворенности подобным ответом?

Наверное, это всего лишь мое разыгравшееся воображение, не без сожаления подумал Кен.

— Очень хорошо, — сказал доктор Харрис. — Потому что вам еще предстоит серия инъекций антибиотиков.

— Снова уколы? — ужаснулся Кен. — Да еще целая серия?

— Непременно! — весело подтвердил доктор Харрис. Похоже, его забавляло беспокойство пациента по поводу таких «пустяков». — Половину дела мы сделали, теперь нужно справиться с воспалением. А без антибиотиков тут не обойтись. Понятно?

— Да, — удрученно кивнул Кен. — Куда их будут колоть?

— Туда же, — улыбнулся доктор Харрис. — В ягодичную мышцу.

Кен вздрогнул и сразу понял, что выдал себя, потому что Пола обменялась с доктором Харрисом многозначительным взглядом.

Однако, как хорошо сработались эти двое! — с досадой подумал Кен. Слова им определенно не нужны.

— Подразумевается не та ягодица, на которой проведена операция, — успокаивающим тоном заметила Пола.

И Кен порозовел от смущения, как пойманный за непристойным занятием мальчишка.

— Итак, приходите завтра в любое удобное время, — сказал доктор Харрис, протягивая ему две таблетки в серебристой упаковке. — Это примите, если усилится боль. Только не обе сразу! С промежутком в три-четыре часа. А кроме того, умоляю, хотя бы ближайшие часа два не садитесь на лошадь! — добавил он со смешком. Затем, после короткой паузы, произнес более серьезным тоном: — Ну, выздоравливайте. Ждем вас завтра.

— Приду, — ответил Кен. Его взгляд был направлен на Полу.


6

Кое-как добредя домой, — ведь даже такси невозможно было взять, потому что как в нем сидеть? — Кен немного отдохнул и позвонил Анне Триер по номеру ее сотового телефона.

Надо сказать, сделал он это с удовольствием, так как намеревался отменить ближайшее свидание.

Анна, по всей вероятности, находилась в самом сердце персонального шоколадного царства — на фабрике, в своем кабинете. Кен понял это, потому что, нажав на кнопку ответа, Анна продолжала говорить — а вернее, распекать какого-то провинившегося сотрудника. Причем делала это так мастерски, что Кен невольно посочувствовал бедолаге.

В эту минуту Анна ничем не напоминала романтически настроенную толстушку в кожаных бриджах и тесноватом жакете, какой предстала перед Кеном во время памятной конной прогулки, которую его фурункул, несомненно, воспринял как подарок лично для себя.

— Все! Идите работайте! — крикнула наконец Анна, обращаясь к неведомому собеседнику. И без перехода сердито произнесла в трубку: — Да! Слушаю!

Кен прислонился плечом к стене, так было легче стоять и меньше ныла правая ягодица, в которой постепенно отходила анестезия.

— Здравствуй.

На мгновение в трубке наступила тишина, затем раздался шум, словно Анна переводила дыхание. Однако, когда она заговорила, в ее голосе еще в полной мере присутствовала озлобленность:

— А, это ты! Привет. Кошмарный какой-то день сегодня… Сплошные неприятности. Все будто сговорились сжить меня со свету!

Кен не испытывал ни малейшего желания узнать подробности чего бы то ни было, которые Анна, по-видимому, готова была высыпать на первого попавшегося, в данном случае на него. Спеша опередить ее, он произнес:

— Анна, я хотел предупредить…

Ему следовало лучше знать свою собеседницу. Она никак не отреагировала на тот факт, что Кен заговорил. Слушать кого-то не входило в ее планы. Она хотела говорить сама. А уж если Анна Гриер чего-то хотела…

— Просто всеобщее безумие! — воскликнула она, мгновенно дав Кену понять, кто из них двоих будет лидировать в разговоре. — Куда катится этот паскудный мир?

— Ты меня спрашиваешь? — Кен усмехнулся, но не по поводу того, о чем шла речь, а из-за внезапности перемен, происходивших с Анной в зависимости от того, где она пребывала — в своем поместье «Элмисайд» или в офисе шоколадной фабрики. Человек со стороны мог бы счесть, что у нее раздвоение личности, настолько непохожими получались два эти образа — нежной, любвеобильной владелицы богатой усадьбы и жесткой деловой женщины.

Вновь пропустив слова Кена мимо ушей, Анна продолжила:

— Все вокруг будто ощетинилось против меня. На фабрике дела идут из рук вон плохо, менеджеры ведут себя так, словно производственные процессы их не касаются и вообще они здесь экскурсанты, а не ответственные работники!

Кен прекрасно знал, что Анна преувеличивает и на ее насквозь пропитанной шоколадным ароматом фабрике полный порядок, однако у него и мысли не возникло вставить слово поперек. Во-первых, он не считал возможным вмешиваться в чужие дела, а во-вторых, не хотел уводить разговор в дебри. Ведь с самого начала у него было одно-единственное намерение: предупредить Анну о том, что их ближайшее свидание не состоится. Если бы она не перехватила инициативу, беседа давно бы закончилась.

— И это после всего, что случилось утром! — вдруг в сердцах воскликнула Анна.

Кен помимо воли насторожился. У Анны тоже что-то стряслось?

— Да? — с некоторой опасливостью произнес он.

— И главное, кто бы мог подумать! — с досадой произнесла она.

— О чем?

Анна по-прежнему слышала только себя.

— Во всяком случае, я была абсолютно уверена, что ничего подобного не произойдет.

— Гм… — глубокомысленно изрек Кен, постепенно теряя надежду на взаимность общения.

— Нет, разумеется, я знала, что время от времени подобное случается, — продолжала Анна. — То тут, то там похожие истории происходили. Но чтобы это случилось со мной!

— Умху… — вновь подал голос Кен.

— Ведь я обо всем позаботилась, приняла все меры предосторожности… И, конечно, надеялась на них!

Почти каждая тирада Анны заканчивалась восклицанием.

Что там у нее приключилось? — без особого интереса подумал Кен. После того что довелось сегодня пережить на операционном столе ему самому, любое другое происшествие представлялось не стоящей внимания мелочью.

— Но все мои старания оказались бесполезными, — пожаловалась Анна. — Такая досада, если бы кто только знал!

Кен подавил вздох нетерпения.

— Заранее сочувствую.

— Что? — Похоже, она наконец различила в трубке голос собеседника. Впрочем, данное обстоятельство не особенно повлияло на ход разговора. Общение так и осталось односторонним, потому что Анна тут же снова углубилась в себя. — Настолько все неожиданно… И обидно до чертиков! Я так надеялась на новую сигнализацию… Правда, сначала не хотела ее устанавливать, мне казалось, что и старой вполне достаточно, однако меня убедили в необходимости усилить охрану. Помню, я еще смеялась, что напрасно выбрасываю деньги, все равно сигнализация не пригодится. — Анна неожиданно умолкла, словно подумав о чем-то, затем сердито произнесла: — Получается, что я была права: она действительно не пригодилась!

— Сигнализация? — нахмурился Кен, поневоле поддавшись воздействию проснувшегося любопытства.

— Можно было и сэкономить на ней… Что?

— Ты упомянула про сигнализацию, — быстро произнес Кен, спеша задержать внимание Анны, пока оно не ускользнуло вновь. — С ней что-то случилось?

— Не знаю! — отрезала она. Потом, очевидно вспомнив, с кем говорит, издала короткий нервный смешок. — Ой, прости, дорогой! Я так издергалась сегодня…

— Так что же все-таки произошло? — нетерпеливо спросил он.

— О да, произошло! — гневно засопела Анна. — Еще как! Ночью из моего дома вынесли старинную бронзовую статуэтку, «Купающаяся наяда» называется. При этом сигнализация даже не тренькнула! Представляешь? — Вне себя от негодования, она добавила: — С тем же успехом я могла держать свою художественную коллекцию в сарае, где у меня хранится садовый инвентарь!

Кен усмехнулся. Теперь понятно, почему Анна мечет громы и молнии! С другой стороны, кто на ее месте остался бы спокойным? Анна показывала Кену упомянутую коллекцию, и он нашел ее весьма недурной. В частности, собрание картин содержало экземпляры, которым место было скорее в музее, — работы двух местных художников: Уильяма Этти и еще одного, подписывавшегося фамилией Мор. Творчество обоих уроженцев Шеффилда относилось к Викторианской эпохе.

— Из сарая бы точно ничего не унесли, — заметил он. — Вряд ли кому-то пришло бы голову искать художественные ценности в таком неподходящем месте.

— Это совет на будущее? — угрюмо спросила Анна.

И Кен понял, что, пожалуй, сейчас подтрунивать над ней не стоит — она не в таком настроении.

— Что ты! Я всего лишь пошутил. Прости, если мой юмор показался тебе неудачным.

Несколько мгновений Анна молчала, тяжело дыша в трубку, и Кен порадовался, что не относится к числу ее подчиненных: по-видимому, она едва сдерживала желание сорвать на ком-то злость.

А теперь скажи честно, парень, хочется тебе иметь такую жену? — внезапно прокатилось в мозгу Кена.

Он вздрогнул. И тут же перед его внутренним взором возникло лицо Анны в более привычном для всех знающих ее варианте — напряженно-сосредоточенное, бесстрастное, холодное. Лицо железной бизнес-леди.

Но внезапный визуальный эффект имел не менее неожиданное продолжение: поверх него, частично затмевая, полупрозрачной дымкой повис образ другой женщины — той самой, о существовании которой до нынешнего дня Кен даже не догадывался и которую впервые увидел несколько часов назад в клинике «Спринг-блоссом».

Пола.

Что Кену было известно о ней? Не так уж много. Что небеса наградили ее неземной красотой — по крайней мере, таковым было восприятие Кена. Что у нее приятный голос. И легкая рука… на которой не было обручального кольца. Или было?

Кен сморщил лоб, припоминая. Через минуту в его мозгу рассыпался знакомый смешок некоего невидимого собеседника, после чего тот заметил: «Не ломай голову, приятель, Пола была в медицинских перчатках!».

Действительно, что это я, с некоторым смущением подумал Кен. Конечно, в перчатках. Как и доктор Харрис. То есть я при всем желании и не мог видеть, есть ли на ее безымянном пальце обручальное кольцо.

Наличие или отсутствие которого конечно же очень важно для тебя, вновь хохотнул язвительный собеседник Кена.

Тот плотно сжал губы, потому что ироничное замечание угодило в самую точку. Странно, но Кен впрямь почему-то придавал очень большое значение тому, замужем Пола или нет. На вид ей можно было дать года двадцать три-двадцать четыре. Возраст, в котором девушка в равной степени может быть или уже замужем, или еще нет.

Кен прерывисто вздохнул.

Анна поняла это по-своему.

— Ладно, не переживай, — сдержанно произнесла она. — С кем не бывает. Мне тоже порой случалось неудачно шутить. Так что не беспокойся, я не обиделась.

Ее слова мгновенно заставили Кена вспомнить, что он разговаривает по телефону с женщиной, на которой по совету отца собрался жениться ради обретения наследников. Сейчас эта идея показалась ему еще более искусственной, чем прежде.

Однако следовало что-то ответить Анне.

— Правда не обиделась? — осторожно произнес Кен.

Но, как выяснилось в следующую минуту, та уже думала о другом.

— Ты ведь помнишь «Наяду»? — спросила она. В ее голосе проскользнули требовательные нотки, как будто ответ обязательно должен был быть положительным.

В первый момент Кен не понял вопроса.

— Какую ная… — Не успев произнести последнее слово до конца, он прикусил язык. И вовремя, потому что спросить сейчас, какую наяду подразумевает Анна, было еще хуже, чем пошутить относительно хранения художественной коллекции в лишенном сигнализации сарае, по соседству с садовым инвентарем.

— Гм… я хотел сказать, что такую наяду… э-э… умывающуюся… то есть купающуюся, трудно забыть, — принялся выкручиваться Кен. — Статуэтка датируется восемнадцатым веком, если не ошибаюсь?

Анна шумно выдохнула в трубку.

— Да! В свое время эксперт дал заключение, что это первая половина восемнадцатого века. Статуэтка так мне нравилась! Не могу поверить, что ее больше нет…

Общение все больше принимало форму диалога, поэтому Кен счел необходимым вставить словечко.

— Почему ты употребляешь прошедшее время? Может, статуэтка еще вернется к тебе.

— Ох не знаю… Чует мое сердце, что я ее больше никогда не увижу!

Кен осторожно переменил позу, упершись в стену другим плечом.

— Погоди горевать. Ты хорошо искала? Ведь статуэтку просто могли переставить куда-нибудь.

— Кто? — мрачно усмехнулась Анна. Кроме нее, в доме никого не было, она жила одна, о чем Кену было прекрасно известно.

— Ну не знаю… горничная, например, — сказал он.

Анна вздохнула.

— Горничная клянется, что никуда статуэтку не переставляла.

— Выходит, ты уже спрашивала ее?

— Не я, полицейский инспектор.

— А, так ты обратилась в полицию!

— Что же мне оставалось делать? Статуэтка, между прочим, немалых денег стоит.

— Ну да, разумеется, — пробормотал Кен. — Ты поступила правильно. А когда обнаружилась пропажа?

— Говорю же тебе, сегодня утром! — сердито воскликнула Анна, словно поражаясь его непонятливости.

Откуда ей было знать, что у Кена тоже выдалось сегодня не особенно приятное утро.

— Как это произошло? — невозмутимо спросил он.

— Ну как… Я проснулась, умылась, все как обычно, затем спустилась на первый этаж и уже в коридоре почувствовала что-то неладное.

— В самом деле? Что же это было?

— Сквозняк, — ответила Анна. — Понимаешь, на ночь я закрываю все окна и форточки, не делаю этого только в своей спальне, и то лишь в том случае, если не включен кондиционер. Поэтому сквозняков у меня, как правило, не бывает, во всяком случае ночью и утром. Днем я, случается, проветриваю…

— Хорошо, с этим все ясно, — с оттенком нетерпения прервал ее Кен. — Как ты заметила исчезновение статуэтки? Насколько я помню, она стояла у тебя в гостиной.

В трубке прошелестел очередной вздох.

— Верно. Туда я в конце концов и пришла, ища причину сквозняка. И увидела… увидела…

Кен мог бы поклясться, что уловил в голосе железной бизнес-леди дрожь.

— Да? — поощрительно произнес он.

—…распахнутое настежь окно!

Кен присвистнул.

— Ничего себе!


7

— В первую минуту я остолбенела, — продолжала рассказывать Анна. — Потом ринулась к окну, выглянула наружу и увидела на клумбе мужские следы. Какой-то мерзавец прошелся по моим анютиным глазкам, будто по тротуару! — Она вновь сердито засопела. — Совсем совести нет… Я специально нанимаю людей, которые возделывают мои клумбы, а этот… проходимец топчет цветы!

По чему она больше убивается: по цветам или по статуэтке? — с усмешкой подумал Кен.

— Насколько я понимаю, этот проходимец и унес «Купающуюся наяду»?

— Конечно, он, кто же еще! — воскликнула Анна. — Кэтти я доверяю, она не первый год у меня работает…

— Кэтти? — машинально переспросил Кен.

— Моя горничная. Я взяла ее на работу, когда поселилась в поместье «Элмисайд», и у меня нет ни малейшего повода подозревать ее в воровстве и прочих темных делах. Кроме того, следы мужских ботинок остались не только на клумбе, но и на подоконнике. Поэтому я на все сто уверена, что «Наяду» забрал ночной визитер.

— Но если этот человек вор, то какой совестливости ты от него ожидаешь? — не удержался Кен.

Анна не была бы собой, если бы придала значение сути оброненной им фразы. Нет, ее внимание задержалось совсем на другом.

— Что значит «если»? Все обстоятельства ночной истории указывают на кражу. Или ты рассматриваешь это как простое совпадение: в мою гостиную влез посторонний человек и той же ночью из того же помещения исчезла статуэтка?

Пока Анна говорила, Кен прислушивался к себе и пришел к неутешительному выводу: анестезия почти прошла, скоро от нее останутся лишь воспоминания и вернется боль. Кен стиснул зубы, но в следующую минуту вспомнил о двух спасительных таблетках, которые вручил ему на прощание доктор Харрис. Эта мысль отчасти улучшила его настроение.

— Гм, действительно, счесть эти два факта совпадением довольно трудно, — медленно произнес он.

— К аналогичному выводу пришел и инспектор полиции.

— Ты отправилась в полицию?

— Вот еще! — фыркнула Анна. — Стану я этим заниматься! Не для того плачу налоги… Нет, я вызвала этих ребят к себе, и они облазили весь мой…

— Постой, — прервал ее Кен. — Мне только что пришло в голову… А кроме «Купающейся наяды» еще что-нибудь исчезло?

В трубке на мгновение воцарилась тишина. Затем Анна заметила:

— Ты рассуждаешь точь-в-точь как инспектор Гринуэй.

— Который навестил тебя в поместье?

Вновь повисла короткая пауза, что показалось Кену немного странным, но через минуту он едва не рассмеялся, так как Анна произнесла буквально следующее:

— Ты ревнуешь, милый?

Кен прикусил губу. И поднял глаза к потолку — что ответить?

— Э-э… Ну… То есть я хотел сказать, инспектор ведь прибыл по делу. Ему нужно было осмотреть место происшествия, сфотографировать следы, о которых ты говорила, на клумбе и подоконнике, снять наверняка оставленные грабителем отпечатки пальцев, разумеется если тот работал не в перчатках, и… — И что еще? — промчалось в голове Кена. Чем, черт побери, занимаются бобби в подобных случаях?! Ему было трудно сосредоточиться, потому что к слову «перчатки» в его мыслях немедленно присоединилось определение «медицинские», после чего в мозгу возник прелестный девичий образ.

— И снять свидетельские показания, — словно подсказывая, произнесла Анна. — Кстати, инспектор Гринуэй именно это и делал, в то время как его подчиненные выполняли прочие перечисленные тобой рутинные процедуры. Так что не беспокойся, дорогой, все происходило в рамках приличий.

Боже правый, что за чушь она несет! — подумал Кен. Осмотр полицией места происшествия происходил в рамках приличий! И потом, почему это должно меня беспокоить?

Потому что в скором будущем ты станешь мужем Анны и тебе придется заботиться о том, чтобы другие мужчины не увели у тебя молодую очаровательную жену, тут же последовал ответ ехидного голоса его второго «я».

И вновь слова «молодую очаровательную жену» вызвали перед внутренним взором Кена образ пленительной медсестры Полы — то есть совсем не те ассоциации, которые следовало бы, учитывая его матримониальные намерения в отношении шоколадной принцессы Анны Гриер.

— Как и ты, инспектор Гринуэй спросил меня о том, не пропало ли еще что-нибудь, кроме статуэтки, однако к тому времени я уже точно знала, что это единственная моя потеря.

— Уже неплохо, — заметил Кен.

— Не знаю… Меня это почему-то слабо утешает. Наверное, потому, что я не очень верю в благополучный исход поисков.

— А инспектора не удивило, что больше ничего не исчезло?

Последовала очередная пауза.

— Тебе следовало бы служить в полиции, — наконец сказала Анна.

Кен коротко рассмеялся.

— Нет уж, благодарю. Меня вполне устраивает положение владельца крупного торгового центра. Или, точнее, совладельца, так как мой отец пока от своей доли бизнеса не отказывался.

— Разумеется, ты прав, — согласилась Анна. — Я лишь хотела сказать, что образ мышления у тебя как у следователя.

— Как я должен воспринимать это — как комплимент или как упрек? — усмехнулся Кен.

Однако Анне сейчас было не до словесных тонкостей.

— Воспринимай как хочешь, — просто ответила она. — Что же касается инспектора Гринуэя, то он отметил странное обстоятельство, что взяли только статуэтку, но потом высказался в том духе, что, мол, подобное изредка случается. Бывает, кто-то ищет пару к уже имеющейся статуэтке, вазе или другому подобному предмету из числа произведений искусства, и тогда грабитель действует целенаправленно, под заказ.

— Ах вот как… Никогда не слышал таких историй…

— Ты ведь не полицейский, — напомнила ему Анна. — Иначе был бы в курсе дела.

— Как инспектор Гринуэй? — с плохо скрытой иронией обронил Кен.

На этот раз Анна оставила без внимания его интонацию и сосредоточилась на сути высказывания.

— Ты снова за свое? — вкрадчиво спросила она.

Кен недоуменно поднял бровь.

— За свое? Скажи, что ты под этим подразумеваешь, и я попробую ответить.

— Подразумевается то, что ты, оказывается, Отелло! — с нотками удовольствия в голосе ответила Анна. По-видимому, вновь открывшееся обстоятельство пришлось ей по душе. — Верно?

— Нет, я Кен Уилсон, — усмехнулся тот.

Но Анна и не думала сдаваться.

— А почему тогда ревнуешь?

Да с чего ты взяла! — едва не воскликнул Кен. К счастью, ему удалось сдержаться. Вместо этого он ответил вопросом на вопрос:

— Разве только Отелло позволено ревновать?

Разумеется, в эту минуту Кен не мог видеть Анны, однако по прошелестевшему в трубке вздоху догадался, что после его слов та растаяла.

Еще бы! Ведь секунду назад он косвенно подтвердил, что действительно ревнует ее.

Очевидно, для Анны это являлось доказательством если не любви, то очень большой заинтересованности.

Пора менять тему, промчалось в голове Кена.

— Хм… так какой же ответ дала полиция? — спросил он, больше не решаясь упоминать про инспектора Гринуэя во избежание нового витка ненужных разговоров. — Обнадежили они тебя или нет?

— Относительно статуэтки? — уточнила Анна слегка расслабленным голосом. Вероятно, мысли ее сейчас были далеки от ночного происшествия.

— Ну да, ведь, кроме нее, ничего не пропало. Или ты что-то упустила в рассказе?

— Нет, ничего… — каким-то отстраненным тоном произнесла Анна. Затем вздохнула и словно стала прежней. — Инспектор Гринуэй обнадежил меня лишь в том смысле, что обещал сделать все от него зависящее. Но окажутся ли поиски успешными, остается только гадать.

— Понятно… — протянул Кен. Собственно, ничего иного он и не ожидал.

— Правда, в другом месте смотрят на дело более оптимистично, — вдруг произнесла Анна.

В первое мгновение ее фраза озадачила Кена, но, минутку подумав, он вроде бы догадался, о чем идет речь.

— Ты обратилась в частное сыскное агентство?

— Почти. Видишь ли, моя коллекция произведений искусства застрахована в одной крупной компании, а именно в «Тотал гэранти». После того как уехали полицейские, я позвонила мистеру Оуэнсу, владельцу упомянутой компании. Мы знакомы лично, и он всегда настаивал на том, чтобы в случае чего я обращалась прямо к нему, минуя обычную процедуру.

— Не хочешь ли ты сказать, что хозяин страховой компании испытывает оптимизм при мысли о предстоящей выплате страховки? Ведь кража статуэтки — это так называемый страховой случай.

— Верно, — сказала Анна. — Однако мистер Оуэнс не собирается выплачивать мне страховую сумму.

— То есть?.. Ведь это подсудное дело, он может лишиться лицензии. Или его что-то смущает во всей этой истории. Кстати, тот факт, что не сработала сигнализация, мне тоже кажется подозрительным.

— Инспектор Гринуэй обещал на днях прислать специалистов по охранным устройствам, чтобы те разобрались, что к чему.

— И твой мистер Оуэнс задумал дождаться официального экспертного заключения, чтобы решить, выплачивать ли тебе полагающиеся деньги или не выплачивать?

— Нет, он…

— Просто не заплатит и все?

— Нет, у него…

— Нет совести? Ну и наглец! — покачал Кен головой. — Впервые слышу, чтобы страховая компания подобным образом обращалась со своим клиентом.

— Дай договорить! — резко, с начальственными нотками в голосе произнесла Анна. Правда, тут же добавила, спохватившись: — Пожалуйста.

Но было поздно, Кен успел услышать и дать мысленное определение ее тону.

— Пожалуйста, — нахмурившись, в свою очередь произнес он.

— Благодарю. Так вот, я собиралась сказать, что у мистера Оуэнса существует своя следственная бригада, укомплектованная специально подготовленными страховыми агентами. И в случае необходимости он пускает в ход собственные средства. Когда я рассказала мистеру Оуэнсу о краже, он только усмехнулся. «Не беспокойтесь, мы найдем вашу статуэтку, даже если полиция с этим не справится. У нас свои методы».

— Ах вот оно что… — протянул Кен. — Неглупо, ничего не скажешь.

— Я тоже так подумала. И честно признаюсь: у меня сейчас почему-то больше надежд на страховую компанию «Тотал гэранти», чем на всю полицию Шеффилда.

— Что ж, желаю успехов изобретательному владельцу страховой компании.

— Мистеру Оуэнсу? — удивилась Анна. — Не мне?

— Гм… по моим представлениям, если повезет ему, то выиграешь в первую очередь ты.

Анна на миг задумалась.

— В смысле… если ему удастся найти мою «Купающуюся наяду», то… Ну да, понятно. Иной раз ты так замысловато выражаешься.

Кен усмехнулся.

— Ну прости, постараюсь больше этого никогда не делать.

— Нет-нет, — поспешно произнесла Анна, будто испугавшись слова «никогда». — Говори, как тебе нравится, я не возражаю.

Повисла пауза. Чувствуя, что должен ответить, Кен пробормотал два-три невразумительных слова, после чего вполне удовлетворенная подобной реакцией Анна заметила:

— Кстати, хорошо, что ты позвонил. Я собиралась сделать это сама, но наверняка забыла бы. Мне нужно предупредить тебя, что в течение нескольких ближайших дней мы не встретимся.

— Нет? — произнес Кен, даже не заботясь о том, чтобы сдержать довольную улыбку.

Анна не могла видеть его лица, поэтому в своем воображении раскрасила короткий вопрос в тона сожаления и разочарования по поводу утраченных возможностей. С ее губ слетел прерывистый вздох.

— Нет, милый. Я для того и рассказала тебе обо всем, что произошло у меня минувшей ночью, чтобы ты понял, почему мы не сможем увидеться. В моем доме будут болтаться полицейские, потом приедут эти… как их… специалисты по сигнализации. Мне придется уделять им внимание, да и время тоже. Поэтому нам с тобой не удастся побыть… наедине. — Последнее слово она произнесла почти шепотом.

Наверное, даже зажмурилась в предвкушении, подумал Кен, живо представив себе Анну в ее иной, романтической ипостаси.

— Не удастся?

— Нет, дорогой.

Он вздохнул. С облегчением.

— Не страдай так, — тихо попросила Анна. — У меня просто сердце разрывается…

Она говорила еще что-то, а Кен тем временем думал. Спрашивается, ну зачем мне все это? Ох не нужно было уступать уговорам отца! Сейчас уже совершенно очевидно, что романа у меня с Анной не получится, не в моем она вкусе. Так зачем же морочить друг другу голову, продолжать эти ненатуральные отношения? Только напрасная потеря времени. К тому же Анна все больше привыкает смотреть на меня как на свою собственность, что абсолютно не входит в мои планы. Меньше всего на свете я хотел бы становиться этаким послушным мужем-подкаблучником. Еще чего недоставало!

— Не страдать? — сдержанно произнес он. — Хорошо, постараюсь. Ты тоже держи себя в руках.

— Да, милый. Я буду звонить, держать тебя в курсе своих дел. Не возражаешь?

Святые угодники, да она же кокетничает со мной! — промчалось в мозгу Кена. Это никуда не годится, я все больше увязаю. А все потому, что отца послушал… Как будто нельзя завести детей с любимой женщиной!

Можно, конечно, но тебе ли не знать, насколько опасна бывает любовь? — невозмутимо откликнулся на последнее мысленное восклицание недремлющий голос его второго «я». Не думаю, что ты рискнешь пройти весь путь сначала.

Кен стиснул зубы. Весь путь сначала — это слишком. Второй раз ему такого не выдержать.

Но и ложиться в постель с неприятной мне женщиной я не стану, сердито подумал он. А если моему отцу нужны наследники, пусть сам спит с Анной Триер!

Бедняжка Анна, вздохом прошелестело в его мозгу. Знала бы она, как отец и сын Уилсоны распоряжаются ее судьбой и даже чувствами…

Вот я и хочу прекратить это недоразумение! — мысленно парировал Кен. Пока не поздно.

Пока не поздно — это хорошо, вновь подал голос его невидимый собеседник. Но, вспомни, давно ли ты пришел к подобному умозаключению? Не порождена ли твоя решимость сегодняшней встречей с некой прелестной медсестрой?

А если даже и так, что с того?

С того самого! Ты прекрасно знаешь, к чему все идет и чем может впоследствии закончиться. Ты влюбишься, вначале будет райское блаженство, но потом тебя повергнет в пучину адский огонь душевных мук. То есть все произойдет точь-в-точь как в прошлый раз. Взаимность твоей избранницы окажется иллюзией, и, поняв это, ты вновь почувствуешь себя использованной рваной ветошью, обманутым рогоносцем, кретином и…

Кену захотелось зажать уши руками, только бы не слышать этого безжалостного ироничного голоса, но проблема заключалась в том, что звуки вибрировали в собственной голове.

— Да-да, разумеется, — мрачно пробормотал Кен, отвечая на последний вопрос Анны. — Звони.

— Хорошо, — сказала она. — Ну все, милый, прощаюсь, пора заняться делами. Целую!

Это что-то новенькое, подумал Кен, прислушиваясь к зазвучавшим в трубке коротким гудкам. «Целую!» Раньше Анна ничего подобного не говорила. Что бы это значило?

Она переходит в наступление, вот что! — ответил все тот же голос. Анна живая женщина, из плоти и крови, ей надоело ждать, пока от туманной декларации намерений ты перейдешь к реальным делам, то есть переведешь отношения в интимную плоскость. Своей медлительностью ты добился лишь одного: раздразнил аппетиты Анны. И теперь она готова проглотить тебя с потрохами, приятель! Разве так обращаются с женщиной? Тем более засидевшейся в девках. Обнадежил и на попятный?

Да, угрюмо подумал Кен, морщась от все усиливающейся боли. Именно на попятный. Не хочу… Не мое это… Не нужно было и начинать!

В его сознании Анна Гриер странным образом все больше ассоциировалась с такой досадной помехой, как фурункул на заднице.


8

Ночь Кен кое-как продержался на двух таблетках, полученных от доктора Харриса. Первую принял сразу после телефонного разговора с Анной, вторую после полуночи. Спал, лежа на животе и обнимая подушку.

Утром, как ни странно, проснулся не от боли, а просто от неудобного положения. У него затекла рука, но место проведения операции практически не ощущалось.

Правда, сидеть пока было невозможно. Кен попробовал и тут же отказался от подобной затеи. Так что завтракать пришлось стоя.

Позже он отправился в клинику «Спринг-блоссом». На перевязку — таков был официальный повод его появления в этом лечебном учреждении. В действительности Кена влекла туда возможность вновь увидеть медсестру Полу.

Он проделал тот же путь, что и накануне. Шел медленно, но не потому, что движения причиняли ему боль, а подсознательно растягивая время в предвкушении встречи.

В его голове снова возник вопрос, было на руке Полы обручальное кольцо или нет. И вообще, хоть какие-нибудь кольца были?

Здравый смысл подсказывал Кену, что ближе к истине вариант с полным отсутствием колец. Ведь медсестре, непосредственно имеющей дело с пациентами, приходится часто мыть руки. Кольца при этом только помеха. Да и медицинские перчатки на них наверняка трудно натянуть.

В конце концов Кен решил не ломать над этим вопросом голову. Сейчас зайду в кабинет и нарочно посмотрю на пальцы Полы, решил он.

С этой мыслью, переждав очередь из двух человек, он и перешагнул порог смотровой. Его губы заранее сами собой сложились в улыбку, предназначенную девушке, ради которой в основном он и пришел сюда.

Однако в следующую минуту уголки его губ опустились: Полы не было. Вместо нее он увидел двух среднего возраста женщин — брюнетку и блондинку в очках.

— Здравствуйте, — сказала брюнетка. — Вы на перевязку?

— Да, — ответил Кен, растерянно оглядываясь по сторонам.

— Кого-то ищете? — спросила блондинка в очках.

Он повернулся к ней.

— Вчера здесь была девушка по имени Пола.

Блондинка кивнула.

— Пола Мюррей. Верно, вчера была ее смена.

— Смена? — повторил Кен с неприятным удивлением.

Оказывается, здесь работают по сменам. А это, скорее всего, означает, что Полы ему сегодня не видать.

— И когда она теперь выйдет на работу?

— У нас график через два дня на третий, — включилась в разговор брюнетка.

Кен на миг задумался.

— То есть смена Полы… послезавтра?

— Да, — кивнула блондинка в очках.

— А зачем вам Пола? — спросила брюнетка. — Вам нужно было увидеться с ней?

— Э-э… нет, я, собственно…

— Можете оставить записку, — сказала блондинка.

Представляю себе содержание подобного послания! — промелькнуло в голове Кена. «Сгораю от желания увидеться, страстно жду встречи». И подпись: «Пациент с фурункулом на заднице».

— Нет, благодарю, это не срочно, — сдержав улыбку, произнес он.

— В таком случае назовите себя, пожалуйста, и приступим к перевязке. — Брюнетка окинула Кена профессиональным взглядом. — Что у вас?

— Фурункул. Э-э… был. Вчера доктор Харрис вскрыл его. А имя мое Кен Уилсон.

— А, вы тот парень, что скакал на коне с фурункулом на ягодице! — весело произнесла блондинка.

Похоже, вся клиника в курсе моих дел, подумал Кен.

— Хорошо, мистер Уилсон, — сказала брюнетка. — Пожалуйста, разденьтесь так, чтобы был доступ к повязке, и прилягте на кушетку…


Через четверть часа Кен покинул клинику «Спринг-блоссом» и побрел домой. Его настроение определялось одним словом — разочарование. Увидеться с Полой не удалось, поэтому весь мир вдруг словно поблек, несмотря на то что был окрашен в яркие летние цвета.

В этом безрадостном состоянии мир пребывал двое суток. На следующий день Кен вновь посетил клинику, где ему сменили очередную повязку. Во время этого процесса в кабинет вошел доктор Харрис. Увидев лежавшего на кушетке Кена, он направился к нему.

— Ну-ка, давайте посмотрим, как у нас дела! — бодро произнес он, наклоняясь над участком, на котором недавно делал операцию. — О, да мы почти здоровы! Как быстро все заживает… Скоро снова сможете предаться любимому занятию.

Кен оглянулся на него через плечо.

— Какому?

Скрытые за стеклами очков глаза доктора Харриса удивленно блеснули.

— Разве вы не являетесь страстным поклонником лошадей и верховых прогулок?

Одна из медсестер прыснула, но под взглядом доктора тут же придала лицу серьезное выражение.

Покосившись на нее, Кен сдержанно произнес:

— То был эпизодический опыт. Не уверен, что после этой истории у меня еще когда-нибудь возникнет желание оседлать коня.

— Гм… — произнес доктор Харрис, продолжая осматривать то, что недавно было устрашающего вида фурункулом. — Не знаю, как насчет коня, а стул, пожалуй, оседлать уже можно.

— Правда? — обрадовался Кен. — А я не решался…

— Попробуйте, только осторожно. Думаю, на днях снимем швы, и тогда вам не нужно будет навещать нас.

Не нужно будет навещать…

А как же Пола? — вспыхнуло в голове Кена. Неужели я так и не завяжу с ней знакомства?

Этот вопрос терзал его всю дорогу, пока он шел домой. И даже мысль, что завтра Пола выйдет на работу, почему-то не только не успокаивала, но, напротив, вызывала тревогу. Что можно успеть за те несколько минут, которые он проведет в смотровой, к тому же лежа с приспущенными штанами на кушетке?


Вечером позвонила Анна. Верная своему слову, она решила рассказать Кену, как у нее идут дела.

Услышав в телефонной трубке голос Анны, он на миг замер, пораженный мыслью о том, что за минувшие дни ни разу не вспомнил о ней.

Они обменялись приветствиями, после чего Анна произнесла:

— Ну, расскажи, как живешь, что у тебя новенького?

Кен даже слегка растерялся. Из «новенького» у него была лишь завладевшая всеми его помыслами медсестра Пола — Пола Мюррей, если точнее, потому что к настоящему моменту ему уже была известна ее фамилия.

— Ну как тебе сказать… Кое-что произошло, пришлось даже обратиться в…

— И у меня произошло! — выпалила Анна. — Представляешь, они, похоже, напали на след «Купающейся наяды»!

— Мм… вот как? Она оставила мокрые следы?

На мгновение в телефонной трубке воцарилась тишина. Потом Анна недоуменно произнесла:

— Почему мокрые?

— Потому что после купания.

Вновь короткая пауза, затем последовало:

— После какого купания? Я говорю о статуэтке.

Кен подавил вздох. Он успел забыть, что у Анны плохо с чувством юмора.

— И я о ней же. Статуэтка называется «Купающаяся наяда», вот у меня и возникла шутка по поводу того, что после купания наяда оставила мокрые следы, которые, по счастью, были обнаружены.

Фу, как это утомительно — разъяснять смысл острот! — промчалось в голове Кена.

— Послушай, мне не до шуток! — произнесла Анна таким тоном, каким обычно говорят: «Оставь свои дурацкие шуточки при себе!».

Кен усмехнулся.

— Понимаю и умолкаю.

— Они действительно напали на след и…

— Прости, «они» — это кто?

Он все-таки не сдержал обещания умолкнуть, но, так как вопрос был по теме, Анна отнеслась к нему благосклонно.

— Сначала полиция. Инспектор Гринуэй приехал ко мне в поместье и сообщил, что обстоятельства дела указывают на одну фигуру, скупщика антиквариата, который проживает здесь же, в Шеффилде.

— Инспектор специально приехал к тебе, чтобы сообщить все это? — недоверчиво протянул Кен.

Повисла очередная пауза.

— Тебе не нравится, что он нанес мне визит? — спустя минуту с затаенным дыханием спросила Анна.

— Наоборот, очень нравится! — поспешно ответил Кен, тут же сообразив, на какую стезю грозит свернуть разговор. — Приятно, что полиция так предупредительна в отношении тебя.

Анна несколько смутилась.

— Вообще-то это больше инспектор Гринуэй. Он настолько любезен, что регулярно посвящает меня в детали расследования. Разумеется, речь идет о тех из них, которые не являются тайной следствия. Но не об этом я собиралась рассказать… Не перебивай меня!

— Не буду.

— Так вот, инспектор Гринуэй сказал, что они там у себя в полиции сразу заподозрили этого скупщика антиквариата, потому что за тем водятся подобные делишки — он не брезгует краденым и предпочитает играть по-крупному. У нас ведь исторически богатый город, то и дело находится нечто, способное заинтересовать любителей старины. Конечно, моя статуэтка не самый крупный объект, но тоже стоит немало. Следовательно, на ней можно неплохо заработать.

— Постой, — все-таки прервал ее Кен, — но почему полиция просто не арестует этого ловчилу?

— Вот! — рассмеялась Анна. — Я тоже задала подобный вопрос инспектору Гринуэю.

— И что же? — В Кене проснулось любопытство. Тем более что он вновь обрел возможность сидеть, чем сейчас и пользовался. Так что, почему бы не поболтать с Анной… напоследок! — промелькнуло в его голове.

— Они не могут просто так арестовать того человека. Чтобы получить санкцию на арест, нужны доказательства виновности. А этот скупщик антиквариата, по словам инспектора Гринуэя, внешне очень импозантен, живет в фешенебельном районе и просто так к нему не подступишься. И все же у полиции практически нет сомнений, что он замешан в эту историю. — Анна вздохнула. — Возможно, «Купающаяся наяда» у него.

— И что полиция намерена предпринять? — спросил Кен.

— Инспектор Гринуэй говорит, что за домом скупщика и за ним самим установлена слежка. Они хотят понаблюдать, кто ходит к этому человеку, с кем он встречается за пределами своего жилища и так далее. Но самое интересное не это.

— Нет?

— Представь себе! — оживленно воскликнула Анна. — Когда мистер Оуэнс — владелец страховой компании «Тотал гэранти», я рассказывала тебе о нем — спросил меня об успехах полиции и услышал про скупщика антиквариата, он тут же заявил, что знает, о ком идет речь. Оказывается, агентам мистера Оуэнса тоже не раз приходилось следить за этим самым скупщиком. Кстати, мистер Оуэнс подтвердил, что тот выглядит весьма представительно, живет в центре и все такое.

— М-да, действительно интересно… — протянул Кен.

Однако Анна быстро произнесла:

— Нет-нет, это еще не главное!

— Вот как? А что же?

— Мистер Оуэнс задумал начать собственную слежку за домом скупщика антиквариата. И не только. В его планы входит прослушивание телефонных разговоров этого человека.

— Прослушивание? — скептически усмехнулся Кен. — Это не так-то просто, если не имеешь специального разрешения и технических возможностей.

— О, техники у мистера Оуэнса хоть отбавляй! А разрешения ему не требуется, как он говорит. Потому что слежка ведется неофициально.

— Ну да, понимаю, — хмыкнул Кен. — Страховая компания просто шпионит за подозрительными субъектами. Иными словами, все средства хороши для обеспечения данных клиентам гарантий.

Анна немного помолчала, потом произнесла с нотками обиды в голосе:

— Не понимаю, разве ты не хочешь, чтобы моя любимая «Наяда» вернулась ко мне?

— Что ты! Разумеется, я всячески желаю, чтобы это произошло. Просто действия страховой компании представляются мне не совсем законными. Но это не мое дело, в конце концов. Мистер Оуэнс взрослый человек и знает, на что идет.

Анна прерывисто вздохнула.

— А как хорошо было бы, если бы «Купающаяся наяда» вновь появилась на своей специальной подставке в моей гостиной!

— Да, понимаю тебя, — пробормотал Кен, думая в этот момент совсем о другом.

Как сказать Анне, что они больше не будут встречаться? Это нужно сделать мягко, но в то же время решительно, иначе не избежать осложнений: Анна не из тех, кто смиряется, услышав слово «нет».

Тем более что она уже в значительной степени привыкла смотреть на меня как на свою собственность, проплыло в голове Кена. Захочет ли это капризное создание добровольно расстаться с понравившейся игрушкой? Впрочем, если даже не захочет, это ее проблемы. Потому что я не игрушка!

— Так и вижу, как мы с тобой пьем кофе, сидя рядышком на диване в моей гостиной, а напротив находится «Купающаяся наяда», которой можно любоваться сколько захочешь, — мечтательно произнесла Анна. — Как тебе подобная картина?

— Хм…

— Заманчиво звучит, правда?

— Хм…

— И очень уютно, не находишь?

— Анна, я…

Это было начало фразы о том, что им не стоит больше встречаться, однако закончить ее не удалось. Кен услышал, как где-то неподалеку от Анны прозвучала телефонная трель, после чего та сказала:

— Ой, прости, мне тут звонят по другому телефону! После поговорим, хорошо?

— Да. — Вешая пищавшую короткими гудками трубку, Кен испытывал двойственное чувство: с одной стороны, им овладело облегчение, что неприятный разговор не состоялся, с другой — досада, так как это «удовольствие» по-прежнему маячило впереди.

Впрочем, спустя некоторое время он успокоился — и все благодаря мысли, что завтра увидится с красавицей-медсестрой, единственной девушкой, кому в последнее время удалось затронуть его душу и сердце.


9

Пола почему-то то и дело вспоминала его, хотя он был всего лишь одним из множества пациентов, проходящих за день через смотровую. Возможно, Пола даже не обратила бы на него внимания — потому что поначалу взглянула не в лицо ему, а, так сказать, на совершенно противоположную часть тела, — но мужество, с которым он перенес очень болезненную операцию, произвело на нее определенное впечатление.

В ходе вскрытия запущенного, воспаленного фурункула Пола несколько раз поглядывала на доктора Харриса, безмолвно спрашивая, не сходить ли за анестезиологом. Тот в свою очередь переводил внимательный взгляд на лицо распростертого на операционном столе пациента, на минутку задумывался и коротко качал головой: мол, не нужно, парень справляется. После чего операция продолжалась.

Вскоре все кончилось, Пола сделала пациенту укол антибиотика, после чего тот кое-как поднялся со стола и отправился за ширму переодеваться. А когда вышел, чуть прихрамывая, и Пола впервые увидела его просто как мужчину, а не как обратившегося за помощью больного, ее внезапно охватил трепет, в котором определенно присутствовала чувственная составляющая.

К счастью, она умела владеть собой, поэтому знала, что на ее лице не отразилось внутреннее состояние. Зато в глазах Кена Уилсона — Пола мгновенно вспомнила его имя, хотя обычно ей приходилось заглядывать в карточку больного, чтобы прочесть, как того зовут, — отразилось нечто, очень похожее на восхищение.

Похоже, наш интерес взаимен, с внутренней усмешкой констатировала она.

Пола знала, что красива, однако не причисляла этот факт к категории личных достижений. Мужчины частенько заглядывались на нее — в частности те, что приходили на перевязку или прочие манипуляции, — но она старалась не замечать этого. Тем более что работа в клинике заставила ее определить для себя одно правило: никаких личных отношений с пациентами.

Принятие подобного решения имело свою предысторию. Когда Пола еще не задумывалась над тем, кто перед ней находится — просто мужчина или пациент, — ей случилось влюбиться в Говарда Джексона, служащего почтового отделения, который был доставлен в клинику с острым приступом аппендицита. После операции, в период выздоровления, Говард еще некоторое время приезжал на перевязку и так познакомился с Полой. Любовь у них получилась бурной, но короткой. Позже, немного придя в себя после разрыва с тем, в ком еще совсем недавно души не чаяла, Пола дала этому роману определение «скоротечный» — по аналогии с устаревшим названием одной из форм болезни легких «скоротечная чахотка».

Говард Джексон оказался женат. А на связь с Полой смотрел как на курортный роман. То есть пребывание в клинике, конечно, отдыхом не назовешь, однако, как ни странно, многие воспринимают период вынужденного безделья именно так. И ведут себя соответственно.

В отличие от Говарда Пола расценивала их отношения как серьезные. И именно поэтому изумилась, как-то раз почти нос к носу столкнувшись в дверях молла «Уилсон и сын» с Говардом, шедшим в обществе худощавой рыжеволосой женщины и державшим за руку мальчика лет пяти.

При виде Полы глаза Говарда забегали, однако он быстро нашелся:

— Дорогая, познакомься, пожалуйста, это мисс Мюррей, та самая медсестра, которая абсолютно безболезненно делает уколы. Помнишь, я тебе рассказывал? — Затем как ни в чем не бывало Говард повернулся к Поле. — Мисс Мюррей, это Марта, моя жена. А это Джонни, наш старшенький. Поздоровайся с тетей, сынок!

— Здрасте, мисс Мюрри, — пробормотал малыш, исподлобья глядя на незнакомую тетю.

— Здравствуй, — ошеломленно ответила Пола. Старшенький? — вспыхнуло в ее мозгу. Выходит, и младшенький есть…

В этот момент Марта протянула ей руку.

— Приятно познакомиться, мисс Мюррей. Говард действительно очень лестно отзывается о ваших талантах.

— Благодарю. — Было очень странно пожимать пальцы женщины, супруг которой всего несколько дней назад, сгорая от страсти, сжимал тебя в постели в объятиях. Не успела эта мысль сформироваться в сознании Полы, как она заметила, что Марта беременна. Так вот почему Джонни — старшенький! А младшенький, стало быть, только ожидается…

Пола посмотрела на Говарда, но не увидела в его глазах ничего, кроме обычной светской любезности. Пораженная данным фактом до глубины души, Пола на миг словно потеряла дар речи.

К счастью, подобное состояние продолжалось недолго. Вскоре к ней вернулась способность говорить и она произнесла:

— Очень рада знакомству. А сейчас прошу меня простить — спешу! — С этими словами она действительно быстро пошла прочь, предоставив счастливому семейству возможность сделать покупки, за которыми оно пришло в торговый центр.

По наивности Пола ожидала, что Говард хотя бы позвонит и как-то объяснится, но он предпочел сделать вид, будто ничего не случилось. То есть вообще ничего. Не только неудобной встречи, но и романа как такового.

Так и не дождавшись со стороны Говарда каких-либо шагов… не к сближению, нет, этого она уже и сама не хотела, но хотя бы попытки прояснить, что все-таки произошло, Пола по-новому взглянула на отношения мужчин и женщин. Так сказать, подвергла данную проблему переосмыслению.

Выводом и явилось упомянутое выше решение не вступать в близкие отношения с пациентами клиники, сколь интересными и притягательными те бы ни казались.

Это правило не раз выручало Полу, когда на нее обращал внимание какой-нибудь пациент — быстренько помогало вспомнить, чем кончилась связь с Говардом Джексоном.

Однако после того как Пола узнала о существовании Кена Уилсона, ее решимость сохранять нейтралитет в отношениях с пациентами дала трещину.

Проблема заключалась в следующем: на этот раз Пола обратила внимание на пациента сама. Он, кажется, тоже заинтересовался ею, но для нее гораздо важнее были собственные чувства.

Нельзя сказать, чтобы это была любовь с первого взгляда или нечто подобное, но невозможно игнорировать и тот факт, что один-единственный взгляд, брошенный на Кена Уилсона в определенный момент, когда тот — темноволосый, аккуратно стриженный, с загорелым лицом и карими глазами, в кофейного цвета полотняных брюках и кремовой рубашке-поло — вышел из-за ширмы, породил в теле Полы волну чувственной дрожи.

Это было невыразимо приятно и в то же время настораживало. Известное дело — обжегшийся на молоке дует на воду, а Пола как раз относилась к числу тех, кому приходилось опасаться молока по причине уже случившихся однажды неприятностей.

Пола знала, что во время ее отсутствия пациент Кен Уилсон исправно приходит на перевязку. Конечно, он и должен был так делать, следуя предписанию доктора Харриса, но… абсолютно не обязан справляться о графике ее, Полы, работы.

Что подобный разговор имел место, ей сообщили по телефону Мэгги и Джессика, медсестры, работавшие в те дни, когда она отдыхала. Сказали также, что послеоперационная рана пациента Кена Уилсона заживает быстро и доктор Харрис обещает, если так пойдет и дальше, в скором времени снять швы.

— Так что поторопись выйти на работу, если еще хочешь застать своего красавца-наездника! — со смехом заметила темноволосая Мэгги.

— Почему это он мой? — чуть порозовев и радуясь, что этого никто не видит, произнесла Пола.

Ее слова вызвали у Мэгги новый прилив веселья.

— Еще нет? Ничего, скоро станет твоим. Видишь, ты не отрицаешь того, что он красавец!

— Почему я должна это отрицать? Мне до его внешности нет никакого дела.

— Постараюсь поверить, — сказала Мэгги, прежде чем повесить трубку.

Пола прикусила губу: она и сама в это не верила. Потому что пациент Кен Уилсон действительно показался ей очень красивым. Во всяком случае, так было в тот день, когда она впервые увидела его.

Возможно, сегодня мое восприятие будет совершенно иным, думала Пола, направляясь утром на работу.

Ей было известно, что Кену Уилсону еще предстоит некоторое время приходить на перевязку — сегодня в том числе, — что бы там ни говорили о его быстро заживающей ране. Как ни верти, а речь идет о фурункуле, из-за которого развилось сильное воспаление.

Не отдавая себе в этом отчета, Пола начала ждать появления Кена с самого утра.


Он перешагнул порог смотровой, пребывая в таком волнении, будто ему предстояла встреча с экзаменационной комиссией, а не обыкновенная смена повязки и укол антибиотика.

А вдруг ее и сегодня не будет? — вертелось в его голове. Не придет — и все. Мало ли что бывает. Обстоятельства порой складываются неожиданно. Кроме того, как каждый человек, она может заболеть. Ох нет, только не это! Пусть будет здорова и…

Додумать мысль до конца Кен не успел, потому что его ищущий взгляд остановился на Поле.

Она здесь! — с ликованием промчалось в голове Кена.

Охваченный волнением, он даже не до конца осознал глубинный смысл этой фразы. Ему было достаточно просто видеть Полу, что-то делавшую возле столика с медицинскими инструментами.

Через мгновение она подняла голову, посмотрела в его сторону и их взгляды встретились…


Пола не ожидала от себя подобной реакции — во всяком случае, не этого острого импульса, возникшего где-то в глубине, в области бедер, и пронзившего ее всю.

Спустя некоторое время — неизвестно какой протяженности, — словно очнувшись, она осознала, что все еще в каком-то ступоре смотрит на стоящего посреди смотровой Кена Уилсона.

Впрочем, он тоже не сводил с нее глаз. В этот момент помещение, которое она привыкла считать — да так оно и было на самом деле — местом своей работы, вдруг показалось ей едва ли не самым уютным уголком на земле. И лишь потому, что они с Кеном Уилсоном находились здесь наедине.

Он первым обрел способность говорить.

— Кхм… здравствуйте. Рад вновь видеть вас.

— Я тоже… э-э… то есть я хотела сказать, приятно, когда пациенты так обязательны. И так скрупулезно выполняют предписания врача.

— Вы имеете в виду…

— То, что вы регулярно приходите на перевязку.

— А…

Кен улыбнулся, и Поле почудилось, что в смотровую заглянуло солнце — хотя оно и так присутствовало здесь с одиннадцати часов утра.

Никаких отношений с пациентами, никаких отношений с пациентами! — принялась она мысленно повторять про себя как заклинание.

Однако толку от этого получилось мало: пациент Кен Уилсон словно проник под кожу Полы и избавиться от него не представлялось возможным, по крайней мере в настоящий момент.

В следующее мгновение Пола вновь поймала на себе внимательный взгляд Кена и слегка зарделась: ей показалось, что он прекрасно осведомлен о ее мыслях.

И тут он произнес:

— Я ждал этого дня.

Ее ресницы взлетели.

— Ждали? Почему?

— Мне сказали… другие медсестры… что только сегодня вы вновь выйдете на работу, а я все сомневался… — Кен вновь с обезоруживающей искренностью улыбнулся, тем самым заставив сердце Полы сжаться от какого-то сладостно-щемящего ощущения. — Глупо, наверное, но факт: я почему-то опасался, как бы не случилось чего-нибудь такого, что помешает вам выйти на работу.

Она невольно улыбнулась.

— Что же могло случиться? Не представляю, что должно произойти, чтобы я пропустила свою смену.

Кен пожал плечами.

— Ну мало ли… — Ему не хотелось упоминать о болезнях и прочих неприятностях.

На языке Полы вертелся вопрос, зачем это Кену так понадобилось ее видеть, но она не была уверена, что сумеет спокойно выслушать ответ. Что-то такое присутствовало во взгляде Кена, что заставляло ее думать, будто речь идет о вещах личного свойства.

— Как видите, я здесь, — сказала она. — Вы… тоже, и пора нам заняться вашей болячкой.

Тут Кен вспомнил, что хотел проверить, есть ли на пальцах Полы какие-нибудь кольца, в первую очередь, разумеется, обручальное. Однако осторожно брошенный на ее руки взгляд не принес желаемого результата — она была в медицинских перчатках.

— Куда вы смотрите? — вдруг спросила Пола.

Кен вздрогнул. Оказывается, она все видела!

— На ваши пальцы, — ответил он, решив, что лучше всего сказать правду.

Во взгляде Полы промелькнуло удивление.

— На пальцы? — Она покосилась на свои руки. — А что с ними такое?

Кен медленно покачал головой.

— Ничего. Все в порядке.

— В таком случае чем они вас заинтересовали?

— Не сами пальцы, — негромко произнес Кен.

— А… Перчатки, наверное? Вам зачем-то нужны такие же?

Вновь качнув головой, он сказал:

— Не в этом дело.

— Послушайте, мистер Уилсон, — произнесла Пола, теряя терпение, — скажите наконец, что вас так заинтересовало, и приступим к перевязке. Ведь другие пациенты ждут!

— Там сейчас никого, — кивнул Кен в сторону коридора.

— Все равно. Сейчас никого, а через минуту кто-нибудь появится.

Не будучи парнем робкого десятка, Кен решил пойти ва-банк.

— Хорошо, если вы настаиваете, я скажу, почему рассматривал ваши пальцы, — блеснул он глазами. — Искал обручальное кольцо. И, сдается мне, его нет.

Не ожидавшую ничего подобного Полу бросило в жар.

— Верно, — обронила она, ощущая, как пламенеют кончики ушей, и подавляя желание прикрыть их выбившимися из закрепленного на затылке узла прядями волос. — И что?

Чуть помедлив, Кен спросил:

— Вы просто не носите кольца или не замужем?

Пола с ужасом ощутила, что ее лицо заливает краска. Вопросы Кена выбивали из равновесия.

— Какое это имеет значение?

Действительно — какое? — промелькнуло в мозгу Кена. Что я жениться собрался, что ли? Ну и память у тебя, приятель! — тут же отозвался внутренний голос. А разве у тебя нет подобных намерений? Кто вынашивает планы отправиться под венец с Анной Гриер, чтобы затем совместными усилиями произвести на свет наследника? Желудок Кена будто кто-то сжал холодной рукой. Анна! Он совсем забыл о ней. А сейчас, когда рядом Пола, та и вовсе казалась далеким, полузабытым воспоминанием.

Пора кончать с отцовской затеей, на миг стиснув зубы, подумал Кен. Она скоро станет помехой моей личной жизни.

— Значение? — повторил он, улыбнувшись ждущей ответа Поле. — Даже не знаю, что сказать. Боюсь, как бы вы не восприняли мои слова неправильно. — Кен на мгновение умолк, пытливо взглянув на нее, но она молчала, поэтому он продолжил: — Видите ли, с момента нашей первой встречи в этом самом помещении меня не покидает ощущение, что все это неспроста. И если вы действительно не замужем, то… с моей точки зрения, это служит доказательством того, что чувства меня не обманывают.

Наступило молчание. Кен смотрел на Полу, задумчивый взгляд которой был устремлен за окно. Наконец она легонько вздохнула и сказала:

— Я не замужем, но это не имеет никакого значения для того, почему вы находитесь здесь. Давайте все-таки займемся вашей повязкой.

— Да, конечно, — сдержанно улыбнулся Кен. Ответ был дан!

Дальнейшую процедуру Пола проделала машинально, благо эти действия были доведены до автоматизма. Правда, ее охватило мимолетное смущение, когда Кен обнажил участок тела с заживающей послеоперационной раной. Это ей самой показалось странным, так как она давно перестала воспринимать наготу пациентов как нечто, имеющее косвенное отношение к эротике. А тут вдруг какая-то конфузливость возникла, с чего бы это?

Потому что он мне нравится, мысленно ответила Пола и, прикусив губу, окинула быстрым взглядом всю стройную фигуру Кена.

Минуты через две, сменив повязку, она преувеличенно бодро произнесла:

— Готово, можете одеваться. Скоро перевязка вам больше не понадобится.

— Не говорите так! — с притворным испугом откликнулся Кен. — Ведь это означает, что я лишусь возможности видеть вас, в то время как подобная потребность стремительно растет. — Застегнув джинсы, он повернулся к Поле. — Скажите, пожалуйста, что вы делаете сегодня вечером?

Ее ресницы изумленно распахнулись. Заметив это, Кен добродушно усмехнулся.

— Избитая фраза, правда? Но, честно говоря, я просто не знаю, как спросить иначе.

Его искренность вновь обезоружила Полу. Не удержавшись, она улыбнулась в ответ, хотя собиралась сохранять нейтральное выражение лица.

— Сегодня вечером я дежурю в этой самой смотровой. — Она бегло обвела взглядом помещение.

Кен нахмурился.

— Ах да, вы ведь работаете по сменам. — Немного подумав, он задал новый вопрос: — Хорошо, а в котором часу заканчивается ваше дежурство?

— В семь.

В глазах Кена промелькнула какая-то мысль.

— В семь вечера? — быстро произнес он. — Если так, то еще есть время для…

Пола медленно покачала головой.

— Что? — взглянул на нее Кен, не завершив фразы.

— В семь утра.

— Как в семь? Разве…

Вновь улыбнувшись, Пола пояснила:

— У нас круглосуточное дежурство. Мы работаем сутки через двое, такой график.

С губ Кена слетел разочарованный вздох.

— А я собирался пригласить вас поужинать со мной в ресторане.

Пола опустила взгляд, и внимательно следивший за ней Кен заметил, как дрогнули ее ресницы. Она ничего не сказала: ни «да», ни «нет».

Что тоже неплохо, подумал Кен. Во всяком случае, не отказ.

И внезапно, пока он смотрел на Полу, его охватило безумное желание схватить ее, сжать в объятиях и впиться поцелуем в эти свежие розовые губы.

Прилив необузданной страсти был так силен, что на миг у Кена перехватило дыхание. Он скользнул взглядом по скрытой под медицинским халатом груди Полы и тут же поспешно отвернулся, осознавая всю опасность подобных визуальных путешествий. Ведь от созерцания можно легко перейти к действиям, а для них еще не настало время. Торопливость только спугнула бы удачу.

В коридоре зазвучали шаги и как будто поскрипывание колес. Услышав это, Кен произнес:

— Когда же я увижу вас вновь? Через два дня?

Пола успела лишь кивнуть. В следующую минуту дверь смотровой распахнулась, пропуская каталку с лежавшим на ней человеком в сопровождении двух санитаров.

— Нас прислал доктор Харрис, — сказал один из них, взглянув на Полу. — Тут небольшое нагноение на послеоперационном шве, надо почистить.

Выражение лица Полы сразу стало сосредоточенно-деловым.

— Доктор придет? — спросила она.

Санитар качнул головой.

— Он сейчас занят на втором этаже. Сказал, что ты сама справишься.

Пола кивнула.

— Хорошо. — Затем она повернулась к Кену. — Извините, я больше не могу беседовать. До свидания.

— Да-да, разумеется. Всего хорошего.

И он покинул смотровую.


10

Ночью и особенно утром работы, как правило, было очень мало, поэтому у Полы почти всегда оставалось время для чашечки кофе или чая. Бодрящий напиток она пила в смежной со смотровой комнате отдыха. Там стояли два дивана, на которые дежурные медсестры могли прилечь, если позволяла обстановка. Однако Пола практически не пользовалась подобной возможностью. Когда-то давно она прилегла на полчасика, незаметно для себя уснула и в результате пропустила вызов на второй этаж, в стационарное отделение, где потребовалась ее помощь. С тех пор, как бы ей ни хотелось в свободные часы отдохнуть лежа, она старалась этого не делать.

И все же период, остающийся до конца дежурства, всегда был самым трудным. Не стал исключением и нынешний день. Зато когда, сдав смену медсестре Иветте Салливан, Пола сменила больничную униформу на льняное летнее платье и покинула смотровую, ее сонливость будто рукой сняло. Практика показывала, что это ненадолго, только до того момента, пока она не доберется домой и не увидит кровать. В ту же минуту ей вновь захочется растянуться на простынях, закрыть глаза и спать, спать…

Но это произойдет не ранее чем через час. А пока она движется по больничному коридору, минует регистратуру и выходит в холл. Уже отсюда через широкое застекленное крыльцо видно, что утро солнечное, слышно птичье пение, что означает, что день обещает быть жарким.

Пожалуй, эти минуты нравились Поле больше всего: тишина, покой, людей вокруг нет, дежурство кончилось, впереди уйма времени, принадлежащего лично тебе, и свобода!

Правда, на этот раз свободного времени было меньше, чем обычно, потому что на следующий день Поле предстояло подменить на работе медсестру Лайзу Харт из отделения педиатрии, но в будущем та окажет подобную услугу ей самой. И тогда к двум свободным дням прибавится третий, а если к ним присоединится уик-энд, это даже позволит задуматься о коротком отпуске.

Обмозговывая подобную идею, Пола миновала разъезжающиеся при приближении стеклянные двери и вышла на ступени. Скользнув взглядом по стоящему чуть поодаль, справа, серебристому «даймлеру», она двинулась вниз. В эту минуту дверца автомобиля отворилась, выпуская молодого мужчину в светлых брюках и трикотажной рубашке в тон.

Ранняя пташка, пронеслось в голове Полы. Наверное, приехал навестить кого-нибудь из стационара.

Затем ее вдруг охватило странное чувство сродни дежавю. Пока она думала о своем, ее подсознание зафиксировало некоторые черты незнакомца — стройную фигуру, темные, коротко стриженные волосы, загорелое лицо… Все вместе вызывало смутные и одновременно приятные ассоциации. Под их воздействием Пола вновь повернула голову вправо… и едва не пропустила ступеньку.

— Вы!

— Доброе утро, — сказал Кен.

Неужели он специально приехал, чтобы повидаться со мной? — вспыхнуло в мозгу Полы. Или…

— Что-то случилось? — обеспокоенно нахмурившись, спросила она. — Вам нужна помощь?

В первую секунду в карих глазах Кена промелькнуло недоумение.

— Помощь?

— Медицинская, — пояснила Пола. — Ваше состояние ухудшилось?

— Ах вот вы о чем! Нет, со мной все в порядке. Более того, сейчас, когда я вижу вас, мое самочувствие улучшается с каждой минутой.

Она зарделась, опустила взгляд, но тут же заставила себя поднять ресницы.

— Это следует воспринимать как комплимент?

— Ни в коем случае! — горячо произнес Кен. — Это чистая правда. Я абсолютно уверен, что, когда вы рядом, моя ранка заживает быстрее… даже несмотря на то, что находится на таком, с позволения сказать, интересном месте. Иными словами, вы для меня сами по себе являетесь лекарством.

Несколько мгновений Пола смотрела на него, потом в ее выразительных серых глазах появилось лукавое выражение.

— Понимаю, вы приехали подлечиться!

Кен улыбнулся уже знакомой ей обезоруживающей улыбкой.

— В том числе. Но не только.

— Преследуете еще какую-то цель? — усмехнулась Пола.

Он кивнул.

— Именно.

— Какую же, если не секрет?

Едва заметно пожав плечами, Кен произнес:

— Для вас — нет. Я приехал, чтобы отвезти вас куда скажете. — Он кивнул на стоявший за его спиной «даймлер». — Кроме того, вчера нам не удалось толком закончить разговор, так как вам привезли очередного такого же страдальца, как я.

— Это была дама, — уточнила Пола.

— Пусть так, все равно мы не поговорили как следует. Я хотел пригласить вас на ужин, но в связи с тем, что уже наступило утро, можем и позавтракать, если желаете.

Все-таки он приехал из-за меня, подумала Пола, и эта мысль доставила ей удовольствие. Но…

— Спасибо за приглашение, однако вынуждена его отклонить, — произнесла она.

Кен немедленно огорчился, даже не потрудившись скрыть это.

— Нет? Ах как жаль… Признаться, я надеялся, что мы заедем в какое-нибудь уютное кафе и немножко посидим, а потом я доставлю вас домой… или куда вы там направляетесь.

— Домой, — кивнула она.

Во взгляде Кена отразилась надежда.

— Значит, согласны?

Пола негромко рассмеялась.

— Я ведь после ночной смены, собеседник из меня никакой и вообще… — Произнося это, она увидела, как на глазах погрустнел Кен, и добавила: — Может, как-нибудь в другой раз.

Он сразу оживился.

— Ловлю вас на слове! Значит, поужинаем?

Пола легонько вздохнула. Все-таки, идя вразрез со своим главным правилом, она скатывается к завязыванию близких отношений с пациентом.

— Хорошо…

— Когда? Давайте завтра?

Она покачала головой.

— Завтра не могу. Обещала подменить на работе медсестру из детского отделения.

— Тогда послезавтра?

По губам Полы скользнула улыбка.

— Нет, я ведь снова устану после работы.

Минутку подумав, Кен сказал:

— Тогда сами выберите удобное время.

Она отвела взгляд, прикидывая в уме, когда будет готова встретиться с Кеном, потом неуверенно произнесла:

— Разве что во вторник? Или вас это не устроит?

Похоже, его устроило бы что угодно, только бы Пола приняла приглашение.

— Все в порядке, не волнуйтесь. Значит, вторник. Я позвоню вам… если вы дадите мне номер своего телефона.

Окончание фразы было произнесено вкрадчивым тоном, что развеселило Полу.

— О, конечно! — со смешком произнесла она, открывая сумочку и извлекая блокнот и ручку. — Я вовсе не собираюсь делать из этого секрет. — Через минуту Кену был вручен листок с номером. — Звоните во вторник. Только, пожалуйста, так, чтобы я успела приготовиться.

— Разумеется, — сказал Кен, складывая бумажку вдвое и бережно пряча в бумажник. Затем он в свою очередь протянул Поле карточку. — Вот моя визитка.

— Благодарю. — Не глядя, Пола вложила визитку в блокнот, который затем сунула в сумочку.

— А теперь прошу! — Кен широким жестом указал на свой автомобиль. — Как и обещал, отвезу вас домой.

Пола слегка замялась, но подумала о том, что от клиники еще предстоит дойти до автобусной остановки и там ждать автобуса…

— Хорошо, спасибо, мистер Уилсон. Весьма любезно с вашей стороны.

Тот поморщился.

— Только умоляю вас! Не нужно так официально. — Он улыбнулся, блеснув белыми зубами. — У меня чуть сердце не остановилось! Правду сказать, Пола, — можно вас так называть? — в вашем обществе я чувствую себя так, будто мы давние знакомые. — Затем, весело подмигнув ей, добавил: — Наверное, это все из-за перевязок!

И она вновь почувствовала, что краснеет.

— Не знаю; мистер Уилсон, вам виднее. — Произнося это, Пола отвела глаза.

— Кен, — сказал он.

Она быстро взглянула на него.

— Что?

Он улыбнулся.

— Тебе ведь известно мое имя. Называй меня просто Кен. Иначе мне неловко будет звать тебя Полой, даже несмотря на твое разрешение.

Когда это я позволила ему так меня называть? — промчалось в мозгу Полы, пока она снизу вверх смотрела на улыбающегося Кена.

Через минуту под воздействием его обезоруживающего обаяния уголки ее губ тоже медленно приподнялись.

— Хорошо… Кен.

Когда Пола произнесла это, ее сердце на миг сладостно сжалось.

Потом Кен помог ей сесть в автомобиль и повез по улицам Шеффилда, периодически спрашивая направление. Попутно он развлекал Полу историями из своего детства, и несколько раз она просто хохотала. Словом, время они провели весело, что в некотором роде помогло им сблизиться. Наконец Пола произнесла:

— Вот, сверни в этот переулок — и я дома.

— Далековато живешь от места работы, — заметил Кен, направляя «даймлер» направо.

Через минуту Пола попросила остановиться возле трехэтажного жилого здания с тремя подъездами.

— Друри-лейн, двадцать шесть, — прочел Кен на прикрепленной на углу синей эмалевой табличке. — Теперь я знаю, где ты живешь, и без проблем заеду за тобой во вторник. Кстати, где твоя квартира?

Пола чуть пригнулась к стеклу и подняла взгляд.

— Вон, на третьем этаже, где балкон увит бугенвиллеей.

— Вижу. Легко найти.

Он вышел из автомобиля, обогнул его и открыл дверцу с той стороны, где сидела Пола.

— Прошу!

— О, благодарю, — чуть удивленно улыбнулась она, не привыкшая к подобной галантности.

Протянув руку, Кен помог Поле выйти.

— С нетерпением жду вторника.

Она отвела взгляд, немного смущенная тем, что их руки соприкоснулись, тем более что Кен нарочно затянул этот момент.

— Я… тоже буду ждать твоего звонка. — Должна же она была произнести что-то в ответ, хотя бы из вежливости!

— Замечательно, — сказал Кен. Потом вдруг наклонился и прикоснулся губами к щеке Полы.

Та на миг застыла — и от неожиданности, и потому что не знала, как реагировать на подобные действия, и еще потому, что ее внезапно охватила волна чувственного трепета, даже более сильного, чем когда минуту назад она вложила руку в протянутую ладонь Кена.

— Что вы… ты делаешь?

— Целую тебя на прощание, — негромко ответил он, как будто речь шла о чем-то совершенно естественном.

Пола заморгала.

— На прощание?

Кен улыбнулся.

— Я всегда так поступаю, если девушка мне симпатична.

— А мнение девушки тебя не интересует?

— Ну почему же… Вот взять хотя бы тебя. Разве тебе не нравится подобный способ прощания?

— Нравится, — сказала Пола и только потом спохватилась, вспомнив о том, что девушке положено держать марку.

Но было уже поздно. Глаза Кена вспыхнули, и он вкрадчиво уточнил:

— То есть в принципе ты не возражаешь против прощального поцелуя?

— В принципе — нет.

Не успела Пола произнести это, как сообразила, что попалась в тщательным образом расставленную ловушку. Добившись положительного ответа, Кен вновь наклонился — не особенно, кстати, и спеша — и прильнул к ее губам.

И хотя к этой минуте Пола уже уяснила, что он собирается сделать, тем не менее стояла как завороженная, пассивно участвуя в происходящем.

А когда ощутила чуточку влажное прикосновение его губ, ей пришлось собрать воедино всю выдержку, чтобы побороть порыв, побуждавший ее встать на цыпочки, обвить шею Кена руками и прижаться к нему всем телом.

Давненько у меня не было подобных желаний, успела подумать Пола, и тут Кен отстранился.

В тот же миг Полу охватило разочарование. Как, уже все? — промелькнуло в ее голове. Почему так быстро?

— До встречи, Пола, — тихо, с внезапно появившейся в голосе хрипотцой сказал Кен.

Подавив так внезапно вспыхнувшее чувство разочарования, Пола тихо ответила:

— До встречи.

Кивнув, Кен уселся за баранку «даймлера», взмахнул высунутой в открытое окошко рукой и укатил в обратном направлении.

Некоторое время Пола стояла на тротуаре и смотрела на угол крайнего дома, за которым скрылся увезший Кена автомобиль, словно в надежде, что тот появится вновь. Однако чуда не произошло.

Ответив на приветствие промчавшегося мимо на скейтборде соседского мальчишки, Пола со вздохом повернулась и двинулась к подъезду. Ее обуревали чувства, которые в подобных случаях называют смешанными. Превалировало среди них чувство странной, необъяснимой нежности.

Впрочем, стоило Поле войти в свою небольшую квартирку, вернуться в свой мир, как в душе ее все стало на привычные места. Ну почти. Потому что нет на свете такой женщины, которая смогла бы всего через несколько минут забыть о поцелуе молодого мужчины, который затронул потаенные струны ее сердца…

Правда, вибрировали они ровно до того момента, пока щека не коснулась подушки, ведь даже той девушке, которую только что поцеловали, требуется выспаться после ночного дежурства. Но даже сомкнув веки и погрузившись в дрему, Пола грезила о нежных прикосновениях мужских губ и ощущала прокатывающиеся по телу волны тепла…


11

Пора покончить с этим! — сердито думал Кен, беря телефонную трубку. Сегодня же… Сейчас!

Намерение как можно скорее позвонить Анне Гриер созрело у него, пока, подбросив Полу домой, он возвращался к себе. Похоже, у него начинается новый роман, который, кстати, с некоторых пор начал казаться Кену наиболее серьезным из всех случившихся в его жизни. Пола Мюррей была удивительной, не похожей ни на одну женщину, с которыми Кену довелось встречаться. В ней приятным образом сочетались профессионализм медсестры и подчеркнуто женская нежность. А за пределами клиники при непосредственном общении она напоминала девчонку, живущую в соседнем дворе или сидящую в школе за одной партой с тобой.

Вернее, напоминала бы, если бы не была так ослепительно красива.

Правда, размышляя о Поле, Кен допускал мысль, что его мнение сугубо субъективно и кто-нибудь другой взглянул бы на нее совершенно другими глазами.

Но Кену не требовались чужие глаза, ему нравилось собственное видение Полы, какой бы субъективностью оно ни грешило. А после сегодняшней совместной поездки от клиники «Спринг-блоссом» до находящегося в восточной части Шеффилда переулка Друри-лейн, где стоял дом Полы, ему впервые подумалось о том, что, возможно, их встреча уготована самой судьбой.

Кен рассуждал примерно так. Может быть, кто-то всесильный там, на небесах, нарочно устроил все таким образом, чтобы мой отец обратил внимание на проблему появления у меня наследника и в связи с этим указал мне на Анну Гриер как на мою потенциальную супругу; и чтобы Анне заблагорассудилось устраивать со мной конные прогулки и последняя пришлась бы на тот день, когда на моей… гм… ягодице вскочил фурункул; и чтобы треклятая болячка вынудила меня обратиться в клинику, где я прямехонько угодил в заботливые руки доктора Харриса и его обворожительной ассистентки — Полы Мюррей.

Дальнейшие размышления вывели Кена на мысль, что некоторые отыгравшие свою роль актеры — а точнее, актрисы, и то, строго говоря, в единственном числе, — уже могут удалиться со сцены. Речь, разумеется, шла об Анне, которая с самого начала являлась слабым звеном цепочки, но, не понимая эпизодичности своего участия в затеянном свыше действе, увлеклась, начала смотреть на вещи слишком серьезно и теперь, похоже, не сомневается, что Кен у нее на крючке.

Нет уж, пора соскакивать, раздраженно думал он. Игра чересчур затянулась. Вдобавок мне неприятна роль обманщика, даже несмотря на то, что я пока ничего конкретного Анне не обещал. Тем не менее от того, как она меняется в моем присутствии, мне становится не по себе. Не хочу, чтобы за моей спиной начали шептаться о том, будто бы я заморочил голову и разбил сердце Анне Гриер!

Придвинув поближе телефонный аппарат, Кен на минуту задумался над тем, какой номер набрать. Где сейчас находится Анна: на шоколадной фабрике, дома или где-нибудь еще? Скажем, в полиции или страховой компании?

Так ничего и не придумав, он решил начать с офиса шоколадной фабрики. Оказалось, угадал: хозяйка кабинета ответила на звонок.

— Здравствуй, Анна, — сказал ей Кен.

— О, милый! — с ходу заворковала та. — Как хорошо, что ты позвонил!

Интонации ее голоса настолько озадачили Кена, что он отнял от уха трубку и, вскинув бровь, посмотрел на нее.

Боже правый, Анна на глазах превращается в опереточный персонаж! — промчалось в его голове. «О, милый!». Надо же было додуматься…

— Не знаю, хорошо ли, — сдержанно произнес он, стараясь унять внезапную вспышку раздражения.

— Не просто хорошо, а замечательно! — оживленно воскликнула Анна.

Да что это с ней? — подумал Кен, на этот раз с оттенком беспокойства.

— Почему ты так говоришь? — осторожно спросил он.

— Потому что я сгораю от желания сообщить тебе новость!

— Новость? — О беременности уж точно речь идти не может, усмехнулся про себя Кен. Во всяком случае, о такой, к которой был бы причастен я.

Но он напрасно беспокоился, известие носило скорее деловой, нежели личный характер.

— Мои шоколадные изделия завоевали золотую медаль на выставке в Брюсселе! — выпалила Анна.

— А-а… — Кен почему-то испытал чувство облегчения. — Поздравляю.

— Ты рад за меня? — Голос Анны звенел.

— Разумеется. Впрочем, всем и без того известно, что на твоем предприятии выпускается вкусный шоколад.

— Не скажи! Разница есть.

— В чем же она заключается? — без интереса, просто по инерции спросил Кен.

— Ну неужели нужно объяснять очевидные истины? Ведь теперь я смогу напечатать на шоколадной обертке изображение еще одной медали!

— Поздравляю, — вновь без всякого выражения произнес Кен.

Однако охваченная радостью Анна не обратила внимания на его нейтральный тон.

— Теперь у меня четыре серебряные медали и три золотые!

В эту минуту она напомнила Кену девочку, спешащую похвастаться новой куклой. Впрочем, впечатление это уже успело стать для Кена в некотором роде привычным.

— Еще бы получить платиновую медаль… — мечтательно добавила Анна.

— И что тогда? — с насмешливым оттенком обронил Кен.

— Тогда? О, тогда…

Она умолкла, и Кен живо представил себе ее сидящей с поднятым к потолку взором, в котором мерцают искры предвкушения. Но то, о чем думает Анна в эту минуту, для него оставалось тайной.

— Тогда… — повторила она и вновь умолкла.

Наступит счастье, мысленно продолжил ее фразу Кен.

Но Анна неожиданно произнесла:

— Впрочем, не скажу. Не хочу сглазить.

— Вот как? Оказывается, ты суеверна? — усмехнулся Кен. — Не замечал этого за тобой.

— Еще успеешь! — весело рассмеялась она.

Кен нахмурился. Как-то уж очень уверенно Анна это произнесла. И вообще, как уже не раз бывало, разговор свернул совсем не в том направлении, на которое он рассчитывал.

Почему ей каждый раз удается сбить меня с толку? — сердито подумал Кен.

— Гм… Анна, нам нужно серьезно поговорить.

— Конечно, милый. Именно этим мы сейчас и занимаемся. Я как раз хотела сказать тебе, что мне придется уехать на несколько дней в Брюссель. Меня пригласили на торжество по случаю вручения наград. — В голосе Анны вновь возник радостный звон. — Надеюсь, за это время кому-нибудь — полиции или страховой компании — удастся выйти на след моей украденной статуэтки. Вот было бы здорово! — с воодушевлением добавила она. — Я возвращаюсь, а меня уже поджидает моя любимая «Наяда». Как ты думаешь, возможно такое?

— Не знаю, — нетерпеливо буркнул Кен. — Послушай…

— По-моему, ты нервничаешь, милый, — вдруг произнесла Анна. — Что с тобой? А-а… понимаю! Тебя расстроило известие о том, что я должна уехать, и в связи с этим меня некоторое время не будет в городе, да?

— Я…

— А знаешь что? — не давая Кену возможности вставить словечко, сказала она. — Давай отправимся туда вместе!

— Куда? — машинально спросил Кен. В следующее мгновение он сообразил, что подразумевает Анна, и она тут же подтвердила его мысль:

— В Брюссель! А что, по-моему, здорово… Только представь, как замечательно мы проведем время вдвоем! — продолжила она, не дожидаясь ответа Кена и все больше загораясь неожиданно пришедшей в голову идеей. — Поселимся в гостинице «Намюр», мне случалось в ней останавливаться, там шикарные двухместные люксы. Вместе отправимся на торжество по случаю вручения мне награды! — На миг умолкнув, Анна с чувством произнесла: — Ох какая я идиотка! Ведь нужно было в первую очередь подумать о тебе! Прости, милый. Наверное, я еще не привыкла к мысли, что мы теперь вдвоем. — Выдержав секундную паузу и подпустив в голос изрядную толику кокетливой томности, она промурлыкала: — Прощаешь?

Шикарные двухместные люксы, подумал Кен. Ключевое слово, разумеется, «двухместные». С кроватью соответственных размеров, одной на двоих, чтобы дело наконец сдвинулось с мертвой точки.

Неожиданно ему припомнился разговор с приятелем, который, находясь в Бангкоке, отправился с туристической группой на берег Сиамского залива, где находилась огромная крокодилья ферма, насчитывавшая порядка ста тысяч особей. Приятелю запали в голову переданные через переводчика слова Служителя фермы, по совместительству выполнявшего обязанности гида.

Крокодилы похожи на женщин, сказал тот. Постоянно контролируют вас. Вы еще далеко, но по тончайшим вибрациям земли и воздуха они узнают о вашем присутствии. Вы ни о чем не подозреваете, а за вами уже следят. Одно неосторожное движение — и вы окажетесь проглоченными.

Сдается, знаю я одного такого крокодила, мрачно подумал Кен. Кроме прочих своих недостатков, он еще и говорящий. Болтает и болтает, слова не дает вставить.

Впрочем, в данную конкретную минуту «крокодил» именно ждал слова. Ответного. Чем Кен и решил воспользоваться.

— Напрасно просишь прощения, Анна, — сказал он. — Ты ни в чем не виновата. И тебе совсем не нужно привыкать к мысли, что «мы теперь вдвоем». Потому что это не так. — И не давая ей времени опомниться, Кен добавил: — Мы не подходим друг другу, Анна. Сейчас я уже ясно вижу это. Мы попробовали, но у нас ничего не получилось, точнее у меня, поэтому нам нужно расстаться.

Фу, кажется, все сказал, промчалось в голове Кена. Нелегкое все-таки это дело — заявить женщине, что она тебе не нужна!

Пока он так думал, в трубке раздался смешок.

— Ох, милый! Развеселил ты меня… Надо же такое сказать — нам нужно расстаться! Кому угодно, дорогой, но только не нам. Выбрось эти глупости из головы. Расстаться! — вновь повторила Анна, словно не веря, что ей довелось услышать подобное слово. — Ведь я только-только нашла мужчину, который пришелся мне по душе, тебя, милый, и вдруг и расстанусь с ним, то есть с тобой! Смеешься, что ли? Вспомни, как нам хорошо вдвоем, как замечательно мы скачем на лошадях, как…

Анна продолжала говорить, но Кен словно споткнулся о слова «скачем на лошадях» и перестал слушать. Напоминание о прогулках верхом болью отдалось в его многострадальной заднице. Он привычно поморщился, но через минуту вспомнил, что этот участок тела больше не болит, во всяком случае если не применять к нему каких-либо действий нарочно. И все равно фраза Анны была опрометчивой.

Не нужно было тебе, золотце, упоминать о скачках, подумал Кен и скрипнул зубами. Ох не нужно!

— Я не шучу, Анна, — резко произнес он. — И действительно намерен расстаться с тобой, нравится тебе это или нет.

— Но милый…

— И ради всего святого, не называй меня милым!

— Хорошо, милый, как скажешь, только успокойся. Вообще, ты сегодня на себя не похож. У тебя ничего не случилось?

— Случилось! — почти крикнул Кен. Разговор все больше выводил его из терпения, и он решил открыть карты: рассказать о знакомстве с Полой. — Я встретил…

— А, у тебя произошла неприятная встреча! — воскликнула Анна с оттенком облегчения в голосе. — Понятно, милый. Но это же просто всплеск негативных эмоций, скоро все пройдет. К сожалению, никто от этого не застрахован. И знаешь что? Наша поездка в Брюссель поможет тебе избавиться от хандры. Ах как удачно все складывается! Вот тебе мой совет: прямо сейчас, как только закончим говорить, начинай собирать чемоданы. Вернее, достаточно и одного, ведь мы в Брюсселе пробудем всего несколько дней, так что…

— Мы, — с нажимом произнес Кен, — никуда не едем. В Брюссель отправишься ты одна. И по возвращении в Шеффилд со мной не встретишься. Мы вообще больше не будем встречаться наедине, Анна. Я прекращаю наши отношения. К счастью, мы друг другу ничем не обязаны, обещаний никаких не давали, так что расстаться нам будет несложно. Я понятно изъясняюсь?

Кен сделал паузу, чтобы смысл его слов проник в сознание Анны, однако ей подобный интервал не понадобился.

— Ох, милый, — вновь рассмеялась она, — какие глупости ты сегодня говоришь, просто не хочется верить ушам! Хорошо, если ты настаиваешь, я поеду в Брюссель одна. Но все время буду скучать по тебе, так и знай. — Ее голос снова окрасился кокетливыми интонациями. — Какой презент привезти тебе из Бельгии? Впрочем, не говори, сама что-нибудь подыщу. Это будет сюрприз! — Затем, шумно дыша в трубку, Анна произнесла: — До свидания, милый. Пожалуйста, постарайся к моему возвращению успокоиться. Целую!

Пока она говорила, Кена не покидало чувство, будто он беседует с каким-то неодушевленным существом — с роботом, стенкой, манекеном, — словом, с кем угодно, только не с живым человеком.

С тяжелым сердцем повесил Кен телефонную трубку. Интуиция подсказывала ему, что Анна создаст еще немало проблем.

И все это потому, что я доверился папиной житейской мудрости, с досадой подумалось ему. Нет чтобы жить собственным умом!


12

Он еле дождался вторника.

Столик в ресторане «Харт энд Роуз» давно был заказан. Прочие приготовления — в основном касавшиеся выбора одежды — завершены. Прекрасно отдавая себе отчет в том, что положение владельца торгового центра несколько отличается от положения медсестры, Кен решил не шокировать Полу дорогими костюмами, а одеться попроще. В результате он отмел все шелковые костюмы и остановил выбор на льняном кофейного цвета.

Когда с приготовлениями было покончено, осталось дождаться вторника, что оказалось труднее всего. Тем более что Кен знал номер телефона Полы. Но так как они договорились созвониться лишь во вторник, воспользоваться своим знанием он не мог, считал себя не вправе. Несколько раз Кен тянулся рукой к телефонной трубке, но дальше этого дело не шло — меньше всего ему хотелось показаться Поле назойливым.

Наконец вожделенный вторник наступил. Правда, ожидание кончилось не сразу, потому что раньше трех часов дня звонить Кен не рискнул.

Скорее всего, Пола тоже готовится к выходу и незачем ей мешать, думал он, прохаживаясь мимо столика и стоящего на нем телефонного аппарата.

Ровно в три часа Кен снял трубку и быстро набрал номер, который к этому моменту успел выучить наизусть. Он даже не присел на диван, так ему хотелось поскорее услышать голос Полы и затем помчаться к ней на всех парусах.

Паруса, разумеется, были метафорой, однако для Кена это сейчас не имело особого значения. Голос Полы был важнее.

Прошло, наверное, минуты две, и Кен уже начал притоптывать от нетерпения, когда длинные гудки наконец оборвались и раздался щелчок, похожий на тот, который бывает, если на другом конце провода снимают трубку.

— Пола! — радостно воскликнул Кен. — Здравствуй!

Тишина.

Что такое? — подумал Кен. Меня не слышно?

— Пола? Отзовись, пожалуйста! Это я, Кен. — На секунду задумавшись, он добавил: — Кен Уилсон, твой пацие…

— Набранного вами номера не существует… — неожиданно раздался в трубке механический женский голос.

— То есть как не су…

— Набранного вами номера не существует… — перебил его тот же странный голос. — Набранного вами номера не существует… Набранного вами номера не существует…

Кен был настолько поглощен предвкушением разговора с Полой, что лишь после третьего повтора сообразил, в чем дело: это звучал применяемый на многих телефонных станциях искусственно синтезируемый голос.

Но даже разобравшись с этим вопросом, Кен не получил ответа на другой.

— Как не существует номера?! Почему? — пробормотал он, понимая, что ему никто не ответит.

Затем ему пришло в голову, что, очевидно, он неверно набрал номер.

— Неужели я неправильно запомнил? — произнес себе под нос Кен, направляясь за бумажником, где хранился вырванный из блокнота листок, на котором Пола собственноручно написала цифры.

Однако проверка показала, что ошибки не было. Кен снова набрал номер и, затаив дыхание, стал ждать.

К его огромному разочарованию, все повторилось: сначала серия длинных гудков, затем фраза «Набранного вами номера не существует».

Повесив трубку, Кен еще некоторое время стоял, глядя на телефонный аппарат и размышляя над тем, что бы все это значило. Его посетила мысль, что Пола намеренно указала неправильный номер, однако он сразу отмел ее как несостоятельную. Не тот Пола человек, чтобы так поступить. Она скорее отказалась бы от ужина в ресторане, чем намудрила с телефонным номером.

В конце концов, так и не разгадав ребус, Кен решил проверить все лично. Быстро переодевшись в выбранный для вечера костюм, он сбежал по ступенькам — по которым еще несколько дней назад по известной причине ему удавалось сходить с трудом, — сел в свой стоявший перед домом «даймлер» и укатил прочь на максимально дозволенной для движения по городу скорости.


Еще на подъездах к переулку Друри-лейн он почувствовал: что-то неладно. Еще трудно было разобраться в причинах подобного ощущения, но оно возникло и не считаться с ним не представлялось возможным. Тем более что речь шла о районе, в котором жила Пола.

Кен отметил, что транспорта на дороге почти нет, а если и попадаются редкие автомобили, то стараются держаться ближе к тротуару, явно освобождая середину проезжей части. Минуты через две Кен понял причину подобного поведения водителей — навстречу ему попалась пожарная машина.

Поначалу он не придал данному факту большого значения — мало ли что случается в городе, — однако вскоре увидел нечто такое, от чего по его спине пробежал холодок: вторая пожарная машина тяжело выползала из-за угла, за которым, собственно, и находился переулок Друри-Лейн.

Две пожарные машины в одном месте и в одно время — это сигнал тревоги.

Увеличить скорость в этом районе Кен не мог, но его охваченная сильнейшим беспокойством душа словно рванула вперед.

Свернув в переулок, Кен устремил напряженный взгляд в направлении дома номер двадцать шесть, и его сердце упало. Он еще не видел, что там случилось, но уже понял — ничего хорошего. И пожарные машины, судя по всему, приезжали именно к тому самому дому, в котором в квартире на третьем этаже с несуществующим телефонным номером жила Пола.

Сердце Кена болезненно сжалось.

Не доезжая до знакомого дома, он остановил «даймлер» и дальше пошел пешком. Жилое здание представляло собой печальное зрелище. Сомнений не осталось — здесь был пожар. К счастью, большая часть дома не пострадала, но…

Кен поднял взгляд к третьему этажу, ища увитый бугенвиллеей балкон… и не обнаружил его!

Впрочем, какие-то закопченные балки и обгорелые прутья были, однако они ничем не напоминали миленький, пестреющий цветами балкончик, который Кен запомнил в прошлый приезд сюда.

От самой квартиры тоже мало что осталось — облизанный языками пламени каменный остов без стекол, с выгоревшими оконными рамами.

Кен долго стоял и в каком-то ступоре смотрел на то, что осталось от квартиры Полы. Соседние апартаменты тоже пострадали, но не в такой степени. Этой квартире досталось больше всего, над ней даже крыша провалилась.

«Набранного вами номера не существует», — возник в мозгу Кена неживой, с металлическим призвуком голос. «Набранного вами номера не существует»…

Кен вздрогнул. А что с Полой? Где она? Жива ли?

Внезапный приступ паники, возникший при мысли, что он больше никогда не увидит Полу живой, был настолько силен, что едва не сшиб Кена с ног. У него сжалось горло, в сердце будто вонзилась игла, а глаза словно заволокло темной пеленой.

Добрых три минуты понадобилось ему, чтобы хотя бы отдышаться. Затем, собрав силу воли в кулак, он постарался выйти из полуобморочного состояния. Добившись спустя некоторое время и этого, он подумал, что надо что-то делать. Это стало его первой конструктивной мыслью за все время его здешнего пребывания.

Кен огляделся по сторонам, и тут выяснилось, что он не единственный, кто пришел посмотреть на место пожара. Сам того не замечая, Кен стоял в группе зевак. Чуть поодаль маячил констебль, заметив которого Кен стал продираться сквозь толпу в том направлении.

— Простите, — тронул он за рукав констебля, смотревшего туда же, куда и все остальные, — на верхний, залитый водой этаж дома, над которым уже даже не курился дымок, — не скажете, есть ли пострадавшие?

Тот перевел на него взгляд.

— У вас тут родственники?

— Да, — соврал Кен, сообразив, что постороннему человеку констебль может отказать в получении информации.

— Кто? — последовал вопрос.

Кен задумался, но лишь на мгновение.

— Двоюродная сестра. Пола Мюррей, — добавил он для большей убедительности.

Констебль сочувственно вздохнул.

— Понятно. Не волнуйтесь, пострадавших практически нет. Правда, двоих увезли в больницу: мужчину с ожогами средней тяжести и отравившуюся дымом старушку. По предварительным данным, тот мужчина и является виновником пожара. Соседи говорят, что он злоупотреблял алкоголем. — С губ констебля вновь слетел вздох. — Скорее всего, уснул с сигаретой в руке, известное дело. Квартира его пострадала меньше, чем та, что расположена над ним. — Констебль кивнул на третий этаж, где еще совсем недавно находился увитый бугенвиллеей балкон. — Видите, как ей досталось…

Кен вновь посмотрел наверх, и горло его сжалось.

— А куда отправили жильцов пострадавших квартир?

— Жильцов? — зачем-то переспросил констебль.

— Да, — сказал Кен, в очередной раз оглядываясь, и в этот момент вдруг словно зацепился взглядом за знакомую фигуру.

Мгновенно напрягшись, Кен присмотрелся и тихо ахнул.

Это была Пола.

Она стояла на противоположной стороне улицы, напротив дома, и отрешенно, но с оттенком недоумения смотрела вверх, на то, что еще недавно было ее квартирой.

— Ну, жильцы разъехались кто в гостиницу, а кто… — Начав отвечать, констебль умолк на полуслове и недоуменно проследил за Кеном, который, ни слова не говоря, вдруг куда-то направился. Вскоре констебль понял, что тот идет на противоположную сторону улицы, к одиноко стоящей на тротуаре светловолосой девушке.

— Должно быть, сестра, о которой этот парень спрашивал, — глубокомысленно пробормотал он.

Тем временем Кен приблизился к Поле и остановился, не зная, что сказать или предпринять дальше. В его жизни еще не случалось подобных ситуаций, поэтому неудивительно, что он слегка растерялся. Вдобавок вопреки всему происходящему его вдруг охватила такая дикая радость, что хоть пляши: Пола жива!

Однако, осознавая всю неуместность как подобных эмоций, так и их выражения, Кен еще некоторое время продолжал стоять в нерешительности. И все же что-то нужно было сделать, нельзя же оставаться безучастным, когда Поле требуется помощь.

Побуждаемый этой мыслью, Кен сделал шаг вперед с намерением попасть в поле зрения Полы. Однако прошло не меньше минуты, пока она заметила, что перед ней кто-то появился.

Медленно опустив взгляд, она посмотрела на Кена взглядом лунатика — даже не на, а скорее сквозь него. Он неловко улыбнулся, не будучи уверенным, что Пола его заметила.

Повисла тягучая пауза.

Кену показалось, что состояние неопределенности продолжалось очень долго, хотя на самом деле не прошло, наверное, и минуты. Наконец в глазах Полы что-то промелькнуло, затем ее ресницы дрогнули, а взгляд приобрел осмысленное выражение.

— Кен… — прошептала она, словно не доверяя собственному зрению. Но в следующую минуту, очевидно, поверила, потому что в ее глазах появился влажный блеск. — Кен! — с надрывом вырвалось у нее, и она бросилась ему на шею.

Нечего и говорить, что он тут же заключил ее в объятия, прижал к груди и даже, кажется, успел прикоснуться губами к теплой светлой макушке. Впрочем, в последнем полной уверенности не было, уж слишком стремительно все произошло.

— Кен… Кен… — повторяла Пола словно в бреду, прижимаясь к нему всем дрожащим телом.

По ее щекам катились слезы, и было совершенно очевидно, что она находится в полной прострации.

Если бы в ту минуту Кен был способен обратить внимание на что-то иное, кроме находящейся в его объятиях Полы, он увидел бы, как наблюдавший за ними констебль удивленно хмыкнул, а потом умильно поджал губы — как какая-нибудь слезливая сентиментальная дамочка на свадьбе — и покачал головой, мол, надо же какие нежности между братом и сестрой…

Однако Кену было не до констебля с его выводами. Он обнимал Полу, которая в свою очередь обвивала руками его шею, и все это порождало в его душе такую щемящую нежность, что впору самому расплакаться.

Переполненный чувствами, Кен взял лицо Полы в ладони и ласково поцеловал мокрые щеки. Затем немного отстранился, посмотрел в заплаканные глаза и, чуть помедлив, на мгновение прильнул к губам.

— Идем…

— Куда? — всхлипнула Пола. — Мне некуда идти. Видишь, что здесь произошло…

Кен машинально оглянулся на находящийся за его спиной дом.

— Вижу. Но постарайся не думать об этом. Все образуется, я обещаю тебе это. Вот посмотришь, все будет хорошо. Сейчас тебе трудно в это поверить, но потом вспомнишь мои слова. — Он снова поцеловал ее в губы. — Идем… для начала в мой автомобиль.

И не медля больше ни секунды, Кен взял Полу под руку и повел к своему «даймлеру». Там осторожно усадил на переднее пассажирское сиденье, сам занял место за баранкой и сразу включил зажигание.


13

Вскоре переулок Друри-лейн с пострадавшим двадцать шестым домом остался далеко позади. Кен заметил, что когда, уезжая, они сворачивали за угол, Пола даже не оглянулась на свой дом. Скорее всего, его нынешний вид причинял ей боль.

Спустя несколько минут Кен задумался, куда бы ему отвезти Полу, чтобы она смогла хотя бы немного прийти в себя после пережитого потрясения. Самым простым было доставить ее к себе домой и там окружить лаской и вниманием. Однако Кен сомневался, стоит ли спешить с этим. Пола могла неправильно истолковать его действия, тем более сейчас, когда она пребывала в шоковом состоянии.

Потом, очень кстати, Кену припомнился один уединенный уголок почти на самой окраине города, напоминающий местечко где-нибудь на природе, потому что там находился старый, спускающийся к берегу речки парк. Сам он любил бывать там еще в студенческие годы, и, кажется, иногда даже с девушками, — более точно ему мешало припомнить данный факт присутствие Полы, которая затмевала собой любую другую представительницу прекрасного пола.

— Где это мы? — спросила она, когда Кен остановил «даймлер» и выключил двигатель.

Он обрадовался, что Пола заговорила, так как опасался, как бы она не впала в ступор, уйдя в себя и отрешившись от реальности. Оброненный вопрос свидетельствовал о том, что интерес к жизни, к счастью, не утрачен ею.

— В парке, — ответил Кен. — Пойдем посидим на травке. Это поможет нам успокоиться и собраться с мыслями.

— Кажется, я уже успокоилась, — усмехнулась Пола. — Знаешь почему? Потому что у меня не укладывается в голове, что все это происходит со мной. Я будто наблюдаю за всем со стороны.

Кен покинул автомобиль и помог выйти Поле.

— Может, это и неплохо. Психологи часто советуют пациентам применять подобный прием.

— Знаю, — усмехнулась она. — Когда я училась, нам читали курс психологии.

Внимательно взглянув на нее, Кен вдруг понял, что она гораздо сильнее, чем может показаться на первый взгляд. Недавно он стал свидетелем ее минутной слабости, но она быстро прошла. Сейчас можно было с уверенностью сказать, что истерик от Полы больше ожидать не приходится.

Кен вновь посмотрел на Полу, на этот раз с уважением.

— Что? — произнесла она с новой усмешкой. — Проверяешь, не поехала ли у меня крыша?

Он легонько обнял ее за плечи и коротко стиснул. Затем сказал, глядя в глаза:

— Ты удивительная. Далеко не каждый человек способен шутить в подобной ситуации. В частности, за себя я не поручился бы. А ты… Я безумно рад, что познакомился с тобой! — С этими словами Кен наклонился и прикоснулся к ее губам.

После секундной заминки ее губы дрогнули и приоткрылись…

Несколько долгих минут они стояли посреди зеленой лужайки, обнявшись, прильнув друг к другу и целуясь так, словно от этого зависело само их дальнейшее существование. При этом в голове Полы вертелось: боже правый, что происходит? Моя квартира сгорела, мне некуда податься, но, вместо того чтобы серьезно обдумать свое положение, я еду в парк с симпатичным парнем и целуюсь напропалую!

Когда обоим потребовался глоток воздуха, Кен с явной неохотой оторвался от губ Полы.

— Не знаю, как это объяснить, но с тобой я чувствую себя так, словно… словно… все в порядке и жизнь течет по правильному руслу.

В его голосе появились взволнованные гортанные нотки, что заставило Полу бросить на него заинтересованный взгляд.

— А без меня жизнь течет по неправильному? — через мгновение тихонько рассмеялась она.

Кен провел большим пальцем по ее раскрасневшимся после поцелуя губам.

— Без тебя она вообще не течет. — Затем, не желая форсировать события, хотя просто сгорал от желания вновь проникнуть языком в ее рот, добавил: — Давай расположимся вон там, на бережке.

— Не возражаю, — улыбнулась Пола.

Кен вынул из багажника тканевое одеяло, расстелил на траве, и они с Полой сели, свесив ноги. Перед ними желтел узкий песчаный пляж, а дальше, в спокойной сонной воде, возвышалась осока, в которой шелестел ветерок. Другие звуки, кроме птичьего пения, отсутствовали.

— Как ты узнал, что у меня произошло? — спустя некоторое время спросила Пола.

Кен тайком любовался ею, пока она смотрела на реку, поэтому не сразу уловил суть вопроса.

— Что? А, как узнал… — Он вздохнул. — Никак. Мне ничего не было известно, пока я не увидел твой дом.

Во взгляде Полы промелькнуло удивление.

— Но что же заставило тебя приехать?

— Ты не отвечала на телефонные звонки. Более того, автоответчик телефонной станции сообщил мне, что твоего номера не существует.

— Правда? — нахмурилась Пола. Затем задумчиво произнесла: — Наверное, они как-то определили, что проводка сгорела или что-нибудь в этом роде.

Кен пожал плечами.

— При чем тут проводка? Ты ведь не прекращала действия своего контракта на пользование услугами связи. Впрочем, допускаю, что фраза относительно несуществующего номера заведена у этих ребят на все случаи жизни. Возможно, они трактуют ее как-то по-своему.

— Неважно, — улыбнулась она. — Главное, ты получил известие о том, что что-то не в порядке, из-за чего и приехал ко мне.

Кен пытливо взглянул на нее.

— Ты… — он на миг умолк, не зная, как получше задать вопрос, — рада моему появлению?

В следующую минуту Пола сделала нечто такое, отчего в душе Кена будто что-то трепыхнулось: протянула руку и накрыла ею пальцы, которыми он слегка упирался в одеяло, чтобы удобнее было сидеть.

— Я не только рада, но и очень признательна тебе, — тихо и серьезно произнесла она. — Ты просто спас меня от отчаяния. Не знаю, что было бы со мной, если бы не ты. — На миг опустив ресницы, Пола добавила: — Думаю, я должна извиниться перед тобой.

— За что? — удивленно спросил Кен, переплетаясь с ней пальцами.

Она вздохнула.

— За несдержанность. Я набросилась на тебя как дикарка… Представляю, как это выглядело со стороны и что ты обо мне подумал!

Кен поднял другую руку и тыльной стороной ладони провел по лицу Полы.

— Что подумал? Ты правда хочешь знать?

Она на минутку задумалась, потом чуть смущенно кивнула.

— Хорошо, скажу, — улыбнулся Кен. — Я подумал, что ты самая замечательная из всех известных мне женщин.

На губах Полы появилась ироничная усмешка.

— Брось, я серьезно.

— А я разве нет? Серьезнее некуда. Еще в первый день, в смотровой, когда я лежал на столе кверху… гм… фурункулом, мне удалось разглядеть тебя и в голове у меня промелькнуло… Впрочем, вру. Я был настолько ослеплен твоей красотой, что голова моя словно опустела. Кажется, в ней даже появился звон.

— Это от обезболивающего, — рассмеялась Пола.

— Нет, — тихо произнес Кен, проводя ладонью по ее светлым пушистым волосам. — Это от тебя. Открою страшную тайну: с тех пор как меня обманула девушка, которую я любил, еще никому не удавалось затронуть мои чувства. Ты — первая.

На минуту наступила тишина, потом с губ Полы слетел вздох и она сказала:

— Ты тоже первый.

Кен пристально взглянул на нее.

— Что? Тебя тоже обманули?

Она грустно усмехнулась.

— Думаю, на мне подобные истории не закончатся.

— М-да… Выходит, мы оба стали жертвами собственных эмоций, — констатировал Кен.

Пола едва заметно пожала плечами.

— Или чужой пренебрежительности. Или того и другого одновременно. Как бы то ни было, после одного случая я дала себе слово ограничить отношения с пациентами чисто формальным общением. Но появился ты, и вот я уже целуюсь с тобой…

— Еще нет, — хрипловато произнес Кен, наклоняясь к ее губам. — Но сейчас будешь…

Поцелуй начался нежно, ласково, но постепенно пламя страсти разгорелось, и он стал жгучим, всепоглощающим. Вскоре Пола с удивлением обнаружила, что лежит на спине, самозабвенно обнимая склонившегося над ней Кена.

И вновь, несмотря на всю остроту момента, ее поразило несоответствие между непростым положением, в котором она оказалась, практически потеряв жилье, и тем, что происходило сейчас между нею и Кеном.

Однако эта мысль промелькнула в мозгу Полы и исчезла без следа, вытесненная сладостными ощущениями, которые переполняли ее. Только они имели для нее значение, о проблемах не хотелось даже вспоминать. Особенно усилилось безразличие к невзгодам, когда она почувствовала нежное прикосновение Кена к своей груди. Ее пронзил настолько острый чувственный импульс, что она издала беспомощный стон… и в ту же минуту ощутила, как по телу Кена пробежала дрожь. Одновременно он крепче стиснул упругую выпуклость, которую накрывала его ладонь. Результатом стало то, что Пола вновь сдавленно застонала. Следующим ее впечатлением было ощущение чего-то твердого и пульсирующего, что прижалось к ее бедру…

Неизвестно, чем бы все кончилось, если бы вокруг Полы и Кена — да и на них тоже — не стали падать тяжелые капли. Дождь начался абсолютно внезапно, среди полного затишья, даже без предваряющего порыва ветра. Тем не менее очень скоро он приобрел ливневый характер, что вынудило Кена и Полу разомкнуть объятия и подняться с одеяла, на котором им так удобно было еще минуту назад.

— Скорей! — крикнул Кен. — Спрячемся в автомобиле!

Он подтолкнул Полу вперед, а сам задержался ровно настолько, чтобы подхватить с травы одеяло.

Вскоре они уже сидели в «даймлере», тяжело дыша сразу по двум причинам — после спринтерского рывка и пережитого только что всплеска чувственности.

— Ты промокла? — спросил Кен.

При этом ему пришлось немного повысить голос, потому что по крыше грохотало.

Пола машинально потрогала джинсы и бежевого цвета трикотажный топ с короткими рукавами — в настоящий момент это была единственная ее одежда. Счастье еще, что, убегая из занявшейся пламенем квартиры, она успела захватить документы и сумочку, где находилась кредитная карточка.

— Скорее да, чем нет.

Отвечая, Пола взглянула на Кена, и ему почудилось в ее глазах сияние. Неохотно оторвавшись от чудесного зрелища, он кое-как стянул пиджак, после чего вновь повернулся к Поле.

— Если тебе холодно, можешь накинуть это.

— Холодно? — рассмеялась она. В салоне было очень тепло и даже немного душновато. Кроме того, Пола все еще пылала после страстных объятий. — Нет, благодарю.

Кен бросил пиджак на заднее сиденье.

— Все равно негоже оставаться в мокром, — сказал он и через минуту с некоторым сомнением добавил: — Может… э-э… снимешь кофточку и развесишь на спинке кресла, чтобы она немного просохла?

Будучи по профессии медицинским работником, Пола относилась к наготе несколько иначе, чем большинство обычных граждан, но в данном случае ей не очень хотелось обнажаться. Она представила себе эту картину — как сидит рядом с Кеном без топа, полуголая. На ней был лифчик, но все равно получалось очень интимно. А учитывая то, что между ними только что произошло, так даже чересчур.

— Пожалуй, это не самая удачная идея, — уклончиво произнесла она.

Но Кен, похоже, и сам все понял, потому что перевел разговор на другое. Как всегда, спасительная тема погоды пришла на выручку.

— Надо же, как неожиданно полило! — Он взглянул на речку сквозь лобовое стекло, пытаясь спрятать за преувеличенно оживленным восклицанием внезапное смущение.

Пола проследила за его взглядом и увидела в тех местах, куда падали тяжелые дождевые капли, вспухающие на воде пузыри.

— Ничего себе! — вырвалось у нее.

— Вот именно, — усмехнулся Кен.

Нескольких мгновений хватило ему для того, чтобы вернуть прежнее душевное равновесие. Наблюдая за тем, как под дождем словно вскипает поверхность речки, он о чем-то думал. Потом повернулся к Поле.

— Нужно приобрести для тебя какую-нибудь одежку. Лучше всего сделать это в торговом центре, и я даже знаю в каком. Мы прямо сейчас туда поедем.

Но у Полы было на этот счет иное мнение.

— Зачем прямо сейчас? Завтра я сама прекрасно куплю все необходимое.

Он покачал головой.

— Завтра будет поздно.

С искренним удивлением взглянув на него, Пола обронила:

— Ты меня пугаешь. Почему поздно?

— Потому что в ресторан мы отправимся сегодня.

— В какой ресторан?

Кен лукаво прищурился.

— А, забыла! Впрочем, — тут же нахмурился он, — после всего, что произошло, немудрено. — Немного помолчав и словно взвешивая про себя, стоит ли развивать начатую тему, он все же пояснил: — Сегодня ведь вторник, и мы договорились вместе поужинать.

Тут Пола все вспомнила.

— Ах да! Совсем забыла со всей этой кутерьмой. — Она вдруг тоже задумалась. — А может, в другой раз?

— Другой раз еще неизвестно когда наступит, — вздохнул Кен. — И потом, разве ты не проголодалась?

Пола прислушалась к себе, пытаясь понять, как организм отзывается на предложение поесть. Через минуту стало ясно, что с большим удовольствием тот продолжил бы начавшееся на травке — то есть объятия и поцелуи. Хотя и на идею подкрепиться ее организм реагировал положительно.

— Да, но…

Дальше Кен слушать не стал.

— Вот и замечательно, — сказал он. — Значит, сначала в молл, потом в ресторан. А дальше решим, что делать…

Пола пожала плечами.

— Решать нечего.

— Почему? — осторожно спросил Кен.

— Потому что я уже все решила. Ночевать мне негде, скоротаю ночку в клинике, а затем…

— В клинике? — удивился Кен.

— Ну да.

— Где же ты там устроишься?

— Да хоть в смотровой.

Во взгляде Кена промелькнуло еще большее удивление.

— Но ведь там нет для этого никаких условий. Не уляжешься же ты спать на операционном столе!

— Почему на столе? Ты просто не в курсе, но там есть комната отдыха с двумя чудесными диванами, один из которых я и оккупирую.

— Ну допустим, — задумчиво произнес Кен. — Ночку ты скоротаешь, а днем что?

Она улыбнулась.

— Пока не знаю. Завтра решу, утро вечера мудренее.

— Согласен, но… Прости, что напоминаю, однако твоя проблема не относится к числу тех, которые имеют простое решение. В частности, тебе вряд ли разрешат поселиться в клинике.

— Конечно. Я это понимаю.

— И что?

— Говорю же: не знаю. Но завтра на свежую голову что-нибудь обязательно придумаю.

Повисла небольшая пауза, затем Кен сказал:

— Хорошо, оставим пока этот вопрос. — Он взглянул на часы и повернул ключ зажигания. — Для начала немножко приоденем тебя.


14

Вскоре они покинули парк и выбрались на дорогу. Уже вечерело, город исподволь окутывали мягкие сумерки, и так уютно было ехать вдвоем… В небе утробно грохотали раскаты грома, дождь стучал по крыше и стеклам, а в промежутках тишины было слышно, как шины «даймлера» шуршат по мокрому асфальту.

Спустя некоторое время, когда они уже катили по центру Шеффилда, Пола поняла, куда везет ее Кен. А через несколько минут впереди действительно показался один из крупнейших моллов города, носящий название «Уилсон и сын».

К сожалению, у Полы с ним были связаны не самые приятные воспоминания. Ведь именно здесь она обнаружила, что у ее возлюбленного Говарда Джексона, оказывается, есть жена, ребенок и вскоре родится еще один.

Однако сейчас, глядя на мигающую неоновыми огнями вывеску, она постаралась не думать о былых разочарованиях. В конце концов, на данный момент у нее и без того хватало проблем.

Затем Пола заметила, что Кен как будто не собирается останавливаться. Во всяком случае, он, не снижая скорости, миновал принадлежащую торговому центру парковочную площадку.

— Перед входом нельзя оставлять автомобиль, — неуверенно произнесла она. — Тебя могут оштрафовать.

— Знаю, — кивнул Кен. — Я и не собираюсь этого делать.

Со все нарастающим удивлением Пола наблюдала за тем, как он сворачивает направо, огибая здание торгового центра.

Интересно, что у него на уме? — промелькнуло в ее голове.

Кен остановил «даймлер» с тыльной стороны торгового центра. Оказывается, здесь тоже был вход, но явно не предназначенный для покупателей.

— Идем? — улыбнулся Кен, открыв для Полы дверцу.

Она захватила сумочку и покинула салон автомобиля.

— В эту дверь? — Ее брови сами собой удивленно поднялись.

— Конечно.

— Но нас здесь не пропустят! Ведь это, кажется, служебный вход.

— Верно, — кивнул Кен.

— Ну вот видишь! Через эту дверь мы внутрь не попадем.

— Как бы не так, — усмехнулся он. — Главное, ты не волнуйся. Идем!

Через минуту Пола убедилась, что волноваться действительно не было смысла: когда они приблизились к входу, Кен вынул из кармана электронную карточку и провел ею по щели электронного замка. Тот щелкнул, после чего Кен распахнул дверь и с характерным жестом гостеприимства произнес:

— Прошу!

В полном изумлении Пола перешагнула порог. Кен вошел следом и захлопнул дверь.

— Ничего не понимаю, — пробормотала Пола, морща лоб. — Что все это значит?

В глазах Кена плясали веселые искорки.

— Не понимаешь?

Она немножко подумала и покачала головой.

— Нет.

— Разве ты не читала того, что написано на визитной карточке, которую я тебе дал на днях?

— Нет, — снова протянула Пола.

Странно, но, положив визитку Кена в сумочку, она забыла о ней. Однако намек вызвал некоторое прояснение в ее мозгу. В частности, она догадалась сопоставить некоторые факты, и ее вдруг осенило.

— Постой, — сказала она, глядя на Кена с некоторой подозрительностью. — Ведь твоя фамилия Уилсон?

— Совершенно верно, мэм, — ухмыльнулся тот.

— А торговый центр называется «Уилсон и сын».

— Ты на верном пути, дорогая, — ободряюще заметил Кен.

— Как, неужели ты и есть Уилсон?

Его улыбка стала шире.

— Ведь мы только что это выяснили, не так ли?

— Ты владелец молла? — Было заметно, что Поле трудно в это поверить.

Он развел руками.

— Уж так получилось. Совладелец. Нас двое — отец и я.

— А… — начала было Пола и умолкла.

— Да?

Но она передумала спрашивать.

— Нет-нет, ничего.

Хорошо это или плохо, что судьба вновь сводит меня с мужчиной в этом молле? — промелькнуло в ее голове.

Ответа она не знала.

— Ну что ж, теперь ты все знаешь, — произнес Кен тоном человека, исповедавшегося в тяжком грехе. — Смею ли я надеяться, что после этого ты не повернешься и не уйдешь отсюда?

Пола тихонько рассмеялась.

— Не бойся, я остаюсь.

Он картинно вздохнул.

— Ох, если бы ты знала, какой камень свалился с моей души! Ну все, идем выбирать тебе платье для ресторана.

По лицу Полы вдруг скользнула тень.

— Хорошо, идем. Но я хочу, чтобы ты кое-что знал, Кен Уилсон.

— Да?

— За покупки я расплачусь сама.

— Ах вот что тебя волнует… Разумеется, сама, никто и не спорит. В следующий раз.

— Кен, я говорю серьезно, — сдержанно предупредила его Пола. — Моя кредитная карточка уцелела, так что я вполне способна позаботиться о себе.

Видя, что на этот раз она не склонна шутить, Кен пожал плечами.

— Ладно, дело твое.


Он поднялся с ней на эскалаторе на второй этаж, в зал, где была собрана одежда самых известных дизайнеров современности. Там их встретила хорошенькая молодая женщина в униформе с прикрепленной к жакету карточкой, на которой значилось ее имя. «Тэсс» прочла Пола, не сумев разобрать фамилии.

— Нужно подыскать вечернее платье для этой леди, — сказал Кен, взглядом указав на Полу.

— Только не очень шикарное, — быстро добавила та. — Попроще.

На миг задумавшись, Кен кивнул.

— Попроще, но элегантное.

Тэсс окинула Полу профессиональным взглядом.

— Вам подойдут светлые тона. Или вы предпочитаете какой-то определенный цвет?

Поле было все равно, поэтому она лишь улыбнулась в ответ.

— Доверюсь вашему вкусу.

Любезно наклонив голову, Тэсс удалилась. Кен усадил Полу в кресло, сам устроился в соседнем, и они стали ждать. Через минуту Кен спросил:

— Может, сказать, чтобы принесли кофе?

— Нет, благодарю. Впрочем, от стакана минеральной воды я бы не отказалась.

— Сейчас…

Кен подозвал другую девушку, которая находилась в зале, и сделал ей заказ. Та вышла и вскоре вернулась с небольшим подносом, на котором стояла откупоренная бутылка воды и два стакана.

— Спасибо, — сказала Пола.

Девушка отошла в сторонку, а Кен плеснул в стакан воды и подал Поле. Она кивнула в знак благодарности и сразу сделала несколько глотков прохладной, тихонько шипящей влаги.

По ее представлениям, Тэсс должна была принести несколько платьев на выбор, однако та вернулась с пустыми руками. Зато с ней прибыли пятеро нарядно одетых девушек, которые принялись поочередно дефилировать перед сидящими в креслах Полой и Кеном. Понадобилось не менее двух минут, чтобы Пола разобралась в происходящем. А затем едва не рассмеялась: просто ее обслуживают по высшему разряду: показывают платья на девушках-моделях!

Ничего подобного в жизни Полы еще не случалось, поэтому неудивительно, что в первый момент она растерялась. Но даже сообразив, что к чему, Пола еще долго не могла отделаться от чувства, которое преследовало ее сегодня целый день, то исчезая, то возникая вновь, — что все это происходит не с ней.

Во всяком случае, Пола никогда бы не поверила, если бы кто-нибудь сказал ей, что она будет сидеть в этом зале, где персонально для нее устроен показ мод в миниатюре, в то время как всего в нескольких милях отсюда, в переулке Друри-лейн, на третьем этаже дома номер двадцать шесть, сиротливо зияет темными провалами окон ее выгоревшая дотла квартира…

— Нравится что-нибудь? — спросил Кен. — По-моему, вон то, сиреневое с отливом, ничего.

— Мне больше по душе серебристое.

Тэсс взглянула на девушку, одетую в названное платье, и та отошла в сторонку. Остальные упорхнули.

Думая, что дело сделано, Пола пошевелилась в кресле, однако Кен продолжал сидеть.

— Еще не все, — пояснил он, заметив ее вопросительный взгляд.

— Нет? — удивилась она. — Но я ведь выбрала платье.

— Это предварительный выбор. Ты не видела других вечерних туалетов.

— А что, их много?

Кен взглянул на Тэсс.

— У нас почти никогда не бывает менее двухсот моделей. В данный момент двести тридцать… э-э… четыре.

— Сколько?! — изумленно воскликнула Пола. И тут же замахала руками. — Нет, это слишком. Еще один показ — и все.

— Хорошо, — пожал плечами Кен. — Желание покупателя — закон.

Вскоре, успев сменить одежду, девушки вернулись, но Пола не изменила мнения относительно серебристого платья. Предварительно уточнив размер, Тэсс принесла ей выбранную модель и предложила пройти в примерочную кабинку.

Когда Пола переоделась и посмотрела на себя в зеркало, то в первый момент не узнала себя — такой элегантной сделал ее наряд. Однако уже в следующую минуту она поняла, что не вполне соответствует стилю. Собранные на затылке волосы, выбившиеся из узла пряди и отсутствие косметики делали ее похожей на облачившуюся в хозяйский наряд горничную.

Впрочем, даже макияж не спас бы ситуацию полностью. Нужно было что-то делать с волосами. Еще раз придирчиво взглянув на свое отражение, Пола щелкнула державшей узел заколкой и тряхнула головой. В ту же минуту ее Пышные светлые волосы рассыпались по полуобнаженным плечам.

— Так лучше, — пробормотала она, потянувшись к сумочке, где лежала расческа.

Попутно там же обнаружилась и косметичка, содержимое которой тоже было пущено в ход. Спустя несколько минут Пола явила собой, если так можно выразиться, законченное произведение искусства. Последний раз взглянув на себя в зеркало, она заметила, что глаза ее отражения искрятся радостью.

Глядя на Полу в эту минуту, никто бы не сказал, что эта девушка сегодня лишилась жилья и ей даже негде ночевать.

Саму ее сейчас интересовала цена платья. Судя по помпе, с которой оно было представлено, стоимость его была немалой. Но даже ожидая крупной суммы на ценнике, Пола обескураженно заморгала, когда увидела напечатанные синим цветом цифры. Затем быстро вышла из примерочной.

— Боюсь, все это напрасно, — начала она, глядя на Кена. — Я не могу позволить себе приобрести такое дорогое платье, тем более сейчас, когда оказалась в столь сложных обстоятельствах…

Пока Пола говорила, Кен медленно, не сводя с нее глаз, поднялся с кресла. Затем сделал шаг навстречу, но тут же остановился.

— Наверное, мне с самого начала следовало прекратить этот показ, — продолжала Пола, осознавая, что на ее щеках проступил румянец. Она смущалась стоявшей чуть поодаль, но, разумеется, все прекрасно слышавшей Тэсс. Если бы ее не было, Пола чувствовала бы себя более уверенно. — Ведь здесь есть залы с менее дорогой одеждой, — добавила она. — Нужно было сразу отправиться туда.

Если бы Пола не была так сконфужена, то непременно заметила бы нескрываемое восхищение в глазах Кена. Тот откровенно любовался ею. И уж он-то абсолютно не стеснялся находившейся рядом Тэсс.

— Сейчас я переоденусь, и мы переместимся в другой отдел, хорошо? А там наверняка найдется что-нибудь менее дорогое и…

— Никуда мы не переместимся, — негромко и чуть хрипловато произнес Кен. — И переодеваться тебе тоже не нужно.

— Но…

— Ведь прямо отсюда мы поедем в ресторан, — словно не замечая попытки возразить, добавил Кен.

— Как же не нужно переодеваться! — воскликнула Пола. — Ты не слышишь меня, что ли? Повторяю, я не могу позволить себе подобную покупку.

Он пожал плечами.

— В таком случае я подарю тебе этот наряд. Тем более что он тебе очень к лицу — вероятно, потому что очень гармонирует с твоими глазами. Правда, Тэсс?

Та любезно улыбнулась Поле.

— В этом платье вы выглядите великолепно!

Кен едва заметно кивнул ей и вновь взглянул на Полу.

— Вот видишь, не я один так думаю.

— Нет! — решительно ответила Пола. — Мы уже обсуждали этот вопрос.

— Ну хорошо, хорошо! — нетерпеливо произнес Кен, явно воспринимая ее упрямство как досадную помеху для дальнейшего развития событий. — Не можешь позволить себе подобную покупку, не нужно. Я продам тебе это платье по закупочной цене.

Пола заморгала.

— Как это?

— Наряд обойдется тебе дешевле, — пояснил Кен.

Однако Пола лишь скептически усмехнулась.

— На пару фунтов?

— Почему? Закупочная цена в несколько раз меньше розничной, это аксиома, на которой держится вся торговля.

В ее глазах промелькнуло сомнение.

— В несколько раз?

— Разумеется. — Кен бросил на Тэсс многозначительный взгляд. — Как минимум раз в десять. Тэсс, скажи, пожалуйста, какова изначальная цена этого платья?

Та шагнула к Поле.

— Вы позволите? — Она чуть приподняла прикрепленную к платью, висевшую на толстой нитке бирку, взглянула на обозначенные там цифры, мгновенно произвела в уме подсчет и сказала, обращаясь к Кену: — Девяносто восемь фунтов.

Тот снова слегка кивнул, удовлетворенно блеснув взором и всем своим видом показывая, что ему приятно иметь дело с понятливой сотрудницей. Потом с улыбкой спросил у Полы:

— Ну что, в состоянии ты уплатить подобную сумму?

Она не ожидала подобного поворота.

— Да. Но…

Кен картинно закатил глаза к потолку.

— Что еще не так?

— Ты не должен терпеть из-за меня убытки, — твердо произнесла Пола.

— Боже правый, да с чего ты взяла, что я их потерплю!

— С чего? Платье стоит девятьсот восемьдесят фунтов, а ты берешь с меня девяносто восемь. Это прямой убыток.

Кен вновь возвел глаза к потолку.

— Ох как трудно говорить с медицинским работником, когда речь заходит об элементарных торговых схемах! Разве не сказал я тебе минуту назад, что закупочная цена в десять раз ниже розничной?

— Правильно, — кивнула Пола, — Иными словами, в случае со мной ты потеряешь порядка… э-э… ну, почти девятисот фунтов.

В глазах Кена промелькнуло удивление: медицинский работник оказался не так-то прост!

— Гм… ничего я не теряю.

— Как же ничего, если…

— Если — что? Пойми, нет никакой гарантии, что это платье кто-нибудь купит. А так я хотя бы верну вложенные в него деньги. — Кен представил себе, что сказал бы его отец, услышав изложение подобной теории, и прикусил губу, прогоняя улыбку.

— Ты серьезно это говоришь? — с сомнением спросила Пола.

— Уж куда серьезнее! Да вон хоть у Тэсс спроси.

— Все верно, — сразу же произнесла та. — И вообще, напрасно вы волнуетесь: мистер Уилсон знает, что говорит. Если позволите, дам совет: купите платье за предложенную сумму и ни о чем не беспокойтесь. Я бы на вашем месте долго не раздумывала.

Пола уловила в голосе Тэсс легчайший оттенок досады по поводу того, что подобное предложение сделано не ей, и восприняла это как наиболее убедительный довод.

— Ну хорошо, — сказала она. — Согласна. Подождите, пожалуйста, минутку.

С этими словами Пола направилась в примерочную, где остались ее вещи, в частности сумка с кредитной карточкой.

— Только не переодевайся, — произнес ей вслед Кен. — Мы сейчас едем ужинать.

— Да-да, я помню, — ответила Пола, прежде чем скрыться в примерочной.

Там она еще разок посмотрела на себя в зеркало, затем аккуратно сложила джинсы и топ, захватила сумочку и вышла в зал.

— Вот, прошу, — сказала она, протягивая Тэсс свою кредитку.

Та взяла, предложив при этом:

— Давайте ваши вещи, я положу их в пакет.

Когда она ушла, Кен с улыбкой приблизился к Поле.

— Ты просто обворожительна. От тебя трудно отвести глаза. Будь моя воля… — Он не договорил, скользнув по ее стройной фигуре взглядом, который словно обжигал.

Пола ощутила его как физическое прикосновение и испытала такое чувство, будто в глубине ее тела внезапно разлилось что-то теплое.

Она замерла, поглощенная и этим приятным чувством, и силой направленного на нее взгляда.

Их глаза встретились. Улыбка медленно сошла с губ Кена, выражение лица стало серьезным и даже чуточку печальным, словно в эту минуту он вспомнил нечто такое, что не должно было присутствовать между ним и Полой.

— Будь моя воля, — произнес он очень тихо, но отчетливо, я сделал бы тебя своей прямо здесь и сейчас.

Сердце Полы пропустило один удар, и, возможно из-за этого, ей стало трудно дышать. Впрочем, этой мыслью она не смогла обмануть даже себя. Разумеется, дыхание у нее перехватило совсем не из-за того, что сердце сбилось с ритма. Скорее, по той же причине, по которой оно это сделало.

А будь моя воля, прокатилось в ее мозгу, я бы…

— Вот, пожалуйста, ваша кредитка, чек и пакет с вещами.

Слегка вздрогнув от неожиданности, Пола повернулась к Тэсс, которая это произнесла.

— Благодарю.

— Спасибо, Тэсс, — в свою очередь сказал Кен, улыбнувшись девушке. Затем он взял Полу под руку и повел к эскалатору, негромко произнеся по дороге: — Осталось позаботиться о туфлях, и можем отправляться в ресторан.


15

Дождь еще накрапывал, когда они входили в весьма фешенебельное заведение, славившееся сразу двумя кухнями — французской и итальянской, — которое находилось не далее чем в трех кварталах от торгового центра «Уилсон и сын».

Пожилой швейцар поприветствовал Кена как старого знакомого и с доброй улыбкой кивнул Поле. В зале, сияющем радужными отсветами хрустальных люстр, навстречу им поспешил метрдотель.

— Добрый вечер, мистер Уилсон… мадам… Прошу следовать за мной.

Их усадили за столик в образованной колоннами нише, и вскоре после этого верхний свет погас, но взамен зажглись на столах маленькие светильники с малиновыми абажурами, и стало очень уютно.

Затем принесли заказанные Кеном блюда, но Пола даже не запомнила, что ела. Она была как в волшебном сне и чувствовала себя абсолютной Золушкой на королевском балу — впечатление, стократно усилившееся, когда позже, после десерта с шампанским, но перед кофе, Кен спросил, поблескивая в полумраке глазами:

— Хочешь потанцевать со мной?

С тобой хоть до утра! — мысленно ответила Пола. Вслух же просто сказала:

— Да.

Через минуту она очутилась в его объятиях среди других, покачивающихся в такт медленной джазовой теме пар. Ладони Кена почти невесомо скользили по ее спине, порождая с трудом поддающиеся описанию сладостные ощущения. Под их воздействием Пола прижалась щекой к плечу Кена, и он чуть плотнее прижал ее к себе.

Голова Полы словно опустела. Вернее, ее наполняли сейчас чарующие звуки музыки и едва различимые на их фоне обрывки мыслей — о сегодняшнем кошмарном происшествии, о предстоящем получении страховки, о долгом ремонте ставшей непригодной для проживания квартиры и прочих проблемах, которые, кроме нее, никто не решит.

Но все это казалось неясным сном по сравнению с волшебной реальностью. События дня были ненастоящими в соотношении с тем, что происходило сейчас. В элегантном серебристом платье, изящных туфлях, со свободно лежащими на плечах волосами — что было несколько непривычно — Пола чувствовала себя словно обновленной, готовой с головой окунуться в свежие впечатления.

Кен обнимал ее — человек, неожиданно ставший очень близким за минувшие часы. И ей больше ни о чем не хотелось думать. Больше всего на свете она желала в этот момент, чтобы музыка никогда не кончалась, чтобы можно было вечно оставаться в объятиях Кена, слушать учащенные удары его сердца и ощущать дыхание…

Остаток вечера Пола выглядела притихшей и словно размышляющей о чем-то, хотя на самом деле ею просто овладело созерцательное настроение.

Но как рано или поздно все кончается, так завершился и этот чудесный вечер. Кен расплатился по счету, и, сопровождаемые приглашениями метрдотеля заглядывать чаще, они с Полой направились к выходу.


Захлопнув за собой дверцу «даймлера», Кен положил ладони на баранку и повернулся к сидящей на пассажирском месте Поле.

— Благодарю за превосходный вечер.

Та грустно улыбнулась.

— Что ты… Это я тебя благодарю. И за вечер, и вообще за все, что ты для меня сделал. — С ее губ слетел вздох. — Если бы не ты, я, наверное, до сих пор сидела бы на бордюре и смотрела на то, что осталось от моей квартиры. А ты помог мне пережить самый тяжелый период. — После некоторой паузы она добавила: — Сейчас я уже совсем не так трагически смотрю на ситуацию, как в первые после пожара часы.

Кен тоже вздохнул.

— Рад, что хоть в чем-то пригодился тебе. — Он тоже немного помолчал, затем спросил: — У тебя не появилось новых соображений относительно того, где ты проведешь ночь… и вообще…

Пола пожала плечами.

— Какие уж тут соображения. Родни у меня здесь нет, обременять знакомых я не считаю возможным… Разумеется, остается еще вариант с гостиницей, но зачем платить за номер, если я замечательно проведу ночь и на больничной кушетке?

— Ну да… — как-то неопределенно обронил Кен.

Затем он пристально посмотрел на Полу, и ей показалось, что ему хочется что-то сказать. Однако он просто включил двигатель.

— Думаю, недельку меня в клинике потерпят, — произнесла Пола, обращаясь больше к себе самой, чем к нему. — А там посмотрим… — Она периодически повторяла про себя эту фразу как заклинание.

— Значит… — Кен вопросительно взглянул на нее.

Пола подавила вздох: сказка стремительно близилась к завершению.

— В клинику.

Он тронул автомобиль с места, и они поехали по ночным, залитым огнями улицам Шеффилда. Спустя некоторое время Пола спросила, делали ли сегодня Кену перевязку, но он лишь усмехнулся.

— Когда? Ведь я почти весь день провел с тобой… что для меня лучше всех перевязок в мире!

Она рассмеялась.

— Интересные у тебя сравнения… Ничего, сейчас приедем, я отведу тебя в смотровую и сама сменю повязку.

Кен двинул плечом.

— Думаю, ее просто надо снять — и на том конец.

И Пола покачала головой.

— А швы? Их ведь тоже когда-то придется снять.

— Ну, когда придется, тогда я и загляну к тебе в смотровую. Или приглашу тебя к себе домой.

— Зачем? — усмехнулась Пола.

— Единственно ради снятия швов, — заверил ее Кен. — А ты что подумала?

Они оба рассмеялись. Затем Пола сказала:

— Ничего не получится, у тебя нет необходимых условий — не стерильно.

— У меня не стерильно? — возмущенно воскликнул Кен. Потом, как будто вспомнив о чем-то, произнес: — Впрочем, возможно, ты и права. Но ради такого случая я найму бригаду горничных и попрошу обеспечить в моем жилище наивысшую степень стерильности…

Так они болтали до тех пор, пока Кен не остановил «даймлер». Пола удивленно взглянула на него.

— Уже приехали?

— Да.

Она бросила взгляд сквозь стекло окошка, находящегося с ее стороны. Потом посмотрела вперед. Затем оглянулась. Ничего похожего на клинику «Спринг-блоссом» не было и в помине. По обеим сторонам неширокой улицы возвышались жилые дома с выстроившимися вдоль них легковыми автомобилями, среди которых темнел небольшой фургон.

— Что-то я не узнаю… Куда ты меня привез?

Кен вздохнул.

— Пола, я хочу тебе кое-что сказать.

— Да?

— Тебе сейчас временно негде жить…

— Ну, это для меня не новость! — попыталась она пошутить в духе прежнего разговора.

Но Кен продолжил серьезным тоном, взглядом указав налево:

— В этом доме у меня есть квартира. И я хочу, чтобы ты пожила в ней, пока не уладишь свои дела. Правда, там только недавно закончен ремонт и почти нет мебели. Но диван найдется, не хуже, чем в клинике…

Эта квартира была гораздо больше той, в которой жил сам Кен. Он приобрел ее недавно по совету отца, который сказал ему:

— Прежде чем жениться на Анне, ты должен подумать о том, где вы поселитесь после свадьбы. Твоя квартира для семьи маловата, но у меня есть на примете другая — большая, удобная, в хорошем районе. Поезжай, посмотри и, если понравится, покупай не раздумывая.

И Кен купил. Потому что тогда еще всерьез рассматривал возможность брака с Анной Гриер.

— Ну что, согласна?

Пола на секунду закрыла глаза. Нынешний день вместил в себя столько событий, что просто голова шла кругом.

— Соглашайся, — произнес Кен. — Вариант неплохой, а выбор у тебя невелик. К тому же ночлег в клинике проблемы не решит.

Это верно, подумала Пола.

— А где живешь ты?

Он усмехнулся.

— В другом месте, не беспокойся. У меня квартира на Каслгейт-стрит.

— Почти рядом с клиникой, — машинально констатировала Пола.

Улыбка Кена стала шире.

— Хочешь — поедем туда! Пола слегка порозовела.

— Нет-нет! Меня… я…

— Согласна?

Она вздохнула.

— Да. — Это действительно был наилучший вариант.

В ту же минуту, словно опасаясь, что она передумает, Кен взял пакет с ее вещами и выбрался из автомобиля. Через несколько мгновений он уже помогал выйти Поле.

Она оперлась на протянутую руку, но, когда ступила на асфальт и выпрямилась, неожиданно оказалась в объятиях Кена.

— Пола… — хрипло произнес он.

В ту же минуту померкшее было ощущение сказочности происходящего вернулось. Охваченная им, Пола ахнула, и Кен прильнул к ее губам.

Впрочем, поцелуй был коротким. Не успела Пола вздрогнуть от пронзившего ее всю мощного чувственного импульса, как Кен отстранился.

— Это на прощание, — проникло в ее сознание сквозь шум крови в ушах.

— Ах да, ты ведь всегда целуешь на прощание симпатичных тебе девушек, — непослушным языком произнесла она.

— Верно, целую, но далеко не всегда. И не всех. — Он на мгновение прижал ее к себе, затем добавил: — Идем, я провожу тебя.

Они в обнимку вошли в подъезд, полностью поглощенные друг другом, даже не догадываясь, что некто, сидевший в припаркованном напротив дома «додже»-фургоне, очень внимательно проследил за ними.

Наскоро проведя ознакомительную экскурсию по находящейся на втором этаже полупустой квартире и вернувшись с Полой в холл, Кен отдал ей ключ, который она заботливо спрятала в сумочку.

— Ну вот, кажется, все, — сказал он. — Если что-то понадобится, звони, моя визитка у тебя есть.

— Хорошо, — ответила Пола, быстро взглянув на него и тут же опустив ресницы.

Зато Кен не сводил с нее глаз.

— Ты такая красивая… — невольно вырвалось у него, когда он в очередной раз обвел взглядом ее всю — в серебристом вечернем платье, с лежащими на плечах пышными светлыми волосами и легким румянцем смущения на щеках. — Можно, я еще разок… на прощание…

С этими словами он приподнял подбородок Полы и поцеловал в губы… которые раскрылись ему навстречу будто сами собой.

На этот раз поцелуй получился долгим и позволил Поле испытать целую гамму ощущений. Впрочем, преобладало среди них одно: чувство острого наслаждения с примесью щемящей нежности к этому большому сильному человеку — Кену Уилсону.

Пола вдруг поняла: они не должны расстаться сейчас, в эту пронзительную минуту, это просто невозможно. И неправильно. Поэтому когда обжигающий поцелуй прекратился, она шепнула:

— Не уходи.

В ту же минуту Кен с облегчением произнес:

— О боже, я уже начал опасаться, что ты никогда этого не скажешь!

Пола почти не запомнила, как они вернулись в гостиную, как Кен ловко превратил диван — который оказался раскладным — в двуспальное ложе, как затем они принялись с лихорадочной поспешностью раздевать друг друга, бросая одежду куда попало… Зато ее сознание в мельчайших деталях отметило, как они сплелись обнаженными телами, неистово, в каком-то исступлении лаская друг друга, и как затем Кен властно, но одновременно очень нежно вошел в нее…


16

Посмотрев вслед скрывшейся в подъезде парочке, Ребекка проверила настройку аппаратуры слежения и звукозаписи, которой был напичкан «додж»-фургон, где она сидела вот уже которую ночь. Впрочем, автомобили менялись, чтобы слежку не заметил клиент, но их техническое оснащение было одинаково.

Мало вероятно, чтобы эти двое имели какое-то отношение к нашему парню, подавив зевок и машинально поправив выбившиеся из короткой толстой косы русые пряди, подумала Ребекка. Обыкновенные влюбленные. Правда, раньше я их здесь не видела, но мало ли что. Может, приехали к кому-нибудь…

Ребекка являлась сотрудником страховой компании «Тотал гэранти». Официально ее должность называлась «страховой агент», однако в действительности она выполняла весьма специфические функции. А именно, вела наблюдение за клиентами, как между собой называли ее коллеги персон, в той или иной степени связанных со страховыми случаями, по которым их боссу Джозефу Оуэнсу грозила выплата оговоренных сумм. Жизнь заставила того обзавестись собственной службой слежения, что вполне реально помогало сократить финансовые потери компании.

Сейчас Ребекке было поручено ночное слежение за Берни Страйпсом, скупщиком антиквариата, за которым водились темные делишки. В настоящий момент речь шла о застрахованной в компании «Тотал гэранти» статуэтке, носящей название «Купающаяся наяда». Данный предмет следовало обнаружить и вернуть владельцу, в противном случае Джозефу Оуэнсу предстояло выплатить немалую страховую сумму.

Ребекка приезжала сюда к шести часам вечера, сменяя своего коллегу Тома, который работал днем. Оба занимались одним и тем же: высматривали подозрительных личностей в окрестностях дома, где жил Берни Страйпс, а также вели прослушивание и запись его телефонных разговоров. Это делалось с помощью аппаратуры, позволявшей настроиться на рабочую частоту телефона и услышать все, что было необходимо. Собственно, в этом деле страховая компания дублировала действия полиции, с той разницей что последней для подобных действий требовалось специальное разрешение. Поэтому неудивительно, что владелец страховой компании Джозеф Оуэнс частенько обскакивал местных бобби — его слежка носила нелегальный характер и разрешений не требовала.

Ребекку вопросы законности подобной слежки мало интересовали. Работа давала ей возможность жить, ни от кого не завися, а это в настоящее время являлось единственным, что имело для нее значение.

Сегодня она записала пару телефонных разговоров Берни Страйпса с какими-то людьми, и на этом ее улов закончился. До самого утра Ребекка дремала, впрочем очень чутко, просыпаясь от малейшего звука в наушнике или доносившегося извне, с улицы.

В шесть утра ее сменил приехавший на пикапе Том, и она укатила домой, отсыпаться перед очередным ночным дежурством.


Следующие несколько суток выдались напряженными, потому что пришлось разрываться между двумя разными делами сразу — порой агентов на все случаи слежения не хватало, тут уж ничего не поделаешь, зато оплата труда в такие дни была высокой.

Работа шла своим чередом, телефоны скупщика антиквариата Берни Страйпса — сотовый и домашний — прослушивались, слежка за его посетителями велась. Словом, все было как обычно.

Пока однажды у Ребекки не случилась промашка, едва не стоившая ей работы.

Как-то раз, во втором часу ночи, борясь со сном, она принялась делать нечто наподобие гимнастических упражнений — разумеется, в том объеме, что позволяли габариты «форда»-фургона, в котором ей довелось дежурить на этот раз. Но так как салон все-таки не предназначался для подобных действий, случилось то, чего и следовало ожидать: Ребекка нечаянно сбила настройку приемника. Делать нечего, пришлось настраиваться на волну заново.

Большой беды, впрочем, не было: скупщик Берни Страйпс в ту минуту ни с кем не разговаривал, он вообще, наверное, видел третий сон. Однако работа есть работа, тем более что позвонить клиенту могли в любую минуту.

И вот в процессе настройки на нужную волну Ребекка поймала их.

То есть сначала она просто услышала диалог, который ее заинтересовал — по той причине, что беседовали явно двое влюбленных. Скажите, какая женщина устоит перед соблазном подслушать подобный разговор? Вот именно, никакая. Не явилась исключением и Ребекка.

Но не в ущерб служебным обязанностям. Запомнив частоту, на которой беседовала парочка, она вернулась к изначальной, нечаянно сбитой. Но там по-прежнему было тихо: Берни Страйпс безмолвствовал. Тогда, сгорая от любопытства, Ребекка вернулась к заинтересовавшей ее беседе. Правда, она ничем не рисковала: другим комплектом аппаратуры отслеживался сотовый телефон клиента. Если бы там начался разговор, Ребекке достаточно было нажать на кнопку «запись».

Машинально придерживая пальцем наушник — второе ухо оставалось свободным, — она начала слушать.

—…Оставайся в этой квартире ровно столько, сколько потребуется, — говорил мужчина. — Спокойно решай свои проблемы, не торопись, делай все основательно. И ни о чем не беспокойся. Признаться, я бы с удовольствием поселил тебя здесь, у себя, но… ты ведь не согласишься. — Последние слова были произнесены вкрадчивым тоном.

Дальше заговорила девушка.

— Кен, я… Пойми, все и без того получилось так неожиданно. До сих пор не могу прийти в себя, хотя за минувшие дни могла бы и освоиться…

Последовала пауза, затем тот, кого называли Кеном, с тревогой спросил:

— Ты жалеешь о том, что между нами произошло?

Девушка тихонько рассмеялась.

— Глупый! Если хочешь знать, мне ни с кем не было так хорошо, как с тобой. Правда, я удивилась, что ты уехал тогда на рассвете, даже не разбудив меня, чтобы попрощаться. И не оставив записки.

— Просто мне нечем было ее написать. И потом, я ведь вскоре позвонил.

— Но так и не сказал, почему уехал!

— Пола, мы ведь и так всю ночь… хм… А я не знал, вдруг тебе утром предстоит ехать на работу. Словом, решил дать тебе хоть немного поспать. И вообще, ты нуждалась в отдыхе. На тебя в тот день такое свалилось, а тут еще я!

— Ты, — с нажимом произнесла девушка, называемая Полой, — был самым приятным из всего, что свалилось на меня в тот день. Был и есть.

— Благодарю, — сказал Кен, голос его звучал хрипловато. — Когда ты так говоришь… знаешь, о чем я больше всего жалею?

— О чем? — тихо спросила Пола.

— Что ты сейчас не рядом со мной, — последовал грустный ответ.

Затем наступило молчание, словно Пола что-то обдумывала.

Ребекка ждала, затаив дыхание, но вовсе не потому, что ее могли услышать, это было невозможно. Наконец дождалась.

— Приезжай, — прошелестело в трубке так тихо, что различалось с трудом.

— Что ты сказала? — взволнованно произнес Кен. — Повтори!

— Приезжай.

— Но если я приеду… гм… спать нам не придется. А у тебя, если не ошибаюсь, завтра дежурство? — В его голосе явственно ощущалась дрожь предвкушения.

— Ну и что, — вздохнула Пола. — В моей жизни и так, кроме работы, ничего нет. Приезжай.

— Все! — крикнул он. — Лечу!

После чего в прижатом к уху Ребекки наушнике зазвучали короткие гудки. Разговор завершился. Ждать больше было нечего, поэтому она вернула прежнюю настройку — на квартирный телефон своего клиента. Там все так же стояла тишина.

Происшествие помогло Ребекке развеять сон, и она стала гадать, где обретаются эти двое, беседу которых она только что подслушала. То есть один из них находился где-то здесь, недалеко, в одном из соседних домов. Но кто это — парень или девушка, — угадать было сложно. Оставалось лишь ждать дальнейшего развития событий.

Ребекка улыбнулась: дежурство получилось интересным.

Да и ждать долго не пришлось. Минут через пятнадцать на глазах внимательно наблюдавшей за происходящими вокруг событиями Ребекки к находящемуся почти напротив подъезду того самого дома, в котором жил скупщик антиквариата Берни Страйпс, подкатил светлый «даймлер».

Она готова была поклясться, что уже видела здесь этот автомобиль.

В следующую минуту из него вышел стройный, темноволосый, коротко стриженный молодой мужчина, и Ребекка поняла, что это и есть тот самый Кен, с которым разговаривала по телефону девушка Пола. Сообразить это было нетрудно — вновь прибывший держал в руках букет красных гербер.

Видимо, купил где-то по дороге, промелькнуло в мозгу Ребекки.

И тут она поняла еще одно: ведь это та самая влюбленная парочка, которая в одно из ее дежурств подкатила сюда на этом же «даймлере»! Иными словами, девушку Полу Ребекка тоже видела.

Оставалось лишь удовлетворить любопытство до конца и выяснить, в какой квартире встречаются влюбленные. Как ни странно, с этим тоже проблем не возникло, потому что почти сразу после того, как Кен вошел в подъезд, в одной из квартир на втором этаже зажегся яркий свет.

Увидев это, Ребекка прищелкнула языком: парочка базировалась в квартире, располагавшейся прямо под апартаментами отслеживаемого клиента!

Ну все, усмехнулась она, отныне развлечение мне обеспечено.

Так и получилось. В течение нескольких последующих дней ей удалось узнать о влюбленных много интересного. Сначала она выяснила, что Пола по специальности медсестра — это обнаружилось во время разговора о каком-то фурункуле. Дальше стало еще интереснее: Кен оказался владельцем едва ли не самого большого торгового центра.

Явный мезальянс, подумала Ребекка, узнав эту новость. Крупный бизнесмен и медсестра. Одно из двух: или это глубокие чувства, или она его содержанка. Впрочем, на последнее не похоже, зачем ей тогда работать?

В следующее дежурство она поймала обрывок такого разговора:

—…Даже перестал смотреть на женщин, так на меня все это подействовало. — Фраза принадлежала Кену. — Так что ты первая после некоторого периода эмоциональной тишины.

— Но что такого она сделала? — спросила Пола. — Впрочем, если тебе неприятно об этом говорить…

— Приятного действительно мало. В детали той истории я вообще никого не посвящал, всем известно лишь, что у меня был неудачный роман. Но если тебе в самом деле интересно…

— Да, — сказала Пола. — Я хотела бы это услышать. — В наушнике Ребекки прошелестел вздох.

— Ну, если в двух словах, то меня просто использовали, в то время как сам я был влюблен.

— По-моему, подобное случается, что называется, сплошь и рядом, — негромко заметила Пола.

— Хуже всего, когда это случается с тобой, — с усмешкой заметал Кен. — Я познакомился с ней на одном из благотворительных мероприятий. До сих пор не знаю, как она там оказалась. Может, нарочно явилась искать такого кретина, как я. Ее звали Роза — не уверен, что это настоящее имя. Внешне она была похожа на мексиканку, но была ли ею на самом деле, неизвестно. Изъяснялась на чистом английском, хотя с едва уловимым американским выговором. Как бы то ни было, меня поразила ее яркая, буйная красота. И роман у нас получился такой же бурный.

Тут наступила пауза, словно Кен на некоторое время погрузился в воспоминания, и Ребекка воспользовалась этим, чтобы проверить, не беседует ли с кем-нибудь ее клиент. Но там было тихо, так что она поспешила вернуться на прежнюю частоту. Здесь было интереснее.

—…Даже подумывал о женитьбе, идиот! Ничего не замечал до тех пор, пока двое моих приятелей не сказали мне — с промежутком в пару дней, — что видели Розу с другим. А накануне она вновь взяла у меня некоторую сумму денег. В общем, было выяснение отношений — такое же бурное, как все, что между нами происходило. К своему изумлению, я узнал, что у Розы есть муж, младше ее на три года, студент, и она, используя мои деньги, якобы помогает ему учиться. И что самое интересное, юный супруг прекрасно осведомлен о происхождении спонсорской помощи! Разумеется, мы с Розой расстались, но потрясение, которое я испытал, сильно сказалось на моей дальнейшей жизни. Честно говоря, еще совсем недавно я всерьез полагал, что больше не способен иметь с женщиной более или менее близких отношений. Потом благодаря фурункулу попал в твои нежные руки и…

В этом месте Ребекке пришлось прекратить подслушивать влюбленных, потому что клиенту позвонили по сотовому и она включила запись этого разговора.

А не далее как в следующее дежурство случилось то, что навлекло на Ребекку гнев шефа, Джозефа Оуэнса.

Борясь с сонливостью, она уже привычно принялась искать частоту телефона, находившегося в квартире, где временно проживала Пола. Когда настроилась, услышала, как Кен уговаривает Полу отправиться с ним в специализированный салон и помочь ему выбрать мебель для все той же квартиры, расположенной на втором этаже, под апартаментами клиента Ребекки, скупщика антиквариата Берни Страйпса.

Как на грех, в этот момент клиенту позвонили по сотовому — то есть повторилась вчерашняя ситуация, — и Ребекка отвлеклась, чтобы включить запись разговора. Тут-то хроническое недосыпание и сыграло с ней злую шутку: она нажала не на ту кнопку. Вернее, с выбором кнопки все было в порядке, только находилась она на другом комплекте оборудования — не на том, которое держало сотовый клиента, а на том, с помощью которого Ребекка подслушивала очередную беседу Кена и Полы. Естественно, их разговор и записался.

Ребекка узнала об этом через день, когда шеф вызвал ее к себе в кабинет и обрушил на нее весь распиравший его гнев.

Оказывается, вопреки всем правилам Джозеф Оуэнс дал прочесть расшифровку записей телефонных бесед скупщика антиквариата владелице похищенной статуэтки «Купающаяся наяда». И среди них оказался совершенно посторонний, не имеющий отношения к делу разговор. Дама указала на него Джозефу Оуэнсу, который сразу понял, чем занимается его сотрудница в рабочее время.

Словом, Ребекке пришлось пережить несколько неприятных минут. Однако если Джозеф Оуэнс воображал, что она откажется от ночного развлечения, то он ошибался. Просто Ребекка перестала пользоваться аппаратурой компании «Тотал гэранти» и перешла на собственную трубку-пеленгатор, которая тоже замечательно настраивалась на рабочую частоту другого телефона. И все продолжилось…


17

Анна исходила желчью. Вот, оказывается, в чем причина странного последнего разговора, который Кен завел перед ее отъездом в Брюссель: у него появилась пассия! Какая-то медсестра… Мало того, он поселил эту девку в другой своей квартире, и, пока Анна отсутствовала, эти двое ворковали как голубки. «Ах, Кен…», «Ах, Пола…». Просто идиллия! Видите ли, ему нужна помощь в выборе мебели…

Интересно, что его заставило обратиться в больницу? — исходя злобой, думала Анна, меряя шагами гостиную в поместье «Элмисайд», ту самую, из которой похитили «Купающуюся наяду». Нет, но каков! Не успела я уехать, как он завертел интрижку с медсестрой! А что будет после свадьбы? Ну нет, я этот роман расстрою, нечего со мной шутить! Только надо предварительно кое-что разузнать.

Последнюю мысль Анна додумывала, набирая номер справочной службы.

— Алло! Какое-нибудь частное сыскное агентство, пожалуйста…


А потом Ребекка начала замечать странные вещи: похоже, кто-то еще вел слежку по соседству с ней. Сначала она подумала, что полиция, но быстро отказалась от этой мысли — почерк был другим. И потом, бобби уже отметились в этом деле. Они тоже прослушивали телефонные разговоры Берни Страйпса, но ровно трое суток. На большее у них чего-то не хватило — то ли людей, то ли сил, то ли разрешения.

Ситуация прояснилась, когда Кен и Пола, одетые для выхода, куда-то уехали вечером — скорее всего, ужинать в ресторан. Тогда неприметный парень, в котором Ребекка уже на второй день заподозрила частного агента, позвонил кому-то по мобильнику.

И вновь Ребекке пригодилась трубка-пеленгатор. С ее помощью она прослушала весь непродолжительный разговор.

— Добрый вечер, — сказал агент, глядя вслед укатившему «даймлеру». — Э-э… это вы, мисс Гриер? Говорит Джек.

Услышав обращение «мисс Гриер», Ребекка вздрогнула и впилась взглядом в того, кто произнес эти слова. В следующее мгновение она услышала знакомый голос:

— Слушаю вас!

Эти властные интонации трудно было с чем-то спутать. Мрачнея с каждым мгновением, Ребекка тоже стала слушать.

— Они сейчас вдвоем, — сообщил агент Джек. — Куда-то уехали при полном параде. Может, в театр, а может, в ресторан или в гости. Но это точно он — тот, кто вас интересует, сомнений нет. Девушка красива, как вы и предполагали, проживает в квартире номер двадцать два, на втором этаже указанного вами дома. Что вас еще интересует?

— Есть кое-что, но об этом я поговорю с вами лично. Приходите завтра в одиннадцать утра в Риверсайд-парк. Я буду ждать вас на второй от ворот скамейке аллеи, которая ведет к пруду, знаете?

— Да, мисс Гриер. Буду ровно в одиннадцать.

— В случае изменений я перезвоню вам. До свидания.

— До свидания, мисс Гриер.

Ребекка медленно опустила трубку-Пеленгатор, глядя в спину агенту Джеку, который сразу пошел прочь.

— Анна! — едва слышно слетело с ее губ.

Это мне урок: впредь нужно хотя бы ради интереса выяснять, для кого мы шпионим за очередным клиентом. Хм, значит, Анна и есть та дамочка, у которой украли «Купающуюся наяду»? Похоже, толстая клуша нацелилась на этого парня, Кена Уилсона, наверняка надеется выскочить наконец-то замуж… Что ж, в одиннадцать так в одиннадцать. Я тоже не прочь прогуляться утром по парку. Возможно, удастся выяснить, что у этой самовлюбленной скряги на уме!


— Здравствуй, сынок! — услышал Кен, сняв трубку с трезвонившего телефонного аппарата. — Где это ты пропадаешь? В офис заглядываешь на минутку, на звонки не отвечаешь, мобильник вечно отключен…

— Я женюсь, папа!

Наступила короткая пауза, затем Алекс довольным тоном проворчал:

— А, тогда ладно… Так-то лучше! Рад, что ты послушался моего совета. Хм, значит, дело идет на лад? Вы уже привыкли друг к другу?

— Не то слово, папа!

— Даже так? — несколько удивленно произнес Алекс. — И что же ты…

— Я влюблен по уши! — с оттенком восторга сообщил Кен.

Снова наступило молчание.

— Надо же, — пробормотал Алекс. — Вот уж не ожидал, что у тебя так быстро дело сладится. Значит, она все-таки способна вызвать нежные чувства?

— О, она восхитительна! — Голос Кена слегка прерывался от волнения.

— Что, правда? — с плохо скрываемым сомнением сказал Алекс. — Кто бы мог подумать… Выходит, ты сделал предложение?

— Нет, ей пока ничего не известно. Зато я знаю точно: женюсь! — Через мгновение Кен с некоторым смущением добавил: — Правду сказать, очень волнуюсь: вдруг она откажет.

У Алекса вырвался короткий хохоток.

— Кто, Анна? Да она спит и видит, как бы выйти замуж!

— Какая Анна? При чем здесь… Ах да, ты ведь ничего не знаешь! С Анной у меня все кончено.

Алекс опешил.

— Как это? На ком же ты собрался жениться?

— О, это такая девушка… Не могу передать. Ее нужно видеть.

— Но откуда она взялась? Ведь еще совсем недавно у тебя, кроме Анны, никого не было.

— А сейчас никого нет, кроме Полы. С Анной я расстался.

— А она с тобой?

Вопрос отца угодил в самую Точку: Анна не давала о себе знать и Кена это настораживало. Как-то очень легко она согласилась со своей отставкой.

— Кажется, да, — неуверенно ответил он. — Во всяком случае, у меня была с ней беседа. — Ему не хотелось говорить об Анне. — А с Полой я познакомился в клинике, где мне вскрывали фурункул.

— Она врач?

— Медсестра.

— Что ж, очень полезная профессия для будущей матери твоего наследника.

— Папа, в данном случае меня интересует сама Пола. Даже если не будет никаких наследников, я намерен прожить с ней до конца своих дней! — произнес Кен так запальчиво, что Алекс поспешил его урезонить.

— Тише, не кипятись. Живи, кто тебе запрещает… Но лучше, если бы все-таки появился наследник.

Неожиданно Кен улыбнулся.

— Не беспокойся, мы уже над этим работаем.

— О, даже так! Но постой, ведь ты, кажется, сказал, что твоя медсестра пока не знает о твоем намерении жениться на ней?

— Ну и что? Если она забеременеет, мне это только на руку. Тогда я просто поставлю ее перед фактом.

— Хм, а ты, оказывается, коварен… — задумчиво протянул Алекс.

— Только в отношении женщин, — заверил его Кен. И тут же поправился: — Вернее, одной женщины. Остальных для меня сейчас словно не существует.

— М-да… Это похоже на любовь. Помнится, когда я познакомился с твоей мамой, другие девушки для меня будто исчезли. Разумеется, они были рядом — ходили, что-то делали, говорили, — но с тем же успехом их могло не быть вовсе. Ей-богу, я бы, наверное, даже не заметил, исчезни все они в одночасье! Только бы осталась моя Маргарет…

Услышав последнюю фразу, Кен, пожалуй, впервые по-настоящему понял, что испытал отец, потеряв подругу жизни. Сейчас, когда он влюбился сам, все это вдруг стало ему очень близко. В частности, Кен неожиданно по-новому взглянул на совет отца обзавестись наследником. «Видишь теперь, как хорошо, что у меня есть ты?» — сказал не так давно отец. Но только сейчас Кен это действительно понял.

— Папа, — негромко произнес он, — я счастлив, что мы с тобой есть друг у друга.

В телефонной трубке наступила тишина. Через несколько мгновений Алекс ее нарушил:

— Ты правда так думаешь, сынок?

— Конечно, папа. Просто раньше я не придавал этому особого значения, а сейчас вдруг очень остро осознал.

Снова небольшая пауза, затем Алекс произнес взволнованно:

— Я рад, сынок. И знаешь что? Я желаю тебе счастья с твоей Полой!

Сказано это было с такой искренностью, что у Кена защипало в носу — ощущение, последний раз испытанное еще в детстве.

— Спасибо, папа.

— Только, признаться, меня беспокоит Анна, — вдруг произнес Алекс.

— Мне тоже немного неловко перед ней. Хоть я ничего и не обещал, но как-то само собой подразумевалось, что в конечном счете речь пойдет о женитьбе.

— Я о другом, сынок, — сказал Алекс. — Меня волнует не то, будет ли Анна переживать, а как бы она не стала для тебя помехой. Этого нельзя допустить, сынок.

— Постараюсь, — хмуро протянул Кен, машинально теребя бархатную коробочку с обручальным кольцом, которую вот уже несколько дней носил в кармане в ожидании подходящего момента для того, чтобы сделать Поле предложение.

«Крокодилы похожи на женщин. Одно неосторожное движение — и вы проглочены», — вдруг проплыло в его голове.

Ни одна из этих фраз не помогла ему избавиться от внезапно возникшей тревоги…


Как всегда после любви, они еще долго лежали в обнимку, постепенно поднимаясь из глубин наслаждения. Пола любила эти минуты едва ли не больше, чем то, что им предшествовало. Ну, или во всяком случае одинаково. Потому что интимная близость с Кеном каждый раз напоминала ей сказочный сон. Возможно, потому-то Пола все никак и не могла освоиться с мыслью, что у нее настоящий роман с этим красивым, внимательным, нежным и таким искусным в постели человеком. Временами ей хотелось ущипнуть себя, чтобы удостовериться, что все происходит наяву. Что это не сон… начавшийся с того кошмарного момента, когда заполыхала ее квартира, и имевший такое неожиданное, почти фантастическое продолжение.

— Жаль, что у тебя завтра с утра начинается дежурство в клинике, — хрипловато произнес Кен, легонько чертя кончиком пальца окружности по контуру ее сосков.

Пола провела языком по раскрасневшимся после поцелуев губам.

— Почему? — В ее голосе тоже словно ощущался песочек.

— Потому что мне придется уехать к себе, чтобы ты имела возможность выспаться перед работой.

Пола тихо вздохнула. Ей тоже очень не хотелось расставаться с Кеном, но оставить его на ночь означало явиться сонной на работу — для дежурившей сутками медсестры непозволительная роскошь.

Подумав об этом, она ахнула.

— Ой, хорошо, что ты напомнил! Мне придется ненадолго оставить тебя и сходить в магазин, вернее в салон, где продают часы. Подождешь меня?

— Нет, — сказал Кен.

— Нет? — Уголки ее губ разочарованно опустились.

— Я отправлюсь туда с тобой, — добавил Кен, поцеловав ее в висок. — Мы съездим туда на моем «даймлере».

Пола сразу оживилась.

— Правда?

— Конечно. Врать мне ни к чему. А зачем тебе понадобилось в этот салон?

— У меня нет часов, а на работе без них неудобно.

— Нет часов? — удивленно взглянул на нее Кен.

— Они сгорели, — с вздохом пояснила она. — Как и многое другое.

Кен смутился.

— Ах да, прости. Э-э… а можно я подарю их тебе?

— Часы?

— Да.

— Нет. Ведь мы договорились: я за все плачу сама. И не начинай, пожалуйста, все сначала.

Он улыбнулся. Пола была такая миленькая, когда сердилась!

— Не буду.


Часов было столько и все такие красивые, что у Полы разбежались глаза. А тут еще продавщица все выкладывала и выкладывала на стекло витрины новые экземпляры.

— Вот эти примерьте… А вот еще… И эти тоже симпатичные, взгляните! Ах, а эти как хороши, правда? Давайте я помогу вам застегнуть…

— По-моему, вот эти лучше всего, — сказал стоявший справа Кен.

— Мне они тоже нравятся, — глядя на поблескивающие на запястье часы, улыбнулась Пола.

В этот момент другой покупатель — в синей джинсовой рубашке — произнес:

— А мне не покажете мужские?

— Одну минутку, сэр, сейчас вами займутся, — любезно ответила ему продавщица. Затем позвала, глядя в сторону: — Лина, подойди, пожалуйста.

— Ну что, решила? — спросил Кен.

— Да вот думаю — эти взять или, может, те, со стразами?

— Ну, если для работы… — начал Кен.

Но в этот момент рядом громко раздалось:

— Стой! Стой! Охрана! Задержите вон того, в дверях, в синем… Ох, поздно, ушел…

Все находившиеся в салоне повернулись к девушке с заплетенными в толстую короткую косу русыми волосами. Сама она несколько секунд с интересом рассматривала Полу, потом перевела взгляд на двух дюжих охранников, которые, похоже, толком не поняли, что произошло.

— Что случилось, мисс? — спросил один.

— Мисс Гриер, — сказала та.

И Пола почувствовала, как вздрогнул державший ее под руку Кен. Но не успела она удивиться, как девушка добавила, указав на нее глазами:

— Этой покупательнице что-то подбросили в сумочку. Думаю, часы.

— Ой, здесь одних часов не хватает! — воскликнула продавщица за стеклянным прилавком.

— Ты уверена, Пегги? — спросил второй охранник.

— Разумеется! Здесь лежало шесть штук, а сейчас только пять. Еще одни на руке у покупательницы, она их примеряет… Кстати, верните, пожалуйста…

— Шестые часы подбросил в сумочку девушки парень в джинсовой рубашке, — сказала назвавшаяся фамилией Гриер девушка с косой. — Тот самый, который только что удрал.

— Позвольте сумочку, мэм, — повернулся к Поле первый охранник. — Если там обнаружатся часы, придется составить протокол.

— Но я ничего не… — залепетала та.

— Вы здесь ни при чем, — уверенно произнесла девушка с косой, бегло улыбнувшись ей. — Я свидетель: часы подброшены! — Эта фраза предназначалась охранникам.

— Дай им сумочку, солнышко, — тихо сказал Кен, обращаясь к Поле, но не сводя пристального взгляда с русоволосой мисс Гриер. — Сейчас все выясним.

Через мгновение в руке охранника сверкнули позолотой извлеченные из сумочки часы.

— Прошу в кабинет, — со вздохом произнес тот, обводя взглядом Полу, Кена и свидетельницу происшествия. — Для улаживания формальностей.

Спустя полчаса все трое вышли из салона и остановились на тротуаре.

— Большое спасибо! — с чувством произнесла Пола, тронув плечо своей спасительницы. — Если бы не вы, не знаю, что бы я делала… Ведь они непременно решили бы, что я украла эти треклятые часы!

— Успокойтесь, все ведь обошлось, — ответила та. Потом подняла взгляд на Кена. — Мне необходимо с вами поговорить. Если не возражаете, сделаем это в вашем «даймлере».

Он нахмурился.

— Откуда вы знаете, что мы приехали сюда на автомобиле?

— О, я многое о вас знаю!

— Но кто вы, черт побери?!

Пауза. Затем отчетливо прозвучало:

— Сестра Анны. Ребекка Гриер.

— Сестра?! — вырвалось у Кена.

— Какой Анны? — спросила Пола.

Кен покосился на нее и произнес, глядя на Ребекку:

— Нельзя ли отложить этот разговор? Та пожала плечами.

— Не вижу смысла, все и так станет известно. Кроме того, я всю ночь провела под вашими окнами и очень хочу спать. Если не возражаете, давайте поскорее покончим с этим.

— Что ж, если вы настаиваете… — Кен мрачно указал на свой стоявший в сторонке автомобиль. — Прошу.

Ребекка излагала факты коротко, даже сухо:

— Я агент одной страховой фирмы, веду слежку за скупщиком антиквариата, у которого, возможно, находится похищенная у Анны статуэтка «Купающаяся наяда». Так уж вышло, что этот человек живет над вами, — взглянула она на Полу. — А так как мы следим за всеми, кто ходит в ваш подъезд, то и вы попали в поле нашего зрения. Но хуже другое: о ваших делах узнала Анна. Наш шеф зачем-то дал ей прочесть расшифровки записей телефонных разговоров…

— Вы нас прослушивали? — резко произнес Кен.

— Это вышло случайно, уверяю вас, — дернула плечом Ребекка. — Наш интерес сосредоточен на вашем соседе сверху. Но это детали. Главное, Анна узнала, что у вас появилась девушка, и сама наняла детектива, чтобы следить за вами. Тот парень в синей джинсовой рубашке неспроста очутился сейчас в салоне. Он уже знаком мне. Его зовут Джек, и он агент Анны.

— Кто такая Анна? — спросила Пола.

Однако Ребекка лишь взглянула на нее, но объяснять ничего не стала. Вместо этого она продолжила, обращаясь преимущественно к Кену:

— Так вот, чтобы не растягивать, скажу лишь, что Анна решила разлучить вас. То есть просто убрать соперницу. — Ребекка усмехнулась. — Не физически, на это наша клуша, к счастью, не способна, но как-нибудь иначе. Я это поняла, когда подслушала разговор Анны и агента Джека. Вы тоже можете это послушать, — добавила она, извлекая из кармана летней куртки миниатюрный диктофон. — Анна вызвала Джека в Риверсайд-парк. Их встреча состоялась на скамейке неподалеку от пруда. Они беседовали, а я находилась у них за спиной: там такие удобные кусты, можно спрятать взвод солдат… Анна попросила совета у Джека, и тот… Собственно, послушайте сами.

Щелкнула кнопка, и в салоне «даймлера» послышался резковатый женский голос, при первых же звуках которого — Пола заметила это — Кен поморщился, будто от оскомины.

—…Вы лучше меня разбираетесь в подобных делах, поэтому я и спрашиваю вашего совета, — говорила дама. — Эта девица должна исчезнуть. Не знаю как… Уехать, например, или что-то в этом роде. Посоветуйте!

Дальше заговорил мужчина:

— Ну… существует много способов. Запугивание, угрозы, шантаж. Или, кстати, вот неплохой вариант: упрятать ее за решетку.

— О, замечательно! Но как это осуществить? Ведь она должна дать повод, иначе ничего не выйдет.

— Не обязательно, мы все сделаем за нее. Ей останется только оправдываться и отнекиваться, чем она лишь усугубит свое положение: ведь судьям нравятся раскаявшиеся преступники, а не упорствующие в своей невиновности.

— Хорошо, допустим. Но что именно вы намерены предпринять?

— То же, что и всегда в подобных случаях: незаметно подбросим девушке что-нибудь более или менее дорогостоящее. Она же ходит в магазины… Продавцы вызовут полицию — и дело в шляпе. Однако предупрежу сразу: подобная услуга обойдется вам недешево.

— Да я готова заплатить сколько угодно, только бы девица исчезла с горизонта!

— В таком случае считайте, что мы договорились.

— Хорошо, но с одним условием: оплата по факту.

— Идет!

Ребекка украдкой зевнула и выключила диктофон.

— Дальше они торгуются относительно суммы вознаграждения. Могу сделать вам копию записи, если хотите, на тот случай, если Анна не угомонится. — Она сердито засопела. — Даже странно, что эта толстая скряга решила раскошелиться, видно задело за живое. Когда я узнала, что она затевает, то сказала себе: не бывать этому!

— Вы в самом деле сестра Анны? — негромко произнес Кен. — О вас в семье Гриеров почти не упоминают.

Ребекка мрачно усмехнулась.

— Потому что я ушла из дому со скандалом. Терпеть не могу, когда мне диктуют условия, пусть даже это делают мои родные отец с матерью! А сестру свою я с детства не переношу. Клуша, скряга, самовлюбленная эгоистка. Из-за этого ее и замуж не берут, а она бесится… Впрочем, довольно о ней, много чести. — Ребекка вновь зевнула, прикрыв рот пальцами. — Ох, простите! Надеюсь, сегодняшняя история Анну испугает и она…

— Кто такая Анна?! — Пола выкрикнула это срывающимся голосом, в ее глазах дрожали слезы.

Кен и Ребекка одновременно повернулись к ней.

— Солнышко, что ты! — воскликнул Кен, протягивая к Поле руки.

Однако та отшатнулась, прижавшись спиной к стенке салона.

— Успокойтесь, пожалуйста, — быстро произнесла Ребекка. — Анна — это шоколадная принцесса. Знаете шоколад марки «Гриер»? Это ее продукция. Прежде фабрика принадлежала моему отцу, затем матери, теперь Анне. В довершение ко всему она решила захомутать вашего парня, — кивнула она на Кена. — Но вы не волнуйтесь — он любит вас, это видно невооруженным взглядом.

— Ты собирался жениться на Анне? — прошептала Пола, не замечая катящихся по щекам слез. — И все это время поддерживал с ней отношения?

— Солнышко! — взволнованно воскликнул Кен. — Сейчас я все объясню…

— Ну, мне пора, — пробормотала Ребекка, кладя на сиденье свою визитку, открывая дверцу и ставя ногу на асфальт. — В случае чего обращайтесь. До свидания. Впрочем, кому я это говорю…

На нее действительно никто не обращал внимания. Кен был поглощен Полой, а та — своим ужасным открытием. Оказывается, у Кена есть невеста!

Все повторяется, вспыхнуло в голове Полы. Снова я влюбилась в своего пациента, и снова в этой истории маячит призрак злосчастного для меня торгового центра «Уилсон и сын». Даже фамилия моего любимого человека Уилсон! Если он еще скажет, что Анна ждет ребенка…

Словно прочтя ее мысли, Кен произнес:

— Клянусь, между мной и Анной ничего не было! Я ее и пальцем не касался! После того как меня обманула Роза, ты у меня первая женщина.

Ох как Поле хотелось поверить в это!

— Ты… не обманываешь меня?

— Солнышко! Да я… Поверь, это была идея моего отца. Хочешь, поедем к нему и он подтвердит. Отец очень беспокоится, что у меня нет детей. Ему хочется внука и наследника, понимаешь? Ну он и задумал женить меня на Анне. А мне было тогда все равно, я ведь еще не знал тебя!

— Но почему же… — голос Полы пресекся от волнения, — почему ты продолжал с ней отношения?

— Ничего подобного! Я разорвал их, как только познакомился с тобой. У меня был с Анной разговор… только она, видно, не пожелала смириться с поражением, — мрачно усмехнулся Кен.

Сердце Полы дрогнуло от возвращающейся надежды.

— Так ты не собирался жениться на ней?

Кен вздохнул.

— Этого в двух словах не объяснишь. Боюсь, сейчас ты меня не поймешь. Сначала собирался, но, поверь, без всякого желания, только чтобы успокоить отца. — Кен вдруг замолчал, будто о чем-то вспомнив, затем сунул руку в карман и извлек красную бархатную коробочку. — Вот! Своего рода доказательство.

— Что это? — напряженно спросила Пола.

Он открыл крышечку, и внутри сверкнул бриллиант.

— Обручальное кольцо.

Пола вновь отшатнулась.

— Зачем ты показываешь мне кольцо, предназначенное для другой женщины!

— Для другой? — нахмурился Кен. — То есть как это? А, ты подумала, что… Боже правый! Я ношу кольцо с собой уже несколько дней, все выбираю момент, чтобы признаться в любви и предложить стать моей женой…

— Кому? — с затравленным видом прошептала Пола.

— Да тебе, тебе! Кому же еще?! Ведь это в тебя я влюбился, как… не знаю кто! Мне без тебя жизни нет, а ты не понимаешь! Если ты не выйдешь за меня, я просто… просто… — Он умолк, не находя слов.

— Влюбился? — медленно произнесла Пола. — В меня? — Минутку подумав и словно сопоставив некоторые факты, в том числе и интимного свойства, она шмыгнула носом и утерла слезы. — Какое совпадение…

— Что? — удрученно обронил Кен.

— Я ведь тоже… тебя люблю. — Она опустила ресницы. — И поэтому твое предложение о замужестве… — С ее губ слетел прерывистый вздох. — Оно… как бы это сказать… Словом, я согласна.

Несколько мгновений Кен взволнованно вглядывался в ее лицо.

— Согласна стать моей женой?

Пола робко улыбнулась.

— Да.

В ту же минуту он молча потянулся к ней с явным намерением поцеловать, но вдруг остановился. Затем вынул из бархатной коробочки кольцо и взял руку Полы. Через минуту бриллиант сверкнул вновь, но уже на ее пальце.

— Все! — облегченно выдохнул Кен. — Теперь ты моя! И больше мне никого не нужно.

С этими словами он наконец привлек ее к себе. Их губы слились… Но ненадолго, потому что в окошко «даймлера» постучали.

— Послушайте, ну так нельзя! — донесся снаружи мужской голос. — Я из-за вас выехать не могу, а вы тут целуетесь! Поезжайте наконец, сколько можно стоять!..

На физиономии Кена появилась самая обезоруживающая улыбка, какую только можно себе представить.

— Уже едем, дружище. Не сердись!


Через месяц Кен позвонил Ребекке, чтобы пригласить на их с Полой свадьбу. Та обещала приехать и между прочим сообщила, что, по ее сведениям, Анне недавно сделали предложение о замужестве сразу двое. Первым был владелец страховой компании «Тотал гэранти» Джозеф Оуэнс, вторым — некий полицейский инспектор Гринуэй.

— И сейчас Анна в растерянности, — сказала Ребекка, — не может решить, какая фамилия ей больше подходит.

— Хм, на ее месте я бы оставил девичью, — задумчиво произнес Кен. — Все-таки фирменный знак. Торговая марка!


Что касается похищенной из дома Анны Гриер бронзовой статуэтки «Купающаяся наяда», то она так и не была найдена.


home | my bookshelf | | Ночь светла |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу